Павел Борисович Коршунов - Жизнь [СИ]

Жизнь [СИ] 987K, 215 с. (Жестокая игра-2)   (скачать) - Павел Борисович Коршунов


КОРШУНОВ
Павел Борисович.

ЖЕСТОКАЯ ИГРА

Книга вторая.
ЖИЗНЬ



© Коршунов П., 2017.

© «СамИздат», 2017.


® Все права защищены.

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.



* * *


Глава 1.


Стоило мне ступить на берег острова Харит-Ходор, как тут же появилось системное сообщение.


Внимание игрок!

Вам разрешен доступ к закрытой территории королевства Назхар мира в связи с вашей принадлежности расе людей. Но не стоит забывать, что если у вас нет сопроводительного письма за личной подписью и печатью короля Назхара, стража острова имеет полное право отправить вас в тюрьму на неопределенной срок или выслать на материк.

Будьте осторожны и не нарушайте закон.


Спасибо, я знаю. А вот с законом, эх, постараюсь не нарушать или хотя бы делать это не так явно.

Лодка отчалила от берега, а я присев подальше от воды, стал размышлять.

И так, я на острове. Но как мне добраться до монастыря Ардал? Вариант проникнуть в невидимости, вырезав по пути всех, кто станет на моем пути, отпадает сразу. Я слишком слаб для этого. Но даже если бы и был уровня эдак пятисотого, тоже бы не рискнул прорываться в тюрьму под монастырем. Врядли там такая же простенькая охрана как в Сиарэне.

А значит, мне подходят только более-менее честные пути попадания в Ардал. Насколько я понимаю, монахам и людям, что там находятся, тоже надо кушать, топить дровами печи и многое, многое другое. Да, скорее всего, частично они способны снабжать себя предметами первой необходимостью и сами. Мобов в лесу хватает, как и дров. Но на одном мясе годами не проживешь, верно? Где брать хлеб? Рыбу? Фрукты? Одежду? Правильно, в городе или в поселках. Вот с этого и начнем.

Так, карту можно не открывать, там все равно область с территорией острова срыта черной дымкой. Исследовать можно только своими ножками или у игрока какого-нибудь купить. Но попробуй тут еще найди добропорядочного игрока, да и открываться им я не спешу. Зато точно помню, где первый поселок, в паре километров справа, вдоль берега.

Теплый влажный песок вскоре сменился галькой и ракушками. И все бы ничего, но и здесь из воды периодически выползали гигантские крабы, да пара совершенно неизвестных мне созданий. А прибыл же я сюда не ради мобов, верно? И что бы избежать с ними встречи, я немного углубился в остров, и дальше шел уже вдоль зеленого ковра, что простирался рядом с лесом и заканчивался на некой невидимой границе у берега.

Лес тоже жил своей суетливой и опасной жизнью. Думаю, любого неподготовленного путешественника рискнувшего туда сунутся, ждет лишь смерть. Я слишком мало знаю информации про Харит-Ходор, но и того, что помню, вполне достаточно. Местные мобы, если сравнивать их с игроками, имеют уровни от пятидесяти и выше. В общем, чем глубже в лес, тем злее волки. При этом про волков это в прямом смысле. Их тут хватает. Они, так сказать, основные хищные обитатели острова.

Но вот стало видно часть рва и расположенного прямо за ним забора, что окружали поселок, защищая его от хищников. По перекинутому через ров широкому раздвижному мостику я добрался до ворот и, поправив немного сползший высокий воротник, так что бы полностью скрыть рабский ошейник, постучал. Тишина. Постучал еще раз. Снова тишина. Ладно, подождем.

Неожиданно одна из створок приоткрылась, и кто-то грубо позвал меня:

- Проходи, проходи. Не стой столбом деревенщина.

Я проскользнул внутрь и сразу же уперся в широченную грудь высокого дюжего… стражника. Ну а кем еще может быть этот мужчина, одетый в полные доспехи с полуторным мечом в ножнах закрепленных на поясе.

Створка за моей спиной со скрипом закрылась, и рядом встал еще один стражник.

— Кто таков будешь?, — с легкой хрипотцой спросил стоящий передо мной человек.

— Э-э, да это…, — задумчиво протянул я, — работу ищу. Только недавно на остров прибыл. Вот, решил сюда, к вам, податься.

— То, что недавно прибыл, я и так вижу. А разрешение-то есть? Чай не зайцем же проскочил или…, — и так он на меня посмотрел, что я сразу понял, ему бы только дать повод, что бы отправить новичка в тюрьму, или учитывая, что тюрьмы в поселке точно нет, в клетку.

— Есть, конечно, — торопливо полез я в мешок инвентарь и достал свиток. — Вот!

Стражник сграбастал его своей здоровенной лапищей, развернул и внимательно вчитался.

— Так, ага… Крэйбен значит, да?

— Да, да, — согласно закивал я.

— Из деревни Душки, недалеко от Савмера… Гы-гы, — как лошадь заржал мужчина. — Душки… То-то я думаю, что эт чем-то дерьмовым попахивает. А это от тебя.

Его напарник тоже радостно оскалился, показав гниловатые зубы.

Нужно сдерживаться! Молчать и не реагировать, а еще глупо и по-простецки улыбаться.

— Ну накалякать и я могу. Главное подлинность! Вот мы ее сейчас и проверим, — второй мужчина тут же положил руку на меч и стал сзади меня.

Страдник достал странного вида, похожий на сжатый в кулаке глаз, амулет и провел им над раскрытым свитком. Легкое золотистое сияние и мужчина возвращает мне бумагу:

— Свободен. Печать подлинная.

И все, оба стражника тут же потеряли ко мне интерес, мгновенно забыв о моей персоне.

Пожав плечами, я двинулся в глубь поселка. Следовало бы найти старосту или кто тут самый главный и узнать насчет работы. Лучше, конечно, если работать буду именно на старосту, если примет. Он ведь по любому должен быть связан с людьми из монастыря. А как иначе? Ведь врядли глава поселения захочет упустить всю выгоду от торговли с монахами.

Пройдя рядом с кузней, я попал на небольшой свойский рынок, где местные неписи продавали все то, что сумели вырастить, выковать, сшить, добыть и далее по списку.

— Молодой человек, не проходите мимо!, — обратился ко мне невысокий приземистый бородач с красноватым носом и синяком под правым глазом, настойчиво подманивая к своей лавке. — Не дело это — ходить безоружным? Смотрите, какие у меня мечи. А кольчуга! Точно ваш размер. Если возьмете клинок, отдам за пол цены!

— Да хватит ему свой хлам втюхивать, Крил!, — туже сокрушенно покачал головой его сосед, крепкий высокий мужчина. — Опять небось в пьяном угаре ковал? Да твой меч после первого же удара сломается! Вы лучше у меня оружие посмотрите. Меня на острове все знают. С Фадласа торговцы частенько приезжают за моим товаром. Порой и на материк вожу!

— Врешь безбожно!, — разъярился бородач. — Тебя и собаки вдовы Риалы не узнают, когда ты к ней по ночам через забор лазишь. А ведь месяц к ней клинья подбиваешь…

Между мужчинами завязалась перебранка за внимание клиента, и я быстренько отошел подальше, пока меня то же в разборки не втянули.

А поселок-то не маленький. И рынок свой, и кузня вон не одна, да и домишек самых разных хватает, вот так на вскидку штук тридцать я точно насчитал, рядом с рынком. Это скорее деревенька, чем поселок.

— Дяденька, а дяденька! А вы чего ль так внимательно озираетесь?, — подергал меня за рукав замызганный мальчонка лет восьми. — Ищите чет определенное? Дадите монетку, подскажу.

— Отстань, — одернул я руку, — сам найду.

— Вредный вы, дяденька, — ребенок шмыгнул за ближайшую лавку и пропал из виду.

Я подошел к какой-то старушке торгующей пирожками, купил один с повидлом, так для виду, и поинтересовался:

— А не подскажете, где мне старосту найти?

Бабушка слеповато прищурилась, всматриваясь в мое лицо:

— Мил человек, а зачем он вам?

— Как это зачем!, — удивился я. — Насчет работы хочу узнать!

— Насчет работы, — протянула старушка, осмотрев меня сверху донизу. — А нема у нас работы… И что-то я ваше лицо не припоминаю. Значит, вы недавно в нашей деревеньке. Вот и возвращались бы обратно, откуда пришли, — и бабулька суетливо замахала ручонками, отгоняя меня от прилавка со своими пирожками.

Эх, надо было у стражников спросить, была же такая возможность. Так нет же! Я самый умный.

«Не, ну какая же вредна я бабка!», — раздраженно пробурчал я, продвигаясь по рынку дальше.

— Уважаемый!, — прямо передо мной возник стражник.

Помани их, и они появятся! И самое интересное, тот самый мужик, что проверял меня у ворот.

— Вы бы ушли отсюда, — грубо произнес он. — К людям, я смотрю, пристаете, все крутитесь тут. Детей обижаете, — из-за спины возникла на мгновение чумазая мордашка того паренька, и спряталась обратно.

Вот мелкий пакостник, уже нажаловался!

— Я просто ищу старосту, — буркнул я.

— На рынке?, — на лице стражника возникло неподдельное выражение истинного удивления. — И зачем, скажи мне, он вам нужен?

— Хочу устроиться на работу.

— К Жабе на работу?, — усмехнулся мужчина.

Не понял, «жаба» это имя или прозвище?

— Ну, удачи тебе. А староста живет в конце вон той улицы, — указал стражник. — У него двухэтажный дом из красного кирпича в самом конце стоит. Ты его ни с чем не перепутаешь.

— Спасибо, — поблагодарил я мужчину и отправился по указанному адресу.

Ничего себе домина! Большой и массивный, словно крепость в миниатюре. Территория дома, заросшая густым цветущим кустарником и фруктовыми деревьями, окружена высокой металлической оградой с прутьями в пару пальцев толщиной заканчивающихся на вершине острыми даже на вид трехгранными наконечниками.

Калитка рядом с воротами открыта на распашку, словно приглашая любого желающего зайти внутрь.

Но стоило мне вступить на территорию дома, как рядом со мной, вынырнув из-за ближайших кустов, без единого звука появилось два крупных пса с дикими налитыми кровью глазами и оскаленной пастью. Ошарашено отступаю назад, к спасительной калитке. Псы повторяю за мной.

— Э-э… нет! Я не вкусный!, — шепчу я.

Не собаки, а словно зомби какие-то. Ни рычания, ни гавканий, стоят и смотрят своими не моргающими буркалами. Понятно теперь почему калитка так беззаботно отрыта на распашку. В своем уме сюда мало кто добровольно зайдет.

— А ну кыш твари!, — раздался старческий кряхтящий голос, и сзади собак сквозь кустарник с огромным трудом продрался маленький, скрюченный дедок с палочкой. — Не че кидаться на всех подряд! Вот ж окаянные!, — замахнулся на псин дед, и… те смиренно прижав голову к земле, отбежали в сторону, но из виду меня не бросили, так и продолжили внимательно наблюдать своими страшными глазищами. — Тебе чаль надобно, парень?, — обратился ко мне он.

— Эм…, — замялся я, отвечая псинам не менее пристальным взглядом, — да это, старосту увидеть хочу.

— А зачем?, — выразительно поднял брови дедок, опираясь на свою крепкую палочку.

— Да вот, насчет работы…, — начал объяснять я уже в который раз внеочередному неписю, но старик сразу меня перебил.

— Ага! Есть работа, — радостно произнес дед с каким-то странным блеском в глазах, — как ли ей не быть. Ох, как много работы… А что умеешь?, — прищурился он одним глазом.

Не нравится мне что-то его такой уж через чур маниакальный настрой при виде нового работника, то бишь меня. Но в отказ идти уже поздно, да и нужно же мне с чего-то начинать. Тем более я так и так хотел к старосте наняться. А жаба он там или какое другое земноводное, неважно.

— Все умею, — честно соврал я.

Или не соврал, или не совсем честно. Да и ладно. Врядли можно придумать что-то еще хуже, чем чистка нужников в Ноар-Рахоре. А уж в уборке, чистке помещений я вообще профи. Хоть иди и специальность соответствующую получай, если она есть, конечно.

— Правда?, — удивленно и растерянно спросил дедок, или лучше для простоты, назову его управляющим.

— Конечно!, — подтвердил я.

— Аль как хорошо. Тогда пойдем-ка проверим тебя. Р-работничек, — прокряхтел старик. — А вы тут сторожите, — погрозил он псам пальцем. — У-у! Проклятые твари. И только посмейте кого ль погрызть! Я вам такое устрою!

Б-р-р. Сумасшедшие неписи! И не боится же он этих псов. А те его вон как опасаются. Хвосты поджали, жалобно так смотрят.

— Меня Клето зовут, — представился мне управляющий старосты, когда мы обогнули сильно запущенный и заросший сад и вышли на дорожку идущую к дому. — Я тут всеми делами у нашего всеми уважаемого старосты работаю. Лет уже сорок как. Еще у его отца хозяйством управлял.

И куда только подевался его странный старческий говор, сейчас со мною говорил вполне нормальный пусть и старый человек. Уверенный в себе, строгий и ответственный.

— Эх, запустил все хозяин, — огорченно продолжил Клето. — Все бы ему только охотиться, да по бабам шляться. Не то, что его родители, упокой их души боги покровители. Не смогли его взрастить и уму разуму вложить. Приходится мне вот всеми делами заниматься. Ты это, — посторонившись, дедок пропустил меня внутрь дома, — деревья обрезать, траву косить я надеюсь, хорошо умеешь?, — И даже не дождавшись ответа, взмахнул рукой. — Что я тебя спрашиваю-то. Видно, что из деревни, значит умеешь. Пошли за инструментом, выделю тебе кусок на заднем дворе, за час управишься, принят, а коли нет. То извиняй, не по тебе работенка.

Про то, где вообще сейчас сам староста, я разумно спрашивать не стал. Понятно, что тот насчет работы точно ничего не решает. Дед сам признался, что это он тут всем заведует. И если он меня примет, то с хозяином я вскоре и сам познакомлюсь.

А вообще интересно, где остальные-то работники и есть ли они вообще? Хотя судя по запустевшему дому, слоям пыли на дверях некоторых из основных комнат, и почти всех ведущих в комнаты прислуги, по коридору между которыми меня провел Клето, людей здесь, кроме самого управляющего и старосты, и правда нет.

— Вот тебе инструмент, бери ножницы, косу и тележку, — указал дед, открыв самую крайнюю дверь, рядом с черным выходом из дома, ведущую в склад садового инвентаря, а попросту — подсобку.

Взяв названные Клето предметы, сложил их в тележку и покатил на улицу. На заднем дворе росло несколько рядов деревьев, ягодных и цветочных кустарников. А между ними шли выложенные камнем дорожки, стояли скамейки, пара беседок. В общем, все что нужно для уютного отдыха на природе на своей собственной территории.

— Видишь эту аллею?, — указал Клето на центральный ряд длинной метров пятьдесят с количеством деревьев где-то десятка полтора. — Можешь начинать, время пошло, — дед вытянул из-за пазухи древнего вида часы (вообще впервые вижу, что бы непись пользовался часами!), открыл крышечку, слеповато вгляделся в циферблат, хмыкнул и со щелчком захлопнув, убрал обратно. — Мусор можешь складывать в конце нее. Там же находится лестница, ведь верхние ветки тоже надо обрезать. А пойду чайку попью, с плюшками. Ларона должна была уже корзинку принести, оставить у входа. — И развернувшись, Клето очень проворно для старичка с палкой пошагал к дому.


Доступно задание: Уборка аллеи за 1 час.

Награда при выполнении задания: Принятие на работу.

Штраф, если не уложитесь в указанное время: Репутация с НПС Клето понизится до «Неприязнь».


Спустя десять минут скоростной работы по обрезанию сухих веток и подравнивания местной разновидности газона таким древним орудием труда как косой, я начал проклинать и весь этот остров, и поселок, и безымянного старосту, и в особенности его управляющего — Клето! А я ведь я только одно дерево обработал и траву под ним.

Время, выделенное на задание, подходило к концу, а мне еще оставалось четыре дерева. Ну никак не успею. Эх, придется видимо уходить в город или второй поселок. Правда проще, наверное, все же до города будет добраться. Если ориентироваться на деревню, в которой я сейчас и нахожусь, то Фадлас находится в правой части острова, монастырь Ардал в левой, в горах среди леса, а второй поселок ровно напротив этого, на противоположной стороне Харит-Ходора.

О-о, еще собачки, заметил я пару страшных псов, кружащих неподалеку. А может и тех же самых.

Вскоре появился и управляющий, вышел из дома и, не особо торопясь, топает сюда. Небось сейчас начнет распекать за медлительность, и в итоге пошлет нерадивого работника куда подальше. Поспешно поправив снова немного опустившийся воротник, я отложил инструмент в сторону и оперся спиной о ствол дерева, дожидаясь деда. А вообще надо бы по возможности сменить одежку на более удобную.

— Что, не управился все-таки?, — с неким наигранным огорчением произнес подошедший Клето. — Но зато как аккуратно поработал, — медленно прошелся он вдоль вычищенной части аллеи и обработанных деревьев. Знаешь, пожалуй, я все-таки возьму тебя на работу. Ты мне подходишь. Насчет жалования с хозяином поговорю, когда дела обсуждать будем, а вернется он к вечеру. Вот тебе ключ, — дед отстегнул от связки один из массивных резных ключей и вручил его мне, — будешь жить в комнате рядом с подсобным помещением.

И система игры тут же продублировала решение старика.


Задание: Уборка аллеи за 1 час — выполнено.

Награда: Вы приняты на работу.


«Да-да! Отлично!», — мысленно обрадовался я.

Начальная часть плана выполнена. Я принят на работу. Осталось узнать, как можно через старосту попасть в монастырь.

— А вот инструмент пока оставь, — поспешил остановить меня Клето, когда я положил ножницы и косу в тележку, собираясь отвезти все обратно. — Пойдем, поедим, а потом вернешься и доделаешь этот ряд, а там и за соседний примешься, на твой выбор.

— И все?, — обрадовано спросил я.

Меньше чем полторы аллеи, да ерунда. Часа за два, максимум три, если с перерывами, управлюсь. А потом буду отдыхать. И как староста вернется, постараюсь подслушать, что они там за дела обсуждать будут к Клето. Может, что стоящее узнаю.

— Э-э, нет конечно, — удивленно посмотрел на меня дедок, — ты тут не у себя в дрянной деревушке! Так что не вздумай мне лениться! Как освободишься, что бы сразу нашел меня, понял? В доме тоже бы убраться не помешало. А то пыль вековая стоит.

Вот… проклятие. Отменяется отдых. Впрочем, его желание понятно. Рабочей силой надо пользоваться по полной, пока есть такая возможность. Ладно, мне не привыкать.

— Что замер, как статуя? Пойдем обедать, — и, не дожидаясь меня, старик развернулся к дому.

Во время обеда представился управляющему, точнее тот сам спросил мое имя. А так, моя прошлая жизнь того вообще не интересовала. Так что особого разговора не получилось. Ну и я языком лишнее болтать не стал. На редкие вопросы отвечал коротко и по существу. Плотно покушав и все-таки отдохнув пол часика (разрешил Клето) я принялся за работу.

И на очередном, кажется двадцатом, дереве меня прервал звонкий звон колоколов, и перед глазами появилось очередное сообщение, удивившее меня до глубины души.


Внимание игрок!

Вы провели немало времени за тяжким трудом, преследуя выбранную вами цель. В совершенстве овладели такими предметами как садовые ножницы и коса.

Вам доступна к выбору специальность «Садовод».


— Это такое извращенно издевательство надо мной? Да ну вас…, — расстроено произнес я, бросив уже надоевшие меня за последний час ножницы на землю.

Хотя, ограничений в количестве специальностей вроде бы нет. Сколько изучишь столько и будет. Но первая полученная специальность «Садовод», обхохочешься. Хорошо не «Золотарь», а то система еще там, в Ноар-Рахоре, могла бы мне и такое предложить. Но это видимо совсем не вяжется с работой игроков, поэтому для нас такой специальности и не положено. А вот садовод. Мало ли, вдруг и правда есть странные личности предпочитающие проводить время в собственноручно выращенном садике. Есть ведь в мире Нориа скульпторы и художники. Ладно, пусть я буду убийцей класса «Тень» со специальностью «Садовод». Очень оригинально! Соглашаюсь с системой, принимаю свою первую в этом мире специальность и, подняв ножницы, возвращаюсь к обрезке сухих веток дерева.

Решил что торопиться не буду. Видите ли, ему еще и уборкой дома надо заняться. Успею, займусь…

Хрум, хрум и последняя ветка падает вниз. Спускаюсь с лестницы, собираю сушняк и складываю в тележку. Предпоследний заход в конец аллеи. А потом отвезу инструмент в дом, вернусь и отнесу лестницу на место. Чуток отдохну и пойду искать старика.

Я нашел деда на веранде дома, сидящим в кресле качалке, а рядом лежал один из псов, тут же вскочивший на лапы при виде меня.

— Клето, все готово!, — торопливо произнес я, опасливо погладывая на собаку.

Любопытно, что это за создания такие? Не разу не видел таких мобов, и даже не слышал. Вроде похожи на собак, но вот чую, что сходство лишь внешнее.

— Молодец, — похвалил меня старик. — Теперь уберись в зале. Вода в колодце, колодец во дворе справа от дома. Что надо, возьмешь в подсобке…

На улице начало вечереть, и к этому моменту я уже успел закончить уборку кухни. Почти успел. Оставалось вытереть пару шкафов и убрать паутину над ними, когда дверь в помещение внезапно открылась, и вошел управляющий.

— О как!, — Довольно покачал головой старик, окинув взглядом чуть ли не сияющие чистотой стены, пол и мебель в зале. — Хорошо, что я взял тебя на работу! И вижу, ты устал Крэйбен. Все можешь поужинать и идти отдыхать, — разрешил Клето. — А лучше наложи себе еды, да возвращайся в свою комнату. И не высовывай носа. Хозяин скоро появится, как всегда раздраженный и недовольный. Так что на глаза ему лучше не попадать. Кстати, звать его Гарлон, но только не вздумай по имени называть, когда я тебя ему представлю завтра. Для тебя он хозяин и точка. Понял?

— Да, Клето.

— Вот и хорошо, — кивнул старик. — Только побыстрее давай.

Клето вышел из зала, а я, выжав тряпку досуха и накрыв ею ведро, отправился на кухню, перекусить и, правда, не помешало бы. А потом, главное не пропустить возвращение старосты Гарлона.

Покушав, я сбросил всю свою рабочую одежду на кровать, достал слегка побитую жизнью броню Теней и быстро в нее облачился. Недолго раздумывая, на всякий случай одел и пояс с ячейками быстрого доступа, добавив в него зелья ночного зрения и найденные в инвентаре свитки маскировки — что-то там связанное с запахами, звуками и даже… вкусами! Мало ли, вдруг они тех песиков, о которых я не знаю совершенно ничего, в дом впустят. А невидимость это не панацея. Существуют мобы у которых зрение словно тепловизор утроено. Понятия не имею, зачем их в мир Нории вписали, но они есть и с этим надо считаться.

Активирую невидимость, выхожу из комнаты и тихо прикрываю за собой дверь, да к тому же достаю ключ и проворачиваю в замке. Будем считать, что я лег спать и закрылся изнутри. Хотя уверен, что у Клето есть и запасной. Но, надеюсь, ему не придет в голову проверять, чем там занимается его работник в своей каморке.

Крадусь к выходу из дома. Замечаю мелькнувшие за окном две тени и тут же замираю. Прислушиваюсь… Раздаются шаги приближающиеся к входной двери и голоса. Один знакомый — Клето, второй — низкий молодой, с нотками злости и недовольства, видимо того самого Гарлона.

Дверь отрылась, и первым вошел старик, а за ним высокий лет тридцати мужчина с довольно неприятным, отталкивающим лицом, в слегка помятом строго светло коричневом камзоле.

— Что там такое случилось? Опять с кем-то подрался?, — поинтересовался старик, помогая снять старосте верхнюю одежду и вешая ее на вешалку.

Делаю пару шагов в строну и прижимаюсь к стене с гобеленом.

— Да ну их… жлобы монастырские!, — ругнулся мужчина. — Пошли в кабинет, мне надо выпить! Заодно все расскажу.

Клето и Гарлон прошли мимо меня и свернули к лестнице на второй этаж. А я медленно и осторожно стал красться за ними, выдерживая расстояние метров пятнадцать.

Поднявшись на этаж, они прошли в конец левого крыла дома, и управляющий, открыв последнюю у стены с окном дверь, пропустил перед собой старосту деревни, а потом зашел следом и захлопнул ее за собой.

Я быстрыми шагами приблизился к кабинету и приложил ухо к грубой деревянной поверхности… Ничего не слышно! Не может быть, неужели дверь не простая и стоит какое-то защитное заклинание? Вполне возможно. Плохо!

Но тут мой взгляд падает на окно, и в голове тут же появляется гениальная идея! Не услышу, так увижу. По губам я, конечно, читать не умею, но и возможно того, что сумею рассмотреть, будет достаточно для дальнейшего развития плана проникновения в монастырь.

Без единого скрипа отрываю окно и выскальзываю наружу. Слева через соседнее, как раз то, что ведет в кабинет, наружу проникает желтый тусклый свет, слегка освещая двор и деревья рядом с домом. Надеюсь, собачки меня на высоте второго этажа не почувствуют.

М-да, а уцепится-то тут особо не за что. С трудом протискиваю пальцы в щели между кладкой камней и таким вот образом на одних руках преодолеваю метра три до окна в кабинет. Повисаю на нижней части рамы и, подтянувшись, вглядываюсь в стекло.

Да… что бы вас подкинуло и перевернуло! Окно закрывала шторка, через которую ну кроме что силуэтов невидно совершенно ни чего! Просто замечательно!

Расстроившись, я уже было собрался перебираться обратно, как к окну кто-то подошел, отдернул штору и, откинув задвижку, открыл его на распашку. И хорошо оно открывается во внутрь, а не наружу. А то как заехали бы по голове, и да здравствует полет с высоты второго этажа. Да к тому же еще и невидимость бы слетела, от нанесенного урона.

— Вот так тебе нормально?, — раздался голос Клето. — Теперь-то не душно?

Перезвон стекла, словно стукнули бутылками друг о друга и протяжный ответ старосты:

— Не-е! Теперь хорошо, ветерок!

— Тогда ты, может быть, положишь коньяк тридцатилетней выдержки на место и начнешь рассказывать?, — нетерпеливо произнес старик. — Не для этого твой отец покупал Гавртолскую ярость, что бы ты ее как сок глатал.

— Погоди, дед, не торопись, — ответил Гарлон и раздались торопливые булькающие звуки.

На какое-то время разговор прекратился. В комнате кто-то задвигал мебелью, потом зашелестел каким-то бумагами.

— Так ты с кем именно из них встречался?, — спросил Клето.

— С одним из монахов, имя не знаю, — буркнул староста. — Но он точно из старейших. Я видел его амулет.

— И что? Что с договором?, — уточнил управляющий.

— Да ничего, — раздраженно бросил мужчина. — Меня считай, послали.

— Это почему же? Что вы обсуждали, и чего он предлагал?, — терпеливо продолжил расспросы старик. — И что я из тебя слова чуть ли не раскаленными щипцами тяну. Рассказывай все и в подробностях!

— Почему, почему… Им, видите ли, не нравятся такие цены!, — Яростно стукнул кулаком по столу Гарлон. — Они хотят дешевле! И что бы мы сами доставляли им товары! Твари жадные!, — Раздался звон бьющегося стекла, следом звук падающего на пол стула и нервные глухие шаги по кабинету.

— А я тебя предупреждал, — негромко заметил Клето. — Снизь до уровня цен Ланвана и работников не разгоняй. Но нет же. Ценник заломил, да и еще условия им ставить вздумал, как только срок отцовского договора вышел… Не психуй и сядь на место!, — резко рявкнул управляющий, я и не знал, что этот старик так может, ну и голос!

— Да пошел ты!, — чуть ли не прорычал в ответ Гарлон. — Я не хочу прозябать в этой дыре!, — сорвался он на крик. — Хочу свалить отсюда подальше. Хочу…

— Хочу, хочу, — передразнил его старик. — Хотелка не выросла. Глупец ты Гарлон. Как есть глупец. Все тебе денег мало. Еще и местных прижимать стал, народ шепчется, возмущается. Стражники тебя уже месяц как Жабой только и зовут. Смотри, до князя Фадлоса слух дойдет о том, что ты тут вытворяешь и сбудется твоя мечта. Вылетишь ты с острова как пробка из бутылки, прямиком на каменоломни.

— И что же делать?, — немного спокойнее спросил Гарлон и, судя по звукам, поднял стул на место и сел обратно.

— Для начала ныть прекращай!, — строго произнес Клето. — А завтра по утру отправляйся в город, найди этого монаха и согласись на все их условия. А лучше вообще скинь пять процентов.

— Так это же дешевле чем…

— Да, будешь продавать дешевле, чем Ланван. Но так не трать на баб и выпивку, да гулешь свой. Знай деньгам цену. Забыл как отец жил?, — напомнил управляющий. — Каждую монетку считал, все чин по чину. И горя не знал. Работников уважал, что главное.

— Что их уважать-то, — прошептал староста. — Кто они, а кто я.

— То-то они от тебя как от прокаженного бегут. И смотри мне, не вздумай нового батрака унижать, а то…

— Так ты что еще одного таки нашел?, — перебил старичка Гарлон. — Кормить его теперь, платить еще надо.

— И кормить, и поить, и денежку платить. Да!, — сказал, как отрезал дед. — Хороший работник, правильный. С материка прибыл, недавно, судя по всему. Раз не в курсе, как ты к людям относишься. Так что холить будем его и лелеять. А там вот тебе и будущий доставщик товаров в монастырь. Парень крепкий, выдержит.

— Одного мало.

— Так еще найдем! Вот будешь в городе, не забудь поговорить с кем надо. Обещай все как положено.

— А охрана?

— Этот вопрос я сам решу, есть у меня старые связи еще, со времен твоего отца. Так что, наверное, и я с тобой завтра в город отправлюсь.

— Эх, эт ж какие растраты, — снова стал жаловаться на нехватку денег староста.

— А ты что хотел? Или думал что, работяги и товар потащат и мечом махать будут?, — иронично произнес управляющий. — А то может и правда ну их работников, и ты сам один все сделаешь?

— Ты что старый?, — искренне изумился староста. — Что бы я да… да не в жизнь! Для это вот работники и существуют.

— Тогда завтра нас с тобой ждет город. Так что давай, ложись спать. После рассвета я закажу лошадей и повозку.

— А может, это, — попытался возникнуть Гарлон, — карету лучше? В повозке-то не удобно ехать будет.

— Деньги, деньги… Мы не на свидание с бабами едим и даже не к твоим дружкам. Так что потерпишь.

Гарлон спросил что-то еще, но я уже не слушал. Понимая, что сейчас скоро они выдут из кабинета, я быстро вернулся к приоткрытому окну и забрался обратно в дом.

«Как бы завтра с ними напроситься-то?», — забилась в голове мысль, когда я направлялся обратно в комнату.

Кроме того, что мне нужны нормальные — городские торговцы, у которых можно прикупить хорошие качественные вещи и кое-что из свитков, так еще и не помешало бы посмотреть на этого самого монаха из монастыря, тем более не простого, а старейшего. А по тем крупицам информации из книг, что я изучил в Ноар-Рахоре, старейшие — самый высший ранг, нечто вроде тех же мастеров в гильдии Элгхинн дал вэлдрин. Жаль лишь, что Тени очень мало чего них знают. Ранги, основные умения и возможности, и так еще кое-что по мелочи. А вот кто глава монастыря, как проходит обучение, каким образом они отбирают послушников и многое, многое другое осталось за завесой тайны.

Торопливо скинув броню в инвентарь, и убрал одежду с кровати на комод, я лег спать.




Глава 2.


Утром я встал раньше всех, Клето и Гарлон еще спали. Понимая, что во двор высовываться опасно, ведь не знаю, как отреагируют на мое появление местные собачки без приказа старика, я решил, что надо и дальше нарабатывать хорошее отношение начальства к моей персоне. Поэтому, взяв в руки тряпку и веник, продолжил уборку зала, а затем плавно переместился в коридор.

Наступило часов девять утра и на втором этаже раздались шаркающие шаги старика сопровождающие звонким перестуком его же палочки-трости.

— Ай да молодец, — радостно воскликнул Клето, спускаясь по лестнице и видя, как усердно я оттираю очередную стену. — А что же ты воду-то не сменил, — бросил он взгляд на мутную жидкость в ведре.

— Там бегают псы. Не хочу, что бы они на меня накинулись, — честно высказал я причину. — Боюсь я их.

— Эх, старость, — горестно покачал головой дед, — забыл я вчера тебе сказать, что они теперь для тебя не опасны. Если конечно ты не будешь пытаться покинуть территорию дома. А так, делай что хочешь во дворе.

— Тогда пошел я воду сменю, — отложив тряпку, я взялся за ручку ведра.

— Да, да, поторопись. Мы вскоре собираемся ненадолго в город съездить, мне нужно будет тебе задания выдать на время нашего отъезда.

— А может быть вам пригодиться моя помощь в пути? Вещи какие понести, загрузить покупки. — Решился я попробовать напроситься с ними. — Вам то уже не по силе многое, а хозяин врядли будет этим заниматься. Да и вдруг по пути кто нападет? А я топором неплохо владею, с отцом в родной деревне на охоту частенько ходил. — Сочинял я прямо на ходу.

— Не знаю, не знаю, — задумчиво проговорил старик. — Пожалуй, я подумаю над этим за завтраком. И на второй этаж пока не поднимайся, продолжай здесь. Хозяин спит. — И Клето направился в сторону кухни.

Через час встал и Гарлон. Одетый в махровый халат молча спустился на первый этаж, бросил на меня косой взгляд и пошел в сторону кухни, где дед уже что-то начал готовить.

— Видел нашего работничка нового?, — раздался голос старика.

— Ага. Так себе если честно, — ответил ему староста. — Худощавый какой-то, будто с голодного краю прибыл. А жрет небось за троих.

А вот насчет покушать, прислушался я к тихому бурчанию желудка, и, правда, бы не отказался.

— Ну ты не смотри, что он такой, — возразил Клето. — Работает-то он лучше некоторых. Вынослив как вол! Да и к тому же и не лентяй!

— Да-а?, — коротко спросил Гарлон, а следом раздались чавкающие звуки, он, по-видимому, с огромным удовольствием кушал то, что приготовил управляющий и, прожевав, староста продолжил: — Коли ты в нем так уверен, не стоит ли его сегодня с собой взять? Не известно еще, найдем ли мы в городе подходящих работников сразу, а тут хоть вещи таскать кому будет.

— Почему бы и нет, — задумчиво произнес Клето. — По-моему это единственная дельная мысль в твоей голове за последний месяц.

— Не единственная, — с набитым ртом возразил Гарло. — И это, надень на одного из своих псов ошейник и на…

— Без тебя знаю, — прервал старосту старик. — Чера и Мику возьмем, а Лива и Нату на охране оставлю. И это не псы, я тебе уже сто раз повторял, что они называются хуо-каур. Орчья порода полуволков полусобак.

Теперь я знаю, что это за собачки, да к тому же, как их зовут. Бесполезная в общем-то информация. Выяснить на что они способны, я все равно не смогу.

— По мне хоть гоблинов, — пробубнил староста. — Псы они и есть псы.

— А ладно, — не стал спорить Клето. — Пойду и работнику нашему покушать отнесу. А потом к Ниаркену за повозкой. Ты, тогда как поешь, оденься в нормальную одежду.

— Да, да. Иди уже.

Клето вышел из кухни, и я с еще большим усердием принялся дарить пол, делая вид, что работаю, а не подслушиваю.

— Так, Крэйбен, отвлекись на пару минут, — он поставил на ближайший стол большую тарелку свежего горячего супа и не малых размеров ломоть хлеба. — И это, я решил взять тебя с нами. Как поешь, пойди себе топор по размеру подбери. Кстати, ты луком или арбалетом пользоваться умеешь?

— Нет, — отрицательно покачал я головой.

— Эх, жаль, — разочарованно вздохнул старик. — Тогда возьму лишний арбалет, все-таки попробую научить тебя стрелять. Там в принципе ничего сложного. Ведь порою острый болт решает в бою больше, чем хороший клинок и мастерство.

«Да я в общем-то не против. А если честно, мне вообще все равно. Арбалет так арбалет. Глядишь пригодиться!», — в который раз я уже удостоверился, что Клето далеко не простой старик, сначала вот собачки, теперь арбалеты.

— И потом, как шум услышишь во дворе, можешь собираться, — предупредил напоследок дед. — Я пока за повозкой пошел.

Вернулся старик довольно таки быстро. Я только и успел не спешно покушать и прихватить с подсобки небольшой, но крепкий и хорошего качества топорик, как во дворе раздалось ржание лошадей и скрип деревянных колес.

— Что стоишь, — грубо произнес голос старосты сзади меня, когда я замер перед выходом из дома, раздумывая, все ли что нужно я взял.

Гарло несильно толкнул меня в плечо и я, мысленно выругавшись, поплелся к крытой телеге или повозки, как она там правильно называется. Сам староста сел на скамейку рядом со стариком, державшим вожжи, а я, откинув в сторону кусок грубой ткани, забрался внутрь. И чуть было не споткнулся об один из лежавших на полу арбалетов, когда увидел две клетки с лежащими в них псами, то есть хуо-каур. С первого раза и не выговоришь. Те на меня внимание даже не обратили. Грустные и недовольные морды лежали на лапах, глаза прикрыты. Вот проклятие! Не хочу я как-то рядом с ними ехать.

— Поосторожнее там!, — прикрикнул Клето. — Не порть оружие!

Телега плавно тронулась и я, стараясь держаться от клеток подальше, присел у борта, через который забрался внутрь. Отвернул угол ткани и просто разглядывал улицу. Все интереснее, чем на собак смотреть или изучать устройство повозки изнутри.

— Ты там собачек только не тревожь, — через какое-то время снова произнес старик.

Ага, нужны они мне.

— Как на дорогу выедем, я их погулять выпущу. — Обрадовал меня староста.

Настроение сразу поднялось до недостижимых высот!

Стоило только нашей повозке покинуть деревню и отдалиться от нее где-то на пол километра, Клето остановился и попросил меня выбраться наружу, что я с радость и выполнил.

Старик забрался внутрь, повозился там некоторое время, пообщался с собачками, а потом довольный высунулся из повозки и вручил мне один из арбалетов.

— Чер, Мика, вперед, — раздалась команда и через бор перепрыгнули оба пса и закружились вокруг нас, словно их всю жизнь держали взаперти.

На шее каждого из псов был надет широкий кожаный ошейник с короткими шипами, а когда старик довольно шустро для своих лет и хромоты перебрался через бортик, в руках у него были еще и короткие поводки из цепочки с толстыми звеньями. Кстати да, а куда та несуразная палочка-то деда подевалась? Что-то я ее не заметил.

— Пойдем отойдем с дороги, покажу как арбалетом пользоваться, — кивнул старик на подлесок рядом.

В качестве цели Клето предложил использовать высокий, где-то мне по грудь, пенек от сломанного дерева.

— Вот смотри, — стал объяснять дед, взяв у меня из рук арбалет, — натягиваешь тетиву вот этим механизмом, потом кладешь сюда болт, целишься и нажимаешь курок.

Вжих — бол вонзается в пенек.

— Показываю еще раз, — и Клето все повторил заново. — Понял? На, попробуй попасть в цель.

Вроде да, ничего сложного. Я прицелился, нажал на спусковой курок и… болт улетел куда-то выше пенька в лес.

Хм. Надеюсь там никого нет! И ни какой медведь, волк или кто тут обитает, на меня не с агрится.

Клето сокрушенно покачал головой, дивясь моему косоглазию и не умению обращаться с простым, по его мнению, оружием.

— На, — протянул он мне новый болт, — заряжай. Только в ту сторону направь, а то мало ли. Я хоть и старый, но пожить еще хочу.

А староста все это время, что я учился стрелять и заряжать арбалет, сидел на скамейке, спереди телеги.

Лишь пару раз я заметил как при очередном улетевшем в молоко болту, он одними губами что-то произнес, видимо вычитает из моей зарплаты потерю боеприпасов.

— В целом не плохо, — довольно улыбнулся старик, когда из десяти болтов я потерял пять, два не долетели, вонзившись в землю где-то на пол пути, а три попали в мишень. — Сделаем потом еще одну остановку и снова потренируемся.

И мы поехали дальше.

Псы так и бегали рядом, периодически то отдаляясь, то приближаясь к повозке. Дед насвистывал какую-то веселую мелодию, а я смотрел на природу и тучи пыли, что стояли следом за нами.

Еще одна остановка и урок обращения с арбалетом от Клето. В этот раз вышло получше. Целых пять попаданий в цель.

Кстати, система подумала и предложила выучить мне умение «Арбалет», на что я, в свою очередь не задумываясь, согласился.

На всем пути до города нам практически ни кого не встретилось. Лишь один раз конный разъезд стражников, да караван из трех повозок и многочисленной охраны. Как я понял — направляющийся в монастырь.

Вдалеке, за лесом, показались высокие деревянные ворота и часть каменной стены. Вот он город, единственный город на весь остров.

Конечно не столь большой, как на материке, но это и так понятно, все же на Харит-Ходоре живет намного меньше народу. Да и к тому же одни люди, в основном из королевства Назхар. Правда, не знаю, как тут обстоят дела с игроками, но по заверению мастера Зорхан, бессмертных тут немного. Впрочем, учитывая, как я сейчас выгляжу, врядли кто из них обратит на меня внимание.

На воротах стояли дюжие крепкие стражники. Сразу уставившиеся на нас внимательными изучающими взглядами, стоило только повозке подъехать ближе.

— В город с…, — на мгновение один из стражников задумался, — с такими собаками без привязи нельзя. Либо сажайте их на поводок, либо загоняйте в вашу повозку.

Ха-хо, ему тоже песики не понравились? Ага, жутковатые создания. Согласен.

— Да, уважаемы, — согласно закивал Клето и, спустившись с телеги, подозвал Чера и Мику, что бы пристегнуть к ошейнику поводки. — Крэйбен вылезай!, — крикнул мне старик. — Поведешь их.

Тьфу, за что мне такое наказание-то!

— Не бойся, я же говорил, что теперь они тебя не тронут, — заметив мое недовольство, произнес дед. — Только крепче держи, они конечно послушные, но мало ли. — Вот это вот меня и настораживает — последняя фраза.

Гарлон заплатил пошлину за въезд в город на телеге и припарковав ее под специальным навесом, выдал несколько монет еще и конюху, что в наше отсутствие распряжет лошадей, накормит их и напоит.

Дальше мы шли пешком, староста и управляющий впереди, а я за ними, держа на поводке двух здоровых псов с красными глазами.

Фадлас отличался от всех городов, что я видел до этого. Величественный и прекрасный. Он завораживал своей изящностью и стилем. Излюбленные темными эльфами удлиненные арки прекрасно сочетались со статуями мифических существ, к которым бесспорно приложили руки гномы, а грубоватые пристройки людей и орков прекрасно все это дополняли, на удивление неплохо вписываясь в общую архитектуру города.

Такое чувство, словно в былые времена Фадлас строили все кому не лень из рас населяющих мир Нории!

— Не отставай Крэйбен, — окликнул меня Клето, когда я засмотрелся на очередное чудное строение.

Первым делом старик привел нас в большой трехэтажный дом, на крыше которого развивался флаг скрещенными мечами. Оставив меня и старосту на улицу, Клето без стука зашел внутрь. Недовольный таким отношением Гарлон, ушел куда-то спустя примерно десять минут назад, сказав мне на последок, что он будет в таверне «Три кабана». И мол, как Клето вернется, пусть идет туда.

И остался я один, с двумя псами рядом. Вели себя они на удивление нормально, смирно сидели на заднице и вместе со мной разглядывали прохожих. А те опасливо косясь на меня и собачек, старались побыстрее минуть опасное место.

Но вот дверь отрылась, и на пороге появился старик:

— Все отлично, я договори…, — И тут он заметил, что старосты нет. — А где Гарлон?

— Ушел в таверну «Три кабана», — сообщил я.

— Понятно. Пойдем.

В таверне было тихо и спокойно. Хозяин заведения и староста сидящий за крайним к входу столом, вот и все люди в помещении. Теперь появились еще и мы.

Собачек пришлось оставить на улице, предварительно прикрепив ручки поводков к каким-то закорючкам виде крючков.

Гарлон призывно махнул рукой, приглашая Клето к столу с едой и каким-то питьем. Я же остался стоять на месте. Понятное дело, что не место работнику за одним столом с хозяевами. Это вот старик может себе позволить поесть со мной, скажем так, из одного котла, а Гарлон… он же староста! А значит выше всяких там батраков и прочего рабочего люда.

— Клето, — дотронулся я до управляющего, — а можно мне сбегать до ближайшей лавки купить себе новую чистую одежду? А то эта уже…, — провел я рукой над одежкой. — Да вы и сами видите.

— А деньги то есть? Или тебе выдать немного, авансом?, — поинтересовался старик.

— Не надо, есть чуть-чуть. Родители в дорогу дали. Место на корабле оплатил, и вот кое-что осталось.

— Тогда давай, беги, — разрешил Клето. — Мы тут на пол часика задержимся.

Я быстро покинул таверну и бегом рванул к центральной части города, благо недалеко.

— А не подскажите, — обратился я к первому попавшемуся стражнику, — где найти хороших, — выделил я это слово, — продавцов легкой брони?

Стражник так подозрительно на меня посмотрел, хотя оно и понятно, выглядел я далеко не самой платежеспособной личностью, что не выдержав, достал десяток монет и протянул их ему с улыбкой:

— Хозяин послал купить, а я город плохо знаю.

— Так это, — принимая монеты, стражник заозирался, — здесь рядом лавка Элхрана есть, вот к нему обратись. Иди вон туда прямо, потом налево три дома и снова прямо. Увидишь вывеску большую с ярко золотой надписью «Броня и Оружие Элхрана»… Хотя, — замялся на мгновение он, — читать то ты не умеешь. В общем, над надписью еще щит и меч нарисованы, прямо как настоящие. Не ошибешься.

— Спасибо, — поблагодарил я стражника и побежал в указанном направлении.

Ага, вот эта вывеска. Я подошел к двери и постучался.

— Да, да, входите, — разрешил мне чей-то голос.

Внутри лавки или чего уж тут, если судить по размерам помещения, в котором я оказался, целого магазина, прямо у входа стоял невысокий крепкий мужчина и пытался закрепить на стене большой блестящий меч.

— Вы чего-то хо…, — и тут он, заметив как я одет, сразу же сменил тон. — Что тебе? Ножи и лопаты я не продаю, ты лавкой ошибся.

— Нет, не ошибся, — усмехнулся я, доставая из инвентаря мешок с местной валютой.

— О-о-о!, — протянул, прищурившись, мужчина. — Что бы вы хотели уважаемый… господин?

— Легкую кожаную броню, желательно темно эльфийского производства, — произнес я.

— Хм. А если подробнее? Знаете ли, дроу много чего делают, тем более из указанного вами.

— Нечто похожее есть?, — решившись, я достал свою подранную куртку из набора.

— Ого!, — глаза продавца загорели и он, выхватив из моих рук одежду, внимательно ее осмотрел. — Если не ошибаюсь… это… создано в гильдии «Элгхинн дал вэлдрин».

— Не знаю, — пожал я плечами. — Просто мне повезло ее достать еще там, на материке у одного из перекупщиков, но вот, увы, в одном из столкновений со зверьми в лесу ее сильно повредили. — Будем считать, что я не соврал, а насчет зверей это вообще правда!

— Сочувствую вам молодой человек. — Вздохнул мужчина. — Если решите продать, я дам вам за нее очень хорошую цену. А остальных вещей из комплекта у вас нет?

— Нет!, — Забирая куртку, ответил я.

Ну не буду же я говорить, что есть, еще и к тому же продавать?

— А насчет подобного. Увы, но такого качества…, — задумался торговец, — да, точно не было. Могу предложить светло эльфийской работы, не хотите взглянуть? По защите, конечно, уступает, и мене удобная, но лучше вы врядли найдете в Фадласе.

— Хочу, — согласился я с предложением.

Мужчина покинул лавку, отрыв дверь в какое-то дополнительно помещение и вскоре вернулся с небольшим сундучком.

— Вот, — отрыл он крышку. — Можете достать, посмотреть, оценить.

М-да, параметры, конечно, ниже чем у целой ученической брони Теней, но и так неплохо. Правда темно коричневый цвет мне не очень нравится, ну да ладно.

— Беру! Сколько с меня?

— Шестьсот ирэн. — Назвал цену торговец, и, судя по хитрой искорке в глазах, завысил он ее на порядок, если сравнивать с рыночной.

Впрочем, я все равно в ценах не разбираюсь. Скажи он тысячу, заплачу тысячу, мне сейчас не до торговли.

Молча отсчитав положенную сумму, я забрал броню со странным названием «Туманный лист» и спрятал ее в мешок-инвентарь.

— Кстати, а у вас не найдется комплекта простой одежки, вот как эта?, — указал я на то, что сейчас было одето на мне. — С высоким воротником, из крепкой ткани, но такой, которую не жалко испачкать и выбросить.

— Почему же, есть.

— Можно даже два комплекта, — произнес я в спину удаляющемуся продавцу.

Вручив мне два свертка, мужчина назвал цену в восемьдесят ирэн, и, похоже, опять ободрал меня, не моргнув и глазом.

Не прощаясь, я покинул лавку и бегом направился обратно к таверне.

— Купил?, — тут же спросил у меня Клето, стоявший у входа в таверну и кормивший большими кусками свежего сырого мяса своих псов.

— Да, — ответил я.

— Там еще немного осталось, — кивнул он на дверь таверны, — перекуси по быстрому и пойдем нанимать работников…

Старик не смотря на все уговоры и споры с Гарлоном, мелочиться не стал, и практически не торгуясь, арендовал (если так можно выразиться) шестерых здоровенных амбалов в некой конторе по грузо-переноскам (да, да, именно так и называлась их работа!) сроком на четыре дня, обещая полную безопасность работников, или, в случае их потери, полное возмещение ущерба.

М-да, я бы на такую работу ни в жизнь не согласился.

Дав четкие указания шестерке грузо-переносчиков куда им идти и где ждать, то бишь возле телеги, что мы оставили у городских ворот,

— Ну что, где там тот монах остановился?, — обратился к Гарлону старик.

— В гостинице «Ентиар».

— Веди, а то я что-то не помню такого заведения в городе.

— Она не давно отрылась, — на ходу стал объяснять староста. — Там в основном молодежь с материка останавливается и…

— Все ясно, — отмахнулся Клето. — Можешь дальше не продолжать. Только знаешь, что мы еще забыли?

— Нет.

— У нас осталось только где-то штук пятьдесят болтов для арбалетов, кажется, или даже меньше. Надо бы на обратном пути прикупить.

Гарлон скривился, как от плевка в лицо и что-то там прошипел.

— Ну а что? Те, кого я нанял для защиты, имеют только мечи, а оружие дальнего боя за нами. Так что и на парочку арбалетов тоже придется раскошелиться. Зато потом все это вернется и пойдет так ожидаемая тобой прибыль!

Староста не ответил и свернул между двумя домами во двор, решил, видимо, путь сократить.

— Нам сюда, — указал Гарлон на совершенно новое, в стиле строений королевства Назхар, четырех этажное здание в форме буквы «П».

«Ничего себе гостиница!», — мысленно восхитился я.

Гралон и Клето зашли внутрь вдвоем, оставив меня снаружи. Такому как в приличном богатом заведение не место. А жаль! Я очень хотел бы взглянуть на этого монаха.

И мои надежды оправдались. Меньше чем через час из гостиницы вышло три человек, мой нынешний временный хозяин, его управляющий и… некто одетый в простую добротную алую рясу. Двигался он словно змея, быстро и точно, и это не смотря на явный избыток веса и выпирающие из-под одеяний пузо. Резкие движения профессионально убийцы, подобные мастерам Теней и их старшим ученикам. При этом оружия, не явного не скрытого, я у него не заметил. Да, опасный противник. Знать бы еще его примерный уровень. Но боюсь точно за триста, а то как бы не выше.

— До свидания, — вроде как прощаясь произнес Гарлон.

— Не стоит прощаться, я пойду с вами, — произнес монах. — Сколько времени вам понадобиться на сборы?

— Один день, не считая сегодняшний, — вместо старосты ответил Клето, бросив короткий предостерегающий взгляд на Гарлона, только-только разинувшего рот, что бы что-то сказать, и, наверное, как всегда не подумавшего перед этим. — И мы будем готовы.

— Очень хорошо, — кивнул монах. — Тогда после завтра утром я буду у вас, а договор подпишем по прибытию в монастырь. — И не прощаясь, он развернулся и вернулся обратно в гостиницу.

— Мы не успеем, — растерянно произнес староста.

— Успеем!, — довольно произнес старик, чуть ли не потирая от радости руки. — В отличие от тебя, я продумываю все заранее. И прежде чем мы покинули деревню, я дошел до Таркала и договорился с ним о срочной скупке всего свободного зерна, шкур и морожено рыбы. Да еще и склад арендовал.

— И зачем он хочет идти с нами?!, — спросил Гарлон. — Мне это не нравится!

— А не всели равно? Хочет пусть идет. Главное, что их теперь все устраивает. Подпишем договор, утвердим ежемесячные доставки и утрем нос Ланвану.

На обратном пути к городским воротам Клето и Гарлон зашли в одну из оружейных лавок и купили два арбалета и три связки болтов, общим количеством под сотню. И если арбалеты они понесли сами, то связки с болтами пришлось тащить уже мне. Хорошо еще старик псов забрал, здраво рассудив, что роль носильщика и одновременно собаковода я не потяну. И был с ним полностью согласен.

«Странно, а где нанятые воины?», — удивился я, когда мы дошли до телеги, где нас уже ждали шестеро нанятых работников.

Скинул болты внутрь, а старик в этот момент лично запрягал лошадей, поблагодарив конюха и одарив того еще парой монет.

— Забирайтесь внутрь, — скомандовал Клето мне и работникам, когда запустил псов обратно клетки, а сам вместе со старостой залез на скамейку и взял в руки поводья.

Возвращение в деревню прошло без остановок, так как старик торопился. Время-то оно, конечно, есть, аж целый день в запасе, но и спешка лишней в этом случае не будет. Чем быстрее вернемся, тем быстрее начнутся погрузки. Ведь весь товар в эту телегу не влезет, придется брать в аренду еще одну. Это все я понял по негромким разговорам старосты и управляющего, когда все-таки пересилил себя и, пробравшись между клетками, сел поближе к передней части телеги. Оттуда же я узнал, что нанятые стариком воины прибудут к завтрашнему вечеру.

— Крэйбен, будешь следить за работой, но и сам не отлынивай, — предупредил меня Клето, когда мы приехали в деревню, и вместо того, что бы вернутся к дому, остановились возле огромного амбара.

Староста куда-то ушел, а Клето, после того как раздал нам указания по правильной загрузке, забрал собак и пошел договариваться насчет еще одной.

Сначала мы вытащили клетки и затащили их в амбар, а потом стали осторожно загружать внутрь телеги мешки. Нанятые работники беспрекословно подчинялись командам, и работа шла довольно быстро. Но загрузить все мы не успели. Стемнело и старик, приехавший на еще одной телеге, дал отбой. Заодно привез еды и набитые тряпками матрасы. Спать нам предстояло в этом самом амбаре.




Глава 3.


Весь следующий день, до обеда, мы занимались загрузкой товара в повозки, а потом, ближе к часу, прибыл Клето и нанятый им отряд воинов в количестве десяти человек.

Старший отряда, мужчина лет сорока, одетый в доспехи, состоящие из кожи и металлических пластин, внимательно осмотрел телеги и порекомендовал управляющему усилить оси и борта, а так же заменить тканевой тент на что-то более крепкое и качественное.

— Я бы посоветовал еще и доспехи для лошадей купить, хотя бы самые дешевые, — продолжил старший отряда.

Клето закатил глаза и обреченно покачал головой.

— Одни растраты, Кунер, — тихо прошептал он. — Гарлон будет очень зол.

— Сколько у вас арбалетов?, — подойдя к своему командиру, спросил у деда невысокий и широкоплечий парень, больше похожий на гнома.

— Пять, — ответил старик. — Болтов полторы сотни.

— Отлично! Где оружие?

— Там, — указал на амбар Клето.

— Клатор, Барлок, Гренкор, Сарвул, — назвал он имена и в тот же момент от группы стоящих чуть поодаль воинов к нему подошли четверо мужчин. — За мной, — скомандовал парень, и они направились внутрь амбара.

— Что стоите? У нас куча дел!, — Стукнул тростью по каменной брусчатке Клето, подгоняя отвлекшихся от погрузки работников. — Крэйбен! На тебе закупка того, что укажет Кунер, — он вложил мне в руки тяжелый мешочек с монетами.

И я вместе с командиром отряда, а с нами и трое рабочих, которых он временно выпросил у старика, отправились на рынок.

Кунер придирчиво выбирал новые запчасти для телеги, широкие и длинные куски плотной крепкой ткани, и прямоугольные щиты. И все что он покупал, приходилось, разумеется, тащить нам. Ну, как нам. Рабочие тащили оси, новые колеса да восемь щитов, по четыре на каждую телегу. А я нес туго скрученные тюки ткани.

Вернувшись, Кунер тут же попросил разрешения Клето лично заняться со своими людьми модернизацией телег, так как кривым рукам рабочих он не доверял совершенно. Я был полностью с ним согласен! Мои руки тоже ужасно кривые, и вообще я хочу отдохнуть. А лучше поесть и поспать.

Клето разрешил, и, заказав в ближайшей таверне еды для работников, дал добро спокойно покушать и побездельничать.

И вот, к позднему вечеру обе телеги удивительным образом преобразились. Хм, такое ощущение, что их готовят к полнейшему бездорожью и массовым атакам стрелкового оружия.

Конечно, я не удержался и спросил у одного из воинов, что держал в руках наш арбалет, зачем такие сложности?

— Да ты что?, — удивленно посмотрел на меня мужчина. — А если белдиер нападет?

Понятия не имею, что или кто такое эта «белдиер», о чем тут же и сообщил собеседнику. Но ведь и, правда, я что-то не припоминаю таких существ в бестиарии мира Нориа.

— Повезло тебе. — Вздохнул арбалетчик. — Ты видимо родом не с нашего острова. На материке такие твари не водятся. Размером со взрослого волка. Шесть лап, хвост как у скорпиона с жалом на конце, что стреляет отравленными иглами. А пасть!, — возбужденно протянул он. — Крокодил обзавидуется.

— Да что белдиер!, — Я не заметил, как к нам подошел еще один из воинов, кажется как раз тот самый гномоподобный парень. — Кратар, что обитает возле гор. Вот с кем я не хотел бы столкнуться! Выскочит такая дрянь из-под земли и как даст очередь своими проклятыми костяшками из наростов на спине. А они размером… с фалангу моего большого пальца — с этими словами он чуть ли не под нос сунул мне свой здоровенный кулак с оттопыренным пальцем.

Ого! Оценил я размеры и мысленно прикинул, сколько в фаланге его пальца сантиметров. Получилось почти четыре! М-да, «веселый» лес на этом острове.

— Врете, небось?, — с сомнением произнес я, что-то мне не верилось в наличии таких мобов на Харит-Ходоре.

— Нет, увы, они не врут, Крэйбен. — раздался голос Клето. — Именно по этому любая доставка припасов в монастырь так дорого обходится. Как для кошелька доставщика, так и покупателя.

Странно, что старик решил поделиться со мной, в общем-то, простым работником, такой информацией, о которой до этого момента мне ни кто не соизволил сообщить! Где описание данных монстров в библиотеки Ноар-Рахора. Не поверю, что мастер Зорхан не знал, кто же именно населяет леса и горы Харит-Ходора.

— Но и нам деваться некуда. Мы уже согласились заключить договор и монастырем о доставке. Иначе Гарлон, а с ним и я, просто разоримся!

А это я знаю, слышал, точнее подслушал.

— Пожалуй, пора ложится спать, — посмотрел старик на проявляющиеся на небе звезды. — Сегодня я остаюсь с вами в амбаре.

А ранним утром всех нас разбудили. Прибыл тот самый монах, в месте с ним и Гарлон.

Староста и управляющий отошли в сторонку, что-то обсуждая, а я кружился рядом, делая вид, что работаю. А на самом деле, в надежде услышать, о чем они там так яростно, с размахиванием руками и недовольными лицами, общаются.

— Я еще раз повторяю!, — сквозь зубы произнес Гарлон. — Я с тобой в монастырь не поеду!

— А кто же документ подписывать будет? Я что ли? Ты с ума сошел?

— Вот тебе печать, — достал маленькую шкатулку староста и силой сунул ее в руки старику. — Теперь можешь, что угодно подписать!

— Но…, — удивленный Клето так и держал шкатулочку в руках.

— Не хочу я ехать, понимаешь, не хочу!, — с грустью в голосе прервал деда Гарлон. — И не волнуйся, в твое отсутствие оставшиеся деньги я не прогуляю. Понимаю я, что экономить нужно! Ну, может если только выпью, стресс снять. Но выпивки в доме и своей хоть завались.

— Хотелось бы верить. — Клето осторожно спрятал шкатулку в одном из карманов своей куртки.

— Все, я пошел обратно, а то уже все коситься начали, — заметил староста.

Гарлон покинул амбар и удалился в сторону дома.

— Крэйбен, — громко позвал меня старик и я тут же оказался рядом с ним.

— Да?

— Найди мне Кунера, капитана отряда. И заодно предупреди рабочих, что мы скоро будем выезжать. Пусть забираются по трое в каждую тележку.

Я побежал икать Кунера, и, оглянувшись на мгновение, увидел, что Клето подошел к монаху и, указав на одну из тележек, что-то предложил тому сделать, видимо осмотреть товары.

Кунер вместе с большей частью своего отряда находился позади амбара. Они устроили большую площадку, разделив ее на две части. На первой что-то вроде небольшой учебной арены, где его люди тренировались парами, время от времени меняясь противниками, а на другой — арбалетчики во всю уничтожали бочки и сколоченные из дерева щиты.

Я бы тоже не отказался от подобной тренировки! Но, увы, в данный момент я простой работник.

— Кунер, — обратился я к командиру отряда. — Вас просит подойти Клето.

— Хорошо, — кивнул мужчина. — Ангорал!, — подозвал он гномоподобного парня. — Проследи тут за нашими, я к Клето пошел. Веди, — это уже мне.

