Оля Девос - Потерянный мир [СИ]

Потерянный мир [СИ] 357K, 87 с. (Потерянные миры-1)   (скачать) - Оля Девос

Девос Оля
ПОТЕРЯННЫЙ МИР


ПРЕДИСЛОВИЕ

Потерянный мир. Что же это такое? Какой мир мы считаем потерянным? Тот, который потерялся в пучине стихий или тот, где люди разучились мыслить? Тот мир, который скрыт временем или тот, где больше нет чувств, а жизнь идет по заданным алгоритмам? А может быть, потерянный мир это мир, в котором не осталось любви и нет надежды ее вернуть? Или потерянный мир это мир вокруг тебя, или это ты сам? Где найти ответы на эти вопросы? Герои этой книги тоже ищут потерянные миры, но удастся ли им найти новый мир и не потерять при этом свой собственный?


Часть 1
Письмо из прошлого


Глава 1. Хранитель тайны

— Селвин! Селвин! Ты здесь? — за дверями зазвенел тоненький детский голосок, и, эхом ему, маленькие ручки и ножки громко затарабанили по дверям, создавая невообразимый грохот.

Увлеченный чтением подросток вздрогнул от внезапного шума, резко вскочил со стула и со звоном врезался головой в лампу, висевшую почти над самым столом. Растирая ушибленный затылок, он открыл дверь.

— С тобой все в порядке? — голос белокурой девчушки на полуслове сорвался с крика на нормальный тон.

— Что стряслось, Изабель? — Селвин недовольно мотнул головой, пытаясь стряхнуть с себя остатки забытья.

Девочка сверлила его глазами, пытаясь понять, шутит тот или нет.

— Тебя же все ищут! — выпалила она удивленно. — Игра давно началась, а тебя нет!

— Игра?.. Началась? — растерянно переспросил Селвин, на которого вдруг тяжелой лавиной обрушивалась реальность. — Извини… я потерял счет времени. Я сейчас… — он моментально развернулся, уже не обращая внимания на маленькую соседку, все еще что-то тараторящую ему в спину, на ходу натянул командную футболку, вскочил на скайборд, и стремглав полетел к стадиону.

Он не мог взять в толк, как такое могло произойти? Ведь он забежал к себе в подвал всего лишь на секунду, чтобы переодеться для игры. Уже на выходе он зачем-то обернулся, и его взгляд упал на незнакомый пакет, лежащий на письменном столе поверх обычного вороха бумаг. Конечно же, он вернулся, чтобы рассмотреть неожиданное послание поближе!

А дальше все как-то незаметно вышло из под контроля… Едва Селвин взглянул на загадочный пакет, его словно прожгло электричеством. Нет, это не могло быть обманом или подделкой! Он узнал бы этот почерк среди сотен других, пусть даже и очень похожих… И в одно мгновенье он забыл обо всем на свете!

Существовали лишь оно — письмо и он — Селвин Корнэй. Но откуда оно взялось? В глазах защипало от подступивших к ним слез. Сомнений не было: письмо подписано отцом. Селвин кончиками пальцев дотронулся до дрожащих размашистых букв на конверте, будто сквозь них мог ощутить присутствие дорогого ему человека. Ведь отец умер уже почти год назад…

Молодой человек, не выпуская пакета из рук, опустился в стоящее рядом кресло. Скайборд и футболка валялись на полу, а он грустно смотрел на послание из прошлого. «С днем рождения, Селвин!» — прочитал он, и сердце его сжалось, снова переживая боль и беспомощность перед случившимся несчастьем. Он открыл пакет и выложил на стол его содержимое. Кроме письма, написанного рукой отца, там лежал другой пухлый конверт. Правда из сильно пожелтевшей обветшалой бумаги. Отложив конверт в сторону, Селвин развернул письмо.

«С днем рождения, сын! — прочитал он первую строчку. 

— Мне очень жаль, что приходится поздравлять тебя таким вот образом.

Разумеется, я предпочел бы сделать это лично, но мне не приходится выбирать. Особенно жаль, что я не увижу твою первую игру в чемпионате. Все так некстати! Как много у нас осталось не завершенных дел, которые теперь тебе придется заканчивать самостоятельно. Надеюсь, ты не бросишь наши исследования! Мы с тобой уже добились кое-чего, поэтому, я уверен, у тебя получится довести дело до конца! Поверь, я, как никто другой, хотел бы найти ответ к нашей задаче, и выбраться за границы этого острова. Я бы многое отдал за то, чтоб хоть одним глазком взглянуть на внешний мир. Он, действительно, существует. Я это знаю!!!Почитай дневник, который ты найдешь в старом конверте. Там есть много интересного о реальной истории создания нашего острова…»

На секунду Селвин оторвался от письма. О чем пишет отец? Что за история? Любой мало-мальски грамотный школьник знает, что жуткое цунами отрезало их остров от остального мира почти четыре века назад, и никто до сих пор не знает, есть ли, все еще, жизнь за той туманной границей, которой заканчивается их мир или же нет? Все попытки пересечь ее ничего не принесли или стоили чьих-то жизней, поэтому, уже давно никто не пытался пройти сквозь зловещий туман.

Селвин вновь вернулся к письму.

«Это признание Дэвида Корнэя. Никто не имеет ни малейшего понятия, что именно он виновен за все случившееся. Как оказалось, эта тайна хранится в нашей семье с самого начала.

Когда ты прочтешь дневник, все встанет на свои места. Но самое главное, он послужит тебе ключом, где и как искать выход. Эх, жаль я так и не узнал, оказался ли, все-таки, прав наш предок, или все это лишь его паранойя? Что ж, надеюсь, ты найдешь ответы.

Конечно, ты еще слишком молод для подобных открытий, но, как я уже сказал, выбора у нас с тобой нет. Твой талант поможет тебе!

Ты, кстати, внешне, даже чем-то похож на Дэвида. Кто знает, может именно тебе и суждено найти дверь в большой мир? Я еще раз поздравляю тебя с днем рождения и желаю победить на сегодняшнем матче. Я очень горжусь тобой, ты самый лучший сын, о котором я мог бы только мечтать! У тебя все получится! Я в этом уверен. Удачи! Сегодня она тебе пригодится!

PS: поцелуй от меня Миру и маму».

Селвин несколько раз перечитал письмо. Что, все-таки, имеет в виду отец? Про какую тайну он говорит, и что может быть общего между их далеким предком Дэвидом Корнэем и туманной завесой? Селвин ладонью убрал нависшие над глазами непослушные волосы и осторожно достал древнюю тетрадь из такого же древнего конверта. Он быстро пролистал ее, разглядывая немного замысловатый рукописный текст.

Где-то изнутри дневника выпала фотография: по всей вероятности, самого Дэвида на фоне исписанной мелом доски. Фотография показалась Селвину знакомой. «Наверное, из учебника по истории», — мелькнула у него мысль. Он еще раз всмотрелся в лицо далекого предка, вложил фото обратно в середину дневника и открыл первую страницу…

В это же мгновение раздался громкий стук в дверь, который вернул Селвина в реальность. А реальность была такова, что он, безо всякой видимой причины, опоздал на финальную игру по скайболу. Такого история острова еще не знала!


Глава 2. Скайбол

Денек выдался замечательный! Наверняка, ученые из «отдела погоды» проследили за этим. Солнце, как обычно, мягко пробивалось сквозь туманную завесу, а слабый прохладный ветерок обдувал приятным морским бризом. Сломя голову, Селвин несся в глубь острова по необычно пустынным улицам. Сегодня большая часть жителей собралась на стадионе, чтобы воочию посмотреть главную игру года. И не удивительно, ведь скайбол был любимой игрой островитян. Он пришел из тех времен, когда остров еще был неотъемлемой частью большого мира, и оставался любимой игрой и по сей день. В него играли все: и молодые, и старые, и девчонки, и мальчишки. Почти в каждом дворе, и, уж точно, на всех без исключения детских площадках висели корзины или ворота для скайбола. Дети без устали кидали в них мячи, лихо выделывая крутые виражи на маленьких летающих досках, чем вызывали недовольные возгласы своих мамаш.

Правила были самые простые, поэтому каждый, хоть раз, да попробовал встать на летающую доску, или, иначе, скайборд, и забросить мяч в корзину. К тому же, число участников не имело значения, а единственным условием было: не дать мячу упасть на землю. Но уж если это произошло, то команда противника получала дополнительное очко в свою пользу. Исключением не были и официальные соревнования. Правда они проводились по строго прописанным правилам, но выроненный мяч и здесь приравнивался к голу.

Команда чемпионов состояла из восьми человек. За ее подготовку отвечал капитан, который не обязательно был одним из игроков, но в случае проигрыша, незамедлительно смещался со своей должности.

Каждый игрок имел свои определенные позиции и задачи на поле. Ворота защищал вратарь. Два защитника, почти не вмешиваясь в ход игры, висели перед двумя нападающими противника, мешая тем забить гол.

Связующим звеном между защитниками и нападающими были три полузащитника, которые всегда фигурировали там, где находился мяч.

Раз в год проходила официальная игра между Восточной и Западной частью острова, и, разумеется, пределом мечтаний любого подростка было попасть в сборную своей части, чтобы сразиться за звание Чемпионов. Победители носили титул до следующей игры, а побежденная команда распускалась, и игроки снова доказывали свое мастерство в бесконечных отборочных турнирах.

В прошлом году Селвину и его другу Бодуэну Девале, а проще говоря Бо, крупно повезло: два нападающих, успешно отыграв Чемпионат, перешли в старшую группу. Претендентов занять места набралось больше сотни, и все они играли один лучше другого. Но окончательный выбор пал на Бо и Селвина. И вот, вместо того, чтобы на деле доказать свое мастерство, Селвин позорно опаздывал на матч!

С щемящим желудок ужасом он подлетал к стадиону, боясь даже представить себе реакцию на свое опоздание не только игроков, но и зрителей. Влетев на стадион, Селвин мельком взглянул на табло, с облегчением отметив, что гол забила его команда. Запыхавшись от скоростного полета, он плавно опустился рядом с капитаном, боясь заглянуть тому в глаза.

— Играть можешь? — спросил тот, покосившись на нерадивого игрока.

Селвин кивнул.

— Хорошо. Тогда переведи дух и забудь о своем опоздании. Мы поговорим об этом потом. Сейчас, сконцентрируйся на игре. Через минуту я объявлю замену.

Селвин снова кивнул, боясь хоть каким-то звуком еще больше разозлить капитана.

— За тебя играет Мира, — правильно поняв молчание Селвина, сказал тот и отвернулся в сторону поля. — Причем это она забила первый гол! — укоризненно добавил он. Селвин улыбнулся. То, что Мира Корнэй была сестрой Селвина, нисколько не мешало им стать лучшими друзьями, наравне с Бо Девале.

В детстве родители часто заставляли Селвина присматривать за сестренкой, а тот всегда таскал ее за собой, куда бы ни шел, потому что так ему было удобнее. Время шло, и обязанность превратилась в привычку. Мире приходилось играть с другими мальчишками, друзьями ее брата, но она не возражала. Наоборот, ей это очень льстило, потому что они обращались с ней, как с равной. Робкая и застенчивая среди своих сверстников, она преображалась в ловкого сорванца, когда ей приходилось вместе с братом играть в скайбол против соседских мальчишек. И теперь худенькая, невысокого роста кареглазая девчушка с шикарной копной каштановых волос, всем на удивление, стала запасным нападающим команды Западных и самым молодым игроком юниоров.

Вначале матча зрители удивились, увидев на поле маленькую хрупкую девочку, казавшуюся еще меньше, в сравнении с внушительного вида защитниками. Но буквально через несколько минут, по крайней мере, половина болельщиков, просто таки, влюбилась в нее: Мира Корнэй открыла счет! Определенно, Восточные не восприняли ее всерьез и поплатились за это, получив гол в свои ворота. Болельщики ликовали!

Даже Николай Орлов, капитан Западных, немного успокоился из-за отсутствия ее брата, хотя он прекрасно понимал, что Мира не выдержит темпа игры даже до конца периода. По плану, Николай рассчитывал выпустить ее в случае затяжной безрезультатной игры, чтобы психологически заставить Восточных расслабиться и дать ей шанс забить решающий гол. Что, собственно, и произошло, хотя не совсем так, как он задумывал.

Как только началась игра, а Селвин так и не появился на поле, капитан связался с соседями Корнэев и попросил их узнать, что же с ним случилось. Когда Селвин, наконец, соизволил заглянуть на стадион, первый тайм уже был в разгаре, и Мира заметно подустала.

Игру спасал лишь непробиваемый вратарь Западных Тор Спенсер.

Николай подал знак, и пятнадцатилетняя девчушка, под овации и свист возбужденных болельщиков, с растрепанными волосами, но светящимися от счастья глазами подлетела к трибуне команды Западных.

В этот же момент на поле вышел ее брат.

Появление Селвина не прошло незамеченным. С трибун, откуда только что слышались овации, поднялся возмущенный свист, а с другой стороны, где сидели болельщики Восточных, свист превратился в хохот.

Они, гогоча, выкрикивали шутки в адрес нерадивого игрока, сетуя на то, что тот появился слишком рано! Лица игроков же ничуть не изменились. Только лишь вратарь Тор Спенсер сделал неприличный жест в сторону Селвина, за что моментально поплатился, получив удар по своим воротам. Восточные заулюлюкали еще сильнее, благодаря Корнэя за неожиданный подарок, а трибуны Западных взорвались еще большим криком негодования. Губы Спенсера шевелились, посылая сотни проклятий ненавистному Корнэю. Сказать по правде, между ними никогда не было теплых отношений, а теперь из-за этого недоумка он пропустил гол, потеряв мяч из виду всего лишь на долю секунды! Тор кипел от ярости, но игра продолжалась.

Селвин занял свое место на поле и переглянулся с Бо. Игра его друга сегодня не вызывала восхищения у публики. Не то, чтобы он играл плохо, нет. Но все его попытки приблизиться к воротам с мячом моментально пресекались защитниками Восточных. Здоровенные громилы-кузнецы Спайк Трэвор и Спиро Линден надежно закрывали ворота. Играй они в одной команде со своим другом Тором Спенсером, у противника не оставалось бы никаких шансов на победу. Но, к сожалению Тора, на чемпионате острова им приходилось играть за разные команды. Спайк и Спиро хоть и жили не далеко, но та часть острова считалась Восточной, а исключений из правил не делали ни для кого.

Следующая часть тайма не принесла никаких изменений. Силы были более-менее равны, и гола так никто и не забил. После сирены команды направились по раздевалкам. Западные волками смотрели на опоздавшего Корнэя. От новичков не ждали многого, но чтобы вот так вот опоздать на матч! этого понимать никто не желал. Но капитан не позволил начать перепалку.

— У нас еще будет время для этого, — отрезал Николай. — Сейчас главное — сосредоточиться. Впереди еще тайм, и вы должны забить решающий гол! Миру я больше на поле не выпущу. Так что рассчитывайте только на свои силы.

Игроки глухо усмехнулись, а Николай продолжал:

— У Восточных сильная команда, но и вы у меня не слабаки! Так что давайте займемся игрой, а выяснение отношений оставим на потом.

И дальше без перехода он занялся разбором игры, заостряя внимание на сделанных ошибках.


Глава 3.Спорный мяч

Второй тайм начался стремительно. Игроки обеих команд вновь яростно ринулись в бой. Они стремглав летали по полю, и, казалось, что вот-вот врежутся друг в друга. Но игра продолжалась, никто не сталкивался и не падал, но и голов больше не было. Ворота Западных надежно защищал Тор, а защитники Восточных Спайк и Спиро не давали противнику возможности подойти к своим воротам. Напряжение на трибунах сменялось разочарованием.

— Если через несколько минут спор не решится, — разочарованно кричал комментатор, — нас ожидает дополнительное время и скучные штрафные броски по воротам, пока, в конце концов, одна из команд не забьет победного гола.

Трибуны недовольно загудели, заставляя игроков нервничать.

Но вот уже на большом табло засветились цифры обратного отсчета последней минуты матча, но ни одна команда так до сих пор и не вырвалась вперед. Западные решились на последний штурм. Николай дал сигнал, и на поле, оставив свои ворота, словно торпеда, сметающая все на своем пути, вылетел вратарь Тор Спенсер. Все внимание Восточных перекинулось на него. Прорвавшись сквозь защиту, он с силой швырнул мяч прямо в руки к нападающему, который теперь свободно летал на расстоянии броска от круглых ворот противника. Но Бо не успел среагировать, мяч отбился от его рук и отскочил вверх.

Трибуны замерли в испуганном возгласе, а Бо кончиками пальцев снова ухитрился поймать мяч… но вновь не удержал его, и тот, выскользнув из рук, полетел вниз. Невероятный возглас разочарования и ликования залил стадион. Раздалась сирена окончания матча, а на табло вспыхнул странный счет: Западные — Восточные: 2–1.

Зрители взволнованно зароптали.

— Что случилось? Почему гол засчитали не той команде? — кричал комментатор. — Ведь если игрок роняет мяч на землю, то команда противников получает законное очко в свою пользу! А тут все мы ясно видели, как игрок Западных выронил мяч, следовательно, Восточные автоматически выигрывают матч!

Трибуны Восточных яростно ревели.

— Я ничего не понимаю, — взволнованно кричал комментатор. — Сейчас, сейчас все прояснится! Мне уже звонят, чтобы объяснить ситуацию.

Он замолчал на несколько долгих секунд, а трибуны Восточных еще громче заревели в негодовании. Западные же удивленно переговаривались, допуская, что наверняка, произошла ошибка. И лишь немногие болельщики Западных, ликуя, прыгали на своих местах, почему-то радостно скандируя:

— Корнэй! Корнэй!

— Я поверить в это не могу! — раздался снова явно удивленный голос комментатора. — Оказывается, мы все что-то пропустили! Мне сообщили, что решающий гол забил нападающий Западных Селвин Корнэй! Гол был забит за десятую долю секунды до окончания матча, так что обе сирены раздалась почти одновременно. Но когда он это успел сделать? Мы же все были здесь и прекрасно видели, как Бодуэн Девале выронил мяч! Но не будем волноваться. Сейчас нам покажут повтор. Но, скажу я вам, это должно быть что-то невероятное!

В подтверждение его словам, на гигантских экранах, вывешенных со всех сторон стадиона, появилось замедленное изображение последних секунд матча. Крупным планом, разрывая защиту, с мячом по полю летел разъяренный вратарь Западных. К нему со всех сторон, словно мотыльки к свету, слетались защитники и полузащитники Восточных, оставляя нападающих без прикрытия. Тор со всей силы пасует, перебрасывая мяч через головы своих и чужих. Мяч летит точно в руки Бо. Ему остается лишь перебросить его в ворота… Но движения нападающего неточны, мяч от него отбивается … он снова пытается его поймать… но безуспешно. Мяч стремительно летит вниз. И только тут все заметили буквально падающего вслед за мячом второго нападающего. В невероятном сальто, почти касаясь земли, он ловит мяч и резко отбивает его в пустые ворота Восточных.

Зрители в изумлении замерли. Они встали с мест, чтобы получше разглядеть маленькие фигурки, беспорядочно летающие по полю, и найти среди них этого парня, на их глазах совершившего невероятный пируэт.

Но не успели они хоть как-нибудь среагировать, как счет снова изменился на 1–1. Тут зрители взорвались громоподобным криком: «Что же все-таки здесь происходит?»

— Мне только что сообщили, — судорожно сглатывая воздух от возбуждения, продолжал комментатор, — что Корнэй, выполняя прыжок, задел землю, а все мы знаем, что бросок по воротам с земли не засчитывается! Но еще не все решено. В настоящий момент судьи совещаются, засчитывать ли этот гол или нет. В конце концов, это же были только волосы! Такого я еще не видел!

Стадион рычал, а комментатор ликовал:

— Вот это игра! Вот это напряжение! Это именно то, зачем мы сегодня здесь собрались! Я даже готов простить Корнэю его сегодняшнее непростительное опоздание. Этот трюк достоин высшей лиги скайбола! Но как же судьи решат судьбу этого гола? Засчитают его или нет? Что касается меня, то не зависимо от результата, я запомню его, как самый красивый и легендарный гол во всей истории нашего спорта!..

На экране крупным планом появился высокий спортивного вида мужчина, чуть моложе тридцати. Прямой нос, серые глаза. Узенькая полоска бороды под подбородком. Длинные светло-русые волосы, словно десятки змей, спутанные в пряди и туго собранные пучок на затылке.

Он, стиснув зубы, напряженно смотрел на табло.

— Нам показывают капитана Западных — Николая Орлова, — продолжал комментатор. — Западным придется туго, если Николай вынужден будет уйти! Найдут ли они еще такого же успешного капитана? Благодаря Орлову они выигрывают уже седьмой раз подряд, если конечно, сегодняшний гол засчитают! Тогда на следующий год у него будет шанс побить рекорд легендарного капитана Восточных Ивана Каменева!

Мужчина на экране, чуть смутившись, усмехнулся и повернулся к двум игрокам, которые сегодня оказались в центре внимания. Не смотря на одинаковые белые командные футболки с черными буквами имен, выглядели они полной противоположностью друг друга. Один из них невысокий коренастый парень, стоял, сложив на груди руки и едва заметно скривив губы в фирменной ухмылке, чуть приоткрывая щербинку на переднем зубе. Эта щербинка, и небольшой шрам на скуле, и нос с горбинкой, как у боксеров, придавали Тору Спенсеру грозный, но в то же время притягательный облик героя. Его футболка плотно облегала бугристые бицепсы, широкие спину и грудь, грозя разорваться от напряжения, в то время как на его «коллеге» одежда болталась бесформенным мешком. Нескладный худощавый парнишка время от времени ладонью поправлял длинные почти до плеч вьющиеся каштановые волосы, которые из-за ветра то и дело налетали на его высокий лоб и лезли в глаза. Серые глаза игрока сидели немного далековато друг от друга, но широкий нос, все еще по-детски украшенный веснушками, сглаживал это расстояние, придавая лицу нежеланную в его возрасте наивность.

Увидев себя на экране, Селвин смущенно улыбнулся и привычным движением пригладил растрепанные волосы, которые стали «камнем преткновения» в этой игре.

Ко всему прочему, Тор Спенсер выглядел намного старше Селвина, хотя разница в их возрасте была не больше года. Чуть прищурив карие глаза, Тор наблюдал за скачущими на табло цифрами и о чем-то с усмешкой говорил Николаю, время от времени кидая презрительный взгляд на раскрасневшегося от чрезмерного внимания Корнэя.

Наконец, на трибуне комментатора появился один из судей.

— Да, что сказать… — начал он, растягивая слова. — Наш скайбол перевернулся сегодня с ног на голову. В буквальном смысле! Мои поздравления Селвину Корнэю, который используя акробатический трюк, спас команду от поражения. Но… — сказал судья, понизив голос, — у нас есть строго определенные правила, в которых гол не засчитывается, если во время броска игрок находился в соприкосновении с землей. Возможно, будь у Корнэя прическа, как, к примеру, у Тора Спенсера, подобной проблемы бы не возникло… — на экране крупным планом ухмыльнулся Спенсер, светло-русый ежик которого вряд ли был длиннее полсантиметра. — Но… к сожалению, это не тот случай, и судьям пришлось поспорить… Но мы, все же, пришли к единодушному мнению. Время движется вперед, преобразуя и меняя все вокруг. Возможно, наступил момент перемен и для нашей любимой игры.

Мы решили вписать в правила, что касание земли одеждой или волосами не будет рассматриваться, как соприкосновение с оной, и в результате Западные получают Кубок Чемпионов!

Трибуны Западных взорвались ликованиями и аплодисментами. Кто-то из Восточных пытался опротестовать решение судей, но большинство встало на сторону красивого гола.


Глава 4. После матча

Как только результат подтвердился официально, Селвин почувствовал спазмы в желудке. Мысль, что уже приближается момент расправы, когда команда накинется на него с обвинениями, словно жирная назойливая муха, не давала покоя: ведь это именно из-за него Спенсер пропустил гол. «Да и Бо придется не сладко», — подумал он, но это лишь удручало вдвойне.

Награждение, как показалось Селвину, прошло как-то слишком быстро. Николай и остальные игроки светились от счастья. Селвин тоже хотел бы безрассудно радоваться победе, но ощущение неотвратимой бури упорно засело в его желудке, не давая ни на секунду ни расслабиться, ни забыться. Он старался не встретиться ни с кем взглядом и, поэтому, разглядывал облачную дымку где-то высоко в небе до тех пор, пока наконец, Николай не повел команду с поля. По дороге Селвин обменялся понимающим взглядом с Бо, но не проронил ни звука.

Их догнал Николай. Он строго посмотрел на Селвина и резко, но тихо, чтобы никто другой не услышал, спросил:

— Корнэй, у тебя есть какие-то внятные объяснения твоему опозданию?

Селвин, потупив глаза, отрицательно покачал головой.

— Хорошо, — сказал Николай, — ты спас нас сегодня, поэтому я спасу тебя. Но если еще раз повторится что-либо подобное, ты сам понимаешь!

Селвин, залившись краской, кивнул.

— Я не хотел этого… — тихо выдавил он.

В раздевалке Николай, казалось, забыл об опоздании своего игрока и почти со слезами на глазах благодарил команду за отличную игру, но с каждым его словом внутренности Селвина сводило все сильнее и сильнее.

