Наталия Котянова - История с "Асторией" [СИ]

История с "Асторией" [СИ] 62K, 15 с.   (скачать) - Наталия Котянова

Котянова Наталия

История с "Асторией"





"История с "Асторией".







- Элька, выручай, горю! - трагически завопила трубка. - На тебя одна надежда!

- Да что случилось-то?

- Это не телефонный разговор. Зайди ко мне, ладно? Прямо сейчас. Ну, пожалуйста!

- Хорошо, иду.

Я положила трубку, скорее раздосадованная, чем заинтригованная очередной Олиной проблемой.

Строго говоря, Ольга была мне не подругой, а просто бывшей одноклассницей. Наши дороги разошлись сразу после школы и пересекались с тех пор не чаще, чем раз в месяц-полтора. Жили мы в соседних домах, поэтому выбирались иногда на совместные прогулки, ходили по старой привычке друг к другу на дни рождения, вот почти и всё. На более душевное общение нас не хватало, и это было вполне закономерно.

Ольга, единственная дочка очень обеспеченных родителей, кое-как училась в ФинЭке, всё остальное время посвящая коллекционированию "тряпок и мальчиков". Наши жизненные принципы были почти полярны, так что я в свои двадцать лет все еще занималась ожиданием "принца на белом коне" и учёбой в ГосУниверситете. Училась я легко и даже с удовольствием; помимо морального удовлетворения, это приносило ещё повышенную стипендию, нелишнюю для бюджета нашей многодетной семьи. А недавно я даже умудрилась выиграть молодёжный грант и втихаря собой очень гордилась. Преподаватели тоже меня хвалили, зато игнорировали многие однокурсники, считая слишком серьёзной, а то и просто заучкой.

В принципе, я была вполне довольна своей жизнью, и только Ольга считала своим долгом при каждой нашей встрече вправлять мне мозги и попутно пытаться внушить комплекс неполноценности. Я писала ей рефераты и курсовики и выслушивала жалобы на очередного поклонника, а она презентовала мне надоевшие шмотки и не теряла надежды когда-нибудь "сделать из меня человека". По правде говоря, иногда её идеи были вполне удачными. Так, через полгода занятий в танцклассе, куда я попала по её протекции, я уже могла спокойно станцевать хоть фигурный вальс, а студенческая театральная студия, где я начала заниматься совсем недавно, значительно расширила круг общения и сулила в будущем избавить меня от "фамильной" застенчивости.

Во всём же остальном Олины попытки меня улучшить неизбежно терпели фиаско. Коротким юбкам, высоким каблукам и куче косметики на лице (стиль "вамп" или как-то так) я по-прежнему предпочитала удобные джинсы и любимую прическу "конский хвост". Волосы от ветра не лезут в рот, о стрелках на колготках можно не беспокоиться - и удобно, и дядьки всякие озабоченные на улице не пристанут...

А Олины неуклюжие попытки подсунуть мне своих лишних кавалеров вообще вызывали у меня нервный смех. Ни один из самодовольных молодых людей, хвастающихся крутой "тачкой" (за папины денежки) или не по годам значительной должностью (в маминой фирме) не вызывали у меня никакого энтузиазма, впрочем, как и я у них.

Что же, интересно, случилось у неё на этот раз? Я быстро влезла в джинсы и вприпрыжку понеслась вниз по лестнице. Надеюсь, очередной Олин конец света не заставит меня отказаться от сегодняшнего занятия в студии!


Ольга самолично встретила меня у подъезда дома, и я поняла, что случилось что-то существенное. Уже в лифте она начала меня "окучивать" по поводу предстоящего якобы крайне выгодного для меня дела, но я на это не купилась и потребовала выкладывать всё по-порядку.

Наконец, я плюхнулась в "свое" любимое кресло и благосклонно отнеслась к предложению угощаться фруктами.

Ольга некоторое время собиралась с мыслями, ходила туда-сюда по комнате, а потом изрекла:

- Мне надо, чтобы ты сходила завтра вместо меня в одно место.

- В какое ещё место? Опять на зачёт?

- Если бы... В "Асторию".

Я чуть не подавилась.

- Куда?! И... зачем?

Она театрально вздохнула.

- Понимаешь, там будет совершенно шикарная вечеринка, одни "шишки", мне предки еле билет достали. Я бы, конечно, и сама хотела пойти...

- Но?

- Мой Максик - помнишь, я говорила, что начала с ним встречаться - полчаса назад позвонил и сказал, что купил нам на уик-энд тур "Романтика Парижа". Дорогущий отель, программа... Сказка! Я об этом мечтала! Но всё как-то не вовремя...

- А почему бы тебе просто не забить на эту вечеринку? В следующий раз пойдёшь.

