Олеся Кириллова - Антидот для мага. Дилогия [СИ]

Антидот для мага. Дилогия [СИ] 2227K, 546 с.   (скачать) - Олеся Кириллова


Антидот для мага
Заблудившаяся мечтательница

дилогия “Антимаг”


Содержание:

1. Антидот для мага

2. Антидот для мага. Книга 2





Глава 1


Крик отца разносился по всему дому, даже за его пределами. От гнева стихийника, коим являлся папа, дрожали не только окна, но и стены с потолком, а пол под ногами и вовсе ходил ходуном.

— Это позор для всей нашей семьи! За что на нас так прогневалась Рьяда? Чем мы ей не угодили?!

— Не кричи так, Феон. Она услышит. - Раздался в противовес отцу тихий и встревоженный голос моей матери.

— И пусть слышит! Пусть знает, на что обрекла всю свою семью. Мы же теперь никогда не избавимся от этого клейма! Подумать только: в семье, где даже кошка обладает магическим даром - разговаривать! - рождается совершенно не одаренный магией ребенок! Как?! Как такое возможно?!

Действительно, как? Ответа на данный вопрос я, увы, не знала. Но вот она, правда: в моей семье, состоящей из отца, владеющего магией четырех стихий, матери-целительницы, старшей сестры, перенявшей от отца магию воздуха и воды, а от матери - дар исцелять, и да, разговаривающей кошки, я - единственная, в ком не было ни капли магической энергии. Никакой. Совершенно.

А ведь в нашем городе, как и на всей территории Элфгаских земель, магией обладал каждый житель. Не “практически”, не “каждый второй”, а именно каждый. И только я была исключением. Дефектом. Пятном позора на нашей семье.

Поначалу, когда это было не так заметно, все говорили, что я просто не могу совладать со своей природной силой, или она еще не пробудилась. Но я росла, а вот эта самая сила так и не собиралась пробуждаться. Даже моя сестра, Эрлен, уже в семь лет могла управлять легкой бытовой магией, из-за чего её с радостью приняли в одну из магических школ, куда мне дорога оказалась закрыта.

Конечно, я попытала счастье, но даже не прошла вступительные экзамены, требующие хоть какой-то степени обладания магией.

После моего возвращения домой с бумагой о причинах не поступления ни в одну из магических школ отец сильно негодовал. Он разочаровался во мне. Да я и сама себя не жаловала. Жить без магии в магическом мире - уж извольте! Это не просто невыносимо - это нереально. Каждый встречный норовил унизить по этому поводу - слухи разлетелись быстро. Я всегда, когда выходила на улицу, чувствовала на себе презрительные взгляды. Мне чуть ли не плевали в спину, когда по городу разнеслась весть об отсутствии у меня каких-либо магических сил. Я стала изгоем. Со мной перестали здороваться, перестали замечать. Даже прикасаться ко мне брезговали, обходя стороной. Приходилось как можно реже высовывать нос из дома. Иногда даже из своей комнаты.

А сестра все то время, пока я была затворницей в собственном доме, познавала азы магии и уже мечтала поступить в ЭАМ - Элфгарскую Академию Магии - самое престижное учебное заведение для одаренных магов. Естественно, академия находилась в столице Элфгарских земель - Элфграде. Этот город являлся центром всего. Там были сосредоточены все возможные отрасли: торговля, ремесло, военная сила, крупнейшее богатство и самая влиятельная знать. В этот город хотели, хотят и будут хотеть попасть многие. Со всех маленьких городков, разбросанных по территории Элфгарских земель, туда переезжали сотни ремесленников, торговцев, купцов и простых жителей, мечтавших стать частью столичной жизни, продавать свой товар на главной торговой площади, покупать самые невероятные вещи, которых не сыскать в других маленьких городках или просто окунуться в ту роскошь, в которой жили аристократы и лорды.

И наш городок под названием Балдерик тоже не был исключением. Сколько магов покидало это место! И почти все возвращались ни с чем. Я не понимала, что такого они находили в Элфграде. Каждый год кто-то обязательно покидал Балдерик, чтобы оценить свои силы в столице, засветиться там и стать “элитой”. Черёд дошёл до моей сестры, тоже навострившей свой аккуратненький носик именно туда.

И - кто бы сомневался! - через неделю пришло письмо о благополучном поступлении Эрлен Арнуа в “ЭАМ”. Конечно, это было радостным известием, но также стало очередным поводом для семейного скандала. Как бы мама ни пыталась защитить меня, отец был прав: я - белая ворона для своей семьи, которая вряд ли сможет выжить в мире магов.

И именно поэтому, в очередной раз слушая ссору своих родителей по поводу меня, я как можно тише собирала свои небольшие пожитки в вещевой мешок.

Я всё решила. Больше мои родители не будут ругаться из-за меня. Больше никто не будет косо смотреть в их сторону и обходить наш дом за несколько метров. Больше никто не будет шептаться за их спинами и тыкать пальцем. Ведь зачем им это делать, если меня больше не будет в этой семье? Я знаю, что это, скорее всего, глупая идея, и я веду себя импульсивно, потакая бушующей юности, но я верю в верность своих действий. Иначе я не смогу так дальше жить, да и родители тоже. А что касается сестры, так она вообще возненавидела меня, когда узнала, что я пустая. Эрлен запретила мне называть её сестрой и хоть как-то упоминать о кровной связи между нами. Это было ударом ниже пояса. Моя родная сестра, что старше меня всего на один год, отвернулась от меня! Так же, как это сделал отец. И лишь мама всегда была на моей стороне, стараясь защитить меня от нападок остальных членов семьи. Даже кошка демонстративно меня игнорировала. Хорошо хоть, что не царапала. Было бы не просто неприятно - опасно для здоровья, ведь когда Изольда злилась, когти на её лапах становились ядовитыми. Царапины потом гноились и не заживали неделями, даже если применяли магию исцеления. Опробовать на себе гнев Изольды как-то не хотелось.

— Уходишь? - я вздрогнула, оторвавшись от подсчета монет, которые у меня скопились за всё время моего “затворничества”, и обернулась на голос.

Вот зачем я вспомнила про кошку?

Рыжая, с ярко-зелеными, светящимися глазами, она сидела на подоконнике возле заранее приоткрытого мною окна и слегка помахивала хвостом, не сводя с меня горящего взгляда. За всё то время, что я провела дома, она впервые заговорила со мной. Это настораживало.

Но не ответить тоже было бы грубостью с моей стороны, поэтому, поджав губы, я кивнула и покосилась в сторону двери, где все еще слышались громкие голоса родителей.

— Единственное верное решение, принятое твоей пустой головой. - Надменно фыркнула кошка, спрыгивая с окна. - Надеюсь, назад ты не собираешься?

Вот так вот. Что ж, разве я должна ожидать другого? Я отрицательно покачала головой, всё также не задействовав голосовые связки.

— Это хор-рошо, - Изольда приоткрыла лапой дверь и, повернув голову, практически промурлыкала, - скучать не буду.

И на этом спасибо. Когда за кошкой закрылась дверь, я схватила свою сумку, перекинула через плечо и, не оглядываясь, шагнула к окну.

***

Я не знала, куда мне идти, но стоять посреди улицы - тоже не вариант. Поэтому я решила, что ночь пережду на полях Балдерика, а уже с рассветом двинусь в какую-нибудь сторону.

Поля раскинулись вокруг нашего городка на многие мили. Многие жители здесь работали: сеяли, пахали, сажали, косили. Наш городок славился тем, что доставлял в Элфград самые вкусные пшеничные булочки и хлеб. А так же мы торговали зерном с другими городами или же просто обменивались на нужные нам продукты. Например, из Гронсвилла нам поставляли свежее пиво, эль и бормотуху в обмен на ячмень, а из Ривергранджа шел обмен зерна на рыбу.

Вот так и жили с соседями: каждый производил что-то свое и обменивал на что-то другое. Естественно, всё лучшее отправлялось в Элфград, а второсортный товар - на обмен. Представляю, какой же тогда товар шел на внутренний рынок. Но думать об этом на ночь не хотелось.

Мне нужно было скорее заснуть, чтобы проснуться обязательно до восхода солнца. Иначе велика вероятность наткнуться на работников, которые выйдут в поле чуть ли не с первыми лучами солнца. Но как мне проснуться вовремя? Будильника нет, да и разбудить некому. Следовательно, единственным вариантом оставалось не спать всю ночь.

Думаю, Изольда сделала все, чтобы моя мама как можно позже узнала о моем исчезновении, поэтому ночью меня никто искать не станет. А утром я уже покину свой родной город.


Я все-таки заснула. Не помню, как и главное - когда только успела? Вроде всю ночь таращилась на звезды, стараясь даже ни на секунду не закрывать глаза. А потом раз - и я уже слышу отдаленные разговоры работников. Кое-как открыв глаза, понимаю: проспала. Надо срочно бежать, пока меня кто-нибудь не приметил. Солнце еще только всходило, а по полю стелился легкий туман. Поежившись, я схватила свою сумку и, пригнувшись, побрела в сторону, противоположную от доносящихся голосов. Благо, трава была достаточно высокой, да и туман способствовал моему “невидимому” передвижению. Вот только вся растительность была мокрой, на меня цеплялась роса, а бледное облако, гуляющее по лесу, хоть и было хорошим прикрытием, но уж точно не потрескивающим костром - жуть как холодно! Я промокла и продрогла до костей, но все же ушла с поля незамеченной. Теперь оставалось только решить, в какую сторону идти. В маленькие города, где каждый друг друга знает, и всякий приезжий у всех на виду и на языках - не вариант. Там я буду сильно выделяться. А вот в больших городах можно спокойно затеряться. Нужно только найти работу, не требующую обладания магией, и всё. Но проблема в том, что больших городов у нас и нет совсем. Только Элфград. И идти туда мне как-то не хочется. Тогда что мне делать в таком случае? Покинуть пределы Элфгарских земель и отправиться куда-нибудь за их территории? У меня не хватит на это не то, чтобы сил - денег и возможностей.

Поэтому, горестно вздохнув, решила отправиться в нашу столицу. Сколько там до неё? Два-три дня пути?


Весь день я бодро протопала по одной единственной дороге, уводящей меня всё дальше от родных краев. Я не боялась заблудиться, потому что все - совершенно все! - дороги вели в Элфград. Какие-то проходили через лес, другие - через небольшие поселения, города, но неизбежно все заканчивались в столице.

Солнце сегодня было на удивление ярким, а на небе не было ни облачка. Жара стояла невыносимая. И как жители Балдерика работают в поле в таких условиях? Я даже идти нормально не могу - вся моя одежда вымокла от пота и неприятно прилипала к телу. Во рту пересохло, и я обругала себя за несообразительность - как я могла забыть про воду? Три дня без воды я вряд ли продержусь. Хотя на пути есть несколько небольших деревень, в которых, я надеюсь, мне позволят купить или набрать воды. Иначе я умру от жажды. Вон, уже ноги еле передвигаются, хотя я прошла только день. С такими темпами я не за три дня - за три недели не дойду до Элфграда.

Сзади что-то скрипнуло, а затем фыркнуло. Обернувшись, я увидела коня, запряженного в телегу, на которой восседал сбитый мужичок. В повозке у него находились объемные сундуки, из которых виднелись ткани различных фактур и расцветок. Скорее всего, это был торговец, направляющийся в столицу.

— Добрый день! - я помахала вознице. - А вы, случайно, не в Элфград направляетесь?

Мужчина, дернув поводья, остановил свою лошадь и смерил меня внимательным взглядом.

— Добрый. - Сипловатым голосом ответил он. - А кто ж туда не направляется? Ведь все дороги ведут в Элфград.

Да-да, это я и сама знаю.

— А не могли бы вы подбросить и меня дотуда? - Я постаралась сделать самое жалостливое лицо, на которое только способна, - пожалуйста. Я заплачу?!

— Забирайся. - Прокряхтел извозчик. - Только смотри, ткани мне не помни, да и если только попробуешь что-нибудь украсть… - его глаза недобро вспыхнули.

— Конечно, - я даже слегка отпрянула, - я поняла. Благодарю.

Забравшись на телегу, я осторожно пристроилась между двумя сундуками. Погонщик хмыкнул и, натянув поводья, дал лошади сигнал к движению. Животное, еще раз недовольно фыркнув, зашагало вперед.

— Простите, - я замялась, глядя в спину мужчины.

— Джаэр, - представился тот.

— Простите, Джаэр, а можно попросить у вас еще и воды, а то я свою дома позабыла. - Как бы не было стыдно в этом признаваться, я это сделала, иначе бы до Элфграда уже не дожила.

Джаэр даже повернулся ко мне, чтобы смерить усмехающимся взглядом.

— А голову ты дома не забыла, а?

Я почувствовала, как от стыда горят уши. М-да, неприятно.

— Как же ты собралась добираться до Элфграда, если даже воду забыла? - насмешливо протянул он, отчего жар с моих ушей полностью перешел на лицо. Мне на это нечего было ответить.

— Ладно, держи, - сжалился надо мной мужчина, протягивая небольшую фляжку.

Пискнув слова благодарности, я принялась жадно пить. Вода оказалась довольно теплой и с каким-то не очень приятным привкусом. Но сейчас мне было все равно. Я была готова терпеть и это, главное - я пила.


Ближе к ночи, когда солнце уже полностью скрылось за горизонтом, мы добрались до небольшого поселения Таврино. Здесь от силы было домов двадцать-тридцать. Это даже не город, а деревенька. Наш Балдерик и то был в разы больше - примерно посередине между Элфградом и Таврино, где даже и постоялого двора не было. Поэтому нам с Джаэром пришлось просить ночлега у одного из местных жителей. Нас поселили в небольшом амбаре, постелив на сено несколько пар тонких одеял. Я очень надеялась, что крысы тут не водятся. Не хотелось быть погрызанной во сне. Но ночь прошла спокойно и без происшествий.

А наутро мы снова отправились в путь. Как выяснилось, Джаэр был купцом из Асхабата - города, расположенного южнее нашего Балдерика. Асхабат славился своими тканями, стоимость которых была чуть ли не королевской. Из таких тканей шили платья и костюмы высшему сословию - аристократам и королям. В наш город тоже привозили некоторые ткани из Асхабата, но даже их, как второсортный материал, могли позволить далеко не все.

Джаэр уже больше десяти лет вел активную торговлю с Элфградом, но, как он сказал сам: конкуренция была слишком высока. Таких, как он, из Асхабата было не один и даже не два, а несколько десятков. И каждый стремился продать свой товар выгоднее, чем остальные. Иногда даже доходило до рукоприкладства или порчи товара. За каждый проданный метр велась настоящая война. Я так и представила себе, как два торговца вгрызаются друг другу в горло или душат друг друга своими же тканями.

— Это… как-то жестоко.

— А ты чего хотела? - усмехнулся Джаэр, - такие времена сейчас, что за каждую золотую, да что там - серебряную монету готовы друг друга переубивать. Ведь Элфград не резиновый, а туда все едут и идут, нескончаемо. Вот ты, например, зачем туда направляешься?

Я замялась с ответом.

— Все туда идут, почему бы и мне не пойти? - Пожала плечами. - Попытаюсь найти там работу. Чем я хуже других?

И самой же после этих слов захотелось ударить себя по голове. Но признаваться торговцу в том, что я - самое ничтожное создание на этой земле, не обладающее и каплей магии, мне не хотелось.

— Вот именно. Все так говорят. - Кивнул Джаэр. - Стадный инстинкт какой-то.

Сравнивать людей со стадом? Немного обидно. Но я решила промолчать: как-то не хотелось оставшийся путь топать пешком.

Сегодня погода была не такой жаркой, небо затянуло серыми облаками, сквозь которые изредка проглядывали лучи солнца. За разговорами с Джаэром время летело гораздо быстрее. Я была благодарна тому, что он попался на моём пути.

В животе неприлично громко заурчало. Я полезла в сумку и достала оттуда вяленый бекон и ломоть хлеба. Хоть еду я не забыла взять. Где-то еще должны были быть яблоки. За неимением магических сил, это было единственное, что я могла взять с собой.

Джаэр, осмотрев мой скупой запас, фыркнул и остановил повозку.

— Да, - протянул он с сочувствием, - что-то ты совсем не подготовилась к своему путешествию. Или оно было не запланированным?

В ответ я лишь пожала плечами. Не говорить же ему, что я ушла из дома, чтобы не позорить свою семью.

Поцокав языком, мужчина слез с повозки и оповестил о перекусе. Затем отвел коня в сторону от дороги, а сам расстелил покрывало на траву. Что-то прошептав, он хлопнул в ладоши, и на покрывале один за другим появились различные блюда. В воздух взметнулся соблазнительный и аппетитный запах жареного и острого.

Я тоскливо посмотрела на недоеденный бекон. Рот наполнился слюной, но я упрямо продолжала грызть несчастное вяленое мясо. Хотя взгляд против моей воли перемещался на настоящее пиршество, устроенное торговцем.

— Присоединяйся, что ли, - хитро улыбнулся Джаэр, - не люблю есть в одиночестве.

— С-спасибо, - я даже чуть не подавилась собственной слюной, - но мне как-то неудобно. Я не расплачусь за это никогда.

На что мужчина лишь махнул рукой, прерывая мой бессвязный лепет.

— Это всего лишь магия, зачем за нее платить? Это умеет каждый. По крайней мере, у нас в Асхабате.

— А я вот так не умею, - тяжко вздохнула я, снедаемая завистью.

— Ничего, научишься. - Улыбнулся Джаэр, даже не подозревая, насколько больно вонзились данные слова в мою грудь.

Не научусь. Никогда.

***

До Элфграда мы добрались уже в конце второго дня. Наконец, бесконечные поля да леса сменились чем-то новым. Облака рассеялись, а солнце клонилось к закату, когда я увидела впереди высокие стены, ограждающие нашу столицу. Казалось, что шпили сторожевых башен на стене упираются прямо в небосвод, протыкая их своим острием. Весь город был скрыт из виду за этими стенами, и лишь крыши некоторых зданий выглядывали из-за них, отражая солнечные блики на своей поверхности. Я насчитала около двадцати сторожевых башен по периметру стены, насколько хватило обзора. И между двух самых больших располагались огромные ворота, к которым тянулась целая вереница таких же повозок, как и наша с Джаэром. Я и представить себе не могла, как много людей хотят попасть в Элфград.

— М-да, - раздосадовано вздохнул торговец, - чувствую, дотемна мы не успеем попасть в город. Придется заночевать прямо тут.

Я еще раз посмотрела на количество повозок перед нами и шумно выдохнула. Ночевка на улице? Под открытым небом?

— А ты иди, - будто поняв, о чем я думаю, махнул торговец в сторону ворот, - там только нам, торговцам, долго оформляться, да товар проверять. А тебя быстро пропустят.

Я с сомнением покосилась на Джаэра. Мне было неудобно оставлять его тут после того, как он подвез меня до места моего назначения. Вроде как, два дня вместе ехали, а теперь мне его просто бросить?

— Иди-иди, - подтолкнул меня мужчина, - за меня не переживай. Я-то справлюсь, а вот девушке одной за стенами города лучше не оставаться.

— Спасибо. - Я полезла в сумку чтобы отыскать монеты.

— Не надо, - тут же отмахнулся Джаэр. - Потом сочтемся. Найди меня в городе. Я буду на главной торговой площади.

Я с недоумением уставилась на мужчину.

— Но я…

— Иди, кому говорю, - проворчал он, - а то ведь и не успеешь.

— Огромное спасибо. - Еще раз поблагодарила я, и слезла с телеги. - Я обязательно расплачусь.

— Иди уже давай.


И я пошла. Проходя мимо других, ждущих своей очереди, я ловила на себе недовольные косые взгляды, но все молчали. Вот только от этого легче не становилось. Я словно вернулась в родной Балдерик, где все так же таращились на меня, а я мечтала стать незаметной для всех и каждого. Увы, этого не происходило: ни тогда, ни сейчас. Я нервно поправила сумку на плече и постаралась смотреть только вперед.

— Добрый вечер, ваше имя и с какой целью пришли в Элфград? - на автомате отчеканил один из стражников, сидящих за немногочисленными столами, заваленными различными бумагами.

— Добрый вечер, я - Арьяна Арнуа. Пришла искать работу. - Быстро ответила я и сама себе удивилась.

Стражник (или кто он там - проверяющий?) осмотрел меня с ног до головы. Затем протянул руку с зажатым в ладони продолговатом кристаллом.

— Возьмите, - коротко бросил он.

Я протянула руку - мои пальцы слегка дрожали - и взяла кристалл. Как только он коснулся руки, вспыхнул зеленый свет, а в ладони растеклось тепло. От неожиданности я прикрыла глаза, а когда их открыла, то в моей руке вместо кристалла лежал слегка помятый лист.

— Что ж, Арьяна Арнуа, - кивнул мне охранник, держа в руке тот самый кристалл, который секундой раньше был в моей ладони, - добро пожаловать в Элфград.

Глава 2

Элфград был… шумным. Не успела я переступить врата, как гвалт оглушил меня. Странно, что, стоя всего в нескольких метрах от открытых ворот, я не слышала ни звука. Это что, звуковой барьер какой-то?

Как бы то ни было, но сейчас я готова была поклясться, что оглохну в сию же секунду. Здесь, у самых ворот толпилось множество самых разных людей, в основном торговцев. Кто-то ругался, а кто-то просто разговаривал, скрипели телеги, ржали лошади, лаяли собаки и кудахтали на различный лад куры и прочие птицы и живность. Все звуки слились в единую какофонию и заполонили все пространство вокруг.

Я поспешила уйти от этого шума. Выбрав направление наугад, я ускорила шаг, обходя встречных людей. И чем дальше я уходила, тем меньше становилось народу, шум стихал, а улицы становились шире. Во все глаза я рассматривала ровные, один к одному аккуратные дома, расположенные по бокам от мощенной камнем улицы. Практически у каждого дома был небольшой дворик с невысоким заборчиком, за которым располагались клумбы цветов. Тут запросто можно было заплутать - все дома были совершенно одинаковые! И только наличие двориков являлось хоть каким-то отличием. Конечно, среди таких однотипных домиков выделялись магазины, таверны и обители аристократов. Особенно дома последних. Они были выше всех остальных - в три этажа, - и выглядели богато. Такие дома находились ближе к центральной площади и, конечно, к резиденции короля. Там же располагался магистрат, дом бургомистра и высшая знать.

Сама резиденция короля занимала практически одну пятую всего города, включая в себя парки и сады, но это лишь показывало, насколько “широка и богата” наша знать. Основная же власть была сосредоточена в Высшем совете, куда входили самые богатые аристократы, да и сам король. Высший совет также располагался во владениях королевской резиденции, и попасть туда простому “смертному” было не дано. Хорошо хоть, что Магическая академия находилась за её пределами. Она также была центральным объектом и достопримечательностью города.

Вот только до академии я так и не дошла - уже окончательно стемнело, а на улице зажглись фонари. Я так увлеклась изучением города, что даже не заметила, как быстро пролетело время. И вот в домах загорается свет, а я стою посреди улицы и даже не знаю, в каком направлении я видела постоялый двор. А ведь таких тут было далеко не два или три. Но вот, хоть убей, не могу вспомнить, где находится хоть какой-то!

Вздохнув, я снова выбрала дорогу наугад и двинулась в выбранном направлении. На этот раз мой внутренний ориентир меня подвел. Вместо постоялого двора я попала в темный, пустой переулок. Нервно сглотнув, я поспешила уйти из этого места, но тут же наткнулась на двух подвыпивших мужчин, которые вывернули из-за угла, и на которых я практически налетела.

— О-па, как-кая удача, - пьяно икнул один. И мне даже в темноте показалось, что его глаза загорелись предвкушением.

— Д-девушка, - пошатнулся второй, опираясь рукой о стену, - а п-пошли с н-нами.

— П-простите, - вторила я их заиканию, медленно отступая назад, - но мне бы п-постоялый двор…

— З-зачем, когда можно более при-иятнее провести, ик, время с нами?

— Ага. - Подтвердил второй. И оба загоготали.

Вот так засада. Как мне без магии спасаться? Будь у меня хоть какая-то сила, я бы сейчас не дрожала как осиновый лист на ветру. Любая, даже самая простая магия могла бы выиграть для меня хоть немного времени.

К горлу подкатил ком, а пальцы на ногах и руках похолодели.

— П-пожалуйста… - жалобно пискнула я, делая ещё шаг назад.

Пьяные парни сделали синхронный шаг вперед, и их повело в разные стороны, открывая мне спасительный проход. Я тут же воспользовалась полученным шансом.

Юркнув между туго соображающими пьяницами, я со всех ног бросилась прочь. Еще никогда я не бегала так быстро. Сзади раздалась отборная ругань и топот ног. Не знаю, насколько еще хватит моего дыхания, но легкие уже горели, а в боку кололо. И, как назло, навстречу не попалось ни единого прохожего! Будто сговорились все!

Я уже стала задыхаться, замедляя темп бега, когда впереди показалась вывеска “Бочка эля” - самое подходящее название для таверны. Не думая, я рванула туда.

Ворвавшись в помещение, я закрыла за собой массивную дубовую дверь и прислонилась к ней спиной, закрыв глаза и тяжело дыша. В нос ударил запах алкоголя вперемешку с ароматом жареного и пряностей. Желудок непроизвольно сжался.

— Ого, девки уже сами к нам бегут! - раздалось откуда-то спереди радостное восклицание.

Я с опаской открыла глаза. Каждый присутствующий в этой таверне смотрел на меня. Кто-то удивленно, кто-то с интересом, а кто-то - похотливо облизываясь. Меня передернуло. “М-да, из огня, да в полымя”, - успела я подумать, прежде чем дверь с невероятной силой открылась, посылая мое бренное тело вперед. Кто-то охнул. Скорее всего, это была я.

Отлетев на приличное расстояние, я с грохотом опустилась на круглый деревянный стол, опрокинув при этом всё, что на нём было, на того, кто сидел за этим столом.

Боль взорвалась во всем теле от жесткого приземления. Я еще раз сдавленно охнула и только потом поняла, что вокруг стоит тишина. Самая настоящая мёртвая тишина.

Испуганно и очень медленно я подняла голову вверх. Надо мной возвышался мужчина. И он был очень зол. Его взгляд полыхал тьмой. На самом деле полыхал! Словно отблески самой Бездны плескались в его глазах. Это было невероятно страшно. Ужас затопил моё сознание. Передо мной был маг. Не обычный чародей или фокусник, не целитель и даже не светлый - самый настоящий темный маг! Его жесткие черты лица были искажены недовольством и даже гневом, а на светлой рубашке в районе груди растекалось темное пятно от эля.

— Я хоть раз могу провести свой выходной спокойно? - прорычал маг, выделяя последнее слово.

— Господин Морано, м-милорд, - раздался дрожащий голос где-то сбоку, - мы приносим вам свои искренние извинения. Эль и чистка вашей рубашки - всё за счет заведения.

Кажется, что все замерли, боясь даже вздохнуть - не то, чтобы пошевелиться. Даже мои незадачливые преследователи вмиг протрезвели. А я тем временем следила за капельками эля, которые решили, что на них гнев мага не распространяется и спокойно так текли по поверхности стола, скрываясь за его краем. Поднять взгляд, чтобы вновь встретится с самой тьмой, я не решалась. Но как только прозвучал голос мага, я против воли вновь встретилась с ним взглядом, словно кто-то притянул за невидимые путы мое лицо, заставляя неотрывно смотреть в его глаза.

— Не стоит, - тьма в глазах мага рассеялась. Он на секунду их прикрыл, пытаясь успокоиться и сосредоточиться. А когда открыл, то устремил на меня недовольный взор серых, словно грозовая туча, глаз. - Я знаю, кто компенсирует мне предоставленные неудобства.

И что я могла сказать в ответ?

— П-простите?

Меня с легкостью вздернули вверх, а затем поставили на ноги. Меня окинули недобрым взглядом, а потом скомандовали:

— Следуйте за мной.

— Но я… - я испуганно оглянулась. Вокруг было полно сочувствующих лиц. Все, даже мои преследователи, бросали на меня взгляды, полные досады и сожаления. Кажется, я попала. И почему я вообще оказалась крайней? Я же не специально полетела через всю таверну на стол к этому господину?

— За мной! - рявкнул маг так громко, что у всех задребезжали бокалы, а по полу прошлась дрожь.

Сердце подскочило к горлу, на какой-то миг перекрывая мне кислород, а затем в считанные секунды рухнуло вниз. Ужас сковал меня стальным обручем, лишая возможности двигаться. А в мозгу роились сотни мыслей, одна из которых была: “Как я умудрилась сразу же нарваться на злобного мага?” И что мне теперь делать? Главное именно сейчас - начать двигаться, иначе…

Меня кто-то толкнул под лопатки.

— Иди уже давай, пока тебя на месте не испепелили. А вместе с тобой и всех нас. - Прошипели мне в спину, подталкивая к выходу, за которым уже скрылся этот господин Морано.

На негнущихся ногах я побрела в сторону двери. Маг терпеливо ждал меня на улице под одним из фонарей. Окончательно поникнув, я подошла к мужчине.

— Пожалуйста, простите. Я… я всё отработаю. - Получилось достаточно тихо, даже слишком. Но меня услышали.

— Конечно, отработаете. - И больше не говоря ни слова, он двинулся прочь. Я же осталась стоять на месте, не зная, что делать дальше: идти за ним или продолжить поиски постоялого двора?

Маг остановился и обернулся:

— Я жду.

Значит, первый вариант. Но что могло означать его “отработаете”? Конечно, я сама первая предложила это, но мне и в голову не приходило то, как именно я буду это делать. Теперь же, после его многозначительного “конечно, отработаете”, мне стало не по себе. В голову пробрались совсем уж нехорошие мысли насчет “отработки”.

Весь путь я шла в напряженном молчании, не зная, как оправдать себя, и нужно ли это вообще. Почему виноватой оказалась я, когда это те двое толкнули эту чертову дверь? И почему я полетела на стол именно к темному магу? Нельзя было хотя бы к обычному какому-нибудь, мелкому? И что теперь мне за всё это будет?

Тяжело вздохнув, я хотела было поправить свою сумку на плече, как вдруг поняла, что мне слишком легко идти - сумки не было на привычном месте! Замечательно! Я еще и сумку умудрилась потерять. Мое “великое путешествие” закончится, так толком и не начавшись.

Я просто невезучая по жизни. Пора бы мне уже с этим смириться…

***

Недолгий путь от таверны был напряженным и молчаливым. И вот уже передо мной возвышался трехэтажный дом. Примечателен от был тем, что у него не было дворика, зато приводила в восторг широкая терраса, огражденная резными перилами, над которыми парили магические светящиеся шарики. К дому вела небольшая дорожка, по которой сейчас и шел маг. От каждого его шага по краям дорожки вспыхивали такие же шарики света, как и на террасе, только в два раза меньше по размеру. А стоило мужчине ступить на порог, как в окнах первого этажа тут же зажегся свет, а дверь распахнулась в приглашающем жесте.


Стараясь не выглядеть настолько ошеломленной, я поспешила вслед за мужчиной. Но, переступив порог, так и замерла возле двери. Паническая мысль, бившаяся где-то в уголке моего сознания, твердила мне, что я влипла конкретно. Это был дом аристократа. Все здесь указывало на это: и просторный холл с камином в полстены, и две широкие резные лестницы, уводящие на верхние этажи, и выдержанный богатый стиль в мебели и интерьере.


Аристократ, да еще и темный маг. Не удивлюсь даже, если он еще и в Высшем совете состоит. Хотя нет, вру – это добьёт меня окончательно. Вот теперь мне точно конец!


Дверь за мной резко и довольно громко закрылась, полностью захлопывая ловушку. Сам по себе зажегся камин. Хотя не трудно догадаться, что сюда приложил руку сам хозяин дома, который уже стоял в центре холла и – о боги! – расстегивал рубашку!


— Ч-что в-вы хотите? Вы же не… - я отступила к двери, прижавшись к ней спиной. Рука лихорадочно шарила в поисках ручки, но её не было! - П-пожалуйста, н-не надо…


От страха зажмурилась, до последнего надеясь, что это не та самая «отработка», которую подразумевал мужчина.


— Теодриг. – От звучного голоса мага я вздрогнула, еще больше вжавшись в дверь.


— Да, господин? - раздался еще один голос. Я распахнула глаза и уставилась на маленького старичка с седой головой, стоявшего подле мага.


— Проводи эту… - маг смерил меня надменным взглядом, - особу в прачечную.


Я даже поперхнулась воздухом, который внезапно начал поступать в мои легкие. Кажется, до этого я даже не дышала. Это что сейчас было? Всё, что я успела надумать, являлось таковым всего лишь в моём воображении? И никто не заставит меня «отрабатывать» тем способом, о котором я подумала, стоило мужчине расстегнуть первую пуговицу на рубашке?


Нужно-то всего лишь постирать рубашку, а я уже себе навыдумывала невесть чего! Ох, как стыдно-то!


Теперь я во все глаза смотрела на мага, который стоял всего лишь в одних штанах. Грязная рубашка валялась прямо перед ним на полу. Невольно мой взгляд прошелся по его обнаженному телу. Я успела рассмотреть его идеальный рельефный торс и широкую грудь, прежде чем наткнуться на ледяной взгляд темно-серых глаз. Поспешно отвела взгляд, стараясь скрыть свой стыд и смущение.


— К завтрашнему дню моя рубашка должна быть чистой. – Строго бросил маг и развернулся, зашагав прочь. Но у подножия лестницы остановился и обратился к старичку. - И да, Теодриг, не нужно ей помогать. Она испачкала, так пусть она сама и стирает.


— Да, мой господин. – Слегка склонил голову тот самый Теодриг, а затем обратился ко мне. - Прошу, - от его голоса я вздрогнула и будто очнулась, - следуйте за мной.


Где-то я это уже слышала.


Виновато опустив голову, побрела к Теодригу.


— Рубашка, - произнес тот, когда я поравнялась с ним.


Я непонимающе уставилась на старичка и только потом поняла, что и нести рубашку в прачечную мне надо будет самой. Что ж, я привыкла делать всё своими руками.


Теодриг повел меня в сторону лестниц, но мы не стали подниматься, а прошли между ними, оказавшись в просторной столовой. Сразу же бросилось в глаза огромное резное окно во всю стену, открывающее вид на внутренний дворик. Я не смогла сдержать восторженный вздох. У нас в доме все окна были маленькими, не превышали размером и десятой части этого великолепия. Это было впечатляюще. Теодриг едва заметно улыбнулся и взмахнул своими тонкими бледными пальцами. Шторы по бокам окна с тихим шорохом закрылись.


А мы проследовали мимо длинного стола, покрытого темно-красной скатертью, покинув столовую через одну из дверей и вышли в довольно тесный коридор. Здесь было всё немного скромнее: стены окрашены в темно-зеленый цвет, под ногами красная, слегка потрепанная ковровая дорожка, по бокам несколько бюстов мужчин и женщин, магические светильники под потолком и двери. Большое количество дверей.


Мне стало интересно, что скрывается за каждой из них. Но спрашивать об этом своего сопровождающего было как-то неудобно. Впрочем, Теодриг сам пояснил.


— Это крыло дома полностью принадлежит работающему персоналу. А это, - он толкнул одну из дверей, и я ощутила, как воздух сразу стал влажным, - прачечная.


Старичок отошел в сторону, и мне во всей красе удалось рассмотреть помещение, названное «прачечной». Здесь всё было каменным: потолок, полы и стены, вдоль которых тянулись углубления для стока воды. В центре помещения стояли три длинные мраморные скамьи, рядом с ними находились большие тазы. Возле одной из стен в самом углу располагалось некое высокое – под самый потолок – сооружение, напоминающее круглую железную бочку, совмещенную с печкой, из которой шёл пар. В другом углу стояли небольшие баки, прикрытые крышками. К одной из стен было приделано множество полок с различными баночками со смесями и жидкостями. Над потолком, словно паутина, переплеталось с десяток веревок для сушки белья.


Пока я рассматривала помещение и оценивала свои возможности, Теодриг прошел мимо меня и направился к полкам с баночками. Достав одну с белым сыпучим содержимым, он протянул её мне.


— Это специальное средство для стирки, - пояснил он. – Насыпьте чуть-чуть в таз, когда приступите к стирке. Тут, - указал на дымящуюся бочку, - горячая вода. Холодная, - на баки с крышками, - в противоположном углу. Сливать воду прямо на пол. После ополоснете таз и вернете на место. Рубашку повесите на любую из веревок. Вам всё понятно?


— Д-да.


— Тогда не смею задерживать, - и Теодриг вышел из помещения.


Еще раз оглядевшись, я нервно сглотнула. М-да, у нас такого не было.


Но делать нечего. Засучив до локтей рукава, взяла таз. Он оказался довольно тяжелым. И как их таскают? А если воду налить, так вообще неподъемный будет! И как тогда мне его с водой водружать на лавку?


Поставив таз на скамью, прошлась по помещению в поисках ковшей или чего-нибудь другого, чем можно налить воду. У большой бочки с горячей водой нашлось то, что искала – небольшой черпак с длинной ручкой. Обрадовавшись, схватила заветную вещь и тут же встала в ступор. А как мне брать горячую воду? У бочки ведь никакого крана для воды нет. Да и лестницы нигде поблизости не видать, чтобы черпать воду через верх. Тут же хлопнула себя по лбу. Ну конечно! - у прачек, что стирают вещи хозяев дома, есть способность управлять водой.


А вот у меня этой способности нет, да и вообще никакой иной способности тоже, но об этом знать остальным не нужно. Поэтому, тяжко вздохнув, побрела к бакам с холодной водой. Налив в таз несколько черпаков, опустила туда рубашку. Вода оказалась ледяной! Сцепив зубы, решила во что бы то ни стало выстирать эту пресловутую вещь. Из баночки, предложенной Теодригом, высыпала щепотку порошка. Вода в тазу внезапно забурлила и вспенилась. Помещение наполнилось свежим, но резковатым запахом. Я сначала даже отпрянула, испугавшись, но потом осторожно подошла обратно. Думаю, это какое-то магическое средство для стирки. Надеюсь, что от него мои руки не отвалятся. Собравшись с мыслями и набравшись смелости, приступила непосредственно к самому процессу стирки.


От ледяной воды руки немели, и пальцы отказывались двигаться, но я упорно продолжала тереть злосчастную ткань, не спешащую отстирываться. После нескольких безуспешных попыток, промокшая с головы до ног, я решила, что волшебного порошка нужно добавить побольше – тогда-то уж точно отстирает! Но не тут-то было.


Как только добавила еще этого чудо-средства, запах стал более резким и даже невыносимым, а мои глаза заслезились. Из таза пошла не просто пена, а какая-то мглистая дымка. Она заполнила всю прачечную, проникая в рот и нос, заставляя неистово кашлять и отплевываться. Во рту образовалась оскомина, а горло будто горело изнутри. Не выдержав этой пытки, я бросилась к выходу. Вот только на ощупь его было найти трудно. Прикрыв лицо руками, стала оседать на пол, задыхаясь.


— Что тут происходит? – вместе с голосом в помещение проник порыв воздуха.


Я узнала говорившего – это был Теодриг.


Раздался щелчок пальцев, а затем запах и дымка рассеялись.


— Что случилось? Вы в порядке? – холодная рука легла на мой мокрый лоб. Говорить было трудно, поэтому я покачала головой.


Старичок вздохнул и, судя по звукам, подошел к скамье. Мои глаза всё еще слезились, и их по-прежнему жгло, но дышать стало легче. Я попыталась подняться, но моя попытка провалилась, стоило мне услышать угрюмое бурчание Теодрига.


— Не думаю, что господину это понравится.


Что-то в его голосе заставило меня распахнуть глаза, из которых тут же брызнули слёзы. Вытерев их руками, я посмотрела на старичка, державшего в руках какую-то изодранную тряпку. Несколько секунд пыталась понять – что не так? А потом… Кровь отхлынула от лица и застыла в жилах, когда я поняла, что это такое.


— Это же не… - я до последнего надеялась, что это не то, о чем я подумала.


— Увы, но да. – Разрушил мои призрачные надежды Теодриг.


От некогда дорогой вещи остались только лохмотья, которые и рубашкой-то назвать язык не повернется.


Я. Испортила. Рубашку. Темного.


Вот теперь я точно подписала себе смертный приговор.


— И… что мне теперь за это… будет? – срывающимся голосом спросила я.


Теодриг посмотрел на меня с сочувствием.


— Не уверен, что знаю.


Внутри все содрогнулось. Прижав ладони к лицу, прислонилась к влажной стене и тяжело вздохнула. Руки адски горели и мелко подрагивали. В мыслях только одни проклятья, а в душе гадко. Не успела я попасть в Элфград, как тут же наткнулась на темного мага, опрокинула на него эль, а потом еще вдобавок и рубашку окончательно и бесповоротно испортила. И что теперь делать? Раскаяться и проститься с жизнью? Что ж, если уж умереть, то от руки мага. Хотя бы это свяжет меня хоть как-то с магией. Пусть и посмертно.


— Хорошо, - смиренно произнесла я, наконец поднимаясь с пола, - я сама сообщу… вашему господину… об этом. Отведите меня к нему.


Старичок удивленно посмотрел на меня.


— Позвольте мне сначала самому поговорить с ним… – Начал было он, но я отрицательно покачала головой.


— Ведите.

***

Мы шли в полном молчании. Теодриг изредка бросал на меня внимательные и даже сочувствующие взгляды, но разубеждать больше не пытался. Поднявшись по лестнице на третий этаж и пройдя полутёмный коридор с несколькими дверями, мы подошли к одной из них, из-под которой просачивался приглушенный свет. Старичок трижды коротко стукнул костяшками пальцев по дереву.


— Господин? – осторожно осведомился он.


Двери тут же сами по себе распахнулись, открывая вид на небольшое помещение, полностью заваленное многочисленными стопками листов, свитками, книгами и прочими бумагами. Всё это находилось практически в каждом углу комнаты, на полках, в стеллажах, выстроенных в ряд вдоль стен, на стульях, на небольшой софе и даже на полу. В центре стоял стол, который, в отличие от всего остального, был практически свободным, не считая быстрорастущей стопки бумаг с одного края и уменьшающейся – с другого. За столом восседал маг, внимательно изучавший очередной лист, который, словно легкое перышко, подлетел к нему и опустился на ровную поверхность стола.


— Надеюсь, это очень важно, раз ты отвлекаешь меня от дел, Теодриг, - холодно произнес маг, не поднимая головы.


— Думаю, да, мой господин, - спокойно отозвался старичок, отступив в сторону и пропуская меня вперед. – Юная мисс хочет с вами поговорить.


Наконец, маг оторвался от чтения и хмуро взглянул в нашу сторону.


— Я слушаю. – Вкрадчиво произнес он.


— Простите, я испортила вашу рубашку. Не тогда, когда пролила на неё эль, а вот сейчас, когда пыталась её отстирать. Понимаете, я старалась, очень старалась, а пятно не отстирывалось! Тогда я насыпала в таз еще больше средства для стирки, а оно… В общем, я искренне сожалею и готова понести за это наказание, каким бы суровым оно не было, даже если это будет смерть. - Выпалила я на одном дыхании. Пыталась дышать ровно, спокойно, но я, скорее, даже не дышала в этот момент.


Маг удивленно вскинул черные брови. Посмотрел на Теодрига, затем снова перевел взгляд на меня. Я же стояла, не шелохнувшись и готовясь к самой страшной участи. Я не знала, что мне будет за испорченную вещь, но уж точно ничего хорошего.


— Испортили? – наконец переспросил мужчина. – И насколько всё плохо?


Вместо ответа я посмотрела на Теодрига. Старичок понял и продемонстрировал результат моих «трудов». Повисло гнетущее молчание.


— Ну за что мне это? – раздраженно выдохнул маг, откидываясь на спинку кресла и прикрывая глаза.


— Я прошу про…


— Уйдите.


— Простите? – всё внутри меня замерло на мгновение. Я не ослышалась? Это было не “я сейчас тебя убью” или “прощайся с жизнью”, а просто “уйдите”?


Я, не веря своему счастью, уставилась на мужчину.


— Говорю же, убирайтесь отсюда. И чтоб я больше вас не видел.


— Но… - и вот что моей совести не спится? Инстинкт самосохранения давно вопил, чтобы я бежала отсюда как можно скорее, пока мне предоставили шанс, но совесть не могла этого позволить. Уйти безнаказанной, чтоб потом она меня грызла? Нет, я должна была попытаться хотя бы оправдаться.


— Вы хотите, чтобы я передумал? – прорычал грозно маг.


— Н-нет, спасибо. – Ошеломленная помилованием, пролепетала я. – Еще раз простите…


— Вон!


И я пулей выскочила из комнаты, спустилась по лестнице на первый этаж и выбежала на террасу. Только когда за моей спиной хлопнула входная дверь, я остановилась и перевела дыхание. Сердце бешено стучало где-то в районе горла, легкие горели, дыхание сбилось, а ноги подкашивались. За этот день, а точнее вечер, это был уже второй скоростной забег.


Едва отдышавшись, я покинула террасу и вышла на пустынную улицу. Стало как-то не по себе. Ну и куда мне теперь идти? Без вещей, без еды и без денег? Да еще и ночь на дворе. Просто замечательное начало новой жизни! Лучше бы маг прибил меня, чем отпустил на растерзание неизвестности.


Появилась мысль попроситься обратно, но тут же пропала. Это как минимум неприлично и чревато последствиями. Хотя я была удивлена выдержки мага и его хладнокровию, с каким он воспринял новость о «гибели» своей вещи. Я уже и с жизнью распрощалась, а он… просто взял и отпустил. Точнее выгнал. Что ж, это было его право. Вот только от этого не легче, ведь теперь меня может ожидать участь похлеще…


Сзади послышался звук открывающейся двери, а затем быстрые шаги. Я уж подумала, что маг передумал и все же решил свершить возмездие, но тут раздался голос Теодрига.


— Мисс, постойте.


Я очень осторожно обернулась. Старичок спешил ко мне с каким-то явным намерением. Вот только каким?


— Передумал? – обреченно произнесла я, поникнув.


— Что? – не понял Теодриг, остановившись чуть поодаль. – А, нет-нет. Господин просит вас вернуться в дом.


— Зачем? – насторожилась я.


— На улице ночь. И вам не следует бродить по городу в столь поздний час. – Пояснил старичок. - Поэтому прошу вас, вернитесь в дом.


— А убивать точно не будут?


— Скажите на милость, с чего вы решили, что вас могут лишить жизни?


— Ну, я же испортила, наверное, очень дорогую вещь.


На моё высказывание Теодриг лишь вскинул брови. Я попыталась объяснить свое видение ситуации.


— Я сначала пролила на него эль, а потом окончательно испортила рубашку… мага. – От последнего слова голос дрогнул. По внимательно изучавшему меня взгляду старичка я поняла, что сказала что-то не то. Ну, естественно: тут же все в поголовно маги! – Ну… темного мага. – Тут же поправилась я.


Взгляд Теодрига стал удивленным.


— А как вы поняли?


— Ну, когда я пролила на него эль, в его глазах разгорелась Тьма. – Сказала это и вспомнила. Стало не по себе. Вот же! Я ведь действительно еще легко отделалась!


— Господин не такой, - покачал головой Теодриг. - Он благородный и добрый.


— Добрый? – Удивленно переспросила я. Добрый тёмный маг? Даже звучит странно, совсем не верится. Хотя то, что он меня «отпустил», а теперь еще и обратно в дом зовет, говорит само за себя. – А вы в этом уверены?


Ответом мне стал утвердительный кивок.


— Ну, эм… ладно. - Я сделала неуверенный шаг по направлению к старичку, а потом вспомнив, спросила: - А как хотя бы звать вашего «доброго» господина?


Теодриг изумленно посмотрел на меня, но потом взял себя в руки и ответил:


— Лорд Даркхнелл Морано, мисс. И обращаться к нему следует: “лорд Морано”.


— Благодарю… А вы?… - я замялась, не зная, как обращаться к старичку.


— Теодриг Кронштадский, мисс. – И он протянул мне руку.


— Арьяна Арнуа, - я с некой опаской вложила свою руку в ладонь Теодрига, - приятно познакомиться и… спасибо вам, мистер Кронштадский.


Старичок улыбнулся, выпуская мою руку.


— Тогда прошу в дом, мисс Арнуа.


Я последовала за развернувшимся и направляющимся в сторону дома Теодригом, размышляя над тем, что сейчас произошло. Немного странное и сумбурное знакомство со старичком выбило меня из колеи. Похоже, он был управляющим в доме этого лорда Морано…


И тут меня словно обухом по голове ударили.


— Простите, - я замерла на месте. До меня наконец дошел смысл всего сказанного Теодригом. В том числе и титул его господина. – Лорд?


Управляющий даже не остановился. А меня прошиб холодный пот. Замечательно! Лучше и не придумаешь! Во что я вляпалась? Ох, может, всё же не стоило убегать от двух пьяниц?

***

Теодриг отвел меня обратно в крыло рабочего персонала, где находилась и та прачечная, в которой произошел столь неприятный инцидент с рубашкой лорда. Но до неё мы не дошли. Остановившись перед одной из многочисленных дверей, Кронштадский достал связку ключей и стал перебирать её, ища необходимый ключ. Когда таков был найден, он вставил его в замочную скважину, и тут же щелкнул замок. От этого звука, который показался мне на удивление громким, я вздрогнула.


— Ваши временные покои, мисс Арнуа. – Теодриг сделал приглашающий жест.


— Б-благодарю, - я выдавила из себя улыбку и ступила в темное помещение.


Тут же зажглись парящие под самым потолком шарики света, освещая комнату и убранство. Я огляделась. У совсем небольшого окна стояла заправленная кровать, с одной стороны которой был платяной шкаф, а с другой – невысокий комод с зеркалом. За комодом располагалась едва заметная дверь, ведущая скорее всего в уборную. По размерам комната уступала той же прачечной в пару раз, но была намного уютнее. Конечно, это не сравнится с роскошью убранства хозяйских помещений, но мне многого и не надо, лишь бы переночевать. А потом… Потом я обязательно что-нибудь придумаю, чтобы выкрутиться из сложившейся ситуации. Вот только в голову пока ничего путного не приходило. Сегодняшний день просто-напросто вымотал меня. Поэтому, сейчас у меня была одна единственная мысль – поскорее лечь на кровать и уснуть. Что я собственно и собиралась сделать.


Закрыв за пожелавшим мне спокойной ночи Теодригом дверь, я прошла в уборную. Приведя себя в порядок и сняв мокрую одежду, повесила её сушиться, а сама осторожно выглянув за дверь и убедившись, что в комнате никого кроме меня нет, подбежала к кровати и юркнула под одеяло, которое оказалось жестким и колючим. Поежившись заерзала, устраиваясь поудобнее. Ворсинки одеяла неприятно кололи кожу. И как же мне под таким уснуть? Но только эта мысль меня посетила, как шарик света над потолком погас, и комната погрузилась в такую непроглядную тьму, что не видно было дальше собственного носа. И нет, меня это нисколько не напугало, потому что я и испугаться толком-то не успела, как на меня внезапно напала дрема, быстро отправившая прямиком в объятья Морфея. Где-то на периферии сознания мелькнула крошечная мысль о том, что это все немного странно, но она быстро исчезла, позволяя мне полностью окунуться в мир снов.


Моё пробуждение было на удивление спокойным и безмятежным. Меня никто не растолкал и не выставил за дверь, едва взошло солнце и главное, меня никто не придушил, пока я спала. Последнее особенно радовало.


Сладко потянувшись, я приоткрыла один глаз в надежде, что все вчерашние события были всего лишь страшным сном, и сейчас я увижу перед собой свою старую-добрую комнатку в нашем доме в Балдерике. Но нет, всё было как и прежде: я находилась в маленькой комнате для рабочего персонала в доме аристократа и темного мага в одном флаконе, рубашку которого я вчера так «удачно» постирала, что она канула в небытие, а я, на удивление, все еще оставалась живой. Ах да, еще у меня пропала сумка с моими вещами и сбережениями. Что может быть лучше для начала нового дня?


— Офелия! – Я подскочила на кровати от громогласного голоса, раздавшегося прямо за дверью. Прижав к себе одеяло, понадеялась, что этот возглас относится не ко мне.


— Что ты плетешься как столетнее умертвие? Живее тащи сюда свой тощий зад! Господин долго ждать не будет! – Меж тем продолжал бушевать голос. – Миранда, ну кто так носит? У тебя руки что ль не из того места растут? Плавнее надо, плавнее… Ах, что б тебя! Всему Вас учить надо!


По коридору раздались быстрые шаги и недовольное ворчание.


Спустя несколько томительных секунд, показавшихся мне вечностью, шаги удалились, и я облегченно выдохнула. Нужно как можно быстрее уходить. Не хотелось попадаться на глаза обладательнице, - а это была именно она, - данного голоса. Интересно, кем она здесь была: кем-то из прислуги или из членов семьи? Но выяснять мне это не очень-то и хотелось.


Встав с кровати, я наскоро собралась, заглянула в уборную, чтобы привести себя в порядок, прибрала за собой и осторожно выглянула в коридор.


Мимо меня тут же промчались две девушки в темно-синей униформе и белых фартуках. Они так спешили, что даже не заметили меня. Я все же рискнула покинуть своё «убежище» и сделала первый шаг. Из двери напротив тут же выглянул бородатый мужичок. Он скептически покосился в мою сторону, хмыкнул и снова скрылся в комнате.


Нервно передернув плечами, поспешила на выход, стараясь не попадаться никому на глаза. Не получилось.


— Уже уходите? – Вздрогнула и нервно улыбнулась появившемуся прямо передо мной дворецкому.


— Я не хотела злоупотреблять вашим гостеприимством, - покосившись на проход, который загораживал мне Теодриг, ответила я. – Передайте моё искреннее почтение и благодарность вашему господину… И… можно уже мне уйти?


— Может, вы сперва позавтракаете?


Я замялась, но все же отрицательно качнула головой. Моему решению так же способствовал голос, разносившийся по коридору.


— Тарг! Я тебя сейчас вместо цыпленка поджарю, если не уберешь эту дрянь со стола!


Я снова вздрогнула, а дворецкий несколько мгновений внимательно всматривался в моё лицо, а потом всё же кивнул.


— Позвольте, я провожу вас более коротким путем.


Я поспешно кивнула, и мы отправились в том направлении, в котором шли сюда еще вчера. Но дальше столовой мы не прошли.


— Мисс Арнуа, - Теодриг обогнал меня и встал как раз возле двери, ведущей на задний дворик, вновь преграждая мне путь, - вы уверены, что справитесь в одиночку в нашем городе? – с сомнением спросил он.


— Да. Думаю, да. Спасибо. – Я слегка смутилась от того, что приходится врать и от того, что этот старичок ни с того ни с сего проявил ко мне заботу. С чего это вдруг он беспокоится?


Но подумать над этим мне не дали - дворецкий отступил в сторону и уже приоткрыл для меня дверь.


— Хорошо, тогда удачи, юная мисс. Она вам пригодится. - Услышала я перед тем, как вышла.


А после дверь для меня закрылась.


Глава 3


Покинув дом темного мага, я, недолго думая, решила, что стоит найти того, с кем я добиралась до Элфграда, а именно купца Джаэра.


Первостепенной задачей было найти его, а вот что делать дальше, пока не знала. Что я скажу ему, когда встречу? И как он воспримет меня? Может, он вообще забыл, кто я такая? Но попытка – не пытка, поэтому стоило рискнуть. Тем более, он что-то говорил насчет того, чтобы я нашла его на торговой площади города, куда я сейчас и направлялась.


Проходя мимо пекарни, я невольно затормозила, вдыхая аромат свежей выпечки. Желудок недовольно запротестовал, напоминая, что его сегодня не кормили. Тяжело вздохнув, прибавила шагу, стараясь глубоко не вдыхать и по сторонам не смотреть.


А на улицах народу становилось все больше и больше. По мере того, как город просыпался, оживал, все выходили из домов, спеша по своим делам: кто-то на рынок, а кто-то на работу. Горожане приветствовали друг друга, кто-то задерживался подольше для обмена новостями, а кто-то ограничивался кивком головы и шагал дальше.


Звенели дверные колокольчики придорожных лавок, впуская посетителей, проезжали повозки, сновали туда-сюда дети, со всех сторон раздавались голоса, сливаясь в один гул.


Для меня – длительное время бывшей затворницы - это было непривычно и немного пугающе. Мне постоянно казалось, что на меня косятся и перешептываются за моей спиной, зная, кто я на самом деле. Но сколько бы я не всматривалась в окружающих – мало кто обращал на меня внимания. А те, кто обращал, просто бросали незаинтересованные быстрые взгляды и возвращались к своим прерванным делам.


Я пристроилась за двумя молодыми девушками с большими корзинами, полагая, что они идут туда же, куда необходимо мне – на рынок, и всё время держалась за ними. И действительно, вскоре мы попали на торговую площадь, увидев которую я так и замерла на месте.


Столько скопления людей в одном месте я еще никогда не видела! А как тут было шумно! Гвалт на улицах не шел ни в какое сравнение с тем, что творилось здесь. Каждый торговец старался перекричать другого, призывая купить «самый лучший товар», да «по самой привлекательной цене». Казалось, будто они не торгуют, а соревнуются в громкости своих голосовых связок!


Ну а товаров, сколько тут было самых разнообразных товаров: от овощей, фруктов, до экзотических животных и птиц. Глаза разбегались от такого обилия: украшения, одежда, посуда, диковинные вещицы – как же хотелось всё попробовать и потрогать. У нас в Балдерике такого никогда не было и вряд ли когда будет. Правдивы слухи – самый большой и лучший рынок только в столице. В прочем, не только рынок в Элфграде самый лучший – тут всё только самое лучшее.


Пробираясь между рядов, я искала Джаэра, но на такой огромной площади найти его было очень проблематично. Моя надежда таяла с каждой минутой, с каждым шагом. Казалось, что я хожу кругами. А запахи сладостей, специй и прочей еды провоцировали мой голодный желудок на всё более непристойные звуки.


Солнце уже давно находилось высоко над головой, а я всё еще кружила по площади, но вряд ли обошла хотя бы половину. Уже в конец отчаявшись, я очередной раз завернула и ахнула. Вот тут! Весь ряд, по всей длине занимали лавки с самыми разнообразными тканями. Людей здесь было не меньше, поэтому приходилось внимательнее смотреть по сторонам. И только сейчас я поняла, что торговец даже не знает, как меня зовут! Скорее всего, он действительно забыл обо мне.


— Красавица, посмотри какой выбор платьев из наичистейшего шелка! Самый нежный материал, для самой нежной кожи! – Я обернулась на возглас, но он был не для меня. Неподалеку торговец «заманивал» к себе миловидную девушку, с восторгом осматривавшую различные ткани. А рядом другой торговец старался переманить покупательницу к себе. И каждый восхвалял свой товар со всё нарастающей громкостью. Что же до девушки – кажется, она их даже и не слышала, лишь глаза сияли предвкушением. И они же действительно сияли, как стеклышки на солнце!


Передернув плечами, я побрела дальше. От голода желудок скручивало, а во рту пересохло. Хотелось не только есть, но и пить. Я вспомнила, что ела практически полтора дня назад, когда мы еще только ехали в город. Застонав от собственной глупости, продолжила поиски Джаэра.


— Юная красавица, куда спешишь? – на очередной возглас я не обратила внимания и уже прошла мимо, когда в спину раздалось: - Арьяна!


Резко остановившись, обернулась и тут же встретилась взглядом с насмешливыми карими глазами. Джаэр помахал мне рукой, подзывая к себе. Он был одет не так, как при первый встрече. Его костюм отливал золотом, а на манжетах рукавов, на вороте и по краям кафтана шла прошивка из каких-то изумрудных камней, искрящихся на солнце. На голове торговца был тюрбан под цвет кафтана, но камни на нём были красными, в тон широких штанов.


— Джаэр! - Улыбка сама собой расплылась на моём лице, и я поспешила к единственному знакомому в этом городе.


— Привет, попутчица, как жизнь?


Пожав плечами, я подошла ближе и тяжко вздохнула. Признаваться было… стыдно.


— Что, в неприятности успела попасть? – хмыкнул торговец. Я повинно кивнула. – Рассказывай.


Не знаю, что на меня нашло, но я тут же начала рассказывать обо всём случившимся со мною с того самого момента, как мы с торговцем расстались. И главное, слова сами лились из моего рта, вне зависимости, хотела я этого или нет, словно кто-то тянул невидимую нить, развязывая мой язык…


Закончив рассказ, я выдохнула и изумленно посмотрела на Джаэра. Тот покачал головой, игнорируя мой взгляд.


— Да, беда с тобой. – Он бросил на меня изучающий взгляд, о чем-то сосредоточенно размышляя, а потом махнул рукой. – Ай, ладно. Мне всё равно помощница нужна - ткани сортировать. Вот и займешься этим. Только не вздумай ничего порвать. – Беззлобно пригрозил он.


А до меня медленно доходил смысл его слов.


— Но, я… как же я… - Я в конец растерялась. – Почему?


— Что “почему”?


— Почему помогаешь?


— Добрый слишком, - усмехнулся Джаэр.

***

Следующие несколько дней Джаэр учил меня азам торговли. Но в основном, я была девочкой на побегушках: перебирала различные ткани, приносила наряды, таскала огромное и довольно увесистое зеркало, чтобы покупатели смогли рассмотреть себя со всех сторон, да пару раз была моделью для наглядного представления товара. Конечно, было нелегко, но в целом, мне это нравилось. Тем более, Джаэр делился со мной выручкой с продаж, да и одевал в свою одежду, расщедрившись даже на пару платьев. Его отношение ко мне казалось немного странным, но разбираться в этом времени совсем не было: жизнь на рынке кипела день от дня. Я даже присесть за весь день не могла ни разу. Чего уж там говорить о расспросах. Только слышала: «принеси то», «подай это», «покажи леди вот это платье», «покрути влево, вправо» - слушала, да выполняла. Жаловаться не пыталась.


А когда солнце скрывалось за высокими стенами Элфграда, я - взмыленная, уставшая, брела с большими корзинами нарядов и тканей к дому, что находился почти в конце города. Его снимал Джаэр, временно приютивший меня под своей крышей. Как говорил сам торговец, это было взаимовыгодно нам обоим: у меня – крыша над головой, а у него – бесплатная домработница. Это у нас всё прислуги, а в Асхабате – домработницы. Вроде бы обязанности те же, но звучит по-другому – не обидно.


Вот так мы и жили: каждый день, едва всходило солнце, шли торговать, а вечерами возвращались в наш небольшой уютный домик, где я готовила, убиралась и помогала Джаэру готовить товар на следующий день. И все бы было ничего, да вот торговец стал на меня как-то странно посматривать. Я все чаще ловила на себе его внимательный, даже можно сказать, изучающий взгляд. Нет, конечно ничего непристойного в этом взгляде не было, ведь Джаэр относился ко мне как к дочери. Он называл меня «малая», хотя я не считала себя ребенком в свои неполные двадцать, но купцу было как-то все равно на моё мнение. Я для него либо «беда мелкая», либо «малая». По имени называл редко – только когда напортачу. Но вот этот взгляд я получала гораздо чаще. И от него мне становилось не по себе. Казалось, что вот-вот должна грянуть буря.


И она грянула.


— Арьяна, - я перестала перебирать ткань и замерла, усиленно вспоминая, что же такого сегодня натворила, раз Джаэр назвал меня по имени.


— Д-да? – нервно сглотнула и посмотрела на торговца. Вздрогнула, когда увидела в его глазах золотые всполохи, которые разрастались, заполняя глаза сиянием. Я забыла, как дышать, потонув в этом золотом взгляде.


— Так я и думал, - тем временем покачал головой Джаэр, разрывая зрительный контакт. Я шумно выдохнула и тряхнула головой. – А всё гадал, почему ты бытовую магию не применяешь… А ты вообще без магии.


Стало невыносимо душно, горло спёрло, а сердце замедлило ход. Он понял. Понял, что во мне нет магии!


— В-выгонишь? – выдавила из себя, вместе с остатками воздуха.


Даже не стала спрашивать, как догадался – ведь и так всё понятно. Конечно, я хотела скрыть свой дефект как можно дольше: говорила всякие отмазки на невысказанные вопросы, читающиеся в удивленных глазах, когда сама уносила тарелки и мыла их под ледяной водой, когда лишь улыбалась и шутила, что с веником справляюсь лучше, чем со своими обязанностями помощника торговца и когда не могла самостоятельно залечить случайные порезы во время приготовления еды. Знала, что бесполезно, но всё же надеялась.


— Глупышка ты, беда моя, - вздохнул Джаэр, прерывая мои угнетенные мысли, - куда ж я тебя выгоню, такую бесценную помощницу? Ты ж, сокровище моё, дар.


От этих слов почему-то выступили слёзы, но я загнала их обратно.


— Не плачь, малая. Прорвемся! – И больше ничего не сказал, просто потрепал по голове и вышел. Чтобы потом вернуться с двумя чашками дымящегося напитка. Пахло вкусно. Сладко.


— Горячий шоколад с корицей, - протягивая мне чашку, сказал торговец. – Очень вкусно, только пей осторожно, а то язык обожжешь.


— С-спасибо, - носом всё же шмыгнула и тут же опустила взгляд в чашку, жидкость в которой была похожа на мокрый шелк: такая же мягкая на вид, обволакивающая. Сделала первый осторожный глоток и чуть не задохнулась от восхищения. Это было что-то запредельное! Такого я еще ни разу не пробовала! Нигде, и тем более в нашем Балдерике. Как только вспомнила про родной город, всё настроение, поднятое всего одним глотком этого напитка тут же упало. Стало так грустно и одиноко. Как там моя семья? Ищут меня или наоборот вздохнули с облегчением?


— Не хандри. - Джаэр присел рядом со мной и, заглядывая в глаза, тепло улыбнулся. Я постаралась улыбнуться в ответ – не вышло. Торговец похлопал меня по плечу и принялся дуть на свою чашку, а потом пить. Я повторяла за его действиями: дула, а потом пила. Так в молчании прошло несколько минут. А потом я услышала то, чего боялась услышать не меньше, чем если бы меня просто выгнали: - Давай, рассказывай, как ты всё это время жила без магии, и главное – как смогла выжить?

***

И я рассказала всё. Всё, что накипело за столько лет моего одиночества и затворничества.


Рассказала и выдохнула. Думала, легче станет – не стало. Ну если только совсем немного.


— М-да, беда моя, - протянул Джаэр, - мне ж теперь тебя беречь как зеницу ока необходимо.


— Почему? – не поняла я.


— Ну как же? Вдруг какой-нибудь сумасшедший маг кинет в тебя смертельным заклятьем или просто всплеск силы рядом и… - замолчал задумчиво. А мне почему-то сразу темный маг вспомнился, у которого в глазах самая настоящая Тьма была. Стало нехорошо.


— Ладно, - торговец по-отечески улыбнулся и приобнял меня, - главное, больше никому ни слова. А тебя я защитить-то смогу! Все же боевой маг, как-никак.