— Это седьмой год наших побед, — восторженно говорил Николай. — Я горжусь вами! Особенно в этом году, когда сменилось сразу два игрока, но вы остались победителями!

Игроки довольно бормотали что-то в ответ, а капитан обвел всех серьезным взглядом и продолжил:

— Конечно, я должен отметить, что не все сегодня прошло гладко.

Да! Началось! Селвин захотел провалиться под землю. Или лучше умереть. Он понимал, что такие оправдания, как: зачитался и замечтался, не спасут его от презрения товарищей по команде, поэтому сказать ему было нечего.

— Я извиняюсь, что… — снова выдавил он, не поднимая глаз.

— Я уже говорил по этому поводу с Корнэем, — словно не замечая слов Селвина, сказал Николай, не давая никому бросить ни одного упрека в его адрес. — У него есть убедительное оправдание сегодняшнему поступку. Но я не собираюсь обсуждать это ни с кем, и, думаю, слово капитана для вас достаточно весомый аргумент, чтобы забыть это происшествие. И ты, Корнэй, тоже забудь. В следующий раз никакая причина тебе уже не поможет, но, сейчас, ты достойно показал себя и имеешь право наравне со всеми радоваться победе.

Селвин, не веря ушам, исподлобья удивленно взглянул на капитана.

Тот подмигнул ему и улыбнулся. Вся суровость ушла, как из его взгляда, так и из голоса.

— А что касается тебя, Девале… — уже мягко сказал Ник, — то тебя спас друг. А друзья на то и существуют! Поэтому, благодари Корнэя.

И он отвернулся от них обоих, ища кого-то глазами. Затем, он снова нахмурился.

— Я не понял, а где Мира? — сердито спросил Николай. — Уж кто-кто, а она-то должна быть здесь!

— Я схожу за ней, — с надеждой предложил Селвин. Ему хотелось поскорее исчезнуть со всеобщего обозрения. Николай убрал камень с его души, но там все еще оставалось большое смятое пятно от его недавнего присутствия.

Но капитан даже не взглянул на Селвина. Он повернулся к Спенсеру и крикнул, перекрикивая гомон:

— Хорошая игра, Тор. Ты самый лучший вратарь, какого я когда-либо видел!

Спенсер польщено улыбнулся.

— Хех, должен же кто-то уметь ловить мяч! — ухмыльнулся он, косясь на Бо Девале.

Николай усмехнулся и добавил:

— Ты случайно не видел поблизости Миру?

Тор оглянулся по сторонам и пожал плечами.

— Нет, — ответил он. — Я тоже не пойму, почему ее здесь нет. Уж кому как не ей праздновать победу! Хочешь, я выгляну на стадион?

— Да, давай, найди девчушку! Команда обязана ей выигрышем!


Глава 5. Мира Корней

После награждения Мира не решилась зайти в раздевалку команды и сидела на трибуне вместе с девочками из группы поддержки. Она с нетерпением ожидала появления друзей, чтобы обсудить игру и узнать, что же заставило Селвина опоздать на матч?!

— Что, забыли про тебя, дорогуша? — слегка хрипловато съязвила одна из блондинистых длинноногих девиц, вырывая Миру из ее размышлений.

Мира покраснела. Она чувствовала себя гадким утенком рядом с этими раскрашенными красотками, которые, не упускали момента высмеять «малолетнюю выскочку». Разумеется, ей было обидно, но она понимала, почему они ее ненавидят.

Мира никогда не проходила отбора в сборную. Она, вообще, не принадлежала команде! Все случилось спонтанно и совершенно неожиданно.

С тех пор, как Селвин и Бо начали заниматься в сборной, она каждый раз ждала их на стадионе, наблюдая за тренировками. Однажды, Николай, заметив скучающую на трибуне девочку, пригласил ее на поле, чтобы заставить своих подопечных устыдиться, получись у них что-то хуже. Но шутка переросла в удивление, когда она вдруг ловко пролетала мимо огромных верзил, заставляя тех нервничать. Тогда-то Николаю и пришел в голову гениальный план, использовать Миру, в случае затяжной безрезультатной игры. Но для тех, кто не прошел отбор, зачисление Миры в сборную, пусть даже запасным игроком, выглядело большой несправедливостью.

— Этой маломерке нечего делать с нашими парнями! — воскликнула вторая. — И правильно, что ее оставили! Ее, вообще, не должны были брать в команду. Сопли бы утерла вначале!

Мира, ставшая мишенью насмешек скучающих подружек игроков, вжалась в скамью, желая стать невидимой. Она спряталась за одной из девушек, единственной из всех этих длинноногих девиц, которая относилась к Мире с пониманием.

— Не обращай внимания, — подмигнула она ей, когда Мира в очередной раз огрызнулась в ответ. — Меня тоже иногда достают их однообразные шутки и бессмысленные разговоры. Они, вообще, здесь больше из-за Тора и его друзей, чем из-за игры. Да и бесятся они, скорее всего, из ревности. Ты же сегодня у нас герой!

Девушка повернулась к Мире и подбадривающее улыбнулась.

— Безмозглые курицы! — тихо, но со злостью в голосе прошипела Мира, которая чувствовала себя рядом с этими надменными красотками еще меньше и бесцветнее, чем когда бы то ни было. Но слова Шарлот, все же, придали ей немного уверенности.

Шарлот Бенуа была невестой капитана команды, и потому девицы старались угодить ей во всем. Они считали ее своей подругой, хотя, в действительности, назвать их подругами можно было с очень большой натяжкой. Шарлот резко отличалась от высокомерных и заносчивых «подруг», постоянно пытающихся унизить кого-нибудь, чтобы выглядеть «хозяйками положения». Они лезли из кожи вон, только бы оставаться в кругу популярных парней и нисколько не сомневались, что вызывающие манеры, громкий смех и броская косметика помогут им удержать свое положение. Шарлот же смешили их ужимки и стремление казаться значительнее, чем они есть. Она удивлялась, как ребята не замечают их лживого поведения и нередко подтрунивала над ними. Но Тора и его друзей устраивали красивые подруги, поэтому ей приходилось мириться с их обществом.

— Смотри, кажется, там кто-то из команды… — удивленно сказала Шарлот. — Рановато, вообще-то!

Мира вжалась в лавку: ей не хотелось, чтобы кто-то из игроков слышал насмешки в ее адрес; в то время, как девицы моментально вскочили, и замахав руками, громко загоготали.

— Наверняка, Николя послал за тобой! Я же говорила, что тебе нужно идти вместе с ними, — предположила Шарлот. — Удивлюсь, если Николя про тебя не вспомнит. Сейчас увидим.

Мира смущенно улыбнулась. Не смотря на насмешки и злые взгляды, она была несказанно счастлива: ведь ей не только удалось поиграть в финальной игре, но она еще и умудрилась забить гол! Конечно, ей повезло, нет сомнений. Но кто еще в ее возрасте смог бы похвастаться такими достижениями?

Девицы, тем делом, уже почти истерично что-то вопили. Мира чуть выглянула из-за Шарлот, чтобы узнать в чем дело, и увидела Тора.

Губы ее расплылись в улыбке. Медленно, слегка покачиваясь на доске, он летел к ним, и Мире, почему-то очень захотелось, чтобы он с ней заговорил или хотя бы заметил ее… «Эти тупые идиотки захлебнулись бы от зависти!» — подумала она, но, понимая, что это несбыточные фантазии, снова спряталась за Шарлот.

Тем временем, знаменитый вратарь подлетел к девушкам. Блондинки тут же вскочили с мест и, словно беспозвоночные гусеницы, обвились вокруг его тела. Мира, слушая их нелепые возгласы, презрительно фыркнула, хотя с другой стороны… как бы ей тоже хотелось поговорить с ним, вспомнить игру, и свой гол… Она украдкой выглянула из укромного места. Ей тошнило от девиц, но она не могла оторвать взгляд от красивого, мужественного, правда слишком взрослого лица. Ее дух захватывало от мысли, что она только что сама лично играла с этим, можно сказать, легендарным игроком. Да, да, именно легендарным, потому что, по ее мнению, он обязательно войдет в историю скайбола!

Две гусеницы оторвались от Спенсера, а одна все еще продолжала виться и изгибаться, что-то соблазнительно шепча ему в ухо. Мире стало не по себе, когда та впилась в Тора губами, жеманно обвив руками его шею, но она, как зачарованная, продолжала смотреть на своего кумира, не в силах отвести от него завороженного взгляда.

Но тут Тор заметил Миру и бесцеремонно отстранил от себя высокую блондинку.

— Эй, подожди, я же здесь, вообще-то, по делу, — равнодушно сказал он, отдирая ее от себя, словно прилипший репейник.

Он улыбнулся Шарлот, открывая свою щербинку, и вновь посмотрел на Миру, в то время как блондинки за его спиной сморщились и позеленели от злости.

— О, наш герой пришел навестить серенькую мышку? — насмешливо сказала та из девиц, что только что поцеловала Тора, снова пытаясь обвиться вокруг его тела.

— Эта «серенькая мышка» забила гол в чемпионате! — укоризненно заметил Спенсер, снова убирая от себя назойливый репейник. — Мира, Николай просил найти тебя. Без тебя не было бы сегодняшней победы!

И он с улыбкой протянул ей руку, чтобы помочь встать, а длинноногая блондинка почти в обморочном состоянии осела на скамью.

— Скажешь тоже! — смущенно пробормотала Мира, вспыхнув от прикосновения Тора. И чтобы никто не заметил ее красных щек, она резко вскочила на скайборд и сделала небольшой круг, за одним обогнув по воздуху белобрысых манекенов.

Тор ехидно ухмыльнулся, заметив досаду на лицах своих подруг, а Мира, подлетев к нему с другой стороны, взахлеб защебетала, вспоминая игру и описывая каждый отбитый им мяч. Тор удивленно взглянул на Миру: как детально она запомнила игру! Но встретившись с ней взглядом, он вдруг почувствовал какую-то странную неловкость.

Тор улыбнулся и дружески ей подмигнул, но что-то непонятное шевельнулось у него внутри…

Тор открыл дверь, и Мира, скользя в паре сантиметров от пола, медленно влетела в раздевалку команды под громкие аплодисменты игроков.

— Мира, ты куда пропала? — обрадовано воскликнул Николай. — Не забывай, ты теперь тоже равноправный член команды! Ты, как никто, заслужила это своей игрой! Все-таки гол в Чемпионате, это вам не хухры-мухры!

— Ну… это получилось случайно! Все это заметили, — заливаясь краской, смущенно произнесла Мира. — Они просто не восприняли меня всерьез…

— Ну, знаешь ли! — возмутился Ник, но вдруг улыбнулся и весело сказал: — Всякая случайность это следствие закономерности! Поэтому поверь мне, через пару лет ты обязательно будешь первым нападающим команды!

Щеки Миры вспыхнули еще больше, когда она увидела перед собой с десяток протянутых рук. Она все так же смущенно едва касалась своей малюсенькой ладошкой больших, а порой мозолистых ладоней, уже не в силах различить, кому они принадлежат. Как вдруг ее сердце подпрыгнуло, и застучало словно молот о наковальню, обещая пробить в груди дыру: к ней подошел Тор! Он осторожно положил свою руку на острое плечико, и пробасил:

— Молодец, малыш! Отличная работа!

Мира растерянно заглянула в его темные, почти черные глаза, не в силах даже улыбнуться. Сердце колотилось, как ненормальное и, конечно же, она опять раскрасилась, как свекла! Мира промычала что-то нечленораздельное, желая только одного: немедленно провалиться сквозь землю. Перед ней стоит взрослый парень, и не просто парень, а Тор! а она, как ребенок, не может связать и двух слов! Почему так всегда происходит? В голове у тебя сотни, тысячи, миллионы слов, которые постоянно крутятся на языке… но в нужный момент все они бесследно растворяются, оставляя вместо себя лишь бесполезные, глупые междометия…


Глава 6. Письмо из прошлого

После обсуждения игры Селвин и Бо засобирались домой. Мира протискивалась вслед за ними к выходу, но на пороге обернулась, в надежде на прощание увидеть Тора. Оказалось, он тоже смотрел ей вслед. Они, вновь встретившись взглядами, смущенно улыбнулись друг другу, и Тор показал ей большой палец.

К удивлению друзей, Мира молчала всю дорогу. Она напрочь позабыла о забитом голе и чемпионате, и о Селвине с Бо. Всеми ее мыслями завладел Тор. Ее сердце то сжималось, то хотело выпрыгнуть из груди, когда она вспоминала их сегодняшние мимолетные встречи, в которых она, мягко сказать, не всегда оказывалась на высоте… Но, не смотря ни на что, Мира была счастлива!

Она очнулась от пронизывающих взглядов друзей, с трудом заставляя себя выйти из мира грез. Они уже вернулись домой и сидели в, святая святых, лаборатории брата. Вообще-то, Селвин никого не любил сюда приглашать. Даже друзей. Но, ему все еще предстояло объяснить им свое сегодняшнее странное опоздание. А судя потому, что он сам привел их в подвал, объяснить это в двух словах, скорее всего, он не мог.

Мира сидела на старом обшарпанном диване, который папа перенес сюда много лет назад, устраивая свою лабораторию. Просторный прямоугольный подвал он разделил длинным письменным столом на две неровные части. Получилось: большое пространство для оборудования лаборатории и маленький уютный закуток для отдыха.

Правда сейчас, когда лаборатория полностью перешла к Селвину письменный стол превратился в, своего рода, границу между хаосом реальной жизни и четкой научной структурой. В буквальном смысле.

Ненужный хлам, который Селвин откладывал «на потом» или ленился выбросить, скапливался в закутке, заполняя собой все свободное пространство. Повсюду валялись обрывки проводов, части каких-то деталей, клубки скомканной бумаги, разбросанная одежда, пустые бутылки из под воды и пачки от лежавших в них когда-то сладостей…

Селвин не очень-то любил прибираться. Иногда маме удавалось заставить его вычистить мусор, но это случалось не так уж часто.

Постепенно захламлялся и стол. Теперь помимо пирамиды из выстроенных один над другим разнокалиберных экранов, он был завален бумагой, книгами, грязными чашками, опять же, какими-то деталями, печеньем, батарейками, разноцветными обертками, среди которых при желании можно было найти даже старые слипшиеся конфеты… Но дальше, резко контрастируя с заваленной зоной отдыха, царил порядок и четкая структура. Селвин педантично поддерживал установленный еще отцом порядок в лаборатории и не допускал даже мысли, что кто-нибудь осмелиться ступить на «ту половину».

Зато над диваном, возвышаясь над завалами мусора, висели несколько разноцветных скайбордов, а в углу стояла стойка с двумя гитарами. Гитары принадлежали папе. Он любил играть, когда ему нужно было сосредоточиться. Но теперь они лишь создавали атмосферу его присутствия. А вот скайборды были гордостью Селвина. Каждый из них он сделал самостоятельно в разном возрасте. Он сам их раскрашивал и собирал для них двигатели.

Селвин сел рядом с Мирой на диван, предварительно скинув с него на пол весь хлам, а Бо развалился в бесформенном кресле напротив.

— Ну… теперь рассказывай, — с трудом возвращаясь в реальность, сказала Мира брату и попыталась убрать с лица глупую улыбку. — Что случилось, почему ты опоздал? Ты же забежал домой на секунду!

Селвин усмехнулся.

— Ну наконец-то, ожила! — насмешливо воскликнул он. — Бо уже распереживался, не заболела ли ты?! Ты, как будто, вернулась из другого измерения! Что с тобой? Злишься, что ли?

Мира немного нервно пожала плечами. Наверное, ей не следует сердиться на брата за опоздание, иначе, ничего подобного никогда бы с ней не случилось!

— Все зависит от твоего объяснения, — сказала она, всеми силами заставляя себя не думать о Торе и пытаясь выглядеть заинтересованной.

Мальчишки смотрели на нее с подозрением, не в силах понять, что вдруг заставило Миру отключиться из реальности.

— Ну, если тебе это, действительно, интересно, — недоверчиво сказал Селвин, — у меня есть о чем рассказать. Вот, взгляните!

Он перегнулся через диван и взял со стола пакет. Мира, увидев надпись, удивленно посмотрела на брата, ее губы внезапно задрожали, а на глазах появились слезы. Бо, не понимая реакции Миры, взял конверт, повертел его в руках и осторожно спросил:

— Что-то специальное?

— Это письмо от папы, — еле слышно прошептала побледневшая Мира.

— От вашего отца? — удивленно переспросил Бо. — Но…

Он не договорил, смущенно оглядев друзей, для которых эта смерть все еще была не пережитой драмой.

— Да. Я нашел конверт у себя на столе, — ответил Селвин. — Точнее, он лежал там, когда я забежал за скайбордом. Но, клянусь, раньше я его не видел! Его трудно не заметить. Думаю, мама положила его сюда… — он вздохнул. — Отец написал его еще до смерти… он уже знал, что… не… что… его… уже не будет с нами…

Мира вытерла слезы и взяла пакет. Она, подобно брату, осторожно провела рукой по надписи, желая затронуть тень отца.

— Не знаю, — все так же прошептала она, — смогла бы я, вообще, играть после такого…

Селвин обнял сестру за плечи.

— Не думаю, отец послал это, чтобы мы грустили, — попытался он как-то подбодрить сестренку. — Вообще-то, он поздравил меня с днем рождения и попросил поцеловать тебя за него, — он чмокнул ее в макушку и, откинув со лба непослушные волосы, продолжил. — Но не только это. Не хотите почитать письмо?

Селвин достал листок, исписанный рукой отца.

— Ну… если ты не возражаешь… — каким-то странным низким тоном ответил Бо, все еще чувствуя неловкость ситуации.

— Я-то не возражаю… — ответил Селвин, вновь пробегая глазами строчки. — Я не… возражаю… — эхом повторил он и запнулся.

— В чем дело? — спросил Бо.

— Я не подумал… — ответил Селвин. — Это, вообще-то, какая-то тайна…

Мира и Бо резко уставились на друга, в миг забыв о переживаниях и смущении.

— Не моя! — быстро добавил Селвин, прожженный укоризненными взглядами.

— А что, мы не умеем хранить чужие тайны? — шмыгая носом, немного обиженно спросила Мира.

— Вот именно! — согласился Бо. — Если это, разумеется, не какая-нибудь семейная тайна с трупами в шкафу.

Селвин хрюкнул.

— Кто его знает, может там и не один скелет окажется!

— Но ведь ты рассказал об этом Нику! — воскликнула Мира.

— Ничего я ему не говорил, — Селвин опустил глаза. — Он просто меня выручил. Без объяснений. Сам!

— Я всегда знала, что Ник классный! Но почему ты не можешь рассказать это нам? — Мира не собиралась отступать. Она выразительно посмотрела на Бо, чтобы тот действовал понастойчивее.

— Конечно, Селвин, какие могут быть от нас тайны? В конце концов, мы друзья или где?

Селвин пожал плечами и громко выдохнул.

— Вообще-то, это такое старье! Сами прочитайте, — с этими словами он протянул Мире письмо. — Даже как-то глупо говорить о тайнах. Но все равно, прежде, чем вы прочитаете, я хочу, чтобы вы поклялись никому ни о чем не рассказывать!

Друзья небрежно кивнули и жадно впились глазами в лист бумаги.

— Кто такой Дэвид Корнэй? — деловито спросил Бо, пробежав листок глазами.

— Это наш предок. Тот, который из первых переселенцев.

— А-а, — протянул он. — Ну, тогда этой тайне уже достаточно лет.

Пора бы ей и выйти из шкафа!

— Ты думаешь? — с надеждой спросил Селвин, который тоже не видел в этом ничего такого, что могло бы показаться важным сейчас, и лишь слова отца заставляли его чувствовать какую-то неприятную неловкость. — А ты что скажешь, Мира?

— Не знаю, — пожала та плечами. — Но ведь папа не написал, что тебе нельзя нам об этом рассказывать.

— Точно! — подтвердил Бо, обрадованный, что разговор про тайны вытеснил грустные нотки из Мириного голоса.

— Да, вы правы. В письме нет ничего такого. Может, действительно, прочитать этот дневник всем вместе? — с надеждой спросил Селвин. — А потом решим, как нам быть «со скелетами».

— Я согласна! — деловито отозвалась Мира.

— О чем разговор! — воскликнул Бо. — Это наша не первая тайна, в конце концов!

— Хорошо, тогда начнем.

Мира и Бо поудобнее уселись, а Селвин открыл дневник Дэвида Корнэя.


Часть 2. Противоборство


Глава 1. Дневник

«31 декабря 2429 года.


Сегодня я, все таки, решил начать свой дневник. Сегодня родился мой сын Артур, и, с тех пор, как мы узнали о нем, я все чаще задумываюсь, что ждет его впереди? Дело в том, что меня все больше и больше терзают сомнения: не толкаем ли мы человечество, сами того не осознавая, к его концу? Концу, как мыслящей расы! Что станет с моим сыном и с его сыновьями, если им больше никогда не потребуется использовать свой ум для выживания? Или это просто стресс от окончания работы и нежелание смириться с новым этапом в развитии нашего общества? Время покажет. А записи мне помогут не забывать об этом. Все же, я очень надеюсь, что я не прав.


1 февраля, 2430 год…»


Селвин удивленно поднял глаза на ребят.

— Не кажется ли вам это немного странным?

— На мой взгляд, какой-то сумасшедший бред, — сказал Бо. — Может дальше станет понятнее? Пока только ясно, что у этого Корнэя родился сын, которого звали так же, как и вашего отца. Думаешь, это совпадение? — Бо вопросительно посмотрел на друга.

— Понятия не имею, — пожал плечами тот. — Давайте читать дальше.


«Уже прошел месяц с тех пор, как я сделал первую запись. Мой малыш растет на глазах. Сегодня он впервые улыбнулся, а мне опять стало страшно из-за осознания, к чему идет наше общество. Весь месяц я много размышлял над этой проблемой, но, все же, не вижу никакого выхода. Мои друзья смеются, говорят, чтобы я поменьше думал о смысле жизни, а наслаждался тем, что меня окружает. Но меня не покидает мысль… Я боюсь, что то, над чем я сейчас работаю, приведет человечество к катастрофе. Я стараюсь оттянуть окончание работы, но все равно, в конце концов, я должен буду поставить последнюю точку. И тогда… что будет тогда известно одному лишь создателю. Я только не понимаю, почему никто, кроме меня, не видит в этом никакой опасности?


15 февраля, 2430 год.


Я, наконец, нашел людей, которые разделяют мою точку зрения.

Они тоже считают, что создание полноценного искусственного интеллекта приведет к невостребованности, а как следствие, к инволюции нашего мозга, которая со временем превратит людей в животных. Правда, некоторые из них слишком радикальны. Они предлагают полностью удалить искусственный интеллект и запретить любые его разработки. Но это не изменит дело, а лишь оттянет время.

Любые запреты действуют, в точности, наоборот! Тысячи хакеров кинутся в бой, не покладая рук, пока не восстановят его обратно. А что, если найдется какой-нибудь народный гений, и создаст вместо гармоничного и направленного на благо людей интеллекта, какого-нибудь извращенного уродца? Тогда конец человечества настанет гораздо быстрее! Не знаю почему, но я скрыл от них, что именно я занимаюсь разработкой последних модулей искусственного интеллекта. Мне кажется, я совершаю преступление перед человечеством, но мне не хочется, чтобы кто-то еще тыкал в меня пальцем. Думаю, я сам должен найти выход. Ведь как только я объявлю о завершении проекта, отпадет последняя необходимость в работающих людях.

Последние профессионалы доживают свой век. Теперь основная проблема человечества — заполнение своего досуга. Людям больше не нужно задумываться о чем бы то ни было, потому что машины следят за их благополучием и решают все их проблемы. А с созданием искусственного интеллекта, теряется последняя необходимость даже в создании этих машин и технологий, так как, отныне, они будут воспроизводить и совершенствовать сами себя, направляя свои действия все на то же „благо человека“. Только вот, „благо“ ли это? С другой стороны, я не представляю, как отказаться от этого.

Работа компьютеров идеальна и исключает все, даже маломальские ошибки. Я и сам никогда не пойду к врачу-человеку, чтобы спасти жизнь близким. Это даже нелепо себе представить! Так же нелепо, как и людей, работающих на заводах и фабриках, хотя, я читал, что раньше нам приходилось выполнять всю черную работу самим. Но это уже в слишком далеком прошлом… Мы уже не можем обходиться без машин. Мы полностью от них зависим. И мы не хотим отказываться от этой зависимости, заталкивая сами себя в ловушку с головой. А разве скажешь по-другому, когда компьютер собирается, в буквальном смысле, за нас думать?!


28 марта, 2430 года.


Я почти закончил свой проект. Но собираюсь потянуть еще годик другой, чтобы попытаться найти выход. У моих новых друзей миллион идей, но ни одна из них не дает стопроцентной гарантии».


Селвин перевернул страницу и удивленно сказал:

— Здесь вырвано несколько листов! Странно… — он посмотрел на Миру и Бо. — Как вам история?

— Становится понятнее, — сказал Бо, растягивая слова. — Вероятно, наш остров каким-то образом связан с решением проблемы Дэвида Корнэя. Я почти в этом уверен! Но как ему удалось отрезать нас от остального мира?

