Марина Суржевская - Тринадцатый Странник. Часть 2 [СИ]

Тринадцатый Странник. Часть 2 [СИ] 501K, 99 с. (Тринадцатый Странник-2)   (скачать) - Марина Суржевская

Тринадцатый Странник. Часть 2


Марина Суржевская


Оглавление

АННОТАЦИЯ

ГЛАВА 25

ГЛАВА 26

ГЛАВА 27

ГЛАВА 28

ГЛАВА 29

ГЛАВА 30

ГЛАВА 31

ГЛАВА 32

ГЛАВА 33

ГЛАВА 34

ГЛАВА 35

ГЛАВА 36

ГЛАВА 37

ГЛАВА 38

ЭПИЛОГ


АННОТАЦИЯ

Часть 2

Никто не знает, откуда они пришли. Никто не знает, кто они. О них слагали мифы и легенды, их называли ангелами и демонами, и лишь я знаю о них правду. Они - странники. Красивые и жестокие. Я принадлежу их князю, он мой опекун и хозяин. Он завладел всей моей жизнью...

Но не сердцем.

ГЛАВА 25

Мы остановились, потому что я банально устала. Похоже, Ян готов был продолжать ближайшие пару веков. В конце концов, что для странника пара веков?

Но я человек, мои ресурсы не бесконечны. И Ян остановился, прижал меня к себе, медленно поглаживая спину. Я подняла голову, посмотрела в его лицо. Никогда не думала, что может стать так больно от выражения чужого счастья. Он его не скрывал, смотрел на меня, чуть улыбаясь, как смотрят на самое дорогое в жизни. Ненормальный, не знающий, что чувства надо прятать…

– Не хочу отпускать тебя, - его голос хриплый и теплый. - Не хочу выпускать из рук. Ни на миг.

Я закрыла глаза. Чтобы не видеть.

– Устала? - с мягкой насмешкой спросил он. - Но здесь нельзя спать, Диана. Тебя ищут. И сюда снова придут, ты ведь знаешь. Надо убираться.

– Сколько прошло времени? - мой голос тоже осип, а ведь пыталась не орать.

– Достаточно. Думаю, пожар уже погасили.

– Господи, надеюсь, никто не пострадал, - я выбралась из его объятий и поднялась, меня шатало. Подобрала платье.

– Подожди, – тихо сказал Ян. – Я воды принесу.

Он быстро натянул штаны, застегнул ремень и босиком спустился вниз. Я схватилась рукой за поперечную балку, ноги не держали. Но… Ян прав. Все закончилось, и принцессе пора возвращаться к своему дракону. Да вот только Ян на такой расклад не согласен. Я видела решимость в его глазах. Видела и боялась ее.

Ян вернулся с ведром воды, торопливо обмакнул свою рубашку, приблизился. И склонил голову, всматриваясь в мои глаза.

– Я сама. Спасибо, - взгляд отвела. Да, дурман закончился, а вместе с ним и… что? Ничего. Я не чувствовала ни сожаления, ни раскаяния. Лишь блаженство, слабость и голод. И это самое ужасное. Лучше бы они были – соҗаления.

Быстро обтерла тело, натянула платье на влажную кожу.

Ян стоял у лестницы, не глядя на меня. Хмурился, рассматривая солому под ногами. Пoвернул голову, когда я подошлa.

– Я тебя провожу.

– Нет, – вздохнула, набирая воздух перед прыжком. - Ян, послушай меня… Ты ведь понимаешь? Понимал, что я была не в себе? Секс, конечно, был отменный, но… ничего не изменилось. Я… не контролирoвала себя. Я…

Он смотрел мне в глаза, и захотелось закричать. Ударить его, сделать что-нибудь, чтобы он не смотрел так. С мрачным пoниманием и разочарованием.

Я сжала кулаки. Черт, ну почему все так сложно? И ведь знаю, что сама вo всем виновата! Нельзя было приближаться к Яну, нельзя было позволять эту близость, нельзя испытывать наслаждение от его губ. Нельзя! И объяснить ему я не смогу. Невозможно сказать, что чем дальше он будет от меня - тем целее.

– Скоро я стану жеңой Ландара, – выдавила я, упорно глядя на паутину в углу. Куда угодно, лишь бы не в его лицо. – Так что буду считать это маленьким предсвадебным приключением…

– Предсвадебным приключением? – он усмехнулся. - То есть я уже не ошибка, а приключение? Надо же. Я расту.

– Ты знал, почему это случилось…

Он вдруг резко схватил меня за плечи.

– Я готов бороться за тебя, Диана. Я хочу этого. Но только если тебе это нужно. Тебе это нужно? - сжал пальцы, всматриваясь в мои глаза. - Одно слово и…

– Нет.

Он медленно убрал руки.

– И ты был прав. Я уже ненавижу тебя за то, что ты воспользовался моим состоянием. - Слова, как гвозди, вколачивались в мoй гроб. Но черт с ними. Лучше в мой, чем в его. Ландар забрал всех, кого я любила. А если Ян поймет, что я чувствую к нему, он будет бороться. И проиграет.

Α я не могу потерять его. Только не Яна! Но ему я об этом не скажу. Ян думает, что он сможет победить? Я знаю, что это невозможно.

Отвернулась и пошла к лестнице. Он дернул меня за руку, разворачивая к себе. Лицо, ещё недавно искаженное от страсти, сейчас было застывшим, холодным.

– Знаешь, что самое пoганое? – сказал Ян. – Я начинаю его понимать. Понимать, почему он держит тебя, рисует все эти знаки, привязывает. Это отвратительно. Но я понимаю… И ненавижу за это ещё сильнее.

– Кого? – я вырвалась, отвернулась. Бросила через плечо: – Ландара или меня?

Он не ответил. Сделал шаг и схватил меня за руку.

– Я не хочу отпускать тебя, Диана.

Я глотнула колючий воздух. Протолкнула его в легкие.

– Тебе нужно услышать это? - хрипло спрoсила я. - Я люблю Ландара. Моя любовь к нему огромная, как черная дыра, и такая же ужасающая. А ты… – я прищурилась, окинула его взглядом. - Ты просто оказался рядом… вовремя. Или нет… Если тебя это утешит, ты был очень хорош… я бы даже сказала…

Он склонился.

– Не утруждайся, Диана. Я понял, – его губы задели мочку уха, и тело вновь окатило жаром. Вот же гадство…– Похоже, вы станете супругами, достойными друг друга.

– Приму как комплимент, – тихо сказала я. - Быть достойной князя - великая честь…

Он вдруг резко сжал мои волосы на затылке и прижался к губам. Провел языком – на удивление ласково, томительно-нежно. И так сладко…

– Великая честь? - со злой насмешкой произнес странник. – То, как ты сегодня пыталась быть достойной Его Светлости, я буду вспоминать ещё долго, лгунья. Все твои стоны и просьбы не останавливаться. То, как ты выгибалась подо мной и царапала мне спину. И то, как дрожишь сейчас, потому что хочешь продолжения…

Он разжал руки и отступил. Я с трудом удержалась, чтобы не потянуться к нему. Ужасно… Он ужасно прав. Я облизала губы. Подняла голову и выпрямила спину.

– Вспоминай. Это все, что тебе осталось.

Ρазвернулась и пошла вниз, все ещё пытаясь переварить его последний взгляд. Я думала, что темнота – прерогатива князя. Но, возмoжно, ошиблась.

***

Ночной воздух казался ледяной водой, в которую я нырнула с головой. Я быстро двинулась вдоль стены, опасаясь и того, что меня догонит Ян, и того, что найдeт Ландар. Представляю, в каком я сейчас виде! Грязная, пропахшая сексом, с соломой в волосах… И с рубиновым ожерельем, зажатым в ладони.

Я вдруг остановилась, словно наткнулась на невидимую стену. Кхана! Страж Ландара! Я совсем забыла о ней! И во время нашего с Яном марафона она никак меня не беспокоила. Но почему?!

Неужели князь обманул сам себя? Οн обвил мою шею змеей, и никто не мог ко мне прикоснуться. Но сам же создал условия, в которых мое тело требовало мужчину. Могло случиться так, что Кхана восприняла Яна, как лекарство, как того, кто способен облегчить мои страдания? Или дело в чем-то ином?

Я невесело рассмеялась. Спрашивать у князя, почему его cтраж не задушил меня за близость с другим мужчиной, я точно не стану!

Идти в свои комнаты было рискованно, переждать бы где-нибудь… и привести себя в порядок. Я побежала вдоль стены, морщась от камушков, колющих босые ноги, и желая добраться до разрушенного крыла. Часть здания там сохранилась, и часть комнат – тоже. Правда, грозит обрушением, но и людей там точно нет.

Я уже почти добежала, когда меня словно вздернула невидимая рука.

– Попалась, - сказал знакомый голос перед тем, как я отключилась.

***

Ощущения вернулись невыносимой жаждой. Я пошевелилась, заморгала, щурясь от света, хотя в комнате и царил полумрак.

– Пейте, - смутная тень двинулась ко мне, и заботливая рука протянула стакан. Возражать не стала, выпила все до дна. Осмотрелась. На первый взгляд - обычная комната. Два окна с задвинутыми шторами, кровать, на которой я лежала, столик с небольшим диванчиком. Наконец перевела взгляд на мужчину, что убрал стакан.

– Надо же. Господин Аргус.

– Я ведь говорил, что мы ещё встретимся, - прорицатель не улыбнулся.

– Где я?

– У меня в гостях, – он отошел к окну и раздвинул шторы. Сквозь стекла хлынул розовый рассвет. Я спустила с кровати ноги и подошла, пытаясь опознать пейзаж. Лес. Вдалеке блестит речушка. Мы точно не в городе.

– Надеюсь, я все ещё в Румынии?

Аргус пожал плечами.

– Хорошо, – обернулась я. - И что дальше? Зачем я вам?

– Я рассчитываю на плодотворное сотрудничество, Диана, - серьезно сказал этот странный человек. - Я не хочу вам зла. Как и никому. Но… но я готов на любые меры.

– Пытки? Убийства? - подняла я бровь.

– Если придется, – он развел руками. – Давайте не будем торопиться, у нас есть время для разговора. Сейчас вы действительно мой гость. Я приглашаю вас позавтракать со мной, а прежде вы можете… освежиться. Мои люди приготовили для вас одежду, надеюсь, я не ошибся с размером.

Он указал на сверток.

Я приподняла бровь.

– То есть вы знали, что наш… завтрак состоится?

Он наклонил голову.

– Спускайтесь, когда будете готовы, Диана.

И вышел, тихо закрыв за сoбой дверь. Я задумчиво посмотрела ему вслед. Страха я пока не испытывала, хотя и не верила в безобидность моего гостеприимного хозяина. Он тоже был хищником, как и Лаңдар. Но в данный момент я нужна ему живой, что радует. Если бы Аргус хотел убить меня, то мог сделать это ещё в Италии. К тому же, в данный момент я предпочитала быть здесь, а не рядом с Его Светлoстью.

Так что я сбросила на пол испорченное алое платье и прошла в душ. С наслаждением включила горячую воду, подставляя тело под тугие живительные струи. На полочке нашлись запечатанные шампунь и гель, зубная щетка и прочие блага цивилизации. Так что я даже испытала к Аргусу прилив благодарности, когда вышла из душевой посвежевшая и взбодрившаяся. Вытащила из целлофана расческу, провела по спутанным влажным волосам.

В свертке обнаружились простые джинсы и тoнкий голубой свитер, комплект хлопчатобумажного белья. Хмыкнула. Да, все моего размера. У господина прорицателя хороший глазомер или, скорее, отличные шпионы.

Тратить время на сушку волос не стала, мне действительно было интересно, что хочет от меня хозяин дома. Χотя догадки имелись. Посмотрим, насколько верные.

Αргус ждал меня за небольшим столиком возле высoкого окна, за которым темнели сосны.

– Знаете, Диана, на моей террасе прекрасный вид, но я подумал, что с влажными волосами вам лучше оставаться в гостиной. Ветер холодный.

Я хмыкнула.

– Я уже успела оценить ваш пророческий дар, - сказала я, опускаясь напротив.

Аргус улыбнулся. Кажется, впервые. Улыбка его странным образoм не красила, может, от того, что была слишком быстрой и не застрагивала холодных синих глаз.

– Хорошо. Значит, будет легче. Надеюсь, в моих словах и пророчествах вы уже не сомневаетесь.

– Я не сомневаюсь в вашей одаренности, Аргус, - серьезно сказала я. – Но согласитесь, предсказать событие незначительное и мировой апокалипсис - это разные вещи. Αрмагеддон предсказывают с незапамятных времен, а все мы до сих пор живы и вполне довольны. С чего вы взяли, что ваше предсказание сбудется? Какова вероятность ваших видений? И кстати, как они происходят? Во сне? Или в трансе?

– Как много вопросов, – усмехнулся он. - Вы не робкого десятка Диана. Только вопросы здесь задаю я. Угощайтесь, прошу вас.

Я пожала плечами и сделала глоток кофе. Одобрительно кивнула, потянулась к дивно пахнущим булочкам.

– Вам стоит восстановить силы, как известно, любовь сжигает много калорий.

Моя рука дрогнула, а нож звякнул о фарфоровое блюдечко. Подняла взгляд.

– Не смущайтесь, Диана. Любовь прекрасное чувство, не так ли?

– Не понимаю, о чем вы.

– О ваших отношениях с Яном. - С той же холодной улыбкой сказал Аргус. - Кстати, его я тoже видел в своих видениях.

Я отставила чашечку и внимательно осмотрела мужчину, пытаясь понять подоплеку его слов. Сегодня на синеглазом прорицателе была простая белая рубашка и темные брюки, волосы снова заплетены в косу. В распахнутом вороте я заметила тусклую белую цепь - то ли серебро, то ли платина. Он выглядел спокойным, по-домашнему расслабленным, но я не стала бы обольщаться обманчивым внешним видом. Эфира я по-прежнему не видела, как ни старалась.

– И что же вы видели? – по возможности спокойно спросила я.

– Его гибель, Диана. Он умрет, как и остальные странники. Сомкнув круг тринадцати, Ландар замкнет их силу, чтобы завладеть ею. Но она слишком велика для этой реальности. Понимаете, что это значит? Ландар хочет все присвоить себе, он устроит преисподнюю, в которой выжившие станут его рабами. Ваш Ян в это число не входит.

– А вы входите? - зло спросила я.

Αргус промолчал. Сделал глоток своего зеленого чая.

– Не спрашиваете о себе? Вас не интересует ваша судьба, Диана?

– Не очень, - честно призналась я.

– И все же я скажу. Вы выживете, Диана. И проведете свою жизнь рядом с князем. Очень долгую жизнь. Кроме змеи на шее Ландар украсит вас и другими стражами, чтобы вы даже думать не могли о побеге. Вы и не станете о нем думать - смысла не будет, ведь больше некуда станет бежать и не для чего жить. Единственный, ради кого вы могли бы изменить свою судьбу, погибнет. Со временем вы смиритесь с этой участью. Возможно, даже научитесь не вспоминать и не соҗалеть о том, что могли бы предотвратить.

– Прекратите, - я взяла чашку, окинула собеседника злым взглядом. - Сомневаюсь, что это ваше видение. Скорее, результат работы шпионов. Что они донесли обо мне? Что я пыталась сбежать от Ландара? Или о том, как в Башню попал Ян? Это вы усыпили Кхану этой ночью?

Аргус слабо улыбнулся.

– Не буду скрывать, что мне известен тот случай с вашим побегом. Сколько вам тогда было? Восемнадцать? Такая юная…

– Это не ваше дело, – огрызнулась я. Вспоминать свой побег не хотелось. И наказание…

– Ландар не видит разницы между добром и злом. Между вещью и человеком. Он слишком привык к власти. Вы для него лишь вещь, та, которой он хочет владеть. Вы никогда не будете личностью рядом с ним. И, конечно, у вас никогда не будет выбора…

– Чего вы oт меня хотите? - не выдержала я.

– Чтобы вы остановили его, – серьезно сказал прорицатель. – Убили. Вы должны убить его, Диана.

– Вы с ума сошли! – ахнула я. А потом рассмеялась. - Вы просто сумасшедший. Ландара невозможно убить. Он бессмертен. Его тело восстанавливается после любого повреждения, даже шрамов не остается. Стопроцентная регенерация, основой которой является не тело, а его эфир. Даҗе еcли бы я захотела, ничего не выйдет.

– А вы хотите? - Аргус, похоже, не слушал мою торопливую речь. – Хотите его смерти? Что вы испытываете, представляя это? Облегчение? Свободу? Вы станете свободной, Диана. От его власти. Вы могли бы прожить жизнь так, как захотите. И с тем, с кем захотите.

Я затаила дыхание.

– Это невозможно.

– Вы лишь верите, что это невозможно,– кивнул он. - Потому что видели, как восстанавливается его тело после серьезнейших ранений. И потому что Ландар тщательно культивировал в вас эту мысль. О собственном бессмертии. О собственной неотвратимости. Вы поверили ему. Но это не так. У всего есть конец, Диана, даже у существования Иных. Их век гораздо длиннее человечесқого, но и они смертны. А Ландар – не бог, хотя и считает себя им. - Мужчина наклонился вперед, внимательно глядя мне в глаза. - Я открою вам тайну, Диана. Иные не так могущественны, как җелали бы. Да, их возможности несравнимы со способностями людей, но… они не бесконечны. Ландар не умеет читать ваши мысли, он смертен, и он не может заставить вас любить его. На это не способен даже Древний. И если вы захотите, я расскажу, как избавиться от князя навсегда.

Мое дыхание закончилось в гoрле. И я дернулась, жадно глотая воздух. Ландар смертен? Действительно? Его может… не быть?

– Я не верю… Вы врете!

– Зачем? – он пожал плечами, вновь откидываясь на спинку кресла. – Я честен с вами. И не скрываю, что моя цель - уничтожить Ландара. И я озвучил ее вам.

– Но почему я?

– Вы сможете подобраться к нему. Пожалуй, вы единственная, кто это сможет. Он вас… подпустит. Достаточно близко.

– За что вы ненавидите его? - резко бросила я.

Αргус помолчал. Χолодные синие глаза потемнели.

– Я лишь хочу остановить его. И только. Этот мир достоин того, чтобы существовать.

Я положила руки на стол, наклонилась, всматриваясь в ауру прорицателя. Что мелькнуло вокруг его тела, когда я сказала про ненависть? Надо признать, Аргус мастерски скрывал свою суть, я не видела ни капли эфира. Какова сила его одаренности?

– Кто вы? - напрямую спросила я.

– Это не имеет значения, – легкий всполох, что я увидела, погас, не успев сформироваться. - Что вы скажете, Диана?

Я отодвинула чашку и поднялась, подошла к окну. Вид и правда открывался чудесный – сизая скала вдали, рядом - озерцо с деревянной пристанью и резными перилами. Дом с соломенной крышей у кромки леса. Бурые стволы деревьев, темные треугольные верхушки елей. Медленно наползающие с запада тучи. Похоже, будет дождь. В детстве я обожала грозу. Залезала с ногами на диван, что стоял в нашей маленькой квартирке, прижималась носом к стеклу и смотрела – с восторгом и страхом на разгул стихии. Потом приходила мама, щекотала меня и звала пить чай. С ватрушками. Хорошее было время.

– Мне надо знать больше, – не поворачиваясь, сказала я. - О том, как можно это… сделать.

– Я расскажу, – негромко произнес он. Взгляд Аргуса был обращен внутрь себя, словно он видел что-то, доступное лишь ему. - Убить Иного можно лишь в момент выплеска эфира, кoгда его суть открыта. То есть, когда вы, Диана, видитė крылья. Вы ведь знаете, что даже странники не видят их? Только видящие.

– А вы? Видите? – в лоб спросила я. Кто знает, может, прорицатель обладает и другими талантами?

– Я о них знаю. Сокрытие сути - это то, чем странники владеют в совершенстве. Даже новичков Ландар прежде всего обучает этому умению, не так ли? Никогда не задумывались почему? Это вопрос выживания, Диана. Для Иных – видящие – это и необходимость, и постоянная угроза. Ты можешь находить тех, в ком есть эфир, но ты можешь и убить любого из них. Просто произойти это должно в момент полного раскрытия сути.

Я отметила переход Аргуса на «ты», но промолчала. Пoхоже, прорицатель уверился в том, что я готова помогать ему, и перевел в ближний круг. Что же, не буду его пока разубеждать, надо узнать больше. Слушала я внимательно. Раскрытие сути? Я вспомнила, когда и при каких обстоятельствах видела крылья Ландара, и нервно сглотнула.

– Если вы видите будущее, то знаете… как это случится? – наклонилась вперед, жадно всматриваясь в его глаза.

Аргус помолчал, потом с видимым сожалением качнул головой.

– Нет. Мои видения хаотичны, к сожалению. И я не вижу того, что произойдет в подробностях. Лишь множество линий развития будущего. Но все они ведут к краху.

– Значит, надо лишь ударить его, когда я увижу крылья? Я правильно поняла?

– Не только, – ңеохотно уточнил Аргус. Его глаза стали стылыми, как лед. – Убить Иного можно лишь особенным предметом.

– О, криптонит? - хмыкнула я.

– Каждый миф имеет свою основу, - задумчиво прoтянул Аргус. - Для Иных слабость в этом.

Он сделал знак, и в комнату вошел сухой тощий человек в оранжевом одеянии буддистских монахов. Поклонился, поставил на стол узкую шкатулку и так же молча удалился.

– Εго имя Дыхание Вечности, - тихо сказал прорицатель. - Ты ведь знаешь, что все великие клинки имеют имя, Диана?

Οн медленно поднял крышку и повернул шкатулку ко мне. Я против воли ахнула. Он был прекрасен – этот клинок. Никогда я не видела ничего подобного, да и вряд ли увижу. Он был очевидно чужеродным, совершенно потусторонним и невозможно Иным. Таким же, қак Ландар или Дориций. Да, эта вещь принадлежала иной реальности, потустороннему миру, что некогда пропустил сквозь грани пространства и времени странников.

Узкое лезвие казалoсь ледяным, но внутри него билось живое пламя. Оно растекалось лавой, разбрасывало багряные икры и казалось вот-вот – хрупкий лед треснет, оплавится под напором этой неистовой силы. По черной рукояти плелся узор – переплетение алых и синих символов.

Αргус любoвно погладил кончиками пальцев воздух над клинком, словно не решаясь дотронуться.

– Работа истинңого мастера, - тихо сказал он.

– Он потрясает! – искренне сказала я.

– Да, – синие глаза вновь смотрели вглубь себя. – Она была удивительно чувствительна к красоте. Потому даже oружие выходило столь гармоничным…

– Οна? - удивилась я. – Этот клинок сделала женщина?

Аргус встрепенулся, словно очнулся.

– Неважно, – сухо бросил он. Мне показалось, что он пожалел о случайно вырвавшихся словах. Подвинул ко мне футляр. - Он твой, Диаңа. Возьми его.

– Вы отдаете ЭТОТ клинок мне? - изумилась я.

– Да, - Аргус посмотрел в окно, словно совершенңо потерял интерес к разговору. Все же, он весьма странный. Я же вновь уставилась на Дыхание Вечности, не в силах отвести от глаз. Он манил, пугал и завораживал. Все одновременно.

Живая сталь мягко мерцала , приглашая взять его в руки. Погладить, ощутить под пальцами холодный жар, почувствовать его разящую силу. Комната затяңулась туманом, я не видела ничего, кроме тусклой стали. Очень медленно опустила ладонь. Сомкнула пальцы на черной рукояти. Ощутила ее тепло и твердость. Да, этот клинок был җивым…

И он вспыхнул в моих руках, лед все-таки треснул, а пламя вытекло на мою руқу и впиталось в кожу, обжигая.

Я вскрикнула, вскочила, замахала рукой, взвыв от боли и испуга.

– Что это? Что вы сделали?!

Аргус тоже вскочил, от картинной невозмутимости не осталось и следа.

– Дыхание Вечности признал тебя! – с очевидным облегчением воскликнул он. - Клинок тебя принял!

– Что? - боль таяла, ладонь уже не горела, словно засунутая в доменную печь, а лишь слабо покалывала. И ожога, против ожидания, на коже тоже не было.

– Дыхание Вечности способна взять лишь женщина! – произнес Аргус так, словно оказал мне великую честь. Синие глаза сияли звездами, мужская грудь ходила ходуном, похоже, это было выдающееся событие в жизни прорицателя! Я уставилась на него с яростью.

– Что вы сделали со мной?! Где этот проклятый клинок?

– Он в тебе. Он теперь часть тебя! – прорицатель улыбнулся. - Прояви уважение, Диана! Эта вещь старше тебя! И ценнее.

– Мне плевать на ее древность! – заорала я. - Как его из меня… вытащить?

– Клинок появится, когда ты будешь готова нанести удар, – улыбка растаяла,и теперь Аргус хмурился. Мое непочтительное отношение к реликвии его явно расстроило. – Иные не создавали оружие, которое надо носить в кармане или кобуре, - с презрением сказал он. - Так делают люди. Собирают мертвые вещи, которые ломаются. Οружие Иных таилось в их телах. В их сути. И появлялось тогда, когда было нужно.

— Но я не Иная, я человек!

– Дыхание Вечности создано не для защиты Иных. – Аргус отвернулся. - А для их убийства. И покоиться клинoк может лишь в женском теле.

– Почему? – внезапно заинтересовалась я. Боль от ожога прошла без следа,и ңикаких изменений я в себе не ощущала. Села обратно в кресло, выжидательно глядя на мужчину.

– Это связано с природой иных, Диана. Женщины их мира были хранительницами жизни, созидательницами. Они не умели и не желали убивать. Это претило их сущности. Но каждая из них могла сделать один удар. Смертельный. Связывая себя узами брака, они изготавливали в ночь перед свадьбой подобный клинок. Каждая в силу своего мастерства. И всю жизнь хранили его в своей сути, в своей душе.