— Боевой? – не поверила своим ушам. – Но как же так? Почему ты не на службе или? …


— Да вот так, Рьянка, не сложилось. – Вздохнул тяжело Джаэр, а потом махнул рукой. – Я ж в последний раз в дозор ходил лет двадцать назад, если не больше, когда еще на службе был. На границу с Вáллией послали – там какая-то нехорошая активность наблюдалась…


— А это где? – прервала осторожно я.


— Вáллия – государство к северу от Элфгарских земель. Там нечисть самая настоящая живет: оборотни, вампиры, вурдалаки, призраки и еще много кого, а еще изгнанники. В общем, не очень хорошее место. Правда есть и похуже местечко, но не об этом сейчас. В то время именно на границе с Вáллией неспокойно было. Вот и отправили меня, да еще десяток боевых магов туда, разбираться, что да как. Приехали, а там полчища этих монстров границу перейти пытаются, да защита у наших земель сильная - сам Высший Совет ставил, а это как ни крути двенадцать самых сильных магов, ну и король… Так что ходу нечисти не было, но это их не останавливало, а когда мы появились, так у них вообще энтузиазм увеличился в разы. Но это было ничего, а вот потом… Потом подошли изгнанники.


— А изгнанники – это…?


— Это бывшие маги, которых выгнали за пределы Элфгарских земель за содеянные ими тяжкие преступления. Да, и такие бывают. Но хочу заметить, что среди изгнанников есть стихийники и даже светлые маги. Так что не только темные способны на неоправданную жестокость.


Так вот, к чему я. Появились изгнанники, и тогда стало жарко. Сами они пройти границу не смогли, а вот заклятьями разбрасывались на раз. И кто-то из них применил мощнейшую темную магию, у нас сейчас таких магов раз-два и обчелся, а в Валлии, оказывается, есть…


В итоге выжил только я, да и то с перебитыми магическими потоками. Восстанавливался лочень долго - лет десять, не меньше. И то, до конца свою силу не вернул. Пришлось искать другие пути к обеспечению себя нормальной жизни. Вот так и стал купцом. Но ты не бойся, малая, за тебя я с любым магом справлюсь. – И усмехнувшись, в который раз потрепал по макушке, словно маленькую. – А теперь спать иди, а то завтра трудный рабочий день. Впрочем, как и всегда.


А я не могла сдвинуться с места, с открытым ртом взирая на бывшего боевого мага. И почему-то фраза в голове крутилась, непонятно откуда взявшаяся – «боевые маги бывшими не бывают». Но вот он – пример, доказывающий обратное. Такой нехилый упитанный и низенький пример. Вот если бы не сказал, что боевой маг – ни за что сама не догадалась бы.


— Что ты так на меня смотришь? Иди давай, беда моя.


И поднял за плечи, да на пол поставил, подталкивая к двери, ведущей в мою комнату. Безмолвно как встала, так и ушла.

А ночью никак не могла уснуть - душа отчего-то места не находила, да и предчувствие было такое… нехорошее.

Глава 4

Со дня моего рассказа, отношение Джаэра ко мне изменилось. И не в худшую сторону, как я боялась, а наоборот. Он решил отгородить меня от «всевозможных опасностей»: сильно не нагружал работой, помогал по дому и не отпускал далеко от себя, обуславливая это тем, «как бы я не перетрудилась» и «не случилось бы чего со мной, пока он не видит». Меня это немного нервировало, ведь даже дома я не была под таким пристальным наблюдением, как здесь сейчас. Мне хотелось спокойно работать: приносить то, что просят и продолжать сортировать ткани. Но если раньше Джаэр без проблем отпускал меня в ближайшее ателье относить ткани, то теперь даже это запретил. И самое обидное – я перестала демонстрировать наряды.

«Но что может быть в этом такого страшного?» - спрашивала я его, на что получала строгий ответ: «А вдруг на тебе платье будет сидеть лучше, чем на покупательнице, и она от зависти проклянет тебя?»

Да, порой забота торговца доходила до паранойи. И спрашивается, почему он так сильно беспокоится о совершенно постороннем для него человеке?

И однажды я все же решилась задать этот вопрос. Джаэр посмотрел на меня так, будто я его чем-то обидела.

— А что, по-твоему, я должен был сделать? – угрюмо спросил он.

— Ну, не знаю, - пожала плечами, - в Балдерике, например, в меня тыкали пальцем, кто-то смеялся, а кто-то презрительно отворачивался. Некоторые боялись даже дотронуться до меня, будто я заразная. Другие же старались всячески меня задеть, опозорить еще больше…

Рассказывая это, вспомнила, как соседские парни-воздушники на глазах у всех подвесили меня в воздухе вверх ногами. Было нестерпимо стыдно и противно от их поступка. И главное, что никто не заступился за меня, а родителям я ничего не рассказала – они сами потом всё узнали от посторонних «злых» языков.

— Тебя послушать, так все такие же жестокие, как и жители твоего города. – Хмыкнул Джаэр. – Но это далеко не так. Не думай, что помогая тебе, я преследую свои какие-то корыстные цели. Я просто привык заботиться о ком-то. Раньше я заботился о своих племянницах, а их у меня аж пятнадцать!

— Пятнадцать? – я восхищенно-удивленно посмотрела на торговца.

— Да, мои красавицы. – Джаэр тепло улыбнулся, видимо вспоминая своих родных. – У нас в Асхабате приветствуются большие семьи. Я бы тоже хотел иметь большую семью, в которой было бы как минимум два мальчика и три девочки.

Тут он замолчал. Его взгляд стал тоскливым, а лицо грустным. Я хотела его спросить, почему он не завел семью, но было видно, что эта тема для него болезненная. Нужно было как-то разрядить обстановку и отвлечься. Если бы я еще знала, как это сделать.

Но Джаэр справился сам. Секунда – и на лице вновь появилась улыбка.

— Так что понимаешь, я привык о ком-то заботиться. Надеюсь, ты позволишь это мне? Скажем, как об еще одной племяннице?

Я улыбнулась ему в ответ.

— Наверное, я не против. Просто я всё еще не понимаю, зачем тебе заботиться обо мне, если у тебя и так пятнадцать племянниц?

— Сейчас большинство из них осталось дома. Остальные же выросли из того возраста, когда о них можно беспокоиться. А тут я хотя бы вспоминаю о доме…

— Скучаешь? – участливо поинтересовалась я.

— Иногда да. А ты?

— Не знаю. – Честно ответила. – Возможно, мне и хотелось бы вернуться, но будет ли от этого хоть кому-нибудь хорошо? Родителей же опять начнут сторониться, а меня унижать и презирать.

— А ты уверена, что сейчас родителям лучше без тебя? Думаешь, они вне себя от счастья, что их родная дочь, их кровиночка, сбежала? – хмуро поинтересовался торговец.

— Ну уж точно не хуже. – Буркнула в ответ. Торговец покачал головой.

— Этого ты наверняка знать не можешь – тебя же там нет.

Я хотела сказать что-то в ответ, но в этот момент подошли покупатели, и Джаэр спровадил меня подальше от глаз, а сам занялся своим обычным делом.

— Поговорим об этом позже, - бросил он мне напоследок. Но лично я не хотела больше об этом разговаривать. Возможно, это глупо с моей стороны, и Джаэр в чем-то прав, но моё упрямство мешало мне думать разумно.

Я уже поняла, что побег из дома – не самая хорошая идея, но возвращаться туда пока не собиралась. И, возможно, никогда не соберусь.

***

В один из дней, принеся очередную ткань, которую просил Джаэр, я увидела двух молодых девушек, с важным видом медленно шествовавших мимо рядов. Сразу было понятно, что они из богатых семей: и по поведению, и по роскошным платьям. Даже на рынок они одевались так, словно на аудиенцию к самому королю. За ними следом шли еще две девушки, одетые не так шикарно – видимо, служанки – и подтверждающие статус этих дам.

Торговцы со всех сторон зазывали их, как обычно стараясь перекричать друг друга, но я отчетливо услышала о чём они разговаривают:

— Ох, неужели это будет сегодня? Я целый год ждала открытия. Даже платье специально для этого бала купила. Да вот, кажется, поспешила. – Выдохнула печально одна из них, разглядывая шелковые платья у нашей лавки.

— Ничего, Катрин, зато я буду в самом лучшем наряде, - усмехнулась вторая девушка, поправляя свою замысловатую высокую прическу. – Может, даже кто-нибудь из Высшего совета пригласит меня на танец.

— Надейся, - надменно рассмеялась Катрин, - они слишком привередливы. Ты не в их вкусе.

— Ну, это мы еще посмотрим… Это лишь один из первых балов…

Девушки отошли на приличное расстояние, так что дальнейший их разговор я не услышала, а я всё смотрела им вслед. О каком таком бале они говорили? Я обернулась к торговцу.

— Джаэр, а о чём они говорили? – озвучила я свои мысли, кивнув на удаляющихся девушек. – Что за бал?

— Бал? – Джаэр нахмурился, размышляя над чем-то, а потом его лицо просветлело, и он выдал: - А! Это бал-открытие Сезона Отбора.

— Сезона Отбора? – Оказывается, как много я не знаю о нашей столице.

— Да, отбора лучших магов, студентов нашей академии, а также отбора женихов и невест.

— То есть? – Не поверив своим ушам, уставилась на Джаэра.

— Что слышала. С завтрашнего дня и целых два месяца будет идти Отбор, чтобы по окончании сезона выявить лучших из лучших, а кому-то и найти свою любовь. Со всех Эльфгарских земель съедутся желающие проявить себя или же найти завидную партию для заключения брака. Маги, проявившие себя за этом отборе достойнее всех, потом могут занять место в Высшем совете или стать приемником одного их них. А на балах, на сколько я знаю, знакомятся с будущими супругами. Так что, многие ждут этого Отбора. А в особенности бала-открытия. Но он только для высших сословий, так сказать аристократов, да тех, кто может позволить себе заплатить немалую сумму, чтобы попасть туда. Нам с тобой туда ходу нет, так то даже и не думай о нём.

— Но откуда ты столько знаешь, ты ведь тут столько же, сколько и я? – удивленно воскликнула я. На что купец лишь хитро подмигнул, а потом уже серьезно добавил:

— Это ты была затворницей и не интересовалась общественной жизнью - я же так сюда двух племянниц пристроил. И удачно, хочу сказать.

— Ух ты, здорово. Но получается, что кто-то из твоих племянниц находится тут, в Элфграде?

— Да, Айсидора и Сайната. – С гордостью ответил Джаэр. - Айсидора пару лет назад окончила ЭАМ и благодаря сезону Отбора вышла замуж и няньчает двух оболтусов. Сайната только в этом году поступила в эту же академию, но по словам Жане – её матери и моей сестры – делает успехи. Думаю, что она покажет себя и на Отборе.

Я приуныла. Даже племянницы торговца поступили в ЭАМ, куда мне дорога закрыта. Я так и буду всю жизнь отщепенцем. О чём только думала, когда из дома уходила? Ведь кругом одни маги, которые не примут меня такую. Дефектную. Если бы не Джаэр, то я даже работу не смогла бы найти! И смогла ли я вообще выжить? От нерадостных мыслей стало горько. Заметив это, торговец спохватился:

— Так, не раскисай! И вообще, надо работать. А на отбор мы ещё попадем!

Я удивленно посмотрела на Джаэра.

— Но ты же сказал, что отбор только для высших сословий?

— Для высших сословий, только бал-открытие, ну и остальные балы, устраиваемые королем или кем-нибудь из аристократов. Лучших адептов из ЭАМ также выбирают в самой академии, и происходит это за закрытыми дверями – туда мы точно не попадем.

А вот лучших из магов выявляют в поединках. И их может посмотреть любой желающий. Так что, возможно мы с тобой и сходим на один из таких. – Он хитро прищурился и затем подмигнул мне. - Но это всё потом. А сейчас работать, работать и еще раз работать.

Приободренная этой новостью, я даже воспряла духом. На лице появилась улыбка, а в душе загорелась надежда, что я смогу стать хоть на некоторое время частью магического мира.

***

Все последующие дни мои мысли занимал этот злосчастный бал. Хотелось посмотреть хотя бы одним глазком! Я же никогда не была на балах! Да у нас и не было их вовсе. А тут, такое событие - и мимо меня.


Вспомнила свою сестру, которая учится в академии. Она вот точно туда попадет. Меня внезапно охватила жгучая зависть. Я вообще всегда завидовала сестре, но сейчас эта зависть просто сжигала меня изнутри. Эрлен всегда была лучше меня, вот и сейчас она вновь в выигрыше, в то время, как я топчу центральную площадь, и больше никуда не могу отсюда уйти. За все время, что я нахожусь в Элфграде, я кроме площади, дома Джаэра и - да, - дома аристократа-темного мага, нигде не была! Да и то, на центральной площади только в торговой её части, а ведь есть еще и другая часть, где горожане прогуливаются, отдыхают, сидят на лавочках, мечтают…


Мои мысли прервал внушительный и достаточно болезненный подзатыльник.


— Малая, если не будешь работать, про поединки можешь забыть. - Пригрозил мне Джаэр, которому уже надоело меня одергивать по несколько раз и повторять свои просьбы.


— Прости, я поняла. - Виновато посмотрела на купца и пошла работать.


А вечером, когда мы с Джаэром шли домой, мимо нас проехали богато украшенные повозки, явно спешащие на бал. Я не смогла сдержать горестный вздох, завистливо глядя им вслед.


— Не переживай, Рьянка, и на нашей улице будет праздник. - Приобнял меня одной рукой купец, отводя с дороги, чтоб не пришибли.


Отрешенно кивнула. Да, будет на нашей улице праздник, вот только когда?


Как оказалось, скоро. Дня через три после бала по городу распространилась новость о первых магических поединках. Весь Элфград был в предвкушении этих зрелищных, судя по разговорам прохожих, соревнований. Я тоже не могла дождаться, когда мы с Джаэром сможем посмотреть хотя бы на один из них.


И наконец настал этот знаменательный день, когда мы с торговцем идем среди толпы людей, целенаправленно движущейся в одном направлении - в сторону королевской резиденции. Вокруг восторженные перешептывания, восхищенные вздохи и предположения насчет предстоящих поединков. И я тоже не могу удержаться от охвативших меня эмоций. Ведь уже через несколько шагов мы попадем на территорию короля и высших магов, территорию, где сосредоточена вся власть Элфграда. Впереди уже видны высокие золотые ворота, распахнутые настежь, а за ними…


Я ахнула. Сразу за воротами были невероятной красоты сады. Деревья, один к одному, расцветали нежно-розовыми цветами, истончая нежнейший аромат. Декоративные кусты причудливых форм, словно живые, тянулись к людям своими веточками, украшенными разноцветными лентами. Трава кругом была яркого, насыщенного зеленого цвета. А мы все шли по широкой аллее, прямиком к одному из многочисленных зданий, находящихся за садом. Перед зданием была широкая площадь, где располагался фонтан в виде высокой колонны, обвитой цветущим плющом, из бутонов которого стекали струйки воды, попадая на листики и далее падая вниз, к самому подножью колонны. Было это совсем необычным зрелищем. Я с таким восхищением рассматривала этот фонтан, что даже не заметила, когда толпа остановилась. Не успев вовремя среагировать, я прошла вперед еще на полшага и уткнулась кому-то в спину. На меня недовольно покосились. Пробормотав извинения, пододвинулась ближе к Джаэру.


— А почему мы остановились? - как можно тише спросила я торговца.


— Не знаю. - Пожал он плечами.


Вместо него мне ответила какая-то женщина.


— Сейчас начнется проверка на недобрые намерения и скрытые угрозы. - Доверительно сообщила она, склонившись к нам. - Это всё же территория самого короля. Здесь повышенные меры безопасности. Сами понимаете…


И в этот момент я увидела впереди полосу зеленого света. Она медленно разрасталась, окутывая толпу, словно туман. И никто не выказывал беспокойства, все покорно стояли и ждали, когда свечение пройдет сквозь них. А мне вдруг стало не по себе. От чего-то захотелось развернуться и бежать сломя голову отсюда как можно дальше. И с приближением свечения это чувство нарастало, наполняя меня тревогой. Лихорадочно пыталась понять: что не так? Почему мне так страшно? Ведь у меня не было совершенно никаких мыслей против короля - я просто шла посмотреть магический поединок, как и все присутствующие тут. Но тогда откуда такой ужас перед этой “проверкой”?


Заметив мои метания, Джаэр схватил за руку и успокаивающе сжал. А полоса света приближалась. Ноги уже готовы были пуститься наутек, но я, сжав губы и закрыв глаза, решила, что и шагу не ступлю. Вдохнула поглубже и…


Ничего не почувствовала. Ни покалывания на коже, ни обволакивающего тепла или холода, ни даже дуновения ветра! Ни-че-го. Совершенно. Как стояла, так и осталась стоять с закрытыми глазами. Разве так и должно быть?

Внезапно кто-то совсем рядом вскрикнул, и толпа зашумела. Я распахнула глаза и увидела, как в нашу сторону пробираются два грозных мага. Сердце упало в пятки. Лихорадочно осмотрелась по сторонам, а потом взглянула на своего спутника – торговец был само спокойствие. Я же была словно натянутая струна, готовая порваться в любой момент. Неужели эти маги идут по мою душу? Но нет - мужчины прошли мимо. Растерянно проследила за ними взглядом и увидела, как они подошли к пожилой женщине и взяли её под руки с обеих сторон. Кажется, что она не сопротивлялась и была совсем безобидной, но когда её проводили мимо, старуха бросила в мою сторону испепеляющий и горящий ненавистью взгляд, а затем страшно расхохоталась.

— Недолго еще править вашему королю! Скоро Элфград будет пылать, а все Элфгарские земли захлебнутся в крови!

Я вздрогнула и ближе прижалась к Джаэру. Народ вокруг встревоженно перешептывался, пока сумасшедшую ведьму уводили из толпы. А она продолжала смеяться, выдавая всё более странные фразы:

— Он уже здесь! Я чувствую! Он среди вас! Он сильнее вашего Совета, никто не сможет остановить то, что грядёт. Совет падёт…

— Дорогие жители и гости города! – перекрывая шум толпы и слова ведьмы, раздался голос, усиленный магией. – Мы приносим извинения за сложившуюся ситуацию и просим отнестись с пониманием. Вы все находитесь на территории королевской резиденции, и поэтому каждый, кто задумал недоброе против нашего правителя – будет выявлен и наказан подобающем образом. Всех остальных мы рады видеть здесь! А теперь просим всех пройти в сторону арены!


И толпа двинулась. Я крепче вцепилась в руку торговца, боясь затеряться в ней. Меня до сих пор не покидало чувство тревоги. О чём говорила эта старуха? Что она имела в виду, когда предрекала такие страшные события для наших земель? И может ли это быть правдой? Вдруг это была провидица? Но она не похожа на провидицу – они не такие сумасшедшие и не с такой ярой ненавистью в глазах. Это просто сумасшедшая ведьма, которая… что? Задумала что-то против короля? Но если так, то зачем она шла сюда, или она не знала об охраняющих заклятиях? Столько вопросов и ни одного ответа.

— Малая, ты в порядке? – спросил встревоженно Джаэр, не выпуская моей руки.

— Да, наверное, - неопределенно пожала плечами, потому что сама не знала, в порядке я или нет. Это происшествие засело глубоко в моей душе, откликаясь непонятными чувствами страха и тревоги. И даже предстоящее зрелище не могло меня отвлечь от этого.

А мы тем временем дошли до той самой арены для магических поединков. Ей оказалась ровная круглая площадка под открытым небом, вокруг которой располагались места для зрителей. И чем дальше от центра площадки были места, тем выше они находились. Так же тут была отдельная ложа, где по всей видимости, будет восседать сам король. Она была отделена от остальных мест высокой перегородкой из красного бархата и находилась выше всех, но пока пустовала.

Я хотела рассмотреть получше место пребывания нашего правителя, но Джаэр уже тянул меня к многочисленным рядам, чтобы занять место. Мы расположились на одном из первых рядов, так сказать – чтобы быть в самой гуще событий. Я удивленно взглянула на торговца. Мне не очень-то хотелось быть поджаренной каким-нибудь залетным фаерболом. Но Джаэр с хитрой улыбкой на лице посоветовал внимательнее присмотреться к пространству перед собой. Что я и сделала. Долго всматривалась в воздух, а когда ничего не увидела, решила попробовать на ощупь. И - о да! – палец коснулся чего-то неуловимого, слегка холоднее, чем всё вокруг, а по воздуху в месте соприкосновения пошла рябь.

— Силовой купол. – Улыбаясь пояснил мне торговец. – Мимо него ни одно магическое заклятье не пройдет.

От его слов мне стало спокойнее, поэтому я расслабилась и принялась рассматривать всех вокруг. Постепенно арена заполнялась людьми, которые шумели в предвкушении первого в этом сезоне магического поединка. Они спешили занять свои места. И когда все уселись, по арене прокатился раскатистый громкий звук, а потом раздался голос – тот самый, что говорил у фонтана.

— Добро пожаловать на первый поединок Сезона Отбора! – вещал этот голос, и толпа одобрительно загудела, захлопала. – Мы рады вас всех видеть здесь! И мы так же все приветствуем его величество – короля Вольдемара Монфор-л’Амори! - правителя Элфгардских земель!

И все тут же повставали со своих мест, чтобы отдать почтение нашему правителю. Я так же поднялась, чтобы склониться в поклоне вместе со всеми перед его величеством. А после того, как было дано разрешение садиться, я посмотрела в сторону королевской ложи. Вольдемар восседал на своём троне, с добродушной улыбкой рассматривая всех своих подданных. Рядом с ним находились двое мужчин в темно-синих мантиях, хмуро наблюдавших за толпой. Точно такие же забрали старуху у фонтана. Скорее всего, это была охрана короля. Больше в королевской ложи никого не было.

Из домашних уроков с матерью, я знала, что у короля Монфор-л’Амори не было ни супруги, ни наследников. Да и королем он был всего лишь формально. Все основные государственные – как внутренние, так и внешние – дела вели члены Высшего совета. Король лишь ставил свою печать на документах и приказах, заверяя его подлинность. Вот так и живет – только для того, чтобы в него верил народ. А после смерти Вольдемара кто-то из Совета станет его приемником и займет место во главе нашего государства. А место покинувшего мага – займет другой маг, достойный быть членом Высшего Совета. Вот теперь-то я поняла для чего происходит отбор лучших магов!

А кстати, где сами господа из совета? Оглядевшись вокруг, не заметила никого, кто бы мог походить на высокопоставленных представителей. Наверное, они просто не могут оторваться от важных государственных дел. А жаль – мне бы очень хотелось взглянуть на самых сильных магов наших земель. Но зацикливаться над этим не стала, ведь после небольшой церемонии представления участников, которую я пропустила, погрузившись в свои мысли, огласили правила поединка, и начался сам бой.

На арене находилось два мага. Один стоял к нам спиной, и я могла разглядеть лишь его красный камзол, да совершенно белую макушку. Второй же был во всём черном, и лицо его выражало холодную решимость. Маги разошлись по разные стороны арены, поклонились друг другу, затем приняли боевые стойки и замерли. Несколько секунд ничего не происходило. Все вокруг затаили дыхание, ожидая, кто же нападет первым. Я даже наклонилась слегка вперед, в предвкушении.

И вот маг, который стоял ближе к нашей стороне сделал первый выпад – он взмахнул руками, выставляя их перед собой. С кончиков пальцев сорвались огненные струи, устремившись к противнику. Народ ахнул. Второй маг быстро сориентировавшись, отпрыгнул в сторону, на ходу шепча губами какие-то заклятья. И огненного мага отбросило в сторону. Пропахав головой землю, он всё же смог подняться и теперь маги поменялись местами. Не успела я моргнуть, как стена пламени взметнулась ввысь и направилась прямиком к магу в черном. Я затаила дыхание, а вот соперник был совершенно спокоен. Он прошептал какие-то слова и… исчез. Стена пламени прошлась до краёв арены и исчезла, едва соприкоснувшись с силовым куполом. Меня обдало жаром, и я отпрянула назад. Джаэр, увлеченный поединком, ничего не заметил, а мне удивляться было некогда так как тоже была слишком заинтересована происходящим на арене.

Огневик крутился вокруг себя, внимательно вглядываясь в пространство, но видимо, так и не смог увидеть своего соперника, который неожиданной возник за его спиной и вновь отбросил мощным магическим потоком. На этот раз огневику пришлось труднее – слишком близкое взаимодействие силы не прошло даром. Маг поднялся не с первого раза. А тем временем его противник приступил к активным действиям: вокруг него появилась черная воронка. И я поняла – это был темный маг. А его воронка набирала обороты, искрясь и сыпля в разные стороны синие искры. Зрелище было захватывающим. А еще довольно страшным. Темный направил эту воронку в сторону огневика, который наконец поднялся. Увидев то, что движется на него, огневик вскинул руки вверх, и из их вырвался мощнейший столп огня. Такой яркий, что мне пришлось зажмуриться.

И в этот момент что-то изменилось. Раздался оглушительный взрыв, и вокруг всё пришло в движение. Послышались испуганные крики. Я даже не успела открыть глаза, как меня внезапно что-то тяжелое сбросило с места и повалило на землю, придавив к ней всем своим весом и лишая возможности как пошевелиться, так и дышать. Стало слишком жарко. Задыхаясь от гари и нехватки воздуха, я медленно теряла сознание, которое услужливо подкинуло мне мысль, что умру я всё-таки от магического воздействия. А потом меня поглотила тьма.

Глава 5

— С ней всё в порядке. – Раздался совсем рядом приглушенный голос. - Просто надышалась дымом.

Попыталась открыть глаза. На удивление, получилось это у меня с первого раза. Огляделась по сторонам: небольшое помещение, где пахнет какими-то травами рядом с кроватью, на которой я собственно и лежу, небольшая тумбочка. На ней несколько маленьких стеклянных сосудов с жидкостью. Далее обзор закрывает ширма, за которой и слышится голос.

— А вам досталось больше, - вещала кому-то женщина, скорее всего целительница, - хоть и успели поставить щит – удар был довольно сильным. Придется полежать тут пару дней.

— А как же моя торговая лавка? – мне наконец удалось расслышать расстроенно-хриплый голос того, к кому обращалась целительница. Он показался мне очень знакомым.

— Джаэр, – позвала я, поднимаясь с кровати. – Джаэр, это ты?

— Малая, - был мне ответ, прежде чем я ворвалась за ширму.

Моему взору предстал торговец, лежавший на точно такой же кровати, как и я, с болезненно-бледным лицом, но пытающийся улыбнуться мне. Рядом стояла худая высокая женщина, неодобрительно посматривающая в мою сторону.

— Что с тобой? – потрясенно выдохнула, подбегая к Джаэру. Я опустилась возле его кровати.

— С ним всё будет хорошо, - твердо произнесла женщина, - если вы не будете тревожить его. – Сурово добавила она.

— Но что произошло?

Целительница поджала губы и бросила на меня сердитый взгляд. А Джаэр потрепал меня по голове и выдохнул:

— Не смог я уберечь тебя, Рьянка. Хоть и обещал. Оказывается, силенок-то у меня маловато.

— О чем ты говоришь? – я переводила растерянный взгляд с женщины на торговца и обратно.

— Пожалуйста, дайте ему отдохнуть. – Вставила целительница.

— Рьяна, - Джаэр ухватил мою руку и сжал, - я тебе обязательно всё расскажу, а пока иди. Не зли целителя - она меня еще лечить будет.

Расстроенно выдохнула, но повиновалась. Хоть и не хотелось уходить без ответов.

— Ты поправляйся. – Одобряюще улыбнулась и вышла.

Целительница появилась минуты через две. Прикрыла за собой ширму и рассерженно посмотрела на меня.

— Что? – не удержавшись спросила я.

— Какая невоспитанность, - женщина покачала головой, выказывая своё неодобрение. – Лучше бы поблагодарили за то, что вам жизнь спасли, а не приставали с расспросами.

И я не выдержала.

— Так объясните мне, что произошло? Почему вы не хотите просто сказать, что случилось?

Целительница, видимо, обиделась на мой несдержанный выкрик, но всё же ответила:

— Во время поединка кто-то развеял силовой купол. И магические потоки участников хлынули в толпу…

В голове от этих слов зашумело. Пришлось присесть на кровать.

— Ох, - вырвалось у меня, - кто-то погиб?

На меня посмотрели не то осуждающе, не то недовольно.

— Нет, но много пострадало. Конечно, некоторые сами себя могут исцелить, но остальные нуждаются в моей помощи. Поэтому мне некогда с вами разговаривать. Ложитесь и отдыхайте, это всё, что вам сейчас необходимо - вас задело меньше всех. Скажите спасибо вашему дяде…

— Дяде? – рассеянно переспросила я. Но мой вопрос остался без ответа, так как женщина уже скрылась за другой ширмой, оставив меня наедине со своими мыслями, которые сейчас шумели в голове, словно рой пчёл.

«Развеял силовой купол» - эти слова целительницы словно иглы впились в сознание. Кто мог это сделать? И главное – зачем? А вдруг это было покушение на короля? И если это так, то как он смог пройти защиту?

Видимо, этот «кто-то» очень силен, раз смог развеять защиту, поставленную самими членами Высшего Совета. А что если…

Как там говорила старуха?

«Он уже здесь! Я чувствую! Он среди вас! Он сильнее вашего Совета, никто не сможет остановить то, что грядёт. Совет падёт…»

От страшной догадки мне стало не по себе. Воздух вмиг показался таким тягучим, что вдыхать его стало невозможно. Шум в голове становился всё сильнее, почему-то окончательно переходя в истеричный смех той ведьмы. А потом сознание окончательно меня покинуло.

***

Из сна меня словно что-то вытолкнуло, заставив чуть ли не подскочить на кровати. Распахнув широко глаза, уставилась в потолок. Учащенное сердцебиение гулом отдавалось в ушах, тело била крупная дрожь. Я несколько минут пыталась понять, что же произошло? И только потом услышала их.

— Допрос? – голос Джаэра был раздраженным. - Но она еще слишком юна для допроса.

— Господин Ассах, - раздался еще один, в отличие от Джаэра, спокойный голос, - вы должны понимать сложность ситуации. Силовой купол начал истончаться с вашей стороны. Мы обязаны допросить всех. А вы пока не в состоянии выдержать допрос…

— А она в состоянии? – прервал говорившего торговец. – Я еще раз повторяю, она слишком молода для этого! Вы не можете допрашивать ребенка!

— Она не ребенок.

— Но…

Я прислушалась. На несколько мгновений все, кто находился за ширмой, замолчали. А потом раздался обреченный голос Джаэра.

— Хорошо. Но позвольте, я её немного подготовлю к этому.

— Не положено. – Бесстрастно ответил еще один голос. Судя по всему, возле Джаэра находились как минимум двое.

— Она моя племянница! – горячо воскликнул торговец. Конечно, это была неправда, но я всё же удивилась, с каким напором он произнёс эти слова. И главное, зачем он врет?

— У вас есть две минуты.

И после этого ширма распахнулась, а я в ужасе зажмурилась, стараясь не выдавать того, что не спала и всё слышала. Но разве магов проведешь?

— Рьяна, - Джаэр подошел к моей кровати и присел на краешек. – Посмотри на меня.

Боязно приоткрыла сперва один глаз, а потом и второй.

— Что случилось? – как можно тише спросила я.

— Рьяна, - выдохнул торговец, как-то уж очень обреченно. Мне стало не по себе. – Тебе нужно пойти сейчас с этими господами.

Посмотрела на этих самых «господ», которые появились вслед за Джаэром, и нервно сглотнула. Синяя форма. Замечательно! Такие же увели куда-то сумасшедшую старуху. А что если и меня хотят забрать туда же?

Спрашивать «зачем» было глупо, но я не смогла удержаться:

— З-зачем? – голос дрогнул, выдавая страх.

Маги в синем хмуро уставились на меня.

— Тебе нужно всего лишь ответить на их вопросы. – Джаэр волновался, хоть и пытался скрыть своё состояние от посторонних глаз, но я видела это в его взгляде. Вот только помимо беспокойства было там что-то ещё, что-то едва уловимое. Но оно никак не хотелось пониматься. – Главное расслабься и не сопротивляйся…

— Не сопротивляться? – Вот теперь мне по-настоящему стало нехорошо. - Ты меня успокаиваешь или наоборот пугаешь?

— Время! – один из «синих» выступил вперед, не давая Джаэру сказать то, что он собирался. – Мисс Арьяна урожденная Арнуа, - обратился стражник ко мне, - вы должны проследовать с нами на процедуру допроса, в связи с произошедшим вчера… инцидентом. После допроса, если ваша вина не будет доказана, вы сможете вернуться обратно к своему дяде – господину Ин Рагш Ассаху.

Кажется, я слушала его с раскрытым от удивления ртом. Потому что, после того, как прозвучала последняя фраза, я отчетливо услышала и даже в полной мере ощутила, как стукнулись мои зубы, когда слишком поспешно его захлопнула. Я поднялась с кровати и оглядела всех присутствующих.

— Вину? – голос дрожал от напряжения. - Вы меня в чем-то обвиняете?

— Рьяна, - Джаэр поднялся следом, - всё будет хорошо. Обещаю.

— Но я… - Договорить мне не дали. Торговец как-то слишком поспешно подошел ко мне и обнял. Так сильно, что мне показалось, сейчас сломает.

А затем так же быстро разжал объятия и толкнул куда-то в сторону. Я уже было хотела возмутиться такому его поведению, но тут увидела, как над моей головой смыкается дымка портала. Я успела встретиться с ошарашенными взглядами охранников прежде, чем меня куда-то стремительно потянуло. Пространство вокруг загудело, и тело вторило ему. Легкие сжались, словно им не хватало воздуха. Внутри будто натянулась струна, готовая вот-вот порваться под невидимым напором. Паника накрывала волнами, отдаваясь дрожью во всём теле, и я уже была готова рухнуть в неизвестность, как всё внезапно прекратилось. Не успев понять, что вообще произошло, я оказалась в чьих-то объятиях.

— Всё хорошо, – раздалось над головой, - я вас держу.

— Вы? – я во все глаза смотрела на стоявшего передо мной Теодрига. – Что вы… как…?

Но мне снова не дали договорить.

— Пожалуйста, - прервал меня старичок, - давайте я вам позже объясню, а пока нам надо спешить.

И я вновь увидела открывающийся портал. Меня поспешно взяли за руку и потянули в его сторону. Возмутиться или сделать что-либо ещё - не успела. Ведомая Теодригом, покорно шагнула в тёмную дымку.

Так мы перемещались еще несколько раз: открывали порталы в самых разных местах и, не задерживаясь ни на минуту, переходили в следующие. Все места наших перемещений я видела впервые, но спрашивать или что-то требовать, не решалась, всё еще пребывая в шоковом состоянии.

Когда мы наконец остановились, я не поверила своим глазам. Передо мной была знакомая комната.

Дворецкий отпустил мою руку, прислушался к каким-то своим внутренним ощущениям, с шумом выдохнул, кивнул и вновь принял невозмутимый вид.

— Всё, теперь вас не отследят. – Спокойно проговорил он.

А я же не могла произнести ни единого слова. Да что там слова – мне даже дышать приходилось через рот: глубоко и шумно. Ведь потому что я догадывалась, куда мы переместились. Даже с уверенностью могла сказать, что знала, но не могла до конца поверить в это. Теодриг вернул меня в ту самую комнатку, где я ночевала в свой первый день в столице. Он вернул меня… В дом. Темного. Мага.

— Ч-что… к-как… - Слова давались с трудом – слишком сильным было потрясение. Обескураженно повернулась к дворецкому и почти взмолилась: – Объясните, пожалуйста, что происходит?!

— Успокойтесь, прошу вас. Я вам сейчас всё объясню. – Теодриг в приглашающем жесте указал на единственный предмет мебели, располагающий к тому, чтобы на него сесть. – Присядьте.

На негнущихся ногах дошла до кровати и прямо-таки рухнула на неё. В голове всё смешалось, тело била нервная дрожь, а где-то глубоко внутри поднималось непонятное чувство злости. Да что, в конце концов происходит? Почему мне никто ничего толком не объясняет? Просто кидают как какую-то куклу с места на место!

— Мисс Арнуа. Арьяна – позвольте мне вас так называть, - начал Теодриг подходя ближе. Он взмахнул пальцами, и из воздуха появился стул. Старичок присел на него, внимательно взглянул на меня и, дождавшись моего кивка, начал говорить: – Дело в том, что когда-то давно господин Джаэр Ин Рагш Ассах спас моего сына. Не буду вдаваться в подробности произошедшего, скажу только, что если бы не он, я бы до сих пор оплакивал потерю Стефана. Но мой сын жив, и за его спасение я обязан господину Ассаху. Я обещал выполнить любую его просьбу. И вот, сегодня ночью, он связался со мной и попросил спасти вас, да сберечь, пока он не поправится. Поэтому вы здесь.

— Но… почему и зачем?

Дворецкий вздохнул.

— Дело в том, что я, как и господин Ассах, знаю о том, чего вы лишены. И в связи с этим допрос был бы для вас не просто опасен, а смертелен. Господин Ассах знал это, поэтому попросил меня помочь.

Я думала, что нет пределу изумления. Оказывается, есть.

— А сюда мы переместились, потому что это самое безопасное место для вас. - Пока я хватала ртом воздух, тихо продолжил Теодриг. – Дом господина Морано защищен от внешнего воздействия. И вас тут никто не найдет, если только не будет точно знать, что вы именно здесь.

— А как же… сам… хозяин? – я смогла выдавить из себя несколько слов, всё больше поражаясь происходящему. Получается, что и дворецкий смог разглядеть то, что во мне нет ни капли магии, но, в отличие от тех же жителей родного города, поступил не в пример им. Это, конечно, радует. Но мучил меня совсем другой вопрос: как он смог разглядеть мой дефект? Неужели это видно невооруженным глазом? Страх липкими щупальцами облепил мою грудь.

— Господин Морано редко бывает дома, - отозвался Кронштадтский, - и порой он так занят, что не замечает ничего вокруг. Поэтому вам не стоит беспокоиться.

— А он не… почувствует моего присутствия? – боязно спросила я. Как-то не хотелось оставаться в доме тёмного, даже если это будет самым безопасным на земле.

Теодриг как-то странно посмотрел на меня, а затем покачал головой.

— В вас нет никакой магии и даже её отголоска, поэтому, думаю, что нет, не почувствует. Только если вы сами не покажетесь ему на глаза…

— Простите, - перебила я дворецкого, - неужели это так явно видно, что я… дефектная.

— Нет, Арьяна, вы не дефектная. Не нужно так о себе говорить. – Я уже хотела возразить, но Теодриг поднял вверх ладонь, призывая к молчанию. – Вы совершенно нормальная, вне зависимости, есть в вас магия или нет. А по поводу того, заметно ли, скажу, что нет. По крайней мере, не сразу. Если не использовать магическое зрение, то ничего не видно. Так что не волнуйтесь, тут о вашей тайне никто не узнает.

Машинально кивнула, всё еще пребывая в непонятном состоянии. Определить, что со мной, не решалась. Страх, смятение, шок – всё это как-то сплелось воедино, не давая выявить что-то конкретное, что-то, что описывало бы моё состояние. И что же мне теперь делать? Как быть?

— Но, меня же теперь будут искать… - неуверенно выдала я, пугаясь собственных слов. И что, теперь из меня сделают беглую преступницу? А может, надо было сразу рассказать страже, какая я на самом деле?

— Как я уже сказал, здесь вам ничего не грозит. Конечно, я не совсем понимаю действий господина Ассаха, но думаю, что мы сможем как-то решить этот вопрос. Но чуть позже. Пока отдыхайте. Тут вас никто не найдет. Только, - на этот раз Теодриг запнулся, что очень насторожило меня, - вам придется некоторое время посидеть тут и не выходить за пределы этой комнаты. Не нужно, чтобы кто-то ещё из прислуги видел вас. Не переживайте, это на некоторое время.

— Замечательно, - вырвался у меня нервный смешок, - я заперта тут, в доме тёмного лорда, в то время, когда… - и тут осознание накрыло меня с головой. – Джаэр! Что же будет с ним? Он же помог мне сбежать?!

Я подскочила с кровати и начала нервно ходить взад-вперед, пытаясь взять себя в руки. Получалось плохо. Паника медленно, но верно завладевала мной. Он же подставился из-за меня! Что теперь с ним будет?

— Не переживайте так, мисс, - Теодриг был настолько спокоен, что это выводило меня из себя еще больше, - господин Ассах справится. В конце концов, он ни в чем не виноват. Вот только допрос его ожидает… хм, с пристрастием.

— Что? – я встала как вкопанная и посмотрела на Кронштадтского. – О чём вы говорите?

— Ни о чём таком, чего бы боевой маг не выдержал.

— Бывший, - буркнула я.

— Бывших боевых магов не бывает, - улыбнулся Теодриг, поднимаясь. Стул тут же испарился под ним. – С ним всё будет хорошо. А теперь прошу простить меня, но – работа. Чуть позже принесу вам ужин.

С этими словами он вышел за дверь. Щелкнул замок. Ну вот, меня заперли. Точно, как преступницу.

Подошла к кровати и в бессилии упала на неё. Голова ужасно болела, думать совершенно ни о чём не хотелось. Решив, что всё хорошенько обдумаю после того, как отдохну, прикрыла глаза, тут же забываясь беспокойным сном.

Глава 6

Не знаю сколько я проспала, но когда очнулась, в комнате было темно. Тело странным образом гудело, но стоило мне пошевелиться, как это состояние тут же пропало. Потянулась на кровати и решила встать. Только я приподнялась, как под потолком замерцали и вспыхнули световые шары. Зажмурилась от резкой смены темноты на яркий свет. Глаза неприятно зарезало, но всё быстро прошло. Проморгавшись и осмотрев комнату, заметила на тумбочке возле кровати поднос, прикрытый крышкой, рядом стоял кувшин и невысокий бокал.

Осторожно приоткрыла крышку, и тут же ощутила аппетитный запах тушеных овощей и мяса. Желудок тотчас сжался, предвкушая сытный… поздний ужин? На удивление, еда оставалась горячей, хотя я не знаю, как давно её принёс Теодриг, и главное, почему не разбудил?

Размышлять на голодный желудок, тем более, когда рядом такая соблазнительная порция мяса – довольно-таки проблематично. Поэтому, первым делом принялась за еду, которая оказалась божественно вкусной. Надо будет поблагодарить того, кто приготовил эту вкуснотищу. Хотя бы передать слова благодарности Теодригу, а уж потом он пусть сам решает, говорить или нет. А пока я наслаждалась сочным мясом, нежнейшими кусочками овощей и запивала всё это теплым фруктовым напитком, и ни о чём не думала.

Устроив пир для желудка, решила всё же заняться мыслительной деятельностью.

Итак, что мы имеем? Если начать по порядку, то получается следующее: во-первых, кто-то, мотивы которого пока не ясны, развеял силовой купол. Почему-то мне кажется, что этот таинственный «кто-то» связан с сумасшедшей старой ведьмой, которую стражи утащили с площади.

Во-вторых, что там говорили стражи: купол начал истончаться с нашей стороны? А вот это уже интересно. И как они узнали, с какой стороны кто именно сидел? Для меня это пока не понятно. Так же и не понятно, почему Джаэр так себя повел? Это уже, в-третьих. И тут всё слишком сложно. То, что он воспротивился королевской страже – это одно, а вот то, что меня попросту «выкинул» за пределы досягаемости той же самой стражи – это вообще как-то… неправильно. Ведь я же не преступница, в конце концов, чтобы устраивать мой побег прямо перед носом у охраны и скрывать меня! Почему он так сделал? Как он после объяснит это страже? Или он тоже сбежал? Тогда вообще ничего не понятно становится.

Как бы я не старалась найти хотя бы ниточки, за которые можно уцепиться – ответы не спешили находиться, а вопросы, наоборот, накапливались с невероятной скоростью. И это пугало меня. По-настоящему пугало.

Вот жила раньше я спокойно в своей комнате, презираемая одной половиной городка и избегаемая – другой, так и жила бы. Нет! Мне понадобилось что-то кому-то доказывать! И ведь думала, что поступаю как лучше, а оказалось всё наоборот. Новые проблемы лишь множатся и становятся всё серьёзнее и серьёзнее. И это меня по-настоящему пугало. Чего мне ожидать дальше? Насколько всё будет хуже?

Но не стоит предаваться унынию, тем более у меня есть еще четвертый и не менее интересный пункт – Теодриг Кронштадтский. Вот уж кого я никак не ожидала увидеть снова. И тем более, не ожидала, что он приведёт меня… Обратно к тёмному магу. Ох, что ж, мне не везёт-то так? Неужели нельзя найти другое место, где меня можно было бы «спрятать»? Хотя, если верить дворецкому – это самое безопасное место чуть ли не во всём Элфграде. Так кто же такой этот лорд Морано, если его дом так хорошо охраняется от внешнего магического посягательства? Ох, что-то мне это не нравится.

Чтобы как-то отвлечься от мрачных мыслей, встала и решила пройтись по своему временному убежищу. А вот насколько я тут – пока вопрос. Тяжко вздохнула и подошла к окну. Приоткрыла штору. На улице хозяйничала ночь, и лишь черноту небосвода разбавлял свет полной луны. С тоской посмотрела на небо – нет не единой звездочки. И только луна, словно усмехалась надо мной, показывая, что лишь она будет моим единственным спутником в эту ночь. А может, и в последующие тоже… Стало невыносимо грустно.

Рьяда, чем же я тебе не угодила?! Зачем ты меня так прокляла?!

Я не сдержалась и дала волю слезам. Жалость к себе ещё никогда не проявлялась так ярко и всепоглощающе. Хотелось выть в голос от своей безысходности и сложившейся ситуации в целом. Если я такая никчёмная, жалкая – зачем тогда вообще появилась на этот свет?

***

В полутёмной комнате ничего не нарушало сложившуюся атмосферу тишины и покоя. Лишь дрова в камине лениво потрескивали, да отблески огня играли на полу и стенах, рисуя замысловатые узоры.

Мужчина сидел напротив камина, наблюдая за причудливыми бликами, отражающимися от стенок бокала в его руке. Янтарная жидкость на дне становилась практически золотой, если бокал наклонить ближе к свету, и шоколадной – если повернуть от огня. Ему нравилось наблюдать за игрой цвета. Он наслаждался такими редкими и от этого более желанными минутами спокойствия. Как мало у него было времени, чтобы вот так просто посидеть у камина и насладиться любимым напитком. Одному. В тишине.

Сегодня был очередной сумасшедший день. Как же он устал от всего этого. Совмещать сразу три должности – это выше его сил. Он устал постоянно притворяться и оглядываться назад, чтобы не получить смертельное проклятье в спину устал распутывать клубок интриг, которые крепкой нитью опутали чуть ли не каждого, с кем приходилось общаться устал от бумажной волокиты, беготни. Он просто устал.

— Господин, позволите? – такой нехарактерный робкий голос дворецкого, заставил нахмуриться. Это означало то, что драгоценные минуты спокойствия закончились. Слишком быстро.

— Что ещё, Теодриг? – Он даже не повернулся в сторону говорившего. Лишь еще раз перекатил бокал в руке, размышляя над тем, выпить всё сразу, чтобы унять раздражение или же не пить вообще и дать волю скопившимся эмоциям?

— Милорд, - дворецкий, пересёк комнату и встал возле кресла. Его взор устремился на огонь в камине. – Я служу вашей семье и вам верой и правдой уже тридцать лет…

— Мне уже не нравится начало, - хмуро изрек Даркхнелл. Он в один глоток осушил бокал и, поставив пустой сосуд на столик рядом с креслом, посмотрел на стоявшего рядом старичка. - Что случилось?​

— Позвольте мне сначала попросить вас о том, чтобы вы не принимали поспешных решений, после того как выслушаете меня.

— А не много ли просишь?

— За столько лет работы я никогда и ни о чём вас не просил. Но сейчас прошу, выслушайте меня до конца. Я верю, что вы примете верное решение. Это очень важно. И не только для меня, но и для вас. Для всех нас. – Теодриг замолчал, ожидая ответа своего господина.

— Хорошо, - выдохнул Морано, скорее обречённо, чем раздражённо. – Что у тебя?

— Не думаю, что сказанное вам понравится, но всё же… Очень давно ваш отец рассказал мне… кое о чём. Он взял с меня клятву, что я не расскажу об этом никому. И даже вам. Пока не придет время. И вот, оно пришло. Дело в том, что ваш отец искал… антимагов.

— Это всё чушь. – Прервав дворецкого, процедил мужчина. – Антимагов не существует. Это детская страшилка, которой пугали непослушных детей. А отец был просто слишком одержим несуществующей идеей. За неё он и погиб тогда… Зачем ты мне рассказываешь то, о чём мне уже известно.

— Господин, позвольте мне договорить. Мне кажется… да я даже уверен, но всё же не до конца, в том, что один антимаг точно существует. И даже больше - он находится в вашем доме…

— Знаешь… это не смешно.

— Господин, но я не шучу. И я могу доказать…

— Зачем?

— Простите?

— Зачем ты сейчас мне всё это говоришь?

— Я знаю вас с самого вашего рождения. Я видел, как вы росли. Недолго, но я знал вашего отца. И за всё это время, что я нахожусь в вашей семье, я понял одно: не важно, какой стороной магии ты обладаешь – светлой или тёмной – главное то, кем ты являешься на самом деле. Ведь тьма – не всегда плохо. И вы – живое тому подтверждение. Вы и ваш отец. Я никогда не видел, чтобы тёмные маги творили такие благородные по своей сути дела. Многие делают так называемое «добро» лишь для своей выгоды. Никто не пойдет во вред своим принципам и устоям. Но вы и ваш отец… Вы не такие, как все остальные. Вы – другие… Порой мне кажется, что вы приняли не ту сторону. И ваш отец…

— Хватит! – Прервал Даркхнелл, поспешно поднимаясь с кресла и грозовой тучей нависая над Теодригом. – Ты ничего не знаешь о моём отце. - Прошипел прямо в лицо дворецкому. - Мне было десять, когда он погиб, но уже тогда я знал, что он не в себе. Одержим непонятной никому идеей. Он пытался доказать, что антимаги существуют. Ну, доказал бы. А дальше что? Антимаги – это смерть для нас. Думаешь, отец искал их для чего? Для того, чтобы просто доказать, что он не сумасшедший? Нет. Я нашел его записи. И знаешь, что там было? План переворота. А теперь, скажи мне, Теодриг, ты всё еще считаешь нас хорошими? Всё еще веришь в то, что тьма – это не так уж плохо?

Несколько секунд дворецкий молчал. А потом тихо выдохнул:

— Я верю в вас.

Морано сокрушенно покачал головой.

Отступив от Теодрига, он щелчком пальцев наполнил свой пустой бокал и, взяв его, снова выпил всё содержимое в один глоток. Затем опустился в кресло и двумя пальцами схватился за переносицу.

— Хорошо, что ты хочешь от меня услышать? – уже спокойнее произнёс он. – Что я рад твоему самовольному поступку: притащить в мой дом неизвестно кого, кто может меня убить?

— Нет, господин. Я просто прошу, чтобы вы посмотрели сами. И убедились, что я не вру вам.

— И я еще раз спрашиваю, почему ты мне это рассказываешь?

— Милорд, если она на самом деле антимаг, то её попадание «не в те руки» может обернуться неприятными и даже страшными последствиями для всех нас.

— «Она»?

— Да, мой господин, это девушка. Еще совсем молодая…

— Тьма! Теодриг, ты действительно хочешь моей смерти? – не выдержав, рыкнул мужчина.

Кажется, что сейчас он готов был выпустить эту самую Тьму на волю – в комнате заметно похолодало, а свет, что давал огонь в камине – потускнел. Из углов поползли тени. Они были чернее самой ночи. Скользя по полу, переплетаясь между собой, словно множетво нитей, они тянулись к мужчине, что сидел в кресле и тяжело дышал, пытаясь успокоиться. Собираясь у самых его ног, они тянулись выше и медленно растворялись в своём хозяине. Морано прикрыл глаза и сосредоточился.

Вдох. Выдох. Несколько мгновений – и всё становится, как прежде: тени исчезают, а комната наполняется светом и теплом от камина.

— Ладно, - успокоившись, выдохнул Даркхнелл, - где… она?

— В крыле рабочего персонала, - тут же отозвался дворецкий, до этого, напряженно наблюдая за своим господином. – Позвольте, я вас провожу.

— Идём. – Мужчина поднялся и хмуро посмотрел на своего слугу. – Но запомни: я так просто твоё самовольство не оставлю.

— Да, господин, я это понимаю. – На лице Теодрига не дрогнул ни один мускул. – И готов понести наказание.

Морано несколько мгновений изучающе смотрел на дворецкого, а потом просто махнул рукой. Нет, Теодриг всё равно будет наказан за то, что привел в дом без разрешения, возможно, опасного “гостя”. Но всё же старик прав: он не такой, как все. И это ужасно его злило.

***

Как я уснула – не помню. Зато до мельчайших подробностей помню своё пробуждение. Первое, что я ощутила даже сквозь сон – это чьё-то присутствие. Но мне так не хотелось просыпаться, что я даже не обратила на это никакого внимания. Сон не хотел выпускать из своих объятий. Мне было спокойнее, там, в мире иллюзий и сновидений, где не было никаких проблем, никаких секретов и никаких дефектов. Я была просто я. Меня любили, мною дорожили, мной гордились…

А затем что-то изменилось. Вроде бы я продолжала спать, но что-то новое ворвалось в мой сон. Это «что-то» было мягкое, тёплое и обволакивающее. Оно окутало меня, словно тёплый плед. Я каждой клеточкой тела чувствовала чьё-то… прикосновение? Будто кто-то с особой осторожностью и даже нежностью изучал меня. И, надо сказать, основательно изучал. По ощущениям, казалось, что и внутренне – переворачивая душу, вертя её с разных сторон, словно рассматривая и оценивая дорогую вещицу, и внешне. Неуловимые, осторожные касания, казалось, были сразу везде и всюду, вызывая рой мурашек на коже.

Возможно, мне должно было быть неприятно, что меня бесцеремонно и без моего ведома «оценивают», но мне нравились эти ощущения. Я не до конца осознавала - сон это или явь, и что происходит, но мне определенно это нравилось! Я даже задержала дыхание, боясь спугнуть момент…

Но внезапно всё прекратилось. Как только прикосновения пропали, по коже вновь побежали мурашки, но уже от холода. Стало пусто и одиноко. Обволакивающее тепло исчезло, забирая вместе с собой не только приятные ощущения, но и сон.

Вздох сожаления вырвался из горла. Услышав его, я поняла, что уже точно не сплю и нехотя открыла глаза. Уставилась в никуда пытаясь прийти в себя. Что-то странное творилось не только в моей душе, но и в теле. Прислушалась к себе и с удивлением поняла, что из горла вырывается учащенное, рваное дыхание, а сердце слишком быстро бьётся в груди. Я же вроде спала? Так почему у меня такое ощущение, словно после долгого, изнурительного бега? Вот только после бега становится жарко, меня же холод пробирал до самых костей. Потянулась за одеялом, намереваясь согреться и вспомнить, что же мне снилось, и… от неожиданности вскрикнула. Прямо возле моей кровати стоял хозяин этого дома! Тёмный маг собственной персоной! Захотелось прямо сейчас провалиться сквозь кровать, пол и просто сквозь землю – лишь бы не видеть этот совершенно черный гневный взгляд, недовольно поджатые губы, сжатые в кулаки руки и… тьму! Настоящую тьму, клубящуюся у ног мага! Она стелилась по полу, тянула свои щупальца по стенам к потолку, комоду, шкафу, опутывала ими кровать, и подбиралась ко мне! Меня охватил самый настоящий ужас, а в голове лихорадочно забилась одна единственная мысль: «как он узнал?!»


Дернувшись назад, прижалась к холодной спинке кровати и, не думая, как это будет выглядеть со стороны, совершенно по-детски спряталась под одеяло. Возможно, это был один из самых глупых поступков в моей жизни, но мне было всё равно. Накинув колючую материю на голову, вся сжалась и даже зажмурилась с такой силой, что в глазах заплясали красные точки. Страх медленно, но верно переходил в ужас, затапливая сознание. Тело била крупная дрожь, а сердце - так и не успевшее успокоиться после странного сна - заходилось в бешеном темпе, подкатывая к самому горлу. Ну почему? Почему мне так не везёт? Теперь неизвестно, что сделает со мной этот тёмный, но уж точно ничего хорошего!

— Назови мне хоть одну причину, по которой я должен сохранить ей жизнь? – ледяной голос мага подтвердил мои опасения, царапая не только слух, но и казалось, причиняя еще и физическую боль: льдом оседая на коже, сковывая её. – Молчишь?

— Я уже называл вам причины, мой лорд. – Раздался осторожный голос дворецкого, которого я даже и не заметила. Слишком поспешно спряталась, надеясь, что тонкая ткань спасёт меня от гнева мага. Но факт оставался фактом – дворецкий находился тут, в этой самой комнате, вместе со своим хозяином. И это пугало еще больше.


Неужели это он выдал меня??

— По мне, так легче убить её, чем выполнить то, о чём ты просишь, - всё так же холодно произнёс маг.

— Но вы никогда не искали легких путей, господин.

В ответ неопределённо хмыкнули. Я еще больше сжалась, впиваясь ногтями в такую хрупкую, но довольно колючую защиту. Ворсинки остро впивались в кожу, словно пытаясь напомнить, что помимо ужаса, есть и другие ощущения: например, боль. К сожалению, в данный момент инстинкт самосохранения был превыше всего, поэтому ужас преобладал над моим разумом, заставляя упиваться, давиться собственным бессилием перед могуществом и мощью сильных мира сего, покорно ожидая вынесения приговора.

Затем произошло то, чего я боялась, но всё же не была полностью к этому готова: одеяло, скрывавшее меня от внешнего мира и от тёмного мага в частности, резко взмыло в воздух. В первые доли секунды я даже растерялась, а затем дрогнувшими пальцами попыталась схватить край уносящейся вдаль колючей материи. Увы, момент был упущен - руки схватили лишь воздух.

А я, со всё нарастающей паникой поняла, что предстала перед нежданными «визитерами» в одном лишь белье! И ведь главное, не припомню, чтобы раздевалась! Поспешно прижала колени к груди и обхватила их руками, стараясь прикрыть то, что недопустимо для чужих, тем более мужских глаз. Стало невыносимо стыдно! Но моё состояние осталось незамеченным, так же, как и внешний вид.


— Жду вас в гостиной через десять минут. Не придете, хуже будет. – Развернувшись к двери, произнес Морано. И ведь сказал спокойно, даже как-то устало, а волосы на загривке зашевелились.

После того, как за магом довольно тихо прикрылась дверь, одеяло, парящее в воздухе – рухнуло на пол. Теодриг тут же подхватил его и очень бережно прикрыл находящуюся в ступоре меня. Я даже не пошевелилась, когда вновь почувствовала колючие ворсинки на голой коже.

— Арьяна… - старичок осторожно присел на краешек кровати, - посмотрите на меня.

— З-зачем? – процедила сквозь зубы, продолжая сидеть в той же позе. На глаза навернулись горькие слёзы обиды. – Зачем вы рассказали ему?

— Поверьте, для вас так будет лучше. – невозмутимо отозвался дворецкий.

— А почему вы решаете, что для меня лучше? – не выдержала я. – Кто вы вообще такой, чтобы решать за меня?

— Я пытаюсь помочь вам. Сохранить вашу жизнь.

— Так вы её сохраняете? – Дрожащей рукой указала на дверь, за которой скрылся хозяин дома. – Да он же… он же… убьёт меня и глазом не моргнув!

— Не убьёт… - Теодриг замолчал, а потом добавил: - Если вы сейчас поспешите и придёте к нему без опоздания. – Он встал и кивнул на шкаф. – Ваша одежда там. Прошу, не заставляйте его ждать.

— Од-дежда? Откуда? – изумленно посмотрела на дворецкого.

— Господин Ассах позаботился об этом, когда просил о вашей защите. Так что собирайтесь, время не ждет. У вас осталось четыре минуты.


С этими словами он удалился из моей комнаты. Я же ошарашенная, обескураженная и всё ещё полуголая – осталась одна. Осмыслить происходящее мне не дали убегающие минуты. Помня слова Теодрига о том, что к Морано лучше не опаздывать, вскочила с кровати и быстрым шагом дошла до шкафа. Меня все еще била дрожь – не то от страха, не то от холода. А щеки жгли еще не высохшие дорожки слез. С накатившей неизвестно откуда злостью, стала утирать с лица остатки моей слабости. Хватит. Я устала уже бояться. Всю свою жизнь я только и делала, что боялась. И терпела. Все унижения, косые взгляды, отчуждение окружающих и непонимание самых родных и близких людей. Да, сейчас мне тоже было страшно, но я не намерена показывать это остальным!

Распахнув дверцы шкафа, которые отозвались характерным поскрипыванием, застыла на месте от удивления. Все мои наряды, что любезно подарил мне Джаэр – были тут! От свободных рубашек и юбок, до утонченных и легких платьев, которые я так ни разу и не надела. Меня охватила грусть и тоска. Как там Джаэр? Что с ним сделали? Надеюсь, не убили или не отправили в изгнание. От таких мыслей стало дурно. Безумно хотелось узнать, помочь ему. Но я не знала как, да и не имела никакой возможности сделать это. Мне бы еще и самой выжить после «общения» с тёмным магом, который грозится убить меня при первой же возможности.

Кстати об этом. Схватила первое попавшееся платье простого покроя, которое показалось мне самым скромным: длинные рукава, подол чуть ниже колен и неглубокий вырез. Всё чинно и аккуратно. Будь моя воля – надела бы рубашку под горло и плотные штаны. Вот только времени на это не было. Поэтому, как можно скорее влезла в платье и, глубоко вдохнув, шагнула навстречу самому «опасному» разговору в своей жизни.

Глава 7

Я шла по коридору будто на смертную казнь. В каком-то смысле так оно и было. Неизвестно что ещё решит этот тёмный, какой вынесет «приговор». Слова дворецкого о том, что убивать не будут – доверия не внушали. С каждым шагом всё больше хотелось развернуться и убежать отсюда со всех ног. Почему-то сдаться на милость страже мне казалось наиболее гуманным, чем идти к тёмному магу. Но я всё равно продолжала двигаться вперед.

По пути мне встречались слуги, которые с удивлением и интересом оглядывались на меня, о чём-то перешептывались, но мне было не до них. Судорожно сжимая пальцы на накидке, комкая ткань в своих руках, я на подкашивающихся ногах брела вперед. Вот и последний поворот. Глубоко вздохнула и шагнула в арку, отделяющую столовую от гостиной. С момента, когда я была тут в первый и последний раз, ничего не изменилось.

Морано сидел в кресле возле камина и, закинув ногу на ногу, изучал какие-то бумаги.

— Вы опоздали, - холодно констатировал он, даже не глядя на меня.

От его слов холодок прошелся по коже, но я промолчала. Решила, что не стану за это извиняться. Какая разница, если в скором времени меня вообще, возможно, лишат жизни? Молча прошла ещё пару шагов и остановилась. Сцепила в замок дрожащие пальцы и, закусив до боли нижнюю губу, уставилась в пол. Повисла гнетущая тишина, нарушаемая лишь шуршанием бумаги.

Спустя несколько секунд в комнату вошел дворецкий. Как только он появился, Морано отложил в сторону просматриваемые бумаги и обратился к нему:

— Приступай.

Старичок покорно кивнул и шагнул ко мне. Я же сделала шаг от него. Чисто импульсивно отступила.

— Не волнуйтесь, мисс, всё хорошо. – Успокаивающе проговорил дворецкий, делая ко мне еще шаг. – Я ничего плохого не собираюсь делать…

— Как-то я в этом сомневаюсь, - нашла в себе силы заговорить.

— Я просто хочу кое-что вам показать. Это не страшно. - И снова шаг.

— А оно мне надо? – нервно ответила я, так же продолжая отступать. Если он сделает ещё хоть шаг, тогда я точно сорвусь на бег. В слова дворецкого я не вникала. И даже не пыталась. Мой разум будто отключили, оставив одни инстинкты. Главным из которых сейчас был инстинкт самосохранения. И я в любой момент была готова бежать. Пусть это будет последним трусливым поступком в моей жизни, но страх - сильнее гордости.

Теодриг остановился, тяжко вздохнул и затем поднял свою руку ладонью верх. Спустя мгновенье на ней зажегся маленький огонёк. Он парил в невесомости над ладонью, переливаясь множеством красок и притягивал взгляд.

— Прошу вас, Арьяна, сосредоточьтесь на этом шарике, - медленно проговорил дворецкий, - постарайтесь больше ни о чем не думать – только о нём.

— Зачем? – совсем растерялась я, не понимая, чего от меня хотят.

— От этого зависит ваша дальнейшая судьба. – Совсем тихо проговорил Теодриг.

Шумно выдохнула и посмотрела на «шарик». Значит, от него теперь зависит моя жизнь? Странно, я думала, что от тёмного мага, который сейчас очень внимательно наблюдал за нами из своего кресла. Его глаза цвета грозового неба неотрывно смотрели на дворецкого, а руки, подпирающие подбородок, были напряжены, как и он сам. Кажется, что он чего-то ждал, вот только чего?

Перевела взгляд опять на шар на руке старичка и постаралась сосредоточиться на нём. Небольшой, удивительно правильной формы, он был похож на огонь, заточённый в прозрачную сферу. Он скручивался спиралью, лизал стенки сферы, но не выходил за установленные границы. Это было поистине завораживающее зрелище.

— А теперь дотроньтесь до него. - Раздался откуда-то издалека голос дворецкого.

Я моргнула и подозрительно посмотрела на Теодрига.

— Что? – переспросила я.

— Просто сосредоточьтесь и дотроньтесь до него. Поверьте, ничего страшного вам не грозит. – Я продолжала стоять на месте переводя недоверчивый взгляд с дворецкого на шарик, и обратно. Как-то слабо в это верилось. Но Теодриг продолжал стоять на своём. – Пожалуйста, дотроньтесь. Моя сила не причинит вам никакого вреда. Обещаю.

Неуверенно шагнула вперед. Будь что будет! Если таким странным способом от меня пытаются избавиться, то мне остаётся надеяться только на то, что всё будет быстро и безболезненно. Ещё несколько шагов, и я оказываюсь на расстоянии вытянутой руки. Заставить себя идти дальше не получается. Выдыхаю и медленно вытягиваю свою руку. Пальцы заметно дрожат, но никого кроме меня это не волнует. Теодриг смотрит на меня с какой-то затаённой надеждой во взгляде и вполне доброй улыбкой на лице. Как-то не вяжется его образ с тем, что меня сейчас пытаются убить. А может и нет. Вдруг я просто сама себя накручиваю?

«Сосредоточьтесь» - одними губами произносит дворецкий, и я послушно фокусирую взгляд на огоньке. Вдох. Выдох. Я должна быть сильной. И если это моя смерть, то я должна встретить её достойно. Вздернув подбородок выше, кинула злой взгляд в сторону тёмного мага и дотронулась до огонька.