— Может, это была просто случайность? — предположил Селвин. — А что если наш остров результат, а не решение?

— Но это не могло случиться так быстро, — покачал головой Бо. — Все происходит примерно в те же года, когда остров отрезало от остального мира. Ты случайно не помнишь точную дату, Мира?

Девочка устало посмотрела на друзей.

— Наш остров потерял связь с внешним миром 11 сентября 2441 года, — как на уроке отчеканила она.

— Ага, значит, у Дэвида было одиннадцать лет на его разработку. Так что, читаем дальше?

Мира тяжело вздохнула. Она выглядела разбитой и с трудом заставляла себя слушать историю, написанную много веков назад. Она едва улавливала смысл слов! Разумеется, в другой день это бы ее полностью захватило, но сейчас все ее мысли кружились вокруг Тора.

Поделиться этим с ребятами она, разумеется, не могла, а сил отгонять мысли и, в то же время, пытаться понять, о чем хотел сказать их далекий предок, у нее не осталось.

— Я немного устала, — опустив глаза, тихо произнесла она. — Это, наверное, из-за матча… Может, я пойду, а? А вы завтра расскажете мне, что же это за тайна?

Ребята удивленно уставились на Миру. Это совсем не походило на вездесущую и любопытную девчонку, которой она обычно была; но возражать не стали.

— Конечно, иди, — кивнул Селвин. — Мы расскажем тебе все позже.

Бо, ты тоже идти, если хочешь, — добавил он, внимательно взглянув на друга.

Тот хмыкнул, но даже не шевельнулся.

— Читай, я все равно уже не усну, пока не узнаю окончания этой истории!

Селвин кивнул, и встал, чтобы проводить Миру. Дверь в дом была в дальнем углу лаборатории, и он совсем не жалел, чтобы сестра ненароком что-нибудь где-нибудь задела. Поэтому он самолично повел ее к выходу.

Попав в «запретную зону» Мира зачаровано огляделась, еще раз поражаясь чистоте и порядку здесь и настоящим свинарником, там, где она только что сидела. Посреди лаборатории красовалась странная экспозиция из двух внушительных столов, загроможденных сложнейшим научным оборудованием. Причем один висел над другим подвешенный ножками прямо к потолку. Помимо всего прочего, с верхнего стола свисали несколько экранов и датчиков, а под нижним стояли громоздкие корпуса приборов и ящики с тысячью отделений. Все это оборудование соединялось между собой бесчисленными шлангами, трубами и перепутанными прядями проводов.

Мира на секунду остановилась, но Селвин быстренько задернул вокруг столов толстые черные портьеры.

— Если тебе интересно, — с неохотой сказал он, — в другой раз я покажу тебе, как это работает. Но если ты вдруг что-то где-то нечаянно отсоединишь… мне потом придется потратить вечность, чтобы все исправить…

Мира пожала плечами.

— Наверное, я бы не отказалась посмотреть… — сказала она немного рассеянно, хотя в другое время такое предложение брата вряд ли удостоилось бы столь неоднозначного ответа. Она давно мечтала пробраться к нему в лабораторию, но Селвин ревностно охранял это место от кого бы то ни было! Но теперь ее мысли были заняты другим.

Мира шла за братом вдоль стены с длинными металлическими полками, заполненными аккуратно развешанными и разложенными катушками с проводами, инструментами, разнокалиберными ящиками и ящичками с подписанными разноцветными этикетками, кучей каких-то приборов, составленных один на другой… Вдоль противоположной стены висели такие же полки, но лишь на половину ее высоты. Нижнюю часть занимал длинный рабочий стол со встроенными токарными, сварочными и лазерными станками; а сам стол соединялся буквой «Г» с письменным столом, замыкая рабочую зону. Обойдя черные портьеры, Мира помахала Бо, голова которого виднелась на фоне черной стены, исписанной длинными уравнениями, формулами и странными диаграммами, и вышла, а Селвин с Бо продолжили чтение.


Глава 2. Тайна Дэвида Корнэя

— Здесь на полях что-то мелко написано, — поднимая тетрадь к настольной лампе, сказал Селвин, вглядываясь в мелкие буквы, — но, похоже, намного позже по времени.


«Я вырвал эти страницы. Сейчас они не представляют никакого интереса. 18 января 2460 г.»


— прочитал Селвин.

— Ого! — воскликнул Бо. — Дата существенно отличается от начальных!

— Наверное, он готовил этот дневник, чтобы передать его своему сыну, — предположил Селвин и продолжил:

«3 ноября 2433года. Теперь я знаю, что делать. Наши бесконечные диспуты с друзьями привели меня к одной мысли. Я должен найти способ, чтобы реализовать ее. Мои прошлые эксперименты по созданию машины времени…»

— Так вот о чем были вырванные страницы! — воскликнул Бо. — Селвин тебе не кажется, что это записки сумасшедшего?

— Наверное, показалось бы, если б мы не жили на этом острове, — буркнул Селвин.

— Да, возможно, ты прав. Но машина времени! Разве может человек в здравом уме серьезно об этом думать?

— Хм, — хмыкнул Селвин. — Мне это не кажется таким уж странным, а наоборот, объясняет страсть отца к временнСй физике. Эти его бесконечные эксперименты… Ты знаешь, мне иногда казалось, что он помешан на этом. А теперь появляется хоть какое-то объяснение!

— Я думал, тебе это тоже интересно…

— Мда… — с натугой хмыкнул Селвин, перед глазами которого вновь вырос образ отца. По началу, они с ним не были близкими друзьями, хотя отец всегда интересовался, чем занимается сын и всячески поддерживал его. Но Селвин не чувствовал в этом интересе искренности. На самом деле, страстью его отца были занятия временной физикой. С каждым годом он становился все более и более одержим этим и почти не обращал внимания на окружающий его мир. А после того, как Ученый Совет официально закрыл эту тему на основании «бесперспективности исследований и невозможности изменения времени», он оборудовал прекрасную лабораторию в подвале своего дома. Отец проводил там всё свободное время, упорно не желая признавать общепринятого мнения. Мало помалу, Селвин тоже увлекся этим исследованием, хотя сам он до конца так и не осознал, что больше его интересовало: совместная работа с отцом или поиск результатов? Но Селвин всегда любил решать сложные задачи, поэтому уже вместе они пытались как-то укротить время. Разумеется, работа сблизила отца и сына, как никогда раньше, но внезапная и скоротечная болезнь разрушила их мир безвозвратно. После смерти отца, лаборатория перешла к Селвину, и он продолжил заниматься исследованием времени самостоятельно. Правда, постепенно, интерес его угасал, и лишь, желая подольше сохранить ту атмосферу, которая сложилась в последние месяцы его работы с отцом, он не останавливался окончательно. — Мда… — задумчиво повторил Селвин, — мне все интересно, что непонятно. Где я остановился? А, вот! Идем дальше:

«Мои прошлые эксперименты по созданию машины времени оказались невыполнимыми. Я не смог заставить время двигаться быстрее самого себя. Может быть, это кому-нибудь и удастся, но я расстаюсь с этой идеей. Сейчас у меня возникла другая мысль: создать отдельный мир, заселить его думающими людьми и заставить их развиваться своей, независимой от внешнего мира жизнью, чтобы они сохранили человеческую мысль и спасли нашу расу. Но как это сделать? Как заставить людей веками не контактировать с окружающим их миром? Больше того, добровольно отказаться не только от всех благ и соблазнов нашего мира, но и от использования машин!

Именно это мне и предстоит решить в ближайшее время…


12 декабря, 2433 года.


Остров. Мне нужен остров. Я все еще тяну с завершением работы, но, думаю лучше официально объявить об окончании проекта и использовать искусственный интеллект для выполнения моих планов? Кажется, получился не плохой „старичок“, по крайней мере, на мой взгляд. Хотя, он не согласен со мной насчет острова и утверждает, что не справедливо лишать людей их обычной жизни. Я, все же, уверен в своей правоте.


2 января, год 2434.


Завтра я официально объявляю о завершении работы над проектом искусственного интеллекта.


5 мая 2434 год.


Я ошибался, утверждая, что люди отойдут от дел сразу же после завершения моей работы. Вероятно, еще одно-два поколения успеют проявить свои способности, хотя, уже все меньше и меньше желающих заняться делом. Искусственный интеллект, я назвал его для удобства общения „Энки“[1]. Было такое божество в древности. Когда-то Энки создал людей из глины, а теперь, получается, люди создали его из своих мыслей. В общем, Энки справляется с работой не плохо. Как и планировалось.

Сбоев нет. Он не притесняет людей, желающих получить образование или работу, но и не поощряет их. В данный момент работающее население составляет меньше трех процентов! Энки старается занять людей виртуальными играми для поддержания их умственного развития. Но разве может какая-то игра заставить людей думать, чтобы преодолеть препятствия? Я же вижу, что их больше интересуют симуляции. Разные. Полеты, путешествия, другие виртуальные реальности — не важно. Но сталкиваясь с трудностями, большинство сразу же меняет игру…


14 июля 2434.


Наконец я убедил Энки мне помочь. Теперь работа пойдет! Я решил использовать то, что людям привычнее. Игру. С призами и победителями! Навряд ли кто-то заметит подвох. Хотя с другой стороны, наша жизнь и есть игра… но я опять отвлекаюсь! Мы организуем игру, в которую со всех уголков Земли соберем талантливых людей, желающих на практике использовать свои знания. В настоящем мире они вряд ли уже смогут их применить. А у нас, чтобы выжить, им придется думать. Это мой последний проект, потому что я буду одним из участников. Правда, мне придется найти новую специализацию. Местом действия станет остров. Я, кажется, уже нашел идеальное место! Теплый тропический климат, не люблю холодов! и несколько месторождений полезных ископаемых, что, по-сути, и повлияло на мой выбор. Там есть несколько рек и большое озеро с пресной водой. Причем этот рай почти необитаем! Именно то, что надо! Остается последняя проблема: как отрезать остров от мира, так чтобы никто оттуда не уехал?


12 января 2435 года.


Проект моего острова готов. Кажется, я предусмотрел каждую мелочь. Все должно пройти идеально! Я снова экспериментирую со временем, но больше не хочу бежать быстрее него. Я пытаюсь его растянуть. Сделать что-то вроде замкнутого временного кармана, где жизнь пойдет своим чередом, не соприкасаясь с внешним миром. Это стало бы идеальной границей для моего острова, хотя и звучит немного амбициозно. Но! у меня уже есть идея, как решить эту проблему. Расчеты я держу втайне от всех. В том числе и от Энки. Особенно Энки! Ему нельзя знать даже направления, в котором я работаю. Иначе, все мои старания пойдут насмарку…


15 января 2435.


Для отвода глаз, мы с Энки решили провести пробную игру.

Это даст мне время и поможет выявить недостатки и недоработки плана. Своего рода проверка, как люди поведут себя в экстремальной ситуации, и что им понадобится в первую очередь? Было бы неплохо знать это наверняка. В этот раз все участники благополучно вернутся домой. Участников я хочу подобрать тщательно, не только по психологическим качествам, но и по умственным.


9 апреля. Год 2435.


Строительные работы начнутся с июня этого года. Мои разработки временного кармана пока в замороженной стадии.

Столько работы с островом и с подбором участников!


23 сентября, 2435 год.


Мой план продвигается на удивление быстро. Еще немного и все будет готово. На острове проходят самые сложные работы проекта: строительство подземных сооружений. Это что-то невероятное даже по современным меркам! Но я хочу, чтобы у жителей острова было безопасное место на случай „непогоды“. А самое главное, я хочу собрать там хорошую библиотеку. Помимо серверов, мы перевезем туда все важные печатные издания. Людям потребуется информация. Я не хочу, чтобы они изобретали велосипед! Даже если под рукой не окажется компьютера…хоть сейчас это звучит довольно нелепо. Но кто знает…


15 ноября.


Я придумал название для нашей игры. Робинзон. По-моему идеально!

Я раскопал, что в древности так называли людей, волей судьбы оказавшихся оторванными от цивилизации. Я даже нашел оригинальный текст книги, откуда пошло это значение. К моему сожалению, язык, которым она написана, слишком древний и очень сложный для восприятия, чтобы прочитать его целиком. В любом случае, игра будет называться „Робинзон“, а игроки „робинзонами“. Работы на острове в самом разгаре. Правда, возникли кое-какие затруднения, но пока время не поджимает. Скоро мы объявим о наборе игроков. Думаю, строительство к лету закончится, и можно будет начинать!


31 декабря 2435 года.


Сегодня Артуру исполняется 4 года. Иногда мне становится страшновато, на что я обрекаю его и других людей, но я должен рискнуть, ради нашего же блага! Остров идеален! И если все пойдет по плану, то никакого вреда это никому не принесет. У нас будет чем заняться, чтобы забыть о хандре. Радует, что люди с удовольствием посылают заявки на участие в игре. Все-таки, есть еще желающие поработать! Хотя, с другой стороны, наш приз — первое галактическое путешествие, тоже вполне себе весомый аргумент для участия в проекте. Надо отдать должное Энки: он уже вплотную занялся разработкой межзвездных двигателей. Что ж, может быть однажды, мы наконец встретим разумных существ во вселенной. Это, пожалуй, единственное, о чем я сожалею, отгораживая себя и других от этого мира.


1 мая 2436 года.


Остров почти готов. Осталось лишь несколько внешних деталей.

Снимаю шляпу перед работающими там машинами! Конечно, остров еще совсем не готов для своей главной цели, но опробовать его можно уже и сейчас. Помимо заявок, кандидатов мы искали самостоятельно. Поэтому многим предстоит еще пройти несколько тестов на выживаемость и совместимость. Энки знает свою работу: он не утвердит участника, если возникнут хоть какие-нибудь сомнения по поводу его здоровья. Но, я все же надеюсь, что он не забракует тех, кого я выберу сам. У меня на примете есть пара парней.

Они одними из первых прислали заявки. Это два русских парня, два друга: физик-ядерщик Виктор Каменев и геолог Василий Орлов. Они только окончили университет и горят желанием попробовать себя в деле! Я думаю, нужно серьезно отнестись к профессиям наших кандидатов, чтобы им не пришлось заниматься чем-то слишком сложным с нуля.


1 июля 2436 года.


Итак, первые Робинзоны на острове. По настоянию Энки, мне пришлось отправить на эту игру Василия Орлова. Что ж, посмотрим, я все равно хочу оставить его для настоящего проекта. К тому же, у меня появился новый кандидат. Швед Теодор Бэнгс. Отличный парень, без университетского образования, но великолепный моряк!

Вместе со своей семьей он обошел на паруснике все моря и океаны. Наличие семьи это хороший знак. На острове не будет большого выбора женихов и невест, поэтому преимущество семейных кандидатов неоспоримо. А для того, чтобы население острова с течением времени не выродилось, нужно будет уже на месте настоять на создании какого-нибудь „закона о рождаемости“. И обязательно оговорить рождение детей, причем, по моим расчетам, их минимальное количество должно быть не менее пяти! При этом родственные связи вступающих в брак, так же, нужно отслеживать вплоть до четвертого поколения…»


— Смотри, — Селвин поднял глаза на друга. — Эти строчки он даже подчеркнул!

— Закон о рождаемости был одним из первых, на сколько я помню из истории, — ответил Бо. — Причем, его фанатично соблюдали первые лет триста! К счастью, теперь это уже не актуально!

Селвин, соглашаясь, хмыкнул и продолжил чтение:


«Мне нужны врачи! Оказывается, их уже почти не осталось! Да и те лишь „теоретики“… Наконец-то я снова занялся исследованиями!


5 августа. Я в тупике. Неужели придется все отменять? Но я не хочу сдаваться. Я должен это сделать. Варианта Б не существует! Робинзоны показывают отличные результаты! Сказывается хорошая подготовка Энки. Несомненно, первые две недели были для них самые сложные, но, теперь, все потихоньку налаживается. Им предстоит выдержать целый год! Тот, кто не покинет остров до следующего июля — победитель.


23 сентября 2436 года.


Эврика! Я только что вывел формулу для растяжки времени.

Подумать только! Я взял старые расчеты и сопоставил с новыми. Ответ пришел сам собой. Только жаль, что этой радостью я могу поделиться лишь с этим дневником… Открытие, конечно грандиозное. Только, кто его оценит? Никто не должен о нем знать. Никто и ничто! Теперь мне необходимо заняться экспериментами. Но главное уже найдено!»

Селвин вновь выглянул из-за дневника.

— Невероятно! — выдохнул он. — Думаешь, он оставил нам свое решение? У меня даже сердце заподпрыгивало от волнения!

— Навряд ли, — сказал Бо, и его слова ледяной волной остудили пыл друга. Заметив, как сильно помрачнел Селвин, Бо быстренько добавил:

— Возможно, он напишет о нем позже? А может быть даже, он написал, где находится и сам прибор? — исподлобья глядя на друга, неуверенно предположил Бо, все еще пытаясь сохранить интригу, хотя прекрасно понимал, что ничего Дэвид не оставил.

— Да нет, ты прав с самого начала, — неопределенно сказал Селвин, словно читая мысли друга. — Ничего он не оставил. Иначе, его давно бы уже нашли. Идем дальше?

Бо, соглашаясь, хмыкнул, и Селвин продолжил.


«7 января 2437 года.

Все идет, как по маслу! На острове уже не осталось и две трети игроков. Что ж, игра должна быть напряженной, поэтому самых слабых нам приходится убирать. Но я доволен результатами. Я заметил уже множество мелких, на первый взгляд, деталей, на которые нужно будет обратить внимание в будущем.

Определенно, Василий Орлов должен участвовать в „финальной“ игре! Он уже исследовал часть острова и отметил на карте несколько месторождений. Я не давал им этой информации, оставляя все детали для „финальной игры“. Но этот Орлов!.. Именно такие люди мне и нужны!

Новые кандидаты: два доктора Кит Чанг и Рэй Грин. Они оба могут серьезно поспорить с компьютерными диагностиками. Энки против лечения на острове. Но после долгих дискуссий, мы пришли к компромиссу, что остров получит серьезный современный госпиталь, со всем положенным оборудованием, а люди станут лечить только самые простые болезни. Я тоже не против. Все-таки, здоровье самая важная ценность, а я не хочу, чтобы кто-то на моем острове подвергся опасности. Моя цель-позаботиться о том, чтобы человечество не только не вымерло, а наоборот, за счет хорошей наследственности и обилия информации вывело свой интеллект на новый уровень!


1 июля. 2437 год.


Сегодня закончилась первая игра Робинзонов. Довольно успешно, на мой взгляд! У нас осталось 5 человек. Все они, как один, достойны этой победы. Я нисколько не удивлен, что одним из победителей оказался Василий Орлов. Этот молодой человек показал себя с самой неожиданной стороны. Причем он сам пожелал навсегда поселиться на этом острове! Ну что ж, у него будет такой шанс. Еще из победителей я заметил молодую польскую пару, биологов Томоша и Анну Франкевич.

Думаю, они идеально подойдут для нашего нового мира. Еще меня обрадовала популярность нашей библиотеки. Но я склоняюсь к мысли создать еще одну тренировочную игру. Уж слишком много оказалось мелких неувязок в первой. Мой прибор работает отлично, но я все еще продолжаю эксперименты».


Селвин снова оторвался от дневника.

— Что ж, теперь все понятно. Это по вине моего пра-пра… — прадеда мы застряли здесь во временном кармане. Остался только один вопрос, как нам выбраться отсюда? Способ должен существовать, иначе грош цена его спасательной операции. Интересно, как выглядит мир по ту сторону тумана?

— Не знаю, — глухо отозвался Бо. — А что говорил твой отец?

— Он мне никогда ничего не рассказывал про дневник. Говорил только, что точно знает о существовании внешнего мира. Он всегда пытался сжать время. Видимо, хотел получить обратную реакцию. Честно говоря, я не очень-то верил во все это… Но сейчас… я вижу все иначе. Теперь, когда я точно знаю, что существует прибор изменяющий время, я, определенно, займусь его воспроизведением. Ну что, поехали дальше?

— Давай пропустим немного. Все эти его искания в поздний час… — едва сдерживая зевок, сказал Бо. — Давай сразу перейдем в 2441?

— Да, я тоже устал, — согласился Селвин. — Надо было оставить все на завтра. Или уже на сегодня? — он посмотрел на часы. — Точно, уже сегодня! — сказал он, и перевернул дневник, открывая последние страницы. Давай, еще вот это, а остальное завтра!

«1 июля 2441 года.


Игру пришлось отложить! Это все раздражает! По словам Энки, один из игроков не готов в данный момент очутиться в изоляции, ив критической ситуации у него может случиться нервный срыв. Я понятия не имею, что делать?! Все участники этого проекта уже готовы. Мой план тоже, и вряд ли кто заметит подвох. Я еду на остров, как один из обычных кандидатов. Моей профессией будет экспериментальная физика. А моя семья даже не подозревает о том, что, в самом деле, должно случиться. Но я не могу отступать. Скорее бы уже все кончилось, боюсь, у меня не хватит сил ждать дольше…


1 августа.


Наконец, мы на острове. Одну пару пришлось срочно заменить. К счастью, согласились принять участие победители предыдущего сезона. Возможно, это даже и лучше. Это те молодые французы, которые в сразу же занялись приручением диких коз и мулов и организовали небольшую ферму для снабжения островитян свежими молочными и мясными продуктами. Энки был немного напуган, потому что они не делали бактериальную обработку, но практика показала, что если не хранить свежие продукты слишком долго, они могут стать превосходной альтернативой классической пище. Итак, наша игра началась. Ровно через месяц наш остров исчезнет из этого мира. Надеюсь, у меня хватит мужества сделать это!


11 сентября 2441 года.


Свершилось. Мы отрезаны от мира туманной завесой. Люди напуганы, но это пройдет… Нам с Энки пришлось постараться не на шутку. Энки поднял жуткую стену цунами, которая легко бы смыла наш остров с лица земли, не успей я вовремя активировать свой прибор. Но это было необходимо, чтобы ни у кого не возникало вопросов, что случилось на самом деле! Цунами не успело обрушиться на остров. Конечно, мы выдержали небольшой шторм, но все было в порядке. Слава богу, никто не пострадал! Только что я уничтожил прибор и все записи о нем, чтобы ни у кого, включая и меня, не было соблазна раньше времени открыть туманную завесу. Придет время, и один из наших потомков самостоятельно выведет подобную формулу и создаст прибор, убирающий временную границу. Я в этом уверен! Пока же, мы будем жить здесь, передавая знания своим детям. А дневник станет ключом, как найти выход с острова».


Глава 3. Гении

Весь следующий день Селвин Корнэй проспал, а когда к вечеру проснулся, то заперся у себя в подвале, и больше ни Мира, ни Бо не видели его целую вечность. Однажды, правда, Мира застала брата на кухне, но он, с набитым ртом и полными руками всякого съестного, ничего толком не объяснив, вновь исчез за дверями своей домашней лаборатории.

— Как думаешь, — спросила Мира заглянувшего к ним Бо, в надежде узнать что-то новое, — Селвин ищет формулу Дэвида?

— Не знаю, — пожал плечами тот. — Он ведь работал над этим с вашим отцом… Вероятнее всего, именно этим он и занят.

— Вот раздражает меня его манера: ничего не объяснит, не расскажет… а ты мучайся здесь, думай! — раздосадовано прошипела Мира.

— Зато, после таких затворничеств, у Селвина, как правило, появляется новая «игрушка».

— Да, но все равно, бесит! — нервно ответила Мира.

— Давай лучше подождем. Меня сейчас беспокоит другая проблема: ваш сосед со своими милыми друзьями!

— Что ты хочешь сказать? — удивилась Мира, но сердце ее забилось чуть чаще. — Про какого соседа ты говоришь?

— Про Спенсера, разумеется, и его свиту: Тревора и Линдена!

— Тор? — щеки Миры слегка порозовели, а губы сами по себе полезли в стороны, так, что ей пришлось отвернуться от друга, чтобы тот ненароком ничего не заподозрил. — Нет, я не видела его после матча.

Хотя, сейчас, из-за нашего гения мы никуда и не ходим!

— А мне они не дают прохода! Куда бы я не пошел, они всегда где-то рядом! Неужели мой выроненный мяч до сих пор не дает им жить спокойно?! — возмущенно сказал Бо.

Мира молча пожала плечами, а Бо тяжело вздохнул. Сказать по правде, после того позорно выроненного мяча он и сам чувствовал себя отвратительно. Но сколько можно его за это упрекать? В конце концов, это всего лишь игра! Да и закончилось все благополучно… Но, казалось, что Спенсеру издевательства над Бо приносят громадное удовлетворение!

— Первым делом, когда Селвин создаст прибор, мы подарим этим придуркам по личному временному пузырю, чтобы они уже никогда не попадались нам на глаза!

Мира натянуто хмыкнула. Она, разумеется, должна была согласиться с Бо, ведь это ее друг, но Тор… Ей стало так досадно, что Тор и Селвин никогда не смогут подружиться! Скорее наоборот! Они ведь всегда были полной противоположностью друг друга. С одной стороны, Тор — красивый спортивный парень, с притягательной открытой улыбкой, сводящей с ума почти всех девчонок в их школе; а с другой — ее брат: угловатый подросток, с лохматой шевелюрой длинных, почти до плеч, волос, вызывающий своим видом кучу насмешек у сверстников. Но даже не разница во внешнем виде создавала между ними непримиримость. Тор был кузнецом, а Селвин — гением. И ничто в их мире не могло сблизить эти две противоположности, хоть Мира и многое бы отдала, чтобы это произошло!