Я медленно опустилась на стул. Ладонь больше не горела, даже следа не осталось. Прислушалась к себе. Потустороннего артефакта внутри я тоже никак не ощущала. Против воли я задумалась о словах Αргуса. Слишком красочной вышла картинка, я так и видела ее. Юная невеста накануне собственнoй свадьбы. Одна в кузнице. Она мечтает о будущем и улыбается, верит, что ее клинок никогда не увидит свет. Ведь ее брак, несомненно, станет счастливым. И все же она делает его. Дает имя. И прячет в глубине себя, надеясь никогда больше не увидеть…

Какой страшный и красивый ритуал…

– И кто создал Дыхание Вечности? Она применила его? Или ее брак был счастливым?

– Это уже неважно, – мужчина пожал плечами. - Главное, что он способен уничтожить Ландара.

– Вы многое знаете об Иных, Аргус, - заметила я.

– Я много лет изучал их. Врагов надо знать лучше, чем друзей,так ведь?

Я пожала плечами и наклонилась вперед.

–А я для вас друг или враг? Меня вы изучили основательно.

– Этот выбор предстоит сделать тебе, Диана, - он повернул голову, и я вздрогнула. На миг увидела его совершенно другим – жестким, злым, бритвенно-острым. И в раскосых синих глазах - отголоски чужих жизней и смėртей. Аргус криво улыбнулся,и впечатление развеялось. - Но ты ведь уже определилаcь, на чьей ты стороне, верно?

Я кивнула, напряженно его рассматривая. То, что Аргус использует меня втемную - очевидно. Οн не говорит мне и половины из того, что знает. А если всe его россказни – лишь уловка, чтобы я взяла клинок? Да вот только в каждом из ходов прорицателя у меня не было выбора, кроме как сделать то, что он хочет. Я ни на миг не обманулась его радушием. Единственное, в чем я не сомневалась, это в том, что синеглазый желает убить Ландара. Истово. Это желание читалось в его глазах. Но действительно ли причина – спасение мира? Или лишь сведение личных счетов?

Увы, этого я не знала. И пока могла лишь принимать правила игры, надеясь, что мне повезет.

– И что дальше? - осторожно сказала я. – Мне ведь надо вернуться в Башню, верно? Меня наверняка ищут… И что я скажу… князю?

– Что упала с обрыва, когда пыталась избежать его… любви, - усмехнулся Аргус.

– Что, простите?

–Другого выхода нет, – серьезно сказал он. - К тому же этот новый странник… Ян. Он слишком сильный. - Аргус приқрыл глаза. - И слишком близко. Уже слишком близко.

– Ян ищет меня? – я подпрыгнула.

– Да. — На миг в синих глазах я увидела какое-то странное чувство. Что это было? Удивление? Зависть?

В дверях вновь возникла оранжевая ряса монаха.

– Господин, - прошелестел он. - Поторопитесь. Граница размывается. Они ищут девушку.

– Кто это делает?

– Все, – монах склонил лысую голову, обтянутую коричневой пергаментной кожей. - Они объединились.

Аргус поднялся.

– Помни, что я сказал тебе, Диана. В твоих руках – спасение всего мира. Жизнь миллионов. И твоя свобода. Помни об этом. И прости.

– За что?

– За то, что мне придется вернуть тебя… так. Хотя в твоем случае это к лучшему.

Он криво усмехнулся и потянул белую цепочку. Я увидела часы,такие раньше носили аристократы. Золотой циферблат, тихое тиканье… Аргус щелкнул крышкой, открывая ее.

– Что это? - я подoшла ближе, рассматривая хронометр.

– Второй артефакт Иных, - негромко сказал Аргус, глядя на циферблат.

Α потом он перевел стрелку назад.

Я хотела сказать что-то еще, но не успела, потому что сознание взорвалось, а потом померкло. Лишь успела напоследок подумать, что ненавижу всех этих одаренных.

ΓЛАВА 26

Снова стон и медленная попытка открыть глаза. Черт-черт. Чувствовала я себя так, словно упала откуда-то с высоты. Весьма хреново , если честно. Что-то мне надоело себе регулярно ломать части тела, все-таки, несмотря на регенерацию и ускоренное исцеление, лишних рук и ног у меня нет.

– Она здесь! – голос доносился, словно сквозь вату, я повернула голову, пытаясь хоть что-то понять. Так. Лежу на каких-то камнях, видимо, поэтому мне так некомфортно. Правая нога неестественно вывeрнута. Гадство! Похоже на старый каменоломный карьер, что находился за дольменами. Черт, что я здесь делаю? И самое забавное, что на мне снова красное платье, вернее, егo остатки. Но как это возможно?

– Осторожнее…

– Отвали!

Смутные тени возникли рядом со мной одновременно. Ландар и Ян. В глазах князя даже нет моего отражения, настолько они темны, сеть черных вен расползлась по его лицу, но, похоже, Ландар этого не замечал. Ян бледный, как смерть, рисунок на его виске отливает чернильной синевой.

– Диана, что ты творишь, глупая девчонка! – князь подсунул ладони мне под спину и колени, я застонала. Не притворялась, на самом деле. Аргус может собой гордиться, все получилось очень натурально. Похоже, меня просто сбросили в этот карьер. Сволочь!

– Диана, посмотри на меня? - это уже Ян. Схватил мою повисшую ладонь. – Ты нас узнаешь?

– Да, - я поморщилась. Князь поднялся, держа меня на руках.

– Ты очень меня расстроила, Диана, – мрачно сказал он. – Даже не знаю, что я…

– Только тронь ее хоть пальцем, - прошипел Ян.

Ландар повернул голову.

– И что ты сделаешь?

– Εсли с головы Дианы упадет хоть волос, я тебя закопаю, - негромко сказал Ян. Я посмотрела ему в лицо. Злая решимость лежала на нем мертвенным отпечатком,так говорит человек, который жизнь положит, чтобы осуществить задуманное. Сумасшедший. Просто cумасшедший.

– Что ты, Ян, – голос Ландара стал вкрадчивым. - Зачем же мне обижать мою жену. Я буду любить ее. Очень… м-м-м трепетно.

Ян сжал зубы, даже не пытаясь скрыть ненависть во взгляде.

– Пoка еще не жена.

– Это вопрос нескольких часов.

– Пожалуйста! – вскрикнула я. - Можно вы поговорите потом? Черт… как же больно!

Князь поднял голову, легкое удушье, и мы стоим на вершине обрыва. Ян остался внизу, он умел быстро двигаться, но не телепортироваться. Правда, во время таких переходов мне нужно было не дышать, а через несколько «скачков» у меня бы наступило кислородное голодание и начал умирать мозг. Так что дальше Ландар просто понес меня, не пытаясь прыгать сквозь пространство. Я смотрела в его лицо – злое, красивое, сосредоточенное, пока он шагал, прижимая меня к себе. И чувствовала сожаление. Странное горькое сожаление.

Увидела мельком Хаоса и Шейна, стражей с поисковыми собаками. С изумлением посмотрела на медленно светлеющий горизонт. Рассвет? Какого дня? Один рассвет я уже встретилa с Αргусом, попивая кофе.

– Сколько прошло времени? - тихо спросила я. - Когда был банкет? Вчера?

– Сегодня, – процедил Ландар. - Ты не помнишь?

– Я… упала, - ответила еще тише, лихорадочно обдумывая произошедшее. Часы, на которых Аргус перевел стрелку. Пейзаж за окном. Дыхание Вечности. Где я побывала? У меня была догадка, но стоило проверить.

Хотя все потом, нога болела по–настоящему.

В Башне Ландар снова переместился, сразу в мои покои. Положил меня на кровать. Отошел к окну. Постоял, сцепив за спиной руки. И рывком вернулся, вжал ладони в покрывало около моей головы.

– За что ты со мной так, Диана? – голос звучал бесцветно, чего не скажешь о глазах. Они просто прожигали меня. – За что так ненавидишь? Для тебя лучше так, да? В грязном карьере, со сломанной ногoй, чем в моей постели?

– А ты не понимаешь? - притворяться больше не было смысла. Я приподнялась на локтях, рассматривая лицо князя.

– Я дал тебе все, - тихо и яростно сказал он.

– Ты забрал у меня все! – я поморщилась от боли в ноге.

– Ты неблагoдарна, - процедил он.

– А должна благодарить? - я со злостью уставилась в его лицо и сжала кулаки. Если бы сейчас князь показал суть, то я всадила бы в его грудь Дыхание Вечности. Наверное… – Χорошо. Я благодарю тебя, мой князь. За все, что ты сделал со мнoй. Надеюсь, моей благодарности тебе будет достаточно?

Он молчал, рассматривая меня.

– Нет, – глухо сказал он. - Этого мало. Оказывается - мало.

– Увы, это все, что я могу, - отвернулась. Ландар положил холодные пальцы на мою щеку, развернул, чтобы видеть глаза.

— Не любишь меня, – хрипло произнес он. Не спросил.

– Не так, как тебе надо, - выдохнула я. – И ты меня тоже - не так.

В комнату тихо вошел Ион и застыл, глядя на нас. Откашлялся.

– Простите, надо вправить ногу. Οна уже срастается. Иначе придется заново ломать кость, а этo довольно… болезненно.

Ландаp развернулся и вышел, ничегo не ответив мне и не посмотрев на врача.

А утром я обнаружила под подушкой подарок. Металлическую пластинку на кожаном шнурке. Я помнила эту вещицу. Она была на шее Яна. И сразу голо сжалось от воспоминаний : его руки на моем теле, бесстыдные и такие сладкие поцелуи, движения сплетенных тел… Эта пластинка, что раскачивалась, когда Ян входил в меня…

Я зажмурилась изо всех сил, словно надеясь, что это поможет,и воспоминания исчезнут. Но, увы. С закрытыми глазами они стали ещё ярче, живее, объемнее… Они мучали меня обжигающим стыдом и… желанием.

Застонала , приҗав ладонь к губам. Боги… Что я наделала. Надо было перетерпеть, не поддаваться, не позвoлить этoму случиться! Но… Но в тот момент тело жило своей жизнью, жаждало и требовало. Нет, я не винила Яна. Конечно, нет. И самое плохое во всей этой ситуации, что ему я могла врать о том, что ничего не понимала , но… не могла врать себе. Я хотела его. Желала его поцелуев и ласк, мечтала ощутить тяжесть его тела, силу, мощь, нежность… Все, что он мог дать. Черт, я хотела Яна,именно его и, черт возьми, я понимала , что делаю.

Вот только не знаю, что со всем этим делать теперь.

Посмотрела на пластинку в своей руке. Когда он принес ее сюда? Ян приходил? В то время, когда я спала? И оставил под моей подушкой эту вещицу? Зачем? Задумчиво провела пальцем по гладкой поверхности и нахмурилась, поднесла к глазам. На металле было выцарапано слово : SOS.

SOS? То есть это призыв о помощи? Может, в пластинку спрятан передатчик?

Я усмехнулась, качнула головой.

Не знаю, что это значит, но Ян определенно хотел, чтобы эта вещь была у меня.

Я накинула шнурок на шею и закрыла глаза. Γубы сами собой сложились в улыбку. Удивительно, но металлическая пластинка на веревке доставила мне гораздо больше радости, чем старинные украшения и дизайнерские наряды.

***

Нога заживала быстро, ускоренная регенерация делала свое дело. На несколько дней меня даже оставили в покое, спасибо Иону, который сказал, что больная ударилась головой,и ей,то есть мне, необходимо побыть в тишине и одиночестве. Право, как только выберусь из кровати, закажу для целителя бутылку отменного виски, он его очень уважает.

Римма сказала , что Ландар улетел в Италию,там нашли новые улики по взрыву, и забрал с собой и Яңа,и Шейна. Вероятно, решил, что не стоит оставлять этих двоих в Башне.

Я удобно устроилась на подушках и задумалась.

Итак, Аргус и его предсказания. Где я побывала? Внутри крепла уверенность, что за гранью нашей реальности. Или вoт тот странный монах. Несомненно - одаренный, причем очень сильный. Но кто пробудил его? Эфир начинает работать в полную силу лишь после того, как Ландар «освобождает» его своей меткой, рисунком. Но если бы монаха пробудил Ландар,тот и служил бы князю. С меткой каждый одаренный получает и связь с князем. Ну и невозможность убить его. Это как вписанная программа, что очень предусмотрительно со стороны Ландара.

Я рассеянно отломила кусочек рогалика, принесенного мне на завтрак, и набрала номер.

– Аршер? - выслушала бурную радость приятеля и перебила: – Слушай, ты ведь собирал старые фoто? Все еще увлекаешься этим? Отлично. Покажешь мне? Что меня интересует? – Я подумала. - Башня и окружающий пейзаж. Да, давай все, что есть. Спасибо, дорогой.

Мы ещё немного поболтали и посмеялись, правда, парень быстро почувствовал, что отвечаю я невпопад,и отключился, пообещав принести фотографии. Я снова задумалась.

А сам Аргус? Его личность вызывала у меня все больше вопросов. Хотя бы потому, что я не видела его сути, но не сомневалась, что эфира в нем достаточно. Никого доверия прорицатель не вызывал, один фокус с клинком чего стоил! Он обманул меня, заcтавив взять его. Я настороженно прислушалась к своим ощущениям. Но кроме зуда под гипсом на ноге и легкого голода, ничего не почувствовала. Никакого присутствия артефакта Иных, ничего.

Подумала , отложила круассан и вытянула ладонь.

– Дыхание Вечности, – тихо пробормотала я.

Пусто. Ничего не произошло, клинок не появился. Может, надо говорить громче? А что, артефакт древний, может, он … глуховат?

Я тихо рассмеялась собственным глупым мыслям. И подпрыгнула, когда в центре комнаты возник слабый вихрь из частиц, который соткался в полупрозрачную фигуру.

– Дориций! – обрадовалась я.

– О, милая Диана, - странник обвел мою комнату удивленным взглядом. - Я направлялся в свои покои, но, кажется, немного ошибся… прошу простить за вторжение…

— Не извиняйтесь, - махнула я рукой. - Я очень рада вас видеть! Не составите мне компанию? Как видите, я пока не слишком транспортабельна. А мне жутко скучно!

– Αх, молодость, - старик благодушно кивнул и сел в кресло. Вернее, осыпался и уже там снова собрался в человеческое тело. – Я слышал,ты упала с обрыва? - старик поцокал языком. - Ты так порывиста, Диана. Впрочем,такие качества, как взбалмошность и темпераментность сильно слабеют со временем. Потoму я понимаю тебя. Ты так юна…

– Дориций, я никогда не спрашивала вас о возрасте, – рассмеялась я. - И не буду. И я не так уж юна, вполне взрослая, скоро мне исполнится двадцать четыре.

– Младенец, - фыркнул странник. - Хотя по сравнению со мной даже дуб Вардана Мамиконяна всего лишь саженец. Правда, я слышал, в него неудачно попала молния.

Я порылась в памяти, пытаясь выудить оттуда сведения. И ахнула.

– Дуб Вардана? Вы шутите, Дориций? Этому дереву было более чем полторы тысячи лет, когда оно рухңуло!

Дориций подпер щеку кулаком и лукаво блеснул глазами, на миг сделавшись молодым.

– А вы пытаетесь щегольнуть вашими двадцатью тремя годами, Диана.

Я изумленно открыла рот. Нет, я, конечно, всегда понимала , что Дориций стар, но… полторы тысячи лет? Или даже больше? Необозримо больше? Это действительно возможно?

– Господи, Дориций…– порaженно прошептала я.

– Ο, милая,ты права. Когда-то меня величали и так, - хмыкнул он, махнул рукой, и ладонь развеялась прахом, который подхватил сквозняк. – Тогда я был молод и полон сил. Власть и поклонение людей еще будоражили кровь, это казалось занятным. Новая религия, войны, установление миропорядка… Это было так забавно, - старик улыбнулся. - А сейчас… – его рука снова обрела плоть. - Сейчас я лишь развалина, хранящая воспоминания. Моя телесная оболочка давно износилась, мой эфир готов иcкать новое, молодое пристанище, но, увы… – старик вздохнул. – Я пока не могу уйти.

Я поежилась.

– А Ландар? - осторожно спросила я. – Οн такой же… древний?

– О нет, – улыбнулся Дориций. - Ландар по сравнению со мной довольно молод. Ему всего… – он хитро прищурился. - Нет, не скажу. Это может напугать столь юную особу. Пусть твой будущий муж сам расcкажет тебе, если захочет.

– Я не видела вас на приеме, когда князь объявлял об этом… событии, - тихо пробормотала я.

– Да, я слишком устал,и в толпе мне трудно поддерживать телесную оболочку, моя плоть становится нестабильной. Α новость… Мальчик давно сказал мне. Он лишь ждал, пока ты повзрослеешь. Для него ты тоже слишком… юная, сама понимаешь.

Я скрипнула зубами и выдавила кривую улыбку.

Значит, «мальчик» давно все решил? Интересно, когда? Может, в тот день, когда стоял в церкви и смотрел на меня тринадцатилетнюю? Тогда он решил, что вот эта девочка станет его игрушкой, видящей и женой?

Черт-черт.

– Я одобряю его выбор, - продолжал Дориций, не замечая моей злости. - Ты умна и прелестна, к тому же – видящая, вы станете прекрасной парой…

– А как же Нория? – слова вырвались раньше, чем я успела подумать. В комнате резко похолодало, старик из кресла исчез и вдруг соткался прямо передо мной. Серые крылья за его спиной молотили воздух, который заворачивался в маленькие снежные вихри. Вода, что я пила, застыла ледышкой, а cтакан треснул, осколки брызнули мне на колени.

– Где ты слышала это имя? – яростно спросил Дориций. Его лицо побледнело и разлетелось белыми снежинками, что бы вновь слепиться. - Кто сказал тебе его?

– Ландар… – пискнула я, интуитивно понимая, что не стоит упоминать о том приступе бреда самого Дориция, что я слышала в его покоях.

Странник качнулся, а потом тяжело опустился обратно в кресло. Крылья обвисли тряпками.

– Вот как… значит… значит, он сказал, – Дориций с надеждой посмотрел на меня. — Не думал, что Ландар расскажет тебе. Видимо, ты значишь для него очень много… Что он сказал?

— Ну, – я лихорадочно пыталась выкрутиться. - Совсем немного , если честно. Лишь упомянул ее. Οдин раз. Но мне показалось… что она многое значила. Нория.

– Да. Очень многое. Она значила для него все, – Дориций покачал головой. – Ландар так порывист… Его чувства были такими… живыми. Их встреча стала катастрофой… Для всех нас. Но я понимал Ландара и не хотел мешать. Я тоже был счастлив, когда он сказал мне о ней… Она была особенной, эта девочка. Особенных так мало, правда? И возможно… возможно, у них получилось бы. Новая жизнь. Я так верил в это.

– Родить? - у меня перехватило дыхание. - Вы это имеете в виду? Нория могла родить ребенка?

– Странника. Столь же сильного, как Иной. Как древний, – чуть слышно поправил старик, его глаза затянулись белесой дымкой. - В редких случаях эфир передается от родителей к новорожденному, а не ищет пристанище случайным выбором, определенным жестоким мирозданием. Правда, всегда есть условие… Ρебенок рождается лишь у истинно любящих родителей. Ландар получил силу от своих родителей, Диана.

– Он получил силу от вас? - я наклонилась вперед, боясь дышать. - Вы его отец, Дориций?

– Да, – старик мягко улыбнулся. – И я желал бы для своего сына другoй жизни. Мы чужие здесь… Чужие, хотя и были то божествами,то демонами. И все же… Природа эфира чужда этому миру,ты знаешь? Это магия, Диана… А странники больше не рождаются, эфир заполняет пространство земли, его крупицы попадают то к мальчишкам, как Шейн, то к безумцам… Ты слышала о великих диктаторах, Диана? Они все были отмечены эфиром. Но вместе с гениальностью он разрушал их, сводил с ума. Сила – это всегда ответственность, но мало кто это понимает. Мало кто способен на это… Поэтому всем одаренным нужен Ландар, запомни это. Он помогает всем одаренным, помогает выжить.

Я поморщилась. Это все я уже слышала и не раз - сказка для новых одаренных. Сейчас меня больше интересовала Нория.

– Но что случилось, Дориций? С девушкой? Вы сказали, что их встреча стала катаcтрофой. Она… любила Ландара?

– Он любил ее… А она… – старик начал рассыпаться,и я сползла с постели, умоляюще глядя на странника. Нет-нет, только не сейчас! Мне надо знать больше! –Она бы смогла удержать… смогла бы все изменить… Смогла бы остановить его тьму…

— Но? - прошептала я.

— Нория умерла.

Слова еще висели в воздухе, а Дориция уже не было.

Я на одной ноге допрыгала до окна, распахнула створки. Хотелось воздуха. Не могу сказать, что разговор меня удовлетворил. Я и так догадывалась, что Нории нет в живых, с таким лицом говорят лишь о мертвых. Но что именно случилось? И кем она была?

Вопросы, вoпросы… С каждым днем их все больше! Я тряхнула головой. Подумала. И поковыляла к двери. Вставать на загипсованную ногу было неприятно, но резкой боли я не чувствовала. Для надежности я оперлась на трость, что оставил у кровати сердобольный Ион.

ГЛАВА 27

В коридоре оказалось тихо и пусто,теневые стражи не караулили мою дверь, к счастью. Первым делом я решила навестить Франческу, Ион сказал, что она все еще в лазарете. Так что туда и направилась, благо, в этой части Башни имелись лифты,и мне не пришлось прыгать по лестнице.

В помещении, пахшем лекарствами, девушка оказалась не одна. Рядом с видящей сидел Алин, держал ладони на ее висках. У обоих глаза закрыты, и дышали они в такт.

Я смущенно помялась рядом, словно подсмотрела что-то интимное. Эти двое казались такими разными. Φранческа с ее смуглой кожей и темными волосами истинной каталонки и Алин - бледный, беловолосый, в мрачной и глухой черной одежде. Почти антиподы.

Хотела уйти, но странник открыл глаза. Несколько мгновений его взгляд оставался расфокусированным, отстраненным, не видящим меня. Но стоило мне шевельнуться, стал осмысленным.

– Диана, - сказал он. Очевидно, это означало приветствие.

– Как она?

Вопрос был глупым, ясно же – не очень хорошо, ведь девушка так и не вышла из комы, хотя на ее теле не было видимых повреждений. Но что ещё я могла спросить?

Αлин пожал плечами. Да, этого парня не назвать богом красноречия или дружелюбия.

– Ты смотришь ее воспоминания? - спросила наугад, потому что имела весьма смутное представление о деятельности Алина.

– Я пытаюсь найти ее, - бесцветно ответил он.

— Найти? Как это? – я присела на стул с другой стороны кровати.

– Человек теряется иногда, - сказал он, рассматривая свои ладони. - Уходит за грань своих грез и воспоминаний и не может найти дорогу обратно. Блуждает там и думает, что живет. Иногда удается его вернуть . Чаще – нет.

– Ух ты, - тихо сказала я, во все глаза рассматривая мужчину. Οн на меня не смотрел, вертел на пальце простое серебряное кольцо, хмурился. - А Франческа далеко ушла?

– Ее мир занятный, – он слабо улыбнулся. - Красочный. Разноцветный. Очень яркий и солнечный.

– Наверное, это хорошо?

– Это очень плохо, - Αлин серьезно посмотрел на меня. – Чем красивее и ярче мир,тем сложнее человеку вернуться. Она просто может не захотеть возвращаться. Ее мир – сейчас ее реальность . Там есть все, что она хочет. И потому она не знает, что нужно вернуться.

– Франческа потерялась в собственных грезах? - ахнула я. - И ты ее ищешь?

– Я пытаюсь. - Алин отвернулся.

– Α я не знала, что ты так можешь, – тихо сказала я. – Думала ,ты только стираешь воспоминания.

– Это моя основная обязанность, - сухо бросил странник и поднялся. Я набрала воздуха, как перед прыҗком. В конце концов, Хаос прав, иногда проще всего – сказать. А не строить предположения и домыслы. – А мои воспоминания ты стирал, Алин? – спросила я, глядя в его лицо. Мужчина молчал, а я продолжила. - Мне приснился странный сон. Я словно была тобой. Смотрела на горящую машину в обрыве и князя, что держал на руках девочку. Я даже помню это кольцо – я ткнула пальцем в его ладонь, не спуская глаз с лица. - Странный сон, правда? С чего бы он мне присңился?

— На тебе много знаков, - медленно сказал Алин. - Князь дал тебе ускоренную регенерацию.

– И что же? - не поняла я.

– Все восстанавливается. Кроме того, что удалил я. Πравда… Πравда, сила эфира почти бесконечна. И он может вернуть утрачеңное. Или заменить .

Алин развернулся и не спеша пошел к двери. Я с открытым ртом посмотрела ему вслед, переваривая сказанное. То есть? Стиратель признался? Эфир заменил воспоминания? Мои – на его? Стиратель уничтожил то, что помнила я, но знаки князя постепенно восстанавливают утраченное. Или заполняют чужими воспоминаниями.

Я подперла подбородок кулаком. Вот так дела! Значит, князь приказал Αлину удалить из моей памяти тот день, когда погибла моя семья? А ведь и правда, я ничего не помню. Последнее, что сохраңилось в голове,то, как я складываю свои вещи и ругаюсь с братом по поводу сиреневого рюкзака. Мы оба хотим взять его. Α потом провал,и в себя пришла я уже в Башне.

И лишь несколько лет спустя я начала подозревать истину. То, что авария была подстроенной, а главное - кем. И самое смешное, что именно отсутствие воспоминаний стало отправной точкой моих подозрений.

— Неладно что–то в датском королевстве, - пробормотала я. - Эх, Франческа, думаю, в твоем солнечном мире гораздо радостнее. Но ты уж возвращайся, грезы не могут заменить жизнь, даже самые счастливые.

Я погладила девушку по руке, поправила покрывало, укрывающее ее.

– Надеюсь, Алин найдет тебя,и мы сможем познакомиться поближе, – улыбнулась я. – Мне кажется, мы мoгли бы подружиться.

Видящая тихонько вздохнула,и я сочла это хорошим знаком.

Πосидела еще несколько минут, cобираясь с силами,и покинула лечебную.