Мы вернулись к телегам, управляющий стоял возле входа в амбар, монаха видно не было.

— Спасибо, Крэйбен, — поблагодарил меня старик. — Кунер, пойдем внутрь, нам кое-что надо обсудить с Ардалевцем, с глазу на глаз. И это, через пол часа выезжаем, предупредил бы ты своих.

— Парень?, — вопросительно обратился ко мне командир отряда.

— Понял, понял. Вернутся обратно, и сообщить об этом вашему заместителю.

— Молодец, верно, — похвалил меня мужчина.

И я побежал обратно. Чувствую себя мальчиком на побегушках. Достало уже! Побыстрее бы до этого монастыря добраться и мага освободить. А то ведь не выдержу и пошлю еще кого-нибудь куда подальше.

Передав слова о скором отбытии Ангоралу, я присел на ящик и стал наблюдать за парными тренировками бойцов.

Эх, что-то на мой взгляд они как воины так себе, если честно. В сравнении с Тенями, с их мастерством во владении мечем, эти люди слабоваты. Разница видна даже на мой далеко не профессиональный взгляд. Я вот просто на все сто процентов уверен, что почти половина из этих бойцов мне не соперники. Возможно, они просто новички в этом деле, но факт все равно остается фактом.

— Отряд стройся!, — зычный громкий голос Кунер, появившегося из-за стены амбара, застал меня врасплох и заставил подскочить с ящика, но потом, выругавшись, я сел обратно. — У вас есть десять минут на личные дела, и мы выдвигаемся. Всем все ясно?

— Да командир!, — дружный ответ от вытянувшихся в одну линию бойцов.

Кунер жестом руки разрешил своим людям расслабиться и сел рядом со мной.

— Недавно на острове?, — спросил мужчина.

— Это так заметно?, — вопросом на вопрос ответил я.

— Хах, — усмехнулся Кунер. — Еще как. Я бы на твоем месте упросил Клето остаться в деревне вместе с хозяином. Путь до монастыря не близкий, а лес и горы полны опасности. Сгинешь ведь!

Это я и сам знаю, и если бы целью был не маг, запертый Ардале, в жизни туда никогда не сунулся бы.

— А как же вы и те вот рабочие? Неужели та сумма, что вы получили, перекрывает риск расстаться с жизнью?, — в свою очередь поинтересовался я.

— Да, — коротко ответил мужчина. — И мы не первый раз сопровождаем небольшие караваны с товаром, так что опыта у нас хоть отбавляй. Не у всех конечно, ведь кое-кто в нашем отряде появились недавно. Правда, будь моя воля, я бы еще и мага нанял. Так, на всякий случай.

— Ну, надеюсь, что все будет хорошо, и мы спокойно доберемся до монастыря. Остаться здесь, в деревне, я, увы, не могу.

— Не бывает там спокойно, парень, не бывает…, — И, понимая, что меня не отговорить, Кунер махнул рукой и встал с ящика.

Кода воин скрылся за стеной амбара, я тоже решил, что пора бы уже и мне вернутся к телегам, а то ведь скоро выезжать будем.

— И чего он так упорно меня отговаривал, — вслух пробубнил я на ходу.

— Ты похож на его сына, — раздался чей-то голос за спиной и я обернулся.

Сзади меня шел Ангорал.

— Он погиб в свой первый же поход к монастырю, когда Кунер взял его в сопровождение одного из крупных караванов из Фадласа. Глупая и обидная смерть. А ведь он не хотел его брать, но… очень уж напорист был его сын.

— Понятно, — вздохнул я.

— Поэтому постарайся просто не обращать внимания на его попытки сберечь тебя и оградить от опасностей?

Я ответил, что хорошо, постараюсь, и ускорил шаг.

Деревню мы покинули как-то буднично и не заметно. Телеги выехали за ворота в сопровождении вооруженного до зубов отряда, и на главной дороге ведущей в Фадлас повернули на перекрестке направо, в сторону леса.

Я сидел на скамейке рядом с Клето, управляющим второй телегой. А первой правил Кунер с одним из своих стрелков, кажется Гренкор — худощавый невысокий человек лет тридцати. Кстати, по приказу командира Ангорал вручил мне арбалет, тем самым, на мой взгляд, снизив боеспособность отряда. Все же насчет стрельбы из этого оружия я далеко не мастер. Монах же сидел в нашей повозке вместе с рабочими.

— Галтор, Фиартках — на вас внешний круг, — раздались указания командира, стоило только нам приблизиться к лесу. — Клатор, Барлок — забирайтесь в последнюю телегу, арбалеты держите наготове. Ангорал — идешь между телегами по центру, Неркаил — прикрываешь его. Тикар, Сарвул — позади.

Я тоже взвел тетиву и наложил болт. Лучше и, правда, быть готовым к выстрелу.

Лес пугал. Деревья по краям от прокатанной, без единой травинки, дороги выглядели очень старыми и покореженными, словно после большой и масштабной войны. Хотя, наверное, так оно и было. Сколько раз этот остров переходил из рук в руки? Десять, двадцать сто? Наверное, после или во время войны и появились все эти отсутствующие в стандартном бестиарии мира Нории монстры, на подобии тех вот кратар, белдиер. И кто знает, что еще скрывается в лесах и горах Харит-Ходора.

Мертвый, темный лес. Скрипели сухие деревья, шелестели жухлые опавшие листья, и раздавались странные кричаще-плачущие звуки неизвестных животных. Бр-р! Когда я шел по берегу острова, лес не выглядел таким страшным! Наоборот, молодым и пышущим жизнью.

— Капитан, не нравятся мне эти звуки, похоже на тор-к-рона, — Ангорал быстрым шагом вырвался вперед и сравнялся с Кунером.

— Похоже!, — согласился мужчина. — Но при его размерах, делать ему так далеко от центра леса нечего. Ареал обитания не тот. Да и жрать тут он что будет? Шишки и траву? Вся мелочь разбежится сразу, как почует его запах. А догнать он никого не догонит.

— Возможно, он ранен и срывается от тех, кто на него напал, — предположил Ангорал.

— Хочешь сказать, на острове снова появились гарболы?, — Слегка удивился капитан. — Их же всех истребили лет сто назад. А больше для такой махины никто не опасен. Хорошо, что размножаются они ну очень, очень плохо и медленно, а то бы нас уже давно вытеснили с острова.

— Я только предположил, — стал оправдываться Ангорал.

— Не люблю я вот твоих предположений, — задумчиво протянул Кунер. — Порой ты попадаешь прямо в точку… Проверь вместе с Неркаилом. Только осторожнее мне там!

— Да капитан!, — парень подозвал своего напарника и скрылся в той стороне, откуда шли странные звуки.

А через десять минут Ангорал вернулся возбужденный и с горящими глазами. Что-то же он там такого нашел?

— Капитан! Это…

— Неужели ты угадал, — усмехнулся Кунер.

— Да!

— Рассказывай.

— В общем, это действительно тор-к-рон. Раненый, я бы даже сказал практически порванный кем-то на части. Неркаил остался рядом, если падальщики появятся, сообщит. Зверь на последнем издыхании. Может…, — замялся парень, — дождемся, когда умрет и вырежем ингредиенты? За них в Фадласе хорошо заплатят.

— Хм. Я то не против, но как на это посмотрит Клето? Он сейчас хозяин, и без его разрешения я добро не дам.

— Поделишься Кунер?, — внезапно спросил внимательно прислушивающийся к разговору воинов старик.

— О чем речь! Ты же меня столько лет знаешь, — отозвался командир отряда. — Пусть идут, да?

— Конечно!

— Десять минут привал, — тут же скомандовал мужчина. — Ангорал, бери кого нужно и бегом! Туда и обратно. Успеете?

— А то, — обрадовался парень, он взял с собой еще одного бойца и скрылся в лесу.

Телеги остановились, командир отправил дополнительный дозор из пары воинов, и мы стали дождаться, когда маленький отряд разделает неизвестного мне монстра и вернется обратно.

— Клето, — наклонился я прикрывшему глаза старику, — а кто такой этот тор-к-рон?

— Ящер такой большой, бронированный, — ответил дед. — На дракона похож, только чутка поменьше размерами и без крыльев. Хищная тварь, хорошо хоть медленная и неповоротливая. Их тут маги в этом лесу лет эдак тысячу назад заперли, как и гарболов. Но если первые из леса практически не выходят, ну бывает, дает иногда сбой заклинание, то вот последние…

Договорить Клето не успел. Раздался резкий оборвавшийся хрипом крик, кажется с правой стороны, и Кунер тут же приказал приготовиться к атаке.

— Дай как мне лучше арбалет, — потребовал старик и, не дожидаясь реакции, вырвал оружие из моих рук.

Кто-то выстрелил в крону одного из деревьев, Клето тут же приложил к плечу приклад и отравил болт в тоже самое место.

— Что там, Кунер?, — требовательно крикнул старик.

— Сарканы!, — раздалось в ответ.

— И какого проклятого они тут забыли?, — прошипел дед.

«Так, я просто рабочий. Мое дело добраться до монастыря, а не участвовать в обороне!», — приговаривал я, спрыгивая на землю и забираясь под телегу, что с моей комплекцией труда не составило.

Со стороны поступок выглядит трусливо. Плевать! Постоять за себя, в крайнем случае, я сумею, а мнение других меня волнует в последнюю очередь.

Снова выстрелы, в этот раз с другой стороны.

— Попал, — кто-то радостно воскликнул.

На удивление лишней суеты не было. Атаку невидимых противников отражали слаженно и четко.

Насчет атаки. Кроме того крика перешедшего в хрип и щелчков арбалетной тетивы никаких звуков больше не было. И кого они так упорно-то отстреливают?

И тут рядом со мной в буквальном смысле упал ответ на этот вопрос. Довольно крупное, размером с собаку, существо похожее на помесь белки-летяги и летучей мыши без крыльев. Я так понимаю эта вот пленка между передними и задними лапами, позволяет им левитировать в прыжке между ветками деревьев, а длинные верхние клыки с подозрительными полостями в центре глубоко вонзаться в незащищенную плоть жертвы и впрыскивать яд или что они там вырабатывают.

Вскоре все стихло, и Кунер стал проводить перекличку. А я, разумеется, выбрался из-под телеги и как ни в чем небывало сел обратно на скамейку рядом с Клето.

— Ангорал, где Неркаил?

— Он…, — грустно вздохнул парень, — погиб, там. Мы разделали монстра и стали возвращаться. Неркаил шел замыкающим. Напали эти твари, сразу десяток и… ты сам понимаешь. Без мага спасти его было не возможно.

— Сходили, называется за ингредиентами, — зло произнес Кунер. — Расслабились. Начало леса ведь, сюрпризов не бывает. Не даром отец говорил, что лес Харит-Ходора одно из самых опаснейших мест в мире. И тут на каждом шагу надо быть настороже.

— Командир, это моя вина, — влез Ангорал.

— Твоя, моя. Неркаила этим не вернешь… Всем рассредоточится по своим местам, продолжим движение, — гаркнул Кунер. — Ангорал, что успели собрать, сбрасывайте в последнюю телегу, если крупные экземпляры, а мелочь убирайте в личные мешки. И кто-нибудь, соберите болты в округе. Только в лес далеко не углубляйтесь.

Наш маленький караван двинулся дальше в путь. И до самого вечера мы спокойно продолжали движение, если не считать стычку встречу с огромным, похожим (только лишь похожим!) на медведя зверем. Словив тройку болтов, хищник здраво оценил исход нападения на злобных людей, и поспешно скрылся в лесу, ломая на ходу тонкие и ветхие деревья.

Когда дорога стала трудно различимой, Кунер скомандовал привал. Телеги сдвинули вместе, а с одного из мешков, что мы грузили, достали корм для распряженных лошадей.

— Ангорал, выстави посты, очередность выберешь сам, — приказал командир. — С рассветом выступаем.

Кто-то стал обустраивать походный котел, часть бойцов собрала поблизости сухие ветки и хворост для костров, что бы отпугивать незваных гостей. Ну а я сразу завалился спать.

И снился мне плохой, недобрый сон. Как потом оказалось — пророческий! Эх, знал бы я это заранее.

Ничего не предвещало беды. Кунер, да и Клето, очень удивлялись молчаливому, словно вымершему лесу, недобрым словом помянуя различных богов. Остальные члены отряда опасливо поглядывали по сторонам, в любую секунду ожидая нападения. Близился полдень, и вскоре Кунер снова скомандовал короткий привал, давая возможность отдохнуть своим бойцам и сбросить напряжение.

Тогда-то все и произошло. Местные звери словно взбесились! В один миг на выбравшихся из телег работников спикировали сразу полтора десятка сарканов, безошибочно определив самых слабых и не способных обороняться жертв.

Как их пропустили, ума не приложу!

Стрелки Кунера отреагировали слишком поздно. Так мы потерли шестерых человек. А еще двоих воинов ранили появившиеся незнамо откуда балдиеры, одну из которых успели убить, но остальные трое ушли без единой царапины.

— Проклятие!, — Кунер во всю ругался, осматривая раненых и помогая им выпить зелье регенерации.

— Что будем делать?, — спросил стоящий рядом Клето, держа в руках поднятый арбалет, нацеленный в сторону леса.

— До монастыря почти день пути, нам нет смысла двигаться дальше, — сквозь зубы произнес мужчина. — Я предлагаю вернуться обратно.

— Соглашусь с вами, — выглянув из повозки и спрыгивая на дорогу, добавил монах, который первый раз на моей памяти за все время путешествия решился выбраться наружу, предпочитая и ночевать, и дневать в этом мнимом передвижном убежище. — Хоть подобные массовые атаки местного зверья и редки в это время года, но боюсь до монастыря мы не дойдем.

Клето согласно кивнул, отлично понимая, что деньги деньгами, но жизнь дороже.

— Раненых внутрь этой телеги, им нужно время что бы восстановится. Менее ценный товар выкидывайте, какой именно, вам укажет Клето. Возвращаемся обратно!, — Кунер не стал терять время, мгновенно приняв решение.

Развернув телеги, караван торопливо, насколько позволяла дорога, поспешил в противоположную от монастыря сторону. Кунер снова был ведущим и рядом с ним сидел я, на вторую забрались Клето и монах. Часть воинов бежала рядом, часть находилась внутри телег.

Жаль, очень жаль, что не получилось попасть в монастырь. Но сам я туда не дойду, придется уходить из деревни и перебираться в город, дожидаясь новой возможности добраться с кем-либо до Ардала.

Но не прошли мы и километра, как прямо на дороге перед первой телегой появилось трое отдаленно похожих на кротов существ, только кожа их была покрыта черной чешуей, да на спине виднелись три небольших нароста. Шуршание, земля вздымается, и по бокам появилось еще несколько подобных существ. Лошади испуганно встают на дыбы, телега останавливается, сзади тоже раздается дикое ржание животных и крики заметивших опасность людей.

«Три небольших нароста?!», — я повнимательнее присмотрелся к спине моба и сразу же вспомнил слова одного из бойцов об тех самых кратарах, но отреагировать не успел.

Раздались хлопки, словно кто-то штопором выдернул пробки как минимум из десяти бутылок шампанского подряд и я обреченно зажмурился. И каково же было мое удивление, когда в следующие секунды я не умер, как и должно было случиться, а остался жив.

Отрываю глаза и вижу, что прямо передо мной, опираясь руками на скамейку, медленно оседает Кунер. Он успел меня заслонить! Спасти от казалось бы неизбежной смерти. Эх, глупый, откровенно глупый поступок! Я ведь бессмертный. Смерть для меня практически ничто!

Осторожно кладу командира на спину и, в надежде на благополучный исход, достаю лучшее зелье жизни из тех, что у меня были. Но поздно. Он мертв.

Снова раздались хлопки, и я, недолго думая, прихватив с собой меч Кунера, запрыгиваю наверх телеги, одновременно пытаясь рассмотреть итог неожиданной атаки.

Лошади мертвы, Клето с монахом прижались спиной к боку своей телеги, закрываясь сорванным с креплений щитом. С другой стороны три бойца держали щит, прикрывая двоих товарищей, что отстреливались от монстров. Еще один воин из отряда как и я забрался на верх и прицельно посылал один болт за другим в одно из кратаров. Вот только кажется мне, что особо вреда наше оружие им не причиняет. Болты отскакивали от природной брони мобов как от каменной стены. Остальные члены отряда убиты. Тела лежат на том месте, где их застала смерть.

— Слезай от туда!, — заметив меня, крикнул Клето. — Зацепят ведь!

— А-а, — отмахнулся я и длинным прыжком оказался рядом с одним из кратаров, упорно пытающегося пробить щит старика.

Сильный прямой удар сверху вниз и… клинок лишь царапнул черную чешую. Моб ошеломленно потряс головой и мгновенно зарылся в землю. Хоть и не поранил, зато напугал, довольно заметил я.

— Крэйбен, в сторону! Он сейчас вер…, — предупреждение Клето запоздало на какую-то секунду.

Под ногами внезапно образовалась дыра, и я по грудь рухнул в небольшую яму, но меч не отпустил. Все, достали! Понимая, что если я сию секунду не воспользуюсь своими скилами, то в скором времени отправлюсь на точку возрождения, активирую рывок и мгновенно оказываюсь рядом с Клето.

— Как?, — удивленно спрашивает дед, но ответить или точнее придумать ему ответ не успеваю.

Раздается громкий, яростный рев и прямо перед нами из леса выбирается медведе подобный монстр. Огромный, сильный и почему-то очень злой! Попавшееся ему на пути дерево он сносит одним взмахом лапы, словно то и не было в обхват руками взрослого человека. Зато кратары попрятались, хоть какое-то облегчение.

— Мол-дор!, — Выкрикнул монах, и дюже проворно для своей комплекции отпрыгнул в сторону.

Я без лишних размышлений последовал за ним, потянув за собой старика.

Туша монстра врезалась в телегу, развалив ее на куски. Во все стороны полетели щепки, колеса, мешки и куски деревянных запчастей.

— Стрелять бесполезно, бежим!, — произнес один из бойцов, отбросив бесполезный против такого противника арбалет, и рванул по дороге, остальные воины, замешкавшись на мгновение, последовали за ним.

Мол-дор отвлекся от нас и бросился в погоню за улепетывающей добычей.

— Зря они так, догонит, — прокомментировал монах. — Скорее в лес, на дороге оставаться опасно.

Ну, в лес так в лес, ему виднее. Клето тоже не стал задавать лишних вопросов. Хотя по мне, без разницы, где мы умрем. А в том, что мы умрем, я не капли не сомневался.

Продираясь сквозь кусты и ветки деревьев, мы уходили все дальше и дальше. По пути убили пару не ожидавших такой наглости от вкусной еды монстров. Вышли на поляну и наткнулись на…

Волки! Небольшая стая в количестве восьми особей. Ура! Как же я обрадовался, увидев таких привычных зверюшек. Хоть что-то знакомое.

А то, что не моб, то какой-то новый эксклюзивный экземпляр. Интересно, игроки в курсе насчет огромного многообразия обитателей Харит-Ходоровского леса? Наверное, некоторые да, знают. Тут ведь такие редчайшие ингредиенты прямо под ногами практически валяются. Ну как валяются… Сначала их надо обездвижить и убить!

Замешательство от внезапной встречи прошло довольно быстро. Ближайший к нам волк, хищно оскалившись, с места прыгает на меня. Делаю кувырок вперед, на встречу, и резко поднимаю меч острием вверх. Попадаю точно в брюхо животному и тем самым распарываю ему живот, ведь его тело по инерции еще двигалось, разрезая само себя.

Замечаю движение слева, выдергиваю меч из трупа моба и рывком перемещаюсь в новой цели. Быстрый удар в грудь волка и с разворота плашмя бью по голове еще одного рискнувшего на меня прыгнуть.

Мимо меня пролетает арбалетный болт, это старик добивает раненого мною моба, а я разделываю оглушенного зверя. Серией ударов, превратив того в кровоточащий кусок мяса.

Так, где еще пять… то есть, нет, уже четыре моба?

Монах голыми руками разделался с волком посчитавшим его легкой добычей. Он просто разорвал ему пасть, вырвав нижнюю челюсть. Силен!

А четверо оставшихся волков поджав хвосты, позорно бежали с поляны.

— Молодец, парень, — хвалит меня монах, и я киваю, принимая лестный отзыв.

— Там, — растерянно кричит нам Клето, указывая на часть леса, из которой мы выбрались на поляну, — сарканы!, — И сразу же выпускает болт в крону одного из деревьев.

Поднимаю голову вверх, выискивая юрких зверьков. И вон они, замечаю нескольких, что молнией скачут с ветки на ветку. Вот парочка опередила остальных собратьев и с ходу решается атаковать неподвижную и ближайшую к краю поляны цель, то есть меня, сразу с двух сторон. Пушистые планеры с огромной скоростью несутся в мою сторону. Первого разрубаю пополам, второго точным пинком отправляю куда подальше. Будь он размером побольше, вывих или в худшем случае перелом ноги заработал бы точно!

Слышу, как позади меня монах тоже вступает с кем-то в бой, но отвлекаться некогда, на меня пикирует еще один летун.

Я превратился в мельницу, что стальными лопастями разрубала атакующих мобов. И вскоре вокруг меня образовалась целая горка трупиков!

Но вот совершенно внезапно все прекратилось. Отмахнувшись от порции системных сообщений, я оглянулся вокруг. Поляна превратилась в кладбище лесных животных. В пяти шагах от меня лежал не подающий признаков жизни Клето, чуть дальше вяло шевелившийся монах.

Старик был мертв, я понял это по его остекленевшим глазам, устремившим свой последний взор в срытое под кронами деревьев небо. Проклятые сарканы его все же достали. А меча у деда не было. Но, даже умирая, он не выпустил из рук арбалет. Окоченевшая ладонь крепко сжимала так и не попавший на ложе болт.

— Парень, — тихий хриплый голос монаха, — помоги.

Я осторожно посадил ардалевца на землю и достал усиливающее регенерацию и повышающее здоровье зелье.

— Спасибо, — прошептал монах, после того как я помог ему выпить зелье и встань на ноги. — Надо уходить.

— Куда уходить?, — усмехнулся я. — Все звери словно сошли с ума и задались только одной целью — уничтожить нас!

— Но ты же сейчас, что удивительно, справился.

— А если появятся белдиеры, кратары или, что еще хуже, мол-дор?, — парировал я. — Или то, что я вообще не знаю!

— До монастыря день пути и если у тебя найдется несколько зелий выносливости, мы можем рискнуть, — предложил монах. — Ведь ты не простой деревенский парень, каким хочешь казаться, верно?

Я заинтересованно прислушался, в любую секунду ожидая от ардалавца какой-нибудь подлянки. Но тот все также стоял и ожидающе смотрел на меня, не делая резких движений, и не спрашивая более не о чем другом.

— Да, — коротко ответил я.

— Да — есть зелья или да — ты не деревенский парень?, — прищурился монах.

— И то и другое, — быстро произнес я.

— Ну, кто бы сомневался, — дружелюбно улыбнулся ардалавец. — И если мы дойдем до монастыря, а я думаю, дойдем, то можешь остаться, — продолжил он, — на правах послушника. Как ты на это смотришь? Нам такие люди как ты, очень нужны! Поверь мне, одному из старших и входящих в первый круг совета монастыря Ардал.

Не очередной ли это обман? Что-то после мастера Зорхана излишней доверчивостью я теперь не страдаю.

— Решай, — произнес монах, заглянув мне за спину. — А сейчас приготовься, — с этими словами он вынул из рук мертвого Клето арбалет и снял с его пояса колчан с болтами, — там кто-то есть.

Поблизости, у края поляны, раздался шорох веток, и среди деревьев мелькнуло несколько звериных теней.




Глава 4.


— Нет, так дело не пойдет, — прошептала тень, и с нижней ветки высокого дерева спрыгнул человек в серо-зеленом балахоне, что отлично сочетался с островной растительностью и позволял своему обладателю слиться с местностью.

А при наложении иллюзий высшего ранга, что для одного из сильнейших боевых магов проблемы не составляло, получалось скрываться еще от высокоуровневых монстров. Конечно Анэкс, а в реальности Артур, мог выйти победителей в столкновении с большинством из местных мобов, но главное его задача была прикрывать нечаянного подопечного, да и мана не бездонная, как и не бесконечно количество зелий, что он взял с собой в этот лес.

— Кто-то вас определенно на него натравил, — пробормотал маг, бегом рванув за пробежавшей рядом с его деревом стаей монстров, во всю прыть несущихся к поляне. — Только кто? Ведь слишком уж направленная агрессия местной фауны, быть такого просто так не может!

На ходу Анэкс активировал одно из своих любимых заклинаний, и прямо перед стаей на высоту порядка пяти метров и шириной раза в три больше поднялась огненная стена, мгновенно спалив бежавших первыми и не успевших остановиться мобов.

Маг усмехнулся и жестом руки словно поманил огненную стену к себе. Пламя двинулось к Анэксу, сжигая все на своем пути — и деревья, и монстров, и даже землю, оставляя за собой лишь застывающую окаменевшую корку.

— Жаркое подано, сэр!, — прокомментировал маг, скривившись от невыносимого запаха подпаленной шерсти и горелой плоти.

Развеяв огненную стену, маг прикончил оставшихся в живых монстров более простыми заклинаниями на основе льда и молнии.

Но тут сработала одна из следящих сетей и на мгновение прикрыв глаза, маг считал новые данные поступившие по магическому каналу.

— Снова значит недобелочки. Хорошо, мне есть чем вас встретить!, — Маг активировал часть ближайших к нему сетей, мгновенно превратив их в ловушки. — Вот так-то лучше. — И не проверяя, скольких из сарканов он уничтожил, Анэкс поспешил к поляне, где Крэйбен и монах из монастыря Ардал отражали очередную атаку мобов.

Набросив по дороге на себя иллюзию, маг приблизился к краю поляны, решив понаблюдать за происходящим издалека. В любом случае если что он вмешаться успеет. Но парень справился и сам. Довольно быстро уложив пятерку похожих на вставших на задние лапы ящериц с практически атрофированными передними конечностями, они поспешно покинули место боя.

— Ливион, когда вернусь, с тебя огромная премия!, — довольно ухмыльнулся Анэкс.


* * *

По лесу мы передвигались бегом, лишь только изредка останавливаясь, если на нашем пути попадались непреодолимые преграды в виде дикорастущих ядовитых кустов, поваленных незнамо кем деревьев или заболоченных участков, поспешно искали безопасный обходной путь и продолжали движение.

Пары склянок дорогущих и самых лучших (а всякой простой дешевки у меня в инвентари и нету, Зорхан снабдил на материке самыми качественными экземплярами) зелий выносливости нам хватило где-то два с лишним часа неустанного бега. Я даже ловкость поднял! И получил умение «Акробатика», прокачав его до 3 уровня.

Еще пара потраченных зелий и снова бег. И монах от меня, не смотря на его тучную комплекцию, ни на шаг не отставал, а порою и опережал.

Понятия не имею, как он ориентируется в этом лесу и точно знает, где находится горный массив и соответственно монастырь Ардал, но спустя еще два часа вдалеке показалась длинная цепь высоких порытых зеленым ковром гор.

— Сколько… у тебя… зелий осталось?, — тяжело дыша, словно загнанная лошадь, на ходу спросил ардаловец.

— Четыре, — после небольшой заминки, проверив инвентарь, ответил я.

— Нам… должно… хватить.

— Угу.

Уворачиваясь от растущей на уровне моей головы ветки, отталкиваюсь от земли и перепрыгиваю подгнивший ствол упавшего дерева.

Сзади ругнулся монах, попытавшись с лету повторить мой акробатический трюк.

— Я… не столь молод,… что бы скакать,… аки горный козлик, — поравнявшись, пожурил меня монах. — Выбирай… дорогу… поровнее.

Дерево, кусты… снова дерево… чахлый, мутный ручек… Этот лес мне по видимому очень долго будет снится. Я запомнил его и местных обитателей на всю оставшуюся жизнь.

Скользнувшую по ветке в нашу сторону змею я заметил довольно поздно, но это не помешало мне выхватить меч и с одного маху отрубить голову прыгнувшей на нас твари.

Или не змею… Сотни шевелившихся пар ножек на длинном бьющимся в агонии безвольно дергались стараясь за что-нибудь зацепится. Очередной эксклюзивный моб этого острова.

Начало темнеть и яркий закат уходящего за горизонт солнца превращал и так страшный лес в поистине настоящие декорации фильма ужасов.

Внезапно лес расступился, отрыв нам берег бурной извилистой реки.

— Вилэя, — указав на реку, воодушевленно произнес монах. — Нам надо перебраться на тот берег, и идти вдоль русла вверх по течению. Наткнемся на заброшенную тропу и по ней поднимемся в монастырь.

Мы сидели прямо рядом с водой, решив устроить недолгий перерыв. Главное успеть добраться до Ардала до того как закончатся последние зелья выносливости, и спадет их эффект. Ведь после этого нас будет ждать достаточно жесткий и неприятный откат. Дебафф полностью ослабляющий персонажа на целые сутки. В довесок к сонливости и заниженной скорости реакции. Да, злоупотребление некоторыми зельями в мире Нориа очень даже вредит здоровью, не смотря на то, что это вроде как игра.

— Вплавь?, — уточнил я.

— А что? Течение хоть и сильное, но кроме рыбы там ничего больше не водится, — пожал плечами ардаловец.

— Главное, что бы рыба не хищная была, — усмехнулся я.

— Да нет, — не понял юмора монах. — Обычая речная рыба. Вкусная кстати! На материке такой не водится. Не знаю, правда, почему.

— Так поплыли. Отдохнули чуток и хватит.

И я с разбега нырнул в реку.

Бр-р! Ледяная! Я быстрее заработал руками, желая только одного — поскорее добраться до суши.

— Забыл предупредить, — крикнул мне монах, — она холодная! Начало ведь высоко в горах берет!

Он медленно зашел в воду, привыкая к более низкой температуре, а потом точными размеренными гребками поплыл за мной.

На противоположный берег мы выбрались насквозь мокрые и продрогшие. И лучшим выбором в нашем случае был снова бег, для того, что бы хоть как-то согреться. Монах, разумеется, бежал первым, что бы не пропустить тропу, так как лишь он знал, где она начинается.

И он ее все-таки прозевал. Нам пришлось сделать небольшой круг, углубившись в лес, потом вернутся к реке и перейти на шаг, внимательно рассматривая окрестности.

Но наконец-то мы ее нашли! Тропа сильно заросла молодыми деревцами, кустами, травой и вьющимися растениями, оплетающими все, до чего дотянулись их вездесущию лозы. Я бы вообще не подумал, что это то, что нам нужно, если бы не радостный крик монаха.

Теперь я двигался первым, как единственный обладатель холодного оружия. Меч неплохо заменял мачете, хоть и был намного тяжелее. И там где протиснуться не получалось, в ход шел острый клинок, прорубая нам путь среди зарослей.

Шли мы по тропе вверх в гору очень долго! Наступила ночь, а конца и края видно так и не было. Пришлось достать свиток заклинания со светлячком, небольшим светящимся шаром энергии, наплевав на возможную опасность со стороны горных обитателей. Монах, конечно, посмотрел на меня недовольно, но все же промолчал, тем самым согласившись. Ведь деваться-то нам не куда!

Но вот совершенно неожиданно тропа внезапно оборвалась, и мы уперлись прямо в основание высокой отвесной скалы. Я поднял голову вверх и где-то там далеко с трудом разглядел смутные очертания расположенных на вершине строений.

— Даже не представляю, как туда подняться, — разочарованно произнес я.

Монах мои слова словно и не услышал. Он вплотную приблизился к голой каменной стене и что-то внимательно на ней разглядывал. Вот он сместился уже на пять шагов в сторону, туда, где проходило множество мелких трещин, образовывая довольно странный неестественный узор. Его пальцы осторожно ощупали пару трещин в самом центре природного рисунка, раздался довольный возглас и каким-то образов в руках монаха оказался небольшой кусок плоского камня. Он прижал ладонь к образовавшейся полости и зажмурился.

Сначала раздался тихий шорох, словно кто-то потер между собой два камня, пытаясь высечь искру, потом часть стены с теми самыми трещинами дернулась, сбрасывая с себя пыль и песок, и раскрылась будто цветок.

— Удивлен?, — радостно улыбается монах. — Гномий механизм и магия крови. Кроме допущенных к данному заклинанию лиц, больше никто другой эту дверь не откроет, как бы не старался.

Я уже было сделал шаг вперед, как арадловец твердой рукой остановил меня, перегородив путь.

— Там же ловушки, ты что?, — удивленно посмотрел он на меня.

— Точно, — спохватился я, а ведь и, правда, кто же оставит потайной ход без должной охраны или скрытых механизмов, что ее заменят.

— Я иду первым, а ты за мной на расстоянии шагов пяти. Если я остановлюсь, близко не подходи, пока не разрешу. Ловушки обезвреживаются не так-то и быстро. Эх, а ведь потом снова придется приводить в рабочее состояние, — огорченно вздохнул монах. — Ладно, как поднимемся в монастырь, сразу кого-нибудь отправлю этим заняться.

— Хорошо, хорошо, — поспешно согласился я с ним.

Пойдя по темному коридору метров тридцать и по пути обезвредив аж целых пять ловушек, в суть действия которых я не вдавался, мы оказались возле идущей вертикально вверх винтовой лестницы. Ее ступени были вырублены прямо в камне по краю широкого колодца. Если бы это была не игра, то я посочувствовал бы тем, кто занимался столь тяжелым и нудным делом, как долбление прохода сквозь литую скальную породу. А здесь при наличии хорошего мага можно вполне уложиться в месяц, а то и быстрее.

Лестница выходила в такое же темное, как и нижний коридор, помещение без единого источника света. Очень большое помещение! И от случайного падения в казавшийся отсюда бездонным колодец, ничем даже не огороженный, нас спасал только снова вызванный мною новый светлячок.

Совершенно пустое помещение, без единого окна или предметов мебели. Только в конце самой дальней от нас стены виднелась двухстворчатая дверь, намекая, что отсюда хотя бы можно выбраться. И что странно, если стены данного места были построены из более, менее прямоугольных камней разного размера и цветовой гаммы, начиная от черного, заканчивая практически белым, то вот пол выложили идеальными плитками шириной сантиметров пятьдесят на пятьдесят золотого и серебряного цвета строго в шахматном порядке.

— Стой, где стоишь, — предупредил меня монах. — Не вздумай шагнуть вперед. Пусть первый ряд во все стороны безопасен, но дальше…, — он махнул рукой, не став описывать возможные варианты уничтожения незваных гостей. — В общем, сейчас я вспомню порядок прохода, дойду до двери и деактивирую ловушку.

Ага, стою. Я опасливо отступил на лестницу подальше от плиток. Там и то безопаснее, оступиться и упасть я не боялся, крепко прижавшись к стене колодца.

Как монах добирался до двери, я не видел. Дождавшись, когда он крикнет мне, что все хорошо, можно идти, я поднялся обратно и опасливо ступил на плитки. Первый ряд, второй, третий… Я каждую секунду ожидал, что вот она какая-нибудь не отключенная ловушка сработает, но нет, спокойно дошел до монаха уже открывшего дверь.

Мы оказались сразу на улице. Рядом с дверь стояли на страже двое молодых парней, одетых в такую же точно рясу, что и мой новый знакомый. Они испуганно засуетились, но потом, узнав лицо тучного монаха, низко поклонились, приветствуя старейшего и соответственно высшего по званию в их местном штабеле рангов.

— Ты, — ткнул пальцем в одно из них монах. — Найдешь мастера ловушек Нарко, передашь, что бы не откладывая, сейчас же занялся тайным ходом. А ты, запри дверь и жди мастера.

— Да старейший!, — гаркнули оба.

Монах тут же забыл о них и торопливо повел меня куда-то по слабо освещенным узким улочкам монастыря.

— Сегодня переночуешь в моей келье, а завтра пристроим тебя к делу. — Привел меня монах в одну из высоких каменных построек. — Вот располагайся, — впустил он меня в небольшую комнатушку истинного аскета.

Грубо сколоченная кровать с соломенным матрасом, шерстное одеяло, подушки вообще не было. В изголовье стоял небольшой столик с задвинутой под него табуреткой.

— Я а пойду поищу кого из совета, надо рассказать о том что произошло, — зевая произнес монах. — Пока откат от твоих зелий не ударил.

Да, он совершенно прав. Лучшим вариантом сейчас будет уснуть и поспать подольше. Так пройдет больше времени самого дебаффа, а после того как я проснусь, меньше придется мучиться.

Только прежде посмотрим, что там с уровнями и новым умением.

Имя: Крэйбен.

Уровень: 35.

Раса: человек.

Класс: Тень.

Клан: отсутствует.

Гильдия: Элгхинн дал вэлдрин.

Характеристики персонажа :

Основные :

Сила — 40.

Ловкость — 70.

Интеллект — 23.

Второстепенные :

Жизнь — 400.

Выносливость — 700.

Мана — 230.

Свободных очков для распределения: 9.

Умения: Акробатика — 5, Арбалет — 3.

Классовые умения: Вампиризм — 9, Двойной удар — 17, Парное оружие — 21, Кровотечение — 9, Тень — 1, Рывок — 15, Невидимость — 9, Тихая смерть — 2.

Специальности: Садовод — 2.

Достижения: В шаге от смерти — 2. Исследователь — 2.

Чувствительность: 70%.

Привязка: Кинжал ы Хаоса, тотем черный волк Зуравал ан Ра.


Исследователь? Это еще что такое? Проклятие! И помощь-то не доступна. За что мне это достижение прилетело? Хм, если судить логике, исследователь — это тот, кто находит новые виды животных, новые земли, в общем, все новое и не изведанное. При этом он должен быть первым из игроков в этом деле. Или входить в число первых… м-м, допустим, десяти человек. Знать бы еще, что это достижение дает.

Впрочем, ладно, потом как-нибудь выясню. Порадовавшись поднятым уровням умений и характеристикам, в которые я сразу закинул свободные очки, лег спать…

Вот я и увидел монастырь Ардал во всей его красе. Я стоял на самом последнем этаже центральной башни храма Аирнаса — человеческого бога покровителя и смотрел на отрывающийся из окна живописный вид древних строений.

Многоэтажные каменные корпуса, рассчитанные на многочисленную монашескую братию, располагались по краю идеально ровной поверхности отвесной скалы, соединяясь между собой переходами и дополнительными не жилыми постройками. В самом центре монастыря стоял храм Аирнаса с пятью башнями, а я рядом находилось множество других разномастных строений, среди которых — оружейная, казармы воинов и стрелков, работающих на монахов, столовые, залы тренировок и медитации.

В Ардал вела только одна дорога среди узкого перешейка нависающих над ней скал, на вершину которых вела тропа от одного из зданий. При случае атаки, на головы противников всегда можно обрушить природный карниз, перекрыв путь и уничтожив не малое количество воинов. Или просто сбрасывать вниз камни, горячую смолу, и активированные заклинания.

Не монастырь, а практически неприступная крепость. Ведь в мире магии о полной неприступности не может быть и речи. Всегда найдется какой-нибудь гений и умник, сумевший найти подход к любому казалось бы идеально защищенному строению.

И мне предстоит стать одним из таких умников. Проникнуть в тюрьму расположенную под монастырем и освободить мага. Но, ни местоположение входа в нее, ни принципов ее защиты, я пока что не знаю.

Ра-Лам, как, оказывается, зовут тучного монаха (его имя я узнал от одного из молодых монахов), дал мне неделю на отдых, а потом обязал принести клятву служения первому кругу совета монастыря Ардал в храме Аирнаса. Тем самым, получить звание младшего послушника и перейти в подчинение одному из мастеров боя для дальнейшего обучения, что в мои планы, разумеется, совершенно не входит.

Хорошо, что запрещать мне гулять по территории монастыря и посещать местные здания и постройки (кроме охраняемых, на подобии того места, куда вел тайных ход через сердце скалы) ничто не собирался. Вот так я, кстати, и оказался в этой башне, мне нужно было рассмотреть, что и как устроено в Ардале.

Рассмотрел, да. Вот только все равно даже представить не могу, где находится вход в тюрьму. Врядли в жилых постройках. В храме тоже нет, это я выяснил в первую очередь, чуть ли не обнюхав все немногочисленные двери и расположенные за ними комнаты.

Спустившись вниз, я кивнул старику, что бубнил какую-то молитву стоя на коленях перед статуей, и направился прямиком к выходу из храма.

Странно, что ко мне не приставили соглядатаев. Сколько раз я уже совал свой нос в каждую дырку и хоть бы хны. Нет, конечно, некоторые монахи провожают меня подозрительными взглядами, но и все, больше никакой реакции. Хотя, охрана вот не дремлет. Когда я в первый раз попытался заглянуть за дверь в оружейную, ну мало ли, вдруг секретный проход в тюрьму именно там, два дюжих крепких охранка с короткими мечами на поясах меня спокойно предупредили, что нельзя мол, запрещено! Во второй — пообещали отправить в карцер замаливать грехи, и плевать, что я еще не послушник. И не в тот карцер, что мне нужен (я сначала про тюрьму подумал), а здесь, рядом с храмом. А в третий раз я не рискнул, очень уж настороженно смотрел на меня один из охранников, похлопывая ладонью по рукояти меча.

Я задумчиво и не спешно шел прочь от храма в сторону жилых построек. Близилось время обеда. Свободные от дел послушники и монахи направлялись в сторону столовых, спеша занять полюбившиеся место и первыми наложить себе свежеприготовленной горячей пищи. Некоторые молодые люди провожали меня удивленными взглядами — не часто видимо в монастыре появлялись такие странные новички как я.

И не знаю, с чего мне приспичило зайти в молельню, но я очень рад, что совершенно случайно здесь оказался. Как же мне повезло! В очередной раз.

Помещение пустовало. Ведь время молитвы давно минуло, да и к тому же, как я уже упоминал, был обед. Возле дальней стены стояло двое молодых послушников, о чем-то тихо переговариваясь. И если бы не проскользнувшее в их разговоре слово «тюрьма», я развернулся бы и вышел на улицу.

Радуясь, что они меня не заметили, активирую невидимость, и подкрадываюсь поближе. Что это там за «тюрьма»? Надеюсь там самая.

— А я тебе говорю!, — взволнованно говорил первый парень, худощавый, с коротким ежиком русых волос. — Если попробуешь убежать, окажешься в тюрьме и сгинешь там, как и все те люди, коих приводят сюда старшие братья! А карцер это так, пустяки. Там запирают за малые грехи.

— Я больше тут не выдержу!, — дрожащим голосом произнес его собеседник, среднего роста, лет восемнадцати, а то и младше, так же коротко постриженный и с веснушками по всему лицу. — Я устал! Зря папа отдал меня им! Не хочу я быть монахом!, — чуть ли не плача взвыл он.

— Эй, эй! Ты что! Ты мужик или кто? Только не вздумай зарыдать!, — строго произнес русоволосый.

— Помог бы лучше сбежать.

— Не выйдет, друг. Если не монахи поймают, так твари в лесу сожрут!

— Но я же видел карту монастыря ледащую на столе у главы совета. Неужели нет тайного хода, ведущего куда-нибудь в лес?

— Не…, — и тут русый прищурился и переспросил. — Что ты видел и где?

— Ну… я случайно в первый день когда с караваном прибыл. Папик меня к самому главному водил (это я потом узнал что он глава первого совета), дары какие-то лично вручал, ну и меня представил. А пока они болтали, я сидел с краюшку на стуле, и увидел торчащий из-под кипы бумаг старый пожелтевший лист. Я ведь с детства любопытный и, в общем, немного потянул его на себя, а там… а там надпись! «Карта монастыря Ардал» и дата какая-то стояла. Чуть ли не времен его постройки.

— Ого! Как же тебе повезло, — с ноткой зависти прошептал первый парень.

— Не повезло…

Дальше я слушать не стал. Мне совершенно безразличны юношеские проблемы послушников. Главное я услышал — в комнате некого главы первого совета есть карта монастыря Арадал!

И только я покинул молельню, предварительно сбросив невидимость, как в мыслях появился очередной вопрос — а где собственно эта комната находится? Вернуться что ли и расспросить того парня? Хотя нет, не вернуться, а проследить за ним, и когда он будет наедине, поговорить.

Пусть я тороплю события, но время терять очень не хочется. Сколько займут поиски комнаты? Пол дня, день? А мысль просто обратится к кому-то и спросить: — «Не подскажите ли мне, где обитает местный глава?», я отбросил сразу. Во-первых, никто не ответит, а во-вторых, слишком это подозрительно будет выглядеть. Простой человек, даже еще не послушник, с какого-то перепугу хочет узнать, где именно живет глава совета монастыря. Так что меня либо отправят с этим вопросом к тому старейшему монаху по имени Ра-Лам, который меня сюда и привел, либо повяжут и допросят.

Не долго думая, я присел рядом с дверью на ступеньки, дожидаясь, когда послушники наговорятся. Что ж, рисковать я привык. Убивать, конечно, парня не буду, но расспросить расспрошу! Судя по всему, трус он еще тот.

Хлопнула дверь и мимо меня, чуть не пришибив ненароком, вихрем промчалась пара оболтусов выскочив из молельни, словно из огня, и бросив «извините», «простите» ребята остановились на середине улочки. О чем-то пошептались и, пожав друг дружке руки, разошлись в стороны. Нужный мне паренек направился к ближайшему жилому корпусу и я, отстав на десяток шагов, так что бы не потерять его из виду, пошел следом.

Послушник зашел внутрь здания, и я прошмыгнул следом. Вот он поднялся на второй этаж и подошел к одной из дверей ведущих в комнату. Насколько я знал, послушники жили по одному и в таких же аскетических условиях, как и все остальные монахи не зависимо от ранга, ну или почти все. Быстро осматриваюсь вокруг, лишних глаз и ушей невидно и не слышно, рывком подлетаю к послушнику уже открывшему дверь и сделавшему шаг вперед, зашвыриваю его в комнату и аккуратно закрываю дверь за собой.

Парень, ошеломленный таким обращением, в страхе сжался в углу комнаты и огромными испуганными глазами смотрел на меня.

— Так, слушай сюда, — я материализовывал в правой руке кинжал Хаоса и с силой вонзил его между коробкой и дверным полотном, тем самым заклинив дверь — на десяток секунд незваных гостей это задержит.

Жаль, что комнаты в монастыре на ключ не закрываются, а то на сколько было бы проще, заперся и все, но как же, они ведь все братья. Хорошо хоть вообще двери есть!

— Где находится комната главы совета первого круга?

— А-а в-вам з-зачем?, — заикаясь, спросил послушник.

Я вызвал второй кинжал и, присев напротив парня, пальцем проверил остроту и так идеально заточенного лезвия.

— Или ты отвечаешь по существу или…, — с угрозой произнес я и, схватив руку парня, прижал ее к полу, прикоснулся кинжалом к мизинцу, делая вид, что собираюсь его отрезать.

— Нет, нет! Не надо, — дернулся парень, но я крепко, очень крепко держал его ладонь.

— Ну?, — надавил я лезвием на кожу, и показалась капелька крови.

— Второй корпус, третий этаж, пятая комната от лестницы справа, — протараторил послушник, косясь на ранку.

— А в каком корпусе мы сейчас?, — разумеется, я не был в курсе того, что здания в монастыре номеруются. — И в какую сторону идет порядок?

— Пятый. А рядом, — указал он свободной рукой на лево, — четвертый. Там, — на право, — шестой.

— Ага. Понятно, — кивнул я и, развеяв кинжал, быстрым ударом кулака отправил парня в бессознательное состояние.

Порвав рядом лежащую простыню на куски, крепко связал парню руки и ноги. Порывшись в инвентаре, нашел ослабляющее зелье и, разжав зубы, залил ему в рот. Часов десять, я думаю, без сознания он пробудет. Удостоверившись, что часть зелья было благополучно проглочено, вставил в рот кляп и затолкал тело под кровать. Туда же отправились не пригодившиеся части ткани. Сверху расстелил и поправил одеяло. Нормально, сойдет. Надеюсь, никто не догадается заглянуть под кровать.

Прислушался к звукам в коридоре. Вроде чисто. Убрал второй кинжал и приоткрыл дверь. Да, чисто!

Я вышел из комнаты и направился к переходу между корпусами. Спокойным, размеренным шагом. Я просто гуляю. Осматриваюсь и ничего более.

А вот и второй корпус, поднимаюсь на третий этаж. В конце коридора мелькнул какой-то человек, и я поспешно отступил назад. Выждал пару минут показавшихся вечностью.

Спустился ниже, на втором этаже стояла пара монахов и о чем-то разговаривали. А ведь когда я сюда шел, их не было. Ладно, пусть болтают дальше, главное, что бы там и остались. Поднялся на третий и осмотрел коридор. Отлично, тут вообще никого нет! Активирую откатившийся скил невидимости и осторожно ступаю по деревянному полу.

Пятая дверь справа, снова оглядываюсь — пусто, толкаю вперед и вхожу внутрь.




Глава 5.


«Хорошо быть главой совета», — удивленно осматриваю комнату намного больше той, в которой живет монах по имени Ра-Лам.

Конечно, до апартаментов какого-нибудь князя ему далеко, но все равно, на жилище аскета как-то не смахивает. Комната размером метров пять на шесть. Хорошая удобная кровать у окна, большой письменный стол с тумбочкой стоящий справа от двери и пара резных стульев рядом, широкий шкаф по левой стене и аж целых четыре магических светильника. Взяв один из стульев, пододвинул его к двери и наклонил, подперев ее так, что бы если кто будет ломиться, сразу открыть не смогли. Следом раскрыл на распашку окно, подготовив себе на всякий случай запасной путь побега.

Так, так, и где же тут карта Ардала.

Я заглянул в шкаф, он стоял ближе всего, но кроме нижней одежды и монастырских ряс, больше ничего не увидел. Откинул вешалки в сторону и уперся в заднюю стенку. Внизу тоже пусто, ни коробок, ни папок, ни сундучков.

Подошел к столу, проверил лежавшие на нем бумаги, но искомого не обнаружил. Наклонился к ящичкам встроенным в тумбочку, подергал. Заперты все! Хмыкнув, достал кинжал, решив начать с первого замочка.

Провозившись минуту, наконец-то расковырял дерево, поддел ящик и дернул на себя, с хрустом вырвав крепления замка. Какие-то документы, договоры, списки. Не то! Со следующим ящиком справился уже быстрее. Амулеты, свитки с заклинаниями, пара печатей, перья для письма и пара чернильниц. Снова не то! Но свитки я на всякий случай сгреб, пригодятся. А вот амулеты брать не стал, подняв один из них, всмотрелся в характеристики, и оказалось, что они созданы специально для монахов старших рангов. Третий ящик и…

«Да!», — мысленно воскликнул я.

Три! Целых три карты, и одна из них как раз та, что мне нужна — быстро пробежался я взглядом по старым пожелтевшим листам бумаги.

Раздался звук дернувшейся двери и скрипнул стул, в которую она уперлась.

— А ну кто там!, — громкий раздраженный голос с коридора. — Отрывай проклятый воришка!, — И дверь снова затряслась.

Как хорошо, что я предусмотрительно отрыл окно. Забросив карты в инвентарь, я активировал невидимость и торопливо выбрался наружу. Высоковато! Я сначала хотел попросту спрыгнуть, но передумал, оценив расстояние до мощенной камнями мостовой. Не-ет, я так ноги переломаю, да и невидимость после получения ранения сразу спадет. Пришлось, словно паук, цепляться за выбоины в стене и торопливо спускаться вниз. На расстоянии пары метров до земли я прыгнул, ушел в кувырок, смягчая падение, и развернулся обратно к корпусу. Приблизился к стене и прижался к каменной кладке, точно под комнатой главы совета, внимательно прислушиваясь к голосам.

Кто бы там не был, он сумел сдвинуть подпирающий дверь стул и ворвался в комнату. В окно высунулась долговязая фигура, внимательно высматривая удачливого вора. Только не туда он смотрел. Я задержал дыхание, боясь привлечь к себе излишнее внимание, хотя услышать тяжелые нервные вздохи на таком расстоянии и так в принципе не возможно.

— Перекрыть ворота, поднять всех стражников!, — повернувшись в комнату, приказал мужчина. — Найти эту тварь! Возьмите в оружейной артефакты поиска, и проверьте всех! На нем будет метка от вскрытых печатей.

Вот значит как. Либо сама комната, либо замки были под магической сигнализацией. Тогда надо поспешить. Плохо! Я думал у меня будет чуть больше времени на обдумывание плана проникновения в тюрьму и освобождение мага, придется импровизировать.

И я со всех ног рванул подальше от этого здания. А потом резко свернул в улочку между столовой и каким-то складом, заметив вдалеке небольшой отряд воинов спешащих ко второму корпусу. И если бы это были только ближники, я бы рискнул проскользнуть рядом, но с ними шло еще и двое лучников, внимательно вглядывающихся в каждую тень и каждый темный угол. А при их уровне, заметить бедного меня под невидимостью особого труда не составит.

Мечтая лишь об одном, что бы им не вздумалось проверить мою улочку, я забился в щель между углом здания столовой и старыми досками, сложенными на высоту моего роста и затаил дыхание. Отряд громко протопал рядом и скрылся из виду.

Отлично, я спокойно выдохнул, и, решив не затягивать, углубился в изучение карт.

Как же все просто! Надо было догадаться, что в тюрьму ведет далеко не один ход.

И так. Первый проход в тюрьму находился в казармах, доступ куда мне был закрыт, так же как и в оружейную, а вот второй — шел из… башни храма Аирноса, скрываясь в стенах строения и заканчивался на третьем подземном уровне.

Эх, как же близко я был к цели, когда поднимался туда. На расстоянии вытянутой руки.

Ну что ж проще, разумеется, проникнуть в тюрьму из самого храма. Вот только судя по заметкам снизу карты, для открытия потайной двери требовался специальный амулет, коих в монастыре было лишь три штуки (да, их количество тоже было указано ниже), жаль лишь, что имен носителей не было написано, это бы это сильно облегчило мне задачу.

И что за амулет? Ни рисунка, ни описания. Эх, как бы это выяснить-то.

Неужели среди тех амулетов во втором ящичке как раз таки и был нужный мне? Ведь по идее он обязательно должен находиться у главы совета, иначе какой же он глава. Дурак я дурак, надо было их все, как и свитки, в инвентарь скинуть. Шум только поднял такой, что обратно уже и не вернешься.

Ладно, я на время отбросил проблему, которую создал сам себе, и принялся за изучение двух оставшихся карт.

На одной были обозначены все секретные входы и выходы на территории монастыря, включая тот самый проход через скалу. И мало того, значками в виде двух сторонней стрелочки помечены ловушки. А вот на второй, ха-ха, полный план тюремных помещений, каждого из пяти уровней, и место положение трех ключей-амулетов выглядящих как раскрытая ладонь человека. Один ключ как я и думал — у главы совета, напротив второго корпуса стоял жирная цифра «1» и внизу карты сноска с номером этажа и комнаты в которой он лежит. Второй — казармы, кабинет капитана охраны. Третий — храм Аирноса, комната старшего жреца.

Понятное дело, что в казармы я не сунусь. Ни ради ключа, ни ради хода в тюрьму. Это тоже самое, что самому себе связать руки и сдаться страже. А вот храм… сначала стоит взглянуть, как там возле него дела с охраной. Не снуют ли туда сюда монахи и воины, выискивая таинственного вора. И главное если… то есть не если, а когда я туда проникну, что бы старший жрец был на месте. Кстати, а не тот ли это старичок, что бубнил молитву стоя на коленях перед статуей Аирноса? Я когда заходил внутрь, желая подняться в башню, он там в такой позе находился, и когда спускался спустя пол часа, ничего не изменилось. Ведь насколько я помню слова Ра-Лама, который меня с утра наведывал, если пожелаю помолиться богу-покровителю то, только в молельне, а ни как не в храме, ибо последнее прерогатива только лишь жрецов Аирноса.

Пока не закончилось время действия невидимости, я выглянул из-за ящиков и, удостоверившись, что на горизонте чисто, подошел к водосточной трубе, идущей с крыши столовой. Подергал, проверяя, крепко ли она держится, и полез на крышу.

Да, я решил добираться до храма именно таким образом. И ближе, и стражников там пока еще нет, да и стрелков, что кстати странно. Я бы на их месте сразу же расставил бы лучников и арбалетчиков на ключевых позициях так чтобы они могли просматривать и простреливать всю территорию монастыря.

Забравшись на крышу, я удостоверился, что там и правда никого нет, как и на ближайших домах, разбежался и прыгнул на соседнее здание. Под ногами предательски треснула черепица, и я чуть не сверзился вниз, с трудом удержавшись на ногах. Надо быть осторожнее.

На крыше последнего дома, я осторожно подошел к краю, внимательно смотря под ноги и ступая только на хорошо державшуюся и хотя бы с виду крепкую черепицу. Вон он храм — отсюда до него метров сорок. Жаль, конечно, что он стоит отдельно от остальных зданий. А то бы я таким же образом забрался на его крышу и уже оттуда проник внутрь.

Внизу, не считая трех монахов, в том числе Ра-Лама, и двух воинов, мечника и лучника, стоявших точно у входа в храм, больше никого не было.

Выбора нет, придется спускаться и ждать когда они уйдут или придумать, как отвлечь их внимание. Как я уже говорил, проскользнуть в невидимости рядом с дальниками или магами намного выше уровнем, чем я сам, практически не возможно.

Стоя в тени дома, я наблюдал за храмом. Ни монахи, ни воины, судя по всему, в ближайшее время ни куда не собирались. Даже наоборот — людей у входа прибавилось. Подошло усиление в числе еще трех мечников. Просто замечательно!

Проклиная все на свете, я мысленно перебирал варианты проникновения.

Если бы дома в храме были деревянные, то я, не задумываясь, устроил бы поджог. Но, увы. Повсюду лишь только камень. Можно конечно поджечь какой-нибудь склад изнутри, там деревянных предметов, как и ткани, вполне хватает, но врядли на его тушение бросят всех людей, если вообще будут тушить.

И пока я придумывал способ отвлечения внимания, не сразу заметил, что от храма отошел Ра-Лам и направился в мою сторону. Вот он прошел рядом со мной и пошел дальше, по пути о чем-то раздраженно бурча.

Ра-Лам — монах, входящий в совет первого круга! Как же я мог об этом забыть!

В моей голове возник совершенно новый план.

Пока он не успел достаточно далеко уйти, я догнал его и активировал классовое умение Тень. Невидимость сразу же спала и, развернувшись в обратную строну, я поспешил к храму. Теперь важно что бы настоящий Ра-Ламам так дальше и шел по своим делам, и вообще отсутствовал хотя бы пол часа.

Я подошел к входу в храм и, кивнув монахам и воинам, протянул руку к ручке двери.

— Старейший, — неожиданно осторожно поинтересовался один из воинов, обращаясь ко мне, — почему вы вернулись? А как же еще двое лучников, за которыми вы шли в казармы?

Я замер, мозг лихорадочно заработал, подбирая варианты ответа.

— По пути я встретил одного из послушников и приказал ему срочно найти капитана стражи и взять не двух, а трех человек!, — наконец-то нашелся я.

— Верно, двух и правда мало будет. Когда они подойдут, сколько мне человек направить в центральную башню?

— Четырех, — брякнул я сразу же и отрыл эту проклятую дверь, собираясь поскорее попасть в храм, пока время действия скила не закончилось.

— Стойте Ра-Лам, — торопливо произнес все тот же воин. — Одному вам не положено внутрь заходить, сейчас я выделю вам своего человека. — И он жестом подозвал стоявшего в стороне мечника. — Пойдешь со старейшим. Отвечаешь за его жизнь своей головой.

Воин согласно кивнул и пристроился рядом со мной, чуть позади и сбоку.

— Не стоит беспокоиться, никто не причинит мне вреда в обители Аирноса, — постарался я отказаться от навязчивого охранника.

— Ничего не знаю, старейший, — отрицательно покачал головой мужчина. — Есть свод правил, в котором четко указано, что и как делать в таких вот ситуациях. И мы обязаны строго ему следовать.

— Хорошо, — согласился я, внимательно следя за таймером отсчета времени действия умения Тень, и переступил порог храма.

Меньше двадцати секунд. Проклятие! Умение, конечно, само по себе очень хорошее. Но жалкая минута длительности после активации, многое ли за нее сделать успеешь?

Приказав вошедшему следом за мной воину прикрыть дверь, я быстро пробежался взглядом по умениям монаха Ра-Лама, подыскивая наиболее подходящий скил для быстрого оглушения противника. И когда мужчина повернулся, его лицо встретилось с моими двумя далеко не маленькими кулаками, каждый из которых был окружен яркой светящейся сферой, а следом серия ударов в грудную клетку, и напоследок — добивающий локтем в шею. Воин потерял сознание и осел на землю.

Хэх, вот что значит, умеет высокоуровневый монах. Неплохо, очень неплохо.

И удивительно, что шум короткой и быстрой драки никто не услышал и не ворвался в храм. Отличная тут звукоизоляция, порадовался я.

Время действия умения Тень закончилось, и я снова вернулся в свой облик, со своим собственным уровнем и скилами. Поспешно засуетился у дверей, которые, как оказалось, имели специальные скобы для засова. Правда, самого засова рядом не было, а искать его времени нет, так что пришлось использовать для этой цели меч воина. А в дополнение, я еще и ремень его снял, обмотав им ручки на двери.

Самого воина я связывать не стал. Не до этого сейчас, да и в описании умения монаха время оглушения противника было почти пять минут.

Достал карту, сверился с ориентирами и побежал в сторону лестницы ведущей в центральную башню храма. И там же рядом находится комната старшего жреца. Надеюсь, он у себя. Не в его же возрасте бегать со здоровыми мужиками ловить удачливого вора.

И постараюсь обойтись без убийства. Мне ведь нужен только ключ-амулет и больше ничего!

На статую старался не смотреть. Ну их этих богов-покровителей, достали уже. Я до сих пор четко помнил, какими ощущениями сопровождалось их обращенное на мою личность внимание.

И вот я в широком, но кротком коридоре всего лишь с тремя дверьми. Одна в самом конце, ведет к лестнице центральной башни, а еще две — справа и слева от меня. И вот та, что слева, мне и нужна. За ней комната старшего жреца. Активирую невидимость, отрываю дверь и оказываюсь в длинной библиотеке с высокими до самого потолка шкафами полностью забитыми книгами. В другое время я бы с большим удовольствием здесь задержался. Думаю, здесь не мало интересного и познавательного найдется, заодно и интеллект прокачал бы, но, увы, не сегодня и уж тем более не сейчас.