Едва я коснулась шарика, как тот тут же исчез, не оставив после себя ничего. Лишь на пальцах почувствовала легкое покалывание.

— И всё? – С сомнением спросила я. Мой голос в наступившей тишине показался слишком резким и высоким.

А спустя мгновенье Морано вскочил со своего места и в несколько шагов оказался рядом с нами. Я вздрогнула, когда он остановился слишком близко от меня.

— Теперь ещё раз. – Коротко бросил он. И уже на его ладони вспыхнул… черный огонь!

Я отпрянула от мужчины, не веря своим глазам.

Черный огонь, как признак отмеченного самой Тьмой, доставался очень редко кому. Ибо Тьма была избирательна в выборе своих кандидатов. Таких магов называли Посланниками самой Тьмы. Но от полученной силы, многие сходили с ума. Слишком неуправляемым был этот дар. Иногда он дотла сжигал своего хозяина. Поэтому обладателей черного огня были единицы, и те на особом статусе у Высшего совета.

Всё это мне когда-то давно рассказывала мама, а теперь я воочию наблюдаю самого Посланника Тьмы!

— Господин… - очень осторожно произнёс Теодриг, - вы призвали огонь…

— Я и без тебя вижу, - не отрывая от меня потемневшего взгляда, ответил ему тёмный, а потом уже мне: - Давай.

Когда мама говорила мне о посланниках Тьмы и их силе, самое важное, что я запомнила, так это то, что достаточно всего одной искры черного огня, чтобы от противника остался лишь пепел. А сейчас меня самолично просят коснуться даже не искры, а целого огня!

— Позвольте, господин… - снова попытался вразумить своего хозяина дворецкий. – Но она еще не готова к черному огню.

Я нервно качнула головой, соглашаясь с ним. Не знаю уж о чём он, но к такому я точно не готова. Огонь в руке мага дрогнул и взвился высоко вверх, растворяясь под потолком, не оставляя ни следа своего существования. Я подняла голову, чтобы убедиться, что с потолком всё в порядке. Так оно и было – тот оставался цел и идеально чист. Вот только меня это нисколько не успокоило. Тот, кто стоял сейчас передо мной, с каждой секундой пугал всё больше.

— Ладно, - Морано глубоко вздохнул, - тогда так.

И теперь я наблюдала на его руке клубок синих искрящихся разрядов. Маленькие сверкающие молнии извивались между собой, будто змеи. Электрические змеи.

С мольбой посмотрела на Теодрига. Тот с некоторым сочувствием на меня.

— Попробуйте, - вымолвил дворецкий, а я в ужасе помотала головой. Не буду. Не хочу. Уж лучше тогда черный огонь. Там хотя бы мгновенье – и тебя нет. А тут еще и больно будет. Наверное. – Вы не волнуйтесь. Просто не думайте ни о чём, кроме этого магического заряда.

Так я кроме него сейчас и не могла больше ни о чем думать! И хоть чёрные огонь опасен, этот «шарик» пугал меня куда больше. Я ни за что не буду прикасаться к нему!

Будто прочитав мои мысли, Морано решил меня «подбодрить»:

— Или вы сами сейчас дотрагиваетесь до него или я запускаю его в вас.

— Господин, прошу, не давите на неё…

— У меня нет времени любезничать, - резко оборвал своего слугу, тёмный. – Или сейчас она сделает это сама, или я ей помогу.

Где-то глубоко внутри что-то «щелкнуло» и меня затрясло. Но не от страха или холода. Меня затрясло от злости. Хотите быстрее от меня избавиться? Черт с вами! Уверенно шагнула вперед и прошипев:

— Да подавитесь! – хлопнула по электрическому шару.

Руку тут же пронзили тысячи мелких иголочек, но вопреки ожиданиям, было не так уж и больно. Только от ладони поползли электрические разряды, по ощущениям похожие на маленьких колючих змей, которые расползались по всему телу и растворялись где-то глубоко внутри меня. Больше никакого дискомфорта от магического электрического шара я не почувствовала. Ровно до того момента, как поняла, что моя рука зажата в чужой, мужской. И её не собираются отпускать.

Дернувшись, попыталась вырвать свою ладонь из чужого захвата, но её лишь сильнее сжали.

— П-пустите, - процедила я, безуспешно пытаясь освободить свою конечность.

Тёмный никак на мои попытки не реагировал. Его дыхание было тяжелым, а глаза потемнели до такой степени, что их обладателя можно было бы принять за демона. Испуганно пискнула и попыталась отойти от мужчины подальше, но опять же захваченная рука мешала мне это сделать.

Еще раз дернула руку без особой надежды на положительный результат. Но её вдруг выпустили, и от неожиданности я чуть не упала на пол. Покачнувшись, отступила на несколько шагов от мужчины.

Морано тем временем приходил в себя: дыхание выровнялось, а глаза приобрели обычный оттенок.

— Ну, Теодриг… - прорычал он, - ну, удружил.

— Мой господин, я… - начал было дворецкий, но его прервали.

— Молчи. Лучше молчи. – Маг хотел сказать что-то еще, но внезапно замолчал и прислушался к чему-то. Потом обречённо вздохнул. – Ладно, договорим вечером.

С этими словами он исчез в тёмной дымке портала. Я даже не успела заметить, как тот появился. Вот стоял передо мной мужчина, и тут же исчез, оставляя после себя рассеивающийся черный туман от портала.

И в гостиной остались только мы вдвоём: я и Теодриг. Через мгновенье раздался синхронный выдох. С уходом хозяина дома, мне даже дышать легче стало. Но ненадолго. Дурное предчувствие медленно впивалось под кожу, заставляя её покрываться нехорошими мурашками.

— Ч-что это было? – я повернулась к дворецкому и обхватив себя руками, впилась в него взглядом, в ожидании ответов. В голове никак не укладывалось то, что сейчас произошло. Я не понимала ни мотивов, ни причин, ни следствий случившегося. В голове слегка шумело, а всё тело гудело, будто вибрировало. Ужасно захотелось куда-нибудь присесть, иначе я просто упаду от перенапряжения.

Заметив моё состояние, старичок поспешно подошел ко мне и довёл до дивана. Усадив на него, он сам пристроился рядом.

— Арьяна, я не знаю, как сказать вам это, но вы… - он замолчал и с сочувствием посмотрел на меня. Видимо, не мог подобрать слова. Это настораживало и пугало. Хотя куда ещё больше: меня и так трясло. Я была практически на грани истерики.

— Что я? Говорите!

— Вы являетесь редким представителем магического мира, - как-то витиевато начал Теодриг. – Вы… не совсем человек. Точнее, не обыкновенный человек. У вас есть магическая сила… Но она не такая, как у всех остальных. Она… противоположна магии…

— О чём вы? – мой голос осип.

— Арьяна, мне очень жаль. Но… Вы… антимаг.

От последних слов из груди выбило остатки воздуха. Пульс резко подскочил, отдаваясь и в горле, и в ушах. Если бы сейчас не сидела, то точно упала.

— Вы издеваетесь? – воскликнула я, хватая ртом воздух, которого так не хватало.

Я прекрасно знала эту детскую страшилку, о том, что антимаг может высосать всю магию до капельки, если ты будешь баловаться и не слушаться родителей. Это был самый действенный способ повлиять на непослушных детей. Меня тоже ей пугали… И вот теперь мне вот так в лицо заявляют, что я и есть тот мифический персонаж этой самой страшилки…

— Вы сами видели.

— Что? Что я видела?

— Вы развеяли мою магию и поглотили магию господина Морано. – А на это, насколько я знаю, способен лишь антимаг.

— Нет-нет, нет. – Лихорадочно замотала головой и зажала уши руками. – Вы лжете! Нет-нет…

Бред! Это всё бред! Антимагов не существует! Я не этот монстр! Я не могу им быть! Я просто обыкновенный человек! Че-ло-век! И всё это сейчас происходит не со мной! Нет, Рьяда, пожалуйста! Пусть это будет какая-то ошибка!

Слёзы хлынули из глаз сами собой. В голове тут же всплыли недавние события на поединке. Ох, Тьма, неужели это я развеяла силовой купол?!

А значит, это меня ищут по всему Элфграду! Это я - враг номер один!! Неужели Джаэр знал об этом?! И Теодриг тоже?

— В-вы знали? – всхлипнула я.

— Догадывался. – Кивнул старичок. – Но ваша сила еще слишком слабовыраженная. И заметить сразу это просто невозможно. Но сейчас всё подтвердилось…

— А Д-джаэр?

— Думаю, что он тоже о чём-то таком догадывался, раз не позволил увести вас на допрос. Там бы точно узнали, кто вы на самом деле.

— Это н-неправда…

— Не переживайте. Всё будет хорошо. – Попытался успокоить меня дворецкий.

— Хорошо? – я нервно икнула. – Ничего хорошего м-меня не ждёт…

А потом меня все таки накрыла истерика. Уткнувшись в свои колени, я разрыдалась. Горько, навзрыд. Думала, что хуже, чем родиться без магии ничего быть не может. А оказывается еще как может! Рьяда, за что ты так прокляла меня?!

Сквозь рыдания почувствовала осторожное прикосновение к вздрагивающим плечам.

— Давайте я сейчас отведу вас в вашу комнату, а потом, как вы успокоитесь – мы поговорим.

Как меня довели до моим временных покоев, я помнила с трудом. Настолько плохо мне было, что я не ориентировалась в окружающем пространстве, не понимала, что мне говорил дворецкий и просто захлебывалась в своём горе. Оно накрывало с головой, не давая вздохнуть, душило, разрывая изнутри. Монстр. Теперь я самый страшный монстр магического мира. И да, я даже согласна на чёрный огонь. Я готова сама его коснуться, лишь бы в голове перестало набатом стучать это слово: Антимаг.

Глава 8

Ночь уже давно вступила в свои права, накрыв город и землю тёмным покрывалом. Во всех домах методично гасли огни, предвещая сон своих обитателей, и лишь в одном продолжал гореть слабый свет в окне первого этажа. Словно там ждали кого-то. И их ожидания вскоре оправдались.

Морано шагнул из дымки портала и тут же нахмурился. Напротив каменным изваянием застыл его слуга.

— Я не настроен сейчас на разговор, - бросил мужчина, намереваясь обогнуть дворецкого, но Теодриг сделал синхронный шаг в ту же сторону, куда и его господин. От такой наглости брови мага удивленно поползли вверх.

— Тебе не кажется, что ты переходишь границы? – раздраженно произнес Даркхнелл.

— Господин, прошу вас. Если мы сейчас не поговорим, то боюсь, что вы примете неверное решение. Выслушайте меня…

— Теодриг, - раздражение перешло в гнев, и голос мага стал похожим на рык, - ты забываешься. Я - не мой отец! И я не собираюсь потакать тебе, как это делал он. Со мной это не пройдёт. Не смей мне указывать. И не смей перечить. Если вы за пять лет сдружились с моим отцом, это еще не значит, что то же самое можно проделать и со мной. Я не намерен это терпеть. Я устал. Я зол. Не вынуждай меня наказывать тебя еще больше, чем ты заслуживаешь.

Старичок поджал губы и всё же отступил, пропуская своего господина. Но когда Морано практически прошёл мимо него, то тихо проговорил в спину:

— Ей всего двадцать. Она не заслужила смерть. – От слов дворецкого Даркхнелл замер на месте.

Увидев, что хозяин замешкался, Теодриг тут же поспешил продолжить:

— Да, она антимаг, но она не виновата в том, что родилась на свет именно такой. Не она выбирала такую судьбу – судьба выбрала её. И неужели вы лишите её жизни только за это? Она и так вытерпела слишком много за свою недолгую жизнь. В родном городе её все сторонились, избегали и даже презирали. Она была затворницей всё это время. Её считали прокаженной, дефектной. И что же за всё это время она пережила? Только страх, ненависть, слёзы и одиночество. Разве такое юное создание способно причинить кому-то боль? Пока только судьба бьёт её наотмашь, не жалея ни сил, ни способов. Разве вам это не знакомо?

Морано даже не обернулся на слова дворецкого. Только по напряженной спине можно было понять, что Теодриг задел за особые нити его души, натянув те до болезненного предела. Но показывать это своему слуге, мужчина не собирался. А старичок, будто не замечая состояния своего господина, продолжал тихо говорить:

— Я не хочу верить в то, что смерть для неё – единственное верное решение. А именно так вы и считаете, милорд. Я вижу вашу решимость, убежденность в этой истине, но смею надеяться, что вы найдете иной путь. Ведь она никого не убивала. Она даже не знала о том, кем является на самом деле. И если научить её пользоваться своей силой правильно, направить в нужное русло, то подумайте, что это может значить для вас…

— Хватит. – Не выдержал Даркхнелл, прерывая своего слугу. – Я тебя услышал. А теперь, будь добр, уйди с глаз моих. Появишься в поле зрения в ближайшие два дня – на легкую смерть не рассчитывай.

С этими словами он поспешно покинул комнату и находящегося в ней дворецкого. А Теодриг, несмотря на грозное предупреждение, тепло улыбнулся удаляющемуся господину. Он верил в него. Верил, что эта девушка выполнит своё предназначение.

***

На этот раз я проснулась не сама. Меня разбудили. Причём сделал это не Теодриг, а какая-то совершенно незнакомая мне девушка.

— Мисс, просыпайтесь, - мелодичный голос раздался прямо над головой, а когда я отвернулась от нарушителя моего спокойствия, меня потрепали за плечо. – Пожалуйста, проснитесь. Вас хозяин ожидает.

От волшебного слова «хозяин» я даже подпрыгнула на кровати. Голова сразу закружилась, протестуя такой резкой смене положения, а тело отдалось легкой вибрацией и уже знакомым гудением. Попыталась сосредоточиться на нарушительнице сна, но перед глазами всё плыло. Зажмурилась, досчитала до десяти и снова посмотрела на гостью. Теперь вместо размытого контура передо мной появилась вполне четкая фигура служанки.

— Простите, а вы кто? – Девушка ничуть не смутилась от заданного вопроса.

— Я, Мелания, мисс. – Она поправила свою нежно-голубую форму, любовно разгладив складки на юбке, и вновь посмотрела на меня. – А вас ожидает господин Морано. И очень советую, поторопиться. Вам нужно привести себя в порядок, и потом я отведу вас к милорду.

— З-зачем? – После вчерашних событий как-то не хотелось с утра пораньше встречаться с тёмным. Еще неизвестно, что он задумал на этот раз.

— Он желает вас видеть. – Совершенно спокойно повторила Мелания и потянулась к краю одеяла, пытаясь сдернуть его с меня.

Вцепившись в колючую ткань, нервно помотала головой.

— А может, не надо?

Видимо, от меня не ожидали такого сопротивления. Мелания изумленно посмотрела на меня и даже одеяло отнимать перестала. А я невинно улыбнулась и натянула отвоёванную «защиту» до подбородка. Так было спокойнее.

— Мисс! – Возмутилась служанка и недовольно наморщила свой лобик. Только почему-то грозной она не выглядела, как бы не старалась. Но если её вид меня не пугал, то слова, произнесённые далее, возымели нужный эффект: - Если вы сейчас не соберетесь и пойдете со мной, то господин сам придет к вам. И тогда он будет очень зол.

Я тут же откинула одеяло и, вскочив с кровати, промчалась мимо ошарашенной моим внезапным изменением поведения служанки в уборную. Там наскоро сделала все свои дела и немного привела себя в порядок. Затем вышла к Мелании и позволила нарядить себя в принесенное платье. Конечно, я бы справилась сама, но девушка была непреклонна. Заявив, что это её работа она ловко надела на меня легкую, почти воздушную ткань, сноровисто расправила все складки на юбке, застегнула все пуговки на рукавах и лифе, а также перевязала талию широкой атласной лентой, завязав её сзади бантом. Она делала всё с такой легкостью, что я невольно залюбовалась её действиями. Меня терзали самые разные чувства: я восхищалась тем, с каким энтузиазмом Мелания выполняла поручение и в то же время мне было совестно от того, что девушка немногим старше меня, прислуживает мне. У нас никогда не было слуг. И для меня это было, мягко говоря, непривычно.

— Спасибо, - смущенно проговорила я, когда девушка закончила свою работу и отошла от меня, удовлетворенно кивнув. На мою благодарность она лишь улыбнулась, но тут же спохватилась.

— Ой, еще бы и волосы в порядок привести… - Мелания с сомнением посмотрела на мои спутанные волосы, и с досадой выдохнула, - но у нас нет на это времени. Если только…

Схватив с комода расческу, девушка быстрым шагом подошла ко мне и несколько раз прошлась заостренными зубьями по моим волосам, хоть немного приводя их в нормальный вид. Затем собрала в хвост и закрепила какой-то заколкой. Я даже не успела удивиться её проворности – слишком быстро всё произошло. Вот вроде бы она стояла напротив меня, а уже спустя мгновенье у меня на голове защелкивается замочек заколки.

— К-как?… – пораженно выдохнула я, но Мелания прервала мои несвязные речи.

— Всё, теперь можно идти.

И не дожидаясь моей реакции, служанка открыла дверь и вышла. Ошарашенная я осталась стоять на месте. Так же к полу ноги приковал и страх, который поспешил поднять свою зубастую голову.

— Мисс, вы идете? – раздалось из коридора.

А мне не хотелось идти. Вот никак. Уж лучше остаться здесь или же, если идти, то всё же с тем, кто хоть немного, но сможет защитить меня от гнева хозяина этого дома. А таковым на данный момент являлся только один маг. И это был Теодриг. Да, я была на него зла из-за того, что он рассказал обо мне своему господину, но в его присутствии я чувствовала себя чуточку уверенней. А сейчас я буду без него. Одна перед лицом тёмного мага. Один на один с Посланником Тьмы….

Ноги предательски подогнулись, и я едва не осела на пол. Не дала мне это сделать вовремя вбежавшая Мелания. Она подхватила меня под локоть, тем самым удержав в вертикальном положении.

Ухватившись за тонкую ручку девушки, я с трудом выгоняла воздух из легких, чтобы потом с не меньшим сопротивлением затолкать его обратно. Сердце гулко билось у самого горла, не давая сглотнуть вязкую слюну, заполнившую рот. Рьяда, я не хочу! Не хочу идти к нему! Мне действительно страшно!

— Успокойтесь! – голос Мелании доносился откуда-то издалека. Казалось, будто девушка находится где-то далеко, а не помогает мне сейчас сесть на кровать. – Дышите!

Легко ей говорить! Её же не накрыла с головой паника! А вот мной она завладела в полной мере: сдавила грудь и голову, мешала дышать. В голове творился настоящий Хаос – мысли обрушивались нескончаемым потоком, заполняя разум, затапливая его. Я не успевала понять суть одной, как тут же приходила другая, третья, десятая… лавиной захлестывая сознание, мешая связно думать. Захотелось истерично засмеяться и одновременно с этим разреветься. Истерика подкралась незаметно. Осознание вчерашнего только подлило масла в огонь разбушевавшихся нервов. Мозг отказывался выдавать разумное объяснение всему, что произошло, подкидывая только новые проблемы в виде воспоминаний о том, кем я являюсь на самом деле, гневе тёмного, чёрном огне и самой Тьме…

В нос неожиданно ударил резкий запах мяты. Губ коснулось что-то горячее и терпкое. Машинально приоткрыла рот и сделала глоток. Горло тут же обожгло, но сразу же жжение сменилось вяжущей прохладой. Она спустилась вниз по пищеводу и заполнила собой всё внутри. Грудь перестало сдавливать, а по телу пробежала дрожь, тут же сменившаяся расслабленностью. Второй глоток рассеял рой мыслей в голове, оставив звенящую пустоту. Третий глоток… сделать мне не дали.

— Хватит вам и двух, мисс. – Отнимая у меня странного вида ёмкость, проговорила запыхавшаяся Мелания. Отставив изогнутый темный сосуд с широким горлышком на прикроватную тумбочку, девушка с беспокойством посмотрела на меня. – Как вы себя чувствуете?

— Странно. – Не стала утаивать я. На самом деле, я так и чувствовала себя. Расслабленность вместо недавней паники – напрягала и пугала. Точнее, должна была бы. Но вместо этого я… не ощущала ничего. Совершенно.

Девушка порывисто выдохнула и потеребила края своего подола.

— Хозяин меня накажет. – Как-то обреченно-покорно произнесла она. А потом подхватила меня под локоть и помогла встать. – Ладно, потом прощения вымаливать буду, а пока, прошу, идемте. Мы и так задержались. Если сейчас не явимся, хозяин…

Всё это Мелания говорила, уверенно ведя меня к выходу из моих временных покоев. Она старалась казаться бодрой, но было заметно, что девушка нервничает. Я покорно следовала за ней, не понимая её тревоги. А вот когда служанка внезапно замолчала, не договорив последнюю фразу, я непонимающе посмотрела на неё. Мелания заметно побледнела и тут же опустила глаза в пол. Я хотела спросить её, в чём дело и почему мы остановились, но меня опередил бесстрастный и холодный голос:

— Вы слишком долго.

Обернулась в сторону говорившего и пораженно выдохнула: вместо положенного коридора, куда должны были выйти - мы оказались в кабинете лорда Морано. В том самом, в котором я была в своё первое и последнее пребывание в этом доме и где получила неожиданное «помилование». Как и тогда, сам хозяин сидел за столом, но в этот раз, он не был занят бумагами, а хмуро взирал на нас с Меланией. Его пронизывающий взгляд заставлял ёжиться и отводить глаза в сторону.

— Простите, господин. – Виновато пробормотала стоявшая рядом со мной служанка, продолжая сверлить взглядом пол. – Просто возникли некоторые трудности….я…

Но маг прервал сбивчивые оправдания девушки.

— Оставь нас, - не дослушав, и даже не посмотрев на служанку, коротко бросил он.

Мелания удивленно покосилась на своего хозяина, но промолчала. Бросив на меня сочувствующий взгляд, она поспешила выйти за дверь. Я же осталась стоять на месте и гадать, что вообще происходит. Я чувствовала, что со мной творится что-то странное. Мне было трудно думать, будто в голову влили какую-то вязкую субстанцию, в которой потонули все мои мысли и разумные доводы. Как бы я не старалась их вытащить оттуда – у меня ничего не получалось. И ответы, на вроде бы совершенно очевидные вещи - например, как мы тут оказались - никак не хотели приходить в мою голову. А ещё что-то случилось с моим восприятием!

Ведь даже сейчас, когда мы остались наедине с тёмным магом, самим посланником Тьмы - мне должно быть жутко, страшно, но… мне было всё равно. Точнее, не совсем так. Я не испытывала панического страха, который охватил меня буквально несколько минут назад. Вместо него во мне проснулись совершенно другие чувства, ранее загнанные этим самым страхом в глубины моей души. Например, сейчас мне вдруг стало интересно…

Слегка склонив голову набок, я с любопытством рассматривала сидящего передо мной мужчину.

Мой взгляд скользил по тёмным волосам, собранным в низкий хвост; прямым точёным плечам, обтянутым светлой рубашкой; опускался на широкую грудь, вздымающуюся от каждого вздоха; и останавливался на тонких пальцах, сцепленных в замок. А дальше обзор загораживала поверхность стола. Но и то, что я увидела вполне хватило для оценивания.

Да, передо мной находился красивый мужчина. Опасный. Тёмный. Но красивый…

— И долго вы будете меня рассматривать?

Нехотя оторвалась от изучения мужских пальцев и посмотрела на их обладателя. Если во время «исследования» лорда, я старательно избегала встречаться с ним взглядом, то теперь мне всё же пришлось это сделать. Чтобы тут же столкнуться с самой настоящей грозой! И нет, она разразилась не за окном, не в кабинете и даже не образно. Она разразилась… в глазах тёмного! Грозовые тучи клубились в них, заполняя полностью радужку, с каждым мгновением становясь всё темнее, чернее. Мне даже почудилось, что пару раз сверкнула молния! Зрелище было поистине завораживающее. Но насладиться им мне не дали. Морано всего на секунду прикрыл глаза, а уже когда вновь открыл – они были самого обычного тёмно-серого цвета.

Я даже расстроилась такой смене. А маг продолжал смотреть на меня явно чего-то ожидая.

Прикрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. О чём меня сейчас спрашивали? Почему-то вопрос вылетел у меня из головы. Конечно, можно попросить, чтобы его повторили, но не будет ли это моими последними словами? Хотя, продолжать молчать – тоже не вариант.

— Вы долго собираетесь молчать? – вот этот вопрос я услышала и даже в полной мере осознала.

— А смысл что-то говорить? – Сказала и сама удивилась как ровно и спокойно прозвучал мой голос. - Даже если я начну молить о пощаде – что мне это даст? Мои слова для вас – пустой звук. А унижаться перед вами, даже если это продлит мою никчёмную жизнь – я не собираюсь. Поэтому, если хотите избавиться от меня, то сделайте это прямо сейчас. Тем более, мне нечего терять…

И от последних слов что-то больно кольнуло в душе. А ведь действительно – нечего. Кроме своей собственной жизни у меня ничего не осталось. Джаэр, что помог мне – теперь неизвестно где и что с ним. Друзей у меня никогда не было. А семья… Они и так из-за меня пережили многое. Если ещё и узнают, кем я являюсь на самом деле, то это окончательно их убьёт. А я этого не хочу. Я вообще не хочу никого убивать. Но, судя по легендам об антимагах, я – истинное воплощение зла, разрушитель магии, монстр из детских кошмаров. Поэтому да, терять мне нечего.

— Слишком покорно вы принимаете свою судьбу. – Морано откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на меня. – Что с вами не так?

— Если не считать, что я антимаг? – горько усмехнулась и в который раз поразилась сама себе. Откуда эта расслабленность и вольность в разговоре с тёмным? Я же должна сейчас бояться его. Где мой страх? Где моё чувство самосохранения?

— И вы так просто готовы расстаться с собственной жизнью? - недоверчиво спросил Морано, проигнорировав мои предыдущие слова.

— А что ещё мне остаётся? – пожала плечами.

Разговор у нас получался каким-то неправильным. Одни вопросы. Их задают и их же получают в ответ. Надо это менять. Выдохнула и продолжила:

— Я же… - запнулась, но быстро взяла себя в руки, - я же теперь монстр. Хотя никого не убивала и не пыталась. И не хочу вообще этого делать! Но разве кто меня будет спрашивать? Как только узнают, что я такое – тут же отправят на уничтожение. Ну или на изучение. Кто знает… - Замолчала и себе под нос пробормотала: - Уж лучше бы я продолжала жить в неведении, думая, что я дефектная, без магии, чем… это.

В комнате повисло молчание. Я не хотела казаться слабой, но выдерживать испытывающий взгляд Морано больше не могла. Отвела взгляд в сторону и попыталась привести в порядок свои мысли, которые продолжали вязнуть в моей голове, как в топях. И вот что было странно: с моим разумом творилось что-то непонятное, а слова, сказанные ранее, так легко слетали с языка, будто заранее были продуманы и подготовлены. Хотя я даже и не думала о том, что скажу при встрече тёмному в своё оправдание, потому что знала: всё, что бы я не сказала – не будет иметь никакого значения. Это же тёмный, а я – прямая угроза для него. И что в таком случае сделает любой здравомыслящий маг? Правильно, он…

— Я научу вас пользоваться своим даром.


Меня хватило лишь на то, чтобы поражённо выдохнуть:

— Что-о?

— Я думаю, вы меня услышали. – Совершенно спокойно раздалось в ответ. Мне же оставалось хватать ртом воздух и поражаться его невозмутимости.

Я-то его услышала. А он вообще сам себя слышит? Понимает, о чём говорит??

— В-вы это серьёзно? – кажется, шок наконец-то заставил крутиться шестерёнки в моей голове, ускоряя ход мыслей. Я отчетливо осознала, что предложение мага – настоящее самоубийство, причём для нас обоих! – Вы вообще понимаете, что говорите?!

— А вы хотите, чтобы я передумал? – прозвучало очень угрожающе.

— Но… я… - слова так и застряли в горле. Конечно, я хотела жить. Но я даже не надеялась на что-то большее, а тут…

— Зачем? – вопрос сорвался раньше, чем я осознала его. Но мне необходимо было знать ответ.

Вот только его я не дождалась.

— У вас есть два варианта. – Мой вопрос попросту проигнорировали. - Или вы остаётесь в моём доме для того, чтобы научиться контролировать свою силу, или…

Не договорив, маг подался вперед. Я даже моргнуть не успела, как он оказался рядом. Не дав мне опомниться, тёмный вскинул руки ладонями вверх, и на одной из них тут же вспыхнул чёрный огонь, от которого тонкими лентами потянулась, заструилась тьма. Она опутывала руку мужчины и извиваясь, тянулась в мою сторону. Не удержавшись, отступила назад. Перевела взгляд на другую ладонь – та оставалась совершенно чистой и пустой.

Нервно сглотнула. Это что же, мне предлагают сделать выбор: принять спорное и довольно опасное предложение Морано или самоустраниться?

— Иного пути у вас нет. – Подтверждая мои опасения, мрачно констатировал маг.

— Вы сами-то понимаете, на какой риск идёте? – прошептала я, опуская голову.

Вот почему именно в такой момент я думаю не о себе, а о тёмном? Ну рискует он своей жизнью и что с того? Это его жизнь, пусть сам и разбирается. Меня это вообще не должно волновать. Но почему-то волновало. И дело было вовсе не в беспокойстве за сохранность жизни мага. Меня тревожили мотивы такой «добродетели». Точнее их незнание. Зачем я понадобилась ему? Ведь тёмный не станет просто так рисковать своей жизнью. Это единственное, что представляет для них ценность. Тогда зачем? Какие цели он преследует?

— Да. – Неожиданно раздался ответ, прерывая мои размышления. – Осознаю в полной мере.

И прозвучало как приговор. Не мне.

Осмелилась поднять голову и взглянуть на мужчину. Морано продолжал стоять на месте с поднятыми руками и выжидающе смотреть на меня. Он ждал. Ждал, когда я сделаю выбор.

А я переводила взгляд с огня на пустую раскрытую ладонь и не могла себя заставить сделать хотя бы шаг. Мне не хотелось испытывать на прочность терпение тёмного. Но и прикоснуться к его пустой ладони было равносильно тому, если бы я решилась дотронуться до чёрного огня. Мне казалось, что в самый последний момент, когда я уже не успею отдернуть руку, в ней вспыхнет другой источник огня, оставляя от меня лишь пепел. Ведь от посланника Тьмы можно ожидать чего угодно. Поэтому подходить и тем более дотрагиваться до мага я не собиралась. Но решение нужно было принять. Или оно будет принято за меня. А уж что ожидает меня в таком случае – я и не сомневалась.

— Я… - набрала побольше воздуха и на выдохе произнесла: - согласна.

— Согласны на что?

— На… обучение.

Морано тут же опустил свои руки, развеяв огонь. Мне даже дышать легче стало.

— Хорошо. Но мне нужны гарантии того, что вы не используете свою силу против меня.

— Какие гарантии? – не успела окончательно расслабиться, как вновь пришлось насторожиться. Так и знала, что будет какой-то подвох.

— Вы принесёте клятву.

— К-какую клятву?

Меня с самого раннего детства учили никогда и ни при каких условиях не давать клятвы: незнакомцам; не зная, о чём эта клятва; и…тёмным. Последним давать клятвы было опаснее всего. Потому что они были нерушимыми и подтверждались кровью. А владеющий твоей кровью имел над тобой немыслимую силу. И если у врага или недруга окажется хотя бы капля твоей крови, то это означает только одно – неминуемую погибель.

— Узнаете завтра вечером. – Морано отошёл к столу и начал перебирать свитки и бумаги. – Но не волнуйтесь. Клятва будет не на крови. – Словно прочитав мои мысли, добавил он, даже не обернувшись.

— Почему? – вопрос сорвался с языка прежде, чем я успела прикусить его. Ну вот кто меня за я него тянул? Какая мне разница «почему»? Главное, что моя кровь останется при мне. А вот сказанных слов уже не вернёшь. Теперь мне оставалось, затаив дыхание, ожидать ответа или приговора. Очередного.

Вдруг тёмный сочтёт меня слишком навязчивой и изменит своё решение насчёт моего обучения в пользу моей смерти?

Но кажется, моя заинтересованность на решение никак не повлияла. И мне даже соизволили ответить:

— Вы антимаг.

И всё. Больше не слова. Как будто это всё объясняет. А то, что я практически ничего об этом не знаю, кажется не важным.

Плотно сомкнула губы, чтобы с них не слетели ещё какие-нибудь опрометчивые вопросы, которые могут разозлить мага, и стала думать, что делать дальше. Хотя бы сейчас. Ведь разговор вроде бы закончен, но меня никто не отпускал. Морано увлекся чтением какого-то свитка и больше не обращал на меня внимания. И что мне делать? Продолжать стоять как истукан или уйти без разрешения? Второе было чревато для меня последствиями, а лишний раз напоминать о себе не хотелось. Оставалось надеяться, что обо мне сами вспомнят.

И надежды оправдались.

Наконец, Морано развернулся ко мне и окинул пристальным взглядом.

— А скажите мне, мисс Арнуа, - от того, что он назвал меня по фамилии, я непроизвольно вздрогнула, - что вы знаете об антимагах?

Вопрос был неожиданным – я даже растерялась на несколько секунд.

— Только то, что это всего лишь детские страшилки. Были…

— И всё? – Морано недоверчиво выгнул бровь.

— Ну, еще что антимаги уничтожают магию. – Неуверенно продолжила я. – А каким способом они это делают и что ещё умеют – не знаю. Ведь и о себе, как об… антимаге я до этого времени не знала.

Кажется, моя речь не вдохновила мага. Его лицо стало хмурым, а по плотно сжатым губам можно было судить, что он ещё и недоволен.

— Ох, и аукнется мне ещё моя добродетель. – Процедил тёмный сквозь зубы и взмахнул рукой. Со стороны стола раздался скрип, а потом оттуда вылетела небольшая книга в темном кожаном переплете, перевязанная поперек тоненьким красным ремешком. Не долгая думая, этот фолиант направился в мою сторону.

— Это записи моего отца. – Раздался сумрачный голос мага. – Тут всё, что он успел узнать об антимагах.

Книга зависла в воздухе напротив меня. Стараясь скрыть дрожь в руках, я потянулась к ней. Пальцы коснулись на удивление тёплой кожи. Вздрогнув, осторожно сжала ладони.

— До завтрашнего ритуала вы должны знать всё, что из себя представляете.

— Р-ритуала? – пальцы с силой сжались на фолианте.

— Ритуала принесения клятвы преданности. – Невозмутимо отозвался маг. – Её приносят все, кто находится и работает в этом доме. Правда для вашего случая придется его немного изменить…

— Но…

— И да, - мне не дали договорить, - для всех вы – новая горничная. Ведите себя подобающим образом. Мелания выдаст вам вашу униформу и ознакомит с вашими обязанностями.

— Но…

— Вы свободны.

И больше не говоря ни слова Морано отвернулся от меня и прошёл за стол. А за моей спиной тут же скрипнула дверь и вошла служанка.

— Мисс, прошу. – Девушка отошла в сторону от двери и выжидательно уставилась на меня. Я же не могла оторвать обескураженного взгляда от тёмного, который занялся своими делами, будто меня уже тут не было.

Нет, а что я собственно ожидала? Что вместе с обучением мне предоставят какие-то привилегии? Наивно было об этом даже думать. Тёмный и так сделал достаточно, а ведь он и не обязан был. И именно поэтому меня терзают сомнения насчет его заинтересованности в моей дальнейшей судьбе.

— Вы всё еще здесь?

— Уже ухожу, - я крепче сжала одолженную мне книгу и мстительно добавила, - господин.

И не дожидаясь реакции мага развернулась и направилась к открытой двери, краем глаза заметив изумленный взгляд Мелании.

Оказавшись в коридоре тут же прислонилась спиной к стене и прижала дрожащие руки с книгой к груди. Напряжение рвало мои нервы на клочки, а осознание происходящего давило неприподъёмным камнем на грудь. Мысли в голове разлетелись, словно стая вспугнутых птиц. Хотелось одновременно рыдать и смеяться от облегчения и выть в голос, кусая до крови губы от предстоящих уроков. Зачем? Я не хочу этого. Не хочу эту силу! Уж лучше бы я и дальше оставалась дефектной!

— Мисс? – осторожное прикосновение к плечу подняло волны дрожи внутри. Распахнув глаза, рассеяно посмотрела на девушку. Она слабо улыбнулась мне и тут же убрала руку. – Пойдёмте, я провожу вас в вашу комнату.

Отстранённо киваю и отлепляюсь от стены, с трудом выравниваясь на подгибающийся ногах.

Глубокий вдох помог немного успокоиться. Сделала несколько шагов вслед за Меланией и замерла на месте. Меня словно озарило.

— Мелания, - осторожно позвала я. Девушка остановилась и удивленно посмотрела на меня. – А где Теодриг?

Действительно, за всё время я не видела нигде дворецкого. И разве входит в обязанности служанки препровождать меня из комнаты к хозяину и обратно?

Мелания смущенно потупилась и спрятав за спину руки, ответила:

— Он сегодня не работает. И завтра тоже, скорее всего. У него… выходной.

Как-то это было слишком подозрительно. Уж больно виноватым тоном говорила служанка. Или даже сочувственным. Что же с ним случилось?

— Хорошо, - кивнув непонятно чему, я подошла к девушке. – И зови меня Арьяна. Я же тоже теперь… - Я хотела сказать «прислуга» или «одна из вас», но даже в мыслях это прозвучало слишком высокомерно что ли. – Работаю на лорда Морано. – Вздохнув закончила я.

— Я знаю, – Мелания помедлила, а потом всё же добавила: - Арьяна. И господин поручил мне рассказать вам о ваших обязанностях.

— Тебе, - поправила я её. – Со мной можно и на «ты».

— Хорошо. Тогда пойдем поскорее. У нас еще сегодня предостаточно дел.

Я посмотрела на книгу в своих руках и обречённо вздохнула.

— Это точно.

Глава 9

После возвращения в уже знакомую комнату, ставшую моей обителью, Мелания рассказала мне о моих обязанностях и даже принесла форму – такую же, как у себя.

— А ты тоже горничная? – удивленно спросила я, рассматривая нежно-голубое платье с передником и прилагающиеся к нему туфли на небольшом каблуке. В таких же дома любила ходить Эрлен. Я же предпочитала обувь на плоской мягкой подошве, в которой мне было удобно.

— Ну, да. – Совершенно спокойно подтвердила девушка.

— А что, одной горничной господину не достаточно? – отложив свой «комплект» на кровать и опустившись на неё следом сама, поинтересовалась я.

— Вообще-то, у него пять горничных. - Потупилась Мелания.

— Пять? Куда столько-то?

— За каждой горничной отведена отдельная комната. Я вот прибираюсь в гостиной, Санита – в столовой, Фрида – в зале приёма, Офелия – в спальне гостей, Миранда, - тут она замялась, - в спальне господина.

— Так, - сделала вид, что не заметила заминку, - а я где буду прибираться?

— Это уж как господин решит. – Мелания пожала плечами, а потом, понизив голос до шёпота, проговорила: - Остался только кабинет самого лорда. Но он туда никого и близко не подпускает.

— Замечательно, - протянула я.

Но распределение моих обязанностей сейчас волновало меня меньше всего. Более значимым был вопрос о злосчастной клятве. Я уже несколько минут, пока Мелания рассказывала о том, что можно, а чего нельзя делать в доме, размышляла, как бы подступиться к девушке и спросить об этом.

— Мелания, - осторожно начала я. – Скажи, а ты тоже приносила клятву верности?

— Конечно, её все слуги приносят.

— Да? И в чём же заключается ритуал принесения клятвы?

— Прости, но я не знаю. – После некоторого молчания, отозвалась девушка.

— То есть как? Совсем не знаешь? А как же тогда…?

— Никто не помнит, как проходит сам ритуал. – Поспешила разъяснить мне она. - Мы просто знаем, что он был, что клятва принесена и что за её нарушение… смерть. И всё.

— Смерть?! То есть как смерть? Вы что, добровольно отдаете свои жизни во власть тёмного?!

Мелания вздрогнула от моего восклицания, но попыталась улыбнуться.

— Теперь он и для тебя господин. Не стоит называть его… так. Милорд может этого не простить и наказать.

— Наказать? - тут же насторожилась я.

Но мне не ответили. Вместо этого Мелания неожиданно вспомнила, что у неё дела и, пообещав заглянуть, как освободится, поспешно вышла из комнаты, оставив меня наедине со своими мыслями и негодованием.

Вскочив с кровати, начала мерить комнату шагами.

Не понимаю, как можно отдавать свои жизни в руки чужого мага? Тем более тёмного! И так спокойно об этом говорить? Ведь в любой миг, любая провинность может лишить этой самой жизни. Я бы никогда не согласилась работать у такого хозяина. Но сейчас у меня просто не было другого выбора. Морано, можно сказать, всё предусмотрел, обезопасил себя. Но от этого мне не легче.

И что вообще будет, если кто-то захочет уволиться? Не прислуживать ведь одному магу всю свою жизнь? А если кто-то из прислуги захочет иметь семью, что тогда?

Этот вопрос я решила потом задать если не Мелании, то хотя бы Теодригу – когда тот появится. Если, конечно, с ним не случилось ничего страшного.

От одной этой мысли мне стало не по себе. Конечно, еще неизвестно, что на самом деле произошло с дворецким. Но вдруг это опять из-за меня? Тогда получается, что уже второй маг по моей вине страдает. А я всё ещё не могу поверить в то, что приношу лишь разрушение и боль. Вот уже два примера на лицо – Джаэр и Теодриг. Кто следующий? Мелания? Морано? Король?

Нет, нужно прекращать бояться своей сущности и выяснить, кто же я на самом деле. На что способна?

Я покосилась на книгу, аккуратно пристроенную на прикроватной тумбочке, и нервно выдохнула. Страшно. Страшно узнать больше, чем знаю сейчас. Страшно даже думать об этом.

Но я должна это сделать, чтобы обезопасить хотя бы тех, кто меня окружает.

Убрав пока ненужную мне форму в шкаф, я забралась на кровать и взяла в руки книгу. Кожаный переплет грел ладони. Было странно держать в руках такую вещь. Казалось, что если я открою её – произойдёт что-то непоправимое, что-то, чего нельзя будет изменить.

Осторожно провела пальцем по корешку и потянула за ремешок. Тот с легкостью поддался. Затаив дыхание, раскрыла книгу. На первой странице аккуратным каллиграфическим почерком было выведено: «Антимаги – вымысел или реальность?» и ниже стояла подпись Д.Д.М.

Бережно перевернула плотную и шероховатую страницу с надписью и увидела некое подобие содержания.

Я поразилась тому, как всё упорядочено было в этом, по своей сути, дневнике. Ведь Морано сказал, что это записи его отца. А тут всё сделано, под стать настоящей книге.

Я пробежалась глазами по строчкам: сначала шли легенды и всем известные страшилки про антимагов, потом рассказывались об их особенностях, дальше шли предположения и личные выводы владельца книги.

Когда же он успел всё это насобирать?

Пропустив листы с легендами, перешла сразу на особенности антимагов. Тут-то я и узнала, почему Морано отказался от кровавого ритуала.

Оказывается, кровь антимага, является ядом для мага. Точнее, для его магии. Достаточно одной капли крови, чтобы ослабить даже самого сильного мага. А если кровь попадет в организм – то это полностью лишит мага его сил. Причём навсегда.

Сказать, что эта новость меня поразила - значит ничего не сказать. Она не просто поразила – она шокировала настолько, что я даже отложила книгу, чтобы переварить то, что только что прочитала.

Если моя кровь настолько ядовита, то получается, что под угрозой была вся моя семья! Ведь сколько раз я падала и ударялась обо что-то острое, сколько раз резала пальцы… Но мама никогда не применяла ко мне магию исцеления. И дело вовсе не в том, что не хотела. Просто я сама лишний раз не желала показывать свою слабость. И старалась излечить себя сама подручными средствами и «позаимственными» мамиными мазями и настойками. Благо, мама учила вместе с сестрой и меня. Если Эрлен она учила пользоваться своей силой исцеления, то меня она учила оказывать первую помощь без применения магии. Так я помогала ей готовить микстуры от кашля и различных женских недугов, требующих длительного курса лечения. Конечно, это и помогло мне в дальнейшем.

Но ведь тогда я ещё не знала о свойствах своей крови. Чего же ещё я не знала о себе?

Снова взяла книгу в руки и принялась читать дальше.

«Сила антимага пробуждается лишь по желанию своего владельца, а не стихийно, как обычная магия. - Писал Морано-старший. - А значит, антимаг не сможет использовать свою силу до тех пор, пока не поймет, кем является на самом деле».

С каждой прочитанной строкой я всё больше задавалась вопросом: а откуда он всё это узнал?

Ведь до этого времени антимаги считались не более, чем страшилками. Или он всё же нашёл ещё одного антимага?

Но как мне об этом узнать? Не у его же сына спрашивать? Хотя, если он сам дал мне эту книгу, то можно и попытаться. Главное, задавать вопросы аккуратно и не навязчиво, чтобы, не дай Рьяда, его не разозлить. Кто знает, какой характер у этого лорда?

Вот завтра и попробую. Если конечно выживу после ритуала.

Помимо особенности крови я узнала, что на антимага не действуют никакие заклятья, проклятья, привороты, артефакты и даже амулеты. Вся магия просто либо рассеивается, либо впитывается.

Но когда я была в Балдерике, местные мальчишки с легкостью подвешивали меня в воздухе верх ногами с помощью магии! Как тогда такое возможно?

Пробежалась ещё раз глазами по написанному и заметила небольшую сноску, которая указывала на другую страницу. Найдя искомое, я вновь прочитала: «Антимаг не сможет использовать свою силу до тех пор, пока не поймет, кем является на самом деле». Да, можно было бы догадаться. Значит, пока я не узнала, что я антимаг – любая магия была ко мне применима. Теперь же, мне нужно научиться использовать свою силу, чтобы противостоять ей. А хочу ли я этого? Вспомнила тех мальчишек и поняла – да, хочу.

Тем более, судя по записям, особой концентрации мне не требовалось. Так же, как и больших затрат энергии. Нужно было всего лишь захотеть развеять или поглотить магию. На словах это было легко, а как на деле?

Я посмотрела на висящие под потолком световые шары.

Протянула одну руку вверх и подумала о том, что хочу, чтобы магия от шаров рассеялась. Несколько секунд ничего не происходило. Я глубоко вздохнула и попробовала снова. Эффект был тот же. Что я делаю не так?

Внезапно вспомнилось, как я рассеивала магию Теодрига и самого Морано. Я же прикасалась к их магии! Значит, и с магическими светильниками это должно сработать. Но проблема в том, что они слишком высоко - мне до них не дотянуться. Тем более неизвестно, что с ними произойдёт – вдруг они пропадут? И что мне тогда, в темноте оставаться?

Огляделась и только сейчас поняла, что свет как раз-таки исходит от магических светильников, а за окном уже давно темно. Значит, я провела за чтением весь оставшийся день и даже не заметила этого?! Странно, и почему ко мне никто не заходил? Даже Мелания.

Но как оказалось, Мелания заходила. И даже оставила мне поднос с едой. Ещё раз поразившись тому, как не заметила всего этого, я наскоро перекусила и решила лечь спать.

Завтра меня ждёт трудный день.

***

Весь следующий день я с самого утра не находила себе места. Нервы были натянуты до предела и каждая минута, каждая секунда лишь усугубляли ситуацию.

Работу мне пока так никакую и не дали. И кроме Мелании, которая вновь принесла мне еду в комнату, ко мне больше никто не заглядывал. Сама же девушка была немногословна: на мои вопросы отвечала уклончиво или вовсе молчала. Теодриг так и не появился, что очень беспокоило меня. А Морано не спешил проводить ритуал.

Я чувствовала себя, словно дикий зверь, загнанный в клетку. Аппетита не было. Как и настроения. Стены давили, лишая возможности вырваться из этого плена. А в голове от всевозможных мыслей, домыслов и предположений было тесно. Что ждало меня на ритуале? Выживу ли я? Какие будут условия клятвы? А может, лучше сбежать?

Всё это я перебирала в голове и не раз, устроившись на кровати, меряя комнату шагами, считая количество трещин в полу и перекладывая с места на место униформу. От безделья и нервного ожидания, я медленно, но верно, сходила с ума. Незнание того, что будет дальше, убивало.

Когда уже напряжение достигло своего апогея и я, вместо того, чтобы лезть на стенку или выть в голос, решилась выйти из злосчастной комнаты и найти кого-нибудь живого, появилась Мелания.


Заметив моё состояние, она немного потопталась на месте, а потом выдала:

— Прости, но господин сегодня слишком занят, чтобы проводить ритуал.


От этих слов я споткнулась на ровном месте. Настроение упало окончательно.

— И что же мне делать? – Обреченно спросила я. - Работать не дают, никуда не выпускают. Держат взаперти, словно пленницу!

— Никто тебя не держит взаперти! – Тут же поспешила разубедить меня Мелания. – Ты можешь спокойно перемещаться по крылу рабочего персонала. Хочешь, я тебе устрою экскурсию? Познакомлю с остальными?

— Спасибо, - искренне поблагодарила я, ухватившись за шанс выбраться из этих четырех стен. – Я с радостью!

— Вот и отлично! – Мелания тоже обрадовалась моему решению. – Откуда начнём?

— Ну, прачечную я уже видела… - Нехотя протянула я, вспоминая, что именно в этой самой прачечной произошло.

— Тогда давай с кухни! Заодно и перекусишь. А то смотрю, совсем ничего не ела. – Она многозначительно покосилась в сторону нетронутой еды.

Я лишь виновато пожала плечами. Что поделать, если аппетита не было.

— Пошли, - махнула Мелания рукой, выходя в коридор.

Я тут же последовала за ней. Мы прошли несколько шагов по небольшому коридору и оказались на кухне, где во всю кипела работа. На большой плите, занимающей полкухни что-то скворчало, в большом чане, покрытым крышкой, что-то булькало, кипело. Под потолком стелился белесый пар и пахло очень вкусно. Сама хозяйка данной обители порхала от плиты к столу, где без ее участия шинковались овощи, и обратно, напевая себе под нос замысловатую мелодию. Нас она не замечала до тех пор, пока ее не окликнула Мелания.

— Мирта!

Я даже не успела ничего толком понять и осознать, когда в нашу сторону метнулся нож, до этого нарезавший капусту. Охнув, Мелания пригнулась, а кухонный прибор с характерным звуком воткнулся в то место, где недавно была голова девушки. Я же от шока, охватившего меня, не могла даже пошевелиться. Лишь во все глаза смотрела на тучную женщину средних лет в белом фартуке, обтягивающем ее крупные формы и с выглядывающими из-под чепчика темным кудряшками.


— Мелания, Тьма тебя подери! Сколько раз я говорила, чтобы ты не подкрадывалась ко мне незаметно! – Мирта упёрла руки в бока и бросила грозный взгляд в сторону служанки. – Хочешь без уха остаться?

— Прости, я забыла! – раздался виноватый голос Мелании. – Я тут просто привела новенькую…

Теперь взгляд поварихи обратился ко мне. Захотелось сразу сделаться совсем маленькой и незаметной или вообще невидимой. Нервно сглотнула и попыталась выдавить из себя приветствие. Но от страха даже язык отказался шевелиться.

— Она хотя бы говорить умеет? – усмехнулась Мирта.

Я уже собралась с силами, чтобы ей ответить, но внезапно краем глаза заметила смазанное движение, и через секунду нож находился в руках у поварихи. Желание разговаривать сразу же пропало, так же, как и желание находиться рядом с этой женщиной. Если она так легко разбрасывается ножами, то что будет, если её разозлить?

— Умеет, - Мелания теперь стояла рядом со мной во весь рост, - только, видимо, не ожидала такого «острого» приветствия.

На это высказывание женщина рассмеялась. Её смех был грубым и громким, что ещё больше убедило меня в том, что она с легкостью поставит на место кого угодно. Вспомнился первый день в этом доме и командный голос за дверью моей комнаты. Тогда я не на шутку испугалась обладательницу данного голоса. Как видно – не зря. Теперь, когда я увидела её воочию – мои страхи вполне подтвердились.

Вытерев выступившие от смеха слёзы неизвестно откуда взявшимся платком, Мирта махнула нам рукой в сторону стола, а сама развернулась к плите.

— Идём, - потянула меня за руку Мелания. От неожиданного прикосновения я вздрогнула, но покорно проследовала за девушкой.

— Ну, рассказывай, как тебя угораздило попасть к нашему лорду? – разворачиваясь и ставя передо мной тарелку с дымящим супом, спросила Мирта.

— Господин сам её нашел. - Вместо меня ответила Мелания. Я даже рта не успела раскрыть.

— Вот как, - с неприкрытым подозрением протянула повариха. - Интересно.

— Почему? - не удержалась я от вопроса.

— Потому что! - веско ответила Мирта. - Ешь давай!

Мне ничего больше не осталось, как повиноваться. Спорить с этой женщиной очень не хотелось.

Взяла ложку и принялась есть предложенную похлёбку, которая оказалась очень вкусной и наваристой.

Закончив, поблагодарила повариху и уже собралась вставать из-за стола, когда передо мной опустилась тарелка с золотистыми, пышащими жаром, пирожками.

В итоге из кухни я уходила сытая и довольная.

Следующей нашей “остановкой” стал задний дворик дома с ухоженными цветочными клумбами и кустами, а так же одинокой лавочкой под небольшим раскидистым деревцем.

Не успела я восхититься красотой и аккуратностью дворика, как из-за кустов появилась сначала рыжая макушка, отличающаяся медью, а затем и обладатель этой самой макушки.

— Тарг, это Арьяна - новая горничная господина. - Тут же защебетала Мелания. - Я вот знакомлю её со всеми, пока милорд занят…

А я стояла и молча взирала на появившегося передо мной мужчину, которого уже встречала раньше, в своё первое посещение этого дома.

Кажется, Тарг тоже узнал меня, но виду не подал, лишь понимающе хмыкнул. Этим наше общение и ограничилось. Не успела я толком поздороваться, как Мелания уже тянула меня обратно в дом. По пути она объяснила, что Тарг является кем-то вроде садовника. Конечно, дворик не сад, но за растениями, растущими на нём, так же нужен уход. Ещё я узнала, что Тарг выполняет различные поручения господина, доставляет и передаёт послания, а иногда исполняет обязанности кучера, сопровождая лорда в поездках. И да, как выяснилось - Тарг был немым. Мне хотелось спросить, всегда ли он был таким или немота – наказание за что-то? Но спрашивать об этом я всё же не рискнула.

Так же мне довелось познакомиться с остальными горничными. В частности, с Санитой, Офелией и Фридой.

В отличие от Мирты, они встретили меня куда приветливее и отнеслись более радушно. Сами горничные тоже мне приглянулись, но заводить с ними дружбу я не собиралась. На это были веские причины. И самая главная из них это то, что я могу причинить им вред.

Напоминание о том, кто я на самом деле испортило моё поднявшееся было настроение и всё оставшееся до ночи время, я решила провести в одиночестве, перечитывая дневник отца Морано.

Когда я заснула - сама не заметила. Видимо, как читала книгу, так с ней в руках и уснула. А проснулась, словно от толчка.

Сначала не поняла, что произошло, и только когда магические светильники замерцали и осветили комнату, я увидела её. Тьму, что просачивалась сквозь дверь и стелилась по полу, приближаясь к кровати, на которой я находилась.

Холодок прошёлся по позвоночнику, заставляя поёжиться, но больше ничего я не испытала. На удивление, страха совсем не было, лишь волнение от ожидания чего-то.

Это что-то не заставило себя долго ждать. Тьма взвилась в воздух, принимая расплывчатые очертания фигуры.

“Пора” - раздалось не то в моей голове, не то от самой Тьмы.

И ведь я послушалась! Отложила книгу и безропотно проследовала вслед за фигурой, которая словно плыла по полу.

Путь, по которому мы шли, я практически не запомнила, если только определила, что мы куда-то спускались - лестница под моими ногами была скрипучей и холодной.

Поздно спохватилась, что совершенно босая, но чтобы вернуться за обувью речи даже не было. Тем более, мы уже были на месте. Это я поняла по светящимся символам, высеченным на полу и образующим круг, в центре которого стоял Морано. Помимо сияния символов неясного происхождения, в помещении, где я оказалась, находилось несколько свечей, расставленных в определенной последовательности. И свет от них был необычный - он отливал красным. Выглядело это довольно устрашающе.

Нервно сглотнула и остановилась на границе света, рядом с первым пылающим символом, боясь ступить дальше.

Неясная фигура, сотканная из тьмы, рассеялась прямо передо мной и впиталась в символы, что полыхнули ещё ярче. На секунду зажмурилась, борясь с желанием сбежать отсюда.

Морано, до этого молча взирающий на меня, подал голос.

— Подойди. - Прозвучало не как просьба, а как приказ.

И вновь пришлось подчиниться. Глубоко вздохнула, словно перед погружением в воду и сделала несколько неуверенных шагов. От каждого моего шага, символы под ногами меняли свой цвет от золотистого до ярко-красного. Было жутко. Страх липкими щупальцами забирался под одежду, сжимая горло и грудь, стараясь проникнуть глубже, в самое сердце, но я упорно продолжала идти вперёд, зная, что назад уже пути нет. Внутри что-то слабо противилось моим действиям, страх так же тормозил, сковывал мои движения, но Тьма подталкивала вперед, прямо в объятья к своему посланнику. А он продолжал молчать, внимательно следя за каждым моим шагом, не выказывая никакого нетерпения, словно давая мне освоиться, привыкнуть. Осознать.

Как же мне хотелось развернуться и убежать отсюда как можно дальше. Хотелось закричать, что я не буду отдавать свою жизнь во власть тёмного, не буду приносить клятву верности! Но я продолжала делать механическое движение ногами, которые вели меня вперед – к своей… судьбе? Погибели?

Наконец, я остановилась. Казалось, что мой путь занял несколько долгих часов, но всё произошло в считанные минуты. И вот я уже стою рядом с лордом, с посланником Тьмы. А она сама разрастается вокруг нас, замыкая в круг, отгораживая от света свечей, но не пересекая круг из символов на полу.

— Протяни свою руку. – Не понимаю откуда доносится голос. То ли Морано произнёс эти слова, то ли сама Тьма.

— Вы же обещали… - едва слышно шепчу онемевшими губами.

В глазах тёмного вспыхивают красные отблески символов, а затем их затягивая чернота. От страха я пячусь назад, но натыкаюсь на стену. Стену из самой Тьмы. Она холодная и пугающая. Но и Морано сейчас слишком пугает меня, чтобы даже стоять рядом.

— Никакой крови, - не своим голосом произнёс маг. Словно через него со мной разговаривала сама Тьма. – Только твоё согласие.

— К-какое? – умом я понимала, что не нужно спорить с высшими тёмными силами, но давать согласие я опасалась.

— Изначальная Тьма была всегда, - вещал Морано, даже не открывая рта. Его чёрные глаза смотрели в никуда, а сам он был предельно собран и стоял неестественно прямо. Было ясно, что сейчас это был не он. – Она была раньше Света, раньше богов, раньше самой магии. С созданием Света, появились боги, которые решили, что нужно внести спокойное и размеренное существование что-то новое, что-то могущественное. Так появилась магия, дарованная богами. Но никто из богов не задумывался о том, что может случиться, если наделить живые существа такой силой, как магия. Им было просто интересно наблюдать за всем этим. Но во всём должно быть равновесие, должен быть баланс. И для поддержания баланса нужен был противовес. Им стала антимагия, созданная Изначальной Тьмой. Созданная мной. Но богам Света это не понравилось. Мои создания были обречены. Они были уничтожены. И лишь некоторые сумели спастись…

— Но зачем… вы… мне это рассказываете? – не удержалась я от вопроса, когда тёмный на некоторое время замолчал.

— Тьма не прощает тех, кто предал её. – Вновь заговорил Морано. И выглядело это очень пугающе. – Тьма создала ещё одних своих детей, вселив в них часть себя, чтобы убить их было невозможно. И назвала их Посланниками. Но увы, многие не вынесли в себе часть меня. Они сходили с ума от силы или же просто сгорали изнутри. Я многих потеряла. Пока не поняла, что нужно. Два моих создания. Магия и антимагия. Вот он - противовес богам Света.

— Я… не понимаю…

— Даркхнелл, - это имя уже было произнесено не самим тёмным, а фигурой, вновь сотворённой из Тьмы. Размазанным движением она провела по застывшему лицу мужчины, будто любовно погладила его по щеке. – Моё лучшее творение. Самый сильный из всех, когда-либо выбранных мною. Но и он не выдерживает. – Мне почудилось или это было произнесено с грустью и сожалением? – Я не могу его потерять. Он слишком дорог мне. Именно поэтому мне нужна ты.

Теперь Тьма оказалась рядом со мной. Она коснулась и моего лица. От страха, перерастающего в ужас, я не смогла пошевелиться и даже глаз сомкнуть. Только наблюдала, как сгусток Тьмы медленно движется от моего лица к бешено стучащему в районе горла сердцу.

— Ты не сможешь долго противиться этому. Это часть тебя. Ты часть меня. – Шёпот коснулся уха, но сами слова звучали в самой голове. – Поэтому соглашайся. Мне нужно лишь твоё согласие.

— Н… на ч-что? - выдавила я из себя, чувствуя на коже ласкающее прикосновение, от которого во все стороны расползались странные мурашки. Мне хотелось думать, что это от страха.

— На спасение. Взаимное. Ты спасёшь его, он – тебя. Так должно быть. И так будет.

Наконец я совладала с паникой и заглянула в саму Тьму, что собралась возле меня, оплетая ноги и руки, но не причиняя никакой боли и дискомфорта. Разве что мне было не по себе смотреть на всё это. А произнесённое самой Тьмой никак не хотело укладываться в голове. Получалось, что я – девушка, совершенно лишенная магии, на самом деле являлась созданием самой Тьмы! Это было выше моего понимания.

— Вы нужны друг другу. – Снова шёпот возле уха и тысяча мурашек на коже. – Вы нужны мне. И мне нужно твоё согласие.

Сама не понимая, что и зачем делаю, я кивнула. Тут же испугалась собственной реакции, но было уже поздно что-то менять. Кажется, что и безмолвное согласие было зачтено. И уже не скажешь, что просто голова так дёрнулась. На самом деле что-то внутри меня было согласно. И это несмотря на то, что я не знала всех условий. А Тьме только и нужно это было. Едва качнув головой, я взмыла в воздух, и оказалась рядом с лордом, до сих пор застывшим в виде статуи и не проявляющем никаких эмоций. Моя рука сама потянулась к его, так же, как и его рука – к моей. Едва сомкнулись наши пальцы, как их окутала лентой тьма, а в моей голове я услышала:

«Изначальное к изначальному, магия к магии, душа к душе. Сегодня мои создания, мои дети, приносят клятву верности… верности мне. Верности друг другу. И не рушима связь их перед лицом опасностей и недругов, как нерушима сила Тьмы Изначальной. Их спасение в их единстве, их жизни – в их руках. Арьяна Арнуа, - я вздрогнула, когда было произнесено моё имя, - сегодня ты перед высшими изначальными силами даёшь клятву самой Тьме, в том, что будешь хранить верность лорду Даркхнеллу Морано и не предашь его, ибо смерть последует за тобой. Клянёшься ли ты, что спасёшь Посланника Тьмы от него самого и придёшь ему на помощь в трудную минуту? Что не оставишь его, когда он будет нуждаться в тебе?

Я слышала каждое произнесённое слово, но не могла уловить смысл. Вроде бы и понимала, но что-то меня во всём этом смущало. Пока я не могла понять, что именно. Но несмотря на это, я сделала то, что от меня ждали.

— Клянусь. – Слова сорвались с губ совершенно легко, даже бесстрашно.

— Клятва принята. – И символы по кругу вспыхнули ярче, воздух словно завибрировал, стал гуще.

Я ощутила, как от соприкосновения наших с Морано рук потянулось что-то тёплое, тягучее, словно патока. Оно через поры впитывалось в кожу, заполняя всё внутри теплотой. Стало так легко и приятно, что я даже забыла, где нахожусь.

И лишь, когда символы внезапно потухли, Тьма вокруг нас пропала, я поняла, что только что заключила сделку с самой Тьмой. А ещё я осознала, что мои ноги не касаются пола, а невесомость, в которой я находилась – исчезла. Боясь столкнуться с жёстким полом, я закрыла глаза, готовясь к боли. Но её не последовало. Вместо этого меня подхватили чьи-то горячие и сильные руки. К сожалению, это было последнее, что я запомнила, перед тем, как мой разум потонул во мраке.

Глава 10

— Господин, - дворецкий приоткрыл дверь и заглянул в полутёмный кабинет, освещаемый всего парой свечей, где его уже ждали. – Вы хотели меня видеть?

В ответ Морано лишь кивнул, не удосужив слугу даже взглядом. Мужчина о чём-то усиленно размышлял, хмуря лоб и прижимая руку, сжатую в кулак, к губам. Вторая рука отбивала нервный ритм по поверхности стола. Взгляд тёмного был устремлён в одну точку. Он словно находился где-то далеко отсюда.

Старичок замер возле двери, боясь потревожить господина и вызвать его негодование. Но ждал он недолго. Вскоре Морано заговорил.

— Скажи мне, Теодриг, - пальцы замерли над столом, прекращая стук, - что в ней такого особенного? Почему ты привёл её именно ко мне?

Дворецкий несколько секунд молчал, размышляя над тем, что и как рассказать своему господину. Решившись, он подошёл ближе к Даркхнеллу, остановился напротив свечей, находившихся на столе, и заговорил.

— Милорд, я премного благодарен вам, что вы решили сохранить жизнь этой девушке. Да, это рискованно и опасно, но я знаю, что вы справитесь. Тем более, я уверен, что она ещё пригодится нам. Пригодиться вам… - уже тише добавил он.

— Не я, - выдохнул тёмный, проигнорировав последние слова своего слуги.

— Простите? – дворецкий замер, не понимая, о чём говорит его хозяин.

— Не я сохранил ей жизнь, - повторил Морано, прикрывая глаза, в которых вот-вот грозилась разразиться настоящая буря. – Это сделала Тьма.

— Тьма?

— Да. А мне оставалось лишь повиноваться. И ритуал я не собирался проводить, но… - Он замолчал и посмотрел на Теодрига. В полутьме стало видно, как сверкают молнии в его глазах. – Я впервые не знаю всех деталей ритуала. Их от меня скрыли. И как бы я не пытался дотянуться до них, вспомнить – меня не пускают. И я повторяю свой вопрос – что в этой девушке такого особенного, что даже сама Тьма приняла её?

— Простите, господин, но ответа на этот вопрос я не могу знать. – Теодриг повинно склонил свою седую голову.

Могло показаться, что он делает это из уважения к своего господину. На самом деле старичок скрывал свои глаза от проницательного взгляда тёмного.

— Ладно, можешь быть свободен. И да, - добавил Морано, когда дворецкий уже практически дошел до дверей кабинета, - вся ответственность за неё во время моего отсутствия – на тебе.