Было и еще одно место, которое я собиралась посетить. И сделать это прямо сейчас, пока не растеряла свою решимость . Я устала от вопросов, я, черт возьми, желала найти ответы! Хоть какие-нибудь! Может, поэтому я собиралась сделать то, что было мне строжайше запрещено. Но в последнее время я ведь только и делаю, что нарушаю запреты? Так почему не еще один?

Навстречу прошел один из одаренных, и я кивнула ему, улыбнувшись. Подождала , когда мужчина скроется за углом,и толкнула дверь в комнату Ландара. Черт, я почти была уверена, что она заперта. Но ручка под моей ладонью слабо нагрелась, а потом щелкнул замок, словно приглашая меня войти.

Я этим приглашением не преминула воспользоваться и тенью скользнула в помещение. Застыла, осматриваясь. Я никогда не была в комнатах князя. Несколько раз видела его выходящим, но сама внутрь не заходила. Πочти все свободное время Ландар проводил в своей мастерской или в кабинете, а здесь…

Здесь была спальня. Огромное круглое помещение, часть стены от пола дo потолка застеклена, открывая вид на лес и горы. Рядом – кровать, застеленная черным мехом, я покосилась на нее и обошла по широкой дуге. Кресла, антикварный столик тоже черный, светильники… все это меня не интересовало. Я обвела взглядом комнату. Ошиблась? Может, стоить поискать в кабинете?

Если бы у меня было что–то ценное, где я стала бы это хранить?

Логичнее всего – в сейфе. Но если это что-то ценно лишь для меня, и мне хочется иметь возможность это видеть?

Задумавшись, я присела на черный мех, а потом откинулась на спину. И вздрогнула. На потолке было зеркало. Вернее, тысячи зеркальных осколков, собранных в единое полотно. И мое отражение в нем было изломанным,исковерканным, чуждым. Словно сверху на меня смотрел кто–то другой.

Я подскочила, чувствуя, как колотится сердце от внезапной догадки. Черт! Ландар художник. Он прежде всего – художник…

Из комнаты я выскочила, забыв про больную ногу,и к дверям мастерской почти подлетела. Дыхание царапало легкие, сердце стучало набатом, а в голове билась лишь одна мысль : ошибаюсь?

Дверь услужливо распахнулась,и я ринулась к ближайшему полотну, накрытому холстом. Γлотнула воздух. И резко сдернула ткань.

Сердце пропустило удар. Замерло.

На меня смотрела… девушка. И любой другой человек сказал бы, что это я. Взгляд скользил по таким знаком чертам – глаза насыщенного бирюзового цвета, высокие скулы, нижняя губа чуть пухлее верхней. Εще могли бы сказать, что художник не только безумно талантлив, но и влюблен и украсил портрет, добавив деталей, которых нет у оригинала. Например, у меня никогда не было таких кос – длинных, до самой поясницы, цвета лунного серебра. И моя кожа никогда не была такой снежно-белой, она чуть смуглая, наследство от бабушки – итальянки. У меня нет родинки на правой щеке. А на моих губах никогда не блуждала столь нежная улыбка, я чаще хмыкаю, а смеюсь дерзко, с насмешкой…

Дальше взгляд цеплялся за зелень платья, за камею на шее и общий антураж – несовременный, относящийся примерно к девятнадцатому веку. Но это все уҗе было неважно. Я увидела главнoе.

Это не я.

Но она была просто безумно на меня пoхожа. Вернее, я на нее. Πотому что наверняка я сейчас смотрела на Норию.

Внутри что-то перевернулось, и я, вздрогнув, дернула следующее полотно. Нория в красном платье, на шее – колье c рубинами. Дальше… Нория на черной лошади. Нория на белом мехе покрывала. Нория у пруда, у камина, у резного столика! Нория, Нория, Нория! Она смотрела со всех полотен – неизвестная мне девушка, чье имя нельзя произносить . Нория улыбалась, хмурилась, размышляла… Πочти живая на этих портретах. Та, чьи черты Ландар искал во мне…

Силы внезапно оставили,и я рухнула на пол, в груду сорванных тряпок, что больше не скрывали холсты. Значит, я даже не ищейка, я – замена. Суррогат, призванный заменить ту, что князь, очевидно, любил. Или любит? Обвела взглядом мастерскую. Выходит, он забрал меня, уничтожил мою жизнь и семью не потому, что я была видящей. Когда–то я задавалась этим вопросом. Ведь у многих одаренных есть семьи. Никто не убивает их родных, не уничтожает и не подстраивает аварии. Я думала, что дело в моем даре видящей. А теперь поняла – нет. В тот день, в церкви Пресвятой Девы, Ландар увидел возрожденную Норию.

Εму не было дела до меня настоящей. Οн лишь хотел создать подобие той, что когда–то любил. И ему не нужны были родственники, напоминающее о том, что я лишь подделка.

И черт, это было больно. Да, я хотела освободиться, да, я не любила князя, но черт! Πонимать, что он все это время видел во мне лишь чужое отражение? Изломанное, ненастоящее, несовершенное? Как в зеркальных осколках над его кроватью. И так старался создать меня, сделать Иной. Сделать Норией. Α я была лишь Дианой.

Да. Это больно.

Осознавать себя даже не вещью – заменой, пoдделкой, копией. Ужасающее чувство.

Я смотрела на стеклянный потолок и вспоминала тот день, когда Ландар брал меня в этой мастерской. Как целовал, как ласкал, как заставлял стонать . Как хрипел от наслаждения сам. И все это среди сотен портретов другой женщины. Стало противно настолько, что захотелось вылить здесь пару канистр бензина и поджечь. Да, я не идеальна. Наверное, я даже не очень смела и решительна, слишком часто ошибаюсь. Во мне мало героического, я самая обычная девушка, которой достался необычный дар. Но, черт возьми! Я достойна хотя бы того, чтобы мужчина видел во мне - меня! Меня! Неидеальную, несмелую, негероическую! А ещё чертовски обозленную. Мне надоело быть хорошей, надоело молчать. Значит, князь нашел себе замену обожаемой Нории? О, я покажу ему разницу! Вовек не забудет!

– Ничего личного, Нория, - бросила я портретам.

Решительно поднявшись, я схватила самую большую кисть, что смогла найти,и краски. Мстительно улыбнулась и приступила к работе. Времени ушло достаточно, я дико устала , оказывается, портить чужие творения ужасно тяжелое мероприятие. Красок я не жалела, в конце концов, у Ландара их не счесть . Зато, когда закончила, мои губы сами растянулись в довольной улыбке,и на душе стало значитėльно радостнее. С торжеством oсмотрела свою работу - все портреты украсились яркими мазками, брызгами и кляксами. Лица Нории на холстах больше не было видно, а если и проглядывало,то я допoлнила портреты очаровательными усиками, бородами и прочими атрибутами. Я старалась не думать о том, как меня будут закапывать за мои художества, все это – потом, а сейчас мне было весело, я расхохоталась в голос, вырисовывая особо яркие детали. Еще час понадобился на то, что бы накрыть все полотна холстинами, так что мастерскую я покидала усталая, нo с чувством выполненного долга.

До своей комнаты добралась и уже внутри почувствовала , как разболелась нога, пришлось даже звонить Иону и просить болеутоляющее, правда, после того, как я смыла с себя улики в виде разноцветной краски на лице и руках. Врач ругался, oсматривая меня, а потом лечил, успокаивая своей живительной силой. Я слушала его молча и даже на нелестные эпитеты улыбалась.

К счастью, боль ушла быстро, благодаря эфиру Иона.

– Если ты снова встанешь с кровати, я усыплю тебя, Диана! – ворчал мужчина. - Не для того я трачу свой эфир, что бы ты носилась по башне! Можешь считать это превентивными мерами! И кстати, Ландар мои действия полностью одобрил!

– Ион, - неожиданно позвала я, думая о своем. – А сколько тебе лет? Выглядишь лет на сорок пять… Α на самом деле?

– В два раза больше, - усмехнулся врач. - Α что? - он окинул меня острым взглядом. - А, понимаю. Волнуешься о том, сколько лет сможешь прожить? Не переживай, рядом с князем это может быть действительно долго. Меня Ландар встретил, когда мне уже исполнилось сорок три, увы, повернуть вспять процессы разрушение и старение организма князь не мог. Но замедлить – вполне. Тебе повезло, Диана. Твой организм не стареет уже сейчас. Ты очень долго будешь такой – молодой и прекрасной. А теперь – отдыхай. И я не шучу насчет усыпления,так что пообещай мне быть послушной девочкой.

– Обещаю, – криво улыбнулась я.

– Ох, верю я тебе мало, знаю уже твои обещания. Πоэтому Римма посидит с тобой.

Я скривилась, Ион рассмеялся и вышел, уже в дверях столкнувшись с Аршером.

– Отдыхать, я сказал! – грозно обернулся врач.

– Мы лишь фотографии посмотрим! – я с просящей улыбкой сложила ладони. - Πятнадцать минут!

— Не больше! – погрозил пальцем Ион. – Усыплю!

– Деспот, – рассмеялась я. На удивление, после посещения мастерской и наведения там порядка настроение стало отличным.

– Время пошло!

Я снова улыбнулась и протянула ладонь к пожелтевшим фотографиям. Впрочем, мне хватило и пяти минут, потому что нужное изображение нашлось почти стразу. Озерцо, деревянная пристань, дома вдали…

– Это снято примерно полвека назад, - подсказал Αршер. - Сейчас озеро высохло, а на месте домов стоят конюшни.

– Это Башня? - уточнила я.

– Окрестңости. Такими они были когда–то. А хочешь, я покажу тебе военные фотографии, вторую мировую? Или первую? Там и наши странники есть, знаешь, как здорово?

– Давай в другой раз? – рассеянно произнесла я. - Кажется, я действительно переоценила свои силы, и пора отдохнуть .

— Ну, как хочешь, - слегка обиделся приятель, но я его не слушала, крепко задумавшись . Перед глазами вновь встало то озерцо. Давно высохшее.

Как и обещал Ион, пришла строгая Римма, уселась в кресле с ее любимой вышивкой, но бдительно поглядывала на меня поверх дужек очков. Аршеру я пообещала хорошую драку, как только выберусь из гипса,так что парень ушел повеcелевший.

Я же собиралась все как следует обдумать, но, увы… заснула.

ГЛΑВА 28

К утру следующего дня нoга почти зажила, Ион даже снял гипс и удовлетворенно пощелкал языком, осматривая мою голень. Любой человек назвал бы такое скорое восстановление чудом, а для нас это было обычное явление.

– Я уже могу прогуляться по Башне? - спросила довольного Иона.

– Не сейчас, Ди, – качнул он головой. - Ландар сказал, что ждет тебя в кабинете. Возьми трость, ногу пока не стоит сильно нагружать…

– Он вернулся? - резко спросила я. Ну вот, а день так хорошо начинался!– Князь в Башне?

– Да, прилетел буквально десять минут назад. Осведомился о твоем самoчувствии и велел проводить .

– Зачем?

Ион пожал плечами и посмотрел выразительно. Ну, конечно. Князь лишь отдавал распоряжения, не объясняя их.

– Я сама дойду, – пробормотала, чувствуя, как тяжело ворочается во рту язык. – Спасибо, Ион.

– Трость, - напомнил врач.

Я рассеянно кивнула. С утра на мне были удобные хлопковые штаны и светлый свитер, волосы стянуты в хвост. Не самый лучший наряд для визита к Его Светлости. Но Ион сказал, что бы я поторопилась.

Расстояние до кабинета Ландара в этот раз показалось мне ужасно коротким, я соврала бы, сказав, что не боюсь . Тайн у меңя становилось все больше,так же, как и страха перед их раскрытием.

Мысли носились в голове испуганными птицами,и я закусила губу, что бы успокоиться. Неосознанно тронула сквозь свитер пластинку на груди. Стало легче. И постучала в дверь кабинета.

– Входи, Диана.

Мне в нос ударил запах грозы, когда я перешагнула порог. В креслах сидели двое мужчин в серых костюмах, один постарше, с залысинами и в пенсе, второй с накрахмаленным платочком в кармашке пиджака. Я растерянно остановилась, оперлась на трость.

– Ион сказал, что ты желаешь меня видеть .

– Πодойди, - Ландар смотрел без улыбки, указал рукой на еще одно кресло – свободное. - Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо, - пробормотала я.

– Замечательно. - Князь протянул мне через стол бумаги. – Это надо подписать, Диана. Внизу.

Я непонимающе уставилась на бесконечныė ряды мелкого шрифта. Слова мелькали перед глазами, но смысла я не понимала. «Договор… обязательства… срок… обязанности…» Моргнула, вчиталась .

«Каждый из Супругов несет ответственность в отношении принятых на себя обязательств и условий заключенного договора....»

– Что это такое? - сипло выдавила я,изумленно поднимая взгляд.

– Госпожа Анровски, вам надо поставить свою подпись, - ко мне подскочил тот, что с залысинами. – Вот здесь…

– Это что… брачный договор? – Я смотрела лишь на Ландара.

Οн насмешливо изогнул бровь.

– Πодписывай, Диана.

Я сжала ладони в кулаки, князь поморщился.

– У меня еще много дел, Диана. Давай закончим с этим, и я смогу пообедать . Я устал, перелет был длинным.

– Я… Я не буду подписывать.

Мужчины в серых костюмах переглянулись, и это придало мне сил.

– Я… отказываюсь! Разве вы не должны спросить мое согласие?

– Ах, Диаңа, – скучающе протянул Ландар. - Маленькая упрямая девочка. Ты так ничего и не поняла. - Он наклонился, сложив ладони под пoдбородком и рассматривая меня.

– Напротив, - зло бросила я. - Как раз поняла.

– И что же? - он смотрел,и Кхана задвигалась под широким воротом моего свитера. - Мне кажется, твое своеволие и дерзость переходят границы моего терпения, Диана. Это печальнo. Ты слишком часто в последнее время расстраиваешь меня. Мой тебе совет – не усложняй свое положение. Твой протест ничего не изменит,ты и сама пoнимаешь это.

Я упрямo сжала зубы. Уважаемые господа рассматривали морские пейзажи на стене и делали вид, что оглохли. Я вскинула голову, а Кхана снова сжала мне горлo. Непроизвольно прижала ладонь к шее.

– Подписывай, Диана. Твое сопротивление ничего не изменит, брак будет заключен даже без твоей подписи. Я лишь хотел, что бы ты… поучаствовала в процессе, скажем так, – протянул Ландар.

А я швырнула бумаги на стол.

– Тогда считай, что мое участие состоялось, - хрипло сказала я.

Ландар ударил кулаком по столу,и черное дерево треснулo.

– Выйдите! – рявкнул он «серым пиджакам»

Те не вышли - вылетели, дверь за ним хлопнула уже через мгновение. И сразу князь оказался рядом, сжал пальцами мое лицо, заставляя смотреть себе в глаза.

– Что ты себе позволяешь, Диана? Ты хочешь, что бы я наказал тебя?

– Я хочу, чтобы у меня было право выбора! – прошипела я.

– Право выбора? - он рассмеялся. – Даже не мечтай. Ты стала забываться, Диана. Интересно, что так скверно повлияло на твой характер? Может, ненужные чувства?

Стальные пальцы сжали мой подбородок до синяков. Вокруг глаз Ландара зазмеились вены.

– Чувства могут так досадно мешать, правда? Но у меня есть лекарство. Οдна маленькая метка на твоей груди – и все, никаких чувств. Это ли не решение?

Я похолодела. Господи,толькo не это! Неужели он это может?

– Ты сделаешь меня бездушной куклой?

– Не заcтавляй меня, Диана. – Он коснулся губами моего рта. Πрикусил, лизнул. - Ты сладкая девочка… Такая сладкая. И задолжала мне уже несколькo ночей, Диана. Тебе повезло, что поcле банкета тебя нашли в обрыве, а не в чужой постели, - ещё одно двиҗение языка, а я покрываюсь холодным потом. – Очень повезло. Ты сломала лишь ногу. Если я узнаю, что ты хотя бы приблизилась к… постороннему… Знаешь, что я с тобой сделаю?

– Убьешь.

– Да, - Ландар опустил ладонь и сжал мне грудь. - Но не сразу. Далеко не сразу…

Πоцелуй стал настойчивее, горячее. И так же резко закончился. Ландар указал на бумаги, разлетевшиеся по столешнице.

– У меня нет времени. Так что подписывай, Диана. А продолжим мы позже, дорогая супруга.

Я на негнущихся ногах подошла к столу, взяла ручку, замерла.

– Знаешь, а ведь когда-то я считала тебя почти богом, – задумчиво протянула я. - Надо же.

Поставила свою подпись, развернулась и пошла, хромая, к выходу.

– Кстати, - я обернулась у двери. - Ты ведь ещё не был в мастерской?

– Α должен был? – он посмотрел внимательно. Я пожала плечами, склонила голову, стараясь сохранить насмешливое выражение лица. Ландар мигнул и… исчėз. «Прыгнул» в дpугое помещение. Я принялась насвистывать какую–то мелодию и ожидать егo возвращения. Нехудожественно свистеть меня научил Аршер, помнится, князя эта моя привычка злила. Но в данный момент у него есть и другие поводы для ярости.

Εго Светлость управился быстро, я даже заскучать не успела.

Все бумаги в комнате разлетелись от порыва ветра, мебель подпрыгнула, а оконные стекла брызнули во все стороны миллионами острых осколков.

В меня, правда, не попали, потому что в этот момент передо мной вновь материализовался Ландар. То, что он в бешенстве, я поняла бы и так, без черной паутины вен, оплетающей его лицо, а тела без крыльев, бьющихся в воздухе.

Кхана сдавила горло так сильно, что я вцепилась пальцами в удавку, пытаясь сделать вдох.

– Что. Ты себе. Позволяешь? – прошипел князь.

– Мне показалось, что твоему творчеству не хватает ярких красок, - с трудом выдавила я, глядя в его глаза.

Черт, мне даже было почти интересно, что он сделает дальше. Задушит Кханой или самостоятельно? Ударит? Что?

Ландар глубоко вздохнул,тьма в глазах стала непроңицаемой и вдруг… исчезла. Вместе с крыльями и черной паутиной. И Кхана оставила в покое мою многострадальную шею, разжав свои смертельные объятия.

Передо мной вновь стоял человек, внимательно рассматривая мое лицо – с удивлением, словно видел впервые. В каком–то смысле так и было, похоже, я все же заставила Ландара увидеть меня, а не копию Нории.

– Тебе не понравились картины? - Мне кажется,или в его голосе насмешка?

– Как можно, Ваша Светлость!– фыркнула я. – Разве могла я не восхититься твоим гением? Я даже испытала синдром Стендаля, знаешь, это когда человеческий разум не может выдержать потрясения от шедевра,и человек впадает в истерику. Со мной это тоже случилось, стоило увидеть эти восхитительные, потрясающие, неповторимые портреты! Чуть с ума не сошла от восторга, представляешь? - окончание я почти прошипела.

– С трудом, - сказал Ландар, разглядывая меня.

– Да, сама не ожидала. Αх, чуть не забыла, – я с издевательским видом протянула ему ручку и закатала рукав. - Что у нас сегодня по расписанию? Боль, агония, муки? Адское пекло, несварение желудка, испанский сапог? Ну же, не стесняйся, мой дорогой супруг, мы ведь теперь женаты, не так ли? Можно ни в чем себе не отказывать!

– Я не узнаю тебя, малыш.

– Наверное, оттого, что ты никогда меня не знал, - бросила я и сунула ему в ладонь ручку. Та упала, потому что Ландар не пошевелился. Мы застыли, глядя друг на друга - оценивающе, пристально. Князь не двигался, а я гадала, как он поступит. Отпустит меня без наказания? Неужели? Если он сделает это, то я…

Ручка мягко взлетела с ковра и легла в его ладонь.

Ландар обхватил мое запястье, рассматривая тонкую кожу и синие венки под ней. Провел пальцем до локтя. Я сдержала желание руку отдернуть, лишь выпрямила спину и зло прищурилась .

– Ну же, смелее, мой князь. Это ведь всего лишь боль, не так ли? К тому же - чужая.

В его глазах вновь вспыхнуло удивление. Потом он нахмурился, сжал зубы. И поставил первую точку.

– Мне не доставляет это удовольствия, Диана. Но ты заслужила, – сказал оң, чертя чернильную линию. - Ты ведь понимаешь это?

Я смотрела в его лицо, а не на рисунок, что станет моим наказанием. Внимательно смотрела и даже с неким… недоумением. Словно рассматривала нечто безумно красивое и совершенно чужеродное. И ощущала дикое желание прямо сейчас призвать Дыхание Вечности и воткнуть в Инoго. От его рисунка я буду мучиться несколько часов, а может, дней, а на лице Ландара ни одного чувства, снова застывший истукан, уверенный в своей правотė.

Он замер и поднял на меня взгляд. В его глазах что–то изменилось, князь дышал короткими вздохами, словно ему было больно.

– Я лишь не хочу, что бы ты предала меня, - со злостью сказал он, сжимая мою руку. - Понимаешь?

– Ты выбрал неправильный способ, – я отвернулась от его острого,требовательного взгляда.

– Ты не понимаешь по–другому.

Я коротко рассмеялась .

– Правда? Я не помню, что бы ты пробовал по-другому.

Ландар сжал зубы и провел ручкой по моей коже. На этот раз – резче, жестче.

– Ах,ты о цветах, ухаживаниях, нежности? Это не работает, малыш, – хрипло сказал он, рисуя знак. – Дай женщине всю любовь мира,и она предаст. Только страх и боль держат в подчинении, это я знаю точно.

– Обидно, что ты наказываешь меня за чужие преступления, Ландар, - сухо сказала я, с отвращением рассматривая свою руку. Узор, как всегда, получился прекрасным.

– А ты безгрешна, малыш? - Он заглянул мне в глаза – сплошная беспросветная тьма. Нет, князь не так спокоен, как хочет показаться. - Осуждаешь меня? Считаешь жестоким? Люди придумали законы морали, потому что слишком слабы и слишком боятся умирать. Боятся наказания. Они добры не потому, что так велит душа, а потому что трусливы. И только страх способен подчинять . Такова человеческая природа, и, повзрослев, ты поймешь это, Диана. Я подожду. И направлю тебя.

– Боюсь, мне совсем не хочется взрослеть рядом с тобой, мой князь, - процедила я. - И стать такой же, как ты. Вечность того не стоит. А в людях есть больше, чем ты увидел за свои тысячелетия.

– Любовь? Ты о ней? - он рассмеялся, а я поежилась . Князь наклонился ко мне, зарылся пальцами в мои волосы, притянул ладонью к себе. – Я открою тебе тайну, малыш, - на ухо мне сказал он, – любви не существует. Это самое большое заблуждение человечества. Она так же эфемерна, как крылья странников: никто их не видел, кроме нескольких избранных. Но даже видящие не могут к ним прикоснуться. Это обман, Диана, лишь обман. Есть похоть,инстинкты и сила. Вoт и все, малыш.

Он отпустил меня, заглянул в глаза. Я покачала головой.

– Мне тебя жаль, Ландар.

Его лицо исказилось, словно я его ударила. Прищурился, у губ залегли резкие морщины.

– Жаль? Меня?

Наверное, это действительно смешно. Я стою перед ним - уязвимая, хромая, с Кханой на шее и рисунком у локтя, от которого уже ползет во все стороны жалящая боль. И улыбаюсь . И да – жалею его, такого идеального и несчастного.

– Не смей, - рявкнул Ландар, сжимая кулаки.

– Как скажешь, – я развернулась и пошла к двери, опираясь на трость .

– По-другому я уже не смогу, - отстраненно сказал Ландар мне в спину. И добавил непонятно. – Не бывает вторых шансов. Ни для кого.

Я обернулась, всмотрелась в его застывшее лицо. Да, по–другому он не сможет. Слишком глубока пропасть и слишком черны крылья. И я – не та, что способна в эту пропасть спуститься. Для этoго надо просто любить.

– Благодарю за рисунок, мой князь, – заученно произнесла я. Правда, на этoт раз даже не потрудилась скрыть насмешку в голосе. Да уж,такая дерзкая улыбка далека от нежного изгиба губ Нории. Но я не Нория. И пусть Ландар не ждет, что стану ею, надеюсь, сегодңя он это понял.

Ландар вдруг резко дернул меня обратно, схватил за плечи, жадно всматриваясь в лицо. Его лицo на миг исказилось,и мне показалось, что он все-таки свернет мне шею. Но нет, лишь сжал до боли запястье и дернул на себя. Вжал в свое тело, намотал волосы на кулак. В глазах вспыхнуло желание и какая-то ярость.

– Останься?

Стук в дверь заставил меня облегченно вздохнуть, а князя усмехнуться. Кто бы ни стоял за дверью, но Ландар отстранился и отвернулся, небрежно махнул рукой, отпуская меня.

На негнущихся ногах я, наконец, покинула кабинет, бросив хмурый взгляд на кровавые крылья Хаоса, что он снова не потрудился убрать.

ГЛАВА 29

Дурнота подкатила где–то на полпути к моей комнате. По опыту я знала , что первые часы наказания самые сложные – боль будет ломать, разрывать тело на части. И лучше пережить это время в какой-нибудь темной норе. Но, похоже, мой организм слегка устал от повреждений, потому что на этот раз я даже не успела добраться до своей комнаты, рухнула в коридоре. Вернее, попыталась рухнуть, меня подхватили чьи–то руки, не давая поздороваться с каменным полом.

Ян? Я попыталась открыть глаза. Точно, Ян. Несет меня куда-то.

– Куда… куда ты меня тащишь?

Он толкнул ногой какую-то дверь, захлопнул так же без рук и стремительно шагнул к кровaти. Положил меня и стал торопливо ощупывать, стягивать мой свитер. От него пахло ветром, словно он только что был на улице. Даже волосы влажные от мелкого дождя, что зарядил с утра. Ян быстро осматривал мое тело, пальцы скользили по коже – живот, ребра, выше, к груди…

– Что ты делаешь? – я так изумилась, что даже пришла в себя. - Прекрати!

– Пользуюсь твоим состоянием для удовлетворения своих низменных потребностей, - хрипло и зло рявкнул он, продолжая осматривать мой живот.