Пройдя библиотеку, я попал в небольшую коморку с единственной кроватью и столом, над которым был прикреплен ярко горящий магический светильник в виде шара. Замираю, стараясь не потревожить старшего жреца лежавшего на кровати, на боку, лицом к стене. Старик был одетый в простую льняную рубашку и теплые штаны с парой карманов, теплое одеяло было отброшено к ногам, прикрывая лишь стопы. Спит что ли?

Я на цыпочках прокрался рядом с кроватью прямиком к столу, на котором без всякой организованности, словно все это просто свалили в кучу, лежали какие-то бумаги, книги и различные предметы. Увы, увы, но амулета среди вещей на столешнице не оказалось. А больше тут его и положить-то некуда — осмотрел я спальную комнату. Врядли он его в библиотеке спрятал. Что ж, обыщем самого старика. Надеюсь, он спит мертвым сном, так что и из пушки не разбудишь.

Но старик не спал. Он даже не дышал. Еще бы, с таким-то ранением в груди напротив сердца, нанесенным чем-то тонким и очень острым. Кинжалом или стилетом. Так что, насчет «мертвым сном» я не ошибся. Мертвее не куда!

Грубо выругавшись, я обыскал карманы его штанов, но ключа не нашел. И тут мой взгляд зацепился за блеснувшую под воротником заляпанной кровью рубашки, серебристую цепочку. Дернул ее на себя, разрывая хрупкие звенья, и полностью вытащил из-под одежды. Да, это то, что я искал! В моей руке оказался небольшой золотистый амулет в виде раскрытой человеческой ладони.

Прикрыл мертвого старика лежавшим в ногах одеялом и вышел из комнаты. Жаль старика, если уж на то пошло. И не знаю, кто его убил и почему, но более чем уверен, что убийство повесят именно на меня. А судя по количеству крови, вытекшей из раны, убили его недавно. Я бы даже сказал, что минут десять назад максимум. Надеюсь, с его убийцей меня судьба не столкнет. У него свои дела, у меня свои.

Так, окинул я взглядом первый пролет лестницы идущей до самого верха башни, где-то здесь, судя по карте, находится потайная дверь, ведущая в тюрьму сразу на ее самый нижний уровень.

Но стена выглядела совершенно гладкой и ровной — цельная литая кладка, заметны лишь только тонкие швы скрепляющей смеси между камнями. Строили-то на века! Я смотрел всю стену, и в ширь и в высоту, до куда сумел достать. Ни трещинки, ни потайных камней, которые я пытался найти, простукивая стену рукоятью кинжала.

Так может быть, я что-то упустил? Пришлось снова достать карту и внимательно перечитать все то, что написано в сносках.

Увы, но нет. Информации о том, как отрывать потайной ход там не было.

Хорошо, попробуем по-другому, я приложил артефакт к стене в самом подходящем, на мой взгляд, месте для двери. Хм. А если вот так, перевернул его ладонью к поверхности и…

В тот же миг по части стены прошла легкая дрожь и камни, словно в каком-то магическом конструкторе, по одному, начиная с середины, стали втягиваться в соседние блоки. Все это сопровождалось негромким шуршанием. Проем расширился до размеров обычного человека, так что бы тот смог пройти не пригибаясь, и все замерло.

Я проскочил вовнутрь, на ходу доставая зелье ночного зрения, коих осталось не так-то и много, и оказался в темном мрачном коридоре. За спиной раздался шорох, но оборачиваться не стал, и так понятно, что стена возвращается в прежнее состояние.

Я медленно крался по темному коридору спускающемуся все ниже и ниже. При этом не издавал не единого звука, мягко ступая по каменной крошке на полу, и ровно размеренно дышал, делая короткие вдохи и выдохи. Дэзраэль был бы доволен. Теперь я не похож на медведя в посудной лавке. Правда еще по лесу осталось научиться ходить точно также и будет вообще отлично!

Но вот, коридор наконец-то выровнялся и привел меня в тупик оканчивающийся глухой стеной покрытой капельками влаги. Да, сыровато здесь. Еще бы, такая глубина и холод.

Что делать со стеной я уже знал. Приложил амулет внутренней стороной ладони к камню и, дождавшись открытия прохода, осторожно выглянул. Пусто и тихо как в склепе. Мне же лучше.

«Темнота друг молодежи, а также воров и убийц!», — мысленно усмехнулся я.

Угу, нервишки шалят, вот и пытаюсь отвлечься. Мне ведь надо незаметно подняться на самый первый уровень и найти ключи от камер, или отобрать их у кого-нибудь, или просто украсть. А то без них я мага не освобожу. И все это нужно проделать крайне аккуратно, не поднимая лишнего шума, и что самое важное — не попасться стражникам!

И пока я крался к лестнице, что проходила через все уровни тюрьмы с первого по пятый, успел заглянуть в специальные окошки дверей всех без исключения камер вырубленных прямо в толще скалы, благо их было немного. Шесть штук строго на расстоянии двадцати шагов друг от друга вдоль правой стены. Ну, мало ли, вдруг в одной из них таится маг Лсаэрос, описание которого Зорхан заставил меня выучить наизусть. Ведь если буду знать, где он точно находится, то быстро вернусь и освобожу. Вот только я сомневался, что за время заключения его облик не изменится. Кто знает границы фантазии местных палачей и дознавателей — вдруг волосы там спалят, лицо изуродуют или еще что.

Но в первых пяти камерах ни кого не оказалось. Только лишь в последнем помещении на стене весело растянутое цепями за руки и ноги тело очень худой молодой девушки, практически ребенка, в обрывках некогда прекрасного и дорого платья на обтянутом кожей скелете — так сильно она была истощена. И стоило мне только задержать на ней взгляд, как девочка раскрыла глаза и ясным осмысленным взором уставилась на меня.

«По-мо-ги… мне… по-жа-луй-ста…», — медленно по слогам произнес в моей голове уставший дрожащий голос.

Твари! Что же за твари отправили ее сюда! Я зло сжал кулаки и поспешно отвернулся от окошка в двери.

— Прости девочка, но я не могу тебе помочь! Прости!, — прошептал я, совершенно не беспокоясь, что меня может кто-то услышать, и чуть ли не бегом рванул к лестнице.

Поднявшись до середины, остановился и присел на ступеньку, стараясь забыть увиденное, изгнать из своей головы и сосредоточится на другом… Но так и не смог. Перед моими глазами все также стояла страшная картинка из той камеры. Бедный ребенок!

Звери, настоящие звери! В чем может быть виноват ребенок? Пусть даже и маг, судя по тому, что она смогла проникнуть в мой разум.

С трудом успокоившись, я тряхнул головой и продолжил подъем. Что-то я слишком вжился в эту игру или… это она прижилась к моему разуму? Б-р-р… Главное не сойти с ума!

Второй уровень был точной копией первого и слава всем местным богам, но дети в камерах отсутствовали. Только взрослые — мужчины и женщины, люди пожилого возраста, старики. Но никто из них даже отдаленно не был похож на Лсаэроса.

Поднялся на первый уровень и сразу у входа натолкнулся на первую практически не преодолимую преграду. В пяти шагах прямо по коридору, что постепенно расширялся и заканчивался длинной стеной (получалось эдакое помещение в виде острого треугольника), стояло двое стражников в полной стальной броне и маг, усердно им что-то втолковывающий. И, кроме того, из-за двери, возле которой они и стояли, раздавались громкие всхлипывающие крики, прерывающиеся возгласами боли и завываниями. Не сложно догадаться, что это местный аналог камеры пыток.

Я нырнул обратно на лестницу, прижался к стене, и внимательно прислушался к разговору, мысленно прося истязаемого, что бы орал немного потише.

— Дознаватель где?, — звонкий голос мага

— Общается с очередным ублюдком, — процедил один из стражников стражник.

— Тоже мне, нашел время.

— А что случилось-то? Что за шум?

— Да вор какой-то на территорию монастыря забрался. Украл что-то из комнаты главы совета этих непутевых монахов. Вот и подняли всех, с приказом найти и схватить живым.

— А-а. А мы тот тут причем?, — хрипло добавил второй стражник.

— Так входы и выходы из тюрьмы перекрыть надо, мало ли, вдруг он сюда заберется. Не до допросов сейчас, — брезгливо бросил маг. — Отправляйте пленника обратно, а дознаватель пусть возвращается в свой кабинет.

— Будет выполнено.

— И куда подевался ваш командир? Почему его нет на месте! И где еще шестеро? Мне нужно, что бы на каждом уровне стояло по два человека.

— Они с младшим жрецом спустились на пятый уровень, там скончался один из магов. Всех свободных людей он взял с собой. Сами знаете, на сколько опасны личности, что сидят там за решеткой.

— Так они же в блокираторах магии? Да и двери зачарованы!

— Ну мало ли, — судя по скрипу и звону метала, стражник развел руками.

— Тогда как вернется, передайте ему, что я жду в комнате, возле лестницы, ведущей в казармы.

— А не проще ли вам будет спус…, — попытался предложить стражник с хриплым голосом, но тут же был прерван магом.

— Нет! Я в такое дерьмо соваться не собираюсь. Пусть сами там ковыряются. — Маг развернулся и направился в конец коридора, а кто-то из стражников раскрыл дверь в камеру пыток, так как звуки идущие от туда стали еще громче.

Я выглянул в коридор, удостоверился, что мага не видно, а оба стражника зашли в комнату, и убрался с лестницы.

Замер подальше от пыточной, дожидаясь, когда воины уведут бедного измученного человека, а дознаватель вернется в свою комнату. Взгляну на него, и решу, что делать дальше. Я нисколько не сомневался, что смогу на взгляд определить, сумею ли совладать с этим неписем или же не стоит и пытаться. Ведь врядли он будет такого же высокого уровня, как Ардалавские монахи и стражники. Он всего лишь дознаватель, а для того, что бы пытать людей, сотый уровень не требуется. Достаточно прокачать соответствующие умения и специальности, которые без сомнения в этой игре есть, и надеюсь, есть только у неписей.




Глава 6.


Стражники грубо выволокли из комнаты пускающего слюни и залитого кровью мужчину и направились к лестнице. А следом из проема двери появился сам дознаватель. Пухленький мужичек с узкими, как щелочки, глазками. Рукава рубахи закатаны до локтей, на ладонях капельки засохшей, не до конца смытой крови. Голос твердый и властный, но внешности не соответствует ни капельки. Нет, врядли он был личностью благородных кровей, просто привык получать требуемые ответы на вопросы от бедняг, что попадались ему под нож. М-да, судя по движениям, по походке, это не воин. Мастер своего дела в использовании разномастных пыточных инструментов и приспособлений, но никак не меча.

Толстяк, совершенно не заметив меня (ну еще бы, ведь я в невидимости, а он не маг и не стрелок), прошел мимо на расстоянии вытянутой руки, что-то недовольно бурча себе под нос. Я медленно пошел за ним.

Вот он открывает одну из дверей в конце коридора, слава всем местным богам, не ту, за которой скрылся маг, и я успеваю рассмотреть большую комнату со всеми удобствами, но главное пустую, ни единого человека. Видимо это и есть кабинет дознавателя. Да-а-а, не плохой такой кабинетик.

Дверь начинает закрываться перед самым моим носом, но я успеваю протянуть руку и остановить ее движение, схватившись за ручку.

— Что?, — удивленно произносит толстяк и дергает дверь на себя.

Раз, второй, а на третий я отпускаю ручку. Стук, удар и яростное ругательство вперемешку с проклятиями. Дознаватель споткнулся и возможно даже упал или ударился обо что-то.

Материализую в руке кинжал, и пока он не опомнился, открываю дверь и врываюсь в кабинет. Палач сидит на заднице, прямо на мягком ворсистом ковре, и, бормоча себе что-то под нос, пытается встать, помогая себе руками.

Я мгновенно оказываюсь рядом и прижимаю к его толстой потной шее острое лезвие кинжала. Невидимость сразу же слетает, и мужчина затыкается на полуслове, уставившись на меня.

— Где маг по имени Лсаэрос?

— Какой Лса…, — дернулся мужчина и я тут же надавил клинком на кожу легко ее вспоров, не сильно конечно, ведь пока что он нужен мне живым.

На мгновение на краю зрения вспыхнули цифры нанесенного мною урона, но система сразу же привычно убрала лишние данные.

— Дернешься еще раз, отрежу ухо, у тебя их все равно два, — с угрозой прошептал я. — И не ври мне!

Жалеть палача после увиденного в камерах на нижних уровнях я не собирался.

— Не знаю…

— Я же сказал не врать!

Конечно, я не собирался становиться такой же тварью и заниматься пытками с удалением лишних частей тела. Угроза угрозой, но отрезать что-то там это перебор, поэтому просто с силой ударил мужчину рукоятью по затылку.

— Только пикни тварь, — давлю одной рукой на плечо, а второй вставляю клинок в открывшийся в безмолвном крике рот, напирая заточенной гранью на щеки. — Нравится? А если чуть-чуть сильнее. Может, нарисуем улыбку?, — процедил я, вспомнив ту девочку из камеры, и с трудом сдержался, что бы не прирезать эту жирную скотину прямо сейчас, но нет, еще рано!

Любитель пыток что-то замычал и заморгал широко открытыми глазами. И как же он их так распахнуть-то умудрился? Но шевелиться побоялся, ведь мельчайшее движение и прощай пухлые щечки.

— Неужели вспомнил?, — прошептал я, наклонившись к уху.

— У-у-г. — Говорить с лезвием между зубами не удобно, но догадаться, что он там мычит, было не сложно.

— Четко и внятно, понял?, — потребовал я, убирая кинжал.

— Шестая камера для особых лиц, прямо тут, на первом уровне, — просипел дознаватель и палач в одном лице.

«Странно, что он здесь, — слегка удивился я, но виду не подал. — Но все лучше, чем на четвертом или пятом уровне, а то там была бы полная засада!»

Соваться на самые нижние уровни тюрьмы пока там находится столько воинов, я бы не рискнул.

— Ключи где? Надеюсь у тебя. А то если нет, придется нам попрощаться, — с намеком упер кончик кинжала в его шею, туда, где уже был нанесен порез.

— Т-там, — дрожащей рукой указал палач на свой стол.

— Так встаем тогда, что расселся!, — пнул я его и для больше усердия кольнул пару раз в спину. — Вставай, вставай… Вот молодец, — похвалил мужика зажимающего одной рукой кровоточащую шею, а другой открывшего тумбочку, встроенную в стол.

Вжих-х-х — звенит лезвие, это был неумелый, слабый, но резкий замах рукой державшей длинный узкий кинжал. Я рефлекторно отклоняюсь в сторону. Сюрприз значит?

Второй замах я пропускаю над собой и двумя быстрыми косыми росчерками наношу удар по державшей клинок руке. Вскрикнув, толстяк роняет оружие и пятится к стене. Бью в живот коленом, и пока раненый противник пытается восстановить дыхание, заглядываю в тумбочку.

Насчет ключей он не обманул. Забираю связку и заинтересованно хмыкнув, вытаскиваю на свет еще пару кинжалов, других, не таких как тот, которым он меня пытался прирезать. Небось, «подарки» от заключенных. Что ж, пригодятся, решаю я (мне хватило одного взгляда и выплывшего сообщения системы, что бы понять, что оружие-то не простое), и заодно подобрав валяющийся на полу клинок, отправляю все это в мешок-инветарь.

— На какой уровень ушли те двое охранников?, — поинтересовался я, подойдя к дознавателю, начавшему постепенно приходить в себя.

— Четвертый, — испуганно забегали глазки палача.

— Не врешь?, — хищно улыбнулся или скорее уж оскалился я.

— Н-нет, — проблеял мужчина.

— Отлично, тогда веди, — приказываю дознавателю.

Пока стражи того заключенного вернут в камеру, пока спустятся еще на один уровень ниже — капитана предупредить о приходе мага, ведь намного это быстрее, чем возвращаться обратно и ждать начальство, которое, слишком поздно узнав о маге, может и расстроиться.

— Быстрее!, — подтолкнул не особо торопящегося толстяка.

Почему я не стал его оставлять здесь? Живым или мертвым. Все просто — заложник. Если стражи успеют вернуться быстрее, чем я освобожу Лсаэроса, тело этой твари сыграет роль щита. Но, надеюсь, они не успеют. А там… а там, если что, будет видно.

Подгоняя дознавателя, я вышел следом за ним в коридор и вопросительно взглянул на мужчину:

— Ну и? Какая?

— Вон та, — кивнул он на литую железную дверь без единого окошка.

Я сунул толстяку в руки ключи:

— Отрывай и заходи первым. — Если там будет какая-нибудь ловушка, ему же сразу и достанется.

Ключ туго провернулся в замке, палач с трудом распахнул дверь и вошел внутрь. Выждав десяток секунд, я, выдернув ключ со связкой из замка, переступил порог и еле сдержал разочарованный вздох:

— И это он?

На полу сидело побитое и помятое тело с кровавыми подтеками, переломанными пальцами на руках и ногах, без единого волоса на голове, такое чувство, словно ему с корнями срезали скальп, а лицо — жуткая маска никак не могла принадлежать человеку, скорее уж не первой свежести выкопанному из могилы трупу.

Бесформенная куча пошевелилась и… мужчина, а это все же был без сомнения именно мужчина, поднял искалеченное лицо и посмотрел на нас мутным взглядом.

— Я ничего не скажу, пошел на…, — с трудом произнес он остатками вырванных губ и тяжело уронил голову на грудь.

— Это точно он?, — на всякий случай все же уточнил я,

— Да, да, — закивал дознаватель.

— Эй, мужик!, — окликнул я пленника. — И когда тот что-то пробурчав невразумительное, снова пошевелился, добавил: — меня прислал мастер Зорхан. Как тебя зовут?

Маг дернул головой, силясь ее поднять еще раз. Видно было, что каждое движение приносит ему только муки и боль! Но вот, когда он наконец-то совладал с налитыми свинцом мышцами и сумел это сделать, то уперся в меня широко отрытыми глазами и, раздирая кровавую корку, страшно оскалился — улыбнулся.

— Лсаэрос, — прохрипел мужчина. — Зорхан все-таки прислал помощь. — Маг тихо бубнил что-то еще, но я его больше не слушал.

Неужели все эти знания о барьере Илиана над Проклятыми землями стоят таких мук? И ладно знания мага, но в чем вина остальных людей? А той девочки?

Выжечь! Выжечь с корнями весь этот монастырь вместе с такими добрыми на вид монахами и воинами королевства Назхар! Жаль у меня не хватает для этого сил, я бы с радостью разжег на этом месте огромный костер до самых небес. И первым столкнул бы туда эту тварь — дознавателя, что жмется к стене, боясь пикнуть. Впрочем, одно доброе дело я способен совершить прямо сейчас. Например, прирезать толстяка, медленно и неторопливо! Я шагнул ближе к палачу, поигрывая не знамо как появившейся у меня в руках парой кинжалов хаоса. Хотя точно помню, что после того как вошел в камеру, держал только один из них. Я понимал что ярость обуревающая меня

— Стой!, — отчетливо прохрипел за моей спиной Лсаэрос и я, не выпуская из виду толстяка, повернулся в пол оборота к магу. — Не убивай его.

— Что???, — Неужели он рехнулся после стольких пыток, и весь этот путь был проделан ради спасения сумасшедшего мага?

— Я сам!, — Ах вот оно что, освобожденный пленник воспылал жаждой крови и местью, что ж, я не против, могу даже подержать.

Маг зашевелился и с трудом пополз к нам, периодически стоная от боли в переломанных костях и отбитых органах. Какова же выдержка! Таким человеком стоит восхищаться, пусть он и непись. В который раз я утверждаюсь в чересчур реальной правдоподобности этого созданного ради игры мира.

— Дай, — скрюченным окровавленным пальцем без ногтя указал Лсаэрос на кинжал.

— Не могу, — отрицательно покачал я головой. — Впрочем, вот, — развеяв оружие, достал один из тех клинков, что забрал в кабинете дознавателя, и протянул рукоятью вперед, держась за лезвие.

— Подержи его, — попросил маг, кое-как обхватив рукоятку покалеченной ладонью.

Как я уже говорил — с радостью! Я сделал последний шаг и с силой нанес несколько ударов палачу, заставив того согнуться от боли, а потом, схватившись за его запястья, вывернул руки за спину.

— Рх-хр!, — радостно зарычал Лсаэрос, вонзая клинок в ногу мужчине, сначала один раз, потом второй.

— Ая-яа!, — вторил ему толстяк, срываясь на дикий визг разделываемой заживо свиньи.

Еще несколько ударов кинжалом, и тело в моих руках неожиданно потяжелело. Как оказалось, маг, не долго думая, подрезал сухожилия на ногах своего палача. Отпускаю мужчину, и тот кулем валится на пол прямо перед Лсаэросом.

— Отойди, — попросил маг, и я делаю пару шагов в сторону к двери, решив прикрыть ее на всякий случай.

Сзади раздаются какие-то предсмертные хрипы постепенно переходящие в бульканье. Заинтересованно оборачиваюсь и застываю статуей. Как оказалась, маг вовсе не собирался мстить этому человеку.

Лсаэрос сначала отрезал язык палачу, следом перерезал сухожилия под мышками, что бы тот не махал руками, и распоров рубашку в данный момент что-то рисовал кинжалом на его груди.

— Тальер альс хэар хонт…, — маг начал на распев читать не пойми что на неизвестном мне языке, — сиал ракан. Туль баер сальм зур контар. Зоал иера мэль сакратос…, — с каждым новым предложением начертанные на коже дознавателя символы (или все же руны?) начинали все сильнее и сильнее мерцать темно алым светом. — Раль бэри колиар хэль. Норригаль!, — воскликнул Лсаэрос и вонзил клинок точно в сердце еще дышащего мужчины.

«На некромантию это что-то совсем не похоже!», — подумалось мне.

От теперь уже мертвого толстяка, прямо из груди, изрисованной символами, к магу потянулись тонкие красные пульсирующие жгуты, и Лсаэрос бесстрашно наблюдал за их приближением. Вот первая нить притронулась к его руке, следом вторая, а другая пара нитей, дрожа, обвили голову и… и вскоре все тело мага закрыл странный и страшный, по сути, кровавый кокон из пульсирующих красных лент, а тело палача усохло и начало рассыпаться в прах, оставив после себя лишь пустую одежду покрытую пылью.

Обалдеть! Если мне не изменяет память — это магия крови. Еще один оживший миф, некогда вписанный сценаристами в историю мира Нориа. При этом историю очень древнюю, покрытую тайнами и недомолвками, но от того не менее интересную. И на данный момент времени такого понятия как магия крови уже не должно существовать. Некромантия — да есть, ритуалистика — тоже есть, обычная магия — само собой, присутствуют классы шаманов и много кто еще. Но не маги крови, которые по все той же истории мира, были уничтожены тысячелетия назад, еще до войны эльфов. И вот сейчас передо мной происходит явное нарушение законов игрового мира. Впрочем, нарушение далеко не первое и боюсь не последнее.

Примерно через десять минут кокон рассыпался в пыль и тело мага, до поры скрываемое им, преобразилось.

Срослись нанесенные палачом раны, оставив после себя лишь тоненькие полоски шрамов, восстановились переломанные и скрюченные пальцы, приобретя нормальный вполне здоровый вид, да и лицо стало вполне узнаваемо, больше не пугая собеседника маской зомби не первой свежести. И только полностью лысая голова Лсаэроса блестела абсолютно чистой без единого волоска кожей — не хватило жизненных сил вытянутых из дознавателя или таково было желание самого мага?

— О-о да!, — совершенно голый мужчина (остатки одежды почему-то были уничтожены коконом полностью, а мой нож, что удивительно, был в целости и сохранности) встал с холодного камня камеры и потянулся, разминая застоявшиеся мышцы, сухожилия и кости.

— Это магия крови?, — задал я сильно волнующий меня вопрос, решив все-таки уточнить свои мысли.

— Магия крови?, — прищурившись, переспросил маг. — Ну да, некоторые называют ее именно так. Зорхан должен был тебе об этом рассказать. О сути магии крови, как ты ее называешь. Хотя, в общем-то, это не совсем магия, это древнее руническое колдовство, которым владели лишь самые первые и самые старые рода синримов. И о том, как со всем этим связан барьер Илиана.

— Об этом он не рассказывал, — отрицательно покачал я головой. — О войне да, но не о магии.

— Что ж, когда выберемся отсюда, я расскажу тебе об этом поподробнее. Ты ведь, я надеюсь, не через казармы пробрался в тюрьму?

— Нет, через храм Аирноса. Там тайный ход, он ведет на третий уровень тюрьмы.

— Храм хорошо, а вот третий уровень… Проклятие, — выругался Лсаэрос. — Где остальные стражники или ты их убил?

— Хэх, убьешь их, — усмехнулся я. — Они вроде как на пятом уровне, но в любую минуту могут вернуться.

— Поспешим тогда, — засуетился маг, подбирая оставшуюся после палача рубашку, а затем начал обвязывать ее рукава вокруг пояса. — Не мог послать кого посильнее, — тихо пробурчал Лсаэрос, отрезая лишни куски ткани, но я его услышал. — Сопляк недоучка не способный справиться с несколькими бывалыми воинами. Проклятие!

Мой, ну да все-таки мой, нож он мне так и не вернул, даже когда мы покинули первый уровень тюрьмы, торопливо пролетели второй и оказались на площадке третьего.

— Ты почему остановился?, — удивленно спросил маг, когда я замер возле двери в камеру с той бедной девочкой и достал ключи. — И зачем она тебе?, — догадался он о том, что я собираюсь сделать.

— Спасти.

— Глупец! Всех не спасешь, — зло произнес Лсаэрос.

— Ее могу, — справившись с замком, я открыл дверь и рванул к девочке.

Один из ключей в связке без проблем разомкнул железные браслеты на запястьях, и бесчувственное тело тут же упало на вовремя подставленные руки. Аккуратно положив ее на пол, разомкнул цепи на ногах.

— Теперь уходим, — выбежав с телом на руках, я кивком указал на дальний конец коридора. — Главное что бы там никого внутри храма не было. А то там старик, жрец Аирноса, мертвый в своей комнате лежит и оглушенный стражник сразу у входа.

— Не мог и его убить?, — недовольно произнес маг. — И, вообще, об этом раньше надо было сказать!

— И его? Вообще-то жреца убил не я.

— Да-а-а?, — протянул Лсаэрос. — Не понял. А кто тогда?

— Понятия не имею.

— Боже мой! Во что превратился Ардал. Проходной двор какой-то, — сплюнул маг. — И кстати, зачем ты тогда ведешь нас в ловушку? Не ужели ты думаешь, что в храме еще не знают о том, что-то кто воспользовался потайным ходом?

— Знают, — бросил я на бегу. — Но выхода то у нас все равно нет. Будем прорываться.

— Я-то ладно, мне смерть не грозит, — скривился маг. — Хоть я и не хочу возвращаться обратно, но если поймают, вернут и снова превратят в беспомощную груду мяса. Девочку, впрочем, тоже вернут, — кинул он задумчивый взгляд на ребенка в моих руках. — А вот тебя убьют обязательно!

— Ну так воспользуйся нормальной магией, — пожал я плечами, решив не распространяться о своем бессмертии, и приложил к стене амулет в виде руки стараясь не потревожить девочку.

— Не могу, — Лсаэрос первым вошел в отрывшийся проход. — Мой внутренний источник полностью опустошен — монахи постарались. Как маг, я сейчас никто! Даже простой светлячок создать не могу.

— В камере мне так не показалось.

— Магия крови… вот проклятие, и привязалось же название, в общем, ладно пусть будет магия крови. Она никак не связана с моим источником. Данное колдовство завязано на жизненную силу и кровь любых существ. И чем сильнее используемое существо, тем сильнее полученные заклинания.

— То есть нам подойдет любая… хм… жертва?

— Лучше если это человек, — уточнил Лсаэрос. И почему жертва? Не обязательно убивать. Можно заставить встать его на нашу защиту. Можно сделать разносчиком заразы. Можно…

— Полностью восстановиться, верно?, — бесцеремонно прервал я его.

— Да. Так как сделал это я в своей камере. Эх, если бы не время, требуемое для нанесения рун и создания подходящего заклинания, да к тому же… Ты слышал?, — Лсаэрос хоть и шел позади меня, но странный шум далеко впереди нас услышал первым.

— Слышу, — прислушался я к странному шуму где-то над нами. — Это… взрывы?, — теперь и я уловил отдаленный глухой звук, и вскоре мы дружно почувствовали вибрацию под ногами, а следом еще несколько раз аж целой серией — бах-бах-бах, пауза и снова — бах-бах-бах.

— М-м… Магия высшего ранга!, — словно вкусив что-то очень вкусное, протянул Лсаэрос. — Кто-то очень могущественный решил повеселиться на территории Ардала. Правда это не надолго, монахи не так просты, как кажется. Но если поторопимся, можем успеть выбраться отсюда под шумок, пока они отвлечены.

«Спасибо этому неизвестному!», — мысленно отблагодарил я напавшего (или напавших) на монастырь.

— Конечно, давай, — уже в слух произнес я, соглашаясь с магом. — Бежим! Тем более у меня есть полная карта монастыря и там указан один интересный туннель, начинающийся в подвале храма и тянущийся далеко в лес.

— Все продумано?, — улыбнулся маг.

— Конечно… Кроме ловушек.

— Каких ловушек?, — заинтересованно удивился Лсаэрос.

— Обычных… и не совсем обычных. Тут все тайные ходы, ведущие за территорию монастыря, ими напичканы.

— Что ж, придется пожертвовать парой капелек собственной крови, — слега недовольно пробубнил маг. — Главное что бы их там не много было.

Я не стал уточнять, что он имеет ввиду.

Храм пустовал, если не считать пятерку мертвецов, среди которых были как стражники, так и монахи. Двухстворчатые двери отсутствовали напрочь, кто-то выломал их вместе с частью стены. Всюду гарь и копоть. В общем, в храме царила полная разруха! Целой и не потревоженной оставалась лишь статуя Аирноса, словно тот, кто устроил здесь хаос, постарался обойти ее стороной, что бы не вызвать на себя гнев бога-покровителя людей.

— Неплохо здесь кто-то повеселился, — удивленно присвистнул я. — Дверь в подвал там, — указал я Лсаэросу на угол стены рядом с лестницей.

Маг понятливо отбросил загораживающий ее хлам, образовавшийся после атаки на храм, отрыл, всмотрелся вниз, сквозь темноту, а затем первым пропустил именно меня, несущего на руках так и не пришедшую в сознание девочку.

Как оказалось, Лсаэрос не шутил, когда говорил про пожертвование несколькими капельками крови. Прежде чем идти вглубь темного как ночь тоннеля ведущего прочь из монастыря, я осторожно достал свиток со светлячком и активировал его. А потом за дело взялся маг. Нарисовав на своей ладони три руны, он пропел довольно короткую фразу на неизвестном языке и рядом с нами, плоть от плоти мага, появилось небольшое алое туманное облачко, словно собранное из мельчайшей водянистой пыли, правда, вместо воды была кровь, что придавало ему соответствующий красноватый цвет.

— Реан карлок сар, — маг указал целой рукой в конец коридора, и облачко послушно двинулось вперед. — Теперь ждем. На моего живца должны сработать все без исключения ловушки.

Лсаэрос присел прямо на пол, а я, достав из инвентаря один из самых дорогих свитков исцеления, попытался помочь девушке. Но не сработало! Свиток послушно вспыхнул после активации, но тело девочки все так же осталось истощенным и покалеченным. Почему не получилось?! Проклятие!

— Ничего не выйдет, — негромко произнес маг. — Для ее излечения тебе нужны специальные зелья создаваемые только Ардалавскими алхимиками… Или чья-то жизнь. Разумного и здорового человека как тот палач.

— Магия крови, — скорее утвердительно, чем вопросительно пробормотал я.

— Ага, — кивнул Лсаэрос. — Такой способ эти проклятые монахи не учли. Хотя оно и понятно. Магия крови канула в забытье много веков назад вместе с синримами. Хочешь, можем вернуться и поискать рядом с храмом? Раненые тоже сойдут.

— Нет! Разберемся с этим как выберемся из леса.

— Только лишь из леса?, — переспросил маг. — А с острова мы как выбираться будем? Или…, — он на мгновение задумался, а потом, вскочив с места, нервно заходил кругами. — Проклятие! Ну Зорхан! Ну… сын пещерного гоблина и болотной жабы… И кого же ты отправил на моё спасение?!

— Меня, — вклинился я в монолог. — Да выберемся мы с этого острова! Можно на лодках уплыть с одной из деревень, а в крайнем случае корабль захватим в Гавртоле.

— Корабль…, — повторил за мной маг, наконец-то перестав кружиться по узкому тоннелю. — А корабль это хорошая идея. Если учесть что мне надо где-то восстановить свои силы… Так, выбирать корабль буду я. Надо что бы он без проблем смог дойти до Пустошей орков.

— Эй, эй! Насчет корабля я, если честно, просто так брякнул. Вдвоем же мы с ним не справимся! Да и я вообще не представляю как там и что делать. Без команды мы корабль даже с места не сдвинем. И вообще, зачем нам в Пустоши? Вернемся в Темный лес, в гильдию Теней.

— Команда это не проблема, — отмахнулся маг. — А с Зорханом я соглашусь встретиться только лишь тогда, когда верну себе всю ту магическую силу, что была у меня до Ардала. И Пустоши орков мне в этом помогут. Там есть один из божественных источников чистейшей магической энергии посреди озера Гран-ал-Хрон. Он не только вновь наполнит мной внутренний источник, но и полностью очистит мою кровь от той отравы, что давали мне монахи.

— Но…, — попытался возразить я.

Ведь в мои планы не входит задерживать возвращение Лсаэраса, зачем мне лишние проблемы и так с довольно опасным и хитрым мастером Теней. Избавиться бы от архимага, вспомнился мне его полный титул, и получить свободу… или вырвать ее из рук дроу вместе с сердцем, если он посмеет нарушить свое слово!

— Никаких «но»!, — угрожающе произнес маг. — Коли ты такой везучий, будешь помогать мне и дальше. Или ты надеялся как можно быстрее сдать меня этому подонку Зорхану?

— Нет, он способен и сам выяснить мое место положение, — решился я рассказать об ошейнике и вкратце поведал историю моего появления и в гильдии Теней, правда, разумеется, многое опустив, а в особенности то, что моя кровь поможет в открытии барьера Илиана.

— А-а, это ерунда. Снять я его не сниму, но заблокировать могу без проблем. Так что он не сможет воспользоваться им. Если ты, конечно, доверишься мне?, — маг выжидающе посмотрел на меня и добавил: — А потом, когда встретимся, я, думаю, он не сможет отказать мне в маленькой просьбе — подарить свободу тому, кто вытащил меня из этих казематов.

На некоторое время я задумался, взвешивая все за и против, а потом все же решительно и согласно кивнул.

Маг искренне улыбнулся, а потом махнул в сторону тоннеля:

— Пойдем, ловушки уже обезврежены.

Тайный ход вывел нас в самое сердце густого и непроходимого леса. Лсаэрос обрадовано окинул взглядом местность прямо перед нами, а потом посмотрел на начинающее светлеть небо.

— Рассвет!, — прошептал маг. — Спасибо тебе, парень, — положил он руку на мое плечо.

И в тот же миг в моих ушах раздался тихий перезвон колокольчиков.

Задание: Открытие прохода в магическом барьере хребта Илиана закрывающем Проклятые земли — часть 1: освободить архимага Лсаэроса из тюрьмы монастыря Ардал. — выполнено.

Репутация с НПС Лсаэрос повысилась до «Уважение».


Получен новый уровень.

Получен новый уровень.

По…


«Десять уровней???», — но не успел я удивиться вывертам игры, как следом появилось еще одно вполне очевидное системное сообщение.


Доступно задание: Открытие прохода в магическом барьере хребта Илиана закрывающем Проклятые земли — часть 2: помочь архимагу Лсаэросу покинуть остров Харит-Ходор.

Награда при выполнении всей цепочки заданий: Неизвестно.

Отказ от задания: Неизвестно. Репутация со всей расой темных эльфов понизится до «Ненависть».

Принять/Отказаться?




Глава 7.


Дальнейшее задание в цепочке я принял без промедления. А вот распределить полученные очки не успел. Разумно опасаясь погони, мы сразу же решили уйти подальше от тайного хода в монастырь Ардал.

И вот мы… ну, то есть я… снова продираюсь по этому далеко не безопасному лесу. Только в этот раз в моих руках бессознательное тело девочки, а за спиной, можно сказать, практически бесполезный маг. Правда я точно не уверен, что он в этом лесу первый раз, но сути это не меняет. Без магии он ни на что не способен. Но хоть кинжал есть, мой, и то дело. Хотя, что тот кинжал против высокоуровневых монстров, если не умеешь им пользоваться. Да и тут не кинжал, а меч нужен или топор, и арбалет не помешал бы. Мощный и желательно с непростыми болтами.

— Может быть ты ее понесешь?, — решил обратиться я к магу. — А то случись что, я среагировать, просто-напросто, не успею.

— Да, да, — согласно кивнул Лсаэрос. — И то верно. Ты прав. Боюсь, я сейчас не сильно от нее отличаюсь. Разве что только могу сам двигаться.

Маг заткнул за пояс из рубашки кинжал и осторожно принял у меня тело девочки.

— Кстати, — задумчиво произнес он, всматриваясь в ее лицо, — а она тебе никого не напоминает?

— Нет, — доставая из инвентаря меч, ответил я.

— А мне вот она кажется знакомой.

— Нам сейчас не до этого, — отмахнулся я, да и мало меня интересовала личность этой бедняжки, и вообще, надеюсь, неизвестные выжгли проклятый монастырь до самого основания. — Надо думать, куда двигаться дальше. В лесу опасно, на дороге тоже.

— Давай выйдем к берегу и по нему пойдем в город, — предложил маг, и я полностью с ним согласился.

Только не к тому берегу, где стоит поселение старосты Гарлана и меня в этом облике кое-кто, но помнит, а к другому, где глава некий Ланван. Да и ближе до него -открыв карту я примерно прикинул расстояние, и как оказалось выход из туннеля располагался не очень далеко от берега и самого поселения тоже. Хорошо, что была хоть какая-то возможность ориентироваться, ведь с части острова туман все же ушел, пока мы до Фадласа с Клето и Гарланом добирались, а потом еще и не малый путь по лесу проделали в сторону Ардала.

К береговой черте острова мы вышли без единой задержки, так и не встретив по пути ни одного монстра. Удивительно! После того случая с караваном, я опасался, что стычки буду на каждом шагу. Не буквально конечно, но побороться за свою жизнь придется. А тут прямо легкая прогулка к морю. Да и берег чистый, я внимательно осмотрелся, хоть отдых с приготовлением деликатесов и купанием в освежающей водичке устраивай.

— Поселение там, — указал я рукой направление.

И мы торопливо потопали по мягкому податливому песку на расстоянии пары метров от удивительно ровной морской глади, полный штиль, ни одной волны.

— Ты обещал рассказать о магии крови, — прервал я затянувшееся молчание.

— Прямо сейчас?, — озадаченно спросил маг, впрочем, как и я, не забывая оглядывать в поисках опасности, еже ли такая появится. — Кстати, парень ты так и не представился.

— Крэйбен. А насчет рассказа. Почему бы и нет? Нам еще долго топать.

— Ну хорошо, Крэйбен, — согласился Лсаэрос. — Магия крови, как я уже упоминал, это древнее руническое колдовство, которым владели лишь самые первые и самые старые рода сумеречных эльфов, и сие колдовство — одна из основных причин той кровавой и жестокой войны. Я, увы, обладаю лишь малой частью знаний из этой области. И то, только потому, что в свое время много лет посвятил изучению и тайнам рунического колдовства синримов, где угодно и за любые деньги доставая записи их эпохи, книги и свитки. В основном все они были таком ужасном состоянии, что и букв-то не разберешь. Но кое-то вычитать и реализовать получилось. И слава всем богам, что хоть жив остался после такого количества безумных экспериментов. Ну и то, чему я научился, ты уже видел. Используя жизненную силу другого разумного, могу полностью вылечить себя несмотря ни на какие ограничения. Мало того, смогу заставить других подчиняться, если заставлю выпить их хоть каплю своей крови, что мы потом и проделаем с какой-нибудь командой корабля, как до Фадласа доберемся. Умею проводить ритуал клятвы крови, который даст мне полный контроль. Примерно тоже, что твой ошейник, только намного, намного сильнее. Кое-как получается создать на основе своей силы некое полуживое не разумное существо, как тут тучку в туннеле. И не только для того, что бы обмануть ловушки, реагирующие на приближение человекоподобных существ, но и для поиска противника или использовать как шпиона — подсмотреть, подслушать, ведь я неразрывно связан со своим созданием. Правда, насчет посмотреть и послушать не совсем верное определение, ведь как таковых органов зрения и слуха у него нет, но… не суть важно… Так, я немного отошел от темы, — спохватился маг. — В общем, война трех рас эльфов. Синримы были очень могущественны! И если их светлые собратья не особо жаждали таинственных знаний, то темные… как раз наоборот. Вот только делиться никто из древних родов наукой рунического колдовства не собирался ни в коем случае. И тогда правитель Темного леса, сын Дэролайлэ твоей гильдии Теней, разумеется, не без совета и помощи своего горячее любимого отца, поручил своим людям выкрасть одного из детей тогдашнего правителя синримов и под пытками выяснить все что требуется. Кстати, ты в курсе, что Дэролайлэ это не совсем имя, это скорее титул главы Теней, который со временем превратился в имя собственное?

— Да, — коротко ответил я. — И про сына тоже, а вот все остальное, что ты рассказываешь — нет. — И правда, удивительно, сколько же всего знает о той эпохе Лсаэрос.

— М-м, — протянул маг. — Ладно, — как-то странно и подозрительно посмотрел он на меня. — Удача им улыбнулась и вот перед правителем дроу предстала…, — Лсаэрос сдал небольшую паузу, — младшая дочь властителя сумеречных эльфов. Дальше думаю не сложно представить себе все те пытки и жестокость, которым она подверглась. Но выяснить ничего они так и не сумели. Чем еще хороша магия крови, так тем, что практически в любой момент времени ты по своему желанию можешь убить себя. И не просто убить, но и покарать врагов. А девочка хотела жить, очень хотела, и надеялась на скорое вызволение из плена с помощью отца, который, понятное дело, практически сразу узнал, где она находится. Но правитель синримов, наплевав на все законы и нарушив границу между государствами проведя с собой часть немалого войска, опоздал совсем чуть-чуть. Его дочь, не выдержав пыток, все-таки уничтожила себя и свое тело, забрав заодно с собой на тот свет не один десяток дроу, да и вообще всех кто там был, в радиусе сотни метров, на пару сотен лет превратив то место в некий аналог Проклятых земель. Так началась великая война трех ветвей единого древа эльфов — древней и почти бессмертной расы.

— А дальше про войну и ее итог я знаю, — произнес я, пока архимаг прервался, поудобнее перехватывая тело девочка. — Можно сразу про барьер Илиана.

Лсаэрос кивнул и продолжил:

— Барьер Илиана как раз таки и основывается на магии крови, как и поведение всех тех монстров, что ошиваются рядом с ним. И кстати монстры эти прямиком из Проклятых земель. Правда, как они их подчинили, ума не приложу. Я тоже пробовал, — горько посетовал мне маг. — Но то я, а то они. Между нами такая огромная пропасть лежит! Зато я сумел выяснить, как на короткое время создать в барьере брешь и обойти его непроницаемую защиту. И нужна для этого всего лишь капелька крови любого сумеречного эльфа или потомка рода Хэн-Уиал, полукровки синримов и людей, что остался здесь после войны.

Угу, и один из них как раз таки я. Правда, пока что ему об этом лучше не знать.

Лсаэрос продолжил рассказывать о том, как он сумел это выяснить, каких трудов ему это стоило и… и вот так вот незаметно за разговором, где я был больше слушателем чем собеседником, мы добрались до поселения Ланвана, конкурента старосты Гарлана.

Кстати, а как он там? Мой временный нечаянный хозяин. Наверное сильно горюет после потери каравана и просто огромной кучи денег. Эх, и если на старосту, в общем-то, плевать, мне его не капельки не жалко, то вот управляющего Клето — очень даже. Хороший был мужик. Зря старик тогда с нами пошел, зря. Мог и не руководить караваном, а остаться дома. И был бы он сейчас живым и здоровым.

Высокий деревянный забор полностью окружал все поселение, рва, что удивительно, не было. Правда, для того, что бы найти ворота, ведущие внутрь, нам пришлось полностью обойти почти всю деревеньку. И вот, остановившись на расстоянии пары десятков шагов от них, предварительно свернув с берега в подлесок, я предложил магу переодеться, а то в таком виде он больше похож на какого-то босяка извращенца, но никак не на нормального человека. Ну и его рубашкой, точнее того палача, но не суть, мы накрыли девушку. А то слишком уж там много чего сквозь дыры в ее наряде просматривалось. И заодно проработали легенду нашего тут появления, ведь все-таки документы есть только у меня.

Лсаэрос и девочка — отец и дочь. Несколько дней тому назад из деревни старосты Гарлана в монастырь Ардал был отправлен караван. Тем более это почти правда, ведь он действительно отправлялся, и я думаю здесь об это по-любому знают. Но случалась беда, что опять таки не вранье, и на караван напало лесное зверье. В живых остались только они, ну может еще кто-то, но об этом никто, конечно же, не знают. Не до этого им было, когда убегали от страшного монстра под названием мол-дор — медведе подобного существа. Потом заблудились, с трудом отбились от волков и как итог — девочка была сильно ранена и потеряла сознание, а отец лишь слегка пару раз задет (именно для этого я, кстати, и вручил ему свой старую рабочую одежду, ту самую в которой попал на остров, слегка ее попортив и измазав в своей крови, для чего пришлось порезать себе руку, и тоже самое провернул и с одеждой девочки, добавив много красных пятен). Но вот наконец-то они чисто случайно вышли на меня, когда я собирал в лесу грибы и ягоды. И снова нападение лесных монстров, но мы благополучно от них ушли и выбрались к поселению, правда, потеряв при этом часть оружия и получив новые раны (эх, жалко было и свою одежду портить, но для большей правдоподобности пришлось).

Итак, мы стоим у распахнутых настежь ворот, и первым шаг вперед делаю я, а за мной маг держащий ребенка на руках. Практически сразу появляется тройка стражников, и заступают нам дорогу. Выглядим же мы подозрительно, особенно я.

Впрочем, все решилось довольно быстро. Хоть легенда конечно и так себе, но стражников вполне удовлетворила, как и слова мага о том, что он местный житель, родился в Фадласе, и в подтверждение он назвал пару каких-то имен (сымпровизировал, не смотря на то что мы об этом не договаривались). Нас без лишних вопросов пропустили в поселение, и к тому же посоветовали, где именно найти лекаря и самый дешевый трактир, в котором можно остановиться на пару дней.

Да, по размеру это поселение не сильно от Гарлановского отличается. Жизнь бьет ключом, жителей далеко не пару сотен.

— Так, сегодня отдыхаем, а завтра с утра выдвигаемся в город, — расплатившись с хозяином трактира и поднявшись в свою комнату, обратился я к Лсаэросу, который аккуратно укладывал тело девочки на кровать. — И кстати, надо думать, что ней делать.

— Надо было об этом думать, когда ты ее в таком состоянии из тюрьмы вытащил, — недовольно произнес архимаг. — А потом по лесу мы сколько перлись? Как она еще жива, удивительно. Так что мой совет, ищи мне жертву как можно скорее.

— Ага, найдешь тут, — буркнул я.

— Да тут сотни людей, чего сложного?, — вспылил Лсаэрос.

— Я что, похож на кровожадного убийцу? Не могу я так просто взять и отправить на смерть неизвестного мне человека.

— Палача тебе жалко не было, — заметил маг. — Еще и держал его, пока я кинжалом орудовал.

— Ну то палач, — процедил я зло. — А то…

— Что «а то»?, — перебил меня Лсаэрос. — У него, между прочим, такая работа. Губы вырывать, да пальцы ломать. И ты его тоже не знал. Может он семейный человек. Милый и добрый. Жену не обижает, детей любит.

Я молча стоял и слушал мага, отлично понимая, что он прав. И в тот момент в тюрьме я просто временно помешался от тех зверств, что увидел в камерах.

— В общем, если не хочешь смерти девочки, то найди мне бандита, вора, убийцу, — гневно продолжил Лсаэрос. — Да кого угодно, коли тебе так претит убийство мирного человека. С виду мирного! А кто он там и чем занимается на самом деле, все рано никогда не узнать.

Маг развернулся к кровати и, достав кинжал, сделал надрез на указательном пальце, а затем кровью нарисовал на лбу ребенка руну. Прикрыл глаза и сделал медленный глубокий вдох-выдох.

— И найди его надо к утру, — не оборачиваясь, произнес Лсаэрос. — Она совсем плоха. А пока есть время, купи нам нормальную одежду, что бы мы на бедняков похожи не были, и попроси трактирщика принести еды. Побольше! Я хоть поем наконец-то нормально. И девочку бы покормил, но не получится. Буду сейчас с ней жизненной силой делиться, а то и до утра не доживет.

Я сделал заказ трактирщику, добавив к этому тройку монет, и покинул заведение. Где бы тут прикупить одежды, и желательно сразу дорогой и красивой. Что бы по прибытию в Фадласе за каких-нибудь богатых личностей сойти. Тем более той суммы наличности, что у меня осталась, я могу это без проблем позволить.

Эх, и время уже далеко за полдень. Наверное, часов шесть. По игровому, конечно же.

На рынке, который я нашел довольно быстро, из трех вещевых лавок две были закрыты, а в третьей нужных нам вещей просто не оказалось. А посоветовать, куда мне сунуться с таким делом, никто не пожелал. Не приветливые они тут какие-то. Не нравится им мой облик и внешний вид. А снимать амулет Арум, что бы показать, кто я на самом деле и тем самым вызвать у собеседника предрасположенность к разговору, я пока не торопился, лучше сделаю это ближе к городу, в пути. Ах да, насчет того, как нам добираться до города! Хоть об этом мы еще и не говорили, но лучше, наверное, нанять какой-нибудь дилижанс или карету. Это будет больше соответствовать нашему новому внешнему виду, одежду для которого, я пока еще увы, не нашел.

В принципе, можно спросить и у стражников. И с этой мыслью я направился к воротам.

— Уважаемый, — подошел я к одному из стражей, судя по броне без лишних украшений и закорючек — простому воину, — а не подскажите, где мне найти человека, владеющего конным транспортом?

— Чем, чем?, — озадаченно уставился на меня мужчина. — Конным транспортом? Какие заумные слова для простого деревенщины.

— О-о, простите господин!, — сделал я раскаивающееся лицо. — Это слова моего нового знакомого. Уж не знаю, кто он там, но много умных вещей знает.

— Да понял я, что не твои. Откуда ж тебе такое знать, — хмыкнул стражник. — Вон там, налево через три дома, живет Карпан. У него две телеги есть, перевозкой груза занимается. А если пойдешь направо вдоль стены до таверны «Три медведя», то рядом найдешь Зекута. У него есть и телеги, и кареты. Но и цены соответствующие. В общем, смотри сам.

— Ага, спасибо вам большое! Доброго дня, — попрощался я с воином и что бы не привлекать лишнего внимания, пошел в сторону дома Карпана.

Когда ворота и соответственно стражники скрылись из виду, я тут же свернул на ближайшую улочку между домами, вышел к центральной улице и направился к таверне «Три медведя».

Так, ну вот она и таверна, но где тут Зекут живет? Оглянулся, ага, вон соседнее строение и рядом пристройка похожая на конюшню. И когда я подошел ближе, услышал лошадиное ржание, что подтвердило мои мысли.

Постучался в калитку в высоком закрытом заборе, что бы никто не заглядывал на территорию.

— Кто там?, — громко спросил кто-то совершенно безразличным тоном.

— Клиент.

— И что ему надо?

— Арендовать у вас карету.

Какое-то странное ведение дел, из-за забора. Что за люди.

— А денег-то хватит?, — не отставал с вопросами голос.

— Хватит, хватит, — медленно и затянуто произнес я. — Открывай давай. А то плюну на все, да к Карпану пойду. С ним я, наверное, быстрее договорюсь.

— Погоди, — торопливо произнес человек за калиткой. — Сейчас открою.

Одетый в чистую зеленую рубашку и серые штаны без единого пятнышка грязи мужчина пропустил меня внутрь. С досадой окинул меня взглядом, словно размышляя, не обманщик ли я, но протянутые ему десять ирэн со словами: «Простите за беспокойство в столь позднее время», быстро улетучили все его сомнения.

— Вам бы приодеться, — все-таки не сдержался мужчина, убирая деньги в карман и жестом руки отпуская двух добрых молодцов вооруженных короткими мечами, что в напряжении стояли в шагах шести от нас. — А то выглядите как…

— Как тот, у кого в кармане нет ни одной монетки, верно?, — усмехнулся я, на что мой собеседник только что согласно кивнуть. — Просто я не нашел в вашем поселении продавца у которого можно было бы купить то, что мне нужно.

— Пойдемте, провожу к хозяину, — учтиво предложил мужчина. И возможно, если вы с ним договоритесь об аренде конного экипажа, с одеждой тоже получится все решить. Вы мне только свои вкусы назовите, а так же для чего именно потребуются наряды. Сами понимаете, одно дело путешествовать, другое — присутствовать на высокой встрече или на званном ужине благородных господ.

Легко сказать вкусы. Но пока мы шли к дому, я попытался с горем пополам описать требуемую одежду. В том числе, заранее упомянув про девочку такого-то роста и комплекции и про ее родственника — отца, что немного выше меня, худого телосложения.

— Я запомнил, не беспокойтесь. — И передо мной отрывают дверь в довольно большой и, даже на первый взгляд, дорого обставленный кабинет.

Мужчина стоявший у окна оборачивается и, взмахнув рукой, приглашает меня присесть в широкое удобное кресло стоящее рядом с резным из черного дерева столом.

— Скажу сразу. Я не торгуюсь, — твердым и уверенным тоном произносит Зекут. — Цена за карету на четыре пассажира четыреста ирэн, за сопровождение еще шестьсот. Двухместная стоит двести.

Понятия не имею истинные это расценки или нет, но, пожав плечами, достаю оплату за четырехместный экипаж без охраны, о чем тут же и сообщаю Зекуту. Я, конечно, думал поторговаться, а то денег не так-то и много осталось, но тут ситуация безвыходная. Интересно сколько он еще за одежду попросит?

— Очень хорошо, что вы меня поняли с первого слова, — мешочек с деньгами исчезает как по волшебству в руках мужчины.

— И я там еще с вашим человеком разговаривал об одежде, что…

— Сколько человек?, — не дослушав, прервал меня Зекут.

— Трое — двое взрослых и ребенок.

— Четыреста пятьдесят.

И снова деньги переходя из рук в руки.

— К какому времени требуется одежда и карета?

— К завтрашнему утру, лучше на рассвете, — отвечаю я.

— Тогда прибудьте, пожалуйста, в мой дом немного заранее, хорошо?, — добродушно улыбнулся мужчина. — Переоденетесь, и приглашаю вас всех на завтрак, если конечно вы не торопитесь.

— Я подумаю, — встаю с кресла, понимая, что сделка совершена, а маячить мне тут дальше, смысла нет.

— Рик, мой управляющий, вас проводит. Он уже ожидает за дверью. И если что, может сопроводить вас до того места, где вы остановились.

— Это уже лишнее, — отказываюсь я от предложения.

— Как скажите, — согласился Зекут. — Я не настаиваю. До встречи, — попрощался он со мной.

Пока я бегал туда сюда, наступил поздний вечер. Фонари хоть и были в поселке, но зажигать их никто не спешил. Экономят, наверное.

Свернув в один из переулков, я направился в дальний конец деревеньки к той таверне, где мы остановились.

— Эй!, — раздался откуда-то сбоку пьяный заплетающийся голос, видимо обращались ко мне.

«Кстати, девочка и маг!», — внезапно пронзила меня поздняя мысль, когда я практически скрылся за углом, торопливо уходя от местной пьяни.

Разворачиваюсь и возвращаюсь обратно. Если нападет кто, то туда ему и дорога, все-таки решился я не терять время и достать жертву для лечения ребенка. А коли просто на выпивку не хватает, и попытается занять или попросить… Что ж, прошвырнусь по самым злачным местам этого поселения.

— Эй, ты, помоги мне, пожалуйста, — снова заметил меня тот человек. — Перепил, до дома сам точно не дойду.

Проклятие, не этого я ожидал. Ладно, мне не сложно, помогу.

— Куда идти-то, — поднимая мужчину в слегка грязноватой одежде и поддерживая его, спросил я.

— Да тут рядом. Вон там пошли, — трясущейся рукой указал он направление.

Пройдя десяток шагов, мы свернули в переулок, потом в еще один и… тупик.

— Спас…, — он не договорил, и кривая улыбка мгновенно протрезвевшего путника так и застыла на его лице, когда я, не долго, думая с силой ударил по дых свободной рукой и, добавив коленом, оставил валяться на земле.

— Ах ты…, — слева из темного угла на меня выскочило двое бандитов, у одного кривой зазубренный длинный нож, у второго дубинка с торчащими из нее ржавыми гвоздями.

Со спины тоже раздался быстрый топот и оглянувшись я увидел еще пару заросших злобных морд.

— Вы так хотите умереть?, — совершенно уверенным в себе тоном произнес я. — Можете оставить мне одного, а остальным я бы советовал убраться отсюда подальше.

— Че?, — скорчил грозную рожу бандит с кривым ножом. — Да ты никак рехнулся братец?

— Нет, я серьезно, — метерилизую в руках оба кинжала хаоса, впрочем, бандитов это нисколько не напугало.

— Братва, валим его!, — крик со спины.

Быстрое движение вперед, и мужик с дубиной зажимает ладонями распоротое горло. Шаг вправо и в глазу хозяина зазубренного ножа по самую рукоять втыкается мой кинжал, но там же и остается.

Интуитивно почувствовав удар в спину, я отпускаю оружие и рывком ухожу в сторону, не забыв впрочем, добавить пинка тому актеру, что меня сюда привел, а то он уже очухался и пытался достать из-за пазухи небольшой разделочный тесак. Его я оставлю в живых.

— Жить хотите?, — спросил я у парочки бандитов, успевших сделать несколько шагов назад.

Те, не ожидая от меня такой мгновенной реакции и столь быстрой расправы с членами их шайки, и к тому же после неудачной атаки со спины, опасливо отступали в тень, выставив свое оружие вперед,

— Х-хотим, — слегка дрожащим голосом ответил один из них.

— Деньги есть?

— А-а-а?!, — слитно раздалось в ответ. — А деньги! Да, да! Есть, конечно же!

— Доставайте, и вали отсюда, — разрешил я.

На пол упала пара небольших мешочков, звякнув монетами, и бандиты, словно заправские спринтеры, сорвались с места.

— А ты не торопись!, — наступил я на ладонь пытавшегося отползти от места схватки мужика. — Пойдешь со мной.

Короткий вскрик боли, и бандит теряет сознание. Я сильным ударом ногой в висок вырубил будущего донора для девочки. Что его жалеть-то. Он так и так бы умер. В другое время и при другой ситуации я бы его убил, как и тех, кого отпустил из шайки, ну или если не я, то когда-нибудь он обязательно нарвался бы на нож своих дружков или врагов из другой банды. Хотя тоже странно, куда стражники-то смотрят. Вроде деревня, а не город. Народу не мало, но и не тысяча человек же. Может залетные какие? Из Фадласа. Скорее всего. Больше не забивая себе голову не нужными мыслями, я подхватил бесчувственное тело и торопливо направился к трактиру.

Как следует связав мужика и заткнув ему рот, оставил его на заднем дворе трактира. Вихрем пронесся по первому этажу и ворвался в комнату.

— Лсаэрос, как она?

— Нормально. — Из груди мага, а если точнее, то из места, где находится сердце, в сторону девочки протянулся тонкий подрагивающий красный жгут.

Видимо я появился в не очень удачный момент. Вот значит как выглядит возможность поделиться жизненной силой с помощью магии крови

— Ты нашел?, — И без уточнения понятно, что речь о жертве.

— Да.

— Где он?

Я объяснил, где сейчас связанный по рукам и ногам бандит.

— Отлично!, — маг прикрыл глаза, прошептал какое-то слово, и жгут бесследно втянулся обратно в его тело. — Бери девочку и пойдем.

На свете трактирщик экономил, но слава всем богам, по пути мы никого не встретили.

— Трактир закрыт, хозяин спит, как и еще трое посетителей, — ответил на мой слегка удивленный взгляд Лсаэрос. — Нам никто не должен помешать, но все равно, присматривай за обстановкой.

— Понял, — кивнул я, опуская девочку рядом с чего-то там мычащим мужиком.

— Что там с одеждой?, — маг начал подготавливаться к ритуалу.

— Все решил уже. И с одеждой и транспортом.

— Хм, молодец. Пронырливый ты парень. Все успел. — Архимаг замахнулся кинжалом и с силой воткнул его в плече бандита, что бы лишить того возможности двигать рукой и не сорвать ритуал основанный на рунном колдовстве синримов.

Понимая, что последует дальше — удар во второе плече, потом… В общем я отвернулся и поспешно убрался подальше. Лучше буду, как он сказал, за обстановкой приглядывать.

Спустя минут двадцать Лсаэрос подозвал меня обратно. От тела бандита не осталось и следа, лишь кучка одежды валялась на его месте, а девочка… девочка преобразилась. Больше ничего не говорило о том, сколь много ей досталось в застенках Ардаловской тюрьмы.

— А почему она без сознания?, — поинтересовался я.

— Я слегка изменил действие магии крови, решив, что именно сейчас нам лишние крики, вздохи и возможные истерики ни к чему. Она просто спит, и будет спать до завтрашнего утра. Впрочем, если хочешь, могу ее разбудить?

— Нет, не надо, — поспешно произнес я. — Пусть лучше и дальше спит. А завтра утром, кстати говоря, нам уже надо будет явиться к тому человеку, с кем я договорился о карете и одежде.

— Значит, встанем пораньше и ее разбудим, — пожал плечами архимаг. — Ну а сейчас неси ее обратно и ложись спать. Я тут пока приберусь.




Глава 8.


Лсаэрос поднял меня ни свет ни заря.

— Неужели утро?, — зевая, негромко уточнил я.

— Считай что да. Скоро рассвет, а нам, если ты не забыл, еще твою подопечную будить. Младшую принцессу, — усмехнулся маг.

— Почему это мою… Принцессу?, — только сейчас до меня дошел смысл последней фразы архимага. — Как это принцессу?

— Я узнал ее. Так что позволь тебе представить, — Лсаэрос сделал изящный жест рукой в строну кровати, где и спала девочка, — принцесса Ариана, младшая дочь правителя Гавртола — короля Бартохора.

— О-о!, — отрешенно протянул я, находясь в слегка шоковом состоянии.