- Когда он ещё будет, этот "следующий раз"! Меня тогда родители точно прикончат... Они очень хотели, чтобы я туда пошла - типа будет совершенно аховая публика, в том числе и потенциальные кавалеры. Мамашка прямым текстом велела закадрить богатенького Буратино. А мне пока и моего Максика хватает! - Ольга снова вздохнула и стала рассеянно вертеть на пальце кольцо с изумрудом. - Приглашение давно у меня, я даже наряд под это дело продумала, ну да фиг с ним! Мои сейчас, слава Богу, укатили в Прагу и не узнают, что я не пошла на эту дурацкую вечеринку. А ты сходишь и потом мне всё расскажешь - кто был, что ели, какая программа... Соглашайся, будет круто! Повеселишься по первому разряду, деликатесов всяких натрескаешься, музыку классную послушаешь... И тебе хорошо, и мне польза.

- Мда... А вдруг там будут какие-то твои знакомые и потом доложат родителям, что тебя не было?

- Не волнуйся. Если бы кто-то туда собирался, обязательно бы об этом раззвонил, а все молчат. Так что будешь Олей Киселёвой, а если кто-то начнет расспрашивать - наплетёшь что-нибудь. Ведь ты про меня всё знаешь! Ну... почти всё.

- Вот именно. Попроси лучше свою Марину - вот уж кто действительно всё про тебя знает.

- Да ну её! - отмахнулась Ольга. - Мы с ней сейчас в ссоре. К тому же она совершенно на меня не похожа. Метр восемьдесят, стриженая брюнетка, и курит как паровоз. Прям вылитая я! А вот ты - другое дело. И рост, и фигура, и длина волос. Накрасить тебя поярче - и с двух шагов не отличишь.

- Не выдумывай, - я задумчиво воззрилась на блюдо с оставшимся после моего "нашествия" одиноким яблоком, потом решительно мотнула головой.

- Нет, Оль, я не пойду.

- Ну почему?!

- Хотя бы потому, чтобы тебя не опозорить. Откуда я знаю, как надо себя вести на таких приёмах? Спутаю десертную вилку с салатной, сморожу какую-нибудь глупость, и все решат, что знаменитая Оля Киселёва - дура дурой. Тебе это надо?

Но она упрямо поджала губы.

- Ерунда! Как будто я тебя не знаю. Это уж я, если откровенно, перед тобой дура дурой. А манеры у тебя довольно сносные, не зря я тебя учила. Так что не прибедняйся! В конце концов, эксцентричностью сейчас никого не удивишь: миллионер может себе позволить хоть руками есть и в скатерть сморкаться, всё оплачено!

- В таком случае я вообще не уверена, что мне там понравится. Будут все сидеть, носы к облаками задравши, и выпендриваться. Бее!

Ольга только руками всплеснула.

- Посмотрите, люди добрые, на эту ненормальную! Вместо того, чтобы от счастья до потолка прыгать, она ещё ноет! Давай, решайся, наконец, не томи меня! Учти, что второго такого шанса у тебя в жизни может и не быть.

"А ведь верно".

Я мысленно почти сдалась, но выдвинула еще один контраргумент:

- Интересно, а в джинсах в "Асторию" пускают?

- Ой, об этом не волнуйся! - обрадовано затараторила Ольга. - Дам тебе и платье, и туфли, и всё, что надо. Будешь выглядеть на все сто!

- Процентов или лет?

Я выдержала длинную паузу и, наконец, выдохнула:

- Ладно, уговорила.

- Вот и молодец, хорошая девочка! Ты не пожалеешь, честное слово!

Следующий час мы провели, методично перебирая Олин гардероб, потом она кормила меня необходимыми инструкциями.

Ни в какую театральную студию я, конечно, не успела, но, по правде, было уже не до неё. Остаток вечера я промучилась сомнениями - правильно ли я поступила, согласившись на эту авантюру. Что меня ждёт - волшебный "бал Золушки" или прилюдное разоблачение "мистера Икса"?

Кто бы знал?


От Дины я вышла совершенно одуревшая.

Подруга окончила престижные курсы стилистов и работала пока в салоне красоты, мечтая когда-нибудь открыть собственное дело. Салон этот находился совсем рядом с моим домом, но я до сей поры никогда туда не заглядывала. Стипендию и так есть куда потратить... Но сегодня выбора не было.

Я заявилась к Дине уже к вечеру и при полном параде: в роскошном Олином бледно-розовом платье, в Олиных же туфлях, изящном жакете и с Олиной сумочкой. Удивлённая подружка даже не сразу меня узнала, а потом с энтузиазмом принялась за дело. Результатом её стараний за пару часов стало моё окончательное и бесповоротное преображение. Простая, но эффектная укладка и изысканный макияж - и вот в зеркале отражается уже совершенно другой человек. Где ты, Элька-заучка? Ау!

