Наталия Котянова - Сбыча мечт или Принцев много не бывает [СИ]

Сбыча мечт или Принцев много не бывает [СИ] 362K, 89 с.   (скачать) - Наталия Котянова

Котянова Наталия

Сбыча мечт или Принцев много не бывает



Сбыча мечт или Принцев много не бывает



- Да, и я тебя целую, пока!

Мира нажала на 'отбой' и символически плюнула в сторону.

- Ему что, так нравится меня бесить?! Или он по-русски не понимает?? Даже с сотого раза... Вот за что мне такое наказание, а? Мало того, что буду Мартынчук, детей потом точно обезьянами задразнят... Так нет, ему мало, надо ещё и имя извратить!

- Славиик... - явно передразнивая жениха, с придыханием протянула девушка.

- Игорешаа... - ещё более томно отозвалась она самой себе. Тьфу! Парочка мартышек-имбецилов, вот кто они такие.

Вообще-то своего жениха она не то, что любит без памяти, но относится вполне себе тепло, иначе смысл соглашаться на замуж? Конечно, ей уже почти двадцать восемь, и других кандидатов в обозримом пространстве не наблюдается (точнее, жениться не наблюдается, на что-то гораздо менее продолжительное - как всегда, желающих вагон и маленькая тележка). В современном мире это вовсе не повод соглашаться на брак с первым, кто позовёт, намекнёт или, что вероятней, кого сама захомутаешь: очаруешь, раззадоришь, поманишь, потом резко сделаешь вид 'не очень-то и хотелось', точнее, я как бы не против, но других ухажёров полно, если зазеваешься, уведут коварные супостаты твоё единственное в жизни счастье...

Игореша купился - и попался. Он вообще был парнем бесхитростным и многое принимал за чистую монету. При всём при этом он был совсем не тупой, напротив, вполне успешно работал один-эс программистом в крупной компании, где имел почётное прозвище Голован. И характер у него хороший, спокойный, без особых претензий, в том числе и к ней, будущей жене. Жизненные планы типичные - за десять лет выплатить ипотеку по квартире, завести ребёнка, а лучше двух, пока дают маткапитал. Жене работать не возбраняется, заниматься своими делами-увлечениями тоже. Подружек в гости - пожалуйста, полдня книжки свои глупые (пардон!) читать - да ради бога, он покупные пельмени очень даже любит. Вот какой ей достанется мужчина - удобный в быту, неконфликтный и покладистый.

И... скучный. Ну, не то, чтоб совсем - развлекать он её честно водит, в кино там, на концерты, один раз они сходили вдвоём на футбол (Мира замёрзла и оглохла), в другой раз на балет (Игорь изо всех сил старался не заснуть). Словом, всё прилично, обычно, всё как у всех. Скучно.

Естественно, самому жениху про Мирины страдания было невдомёк. Единственное, за что она его не уставала отчитывать - как он сознательно коверкает её замечательное имя. Красивое и редкое - Мирослава. С детства все её звали именно Мира, на Славу она не отзывалась принципиально. Но Игореша - он, кстати, сам так предложил его называть, по-дурацки, правда? - несмотря на все её протесты, называл её только Славик. Нежно, с улыбочкой... Но - Славик. Эх, печаль.

В качестве хобби Игорь любил возиться со своим стареньким 'Ниссаном', играть в он-лайн преферанс и танчики, слушать какую-то немодную музыку... Ну, и её, Мирославу. И даже первым пунктом. Во всяком случае, было очень на то похоже. Любил как умел - основательно, без лишних страстей, скандалов на почве ревности, без неожиданных подарков, романтических сюрпризов, предсказуемо... и скучно. Уже. Что же лет через пять-десять будет? С ним - вероятно, ничего, а она взвоет не хуже волчицы-оборотня из любимой книжки!

В этом-то и крылась главная проблема. То ли Мирина жизнь была слишком обыкновенной, когда всегда хотелось 'буйства красок, половодья чувств', то ли, наоборот, подсев в подростковом возрасте на женское фэнтези, она невольно сравнивала 'то' и 'это', естественно, не в пользу собственного бытия... Но факт остаётся фактом: пламенная любовь к книгам этого жанра со временем не остыла и даже приобрела угрожающие для её книжного шкафа размеры. Со временем она перешла на электронные книжки и виртуальные библиотеки, фанатично отслеживала новинки любимых авторов и безропотно паслась на платных сайтах, коли добыть вожделенное обходным путём было невозможно. Не сильно затратное хобби. Разве только влияющее на психику - так, слегка. Её мама и подруги, правда, открыто утверждали обратное, но, как говорится, дураки умному не товарищи.


Мира вздохнула и пошла ставить чайник. Тут же, на кухне, начала читать новую скачанную книжку - 'Попаданка поневоле: Люби, Клара, люби!' Какое нелепое имя у героини... Мирослава была бы определённо лучше.

Она так зачиталась, что чайник уже наполовину выкипел (как обычно). Но на её любимую кружку кипятка вполне хватило. Не глядя достаём из холодильника колбасу и пироженки, из шкафчика хлеб... Ого, ну ничего ж девица отжигает, с места в карьер!

Чередуя бутерброды с пирожными, Мира жадно глотала фантастические приключения вышеназванной Клары и в очередной раз ловила себя на банальной зависти. Вот ей бы так! Развернуться! Всем показать! И дракону по мордасам, и принца дроу отшить - так элегантно, что и не придерёшься, стой-обтекай, и... ой, а вот и Он! Ну точно, Он - раз объявился могущественный злодей, который бедную девушку, ещё не видя, уже люто ненавидит и мечтает сдать в свою же 'поликлинику' на опыты, значит, стопудняк в неё влюбится. Будет страдать - сначала молча, и исподтишка делать ей всякие гадости, но такие, несерьёзные, конечно, других женихов там мочить и всё такое, а потом всё равно похитит. И будет дикий скандал, а потом не менее дикий... Эх...

Чайник всё же пришлось ставить во второй раз - от невольных переживаний за эту дуру даже в горле пересохло. Ну, кто ж так... Вот же... Оо, странно, оказывается, так и надо было, высказать этому гаду всё в лицо и смыться. Интересно, почему он сразу её не догнал? Долго доходило? А, нет, так же неинтересно будет, если он её быстро завоюет, тут ещё целых двести страниц осталось...

Кто-кто ей там колечко подарил? Нифига себе камешек! Мира невольно покосилась на своё, 'помолвочное'. Мда, что называется, зацените разницу. Игореша, конечно, не Рокфеллер, но изумрудик явно маловат, а два других - и вовсе фианиты. Разве что с цветом угадал. Мира всегда считала, что у неё зелёные глаза. Красивая стройная зеленоглазая шатенка - это как раз про неё. Ну, если не красивая, то, по меньшей мере, симпатичная. И нос у неё вовсе не пуговкой. И ноги не короткие, а просто она любит каблуки. И грудь не силиконовая, а своя, родная (вот это уж точно). И глаза - не карие, а зе-лё-ны-е. Вот. Она же не виновата, что все кругом дальтоники. Хоть Игорь польстил, зная её 'любимую мозоль'... Но размер - маловат, да. Камешка, в смысле.

Конечно, книжку она дочитала до самого конца. Конечно, эта выскочка и хамка Клара - ах, теперь она исключительно Кларитэлла - добилась своего. Врагов чужими руками извела под корень, верных друзей-подруг наградила и переженила, а сама, естественно, выше всех взлетела. Заделалась супругой и повелительницей сердца грозного повелителя непобедимого клана коней-оборотней. Додумалась же авторша! С другой стороны, удобно, и муж, и транспорт, а в постели дикий жеребец в прямом и переносном смысле этого слова... Хотя, на её личный вкус, лучше бы только в переносном. И всё равно - повезло девахе. Пострадала-помучалась самую чутку, так, скорее для виду, а потом только и знала, что бонусы отхватывать. Мира мстительно надеялась, что в финале она будет долго и нудно рожать натурального жеребёнка, но нет, и здесь автор выкрутилась - ребёнок-де обычный, оборачиваться они только с пяти лет начинают. Это они зря!

И тут Мира обнаружила, что плачет. Нет, серьёзно. Не навзрыд, но вполне так качественно, со всхлипами и обиженно кривящимся ртом.

- Я что, совсем дуура?.. Из-за такой фигни расстроилась!.. Аа, точно, у меня же ПМС! - обрадованно хлопнула она себя по лбу. - Значит, всё нормально, это не я, а гормоны, значит, можно... Ыыы...

Слёзы покатились с новой силой.

Как же всё-таки несправедлива жизнь! Кому-то - всё, а кому-то - шиш с хреном. Кому-то (неизвестно за что) - любовь до гроба, а кому-то... Игореша. Ыыы...

Солёная капля прочертила по щеке влажную дорожку, на миг повисла на подбородке и плюхнулась в чашку с недопитым холодным чаем. Едва заметный 'бульк!' - и внезапный оглушительный удар грома, да не за окном, а прямо у девушки над ухом. Она испуганно подскочила на месте... И с размаху окунулась в темноту.



Чашка первая. 'Не ходите, девки, замуж...'


Придя в себя, Мира обнаружила, что сидит на земле. Не на полу, как ожидалось после падения со стула на собственной кухне... а на земле. Пыльной, со следами лошадиных копыт и отнюдь не машинных колёс.

- И что за?..

Девушка озадаченно покрутила головой, кое-как встала, с силой отряхнула подол платья и, поразмыслив, пришла к выводу, что ей нужно куда-то пойти. Куда именно и зачем - она и сама пока не знала, но не торчать же век на одном месте! Вариантов направления было несколько, но один сразу показался ей предпочтительней остальных, методом от противного. В лес - не хочу, в поле - не хочу, что я там забыла. Остаётся непосредственно дорога. Налево или направо? Налево идти как-то пошло, да и очнулась она сидя лицом в противоположную сторону. К тому же, присмотревшись, Мира нашла ещё одну подсказку: чёткие отпечатки лошадиных подков все как один вели именно направо. Стало быть, туда все и едут. Стало быть, там намечается что-то интересное, например, в близлежащем городе устраивают всеобщий праздник или ярмарку. Почему ей пришла в голову именно такая ассоциация, девушка задумываться не стала. Раз все едут в одну сторону, то и ей туда надо, незачем от коллектива отрываться...


Она размеренно шагала около получаса, когда за спиной послышался отчётливый стук копыт. Обернувшись, Мира сначала увидела только поднятую конниками дорожную пыль, но вскоре уже смогла в подробностях разглядеть небольшой вооружённый отряд. Около десятка облачённых в лёгкие кожаные доспехи мужчин. Кстати сказать, красивых мужчин. Особенно хорош был смуглый темноволосый командир на рослом гнедом жеребце - он первый осадил его рядом с девушкой; остальные послушно остановились чуть поодаль.

Мужчина изящно соскочил на землю и вежливо наклонил голову в знак приветствия. Мира смущённо улыбнулась и на полном автомате изобразила лёгкий реверанс.

- Могу я спросить о причине столь вопиющего зрелища, о прекрасная шери?

Девушка непонимающе захлопала ресницами и покосилась на собственный подол. Ну, немного запылённый, но не рваный на самом неприличном месте... Что же он имеет в виду? Может, у неё лицо испачкалось или, не приведи Луна, вскочил на лбу огромный прыщик?! А у неё ни зеркала с собой, ни даже лужи на дороге самой завалящей - дождей целый месяц не было... Так не хочется выглядеть в глазах этого красавца ещё и дурой, но делать нечего - придётся задать встречный вопрос.

- Что вы подразумеваете под этим нелестным эпитетом, благородный шер? - (мелькнула мысль - что за странное обращение, в каком государстве оно принято? мелькнула и пропала.) - Сдаётся мне, вы хотите оскорбить одинокую беззащитную девушку!

Кажется, прозвучало чересчур кокетливо. Почему-то она его не боялась, ну вот совершенно. И остальных тоже. Вроде бы надо - пустынная дорога, десять мужиков и одна она... Классика жанра! Сейчас бы бочком-бочком к кустам на обочине, нырь в самую гущу и поминай как звали. А вот не тянет, ей и тут хорошо. Мужчины все как один приличные, это сразу видно. Никаких чересчур пристальных взглядов, похабных усмешек, подмигивания и выпяченных грудей, она исподтишка проверила. А командир и вовсе при виде неё сдержанно расцвёл.

- О, простите, никоим образом не хотел вас обидеть! - повинился он. - Я просто чрезвычайно удивился - такая очаровательная девушка, и совсем одна. Где ваши сопровождающие? Что с вами произошло? Могу я чем-то помочь? Невир Дэльго, к вашим услугам, - вновь поклонился мужчина.

- Благодарю, ваше предложение очень кстати. Дело в том, что я... Ой. - улыбку сменило испуганное выражение, встревожившее собеседника. Он на всякий случай бдительно оглянулся по сторонам и снова сосредоточил внимание на девушке. - Я... не помню.

- Чего именно?

- Ничего!!

Это было сокрушительное открытие. Вроде шла себе да шла, думала о чём-то, а потом раз! - и в голове полный вакуум. Кто она, откуда, куда и зачем тащится одна-одинёшенька по такой жаре?!

- А имя? Своё имя вы помните?

- Мира! Ой, точно, Мира. И... это, кажется, всё. То есть совсем всё.

Почему-то показалось, что задумчивый командир посчитает её наглой вруньей, сядет на коня и отвалит вместе со своим отрядом. Но в следующий миг его лицо озарила такая лучезарная улыбка, что у склерозницы поневоле заслезились глаза.

- Я думаю, вернее, абсолютно уверен, что смогу вам помочь, - Невир взял её за руку и осторожно-ободрительно погладил пальцы. - Вероятно, с вами произошла какая-то неприятность, в результате которой вы временно лишились памяти и отстали от своих родных. Думаю также, что вы направляетесь в замок нашего сюзерена, графа Блодерхаста.

- В замок? А зачем? - удивилась Мира. Что она там забыла? Вернее, кто её там ждёт - не дождётся? Угу, не иначе сам хозяин, как его там... Фамилия ещё хуже, чем Мартынчук. ...И при чём здесь какой-то Мартынчук?

- Разумеется, чтобы принять участие в традиционных смотринах.

Видя её искреннее недоумение, мужчина рассмеялся и решительно взял её под локоток.

- Позвольте, я расскажу по дороге. Нам необходимо продолжить путь, чтобы успеть к началу праздника.

- Спасибо вам, шер, - снова разулыбалась девушка и без малейшего страха взлетела в его руках на высоченного жеребца.


Путь до замка занял часа полтора. Дорогой Невир любезно просветил спутницу относительно предстоящего действа. Оно обещало быть воистину грандиозным. Согласно древней традиции, попытать счастья стать графиней могла любая местная жительница, независимо от происхождения (вау, демократия!), возраста и даже (обалдеть!) семейного положения. То есть, получается, надоел тебе собственный супруг - идёшь на смотрины, вдруг да сиятельный обратит на тебя внимание, и тогда не успеешь оглянуться - развод, девичья фамилия, и вот уже бывший муженёк льёт крокодиловы слёзы, сосланный новой хозяйкой нужники чистить? Круто!

Итак, в объявленный день всё более-менее молодое и красивое женское население графства в сопровождении старших родственников заполняет замковую площадь. Само собой, потенциальные невесты являются в своих лучших платьях, так что зрелище получается чрезвычайно эффектное. Граф со своим эскортом торжественно выходит из замка навстречу будущей избраннице и находит её, единственную и желанную до конца дней, находит всегда - потому что его приводит к ней сама Судьба. Тут же делается публичное объявление, семья невесты получает что-то вроде откупа за 'утрату' дочери, немалые деньги, кстати говоря; остальные утешаются бесплатным угощением и традиционными забавами - выступлениями артистов и песенников, шуточными состязаниями, куриными бегами и прочим. В это же время граф с невестой удаляются в замок, и уже вечером совершается свадебный обряд. Вот такие в графском роду нетерпеливые мужчины!

При упоминании халявной кормёжки Мира порядком оживилась, но потом ещё раз критически оглядела своё платье и снова приуныла. Угу, все девицы явятся разряженными, как новогодние ёлки, одна она будет выглядеть форменной оборванкой. Нет, платье у неё довольно сносное, и даже пыль на подоле не особо видна - по причине того, что оно с ней одного цвета! Уныло-серое, длинное и какое-то обвислое, а вырез вообще никакой, её замечательная грудь в нём вот ни на столечко не видна... У графа нет никаких шансов разглядеть её потенциальную красоту в этом убожестве. А тем более ум и чудесный характер. Ну просто безнадёга точка ру!

Невир заметил, что его спутница погрустнела, осторожно расспросил о причине и галантно уверил в том, что готов поставить недельное жалованье на то, что шер Вальмон выберет именно её, ведь даже в таком платье она невообразимо прекрасна!

Мира почувствовала себя польщённой. И тут же находчиво предложила встречное пари. А что, пусть отвечает за базар! Не выберет её граф - тогда хоть денежка какая-никакая появится (бесплатно угощают явно не каждый белый день), а если (ну, вдруг, помечтать-то можно!) выберет - так пусть Невир с её жениха и спрашивает, для него это уж точно невеликая потеря.

Вопреки опасениям, мужчина не рассердился на то, что его поймали на слове, и охотно поддержал предложенное пари.

- Буду считать, что денежки уже у меня в кармане! - по-свойски подмигнул он. - Выпью на них за ваше здоровье... Нет, лучше - за счастье. И наше всеобщее процветание благодаря вам!

- Что ж, любезный шер, когда я стану графиней, постараюсь не забыть о вашей благородной помощи, - манерно пропищала Мира, и они дружно рассмеялись.

Ах, если бы граф был на внешность не хуже своего дружинника! Интересно, кстати, как сокращается его имя? Вальмон - это Валя или всё же Моня? Обе версии какие-то корявенькие, ну ничего, может, существует какой-нибудь третий вариант. Или она сама его придумает.


Замок оказался прямо-таки монументальным! Ров, мост на цепях, высоченная зубчатая стена - всё, как и положено в наше неспокойное время. За стеной - огромная площадь, примерно наполовину запруженная народом. А за площадью, на небольшом естественном возвышении - мощный замок из чёрного камня. Мрачноватый, это да, но по-своему красивый. Наверняка какая-нибудь местная историческая ценность, памятник какой-то там архитектуры, слегка перестроенный для комфортного проживания теперешних владельцев. Невир рассказал, что на данный момент семья графа - это он сам, его старшая сестра с мужем и дочерью, младшая незамужняя сестра, дядя с тётей по материнской линии и дядя по отцовской. Самих родителей, к сожалению, уже нет в живых. (Мира последнему факту только порадовалась, при одном слове 'свекровь' её интуитивно бросало в дрожь.)

Они почти опоздали! Её спутник, привстав на стременах, вгляделся в толпу и недвусмысленно заявил 'граф подходит к концу строя'. И тут же, бросив поводья, соскочил на землю и потянул девушку за собой. Ей, конечно, сказочно повезло, что она скорешилась со 'своим' человеком - поскольку смотрины уже вовсю шли, и будущий жених методично шерстил взволнованную толпу претенденток на его сердце, титул и прочее, протолкаться к нему без помощи Невира было бы совершенно нереально. Он же решительным шагом преодолел неспокойное море 'болельщиков', лишь изредка восклицая 'дорогу, уважаемые, дорогу!' Люди мгновенно расступались и с любопытством глазели им вслед. По Мириным наблюдениям, с прямо-таки неприличным любопытством. Язык им, что ли, показать? Наверное, думают, что она из блатных, раз её сам начальник дружины сопровождает. Точнее, тащит на буксире. Ну и пусть думают, в конце концов, нечего раньше времени завидовать, может, граф её вообще не заметит. Скользнёт мимолётным взглядом и пойдёт себе дальше. Хоть вон к той необъятной рыжей девахе в тесном платье. Или к этой длинноносой блондинке. А может, и вовсе к высоченной немолодой тётке в смешном чепчике. Кто знает, какие у него вкусы...


Успели!

Граф - высокий стройный мужчина, одетый в роскошный белый с серебром костюм (других подробностей Мира разглядеть не успела) - как раз неторопливо приблизился к левому флангу длинной, в половину площади, шеренги невест и уже разворачивался, когда из стоящей позади них толпы с облегчённым 'ффу' вывалился неприкрыто сияющий шер Дэльго с неизвестной, отвратительно одетой девицей. И сразу же выпихнул её вперёд, пред ясные очи начальства.

- Ваше сиятельство, разрешите доложить!

Мира запоздало испугалась и смутилась от всеобщего внимания и сосредоточила взгляд на своих запылённых 'балетках'. Сейчас бы сюда любимые сиреневые босоножки на шпильках! И юбку повыше! И... Угу, размечталась, ворона.

- Наконец-то, Невир, - а голос у графа оказался очень даже приятный. Негромкий, словно бы с ленцой... Сексуальный. - Как прошёл рейд, сколько нынче уклонисток?

- Ни одной! - радостно отрапортовал командир. - Всё чисто.

- А это тогда что такое?

Наверняка на неё показывает...

- А это... - театральная пауза. - Очаровательная девушка по имени Мира, которая брела по дороге одна-одинёшенька, и которая абсолютно ничего о себе не помнит, кроме имени.

- Амнезия? - в голосе шера Вальмона слышится удивление. - Я что-то читал об этом. Ты уверен?..

- Во всяком случае, очень похоже. Или она просто не местная, - так же жизнерадостно предположил дружинник.

- Ах, вот как... - вкрадчивое мурлыкающее бормотание раздалось над самым ухом, и в следующую секунду тонкие сильные пальцы жёстко взялись за Мирин подбородок и потянули его вверх. - Необходимо взглянуть на это чудо...

Ой.

Глаза девушки поневоле расширились, а сердечко пойманной птицей забилось, затрепетало в груди. И вовсе не страх был тому причиной. Может, она случайно заснула, прямо стоя, и ей всё это снится? Потому что в реальном мире просто не может существовать настолько красивый мужчина. Нет, не так - потрясающе-бесподобно-неимоверно-обадленно красивый мужчина! Куда до него 'любимым мачо' из коллекции слюнопускательных картинок в стиле фэнтези и фоток известных киноактёров! Этот экземпляр на порядок круче! Притом живьём и так близко.

Совершенные черты лица, глубокие тёмные глаза, густые блестящие волосы цвета воронова крыла забраны в низкий хвост. Бледно-розовые чувственные губы нежно улыбаются... Ей?!

- Мира... Волшебное имя для несравненной девушки. Счастлив видеть вас, прекраснейшая шери!

И вот как во сне её рука безвольно поднимается навстречу прохладным губам графа. Их мишенью становится тыльная сторона кисти, потом запястье и в довершение всего - каждый напряжённо подрагивающий пальчик. У Миры внутри всё перевернулось. Ватные ноги, замутнённый взгляд, пересохшие губы - приходится то и дело облизывать их. Эти действия не остаются незамеченными. Улыбка мужчины становится шире, он с довольным видом кивает стоящему рядом Невиру.

- Двести стахинов за отличную работу!

- И везение, - со смешком добавляет тот. - С вашего позволения, и недельное жалование в придачу. Мира, видите, что я вам говорил? Я был уверен, что вы не останетесь незамеченной.

- Вы хотите сказать... я выиграла пари? - вытаращила глаза девушка.

- Именно так.

- И что за пари? - поинтересовался граф. - Хотя, кажется, знаю - этот проныра Дэльго никогда своего не упустит! Что ж, согласен, добавлю. А теперь, если позволите...

Хватка у него оказалась стальная. Неужели боится, что 'несравненная' окажется такой дурой, что захочет сейчас же задать стрекача? Нет уж, у неё ещё все дома! Ну, по крайней мере, большинство.

Между тем шер Вальмон отконвоировал растерянную избранницу до небольшого возвышения в центре площади, развернул лицом к зрителями и обратился к ним с подобающей случаю речью. Типа не серчайте, почтенные, что не выбрал ни одну из ваших, несомненно, достойных дочерей, но сердцу не прикажешь. В него запала именно она - девушка с чужеземным именем Мира. Будущая графиня Мира Блодерхаст.

('Теперь детей обезьянами точно не задразнят, - ни к селу ни к городу подумала новоявленная невеста. - Хотя особо ушлые могут сочинить что-то вроде 'наш графинчик Блодерхаст невоспитан и блохаст!' Ха, пусть только попробуют, враз языки укорочу, я им хозяйка или где!')

Наверное, она ещё просто до конца не поверила, что всё это происходит на самом деле. И прохладная рука красавца графа на её плече, и перспектива сделаться его женой уже сегодня вечером, а ночь провести в его объятиях (ой, мамочки, только бы не покраснеть при всём честном народе!) Кстати, несмотря на несколько невменяемое состояние, Мира всё же заметила, что последний - то бишь честной народ, вопреки ожиданиям, пялится на неё весьма благожелательно. И даже отвергнутые невесты. Стоят, сияют, как будто они её лучшие подружки и искренне желают ей с Монечкой счастья. Когда тот закончил свою речь, площадь огласили радостные вопли и оглушительные аплодисменты. Невероятно добросердечные люди!

Под нестройное, но душевное хоровое пение здравицы новоиспечённые жених и невеста неспешно направились к замку. Мира то и дело оборачивалась и махала будущим вассалам рукой. Было очень приятно, что они не освистали неизвестную выскочку, а наоборот, радовались за неё, обнимались и едва не плакали от умиления. Сейчас на площади начнутся народные гуляния с развлечениями и бесплатной едой, ну да ничего, уж ей-то точно нечему завидовать. Торжественный свадебный банкет, по идее, состоится сразу после свадьбы, но перед ней голодную невесту наверняка покормят. Спросить об этом графа девушка пока не решалась и вообще чувствовала себя с ним довольно скованно. Ничего, утешала она себя, это всё с непривычки, скоро пройдёт. Ночью уж точно - не будет же она в присутствии такого красавчика изображать из себя спиленное дерево!


В относительно комфортном молчании они подошли к парадному входу. Из гостеприимно распахнутых дверей вынырнул невысокий мужчина в пенсне, по виду - типичный секретарь, низко поклонился и вопросительно уставился за спину графа.

- А родственники?.. Кому деньги отдавать?

- Моя невеста на данный момент круглая сирота, - с нежностью произнёс Вальмон. - Так что отдашь Дэльго, он привёл. Возможно, кто-то успел разглядеть её вблизи, и тогда родня сама объявится, позже, в таком случае к этому вопросу мы ещё вернёмся. А пока свободен.

- Ты хотела бы вспомнить свою семью, дорогая? - ласково обратился он к Мире после ухода секретаря.

- О, да!

- Прости, но это не в моей власти. Позволь же в качестве компенсации представить тебе мою семью. Очень скоро она станет и твоей тоже. Искренне надеюсь, что вы все полюбите друг друга, так же, как я полюбил тебя, моя прекрасная судьба...

Мире невольно захотелось свалиться в счастливый обморок. Эх, не время!