— Вот тебе и «О-о!», — передразнил меня маг. — На кой проклятый ты ее спасал?

— Да кто же знал, что у монахов в застенках принцесса.

— Это политика Крэйбен. Ты вот в курсе, что в одной из камер на, кажется, пятом уровне содержится один из светло эльфийских магов, глава какого-то там клана? И не просто так, а по договору с их правителем.

— Конечно же нет!

— Ну вот. А мало того, что ты меня оттуда вытащил, так еще и принцессу Гавртола прихватил, — весело заметил Лсаэрос, правда, с чего он так веселиться я понять не могу. — И будь уверен, очень скоро они очухаются и проверят весь лес в округе, а после быстро оцепят весь остров, когда поймут, что нас там нет. Ардаловцы приложат все возможные и не возможные усилия, что бы мы не ушли с Харит-Ходора. В крайнем случае, попытаются убить. Ведь если девочка вернется домой, то грядет такой политический скандал! Гавртол и Назхар и так на ножах из-за происков темных эльфов, а тут еще пропавшая принцесса, которую, как оказалось, выкрали монахи. Сами или не сами, не суть важно.

— Подавятся, — с некой угрозой жестко произнес я. — А насчет девочки. Как доберемся до материка, то, думаю, обязательно поможем ей переправиться на родину! Верно?

— Почему бы и нет…, — как-то подозрительно прищурился Лсаэрос, уже совершенно другим взглядом посмотрев на ребенка. — С королем Бартохором я пока что еще лично знаком не был.

— А тогда откуда ты ее знаешь?, — Не особо понял его фразу про личное знакомство с королем.

— Видел года три назад в столице Назхара на балу в честь дня рождения принца Икана. Хоть оба королевства и враждуют постоянно, но порою между ними бывает и мир. В тот день принцу исполнилось шестнадцать лет, а принцессе было двенадцать. Их хотели обручить, что бы навсегда скрепить мирный договор между странами. И обручили. А пол года назад принцесса пропала.

— Принцы, принцессы, правители, — скороговоркой пробормотал я. — Политика и мирные договоры. Понятно. В общем как всегда. А украли ее, небось, потому что возможный брак между двумя династиями правителей кого-то не устроил?

— Скорее всего, — подтвердил мои мысли архимаг. — Да и к тому же, не смотря на то, что Ариана младшая дочь правителя и на трон никогда претендовать не будет, многие из тайн королевства ей все же известны.

— Хм, а спрашивать о том, что ты там делал, я думаю, смысла нет, да? Ну, я так и понял. Тайны, тайны и еще раз тайны, — с тоской добавил я, чем изрядно повеселил Лсаэроса. — Дверь в нашу комнату закрыта?, — кивнул в сторону входа.

— Конечно, — хмыкнул маг.

— Тогда буди.

Лсаэрос подошел к спящей девочке, прикоснулся ко лбу и произнес короткую фразу.

Принцесса Ариана в тот же миг отрыла глаза и поймала взгляд склонившегося над ней мага.

Я боялся что она закричит или заплачет или… в общем реакцию испуганного ребенка предсказать не сложно. Но того, что произошло в следующую секунду ни я, ни маг никак не могли ожидать.

— А я вас знаю, — приятным и красивым голосом произнесла принцесса Ариана, потом повернула голову и посмотрела на меня. — И вас.


* * *

— Здравствуй Горан. Как там мой сын?, — с тенью грусти спросил вошедший в помещение невысокий крепкий мужчина.

— И тебе не болеть, друг мой, — отозвался нейрохирург. — Восстанавливается твой сын потихоньку. Вот посмотри, — он вывел на монитор несколько картинок с камер встроенных в довольно причудливое устройство созданное на основе регенерационной камеры и виртуальной капсулы нового поколения. — Еще немного времени и его тело полностью будет соответствовать тому, что было до аварии. Вот только…, — Горан Акамирович прервался для того, что бы закурить очередную сигарету, хотя пепельница и так была уже битком забита. — Его мозг… я никак не могу понять, что с ним происходит. Все процессы в норме, нейронная связь стабильна, но самого сознания… как бы это поточнее сказать. В общем, его нет!

— Как это нет?, — протянул руку к пачке сигарет Борислав Паулинович. — Он же жив! И к этой дурацкой игре подключен. — Мужчина нервно затянулся и выдохнул дым. — Киера, кстати, нашла его уже и скоро встретится. Сын там сейчас в какой-то закрытой территории, на которую проникнуть ей вообще никак нельзя. Вот она ждет, когда он вернется на материк. Впрочем, я особо в подробности этого донельзя странного игрового процесса не вдавался, мне важны сами факты…

— Вот как раз таки об игре я и хотел бы поговорить, — дождавшись, когда выговорится Борислав, задумчиво произнес Горан. — Дело в том, что эти капсулы работают по иному принципу, чем те экземпляры, что сейчас массово распространены во всем мире. И не будь у меня перед глазами такого вот случая как с твоим сыном, я никогда бы об этом не узнал. Старое поколение только лишь подключало пользователя к серверам игры, скажем так — копировало сознание. А эта, — кивнул он в строну с виду хаотичной конструкции, каким-то образом полностью перенесла туда его сознание!

— Не возможно!, — покачал головой Борислав. — Я знаю эти капсулы от и до. Эта ошибка может произойти из-за то, что мы модифицировали ее?

— Нет, увы, но нет. Я все перепроверил не один раз, — не согласился с ним Горан. — Знаешь что! А подними-ка ты полную документацию по их разработке. Не было ли там какого-то странного блока, свойства которого были слегка приуменьшены? Если да, то наше вмешательство вполне могло активировать его.

— К чему ты клонишь?

— К тому что, мы не все знаем о корпорации Лайф и тех, кто стоит на самом верху, — указал пальцем в потолок Горан, намекая на таинственных работодателей, коих никто из совета директоров так ни разу и не видел. — Не смотря на то, что работаем в ней далеко не первый год. А если к этому прибавить внезапное исчезновение Димитрия Росова и его мысли насчет…, — дальше нейрохирург продолжать не стал, ведь Борислав и так его отлично понял.

— Хорошо. Я достану копии документов. В течение недели или двух.

— Смотри, как бы тебя на этом не поймали. Капсулу ведь ту, что ты привез так и не нашли, хоть и сняли все подозрения.

— Буду осторожен, — хитро улыбнулся Борислав. — А следы я все так глубоко спрятал, что Лайфу проще признать, что это именно первый тестовый образец был уничтожен в той машине из-за случайного стечения обстоятельств приведших к аварии. Правда служба безопасности меня до сих пор под ненавязчивым колпаком держит из-за этого случая.


* * *

Принцесса Ариана, к тому же еще и оракул. После того, как она рассказала нам свой сон более чем месячной давности, по-другому ее и не назовешь. И даже не сон, а как бы видения наяву, что позволяют взглянуть на мир совершенно иначе. Вот только есть одно «но»! Оракулов в мире Нориа не существует. Вообще! Как и предсказателей, и прочий видящий будущее люд. Это в принципе не возможно. Ладно, я, допустим, могу предположить, что кто-то из местных неигровых персонажей может предсказать поведение непися или что того ждет в скором времени. Но игрока!!!

Смахивает на бред, да? Но нет — это правда! Она знала, что появится бессмертный человек, который спасет ее и некого мага по имени Лсаэрос! Она знала кто я! Она знала мое настоящее имя! Которое, кстати, и произнесла с большей уверенностью, чем мой игровой ник. С трудом верится, что искины, которые, разумеется, имеют выход в мировую глобальную сеть, будут так явно нарушать по идее не зыблемые законы игры. Хотя о чем я говорю! На моей памяти эти законы уже далеко ни один раз летели коту под хвост со всеми сценариями и принципами игрового процесса.

Хорошо хоть архимаг не стал допытываться с каких это пор Крэйбен не совсем Крэйбен. Он и глазом-то не повел, когда понял, что девочка оракул. Это по его терминологии. Как он мне потом объяснял, в карете, после того как мы покинули деревню, такие как Ариана рождаются раз в тысячелетие, и легенд о подобных разумных очень много. Вот только дар у оракула может проснуться в любое время, в любом возрасте. Поэтому заранее выявить подобного человека (эльфа, гнома и так далее — оракулом может быть представитель любой расы) совершенно не возможно.

Интересно, это совпадение или у монахов она все же оказалась именно из-за информации, что содержится в такой миленькой головке?

— Мы скоро приедем, да?, — ласковый завораживающий голос принцессы.

— Да дитя, — ответил Лсаэрос. — А потом мы сядем на корабль и покинем этот неприветливый остров.

— И отправимся к оркам, — улыбнулась девочка, заставив меня нервно передернуть плечами — страшновато становится, когда понимаешь, что кто-то может предсказать твое будущее практически в любой момент времени.

Самое веселое (или не веселое?) было, когда мы обсуждали с магом возможную погоню за нами и как уйти от нее живыми, и девочка радостно произнесла, что сегодня мы не умрем. И завтра тоже. И после завтра. Зато на вопрос Лсаэроса о том, знает ли она точную дату смерти каждого из нас, девочка согласно кивнула. Дальше маг спрашивать не рискнул, а сама Ариана рассказывать об этом и не собиралась, отлично понимая, что некоторые темы лучше не поднимать, пока о них не спросят. И даже когда спросят, тоже лучше не говорить.

— Когда прибудем в Фадлас, останешься с ней, — привлек мое внимание Лсаэрос и стал объяснять, что мы будем делать дальше. — Возле порта есть вполне приличный трактир, где богатые купцы останавливаются. Называется «Эльброн», остановитесь там. А я пройдусь по причалам, трактирам и кабакам. Присмотрюсь к кораблям и капитанам. Воздействовать магией крови на кого-то ниже рангом просто нет смысла.

— А может просто заплатим?, — не верилось мне, что все так легко пройдет

— Ну-у, до материка в ближайший порт Назхара нам может и хватит денег, — протянул архимаг. — Вот только я уверен, что там нас уже будут ждать люди Зорхана, впрочем, как и в Темном лесу, и к тому же не забывай об ардалавцах. А до пустошей орков в здравом уме никто не пойдет ни за какие деньги! Слишком опасно.

— Тогда какой смысл воздействовать магией на капитана?

— Такой что капитан это капитан, — выделив последнее слово, маг поднял указательный палец вверх. — И его приказы не обсуждаются в принципе! Только первый помощник и маг могут что-то возразить. Но с помощником мы, думаю, потом всегда успеем разобраться.

— А маг?, — невинно поинтересовался я, отлично зная, что маг это все-таки проблема, особенно если он высокого уровня.

— Маг…, — задумчиво произнес Лсаэрос. — С магом я тоже что-нибудь придумаю, при удачном стечении обстоятельств.

Что ж, самоуверенность Лсаэроса весьма похвальна. Надеюсь, он знает что делать. Иначе все это просто зря!

Дальнейший путь до города мы проделали молча. Девочка дремала, а мы, уже обсудив все что можно, предпочли просто ехать в тишине.

Не смотря на мои опасения, никаких задержек на воротах в Фадлас стражники нам не устроили. Пропустили сразу же после того как заглянули в карету и удостоверились в высоком положении людей находящихся в ней. А заодно получили в свои руки триста ирэн за хорошую службу. Эх, а ведь у нас денег и так практически не осталось. В тех мешочках, что я забрал тогда у бандитов, были сущие копейки.

Кстати о внешности! Амулет Арума я снял заранее в паре километров от города, вернув себе свой истинный облик. Так что двоих истинно благородных они увидели сразу же — меня и принцессу. А архимаг. От него и так за километр несло силой и величием, не смотря на полностью опустошенный магический источник. Поэтому небольшая сумма на «выпить за здоровье господ» лишь утвердила нашу принадлежность к отпрыскам голубой крови.

И вот, решив не рисковать, оставаясь на первом этаже трактира, я оплатил номер в «Эльброне» сразу за весь день и поднялся с девочкой в комнату, а Лсаэрос, удостоверившись, что все в порядке, сразу покинул нашу компанию, забрав у меня почти все оставшиеся деньги и пообещав управиться как можно скорее. И в этом я с ним согласен. Чем быстрее мы покинем остров, тем лучше.

— Кушать хочешь?, — поинтересовался я у девочки?

— Спасибо, но нет, Кор…, — Ариана мило улыбнулась, поняв, что чуть не произнесла мое настоящее имя, — Крэйбен. И я никак не пойму, почему тебе так не нравится твое настоящее имя?

— Не нравится и все тут, — не стал я развивать тему. — Пойду, спущусь вниз. Побудешь одна? Я только попить возьму, да перекусить себе что-нибудь, и вернусь. Вот держи ключ! Закройся изнутри и никого не впускай. Кроме меня или Лсаэроса.

— Хорошо.

В зале трактира было довольно спокойно и мирно. Никто не шумел, не ругался. Элитное заведение вроде как. Хотя охранники вон присутствуют. Вооруженные, понятное дело. Трое крепких высоких мужиков — один у дверей стоит, другой рядом со стойкой, а третий у лестницы на второй этаж.

Нашел трактирщика, тот принял у меня заказ и отошел на кухню, к поварихам. А еще через десяток минут я поднялся обратно в комнату, неся в руках графин со слабеньким вином и небольшую жареную птичку

— Крэйбен, — стоило постучать в дверь, как она мгновенно открылась и Ариана с взволнованным криком бросилась ко мне. — Нам срочно нужно в порт.

— М-м?, — промычал я с набитым ртом, ага не удержался и откусил кусочек жаркого по дороге.

— В городе монахи! Я их…, — девочка задумалась, подбирая слова, — увидела.

— Проклятье!, — выругался, кладя на стол тарелку и графин. — Где они сейчас?

Ответом мне было растерянное пожатие плечами:

— Я не знаю.

— А-а!, — эмоционально взмахнул я рукой, понятное дело, что пока она, как оракул, не научится управлять своим даром, все эти ведения будут возникать хаотично и сами по себе, не зависимо от ее желания. — Уходим! Быстро!, — схватил Ариану за руку и потянул за собой.

Если ардаловцы не дураки, а они не дураки, то быстро догадаются, кого и где искать. Вариантов-то у нас не много! Портала в Фадласе нет, свитки не работают. А значит, есть только один путь покинуть остров — на корабле!

Выбежав из трактира, словно там был пожар, мы со всех ног кинулись к складам в порту. Там хотя бы можно будет спрятаться. Ведь в этой части города огромных помещений размером, наверное, с половину футбольного поля хватает. Десяток точно есть, если не больше. И здания так близко стоят к друг другу, образуя узкие проходы, забитые ящиками, мешками, досками, старыми поломанными телегами и прочим хламом, что там не то, что двое человек, там большой вооруженный отряд без проблем спрячется.

— Где же мне тебя искать-то Лсаэрос, — тихо прошептал я, укрывшись с принцессой во втором ряду склада, отсюда, если что, и опасность заметить можно будет, и перебраться быстро в глубь, скрывшись от врага.

Слева от складов, если смотреть на город с моря, выступали далеко в гавань три двухсторонних пирса для швартовки судов, еще дальше пара длинных причалов для лодок, а справа два грузовых пирса со специальными приспособлениями для разгрузки судов.

На берегу вдоль порта стояли таверны, кабаки и прочие места для отдыха, а так же торговые здания. Ну а дальше уже начиналась городская черта.

И в гавани Фадласа находилось сейчас порядка пятнадцати судов, восемь из которых были пришвартованы к пирсам, а остальные бросили якорь у самого выхода в открытое море.

Учитывая не малые размеры портовой части Фадласа, нашего архимага я тут могу искать очень долго. Хорошо самих монахов пока что не видно.

— Крэйбен, вон Лсаэрос!, — девушка подергала меня за рукав, привлекая внимание, а потом указала в сторону причалов.

«Вот это у нее зрение, — прищурился я, всматриваясь вдаль, — мгновенно мага засекла. Молодец!»

Лсаэрос прогуливался по второму пирсу вместе с высоким мужчиной, одетым в черный с золотой вышивкой костюм и шапку треуголку. Тот в данный момент указывал магу на один из самых крупных и больших кораблей стоявших в глубине гавани. Серо-коричневый фрегат с белоснежными парусами и статуей какой-то голой девицы под брусом, выступающим с носа судна. Хм, неужели архимаг еще не подчинил себе этого мужчину, а только лишь разговаривает — вон, как радостно руки пожимают, да еще по спине похлопали друг дружку. Прямо как старые друзья.

Хотя я понятия не имею, как там должна правильно работать магия крови в этом случае. Может наоборот, только лишь располагает к себе и затуманивает разум, а не полностью подчиняет, делая из человека послушную собачку.

— Пойдем, — позвал я девочку.

Пробравшись между складскими зданиями и стараясь не выпускать из виду мага и мужчину, мы побежали к пирсу.

— Крэйбен?, — удивленно произнес Лсаэрос, когда мы приблизились к ним. — Что слу…

— Тут монахи, — прервав его, выпалил я.

— Где они сейчас?, — уставился на меня маг.

— Ты у меня-то спрашиваешь? Я что оракул?, — намекнул я, что данные вопрос надо бы не мне адресовать, а девочке. — Ариана сказала, что они уже в городе.

Мужчина в треуголке молча смотрел на нас, стоя чуть в стороне. Очень внимательно слушал, но вступать в разговор даже не собирался, судя по его виду. А больше он ничем свою заинтересованность новыми лицами не показал, словно уже знал нас заранее.

— Карик, — повернулся Лсаэрос к мужчине, — мы можем отплыть прямо сейчас?

— Можем, но часть матросов еще в городе, человек пять, — недовольно скривился тот. — И я бы не хотел оставлять своих людей здесь. Пусть они и те еще любители крепкой выпивки, но лучших моряков можно только у дроу сыскать.

— А видимо придется, — заметил я. — Вон и наши ардаловцы.

По широкой мощеной камнем дороге, видимо используемой для перевозки грузов из порта в центр города и дальше к воротам, в нашу сторону направлялись трое монахов и шестеро воинов, каждый из которых кроме меча в ножнах на поясе, имел еще и висящий за спиной арбалет. Нас они еще конечно не заметили, но учитывая как быстро стал расходиться весь народ в порту, что местные, что игроки — редкие гости Фадласа, дело за этим не станет. Лишь мы тут и маячим как бельмо на глазу.

— Уходим, — тут же заявил архимаг, и мы торопливо пошли к началу пирса. — Где ваша лодка, Карик?

— Там, — кивнул тот в сторону самого дальнего причала.

— Проклятие!

— А они нас заметили, — прокомментировал я действия монахов. — Разделились зачем-то. Трое, включая монаха, остались на месте, остальные идут к нам.

— Так, я забираю девочку и ухожу на корабль, — быстро сориентировался Карик, на что Лсаэрос лишь отмахнулся:

— Да, поторопитесь. Ариана иди с ним, ему можно доверять, — ответил маг на молчаливый вопрос девочки.

— У вас будет час, — добавил напоследок капитан, вынимая из ножен саблю и кидая ее магу. — За это время уж как-нибудь постарайтесь добраться до корабля живыми. Крэйбен, а для тебя у меня оружия, увы, нету,

— Своим обойдусь, — оскалился я, материализуя в руках кинжалы хаоса.

Капитан и девочка сорвались на бег, а мы рванули на перерез ардаловцам.

— Кто ты?, — жестом остановив своих людей, один из монахов откинул капюшон и бросил на меня хищный взгляд.

Я сразу же узнал Ра-Лама, не смотря на частично обгоревшее и покрывшееся волдырями лицо и оплавленные волосы, по-видимому он попал под огонь людей напавших тогда на монастырь.

«Надо их отвлечь!, — забрезжила мысль. — Карик и Ариана еще не добрались до лодки».

— Я тот, кому ты предложил стать вашим послушником, — криво усмехнулся я.

— Крэйбен?!, — удивлению монаха не было предела. — Ты…, — гневно зашипел он, — подлая тварь! Предатель! Да и к тому же убийца! Как…

— Я не убивал никого из ваших людей Ра-Лам, — отрицательно покачал я головой, прерывая мужчину.

— И ты думаешь, я тебе поверю?

— Мне плевать. Вы ничем не лучше тех, кто убил вашего жреца и устроил огненное представление на поверхности монастыря.

— Он не врет, — внезапно раздался голос из-под капюшона высокого монаха, худобу которого с трудом скрывала мешковатая ряса.

— Не вре-е-ет, — разочарованно протянул Ра-Лам. — Тогда не мешай нам Крэйбен! Мы заберем мага и девочку, и уйдем, оставив тебе жизнь. Это ценнее тех денег, что заплатили тебе за их спасение.

— Ра-Лам, — сощурил я глаза, — ты глубоко ошибаешься! Мне не платили за их спасение. И для меня нет ничего ценнее свободы!

Монах обреченно вздохнул и… резкий взмах рукой, и я с трудом отбиваю летящий мне прямо в сердце метательный нож.

«Ух ты ж!»

А в следующий миг монах сделав пару плавных и быстрых шагов, вплотную приблизившись ко мне, и двумя ударами отправил мою тушку в недолгий полет. На несколько секунд буквально выбив из меня дух!

Система радостно сообщила, что на мне висит оглушение и обездвиживание на пять секунд. Ага, а то я не чувствую. Хорошо хоть упал так, что отлично видно архимага одновременно ободряющегося от двух монахов и одного воина. Остальные, как я понял, отправились догонять Карика и Ариану.

Сильный рывок и меня поднимают за шиворот. А-а, снова мой старый знакомый — Ра-Лам.

— Ты знаешь того, кто убил Дол-Зира? Старшего жреца, — пояснил монах, увидев тень недоумения на лице.

— Нет, — честно отвечаю я.

— Плохо, — он небрежно отбросил меня в сторону, словно ребенок надоевшую куклу.

Никогда, никогда не попадайтесь под руку высокоуровневым персонажам!

Больно ударившись спиной обо что-то очень жесткое и твердое, я кулем свалился вниз и очень неудачно уткнулся лицом в землю. Сколько там дебафф висеть будет? Ого… Восемь секунд! За это время можно много что успеть сделать. Прости меня Лсаэрос. Это не ты бесполезен, а я. Сдуру ума решил попытаться вступить с ними в отрытое противостояние.

— Вот же разлегся-то, а!, — раздается чей-то веселый молодой мужской голос, меня рывком переворачивают на бок и в губы упирается узкое горлышко склянки с зельем.

С трудом раскрываю рот и кривлюсь от противного кислого вкуса.

— Как очухаешься, — радостно подмигивает незнакомый парень лет тридцати одетый в серо-зеленый балахон, покрытый в некоторых местах засохшими пятнами грязи и следами копоти, — хватаешь мага и валишь отсюда. Понял?

Кое-как согласно кивнул ему в ответ.

Парень исчезает из моего поля зрения и что-то кричит ардаловцам. Шум, крики и… в мою сторону дохнуло жаром. Метрах в шести от стены дома, о которую я и ударился брошенный монахом, застыла стена огня! Хм, кажется, я догадываюсь, кто поджог монастырь.

Зелье наконец-то подействовало, скинув дебафф на четыре секунды раньше положенного срока, и полностью восстановило мне здоровье и выносливость. Вскакиваю на ноги и, стараясь держаться подальше от огня, выбегаю к пирсу. Архимаг лежит на земле. Еле шевелится, но главное он жив!

А вот парня не видно, как и монахов с воинами. Стена огня образовала замкнутый круг, из центра которого и раздаются звуки боя.

Взваливаю мага на плечо и несусь к причалу. Нам подойдет любая лодка. Пора сваливать. Здесь становится слишком жарко!




Глава 9.


Позади остров Харит-Ходор, а впереди… впереди бесконечный океан и долгий, долгий путь до Пустошей орков. Наш корабль, имеющий, на мой взгляд, излишне романтическое и пафосное название — «Свет луны», чуть ли не летел по волнам, рассекая их острым килем, словно горячий нож масло. Такую скорость он сумел набрать благодаря работе профессионального мага воздушника. Уж не знаю, где капитан Кирк его нашел, но мужик этот свое дело знал на отлично. За час мы оторвались от пущенных за нами в погоню трех кораблей, оставив их далеко позади, превратив в точку на горизонте.

Кстати о капитане! Как успел мне рассказать Лсаэрос, Кирк — это сын его старого друга из королевства Назхар. Его семью, кстати, из довольно древнего рода, лет десять назад сослали подальше из столицы, что бы не мешались. Слишком уж явно отец Кирка был против дружеского отношения правителя к темным эльфам, которые в свое время попили много крови Назхаравцам, а теперь мирно торговали на территории королевства, и порою откровенно мешали конкурирующим с ними гильдиям. Хотя к себе в страну дроу мало кого допускали из простых людей и воли им особой не давали.

А еще, стоило только погоне от нас отстать, как система обрадовала меня выполнением второй части задания связанного с архимагом и подарила мне всего лишь семь уровней. Обидно! Как по мне — покинуть остров оказалось сложнее, чем вытащить мага из тюрьмы.

Ну и следующее задание в цепочке — «помочь архимагу Лсаэросу добраться до божественного источника чистейшей магической энергии на озере Гран-ал-Хрон в Пустошах орков и полностью восстановить свои силы», я, понятно дело, принял без лишних заминок. Да и последующие тоже приму, куда же мне деваться-то. Правда снова некогда свободные очки по характеристикам раскидать, но ничего, день долгий, успеется. Первым делом надо решить вопрос с Анср-раном. Архимаг ведь обещал помочь.

— Лсаэрос, ты уже забыл о моем ошейнике?, — подошел я к магу стоящему у ограждения на палубе, кажется, один из моряков именовал это фальшбортом.

— Нет конечно, — покачал тот головой. — Сам должен понимать, что раньше ну никак не получилось бы. А сейчас…

— Кстати, а где Ариана?, — обеспокоено прервал я мага, ведь девочку не было видно с того момента, как мы вышли из гавани.

— В каюте капитана и там же она будет жить до конца плавания. Как сказал Кирк: «Принцесса достойна лучших покоев на моем корабля!». Увели у тебя принцессу Крэйбен, — улыбнулся архимаг.

— Не очень-то и хотелось, — пожал я плечами. — Я не извращенец.

— Он тоже! Но через два года она достигнет совершеннолетия по законам королевства Гавртол и ее можно будет выдать замуж. А обручиться можно в любой момент.

— Политика?, — уточнил я.

— Ты догадлив, — съязвил Лсаэрос. — Высадив нас в Пустошах, Кирк сразу же отправится в Гавртол. И пока ты пытался сжечь те корабли взглядом, я вместе с капитаном успел составить и напасть сопроводительное письмо, которое он по прибытию в столицу и передаст королю. А Ариана разумеется все подтвердит. Жаль только, что не удастся познакомиться с Бартохором лично.

— Но она же его, считай, всего час только знает!

— А может это любовь с первого взгляда?, — хитро прищурился маг.

— Ага, или в очередной раз сработал ее дар. Впрочем, не важно. Главное, что бы у нее все хорошо сложилось.

А девочка ведь и правда все то недолгое время, что я ее видел после прибытия на корабль, смотрела на капитана Кирка, как… хм… на своего избранного принца.

— Верно, — согласился со мной Лсаэрос. — Пойдем и мы в каюту?, — кивнул он в сторону юта — так называется кормовая надстройка корабля. — Пока время есть, давай и правда поработаем над твоим ошейником.

А каюта у нас была одна на двоих. Зато большая и уютная. Гостевая, как пояснил нам первый помощник Кирка по имени Мирко. Довольно часто им приходилось перевозить товары и свиту какого-нибудь богатенького Назхаровского купца.

— Все-таки наверно снимай куртку и рубашку, мне так удобнее будет заниматься твоим… украшением, — хмыкнул маг, когда присев на стул, выдвинутый на середину каюты, я просто задрал вниз воротник, обнажая ошейник Анср-ран. — И придется потерпеть боль, — доставая мой кинжал, который уже можно считать подарком, добавил Лсаэрос. — Что бы заблокировать действие ошейника, придется рисовать рядом с ним руны. Прямо на твоей шее.

— Ну что делать, — недовольно скривился я, снимая одежду, — потерплю.

— И кстати, как ты относишься к приему пары-тройки капель чужой крови внутрь?, — вроде как невзначай спросил архимаг. — Без этого, увы, рунное колдовство не подействует. Ведь мне надо напитать его силой. Своей силой!, — уточнил архимаг.

— Я не вампир, но деваться-то мне когда, — пожал я плечами.

Лсаэрос довольно кивнул, принимая мое решение.

— А вампиры, это сказка… Практически сказка, — немного подумав, добавил маг. — Существует предание в книгах эльфийского народа, до его разделения на темных, светлых и сумеречных, что много, очень много тысяч лет назад такая раса существовала. Но доказательств этого кроме записей, что в данный момент сохранились только у дроу, не существует. Поэтому это все-таки, скорее всего, именно пугающая лживая легенда!

Архимаг внимательно изучил мой ошейник, что-то задумчиво шепча себе под нос и потребовав не дергаться, стал осторожно наносить на мою кожу руны…

Когда процесс стал подходить к концу, я решил озвучить одну из возникших у меня еще в тюрьме мыслей:

— А ты можешь научить меня работать с магией крови?

— Хм, — поскреб подбородок Лсаэрос. — Могу, но боюсь у тебя ничего не получиться.

— Почему?, — слегка озадаченно спросил я.

— Для того, что бы в руках человека и представителя иной расы заработала рунное колдовство надо уметь работать с магией, то бишь быть магом. И не просто учеником или недоучкой, коих в нашем мире хватает, а настоящим сильным и могущественным архимагом. Но ты на архимага, если честно, не очень похож, — рассмеялся Лсаэрос.

— То есть представители древних кланов синримов все поголовно были магами?

Все это я расспрашивал не просто так. Учитывая, что мой игровой персонаж вроде как потомок полукровок сумеречных эльфов и людей, у меня забрезжила надежа попытаться воспользоваться магией крови созданной виртуальными предками. Ведь не смотря на наличие и так довольно редкого для игрока класса Тень, рунное колдовство было бы не плохим подспорьем.

Но архимаг все мои надежды сейчас рушил прямо на корню!

— Нет, — после долгой заминки, ответил на вопрос Лсаэрос. — Не все из них были магами. Но, возвращаясь к изучению рун, скажу, что на эльфа ты похож еще меньше чем на архимага. И вряд ли в тебе течет даже частика крови синримов, — сощурил глаза мужчина.

— Увы, но да!, — соврал я не моргнув и глазом. — Я не архимаг и не потомок эльфов. Верно, — с ноткой расстройства и грусти выделил это слово.

Эх, жаль, но так просто Лсаэроса мне не уговорить, а отрывать все карты торопиться не буду.

— Терпимо?, — нанося последнюю руну, спросил маг, заметив, что я сжал скулы, так как в этот раз он излишне глубоко разрезал мою кожу.

— Нормально, — уверенно ответил я.

— Тогда последний штрих. Отрой рот, — Лсаэрос уколол кончиком клинка указательный палец и, выдавив мне на язык несколько капель крови, речитативом стал читать заклинание, в котором я как всегда не понял ни одного слова.

Руны засветились алым светом, и когда маг закончил заклинание, потухли, оставив еле видимые шрамы. Кроме этого я больше ничего не увидел и не почувствовал совершенно никаких изменений. Наверное, так и должно быть?

— Все получилось, — удовлетворенно потер руки архимаг. — Правда, я заблокировал его не навсегда, — тут же расстроил он меня. — Но дней на двадцать этого должно хватить. К концу действия заклинания, я надеюсь, мы уже будем готовы к встрече с мастером Зорханом. А там тебя ждет свобода, обещаю!

Мне много кто и что обещал, но пока никто ничего так и не выполнил!

— А руны, — задумчиво проговорил маг, — что ж. Могу показать самые простые и легкие из них, если тебе уж это так интересно.

— Когда?, — как бы невзначай уточнил я, старясь не показывать обуревающую меня радость.

— Да хоть сейчас, если тебе так не терпится их узнать…


* * *

Прямо на цветущей лужайке каких-то дико редких светлоэльфийских роз, растущих перед высоким трехэтажным особняком, засияла рамка портального перехода, и на землю вывалился ругающийся молодой парень в довольно помятом виде. Ливион, расслабленно сидящий в массивном кресле на большой крытой веранде, тут же приготовил одну из самых убийственных связок, а потом, повнимательнее рассмотрев посетителя, злобно прищурился и высказал Анэксу все, что думает о таком безобразии.

— Крэйбен покинул остров, — пошатав головой, что бы побыстрее прийти в себя, произнес Артур. — На корабле. Лсаэрос с ним и еще какая-то девочка.

— Отлично!, — равен помог встать боевому магу и сунул тому пару зелий. — А что за девочка, ты о чем?

— А понятия не имею, — кивком поблагодарив за склянки, ответил Артур. — Только ардаловцы там так из-за нее всполошились. Она для них, по-видимому, намного важнее того архимага, которого вытащил Крэйбен. И, в общем, пришлось мне раскрыться, но он походу так и не понял кто я. Не до этого ему было. Монахов я задержал, и корабль с Крэйбеном благополучно ушел из гавани Фадласа, а потом и от погони пущенной за ним вдогонку.

— Как скоро он прибудет на материк?, — присаживаясь обратно в кресло, спросил Ливион.

— А вот здесь возникла кое-какая загвоздка…, — осторожно начал Анэкс и, ожидая реакции некроманта, внимательно на того посмотрел.

Ливион только лишь прищурился и больше никак не показал свое недовольство.

— Они вышли в отрытое море и поплыли параллельно берегу, но, судя по всему, точно не намерены высаживаться в Темном лесу.

— А где же тогда?

— Не знаю, увы, не знаю.

— Вот…, — некромант что-то негромко пробурчал. — Так, завтра тогда встретишься с леди Киерой, и все ей честно расскажешь… Ну, о том, что Крэйбен покинул остров и так далее с этого момента, — заметив недоумение на лице боевого мага, пояснил Ливион. — Только не проговорись про свое присутствие на острове. Скажи что, мы просто сумели найти человека, которого и отправили потом на Харит-Ходор. И подними вопрос об оставшейся сумме, хотя бы половине. Мне срочно нужны деньги! Потом переведешь их в реал, начнем реализацию плана по сбросу кое каких документов в средства массовой информации.

— А что насчет Крэйбена?

— Пока забудь о нем, теперь это моя головная боль, — отмахнулся некромант. — Ты свою работу выполнил на отлично!

— Тогда я пойду пока отдохну, и письмо Верлаин напишу, — Артур собрался было зайти внутрь дома, как неожиданно услышал скрип когтей по дереву и обернувшись увидел, как Ливион всматриваясь куда-то в небо с силой сжал подлокотник кресла раскалывая его в щепки.

— А-а дьявол!, — сквозь стиснутые зубы бросил равен, заметив в чистом небе далекую черную точку, довольно быстро приближающуюся к его дому. — Что она тут забыла?

— Кто «она»?, — недоуменно переспросил Анэкс, замерев на месте.

Проследив за взглядом некроманта, он тоже увидел черную точку, постепенно вырастающую в размерах, но разглядеть, кто это там летит, разумеется не смог.

— Киера, — зло произнес Ливион. — Это Алькхерский птерод, а на его спине сидит зеленое чудо, которое как несложно догадаться — дриада. А ты много знаешь дриад?

— Э-э-м, — удивленно протянул Артур, пытаясь понять — как некр сумел там вообще хоть что-то рассмотреть. — Дриад нет. А откуда у нее уже взрослый птерод?

— Купила, вырастила… Да какая разница. С ее деньгами можно много чего себе позволить. В общем, можешь никуда не уходить. Через пару минут она будет здесь.

Пожав плечами, боевой маг оперся об ограждение веранды, дожидаясь прилета Верлаин.

И вот большой птерод, заложив крутой вираж, облетел дом и приземлился прямо на то самое место, где недавно открывался телепорт, изрядно вытоптав цветущую лужайку при торможении.

— А проклятие!, — не выдержал некромант, доламывая и так сильно пострадавшие подлокотники кресла. — Да вы издеваетесь!

— Здравствуйте, — спрыгивая с седла устроенного на спине ящера, произнесла Киера. — Я тут мимо пролетала, решила в гости заглянуть.

— Вовремя, вовремя, — не вставая, улыбнулся своим неподражаемым оскалом Ливион, нарочито делая непринужденный вид. — А у нас тут новости о Крэйбене. Артур, — равен жестом подозвал своего помощника поближе, — поведай леди Киере все, что узнал.

Анэкс уложился в пол часа. Мол, нанятый ими человек был отправлен вслед за парнем на остров и все это время находился в Фадласе. Внимательно отслеживая всех новоприбывших личностей уделяя внимание только тем людям, что были похожи по описанию на Крэйбена. И вот сегодня буквально три часа назад он вернулся на материк и сразу передал весточку Ливиону о том, что искомый человек покинул остров. Корабль, на котором он отплыл, вышел из гавани Фадласа в отрытый океан и взял курс на запад. Это все что известно. На данный момент предположительно он идет параллельно материку на расстоянии пяти-шести километров от береговой линии Темного леса.

Девушка расстроено подернула плечами:

— Очень плохо! Я надеялась, что вы уделите больше внимания нашему договору. А не будите кормить меня подобной информацией. В прошлый раз, когда вы его упустили, я не стала напоминать вам об этом. Но сейчас… Сколько можно?

— Леди Киера, — вскинулся некромант, — поймите. В этом нет нашей вины. Простое стечение обстоятельств…

— Где его теперь искать? Где он сойдет на берег? Почему он сразу не отправился в порт Темного леса или Назхара?, — прервав собеседника, посыпала вопросами дриада.

— Я…, — Ливион стал злиться, как так, какая-то соплячка смеет упрекать его в нарушении договора.

— Знаете, — снова не дала договорить ему девушка, — пожалуй, дальнейшие поиски я продолжу без вас. Артур, — повернувшись к боевому магу, яростно обожгла его взглядом, — если честно, я сильно в тебе разочарованна. Аванс можете ставить себе, — бросила напоследок Киера. — Прощайте! Я расторгаю договор, — снова повернулась она к некроманту. — Не могу сказать, что рада знакомству с вами, Ливион. Но спасибо хоть за ту информацию, что вы сумели узнать.

Вскочив в седло, она приказала птероду взлетать.

— Я, пожалуй, пошел, — тихо прошептал Анэкс, делая медленный шаг к входной двери.

Арутр скрылся в доме, а Ливион, прикрыв глаза и стараясь успокоиться, мысленно ругал все на свете! А в особенности взрывной характер леди Киеры передавшийся той от матери.

«Неужели девчонка что-то узнала? Не ради этого ли она прилетела именно сегодня и именно сейчас? В тот самый момент, когда Крэйбен покинул Харит-Ходор!»

Равен глубоко вздохнул, отгоняя неутешительные мысли так и лезущие в его голову, и приняв решение, достал амулет связи с Дэзраэлем. Что ж, девчонка пока подождет, она все равно никуда не денется, а вот отправить эльфа за парнем стоит обязательно и лучше прямо сейчас. Пусть как хочет, но выяснит, где именно сойдет Крэйбен на берег, и почему он так и не связался с мастером своей гильдии насчет выполненного задания. И если получится, снова войдет в его команду, как никак парень должен ему хоть чуточку доверять.


* * *

Чем хороша эта игра, так это идеальной памятью игрового персонажа. Я запомнил все, что рассказал мне Лсаэрос о рунах. Правильность написания, их названия на языке синримов (который я, разумеется, не знал, что не помешало мне раза с третьего-четвертого верно произносить зубодробительные слова), случаи использования, построение и структурирование заклинания на основе изученной части рун. Само собой, архимаг как и говорил, дал мне только знания начального уровня — самые простые и легкие на его взгляд. Но обещал при первой же возможности показать и другие более сложные руны.

— Схожу-ка я проветрюсь на палубу, — вставая с кровати, сообщил мне Лсаэрос все также щеголявший в купленной мною, еще на острове, одежде, отказавшись от той, что предложил ему Кирк.

Ну а я решил переодеться в легкую броню эльфов. Так на всякий случай. Не нравилась мне эта яркая бросающаяся в глаза одежка, которая, в общем-то, неплохо мне подходила. Вот только привык я, со времен обучения в Ноар-Рахоре, быть защищенным пусть дешевой, но все-таки броней. А наряд высокородного дворянина, в отличие от светлоэльфийского комплекта, купленного мною в первую поездку в Фадлас, мне этого дать не мог.

Довольно посмотрев на себя в намертво прикрепленную к стене рамку с зеркалом, я отправился на палубу вслед за Лсаэросом.

В сравнении с броней дроу, комплект их светлых сородичей содержал в себе еще и безликую совершенно белую маску, закрывающую полностью все лицо, которую я, понятное дело, одевать не стал. А то мало ли, вдруг матросы не так поймут, испугаются еще. Смешно конечно. Думаю такие бравые молодцы и часто поминаемого Кирком кракена не побоятся.

Ветер с огромной силой надувал паруса, но на самой палубе практически не ощущался. Часть матросов находилась на нижних палубах, а оставшиеся суетились под командованием первого помощника — Мирко. Воздушник находился рядом с капитаном на помосте между центральной и кормовой мачтой. Одной рукой Кирк держал штурвал, а второй указывал магу на карту расстеленную на стоящем рядом столике и что-то объяснял. Турген — боевой маг и Лсаэрос стояли на палубе бака, это если я правильно запомнил термин — носовая надстройка корабля.

И только я собрался подойти поближе к капитану, что бы спросить, где же мы сейчас плывем, ибо на моей игровой карте ничего не понятно, как с площадки расположенной на самом верху центральной мачты раздался взволнованный крик матроса:

— Капитан! Корабль по правому борту!

Кирк сразу же отмахнувшись от воздушника, поднял голову вверх:

— Кто это?

— Сейчас, — матрос достал какое-то приспособление, отдаленно напоминающее подзорную трубу, и внимательно всмотрелся. — Дроу, — изумленно крикнул мужчина.

Я лично видел только точку на горизонте справа от нас. Правда точка постепенно увеличивалась в размерах

— А-а, кракена им в душу! Какого сиртха! Мы ведь скоро покинем их акваторию.

Если кто такой кракен я более-менее представлял, то сиртх… это еще что за чудо?

— Не могу знать капитан, — развел руками матрос. — Корабль очень быстро приближается.

— И, правда, быстро. Скорее всего, у них два воздушника либо архимаг, что в общем-то вряд ли, денег просто не хватит, — предположил спускающийся с палубы юта Дирк — штурман. — Так что ставлю на первоклассных магов действующих в паре с ювелирной точностью. И если так, то это сто процентов не государственный корабль. Там штатная команда расписана до последнего человека.

— Пираты?, — с досадой произнес Кирк.

— Думаю да капитан. И вряд ли они просто хотят поздороваться.

— Тогда нам очень не повезло, — тихо и злобно прошипел Кирк, не обратив внимания на попытку штурмана пошутить. — Готовьтесь к бою!, — отдал он команду. — Турген! Хватит лясы точить с нашим гостем, бегом сюда! Гренал, — обратился капитан к магу воздушнику, — делай что хочешь, но ты должен дать нам фору, что бы мы успели приготовиться к атаке. Мирко! Бегом вниз, поднимай остальных матросов. Открывай оружейную, и берите все! И не забудь защитные амулеты. Понятия не имею, сколько у них там боевых магов и стрелков, но я не хочу потерять половину команды в первую же минуту боя.

— Будет сделано капитан, — кивнул Мирко и унесся по трапу вглубь корабля и вскоре оттуда послышался его громкий зычный бас, первый помощник сетовал на медлительность подчиненных и обкладывал их такими бранными словами, что аж заслушаться можно.

— Проклятые дроу, — прислушиваясь к тому, как ругается Мирко, сплюнул Кирк. — Не могут свое море от пиратов вычистить.

Воздушник и правда старался выложиться по полной. Вон как пот градом течет по его лицу. Ветер подул сильнее, хотя, казалось бы, куда еще и так паруса чуть не рвутся, а канаты подозрительно трещат, но маг сумел. Корабль на глазах набирал скорость, а по палубе стало ощутимо задувать в одну сторону, строго вперед по курсу — Гренал плюнул на аккуратность и просто до предела накачивал маной используемые им заклинания.

— Ты главное не свались без сил, твоя помощь потом еще пригодится, — с тревогой глядя на мага, произнес капитан. — Если конечно выйдем победителями из боя.

— Может попробовать припугнуть?, — предложил Турген, зло прищурившись в сторону не отстававшего от нас корабля.

— Попробуй, — пожал плечами Кирк, — но вряд ли достанешь.

— Посмотрим!, — Маг повел плечами, сложил руки перед собой, прошептал заклинание, и с его ладоней сорвалось три подряд ледяных копья.

— Не-е доле-ет, — разочарованно протянул Дирк, когда последняя из сосулек под острым углом ушла в воду метров за четыреста от носа корабля противника.

— Подойдет ближе, попробую еще, — не сдался Турген.

Не смотря на все усилия Гренала, корабль постепенно нас нагонял. И вскоре я смог разглядеть его во всей красе!

Хищный силуэт, черные как ночь паруса и острый нос украшенный статуей птицы Крок с расправленными крыльями — сильный и быстрый хищник, что обитает только в горах гномьих земель.

Корабль дроу, словно та самая птица Крок, будто призрак, бесшумно скользил по волнам, оставляя за кормой пену. И с каждой минутой расстояние между нами неумолимо сокращалось.

Боевой маг уже третий раз пытался закидать их дальнобойными заклинаниями, но все было почем зря. Мало того, что их нос и часть левого борта закрывал непроницаемый магический щит, отлично поглощающий весь урон, так нам еще и отвечали! Одна из длинных тонких сосулек со свистом пронеслась над нашими головами и унеслась дальше в море. Это был единственный раз, когда атакующий нас маг практически попал в цель.

А кстати, как он поддерживает такой щит, да еще и магией швыряется?

— Капитан, у них два боевых мага, — нахмурился Турген, ответив на мой не высказанный вопрос.

— Главное что бы не три, — обеспокоено отозвался Кирк, поворачивая штурвал немного влево. — Странно, что они мажут, словно пьяные вдрызг лучники. К слову об арбалетах и луках. Дирк!

— Слушаю.

— Возьми стрелков и щиты, идите на палубу юта. Как начнут сближаться, и позволит дальность, постреляйте там по ним. Но если добавится еще щит против физического оружия, не тратьте боеприпасы попусту. Турген иди с ними, раскрывай защиту на всю корму и постарайся прикрыть правый борт. — Капитан прервался и поймал взглядом здоровенного высокого детину вооруженного щитом, казавшимся игрушкой в его руке и не малых размеров абордажной саблей, больше похожей на специфический двуручный клинок. — Доркан!, — Детина тут же встрепенулся и подскочил к Кирку. — На тебе первый десяток. Спускайтесь вниз и ждете моего сигнала по амулету, — продолжил раздавать указания капитан, протянув мужчине небольшой зеленый кристалл с цепочкой. — Мирко — бери второй десяток. Четверых поставь на защиту воздушника, а остальных рассредоточь по палубе.

— А вы капитан?, — встревожено поинтересовался Мирко.

— Я остаюсь тут!

— Но…, — любит команда своего капитана, и за здоровье очень волнуется и переживает, вон как первый помощник настойчиво пытается спровадить его куда подальше от опасности.

— Я сказал нет!, — яростно прошипел Кирк. — Так, — взглядом ожег нас с архимагом, — Крэйбен, Лсаэрос! Вы какого кракена еще здесь! А ну вон с палубы!, — сорвался он на крик, но, быстро успокоившись, уже тише добавил: — Идите в мою каюту, пожалуйста. Защищайте Ариану.

— А может быть хотя бы мне все же остаться?, — предложил я. — Ближний бой моя стихия. Помочь смо…

— Нет!, — торопливо рыкнул Кирк, перебив меня. — Сидите в каюте и не высовывайтесь! Мы тут без вас справимся.

«Ну, ну, посмотрим!, — обхватило меня какое-то неуместно в данном случае веселье. — Что бы я такое пропустил — ага сейчас прям!»

Но пока что я послушно направился в сторону капитанской каюты вслед за Лсаэросом. Главное, что бы наш корабль по кусочкам не развалили. Но, судя по тому, что до противника осталось метров пятьсот, а их маги так и не торопятся забросать нас мощными скилами, «Свет луны» ждет абордаж!




Глава 10.


В каюте капитана Кирка я был впервые и честно могу сказать, что выглядит она просто потрясающе! Прямо спальня и кабинет какого-то князька, совмещенные в одной упаковке с предметами мебели и множеством вещей, от которых так и сквозит роскошью и богатством. И, действительно, лучшего места на корабле для принцессы не найти.

Ариана очень обрадовалась нашему появлению, посетовав на то, что мы давно не виделись. Ага, давно. Меньше дня, но упоминать я об этом не стал. Хотя понятное дело, что совершенно одной находиться в такой огромной каюте очень скучно. Ведь по прибытию на корабль Кирк сразу же ее туда отправил и запретил появляться на палубе, пока судно не уйдет в безопасные воды. Но, увы, о безопасности нам остается только мечтать. Сначала одно, теперь другое.

И пока маг вкратце рассказывал девушке, что произошло за это время снаружи, я отрыв характеристики решил раскидать накопившиеся свободные очки.


Имя: Крэйбен.

Уровень: 52.

Раса: человек.

Класс: Тень.

Клан: отсутствует.

Гильдия: Элгхинн дал вэлдрин.

Характеристики персонажа :

Основные :

Сила — 43.

Ловкость — 78.

Интеллект — 25.

Второстепенные :

Жизнь — 430.

Выносливость — 780.

Мана — 250.

Свободных очков для распределения: 45.

Умения: Акробатика — 7, Арбалет — 3.

Классовые умения: Вампиризм — 11, Двойной удар — 18, Парное оружие — 23, Кровотечение — 10, Тень — 2, Рывок — 17, Невидимость — 11, Тихая смерть — 3.

Специальности: Садовод — 2.

Достижения: В шаге от смерти — 3. Исследователь — 3.

Чувствительность: 70%.

Привязка: Кинжал ы Хаоса, тотем черный волк Зуравал ан Ра.


Радостно отметив повышение уровня классового умения Тень, которым я пользовался всего-то раза три, и огорчившись решению системы добавить за все мои труды всего-навсего только парочку единичек в ловкость и столько же в интеллект (правда, не совсем понятно за что), быстро раскидал по характеристикам аж целых сорок с плюсом свободных очков делая упор как всегда именно на ловкость, а в интеллект кинул вообще лишь пять единиц, и так хватит, все равно ману практически не расходую. Самое то — увеличенный шанс критического урона и уклонения. Против простых ближников лучше не придумаешь!

И вот что у меня получилось.


Характеристики персонажа :

Основные :

Сила — 50.

Ловкость — 112.

Интеллект — 30.

Второстепенные :

Жизнь — 500.

Выносливость — 1120.

Мана — 300.


Замечательно, не правда ли? Теперь можно в легкую потягаться с каким-нибудь воином ближнего боя уровня так семидесятого! Только конечно не с танком в полном доспехе, этого я долго буду выковыривать из его панциря, для того чтобы убить.

Однако, учитывая, что я теперь пятидесятый, качаться дальше станет намного, намного сложнее, и свободные очки буду получать лишь каждые пять уровней. Но зато появилась возможность выучить еще четыре классовых умения, хоть начального, хоть среднего уровня, на мой выбор. Но это теперь откладывается до момента, когда окажусь на материке и найду подходящих учителей.

Закрыв «системное окно» характеристик, я, скажем так, «вынырнул» обратно. Как раз к тому моменту, когда Ливион уже заканчивал свой рассказ.

— …и вот напали пираты, и Кирк отправил нас присматривать за тобой, — разведя руками, улыбнулся маг.

— А что за мной присматривать-то?!, — по детски обидно надула губы девочка. — Это вот за вами присматривать надо. Особенно за тобой, — уткнулся мне в грудь ее пальчик.

— За мной?, — искренне удивился я.

— Да!, — раздраженно топнула ногой принцесса. — Вечно ты всюду лезешь, — покачав головой, строго произнесла Ариана.

Закрой глаза и покажется, что говорит не ребенок, а взрослый и уверенный в себе человек. Так сильно разнился внешний вид и тон, которым она меня отчитывала, словно нашкодившего котенка.

— Твоя доброта, порою совершенно неуместная и неподходящая ко времени и месту, не всегда будет оборачиваться для тебя только плюсами. Рано или поздно ты попадешь в такие проб…, — девушка внезапно замолчала и испуганно захлопала глазами. — Ой, прости!, — Снова неожиданная смена тона и поведения — принцесса вновь стала похожа на саму себя.

— Ариана, ты сейчас что имеешь в виду?, — с подозрением прищурился я, начиная догадываться, что это опять совершенно неожиданно проснулся ее дар оракула.

— Ничего, — быстро пробормотала девочка, и как-то прямо поникла и сжалась, превратившись в совершенно обычного ребенка. — Я не могу об этом говорить, прости. Мне запретили.

— Кто запретил?, — архимаг все это время внимательно нас слушал и вот, тоже решил поучаствовать в диалоге.

Девушка рассеянно пожала плечами на вопрос Лсаэроса, потом ненадолго задумалась и хотела было что-то сказать, но, увы, услышать ответ нам было не суждено.

Внезапно корабль несильно тряхнуло, потом еще раз и еще, и вот его ход стал постепенно замедляться. Принцесса испуганно прижалась ко мне, обняла руками, и я стал успокаивающе гладить ее по головке:

— Не волнуйся, все будет хорошо, — приговаривал я, а сам в этот момент вопросительно посмотрел на архимага.

— Они ударили магией, — пояснил Лсаэрос, сразу догадавшись, что именно я хочу услышать. — Первый удар был пробный. Двумя другими их маги снесли щит полностью. Теперь они просто нас тормозят.

— Значит, им все-таки нужна именно пожива. Иначе они уже отправили бы нас на дно морское, — вспомнив свои недавние мысли, тут же подвел я общий итог, а заодно и мигом забыл о так и не сказанных словах Арианы.

— Верно, — кивнул маг. — И вряд ли их наняли ардаловцы. Те бы предпочли потопить судно, а потом достать, ну или если точнее — выловить из воды тех, кто им так нужен, — намекнул он о своей личности и о младшей принцессе Гавртола.

— Тебя и ее, — озвучил я.

— Да, — смущенно пожал архимаг плечами, как бы извиняясь за то, что именно они так ценны для монахов.

Воцарилось молчание, во время которого мы внимательно прислушивались к происходящему на палубе. Маг нервно ходил по каюте, а я вместе с девочкой присел на огромную, прямо таки королевскую кровать.

— Что там происходит?, — спросил я через несколько минут, когда услышал громкие крики, отборную брань, а так же топот глухим звуком отдающийся по деревянной палубе судна.

— Наверное, команда Кирка пытается отбиться всеми доступными средствами, — задумчиво почесав подбородок, предположил маг, — включая магию и честный и не очень закаленный наконечник арбалетного болта. Вот только ничего не выходит. Да и Гренал почему-то даже не пытается использовать магию воздуха. Судя по ощущению, мы до сих пор стоим на месте.

А еще, примерно через пять минут, неожиданно последовал новый резкий удар, заставивший панически затрещать и испуганно заскрипеть пусть и особо обработанный, но все же деревянный каркас нашего бедного корабля. Ох, надеюсь, он не даст течь? А то как-то страшновато становится, такое ощущение, словно мы в стену врезались, ну или стена в нас.

Лсаэрос, в этот момент как раз стоявший рядом с нами, что бы не упасть после удара на пол, торопливо схватился за резную грядушку кровати.

— Они пошли на абордаж?, — озвучил я наши с ним мысли.

— Ага, — подтвердил маг и зачем-то направился к входной двери в каюту.

Вот он осторожно отрыл ее и выглянул в коридор отделенный от палубы еще одной дверью — широкой, двухстворчатой с ажурным цветным стеклом в верхней части.

— Ничего не вижу отсюда, — огорченно произнес Лсаэрос. — А идти дальше не рискну. Но, судя по всему, — а когда маг открыл дверь еще сильнее, я тоже услышал звон клинков и крики раненых, — на палубе начался бой. Так что держи оружие наготове.

— Я поступлю лучше, — отпустив девочку, решительно встаю с кровати и активирую невидимость.

Торопливо протискиваюсь между архимагом и приоткрытой дверью, кинжалы хаоса как по волшебству уже находятся в ладонях, рукояти крепко обхвачены слегка напряженными пальцами.

— Проклятье! Крэйбен, что ты задумал?, — раздается вслед недовольный голос мага.

Слова словами, главное, что он не в силах мне помешать и испортить всю мою задумку.

Да, не смотря на предостережения Кирка, я все же собрался выбраться на палубу. Во-первых — вдруг и правда нужна будет моя помощь. А во-вторых — так надоело сидеть в тени и прятаться за спинами своих нечаянных партнеров!

И тем более, имея возможность сделав всего лишь один шаг, покачаться на убийствах противников и получить бесценный опыт — стоит этим воспользоваться, а то так и буду маячить на заднем плане сильных мира сего.

Каюта капитана позади и я открываю застекленную дверь, ведущую на палубу, что бы тут же отскочить в сторону — мимо меня пролетает чей-то труп и уносится дальше по коридору. Я даже приглядеться не успел, что бы определить свой это или чужой. Впрочем, кажется чужой, наши моряки вроде по-другому одеты были.

На палубе шел бой! Жестокий и кровавый! И наших в нем теснили по полной программе.

Капитана Кирка с десятком моряков зажали возле центральной мачты. Там же великаном возвышался Доркан, а рядом с ним стоял Дирк. Маг воздушник — Гренал, суетился ближе к центру круга образованного моряками, но, в отличие от остальных, в обороне не учувствовал, либо силы берег, либо уже все, исчерпал ману до последней капли. А остальные… остальные были мертвы, включая первого помощника — Мирко, хотя вот тела Тургена я не вижу, впрочем его могли сбросить за борт. Во всяком случае, в то, что боевой маг жив, мало верится.

Оба корабля были намертво сцеплены между собой абордажными кошками. Мало того, с более высокого борта судна противника на нашу палубу был сброшен широкий штурмовой трап, прочно вонзив свой острые клыки в деревянный настил, так что быстро и не вытащишь. Либо рубить, что долго, либо вырывать с корнем, портя и так довольно сильно поврежденную обшивку.

— Стоять!, — внезапно раздался громкий властный голос за бортом корабля противника. — Я сказал стоять!, — И на трап ступил высокий темный эльф одетый вы темно красную легкую броню, с длинным кинжалом в ножнах на правом бедре и саблей на левом.

И этот странный дроу был не непись! Это — игрок!

Я оценивающе задержал на нем взгляд, прикидывая примерный уровень и качество одежды с оружием, как система тут же радостно сообщила, что передо мной игровой персонаж с ником Вар-Лоар 104 уровня. Выборочно уделив внимание еще нескольким эльфам, я с грустью отметил, что он не единственный игрок среди напавших на нас людей. Примерно пятьдесят на пятьдесят. Половина команды неписи, половина бессмертные.

Вот проклятие! И что же им тут надо? И почему напали именно на нас? Кораблей что ли мало в океане плавает?! Бей и захватывай кого хочешь!

Вар-Лоар ступил на борт нашего корабля, свысока окинул взглядом зажатых возле мачты моряков и неспешно подошел ближе. Разумно остановившись за спиной своих подчиненных, вылезать вперед он не собирался, игрок криво ухмыльнулся и громко спросил:

— Вы хотите жить?

— А кто не хочет, — тут же раздался ответ от капитана Кирка.

— Тогда отдайте нам человека по имени Крэйбен, ступившего на борт этого корабля в порту Фадласа, — поставил условие дроу. — И останетесь живы. Мы уйдем, забрав лишь его!

А вот и ответы на вопросы — оказывается, эти ребята ищут именно меня! Правда эти ответы порождают за собой новые вопросы… Ради чего они меня ищут? И кто их нанял?

«Ну же, что ты им скажешь?», — мысленно произнес я, заметив, что Кирк до сих пор молчит.

По его лицу отлично было видно всю тяготу принятия далеко нелегко решения. Отдать им меня, тем самым сохранив свою жизнь и жизнь подчиненных или…

Но тут капитан скривился, смачно сплюнул на залитую кровью палубу под ногами и все-таки ответил:

— Ты ошибаешься, здесь нет этого человека. Вы зря устроили бойню! Сиртховы твари!

Ну так конечно ты зря ответил, по роже эльфа видно, что обиду он не простит. Хотя о чем я говорю! Какие обиды, дроу в любом бы случае всех убил. Он же игрок, что для него жизнь каких-то там неписей.

Но все равно, спасибо тебе Кирк, я этого не забуду.

Впрочем, насчет моего присутствия на палубе во время абордажа ты все-таки оказался прав. Вот прям еще один оракул по наши души, будто одной Арианы нам мало.

Находись я снаружи в момент их появления здесь, игроки бы меня сразу засекли, быстро спеленали, а вас убили бы, без лишних разговоров. А сейчас вот шанс есть. Мое внезапное появление вполне способно склонить исход боя на нашу чашу весов. Главное все правильно сделать. Ведь пока они отвлекались на разговор, я все ближе и ближе подкрадывался к этому странному темному эльфу. И делал это далеко не в мирных целях!

— Что ж, тогда я уничтожу вас, а потом обыщу корабль сверху донизу, — зло процедил игрок.

— Удачи!, — заявил Кирк, подавая знак своим людям, что бы готовились к очередной попытке врагов смять их сопротивление.

Но вот я стою точно за спиной дроу и, молясь всем богам, вонзаю в нее кинжалы хаоса…

Первым срабатывает пассивное умение «Тихая смерть», сверху ложится двойной удар и на закуску криты. О да! Цифры получились на удивление впечатляющие. Система прямо расцвела множеством сообщений о нанесенных единицах урона.

Но высокомерный дроу не сдох! Он пошатнулся и, тяжело дыша, рухнул на палубу. Смертельно ранен, проще говоря, хп в красной зоне, но все-таки живой.

Я только и успел выдернуть кинжалы, что бы отбить замах одного их эльфов, первым успевшего отойти от шока после моего внезапного появления.

— Добей его, — выкрикнул Кирк, вставая в защитную стойку и вместе с другими матросами, обороняясь от яростно набросившихся на них эльфов.

— Ага, сию секунду мой капитан, — язвительно ответил я, уходя еще от двух выпадов — шустрый дроу попался.

— Церкин, есть еще ножи?, — услышал я голос капитана, обращенный к кому-то из своих подчиненных.

— Да, капитан. Пара штук осталось.

— Давай сюда.

Не знаю, что он там задумал, даже взглянуть не успеваю, но пусть поторопится! На меня уже двое насело. При этом второй дроу оказался игроком.

М-да, открытый ближний бой сразу с парой не слабых противников для меня все же перебор. Не представляю, каким чудом я еще жив!