Теперь я - фотомодель, Золушка и Оля Киселёва в одном лице, а это значит, что пора выбрасывать на помойку свои комплексы и задать сегодня перцу всем напыщенным шишкам. И это ничего, что от французских духов временами свербит в носу, а на таких высоких каблуках разгуливать по нашим "ровным" улицам опасно для здоровья - я справлюсь! Я просто обязана сдать этот "экзамен" на "отлично", и не столько ради Оли, сколько для собственного самоутверждения. Иначе как начинающей "артистке" мне грош цена...

Итак, выше голову и вперёд!


По дороге в "Асторию" (естественно, на общественном транспорте) отдельные личности пялились на меня так откровенно, что я с трудом сохраняла самообладание. Не поддавшись малодушному желанию вернуться домой и вновь обрести свой привычный вид и мимоходом отшив трех (!) подваливших знакомиться мужчин, я, в конце концов, добралась до "пункта назначения".

Перед самым входом в "Асторию" замедлила шаг, глубоко вздохнула и мысленно сосчитала до десяти, велев себе успокоиться. Лёгкий кивок швейцару, улыбка администратору, изящным жестом достаём из сумочки приглашение... Молодец, Элька, так держать!

Внутри отеля было безумно красиво. Я решила не идти сразу в "Зимний сад", а сунуть свой любопытный нос в другие рестораны и бары, а то когда я ещё тут буду. Правильно, никогда.

Я неспеша прохаживалась, любуясь великолепными интерьерами, и пыталась окончательно войти в образ "аристократки". Поправила прическу перед огромным, идеально отполированным зеркалом, посидела на одном из диванчиков в шикарном холле. Мимо проходили прибывающие на приём важные персоны, и я исподтишка разглядывала их. Некоторые выглядели и держались вполне скромно, но основная масса выпендривалась кто во что горазд. Массивные золотые украшения, длинноногие белозубые спутницы - обязательный атрибут лысеющих толстых дяденек, нарочито громкие разговоры по навороченным мобилам, самодовольные улыбочки...

Я про себя только хмыкала. А потом вдруг заметила в дальнем углу зала роскошный экземпляр одного редкого вида пальм и радостно поскакала туда, мигом забыв про грядущее "событие века". От его созерцания и попыток вспомнить латинское название меня отвлекли звуки музыки. Значит, вечеринка уже началась!

Я тут же оставила свои научные изыскания и устремилась в ресторан. И - как это часто бывает, когда спешишь, да ещё на таких гигантских каблуках - оступилась на ровном месте и грохнулась... Нет, не на пол, до него я почему-то немного не долетела. Кто-то успел схватить меня сзади за плечи и потянуть вверх, не дав живописно растянуться на ковре.

Уфф, кажется, обошлось... Покрасневшая, я обернулась и с облегчением увидела, что мой спаситель - не снисходительно ухмыляющийся работник отеля или какой-нибудь кабаноподобный "новый русский-пальцы веером", а симпатичный светловолосый парень.

- Вы не ушиблись?

Я не смогла не улыбнуться ему в ответ.

- Нет, благодаря вам. Спасибо.

- Да не за что! Я очень рад, что оказался в нужное время в нужном месте.

Он пристально изучал мое лицо, и я в первую секунду испугалась - вдруг тушь потекла или что-то в этом роде. Но потом я вспомнила - я же сегодня "супермодель", а значит, должна воспринимать такие взгляды как должное.

- Надеюсь, нам по пути? - вдоволь натаращившись, спросил он. - Вы в "Зимний сад"?

- Да.

- Ура. Позвольте, я вас провожу.

- Позволяю.

Он снова улыбнулся.

- Меня зовут Павел. А вас?

- Э... Оля.

- Оля. Замечательно. Очень рад познакомиться.

Параллельно с моим "Я тоже" он галантно поцеловал мою руку, чем привёл в некоторое замешательство. Но я быстро справилась с собой, изобразила в меру кокетливую улыбку и - теперь уже неторопливо - прошествовала с новым знакомым в зал.


На самом деле до официального открытия вечера было ещё далеко, просто для почтеннейшей публики начал играть специально приглашённый живой оркестр. Я направилась к свободному столу, и Павел (надо же!) попросил разрешения составить мне компанию.

Поразмышлять на тему "Неужели я ему понравилась?" мне не удалось: к нам, радостно жестикулируя, подскочил молодой человек в убойном ядовито-зелёном пиджаке.

- Блин, Пашка, вот ты где! В своем репертуаре, на минуту отвернулся, а ты уже смылился... О!

"О!" и последующее за этим "Э..." прозвучало уже в мой адрес.

- Здравствуйте, - я еле сдержалась, чтобы не хихикнуть.

Под выразительным взглядом Павла его друг закашлялся и пробормотал извинения.

- Ничего страшного.