Домочадцы графа поджидали их прямо в холле. Огромное гулкое помещение, отделанное разноцветной мозаикой, скользкий мраморный пол - хоть бы не навернуться у всех на глазах! Жених словно догадался о её мыслях и крепче сжал за локоток, не переставая ласково улыбаться.

- Итак, знакомьтесь - моя невеста Мира. Дорогая, а это...

Он по очереди назвал имена своих родственников, которые собрались здесь в полном составе и разглядывали её с ленивым интересом, но без всякой враждебности. Обе сестры графа оказались писаными красавицами - статные, белокожие и темноволосые, как и он сам. В улыбке младшей сквозила снисходительная насмешка, старшая казалась совершенно невозмутимой. Её муж - слегка полноватый блондин, вежливо, но безучастно приложился к руке будущей невестки. Дяди-тёти держались ещё более надменно и лишь кивнули в ответ на её почтительный реверанс. Живое любопытство Мира вызвала лишь у графской племянницы, девочки лет двенадцати на вид. Хорошенькая и подвижная, она явно пошла в материнскую родню, только глаза светлые, как у отца - красивое сочетание. Девочка неприкрыто улыбалась Мире и даже украдкой подмигнула. Отлично, с неё-то и начнём наводить мосты! Мира широко улыбнулась в ответ и взглядом показала, что восхищена её платьем. Как раз перед этим она заметила стайку служанок, замерших у дальней стены, и ожидаемо убедилась, что они и то одеты лучше неё.

- Дорогая, сейчас тебя проводят в твои покои и помогут привести себя в порядок. Обед подадут прямо в комнаты. Я же пока подготовлю всё необходимое для свадебного ритуала. Я приду за тобой на закате. Надеюсь, к этому времени ты будешь полностью готова.

- Дядя Валь, а можно я пойду с Мирой? - попросила девочка. - Ей там одной будет скучно, мы бы поболтали...

- Ариэлла! - строго начала её мать, но шер Вальмон остановил её взмахом руки.

- Хорошо, иди, если Мира не возражает. Но, Ари, не забывай о том, как ты должна себя вести, - назидательно подчеркнул он. Ну типичный дядя.

- Разумеется. Благодарю, - девочка нарочито скромно сложила ручки и присела в реверансе.

Шер Вальмон улыбнулся, глядя на неё. Сразу видно, любит. Значит, тем более полюбит и своих собственных детей. Над появлением которых они поработают уже сегодня ночью... Ух, волнительно! До жути!

По его знаку служанки приблизились и почтительно присели. Граф поручил им свою невесту и в сопровождении родственников направился в одну сторону, а Мира и Ари - в другую.


Дорогой добровольная провожатая рассказывала будущей родственнице о замке, его архитекторах-дизайнерах и, конечно же, о прежних владельцах. Было видно, что учитель истории у неё человек знающий, а может, и сама девочка искренне интересуется своими корнями. Похвально!

Мире почти нечего было рассказать ей в ответ. Уже на месте (предоставленные ей покои оказались аж четырёхкомнатными и были обставлены с невероятной роскошью) девушка поведала новой подружке свою коротенькую историю, чем вызвала неподдельное сочувствие.

- Тогда всё понятно, почему ты такая спокойная, - качая головой, вздохнула она. - Бедненькая.

- Ну, я надеюсь в скором времени всё вспомнить, - оптимистично заверила Мира. - И тогда расскажу тебе целую кучу историй - и про детство, и про родителей, и про Славика...

- А что такое 'славик'? - удивилась Ари.

- Ээ... Не знаю, - ещё больше удивилась Мира. - Но я это точно не любила.

- Значит, это такая невкусная еда, - постановила девочка. - Я, например, ненавижу овсянку. Только не говори, что в ней много витаминов, это я и так знаю... Но вкуснее она от этого не становится.

- Согласна! Ой, давай не будем про еду, я так есть хочу, - призналась девушка.

- Это надо срочно исправить! Ты тогда иди купайся, а я распоряжусь насчёт обеда, - решила Ари и кивнула выглянувшей из ванной служанке. - Она вроде не грязная, за час управитесь? Я пока схожу на кухню, узнаю, что сегодня самое вкусное. Выйдешь - и сразу поешь.

- Спасибо!!

- Да не за что, - отмахнулась та. - Хоть порадую тебя напоследок... в смысле, перед свадьбой, потом уж не до еды будет...

И выскочила за дверь. А Мира отдала себя в умелые руки служанок. Каайф!


Из ванной будущая графиня выбралась умиротворённая и почти счастливая. До полного счастья не хватало сущего пустяка. Если бы сейчас кто-нибудь задал сакраментальный вопрос, что она предпочтёт - обед или красавца графа в мужья, Мира без колебаний выбрала бы первое! Потом бы, конечно, пожалела... Но не раньше, чем съела бы все имеющиеся в наличии соблазнительные блюда. Или хотя бы не понадкусывала.

- Ари, ты моя спасительница!

Девочка с каким-то взрослым умилением наблюдала за голодной гостьей, в свою очередь с явной неохотой ковыряя воздушное пирожное.

- Я уже наелась, на кухне. Надо же было всё попробовать, чтоб не притащили тебе какую-нибудь гадость!

- Ты что, всё очень вкусное! Вот только мяса почему-то совсем нет... - загрустила Мира. Пирожные-салатики, конечно, безумно аппетитные, но в данный момент хочется чего-то посущественней. - Вы случайно не вегетарианцы?

- Кто? А, нет, конечно. Мясо мы любим, просто тебе его сейчас нельзя, от него кровь портится...

- Что? Кто тебе сказал такую глупость? - удивилась девушка.

Ари явно стушевалась.

- Ну... Взрослые, конечно. Оно тяжёлое и вредное. Иногда. Вот.

- Вообще-то, насколько я знаю, для кровеносных сосудов вредно как раз сладкое, от него холестерин повышается, - на автомате выдала Мира. - И ещё алкоголь. Врачи у вас какие-то с приветом...

- Ой, а что это у тебя на шее? Можно посмотреть? - вскакивая, оживлённо затараторила Ари. - Никогда не видела такой необычной подвески!

- Ах, это... Да так, ничего интересного, - Мира подняла повыше овальный золотой кулон с гравировкой. - Знак Зодиака, Водолей. Потому что я родилась в феврале. А вот какого числа... Нет, пока не помню.

- Ой, Мира, а у меня день рождения тоже в феврале, девятого!

- Значит, можно мой вместе с твоим отмечать, за компанию, - предложила Мира. - Вдруг да я так и не вспомню, когда точно.

- Да... Было бы здорово...

Девочка заметно погрустнела, и Мира по наитию сняла с шеи цепочку с кулоном и вложила в её ладонь.

- Вот, пусть будет тебе заранее подарок. Раз мы обе Водолеи.

- Но...

- Извини, на фоне ваших фамильных украшений это, конечно, выглядит убого... Но у меня больше ничего нет. Видишь, даже серёжки не ношу. И кольца. Хотя нет, помню, одно колечко у меня было, с зелёным камнем... Потерялось, наверное.

- Жалко. Тебе как раз зелёное хорошо, под цвет глаз... Спасибо тебе, Мира. Мне очень понравилась твоя цепочка. Я её буду носить и тебя вспоминать. Вот прямо сейчас и надену... О, идея! Никуда не уходи!

Будущая племянница сорвалась с места и вновь исчезла за дверью. Вернулась минут через десять, довольная, и торжественно вручила ответный подарок - кольцо с большим красивым изумрудом. Ничего себе!

- Бери-бери, не думай! Это не мамино, а моё, из бабушкиного наследства. У меня этих колец две большие шкатулки, да и зелёный я не очень люблю, мне больше голубые и жёлтые камни нравятся. А тебе как раз подойдёт.

Мира не устояла и примерила кольцо. Раз бабушкино - точно налезет. Наоборот, кажется, великовато... Каково же было её изумление, когда прямо на глазах перстенёк плавно уменьшился в объёме и стал ровно впору!

- Ой, у тебя глаза как у моей няньки, которая увидела в тарелке мышиный хвост, - хихикнула Ари. - Это же наша родовая магия. Она у нас такая, сильная. Дядя Валь тебе скоро брачный браслет наденет, так он тоже уменьшится...

- Кстати, я со своей отшибленной памятью не знаю, как вести себя на свадьбе, чтобы не опозориться, - озадачилась Мира. - Вдруг скажу или сделаю что-то не то, гости меня обсмеют, а твой дядя рассердится.

- Не рассердится, - вздохнула девочка. - И гостей там никаких не будет. Ритуал - он только для двоих.

- А потом?

- А потом... Он тебе сам расскажет, ладно? Ох, я совсем забыла, у меня же ещё один подарочек есть!

С видом заговорщицы она подняла крышку с большого круглого блюда, и Мира чуть не взвизгнула от радости.

- Мяско! Ура!

- Выпросила на кухне, сказала - для себя. Ешь давай, пока служанки не пришли убирать.

Такому 'подарку' Мира обрадовалась едва ли не больше, чем кольцу с изумрудом, и с энтузиазмом набросилась на тающую во рту свинину.

- Спасибо тебе, Ари, ты такая добрая! Так здорово, что мы с тобой подружились! - искренне сказала девушка, покончив с едой.

- Да. Я тоже всегда мечтала о подружке. Тётя со мной почти не общается, говорит - с ребёнком неинтересно... У неё только женихи на уме.

- Зато мне с тобой очень интересно. Так что будешь дружить со мной, договорились?

Ариэлла медленно кивнула, потом порывисто обняла её и вдруг без объяснений выбежала за дверь. Мира заподозрила, что у неё сейчас снова глаза, как у той няньки с хвостом...


Почти сразу раздался негромкий стук в дверь, и в комнату просочились несколько служанок. Все украдкой бросали на неё недоумевающие взгляды. Ну вот, наверняка решили, что она обидела ребёнка... Может, Ари ещё вернётся?

Как оказалось, настало время снаряжаться к венцу. Её сопроводили в смежную со спальней гардеробную и помогли облачиться в роскошное серебристое платье с глубоким декольте (наконец-то!) и прелестные туфельки на каблучках. Платье село идеально, а вот с обувью немножко промахнулись. Ввиду отсутствия альтернативы Мира благородно решила не устраивать истерику и понадеялась, что натереть ноги она всё же не успеет: служанки обмолвились, что свадебный ритуал состоится прямо в замке.

- Невесты у вас много танцуют?

Этот несложный вопрос привёл девушек в замешательство. Они вразнобой заверили её в том, что никогда раньше не прислуживали на свадьбах и понятия не имеют, что и как там происходит. Смешно, да? Как будто обязательно где-то быть, чтобы всё знать. Сплетничать любят все без исключения - и аристократы, и крестьяне, это жизненная аксиома! Ну да не хотят говорить - и не надо, сама скоро всё узнает. Жених в курсе амнезии, так что на возможные ляпы с её стороны должен смотреть сквозь пальцы. Сам выбрал, сам влюбился, а она вообще ни при чём - шла себе скромно по дороге, никого не трогала, никому не навязывалась...

Служанки ловко соорудили на Мириной голове какую-то сложную, подобающую случаю причёску. О косметике не заикнулись - то ли она у них не в ходу, то ли невеста настолько хороша, что ей не требуются никакие дополнительные ухищрения. Будем считать, второе!

- Так, и где у вас зеркало? Дайте хоть взглянуть, кого вы из меня сделали!

Девушки вторично стушевались.

- А... Так нет зеркал. Во всём замке нет, ни у кого.

- Не поняла. Магия есть, а элементарного зеркала - нет? Что за ерунда! Ну хоть маленькое, карманное... Совсем-совсем нет? А как же я себя увижу? - расстроилась Мира.

- Не волнуйтесь, вы прекрасны! Ваш жених будет в восторге, поверьте!

Бочком-бочком, с поклонами, служанки выскользнули за дверь, оставив её в гордом одиночестве. Вероятно, ненадолго - вон, в окне небо зарозовелось, значит, скоро за ней придёт Монечка и поведёт жениться. В смысле, себя поведёт жениться, а её - замуживаться. Тьфу, в общем, замуж. И будут они вместе жить долго и счастливо, и умрут в один день, и... что там дальше по списку?


Долго ждать не пришлось. Вежливый стук в дверь - и в комнату вплыл вооружённый огромным букетом её великолепный жених. Великолепный, но на фоне белоснежных цветов немножко мрачноватый - в чёрном костюме с чёрной рубашкой. Мда, неудачные у них фамильные цвета... Но ему всё к лицу!

Девчонки оказались правы: граф внимательно оглядел её с ног до головы и буквально засиял. С чувством припал к ручке, наговорил кучу комплиментов и вручил свой увесистый букет, вслух заметив, как трогательно каллиры смотрятся на фоне платья невесты, а сама невеста - на его собственном фоне. Дивная гармония!

Угу, а зеркала, как назло, нету...

- Готова, дорогая суженая? Пойдём, время пришло!


Он подал Мире руку и торжественно повёл по коридору. Потом по другому коридору. Потом по лестнице вниз. Хорошо так вниз...

Третий коридор был так же широк, как и предыдущие, но не в пример им более тёмный. Редкие факелы на стенах заставляли их тени дрожать и причудливо выгибаться. Вернее... одну тень? Женскую - в платье с кринолином и охапкой цветов в левой руке. Правая, которой Мира опиралась на локоть жениха, вместо того, чтобы сливаться с его тенью, почему-то свободно плыла по воздуху. Какой странный оптический эффект...

- Ну вот, пришли, - удовлетворённо улыбнулся мужчина, останавливаясь в освещённом двумя факелами коридорном тупике.

Мира догадалась, что это вовсе не тупик, а замаскированная каменная дверь в их семейное домашнее святилище. Раз нет ручки, значит, открывается магией. Интересно!

Вальмон и в самом деле прикрыл глаза и что-то скороговоркой забормотал себе под нос, чуть касаясь двери кончиками пальцев.

И тут будущей графине впервые стало конкретно не по себе. Потому что 'оптический эффект' при ярком освещении явил себя во всей необъяснимой с научной точки зрения красе. На ровной, словно отполированной поверхности камня чётко, как в зеркале, отражалась сейчас на редкость красивая темноволосая девушка в пышном платье и... всё. Стоявший рядом с ней мужчина не отражался. Вообще. Мира украдкой покрутила рукой - природное зеркало синхронно повторило этот жест. Пошевелила другой рукой - результат тот же. Но сам Вальмон упорно оставался невидимым! Как такое может быть? Какая странная и даже подозрительная особенность. Родовая? Магическая? На нём лежит проклятье? Мира изо всех сил напрягла память, пытаясь сообразить, где она могла читать о подобных вещах. Ведь читала же, точно... Но память на этот раз не пожелала возвращаться, даже в виде мимолётного проблеска. А тут и жених как раз закончил скороговорить, и в следующий миг дверь с тихим натужным скрипом начала отодвигаться в сторону.

'Сим-сим открылся, сорок разбойников лыбятся и потирают руки!' - нервно хихикнула про себя девушка. Какие глупости иногда лезут в голову!

Граф ободряюще улыбнулся ей и, перехватив покрепче за локоток, шагнул в открывшийся проём. В следующую минуту дверь также плавно закрылась, но Мира отметила этот факт лишь мельком - так захватило её открывшееся взгляду великолепное зрелище.

Наверное, подспудно она была готова увидеть тесную холодную комнату с низким потолком и неровными каменными стенами. Посреди неё какой-нибудь фамильный венчальный артефакт - всё тот же камень, только размером со стол, перед 'лицом' которого они поклянутся в любви до гроба, а он в знак благословления заблестит ярче солнца или обрастёт невиданными цветами (в крайнем случае, сойдёт огненная надпись 'да будет так, дети мои!') А что, у кого-то ведь так всё и было, если не в реале, так уж в книжках стопудово! А в книжках всегда правду пишут, это каждому ребёнку известно.

Личная реальность будущей графини оказалось куда грандиознее книжной. Зал огромных размеров - едва ли не с половину площади перед замком. Потолок - так высоко, что Мира даже забоялась настолько запрокидывать голову. Но, главное, зал был... каким-то волшебным, что ли? Как только они вошли, освещённые не пойми чем (точно не факелами) стены засияли всеми цветами радуги, пол засверкал миллионом крошечных искорок, словно кто-то щедро усыпал его кристаллами Сваровски. А в самом центре на небольшом возвышении мелодично зажурчал большой, украшенный скульптурами фонтан.

- Какая красота...

- Нравится? Мне приятно твоё восхищение, дорогая, - Вальмон искренне улыбнулся и, не сдержавшись, поцеловал девушку в щёку. Ну почему не в губы?.. Ладно, успеется. - Наше родовое святилище, к сожалению, очень редко балуют такой неподдельной радостью. Сегодняшний вечер останется в моей памяти и в памяти моей семьи как самый настоящий праздник. И всё благодаря тебе. Пойдём?

- Этот фонтан - и есть ваш фамильный артефакт?

- Не фонтан, а священный Источник. По преданию, он дал начало самой жизни в том месте, где сейчас находится наше графство, и до сих пор поддерживает её. В прямом смысле поддерживает. Одна его капля на целый колодец - и вода в нём становится целебной, вот почему мои подданные практически не болеют. Засухи, неурожаи у нас совершенно невозможны, ведь подземные воды тоже наполнены этой живой водой. Согласно семейной легенде, первый из Блодерхастов родился в водах Источника, вернее, появился из них, уже взрослым. И настолько сильным, что его сразу же признали единоличным хозяином этих мест. Вот так-то, моя милая.

'С серьёзным видом пороть такую чушь - это ещё уметь надо, - уважительно подумала Мира. - Интересно, Монечка считает меня такой наивной или сам во всё это верит?'

- С тех пор прошло много веков. Источник давно превратился в подземное озеро, тщательно оберегаемое нами, и выходит на поверхность только в день женитьбы главы рода. Вернее, в ночь.

- Аа, ясно. Ой, какие обалденные статуи! Ваш скульптор - просто гений! - свернула на менее возвышенную тему девушка. - А ещё он явно сильно неравнодушен к женскому полу! Тут есть хоть одна мужская статуя?

- Не хочу тебя разочаровывать...

- Ну и зря! Если уж он смог такую прелесть вылепить, надо, чтобы он и тебя увековечил. Ты же такой красивый!

Жених на это сдавленно закашлялся и открестился от 'великой чести, и вообще я ненавижу позировать...' Ха, кто говорил, что аристократы поголовно и начисто лишены скромности? Он просто не знаком с Монечкой! Конечно, она его разведёт и на совместный портрет, и на парную статую, если уж он один не хочет, но это дело не спешное, успеется ещё.

- Тебе нравится?

- Да! Сколько их?

- Пока двенадцать.

- Значит, ещё поставят? А, вижу, вон там с дальней стороны ещё куча свободных постаментов. А почему вы их тут поставили, а не наверху? Сюда же даже слуги не могут зайти, не то, что гости... я права?

- К сожалению. Но таков порядок, не мне его нарушать. Я часто прихожу сюда, смотрю на всю эту красоту и отдыхаю душой.

- Один? А мне с тобой можно?

- Конечно, - ласково улыбнулся граф. - Ты тоже будешь любоваться на них сколько пожелаешь...

- Эти девушки совсем как живые, - подойдя к одной из статуй, восхищённо выдохнула Мира. - Кажется, сейчас как спрыгнет с постамента и скажет нам: привет, меня зовут Катя.

- Не Катя, а Чарит, - поправил Вальмон.

- Дурацкое имя. Смотри, это же вылитая Катя! А вон та рыженькая - Злата.

- Стафи.

- Вот эта полноватая - Валентина, а у той ух, какие глаза! Зелёные, моя несбыточная мечта... Будет Анжеликой!

Мужчина закатил глаза и уже молча вслед за расшалившейся невестой обошёл фонтан.

Мира рассмотрела и нарекла каждую статую, и под конец решила взгромоздиться на свободный постамент - разумеется, с помощью сильных рук своего суженого. К счастью, он не стал обвинять её в ребячестве, наоборот, самолично расправил подол платья и предложил для пущей эффектности держать букет обеими руками. Отошёл подальше оценить композицию и восхищённо зацокал языком.

- Искренне очарован, моя дорогая, - сняв девушку с постамента, Вальмон нежно поцеловал её запястье. - Моя прекрасная Мира... номер тринадцать...

- Что ты сказал?

- Что ты прекрасна, - улыбнулся он. - Но ты и сама это знаешь.

- Я знаю только, что у меня амнезия, - лукаво отозвалась та. - А это значит, что некоторые вещи мне следует напоминать почаще.

- Обещаю, что буду говорить тебе комплименты при каждой нашей встрече!

- Ловлю на слове, - удовлетворённо заявила Мира. - Ну что, будем считать, что с прелюдией покончили. Может, перейдём непосредственно к делу?

- Не терпится поскорее стать графиней? - добродушно поддел жених.

- Не терпится поскорее стребовать с тебя супружеский долг! - решив обнаглеть, честно ответила Мира.

Мужчина в ответ вздохнул и улыбнулся, как ей показалось, несколько натянуто. Она ляпнула что-то не то? По идее, он, наоборот, радоваться должен, что у него будет такая немеркантильная жена.

'Наверное, просто не поверил', - пришла к выводу Мира, в молчании возвращаясь с наречённым 'к началу осмотра' - небольшому помосту на ближней к двери стороне фонтана. Он представлял собой прямоугольную платформу из белого камня; на самом краю, слегка выступая внутрь чаши, высился каменный же стол. Ага, всё-таки стол! Тоже белый, но с заметным глазу золотистым мерцанием, он был совершенно пуст, зато снабжён четырьмя характерными продольными выемками. Вальмон объяснил, что в них надо опускать руки по локоть, когда начнётся свадебный ритуал - то есть прямо сейчас. Забрал у неё букет, аккуратно пристроил на постамент ближайшей статуи и первым положил руки надлежащим образом. Мира встала рядом и сделала то же самое. Обряд, наконец, начался!


'Весьма специфический обряд, - стараясь не зевнуть, подумала Мира минут через десять. - Ни тебе священника, ни гостей, ни родственников, даже поглазеть толком не на что. А Монечка аж глаза закатил от старания - всё бормочет и подвывает. Хорошо, что я слов не знаю, а то заставил бы 'петь' дуэтом...'

Фух, закончил! Приятным классическим образом:

- Я, Вальмон (плюс длинное и временами труднопроизносимое полное имя) Блодерхаст, избрал супругой присутствующую здесь Миру, во славу благоденствия, пока смерть не разлучит нас. Да, дорогая?

- Да!!

- Спасибо, - чуть улыбнулся (уже?) муж и снова уставился на струи фонтана. - Слово сказано! Прими, Животворный, мою священную жертву!

Одновременно с концом фразы произошло целых три события. Два неожиданных и одно, прямо скажем, неожиданно-пугающее.

Мира почувствовала, что её левую кисть на миг сжало, как в тисках, но почти сразу отпустило. Она поскорее выдернула обе руки из желобков и обнаружила на левом запястье широкий кованый браслет, украшенный самоцветами. Вместо кольца, надо полагать? Красивый 'наручник', хоть и тяжёлый, зараза. А камни так смешно на него нашлёпаны, что кажется, будто составляют число тринадцать...

Внезапно стало очень тихо. Подняв глаза, Мира увидела, что фонтан, то бишь Источник, с тихим прощальным всплеском 'выключился' - вероятно, снова ушёл в свою подземную 'норку'. Но не до конца - вода в чаше фонтана осталась, совершенно прозрачная и совершенно неподвижная. Изнутри чаша была выложена замысловатыми цветными узорами. Мира невольно залюбовалась ими и запоздало вспомнила про оставленного без внимания жениха. Обидится ещё, чего доброго!

Повернулась. Хорошая новость - не обиделся. Плохая новость - ЭТО ВООБЩЕ КТО???!!!

Она точно сейчас не спит, ничего не пила и не билась головой - почему же вместо идеального красавца Монечки видит прямо перед собой... 'это'?! 'Это' щеголяло в чёрном свадебном костюме и даже отдалённо напоминало её новоиспечённого мужа - но именно что отдалённо. Неестественно белое, словно заштукатуренное лицо с хищным крючковатым носом, откровенно красными глазами, красными же бровями и ресницами, даже роскошные длинные волосы заметно отливают в бордовину. Но главное - его чувственный рот щерился огроменными, острыми даже на вид клыками!

- Ммм...Моня? - пискнула перепуганная девушка.

- Зови меня как угодно, дорогая, - привычными мурлыкающим голосом ответило чудовище. - Любой твой каприз исполню. Последний каприз... Моя обожаемая супруга...

- Нне подходи!

- Как прикажешь, - слегка поклонилось 'это', ненавязчиво перекрывая собой выход с площадки. - Поверь, дорогая, мне жаль, на этот раз искренне жаль, что всё так получилось. В смысле, что у нас с тобой впереди так мало времени. Я готов дать тебе его - скажем, на целых полчаса больше, чем всем прочим. Потому что с ними в этом не было ни малейшего смысла. Они знали, на что шли, и стояли здесь все как одна - трясущиеся, унылые в своём страхе жертвенные коровы.

- Ккакие ккоровы?

- Ну, невесты. Вот эти, - он небрежно махнул рукой на скульптуры. - Неужели ты всё ещё ничего не поняла, моя наивная прелесть?

Мира застонала и мысленно помянула нечто белое и пушистое.

Теперь поняла!


- Ты вампир?!

Откуда ей вдруг вспомнилось это слово? Впрочем, какая разница!

- Фи, конечно же, нет, - поморщился муж. - Не думал, что ты у меня такая пошлячка. Нет, золотко, я не какой-то там примитивный вампир. Я - блоддер!

- Кто??

- Блоддер. Любопытно, из какого же далёкого далека ты взялась, что не знаешь таких очевидных вещей? Блодерхасты, Блоддуры, Блодхрены - наши родовые фамилии говорят сами за себя. ('Да уж, - невольно подумала Мира. - Блохуны, дураки и хрены лысые - несомненно, звучит...') Мы - исторически привилегированная, могущественная раса. Не жалкие кровососы, зависимые от своей еженедельной 'дозы', боящиеся солнца...

- Но ты тоже не отражаешься в зеркале!

- И что? Это так, рудимент. Зато я обожаю баранину с чесночным соусом.

- А осиновый кол и серебряные пули?

- Не знаю, не пробовал, - ухмыльнулся во все клыки Вальмон. - Мы, блоддеры, во много раз сильнее, выносливее и умнее обычных людей. Вас, моя дорогая. Вас, слабеньких, ничем не примечательных, короткоживущих существ. В своей массе вы хороши лишь одним. Догадаешься, чем именно?

- Значит, кровь вы всё-таки пьёте, - скривилась Мира. - А гонору-то...

- Пьём. Но не для удовольствия, как ты можешь подумать. А для дела. Для жизни - причём, заметь, в первую очередь не своей. Нам вполне хватает обычной белковой пищи. Кровь в среднем требуется не чаще раза в месяц, по стакану. Всего! С таким количеством слуг их здоровью не угрожает ровным счётом ничего.

- А я?! Что насчёт меня?