— Да, милорд. – Кивнув, Теодриг поспешил выйти. Ему нужно было всё хорошенько обдумать. Во что бы то ни стало, он должен был выполнить обещание, данное когда-то Даррелу Морано.

***

Утро следующего дня преподнесло мне несколько сюрпризов. Первым и самым приятным стало возвращение Теодрига - живого и невредимого. Я была так рада его видеть, что едва сдержала порыв обнять старичка. Хотя прошло-то всего два дня, но мне упорно казалось, что эти дни были для Теодрига такими же тяжелыми, как и для меня – а может и тяжелее. За время своего отсутствия, он нисколько не изменился, как бы я не пыталась выискать в нём какие-либо доказательства обратного. На прямые вопросы о том, как прошёл его «отдых», дворецкий отвечал, что «полезно». Больше ничего узнать мне не удалось.

Вторым, уже менее приятным сюрпризом было то, что занятия по контролю моей силы откладываются на неопределённый срок. Максимум на что я могла рассчитывать, так это на час-полтора в выходные дни, когда Морано будет более-менее свободен. А что мне делать до этого времени - любезно пояснил Теодриг.

— Всего лишь посидите пару часиков в кабинете господина, а потом отправитесь в свою комнату.

— И всё? – недоумевала я. - А как же уборка? Я же вроде «горничная»?

— Горничная вы для остальных, а на самом деле вы гостья.

— Да уж, гостья, которую держат взаперти, будто пленницу. – Недовольно фыркнула я.

На все мои ворчания Теодриг лишь бесхитростно улыбался. Что конкретно его забавляло - я не понимала.

Но самым странным сюрпризом в это утро стало то, что я напрочь забыла о ритуале принесения клятвы верности. Нет, то что он был - я помню. Но, как и рассказывала Мелания - это всё, что отложилось в моей голове. Подробностей проведения я, как бы не старалась, вспомнить не могла. Лишь пара фраз крутилась в моей голове: “клянусь” и “клятва принята”.

Но ведь было что-то ещё. Что-то важное. Вот только что? И у кого мне спросить об этом? На ритуале присутствовали только я и Морано. А у него спрашивать – себе дороже.

Поэтому мне оставалось лишь повиноваться своему названному господину и томиться в этом доме, меняя четыре стены своей комнаты, на такие же четыре стены кабинета лорда. Перспективы были не слишком-то радужные. Но ещё неизвестно, что будет потом, когда мы приступим к занятиям. Если, конечно, до этого когда-нибудь дойдёт. В чём я уже начала сомневаться.

Спрашивается, зачем говорить то, что выполнить потом не в силах? Неужели нельзя передать моё обучение кому-нибудь другому? Тому же Теодригу, например? Ведь это же он привёл меня именно сюда – в дом своего господина. И именно он рассказал обо мне Морано. Это старичок первым догадался о том, кем я являюсь на самом деле. Так почему бы ему не учить меня в отсутствие лорда?

Этот вопрос я и задала дворецкому, когда он информировал меня насчет поведения в кабинете хозяина.

От услышанного Теодриг даже замолчал на несколько мгновений.

— Благодарю за оказанное доверие, - прокашлявшись, начал он, - но увы, не в моих силах помочь вам.

— Но почему? – я искренне не понимала его отказа.

— Видите ли, Арьяна, - Теодриг говорил спокойно и мягко, словно объяснял ребёнку простые истины, - господин Морано намного сильнее меня и опытнее…

Я недоверчиво оглядела Теодрига. Как-то не верилось, что тёмный маг, будь он трижды посланником самой Тьмы, может быть опытнее старичка, прожившего поболее этого самого мага. Неужели жизненный опыт и накопленные за это время знания не имеют значения?

— Опытнее в магии, - заметив моё недоверие, пояснил дворецкий. – Он один из сильнейших магов Элфагских земель, а учитывая то, что он ещё и является Посланником Тьмы, то тут ответ очевиден.

— Но он постоянно занят. – Недовольно отозвалась я. – Его же практически никогда не бывает дома. Такими темпами я и за год свою силу не освою.

— А куда вам торопиться?

Вопрос Теодрига застал меня врасплох и заставил задуматься. А действительно, куда? Почему мне хотелось поскорее научиться управлять своей силой? Для чего: мести недругам или самоутверждению себя, как личности? Но ведь антимаг намного хуже, чем девушка без магических способностей. Тогда почему? Объяснить свой порыв я так и не смогла. Даже себе.

— Чем быстрее начнём, тем быстрее закончим. – Не очень уверенно изрекла я, пожав плечами. Развивать эту тему не хотелось. А если Теодриг начнёт задавать и дальше свои вопросы, то ответить на них я не смогу.

К сожалению, дворецкий моё нежелание не заметил или просто не захотел замечать.

— И что будет после того как освоите свою силу? Найдёте ей применение?

— Нет конечно! – я даже испугалась такому предположению дворецкому.

— А что же тогда?

— Не знаю. – Честно призналась я.

— Позвольте дать вам совет. Не стоит торопить события. Пусть всё идёт своим чередом. Если вы будете подгонять свою судьбу вперёд слишком быстро, тогда все ухабы и ямы на пути будут вашими.

— Знаете, порой мне кажется, что они давно уже все мои. - С грустью констатировала я.

— Но все ещё можно изменить. - Как-то загадочно проговорил Теодриг. - Главное, никуда не спешить. Тогда у вас все обязательно получится.

Вот в этом я очень сомневалась. Но вслух говорить не стала. Сделала вид, что подумаю над его словами. Когда-нибудь…

***

А дальше пошли дни ожидания. Точнее, поползли. И настолько мучительно медленно поползли, что я уже на третий день пребывания в кабинете Морано, готова была лезть на стенку. Но даже этого сделать мне не позволили. Теодриг, который вызвался меня «контролировать» не давал мне и шагу ступить по этой «запретной» территории.

Мне приходилось целыми днями – пусть даже всего по несколько часов – просиживать на диване, читая книги, «любезно предоставленные», а точнее дозволенные, самим хозяином. Но ничего интересного в них не было – все книги оказались либо чьими-то биографиями, либо вообще учебниками для первого курса ЭАМ. Что делали учебники из академии в доме тёмного – я даже думать не хотела.

Но за неимением ничего другого, более занимательного, пришлось мне «вгрызаться в гранит науки», перелистывая книгу за книгой, учебник за учебником.

— Вы так ничего не поймёте, - с укором проговорил Теодриг, наблюдая, как я бесцельно перелистываю шершавые страницы очередного фолианта, о магии четырех стихий. Зачем, спрашивается, мне это, если я ими не владею?

— А зачем мне что-то понимать? Ведь по сути все эти учебники для меня бесполезны. – Я даже не посмотрела в сторону дворецкого, продолжая своё занятие. Строчки и буквы никак не откладывались в моей голове, лишь раздражали своим контрастом черного на белом. – Я же не владею магией. Так зачем мне её изучать?

— Но ваши возможные враги – маги. – На полном серьёза отозвался Теодриг. - И их нужно досконально изучить.

— Враги? – я даже оторвалась от «чтения», чтобы непонимающе посмотреть на старичка.

— Вы не ослышались. – Дворецкий как всегда неизменно стоял статуей самому себе возле дивана, на котором я уже, наверное, протерла дыру. – Когда-нибудь всё же станет известно о том, что вы антимаг. И тогда у вас появится много врагов. Очень много. Но защищаться от них нужно научиться заранее. А лучший способ – узнать о слабых и сильных сторонах своего противника.

Я слушала его с раскрытым ртом, не в силах что-либо вымолвить в ответ. Осмотрев внимательно Теодрига с головы до ног я подумала о том, а не является ли он тёмным? Хотя, помня злосчастный случай в прачечной, я могла сказать, что он, как и мой отец, стихийник. Интересно, а он владеет всеми четырьмя стихиями или какой-то одной конкретной? Надо будет у него узнать…

Я с досадой стукнула себя по лбу! Так вот же оно! Я могла уже давно разговорить этого старичка, узнать о нём и других обитателях дома побольше. Возможно, вызнать что-нибудь о самом хозяине дома.

Но только я хотела завести разговор, как Теодриг, будто поняв, что я задумала, оповестил о том, что на сегодня «уборка» закончилась. Что ж, попробую воплотить свою идею в жизнь завтра.

Но, увы, ни завтра, ни последующие дни разговорить дворецкого мне не удалось. Единственное, что я узнала от него, так это то, что он воздушник, но ещё немного владеет и огненной стихией. А так же, он - светлый. Значит, его характер испортился пребыванием в доме тёмного. Порешив на этом, я решила смириться со своим поражением и принялась – точнее попыталась – уже серьезно вникать в написанное в учебниках.


С наступлением выходных и появлением в доме господина, всё словно ожило. Вся прислуга носилась из комнаты в комнату, что-то делая, о чем-то перешептываясь. Мирта засела в кухне с самым рассветом. Хотя порой мне кажется, что она там обитает и днем, и ночью, безвылазно. Теодриг тоже был занят делом, поэтому про меня вновь все забыли. Но ненадолго.

После обеда, который прошел на кухне в окружении такого количества народу, что я поразилась как все тут уместились, Теодриг отозвал меня в сторону.

— Через полчаса господин ждет вас в своём кабинете.

После его слов, я занервничала. Сердце ускорило ход, а ладони вспотели так, что пришлось их вытирать об униформу, которую я исправно носила перед всеми остальными обитателями дома – то есть практически всегда.

— Хорошо, - кивнула, теребя и сминая ткань передника. Одернула себя и, поблагодарив Мирту за обед, отправилась в комнату.

Полчаса прошли моментально. Не успела я и двадцати кругов по комнате сделать, как на двадцать первом неожиданно вышла в кабинет Морано. Недоумённо обернулась на тающую дымку портала и удивилась, почему я не заметила этот самый портал, так же, как и переход по нему? Видимо, слишком была поглощена своими мыслями.

— Добрый день. – Раздалось со стороны окна.

— Добрый, - медленно обернулась в сторону говорившего и кивнула, - господин.

— Вам не стоит так меня называть, - поморщился Морано, отходя от окна и усаживаясь за стол. Кажется, это было его любимым местом.

— Но я же… - на секунду я запнулась, чтобы потом продолжить: - принесла клятву верности, так же, как и все ваши слуги. Так чем я отличаюсь от них?

— Воля ваша. – тёмный показал, что не намерен продолжать со мной спор. Вместо этого он резко выставил вперед руку, и меня обдало воздушной волной.

Я едва удержалась на ногах. Но мне не дали даже опомниться. Следом огненный сгусток врезался прямо в грудь, выбивая остатки воздуха в изумлённом хрипе. Тело отозвалось недовольным гудением, а в районе груди и вовсе болью. Я согнулась пополам, схватившись за грудь и пытаясь вздохнуть. Но воздух никак не шёл обратно в опустошённые легкие, которые уже жгли огнём. Вибрация внутри нарастала, гулом отдаваясь в ушах. Я чувствовала, как кожу по всему телу начало покалывать и, наконец, сделала спасительный вдох, тут же закашлявшись. Место, куда ударил огненный шар, горело, словно огонь не исчез, а продолжал терзать ткань платья и вместе с ним и мою кожу, опаляя её. Но, сквозь пелену выступивших слез, я смогла разглядеть лишь прожжённую дыру в униформе и нижней рубашке. Кожа же оставалась нетронутой, но от этого болела не меньше.

Так же с ужасом осознала, что теперь сквозь дыру проглядывают полукружия моей груди.

Прикрыв их руками, с недоумением и едва сдерживаемой злостью посмотрела в сторону совершенно спокойного тёмного.

— Проворность. – Безапелляционно констатировал Морано. – Вот единственное, что вам нужно. Да, магия не принесёт вреда антимагу, но если вы не сможете вовремя среагировать на угрозу, то последствия будут… болезненными.

— Вы… вы… - я задохнулась от возмущения и негодования. – Да вы…

— Что я? – Морано высокомерно вскинул бровь и холодно посмотрел на меня, тут же остудив мой пыл.

— Вы – жестокий! – наконец, нашла я нужное слово.

— Неужели? – теперь надо мной надсмехались. – А чего вы ожидали от тёмного? Всепоглощающей заботы? Разъяснений и распинаний?

— Н-нет. – Крепче обхватив себя руками, насупившись проговорила я. – Но не сразу же с порога кидаться заклятьями.

— Вы не ребенок. Вы антимаг. Пора привыкнуть, что никто не будет заранее предупреждать вас о своем нападении. К этому нужно быть готовыми всегда.

В его словах была доля правды. Но меня всё равно гложила досада и даже обида. И больше всего мне почему-то было обидно за испорченную одежду. Но высказаться по этому поводу я не успела.

Две искрящиеся молнии извивающимися змеями метнулись ко мне, рассыпая водопад искр, которые не долетая до пола, исчезали с тихим шипением. От самих же молний исходил такой треск, что казалось, я сейчас оглохну.

Молнии хлестнули подобно кнуту по ногам, рассекая подол многострадальной униформы и оставляя едва заметные покраснения на коже. Вибрация в теле усилилась, кажется пребывая в ярости. Только что пребывало в ярости – я или моя антимагия – понять не могла, да и времени на это не было, потому что молнии снова взвились для нового удара. На этот раз, я, защищаясь, выставила вперед руки. Электрические змеи хлестнули по ним с такой силой, что я чуть не взвыла от боли, но руки не убрала. От соприкосновения с ними, молнии тут же рассыпались на тысячу искр. Только боль и осталась, как напоминание о них.

С опаской и даже ужасом посмотрела на свои руки, но с удивлением обнаружила их совершенно здоровыми и даже не повреждёнными.

— Н-но как? – изумленно прошептала я.

— Я уже говорил, что магия не причинит вам вреда. – Сухо проговорил Морано. – Но нужно уметь вовремя и главное быстро, реагировать. Над этим вы и будете работать всю следующую неделю. А теперь можете быть свободны.

Всё так же ошарашенная я смотрела на тёмного и не понимала, что всё это значит? Разве это уроки? По-моему, меня пытаются убить, а не научить управлять своей силой. Неужели все наши занятия будут проходить в таком вот ключе? Кажется, что на мне просто отрываются за все те дни, что тёмный где-то пропадает. А вот интересно, где? У Теодрига мне узнать так и не удалось. А после сегодняшнего, к Морано я даже и близко не подойду.

— Благодарю, - процедила сквозь зубы я, разворачиваясь, чтобы уйти. – Господин. – Не удержавшись, припечатала я, делая еще один шаг к двери.

А уже следующий вывел меня в мою комнату. И вновь я поразилась тому, что не заметила перехода и самого портала. Но сейчас мне было не до этого. Руки, ноги и грудь болели, а тело недовольно гудело. Из меня словно вытянули все силы. Упав на кровать, я в бессилии прикрыла глаза и впала в забытье.

Сколько времени я так провела, определить не смогла, но когда очнулась – за окном было темно. Кое-как поднявшись с кровати, я с сожалением скинула уже непригодную для ношения униформу и отправилась в уборную, чтобы смыть с себя последствия сегодняшнего урока.

Вернувшись, я обнаружила на прикроватной тумбочке небольшой поднос с едой. Мысленно и в очередной раз, поблагодарив Теодрига, принялась есть и попутно размышлять. Если так и дальше пойдет, я сойду с ума раньше, чем Посланник Тьмы от своей силы. Интересно, Морано именно этого и добивается?

Как бы то ни было, мне нужно научиться быстро реагировать на угрозу, чтобы не попадать в такие вот ситуации. Интересно, а смогу ли я сделать что-то в ответ? Нужно будет об этом узнать. И я обязательно это выясню.

Глава 11

Последующие дни проходили по одному и тому же сценарию. Сначала я по несколько часов в день сидела в кабинете Морано и оттачивала быстроту реакции – Теодриг запускал в меня то воздушные шарики, то огненные, которые я пыталась развеять, - а потом в конце недели я практиковалась с самим тёмным. Увы, пока еще от него я уходила подавленной, слегка покалеченной – в большинстве случаев это относилось к униформе, которую я меняла раз за разом, - и ужасно злой.

Но с каждым разом мне становилось легче. Я уже отбивала три выпада Морано из пяти. И с каждым разом боль становилась менее заметной. А радость от удач – сильнее. Единственное, что огорчало, так это то, что я не могла ничего противостоять в ответ. Только защищалась. Но и этого для Морано казалось достаточно – он был почти доволен. И ключевое слово тут – почти. Потому что никаких эмоций и лишних слов на наших занятиях не было. Только магические выпады тёмного и мои попытки защититься. Иногда мне казалось, что он просто за что-то отыгрывается на мне, но развить эти мысли дальше я не успевала: на занятиях было не до этого, а после них я была слишком вымотана, чтобы думать о чём-то кроме, как пережить следующую неделю и новые уроки.

А чтобы занять меня делом между занятьями, Теодриг задавал мне штудировать учебники и пересказывать ему то, что я из них узнала, чтобы потом на практике использовать свои знания. Вот только как это делать, если во мне, во-первых, нет этой самой магии, о которой идёт речь в учебнике, для атаки на слабые места противника, а, во-вторых, ещё и неизвестно, что помимо яда для магии в моей крови, есть во мне такого – из атакующего. Увы, в дневнике отца Морано об этом не было написано ни слова. Да и сам Морано тоже не знал ответа на этот вопрос. Поэтому мне оставалось только отбиваться.

Так продолжалось ещё несколько недель, пока однажды, придя на занятие и заранее готовясь к атаке, я обнаружила Морано не на привычном месте – за столом, - а посреди кабинета. Мрачного и сосредоточенного. Как только за мной закрылась дверь, мужчина взглянул на меня и заговорил:

— Сегодня в Высший совет поступил запрос на поиски пропавшей девушки. – От его слов сердце сжалось в дурном предчувствии. – Она сбежала из дома пару месяцев назад. Отец, разыскивающий её, совсем отчаялся, раз обратился к Высшему совету за помощью. Не хотите спросить, кто он?

— Я… догадываюсь. – Прошептала я, не в силах поверить, что отец решился на мои поиски. Зачем? Ведь я же была для них обузой.

— Но, думаю, вы не понимаете, всей нелепости ситуации.

— Простите? – я вскинула голову и посмотрела прямо на мужчину. Его слова о нелепости задели меня. – Что значит, «не понимаю всей нелепости ситуации»?

— Знаете, что самое интересное во всём этом? - в его глазах сверкнули молнии, в то время, как голос оставался ровным и спокойным, даже скучающим. - То, что ни одно поисковое заклинание не сработало.

— Я… я не понимаю.

Морано помрачнел еще больше.

— Родственников найти довольно легко. – Вкрадчиво произнес он. – Достаточно использовать магию крови…

Я пыталась понять, о чём он толкует, но детали головоломки никак не хотели складываться в единую картинку в моей голове. О чём он говорит? Что хочет донести до меня? Причём тут магия крови? …

«Запрос на поиски» … «Родственников найти легко» …

В мозгу что-то щелкнуло, и до меня наконец-то дошло. Поиск по крови! Я не подумала об этом! Меня же давно могли бы найти, если только…

— Нет, - от осознания сердце ухнуло вниз, тяжестью оседая в груди, а горло сдавило железными тисками. – Нет…

Неверяще произнесла я, стараясь совладать со своими эмоциями. Но они не хотели поддаваться контролю. В голове загудело, а в глазах защипало от подступающих слёз.

— Этого не может быть… Не. Может. Быть.

Ноги с трудом удерживали враз отяжелевшее тело. Казалось еще мгновенье и тяжесть в груди пересилит - я рухну вниз. Слишком тяжело признавать очевидное. Невыносимо.

Но моё состояние сейчас никого не волновало, Морано безжалостно продолжал добивать меня словами.

— Вы давно должны были понять это. Если магия крови не работает, значит, вы – не дочь своих родителей. И никогда ей не были. Насколько нужно быть невнимательной и недогадливой, чтобы не замечать очевидного…

— Хватит! – Сердце крошилось в груди, царапая осколками внутренности. Я не могла этого выносить. Слишком больно.


Как же так? Я не могла в это поверить. Я не хотела в это верить!

Развернувшись, попыталась попросту сбежать из кабинета, в котором даже стены давили на меня так, что дышать становилось невозможно.

— Прекратить истерику! – Меня схватили за руку и резко дернув назад, развернули. Мимолетная боль прострелила плечо. Но она была ничтожна по сравнению с той, что творилась в душе.

— Вы должны были об этом догадаться. – Сурово произнёс Морано, обхватив меня за плечи и с силой сжимая их. - Никто не знает, откуда появились антимаги, но уж точно не от магов! Это попросту невозможно! А те, кого вы считаете своими родителями, чистокровные маги. Так что не стоит убиваться из-за того, что разочаровались в людях, которые не являются вашими родными! Сейчас для вас важнее узнать правду.

Плечам было очень больно в цепких руках тёмного, но эта боль приводила меня в чувство, отрезвляла.

— Правду? – прошипела я, сквозь стиснутые зубы, глотая слёзы.

— Почему вы оказались в этой семье? Что они знают о вас на самом деле? – Руки Морано расслабились и отпустили мои плечи, сам же он и вовсе отошёл на пару шагов. – Вы хотите это выяснить?

Всё ещё пребывая в какой-то прострации, я обхватила себя за ноющие плечи, и потерев места, где возможно останутся синяки от рук Морано, медленно кивнула. Физическая боль немного притупила душевные страдания, но я знала, что это ненадолго. Поэтому необходимо было выяснить всё сейчас, пока в голове есть ещё хоть какие-то разумные мысли.

— И как вы это сделаете?

— А это уже мои проблемы.

— Вы из Высшего совета, да? – сказала без эмоций, отстранённо. И поняла, что это даже нисколько не удивляет меня. Слишком сильным был шок от известия о моих родителях… Он заглушил остальные эмоции.

— Я думал, до вас это дойдет немного быстрее. – Хмыкнул Морано, наконец немного стирая суровое выражение с лица. – Но это не важно. Главный вопрос в том, зачем вас разыскивает Феон Арнуа, если вы не являетесь его дочерью? Есть идеи?

Отрицательно покачала головой.

Сейчас в моей голове не было совершенно никаких идей. Мне только лишь хотелось побыть в одиночестве и выплеснуть все эмоции в подушку в своей комнате.

Но тёмный не собирался меня отпускать. Вот только в очередной раз меня буквально спас появившийся Теодриг.

— Милорд, прошу прощения, - приоткрыв дверь кабинета, дворецкий протиснулся в открывшийся проём наполовину, поклонился и произнёс: - вас внизу ожидает гостья. Говорит, что это срочно.

Недовольство Морано увеличилось в разы. Казалось, оно витало вокруг него тёмным облаком, которое можно было потрогать. Я сильнее обхватила себя за плечи и зябко поёжилась.

— Скажите ей, что я сейчас спущусь. – Схватившись за переносицу отозвался мужчина.

Теодриг бросил на меня мимолетный взгляд, в котором промелькнуло удивление, а потом кивнул и скрылся. Морано же продолжал стоять каменным изваянием, запрокинув голову вверх, прикрыв глаза и тяжело дыша. Видимо, приход гостьи его не обрадовал. Но для меня это был шанс.

— Можно мне идти? – тихо спросила я с надеждой.

— Да, конечно. – Раздалось в ответ, и тут же открылся портал, ведущий в мою комнату.

Поблагодарив, я уже хотела сделать в него шаг, как дымка зашипела, затрещала. Испуганно отступила назад, не понимая, что происходит. А портал неуловимо менялся, среди чёрных всполохов отчетливо стали видны красные искры. И спустя несколько мгновений из черно-красной дымки вышла молодая женщина, в богатом, роскошном платье изумрудного цвета с золотыми вставками по всей длине подола. Её золотистые волосы, конкурирующие по оттенку и насыщенности с этими самыми вставками, были собраны в высокую прическу и лишь несколько волнистых прядей обрамляли лицо, которое из радостного тут же стало недовольным и насупленным, стоило ей заметить меня.

— Так вот значит, как ты ждёшь меня, Даркхнелл? – она сложила на груди ручки в изящных перчатках, в тон платью, и с явной злостью посмотрела на меня. – И кто это? Новая игрушка?

От её слов я вздрогнула так, словно она только что залепила мне пощечину. Отступив ещё на шаг назад, я тут же упёрлась спиной в препятствие. Препятствие неожиданно шумно выдохнуло и опустило мне на плечи свои руки. Этого оказалось достаточно, чтобы злость в глазах женщины вспыхнула с новой силой.

— Аннет, успокойся. – Руки на плечах стиснулись, и меня отстранили в сторону. – Это всего лишь новая горничная.

— Новая горничная, - прошипела эта самая Аннет, прожигая меня ненавистным взглядом. – Тебе одной не хватило? Может хватит уже размениваться на этих… простолюдинов? – последнее слово она выплюнула с ядом, не хуже змеи, а затем подошла ближе к лорду и прильнула к его груди.

— Ты же достоин лучшего. – Промурлыкала она, обняв мужчину и потянувшись к его лицу. – Ты знаешь это… - Прошептала ему прямо в самые губы, которые тут же накрыла своими.

И самое поразительное, что Морано поддался её ласке и даже стал отвечать на неё. И с каждой секундой поцелуй становился горячее, яростнее. Мужчина подхватил девушку под ягодицы и, развернув, усадил на край стола, не прекращая сминать её губы, ласкать сквозь ткань платья выгибающееся тело…

Мне оставалось лишь пораженно смотреть на это. В животе от представшего перед глазами зрелища завязывался тугой неприятный комок, который то тянул вниз, то подступал к самому горлу. Я не хотела смотреть на это, но что-то не давало мне возможности отвернуться. Кое-как оторвавшись от созерцания и всё же отвернувшись, попыталась поскорее уйти. Решила, что сделаю это через дверь, раз через портал не получилось.

Но только ступила шаг, как за спиной раздался голос Аннет:

— Пусть она смотрит…

— Что? – мы с Морано одновременно задали этот вопрос: я развернувшись от неожиданности, а он – разрывая поцелуй.

— Я хочу, чтобы она смотрела, - срывающимся от возбуждения голосом прошептала она, бросая на меня победные и высокомерные взгляды.

— П-простите? – ошарашенно уставилась на напряженную спину тёмного, надеясь внутренне на его благоразумие. Хотя, есть ли оно у него?

— Нет, - наконец хрипло отозвался Морано, слегка отодвигаясь от Аннет.

Я даже с облегчением выдохнула. А женщина недовольно насупилась.

— Тебе же нравится, когда…

— Прекрати, - прервал её мужчина, а затем, даже не оборачиваясь, бросил мне: - Можете быть свободны, Арьяна…

Я вздрогнула от произнесённых хриплым голосом слов. Особенно вызвало изумление то, что он назвал меня по имени. Это было впервые за всё время моего пребывания в этом доме.

Лицо обдало жаром, опаляя щёки. Судорожно прикрыла их ладонями, которые оказались ледяными, по сравнению с ними. Невнятно пробормотав «спасибо», я чуть ли не бегом бросилась прочь из кабинета, ощущая непонятное смятение и даже смущение. Что это сейчас было?

***

— Знаешь, я ведь не собираюсь делить тебя ни с кем, - Аннет провела ноготком по плечу лежавшего рядом Даркхнелла, - тем более с какой-то мелкой прислугой. Ты – мой.

— Нет, - мужчина перевернулся на спину, утягивая за собой девушку. Её тяжело вздымающаяся грудь тут же соприкоснулась с его разгорячённым телом.

Морано поднял руку и очертил контур лица Аннет, коснулся пальцами бешено бьющейся жилки на её шее и вновь провел по розовой щеке, хмурящейся девушки.

— Я никогда не буду твоим. И ты это прекрасно знаешь.

— Иногда ты бываешь невыносим. – Она прижимаясь щекой к его руке, томно вздыхая. – Но я же могу помечтать…

— Мечтать не вредно, - Хмыкнул Даркхнелл, оторвавшись от изучения изгибов ее тела и возведя глаза к потолку, - но и не полезно. Слишком много надежд возлагаются на обычные фантазии, которые не могут быть осуществимы.

— Но есть фантазии, возлагая на которые надежды, ты можешь быть уверен, что они станут явью.

— Ты о чём? – Мужчина вновь посмотрел на милое личико Аннет, которая даже в свои тридцать с хвостиком умудрялась выглядеть изящной, прекрасной и юной.

— Я о короле и его планах на тебя. – Аннет еще теснее прижалась в обнаженному мужчине, опаляя своим участившимся дыханием приоткрытые губы Даркхнелла. – Поговаривают, что он приготовил трон для тебя…

— А я-то думаю, что это вдруг Совет так на меня ополчился, - усмехнулся Морано, борясь с вновь нарастающим желанием. Слишком соблазнительными казались алые припухшие губы Аннет, которые так и манили снова попробовать их на вкус.

— Дарк, я серьёзно. – Аннет приподнялась на руках, уперев ладони в его грудь. В глазах мужчины вспыхнуло желание, затапливая взор, когда он увидел, как колышутся полушария её грудей. – Будь осторожнее, вдруг они объединятся вместе и выступят против тебя или еще что придумают…

С явным трудом он перевёл взгляд на серьёзное лицо девушки, мечтая в данный момент лишь о том, как бы вновь ощутить её податливое тело под собой. Но сдвинутые аккуратные бровки Аннет говорили о том, что сейчас нужно подождать и сказать ей то, что она хочет услышать, чтобы потом она сделала то, что хочет он.

— Неужели ты обо мне волнуешься? – усмехнулся темный. Плотно сомкнутые губы и отведенный в сторону взгляд были ему ответом. Морано вздохнул. - Я еще не давал ему своё согласие. И вряд ли дам его в будущем. Трон – не то, к чему я стремлюсь.

— Но Монфор-л’Амори считает иначе.

— Так же, как и совет, который ненавидит меня всей душой, если такова вообще имеет место быть в этих черствых телах.

— Не говори так, - притворно возмутилась Аннет, слегка стукнув его в грудь, - один из этих, как ты выразился, «черствых тел» всё-таки мой муж.

— Не потому ли ты сейчас со мной, что твой муж «черствый телом»?

— И поэтому тоже… - соблазнительно прошептала Аннет. – Ведь никто не сравнится с тобой в постели…

— И много ли ты «сравнивала»? – Скучающим тоном спросил мужчина, при этом очерчивая пальцами вдоль позвоночника узоры.

— Было дело, но теперь это всё в прошлом… - девушка блаженно прикрыла глаза, довольно улыбаясь. - Теперь мне нужен только ты.

— Я же уже говорил тебе…

— Да-да, чтобы я на что-то большее не рассчитывала. Но мне и того, что есть сейчас, вполне хватает. Тем более сейчас я всё равно не могу развестись с Маалогом. – С сожалением пробормотала Аннет. - Как бы сильно я этого не хотела.

— Кстати, с каждым днём он ненавидит меня всё больше. Боюсь, скоро снизойдёт до открытых угроз. Или неприкрытой ненависти.

— Естественно, его злит то, что ты спишь с его женой, а он ничего не может тебе противопоставить. Да и никто из Совета, кстати, тоже.

— Не это ли вторая причина, по которой ты сейчас со мной? – Лукавый блеск промелькнул в глазах тёмного.

Но вместо того, чтобы ответить, девушка вновь опустилась и прижалась к мужчине, закидывая на него изящную ножку. Проведя рукой по его плечам, груди, животу и протискивая её между телами ниже, Аннет соблазнительно улыбнулась:

— Я просто хорошо умею выбирать любовников… - следующие ее слова потонули в сладостном стоне.

***

Вернувшись в комнату я хотела дать волю своим эмоциям, но их почему-то не было. Внутри было только опустошение. И неприятный комок, разрастающийся от воспоминаний того, как Морано чуть ли не при мне начал раздевать эту девицу.

Я не понимала, откуда этот комок взялся и когда пропадёт. Мне было непривычно и неприятное данное ощущение. Я не знала, что в таких случаях нужно делать. Но стоит только представить победный взгляд Аннет, когда Морано целовал её, сразу же тошно становится.

Она явно возненавидела меня с первой секунды, как увидела, хотя я не понимаю причину её ненависти – мы же с лордом ничем таким не занимались…

Вспомнив, как он крепко и властно прижимал её тело к себе, я вновь почувствовала, как горят мои щеки. Да что же со мной такое?

И вообще я должна сейчас думать о том, зачем меня разыскивает… тот, кто столько лет притворялся моим отцом. А …мама? Неужели и она знала, что я не родная дочь? А Эрлен? И как так получилось, что я не заподозрила ни на мгновение их в том, что они мне лгут? Хорошо притворялись или…? Что «или»? Мне очень нужно выяснить это. Но единственный, кто мне может помочь – Морано, - сейчас целует, а возможно и только целует, другую…

Тьма! Ну почему я опять думаю о нём? Мне нужно срочно отвлечься, чем-то себя занять!

Поэтому, чтобы не терзать себя мыслями, я решила прогуляться до кухни и спросить у Мирты, могу ли я ей чем-то помочь? Увы, беспорядок в моей голове совсем вытеснил познания о характере кухарки – в итоге из кухни меня вытолкнули с воплями и руганью. Мирта выговаривала мне, что это личная территория, и чтобы я больше не смела на неё посягать. За всё время моего пребывания здесь, я уже привыкла к характеру Мирты и её грозному голосу, но сейчас всё равно мурашки побежали по спине от её негодования.

Пришлось выбирать другой путь развеять тоску на сердце и в душе. Лучшим вариантом для этого, я решила, будет задний дворик с цветами и лавочкой под деревом. Отправилась туда и до самого заката просидела под тенью дерева, вдыхая разнообразные восхитительные ароматы цветов. Благо мне никто не мешал наслаждаться своим одиночеством, точнее предаваться легкой, будто воздушной –, благодаря царившим запахам вокруг, – грусти.

— Вот вы где, - от неожиданности я встрепенулась и обратилась в сторону вышедшего из дома Теодрига. – Я вас везде ищу – вы пропустили ужин. Что-то случилось?

Он с таким участием посмотрел на меня, что мне захотелось выговориться, рассказать ему обо всём, что тревожило, но вместо этого я пожала плечами.

— Нет, всё в порядке.

— Вы в этом уверены? – старичок ни на секунду не поверил мне. Я и сама себе сейчас не верила.

— Да, благодарю.

Теодриг подошел ближе и остановился прямо возле лавочки, на которой я сидела.

— Позволите? – Я кивнула и подвинулась дальше, освобождая место для дворецкого, который тут же присел рядом.

— Как ваши уроки с господином? – как бы невзначай спросил он.

— Хорошо, - что угодно, но о господине в данный момент хотелось говорить меньше всего. Поэтому, я решила всё же кое что рассказать Теодригу, чтобы сменить тему. – А меня… - я запнулась, выдохнула и продолжила, - отец ищет. Он даже запрос в Высший совет подавал.

— Даже так? – Старичок действительно был удивлен, вот только чему? Судя по произнесённым словам, кое о чём он был осведомлен. Хотела бы я знать, что творится в его голове. Да и не только в его… - И что сказал Совет?

И ведь не спрашивает, откуда я всё это знаю.

— Я не знаю, но… господин обещал выяснить. – Что конкретно Морано собирался выяснять, я умолчала.

— Значит, вы уже в курсе о его положении. – Не спросил, а констатировал дворецкий. Я в ответ кивнула. – И нисколько не удивлены этому?

— Удивлена, конечно. Но после того, что узнала до этого… - Я прикусила язык, когда поняла, что едва не сказала лишнего. Виновато потупилась и встала со скамьи. – Простите, но я устала. Мне нужно отдохнуть от сегодняшних… потрясений.

— Конечно-конечно, - Теодриг поднялся следом, и хотел было пойти следом, но я его остановила.

— Благодарю, но я сама дойду до комнаты.

— Да, - кивнул старичок и тепло улыбнулся, - но мне тоже нужно в дом. Право, не ночевать же на заднем дворике?

— Ох, простите, - как-то неловко вышло.

— Ничего страшного, прошу, - и он предложил мне пройти вперед.

Виновато улыбнувшись, я поскорее решила поспешить в дом, надеясь, что этот сумасшедший день наконец-то закончится.

Увы, надеялась зря.


Подходя к двери своей комнаты, заметила, что та чуть приоткрыта, хотя я помню, что закрывала её плотно. Обернувшись, обнаружила, что Теодриг ушел по своим делам. Поэтому мне оставалось в одиночестве встречать незваных гостей или неприятные сюрпризы, что ждали за дверью.

Глубоко вздохнула и толкнула деревянное препятствие. В комнате меня действительно ждали гости.

— Миранда? – я замерла возле двери, глядя на высокую, фигуристую блондинку, которая по-свойски расположилась на моей кровати.

С Мирандой мы не очень хорошо ладили ещё с первого знакомства. Так вышло, что с ней я познакомилась позднее остальных девушек, и её реакция на меня – удивила. Когда она узнала, что я буду «прибираться» в кабинете Морано, то тут же развернулась и стремительно выбежала из помещения, даже слова не сказав. Для меня её реакция была непонятна, а вот остальные горничные понимающе переглянулись, но посвящать меня в то, о чём они знают – никто не собирался. И мне оставалось гадать, почему Миранда избегает общения со мной, а когда мы всё же оказываемся где-либо вместе в одном помещении – подчеркнуто игнорирует.

Так что сегодняшний её визит меня озадачил и даже насторожил.

— Что ты тут делаешь? - Если постоянно живёшь в ожидании какой-нибудь подлянки, то становишься слишком подозрительной ко всему.

— Это я у тебя спросить хотела, - Миранда поднялась с кровати и, покачивая бедрами, двинулась ко мне, - зачем ты пришла сюда? Что тебе нужно от лорда?

Я даже растерялась от таких вопросов «в лоб». Казалось, что она обо всём знает, или по крайней мере, догадывается.

— Я работаю у господина два года. – Продолжала она, так и не дождавшись от меня вразумительного ответа. - И еле выбила место горничной в его спальне. И всё без толку – он даже не смотрит на меня! А тут появилась ты – маленькая, невзрачная, серая мышка, - и тебе тут же выделили хозяйский кабинет, в котором по выходным вы с господином что-то делаете! – на последней фразе Миранда повысила голос.

— Откуда ты…? – я ошарашенно уставилась на девушку, не понимая, как она узнала о наших с Морано занятиях.

— Я однажды вечером решила зайти, поговорить. – Миранда подошла ко мне вплотную, оттесняя к двери. – Тебя не оказалось на месте, и я решила подождать. Увы, терпение моё не безгранично, а ты всё не появлялась. И когда я уже уходила, то заметила, как открывается портал. Портал господина! Сначала я не поверила своим глазам, думала, что сам лорд решил прийти к тебе. Но потом увидела, что из портала выходишь ты… И я стала следить за тобой. Я видела, как каждый вечер раз в неделю ты уходишь через портал господина, а потом через некоторое время возвращаешься в рваной униформе! И я всё поняла…

Мне не нравился тон, с которым Миранда всё это говорила.

— О чём ты? – я нервно сглотнула, глядя в сузившиеся глаза горничной.

— Не притворяйся дурой. Ты с ним спишь, да?

Час от часу не легче! Почему все вдруг решили, что я могу с тёмным, так же как и та дамочка?… Ни за что!

— Нет! – и я не выдержала. Меня прорвало. Все сегодняшние известия и происшествия разом напомнили о себе, шквалом эмоций, которые я и обрушила на обескураженную Миранду. - Да как о таком вообще можно было подумать? Вы что тут все с ума посходили??! Никогда! Слышишь? Ни-ко-гда! Я даже в мыслях о таком никогда не подумаю! Ваш лорд мне неприятен! Он… Да он же…он…он…!

Миранда ошарашенно смотрела на взорвавшуюся меня и выглядела растерянной. Видимо, не ожидала от меня такого состояния. А я уже не могла остановиться. Мне нужно было выплеснуть наружу всю ту боль, что скопилась внутри, выговориться, пусть даже с криками и Миранде. Я попросту не могла больше выносить это…

— Мы ещё вернемся к этому разговору, - буркнула девушка, когда я наконец-то, остановилась.

Миранда покачала головой и ушла, оставляя меня одну.

Тяжело дыша, проводила её взглядом, а потом кое-как добралась до кровати и рухнула на неё, даже не раздеваясь. В голове было пусто, а в груди словно зияла огромная дыра через которую и утекали все эмоции. В итоге засыпала я с мокрым от слёз лицом.

А ночью и вовсе спала очень плохо. Мне снилось что-то неправильное, что-то… откровенно пугающее.

Я ощущала чужое горячее дыхание на своей шее, и не менее горячие губы, которые покрывали её поцелуями, спускаясь всё ниже и ниже. Я извивалась, задыхаясь от невероятных эмоций, настолько ярких, что рябило в глазах; терялась в новых ощущениях, которые сводили с ума, так же, как и руки, блуждающие по моему телу. Изо рта вырывались полухрипы, полустоны, которые тут же заглушались настойчивыми губами. Тело остро откликалось на каждое чужое прикосновение, а внизу живота вообще творилось что-то невообразимое: напряжение, поселившееся там, росло с каждой секундой, каждым мгновением, грозясь скрутить меня в тугой комок. Эта была пытка. Невыносимая, сладостная пытка. Терпеть которую с каждым мгновением становилось всё труднее.


«Открой глаза. Смотри» - шепот в голове заставил беспрекословно подчиниться, следовать его указаниям.

Я и последовала им: ресницы дрогнули и веки поднялись. Я открыла глаза, чтобы встретиться с Тьмой, медленно тающей во взгляде Морано.


Вскрикнув от неожиданности, проснулась. Одна. В своей комнате. С бешено колотящимся сердцем и сбившимся дыханием. Холодный пот струился по разгорячённой спине, и я ощущала каждую капельку, вычерчивающую линию вдоль позвоночника. Дрожащей рукой провела по взмокшему лбу, затем приложила её к груди, стараясь удержать рвущееся сквозь грудную клетку сердце. Помогло мало, особенно, когда я как наяву вспомнила руки, ласкающие моё тело…

Тьма, что это было?! Почему я находилась на месте той дамы? Почему я… была с Морано? Нет-нет, это неправильно! Так не должно быть! Что со мной происходит??

Откинув в сторону колючее одеяло, вскочила с кровати и бросилась к окну. Распахнув его, подставила горящее лицо под прохладный ночной воздух. Вдохнула полной грудью и прикрыла глаза, усиленно пытаясь прогнать из головы остатки сна и мыслей о Морано.

Так нельзя. Я не должна даже мыслей о таком допускать! Моё тело не должно реагировать так. Даже во сне. Нужно разобраться со своей силой и ненастоящими родителями, а затем бежать. Бежать отсюда, из этого дома.

Бежать от тёмного.

Глава 12

Утро я встретила совершенно не выспавшейся и разбитой.

Остаток ночи прошёл просто кошмарно: я проворочалась, даже боясь заснуть. И только когда за окном начало светлеть, сон сморил меня окончательно, как бы я ему не сопротивлялась. Больше мне, слава Рьяде, ничего не снилось. Но поднятию настроения это не способствовало. Теперь мне нужно было пережить ещё неделю до следующего занятия, а затем думать о том, что делать дальше.

Но неделю ждать мне не пришлось. Уже на следующий день, - точнее ближе к ночи, - Морано вызвал меня к себе. Ну как вызвал: когда я уже собиралась ложиться спать, посреди комнаты открылся портал. Я встала в ступор, рассматривая черную дымку. После бессонной ночи мне не хотелось идти к тёмному. Особенно учитывая то, что мне снилось. Да и сейчас я уже была в одной тонкой ночной рубашке, которая также не способствовала принятию положительного решения. Но разве тёмному можно противиться?

— Я жду. – Раздалось требовательное из портала.

И мне ничего не оставалось делать, как жалобно пропищать:

— Простите, я не одета… - к щекам хлынул жар.

— Ну если вам не интересно узнать, что я выяснил о Феоне Арнуа… - флегматично отозвался тёмный, и портал начал сужаться прямо на глазах.

Услышав эти слова Морано, я тут же, не раздумывая, бросилась в портал, уже не заботясь о том, как выгляжу в одной рубашке едва прикрывающей колени и с растрёпанными и ещё мокрыми после мытья волосами. А вот тёмный окинул меня оценивающим взглядом, чем заставил ещё больше смутиться и пожалеть о своём поспешном решении.

— Я же говорила, что не одета, - сгорая от стыда, пробормотала я, оттягивая края рубашки как можно ниже.

— А по мне, так вы ещё слишком одеты, - раздалось неожиданно в ответ.

Вздрогнула и во все глаза уставилась на мужчину. Но он уже стоял ко мне спиной и что-то делал на столе. Нервно сглотнула, пытаясь сообразить, что сейчас произошло. Неужели слух подвел меня? Уж лучше бы, если это будут слуховые галлюцинации, чем…

Некстати снова вспомнился сегодняшний сон, и неловкость увеличилась в разы. Но, видимо, её испытывала только я. Тёмный был совершенно расслаблен и спокоен, когда обернулся ко мне и протянул один из бокалов, что были у него в руках. На дне стеклянного сосуда плескалась бордовая жидкость.

Перевела удивлённый взгляд с бокала на мужчину. Это что, мне сейчас предлагают выпить? Как бы это не было чревато нехорошими последствиями, учитывая мой внешний вид. Поэтому я благоразумно отказалась.

— Благодарю, но я бы хотела узнать об… - запнулась, но заставила себя продолжить, - ненастоящем отце.

— Что ж, ваше право, - нисколько не расстроился тёмный, указывая на небольшой диван возле которого стоял: – Присаживайтесь.

С сомнением покосилась на диванчик, который находился слишком близко к мужчине, а затем осмотрелась в поисках более «безопасного» места и заметила чуть дальше от себя небольшой стул. Под молчаливый взор Морано прошла к нему и села, на что тёмный лишь хмыкнул.

— Феон Арнуа сегодня был допрошен Высшим советом, - начал он, располагаясь на ранее предложенном мне диванчике и отставляя лишний бокал на подлокотник.

— С ним всё в порядке? – я обеспокоенно подалась вперёд. Всё же, кем бы не был на самом деле Феон Арнуа, он вырастил меня, и я имела полное право волноваться.

Морано недовольно поморщился, но всё же кивнул, а затем продолжил:

— Как выяснилось, первоначально у семьи Арнуа была только одна дочь. А потом они на полтора года уезжали в отдалённое селение на краю Элфгарских земель, и уже вернулись с младенцем на руках. По подсчётам как раз получалось так, что Линея Арнуа уезжала будучи уже беременной. По возвращению маленькую девочку представили, как Арьяна Арнуа – младшая из дочерей Арнуа. Что до тайны вашего происхождения, то тут всё сложно. Семейство Арнуа на самом деле считает вас своей родной дочерью.

Кажется, что во время рассказа я даже не дышала, и вот сейчас с силой вытолкнула из легких воздух, чтобы спросить:

— Но… как?

— Ментальное воздействие. Им стерли память о пребывании в этом поселении, заменив на мнимую беременность и рождение ребёнка. – Он тяжело вздохнул. - К ним применили заклятие забвения.

— Нет… - я не могла поверить в то, что услышала. Сердце вновь разрывалось от боли и тоски, но вот разум оставался холодным.

И это было странно: ощущать, словно я раскололась на две половинки, одна из которых тихо и медленно страдала, умирая, а другая наполнялась негодованием и желанием узнать правду.

— Кто? – я смотрела прямо перед собой, но ничего не видела. Мысли были только об одном: – Кто это сделал с ними?

— Вот этого увы, выяснить не удалось. – Раздосадовано проговорил Морано, так, словно это было его личной неудачей. – Тот, кто сделал это – очень силён в магическом плане. А посему получается, что этот кто-то либо когда-то был членом Высшего Совета, либо является им по сей день.

Я даже подскочила со стула.

— То есть, вы хотите сказать, что кто-то из Высшего Совета может знать обо мне?

— Более того, он для чего-то сохранил вам жизнь и поместил в семью магов. – Подтвердил мои опасения тёмный. – А значит, у него есть какая-то конкретная цель, и вы являетесь средством её достижения.

В бессилии рухнула обратно на стул, закрывая лицо руками.

— И что теперь делать? - шумно выдохнув, пробормотала в ладони.

Новость о том, что я для чего-то нужна кому-то из Высшего Совета, мягко говоря – не обрадовала. Теперь я пребывала в таком смятении, что действительно не знала, как быть дальше. Что делать, если кто-то уже заранее спланировал мою будущую судьбу? И что этот неизвестный приготовил для меня? Зачем ему антимаг?

Мимолётом мелькнула мысль о том, а не может ли этим «кем-то» быть сам Морано? Ведь он не убил меня сразу же, когда узнал, что я антимаг. Он для чего-то же обучает меня правильно пользоваться своей силой. В конце концов он взял с меня клятву верности…

Меня терзали сомнения, но я всё же решилась на такой отчаянный шаг. Набрав в грудь побольше воздуха и собрав все свои силы, я посмотрела на мужчину.

— Милорд, - осторожно произнесла, словно боясь спугнуть момент, - можно задать вам вопрос?

— Вы уже его задали, - ровно ответил тёмный, откинувшись на спинку дивана и медленно потягивая янтарную жидкость в своём бокале.

Казалось, что он знает, о чём я хочу спросить, но специально оттягивает этот момент, изводя меня. А мне нужно было знать.

— Я прошу о ещё одном вопросе. – От охватившего меня нетерпения, я заёрзала на стуле.

— Слушаю, - бросил вкрадчиво Морано, внимательно наблюдая за моими метаниями.

— Откуда ваш отец столько знал об антимагах? – как на духу выпалила я, стараясь, чтобы голос не дрогнул. Слава Рьяде, он меня не подвел, и вопрос прозвучал, хоть и не твёрдо, но уверенно.

— Разве вас только это интересует? – видимо, не этого он ожидал.

— Пока да, - подавив желание спросить напрямую о его причастности к моей судьбе, я кивнула.

— Что ж, - Морано перевел взгляд с меня на бокал в своей руке, - этот дневник попал ко мне уже после смерти отца. Поэтому я не знаю, откуда он всё это знал.

Вот так просто? Как-то с трудом верится…

— Это… правда? – с сомнением спросила я, за что получила грозный взгляд.

— А вы хотели услышать от меня что-то другое? – Отчеканил тёмный, глаза которого медленно заполнялись чернотой.

— Простите, - стараясь унять дрожь в голосе и ногах, я с трудом вымолвила следующие слова: - но я вам не верю. Мне кажется, что вы знаете больше, просто не хотите мне говорить…

— Как знаете. – Морано на мой выпад внешне оставался невозмутим. - Но я не собираюсь ничего вам доказывать. А ваши обвинения в мой адрес безосновательны. И если вы собираетесь их озвучивать, то обязательно перед этим хорошенько подумайте. Ведь если не сможете их доказать, то поверьте, наказание за это последует суровое.

— Я не… - Растерялась я. – Даже не думала… Просто…

— Не стоит врать. Я знаю, о чём вы подумали, - прервал мой невнятный лепет Морано, - и скажу вам одно: всё, что я делал – я делал не по своей доброй воле. Сохранение вашей жизни и обучение, принесение клятвы верности – это всё воля Тьмы. Я просто следовал её велению. И только это. В противном случае, мы бы с вами сейчас не разговаривали.

Умом я понимала, что он прав. Тёмный ничем мне не обязан и ничего не должен. Но почему тогда его слова острыми гвоздями вколачивались в самую душу. Почему было так больно и обидно?

— Скажу вам прямо: вы живы и находитесь сейчас в моём доме только потому, что мне так приказали, - с нажимом на последнее слово произнёс мужчина. – Я не знаю, зачем вы понадобились Тьме, но мне вы не нужны.

Я сидела и хватала ртом воздух, не в силах что-то сказать. В груди сдавило так, что стало трудно дышать. Почему? Почему его слова так сильно задели меня?

— Что ж, - стараясь говорить спокойно, ответила я. Но это было ох, как нелегко. Внутренняя дрожь прошлась по всему телу и остановилась на кончиках пальцев. Сжав их в кулак, чтобы тёмный не видел, как они подрагивают, поднялась со стула. – Раз я вам не нужна, тогда прошу простить, что стесняю вас. Я сегодня же покину этот дом.

На последней фразе голос предательски дрогнул. Развернулась к двери, чтобы уйти, когда услышала:

— Вы никуда не уйдёте.

— Что? – обернулась, не веря своим ушам. Обида в душе смешивалась в гремучий коктейль с нарастающей злостью. – Почему?

— Потому что вы опасны для общества. Я не могу допустить того, чтобы вы разгуливали среди магов, являясь для них потенциальной угрозой. – Холодно прозвучало в ответ.

— Вы не можете закрыть меня в своём доме…

— Могу. И если надо – сделаю.

И моё терпение лопнуло.

— Вы… вы… - я задыхалась от собственных эмоций, рвущихся наружу. Я тонула в них. И сдерживать их не собиралась. Слишком много накипело. – Знаете, что! Вы бессердечный, надменный, эгоистичный, жестокий тиран! Как вас вообще терпят ваши слуги? Лично мне вы противны!

— А вот это вы зря. – Ледяным тоном проговорил тёмный, отчего у меня мороз пошёл по коже.

Он метнулся в мою сторону, и я глазом даже не успела моргнуть, как стул, на котором сидела, отлетел в сторону, а я оказалась зажата между стеной и разозлённым мужчиной. Он вдавил меня в поверхность стены так, что стало трудно дышать, и склонился ко мне. Его шумное дыхание опаляло кожу возле уха, поднимая жар внутри. Совершенно не к месту вспомнился сон, в котором точно также начиналось всё с горячего дыхания. Жар в теле усилился, концентрируясь на щеках и где-то внизу живота. Я в панике забилась, пытаясь вырваться из хватки Морано, но силы были неравны. В этот момент я чувствовала себя маленькой пташкой, угодившей в лапы огромному тигру, который был очень голодный и очень злой.

— Запомните, - раздалось у самого уха, - помимо магии, которая на вас не действует, есть еще и другая сила – физическая. – Меня оттеснили от стены и с силой толкнули вперед, впечатывая в неё вновь, вырывая болезненный стон. – Если вы думаете, что я стерплю такие оскорбления в свой адрес, то вы очень сильно ошибаетесь.

Меня снова с чувством приложили к стене, вдавливая в неё ещё больше, будто хотели сравнять с её поверхностью.

— Говорите, я вам противен? – Процедил Морано, склоняясь ещё ближе.

И в этот миг мне стало по-настоящему страшно. Слишком многообещающе звучали его слова. Слишком яркие молнии сверкали в глазах. Слишком горячие губы коснулись шеи. Дернулась, как от удара, но вновь была обездвижена чужими руками.

— Н-не надо, - в тщетной попытке вырваться, дернулась снова. – Пожалуйста…

Но меня не слушали, продолжая терзать нервы, душу и тело. Руки мужчины держали крепко, в то время, пока короткие, смазанные поцелуи медленно, но верно спускались с шеи всё ниже. Сердце то замирало, то ускоряло ход, желая сбежать от тёмного куда подальше. И я была полностью с ним согласна. Вот только шансов на спасение у меня не было. А было лишь участившееся рваное дыхание, острые ощущения от прикосновений твердых губ к коже, и внутренняя дрожь во всём теле.

— Прошу, - вновь попыталась остановить мужчину.

Но вместо ответа Морано схватил одной рукой сразу оба моих запястья и поднял их над моей головой. Ночная рубашка тут же задралась, оголяя ноги до неприличия. Я думала, что дальше краснеть уже некуда, но оказалось, есть куда. Я не просто стыдилась – я горела от стыда. И не только от него.

— Прекратите… - я задохнулась от прикосновения горячей руки к моему бедру. Таким откровенным, волнующим и в то же время пугающим было это ощущение.

А тёмный не собирался останавливаться. Подождав, когда я привыкну к присутствию его ладони на своём бедре, он медленно начал перемещать её выше. Дрожь в теле усилилась, и это была не антимагия – что-то другое. Мои колени переняли эту дрожь, и теперь я едва стояла на ногах, удерживаемая лишь руками мужчины, который находился так непозволительно близко. Он прижимался ко мне всем телом, вызывая невероятные и новые для меня ощущения, заставляя теряться в них, терять саму себя. Всё моё тело превратилось в один оголённый нерв, который остро реагировал на каждое прикосновение. Предательские мурашки разбегались прочь от движения удивительно нежной и мягкой ладони. Больше книг на сайте кnigochei.net Рубашка стала слишком грубой, жесткой по сравнению с руками тёмного. Мысли в голове смешались в единый клубок, который не было ни сил, ни желания распутывать. Разум почти полностью отдался во власть чувств и ощущений.

— А говорили, что я вам противен, - насмешливый голос ворвался в подсознание и вернул меня на землю, точно ледяной водой окатив.

Поцелуи прекратились так же внезапно, как и начались. Очнувшись от наваждения, я заставила себя посмотреть на Морано, чтобы увидеть собственное отражение в его, затопленных тьмой, глазах: раскрасневшаяся, с большими молящими глазами, едва приоткрытыми губами и часто вздымающейся грудью. Такая испуганная и беззащитная… И полностью в его власти.

Это стало последней каплей. Отвернувшись, насколько это возможно, я дала волю жгучим слезам, которые не заставили себя ждать. Всхлипы разрывали грудь изнутри, но я старалась подавить их. И лишь солёные капельки обиды и унижения текли по щекам, оставляя холодные дорожки.

Чужая рука, которая уже добралась до рёбер, заставив задохнуться в очередной раз, прекратила своё движение и переместилась на мой подбородок, чтобы развернуть лицом к тёмному.

— Я жду извинений, - безжалостно продолжал уничтожать он меня, игнорируя моё состояние. – Или я продолжу, и тогда вам придется отвечать за каждое произнесённое оскорбление уже не словами…

— Нет! - полувскрик-полувсхлип вырвался из горла, и я вновь дернулась в тисках его рук. – Пожалуйста!

— «Пожалуйста» что? Продолжать? – поинтересовался Морано, обжигая дыханием мои дрожавшие губы.

— Нет! Пожалуйста, простите меня! Простите! – я не смогла больше сдерживать рыдания. Тело сотрясалось от них, а ноги и вовсе ослабли – теперь я полностью повисла в руках мужчины. – Простите…

И меня отпустили. Без лишних слов и действий. Как только руки получили свободу, а тело перестало ощущать опору, я тут же сползла по стене и осела на пол, уже в открытую захлебываясь слезами. Так унизительно я ещё никогда себя не чувствовала. Даже когда местные мальчишки в родном Балдерике подвесили меня вниз головой и выставили на обозрение нижнее бельё. Хотя там было намного больше свидетелей моего позора. А тут только один, но отчего-то именно сейчас намного горче и обиднее.

Этот инцидент решил мою дальнейшую судьбу.

***

По возвращению в свою комнату я ещё долго проревела. И только когда уже ни сил, ни слёз не осталось, решила действовать. Больше я ни дня не выдержу в этом доме, а значит, нужно уходить. И сделать это незаметно, иначе – не отпустят.

В шкафу отыскала более-менее удобное для моего путешествия платье, собрала еще несколько необходимых вещей и только потом поняла, что мне некуда это всё положить. Свою сумку я потеряла в первый же день пребывания в столице, а новой так и не обзавелась, думая, что мне она не пригодится. Как оказалось, зря.

Выход пришёл ко мне, как озарение. Даже настроение немного улучшилось. Лишь бы всё получилось!

Несмотря на поздний час, я осторожно вынырнула из комнаты в коридор и медленно вдоль стен и постоянно оглядываясь, побрела к одной из дверей. Насколько я помнила, дверь Миранды находилась практически в самом конце коридора и в любой момент мне кто-нибудь мог встретиться на пути. Слава Рьяде, что в доме среди прислуги не было полуночников. Ну, кроме меня.

Стучалась в закрытую дверь я довольно долго. Сперва тихо поскреблась, в тайне надеясь, что меня услышат. Не услышали. Тогда я трижды аккуратно стукнула костяшками пальцев по деревянной поверхности – в ответ вновь тишина. Оглянувшись по сторонам, попыталась открыть дверь самостоятельно. Но как бы я её ни тянула и ни толкала – та не хотела поддаваться.

— Миранда… - нагнувшись, прошептала в замочную скважину, - Миранда, проснись, пожалуйста.

Но Миранда просыпаться не хотела. Тогда я с нарастающем раздражением стала методично отбивать ритм кулаком по двери. Но всё же старалась делать это тихо, боясь разбудить остальных. Ведь что бы я сказала, объявись сейчас передо мной Теодриг? Но дворецкий, слава Бездне, не объявился. Зато во всей красе передо мной предстала заспанная, взъерошенная и недовольно сопящая Миранда.

— Ты?… – её глаза удивлённо расширились, когда она увидела, кто заглянул к ней в гости в половине ночи.

— Я, я. – Проворчала я, заталкивая её внутрь. – Есть разговор.

И, видимо, девушка была настолько шокирована моим поведением, что сразу же отступила в глубь помещения, впуская меня в комнату, практически идентичную моей – разве что тут было как-то поуютнее.

— А до утра разговор не мог подождать? – Процедила Миранда, приходя в себя.

— Не мог, - отрезала я, - потому что утром меня здесь не будет. – Я посмотрела на девушку: - Ты же этого хочешь?

— Допустим, - деловито отозвалась горничная, плотно закрывая за собой дверь. – И что тебе от меня нужно.

— Небольшая помощь. Сумка, куда собрать некоторые вещи, а также немного денег на первое время. Там я что-нибудь придумаю. Ах, да, нужно ещё еды в дорогу собрать, но это уже мои проблемы…

— А с чего ты решила, то сможешь просто так уйти? – с вызовом бросила мне девушка.

— А разве нет?

— Ты приносила клятву верности. Так просто тебя не отпустят.

— Так я же не собираюсь предавать…, - я на мгновенье замолчала, – господина. Я просто хочу уйти.

— Так почему именно сейчас, посреди ночи, а не завтра? – недоверчиво спросила Миранда.

— Да потому что ты сама сказала, что меня так просто не отпустят! – Я начинала злиться. Мы своими препираниями попросту тратили время. – Так ты поможешь мне?

— И почему я должна помогать тебе? – ох, как же мне захотелось её сейчас треснуть!

— Если я исчезну из жизни твоего господина, то это будет нам на руку обеим: я не хочу больше тут оставаться, а ты – избавляешься от соперницы. – Тут я покривила душой. Ну какая я ей соперница? Так, лишь незначительная помеха.

Миранда довольно долго молчала, подозрительно посматривая на меня. А затем выдала гениальную мысль:

— Он больше не хочет тебя, да? Наигрался с новой игрушкой – не понравилось? Отверг, и ты бежишь, поджав хвост?

Я скрипнула зубами, сквозь которые процедила:

— Да, ты права…

Лучше уж согласиться. Только бы больше не медлила. Но Миранда ответом удовлетворилась и тут же я получила то, что просила: холщевый дорожный мешок и несколько монет, пересчитав которые я немного раздосадовано вздохнула. Что ж, не густо. Но хоть что-то.

И так, мой потенциальный противник стал моим временным союзником. Теперь оставалось дело за малым: пробраться на кухню, набрать еды и выбраться из дома. Кивнув на прощание Миранде, тихо выскользнула обратно в коридор, надеясь на благоразумность девушки, а точнее на её отсутствие. Лишь бы не побежала докладывать о моём побеге хозяину. Но интуиция подсказывала, что она это не сделает - слишком довольным было её лицо, когда я прощалась с ней.

На кухне было очень темно, поэтому я решила зажечь свечу, которую обнаружила в коридоре в красивом позолоченном подсвечнике. Свеча найдена была, но как теперь её зажечь? Снова посетовала на то, что моя антимагия не имеет никакого другого полезного свойства, кроме как абсолютной защиты от магии. Нет, я не жаловалась – это было очень хорошо. Но сейчас мне не помешала бы стихийная магия. Хоть чуточку, чтоб зажечь фитиль. Увы, за неимением данной способности, свечу пришлось отложить. А на кухне шарить в кромешной тьме.

Но долго это не продлилось. Внезапно в кухне вспыхнули магические светильники, на долю секунды ослепляя меня.

— А ты что тут на ночь глядя забыла? – буквально из-под пола выросла заспанная, но очень грозная Мирта. Правда вся её грозность терялась на фоне белого в синий горошек ночного колпака и белых пушистых тапочек.

— Кушать захотелось, - придав голосу жалостливые нотки, виновато пробормотала я. – Прости, я весь день сегодня проспала и толком ничего не кушала. А сейчас мне хотя бы кусочек хлеба да мяса вяленого.

— Вот ещё чего, - фыркнула повариха, закатывая рукава ночнушки в такой же горошек, как и колпак для сна, - нечего в сухомятку жевать. Садись, сейчас я тебя накормлю.

— Но мне, право, неудобно, - попыталась выкрутиться я и избежать кормежки, - можно я лучше перекушу в своей комнате? Пожалуйста.

Мирта смерила меня недовольным взглядом, но промолчала. Лишь головой покачала.

— Ладно уж, так и быть. – Махнула она рукой. – Иди в комнату, через пять минут всё сделаю.

— Спасибо. – Благодарно улыбнулась и поспешила в свою комнату, коря себя за неосторожность. Хорошо, что Мирта не такая подозрительная, как я, а то бы заподозрила неладное, когда я до этого ни разу не объявлялась на кухне позже десяти вечера, а тут вдруг в полночь аппетит прорезался. Надеюсь, мои оправдания были более-менее убедительны.

Выждав ещё какое-то время и проверив по несколько раз содержимое сумки, я уже начала беспокоиться, что повариха забыла обо мне. Но тут я услышала тихое «бзяк» - и на тумбочку рядом с кроватью, опустился поднос с едой. Восхитилась и расстроилась одновременно, зная, что никогда так не смогу. Но предаваться грусти времени не было.

Подошла к подносу и открыла крышку. Не смогла сдержать раздосадованный стон: на подносе было рагу из тушёных овощей, пара яблок, хлеб и стакан тёплого молока. И как я это смогу унести?

Пришлось брать только яблоки и хлеб, а всё остальное съедать. Ведь неизвестно, когда в следующий раз смогу нормально поесть. Набив живот, я так разомлела, что даже стала засыпать, но внезапно активировавшийся мозг любезно напомнил мне события сегодняшнего вечера. Злость и обида разгорелись с новой силой. Поэтому, с трудом перебарывая сон, я собралась и в последний раз оглядев комнату, поспешила уйти.

***

На удивление, из дома выбралась легко. А вот уже рядом с ним возникли проблемы. И были эти проблемы в лице дворецкого, неожиданно перегородившего мне дорогу.

— Куда вы? – Задал вопрос «в лоб» Теодриг.

— Ухожу, - буркнула я, пытаясь обойти препятствие.

— Почему? – старичок не пропускал. – Что-то случилось?

— Да, случилось! – Не выдержала я, повышая голос. – Ваш господин случился! Со своими извращенными наклонностями! Ненавижу!

— Не стоит так горячиться, - голос Теодрига был спокойным и даже заботливым, - возможно тут есть другое объяснение. И если вы мне расскажите…

— Ничего я не собираюсь вам рассказывать, - прервала я его, - пропустите меня.

— Поймите, Арьяна, вы не можете покинуть этот дом.

— Это ещё почему? – его слова насторожили.