- Познакомьтесь, Оля, это Сергей.

- Очень приятно.

- И мне.

Сергей плюхнулся на стул напротив, и вскоре мы уже оживлённо болтали. На моё счастье, эта парочка чопорностью совершенно не страдала, и ещё до начала заявленного концерта мы как-то естественно перешли на "ты". Я вдоволь наслушалась про оплаченную родителями учёбу в Высшей Школе Экономики, весёлых каникулах в Куршевеле и Паттайе, ночных гонках по городу на спортивных машинах и прочих неотъемлемых атрибутах недоступной мне жизни. Но, поскольку на сегодняшний вечер я была не я, а Оля Киселёва, завидовать новым знакомым не имело никакого смысла. Я тоже вскользь упомянула о некоторых выдающихся фактах Олиной биографии и за всё время разговора умудрилась не сделать ни одного ляпа.

После небольшого концерта начались танцы. Паша недвусмысленно показал приятелю фигу и пригласил меня на первый танец, потом на второй - и в конце концов заявил о своём намерении ангажировать меня до конца вечера. Серёга для вида порасстраивался и вскоре отвалил в поисках какой-нибудь красивой утешительницы, благо таких имелось в избытке.

Я ловила себя на том, что мне приятно Пашино внимание. Он мне действительно понравился. Высокий, спортивный, с копной смешно торчащих в разные стороны пепельных волос и выразительными тёмно-серыми глазами, раскованный и в то же время интеллигентный, внимательный, с хорошим чувством юмора... Не парень, а мечта. Моя мечта, а не Олина. И ещё он так же, как я, любит Довлатова, гулять под дождем и слушать Скорпионз, когда бывает тоскливо...

Но всё это не имеет ни малейшего значения. Мы - люди разного круга, и никогда больше не увидимся. Я вернусь к своей собственной, непридуманной жизни и поиску принца, куда более скромных масштабов. Но как бы мне хотелось, чтобы этот принц хоть немного был похож на Пашку...

- Оль, что с тобой? Тебе со мной скучно?

При виде его обеспокоенного лица я заставила себя отвлечься от невесёлых мыслей и улыбнулась.

- Нет, ничего подобного. Мне с тобой, наоборот... Только вот захотелось ещё чего-нибудь выпить.

- Сейчас принесу коктейль, - мгновенно вскочил Пашка. И полушутя добавил - Никуда не уходи, ладно?

У меня по спине пробежал холодок. Он что, мысли читать умеет?


Вечер продолжался. Пашка добросовестно меня развлекал, Серёга появлялся в поле зрения нечасто и каждый раз с новой барышней. До прочей публики мне и вовсе не было дела.

Между тем обстановка в зале становилась всё более раскованной пропорционально поглощаемым напиткам вроде французского шампанского и русской водки. Народ плясал до упаду и пытался подпевать оркестру, некоторые, наплевав на приличия, вовсю "обжимались" по углам - словом, торжественное вначале мероприятие постепенно стало напоминать типичную студенческую дискотеку. Было забавно наблюдать за подгулявшей "элитой", но лишь до того момента, пока Пашка не оставил меня ненадолго одну.

- О, наконец-то! Уфф... - на соседний стул тут же тяжело плюхнулся габаритный лысеющий мужичок с перстнями на каждом пальце и сразу же потянулся ко мне своей свинячьей физиономией.

- Я давно за тобой наблюдаю, кисонька, но твой мальчишка все время крутится рядом. Ну ничего, чтоб я да когда чего упускал...

"Уже нажрался, индюк" - с досадой подумала я, отодвигаясь.

Мужичок такой реакцией не смутился и продолжил напирать и нести какую-то чушь про свои деньги, на которые он может купить... ну, конечно, всё и всех.

На мое счастье, Пашка вернулся очень скоро. Оценив обстановку, он не стал провоцировать скандал, а просто схватил меня за руку и утащил танцевать. Я еле сдержалась, чтобы на прощание не показать поросёнкообразному поклоннику язык...

Через минуту я и вовсе забыла об этом нелепом эпизоде, однако, когда настала моя очередь идти "пудрить носик", пожилой Ромео объявился снова и уже открытым текстом предложил мне перестать кокетничать и поехать с ним. "Мерседес" с шофером давно ждёт у подъезда, я же сама буду потом локти кусать, если упущу такую удачу, и т.д. и т.п. Отделаться от него на этот раз оказалось труднее. Вежливый отказ должного впечатления не произвёл, пришлось интеллигентно нахамить... Впрочем, товарищ был уже в такой "кондиции", что не воспринял бы и просьбу идти по вполне конкретному адресу. Он тянул ко мне жирные руки и бормотал что-то про своих "ребят", которые, только свистни, тут же сюда приедут и всем устроят. Я увернулась - при этом "Колобок" чуть не впилился носом в стену. К нему (наконец-то) подскочил дюжий работник отеля с вежливым вопросом "Не могу ли я вам чем-нибудь помочь?", а я поспешно вернулась в ресторан.