Из задумчивости ее выбил неожиданный визит. К их дому быстрым шагом направлялся невысокий полноватый человек с объемной коробкой в руках. Мира и Бо переглянулись, а тот, заметив их, приветствуя, кивнул и прямиком направился к подвалу Селвина.

— Это профессор Дэнис Корнэй. Друг нашего папы, — почему-то прошептала Мира. — После того… как папа… он частенько заглядывает к Селвину. Надо перехватить его, когда он пойдет обратно!

Когда наружная дверь вновь открылась, и на пороге появился профессор Корнэй, Селвин вдруг позвал Миру к себе через другую дверь. Но, не дождавшись, пока она подойдет, выкрикнул:

— Вы оба понадобитесь мне завтра в полдень. Будьте готовы!

Больше ничего не объяснив, Селвин захлопнул дверь прямо перед самым Мириным носом, а Дэнис Корнэй в это время уже поднимался в воздух в своем аэробиле.

— Почему Селвин ведет себя, как последняя свинья, когда чем-то занят? Ведь ничего не объяснит, не расскажет! Только команды отдает!

Может, не пойдем ему помогать? — разочарованно выпалила Мира.

Бо тихонько хохотнул.

— Не пойдем? — подмигнул он ей. — Ты серьезно? И не узнаем, что он там придумал?

Мира сердито разглядывала муху на стене.

— Вот так всегда. Потакаем мы ему чересчур! Да и ты такой же. Два сапога пара!

Бо обожал, когда Мира сердилась. Он, вообще, обожал ее во всех настроениях и состояниях. Он был влюблен в нее еще с самого раннего детства, а теперь, когда она начала взрослеть и становилась девушкой, льстил себя надеждой, что, наконец, придет тот день, когда она посмотрит на него не только, как на друга. Бо умиленно улыбнулся. Не смотря ни на что, Мира была права. Когда Селвин или Бо увлекались каким-нибудь исследованием, весь мир для них исчезал.

Оставались только они и их работа. Они, действительно, походили друг на друга. К тому же, оба они были гениями, в буквальном смысле слова.

На острове науке уделяли особое внимание, и поэтому, одаренность детей не была чем-то из ряда вон выходящим. Гении составляли один — два процента от всех детей до восемнадцати лет, что для их острова было не так уж и мало.

С раннего детства Бо поражал окружающих феноменальной памятью.

Его родители, жившие в то время в восточной или «новой» части острова, в отличие от своего сына, были обычными людьми, без какой-либо тяги к наукам. Но отец матери Бодуэна, профессор медицины Кун Девале несказанно обрадовался таланту внука. Когда Бодуэну исполнилось восемь лет, он настоял на переезде семьи поближе к нему.

К тому же, неподалеку от дома профессора жила семья с одаренным ребенком того же возраста, что и Бо. Для родителей юного вундеркинда это одно уже оказалось весомой причиной к переезду, потому что с обычными ребятами их сыну общаться было очень сложно. Так, маленький Бо подружился с маленьким Селвином. Они нашли общий язык с первой же их встречи. Будучи изгоями среди сверстников, они будто увидели друг в друге свои отображения. С тех пор они стали неразлучны. Их увлечения наукой лежали в разных областях, но они всегда находили множество вещей, которые интересовали их обоих. С другой стороны, они могли часами заниматься каждый своим делом, не проронив ни слова, в то же время постоянно чувствуя присутствие друга, что сблизило их даже больше, чем совместные игры. К тому же, Бо не возражал против постоянного присутствия с ними маленькой сестренки друга. Наоборот, он с первых же дней испытывал к ней самые теплые чувства, и именно из-за нее остался учиться в школе еще один год, после того, как тринадцатилетний Селвин сдал университетские экзамены. Все же, природная тяга к знаниям взяла верх над чувствами, и на следующий год Бодуэн поступил в медицинскую академию. Дедушка Бо был на седьмом небе от выбора внука. Он сам курировал его учебу, и в семнадцать лет тот уже был полноценным дипломированным врачом.

По окончании академии Бо получил личный кабинет в Центральном госпитале острова, где продолжал свои эксперименты, но теперь его интересовала уже химия и фармакология.

В противоположность его научным интересам, его чувства к сестренке друга не менялись, а, наоборот, становились осознанными и сильными. Он глубоко страдал, что Мира не отвечает ему взаимностью и видит в нем только друга, но, как и все влюбленные, закрывал глаза на реальность и слепо верил, что рано или поздно она обязательно его полюбит!

— Давай подождем до завтра, а когда все разузнаем, устроим Селвину бойкот! — улыбаясь, ответил Бо. — Ладно, пойду! Банда Спенсера уже, наверняка, заскучала! Вот уж, действительно, кому заняться нечем!

— Да, — согласилась Мира. — Раньше я их здесь никогда не видела.

Они же всегда в кузне пропадают! Тебя проводить?

— Ну ты скажешь! — усмехнулся Бо. — Я уж сам как-нибудь…


Глава 4. Первые испытания

На следующий день Бо появился у Корнэев с самого утра, чтобы не пропустить ничего важного. Но ничего не случилось. Дверь подвала, где работал Селвин, была накрепко заперта весь день. Уже к вечеру, уставшие от безделья друзья, отчаявшись услышать что-то новое, решили пойти прогуляться к океану, как вдруг, наконец, появился недовольный Селвин.

— Вы куда-то собрались? — нервно спросил он.

— А ты что-то имеешь против? — вызывающе ответила Мира.

— Я же просил вас помочь мне с испытанием, — недовольно буркнул брат.

— А чем мы занимались, скажи пожалуйста, целый день? Ваше Величие назначили нам на полдень, а как же мы, неблагодарные плебеи, могли даже подумать отлучиться после шести часов безропотного ожидания?!

Глаза Миры горели огнем.

— Да ладно, Мир, не горячись, — смягчил обстановку Бо. — Ты ж видишь, у нашего укротителя времени не все в порядке. Посмотри, как он выглядит!

— Да… вы это, — забубнил Селвин, с огромным трудом пытаясь скрыть раздражение, — извините, ну что я… это… Бо прав, у меня не все гладко с прибором… не так, как я ожидал.

— Как, ты сделал какой-то прибор? — моментально теряя всякую злость, воскликнула Мира.

— Прибор? — одновременно с Мирой переспросил Бо.

— Да, я вам сейчас все объясню. Мира, найди какой-нибудь мяч или лучше два. И еще какие-нибудь ненужные вещи.

Мира огляделась, отыскивая в саду старые завалявшиеся игрушки.

— А теперь пойдемте, — глухо сказал Селвин, но уже не так раздраженно.

Они вскочили на скайборды и уже через несколько минут опустились на небольшой плоской вершине утеса, скрытой от посторонних взглядов окружавшими ее с одной стороны скалами, а с другой бескрайней гладью океана. Это место они облюбовали уже много лет назад и всегда прилетали сюда, чтобы поговорить без лишних свидетелей.

— Вот, — доставая с виду обычный пульт от телевизора с небольшим экранчиком, сказал Селвин. — Это то, чем я занимался все это время. Но почему-то он работает не совсем так, как мне нужно. Я тысячу раз проверил и перепроверил расчеты. Хотел вас удивить, но… не получилось…

— А как он должен был работать? — спросил Бо.

— Понимаешь, пространство и время неразрывно связаны между собой, но все ученые обычно работают с искривлением пространства… ну, ты знаешь… А я попробовал сжать время, чтобы перейти из одной точки в другую за считанные мгновенья, без оглядки на расстояние. Не знаю, как это объяснить по другому…

— Ты имеешь в виду метры?

— Да не важно. Хоть сантиметр, хоть метр, хоть километр, хоть световой год. Сколько хочешь…

— Безлимитно?

— Ну да, только, чем больше расстояние, тем мощнее понадобится источник питания.

— Круто! — присвистнула Мира.

— Да, только ничего у меня не получилось! Точнее, получилось только теоретически. На практике же, все предметы, прошедшие этот портал деформируются.

— Ты хочешь сказать, что он все-таки работает? — изумился Бо.

— Работает, но толку? Ты же не захочешь, чтобы тебя по пути сплющило?

— Ну покажи, хотя бы! — воскликнула Мира.

Селвин тяжело вздохнул.

— Смотрите, сейчас здесь откроется окно-вход, а например, метром дальше еще одно — выход. Затем катите в него первый мяч, он там останется. Другой мяч кидайте с силой, и увидите, что получится.

— А как это будет выглядеть? — немного испуганно спросила Мира.

— Увидишь, — буркнул Селвин и набрал что-то на экране прибора.

Мгновенно воздух перед ребятами исказился и зарябил, словно вода в пруду, только вертикально. Где-то через метр сразу же появилось второе такое же преломление воздуха. Селвин кивнул.

— Давай!

Бо легонько катнул мяч в появившееся мерцающее бликами пятно. Мяч исчез бесследно, как только прошел через первое пятно. Затем, как и просил Селвин, Мира с силой кинула туда второй мяч. Тот на долю мгновенья исчез и вылетел из другого пятна, рваный и сплюснутый, словно побывал под тяжелым прессом. Селвин выключил прибор.

— Вот вам и результат…

— А куда делся первый мяч? — удивленно спросила Мира.

— Понятия не имею. Застрял где-то во временном изменении.

— Ну, ты даешь, дружище! — воскликнул Бо. — Это же невиданный результат! Как ты это сделал? Это, в самом деле, время?

— Вопрос не в том, как я это сделал, — еще раз тяжело вздохнул Селвин, — вопрос в том, где сидит ошибка? Почему мяч сплющивается?

Почему другой, которому не задано достаточное ускорение не появляется? Расстояние-то совсем мизерное. Грош цена этому прибору, если я не смогу выяснить, в чем проблема.

— Это ты так считаешь! Я бы с этим немедленно побежал в Ученый Совет!

— Селвин, а можно мне еще разок попробовать? — нерешительно спросила Мира.

Селвин пожал плечами и снова включил прибор. Ребята один за другим стали бросать сквозь этот невидимый тоннель все принесенные вещи, но результат не менялся. Все предметы, даже самые твердые вылетали раздавленные.

— Что это вы здесь делаете? — неожиданно из-за их спин раздался скрипучий голос, который они никак не ожидали здесь услышать.

Ребята, вздрогнув, повернулись. К ним приближалась ненавистная компания Тора Спенсера. Спрыгнув со скайбордов, они медленно приближались, напуская страх своими внушительными размерами, присущими большинству кузнецов. Кузнечное дело было вторым любимым спортом островитян после скайбола. Первую кузню открыли еще в самом становлении острова геологи Василий и Татьяна Орловы. Они обосновались на горном озере, неподалеку от богатых месторождений железа, где и построили свою кузню. А когда остров отрезало от внешнего мира, эта кузница стала основным поставщиком металлических изделий. Работы было много, и, за неимением рабочей силы, Орловы приглашали помахать кувалдой всех желающих, сделав это одним из развлечений островитян. Позже, практическая нужда в кузне отпала, но для молодых парней она навсегда осталась любимым местом время препровождения. Там они не только ковали железо и качали мышцы, это стало своего рода культом, и почти все свое свободное от скайбола, работы или учебы время многие из островитян проводили в кузнице у Николая Орлова.

Селвин быстро оценил обстановку. Трое громил медленно приближались, и если придется драться, то, определенно, победа будет не на их с Бо стороне. Не долго раздумывая, он отключил прибор и вскочил на скайборд. Бо моментально последовал его примеру.

— Не успел тебе рассказать, — шепнул Бо другу, — эти гориллы не дают мне прохода в последние дни… Удивительно, что сегодня они задержались.

— Мира, улетаем! Надо нам с ними связываться? — крикнул Селвин, как только увидел, что грозная троица ускорила шаг.

Мира вскочила на скайборд, и друзья взмыли ввысь.

— Эй, цыпочки, вы кого-то испугались? — фальцетом крикнул Спайк Трэвор.

— Сам ты цыпочка, — огрызнулся Бо и швырнул в него предметом, который не успел бросить в портал…

— А! — издевательски протянул Трэвор, поднимая с земли маленькое розовое ведерко с почти стершейся на нем разноцветной бабочкой. — Мы здесь в песочек играем! — и громко и истерично захохотал, но Селвин, Бо и Мира уже улетали прочь.

Они приземлились во дворе дома Бо.

— Сейчас они нам, вообще, покоя не дадут, — досадно воскликнул он. — Надо же что б это дурацкое ведро в руке оказалось. Нет бы хоть мяч какой… или камень.

— Да, получилось круто, — хохотала Мира. — Может тебе в следующий раз лопатку в них бросить? Для комплекта!

— Ну, ты еще сейчас начнешь! — с улыбкой отмахнулся от нее Бо.


Глава 5. Неудачная попытка

На следующий день, и день после этого, и еще несколько дней после друзья встречались снова, чтобы продолжить эксперименты Селвина. Вся троица была полностью поглощена поисками ошибки. Точнее, Селвин занимался поисками, а Мира и Бо лишь беспрекословно помогали ему всем, о чем он просил. Но ошибка не желала обнаруживаться. В добавок к этому, каждая их вылазка обязательно заканчивалась стычкой с бандой Спенсера. Это становилось невыносимо.

— Слушайте, может жучков им поставить? — воскликнул Селвин, после очередной атаки кузнецов. — У меня все мысли сбиваются в кучу, когда я их вижу.

— Но как это сделать? Прицепить жучок на одежду не практично, они могут ее поменять. На обувь? — пожал плечами Бо.

— Может, я попробую? — спросила Мира. — Они же меня все равно не тронут. В другой раз я просто останусь на месте. Сделаю вид, что мой скайборд не завелся.

— А что, это идея! — согласился Селвин. — Я приготовлю жучков. А потом обсудим, как все провернем.

Через несколько дней Селвин показал друзьям три маленькие плоские шайбочки.

— Ух ты! Как таблетки! — воскликнул Бо. — Вот бы они их проглотили для большей уверенности!

Мира грозно сверкнула на него глазами.

— Шучу, шучу! — воскликнул Бо, выставив впереди ладони, защищаясь от ее испепеляющего взгляда.

— То-то же, — ухмыльнулась она, довольно таки серьезно. — Мы не собираемся портить их здоровье, а всего лишь не хотим встречать их… до окончания работы, — последнюю часть Мира произнесла почти неслышно, будто только для себя.

— А как они работают? — сменил тему Бо.

— С одной стороны у них специальный магнит, который держится на любой поверхности, а сигнал после активации пойдет отсюда, — и Селвин достал из кармана компактный прибор с картой острова на небольшом экране. — Вот этот приемник запищит, если жучки появятся на определенном расстоянии от нас, или, точнее, от самого прибора.

— Круто! — искренне восхитился Бо.

— Теперь дело за одним, прицепить это на чей-нибудь ботинок или скайборд.

Мира обреченно вздохнула.

Вечером этого же дня у ребят появился шанс поставить первого жука. Они, как обычно, экспериментировали с прибором, когда появилась компания Спенсера. В соответствии с планом, Селвин и Бо немедленно вскочили на скайборды. Тяжелая троица и не подумала гнаться за легкими и подвижными противниками. В воздухе они становились недосягаемы. Друзья это понимали и кружили высоко над головами своих неприятелей. Мира сделав вид, что ее скайборд вовремя не завелся, немного испуганно смотрела на окруживших ее огромных кузнецов.

— Что, оставили тебя одну? — подходя к ней ближе, ехидно спросил Спайк, скрипучим высоким голосом, совершенно не сочетающимся с его внушительной внешностью. — Вот такие твои друзья! Заботливые! Зачем они тебе? Давай дружить с нами!

Его рука уже почти дотронулась до лица девочки, а та, оцепенев от страха, уставилась на него во все глаза. Бледная, она стояла совершенно беспомощная и беззащитная. Но, к ее изумлению рука Трэвора застыла в сантиметре от ее лица.

— Ты что, не в своем уме? — гневно воскликнул Спенсер, останавливая друга. Его глаза блестели, а ноздри яростно раздувались. — Думай, что делаешь!

— А что такого? — обескуражено, спросил Трэвор. — Ничего я не делаю, просто хотел, чтоб защитники вниз спустились.

Тор немного успокоился, отпустил руку Трэвора и повернулся к ошарашенной Мире.

— Все в порядке, малыш, тебя никто не тронет, — мягко сказал он, — машинально поправляя ее растрепавшиеся каштановые волосы.

Лицо Миры вспыхнуло, а сердце яростно заколотилось. Она, не зная, что сказать, подняла глаза на Тора, в то время как тот, не переставая удивлять всех, завел ее скайборд.

— На, держи, — тоже слегка смущаясь, сказал он.

Мира не стала дожидаться второго приглашения и через несколько секунд уже парила высоко в воздухе.

— Что. это. сейчас. было? — удивленно пробасил Спиро Линден. — Тор, ты что только что изображал? Молодого влюбленного, что ли?

Трэвор визгливо захохотал, а Спенсер удивленно посмотрел на них обоих, словно бы выходя из какого-то странного оцепенения.

— Че ржешь, как лошадь сивая? — сорвался он на Спайка, понимая, что сделал что-то не так, как ему полагалось.

— Ты что, Спенсер, положил глаз на малолетнюю сестрицу Корнэя?

— Вы че, с катушек съехали? На кого я мог положить глаз? Думайте о чем говорите! Или забыли, что она вам гол забила? Просто я считаю, что она заслужила достойного к себе отношения, — закончил он зло.

Хотя злился он больше на себя, прекрасно понимая, что не в уважении тут вовсе дело, но признать это он не собирался даже самому себе.

Тем временем Мира, поднявшись к своим друзьям, разочарованно пожала плечами.

— Они сразу накинулись на меня, не оставляя и секунды без внимания, — затараторила она, пытаясь выдать смущение за страх.

— Ничего, — многозначительно заметил Бо. — В другой раз, мы используем иную тактику.

Селвин, прищурив глаза, пронзил друга взглядом, словно хотел прочитать невысказанную мысль. Но тот, как ни в чем ни бывало, продолжил разговор на совершенно отвлеченную тему.


Глава 6. Последняя капля

На острове, где наука ставилась во главу угла, одаренных детей поддерживали и продвигали, позволяя им жить по особым правилам. Они сами составляли свой график учебы или работы, выбирая себе темп и учителей; но самое главное, они всегда получали все необходимое для экспериментов, даже если это кому-то казалось странным и чрезмерным.

Хотя, обратной стороной таких привилегий оказалось неприятие маленьких гениев их сверстниками.

Гениальность Селвина обнаружилась не сразу. В детстве его никто ничему не учил, но когда он пошел в школу, уже умея читать и считать, это ни у кого не вызывало особых удивлений. Все знают, малыши, как губки легко впитывают в себя новую информацию, которую получают из окружения. В школе же, он обратил на себя внимание тем, что постоянно был отвлечен от уроков и с трудом заставлял себя слушать учителя, но, с другой стороны, Селвин всегда знал ответ на любой вопрос, даже заданный врасплох. Позже выяснилось, что мальчик проглатывал все учебники в первые месяц-два учебы, запоминая их от корки до корки с удивительной легкостью, а все остальное время скучал на занятиях. Тогда ему предложили проходить по несколько классов в год, и когда Селвину исполнилось двенадцать, он уже давно прочитал все школьные учебники, которые ему попались под руку, а учителя больше не были способны отвечать на его слишком сложные вопросы. Тогда, устав от скуки, он сдал школьные экзамены и поступил в Политехнический Университет на факультет «Двигатели Летательных Аппаратов». Проучившись там пару лет, он создал свой первый мотор, прототип которого впоследствии использовали для легких транспортных средств. Но вскоре, интерес Селвина к моторостроению исчез, и он серьезно увлекся математикой.

В последние годы, он присоединился к отцу, который, казалось, был одержим временной физикой и всеми силами старался увлечь ей своего гениального сына. А теперь, когда Селвин узнал об откровениях Дэвида Корнея, он взялся за работу с новым интересом.

Сентябрь подходил к концу, а с ним заканчивались и каникулы, но Селвин не продвинулся ни на шаг в поисках злополучной ошибки. Снова и снова проверяя расчеты, изменяя параметры, он надеялся вычислить ее, но безрезультатно. Оставалось лишь надеяться, что Спенсер и его банда с началом учебного года займутся своими делами, и Селвин, спокойно все обдумав, наконец, вычислит неполадку. С такими мыслями он дожидался октября, заранее решив прервать учебу, пока не добьется результата. Но чтобы окончательно убедиться в несостоятельности прибора, ему нужен был еще один эксперимент на дальнее расстояние, а для этого требовалась помощь Миры и Бо.

Чтобы никого не отвлекать во время учебы, Селвин договорился с друзьями провести эксперимент в последний день каникул, надеясь, что Спенсер с компанией в это время будет занят своими делами. И вот, с самого раннего утра Мира и Бо отправились скоростным аэробусом на другую сторону острова, и, прибыв на место, связались с Селвином, дожидавшимся их звонка на плато.

— Отлично! Надеюсь, никого постороннего рядом с вами нет, — сказал он, включил портал и, бросив первый предмет в открывшееся мерцающее пятно, нагнулся за другим… но тут он почувствовал, как его руку сжали железные тиски. Селвин вздрогнул и медленно повернул голову. Его держал Тор Спенсер.

— Где Мира? — прошептал тот белый от ужаса.

— Далеко, отсюда не видать! — выпалил Селвин, безуспешно дергаясь, чтобы высвободить руку.

— Куда делся тот мяч, что ты только что бросил в эту штуку? — Тор кивнул на мерцающее пятно. Его голос тихий и устрашающий не сулил ничего хорошего.

— А это тут причем? — удивился Селвин.

— Тебя где учили отвечать вопросом на вопрос? Я спросил, куда пропал мяч, фокусник, ты, хренов!

— Я не могу тебе это объяснить, отпусти меня! — сказал Селвин раздраженно. Одна его рука была сжата будто клещами, другая держала все еще включенный прибор.

— Мира точно не с тобой? Она не имеет отношения к этой штуке? — Тор снова кивнул на мерцающее пятно.

— Да нет же, я же сказал, она не здесь!

— Тогда ты сможешь убрать «это», не повредив ей?

— Конечно, смогу, если ты не сломаешь мою руку!

— Тогда давай, убирай, — Спенсер выпустил Селвина, но как только тот выключил прибор, сзади на него навалился Трэвор, повалил на землю, свернув руку за спину, а выпавший прибор пнул к своему предводителю.

— В какие игры ты играешь, Корнэй? — зло спросил Спенсер, рассматривая странное изобретение. — Знаю, ради науки ты пожертвуешь кем угодно! Я уже видел твои фокусы! Ведь потом сами туда полезете!

На тебя и Девале мне плевать, но вот твоя сестра не обязана отвечать за изобретателя-неудачника, поэтому я решил забрать это у тебя.

— Ты не можешь этого сделать! — сгорая от досады и бессилия, крикнул Селвин. — Это не твоя вещь, и ты не имеешь права ей распоряжаться!

— Мне плевать, чья это вещь, — скривив губы, сказал Тор, делая паузы между каждым словом. — Но она мне не нравится. И потому… — Спенсер подошел к большому камню и положил на него прибор, — смотри! — усмехаясь, сказал он и со всего размаху, словно кувалдой, стукнул другим камнем сверху, так, что прибор разлетелся на тысячи маленьких кусочков. Не отрывая взгляда от Селвина, Спенсер издевательски произнес: — Ой, разбился… извини… — он достал из мусора батарейки и положил их себе в карман. — А это мне на память, — торжествуя, сказал он. — Отпусти его, Спайк.

Трэвор со злостью ткнул Селвина лицом в землю и поднялся, оставив того лежать ничком. Довольные собой Спенсер и Трэвор, громко хохоча, вскочили на скайборды и улетели.

Селвин не поднимался. Его раздирали досада и злость, и от бессилия он стучал о землю, раздирая в кровь кулаки. Он все еще не мог поверить, что Спенсер так запросто сломал его изобретение! Все что угодно, но ломать вещи ему не принадлежащие, это было уже слишком!

— Ты еще за это заплатишь, Спенсер! — прошептал Селвин сквозь зубы.

Мира и Бо, слышавшие все через мобильник, были в шоке. Мира расстроилась вдвойне. Обида за брата, с одной стороны, а с другой, она не желала верить, что Тор способен на такое бесчинство! Ей казалось это слишком низким и недостойным ее героя…

Разумеется, потеряв прибор, Селвин снова заперся в своей подвальной лаборатории. Пропал и Бо. У того тоже, вдруг, появилась какая-то таинственная работа, и он так же, как и Селвин, отложил учебу, чтобы вплотную заняться новым делом. Благодаря своей неординарности, оба друга могли позволить себе подобную роскошь, как перенос учебы или отмену расписания. Никто даже и не подумал бы давить на них, зная, что эта изоляция приводит к созданию чего-то нового, необычного, а именно этого островитяне ожидали от своих гениев. Не смотря ни на что, люди в тайне надеялись, что когда-нибудь кто-нибудь из них, в конце концов, найдет выход с острова!