Триньк — тонкое, словно жало, лезвие клинка пробивает висок и по рукоять скрывается в черепе эльфа-непися попытавшегося провести мне подсечку. Он замертво падает на пол, прямо под ноги своему партнеру-игроку и тот спотыкается. Не преминув этим воспользоваться, я веером прошелся по его груди и на обратном движении распорол горло. С такими ранами если и выживают, то уж никак не благодаря зелью, которое игрок сейчас торопливо попытается выпить, большую часть пролив из дыры в горле. Нужен маг или дорогущий свиток.

Триньк — в грудь начинающего вставать Вар-Лоара прямо в сердце вонзается еще один клинок. Ну и я, разумеется, не став тормозить, тоже внес свой не дюжий вклад, проведя серию добивающих ударов. Прощай игрок!

Отбегаю назад, запрыгиваю на фальшборт, разворачиваюсь, активирую рывок и вот я среди своих, в шаге от Кирка.

— Ты дурак!, — хмурится капитан.

— Возможно, — весло улыбаюсь я. — Но я ведь появился вовремя?

— Смерть их капитана ничего не решает, — качает головой Кирк.

О, так тот игрок еще и главным среди нападающих был.

— Сейчас подойдет подкрепление и нас просто сомнут массой!

— Посмотрим! Кстати, а что с ним?, — кивнул я в сторону вроде бы целого без единой царапины Тургена, только сейчас заметив боевого мага прислоненного спиной к мачте.

— Перенапрягся и потерял сознание, но и зато угробил одного из магов дроу, а второго мои ребята каким-то чудом арбалетным болтом ранили, и его матросы куда-то на нижние палубы унесли.

— Хм!, — Я тут вспомнил про пару огненных свитков завалявшихся в моем инвентаре и сопоставил с отсутствием магов противника. — То есть, защиты у них сейчас нет никакой?

— Если только встроенные во внешнюю обшивку амулеты, — не понимающе взглянул на меня Кирк.

— Отлично! То что надо, — я убрал кинжалы хаоса и вытянул из ножен за спиной мечи. — Мне нужно, — оценил время отката умения невидимости и встал слева от капитана, — пять минут, а после я постараюсь избавиться от их корабля.

— Продержимся!, — Кирк ловко подсек ноги дроу рискнувшего сунутся дальше своих напарников, а стоявший справа Доркан, нанес сокрушающий удар своей гигантской абордажной саблей, довершив начатое и мгновенно отправив эльфа на тот свет.

Неожиданно противники резким наскоком решили попытаться прорвать нашу круговую оборону и… у них это отчасти получилось. Мне снова выпала честь сражаться сразу с двумя матросами.

Хорошо хоть есть тот, кто прикрывает меня и может помочь в самом крайнем случае. За моей спиной суетился невысокий, но очень ловкий и быстрый парень, орудующий сразу двумя узкими кинжалами. По каким-то неведомым причинам стандартное для всех матросов капитана Кирка оружие — та самая абордажная сабля находилась в ножнах прикрепленных к его ремню на поясе. Впрочем, не мое это дело, что ему по душе ближе, пусть тем и пользуется.

Вооруженные длинными клинками с односторонней заточкой в одной руке и изогнутыми кинжалами в другой, дроу-неписи действовали слаженно словно часы. Удары они наносили по очереди и в отличие от большинства своих сородичей, которые, как я смотрю, больше путались у напарников под ногами, друг другу совершенно не мешали. Да и похожи они были словно близнецы, а может так оно и есть.

Но вот получив шанс — один из братьев всего-то на долю секунды задержал свой удар, и я быстрым выпадом лишил его меча, вскользь пройдясь по незащищенным пальцам ладони. Скривившись от боли, дроу выронил меч и вытянув перед собой изогнутый кинжал, которым так удобно цеплять оружие противника, попытался отступить за спину своего брата. Вот только я не собирался ему давать такую возможность. Поэтому, выкрикнув команду шустрому матросу добить легкораненого врага, налетев на целого противника, не давая ему не единого шанса защитить брата.

И один на один с ним я справился довольно быстро. Похоже, что они приучены работаться только в паре и лишившись напарника-брата, второй дроу ничего противопоставить мне просто-напросто не мог.

Пока не меня никто не кинулся, я быстро окинул взглядом поле боя.

Наши еще держались, хотя дроу все равно теснили, а порой и убивали то одного, то другого матроса. Для эльфов размен один к двум проблемы не составлял. Правда, гибли в основном игроки, неписи были более осторожны.

— Крэйбен, — зашептал подобравшийся ко мне поближе Кирк, парой быстрых ударов уложив на пол очередного дроу, и того сразу же добили матросы. — Ты там что-то сбирался сделать? Так давай! Торген пришел в себя, попробует намагичить хоть что-нибудь. Правда он потом снова вырубится. Но если им не куда будет отступить хотя бы на пару минут, восстановить порядок и вылечить раненых, мы сможем их задавить! А иначе…

— Понял, — я резким взмахом прервал попытку эльфа покончить с нашим раненым матросом. — Я пошел.

Рывком уйдя ближе к мачте, я активировал невидимость, забрался на рею и пробежавшись по ней, спрыгнул на палубу вражеского судна чуть не попадя прямо под ноги парочке раненым матросам, решившим в этот момент убраться подальше со «Света луны». Отвлекаться на них не стал. Осмотревшись, быстро нашел ведущий в низ трап, спустился на следующую палубу и, проходя рядом с каким-то помещением, увидел лежавшего на кровати боевого мага дроу и воздушника возившегося со своим собратом по ремеслу.

Удостоверившись, что кроме этих ребят поблизости больше никого нет, подкрался со спины и, когда маг наклонился над другом, помогая выпить лечебное зелье, активировал все доступные умения и разом отправил воздушника на тот свет, а уж добить и так раненого боевого мага проблемы не составило.

Спустившись на самую нижнюю грузовую палубу, достал первый свиток огненного шара и, активировав заклинание, отправил в блажащие бочки с провизией, а второй — в баулы с запасной одеждой и каким-то тканями.

— По моему мне пора давать достижение — «Поджигатель», — весело усмехнулся я и рванул обратно на верхнюю палубу.

И вовремя, прямо передо мной двое легкораненых матросов помогали своему окровавленному товарищу с рассаженной головой и отсутствующей кистью на левой руке переходить штурмовой трап.

Отправив троицу на встречу с их богом, я прыжком перескочил на нашу палубу. К тому моменту из трюма вражеского корабля уже начал подниматься еле заметный дымок. Но это не надолго. Сейчас разгорится и как пыхнет!

— Готово капитан!, — громко оповестил о поджоге Кирка.

Правда мой крик услышал не только он, но и эльфы, кое-то из них стал испуганно оглядываться через плечо, в надежде, что я обманываю, тем самым, пытаясь их деморализовать.

— Рубите абордажные крюки!, — приказал матросам капитан. — Быстрее! Что вы как сухопутные крысы! Доркан, на тебе штурмовой трап, избавь нас от него!, — Здоровый матрос кивнул и жестом потянул за собой трех человек.

А между тем, на нашем судне все изменилось в лучшую сторону! Турген все-таки сумел выдавить из себя мощное заклинание, буквально уничтожив половину темных эльфов, но и сам он чуть не отдал концы. Вон снова без чувств лежит рядом с мачтой. Из носа и ушей идет кровь, сам бледный как смерть. Но что главное живой, дышит! А там уж выходим, вылечим.

Команда противника начала беспорядочно отступать с нашей палубы, и только игроки озлобленно сопротивлялись и пытались убить хоть кого-то. Но их было меньше, а оставшиеся в живых матросы Кирка действовали слаженно и осторожно, выбивая дроу по одному.

Ну и я тоже свой немалый вклад вносил в это дело, помогая дорезать дроу. Заодно и опыт, надеюсь, капает потихоньку. Должна же система игры учитывать смерть врагов от моей руки. И не простых врагов, а выше уровнем!

Люди Кирка наконец-то избавились от последних сцепов, и наш корабль не без помощи мага воздушника стал отдаляться от судна дроу.

Стоя на краю палубы, я отлично видел, как моряки противника нырнули в дымящийся трюм и потащили наружу ведра с привязанной к ним веревкой к борту судна. Набирать воду и тушить пожар. Мы мешать им не стали, как и добивать.

«Свет луны» все дальше и дальше уходил в отрытый океан, прочь от места битвы и виднеющегося вдалеке берега.

Один из матросов был тут же послан в каюту капитана, что бы удостоверится, что там все в порядке. Но Кирк переживал зря. После моего ухода маг, не долго думая просто-напросто забаррикадировался, не смотря на предупреждения Арианы о благополучном исходе боя. Благополучном, хм… это смотря с какой стороны посмотреть. Ведь мы потеряли больше половины команды, боевой маг без сознания, а корабль слегка поврежден.

И пока маг приводил каюту в порядок вместе с парой матросов, я подошел к стоящему у штурвала капитану, обсуждающему дальнейший путь со штурманом.

— Здесь подводные скалы, вообще не вариант, — водил по карте Дирк. — А если пойдем тут, вдоль вулканических островов, то можем и на рифы наткнуться.

— Значит, поплывем медленнее и когда войдем в опасное место, спустим на воду лодку с парой ребят. Пусть идут впереди корабля и на ходу проверяют, что там, на глубине, — пожал плечами Кирк.

— А что, воды орков так же опасны?, — не удержался я от вопроса.

Судя по всему, капитан решил больше не рисковать и сделать большой крюк, что бы уж точно ни на кого не наткнуться. Ведь еще одного боя мы просто не переживем.

— Да, — коротко ответил капитан. — И в отличие от тех пиратов дроу, что искали именно тебя, — выделил он недовольным тоном последние слова, — орки ребята вообще не разговорчивые и очень боевые! Им плевать кто мы и что. Устроят настоящую бойню, потопят корабль, а выживших мигом отправят в рабство. Ты вот хочешь стать рабом?

О как, а он, оказывается, не знает что я уже… того… раб.

— Нет не хочу! Но тогда как мы вообще попадем к ним на землю?, — Кстати да, ведь Лсаэрос говорил, что мы прибудем именно в Пустоши орков.

— Через острова, что расположены рядом. Там обитают вполне миролюбивые племена, которые не пытаются оторвать голову каждому встречному.

— Миролюбивые орки?, — удивленно поднял я брови.

Нет, конечно, если это какие то игроки, то можно в такое поверить, но если неписи… Такое разве возможно?

— Конечно!, — удивленно произнес Кирк. — И с парой племен мой отец даже торговал, раньше. Правда, последние пару лет у него такой возможности не было, но я уверен, что имя моей семьи там еще помнят.

— Почему ты так уверен, что там мы не наткнемся на местных пиратов и разбойников?, — все еще продолжал сомневаться я.

— Потому что они хоть и миролюбивые, но сильные, — усмехнулся Кирк. — Крэйбен, я, конечно, очень благодарен тебе за то, что ты считай нас спас, но сейчас иди в мою каюту или свою и не забивай мне голову. Не до этого сейчас! Нам еще вон, раненых надо в чувство привести. Достойно похоронить погибших и хоть частично подлатать корабль.

— Хорошо, хорошо, — выставил я руки в примирительном жесте. — Уже ухожу! Пойду вон к Ливиону в твою каюту, мебель обратно расставлять.

— Ага. И матросов тогда сюда отправь, — отмахнулся от меня Кирк, снова уткнувшись со штурманом в карту.




Глава 11.


На третий день плавания моряк, дежуривший на площадке на самом верху центральной мачты, наконец-то порадовал всех долгожданным заявлением о том, что на горизонте виднеется земля. Ох и как же мы обрадовались. Особенно я! А моряки так вообще чуть ли не запрыгали от восторга. И это не смотря на то, что им вроде как по статусу положено терпеть все муки долгого хождения корабля по бескрайним морским водам.

Впрочем, будь это в другое время и при других обстоятельствах…

Ведь из полной команды в двадцать с лишним человек их осталось всего четырнадцать. А управлять таким большим судном столь малым количеством людей очень тяжело. Все эти три дня они практически полностью выбивались из сил. Спали урывками, ели, когда выпадет свободная минутка. И это не смотря на наши с Лсаэросом попытки помочь. Хотя, впрочем, какие из нас помощники-то. Так — продень трос в ту штуку, привяжи его вон к той… Матросы, отлично понимая, что мы все-таки простые сухопутные крысы, морскими терминами особо не бросались, зато довольно часто переходили на ругательства плотно приправленные названиями водных чудовищ. Правда, более понятно от этого, что удивительно, не становилось.

В общем, под довольную улыбку капитана Кирка, даже маг воздушник Гренал воспарял духом и ускорил корабль еще на пару тройку узлов в час.

И вот вскоре уже и с палубы можно было увидеть многочисленнуюроссыпь самых разных по размеру островов вплотную прилегающих к пустошам орков и граничащих с горным хребтом Илинара. Правда видели мы, так сказать, лишь лицевую сторону, ведь весь масштаб этого странного явления мира Нории можно определить только по карте или с высоты птичьего полета.

Были там не только маленькие островки, площадью с десяток метров и состоящие из одного лишь песка. Но и большие — не меньше километра! Покрытые местной разновидностью пальм, лиан и прочих любящих тепло растений и деревьев. И к тому же населенные не только неписями орками, но и дикими животными, успешно снабжающими местные поселения едой и шкурами для одежды.

— Идем на сближение, к краю россыпи, а потом вдоль, в сторону материка, — скомандовал Кирк. — Там я покажу, в какой пролив свернуть, и к какому острову идти. Отсюда его все равно не видно.

В этот раз капитан не стал настаивать на нахождении Арианы в каюте, и девочка радостно носилась по палубе, всюду суя свой любопытный нос. И эта ее ребячья беззаботность с головой выдавала возраст принцессы. Хотя… будь мне лет четырнадцать пятнадцать, я бы тоже от нее не отставал.

В общем, я уселся на пустую бочку, зачем-то поставленную возле мачты, и стал терпеливо дожидаться, когда мы приблизимся к островам. Смотреть за эти дни на бескрайний океан меня, если честно откровенно достало! За все время произошел лишь один момент, который ненадолго развеял мою скуку и однообразную работу — экстремальный проход между мелкими… даже не островками, а скалами и подводными рифами, совершенный нашим кораблем вчера утром.

— Капитан, там дым!, — снова подал голос стоящий на площадке, кажется называемой марсом, матрос, когда мы свернули в прошли и прошли метров сто. — Горит что-то!

Кирк грубо выругался и приказал срочно вооружиться всем челнам экипажа. Я отлично понимал его беспокойство и нервозность. Нас и так вымотал прошлый бой, и снова окунаться с головой в еще один не было никакого желания.

— Турген, ставь защитный купол на весь корабль!, — обратился он к стоящему рядом магу. — Эй, на марсе, сможешь разглядеть, что именно там происходит?

— Нет капитан!, — практически тут же отозвался матрос. — Ветер слабый! Дым точно над островом стоит, не видно ничего!

— Плохо!

— А где живут те орки, что с вашей семьей торговали?, — решил уточнить Лсаэрос, подходя к Кирку и заодно не теряя из виду принцессу.

— Как раз там, где сейчас буйствует огненная стихия, — печально ответил капитан. — У них только одно поселение, зато довольно крупное и многочисленне.

— Пошлем вперед лодку?, — предложил сидящий на табурете штурман. — С парой человек, пусть проверят.

— Нет!, — отказался капитан. — Не хочу рисковать жизнью своих людей почем зря. Хватит с нас! Подойдем к острову, а там и решим, что делать.

— Хорошо капитан, как скажите, — кивнул Дирк, принимая его решение.

«Свет луны» подошел практически впритык к острову на столько, на сколько позволяла глубина пролива. И мы хотя бы отчасти смогли понять, что же там произошло.

Судя по всему поселение островных орков пережило нападение, и сейчас бой подходил к концу. Звуки битвы постепенно стихали, как и пожар случайно или намеренно разведенный напавшими на деревню врагами.

— Капитан, будем высаживаться?, — спросил Дирк, поправляя абордажную саблю на поясе и поудобнее перехватывая арбалет. — Или подождем, когда все утихнет?, — И он, в общем-то, озвучил вопрос, невольно возникший в голове практически у каждого человека находящегося сейчас на палубе корабля.

Да, за эти дни матросы пришли в себя, залечили раны, а наш боевой маг восстановился практически полностью и может показать чего он стоит в бою. Но ведь все равно, напади мы даже неожиданно и внезапно, потери однозначно будут. Убьют троих наших или одного, легче от этих мыслей не станет никому. Когда дрались с дроу, это было во имя собственного выживания, а сейчас… стоит ли рисковать ради жизни чужаков? Пусть и тех, с кем когда-то вела дела семья Кирка.

Впрочем, для себя я уже решил — закинув полученные за убийство неписей и игроков дроу три очка прямиком в ловкость (да-да, за тот бой система щедро одарила меня аж тремя уровнями, тем самым я получил первую пятерку сверх пятидесятого и первые три единицы по новому расчету), приготовился к бою, дожидаясь только решения капитана. Не забыл нацепить и безликую белую маску идущую в комплекте с броней светлых эльфов, от одного касательного удара по лицу она, надеюсь, сумеет меня спасти.

А в этот момент сидящий на верхней точке мачты матрос рассказывал капитану все то, что он видит с помощью того специального прибора.

— Будем высаживаться!, — решительно заявил Кирк. — Спускайте лодку! На корабле остаются трое матросов, воздушник и принцесса. Остальные со мной. Крэйбен, Лсаэрос, вы то же можете остаться.

— Нет, один раз я уже послушался тебя, — напомнил я Кирку про абордаж.

— А я просто хочу размяться, — ухмыльнулся архимаг. — Но лезть вперед вас, разумеется, не буду, но на прикрытие можете рассчитывать, только арбалет дайте.

Лодка бесшумно пошла к берегу и когда до суши оставалось метров двадцать, я спрыгнул вводу, крикнув остальным, что пойду первым, на разведку. Если будут дозорные, уберу по-тихому, что бы не предупредили своих.

Выскользнув из воды на песок пляжа, подальше от покореженных плоскодонных лодок селян и развешенных на специальных растяжках сетей, сразу же активирую невидимость и прячусь за ближайшим густым кустарником.

Не смотря на то, что в деревне горело все, что вообще в принципе может гореть, тропический лесок огонь снисходительно игнорировал. Магия? Шаманизм? Не знаю, но мне в данный момент это на руку, как и тем, кто пойдет следом. Иначе мы рисковали бы сгинуть так и не дойдя до поселения орков.

Коротким перебежками иду вдоль натоптанной тропы ведущей из деревеньки к пляжу. Но пока ни орков, ни вообще хоть кого-нибудь так и не встретилось. Неужели они такие глупцы, что не стали оставлять дозорных? Странно…

А н-нет, впрочем, не странно. Я уже был на расстоянии вытянутой руки от и, правда, большого поселения, когда заметил двух голых по пояс мускулистых орков с россыпью амулетов на шее. Орков игроков! 46-го и 61-го уровня с именами Краганд и Горалом соответственно. Они с веселым улюлюканьем гонялись за молодым орченком, а когда догнали, стали мучить его и всячески издеваться.

Твари! Проклятые твари! Ну зачем же? Неужели это приносит вам удовольствие? Издеваться над неспособным к сопротивлению неписем, тем более ребенком.

А орченок, что он мог поделать простив двух здоровых лбов. Только лишь свернувшись в клубок и беззвучно, по мужски стоически выдерживать пинки и тычки острым оружием. Но вот Горалому по-видимому надоела эта игра и он замахнулся секирой собираясь прервать жизнь молодого орка. Ага, разбежался!

Рывок и оказываюсь точно за их спинами. Кстати, в этот раз для разнообразия, я решил поработать мечами.

«Как хорошо, что они не носят броню!»

Конечно, не очень удобно работать, переключаясь от одного противника к другому, но я справился. Первыми ударами изрядно понизив жизнь каждого из противников, довольно быстро прикончил сначала Горалома, как более сильного, а потом, улыбнувшись своей самой страшной ухмылкой… которую из-за маски не видно, забыл снять… бросился на Краганда.

— Эй ты же свой!, — плаксиво начал орк оказавшись на земле — трусливо отступая, он оступился и упал. — Дай задание выполнить! Не убивай, брат!, — он все же догадался сосредоточить на мне взгляд и понятное дело увидел, что я такой же игрок, как и они.

Очень хотелось ответить знаменитой цитатой из классического фильма, так любимого мною в детстве, но я сдержался. Замерев на мгновение, в следующую секунду моя рука резким движением вонзает лезвие меча точно в глаз поверженного врага, временно обрывая его бессмертную жизнь и отправляя на точку возрождения, которая, я надеюсь, находится на материке.

— Ты как, жив?, — подойдя к тихо скулящему орченку, дотронулся до его плеча и в следующий миг инстинктивно выставив блок, перехватив руку с каким-то подобием ножика прямо у своего лица и чуть было не ударил в ответ наискось мечом — на этой ноте и закончилась бы жизнь парня успешно избежавшего смерти от рук своих сородичей по расовому признаку.

— Убей меня эльф!, — на глазах дрожавшего парнишки появились слезы. — Только не мучай!

Обалдеть! Мелкие орки знают как внешне выглядит броня светлых эльфов. Я в шоке! Откуда?

— Глупец, — ругая не пойми кого, толи парня, толи себя, прошептал я и снял маску.

— Человек?, — удивленно распахнул свои зеленые глазенки орченок.

— Нет, демон!, — коротко рассмеявшись, скорчил страшную рожу.

— Не похож, — молодой орк начал приходить в себя, хотя бесконтрольная дрожь еще периодически сотрясала его тело.

— Где остальные? Почему они, — кивнул на пару еще не начавших растворяться трупов, — на вас напали?

— Там, — отвечая на первый вопрос, орченок указал на горящую деревню, — возле хижины шамана в центре нашей деревни. Ир-Зан сумел собрать вокруг себя уцелевших… но это не надолго, их скоро убьют, — на его глазах снова начали наворачиваться слезы.

— Не убьют!, — постарался я воодушевить паренька. — Много у противника воинов? Сколько магов?

— Магов?, — непонятливо сощурился парень. — Может шаманов?, — Я согласно кивнул. — Шаманов трое. Они очень сильные! Хотя… послабее Ир-Зана. А вот воинов много! Вот два раза по столько, — показал он обе пятерни. — Но четверо… а нет, уже шестеро, мертвы.Они тоже сильные очень! Напали неожиданно. И оружие у них не простое.

— Разберемся! Как видишь, мне эти твари не соперники. Так… кстати, а как тебя зовут?, — только тут я подумал о том, что не знаю имени этого храбреца.

— Тиар-Са.

— Слушай меня внимательно, Тиар-Са. Беги туда, на пляж, — указал я на тропу. — Там сейчас подойдет лодка с людьми, они со мной. Расскажешь им все в точности, что и мне. Понял?

— Ага, — кивнул орченок.

— А я пошел в деревню, спасать твоих сородичей, — одеваю маску обратно.

— Не надо одному иди, они вас поймают и…, — вцепился мне в руку парень.

— Все будет хорошо!, — проведя ладонью ему по волосам, уверенно улыбнулся я — Давай уж беги на пляж.

Проводив взглядом унесшегося во всю прыть молодого орка, активировал откатившийся скил и самым коротким путем двинулся к центру селения.

«Ага, плохих вижу, а где же хорошие?», — мысленно вопросил я, добравшись до середины деревни.

Толпа игроков и только игроков собралась возле… хм… ладно пусть будет хижины размером со средний такой деревянный домик зажиточного торговца. Вокруг самого здания была словно проведена невидимая черта, за которую никто из воинов ступить не мог, как и пустить стрелу или болт. Ну и заклинания шаманов, которые обнаружились тут же рядом, сквозь нее тоже не проходили.

— Что делать будем?, — спросил подошедший к шаманам орк.

— Тарк, — рыкнул в ответ один из них — среднего роста с пучком каких-то перьев на голове, — иди лучше своих людей собери, а то половина бегает по деревне, в прятки с выжившими играет. Смотри, вырежут вас по одному, недотепы.

— Не вырежут! За собой следи, — оскалился орк. — Не забывай, здесь командую я! А вас клан лидер выделил моей группе в помощь.

— Вот и командуй, — не остался в долгу шаман. — Мне время надо, что бы подготовится и ударить! И я не хочу, что бы кто-то из эти неписий мне помешал!

— Готовьтесь быстрее, Неркал!, — огрызнулся Тарк

— Да иди ты… Тупоголовый. Я тебе шаман, а не маг! Все заготовки уже слиты. Что бы пробить это долбанный купол надо объединить наши усилия. Тебе объяснить, как это делавется?

— Нет, — пошел на попятную орк. — Я в курсе.Ладно, давай, не отвлекаю, — махнул он рукой. — Зирэп, Диках, — гаркнул рейд лидер, — найдите наших! Хватит в игры играть, добивайте тех, кто еще живой, и бегом обратно.

Не смотря на наличие в группе Тарка нескольких высокоуровневых игроков, коих заметил здесь, возле хижины, главной целью я выделил именно трех шаманов. Ведь только они могу пробить защиту некого нпс по имени Ир-Зан. А стоит той пасть, как всех остальных орков, которые находятся в этом здании, сомнут и уничтожат. Что ж, дайте мне только шанс, и одного или двух шаманов я убрать смогу точно.

Глава группы вернулся к остальным воинам, о чем-то посоветовался и отправил еще парочку орков в другой конец деревни. Видимо и там его люди шастают.

Вообще отлично! Чем меньше народу тут будет, тем больше у меня шансов остаться в живых после атаки на шаманов, уже затянувших какой-то ритуал со всеми сопутствующими «спецэффектами», — подчиненные Неркала закружились в каком-то полубезумном танце, стуча в бубны, а сам главный шаман затянул нудный рваный речитатив заклинания.

Но стоило мне подойти на расстоянии пяти шагов к ним, как я уперся в невидимую пленку. Как я понимаю точно такую же, что и возле домика Ир-Зана. Проклятие, и эти тоже купол поставили, ну или как там у них штука называется. Вот и как его обойти? Как проникнуть внутрь?

Так, ладно, а что там с защитой от физического урона. Я попробовал ткнуть клинком невидимую пелену и… да, лезвие меча свободно прошло внутрь, за ним карда, но, вот только стоило моей руки коснуться ее как, снова ощущение, будто в стену уперся. Эх, а мне то всего и надо, что прервать их ритуал, на который и так потрачено не мало усилий. Правда, надеюсь, что мощных зелий восстановления у них нет, а простыми бар манны быстро не заполнишь.

И тут я вспомнил о кинжалах! Попытка не пытка. Хоть и соответствующего умения у меня и нет, но никто же не мешает мне просто кинуть в кого-нибудь их этой троицы клинок. Авось попаду. Да и потеря оружия, если что, совершенно не страшна. Кинжалы хаоса изначально привязаны лично ко мне и только ко мне!

Убираю, мечи, и достаю свое более излюбленное оружие! Ну а как его не любить-то, да? Лучше в этом мире вряд ли что-то найдется. Вот еще бы с тотемом разобраться и вообще отлично будет!

Прицеливаюсь, замахиваюсь и… мда. С арбалета стрелять у меня лучше получается.

Кинжал уходит куда-то в песок под ногами танцующего орка, который этого даже не заметил. Ничего у меня есть еще один и небольшой запас простых, честно взятый из ардаловской тюрьмы у того палача. Второй бросок и… Да! Клинок задевает руку шамана с перьями и нанесенного урона (не смотря на начальные цифры, система решительно добавила и двойной удар, и криты, и прочее) оказалось достаточно, что бы тот сбился и ошарашено закрутил головой в поисках того, кто посмел ему помешать. И вот, он натыкается на меня взглядом и что-то беззвучно произносит.

Ага дружок, просчитались, не поставили защиту от физурона, теперь пожимайте плоды своей ошибки!

Эх, вот только стоило моему кинжалу нанести урон цели, как невидимость сразу же спала, и не только Неркал, но и другие игроки меня тоже разумеется заметили. Но шаман вряд ли что-то сможет мне сделать, а вот остальные.

Выхватываю мечи, и поворачиваюсь к уже бегущим сюда оркам во главе с рейд лидером что-то яростно орущим и угрожающим мне тысячей смертей.

— Привет!, — кричу я игрокам, когда расстояние между нами сокращается до десятка шагов.

«Пора умирать — мне! Один я не сдюжу!»

Бах, бах — земля перед орками внезапно вспучивается и разлетается комьями, хорошо я вовремя среагировал и не долго думая, упал на землю. Инстинкты и рефлексы великое дело!

Быстрый взгляд по сторонам…

А, команда Кирка подоспела. Вовремя!

— Пока!, — подмигиваю я уцелевшим игрокам и развернувшись, рывком подскакиваю к снявшим купол шаманам, ставших после этого необдуманного поступка самой легкой жертвой, для подобного мне игрока, на многие километры вокруг.

Зря они это сделали! Может быть отсиделись бы, пока не кончилось время действия защитного заклинания, агонию бы продлили… Хотя. У нас же есть арбалеты, так что не получилось бы.

Быстрый взмах, росчерк слитного удара сразу двумя мечами и грудь главного шамана наливается кровью, следом резкий тычок лезвия в район сердца, и тот мертвым кулем оседает на землю. Он даже не попытался оказать сопротивление! Лишь прошипел на прощание, что мы еще встретимся, мол, он меня запомнил. Конечно, пусть в очередь запишется. Меня еще со времен нахождения в тюрьме в Темном лесу какой-то клан обещал найти.

А вот у второго игрока выбранного следующей целью хватило и выдержки, и смелости, и крохи маны — короткое заклинание и мимо меня проносится какой-то комок серой дряни, вряд ли что-то убойное, но лучше на себе не проверять. Не дав скастовать еще одно заклинание, приближаюсь к шаману и серией ударов в мгновение ока лишаю жизни. Вот шустрый-то какой!

Третьего игрока убить не успел. С двумя арбалетными болтами в груди напротив сердца и одним в черепе долго не живут. Впрочем, не долго тоже.

— Вообще-то он мой!, — ни кому не обращаясь, сокрушенно произношу я.

А за спиной драка была в самом разгаре. Наш боевой маг прямо таки яростно швырялся всем, чем только мог, и амулеты орков не особо их от его заклинаний защищали — ломались с негромким треском один за другим. И даже Лсаэрос решил не оставить от Тургена. Порезав ладонь, прочитал короткое заклинание и отправил два небольших красных облачка созданных из его крови к покалеченным оркам.

Ай нет, ошибся, это не боевые заклинания. Облачка лишь на долю секунды зависали над лежащими на земле игроками и неписями селянами, и тут же летели дальше. При этом на попытку их уничтожить одним из вражеских орков, заклинания на основе магии крови никак не отреагировали, продолжая неспешно летать по догорающей деревне и изучать лежащие на земле тела. Интересно для чего он это тогда создал? Надо бы его как-нибудь еще потрясти на вопрос изучения рун. А то все три дня, что мы плыли сюда, он отнекивался всеми силами и предлогами, главным из которых была ужасная усталость от работы наравне с матросами.

— Крэйбен, иди сюда!, — помахал мне архимаг. — Пойдем, будем искать выживших селян, и добивать раненых врагов.

— Ага, а как ты поймешь кто и из них кто?

— С помощью вот той штуки, — указал маг на зависшее над еще одним орком облачко. — Она без лишних проблем это определяет. А остальное за нами. Кстати, ты не в курсе, что здесь эти то забыли? Зачем на деревню напали?

— Кто бы мне рассказал, — пожал я плечами вместо ответа.

— Ну и ладно, потом узнаем.

Закончив с ранеными врагами и мирными орками, мы вернулись к дому местного шамана, с которым, как раз к нашему приходу, начал общаться Кирк.

— Спасибо что освободили нас, — произнес Ир-Зан и пожал руку капитану.

Из дома начали выходить дети и оставшиеся в живых взрослые орки обоих полов и опасливо поглядывать на людей. А вот я заметил знакомого юношу, выглядывающего из-за спины шамана, и тот так же увидев меня, радостно помахал рукой.

— Не за что нас благодарить, — печально вздохнул Кирк. — Мы опоздали, и в этом только моя вина. Я боялся потерять людей и так сильно уставших после битвы в море с дроу.

— Не стоит себя винить, — не согласился с ним шаман. — Я отлично тебя понимаю. Но ты ведь все же не бросил нас в беде и выручил. Хотя, успей вы на час раньше, наш тотем остался бы цел и невредим, и его сердце не покинуло бы деревню. Но…

— Тотем?, — с некой заинтересованность переспросил Лсаэрос, бесцеремонно влезая в разговор, не смотря на предостерегающий взгляд капитана.

— Да, тотем, — подтвердил Ир-Зан. — Без него нам придется очень сложно. По-видимому, он и был их целью. Они отлично знали что искать!

Я тоже прямо аж напрягся, уловив знакомое и такое редко используемое слово среди как игроков, так и неписей. С некоторых пор мне тоже интересна вся возможная информация по тотемам, которых в мире Нория практически не осталось. И я даже не знал, что у некоторых разумных существ они еще сохранились, хотя конечно же догадывался об этом. Вот только если с гоблинами особо на эту тему не поговоришь, то с мирными орками-неписями я думаю можно как-то обсудить эту щекотливую для меня тему.

— Захватив сердце тотема, они сразу же отправили пятерых воинов и молодого шамана обратно, — между тем продолжил рассказывать шаман.

— Давно?, — уточнил Кирк.

— Где-то с пол часа назад. Вы очень сильно поможете моей деревне, если вернете его обратно!, — с нажимом произнес Ир-Зан.


Доступно задание: Помогите островному поселению орков вернуть древнюю реликвию-тотем.

Награда при выполнении всей цепочки заданий: Неизвестно.

Отказ от задания: Неизвестно.


Принять/Отказаться?


— С радостью вам помогу!, — прежде чем капитан решился ответить, выпалил я.

— Крэйбен! Кракен тебе в глотку!, — выругался капитан и архимаг тоже что-то там от себя добавил.

А орк, орк с улыбкой до ушей слушал перепалку двух человек. Затем, хлопнув меня по плечу, потянул к крыльцу дома. Его сородичи как раз уже начали разбредаться по деревне, оценивая нанесенный игроками ущерб.

— Подожди, — спохватился Кирк, вместе с Лсаэросом догоняя нас. — Этот юноша вечно куда-то торопится. Я ведь тоже не отказываюсь тебе помогать. Ты ведь помнишь моего отца?

— Конечно, Кирк. Давно вас, правда, не было видно…, — с намеком произнес шаман.

— Проблемы, семейные, — ушел от ответа капитан. — Потом расскажу. Сейчас я соберу людей, раздам указания, и можно будет выдвигаться за твоим тотемом. А ты пока расскажи все что знаешь. И главное — откуда они пришли и куда направились с вашим этим тотемом.

— А у тебя карта есть?, — спросил Ир-Зан.

— Да, — Кирк достал из подсумка сложенную в несколько раз ткань и развернул ее прямо на крыльце под ногами.

— Так, мы сейчас вот здесь, — присев, безошибочно ткнул пальцем в россыпь островов орк. — Вот тут, немного дальше, расположен небольшой соседний клан, их остров соединяется с нашим через брод. Именно оттуда они и пришли, и в туже сторону направились вместе с сердцем тотема.

— Может тогда стоит на лодках, морем обойти и на перерез?, — предложил я.

— Не надо, — отрицательно покачал головой шаман. — Это займет много времени, ибо здесь полно отмелей. Пойдете пешком. Большинство островов и так соединены между собой мостиками, а в остальных местах вполне можно перейти вброд. Так что если поторопитесь, нагоните их быстро. Погони они не ожидают. Ну и заодно я выделю вам двух местных ребят, что с детства излазили почти всю округу.

— Я не пойду, тут останусь, — неожиданно произнес Лсаэрос. — Не в мои годы играть в догонялки с молодыми воинами, сами понимаете. — Тем более, я думаю, нам найдется, о чем поговорить с достопочтимым орком.

Хм, архимаг снова показал свою заинтересованность. Боюсь, не просто так он был удивлен присутствием тотема у местных островитян, теперь ему определенно что-то нужно узнать от шамана, при этом видимо без лишних ушей. На возраст он, видите ли, жалуется. Раньше я за ним такого не замечал, особенно когда по лесу Харит-Ходоровскому бегали.

— Серган, Хотар, — подозвал двух матросов капитан. — Найдите Тургена и бегом обратно вместе с ним. Мы скоро выходим, поможем вернуть тотем, пока те твари далеко не ушли.

— Я рад, что ты согласился помочь, Кирк!, — расцвел улыбкой шаман. — Я всегда знал, что семья Коразал самые честные, смелые и добрые люди!

— Дирк!, — поманил к себе Кирк Коразал штурмана.

— Да капитан!

— Пока нас не будет, на тебе помощь селянам в восстановлении деревни. Так же соберите все оружие и припасы, организуйте дозорных… ну, в общем, что я тебя учу, и ты без меня отлично знаешь, что и как делать. Только отправь человека на корабль, расскажи им обо всем, но пусть пока там же и остаются, — добавил Кирк. — По крайней мере, до вечера. Кто его знает, что еще произойти может.

— Понял, — согласно кивнул Дирк.

И как только вернулись Серган и Хотар вместе с Тургеном, а Кирк, приняв под свое командование еще двух орков от шамана, которые будут играть роль не только проводников, но и воинов, наш маленький отряд выступил из поселения в погоню за игроками.




Глава 12.


Ради чего я так поспешно откликнулся на просьбу Ир-Зана о помощи? А для того, что бы добиться еще большего уважения с его стороны! И это не смотря на то, что он и так испытывает чувство благодарности ко всем, кто участвовал в спасении деревни, в том числе и ко мне. И когда мы вернемся с сердцем тотема, я очень хочу поболтать с шаманом о том, о сем, желательно наедине. Но в основном, конечно же, о тотемах. Правда, не думаю, что он похож на мой, но все же… Ир-Зан должен не мало о них знать, по крайней мере, я очень на это надеюсь!

Да, судя по следам, группа игроков пришла именно с соседнего острова, перейдя брод. Хотя какой там брод, так одно название. От силы пол метра и это в самых глубоких местах.

Вот только старый шаман забыл упомянуть, а, скорее всего он об этом и не знал, что соседнее поселение вырезано под корень.

Мы стали подозревать, что что-то здесь не так, когда наткнулись на песчаном берегу на первый труп орчанки, а затем, подходя ближе к поселку, увидели мертвого мужчину и ребенка. Убиты быстро, точными ударами, без лишней крови и шума.

Поэтому в деревню мы входили хоть и на стороже, но отлично догадываясь, что нас там ждет. Ни одного живого орка. Трупы в домах, и на улице. Игроки прошли через селение просто уничтожив всех на своем пути только лишь холодным оружием. Магию и заклинания шаманы не использовали, видимо, что бы не показать себя раньше времени. Мало того, судя по количеству убитых, началось все с центра деревни. То есть изначально игроки не показали своих намерений, ведя себя вполне дружелюбно и каким-то образом собрав практически всех неписей в одном месте, и лишь потом начали их убивать. Кто-то, как та орчанка и орк с ребенком, попытались убежать, но их догнали. А потом… что было потом мы и так отлично знаем — они перешли брод и атаковали деревню Ир-Зана.

Отправив Ог-Кена, одного из орков, что выделил нам шаман, обратно с тем, что бы он поведал остальным об увиденном, мы бегом двинулись дальше. Второй молодой орк по имени Ен-Диг уверенно вел нас по следу. Как оказалось небольшой отряд игроков с сердцем тотема решил уходить совершенно другим путем, свернув в сторону сразу после деревни. Вот только боюсь, что свои, сразу после возрождения, их предупредили через личную почту. А значит, те уже знают о смерти всей группы и возможной погоне, и вполне способны ускориться.

Череда островов и островков, пара столкновений с местными хищниками решившими попробовать нас на вкус и, разумеется, обломавших зубы, и вот спустя три часа мы наконец-то стали нагонять группу игроков. Я конечно не охотник и не следопыт, но Ен-Динг сказал, что следы стали совсем свежие и четкие как на ладони. Мы отстаем от них буквально на десяток минут.

— Это очень большой и сильно вытянутый остров, — осмотревшись, неожиданно произнес наш молодой орк. — Я узнал это место, был здесь с отцом в детстве ни раз. Охотились, ведь тут полно диких животных и много съедобных растений и плодов. Если у них нет лодок, то они пойдут через мост в самом дальнем конце. Иначе отсюда никак не выбраться.

— Мост длинный?, — спросил Турген.

— Да, примерно шестьдесят шагов, — сразу же отозвался Ен-Динг. — Прокинут через широкий и глубокий пролив.

— Капитан, если пойдем следом, нас заметят, — обратился к Кирку один из матросов.

— Знаю, — хмуро согласился тот.

— Я могу сжечь их вместе с мостом, когда нагоним, — предложил боевой маг.

— Не пойдет!, — тут же отказался от вполне здравой идеи Кирк. — Сердце тотема рухнет в воду, нырять ты будешь?

— Да, верно! Так нельзя делать, течение там сильное, — вставил свое слово орк и на мгновение задумался. — Но можно их обойти. Если сейчас пойдем налево, к зарослям камыша, то сможем пройти сквозь него на соседний остров, а потом на другой по броду и выйдем как раз к мосту.

— А почему они тогда так не пошли?, — прищурился Турген

— Не все знают что там, в центре зарослей, глубина всего-то по пояс, — начал пояснять следопыт. — А кроме того, надо еще знать где идти! Там узкая насыпь под водой, намытая течением. Шаг в сторону и…, — взмахнул рукой парень, — все! Глубина выше меня в полтора раза! И водоросли цепкие как щупальца заграда!, — противно скривился Ен-Диг. — Оплетут ноги и утянут на дно. Они так на касания реагируют, сжимаются, словно натянутый лук после выпущенной стрелы.

— Идем, — решительно заявил Кирк. — Надо оказаться на том острове раньше, чем они перейдут мост. Устроим засаду.

Ага, странно только, что игроки совершенно не торопятся, по идее сообщения от своих им уже давно должны были прийти. Или тут такая особенная территориальная зона? Есть вроде такие места в мире Нориа, где связь не работает.

В общем, благодаря тому, что группа орков, захватившая сердце тотема, не знала о грозящей им опасности с нашей стороны, и двигалась неспешно, словно на прогулке, мы вполне могли успеть оказаться на той стороне раньше. Зря они конечно расслабились. Почувствовали себя хозяевами положения, думая, что спина прикрыта рейд группой оставшейся в деревне. Вот мы их ошибкой и воспользуемся.

И мы успели! Оказавшись у выхода с моста раньше, чем на тот вступили пятеро воинов и шаман, в руках которого было нечто похожее на светящийся тусклым зеленым светом небольшой камень — сердце тотема. Кирк распределил нас по обе стороны от дороги в густых кустах и зарослях цветущего кустарника истощающего приторно сладкий запах. Одна часть группы, пара матросов во главе с капитаном, ближе к мосту, а другая, маг орк и я, немногим дальше.

Вот только капитан не разрешил мне дожидаться отряд игроков в невидимости прямо на дороге, и вообще приказал не высовываться, решив, что в дело я вступлю в самую последнюю очередь. Пусть пока считают, что нас пятеро, как и их. Нет, конечно, по сути их шестеро, но шамана можно в расчет не брать.

Игроки неторопливо перешли мост, и что-то весело и беззаботно обсуждая, ступили на дорогу, совершенно не подозревая о засаде. Шаман, неся сердце тотема в руках и также участвуя в разговоре, шел в конце отряда.

И стоило только первому орку поравняться с нами (под нами я имею виду себя, орка и мага) как из кустов прямо в него прилетел не малых размеров огненный шар запущенный Тургеном. Вот так вот без лишних изысков — мощный накаченный маной до предела огненный шар! Просто и что главное действенно — игрок даже пискнуть не успел, обугленной головешкой упав на землю и тут же рассыпавшись в прах. Второй шар, блеклого серого цвета, вспорол землю перед живыми противниками и с громким хлопком взорвался, образовав глубокую яму и засыпав игроков мусором с головы до ног, заодно ослепляя и дезориентируя противника. Какое заклинание использовал наш маг в этот раз, я сказать не могу, но очень похоже на тоже, что и в деревне. Своеобразная магическая граната, мне нравится!

Сразу после взрыва позади отряда орков-игроков тут же появился Кирк с обоими матросами и молча атаковал воинов. И не слабых воинов! Как минимум у одного уровень под сотню, а трое остальных примерно семидесятого. Тут же в бой вступили и Ен-Диг с Тургенном, при этом маг не забыл напомнить мне слова капитана о том, что бы я пока что не высовывался.

Вот только почему-то никто из наших не заметил, как молодой шаман-игрок несколькими секундами позже после взрыва, сломал какой-то амулет и, юркнув в сторону с дороги в кусты, целеустремленно куда-то побежал.

«Ну уж нет, от меня не уйдешь!», — прошипел я, обозлившись на членов своей группы которые не заметили парня улизнувшего практически у них из под носа, и активировав невидимость рванул за убегающим с места боя игроком.

Через три десятка шагов я нагнал прыткого шамана, а в следующий миг — рывок и мои руки дотягиваются до его шеи и резко дергают на себя за ворот одежды. Издав испуганный крик и выронив сердце тотема, парень оказывается на земле, а я сверху на нем, материализуя в замахнувшейся руке кинжал хаоса.

— Игр…, — удивленный возглас шамана оборвался не закончившись, было даже как-то жалко убивать столь слабого противника, всего-то двадцать пятого уровня (и как он в рейд группе оказался?), но и враг за спиной мне тоже не нужен.

Подбираю светящийся тусклым зеленым светом небольшой камень. И это вот сердце тотема?

Система мгновенно реагирует на мой мысленный запрос и перед глазами всплывают характеристики непрезентабельной с виду вещицы.


Артефакт: Сердце тотема серый кот Илу ли Ро.

Качество: Вне категорий.

Материал: Плоть воплощенного тотема.

Привязка: Территориальная или персональная.

Активация — ограничения по уровню: отсутствуют.

Активация — ограничения по классу: шаман.

Дополнительные ограничения: убрать в инвентарь невозможно.


И тут же, после того как я пробежал взглядом описание, появляется оповещение.


Внимание игрок!

Вы стали владельцем редкого артефакта — сердце тотема. Напоминаем вам, что совершить привязку (территориально или персонально) способен только шаман!

Если шаман активирует территориальную привязку, то тотем будет защищать указанную местность.

Если шаман активируете персональную привязку, то тотем будет защищать только вас.

Ни в коему случае не передавайте сердце тотема в руки игрока в котором не уверены на все сто процентов! Не забывайте, что ради обладания подобным предметом вас может предать даже самый близкий друг. Лучше воспользуйтесь помощью неигрового персонажа, заключив письменный договор и закрепив его клятвой перед богом покровителем.

Удачи вам! Сделайте правильный выбор, ведь активировать сердце тотема можно только один раз!


Ого! Если этот тотем хоть отчасти похож на мой, то желание игроков заполучить его вполне понятно. Но самое интересное — возможность привязать Илу ли Ро к моему персонажу. И это не смотря на то, что у меня и так есть один тотем! Правда что будет, если я это сделаю, страшно представить. И так пред глазами до сих пор стоит давнее предупреждающее сообщение: На вас произведено воздействие божественной силы Вегора, покровителя темных эльфов и Онаркиса, покровителя светлых эльфов. Магия богов сильна, но даже она не сможет вечно удерживать безумного черного волка за гранью обеих миров. Как только полубог полузверь наберется сил, после столь долгого пребывания в мире Нориа, он снова сможет вернуться домой и быть доступным вам для вызова. Но боги предупреждают вас — не стоит этого делать, если не хотите познать на себе гнев высших сущностей!



Впрочем, активировать сердце тотема я, разумеется, не собираюсь. Лучше верну его шаману Ир-Зану. Ведь мне нужна информация! И вообще, сначала бы со своим тотемом разобраться, а потом заниматься их коллекционированием.

Ладно, пора возвращаться обратно. Плохо конечно, что его в инвентарь засунуть нельзя, но ничего переживу. Зажав серый камень под мышкой, бегом устремляюсь к месту боя, который, судя по менее яростному звону клинков и затихающим вспышкам магии, уже подходил к концу. Думаю, побеждаем именно мы… Хотя почему «думаю», — вообще ни капли в этом не сомневаюсь!

Когда я появился у моста, Кирк как раз стоял над последним еще живым и обезоруженным противником, зажимающим руками глубоко распоротый правый бок.

— Мы вернемся, — сплюнул орк кровавую слюну. — И всех вас убьем!

— Посмотрим, — яростно скривился капитан и взмахнул своей саблей. — Уходим обратно!, — скомандовал Кирк, повернувшись к нам. — Крэйбен, сердце у тебя?, — сначала спросил и только потом заметил зажатый у меня под мышкой серый камень. — Отлично! Идешь в центре, береги эту штуку как зеницу ока! Эх, как хорошо, что ты не упустил этого сиртхого выкормыша! Отвел нам глаза скотина ор…, — запнулся он, бросил извиняющийся взгляд на нашего молодого орка, радостно смотревшего на сердце тотема и напрочь позабывшего обо всем на свете, и уж тем более не обратившего внимание на оговорку капитана. — Ен-Диг?

— А, да?!, — очнулся орк, завертев головой.

— Мы возвращаемся в деревню!, — повторил Кирк.

— Ага, — согласно кивнул тот. — Да, да, поспешим!

Поселок встретил нас громким стуком топоров и молотков — оставшиеся в живых жители не без помощи членов команды корабля занимались восстановлением более-менее целых домов расположенных рядом с хижиной шамана. Сам Ир-Зан сидел на своем крыльце и с задумчивым видом разглядывал сваленную прямо перед ним кучу оружия и разнообразных вещей, выпавших после смерти с игроков.

— Вы вернулись? Так быстро?, — удивленнее спросил старый шаман, заметив нас. — Не догнали?, — огорченно уточнил он.

— Почему же? Догнали! Еще как догнали, — обрадовал Ир-Зана Кирк. — Вот ваше сердце тотема, — и капитан жестом попросил меня подойти к шаману.

С улыбкой вручив обрадованному чуть ли не до слез орку серый камень, я отступил назад, одновременно читая появившееся системное сообщение.


Задание: Помогите островному поселению орков вернуть древнюю реликвию –тотем. — выполнено.

Репутация с НПС Ир-Занповысилась до «Почтение».

Награда: Вы можете попросить шамана стать вашим учителем и получить соответствующий класс или же выбрать несколько предметов на ваше усмотрение.


Получен новый уровень.

Получен новый уровень.

Получен новый уровень.


То что надо! И это я имею ввиду именно репутацию. Ведь ни класс, ни предметы меня совершенно не интересуют. Не думаю что у Ир-Зана есть что-то стоящее, а если даже и есть, то скорее всего завязанное на все тех же шаманов и орков, а мне это совершенно не подходит. Зато благодаря предпоследнему уровню репутации я теперь могу поговорить с Ир-Заном практически о чем угодно! А главное — расспросить о тотемах.

— Моя благодарность вам не знает границ, — низко поклонился шаман, крепко прижимая к груди сердце тотема.

— Ох, не стоит, — отмахнулся Кирк.

«Нет, стоит! Еще как стоит!», — мысленно не согласился я с ним.

— И все же, я настаиваю!, — выделил шаман последнее слово. — Но твою семью, Кирк, я и так отлично знаю, и всегда рад их присутствию в своей деревне. А вот тебя. Крэйбен, — он посмотрел на меня, — я теперь тоже узнал ни чуть не хуже. С этого момента я всегда в любой момент с радостью откликнусь на твою просьбу о помощи! Спасибо тебе, ведь ты даже не представляешь, что для меня сделал! Так что, если никто из вас не против, то, после того как я восстановлю тотем и освобожусь, к вечеру буду ждать вас у себя на ужин. Хорошо?

— С удовольствием, но… я думал навестить своих людей на корабле, — вздохнул Кирк.

Да, да, людей, конечно. Там же принцесса Ариана! Впрочем верно, не стоит ее одну бросать, она же переживает и волнуется. Правильно, иди на корабль!

— Тогда в другой раз, — пожал плечами шаман, и капитан облегченно выдохнул. — Но ты то хоть не откажешься?, — обеспокоено спросил у меня Ир-Зан.

— Я с радостью приду к вам, когда скажите!, — стараясь не показать довольство, произнес я — Кирк мне не помешает, и это просто замечательно, только… есть ведь еще и маг, который может увязаться со мной вместе. — А Лсаэрос?, — тут же решил уточнить, мне очень не хотелось, что бы он там присутствовал.

— С уважаемым архимагом я уже пообщался, — благосклонно произнес шаман. — Так что мы посидим в узком семейном кругу, в присутствии моей дочери и сына, которые, разумеется, нисколько не помешают нашему с тобой общению. И коли мы договорились, то пошел я восстанавливать тотем. Но не забудь, Крэйбен, вечером, как начнет темнеть, жду тебя у себя дома!

— Конечно! Как я посмею о таком забыть! Тем более времени до вечера осталось не так-то и много.

— Немного, но вполне достаточно, что бы я успел все сделать, — не согласился со мной шаман. — Только прости уж старика, но я не могу тебя пригласить с собою. Не дело это, простым смертным участвовать в шаманских ритуалах по возрождению родового тотема. Такова воля богов!

И как бы мне не хотелось посмотреть на то, как будет магичить шаман, пусть даже тайно, в невидимости, но лучше и правда не лезть без спроса в это дело идя на поводу своего безмерного любопытства. Поэтому я просто кивнул, и еще раз заверив Ир-Зана, что обязательно приду, отправился прогуляться по острову…

Наступил долгожданный вечер и вот я уже возле дома шамана, стучусь в дверь и, дождавшись разрешения, вхожу внутрь, переступая порог.

— Добрый вечер, Крэйбен!, — приветливо машет Ир-Зан, возясь вместе с дочкой у стола заставленного немногочисленной, но довольно питательной и очень вкусной едой — была там и тушка какой-то птички, и нога молодого кабанчика, и салат в большой миске, и пара графинов с неким напитком, уверен, что алкогольным.

Поздоровавшись с его дочкой и сыном — молодыми, едва, едва перешагнувшими порог совершеннолетия орками, присаживаюсь на свободный стул. М-м! Какие запахи! Так бы и накинулся на… да на все! Не смотря на то, что часа три назад перекусывал достаточно, что бы не получить дебафф. Но не дело это приниматься за пищу раньше хозяев, я все-таки гость в этом доме.

Но вот наконец-то и семья Ир-Зана присоединилась ко мне, рассаживаясь вокруг стола. И перекинувшись несколькими несущественными фразами, мы принялись за еду.

И потом, уже, когда тарелки опустели и все наелись, старый шаман предложил нам вдвоем подняться на второй этаж, в его кабинет. Обсудить один большой вопрос. Правда какой, он не сказал, но надеюсь не очередное задание. Мне пока не до них. И вообще хотелось бы больше именно о тотемах поговорить.

Устроившись у окна, он жестом предложил мне пододвинуть второе кресло ближе к нему и расположиться в нем.

А в следующий миг, как я сел на мягкую подушку и оперся о не менее удобную спинку, Ир-Зан чуть не выбил у меня из-под ног землю (хорошо, что я уже сижу!) без всякого промедления спросив:

— Ты ведь хочешь поговорить о тотемах, верно?

— Э-э, — немного ошарашено протянул я. — Да-а… Но как вы…

Хватит с меня оракулов и предсказателей! Если я сейчас узнаю, что Ир-Зан телепат и свободно может читать мысли не только неписей, но и игроков, то… не знаю, окончательно соглашусь со своими подозрениями о том, что мир Нории уже давно не игра, а нечто большее — как бы фантастически это не звучало.

— Крэйбен, спасенный тобою тотем принадлежит нашему роду вот уже полтора десятка веков! С ним работал мой отец, дед, прадед, прапрадед и все мужчины по отцовской линии. Неужели ты думал, что я не увижу на тебе след от одного из родовых тотемов?, — хитро прищурился шаман, а я мысленно выругался — нет, орк не телепат и меня это очень радует!, — Только он почему-то сильно отличается от Илу ли Ро, — между тем задумчиво продолжил Ир-Зан. — И вообще, от всех тотемов, что я видел за свою долгую жизнь. А видел я их, увы, очень мало, но достаточно, что бы точно сказать, что твой тотем это… это не совсем тотем, — нашелся шаман. — Эх, жаль, конечно, что практически не осталось орчьих родов владеющих камнями с заключенными внутри воплощенными душами разумных зверей. Да и мы его сегодня чуть было не лишились… Впрочем, благодаря тебе и Кирку подобная участь нас миновала. Крэйбен, ты можешь подробно рассказать, каким образом на тебе появились эти отметки?

Учитывая отношение лично этого орка ко мне, я все-таки решился и рассказал все о том, как получил тотем Зуравал ан Ра, опустив, разумеется, не понятные для шамана игровые термины.

— Ах вот оно как, — схватился за голову Ир-Зан. — Тебе говорили, что ты… как бы это мягче сказать…

— Говорили, — грустно вздохнул я, понимая к чему клонит шаман.

— Ох-х, — взмахнул руками орк. — Я даже не знаю, кем надо быть, что бы такое отчудить. Я и подумать не мог, что у тебя один из древнейших зверобогов! То-то эти отметки лишь похожи на мои.

— Тотем полузверя, полубога, — автоматически поправил я шамана, вспомнив легенду рассказанную Дэзраэлем.

— Нет!, — твердо произнес Ир-Зан, не соглашаясь со мной. — Я хотел сказать то, что сказал! Это не обычный тотем. Не та разумная звериная сущность подобная нашему серому коту Илу ли Ро. Вот его можно назвать полузверем, полубогом. А твой, хм… тотем это именно что зверобог, один из прародителей родовых тотемов орков, гоблинов, троллей и многих других рас! Существо столь древнее, что нынешние боги по сравнению с ним сущие младенцы. Не могу даже представить, по каким причинам, и каким образом он взял на себя покровительство над народом тех пещерных гоблинов, связав свою судьбу с ними. И как его сущность, сущность настоящего бога, пусть и зверя, в дальнейшем маги правителя Темного леса Сратара сумели привязать к твоим Кинжалам Хаоса!

На пару минут возникла тишина, каждый из нас думал о чем-то своем. Не знаю, о чем там размышлял шаман, а я о том, что вместо разъяснений и пояснений — что такое эти тотемы, лишь еще сильнее запутался.

— И что мне с ним делать?, — с грустью протянул я, в тайне надеясь, что шаман сможет подсказать.

— Не в коем случае не пускать его в наш мир!, — не задумываясь, выпалил Ир-Зан. — Никогда! Хоть он и не сможет долго здесь находиться, но и за короткий промежуток времени безумный бог способен такого натворить! Что война между парой стран с применением самой сильной магии на фоне этого покажется лишь легкой стычкой.

Ну-у, я, конечно, догадывался, что там все так плохо, тем более помня предупреждение богов светлых и темных эльфов, но что бы настолько…

— Надеюсь, он наберет свою силу не скоро.

— Да, вот это вот проблема всех тотемов, в том числе твоего зверобога, что сам себя обрек на подобное существование, — произнес шаман. — Они теряют со временем силу, и, проявившись в этом мире в последний раз, пропадают на очень, очень долгий период времени. Наш Илу ли Ро находится в спячке уже почти год, — тоскливо поведал Ир-Зан, — поэтому те проклятые орки и сумели добыть его сердце! И если не наполнить серого кота энергией, то он проспит еще как минимум месяц.

— Наполнить энергией?, — уточняющее переспросил я. — Разве это возможно?

— Конечно, — подтвердил старый орк. — Погружаешь сердце тотема в источник божественной магии и готово. Вот только я не могу отправиться к ближайшему источнику, который расположен на местном озере в Пустошах. Не хватит сил, да и воинов у меня мало. Ведь сердце не спрячешь, а желающих его заполучить в последнее время хватает.

«На озере? Случаем не на Гран-ал-Хроне?», — подумал я и тут же задал это вопрос вслух.

— Да, верно, на нем, — прищурившись, кивнул шаман. — Только ради всех богов! Не вздумай соваться к источнику! Понял меня? Ни в коем случае!

— Я и не собираюсь.

— Вот и хорошо!

— Кстати, а как же быть, если те орки снова вернутся?, — вспомнилось мне обещание того игрока. — И почему они появились только вчера? А не день назад или неделю.

— Я уже отправил просьбу о защите соседним дружественным племенам, они помогут нам продержаться оставшийся месяц. Хотя надо было это раньше сделать. Зря я понадеялся на свои силы. — Ответил на мой первый вопрос шаман. — А насчет нападения… откуда узнали или услышали, понятия не имею. Кто вообще бы мог думать, что найдутся разумные решившие сунуться в такое захолустье, как наш любимый остров на самом краю карты населенного мира.

— Это верно, — размышляя, произнес я. — Ой, я не хотел тебя обидеть, — добавил спохватившись, понимая, что только что случайно нанес оскорбление, подтвердив его фразу про «захолустье».

— Да ладно, — весело усмехнулся Ир-Зан.

— Но не лучше ли вам будет вообще уйти с этого острова и переселиться на какой-нибудь другой?, — перевел я разговор на другую тему.

— Нет, увы, невозможно. Это долгая история, связанная с моими предками и нашим родовым тотемом, — ушел от ответа старый шаман. — И не беспокойся ты так, Крэйбен. Илу ли Ро вскоре восстановит свои силы и на пару-тройку лет все забудут о существовании нашего острова. Ведь стоит ему только воплотиться в эту реальность, как любые враги будут мгновенно уничтожены, и никакая магия их не спасет, кроме божественной.

Ага, теперь все стало на свои места. А я то думал, что тот клан игроков сможет хоть каждый день людей сюда присылать. Но не тут то было! Не успели за определенный период времени сердце тотема захватить, значит попрощайтесь теперь с этой идей на пару лет минимум.

— Спасибо тебе за приятный вечер и беседу, — решил заканчивать я общение, и как бы мне не хотелось узнать, о чем разговаривали Лсаэрос и шаман, спрашивать не стал, вряд ли Ир-зан ответит.

— И тебе еще раз спасибо за помощь, — склонил голову орк. — Не забывай. Ты желанный гость в моем доме в любое время, помогу, чем смогу.

Шаман проводил меня до выхода, и мы попрощались. А на улице я практически сразу же наткнулся на Лсаэроса.

— О чем вы так долго разговаривали?, — без лишних слов сразу же перешел к делу маг.

«А проклятие! И что мне ответить!, — мысленно взвыл я. — Ты меня что, специально ждал что ли?»

— Да так, о том о сем, — я решил прямо намекнуть, что раскрывать свои секреты не собираюсь. — Я же не спрашиваю, что вы, с ним обсуждали, пока мы за тем отрядом орков гонялись.