Павел в это время выловил из какой-то компании своего приятеля и пытался уговорить его больше не пить. Серёга вяло отбрыкивался - он был уже не в том состоянии, чтобы слушать "нравоучения".

- Ты же обещал меня отвезти, так что имею право... О-Оля, скажи ты ему, зануде...

- Разбирайтесь сами.

- Кстати, а ты на чём собираешься уезжать? Нас скоро выпрут отсюда... то есть, это... вежливо попросят. Ты на машине?

- На такси, - без запинки соврала я.

- А, ну так поезжай с нами. Закинем тебя, потом меня, может, возьмем ещё Лизу... или Таню? Тьфу, забыл...

- Лучше я отвезу тебя, а уж потом Олю, - предложил Пашка.

Я невольно отвела глаза. Конец сказки про Золушку приближался с ужасающей быстротой, и пора было придумывать предлог, чтобы незаметно исчезнуть. Не могу же я и вправду продемонстрировать "принцу" свою "хрущёбу"!

- Нет, спасибо, - через силу улыбнулась я. - Не стоит беспокоиться. Меня обещал подвезти вон тот симпатичный толстый дяденька, у него "Мерс" с шофером...

- Ой-ё, - Серега, проследив за моим взглядом, заметно изменился в лице. - Ты хоть знаешь, кто это?

- Не знаю и знать не хочу. Достал уже, похотливый Пятачок. Вон, опять сюда катится...

- И сейчас получит!

Пашка красноречиво сжал кулаки.

- Ты что, придурок, уймись! - зашептал Серега, хватая его за руку. - Не связывайся с ним, это же Сан Саныч, известный авторитет! Его мой папаша как чумы боится... Делаем ноги, живо!

Задевая танцующих, он потащил нас в противоположный угол зала, и по его испуганному лицу я поняла, что это не шутка.

- Ты, Серый, даже протрезвел. Значит, этот жирдяй и правда бандит? Ну, что делать будем?

- Сматываться домой огородами. Авось пронесёт...

Паша взял меня за руку.

- Не бойся, Оля, прорвёмся!

- Я не хочу вас в это впутывать. Поезжайте одни, я как-нибудь сама справлюсь. Это же "Астория", а не подвальный притон. В крайнем случае, пожалуюсь охране.

- А что, хорошая идея... - начал было Серёга, но Пашка так свирепо посмотрел на него, что он предпочёл заткнуться.

- Я не отстану от тебя до тех пор, пока не пойму, что ты в безопасности. И точка.

Я встретилась с его жёстким взглядом и вдруг почувствовала, как судорожно заколотилось сердце, а к горлу подступил предательский комок. Глупо и бессмысленно... Я не хочу его терять. И не могу ничего изменить.

- Ты... что?

Я тщетно попыталась улыбнуться.

- Спасибо тебе, Паша.

Быстрым движением я поцеловала его в щёку и сразу же отстранилась. Он непонимающе посмотрел на меня, а Серёга трагическим шёпотом запричитал о сумасшедших, которые его в гроб загонят.

- Успокойся ты, - наконец, сказал Пашка. - Иди к машине, заводи мотор. Потом ты, Оля. Я вас прикрою.

Не успел он договорить, как Серёги уже и след простыл.

- Храбрец... Извини его, ладно?

- Он не обязан из-за меня рисковать. И ты тоже.

- Я уже сказал, что не брошу тебя здесь.

В это время в зале как раз приглушили свет, а на столах зажгли свечи. Красиво... И совсем не хочется уходить. Но - надо.

Я порадовалась, что Пашка не видит, что у меня с лицом. Но он будто почувствовал моё смятение - и прижал к себе, потёрся щекой о волосы на макушке.

- Всё будет хорошо.

- Да, да...

- Иди к выходу и ничего не бойся. Наша машина где-то слева, белая "Ауди" семь-ноль-семь, там ещё на капоте лошадь нарисована, не спутаешь. Я задержу Колобка, если что, а вы отъезжайте на Большую Морскую и ждите там. Я скоро.

- Спасибо.

- Спасибо оставь на потом, - он отстранился и оглядел зал. - Иди, пока всё чисто.

Я сделала шаг, потом не выдержала и оглянулась.

- Мне очень жаль, правда.

Пашка махнул рукой... Он, конечно, не понял, что я только что с ним попрощалась.

Осторожно лавируя между танцующими, я выбралась из ресторана и почти бегом устремилась к выходу. На счастье, бандит Сан Саныч так и не объявился.


На улице меня ждала не по-сентябрьски теплая и светлая от фонарей ночь.

"Так, половина двенадцатого. Ещё успеваю на метро..."