— Потому что вас ищут сами маги из Высшего совета. А они, поверьте, лучшие в своём деле.

— Не сомневаюсь, но меня они точно не найдут. Вы разве забыли, кто я? Поисковые заклятия на меня не действуют!

— Это да, но зато теперь ваш прообраз есть у каждого стражника Элфграда. И если вас увидят и опознают…

— Я уйду из города.

— Как вы не понимаете, - обреченно вздохнул Теодриг, - вы не сможете выйти из города. Вы сами видели – город окружен защитной стеной, в которой тысячи стражников. Сожалею, но вам одной не пройти.

— А она будет не одна. – Раздался за спиной дворецкого до боли знакомый голос.

— Джаэр! – я не могла сдержать своей радости. Это был он! Живой и невредимый! Ну, не считая помятого и уставшего вида, а также осунувшегося лица.

— Рьянка! – Торговец распахнул свои объятия, к которым я рванулась навстречу. Но тут была перехвачена Теодригом и задвинута за его спину.

— Простите, господин Ассах, но Арьяна останется тут.

Мой возмущенный возглас был проигнорирован.

— Теодриг, мы же оба знаем, где ей будет лучше. – С нажимом произнес Джаэр. – И это только ей решать с кем идти и с кем остаться, верно, мелкая? – и он мне лукаво подмигнул.

Рьяда, как же я соскучилась по его добродушной улыбке и таким, ставшим уже родными, жестам. Я попыталась высвободить свою руку, которую удерживал старичок, чтобы тотчас побежать к торговцу. Теперь я знала, что у меня всё будет хорошо, ведь рядом со мной будет Джаэр.

Теодриг всего на мгновение обернулся ко мне, собираясь что-то сказать, но внезапно согнулся пополам, впуская мою руку из вмиг ослабевших пвльцев, упал на землю и стал задыхаться. Я от такого зрелища встала в ступор. Потом рванулась, чтобы помочь дворецкому, но что я могла сделать?

— Рьяна, пошли! – шикнул на меня Джаэр.

Я взглянула на него, чтобы спросить, что происходит, но наткнулась на глаза, которые затопила белизна. Это было ужасающе. Я отскочила на несколько шагов от того, кого раньше считала своим наставником и другом. Теперь я не знала, кто передо мной.

— К-кто ты? – я продолжала медленно пятиться назад, а Теодриг продолжал открывать рот, как рыба, выброшенная на берег.

Торговец тут же прикрыл глаза, а когда открыл, то они были нормального цвета, но я всё же не могла забыть этот взгляд. Все мои надежды рассыпались прямо на глазах, словно домик из песка.

— Я тот, кто поможет тебе, мелкая. – Напряженно улыбнулся Джаэр. – Пожалуйста, пойдем. Я обещаю, что всё тебе объясню, но позже. Если Морано сейчас проснётся, то нам несдобровать. Неужели ты хочешь увидеть гнев тёмного? Я не враг тебе, Рьяна…

Я бросила взгляд на уже посиневшего дворецкого и сердце сжалось:

— А он?

— Выживет. И чем быстрее мы уйдём, тем больше у него шансов.

Я смотрела на скрюченного старичка и не могла понять своих чувств. Кажется, меня гложило чувство вины и начинала грызть совесть. А ещё мне было страшно. На самом деле, страшно. Чте делать дальше? Идти с Джаэром теперь не прельщало, но и оставаться в этом доме я больше не могла. Только не с тёмным под одной крышей. Уж слишком противоречивые чувства он вызывал во мне.

— Хорошо. – Наконец решилась я. Ведь если выбирать из двух зол меньшее, то я точно предпочту Джаэра этому Морано. Хотя теперь и его я так же начинала опасаться.

— Простите, - виновато прошептала я, проходя мимо старичка. Он что-то пытался мне сказать, но меня уже поглотила дымка портала.

Я сбежала. Всё, как и хотела. Тогда почему же мне так тяжко?

Глава 13

Как только портал закрылся, удушающее заклятье, которое Теодриг никак не мог снять – как бы не пытался – исчезло. Вдохнув, наконец, полной грудью, дворецкий поднялся с земли и первым делом решил сосредоточиться на точке выхода портала. Нужно было отследить куда Джаэр увел девушку. Но у него ничего не вышло – ни в первый раз, ни во второй. После пятой неудачной попытки отследить портал, старичок всё же решил рассказать обо всём господину.

Поднявшись в дом, он сразу же направился в сторону покоев лорда. Страх перед гневом тёмного мерк по сравнению с тем, что может случиться, если Арьяну не вернуть.

Стучался дворецкий осторожно, но настойчиво. И когда дверь отворилась, тут же склонил голову в поклоне. Холод, исходящий от Морано, проникал под кожу, впиваясь сотнями иголочек, но Теодриг этого не замечал.

— Господин, прошу простить моё вторжение, но у нас проблемы. – На одном дыхании проговорил дворецкий, затем поспешно добавил: - Арьяна сбежала.

Окружающее пространство на один короткий миг дрогнуло, но это было так быстро, что никто этого не заметил. Никто, кроме Морано.

— Что ж, - прикрыв глаза и втянув носом воздух, бесстрастно проговорил мужчина, - этого и следовало ожидать.

— Но, милорд…? – непонимающе переспросил Теодриг, удивляясь спокойствию своего господина. - Как же так? Если она попадёт не в те руки…

— Успокойся, Теодриг, - осадил его Даркхнелл, открыв глаза, в которых медленно таяла тьма, - всё так, как и должно быть. А отчитываться за свои действия перед тобой – я не собираюсь. Так что, свободен.

И прежде, чем дворецкий успел произнести хоть что-то ещё, дверь перед его носом затворилась.

— Надеюсь, вы знаете, что делаете. – Грустно вздохнул Теодриг, искренне надеясь и веря в свои же слова.

***

Портал вывел нас в тёмный переулок, где домики стояли так близко друг к другу, что их крыши соприкасались, закрывая собою ночное небо.

Едва мы оказались тут, как Джаэр начал выводить руками какие-то пассы, тихо шепча что-то одними губами. Я не мешала ему делать своё дело. Тем более и мне нужно было подумать. Моя совесть выла раненым зверем, призывая одуматься и вернуться назад, чтобы проверить состояние Теодрига. Но умом я понимала, что это невозможно. И теперь уже опасно.

Морано будет в гневе, когда узнает.

От мыслей о нём сердце болезненно сжалось, а кровь хлынула к щекам. То, что он сделал со мной там, в своём кабинете, было унизительно, но в то же время невероятно животрепещуще, заставляя испытывать такие чувства, которых я не испытывала ранее, но то были чувства постыдные, неправильные. И мне не следовало их испытывать, как и не следует теперь даже думать об этом. Тем более он хотел меня запереть в своём доме словно пленницу! Этого я простить не могла. Этот тёмный должен быть раз и навсегда забыт. Вот только как это сделать, если я принесла ему клятву верности? Нужно срочно рассказать об этом Джаэру! Вот только…

Посмотрела на торговца, вычерчивающего что-то на земле, и тяжело вздохнула. Теперь и ему я не могу доверять. Те глаза… Белые, безжизненные… Они не могут принадлежать обычному магу. Тогда кто же он на самом деле?

— Всё, - выдохнул тем временем Джаэр, распрямляясь, - это ненадолго сможет запутать следы. Пошли.

Он протянул мне руку, на которую я покосилась с сомнением.

— Рьянка, ты чего? – удивленно приподнял брови мужчина. – Это же я, всё тот же Джаэр!

Отрицательно покачала головой, показывая несогласие с его словами.

— Прости, но теперь я не знаю, кто ты.

— Хорошо, скажу по-другому. – Он вздохнул. – Я тот, кому ты можешь доверять. Ну же, посмотри на меня. Я хоть когда-нибудь делал тебе плохо?

Растерянно мотнула головой. Ведь действительно, за всё время он только и делал, что помогал мне. Но внутренних опасений это не изменило.

— Я обещаю, что обязательно тебе всё расскажу, но не здесь. Нас могут засечь в любую минуту. Малая. Прошу…

Совесть тут же намекнула мне: а правильно ли я поступила, променяв одного озабоченного и бессердечного мага на другого – скрытного и неизвестного? Но я приказала ей замолчать и вложила руку в широкую ладонь торговца.

Джаэр ободряюще улыбнулся и слегка сжал мою руку.

— Сейчас мы зайдем к одному моему знакомому, который поможет вывести нас за пределы города, - объяснял торговец, выводя меня из переулка на пустынные улицы.

— А он не сдаст нас страже?

— Нет, поверь мне.

— Мне только это и остаётся, - грустно констатировала я. Джаэр как-то странно посмотрел на меня, но промолчал.

Мы крались по улицам города, придерживаясь ближе к однотипным серым домам, пока не вышли к небольшому покосившемуся строению, которое выглядело совсем нежилым. Оно оказалось практически в нескольких метрах от городской стены.

Джаэр, не выпуская моей руки, двинулся вдоль строения, пока не нашел неприметную дверку, запрятанную в одной из стен. Как он её разглядел в темноте – для меня осталось загадкой. Но вот мы уже спускаемся куда-то вниз, в затхлое помещение, где пахнет сыростью, несвежим бельём и чем-то ещё не очень приятным. Торговец тут же зажег на руке маленький огонёк, отправляя его вперед, как маячок. Ступая вслед за Джаэром, старалась дышать через раз и короткими вздохами, чтобы окончательно не задохнуться, но помогало это мало. Кажется, что торговец таких проблем с запахом не испытывал – он бодро шагал за путеводным огоньком.

— Чем здесь пахнет? – не выдержала я и, закашлявшись, прижала свободную руку к лицу, прикрывая рот и нос.

— Пахнет? – Джаэр остановился и глубоко вдохнул. Тут же сморщился и тоже закашлялся. – Вот же Бездна! А я и не почуял! Как же так? Прости Рьянка, сейчас исправим.

Он прикрыл глаза и что-то зашептал. В помещение тут же ворвался небольшой воздушный смерч, поднимая на своём пути пыль, грязь и ошметки чего-то отвратительного на вид. Взлохмачивая мои волосы, мини-вихрь пронёсся вперёд. Прикрыла глаза, чтобы туда ничего не попало, а когда открыла, воздушного закручивающегося потока уже не было, зато дышать в разы стало легче.

— Так лучше?

Кивнула на вопрос Джаэра. И мы пошли дальше. Сколько мы так протопали, понятия не имела. Но где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что мы давно уже должны были выйти из того строения, ведь не таким большим оно казалось снаружи.

А тут мы всё шли и шли, и с каждом шагом становилось холоднее. И до меня вдруг дошло, что мы уже, вероятно, где-то под землей. От осознания этого стало не по себе.

— Джаэр, а куда мы идём? – я зябко поёжилась. Изо рта уже вырывалось облако пара.

— Я же говорил, что к моему знакомому, - бросил тот, даже не оборачиваясь.

— Я спрашиваю, не к кому, а куда? – решила всё же добиться своего.

— Уже скоро придем и узнаешь, - как-то расплывчато ответил торговец. – А, вот и пришли.

И мы остановились перед массивной дверью, вытесанной из настоящего камня. Она была поистине огромных размеров без каких-либо замков, шпингалетов и ручек. Как мы будем её открывать, я не имела понятия. Но Джаэра это не волновало. Обшарив свободной рукой поверхность возле двери, он, видимо, нашёл то, что искал, так как после его радостного «ага!», по двери поползли алые разводы. Они словно ручейки, вытекали из щелей и концентрировались в самом центре каменного препятствия, закручиваясь в подобие водоворота.

Торговец шагнул к двери и смело поместил руку в кроваво-красную воронку силы. Как только рука мужчины погрузилась в неё, как в обычную воду, воронка вспыхнула и окрасилась в серый цвет. По каменной двери пошли настоящие трещины, и она прямо на глазах стала рассыпаться, затягиваясь в искрящуюся воронку. Я заворожённо смотрела на это действо, не в силах отвести взгляд.

И когда от двери осталась лишь пыль, воронка в последний раз вспыхнула и исчезла, явив нам проход, из которого вышел мужчина. Одет он был в серый балахон с накинутым на голову капюшоном. Лица мужчины за ним видно не было, зато прекрасно были видны руки, исписанные кроваво-красными символами, сплетающимися в какую-то единую замысловатую вязь.

— Ассссах, - по-змеиному зашипел незнакомец. Его голос показался мне жутким, отчего я отступила на шаг и прижалась ближе к Джаэру. – Ты пришшёл… Что тебе нужно?

— Мне надо выйти из города, - склонив голову в поклоне, отозвался торговец, крепче сжимая мою руку.

— Сссс ней? – незнакомец в сером кивнул в мою сторону, заставив поёжиться. Его внимание было не слишком-то приятно.

— Да.

— Она та, о ком я думаю? – а вот эти слова насторожили. Джаэр покосился в мою сторону, а затем медленно, будто нехотя кивнул. – Покажи.

Испуганно дернулась, пытаясь вырвать свою ладонь из хватки торговца, но тот держал крепко и уверенно.

— Прости, но нам некогда. За нами будет погоня. Вот-вот на наш след выйдет один из представителей Высшего совета. И думается мне, что это искатель. А если так, то времени у нас в обрез.

— Выссший ссссовет, - протянул незнакомец, будто пробуя эту фразу на вкус. – Как же я хочу поквитатьсссся сссс ними…

Капюшон слегка шелохнулся, и я успела заметить красные огоньки в том месте, где предположительно должны были быть глаза существа. Кто он и что здесь делает, а также откуда Джаэр его знает, я решила выяснить потом, когда мы будем как можно дальше от этого странного типа.

— Кто? Кто этот иссскатель?

— Даркхнелл Морано. – Произнесенные Джаэром слова, заставили сердце пропустить удар, а дыхание на миг замереть.

Это что же получается? Морано – искатель? Что это значит?

— Морано, - задумчиво зашипел незнакомец, - ссслишком знакомо, но не могу вссспомнить…

— Прошу, открой нам проход, - Джаэр начинал беспокоиться. Он поглядывал назад, словно ожидая кого-то увидеть, при это его ладонь, сжимающая мою руку, вспотела. – Нам надо успеть…

Но продолжение фразы потонуло в нарастающем гуле. Он доносился как раз с той стороны, с которой мы пришли. Кажется, именно этого и опасался торговец. Он тут же напрягся и сильнее сжал мою руку, отчего я тихо ойкнула.

— Тьма! Не успели, - выругался он, резко разворачиваясь в сторону гула и задвигая меня к себе за спину. – Что ж он какой быстрый?

А тот, о ком сейчас шла речь, уже стоял перед нами: грозный, опасный, наводящий ужас. Полы его длинного расстегнутого тёмно-красного сюртука развивались, словно от ветра, а под ногами стелилась тьма. Та же тьма была и в его глазах.

Нас разделяло несколько метров и Джаэр, за спиной которого я находилась, но даже так я внутренне ощущала дрожь. Всё ещё свежи были воспоминания о том, что он сделал.

— Верните девушку, - раздалось угрожающе с его стороны, отчего я сжалась и даже зажмурилась. Нет, не хочу!

— А она хочет возвращаться? – Словно прочитав мои мысли, грубо ответил Джаэр, даже и глазом не моргнув на угрозу. Я поразилась его выдержки, а потом вспомнила, что он боевой маг, как-никак. Но даже ему не выстоять против Посланника Тьмы.

— Я дважды предупреждать не буду. – Сталь в голосе заставила меня распахнуть глаза. Тьма от Морано уже тянулась в нашу сторону, поглощая всё на своём пути.

И тут вперед выплыла фигура в сером балахоне. Он встал перед нами, загораживая нас от взгляда тёмного, но не от тьмы, стелющейся по полу. Я видела, как она продолжает медленно, будто растекаясь, заполнять собою пространство. Не хотелось думать о том, что будет, когда она доберется до кого-нибудь из нас.

— Посссланник… - довольно протянул незнакомец, - как же я ссскучал.

И он потянулся руками к капюшону, скидывая его с головы. Я от увиденного даже забыла о тьме и вскрикнула, прижав ладонь ко рту. Перед нами сейчас стоял некто со змеиной головой! Точнее, по форме голова была человеческой, но полностью покрыта змеиной чешуёй. И без привычных ушей. Зрелище было жуткое. Словно кто-то натянул змеиную кожу на голову этого… существа. Но помимо этого я ещё увидела, как из-под балахона выглядывает змеиный хвост!

— Змееуст, - не хуже этого самого змееуста, прошипел Морано, делая шаг вперед. Я бы на его месте отступила назад. Мне и сейчас захотелось отойти подальше от этого существа, который не отрываясь гипнотизировал взглядом тёмного.

— Идите, - не оборачиваясь, прошипел змееуст, - у меня ссс ним сссвои сссчёты. Так ведь, иссскатель?

Но мужчина на это ничего не ответил, а в змееуста полетело сразу три боевых заклятья. И все их, - но только по очереди, - я совсем недавно испытывала на себе. А тут сразу, в одно мгновенье: столп огня в центре воздушного вихря, и закручивающиеся вокруг него по спирали молнии. Всё это вместе представляло собой завораживающее и смертельное зрелище. И сейчас это неслось на нас.

— Пошли! – Крикнул Джаэр, стараясь перекричать гул магических заклятий, посланных Морано.

Но я не могла даже с места двинуться. Мой взгляд был прикован с существу в сером балахоне, которое встретило смертельную атаку в лоб, резким разворотом и взмахом хвоста, разрезая огненный столп пополам, отчего во все стороны разлетелись тысячи искр. Теперь змееуст зашипел уже по-настоящему, хватаясь за пострадавший хвост и дуя на него.

— Нусссс, поиграем, поссссланник? – ядовито выплюнул он эти слова, откидывая пострадавшую конечность, с которой в прямом смысле слова слезала кожа! А затем змей и правда плюнул!

Тёмный успел увернуться от ядовитого плевка, который попав на камень за спиной мужчины, зашипел и вспенился, оставляя после себя дыру.

Но змееуст на этом не собирался останавливаться. Он бросился следом на Морано, сбив его с ног своим хвостом! Только напасть не успел - был отброшен назад. Балахон растрепался, открывая моему взгляду полумужчину-полузмея. У этого существа были человеческие руки и ноги, но это всё, что делало его похожим на человека. Все тело было как у змеи – гладкое, скользкое и чешуйчатое и завершалось оно тем самым змеиным хвостом, который сейчас взметнулся вверх для очередного удара…

От этого зрелища мне стало плохо. Поэтому я не сразу сообразила, почему стены вокруг меня расплываются. Думала, падаю в обморок. Оказалось, Джаэр дотащил меня до какого-то портала, отливающего ярко красным, и затолкал в эту кровавую дымку. Мир вокруг окрасился в цвет портала и сузился, схлопываясь как магическая ловушка. Меня потянуло куда-то в сторону, при этом кидая влево-вправо, как тряпичную куклу. Дыхания стало не хватать, а внутренности протестовали против такого жесткого перемещения. Но не только перемещение было жестким – посадка тоже оказалась не из мягких.

Я упала на поваленное дерево, больно ударившись об него животом и выбивая из легких оставшийся воздух. Боль набатом отдалась во всём теле, искрами осыпалась в глазах. Слезы хлынули по щекам.

— Рьянка ты как? – услышала вдалеке голос торговца. Хотелось ответить, сказать, что плохо, но не смогла произнести ни слова. Меня сковала агония, растекаясь по телу невыносимыми муками. Я пошевелиться не могла, чтобы не испытывать таких мучений. Даже дышать было больно.

— Посмотри на меня… - всё дальше и дальше слышался голос Джаэра, который пытался до меня докричаться. Он так же хотел мне помочь подняться, но стоило ему дотронуться до меня, как крик прожег горло, вырываясь наружу и пугая не только меня, но и бывалого боевого мага.

А я не знала, что со мной. Почему мне было так невыносимо, так мучительно больно? В голове крутились обрывки фраз, которые терялись в море боли.

«Изначальное к изначальному…»

«душа к душе…»

«сегодня ты перед высшими изначальными силами даёшь клятву самой Тьме…»

«придёшь ему на помощь в трудную минуту…»

«не оставишь его, когда он будет нуждаться в тебе…»

«Клянусь…»

«Клятва принята»

Ответ пришел незамедлительно, яркой вспышкой пронзив затуманенное болью сознание: клятва! Меня так ломает из-за этой клятвы!?

***

Всё дальнейшее воспринималось через призму боли и бреда. Я не ощущала ничего, кроме адской всепоглощающей агонии, которая медленно уничтожала меня изнутри. Я не спала и не бодрствовала, не умерла, но и не жила. Лишь страдания и невыносимые муки оставались моими постоянными спутниками.

Не знаю, сколько прошло времени - час или день, а может месяц, - прежде чем я впервые почувствовала что-то кроме боли. Это был какой-то травяной отвар, живительной влагой, стекающий по горящему огнём горлу и приносящий долгожданное облегчение.

— Это всё, что я могу сделать, - услышала приглушенный голос кого-то рядом, - но это ненадолго. Так просто от клятвы верности тёмному не избавиться.

— Приготовь сколько сможешь, - раздался уставший голос Джаэра, - мы всё возьмем с собой.

— А вы уверены, что стоит сейчас… - с сомнением протянул всё тот же незнакомец, но был прерван резким:

— Да, а теперь иди. У нас мало времени.

Послышались удаляющиеся шаги, а мне на лоб легла холодная рука.

— Эх, Рьянка, как же тебя угораздило связаться с этим тёмным клятвой верности?

С трудом открыла глаза.

— Джа… – Попыталась ответить, но сухие, потрескавшиеся губы не хотели слушаться.

— Тсс, тихо девочка, тихо. - Рука со лба переместилась на щеку и погладила ее. - Тебе нужно отдохнуть.

Отрицательно покачала головой.

— Мне нужно… - каждое слово раздирало горло изнутри, но я упорно продолжая терзать себя, желая высказать всё что хотела, - нужно… знать… что… кто…

— Тише, тише, - Джаэр бережно провел рукой по щеке, погладил спутавшиеся волосы. - Я обязательно тебе всё расскажу, но сейчас ты слишком слаба…

— Сейчас… - требовательно, насколько это возможно, прохрипел я.

— Рьяна…

— Сейчас, - повторила упрямо. Боль отступала, а мысли стали проясняться. И пока мне стало лучше, я должна всё узнать, ведь как говорил незнакомец – эффект долго не продержится. – Говори.

Торговец тяжело вздохнул, но заговорил. Осторожно и тихо, но так, чтобы я слышала.

— Я так понимаю, ты уже знаешь кем являешься. – Не спросил, а констатировал Джаэр. В ответ я слегка пожала плечами. Пусть думает на этот счёт что хочет, но подтверждать или опровергать его слова я не стану. - Так вот… я тоже это знаю. А ещё… - он замолчал, поджав губы, словно не хотел мне говорить следующие слова, но потом всё же решился: - я знаю, кто твои родители. Настоящие родители…

— Что?! – ошеломленно воскликнула я, резко подаваясь вперёд, отчего тело повторно пронзила уже отступающая боль.

— Тише, Рьяна, прошу тебя. – Обеспокоенно проговорил торговец подскакивая со своего места. – Тебе сейчас нужно отдохнуть. Давай я после…

— Нет! – схватила мужчину за руку, – Джаэр…

Но силы быстро покидали меня. Рука, удерживающая торговца, безвольно упала на кровать. Прикрыла глаза, пытаясь сдержать слёзы. Когда мне немного это удалось, открыла их и с мольбой посмотрела на Джаэра. Тот сокрушенно покачал головой.

— Не жалеешь ты себя. – Он опустился на кровать рядом со мной, беря мои руки в свои ладони и согревая их. – Я отведу тебя к твоим родителям. Слышишь? И ты выяснишь всё, что захочешь. – Серьёзно начал он. – Но для этого придётся кое-что сделать.

— Что? – слабость одолевала меня, я боролась с ней из последних сил, но явно проигрывала. Веки стали тяжелыми и держать глаза открытыми с каждой секундой становилось всё труднее.

— Нужно чтобы Морано забрал свою клятву. Иначе она убьёт тебя.

— Но… как… сделать? …

— Есть два способа. Первый – мирным путём уговорить его. И второй – убить. Тогда уже точно клятва перестанет иметь силу.

Джаэр рассуждал об этом серьёзно, уверенно и спокойно, даже как-то слишком хладнокровно. У меня же от слова «убить» грудь сдавило, словно в тисках.

— Но увы, - между тем продолжал торговец, - нам ни один из вариантов не подходит.

— Почему? – странно, что после боли в голове осталась лишь звенящая пустота. Мыслей не было, но и боли тоже, что не могло не радовать.

— Потому что убить его очень тяжело, а тебе против него выступать нельзя, иначе клятва сожжет тебя от первого же действия ему во вред. – Джаэр потер свой подбородок, заросший щетиной, и задумчиво посмотрел на меня. – А вот уговорить тоже вряд ли выйдет. Тёмные те ещё собственники. А если он вдобавок знает о том, кто ты… Кстати, он знает?

На этот неожиданный вопрос мне ничего не оставалось сделать, как виновато поджать губы.

— Что ж, - в голосе Джаэра явственно слышалась досада, - это ещё хуже. Теперь он так просто тебя не отпустит. Будет до последнего преследовать…

— Но ведь меня нельзя выследить! – Вспомнила я слова того же Морано, о том, что на меня не действует никакое поисковое заклятье.

— Эх, Рьянка, если бы всё было так просто… Ты не видишь, но на тебе сейчас целая паутина из нитей тьмы, которые связывают тебя с тёмным. Это не магия. Тут что-то другое. Магическим способом не снимаемое. Поэтому он найдёт тебя в любом случае, если эти нити не оборвать. И, как выяснилось, сделать это может только тот, кому принадлежит клятва. То есть, Морано. Но раз он знает кто ты, то уже вряд ли снимет это с тебя. Он своего не упустит.

— Но зачем я ему? – голос дрожал. Сейчас до меня доходил смысл слов торговца. Я. Связана. С тёмным. Но не по своей прихоти… И не по его. Тем более он ясно обозначил свою позицию: если бы не Тьма, то он убил бы меня. И если нити - не магическая связь, то получается, что я нужна не ему, а Тьме? Но зачем?

— Этого я не знаю. – Прерывая мои мысли, проговорил Джаэр. – Но я что-нибудь придумаю. Обещаю.

Он поднялся с кровати. И уже собирался уходить, когда я окликнула его.

— А сколько я?… – дальше сил говорить уже не было.

Но мужчина меня понял. Он посмотрел в сторону небольшого окна, находящегося слева от кровати, на которой я лежала, и тихо выдохнул:

— Сутки.

«Сутки». Это слово словно туман, заполнило сознание. Целые сутки - а казалось, что прошла как минимум неделя – с момента, когда в последний раз видела Морано. И он был очень зол. Это было видно даже невооруженным глазом. Злость исходила от него волнами тьмы, хотя лицо оставалось каменным, и лишь в глазах так же плескалась чернота. Что бы случилось, если бы мы с Джаэром были в том подземелье одни? Скорее всего, торговец был бы, если не мертв, то серьёзно ранен, а я… Даже представить не могу, что бы этот тёмный сделал со мной. Но мы были не одни… Этот отвратительный на вид змееуст практически спас нас от гнева Морано. Но какой же он сильный, если лишь одним хвостом разбил тройное боевое заклятье! А что, если он что-то сделал тёмному? Грудь кольнуло от нехорошего предчувствия. Может, поэтому меня ломало?

Нет, не хочу. Не буду о нём думать. Он мне неприятен, я его боюсь, он… слишком…

«хорош?» …

Последняя мысль явно принадлежала не мне, но обдумать это я не успела – сон сморил уставшее сознание намного раньше.

***

— Вот эти пузырьки принимать каждые пять часов. Если раньше станет хуже, то примите вот это, - наставлял нас Овалон – лекарь местной деревушки, которая находилась не так далеко от столицы, и куда нас выкинул портал. Это был мужчина в годах, с проблесками седины в медных волосах и усах.

Еще утром, когда я проснулась, он явился в комнату, где я себя обнаружила, и принялся исследовать моё состояние, которое его никак не удовлетворило. Правда Джаэр был непреклонен – нам нужно было отправляться в путь. Так что уговоры Овалона остаться еще хотя бы на несколько дней или же попытаться поговорить с тёмным – прерывались на корню. И сейчас он обеспокоенно посматривал в мою сторону, объясняя, как и чем пользоваться, чтобы слегка притупить действие клятвы.

— Спасибо, - искренне поблагодарила я лекаря, ведь благодаря его отварам я чувствовала себя, если не хорошо, то удовлетворительно: главное, что не было ошеломляющей боли, сводящей с ума. Лишь слабость и гнетущее настроение.

— Может всё же…. – в очередной раз попытался отговорить нас Овалон.

— Нет, я уже тебе говорил. – Резко прервал его Джаэр, который с самого утра был мрачнее тучи. Что-то тяготило его, и так мне думалось, что это моя связь с тёмным. Я и сама была от неё не в восторге. Постоянно быть под прицелом Морано, ох как не хотелось. Но и убивать его я не горела желанием. Что-то внутри меня противилось даже мыслям об этом.

— Пошли, Рьянка, - взяв из рук расстроенного лекаря сумку с лекарствами, торговец направился к двери.

Кивнув на прощание Овалону, я поспешила следом.

Только вышла из домика, как Джаэр сразу же схватил меня за руку и затянул в портал, который вывел нас на лесную поляну. Деревья причудливых форм, и размеров, окружали небольшой островок, поросший низкой травой, по краям которого расположились яркими кляксами желтые цветы. В свете заходящего солнца, лучи которого проникали на поляну, обхватывая в свои солнечные объятия стволы деревьев, эти цветы, казалось, будто светятся. Захотелось подойти к ним и проверить, на самом деле они истончают такой невероятный аромат, распространяющийся по всей поляне, или мне только кажется?

Я уже сделала один шаг по направлению к цветам, как меня окликнул Джаэр.

— Арьяна, послушай, - оглядевшись, он нервно провел рукой по волосам. Я впервые за всё время видела его таким взволнованным. Более того, он назвал меня полным именем, а это означало, что дело серьёзное. - Мне нужна твоя помощь.

— Помощь? – неожиданно было слышать это из уст боевого мага. Пусть бывшего, но… как говорится: «бывших боевых магов не бывает». Тем более, какая уж от меня помощь?

Но как оказалось, помощь от меня вполне возможна.

— Мне нужно несколько капель твоей крови. – Не стал ходить вокруг да около мужчина.

— Что? – изумлённый возглас пронёсся по поляне, и я не сразу сообразила, что он принадлежал мне.

— Послушай, - тут же начал оправдываться Джаэр, увидев на моём лице отразившуюся гамму чувств: недоверие, напряжение и страх, - я знаю, как твоя кровь влияет на магов. И это может сыграть нам на руку. Единственный способ, который поможет хоть немного ослабить клятву верности - это ослабить самого тёмного.

— Нет. – Я даже слушать об этом не могла спокойно. Сердце тут же сжалось в комок, гулко протестуя такому решению. В груди что-то недовольно шевельнулось, так же соглашаясь с ним. Я не могла идти против Морано, несмотря на то, что он сделал. И дело было вовсе не в клятве…

— Нет, - уже увереннее повторила я. – Джаэр, ты же знаешь, что я не могу. Не могу пойти против него, клятва же. – Тут же добавила, оправдываясь.

— Я всё сделаю сам, - попытался переубедить меня торговец, - нужно всего ничего - несколько капель. Это не будет нарушением клятвы, ведь она же не на крови делалась…

— Я боюсь, - честно призналась я, на самом деле испытывая этот страх, ползучей змеёй обвивающий мою грудь. Вот только чего именно я боялась – объяснить не могла.

— Не бойся, - Джаэр подошел ближе и заключил меня в свои объятия, - я с тобой. Я не дам тебя в обиду.

И вот мне бы порадоваться и расслабиться от таких слов, да только на душе наоборот становится тяжелее. Голос разума призывает бежать со всех ног, но я не могу. Как бы я не доверяла Джаэру – он пока ничего плохого мне не делал, в отличие от Морано.

«И что же такого плохого сделал Морано?» - ехидно осведомился мой внутренний голос. – «Разве он не сохранил тебе жизнь? Не приютил в своём доме? Не помогал научиться контролировать свою силу?»

«Но всё это он делал не по своей воли» - Мысленно огрызнулась своему подсознанию. – «И даже это не перекрывает его отношения ко мне. То, что он сделал со мной тогда, в кабинете… Это унизительно!»

«Но тебе же это понравилось…»

«Мне не нравится, когда меня унижают!»

— Что? – в мой мысленный диалог ворвался вполне реальный озадаченный голос. Кажется, последнюю фразу я сказала вслух.

— Хорошо, - кивнула я. Злость, поднявшаяся после «беседы» с внутренним голосом, помогла сделать выбор. – Я согласна.

— Замечательно, - растерявшийся сперва Джаэр тут же взял себя в руки.

Он выпустил меня из объятий и отошел на пару шагов. В одной его руке появился небольшой тоненький кинжал, а в другой пустой пузатый пузырек.

— Будет чуть-чуть больно. – Вновь подходя ближе, проговорил торговец.

В ответ я лишь пожала плечами и протянула руку. Хотелось поскорее с этим закончить. Холодное лезвие коснулось кожи на внутренней стороне ладони, делая небольшой аккуратный надрез. Острая боль пронзила руку в одно мгновенье, а потом я сжала её в кулак и поднесла к пузырьку. Яркие алые капельки падали на стеклянные стенки, стекая на дно. А я словно в трансе наблюдала за их падением и ровными кровавыми дорожками, что они оставляли после себя, наполняя сосуд смертельным ядом. В голове звенела одна единственная мысль: я подписала Морано смертный приговор. И подписала его своей же кровью.

— Хватит. – Будто издали донесся до меня голос Джаэра.

На автомате убрала руку и не своим голосом спросила:

— Что ты будешь с этим делать?

— Пока сохраню. – Закупоривая пузырек, ответил торговец. – А там при первой возможности использую.

— Как? – говорить было трудно, в горло будто песка насыпали и теперь его нещадно першило. Кажется, действие зелья проходит. Но ведь прошло меньше пяти часов!

— Ты действительно хочешь это знать? – Кивнула. – Ладно, я просто брошу в него этот пузырек в удобный момент. Каплям крови достаточно коснуться открытых участков кожи, чтобы полностью заблокировать магию на несколько часов. И чем больше попадёт – тем дольше продлится действие.

— Откуда ты это всё знаешь? – севшим голосом спросила я.

— Что ж, пора тебе ещё кое-что узнать, - многозначительно протянул, торговец. Его волнение улетучилось, стоило пузырьку с моей кровью разместится во внутреннем кармане его жакета. Он кивнул на траву, предлагая присесть, и сам тут же опустился. Я последовала его примеру, устраиваясь в позе лотоса неподалеку от него.

— Мне лично довелось быть знакомым с антимагом, - начал он, внимательно глядя на мою реакцию, которая ему видно понравилась: он улыбнулся и продолжил, - он рассказал мне о том, что все детские страшилки о них реальны на самом деле. Он научил меня распознавать антимага, а также его способности. Как выяснилось, помимо абсолютной защиты от магии, антимаг может спокойно пройти через любые магические ловушки и преграды, а его кровь может лишить мага сил. Если она проникнет внутрь, тогда это действие будет необратимо. А если попадёт на кожу – эффект будет временным, но не менее неприятным.

Я слушала мужчину, раскрыв рот. Но увы, ничего нового для себя не узнала. Всё это было мне известно. То же самое я прочла в дневнике отца Морано. Что же это получается, Морано-старший тоже был лично знаком с антимагом?

— А этот антимаг… - я сглотнула, подбирая слова. – Он…

— Да, малая. – Джаэр верно понял мои жалкие попытки задать волнующий вопрос. – Этот антимаг – твой отец.

Дыхания резко стало не хватать, а пальцы на руках задрожали. Джаэр знал моего отца. Знал. И не сказал мне раньше!

— Почему? – стараясь унять дрожь, прошептала я. Но она передалась и моему голосу. – Почему не рассказал обо всём раньше?

Джаэр посмотрел на меня сочувственно, но что-то было ещё в его взгляде. Только я не успела понять, что именно, как это отражение эмоций пропало.

— Я не мог, - сокрушенно вздохнул он. – Ты же понимаешь, что это опасно. Во-первых, ты не знала кто ты, да и я сомневался до последнего. А во-вторых, если бы я сказал тебе, ты бы поверила в это? Не посчитала сумасшедшим?

Я в ответ промолчала, ибо он был прав.

— Расскажи мне о них. – Произнесла тихо, стараясь не смотреть на мужчину.

— Сейчас не время. – Коротко бросил Джаэр в ответ, поднимаясь с земли.

— А про мою силу, это всё? – раз о родителях узнать не получилось, может хоть про свою силу что-то ещё узнаю.

— Ну, есть ещё кое-что. - Торговец оглядел поляну, кивнул своим мыслям и продолжил: - Твоя сила – абсолютная защита. Но она не подразумевает нападения.

— То есть?

— То есть, кроме того, как защищаться и разрушать чужую магию – ты ничем таким больше не обладаешь. - Его слова сильно задели меня и ужасно расстроили. Видимо, не получится из меня идеального и могущественного антимага, который одним щелчком пальцев уничтожает своих врагов. И смысл тогда от меня?

— Немного обидно, да? – невесело усмехнулся торговец. – Казалось, что вот оно – всемогущество, а на самом деле всё обстоит совсем не так, как нам хотелось бы. Но увы, мы не в силах что-то изменить. Так всегда было и так всегда будет. То, что на первый взгляд кажется одним – на второй оказывается совсем иным. Ладно, - он вздохнул и протянул мне руку, - нам пора в путь.

А я сидела и пыталась осмыслить его слова. Что-то в них затронуло самую душу. Я пыталась ухватиться за ускользающее осознание чего-то важного, чего-то, что я должна была понять, но никак не могла этого сделать.

Расстроенно вздохнув, обвела взглядом поляну, погружающуюся в сумерки, и встала.

И уже в тот момент, когда шагнула вместе с Джаэром в портал, я поняла, что меня зацепило в его словах.

«То, что на первый взгляд кажется одним – на второй оказывается совсем иным»

Уж не о себе ли он говорил?


Глава 14

Он был не просто зол. Он был в ярости, что разжигала огонь внутри. И пламя, бушующее в груди, распространялось по всему телу и рвалось наружу, сметая всё на своём пути. В том числе и остатки холодного рассудка. Такого гнева он не испытывал уже довольно давно. И сейчас от души упивался им, давая волю яростному огню, испепеляющему его уже давно черную душу.

Обычно его злость редко поднимала свою зубастую голову и скалилась окружающим. Он предпочитал усмирять её и ко всему относиться бесстрастно, тем самым выводя из себя остальных.

Но всё пошло наперекосяк. С тех самых пор, как в его жизнь ворвалась эта девчонка. И зачем она только понадобилась Тьме? Она же опасна. Она – его смертельная угроза. И эту угрозу нужно устранить. Но Тьма решила иначе.

Приходилось мириться с её мнением. И он почти смирился, когда в игру неожиданно вступили новые действующие лица.

Феон Арнуа, так рьяно разыскивающий свою пропавшую дочь и отчаявшийся настолько, что обратился за помощью в Высший совет.

И все бы ничего, да только ни одно поисковые заклятье не сработало. Хотя он знал, что они не сработают. Тот, кто не знает, что искомый находится в его доме - никогда его там не обнаружит. Но проблема была в другом. Как бы хорошо не был защищен его дом, от кровного заклятья поиска он не укроет.

Но и тут случилась неприятная неожиданность. Поиск по крови не дал результатов. Ну кроме сестры Эрлен, что так же находилась на территории столицы в ЭАМ. Получалось, что Арьяна не является дочерью Арнуа. И только после этого до него дошло! Ну конечно! Как антимаг может родиться в семье магов? Это нонсенс! Почему он не понял этого раньше? Но тогда вопрос в том, зачем Феон разыскивал Арьяну. Но даже допрос с пристрастием ничего не дал. Выяснилось только, что на всю семью Арнуа было наложено заклятье забвения и этот кто-то очень постарался сохранить всё в тайне.

По силе воздействия получалось что действовал кто-то сильный, а значит, он мог или может быть членом Высшего совета. Что настораживало и злило ещё больше. Ещё не хватало предателей в совете!

И именно злость подстегнула его сделать то, что он сделал. А именно дать Арьяне возможность сбежать. Именно сбежать, а не самому отпустить её на все четыре стороны. Мало того, что это может обернуться для него серьезными проблемами, так ещё и выглядеть это может подозрительно. А он не хотел спугнуть того, кто уже несколько дней крутился возле его дома явно кого-то поджидая. Первым порывом было схватить того «наблюдателя» и допросить, но что-то в том невысоком рослом мужчине было не так. От него исходила скрытая угроза. Но чутье подсказывало, что именно этот маг выведет его на тех, кто заварил эту кашу с антимагом.

Но, видимо, в этот раз чутьё его подвело.

Когда он почувствовал, что девушке угрожает неясная опасность, то понял, что Тьма связала их намного прочнее обычной клятвы верности. Но зачем ей это? Что она затеяла?

Размышлять на данную тему ему было некогда. Нужно вызволять эту глупышку, что так наивно полагается на окружающих. И даже нелегкая жизнь среди тех, кто сторонился её, презирал – так ничему и не научила. В этом жестоком мире доверять можно только лишь себе. Все остальные рано или поздно предадут… И пока она этого не поймет, то будет продолжать быть пешкой в чужой игре.

Настроиться на неё с помощью клятвы не составило никакого труда. Вот только окончательное место нахождения удивило – под городской стеной. Что она там забыла?

Черным вихрем он взвился ввысь, растворяясь в одном месте и ураганом врываясь в другое – затхлое, сырое подземелье, где возле неопознанного портала стояло трое. И среди них была она. Такая напуганная и беззащитная. И боялась она именно его. Конечно, он сам был виноват в этом. Сам этого желал. Только всё же что-то неприятно царапало грудную клетку изнутри. Но времени на это мешающее чувство не было. Нужно было вернуть её, пока не поздно. Всё же неясная угроза для Аряны всё ещё ощущалась всей его тёмной сущностью. Кто-то из этих двоих мужчин был для неё опасен. И он безошибочно определил кто.

Змееуст. Древняя тварь, которую истребляли ради наживы или артефактов. Кровь, слюна, кожа и даже внутренние органы змееуста имели очень высокий спрос среди зельеваров, лекарей и артефактников. Их убивали, практически уничтожая их существование, поэтому те, что смогли выжить, ушли под землю, спрятавшись как самые настоящие змеи в норы.

Пару таких особей убил его отец и даже трофейную голову привозил в подарок сыну. Но не только ценностью своего тела славились змееусты. Их магия была не в пример всей остальной, что пронизывала каждого живого существа. Они были довольно сильны, поэтому охоту на них вели всегда сразу с дюжину магов разной специализации.

А сейчас он один на один с этой тварью. Да еще и Арьяна здесь и может пострадать…

Стоп! С каких пор его это заботит? Что за узы применила к ним Тьма? Почему его мысли текут не в том направлении?

Ему нельзя отвлекаться… Тем более, этот гад ползучий решил сразу проявить себя во всей красе. Разбить тройное боевое заклятье одним ударом! Да, он недооценил своего противника, за что пришлось расплачиваться потерей из виду девушки и распоротым острыми когтями рукавом.

С досадой отметил, что порванный рукав пропитывается чем-то мокрым и липким. Как он позволил дать себя задеть? Нужно исправлять положение. И времени у него остаётся всё меньше – яд змееуста уже начинает действовать.

— Морано… - шипение разлетелось по подземелью, эхом отражаясь от стен и отдаваясь в ушах. – Помнишшшшь меня??

Даже если бы и помнил – плевать. Яд медленно всасывался в кровь, ослаблял.

— Один из васссс уничтожил вссссю мою ссссемью, и теперь я уничтожу тебя, посссссланик… - ярость в голосе змееуста только распаляла, подстёгивала.

В ответ он выпустил на волю тьму, томившуюся внутри него и только и ждущую своего часа. Она с радостью откликнулась, поглотив сразу и разум, и тело, и душу…

Разом стало тихо и темно, будто он в один миг ослеп и оглох. Но нет. Он прекрасно знал, где находится и что творится за пределами этой темноты.

Он чувствовал запах палёного, ощущал на руках кровь и слышал последний вопль своей жертвы. Он сделал это. Он устранил угрозу. Но был ли в тот момент он самим собой?


На тёмной стороне не так уж и плохо. Тьма скрывает тебя от твоих врагов и от твоих же собственных чувств. Оберегает. Только во тьме можно укрыться. От остальных. От себя. И только во тьме понимаешь, насколько ярким может быть свет.


Он был не просто зол. Он был в ярости. И ярость, требующая выхода, сжигала изнутри, мешая связно соображать и даже дышать. Или это был яд змееуста в крови?

Как только он наберётся сил, которых его лишили этот яд и тьма, он доберется до того, кто умыкнул девушку у него из-под носа. И уже тогда он медлить не станет. Пощады похитителю не будет. Он вернёт Арьяну. Любой ценой.

***

Мы перемещались порталом ещё несколько раз. И с каждым перемещением Джаэр мрачнел всё больше, а мне становилось всё хуже. И если причину последнего я знала точно, то поведение Джаэра не поддавалось объяснению. Вот с чего бы ему расстраиваться: нас же никто не преследует. Хотя тут скорее наоборот, нужно насторожиться, что Джаэр в принципе и делал. Но все же и неясное недовольство так же отражалось на его сосредоточенном лице, когда он в очередной раз открывал портал, уводящий нас в неизвестность. Чего он ожидал на самом деле - я не знала, но зато точно была уверена, что то, что он видел, или не видел - ему не нравилось. Меня же с каждым новым переходом все больше одолевала непонятно откуда взявшаяся тоска. В душе было неспокойно, а сердце сжало стальным ободом, ни на минуту не разжимая оков. И ко всему этому присоединялась боль, огненной лавой, растекающаяся под кожей.

Боль достигла своего пика, когда мы находились в таверне очередного небольшого городка. На дворе стояла безлунная ночь. Небо, затянутое непроглядными тучами, через которые не видно было ни единой звезды, грозилось обрушиться на нас проливным дождем. В комнатке, которую нам с Джаэром выделили, было тесно и неуютно. Благо, кроватей здесь было две. На одной из них прямо поверх покрывала, я и разместилась, устало откинувшись на жесткую подушку. Вторая пока пустовала, так как торговец ушел, как он сам выразился: «на разведку». Что он хотел разведать, я не знала. И не хотела знать. На меня вновь накатила усталость после принятия целебного отвара Овалона, и клонило ко сну. Правда зудящее неприятное ощущение, расползающееся под кожей, не давало мне полностью отключиться от реальности. И поэтому я не пропустила момент, когда вернулся Джаэр.

— Не нравится мне это затишье, - угрюмо заявил он, присаживаясь на соседнюю кровать, которая под ним тут же прогнулась и заскрипела. Звук вышел довольно неприятный.

— Словно перед бурей… - хмуро закончил он, растягиваясь во весь свой рост на казалось бы небольшой для него кровати. – Не хорошо это.

Действительно, мы уже второй день в пути, а Морано больше не пытался нас нагнать. Почему? Это настораживало и пугало. Но пугало по причине того, что змееуст мог что-то с ним сделать… И почему я так переживаю по этому поводу?

— И что же нам делать? – выплывая из уже окутавшего мой разум тумана, вяло поинтересовалась я.

— Пока не знаю, но я не могу рисковать, ведя за собой на хвосте искателя из Высшего Совета.

— А что значит, «искатель»? – я изо всех сил боролась со сном, желая узнать об этом.

— Это своего рода должность Морано в Высшем Совете, - торговец зевнул и повернулся ко мне, - Его ещё называют ищейкой, ловцом.

— Откуда ты это знаешь? – пораженно выдохнула я, в то время, как сон медленно сдавал позиции – слишком заинтересовал меня этот разговор.

— Пока ты находилась в его доме, я без дела тоже не сидел, - усмехнулся мужчина. – Вот и разузнал про твоего временного опекуна.

— А что ещё ты о нём узнал? – я даже подалась вперёд, задавая этот вопрос. Почему-то мне очень хотелось узнать о Морано как можно больше.

— Не слишком ли много ты интересуешься этим тёмным? – Джаэру мой интерес наоборот, не пришёлся по душе.

— Прости, - я тут же поникла и попыталась переключиться на другую тему разговора, - просто я думала, что ты сразу после того, как тебя отпустят, найдешь меня… И вообще я переживала, думала, что ты… - закончить фразу не смогла из-за вставшего в горле кома.

— Ладно, Рьянка, всё позади. - Торговец улыбнулся и снова зевнул. На этот раз демонстративно. - Давай не будем об этом. Спать уже надо. Спокойной ночи.

И он отвернулся в другую сторону, укрывшись с головой тонким одеялом.

Я же еще долго пролежала не сомкнув глаз. Мне упорно казалось, что Джаэр явно многого мне не договаривает. И о чём не спрошу – отвечает уклончиво. В итоге, я практически ничего полезного и нового не узнаю, а только больше теряюсь и путаюсь в своих чувствах. Мне и хочется доверять Джаэру, но после того, что случилось у дома Морано, я не могу этого сделать. Инстинкт мой и вовсе кричит, чтобы я бежала сломя голову ото всех: от Джаэра, от Морано… Вот только от последнего мне вряд ли удастся скрыться. До тех пор, пока мы с ним связаны, я не могу дышать свободно. Но если всё же, каким-то чудом я смогу вырваться из цепких лап этих двоих, то куда мне – антимагу, пойти? Справлюсь ли я одна против целого мира? Я в этом сильно сомневаюсь. Но если Джаэр действительно ведет меня к моим родителям, то возможно, я наконец найду своё место в жизни. Поэтому, пока что придется держаться именно его.

***

На рассвете мы вновь отправились в путь. План наш был прост: сначала пройтись немного пешком, - благо погода стояла солнечная – а потом уже открыть портал и перенестись в другое место. Но в этот раз что-то пошло не так.

Стоило нам шагнуть с портал – Джаэр всегда перед порталом брал меня за руку и не отпускал до тех пор, пока мы не оказывались на другой стороне перехода, - как он замерцал и начал стремительно темнеть.

— Наконец-то, - расслышала я тихий шёпот торговца.

Мою руку сжали сильнее, когда дымка вокруг нас почернела окончательно и начала сжиматься.

— Что происходит? – я смотрела на то, как клубящаяся черная пелена медленно и даже угрожающе приближается к нам.

— Портал перехватили. Но ты не бойся, я с… тобой. – Последнее слово потонуло в гуле и последующем за ним хлопком.

От неожиданности я зашаталась и едва не упала, но Джаэр не позволил мне этого сделать. Обхватив за плечи, он прижал меня к себе. Уткнувшись носом в его грудь я пыталась прийти в себя, когда услышала:

— Только трусы прикрываются девушками.

От этого голоса по спине поползли тысячи мурашек, а дыхание на миг спёрло. Сердце забилось в груди пойманной птицей, а в голове была только одна мысль: «он жив!»

Кажется, Джаэр почувствовал моё состояние, так как объятья стали крепче и даже болезненнее. Теперь дыхания мне не хватало именно из-за этих тисков.

— Ты веришь мне? – раздался тихий шёпот возле уха. Моё сердце кричало «нет!» и разум был полностью согласен.

Но я сказала:

— Да.

А в следующий миг тиски исчезли и меня со всей силы толкнули вперед. Удивиться происходящему я не успела. Лишь мелькнула мысль, что когда-то Джаэр так же толкал меня в портал, спасая от стражников. Но зачем он сделал это сейчас?

Осознание пришло в тот самый миг, когда меня подхватили чужие мужские руки. И снова в голове пролетела аналогия с тем, как меня из портала подхватил Теодриг, но тогда не было того, что я испытала сейчас, стоило мне понять, кто меня подхватил.

По телу словно пустили заряд молнии, который ударил прямо в самое сердце и заставил его на миг замереть, а потом подскочить к горлу и забиться с утроенной силой, эхом отдаваясь в ушах. Тело вновь остро реагировало на прикосновения Морано, зарождая в груди новое и неопознанное мною чувство какого-то тепла…

Но всё это произошло слишком быстро, чтобы осмыслить. Потому что стоило тёмному поймать меня, как вслед полетел маленький стеклянный пузырек с алой жидкостью. Я успела лишь заметить отблеск на прозрачном колпачке, прежде чем сосуд разорвался в опасной близости от лица Морано.

Тёмный среагировал быстро – осколки, летящие прямо на нас, врезались в невидимую преграду, тут же опадая на пол. Послышался звон стекла.

И время будто замерло. Я видела, как медленно осыпаются прозрачные осколки по контуру выставленной Морано защиты, но вот алые капли с лёгкостью миновали её. Моя кровь. Ей не страшны магические щиты. Для неё нет преград. И теперь она нашла свою цель.

Руки, удерживающие меня, дрогнули. Защита замерцала и осыпалась искрами прямо на осколки.

— Арьяна, уходи! – как гром среди ясного неба раздался окрик Джаэра.

Но я не могла. Нет, не так - я не желала уходить. Тепло, исходящее от рук тёмного, растекалось по всему телу, согревая и принося внутреннее умиротворение. Мне хотелось и дальше чувствовать его. Словно что-то притягивало меня, манило… Кажется, что я когда-то раньше уже испытывала такие ощущения, но когда именно это было – вспомнить не могла. Мне просто хотелось, чтобы это не заканчивалось.

Но меня буквально вырвали из объятий.

Резкая боль в том месте, где меня схватил Джаэр – отрезвила. И я словно очнулась от наваждения. Поспешно бросила непонимающий взгляд на Морано, и едва не вскрикнула от охватившей меня паники. Лицо тёмного было испачкано кровавыми каплями, стекающими по лбу, щекам и подбородку. Я с ужасом наблюдала за тем, как мутнеет взгляд тёмного, как он сам оседает на пол, схватившись за грудь. А в следующую секунду неведомая сила подхватывает его и бросает на стену, которая от такого мощного удара покрывается сеткой трещин, разрастающихся прямо на глазах.

И только тут я заметила, где мы находимся. Это была гостиная дома Морано. Получается, что он нас перехватил и перенёс обратно в Элфград?! Но мы же были так далеко от города! Да и Джаэр перемещался множественными порталами, так как не в силах был проложить такой длинный переход до нужного нам места. Это какой же силой обладает этот тёмный?

Но какой бы не обладал, сейчас это его не спасёт. Моя кровь сделала своё дело. И сейчас хозяин дома лежал обездвиженным и с блокированной магией всего в паре метров от нас. А Джаэр собирался закончить начатое…

Чувство опасности затопило меня изнутри, беря начало в груди, что сдавило стальным обручем. Я не могла вздохнуть, не могла пошевелиться. Лишь в голове звоном отдавались слова: «придёшь в трудную минуту…»

И тело понесло вперед. Не совсем понимая, что делаю, я бросилась между Морано и уже готовым выпустить смертельное заклятье Джаэром.

— Нет! – Крик словно не мой, но я чувствую, как от него саднит горло. Значит, кричу всё же я.

Джаэр смотрит на меня белесыми глазами, пугая настолько, что хочется всё бросить и убежать. Но ноги будто приросли к полу. Внутри поднимается дрожь, передаваясь всему телу.

— Пожалуйста, не надо. – Голос так же дрожит. Но я продолжаю стоять, сама не зная, зачем это делаю. – Не убивай его…

— Рьянка… - голос торговца неузнаваем, он искажен и отдает эхом, словно внутри его обладателя пустота и есть только этот голос.

Делаю, шаг назад, не веря своим глазам. Это не Джаэр, это кто-то другой. Как я могла ему верить?

— Прошу… - всего мгновение - и передо мной стоит тот же самый торговец, который подбросил меня до города, не бросил на улице в трудную минуту и принял меня такой, какая я есть на самом деле. Тот же снаружи, но теперь совсем иной внутри.

— Кто ты? – вновь отступаю, слыша за спиной трудное хриплое дыхание тёмного. Сердце сжимается от мысли о том, что моя кровь могла попасть ему внутрь. Если он проглотил хотя бы каплю…

— Я – Джаэр, - в который раз непоколебимо повторил стоящий передо мной мужчина. Он так же сделал шаг по направлению ко мне.

— Не подходи!

— Арьяна, пойми, так будет лучше. – Отступать он не собирался.

— Как «так»?

— Если мы устраним его. Тогда и клятва не будет вас… - он поморщился выговаривая следующее слово: - связывать.

— Нет. – Отрицательно качнула головой. И решительно закончила: – Ты не будешь убивать его.

— Ох, Рьяна… зачем? Что такого в этом тёмном, что ты готова защищать его?

На этот вопрос я не смогла ответить. Даже самой себе. Ведь действительно, что толкает меня сейчас стоять между ними? Ответ: «клятва» - не устроит ни Джаэра, ни меня. Для торговца это и вовсе будет как красная тряпка для быка. Я не могла её ему бросить.

— А почему, ответь мне, ты так усердно тащишь меня неизвестно куда? – Пришлось уводить разговор в другую сторону.

На секунду в глазах Джаэра промелькнуло странное выражение, но он быстро разорвал зрительный контакт, покачав головой.

— Я веду тебя к твоим родителям. Ты же знаешь…

— Нет. Теперь я ничего не знаю…

Я и правда не знала. Я ужасно запуталась… Как же мне сейчас захотелось обратно в Балдерик. Пусть меня там презирали, ненавидели, но там всё равно было намного спокойнее, чем здесь и сейчас. Там я хотя бы понимала, что происходит с моей жизнью. Теперь же я ничего не понимаю.

— Малая, не вынуждай меня забирать тебя силой. – Джаэр говорил спокойно, но в голосе всё же чувствовалось предупреждение.

— Ты не посмеешь… – пораженно выдохнула я, не веря, что такие слова говорит тот самый добродушный и весёлый мужичок, с которым я познакомилась по пути в столицу.

— Мне, правда, очень жаль, - торговец тяжко выдохнул, - но у меня нет другого выхода.

— Что ты…?

Договорить я не успела. Джаэр что-то выхватил из кармана и, разжав кулак, дунул на руку. Золотистая пыльца с его ладони взвилась в воздух и, кружась, полетела в мою стороны. Всего лишь один вздох и у меня запершило в носу, а ноги и тело стали ватными.

Сознание быстро начало покидать меня, но прежде чем я провалилась в неизвестность, услышала грустный голос того, кого считала своим другом.

— Прости, малая…

***

Постоянная тряска и затёкшие от неудобного положения руки и ноги – вот первое, что я почувствовала, стоило сознанию вернуться ко мне. К сожалению, разглядеть где я нахожусь, у меня не получилось. Вокруг была лишь кромешная тьма. Сначала я подумала, что у меня на глазах какая-то повязка, но ничего такого на лице не ощущалось.

Попыталась пошевелиться и поняла, что просто-напросто не могу этого сделать! Со всех сторон меня окружало деревянное препятствие. А руки и ноги были связаны обыкновенной верёвкой, которая неприятно впивалась в кожу. Это что же получается: меня связали и куда-то запихнули? Паническая мысль забилась на грани сознания, но я попыталась взять себя в руки.

— Эй! – решилась всё же дать о себе знать.

Тряска тут же прекратилась, и я расслышала шаги. Через пару минут что-то щелкнуло, заскрипело, и в глаза ударил ослепительный солнечный свет. Затем меня схватили за плечи и потянули вверх. Когда глаза привыкли к яркому солнцу, я разглядела перед собой виноватое лицо Джаэра.

— Ты! … – я задохнулась от негодования и возмущения. – Да как ты??…

Слов на большее не хватало. На душе была пустота, заполняющаяся злостью и разочарованием. Хотелось кричать от обиды и досады. Почему Джаэр так поступил? Я же верила ему! Доверяла. А что получила в итоге?

— Развяжи меня! – Я дёрнулась в руках мужчины, пытаясь вывернуться из его объятий.

— Не могу, малая, - Джаэр посадил меня на телегу, заставленную всевозможными сундуками. Из одного такого сундука меня и достали. – Мне нужно доставить тебя целой и невредимой.

— Доставить? – ошарашенно выдохнула. – Куда?

— Уже скоро узнаешь, - туманно отозвался мужчина. И снова одни загадки. Как же мне это надоело!

Огляделась. Мы находились на пустынной дороге. По обе стороны небольшие луга с высокой травой, а дальше за ними с обоих сторон возвышался лес. Я даже понятия не имела, где мы находились в данный момент, но однозначно не в Элфграде. Но как мы оттуда выбрались?

— Но как мы выбрались из столицы? – если уж и не хочет говорить о том, куда мы направляемся, то может, он скажет это?

— А ты не поняла? - Джаэр хмыкнул и указал взглядом на телегу. Затем пояснил: - Я просто спрятал тебя в сундуке и спокойно вывез. Охрана не стала копаться в них – это делают только при въезде в город. Так что мы спокойно покинули Элфград.

Спокойно. Кто бы говорил. Я так вообще была без сознания после того, как торговец что-то «дунул» на меня. Кстати, что это было?

— Что ты сделал со мной? - прошипела сквозь стиснутые зубы. Злость нарастала, но в то же время какое-то другое чувство росло вместе с ней. – Что это был за порошок? Почему я уснула?

— Сонный порошок. В нём нет ни капли магии. Его делают из нескольких сонных трав. Поэтому он и подействовал на тебя.

— А на тебя?

— Я-то с помощью магии задержал дыхание, а вот остальные…

Сердце кольнуло в преддверии чего-то нехорошего. И я поняла, что за чувство нарастало в груди вместе со злостью. Это было чувство тревоги.

— Морано? Что… ты сделал с ним? – спросила тихо, а внутри всё сжалось. Я взглянула на торговца и замерла в ожидании ответа. Но он лишь отвел взгляд, и мне сразу стало понятно.

— Нет… - Меня словно насквозь раскалённым прутом проткнули. – Нет…

— Так будет лучше для всех. – Совершенно спокойно ответил Джаэр, всё так же не глядя на меня.

А я сидела ошарашенная и пораженная своими собственными чувствами. Почему мне так больно? Я же практически не знала этого тёмного, да и не горела особо желанием познакомиться поближе. Наоборот, он отталкивал меня, пугал. Но сейчас… Что происходит сейчас?

— Рьяна, - я моргнула, перед глазами всё расплывалось. Я что, плачу? – Ну не нужно было тебе связываться с этим тёмным. Ничего хорошего из этого не вышло, ты же сама видишь. И эта клятва… Она бы убила тебя, если бы….

Торговец говорил что-то ещё, но я уже не слушала его. Раскалённый прут в сердце пульсировал, обжигал. В голове шумело, а внутри нарастала дрожь. Он убил его. С помощью моей крови. Убил.

Как же так?

Рьяда, за что мне это? Почему я вообще появилась на свет, если настолько нежеланна этому миру? Одни ненавидят меня, другие хотят лишь использовать в каких-то своих целях, а третьи вообще готовы убить. Так может мне действительно лучше надо было сдаться столичной страже? Пусть бы меня убили, чтоб не мучилась!

— Ты меня слышишь? – вырывая из размышлений, донёсся до меня голос предателя.

Нет не слышу. И не хочу. Ни слышать и ни видеть!

— Предатель, - сорвалось тихое с губ, - я ненавижу тебя.

Меня тут же схватили за плечи и встряхнули.

— Арьяна! Да послушай же ты меня! – в отчаянии взвыл торговец. – У меня просто не было другого выхода! Ты нужна им!

— Кому? – заталкивая боль в душе поглубже, и загоняя слёзы обратно, отстранённо поинтересовалась я.

— Ох, малая, - Джаэр отпустил меня и даже отошел на несколько шагов, схватился за голову. – Что ж, - выдохнул наконец, - пора тебе кое-что узнать.

Пожалуйста, не надо! Как же мне надоели эти открытия, ломающие, рушащие мою жизнь! Если бы не связанные руки – зажала бы уши, а так приходится прикусывать щеку изнутри, чтобы не взвыть, как недавно Джаэр, и готовиться слушать очередную «правду», окончательно уничтожающую меня.

— Помнишь, я тебе говорил про прорыв на границей с Валлией? – Мужчина посмотрел на меня с какой-то тоской. – Помнишь, я говорил, что только я выжил в том сражении?

Я смотрела на него во все глаза и не могла понять, что он хочет мне сказать. Но уже заранее готовилась в самому худшему ответу. И моё чутьё меня не подвело.

— Так вот, - торговец тяжко вздохнул и признался, - тогда не выжил никто.

Несколько секунд я пребывала в полнейшем ступоре. В голове набатом отдавались слова: «не выжил никто». Даже злость уступила место шоку. Не выжил. Никто.

— А ты?

— Никто. – Покачал головой мужчина.

— Но… но… ты… - Я дышала через раз, пытаясь унять нарастающую панику. – Кто же тогда ты?

И сейчас я как никогда уяснила то, какую роковую ошибку допустила, когда доверилась этому торговцу. Ведь он даже не маг!

— Хотел бы я сам это знать…. – Джаэр опустился прямо на дорогу. Где стоял, там и сел, не переживая по поводу грязи и пыли. Его взгляд наполнился скорбью и обречённостью. – В меня тогда попали смертельным заклятьем. Я упал замертво и уже готов был перешагнуть грань, отделяющую мою душу от тела, но меня вернули назад. Не знаю, как и кому это удалось, но я открыл глаза. Я дышал. Но… я не был жив. Я чувствовал это. Чувствовал, как холод сковал мою душу, как от него тянется нить куда-то…к кому-то. Меня вернули назад лишь с одной целью: найти тебя.

Я изумленно смотрела на Джаэра, не веря в происходящее. Это было просто за гранью моего понимания.

— Но… как… откуда…??

— Моя душа у кого-то на коротком поводке. Это старинное и очень сильное заклятье. И тот, кто его применил ко мне, так же и передал мне всю информацию, которую я знаю.

— Значит… ты… ты не был знаком с моим настоящим отцом?? И не ведёшь меня к родителям?? – ужас, сковавший меня перерастал в панику.

— Твои родители мертвы, Арьяна. – Было сказано тихо, но для меня это звучало так, словно гром разорвал небо в клочья, и оно с оглушающим треском обрушилось на меня.

— Ч-что? – сколько раз меня будут уничтожать словами?! Лучше бы убили по-настоящему. Не могу! Я больше не могу! Как же больно на душе. Я не выдержу этого!

— Я и так много рассказал тебе. – Джаэр одним рывком поднялся с земли и даже не отряхиваясь, подошел ко мне. – Мне правда жаль, что так вышло. Если бы ты не была антимагом, всё сложилось бы иначе. Ты мне действительно нравишься. Но я не могу сопротивляться приказу.

— Катись в бездну. – Сил не было даже на слёзы. Слишком больно было осознавать, что я всего лишь средство для достижения цели. Для всех и для каждого своей. Невыносимо было узнавать правду, которая рвала меня на куски, затапливая душу неизбежной, обречённой болью. Пожалуйста, Рьяда, смилуйся надо мной и уничтожь!