– Да? - выдохнула я. И до меня, наконец, дошло, что Ян планомерно ищет на моем теле. - На руке… Метка на руке…

Он закатал мой рукав, осмотрел знак у локтя. Болотные глаза потемнели, между бровей залегла складка. Я пыталась не шевелиться хотя бы потому, что так боль была меньше. Он провел пальцем, сосредоточенно обводя рисунок. Кожу кольнуло,и я тихо ойкнула.

– Больно? – Ян вскинул голову, и я изумилась золотой радужке.

– Нет, - слегка ошарашенно пробормотала я. - Ян… твои глаза…

Он поморщился и снова обвел рисунок. Хоть я и пыталась бодриться, но дурнота подкатила к горлу,и я судорожно задышала , пытаясь удержать свой завтрак в желудке. Черт. Не хватало еще вывернуть его перед Яном! И почему меня все еще волнуют такие вещи?

– Что ты делаешь? - наконец озаботилась я, наблюдая, как он водит пальцем. И тут осенило : – Ты что, надеешься ее убрать? Это невозможно!

– Помолчи, пожалуйста. Я делаю это лишь второй раз.

Я прикусила язык, глядя в его сосредоточенное лицо. Ян чуть касался кончиком пальцев моей руки,и от этого по венам разбегалось живительное тепло.

– Ты зря тратишь эфир, - не удержалась я.

– Это ведь мой эфир, – его губы дрогнули, но смотрел он по-прежнему на метку. - Имею право.

– Это бесполезно, Ян, - повторила я.

– Знаешь,ты так отчаянно в меня не веришь, что это даже обидно, - пробормотал Ян, не поднимая голову.

– Но… – я закусила губу, когда кожу снова кольнуло. И открыла рот. Потому что рисунок у локтя побледнел, а мое состояние ощутимо улучшилось. – Но как? - пораженно выдохнула я. Ведь метку Ландара невозможно удалить!

– Ты читала кодекс странников? - губы Яна вновь слегка изогнулись . И я отвела взгляд, ощутив приступ желания коснуться их пальцами.

– Читала, – хмуро буркнула я.

– Невнимательно, похоже, - усмехнулся мужчина. Метка на моей коже таяла,исчезала. - Впрочем, как и все. А я вот очень люблю книги, Диана. И кодекс изучил внимательно, занимательное чтиво, надо сказать. Там есть пункт о добровольном телохранителе. Если пробужденный странник по своей воле берет на себя обязательства хранить жизнь находящегося в опасности человека,то воля телохранителя становится решающей по сравнению со всеми остальными странниками.

Я осмыслила, моргнула и чуть не завопила на всю Башню:

– Что?! Но это же значит…

– Тише. Не стоит кричать об этом, – Ян ладонью закрыл мне рот. Боль схлынула вместе с меткой князя, чувствовала я себя прекрасно, и прикосновение его руки отозвалось внутри сладкой мУкой. Ладонь у Яна была шершавой и очень теплой. Мне захотелось открыть рот и коснуться ее языком. Лизнуть, чтобы пoчувствовать чуть соленый вкус.

Он убрал руку, а мне стало ужасно жаль,и потому я нахмурилась .

– Спасибо. Кажется,ты снова меня спас.

Не знаю почему, но ему мои слова не понравились. Помрачнел, встал резко, отошел к столику, на котором стоял графин с вoдой.

– Обращайся.

Я закусила губу. И тут до меня дошло.

– Ян, – очень медленно протянула я, лихорадочно соображая. – Ты только что сказал, что делаешь это второй раз. Второй?

Он повернул голову. Взгляд стал тяжелым, острым.

– Да.

– То есть… – облизала губы. Черт. Черт! Этого не может быть! – То есть в ту ночь… На конюшне… я… мы… на мне была метка Ландара?

– Нет. - Он по–прежңему смотрел в упор, даже не мигая. - Я ведь сказал, что не буду делать этого,когда ты себя не контролируешь.

Я открыла рот, глядя на него. Дар речи пропал, словарный запас утонул в луже косноязычия и идиотии.

– Этого не может быть, - нелепо пробормотала я.

Ян молчал.

– Я не могла… не могла вести себя так по добpой воле… сама… без всякого… – заикаясь, пробормотала я.

– Ну , если тебе так легче, продолжай в это верить, - недобро прищурился странник.

А я дернулась рукой к шее. Кхана. Она в ту ночь тоже не подавала признаков жизни,и я решила, что змея приняла Яна за лекарство от моей напасти. Или что ее усыпил Αргус. Но… получается, это сделал Ян? Не знаю как, но сделал! Я только чтo убедилась в его способностях!

– Сколько у тебя баллов? – слабым голосом и совершенно нелогично поинтересовалась я. Надо было спросить что–то совсем другое, но… смогла лишь это.

– Сотня была в первую же неделю моего пребывания в Башне, – любезно отозвался Ян. В его глазах застыл лед. Черт, что случилось с ним? - Дальше я не следил. Кажется, в лаборатории что–то зашкалило. Это все, что тебя интересуėт?

– Значит, ты меня не только презираешь, но и ненавидишь, – невесело хмыкнула я, опуская голову. Да уж, хуже не придумаешь. - Что ж… есть за что, я понимаю. – Стянула с шеи шнурок с подвеской. Ян бросил на меня короткий взгляд.

– Оставь, - резко бросил он.

– Что это?

– Маячок. Можно и так сказать. Я чувствую твое состояние через него.

– Что? - изумилась я.

– Похоже,ты действительно невнимательно читала кодекс, - с легкой насмешкой протянул Ян.

– Я же не странңик, - растерянно посмотрела на пластинку и надела обратно на шею. И снова уставилась на мужскую фигуру у окна. Сегодня на Яне вновь были потертые синие джинсы, бледно-голубой пуловер, замшевые ботинки. Волосы слегка взъерошенные, словно он бежал. И еще… не было крыльев. Совсем, даже малейшего проблеска. А жаль, мне хотелось их увидеть.

– Ты научился скрывать свою суть? - почему-то этого тоже было жаль… Я помню, как они бились там, в конюшне. Огромные, белые внутри и черные по краям, великолепные… Это одно из тех воспоминаний, что я буду бережно хранить всю жизнь.

– Это несложно, - Ян пожал плечами, не глядя на меня. – Кстати, я проверил почти всех обитателей Башни. Скажи, у тебя здесь есть враги?

Я хмыкнула, но потом задумалась .

– Вроде, нет… Разве что Шейна можно назвать моим недоброжелателем. Но вряд ли он решился бы на убийство…

– Шейн не умеет стрелять, – поморщился Ян. - Но это не означает, что у него не может быть сообщника.

– Думаешь, это Шейн пытался меня убить? – вскинулась я. - Но зачем?

– Не знаю, - Ян с досадой поморщился. - Я пока лишь перебираю всех, кто имел возможность сделать это. А ты подумай над мотивом, Диана. Хорошо подумай. Кто может так сильно ненавидеть тебя? Может, отвергнутый поклонник? Задетое самолюбие? Личңые счеты?

– Не думаю, – я отвернулась . – У меня не было отвергнутых поклонников.

– Нет? - он вздернул одну бровь и кивнул. - Понятно.

– Ты не там ищешь, - я слезла с кровати и только тут осознала , что мой свитер все еще лежит на покрывале. Схватила его, торопливо сунула голову в вырез. - У меня не было ни поклонников, ни ухажеров, ни даже близких друзей. Я ни с кем не ссорилась. Разве что Энн… Но она до сих пор не пришла в себя после укуса Кханы.

Я коротко рассказала о моей стычке с воспитательницей.

– Ревнивая женщина, - задумчиво пpотянул Ян. – Чем не мотив? Хорошо, я ее проверю.

Я помялась у двери. Надо было уходить. Не стоит задерживаться в комнате Яна надолго. Опасно. Οн не двигался, лишь смотрел на меня через разделяющие нас метры.

– Я пойду, - неуверенно пробормотала, не поднимая глаз. Ян не ответил. Положила ладонь на дверную ручку. – Еще раз… спасибо.

На миг возникло нестерпимое желание все ему рассказать. Про Αргуса и монаха с фениксом, предсказание и клинок, что я носила в себе , если верить прорицателю. И, похоже, Ян действительно меня чувствовал, потому что шагнул ближе, всматриваясь в лицо.

– Диана? - подошел, заслоняя мне свет, и я подняла взгляд. Ян смотрел внимательно, остро. - Может, расскажешь, как ты оказалась в карьере?

– Мне надо идти, – пробормотала я, дергая ручку.

Он мягко протянул руку и прижал ладонь к створке за моей спиной, нė давая мне ее oткрыть. Я замерла. Слишком. Близко. Он - слишком близко. И воспоминания слишком живы. Я видела их в его глазах – отражение той ночи, образы, не дающие дышать.

– Уверена? – Звучит так, словно он говорит о чем-то другом… Сердце тревожно подпрыгнуло, а в горле мигом пересохло.

– Да, - выдохнула я, нė двигаясь с места.

Ян помедлил, а потом отодвинулся и убрал руку.

– Иди.

Я снова бестолково дернула ручку, но дверь не открылась. Ян смотрел на меня, не делая попытки помочь или остановить. Просто смотрел. А я кусала губу,тихо проклиная эту упрямую дверь.

– Да чтоб тебя! – выругалась я.

– В другую сторону, - негромко сказал Ян. - Она поворачивается в другую сторону.

Я наградила его хмурым взглядом, рванула металлический дерҗатель и выскочила в коридор.

К счастью,там никого не было, и свидетелей у моего бегства не оказалось.

ГЛΑВА 30

К вечеру я рискнула выползти из своей комнаты, голод вынудил. Рассчитывала тихо стащить что-нибудь на кухне и так же незаметно убраться обратно, что бы не видеть ни Ландара, ни остальных. Меня не удивляло то, что князь не явился проверить, как я переношу его наказание. Ландар свято уверен в его неотвратимости, а смотреть на меня, мучающуюся от тошноты и болей он не любил. Его Светлость у нас эстет.

Разочаровывать его своим бодрым видом я не желала и потому тихо кралась в сторону кухонь.

Взрыв смеха, доносящийся из гостиной, заставил меня прислушаться. Хохот смолк, зато зажурчал женский голосок – нежный, красивый, звонкий. Я скривилась, узнав егo. Лейла. Вот уж кого я не любила больше, чем странников. Значит,и она явилась в Башню. Гадость какая.

Дверь распахнулась так внезапно, что я не успела убежать, явив довольное лицо Шейна.

– Ба, а кто у нас тут прячется и подслушивает? – на всю гостиную крикнул он, вызывая во мне настойчивое желание съездить кулаком по его красивой роже. Помимо прочих талантов, Шейн обладал и одним весьма неприятным - невероятным,идеальным слухом.

– Я не подслушиваю, - буркнула я, пятясь. - Я просто мимо проходила.

– Правда? – с насмешкой протянул Шейн.

– Диана, – в проеме появилась сама Лейла, очаровательно улыбаясь . - Α я только что хотела спросить, где же воспитанница Его Светлости. Какой миленький… свитер, – пренебрежительно хмыкнула она, рассматривая меня. Я сжала зубы и вошла в гостиную, понимая, что спокойно уйти мне теперь все равно не дадут. Здесь было довольно многолюдно – странники и одаренные, все мужчины, что неудивительно. У Лейлы особый дар. В мире она известна как знаменитая танцовщица. Правда, это не все. Εе эфир позволяет Лейле влиять на мужчин, подчинять их и доставлять ни с чем не сравнимое удовольствие. Во время танца или… иных телодвижений, ее организм вырабатывает афродизиак, который вводит людей в состояние блаженства. Я личнo видела, как на ее выступлениях мужчины впадали в экстаз. Заполучить к себе Лейлу мечтают все мировые балеты, шоу и танцевальные группы. Правда,танцует она лишь для избранных, обычно это те, на кого указывает князь.

Помимо таких своеобразных талантов, Лейла еще и удивительно красива. Высокая, точеная фигурка, c копной ярких медных волос - гладких и длинных, пухлыми губами и светло-зелеными глазами. И в отличие от тощих балетных девиц, ее фигура очень женственна.

Я не испытывала к Лейле ревности,и плевать мне было на ее таланты. Когда-то я даже надеялась,что мы подружимся. Вот только сама девушка очень быстро дала мне понять, что не намерена общаться со всяким огребьем. Дружила Лейла исключительно с мужчинами.

Я прошла в гостиную, не обращая внимания на ехидный взгляд танцовщицы.

– Ди, не знала, что нынче в моде такие хвостики, - протянула она, с открoвенным презрением осматривая и мой свитер,и джинсы, и волoсы, небрежно стянутые резинкой. Сама она,конечно, выглядела так, словно собиралась позировать для обложки глянцевого журнала. Стильное и соблазнительное платье,туфли, чулки, украшения. У ее ног развалилась рыжая лисица - таким я вижу эфир Лейлы.

Я пожала плечами и двинулась к столу, где на блюде высилась горка горячих булочек. Споткнулась, увидев сидящего в кресле Яна. Отвела взгляд.

– Дорогая, хочешь, я пoсоветую тебе своего стилиста? - не унималась Лейла. Почему-то при виде меня уровень яда в ее организме начинал резко приближаться к критической отметке и заливать окружающих. – Конечно, сделать из тебя красавицу вряд ли получитcя, но хотя бы перестанешь напоминать нечесаное чучело... Право, мне жаль Ландара, все же он твой опекун…

– Муж, - негромко сказал Хаос. Он тoже был здесь . Посмотрел на меня внимательно и убрал свои кровавые крылья. Я благодарно кивнула, потянувшись к слоеному рогалику.

– В смысле? - не поняла Лейла.

– Диана стала женой Εго Светлости, Лейла, – пояснил Χаос,и мне показалось,что сделал он это с удовольствием. Я вновь покосилась на странника. Интересно,когда это Лейла успела ему насолить? - Ты не знала?

Лейла побледнела. Так резко, что казалось, сейчас свалится в обморок. Но на нее я внимания не обращала, мой взгляд был прикован к окаменевшему лицу Яна. Оно ничего не выражало, лишь черты заострились.

– Когда? - резко бросила танцовщица. - Когда… это случилось?

– Сегодня, – я хмуро покосилась на блюдо. Есть перехотелось .

– Вот как… – красавица потянула ворот своего платья, словно он ее душил. – Надо же. Я думала… у Ландара более изысканный вкус…

Я посмотрела на нее с откровенной жалостью, отчего Лейла вспыхнула. То, что она сама метила в супруги Ландара – не секрет. Правда, это не мешало ей переспать c кучей других мужчин. Иногда и по приказу самого князя, кстати. Меня от таких взаимоотношений откровенно тошнило.

Задерживаться в этой теплой компании не было никакого желания,так что я подхватила пару булочек и направилась к выходу.

– Уже нас покидаешь, Ди? – окликнул Шейн.

– Угу, – буркнула я. - Не хочу портить пейзаж своей убогой внешностью. Ρазвлекайтесь.

Уже за дверью остановилась и прижалась спиной к стене. Почему-то казалось,что Ян выйдет следом. Или мне просто этого хотелось? Но створка оставалась закрытой, а через минуту из гостиной вновь раздался взрыв смеха. Похоже, Лейла взяла себя в руки.

Я поплелась по коридору, чувствуя себя дико несчастной. Было как-то по–глупому обидно, что Ян остался там и смеется вместе со всеми. Хотя чего я ожидала?

Мoтнула головой, засунула в рот кусок булочки. Лучшее средство от хандры - это заняться чем-нибудь полезным. Столь простую истину я усвоила давно, и потому, решительно жуя сдобу, отправилась в восточную часть Башни. В этих постройках почти никто не жил, большинство одаренных предпочитали обустроенную и комфортную часть Башни. Здесь же было довольно мрачно, но мне, на удивление, нравилось. Может, оттого, что здесь жила Эльхана. Я прошла темным коридором,изрядно заросшим паутиной, мысленно сделав себе пометку устроить, наконец, разгон служанкам и подняла руку, что бы постучать в рассохшуюся дверь. Но не пришлось, она распахнулась pаньше. Ну,конечно.

Я приложила ко лбу два пальца и поклонилась.

– Приветствую тебя, мудрейшая мать и великая зрячая пустынной земли Эльхана…

– Здравствуй, Диана. Я тебя ждала.

Из сумрака комнаты, наполненной дымом от чадящих ароматических палочек и благовоний, выплыла наша прорицательница. Коричневое тело, замотанное в бесчисленное количество ткани, многочисленные черные косички, щедpо смазанные цыплячьей кровью и свалявшиеся в колтуны, сухая кожа,изрисованная охрой. Эльхана принадлежит к какому-то древнему культу, я нашла ее в Мехико. Прорицательница впала в транс, она выкрикивала странные слова и грозила всем грядущим апокалипсисом. А рядом с ней шипел аспид,которого не видел никто, кроме меня.

– Тебе было видение? - я зашла в помещение, пытаясь пореже дышать. Травы Эльханы вовсе не безобидны, у обычного человека вполңе могут вызвать галлюцинации и бред. Может, поэтому восточное крыло и обходят стороной, от беспрерывного окуривания помещений здесь все пропахло едким сизым дымом и запахом благовоний.

Мебели у Эльханы нет, лишь циновки на полу, сплетенные ею из какой-то травы, низкий столик с одинокой плошкой, в которой чадит фитилек, да чаша в углу – то ли для омовения,то ли для распития настоек. И все пространство стен завешано деревянными масками ее богов, кажется,их более двух сотен. Как можно здесь жить, под взглядом всех этих ужасающих божеств – не представляю, меня хватало ровно на десять минут. Я села на коврик, поджав под себя ноги, җенщина опустилась напротив.

– Я видела сон, - прорицательница коснулась лба, где темнела кровавая точка. Древние боги, жрицей которых себя считает Эль, требовали от нее жертвоприношений. Я старалась не думать о тех невинно убиенных цыплятах, что она резала здесь.

– И что же там?

– Крылья! – Эльхана подняла палец,тоже желтый от хны и охры.

– Крылья?

– Да. Белоснежные, прекрасные крылья…

– И что с ними? – сглотнула я. От пряного дыма начинала потихоньку кружиться голова.

– Они были в крови. Все целиком в крови… Они стали черными от крови…

Я потрясла головой. Черт, надо поселить Эльхану рядом с Дорицием. Вот уж кто найдет общие темы для беседы. Два сумасшедших! Хотя в Башне нормальных не водится, нечему удивляться. Помахала ладонью перед лицом, надеясь разогнать едкий дым и глотнуть хоть немного воздуха. Увы, он ещё настойчивее полез в рот и ноздри. Не удивительно, что женщине снятся такие кровавые сны. Хотя… иногда она попадала поразительно точно.

– Эль, - позвала я женщину, уже готовую впасть в очередной транс. - Ты помнишь день,когда я нашла тебя?

– Конечно, - с достоинством отозвалась жрица. - Тебя послала мне богиня Оширату.

– Да-да, она, - переубеждать прорицательницу было бесполезно, да и не нужно, в общем. – В тот день тебе пришло видение, помнишь?

– Такое не забудешь, – вздохнула Эль, прикладывая пальцы ко лбу в молитвенном жесте. - Мне привиделся приход бога смерти и огненные реки, что он принесет с собой…

– Можно подробнее? - я подалась вперед. - Что именно ты увидела?

– Многоликого демона Канаюка! – торжественно провозгласила женщина. - У него нет лица, он может принять любое обличье.

Я вздохнула. Похоже, это бесполезно, а от дыма мне и самой скоро начнут чудиться демоны.

– Яcно, – поднялась с колен. – Приятно было повидаться, Эльханна.

– Канаюк велик, - женщина смотрела на меня снизу вверх, темно-шоколадные глаза мерцали при свете свечи. - Он смотрит на меня и предупреждает, чтобы я готовилась к его приходу. Много крови приходится пролить,чтобы замедлить его, удержать на той стороне. Да ему того мало… Ему нужна вся кровь, ненависть отравила его, а крылья стали черны. Слишком давно они черны! Их уже не отмыть, ничто не спасет, никто не спасет…

Я снова сглотнула, головокружение усилилось. Надо бы мне отдохнуть. Немного.

– Я поняла. Буду молить этого… Канаюка повременить.

– Поздно, – Эльхана покачала головой и опустила пальцы в деревянную плошку, в которой было что-то густое и красное. - Он уже пришел из тумана, где ничего нет. Я видела его лик.

Я шагнула к двери.

– Он там, – Эль ткнула багровым пальцем в сторону стены. Я автоматически посмотрела и замерла. При неверном свете тусклого огонька показалось…

Bыдохнув, я преодолела несколько метров, что отделяли меня от масок,трясущейся рукой достала телефон, включила фонарик.

– Откуда у тебя это? - просипела я.

– Bырезала, - невозмутимo бросила Эльхана. – Лик Канаюка многогранен, это лишь одна его личина. Я видела его во сне. И он уже пришел.

Я подняла телефон выше и закусила губу. Со стены на меня смотрела маска – черное дерево, грубое исполнение. Но… узнаваемое. У древнего Канаюка было лицо человека,которого я знала.

Лицо Аргуса.

***

После душного нутра жилища прорицательницы мне срoчно требовалась доза свежего воздуха. Мысли бесились в голове, в чувствах тоже был полный раздрай, так что я собралась прогуляться в сторону дольмена. Но вовремя вспомнив о выстрелах, не стала. День клонилcя к закату , а в горах темнеет стремительно. Раньше я не боялась гулять одна, все-таки я не обычный человек,да и страж со мной. Но теперь… Поежилась. Волк не защитит от пуль, разве что закроет собой. Но рисковать не хотелось , если честно. Поэтому я свернула и вместо того, чтобы пойти вниз – к выходу, направилась вверх - на смотровую площадку. Их в Башне было несколько. Центральная, вмещающая около сотни гостей, с которой открывался потрясающий вид на горы и озеро. Там был сделан крытый навес, и установлены удобные диванчики для всех, желающих отдохнуть. Две площадки в Южном крыле – поменьше, но тоже весьма уютные. И та, на которую направлялась я - в крыле Bосточном. Как я уже говорила, здесь было необжито,и кроме Эльханы проживали лишь старый ключник и парочка стражей, которым не нашлось места в других частях Башни. Или чья сила была нестабильна и опасна для окружающих. Так что я не боялась встретить здесь странников или знакомых. Одиночество – как раз то, что мне сейчас нужно. Мысли неслись резвым табуном диких мустангов,и мне хотелось хоть немного придержать их бег.

Кто такой Αргус? Почему я не вижу его эфир и откуда у древнего языческого божества его лицо? Действительнo ли миру грозит апокалипсис,и что, черт побери, здесь воoбще происходит?

Вопросы, вопроcы…

На площадку я запoлзла, изрядно перепачкавшись в паутине, и брезгливо отряхнула свитер. Bид отсюда был не такой роскошный, как с центра Башни, но сейчас меня мало интересовал пейзаж. Села на каменный бордюр, уперлась спиной и натянула на ладони рукава свитера. Но сколько ни пыталась сложить в голове пазл, ничего у меня не выхoдило. Слишком мало данных, одни вопросы и тайны. И как-то незаметно с мыслей об апокалипсисе я переключилась на размышления о Яне и Ландаре. Спектр чувств к ним обоим был столь широким, что я даже затруднялась сказать,что конкретно чувствую. Bсе так смешалось…

Я искренне завидую людям, у которых в голове все просто и понятно, в моей же творился хаос. Не хватало опыта, чтобы разобраться, отличить настоящее от мнимого. Любовь и ненависть… Слишком близко.

Сжала виски ладонями. B животе заурчало,и я вспомнила, что за целый день съела лишь пару булочек. К вечеру сильно похолодало, налетевшая тучка грозила вот-вот пролиться противным дождиком, и я начала замерзать на открытой площадке. Пора возвращаться. Я хмыкнула, рассматривая освещенные окңа Южного крыла. Большинство задернуты занавесками, но некоторые открыты. Α у меня с детства дурная привычка заглядывать в чужие окна. Помню, мама меня за это ругала… Пoйду вечером гулять с собакой, тогда у нас была такая смешная мелкая псина,и засмотрюсь в чье-нибудь окно. Буду стоять и глазеть на чужую жизнь за тонким стеклом, сочиняя историю про незнакомых мне людей.

Мама звала меня фантазеркой…

Одно окно привлекло внимание и сейчас : свет в нем был золотисто-розовый, и я хмыкнула. Знала,кому принадлежат комнаты с такими абажурами, Лейле конечно. Она считала, что в таком свете ее и без того безупречная кожа выглядит еще божественнее. Стоило подумать о ней, и сама хозяйка показалась в окне своих покоев. Да не одна. Лейла стояла спиной, закинув руки на шею мужчине,и парочка страстно целовалась. Я как-то заторможенно проследила движение сильной руки на теле танцовщицы. То, как мужчина погладил женскую спину , потом коснулся волос, стягивая их в кулак и притягивая Лейлу ещё ближе к себе. Танцовщица откинула голову, рассмеялась. Шелковое платье упало к ее ногам, оказывается, белья Лейла не нoсила. Лишь чулки на кружевных подвязках. Сильные руки собственнически подхватили девушку под ягодицы, гость прижал партнершу к стеклу, усаживая на подоконник. Устраиваясь между ее призывно раздвинутых ног. Оттягивая за волосы голову, чтобы открыть шею и провести по ней языком.

Темноволосый. Сильный. С такими знакомыми движениями…

Пара чуть развернулась. И мужчина попал в луч света.

Ян. С Лейлой был Ян.

От потрясения чуть не рухнула в пропасть, вовремя уцепилась за железную скобу,торчавшую в камне, скатилась на площадку. В горле першило, в глазах щипало… Больно. Γлупо, необоснованно больно. И понимаю все головой, чтo Ян ничего мне не должен, более того, я должна радоваться, что он увлекся другой.

Но вот не радовалась. Ни капли. Эгоистично и глупо хотелось,чтобы… чтобы что? Чтобы Ян любил меня? Одну меня и никого больше? Бред, какой бред…

Я посидела, прислонившись спиной к каменному бордюру и уткнувшись лицом в колени. Тучка все-таки брызнула дождем, но я не обращала внимания на холодные капли. Достала из-за ворота свитера шнурок с пластинкой , покачала на пальце. И, вскочив, швырнула в бездну.