- Это совершенно особый случай. Твоя кровь нужна не мне, а Источнику. Видишь ли, дорогая, за всё в этом мире надо платить. Жители моего графства, впрочем, как и остальных, прекрасно это понимают и готовы терпеть некоторые неудобства. Если хочешь, можно пафосно назвать это жертвой, но заметь - жертвой единичной. Кровь одной-единственной женщины раз в несколько лет - и Источник снова напоен и продолжает щедро источать свои животворящие воды жителям ВСЕГО графства. Я уже упоминал, что у нас почти не знают болезней, люди живут в своей массе весьма небедно и каждый день искренне возносят хвалу Источнику и нам, его охранителям. Мы забираем всего одну жизнь ради многих, многих жизней - это ли не есть всеобщее благо? Подданные любят меня, как любили моего отца, и добровольно, а то и с охотой, привозят на очередные смотрины своих жён и дочерей.

- Да? А чего же они так радовались, когда ты выбрал меня?

- А ты бы на их месте огорчилась? Возможно, муж какой-нибудь склочной женщины и остался недоволен, что придётся везти её назад, но большинство, как обычно, втайне надеялись, что честь номинально породниться с графом выпадет кому-нибудь другому. Хотя, заметь, семье невесты всегда выплачивается компенсация, и чем её положение выше, тем больше её размер.

- А по какому принципу ты выбираешь жертву... то есть жену? По красоте?

- Красота идёт в качестве приятного бонуса лично для меня. Я, знаешь ли, эстет, любитель искусства во всех её проявлениях. Но по большей части я потакаю вкусам самого Источника. Ещё мой отец заметил, что он охотней всего принимает сладкую кровь. Ты, человек, не поймёшь, но любой блоддер по запаху легко определит, подходит ли кровь данного человека в жертву, или нет. Сегодня всё сложилось на редкость удачно. Своим появлением ты сохранила жизнь моей подданной, и этим заслужила всеобщую благодарность. Не удивлюсь, если в твою честь насочиняют хвалебных песен, у нас так принято. Ты мне невероятно понравилась с эстетической точки зрения. А уж когда я почувствовал запах твоей крови... Ты очень, очень сладкая, моя Мира. Источник будет в восторге. Даже теперь, когда от тебя так неизящно разит свининой - не иначе тебя пожалела моя добрая племянница. Она ещё не вполне понимает важность этого ритуала. Впрочем, оттенок вкуса не так уж и важен, мясо у нас и в сладком соусе готовят.

- Обалдеть, мне так лестно! ('У, повар хренов! Клыки тебе вырвать и в ж... одно место засунуть!') Монь, а последнее желание можно, или у вас так не принято?

Вамп... тьфу, блоддер неопределённо пожал плечами.

- Если это не займёт много времени. Источник может рассердиться за долгое ожидание.

- Это ненадолго! Ну, точнее, как пойдёт, это в основном зависит от мужчины.

- И чего же ты хочешь? - заинтересовался Вальмон.

- Тебя! Один разок! Чтобы было о чём вспомнить на том свете... - выпалила Мира.

Конечно, в этом желании была изрядная доля лукавства. Если она и хотела 'своего Монечку', то это было ровно до момента его превращения в красноглазое безобразие. С его слов, блоддеры были куда сильнее людей, но даже будь он среднестатистическим мужиком, скрутил бы её, нетренированную, одной левой, насчёт этого Мира не обольщалась. И схватилась за единственный и, честно говоря, не слишком надёжный шанс отвлечь его внимание. Всем известно, что 'в процессе' мужики думают только одним местом, и это отнюдь не голова - значит, маленькое преимущество у неё будет. Главное, в решающий момент не сдрейфить и недрогнувшей рукой вонзить ему (куда-нибудь, лучше, наверное, в спину или в шею? ах, она в этом совершенно не разбирается!) длинную острую заколку, которую она случайно нащупала в своей многоярусной причёске. А потом - потом будем действовать по обстановке...

Призрачная надежда на спасение, скалясь, сделала ручкой, когда Вальмон со вздохом сожаления отрицательно покачал головой.

- Я... тебе совсем-совсем не нравлюсь? Как женщина?

- Очень нравишься, не сомневайся. Но я же сказал - с чисто эстетической точки зрения.

- Ты гомик, да? - разочарованно протянула девушка.

- Что означает это иностранное слово? Судя по тону, не сомневаюсь, что оскорбление. Нет, Мира, дело всего лишь в том, что в вас, людях, мы не видим равных себе и чаще всего воспринимаем как... нет, не еду, тут ты не права. Скорее, как низших, но в определённой степени полезных существ. Мы спокойно и без всякого чванства общаемся с вами, отдельных представителей приближаем к себе и даже отчасти нуждаемся в них, вернее, в их услугах - но лишь на том основании, что жизнь без них была бы более хлопотной. К примеру, твой знакомец, прохвост Дэльго, весьма полезный человек. Образцово следит за порядком в графстве, в том числе мастерски отлавливает прячущихся от своей судьбы потенциальных невест. Впрочем, благодаря предпринятым им карательным мерам, в этот раз никто не решился пренебречь моим приглашением, ты же видела...

- Но не поняла, зачем тогда вообще все эти церемонии со свадьбой? Почему жертвоприношение проводится с таким пафосом? Топил бы бедных девчонок в своём Источнике, и дело с концом...

Граф поморщился и посмотрел на Миру со снисходительной насмешкой.

- Когда-то примерно так всё и было. Ритуальное кровопускание над Источником, тело родне, можно расходиться. Но, видишь ли, наша жизнь так длинна, что поневоле хочется её хоть как-то разнообразить. Отец называл эту традицию 'выборами достойнейшей', соседи тоже развлекаются, кто во что горазд... А я придумал обставить всё как свадьбу. Мне нравится жениться. И нравится собирать свою коллекцию из произведений искусства, - он кивнул на статуи. - Ты по праву станешь её жемчужиной. Мира Иноземка, номер тринадцать. Как раз и позу удачную ты уже отрепетировала...

У девушки от страха заныл желудок.

- То есть ты хочешь меня только в одной позе - на постаменте с цветочками? И никакого супружеского долга мне уже не светит?!

- Ну, прости, дорогая, - развёл руками Вальмон. - Я бы и рад доставить тебе удовольствие в последний раз, но, поверь, просто не смогу.

- Из-за презрения к людям? Ну и сноб же ты, Моня!

- Глупая! Да нечем мне просто!! - не выдержал блоддер.

У Миры округлились глаза.

- В смысле??

- В прямом!

- А... размножаетесь вы тогда как? Почкованием?

Красноглазый зарычал и демонстративно щёлкнул клыками в непосредственной близости от её носа.

- Когда приходит время, мы женимся по-настоящему, на своих! Понимаешь?! На СВОИХ женщинах! Дочерях соседей и прочих! К моменту свадьбы у нас всё, что нужно, отрастает! И даже больше! Намного больше, чем у жалких человеческих мужчин!

- Насколько намного?

Он красноречиво развёл руки в стороны, и Мира невольно отшатнулась. С таким 'этим' никакую первую брачную ночь она бы просто не пережила! Так что можно смело считать, что нет худа без добра...


А потом пришло чёткое понимание, что отпущенное ей время подошло к концу. И этот жуткий страшила и по совместительству фиктивный муженёк прямо сейчас начнёт активно воплощать в жизнь свою торжественную брачную клятву. То есть самолично разлучит её с собой посредством смерти. Её смерти. Сам бы сдох, раз такой принципиальный!

- Что, даже не поцелуешь? - в отчаяньи пискнула Мира.

Блоддер с нарочитым вздохом покачал головой. В своём истинном облике нормально целоваться он, понятное дело, не мог, а меняться ради секундного дела туда-сюда непрактично.

- Не бойся, дорогая, обещаю, больно не будет, - заверил Вальмон и неуловимо скользнул ближе. Поймал взгляд девушки и уже не отпускал, пока не оказался прямо перед ней. Его негромкий томный голос поневоле завораживал, рассеивал внимание, уносил куда-то в неведомые дали, где было хорошо и спокойно...

- Мира, смотри на меня. Мира, протяни мне правую руку. Мира, не шевелись. Мира, прощай...


Че-го?! Чего это 'прощай'?!

Жертву гипноза вернуло в реальность так резко, что она даже не успела толком испугаться. Хотя было от чего - красноглазый монстр стоял с ней едва ли не в обнимку и откровенно кайфовал, внюхиваясь в её открытое запястье. Вот он предвкушающе облизнулся, примерился, наклонился...

И Мира на чистом автомате выхватила свободной рукой заколку из волос и со всей дури воткнула её в неосторожно подставленную шею мужа. Он вздрогнул и медленно поднял на неё недоумевающий взгляд... Через миг он превратился в разъярённый! И без того красные глаза полыхнули ярчайшим багровым пламенем, клыкастая пасть распахнулась и с уже совершенно немузыкальным рёвом ринулась ей навстречу. Мира взвизгнула и в последний момент умудрилась вывернуться из-под его рук. Путаясь в юбках, отскочила в сторону, и чудище по инерции пролетело ритуальный помост и с громким всплеском ухнуло в бассейн. Тьфу, в фонтан. В общем, в Источник.

Девушка прекрасно понимала, что принудительное купание не охладит горячего желания супруга в очередной раз стать вдовцом. Что ему, всесильному, такая пустяковая рана? Это она на его месте сразу бы ласты склеила и на дно топориком... Смутно припомнилось, что классических вампиров можно было убить, только оттяпав им голову, а как мочат блоддеров?! Положим, у неё в прическе где-то был довольно прочный на вид гребешок, но можно ли им перерезать шею этого импотента? Ага, а он в это время будет смирно лежать, ручки по швам - 'пилите, Мира, пилите...' Да она и сама тупо не сможет этого сделать, не совсем же садистка!

Конечно, какое там... Не садистка, а просто очередная жертва.

Мира обречённо наблюдала, как монстр без усилий выдернул наполовину застрявшую в его теле заколку. С шипением метнул её в сторону вероломной жены, явно целя в лоб в качестве ответной любезности; она еле успела пригнуться. Бежать, кричать, прятаться было одинаково глупо и бессмысленно, и потому Мира осталась стоять на месте, отчаянно пытаясь выглядеть в собственных глазах несломленной героиней, а не дрожащей жертвенной овцой. Было так странно - сознавать, что ещё минута или две, и её жизнь закончится. Здесь, в этом обманчивом 'волшебном' подземелье, прерванная клыками такого же обманчиво прекрасного мужчины. Хотя какой он мужчина, так, видимость одна...


'Видимость' между тем спокойно, хоть и несколько тяжеловато, выпрыгнул из воды прямо на бортик, послал в ей совсем уж гаденькую улыбочку... И вдруг с возмущённым воплем снова, спиной вперёд, плюхнулся в Источник. Мира в ступоре наблюдала, как его поверхность стремительно замутилась, вода всколыхнулась, забурлила, выплёскиваясь из чаши на пол, а потом посреди неё нарисовалось очень странное существо. Совершенно прозрачное, словно сотканное из той же воды, оно, тем не менее, обладало вполне себе мощной мужской фигурой, пятиметровым ростом, струящимися волосами и длинной бородой, а так же громогласным рокочущим голосом весьма недовольного тона. Вернее, ОЧЕНЬ недовольного. Гнев 'водяного' в данный момент был направлен вовсе не на Миру, которая догадалась заползти за ближайший постамент, а на её пока не состоявшегося убийцу. Который, болтая клыками, кулём висел в прозрачной руке и, кажется, находился в обмороке, что ещё больше злило обладателя руки и всего остального.

- Какого! (встрях за шкирку.) Охамел совсем! (ещё встрях.) Как ты посмел подсунуть мне эту гадость!! Да я тебя!!

'Водяной' размахнулся и прицельно запустил безвольное тело кровососа в направлении ближайшего свободного пьедестала. Влекомое небольшим потоком, оно аккуратно приземлилось прямо в его центре, причём на ноги, и неподвижно застыло в этой позе. Прозрачный мужик удовлетворённо крякнул, наблюдая, как новоявленный статуй прямо на глазах стал видоизменяться, пока не вернулся к своей 'парадной' распрекрасной форме. Мира осторожно выглянула из своего укрытия, вполне разделяя эстетическое удовольствие 'Пигмалиона'. Скульптурная композиция наконец-то обрела завершённость и недостающую ей прежде гармонию: шесть красавиц слева, шесть справа, а ровно посередине 'гарема' его сиятельный во всех смыслах владелец, граф Моня. Двенадцатижды вдовец, которого по нелепому стечению обстоятельств умудрилась пережить его тринадцатая по счёту жена.

'Поправочка - пока пережить', - со вздохом подумала Мира и послушно покинула своё временное убежище. Притвориться ветошью не получилось - её всё равно заметили. Или почуяли.

- Эй, кто там шифруется за девкой в голубом? Вылезай! Да вылезай, не бойся!

- Доброй... ээ... ночи.

Мира подошла к чаше и машинально присела в реверансе. И только когда решилась поднять глаза, обнаружила, что этого вполне достаточно. Задирать голову к самому потолку уже не требовалось - 'водяной' уменьшился в размерах до обычного человеческого мужика, разве что остался таким же прозрачным.

- Так. Похоже, я погорячился, и Блодерхаст занял твоё место?

- Ээ... Типа того. Но я на вас не в обиде, мне тут больше нравится, - вежливо ответила девушка.

'Водяной' усмехнулся.

- Верю. Только вот по твоей милости я сегодня остался голодным. Точнее, меня накормили какой-то жуткой дрянью со вкусом гнилых водорослей... Никогда ещё со мной не обращались так непочтительно!

- Простите... Вы - дух Источника, да? - наконец, дошло до Миры.

- Именно, человечка. Никогда бы не подумал, что ты сообразишь вызвать мой гнев и направить его на нынешнего охранителя.

- Да ничего я не соображала! Жить хотела, вот и всё, - с горечью ответила девушка. - Поранила его слегка, а в воду он сам свалился. Подождите, а гнилые водоросли тогда откуда? У него их при себе не было, у меня тем более, зачем они мне на свадьбе... Ой. Так это его кровь, что ли, такая вонючая оказалась??

Дух поморщился и кивнул, принимая эту версию.

- Кто бы мог подумать! Три тысячи лет живу с этими гнилушками бок о бок, и не знал, какие они на самом деле невкусные.

- Но ведь они в вашем Источнике народились, мне граф рассказывал. Как вы тогда могли не заметить...

- Вот брехуны клыкастые! - хмыкнул тот. - Никто во мне не нарождался, фу, делать мне нечего... Да и от кого? Всё банально было: три тысячи лет назад я сам ещё был молод и невелик - так, озерцо посреди леса, но вода моя уже тогда славилась как целебная. Звери-птицы любили во мне поплескаться, а вот людей до поры до времени не заносило. Их поселения были далеко, да и самих людей не особо навалом. Не то, что сейчас, плодятся, как кролики... И вот однажды приполз ко мне раненый охотник. Человек, само собой. Сильно медведь его подрал, сдыхал уже, родимый, но таки дополз. Водички моей нахлебался от души, заснул, проснулся, ещё добавил, потом обнаглел и полез купаться. Я стерпел - самому было интересно, насколько силушка моя велика. Оказалось, что ого-го как велика! Мужик не только полностью вылечился, но и натуральным богатырём стал. С тех пор он ко мне частенько наведывался, сначала один, потом с женой и детьми. В общем, как-то так всё и началось. Я не каждый раз за ним наблюдал, у меня своя собственная личная жизнь есть, всякие дела опять же... Вот и не заметил, как постепенно род этого человека возвысился. А потом и видоизменился. С кем они там скрестились, понятия не имею, да и неинтересно мне. Главное - что род меня всё это время искренне почитал и кормил вкусно. И я в долгу не оставался, помогал, чем мог, трудно что ли.

- Выходит, изначально блоддеры тоже были людьми? Ну вот, а супружник только и делал, что нос морщил, фи, людишки... Заносчивый засранец.

- Пожалуй, - равнодушно согласился дух. - По большому счёту мне абсолютно всё равно, кто что про меня говорит, достоин ли род Блодерхастов моего покровительства, и как именно они обставляют ритуал благодарственного подношения. Главное, что до этого раза они меня ни разу не подводили. Прознали, что я сладенькое люблю, и всегда старались угодить. А с тобой осечка вышла. Сечёшь ситуацию, человечка? Я голоден, а ты стоишь здесь такая вкусная, сладкая...

Он демонстративно облизнулся, и у Миры упало сердце. Это называется - из огня да в полымя. Ему даже клыки не нужны - подхватит волной, шмякнет об стену, и давай, пируй!

- А вас исключительно кровь привлекает? - на всякий случай уточнила она. - Альтернативами никогда не интересовались?

- В смысле?

- Ну... Мало ли на свете сладких напитков. Причём гораздо более сладких, чем кровь. Соки там, медовуха, ягодные вина, компоты... Или просто мёд с вареньем или фрукты типа персиков... Не пойдёт?

Дух озадаченно почесал бороду.

- Не понимаю, о чём ты толкуешь... Такого мне ни разу не предлагали. Поэтому...

- Подождите! А хотите на пробу... Вот!

Мира кое-как выковыряла из потайного кармана свою заначку - пару шоколадных конфет. Одна со сливочной начинкой, другая - с ликёрной. Стащила во время чаепития, прозорливо рассудив, что неизвестно, сколько продлится свадебная церемония, значит, надо иметь под рукой стратегический запас. А запить можно будет водичкой из Источника... Она же не знала, что он в прямом смысле живой окажется! Живой и голодный.

- Это, правда, не напиток, но в жидком виде такие штуки тоже готовят. Попробуйте, на мой вкус так очень приличные конфеты, правда!

Дух, похоже, рассудил, что две крошечные фигни против него по любому не опасны, и, согласно кивнув, подставил прозрачную ладонь. Мира развернула и подала сначала одну, потом другую конфету ('я не жадная, это фантик, он несъедобный!') и стала с надеждой наблюдать за процессом. Выглядел он забавно: закинутые в прозрачный рот конфеты на миг словно застыли в воздухе, а потом начали стремительно таять. Одновременно с этим недоверчивая бородатая физиономия растянулась в блаженной улыбке.

- Ну, как?

- Вку-усно!

- Эм... А лучше или хуже, чем кровь?

- Лучше, однозначно!! Так ты говоришь, этого-такого много разных видов есть? И наверху, в замке, тоже?

- Да навалом! Хотите, я прикажу для вас дегустацию устроить? Пусть притащат сюда всё, что есть вкусного, вы выберете, что вам больше понравится, и сделаете заказ на следующий ритуал. Думаю, меня послушают, я всё-таки законная Монина жена... Мне бы только выбраться отсюда, а? Поможете?

Дух задумчиво пошлёпал губами и выстрелил водяной струйкой в сторону двери. Прозрачные щупальца забегали по ней вверх и вниз, а потом вернулись и втянулись обратно в тело.

- Мда. Не повезло тебе, девка. Жаль, ты вроде неглупая, могла пригодиться... Да не трясись, не буду я тебя топить! - досадливо поморщился он. - Но и выпустить не смогу. Дверь только на хозяина зачарована, а хозяин у нас статуём заделался. Я-то сам сквозь любые преграды пройду, коли надо будет, но один. Видно, судьба твоя такая - с муженьком остаться до следующего моего пришествия...

- В виде единственной лежачей мумии, - ядовито добавила Мира. Её страх перед духом резко пропал в тот момент, когда она поняла, что ему на неё откровенно наплевать. Как же, проходили, где он и где она, 'короткоживущая букашка'?.. Убивать лениво, да и идею она подкинула заманчивую, помочь выбраться - тоже лениво, проще оставить всё как есть и заняться своими делами. А ведь это было бы так просто - всплыть наверху в каком-нибудь кувшине с водой и заорать 'должок!' или что-то в этом духе... У Мони же должен быть преемник, наследник титула, который станет новым хозяином замка? Если охранные чары перенастроятся на него, он сможет её выпустить. Угу, если захочет... Интуиция подсказывала, что надежды на это очень и очень мало. Хотя...

- А вы случайно не в курсе, как у блоддеров происходит передача власти? Добровольно, принудительно? Они заранее наследника назначают, или это как-то законодательно прописано? А, может, они просто берут и загрызают своих родителей?

- Чаще последнее, - усмехнулся дух. - Твой муженёк так и сделал, когда ждать надоело, пока папаша скопытится... Ну а мне-то что до их разборок? Всё равно всплыл в его чашке. У остальных уж больно рожи постные были, он один сидел весь такой позитивный, улыбался...

- О-бал-деть, - мрачно сказала Мира. Блин, за кого она вообще замуж вышла, дурища?! - То есть получается, что нового хозяина как раз вы выбираете, да?

- Не всегда. В смысле, что обычно не лично являюсь, а посылаю ручеёк, в кого он там тыкнет, мне без разницы. Сейчас-то сам наверх полезу, куда деваться. Как ты там говорила? Надо обсудить новое меню!

- Блажен, кто верует, уважаемый! Насколько я успела узнать семью мужа, её старшее поколение очень ревностно следит за выполнением исторических традиций. Уверена на сто процентов, что даже появись вы перед ними во весь рост и рявкни благим матом, они вас всё равно не послушают. Подумают, что у них коллективный бред, и в следующий раз сделают по-старому. Просто потому, что все и всегда раньше так делали.

- Да ладно?

- Психология, факт! Но. Есть там ещё одна девочка - Монина племянница, зовут Ариэлла. Вот она в силу возраста ещё не закостенела умом и, думаю, с радостью установит новую традицию. Тем более, она сама очень любит сладкое, а взрослые нет, значит, они не смогут понять вашей перемены вкуса. А с Ари вы будете самыми настоящими единомышленниками!

- Так. Значит, надо найти девочку, объявить её новой хозяйкой, и она меня наконец-то накормит? Спасибо за идею, человечка!

Дух небрежно махнул рукой и мгновенно всосался в потолок, оставив Миру стоять с открытым ртом.

Это... получается, всё? Он её бросил?? И не вернётся?!


Ффу, ошиблась...

Вернулся, буквально рухнув в чашу, минут через пять. Чуть до кондрашки не довёл, Карлсон несчастный!

- Наследники уже почуяли, что твой муженёк спёкся, собрались в столовой, пялятся в чашки. Никакой девочки среди них нет.

- Значит, её просто не принимают в расчёт, - вздохнула Мира. - Велели сидеть в своей комнате, да и всё.

- В других комнатах видел штук пять спящих девочек. И которая из них мне нужна?

- Тёмные волосы, светлые глаза, красивая. Сама комната большая, богатая. Я у неё не была, но, думаю, другие девочки - дочки служанок, не должны перепутать... Да, и ещё, у неё на шее висит кулон с вашим изображением.

- Да ладно?!

- Честно! Не знаю, может, она его на ночь сняла, но где-то в комнате он точно есть. Увидите - сами поймёте. Надо же, я и не думала, что так символично получится, - невольно хмыкнула Мира. - Только вам ещё надо её родителей и всяких дядек убедить, что вы именно её выбрали, и к ним явиться, что ли. Там же на столе есть ничейная посуда? А то они потом скажут - ребёнку приснилось, а сами устроят ей несчастный случай и снова начнут вас кровью пичкать...

- Я им устрою! Лично прослежу, чтобы все её признали! - потряс кулаком дух.

- И напомните ей, пожалуйста...

Про меня.

Последние слова она вновь адресовала пустоте. Вот же... дух. Просто беспредельная индифферентность! Понятное дело, что от таких, как он, благодарности не дождёшься, да она ей и не нужна. Ей нужно всего лишь выбраться отсюда! Проблем впереди ещё воз и маленькая тележка, но с ними надо разбираться по мере их поступления.

...Может, Ари сама про неё вспомнит?!


Два круга по часовой стрелки вокруг чаши. Два - против. Отдых на одном из свободных постаментов. Всплеск злости и душевное пинание Монечки в район несуществующих причиндалов. Всплеск уныния и тихое завывание в духе 'все меня забыыли, никому я не нужнаа, гады неблагодарныеее...' Наревевшись, Мира кое-как стащила с одной из статуй роскошный, но, главное, достаточно тёплый плащ (даже моль не поела за столько-то лет!), завернулась в него и легла прямо на пол, забывшись тревожным сном.


Проснулась и не сразу смогла понять, где находится. Лучше бы не просыпалась... Лучше б её вампирюга загрыз, сейчас бы уже давно отмучилась!

Сколько точно прошло времени - минут или часов, Мира не знала даже примерно. Но вывод всё равно напрашивался неутешительный: про неё действительно забыли. Или дух не рассказал Ари о живой (пока) тринадцатой жене её покойного дядюшки, а она в силу возраста не догадалась, что та всё ещё может быть жива. Или - будем смотреть правде в глаза - догадалась, но рассудила, что лучше быть единоличной хозяйкой над всеми взрослыми, и в потенциальной подруге нуждаться перестала. Верилось в это с трудом, но, в конце концов, разве может девочка из семьи потомственных отцеубийц да с соответствующим воспитанием быть исключительно белой и пушистой? Вряд ли...

Мира со вздохом потащилась к чаше. Чувствуя, что терять ей уже особо нечего, решительно зачерпнула ладонью воду. Может, она и целебная, но какая-то невкусная, солоноватая и холодная. Ещё больше расстроило девушку собственное отражение. Мятое-лохматое-отёкшее, ну просто финалистка конкурса 'Мисс Пугало'! Она кое-как расчесалась пальцами, окончательно разваливая дурацкую свадебную прическу, подколола волосы с боков - гребней-то целых два оказалось, и поплескала водой в лицо.

- Хоть умру красивая.

Сказанная вслух фраза показалась Мире настолько пророческой, что новый слезоразлив не заставил себя ждать.

Совершенно некстати вспомнились глупые мечты о прекрасном романтическом герое, который западёт на неё с первого взгляда, возьмёт за руку и уведёт... куда там обычно уводят? В закат? Навстречу неземному счастью и любви до гроба?

- Поздравляю, Мирослава, твоя мечта сбылась! Весь смысл-то, как оказалось, был в нюансах! Прекрасный прынц оказался кровососом, в закат увёл, любовь до гроба - можно уже считать, что обеспечил. Вот только не через сто лет, а прямо в день свадьбы, и гроб подразумевался мой собственный... Да он даже на гроб пожмотился!

Разве об этом я мечтала?! Я хотела, чтобы меня ценили, чтобы мной дорожили, берегли, чтобы я была для кого-то светом в окошке и смыслом всей жизни... Разве я просила чего-то невозможного?!

Кап-кап, кап-кап-кап...

Слёзы бесследно растворялись в воде, делая её ещё солоней. Мира закрыла лицо руками и...


Вслед за прозвучавшим над самым ухом громовым раскатом провалилась в блаженную темноту. Последним мимолётным чувством было злорадство. Она ведь наверняка с перепугу кувыркнулась прямиком в чашу. То-то будет сюрприз для сладкоежки, когда он соизволит вернуться лет эдак через десять! Жаль, она уже не увидит, как его переплющит... Пожалеет тогда, что её кинул, да поздно!