Но все эти правила и бонусы не работали для обычных школьников, к которым относилась Мира. В отличие от Бо и Селвина, она не отличалась гениальностью, но чтобы не отставать от друзей ей приходилось проводить много времени за книгами. Конечно, с таким усердием Мира была первой ученицей в школе, но закончить ее даже на год раньше, об этом не шло и речи. Поэтому с начала года Миру полностью поглотила учеба, и из-за этого у нее не оставалось ни минуты времени на встречи с друзьями.


Часть 3. Потерянный мир


Глава 1. Успех

Через пару недель затишья Селвин появился в доме друга. Бо встретил его широкой улыбкой.

— Я тоже собирался к тебе! — радостно сказал он. — Как дела? Починил прибор?

— А как же! — довольно выпалил Селвин, доставая из вместительного кармана вытянутый пульт с большим экраном. — И не только починил, я даже название ему придумал. Ну… вернее не то, чтобы я придумал, но мне кажется, это подходит. Я назвал его ВИП, что значит «время-искажающий прибор».

— Ну… здесь, как я понимаю, ВИП главное, — хмыкнул Бо. — Уже пробовал?

— Ага. А как у тебя дела? Слышал, ты тоже отложил учебу? Что-то новенькое?

— Да, — не в силах сдерживать довольную улыбку, ответил Бо. — И у меня есть отличный план, касающийся наших маленьких друзей.

— Маленьких друзей? — опешил Селвин.

— Ну да, — усмехнулся тот. — Я ж не могу назвать банду Спенсера «большими» друзьями!

Они оба расхохотались.

— Ну давай уже, не тяни, рассказывай, — сказал Селвин, закидывая ноги на письменный стол.

Бо небрежным движением скинул ноги зарвавшегося друга со стола, сел напротив и, как ни в чем не бывало, продолжил:

— Только ты должен поклясться ничего не рассказывать Мире!

— Мире? — еще больше удивился Селвин. — Почему? Ты что, любовное зелье изобрел? — и он, стараясь сдавить смех, довольно захрюкал.

— Ладно тебе, — огрызнулся немного обиженный Бо. — Хотя, идея не плохая. Надо заняться на досуге. Интересно, кто-то уже исследовал формулу любви? Наверняка, гормоны какие-нибудь за это отвечают.

Найти бы их только …

— Ну-ну! Не отвлекайся! — прервал его Селвин, немного испугавшись, что Бо воспринял его шутку всерьез. — Рассказывай, что за план?

— Но ты не проболтаешься Мире? — переспросил Бо, немного порозовев.

— Как хочешь, — пожал плечами тот. — Сам только не расколись! Ну в чем дело-то?

Бо, пытаясь побороть смущение, помолчал.

— Помнишь, мы хотели прицепить жучка Спенсеру или кому-нибудь из его банды? — наконец, сказал он.

— Как не помнить! У меня это желание никуда не пропадало. Правда, сейчас они не так часто попадаются… Но все же, тогда они меня сильно достали! Хотя… ну ладно, это потом, рассказывай вначале ты!

— Это хорошо, что не пропало, — улыбнулся Бо. — Я-то как раз работал в этом направлении. Смотри, — и он вытащил из стола небольшую затемненную баночку. — Это биомасса, — гордо сказал Бо. — Вся штука в том, что эта масса при соприкосновении с биологической материей, ну типа кожа или мышечные волокна, приобретает свойства этой материи, то есть становится ей самой.

— Круто, — сказал Селвин. — Но причем здесь наши «не очень большие» друзья?

— Ну как же «причем»? — удивился Бо. — Мы покроем жучка этой массой и дадим кому-нибудь из них проглотить эту пилюлю. Тогда мы всегда будем в курсе, если они появятся поблизости!

— А что, без этой массы нельзя? Жучки же маленькие, а те вон какие бугаи! Они ничего и не заметят.

— Нет, кто знает, как поведет себя внешняя оболочка под воздействием внутренних ферментов. А если у них что-то заболит, эти нюни сразу же побегут к доктору. Ты только представь, что они с нами сделают, если узнают, чем мы их накормили! Тогда уж точно придется заказывать место на кладбище!

Селвин хмыкнул.

— Ты прав. План отменный! Теперь, остается лишь накормить этих громил жучками в биомассе. Звучит аппетитно! Держу пари, им понравится!

Бо и Селвин снова весело рассмеялись.

— А как работает твой ВИП? Покажи! Я не могу поверить, ты это сделал! — спохватился Бо.

— Да легко!

Селвин запустил прибор и кинул через появившийся портал пару первых попавшихся под руку предметов со стола, так, что Бо даже не успел возмутиться. Но они вылетели из обратного пятна прямо на колени своего хозяина в абсолютно первозданном виде.

— Ты не поверишь, — засмеялся Селвин, — ошибка была в сборке! Мне никогда бы не удалось правильно запустить первый прибор!

— Это типа, спасибо Спенсеру, что ли? — удивленно хихикнул Бо.

— Ага, ему самому! — согласно кивнул Селвин, довольно улыбаясь. — Только знаешь, я еще не проводил опыты с живыми существами. Может попробуем твоего кота прогнать? А?

— Моего кота? — возмутился Бо.

— Ну да, — как ни в чем не бывало, подтвердил Селвин. — Я бы своего взял, да у нас, ты же знаешь, котов нет. Его ж потом в историю запишут, как первого, прошедшего через время!

— Даже не думай. Может мышь подойдет?

— Мышь? А чего ей не подойти? — пожал плечами Селвин. — Только где я ее поймаю?

— В магазине, — без раздумий ответил Бо. — Там и лягушек, и мышей продают. Я всегда их там покупаю… для своих целей.

Селвин с отвращением посмотрел на друга.

— Да ладно, не морщись. Можно подумать твои цели намного гуманнее!

— Ну, по крайней мере, они подразумеваются остаться живыми.

— Так у меня тоже… подразумеваются, — ответил Бо, немного растерянно произнеся последнее слово.

И друзья снова засмеялись. Они еще долго непринужденно болтали обо всем на свете, восполняя упущенное время, проведенное в исследованиях. Конечно же, они без труда придумали план «как заставить Спенсера и его команду проглотить фаршированные пилюли» и решили воплотить этот план в жизнь, не откладывая, благо, Мира была занята подготовкой к очередной контрольной!

На следующий день Селвин встал пораньше, сбегал в ближайшую кондитерскую и, как бы невзначай, медленно вразвалочку прошел перед домом Спенсеров, неуклюже пытаясь скрыть большую коробку с пирожными. По дороге, почти перед окнами комнаты Тора его нагнал Бо, и они, возбужденно размахивая руками, полетели в сторону своего плато. Мира еще с вечера сообщила Селвину, что весь день просидит дома, поэтому друзья, не боясь никаких недоразумений, расставляли сети для своих ненавистных врагов. Все шло, как по маслу: Селвин и Бо устроились прямо на земле, красиво расставив на большом плоском камне три бумажные тарелки с кремовыми пирожными, начиненными по рецепту Бо малюсенькими пилюлями, каждая из которых содержала жучка в биомассе. Оставалось только дождаться, когда подоспеют их подопечные. Разумеется, ждать пришлось не долго. Бо заметил их еще издали, и Селвин, прижав телефон к уху, немного громче, чем обычно, возмущенно заголосил:

— Сколько можно тебя ждать?! — кричал он в пустую трубку. — Ты что, хочешь, чтобы банда Спенсера попраздновала вместо нас?

Бо, как ни в чем не бывало, разлил сок по подготовленным стаканчикам и подвинул к себе поближе одно пирожное, краем глаза наблюдая, как долгожданная троица пытается незаметно к ним подкрасться.

— Что празднуем? — издевательски спросил Трэвор, скрипучим высоким фальцетом.

— Вам какое дело? — огрызнулся Селвин. — Вас сюда никто не звал. Валите отсюда!

— Ой, ой, ой! У меня аж коленки задрожали, — насмешливо пропищал Спиро Линден, нагибаясь над Селвином. — А что это у нас здесь?

— О! — воскликнул Трэвор, — Тор, взгляни-ка, что они к твоему дню рождения приготовили! — и, бесцеремонно схватив пирожное, лежащее перед Селвином, откусил больше половины. — Ммм, — промычал он с набитым ртом, глотая сладкий крем, — вкуснота!

Линден взял пирожное, лежащее перед Бо.

— А ты чего, Тор? Угощайся, — предложил он, указывая на третье.

— Нет, это, наверняка, для Миры, — буркнул Спенсер, слегка смутившись, что совершенно ему не подходило. — Это ей. А вы ешьте, это свежак. Я сам видел, они только сейчас их купили!

Ребята разочарованно переглянулись, а Линден пожал плечами и поднес пирожное ко рту, как вдруг Трэвор поперхнулся и что-то выплюнул.

— Что это? — раздраженно спросил он, удивленно глядя на оставшийся кусок. — Орех что ли?

— Да, — хором отозвались слегка побледневшие Селвин и Бо.

— Жаль, что он тебе в глотку не попал, — добавил Бо, разочарованно.

Трэвор усмехнулся и проглотил остаток, а Спиро протянул свое пирожное Спенсеру.

— Тор, это тебе, — вздыхая, сказал он. — У меня с детства аллергия на орехи.

— Аллергия? — удивленно переспросил Бо.

В его интонации уже не слышалось ни обиды, ни раздражения, ни злости. Казалось в нем заговорил врач.

— А что? — удивился Линден.

— Редкая штука, — задумчиво сказал Бо. — Может, ты зайдешь ко мне, я сделаю кое-какие тесты?

— Щас! Чтобы ты меня сразу на тот свет отправил? — загоготал тот.

Бо пожал плечами и отвернулся.

— Ну что, хорошо, но мало! — проглатывая последний кусок, лениво сказал Спенсер. — Пошли ребята, нам сегодня в кузню. А вы глядите тут! Мы еще вернемся!

— Ты чего это про тесты какие-то речь завел? — удивленно спросил Селвин, когда злополучная троица удалилась от них на приличное расстояние.

— Ну а что? Интересно ведь. Не у каждого аллергия бывает. Было бы чем заняться в ближайшее время. Да и жука посадить в больнице легче, — стал оправдываться Бо.

Селвин пожал плечами.

— Этот идиот Трэвор чуть не прокусил мой жучок, — насмешливо сказал он, подбирая салфеткой выплюнутую пилюлю. Хорошо, хоть оболочка не успела раствориться, а то вырос бы странный нарост на языке. Вот было бы весело!

Они убрали третьего жука из оставшегося пирожного, разделили его пополам, съели и с чувством выполненного долга пошли покупать мышей.

Через несколько дней стало ясно, что жучок с успехом зацепился внутри Спенсера, и теперь друзья вздохнули спокойно: неприятные встречи со злополучной троицей полностью прекратились.

Мира, все еще грезя о Торе, из-за этого немного грустила. Хотя, после того случая, когда он сломал прибор брата, единственный лучик надежды на дружбу с ним бесследно растаял. Чтобы немного забыться от неразделенного чувства, она переключила внимание на Бодуэна. Мира даже пыталась заставить себя взглянуть на него так же, как на Тора, но это получалось не очень. Она любила Бо, но все ее чувства к нему походили больше на братские, и перешагнуть через этот барьер у нее никак не получалось.


Глава 2. Новый мир

В последнее время развлечением Селвина, Миры и Бо стали эксперименты с мышами и лягушками, а порой даже с соседскими кошками, которые целые и невредимые выпрыгивали с обратной стороны временного кольца вне зависимости от расстояния. И после сотен удачных опытов Селвин решил переместиться самолично. Ребята были взволнованы и испуганы одновременно. Что будет, если эксперимент не удастся? Но больше ждать Селвин не хотел.

— Хорошо, Мира, ты встань в начале, а Бо на выходе, в случае чего подтолкнете меня или вытащите, — давал он последние указания.

На всякий случай ребята еще раз проверили удаленность от них Спенсера, и Селвин активировал портал. Перед ним появилось рябящее, подобно водной поверхности, пятно и неизвестность в пределах одного метра. Он оглянулся на ребят, и, отбросив все мысли о неудачном исходе, вступил в кольцо и исчез.

Мира и Бо с ужасом переглянулись, но уже в другой миг Селвин благополучно вышел с другой стороны портала. Ребята завизжали от восторга.

— Что? Что ты чувствовал? — наперебой кричали они.

— Не знаю, — рассеянно сказал Селвин. — Может быть расстояние слишком маленькое, но я ничего не заметил. Только когда проходил через кольца, было что-то типа едва уловимого сопротивления. А может, это просто ветер подул? Попробуем увеличить расстояние?

Селвин изменил данные на экране.

— Здесь можно поставить расстояние или координаты, — пояснил он своим друзьям принцип работы прибора. — Или прямо указать на плане.

Я закачал сюда подробные карты нашего острова.

Затем он снова активировал портал и вышел с другой стороны плато.

— Я тоже хочу! — запротестовала зачарованная перемещением брата Мира.

— И я тоже, — добавил Бо, с трудом выговаривающий слова от изумления. — Может нам удастся что-то почувствовать?

Селвин не возражал, и каждый из ребят тоже пару раз переместился.

Затем Селвин побывал в своем подвале и вернулся обратно, затем они перемещались вдвоем, затем втроем, но так никто ничего особенного не почувствовал.

— Здорово! — Бо восхищенно хлопал друга по плечу. — Теперь тебе надо в Ученый Совет! Там оценят твое изобретение! Простое ли это дело: сжать время!

— Еще успею! — отмахнулся Селвин. — Они, однозначно, у меня все заберут и запретят перемещаться. А я… Мне хочется вначале кое-что проверить…

— Я так и знал! — воскликнул Бо. — Думаешь это не опасно?

— Что? — пораженно прошептала Мира. — Ты хочешь выбраться с острова?

— Ммм… — промычал Селвин. — В этом, как бы, и был смысл? Или вы не согласны?

— Нет, ну разумеется… — поджав губы, промямлил Бо, все еще не согласный с выбором друга. — А вдруг барьер тебя не пропустит?

— Ну… если я не попробую, то мы об этом никогда не узнаем! — протянул Селвин. — Полечу на скайборде. Если колпак не пропустит — вернусь обратно.

— Я с тобой, — твердо заявила Мира.

— И я, разумеется, тоже, — вторил ей Бо.

— Ну ты же сам сказал, что это может быть опасно! — попробовал возразить Селвин, но взглянув на вызывающие лица друзей, понял, что спорить с ними бесполезно. — Хорошо, — сказал он. — Только мы должны хорошенько продумать наше перемещение. Выберем место по архивным данным. Какой-нибудь безлюдный лесок или парк…

— Отлично! Завтра в библиотеку?! — то ли спросила, то ли констатировала Мира.

Селвин согласно кивнул, а еще через пару дней перед ребятами расплылось мерцающее пятно портала, готовое перенести их в потерянный несколько веков назад мир.

Селвин, в последний раз взглянув на друзей, попросил их отказаться и дать ему попробовать вначале самому, но Бо и Мира наотрез отказались его даже слушать! Друзья вскочили на скайборды и, взявшись за руки, влетели в расплывчатое временное кольцо.

Через секунду они уже были по другую сторону колпака и замерли раскрыв рты от изумления. Они оказались в лесу, как и планировали, но лес был какой-то странный. Между необыкновенно высокими деревьями, которые немного походили на сосны, кипарисы, тисы, густо разросся гигантский папоротник и хвощ.

— Что-то мне это напоминает… — задумчиво протянул Бо, оглядываясь по сторонам. — Какие-то они уж слишком высокие!

— Мне тоже… — подтвердил Селвин, — будто картинка из детской книжки…

Над ними пролетело несколько гигантских птиц с перепончатыми крыльями.

— Именно так и есть… — прошептала Мира. — Картинка из книжки. Только динозавра не хватает для полного сходства…

— Ну да, точно, теперь я вспомнил! — воскликнул Бо, и прикрыл рукой рот, будто испугавшись своих слов. — Именно из книжки про динозавров. Мне когда было лет пять или шесть, я ими очень увлекался.

— А кто нет? — тихо выдавил Селвин.

— Хм, кому-то может и другие вещи нравились, — как бы между прочим заметила Мира, но, казалось, никто не обратил на это внимания.

— Я помню: динозавры — стегозавры — тираннозавры…

— Думаете, здесь люди вымерли, и сейчас это планета динозавров? — с ужасом прошептала Мира.

— Нет, нет, — успокоил ее Бо, — вообще-то, прошло не так много времени, чтобы жизнь изменилась настолько! Вот если бы наш остров насчитывал несколько десятков миллионов лет, то такое, в общем-то, можно было бы предположить. А так…

— А если время здесь идет по-другому? — спросила Мира.

— Нет, не дол.. — Селвин замер на полуслове: неожиданно земля у них под ногами задрожала, деревья и трава затряслись, и ребята услышали ужасающий топот.

— Да нет, не может быть здесь динозавров! — истерично хохотнул Бо и с ужасом увидел огромного теропода[2] с открытой кровожадной пастью, над которой угрожающе белели два торчащих в разные стороны небольших острых рога.

— Бежим! — в ужасе крикнул Селвин, схватил Миру за руку, и они понеслись прочь от догоняющего их страшилища.

— Уходим через портал? — крикнул на лету Бо.

— Нет, не успеем! Эта тварь может запрыгнуть в кольцо! — выкрикнул Селвин, бешено петляя между деревьями.

Теропод не отставал. Селвин обернулся. Динозавр был почти у них за спиной, а его маленькие передние лапки цепляли воздух, пытаясь дотянуться до своей добычи. Как вдруг раздался чей-то слабый крик:

— Стойте, подождите, не убегайте!


Глава 3. Настоящий динозавр

Селвин вопросительно взглянул на сестру, летевшую рядом. Та ответила таким же ошарашенным взглядом. Ребята не могли ошибиться: крик повторялся снова и снова, а с приближением динозавра становился все громче и отчетливее. Бо повернулся к друзьям.

— Вы это тоже слышите? — крикнул он им вполголоса.

— Что? Что это? Говорящие мутанты-динозавры? — вскрикнула Мира, в то время как Селвин, обернувшись воскликнул:

— Мы остановимся, если ты перестанешь за нами гнаться!

Ребята были в шоке: динозавр остановился, как вкопанный. Друзья тоже притормозили и спрыгнули на землю.

— Нет, этого не может быть! — воскликнул потрясенный до глубины души Бо. — Разумный говорящий карнотавр!

— Извините, если я вас напугал, — сказал динозавр, довольно тихо для своих размеров, хотя пасть его почему-то не двигалась.

Ребята не могли выдавить ни слова. Только что потрясенные от испуга, они оцепенели в ужасе. В это не возможно было поверить: они говорили с динозавром!

Тем временем карнотавр развернулся к ребятам боком, закрывая собой значительную часть леса.

— Ну вот, так будет лучше, — сказал он, и друзья подняли головы на исходящий откуда-то сверху голос. Тут их страх исчез без остатка: на затылке у динозавра сидел человек! Спортивного вида мужчина в костюме грязно-зеленого цвета, который сливался с окраской кровожадного семиметрового монстра. Человек махал им рукой, привлекая к себе внимание.

— Я не хотел вас напугать, — крикнул он. — Я думал, вам нужна помощь! Вы потеряли своих динозавров? Что случилось?

Ребята переглянулись. Человек говорил понятно, но с каким-то странным акцентом.

— Мы… мы не местные, — заикаясь, произнес все еще ошарашенный Селвин. — Здесь что, у каждого есть свой динозавр?

— А как же иначе? — удивленно ответил вопросом на вопрос незнакомец.

— Извините, мы здесь у вас впервые. Наверное, мы сделали что-то не так… — неопределенно предположил Бо.

— Вы упали с динозавра? Надо немедленно об этом сообщить! Я сейчас же вызову помощь.

— Нет, нет, это не обязательно! — хором крикнули ребята.

— Может быть, вы нам поможете? — спросила Мира.

Человек обернулся по сторонам, будто ища кого-то.

— Кого вы имеете в виду?

Ребята опять удивленно переглянулись. Надо было срочно что-то предпринимать.

— Ну мы имеем в виду вас, — ответила Мира.

Человек опять осмотрелся по сторонам.

— Странные вы какие-то. Где же, все-таки, ваш динозавр? Вы что, не знаете, что здесь можно ездить только верхом? Вас больше сюда не пустят без сопровождения!

— Он убежал! — воскликнула Мира.

— Убежал? С ним что-то было не в порядке? У меня тоже сегодня новый. Мой Стеги сломался, и мне пришлось выбрать другого.

— Сломался? — переспросил Селвин. — Они что, эти динозавры, не настоящие?

— Как не настоящие? — удивленно переспросил их новый знакомый, опасливо трогая своего карнотавра.

Селвин покачал головой, уже не зная, как вести разговор, но незнакомец, кажется, нисколько не смущался. Он заставил своего монстра сесть, чтобы ребята забрались на его спину.

— Меня зовут Рико Лавито, — представился он. На вид ему было лет пятьдесят. Волосы уже начинали редеть, а на висках проступила седина. Маленькие темные близко посаженные глазки недоверчиво и даже чуть вызывающе смотрели из под нависших густых бровей. Казалось, сейчас он начнет читать ребятам какую-нибудь мораль о том, что они нарушили кучу правил, но вместо этого Рико вдруг улыбнулся, показав ряд ровных белоснежных зубов, и все напряжение, вдруг возникшее в атмосфере, бесследно растворилось.

Мира, забралась на затылок динозавра первой и протянула незнакомцу руку.

— Мира Корнэй, — сказала она, пожав плечами, потому что Рико не подал ей руки в ответ. — А это мои друзья, Бо Девале и Селвин Корнэй. Селвин мой брат, — пояснила она.

Селвин и Бо натянуто улыбнулись, устраиваясь на удивление удобном хребте карнотавра между его буграми.

— Так говорите, вы здесь впервые? — спросил Рико, разворачивая динозавра.

— Да, а вы?

— Мы? — переспросил Рико, нахмурив лоб, но вдруг улыбнулся и весело произнес, удивляясь наивности ребят: — Динозавр вас не понимает! Он знает лишь обычные команды.

Друзья переглянулись, а Рико продолжил:

— Я сюда приезжаю уже много лет. У меня есть несколько динозавров. Раньше мне нравились травоядные, а теперь я решил попробовать этого теропода. Красавец, да?

— Ты изучаешь динозавров? — уважительно спросил Бо, переходя на ты.

— Изучаю? — Рико через плечо удивленно посмотрел на ребят. — Чудные вы какие! И слова у вас непонятные.

— А что это за место, Рико? — спросила Мира. — Ты, говоришь, приезжаешь сюда много лет, значит ты не живешь здесь?

Рико рассмеялся.

— Живу здесь? Хотел бы я этого! Нет, здесь живут динозавры. А кто хочет, приезжает сюда, чтобы посмотреть на них или покататься. Можно даже выбрать собственного динозавра. Тогда ты становишься его хозяином.

— Значит они не настоящие? — снова спросил Селвин.

— Как не настоящие? Ты же сам на нем сидишь? — удивленно спросил Рико.

— Ну он на самом деле живой или нет? — воскликнул Селвин, немного раздражаясь.

— Как же он не живой? Он ведь может ходить, бегать, охотиться.

— Охотиться?

— Да, есть специальное место для этого, если хотите, мы можем туда заехать. Но нам придется сидеть на трибуне.

— В смысле? Наблюдать за его охотой?

— Ну да, — с досадой произнес Рико. — Я бы тоже хотел в этом поучаствовать, но это запрещено, — он громко вздохнул и спросил: — Ну что, хотите посмотреть?

— Нет, как-нибудь в другой раз, — поспешно ответила Мира, не давая ни Селвину, ни Бо вставить ни слова.

— Так куда мы едем? Искать вашего динозавра? — спросил Рико.

— Рико, мы еще никогда здесь не были… — окончательно забирая инициативу в свои руки, вкрадчиво продолжила она, — не мог бы ты просто показать нам окрестности, а потом вывезти из леса?

— Да, с удовольствием! Я и сам уже собирался домой, — сказал тот, и вдруг, оживляясь, схватил карнотавра за рога и потянул его голову на себя. Карнотавр открыл пасть и жутко заревел. На его рев моментально откликнулся другой динозавр, и друзья увидели проходящего в дали огромного трицератопса, который неуклюже тряс головой, выглядывая из огромного воротника.

— Это мой друг Гарри. Мы с ним частенько гуляем вместе, — пояснил Рико и продолжил свой путь.

Через четверть часа езды на динозавре компания выехала из леса на широкую поляну с поблескивающим, вдалеке, солнечными бликами лесным озером. Здесь царило настоящее столпотворение динозавров. Огромный диплодок вытягивал маленькую головку на бесконечно длинной шее, чтобы достать листья с еще более высоких деревьев, рядом с ним пили воду из лужи хищные велоцирапторы, широко разевая зубастые пасти; и тут и там бродили, натыкаясь друг на друга рогатые трицератопсы.

Высоко в небе, раскинув перепончатые крылья, кружили разнокалиберные птеродактили. Картина была настолько странной, что у ребят невольно открылись рты. Они не знали чему удивляться больше: тому, что здесь собрана полная коллекция гигантских рептилий, живших в совершенно разные геологические периоды, или мирному сосуществованию их хищных и травоядных представителей. Рико же, ничему не удивляясь, пояснил:

— Это место для сбора всех персональных динозавров.