— Я бы с радостью, - невесело хмыкнул торговец, взваливая меня на плечо и открывая очередной портал, – но мне нужно закончить одно дело…

Глава 15

Выйдя из портала, Джаэр опустил меня на землю возле каких-то обгорелых остатков, некогда являющихся домом. Сейчас это место уже поросло травой и лишь в некоторых местах угадывались элементы лестницы, резных окон и того, что сталось от стен. Также из травы возвышались три полукруглых массивных камня, к одному из которых меня и сгрузили, привалив спиной к холодной поверхности. Странно, что в такой солнечный и жаркий день, камень не нагрелся. Или это меня прошиб озноб?

— Рьянка, посмотри на меня, - Джаэр опустился рядом со мной на корточки и попытался заглянуть в глаза.

А я упорно отводила взгляд, не желая даже смотреть на него. Руки и ноги нещадно болели от слишком перетянутых узлов жесткой веревки, а в голове царил настоящий хаос, в то время как в душе была лишь пустота.

— Малая, - торговец предпринял ещё одну попытку привлечь к себе внимание, но слишком сильна была обида за его поступки. Сейчас как никогда я была опустошена и выжжена, словно пустыня. Даже слёз не было.

— Арьяна, - Джаэру надоело играть в догонялки с моим взглядом, он взял меня за подбородок и принудительно заставил посмотреть на него, - послушай. Я сейчас тебя развяжу. А ты, пожалуйста, не пытайся сбежать. Мы уже практически на месте.

И затем он выпустил мой подбородок и потянулся за ножом. Уже знакомый тонкий кинжал сверкнул на солнце, а затем я почувствовала свободу. Сначала ноги, а затем и руки лишились стягивающих пут. Тут же потерла раскрасневшиеся запястья и лодыжки, отдающие тупой ноющей болью.

Даже если бы и могла сейчас сбежать, то вряд ли бы далеко убежала на затёкших ногах. Да и не знала, в какую вообще сторону бежать. С одной стороны – небольшой перелесок, а с другой – раскинувшаяся вдаль равнина. И что-то странное было в этой равнине, что-то пугающее. Присмотрелась внимательнее и чуть не ахнула: равнина, на сколько хватало глаз, была полностью выжжена, и в самом центре этого мертвого участка земли, тонкой едва заметной плёнкой переливалась и мерцала уходящая ввысь и в обе стороны до горизонта граница. Граница Элфгарских земель. Магическая защита, выставленная Высшим советом для охраны от нечисти. Хотя я никогда раньше не видела её, но сейчас знала точно – это она.

И Джаэр это подтвердил.

— Мы на границе, - его взгляд был направлен в ту же сторону, что и мой, но сам он словно был не тут. – Защита Элфгарских земель. Последний рубеж.

Его слова насторожили, если не сказать большего.

— Зачем мы здесь? – сипло спросила я, с опаской глядя на торговца.

— Тебя ждут. – Он так же продолжал смотреть на переливающуюся золотыми всполохами защиту, словно его взгляд приковали к ней.

— Где ждут?

— Там.

И понять бы, где это «там». Да боюсь ответ мне очень сильно не понравится.

— Время не ждёт. Пошли.

Когда Джаэр всё же посмотрел на меня, то я не смогла сдержать вскрика. Снова полностью затянутые белизной глаза и снова потусторонний голос.

Тот, кто управлял магом, не хотел больше ждать. А я не хотела идти. Никак. Но выхода не было. Пришлось подниматься. Самостоятельно, опираясь о холодную поверхность камня – Джаэр стоял словно зомби и немигаючи следил за каждым моим движением. Не самая радужная перспектива. Кажется, что тело торговца уже не принадлежит ему, так же, как и сознание. И это устрашало. Пугало до дрожи в коленках.

Мужчина отступил на несколько шагов в сторону, пропуская меня вперед. Все мои инстинкты буквально вопили о том, что ничего хорошего «там» меня не ждёт. И я верила им….

Поэтому вместо того, чтобы пойти вперед, в указанном Джаэром направлении, я рванула назад, в полностью противоположном. На что надеялась, сама не знала. Но все же магией торговец меня достать не сможет. Вот только я всё ещё помню урок Морано: помимо магических сил, не действующих на меня – есть силы физические. И в физическом плане я Джаэру очень здорово проигрываю. Мне не выстоять против него. Я это прекрасно понимала. А ещё и само воспоминание о тёмном неприятно кольнуло в груди и отозвалось тупой болью в сердце.

Но я гнала все мысли прочь и продолжала бежать. Не чувствуя землю под ногами и даже не видя, куда, лишь бы как можно дальше. Но долго мой бег не продлился. Уже совсем скоро я уткнулась носом в грудь торговца и от резкого и довольно болезненного столкновения упала на землю. Схватившись за поврежденный нос, испуганно взглянула на мага. Джаэр выглядел ужасающе. С белыми глазницами и перекошенным от ярости лицом. Попыталась отползти от него подальше, но была перехвачена на полпути и вздернута в воздух.

— Не играй со мной, девочка, - не своим голосом пророкотал мужчина, до боли сжимая мои плечи. – Ни к чему хорошему это не приведёт.

До безумия захотелось закричать. От боли, от безысходности. Но вместо этого я ударила ногой по самому уязвимому месту мужчины, вложив в этот удар всю свою злость, боль и отчаяние. Тиски на плечах разжались, и Джаэр согнулся пополам, сжимая двумя руками пострадавшее место. Я же получила свободу, но мне некогда было этому радоваться. Я уже не знала, кто сейчас передо мной, но точно была уверена в том, что это мой враг. Как бы я не была благодарна торговцу за всё, что он сделал до того, как выяснилась правда о нём – следующие же его поступки всё это перечеркнули. И единственное, что я могла сейчас сделать для него - освободить. Эта мысль пришла совершенно внезапно, и я ухватилась за неё, словно утопающий за соломинку.

Лихорадочно осмотрелась по сторонам в поисках чего-то острого и заметила недалеко от себя осколок старого засаленного и закопчённого зеркала. Недолго думая, бросилась к нему. И была уже практически в полушаге от заветного предмета, когда на меня сверху обрушилось что-то тяжёлое, повалив на землю и придавив к жёсткой траве. Дышать стало невозможно от сдавленных грудной клеткой легких. Казалось, что меня прямо сейчас сравняют с землёй. По позвоночнику острыми вспышками прокатилась боль, а на шее сомкнулись на удивление ледяные руки. Воздух, который и так с трудом поступал в легкие, закончился окончательно. В голове зашумело, а перед глазами замерцали черные точки. Ещё чуть-чуть и меня просто-напросто задушат. Злые слёзы хлынули по щекам, но я не собиралась сдаваться. Ухватилась одной свободной рукой за захват, пытаясь разжать его. Вот только как бы я не боролась, не барахталась – ни разжать тиски, ни скинуть с себя такую тушу не могла. А силы и сознание медленно покидали меня. До боли прикусила губу и уже на грани бессознательности почувствовала металлический привкус во рту. Это ощущение отрезвило меня, яркой вспышкой озарив сознание. Дрожавшими пальцами стерла кровь, выступившую с прокусанной губы и повторно схватила за сжимающие мою шею руки, которые дрогнули и сразу же разжались, а я всё же сделала спасительный вздох. Легкие нещадно зажгло, и я зашлась в приступе кашля. Из глаз вновь полились слёзы: ни то облегчения, ни то боли. Когда приступ утих, попыталась пошевелиться и обнаружила, что Джаэр не двигается. Совсем. Теперь, когда он был в бессознательном состоянии я могла его скинуть, но сил не было ни на что. Хотелось здесь и сейчас закрыть глаза и просто заснуть. И больше не проснуться. Но нужно было выбираться из этой ситуации в целом, и из данного положения в частности.

Неимоверных усилий и нескольких неудачных попыток стоило мне всё же скинуть с себя тело торговца. Когда у меня наконец это получилось, я кое-как поднялась с земли и села, не в силах встать на ноги. Джаэр продолжал находиться в бессознательном состоянии и казалось, что даже не дышал. Возможно, я оборвала связь с этим «некто», кто управлял его душой. А может просто дала себе и ему отсрочку. Но мне нужно было больше времени.

На трясущихся ногах и руках подползла ближе к торговцу, перед этим всё же схватив желанный осколок зеркала. Не глядя полоснула по ладони. Острая боль прибавилась к остальной. Но это было ничто по сравнению с тем, что я испытывала от нарушения клятвы тёмному.

Морано… опять сердце словно в невидимых тисках отдаёт учащенной, пульсирующей болью. Нет, я не верю, что он мёртв. Но если это и так… нет, я даже подумать об этом боюсь. Пусть лучше он будет жив. Ведь как бы он ко мне не относился – он не причинял мне такой боли, как это сделал Джаэр. А я наивно полагала, что тёмный – зло. Но теперь я вижу зло перед собой. Точнее не само зло, а того кто прочно с ним связан. Но я должна попытаться освободить его. Хотя бы в память обо всём хорошем, что он когда-то сделал для меня. Кажется, что это было так давно.

— Прости… - слова слетают с губ тихим шёпотом. С привкусом горечи.

Подношу порезанную ладонь к лицу торговца и с замиранием наблюдаю, как алые капли капают на его лицо и, не задерживаясь на одном месте, оставляют кровавые дорожки. Опускаю руку ниже, к плотно сжатым губам и оставляю и на них кровавые следы. Мужчина несколько раз вздрагивает, а затем окончательно замирает. Надеюсь, что я его не убила. Если он откроет рот, то капли попадут в рот и тогда… тогда я не знаю, что случится с ним… А вот что случится со мной, если я сейчас же не уйду отсюда – даже представлять не хотелось.

Поэтому собрав по крупицам остатки сил, я поднялась на ноги и, пошатываясь, направилась в противоположном от границы Элфгарских земель направлении. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда.


Я брела вперёд, не разбирая дороги и изредка обессиленно оседая на землю или приваливаясь к встречавшимся на пути деревьям. В первые несколько часов постоянно шарахалась от каждого шороха, ожидая погони. Но её не было. Мрачные мысли закрались в голову и не хотели её покидать. Слишком просто всё получилось. Хотя не так уж и просто, но даже если моя кровь оборвала связь Джаэра с таинственным «некто», тогда почему он всё ещё не объявился по мою душу? Он же по любому почувствовал, что с его «марионеткой» что-то не так. Но я всё шла, шла и шла, а так никто и не пытался на меня напасть.

Последние силы покидали меня, но я продолжала идти, потеряв даже счёт времени, не говоря уж о том, где находилась. Ни одной живой души не попалось мне на пути, кругом были лишь поля и темнеющие за ними леса. В сторону леса идти не рискнула, шествуя вдоль едва приметной дороги, по которой видимо давно уже никто не ходил и не ездил.

Пока я шла туда, куда глаза глядят, солнце закатилось за горизонт и на землю опустились сумерки, быстро переходящие в темень. Дорога, петляющая и теряющаяся в невысокой траве, вовсе потеряла свои очертания, и теперь я совсем не знала, куда податься. Стало жутко от одной только мысли, что спать придется под открытым небом. Страх спазмом сжал горло, протягивая свои липкие щупальца и проникая ими в самую душу. Неизвестно, что прячется в близлежащих лесах, да и полях, и не хочет ли это что-то отведать раненную и обессиленную слабую девчонку.

Я никогда раньше не оказывалась в подобных ситуациях. И сейчас не горела желанием. Но всё когда-то бывает в первый раз. Пришлось вздохнуть поглубже, загоняя страх обратно в самые глубины сознания, и определиться, где уронить своё бренное тело. Я готова была рухнуть прямо там, где и стояла, но тогда я стану очень легкой добычей. Нужно было найти хоть какое-то укрытие – сгодились бы даже кусты с колючками. Но, увы, в темноте я совершенного ничего не видела. И от этого становилось не по себе. Что же делать?

Но долго размышлять на эту тему не получилось. Внезапно на меня накатила такая усталость, что ноги подкосились, и я просто-напросто рухнула вниз, краем сознания успев заметить, что с землей я так и не встретилась…

А потом мне снился сон. Горячие руки, обнимающие меня, шумное дыхание над головой и сильное размеренное сердцебиение прямо возле уха. Всё слилось в одно неясное, но довольно приятное ощущение. Я покачивалась из стороны в сторону, словно на волнах. Мне было тепло, будто лучи солнца согревали меня, окутывали со всех сторон и приносили долгожданный покой. Лёгкий ветерок ласкал кожу, вызывая мурашки по всему телу. Было так хорошо, что не хотелось просыпаться. Пусть это всего лишь сон, но тут мне было уютно и комфортно. Как же мне не хотелось, чтобы это всё заканчивалось.

Вот только тепло довольно быстро сменилось прохладой – и мне сразу стало неуютно и зябко. Захотелось вернуть себе солнце, чтобы оно продолжало меня согревать, и я даже потянулась в надежде что оно где-то рядом, но вокруг была только темнота. И была она необычной… Она словно выстроила вокруг меня стены и медленно их сдвигала, давила. Я оказалась пойманной в ловушку, из которой не было выхода. Хотелось кричать, звать на помочь, но в горле будто ком застрял. А стены были всё ближе…

Резко подскочила на кровати, пытаясь утихомирить слишком громкое и прерывистое дыхание, вырывающееся из горла вперемешку с всхлипами. Влажное от слёз и выступившего пота лицо, обдувало прохладой. По телу прокатился озноб, заставляя плотнее заворачиваться в мягкое одеяло. Я поёжилась и шумно выдохнула, медленно приходя в себя и повторяя: «Это был сего лишь сон… всего лишь сон…»

Но что-то однозначно не давало мне покоя. И дело было не во сне. Прикрыла глаза и поправила сползающее с плеч оделяло…

Одеяло?! Кровать?!

Остатки кошмара раскрошились словно стекло – с характерным треском - и рассыпались в прах. Им на смену пришла самая настоящая паника. Огляделась по сторонам в надежде увидеть хоть что-то и понять где я, но вокруг царила лишь темнота, разгоняемая слабым светом свечи, находящейся на тумбочке возле кровати. Как я здесь оказалась? Что случилось?!

Откинула одеяло в сторону и с ужасом обнаружила на себе легкую ночную сорочку без рукавов и с достаточно глубоким вырезом на груди. Ткань была приятной на ощупь, даже воздушной, и напоминала мне о нарядах Джаэра. Сердце кольнуло грустью, но тут же зашлось в учащенном ритме: меня ещё кто-то и переодел?!

Как такое вообще возможно?? Я же точно помню, что была… где-то не здесь. Точнее недалеко от границы Элфгарских земель. И по близости не было ни одного дома, чтобы кто-то нашёл меня и приютил! Значит, я должна была быть сейчас на улице, но никак не в кровати! Тогда что это? Сон? На сон это никак не походило – слишком реальными были чувства и ощущения.

Пока я предавалась паническим и тревожным мыслям, дверь в комнату тихонько отворилась. Повернувшись на звук, я несколько секунд пребывала в оцепенении от увиденного, не веря своим глазам.

— Теодриг?

Дворецкий вошел внутрь, прикрыл за собой дверь и тепло улыбнулся.

— Это правда ты? – Я всё еще не могла поверить в происходящее.

— Да, мисс, - старичок кивнул.

И я не смогла удержаться: сорвалась с места, и подбежав к Теодригу, крепко обняла его.

— Теодриг! – я действительно была рада его видеть. – Ты жив!

— Мисс… Арьяна. – От такого неожиданного приветствия дворецкий аж растерялся.

А потом уже растерялась и я.

— Но…? – Я перестала обнимать старичка и смущенно отступила назад. – Что произошло? Как я тут оказалась?

Улыбка старичка слегка померкла, но он постарался это скрыть. Уголки его губ вновь дернулись вверх.

— Господин вас принёс. Это гостевая комната в его доме…

— М-морано? – Сердце пропустило удар, а затем забилось с утроенной силой. Руки задрожали так, что пришлось ухватиться ими за ткань ночной сорочки.

— Он… жив?

Голос скатился до сиплого шепота, выдавая моё волнение. Морано был жив. Эта мысли пронзила сознание и кольнула прямо в сердце. Он жив! И он принёс меня сюда…

— Ну, - замялся старичок, не спеша отвечать на мой вопрос, - относительно…

— То есть? – волнение переросло в настоящее беспокойство, и я не могла объяснить, почему я так переживала за тёмного. – Что значит «относительно»?

Теодриг тяжело вздохнул и начал рассказывать:

— После того, как против господина была использована ваша кровь, он чувствовал себя, мягко говоря, отвратительно. Понимаете, магия – часть нашего существования, часть нас. И если её заблокировать, то это сродни тому, если уничтожить половину души. И это очень неприятно и больно. И лишь благодаря тому, что господин – посланник Тьмы, он смог перебороть блокировку быстрее, чем если бы был обычным магом. Но и на это ушло достаточно много времени и сил. И как только ничтожная доля магии освободилась, он ринулся за вами. И он нашёл вас. Принёс на руках и уложил на эту кровать, а потом… потом просто рухнул прямо тут. Строить портал туда и обратно с таким малым количеством магии стоило ему не только магического истощения, но половину жизненных сил. Теперь на их восстановление ему потребуется как минимум два-три дня. И всё это время он будет пребывать в забвенье…

Каждое слово Теодрига, как камень, брошенный и попавший в меня. И с каждым разом камни становились всё больше и били всё больнее. Получается, что сейчас Морано в таком состоянии из-за меня. Моя кровь – отравила, моё возвращение – истратило половину жизненных сил. И опять только я виновата в этом. Только я… Но всё же волновало меня и другое.

Зачем он отправился за мной?

Кажется, я сказала это вслух, потому что практически сразу последовал ответ.

— Поймите, вы слишком ценны… и слишком опасны. Тот, кто вас похитил явно замышлял что-то ужасное. Тем более, по словам господина, он нашёл вас недалеко от границы с Валлией. А это может означать только одно. Кто-то хочет разрушить защиту, - мрачно констатировал он.

— Что?!

Я едва не осела на пол от услышанного. Это что же получается? С помощью меня хотят начать вторжение???

Странно, что я даже и не думала о таком варианте. Но ведь по словам Джаэра получалось, что для антимага не существует никаких магических преград. А мы оказались в непосредственной близости от границы Элфгарских земель. Магической защиты… И это неопределённое «там» теперь приобретало очертания… Значит, меня ждали по ту сторону границы? И что бы случилось, перейди я её? Неужели я одна способна разрушить защиту, выстроенную двенадцатью сильнейшими магами Элфграда?

В комнате повисло тяжелое молчание. Я с содроганием вспоминала то, что произошло со мной там, у самой границы, и даже не могла представить, что случилось бы, если бы я не сбежала… Если бы меня не перенёс сюда тёмный…

— Я хочу увидеть Морано. – Слова сорвались с губ совершенно неожиданно и на удивление легко, а вот воздух застрял в горле.

— Простите, но сейчас к нему никак нельзя. – Теодриг покачал головой. – Он не в том состоянии, чтобы кого-то принимать…

— Может ему нужна помощь? – с робкой надеждой спросила я, за что получила усталое:

— Его осмотрел лучший целитель. Сейчас нам остаётся только ждать.

Я понуро склонила голову, но больше просить ни о чём не стала. Если нужно будет – я сама к нему схожу. Почему-то именно сейчас мне до безумия захотелось увидеть Морано. И я увижу его. Уверена, что меня вряд ли кто остановит.

***

Я кралась по тёмному коридору затаив дыхание. Боясь издать лишний шум, ступала осторожно и после каждого шага на несколько мгновений замирала на месте, прислушиваясь. На самом деле я чувствовала себя, как воровка. Хотя цели преследовала полностью противоположные. И только на чистом энтузиазме я продержалась первые несколько шагов, затем уже во мне полностью закрепилась уверенность в правоте своих действий.

Ещё после того, как Теодриг ушёл, у меня зародилась идея пробраться в комнату к Морано. Зачем мне это сдалось и что я буду делать, когда доберусь до своей цели – я не знала. Но очень сильно хотела увидеть тёмного. Мне нужно было удостовериться, что Теодриг не соврал, и Морано действительно жив. Я хотела сказать ему «спасибо». На самом деле, хотела. И сама же этому удивлялась. За что, спрашивается, я должна его благодарить, но совесть тут же напоминала за что: он рисковал собой, спасая меня; он не выгнал на улицу и даже пытался научить управлять своей силой. И даже ни разу не унизил. Ну, кроме того случая в его кабинете… От воспоминаний, почувствовала, как щёки обдало жаром. Нет, нужно выкинуть этот неприятный инцидент из головы.

«А такой уж он и неприятный?» - «мило» напомнил внутренний голос.

Приказала ему заткнуться и наконец остановилась напротив заветной двери. Подсвечник в руке дрогнул, выдавая нервное напряжение, охватившее меня. Хорошо ещё, что гостевая спальня находилась не так далеко от личных покоев Морано – на одном этаже, - а то не знаю, как бы поднималась бесшумно по лестнице и пробиралась практически через весь дом, если бы меня опять отправили в комнатку прислуги. И вот тоже вопрос: почему меня определили именно в гостевые комнаты? Я что, теперь тут на правах гостьи?

Внезапно с первого этажа послышались шаги. Дыхание перехватило, а страх быть пойманной сковал грудь. Пришлось действовать незамедлительно. Погасила свечу и юркнула за дверь, перед которой стояла. Благо, что она была не закрыта.

Прижалась лбом к шероховатой деревянной поверхности и, прикрыв глаза, стала прислушиваться. Шаги раздались сперва на лестнице, затем по коридору. И они приближались. С каждом шагом неизвестного ночного ходока, сердце падало всё ниже и ниже. А шаги и вовсе замерли возле двери! И теперь я предельной ясностью осознала, что мне конец. Если сейчас сюда кто-нибудь зайдет, то я даже спрятаться не успею. И почему, спрашивается, продолжаю стоять, как истукан, слушая стук собственного сердца? Наверное, потому что боюсь обернуться и увидеть то, что ждёт меня в этой комнате. Боюсь даже больше того, кто сейчас находится в коридоре прямо за этой дверью. Но вот шаги послышались вновь. И теперь они удалялись. Через пару секунд хлопнула где-то недалеко дверь.

Я с шумом выпустила воздух из легких. Облегчение накатило лавиной, заставляя сильнее опираться на дверь. Теперь осталось только побороть волнение и повернуться.

Досчитала до пяти и всё же отлепилась от двери, оборачиваясь.

В комнате царил такой же полумрак, как и в гостевых покоях, где очнулась я. Лишь пару свечей догорали на каминной полке. От них было слишком мало света, чтобы рассмотреть покои лорда повнимательнее, но мне это было не нужно. Главное, что сейчас я хотела увидеть… кого хотела увидеть – был Морано. И я увидела его.

Он лежал на широкой кровати, укрытый одеялом по пояс, и был невероятно бледен. Даже казалось, будто в темноте белизна его кожи слабо светилась. Это пугало. И сердце щемило.

Сделала два неуверенных шага вперед и замерла на месте, переставая дышать. Только сейчас заметила, как бледная кожа резко контрастирует с черными волосами мужчины и темной полурастёгнутой рубашкой. Взгляд сам собой задержался на рвано вздымающейся груди Морано, затем поднялся выше – на шею и лицо. Хотя тёмный и спал, его лицо не было расслабленным. Наоборот, оно словно заострилось и стало более угловатым. Казалось, что именно сейчас – в этот момент – мужчина о чём-то задумался или ему просто-напросто больно. Надеюсь, что всё же это не второе.

Вздохнула, с шумом выгоняя воздух из лёгких, и тут же зажала рот ладонью, испугавшись быть замеченной. Но Морано никак не отреагировал. Вспомнились слова Теодрига о том, что лорд в забытье, а значит услышать меня не может. Тогда я выдохнула уже с облегчением. Отставила ненужную уже мне свечу на полку к остальным и только потом осмелилась подойти ближе к тёмному.

Сейчас он был слишком слаб. Слишком беззащитен. И всё это из-за меня. Попалась же я ему на пути. Он и не рад этому. А я… Я уже не знаю. Рада ли я, что мне повстречался на пути сам Посланник Тьмы, который приютил меня и выручил в трудной ситуации, но продолжал относиться ко мне пренебрежительно? Честно, не знаю. Сейчас мне просто хочется сказать ему…

— Спасибо… - тихий шепот в надежде, что не услышит. Возможно, когда-нибудь я наберусь смелости сказать ему это прямо в лицо, если конечно на нём не будет того отстранённо-пренебрежительного выражения – но сейчас меня хватило только на это и на ещё более тихое и виноватое: - Простите.

Как же я хочу помочь ему, вот только не знаю как. Да и что я могу сделать? Я же антимаг! Мне только магию разрушать да забирать, а исцеление в «программу минимум» никак не вписывается. Какая от меня вообще польза?

Выдохнула и развернулась, чтобы уйти. А что мне ещё оставалось делать? Сидеть тут и ждать, когда тёмный очнётся? Думаю, он будет не в восторге от того, что я нахожусь в его спальне. Да ещё и неизвестно, как отреагирует после всего случившегося. Вдруг сам решит прибить меня, чтоб я не мучилась, да других не мучила? Может, лучше вообще не попадаться ему на глаза?

Шагнула к двери, но, не выдержав, развернулась снова и подошла ближе. Стараясь даже не дышать, потянулась за одеялом. Схватила мягкую ткань за край и потянула вверх, накрывая мужчину до плеч.

— Поправляйтесь… - Выдохнула на одном дыхании.

А после уже не глядя и не крадясь, выбежала из комнаты, испугавшись собственных действий и чувств.

Откуда во мне проснулась забота к Морано? Почему я беспокоюсь за него? И мои ли это вообще чувства или навязанные странной клятвой? Что со мной происходит?

— Я так и знал, что это вы. – Я едва не споткнулась возле лестницы, когда услышала позади голос.

Схватившись вовремя за перила, удержала равновесие и выдохнула с облегчением. Я не упала – это радует. А вот то, что меня застукали – не очень. Пришлось лихорадочно подыскивать оправдание или отговорку.

— Я… я… гуляла! – Я развернулась лицом к дворецкому и постаралась непринуждённо улыбнуться. – Мне не спалось, вот я и решила… - Пожала плечами.

Теодриг хмыкнул, но больше ничего по этому поводу не сказал. Только подошёл ко мне и жестом указал на гостевую комнату. Я поняла его без слов. Прошествовала за ним до нужной двери, не решаясь ни о чём спрашивать. Хотя хотелось многое узнать. Да хотя бы, почему меня поселили именно в гостевую комнату, а не вернули обратно в ту, где я жила в качестве «горничной»? Но я молчала. Дворецкий тоже не спешил ничего говорить, но также ни о чём и не спрашивал. И за это я была ему благодарна.

— Спокойной ночи, Арьяна, - уже у самой двери произнёс Теодриг. И уже уходя добавил: - И да, на комнате господина стояла защита от любого постороннего проникновения.

Я понимала, к чему он клонит.

— А теперь её нет? – упавшим голосом спросила в спину старичку.

— Всё ещё есть.

— Но как же тогда…? – я совсем запуталась.

— Уже поздно. – И не дав больше мне произнести ни слова, дворецкий спустился по лестнице вниз и скрылся за аркой, ведущей в крыло персонала.

Я же осталась стоять возле своей двери, поражённая словами Теодрига. Что же получается: если я спокойно прошла защиту, и она не разрушилась, то как тогда хотят с моей помощью разорвать защитный барьер на границе? Или не этого от меня хотят? А что же тогда?

Рьяда, когда же это всё закончится?

***

Прошло уже три дня, а Морано так и не приходил в сознание. Я же и вовсе не находила себе места. Теодриг говорил, что для восстановления нужно два-три дня, так почему же он всё ещё в забытье? И ведь никто помочь ему не мог, даже сам целитель из Высшего совета, что два раза в день навещал тёмного. Что он там делал - я не знала, но это всё равно не приносило никаких результатов. Меня же на время посещений вообще запирали в гостевой комнате, чтоб не показывалась на глаза такому важному гостю. Хотя я и не рвалась. Для меня было главное чтобы Морано очнулся.

— Мне почему-то кажется, что этот целитель из совета совсем не лечит лорда, а наоборот… - поделилась я своими соображениями со старичком в один из вечеров, когда мы пили чай перед разожжённым камином, после ухода худого и сухощавого мужичка.

— Исключено, - Теодриг покачал головой, - представители Высшего совета не могут причинить друг другу вред.

— Вред может и не могут, а вот если «растянуть» якобы целебный сон? – Оставила полупустую чашку и посмотрела на дворецкого. – Это же можно сказать, не во вред, а во благо пациента, разве нет?

Старичок нахмурился и так же отставил чашку.

— С чего вообще такие выводы? – заинтересованно спросил он.

— Не знаю, - пожала плечами, - просто не нравится мне то, что лорд Морано до сих пор не пришёл в себя.

— Волнуетесь?

— Я… - я замолчала, не зная, что сказать в ответ. И чтобы как-то скрыть заминку, снова потянулась за чашкой.

Но именно в этот момент Теодриг поспешно встал со своего места и, не произнеся ни слова, поспешил на лестницу. На мой оклик он никак не отреагировал, лишь ускорил ход. Вскочила вслед за ним и успела заметить, как старичок скрылся в комнате Морано. Неужели тёмный очнулся? Или наоборот – ему стало хуже? Сердце нервно затрепетало, заметалось в груди. И что мне делать: бежать вслед за дворецким или бежать прятаться?

Пока я размышляла, из хозяйской комнаты вышел встревоженный Теодриг.

— Арьяна, подойдите, пожалуйста, сюда. – От его взволнованного тона сердце упало в пятки. Неужели Морано стало хуже?

Я даже не заметила, как преодолела лестницу и оказалась возле старичка. Сердце бешено стучало в груди.

— Что случилось?

— Прошу, - открывая в дверь, проговорил дворецкий.

Не раздумывая поспешила вперед. В комнате совершенно ничего не изменилось. Даже поза Морано. Он лежал точно так же, как я его оставила: на спине, накрытый по плечи одеялом.

— Что случилось? – повторила я свой вопрос, когда за Теодригом закрылась дверь.

— Вы оказались правы, - удручённо произнёс дворецкий, поравнявшись со мной и внимательно всматриваясь в неподвижное тело лорда. – На господине заклятье стазиса пятой степени. Мне такое снять не под силу. – Заметив моё непонимающий взгляд, пояснил: - Данное заклятье останавливает время для того, на кого оно распространяется, будто «замораживает». Обычно это заклятие используют для тяжелобольных у которых каждая секунда на счету. Стазис помогает продлить им жизнь до тех пор, пока не найдут способ спасти умирающего. Это может длиться годами… И сейчас господин в таком состоянии, когда стазис делает только хуже, не выводя его из забытья, а наоборот, продлевая его.

— Это… целитель из Высшего совета? – уже зная ответ, прошептала я.

— Да. И нам нужно снять это заклятье, пока господин Граам не вернулся и не обновил его.

— И…как? - Я догадывалась, что тут необходимо моё вмешательство, но мне не доводилось разрушать невидимые для меня заклятия. Я же только наступательную боевую магию разрушала, а тут. Я даже не знаю, что делать. Это я и сказала Теодригу.

— Не волнуйтесь, я помогу. – Успокаивающе проговорил старичок, подходя ближе. – Это заклятие концентрируется в двух основных точках силы. В данном случае это голова и солнечное сплетение. Вам нужно разрушить плетение…

— Но я же не вижу ничего! – Перебила я Теодрига, заранее начиная нервничать от того, что мне придётся прикасаться к тёмному. – Как я смогу разрушить?

— Закройте глаза, - спокойно продолжал поучать дворецкий, - и положите одну руку на голову, а другую на грудь…

Гулко сглотнула и с опаской посмотрела на лежащего мужчину, но выполнила указания старичка.

— Контакт должен быть полный, - от громкого стука сердца, отдавающегося в ушах, голос дворецкого слышался словно сквозь вату.

Мою левую руку переместили с головы на лоб мужчины, - я вздрогнула, почувствовав холод его кожи, - а правую убрали с одеяла, которое стянули, освобождая грудь «пациента». Я уже дышала через раз, а когда моя вторая рука соприкоснулась с голой и такой же холодной, как лоб, грудью – я и вовсе затаила дыхание. Рьяда, какой же он холодный! Будто бы мертвый… Но сердце гулко бьётся под рукой, а грудь вздымается – значит тёмный всё ещё жив.

— А теперь закройте глаза и представьте паутину, - снова раздался голос Теодрига, - её вы и должны будете разорвать. Просто мысленно сделайте это.

Кивнула и прикрыла глаза. Правда сосредоточиться на создании образа паутины было сложно. Мысли лихорадочно носились в голове, словно рой пчёл, а руки чувствовали только лишь холод чужой кожи и мелко подрагивали от прикосновения к ней. Прикосновения к тёмному… Рьяда, я же сейчас касаюсь мужчину…

Распахнула глаза и отдёрнула руки. Воздух с шумом выходил из лёгких и с трудом втягивался обратно. Что же со мной?!

— Арьяна, с вами всё в порядке? – Теодриг тоже заметил моё состояние. – Если трудно, то можно…

— Нет, - отрицательно кивнула головой, приводя дыхание в норму. Я должна это сделать. Он столько раз спасал меня. Теперь настало время вернуть долг. – Я справлюсь!

Сделала несколько медленных глубоких вдохов и выдохов и вновь положила руки на места, стараясь не думать о том, где они находятся. Закрыла глаза и попыталась представить паутинку, опутывающую тело Морано. В теле тут же появилось привычное гудение. Теперь я поняла, что так проявляет себя моя сила. Осталось только направить её на нужное место. Сосредоточилась и почувствовала, как вибрация, разрастающаяся в груди, перебралась в руки и сконцентрировалась в них. А под ладонями нестерпимо засвербело. Безумно захотелось почесать их, но тогда бы пришлось убирать с места соприкосновения. Пришлось терпеть.

Вибрация в руках усилилась и совершенно внезапно прекратилась. Так же как и нестерпимая чесотка под ладонями. А затем тело под руками вздрогнуло. И я вздрогнула вместе с ним.

Распахнула глаза, чтобы встретится с тёмным взглядом Морано.

— Опять вы? – Устало выдохнул он, не то спрашивая, ни то констатируя.

— Опять я, - эхом отозвалась я, продолжая стоять истуканом и не веря в происходящее. У меня получилось! Я пробудила тёмного!

Осознание пронзило вспышкой. Поспешно убрала руки и даже отошла от кровати. Кажется, до Морано тоже начало доходить происходящее. Его глаза стремительно потемнели, а лицо исказила маска недовольства и даже гнева.

— Что она здесь делает? – прорычал мужчина, от чего у меня поползли мурашки по спине от страха.

— Милорд, она спасла вас, - заступился за меня Теодриг, - на вас было заклятье стазиса пятой степени, и Арьяна разрушила его…

— Уведи её отсюда. – От ледяного голоса меня пробрало до костей. – Немедленно!

Меня приобняли за плечи и вывели из комнаты.

— Простите, Арьяна, - виновато произнёс дворецкий, - и спасибо.

С этими словами дверь перед моим носом захлопнулась. Щелкнул вполне обычный, не магический, замок.

А я стояла обескураженная и потрясённая. И не могла понять, что мне сейчас чувствовать: обиду, что не поблагодарили и выставили за дверь или радость, потому что не прибили на месте, как только очнулись?

Посмотрела на свои ладони, которые всё еще ощущали перемены, происходящие с телом под ними: как зябкий холод сменился теплотой, а затем жаром и как сердце забилось учащенно и сильно, толкаясь в них рваными толчками. Это было что-то нереальное, что-то волнующее…

Встряхнула головой, прогоняя от себя эти мысли и отправилась в гостевую комнату. То, что не поблагодарили – я понимаю, ведь сама ещё ни разу не сказала в лицо тёмному «спасибо». А вот то, что выставили так грубо за дверь, кольнуло больно. Почему-то мне хотелось побыть в комнате тёмного подольше. Как можно дольше…

Глава 16

Следующим утром, едва взошло солнце, я уже стояла в кабинете живого и практически здорового, но очень мрачного лорда.

Он сидел на своём излюбленном месте, за столом, и выглядел значительно лучше, но всё ещё был достаточно бледен. Да я и сама, мягко говоря, была не в форме. Ведь уснув практически под утро, я никак не ожидала такого раннего появления Теодрига, который велел в срочном порядке собираться и идти в кабинет к господину. Пришлось заставить себя проснуться и приводить в порядок, чтобы поспешить на эту «архиважную» встречу. Так что предстала я перед хозяином дома разбитой и не выспавшейся.

С трудом подавив рвущийся наружу зевок, посмотрела на мужчину. Сегодня он выглядел не так как всегда: волосы вместо того, чтобы быть затянутыми в тугой хвост, рассыпаны по плечам, а белоснежная рубашка застёгнута всего наполовину, открывая вид на мужскую грудь. Нервно сглотнув, отвела взгляд и сжала ладони в кулаки, пытаясь прогнать прочь ощущение близости его кожи.

Я впервые видела его таким… Обычно собранный и сосредоточенный, он всегда был одет с иголочки и выглядел идеально. Хотя и сейчас, в таком виде, он притягивал взгляд. Но сердце всё равно сжималось от его болезненной бледности.

— Сегодня вы должны покинуть мой дом. – Наконец заговорил тёмный. Но лучше бы он этого не делал.

— Что?! – Вскинула ошарашенный взгляд и встретилась с тёмно-серыми глазами. Такого я точно не ожидала. Меня будто обухом по голове ударили. Нет, конечно, я и не ждала, что меня будут благодарить за спасение, но чтобы вот так, сразу выставлять?!

— Вы отправитесь в моё поместье в Лаангарде, - невозмутимо продолжил мужчина, не обращая внимание на моё состояние. – Там будет безопаснее.

— Безопаснее? – наконец, совладав с эмоциями, бушующими внутри, выдавила я. – Для вас?

— Для всех.

Его слова острым кинжалом вычерчивали узоры на груди. Неприятно и больно. Сделала несколько глубоких вдохов-выдохов и постаралась успокоиться.

— Может хватит кидать меня с места на место, как безвольную куклу? – голос, на удивление прозвучал ровно, хотя внутри всё клокотало от раздражения и злости. – Почему бы просто не признаться, что вы хотите спихнуть меня куда-нибудь подальше…

«От себя» осталось невысказанным.

— Там будет безопаснее для вас, Арьяна. – И вновь он обратился ко мне по имени, заставив вздрогнуть. Из его уст оно звучало… странно волнующе.

— А разве не вы говорили, что здесь самое безопасное место во всём Элфграде? – нервно передёрнула плечами.

— После того, как меня пытались убить в собственном доме, вы продолжаете думать, что это всё ещё безопасное место?

Вопрос застал врасплох. Конечно, я знала, на что он намекал. Я не могла не понять. Грудь сдавило болью, стоило вспомнить тот жуткий момент, когда время замедлилось, и лица тёмного коснулись алые капли, лишая сил и делая легкодоступной мишенью. Весь пережитый тогда ужас и страх за Морано всколыхнулись вновь. И я не могла промолчать.

— Простите… - получилось очень тихо, но меня услышали.

— За что? – кажется, тёмный был искренне удивлён.

— За то, что повстречалась на пути. – Ох, не это я хотела сказать! Совсем не это!

— В этом нет вашей вины, - Морано говорил совершенно спокойно, словно речь шла о погоде за окном, а не о разрушениях, которые я внесла в его жизнь, когда объявилась в ней.

— Всё равно, рано или поздно, наши пути сошлись бы. - На мой непонимающий взгляд он пояснил: - Тьма не отпустила бы вас. В этом я уверен, как никогда. Она «почувствовала» вас. А учитывая то, что из её Посланников на весь Элфград и ближайшие территории был я один, то и получилось так, как получилось. Ничего уже не изменить.

— Но почему именно мы? Почему антимаг и Посланник?

— Хотел бы я это знать.

— А разве вы не знаете? – удивленно спросила я, мысленно отмечая, что это самый длинный наш разговор за всё время.

— Как это не прискорбно, но от меня так же скрыли детали ритуала, как и от вас. Поэтому я не знаю, какой именно клятвой нас связали и зачем. Но я выясню.

Это откровение стало полной неожиданностью. Как и для меня, так и для Морано. Он нахмурился, вглядываясь в меня пронзительным, изучающим взглядом, словно пытался что-то отыскать. Я под этим взглядом поёжилась, чувствуя себя не в своей тарелке, но глаза отводить не стала, размышляя над его словами.

Единственное, в чём я уверена точно, так это то, что клятву я приносила не тёмному, а самой Тьме. И лишь обрывки клятвы всплывают в сознании: «Душа к душе…» Чтобы это могло значить?

— Что ж, - видимо так и не отыскав того, что хотел, тёмный выдохнул и перестал гипнотизировать меня, - пора вам отправляться в путь. Так как я ещё не полностью восстановился, переправить порталом вас не смогу, придется добираться своим ходом. А до Лаангарда около полутора суток пути.

А я уже и забыла о сути нашего разговора. Настроение вновь упало ниже самой худшей отметки. Но спорить я не стала, хотя очень сильно хотелось. Хотелось остаться здесь. Почему-то рядом с тёмном я чувствовала себя в относительной безопасности. После того, как меня предал Джаэр, как выяснилась правда о моих родителях – и настоящих и ненастоящих, - только тёмный дарил чувство защищенности. Пусть сам он ко мне относился не совсем дружелюбно, но всё же оберегал от того, что со мной хотели сделать те, к кому на самом деле заманивал меня Джаэр.

А теперь он отправляет меня в неизвестность. Одну.

— С вами поедет Теодиг, - словно прочитав мои мысли, продолжил мужчина. – Поэтому собирайтесь. Вам нужно успеть уехать до прибытия господина Граама.

Упоминание целителя из Высшего совета вызвало оскомину во рту. Едва сдержалась, чтобы не скривиться. Этот целитель уже заочно был мне неприятен из-за его попытки продлить забытье Морано. И сдаётся мне, что не он один хотел как можно дольше продержать тёмного в таком состоянии. Но почему? Неужели в высшей власти заговор? Или все ополчились только на лорда? А нужно ли мне вообще знать ответы на данные вопросы? Ведь у меня у самой не меньше таких же нерешенных проблем. Тем более, политика меня не волнует. Но вот мужчина, хмурящийся напротив – наоборот, волновал. Я не хотела бы, чтобы он погиб.

— А что если… - начала неуверенно, переступив с ноги на ногу. - Что если на нас в пути кто-нибудь нападёт?

Я искала любую возможную причину отсрочки или вообще отмены этой затеи Морано.

— Теодриг сможет вас защитить. – Кажется, мои доводы были не убедительны.

Но отступать я не собиралась. Говорить напрямую, что не хочу покидать этот дом, не рискнула. Пришлось выкручиваться по-другому.

— Простите, но вы в этом уверены? Если Джаэр ещё жив… - От упоминания торговца, Морано переменился в лице: глаза стремительно начали темнеть, а брови практически сошлись на переносице. Мне даже показалось, что я услышала, как заскрежетали его зубы.

Пришлось прикусить язык.

— Этот… маг, - процедил мужчина сквозь зубы, - получит по заслугам, как только я его найду.

— А если он вперёд найдёт меня?

На меня посмотрели озадаченно. Несколько секунд молчания показались мне часами.

— Чего вы добиваетесь? – Выдохнул, наконец, мужчина, внимательно всматриваясь в моё лицо.

И что мне ответить на такой прямой вопрос? Сказать правду – страшно. Вдруг подумает совсем не то, что есть на самом деле. Или наоборот, поймёт именно так. Ведь действительность такова, что я чувствую себя защищённой только рядом с ним. Является ли это чувство чем-то большим - я и сама пока не знала. Но что-то нужно было сказать. И я сказала:

— Я не хочу никуда уезжать. – А смысл от него скрывать? Я и правда не хотела.

Морано откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Он выглядел таким уставшим, что казалось вот-вот упадёт без сил. Но всё равно продолжал держаться как самый настоящий аристократ, коим и являлся на самом деле. Даже в таком состоянии чувствовалась исходящая от него уверенность, сила и власть. Я же прикусила нижнюю губу в ожидании вердикта.

— Через сутки я полностью восстановлюсь и отправлю вас порталом в поместье. – Я едва не застонала от досады, когда мужчина произнёс это. – А теперь можете идти.

И он махнул рукой, показывая, что разговор окончен. Я же так расстроилась, что была не в силах произнести больше ни слова. Я просто вышла из кабинета и даже не попрощалась. Слёзы практически душили меня, но я старалась держать их при себе, что было довольно трудно.

Меня снова кидают, как ненужную вещь. Когда же прекратиться? Неужели мне никогда не обрести нормальную жизнь? Я не прошу многого: только спокойно жить, не прячась от королевской стражи и не ожидая каждый день очередного нападения с целью использования меня в своих замыслах. Я хочу гулять по вечерам по городу, ходить по магазинам, посещать различные гуляния, заводить новые знакомства, любить, в конце концов! Неужели я не заслужила этого?

— Арьяна? – Теодриг замер всего в нескольких шагах от меня. – С вами всё хорошо?

Хотелось закричать: «Нет! Со мной никогда не будет ничего хорошего!», но вместо это я вяло улыбнулась:

— Всё нормально. Нормально…

***

Меня снова «попросили» не выходить из гостевых покоев, когда подошло время очередного визита господина Граама. И, видимо для большей уверенности, даже закрыли. Причём на обычный дверной замок!

Подергав дверную ручку, которая теперь стала бесполезной, я подошла к окну и села на широкий подоконник. От нечего делать решила рассматривать прохожих. Но никто особо не привлекал моего внимания. Правда, когда я уже хотела отвернуться и слезть с подоконника, возле дома вспыхнула зелёным дымка портала, и из неё вышел сухощавый целитель. Граам передернул плечами, словно что-то скидывая с них, а затем уверенной походкой двинулся к дому. При этом на его лице блуждала гаденькая ухмылка. Так и захотелось открыть окно и что-нибудь «случайно» уронить на этого противного старика.

От этих мыслей внутри что-то одобряюще всколыхнулось. Видимо, моя антимагия была с этим согласна. Но я не могла исполнить свою прихоть, так как это принесло бы ещё больше проблем Морано, а этого я не могла допустить. Достаточно и того, что я уже ему принесла. Да ещё и неизвестно что будет, когда Граам увидит тёмного в сознании. Ведь от так старательно продлевал его забытье. Но то, что эта ухмылочка превосходства сотрется с его лица – это точно. Как жаль, что я не могу этого видеть.

Но зато, спустя какое-то время, я могла видеть, как целитель - бледный, взмыленный и испуганный – практически выбегает из дома, оглядываясь по сторонам и тут же исчезая в портале. Кажется, он был очень «рад» пробуждению Морано. Я же почувствовала некое удовлетворение от такого испуганного состояния Граама. Правда, желание уронить что-нибудь тяжелое на его голову никуда не пропало.

Я уже мысленно представляла, что именно буду «ронять» и с каким удовольствием выполняю задуманное, когда раздался щелчок замка. Обернулась в сторону двери и выжидательно уставилась на неё. Спустя несколько мгновений та отворилась, впуская в комнату… Морано.

Я едва не упала с подоконника, когда увидела того, кто решил меня навестить. Поспешно слезла с насиженного места, и потупила взгляд. Смотреть на тёмного не решилась.

— Будьте готовы завтра с утра отправиться в моё поместье, - сказал уже известную мне истину мужчина.

Ничего не ответив, просто кивнула. Чувство горечи и досады медленно заполняло меня изнутри. Но я продолжала молчать. Морано постоял некоторое время в дверях, словно решаясь на что-то, а потом всё же переступил порог и, прикрыв за собой дверь, заговорил вновь:

— Господин Граам был очень удивлен, увидев меня в сознании, поэтому, думаю, что в скором времени в совете попытаются выяснить причину столь «чудесного» пробуждения. И до этого времени вы должны быть в более безопасном месте.

Мне показалось или слова прозвучали как оправдание? От удивления я даже забыла о том, что не собиралась смотреть на тёмного и подняла на него озадаченный взгляд. Сейчас он выглядел практически также, как и обычно. За исключением некоторой бледности. И это служило напоминанием того, что всё это из-за меня.

— Неужели так будет всегда? – спросила тихо.

— Как «так»? – не понял меня тёмный.

— Сколько ещё вы собираетесь прятать меня ото всех? – Сказал и сама испугалась своих слов. Как-то двусмысленно они прозвучали. Но, возможно только для меня.

Морано же отреагировал на мой вопрос вполне нормально.

— Столько, сколько потребуется, чтобы те, кто за вами охотятся были найдены и уничтожены. – Холодно отозвался мужчина.

— А как же королевская стража?

— О них вам следует беспокоиться в последнюю очередь.

— А вы?

— А что я? – Морано удивленно выгнул бровь. А я слишком поздно поняла, что сказала лишнее. Меня же не должно волновать то, что происходит с тёмным, но проблема в том, что волновало.

— Ну…из-за меня у вас прибавилось ещё больше проблем… - Проклиная свой длинный язык, неуверенно пробормотала, уткнувшись взглядом в пол. Отчего-то было стыдно сейчас смотреть в глаза мужчине.

— Я думаю, что вас это тоже не должно беспокоить. – Прозвучало довольно резко. – Мои проблемы – это мои проблемы, а не ваши.

— А если они из-за меня?

— Не всё крутится вокруг вас. И большинство моих проблем к вам не имеет никакого отношения. Поэтому ваше беспокойство по этому поводу неуместно. Вы в первую очередь должны заботиться только о себе. Поэтому позаботьтесь о том, чтобы завтра на рассвете быть готовыми к переносу порталом. – После этих слов Морано развернулся и вышел.

А я осталась стоять растерянная и подавленная. Вот вроде и не ругал, а на душе неприятный осадок остался.

Остаток же дня для меня прошёл как в тумане. А следующим ранним утром я стояла в гостиной дома Морано и ждала, когда сам хозяин закончит свои дела и спустится, чтобы отправить меня в своё поместье, которое, как оказалось, расположено не в самом Лаангарде, а на окраине, и удалено от остальных жителей города на приличное расстояние, а также окружено со всех сторон лесом. Так что получается, что не только меня обезопасили от остальных жителей Элфгарских земель, но и самих жителей – от меня. О родовом поместье Морано рассказал мне еще вчера Теодриг, который стоял сейчас рядом со мной и в отличие от меня был совершенно спокоен.

Наконец-то Морано соизволил спуститься к нам. При виде его у меня отчего-то перехватило дыхание. Сейчас тёмный был таким же, каким я увидела его впервые – излучавшим уверенность, силу и власть. Такой мужественный и одновременно опасный. Но сейчас я его не боялась, потому что знала, что он не причинит мне вреда. Спасибо Тьме…

— Вы готовы? – Он подошёл ко мне и протянул руку. Я непонимающе посмотрела на раскрытую ладонь, а затем на самого тёмного.

— Возьмите меня за руку, - подтверждая мои опасения, произнёс мужчина.

— Но ведь через порталы можно и бесконтактным способом…

— Я знаю. – Меня перебили. – Но моё поместье защищено также, как и этот дом, поэтому я не смогу перенести вас просто так. Мне нужно создать другой портал. Особый. Поэтому прошу вас, дайте мне руку.

Я не стала спорить, а покорно вложила свою руку в его ладонь и глубоко вздохнула, словно перед прыжком в воду. Рука тёмного оказалась горячей. По телу прошлась дрожь от воспоминания, как эта самая ладонь медленно двигалась по моему бедру, опаляя кожу такими откровенными прикосновениями. Сглотнув вязкую слюну, перевела взгляд с наших рук на лицо Морано и поняла, что не в силах смотреть на него без заметного смущения, яркой краской оседавшего на моих щеках, стоило только вспомнить тот момент в кабинете лорда.

Сам же мужчина будто бы не замечал моего состояния. Он прикрыл глаза и что-то прошептал одними губами, чуть сильнее сжимая мою руку. А в следующую секунду нас охватило… пламя! Настоящее горячее пламя, что едва касалось кожи, повторяя силуэты наши тел. Не сдержав вскрик, дернулась в сторону, пытаясь вырвать свою руку и захвата мужчины.

— Не вырывайтесь! - рыкнул Морано, неожиданно резко притягивая меня к себе.

Потеряв связь с реальностью, я упала прямо в руки тёмного, уткнувшись лицом в его грудь. Паника завладела моим разумом, но я отчетливо ощущала, как меня обнимают, не давая упасть.

А огонь, бушующий над нами, вокруг нас и прямо на нас, не приносил никакого вреда. Хотя я чувствовала жар, исходящий от него. Ощущала, как языки пламени танцуют на коже, но не сжигают её. Огонь просто окутал нас, словно вторая кожа, и затем взметнулся вверх тут же рассыпаясь яркими искрами.

— Мы прибыли. – Раздался над головой спокойный голос Морано. - Можете отпустить меня.

С трудом соображая, кое-как разжала непослушные пальцы, вцепившиеся в рубашку тёмного. Оказывается, за время нашего кратковременного перемещения я сама схватилась за него, и даже не заметила этого!

— Что это было? – выдохнула, отступая на шаг от мужчины и рассматривая себя. Нигде не было никаких следов огня, и одежда была в целости и сохранности, словно мне это привиделось!

— Особый портал, о котором я и говорил. – Бесстрастно отозвался тёмный. – А теперь мне нужно вернуться за Теодригом и вашими вещами. Никуда не уходите.

— Да куда уж я уйду… - сказала тихо, уже когда лорда скрыло пламя.

Чтобы не стоять столбом на одном месте, решила осмотреться. Ведь если я похожу по холлу, это не будет считаться, что я куда-то ушла?

Первым делом отметила, что здесь всё выглядит не так помпезно, как в столичном доме Морано. Интерьер смотрится гармонично и не пестрит дороговизной. Картины на стенах, на которых изображены красочные пейзажи, или портреты, а также живые цветы и миниатюрные деревца в горшочках, расположенные практически в каждом углу и на широких подоконниках, создают неповторимый уют.

Я подошла к цветам, что яркими бутонами цвели на одном из подоконников. Вдохнула их невероятно сладкий запах и тут же закашлялась. Хотя по прибытию, уже после того, как отошла от перемещения, я почувствовала цветочный аромат, но он был не такой насыщенный. Сейчас же он мне казался слишком приторным.

Поспешила отойти от цветов и направилась к одной из картин, висевших на стене. На ней была изображена семья: два мальчика, на вид которым было лет по пять-шесть, совсем маленькая девочка и их родители. Счастливая мама, державшая на руках дочку в розовом воздушном платьице и гордый отец, придерживающий за плечи своих сыновей. Все они излучали искреннюю радость, но мне от чего-то стало грустно и тяжко на душе. Скорее всего это из-за того, что у меня никогда не было такой семьи и любящих родителей.

— Я же просил вас никуда не уходить, - раздался голос совсем рядом, отчего я вздрогнула и обернулась.

— П-простите, - запнулась и вмиг севшим голосом продолжила: - Но я же не уходила далеко…

Морано стоял слишком близко ко мне, но взгляд его был прикован к картине. И как я упустила момент, когда он вернулся?

— Господин, по вашей просьбе служащие собраны. – Внезапно донёсся до нас голос Теодрига.

Тёмный будто очнулся ото сна, перевёл на меня озадаченный взгляд, но тут же взял себя в руки и обернулся к дворецкому.

Я тоже посмотрела в ту сторону, где сейчас стоял старичок и ещё около десяти слуг. Все они приветствовали хозяина легким поклоном головы. Тут присутствовали только мужчины и женщины в возрасте, и не было никаких молоденьких горничных. Это и радовало, и расстраивало одновременно. Если в столичном доме Морано я могла хоть с кем-нибудь из них поболтать, то со здешними горничными уж точно будет не до бесед.

Пока я размышляла на тему горничных и их возраста, Морано давал указания.

— И в заключение хочу представить вам гостью, которая поживет тут некоторое время… - При этих словах вся прислуга обратилась в мою сторону. На их вытянутых от удивления лицах читалось плохо скрываемое любопытство.

Мне даже неуютно стало от этих удивленно-заинтересованных взглядов. Такое чувство, будто их господин впервые привёл кого-то в это поместье. Ведь не впервые же?

— Арьяна Арнуа, - представил меня Морано, отчего я в очередной раз вздрогнула. – Относитесь к ней, как и ко всем гостям. В моё отсутствие выполняйте все её поручения, а за главного остаётся Теодриг. Теперь можете быть свободны.

Я даже слова произнести не успела, как все, кроме Теодрига разошлись. А тёмный тем временем обратил своё внимание на меня.

— Теперь вы. Теодриг покажет вам ваши покои, туда же перенесут все вещи. В вашем распоряжении библиотека, сад за домом, а также вся прилегающая территория до леса. Гуляйте где хотите, но в лес не заходите. Вам всё ясно?

— Да.

— Хорошо, - Морано обернулся к дворецкому. – Теодриг, ты тоже всё понял?

— Да, мой господин. – Склонил голову старичок.

— Ладно, теперь я должен вернуться в Элфград, чтобы разобраться с советом.

— Вас ждать к ужину?

Я перевела недоумённый взгляд на старичка, задавшего этот вопрос, а с него на задумавшегося на мгновение тёмного. Что значит: «к ужину»? Неужели Морано собирается остаться тут?

— Думаю, нет. – Моя робкая надежда в одночасье рухнула. А тёмный уже растворился в чёрной дымке портала. И никакого огня!

— Ну что ж, прошу за мной, Арьяна. – Подал голос Теодриг. – Я покажу вам вашу комнату.


Комната, предоставленная мне в этом поместье не шла ни в одно сравнение с той, в которой я находилась последнее время. Гостевые покои в столичном доме Морано тоже были хороши, но эта превосходила их по всем параметрам. Я словно очутилась в королевских покоях, с широкой кроватью с балдахином, несколькими резными стульями и миниатюрным столиком возле одной из стен, комодом с зеркалом практически до потолка, собственной уборной и даже небольшим балкончиком с плетеным креслом и наваленными в него маленькими подушечками. От всей этой красоты у меня перехватило дыхание.

— Это точно всё мне? – неверяще спросила я старичка, когда закончила осмотр, но так и не могла прекратить восхищаться увиденным.

— Конечно. – Теодриг, стоявший всё это время возле порога, улыбнулся. - А ещё, господин не сказал, но тут есть конюшня. – Как бы между прочим уточнил он.

— И мне можно будет покататься на лошадях? – с придыханьем спросила я, оборачиваясь к старичку. В ответ получила очередную улыбку и кивок. – А можно прямо сейчас?

— Ну, если хотите…

Через несколько минут я восторженно рассматривала великолепного скакуна белой масти. Пока конюх по имени Руфиус его седлал, тот стоял совершенно спокойно, лишь иногда фыркая и косясь в мою сторону. Никаких признаков беспокойства или тревоги этот конь не проявлял. Поэтому я подошла ближе и осторожно протянула руку к его морде. Мою ладонь обдало горячим дыханием.

На самом деле я очень любила лошадей. Когда мне было семь, отец… точнее Феон, учил меня ездить верхом. И мне это безумно нравилось. Особенно запоминались моменты, когда в ушах свистел ветер, а конь гнал во весь опор. Это было ни с чем не сравнимое чувство свободы и легкости. Казалось, будто ты летишь – только разведи руки в стороны, словно крылья, и закрой глаза. Тогда перестаёт существовать весь мир. Есть только ты, конь и свобода.

Как жаль, что это время пролетело очень быстро. После того, как стало известно, что во мне нет магии, мне запретили приближаться к лошадям, боясь, что я их заражу «безмагией». Хотя в этих животных также не было ни капли этой магии. Но это никого не волновало. И мне оставалось лишь издали с тоской наблюдать за этими прекрасными созданиями.

— Это Фулджентиус, - заметив мой интерес, не без гордости представил мне этого красавца Руфиус, - что означает «сияющий».

— Красивое имя, - прошептала я, поглаживая шею Фулджентиуса. – Можно?

Руфиус кивнул и помог мне сесть в седло. Потом тут же вскочил на стоявшего рядом ещё одного жеребца, но уже тёмной масти, и дёрнул поводья.

Мы поехали вперед. Сначала медленно – мы с Фулджентиусом привыкали друг к другу, - а затем я позволила себе вспомнить то чувство свободы, испытываемое при быстрой езде. Такого прилива сил и чистого счастья я не испытывала очень давно. Я готова была смеяться и наслаждаться каждой секундой этой прогулки. Фулджентиус был очень покладист и выполнял все мои пожелания, даже опережая мои мысли. Он словно читал их и с радостью выполнял. Мы быстро нашли общий язык. Я надеялась, что это будет началом нашей дружбы, и конь подо мной одобрительно фыркнул, чем вызвал счастливый смех.

— Спасибо, - искренне поблагодарила я Фулджентиуса, когда мы вернулись обратно.

— А вы ему понравились, - довольно отметил Руфиус, спрыгивая со своего коня, и беря его и Фулджентиуса под уздцы.

— Он тоже мне очень понравился. – Я благодарно погладила холку коня и слезла с него. – Надеюсь, мы ещё покатаемся.

— Непременно. – Кивнул конюх, заводя лошадей в стойло.

Я же направилась в дом, где меня ждал Теодриг.

— Накатались? – учтиво поинтересовался он.

— Да, благодарю, - в тон ему ответила я.

Сейчас у меня было такое хорошее настроение, что даже жить захотелось! Возможно, это и не самый плохой вариант – пожить тут? Тем более территория большая – есть где разгуляться.

— Вижу, что вам понравилось, - по-доброму, с теплотой произнес Теодриг.

— Я в восторге! – Призналась честно, чуть ли не подпрыгивая от счастья и такого по-настоящему детского восторга.

— Это хорошо. – Улыбнулся дворецкий. - Сейчас как раз будет готов обед. Вам куда подать: в столовую или в комнату?

— Лучше в комнату. Я пока приведу себя в порядок, а после обеда хочу прогуляться в сад, можно?

— Конечно.

Кивнув, я поспешила в свою комнату, но внезапно остановилась напротив той картины – семейного портрета. Ещё когда впервые увидела его, в душе закралась мысль, что это семья лорда. Теперь же мне нужно было подтвердить свою догадку.

— Теодриг, а эта картина… это семейство Морано?

Дворецкий бесшумно подошёл ко мне и остановился рядом, всматриваясь в картину. Казалось, что морщинки на его лице от этого становятся только глубже, а на лицо падает тень грусти.

— Да, верно.

В душе что-то всколыхнулось. Что-то сродни печали и щемящей тоски.

— А… где остальные члены семьи? – наверное, мне не следовало об этом спрашивать, но я не могла ничего с собой поделать. Мне очень захотелось узнать хоть что-нибудь о жизни и семье тёмного. Ведь я о нём практически ничего не знаю, а тут такая возможность – родовое поместье, где прошло детство Морано. Я не могла упустить этот шанс узнать хоть что-то. Но к сожалению, любопытство не было удовлетворено.

— Об этом я, увы, не смею говорить, - с затаённой грустью и сожалением произнёс старичок. – Если господин захочет – он сам расскажет вам.

— А вы давно служите Морано? – не удержалась я от очередного вопроса, хотя понимала, что вряд ли добьюсь ответа, который хоть чуть-чуть прольёт свет на таинственного лорда.

— Я служил Дареллу Морано – отцу нынешнего господина. – Теодриг грустно улыбнулся, видимо предаваясь своим каким-то воспоминаниям.

— А сейчас он где? – осторожно поинтересовалась я, внимательно наблюдая за дворецким.

Старичок горестно вздохнул и повторил:

— Господин, если сочтёт нужным, расскажет.

На это я даже не смела надеяться. Вряд ли Морано раскроет передо мной свою душу и расскажет о себе и своей семье. Уж лучше отправит меня вновь куда-нибудь подальше.

Поэтому я не стала больше допытывать дворецкого, а просто молча ушла. Ведь я по сути, никто тут. И знать о том, что произошло с Морано и его семьёй – не имею право. А любопытство, оно пройдёт. Непременно. Нужно только подождать.


После обеда я сразу же вышла прогуляться по саду, восхищаясь его красотою и обилием цветов, кустарников и деревьев. Здесь везде чувствовалась чуткая рука садовника. В клумбах не было ни единой лишней травинки или сорняка, на деревьях – ни одной сухой веточки, на кустарниках – ни одного пожухлого цветочка или листочка. Всё выглядело идеально, вплоть до мощеных камнем узких дорожек, которые лентами тянулись вдоль всего сада. Я медленно прогуливалась по ним, вдыхая неповторимый коктейль из цветочных ароматов, дурманящих голову и будоражащих чувства. Хотелось дышать полной грудью, что я и делала, позволяя себе на некоторое время отречься от реальности и позабыть все проблемы, что длинным шлейфом тянулись за мной.

Этот день станет поистине одним из самых счастливых дней моей жизни. И если раньше я считала, что моё пребывание здесь будет скучным и никчёмным, то теперь я кардинально поменяла своё мнение. Особенно после того, как нашла в центре сада обвитую плющом беседку и расположенный рядом с ней небольшой фонтан. Это место, сокрытое от посторонних глаз ровными рядами деревьев и высокими кустарниками, являлось своеобразным островком уединения и оплота. Здесь хотелось остаться как можно дольше – если не навсегда, - слушая журчание фонтана и наслаждаясь долгожданным покоем ото всех и вся. Я уже представляла, как буду сидеть здесь с книгой в руках, коротая однообразные дни, и в ожидании возвращения лорда…

Стоп! При чём тут ожидание Морано? Зачем мне его вообще ждать?

Тряхнула головой, прогоняя непрошеные мысли и образы, и решила вернуться обратно в дом, ведь мне ещё исследовать библиотеку! Да и глубоко внутри я всё же ждала ужина и надеялась, что Морано передумает и успеет к нему.

Но увы, мои надежды не оправдались – ужинала я в одиночестве. А до библиотеки даже не дошла. Слишком много впечатлений было для одного дня. Тем более, что у меня времени предостаточно чтобы исследовать вдоль и поперек не только библиотеку, но и всё поместье. Этим я и займусь в ближайшее время.

Глава 17

А утром меня ждал неожиданный сюрприз. И пока я ещё не могла определиться: то ли радоваться ему, то ли нет.

Дело в том, что ещё за пару часов до рассвета ко мне в комнату заявился Теодриг и бесцеремонно разбудил, при этом сказав, чтобы надела принесённые вещи и спустилась в холл. Что такое меня там ожидает, ответить никто не потрудился. Мне это напомнило тот день, когда меня вызвал к себе после пробуждения Морано.

Почему именно меня подняли до рассвета, понять не могла. Можно же и на рассвете, если так срочно нужно. Но ведь куда мне спешить? Кому и зачем я понадобилась в такую рань?

Подгоняемая этими вопросами и тем же любопытством, я умылась и принялась одеваться. Каково же было моё удивление, когда вместо привычных платьев и юбок я увидела рубашку, штаны и ботинки на плоской подошве.

Интересно, для чего такой наряд? Что я буду в нём делать?

Собрав волосы в высокий хвост и кивнув своему отражению в зеркале, – надо признать, мне шёл такой наряд – вышла из комнаты и начала спускаться вниз.

Я уже была на предпоследней ступени, когда взгляд скользнул в просторный холл и в ту же секунду был прикован к высокой фигуре. Сердце на мгновенье дрогнуло и замерло. Я замерла вместе с ним. Занесённая для следующего шага нога, так и зависла в воздухе.