Чашка вторая. 'Смысл жизни'


Не открывая глаз, Мира прислушалась. И сразу же удивилась. Если ей не мерещится, то где-то рядом мирно журчит ручеёк, а над головой весело и незнакомо пересвистываются птички. Лицо приятно овевает лёгкий ветерок... Разве она ещё не в 'музее изящных скульптур имени графа В. Блодерхаста'? Смутное воспоминание о последнем тут же окончательно развеялось, и девушка задалась куда более актуальным вопросом - где она сейчас находится?

- О, Великая Праматерь! Неужели получилось??

Раздавшийся над ухом восторженный вопль заставил её распахнуть глаза и на всякий случай предупредительно завизжать.

- Не трогайте меня!!

Хм, может, зря она это сказала?

Ибо взирающий на неё сверху вниз молодой мужчина оказался настолько симпатичным, что невольно захотелось прямо противоположного.

- Кто вы?! Как я здесь оказалась?

Незнакомец, всё ещё недоверчиво улыбаясь, покачал головой и задал встречный вопрос:

- Как ваше имя, ослепительная?

Девушка несколько мгновений раздумывала, вспоминая, пока не поняла, что имя - как раз то единственное, что она на данный момент может о себе рассказать.

- Мира... Мирослава.

- Мирослава?!

Он издал ликующий горловой возглас, по тональности напомнивший Мире странно знакомое 'йес!', а потом подхватился с места и закружился по поляне. Кстати, оглядевшись, она обнаружила, что действительно находится в каком-то лесу. Красивые деревья с разноцветными листьями, небольшая, усыпанная цветами полянка, чуть в стороне ручей с маленькой круглой заводью... И в центре этой полянки - она. Лежит, вернее, уже сидит прямо на траве, хорошо хоть, поверх платья плащ, обзеленила бы ненароком такую красоту... Стоп. А вон те чёрные камешки зачем? Мира внимательно изучила чёткие ломаные линии, в которые складывались эти камешки, и с подозрением уставилась на танцующего незнакомца. Пусть она сейчас толком ничего о себе не помнит, но сложить два и два вполне способна!

- Ты... Козёл, ты меня вызвал?!!

Мужчина резко остановился. Его лицо на миг приобрело виноватое выражение, но он потом он со всем пылом кинулся её разубеждать.

- Нет-нет, о прекраснейшая, вы всё не так поняли! Я... ээ... нашёл вас здесь, случайно, вот буквально перед тем, как вы очнулись! И решил...

- Что же, интересно? Обесчестить бессознательную девушку?

- Что вы, что вы! Да у меня и в мыслях такого не было! - на этот раз вполне искренне возмутился он. - Я даже подойти к вам боялся и дышал в другую сторону! Кстати, разрешите представиться - Чариэль.

Отвесив глубокий поклон, мужчина сдёрнул с головы капюшон плаща, и Мира озадаченно заморгала. А ведь это... эльф! Самый натуральный! Тонкое лицо, большие миндалевидные глаза, но главное - уши! Торчат себе вверх, как два маленьких изящных локатора, и, кажется, слегка шевелятся, словно прислушиваются к чему-то. Девушка машинально схватилась за собственное ухо - и с ещё большим изумлением обнаружила, что оно у неё такое же острое.

'Блин, я что - эльфийка?!'

Она поспешно вскочила на ноги и, подобрав платье, ринулась в сторону заводи. Неподвижная вода отразила настоящую красотку, что последнюю не на шутку озадачило. Это разве она? А, с другой стороны, какие варианты? Значит, она и есть. Прекрасная эльфийка Мирослава. Интересно, кстати, почему не какая-нибудь Мириэль-Дуриэль? Мужчина подал ей руку, помогая встать, и так её не отпустил. Легонько поглаживая, разразился пространной речью о том, какое сильное впечатление на него оказала эта случайная встреча, и предложил разделить с ним трапезу. Мира с энтузиазмом согласилась - есть хотелось, и даже очень!

Кинув украдкой взгляд в сторону камней, она обнаружила, что чёткие прежде линии нарушены, словно кто-то (отгадай, кто именно) поспешно распинал их в разные стороны. Так-так...

К разочарованию девушки, мяса у этого 'прохожего' не оказалось, так что бутер пришлось сооружать из хлебцев, салатных листьев, помидорки и сухого солёного сыра, а заедать это дело странными корешками, напоминающими по вкусу сырую картошку. В качестве напитка эльф предложил вино, но Мира отказалась наотрез, как и от поданной чашки с водой.

- Сама попью, заодно умоюсь.

На самом деле она отдавала себе отчёт, что не доверяет этому типу. С такого вруна станется добавить в питьё какое-нибудь приворотное зелье, а она вовсе не хочет в него влюбляться! Несмотря на всю его привлекательность. Её девиз: лучше не любить, но доверять, чем наоборот! Интересно только, на каком таком неудачном опыте он у неё сформировался?

Перед глазами отчётливо замаячила раскрытая на сто тринадцатой странице массивная книга в кожаном переплёте. 'Ритуал вызова живой сущности отличается повышенной сложностью и доступен магам как минимум четвёртой степени. Попытка менее опытных магов провести ритуал опасна как для самого вызывающего, так и для перемещаемого существа, причём в гораздо большей степени. Маг рискует получить желаемое по частям ('вот гад!') или в состоянии, отличном от живого. Далее...'

- Итак, что я могу для вас сделать, прекрасная Мирослава? Где ваш дом, я с удовольствием вас туда провожу!

'Мне бы самой это знать...'

- Давайте для начала выберемся из леса. Я хочу осмотреться и решить, куда мне лучше всего направиться.

'Вроде выкрутилась.'

- Как прикажете, моя несравненная!

'Моя? Каков наглец!'

Мира едва удержалась, чтобы не сунуть ему под нос кукиш, и вместо этого осторожно дотронулась до волос. Ага, гребень на месте. Второй тоже. Смутно знакомое платье - чересчур роскошное для прогулки по лесу, плащ. На шее трёхрядное ожерелье, на левой руке классный перстенёк с изумрудом, на правой... Кажется почему-то, что на ней раньше был широкий золотой браслет, густо усыпанный драгоценными камнями. Точно, вон и едва заметный след от него. А сам браслетик-то тю-тю! Неужели этот спёр?!

Поискав глазами пропажу и не обнаружив оную, Мира прониклась к своему добровольному провожатому ещё большим недоверием. Надо бы как-то отделаться от него... Но не раньше, чем он выведет её из леса.

- Ну что, пошли?

- Зачем идти? - улыбнулся эльф. - В таких красивых туфельках! Я позабочусь о том, чтобы ваши нежные ножки не устали.

'Уже и ножки разглядел? Их же под платьем совсем не видно! Блин, он меня лапал, что ли, пока я валялась в отключке??'

Чариэль поднёс к губам висевший на его шее изящный свисток, и в ответ на тонкий мелодичный свист из-за деревьев показался исполинский олень. Роскошные ветвистые рога, золотая шёрстка... Красавец!

- Ваш?

- Мой. Нравится? - горделиво улыбнулся хозяин и почесал оленя между рогов. - Зовут Быстрострел. Он мигом доставит нас, куда нужно.

'Хорошо, что не Скорострел, - хихикнула про себя Мира. - Буду так про себя этого хитрож... ухого называть, чтобы не возникало соблазна поддаться на его улыбочки...'


Чариэль подсадил её на своё транспортное средство, сам сел сзади и велел держаться за шерсть на олешкиной шее, ему-де не больно. И они поскакали! Вернее, почти полетели! Олень передвигался плавными длинными прыжками, и неопытная наездница вскоре перестала бояться спикировать с такой высоты на землю или с размаху поцеловать ближайшее дерево. Тем более, раз её так крепко держат. Даже не интересуясь, приятно ли ей такое близкое соседство с чужим организмом. Потом от него, правда, не несло, и в спину ничего неприличного не упиралось, но всё равно выходило неловко. Да на этом олене пятеро спокойно поместятся, а этот эльф прижался так, будто питомец под его пятой точкой уже давно закончился. Ёрзанье и попытки отодвинуться ни к чему не привели, недовольные взгляды через плечо - тоже. Сказать открытым текстом? Наверняка состроит невинные глазки и уверит, что им движет исключительно забота о ней же. А не столкнуть ли его самого отсюда нафиг? Эх, жаль, сил не хватит... Может, тогда свисток свистнуть? Баш на баш, раз он браслет скоммуниздил. Хотя, может, это и не он. В любом случае, олень в качестве спутника безусловно лучше подозрительного мага. Не зря же ему (в смысле, эльфу, а не оленю) мамочка такое имя дала! Небось, видела задатки. Ритуал вызова грамотно провести, да ещё скакать после этого бодрячком - на такое далеко не каждый дипломированный колдун способен. Значит, сильный он, зараза. На кой, интересно, она ему сдалась? Что он собирается делать дальше? Доведёт до несуществующего дома и благородно откланяется? Рассчитывать на это определённо глупо. А на что - умно? Как он планирует её использовать? Непосредственно? (брр!) Или сначала зачарует, а потом... Что потом? Мира решила не усугублять своё пессимистичное настроение и пока не думать об этом. И так не по себе.


Лес кончился внезапно. Быстрострел легко перемахнул через поваленное дерево, раздвинул рогами густой кустарник и... Мира не удержала облегчённого вздоха. Дорога! А впереди, относительно недалеко - какая-то деревенька.

- Где мы?

- У Куроедово, - с заметной брезгливостью ответил Чариэль. - Из того места, где я вас нашёл, сюда было ближе всего.

- И что вам не нравится? Что здешние жители кур едят? - на рефлексе поддела Мира.

- Если б только кур! Ещё свиней, коров и другую мерзость...

- Это вовсе не мерзость! Отвезите меня туда, я хочу нормально поесть!

- О прекраснейшая, неужели вы тоже любите эту... это... ээ... мясо?! - поражённо вскричал эльф. - Но это же ужасно! Как я смогу...

- Молча, уважаемый, молча, - отрезала Мира. - А если вам это так неприятно, помогите слезть, я спокойно дойду одна. Спасибо за помощь, и всего вам...

- Нет-нет, я вас не брошу! - ожидаемо заартачился тот. - Пусть будет по-вашему, тем более, уже довольно поздно. Остановимся на ночь в Куроедово. Хотя я предпочёл бы сразу добраться до Райнинга...

Быстрострел, повернув голову, посмотрел на хозяина с явной укоризной, из чего следовало, что упомянутый город (?) находится отсюда как минимум далековато. Девушка успокаивающе погладила оленя по мягкой шёрстке. У, веган лицемерный! Есть животных нам низзя, а вот мучить - так запросто! Хрен ему лысый, а не этот... как его? Райнинг. Кстати, почему именно туда?

- Почему в Райнинг, а не сразу в столицу? - подозрительно поинтересовалась Мира. Столица у них - Дивенморр, эта информация всплыла в её голове совершенно автономно. К сожалению, это было её единственное озарение. - Там было бы больше шансов разыскать моих родственников и попытаться выяснить, кто меня похитил и притащил в этот лес.

'Раз уж мы такой официальной версии придерживаемся. По мне - ты и притащил, голубчик, точнее, вызвал. И амнезия эта несвоевременная у меня тоже из-за тебя. Так что держись, Скорострел, ты у меня пока идейный враг номер один. Убить не убью, да и куда мне против опытного мага, но припомню и при случае отомщу. Да, я такая, а что? Жить-то хочется. Ты же о своих подлинных мотивах молчишь, рыбка ты моя ушастая... Зачем я тебе всё-таки понадобилась? Для личных нужд, или нанял кто? И для чего? Месть, выкуп, продажа в рабство в соседнюю Дурляндию? Или просто кому-то сильно хочется испортить мою репутацию? Интересно, кстати, она у меня хоть приличная? Я замужем, или вообще девственница? Не, последнее вряд ли. Интуиция орёт, что близкое знакомство тычинок с пестиком успешно состоялось, а вот когда и при каких обстоятельствах - с этим пока полный мрак. Но на всякий случай надо держать язык за зубами и строить из себя беспомощное, изнеженное существо. А потом рраз! - и в глаз, стибрить свисток и 'неси меня, олень, в...' Вот именно, куда? Мда, проблема...'

Задумавшись, Мира рассеянно выслушала пространные аргументы эльфа в пользу вышеназванного города и пришла к выводу, что они явно притянуты за уши. Не ей надо в этот Райнинг, а исключительно ему, причём чем скорее, тем лучше. В то же время Чариэль предпочитает пока не портить с ней отношения - то есть врёт и уговаривает, а не угрожает, значит, это по какой-то причине для него выгодно. В общем, есть смысл косить под дурочку, активно расспрашивать обо всём подряд, надеясь на ляпы и оговорки, и попутно собирать информацию о своей великой и могучей Родине, её законах и всяких правилах-обычаях, чтобы в дальнейшем не сесть в лужу. А о себе загадочно молчать. Неболтливая женщина - мечта любого эльфа, эх!


Куроедово встретило путников не только курами, свободно гуляющими по дворам и за пределами оных, но и кучей другой живности: в озерце на окраине деревни дружно плескались гуси-утки, придорожные кустики старательно глодали козы, а в подсохшей огромной луже напротив постоялого двора кайфовала огромная пятнистая свинья с выводком поросят. Мира насчитала десять, потом сбилась. Встреченные прохожие уважительно косились на исполинского оленя и куда менее почтительно - на его пассажиров. Причём прохожие были в основном людьми, эльф попался всего один раз и, судя по тому, как сначала напрягся, а потом снова расслабился Чариэль, был явно из местных. Мира пришла к выводу, что, судя по всему, её занесло в одну из восточных провинций, граничащих с человеческим государством Редиския. Здесь исторически проживает много людей и полукровок, так же, как в западных провинциях нередко можно встретить гномов и гномэльфов. Так что, будем считать, ей повезло - людей она любит больше, чем гномов (вспомнить бы ещё, почему), а мясо - гораздо больше, чем самогон (напиваться сейчас точно нельзя ни под каким предлогом! а у гномов за отказ - если не кровная обида, то шагай на выход с вещами, слабачка...). Хмурый спутник явно считает иначе, ну так это его проблемы!

- Добрый вечер, уважаемый.

Мира высунулась из-за плеча эльфа и добавила от себя приветливую улыбку. Грузный хозяин постоялого двора 'Рога и копыта' в ответ сначала сильно удивился, потом приосанился и заулыбался.

- Добрый вечер, господа хорошие. Чего изволите?

- Ужин на двоих и комнату на ночь.

- Две комнаты! - возмущённо поправила Мира.

- Две так две, я просто оговорился...

- На ужин могу предложить салат из брюквы со шпинатом, заливное из водорослей, пироги с ревенём...

- А что, мяса совсем нет? - жалобно вопросила девушка и удостоилась поистине квадратного взгляда.

- А вы... употребляете?

- Не только употребляю, обожаю и жить без него не могу! - пылко уверила она, умоляюще глядя на толстяка. - Дайте мяска, а?

Хозяин, наконец, справился с изумлением и расцвёл вторично. Не обращая внимания на окончательно скуксившегося эльфа, он провёл гостью к лучшему столу у окна и по дороге в красках расписал сегодняшнее мясное меню. В отличие от травок-муравок, оно было крайне разнообразным и вызвало у Миры желание заказать всё и сразу. В конце концов она выбрала солянку, рагу из свинины и чай с, так и быть, ягодным пирогом. К тому времени, как принесли заказ, слух о плотоядной эльфийке разнёсся по всему залу и даже вышел за его пределы - Мира заметила несколько любопытных физиономий у стойки, которые ничего не пили, а просто стояли и пялились на неё во все глаза. Впрочем, такое повышенное внимание девушку почти не смущало, ведь она наконец дорвалась до нормальной еды! А маг пусть сидит, жуёт свои корешки и изо всех сил пытается не морщиться, глядя на её сияющее лицо.

Конечно, она несколько увлеклась - пирог лез в желудок уже с трудом, но Мира смогла кое-как с ним договориться. Неизвестно, что её ждёт завтра, значит, надо не отказывать себе в удовольствиях сегодня! И лучше это будет вкусная свинина, а не надменный красавчик напротив, пусть он и вызвался оплатить сей банкет. Иначе для чего он ей вообще нужен?

- Вам понравилось? - с улыбкой спросил хозяин, когда она волевым усилием поднялась из-за стола.

- Очень! Правда, всё было просто изумительно! - девушка заметила в его руках лист плотной бледно-розовой бумаги и яркий чернильный карандаш. - Вы хотите, чтобы я оставила свой отзыв? С удовольствием!

Кажется, от неё не ожидали такой покладистости - не устал ещё хозяин удивляться? Может, она делает что-то не так? То есть совсем-совсем не так? Мира решила по этому поводу погрузиться как-нибудь потом, а пока сделать хорошему человеку встречную любезность - жалко, что ли?

- 'Рога и копыта' - место с воистину королевской кухней! Мясные блюда выше всяких похвал! Спасибо!:) С уважением, эльфийка Миросла...'

Шух! Бумага прямо на глазах съёжилась и горсткой пепла осела где-то под столом. В зале на миг установилась оглушительная тишина. Хозяин явно растерялся, Мира вскочила и, уперев руки в бока, возмущённо оглянулась на своего спутника.

- Зачем ты это сделал??

Эльф холодно посмотрел на неё; ещё более холодный взгляд достался хозяину.

- Я счёл, что двойная плата за услуги порадует вас больше любых хвалебных слов. А сейчас, с вашего позволения, мы поднимемся в свои комнаты. Мы крайне устали.

- Конечно-конечно, - закивал толстяк и поспешно вернулся за стойку. Ссориться с магом он желанием не горел и послал растерявшейся девушке виноватую улыбку. - Простите, что отвлёк. Доброй ночи!

- И вам... доброй.


Поднимаясь по лестнице, Мира думала о том, что её галантный 'спаситель' только что показал своё истинное лицо. Зарубочка на память - без нужды не злить, может быть чревато. С другой стороны, понять бы ещё, что его так взбесило? То, что она при нём объедалась мясом? Так сел бы спиной. То, что она старается быть любезной с людьми? А как иначе? Чтобы вместо свинины ей дождевых червей с картошкой принесли? Или все эльфы отличаются повышенным высокомерием? Пожалуй, она что-то читала на эту тему... Но что? И вообще, ей всё можно, у неё склероз. Вот.

Комната оказалась маленькая, но чистенькая. Мира первым делом закрылась на засов, а ещё на всякий случай просунула в ручку двери найденную рядом с кроватью кочергу. Наверное, работники забыли, очень кстати! Для мага это, конечно, не препятствие, но всё равно как-то спокойней...

Несмотря на волнения этого странного дня, уснула Мира сразу, как только коснулась головой подушки.


Стук в дверь раздался гораздо раньше, чем ей бы хотелось. Сначала вежливый и негромкий, будучи проигнорированным, он сделался весьма настойчивым.

- Просыпайтесь! Нам пора ехать!

Мира приоткрыла один глаз, бросила взгляд в окно - только-только рассвело, что ж неймётся-то так этому ушастому! - пробормотала 'ничего не пора' и натянула на ухо одеяло. Но отделаться от настырного мага оказалось не так-то просто.

- Ку-ка-ре-ку! Ку-ка-ре-ку!

От истошного петушиного вопля девушка подскочила на месте и с недоумением воззрилась на возмутителя её личного спокойствия. Вопреки ожиданиям, надрывался петух сидючи не на плетне под окном, а прямо на подоконнике. А это второй этаж, между прочим! Разве они способны взлетать на такую высоту??

- Кыш отсюда, кыш!

Мира замахала рукой, сгоняя птицу обратно во двор, но петух, хоть и трусил и вид имел самый кислый, улетать не спешил, вновь и вновь горланя свою побудку. Она приблизилась к окну (петух вжал голову в плечи, или что там у него, но мужественно остался на месте) и осторожно высунулась из-за края занавески. Ну, точно! Там, внизу, горделиво прохаживалась наглая маговская морда и бросала на её окно самодовольные взгляды. Так, да?!

Мира успокаивающе погладила петуха по спине и поднесла палец к губам. Тот понятливо заткнулся и адресовал ей вопросительный взгляд.

- Заколдовал, да?

- Ко...

- Пока не выпущу, с места не сдвинешься?

- Ко.

- Отомстить хочешь?

- Ко!

- Тогда слушай. Когда мы сядем на оленя, дашь ему хорошенько клювом пониже спины. Не оленю, эльфу, Быстрик ни при чём! Понял? Долбани и сразу прячься. Не бойся, он тебя молнией не зажарит! Уже некогда будет, да и я не дам. Сделаешь?

- Ко!!

Мира с улыбкой потрепала петуха по гребешку, осторожно подняла его на руки и, перегнувшись через подоконник, выпустила на свободу. Будущий мститель тяжело спикировал на ближайший забор, а девушка, подчёркнуто не заметив поклона эльфа, задёрнула занавеску.

Спать, естественно, больше не хотелось, а вот съесть чего-нибудь вкусненького - очень даже, поэтому в трапезную она спустилась уже через пять минут. Чариэль ждал её, уминая салатик с какими-то мухоморами и запивая их травяным киселём, похожим на зелёную слизь. Фу, гадость какая! Мира постаралась не кривиться в открытую и себе заказала яичницу на сале и сырные гренки. Когда им ещё придётся обедать, а с его цыплячьей пищи можно вконец обессилеть и на лету с Быстрика сверзнуться...

Теперь Чариэль вынужден был украдкой морщить нос, наблюдая за её трапезой. Подумаешь, какой нежный. Зато во взгляде хозяина и других посетителей сквозило неприкрытое одобрение. Наши люди!

После завтрака эльф расплатился за постой и поспешил увести спутницу во двор, пока она снова не начала любезничать со всеми подряд.

- Вот, осмелюсь предложить вам этот плащ взамен вашего. Он совершенно новый, в лавке купил. Безусловно, в плане красоты он проигрывает, но в дороге такой более практичен. Ваш может испачкаться или порваться, к тому же шерсть моего оленя не слишком приятно пахнет...

Быстрострел, которого как раз вывели из конюшни, обиженно фыркнул. Мира погладила его по шее и протянула на ладони разрезанное на дольки большое яблоко - Чариэль сказал, он их обожает. Олень демонстративно повернулся к хозяину хвостом и сосредоточился на лакомстве, а девушка (со вздохом) на подарке. Да уж, хорош 'подарочек'... Тяжёлый, некрасивого тёмно-коричневого цвета, совершенно без отделки - он разительно отличался от её зелёного бархатного с золотистой меховой оторочкой. Да он точно мужской! Но практичный, да, этого не отнять... Ладно уж.

- В людных местах буду надевать свой.

- Разумеется.

Если они будут, эти людные места... Или хотя бы не-людные. Как там правильно? Эльфячьи, что ли? Звучит коряво, но не спрашивать же об этом Чариэля? Он тогда точно решит, что перемудрил с ритуалом и случайно лишил девушку части мозгов. Итак, молчим и улыбаемся.

И бдим.


Ехали они так долго, что Мире это жутко надоело. Несмотря на всю мягкость оленьей шкуры, под ней закономерно находились более твёрдые мышцы и уж совсем жёсткий позвоночник, о который она успешно отбила свои собственные мышцы и кости.

Но зато её хотя бы в зад не клевали! Мира каждый раз мысленно хихикала, вспоминая утреннюю сцену. Петушок не подвёл! Видимо, к нему первый раз в жизни применили магическое воздействие, и гордый птиц посчитал себя оскорблённым, вот и отомстил от души. Спикировал с ворот, когда они с эльфом выезжали со двора, и так тюкнул обидчика клювом, что маг от неожиданности взвизгнул, как девчонка. На автомате пульнул за спину молнию - но петух, не будь дурак, моментально юркнул за ближайший сарай. Молния угодила аккурат в цепь лопоухой собаки-сторожа, та со звоном лопнула - и ознаменовала собой начало местечкового Армагеддона. Собака, почуяв свободу, тут же с радостным лаем устремилась наперерез вальяжному рыжему коту, с которым, видимо, имела давние счёты. Кот, взмявкнув, кинулся удирать, распугивая кур и уток, прошмыгнул между ног кого-то из постояльцев, перепрыгнул свинью и пружиной взлетел на спину хозяйскому бычку, которого как раз вывели из хлева на свидание с соседской коровой. Собака размером была поболее кота - птицу помяла, человека мимоходом сшибла с ног, препятствие в виде свиньи таковым не посчитала... В результате к шипению и лаю добавился возмущённый визг, мат-перемат и, заключительным аккордом, рёв настроившегося на романтику Буяна. Вскоре все - от собаки с котом до работников, постояльцев и самого хозяина, бестолково носились по двору, спасаясь от разъярённого рогатого Ромео. Громче всех, разумеется, верещала свинья... А довольный петушок в это время уже давно сидел в своём курятнике и принимал заслуженные восторги подруг.

Мира, к сожалению, не смогла сполна насладиться этим зрелищем. Калечный эльф вдарил сапожищами по бокам ни в чём не повинного Быстрика и заставил его сходу развить приличную скорость. Ага, пока про него не вспомнили и не начали ржать и показывать пальцами... Единственная, не считая оленя, свидетельница его позора предпочла сделать вид, что ничего не заметила и не поняла, и лишь втихомолку посмеивалась, слушая, как Чар бормочет себе под нос ругательства. И заодно запоминала, чтобы в случае нужды не выделяться из местного общества. Почему-то возникло стойкое ощущение, что в её родном обществе бранятся как-то иначе...


Вскоре девушка заподозрила, что в Райнинг они специально поехали по самой неудобной дороге - разбитой, местами заросшей, которая безбожно петляла вдали от поселений, среди лесов и давно заброшенных пастбищ. Наверняка существовала другая, гораздо более комфортная и новая дорога, с постоялыми дворами и большим количеством путников, на этой же за полдня им встретилось от силы пара человек. Именно это обстоятельство, по-видимому, играло для Чариэля первостепенную роль, а саму Миру чрезвычайно настораживало. Хотя поводов для тревоги вроде как и не было: её спутник, оправившись от петушиной мести, изо всех сил старался быть с ней любезным. Без конца уверял, как он рад оказать помощь такой чудесной девушке и ни в коем случае не покинет её до тех пор, пока не убедится в её полной безопасности. Потом перешёл к комплиментам. Пока, к счастью, довольно сдержанным, из серии 'что вижу, то пою' - похвалил роскошные шёлковые волосы, которые так волшебно пахнут (а нечего в них свой нос совать, вообще-то), нежные руки, обнимающие шею его оленя (с нарочитым вздохом - мол, моя лучше! а вот нифига, ей куда больше Быстрик нравится...). Мира не стала дожидаться, когда разговор свернёт на ушки-ножки, и перевела разговор на город, куда они сейчас направляются. Чар охотно поддержал тему и объяснил, что Райнинг, хоть и находится далеко от столицы и существенно уступает ему в размерах, в то же время считается довольно-таки крупным. В нём находится филиал Высшей магической школы, летняя резиденция Владыки, куча госучреждений и достопримечательностей - парков, музеев и прочего. Кстати, раз уж об этом зашёл разговор, он, Чариэль, хотел бы заранее пригласить прекрасную Мирославу посетить эти интереснейшие места в его обществе. Да-да, он там неоднократно бывал и будет счастлив сопровождать её, показывая, рассказывая, развлекая... Отказываться сразу она не стала, но заподозрила, что раз этот товарищ так хорошо знает город, не исключено, что как раз там он и проживает. И вместо номера в приличной гостинице ненавязчиво предложит остановиться на первое время в его доме. А ночью (так же ненавязчиво, угу) - отблагодарить его за все великие старания. И как тогда выкручиваться? Соглашаться или сразу делать ноги в надежде затеряться в городе? В принципе, можно раздраконить и продать по бусинке ожерелье, на скромную жизнь в первое время хватит, а там, может, и память вернётся, или родственники-друзья её разыщут... Или не разыщут. Или разыщут, но не друзья, а враги, а она их даже не узнает... Мда, печаль.