Он подъехал к группе травоядных великанов, стоявших отельным стадом на опушке леса.

— Это мои, — гордо представил он своих гигантских друзей. — Мы иногда гуляем всей стаей. Это весело!

— Здорово! — воскликнула Мира, глядя на мирно жующих траву динозавров. — Они, в самом деле, живые! Смотрите, они жуют траву!

— Действительно, — согласился Бо. — Но почему хищники не нападают на травоядных?.. Этого я не пойму, — и он облокотился на один из бугров карнотавра, но сразу же испуганно одернул руки. Бугор неожиданно вытолкнул локти Бо и открылся, будто крышка какого-то ящика. Под крышкой оказалось небольшое углубление, заполненное бутылками с водой.

Бо и Селвин с ужасом переглянулись.

— Слышь, Рико, тут это, что-то в нем лежит.

Рико повернулся и пожал плечами.

— Это вода, — невозмутимо ответил он. — Это, конечно, не обязательно. Воду можно найти по всему лесу без проблем, но мне так больше нравится.

— В смысле, по всему лесу? — удивленно переспросил Бо.

Рико покачал головой.

— Это хорошо, что вы встретили меня! Я даже не представляю, что с вами могло бы случиться! Я не думал, что детям, вообще, разрешено гулять в лесу одним. Да еще таким глупым! Вон, видите то дерево? — Рико взмахнул рукой в направлении одной из гигантских сосен.

Ребята утвердительно кивнули.

— А видите зеленое пятно на нем?

— Ты имеешь в виду нарост из мха?

— Из чего?

— Из мха, — повторил Селвин. — Мох. Такое растение.

Рико раздраженно взглянул на него, затем, закатив глаза, медленно и четко проговаривая слова, сказал:

— Я же говорю, на дереве зеленое пятно!

Селвин и Бо снова переглянулись и кивнули.

— Если вы нажмете на него посильнее, оно откроется, и там вы найдете все, что вам надо. Таких деревьев в лесу много. Как вы сюда попали, если ничего не знаете? Я думал, на входе всем все объясняют.

Хотя, конечно! В первый раз мне тоже было сложно, — отечески усмехнулся он.

Поэкспериментировав с деревьями, компания отправилась дальше. Еще минут десять они ехали вдоль опушки леса, огибая странное сборище, направляясь к высокому длинному зданию, стеной отгораживающему пастбище динозавров от внешнего мира. Карнотавр вошел в одни из ворот и встал точно у лестницы, по которой Рико ловко взобрался на платформу.

— Динозавры бывают еще и повыше моего, — сказал он, подавая руку Мире, чтобы та поднялась на площадку.

Ребята озирались по сторонам. Народу было не так много. Где-то метрах в ста от них стояло еще несколько динозавров.

— Это для тех, у кого нет своего, — пояснил Рико, заметив взгляды ребят.

— Здорово! Это у вас типа парка развлечений?

— Парка чего? — переспросил Рико. — Это парк динозавров. Причем у нас он самый большой. Где ваш аэробиль? — безо всякого перехода поинтересовался он.

— Мы это, — замялся Селвин, — на скайбордах.

— На скайбордах? Здесь? — еще больше удивился Рико. — Так вы спортсмены? Из какой команды? Я вас не помню…

— Спортсмены?

— Ну да, скайборды — скайбол, — Рико явно с надеждой смотрел на своих новых знакомых. — Я люблю скайбол, это у меня второе увлечение после динозавров, звездных гонок и Синего Стража.

Бо по пальцам пересчитал все первые увлечения их нового знакомого и усмехнулся. Мира, перехватив его взгляд, слегка хохотнула, но так, чтобы Рико ничего не заметил.

— Да, мы играем в скайбол, — ответил Селвин и, быстро спросил: — А что такое Синий Страж?

— Синий Страж? — опять поразился Рико. — Видать вы, действительно, из очень далекого далека, — сказал он, почесав затылок. — Синий Страж это лучшая в мире игра! Не понимаю тех, кто в нее не играет!

— А-а, — протянул Селвин. — А ты не мог бы взять нас с собой? — вдруг выпалил он. — Показать, где ты живешь и все такое?

— Что это «все такое»? — Рико не уставал удивляться разговору ребят. Он понимал все слова, но вот их смысл уловить было сложнее.

— Мы ничего не знаем об этом месте… — пояснила Мира. — И хотели бы взглянуть на него. Но, как выяснилось, самим это сделать слишком сложно…

Рико улыбнулся и пригласил новых знакомых в свой аэробиль.

— Я буду рад компании, — весело сказал он, закрывая за собой дверь.


Глава 4. Рико Лавито

Ребят поразило, что Рико не управлял аэробилем. Он лишь, словно в такси, назвал место, куда хотел попасть, и бухнулся в кресло, только с тем отличием, что никакого водителя в аэробиле не было. Но аэробиль взлетел, и ребята, переглянувшись, прильнули лбами к окнам.

Они летели над вытянутыми ввысь головами гигантских динозавров, прогуливающихся в зеленом доисторическом лесу, над пестрым цветным лабиринтом… Затем аэробиль плавно влился в поток других летающих машин, спешащих куда-то по своим делам, а время от времени над ними пролетали скоростные аэробусы, почти такие же, как на их острове, только значительно больших размеров.

Время от времени между рядами лесов, лугов, полей вдалеке мелькали высокие многоэтажные строения, утопающие в зелени, словно гигантские цветочные горшки. В конце концов, их аэробиль вместе с несколькими другими, вынырнул из потока и направился прямиком к одному из подобных сооружений. По мере приближения, сооружение увеличивалось, все четче и четче раскрывая свои уровни, на каждом из которых разместился бы целый город. Аэробиль облетал причудливое сооружение, позволяя ребятам ближе рассмотреть его жизнь. Этажи в точности повторяли друг друга, вне зависимости от их высоты. В первую очередь бросались в глаза высокие закрученные строения, подпирающие крышами следующий уровень, а между ними расположились здания поменьше. Повсюду кипела жизнь: разными цветами, о чем-то призывая жителей, мигали рекламные щиты, кругом на скайбордах и каких-то других, не знакомых ребятам разнообразных приспособлениях, туда-сюда летали люди. В садах гуляли молодые мамаши, подталкивающие перед собой парящие коляски с младенцами, а дети постарше лазили по невероятным веревочным лабиринтам, то и дело срывались оттуда и зависали в воздухе, забавно дрыгая ногами, чтобы вернуться обратно к веревкам. И что особенно удивило ребят, у многих гуляющих людей пол лица закрывали какие-то странные маски.

— У вас разве нет бродилок? — удивленно поднял бровь Рико, в ответ на их вопросы. — Если одеваешь маску, то все вокруг меняется. Вы сразу же попадаете куда хотите. На любую планету, в любое место. Его можно даже придумать! Когда мои дети были маленькие, мы часто ловили пушистят, или играли с длиннорогами и даже сражались с драконами!

Ребята, ничего не поняв из ответа Рико, вновь приклеились к окнам аэробиля, где как раз из-за многоэтажного блока медленно выплывало темное конусное сооружение, вокруг которого, словно пчелы возле улея, туда-сюда сновали маленькие пятнышки летающих машин. Здание висело в воздухе чуть поодаль от города, соединяясь с каждым его уровнем прозрачными переходами, по которым двигались такие же прозрачные кабины с сидящими в них людьми. Аэробиль направился прямиком к этому строению.

— Странно, что вас это удивляет, — сказал Рико, глядя на восхищенных друзей.

— Это потому что там, где живем мы — все по-другому, — ответил Селвин.

— По-другому? А как что-то может быть «по-другому»? Я побывал во многих местах и никакой разницы не заметил. Если только вы не с другой планеты?

— Нет, не с другой, — рассмеялся Селвин. — Хотя… это тоже — как посмотреть.

— Я бы хотел взглянуть на ваш мир, — сказал Рико. — Хотя, не уверен, что он в этой реальности.

— Мы пригласим тебя обязательно! — воодушевленно пообещал Селвин.

— Но сейчас мы бы хотели взглянуть на твой. Мы ведь тоже никогда не видели ничего подобного!

Рико кивнул.

— Вообще-то, я живу не здесь, — вдруг спохватился он. — Я живу в другом городе, а сюда приехал на чемпионат по скайболу. Вы же тоже здесь из-за него?

Ребята промычали что-то неопределенное.

— А когда он будет? — спросил Селвин.

— Когда он будет?! — закатив глаза, передразнил его Рико. — Осталась только финальная игра! Вы, вообще, хоть чего-то знаете или нет? Как можно быть такими глупыми? Летать на скайбордах и не знать про чемпионат…

— Извини, Рико, — вздохнула Мира. — Мы постараемся поскорее во всем разобраться, чтобы не спрашивать тебя элементарные вещи, но пока… Ты даже не представляешь, как мы рады, что встретили тебя!

— Это точно, Рико! — подтвердил Селвин. — Без тебя нам пришлось бы туговато…

Рико польщено улыбнулся.

— Ну, мне тоже с вами веселее, — как бы между прочим, заметил он.

— Вы такие забавные! Я же здесь один… Вообще-то, я заказал билеты на всю семью, но мои не очень-то увлекаются скайболом. Они предпочитают звездные путешествия и виртуальные игры… — он грустно вздохнул. — Если хотите, вы можете пойти со мной на финал. Если хотите, конечно…

— Ой, Рико, ты не шутишь?! — буквально подпрыгнула Мира, и, не понятно зачем, захлопала в ладоши.

— Спрашиваешь! Разумеется — хотим! — воодушевленно вставил Селвин. — Только когда?

— У тебя есть семья? — почему-то удивленно и совсем не в тему спросил Бо.

— Конечно. Жена, два сына и дочь. Но дети уже взрослые. Младшая Дана примерно вашего возраста. Или чуть постарше. Я не очень могу определять возраст.

Бо внимательно вгляделся в лицо нового знакомого. Вокруг темных, почти черных глаз собрались неглубокие морщинки, а сами глаза из-под низко нависших бровей смотрели немного угрюмо. Правда, когда Рико улыбался открытой белозубой улыбкой, угрюмость бесследно исчезала, и хотелось улыбнуться вместе с ним. К тому же, Рико всегда был полон движения и энергии, и не шел ни в какое сравнение со взрослыми его возраста на острове.

Аэробиль, в конце концов, все так же самостоятельно влетел в конус, который оказался обычным гаражом, где сотни других аппаратов дожидались своих хозяев. Рико легко выпрыгнул из машины, вновь не забыв помочь Мире. Дождавшись, когда выйдут Бо и Селвин, он кивнул в сторону ближайшей прозрачной трубы, пронизывающей гараж.

— Нам туда, — сказал он и по-мальчишески запрыгнул на движущуюся дорожку.

— А как же аэробиль? Он так и останется стоять посреди дороги? — удивленно спросил Бо.

— Думаешь, он не в состоянии найти свободное место самостоятельно? Или без нас он не догадается?

Рико в очередной раз усмехнулся глупости подростков и поторопил их. Ребята, пожав плечами, запрыгнули на движущуюся дорожку, которая уже через пару минут подвезла их к дверям лифта, где в бесконечной изогнутой стеклянной шахте скользили другие кабины. Двери плавно разъехались в стороны, и компания вошла в просторную круглую кабину.

— Добрый день! — раздался приятный женский голос. — Могу я узнать, куда вы направляетесь?

Ребята удивленно посмотрели по сторонам, а Рико, как ни в чем не бывало, безразлично произнес:

— Домой, — он развалился на диванчике, стоявшем вдоль одной стены лифта, и его одежда вдруг неожиданно изменила цвет, сливаясь с внутренней обстановкой лифта.

— И как же ты думаешь, она узнает… — слегка иронично сказала Мира, но ее прервал вновь тот же бархатный голос:

— Спасибо, — произнес он. — Желаю вам приятного путешествия!

Дверь плавно закрылась, и лифт тронулся с места. Друзья замерли у прозрачных стен кабины. Лифт поднимался быстро и без остановок. С каждой секундой мимо них проносился очередной уровень гаража, заполненный разносортными аппаратами, назначение которых ребята могли лишь предполагать. А вот людей, в этом под завязку заполненном гараже, почти не было.

— А почему никого нет? — не выдержав, спросил Селвин. — Повсюду летают машины, а людей нет!

— А кому охота лишний раз без надобности тащиться в гараж? Аэробиль и сам найдет туда дорогу! Мы бы тоже могли прилететь сразу в дом, — сказал Рико, — но вы же просили показать вам город, поэтому, присаживайтесь, это не так близко.

Ребята удивленно переглянулись. Рико предлагал им присесть, но сам занял почти весь диван. Но тут, словно прочитав их мысли, тот же женский голос заботливо произнес:

— Пожалуйста, перейдите к стене лифта.

Ребята, невольно взглянув вверх, перешагнули к стене, а Мира неуверенно присела на краешек дивана, рядом с недовольно взглянувшим на нее Рико. Неожиданно, в центре кабины пол стал потихоньку подниматься, образуя круглый подиум, затем верхняя часть подиума резко открылась к середине, и перед ребятами появился выгнувшийся диван, с высокой спинкой.

— Надеюсь, так вам будет удобнее, — прошелестел голос. — Приятного путешествия!

Селвин и Бо потрогали сиденье, будто проверяя его реальность, и сели спинами друг к другу. Кабина, тем временем, поднялась из гаража и заскользила по наклонной вниз к одному из прозрачных мостов, соединяющих гараж и жилые уровни города. С моста открывался потрясающий вид на все необычное строение, где, муравьиными ходами, плыли потоки людей, занятые повседневной жизнью. Людей, для которых все это невообразимое великолепие было лишь обыденной повседневностью. Ребята замерли от восторга. С другой стороны моста, чуть вдалеке, «поддерживая небо» словно мифологические атланты, выстроились в ряд такие же многоэтажные города, где, как и здесь, шла своим чередом обычная жизнь обычных граждан Земли.

Спустившись с моста, лифт поехал вертикально вниз, и теперь перед глазами ребят замелькали жилые ярусы каждый из которых легко бы посоперничал размерами с их островом. Поплутав еще немного внутри сооружения, лифт, наконец, остановился, и ребята, слегка пошатываясь, вышли в просторный коридор с множеством дверей, расположенных напротив круглого тоннеля лифта. В коридоре сразу же замигали лампочки, указывая нужную сторону.

— Нам сюда, — сказал Рико, останавливаясь перед заскользившей в стену дверью.

Он галантно пропустил друзей внутрь, а как только сам переступил порог, дверь за ним бесшумно заскользила обратно.


Глава 5. Квартира Рико

Ребята оказались в просторной, почти пустой комнате, визуально разделенной на две части. С одной стороны почти на две трети с потолка свисала огромная труба, словно бы по-ошибке вывернутая внутрь, а вокруг нее, не понятно к чему, стояли восемь мягких стульев. С другой стороны, перед огромной стеклянной стеной, полукругом выстроились несколько уютных разнокалиберных кресел.

Бо подошел к трубе и хотел подвинуть стул, но тот был намертво прибит к полу.

— Что это? Компьютер? — удивляясь, спросил Бо, затронув трубу и пытаясь понять, из какого материала она сделана.

Рико рассмеялся.

— Ты что, никогда не ел? Чудные вы какие! Как будто точно прилетели к нам с другой планеты. Уж столы-то везде одинаковые!

Мира усмехнулась.

— Я уже тоже сомневаюсь, не перепутали ли мы планеты…

Она вслед за Селвином подошла к прозрачной стене. Видимо квартира Рико находилась близко у края уровня, и за стеной ограждающих кустарников, виднелся мост, по которому они только что спускались из гаража, а снующие вокруг аэробили походили отсюда на стайки хаотично движущихся комаров, предвещающих теплую сухую погоду.

Мира и Селвин повернулись к Рико, плюхнувшемуся в одно из кресел перед прозрачной стеной. Но не успели они раскрыть и рта, как перед ним из ниоткуда вспыхнул свет, образуя вогнутый экран телевизора, в то время как стена за ним потемнела. Мира вздрогнула от неожиданности, а Селвин присвистнул, с любопытством заглядывая за экран. Телевизор оказался двусторонним.

— У вас что, прог-ТВ[3] тоже нет? — спросил Рико скептически.

— Ну… телевизор у нас есть… — промямлил Селвин, — только немного другой.

— Теле- что? — переспросил Рико.

— Это просто другое название, — пояснил Бо. — Наши «прог-ТВ» работают немного по другому принципу.

Рико исподлобья посмотрел на ребят. Он опять ничего не понял из их слов!

— А что такое «принцип»? — в конце концов, не выдержал он.

Селвин и Бо в очередной раз переглянулись. Они не могли взять в толк, говорит ли Рико серьезно или разыгрывает их? Затем, вдруг, Бо улыбнулся и воскликнул:

— Это, наверняка, языковая проблема! Видишь ли, Рико, мы приехали сюда, действительно, издалека, поэтому, хоть мы и говорим на похожем языке, но наши слова, видимо, у вас звучат по-другому, так что ты не обращай внимания, а если что, спрашивай.

Рико облегченно улыбнулся и подошел к столу.

— Я понял! — сказал он. — Я был на других планетах. Те люди тоже говорили непонятно, если снять синхро. Вы не хотите подкрепиться? — опять меняя тему, но не меняя интонации, спросил он.

— Я бы не отказался, — кивнул Бо и сел рядом с Рико, костюм которого уже приобрел цвет нависшего над ним стола.

— Я тоже, — хором ответили Мира и Селвин и сели рядом.

Рико двумя руками выдвинул из нависшей трубы ближайший к нему блок. Блок легко вытянулся почти до колен, и перед Рико повис небольшой столик, соединенный с потолком странным угловатым рукавом.

Ребята, не задавая вопросов, повторили его движение. Затем Рико положил ладонь на стол, и взглянул на ребят — проверяя, не отстают ли они. Но его маленькие друзья уже сидели, точно скопировав его позицию. Рико довольно кивнул, и через минуту из рукава выплыл белый закрытый стакан с торчащей из него трубочкой. Рико откинулся на спинку стула, привычно потягивая из стакана.

— Это что? — удивилась Мира, попробовав из своего стаканчика.

— Как что? Еда конечно.

— Еда в стакане? — удивился Бо.

— А в чем она должна быть? — так же удивился Рико.

Бо тем временем потянул из своего стакана.

— Странное вещество. По консистенции похоже на кисель, а по вкусу, как вода, — прокомментировал он свою дегустацию.

— Нет, — назидательно поправил его Рико, — вода жидкая!

Мира чуть не поперхнулась своей «едой».

— Ну, вообще-то, с этим не поспоришь, — сказала она, сдерживая смех. Рико казался ей очень забавным.

— Это что-то особенное, Рико? — поинтересовался Бо.

— Особенное? — удивленно переспросил Рико. — А разве может еда быть особенной? Никогда ничего подобного не слышал!

Закончив с «едой», он выбросил стакан в открывшийся под столом контейнер и вышел из-за стола, который моментально подтянулся на свое место. Селвин и Бо тоже принялись за свои напитки. Они не рассчитывали пробыть в этом мире так долго и, хорошенько проголодавшись, готовы были съесть, что угодно.

— Странно, — сказала Мира, — я абсолютно сыта после этого соплеобразного напитка. Не ожидала!

— Интересно, как это работает? — немного задумчиво произнес Бо. — Я тоже чувствую полное насыщение, а это странно после такого маленького стаканчика непонятного раствора. Рико, ты случайно не знаешь, откуда идут эти стаканы, и что там внутри?

— Нет, не знаю, — пожал плечами Рико. — Это все делает Энки.

— А кто такой Энки? Ваш повар?

— Повар? Я не знаю, что такое «повар». А Энки смотрит за нами, дает еду и все, что нам нужно. Но я никогда его не видел. Пойду, переоденусь, — опять без перехода сказал он и вышел в боковую дверь.

— Энки, какое-то знакомое имя, — напрягая память, сказал Селвин.

— Так называл свою программу Дэвид Корнэй. Помнишь, из дневника!? — сказал Бо.

— Бо, ты гений! — воскликнул Селвин. — Тогда что получается?

Ошибся наш предок? Люди здесь очень даже вполне. Вон каких вещей нагородили! Нам и не снилось!

— Кажется, ты забываешь одну маленькую деталь, — ответил Бо. — Люди больше не работают! Ты не заметил, что все здесь делается словно бы «само собой». Да и понятия Рико иногда порой неожиданно странные.

— Знаете, мне иногда кажется, что я говорю с Изабель, — добавила Мира. — Ну, не с ней конкретно, разумеется, а с ребенком ее возраста.

— Думаете, случилось то, чего боялся Дэвид? — спросил Селвин. — Помните, он говорил, что людей ждет эта, как ее опять..? Бо, это по твоей части…

— Инволюция[4]? — предположил тот.

— Ну да, именно! Упрощение функций мозга. А точнее мыслительного процесса.

— Но ты не можешь делать подобные выводы! — категорично отверг эту версию Бо. — Пока что мы общались только с одним человеком. А как ты знаешь, даже на нашем острове не все отличаются наличием мозгов! Поэтому, все еще может измениться.

— А мне кажется, что Селвин все-таки прав, — сказала Мира.

— У нас еще будет время проверить все наши гипотезы, — сказал Селвин. — Не смотря ни на что, мне Рико нравится. Он, конечно, староват, но я не ощущаю этого, когда говорю с ним.

— Да к тому же он пригласил нас на финал по скайболу! — воскликнула Мира.

— Заманчивое предложение, — мечтательно протянул Селвин. — Как думаете?

Мира с надеждой посмотрела на брата.

— А что, остался всего лишь финал. Наверняка, это будет очень скоро! Может, ты подождешь еще немного, чтобы обнародовать свое изобретение?

— Мира, о чем ты говоришь?! — воскликнул Бо. — Селвин и так скрывал это уже слишком долго!

— Бо, — глаза Селвина азартно светились, — кончай! Днем раньше — днем позже, какая разница! А тут чемпионат! Финал! Это же, как нам повезло, да еще билеты так просто предлагают! А ты хочешь от этого всего отказаться?

Бо недовольно отвернулся от друга.

— Селвин, твое изобретение это не кофеварка какая-нибудь, и даже не моторизированный обеденный стол. Это очень важно для всего острова! Люди много веков ждали этого дня, а ты так легко решаешь, что они могут подождать еще день-другой. Кому-то может этих дней и не хватит, чтобы увидеть этот мир.

— Бо, ну ты сам подумай, если я сейчас отдам портал в Ученый Совет, сколько они будут его проверять, прежде, чем нам разрешат его снова использовать? Пройдет, как минимум еще месяц — два, если не больше. А финал уже вот-вот! Ну, кому будет от этого хуже, если мы посмотрим игру? Люди и так получат свой выход с острова. Но в любом случае, это займет больше чем, пару дней.

— А Рико? Он был так мил с нами и надеялся, что мы составим ему компанию на матче, — подлила в огонь масла Мира. — Ты же слышал: его семья не приедет, и ему придется смотреть скайбол в полном одиночестве. Разве это справедливо?!

Бо уже не так убежденно покачал головой.

— Все это лишь отговорки. Конечно, Селвин, решать тебе. Но ты знаешь мою позицию.

Селвин за спиной друга показал Мире большой палец.

— Вообще-то, я все вижу, — усмехнулся Бо, и показал на отражающий потолок.

Мира и Селвин тихо засмеялись, а Бо, сдерживая улыбку, высокомерно на них взглянул и сел на кресло перед телевизором.


Глава 6. Приз

На экране прог-ТВ по ночному лесу, светящемуся разными цветами и оттенками, шла группа людей. Но приглядевшись, Бо засомневался, что это лес. Потому что людей окружали не деревья, а гигантские цветы, ягоды, грибы, которые ко всему прочему сияли разными цветами. Люди казались маленькими гномиками стране великанов. Они подошли к подножью дерева, вошли в лифт и поднялись на одну из веток. Там их ждали несколько колесных автомобилей. Все расселись по машинам и покатили по дорогам, проложенным прямо по сплетенным ветвям деревьев…

В комнату вошел Рико. Теперь его комбинезон был металлического цвета.

— А, Неон. Мы уже там были, когда дети были маленькие. Я уже и забыл об этом… — сказал он и, сев рядом с Бо, лениво взмахнул рукой, перелистывая каналы телевизора. На одном он на задержался.

Там огромные игроки на бешеной скорости носились на скайбордах, перекидывая друг другу, казавшийся малюсеньким в их огромных ладонях, мяч.

Селвин заворожено уставился на экран.

— Так говоришь, Рико, мы можем пойти с тобой на финал? — спросил он, как бы невзначай.

Рико расцвел.

— Я буду очень рад! — сказал он. — Одному не так интересно… Вы можете и переночевать здесь. Комнаты детей пустые! Они все равно не приедут.

— Спасибо, Рико, — немного резковато сказал Бо. — Но ночевать мы будем в другом месте…

— Хотя все время до чемпионата, мы могли бы провести с тобой, если ты не возражаешь, — перебила его Мира. — У меня как раз начались каникулы!

Селвин и Рико молча переглянулись и снова уставились на экран, где какой-то пожилой седеющий мужчина предлагал зрителям попробовать себя в одной из многочисленных игр этого мира.