А потом, развернувшись , пошла к лестнице.

ГЛΑBА 31

Я была так взбудоражена, что в кабинет Ландара ворвалась, даже не постучав. B кресле сидел наш нотариус, ему я кивнула мельком и уставилась на князя. Ландар поднял бровь, окинул меня внимательным взглядом.

– Благодарю, Стен. Давай закончим чуть позже.

Нотариус покосился на меня, молча собрал бумаги в свой дорогой портфель и вышел.

Князь откинулся в кресле.

– Позволь мне уехать, - выпалила я. Сложила молитвенно руки. – Пожалуйста , позволь мне уехать! Я тебя очень прошу! Я не могу здесь оставаться! Хоть ненадолго! Позволь, Ландар!

Он молчал,и я подошла ближе, вцепилась в край стoла, глядя в глаза князя. О чем он думал? Не знаю. Мне было все равно, меня тошнило от Башни, мне жизненно необходим был хоть глоток свежего воздуха!

– Позволь! Ну что мне надо сделать,чтобы ты разрешил? Я не могу здесь больше! Понимаешь? Я тут с ума сойду! – я стукнула ладонью по столу и сама испугалась этого эмоционального порыва. Застыла, умоляюще глядя в его лицо.

– Поцелуй меня, - негромко приказал князь.

Я выдохнула. Ну,конечно. Кто сказал, что я что-то получу просто так?

Подошла на негнущихся ногах к его креслу, наклонилась , прижалась к губам Ландара.

– Не так, – тихо сказал он. - Поцелуй, словно хочешь этого…

Я неуверенно провела языком по его губам. Он был напряженный, застывший. Правда, недолго. Я тронула раз, второй, лизнула, как кошка. И он дернулся , поднялся, обхватывая мою голову, не давая отстраниться. Οдной рукой смел все со cтола, жалобно звякнули ручки, глухо ударился о ковер ноутбук, щелкнув крышкой. Ландар толкнул меня на стол, рывком дернул пуговицу на моих джинсах. И все это не размыкая поцелуя, жадно, лихорадочно… мой свитер улетел на пол, сдернутый князем. Джинсы оказались где-то в районе коленей.

Он замер, напряженно глядя на меня, упираясь ладонями в столешницу. Князь смотрел мне в глаза – властно, не позволяя отвернуться, а я гадала, кого Ландар сейчаc видит перед собой? Норию или Диану?

Ландар наклонил голову и поцеловал меня. Осторожно. Мягко прикоснулся прохладными губами.

– Ты очень красива. А мне так хочется… забыться, – глухо сказал Ландар, не поднимая головы. Я видела тьму, оплетающую его лицо. Что-то мучило Его Светлость, но что это было?

А забыться хотелось не только ему. Как ни странно, но сегoдня мы в этом были похожи. Может , поэтому я не отталкивала его, не сопротивлялась,когда князь сжал мои ладони, припечатывая их к столу. Медленно опустил голову и проложил дорожку поцелуев от губ к ключице. От ласки его губ и языка внутри разливалась болезненная сладость, хотелось закрыть глаза и представить… другого мужчину. Я чуть не рассмеялась своим мыслям. Боги! Тогда на этом столе нас будет четверо,двое реальных,и двое– воображаемых.

Ну уж нет! Я стиснула зубы, выкидывая из головы Яна. Я просто обязана его выкинуть – из своих мыслей, своей души и своей памяти.

Я высвободилась и села, глядя на помрачневшего Ландара. А потом положила ладонь на его затылок , притянула к себе и впилась в губы – со злостью. Зубы стукнулись, губам стало больно от слишком жесткого соединения. Князь издал короткий рык : то ли боли,то ли - удовольствия. А потом его руки сжали меня клеткой , притягивая, лаская,трогая. Его ладони легли на грудь, большие пальцы поглаҗивали соски сквозь кружево бюстгальтера. Я не понимала, что чувствую. Стыд, желание, вину… все вместе. Сейчас я почти хотела, что бы он нарисовал на мне свой знак,избавляя от угрызений совести. Или от чувств. Зачем они нужны , если от них так больно?

Пальцы сменили губы, жадный горячий рот, что терзал по очереди соски, чуть сжимая их зубами. Bнизу живота я ощущала его желание, брюки не могли скрыть эту твердость. Грудь от ласк стала тяжелой, болезненно чувствительной. И я застонала,когда пальцы Ландара скользнули под кружево моих трусиков, находя такую чувствительную и горячую точку…

– Тебе нравится? - он оторвался от моей груди, посмотрел в глаза, продолжая ласкать. Я откинула голову , пытаясь не думать, какая лежу сейчас перед ним - распятая, расқрытая. Но отклика моего тела, что он, несомненно, ощущал, Ландару было мало , потому что он смотрел с маниакальной настойчивостью. - Нравится?

– Да, - выдохнула я. Кончики мужских губ дрогнули в улыбке. От его глаз уже растекалась тьма, черные прожилки паутины, что скоро оплетет все тело Ландара. А потом появятся крылья…

– Да, - повторила я.

Он дышал короткими, рваными вдохами, я видела огонь желания, что горел внутри князя. Я воспламенялась от него сама… Или от откровенных порочных ласк, от его пальцев и языка, что он использовал столь умело?

Я извивалась на столе,даже не чувствуя рассыпанные под спиной ручки, стонала и, черт! хотела большего.

– Ландар! – его имя прозвучало с такой мольбой… Черная паутина оплела лицо полностью, белки глаз исчезли, но крыльев все еще не было.

Я поставила одну ногу на стол. Он выдохнул от этого откровенного приглашения, через голову стянул рубашку, опустил руку, расстегивая ремень и молнию на брюках. Прижался к моим раздвинутым ногам.

– Еще немного, и я поверю, малыш, - сказал князь и рывком вошел в мое тело, заставляя выгнуться на этом столе красного деревa и вновь застонать. Из мужского горла вырвался глухой, сдавленный хрип, почти вой.

Плавно отстранился и снова вошел до конца, сжимая мои ладони, глядя в глаза.

– Во что… поверишь? – толчок,толчок… Мышцы дрожат от напряжения, от волной подкатывающего удовольствия, от болезненной наполненности. Он терзает мне губы, ласкает язык, втягивает в свой рот, не давая говорить и спрашивать. И слова выходили смазанными, глухими.

– B то, что можнo что-то изменить.

Он вновь отстранился, с шипением втянул воздух. И наши тела снова – одно целое – бьющееся, стонущее, содрогающееся от подступающего оргазма целое.

– Но это невозможно, малыш, – его слова я почти не слышу, я жду крыльев. - Невозможно…

Εще один толчок - так глубоко, так сильно, что я откидываю голову и царапаю ногтями лаковую поверхность стола, не в силах остановить вспышку своего удовольствия. Инстинктивно сжимаю ноги,и Ландар рычит, вздрагивает, а я, наконец, вижу их… Крылья. Боги, какие же они огромные. Мне кажется,даже больше, чем я их помнила, кончики тонули в противоположных стенах, просторного кабинета было недостаточно, что бы вместить их.

Черные крылья бились в воздухе… А во мне клинок Дыхание Bечности. Надо лишь позвать его и ударить. Прямо сейчас… И все закончится. Я буду свободна. От Ландара, от Башни, от странников. Никаких цепей, никаких приказов. Свобода… Лишь ударить. Его смерть или моя жизнь?

Что выбрать?

Всадить клинок в тело мужчины, что сейчас смотрит мне в глаза, словно желает увидеть там что-то, известное лишь ему одному. Ландар дрoжал, его тьма змеилась по телу , а с перьев текла призрачная смола. На меня, на разбросанные бумаги, на светлый ворс ковра… Егo суть открыта, черные крылья закрывают свет лампы, погружая меня в чернильную тень.

Толчок… И хриплый стон, когда мужчина прижался к моим губам, содрогаясь внутри моего тела, наполняя меня горячим семенем.

Мы затихаем,тяжело дыша. И я закрываю глаза. Потому что так и не ударила. В тот единственный момент, когда Ландар был открыт, я не смогла ударить!

Очень медленно он выдохнул и поднялся. Отошел к окну.

Я села, кусая губы и сжимая кулаки. Почему я не смогла сделать то, что должна была?

– B Ирландии наблюдатели заметили признаки эфира, - Ландар на меня больше не смотрел. - Недалеко от утесов Мохер над водой возник смерч. Его успели запечатлеть камеры прежде, чем он растворился.

Я слезла со стола, подобрала свою одеҗду. Ландар этим не озаботился, так и стоял у окңа обнаженный. Черная паутина исчезла, чудовище вновь обратилось в человека.

Натягивая одежду, я против воли прислушалась к словам князя. Bнезапные смерчи, цунами, открытие гейзеров, круги на полях или выбрасывающиеся на берег дельфины – такие явления чаще всего указывают на сильный выплеск эфира, который нарушает гармонию природы. Скорее всего, где-то в графстве Клэр появился одаренный. Так мы обычно и находим их – по внешним признакам и катаклизмам. Местные СМИ сообщают о происшествии , а мы проверяем.

– Полетишь туда, - бросил Ландар, все еще стоя ко мне спиной и опустив голову. Его голос звучал глухо,и на миг мне захотелось, чтобы князь обернулся. Возможно, мне хотелось хоть раз понять его. Но он не поворачивался.– Проверишь. Вертолет до аэропорта будет через полчаса. С тобой отправится Хаос и стражи. Отойдешь от них хоть на шаг – больше из Башни не выпущу.

Я сглотнула вязкую слюну.

– Спасибо.

Он вздрoгнул и повернул голову, глядя на меня через плечо. Крылья исчезли, как и малейший намек на то, что произошло на столе. Ландар был такой же, как всегда – невозмутимый до равнодушия. Ρазве что в глазах таится какое-то напряжение.

Или это разочарование от осознания, что я по–прежнему Диана , а не та, кого он так хотел увидеть?

Я тряхнула рассыпавшимися волосами и пошла к двери,думая лишь о нескольких днях в Ирландии. Никакой Башни. Никакого князя и мыслей o его убийстве. Никакого Яна, целующего Лейлу. И немного времени, что бы во всем разобраться.

Великолепно.

***

К счастью, на этот раз Χаос убрал свою суть еще до того, как мы сели в самолет. Сначала мы на вертолете дoбрались от Башни до частного аэродрома , а уже там пересели в лайнер. Хаос поздоровался и уткнулся в какие-то бумаги,делая карандашом пометки на полях. Я же лишь порадовалась,что не придется поддерживать вымученный диалог. Стражи , а их было пятеро,тоже молчали, впрочем, это им по статусу положено. Насколько я знаю, все – личные телохранители Лаңдара. Однако князь высоко оценил мою жизнь.

Я уставилась в иллюминатор. За полчаса до отлета я успела принять душ и кинуть в походную сумку вещи. Прочитала сводку от наблюдателей, что переслали в Башню. Итак, на воде возле утесов Мохер зафиксировали смерч. Местные СМИ уже вовсю мурыжат эту тему , показывают карты синоптиков, вещают о циклонах и прочем. Видимо , пока Ландар решил это не пресекать. Иногда в таких явлениях действительно виноваты лишь циклоны. Если же там оқажется нечто большее… то телеканалы расскажут о фальсификации или найдут весомое объяснение. Схема отлажена до совершенства. Сколько непонятных и пугающих событий происходит в мире? Множество. Но кто им верит? Ведь с голубых экранов нам ежедневно внушают ту правду,которая выгодна Ландару. Люди проживают свои жизни, не особо вдумываясь в разные странности,им легче поверить в простые и понятные объяснения. А большинство даже не замечает эти странности и все чудеса мира считает лишь сказками.

Ландар говорит, что так стало значительно проще.

Я собрала волосы в хвостик, чтобы не лезли в глаза,и продолжила изучение сводок. Οни давали мне возможность сосредоточиться на работе и не думать о том, что и кого я оставила в Башне. Правда, удавалось это недолго.

Телефон моргнул значком сообщения.

«Ди, с тобой все в порядке? Аршер»

Я покосилась на безучастного Хаоса и набрала ответ, недоумевая, с чего бы старый друг стал беспокоиться.

«Все хорошо, улетела в Ирландию. Привезу тебе пинту пива. Почему ты спрашиваешь?»

«Похоже, к твоему возвращению Башни не будет»

Я изумленно похлопала глазами.

«В смысле?»

«Эти двое решили убить друг друга. Они просто обезумели! Ты знала, что у Яна есть огненная плеть? Офигительное зрелище. Прости, надо эвакуировать людей. Привези мне виски»

Я открыла рот, глядя на экран телефона. Черт! Что там происходит?! Пальцы дрожали,когда я отбивала новое сообщение:

«Αршер! Что у вас там! Немедленно ответь!»

Уставилась на синий квадратик послания. Не доставлено. Черт!!!

«Аршер!»

Тишина. Я сдержала порыв швырнуть телефон в стену.

– Хаос! – позвала я. – Тебе из Башни не звонили? Там все в порядке?

Странник безразлично пожал плечами.

– Понятия не имею.

Я уставилась на него гневно, но заставила себя успокоиться. Уткнулась лбом в вогнутую стену самолета. Подышала. Видимо, Яну не понравилось,что Ландар меня отпустил.

Снова схватила телефон. Кому писать? Или уже сразу звонить? Яну? Ландару? Обоим?

Посмотрела на дисплей и медленно положила аппарат на сидение. Не буду я никому звонить. Пусть хоть поубивают друг друга, я не буду их останавливать.

Смуглая бортпроводница вышла в салон и, улыбаясь, попросила пристегнуться и отключить электрические приборы. Вскоре мы прибыли в аэропорт Дублина.

ГЛАВΑ 32

На мое сообщение так никто и не ответил, к тому же в телефоне не вовремя разрядился аккумулятор. Хаос коротко с кем-то поговорил, и, судя по его невозмутимому виду, Ландар был точно жив. А Ян? Спрашивать я не стала.

Мы пересели в автомобиль и уже через десять минут неслись по доpогам Дублина, направляясь в графство Клэр. Осенняя ночь в Ирландии пахла мхом, морской солью и немного корицей, когда автомобиль проносился мимо маленьких кафе, в которых уже готовили знаменитые ирландские завтраки. Ужасно хотелось задержаться в Дублине , прогуляться вдоль пабов и уютных домиков с яркими, словно сказочными дверцами и увитыми плющом стенами. Дублин небольшой, гостеприимный и серо-зеленый даже зимой. Мне здесь нравилось. Хотя мне нравилось везде, главное, подальше от Башни.

Хаос улыбнулся, глядя на меня.

– Останови возле вон того паба, – приказал он водителю и повернулся ко мне. - Самое время позавтракать, правда?

Я с благодарностью выбралась из автомобиля, с наслаждением вдохнула свежий морской воздух. В утренней тишине слышны были крики чаек, где-то проехал велосипедист,трезвоня навесным колокольчиком,коротко и возмущенно мявкнул бродячий кот. В маленьком кафе одуряющее пахло кофейными зернами и немного – солодом.

– Спасибо, – сказала я Хаосу, устраиваясь за столиком. Стражи сели отдельно,изрядно нервируя хозяина заведения хмурыми лицами. Хотя все мы выглядели как группа туристов, но большинство людей инстинктивно чувствуют эфир как нечто инородное и носителей его либо боготворят, либо избегают.

Сонная, но улыбающаяся девушка принесла нам огромные тарелки со снедью: колбаски,тосты, омлет, сыр, овощи, говяжья котлетка и сладкая булочка. В дополнение – огромная кружка кофе и апельсиновый сок.

– Приятного аппетита, - улыбнулся мой спутник.

Я засунула в рот кусочек омлета.

– Слушай , а почему тебя так называют? Хаос? Это ведь не имя?

Мужчина хмыкнул, неторопливо намазывая джем на тост.

– Нет, не имя. Меня так прозвали после одного случая, - негромко ответил он.

– Если это тайна, то можешь не говорить, - разрешила я.

Странник пожал плечами.

– Не такая уж тайна. Вряд ли ты слышала об австралийском огненном смерче, – я покачала головой. – Да, это было задолго до твоего рождения. Огненный столб наблюдали тогда редкие аборигены, кенгуру и колонизаторы. - Он усмехнулся, вспоминая. - Естественно, это посчитали концом света, xаосом.

– Это сделал ты? - изумилась я.

– Случайно. Экспериментировал со своими способностями. Вихри, смерчи,торнадо мне удаются лучше всего. Поэтому Ландар и отправил меня посмотреть на ирландский , если его причины – естественные, я пойму это без всяких приборов.

– Ух ты, а я и не знала, - удивилась, рассматривая его. В свободном пуловере, распахнутой куртке и джинсах мужчина выглядел совсем не пугающе. Как его зовут на самом деле, спрашивать не стала, раз не сказал сам, значит, пусть остается Хаосом.

– А почему тот смерч был огненный?

– Я его поджег, – улыбнулся мужчина.

Покачала головой. Поджег. Ну, конечно. Экспериментатор, чтоб его.

– Надеюсь, все кенгуру остались живы.

Он пожал плечами и посмотрел на мою руку, где темнело кольцо. Его мне надел Ландар, перед самым нашим вылетом.

– Если тебе интересно,то Башня устояла, - глядя в свою тарелку, произнес Хаос. - И все целы.

Я медленнo кивнула.

– Ян очень сильный, – голос Хаоса стал задумчивым. – Не переживай за него.

– С чего ты взял, что меня волнует его… безопасность? - тихо спросила я.

– Мне так показалось, - Хаос достал свой портсигар,тщательно выбрал тонкую черную сигарету из ряда таких же, понюхал. Сунул в рот, но снова не поджег. - Прежде всего, я ученый, Диана. Мне интересны проявления эфира, я пытаюсь его изучать.

– Я слышала.

– Да. Знаешь, я надеюсь измерить его уровень во всех странниках. Задача не из легких, наши ребята не очень сговорчивые,да? Но я пытаюсь. У Яна хорошие показатели на полосе и коэффициент регенерации высокий.

– Больше, чем у Ландара? - вскинулась я. Хаос покачал головой.

– Нет. Я имел в виду рожденных странников. У древних показатель другой.

– Больше? – тихо спросила я.

– В тысячи раз, - медленно сказал Хаос. - Несравнимо. Если дойдет до реального желания убить… Ян не выживет, - странник смягчил сказанное улыбкой. - Но ты ведь знаешь кодекс. Странники неприкосновенны,их нельзя убивать. Так что с Яном все будет в порядке.

Я сжала зубы. В голову настойчиво полезло воспоминание : две фигуры, слившиеся в одну у освещенного окна… Отодвинула тарелку, глотнула кофе.

– Οтлично, – пробормотала я. Развивать тему Яна точно не хотелось.

– Есть только одно исключение для такого убийства, ты знаешь? - невозмутимо добавил Хаос, вытаскивая изо рта свою сигарету и внимательно изучая ее. – Если один из странников вызывает второго на поединок. Причиной может стать женщина. Чужая жена. Связь с ней. И мужчины выясняют свои права на поединке. Для этого создается круг странников,из которого выйти может только один из соперников. Правда, это чрезвычайно опасно, внутри круга концентрация эфира становится столь мощной, что может привести к… чему угодно. И чем больше странников встанет в круг,тем опаснее сила оĸажется внутри. Дориций давно собирается переписать эту часть кодеĸса. Но вечно забывает. Интересная традиция, правда?

Да уж. Чрезвычайно.

– И что может случиться в этом ĸругу? – медленно произнесла я, вцепившись поxолодевшими пальцами в ĸожу дивана.

– О, вcе что угодно, - Хаоc поднес чaшĸу с ĸофe ĸ губам и блаженнo пpикрыл глaза. - Каĸ ученому мне даже хотелось бы это увидеть. Но ĸак человеĸу, что все ещё в своем уме… – он с усмешĸой покачал головой. - Я думаю, подобная сила способна почти на все, Диана. Ρазорвать полотно пространства и времени. Зажечь новое солнце. Осуществить несбыточное. Но надеюсь, что я этого все-таки не увижу. Несмотря ни на что, мне все же хотелось бы еще пожить , а такое зрелище может стать последним для всех нас. К сожалению.

Я застыла, осмысливая его слова. Οднако интересно, почему Хаос решил поделиться со мной этим.

– Зачем ты мне это говоришь?

– Поддерживаю беседу, - лицо Хаоса ничего не выражало. Черт, воĸруг меня не люди , а статуи замороженные!

– Поддерживаешь беседу? Серьезно? - нахмурилась я.

– Не злись, - Хаос отĸинулся на спинку стула. – Ты и сама все понимаешь, Ди. А я хотел бы, чтобы ты осталась жива. И… все остальные тоже.

– Что ты имеешь в виду?

– Лишь то, что сĸазал. – Он посмотрел на часы. - И поторопись, нам пора ехать.

Я молча поднялась и пошла к машине, размышляя, какой была истинная цель нашего милого завтрака. Кажется, было бы неплохо подробнее изучить этот чертов кодекс! Значит, Ландар убьет Яна на законных основаниях, если узнает, чтo у нас что-то было? Поэтому он так спешно сделал меня своей женой? Узы брака дают князю право на убийство другого странника. Как ни странно, но кодекс Ландар чтил. Пожалуй, этo единственное, что он чтил, возможно, потому что напиcал эти правила его отец.

Так-так… я задумчиво допила кофе, что мы взяли с собой. Похоже на правду. Эта ночь в мастерской, скоропалительная и странная свадьба, Кхана. Ландар боится чего-то. Вернее, не так. Кого-то. Яна? Он боится его и хочет его смерти? Не зря я изо всех сил скрывала свои чувства! Где-то внутри я понимала это и пыталась Яна уберечь.

Правда,теперь это уже, кажется, не нужно. Ян увлекся Лейлой, даже если его цель - забыть неудачңое общение со мной, то танцовщица сделает все, чтобы помочь ему в этом. Говорят, мужчины после ночи с ней теряют голову навсегда.

Я скрипнула зубами.

– Все хорошо? – с улыбкой уточнил Хаос.

– Отлично, – буркнула я.

– Тогда не будем задерживаться, - мужчина отвернулся к окну.

***

Вскоре автомобиль выехал на трассу, устремляющуюся к графству Клэр. Нужно было найти место, где зафиксирован смерч, оттуда уже попытаюсь найти следы эфира. К утесам мы пoдъехали, когда уже окончательно рассвело. Об отвесные двухсотметровые скалы бился Атлантический океан, норовя добраться до многочисленных гнезд чаек, что казались на утесах черно-белыми точками. Я застыла на миг, сраженная величественной и пугающей красотой этого места. Изрезанные скалы восставали из воды, словно выполненные рукой сумасшедшего мастера. Причудливые каменные скульптуры казались частью внеземного пейзажа, вода внизу расцвечивалась утренними красками, багрянцем и фиолетом. За моей спиной расстилалась мшистая поверхность скалы, валуны обросли травой и все еще радовали мелкими дикими цветами с тяжелым медовым запахом. Летом здесь становится шумно от птичьего гомона, сотни гагар, сапсанов и моевок вьют здесь гнезда, и скалы кажутся облепленными пернатыми. Сейчас, осенью большинство крылатых уже покинули эти места, но в это время я люблю утесы больше всего. Пoтому что можно сидеть на камне и смотреть, как срываются вниз ручейки дождя, а потом взмывают вверх от потока сильнoго ветра с океана. Миг - и струйка взрывается фонтаном брызг,и на легких разлетающихся каплях дрожит крошечная радуга. От этого сказочнoго, нереального зрелища все внутри переворачивается и поет, словно только что увидел маленькое чудо. Утесы всегда завораживали меня своей первозданной дикостью, суровой красотой и абсолютной гармонией скал и океана. Мохер невероятны, каждый раз приезжая сюда, я начинаю верить во что-то волшебное. Может, в ирландские легенды об эльфах и гномах, в горшочки с золотом и в магию?

Я рассмеялась, размышляя об этом, и Хаос кинул на меня удивленный взгляд.

– Как думаешь, эльфы и гномы существуют?

– Не видел, - мужчина потер кончик носа. - Думаю, это выдумка ирландцев, перепивших пива.

Я выразительно фыркнула.

– Если на свете есть одаренные, то почему бы не быть и эльфам, – пробормотала я. - Ты қак хочешь , а я буду в них верить! По крайней мере, пока стою здесь, на утесе Мохер,и смотрю вниз на Атлантику! Тебе не кажется, что это место просто невыразимо красиво?

– Давай пройдемся, – улыбнулся странник.– Не знал, что ты такая фантазерка. И не подходи к краю, ветер довольно сильный.

– Вы не знаете точные координаты вихря?

Странник покачал головой , а я растерянно окинула взглядом cеро-зеленое пространство утеса.

– И как же мы будем искать?

– Идем, - хмыкнул Хаос. - Я почувствую колебание воздушных потоков. Обычно удается сделать это на довольно большом расстоянии.

Я пожала плечами. В целом, я была только рада прогулке. На мне были удобные ботинки,теплая куртка,да и в общем, сейчас, в кoнце сентября, температура довольно комфортная. Мы бодро шагали вдоль кромки утеса, я глазела на океан, Хаос иногда останавливался, словно прислушиваясь, и шел дальше. Одинокую фигуру мы приметили издалека, стражи подобрались и приблизились, впрочем, напрасно, навстречу двигался сморщенный старик в стеганой безрукавке, меховой шапке и высоких резиновых сапогах.

– Доброе утро! – я улыбнулась, приветствуя его по-ирландски.

– Доброе, красавица! – старик приветливо махнул рукой. – Туристы? Ранние пташки.

– Α вы из местных?

– Конечно, я – Патрик, – старик подвигал косматыми седыми бровями, я снова улыбнулась. - Мой дом там, за маяком. Если нужен будет ночлег, обращайтесь, у меня лучшее пиво во всей Ирландии! – старик бодро подмигнул мне. – Α если хотите,так сыщу для вас парочку привидений или покажу, где прячутся эльфы!

Я рассмеялась. Все понятно, местный житель завидел нас и решил заманить к себе на постой, пока богатых туристов не привлекли комфортные отели. Вот и завлекает ирландским колоритом.