На обед остановились прямо у дороги. Эльф галантно расстелил на траве свой плащ и стоически терпел и улыбался, глядя, как Мира с аппетитом уминает купленные в Куроедове пирожки с мясом. Сам, естественно, грыз свои корешки и овощи - морковку, спаржу и (бее!) огромную печёную луковицу. Нет-нет, спасибо, ей не надо!

- Всё-таки чудные у вас вкусы, первый раз такое вижу...

- Уж такая я оригиналка, - пожала плечами Мира. - Должен же у девушки быть хоть один недостаток!

- Согласен, - улыбнулся мужчина. - Мне нравится смотреть на вас даже сейчас, когда вы едите всякую... ээ... человеческую пищу. Я готов смотреть на вас бесконечно... Я люблю вас, Мирослава.

Мира вытаращила глаза и едва не подавилась от такого заявления. Машинально посмотрела на небо - голову ему, что ли, напекло? Помолчала. Дожевала. Эльф смотрел на неё вопросительно и явно ждал какой-то адекватной реакции.

Дождался.

- И что?

- Выходите за меня замуж.

Она всё-таки закашлялась. Очень захотелось вякнуть что-то вроде 'ты дурак, или как?!', но прекрасным эльфийкам так выражаться вроде бы не положено.

- А зачем?

Теперь настал его черёд тормозить.

- Что зачем?

- Замуж. За вас.

Это неожиданное признание исполнило Миру ещё большей подозрительности. Ну, не верит она во внезапно вспыхнувшую любовь, хоть тресни! Отсюда напрашивается вопрос, тот самый - зачем ему всё это надо. Положим, согласится она, и что? Вдруг он на самом деле знаком с ней и её семьёй и жаждет им за что-то отомстить, насладившись их унижением и властью над ней? Потому одновременно с ритуалом вызова провёл ещё и 'ритуал склероза', а сейчас активно пытается втереться в доверие? Или дело в чём-то другом? Блин, так все мозги вывихнешь, а до правды не дороешься...

Наиболее приемлемым показалось Мире естественное поведение высокородной эльфийки, прекрасно знающей себе цену и от того не в меру переборчивой. Вполне подходит для этой неловкой ситуации. Конечно, сейчас никакой уверенности в том, что она именно высокородная, у неё нет, но богатая одежда и драгоценности говорят сами за себя. От этого и будем плясать.

Девушка сдержанно улыбнулась и адресовала напряжённому кандидату в женихи укоризненный взгляд.

- Мы с вами так мало знакомы, а вы уже предлагаете мне такие серьёзные вещи... Разве в нашей среде так принято? Чариэль, скажите откровенно - будучи на моём месте, что бы вы сейчас ответили? Я допускаю, что вы могли в меня влюбиться, я же смотрюсь в зеркало. Но вам ли не знать, что для брака одного этого мало. Вы можете истово клясться, что будете заботиться обо мне самым лучшим образом, защищать и оберегать меня...

- Вам этого недостаточно?

- Дело в другом. Видите ли, всё это мне с радостью предложат и другие не менее достойные мужчины. А чем меня можете заинтересовать именно вы? Что в вас такого исключительного? Я хочу, чтобы муж был достоин не только моей любви, но и уважения. Вы меня понимаете, Чариэль?

- Вы хотите сказать, что считаете меня...

'Вот же тупой! Или мало с женщинами общался?'

- Я хочу, чтобы для начала вы рассказали мне о себе. Вы богаты?

- Да!!

'Ффу... Кажись, лёд тронулся...'

Одним выстрелом ей удалось убить сразу двух зайцев: Чариэль проникся важностью момента и зарядил длинный монолог о себе любимом и своих нескончаемых достоинствах, скрасив этим скучную дорогу. Но, самое главное - увлёкшись, эльф сообщил ей несколько больше, чем собирался, и это навело Миру на новые размышления. Итак, если он не погрешил против истины, расхваливая свою персону, то выходило, жених он действительно завидный. Из древнего, приближённого к трону рода - с таким непроизносимым названием, что Мира даже не попыталась его запомнить. Зато убедилась, что вряд ли слышала о нём раньше. И это было довольно странно. Врать по поводу собственной фамилии ни одному эльфу даже в голову не придёт, так что одно из двух - или амнезия у неё настолько сокрушительная, что даже интуиция с подсознанием виновато разводят руками, или она жила так далеко от этих мест, что и в адекватный период жизни была не в курсе здешних светских реалий. И даже - ой-ёй! - не знает, как зовут местного Владыку. Вот это стоит выяснить совершенно точно...

Мира почему-то думала, что дипломатка из неё никакая, но развести спутника на получение необходимой информации удалось без всяких усилий. Впрочем, вряд ли это была целиком её заслуга. Чариэль поведал, что не любит подолгу находиться при дворе с его вечными склоками-дрязгами, и вместо бурных светских развлечений предпочитает совершенствовать своё магическое мастерство, в коем уже достиг немалых высот. Стало быть, интриган из него не самый искусный, с облегчением заключила Мир. И на всякий случай вытянула из него краткие сведения 'кто есть кто у трона могущественного Владыки'. Заодно обнаружила, что оное на данный момент свободно; впрочем, с этой темы быстро соскочили. Зато подробно обсудили магические умения и успехи Чариэля. Ему объективно было чем гордиться! Девушка всячески поддерживала оратора: то и дело восхищённо ахала, качала головой и задавала кучу вопросов. В результате эльф мимоходом проболтался о своём таланте с лёгкостью проводить энергозатратные магические ритуалы. Какие именно, он не уточнил, но догадаться было несложно. Заметив свою оплошность, мужчина попытался отвлечь её внимание комплиментами, и на этот раз это ему вполне удалось.

- Думаю, вы, как и большинство женщин, не обучались ни в магической школе, ни даже на дому. Я прав? (Мира сочла за лучшее кивнуть.) А, между тем, у вас прекрасные задатки. Особенно в области природной живой магии.

- А почему не мёртвой? - ляпнула она.

- Что, так хотите устраивать локальные осадки над неугодными головами? - хмыкнул Чар. - Или сразу камнепады? Не расстраивайтесь, влиять на животных и договариваться с растениями не менее ценный талант. Вон, с оленем моим вы сразу нашли общий язык...

- А что тут такого особенного? Он мне просто понравился. Быстрик у вас красавец, да, мой хороший? - девушка нежно погладила тёплый гладкий мех и в ответ почувствовала под пальцами лёгкую вибрацию удовольствия. - Я ему, наверное, тоже понравилась, особенно когда яблоком угостила. Для этого никакой магии не требуется.

- Напрасно вы так думаете! Приручить зверя, особенно крупного, не так-то просто. Меня, к примеру, он слушается беспрекословно, но лишь из-за магической привязки, это полностью искусственный приём. Вас же он послушает и так. Как послушал утром в Куроедово один обидчивый петух.

Мира невольно поперхнулась воздухом. Как он догадался?!

- У вас так мило покраснело ушко, - промурлыкал сзади эльф. - Между прочим, мне было больно...

- Простите. Но, надеюсь, вы не думаете, что в качестве компенсации я выйду за вас замуж? - не очень вежливо осведомилась она.

В несчастное ухо скорбно выдохнули 'жаль...', и она невольно подумала, сколько петушиных ударов он готов вытерпеть ради своей цели. Десять, двадцать? Петушиных, или..? Интересно, кто тут водится покрупнее?

Паузу в разговоре снова заполнили размышления о текущей ситуации, отчего настроение у девушки стремительно поползло вниз. До неё дошло, что ни разу за всё время, что она провела с эльфом, он не поинтересовался, к какому роду принадлежит она сама, и почти ничего у неё не спрашивал. Неужели ему и в самом деле безразлично происхождение потенциальной спутницы жизни? По одной из трёх причин, до которых Мира смогла додуматься. Первая - он знает это и так. Вторая - до того влюбился, что это его совсем не волнует (оставим для романтичных дур, чует печёнка, дело не в этом). И, наконец, третья - Чар не интересуется ею потому, что по-настоящему жениться и не планирует. А собирается, к примеру, принести её в жертву в каком-нибудь очередном магическом ритуале. Мама!

И, самое обидное - кажется, что-то подобное в её жизни уже было...


Это ощущение ещё более возросло, когда эльф направил оленя от очередной развилки прямиком в лес, с деланной небрежностью сообщив при этом, что собирается срезать путь. Как же хотелось в это верить! Да только не верилось, ну вот совсем. Она подумала о своих гребешках - жалкой замене потерянной где-то острой заколки, и пришла к выводу, что пытаться использовать их против мага чревато его смертью разве что от хохота. Нет, лучше его не злить... На крайний случай можно попробовать подлизаться к Быстрику - вдруг хоть он её пожалеет, но всерьёз на это девушка не рассчитывала. Как же всё-таки противно мучаться неизвестностью! Лучше бы Чариэль сразу сказал, что ему надо, а то к концу дороги она себя окончательно изведёт.

Или... не успеет? У Миры против воли ёкнуло сердце, когда узкая тропа внезапно закончилась, и они въехали на обширную, спрятанную за густыми деревьями поляну. Посреди неё в ровном 'хороводе' застыли вертикальные каменные изваяния самого подозрительного вида. 'Стоунхендж какой-то...'

Внутри круга высился ещё один камень, непроницаемо-чёрный. Догадаться о его предназначении не составило никакого труда. Алтарь! Мира почувствовала, как у неё затряслись руки, и покрепче сжала шею остановившегося по команде хозяина оленя.

Чариэль осторожно опустил с её головы капюшон и легонько коснулся губами волос.

- Не бойтесь, прошу вас. Я не причиню вам зла.

- А всего лишь принесу в жертву? За что мне это, боже, за что?!

- Пожалуйста, не плачьте. Вы всё не так поняли. Мирослава, не плачьте! Это остатки древнего святилища и одно из редких мест так называемой 'чистой силы'. Я не собираюсь приносить вас в жертву. Не вас.

- А кого, Быстрика?! - невольно возмутилась она, разворачиваясь.

Лицо эльфа было бледным, но решительным, на губах блуждала странная ироничная усмешка.

- Нет. Я скорее имел в виду себя. Сказать по правде, с тех пор, как я вас увидел, будущее рисуется мне не в таких уж мрачных тонах. Вы мне действительно нравитесь, Мирослава. Позже я обязательно расскажу вам всё, обещаю, а пока...

Он легко соскочил на землю и протянул к ней руки.

- Спускайтесь. Клянусь, ничего страшного с вами не случится. Но нам надо...

- К счастью, уже не надо. Тебе, - с явной издёвкой раздалось из-за ближайшего каменного болвана.

Чариэль стремительно развернулся, одновременно выплетая заклинания - с тем, чтобы обнаружить не менее трёх десятков стрел, нацеленных прямо на него. Впрочем, некоторые избрали мишенью оленя и девушку, которая так и не успела спешиться и теперь испуганно озиралась по сторонам, пытаясь понять, насколько всё осложнилось лично для неё.

- Ещё одно движение - и из каждой твоей ладони будет торчать по дюжине стрел, - довольно усмехаясь, вперёд выступил рослый эльф, по-видимому, предводитель засадного отряда.

'Хорош! - машинально отметила Мира. - Какая мощная фигура - наверное, не чистокровный. Зато харизма так и прёт. Такую никакой магией не прошибёшь...'

На фоне пепельноволосого, неприметно одетого Чариэля, новый персонаж выглядел более чем эффектно: в щегольской военной форме с ярко-алым плащом и необычной для эльфов причёской в виде высокого конского хвоста. Чар презрительно сплюнул на землю, когда его знакомый (враг?) демонстративно помахал перед его носом массивными, слабо мерцающими браслетами. 'Антимагические?'

- Ну что, проникся? Я же говорил, тебе со мной не тягаться. Думал, один такой умный? Я знал, что ты не решишься сунуться в Райнинг, слишком много лишних глаз и ушей, и всё это время ждал тебя здесь. С парой боевых магов, разумеется. Куда тебе, слабаку, против них! Однако, вижу, главное тебе всё же удалось. Молодец, теоретик. Сделал всю чёрную работу, и теперь я...

- Для начала захлопни рот! Не видишь, что ты её пугаешь?!

- Я?! Так, спеленайте этого неудачника, потом решу, что с ним делать, - приказал эльф.

Чариэля тут же оттащили, довольно грубо, хоть он и не думал сопротивляться, и лишь брезгливо кривил губы. На Миру он больше не смотрел. Зато ей представилась возможность детально рассмотреть грозного командира - он вплотную приблизился к оленю, не сводя оценивающего взгляда с его напряжённой пассажирки. Блин, из огня да в полымя?!

- Счастлив представиться, моя прекрасная Мирослава. Первейнн, первый воин Владыки.

Отвесив элегантный поклон, эльф продолжил откровенно разглядывать девушку, уделяя особое внимание полускрытому плащом декольте и сбившейся за время дороги юбке. Нервным движением Мира поправила подол, на долю секунды опередив руку 'услужливого' мужчины.

- Откуда вы знаете моё имя?

- Можете не верить, но вы мне приснились! Я увидел вас, бесподобная, и буквально ослеп от вашей красоты! А ещё я увидел, что вы попадёте в беду, и, проснувшись, поспешил сюда в надежде спасти вас. ('Ну и гонит!') Я так рад, что успел, что не дал свершиться несправедливости. Надеюсь, вы сочтёте, что я достоин небольшой награды...

'О нет...'

- Несравненная Мирослава! Я полюбил вас ещё во сне, пламенно и страстно! Всё это время неимоверно страдал, и поэтому сейчас, когда наконец-то вижу вас наяву, решил не откладывая...

'А-а, Быстрик, увези меня отсюда, я боюсь этого извращенца!!' - в панике 'заорала' девушка.

Хорошо, что она в это время держалась!

Чариэль не соврал - она действительно может влиять на животных, даже мысленно! Олень сорвался с места так резко, что едва не задел рогами растерявшегося Портвейна, или как там его? Миг - и кишащая эльфами поляна осталась далеко позади. Быстрострел нёсся вперёд не разбирая дороги, и единственной задачей Миры было не свалиться с него на всём скаку. Когда через какое-то время её спаситель выдохся и остановился, она с удивлением обнаружила, что лес закончился, и перед ними расстилаются обширные поля.


Олень затормозил у ручья, опустил голову и стал жадно пить. Мира со стоном сползла на землю и последовала его примеру.

- Ох, Быстрик, куда ж это нас занесло?

Тот закономерно ответил ей взглядом 'а я почём знаю?' и поддел мордой руку, намекая, что неплохо было бы почесать спасителю под шейкой. Намёк был понят правильно.

- Кажется, я вижу впереди деревню. Давай там переночуем? Или лучше не выходить из леса, чтобы нас не нашли? Знаешь, на фоне того чернохвостого завиралы твой хозяин мне даже как-то нравиться начал. Надеюсь, его там не сильно побили... И вообще, я ведь, получается, тебя у него угнала. Ты хочешь к нему вернуться или со мной останешься? Хотя бы ненадолго. А то мне одной страшновато, - призналась она.

Быстрик вздохнул и подставил для почёсываний нос. Мира расценила это как знак согласия и следующие десять минут усердно благодарила - чесала и гладила. Потом олень подкрепился травкой ('а девушке шиш с хреном, угу') и был готов продолжить путь. Согнул в коленях передние ноги, позволяя пассажирке устроиться на своей спине, и уже неторопливо потрусил через поле к деревне.

Впрочем, в ней Мира решила не останавливаться - название не впечатлило. 'Большое Жлобино'. Местная гостиница тоже вызывала подозрение - 'Три дороги'. Чего это три, когда рядом с деревней проходит всего одна? Смутно припомнилась книжка, где подобное название вполне официально означало 'втридорога', вдруг да и здесь так же. Тем более, что судя по облупленному виду домишки, услуги класса люкс постояльцам светят разве что во сне. Так что - ну его, это Жлобино. Тем более Большое. До ночи она как-нибудь с голоду не помрёт, а там, глядишь, доберётся до более приветливого места. Вон, к примеру, дорожный указатель на обочине сообщает, что 'до города всего пять часов пешего пути'. А конного? А на оленях? Не написали, лентяи. Как и то, до какого именно города. С другой стороны, какая разница? Главное, доехать уже докуда-нибудь, поесть нормально и дать отдых многострадальной пятой точке. А ещё в горячей ванне бы поваляться...

Мечтая, Мира, тем не менее, бдительно глазела по сторонам, наблюдая за реакцией других путников на неё с оленем. Этих самых путников на дороге встречалось чем дальше, тем больше, стало быть, городок впереди ожидается не такой уж и маленький. И это только к лучшему, в толпе всегда легче затеряться... Ещё её порадовало, что не одна она рассекает на олене: вскоре навстречу попался 'рыжик', а после обогнали 'черныш' и 'жирдяйчик'. ('Ну серьёзно, толстый же. Может, беременный? В смысле, если это девочка. И рога у неё не такие развесистые... точно, девочка. А хозяин у неё - гад и придурок, разве можно ездить на беременных?! Гринписа на него нет!') Прохожие и проезжие были в основном эльфами и людьми, и спокойно шли-ехали по своим делам, бросая на девушку минимально любопытные взгляды. Лишь один раз с ней попытались заговорить, ну тут уж она сама виновата: не к месту захихикала, разглядывая встречного тролля, молодого, рослого и совершенно синего. Кажется, именно такой товарищ отметился в предках у Портвейна, у эльфов совершенно другой тип фигуры. Эх, чего ж он и цвет не унаследовал, было бы прикольно! Тролль, само собой, принял её интерес за заигрывание, приосанился, осклабился и начал активно подмигивать, одновременно заступая дорогу, но Быстрик интуитивно понял желание пассажирки и выставил вперёд рога. Отъезжая, Мира украдкой оглянулась и послала несостоявшемуся кавалеру воздушный поцелуй - для поднятия настроения, и тут же на всякий случай попросила оленя ускориться.


Обещанный город, возникший перед ними в вечерних сумерках, показался Мире довольно красивым. Чистые улицы, пёстрые цветники перед каждым домом, фонтан на площади... Она решила довериться интуиции - своей или Быстриковой - и неспеша ехала, разглядывая дома и жителей этого неизвестного для неё города. 'Знак судьбы' не заставил себя ждать - заметная ярко-красная вывеска на аккуратном двухэтажном домике гласила:

'Гостиница 'Загадочная красавица'. Недорого и конфиденциально'.

Как раз для неё местечко!

Дворовый уставился на неё во все глаза, но без лишних вопросов проводил сначала на конюшню, где с комфортом устроил олешку, а потом и в дом. В небольшом холле народу было мало, зато из примыкающего к нему обеденного зала доносился такой шум, словно там столовалось по меньшей мере два сегодняшних засадных отряда. Вместе с лошадьми. По крайней мере, ржали там так же громко и немузыкально.

'Поем в комнате', - решила Мира.

Вынырнувший из-за стойки хозяин оказался невысоким кругленьким человечком с добродушной улыбкой и неожиданно цепким взглядом, которым он быстро окинул её с ног до головы и разулыбался ещё шире.

- Госпожа изволит?..

- Комнату на ночь, ужин...

- На двоих? На троих?

- Нет, я одна.

- Прекрасно! Для одиноких путников у нас скидки. А для таких красивых - дополнительные услуги в подарок! Что предпочитаете?

- Горячую ванну! Это можно устроить?

- Разумеется, госпожа...

- Мирослава.

- Чудненько. Сию минуту всё будет исполнено!

Мира мысленно порадовалась своей везучести: тому, что на въезде в город умудрилась заметить у обочины кошель с деньгами, тому, что Быстрик по её наводке ловко поддел находку рогами за шнурок и 'сделал копыта', а теперь и тому, что здешние расценки позволят насладиться комфортом по высшему разряду. Та-дам, мечты сбываются!


То, что мечты зачастую сбываются как-то криво, Мира заподозрила ещё тогда, когда как следует разглядела своё временное пристанище. Слишком всё какое-то красное, вычурное, зеркала во всю стену и кровать таких габаритов, что можно было бы лечь вместе с Быстриком, и ещё столько же места осталось. Зато хоть ванну сразу организовали. Пока она осматривала комнату, двое дюжих молодцев живо наполнили стоявшую за перегородкой огромную бадью горячей водой, притащили чистые полотенца и помывочные наборы на выбор: 'Королева ночи', 'Прекрасная незнакомка', 'Зимний зной' и тому подобные, нарочито чувственные названия. Мира с удовольствием всё перенюхала и в результате выбрала случайно затесавшегося в кучу 'Сурового владыку'. Ей всегда нравились мужские запахи. Прислужники самолично вылили в бадью и взболтали мыльный раствор, с надеждой поинтересовались, не нужно ли госпоже ещё чего (спинку там потереть, догадалась Мира), получили вежливое 'спасибо, до завтра' и печально удалились. А девушка побыстрее нырнула в ванну, пока вода не остыла.

Её блаженное уединение продлилось так недолго!

Приоткрыв глаза на неясный шорох от двери, Мира беззвучно вскрикнула и едва не захлебнулась. На расстоянии вытянутой руки от неё стояли в ряд трое практически голых мужчин! Двое эльфов и человек, блондин, брюнет и рыжий, разной комплекции, но все как один мускулистые и симпатичные. В одинаковых почтительных позах - руки за спиной, головы скромно опущены... И все исподтишка на неё зырят!! И при этом недвусмысленно шевелят своими набедренными повязками... Мама.

К Мире наконец-то вернулся голос.

- Что вы здесь делаете?!

- Ждём ваших распоряжений, госпожа!

- Все трое??

- А вы не против?! - обрадовались вторженцы. - Сразу все или по очереди?

- Чур, я первый! - поднял руку эльф-блондин. - Я буду с вами нежным, госпожа...

- А я окуну вас в пучину страсти! - поигрывая бровями, пообещал брюнет.

- А я исполню все ваши тайные желания... без ограничений... - томно облизнулся рыжий.

- У меня только одно желание - чтобы вы сию же минуту свалили отсюда, все трое!! - рявкнула девушка, хватая полотенце. Кое-как обернулась им и вылезла из бадьи с противоположной от мужчин стороны. - Убирайтесь, а то хозяину пожалуюсь!

- Так он же нас и... того, направил, - явно растерялись те.

- Зачем??

- В качестве дополнительной услуги. У нас так принято, вы что, не знали?

- Откуда? Я здесь первый раз!

'Во попала со своей 'интуицией!'

- Не знали, а теперь знаете. Пользуйтесь нами смело, о прекрасная! - промурлыкал рыжий. - Если троих вам много, рекомендую выбрать самого достойного, самого умелого и востребованного...

- Меня, - поклонился брюнет.

- Слушай, ты!..

- Так. Слушайте вы, мачо-мэны, повторяю ещё раз - никто из вас мне не нужен! Я хочу, чтобы меня оставили в покое! Поесть и поспать! Одной! Всё!! И передайте вашему хозяину, что ужинать я буду в комнате. Ясно?

- Чур, я принесу! - снова затряс рукой блондин.

Мира страдальчески закатила глаза. Они вообще нормальную эльфийскую речь понимают?!

- Нет, я передумала. У вас есть отдельные кабинеты?

Все трое дружно закивали.

Неимоверного труда ей стоило убедить этих неотразимчиков, что она не передумает, и чуть ли не силой выпихнуть за дверь. На которой, как выяснилось только сейчас, замок, равно как и засов, крючок и тому подобное, отсутствовал как класс. Ничего себе порядочки! Может, плюнуть на деньги и пойти поискать более приличное место для ночлега? Угу, в сумерках да при таком знании города существует куда большая вероятность найти как раз менее приличное... 'Ладно, с запором придумаем что-нибудь, в крайнем случае, позову сюда Быстрика. Боюсь даже представить, что тогда подумают эти извращенцы...'


Одевшись в темпе вальса, Мира осторожно выскользнула в коридор. О чём почти сразу пожалела - за ближайшим поворотом навстречу ей, шатаясь, брёл молоденький, богато одетый эльф в сопровождении кого-то из обслуги. Увидев девушку, он радостно раскинул руки и завопил:

- Эту хочу!!

- Эм... Уважаемый...

- Я не повторяю дважды, забыл, с кем разговариваешь?! Хочу эту!

Изящный палец с массивным перстнем уткнулся Мире прямиком в грудь.

- Уважаемый...

- Сопляк! Что ты себе позволяешь?!

Сначала разозлили, а теперь ещё и оскорбляют! И возмущённая до глубины души девушка запечатлела на щеке нахала памятный знак в виде своей растопыренной ладони. Эльф икнул и, кажется, даже слегка протрезвел, глядя на неё квадратными глазами, в то время как его сопровождающий сбледнул с лица и аккуратно сполз по стеночке. Мира же была слишком взвинчена, чтобы обращать внимания на такие мелочи. Гордо фыркнув, она продефилировала к лестнице и не услышала, как юноша потрясённо прошептал:

- Ой... А теперь ещё больше хочу...


Отдельный кабинет представлял собой небольшую, изысканно обставленную комнату с овальным столом посередине и мягкими диванчиками вдоль стен. Наверное, для гостей из восточных стран, ведь на стуле в позе лотоса не посидишь - сразу кувыркнёшься. И опять эти вечные зеркала-зеркала-зеркала... Ладно ещё, когда ты красивый, смотрись и радуйся, в противном случае рискуешь себе только аппетит испортить.

Едва Мира устроилась за столом (на всякий пожарный лицом к двери), в комнату впорхнули две девушки-служанки с подносами. Вернее, одна впорхнула, а вторая, куда более габаритная, но в то же время бесспорно симпатичная, скорее вплыла. Мира приветствовала их нетерпеливой улыбкой, мысленно радуясь, что не забыла заказать хозяину именно человеческий, а не эльфийский ужин. Травкам-корешкам - решительное нет, картошке с грибами в сметане и мясным пирожкам - да!! Служанки споро разгрузили подносы с тарелками и чайным набором, но, вопреки ожиданию, не ушли обслуживать другие кабинеты, а предпочли остаться и неназойливо присматривать за гостьей. Хозяин велел доложить о впечатлениях от стряпни или просто боится, что потом ложечек не досчитается? Так они даже не серебряные, чтоб так переживать... Впрочем, надо - пусть смотрят, она такая голодная, что всё равно не подавится, не дождутся!