— Ты хочешь получить самую новую модель ГНОММа, который вмещает в сто раз больше игр, чем любой другой без подкачки? С его помощью ты сможешь общаться одновременно больше, чем со ста своими друзьями, причем в идеальном голографическом изображении! А увлекательные виртуальные путешествия, — вещал он, — будут во много раз реальнее, чем в любой другой модели. Но самое главное, только модель этого ГНОММа поддерживает новую версию Синего Стража, с которой ты станешь непобедимым рыцарем небесных дорог и обладателем крылатого коня Пегаса! Я вижу по твоей реакции, это именно то, что тебе нужно! Но это еще не все! Играй со мной, и ты получишь лучшие места на финальном матче Чемпионата для своей семьи и друзей. Игра будет проходить здесь, на нашем стадионе через три дня!

Друзья переглянулись, а Рико зачарованно пожирал экран глазами, не в силах оторваться от рекламы.

— Ты все еще сомневаешься? — гремел голос, а ведущий, наполовину высунувшись с экрана, почти задевал руками завороженного Рико. — Говоришь, у тебя уже есть места на стадионе? Замечательно! А что ты скажешь если помимо прочего победитель получает шанс пообщаться после матча с чемпионами? Заманчиво? Но и это еще не все! При желании вы можете сыграть с чемпионами, и кто знает, что может случиться с их титулом!

При этих словах Селвин и Мира покосились на Рико, готовые сами убедить его попытать счастья!

— Конечно! Это то, что тебе надо! — продолжал ведущий.

Он вдруг исчез, а на его месте появилась фигура громадного парня в красно-белом комбинезоне.

— Ты хочешь встретиться со мной и забить мне гол? — усмехаясь, пробасил парень. — Что ж, я не против! Давай померяемся силами! Я жду тебя сразу после финала! — сказал он и ткнул пальцем перед собой так, что каждому из ребят показалось, будто палец задел именно его!

— Узнаете? — прошептал, не отрывая взгляда от экрана, завороженный Рико. — Это же Небесный Ветер!

— Небесный Ветер? — неуверенно переспросил Бо.

— Ну да. Самый лучший нападающий в этом сезоне, — отмахнулся Рико, немного раздраженный отсталостью новых друзей.

— А у нас Мира самая лучшая, — сказал Бо.

Рико оторвался от экрана и, поджав губы, с сомнением взглянул на хрупкую девочку.

— Мы говорим не про детские игры… — заметил он, но ведущий его прервал.

— А теперь самое главное! Вы хотите знать, как получить все эти волшебные призы?

— Ну наконец-то! — воскликнули ребята, и им показалось, что ведущий едва усмехнулся, будто бы их услышал.

— Вообще-то, все очень просто! Я задам вам несколько вопросов, — лился голос с экрана. — Кто продержится со мной дольше всех, тот получит весь пакет призов, включая встречу с чемпионами. Готовы?

Селвин посмотрел на Рико.

— А что, Рико, у вас это реально? Было бы круто встретиться с вашими чемпионами! Может, и поиграть сможем?

Рико пожал плечами.

— Я не очень большой любитель отвечать на вопросы…

— Мы тебе поможем, если что, — взмолилась Мира. — Давай хотя бы попробуем?

Рико пожал плечами.

— Ну, если получится, я не откажусь встретиться с победителями, хотя мне больше всего хотелось бы получить новую версию Синего Стража.

— Отлично! — сказали в один голос Селвин и голос с экрана.

Вся компания моментально замерла в ожидании интеллектуального мозгового штурма.

— А для начала, — на экране показался динозавр. — Я хочу спросить у вас название вот этого животного.

— Так это же мой динозавр Стеги! — воскликнул пораженный Рико. — Стегозавр!

— Отлично! — снова воскликнул голос с экрана. — Такого подробного ответа я не ожидал!

Ребята удивленно переглянулись, а экран расширился в каждую сторону, и с обеих сторон высветились окошки с изображениями людей, среди которых они разглядели Рико.

— Это что, у них везде камеры с микрофонами? — удивился Селвин. — Или я не заметил, как Рико куда-то нажал?

— Нажал? Зачем? — удивился Рико. — Я же уже там появился, видите, это те, кто правильно ответил.

— Именно! — подтвердил голос с экрана. — По краям вы видите счастливчиков, для которых наступает второй раунд. И следующий вопрос: какой это именно динозавр? Причем Рико Лавито, уже ответил, — изображение Рико поднялось на верхнюю позицию, а комментатор без остановки продолжал: — Ждем остальных!

Окошки других игроков начали один за одним гаснуть, пока, наконец, не исчезла почти половина.

— Это невероятно! Столько людей знают все о динозаврах. Да, наверное, это были слишком легкие вопросы. А теперь я хочу вас спросить, чем питались стегозавры? Они ели траву или охотились?

Изображения по бокам экрана снова замигали.

— Траву, — пожал плечами Рико.

— Вот это я понимаю! — кричал голос. — Какие познания! Но остается не так много участников.

Экран разделился, показывая пять двигающихся окошек, в одном из которых сидел Рико Лавито.

— А теперь вопрос такой, — голос понизился и стал почти шепчущим. — В какой геологический период жили стегозавры?

На экране замигали изображения, а Рико растерянно посмотрел по сторонам, удивляясь прозвучавшим словам, непонятным для его ушей.

— Это что значит, то, что он спросил? — неуверенно прошептал начавший расстраиваться Рико. Он был так близок к победе и вдруг какой-то непонятный набор слов! Что это вообще могло означать? На его глазах уже почти появились слезы отчаяния.

Диктор на экране заливался подбадриванием игроков, но из пяти мигающих изображений, ни одно не останавливалось, указывая на победителя.

— Кажется, Юрский, — неуверенно сказал Селвин. — Давно это было.

Бо согласно кивнул, а Мира стала подбадривать Рико.

— Ну, давай, отвечай, — говорила она. — Даже если Селвин сказал не правильно, ты все равно ничего не теряешь.

— А что мне сказать? — удивился Рико.

— Ну как что, — удивилась Мира. — Юрский период.

— Юрский период, — как попугай повторил Рико.

И голос на экране просто взорвался.

— Кажется, у нас есть победитель! — кричал он. — Рико, ты совершенно прав! Стегозавры жили на Земле примерно сто пятьдесят пять миллионов лет назад, именно в Юрский период Мезозойской[5] эры!

Рико удивленно смотрел на друзей и на экран телевизора, который кричал поздравления в его адрес и еще какие-то непонятные слова.

— Так это что, получается, мы встретимся с чемпионами? — не веря в свою удачу, тихо спросил Селвин, а экран телевизора кричал, словно подтверждая его слова:

— Теперь тебя, твоих родных и друзей ждет незабываемая встреча с новыми чемпионами по скайболу!

— Мы ждем тебя через три дня на нашем стадионе! — снова пробасил появившийся на экране Небесный Ветер. — Будет желание, сыграем!

И он вновь выставил перед собой указательный палец, так, что каждый почти ощутил его прикосновение.

Ребята, возбужденные новой открывшимся им возможностью, светились от счастья. Казалось, впечатлений было больше, чем они могли переварить за один день. Они договорились с Рико встретиться завтра, и на его глазах, прыгнули в появившееся мерцающее пятно.


Часть 4. Неожиданные обстоятельства


Глава 1 Мыши

Следующие дни пролетели словно один миг! Каждый день ребята навещали нового друга. Та жизнь, от которой их остров изолировали много веков назад, сводила их с ума своим совершенством. В какой-то момент они даже почувствовали угрызения совести, что все еще никому не рассказали о существовании этого волшебного мира!

Этот мир жил совершенно иначе, используя все достижения, которые предлагали им компьютеры. А предлагали они много. Каждое желание, каждая прихоть людей, немедленно удовлетворялись. Ребята не заметили ни одного человека, спешащего на работу, ни одного полицейского или дворника. Но все вокруг сияло чистотой, и выглядело безмятежно и уютно. Казалось, они попали в рай или империю развлечений. Повсюду сверкали рекламные табло, приглашающие посетить невероятные места или заказать фантастические вещи. Как например: «визит на изумрудную планету Аква, где туристов ждет незабываемая подводная одиссея в комфортабельных кислородных пузырях».

Ребята, не переставая удивляться, впитывали в себя все новое, что предлагал им этот мир. К их удивлению, ни в одном кафе они не нашли ничего, что напоминало бы им обычную еду. Везде стояли одинаковые безликие автоматы, где желающие получали свой стаканчик с безвкусной киселеобразной массой или бутылку с водой. Бо даже сделал поверхностный анализ небогатого меню землян и выяснил, что в этих двух напитках находится полный набор всех необходимых для жизни человека питательных веществ, минералов и витаминов. Причем, для каждого набор элементов состоял из разных пропорций. Вероятно, компьютер персонально просчитывал меню каждого.

Зато люди в этом мире выглядели потрясающе. Рико, которому с первого взгляда ребята не дали бы больше пятидесяти, было уже сто двадцать! И не удивительно, так как средняя продолжительность жизни к тому времени уже перевалила за двести. Вероятнее всего, этого достигли изменением питания людей, но утверждать этого Бо пока не мог.

Одежда нового мира, с первого взгляда выглядела, как ничем не примечательные комбинезоны, но на самом деле, являлась вершиной электронной мысли. Она состояла из тысяч микроскопических датчиков и сенсоров, которые наблюдали за состоянием организма и активировались, если появлялась хоть малейшая необходимость. Кроме медицинских возможностей у местных комбинезонов имелась куча других свойств. Один и тот же костюм, например, мог охладить или, наоборот, согреть человека, образуя вокруг него постоянную комфортную температуру. Ночная одежда предназначалась не только для регулирования температуры, но и для расслабления мышечной массы с успокаивающим массажным эффектом. У Рико в гардеробе даже нашлась пара интенсивно-массажных костюмов, для поддержания хорошей физической формы, не говоря уже про костюм-хамелеон, принимавший расцветку окружающей среды.

Полеты в космос стали заурядным для землян делом. Как ребята поняли из многочисленных рекламных роликов, в Галактике насчитывалось множество населенных планет. Каждый житель Земли мог свободно отправиться в путешествие на любую из них. Все только упиралось в длительность перелета. Оказалась, что Земля находится на приличном расстоянии от ближайшей обитаемой системы, и добраться до нее занимало, как минимум, неделю на гиперскоростном звездолете.

Это немного разочаровало ребят, но Рико, все же, прокатил их в ближнем космосе. Они пролетели мимо Луны, сделали виток вокруг Марса и вернулись обратно. Привычный межзвездным перелетам, Рико никак не мог взять в толк, чему восхищаются ребята, находясь в пустом пространстве, но много спрашивать он не хотел. Он был очень рад, что у него появилась компания. Немного странная, но вполне дружелюбная.

Наконец, наступил долгожданный день финального матча Чемпионата Мира по скайболу. Ребята заранее распланировали его по минутам.

Сразу же после завтрака они должны были отправиться к Рико, а уже от него всем вместе ехать на стадион.

Селвин проснулся в радостном нетерпении. Он спустился на кухню, где мама готовила завтрак. Мира уже сидела за столом, сияя сытой улыбкой. Увидев сына, мама улыбнулась и поставила перед ним тарелку с горячими, только что выпеченными блинчиками. Тот блаженно вдохнув носом щекочущий ноздри аромат, с подозрением взглянул на маму.

— Сегодня у нас королевский завтрак! К чему бы это?

— Селвин, Мира, дорогие, — сказала та, улыбнувшись догадке сына. — Мне нужно, чтобы вы на сегодня исчезли из дома. На целый день!

Селвин и Мира удивленно уставились на маму, не в силах произнести ни слова.

— Что-то случилось? — смог выдавить Селвин.

— Да нет, ничего страшного! Вы не заметили, что у нас завелись мыши?! Я вызвала дератизационную бригаду. Они уже должны бы приехать, чтобы к вечеру все успело проветриться. Но в течение двенадцати часов находиться в обработанном помещении слишком опасно.

Поэтому сегодня мы должны чем-то заняться вне дома!

— Мама! — в голос воскликнули брат с сестрой. — Почему именно сегодня?

Ребята всегда перемещались из подвала Селвина, но теперь это отпадало. Особенно если учесть подъехавший к дому серый фургон.

Понятно, что мыши появились из-за проводимых экспериментов, когда их не успевали ловить на выходе, но, ни Селвин, ни Мира никак не ожидали такого поворота событий.

— Я не хочу, чтобы по нашему дому бегали эти грызуны, — продолжала Кристел, наливая Селвину молока, и, увидев пробегающую прямо посреди комнаты белую мышь, вскрикнула, выплеснув на сына из бутылки все остатки. — Извини, дорогой. Это ужасно, они уже просто гуляют по дому! А если у них появится потомство? — ее передернуло. — Сегодня хорошая погода. Прогуляйтесь или посидите у Бодуэна.

Возражения не принимаются! — категорично закончила она, заметив недовольные лица детей.

Да, день начинался совсем не так, как ребята ожидали! Селвин с набитым ртом побежал менять брюки и едва успел сменить одежду, как у их дома появился Бо.

— Ну что, готовы? — спросил он, удивленно глядя на растерянные лица друзей. — Что-то не так? Как-то у вас нынче пахнет не очень.

— Нам нужно найти новое место для перемещения, — сказал Селвин.

— Нас прогнали из дома, — сердито сказала Мира. — Там сегодня травят ваших мышей.

Она с надеждой взглянула на Бо.

— Может из твоего кабинета?

— А если туда кто-нибудь забредет без нас? Это ведь он так «моим» зовется. На самом деле там всегда куча народа. Да и поздно туда уже идти.

— Тогда выбора нет, — сказал Селвин, отвергая дальнейшие варианты, — будем отправляться с нашего места, иначе мы просто опоздаем!

Мира и Бо пожали плечами, и вся троица, вскочив на скайборды, отправилась на плато.

— Как не кстати все это, — сказал Селвин, взбираясь на гору. — Если нас кто-нибудь заметит? Особенно, когда мы будем возвращаться…

— Но ты же говорил, что обнародуешь свой прибор после чемпионата?

— Да, — протянул Селвин, включая портал, — но все же… нам надо поторапливаться. Мы сильно опаздываем.

— И куда это вы сильно опаздываете, а, Корнэй? — раздался до рвоты знакомый голос позади ребят.


Глава 2. Новая проблема

Следом за друзьями на плато прилетел в спешке никем не замеченный злополучный Спенсер. Он в один прыжок допрыгнул до Селвина и схватил его руку.

— Ты что, опять за свое? — зло выкрикнул он, оглядывая всю компанию.

— Спенсер, у нас нет времени! — воскликнул ошарашенный Селвин.

Он судорожно пытался понять, почему сигнал не сработал, и тут к нему пришла ужасная догадка: он забыл переложить приемник, когда переоделся!

— Тор, Тор, — умоляюще воскликнула Мира. — Отпусти Селвина, мы, в самом деле, спешим!

Она положила свою ладонь на его руку.

— Куда вы торопитесь, и что это за штука? — Спенсер мотнул головой, указывая на появившееся пятно.

— Тор, мы опаздываем! Давай мы тебе все потом объясним? — взмолилась Мира.

— Нет уж, — засмеялся Спенсер, — вначале, я хочу услышать объяснения! — но от прикосновения Миры, все же, разжал пальцы, и Селвин выключил портал.

Друзья беспомощно переглянулись.

— Я жду объяснений. Иначе эту штуку ждет та же участь, что и предыдущую, — зло сказал Спенсер.

Мира чуть ли не со слезами на глазах смотрела на брата.

— С помощью «этой штуки» мы можем покидать остров, — тихо сказал Селвин, отвернувшись от своего врага. Его раздирала досада, что приходится объясняться с этим тупоголовым придурком, но другого выхода он не видел. Сейчас Рико уедет на стадион, и их шанс увидеть чемпионат, канет в лету. — Послушай, Спенсер, ты можешь пойти с нами, если хочешь. Но нам нужно торопиться. Сегодня там финальный матч чемпионата мира по скайболу, да к тому же у нас есть возможность сыграть с будущими чемпионами. Но если мы задержимся еще хоть на минуту, то все упустим. Решай скорее. А детали мы тебе объясним позже.

Тор внимательно изучал лица ребят, чтобы понять не розыгрыш ли это? Но встретившись с умоляющим взглядом Миры, смущенно отвел глаза.

— Давай, Тор, соглашайся! Когда у нас еще будет такой шанс? А после матча Селвин расскажет о портале в Ученом Cовете, — сказала она.

Спенсер молчал, напряжение становилось невыносимым. Время летело отсчитывая драгоценные секунды уходящей надежды.

— Хорошо, — выдавил он. — Что делать?

Друзья облегченно выдохнули. В ту же секунду Селвин активировал портал, и они с Бо прыгнули в появившееся мерцающее пятно. Спенсер на миг задержался, но Мира потянула его за руку, и они вместе вошли в квартиру Рико Лавито.

Ребята огляделись: никого. Рико уже уехал. Мира разочарованно села в кресло возле голографического телепроектора, а Селвин, сжав губы в ниточку, зло покосился на своего заклятого врага.

— Все из-за этого деревоголового! — ядовито выдавил он, почти не разжимая губ, в то время как Спенсер зачаровано осматривался по сторонам, не замечая язвительных замечаний.

— Может, попробуем сами добраться? — неуверенно предложил Бо.

Селвин пожал плечами.

— А билеты?

— Мы где? — ошарашенный непонятным перемещением, не в тему спросил Спенсер.

Все дружно повернули головы в его сторону, презрительно посмотрели и отвернулись.

Тор, не получив ответа, вплотную подошел к стеклянной стене, чтобы лучше разглядеть странный мир по другую ее сторону.

— Че, вы на самом деле нашли выход с острова?! — качая головой, бормотал он, с трудом веря своим глазам. — Как же такое может быть?

А что вы там про чемпионат говорили? — Спенсер повернулся к ребятам, явственно игнорирующим его. — Что, опоздали?

— Мы подружились здесь с одним человеком… и он обещал провести нас на стадион… — тихо вздохнула Мира, — но слишком поздно… Он уже уехал.

И одновременно с ее словами в квартиру через заднюю дверь вбежал запыхавшийся Рико. Он не мог сдержать улыбку! За эти пару дней он так привык к ребятам, что смотреть матч в одиночку стало бы для него большим разочарованием. Но это было минуту назад. Теперь все изменилось! Его новые друзья все таки появились, и впереди их ждал захватывающий вечер на стадионе, рев которого уже слышался даже здесь.

— Скорее, что же вы опаздываете? Хорошо, что я не так далеко уехал! Энки сказал, что вы появились, и я прибежал сюда по лестнице.

Дождаться лифта теперь нереально! Сейчас все занято!

— А если вызвать аэробиль? — спросила Мира.

— Не получится. Там такая давка! Туда даже на такси не проехать.

Только на лифте или пешком.

— Надо думать: такая толпа едет в одном направлении… — согласился Бо. — Наверное, нам нужно поторопиться?

— Думаю, придется бежать, — сказал Рико. — Это не так близко.

Хотя, я знаю короткую дорогу.

Он уже выскочил из квартиры и почти прыгнул на движущуюся дорожку, как Селвин, смущенно его остановил.

— Рико, подожди! С нами еще один наш… это…типа … друг, — запинаясь, сказал он. — Как думаешь, нам удастся провести и его?

— Друг? Наверное, — задыхаясь, ответил тот. — Но мы должны бежать. Если думаете, матч задержат из-за вашего опоздания, — вы ошибаетесь! К вашему сведению, мы уже опоздали на разогрев.

Ребята, не обратив внимание на не совсем понятную последнюю реплику Рико, без лишних вопросов бросились на выход. Подгоняя друг друга, они следовали за Рико, который не смотря на возраст, даже ни разу не остановился, чтобы передохнуть на очередном лестничном переходе. Чтобы перейти на верхний уровень города, они бежали по движущейся лестнице эскалатора, и от этого сильно кружилась голова, затрудняя движения. Минут через десять безостановочного бега, они задыхаясь остановились.

— Я больше не могу, — складываясь пополам от режущей боли в боку, просипела Мира. Бо и Селвин, покрывшись красными пятнами, тяжело дышали, сев прямо на движущуюся дорожку, которая медленно покатила их дальше. Зато Рико и Тор все еще были полны сил, чтобы продолжить гонку со временем. Но, бежать без друзей не было смысла.

— Мы можем попытаться поймать лифт, — сказал Рико. — Даже если мы туда все не влезем… Мы с вашим другом попробуем добежать, а вы на лифте… пусть хоть к концу матча, но успеем…

— А он далеко? — вновь просипела Мира, со слезами глядя на Рико.

— Я не могу двинуться.

Рико показал на прозрачную шахту лифта, пересекающую эту часть где-то в километре от них.

Мира закатила глаза, а Тор вдруг почувствовал неприятное жжение в желудке, ведь это из-за него ей приходится страдать.

— Давай, я понесу тебя, — предложил он, но Бо ехидно возразил:

— Может и нас всех до кучи?

— Ладно, Бо, кончай! — остановил друга Селвин. — Сейчас не время ругаться. Давайте, добежим до лифта, а там, как повезет. Пусть Спенсер поможет Мире. Ты не против, а? — Селвин с надеждой взглянул на сестру, а та вспыхнула до самых кончиков ушей.

— Ммм… — промычала Мира.

— Она согласна! — воскликнул Селвин, обрадованный, что та не звезданула его первой попавшейся вещью.

— Я помогу, малыш, — улыбнулся ей Тор, понимая ее смущение по-своему. — Мне не сложно и он, подхватив Миру, словно пушинку, побежал к лифту.

Раздираемый злостью и ревностью Бо бросился за ними. Селвин тяжело вздохнув, взглянул на Рико, а тот, округлив глаза, показал рукой на два лифта, скользящие друг за другом внутри стеклянной шахты.

— Там есть места! — крикнул он. — Мы должны успеть!

И они пулей помчались к дверям лифтов. По дороге они обогнали Бо и Спенсера, на бегу отпускающих друг другу колкости.

— Эй, хорош ругаться! Там лифты! — крикнул Селвин, срывая дыхание. — Надо успеть! Спенсер, жми! Мы попробуем их задержать!

Бо красный от бега, возмущения и злости ринулся за другом, а Спенсер, положив Миру себе на плечи, тоже ускорил темп.

К их ужасу первый лифт уехал, когда они пробежали лишь половину пути, но когда второй начал плавно закрывать двери, Селвин без сил рухнул в проем. Автоматическая дверь, наткнувшись на преграду, отъехала в сторону, и с другой стороны на нее облокотился задыхающийся Рико.

— Успели… — прошептал он почти неслышно и посмотрел на подбегающих Бо, нового друга и Миру, которая последнюю сотню метров пробежала самостоятельно. Они втиснулись в кабину, заполненную людьми, подбадривающих задыхающуюся компанию, и лифт отправился на стадион. Рико, сползая от усталости по стене, поднял глаза вверх, благодаря Энки, что, не смотря ни на что, все завершилось благополучно.


Глава 3. Небесный Ветер

Минут через пятнадцать лифт привез друзей на центральную трибуну, откуда по переполненному эскалатору они поднялись на самый верхний балкон. Балкон чуть нависал над стадионом так, что игровое поле просматривалось, как на ладони. Над ареной в самом центре поля сногсшибательные красотки, танцевали захватывающий балет на скайбордах. Их серебристые комбинезоны сотнями крошечных солнечных зайчиков, разлетавшихся по трибунам, отражали лучи заходящего солнца, а их пируэты заставляли замирать сердце. То, что совсем недавно проделал Селвин, забив решающий гол в годовой игре на острове, казалось просто таки детской забавой в сравнении с тем, что вытворяли эти красотки. Зрители на трибунах ревели.

Вокруг арены с танцующими девушками высоченной стеной закручивались ряды заполненные зрителями, а перед каждым сиденьем, как на балконе, так и повсюду на трибунах мерцала голографическая проекция всего, что происходило на арене. По обеим сторонам каждого их шести верхних балконов светились гигантские экраны, позволяющие рассмотреть происходящее в более крупном приближении.

Рико важно осмотрел места, утвердительно кивнул, достал из-под одного из сидений большую бутылку воды и с жадностью в нее впился.

Селвин последовал его примеру, а остальные лишь бессильно бухнулись в ближайшие к ним кресла.

— Вот это да! — зачарованно протянул ошарашенный Спенсер, забывая о недавней пробежке. — Такого я еще не видел!

Но никто, кроме Миры, не обратил на него внимания.

— Думаете, я бы так смогла? — восхищенно прошептала она. — Надо будет обязательно найти их школу!

— Наверняка, у них какие-нибудь специальные доски, иначе, они давно бы попадали, — сказал Бо, за что получил косой взгляд от Спенсера.

В конце выступления девушки выстроились в высокую грациозную пирамиду и на глазах у тысяч зрителей рассыпались в воздухе в солнечную пыль.

— Что это такое? — испуганно воскликнула Мира.

— Конец их выступления, — рассудительно сказал Рико. — Жаль, мы опоздали, иначе увидели бы побольше…

— Да нет, я не это имею в виду, что случилось с этими девушками?

Куда они делись? Ведь они не могли на самом деле рассыпаться в пыль?

Ребята тоже смотрели на Рико, ожидая объяснения. Но тот в недоумении пожал плечами. Реакция новых друзей на такие, казалось бы обыденные вещи, немного его нервировала, но, в то же время, он чувствовал себя с ними значительно и уверенно.