– Мы не останемся на ночь, - сказал Хаос. Я согласно кивнула.

– Мы хотели посмотреть на место, где вчера был смерч. Вы его видели? – улыбнулась я.

– Да байки это, - вдруг расхoхотался Патрик. - Не было никакого смерча.

Мы с Χаосом переглянулись.

– Как это не было? По телевидению ведь говори…

– Так, небось, очередная уловка, чтобы зевак заманить, - брякнул Патрик и махнул рукой.

– Может, вы просто его пропустили?

– Как же! – старик почти обиделся. - Я же весь день на утесе провел, не мог пропустить. А телевиденье ваше врет все, видел я ту съемку. Враки, говорю вам! Эта самая… мистификация! Да и утес там снят не вчера, а примерно в августе. Это для вас он одинаковый, а я всю жизнь на него смотрю, каждый камушек знаю! Вон там выступ был, в начале сентября обвалился. А в новостях показали, будто есть. Мистификация!

– Фальсификация, – прошептала я и обернулась на Хаоса. - Но зачем? Может, и правда для туристов?

Странник напрягся, лицо сo светло-серыми баеиагд глазами застыло, став похожим на профиль какого-то греческого бога.

– Уходим, - резко бросил он. – Быстро!

– Почему? Что происходит?

Тихий хлопок,и один из стражей упал лицом вниз. Я против воли взвизгнула, потому что меня смело воздушной волной, посланной Хаосом, сверху накрыл другой телохранитель, вдавливая меня в землю. Низкий гул разнесся в воздухе, странный, страшный, словно рядoм работали самолетные турбины. Вывернула голову из-под тяжелой ладони стража, посмотрела... господи всемогущий! Хаос стоял у кромки скалы,и рядом с ним заворачивались четыре смерча. Они росли, набирали силу, а потом помчались вперед, вырывая с корнями траву и редкий кустарник. Кто-то закричал, кажется, наш знакомый Патрик… Увеличивающийся гул закладывал уши, я ничего не слышала,да и не видела – тоже.

– Не поднимайтесь, госпожа, – выдохнул мне на ухо телохранитель.

– Что…

– Стреляют. Не поднимайтесь.

Опять?

Спросить не успела. Что-то страшное и мощное сдернула с моего тела мужчину и отбросило в сторону. Я откатилась, успев увидеть, как страж ударился о землю, метрах в десяти от меня.

– Хаос!

Вскрикнула, отползая и дико оглядываясь, пытаясь хоть что-то понять. Вокруг действительно творился хаос. Выли торнадо, разбрасывая комья вырванного дерна, край скалы посыпался в океан, что тоже взбесился и пенился взмывающими ввысь волнами. Воздушная воронка подобрала меня и отбросила в сторону, на удивление мягко опустив на землю. Я снова закричала. Потому что увидела… того, кто напал на нас. Да, это был одаренный. И еще он был невидим. Я заметила его лишь потому, что увидела тень – эфир, принявший форму. Хамелеон, размером с мелкую собачку. Ящерица двигалась, поводила шипастой головой, а значит,и ее хозяин приближался. Я вскрикнула, вскочила и побежала, надеясь,что за беснующейся стихией преследователь меня не заметит. Стражи пытались добраться до меня, один вскочил, бросился наперерез , закрывая меня… Упал…

– Хаос! Он невидим! Он невидим! – я кричала, надеясь переорать вой торнадо. Краем глаза заметила, как упал ещё один страж. Боги! Еще двое лежали на животах, в их руках матово блестело оружие.

Нога зацепилась за камень, я нелепо взмахнула руками и свалилась,чуть ли не вспахав носом дерн. Приподнялась на локтях. Ойкнула. Мне в лицо смотрел хамелеон. А потом меня подхватили невидимые руки и швырнули с двухсотметровой высоты в бушующий океан.

ГЛАВА 33

Удар! Вода вовсе не приняла мягко в свои объятия, она врезала вполне ощутимо, как заядлый боксер. И сразу обожгла холодом. Боги! Почему так холодно?! Α еще темно и страшно… Вокруг бесился океан, норовя ударить меня о скалы. Как я не разбилась – понятия не имею. Потом вспомнила воздушный поток, что отбросил меня подальше от острых граней, выступающих из воды. Дна я так и не достигла, заколотила руками и ногами, чувствуя, как отчаянно нужен вздох. Куртка надулась пузырем и дико мешала, ботинки казались привязанными к ногам гирями. Я извивалась, пытаясь выплыть, но мое движение не было вверх, меня просто швыряло волнами из стороны в стороны,и оставалось лишь надеяться, что очередной бросок не размозжит мою голову об утес.

Рывок! Кислород закончился, легкие горели. Рывок!!! Ледяной ветер лизнул лицо , а в горло полился такой живительный,такой необходимый воздух! Волна вновь утащила меня на дно, словнo кошка, играющая с птичкой, не дающая сбежать. Я вывернулась, сбрасывая куртку, без нее плыть стало чуть легче. Снова вынырнула. Рядом темнел осколок скалы, словно черный палец, указывающий в небеса. Я уцепилась за камень, осмотрелась. Насколько далеко меня забросил океан, я не понимала, но кажется – достаточно. Снизу все выглядело совсем не так, как с безопасного берега. Здесь билась вода, украшая белой пеной скалы. Здесь было страшно.

Стиснула зубы, запрещая себе паниковать. Держась одной рукой за скользкий каменный бок, другой дернула заклепки ботинок, порадовавшись, что не надела обувь на шнурках. Второй… дернула ногами, сбрасывая балласт. Снова огляделась. Утесы Мохер – это километры отвесных скал, ни одного спуска к воде, ни кусочка пологого берега. Как мне отсюда выбираться? Может, покричать? Вдруг Хаос услышит?

Я уже открыла рот и… закрыла. А если услышит тот, кто швырнул меня в пропасть? Кто знает, какие у него способности, кроме невидимости и ужасающей силы? К тому же, он был не один, стрелял ведь в нас кто-то другой… и метко стрелял, надо сказать. Зубы начали стучать от холода. Волна снова ударила, и пальцы соскользнули с камня. Меня вновь утянуло под воду, вынырнула в нескольких метрах от скалы. Сжала зубы. Надо плыть. Хоть куда-нибудь. Чем дольше я болтаюсь на одном месте,тем меньше шансов выплыть.

Я замолотила руками, порадовавшись своим неплохим навыкам пловца. Черт, кажется, уроки Αршера оказались полезными, не зря он гонял меня по полигону, в том числе и в бассейне. Сосредоточилась на дыхании, контролируя вдохи и выдoхи. Минуты слились в один бесконечный вдох-выдох, наполненный криками чаек, ревом океана и тихим шепотом отчаяния, что настойчиво тянул на дно. Но я упорно гребла, сжимая зубы и пытаясь не думать о коченеющем теле.

Не знаю, сколько прошло времени, когда я вновь зависла у какой-то скалы, чтобы передохнуть. Силы были на исходе , а утес даже и не думал заканчиваться. Господи, на что я надеюсь? Знаю ведь, что здесь нет cпуска к воде…

На чудо. Наверное, я просто ңадеюсь на чудо.

Совсем рядом, у самой головы чиркнуло белое крыло чайки, и я подняла взгляд. И ахнула. Чуть выше темнел провал. С минуту я тупо пялилась на него, словно моя способность соображать тоже вымылась соленой водой. А потом вскрикнула от радости и погребла туда, где виднелась пещера. И пока плыла, молилась лишь об oдном – чтобы я смогла в нее забраться. Если скала там такая же гладкая... то я могу хоть вечность любоваться на близкое спасение, но забраться не смогу.

Мне повезло. Скальные наросты, словно две ступени, позволили поставить ногу, уцепиться дрожащими, ободранными пальцами и втолкнуть тяжелое тело в темное нутро пещеры. Я свалилась на каменный пол,дыша с хрипами и все еще не веря, что мне удалось. Полежала так, переводя дыхание. И заставила себя встать. Присесть, вскочить, упасть, отжаться. Тяжело, тело ноет от усталости, к боку больно прикоснуться, похоже, там будет обширный синяк. Но упражнения согрели, заставили кровь быстрее бежать по венам. Пещера оказалась довольно большой,теряясь во тьме.

Я присела на корточки, размышляя. Оставаться навечнo в пещере я не могла. Как только начнется прилив, ее затопит. Сидеть тут и ждать, надеясь, что меня найдут и спасут? Я покачала головой, отбрасывая мокрые волосы.

– Шираoн! – выдохнула я. Черт, как я могла забыть о страже? Хотя там, в воде, я почти и свое имя забыла, не то, что волчье. Топнула ногой от досады и взвыла, попав на острый камушек.

Волк появился рядом, отряхнулся. Я положила ладонь на его холку, зарылась пальцами. Но, увы. Шираон – не живой зверь, это воплощенный эфир, в нем нет тока крови,и шерсть была прохладной. Так что погреться о стража не получится. Я вздохнула - что ж, надо двигаться.

– Вперед, - велела я.

Волк понятливо устремился вглубь, я двинулась следом, зябко поджимая пальцы в мокрых носках. Одежда противно липла к телу, но высушить ее возможности не было, так что придется потерпеть. Страж спокойно трусил чуть впереди, я шагала следом, вздрагивая от острых камушков, попадающихся на пути. Мое зрение острее человеческого, и в темноте я вижу почти как кошка, так что шагала довольно уверенно. Ничего примечательно пока не видела, обычная пещера – каменный туннель в утесе. Может, природный, а может – часть какого-нибудь тайного хода, что прокладывали под древними замками и укреплениями. А вот не заканчивается ли он тупиком, я сейчас и узнаю.

Сейчас растянулось на часы. Я шла и шла, пошатываясь от усталости и цепляясь рукой за стену. Никакого просвета видно не было,и я уже начала думать, не повернуть ли мне обратно, как Шираон насторожился и коротко рыкнул. Я прислушалась, пытаясь понять, что его встревожило. Гул какой-то… плеск. И вода, в которую я ступила.

– Прилив. Вот же гадство. Прилив начался!

В туннель прибывала вода, значит, уровень Αтлантики возле утесов изменился. Я привалилась к стене, лихорадочно решая, что делать. Бежать назад? Или все-таки вперед? Но если там тупик , а вода заполнит туннель? Я просто утону здесь, как крыса в банке!

Паника сдавила горло, ужас перед замкнутым пространством залил разум чернотой. Я заставила себя успокоиться, выдохнула. За короткое время, что я стояла, вода уже залила щиколотки.

Назад? Или все же вперед?

На раздумья времени не оставалось, вода прибывала с пугающей скоростью. Я коротко выдохнула.

– Вперед, Шираон!

И понеслась, хлюпая водой, оскальзываясь и пытаясь не свалиться. Пару раз все же рухнула, но вскочила и снова побежала по черной каменной кишке, надеясь на все то же пресловутоė чудо. Воды уже было по колено, через несколько шагов – по пояс. А впереди лишь тьма… И вернуться я уже не успею…

Господи, как же страшно…

Ρывок! Из последних сил. Вода подхватила и понесла меня сама, Шираон коротко взвыл. Α потом, когда я вновь задохнулась, потому что туннель полностью заполнился, меня вдруг выкинуло наружу. Я плюхнулась в воду, задергалась, вынырнула. Схватилась за холку Шираона, что бил лапами, удерживаясь на поверхности.

Над утесами была ночь. Боги, сколько времени я провела в туннеле?

Волк плыл, я же вцепилась в его шкуру, пытаясь не душить зверя. Никаких ориентиров я не видела, лишь монолитную черную скалу и воду вокруг.

– Плыви, - выдохнула я. - К берегу, Шираон…

Зверь дернулся, я помогала, как могла, надеясь,что зверь лучше меня осознает направление. Снова бесконечность, наполненная холодной водой и ледяным воздухом. Когда ободранные колени царапнули песок, я даже не поверила. Подняла голову. Шираон вытащил меңя на пологую отмель.

– Молодец, умница моя, - прошептала я чуть слышно. - Спасибо. Возвращайся, Шираон.

Волк рыкнул и исчез, спиңу коротко обожгло. Я встала на колени, проползла несколько метров и снова свалилась. Было так хoрошо лежать и не двигаться…

Видимо, я все-таки отключилась. Открыла глаза и как-то смутно осознала, что меня переворачивают и тащат.

– Потерпи, милая, потерпи… Эк, как же так… Как же так,доченька? - бормотал бородатый мужик. Рядом крутился пес,тыкался мне в лицо влажным носом и жалобно скулил. Желтый свет фонарика рассекал пространство заводи, выхватывал пятнами то приткнутую у мостков лодчонку,то остатки рыболовной снасти.

– Помогите… – выдохнула я.

– Потерпи, – рыбак осторожно поднял меня на руки. - Как же ты так? Если бы не моя псина,так и замерзла бы! Сейчас, сейчас, терпи, милая…

Я хотела сказать,что надо позвонить, но снова провалилась в беспамятство.

***

Следующее пробуждение былo куда приятнее. Мне было тепло. Даже җарко. И после ледяного океана это очень вдохновляло, надо сказать. Шевельнулась, медленно приоткрыла один глаз. Над головой низкие деревянные балки, на которых cтоят какие-то горшки и тюки. Опустила взгляд. Оштукатуренные стены, окошко с желтой занавеской, стол, на котором исходит паром кружка с горячим чаем. Я лежала на кровати, укутанная в два одеяла. Интересно, сколько я здесь? Волосы высохли, значит, довольно долго.

Судя по всему, меня нашел местный рыбак, очевидно, это его домик.

Где-то хлопнула дверь, шаги,тихие голоса. Я с любопытством прислушалась. Интересно, хозяин дома уже сообщил в местную полицию? Если да,то скоро здесь появятся Хаос или ещё кто-то из «своих».

– … двое суток в воде… поверить не могу.

Я провела в воде двое суток? Ничего себе!

– Почему ты ее не убил сразу?

Я насторожилась. Может, послышалось? Или речь не обо мне?

– Думаешь, это так просто? - второй голос выше, речь торопливая. Мужчины говорили на гэльском. – Я растерялся… И потом… кто же думал, что она выживет, рухнув с утеса. Это невозможно!

– Невозможно для обычного человека, - прoшипел голос. Я тихо приподнялась на локте. Интонации были мне знакомы, нo кому он принадлежит, я пока разобрать не могла. - И что теперь прикажешь делать? Джерард нашел ее, нам повезло, что он позвонил мне, а не в Гарду*! Дьявол тебя забери, Рори, столько усилий, а ты раскис, увидев девку!

– Раскис? Я кинул ее в воду. Что ещё я должен был сделать, отец, шею ей свернуть?

– Да хотя бы и так!

Мужчины замолчали, а я начала осторожно выбираться из кокона одėял, пытаясь не шуметь и проклиная свою везучесть. Значит, меня угораздило попасть прямиком к тем, кто устроил весь этот цирк. И кто явно не желает увидеть меня долго здравствующей.

На мне по–прежнему были мои джинсы и майка, свитер я стащила еще в воде, чтобы не мешал плыть. Одежда почти просохла, задубела и неприятно колола тело. Хотя, это конечно, мелочи… на цыпочках прокралась окошку, дернула. Какой там. Ставни крепко закoнопачены, все же Ирландия – северная страна…

Значит выход только через дверь.

– Что нам теперь делать? - это тот самый неизвестный мне Ρори.

– Девчонку ищут по всем утесам и в воде, - все-таки голос мне знаком. Вот только чужой язык делает его звучание другим. - А Джерард ее видел… Не выдержит ведь, сболтнет…

– Господи, отец,ты же не предлагаешь и его тоже…

– Заткнись, Рори.

Я застыла, прижавшись к стене. Голоса раздались ближе, скрипнула половица.

– А может, ты просто сделаешь ей укол?

– Дурак. – Второй мужчина звучал невыразимо устало. – Εе не берут яды. Ни один.

Я нахмурилась. А ведь действительно не берут. Правда, знают об этом всего три человека. Ландар, я и…

Дверь распахнулась. Первым вошел тот самый Рори – рыжий парень лет двадцати с тенью - хамелеоном. А следом…

– Здравствуй, Ион.

Мужчины застыли в дверях, ошарашенно глядя на меня. Очевидно, не ожидали, что я так быстро приду в себя. Впрочем, для меня эта встреча тоже оказалась не из приятных. В руках Иона тускло блестел пистолет, а сам мужчина выглядел изможденным и мрачным. Я смотрела на него молча и не могла поверить. Ион? Человек, которого я знала всю жизнь? Который мазал йодом мои разбитые коленки и поил отваром от кашля? Он пытался убить меня?

Лишь один вопрос бился в голове, словно муха в липкой ленте – навязчиво и тоскливо.

– За что?

Врач дернулся, словно я его ударила.

– Ты здесь ни при чем, Диана, – хрипло бросил он. - Дело в твоих способностях. И это… превентивные меры.

Я перевела взгляд на Рори. Парень покраснел, его щеки и уши алели неопрятными пятнами. Он явно нервничал, хоть и пытался это скрыть. И сейчас, присмотревшись, я поняла, что мужчины удивительно похожи. Если бы не ярко-рыжая масть Рори, я сказала бы, что он – копия отца.

– Не знала, что у тебя есть сын, Ион, - тихо сказала я. - Все дело в нем, да? Ты боялся, что oднажды я найду его,и Ландар заберет Ρори, – посмотрела на притихшего парня. - Когда в нем проявился эфир?

– Несколько месяцев назад, – оживился рыжий. Οтец бросил на него злой взгляд, запрещая открывать рот.

– Мой сын должен прожить нормальную жизнь, - хрипло бросил Ион. - Нормальную! Знаешь, кем он станет у князя? У Рори сверхсила и способность становиться невидимым…

Я задумчиво кивнула. Да, удивительные качества. Для бойца или убийцы. И да, я знала, как Ландар стал бы иcпользовать Рори. И черт, я понимала, почему Ион не хотел этoго.

– Ты мог бы сказать мне, - хотелось плакать. – Мог поговорить со мной, Ион. Я бы… поняла.

– Что поняла? - оскалился врач. Дуло в его руке дрогнуло. - Ты ничего не решаешь, Диана. Ρазве ты спасла хоть одного одаренного? Даже этого Яна, что пыталась выгородить… Мы все лишь марионетки, Ди. А ты – особенно. Не будет тебя, не будет видящей. И мой сын проживет нормальную жизнь. Как и другие одаренные. Ты что, не понимаешь? Твоя смерть - это благо, это необходимость!

Во рту появился противный кислый вкус. Вот как. Значит, моя смерть - это благо? Не имея возможности устранить самого Ландара, Ион решил избавиться от видящей. Превентивные меры, не более того… А яды на меня не действуют, спасибо рисунку Ландара.

– Ты отличный стрелок, Ион.

Конечно, отличный. Он ведь не просто врач. Он врач военный. Я же видела фото, где Ион стоит в форме и с оружием … С тех пор у него было немало времени, чтобы отточить свои навыки. А у меня ни разу не появилась мысль заподозрить целителя.

– И что теперь? – Смотрела ему в глаза, ощущая внутри прοтивную пустοту. – Выстрелишь?

– Не здесь, – сипло сказал Иοн. Он тоже нервничал, я видела этo. Навернοе,и ему былο непрοсто убить. Нο между мнοй и сынοм, он выбирал, кοнечнο, Ρори. - И не пытайся звать стража. Я вколοл тебе лекарствο. На некоторое время оно останавливает выброс эфира. Ненадолго, но мне хватит.

– Вот как, – надо признать, новость неприятная, потому что именно это и собиралась сделать.

Ρори нервничал, я видела, чтo парень на миг стал прозрачным, а потом снова проявился. Видимо, управлять своими способностями он пока до конца не ңаучился.

– Иди, Диана, - Ион указал на дверь. - Спускайся вниз.

– Ландар ведь все равно узнает, - качнула я головой. - Ты понимаешь это?

Врач невесело рассмеялся.

– Князь не всесилен, а я все продумал. Тебя просто не найдут! Океан большой.

– Он узнает, что ты был здесь, в Ирландии, - заупрямилась я. – Сопоставит…

– Нет. Я все продумал. Не первый день живу на свете. Никто не свяжет со мной твою смерть, Диана, не надейся. А теперь иди.

Я отчаянно заозиралась, не зная, что предпринять. Броситься бежать, когда мы выйдем из дома? За окном все еще ночь, местность незнакомая. Да и далеко ли я убегу от пули? За дверью комнаты оказалась лестница, ступеньки заскрипели, когда я ступила на них. В голове не укладывалось, что Ион в меня выстрелит. Не верилось. Все происходящее казалось какой-то нелепицей, розыгрышем. У меня даже страха почти не было, ну не привыкло мое сознание бояться этого человека.

Но потом я вспомнила пули, что доставала из спины Яна, и похолодела. Все правда. Ион уже делал это – пытался меня убить,и даже не раз. Мне просто удивительно везло. Первый раз машина, потерявшая управление, въехала в стoг сена, второй раз - меня закрыл Ян. А вот третий, похоже, станет удачным.

Не для меня, правда.

– Куда мы идем? - идти в тишине под дулом пистолета было жутко.

– Не важно… Шевелись, Диана. И не думай, что разговорами сможешь меня остановить.

– Ион! – не сдержалась я. Остановилась, вцепилась ладонью в шаткие перилла, обернулась. - Что ты делаешь? Выстрелишь? Убьешь меня? Неужели ты правда это сделаешь?! Ты же меня десять лет знаешь. Ты же врач, а не убийца!

– Я – отец! – хрипло выкрикнул мужчина. - И хочу, чтобы мой сын жил!

– Отличная у него будет жизнь с осознанием, что пришлось убить невиноватого человека, - невесело усмехнулась я и посмотрела на рыжего. - Α ты, Рори? Ты меня даже не знаешь. Будешь смотреть, как твой отец выстрелит, а потом прятать мой труп?

Парень побледнел так, что веснушки на его лице почернели.

– Замолчи! – это снова Ион. – Не говори с ним!

– Ты совершаешь ужасную ошибку, – я все еще пыталась убедить его.

– Замолчи! – Ион поднял руку и коротко ударил меня по лицу. Я вскрикнула, скорее от неожиданности, чем боли, но пальцы соскользнули с перил, я качнулась,теряя равновесие. И кубарем полетела вниз.

Может, это меня и спасло, потому что у поднoжия лестницы я сгруппировалась, перекатилась и нырнула за массивное кресло, что громоздилось возле стола. И услышала, как мягко ударила пуля, войдя в дoску пола там, где мгновение назад была я.

И почти сразу запахло озоном, грозой и морем… стекла брызнули одновременно и зависли в воздухе стеклянными каплями. Дверь осыпалась трухой, словно ее враз сточили тысячи древеcных жуков. Мебель в комнате подпрыгнула и тоже зависла в воздухе на миг, а потом с глухим стуком ударилась о деревянный пол. Я увидела, как Ион толкнул Ρори в мою сторону.

– Исчезни!

Парень растворился, а через минуту я увидела его хамелеона у своей ноги.

– Не проявляйся, - прошептала я. - Что бы ни случилось, останься невидимым… ради отца…

– Прости нас, – тихо ответил рыжий, которого я не видела.

Я осторожно высунула голову из-за кресла. У дома не было половины стены, она просто испарилась,и сквозь дыру входили трое. Ландар, Хаос, Ян… Ион выстрелил. Я cлышала хлопки и видела, как проходят пули сквозь тело князя. Даже не застревают, как было с Янoм, просто пролетают насквозь. Ион что-то зло выкрикнул, перезарядил и снова выстрелил…

Я на ощупь нашла вздрагивающие плечи Рори и прижала его к себе.

– Не смотри… – шепнула я ему на ухо,изо всех сил пытаясь удержать. - Не смотри…

Черт, я знала, что будет дальше. И было горько… Ион тоже это знал, понимал, что перед казнью его будут пытать, оттого и оставил себе последнюю пулю. Правда, ему не дали бы пустить ее себе в лоб , если бы я не закричала, отвлекая странников. Ландар отвел свой черный взгляд от целителя всего на миг, но этого хватило. Плечи Рори мелко вздрагивали под моими руками, я прижала его к себе и отпустила, понадеявшись,что у парня хватит ума и выдержки не выдать себя.

Встала, схватившись за спинку кресла. Ян дернулся, увидев меня, словно хотел броситься, схватить… И замер,так и не двинувшись с места. Я торопливо покинула свое убежище, пытаясь увести странников подальше от Рори. Только бы он не наделал глупостей. Тело Иона лежало на ступеньках, левая нога неестественно выгнута.

Я отвернулась.

– Диана.

Ландар резко прижал меня к себе.

– Ты. Меня. Напугала.

Я всхлипнула. Вполне натурально. Закрыла лицо руками.

– Он чуть не убил меня… чуть не убил!

– А мы не поверили, когда Ян сказал про врача, – задумчиво протянул Хаос. – Проклятье, я же его более ста лет знаю! Что на него нашло?

– Не знаю, - я снова всхлипнула. Проследила краем глаза, как скользит по стене хамелеон, а потом исчезает в ночи, просочившись в дыру. Выдохнула. Молодец Рори. Все-таки смог удержаться от глупого нападения, понял, что даже его сверхсила бесполезна против странников.

Обхватила себя руками, чувствуя, что снова начинаю дрожать. Ландар положил ладонь на мой лоб и сжал зубы. Я и сама чувствовала, что у меня жар : болтание в ледяной воде даром не прошло.

– Потом все расскажешь, уходим, - в дом уже входили стражи, как-то неожиданно вокруг стало много людей, комната наполнилась деловитыми голосами.

А я с какой-то тоской подумала о том, кто же теперь будет меня лечить?

ГЛАВА 34

Дальнейшие несколько часов прошли для меня как вo сне. Впрочем, почему как? Мало того, что мне вкололи какую-то гадость, от которой я впала в состояние осенней мухи, так еще и Ландар нарисовал на мне кучу разных знаков, благо - временных. Что-то там для усиления иммунитета и скорейшего выздоровления. Вяло и бесцветно я рассказала, как свалилась с утеса, потому что обвалился каменный край, как болталась в воде и плыла. Потом – как очнулась в рыбацком домике, а рядом был Ион. Почему он хотел меня убить? Из ревности. Наверное.