Поев, Мира адресовала подавальщицам довольную улыбку.

- Спасибо, всё было очень вкусно. Передайте мою благодарность хозяину и повару.

- Вы куда??

- А десерт?!

Мира удивлённо воззрилась на стол - разве она чего-то не заметила и не попробовала? Да нет, вся посуда пустая...

- Эм... А что у вас на десерт?

- Не что, а кто! Мы!

- Че... че-го? - машинально попятилась девушка.

- Ну как же! Госпожа отослала мальчиков, значит, она предпочитает...

От призывных улыбок местных работниц широкого профиля ужин чуть не попросился обратно. Мира в ужасе затрясла головой и приготовилась в случае реальной угрозы использовать по непрямому назначению чайник с кипятком, но, к счастью, этого не понадобилось. Девушки, в отличие от упёртых мужиков, оказались куда более понятливыми (или, быть может, закомплексованными) - надулись, но позволили привередливой гостье беспрепятственно покинуть комнату.

Мира с облегчённым вздохом вывалилась в коридор... чтобы тут же налететь на давешнего эльфика-вожделенца. При виде неё он издал радостный вопль в стиле 'наконец-то я тебя нашёл!' и, не долго думая, стиснул в объятиях. Не по годам и хилой комплекции крепкие и уверенные. Девушка безуспешно ёрзала и дёргалась, пытаясь вырваться на свободу, потом плюнула на гордость и решила позвать на помощь. Рот открыть успела, но и только - эльф удачно воспользовался моментом и накрыл её губы своими. Жадный, пахнущий вином поцелуй неожиданно вызвал в Мире двоякие ощущения. Она не хотела его, была возмущена, зла, растеряна... но в то же время сознавала, что именно этот невоспитанный мальчишка ведёт себя с ней наиболее честно. Не втирает о внезапно свалившейся на него неземной любви, не пристаёт к ней потому, что это прописано в его должностной инструкции, а просто пламенно желает с ней переспать. Наверняка ему уже пытались объяснить, что эта дама такая же здешняя клиентка, как и он сам, и приставать к ней нехорошо, но его желание от этого никуда не делось. Оно у него такое, как бы это сказать, весьма ощутимое!

Ценой неимоверных усилий Мира смогла отпихнуться от распалённого страстью эльфа и слегка увеличить расстояние между ними. Откровенно расфокусированный взгляд, прерывистое дыхание, на левой щеке всё ещё виден слабый отпечаток её ладони...

- Иди спать, уже поздно.

- С тобой - пойду!

- Я сегодня весь день провела в дороге и очень устала, - Мира решила попробовать договориться по-хорошему.

- А я сегодня весь день по приказу брата искал какую-то девицу и тоже очень устал. И хочу отдохнуть.

- Отдыхай. Я тебе и не мешаю. А вот ты мне...

- Я тебе тоже не буду. Просто рядом полежу.

'Ыыы' - мысленно простонала Мира.

- Полежишь с кем-нибудь другим. Или другими. Здесь такой выбор - закачаешься. Мальчики, девочки... ой.

Мимолётный взгляд в сторону холла - и она с трудом сдержала рвущиеся наружу ругательства. Неуёмный хозяин всё-таки решил её добить! Она ему что, статистику портит своей излишней переборчивостью?!

- ...Тролли, гномы, кто-то рогатый, большая чёрная собака...

- Не собака, а волк. В смысле, оборотень, - невольно хихикнул парень. - Эк он для тебя расстарался. Мне волчиц не предлагал!

- А, значит, ты здесь почётный клиент? - фыркнула Мира, сбрасывая его руки. - Всех перепробовал, все надоели, решил теперь приличных девушек домогаться?! Иди ты со своими домогательствами знаешь куда...

- Куда?

- Сказала б я тебе, но вижу, ты как раз оттуда!

За её спиной дружно грохнули и так же дружно заткнулись. Видать, клиент в лице эльфа был не только почётный, но и влиятельный. Точнее, из влиятельной семьи.

Пользуясь тем, что парень ненадолго завис, пытаясь сообразить, что она имеет в виду, Мира развернулась и торопливо зашагала к лестнице. Если подпереть дверь столиком, сверху взгромоздить тяжёлый стул, а на него ещё ночную вазу пристроить (так уж и быть, с водой), то, возможно, она даже сумеет выспаться. А утром возьмёт Быстрика в охапку и рванёт из этого чересчур гостеприимного заведения...

- Ты куда? Я с тобой!

Прилипчивый мальчишка, хоть и был пьян, но умудрился нагнать её уже на второй ступеньке и настойчиво потянул за рукав. Как и раньше, никто из обслуги не решился его остановить. Мира почувствовала, что снова начинает звереть, и так стукнула по загребущей ручонке, что парень невольно зашипел.

- В последний раз повторяю - отвали от меня, достал уже!!

- И не подумаю! Ты мне понравилась!

- И что, я должна прямо тут свалиться в обморок от непереносимого счастья?! Не дождёшься, мальчик! Потому что ты мне НЕ понравился, ясно тебе??

Эльф недоумённо захлопал ресницами. Было очевидно, что ничего ему не ясно. Неужели впервые отказывают?

- Послушай меня, - девушка кое-как продышала своё возмущение и на всякий случай понизила голос. - Ты, видно, привык, что все ходят перед тобой на цыпочках и выполняют любое твоё желание. И девушки сами прибегают, только пальчиком помани... Да? Но, подумай на досуге, кто из них сделает для тебя хоть что-то просто так? Не за деньги, не из-за твоего положения, а потому, что сам этого искренне захочет. По дружбе, по любви... Без своих денег и положения кем ты будешь для окружающих? Приятным парнем, который умеет ухаживать за дамами, поражая их своей красотой, умом и галантностью? Или капризным ребёнком, невежей, эгоистом, пустым местом? Кем? Как ты сам-то думаешь?

К концу своей речи Мира подумала, что, похоже, здорово перегнула палку, и вместо воспитательного эффекта сейчас здесь начнётся подростковая истерика с битьём посуды (или сразу ей врежет?) и угрозами рассказать всё родителям. Во всяком случае, было очень на то похоже - юноша буквально задохнулся от гнева. Набрал в грудь побольше воздуха, открыл рот...

Закрыл. Выдохнул. Закусил губу. И неожиданно отступил. Подчёркнуто вежливо поклонился, не отводя от неё тяжёлого, немигающего взгляда, и чётким шагом, не шатаясь, направился в сторону выхода. Мира и остальные проводили его глазами в гробовом молчании; потом все уставились уже на неё. Сама отповедь, по счастью, не стала достоянием общественности - слова удачно скрадывал шум, по-прежнему доносившийся из дверей ресторана. Но смотрели всё равно как-то странно. Словно боялись, что она сейчас представится новой Владычицей и начнёт разносить этот дом по кирпичику. А, плевать...

- Настоятельно прошу до утра меня не беспокоить. Никому, - особо выделила девушка. Пока все в ступоре, грех этим не воспользоваться.

Поднялась, дошла до своей двери, прислушалась - внизу по-прежнему молчали. Всё настолько плохо?

Она чувствовала себя настолько усталой, что решила отложить все переживания на завтра. Кое-как забаррикадировала дверь (ненадёжно, ну и фиг с ним), свернулась в клубок на краешке кровати и мгновенно провалилась в сон.


Выспаться, как ни странно, удалось. Самодельная баррикада осталась нетронутой - значит, в комнату ночью никто не ломился, ни с угрозами, ни с услугами. Соседи тоже тихие попались, но, скорее всего, Мира их просто не слышала. После вчерашней петушиной побудки, дороги и вечернего цирка неудивительно задрыхнуть без задних ног... И при этом проснуться довольно рано и совершенно самостоятельно. Наверное, в обычной жизни она 'жаворонок'.

В столовой было закономерно тихо и малолюдно. Мира с удовольствием позавтракала и собралась идти за Быстриком, но её задержал хозяин, в кои-то веки оказавшийся на своём месте. Засыпал вопросами, как ей у них понравилось, предложил пожить ещё - за совсем смешные деньги, при этом пообещал лично для неё бесплатные дополнительные услуги (баню-массаж, коллекционные напитки, магический замок на дверь и самое ненавязчивое и почтительное обслуживание).

Мира на это не купилась и в ответ поинтересовалась, как пройти в библиотеку. Эта идея осенила её сразу после пробуждения: а что, если просмотреть списки самых богатых и знатных родов страны, и дать волю шестому чувству - вдруг да признает своих! Если же нет - попросим списки менее выдающихся фамилий, может, с ними повезёт. Хотя и маловероятно. Почему-то кажется, что она, Мирослава, птица высокого полёта. Куда более высокого, чем вчерашний местечковый дворянчик...

Между тем хозяин тяжело вздохнул, вышел из-за стойки и с поклоном вручил ей увесистый букет снежно-белых махровых колокольчиков в окружении забавной кудрявой зелени.

- Очень красиво. Это мне?

- Угу. От вашего... (ещё один вздох) горячего поклонника.

- Кого именно? - на всякий случай уточнила Мира. Вдруг да это Чарик сбежал от Портвейна и сумел её найти. Он же маг, значит, может, по идее.

- Лигорэля Ар'Тайна. Ну, которому вы вчера... - и мужчина украдкой похлопал себя по щеке.

- Понятно. Что ж, передайте ему при случае мою благодарность.

- Лучше сделайте это лично!

- Каким же образом? Мне вообще-то пора. Или он сейчас стоит за дверью?

- В том-то и дело. Не стоит. Он вчера изволил где-то гулять, когда нас покинул, но потом вернулся, принёс вот это и снова ушёл. Но очень просил (очень просил, понимаете?) вас его дождаться. Я покорнейше присоединяюсь к этой просьбе.

'Так-так, - подумала Мира. - Походу, дело пахнет керосином. Мальчик решил проспаться и на трезвую голову высказать мне своё 'восхищение'. Или без кавычек? Уж и не знаешь, что хуже...'

- Спасибо. Но, к сожалению, я тороплюсь. Всего вам доброго.

За дверью почти ожидаемо обнаружилась парочка дюжих молодцев - тех, что давеча носили ей воду для ванны. Увидев девушку, они слаженно поклонились и заступили ей дорогу.

- Прошу прощения. Вы, наверное, не поняли - господин Ар'Тайн ОЧЕНЬ просил...

- Да всё я поняла! - с досадой сказала Мира и повернулась к хозяину. Он вышел вслед за ней и вид имел самый унылый - возможно, предчувствовал грядущие неприятности. Как бы дело ни сложилось - он по-любому окажется крайним. - То есть до того светлого момента, как ваш похмельный господин 'Хочу' притащит сюда свою за... замечательную физиономию, вам приказано удерживать меня здесь под любым предлогом или без оного? И даже если я ОЧЕНЬ попрошу вас дать мне уйти, вы этого не сделаете?

- Увы. Я боюсь с ним ссориться. С ними, - поправился хозяин и виновато развёл руками.

- А со мной не боитесь? - сощурилась Мира.

Мужчина машинально отступил на шаг назад, а потом и вовсе предпочёл исчезнуть за дверью. Ну конечно, что ему угрозы явно небедной, но одинокой девицы? Ну, повизжит, потопает ногами, расколотит в ярости пару сервизов... Так Лигорёк ему потом всё компенсирует. А вот если вышеназванная девица сумеет ускользнуть...

Хм. Ускользнуть, или?..


'Быстрик, ты там как, не спишь? - мысленно позвала Мира. - А меня тут два дядьки в заложницы взяли! Точнее, нас обоих. Собираются держать нас взаперти и морить голодом. Что ты об этом думаешь?'

Олень думал примерно то же, что и она - в ответ пришла отчётливая волна возмущения. И в тоже время некоторой неуверенности. Мира догадалась, что Быстрик сомневается, сможет ли выбраться из закрытой конюшни, и дала установку пока не буянить и ждать её.

- Я так поняла, уважаемые, что со двора мне путь заказан? Что ж. В таком случае мне хотя бы дозволяется навестить своего оленя? Он не привык подолгу находиться в закрытом помещении и сейчас наверняка волнуется. Надо его успокоить. И заодно проверить, как его там кормят. Уверена, что плохо.

Мужики хором возразили, что ничего подобного - у них-де для оленей даже отдельное меню есть ('угу, и оленихи в качестве вип-допуслуги'). Поколебались, решая, стоит ли допускать хозяйку до питомца - не сбежит ли часом, пришли к выводу, что нет, и проводили Миру куда надобно. Перегородили своими немалыми телесами выход и начали старательно бдить.

- Ну что, мой хороший, как ты без меня? Скучаешь? Я тоже.

Девушка принялась наглаживать и чесать оленя, одновременно поглядывая на охрану. Жаль, что она не маг, наколдовала бы им внезапное расстройство желудка - и вуаля! - путь свободен. Ворота сейчас открыты, значит, главное, выбраться отсюда во двор. Но таких бугаёв Быстрик с места не сдвинет, хотя он даже крупнее лошади.

'А если сделать вид, что ты их забодать хочешь? Нет, не по-настоящему, протыкать никого не надо, они ведь люди подневольные. Это кое-кому другому не помешала бы пара дырок в одном месте, чтоб неповадно было над порядочными девушками глумиться... Кстати, хочешь?'

Мира протянула оленю свой букет. Красивый, конечно, но с учётом ситуации больше напоминает издёвку. Тот принял подарок на ура и аппетитно захрустел сочными стебельками. Мира заметила на одном цветке осу и махнула рукой, сгоняя её - а то ещё ужалит любимца в нос или в губу. Оса описала в воздухе круг и невозмутимо уселась ей на палец. Стряхнуть её Мира не успела, ощутив слабую вопросительную волну. Ого, неужели она даже с насекомыми может 'общаться'?! Класс!

- Уважаемая оса! ('Мда, дурдом на выезде...') Ты здесь одна проживаешь, или вас много? - оса бодро взлетела, и, проследив за ней взглядом, Мира заметила прилепившееся к балке большое гнездо. То, что надо! - Не могли бы вы нас выручить? Надо немножко покусать вон тех двух дядек...

Оса отнеслась к просьбе с энтузиазмом. То ли ей было скучно, то ли польстило вежливое обращение, но не прошло и пары минут, как она подбила на потеху товарищей из гнезда, и весь рой с оглушительным жужжанием устремился навстречу побледневшим сторожам. Они попытались захлопнуть дверь, но не успели, и с воплями заметались по двору, отгоняя веселящихся мстителей.

Мира в это время выпустила Быстрика, забралась к нему на спину, прижалась покрепче - и побег, вернее, забег на свободу начался!

Удачный старт ознаменовался не менее удачным финишем - на другом конце города. Затормозив в каком-то сквере, олень полез освежиться в ближайший фонтан. А Мира устало плюхнулась на скамейку и стала думать, что ей делать дальше.


В принципе, понятно что - перво-наперво валить из этого гостеприимного города. Кстати, выяснить бы на всякий случай, как он называется... Куда валить - вопрос второй и пока безответный. Но перспектива и здесь имеется, и имя ей - женская интуиция плюс дорожная карта. Жаль, что в библиотеку уже не сходишь (хозяин сдаст, однозначно), и придётся тратить деньги, но они у неё хотя бы имеются. Вот закончатся, тогда и будем страдать, а сейчас рановато. Итак: ищем книжную лавку, покупаем карту и, если удастся, справочник дворянских родов, запасаемся провиантом, выбираем направление - и вперёд, навстречу новым приключениям! Ой, нет, это уже лишнее, ей пока и старых хватило...

Первой на глаза попалась не книжная, а одёжная лавка, и Мира, не долго думая, решила туда заглянуть. Выменяла по бартеру свой коричневый плащ на такой же невзрачный, но женский, более подходящий по размеру и цветом повеселее - лиловый, а ещё приобрела дорожную сумку через плечо, и, экспромтом, кудрявый белокурый парик с пришитыми к нему человеческими 'ушами'. Не очень натурального вида, но с пары шагов не отличишь от настоящих. Хозяин лавки уверил, что у них молодёжь любит так развлекаться - эльфы выдают себя за людей, люди - за эльфов (длинноухие парики тоже имелись), а во время ежегодного карнавала особой популярностью пользуются парики с пришитыми к ним зелёными 'лицами' гоблинов. Мира, хоть и нежно любила этот цвет, решила, что в такой монументальной маскировке пока что не нуждается, но сама традиция показалась ей забавной. Под конец она купила ещё широкий кожаный ремень, обшитый золотистыми бляхами - не для себя, а для Быстрика. И красиво, и внимание отвлекает: мало ли, вдруг кто-то и его запомнил.

Довольная покупками, Мира прямо в лавке натянула парик и новый плащ, а на улице приладила на оленя 'ошейник' - посвободнее, чтобы нигде не натёрло. Быстрик оценил обновку и попытался зависнуть у ближайшей витрины, любуясь своим отражением. Девушка нашла взглядом нужную вывеску (адрес книжного развала подсказал всё тот же 'тряпичник'), велела рогатому Нарциссу поторапливаться... И чуть не вскрикнула, когда чья-то рука тяжело опустилась на её плечо. Резко обернулась...

- Чар? Как вы меня нашли?! И... как вы меня узнали?! Я же в парике!

Даже обидно стало - обзавелась такой прикольной маскировкой, а её сразу рассекретили!

- Вижу. Хороший ход, - похвалил он. - Не узнал бы, если б не магический маячок, который я успел на вас навесить... Мирослава, нам нужно срочно поговорить. Давайте присядем вон на ту скамейку... А ты молчи, - беззлобно огрызнулся эльф, бросив взгляд на своего блудного оленя. - И нечего её защищать, я лучше тебя знаю, что против врождённой магии устоять трудно. Особенно когда не очень и хочется. То-то тебя так разодели, а ещё небось гладят, угощают и шепчут в ушко, какой ты хороший. Кто б и мне такое сказал...

Быстрик смущённо заелозил копытом по земле, но Чариэль уже отвернулся от него и повёл девушку к скамейке. Сам эльф выглядел неважно - усталым и потрёпанным. Мире против воли стало неловко.

- Вам удалось освободиться? Почему этот... забыла, как зовут, так на вас набросился? У вас с ним старые счёты, да?

- Скорее как раз новые, - вздохнул тот. - Странно, неужели он вам не понравился?

- Нисколько. Да и вы недалеко от него ушли, - Мира решила, что больше не станет деликатно молчать о своих подозрениях и выскажет ему всё прямо. В отличие от вояки, с ним, кажется, всё же можно будет договориться по-хорошему. Или нет? - Зачем я вам нужна, Чариэль? Что вы собирались со мной делать среди тех камней? И что хочет от меня Пор... как его там?

- Первейнн? То же, что и я. И ещё, навскидку, несколько сотен самых родовитых и амбициозных эльфов. Жениться на вас.

От такой откровенности глаза у Миры чуть не покинули пределов лица.

- А... зачем??

- Чтобы стать новым Владыкой.

- И где связь? Вы своим ритуалом вывернули мне мозги наизнанку, и я забыла, что являюсь наследной принцессой??

'Блин, только этого не хватало!' - мелькнуло у неё в голове.

- Нет, дело не в этом. - 'Ффу...' - А в пророчестве. После внезапной смерти Владыки (а он, насколько вам известно, умер бездетным), на церемонию похорон явилась одна очень старая и прославленная провидица и принародно изрекла буквально следующее:


Лишь тот занять сумеет трон

И вечною себя покроет славой,

Кто поклянётся властвовать без войн,

И чьей супругой станет Мирослава.


- На этом старушка закатила глаза и отдала Пресветлой душу. Я был там и видел всё собственными глазами.

- Понятно, - криво улыбнулась Мира. - Значит, моя небесная краса здесь совершенно ни при чём. Я и так не очень-то верила в любовь с первого взгляда, но до такого бы точно не додумалась...

- Простите. Я собирался рассказать вам...

- После обряда? Значит, за этим вы меня притащили на ту жуткую поляну?

- Она не жуткая. На этом месте много веков стоял храм, посвящённой Пресветлой, и свадебный ритуал, проведённый там, имел бы совершенно законную силу.

- Но всю малину испортил Портвейн...

- Что? Да, к сожалению, я не учёл того, что этот интриган просчитает мои возможные действия и так быстро выследит...

- Кстати, - встрепенулась Мира. - А вдруг вы все ошибаетесь, и существует ещё одна Мирослава? Или даже много? У меня какое-то нетипично эльфийское имя, правда же? Так, может, вам надо всем коллективом за какой-нибудь гномкой гоняться, или там человеком. Или троллем. И пусть она будет новой Владычицей... А?

- Согласен, это было бы смешно. Но давайте посмотрим правде в глаза - если бы девушек с вашим именем было несколько, ритуал призыва перенёс бы вас всех. А он сработал только на вас. В таких вещах сбоев не бывает... И в толковании пророчества тоже. Как видите, они всегда предельно конкретные. И всегда сбываются.

- Точно-точно? И покойного Владыку тоже предсказали?

- Совершенно верно. Когда он пришёл во дворец и публично предъявил доказательства, указанные в пророчестве, его вынуждены были короновать без лишних вопросов.

- И что же это были за доказательства? - полюбопытствовала Мира.

Эльф неожиданно смутился и замялся.

- Да так, особые отметины на теле.

- Родинки, что ли? И в каком месте?

- Ну... в разных. В том числе и в тех, что демонстрировать в общественном месте ни в коем случае не стоит. Но - иначе б не поверили...

- О-фи-геть... Получается, мне ещё повезло, - девушка помолчала, а потом испытующе посмотрела на мага.

- Чар, скажите, а зачем вам-то всё это надо? Вы так одержимо хотите стать новым Владыкой - почему? Мне показалось, вы скорее учёный, а не честолюбивый политик, но, наверное, я ошибаюсь? Ведь мы почти незнакомы.

- И, тем не менее, вы правы. В это сложно поверить, но власть ради самой власти меня никогда не прельщала. На всю эту авантюру я решился скорее не ради, а вопреки. Помните, что говорилось в пророчестве? Не думаю, что вам это известно, но в настоящее время мы находимся в очень напряжённых отношениях с Королём оборотней. Прежний Владыка успел ему порядком насолить, и сейчас самое время вернуть всё в мирное русло... Но это, боюсь, понимают и приветствуют немногие. В числе самых ярых сторонников новой войны, конечно же, бывший главный военачальник Первейнн.

- Который жаждет стать новым Владыкой, и при этом пойти на клятвопреступление и всё же развязать войну?

Чариэль кивнул и с силой потёр лоб.

- Если бы только у меня было время! Я слишком редко бывал при дворе и ещё реже общался с окружением Владыки. Не моё это... В результате я могу назвать скорее тех, кого и близко нельзя подпускать к трону, а по-настоящему достойных претендентов - увы, нет. Тогда всё было бы намного проще: я бы с большим удовольствием устроил ваш брак, а не свой собственный. Простите за эти слова, вы - чудесная девушка, но, сказать по правде, сама мысль связать себя с кем-то до конца времён меня всегда изрядно пугала. Среди родни бывали случаи, когда неудачный брак отравлял жизнь настолько, что хотелось приблизить этот самый конец... Да и брать на себя такую ответственность - за целое государство, вариться во всех этих интригах вместо того, чтобы спокойно работать у себя в лаборатории... меня совсем не радует подобная перспектива. По сути, я всего лишь хотел опередить Первейнна и ему подобных честолюбцев. Мирослава, скажите, может, среди ваших знакомых мужчин есть тот, кого вы любите или хотя бы хорошо относитесь? Тот, который мог бы стать следующим Владыкой, желательно не таким... кхе-кхе... лучше предыдущего?

- Вот с этого и надо было начинать, - сварливо отозвалась девушка. - А не бросаться меня очаровывать. Довольно неуклюже, кстати.

- Согласен. Мой опыт в этом деле близок к нулю, пришлось использовать чужой. И к чему всё привело, - самокритично усмехнулся эльф. - И всё же, Мирослава, поторопитесь с ответом. До меня дошли слухи, что вас активно ищет владетель восточных провинций, он же - хозяин этого города. Значит, он тоже откуда-то узнал о вас.

- А какой Владыка из него получится?

Маг красноречиво схватил себя за горло и закатил глаза.

- Ясно. - Мира дала себе крохотную отсрочку, но её время, похоже, подходило к концу. Принимать решение нужно было прямо сейчас, и оно должно было быть по крайней мере компромиссным. - Увы, достойного кандидата на вакансию Владыки я не знаю. Жениха у меня тоже нет. Скажу вам откровенно, единственный, кто вызывает у меня искреннюю симпатию, это вот он, - и она на полном серьёзе показала пальцем на оленя. Тот удивлённо поднял голову и чуть не подавился травкой, которую ощипывал с газона. - Видите, даже Быстрик не жаждет занять эльфийский трон. Не волнуйся, умница моя, ты явно заслуживаешь лучшей участи. (Олень согласно кивнул и продолжил жевать.) Так что придётся выбрать твоего сравнительно честного хозяина. А он в ответ пообещает относиться ко мне с уважением и помочь развить магический дар. Договорились?

До Чариэля дошло не сразу, пришлось поощрительно улыбнуться. Вместо символического рукопожатия он прижал ладонь к сердцу и наклонил голову, а после запечатлел на запястье девушки вполне невинный благодарственный поцелуй.

- Можете мне не верить, но там, у камней силы, я говорил правду. Вы мне нравитесь, Мирослава. Уверен, что со временем...

Она легонько коснулась его губ, останавливая, и поднялась на ноги.

- В прошлый раз вас смогли быстро просчитать. А сейчас? Нас ищет Первейнн и ещё куча одержимых властью мужиков во главе с хозяином города. Что нам делать? Возвращаться на место силы? Прятаться? Или...

- Или идти в один из здешних храмов и пожениться немедленно, - предложил Чариэль. - Я шёл сразу на маячок и не тратил время на ваши поиски, значит, пока ещё значительно опережаю Первейнна. Но всё равно лучше поспешить.

- А если он или кто-то другой всё же найдёт нас и быстро сделает меня вдовой? Может, лучше пересидеть где-нибудь, пока все немного успокоятся?

- Не бойтесь. После свадьбы мы уже не станем прятаться, наоборот, открыто явимся к Главгарду Ар'Тайну и предъявим брачные символы на запястьях. Он ничего не сможет сделать, иначе сам пойдёт под суд, ведь все уже будут в курсе, кто я и кто вы.

- Что, придётся каждому рукой в лицо тыкать?

- Нет, всё проще. Насколько я знаю, сразу после обряда должен раздаться громовой голос и сказать что-то вроде 'пророчество сбывается'. А после коронации обычно говорится 'пророчество свершилось' - и этот магический голос слышат все до единого жители государства. Вот почему никто потом не решается в открытую оспаривать право на трон - его просто никто не поддержит...