Не обращая внимания на длинный ряд припаркованных у отеля шикарных машин, я торопливо завернула на Малую Морскую. Общественного транспорта в зоне видимости не наблюдалось, и я решила пойти пешком. Усталые ноги плохо слушались, но мне просто необходимо было оказаться как можно дальше от этого места. От пьяных авторитетов и самодовольной золотой молодежи, от трусоватого Серёги и мужественного, такого замечательного Пашки, с которым у меня нет и не может быть ничего общего. Ничего, кроме этого единственного вечера, который я запомню навсегда.

Прижимаясь к стенам домов, я вышла, наконец, на Невский, почти такой же оживлённый, как днём. Остановилась на секунду и с удивлением обнаружила на своём лице горячую влагу. Вот дура, на ходу реву... Я достала платок, зеркальце и вытерлась, потом со злостью швырнула платок в ближайшую урну.

- Оля!

От неожиданности я разжала пальцы, и зеркало, звякнув, свалилось туда же.

Я испуганно обернулась и увидела подъезжающую белую машину.

- Оля, подожди!

Я стремительно сорвалась с места и, не особо соображая, что делаю, рванула через дорогу на другую сторону улицы.

- Что случилось, куда ты?! Оля!!

Нет, я лучше умру, чем продлю эту пытку и увижу его ещё раз. Некогда искать оправдания своему идиотскому поступку, а на ложь типа "Паша, ты всё не так понял, ты мне и не понравился вовсе" у меня никаких актёрских талантов не хватит. Значит, остаётся только продолжить своё бегство в надежде на то, что он не бросит пьяного друга посреди дороги.

Но он... бросил. Оглянувшись через плечо, я увидела, что Пашка уже стоит на разделительной полосе. Сейчас проедут те несколько машин, и... куда я денусь на таких каблуках?! Боже, помоги...

И совершенно неожиданно мой отчаянный призыв был услышан. Как манна небесная, рядом со мной возникло такси. Я рванула дверцу и брякнулась на сидение.

- Едем, девушка? - пожилой бородач внимательно оглядел мою запыхавшуюся особу.

Я затрясла головой.

- Только быстрее.

- Бежите от кого, что ли?

- Да нет, с чего вы взяли?

- Просто посмотрел в зеркало.

Я испуганно оглянулась, но мы уже завернули на Дворцовую площадь.

- Да вот, с парнем своим поссорилась.

- Понятно. Куда ехать-то?

Как ни странно, выяснилось, что я могу себе позволить доехать не до ближайшего метро, а до самого дома. Это было здорово, потому что сил у меня уже не осталось никаких.

Всю дорогу я просидела с закрытыми глазами, думая о том, какая же я была дура, что согласилась заменить Ольгу на этой злосчастной вечеринке. Ей-то сейчас хорошо - с Максом, в Париже... А я? Опять одна. И правильно - знай сверчок свой шесток. Хотела хоть раз в жизни выпендриться, а в результате обидела такого хорошего человека, как Пашка. Представляю, что он теперь обо мне думает... Хотя, какая разница? Очень скоро он забудет сумасшедшую "Олю" и найдет себе приличную девушку из своего круга. А я снова стану ждать своего принца на белом коне. И встречу его - очень скоро - и буду счастлива, обязательно. Назло всем, назло самой себе, просто потому, что по-другому было бы нечестно. Такая девчонка, как я, тоже имеет право на любовь. На любовь и своё простое, "ненавороченное" человеческое счастье - взамен застывшей внутри пустоты, так похожей на эту безнадёжно холодеющую сентябрьскую ночь... Я забуду её. Должна забыть.


Недели через две окончательно похолодало, но я этому даже обрадовалась. Наконец-то появилась возможность обновить купленную ещё по весне шикарную замшевую куртку и модные высокие сапоги. Помнится, именно Оля навязала мне эти вещички, на которые ушла значительная часть моих грантовских денег. Тогда они казались мне слишком вызывающими, но после того достопамятного вечера в "Астории" я морально была готова носить и не такое. Когда Ольга увидела меня в этом прикиде, да ещё в короткой юбке (!) вместо привычных джинсов, она долго прыгала и верещала на тему, какая же я глупая, что не одевалась так раньше, и т.д. и т.п. И что наконец-то она может быть спокойна - моя личная жизнь, считай, уже налажена...

Я кое-как дослушала её оптимистичные прогнозы и поскорее откланялась. Какая, к черту, личная жизнь, если я, вопреки данному самой себе обещанию, вот уже две недели не могу нормально спать, а в каждом встречном-поперечном парне мне упорно мерещится один и тот же?! Пашка... Его необыкновенная светлая улыбка, непослушные пепельные волосы... и по-детски растерянный взгляд, когда я бросила его посреди улицы, сбежала... Он, наверное, меня презирает. Я и сама понимаю, что поступила некрасиво, но разве, в конце концов, это был не лучший выход для нас обоих? Пашка избежал разочарования, связанного с превращением царевны обратно в лягушку, а я смогла сохранить остатки гордости. Да, сказки в наше время абсолютно неактуальны. Значит, и нет смысла предаваться глупым мечтам. Мне и одной неплохо живется. Ха-ха...