— Я никогда об этом не думал. Это просто красиво, — сказал он тоном, словно объяснял немного туповатым детям, что два умножить на два будет четыре, а не какое-нибудь другое число.

На поле вылетели две команды огромных игроков на странных скайбордах.

— Свое выступление окончила голографическая команда поддержки Серебряной Луны, — воскликнул комментатор, в точности таким же голосом, который говорил с ними пару дней назад из телевизора, когда Рико посчастливилось выиграть главный приз. — А теперь пришло время настоящему представлению. Встречайте финалистов Чемпионата! Вскоре мы узнаем: кто же из них сильнейший? Первая команда, бесспорный чемпион своей группы: Небесные Ангелы! Они как обычно, в бело-красных костюмах и на крылатых скайбордах.

— Никогда не видел ничего глупее! Крылатый скайборд! — закатился смехом Спенсер. — разглядев крылья по краям скайбордов игроков.

Ребята посмотрели на него с молчаливым презрением, а комментатор представлял всех игроков команды, которые услышав свое имя, облетали трибуны, просто таки кипящих от восторга болельщиков. Имена игроков показались ребятам немного странноватыми.

— Скорее всего, это просто прозвища, — предположил Бо. — Ну что это за имя «Белое Перо» или «Кошачья Лапа»? Рико, это ведь прозвища?

— Прозвища? — не поняв, переспросил тот. — Не знаю… Не забывайте, сегодня у нас встреча с Небесным Ветром!

Спенсер захрюкал, пытаясь сдержать новый приступ смеха, но опять получил еще более презрительный взгляд даже от Рико.

— Знаешь, Спенсер, если тебе здесь так не нравится, никто тебя не держит! — прошипел Селвин, так, чтобы Рико не услышал их перепалку.

Но вдруг на них подул сильный ветер, и на уровне балкона показалась огромная фигура одного из игроков Небесных Ангелов. Он был такой громадный, что даже Спенсер рядом с ним выглядел, как нескладный подросток.

— Небесный Ветер! — почти теряя сознание, произнес Рико.

— Я рад приветствовать вас на финальной игре! — пробасил тот, прижимая руку к груди. — Увидимся после матча! — он сделал грозное лицо, будто собирался сражаться с чудовищами, и громогласно воскликнул: — Мы сделаем их!

— Удачи! — успели крикнуть ребята, и Небесный Ветер с устрашающим ревом и ветром уже мчался вдоль трибун.

Ребята переглянулись и заголосили от восторга, стараясь перекричать комментатора.

— Ну что, теперь тебе не кажутся эти скайборды такими уж смешными? — ухмыльнулся Селвин, глядя на опешившего Спенсера. Тот сидел, открыв рот от изумления, и еле слышно выдавил:

— Ну и друзья здесь у вас…

Мира торжествующе улыбнулась. Сегодня у нее, как ни странно, был счастливейший день в жизни. Новый мир, сам по себе сводил ее с ума от восторга, но как будто этого было не достаточно, рядом с ней сидел ее герой, ее несбыточная мечта, ее безответная любовь…

Единственное, что ее смущало, что она ни с кем не могла открыто поделиться своей радостью. Больше того, никто из друзей не разделял ее радости. И ей приходилось прилагать большие усилия, чтобы скрыть чувства, давящие на нее изнутри, угрожая взорваться в самый неподходящий момент. Но Мира не желала дать друзьям ни крошечного намека на свое состояние. Хотя еще больше она боялась выдать свои чувства Тору. Ведь какое ему до нее дело? Это она навоображала себе бог знает чего! А он просто посмеется над ней, если поймет, что она безнадежно в него влюблена! Поэтому, для большей уверенности, и к огромному удивлению и радости Бодуэна, Мира стала демонстративно с ним флиртовать, словно бы и не замечая сидевшего рядом Тора.

В это же время, Тора Спенсера, надевшего маску надменности и превосходства, раздирали ревность и отчаяние. А еще злость на себя и заодно, на эту парочку идиотов, которые сами того не осознавая, стали для него инструментом его сумасшедшего плана. Тор поносил себя последними словами, за то, что не переставал искать повода для встречи с Мирой. С тех пор, как их взгляды встретились в первый раз, он уже не мог стереть из своей головы этих серо-зеленых глаз. Он пытался переключиться и встречался с другими девушками, но это не приносило облегчения. Даже наоборот, они стали ему попросту неприятны, вызывая к себе какое-то брезгливое отвращение, особенно если приходилось кого-то из них обнять или поцеловать. Именно поэтому, он снова и снова искал повод повздорить с КСрнэем, чтобы хоть на короткий миг вновь встретиться с Мирой. Дошло уже до того, что даже Спайку и Спиро надоели эти постоянные стычки. Он должен был послушаться их и оставить эту троицу в покое, и тогда сейчас ему не пришлось бы смотреть, как Мира, совершенно игнорируя его, любимца девчонок, развлекается с последним неудачником — с этим колчеруким очкариком Девале! Конечно, это понятно, они же всегда вместе! На что он вообще мог надеяться? Мира — девушка не его круга. Они просто не могут быть вместе, они с ней слишком разные…

Но никто не замечал никаких внутренних противоборств молодых людей, и комментатор, объявив не менее странные имена игроков из команды Серебряной Луны в серебристо-синих комбинезонах и на скайбордах в виде хвостатых звезд, наконец, объявил о начале матча.


Глава 4. Финал

— Итак, — кричал комментатор, — мяч разыгран. Надеюсь, игроки не подкачают и покажут нам красивую и захватывающую игру, которую все мы с нетерпением ждали целый год. Мяч у команды Ангелов. Эти парни знают свое дело! Но им нельзя расслабляться. Ребята из Серебряной Луны тоже не лыком шиты! Вот мяч проходит первую линию защиты и попадает в руки Небесного Ветра. Опасный бросок! Вратарь Серебряной Луны спасает положение. Стоящий Впереди — самый лучший вратарь сезона, и Ангелам придется очень хорошо постараться, чтобы пробить его ворота. Итак, мяч перехватил защитник Серебряной Луны — Хвост Бобра. Он коронным броском с разворотом пасует полузащитнику Полночной Грозе… а нет! Мяч снова у Небесных Ангелов…

Селвин, не отрываясь, наблюдал за игрой.

— Они быстро летают! Особенно для их веса! — отметил он.

— Стопудово! Никто из наших тяжеловесов за ними не угонится! — согласился Бо.

— Интересно, с какой скоростью можно лететь на их скайбордах, если весишь немного меньше? Мне кажется, они мощнее наших. Здесь же в каждом игроке не меньше ста пятидесяти — двухсот килограмм живого веса! А гоняют…

— Может потом нам дадут попробовать их доски? — мечтательно предположил Бо.

— Ага, размечтался! — ехидно вставил Спенсер. — Догонят и еще дадут.

Бо презрительно сыгнорировал колкое замечание. В конце концов, даже присутствие Спенсера уже не в силах испортить такой замечательный день! Они сидят на матче по скайболу немыслимого уровня! На острове еще ничего подобного никому даже не снилось.

Во-вторых, рядом с ним сидит его любимая девушка, которая так недвусмысленно дает понять, что неравнодушна к нему. А еще их ожидает встреча с победителями матча. Что должно произойти такого, чтобы перевесить все эти плюсы? Что ему брюзжание какого-то недоумка?! Да наплевать на него, пусть бормочет, все что пожелает!

Для него, Бодуэна Девале, это самый счастливый день его жизни. И он в порыве нежности обнял Миру и поцеловал ее в ухо, а Мира, развернув к нему лицо, хитро улыбнулась, и их губы встретились. Они обменялись быстрым влажным поцелуем, который невероятным блаженством прожег тело Бодуэна. Она впервые его поцеловала! И этот поцелуй определенно не был похож на обычные чмоки, которыми они постоянно обменивались при встречах и расставаниях. Конечно, Бо все представлял иначе, но разве можно просчитать такие вещи? Теперь, он был уже больше, чем уверен: Мира наконец-то стала его!

Этот быстрый поцелуй Миры и Бо не остался незамеченным Спенсером, с трудом сдерживающим себя, чтобы не вышвырнуть с балкона все более ненавистного ему Девале. Голова шла кругом, а все тело так же как и у Бо прожгла волна, но не блаженства, а досады и ревности. Этот невероятный матч уже не вызывал у него интереса. Все меркло и теряло свой блеск. Тот маленький лучик надежды только что погас. Исчез, подобно голографическим танцовщицам, что в одно мгновенье рассыпались на миллионы маленьких пылинок.

Но матч продолжался. Рико и Селвин полностью поглощенные игрой, не замечали разыгравшихся за их спинами страстей. Они вскакивали с мест, что-то кричали, срывая голос, чтобы подбодрить «свою» команду.

Нападающий Желтой Луны Одинокая Птица открыл счет, закинув мяч в ворота Ангелов. Их вратарь, Вечное Небо выглядел раздосадовано, что казалось, небо, действительно, начало темнеть. Рико угрюмо насупился, и Селвину пришлось его утешать, пообещав, что следующий гол обязательно будет в ворота Луны! И, словно услышав обещание Селвина, инициативу захватили Небесные Ангелы. Искусно пасуя, они отчаянно пробивали дорогу к воротам противника, в результате, уже через пять минут забили ответный гол. Противостоять мячу было почти не реально. Звук Грома, второй нападающий Ангелов с грохотом забросил мяч в ворота с подачи Небесного Ветра. Рико и Селвин возликовали. Они вскочили с мест, прыгая как мальчишки, обнимались, что-то кричали, хотя, не слышали даже своего собственного голоса, потому что грохот сразу же превратился невероятное шумовое цунами, захлестнувшее стадион. Раскаты грома заглушали даже неистовый рев болельщиков.

— Как это может быть, Рико, — поинтересовался Селвин, когда шум немного спал, и они уселись обратно в кресла. — Откуда взялся раскат грома?

— Ты разве не заметил, что гол забил Звук Грома. Что ты хочешь, чтобы он замяукал, как Кошачья Лапа? — Рико весело рассмеялся.

Видимо, это его очень забавляло.

Селвин пожал плечами и решил принимать все, как есть. Через несколько минут раздался пронзительный звук сирены, возвещавший конец первого тайма. Счет оставался равный, как и силы игроков.

Селвин обернулся к друзьям.

— Ну как вам игра? — спросил он, с удивлением глядя на странные вытянутые лица Бо, Миры и даже Спенсера. Он явственно понимал, что с ними что-то не так. Все они отвечали что-то невразумительное, через силу пытаясь выглядеть заинтересованно.

— Что это сегодня с вами? — удивленно переспросил Селвин, но махнул рукой и отвернулся к Рико, которого, как и его самого интересовало только происходящее на арене.

Игроки ушли на перерыв, а над стадионом вновь появились сногсшибательные красотки, исполнявшие головокружительный полу-балет, полу-цирк на скайбордах. Но теперь представительницы обеих команд выступали одновременно. Они заняли противоположные части арены, и, по-очереди, пытались перетанцевать друг друга, показывая невероятные трюки и пируэты.

Солнце к тому времени закатилось за горизонт, небо стало темным, и костюмы девушек уже не отражали блики, а просто мягко светились, словно полсотни светляков, танцующих свой ночной танец. Селвин не мог оторваться от зрелища ни на секунду. Этот мир наполнился очарованием и магией. Он пару раз безуспешно пытался поделиться своими ощущениями с другом, но мысли того витали где-то в облаках, и он не мог быстро переключаться на действительность.

Но вот музыка сменилась, и на арену один за другим вылетели герои этого вечера. Закончилось приветствие, и игра продолжилась. Огромные атлеты, казалось, превзошли сами себя. Они летали по полю еще с большей скоростью, так, что зрители уже не видели, кто владел мячом.

Догадаться о его местоположении можно было только по скоплению игроков в каком-то месте. Разумеется, такая игра не могла не принести результатов. Буквально с первых же минут в ворота обеих команд полетели мячи.

Селвин, не зная ни одну их команд, еще с самого начала решил болеть вместе с Рико за Небесных Ангелов. Они вместе вскакивали с мест, что-то кричали в отчаянии, обнимались, когда Ангелы забивали гол, ругались, когда гол забивали им… в общем, вели себя, как нормальные болельщики, в отличие от второго ряда балкона, где продолжало нарастать напряжение из чувств и гормонов.


Глава 5. Призовая игра

Небесные Ангелы выиграли матч со счетом восемь — пять. Рико и Селвин ликовали от восторга и предвкушения встречи с любимой, как Рико, так уже и Селвином, команды.

— А теперь, — кричал комментатор, — мы переходим к самой примечательной и долгожданной части нашего турнира. Встреча поклонников с чемпионами! Мы ждем вас на нашей арене!

Сейчас же над балконом ребят зажегся яркий свет, и все взгляды устремились на них. Хотя не только на них. Такие же прожекторы осветили и другие пять балконов. Счастливчики направились к эскалаторам.

Рико первый прыгнул на движущуюся дорожку и поманил ребят.

— Давайте скорее, а то мы опять опоздаем! — нетерпеливо зашипел он, торопя нерасторопных друзей.

И вот, вся компания спустилась на арену, где их ожидали чемпионы этого сезона. Со всех сторон к центру поля подходили другие группы людей, и несколько игроков отправились навстречу каждой из них.

Ребят встречал громадный Небесный Ветер.

— Ну как вам игра? — спросил он, подмигивая. От него шел легкий приятный бриз.

— Я никогда не видел ничего подобного! — громко воскликнул Селвин, боясь, что великан может не услышать его со своей высоты.

— Мы старались для вас! — пробасил Небесный Ветер. Он подхватил Миру, посадил ее на плечо и сделал виток вокруг стадиона. Трибуны ревели от восторга, но Селвину показалось, что голоса были больше женские.

— Ну что, — сказал он, вернувшись, но не отпуская Миру, которая, сгорая от восторга, оставалась сидеть на плече великана. — Кто-то хочет сыграть с чемпионами?

Ребята были на седьмом небе! Даже Бо и Тор загорелись в азарте, временно забыв о своих чувствах.

Из всех зрителей, вышедших на арену, сформировали одну команду.

Их оказалось намного больше, чем профессионалов, но и силы не были равные. Тор взял на себя руководство. Он разделил всех по зонам и дал каждому определенное задание, кто и что должен делать. Сам он встал на ворота. Их целью было продержаться 10 минут. И вот игра началась. Никого не удивило, что мяч сразу же перехватили Небесные Ангелы и направились к воротам Тора. Темп Ангелов никоим образом не мог сравниться с невероятными скоростями, показанными чуть раньше.

Они играли просто в удовольствие. Но каково же было их изумление, когда Тор отбил мяч у самого Небесного Ветра! Тот удивился и уважительно показал Тору большой палец. Тор же не терял времени, а кинул пас одному из игроков его команды, тот довольно неплохо поймал мяч, перекинул его Рико, который отпасовал его Мире, от нее мяч полетел к Селвину, а тот в своем коронном сальто неожиданно для Вечного Неба забил ему гол.

— Вот это да! — закричал комментатор. — Вот это я понимаю! Любители забивают гол чемпионам. У меня возник вопрос, а не переиграть ли нам весь матч?

Зрители на трибунах засмеялись. Конечно, понятно, что чемпионы не играли в полную силу, но все же, никто не ожидал, что кто-либо сможет забить им гол!

Ангелы переглянулись между собой и залетали чуть быстрее. Они легко забрали мяч, провели его к воротам Тора, но гола опять не получилось! Спенсер поймал и этот мяч. Это удивило всех уже гораздо сильнее.

— Невероятно, — восхищался комментатор. — Вратарь аматеров[6] отбивает еще один гол! Такого у нас еще не было!

А мяч уже снова летел по направлению ворот Ангелов, но их полузащитник перехватил мяч и вихрем понесся обратно к воротам Тора, пасуя нападающему. Небесный Ветер с силой бросил мяч по воротам, но Спенсер вновь оказался на его пути. Правда, удар был настолько сильным, что Тора занесло в ворота вместе с мячом. Небесный Ветер быстро подлетел к нему и помог выбраться.

— Извини, я не хотел тебя поранить, — сказал он, прижимая руку к своей груди. — Но ты отличный игрок, хотя и мелковат. Ты должен прийти к нам попробовать поиграть профессионально. Ты никогда об этом не думал?

— Спасибо, — сказал польщенный Спенсер, с трудом удерживаясь на скайборде. — Но у меня есть идея получше, — сказал он. — Может мы как-нибудь померяемся силами? У меня есть пара друзей, которые играют не хуже меня. Как ты на это смотришь, Ветер?

— Замечательная идея! — неожиданно закричал комментатор, неизвестно каким образом услышавший разговор между игроками. — Очень хорошая идея!

И Небесный Ветер, соглашаясь, легонько стукнул Тора в плечо, так, что тот едва не потерял равновесие.

— Я очень желал бы познакомиться с твоей командой, — пробасил он, улыбаясь. — Энки все устроит, и мы встретимся.

— Непременно! — опять ответил комментатор.

К Спенсеру и Небесному Ветру подлетели остальные игроки и стали дружески хлопать друг друга по плечам и спине.

— С тобой мне тоже бы хотелось встретиться, — указывая пальцем на Селвина произнес ничуть не уступающий в размерах Небесному Ветру вратарь Ангелов Вечное Небо.

— Вам придется немного подождать, — смущенно ответил Селвин. — Мы живем далеко отсюда, и нам нужно кое с кем поговорить, прежде чем мы сюда вернемся. Я лишь надеюсь, это не займет много времени.


Глава 6. Прощание

Ребята почти до утра гуляли по волшебному миру Рико, потому что возвращение сулило стать не скорым.

— Знаешь, Рико, — сказал Селвин, отводя глаза в сторону. — В ближайшее время мы не сможем тебя навестить.

— Вам что-то не понравилось? — удивленно спросил Рико. — Я думал, мы подружились!?

— Конечно, Рико! О чем разговор? — воскликнул Селвин. — Разумеется мы друзья! Но, понимаешь, нам нужно кое-что уладить дома…

— Но вы вернетесь? — исподлобья спросил Рико, не ожидавший такого поворота.

— Сразу же, как только появится первая возможность. Ты даже не представляешь, в каком волшебном мире ты живешь! Разве можно сюда не вернуться?!

— Хотите, — спросил Рико, пытаясь скрыть грусть за натянутой улыбкой, — я покажу вам мое любимое место? Я прихожу туда, когда мне одиноко.

Никто не возразил. Ребятам тоже хотелось подольше потянуть момент расставания, и они вошли в лифт, который повез всю компанию в тот самый конусный гараж, где они уже побывали в день знакомства с этим миром. Только в этот раз лифт поднялся на самый верх, где сквозь прозрачные стены открывалась потрясающий вид на светящиеся уровни многоярусного города, переливающиеся бриллиантовыми огнями переходы и мерцающие вдалеке соседние города-блоки.

Но вся магия ночного города мгновенно улетучилась, стоило ребятам взглянуть на небо, украшенное россыпями миллиардов звезд. Друзья застыли, зачаровано глядя ввысь. Как не похож был их мир так на этот! У себя дома они никогда не видели звезд из-за плотной туманной завесы, а тут Вселенная ограничивалась лишь дальностью их взгляда…

— Не знаю… — медленно произнес Селвин, неожиданно почувствовав разрастающуюся досаду и злость на Дэвида Корнея, который вдруг решил, что они должны жить в изоляции, — был ли прав наш предок или нет, но мне обидно, что нас лишили этого! Отцу бы здесь понравилось…

— Да, — отозвался Бо. — Кажется Дэвид проиграл свой спор…

Тор удивленно на них посмотрел, но не захотел спрашивать. Его переполняли новые впечатления от увиденного сегодня, и он еще пока не определился, что думать по этому поводу. Он лишь покосился на примолкшую Миру, которой не хотелось, чтобы этот волшебный день заканчивался.

Друзья зачарованно смотрели на звезды, пытаясь уловить сигнал, посылаемый мерцающим светом.

— Ну что, время прощаться? — сказал, наконец Бо, с трудом отрываясь от далеких светил. Он подошел к Селвину и Рико. — Как бы нас дома не потеряли! Может активируем портал прямо отсюда? Здесь все равно никого нет.

— Да, наверное, уже пора, — пробурчал Селвин. — Спасибо тебе, Рико! Без тебя наше приключение бы не состоялось!

— Я буду рад, если вы вернетесь… Вы знаете, где я живу, — ответил тот, пытаясь сдержать улыбку. Ему было жаль расставаться с этим необычными детьми, и почему-то казалось, что больше они никогда не встретятся…

— Только ты не пугайся, когда мы свалимся на голову кого-нибудь из твоих! — попытался подбодрить его Селвин. — Ты уж предупреди всех! На всякий случай.

Рико невесело хмыкнул.

Мира тоже подошла к друзьям, и Селвин достал портал. Он недовольно повернулся к Спенсеру, все еще прилипшему к окну.

— Спенсер, если хочешь остаться, мы возражать не ста… — но он замер на полуслове. Прямо на глазах друзей в одно мгновенье звезды погасли, небо разорвалось, словно ткань, и появилась черная дыра.

Еще мгновенье, и из дыры, как пауки из банки, посыпались огромные тени, закрывая собой оставшиеся звезды. Тени падали на город, обретая тела при приближении к свету. И вдруг неожиданно темнота превратилась в яркую бесконечную вспышку…

Оцепеневшие ребята теперь ясно видели огнедышащих чудовищных монстров, разлетающихся и разбегающихся, словно тараканы, в разные стороны. Они заполняли собой все пространство, пополняя свои ряды все новыми и новыми тварями, вылетающими из разорванного неба.

Вокруг все шипело и грохотало. А монстры уже на лету выплевали на Землю огненные шары, которые, смешиваясь друг с другом, превратились в огненную лавину, ниспадающую с неба. Люди с ужасом взметали руки, пытаясь укрыться и падали пораженные огнем. Кто-то пытался бежать, но все было напрасно. Огненная волна долетела до земли через несколько секунд после появления небесной дыры. Для тех, кто был на открытом пространстве, не оставалось никакой надежды на спасение.

Огненный дождь лился повсюду. Слышался звон разбитых стекол и падающих предметов. Кроме огня и дыма вокруг не было ничего.

Все произошло за считанные секунды. Неожиданно, безжалостно и необратимо. Ребята в шоке стояли укрытые прозрачной стеной, а огонь, словно адская огненная лава, сползал вниз перед их глазами.

Благодаря тому, что здания были сделаны из сверхпрочных несгораемых материалов, они стали временной защитой для обезумивших от страха людей. Но через пару секунд монстры полезли в дома. Они сжигали дотла все живое, попадавшееся им на пути, не разбирая, кто перед ними, и не давая никому времени опомниться. В следующий момент ничего не понимающие ребята увидели омерзительного огнедышащего дракона метрах в трехстах от себя. Что-то вспыхнуло почти рядом, и Тор увидел огненный шар, летящий прямо в Миру. Молниеносная реакция вратаря заставила его прыгнуть на нее и с силой толкнуть вниз. Шар пролетел чуть выше спины Тора, и взорвался от соприкосновения со стеной, пробив это прочнейшее строение насквозь. Очнувшись от оцепенения, Селвин заорал:

— Уходим! — и активировал портал рядом с лежащими на полу Мирой и Спенсером, так, что тот сразу же провалился в кольцо, надежно обхватив сильными руками Миру. Затем Бо с силой втолкнул в портал ничего не понимающего Рико и прыгнул следом за ним одновременно с Селвином. Сразу же на этом месте взорвался еще один шар, но кольцо закрылось и лишь несколько языков пламени успели залететь во временную дыру, больно полоснув по спинам Селвина и Бо.


Примечания


1

Энки — одно из главных мифологических божеств древних шумеров, которые основали первую известную нам в истории человечества цивилизацию.

(обратно)


2

Тероподы — все тероподы перемещались на двух ногах, большинство — хищники, реже всеядные или растительноядные.

(обратно)


3

Прог-ТВ — проекторный голографический телевизор. (прим. авт).

(обратно)


4

Инволюция — регресс, упрощение функций отдельных органов.

(обратно)


5

Мезозой или мезозойская эра — 251 млн. до 65 млн. лет назад.

(обратно)


6

Аматер — любитель, непрофессионал.

(обратно)

Оглавление

  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • Часть 1 Письмо из прошлого
  •   Глава 1. Хранитель тайны
  •   Глава 2. Скайбол
  •   Глава 3.Спорный мяч
  •   Глава 4. После матча
  •   Глава 5. Мира Корней
  •   Глава 6. Письмо из прошлого
  • Часть 2. Противоборство
  •   Глава 1. Дневник
  •   Глава 2. Тайна Дэвида Корнэя
  •   Глава 3. Гении
  •   Глава 4. Первые испытания
  •   Глава 5. Неудачная попытка
  •   Глава 6. Последняя капля
  • Часть 3. Потерянный мир
  •   Глава 1. Успех
  •   Глава 2. Новый мир
  •   Глава 3. Настоящий динозавр
  •   Глава 4. Рико Лавито
  •   Глава 5. Квартира Рико
  •   Глава 6. Приз
  • Часть 4. Неожиданные обстоятельства
  •   Глава 1 Мыши
  •   Глава 2. Новая проблема
  •   Глава 3. Небесный Ветер
  •   Глава 4. Финал
  •   Глава 5. Призовая игра
  •   Глава 6. Прощание
  • X