- Ой. Тогда надо сначала купить беруши, иначе оглохнем!

- Вы такая наивная, Мирослава, - улыбнулся жених. - Это же древняя магия, голос как бы раздаётся у каждого в голове, в противном случае у нас издавна была бы стопроцентная страна глухих.

- Ну да, вообще-то логично... Чар, я волнуюсь.

- Вряд ли вас это подбодрит, но я тоже.

Они обменялись неуверенными улыбками и поднялись.

- В городе три храма Пресветлой, предлагаю пойти в ближний, Северный. Он вроде бы самый маленький из всех, и сейчас нам это тоже на руку, свидетелей меньше. Зато потом пойдём сразу в Центральный, на главной площади - там обычно много народу, да и дворец правителя совсем рядом. Представляю, как его перекосит с досады...


Храм был расположен всего в пяти минутах ходьбы, так что Быстрика решили не нагружать лишний раз, пошли так. Оставив оленя у ограды, Чариэль покрепче перехватил руку невесты и приоткрыл массивную дверь. Рука была холодная и влажная. Мира ему невольно посочувствовала - похоже, парень трусит ещё больше неё, но старается не показывать виду. Это ей можно и поплакать, и в истерике побиться, а мужик должен быть несокрушимо уверен в себе и спокоен как тотемное дерево. Бедненький...

Изнутри храм встретил их тишиной и полумраком - высокие стрельчатые окна магически затемнены, ритуальные свечи потушены, и лишь длинные жёлтые языки священного огня слегка подрагивают на сквозняке.

- А где жрица Пресветлой? Мы же не можем сами жениться.

- Странно, обычно они всегда на месте...

Чариэль закрутил головой по сторонам, но первой жрицу заметила Мирослава. Высокая фигура в белом ритуальном плаще мелькнула справа от алтаря и стала медленно приближаться.

- Добрый день. Нам нужно провести обряд венчания.

- Прямо сейчас!

- Сожалею. Но ничем не могу помочь, - прошелестело из-под капюшона.

- Почему??

Жрица расхохоталась и резко отбросила капюшон на спину. И - это оказалась никакая не жрица. 'Как в плохом фильме', - почему-то подумала Мира.

Ибо тот, кто с довольной усмешкой стоял сейчас перед ними, был ей знаком. Причём не с лучшей стороны.

- Лигорэль, что ты здесь делаешь?!

Глупый вопрос. Она и сама уже это поняла. 'По приказу брата весь день искал какую-то девицу...' Какую-то дуру, если уж быть совсем точной. Чариэль позаботился о том, чтобы в Куроедово она не засветила своё 'пророческое' имя, но она всё же сделала это позже, тем самым позволив напасть на свой след. Она же не знала! Но от понимания этого нисколько не легче.

- Ар'Тайн-младший, - выплюнул Чар. - Выследил всё-таки, даже Первейнна опередил, Главрагдова собачонка!

Торжествующий эльф резко перестал смеяться и угрожающе шагнул к ним навстречу.

- Придержи язык, маг-неудачник, пока я его тебе не отрезал и не дал сожрать твоему оленю! И не вздумай дёргаться, сам знаешь, в храме магия не действует. Вяжите его! А девчонку...

Из-за колонн бесшумно выскользнули одетые в чёрное воины. Чариэля оттащили от Миры и поволокли к выходу, но она даже не оглянулась, в каком-то ступоре продолжая разглядывать холодное лицо молодого эльфа. Даже не верится... Вчерашний капризный мальчишка, который показался ей всего лишь малость испорченным, но незлым и по-своему честным, и этот мрачный, безжалостный командир, способный на любое зверство - на самом деле две стороны одной медали. Почему всё это не сон, почему она не может сейчас просто проснуться?!

- Человечка! - презрительно бросил он, подходя. - Повезло брату, нечего сказать! Так ему и надо.

Жёсткие пальцы коснулись её подбородка, вынуждая запрокинуть голову. Лигорэль пристально вгляделся в лицо своей пленницы... и вдруг невольно отпрянул.

- Ты??

Мира молча кивнула и стащила с головы парик, о котором в суете совершенно забыла. Эльф рвано выдохнул и на миг прикрыл глаза.

- Так ты и есть... Мирослава?

- А разве ты не спросил у хозяина гостиницы, как меня зовут?

- Почему-то и в голову не пришло... - совсем по-вчерашнему пробормотал он. - Я искал её, искал тебя, а оказалось...

- Что сбежавшая от тебя девица и есть жертва вашего пророчества, - через силу улыбнулась Мира. - И, полагаю, будущая жена твоего брата?

- Нет! То есть... Да.

Лигорэль резко отвернулся, не глядя схватил её за руку и потащил за собой на выход. Воины безмолвно двинулись за ними. Мира увидела, что связанный Чариэль уже сидит на своём олене, окружённый 'почётным' эскортом конников. От Быстрика пришла волна страха и паники, и девушка, как могла, попыталась его успокоить. Может, хоть его отпустят, зачем им чужой олень? А вот на то, что братья не тронут мага, надежды не было никакой, Мира это понимала. И едва сдерживала бессильные слёзы.

Лигорэль подвёл её к высоченному серому жеребцу, посадил в седло, сам сел сзади и дал знак трогаться. Отряд медленно ехал по улицам, и прохожие, едва завидев его, испуганными тараканами разбегались по сторонам.

'Вот она, добрая и справедливая местная власть, во всей красе, - с тоской думала Мира. - Сразу видно, насколько народ её пламенно любит...'

- Как называется твой город?

- Что?

- Я так и забыла это спросить...

Судорожный вздох шевельнул волосы на макушке, рука на её талии сжалась ещё сильнее, почти до боли впечатывая в каменное тело.

- Адмир. Символичное название, правда?..

Мира вспомнила, как Чариэль зазывал её в Райнинг, и невесело усмехнулась. Кого уж тут винить, когда она сама невольно выбрала свою судьбу? Если бы олень вынес её на другую сторону леса... Если бы на дорожном указателе было написано название города... Да она бы, скорей всего, просто сюда не поехала! Впрочем, что толку сокрушаться. Поздно.

- Игорь... Отпусти меня?

Что за нелепое сокращение пришло ей в голову. И ещё более нелепая просьба. Видимо, мозг и голос от стресса заработали каждый в своём режиме.

Мира вздрогнула, ощутив мягкое прикосновение губ к своим волосам.

- Я не могу...

Ну, хотя бы попыталась.


Чтобы ненароком не зареветь, Мира решила занять себя делом. Пока незримым. По соседней улице вели бычка - его утробное 'мму' перекрывало даже городской шум. Девушка осторожно постучалась в его сознание и на этот раз без долгих расшаркиваний попросила поддеть на рога 'мужика в красном плаще и на чёрном жеребце' - он ехал во главе отряда. Сразу за ним везли Чариэля; они с господином Ар'Тайном замыкали процессию. Не потому ли он уже который раз безбоязненно целует её в макушку?

Бычок долго не раздумывал. Вырвался от своего погонщика и с боевым рёвом ринулся наперерез вышеназванному эльфу. Мира едва успела предупредить Быстрика - и вот, пока воины, вернее, их кони, рефлекторно шарахнулись в разные стороны, создавая форменную неразбериху, олень юркнул в проулок и как оборотнем укушенный понёсся прочь. Ехавший сзади Чара воин, описав красивую дугу, приземлился в сточную канаву...

Хоть бы они успели удрать из города и добраться до леса без погони!!

Лигорэль на появление быка среагировал мгновенно - заставил коня попятиться и переждал суматоху в стороне, внимательно наблюдая за тем, что происходит. Поэтому бегство пленного заметил и даже машинально дёрнул поводья, но потом передумал бросаться в погоню и приказывать это сделать тоже не стал. Вместо этого положил подбородок Мире на плечо и шепнул прямо в ухо:

- Твоя работа?

Она безуспешно попыталась стряхнуть его и заодно избавиться от непрошенных мурашек. Врать не хотелось из принципа. Тем более, ему наверняка рассказали, каким именно образом она смогла выбраться из гостиницы. Он не дурак, догадался.

- Моя. И что?

- И ничего. Отшлёпать бы тебя за такие художества... - в его голосе невольно прорезались мечтательные нотки. Садист малолетний.

- Не волнуйся. Твой брат отшлёпает.

- Моли Пресветлую, чтобы этого никогда не случилось, - совсем другим тоном сказал эльф, и мурашки поползли уже от страха. Похоже, садист у них как раз старший... Мамочка.

- Что стоите, демон вас забери! Поехали!


Дорогой Лигорэль сообщил, что в сбруе его коня зашит отражающий чары амулет. 'Любые чары, Слава'. Вдвойне отомстил, поганец - она только-только стала обдумывать мысль самой свалить под шумок. Хотя когда тебя так крепко держат, сделать это в принципе малореально. А ещё это дурацкое сокращение имени... Мирослава она! Ну или Мира, для своих.

- А тебя как друзья называют?

Чем не тема для беседы, раз удрать всё равно не позволят. Хоть отвлечётся немного.

Эльф равнодушно пожал плечами.

- У меня нет друзей. Положение не то.

- А в семье?

- Никак.

- Что, серьёзно? Прям такой официоз? Даже мама зовёт тебя полным именем?

На этот раз пауза была дольше.

- Нет. Мать умерла вскоре после моего рождения, и я не в курсе, называла ли она меня вообще хоть как-то.

- А отец?

- Он вбил себе в голову, что она нагуляла меня от другого, поэтому обращение звучало примерно так: 'эй, ты, щенок, подойди сюда!' или 'пошёл вон!', чаще второе, - ровно ответил Лигорэль. - Мы с братом действительно мало похожи. Но, тем не менее, он всегда относился ко мне... скажем, неплохо. После смерти отца Главгард унаследовал титул правителя восточных провинций. Меня он сделал своей правой рукой, и я ещё ни разу не подводил его. Нас так и называют - чудовище большое и чудовище маленькое. Или хозяин с собачкой. За глаза, конечно. Я не обижаюсь.

- Потому, что болтуны, как правило, долго не живут? - невесело усмехнулась Мира.

- Не поверишь, но это не так. Я не люблю бессмысленных жертв.

- В отличие от Главгада?

Эльф невольно хмыкнул и в который уже раз закопался носом в её волосы.

- Так его ещё никто не обзывал! Только больше не ошибайся, договорились?

- Ну, он же, по идее, не должен меня за это прикончить? Невыгодно.

- Перестань! Не играй с огнём, глупая, обещай, что не будешь! - с непонятной злостью зашептал он. - Гард будет беречь тебя, как своё единственное сокровище, потому что ты станешь залогом выполнения его главной мечты - трона Владыки. Он всегда твердил, что достоин его как никто другой, это - его навязчивая идея и смысл его жизни... Не пытайся встать между ним и его мечтой. Он всё равно не убьёт тебя, пока не почувствует, что в достаточной мере укрепил свою власть. Вряд ли это произойдёт в ближайшем столетии... Но он с лёгкой душой сделает твою жизнь невыносимой - совершенно невыносимой, на целых сто лет, понимаешь?! Обещай, что подчинишься, что не будешь пытаться ему противостоять, не будешь провоцировать! Поклянись мне, Слава!

'По-моему, это полный не-помню-кто', - отстранённо подумала Мира. После таких слов поневоле захочется умереть вот прямо сейчас, не из вредности (обломись, Владыка!), а из-за безотчётного, на инстинктах, звериного страха, который велит бежать отсюда со всех ног. А вместо этого она становится всё ближе и ближе к центру паутины и его смертоносному, отвратительному хозяину. Что ж...

Девушка повернула голову и одарила своего спутника лучезарной улыбкой.

- Нет.

Лигорэль зашипел и на автомате оставил на её рёбрах парочку синяков, но ничего больше сказать не успел.


Приехали!

Вот она какая, главная достопримечательность Адмира - вернее, сразу три главных достопримечательности. Большая красивая площадь с фонтаном и нескончаемыми цветниками; строгое, величественное здание Центрального храма Пресветлой и выкрашенный в ярко-алый цвет роскошный особняк местечкового правителя.

А вот и он сам, встречает...

Ехавшие впереди воины стали массово кланяться в сторону храма, и Мира сразу поняла, что делают они это отнюдь не из-за религиозного рвения, а потому, что на его ступенях стоял... живой факел? Во всяком случае, такой была её первая ассоциация. Ярко-красный плащ, сапоги из красной кожи, распущенные по плечам длинные волосы цвета пламени - на этого мужчину даже смотреть было больно. Потрясающая, какая-то нереальная красота! Неудивительно, что младший брат на его фоне полностью терялся, впрочем, как и все.

И только подъехав совсем близко, Мира добавила к своему первому впечатлению существенную поправку. Несмотря на всю свою яркость, этот огонь не был горячим, не был живым. Словно мастерски нарисованная картинка в книге. И за этой нарисованной красотой нет ничего, лишь одна равнодушная пустота смотрит на мир глазами цвета расплавленного золота... Какая жуть.


Лигорэль спешился и осторожно снял девушку с седла.

- Значит, в Северном? Да ты везунчик, брат! - мелодично засмеялся Главгард и перевёл взгляд на пленницу. Увиденным явно остался доволен и даже соизволил слегка наклонить голову в её сторону.

- Бесконечно счастлив наконец-то лицезреть вас, прекрасная Мирослава.

- Жаль, что не могу ответить вам тем же.

За спиной невнятно выругались.

- И чем же я заслужил подобную немилость? - ненатурально удивился красавчик. - Ах, да, кажется, вы собирались выйти замуж за другого? Прошу прощения, что помешал, но, не сомневаюсь, что вы сами разочаровались бы в своём выборе, если бы познакомились со мной уже после церемонии. Заурядный маг-неудачник - совершенно неподходящая партия для такой девушки, как вы.

- А главное - ему, в отличие от вас, не пойдёт венец Владыки.

Эльф тонко улыбнулся, принимая её осведомлённость.

- В таком случае, не будем терять времени на излишние церемонии. Жрица давно на месте, мы поженимся немедленно.

Мира посмотрела на его протянутую руку и качнула головой.

- Это не слишком целесообразно. Поясню почему, - Она резко обернулась и пренебрежительно посмотрела на Лигорэля - так и есть, парень в безмолвном бешенстве. Его брат тоже начал красноречиво темнеть лицом - 'ай-ай, мне перечить изволили!' - Судите сами: если мы проведём обряд прямо сейчас, практически без свидетелей, это, во-первых, не украсит вашу репутацию. Так спешить может лишь не уверенный в себе мужчина, который боится, что невесту уведёт тот, кого она сочтёт более достойным. - (Мира и себе не могла объяснить, зачем так откровенно нарывается, но смотреть на Главгада в состоянии 'чайник закипающий' было приятно.) - А вот если церемония пройдёт при большом скоплении народа, торжественно, красиво, если сразу полгорода услышит магический голос о сбывающемся пророчестве - у кого найдётся хоть слово против?

- О. Вы не только красивы, но и весьма умны, - 'чайник' мгновенно остыл и одарил её очаровательной улыбкой. - Вы будете идеальной Владычицей, Мирослава. Что ж, так и поступим. Церемония состоится завтра в полдень!

- Разве возможно за такой срок всё нормально подготовить?! А моё платье? - она рассчитывала на куда большую отсрочку, намереваясь за это время найти себе путь к отступлению. А может, за неё это сделает кто-нибудь другой - мало ли ещё 'женихов' в запасе осталось? Объединятся, налетят на город, и пока будут выяснять, кто круче, она тихонечко свалит... Эх, мечты!

- Не беспокойтесь об этом, дорогая. Платье давно готово, осталось только немного подогнать его по фигуре.

- А...

- Я приказал сшить самое роскошное и красивое свадебное платье в тот же день, как услышал слова предсказания. Я не сомневался в своей победе. О, вы оцените мои старания, ибо платье получилось достойным будущей Владычицы! Благодарю, что напомнили мне о нём и о необходимости соблюсти приличия. Моя спешка связана лишь с желанием поскорее заявить на вас свои права, ибо невозможно испытывать иные чувства, глядя на вас.

Мира чуть не зевнула. В который уже раз она слышит подобную льстивую ложь? Права он хочет заявить... Не на неё, а на трон, будь он неладен. И ведь не отступится, это не бедняга Чар, с которым можно было хоть как-то договориться. Пока с ней ведут себя вежливо и корректно, но что будет потом? От его улыбки, от взгляда каждый раз словно мороз по коже. Как есть паук. Который в настоящее время очаровывает попавшую в его сети муху.

У неё есть время только до завтра! Хны-хны...


Изнутри особняк правителя (который он ожидаемо именовал дворцом) оказался ещё более помпезным, чем снаружи. Яркая и пёстрая, до рези в глазах, обивка на стенах, роскошные ковры, обилие золота и зеркал, в которые хозяин неприкрыто косил глазом, проходя мимо. Так собой восхищается или уже мысленно примеряет венец Владыки? На свою спутницу Главгард тоже посматривал, но лучше бы он этого не делал - уж больно не по себе становилось ей от этих взглядов. Интересно, он собирается ждать до первой брачной ночи или на всякий случай предъявит свои права авансом прямо сегодня? Очень на то похоже. Тогда надо сказать, что сама она посвятит предстоящую ночь молитвам Пресветлой - о супружеском счастье ('ыыы!') и даровании милостей будущему венценосцу. Вдруг прокатит?

Покои, куда проводили Миру, само собой, были обставлены всё в тех же красных тонах. Никакого отдыха для глаз! Она решила, что покачать права всегда успеется, и для начала собралась просто отдохнуть. И привести себя в порядок. В её распоряжение поступила пара молоденьких горничных, которые быстро организовали горячую ванну. Не бадью, ура, именно ванну, большую, мраморную - и да, тоже красную. Наверное, магическая краска, в природе такой 'вырви глаз' не встречается. Хорошо хоть, мыло было вполне классическое, зато все остальные мелочи - от полотенец до баночек со всевозможными кремами и притирками, дружно и навязчиво алели. Ррр.

Свежее платье, принесённое служанками, само собой, тоже было красным. Но хотя бы не таким ярким, ближе к винному цвету. Если красным будет и её свадебное платье - пауку точно несдобровать! Она лучше выйдет замуж голая, чем станет безропотно оттенять великолепие 'Великолепного'. Если он настолько без ума от своей персоны, пусть сам на себе и женится!

Мира сама не понимала, почему наряду со страхом в ней поселилось упрямое желание выбесить этого красавчика по полной программе. Лигорэль предупреждал, насколько злопамятный характер у его брата, но просто молчать и делать то, что он скажет, было выше её сил. Откуда пришла на память эта фраза? 'Мы ещё повоюем!' Ей что, серьёзно жить надоело?? Но проверить, насколько широки (вернее, ничтожно малы) границы терпения нового жениха она просто обязана. Этим и надо заняться прямо во время обеда, что бы там ни говорил Игорь. Сам отказался её отпускать, пусть теперь сидит и смотрит на результат.


Трапеза проходила в малой столовой. Длинный общий стол стоял пустой; к обеду сервировали круглый столик перед окном - на три персоны. Почти интим.

Лигорэль удостоился чести разбавить их с женишком тет-а-тет - в качестве благодарности за её поимку? В любом случае, этому факту Мира только порадовалась. А Главгард явно порадовался, что она надела красное платье. А что ей оставалось, вообще-то? Тем более, её любимое зелёное из-за дорожных приключений действительно нуждалось в стирке.

- Прошу вас, моя дорогая.

Стол был уставлен всяческими деликатесами - разумеется, эльфийскими, и вскоре Мира заметно приуныла. Ну, трюфели в белом вине, ну, овощная икра из Дурляндии и эксклюзивный редис из Редискии... А мясо где? Или хоть рыбки кусок, мм? Похоже, надо обозначить свои предпочтения не откладывая, иначе она рискует не дотянуть до собственной коронации!

Само собой, братья Ар'Тайн буквально выпали в осадок от таких пожеланий. И если младший благоразумно промолчал, то Гард прочитал невесте поучительную лекцию о необходимости оставить дурные привычки и не пытаться сделать из него посмешище.

- При чём здесь вы? Это касается моего здоровья! Мой организм не может без мяса, неужели трудно это понять?!

Эльф смерил её мрачным взглядом, сделал знак одному из прислужников подойти и очень тихо отдал какое-то распоряжение. 'Небось подсунет сою и будет уверять, что это мясо, - подумала Мира. - Ничего-то у тебя не выйдет, господин Морщеносов!'

Персональное блюдо подали оперативно, не прошло и получаса. Бифштекс как бифштекс, только суховатый и довольно жёсткий - сразу видно, шеф-повар тут на травках-корешках специализируется.

- Ну как, вкусно? - подчёркнуто заботливо осведомился жених.

Мира решила не врать.

- Не очень. В городе вкуснее готовят. Видимо, эта корова умерла своей естественной смертью.

Лигорэль невольно закатил глаза, а его брат, против ожидания, лишь снисходительно улыбнулся.

- Вы не правы, дорогая. Животное было немолодое, но вполне резвое, поймать его и его всадника было непросто. Но, как видите, сделать это всё же удалось. Мне сказали, что, к сожалению, оленина всегда несколько жестковата. Ничего не поделаешь, природная особенность.

Звякнули в ослабевших руках приборы. Мира медленно подняла глаза и встретила совершенно спокойный взгляд правителя.

- Ах, простите, я мог бы догадаться, что вы, возможно, привязаны к этому животному...

'Быстрик!!'

Комната стремительно закружилась перед глазами, а потом наступила блаженная темнота...


Приоткрыв глаза, Мира обнаружила вокруг уже знакомые красные стены, и снова их закрыла. Не приснилось...

- Пошли вон.

Тихие шаги, бесшумно прикрытая дверь... и режуще-противное скрежетанье тяжёлого дубового кресла по паркету. Мира украдкой глянула из-за чёлки - Ар'Тайн-младший придвинул его вплотную к кровати, сел и стал её беззастенчиво разглядывать.

- Я знаю, что ты уже очнулась. Служанки ушли. Нам надо поговорить.

У неё было на этот счёт противоположное мнение, но притворяться дальше тоже глупо. Села, увеличивая между ними расстояние, и уставилась куда-то за его плечо.

- Думаешь, меня Гард послал?

- Угу, с извинениями.

- Слав, это была шутка.

- Что?

Девушка невольно перевела взгляд на хмурое лицо эльфа.

- Тебе только что проиллюстрировали твою будущую жизнь. В которой не будет места твоим желаниям, если они хоть как-то противоречат желаниям Гарда. Он просто поставил тебя на место в своей излюбленной манере.

- То есть... Это был не Быстрик?!

- Да твой олень уже, поди, до соседней провинции добежал вместе со своим придурком-хозяином! Я не стал их преследовать; сейчас, когда ты здесь, твой бывший жених уже никому не интересен.

- Значит этот урод обманул меня?!

- Тише-тише, не говори про него так, не ровен час услышит - и получит новый повод над тобой подшутить. Помнишь, я предупреждал, что он очень злопамятный.

- И любит ставить над окружающими психологические эксперименты и наблюдать за их реакцией?? Игорь, я думала, умру на месте, когда он это сказал! Мерзкий рыжий таракан!..

Показалось, или губы парня мимолётно изогнулись в улыбке? Что именно его развеселило - воспоминание о том, что она свалилась со стула, как мешок с картошкой, или неожиданное сравнение красавчика-брата с вполне милым на его фоне насекомым?

- Я тебя правильно поняла - ты хочешь снова прочитать мне лекцию о том, что мне необходимо во всём слушаться нашего будущего Владыку?

- Жизненно необходимо, - выделил первое слово Лигорэль.

И невольно дёрнулся, когда девушка подалась ему навстречу, схватила за руку и нарочито торжественно её пожала.

- Спасибо тебе за всё, дорогой! Вряд ли ты почувствуешь себя польщённым, но после моего олешки ты здесь самый нормальный мужик. По крайней мере, ты честный. Желаю тебе дальнейших успехов в карьере, удачи, крепкого здоровья, чего там ещё... а, мирного неба над головой! И - прости, но всё равно пожелаю - встретить свою единственную, ради которой тебе захотелось бы совершить что-то такое - хорошее, светлое, невозможное, ради которой тебе бы просто хотелось жить, несмотря ни на что. И чтоб ты тоже стал для неё единственным. Вот.

Дальнейшее вдохновение увяло на корню - настолько мрачным сделалось его лицо.

- И зачем ты мне всё это говоришь? Отвечай, живо!

От такого взгляда невольно захотелось накрыться одеялом с головой, но Мира заставила себя легкомысленно пожать плечами.

- А ты угадай.

- Значит, ты решила не следовать моему совету, а вести себя с точностью до наоборот? Одним словом, продолжать нарываться.

- Называй, как хочешь. Но я физически не могу без мяса. И - уже физически ненавижу красный цвет. Будем считать, что счёт между мной и Гадом пока ноль - один, но я в ближайшее время это исправлю.

- В какое ближайшее?! - Лигорэль вскочил и навис над ней, едва сдерживаясь, чтобы не затрясти эту упрямую, глупую девчонку. - Ты что, не понимаешь!..

- Да всё я понимаю, - тихо и совершенно спокойно сказала она. - Твой прекрасный братец или сломает меня, или убьёт, третьего не дано. Я не дам ему себя сломать.

- Зато хоть повеселюсь, глядя завтра на его рожу! - с улыбкой закончила Мира и, поддавшись порыву, погладила юношу по щеке. Он хотел что-то сказать, но осёкся и вылетел за дверь, опрокинув кресло.

А его потенциальная Владычица погрузилась в сладкие мечты о своей завтрашней мести. Храм стоит посреди площади, на площади много цветников, в цветниках наверняка живёт много-много насекомых, хороших и разных. Надо будет обязательно с ними потолковать. А ещё можно...



'Таракан', видимо, мудро решил не видеться с невестой до самой свадьбы. В отличие от своих 'сородичей'. Отослав служанок, Мира сразу же занялась делом: призвала всю местную живность. Казалось бы, дворец самого правителя! - а сколько здесь водится всякой га... в смысле, потенциальных помощников. Мыши, крысы, тараканы, пауки, блошки-козявки, мухи с комарами, даже какие-то личинки 'передавали привет' из кладовой, сожалея, что не смогут явиться лично... Мира порадовалась, что перед призывом догадалась забраться с ногами на стул. А ещё тому, что новоявленные помощники в силу своего размера бывают замечены разве что уборщиками, зато сами видят многое. К сожалению, умственная деятельность у них тоже не так чтобы очень, поэтому девушке обрисовали лишь самую общую картину. Слуги носятся по дому с выпученными глазами, пытаясь всё успеть и ничего не успевая. Хозяин порхает из кабинета в гардеробную, раздаёт приказы и наряжается. Его брат заперся в своей комнате, ходит из угла в угол, злой настолько, что даже самый смелый из тараканов не рискнул наведаться под его стол за крошками. Какая-то мышь слышала от подруги, что завтрашнее мероприятие планируется провести не в Храме, а перед ним, прямо на площади. На которую, вероятно, сгонят чуть ли не весь город - Гаду нужно как можно больше свидетелей своего триумфа. Тем лучше!