Занятая своими мыслями, я не сразу заметила, что забрела в соседний микрорайон. Перед тем, как топать обратно восемь остановок, я решила зайти в попавшуюся на глаза булочную. Какой-нибудь пирожок или бублик совсем не помешают моему проголодавшемуся на свежем воздухе организму и скрасят дорогу до дома.

В кассу стояла длинная очередь, и у меня возникло желание сразу же уйти, но уж очень есть хотелось. Минут через десять мои голодные мучения, наконец, подошли к концу, и заветный бублик был у меня в руках. Я любовно смотрела на него, выбирая для первого укуса место, где побольше мака, как вдруг почувствовала сильный толчок сзади и чуть не выронила свое сокровище.

- Эй, нельзя ли поосторожнее, тут люди стоят!

- Извините, пожалуйста...

Я с недовольным видом обернулась... да так и застыла на месте. Не может быть... Парень, стоявший за моей спиной с откусанным пирожком в руке, тоже ошалело вытаращил глаза.

Пашка... По его реакции я поняла, что не ошиблась. Хотя сейчас его внешний вид заметно отличался от крутого прикида в "Астории": вместо костюма от Армани - обыкновенная кожаная куртка и синие джинсы, никаких прибамбасов вроде огромной печатки на пальце или навороченного сотового у пояса. И только всё тот же растерянный взгляд тёмно-серых глаз - последнее, что я запомнила при нашем расставании, и по-прежнему смешно торчащие во все стороны волосы.

Несколько секунд мы потрясённо молчали, потом Пашка тихо выдавил:

- Оля?

Я очнулась и, состроив каменное лицо, замотала головой.

- Вы ошиблись, молодой человек.

И быстро направилась к выходу.

- Оля, подожди!

Этот крик заставил меня окончательно плюнуть на приличия. Я, как ненормальная, понеслась по улице, без единой мысли в голове - куда бегу и, главное, зачем.

Через пару минут я оказалась в каком-то дворе и рухнула на пустую скамейку отдышаться. С удивлением увидела, что всё ещё сжимаю в руке свой бублик. Но есть мне бесповоротно расхотелось...

Что я наделала?! Сбежала во второй раз, как дура... Почему я не поговорила с ним, почему?!

Наверное, потому, что я всё для себя решила ещё две недели назад. У нас всё равно ничего не получится. А сейчас, когда Пашка увидел меня в этой затрапезной булочной - что он подумает? Тоже нашлась "красавица"... Да ещё и лгунья.

Я уткнулась лицом в колени, изо всех сил стараясь не разреветься. Так мне и надо.

- Оля!

Я испуганно подняла голову, и в нескольких шагах от своей скамейки увидела Пашку. Он тяжело дышал и смотрел на меня сумасшедшими глазами.

- Почему ты убежала?

Я вскочила на ноги, оглядываясь в поисках пути к отступлению, но он опередил меня - подскочил, схватил за плечи и заставил сесть обратно.

- Что случилось? Оля, скажи, что всё это значит? Почему ты от меня бегаешь, что я сделал?!

Мне стало очень стыдно - по его голосу было видно, что он переживает. Я угрюмо отвернулась, но Пашка осторожно взял меня за подбородок, заставив смотреть себе в лицо.

- Скажи что-нибудь... Я тебе совсем-совсем не нравлюсь, да?

Я больше не могла этого выносить, мучить ни в чем не повинного человека. Оставалось только одно - правда. А потом - будь что будет...

- Прости, меня, Паша, я веду себя как идиотка. И сейчас ты узнаешь, почему. Для начала - меня зовут не Оля.

- А как? - явно прибалдел он. - Что это за "Секретные материалы"?!

- Всё гораздо банальнее. Меня зовут Эля, Эльвира, я подруга Оли Киселёвой, которая должна была пойти на эту вечеринку в "Асторию". Она не смогла и отдала свой билет мне...

Я выложила ему всё - про саму идею этой подмены и про свою жизнь, начисто лишённую переизбытка денег. В конце концов, я ничуть не стыжусь своего положения и в будущем собираюсь его значительно улучшить. Но не за счёт богатенького спонсора, а собственными мозгами. Если такая жизненная позиция его покоробит - что ж, тем лучше. Я обычная девчонка, а не Золушка, и вовсе не собираюсь в поисках истинного принца бросаться на шею всем подряд. Переживу...