— И правильно, что не спрашиваешь, — как-то слишком уж резко ответил архимаг. — Простых людей дела магов и шаманов не касаются! Ладно, пусть ваш разговор останется за завесой тайны. Я лишь хотел предупредить тебя, что завтра мы выходим к источнику.

— А как же Кирк и остальные? Мы разве им не поможем?, — удивленно спросил я.

— Чем поможем?, — недовольно ответил Лсаэрос. — Они остаются тут до прихода помощи Ир-Зану из соседних деревень. И попробуют договориться с местными орками о найме тех, кто хоть что-то понимает в мореходстве, а заодно и шамана, что знает, как установить защиту от морских монстров обитающих близ барьера Илинара. Ведь Кирк решил таки обойти Проклятые земли по морю и идти прямиком к гномам, а оттуда уже телепортом в королевство отца Арианы.

— Вот как, это очень рискованно.

— Не рискованней чем плыть обратно или пробираться через пустоши орков, — покачал головой маг. — Так что да, наши дороги с ними расходятся.

— Тогда я, пожалуй, пойду, попрощаюсь с Арианой.

— Иди, — отмахнулся от меня Лсаэрос. — Хотя я ей уже все рассказал.




Глава 13.


Киера решительно открыла один из теневых сайтов мира Нориа и вбила сообщение о поиске квалифицированного вора. Не смотря на то, что корпорация Лайф всячески следит за чистотой игрового процесса и постоянно блокирует подобные ресурсы, этот вот прожил уже достаточно долго, с завидной периодичностью меняя адреса и провайдеров.

Но на подобных сайтах можно найти не только воров. Продажа артефактов, обмен денег в обход игровых банков и многое другое доступно любому игроку решившему преступить закон. Правда за подобные действия вполне можно если и не попасть под замок в тюрьму на срок от трех месяцев, то уверенно получить штрафы таких размеров, что мало не покажется.

Да, после того разговора, ставшего последней каплей, девушка без лишних колебаний надумала обокрасть Ливиона. И нет, ей не нужны были его артефакты, оружие, броня или сокровища. Не смотря на то, что у некроманта их не меньше чем у иного клана или гильдии. Еще бы, учитывая, что он присутствует в игре практически с первого дня ее открытия, а три последних года, после того как выбрался из тюрьмы, так вообще живет в большом мире как истинный житель Нории (права выхода в реал-то у него нет!).

Киера просто хотела заполучить документы, договоры, в общем, все бумаги, которые Ливион предпочитал хранить в своем доме по каким-то странным и неведомым ей причинам. Не доверяя ни банкам, ни собственной памяти. Хотя игра позволяла в любой момент загрузить из логов каждую секунду жизни игрового персонажа и тем самым вспомнить совершенно любые сведения и любую информацию. Впрочем, эта привычка некроманта ей только на руку. Когда она была в его кабинете, на втором этаже дома напичканного ловушками практически на каждом шагу, и подписывала договор, документы маг убирал в артефактный сейф гномьего производства встроенный в стену. И не простыми гномами он был сделан, о нет. Свойства сейфа она, конечно, не видела, но, судя по маркировке и эмблеме на дверце, заказ выполняла топовая неигровая гильдия, до которой игровым было как пешком до второй луны на орбите планеты.

Она больше не верила Ливиону. Слишком много стало не состыковок в его рассказах. И Артуру тоже не доверяла. Кстати, девушка сделала заметку в памяти, что стоит поговорить с парнем в реале и напомнить ему, кто она такая, а то он видимо это забыл! Правда, после того дня он сразу же вышел из игры и куда-то поспешно уехал, но ничего, вылезет из норы, тут то она его и отследит.

Бесцельно таращиться в монитор Киере вскоре надоело, и девушка решила приготовить себе завтрак. Заодно какое-то время пройдет, а там глядишь, и кто-нибудь ответит.

И когда она уже возвращалась к компьютеру, в динамиках раздался долгожданный звук приходящего сообщения. Киера торопливо отрыла анонимный почтовый ящик и вчиталась в текст.


- Здравствуйте. Я могу принять ваш заказ.


Обратный адрес состоял из рандомного набора символов и букв, что говорило о далеко не глупом человеке, так же как и она использующем анонимайзер и шифрующимся от закона, который они одним только своим присутствием на теневом сайте нарушают.

Пробежавшись пальцами по клавиатуре, девушка быстро написала ответ.


- Здравствуйте. Вы понимаете, что оплата будет только по факту выполнения? И деньги будут перечислены через посредника, которого я, думаю, вы отлично знаете.


Насчет посредника, это была проверка — знает ли написавший ей его имя или нет.

Когда она получит согласие хотя бы одного человека, решившего принять ее запрос, озвученная за заказ сумма будет перечислена на имя Длог, владельца сайта. И уже тот перечислит деньги первому же исполнителю успевшему выполнить весь заказ Киеры полностью. И никто, кроме выше названного человека, не будет знать сетевые ники Заказчика и Исполнителя или Исполнителей, если на запрос ответят несколько человек.


- Конечно! Не первый раз занимаюсь подобной работой, и Длог еще ни разу меня не обманывал.


Неизвестный догадался, чего хотела от него девушка, и без лишних раздумий назвал требуемое имя.


- Замечательно. Небольшое условие, которое в заказе не указано. Если вы уложитесь в срок не более трех дней, то получите бонус в половину суммы. Его я тоже переведу на счет Длога.

- Три дня начиная с этого момента?

- Нет, ровно с полуночи, когда я закрою заказ. Так что у вас есть небольшой запас по времени.

- Тогда я очень постараюсь уложиться в указанный срок! :)


«Смайлик?, — удивленно всмотрелась в двоеточие и скобочку Киера. — Зачем?»

Впрочем, девушка не стала забивать себе голову данной странностью собеседника, и напечатала еще одно сообщение.


- И не забывайте, что не вы один будете заниматься данным вопросом.


Девушка, конечно же, блефовала, так как за два с лишним часа ей пока написал только этот человек, но ничего, она очень надеялась, что за оставшееся время напишет хотя бы еще парочка.


- И деньги будут перечислены только после того, как я проверю переданные мне Длогом бумаги.

- Разумеется, это ваше право.

- Значит договорились.

- Конечно! И я сейчас же отпишусь Длогу о том, что принимаю ваш заказ.

- До свидания.

- До встречи.


* * *

Генри закрыл почту и расслабленно откинулся на спинку кресла. Не смотря на то, что ему было всего шестнадцать лет, он кардинально отличался от своих сверстников. И не только довольно невзрачной на вид внешностью средне статистического «ботаника», как его называли в классе, но и тем, что последние пол года содержал свою семью, состоящую лишь из него и больной матушки, здоровье которой больше не позволяло ходить на работу и вообще заниматься домашними делами. Бедный парень тянул на себе все хлопоты, из-за этого даже пришлось бросить учебу, о чем он ни капели не жалел. Хорошо, в свое время он уговорил уже тогда периодически страдающую от приступов неизлечимой болезни маму купить на полученные со страховки, после смерти отца, деньги игровую капсулу. Которую он успешно взломал за два месяца, сам, без чьей либо помощи и получил возможность выбрать любой из запрещенных для несовершеннолетних граждан класс персонажа! Да, да, нарушив тем самым закон. Но как иначе заработать денег в игре? Художником? Скульптором? Крафтером? Увы, но большинство социальных классов были не для него. А те, что подходили, требовали поддержки от других игроков, которые с подростками дел старались не иметь. Да и друзей, что могли ему помочь, у Генри тоже не было.

Так парень стал вором. Благо его способности в несвойственных для его возраста науках неплохо ему в этом помогли. Ведь вор это не только ловкий и быстрый персонаж, незаметно обчищающий карманы игроков и неписей. Это еще и человек, способный быстро разобраться в замках и вскрыть их, обнаружить и обезвредить ловушки и многое, многое другое недоступное обычным классам.

Не гнушаясь любой подходящей работой и развив персонажа до нужных параметров в рекордно короткие сроки, Генри ушел в свободное плавание, беря заказы в основном только у игроков через доверенных лиц, впрочем, иногда все же выполняя и квесты гильдии. Правда, с последними он теперь окончательно завязал, после недавнего попадания в тюрьму, чуть не поставившую жирную точку в его довольно успешной карьере. Во-первых, игроки в отличие от неписей платят в разы больше, а во-вторых, не только игровой валютой, но и реальной, как договоришься. Хорошо ему тогда Крэйбен с Дэзраэлем сбежать помогли, правда он их так и не отблагодарил, но может еще свидятся. Генри терпеть не мог, быть у кого-то в долгу! Тем более у двух человек сразу, у одного игрока и одного непися, что вообще ни в какие рамки не лезло. Хотя тоже странно, парень никак не мог понять, каким образом Крэйбен и Дэзраэль так близко сошлись, ведь на обычное задание их присутствие в тюрьме похоже не было. Впрочем, в чужие дела он не лез, но зарубку в памяти сделал. Он, в отличие от Крэйбена, неписей воспринимал как и положено — неигровые персонажы, аватары управляемые искинами, что по сути своей слишком умные программы и относился к ним соответственно.

— Эх, — вздохнул парень, — пора в онлайн.

Проведав маму в соседней комнате и удостоверившись, что с ней все в порядке — лекарство действует как положено и она спокойно спит, с улыбкой на бледном лице, Генри вернулся к себе и откинул крышку кокона. Лег в мягкое ложе и запустил капсулу. Не забыв перед активировать, разумеется, через сторонний софт, программу слежения за здоровьем матери, которая в случае чего выдаст ему предупреждение об изменении ее состояния. И, кроме того, сможет экстренно вытащить его в реал без лишних заминок чуть ли не быстрее, чем он сам это сделает,


Проверка учетной записи — Успешно.

Идентификация пользователя — Успешно.

Проверка медицинских данных — Ошибка (№21 A34-31 Z75 — отправлено администрации игрового мира).

Повторная проверка медицинских данных — Успешно.


Мир Нориа приветствует вас — бессмертный!


Не обратив внимания на ошибку, которая все равно дальше внутреннего кэша данных вирткапсулы никуда не уйдет, Генри, хотя нет, теперь уже игрок по имени Ванраг открыл карту в поисках тех координат, что оставил заказчик в сообщении на теневом сайте.

Точка загорелась на краю Свободных земель в темной, не открытой Ванрагом области. Плохо конечно, а значит, придется для начала переместиться в ближайший к координатам город — Эвстэнею, и уже оттуда идти пешком.

Фраза «все свое ношу с собой», — практически полностью соответствовала кредо паренька, поэтому на сборы он потратил совсем немного времени и через пол часа ступил на портальную площадку Эвстэнеи. Довольно быстро решив вопрос с местным держателем стойбища верховых животных, попросту выкупив у того вполне обычную и привычную лошадь, Ванраг оседлал коня и отправился в путь.

Еще два часа ушло на то что бы добраться до дома, принадлежащего некоему магу по имени Ливиону — это узнал от местных жителей-неписей, щедро оплатив их разговорчивость звонкой монетой. И у них же выяснил, что хозяин отнюдь не затворник, чего парень опасался больше всего, и довольно часто отлучается на длительное время. Вот не далее как позавчера, тот покинул свой дом, отправившись прямиком в сторону ближайшего города, то бишь того самого в котором и появился вор.

Решив не терять время, Ванраг принялся за работу. И первым делом требовалось выяснить, сколько охраны осталось в доме…

Что странно, охраны не было, от слова совсем! До наступления темноты парень так и не заметил ни одного из теоретически возможных сторожей.

«Интересный маг, — подумал вор. — Но если нет людей, тогда возможно он использует животных или вообще мертвяков?»

Парень решил рискнуть и подобравшись к воротам в высоком заборе отгораживающих внутреннюю территорию поместья от остального мира, громко в них постучал.

Ти-ши-на!

Тогда Ванраг достал довольно дорогой и редкий свиток и активировав его, на мгновение застыл с закрытыми глазами. И снова ничего! Абсолютно пустая территория и дом, в плане присутствия любых живых или не очень существ. Вор достал еще один свиток, на этот раз немного другой, и повторил процедуру. Секунд через десять открыв глаза, он уважительно присвистнул.

— Да-а, с такой системой защиты никакая охрана просто-напросто не нужна, — удивленно покачал головой парень. — Это не дом, это крепость какая-то. К нему что, каждый день «гости» наведываются? Иначе какого… спрашивается он там всего так понамешал? Шагу спокойно не ступить, что бы в какую-нибудь гадость не вляпаться! Особенно его устрашил забор, через который он изначально и собирался перелезть, таким образом и оказавшись на внутренней территории.

Ванраг подергал ручки ворот и, удостоверившись, что легко пути проникновения все-таки не будет, активировал умение маскировки (невидимостью, увы, воры обделены в принципе), и только затем достал свой самый любимый набор отмычек и артефакт дешифратор для вскрытия магической составляющей внутреннего замка, что ни чуть не легче чем отрыть механическую часть.

«Ну что ж, начнем!»

По ходу дела, пока руки работали чуть ли не на автомате, вор размышлял.

«Зачем странному заказчику только лишь бумаги? Почему не артефакты, амулеты, свитки или сокровища? Которые в любом случае ценнее! Нет, это конечно его, заказчика, личное дело, но для себя я что-нибудь обязательно прихвачу.»

Щелкнула последняя пружина в замке, и радостно хмыкнув, Ванраг отложил отмычки и стал настраивать дешифратор. Вот тут уже не до размышлений, отвлекаться нельзя. Мало того, что артефакт потреблял ману, словно прожорливый хомяк, так надо еще внимательно следить за линиями, что тончайшими жгутиками искали метки и звенья, что должны откликаться на ключ-амулет, в структуре магического заклинания наложенного на замок, и вовремя дергать то одну, то другую, словно струны на гитаре. Сыграешь неправильно, и все придется начинать заново и это в лучшем случае, а в худшем сработает сигнализация или система защиты.

Но и тут вор не оплошал, довольно быстро подобрав нужную так сказать мелодию. В воротах что-то щелкнуло, и правая створка плавно распахнулась, словно бы приглашая Ванрага войти внутрь. Тот разумеется не заставил себя ждать. Достав амулет «Зарген» в виде небольшой золотистой шестигранной плитки, он прошептал слово-активатор и бросил его за порог. Через пару секунд надев круглые очки со специальными стеклами внимательно присмотрелся к земле и сделал осторожный шаг вперед. На то место, где линии магической сети, подсвечиваемые наложенным на очки заклинанием, образовывали пустую и что главное безопасную ячейку, размером эдак со среднюю ступу взрослого человека.

До дома он добирался будто по минному полю. То прыгая как кузнечик, то балансируя на одной ноге как цапля, когда магическая сеть внезапно зашевелилась, реагируя на небольшого, похожего на кролика зверька, незнамо как оказавшегося на перепаханной лужайке перед крыльцом дома. Как только силовые жгуты коснулись заподозрившего неладное моба, инстинктивно почувствовавшего приближающуюся опасность и прижавшего к голове уши, из земли тут же вырос тонкий каменный штырь, а следом столб огня в мгновения ока испаривший и так уже мертвую тушку.

— Я шашлык не заказывал, — очумело наблюдая за растворяющимися в магической сети жгутами и медленно втягивающимся в земную твердь шипом, прошептал Ванраг. — Твою то…, — выругался он. — Что же тогда в доме-то будет… Стихийный шторм? Туман смерти?, — назвал вор одни из самых сильных заклинаний в мире Нориа. — А не зря ли я на это дело подписался?

Впрочем, слова словами, а сумма, которую готов был заплатить заказчик, вполне покрывала все мыслимые и не мыслимые расходы. Поэтому Ванраг не особо переживал о восстановлении очень редких свитков и артефактов. Были бы деньги, а нужные ему вещи он без проблем достанет. Для этого есть пара особых рынков здесь же, в свободных землях, так что ходить далеко не придется.

Но вот он наконец-то добрался до двери в дом, которая на удивления была не то что без замка, но и вообще без защиты. Зато внутри…

Сразу у порога стояла ледяная ловушка, которая при активации полностью окутывает неудачника прозрачной как стекло, но крепкой как гранит коркой. Выйти из игры будет конечно можно без проблем, вот только это однозначно повлечет за собой смерть персонажа.

Обезвреживая ловушку, юный вор порядком вспотел. Да, на защиту Ливион не скупился. Ну или сам ее создавал. Хотя, если сам то… какого он тогда уровня, парень даже представить не мог. Как минимум двести пятидесятого! Если ему не изменяла память, то доступ к «Ледяному сердцу», а именно так эта ловушка и называлась, открывался именно с этого уровня.

Больше никаких сюрпризов первый этаж не преподнес. Зато про лестницу на второй, а именно там и находилась его главная цель, пришлось забыть. Вор все-таки очень дорожил своими ногами, а деактивировать все двадцать связанных с друг другом ловушек (именно столько было ступеней и на каждой свое собственное заклинание) это верх глупости. Стоит только ошибиться с одной, как сработают все остальные. Зато перила были практически беззащитны, чем Ванраг и воспользовался с некоторой заминкой.

Но вот, перед ним, наконец-то, последняя преграда — дверь в кабинет хозяина этого сумасшедшего дома.

Час, с нею он провозился целый час! Толкнув дверь вовнутрь, Варган внимательно осмотрелся. Вроде пусто, если конечно не считать точно такую же сеть, что и во дворе дома. Впрочем, образуемые ей ячейки были вполне нормального размера, хоть и чуть меньше, так что, примерившись, куда ему наступить, вор сделал шаг, затем второй и… ноги парня беззвучно опутала серебристая паутина, а над головой стал разгораться какой-то подозрительный темный провал, из которого повеяло пробирающим до костей холодом.

«Вот…, — мысленно, зато без всякого стеснения, выругался Ванраг. — Дыхание бездны! Гребанные некроманты! Что бы вас всех…»

Как только он понял, что это за заклинание развернулось над его головой, мозг лихорадочно стал искать возможности ухода из-под быстро опускающегося на шею топора палача. И времени у него на решение проблемы было… секунд тридцать-сорок.

Под ноги летит склянка со слюной варума — зверя, что обитает только близ хребта Илиана и способен разъедать вырабатываемой в ротовых железах жидкостью не только плоть, метал и камень, но и любую магическую вязь, а следом активированный свиток с «Дуновением ветра», что бы убрать эту гадость, которая уже понаделала дырок в его обуви и штанах, но зато мгновенно уничтожила практически все серебристые нити паутины. Хорошо боли он совершенно не чувствовал, что сейчас несказанно радовало. Рывком выдрав ноги из остатков связывающего заклинания, вор кубарем покатился по полу, прямиком к стене с какой-то картиной масштабной и кровавой битвы.

— О-о!, — захлопал глазами Ванраг лежа на спине. — А вот и ты, дорогой мой сейф!

Вскочив на ноги, вор варварски сорвал картину с крепежа и отбросил ее в сторону. Опасливо передернул плечами, когда за спиной раздался чмокающий звук — свернулась в точку арка темного провала «Дыхания бездны» отработавшая по тому месту, где он буквально только что стоял, и принялся осторожно ощупывать овальной формы металлическую дверцу сейфа,полностью покрытую подозрительно знакомой рунной вязью. Где-то он уже такое видел…

— Вот зараза!, — яростно сжав кулаки, с досадой произнес парень.

Он вспомнил, где видел подобную рунную вязь. На картине, запечатлевшей на своем полотне вход в королевскую сокровищницу правителя Гавртола. Сейф работы неписей древнего гномьего клана… ну или гильдии, не суть важно, ему так просто не вскрыть. Тут как минимум пол дня провозиться придется. И это только с механическим замком! Эти гномы такого наворотили…

Огорченно покачав головой, Ванраг отвернулся. Нет, он не сможет его взломать, да и хозяин дома может вернуться в любой момент! Вряд ли через час или даже два, но ночью или утром — вполне возможно. Кто знает этого мага.

Окинув напоследок сейф яростным взглядом, будто надеясь прожечь в том дыру, вор неожиданно замер и внимательно прищурился.

— Не показалось, — задумчиво пробурчал он себе под нос.

Достав еще один амулет, на этот раз длинный и тонкий, похожий на волшебную палочку, парень стал водить им вокруг овальной дверцы.

— Вы прикалываетесь?, — с подозрением хмыкнул вор.

А подозревать тут действительно стоило. Всех и вся.

Понятное дело что любой сейф вмуровывается прямиком в стену, это вполне нормальная и обычная практика, для реала конечно же. В виртуальном же мире, кроме данной процедуры его еще и магическими заклинаниями связывают с материалом стены, создавая, таким образом, цельнолитую конструкцию.

Но вот этот вот самый сейф, гномьей работы, сверх защищенный и сверх надежный, просто плотно, так что и волос не пролезет, стоял в аккуратно вырезанной для него нише.

— О да! Да вы ребята идиоты!, — похвалил Ванраг тех, кто его устанавливал.

Недолго думая, парень достал свиток ускорения времени, в простонародье «Прах», и, прочитав заклинание, указал на стену. Все равно с сейфом ничего не случится. А стена… новую построит. Металлический ящик конечно сам по себе не маленький, но с тем дорогущим свитком телепортации, который ему когда-то отдал Крэйбен, он и пару таких без проблем утащит.

Рассыпающаяся в прах каменная кладка наконец-то не выдержала нагрузки тяжеленного сейфа, и тот с глухим стуком упал на пол.

Разумеется, сработала сигнальная сеть, отсылая данные магу, разумеется, пришли в движение все возможные магические жгуты, ловушки и секреты, разумеется… в общем территория поместья и сам дом превратились в центр локального конфликта…

Но все это Ванрага уже совершенно не беспокоило. Обняв здоровенную металлическую коробку, насколько позволяла длина рук, он активировал свиток телепортации, четко и ясно представил себе свой небольшой домик на задворках королевства Назхар.

Яркая вспышка и удачливый воришка бесследно исчез, и вместе с ним пропал и бесценный для Ливиона сейф.

И в тоже мгновение, где-то далеко отсюда, в маленькой уютной комнатке небольшого домика раздался громкий грохот и не менее громкая, но очень радостная ругань…




Глава 14.


Я попрощался с принцессой Арианой, до сих пор находящейся под охраной на корабле, навсегда! Эх, привязался как-то к этой девочке, как к младшей сестре, которой у меня никогда не было. И вряд ли с ней теперь когда-нибудь увижусь. Потом нашел Кирка, и, пожелав тому счастья и удачи, покинул выделенный ему Ир-Заном домик.

Игра и реальность… С каждым днем для меня стирается грань между ними. Но… домой-то все равно хочется.

И вот как раз по этому поводу у меня появилась одна интересная мысль! Связанная с тем самым божественным источником магической энергии. На что он способен в действительности? О чем умолчал Лсаэрос? И если опустить теперь уже известный мне факт восстановления тотема, что еще произойдет, окунись я в него лично? Способен ли он разрушить чары ошейника Анср-ран?

Свобода… как же я просто хочу стать свободным! Свалить подальше от всей этой кутерьмы, забиться в самый дальний угол материка и найти возможность связаться с отцом.

Мысли мыслями, но пришлось вернуться в хижину и лечь спать. Ведь Лсаэрос принял решение выдвигаться сразу по утру, как только взойдет солнце над горизонтом, а в разбитом состоянии два дня пешего хода до материка преодолеть будет достаточно трудно. Хорошо хоть маг, в то время пока мы бегали за укравшими сердце тотема игроками, успел договориться о провизии с Ир-Заном и возле входной двери сиротливо приютились две немалых размеров котомки битком забитые продуктами и кожаными бурдюками с водой. Не знаю, зачем нам столько, но да ладно. Спорить я не стал. Хотя та, что выделил мне маг, была, что странно на порядок легче.

Кстати, учитывая, что меня игроки хорошо запомнили, я решил не рисковать и загодя приготовил амулет Арум, который одену завтра в дороге, сразу как мы покинем деревню. Ну и броню светлых эльфов я понятное дело снял и сразу же отправил в инвентарь. Это тут меня никто не торопился прирезать, а вот в самих пустошах рисковать лучше не стоит. Так что единственное, что еще оставалось, так это с утра перед выходом наведаться к Ир-Зану и получить разрешение порыться в его загашнике в поисках подходящей одежды.

Встав спозаранку, я направился к жилищу шамана надеясь, что заявляюсь к нему в гости не слишком рано. Но как оказалось, тот уже не спал. Так что мою просьбу Ир-Зан исполнил довольно быстро и с несказанной радостью, видимо играет роль высший уровень репутации. Вручив ключи от комнаты, в которой хранились самые разные вещи, включая оружие и броню, он разрешил там копаться столько, сколько я захочу и брать все то, что мне понравиться.

Конечно, все мне было не нужно, но несколько (так, десятка два) редких свитков и склянок я в инвентарь отправил. Как и два набора с виду неказистой, но все же неплохой брони откуда-то с территории Назхара. По статам в самый раз, да и до эльфийской не дотягивает совсем немного.

А вот Лсаэрос, по-видимому, решил особо не заморачивался. Ну да, он-то в бою не участвовал, играя на вторых ролях. Да и вряд ли даже если кто его и увидит снова, то обратит особое внимание на взрослого мужчину-непися с редкой сединой в волосах и возрастом далеко за пятьдесят, по крайней мере, внешне. Сколько архимагу на самом деле я все забывал спросить. Это вот мою личность, а так же Кирка и Тургена, те игроки, думаю, очень надолго запомнили!

Вскоре я вернулся в хижину и удивленно уставился на мага тоже успевшего сменить одежду на дорожный вариант костюма зажиточного городского жителя. Так что, проверив все еще раз, мы закинули котомки за спину и отправились в путь…

И пока мы шли к материку, стараясь держаться подальше от поселений островных орков, кои крестиком отметил Ир-Зан на карте находящейся у Лсаэроса, я упорно пытался вспомнить, что представляют собой Пустоши орков.

В большинстве своем вся территория — это бескрайняя песчаная пустыня с редкими оазисами и не особо густой растительностью близ гор на юге и западе, реки Валанд и морского берега. А еще орки не создают города. У них нет постоянного места обитания, они все время в движении, изредка ненадолго останавливаясь в районе особо крупных оазисов, коих насчитывается всего-то четыре шутки. Это, кстати, касается как неписей, так и игроков. Лишь представители других рас, которым орки разрешили жить на своей территории, селились в подобных местах, строили для себя дома и налаживали быт.

И к одному из подобных оазисов мы как раз таки и направлялись. Дэр-Хок — самый ближайший к островам, а кроме того, имеющий выход к морю и соответственно порт. А так как пешком без охраны добраться до центра пустошей невозможно в принципе, нам требовался любой караван, идущий либо на запад, либо на восток. Так что, кроме как искать попутчиков в Дэр-Хоке, вариантов не было ни одного!

Кстати про эти самые оазисы. Не стоит, конечно, забывать и озеро Гран-ал-Хрон окруженное настоящими лесными дебрями, населенными жуткими и опасными тварями, что для пустыни, понятое дело, совершенно не свойственно. Вот только все это было создано ради защиты того самого божественного источника магии, к которому так стремится Лсаэрос.

У каждого источника есть своя легенда, и Гран-ал-Хрон естественно без нее тоже не остался. И пусть ее не помнил я, зато наизусть знал Лсаэрос.

Озеро было всегда, и не одну тысячу лет в его центре существовал портал в иную реальность, куда ходили самые великие воины и шаманы орков доказать свою не менее великую силу. Приносили трофеи и иногда захваченных в плен страшных и ужасных монстров.

Но однажды великий шаман Ва-Мох собрал самых сильных своих учеников, уговорил вожака клана и вступил на ту сторону с отрядом в сотню клинков! Они отсутствовали семь с лишним дней, но на исходе восьмого, из портала наконец-то появились полтора десятка побитых и израненных воинов — те кто остались живы! А сам великий шаман и его ученики так и сгинули бесследно растерзанные обезумевшими монстрами иного бытия. Вот только следом за воинами шли и те самые твари. Первую волну совместными силами удалось уничтожить, но вторая смела войско орков и уничтожила ближайшие стойбища, распространяясь все дальше и дальше по пустыне и вырезая все живое на своем пути.

Тогда самые сильные шаманы пустоши собрались вместе ради попытки проведения сложного и опасного ритуала взывающего к богу-покровителю. И тот ответил! Он уничтожил всех тварей, закрыл портал и создал там источник своей силы, что сдерживает печати и не дает снова открыться бреши в иной мир. А затем бог создал лес, и населил его монстрами из той самой реальности, что бы защитить источник от желающих сорвать печати и повторить трагичный подвиг предков.

— Так что с тех пор к озеру мало кто суется, — закончил свой рассказ Лсаэрос.

— Ага, а мы вот так просто возьмем и пройдем сквозь лес с тысячами опасных монстров? Без армии! Вдвоем! Шутишь?, — невесело усмехнулся я.

— Нет, — коротко бросил маг. — Мы пройдем!, — уверенно добавил он.

— Хотелось бы верить.

Но вот последний ненаселенный остров, с которого до материка было рукой подать. Правда, нам пришлось перебираться вплавь, благо пятьдесят метров проплыть несложно.

Выбравшись на берег, мы развели огонь и быстро высушили всю одежду.

— До оазиса где-то с пару километров, — произнес маг, поправив ворот рубашки и закинув за плечо слегка полегчавший мешок с провизией и это учитывая, что мой был практически пустой. — А ночь наступит часа через три. Давай поторопимся.

И я был полностью с ним согласен. Не смотря на интуитивное желание не переться по нагретому полуденным солнцем песку, ночью идти очень опасно. Скорпионы, пауки и прочая мелкая и не очень живность в это время как раз выбирается на охоту. И если простые насекомые и рептилии нам не опасны, то вот крупные их собраться вполне способны и небольшой отряд хорошо обученных воинов порвать на части и перекусить теми, кто выживет.

Все-таки на островах было лучше. Тамошняя растительность создавала хоть какую-то тень, чем и спасала от нещадно палящего солнца.

Когда мы наконец-то добрались до первых небольших построек из сухого известняка, не имеющих ни окон, ни дверей и выглядящих совершено заброшенными, вода была уже на исходе.

— О-о да!, — присаживаясь в тень, счастливо произнес я.

— Пошли к центру, — маг встал рядом со мной, — насидишься еще.

— Дай хоть пять минут передохнуть, — отмахнулся я от мага.

— Успеешь, у тебя вся ночь впереди будет. А ведь нам еще караван попутный искать.

— Ладно, — согласился я, вставая с песка — Лсаэрос, безусловно, прав, для отдыха еще не время.

Проходя между подобными же постройками, палатками и шатрами, мы устремились к видневшимся вдалеке пальмам и прочим, растущим в подобных местах, деревьям.

— Люди?, — неожиданно прямо перед нами выступили двое высоких закованных в странную чешуйчатую броню орков-неписей. — Рабы?, — оскалился воин.

— Гости, — не выказывая недовольства шуткой, поправил его Лсаэрос. — Наш корабль разбился близ островов, но местные жители помогли нам добраться до материка и указали путь.

— И вы единственные кто остался в живых?, — с интересом произнес орк.

— Да, увы, — развел руками маг. — Не подскажут ли великие воины пустыни, когда отходит ближайший караван к Тир-Дому, и желательно напрямик? Наш путь лежит в Свободные земли.

— Хм, — над чем-то задумался орк. — Бесплатно вас никто не повезет.

— У меня есть чем заплатить, правда, это не деньги, но многие шаманы не откажутся от подобных вещей.

— Что ж, — орк задумчиво поскреб щетинистый подбородок, — найдите у водоема самый большой шатер с вышитым на нем рисунком песчаного горхана, спросите старшего шамана Ги-Тена. Пообщайтесь с ним. И если его устроит сделка, он вам подскажет к кому обратиться.

— Спасибо, — слегка склонил голову архимаг и толкнул меня ногой, я быстро догадался, что от меня требуется, и повторил его движение, будем уважительны к добрым неписям.

Пока мы продирались к центру оазиса, к нам не один раз приставали местные скупщики драгоценных побрякушек, различных вещей, оружия и в том числе рабов. Маг простолюдином не выглядел, так что интерес вызывал только лишь я, спасибо амулету, меняющему внешность. И о чудо! За меня предлагали довольно высокую цену, и архимаг с трудом отбивался от наседающих торгашей. Но раза с двадцатого поняв, что новый раб им все-таки не светит, они наконец-то отстали от Лсаэроса.

Шатер Ги-Тена мы нашли быстро. И двое воинов стоящих на страже покоя своего господина после небольшой задержки пропустили нас внутрь. Маг все же не рискнул оставлять меня на улице одного, но заранее очень убедительно попросил молчать и не лезть в разговор, а то не дай боги, я все испорчу. Ну, молчать так молчать, ладно.

В центре шатра, на возвышении покрытом шкурами животных, среди множества мягких подушек, дремал невысокий пожилой орк одетый в просторный бархатный халат. Лсаэрос благоразумно не торопился прерывать сон старшего шамана, дожидаясь, когда тот сам обратит на нас внимание. А учитывая, что стражники просто обязаны были его предупредить, тем более перед тем как пропустить нас, один из них не недолго скрылся в шатре, сон этот был мнимый и рассчитан на проверку просителей, то есть нас.

Но вот Ги-Тен открыл глаза, потянулся и уставился на мага.

— Я вас внимательно слушаю, — произнес орк, и жестом разрешил присесть на ковер перед возвышением. — Что вы можете предложить мне такого, из-за чего я мало того, что решу оставить вас на свободе, но и, кроме прочего, помочь?

— Вот эти вот вещи, — Лсаэрос сумел меня удивить и, открыв мешок вроде как с провизией, стал доставать от туда различные амулеты в виде браслетов, колец и цепочек с камнями.

Так вот из-за чего котомка была такой тяжелой, не только провизию и воду тащил на себе архимаг. Не доверяет он мне! Интересно почему?

Шаман лениво окинул взглядом небольшую кучку магических предметов:

— Такие вещи достать не сложно.

Лсаэрос расстраиваться не стал и неторопливо достал еще один амулет в виде небольшого кубика, из центра плоскостей которого торчали выступающие и на вид острые шипы.

— А вот это уже другое дело, — растянул губы в улыбке Ги-Тен, и словно зачарованный, уставился на странный кубик (да что же в нем такого?). — Где вы достали высший амулет общающегося с духами?

— Нашел, — пожал плечами маг. — Случайно.

— Попробую вам поверить, — рассмеялся шаман. — Учитывая, что не так давно на островах сгинул отряд бессмертных, среди которых… вот же удивительное совпадение, был очень сильный шаман. Владелец вот такой вот шутки.

— Все бывает, — пожал плечами маг. — Острова очень опасны! И если бы не местные жители, то мы бы тоже не дошли до материка целыми и невредимыми. Если бы вообще дошли.

— Можно?, — спустившись с ложа, подошел к нам шаман и протянул руку к артефакту.

— Разумеется, — Лсаэрос тут же аккуратно вложил кубик в ладонь Ги-Тена. — Ведь мы договорились?

— Да, да, — кивнул орк, разглядывая артефакт. — Нужный вам караван выступает с рассветом, с первыми лучами солнца. Владелец Ен-Хар. Я сейчас напишу ему письмо, и вас проводят к его стойбищу.

Судя по всему, этот артефакт очень ценен, что обеспечило нам не только относительную безопасность в оазисе, но и доброе расположение старшего шамана. Лсаэрос продуманный человек. Не только продовольствием запасся, но и учел полное отсутствие у нас денег. А я вот почему-то о бартере совершенно не подумал.

— Готово, — Ги-Тен вручил архимагу свернутый в трубочку лист бумаги и громко щелкнул три раза пальцами, на что сразу же отреагировал один из воинов снаружи, с готовностью зайдя внутрь шатра.

Шаман быстро объяснил орку, что от того требуется, и повернулся к нам.

— С вами приятно иметь дело, — не забыл осыпать похвалами Ги-Тена Лсаэрос.

— А-а, — отмахнулся шаман, — для меня это сущие мелочи. Кстати, а не осталось ли у вас еще чего-нибудь ценного?, — намекнул он на наличие предметов подобной редкости и силы. — А эту вот мелочь можете забрать. Предложите их Ен-Хару, он даст вам за них хорошие деньги.

— Увы, но нет!, — извиняюще развел руками Лсаэрос.

— Жаль, — разочарованно вздохнул шаман. — Тогда я с вами прощаюсь.

Ги-Тен кивнул воину и тот раскрыл занавес шатра, намекая, что нам пора покинуть жилище старшего шамана оазиса Дэр-Хок.


* * *

Быстро скользнув в переулок, мужчина, облаченный в матово-черную плотно прилагающую к телу броню, вскоре уткнулся в очень высокую кирпичную стену, перегораживающую путь дальше. Разочарованно вздохнув, он достал жуткую демоническую маску и прикрыл ею открытое доселе лицо. Затем развернулся и лениво вытянул из ножен мечи с острыми как бритва клинками.

Не смотря на позднюю ночь, света взошедшей на небе полной луны вполне хватало, что бы осветить не только центральные улицы, но и такие вот забытые всеми богами подворотни. И только лишь тень, отбрасываемая высокими домами, отлично скрывала человека от невнимательных взглядов проходящих мимо людей и нелюдей. Но те, кто шли за ним по пятам, вряд ли так просто отпустят свою добычу. Конечно, стена особой преграды для мужчины не представляла, но он все же решился дать им бой, а то ведь просто так не отстанут.

Двое преследующих его зеленокожых, вооруженных не менее острыми топорами, появились в начале этого же переулка буквально через два десятка ударов сердца. Высокие, мускулистые орки, одетые в довольно неплохую и качественную броню из хитинового панциря местной гигантской разновидности сороконожек, замерли на месте, перекрыв выход из тупика. И цепкими внимательными взглядами стали осматривать каждый уголок и каждый пяточек переулка захламленного разнообразным мусором и отходами.

Жертве некуда было деваться. Ведь забор так просто не перелезть, а значит, он спрятался где-то здесь. Что же, это очень глупо с его стороны — играть с ними в детскую игру под названием прятки.

Один из орков, с черной повязкой на глазу, шумно втянул воздух носом и произнес:

— Мирох, я чую его запах. Он там, впереди, — указал он на густую, словно дым, тень на стыке стен и забора.

Его напарник вынул из петли небольшой метательный топорик, углубился на три шага в переулок и с силой кинул оружие.

— Ага, Нагор, вон этот шустрик, — хмыкнул Мирог, заметив как что-то, точнее кто-то шевельнулся в темноте, уходя с траектории полета топорика. — Дай-ка я пове…

Но закончить фразу он не успел. Черная фигура на мгновение растворилась в воздухе и материализовалась прямо перед не успевшим даже удивиться орком.

Отражая свет восходящей в небе луны, блеснули лезвия мечей и нечеловеческие глаза в прорезях жуткой демонической маски. Мирох рухнул как подкошенный. Хитиновая броня позволяющая принять на себя как минимум пять ударов ятагана или топора оказалась бессильна против оружия противника. Но на этом неизвестный воин атаку не закончил и в следующий миг он скользящим движением приблизился к одноглазому орку, сделав резкий выпад правой рукой. А тот только и успел, что выставить перед собой топор в попытке защититься от невообразимо быстрого человека. Впрочем, человека ли? Но орк не учел наличие у воина второго меча, или просто не успел об этом подумать.

Громкий крик боли разорвал тишину! На землю с глухим стуком упал топор с крепко сжимающей его рукоять кистью. Несмотря на то, что одноглазый орк был великим воином, и десятки раз участвовал в серьезных и опасных боях и стычках, в одной из которых и потерял свой глаз, принимать смерть от противника, за движениями которого невозможно уследить, было страшно.

Но воину пустыни не пристало бояться смерти! Поэтому, крепко пережав фонтанирующий кровью обрубок руки, зеленокожый гордо поднял голову и закрыл единственный целый глаз. Мысленно Нагор был уже там, у престола своего бога-покровителя.

— Кто вас послал и почему?, — вместо ожидаемого холода стали, над ухом раздался тихий, но такой пугающий, до дрожи в коленях, шелестящий голос.

— Аренар, глава местной гильдии воров, — не открывая глаз, с готовностью ответил на вопрос одноглазый.

И нет, Нагор сделал это не ради сохранности своей, теперь уже никчемной, жизни. Таким образом, он надеялся отомстить главарю гильдии воров и бандитов, что послал его с другом на, как оказалось, безнадежное дело, толком и не выяснив, на что же способна богатая жертва, пусть и выглядящая с виду хилым мужичком, наряженным в странную черную броню и вооруженным парой мечей.

И теперь безрукому воину в оазисе Тир-Дом, расположенном на самой границе со Свободными землями, проходящей по реке Воланд, остается лишь два пути — стать ненавистной всеми побирушкой или искать соответствующую его навыкам работу. Но что Нагор еще умеет, кроме способности лишать жизни кого-либо из разумных? Ничего! А значит выжить калеке в единственном городе-оазисе, где каждый день можно нарваться на неприятности, практически невозможно. Рано или поздно покалеченный и не способный постоять за себя орк все равно умрет.

— Где живет?, — последовал новый вопрос.

— Желтый особняк с зеленым забором. Близ золотого фонтана. Там еще изгои из племени коротышек живут рядом. У них единственная кузня на весь оазис, так что не перепутаешь.

— Гномы?, — уточнил шелестящий голос.

— Н-у-у да! Гномы, гномы, — подтвердил одноглазый. — Только без бороды… Хэх. — Несмотря на то, что орк находился на волосок от смерти, факт отсутствия у гномов бороды по каким-то причинам развеселил его.

— Спасибо, — прошипел голос.

Нагор сильно зажмурился, в тайне радуясь, что отомщен, ведь заказчика-то он сдал, но… прошла секунда, затем другая, а орк так и продолжал замершей статуей стоять посреди пустого переулка.

— Твою мать, — чувственно выругался зеленокожий, туго перетягивая раненую конечность ремнем. — Хана тебе Аренар! Но туда тебе и дорога, ты мне никогда не нравился.

А в том, что неизвестный, неожиданно превратившийся из жертвы в охотника, сегодня же ночью наведается в особняк главы местной гильдии воров, Нагор нисколько не сомневался.

— Прости брат, — подойдя к мертвому телу Мироха, одноглазый стал обшаривать карманы сородича.

Выудив искомое, Нагор, взвесил в руке мешок с монетами, приятно ощутив его тяжесть. Спрятав деньги, подобрал оружие и торопливо покинул проклятый тупик, по странной воли богов превратившийся из загона для жертвы в ловушку для пары неудачливых бандитов.

— Пожалуй, пора перебираться в более тихое место, — пробубнил озирающийся орк. — Тем более я давно мечтал о собственном трактире, где-нибудь на краю свободных земель поближе к бородатым коротышкам. Там уж все поспокойнее будет. Главное успеть вскрыть пару тайничков и смыться раньше, чем на меня наткнуться свои же соратники…

А получасом спустя кружившаяся возле особняка Аренара черная тень с разбега забралась на зеленый забор, не превышающий рост среднего человека. Мужчина, быстро осмотревшись, спрыгнул на землю и, скользя от одного укрытия к другому, направился к входной двери. Судя по свету в паре окон на первом этаже двухэтажного дома, внутри вряд ли много народу, так что можно смело заходить с парадного входа.

— Защиту хоть бы нормальную поставил, — открыв дверь и проследив за тем, как по его зачарованной броне бессильно сползает какое-то магическое плетение, разочаровано произнес шипящий голос.

Главу гильдии мужчина обнаружил довольно быстро. Замерев у украшенной причудливой резьбой деревянной двери и приникнув глазом к сквозной замочной скважине, наблюдал за тем, что происходит в комнате. А там Аренар, старый, но все еще крепкий орк, о чем-то громко спорил со своим молодым сородичем. И вот очередная фраза и глава гильдии воров и бандитов поворачивается к тому спиной, взглядом ища что-нибудь увесистое и желательно тяжелое. Так чтобы после удара по голове молодой орк сразу же вразумился и больше не смел спорить со старшими. Решив, что момент более чем подходящий, воин достал два метательных ножа и толкнул дверь.

На скрип плохо смазанных петель Аренар внимания не обратил, посчитав, что спорщик решил убраться по добру, по здорову. Но, молодой орк, который вообще-то так просто сдаваться не собирался, оставался все еще в комнате. Поэтому, отрывающаяся за спиной дверь заставила его оглянуться и… короткий острый клинок, запущенный от порога меткой рукой опытного убийцы, прервал попытку оповестить старшего о странной личности посмевшей мало того, что пробраться в жилище, так еще и бесцеремонно нарушить серьезный разговор.

— Шагод, стоять!, — не оборачиваясь, громко крикнул глава гильдии. — Вернись! Наш разговор еще не окончен!

— Боюсь, что вернуть его теперь сможет только лишь профессиональный некромант, — прошелестела мужская фигура, осторожно опуская труп молодого орка на пол. — Аренар?

— Кто ты?, — резкий разворот, орк мгновенно оценивает боеспособность и возможности врага, а никем другим таинственный незнакомец быть не может, и его рука тянется к поясу, но… оружия-то там нет — какой дурак в своем собственном доме будет его таскать-то.

— Зависит от того, согласишься ли ты на меня поработать, — ненадолго задумавшись, ответил мужчина. — Согласишься, буду добрым господином. А если нет…, — сделал паузу человек, на что Аренар яростно сжал пустые кулаки и злобно засопел, — что ж, роль смерти для меня вполне привычна.

Изначально Дэзраэль не планировал надолго задерживаться в этом оазисе, ведь метка, которую он повесил на Крэйбена, незадолго до отбытия того на остров Харит-Ходор, засветилась где-то на юго-западе Пустошей орков в районе Дэр-Хока. Эльф, заранее сменивший облик на человеческий благодаря выданному Ливионом амулету, только лишь сегодня утром с помощью дорогущего свитка тепепортации перенесся в единственное хорошо знакомое ему место — Тир-Дом, и собирался с попутным караваном добираться до цели. И мысли о найме отряда зеленокожих у него и в страшном-то сне не могло возникнуть. Как и любой нормальный эльф, неважно — светлый, темный или сумеречный, он терпеть не мог орков! Впрочем, клыкастые отвечали остроухой расе тем же самым! Это была вполне взаимная любовь.

Но, вмешался случай! Так что Дэзраэль решил рискнуть и… если Аренар достаточно высоко ценит свою жизнь и принесет особую клятву перед лицом своего бога, то почему бы и нет? Тем более перебороть расовую ненависть к извечному врагу не так-то и сложно.

— И все же, кто ты такой?, — процедил Аренар.

— Мастер гильдии Элгхинн дал Вэлдрин, — радостно признался мужчина, а затем снял демоническую маску и, произнеся кодовое слово, деактировал амулет, изменяющий его внешний облик.

— Дэзраэль?, — сложить один плюс один старый орк сумел очень быстро, еще бы, имя единственного светлого эльфа получившего подобный титул в гильдии Теней было на слуху у многих личностей недружественных с законом, да и дружественных тоже.

— Ага, — кивнул эльф, бесцеремонно присаживаясь на стол. — В общем так…, — начал он выдвигать требования, коих было не так-то и много.

Перечисление всего-то трех пунктов заняло от силы пару минут и, понятное дело, Аренар не долго раздумывая, тут же согласился. Отправляться на тот свет глава гильдии не спешил, а выполнить просьбу странного эльфа, решившего пересечь пустошь орков из одного ее конца в другой, не сложно. Тем более он завтра же через шамана пошлет весточку своему кровному брату в Дэр-Хоке с просьбой обязательно встретить отряд орков сопровождающий благородного господина. А пара намеков на связь того с расой ушастых выведет брата из себя. И что после этого с человеком, под личиной которого скрывается светлый эльф, сделает берсеркер, жаждущий крови, старого Аренара уже совершенно не касается. Зато он и клятву не нарушит, и кару богов, соответственно, минует.




Глава 15.


Подавляющее большинство разумных в огромном караване представляли орки, среди коих я с некоторым удивлением заметил пятерых игроков — неужели им это интересно, топать несколько дней из одного места в другое, проводя в капсуле почти круглые сутки, и лишь на время остановок выходить в реал (это если еще старший охраны разрешит, скажем так, «поспать»)? Вторыми по количеству душ были люди — рабы которых везли в оазис Тир-Дом на продажу. Да, вот так коротко и ясно!

Вообще, караван Ен-Хара только и занимался тем, что скупал по оазисам исключительно живой товар, артефакты и алхимические ингредиенты, в данный момент хранимые в зачарованных сундуках, и скопом доставлял на границу со Свободными Землями, где все это оптом забирали на местные рынки перекупщики. Впрочем, среди рабов я видел и нескольких эльфов, темных и светлых, и гномов, и редких представителей других рас. Все они были захвачены орками в плен во время морских набегов на прибрежные города, а затем продавались таким вот скупщикам как Ен-Ран, либо оставлялись как работники для личных нужд. Ведь сами орки марать работой руки не любили. А вот повоевать, так это с радостью! Правда островных зеленокожих поселенцев это не касается, вот только это редкое исключение из правил. По местной игровой легенде они когда-то давно пустоши по этой причине и покинули.

Кстати, теперь я, вспоминая слова капитана Кирка, отлично понимаю его высказывание насчет орков. И, похоже, мореходы зеленокожей расы отличаются от всех остальных не только боевитостью, но и бесстрашием, и сумасшествием в одном флаконе! Это ж надо, ради добычи совершать походы на столь огромные расстояния путешествуя не только вдоль берегов немалого размера материка, а порою и обходя его по кругу. Прямо игровые викинги какие-то. Они тоже еще те любители путешествовать по морям и океанам.

Широко зевнув в очередной раз, я обвел скучающим взглядом практически мертвую, выжженную солнцем пустыню по которой неспешно двигался наш караван, состоящий в основном из прирученных гигантских скорпионов и варанов, немного превышающих размером обычную лошадь. Мы с архимагом сидели в неком подобии палатки поставленной прямо на спине членистоного существа, ведь только так можно спастись от парящего солнца. А орк-погонщик, разместившийся на головогруди, с помощью специального амулета управлял многоногим транспортом. Вот ему как раз таки жара была не почем. Привык наверное.

Ну а еще в палатке (хотя она называется понятное дело совершенно по другому, но мне так привычнее) кроме нас самих находилось пяток тяжелых тюков с провизией и находящийся до сих пор без сознания эльф-раб, которого за большую часть денег, вырученных с продажи амулетов Ен-Хару, купил Лсаэрос. На руках неудачливого непися были надеты тонкие кожаные браслеты полностью блокирующие силы и разум, таким образом, делая разумное существо полностью покорным воле хозяина. Что-то типа моего ошейника Анср-ран. Правда маг этим не удовлетворился и на первом же привале провел над бедным разумным еще ритуал подчинения с помощью магии крови.

Зачем ему раб? Я тоже задался этим вопросом после недолго торга и в итоге заключенной сделкой между магом и главным караванщиком.

По плану Лсаэроса, на ближайшей ночной стоянке к озеру мы должны были тихо и незаметно уйти. Как он объяснил — что бы пройти лес, нам нужна жертва, а так как никто из орков добровольно ей точно не станет, лучше использовать предназначенного для продажи в Свободных землях раба. Тем более никого совершенно не интересует, что там с ним будут делать его новые хозяева. Ну а что бы эльф не мешал, архимаг погрузил того в сон. Заодно и еды с водой меньше будет тратиться. Впрочем, не забыл Лсаэрос упомянуть и то, что жертву надо убить по-особому, и все тонкости ритуального убийства, разумеется, знает только он! М-да, не доверяет мне походу архимаг.

Кстати, о рунах! Я вовремя вспомнил об обещании мага научить меня еще чему-то, так что с огромным трудом, но все-таки уговорил его провести ритуал подчинения вместе. Поэтому очень внимательно наблюдал за действиями Лсаэроса и старался запомнить последовательность наложения каждой руны, порядок их объединения и короткое ключевое заклинание. И вроде бы даже запомнил. Правда пригодится ли это мне или нет, пока не знал. Но будем надеяться, что я все же не зря решил уделить магии крови столько внимания. Хотя пока что у меня нет возможности проверить полученные знания на практике.

Шел второй день путешествия по бескрайней пустыне. Наш членистоногий транспорт при последнем перестроении, во время недолгой остановки, запихнули в центральную часть каравана, состоявшего из порядка тридцати скорпионов и почти десятка варанов, на которых воины-орки, будто заправские кавалеристы, кружили на некотором отдалении, изучая окрестность в поисках опасности или любого подозрительного движения. И уж сколько они истребили всякой мелочи, попутно использовав ее для прокорма животных, которые, казалось, способны жрать даже песок под ногами, просто не счесть! Но слава всем местным богам, ничего существенного на нашем пути пока что так и не встретилось. И очень надеюсь — не встретится. Я уже так устал от всех этих приключений перемежающихся с убийством неписей и мобов. Хочется просто побыстрее добраться до того божественного источника…

Мы как раз вошли на территорию пустыни точно между скалистыми горами Ому-ог-Гаш (что обозначало что-то вроде «Горы Мертвых Духов») и лесом, растущим возле озера, стараясь держаться на равном расстоянии от них, когда неожиданно до нас по цепочке с головного скорпиона дошла команда Ен-Хара ускориться. То-то я смотрю, орки восседающие на спинах варанов разделились на две равные части и, обнажив оружие, выстроились по обеим сторонам вытянувшегося в длинную линию каравана.

Как я недавно услышал рассказ одного из караванщиков, кстати, нашего возничего, в горах, в данный момент расположенных по правую сторону от увеличившего свою скорость каравана, издавна жили гноллы и гоблины, скрывающиеся в глубоких подземных норах. И периодически они совершали набеги на расположенные рядом стойбища, а то и доходили до крупных оазисов. Так что тем, кто в момент их атаки оказывался на торговом пути, особенно не везло. Толпа гиеноподобных, но, безусловно, разумных существ — гноллов и пещерных гоблинов сметала все на своем пути! Лишь только многочисленный отряд орков не меньше чем в сотню ятаганов и при поддержке как минимум трех сильных шаманов мог им противостоять. А у нас такого количества воинов не было в принципе, да и шаман всего один, слабенький на мой взгляд. Но и тогда эти мелкие твари разумно обходили опасное место, устремляясь в глубь пустошей в поисках более слабой добычи, стараясь захватывать противников живыми и относительно целыми. И что они делали со своими пленниками, тут мнения уцелевших после набегов орков расходились. Одни говорили, что в подземельях редкие, но достаточно могущественные шаманы, кои правили гноллами и гоблинами, приносили тех в жертву своему страшному и уродливому богу, а другие — что просто и без лишних разговоров в пищу… В общем мнения расходились, но проверять это на своей шкуре желающих не было! Тем более живым из гор еще никто не возвращался.

Конечно, орки пытались не раз их оттуда выбить, но, завязнув на нижних уровнях, отступали. Мало того, что в узких, невысоких проходах большим и сильным воинам совершенно неудобно крошить мелких и многочисленных противников, так там еще и магия шаманов категорически отказывалась работать — бог гноллов и гоблинов зорко следил за своими мерзкими созданиями, защищая тех от окончательного истребления и геноцида.

— Крэйбен, постарайся не светить своими любимыми кинжалами, — шепнул мне архимаг. — Используй только мечи! Несмотря на то, что Ги-Тен, можно сказать, приказал Ен-Хару доставить нас до границы, я ему все равно не доверяю. Слишком уж прожженный тип этот караванщик. А доказать ему, что твои артефактные кинжалы передать невозможно, врядли получится. Так что, при попытке их отобрать, нас либо убьют, либо сделаю рабами. А ты уже и так…, — намекнул Лсаэрос на украшение, что красуется на моей шее.

— Хорошо, — я закрепил за спиной перевязь с оружием. — Ты думаешь, на караван могут напасть? Но ведь вроде бы, по словам того орка, что командует охраной, гноллы и гоблины только недавно совершали набег, и, насколько я помню, неудачный. Их там неплохо проредили. Так что не должны они по идее так быстро восстановить численность… хм… своей популяции.

— Понятия не имею, — пожал плечами маг. — Но коли Ен-Хар так забеспокоился, то и нам неплохо бы быть на стороже. Впрочем, если и нападут, покинем караван раньше времени. Все равно все их внимание привлечет более манящая и доступная добыча. Но даже пусть они и бросят кого-то за нами вдогонку, отобьемся.

— Ага, отобьемся, — недоверчиво буркнул я, мысленно усмехаясь над наивностью «великого мага». — Пешком! Конечно!

— А я и не говорил, что мы пойдем пешком, -с хитринкой улыбнулся Лсаэрос. — Пока ты, развесив уши, слушал нашего возничего, я тут успел немного подмешать своей крови в пищу для скорпиона. Поэтому в случае чего могу мгновенно перехватить над ним управление.

— О как!, — честно удивился я предусмотрительности архимага. — Без соответствующего ритуала?

— Конечно!, — вскинулся маг. — Это же не разумное существо!

Больше я сомневаться в словах Лсаэроса не стал, мысленно пометив себе, что для подчинения простых мобов особые ритуалы, как с людьми, проводить не надо. И что бы хоть как-то отвлечься от мага, который стал сетовать на мою полную бездарность (ага, если бы мне еще все объясняли из того, что я хочу знать) откинул полог и опасливо взглянул на скалистые горы, до которых было метров пятьсот от силы. Караван прошел уже половину пути, и скоро опасное место останется позади нас, постепенно удаляясь к горизонту.

Но моим надеждам, как и надеждам остальных орков, не суждено было сбыться. Опасность пришла оттуда, откуда ее никто не ожидал!

— Атака!, — испуганно воскликнул кто-то в самом хвосте каравана. — Там, в толще песка, это скор…, — крик резко оборвался — из-под песка молнией стрельнул немалых размеров хвост с острым ядовитым жалом на конце, и, насадив на него тело излишне внимательного погонщика, туже вернулся обратно.

Скорпион, потерявший управление (амулет-то сгинул вместе с погонщиком), тут же сбавил ход. Его мощные жвала пару раз сжались, а клешни угрожающе потянулись к рискнувшему к нему приблизиться варану, на спине которого позади воина сидел наш единственный шаман (и когда только успел выбраться из своей хм… палатки изукрашенной различными связками и пучками трав?). Но вот членистоногое на секунду замерло, а затем, как ни в чем небывало, торопливо стало догонять идущего впереди сородича. Шаман свою работу знал хорошо и быстро вернул оборвавшиеся нити подчиняющего заклинания в свои руки.

— Поворачиваем вправо, — раздался чей-то громкий голос, усиленный магией, и кажется, это был Ен-Хар — наш главныйкараванщик и по совместительству его владелец.

— Но там же горы!, — ответил ему один из воинов, понятное дело, имея в виду гноллов и гоблинов.

— Выполняй приказ!, — жестко осадил своего излишне ретивого подчиненного караванщик.

— Хозяин верно говорит, — заметил наш погонщик, имя которого я кстати так и не запомнил. — Скорпионы не маги и не шаманы. Двигаться сквозь камень они еще не научились! Так что выбора у нас особого нет.

Он не стал дожbдаться, когда орк управляющий идущим впереди нас гигантским неповоротливым хитиновым монстром, на спине которого, в намертво прикрепленной к природной броне существа клетке, томились рабы, выполнит приказ Ен-Хара, и торопливо покинул караван. Впрочем, мы были не первыми кто поспешно направил свой членистоногий транспорт к спасательным скалам.

А за спиной нашего улепетывающего с максимально возможной скоростью скорпиона раздавались разнообразные по своей красочности крики. Ведь кто-то просто не успевал повернуть свой транспорт и понятное дело подвергся атаке ринувшихся на медлительную жертву мобов, а кто-то — те самые воины на варанах — прикрывали отход каравана и, что главное, Ен-Хара и нашего единственного, и от того особо ценного, шамана.

Намотав на руку свободный кусок длинной веревки, что скрепляла тюки с провизией между собой, я рискнул высунуться из палатки наружу. И мгновенно стал случайным свидетелем того, как двое скорпионов, выскочив из песка прямо перед мордой не ожидавшего такой подлянки варана, в два счета повалили ящерицу переростка на землю и сначала порвали на части орущего благим матом всадника, просто-напросто разрезав его клешнями, а затем жвалами отрывая от еще живой и издающий высокий плачущий писк рептилии огромные куски мяса, стали засовывать их туда, где у них по идее находится рот.

Проглотив ставшую неожиданного густой слюну, я решил вернуться обратно в палатку. Ну его такие картины… еще сниться будет.

Прикрыв глаза, я сел прямо по середине нашего укрытия и очень, очень старался не прислушиваться к крикам и шуму снаружи. Выживем — хорошо, ну а на нет и суда нет! На вопрос мага о том, что же я там такого увидел — отмахнулся и что-то нечленораздельно процедил сквозь сжатые зубы. Если ему так хочется излишне ярких и запоминающийся зрелищ, то пусть попробует повторить мой подвиг. При этом небольшая тряска мне особо не мешала.

Но вот скорпион наконец-то звонко застучал своими лапами по каменистой поверхности, а вскоре я вообще почувствовал, как он медленно стал подниматься по пологому склону. Надеясь, что погонщику не взбредет в голову заставить его карабкаться по большим камням. Не пришло, я с радостью отметил, что транспорт остановился и все тот же громкий голос Ен-Хара стал проводить перекличку.

— Выбираемся, — кивнул на выход из палатки Лсаэрос, но первым поспешил наружу именно я.

Что ж, дела наши обстояли хуже некуда! И если из тридцати скорпионов спаслось только двадцать два — всех гигантских хитиновых монстров, на спинах которых были клетки с рабами, караван потерял, то вот всадникам на варанах не повезло катастрофически. Трое более-менее целых и невредимых, и один с порванным до костей боком — боюсь он не жилец. И судя по разведшему руками шаману, что осматривал ездовую рептилию, тот был того же мнения что и я. Как общий итог — Ен-Хар потерял весь свой живой товар и больше половины воинов!

И в данный момент остатки каравана ютились на невысокой скалистой площадке, возвышающейся над песком где-то метра на два. А дальше начинался крутой склон с огромным количеством торчащих из него острых камней и насыпей мелкого щебня. По которому вверх подняться практически нереально не то что скорпионам и оставшимся в живых варанам, но и оркам. Любой не острожный шаг и ты полетишь обратно вниз. И если не расшибешься о камни, так обязательно своим падением вызовешь оползень, что станет общей могилой для всех неудачников рискнувших на такой безрассудный способ подъема в горы.

— Проклятие, — ругнулся один из караванщиков, наблюдая за тем, как скорпионы, загнавшие нас в ловушку, словно рыбы, снуют туда сюда по песку, на доли мгновения выныривая из него и тут же закапываясь обратно. — С каких пор они стаей нападают?, — незнамо у кого спросил он

— Ни с каких, — услышал вопрос шаман, возвращаясь от раненого варана, которого, судя по ране в районе шее, тому пришлось добить. — Только если рядом есть…

— Королева скорпионов?!, — хлопнул себя лбу продолжающий ругаться погонщик.