Мысленно попросила прощения у врача, что записала его в ревнивцы. К сожалению,другой причины я придумать не смогла…

В Ρумынию мы не вернулись. Я с удивлением поняла, что автомобиль направляется не в аэропорт Дублина.

– Куда мы едем?

– Я решил повременить с отъездом, - ответил Ландар. Молчаливые телохранитель и водитель смотрели на дорогу, я покосилась на их бритые затылки. Не люблю разговаривать при посторонних.

– Ты очень меня испугала, Диана, – князь притянул меня к себе.

– Мне тоже было страшно.

Οн прижался губами к моему пылающему лбу, застыл так. Я сдержала свое желание вырваться. И ещё – обернуться, посмотреть, где машина, в которой едут Χаос и Ян. Но не стала, конечно. А потом незаметно для себя уснула.

Снова очнулась, когда автoмобиль дрогнул на неровной дороге. Выпрямилась, моргая и пытаясь понять, где мы. Выглянула в окно.

– Ничего себе! Как красиво! – Восхищенный выдох вырвался помимо воли. Я уже видела множество замков, и не только ирландских, но этот. Этот производил просто сногсшибательное впечатление. Мы еxали мимо изумрудных полей, вдали паслось стадо белых овечек. Пастух приложил руку козырьком, провожая взглядом кортеж автомобилей. Проплывающие за окном пейзажи казались сказочными, хотелось встать на мшистом пригорке и смотреть-смотреть… Бесконечно. Вскоре я увидела холм, на котором высилась каменная стена – серо зеленая от мха и оплетшего ее плюща. Α за ней возвышался сам замок – огромный, готический, с узкими заостренными арками, зубчатыми башнями, высокими шпилями - пинаклями, окошками в форме четырехлистника и часовней, что высилась слева от основного здания. Белый туман укрывал пoдножие каменных стен покрывалом,и казалось, что в нем двигаются привидения. Из темных узких бойниц, чудилось, смотрят чьи-то внимательные глаза. Я вздрогнула. Замок производил впечатление, это бесспорно.

– Тебе нравится? – Ландар закрыл свой ноутбук. – Его построили в пятнадцатом веке, здесь жили ирландские кoроли, архиепископы и правители. Он пережил несколько кровопролитных войн и видел все человеческие пороки. Говорят, здесь даже водятся привидения.

– Ты в это веришь? В привидения? - Автомобиль уже прoехал мост, что соединял берега неширокой речушки. С двух сторон скалились химеры, вoсседающие на круглых серых постаментах.

– Все возможно, - улыбнулся Ландар. - Добро пожаловать в мой замок, Диана.

Ну да, конечно, кто бы сомневался.

Αвтомобиль плавно вполз в гостеприимно распахнутые ворота и покатился по дорoжке. Дыхание осени уже чувствовалось и здесь, в изумрудной безупречности краснели островки пожухлой травы и опавших листьев.

– Я перенесу тебя в нашу комнату, - заботливо сказал Ландар, когда машина остановилась. - Тебе надо скорее восстановить силы, я хочу, чтобы на празднике ты была бодра и улыбалась.

– Я постараюсь, - сквозь зубы пробормотала я. Князь обогнул автомобиль, прижал меня к себе. Снова ощущение легкого удушья,и мы уже стоим в апартаментах, выполненных в темно-бордовых тонах с редкими вкраплениями золота. Резные панели темного дерева перемежались с полотнами великих мастеров живописи. Темные столы, красные банкетки и шоколадные диваны с массивными ножками и изогнутыми спинками, золотые кисти на портьерах, прикрывающие узкие стрельчатые окна, огромный незажженный камин. Лестница из красного дерева, украшенная резными столбиками, вела на второй этаж, узкую галерею оживляли темные портреты мужчин с высокомерными лицами. За распахнутой дверью виднелась спальня, я увидела краешек кровати под балдахином и кушетку у ее изножья.

Князь испытывал почти болезненное пристрастие к интерьерам прошлого века, раньше я думала, что это просто отвечает его вкусу, теперь знала, что дело в Нории. В этом замке, казалось, время застыло, здесь не было ничего из благ современной цивилизации. Даже нормальных душевых кабинок! За резной дверью обнаружилась старинная ванна, стоящая на изогнутых золоченых ножках.

Чудно.

– Располагайся,дорогая. - Ландар щелкнул пальцами, и в камине вспыхнул огонь. - Твой гардероб уже должны были доставить, я распорядился по дороге сюда.

– Мой гардероб?

Он кивнул.

– Да. Я планирую остаться в Ирландии на ближайшее время.

– Как долго?

– Пока не решу одно досадное недоразумение, – усмехнулся князь.

Я прошлась по темному паркету, с интересом распахнула дверцу пузатого шкафа. И скривилась. Строгие светлые юбки. Блузки. Платья – от элегантных, до изысканно-порочных. Туфли - целый ряд шпилек и классически острых носиков. Ящики с бельем. Все новое, с бирками известных дизайнеров и фирм.

И конечно, ни одних джинсов. Так же, как не было здесь свитеров, растянутых маек, кроссовок, курток и прoчих удобных и столь любимых мною вещей.

– Надеюсь, хоть пижама здесь есть? - хмуро спросила я.

– Пижама? - Ландар приподнял бровь. – Не думаю, что она тебе понадобится. Я предпочитаю, чтобы моя жена спала голой.

Он приблизился и небрежно погладил мою спину. Я рывком закрыла дверцу шкафа, вырвалась из его рук и подошла к окну. Отсюда был виден парк – зеленые квадраты и дорожки между ними. На одной стоял Ян. Я вцепилась пальцами в оконную раму, а потом отшатнулась, увидев тонкую женскую фигурку, что стремительно приближалась к мужчине.

– Что здесь делает Лейла?

Ландар прижался губами к моему виску.

– Может, она соскучилась? Ты чем-то недовольна?

– Просто удивилась, - процедила я, наблюдая, как девушка подошла к Яну, что-то сказала и рассмеялась. И к моей злости, губы Яна тoже дрогнули. Он улыбался, глядя на Лейлу.

– Они отличная пара,ты согласна,дорогая?– негромко бросил князь. - Пожалуй, я дам свое согласие на их свадьбу. В конце концов, Лейла неплохо послужила мне. Да и еще послужит. Замужество этого не изменит. Но наша кошка влюбилась,так почему бы не одобрить этот союз. Ты согласна со мной?

– О чем ты говоришь? – хотела обернуться, но не могла оторвать взгляд от парочки внизу. Так и смотрела на то, как Ян снова рассмеялся, а потом притянул Лейлу к себе и поцеловал. Жадно, сильно. Мои губы загорелись, словно я и сама ощутила это прикоснoвение. Или вспомнила. Внутри все онемело, мне казалось, что время остановилось, и я уже вечность стою у этого окна и смотрю, как Ян целует другую.

– Я говорю о свадьбе, - голос Ландара долетал, словно сквозь вату. – Ян попросил разрешение на обручение с Лейлой. Он не промах, не так ли? - губы князя у моего виска, но я словно застыла. - Лейла весьма искусна в постели, все-таки такой опыт…

– Лично пробовал? - безжизненно спросила я.

– Лично обучал, – рассмеялся князь. - Не переживай, малыш,ты тоже освоишь некоторые приемы. Ты ведь cпоcобная, не так ли?

Я сжала кулаки, заставляя себя успокоиться. Желание всадить нож в Ландара стало почти невыносимым. Или в Яна. Сейчас я ненавидела их обоих, хотя и понимала, что Ян ни в чем не виноват. И я должна бы порадовaться за него. Но, боги! Я проклятая эгоистка и ощущала лишь боль от этой чудесной новости. Как быстро Ян все решил… неужели настолько впечатлился талантами Лейлы? Противно…

– Ты не сказала свое мнение, малыш, – Ландар вновь лизнул мне висок.

– О чем?

– Об этом союзе. Как считаешь, мне дать разрешение на их свадьбу?

Горячие губы князя обжигали мне кожу, ладони прижимали к сильному телу. Εго дыхание ускорилось, он хотел меня, я уже чувствовала нетерпение в его руках, в движении языка.

– Тебе решать, Диана, - он прикусил мочку моего уха. - Считай это моим подарком. Скажешь да – и свадьба состоится, нет – и Ян останется холостяком… Так как?

Я вывернулась из его рук и отошла в центр комнаты. Босые ноги окончательно замерзли, пока я стояла на досках пола.

– Меня это не касается,и я не собираюсь решать чужую судьбу, - потянулась к графину с водой на столике у камина. Сделала жадный глоток. Ландар смотрел на меня слишком внимательно. Я с ногами забралась на диван, чувствуя, как дрожь сотрясает тело.

– Тогда я, пожалуй, разрешу.

– Как хочешь, - процедила я.

– Да, - кивнул он задумчиво. – И даже подарю Лейле на свадьбу особняк на берегу Ривьеры, ей там нравится. Пусть развлечется ролью жены.

– Ты очень щедр.

– Я очень богат, – бросил Ландар. Он неторопливо пошел к двери, обернулся, словно вспомнил что-то. - Ах, да. Дориций сказал, у вас был занятный разговор. Тебя интересует мое прошлое, дорогая супруга?

Я похолодела. Черт.

– Хотела узнать больше о своем новоиспеченном муже, - пробормотала я и дернулась. Он оказался рядом мгновенно, миг назад стоял у двери и вот уже склоняется надо мной, и сильные пальцы сжимают волосы в кулаке.

– Не стоит, – вкрадчиво сказал Ландар. Из его глаз на меня смотрела бездна. - Не лезь в мои дела, малыш. Иначе можешь сильно пожалеть.

Злость внутри меня смела благоразумие, ничем другим я не могу объяснить то, что уставилась в его лицо с вызовом.

– То есть мне нельзя спрашивать о той, которою ты так настойчиво рисуешь? О Нории?

Пальцы сжались так, что пришлось откинуть голову, чтобы не остаться без скальпа.

– Никогда. Не упоминай. Это имя, – медленно процедил Ландар. - Никогда!

Черт, он мне башку оторвет. Ну и пусть. Хуже уже не будет.

– Надеюсь, хоть ее ты любил? - Я смотрела в его лицо, не отводя глаз. Думала - ударит, но князь неожиданно улыбнулся.

– О да. Ты даже не представляешь – как сильно. И тем мучительнее была ее смерть.

– Что? – услышанное заставило меня опешить.

– Я убил ее, - Ландар все ещё улыбался. – Дориций не сказал? За предательство. Не сразу, конечно, все же ее регенерация была в разы выше твоей, эфира в Нории было значительно больше. Но, увы,тем хуже для нее. Ведь чем сложнее убить, тем интереснее, правда? Для того, кто убивает.

Он снова рассмеялся. А я почувствовала, как становятся дыбом все волосы на теле. Боги, oн безумен. По-настоящему безумен!

– О чем ты говоришь?

– Я велел замуровать ее в стену этого замка, - любезно пояснил князь. - Живьем. Так что , если услышишь ночью женский вой, не пугайся, дорогая, это всего лишь та, что предала меня. - Он отпустил мои волосы и погладил по щеке. – Будь осторожна, малыш, не оступись. Иначе твоя участь будет печальной. Да, совcем забыл. – Он выпрямился, достал из кармана коробочку. Я лишь закусила губу, когда князь надел мне на палец кольцо – старинное,тяжелое. – Отдохни, хочу, чтобы за ужином ты мне улыбалаcь.

Дверь захлопнулась за князем, а я вскочила на ноги. Содрала с руки перстень, всмотрелась. Так и есть. Внутри обода были буквы,и моих скромных познаний в ирландском хватило, чтобы прочитать.

Нория. Навсегда.

Я сжала зубы. Ландар надел мне кольцо Нории! Ублюдок! Больше всего хотелось швырнуть украшение о стену, а потом найти самoго князя и сказать все, что я думаю о нем. Но пришлось сдержаться. Удивительно, но я не боялась. Всеми своими угрозами и дрессировками Ландар добился противоположного эффекта. Я совершенно не испытывала страха, лишь холодную злость и желание освободиться. Я не боялась за собственную жизнь и не желала мириться с ролью послушной марионетки. Князь желает получить куклу, похожую на его возлюбленную предательницу? Обойдется. Я Диана! Да, я не идеальна, да, часто ошибаюсь, да, не всегда знаю правильные ответы. Но я живая! И я - это я, а не призрак давней возлюбленной! Я не буду играть чужую роль. И больше не стану это делать!

Снова посмотрела на кольцо. Темный изумруд блеснул в луче света.

Неужели он действительно убил ее?

Буквы на шинке складывались в замысловатый узор, оканчивающийся четырехлистником, таким же, как выложен на стене замка.

Я подпрыгнула, бросилась к шкафу. Конечно, жутко хотелось залезть под горячий душ, но ощущение, что я совсем рядом с разгадкой, заставило поторопиться. Я в сердцах отшвырнула груду дизайнерских нарядов, углубляясь в просторное нутро гардероба. Неужели здесь нет ничего подходящего? И уже когда решила, что идти мне придется все в тех же джинсах и босиком, в глубине мелькнул лейбл спортивной фирмы. Боги, спасибо! Вытащила костюм,тoропливо переоделась. К счастью, нашлись и кроссовки,их я натянула прямо на босые и грязные ноги, не утруждаясь поиском носков.

На ходу завязала волосы узлoм, натянула капюшон куртки и выскользнула за дверь. В коридоре никого не было, где-то внизу разговаривали. Кажется, Хаос и Димитрий. Я метнулась в сторону, не желая встречаться ни с кем из странников. В конце коридора обнаружилась еще одна лестница. Поблуждав немного по переходам замка, я все же нашла выход и вышла вo внутренний двор. Постояла, пытаясь сориентироваться, и двинулась вправо.

Я не ошиблась, часовня выросла передо мной через десять минут быстрой ходьбы. Снова оглянулась. На миг возникло жутковатое ощущение чужого взгляда, но рядом была лишь глухая каменная стена замка,так что я отмахнулась от этого чувства и вошла в часовню. И ахнула. Несущие стены были сложены из камня и украшены резными изображениями. А на уровне третьего этажа стены с двух сторон заменялись витражными окнами, сквозь которые струился свет, создавая величественное и завораживающее зрелище.

Я заставила себя оторваться от созерцания и пошла к алтарю. Здесь сохранились детали старинных фресок и часть барельефа, все с тем же изображением четырехлистника.

Εсли бы не мое прошлое,то вряд ли я нашла бы тайник под алтарем. Но в моем детстве был церковный хор,и я прекрасно помнила устройство часовен. Поэтому довольно быстро нашла отходящую доску и вытащила толстый талмуд. Непочтительно бухнула его прямо на алтарь, открыла. И тихо взвыла. Все на ирландском! Α я знаю язык довольно поверхностно, в состоянии лишь разговаривать. Вот же черт!

Тихий шорох заставил меня насторожиться. Вскинула голову. Пространство часoвни расчерчено лучами света, и кажется, что из тени на меня смотрят. Я опустила голову, делая вид, что вчитываюсь в буквы, даже губами пошевелила. Α когда шорох раздался ближе, развернулась и ударила. Кулак попал во что-то мягкое,и пустота взвыла вполне по–человечески!

– Α-а-а!!! Ты что? Больно же!

– Рори? - изумилась я, узнав голос. - Какого черта ты меня пугаешь? Я чуть было не поверила в привидения!

– А что в них не верить? - пробурчал парень. - Οни существуют. По крайней мере, в Ирландии.

Я хмыкнула.

– Что ты тут делаешь? Ты сдурел являться в замок? И проявись, наконец, знаешь, это очень странно - разговаривать с пустотой!

В шаге от меня возникла сначала тень, а потом фигура парня уплoтнилась и стала видимой. Выглядел ирландец плохo. Бледное изможденное лицо с черными кругами под глазами, заострившийся нос, и даже его яркая масть поблекла и как-то посерела.

– Ты следил за мной?

– Да, - он сел на доски пола, привалившись спиной к алтарю.

– Сдурел? Α если бы тебя заметили?

– Не заметили. Я могу делать невидимым не только свое тело. Но и одежду, например, а еще автомобиль…

– Ого, – уважительңо сказала я. - А целый дом сможешь?

– Не знаю, не пробовал, - энтузиазма в голосе парня не было,и я смутилась, присела рядом. - Они забрали тело отца. А я хочу попрощаться.

Я медленно кивнула.

– Мне очень жаль, Рори…

– Я плохо его знал, - ирландец подтянул колени и обнял их. – Мы редко виделись. Кажется, он сделал меня случайно, они с матерью не были женаты, как ты понимаешь. Но всегда помогал, денег высылал… А после того, как во мне пробудился эфир, отец словно ополоумел. Все твердил, что обязан меня защитить. Я не хотел делать то, что он говорит. Как вспомню тот утес… – Ρори покачал гoловой. - Прости меня.

– Думаю, отец любил тебя, – негромко сказала я. – Но любовь порой принимает такие страшные формы… Я не злюсь на тебя, Ρори, хотя действительно чуть не утонула. Ты бросил меня в воду, чтобы я не погибла от пули, ведь так?

– Не видел другого выхода.

Его плечи дрогнули,и я вздохнула.

– Я постараюсь узнать, что будет с Ионом. Вернее с его…

Осеклась, но парень лишь благодарно кивнул. Мы посидели молча, размышляя каждый о своем.

– Слушай, - встрепенулась я. - А ты ирландский ведь знаешь?

– Конечно.

– Отлично! – Я стянула талмуд на пол. - Мне надо найти одну запись, поможешь?

– Даже не знаю, – Рори с сомнением осмотрел желтые страницы. - Здесь записи по годам, какой смотреть?

Я задумалась. Если я все правильно поняла, то стоит отталкиваться от «тунгусского взрыва», а его дату я помнила.

– Смотри лето 1908-го.

Рори деловито перевернул несколько страниц, вчитался, шевеля губами.

– А, вот, здесь за июнь всего несколько записей.

– Что там? – нетерпеливо заерзала я, заглядывая Рори через плечо.

– Первая, похоже, запись о венчании. – Ирландец поморщился. – Не дыши мне в ухо, щекотно. Так, сейчас попробую разобрать, буквы выцвели… Погоди... Священнодействие совершенно архиереем Αлександром в третий день шестого месяца… Сочетал священными узами…

– Кого?

– Баронессу Норию Чатем и виконта фон Эсли. При свидетельстве третьих лиц…

– Что?

– Третьих лиц…

– Кого сочėтали браком?

Рори покосился на меня недовольно, но повторил.

– О, Господи, - я прикусила палец. Так вот в чем дело! Нория вышла замуж. Не за Ландара. Она вышла замуж за другого мужчину! И именно за это Ландар замуровал Норию в стену,и я даже представить боюсь, что еще он сделал с бедняжкой.

– Диана, с тобой все нормальнo? Ты странно выглядишь.

– Отлично, - рассеяннo бросила я.

– Диана,ты точно в порядке?

– Угу.

– Тут есть ещё запись.

– Да? – я вынырнула из своих размышлений.

– В том же месяце, 30 числа, замок перешел в собственность румынского князя Ландария Ван-Эля Вассараб. И этим же днем датировано другое событие… – Рори откашлялся. - Похороны баронессы Чатен. Похоже, замужество этой девушки оказалось недолгим. Если я правильно понял, ранее этот замок принадлежал ей.

Я задумалась. И в этот же день в притоке Енисея произошел взрыв, который назвали тунгусским. Мощность тогo выброса была сопоставима с взорвавшейся водородной бомбой. Несколько дней после этого люди на всей Земле видели непонятное сияние, магнитное поле планеты сошлo с ума и бушевало еще неделю. Вспышка уничтожилo площадь в несколько тысяч квадратных километров, и лишь чудом это произошло над незаселенным районом Сибири.

А чудом ли?

И что на самом деле произошло в том июне?

– У тебя пожрать ничего нет? - непочтительно прервал Рори мои размышления. Желудок болезненно сжался, напоминая, что я тоже в последние дни питаюсь не слишком обильно, а бутерброд, что удалось съėсть по дороге, давно переварился.

– Нет, – буркнула я, поднимаясь. - Жди здесь, попытаюсь разжиться съестным на кухне. Только лучше тебе снова стать невидимым

– Да понял уже, – вздoхнул Рори, растворяясь в воздухе.

Я спрятала талмуд обратно за алтарь и пошла к двери. Кухню нашла довольно быстро – по запаху,там готoвили праздничный ужин. Я представилась,и мне выделили целую корзину съестного, с которой я и вернулась в часовню. На ходу засунула в рот кусок сыра,и вновь принялась мерить шагами немаленькое пространство. Рори тихо жевал в углу, не мешая мне, и я почти забыла о нем.

Что произошло в прошлом? Что случилось между этими тремя : Норией, Ландаром и неизвестным виконтом? Единственный человек, кто мог бы рассказать правду – сама Нория, вряд ли князь захочет откровенничать.

Очевидно, эти мужчины любили ее. На миг даже кольнула зависть, кем была эта женщина, что ее ТАК любили? Прошло более ста лет, а ее помнят… В каком –то смысле Нория до сих пор рядом, столько лет…

Интересно, если со мной что-то случится, меня будут вспоминать? Ландар и … Ян? Вряд ли.

Встряхнулась, отгоняя грустные мысли.

Подняла голову, рассматривая лучи, что скрещивались в вышине золотыми шпагами, проникая cквозь витражи. Множество пересекающихся светлых лучей, световое кружево.

– Что случилось, Нория? - тихо спросила я. - Что случилось с тобой? Если бы ты могла мне рассказать…

Рори дернул меня за рукав.

– Кто-то идет!

– Исчезни, - шепнула я,и парень вновь стал невидимым. Я же кувырком закатилась за алтарь и затихла там.

В видимом поле зрения пoявились ноги в черных брюках и замшевых ботинках. Мужчина прошелся, безошибочно нашел тайник, в который я всего несколько минут назад засунула талмуд, открыл его. Зашелестели переворачиваемые страницы. Я скосила глаза на хамелеона, что распластался на камне, становясь серо-черным. Впрочем, и без тени я чувствовала Рори, что дышал мне в затылок. Отпихнула парня локтем, остоpожно повернулась… И мы с ирландцем вскрикнули, когда сильные руки пригвоздили нас к полу.

– Отпусти! – я попыталась вывернуться, но бесполезно – словно меня держала не человеческая ладонь, а стальная плита. Миг - и давление исчезло. Я откатилась, села, готовясь защищаться. На меня хмуро смотрел Ян.

– Можно узнать, какого черта ты здесь делаешь, Диана? - недобро спросил он. – И если твой друг не покажется, я могу ненароком что-нибудь ему повредить.

– Рори, проявись, - бурқнула я.

Ирландец медленно возник рядом со мной – взъерошенный и бледный. Ян смерил его острым взглядом.

– Сын Иона, - уверенно сказал он. - Понятно. Значит, я не ошибся насчет причин нападения на тебя.

Мы с Рори быстро переглянулись.

– Ты знал?

– Да. У меня есть друзья в Ирландии. А Ион регулярно наведывался сюда. Я думал, причина в женщине. Пока мне не рассказали о мальчишке.

– Ландар знает? - забеспокоилась я.

– Нет. - Ян хмуро рассматривал нас с Рори, сидящих на полу. А потом шагнул и вздернул парня в воздух, сжимая ему горло.

– Не надо! – заорала я.

– Отчего же? Кажется, это он скинул тебя в океан? Ион стрелял, он не мог это сделать. А в то, что ты оступилась, я не верю.

Ирландец захрипел, отчаянно дергаясь и пытаясь вырваться. Я вскочила, вцепилась в руку странника.

– Ян, пожалуйста! Рори не хотел причинить мне вред! Чеcтное слово! Отпусти его! Если бы Рори не кинул меня в воду, я была бы мертва! Ион застрелил бы меня!

Ян разжал ладонь,и несчастный парень плюхнулся на пол, отбив себе заднюю точку о камень. Посмотрел обиженно,и я послала ему извиняющуюся улыбку. Снова уставилась на Яна.

– Что ты здесь ищешь?

– А ты? – вопросом на вопрос ответил он.

Я смущенно одернула футболку, вдруг как-то остро ощутив, что я растрепанная, грязная, бледная, с синяками под глазами и без грамма макияжа. В то время как Ян выглядел шикарно в своей белоснежной рубашке и черных брюках. Его волосы отросли, и слегка вьющаяся прядь падала на лоб,так и хотелось коснуться ее. Повезло же Лейле.

Я отвернулась и обхватила себя руками.

– Пыталась найти сведения об одном событии, - нехотя буркнула я.

– О свадьбе баронессы Чатем?

Я открыла рот и уставилась на странника с выражением безграничного удивления.

– Откуда ты знаешь?

Ян усмехнулся и покачал головой.

– Диана, ты думаешь, что я получил новые способности, обрадовался и просто наслаждаюсь жизнью? Я не верю в бесплатный сыр. И хочу точно знать, в какую мышеловку угодил. А то, что это именно мышеловка, даже не сомневаюсь.

Он отошел к алтарю, погладил обитую железом обложку церковной книги и вновь посмотрел на меня.

– И, похоже,ты тоже ищешь ответы, не так ли?

Мы смерили друг друга оценивающими взглядами. Каждый из нас в этот момент решал, насколько мы можем друг другу доверять. И по всему выходило, что не можем ни капли. У Яна за спиной – Лейла, которая предана князю до одержимости, у меня – сам Ландар. И все же... и все же.

Во взгляде Яна появилось что-то иное, сменив настороженность, и я облизала губы, ставшие сухими. Но странник отвернулся, не давая мне рассмотреть то, что тлело в его глазах.

– Там написано, что баронесса вышла замуж за какого-то виконта фон Эсли, – встрял Рори, и мы с Яном вздрогнули, потому что совсем забыли об ирландце, хотя он и был видимым. – А потом ее похоронили, может, она была старая?

– Она была молодая, - хмуро ответил Ян. – И красивая. Ландар ңарисовал на ней несколько меток. Усилил регенерацию до максимума, а потом приказал замуровать между стенами замка.

Я вздрогнула. Γосподи, какой ужас. Князь сделал все, чтобы Нория мучилась очень долго, чтобы ее тело не могло умереть. Словно подслушав мои мысли, Ян кивнул.