Это был Морано. Он стоял ко мне спиной и о чём-то разговаривал с Теодригом. Собранные в хвост волосы были перетянуты черной тесьмой, что практически сливалась с ними цветом, а прямая спина обтянута белой рубашкой, заправленной в штаны, которые также были заправлены в высокие сапоги. Вид лорда, даже со спины, напрочь выбил из головы все мысли. Я же и вовсе забыла куда и зачем шла. Что со мной происходит? Почему я так реагирую на его присутствие? Ведь даже сейчас, где-то глубоко в душе тлеет огонек радости от того, что я увидела Морано, что он пришёл…

Стараясь не выдавать своих чувств, бушующих внутри, я ступила на последнюю ступеньку как раз в тот момент, когда тёмный обернулся.

— Вы опоздали, - вместо приветствия укоризненно бросил Морано, внимательно рассматривая меня с ног до головы.

Захотелось тут же закрыться руками или хоть чем-нибудь – так почувствовала себя, словно стою перед ним полностью раздетой. И даже обидно стало, что я рада (рада?!) его видеть, а он вновь чем-то недоволен.

— В следующий раз будьте порасторопнее.

— В следующий раз? – Мне показалось, что слух меня подвел. Как и враз севший голос. Я стояла пораженная и во все глаза смотрела на лорда. И что всё это значит?

— Теодриг, разве ты не рассказал? – понял правильно мой удивленный вид Морано, обернувшись к замершему на месте старичку.

— Простите, господин, - виновато склонил голову дворецкий, - запамятовал.

— Ч-что мне должны рассказать? - дрогнувшим голосом спросила я. Мозг всё ещё отказывался воспринимать информацию о том, что сказал Морано.

Тёмный вновь посмотрел на меня и произнёс:

— С этого дня мы с вами будем заниматься физической подготовкой.

— Физической подготовкой? – удивление переросло в настоящий шок. Сердце забилось в районе горла, когда до меня дошёл смысл его слов. – М-мы?!

— Да. Будем тренировать вашу выносливость, скорость, ловкость, а также некоторые приёмы самозащиты. - Чем дальше говорил Морано, тем страшнее мне становилось. Это что же получается: из меня будут делать бойца? И кто – сам тёмный?!

— Н-но…

— Это всё пригодиться вам, чтобы постоять за себя. - Невозмутимо закончил лорд. – И чем раньше мы приступим к обучению, тем скорее вы всё усвоите. Так что не стойте просто так, а пойдёмте.

— Куда? – я всё ещё пребывала в глубочайшем ступоре и не как не могла поверить в услышанное.

Морано смерил меня каким-то странным взглядом и устало вздохнул:

— На пробежку. Нужно успеть до восхода солнца сделать хотя бы один круг вокруг дома, а территория, здесь не маленькая. Поэтому, поторопитесь.

Теперь стало ясно для чего мне предложили надеть штаны и такие, казавшиеся теперь самыми удобными, сапоги. В платье же много не побегаешь. Подол будет запутываться в ногах, так и норовясь свалить, а вот штаны очень удобны в данной ситуации. В этом я убедилась, стоило только начать бег.

— На первое время держите свой темп, ускорением займемся позже. – Давал инструкции Морано, в то время, пока я пыталась отделаться от радостной мысли, что этот мужчина сейчас вместо того, чтобы находиться где-то в столице, тренирует меня. И даже бежит наравне со мной! – Сейчас мне нужно понять ваш минимум.

Как оказалось, минимум у меня был очень скудный. Я и половину расстояния не пробежала, когда воздуха перестало хватать, а в боку закололо. Морано же бежал, как ни в чём не бывало. Лишь изредка бросал на меня досадливые взгляды. Кажется, ему не нравилось то, что он видел.

Это он подтвердил и словами.

— Не ожидал, что всё настолько плохо.

Тёмный подошёл ко мне даже не запыхавшийся! Словно и не бежал вовсе! Я же едва успевала сделать вдох, пытаясь устоять на подкашивающихся ногах – легкие горели огнём.

— П-прос… - говорить было затруднительно, пришлось оставить попытки и сделать глубокий вдох.

— Приходите в себя, - бросил Морано, - я пока сделаю пробный круг. Как вернусь, надеюсь, вы будете готовы продолжить бег.

И не дав мне и слова сказать, – хотя я и при всём желании не смогла бы - побежал вперёд. Да так легко и плавно он это делал, что казалось, будто ноги не касаются земли! А главное, он бежал так быстро, что уже через пару мгновений скрылся из виду. Мне оставалось только поражаться его скорости и стараться успокоить рвущееся из груди сердце, которое даже не собиралось замедляться.

Нужно немедленно приходить в себя, а то судя по скорости тёмного, он очень скоро будет тут. Так и вышло. Я только кое-как восстановила дыхание, когда мимо буквально пролетел Морано, бросив на меня косой взгляд и даже не остановившись. В итоге к нему я присоединилась только на втором его круге. При этом скорость у меня упала в разы, а лорд даже не вспотел! Такое положение дел, задело меня и даже разозлило. Пришлось собрать остатки сил и выдержать хотя бы один круг.

И да, я справилась! Я преодолела эту злосчастную дистанцию! Правда в дом вползала на последнем издыхании, под недовольные комментарии Морано.

— Плохо, очень плохо. Нужно больше и упорнее тренироваться. Иначе вы так и будете продолжать попадать в неприятности.

Так и хотелось огрызнуться в ответ, но увы воздуха хватало только лишь на то, чтобы вздохнуть. Поэтому приходилось молча терпеть.

Подъём по лестнице и вовсе показался мне настоящей пыткой. Чувствую, что завтра я вообще не встану с кровати. Кажется, тёмный, поставил себе задачу убить меня ну или добиться того, чтобы я сама убилась.

— С каждым разом будет легче, - сочувственно произнёс Теодриг, когда пришёл оповестить меня о том, что завтрак готов.

— Если я доживу до этого, - убийственным голосом отозвалась я, развалившись после принятия водных процедур, на кровати. Вода немного успокоила дрожь во всём теле, и сняла напряжение. Но я всё равно чувствовала себя разбитой. – Можно я никуда не пойду?

Потому что, как только представлю спуск и подъем по лестнице, так сразу тошно становится.

— Думаю, господин это не оценит. – Улыбнулся старичок.

— А… - Я даже подскочила на кровати, услышав слово «господин». И не важно, что тело отозвалось неприятной судорогой. Сейчас мне было не до своего самочувствия. Я-то думала, что тёмный сразу же покинет дом, как только разочаруется во мне, как в бегуне. Но лорд оказывается, ещё и на завтрак остался? - Морано тоже тут? … он… что? Завтрак?

В голове окончательно спутались все мысли, отчего пришлось замолчать, потому что и слова тоже путались, выдавая сумбур.

Теодрига же моя реакция позабавила. Кажется, что дворецкий догадывается о чём-то таком, чего я сама ещё толком не поняла.

— Да, лорд Морано ожидает вас с столовой.

Морано? Ожидает? Нет, я скорее всего отрубилась на кровати, и сейчас Теодриг мне просто снится, иначе как объяснить, что меня – меня! – ждёт к завтраку сам Посланник Тьмы! Это выше моего понимания. Но от этой мысли у меня даже дыхание перехватило, будто я снова только после бега.

— Так что мне передать господину? – заметив моё замешательство, спросил дворецкий. А вид был у него при этом донельзя хитрый и довольный. И чему спрашивается, он радуется?

— Иду-иду, - пробурчала я, вставая с кровати. Ноги тут же дали о себе знать, став словно деревянными. В таком виде ох как не хотелось идти к тёмному, но заставлять его ждать – себе дороже. Хорошо, что я успела переодеться в платье, любезно приготовленное для меня одной из горничных. Ведь как знала!

Пришлось, не без помощи Теодрига, доковылять до кухни и там, с гордо поднятой головой – чтоб не смотреть на недовольство Морано – сесть за стол напротив лорда.

За всё время я впервые делала что-то вместе с тёмным. Этот день с самого раннего утра стал самым насыщенным днём, когда я провела с лордом больше времени, чем за все предыдущие дни. И если во время пробежки ещё как-то удавалось сохранять невозмутимость перед столь близким нахождением Морано, то завтрак с ним в одном помещении – стал для меня настоящим испытанием. Мне не хотелось пасть в его глазах ещё больше, выставив себя невоспитанной и не знающей правил приличия. Но я ведь не из аристократов, и правилам этикета не обучена. Так как же мне себя вести?

Пока я предавалась терзаниям, нам подали завтрак. На моей тарелке лежало шесть белых круглых шариков, политых сверху янтарным тягучим соусом. Так же на ещё одной тарелочке поменьше находились поджаренные и чем-то пропитанные хлебные кусочки, а рядом с ними в небольшой мисочке - что-то молочно-воздушное и пахнущее умопомрачительно. И в завершении мне поставили чашку с дымящимся напитком, от которого пахло травами.

Такую еду я ещё никогда не ела, поэтому и начинать было страшно. Тем более, что я даже не знала, как это есть!

— Приятного аппетита, - первым нарушил молчание тёмный. И не дожидаясь ответного пожелания, принялся за еду.

Пригубив сначала вино, которое ему подали вместо травяного напитка, Морано взял в руки нож и вилку, и принялся методично нарезать шарики на небольшие кусочки и класть их в рот.

Я же забыла про еду, завороженно наблюдая за его отточенными, выверенными, но в то же время плавными и даже грациозными движениями. Мне ещё ни разу не удавалось видеть, как ест настоящий аристократ. Мне это казалось таким далёким и нереальным, ведь все аристократы жили в столице, и как бы богатые из других городов не пытались пристраститься к их манерам – ничего у них не выходило. Получалось, что аристократом нужно родиться. Морано в этом плане повезло. И сейчас, наблюдая за ним, я видела ту самую аристократичную натуру, которую многие обожали и ненавидели одновременно: его расправленные плечи, прямую осанку, грациозные движения рукой и… завораживающие грозовые глаза, внимательно следящие за мной.

Спохватившись и поняв, что меня поймали с поличным, я поспешила отвести глаза, уткнувшись в свою тарелку, и дрожащими от волнения руками взяла столовые приборы. Повторила всё, что увидела за время наблюдения за лордом и положила кусочек шарика себе в рот. Вкус был необычным – я такого ещё никогда не ела, – вязкость шариков так удачно сочеталась со сладкой патокой, что невозможно было просто проглотить, не насладившись этим дивным вкусом.

— А что это? – против воли вырвался вопрос, заставив меня на мгновенье замереть.

Мне казалось, что я веду себя неприлично, но Морано не стал меня упрекать, а наоборот, ответил:

— Это рисовые шарики с мёдом.

— Ммм, - проглотив ещё один кусочек, протянула я, прикрывая глаза, - как вкусно.

И вновь тут же спохватилась, перед кем я сижу и, стараясь сильно не краснеть от стыда, пролепетала:

— Прошу прощения. Я просто ещё не привыкла… находиться в таком обществе и…

— Забудьте, - прервал меня Морано, затем вытер белой салфеткой губы и снисходительно произнёс: - Я понимаю, что этикет чужд вам и не требую следовать ему. Единственное, ведите себя более-менее прилично, и тогда нам будет проще общаться.

— А разве я вела себя неприлично? – вскинулась тут же, задетая его словами.

— С вашими манерами, в высшее общество вы не попадёте. – Хмыкнул на мой выпад Морано, откидываясь на высокую спинку своего стула. Он щелкнул пальцами, и бокал, зажатый в его руке, тут же наполнился вином.

— Знаете, я туда и не стремлюсь, - недовольно пробормотала я, сминая под столом свою салфетку.

— Любая уважающая себя девушка стремиться туда попасть.

— Так считайте, что я себя не уважаю! – не выдержав, повысила голос.

После такого разговора в горле застрял ком. Есть сразу же перехотелось. Как и находиться в обществе тёмного.

— Благодарю, - поднимаясь из-за стола, отчеканила я, заставив себя смотреть на лорда, - я уже сыта.

Больше не говоря ни слова, я вышла из столовой.

Было до слёз обидно. Обидно от того, что этот мужчина считает меня… такой. Неравной. И даже если он вместе со мной бегает по утрам, находясь рядом, а не впереди, то это ещё не значит, что так будет и всегда. В любое другое время он – лорд, а я… я – никто. От этого хотелось кричать, но я лишь сильнее сжимала зубы, слушая их скрежет.

И уже кое-как взобравшись по лестнице и оказавшись в своей комнате, я решила, что ещё поборюсь за своё место в этом магическом обществе и отстою свою свободу. Я ещё докажу всем, что я не просто средство для достижения целей, я – антимаг!

***

До обеда я не выходила из комнаты, провалявшись всё это время в кровати и лишь изредка вставая в уборную, а затем вновь возвращаясь на своё место, принимая позу звезды. После изнурительной тренировки и не менее изнурительного завтрака мне не хотелось никого видеть и слышать. И мне это позволяли.

Лишь когда настало время обеда, мне принесли его в комнату – и это был самый обычный мясной гуляш, на который я набросилась со зверским аппетитом, ведь за завтраком мне так и не удалось нормально подкрепиться. Зато сейчас я чувствовала ни с чем не сравнимый прилив энергии и сил. Даже тело стало меньше болеть, и именно поэтому я решила всё же перестать строить из себя мученицу и сходить в библиотеку. Ведь всё равно рано или поздно собиралась это сделать.

Толкнув указанные мне одной из служанок двухстворчатые двери, я ступила в залитое солнцем помещение. И сразу же замерла на месте. Потому что тут пахло необычно. Всё помещение пропиталось запахом книг и их шершавых страниц. Так пахли старинные фолианты, испещренные мелкими завитками букв и непонятных символов, хранящие на своих страницах такие тайны, которые никто кроме этих тонких слоев бумаги выдержать не сможет. Так пахли истории, прожитые жизни, наполненные приключениями… и новые познания. И к этому запаху добавлялся насыщенный запах дерева, будто только что срубленного и всё ещё истончавшего древесный аромат, который смешивался с книжным, заставляя вдыхать глубже. Что я и делала, медленно прохаживаясь по помещению и рассматривая собранные здесь несметные богатства.

Несмотря на обилие книжных полок и находящихся на них книг – здесь было идеально чисто. Скорее всего, чистота здесь поддерживается магией. Не было ни единого слоя пыли и не кружились в воздухе на солнце её маленькие песчинки. Книги находились на отведенных им местах, прижавшись друг к другу разномастными обложками.

Я осторожно прошлась вдоль стеллажей, расположенных у стен, проводя пальцем по книжным корешкам и наслаждаясь ощущениями. Здесь было столько книг, что разбегались глаза. Наверное, я их и за всю жизнь не перечитаю…

Да и где здесь, кстати, читать?

Я обошла центральные стеллажи, стоявшие полукругом, я поняла, что ошибалась, думая, будто в библиотеке нет места для чтения.

За книжными шкафами, в центре образованного ими полукруга, стояли два удобных мягких кресла и небольшой столик, на котором уже лежало несколько книг. Быстренько пробежалась глазами по первой и решила, что с неё и начну. Уселась в кресло с небольшим томиком истории создания магии и полностью погрузилась в чтение.


Не знаю, сколько времени прошло, но когда я оторвалась от чтения, в библиотеке стало заметно темнее, а в окно, напротив которого я сидела, заглядывали лучи заходящего солнца.

Не думала, что так увлекусь чтением, что забуду о времени. Но больше нельзя тут оставаться. Нужно подготовиться к завтрашней экзекуции, а для этого хорошо бы выспаться. А чтобы хорошо выспаться, нужно пораньше лечь спать. Но спать на голодный желудок как-то не особо хотелось. Поэтому сначала ужин, затем сон. На этом и решила. Отложила книгу, и пошла к себе в комнату, где меня как раз уже ждал ужин. И… записка.

Осторожно развернула сложенный вдвое листок, и тут же едва не выронила его. Послание, написанное красивым, но строгим подчерком, было от Морано. И было там всего несколько слов:

«Завтра. За два часа до рассвета. В холле»

Мне нестерпимо захотелось измять и выбросить в огонь этот клочок бумаги, что разрушил воцарившийся на некоторое время в моей душе покой, но отчего-то я не смогла. Ещё раз взглянув на витиеватый и аристократический почерк, я сложила листочек и спрятала его под подушку. Но тут же, устыдившись собственных действий, перепрятала в ящик прикроватной тумбочки. Затем быстро поужинала, но от волнения не почувствовала вкуса еды. Читай больше книг на Книгочей.нет Мне определённо нужно собраться, чтобы завтра выглядеть более достойной, чем сегодня. Я должна доказать этому напыщенному лорду, что не стоит так сразу списывать меня со счетов. Если я захочу, то я добьюсь своей цели. И сейчас моей целью было доказать Морано, что я могу сделать всё так как нужно.

Поэтому я позвала Теодрига и попросила разбудить меня на полчаса раньше назначенного Морано времени. На его удивлённый взгляд пояснила, что так надо. Хорошо, что дворецкий больше не стал ничего спрашивать. И просьбу мою выполнил.


Просыпаться было тяжело. Даже тяжелее, чем обычно, но я заставила себя подняться с постели. Пока приводила в порядок и на скорую руку делала все свои утренние, точнее предрассветные дела, не чувствовала ломоты в теле и очень надеялась, что так будет и в остальное время.

Первым делом решила сделать разминку. Несколько раз присев, поняла, что если и дальше так буду делать, то и до холла не доберусь. Тогда Морано точно будет наслаждаться моей неудачей. Ну или просто-напросто разозлится и будет сыпать нелестными замечаниями всю пробежку. Этого мне хотелось меньше всего. Поэтому я спустилась в холл раньше положенного и решила, что перед приходом тёмного смогу размять ноги, сделав небольшую пробежку до сада и обратно. Правда сад был за поместьем, а я сейчас стояла у центрального входа – так что бежать мне примерно половину вчерашнего расстояния. Но это если я побегу по тому маршруту, что определил Морано, а если бежать вдоль самого дома, то думаю, можно сократить это расстояние…

И только я, одухотворенная своей нехитрой идеей, ступила за порог, как сзади раздался голос:

— Не рано ли вы собрались начать наши тренировки?

От неожиданности подпрыгнула на месте и поскользнулась на ступеньке, не удержав равновесия и полетев вниз. Вскрикнув, приготовилась к болезненному падению по двум оставшимся ступенькам крыльца и такому же болезненному приземлению на каменную дорожку.

Но падения, ни тем более приземления не было. Зато был болезненный рывок, при котором моя рубашка резко натянулась на спине в районе лопаток при этом придушив воротником, врезавшимся в шею. Меня, словно нашкодившего котенка, вздернули за шкирку и подняли над землей. Но тут же опустили в более безопасном месте, подальше от ступеней.

Пока я хватала ртом воздух, пытаясь восстановить перехватившее дыхание, да унять жжение в области шеи, тёмный спокойно стоял рядом и молчал. Но стоило мне прийти в себя и взглянуть в его серые глаза, как я поняла – будут отчитывать. Или ругать. Или и то, и то одновременно.

Приготовившись выслушать всё с гордо поднятой головой, я была несказанно удивлена, когда вместо того, чтобы распинать меня, Морано произнёс:

— Будьте осторожны. – Но не успела я обрадоваться, как он продолжил. – И внимательны. Вас слишком легко застать врасплох. Это надо исправлять. Нужно постоянно быть наготове. Ведь я не всегда буду рядом, чтобы предотвратить ваше падение.

«Или чтобы его спровоцировать» - ехидно подбросило моё подсознание.

— Я вас поняла. – Сказала вслух. – Тогда давайте не будем терять времени.

И я сбежала по ступеням, двинувшись по вчерашнему маршруту и придерживаясь умеренного темпа бега. Сегодня я должна пробежать хотя бы немного лучше, чем вчера. На сегодня это одна из главных задач. Вторая – выжить после пробежки. Но думаю, что если распределю свои силы правильно, то у меня всё получится.

Через пару секунд меня уже догнали. И, как и вчера, Морано, поравнявшись со мной, побежал рядом. Его слишком близкое присутствие нервировало, сбивало с темпа и срывало дыхание. Взгляд против воли притягивался к его персоне, скользя по хорошо сложенному телу и гордому профилю. Даже в обычной одежде и занятый простым бегом, он был красив. И это меня ужасно отвлекало. Пару раз, засмотревшись на него, я спотыкалась и даже падала на землю. И в эти разы меня никто не спешил ловить или поднимать. Приходилось сцепив зубы подниматься и продолжать бег.

— Вы слишком рассеяны, - не преминул упрекнуть меня Морано, когда я в очередной раз едва не пропахала носом землю. – Не стоило начинать тренировки раньше – вы ещё не готовы.

Единственное, к чему я была не готова, так это терпеть его присутствие, отвлекающее меня от поставленной на сегодня задачи. Ведь мы вновь даже половину дистанции не пробежали, а у меня уже закололо в боку. Нет, так дело не пойдёт. Мне нужно сосредоточиться и не обращать внимания на того, кто бежит рядом. Но как это сделать?

— Может… вы… - я остановилась, перевести дыхание, потому что на бегу говорить было трудно, особенно, когда этого самого дыхания не хватает.

— Не останавливайтесь, - строго перебил Морано, - а то хуже будет.

— Куда уж ещё хуже? – мученически простонала я, а потом спохватилась. – Может вы снова вперед побежите?

— Вас не устраивает то, что я нахожусь рядом? – совершенно спокойно осведомился тёмный, но во взгляде на секунду сверкнула молния. Или мне померещилось?

— Это не устраивает вас. – Ответила, восстанавливая дыхание. – Я же вижу, что мой темп бега вам не нравится. Так не нужно страдать из-за меня. Бегите со своей скоростью, а я уж как-нибудь сама.

— Вся суть наших пробежек складывается из того, что мне нужно увидеть ваш потенциал. А как я это сделаю, если не буду рядом? – Невозмутимо парировал тёмный.

— Ну вы можете считать сколько кругов пробежали, пока я не завершила свой…

— Объясните мне, почему вы так не хотите находиться в моем обществе?

— Почему вы решили… я не… - растерянно пробормотала, обескураженная таким неожиданным заявлением лорда. Достойного объяснения у меня не нашлось, как и слов.

Смутившись вконец, решила сбежать от вопроса. Причём в прямом смысле этого слова.

Но далеко не убежала – через два шага я уже врезалась в грудь Морано, перегородившего мне путь.

— Мы не закончили…

— Если мы будем тратить время на разговоры, то и пробежку мы тоже так и не закончим. – Наконец, нашлась, что ответить. Но тёмного это не проняло.

— Мы продолжим, как только вы объясните мне, почему не хотите, чтобы во время пробежек я находился рядом с вами.

— Да потому что вы меня отвлекаете! – Выпалила и тут же зажала рот руками. Вот что я несу? Как мне теперь выкручиваться из этой ситуации?

Морано тоже не остался равнодушен к моей реплике:

— Отвлекаю? И как же? - его брови удивленно взметнулись вверх.

Отступать было уже некуда, поэтому я сказала то, что первое пришло на ум:

— Слишком громко сопите, выражая своё недовольство!

И после этих слов сразу же зажмурилась, ожидая гнева тёмного. Но вместо этого услышала… смех.

Настоящий искренний смех, который обволакивал своей бархатистостью. Не ожидала, что у этого сурового и серьёзного мужчины может быть такой мягкий и в то же время глубокий смех, от которого по спине начинали бегать мурашки. И лицо Морано при этом становилось не таким надменным и холодным, словно с него спадала маска высокомерия, раскрывая истинную красоту. Тёмный будто становился моложе и ещё симпатичнее…

Тьмааа, о чём я думаю??

— Такого нелепого объяснения я ещё ни разу не слышал, - прекращая смеяться, усмехнулся лорд. А затем в его глазах исчезло любое напоминание о веселье, будто бы не он сейчас смеялся. Он вновь стал серьёзным. – Но это никак не повлияет на наши пробежки, поэтому… - он кивком головы указал вперед, - продолжим.

Обреченно выдохнув, побежала вперед, чувствуя, как горят щеки от смущения. Нет, с этим точно что-то нужно делать. Я не могу так постоянно реагировать на него. Как бы это не переросло во что-то большее, чем симпатия…

Испугавшись своих мыслей, я сбилась с шага и тут же споткнулась, но была перехвачена за локоть тёмным, который не изменяя себе, раздраженно бросил:

— Осторожнее.

Хорошо, что ещё отпустил сразу, а то от его близости дышать становится трудно. Но я успокаиваю себя тем, что это всё из-за бега. Да точно, из-за бега.

В этот раз пробежка далась мне немного легче, но все еще не настолько удовлетворительно как хотелось бы. О мнении Морано вообще можно промолчать. Достаточно его красноречивого взгляда, которым он наградил меня у входа в дом. А что я сделаю, если это только вторая пробежка? Города тоже не сразу строились. Чего же ждать от одной единственной девушки, которая только начала пытаться что-то делать?

В этот раз во время завтрака я даже не смотрела в сторону тёмного, но как назло – кусок в горло не лез. Поэтому вновь пробормотав, что не голодна, отправилась к себе в комнату. Морано ушёл так же, как и вчера. Не попрощавшись. Хотя, затем ему это?

Я же, как и вчера, провалялась до обеда на постели, затем пообедала, а вечером, перед сном, решила сделать ещё один круг вокруг поместья. Мне нужно было тренироваться. А одной пробежки в день явно мало. Вот у меня и созрел план, что как минимум дважды в день я буду бегать. И второй раз, без Морано, у меня получилось значительно лучше. Ну, по крайней мере я так думала. Ведь рядом не было никого, кто мог бы оценить мои успехи, если таковые и были.

Спать я ложилась без задних ног.

***

Так прошла неделя. Каждый день и вечер я бегала вокруг поместья, и с каждым разом у меня получалось всё лучше. Морано, конечно, не хвалил меня, но уже и не бросался недовольными взглядами и замечаниями. К концу недели мы и вовсе решили попробовать ускорение, а затем бег на выносливость. А затем и то, и то по очереди. Вечерами я отрубалась, едва голова касалась подушки, и спала без снов, чтобы утром проснуться за два часа до рассвета и вновь начать тренировки.

Но в этот раз всё было по-другому. Едва я сделала разогревочный круг, как Морано произнёс:

— Сегодня вы попробуете от меня сбежать.

От его предложения у меня вырвался нервный смешок. Убежать от мага, который может переместится в одно мгновение? Не смешите меня! У меня нет шансов. Эта идея заранее обречена на провал.

Это я и сказала тёмному.

— Если вы не будете верить в себя, то у вас действительно ничего не получится. – Его невозмутимость поражала. Ну конечно, он же не добыча, а хищник! - Даю фору в десять секунд. Вперёд.

Делать нечего, пришлось бежать. Только как я сбегу от тёмного? Фора пролетела настолько незаметно, что мне показалось, будто её и не было! Потому что я не успела даже из виду скрыться, как тут же стукнулась носом об грудь лорда. Отпрянув, едва не упала на землю, но кое-как удержалась на ногах. А Морано в это время скомандовал:

— Бегите!

И я снова побежала, но уже в противоположном от мужчины направлении. И вновь практически сразу наткнулась на тёмного с его: «бегите!»

Я злилась, но выполняла. А мой многострадальный нос не желал больше сталкиваться ни с чем. Приходилось уворачиваться, но это мало помогало. Так продолжалось некоторое время, пока я вконец не запыхалась.

— Вы должны научиться маневрировать. Нужно научиться заранее тормозить и менять направление бега, избегая опасности.

— Я… не уверена… что меня… это спасёт. – Я привалилась к дереву и пыталась отдышаться от неудачных попыток сбежать от лорда. Он же сам стоял неподалеку, как всегда невозмутимый и совершенно спокойный, будто и не бегал. Хотя, он и не бегал, а перемещался порталами. Или… нет, дымку от порталов я не успевала заметить, когда сталкивалась с ним. Значит ли это то, что он так быстро бегал? И главное – бесшумно? Неужели у него такая невероятная скорость? И грация… и… Так хватит!

— Один бег вас не спасёт. – Морано задумчиво посмотрел в небо, где уже поднималось восходящее солнце. Сегодня, как пояснил сам лорд, у него не было дел в столице, поэтому он сейчас находился здесь. Со мной.

От этой новости до сих пор поднимается волнение в груди. Хотя я вкладываю в эту фразу совершенно иное значение, чем Морано. Он же уже пообещал меня сегодня проштудировать по полной. А значит, это было только начало.

— Я думаю, можно уже приступить и к самозащите. – Подтверждая мои предположения, продолжил тёмный.

— К самозащите? – что-то эта идея не вызывала во мне энтузиазма. Тем более… - Но я из-за клятвы не смогу причинить вам вред. Вы же знаете это…

— А кто сказал, что вы будете причинять вред мне? Тарг!

И не успела я и глазом удивлённо моргнуть, как возле Морано появился его рыжий и немой садовник из столицы. Он чинно поклонился лорду и бросив на меня мимолетный взгляд, хитро подмигнул. Я же пока молча недоумевала над тем, что происходит. А тёмный в это время обратился к мужчине:

— Тарг, поможешь мисс Арнуа освоить и отработать несколько приёмов самозащиты?

Вот теперь у меня пропал и дар речи, ведь Морано не приказывал своему служащему, а спрашивал его! На что рыжий Тарг довольно – или мне показалось? – кивнул.

— Отлично, - теперь Морано повернулся ко мне, - а вы слушайте. У любого мага есть слабые места, вне зависимости от его силы. Проблема заключается лишь в том, чтобы добраться до этих самых мест, минуя магическую защиту. Так как вам это не грозит, - тут я осторожно покосилась в сторону рыжего садовника, и поймала на себе его слегка удивлённый взгляд. Что ж, пусть Морано сам с ним разбирается насчет раскрытия моей тайны, - вы можете сразу подобраться к этим слабостям. И так, это четыре основные точки, которые являются самыми уязвимыми, и знание о которых поможет вам вырваться, если вдруг вас схватят.

Тёмный говорил, а я завороженно слушала его голос. У него определённо была способность с обучению других. Его хотелось слушать. И дело вовсе не в его чарующем голосе, нет…

— Первая точка – глаза, вторая – шея, третья, особенно у мужчин, – пах, - вот тут я почувствовала, что краснею, даже уши загорели от смущения. Но Морано не обратил на моё состояние никакого внимания, а спокойно продолжал: - и последняя, четвёртая точка – колени. Воздействие на каждую из этих точек ненадолго, но всё же обезвредит противника. И тогда у вас будет шанс сбежать. А теперь давайте по порядку.

Морано подошёл ко мне и даже протянул руку, явно намереваясь помочь подняться. Но от охватившего меня стеснения я поспешно поднялась сама, не прибегая к его помощи. Тёмный посмотрел на меня недовольно, но промолчал.

— И так, первая точка. – Он подошёл к стоявшему и серьёзно настроенному Таргу. – Глаза. Обычно до них добраться труднее всего. Ведь тут вам потребуются руки. А если вас схватят, то они вряд ли останутся свободными, да и с шеей такая же проблема… - он замолчал, внимательно рассматривая Тарга, а затем перевёл взгляд на меня. Тут же нахмурился. – Хорошо, разберём те точки, до которых вы сможете добраться в любом случае. Это пах и колени.

Я тут же отвела глаза в сторону, краснея. Вот же! Только одно это слово вызывает неконтролируемое смущение и стыд, а тёмный говорит об этом так свободно и непринуждённо…

— Не нужно так смущаться, - я вздрогнула и перевела взгляд на лорда, который незаметно оказался возле меня. Слишком близко. – Научитесь спокойно относиться к этому. Ваш враг не будет ждать, когда вы возьмёте себя в руки. Поэтому не стоит так реагировать на самое обыкновенное слово. Тем более, что это самое болезненное место у мужчин. Один удар ногой – и ваш противник сражён наповал. Причём в прямом смысле этого слова. Запомните: одно точное попадание ногой в нужное место, и цель поражена. Пока враг приходит в себя, вы сможете сбежать на безопасное расстояние или же постараться обезвредить противника окончательно. Как это сделать, я сейчас вам покажу.

И Морано шагнул от меня к Таргу, который тут же напрягся, распрямился и… закрыл руками то самое место, о котором говорил лорд. Тёмный же недобро усмехнулся.

— Не волнуйся, туда я метить не буду. Лучше схвати меня. – Лицо рыжего садовника вытянулось в изумлении. Да, наверное, нечасто его господин приказывает ему схватить его. – Что замер? Вперёд!

Тарг сделал несколько неуверенных шагов по направлению к лорду, а затем, когда тот повернулся к нему спиной – неуверенно обхватил за плечи. Смотрелось это немного странно и даже комично: высокий статный мужчина и обхвативший его сзади за плечи рыжий садовник, что на голову ниже него.

— Так не пойдёт, - хмуро изрёк Морано, - Тарг, прими боевое обличие.

Я напряжённо наблюдала за происходящим, не до конца понимая, что происходит. Рыжий садовник, как-то тяжко выдохнул и… стал увеличиваться в размерах! Одежда на нём затрещала и начала рваться прямо на глазах. Тело мужчины раздулось, словно мыльный пузырь, но вместо того, чтобы лопнуть, оно обросло мышцами, а кожа приобрела пепельный оттенок.

Наверное, сейчас такого же оттенка стало моё лицо. Я в ужасе сделала два шага назад и упёрлась спиной в ствол дерева, возле которого недавно переводила дыхание после бега. Сейчас же у меня дыхание перехватило вновь, но уже от страха.

А Тарг уже был на две головы выше тёмного и одной ручищей мог сломать ему шею. Хотя я понимала, что Тарг не причинит вреда своему хозяину, ведь он так же связан клятвой, но мне всё равно стало тревожно за Морано, который сейчас стоял совершенно спокойно и смотрел на меня. Невозмутимо прекрасный и опасный одновременно. Он казался таким хладнокровным, что даже выросший и увеличившийся в размерах Тарг не казался уже таким страшным, как спокойствие, исходившее от лорда.

— Смотри. – И я повиновалась его голосу, приковав взгляд к двум магам, что находились неподалёку от меня, заполонив собой, казалось, всё пространство. Теперь Тарг сжимал своего господина крепче и увереннее. И он даже поднял его над землёй. А тёмный, как будто ничего особенного не происходит, объяснял мне: – Из такого захвата выбраться можно двумя способами. Первый. – И он резко мотнул головой назад, попадая затылком в район подбородка. Тарг пошатнулся, и хватка ослабла. Тогда Морано развёл свои руки в стороны, а сам «нырнул» вниз, высвобождаясь из захвата.

Тарг устоял на месте, но схватился за подбородок и сплюнул на землю красный сгусток. Я в ужасе шарахнулась в сторону. Это была кровь. Кажется, лорд разбил губу своему садовнику. Но это его не остановило.

— Снова! – Скомандовал тёмный, и Тарг послушно схватил его, но уже не поднимал над землей. Теперь голова Морано не доставала до нужного места. Это не расстроило лорда. Он вновь посмотрел на меня: - И второй способ.

Теперь он со всего размаху заехал садовнику своей ногой по его коленной чашечке. Если бы Тарг не был немым, он бы взвыл. Но так он лишь безмолвно открывал рот на исказившимся от боли лице. Хватка ослабла сама собой, когда мужчина покачнувшись, схватился за пострадавшее место.

А я не могла больше на это смотреть.

— Хватит! – что есть силы, крикнула я, подбегая к Таргу. Теперь его размеры меня не пугали. Даже то, что вся моя голова может поместиться на одной его ладони. – Если он не может нападать на вас, это ещё не значит, что нужно избивать его!

Я плюхнулась на траву рядом с огромном рыжим магом, с пепельной кожей, которая на солнце, казалось, переливается серебром. Он смотрел на меня большими изумлёнными глазами цвета весенней листвы. Я неуверенно улыбнулась ему, а рука потянулась к оборванному куску ткани, висевшим на его руке. Дернув клочок на себя, с лёгкостью оторвала и так державшуюся лишь на одной нитке ткань и медленно поднесла её к лицу напряжённо застывшего Тарга, осторожно стирая струйку крови, сочившуюся из разбитой губы.

— В вас слишком много сочувствия, - прилетело мне раздражённое в спину, - врагов вы тоже так же жалеть будете?

— Но Тарг не враг! – Я обернулась к тёмному, встречаясь к грозовыми глазами, в которых сгущались чёрный тучи, готовые разразиться молниями. Захотелось сбежать от этого взгляда куда подальше, но я стойко выдержала его.

— Я вам показывал приёмы самозащиты, - отчеканил лорд.

Кажется, он начинал злиться. Но я не могла ничего с собой поделать. Мне действительно было жаль Тарга. Даже такого большого и грозного на вид.

— А на ком-нибудь неодушевлённым нельзя было это сделать?

— И как вы себе это представляете? – Морано даже на секунду удивился.

— Не знаю, но я не хочу калечить ни в чём неповинных магов!

— А придётся, - процедил тёмный. Кажется, я его всё же довела. – Вы будете отрабатывать приёмы самозащиты на том, на ком я скажу. Даже если это будет Теодриг.

— Я не собираюсь… - но договорить я не успела.

К нам приближался взволнованный Теодриг. Он нёс в руках белый конверт.

— Господин… - дворецкий на мгновенье замер и посмотрел в нашу с Таргом сторону, а затем взял себя в руки и повернулся к Морано, - это вам…

Лорд взял из рук старичка конверт, развернул его и начал читать. С каждой прочитанной строчкой его взгляд становился всё более мрачным, а под конец чтения и вовсе гневным. Конверт вспыхнул в его руках, оседая пеплом на землю.

Мы с Таргом и Теодригом затаили дыхание, в ожидании дальнейших действий тёмного. Морано оглядел всех хмурым взглядом и сообщил:

— Кажется, у нас намного меньше времени, чем я думал. – Он вздохнул. – Точнее, его уже совсем нет.


Глава 18

Молчание затянулось. Все пребывали в легком ступоре от слов Морано. Сам же лорд стоял неподвижно, запрокинув голову к верху и прикрыв глаза, глубоко дышал. Хоть внешне он и оставался невозмутимо спокойным, но сжимающиеся и разжимающиеся в кулаки руки выдавали его злость.

— И что это значит? – тихо спросила я, нарушая возникшую напряженную тишину.

— Это значит, что тот, кому вы для чего-то нужны, решил пойти на крайние меры. – Морано бросил на меня мимолетный взгляд, а затем отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

Ну уж нет! Я должна знать, что так разозлило тёмного!

— Постойте! – Крикнула в спину уходящему лорду, вскакивая на ноги и направляясь – чуть ли не бегом – к нему. – Какие крайние меры? Что… они собираются предпринять? И кто это вообще?

— А не слишком ли много вопросов? – довольно резко отозвался Морано, даже не обернувшись. Он так же продолжил свой путь, но и я не намеревалась отступать.

— Вообще-то, это напрямую касается меня! – огрызнулась в ответ и, пробежав вперед, встала перед тёмным, преградив ему путь. Возможно я пожалею о таком импульсивном решении, но это будет не сейчас. Сейчас же я намеревалась узнать, что же такого было в том письме. Ведь явно скрытая угроза. Неужели и на Морано есть какие-то рычаги воздействия?

Лорд смерил меня таким взглядом, о которого захотелось провалиться сквозь землю. Я почувствовала себя маленькой букашкой, которую вот-вот собираются прихлопнуть. Но я не собиралась ждать своей участи, вскинув лапки кверху. Я решила, что буду бороться! И мне нужны ответы на вопросы. Я устала оставаться в неведении. Хватит! Теперь мы с тёмным в одной лодке – хочет он этого или нет! Если он взял на себя ответственность за мою жизнь, то пусть тогда оповещает обо всём, что её касается! И вот это письмо как раз меня и касается. Так что, даже вызвав на себя гнев Морано, я не отступлю!

Видимо, что-то такое отразилось на моём лице, потому что Морано вдруг сменил гнев на… нет не на милость, а на мимолётное удивление, которое тут же стерлось с его лица, уступая место маске отчуждённости. Но вот в глазах плескалось что-то, суть чего я определить не могла.

— Скажите, мисс Арнуа, что вы знаете о Посланниках Тьмы? - наконец, вздохнув, вполне себе спокойно спросил тёмный.

— А при чём здесь это? – не поняла я вопроса. Неужели Морано пытается перевести тему?

— А при том, что все посланники, которые были отмечены Тьмой в Элфгарде, на особом счету у Высшего Совета. И, насколько я знаю, их в столице, да и на всей территории Элфгарских земель – нет.

— Но… но вы же Посланник! – воскликнула я, пораженная догадкой. - И член Совета! И… как?!

— В Совете никто не знает обо мне. Пока что…

Так вот на что решили надавить те, кому я понадобилась! Но что это будет означать для Морано?

— Хотите сказать, что вас могут раскрыть?

— Именно это и собираются сделать “доброжелатели”.

Я похолодела.

— А что будет, если в Совете узнают? – спросила поникшим голосом . Не знаю почему, но мне нужно было услышать его ответ.

— Скорее всего то, что делают со всеми Посланниками Тьмы – запрут в темнице, а потом уничтожат, как «особо опасного». – И сказано было так хладнокровно, словно речь сейчас шла не о его дальнейшей судьбе, а о чём-то совсем несущественном.

Я же вздрогнула от такой перспективы. Это что же получается: моя жизнь взамен его? Нет, я не могу этого допустить! Конечно, вряд ли меня собираются убивать, скорее всего вновь поведут к границе, чтобы… что? Я так и не выяснила, чего от меня добиваются. И это нужно исправлять. Вот только как? И ещё меня мучил один вопрос.

— А как же они узнали о вас, если даже Совет не в курсе?

— Я и сам бы хотел это знать…

— И что же нам делать? – спросила мужчину, внешне выглядевшего безразличным ко всему происходящему, но внутри которого клокотала такая ярость, что её отблески молниями отражались в его глазах.

— Нам? – изогнул в удивлении бровь тёмный. Я нервно прикусила губу, но промолчала. Пусть думает, что хочет, я свою позицию озвучила. – «Нам» делать ничего не надо. Вы остаётесь здесь под присмотром Теодрига и Тарга. И никуда не высовывайтесь.

— Но…

— И это не обсуждается! – бескомпромиссно оборвал мой слабый протест тёмный. – Вы должны оставаться в безопасности.

— Хорошо, - скрепя сердцем, признала его правоту. – А вы? Что будете делать?

— А я поищу выход из сложившейся ситуации. – Морано обогнул замершую на месте меня и продолжил движение к дому, но внезапно остановился и вернулся обратно.

— Возьмите.

Он протянул мне тонкий кинжал, сталь которого отливала на солнце: лучи бликами играли на её гладкой и ровной поверхности, а затем тонули в багровом драгоценном камне, венчавшим чуть изогнутую рукоять. С виду кинжал казался незамысловатым: полностью литое остриё и рукоять, да всего лишь один драгоценный камушек, не придавали ему ценности. Но отчего-то казалось, что это самая дорогая вещь на свете, которую мне сейчас предлагают взять. Я озадаченно уставилась на кинжал.

— Это…мне? – голос внезапно сел, а волнение сковало грудь, мешая дышать.

— Пусть он всегда будет при вас. – Морано вложил холодное оружие в мою руку, не давая даже опомниться от столь неожиданного подарка. Да и подарка ли? – Не расставайтесь с ним никогда. Возможно, в будущем он вам пригодится.

— Но…я… как…же… куда? – совсем растерялась, дрожащими руками сжимая кинжал, который на удивление легко и точно лёг в мою ладонь.

— Когда выходите на улицу, надевайте только сапоги. И прячьте его туда. – Поняв мой несвязный лепет, проинструктировал Морано.

— Я же не умею… Пользоваться…

— Жить захотите, сразу поймете, что и как нужно делать.

И после этого он ушёл. Теперь уже не возвращаясь и даже не оборачиваясь. А я осталась стоять, беспомощно глядя ему вослед и не зная куда себя деть. Легкий кинжал сейчас вдруг показался таким тяжелым грузом, тянущим меня к земле. Холодная сталь и вовсе стала ледяной, а камень на рукоятке будто наполнился алой кровью. Нестерпимо захотелось выбросить это оружие. Ведь я никогда и никого не убивала! И не собираюсь! Я же не убийца! Пусть даже меня все считают воплощением кошмара, но я-то на самом деле не такая. Я не смогу. Не смогу отобрать чью-то жизнь.

Страх впился в грудь не хуже острия, зажатого в руке оружия. Было не только страшно, но и неприятно. Вот только, что бы я не испытывала сейчас - разжать руку не смогла. Даже если бы захотела.

И почему на сердце так тревожно?

***

— Я рад, что ты пришёл. – Невысокий мужчина откинулся в кресле и погладил свою небольшую бородку. Его янтарные глаза внимательно изучали собеседника, пытаясь выискать хоть какую-нибудь зацепку, но охватывали только гордую осанку и ровные плечи посетителя.

— Вы сами звали меня, Ваше Величество, - склонившись в полупоклоне, проговорил Морано. – И я не мог отказать вам.

— Это, конечно, похвально, - Монфор-л’Амори едва заметно улыбнулся, а затем вновь стал серьёзным, - но у меня есть к тебе важный разговор.

Выпрямившись и кивнув, Морано не спешил сходить с того места, где стоял. Ведь здесь, в личном кабинете его Величества, ловушек было предостаточно. Куда не плюнь – точно попадёшь либо в парализующее, либо в обездвижущее заклятье. Помимо охранных заклинаний и против прослушки, лорд успел разглядеть пару вязей временной слепоты и глухоты, и несколько тактильных силовых заклятий, которые не только воздух из легких выбьют и оставят заметные следы на коже, но и могут лишить сознания на несколько часов. Интересное место выбрал король для разговора, ведь обычно члены совета собирались в большом приёмном зале, а если речь шла об индивидуальной аудиенции, то она проводилась в малом приёмном зале переговоров. Вот только что хочет сказать ему король, раз вызвал лично к себе?

— Присаживайся. – Взмах рукой, и к стулу, находившемуся напротив стола, за котором восседал Монфор-л’Амори, ведёт чистая от заклятий дорожка, по которой Морано ступает с особой осторожностью.

— Ты же знаешь, что мы с твоим отцом дружили? – стоило тёмному сесть, как король заговорил.

— Да, Ваше Величество.

— Хорошо, это хорошо. - Монфор-л’Амори поднялся из-за стола и зашагал по комнате. Делал он это не боясь попасться на какое-нибудь заклятье – они все «расступались» перед ним. – И именно поэтому я надеюсь, что ты станешь моим союзником в одном очень важном деле. Мне нужен ты. – Король бросил на лорда испытывающий взгляд. - Мне нужен Посланник Тьмы…

Морано заметно напрягся от его слов, но старался не подавать вида.

— Насколько мне известно, - ровным тоном начал тёмный, - Посланников Тьмы нет на территории Элфгарских земель.

— Почему же нет, - усмехнулся в ответ мужчина, - один из них сейчас сидит передо мной. И не надо мне лгать. – Заметив, как нахмурился Морано, прервал его Монфор-л’Амори. – Твой отец рассказал мне о тебе. И я обещал ему, что позабочусь о его семье и… о тебе в частности. Поэтому я и позвал тебя сюда. Даркхнелл, весь Совет ополчился против тебя. Мои шпионы доложили, что они настроены серьёзно и достаточно одной искры, дабы произошёл взрыв.

— И эта искра скоро вспыхнет. – Хмыкнул Морано, глядя перед собой. Не ожидал он, что абсолютно весь Совет будет против него. Ладно светлые, но в Совете же есть и другие тёмные – их-то что не устроило?

— О чём ты? – Король замер на месте и настороженно взглянул на лорда. – Что за искра?

— Совет скоро узнает то, что знаете обо мне вы. – Мужчина шумно выдохнул и прикрыл глаза, чтобы утихомирить разбушевавшуюся внутри тьму. Ему дали слишком мало времени, чтобы всё хорошенько обдумать. Да теперь ещё и другая головная боль в лице, точнее лицах Совета, образовалась. И не стоит забывать о Монфор-л’Амори, который, как оказалось, знал его тайну, что так долго и тщательно скрывал тёмный. Да и не значит ли это то, что именно король собирается сдать Морано Совету?

— Что? - Монфор-л’Амори шумно выдохнул и обеспокоенно затеребил пальцами подбородок. – Это нельзя допустить. Ты же понимаешь, что если они это узнают, тогда я не могу тебе ничем помочь.

А вот это было интересно. Морано внимательно вгляделся в своего правителя и понял одну простую истину - Монфор-л’Амори не лжет. Он на самом деле не причастен к тому письму, что было получено утром. Тогда вопрос о том, кто же ещё знает, что Морано – Посланник Тьмы, остается открытым. И даже ещё более интригующем. Где же он прокололся?

— Поэтому я вдвойне убедился в правильности своей идеи. - Монфор-л’Амори перестал волноваться, став вновь сосредоточенным. Он прошёл за свой стол и чинно сев, сложил перед собой руки в замок. Теперь он был полон решимости. – Мы должны уничтожить Совет.

— Ваше… - речь короля настолько поразила тёмного, что он не мог найти слов, чтобы ответить.

— Ой, перестань, Морано, - отмахнулся Монфор-л’Амори от шокированного лица лорда, с которого за секунду слетела маска отчуждённости и спокойствия. – Время меняется. И вскоре грядут большие перемены. А тут либо мы – либо они. Пойми, Совет утратил былое величие. Теперь это просто гонка за власть над всеми. Даже надо мной! А ведь я – король! – с этими словами мужчина ударил кулаком по столу. От удара всё, что находилось на его поверхности, подпрыгнуло. – Я устал быть пустым местом! Зачем вообще нужен король, если решает всё кучка зажравшихся особ, каждый из которых кривит перед тобой лицо в неискренней улыбке, а стоит отвернуться – плюёт в спину, насмехаясь? Мы с Дареллом хотели не этого…

После этих слов Монфор-л’Амори замолчал. Тень печали легла на его лицо.

Король прикрыл глаза, предаваясь воспоминаниям. В то время как его собеседник едва держал себя в руках. То, что сейчас услышал Морано – перевернуло с ног на голову его и так сумасшедшее существование. А предложение короля и вовсе выбило почву из-под ног. Стена отчуждённости рухнула в одно мгновение, а тьма заполняла всё изнутри, захватывая и разум, и душу в свои тиски. И как сквозь вату слышались слова говорящего:

— Я тогда ещё не был королём. Я даже не был преемником Ксаара Третьего. Им был твой отец. Представляешь, Дарелл Морано мог стать следующим королём. И я был рад за него – рад за друга. И всё шло замечательно: наши большие планы должны были вот-вот осуществиться. Но случился этот прорыв границы, Бездна его поглоти! В срочном порядке туда отправили весь Совет, кроме действующего короля естественно. Вместе с небольшим отрядом мы перенеслись на то место, где граница исчезла. Каково же было моё удивление, когда я понял, что защитная стена исчезла не только в одном месте, а везде! Полностью! Пришлось очень быстро восстанавливать её, но за это время много нечисти перебралось на нашу сторону. Пока отряд отбивался от них, мы с Советом пытались восстановить границу, но сделать это не получалось. Тогда Дарелл отправился на поиски того, кто мешал нам восстановить защитный барьер. И он нашёл его. Ценою своей жизни. Знаешь, кто убил твоего отца?

Морано напрягся, заранее готовясь услышать то, что хотелось бы слышать меньше всего. Если это то, что он думает, тогда дело принимает более серьёзный оборот. Как же тёмному хотелось, чтобы его интуиция на этот раз ошиблась. Но увы.

— Это был антимаг! – гром грянул среди ясного неба. Тёмный шумно выдохнул, из последних сил сдерживая рвущуюся тьму. Ему нужен был свежий воздух и всего пару минут тишины, чтобы усмирить свою силу, но король не знал, как ему тяжело сдерживать себя, поэтому он продолжал: – Но не это самое главное. А то, что умирая, Дарелл взял с меня обещание о том, что я разыщу семью этого проклятого монстра и… скрою их ото всех. Пришлось дать слово. Я всей душой ненавидел этого монстра, но я сдержал слово. Правда не до конца. Когда я нашёл жену антимага, она была уже мертва. Что случилось, я не знаю. Но тогда я был даже рад этому. Вот только… только я собрался уйти, как услышал детский плач. И не поверил своим ушам! Ребенок! Ребёнок – порождение жены убийцы моего друга! Я готов был уничтожить его, но не смог. И дело даже не в клятве, данной Дареллу. Дело было в самом ребёнке. Его антимагии защищала его. Я чувствовал это. И поэтому сделал то, что смог. Я просто отдал ребёнка другим магам, стерев им память.

— То есть, вы хотите сказать, что Феон Арнуа искал дочь, и пришёл к нам просить помощи… - процедил сквозь стиснутые зубы Морано.

— Да, это им я отдал малышку. – Закончил вместо него Монфор-л’Амори. – И сейчас она пропала. Морано, мне нужно найти её… И я хочу…

— Ваше Величество, - тёмный, покачиваясь, поднялся со стула. Тьма уже нитями вилась вокруг него, впиваясь в кожу и обвивая руки, ноги, шею. Она стремилась дотянуться до обескураженного короля, что сейчас встревоженно поглядывал на лорда. Глаза Морано также затопила тьма, а лицо приобрело более хищное выражение. Он с трудом удержался, чтобы не сделать шаг вперёд, по направлению к своей жертве. Точнее жертве тьмы. – Прошу вас отпустить меня, пока не поздно. Мне нужно… вррремя.

Последнее слово он прорычал, отчего Монфор-л’Амори вздрогнул и поспешно кивнул.

— Я надеюсь на тебя, - всё же постарался спокойно сказать король. – И буду ждать столько, сколько потребуется времени для принятия верного решения. Только… не стоит слишком сильно затягивать.

— Знаю. – Выдохнул Морано, тут же исчезая в портале.

Как только дымка рассеялась, Монфор-л’Амори облегченно выдохнул. Не думал он, что будет так неуютно чувствовать себя рядом со взбешенным Посланником Тьмы. И правда говорят, что это довольно… жутко. Вот только что же его так взбесило?

— Что же ты скрываешь, Даркхнелл? – спросил король в пустоту, тяжело вздыхая. Да, с ним придется очень тяжело. Но всё же будет лучше, если в этой войне на его стороне будут Посланник и… антимаг.

***

После утреннего инцидента я ещё долго не могла прийти в себя. Да и Теодриг с Таргом пребывали не в самом хорошем расположении духа – это было видно по их угрюмым лицам. Оставалось лишь надеяться на то, что Морано найдет выход из этой вязкой трясины, в которую я всё глубже и глубже его затягиваю. Ну почему я чувствую себя виноватой перед ним?! Ведь не я искала встречи с ним, чтобы разрушить его жизнь! Он сказал, что мы бы встретились с ним в любом случае – потому что так решила Тьма. Но если так, тогда почему же Тьме не помочь своего избраннику? Почему Она не вмешается?

Как бы я не пыталась почувствовать или заговорить с Тьмой, у меня ничего не выходило. Я лишь глупо себя ощущала. Ведь Тьма не материальна, чтобы обращаться к ней и чего-то просить. Но я просила. Просила спасти Морано. Едва ли не молила, надеясь на отклик. Но его не было. И вместе с этим моя надежда на помощь изначальной силы таяла на глазах.

И чтобы не впадать в отчаяние, я решила отвлечься хоть немного от тяжких мыслей. В этом мне помогли Фулджентиус – который был рад встречи со мной и с радостью и ветерком прокатил вокруг поместья – и книги.

Я как раз сидела в библиотеке и читала историю нашей столицы, когда внезапно похолодало и стало заметно темнее. Тарг, всё это время находившийся рядом со мной – видимо, следил, чтобы не наделала глупостей – подобрался и напряженно прислушался к возникшей тишине. Я последовала его примеру. Что-то мне не нравилась такая смена обстановки. Я уже была готова пойти на поиски Теодрига, когда он сам вошёл в библиотеку. И вид у него был крайне обеспокоенный, но он усиленно старался это скрыть.

— Что это, Теодриг? - вопросительно обернулась к дворецкому.

— Не волнуйтесь, всё в порядке. – Старичок натянуто улыбнулся, и в это же время стены содрогнулись, словно от мощного удара. Книга, что я держала в руках, выпала из них на пол.

— Это ты называешь «всё в порядке»? – Вздрогнув, подняла книгу и положила на стол, но по дому вновь прошлась вибрация, отчего даже мебель сдвинулась с места. – Что происходит?

— Это господин, - шумно выдохнул дворецкий, взмахом руки останавливая падающие с полок книги. Следующий взмах и все книжные стеллажи окутываются тонкой воздушной плёнкой. – Он… немного расстроен.

— Немного?!

Очередной толчок едва не свалил меня с ног. Холод уже пробирался под одежку, а изо рта вырывались облачка пара. Стало ещё темнее, и неприятные мурашки покрыли мою кожу, заставляя поёжиться. Если так пойдёт и дальше, то тёмный разрушит весь дом!

— Не переживайте, дом хорошо защищен. – Словно прочитав мои мысли, заверил меня дворецкий.

— Вы уверены? – ещё одна вибрация прошлась по стенам, потолку и полу, а также через меня.

— Да, тем более, это не впервые. – Теодриг внезапно прикусил губу, словно сказал лишнего. Но слова назад не вернуть.

Значит ли это то, что с этой стороны я не знаю Морано. На что способен разъярённый Посланник Тьмы? И что же так могло разозлить лорда? Неужели ничего не получилось?

Мне вдруг остро захотелось поговорить с Морано. И то, что он сейчас «немного расстроен», ничуть не пугало. Во мне с каждой секундой росла уверенность в том, что он меня не тронет, как бы зол не был.

— Теодриг, отведи меня к лорду! – я шагнула к опешившему старичку. И тут же рядом со мной оказался Тарг, который прошёлся чуть вперед и отрицательно покачал головой. Пришлось объяснять: – Он не причинит мне вреда!

— Я в этом не уверен, - с сомнением покачал головой Теодриг. – Давайте немного переждём бурю и потом…

— Сейчас. – Решила твёрдо стоять на своём. Мне нужно было именно сейчас к Морано. Меня словно тянуло туда. Я должна была что-то сделать. – Теодриг, ты же знаешь, что твой господин не сможет меня убить.

— Убить нет, но что если он вас… покалечит?

— Нет. – Качнула головой и умоляюще посмотрела на старичка. - Ну пожалуйста, Теодриг! Ему нужна помощь! Ты же знаешь, что я могу…

— Хорошо, - сдался, наконец, дворецкий, чем заработал изумленный взгляд стоящего рядом Тарга. – Я вас провожу.

— Спасибо.

Кивнула Таргу и пошла вслед за Теодригом, который повёл меня по коридорам и лестницам, ведущим в неизвестность. Что ждёт меня там, где бушует сила Посланника, где растеклась и затопила всё тьма? Смогу ли я справиться и противостоять злости тёмного?

Конечно, Морано не может причинить вреда своей магией, но Теодриг прав – он может воздействовать на меня обыкновенной физической силой. И я не смогу ничего ему противопоставить, ведь я связана клятвой преданности – будь она неладна! А испытывать ту агонию, через которую я уже раз прошла – мне не хотелось. Остаётся только надеяться, что у лорда ещё сохранился здравый смысл, не поглощенный яростью.

Пока я размышляла, мы с дворецким прошли всю жилую часть поместья и начали спускаться по винтовой лестнице вниз. Странно, я не знала, что этот дом представляет собой своеобразный лабиринт из ходов и лестниц, по одной из которых мы сейчас осторожно спускались. И чем ниже мы были, тем темнее и холоднее становилось. Факел, что Теодриг снял со стены перед самым спуском, с каждым шагом горел всё тускнее, становясь меньше, словно что-то вытягивало из него свет и тепло. А когда мы остановились перед ещё одной дверью – на этот раз массивной и железной, с вязью горящих на ней холодным светом рун – факел окончательно потух. И лишь голубоватое сияние странной надписи на двери, оставался единственным источником света.

— Вы ещё не передумали? – шепотом спросил находившийся рядом дворецкий. Его вопрос сопровождался вибрацией, охватившей каменные стены и потолок, и вспыхнувшими ярче рунами.

— Нет. – Моя уверенность слегка пошатнулась, но я решила, что пойду до конца. Глубоко вдохнув холодный воздух, кивнула. – Давай.

Теодриг также вздохнул вслед за мной и создал портал.

— Дверь не открыть, пока там бушует Тьма, - пояснил он, поймав мой озадаченный взгляд.

— А порталы, значит, создавать можно?

— Только с этой стороны и в одном направлении. Идите, Арьяна. Да прибудет с вами Рьяда.

— Она мне, увы, не помощница, - вздохнув, шагнула вперёд, - скорее уж, да поможет мне Тьма.

И с этими словами я ступила в портал.

Меня тут же со всех сторон окутала такая темнота, что не было видно совершенно ничего! Будто бы шагнула в саму бездну. А ещё было такое ощущение, что здесь шло противостояние холода и жары. Мне в одно мгновение становилось то холодно – до стука зубов, то жарко - до выступления пота. И так продолжалось непрестанно. От такого перепада голова шла кругом. Или это всё дело в окружающем воздухе, который казался вязким, что с трудом поступал в лёгкие, распирая их изнутри и делая тяжелее? Сердце гулко отбивало удары, пульсацией отдаваясь в висках. И казалось, что это единственный звук, который разносился во тьме. Я даже своего дыхания не слышала, хотя дышала часто и глубоко. Но от этого становилось только хуже, поэтому я постаралась вдыхать как можно меньше, а выдыхать – медленнее.

Стоять на месте не имело смысла, а идти в кромешной тьме в неизвестность, также не вызывало оптимизма. Пришлось действовать по наитию.

— Милорд… - собственный голос с хрипом продрался сквозь горло и потонул во мраке. – Лорд Морано… - Сделала ещё одну попытку позвать тёмного.

А вместо ответа получила мощный толчок, который буквально встряхнул стены и пол, повалив меня на последний. Едва не взвыла, больно ударившись своей пятой точкой о холодный камень.

— Уходите… - словно эхо от стен, раздался голос во тьме.

Ощутимая вибрация всколыхнула пол, обдав его, а вместе с ним и меня, жаром.

— Что случилось? – превозмогая боль, поднялась на ноги и постаралась найти источник голоса. – Прошу, расскажите мне…

— Пррррочь! – ужасающее рычание раздалось немного спереди и справа. Несмотря на то, что у меня от этого рыка, волосы за загривке зашевелились, я всё же сделала осторожный шаг вперёд.

— Позвольте п-помочь вам… - голос дрогнул, но я продолжала на ощупь двигаться дальше.

В ту же секунду меня снесло волной тьмы в сторону, припечатав в стену так, что из глаз посыпались искры. Вскрикнув, сползла вниз по стене. Тело отозвалось острой болью в районе спины и головы, но помимо боли я ощутила привычное гудение антимагии. И она была недовольна сложившейся ситуацией.

Я распахнула глаза и осторожно поднялась, шипя от боли. Мне нужно было утихомирить разбушевавшуюся тьму, иначе она либо сведёт с ума Морано, либо уничтожит его и нас всех заодно. А этого нельзя было допустить.

Странно, что в такой момент я помнила о проклятье Посланников Тьмы. И именно поэтому не хотела, чтобы Морано стал жертвой своей собственной силы. Не знаю, что его так разозлило, но уничтожить самого себя не позволю. Потому что поняла одну простую вещь: он единственный, кто не использует меня и кому я не нужна… Ни как оружие, ни как… девушка.

Последнее больно кольнуло в сердце, но я затолкала обиду подальше и стала усиленно размышлять, что же делать дальше. Я уже чувствовала, что антимагия готова, но вот к чему? Что мне нужно сделать?

Ещё один мощный всплеск тьмы вновь чуть не свалил на пол, но я устояла. А потом антимагия хлынула наружу. Я не поняла, в какой именно момент это произошло, но ощутила это в полной мере. Моё тело будто вспыхнуло и запульсировало, словно источник, от которого исходили невидимые волны, разгоняющие тьму. И тьма начала отступать! Я даже смогла разглядеть какого размера было помещение, где мы находились, а также очертания фигуры лорда, что стоял ко мне спиной, оперевшись руками об стену перед собой и часто дышал. И от него змеями во все стороны извивалась тьма.

Но не это привело меня в замешательство. Стоило мне подойти ближе, как ленты тьмы нехотя втянулись в тело…. абсолютно голого мужчины! И главное, что так отчётливо это было видно, словно луч света выхватывал из темноты напряженно застывшего мужчину, во всей красе показывая мне его… со спины.

Вздрогнув, тут же попыталась отвернуться, но, к своему ужасу, не смогла! Моё собственное тело перестало слушаться меня! Здравый смысл забился в панике, призывая воздействовать на предателя, но я продолжала пребывать в некой прострации, в то время, как взгляд медленно скользил по покрытой испариной спине и спускался без зазрения совести ниже, к полушариям ягодиц и слишком худым ногам, а затем возвращался к взмокшим растрёпанным волосам, рассыпавшимся по плечам лорда, и вновь начинал свой путь сверху вниз.

А и так вязкий воздух и вовсе встал комом в горле, который я попыталась сглотнуть, но безрезультатно. Частое дыхание, вырывающееся из груди, кружило голову и заставляло сердце ускорять свой темп. Я почувствовала капельку пота, скатившуюся по моей шее и вызвавшую мурашки по спине. Даже антимагия внутри вибрировала особым образом, будто урчала от… удовольствия?! Да что же со мной происходит?!

Усилием воли – каких же трудов это мне стоило! – заставила себя отвернуться, в тайне надеясь, что Морано не ощутил мой взгляд, блуждающий по его телу. Рьяда, как же стыдно! Я прижала дрожащие руки к щекам, ощущая жар, исходивший от них. Краска стыда опалила моё лицо. Как я могла так просто пялится на голого мужчину?!

— Значит, хотите, чтобы я рассказал? – Внезапно раздался хриплый голос за моей спиной. Настолько близко, что я почувствовала дыхание Морано на затылке. Вспомнив, как выглядит лорд, нервно сглотнула, чувствуя, как горят уже и уши. – Хотите помочь?

— Д-да… - просипела в ответ. – Е-если смогу…

Только не оборачиваться, я же тогда совсем от стыда с ума сойду! Только бы забыть о том, что тёмный стоит за моей спиной… полностью обнажённый! Тьма, я не выдержу этого!

— Думаете сможете заставить меня забыть смерть родной сестры, которая не смогла пережить сексуальное надругательство кровного брата, что после гибели отца съехал с катушек?! – Меня схватили за плечи и резко развернули, при этом толкнув вперёд к самой стене. Я в ужасе уставилась в поглощённые тьмой глаза. А Морано тем временем вжимал меня в стену, при этом рыча в самое лицо. – Думаете сможете вернуться в прошлое и остановить своего собственного отца, который убил моего и из-за которого всё началось?!

— Ч-что?! – на выдохе вырвался из горла сдавленный вскрик. И следом последовал рывок и толчок, впечатывающий в стену с такой силой, что перед глазами вспыхнули искры, а позвоночник прострелило болью.