- Ну вот, теперь ты всё знаешь. Мне пора.

Я попыталась встать, но Пашка удержал меня, положив руки на плечи. Я невольно смутилась от его взгляда.

- Эльвира... Звучит гораздо лучше, чем Оля.

- Да ну. По-моему, слишком слащаво.

- Не выдумывай. Мне нравится. Знаешь, я так рад, что ты мне всё рассказала.

- А чему тут радоваться-то?

- Сейчас объясню. Но сначала вопрос.

- Какой?

- Можно я тебя поцелую?

Я от удивления невольно приоткрыла рот, и Пашка тут же этим воспользовался.

Когда через минуту он слегка отстранился, в моей голове не осталось ни одной здравой мысли.

- Это запрещённый приём.

Пашка виновато поскрёб ногтем по рукаву моей куртки, но я была уверена, что его раскаяние - чистой воды притворство.

- Извини, но я так понял, что молчание - знак согласия.

- Детская отмазка! - я старалась казаться сердитой, но не смогла не улыбнуться в ответ на его улыбку. - И что ты этим хочешь сказать?

- То, что ты мне очень нравишься, Эля. Очень. Я бы хотел, чтобы ты стала моей девушкой. Подумай, а? Наша встреча сегодня - это же судьба.

- Звучит глупо.

- Зато так и есть. Я не требую, чтобы ты отвечала прямо сейчас, до того, что я тебе скажу. Это важно.

- Ну вот, выходит, и у тебя есть какая-то "страшная" тайна?

- Не страшная, а дурацкая, - вздохнул он. - Дело в том, что моя легенда о себе - тоже абсолютная выдумка. Посмотри на меня - вот какой я на самом деле. Не крутой, не чей-то там сынок. Это всё была Серегина идея, он мой друг детства. Ему одному было скучно выделываться, нужна была группа поддержки, вот он и затащил меня на эту вечеринку. Я не хотел сначала - думаю, что там делать, но Серёга меня на слабо взял. Говорит, раз ты учишься в Театральном, разве не сможешь изобразить натурального братана?

- Так вот почему ты вначале только и плёл про свою "крутую" жизнь, а потом вдруг съехал на литературу, "Молодежку"...

- Именно, - кивнул Пашка. - Я увидел, что разговоры о деньгах тебя особо не цепляют, и стал толкать темы попроще вроде студенческих приколов - и понял, что это то, что нужно. А поначалу прямо не знал, как себя вести - у тебя был такой неприступный вид.

- Представляю, ты, наверное, поспорил с Серёгой, что закадришь богатенькую девицу. И вдруг такой прокол!

Пашка обиженно надулся.

- Так вот что ты обо мне думаешь? Спасибо. Если бы меня интересовали только деньги, я бы погнался сегодня за тобой, как придурок?!

Он отвернулся, и я неловко погладила его по взъерошенным волосам.

- Прости. Конечно, я так не думаю. Мне самой плевать на деньги.

- Это заметно, - он со вздохом повернулся. - Но всё-таки... У меня действительно с деньгами не густо. Пока не закончу учиться, по ресторанам водить особо не смогу.

- Ну и что.

- И машины у меня нет. Только старый мотоцикл.

- А я люблю мотоциклы.

- И живу я в однушке.

- Зато не в общаге.

Пашка взволнованно изучал моё лицо.

- Подожди-ка... Мне кажется, или тебе действительно всё равно, что я не тот, за кого себя выдавал? И что ты согласна со мной встречаться - с таким голодранцем, а не...

- Заткнись, - сказала я. - И поцелуй меня, ладно?


Некоторое время спустя я смогла задать очень интересующий меня вопрос: неужели он даже в глубине души не жалеет о превращении Золушки из принцессы обратно в замарашку? Ведь такой, какой я была в "Астории", мне быть, скорее всего, никогда не светит. Пашка в ответ искренне меня обсмеял и заявил, что всё это женские глупости и что в естественном виде я нравлюсь ему гораздо больше.

- Но почему??

- Потому что, во-первых, ты и без всяких наворотов очень красивая, а во-вторых, потому что у меня не будет такого зверского комплекса неполноценности рядом с тобой. И не надо так иронично улыбаться, я не шучу...


А потом мы сидели, обнявшись, и молчали, наблюдая, как в темнеющем осеннем воздухе медленно кружатся и падают на землю первые жёлтые листья.

- Слушай, - вдруг сказал Пашка. - Это несправедливо.

- Ты о чём?

- О том, что ты сидишь так нахально в обнимку со своим бубликом, а я свой пирог уронил где-то, когда за тобой бежал.

- Это намёк? Ладно уж, кусай, голодающий студент!

Пока он с жадностью поедал мой бублик, я хохотала и никак не могла остановиться.

Вот оно, простое человеческое счастье!




2002 год.






















9




X