Мира велела передать обитателям площади просьбу незаметно подобраться как можно ближе к месту предстоящего венчания; более подробные инструкции они получат завтра в полдень. Закончив собрание, девушка легла спать весьма довольная собой. Главгард не простит ей этой 'шутки', но зато последнее (во всех смыслах) слово останется за ней! Народ не поддержит кандидата во Владыки, если он так масштабно опозорится. Это вам не штаны снять в публичном месте, это будет куда хуже. И веселее!

Главное, постараться не думать о последующей за этим весельем расплате. От судьбы не уйдёшь. И... в конце концов, нужно банально выспаться, чтобы завтра выглядеть ничуть не хуже своего палача.


Заснула Мира на удивление быстро - не иначе, помог принесённый услужливой горничной травяной чай с мёдом. А вот пробуждение её было странным. Вначале её беспардонно затрясли за плечи, в ответ на вялые брыкания грозно пообещали поцеловать, если она прямо сейчас не откроет глазки... Угроза сработала, девушка мгновенно распахнула глаза - и увидела перед собой довольное лицо Лигорэля. А кругом... был лес. И ночь. Красивая, звёздная.

- Что... мы здесь делаем??

- Ждём твоего мужика номер один, - усмехнулся эльф, выпуская её из объятий и заботливо укрывая тёплым плащом. - Всё просто. Я тебя похитил.

- О.

- Это всё, что ты можешь мне сказать?

- Погоди! Я ничего не понимаю... Похитил? Прямо из-под носа тараканьего царя - твоего братца?

- Нравится мне твоё чувство юмора! Между прочим, сделать это было не так уж трудно. Ключ от твоей комнаты у меня есть. Где у нас посты охраны, для меня тоже не секрет, более того, я сам их и ставил. Поэтому знал, где дежурит самая тупая стража. Там и прошёл, совершенно открыто.

- И со мной в кармане?

- Нет, ты, к сожалению (вернее, к счастью) не настолько миниатюрная. Тебя я торжественно волок на плече.

- То есть стража меня видела и всё равно тебя не остановила? Они там не просто тупые, а запредельно тупые??

- Не оскорбляй моих подчинённых, пожалуйста. Они видели лишь то, что я тащил какую-то вусмерть пьяную девицу - человеческую блондинку, если интересно. Куда и зачем, думаю, дорисовало их богатое воображение.

- Ясно. Значит, мой парик ты тогда удачно прихватизировал. Фу, и вином облил так, что я сейчас сама от себя запьянею!

- Ничего. Думаю, твой олень тебя не уронит.

- А почему ты так уверен, что он...

- Потому, что вчера конфисковал у тебя не только парик, но и вот это. Вернее, не у тебя, - Лигорэль протянул ей знакомый серебряный свисток на шнурке. - Забирай, мне он не нужен. Магическому зову трудно противостоять, даже на большом расстоянии. А уж если зов совпадает с желанием самого животного вернуться и помочь тебе, я не сомневаюсь, что уже скоро он будет здесь. Или один, или со своим дураком-хозяином. Передай ему, чтобы хватал тебя в охапку и драпал в свой Райнинг. Это его город, там Гард тебя не достанет.

- Подожди... Ты хочешь сказать, что вот так просто дашь мне уйти? С другим? Настолько рискуя?! Ты ненормальный??

Парень улыбнулся и молча пожал плечами.

- А... ты совсем не хочешь стать новым Владыкой? - тихо спросила Мира.

Он резко отвернулся, притворившись, что смотрит на звёзды.

- Владыкой - точно не хочу. Если бы не это, тогда... не важно. Сейчас уже ничего не важно. Кроме одного. А за это я спокоен.

Лигорэль повернулся, окинул девушку долгим взглядом, потом вдруг опустился на колено и прижался губами к её ладони. Отстранился быстро, слишком быстро, взамен оставив в её руке тяжёлый прохладный перстень.

- Что это?

- Подарок. На память. Он принадлежал моей матери. Чистый гномий хрусталь помогает распознать яды, но этот магически усовершенствован, он даст знать о любом направленном на тебя воздействии. Разберёшься, это несложно. Думаю, пригодится в общении с будущими женихами, с тем же Чаром, если вздумает играть нечестно... В общем, полезная вещь, не сомневайся.

- А ты без него как же?..

- Легко. За всё это время на меня ни разу не пытались воздействовать, боятся. Так что...

- Тогда возьми... вот, - Мира решительно стащила с пальца свой перстень с изумрудом и вложила в его ладонь. - Он самый обычный, но... Вспоминай обо мне иногда, ладно?

- 'Иногда'... Наивная, - смешок и последнее, почти невесомое касание пальцев.

- Прощай, моя Владычица.

Лигорэль вскочил и, не оглядываясь, пошёл прочь.

Недалеко. Какая-то отчаянная сила толкнула Миру следом, заставила вцепиться в его руку, а когда он повернулся, притянуть к себе его голову. Второй поцелуй невольно напомнил о первом - та же исступлённая жадность, тот же дурманный запах вина... Только сейчас Мира нуждалась в нём так же, как и он. И так же не хотела останавливаться, и так же не хотела его отпускать...

Громкий хруст веток за спиной возвестил о том, что мужчина номер один уже близко и жаждет убедиться, что с любимой хозяйкой всё в порядке. Мира невольно оглянулась - и уже через миг осталась одна.

А ещё через минуту на поляну выскочил счастливый Быстрик. Как же хорошо было зарыться в его тёплую, пахнущую лесом шёрстку! И... наконец-то выплакаться.


Когда слёзы иссякли, из кустов, пыхтя, вывалился недовольный Чариэль.

- О, ты с ним?

- Вообще-то, это он со мной. Был, - эльф раздражённо потёр поцарапанное ветками лицо. - Когда услышал зов, помчался обратно не разбирая дороги, я думал, раз двадцать уронит... Но и одного раза хватило, спасибо!

Бывший хозяин отвесил оленю ироничный поклон, одновременно украдкой потирая пятую точку, тоже, вероятно, пострадавшую при падении. Быстрик отреагировал на это высунутым языком, чем привёл Миру в восторг. Так ему, белобрысому! Это теперь её олень.

Эльф с таким положением вещей был явно не согласен, но вслух произволом не возмущался. Отдохнул чуток, царапины свои магией залечил и велел трогаться в путь, да поживее. Как будто кто-то возражает...

Уезжала Мира с тяжёлым сердцем, но через какое-то время усталость и недосып взяли своё, и она расслабленно уткнулась в тёплую меховую шею своего мужчины номер один. К вящему неудовольствию мужчины номер три.


Письмо пришло ровно в полдень.

Как ни спешил Чариэль оказаться подальше от Адмира, но бешеной скачки в обратную сторону не получилось. Быстрик устал, да и петляли они изрядно, запутывая следы - лесами-перелесками, подальше от постоялых дворов с их потенциальными соглядатаями. Само собой, ни о каком нормальном питании в этих условиях не было и речи. Больше всех повезло Быстрику - трава, сочные веточки и первые грибы были в полном его распоряжении. Чар сырыми грибами тоже не брезговал, подшучивая над излишне переборчивой девушкой - типа, поймай мышь и ешь на здоровье. Голодная и злая, Мира в ответ пригрозила съесть одного не в меру болтливого эльфа, и мрачно захрупала принесёнными сердобольным оленем стебельками. Они оказались довольно вкусными, похожими на смутно памятный ревень, но утолить её голод ожидаемо не смогли, так, притупили немного.

А потом Мире резко стало не до еды... Чар подавился своим грибом, когда прямо из воздуха соткался увесистый конверт и шлёпнулся ему на колени, попутно чиркнув краем по носу.

- Что это??

- Демонова мамаша, так её и разэтак, они узнали адрес моего магящика! Не иначе вычислили, что ты со мной! Подожди, не трогай!

Но девушка уже протянула руку и схватила конверт. От её прикосновения он осыпался, превращаясь в невидимую пыль, и глазам встревоженных беглецов предстала написанная витиеватым почерком записка... и длинная каштановая, чуть в рыжину, прядь волос. У Миры упало сердце.

- Читай ты.

- Кхе-кхе. 'Я крайне разочарован вами обоими. Не вернёшься до заката - убью ублюдка. Медленно, очень медленно. Сначала пришлю в подарок уши, потом...' Так, я не буду это читать! - и Чариэль с омерзением отбросил листок.

Мира машинально подняла его.

- 'Но если ты успеешь вернуться и ВЫЙДЕШЬ ЗА МЕНЯ ЗАМУЖ НЕ ПОЗДНЕЕ ЗАКАТА, я клянусь (на родовом дереве клянусь, не стать мне Владыкой!), что прощу мальчишку и даже оставлю за ним город, когда мы переедем в столицу. Выбирай, Мирослава!'

Она обессилено ткнулась головой в тёплый бархатный олений бок. Быстрик сочувственно лизнул её в ухо.

Помолчали.

- Ты же всё понимаешь, правда? - очень мягко произнёс Чариэль. - Тебе нельзя возвращаться. Ар'Тайн не сдержит слова и всё равно убьёт брата, если тот вообще ещё жив. Не знаю, что за маги на него работают, но они, похоже, профессионалы не хуже меня. И признание получили в рекордные сроки (думаю, магически, а не пытками, Лиг парень выносливый), и меня нашли... Может, за нами давно погоня, а мы расселись! Вставай!

- Не хочу.

- Вставай, сказал! Хочешь, чтобы нас догнали?! Мы с Быстрострелом Гарду не нужны, порубят в капусту да и вся недолга, а тебя ждёт...

- Да знаю я, что меня ждёт, в любом случае! Всё, я решила, я возвращаюсь, ясно тебе?! А ты катись дальше в свой...

- Мирослава, не глупи! Помнишь, о чём я тебе говорил? Если Гард станет новым Владыкой, он просто угробит государство! Ты хочешь взять на себя такую ответственность?? Жизни многих и многих ни в чём не повинных эльфов, война, кровь, хаос - за одну-единственную жизнь? Лигорэль стал для тебя НАСТОЛЬКО дорог? Отвечай!!

- Чар, пожалуйста, перестань истерить. Я сделала свой выбор и не собираюсь от него отступать. И никого не тащу с собой. Если тебя это хоть немного успокоит, я обещаю, что сделаю всё возможное, чтобы этот урод не стал новым Владыкой.

- И ты думаешь, у тебя получится? - саркастически осведомился маг и замахал руками, отгоняя комаров.

Мире показалось, что и у неё перед глазами мелькнули какие-то тёмные точки, подняла кисть к лицу... и вдруг заметила, что прозрачный как слеза камень в её кольце изменил цвет на тёмно-красный. Не значит ли это, что?..

Быстрик, чувствуя состояние хозяйки, не стал дожидаться команды и душевно приласкал эльфа копытом чуть ниже спины. Не ожидавший такого коварства маг поздоровался с ближайшим деревом и в эффектной позе прилёг отдохнуть. Мира со вздохом сожаления перевела взгляд на оленя.

- Спасибо, мой хороший. Знаю, я поступаю глупо, недальновидно и всё такое... Но я просто не могу иначе.

Она достала из кармана плаща свисток, кинула на землю и со всей силы наступила на него каблуком. Вместо хруста раздалось какое-то странное чвяканье, и магическая вещица утратила свою целостность и свою силу. А Быстрик - искусственную привязку к Чариэлю.

- Думаю, он и без тебя не пропадёт, доберётся как-нибудь до своего 'Рая'... Нам с ним больше не по пути. И с тобой тоже. Беги, ты теперь свободен. Устраивайся где хочешь, только магам смотри не попадайся. Заводи семью, детей... Пока, Быстрик, береги себя.

Мира поспешно отвернулась, пряча предательские слёзы, но не сделала и пары шагов, как олень заступил ей дорогу. Упрямый взгляд, отчётливое 'я тебя не брошу!', узкий шершавый язык осторожно стирает со щёк влажные дорожки...

- Не надо, я всё равно пойду одна, там слишком опасно! Пойми, я не переживу, если этот живодёр и вправду тебя... Да послушай, ты, глупый!..

'Сама такая... Пешком до срока не успеешь, и вся твоя жертва будет напрасной. И его тоже. Ты этого хочешь?'

Оказывается, олени не только самоотверженные бывают, но ещё и мудрые. Неужели их внутренняя связь настолько окрепла, что она может его слышать, не только настроение - мысли?!

- Ладно. Ты - мой единственный друг, и я не могу тебе приказывать. Поступай, как знаешь. Доедем до города, но дальше ворот ты не пойдёшь, обещаешь?

Вместо ответа олень согнул передние ноги, приглашая девушку занять место на своей спине.


То, что олени бывают ещё и хитрыми, Мира поняла, когда её вывезли прямо на отряд городской стражи. С учётом того, что до самого Адмира было ещё ехать и ехать, нетрудно догадаться, на чьи поиски их отправили. Девушка мысленно укорила упрямца и напустила на себя самый высокомерный вид. Быстрик тоже горделиво вскинул голову и, повторяя за своей всадницей, демонстративно проигнорировал окруживших его воинов. Так, в молчании - презрительном и почтительном - их и сопроводили во дворец правителя.

До заката оставался ещё битый час. Вполне можно успеть повторно согнать народ на площадь. И, конечно, переодеться к свадьбе.

Главгард блудную невесту встречать предусмотрительно не вышел - видимо, не хотел портить себе нервы перед таким эпохальным событием. Мира без возражений позволила служанкам упаковать себя в тяжёлое, кричаще-роскошное платье из золотой парчи (не красной!! сенсация века!), наскоро привести в порядок волосы и водрузить поверх причёски фамильный венец Ар'Тайнов. А потом так же спокойно заявила, что никуда не пойдёт, если ей не предъявят живого и здорового Лигорэля. В противном случае её придётся тащить на свадьбу силой, на глазах у многочисленных свидетелей.

Жених, как ни странно, пошёл ей навстречу. По его приказу Миру проводили в охраняемую комнату, где сейчас содержался брат-'предатель'. Слава Пресветлой, живой, но порядком избитый, со связанными руками и недопустимой для знатного эльфа 'стрижкой'. Неровные, грубо откромсанные пряди даже не касаются плеч - явная работа взбешённого Гарда. Но Мира, увидев его таким - возмужавшим, несломленным, гордым - впервые почувствовала, как предательски заколотилось сердце.

- Ты такой красивый...

Лигорэль недоверчиво смотрит на неё - это что, издёвка? Вот же дурак!

Рвануться к нему, путаясь в юбках, не отрывая взгляд от его лица... Видеть, как холодные синие глаза начинают сиять ей в ответ...

- А я... разве не красивый??

Растерянный до крайности голос принадлежит ненавистному жениху. Оказывается, он тоже здесь. Разодетый в алый, обильно расшитый золотом костюм, он выглядит так... Да никак не выглядит - для Миры. Она лишь на миг обернулась в его сторону, мимолётно скривила губы и снова нежно улыбнулась его брату.

- Мирослава! Это переходит всякие границы!!

- Да неужели?! Послушай, ты, павлин-мавлин, ты ведь хочешь, чтобы сбылось ваше дурацкое пророчество? Чтобы я при всём народе ответила тебе словом из двух букв, хотя очень хочется сказать из трёх? Ты намереваешься наслаждаться своим триумфом или стать всеобщим посмешищем? Теперь моя очередь предоставить тебе право выбора. Итак?

Надо же, когда это выгодно, кто-то умеет не только беситься, но и соображать в темпе!

- Лигорэля развязать, одеть как положено, ссадины залечить - живо лекаря и мага сюда! Он будет у нас на свадьбе почётным гостем, да, дорогая?

- Да, дорогой, - невольно передразнила Мира. - За десять минут справитесь? А то солнце сядет и не будет красиво отражаться в твоих прекрасных волосах!

Эльф принял её слова за чистую монету. Заметался по комнате, выкрикивая последние распоряжения, потом схватил её за руку и потащил на выход. Мира заставила себя не оборачиваться.

Как ни крути, ей придётся выйти замуж за это напыщенное чудовище! А потом... Нет, потом будет потом, а пока её ждёт на площади верный Быстрик - единственный друг невесты. Вернее, единственный большой друг. С маленькими ещё надо успеть потолковать до начала церемонии. Будет тебе час триумфа, 'дорогой', на всю жизнь запомнишь!


Мира не ошиблась - это событие запомнилось жителям Адмира надолго. Да что Адмира - оно вошло во все исторические летописи! И не только исторические, потому что всевозможные байки, песенки и откровенно завиральные объяснения произошедшего ещё долго гуляли в народе. Самое 'почётное' место в этих рассказах, как и положено, занимала личность жениха, да только он, узнай об этом, вряд ли обрадовался бы такой славе. Совершенно точно бы не обрадовался.

Впрочем, начиналось всё очень прилично и даже величественно. Запруженная народом площадь в лучах заходящего солнца, прямо посреди центрального газона - оцепленный бдительной стражей постамент для предстоящей церемонии. На нём - алтарный камень, который вынесли из Храма, священные книга и чаша, а так же одетая в белое главная жрица Пресветлой с откровенно неодобрительным выражением лица. Богатый красный ковёр под ногами брачующихся - на его фоне несколько теряется счастливый жених, зато неулыбчивая ослепительная невеста видна во всей красе. В первом ряду на местах для почётных гостей - донельзя мрачный брат жениха, рядом с ним - рослый упитанный олень, обладатель внушительных ветвистых рогов, из-за которых менее почётным гостям ничего не видно. На его морде застыло осмысленно скорбное выражение... Кроме этих двоих, остальные зрители выглядят оживлёнными и заинтригованными. Всем безумно любопытно, чем закончится обряд, какая фраза прозвучит после его завершения? Станет ли правитель города без пяти минут их новым Владыкой, или присутствующая здесь Мирослава окажется понапрасну упомянутой в пророчестве? Жители шёпотом спорили и делали ставки. Забегая вперёд, скажем, что по большому счёту не угадал никто.


Согласно обычаю, жрица долго читала нараспев священную связующую молитву, во время которой народ украдкой позёвывал и продолжал шушукаться, жених явно наслаждался моментом, а невеста стояла с тем же каменным лицом. Последнее объяснялось тем, что она не была уверена в своих маленьких помощниках, задумавших какую-то коллективную пакость, и в том, что они за неё не заплатят жизнью. Ведь на площади, помимо кучи вооружённой охраны, ещё маги присутствуют! Заметят - изжарят оптом!

Она так углубилась в свои мысли, что не сразу заметила, как по рядам зрителей прошёл восхищённый вздох. При этом все смотрят исключительно на неё... почему? Ответ пришёл от Быстрика.

'У тебя венец, похожий на корону Владычицы. Из бабочек!'

Мира задрала голову и увидела потрясающую картину - живые бабочки лёгким облачком зависли над её макушкой, и трепыханье маленьких крыльев создавало красивый эффект золотого сияния! Потом облачко спустилось ниже, на её вытянутые вперёд руки, заставив и их засиять, и, наконец, бабочки составили в воздухе большое золотистое сердце, хорошо видное даже с самых дальних уголков площади. Зрители восторженно заахали, не решаясь кричать в голос; они были совершенно уверены, что это - устроенная 'придворными' магами развлекательная часть ритуала, призванная поддержать всеобщий интерес и показать новобрачных в выгодном для них свете.

То, что не всё так однозначно, стало ясно сразу, как только растаяли чудесные бабочки. Потому что над головой жениха зависли две чёрные 'тучки' из мотыльков - традиционных жителей помойных и компостных куч. И изображали они вовсе не венец Владыки, а... здоровенные, хорошо узнаваемые демонские (или, возможно, бычиные?) рога! Третья группа мотылей в это же время зашла с тыла и представила публике длинный хвост (на этот раз точно демонский), а вместо умильного сердечка на песчаной дорожке перед помостом молниеносно возникла скульптурная композиция 'куча навоза'. Последний никто не изображал, он был исключительно натуральным и появился благодаря притаившимся среди газонных цветов крысам-артиллеристам. Мира успела уловить общую мысль, что хотели закидать самого Гада, но побоялись не добросить... Команда крупных тараканов моментально сложилась в живую рыжую стрелу, красноречиво указующую от 'скульптуры' прямо на жениха.

И вот тут народ не выдержал... И грохнул!!

Жрица споткнулась на полуслове, Главгард выпал из рая в суровую реальность, маги опомнились и зашевелились, заставив артистов стремительно разбежаться. Из толпы тут же раздались женские взвизги...

Правитель догадался, что случилось нечто неприятное, но что именно, пока не понял, и только переводил взгляд с невозмутимого лица невесты на хихикающих зрителей и невесть откуда взявшуюся рядом с помостом кучу.

Кто посмел испортить его свадьбу?!

Мира встревожилась, когда эльф в ярости уставился на ни в чём не повинного олешку.

- Это не он, успокойся!

- Плевать! Всё равно зажарю и заставлю тебя его съесть!

- Только попробуй!

- А голову прибью над кроватью, буду каждый день смотреть...

- И сравнивать размер рогов! Не трудись, твои всё равно будут больше!

Стоявшие ближе всех стражники как по команде закашлялись. Жрица сердито посмотрела на взбешённую пару и захлопнула священную книгу.

- Я так понимаю, вы передумали жениться?

- Нет! - опомнился Гард и схватил невесту за руку. - Мы всё выясним позже. Завершайте ритуал! Прямо сейчас!

- Но сначала надо...

- Чашу! Сюда! Живо!!

От его вопля жрица едва не выронила книгу. Мира видела, что ей претит вся эта неискренняя церемония, но всё же ослушаться она не посмела: обиженно сверкая глазами, поставила на алтарь широкую плоскую чашу с водой из священного озера Пресветлой, велела встать по обеим сторонам от неё и погрузить в воду кисти.

- Клятва жениха.

- Любимая! - тут же вдохновенно начал заливать тот. - Благодаря тебе сегодня самый счастливый день в моей жизни! Клянусь, что сделаю его таким же и для тебя! Клянусь, что никому не отдам своё сокровище, потому что в тебе смысл моей жизни! Стань же моей, Мирослава!

По команде стражи ближние ряды зрителей разразились восторженными аплодисментами. Ну, не то, чтоб разразились, и не совсем восторженными... Короче, что смогли, то выдали.

- Теперь невеста.

- Клянусь... Выполнить свой долг до конца.

Больше Мира не смогла выжать из себя ни слова, ибо любое из них было бы ложью. Только сейчас она в полной мере осознала, что все пути к отступлению отрезаны, и буквально через минуту жрица объявит её женой этого чудовища. Чтоб ему... Ну, хотя бы птичка на голову накакала, желательно, орёл!

Гард сузил глаза и, подавшись вперёд, 'наградил' девушку жёстким, почти болезненным поцелуем. Когда он отстранился, Мира невольно сплюнула, мысленно желая оказаться отсюда как можно дальше. И никогда, никогда не видеть эту мерзкую, самодовольную рожу!

- Зараза, ты плюнула в священную чашу! - яростным шёпотом заорал Гард.

- Могу и в тебя плюнуть, чучело! У тебя изо рта воняет! - отомстила Мира.

- По воле Пресветлой, вы наконец-то муж и жена! - с отвращением выкрикнула жрица и, поддавшись общему настроению, тоже плюнула. Конечно, не в чашу, а себе под ноги. Развернулась и поспешила в Храм.

Гард удовлетворённо улыбнулся и вытащил руку из чаши. Новоиспечённая супруга последовала его примеру. Они машинально опустили глаза, рассматривая проявившиеся брачные рисунки...

- И что??

- И где??

Недоумённые взгляды в сторону жрицы - но она уже скрылась за дверями Храма.

- У меня ничего нет!

- А у меня есть... Какая-то некрасивая жуть!

Муженёк сунул под нос Мире свою кисть, украшенную и в самом деле необычной композицией: вместо ожидаемой ветви тотемного дерева - небрежно нарисованный чёрным то ли шалаш, то ли сарай, и около него - символический человечек в головном уборе из перьев и копьём наперевес.

- Что это за уродство?? Что оно означает?!

Память Миры неожиданно сжалилась над ней и выдала:

- Это человеческая национальная изба, фиг вам называется! Понял? Наш брак недействителен! У меня вообще не появилось никакого рисунка! Пресветлая не одобрила этот фарс, и поэтому ты не можешь...

- Могу!! - вне себя завопил Гард. - Я всё могу!! Я...

- Предсказание сбывается! - перекрыл всеобщий шум хорошо поставленный громоподобный голос. - Но неправильно!


На площадь опустилась минутная тишина: народ озадаченно переваривал эту новость. А вот дальше случилось то, к чему никто оказался не готов. Поверх голов пронеслась воздушная волна такой силы, что у многих послетали шапки, а кому-то из женщин, к радости окружающих, накрыло голову подолом. Откуда взялся этот ветер, все поняли только тогда, когда прямо над помостом из ниоткуда возник громадный чёрный дракон. Эльфы и люди в панике бросились прочь, давя друг друга, стража ошалело застыла на месте, не понимая, что делать - пытаться драться или присоединиться к народу. И лишь один эльф вместе с оленем отчаянно рванулись к замершей от страха невесте. Но... не успели.

Дракон заревел, выпуская из пасти струю едкого дыма, камнем рухнул вниз, сжал в когтях девушку, которая от ужаса лишилась чувств, и так же стремительно взлетел.

- Отдай! Урод! Это моё!! - беспомощно бесновался правитель.

- Нет, моё! - громогласно засмеялся дракон. - Моё сокровище!

- Я тебя всё равно достану! Клянусь! Туша жирная, да я тебя...

Как оказалось, драконы обладают не только острым слухом, но и довольно болезненным самолюбием. Этот крылатый ящер и в самом деле был весьма мощным и массивным. Но назвать его жирным ни у кого бы язык не повернулся. Разве что у самоубийцы.

Собственно, на этом и погорел вошедший таким нелепым образом в историю правитель Адмира. В прямом смысле.

Дракон описал в воздухе полукруг и снова резко пошёл на снижение, одновременно выпуская прицельную струю пламени. Лигорэль и Быстрик едва успели отскочить в сторону... и потом с одинаковой бессильной тоской провожали глазами стремительно исчезающую в закате чернокрылую тень.

...А за их спинами дымилась кучка потухающих угольев - всё, что осталось от прекрасного и властолюбивого эльфа. Сердобольному оленю ещё и писать на неё пришлось, а то уже ковёр начал тлеть.


Голоса за кадром:

- Идиот, ты что делаешь?! Это не по плану!

- Сама дура, я здесь ни при чём! Нечего было ушастому про сокровище орать, вот этого и принесло как муху на мёд...

- Но дракон - не её судьба, ты же знаешь!

- Не факт! А вот Лигорэль точно не её судьба. Мне только что научрук звонил, он с главпифией консультировался.

- Да? Жалко... Ну ладно. А нам что теперь делать?

- Что и до этого делали. Продолжать наблюдение.

- Угу. Только давай я ей буду память стирать, у тебя так топорно выходит...



Чашка третья. 'Сокровище'

X