— Столько лет я корил себя, что не успел! Не успел предотвратить непоправимое! – Рык, наполненный горечью и отчаянием заполнил помещение, заставляя моё сердце сжиматься в тисках такой же скорби. - Мой собственный брат, когда я ещё учился в академии, изнасиловал Изабеллу! Родную сестру! И всё из-за того, что после смерти отца его будто подменили! Это сломило нас всех! Даже больше – это уничтожило нашу семью! Ваш отец разрушил жизни стольких магов! Разве вы можете заставить меня это забыть?!

Мои плечи стиснули так, что казалось пальцы лорда вот-вот пройдут сквозь кожу и плоть, и раскрошат кости. Вскрикнула от боли и попыталась отодрать от своих плеч руки Морано. И именно в этот момент услышала свой приговор:

— Хотя нет, вы можете кое-что сделать…

Всепоглощающий ужас проник в душу, распуская свои когти и царапая ими изнутри. Тело парализовало от страха, а сердце рухнуло куда-то вниз, когда я увидела отблески огня в безмерно чёрных глазах лорда. Я уже несколько раз прокляла себя за поспешное и абсурдное решение: соваться в логово к разъярённому зверю. Что собирается делать тёмный? И как теперь ему противостоять? Почему антимагия молчит, словно притаилась?

Вихрь вопросов пронёсся в моей голове за долю секунды, а дальше… Дальше я задохнулась от собственных чувств, когда мои губы требовательно накрыли чужие: сминая и завоевывая, подчиняя и властвуя. Я хотела было оттолкнуть тёмного, но куда мне против сильного мужчины?

Мимолётом кольнула мысль, что это был мой первый поцелуй. Хотя, нет, меня не целовали – терзали! Словно выплёскивая через это действо всю боль, всю ярость, копившиеся так долго в душе. Мне даже почудился привкус горечи, исходящий от губ Морано. И в то же время казалось, будто я перенимаю всю его боль, вытягивая через этот поцелуй злость тёмного и то отчаяние, которым он упивался.

Несколько секунд длилось это безумие, которое поглотило меня и лорда с головой. Я уже не сопротивлялась напору, а лишь послушно давала то, что было нужно в этот момент тёмному. Одно лишь чувство свербило в душе – досада. Досада от того, что свой первый поцелуй я запомню лишь как яростное противостояние губ, не приносящее ничего такого головокружительного и захватывающего, о чём пишут в книгах. Лишь грубость и дикость. И от этого захотелось разреветься. Мой первый поцелуй украл не тот, кого я любила, а тот, кто в этот момент меня ненавидел! Привкус горечи на губах усилился, и теперь к нему добавились солёные нотки моих слёз, стекающих по щекам.

Но совершенно внезапно яростные движения стали сменяться более плавными и даже ласковыми, зарождая трепет во всём теле. Грубость вдруг сменилась нежностью, и мои припухшие губы уже не терзали, а осторожно ласкали, заставляя плавиться словно свеча, от этих прикосновений. Я потерялась в нахлынувших эмоциях. Дикий страх и досада, сменились дрожью и взбудораженностью. Сердце встрепенулось и забилось, словно птичка, пойманная в клетку. А мысли, наоборот, улетучились.

Теперь я в полной мере ощутила, каков бывает поцелуй настоящего мужчины – не зверя, а аристократа. И этот поцелуй разительно отличался от того, что был вначале. Он меня будоражил до самых кончиков пальцев. Тело отзывалось на этот поцелуй как-то по-особенному. Оно… млело. И я млела вместе с ним…

Но тут случилось совсем уж неожиданное.

Тьма схлынула. В одно мгновение. Перед моим затуманенным взглядом предстал обескураженный Морано с совершенно обычными, не заполненными тьмой, глазами. Мгновение ушло на то, чтобы он оценил сложившуюся ситуацию. Его взгляд говорил очень о многом, но вот вслух он сказать ничего не успел. В следующую секунду тёмный рухнул как подкошенный.

Глава 19

Он едва успел попасть в нужное место, ворвавшись туда точно смерч, и обновив на двери защитное заклинание, прежде чем из него хлынула тьма. Она тут же затопила всё вокруг и поглотила сознание, оставив в голове яростный огонь, сжигающий изнутри все разумные доводы и мысли. Нужно было успокоиться и сосредоточиться, но он не мог этого сделать. Огонь полыхал, поглощал и превращал в пепел душу и сердце, сжигая их дотла. Очередная вспышка – очередное испытание. Адская боль пронзила тело и запахло жжёным. Вновь чёрный огонь, вырвавшись из заточения, спалил на нём одежду. И ведь никакие заклятья не помогают сохранить последнюю в целости и сохранности. А жаль – это была одна из его любимых рубашек.

«Любимых»? Что за странное слово. Какое-то приторно-слащавое! И почему в этот момент он вообще думает об одежде?!

Тьма звала и шептала, тьма приносила боль, но тут же успокаивала, лаская израненное тело, но не душу. Эта пытка сводила с ума. Она казалась нескончаемой и в то же время кратковременной. Когда сила вырывалась на свободу, время будто замирало, растягивая боль и ускорялось – залечивая раны.

Разум боролся до последнего, но постоянно проигрывал. В этой схватке тьма внутри всегда оказывалась сильнее. Она каждый раз была и пряником, и кнутом одновременно. Но чаще, конечно, кнутом. Она истязала, растворяла в себе, сводила с ума.

Таково было проклятье Посланников Тьмы. И никого не волнует, хотел ли ты эту силу или нет. Тьма сама выбирает себе «жертву». Именно жертву. По-другому назвать и нельзя. Ведь как ещё можно сказать о тех, кто по Её велению вынужден испытывать свои силы и силы своего тела и духа на прочность, а в конечном итоге сходить с ума или выгорать изнутри?

И как ещё он так долго продержался? Он и сам этого не понимал. Но его силы росли, как и тьма внутри. И с каждым разом становилось всё хуже и хуже. Удерживать тьму внутри, как и чёрный огонь, становилось всё труднее, а вспышки происходили гораздо чаще и интенсивнее.

Чего только стоит этот раз, когда даже стены содрогаются от такого мощного напора. Если бы сейчас кто-то оказался рядом – он бы не выжил в этом огне ярости, что сейчас охватил и разум, и душу.

Как же сейчас хотелось уничтожить всё живое! Стереть с лица земли все краски жизни, все светлые чувства и эмоции! Безумно хотелось пролить кровь или же что-нибудь разрушить! Но сдерживающее заклятье на двери работало очень хорошо, и это вселяло хоть немного надежды, что это безумие, творящееся сейчас в этих стенах – не выйдет за их пределы. Осталось только пережить это…

— Милорд… - во тьму ворвался испуганный голос той, кого он сейчас хотел видеть меньше всего. – Лорд Морано… -

Нет, ну что за несносная девчонка! Кто её просил сюда соваться!

— Уходите… - собственный голос заставил поморщиться, но сил на большее не было.

— Что случилось? – Она точно решила сегодня убить себя. – Прошу, расскажите мне…

Какая наглость! Рассказать ей?! Да что она о себе возомнила?!

Огонь разбушевался еще сильнее.

— Пррррочь! – рык вырвался из самой груди. Он даже ощутил, как она завибрировала от мощности этого рыка.

— Позвольте п-помочь вам…

А ведь она не испугалась. Хотя нет, по голосу чувствуется, что боится – и сильно – но продолжает стоять на своём. Смелость или глупость?

Тьма уже присматривалась к своей жертве. Тьма шептала, что это она виновата… во всём она… И смерть отца, и смерть сестры… Эта девушка являлась дочерью того, кто уничтожил его семью, растоптал и сжег в агонии безумства и горя…

Нет! Она не виновата!

Но разум был намного слабее в этот момент. Тьма снова взяла верх. Волны силы хлынули потоком к своей жертве, сметая её с пути и припечатывая к стене. Послышался вскрик боли, но он не остановил тьму. А остановило её нечто другое. Более сильное, но в то же время… никакое. Будто бы это было… ничто. Тьма всколыхнулась и стала отступать, втягиваясь туда, откуда пришла. И эти ощущения были не из приятных, но он терпел. Каких трудов ему стоило сдерживать болезненные стоны. Но это оказалось только началом.

Втянувшаяся в тело и душу тьма только ещё больше распалила внутреннюю агонию. Разум, только-только начавший приходить в себя, вновь затуманился темнотой и злостью.

— Значит, хотите, чтобы я рассказал? – В одно мгновение он оказался возле девушки, которая стояла к нему спиной. – Хотите помочь?

— Д-да… - просипела она в ответ. – Е-если смогу…

И вот тут выдержка слетела окончательно.

— Думаете сможете заставить меня забыть смерть родной сестры, которая не смогла пережить сексуальное надругательство родного брата, что после гибели отца съехал с катушек?! – Он схватил её за плечи, разворачивая к себе, и тьма внутри одобрительно всколыхнулась. – Думаете сможете вернуться в прошлое и остановить своего собственного отца, который убил моего и из-за которого всё началось?!

— Ч-что?!

— Столько лет я корил себя, что не успел! Не успел предотвратить непоправимое! – Он не смог сдержать ту боль, что пробудилась в его сердце. - Мой собственный брат, когда я ещё учился в академии, изнасиловал Изабеллу! Родную сестру! И всё из-за того, что после смерти отца его будто подменили! Это сломило нас всех! Даже больше – это уничтожило нашу семью! Ваш отец разрушил жизни стольких магов! Вы сможете заставить меня это забыть?!

И тут что-то щёлкнуло в голове, меняя ход мыслей и желаний. Теперь вместо жажды убийства ему хотелось совсем другого.

— Хотя нет, вы можете кое-что сделать…

И он с силой впился в губы ошарашенной и испуганной не на шутку жертвы. После того, как первый шок прошел, девушка стала сопротивляться. Но не долго это длилось. Вся ярость и боль, что он вложил в этот поцелуй, передалась и ей. Он знал, что она в полной мере это прочувствовала. И после этого её сопротивление ослабло, оставив лишь горечь поцелуя на губах. Но он этого не замечал. Как и не замечал того, что Тьма вновь вырвалась из груди. Но на этот раз она не причиняла боль, не пыталась убить. Тьма окутывала собой и его и Арьяну, а потом… растворялась. И по мере того, как её становилось меньше, разум пробуждался, злость испарялась и приходило какое-то новое чувство, которое распознать он не мог. Поцелуй уже давно перестал быть яростным, а на губах почувствовался солоноватый привкус.

И в этот же момент в грудь будто кол вогнали, через который начали вытягивать наружу саму сущность и душу. Разорвав поцелуй он попытался осмыслить, что же сейчас произошло, но просто не успел. В груди взорвалась боль, затопившая сознание окончательно. А Тьма с радостью приняла его в свои объятия.


Но долго в забытье оставаться не получилось. Казалось, прошло всего мгновение, прежде чем его на поверхность выдернула реальность.

Распахнув глаза, он первым делом попробовал подняться, но тело не хотело его слушаться. В груди же ощущалась заметная пустота, которая очень медленно затягивалась новой тьмой. И что же эта девушка сделала с ним?

Но рассуждать на эту тему пока некогда. Очень скоро надо будет дать ответ тем, кому нужен антимаг. А что ответить, он пока не знал. Слишком быстро всё происходит. Он не успевает ничего придумать. Да ещё и король со своими играми.

Но решать нужно. До полночи времени осталось мало.

— Теодриг. – Мысленный приказ, который на удивление отнял много сил – и дворецкий появляется в комнате.

— Господин. Как вы себя чувствуете? – старичок был не на шутку взволнован, но сейчас это не волновало его.

— Об этом позже. – Он поморщился, от дискомфорта в груди и слабости во всё теле. Об этом он ещё обязательно поговорит, но не с Теодригом, а с Арнуа. А сейчас: - Мне нужно в полночь дать ответ. Поэтому не стой столбом, а принеси мне перо и свиток. Сейчас в магическом плане я…

Окончание фразы он говорить не стал. Дворецкий итак понял его. Кивнув, Теодриг щелкнул пальцами, и у него в руках появилось черное перо и чистый свиток. Протянув всё это, старичок замер на месте не решаясь сделать что-то ещё. Но было видно, что он хотел что-то сказать.

— Что?

— Милорд, - Теодриг замялся, будто подбирая слова. – А чем будет грозить ваш ответ?

— Скорее всего очень большими неприятностями. – Хмыкнув, он взял самопишущее перо в руку и начал писать.

С этого письма вся его жизнь перевернётся окончательно. Хотя нет, не с письма. Его жизнь перевернулась уже после того, как одна особа очень неудачно приземлилась на его столик в одной из таверн Элфграда. Именно в тот момент она подписала и себе, и ему приговор.

Теперь же этот приговор ступил в полную силу. И не смотря на это, он поставил в нём свою подпись.

***

Я лежала на кровати в своей комнате и всё ещё не могла прийти в себя. Казалось, прошло всего ничего с момента, когда я вступила в тёмное, наполненное тьмой помещение, где произошло… многое. Но на самом деле сейчас была уже глубокая ночь, а я никак не могла уснуть, вновь и вновь возвращаясь к случившемуся.

Сразу после того, как тёмный упал, в помещение ворвались встревоженный Теодриг и не менее взволнованный Тарг. Они быстро накинули на Морано какую-то ткань и тут же перенеслись порталом, оставив шокированную меня стоять, привалившись к стене. Но долго одна я не пробыла.

Дворецкий вернулся практически сразу же. Не говоря ни слова он подошел ко мне и приобнял. Не выдержав, я уткнулась в плечо старичку и разревелась, выплескивая скопившийся страх и ту боль, что причинили мне слова лорда. Я вцепилась в жилет Теодрига и орошала его слезами, даже не пытаясь отстраниться и сделать что-либо другое. Просто сил не было ни на что, кроме истерики.

Как оказалась в комнате, не заметила. Только Теодриг, погладив меня по голове и отстранившись, вручил мне большую чашку с горячим травяным напитком, а затем вышел, так же ничего не сказав. Да и я была не в том состоянии, чтобы разговаривать. Выпив предложенный напиток, я попыталась успокоиться и уснуть.

Но вот сон не шёл до сих пор.

Губы всё ещё горели огнём, а мысли метались, словно стая всполошенных мотыльков, не желавших успокаиваться.

То, что произошло тогда, в той странной подвальной комнате, всё ещё тревожит душу и сердце. И не ясно что больше: то, что было сказано или сделано?

И как я не старалась, отогнать от себя воспоминания не могла…

Ох, Рьяда, как же так?! Я не могу поверить и до конца осознать то, что являюсь дочерью убийцы отца Морано, и что один из тех мальчиков на семейном портрете мог совершить такое… Я даже представить не могу, каково было и есть Морано. Ведь если меня только от его слов меня бросает в дрожь, то что чувствует он, пережив это на самом деле? … Как он может всё это держать в себе и оставаться таким невозмутимым?

Хоть я и не являюсь причиной случившегося в семье тёмного, но всё же чувствую себя виноватой. Однако, глубоко в душе я не верю, что мой отец был способен на такое. Правда, я его совсем не знала, да и теперь не узнаю, но всё же у меня стойкое убеждение, что тут что-то не так…

Но как это выяснить? Расскажет ли мне Морано, почему так уверен, что именно мой настоящий отец стал причиной гибели двух членов его семьи? Не отыграется ли на мне за всё?

И как же мне теперь вести себя с ним? Стоит начинать бояться или…

В памяти вновь всплыл момент с поцелуем. Да я теперь даже не знаю, как буду смотреть ему в глаза! Да и смогу ли? Особенно после того, как почувствовала вместо напора, мягкость и нежность его губ…

Нет, хватит! Я приказала себе не думать об этом! Ведь лорд был не в себе, когда делал это. Это не его проделки, а тьмы. Вот только не до конца понятно какой: той, что уничтожает его изнутри или той, которой он принадлежит?

Как же хотелось, чтобы он не вспомнил об этом поцелуе! А уж я очень постараюсь вытравить его из своей души. Сейчас для меня главным должно быть совсем другое. А именно: как выкручиваться из сложившейся ситуации с теми, кому я нужна. И я ведь даже не выяснила, получилось у Морано что-то сделать или нет.

— Мисс Арнуа? – внезапно раздавшийся хрипловатый голос нарушил ход моих мыслей и задел тонкие струны натянутых нерв.

— М-милорд? – я подскочила на кровати, прикрываясь одеялом до подбородка и коря себя, что не услышала его прихода… хотя что я могла услышать, если тёмный пожаловал ко мне через портал? Ко мне. Ночью. Рьяда, помоги мне! – Ч-что вы тут делаете?

Только что успокоившиеся мысли вновь приобрели панический оттенок.

— Нам нужно поговорить. – В комнате потихоньку стало светлеть – магические светильники медленно разгорались, но так до конца и не вспыхнули, распространяя по комнате мягкий приглушенный свет.

— Прямо сейчас? – я смотрела куда угодно, но только не находившегося в комнате мужчину. Почему-то мне казалось, что одет он сейчас не для официального разговора. И о чём я только думаю?

— Да. Завтра может быть уже поздно. – Эти слова все же заставили меня сконцентрировать своё внимание на тёмном.

— Что значит «поздно»? - в душу закрались нехорошие предчувствия. Я уже и забыла, что должна смущаться присутствия постороннего мужчины в своей спальне – всё это вытеснил страх за этого самого мужчину.

Морано промолчал. Вместо этого, он подошёл ближе к кровати и даже позволил себе такую вольность, как опуститься на неё. Я же машинально отодвинулась дальше, увеличивая между нами расстояние. Даже если лорд и заметил это, то виду не подал.

— То, что случилось в подвале…

Ну вот, а я так надеялась, что он не вспомнит об этом! Или это он сейчас не про поцелуй? Вот о чём я думаю?!

Отогнав нежелательные мысли прочь, прислушалась внимательнее.

— …Как вы это сделали?

Нет, ничего не понятно. О чём это он?

— Простите, я не понимаю…

— Как вы вытянули из меня тьму? – последовал прямой ответ. Точнее вопрос, который ввёл меня в ступор.

Что я сделала?!

— Вы вытянули из меня излишки тьмы. – Пояснил Морано, внимательно наблюдая за мной. Видимо, последнюю фразу я произнесла вслух. – И хочу сказать, что это было… неприятно.

Обида кольнула в самое сердце. Но я постаралась убедить себя, что речь шла не о том, о чём подумала я. Или всё же ему было неприятно меня целовать? Тогда зачем это делать? Да и вообще, когда же я наконец прекращу об этом думать?!

— Но всё же… - меж тем продолжал тёмный. - Мне нужно знать, как вы это сделали?

Хотела бы я и сама это знать, но увы.

— Я… не знаю. – Опустила взгляд и принялась рассматривать узоры на одеяле, на самом деле пытаясь собрать мысли воедино. Но рядом с этим мужчиной у меня ничего не получалось. Да я даже думать связно не могла!

— Посмотрите на меня.

Пождала губы и взглянула на мужчину, встретившись с его грозовым взглядом, пронизывающим насквозь. Казалось, что тёмный над чем-то размышляет, что-то прикидывает в уме. Как бы мне хотелось узнать, о чём он сейчас думает: планирует как поизощрённее меня убить или же раздумывает как использовать открывшиеся возможности?

— Ещё никогда и ни с кем я не чувствовал себя так… неуютно. - Морано замолк и, хмыкнув, разорвал зрительный контакт, отворачиваясь. – Ещё ни один живой маг не видел меня в том состоянии, в котором вы видели уже дважды. И ни перед кем посторонним я не… раскрывал своих настоящих тайн. Тем более в таком положении… Для меня это серьёзный удар по самолюбию.

Я затаила дыхание, внимая его словам и боясь даже пошевелиться. Невероятно! Тёмный решил пооткровенничать со мной! Уму не постижимо! И как мне на это реагировать?

— Вы знаете, что после моей смерти клятва верности теряет силу? – вдруг без предупреждения сменил тему Морано. Но лучше бы он этого не делал.

Я вздрогнула, а сердце от этих слов на мгновенье замерло, чтобы потом ухнуть камнем вниз.

— Что вы хотите этим сказать? – прошептала с трудом шевеля непослушными губами, которые как назло вновь запылали огнём.

— Если я вдруг не вернусь, то прошу вас не делать глупостей и не принимать поспешных решений, - проигнорировал мой тихий шепот лорд, - останьтесь в этом доме. Под защитой Теодрига и Тарга.

— Что? - не может быть! Неужели он… прощается со мной?! Но как так? – Что значит, не вернётесь?

— Чтобы ни случилось, знайте: я не виню вас в гибели моего отца. А об остальном мы ещё поговорим…

«Если выживу» так и повисло в воздухе. А тёмный поспешно поднялся и уже собирался уходить, но я не смогла отпустить его просто так. Только не так.

— Подождите! – Ринулась я вслед за мужчиной, но запуталась в собственном одеяле, которое словно нарочно опутало мои ноги. С досадой отпихнула мешавшую вещь и вскочила с кровати, пытаясь нагнать так и не остановившегося на мой оклик лорда. – Лорд Морано!

Наконец, он соизволил остановиться и даже обернуться. Но то, что отразилось на его лице, заставило меня замереть на месте. Оглядела себя и с нарастающим ужасом поняла, что стою перед мужчиной в полупрозрачной сорочке, едва прикрывающей бедра! Ужас тут же обернулся невероятным по силе чувством стыда. Я готова была провалиться сквозь землю!

Но вопреки здравому смыслу я не кинулась назад, чтобы прикрыться хоть чем-то. Я просто стояла и сгорала от стыда, но не могла даже пошевелиться, чувствуя на себе изучающий и обволакивающий взгляд лорда. Казалось, что он ласкал каждый участок моего тела, заставляя трепетать и задыхаться, сгорать и плавиться, раскрываться и сходить с ума от каких-то новых, невероятных ощущений.

Всего мгновение – и Морано уже возле меня. Стоит слишком близко, но не предпринимает ни единой попытки что-либо сделать и тем более прикоснуться. Просто стоит и смотрит. А я теряюсь от такой близости. Мне не хватает дыхания, спина покрывается капельками, холодящими кожу, а сердце слишком болезненно бьётся в груди. Не могу находиться так близко. Это слишком для меня. Но я не делаю ничего. Ни единого шага и ни единого движения. Мы так и застыли каменными изваяниями друг напротив друга. Только шумное дыхание смешивается воедино, давая понять, что мы ещё живы, что мы здесь.

— Не уходите… - что это? Разве это я сказала? Это мой шепот коснулся слуха? И почему в голосе такие молящие нотки?

— Не уйду, - и такой же шёпот в ответ, но уже совсем другой. Он задевает за самую душу, подхватывает её и заставляет взметнуться вверх испуганной пташкой. – Пока не получу то, за чем пришёл…

И вот мне бы испугаться его слов, но я как завороженная стою и смотрю в потемневшие глаза лорда, не смея даже дышать.

— И…что же… это? – слова произносятся с трудом, словно нехотя. И почему я так реагирую? Что со мной?

Эта мысль, будто искра – вспыхнула в голове и тут же погасла, стоило Морано поднять руку и приблизить её к моему лицу. И если до этого я не смела дышать, то сейчас и вовсе забыла, как это делается. Вот только ладонь тёмного не коснулась кожи, замерев всего в нескольких миллиметрах от неё. Так близко, что я ощутила тепло, исходящее от неё. Мурашки не заставили себя долго ждать, разбежавшись в разные стороны по всему телу от того места над которым замерла ладонь мужчины.

В какой-то момент рука начала движение, вызывая всё больше мурашек и трепета во всём теле, но так и не касаясь меня. Она прошлась возле раскрасневшейся горящей щеки, спустилась ниже, вдоль шеи и остановилась на мгновение около бешено бьющейся жилки, а затем продолжила свой путь, едва задев тонкую лямку сорочки, от чего меня будто тысячами иголочек пронзило. Порывисто выдохнула и не выдержав прикрыла глаза. Я не понимала себя. И не понимала своего тела, которое трепетало в ожидании…чего-то. Так волнующе и… приятно?

Пока я пыталась разобраться в себе, жар от руки сместился на плечи, а затем… на них легла теплая и удивительно мягкая ткань.

— Вы замёрзли, - громом в тишине раздался голос Морано.

Распахнув глаза, встретила серьёзный и такой холодный взгляд серых глаз. Это стало для меня хорошей оплеухой. Я только что осознала всю полноту моего неприглядного положения: я полуголая стою перед посторонним мужчиной, который в любой момент может скомпрометировать меня! И ко всему прочему я сама ничего не делаю, чтобы прекратить это, а наоборот, желаю большего!

Рьяда, так стыдно мне не было ещё никогда!

Резко дернулась назад, но тут же запуталась в халате, что был накинут на мои плечи. И откуда только взялся? Не удержав равновесие полетела на пол, но была перехвачена на полпути за болтающиеся рукава того же халата. Мгновение – и меня завернули в этот предмет одежды, словно в кокон, обмотав рукавами и завязав их на узелок за спиной. Я даже пискнуть не успела, как оказалась в тёплом плену.

— Что вы делаете? – наконец, совладав с голосом, просипела пристыженно.

— Хочу, чтобы вы не вырывались, - прозвучало в ответ. А затем меня подхватили на руки и понесли к кровати.

И с каждым шагом тёмного, в моей груди разрастался панический страх, а сердце всё быстрее и сильнее билось об рёбра. Таких шагов было всего пять. И на последнем я уже не могла справиться с охватившей меня паникой, начав делать как раз то, чего не хотел лорд – вырываться. Правда выглядело это скорее всего забавно, если бы не было так грустно. И страшно. Я ощущала себя червяком, пытающимся вырваться из плена поймавших его рук. Но не преуспела в этом.

— Отпустите… - срывающимся и молящим голосом попросила, когда поняла, что мои попытки бесполезны. – Пожалуйста…

— Успокойтесь. – Меня аккуратно усадили на кровать и всё же выпустили из плена халата, при этом наказав: - Не снимайте.

И всё. Больше никаких попыток со стороны Морано не последовало. Я же, всё ещё пребывая в легком шоке от произошедшего, нервно кивнула и схватилась за края халата, запахивая их как можно плотнее.

— Теперь вы готовы меня выслушать? – задал странный вопрос лорд, спокойно восседавший рядом со мной. На одной кровати. Рьяда, помоги мне!

Вместо ответа вновь кивнула. Голос меня бы сейчас подвел, поэтому пришлось ограничиться только жестами.

— Хорошо, тогда перейдем сразу к делу.

Я вся напряглась. Что-то не понравился мне тон, с каким лорд произнёс эту фразу. И не зря я ожидала подвоха. Вот только подвох состоял не в том, что так упорно лезло мне в голову, заставляя стыдиться и краснеть ещё больше.

В руках Морано появился небольшой стеклянный пузырёк. Покрутив его в разные стороны, тёмный выдохнул и огорошил:

— Мне нужна ваша кровь.

— Что? – захотелось закричать от досады, но получился лишь слабый шёпот. А в грудь будто кол вогнали. Так было больно, что дышала с трудом. И этому нужна лишь моя «особенность»! Но как же так? – З-зачем?

— Это возможность выбраться из всей этой ситуации. – Не стал увиливать от ответа тёмный, внимательно следя за мной взглядом.

Вот только я всё равно не могла понять, как моя кровь поможет сохранить тайну Посланника Тьмы? А если он собирается эту кровь отдать вместо меня врагам? Так он же видел, на что способна даже капля! Это будет конец!

— Я не сделаю ничего вам во вред. Доверьтесь мне.

Хотелось сказать, что одному такому магу я уже доверилась, а он использовал мою кровь против того, кто сейчас просит довериться ему. Но я промолчала. С сомнением посмотрела на Морано, затем на злосчастный пузырёк в его руке, и тяжко вздохнула. Будь что будет.

— Хорошо.

Лорд еще несколько мгновений смотрел на моё хмурое лицо, а потом кивнул и протянул мне свободную руку, на которой тут же оказался знакомый мне кинжал. Удивленно посмотрела на гладкую поверхность оружия и сверкающий камень в рукоятке. Но как? Он же был воткнут в сапоги! Хотя, чему я удивляюсь? Морано в отличие от меня владеет магией.

Осторожно высвободила из халата руки и взяла кинжал. Плотно сомкнув губы, провела холодной сталью по ладони, едва не зашипев от боли. Краем глаза заметила, как напрягся сидящий рядом лорд. Попыталась убрать от него подальше опасный «яд», но он внезапно перехватил мою порезанную раку за запястье и сам потянул на себя.

— Что вы…? – испуганно начала я, но Морано уже поднёс мою ладонь к пузырьку с увеличенным магией горлышком, и повернул её так, чтобы кровь стекала прямо в него.

Сжала руку в кулак, желая поскорее расквитаться с этим делом, потому что не могла долго смотреть на то, как близко рука тёмного была к «опасному» участку. Сердце замирало и ухало вниз с каждой падающей каплей. Я то и дело переводила взгляд с наполняющегося пузырька на ладонь мужчины на моём запястье, боясь сделать лишнее движение, чтобы кровь – не дай Рьяда! – не попала на руку лорда. Меня заметно трясло, но я старалась подавить эту дрожь. Вот только Морано, скорее всего, всё равно чувствовал её.

Как только пузырек наполнился алой жидкостью, горлышко тут же уменьшилось и «склеилось». Хотела тут же выдернуть свою руку, но тёмный не позволил. Вместо этого он развернул мою руку ладонью вверх и разжал кулак. Я попыталась воспротивиться, до смерти испугавшись последствий, но тихое и строгое: «Сидите спокойно» заставило замереть и с тихим ужасом наблюдать за действиями мужчины.

Морано спрятал в карман пузырёк с моей кровью и тут же у него в руке появился другой. Но тот был не пустым, а наполненным какой-то серебристой жидкостью.

— Будет немного щипать.

Я даже спросить не успела, что это такое, и уж тем более возмутиться, как серебристая струйка полилась на рану. Та тут же вспенилась, заставляя меня морщиться и сжимать зубы, чтобы не «ойкнуть». Но такой уж сильной боли я не почувствовала. Наоборот, кровь тут же перестала сочиться из пореза. Появившемся плотным куском ткани Морано стер красноватую пену с остатками крови, заставив меня едва ли не поседеть от страха. Мне бы его спокойствие, с каким он выполняет опасные для него действия! Вот и сейчас он перебинтовывает мою руку с невозмутимым, сосредоточенным лицом, не замечая ничего вокруг, в том числе и моего бледного – а это скорее всего так – лица.

А в завершении всей процедуры тёмный вообще ошарашил меня тем, что закончив перевязку, развернул мою ладонь и коснулся губами тыльной стороны! Дыхание тут же перехватило от этого казалось бы невинного жеста.

— Теперь отдыхайте, - опуская мою дрожащую ладонь, Морано поднялся с кровати.

— Вы… вы же не скажете, зачем вам моя кровь? – прижав перебинтованную руку к груди и кое-как совладав с голосом, поинтересовалась.

— Если всё пройдет хорошо, то я вам обязательно расскажу.

— А если… не получится?

— Тогда вы должны оставаться в этом доме. Всё будет в вашем распоряжении. Тут вас никто не сможет достать. Здесь вы будете в безопасности.

Нет. Мне не хотелось об этом даже думать! Я не хочу, чтобы этот мужчина умирал! Рьяда, или Тьма, помогите ему!

— Будьте осторожны… пожалуйста. – Из последних сил сдерживала слёзы отчаяния. Не хотелось показывать, как мне больно и страшно расставаться с ним. - И… возвращайтесь.

На лице тёмного после секундного замешательства, отразилась улыбка.

— Я постараюсь.

И он исчез в дымке портала, а я больше не стала сдерживаться – сказался стресс за весь прошлый день и эту ночь. Я откинулась на подушки и дала волю слезам, моля всех богов спасти тёмного. Но услышат ли они меня?

Глава 20

Как только Морано оказался в своём кабинете, он первым делом вытащил из кармана пузырек с опасной жидкостью и внимательно рассмотрел его. Но сканирование, даже магическим зрением, ничего не дало – это была совершенно обычная кровь. Вот только он сам испытал на себе её действие и теперь нисколько не сомневался в её «свойствах». А значит, он держит в руках очень могущественное и опасное оружие, которое не должно попасть не в те руки. И он сделает всё, чтобы так оно и было.

До рассвета оставалось совсем немного, поэтому мужчина решил не тянуть, а отправить «весточку» в королевскую резиденцию прямо сейчас. Но сначала.

— Теодриг.

Дворецкий спустя несколько мгновений появился в кабинете.

— Да, мой господин. – Учтиво поклонился старичок.

— У меня будет к тебе одно очень важное поручение. – Без предисловий начал тёмный. - И я надеюсь на тебя.

— Я не подведу вас, милорд.

— Отлично, - Морано протянул дворецкому пузырёк с кровью девушки. – Раздели эту жидкость на две равные части. Одну вернешь мне, а вторую оставишь себе и сделаешь с ней то, о чём я тебя попрошу. Только будь осторожен: то что в пузырьке – очень опасно. Ни одна капля не должна попасть на твою кожу.

— Это…? – Теодриг изумленно смотрел на алую жидкость в прозрачном сосуде.

— Без лишних вопросов, хорошо?

— Да, мой господин.

Очень осторожно Теодриг взял в руки опасный пузырек и тут же удалился выполнять поручение. Тёмный же решил, что перед завтрашним трудным днём нужно всё же хоть немного вздремнуть. А о том, что произошло несколькими часами ранее и совсем недавно – он подумает позже. Сейчас главное сосредоточиться на поставленной цели и хорошенько подготовиться для её достижения – как морально, так и физически.


А уже через несколько часов Морано дал своему дворецкому ещё одно задание, от которого бедный старичок едва не схватился за сердце.

— Но… милорд. Вы же понимаете, чем это может обернуться?

— Да, Теодриг. В полной мере. И беру всю ответственность на себя. – Невозмутимо парировал тёмный, готовясь отправляться на аудиенцию к королю.

— Но вы же… вас же…

— Успокойся. – Осадил лепечущего слугу мужчина. – Я вернусь. А если нет, то ты знаешь, что делать.

— Милорд, я же обещал вашему отцу…

— Мой отец мертв. Поэтому клятва, данная ему перестала действовать. Теперь ты связан клятвой со мной. И должен выполнять то, что я прикажу. Неукоснительно. Всё ясно?

От леденяще спокойного голоса Морано у Теодрига всё внутри едва не покрылось инеем. И ему ничего не осталось, как молча повиноваться.

— Вот и отлично. – Удовлетворённо кивнул тёмный. – Значит, завтра на рассвете сделаешь то, о чём мы с тобой говорили…

— Но вы же не продержитесь до завтра!

— Ты во мне сомневаешься?

— Н-нет, мой господин. Просто беспокоюсь.

Морано поморщился от слов дворецкого. Чтобы кто-то и беспокоился о нём? Глупости. Он уже не маленький мальчик – сам может о себе позаботиться.

— Лучше беспокойся об Арьяне. Эта девушка, во что бы то ни стало, должна оставаться тут.

— Да, мой лорд. – Поник Теодриг.

Морано ещё раз оглядел встревоженного, но покорно замершего старичка и, подавив в себе желание подойти и похлопать его по плечу, шагнул в созданный несколькими мгновениями ранее портал.

***

— Даркхнелл, рад видеть тебя так скоро! – Знакомый кабинет, знакомая обстановка и знакомые ловушки. Всё, как всегда.

— Ваше Величество, - стандартная церемония поклонения – не более, чем дань этикета.

— Проходи, присаживайся, - и вновь дорожка к уже знакомому креслу напротив стола Его Величества.

Морано выпрямил спину и прошелся до «любезно предоставленного» места. Опустился в кресло, откинулся на спинку и закинул ногу на ногу, чем вызвал неподдельное удивление короля.

— Я получил твою просьбу об аудиенции, - по привычке поглаживая подбородок с бородкой, медленно произнёс Монфор-л’Амори, - что ж, я рад, что ты так быстро пришёл в форму.

— Благодарю, Ваше Величество. И прошу простить меня за вчерашнее неподобающее поведение. – Невозмутимо начал тёмный. – Да, я уже восстановился и сразу же отправился к вам, так как у нас очень мало времени. – Заметив заинтересованность на лице короля, хмыкнул и продолжил: - Перейду сразу к делу. Я знаю, чего вы от меня хотите. И я достану для вас желаемое. Но это будет позже. Сначала я попрошу вас отправить на границу с Валлией как можно больше солдат и сильных магов.

— Но самые сильные маги в Совете. – Тут же отозвался король. – Да и зачем это надо?

— Понимаете, Ваше Величество, нужно отправить этих магов незаметно. Так чтобы Совет об этом не узнал. Сами же достопочтенные члены Совета будут нужны там позже…

— Постой-постой, я не понимаю, чего ты хочешь?

— У меня есть информация о том, что скоро будет прорыв границы. Точно такой же, как и двадцать лет назад.

От этих слов Монфор-л’Амори побледнел. Он ошарашенно уставился на Морано, пытаясь сложить воедино картину, но ничего не выходило. Тот прорыв он помнил. И это было… страшно. И жестоко.

— Откуда такие данные? И… зачем посылать втихомолку от Совета солдат? – выдавил из себя король, пытаясь совладать с накатившими воспоминаниями. – Они же не справятся! Ты хочешь, чтобы я послал лучших на гибель?

— Вы хотите избавиться от Совета? – проигнорировав все вопросы, задал встречный Морано. – Так это хорошая возможность. Если завтра будет прорыв, то многие из Совета могут «храбро пасть» на поле боя. Разве нет? А солдаты должны будут держать оборону до появления Совета. Большего от них не требуется.

— Даже если так, то всё равно многие погибнут. – Его Величество недовольно прищурился, изучающим взглядом впиваясь в собеседника. - Что ты задумал… тёмный? И почему я должен верить тебе?

— Вы же сами хотели, чтобы я помог избавиться от Совета. – Невозмутимо парировал лорд. – Так вот – это мой план.

— И в чём же он состоит? В том, чтобы уничтожить как можно больше магов?

— Нет, я помогу уничтожить Совет. Но один я не справлюсь сразу с одиннадцатью магами. Поэтому нужно на время их отвлечь и прорыв нам как раз кстати…

— Уж не ты ли решил сделать этот прорыв? - Монфор-л’Амори недобро посмотрел на тёмного, который в ответ лишь пожал плечами. – Да ты с ума сошёл!

— Возможно. Разве это не то, из-за чего опасаются и уничтожают Посланников Тьмы?

— Морано, одумайся! Ты ставишь под удар множество жизней! И всё ради чего? Чтобы убить кучку зазнавшихся магов?

— Нет, Ваше Величество, я делаю так, чтобы не было намного хуже. Ведь тем, кто собирается совершить прорыв нужен антимаг. И они знают, кто это. А если они найдут антимага, что будет тогда? Тогда погибнут не сотни – тысячи. И не только солдаты, а ещё и мирные жители. Вы хотите этой войны?

Монфор-л’Амори схватился за голову и откинулся на кресло.

— Это сумасшествие! Сумасшествие… Посланник, ты – монстр!

— Благодарю, Ваше Величество, я это знаю. Ну так что, вы мне поможете?

Король изучающим взглядом впился в своего собеседника. Но тот был невозмутим. Значило ли это то, что он уверен в успехе дела? Монфор-л’Амори этого не знал. Но что ему ещё оставалось? Сам он с Советом справится не сможет, а этот тёмный согласился на поиски антимага только после выполнения своей авантюры. Но чем она может обернуться для Элфграда?

— Ладно, - обреченно выдохнул Его Величество, - я выполню твою просьбу. Чего ещё ты хочешь?

— Узнать, знал ли кто-нибудь ещё о моей «особенности»?

— Не знаю, правда. Дарелл рассказал мне о тебе, практически перед самой смертью и очень просил сберечь это в тайне.

— И вы сберегли?

— Ты за кого меня принимаешь, тёмный? Конечно, я сдержал слово!

— Прошу прощения, Ваше Величество.

— Ладно, забудь. Ты-то что теперь будешь делать?

— Как что? - По губам Морано скользнула недобрая усмешка: - Пойду сдаваться Совету.

***

В таверне «У Дора» в такие часы всегда немноголюдно. Обычно весь народ подходит ближе к вечеру, а сейчас нет и полудня. Поэтому хозяин заведения безмятежно протирал в уже который раз полку с дорогими напитками и чистил стаканы, рассматривая из-под густых бровей тех немногих посетителей, что решили заглянуть в его обитель.

Девушки-разносчицы лениво прохаживались между пятью занятыми столиками и подавали еду и напитки. За двумя столами сидело по одному постояльцу, а ещё за тремя – по два пришлых посетителя.

Дор – а именно так звали хозяина таверны, в честь которого оная и была названа – умиротворенно улыбнулся царившей идиллии. Спокойствие – сейчас, и наплыв посетителей – ближе к вечеру. Всё, как обычно. И выручка постоянно радует глаз. А как же иначе, если его таверна одна из лучших в Картане – ближайшем городке от самой столицы! К нему не брезговали заходить даже аристократы, державшие путь из Элфграда в другие города. Это ли было не счастье? Ведь они оставляли чаевых, как десять обычных посетителей!

Мог ли старый Дор знать, что всего через пару часов его спокойствию придёт конец? Нет. Зато знал тот, кто только что переступил порог таверны.

Морано осмотрел довольно просторное и чистое помещение, приметив самый дальний и неприметный столик, и уверенно направился к нему. По пути он заметил на себе несколько заинтересованных взглядов, но то были обычные подавальщицы, проводившие его восхищенно-томными взглядами. Ещё не хватало, чтобы они издали коллективный вздох. Мужчина поморщился, представив себе эту картину. Нет, в другой день он, конечно бы, оценил обращенное на него внимание, но не сейчас. Сейчас даже блеск в глазах пожилого хозяина таверны был ему не интересен. Главное, что было важно – чтобы на встречу пришли «нужные» маги. И без опозданий – иначе всё покатится в Бездну. И он тоже.

— Милорд, что желаете? – стоило ему сесть, как возле него оказались сразу две девушки, умильно хлопая глазками. Это только раздражало в данной ситуации.

— А ну кыш отсюдова! – тут как тут возник и сам хозяин, собственной персоной. – Прошу простить моих работников. – Почтительно склонился Дор, как только разобиженные девушки отошли от стола. – Таких высоко достопочтенных и многоуважаемых гостей я обслуживаю сам. Рад видеть вас…

— У меня только одна просьба, - прервал лестные речи хозяина Морано, - не мешайте.

В глазах тёмного сверкнула молния, заставив Дора подскочить на месте и вытянуться по струнке.

— Д-да, господин. Как скажете. – Бледнея пролепетал хозяин, поспешно кланяясь и отходя как можно дальше от стола.

Морано же, спровадив нежелательных свидетелей, прикрыл глаза и осторожно – и как можно незаметнее – выпустил тьму, «прощупывая» ею остальных посетителей. Двое магов, что сидели через пару столов от него и друг от друга, никакой угрозы в себе не несли. Да и магами они были средними. А вот шесть остальных…

Тёмный хмыкнул. Надо же, кто-то решил себя обезопасить.

И только он об этом подумал, как за его столиком материализовался «старый знакомый». У Морано едва хватило выдержки, чтобы не размазать этого мага по стенам заведения. Сжав кулаки, лорд хмуро посмотрел на своего собеседника, который расплылся перед ним во вполне дружелюбной улыбке, однако та не затронула совершенно пустой взгляд карих глаз.

— Доброго дня, лорд Морано, - поприветствовал мужчина. – Мы с вами официально ещё не знакомы, и я думаю, что нужно это исправить. Позвольте представится: Джаэр Ин Рагш Ассах – бывший боевой маг, торговец из Асхабата и, по совместительству, когда-то являлся временным опекуном одной молодой особы, которая по некоторым стечениям обстоятельств теперь находится у вас.

Тёмный едва не заскрежетал зубами, но сохранил на лице маску хладнокровия.

— Вы решили сразу перейти к делу? Что ж, тогда уясните следующее: вы не получите девушку, даже если отправите меня в Бездну. А сделать это будет очень непросто. Да и вряд ли вам и вашим приспешникам, собравшимся здесь – это удастся.

На мгновенье в глазах Ассаха вспыхнула злость. Но он тут же взял себя в руки. Точнее, не он, а тот, кто управлял им. Морано уже давно понял, что с этим магом что-то не так, а увидев его пустой взгляд – убедился в своих выводах. Этот торговец – не более чем марионетка в чьих-то могучих руках. Вот только в чьих именно?

Очень осторожно, тёмный «потянул» за связующую ниточку, пытаясь определить источник. А чтобы «кукловод» раньше времени не обнаружил его вмешательство, отвлекал чужую бдительность разговором.

— Но мы могли бы договориться… - лорд скривил в кривой ухмылке губы. – Только скажите, зачем вам нужна эта девушка? И если ответ меня устроит, я обещаю подумать над вашим предложением.

В ответ торговец рассмеялся гортанным, каркающим смехом, заставляя Морано всего напрячься.

— А ты хитёр! – Отсмеявшись, скрипуче заключил Ассах, сразу же переходя на «ты». - Думаешь, мы раскроем тебе все свои тайны? Преподнесём на белом блюдечке с голубой каёмочкой?

— Попытаться всё же стоило. – Равнодушно пожал плечами Морано, вызывая очередной приступ смеха своего оппонента.

До цели оставалось совсем чуть-чуть.

Только бы успеть…

— Тем более, у меня тоже есть информация, которая вас заинтересует.

Смех стих. А торговец недоверчиво прищурился.

— Это какая же?

— Если вы ответите на мой вопрос – я отвечу на ваш.

— И что же ты хочешь знать? – Морано чуть не скривился от такого обращения.

— Кто-то из Высшего Совета связан со всем этим?

— Эти идиоты дальше своего носа ничего не видят! – В глазах Ассаха вспыхнул опасный огонёк ярости.

Связующая нить натянулась, будто почувствовав чужое присутствие. Морано пришлось остановиться, чтобы быть осторожнее. Если тот, кто контролирует этого мага, поймёт, что его пытаются раскрыть…

— Это, я так понимаю, «нет»?

— С этими кретинами связываться себе дороже, - фыркнул Ассах. – А теперь отвечай, что там за информация?

— Я знаю, что завтра на несколько минут падёт защитная завеса…

Оппонент вновь засмеялся. Но внезапно будто воздухом подавился.

Подчиняющее заклятье резко оборвалось, пройдясь отдачей и по тёмному, едва не свалив его с лавки. В последний момент он успел ухватиться за край стола, чтобы кубарем не покатиться по полу таверны. Выругавшись, лорд огляделся по сторонам. Маг напротив него лежал, уткнувшись носом в поверхность стола – точно сломанная кукла. А вот его «сопровождение» тут же повскакивали с мест и заозирались по сторонам. Трое магов уже направлялись в сторону Морано, на ходу формируя боевые заклятья.

Но никто ничего не успел сделать. В помещение ворвалась толпа королевских стражников, расшвыривая на своём пути всех непокорных. Плотным кольцом маги в синем одеянии окружили члена Высшего Совета, важно шествующего в центре круга. Все присутствующие, кроме Морано были обездвижены и обезврежены. Сам же лорд продолжал спокойно сидеть за своим столом и внимательно разглядывать бывшего собеседника, недовольно поджав губы.

Слишком рано…

Экранизирующий и подавляющий магию купол, был возведен слишком рано. Тёмному не хватило все пару секунд, чтобы узнать, кто же за всем этим стоит.

— Лорд Морано, - пожилой маг из Высшего Совета, дольше всех занимающий свой пост, подошёл к столику, чинно кивнув головой.

— Лорд Тиарел. Что привело вас сюда, да ещё и в такой компании? – окинув взглядом стражников, разом напрягшихся, Морано обратился к самому светлому.

— Лорд Даркхнелл Морано, вы подозреваетесь в нарушении устава Высшего Совета, скрывая свою истинную сущность, опасную для жизни окружающих. – Обвинительно отчеканил лорд Тиарел сразу переходя к делу. – Вы обязаны пройти с нами для проведения допроса, чтобы подтвердить или опровергнуть эту информацию. И очень прошу вас не сопротивляться, дабы не ухудшать своё положение.

— А вы видите моё сопротивление? – изогнул бровь тёмный.

Светлый маг поперхнулся воздухом.

— Господин, прошу вас подняться, - пришёл ему на выручку один из стражников.

Хмыкнув, Морано встал из-за стола и сразу же вытянул обе руки вперед. Стражник на несколько мгновений растерялся, но бросив взгляд на своего предводителя, достал из-за пазухи тонкие металлические браслеты и надел их на запястья лорда. Пришедший в себя Тиарел тут же прошептал заклинание, блокирующее любое проявление магии.

— А теперь можем идти, - удовлетворенный проделанной работой, отдал приказ светлый.

— Только заберите и этих, - кивнул на застывших магов Морано.

— Конечно-конечно, все сообщники будут пойманы и наказаны…

Вспыхнуло золотисто-ярким светом, что озарил помещение и ослепил невольных свидетелей произошедшего. Спустя миг в таверне «У Дора» стало совершенно пусто.

***

Допросная Высшего Совета больше походила на пыточную камеру, но благодаря иллюзиям и скрывающим заклятьям, это помещение для «непосвящённых» выглядело как огромный белый зал со сводчатым потолком, подпирающими его такими же белыми колоннами и пьедесталом в центре всей этой феерии белого.

На самом же деле колонны – а их было тринадцать – являлись своеобразными «основами» для множественных пыточных заклятий, что были наложены на них. И находившийся на пьедестале «узник» в зависимости от степени тяжести своего обвинения, подвергался заклятьям, хаотично генерирующимися от любой из колонн. Никогда невозможно было угадать, какая «основа» выпустит заклятье, хранящееся внутри. Каждую колонну «наполняли» заклятьями сами члены Высшего Совета. В одной такой колонне хранилось от десяти всевозможных заклинаний, на какие хватало фантазий. Но использовались колонны только в случаях с опасными преступниками или потенциальными заговорщиками. В остальных случаях допрос проводил дознаватель.

До недавних пор эту должность занимал Морано. Теперь же его место занял довольный таким положением дел Маалог Ксавье – обманутый муж любовницы лорда. Светлый маг уже представлял какими методами и способами будет вытягивать из Посланника правду. И конечно же выбирал он самые болезненные способы, пытаясь таким способом отомстить за Аннет. Точнее за её выбор. То, что жена предпочла его тёмному – выводило из себя и бесило до слепой ярости.

И теперь Ксавье готовился смаковать каждую порцию боли, что доставит своему конкуренту. Он предвкушающе улыбнулся – и улыбка вышла жуткой, больше походящей на безумную. Но никто не обратил на это внимание. Все присутствующие на закрытом заседании Совета устремили свои взоры на практически распятого в центре помещения тёмного, который даже несмотря на свой вид – с голым торсом, покрытым испариной – стоял с высоко поднятой головой и продолжал надменно оглядывать окружающих, словно впечатывая их образы себе в память, запоминая их.

— Повторю своё требование ещё раз, - едва сдерживая злость, прошипел Маалог, - открой своё сознание! Ты же знаешь, что долго не продержишься!

Морано лишь скривил губы в подобии высокомерной улыбки. Связывающие заклятья тянули в разные стороны руки с такой силой, что кажется уже хрустели суставы, а ментальные атаки становились всё яростнее и изощреннее, но пробиться сквозь выставленные щиты не получалось даже коллективным трудом.

— Сопротивляться бесполезно, - подал голос ещё один из светлых, - все улики против вас. У вас был изъят план переворота! Как вы это объясните?! – под конец повысил голос маг.

Лёгкие горели огнём, а рёбра, принявшие на себя несколько болезненных проклятий, казалось вот-вот раскрошатся. Блокирующие магию браслеты впивались в запястья, пытаясь срастись с ними и стать второй кожей. Но Морано, стиснув зубы, продолжал держаться.

— Спросите… у моих подельников… - с шумом вытолкнул слова из себя лорд, при этом поморщившись от тугого узла, связавшего глотку – последствия заклятья от воздушника.

— Мы их обязательно допросим, – произнёс лорд Тиарел, что и привел в этот зал Морано. – Но увы, один из них был уже мертв, когда мы прибыли. Это ваших рук дел?

— Вы же считали… последние мгновения его жизни. Разве нет? – с трудом, но тёмный повернул голову, чтобы посмотреть прямо в глаза светлому, отчего тот поёжился.

— Это-то и вызывает вопросы. – Потянув за ворот своей мантии, выдавая волнение, ответил Тиарел. – Последние минуты жизни стёрты из памяти, словно… словно он умер не сейчас…

— Так и есть…

— Твоих рук дело? – вскинулся тут же один из тёмных.

— Это запрещённая чёрная магия. – Покачал головой ещё один маг. – Не уверен, что даже тёмным такое под силу.

— Но он не обычный тёмный! – Прорычал Маалог, формируя на руке зелёный сгусток. – Он – Посланник Тьмы!

Сгусток с шипением впечатался в грудь Морано, выбивая остатки воздуха и скручивая все внутренности в один плотный ком, который тошнотворным позывом устремился к горлу мужчины. Едва сдержав этот порыв, лорд дернулся и повис на руках, теряя под ногами опору.

— Маалог! – сквозь гул в ушах услышал он. – Ты что, убить его прямо тут решил?!

— А как нам ещё поступать с предателями?! – в ответ взорвался Ксавье. – Он уничтожит нас всех даже глазом не моргнув!

— Но мы-то от мёртвого ничего не добьёмся…

Тем временем гул в ушах Морано всё нарастал, словно снежный ком, смешиваясь с гневными окриками и голосами, пока не взорвался оглушительной тишиной.

— Что с ним?!

— Ты идиот! Зачем использовал это заклятье!

— Уведите!

— Точнее унесите…

— Тишина! – Все голоса разом замолкли, стоило раздаться этому голосу.

Король Элфгарских земель медленно прошествовал от входа к бессознательно повисшему на магических путах тёмному. Затем обвёл внимательным взглядом всех присутствующих.

— Кто-нибудь мне объяснит, что здесь творится?!

***

Во мраке темницы, скрадывающим любые очертания предметов, царила оглушающая тишина. Но вопреки своей истинной функции – она не давила, не ломала, а наоборот – успокаивала, приносила умиротворение и обволакивала истерзанные разум и тело.

Магические браслеты вместо кандалов – вот что давило на запястья, сминая сопротивление тьмы внутри. Болезненные спазмы, перехватывающие раз за разом грудную клетку, из которой с шумом вырывалось хриплое дыхание – вот, что доставляло дискомфорт. Всё остальное по сравнению с этим казалось не более, чем игрой воображения.

Сколько времени прошло с момента заседания, Морано не знал. Но темнота давала призрачную надежду на то, что сейчас уже глубокая ночь.

Тихие шаги, лязг проржавевшего металла – и вот уже тёмного и его позднего посетителя скрывает полог тишины, отдаваясь гулом в ушах.

— Ты что творишь, тёмный?! – гневное шипение возле самого уха заставляет Морано поморщиться. – Ты что удумал вообще? А если бы я не узнал об этом собрании, которое, между прочим, держали от меня в тайне?! Если бы не успел?! Да тебя бы до смерти запытали!

— Я же говорил… что так и будет… Ваше Величество… - Мужчина устало прислонился спиной к холодному камню, что едва мог утихомирить жар, растекающийся по позвоночнику. – Они собирались сдать меня вам позже… со всеми доказательствами… Но решение уже принято… Вы бы ничего не изменили.

— И какие доказательства они собирались предоставить? – недовольство сквозило в голосе короля.

— План переворота… и… мои последние воспоминания…

— Что? – голос Его Величества заметно дрогнул. Если бы не темнота, то не скрыл бы мужчина бледность своего лица, когда услышал последнюю фразу Морано. – О чём? О чём были эти воспоминания?

— Как я со своими «подельниками», - тёмный специально выделил это слово, - обсуждал, когда лучше сделать прорыв границы… А так же Совет услышал нелестные речи о себе… Если хотите, можете тоже считать эти воспоминания…

Говорить было легче, но боль всё ещё существенно мешала делать любые движения.

— Но Маалог сказал, что твой разум закрыт от них!

— Я им показал только то, что посчитал нужным. Они же захотели большего…

— Ты – сумасшедший… – немного успокоившись, но всё ещё злясь, выдохнул Монфор-л’Амори. – Это ты послал им то анонимное послание, в котором раскрывается твоя тайна?

— А думаете, проще было прийти к ним и с ходу заявить: «Здравствуйте, многоуважаемые члены Совета! У меня для вас важная новость: я – Посланник Тьмы! Прошу любить и жаловать!»

— Даже в таком плачевном состоянии ты умудряешься паясничать! – Огрызнулся король, нервно расхаживая по темнице. В темноте его шаги отбивали ритм, известный только их обладателю. Но даже он выдавал напряжение, охватившее мужчину. – И вообще, мне твой план с самого начала не нравился! Я согласился на него, только из-за того, что твой отец был мне хорошим другом и верным соратником.

— Вы согласились на него только из-за того, что я вам нужен для осуществления вашего плана, не более…

Морано прикрыл глаза. Хотя положение вещей это не меняло: что с открытыми, что с закрытыми – вокруг царила тьма. И без магического зрения тёмный чувствовал себя, как слепой котёнок. Хотя всё же польза от закрытых глаз была – не нужно было держать в напряжении потяжелевшие веки, которые камнем давили на глаза. Да, с закрытыми глазами было определённо легче.

— Не забывайся, тёмный! Ведь я – единственный, кто может вытащить тебя из этого болота.

«В которое сами же меня и втянули» - подумал Морано, но вслух сказал совершенно другое:

— Прошу прощения, Ваше Величество.

В темноте раздался удовлетворительный хмык. Королю пришлась по душе покорность тёмного.

— Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь.

— Да, Ваше Величество, понимаю.

— Это хорошо, но ты же ещё и понимаешь, что сейчас я не могу освободить тебя. Магические браслеты завязаны на том, кто наложил заклятье. И если их попытаются снять, то Тиарел в одно мгновение окажется тут, а этого нам не надо. Так что, потерпи ещё немного. Если твой план сработает и Совет окажется в нужном месте в нужное время, то лорду Тиарелу будет не до деактивации браслетов… - Монфор-л’Амори замолчал и спустя пару секунд уже тише добавил: - Я очень надеюсь, что это сражение не закончится полномасштабной войной…

— Если вы будете следовать своему плану, то этого не случится.

— И вновь я только лишь на заднем плане, - скорее себе под нос, чем для тёмного, пробурчал король.

Раздался щелчок пальцев, снимающий полог тишины с темницы. Тут же лязгнул железный засов, отпирающий дверь.

— Всё совсем скоро будет решено, лорд Морано. – Бросил напоследок король, покидая неуютную для него темноту и уже не слыша фразу узника, брошенную ему в спину.

— Да, Ваше Величество, всё очень скоро будет решено.


А на рассвете защитный барьер, разделяющий Элфгарские земли и Валлию, пал.

Глава 21

С самого утра я не находила себе места: всё валилось из рук, не было ни аппетита, ни интереса к книгам, ни даже желания покататься верхом. Внутри росла и крепла непонятная, но вполне ощутимая тревога. И как бы я не гнала её прочь – она лишь сильнее впивалась в душу, выкачивая все положительные эмоции и оставляя только холод и липкий страх. Казалось, вот-вот произойдёт нечто ужасное, и я ничего не смогу сделать. Ни помочь, ни изменить.

Но, как бы странно это не звучало, больше всего я переживала за Морано. В голове постоянно крутились его слова: «Если все получится…» И это пресловутое «если» царапало душу сильнее тревоги.

Весь день я ходила сама не своя, а к вечеру меня и вовсе начало потряхивать от напряжения. Я закрылась в своей комнате, чтоб никого не видеть и не слышать, и хоть немного успокоиться. Тарг, весь день тенью следовавший за мной, остался охранять дверь снаружи. Теодриг, принесший мне успокаивающий чай, пытался подбодрить меня, но и сам заметно переживал.

— Милорд справится, - в очередной раз повторил дворецкий, ставя поднос с чашкой дымящегося напитка на прикроватную тумбочку. - Нужно верить в него.

Звучало это как-то не совсем уверенно, но старичок выдавил из себя улыбку, думая, что это меня убедит. Не убедило.

— Мы точно ничем не можем ему помочь? - Если Теодриг постоянно повторял, что все будет хорошо, то я каждый раз задавала этот вопрос в разных его вариациях, на что неизменно получала одно и то же.

— Вы и так ему помогли. Теперь остается только ждать и на… - дворецкий запнулся и тут же поправился, - верить.

— А разве от веры есть какая-нибудь польза? – удручённо поинтересовалась, глядя в пустоту.

Больше с дворецким мы не разговаривали. Теодриг, постояв немного рядом и проследив, чтобы я выпила весь чай, ещё раз попытался убедить и себя, и меня, что всё будет хорошо, а затем покинул мою комнату.

Тревога же достигла своего апогея, и я готова была сорваться с места, чтобы… что? Вот что я могла сделать в данной ситуации? Как могла помочь Морано? Неужели единственный выход – сидеть и ждать? А если лорд…? Нет!

Встряхнула головой, отгоняя неприятные мысли. Ведь если бы с ним что-нибудь случилось, я бы почувствовала? Клятва верности была бы расторгнута. Но пока я ничего, кроме беспокойства, не чувствую. Как же трудно просто сидеть и ждать, зная, что ничем не можешь помочь.

Я несколько раз прошлась по комнате, обогнув её вдоль и поперек, открыла окно, так как мне показалось, что стало слишком душно, и уже собиралась прогуляться в саду, как внезапно все чувства обострились, и пришло осознание, что я в комнате не одна. Замерла, не дойдя пару шагов до входной двери. По спине пробежался холодок, дрожью отзываясь во всем теле.

— Кричать не советую, - раздалось со спины. Совсем близко. – Если хотите увидеть лорда живым, то вам следует пойти со мной. Добровольно. – С нажимом на последнее слово, произнес незнакомец.

От его слов острая боль кольнула в бешено колотящееся сердце.

Неужели у него не получилось?

Панические мысли в голове мешали здраво думать. Хотелось броситься к двери и позвать на помощь, но останавливали слова незнакомца о лорде.

К такому я не была готова. Всё же, что бы я не говорила, я до последнего надеялась, что у тёмного всё получится – что бы он не задумал. Ведь несмотря на непонятное отношение ко мне лорда, он всеми силами старался уберечь меня именно от тех, кто сейчас стоит за моей спиной. О том, как этот «кто-то» проник в место, названное Морано самым безопасным для меня – я подумаю позже. Сейчас же я лихорадочно пыталась сообразить, что же делать дальше? Неужели теперь от меня зависит жизнь тёмного?

— Если будете сопротивляться, тогда лорд умрёт очень мучительной смертью. – Словно прочитав мои мысли, насчёт спрятанного в сапоге кинжала и попыткой им воспользоваться, отрезал незнакомец. – Я знаю, что вы антимаг. И знаю, на что вы способны. Любое из применений вашей силы, а также любое сопротивление – и Морано умрёт.

Кажется, что незваному гостю доставляло удовольствие говорить о том, что лорд умрёт. Это не вселяло никакой надежды. Как и то, что он знает о моих «особенностях». А уж предупреждение насчёт тёмного и вовсе ввергало в ужас. И я не видела никакого выхода из этой ситуации. Только одно понимала предельно ясно: я не могла допустить смерти лорда! Только не из-за меня!

Куда же подевались Тарг с Теодригом, когда они так нужны? А если этот маг что-то с ними сделал?! Или нет? Неужели защиту дома так легко взломать и попасть внутрь незамеченным? Или этот маг настолько силен?

Одни вопросы, ответы на которые я вряд ли получу.

— А если… - наконец, решилась заговорить, когда поняла, что молчу слишком долго. Голос слегка вибрировал от напряжения, но я старалась этого не замечать, - если я пойду добровольно. Вы сохраните ему жизнь?

Ответом мне стала тишина. Давящая и невыносимая. Почему же он молчит? Что это значит? Неужели он так издевается надо мной или же просто решил уйти? Не выдержав неизвестности, обернулась.

Но незваный гость никуда не собирался уходить. Более того, на его лице блуждала какая-то предвкушающе-пугающая улыбка. Что-то смутно знакомое промелькнуло в находившемся совсем близко ко мне мужчине, но я не могла понять, что именно. Подавила в себе желание отскочить подальше от внимательно изучающих меня светящихся глаз, и сделала только осторожный шажок назад.

— Боишься меня? – недобро усмехнулся мужчина, как-то сразу перейдя на «ты».

Он окинул меня каким-то странным взглядом, отчего искры в глазах вспыхнули ярче, а я не удержалась от того, чтобы не поежиться. Этот маг меня откровенно пугал. Тем более сейчас, когда он сделал один плавный шаг в мою сторону, вновь оказавшись на неприлично близком расстоянии.

— Если ты будешь правильно себя вести, то мы подумаем, - проурчал он, наклонившись практически вплотную к моему лицу.

— «Правильно»? – С трудом проглотив вставший в горле ком, сипло поинтересовалась я.

А незнакомец подался вперёд и невесомо провёл носом по моим волосам, будто нюхая их. Интуиция буквально вопила об опасности, а действия мужчины вызывали неприятную дрожь во всём теле и едва ли не чувство отвращения.

— Не волнуйся, прелестная, - маг склонился ещё ниже и выдохнул следующие слова в шею, - мы не сделаем тебе больно…

Страх, переросший в откровенный ужас, вспыхнул в груди подобно молнии, зарядом ударившей по нервам. Он тут же завладел мной, заставляя отскочить от безумца и броситься прочь, к двери, не думая о последствиях. Главное сейчас найти Тарга или Теодрига…

Но добежать до заветной цели мне не удалось. Обхватившая поперек живота рука, выбила из меня воздух, а резкое столкновение с грудью догнавшего заставило посыпаться искры из глаз. Вторая рука тут же зажала рот, а возле уха раздалось раздраженное шипение:

— Послушай меня, девочка! Я бы и рад, чтобы Дарк сдох, но меня просили доставить тебя. Желательно живую, но не обязательно невредимую. Поэтому я прямо сейчас могу сделать тебе очень больно, но ни капли твоей драгоценной крови не прольётся. Но от этого будет хуже всем. И тебе, и Морано. Так что подумай ещё раз: готова ли ты своей выходкой принести мучительную смерть своему защитнику или же соизволишь пойти добровольно? В любом случае, ты всё равно пойдешь со мной. Но тебе решать: плохим путём мы это сделаем или приемлемым. Так что ты выбираешь?

А что я могла на это ответить? Перестав трепыхаться, подавленно кивнула.

— Умничка, - ухмыльнулся незнакомец и… лизнул меня в ухо, заставив передёрнуться от этого ужасного прикосновения. Рьяда, как это мокро и противно! - Сейчас я тебя отпущу, и мы пройдемся немного ножками.

С этими словами он меня отпустил и тут же развернул к себе лицом, жадно пробежавшись по мне взглядом. Дернулась, но была схвачена за плечи и вновь развернута, но уже лицом к тёмному проходу, открывшемуся в одной из стен. Вопрос о том, как этот сумасшедший проник в мою комнату был исчерпан. Но вот как он прошёл сквозь остальную защиту?

— Ступай дорогая, - меня небрежно подтолкнули к проёму, - не заставляй ждать Великих.

Посл