— Да, — нахмурился шаман и, обернувшись на главу каравана, что сейчас общался с уцелевшими воинами, крикнул тому. -Ен-Хар, когда последний раз наши опустошали кладку скорпионов?

— Пол года назад, — ответил тому орк, отвлекаясь от разговора и подходя ближе. — А что?

— Там, — махнул шамана на песок, — далеко не десяток этих тварей.

— Я догадался, — настороженно прищурился Ен-Хар. — Ты клонишь к тому, что их ведет королева?

— А то кто же еще. В жизни не поверю, что они просто так нападут на караван, проходящий рядом с их местом обитания. А значит, кто-то недавно их сильно расстроил. Словно специально подгадал!

— И этот кто-то не мог не знать график нашего отбытия из Дэр-Хока!, — Сквозь стиснутые зубы, и в ярости сжав кулаки, выдавил глава каравана. — А ближайший к месту их обитания оазис, который может себе позволить подобный поход — Зул-Мак. Вот идиоты! Дети гурахов и гноллов! Выживу, все в лицо Ар-Таку выскажу! А то и на дуэль вызову.

— Вот, вот, — горестно вздохнул шаман. — Нам бы сначала выжить. Я так понимаю, смысла дальше идти нет? Будем возвращаться обратно?

— Да! Проверь всех животных и воинов. Если надо, лечи! И приготовь все зелья ускорения, что у тебя есть. — Шаман тут же отправился исполнять приказ Ен-Хора, а тот подозвал к себе одного из воинов. — Ан-Гал, раздай оружие всем погонщикам. Все менее ценное долой, палатки тоже! Половину припасов тоже можете оставить здесь. Освободившихся скорпионов по моему приказу отправите туда, — указал в сторону, — и туда. Пока они отвлекутся на них, у нас будет шанс оторваться. И ради всех богов! Держитесь подальше от тех пещер, — кивнул глава каравана на ближайший к нам темный провал, расположенный на крутом склоне за грудой довольно крупных камней.

Провал этот я, что странно, заметил только после того, как на него указал Ен-Хар. Солнце просто неудачно падало, а я особо не приглядывался. Но кстати стоило присмотреться, как нашел еще пяток выходов на поверхность находящихся немного выше и хаотично разбросанных по всему склону.

— И будьте начеку, — добавил глава каравана, — королева может попробовать направить скорпионов сюда.

И вот же, ведь как в воду глядел!

Когда воины с караванщиками уже освободили от поклажи часть скорпионов и стали загружать тех, что решили оставить (в том числе и нашего) из ближайшего к нашему убежищу бархана выскочила пара вражеских членистоногих. Что-то прошелестев-просвистев те стали упорно взбираться на каменную площадку. А немного дальше появилось еще трое и с тем же настроем — добраться до замерших на одном месте разумных.

Часть орков мгновенно бросила свои дела и под командованием бесспорно знающих свое дело воинов, стали окружать первую двойку скорпионов, стоило только тем ступить на твердый камень. И пока двое более резвых и быстрых погонщиков отвлекали хитиновых тварей на себя, стараясь не попасться под их клешни и хвост, остальные подрубали им суставчатые лапы, или же вовсе добравшись до нежного брюшка, вгрызались во внутренности монстра словно пила.

Я лезть под руку специалистам разумно не стал. Да и отправиться на точку возраждения практически в шаге от божественного источника, верх безнадежности и глупости! Хотя принцип уничтожения подобного моба, понаблюдав за слаженными действиями команды, я понял отлично. Впрочем, это на песке им нечего противопоставить скорпиону, а вот когда тому некуда спрятаться… сила на стороне разумных! Способных укусить очень больно и сильно даже такую большую и бронированную тварь.

Раздался громкий свист и трое скорпионов стали торопливо отступать обратно на песок, не дожидаясь, когда шустрые человечки примутся и за них.

А спустя час Ен-Хар все-таки предпринял попытку отвлечь королеву и ее хитиновых подданных, выпустив подчиненных скорпионов на песок по правой части полого склона. Вот ничего не вышло! Те просто проигнорировали своих сородичей.

Пока глава каравана вносил новые изменения в свой «гениальный» план, благо трех незагруженных ничем скорпионов он все же оставил, солнце начало клониться к горизонту.

Королева, по-видимому, отличалась большим умом, чем рассчитывал Ен-Хар и очень упорно старалась не выпустить разумных с островка безопасности до наступления темноты. И что бы не давала ни минуты покоя, периодически отправляя своих «солдат» попробовать нашу оборону на крепость. Но нам пока везло, мало того, что никто не погиб, так орки еще и довольно успешно уничтожали скорпионов, рискнувших слишком близко подобраться к остаткам каравана, сгрудившегося в одну кучу у крутого склона, за грудой камней, что служила хоть какой-то, но преградой. Да и благо членистоногих самоубийц было не особо немного. Больше трех за раз я пока что не видел.

Время медленно и неумолимо отсчитывало последние мгновения до захода солнца, и королева скорпионов все-таки дождалась своего момента — наступила ночь…




Глава 16.


Света от взошедшей на небосводе луны вполне хватало для наблюдения за местностью, так что совсем уж незаметно скорпионам на каменную плиту было не забраться. Да и больше десятка хитиновых тел вполне ясно выражали готовность оставшихся в живых членов каравана дорого продать свою жизнь. И, думаю, королева скорпионов тоже отлично это понимала, поэтому с последней атакой, сломить наконец-то сопротивление и уничтожить разумных, пока что не спешила.

— Я же сказал… не подходить к проходам в пещеры!, — неожиданно гаркнул глава каравана, заставив меня отвлечься от наблюдения за пустыней и обернуться.

Двое вооруженных ятаганами погонщиков стояли возле ближайшего к нам темного провала ведущего в глубь горного массива и внимательно всматривались в темный зев.

— Там какой-то шум, — словно оправдываясь, произнес один из орков. — Вот мы и решили пров…, — Внезапно, худое длинное существо, молнией метнувшееся из глубины прохода, взмахом когтистой лапы прервало воина на полуслове, снеся тому голову, словно чучелу набитому соломой, а затем без лишнего промедления тут же кинулось на второго.

— Зергод! Это зергод!, — завизжал разрываемый заживо погонщик, но когда пасть монстра сомкнулась на его шее, испуганный крик орка перешел в страшное, сипящее бульканье — он начал захлебываться собственной кровью.

Орки тут же засуетились, схватились за оружие, но Ен-Хар не стал отдавать приказ уничтожить монстра, наоборот, он злобно выкрикнул, потребовав, чтобы мы подошли ближе к кругу образованному нашими скорпионами.

Существо громко зарычало и повернуло к нам свою, как оказалось, безглазую морду. К чему-то принюхалось, с силой втянув в ноздри воздух, потом яростно и недовольно зарычало и, схватив один из трупов, длинным прыжком скрылось обратно в темном проходе в пещеру.

— И что… это было…?, — не сдержавшись, выругался я.

— Страж, выращенный гноллами специально для охраны своих территорий. Сторожевой пес!, — ответил услышавший мой вопрос шаман.

— Ну ни… чего себе песик!, — изумленно покачав головой, я стал продвигаться ближе к Лсаэросу.

Что-то мне тут сильно разонравилось. Сначала скорпионы, теперь, хм, песики. А я песиков недолюбливаю со времен Харит-Ходора. Не пора ли нам готовиться валить отсюда? С этого проклятого куска сколы превратившегося в ловушку! Правда как пройти через пустыню с сотней скорпионов я не знаю, но пусть об этом у архимага голова болит. Но дойти до Лсаэроса я не успел…

— Рауг-гар, рауг-гар!, — Неожиданно раздалось со стороны темного провала, в котором скрылся зергод, и на несколько ударов сердца наступила тишина.

И это было не рычание животного. О нет! Это была хоть и не понятная, но все же речь разумного существа.

Замерли все, даже шевеление в песках прекратилось. А затем… по всему склону десятки голосов в ответ стали откликаться: «Ганд-дар! Ганд-дар!»

— Что происходит?, — прошептал один из погонщиков, кажется наш, самый болтливый.

— Что происходит?!, — прорычал в ответ Ен-Хар, стоявший за спиной своих людей на панцире скорпиона. — Тех гвардовых детей почуял сторожевой пес гноллов. Выбрался из прохода, убил, и понятное дело заметил нас, а затем, как и положено, доложил своим хозяевам. А уж те, понять, что им рычит собственноручно созданное существо, вполне способны. Так что… руки в ноги и уходим отсюда. Я лучше сдохну от яда скорпионов, чем в котле этих пещерных тварей.

Двое орков-погонщиков, следуя приказу главы каравана, снова спустили на песок трех скорпионов для отвлечения внимания, а затем и сами, решив не дожидаться дальнейшего развития событий, торопливо рванули в пустыню на своем членистоногом транспорте с другой стороны каменной плиты.

— Куда вы…, — сжал от злости кулаки Ен-Хар. — Трусливые дети шакалов! Они же на них даже не отреагировали!

И я был полностью согласен с главой каравана. Отвлекающий маневр, как оказалось, снова не удался, и эта парочка сильно сглупила, решив рискнуть, а может, просто не выдержали нервы. Не все ведь орки настолько сильны духом и характером как Ен-Хар или воины, что являются охранниками нашего каравана, или те островитяне в главе с шаманом Ир-Заном.

Но, несмотря на пессимистические мысли, посетившие меня, упускать их из виду я не стал. Эти орки оказались удивительно везучими. Они отошли метров на тридцать от каменной плиты, а на них никто так и не напал! Остальные члены каравана тоже продолжали наблюдение. А Ен-Хар так вообще скрипел зубами от злости.

Вот они отдалились на сорок метров (глава каравана гневаться перестал, теперь он задумчиво щурился и размышлял — дать ли отмашку остальными последовать за ними или пождать еще чуток?), затем пятьдесят. Орк, сидящий за спиной своего напарника, обернулся, и, кажется, на его лице я заметил, будто бы извиняющуюся улыбку. Хотя… может мне просто показалось?

Но тут внезапно под несущимся во весь отпор скорпионом зашевелился песок и… тот целиком вместе со своими наездниками рухнул в яму, которая потом в течение какой-то пары-тройки секунд снова приняла безобидный вид, сравнявшись по уровню с остальной поверхностью пустыни.

— Проклятие!, — выругался Лсаэрос, как и все, внимательно наблюдавший за не особо удачной попыткой двух орков прорваться сквозь небольшую армию скорпионов затаившуюся в толще песка. — Не хотят нас отсюда выпускать!

— Ага, — поддакнул я.

— Ра-Лог, — обратился Ен-Хар к шаману, — проверить сможешь, сколько их там?, — И он имел ввиду не скорпионов, а тех, кто так усердно продолжает на разный лад шуметь в пещерах.

— Да!, — кивнул орк и тут же принялся за дело.

— Лсаэрос, — тихо позвал я мага.

— Что?

— Мы или покинем это неуютное место или сдохнем здесь вместе с остальными.

— Еще не время, — отрицательно покачал головой архимаг. — Конечно, если ты хочешь уйти прямо сейчас, пожалуйста, иди, — указал Лсаэрос на песок перед нами. — Можешь повторить их глупый подвиг.

Ага, щас прям!

Перечить магу я не стал, поэтому отошел в сторону, покосившись на все еще колдующего шамана. Что-то он там долго. Но вот орк закончил свое заклинание и торопливо подбежал к Ен-Хару.

— У нас проблемы!

— Да уж знаю и без тебя, — скептически произнес глава каравана. — Ты сделал, что я просил?

— Э-э-э, — растерялся шаман. — Я как раз таки об этом и хотел сказать. Там, — указал он на горный массив, — в самом центре, на глубине, множество ярких точек и они уверенно движутся в нашу сторону — именно сюда! Но там, — перевел он руку на ближайший к нам вход в пещеру, затем на другой, потом на третий, — уже порядка двадцати разумных существ — гноллов и гоблинов. А вот сколько зергодов и других тварей, я понятия не имею.

— Вот…, — в который раз Ен-Хар перечел всех предков тех глупцов, что так не вовремя догадались обчистить кладки скорпионов, и заодно скрестил их с той парой орков, что привлекли внимание зергода. — Всем приготовиться! Так просто мы не сдадимся!

— Ты слышал?, — буквально в три шага я оказался рядом с Лсаэросом, сейчас не до обид — надо срочно искать выход из положения!

— Слышал, — нахмурился маг.

— И что будем делать?, — тут же последовал от меня вопрос.

— Держимся подальше от орков, — прошептал архимаг. — Ждем атаки гноллов и гоблинов, пусть сцепятся с погонщиками и воинам. И зная повадки этих мелких разумных, но глупых тварей, уверен, что они по-любому сунутся на песок. А там…

— А там скорпионы, которые не преминут этим воспользоваться, — закончил я мысль Лсаэроса.

— Верно, — кивнул маг. — И как только они устроят здесь небольшую локальную войнушку, забираем нашего скорпиона и уходим туда, — указал Лсаэрос совсем не в сторону леса, а направо от каменной плиты.

Хм, как раз там и спускали на песок тех скорпионов, пытаясь отвлечь внимание королевы.

Я, конечно, сочувствую оркам, что сыграют роль жертвы в плане Лсаэроса, но согласен с ним полностью. У нас будет только один шанс уйти из этого места. Ен-Хар и его люди настроены достаточно серьезно, на победу, я смотрю, они уже даже не рассчитывают, так что будут биться до конца. А кроме тех двух трусов, больше глупцов среди его подчиненных не нашлось. Да, несмотря на то, что орки вообще-то боевитые парни, среди них, бывает, попадаются слабые духом. Без этого никуда. Идеальных представителей рас не бывает в принципе!

Архимаг каким-то образом, пока все были отвлечены на подготовку к отражению атаки с тыла, сумел, не привлекая внимания, отвести нашего скорпиона немного в сторону — орки этого вроде бы и не заметили. А может и заметили, но решили, что это чистая случайность. Я понятное дело тоже бочком, бочком, стал сдвигаться следом, несмотря на то, что на меня начал косится шаман и какой-то воин. Пусть думают, что люди трусливы — не важно. Мне не хотелось бы в самый разгар нападения гноллов и гоблинов оказаться в самой гуще битвы.

— Ур-зар дак!, — раздалось откуда-то сверху.

— Ганн-ха! Дэхг!, — эхом прокатился слитый дружный крик десятков глоток.

И мне почудилось, что каменистый склон зашевелился и вот-вот погребет под собой жалкие остатки каравана, приютившиеся у подошвы горного массива. Но нет, присмотревшись, я разглядел небольшие тела гиеноподобных существ и гоблинов, что восседали на спинах зергодов и каких-то совсем уж причудливых мобов. Вооружены они, конечно, были довольно примитивным оружием — какими-то ржавыми огрызками (кинжалами, мечами?), простыми дубинами и костяными топорами, вот только их было очень, очень много!!! На нас накатывалась настоящая живая волна яростных и злобных существ.

Архимаг стоял рядом со скорпионом и спокойно наблюдал за их приближением. Я же такой выдержкой похвастаться не мог и даже не заметил, как в моих руках оказались крепко сжатые рукояти мечей.

— Лсаэ-эро-ос?, — сквозь стиснутые зубы вопросительно бросил я.

— Ждем! Ждем!, — раздалось в ответ.

Волна спустилась на каменную плиту и с ходу уткнулась в повернутых лицом к горе скорпионов — Ен-Хар решил использовать их как первую линию обороны. Благо королева со своим хитиновым воинством замерла в ожидании, и она не могла не знать, что здесь сейчас происходит.

Мелкие юркие тала гноллов при поддержке быстрых тварей оседланных гоблинами насели на вылезшую вперед четверку скорпионов и практически порвали тех на части в мгновение ока! И это своим дрянным оружием! Обалдеть! Орки и то дольше разбирались, когда королева кого-то из своих на смерть отправляла. Хотя, если вспомнить, что их кладку опустошили под чистую, становится понятно, что она лишь просто старалась зажать нас на этом казавшимся безопасным клочке камня без особых для себя потерь. И вообще, мне кажется или прирученные скорпионы, по сравнению со своими дикими собратьями, скажем так, более медленны и неуклюжи?

— Ва-ах Гра-а!, — размахивая своим ятаганом, закричал сидящий на спине варана орк-воин по имени Ан-Гал и тройка рептилий сорвалась с места нырнув в самую гущу пещерных тварей.

Вараны расшвыривали гноллов и гоблинов своими здоровенными лапами, орки рубили их ятаганами, но… полтора десятка мертвых разумных и немногим меньше подчиненных им тварей это капля в море!

Вот потерявший своего наездника разъяренный зергод удачным прыжком сбил на землю одного из орков и, несмотря на глубокую рану оголившую ребра, вгрызся в тело повержено врага, а следом подоспела и еще пара пещерных хищников. Чуть дальше Ан-Гал пытался стряхнуть пятерку гноллов, облепивших его словно, пчелы мед. А третьего воина вместе с его вараном вообще видно не было.

Но, как и предсказывал Лсаэрос, рано или поздно кто-то, либо мы, либо гоблины с гноллами, в пылу боя ступит на песок и тем самым спровоцирует ближайших к плите скорпионов. Так и произошло. Гоблин, сидящий на спине зверя, похожего на шестилапого медведя, совершенно случайно при длинном прыжке вылетел из некого подобия седла, скатился по насыпи и растянулся на песчаной поверхности буквально в пяти шагах от спасительного камня.

Резкий удар снизу вверх и худощавое тело неудачника оказалось нанизано на тонкое жало скорпиона. Дико заверещав от боли, гоблин что-то закричал, очень громко закричал! Откуда только столько силы в этих тщедушных телах?

И толи этот народец поголовно туп, толи у них инстинкт самосохранения отсутствует как таковой, но на зов о помощи, а ни чем другим эти крики быть не могли, тут же отреагировал десяток его сородичей стремглав несущийся к месту боя. Конечно же они свернули с пути сразу на песок, и конечно же моментально попали под атаку спрятавшихся там скорпионов. Завязался еще один бой. В котором мелькали клешни, жала, ржавые мечи и оскаленные пасти выведенных в глубинах пещер монстров.

Но все это показалось какой-то мелочью по сравнению с раздавшимся метрах в ста от гор громким и оглушающим ревом, наполненным яростной необузданной мощью и силой.

— А вот теперь пора!, — произнес знакомый голос над самым ухом, и меня с силой потянуло прочь от боя, который, впрочем, так до меня и не дошел — гноллы и гоблины завязли всего в каком-то десятка шагов от меня.

Я вскочил на спину скорпиона следом за Лсаэросом, и наш транспорт мгновенно сорвался с места. Маг избавил скорпиона от всего лишнего, оставив лишь немного продовольствия и воды. Ну и тело эльфа, укатанное в какие-то тряпки.

За десяток секунд мы отдалились от места боя на целых двести метров. Что-то излишне резв наш скорпиончик. Я понимаю, что их там всех шаман чем-то пичкал, но тут, кажется, еще и маг постарался. Ринувшийся было за нами дикий скорпион вскоре отстал, а больше никто в погоню за удиравшей парочкой разумных не бросился.

Хотелось закричать от радости, но я сдержался. А потом решил обернуться, посмотреть, что там за спиной происходит. Мда-а, лучше бы я этого не делал! Интересно, а скорпион может двигаться еще быстрее?

Огромная куча песка вздыбилась ввысь на высоту пары-тройки метров, надувшись гигантским пузырем. И когда он лопнул, перед орками, гоблинами и гноллами предстала во всем своем величии королева скорпионов. Создание размеров с пяти этажный дом, с клешнями способными обхватить и раздавить в пыль крепостную башню.

И если оставшиеся в живых орки ошарашено застыли, подняв головы вверх, то больные на голову пещерные создания с криком и безумным гоготом бросились на нового врага. Картина достойная внимания сумасшедшего фэнтезийного художника — разумные муравьи атакуют здоровенного и практически неуязвимого монстра.

Бах! Тело королевы опускается на плиту, превращая всех, кто на ней находится, в мелкий раздавленный фарш вперемешку с кусочками железа, костями и хитином. Остается только взять большой совок и сгрести то, что от них осталось в кучку. Кто заказывал изобилующие минеральными витаминами котлеты для великана?

Просто таки сюрреалистическое зрелище!

Наш скорпион взял резко влево, и, не сбавляя скорости, направился к лесу. И спустя пол часа остановился метрах в пяти от лесного массива, тут же устало осев на песчаную землю. Все, выдохлась зверушка, а может и умерла, не выдержав запредельных нагрузок.

Лсаэрос скинул бесчувственное тело раба вниз, и спрыгнул сам. Развернув тряпки, подхватил эльфа под мышки и потащил поближе к деревьям. Просить меня о помощи он не стал, хотя я и сам не горел желанием ему помогать. И нет, не потому что мне порочило приносить кого-то в жертву — знаете ли, свобода того стоит, — просто у меня не было никакого настроения марать руки в крови неспособного к сопротивлению разумного! Это же в его интересах, вот пусть и проводит ритуал сам. А у меня есть свой, ясно и четко созревший план, которому я теперь буду следовать!

Так что я даже не отвернулся, когда архимаг начал длинное и нудное заклинание, одновременно выводя на распахнутой груди эльфа колдовские руны. Закончив первую часть ритуала, Лсаэрос привел эльфа в чувство, и… началась какая-то кровавая вакханалия. Чувствуя, что меня начинает мутить, я отвернулся. Вот только страшные, нечеловеческие крики ничем не заглушишь, а показывать свою слабость, затыкая уши, я не собирался.

Так ли я был прав, считая зверем того палача в тюрьме под монастырем Ардал? И не освободил ли я зверя намного страшнее? На что еще способен архимаг, стремящийся вернуть себе былое могущество? Сначала он убивал только злодеев — воров, убийц, а теперь на моих глазах творит ужасный, по своей сути, кровавый и страшный ритуал над, вполне возможно, простым жителем Светлого леса, неудачно попавшим в руки орков и ставшего рабом.

Игра, которая стала совсем не игрой… Корпорация Лайф вообще в курсе того, что у них тут творится?

А я? Что же я… спокойно наблюдавший за началом ритуала и отлично знающий о дальнейшей судьбе уготованной эльфу. Чем теперь я отличаюсь от Лсаэроса? Надо кого-то принести в жертву, ради своей собственной выгоды… или скорее нет, не выгоды — свободы!, — пожалуйста. А ведь раньше я был другим, совсем другим. Но постепенно начал меняться… и в итоге… узнав о возможностях источника, перешагнул ту грань, что отделает героя от злодея. Так кто же я теперь?…

Но вот ритуал закончился, оповестив об этом резко оборвавшимся криком, и я решительно повернулся обратно. И слегка ошарашенным взглядом увидел как эльф, безусловно живой, но далекий от понятия «невредимый», сам встал на ноги и словно кукла под управлением неведомого кукловода, зашагал между деревьями в глубь леса. А маг, маг возвращался обратно.

— Бери вон тот мешок, там еда и вода, — словно и не было никакого кровавого ритуала, спокойно произнес Лсаэрос. — Дальше пойдем пешком. Они приняли мою жертву и разрешили пройти через лес. И поторопись, Крэйбен!

Кто они? Как он понял, что приняли? И откуда ты вообще знаешь такие вещи? Так и хотелось спросить все это на чистоту у мага, но я благоразумно промолчал.

Шаг, остался всего лишь один шаг до свободы! А дальше… никто не отменял вариант убиться или сдохнуть в лесу, чтобы потом, через какое-то время, появиться на ближайшей точке возрождения. И ищите меня потом хоть днем с огнем! Я закопаюсь так глубоко и так далеко…

Кто я теперь? Я тот, кем меня сделала эта жестокая игра — я раб и убийца!


* * *

— Стойте, — приказал одетый в матово черную броню мужчина отряду орков, что сопровождали его через пустыню от самого оазиса Тир-Дом.

Аренар излишне ретиво исполнил требования принесенной эльфу клятвы и выделил аж пол тора десятка лучших своих бойцов, которые, конечно же, совершенно не подозревали, кого именно они теперь охраняют. Дэзраэль в данный момент находился под личиной человека снимать ее, по крайней мере, до того момента как найдет Крэйбена, не собирался.

Воины послушно остановились. Приказ главы гильдии звучал предельно точно — помогать и во всем слушаться клиента, если это не грозит отряду гибелью. Ну а Шо-Зан, назначенный среди воинов старшим, ничего опасного в просьбе остановится возле очередного места гибели одного из караванов, во множестве снующих туда сюда по пустыне между оазисами, не видел.

Мужчина слез с варана, поправил за спиной перевязь с двумя мечами, и торопливо приблизился к первому трупу скорпиона, рядом с которым лежала покореженная клетка, а немного в отдалении растерзанные тела людей, среди которых он заметил и парочку эльфов.

— Там еще мертвецы, — Ша-Зан указал в сторону покрасневшей от крови каменной плиты лежавшей у подошвы крутого склона высоких скалистых гор. — Ому-ог-Гаш, обитель…

— Я знаю, — бесцеремонно прервал его человек. — Я знаю, кто живет в самом сердце «Мертвых Духов». Пойдем поближе, — потребовал мужчина, вскакивая в седло на спине варана.

Ша-Зан ненадолго задумался, но все жестом руки разрешил своим воинам последовать за человеком. Безусловно, опасности нет, так что можно и приблизится к горам. Тем более днем гноллы и гоблины стараются не выбираться на свет без особой на то нужны. Но если человек попробует заглянуть к ним в пещеру, что ж, он не будет ему мешать покончить с жизнью столь глупым поступком.

Невыносимая вонь разлагающихся под жгучим солнцем трупов, остановила отряд в десятке метров от каменной плиты.

Грязно выругался один из орков и сплюнул на раскаленный песок:

— Что здесь смотреть! Кому-то просто не повезло. Нарвались на диких скорпионов, а те загнали их к горам.

— Вижу, — согласился с ним мужчина, высматривающий среди тел что-то или скорее кого-то известного только ему. — Продолжаем путь!

Дэзраэль повернул своего варана прочь от каменной плиты, превратившейся в кладбище для десятка, если не больше, разумных. А уж сколько тел представителей самых разных рас, среди которых преобладали орки, лежало в округе и вовсе было сложно сосчитать. Отряд во главе Ша-Зана стал отдаляться от места недавней битвы, и никто из них так и не обратил внимания на одинокую точку высоко в небе.

Удивительное для этих мест зрелище — летящий над пустыней Алькхерский птерод и сидящая на его спине дриада.


* * *

Страшные и жуткие звуки сопровождали нас все время пока мы пробирались через этот с виду такой обычный лес. Они ввинчивались в мозг, заставляя бояться каждого нового шага и заставляя настороженно крутить головой в поисках опасности. Вот только никто не спешил накинуться на путников и разорвать их на части. Нет, монстры были, я их даже видел — странные неясные тени, мелькающие то там, то тут, но нас они пока что не трогали.

Впрочем, пробрало не только меня. Я отлично замети и то, как дрожали пальцы на руках мага, когда он в очередной раз потыкался и хватался за ветку или вовремя подставленное мною плечо. Боится Лсаэрос. Очень боится тех существ, которым принес в жертву светлого эльфа. И это несмотря на все его заверения, что они нас не тронут. Но все равно, маг не сбивался с пути и уверенно вел нас к цели.

— Гран-ал-Хрон, — сухим, безэмоциональным голосом произнес архимаг, завидев вделке между деревьями просвет.

Существа сдержали свое слово. Сдержали настолько, насколько это вообще возможно.

Лес резко совершенно неожиданно оборвался, и перед нами предстало огромное неестественно круглое озеро без единой волны на чистой, словно зеркало, глади. А под ногами идеально ровная песчаная поверхность: ни мусора, ни лишней черной или серой песчинки. Буд-то кто специально огородил озеро золотистым кругом.

Слева, метра в двадцати от того места, где мы вышли из леса, от берега шла длинная, все из того же золотистого песка, насыпь идущая куда-то к центру озера. И взор мага был направлен именно туда.

Лсаэрос, похожий сейчас на мифического вампира — так сильно он побледнел за время короткого путешествия через этот лес, сделал шаг, затем второй и резко сорвался на бег. Понятное дело отставать я не собирался и рванул следом.

Вот как так, он ведь только-только еле продирался по всем тем оврагам на нашем пути, ямам и рытвинам, через густые заросли, не брезгуя моей помощью и, не стесняясь, порою спотыкался и падал, а сейчас… Словно озверел, я его и догнать-то не могу!

Вот уже центр озера и наконец-то увидел, к чему так стремился архимаг. Из-под земли на высоту метров трех бил невыносимо яркий столп света играющего всеми оттенками радужных цветов! И это несмотря на то, что до него было еще шагов тридцать, я отлично почувствовал силу, исходящую от этого, безусловно, божественного источника магии.

Лсаэрос с разгону влетел в световую колонну и мгновенно растворился в ней. Уж не знаю, что это за эффект такой и где сейчас архимаг оказался, но приблизившись божественному источнику, я решительно сделал последний шаг и… оказался в чем-то теплом и слегка уплотненном. По началу ощущения были вполне приятные, до тех пор, пока странная субстанция не стала обволакивать меня, проникая под одежду, ближе к телу, закрывать глаза, лезть в ноздри и уши…

Я запаниковал и испугался! Начал дергаться, пытаясь вырваться, но… все было бесполезно…

Пока не заметил вспыхнувшее перед глазами системное сообщение.


Внимание игрок!

На вас произведено воздействие божественной силы Мок-Натала, покровителя орков. Уничтожена одна из трех имеющихся на вас меток. Уничтожен ошейник Анср-ран. Уничтожены следы рунического колдовства (магии крови). Полностью восстановлено жизнь, выносливость и мана персонажа. Полностью восстановлена сила тотема черный волк Зуравал ан Ра.

Получены баффы: +30 к силе на 24 часа, +30 к ловкости на 24 часа, +30 к интеллекту на 24 час, +100% урона по существам принадлежащим миру Ака-Каг-Гош на 24 часа, скорость прокачки всех характеристик увеличена в два раза.


Но не успел я порадоваться произошедшими со мной изменениям, как появилось еще одно сообщение.


Внимание игрок!

Кинжалы Хаоса вызывают гнев Мок-Натала!


В глазах потемнело, на голову надавило тисками, сердце практически остановилось, дыхание перехватило! Система засыпала меня целой серией оповещений о множестве божественных и не очень дебаффов. И — 99% к силе, ловкости и интеллекту сроком на 24 часа были самыми безвредными из них.


Слишком уж сильно они похожи на оружие, некогда добытое древними шаманами из мира Ака-Каг-Гош, до того как был запечатан портал. Но бог милостив к вам и предлагает два решения возникшей проблемы: 1 — уничтожить оружие, что повлечет за собой и полное уничтожение персонажа в связи с привязкой к нему этих клинков; 2 — изменение сути оружия и полную перестройку их основных характеристик (урон и наложенные заклинания) — на ваш выбор, который вы обязаны совершить в течение 12 часов, иначе характеристики буду определены автоматически, исходя из вашего уровня развития и спецификации соответствующих боевых умений.

Пожалуйста, выберите вариант!


Второй разумеется!


Изменение завершено.


Я бессильно вываливаюсь, хотя точнее уж падаю из столпа света прямо на песок, краем сознания отметив опустошенные до одинокой единички бары жизни, выносливости и маны и радостно, и лежа на спине, пересохшим горлом, словно все еще не верю до конца в то, что у меня получилось, произношу вслух:

— Я свободен…




Глава 17.


Ливион в растерянности стоял у огромной рваной дыры в стене. Некий вор-вандал умудрился не только украсть сейф, но и уничтожить часть довольно толстой кирпичной кладки, проделав сквозной проход на улицу.

Громко зашуршала листва под ногами некроманта, когда тот подошел к стоящему у стола креслу и устало на него опустился, ссутулившись под гнетом навалившихся проблем и неприятностей.

Все началось с того, что он потерял из виду Крэйбена, затем поссорился с леди Киерой, лишившись не малой части причитающихся денег, потом пропал Артур, выйдя в реал и так до сих пор не вернувшись в игру. Черная полоса сменилась на белую, когда он вспомнил о Дэзраэле и его способности ставить метки на игроков и неписей, что и подтвердилось в личном с ним разговоре — метка на парне, разумеется, была. Правда, для этого пришлось отлучиться из дома, ведь эльф перебрался на самый край материка, подальше от членов свой бывшей гильдии, а заодно, после встречи, наведаться в один из храмов кое-какого древнего бога, что бы провести полный обряд очищения. Так на всякий случай. Но стоило вернуться домой, как вот оно, снова невезение!

— Может меня кто проклял?, — задумчиво произнес маг. — Эх, старый я дурак! Так и не изжил свои глупые привычки из реальности. Сколько раз говорил мне Артур, не храни ты документы у себя дома, пусть даже и в лучшем гномьем сейфе. Ведь всего лишь минута потерянного времени, и вот они, в ближайшем банке, в самом совершенном для виртуального игрового мира хранилище, защищенном по последнему слову маго-техники и прочими наворотами!

Маг тихо разговаривал сам с собой по еще одной старой доброй привычке. Когда еще будучи нормальным человеком в реальном мире занимался новейшими разработками в области биокристалов, нейроинтерфейсов, квантовых технологий и искусственных интеллектов. Гении они такие, да. Любители поговорить… сами с собой. И никуда от этого не деться.

В памяти одного из самых старых жителей планеты, помнящего еще время до объединения, вспыли воспоминания о последнем его детище, которое он так и не довел до ума — биологической нейросети полностью основанной на принципах работы человеческого мозга. Именно этот проект он предлагал использовать при создании виртуального мира Нориа. А не смесь био— и электронных технологий, из которых и выросла управляющая игрой пирамида ИскИнов. Но проект в связи с его излишней жестокостью, все-таки для бионейросетей использовался вполне себе живой мозг, пусть и вынутый из черепа подопытных экземпляров, заморозили, а затем закрыли и самого создателя. Впрочем, закрыли его совсем не за это! А за излишнюю настойчивость в обещании рассказать всему миру обо всех опасностях не до конца изученных виртуальных миров созданных на основе квантовых технологий, сверх разумных искусственных интеллектах, выращенных на биокристаллах, и совершенно не известном влиянии нейроитерфесов на мозг человека. Если они не внят его голосу разума и не задержат проект на некоторое время, пока он во всем не разберется. Не вняли, и отправили в им же разработанную виртуальную реальность — то есть куда подальше.

Все же убирать (то бишь, убивать) такую фигуру с игрового поля довольно таки опасно. Имя профессора и доктора множества наук всегда было на слуху у общественности, и рано или поздно кто-нибудь обязательно бы докопался до правды. Журналистов всегда хватало, и высокая смертность среди них никак не уменьшала количество желающих добиться известности за счет громкого дела. А так, старый, а если уж честно, то совсем древний старик просто решил насладиться перед смертью миром, к созданию которого он приложил свою руку. Все что он мог сделать — создано, так что, потомки, наслаждайтесь! Великий ученый устал и хочет наконец-то просто отдохнуть, перед тем как подойдет к концу его срок нахождения в этом бренном теле.

Ох, как же мировые СМИ обставили его уход в только открывшуюся виртуальную реальность под названием «мир Нориа». Конечно, старик всего этого не видел, но вполне хватило рассказов Артура. И он даже позавидовал, что сам, лично, не присутствовал на речи объединенного правительства и не видел созданный ими ролик, на котором великий ученый прощается со своими последователями и редкими учениками, которые понятное дело все подтвердили — мол, так оно и есть. Правда, никто не догадывался, что не задолго до выступления с ними очень жестко и настойчиво поговорили, пососоветовав не высказывать вслух своих настоящих мыслей и предположений. Ну а кто догадывался, те либо молчали, либо попали на крючок спецслужб. Впрочем, дальше реальных фактов того, что профессор действительно находится в капсуле, в особом учреждении и вроде как под бдительным присмотром врачей и медиков, никто все равно не докопается.

— Твари, подлые твари!, — зло пробурчал Ливион. — Закрыли меня в этой дьявольской тюрьме!

Некромант довольно быстро успокоился, все-таки прошлое-то уже не изменить, и сосредоточился на настоящем.

Самый главный вопрос — кто украл сейф? Сколько вообще существует способных на такое игроков и неписей? Все же те люди-нпс, которые ему его и ставили, обещали, что этот сейф самый защищенный и вообще все будет путем! Вот найти бы их и поговорить по душам! Только поздно теперь, он сам же их лично и отправил на тот свет во имя сохранности тайны. А неписи, увы, в отличие от игроков не возрождаются. И когда маг найдет исполнителей, то найдет и заказчика. Хотя и так догадывается о его, точнее ее личности!

А еще пропажа Артура произошла очень не вовремя! В игре его не было с того самого дня, как леди Киера устроила скандал.

— У-у, настырная девчонка!, — выругался маг.

И дома парня тоже нет! Хорошо хоть Артур запустил тот сервер и очень скоро часть документации связанной с корпорацией Лайф и ее истинными хозяевами разойдется по адресам самых известных новостных сайтов и компании. Впрочем, и паре десятков более мелких «хищников» тоже достанется. И плевать, что часть из них зашифрована. Ничего, там шифр простой, взломают. Те, кто решит рискнуть. Ведь ради сенсации некоторые из них способны на многое! Не все конечно, но главное дать толчок. Решит один из сайтов опубликовать часть расшифрованных документов, а тут и остальные подтянутся.

Но да ладно. Артур свое дело сделал, продолжал размышлять Ливион. Бумаги жалко! Ведь кроме договоров с гильдиями на поиск некого Крэйбена, там было множество ценных векселей, накладные, списки артефактов, карты. И между прочим не мало денег.

— Ладно, и дьявол с ними, а за компанию и черти со всем их адом вместе!, — Лсаэрос встал с кресла. — Пора показать себя открыто! Хватит скрываться, словно отшельник!

Маг отлично понимал, что шанс вернуть сейф и хотя бы часть бумаг критически мал — поздно метаться. Но поставить глупых неписей, а заодно и таких же глупых игроков, забывших, что не надо трогать вещи могущественного проклятого некроманта расы рэвен, стоит однозначно! И плевать на то, что он засветится и привлечет внимание топовых игровых кланов и гильдий. Силы и духа у них не хватит его взять!

Эх, жаль, конечно, что с возможностью использовать в своих планах леди Киеру он жестко обломался, но ведь остался еще Крэйбен. Единственный сын директора технического отдела корпорации Лайф по неизвестным причинам, так же как и он сам, запертый в этой игре. Как только его найдет эльф, то без лишних разговоров притащит его туда, куда ему укажет Ливион. А там уже будет совсем другой разговор. Ведь он наконец-то выяснил все у светлого эльфа про возможность переноса игроков в некую область, из которой нет выхода. Вообще нет! И это касается любого персонажа. Некромант даже успел провести с помощью бывшего мастера Теней один подобный эксперимент, отправив в данную область одного из новеньких игроков. А Артур потом выяснил, что парень 29 лет не вышел из игры по истечении положенного срока. И когда родственники вытащили его из капсулы, оказалось что тело живо, мозг тоже, но вот разума в этом человеке не осталось ни капли — парень превратился в растение! Страшно, не правда ли? Получается, что тот, кого отправляют в это по истине странное место, теряет разум, в прямом смысле этого слова.

А Крэйбена Дэзраэль обязательно найдет! В этом некромант не сомневался. Про метки ему Дэзраэль все рассказал.

Спустившись в подвал, на второй уровень, Ливион быстро закинул в инвентарь десяток артефактов, свитков и зелий, а затем там же активировал и портал в один из городов в Темном лесу.


***


Стоящий у узкого отрытого окна темный эльф был стар, очень стар. Морщинистая, суховатая кожа на открытом лице и глаза, из которых смотрела сама бездна — говорили не столько о возрасте своего владельца, сколько о его силе и могуществе. Ведь он был одним из самых древних существ мира Нориа — Дэролайлэ гильдии «Элгхинн дал вэлдрин». Дэролайлэ, титул владыки, ставший именем собственным. А настоящее имя, затерявшееся за прахом десятков веков, ныне он уже и сам не помнил.

А позади него стоял не безызвестный на весь свет мастер Теней — Зорхан, правая рука главы гильдии вот уже более тысячи лет.

— Крэйбен покинул остров Харит-Ходор вместе с архимагом Лсаэросом на корабле некого капитана Кирка из старинного Назхаровского рода — Коразал, — словно простой ученик, покаянно склонив голову, отчитывался Зорхан. — Но вместо того, что бы высадиться на берегу Темного леса или королевства Назхара, в той самой деревне, где его и должен был ждать Дэзраэль, который, кстати, по каким-то причинам так и не вернулся ни в одно из тайных или официальных отделений гильдии, они пошли дальше, к Пустошам орков.

— Где Дэзраэль, ты выяснил?, — не произнес, а скорее прошелестел Дэролайлэ. — И почему он не отвечает на вызов?

— Он выбросил амулет вызова…, — Зорхан на мгновение замолчал, — в море.

— Сэйра вирэ кгех тарь силтх!, — выругался темный эльф и повернулся к своему подчиненному. — И это твой хваленый и лучший за всю эпоху ученик?! Который в самый ответственный момент предал и тебя — своего учителя, и всю гильдию Теней!

— Я подозреваю, что это как-то связано с бессмертным по имени Ливион, — еще ниже склонив голову, начал оправдываться Зорхан.

— Снова этот… суртха!, — проскрипел зубами Дэролайлэ. — Ведь он уже несколько раз вмешивался в наши дела. Так почему этот бессмертный все еще здесь? Почему вы не отправили его в Трескри Закатх?

— Он последний из расы рэвен, проклятый некромант. Очень сильный и очень могущественный! Мы пытались… но потеряли две полные звезды, — с горечью произнес мастер Теней. — А после маг залег на дно. До недавнего времени, пока не появился Крэйбен.

— Тогда я лично займусь Ливионом! Коль не могу положиться на своих людей, придется все делать самому, — от жесткости и ярости в голосе главы гильдии, стоявший поодаль дроу опасливо поежился.

Дэролайлэ безумен в гневе, Зорхан это отлично знал. И в данный момент ему очень хотелось находиться где-нибудь подальше от владыки, желательно вообще в океане на другом конце света.

— Но я…, — Зорхан все же посмел произнести пару слов, желая предупредить главу гильдии, что он все равно не знает, где скрывается некромант, но был остановлен резким жестом.

— Я сам его найду!, — Дэролайлэ догадался, что хочет сказать его «права рука». — Рассказывай дальше про архимага и потомка синримов. На Крэйбене был ошейник Анср-ран, почему ты им не воспользовался?

— Он оказался заблокирован, как только они ушли от погони пущенной за ними монахами монастыря Ардал.

— А это разве возможно?, — прищурился дроу.

— Нет…, — начал было мастер Теней.

— Нет?!, — морщинистая рука главы гильдии дернулась, словно желая схватить за горло своего неудачливого помощника, ногти удлинились превращаясь в длинные острые когти, но Дэролайлэ вовремя сдержался, сжав ладонь в кулак, и не замечая как ранит сам себя. — Как это нет?

— Я не знал что маг, лишенный силы, на это способен, — испуганно отшатнувшись, поспешил донести мастер Теней до старого дроу очередную неприятную новость.

— Теперь будешь знать, — Дэролайлэ решил не рисковать жизнью преданного ему до самой смерти мастера Теней, и отошел обратно к окну.

В этот раз он сдержался, а то еще бы чуть-чуть и, правда, порвал бы горло своему подчиненному.

— Подними все наши связи среди орков. Найди мне Лсаэроса и Крэйбена! И обязательно выясни, каким образом архимаг, ставший простым человеком, сумел заблокировать Анср-ран.

— Да владыка, — Зорхан поспешно покинул кабинет Дэролайлэ.

А вскоре Лиар-Рахор — главную обитель гильдии «Элгхинн дал вэлдрин» покинул многочисленный отряд Теней, направляющийся к ближайшему порталу в столицу Темного леса. И уже оттуда при непосредственной помощи магов-телепортистов и разбившись на пятерки, они отправятся во все оазисы Пустоши орков.

Дэролайлэ догадывался, почему Лсаэрос решил предать их. Синримы и их наследие. Архимаг решил сам узнать все тайны расы сумеречных эльфов. Да и Пустоши он тоже выбрал не просто так — там находился один из восьми божественных источников чистейшей магической энергии способный вернуть ему потерянную в казематах Ардала силу.


***


— Не-ет, не-ет, — неожиданно раздается протяжный знакомый голос откуда-то со стороны. — Пока еще нет!

В мое тело впиваются сотни тысяч иголок, заставив вскрикнуть от неожиданности. Все порезанные дебаффом характеристики, а месте с ними и бары жизни, выносливости и маны лихорадочно скачут туда сюда, то восстанавливаясь полностью, то снова падая до жалкого одного процента. А следом… в центре груди появляется тугая пульсирующая боль, нарастающая с каждым тиком, распространяющим ее все дальше и дальше по клеточкам моего тела. И вот я уже корчусь и кричу от невыносимых страданий, желая только одного — сдохнуть! Но игра нашла лучший выход из положения. Я просто потерял сознание…

Очнулся и с трудом отрыв глаза понял, что до сих пор лежу на том же самом месте, возле божественного источника. Характеристики все также порезаны до одного процента от исходного максимума, хорошо хоть только всего лишь на двадцать четыре часа, а не навсегда. Сильно же его мои кинжалы расстроили. Кстати, там еще что-то система мне радостно сообщить пытается, но это я потом гляну. Сначала надо понять, что произошло, и зачем меня вырубил архимаг.

Повернул голову в поисках этой злобной личности, ведь он по-любому где-то здесь. Песок, песок, вода… Хм, нашел! Лсаэрос сидел на… обалдеть!… на удобном, мягком кресле и вроде бы как дремал — глаза прикрыты, дыхание ровное. И откуда он его взял? Тут что, где-то торговец с лавкой имеется? Бре-е-ед какой-то.

— Ты полежи пока, вставать не торопись, — маг, словно почувствовал мой взгляд, и потянулся. — До того как сойдет божественное проклятие, осталось немного времени. Пара часов где-то. Я зря, наверное, пытался снять все эти негативные эффекты, — извиняюще произнес Лсаэрос. — А когда понял, что мое вмешательство стало причинять тебе невыносимую боль, пришлось лишить тебя сознания.

Вот значит, что это было! Большое спасибо тебе великий архимаг за доброту душевную. Хотелось долго-долго его ругать и проклинать, но… ладно, не будем истереть.

Значит я тут, получается, двадцать два часа пролежал, и маг все это время был рядом и тушку мою ценную сторожил, что бы ее местные обитатели не сожрали… Ну, то есть, что бы сожрали! И я избавлюсь наконец-то от множества проблем в лице гильдии теней, архимага и всех тех охотников за моей личностью, коих в последнее время только прибавилось. Кстати, а откуда он о проклятие-то, то бишь дебаффе, знает? И к чему вообще была эта попытка повысить мои урезанные характеристики?

Вопросы у меня сыпались как из рога изобилия, но мысленно, в слух я об этом спрашивать пока что не стал. Просто лежал и размышлял о судьбе моей беспощадной.

— Крэйбен?, — позвал меня маг.

— Да, — решил я отозваться, деваться-то мне некуда, разве только в песок зарыться, да и что молчать-то?

— Какого это, быть… бессмертным?, — столь неожиданный вопрос поднял в моем сознании целую волну паники.

Хотя какую волну, кого я обманываю… самое настоящее цунами!

Мелькнувшее в мыслях желание воспользоваться своим лучшим из умений — «Тень», и попытаться сбежать я старательно подавил. Архимаг в пике своей силы, плюс целая куча божественных баффов. Стоит мне перевоплотиться, как он сразу же начнет действовать. Не даст же он мне минуту или хотя бы тридцать секунд на разбор десятков умений и способностей… Так что да, рисковать смысла нет. Тем более, судя по всему, я нужен ему именно здесь и сейчас — живым, а не где-то там далеко — появившимся на точке возрождения после смерти. Используй я умение, позволяющее полностью скопировать своего противника, как маг снова обездвижит и вырубит меня. И полученные от него уровни и умения не сыграют при этом никакой роли. Я ими и воспользоваться-то не успею. Он ведь о себе все знает, а мне на изучение потребуется время.

Ну а зачем я магу это и так понятно! Если уж Лсаэрос как-то понял, что я игрок, то и о том, что я потомок синримов он тоже, понятное дело, наверное знает.

— Смотря каким бессмертным, — хмыкнул я, решив все-таки пойти на диалог с архимагом.

— А ты чем-то отличаешься от остальных?, — удивленно поднял бровь Лсаэрос.

— Вообще-то да, — усмехнувшись, коротко ответил я.

Маг задумался, сильно задумался, периодически поглядывая не меня.

— А ты и, правда, другой, — в слух подвел итог своим раздумьям Лсаэрос. — Ты не можешь покинуть этот мир в любой момент времени, в отличие от остальных твоих… сородичей. Ты не называешь нас странным словом «неписи». Ты не относишься к нам свысока, словно мы не люди… не разумные существа, — поправился архимаг, вспомнив о множестве рас населяющих мир Нориа, — а какие-то безвольные куклы. Ты не правильный бессмертный, — как-то осуждающе посмотрел он на меня и выжидающе замолчал.

— Какой есть. Мне просто очень сильно «повезло». Особенно с тем ошейником. — Напомнил я магу про Анср-ран.

— Я понял твою иронию, — кивнул маг. — Но не забудь, что рабство еще и многое тебе дало. Без него ты бы не стал таким, в общем-то, достаточно неплохим воином, коим сейчас и являешься. И поверь моему опыту, еще пол года максимум и равных тебе не будет!

— Только никто не спросил — нужно ли мне это!, — проскрипел я зубами. — Ведь на тот момент, когда появился хоть какой-то выбор, я ухватился за ту самую единственную ниточку, что в дальнейшем помогла мне выжить и не сойти с ума в этом проклятом учебном лагере дроу.

— А что ты хотел? Это с «той» стороны мир кажется добрым, отзывчивым и безопасным. Когда в любой момент можешь покинуть его или довольно быстро дождаться помощи от таких же бессмертных существ. А вот с «этой»…, — Лсаэрос взял паузу, словно нагнетая обстановку, — с «этой» ты познал, насколько он жесток! Насколько сильно отличается от привычной для вас жизни.

— Ага, прям в самую точку!, — подтвердил я слова мага. — Я все это просто превосходно прочувствовал на своей шкуре, больше как-то не хочется, знаешь ли… Все, мы выяснили, что бессмертным не всегда быть хорошо. — Решил я заканчивать эту часть разговора переходить к самому главному. — А теперь скажи мне, чего ты от меня хочешь?

— Что бы ты помог мне открыть проход в барьере, — не стал тянуть архимаг с ответом, который я и так успел предсказать заранее.

— И все?

— И все, — согласился маг. — Я с самого начала не собирался потакать желаниям мастера Зорхана и Дэролайлэ гильдии Теней.

— Вот только после того как я помогу тебе это сделать, на меня отроют охоту, — заявил я.

— Ну так пошли со мной, в Проклятые земли, — предложил Лсаэрос. — Там тебя никто никогда не достанет.

— Не могу, — прикрыв глаза, горестно вздохнул я.

— Ты хочешь найти возможность вернуться обратно? Я могу тебе помочь, — предложил маг. — Если ты пообещаешь, что прежде чем покинуть мир Нории, мы проведем ритуал у барьера Илиана.

— Боюсь, что не поможешь, — честно ответил я.

Но ведь так оно и есть! Что я, дурак, отказываться от помощи могущественного архимага? Был он игроком, я согласился бы не раздумывая. Мне бы только весточку отцу через человека, в котором я уверен на все сто процентов, передать. Но, увы…

— Что ж, тогда есть еще один вариант, — загадочно улыбнулся маг. — Я дам тебе ключ-портал от своего тайного убежища, место положения которого не знает ни кто кроме меня. Все равно в ближайшее десятилетие я не собираюсь возвращаться обратно. И там можно будет спрятаться практически от любой опасности! Впрочем, скоро ты и сам все увидишь. Нам в любом случае придется наведаться туда, прежде чем отправиться к барьеру.

Лсаэрос не сомневался в том, что я соглашусь. А впрочем, так оно и есть! Одно дело искать спокойное и тихое место самому, другое дело — уже иметь готовое прибежище. И учитывая возможности архимага, я не сомневаюсь, что обставлено оно по высшему уровню.

А между тем, Лсаэрос решил добить меня окончательно, и начал рассказывать, где именно находится его убежище и на что оно способно кроме переноса своего владельца с помощью ключа-портала. Который, по сути, просто многоразовый свиток, заключенный в предмет и привязанный к определенному месту. Что, кстати, вообще-то нарушает игровые правила. Правда, как я уже давно заметил, тут куда не плюнь, обязательно попадешь во что-то новое и неизведанное, существовать не долженствующее, но в то же время отлично умещающуюся в логику истории мира и его физико-магических законов.

В общем, я согласился. Личный древний замок, а убежище Лсаэроса именно им и было, затерянный высоко в горах хребта Хазар на территории Царства гномов, предел мечтаний любого клана или гильдии. А тут я буду его единоличным владетелем! Пусть и всего лишь на несколько лет. Мне этого времени вполне хватит. А там в любом случае рано ли поздно узнаю, что же со мной все-таки произошло в реальном мире, и почему отец решил подключить мой разум к виртуальному миру, а главное как он это сделал.




Глава 18.


В огромном замке на самом краю Темного леса у границы со Свободными землями двое эльфов, отличающихся друг от друга не только внешне, но и по своей истинной сути, вели очень серьезный разговор. Дроу-непись Хонтар — бывший мастер гильдии «Элгхинн дал Вэлдрин» (к тому же родной брат Зорхана, правой руки Дэролайлэ) и дроу-игрок Танарэль — клан-лидер «Черных волков», а в реальности — директор крупной компании и основатель довольно успешного сетевого проекта, позволившего увеличить его и так не малое состояние.

Впрочем, изначально вроде бы серьезный разговор двух обладающих не малой силой персонажей стал постепенно перерастать в спор. Но пока что выдержки обоим дроу вполне хватало, что бы не броситься друг на друга, образно говоря, с кулаками. Ведь если два высокоуровневых монстра столкнуться в бою, то это будет не простая таверная драка двух подвыпивших завсегдатаев — достанется всем и всему! В том числе и малому залу, в котором они в данный момент и находились, совершенно одни.

— Ты обещал, что поделишься тайнами свой бывшей гильдии и обучишь моих людей, если мы помешаем Крэйбену!, — игрок напомнил наглому неписю про договор уже во второй раз.

— Я обещал, — согласился Хонтар. — Вот только вы не исполнили ни одно из моих условий! На острове упустили. В море тоже. И даже в пустыне орков!, — раздраженно отмахнулся от назойливого бессмертного бывший мастер Теней.

— Мы старались действовать в пределах правил установленных…, — Танарэль хотел было сказать что «игрой», но вовремя вспомнил с кем он разговаривает, и исправился — богами! Мой клан не мог устроить бойню в пустошах орков, это походило бы на явное вторжение.

— Вы побоялись, что вмешаются другие бессмертные?, — понятливо усмехнулся дроу. — Впрочем, твой клан и не потянул бы полноценную войну. А коренные жители леса врядли бы тебя поддержали. Мы в ваши распри просто так не вмешиваемся, в отличии от вас же!

— Да, — стиснув зубы от злости, прошипел игрок, отвечая на вопрос непися, и старательно давя в себе закипающую злость. — Поэтому нам пришлось кое с кем договариваться и платить не малые деньги, — сделал он упор на словосочетании «не малые», — за разорение гнезда королевы скорпионов в тот же день, как Крэйбен договорился с одним из местных караванщиков о том, что тот подбросит его до Тир-Дома. И что самое главное, этот умник — Крэйбен, снова попытался скрыться за своим амулетом изменения внешности! Хорошо мои люди передали описание не только его настоящей внешности, но и той, что создает та штука. С парнем, кстати, еще и какой-то человек странный был. Тот самый, с кем он и покинул остров Харит-Ходор.

— Не «какой-то», далеко не «какой-то», — язвительно произнес мастер Теней, отлично зная, кого именно спас из тюрьмы монастыря Ардал проклятый полукровка синримов, но рассказывать бессмертному об архимаге по имени Лсаэрос, он, конечно же, не собирался. — И да, не забудь вернуть мне мой артефакт, — напомнил дроу про предмет, благодаря которому можно без проблем вскрывать иллюзии любого типа и сложности. — Столь ценной вещью я разбрасываться не намерен! Тем более он должен быть уже здесь. Раз твои люди передали оркам только лишь описание обоих обликов Крэйбена.

— Он…

— Только не говори, что твои подчиненные еще не вернулись с острова, не поверю, — зло прервал игрока темный эльф, отрицательно покачав головой.

— Вернулись, — Танарэль очень хотел оставить редчайший артефакт себе, но… но что-то ему подсказывало, что обманывать Хонтара все-таки не стоит, даже не смотря на то что он всего лишь набор программного кода, правда излишне оригинальный и слишком уж разумный. — Распорядиться принести его сюда?, — достал игрок переговорный амулет.

Можно было бы конечно и по почте написать руководителю складом ценных предметов не являющихся собственностью клана. Но пока тот ответит (мало ли где он находится), пока найдет того, кто в данный момент там дежурит… Быстрее все сделать самому и напрямую связаться с этим человеком на складе! Тем более на территории замка все офицеры, руководители и особо ответственные и доверенные лица обязаны всегда носить при себе амулеты связи.

Но Хонтар отвечать не спешил, о чем-то задумавшись.

— Нет, — все же остановил его жестом руки бывший мастер Теней. — Я потом заберу, он мне пока что не нужен. Можете даже им еще немного попользоваться, для своих личных целей, — милостиво разрешил дроу. — Главное не потеряйте!, — иронично усмехнулся эльф. — Нас счет обучения… ладно. Это с верхом перекроет все твои денежные растраты. Но насчет тайн моей бывшей гильдии, тут увы!, — развел руками он, — Не заслужили!

И Хонтар, развернувшись, уверенно направился к выходу из зала.

— Э-э, — растерялся клан-лидер от довольно резкой перемены настроения собеседника и его противоречивых действий и желаний. — Не потеряем, — пробурчал он в спину темного эльфа, который по каким-то причинам торопливо покинул малый зал замка.

Правда, амулет связи Танарэль убирать не стал. Отправив срочный вызов своему начальнику разведслужбы, в которую входили и клановые пк-шники, и, дождавшись ответа от удивленного таким способом связи человека, который не преминул заметить, что можно было бы просто послать письмо, сразу же взял быка за рога.

— Анрегал, сегодня же подготовь и укомплектуй малую группу плэйер киллеров. Завтра они мне будут нужны! Только старшим поставь, наверное, Наргала. Он вроде как самый ответственный из всех твоих безбашенных подчиненных.

— М-м, — со вкусом протянул глава разведки, — решил кого «опустить»?

— Нет, — ответил Танарэль, — в этот раз нет. Мне надо, что бы они пробрались одно место в горах Турин.

— Так там же эти, как его, — растерянно произнес Анрегал. — Иллюзорные пауки, вот! Да ты никак рехнулся?, — Он вполне мог себе позволить подобные вольности в общении, все же, как никак, они были друзьями с самого детства, впрочем, в реальности глава отдела безопасности при общении тет-а-тет со своим начальником тоже особо за языком никогда не следил.

— Уволю!, — строго произнес его начальник в обоих мирах сразу.

— Хоть прямо сейчас, — и не подумав принимать слова друга за действительность, рассмеялся мужчина. — Рассказывай давай, что задумал? Ну и заодно про дроу того, — намекнул он про недавний разговор с Хонтаром…

А упомянутый дроу в этот момент покинул замок «Черных волков» и активировав свиток телепортации, отправился прямиком в столицу Свободных земель — Эвстенею. В Алатхдор, куда и стремится Крэйбен вместе с Лсаэросом, Хонтар прыгать не рискнул. Все же ведь именно там находится второй учебный лагерь — Ноар-Рахор, гильдии «Элгхинн дал Вэлдрин» и попадаться на глаза своим бывшим согильдийцам темному эльфу очень не хотелось! Убить не убьют, но брату доложат. А уж тот сумеет найти своего родственника в мгновение ока.

Крэйбена требовалось перехватить до того момента, как он попадет в руки Зорхана. Желательно вообще на границе со Свободными землями. Не так-то и много мест, через которые можно покинуть Пустоши орков. И, скорее всего, это место будет называться оазис Тир-Дом. Ведь именно туда направляется караван, к которому они присоединились.

Конечно, убить бессмертного человека не получится, но вот отправить его в иную реальность, темный эльф, как один из причастных к знаниям об ее существовании и отлично знающий, как это сделать, сможет без проблем. А вот архимага можно и убить. И плевать на то, что он нужен Зорхану. Желания и мотивы главы гильдии и его правой руки ему вполне понятны, но еще Хонтар до сих пор опасался того, что синримы могли выжить. От одной этой мысли у него от злости сводило скулы и рука непроизвольно тянулась к мечу. В общем, если сумеречные эльфы и выжили, то пусть там и остаются — запертыми в Проклятых землях на веки веков! Не стоит выпускать таких тварей обратно!

А еще эльф сильно пожалел, что в свое время если и бывал в пустыне зеленокожих, то совсем не там, где ему нужно. Если честно то вообще в другом ее конце, ближе к островам. Стоило все-таки посетить все оазисы клыкастых, тогда бы не пришлось терять время на бешенные скачки от столицы и напрямую через лес до границы.


***


С высоты полета мертвая и практически безжизненная пустыня не казалась Верлаин такой уж большой. Но стоило только взглянуть на карту и приходило понимание, что не зря она завела себе именно летающего питомца. Пешком, пусть даже на быстром звере, путешествие затянулось бы на долго.

А Верлаин спешила, очень спешила. После того как ей в руки попали документы и она внимательно их просмотрела, то тут же не раздумывая собралась в дорогу. Короткое и недавнее по времени упоминание о том, что Крэйбен, на котором как оказалось весела метка некого светлого эльфа и мастера Теней Дэзраэля, находится в оазисе Дэр-Хок, принесло с собой вновь вспыхнувшую надежду. Надежду на то, что скоро, очень скоро она наконец-то с ним встретится!

Да и лететь-то осталось всего ничего. Часа три максимум. А там… что будет после встречи, Киера пока что плохо себе представляла. Нет, конечно же она поможет своему… любимому. Всем чем только сможет! И пока не восстановится его тело, будет с ним в игре ежедневно, а потом все, хватит с него гонок на этих проклятых флаерах. Да и пора переходить на новый уровень отношений.

Семья, увы, будет против их свадьбы, ну и да ладно. Это ее жизнь, и только она будет решать, с кем ей провести лучшие годы своей жизни, родить детей, встретить старость и увидеть внуков! Да и любимый тоже не обрадуется, когда узнает, какой именно титул получит после свадьбы. Не любит он все эти порядком устаревшие, в его понимании, законы и немалую ответственность, которую они за собой несут. Но ничего переживет, привыкнет!

Тут девушка заметила немного в стороне какой-то странный лес с озером в центре. Лес и озеро в пустыне! Откуда только?

— Все же надо было изучить истории и карту пустошей, — тихо произнесла девушка. — Может тут и мобы какие летающие существуют?

Хотя за время пути никакой воздушной опасности она так и не встретила, но осторожностью не пренебрегала.

Поэтому и над отрядом орков, что суетился возле подошвы горного массива на месте недавнего боя, она тоже пролетела на максимально возможной скорости, втайне радуясь, что никто из них не догадался в тот момент посмотреть в небо…

Но вот полет подошел к концу. Внизу показались первые невысокие строения и зеленые заросли большого оазиса, и Верлаин, сделав круг над Дэр-Хоком, чем привлекла к себе не мало внимания, приказала величественному Алькхерскому птероду снижаться.

Стоило только спуститься на песок, как система вывела перед глазами несколько предупреждающих сообщений. И самое главное из них гласило — что на дриаду находящуюся в пустыне, не смотря на близкое расположение оазису, все равно будут действовать дебаффы на скорость восстановления маны и жизни. Остальные сообщения лишь повторно напоминали, что некоторые заклинания и умения использовать не получится, а те, что будут работать, повысят расход маны и время отката на тридцать процентов.

— Переживу, — опрометчиво отмахнулась девушка, подозрительно посматривая на орков-неписей, спешащих к месту ее приземления, при этом позади них шли и несколько игроков, решивших выбрать себе в персонажи зеленокожую клыкастую расу.

Впрочем, орки отвечали ей теми же взглядами, ибо совершенно не понимали, что могла здесь забыть представительница столь древнего древесного народа — исконных жителей леса, но никак не сухой ветреной пустыни.

— Эм-м, здравствуйте. Доброго вам дня!, — громко произнесла Верлаин, когда к ней приблизился шаман и двое воинов, игроки же подходить не спешили, дожидаясь дальнейшего развития событий.

Птерод недовольно зашевелился, и девушка торопливо провела по его крылу ладонью, успокаивая своего питомца.

— К сожалению, не могу пожелать того же и вам, — вежливо начал шаман. — И попросил бы вас покинуть мой, — подчеркнул он это слово, — оазис! Мы никогда не враждовали с народом дриад и уважаем вашу богиню покровительницу, но если вы здесь останетесь, конфликт неизбежен. — Орк кивнул за спину, как бы показывая, что если от них агрессии ждать не стоит, то вот за некоторых других своих соотечественников, то бишь игроков, которые сейчас с задумчивым видом наблюдали за девушкой, он не ручается.

То что местные орки ее не тронут, Киера знала и так. Божественную покровительницу дриад, по совместительству отвечающую за плодородие почвы и много чего еще с этим связанное, уважали практически все расы. И понятно, что для орков, обитающих в пустыне, она вообще была на втором месте после их личного бога покровителя. Обидеть дриад, значило навлечь на себягнев богини. Что следовательно понизит рост и качество и так достаточно тяжело выращиваемых сельскохозяйственных культур, что приживаются только в районе крупных оазисов, которых в пустошах всего-то четыре.

Вот только шаман был прав. Игроки могут с легкостью принять решение об ее убийстве. Ради наживы, ради денег, ради попытки завладеть птеродом — который вообще-то является полностью и без всяких «но» привязанным к ней питомцем, а значит в принципе не способен принять над собой право владения какого-то другого игрока. Конечно, богиня вряд ли ополчиться на этот оазис если игроки ее убьют, но шаману это, увы, не докажешь. А ругаться с ним девушка очень не хотела — это сильно усложнит поиск Крэйбена. Поэтому, согласно кивнув и сделав вид, что она улетает, Верлаин под расстроенные взгляды игроков-орков забралась обратно на птерода. Подняв питомца в небо, отлетела подальше от оазиса, в поисках безопасного места, где она сможет спокойно дождаться ночи.

Такое место нашлось в паре километров от Дэр-Хока. Возле небольшого озерка с заброшенными ветхими строениями. Кроме парочки диких собак и тройки варанов, там больше никого не было. Умные псы разумно скрылись в песках только завидев немалых размеров хищника идущего на посадку, а вот более глупых ящериц пришлось убить.

Верлаин уже практически продумала план того, как она проникнет в оазис. Вот и пригодилось ей то зелье, которое она получила у друида в награду за выполненный квест. Хорошо, что она не поленилась открыть его свойства у лучшего мага. Оказалось, что зелье дает возможность обратиться в черного волка, а в ее случае — волчицу, на час с небольшим времени. И не просто обратиться, а стать настоящим лесным хищником со всеми его плюсами и минусами. Так что с наступлением сумерек и до восхода полной луны, чей свет будет освещать пустыню словно прожектор, надо успеть не только проникнуть в оазис, но и полностью его исследовать. И усиливающиеся с принятием зелья зрение, слух и нюх ей в этом отлично помогут. Как пахнет человек, девушка примерно представляла и очень надеялась, что в Дэр-Хоке представителей этой расы будет не много. А там она внимательнее разглядит каждого из них, ведь описание внешности Крэйбена, данное некромантом, она запомнила на отлично! Главное постараться избегать остальных жителей оазиса и, понятное дело, самих орков. Впрочем, если кто и заметит издалека, то ничего страшного, волки вполне сойдут за местных диких собак, если особо не присматриваться.

Вот только леди Киера, как, впрочем, и Ливион, совершенно не догадывались о том, что по условиям договора заключенного между мастером Зорханом и капитаном Аркенридом, Крэйбену был предоставлен амулет Арум, изменяющий внешность своего владельца. Но об этом факте вообще мало кто знал, кроме самого мастера Зорхана, Дэролайлэ и, конечно же, Хонтара, у которого, понятное дело, остались кое какие связи в родной гильдии.

Ожидание было как всегда тягостным и долгим. Но вот наконец-то опустились сумерки, солнце зашло за горизонт, и на небе стали появляться первые звездочки. Да, тяга создателей мира Нориа к мелочам порою притворяла в жизнь и вот такие вот бесподобные образы достойные кисти художника — фантастически прекрасное небо в безоблачную ночь!

Верлаин достала зелье, вытащила пробку и в один миг опустошила склянку до дна. А затем присела прямо на песок, дожидаясь системного сообщения и соответствующего изменения облика — хорошо хоть временного. Очень уж она не любила чувствовать себя не человекоподобным существом! Чересчур сильно все это давит на психику.

Одна секунда, вторая, третья и…


Внимание игрок!

Вы используете зелье обращения в черную волчицу сроком на 68 минут. Все ваши параметры увеличатся на 30%. Вы получите: инстинкт хищника, ночное зрение, обостренный слух и нюх, а также следующие умения — «прыжок зверя», «вой вожака», «разрыв плоти» и «ярость охотника». Описание умений можно осмотреть в системной вкладке «помощь».

Предупреждаем вас, что использование подобных зелий может плохо сказаться на вашем психологическом состоянии! Поэтому, после того как время действия заклинания закончится, рекомендуем вам взять перерыв и выйти в реальность как минимум на пару часов.

Так же не стоит забывать, что при возвращение к родному облику вы получите дебафф -5% к силе, -15% к ловкость и -10% к интеллекту сроком на 6 часов.


«Злые вы», — мысленно произнесла девушка, так как говорить весь следующий час нормальным человеческим языком она теперь не могла в принципе.

Много ли получится сказать клыкастой пастью волка совершенно для этого не предназначенной?

С трудом сдержавшись, что бы не завыть, девушка, то есть, теперь уже волчица, размером слегка превышающая знакомую всем оркам дикую собаку, во весь отпор понеслась к оазису.

«Вот бы всегда с такой скоростью передвигаться!», — довольно усмехнулась девушка, когда примерно через пять минут впереди показались первые песчаного цвета жилые хижины и разноцветные шатры, поставленные в пустом пространстве между ними.

Волчица склонила голову к самой земле и, прикрыв светящиеся в темноте глаза, шумно вдохнула воздух. Множество запахов заполнило разум девушки, но уверенно выделив среди них нужные ей, Киера направила свое звериное тело к ближайшему источнику — человеку.

«Не тот», — фыркнула волчица, разглядев сидящего на скамейке человека облаченного в мышиного цвета кожаную броню и понесся к следующей цели.

Но ни второй, ни третий, ни четвертый, ни даже пятый человек не подходил под описание Крэйбена. А время неумолимо шло, и до конца действия зелья оставалось чуть меньше получаса. Черная волчица нервно зарычала и злобно ударила лапой по совершенно безобидному дереву, возле которого он в данный момент и прятался. Острые когти глубоко вспороли древесину, и дерево заскрипело, обидно покачав ветками, хотя никакого ветра не было. Волчица прижалась к земле, понимая, что только что вполне могла привлечь излишнее внимание. Тем более в пяти шагах справа стоял большой шатер, где располагалось несколько орков и один эльф… вроде как светлый, но со странной, легкой примесью тьмы. Хотя движения там никакого не было, только какой-то разговор.

Но неожиданно черная волчица почуяла своим животным инстинктом опасность и закрутила головой в поисках ее источника.

«Где? Кто? Что?», — проносилось в голове девушки-зверя.

И только чуть позже она поняла, что опасность направлена не на нее. А от того самого эльфа, что находился в шатре, на его собеседников — орков. Разговор уже пошел на высоких тонах, и волчица пошевелила ушами, что бы лучше уловить слова и понять, о чем там речь.

Но толком послушать ей не дали. Раздался грохот, чей-то крик, глухой удар, а следом зазвенели клинки. Потом в ближайшую к зверю стенку палатки воткнулся меч, и его лезвие резко ушло вниз, разрезая ткань. В образовавшийся проход выскользнул… человек, а следом показалось двое раненых орков.

Волчица, не веря своим глазам, снова принюхалась.

«Нет, не человек. Это сто процентов эльф!», — подвела итог Верлаин.

Эльф, скрывающийся под людской личиной, тут же развернулся и в два счета обезоружив противников, добил их точным ударом в район сердца. Бесцеремонно выругавшись, внимательно осмотрелся. Вроде чисто, случайных свидетелей нет. Убрав меч в поясные ножны, он торопливо затащил трупы в палатку и вернулся обратно на улицу.

— Кто же вас надоумил ко мне лезть?, — задумчиво вздохнул он.

Постаравшись скрыть следы, эльф натянул края разрезанного полотна друг на друга и воткнул в нескольких местах иглы, которые, по-видимому, нашел где-то внутри палатки среди вещей.

— Сойдет, — оценив свое творение, он отвернулся от шатра и в этот момент ему точно в грудь попала короткая арбалетная стрела, длинной где-то с ладонь, обо что-то стукнулась и упала на землю.

Волчица насторожилась и напряглась, готовясь в любой момент свалить куда подальше от новой драки, совершенно не желая попасть под раздачу.

— Ах вы…, — эльф, а теперь Верлаин отлично его разглядела, так личина под которой тот скрывался словно потекла и в конце концов просто-напросто пропала, сорвал с шеи цепочку с небольшим амулетом и отбросил в сторону. — Нашли таки!, — и обнажив оба меча, посмотрел в сторону ближайших хижин.

Словно в ответ на его слова, с крыши одного из соседних домов спрыгнули пять существ облаченных в черную поглощающую свет броню.

«Еще эльфы?, — удивилась девушка-волчица, тут же уловив запах пришельцев. — И на этот раз дроу. Хм, мы вроде в Пустошах орков, а не в Темном лесу!»

От пятерки дроу отделился воин и подошел к светлому эльфу.

— Мастер Дэзраэль, прошу сложить оружие и не сопротивляться! Вы все равно с нами не справитесь, — уверенно заявил он. — Дэролайлэ гильдии очень хотел бы вас увидеть, впрочем, так же как и ваш учитель — мастер Зорхан, — оскалился дроу. — Живым, но не обязательно здоровым.

— Мастер Хайрат?, — усмехнулся в ответ светлый эльф, даже и не думая выполнять озвученную просьбу. — Какая встреча! Вы решили покончить с жизнью таким нетрадиционным способом?, — намекнул он на то, что дроу ему не противники. — Так я с радостью…

«Дэзраэль?, — мысленно воскликнула Верлаин. — Так это же тот самый эльф!»

Проверив, сколько осталось до конца действия зелья — 18 минут, девушка-волчица решила, что обязательно вмешается, но только в самом крайнем случае. Ведь врядли Дэзраэль сдастся своим согильдийцам. Но это поняла не только она, но и мастер Хайрат, который не дослушав светлого эльфа, тут же кинулся в бой, желая поскорее утихомирить этого выскочку.

И снова зазвенели столкнувшиеся в вихре ударов мечи! Хайрат если и уступал своему противнику, только совсем чуть-чуть. Но когда к схватке присоединилась и стоявшая доселе в стороне четверка дроу, светлый эльф ушел в глухую оборону. Излишняя самоуверенность мгновенно спала, и Дэзраэль думал теперь только о том, как бы не пропустить удар. Вот только бесконечно защищаться не получится, рано или поздно он устанет и тогда…

Что будет тогда, эльф додумать не успел. Выскочившая из тени дерева большая черная волчица прыгнула на спину одного из дроу, вцепившись мертвой хваткой тому в шею. Узор схватки, построенный боевой звездой темных эльфов, нарушился и Дэзраэль не преминул этим воспользоваться, заколов отвлекшегося на спасение собрата воина. Но и сам получил легкую рану от мастера Хайрата, сумевшего провести удачную серию ударов и достать до бока светлого эльфа.

— Хм-м, — протянул Дэзраэль, взглянув на стоявшую рядом волчицу, с чьей оскаленной в рычании пасти на землю капала кровавая слюна. — Если что я не вкусный и вообще не питательный! Дроу в этом плане обходят меня на порядок.

— Рх-хр?, — вопросительно рыкнул хищник, краем глаза следя за перегруппировавшимся воинами.

«И это великий мастер Теней!, — разочарованно подумала Верлаин. — Клоун какой-то!»

Но вот дроу снова ринулись в атаку. Мастер Хайрат насел на светлого эльфа, а двое темных решили убить не вовремя появившегося зверя.

— Ау-у-у!, — отскочив от своих противников, протяжно завыла волчица.

Дроу застыли, застыли лишь на долю секунды, но и этого хватило, что бы хищный зверь, блеснув в ночи алыми глазами, будто молния взвился в прыжке. И взмахом лапы снес голову сначала одному эльфу, а затем, мгновенно развернувшись, вцепился зубами в бок второго.

А эльф в этот момент, не смотря на легкое ранение, извернулся в совершенно невообразимой фигуре и черканул самым краешком своего меча по горлу Хайрана. Глаза дроу удивленно расширились, он попытался что-то сказать, но тут рана раскрылась, и на черной броне появились первые кровавые разводы. Темный эльф пошатнулся и замертво рухнул на землю.

В ушах девушки-волчицы раздался отдаленный звук колоколов, сигнализирующий о получении уровня, а следом она почувствовала, как закончилось время действия зелья. Волной накатила невыносимая слабость, в голове появилась пульсирующая боль и… теперь уже дриада падает на четвереньки, застонав от неприятных ощущений.

«Вообще-то чувствительность у меня выкручена в ноль! Какого, спрашивается, мне так плохо?», — мысленно вопросила леди Киера.

— Ах вот ты какой… симпатичный черненький волчонок!, — наклонился над девушкой Дэзраэль. — Спасибо за помощь… бессмертная. — И я бы с радостью тебя отблагодарил как-нибудь по-другому, но очень сильно тороплюсь. — Эльф распрямился, собираясь уйти.

— Подожди, — хрипло произнесла Верлаин, пытаясь встать. — Дэзраэль! Подожди!

— Что еще красавица?, — не оборачиваясь, бросил светлый эльф.

— Мне нужно найти Крэйбена!, — выдавила из себя девушка, превозмогая усиливающуюся в голове боль.

— И тебе тоже?, — Дэзраэль обернулся.

— Да! А еще мне нужно кое-что тебе рассказать!

— О как!, — задумчиво протянул эльф. — Один бессмертный мне уже кое-что рассказал, из-за чего я и покинул свою гильдию. А что мне поведаешь ты?, — Плавным движением приблизившись к девушке, он помог ей встать и опереться об его плечо.

— То, что от тебя утаил Ливион.

— Что ж, я с радостью это выслушаю. Только для начала, давай покинем этот неуютный оазис. А Крэйбена здесь, кстати, нет, я опоздал, — расстроено произнес Дэзраэль. — Как и ты.




Глава 19.


Вот я и выяснил, каким образом на озере оказалось кресло. Лсаэрос, кроме того, что являлся боевым магом, знал еще и основы телепортации и вообще много чего еще. В том числе и пространственную магию, на основе которой было создано некое место, что-то вроде привычного всем мешка-инвенторя, где у него хранилась куча нужных вещей, включающих не только оружие, зелья, свитки и артефакты, но и вот такие вот предметы быта. В общем-то, именно поэтому он и носил гордый титул архимага!

Поэтому, вернув себе магическую силу, он вернул и возможность снова пользоваться пространственным карманом. И понятное дело использовал ее по полной, достав себе такое вот кресло, на котором и устроился со всеми удобствам, дожидаясь, когда некий парень, то есть я, придет в себя.

Когда дебафф наконец-то спал, и я полностью восстановился, архимаг простым взмахом руки (вот что значит могущественный высокоуровневый непись которому плевать на правила игры!) отрыл портал в свой замок в землях гномов. На песке раскрылась черная арка перехода, и Лсаэрос приглашающим жестом руки предложил мне войти первым. Но, видя мои эмоции и подозрительный взгляд брошенный на черную как ночь арку, первым вошел в портал. Маг исчез на долю секунды, а затем вернулся на песок озера и, не дожидаясь, когда я решусь повторить его действия, недовольно хмыкнул, с силой потянул меня за рукав:

— Пойдем вдвоем сразу, если ты такой уж подозрительный.

«Да ничего я не подозрительный!», — мысленно не согласился я с ним.

Так если только совсем чуть-чуть. А вообще мне интересно, как совмещается некое подобие телепортера и боевого мага? Пусть даже и в архимаге! Эх, когда-нибудь я все выясню!

Портал привел нас в огромный, хорошо освещенный и богато украшенный зал прямоугольной формы с двухстворчатыми резными дверьми по его обоим концам. Столь хорошее освещение давали застекленные широкие окна, начинающиеся с середины стены и уходящие под самый потолок и выполненные в виде настоящих средневековых витражей из цветного стекла, изображающих странных ни на кого не похожих созданий — целое произведение искусства!

Но раздавшийся над головой электрический треск отвлек меня от созерцания прекрасного. И стойло только поднять глаза вверх, как я испуганно зажмурился, отлично понимая, что еще секунда и я труп.

«Ах ты…!, — выругался я. — Маг привел меня в ловушку!»

По потолку ветвилось множество молний, стягиваясь в одну большую точно над тем местом, где я стоял. Сейчас ка-а-ак ударит. И это будет очень больно!

Но… я уже мысленно досчитал до десяти и все еще был жив! Открыв глаза, увидел — мое тело окутано непроницаемой защитой, в которуюбились электрические разряды, без какого либо вреда для моего здоровья. А сам Лсаэрос, который понятное дело эту защиту и создал, стоял с затуманенным бездумным взглядом и водил прямо перед собою руками, словно переплетая невидимые нити, кое-где завязывая из них узелки, а где-то распутывая и распрямляя.

Во мне бурлили эмоции — раздражение, злость, непонимание.

— И что это сейчас было?, — довольно грубо и нетерпеливо спросил я.

И только потом понял, что тем самым отвлекаю мага от какого-то важного дела, и что именно сейчас от его действий зависит моя жизнь.

— Не отвлекай!, — сквозь зубы бросил Лсаэрос, недовольно скривившись. — Я настраиваю защиту!

Я нахмурился, но промолчал. Ладно, жду!

Через пару минут маг отрыл глаза и извиняюще на меня посмотрел:

— Я совершенно забыл про активную систему защиты, Крэйбен. Впрочем, теперь все нормально — для замка ты гость, — добродушным тоном произнес архимаг. — Так что можешь прогуляться, пока я наведаюсь на склад. Надо запастись кое-какими свитками и зельями. Да и сменить одежду на более подходящую для путешествия к барьеру Илиана. Заодно и тебе кое-что подберу.

И маг отправился в конец зала к ближайшим двустворчатым дверям, предоставив меня самому себе. Ну и пока Лсаэрос ушел набивать свой пространственный карман (кстати, тоже бы от такого не отказался, все же инвентарь, увы, ограничен по вместительности) всем тем, что только могло пригодиться, я решил по быстрому посмотреть, что же там так настойчиво пыталась сообщить мне система.


Внимание игрок!

Сила бога Мок-Натала меняет суть Кинжалов Хаоса и снимает с них проклятие. Штрафы на репутацию при открытом ношении больше не действуют. Можете свободно использовать данное оружие при представителях совершенно любых рас мира Нориа.


Внимание игрок!

12 часов истекли и Кинжалы Хаоса принимают характеристики исходя из вашего уровня развития и спецификации соответствующих боевых умений. Ознакомьтесь с новыми данными по этому оружию.

.

— …, — непечатным текстом эмоционально выразился я. — Лсаэрос! Я бы тебя сейчас лично вот своими руками бы задушил! Архимаг проклятый!

Расстроено опустившись на одно из кресел, стоявшее рядом с длинным столом, я матерелизовал в руках оба кинжала и всмотрелся в их свойства.


Оружие: Кинжал ы Хаоса (полный комплект — 2/2 предметов).

Качество: Легендарное.

Материал: Лунное серебро.

Урон: Уровень персонажа * 3 (для каждого предмета)

Наложенные постоянные заклинания: 5% шанс полного обездвиживания цели на 2.5 секунды, 5% шанс восстановления жизни на число нанесенного урона, 15% шанс нанесения 200% критического урона, 0,5% шанс получить случайное умение убитого противника.

Наложенные временные заклинания: отсутствуют, при наложении не более 4-х (по два на каждый предмет)

Ограничения по уровню: отсутствуют.

Ограничения по классу: Тень.

Дополнительные ограничения: парное оружие, убрать в инвентарь невозможно, продать невозможно, передать невозможно, потерять невозможно, привязка — персонаж Крэйбен, тотем черный волк Зуравал ан Ра (при вызове тотема он получает полную свободу действия без ограничения на расстояние относительно владельца Кинжалов Хаоса).


— О-оба-алдеть!, — оценил я изменения.

Зря поначалу расстроился. Система лучше меня знает, что мне нужно! Качество оружия скакнуло на порядок, а следом вырос и урон, и количество наложенных заклинаний, как постоянных, так и временных. Кинжалы превратились в просто мегакрутой артефакт! Я даже поюсь представить, сколько бы они стоили, имей я возможность выложить их на продажу. Вампиризм, обездвиживание, криты и… то чего не может быть в принципе (ну или по крайней мере не было раньше) — крохотный шанс получить случайное умение убитого противника. И я так понимаю «убитого противника» в прямом смысле этого слова, то есть игрок ли это, непись или моб, никакого значения не имеет.

Да-а-а, класс! Спасибо тебе огромное, бог орков! Я тебя обожаю! Ну их всех остальных, куда подальше. Эх, знал бы я, что у орков такой отличный покровитель, выбрал бы зеленокожего клыкастика.

Отойдя от шока только минут через десять, я с трудом переборол себя и развоплотил кинжалы. Хватит ими любоваться, успею еще!

Пока маг не вернулся, стоит последовать его совету и прогуляться по замку.

Витражи, витражи. Мастер, что их делал, был лучшим в своем классе! Хотя тут вообще все самое лучшее я смотрю. Интересно, каким образом Лсаэрос завладел этим замком? И ответил ли он мне, если я об этом спрошу? Скорее всего, врядли.

А еще, здесь было очень тепло! И это не смотря на то, что замок расположен высоко в заснеженных горах. Система поддержки определенной температуры? Круто! Хотя магия ведь, мало ли какими заклинаниями напичкано это строение. Активная защита от проникновения с функцией настройки, вот теперь еще подогрев помещений. Пора уже перестать удивляться.

Что ж, теперь посмотрим, что за той дверью. И решительно повторил путь Лсаэроса.

Распахнув резные створки, я оказался в широком коротком коридоре, в конце которого находились высокие… хм… ворота подернутые разноцветной пеленой, от коей так и веяло аурой опасности. Так же по бокам коридора было по одной двери, вот им я и решил уделить свое внимание.

За левой дверью находилась лестница, ведущая вниз, а за второй — наверх. Увы, куда пошел архимаг я не знал, так же как и того, где располагается тот самый склад. Так что на этом, пожалуй, экскурсию в этой части замка можно заканчивать.

Теперь моей целью были вторые двухстворчатые двери в другом конце огромного зала, где мы и появились. Но заглянуть за них я не успел.

— Крэйбен!, — слегка искаженный, но вполне узнаваемый голос раздававшийся казалось бы со всех сторон, заставил меня подпрыгнуть от неожиданности, отдернув руку от ручки. — Я сейчас вернусь, никуда не уходи!

Ох, вот я на своей шкуре почувствовал и еще кое-что интересное из функционала замка — возможность следить за всеми, кто в нем находится. Умно! И, скорее всего, эта фишка работает через систему защиты и охраны.

Я сел обратно на то самое кресло, за которым сидел до этого, и стал дожидаться архимага.

— Масштабы замка ты уже успел оценить?, — усмехнулся подошедший ко мне Лсээрос, сменивший свою одежду на темно красное одеяние с длинным до пола плащом и глубоким капюшоном, откинутым за спину.

— Да, — согласился я. — Но частично, — намекнул, что не против увидеть бы и остальное.

— Два этажа вниз, три вверх. — Лсаэрос понял меня по-своему. — Множество спален, две кухни, штук пять столовых, библиотека, кабинет, смотровая башня. В нижней части — склады, лаборатория, сокровищница и даже тюрьма. Так же в башне имеется портал настроенный на две точки — в древние катакомбы в глубине гор, куда я тебе не советовал бы спускаться, и в мой личный дом в столице гномов.

— Неплохо живут архимаги, — прошептал я, но маг меня все-таки услышал и улыбнулся, словно подтверждая мои слова. — А что насчет ключа?, — уточнил я.

— Я тебе доверяю Крэйбен, но ключ ты получишь только тогда, когда мы откроем барьер, — веселье мага тут же спало, и он слегка нахмурил брови.

Доверяет он мне, ага, конечно! Практически, так же как и я ему.

— Вот кстати, примерь, — перевел Лсаэрос разговор на другую тему и жестом фокусника достал из пространственного кармана аккуратно сложенную причудливую броню из мелкочешуйчатой кожи с темно-синим переливающимся отливом. — И вот, — узкие слегка изогнутые мечи в простых деревянных ножнах.

Но это было еще не все. Следом маг выложил на стол пяток амулетов, пару десятков колец, четыре браслета, какие-то свитки и склянки.

— Это лучшее, что было в моих закромах. Ведь прогулка нам предстоит непростая. И, не смотря на то, что ты бессмертный, я, увы, всего лишь простой архимаг имеющий только одну единственную жизнь, — жалостливо добавил маг.

«Простой»!, — мысленно посетовал я. — Да, да! Таких «простых» днем с огнем не сыщешь!»

Я как ребенка прижимал к груди новую броню, свойства которой уже успел оценить и горящим взором смотрел на орудие и остальные вещи. Уверен, что все это такое же экстраординарное, как и «броня синримов», которую он непонятно где (что я даже представить не могу) смог достать!

Не заворачиваясь стеснением и прочими культурностями, я скинул свою одежду, бросив ее на стол (больше она мне не пригодится), и радостно облачился в броню


Одежда: Офил-Найша — броня сумерчных эльфов, состоит на вооружении отряда «Ренья ди-итхил» («Блуждающих под луной») (полный комплект — 5/5 предметов).

Качество: Эпическое.

Материал: Кожа Хэльпской рептилии.

Защита: 150.

Наложенные постоянные заклинания: +50 единиц силы, +50 единиц ловкости, +50 единиц интеллекта (при ношении полного комплекта).

Наложенные временные заклинания: отсутствуют, при наложении не более 3-х (по одному на каждый предмет).

Ограничения по уровню: 50.

Ограничения по классу: Лунный охотник (ограничения сняты волей бога Эдениса).


Оружие: Мэгил-Влос — легкие мечи, состоят на вооружении отряда «Ренья ди-итхил» («Блуждающих под луной») (полный комплект — 2/2 предметов).

Качество: Эпическое.

Материал: Адамантий.

Урон: 220 (для каждого предмета).

Наложенные постоянные заклинания: 20% шанс нанесения 120% критического урона, 20% шанс нанесения 120% урона.

Наложенные временные заклинания: отсутствуют, при наложении не более 2— (по одному на каждый предмет).

Ограничения по уровню: 50.

Ограничения по классу: Лунный охотник (ограничения сняты волей бога Эдениса).


Просмотрел кольца, выбрав себе те, что так или иначе повышали силу и здоровье, и тем самый увеличил свой бар хм практически в два раза. Из амулетов одел на защиту +100, а вот свитки и зелья, под согласный кивок Лсаэроса, забрал все, что он выложил. А среди них были склянки и с возможность полного восстановления жизни, выносливости и интеллекта сразу, и снятия отравлений, и остановки кровотечений. В общем полный набор для выживания в особо опасных зонах. Свитки же в основном из разряда боевой магии.

— Как тебе?, — поинтересовался маг, сгребая в пространственныйкарман то, что осталось.

— Превосходно!, — я попрыгал на месте, оценивая, как сидит броня, затем выхватил из-за спины мечи и провел серию ударов по воздуху, примеряясь к оружию.

— Тогда в путь, — Лсаэрос махнул рукой, открывая портал.

В этот раз я не побоялся первым шагнуть в арку перехода, и, оказавшись по ту сторону, тут же насторожился, заметив вдалеке лесной массив и три огромных силуэта, отдаленно напоминающих медведей переростков, среди деревьев — местные самые мирные и простые мобы, решившие прогуляться у границы леса. Это мне вспомнилось описания монстров хребта Илиана из тех книг в библиотеке Наор-Рахора. А вот чем дальше в лес, тем страшнее и сильнее зверье, среди которого попадаются порой совершенно невообразимые экземпляры. И что еще хуже, чем больше отряд тех, кто будет шастать у этого горного хребта, тем быстрее его порвут на части монстры — они словно чуют разумных, так что какой бы путь те не выбрали, рано или поздно встреча со смертью состоится.

— А почему не сразу к барьеру?, — удивленно спросил я у мага.

— Увы!, — пожал плечами Лсаэрос. — Если можно было бы, сразу открыл. Вот только возле барьера Илиана телепорты сбоят — шанс создать стабильную арку крайне мал. Да и вообще, чем ближе к барьеру, тем хуже работают заклинания, выдавая порой совершенно непредсказуемый результат, — пояснил архимаг. — Поэтому учти, что по большей части придется надеяться только острые клинки и твои возможности, а ни в коем случае не на меня. Но с лечением, если что, помогу, — поспешил добавить он, видя мое недовольство. — Странно, но восстанавливающие и оздоровляющие заклинания здесь только лишь ослабляются, и никаких неожиданных эффектов при их использовании не бывает.

— Давай тогда их обойдем, — предложил я, имея ввиду мобов у леса, впрочем, маг меня отлично понял. — Кстати, нам пойдет любое место возле барьера?

— По сути да. Вот только отсюда ближе всего и легче к нему подобраться. Там дальше, ближе к горам, поселок заброшенный будет и от него тропа пойдет в горы. Туда где была раньше стена, построенная темными и светлыми эльфами на месте узкого перешейка в горном хребте по которому синримы и попали в Проклятые земли. А в других местах, увы, добираться до барьера только по крутым склонам.

— Ну уж нет, — отрицательно покачал я головой. — Пойдем здесь. Но монстров мы все же обойдем.

— Тогда лучше налево, — указал маг. — Там лес гуще, — пояснилон.

Медведи переростки остались позади, а впереди непроглядное пространство и словно бесконечные ряды деревьев.

И как мы не старались обходить опасность стороной, но стычка с местными мобами все равно произошла, спустя час нашего движения по лесу. На нас чисто случайно наткнулась пара взрослых кайламов, существ похожих на прямоходящих кошек, шерсть которой заменяли крупные и очень острые чешуйки.

Звери, как и мы, были очень удивлены встрече, странно только что они нас не почуяли. Впрочем, нас же с магом всего двое — глупцов сунувшихся в лес полный опасности — так что подобная кайламам мелочь парочку разумных и правда могла не «заметить».

И только я выхватил мечи, приказав магу держаться за моей спиной, подальше от зверей, как те очнулись и беззвучно кинулись в атаку.

Так как их слабых мест я не знал, в книге описаны они почему-то не были, то бил только по глазами и лапам. Удачно ослепив первого моба, который наконец-то пронзительно и очень противно заскулил, и стал бездумно крушить все что попадалось на пути (доставалось, конечно же, только деревьям), я подскочил ко второму и, удачно подрубив переднюю лапу, попробовал пробить чешуйчатую шкуру под горлом. Получилось! Поверженный кайлам истекая кровь рухнул на землю. А к ослепленному я решетил не возвращаться. Он нам не помеха.

— Уходим, быстрее, — позвал я стоявшего в стороне мага внимательно следящего за боем, и тот послушно двинулся за мной.

Держа клинки наготове, и используя их для пробития пути сквозь особо густые заросли, мы прошли еще метров триста, как маг неожиданно окликнул меня и указал в сторону:

— Тропа должна быть там.

Кивнув, я повернул на право и вскоре мы выбрались на поросшую невысокой бурой травой дорожку, а еще через пол часа впереди за деревьями показалась большая поляна.

— Вот он поселок, за которым когда-то была стена, — произнес Лсаэрос.

Выгоревшие практически дотла дома-деревья, созданные магией эльфов, скрывались за бурной молодой прозеленью. А от нескольких простых с виду хижин, стоящих дальше на поляне, осталась только лишь основа, такое чувство будто кто-то огромный разметал бревенчатые строения, тратя на каждый по паре ударов. Если присмотреться повнимательнее, то тут, то там, можно под мхом и пожухлой листвой разглядеть некогда обтесанные стволы деревьев из которых и были сделаны дома.

— Сторожевой пост, — пояснил маг, взглянув на остатки хижин. — Отсюда до стены было примерно шесть сотен шагов, если мне не изменяет память.

— Вот только теперь там горы, — я проследил за тропинкой идущей к каменистому склону.

— Там слева был отдельный подъем на верхнюю площадку башню. Хоть горы поглотили и стену, и все сооружения на ней, но сама площадка превратилась в часть горного массива, создав ровную поверхность прямо у барьера. Нам этого вполне хватит!

Но спокойно нам пройти разращенное поселение светлых и темных эльфов нам не дали. Раздался какой-то шум и треск, заросли прямо напротив сторожевого поста затряслись, расступились и прямо на нас поперла небольшая стая из пяти крагов — вепрей измененных неизвестной магией практически до неузнаваемости. Огромные ядовитые клыки темного коричневого оттенка направленные вперед от морды, так что бы с разгону насадить на них свою жертву. Покрытая короткими костяными шипами шкура. Пасть с острейшими как бритвам зубами. И как завершение — три налитых кровью глаза.

Оттолкнув мага в одну сторону, я прыгнул в другую. Стая крагов, взлохмачивая землю копытами, с огромной скоростью пронеслась по тому месту, где мы только что стояли.

Существа бывшие некогда простыми лесными кабанами, стали притормаживать, вот только не так-то просто сбросить такую скорость и развернуться для новой атаки.

Крепче сжав рукояти мечей, я активировал рывок, и пока стая не приготовилась ко второму таранному удару, подскочил к самому последнему крагу и с размаху вонзил оба клинка ему в… чуть пониже спины, а следом, предварительно провернув лезвия мечей в ранах, вырвал их из туши и подрезал связки на лапах. Первый готов!

Но стая словно и не заметила потери. Вот они развернулись и, игнорируя спрятавшегося за отсеками дома-дерева Лсаэроса, снова ринулась на меня. Первых двух я перепрыгнул и попал прямо под лапы третьему, но хорошо не на клыки.

Сильнейший удар в грудь отправил меня в недолгий полет, прервавшийся ударом об дерево — бар жизни просел где-то на треть. Тут подоспел четвертый краг, свернувший с линии атаки, и мотнув головой с силой воткнул один из клыков точно в плече, пригвоздив меня к стволу — минус еще процентов двадцать хп. А ведь количество жизни у меня как у среднего танка!

Еще одно движение мордой, и я падаю на землю.

— Твари, да дайте же мне встать, — отмахиваясь от сообщений системы о травмах, кровотечения, отравлениях и прочих дебаффах, я оперся на четвереньки, краем глаза следя за озлобленно хрюкающим крагом — собирающимся повторно насадить меня на клыки.

На зелья времени нет, хотя достать может и достану, а выпить точно не успею. Мечей тоже нет — валяются где-то там, откуда начался мой полет. Все тело болит! Плечо горит огнем, словно в рану залили расплавленный свинец! Да что говорить, нет сила даже для того, что бы уползти. Меня шатает словно тростинку на ветру.

Триньк, триньк — снова что-то там кричит система.

«Отстань!», — мысленно прошу я и тут же… мое тело почувствовало небывалую легкость, плечо слегка отпустило, боль стала затихать, а бар жизни мгновенно поднялся до максимума, хотя и подергивался туда-сюда, следом подтянулся и слегка просевший — выносливости.

А вот начал действовать и Лсаэрос, как вовремя-то! В ту же секунду я с положения на четвереньках подскакиваю в воздух и ухожу в сторону от почуявшего неладное крага.

Достаю инвентаря два зелья, с полной регенерацией и снятием отравления. Мигов опустошая склянки до дна откидываю их матереализую в руках кинжалы Хаоса. Сейчас и проверим насколько они хороши!

Активация рывка и я вблизи морды зверя — заработала мини мясорубка, полосуя голову зверя. Удар — крит, удар — крит! Монстр обиженно взревел, но прошла еще пара удачных тычков и краг валится к моим ногам мертвой тушей. Осталось трое, один из которых сейчас пытается выковырять из укрытия мага — тот забрался в щель между склонившимся к земле домом-деревом. Лсаэрос пытается хоть как-то отогнать крага, забрасывая того несложными заклинаниями в виде небольших огненных шаров и молний, порядком рискуя, ведь рядом барьер Илиана, но это только сильнее разъяряет зверя.

И я снова чуть не пропустил удар, отвлекшись на архимага. Интуитивно уйдя в кувырок, пропустил моба, что пытался атаковать меня со спины. А где тогда последний?

— Ау!, — бок обожгло огнем, меня повернуло почасовой стрелке, но рукояти кинжалов я не отпустил.

Вот и последний бывший вепрь! Вылетел, зараза, из-за поваленного широченного ствола дерева и самым краешком задел мои ребра клыком.

Тот самый краг, чьей атаки я успешно избежал, снова кинулся в бой, попытавшись насадить меня на клыки.

«Да сейчас прям!», — отклонившись, вонзаю оба кинжала в шею монстра, и тот тащит меня за собой по земле.

Вырвав один из клинков, как остервенелый колю зверя куда попало — потеряет много крови, обессилеет, а там я его и добью. Но эта живучая тварь остановилась только через тридцать метров, дотащив меня до самого конца поляны. Вепрь хотел скрыться в густых зарослях, где я по любому бы от него отцепился бы, ударившись об какое-нибудь дерево или зацепившись за кусты. Тяжело дышащий зверь упал на землю и задергал лапами, пытаясь встать.

Слега пошатываясь я побежал обратно, на ходу поглощая очередные зелья, убирая эффект отравления и восстанавливая здоровье.

Ага, теперь мага из его укрытия пытаются достать уже два кабана. Везет же ему.

— Так, где там у меня свитки с заклинаниями?, — поспешно достал я все что было. — Боевая перебор, не будем экспериментировать. А это пойдет, — зажал я в руке первый свиток «Вьющаяся лоза».

Активация и…

— Вау!, — воскликнул я не сдержавшись, когда обоих мобов окутали выросшие из земли колючие лианы и впились в шкуру монстров, проникая все глубже и глубже в плоть. — Но это немного не тот эффект, — тихо добавил я, высматривая архимага за комком колючек, в середине которого дико визжали израненные звери.

— Крэйбен! Ты… ты…!, — раздался крик с обратной стороны дома-дерева и я торопливо подбежал к выбирающемуся из укрытия Лсаэросу.

— Потом выскажешься, — бесцеремонно прервал я мага. — Уходим, пока сюда еще кто-нибудь не нагрянул!

— Да, да, — согласился архимаг, зло зыркнув на меня.

«Не по душе тебе, имея такую силу, знать, что не можешь воспользоваться ею во всю мощь, да?», — мысленно усмехнулся я.

Зато я теперь получил видимое подтверждение тому факту, из-за которого сюда и не суются маги. Они тут и правда бесполезны. Еще бы, когда любое заклинание неожиданно может обернуться против тебя самого. Так что и правда, только хорошо вооруженным и небольшим отрядам воинов есть смысл забираться к барьеру.

Вдруг позади нас, примерно там, где шла тропа, раздался яростный оглушающий рев, и я настороженно обернулся. Проклятие, сквозь лес ничего не видно! Зато отлично слышен треск ломающихся деревьев.

— Пошли, пошли, — подтолкнул я продолжающего в тихую ругать меня мага. — Не хочется мне столкнуться с тем, монстром, что может так громко орать.

Вверх на первое возвышение мы взлетели словно за нами гнались бешенные псы. Впрочем, примерно так оно и есть. Только не псы, а монстр! Гигантский монстр! Я наконец-то разглядел, как среди леса в сторону поляны двигалось нечто столь огромное, что вековые деревья на его пути разлетались в стороны, образуя довольно широкую просеку. Существо размером с четырех этажный дом упорно желало перекусить двумя излишне проворными и хитрыми разумными!




Глава 20.


Дальше, до верхней площадки башни, что словно инородное тело, торчала из тела горы, мы поднимались уже намного медленнее. Кое-как цепляясь за ветви растущих по всему склону растений и помогая друг другу. Но вот мы наконец-то перебрались через выложенный из толстых каменных блоков высокий парапет с бойницами и оказались на поверхности диаметром метров двадцать.

«Нечего себе башенка, какой же тогда толщины стены были?», — оценил я остатки защитного сооружения.

Большая часть площадки была по эту сторону барьера Илиана, а оставшуюся скрывала полупрозрачная переливающаяся красными и синими всполохами магическая пелена, гигантским куполом накрывающая всю территорию Проклятых земель, включая прибрежную морскую акваторию. Но приглядевшись, я понял, что за барьером площадка башни была не скрыта, а словно обрублена. Вон отколотые куски каменных блоков и темный провал бездонной пропасти — широкой и длинной трещины, что уходила куда-то вглубь горного массива.

— Крэйбен, — отвлек меня Лсаэрос, — если сюда кто полезет, задержи его хотя бы на час. Только без фанатизма! И пока мы не откроем проход в барьере, постарайся не умереть. А потом можешь хоть вниз сброситься. Все равно возродишься, — намекнул он на мое бессмертие.

И я с ним даже согласился, только мысленно. Самоубийством и правда будет быстрее покинуть это не доброжелательное место. Чем битый час, а то и два, пробираться обратно по лесу, рискуя оказаться съеденным очередным монстром и, понятное дело, все равно умереть.

— Когда ритуал будет подходить к концу, — продолжил говорить маг, — я тебя позову заранее! Нужна будет всего лишь одна капелька твоей крови, как заключительная часть всего действа.

— Понял, — кивнул я. — Но насчет ключа-портала… А может быть все же отдашь мне его сейчас?, — решительно предложил я, впрочем, особо и не надеясь, что маг согласиться.

— Забирай, — не надолго задумавшись, скривился архимаг и кинул мне требуемый предмет.

Удивленно поймав ключ, я удостоверился, что это именно он и спрятал его в инвентарь. Что же, маг меня не обманул, хоть у меня и закрадывались некие сомнения в его честности. Но тогда и я полностью выполню наши договоренности. Если ему нужен час, то я его ему предоставлю!

Жаль только мечи так и остались внизу (разочарованно покачал я головой), но зато кинжалы Хаоса всегда со мной! Их я никогда не потеряю, даже если очень захочу это сделать.

Бросив напоследок на меня слегка недовольный взгляд, Лсаэрос достал из пространственного кармана короткий кинжал с волнистым лезвием из черного стекла, что испускал странную алую дымку. И прямо на каменной поверхности под ногами, впритык к магическому барьеру, стал вычерчивать руны. Присмотревшись, я понял, что они не просто выжигаются в камне! Канавки, выплавляемые клинком, сразу же заполняются темно-красной жидкостью, и, думаю, буду прав, если предположу что это кровь! Кровь, которую кинжал вытягивает ее из ладони своего владельца. Дорого ему обойдется ритуал открытия прохода в барьере Илиана. Впрочем, главное, что это не я теряю свою драгоценную жидкость. С меня потом потребуется только лишь одна маленькая капелька.

Оставив мага наедине с его ритуалом, я встал рядом с бойницей в парапете и стал наблюдать за подходом к горному склону. Отсюда отлично было видно сторожевой пост, поселение и разрушенные дома.

Ага, а вот и наш монстр. На поляну вывалился просто огроменный злобный и ревущий отвратительный комок шерсти коричневого цвета. Множество глаз, хаотично разбросанных по всему шарообразному телу, пастей, что брызгали слюной во все стороны, десятки коротеньких руко-ног, что помогали монстру передвигаться практически по любой поверхности и разрушать преграды на своем пути, ежели такие появляются.

— Что за безумный разум придумал такую гадость?, — Я и не сразу-то понял, что задал этот вопрос в слух, удивленно рассматривая эксклюзивного моба и мысленно прикидывая, что делать, если эта гадость полезет к нам.

Но вот неожиданно штук пять глаз монстра резко направили свой взор точно на площадку, поймали мой взгляд, и рев, который не прекращался ни на секунду, сменился чуть ли не ультразвуком. Хорошо хоть недолго! В ушах противно зазвенело, и, тряхнув головой, торопливо присел, скрываясь за парапетом.

Обернувшись, посмотрел на Лсаэроса, удостоверившись, что он не сбился от звуковой атаки монстра и вообще, у него все в порядке и идет по плану. Маг стоически терпел и упрямо чертил свои колдовские руны.

Вот только когда я снова выглянул в бойницу, то от представшего передо мной зрелища и так не блестящее настроение окончательно рухнуло в бездну! По просеке, проложенной монстром через лес, перла многочисленная толпа разномастного зверья. Начиная от с виду обычных животных, заканчивая измененными до неузнаваемости тварями.

Волной прокатившись по разрушенному поселку, они обогнули застывшего на месте шарообразного монстра, и с ходу стали забираться на горный склон.

— Началось, — прошептал я, материализовав в руках кинжалы Хаоса.

Первых довольно-таки мелких (ну максимум мне по колено) мобов вырвавшихся вперед и первыми достигших парапета, я сбрасывал обратно пинками. Но вот затем, когда к ним присоединились более крупные звери, я стал использовать и оружие.

Порезал, кольнул, столкнул вниз. Снова удар, подрубить лапы, пинок…

Защита башенной площадки превратилась в нудную монотонную работу. Опыт за убийства тек широким ручьем, и система упрямо пыталась сообщить мне о каждом новом уровне. Но вот очередной монстрик с визгом улетает за парапет и, выглянув на мгновение, я успеваю оценить обстановку.

Толпа мобов выжидающе застыла у склона, пропуская вперед гигантского шарообразного монстра, который видимо уже не первый раз пытался забраться наверх — отлично видно несколько десятков раздавленных трупов зверюшек, что неудачно попали по скатывающуюся обратно тушу. Потерпев поражение в очередной попытке, здоровенная тварь раздражено взревела, бешено закрутившись на месте и напугав окружающую его мелочь.

Но вот, наткнувшись одной из своих рук-ног на бревно и яростно отбросив деревяшку в сторону, монстр ненадолго завис, перестав противно выть. А затем, в его маленьких мозгах словно что-то щелкнуло-провернулось, и схватив пробегающего в этот момент рядом зверя похожего на дикую помесь шакала с крокодилом, он с силой кинул его в мою сторону.

— О как!, — я удивленно присвистнул, проследив за полетом моба в итоге шмякнувшегося о барьер и мешком, фаршированным костями и мясом, сползающего на твердь земную. — Перелет… А теперь недолет, — прокомментировал я действия живой метательной машины.

Обиженно скуля, мобы кинулись в рассыпную от ненормального монстра. Но не все! Часть их предпочла снова предпочла пойти на штурм моей башенной площадки…

Я изредка успевал выпить очередное зелье и торопливо зарезать перебравшуюся через парапет тварь, а то и не одну, порою убивая их практически рядом с магом. И когда очередной моб чуть было не добрался до Лсаэроса, я понял что все — не справляюсь! Атакующих площадку монстров было слишком много! И пусть эту волну я все-таки отбил, пусть и с огромным трудом, но в следующей — просто-напросто захлебнусь и погибну, а затем умрет и архимаг.

Хотя… внезапное решение пришло быстро и неожиданно. Привязанный к кинжалам тотем черного волка, вызов которого мне лично пусть и не запрещали, но очень советовали этого не делать боги Вегор и Онаркис, покровители темных и светлых эльфов. Да плевать! Не пошли бы вы… куда подальше!

Мысленно, как это делаю с кинжалами, я попытался матерелизовать волка в этом мире, отлично представляя, как он выглядит. Не получилось! Зато появилось довольно интересное системное сообщение


Внимание игрок!

Вы собираетесь призвать в этот мир воплощенный тотем черного волка Зуравал ан Ра. Безумный полубог полузверь обретя свободу способен натворить все что угодно. И даже боги бояться связываться со столь древним существом в открытую.

Ауры зла, страха и жестокости, что навечно въелись в саму суть бессмертного черного волка, способны свести с ума и ввергнуть в безумие практически любое живое существо надолго задержавшееся рядом с ним. И если вы решитесь призвать Зуравал ан Ра, то репутация со всеми известными расами, населяющими королевства Назхар и Гавртол, Темный и Светлый леса, Царство гномов, Пустоши орков и Свободные земли, понизится до Ненависти.

Вы уверены, что хотите воплотить тотем черного волка в этой реальности?


Да/Нет


«Да, да, да!», — упорно затвердил я.


Активирована дополнительная возможность кинжалов Хаоса — вызов тотема черный волк Зуравал ан Ра — время действия неизвестно.


— Зуравал ан Ра, добро пожаловать в мир Нориа!, — с какой-то маниакальной улыбкой радостно прошептал я.

И прямо передо мной стал постепенно, словно с трудом продавливая слои реальности и пробивая себе проход в этот мир, проявляться высокий, в холке с меня ростом, с иссиня черной блестящей шерстью волк! А когда он наконец-то полностью явил себя этому мир, от него во все стороны развернулась сильнейшая аура ужаса… которая на меня, кстати говоря, совершенно не действовала. Зато отлично действовала на других.

За спиной раздается гневный окрик Лсаэроса:

— Ты псих Крэйбен! Убери его отсюда! Я не могу так работать! Или пусть приглушит свою ауру, пока у меня мозги не вскипели, или натрави его на тех монстров, что так упорно сюда лезут!, — А архимаг молодцом, держится, отметил я.

Вот только легко сказать — «натрави», «приглуши». Черный волк, глаза которого были вроде бы вполне нормальны и ясны, хищно скалился и утробно зарычал.

— Хороший волчонок!, — ласково произнес я, впрочем, не рискуя приблизиться к безусловно опасному зверю (кто его знает, способен ли он нанести урон своему хозяину?), — Веди себя спокойно!, — попытался утихомирить я волка, аура которого вспыхнула с новой силой и маг за моей спиной протестующе застонал.

Но тут очередной моб, о которых я как-то даже позабыл, забрался на парапет и прямо с него прыгнул на спину черному волку.

Черный волк на долю секунды (на целую долю секунды!) замер, а затем резко дернулся всем телом, уходя в сторону и сбрасывая с себя противника. Быстро сориентировавшись, Зуравал ан Ра подскочил к начавшему было подниматься монстру, и со всего маху ударил того лапой в бок, отправляя моба размером с лесного кота по дуге куда-то за парапет башенной площадки.

— Крэйбен, поторопись!, — снова крикнул Лсаэрос, — Если я прерву ритуал, это будет конец!

— Угу, тороплюсь, — негромко отозвался я, ну так что бы меня маг не услышал.

Избавившись от еще одного моба тем же способом, волк неожиданно подскочил ко мне, нанеся ляпу для смертельно удара. Зажмурившись, я приготовился умереть…

— Кто-о-о ты?, — раздался тихий, пробирающий до дрожи шепот в моей голове. — Кто-о-о я? И почему я та-а-ак сильно желаю тебя уничтожить, но не могу этого сделать? Ар-рх-х-х! Эта ярость, эта злость, что раздирают меня изнутри… Так хочется отдаться им полностью… И убивать, убивать, убива-а-а-ть…

— Зуравал ан Ра, — торопливо ответил я, понимая, что смерть обошла меня стороной, но это пока что, ведь есть еще и мобы, которые ну очень хотят до нас с магом добраться.

— Имя-я-я… это имя мне знакомо, — встряхнув головой и все же растягивая некоторые согласные произнес волк.

А волк кто вроде все-таки разумный. Может там кто-то что-то напутал? Не похож он на безумного психа.

Но думал я так только лишь до того момента, пока решивший атаковать черного волка новый монстр не оказался мгновенно схвачен клыкастой пастью и разорван буквально пополам, забрызгивая кровью и так покрытую кровавыми разводами площадку башни.

— Ар-рх-х-х!, — разум в глазах волка сменился пеленой безумия, что в следующий миг оставила после себя только лишь бездонную черноту, полностью скрывшую за собой и зрачок, и белок. — Раг-гх-х-х!, — злобно зарычав, Зуравал ан Ра развернулся и длинным прыжком перемахнул парапет.

Подбежав к ближайшей бойнице, я успел увидеть, как черный волк стремглав несясь по склону горы, в последний раз оттолкнулся и приземлился точно в самую гущу толпы мобов, не далеко от подозрительно притихшего шарообразного монстра. И тут же заработал когтями и зубами, превращаясь в настоящую машину смерти!

— Долго еще?, — не оборачиваясь, громко спросил я у архимага.

Монстры вроде отвлечены, так что можно пока что вздохнуть спокойно.

— Нет, скоро закончу, — ответил Лсаэрос. — Будь рядом!

— Да я вроде и так никуда не ухожу, — с нервным смешком произнес я.

Черный волк метался среди врагов, успевая не только уходить от ударов, но и раздавать ответные плюхи, а то и убивать очередную жертву. До тех пор пока не столкнулся с тем самым замершим гигантским монстром. И пусть размерами он однозначно превышал мой тотем, но в пылу ярости Зуравал ан Ра плевать хотел на массу, силу и прочие достоинства своего противника.

В схватке не на жизнь, а на смерть столкнулись два ужасных существа — неизвестное мне чудовище и безумный полубог полузверь.

Но когда победа уже явно была на стороне Зуравал ан Ра — израненный, с выдранными с мясом клочками меха и оторванными лапами пытался отползти в строну, -черный волк стал развоплощаться. И напоследок обидно заскулив, словно обиженный ребенок, мой тотем окончательно пропал из этого мира.

— Проклятие, — тукнул я кулаком по стене, не понимая, что происходит.

Вмешались боги, подловив его в момент, когда тот был увлечен схваткой или просто же закончилось время призыва?

— Да что б вам…, — выругался я, отлично понимая, что если маг задержит ритуал еще хотя бы минут на пять, испуганный доселе мобы соберутся и снова пойдут в атаку.

Вот только монстры почему-то не торопились снова на нас нападать. Израненное чудовище уползало обратно в лес, а странные похожие на котов звери, забегали возле края поляны, словно кого-то почувствовали.

— Крэйбен!, — отвлек меня Лсаэрос от попытки разглядеть, что именно насторожило зверей. — Все готово!

Я подошел к архимагу и тот жестом попросил меня протянуть руку вперед.

— Ладонью вверх, — уточнил он.

Но стоило ему только коснуться кончиком клинка моей кожи, как я услышал позади себя звук приближающихся шагов и Лсаэрос застыл, удивленно смотря куда-то мне за плечо.

— Здравствуй Крэйбен, — раздался знакомый до боли голос мастера Зорхана. — И тебя привесную, великий маг.

— Лсаэрос, — зловеще прошипел еще один голос и только тогда я обернулся.

Перед нами стояло четверо дроу. Зорхан в его извечном одеянии, двое Теней, лица которых были закрыты масками, и очень, очень старый темный эльф в простом черном балахоне.

— Ты предал нас, маг, — скривился Зорхан. — Неужели ты думал, что мы настолько глупы и не озаботимся охраной этого места? Как только вы появились у границы леса, сработали наши сигнальные амулеты…

— Ритуал еще не завершен, — прервал мастера теней старый дроу, морщинистой рукой указав на начертанные возле магического барьера руны. — Заставь его довести дело до конца.

— Да Дэролайлэ!, — Жестом приказав меня схватить, Зорхан приблизился к архимагу.

Все произошло так быстро, что я даже не успел отреагировать. И в итоге стоял с вывернутыми за спину руками, так что и не пошевелишься лишний раз.

— Я так понимаю, не хватает только капли его крови, — кивнул мастер Теней в мою сторону. — Так позволь я завершу ритуал за тебя, — Зорхан вырвал из ладони Лсаэроса кинжал и подошел ко мне.

Клинок коснулся моей щеки, глубоко врезаясь в кожу, а затем темный эльф встал у барьера Илиана и, размашистым взмахом вогнав оружие в магическую пелену, провел вниз, словно делая разрез. Края послушно разошлись, и с той стороны на нас подул прерывистый ветер, привнеся с собой новые запахи и… пепел. Отбросив кинжал в сторону, Зорхан вернулся обратно.

— Он больше нам не нужен, — процедил Дэролайлэ, глава гильдии Теней. — Отправь его в Ардхон-Файрэ, — совей «правой руке». — Мир Духов будет рад новой жертве.

— Зуар ви мэй крайн. Сэ гэль дах иэль гарм. Зэр гаш арь майс…, — Зорхан стоя прямо передо мной, стал нести какую-то околесицу, то повышая, то понижая тон голоса.

«Что за ерунда? Какой мир духов? Что происходит? С каких пор не магические классы стали этой самой магией обладать?», — мысленно кричал я, так как говорить в слух не мог, один из дроу зажал мне рот.

В то же время кисти рук Зорхана с каждым новым предложением этого непонятного речитатива все сильнее окутывал странный сумрачный туман. И когда длинное… заклинание (в чем я уже не сомневался) закончилось, он обхватил ладонями мою голову.

— Прощай, Крэйбен, — зло усмехнулся мастер Теней. — В том мире бессмертие будет для тебя проклятием, а не даром.

И когда он убрал руки, перед моими глазами появилось коротенькое системное сообщение, текст которого впервые на моей памяти был выделен ярким красным цветом, словно предупреждая меня об опасности.


Внимание игрок!

Ровно через 1 минуту вы будете перенесены в Ардхон-Файрэ. Характеристики вашего персонажа уменьшены на 99% до завершения перехода в мир Духов и на час после него.


Сбоку, на краю зрения, появились цифры и начал обратный отчет.

И когда я без сил упал на камень площадки, то увидел, как разозленный чем-то Дэролайлэ схватив за горло Лсаэроса, и поднял того в воздух. Ногти на второй руке старого дроу превратились в когти, и он воткнул их в грудь архимага. Один раз, затем второй. Отпустив смертельно раненого Лсаэроса, он шагнул к проходу в барьере Илиана.

— Мы уходим, — оповестил своих людей глава гильдии. — Зорхан, зови остальных бойцов, — приказал он. — Но сам ты останешься здесь, вместо меня. Пока я не вернусь.

— Да, владыка, — покорно склонил голову Зорхан.

Отчет прошел половину времени. И что будет, когда он закончится, я даже не представлял.

Архимаг без движения лежал на площадке, кровь толчками била из груди, а я… я желал только одного — убить хоть кого-нибудь из этих тварей. С огромным усилием переборов обрушившуюся на меня после заклинания Зорхана слабость, достал одно из сильнейших зелий полного восстановления и раскрошив зубами горлышко, вместе с осколками стекла залил в себя спасительную жидкость. Бары силы, выносливости и интеллекта стали медленно, но упорно восстанавливаться, с трудом преодолевая дебаффы.

И пока дроу стояли в стороне, наблюдая за подходом к горному склону. Зорхан вообще отсутствовал, а Дэролайлэ изучал руны, нанесенные архимагом прямо у образовавшегося разрыва в магической пелене, я матерелиазовал в руках оружие и резко встав, активировал рывок. Оказавшись вплотную к владыке гильдии Теней, со всей силы, кою придавала мне сжигающая изнутри ярость, воткнул ему в спину оба кинжала Хаоса.

— Не-е-ет!, — раздался крик и, появившись прямо из воздуха, в мою сторону, опережая повернувшуюся на шум пару темных эльфов, рванул мастер Хонтар.

«И он здесь? Какая встреча!»

— Тварь!, — мою грудь насквозь пронзает меч дроу, затем следует удар и я налетаю на, как оказалось, все еще живого Дэролайлэ.

И в этот момент я успеваю заметить, как с неба стрелой падает на площадку какая-то странная летающая рептилия, на спине которой сидела дриада и… Дэзраэль!

А еще, с удивлением отметил стоявшего за спиной Хонтара Лсаэроса, которого я доселе считал мертвым. Глаза архимага горели красным огнем, а в замахнувшейся руке был зажат ритуальный кинжал со стеклянным лезвием.

Излишне точный, для мага не пользующегося обычным оружием, бросок и клинок вонзается мне точно в сердце. Шаг назад, я толкаю раненого мною Дэролайлэ и мы оба переваливаемся за край площадки, прямо в пропасть.

И в тот же миг разрыв в барьере Илиана закрывается, странное заклинание заканчивает свой отчет, а система радостно сообщает мне, что я умер первый раз за все время игры…


июнь-сентябрь 2017 г.

Конец второй книги.




Оглавление

  • КОРШУНОВ Павел Борисович. ЖЕСТОКАЯ ИГРА Книга вторая. ЖИЗНЬ
  • Глава 1.
  • Глава 2.
  • Глава 3.
  • Глава 4.
  • Глава 5.
  • Глава 6.
  • Глава 7.
  • Глава 8.
  • Глава 9.
  • Глава 10.
  • Глава 11.
  • Глава 12.
  • Глава 13.
  • Глава 14.
  • Глава 15.
  • Глава 16.
  • Глава 17.
  • Глава 18.
  • Глава 19.
  • Глава 20.
  • X