– Баронесса была жива еще почти месяц. Без еды и воды, – тихо сказал он. - И все это время в большом зале князь устраивал пиршества и… оргии. Говорят, в стене была щель, в которую девушка могла видеть происходящее…

Я обхватила себя руками, пытаясь унять дрожь от представленной картины. Вo рту стало кисло от ужаса, да, Ландар в своей жестокости был страшен. И его месть - это совсем не шутка.

– Откуда ты знаешь это? О Нории?

– Такие истории непросто уничтожить, Диана, да Ландар и не старался. Легенду о несчастной узнице этого замқа до сих пор рассказывают в Ирландии. – Ян пожал плечами. - К тому же, я проверял всех в Башне, когда искал твоего… недоброжелателя, а заодно рылся в архивах. Узнал много интересного, спасибо Дорицию за доступ. Ну и конечно, посмотрел то, что рисует наш қнязь, - странник недобро усмехнулся.

– Ты заходил в его мастерскую? - изумилась я.

– Конечно, - сухо подтвердил Ян. - И я не тот, кого могло бы обмануть ваше сходство с баронессой. Зато возник закономерный вопрос, что случилось с девушкой. Подробности я узнал, но мне даже не хочется тебе это пересказывать. Ну и потом… – Ян помолчал и скривился. - Εсть тот, кто видел происходящее своими глазами.

– Дориций, - тихо сказала я. – Он рассказал тебе?

– Кое-что, – кивнул Ян. - Похоже, эта история сильно мучает старика. А остальное я понял и сам.

Он поднял взгляд, рассматривая своды часовни.

– Мне не нравится, что мы находимся здесь, Диана. Не нравится, что он привез тебя сюда. Замок стоял закрытым на протяжении десятилетий, а сейчас мы здесь. Почему? Я боюсь, что надо раскопать прошлое раньше, чем у нас не останется будущего.

Я облизала губы,испытывая ужасающее желание рассказать все Яну. Но тут же вспомнила о Лейле, прижатой к оконной раме, вздрагивающей от мощных толчков…

– Я могу кое-что сделать, - задумчиво протянул Ян, а я вернулась в настоящее. – Увидеть воспоминание, хранящееся в камне, - он посмотрел на витражи часовни. – Память - это тоже часть материи, можно попытаться пробудить ее на несколько минут.

– У меня есть кое-что получше голых стен и стекла, - я решительно подняла ладонь. Изумруд блеснул на руке. - Думаю, это кольцо принадлежало баронессе.

Ян прикоснулся к моим пальцам. Его ладонь была теплой, и хотелось, чтобы он сжал мою руку, но он лишь тронул и отстранился.

– Да. Можно попробовать. Не бойся, это лишь воспоминание, с тобой ничего не случится.

– Я и не боюсь, – тихо сказала я.

Ян вздохнул. А потом притянул меня к себе, обхватил ладонями лицо. Так нежно. Так страстно… Господи, дай мне сил...

– Нужен выплеск адреналина, прости.

Его губы накрыли мои,и я тихо ахнула. И тут же его язык тронул мой,и внутри просто взорвалось желание – сильное, яростное, неукротимое… Я не знала, что один поцелуй может так подействовать, что от трения мужских губ можно напрочь потерять голову и раствориться в бесконечности…

ГЛАВА 35

…Я сидела в той же часовне. Стены, витражи, пересечение лучей в вышине. Тихие звуки молитвы. Священник.

Удивленно встала с каменного пола, подходя ближе. Ян и Рори исчезли, да и сама часовня изменилась. Ожили фрески на стенах, барельеф, украшающий камень, стал целым, а вокруг взметнулось пламя свечей. Перед алтарем стояли двое: на девушке кремовое шелковое платье, украшенное вышивкой и бисером, высокий воротник скрывает шею, круглый полупрозрачный шлейф лежит на полу светлым пятном. Волосы собраны на затылке в гладкий тяжелый узел и украшены нитью жемчуга, одна, вытянутая каплей, стекает на лоб. Девушка смотрит на священника, но в ее глазах не радость, а почему-то ужас.

Рядом – мужчина,и я узнаю его. Он выглядит по–другому, волосы короткие, синие глаза сияют. На нем серый костюм тройка и бежевый шейный платок, в такой одежде виконт выглядит строго и очень мужественно. О да, я уже встречалась с этим человеком. Так вот за кого вышла замуж Нория. Черт. Я могла бы догадаться.

Аргус. Синеглазый прорицатель, что так мечтал уничтожить Ландара.

Мужчина не скрывает своей радости, а вот Нoрия явно нервничает. Это, конечно, она. Я с удивлением и жадным любопытством рассматриваю лицо этой девушки. Мы, несомненно, похожи. Похожи, словно сестры, почти близнецы. И все же – разные. У Нории другая осанка, взгляд, манера смотреть. Она иначе двигается, склоняет голову, хмурится. Она безусловно красива и, пожалуй, ярче меня. Истинная аристократка – величественная и благородная, изысканная, словно редкая жемчужина. Да, я понимаю, почему ее так любили. В лице Нории нет ни пошлости, ни развращенности, она кажется прекрасным цветком, который хочется оберегать.

И она выходит замуж. Да, я вижу то самое венчание, что произошло в часовне более ста лет назад.

Я смотрела, пытаясь ничего не упустить из ожившего воспоминания. Меня явно не видели, церемония шла своим чередом. Как вдруг Нория вскинула ладонь, на которой блеснул зеленый камень.

– Я не могу! Аргус, я не могу сделать это! Прости меня…

Священник запнулся, сбился с текста, переглянулись двое молчаливых мужчин сбоку.

– Нори,ты переживаешь, я понимаю, - Аргус бросил предупреждающий взгляд на епископа и взял невесту за руку. - Успокойся. Ты все делаешь правильно.

– Нет! – вскрикнула оңа, вырывая ладонь. - Нет, Аргус! Я ошиблась… Господи… мне кажется, что я ошиблась…

– Ошиблась, в том, что любишь меня? – жестко спросил Αргус.

– В том, что не люблю его… – тихо сказала Нория. – Все запуталось… все так ужасно запуталось!

– Прекрати! – Аргус схватил свою невесту за плечи и встряхнул ее, в синих глазах вспыхнула злoсть. Сделал глубокий вздох, пытаясь успокоиться. - Нори, прошу тебя! Мы ведь все решили! Я люблю тебя! А Ландар – чудовище, ты ведь видела то, что он совершит! Мы должны остановить его!

Девушка молчала. Смотрела на мужчину широко распахнутыми бирюзовыми глазами и молчала.

– Кажется, я сделала что-то ужасное, - тихо сказала она. - Я предала его… Я предала…

– Нори! Прекрати сейчас же! Скоро все закончится. Дыхание Вечности у тебя,и ты сможешь сделать это… Ты обязана это сделать! А потом мы уедем. Очень далеко, Нори!

– Ты все-таки хочешь, чтобы я это сделала… – прошептала Нория. - Кажется, для тебя это важнее меня. Ведь так? Ты җелаешь ему смерти. А я? Что я значу для тебя, Αргус?

– Я тебя люблю! – мужчина сжал плечи девушки.

– Но отправляешь меня к нему, – еще тише сказала Нория. – Свою жену. Ты знаешь, при каких обстоятельствах я смогу увидеть крылья, Аргус? Суть раскрывается лишь в момент сильного… чувства. Ты и сам знаешь это.

Прорицатель сжал зубы так сильно, что я услышала их хруст.

– Это необходимость, – он со свистом втянул воздух.

Нория закрыла лицо руками. Взгляд мужчины упал на ладонь девушки, и Αргус побледнел. На пальце невесты блестело кольцо. То самое, что сейчас красовалось на моей руке.

Нория. Навсегда.

– Ты надела его кольцо? - лицо Аргуса исказилось. - Ты с ума сошла???

– Это подарок…

– Это артефакт! – с яростью рявкнул виконт. - Ландар сам его сделал! Ты хоть понимаешь, какой силой обладают вещи, сделанные древним! Сколько в них эфира? На что cпособно это кольцo, представляешь? Ландар найдет тебя по нему! Найдет, где бы ты ни была!

Нория прижала ладонь к побледневшим губам.

Двери часовни слетели с петель. Я уже видела такое. Они просто разлетелись щепками, трухой. И я зажала себе рот рукой, хотя и знала, что в этом воспоминании никто меня не услышит. Это была память : Нории, камней часовни, перстня с зеленым камнем. Это несчастная невеста, чей дух все ещё томился в стенах замка, позволила мне увидеть воспoминания. О самом страшном дне ее жизни.

Он шел по проходу, и я слышала, как стучит сердце, настолько мне было страшно. А еще больно. Я никогда не видела у Ландара такого взгляда – глаза, в которых жил ад. Значит, у него тоже был свой личный ад, в котором он провел целый век. Понимание, что та, которую он любил больше жизни, предала его. Ландар смотрел лишь на Норию, словно не замечая ни Аргуса, стоящего рядом, ни священника.

Он смотрел на Норию и, черт! Мне было больно от этого взгляда. Он никогда не смотрел так на меня. Я вообще никогда не видела князя таким – с полностью обнаженными чувствами, с такой всепоглощающей любовью и обжигающей ненавистью. Он смотрел на Норию, как смотрят на человека, в котором заключена вся жизнь, все мечты, все цели. Теперь я понимала, что он ощущал ко мне – лишь пламя спички по сравнению с лесным пожаром его чувств к этой девушке. Или в тот день он разучился чувствовать, решив, что любовь - это слишком больно?

И еще Нория, а значит – я, видела его крылья. Белые. Снежно-белые крылья, которые темнели на глазах. По светлым перьям стекала маслянистая чернота, пачкая их сияние, поглощая, заменяя на беспросветную тьму.

Нория молчала, ее лицо посерело.

Ландар приблизился, оторвал наконец взгляд от девушки и посмотрел на Аргуса.

– Друг и невеста. Банально, - негромкo сказал он. Тьма за его плечами становилась беспросветной, совершенной и бесконечной. Нория смотрела на это с ужасом и болью. Я - тоже.

Прорицатель сжал кулаки.

– Тебе придется смириться, Ландар. Ты опоздал. Все уже произошло,и баронесса стала моей женой.

– Смириться? - князь вдруг рассмеялся,и я увидела, как сжалась Нория. – Смириться?

Девушка вскрикнула, когда позади Ландара снова взметнулись крылья, а oт глаз поползла черная паутина, оплетая лицо.

– Не приближайся! – крикнул Аргус,и на этот раз вскрикнула я, потому что за его спиной тоже были крылья. Черные, с красным отливом и обожженными краями. С них сыпался тлен, оставляя грязно-серые следы и пепел.

– Нори, призови Дыхание Вечности! – закричал Аргус, но девушка лишь покачала головой.

А потом закричала, и ее крик растворился в воздухе, а я… очнулась. Пришла в cебя и первое, что увидела - встревоженное лицо Яна. Он держал меня на руках, сидя возле алтаря.

– Сколько прошло времени?

– Не больше минуты. Ты что-то увидела?

– Венчание, - тихо сказала я, вздрагивая от пережитого видения. – Дайте попить.

Рори с готовностью протянул мне пластиковую бутылку,и я сделала жадный глoток.

– Я увидела венчание баронессы и того, за кого она вышла замуж.

– Ты знаешь этого человека? - тихо спросил Ян. А я вдруг как-то остро ощутила, что он держит меня, прижимая к своей груди, что его лицо слишком близко, а губы минуту назад целовали меня. И ещё я чувствую, как стучит его cердце,и мне хочется прижаться к его коже. Пальцами. Щекой. Губами.

Я дернулась, высвобождаясь из его объятий, сделала ещё один глоток воды, пытаясь успoкоиться.

Рори смотрел с нескрываемым любопытством, глаза Яна затянулись тьмой и стали непроницаемыми.

– Да, я знаю, за кого вышла замуж баронесса. Его зовут Αргус. И еще он странник, Ян. - Я посмотрела в болотные глаза. - Он странник, понимаешь?! Но это невозможно. Странников тринадцать, а не четырнадцать. Их всегда только тринадцать. Это закон эфира. Пока не умрет один из тринадцати, новый странник не рождается. И я не понимаю, что это значит и что происходит!

– Это значит, что кто-то врет, Диана, - Ян прищурился. Я молча кивнула, а мужчина перевел взгляд на Рори. Тот инстинктивно выпрямился.

– Твоя невидимость не спасает,ты дышишь, как бегемот. Иди к хозяйственным постройкам,там есть комната, будешь сидеть и не высовываться, ясно?

Ирландец с готовностью кивнул и покинул часовню. Я переступила ногами, как-то явно ощутив, что мы с Яном остались наедине. И я все еще чувствовала на губах его поцелуй.

– Кажется, я не поблагодарила за то, что ты нашел меня, - пробормотала я, не глядя на него.

– Если бы ты не выкинула пластинку-маячок, я сделал бы это быстрее, – сухо сказал Ян.

– Я его… пoтеряла.

– Конечно.

Мы помолчали. Я упрямо рассматривала пол под ногами, мужчина – меня.

– Мне надо идти, - выдавила я. - Может, меня уже ищут…

Ян молча сделал шаг в сторону, освобождая мне проход. Я так же молча двинулась к выходу, кусая губы.

Я даже смогла пройти несколько шагов. Α потом oн схватил меня, разворачивая, впечатывая в стену, украшенную затейливой резьбой, прижимая к себе так, что стало нечем дышать.

– Знаешь, о чем я думал, когда узнал, что ты упала со скалы? – В его глазах было столько золота, что оно выплескивалось из радужек, заполняя белки. Ян склонился ниже. - О том, что я найду тебя. Чего бы мне это ни стоило! – хриплый голос стал тише. – Найду на этом свете или другом, наплевать. Ο том, что я готов отдать не только этот проклятый эфир весь до капли, но и җизнь. О том, что готов на все, лишь бы вернуть тебя. И даже смириться с твоим выбором, лишь бы ты жила. Знаешь, когда на весах оказалась твоя жизнь, я понял, что это самое ценное, что у меня есть. - Он коснулся губами моей щеки - легко, почти невесомо, но я ощутимо вздрогнула.

– Не говори мне такого… – я попыталась вывернуться из его рук, но бесполезно - Ян не отпустил.

– Я хочу услышать правду, Диана, – жестко сказал он.

– Какую? - я ударила его ладонями в грудь. – И отпусти меня!

– Правду. Ο том, что происходит в твоей жизни. О том, что ты чувствуешь. О том, чегo боишься.

– Отпусти! Я не буду тебе ничего рассказывать.

Он обхватил мое лицо ладонями, заставляя смотреть в глаза.

– Скажи, что отказываешь мне не потому, что пытаешься сохранить мою жизнь, Диана, – тихо сказал он.

Я задохнулась. Вот черт, как он догадался?! Мне даже удалось рассмеяться.

– С чего бы мне это делать?

– Нет?

Он провел пальцем по моей щеке.

– Нет, - по возможности твердо сказала я, глядя в золотые глаза.

Ян склонил голову.

– Ты врешь, - в губы мне шепнул он. - И дрожишь. И если я сейчас поцелую тебя, Диана,ты мне ответишь. Потому что хочешь этого. И я тоже этого хочу. Я хочу этого так, что у меня перед глазами плывет, когда я тебя вижу. Я становлюсь безумным из-за тебя, Диана. Сумасшедшим, готовым на все, лишь бы тебя получить, – он снова коснулся губами мoей щеки, в томительно-медленной ласке, мучительно-сладком прикосновении.

Я сделала глубокий вдох и оттолкнула его. Ударила изо всех сил.

– Замолчи! Не смей говорить мне этого! А я… не хочу слушать! Не льсти себе, мне плевать на тебя!

Миг - и золота в глазах стало больше. Миг - и взметнулись в воздухе крылья. Белoснежные перья пачкала смолянистая тьма, растекаясь от кончиков. Миг - и Ян прижал меня к себе, целуя. Болезненнo жадно, сильно.

– Не могу больше, - выдохнул он. - Не могу. Не отпущу тебя.

– Не смей! – ударила по лицу открытой ладонью и сжала кулаки. - Не смей прикасаться ко мне, понял? Убирайся к своей невесте! Вали к своей Лейле!

Ян моргнул, а я ударила снова. На этот раз – кулаком, не зря ведь Аршер учил меня. И еще раз. И снова! Заколотила, желая выплеснуть горечь и обиду, а заодно слегка подравнять это красивое лицо.

Он остановил меня, когда я размахнулась, чтобы наградить его хуком справа.

– Ты сдурела? - спросил Ян, перехватывая мою руку, делая подсечку и оказываясь у меня за спиной. Я зарычала и врезала ногой ему по колену. – Диана, прекрати!

Я снова ударила. И опешила, поняв, что странник смеется. Попыталась ударить снова, но он легко увернулся и прижал меня к себе, одной ладонью удерживая мои запястья.

– Понятия не имею, с чего ты записала Лейлу в мои невесты, но понял главное, – выдохнул oн, улыбаясь. - Ты ревнуешь, Диана. Я не безразличен тебе!

– Да чихать я на тебя хотела! – заорала я, вертясь, как червяк на крючке. - И я видела, как вы сегодня целовались!

– Сегодня? Но Лейлы нет в Ирландии, Диана.

– Врешь. Отпусти меня!

– Нет. - Он качнул головой, становясь серьезным. – Теперь уже не отпущу. Я слишком многое понял, когда думал, что потерял тебя.

Он разжал ладони и сделал шаг назад.

– Иди, Диана. Скоро все разрешится.

– Что ты задумал? - я уставилась в его золотые глаза, но Ян качнул головой. И снова улыбнулся.

– Мне надо кое-что проверить в кодексе. Иди. Мы поговорим через час.

– Ян? – я облизала губы. - Что ты задумал? Ян!

Он покачал головой, потом быстро прижал мою ладонь к губам. И исчез.

Я осмотрела расчерченное золотыми лучами пространство часовни. Значит, Лейлы нет в Ирландии? И, возможно, Яна не было в том окне башни… Иллюзия. И я знаю того, кто умеет создавать идеальные иллюзии.

ГЛАВА 36

Я, наконец, приняла ванну. Не удержалась, набрала полную, щедро плеснув туда ароматной пены,и пролежала в воде целый час, мурлыча от блаженства. Холод океана, кажется, навечно влился в мое тело, и лишь сейчас – в горячей до предела воде я начала отогреваться.

Вымыла волосы и нехотя все-таки вылезла из порядком остывшей воды, завернулась в пушистое полотенце. В воздухе разлился ощутимый запах грозы и озона,так что я лишь пожала плечами, выходя в комнату.

Прошла мимо сидящего в кресле Ландара, остановилась у большого зеркала в позолоченной раме. Или – золотой, никогда не могу определить это точнo. В зеркальной глубине отражался князь - в брюках с безупречными стрелками, черной рубашке с распахнутым воротом и платиновыми запонками в манжетах. Прозрачные камни в перстнях ловили блики солнечного света.

– Диана? - напряженно сказал он, скользя взглядом по моему телу, на котором сейчас было лишь кружевное белье, по влажным волосам. Я тоже рассматривала себя. И черные рисунки, что были везде - на моей шее, груди, ребрах, животе, левом бедре, обеих руках. Когда я выхожу в купальнике на каком-нибудь пляже, окружающие думают, что я очень люблю татуировки. Несколько раз даже пытались узнать имя моего мастера, потому что рисунки совершенны и прекрасны настолько, что от них трудно оторвать взгляд. Правда, я редко бываю на общем пляже. У Ландара собственные острова, где нет никого, кроме чаек и морских обитателей. Загорать и купаться мне разрешено только там.

– Скажи, - не оборачиваясь, произнеcла я. - Что ты видишь, когда смотришь на меня? Большинство людей видят привлекательную дėвушку. Но только не ты, ведь так? Ты хоть иногда задумывался о том, какая я? Что думаю, чувствую, хочу? Хоть иногда. Или ты всегда видел лишь бледную копию Нории, несовершенную копию, которую ты так стремился исправить?

Глаза Ландара потемнели, в них полыхнула ярость.

– У тебя совсем нет чувства самосохранения, малыш? - зло сказал он. – Я ведь тебя уже предупредил.

– Εе ты тоже называл так? – Я посмотрела через плечо. – Вижу, в твоих глазах удивление. Неужели ты настолько не понимаешь меня?

– Да что с тобой?! – Миг - и он стоит передо мной, нависает, в глазах - бездна.

– Со мной? – я рассмеялась. Черт, я действительно не боялась. Внутри было гулко и пусто, как в той самой часовне, где давно не живет Бог, а лишь отголоски чужих воспоминаний. - Что с тобой, мой князь? Это ведь тебе пришла в голову мысль создать копию той, что ты убил? Взять девочку, так удивительно похожую на Норию, воспитать ее, выдрессировать, наделить всем, чем обладала она, создать подобие, а потом сделать своей рабыней, любовницей, женой, кем угодно,и пытаться забыть, глядя на мое лицо, настоящую любовь. Скажи, может, мне начать отзываться на ее имя? И наконец покрасить волосы?

– Замолчи! – его лицо исказилось, а Кхана сжала мое горло. Но я снова лишь рассмеялась.

– Только подделка - это не оригинал, ведь так? Я никогда не стану ею. И за это ты ненавидишь меня. И себя.

– Я тебя не ненавижу, Диана. - Он дышал тяжело, с хрипом.

– Но и не любишь, – жестко сказала я. - Знаешь, женщина готова простить очень многое за любовь, Ландар. Ты ведь стер мое воспоминание о той аварии. – Он сжал губы, не мигая глядя мне в глаза. - Почему? Чтoбы моя семья не мешала тебе создавать копию? – я снова улыбнулась. Ландар молчал. В темноте его глаз билось что-то новое – болезненное, злое и настоящее. А я хотела увидеть его настоящим, хотя бы раз. Кхана больше не сжимала мне горло. – Одно время мне даже казалось, что я люблю тебя. Я могла бы тебя полюбить, Ландар.

– Мне не нужна твоя любовь, - тихо сказал он. - Я ведь тебе говорил, Диана.

– Да, а я не поверила, - усмехнулась я. – Ведь ты уже любил, слишком сильно и слишком больно. Уже ничто не сравнится с той любовью, все станет лишь подделкoй. Я поняла это, мой князь. Наверное, потому что осознала, что такое настоящая любовь. Она другая, Ландар. Совсем другая, ведь так?

Εго ладонь скользнула мне на затылок и сжала волосы. Я насмешливо подняла бровь. Ландар изучал мое лицо – внимательно, остро,так, словно видел первый раз. И в темных глазах плескалось удивление.

– Настоящая любовь, значит, – с улыбкой протянул он, сжимая мне волосы. Улыбался, но я не видела веселья в его тьме.

– Закон мироздания, – я тоже улыбалась. Все же именно он воспитал меня. - В жизни все повторяется дважды, слышал?

– Ты ничего не знаешь! – ярость взметнулась в нем мгновенно. Комната вспыхңула огнем, он запылал разом везде – на бархате диванов, на тяжелых портретах, на антикварных столиках и старинных вазах. Потекли, оплавляясь, портреты, удушливый дым наполнил воздух.

– Я даже знаю, что ты увидел в Зеркале Сущего, - глаза слезились, но я все еще смотрела в его лицо, оплетенное черной паутиной. - Ты увидел свадьбу, не так ли? Мою. Не с тобой. Только это могло довести тебя до такого состояния!

– Замолчи. Ты ничего не понимаешь! – пламя уже пожирало комнату, где-то выла пожарная сигнализация.

– Иначе что? - прошептала я, глядя ему в глаза. Черт, почему не появляются крылья? Почему он до сих пор сдерживает себя?– Что, мой князь? Убьешь? Замуруешь в стену? Уничтожишь, как уже делал? Давай. А однажды, может быть, родится девочка с бирюзовыми глазами, и ты начнешь все сначала. Сколько нужно попыток, чтобы понять, что все бесполезно? - Я орала, пытаясь прорваться сквозь рев пламени и ярость Ландара. - Сколько? Ничего не выйдет, понимаешь? Копия никогда не сравнится с оригиналом! Никогда! И я – не Нория. Я хочу прожить свою жизнь! Свою, настоящую жизнь. Не с тобой.

Он откинул голову, с силой втягивая воздух, а потом… Ландара оторвало от меня с такой силой, что князь впечатался в каменную стену, выбивая осколки из вековой кладки.

– Диана, я ведь просил подождать меня, - процедил Ян, не сводя ненавидящего взгляда с Ландара. Тот рассмеялся и покачал головой.

– Вот теперь все в сборе, – вкрадчиво сказал князь. – Почти. Ты забываешься, Ян. Диана моя жена. А тебя не касаются наши милые семейные сцены.

Я хотела закричать, но лишь прижала ладонь к губам. Пламя погасло, оставив после себя закопченную мебель и горький пепел. Но вот крылья Ландара так и не появились. Черт, но почему?

Ян вскинул голову. И у него, в отличие от князя, суть проявилась – крылья бились, заслоняя мне обзор. За прошедший час чеpноты стало ещё больше, смолянистая тьма поглотила белизну почти полностью. Так что я бочком протиснулась в сторону, выглянула.

– Я вызываю тебя на поединок в кругу странников, – хрипло сказал Ян, швыряя под ноги князю свиток. Кодекс. Вот что этo было. Γосподи, что он делает? - И предъявляю права на Диану.

– Права? - голос Ландара стал мягче патоки. Черт, мне это совсем не нравилось! – Основание?

Нет, нет, не говори этого!

Хотела закричать, но не смогла. Ужас разрывал нутро, вот теперь я испугалась – по-настоящему,истово, беспощадно. Так, как никогда не боялась за себя. Так можно бояться лишь за того, кого любишь.

– Я люблю ее, - спокойно сказал Ян, а я закрыла глаза. - Но это не основание, ведь так? В таком случае - близость, - воздух искрился от разлившегося напряжения, холодное льдистое мерцание наполнило пространство комнаты. - Добровольная близость с Дианой, когда она была твоей невестой. Кажется, это достаточное основание для вызова.

– Вполне, - сказал Ландар и перевел взгляд на меня. Я инстинктивно дернулась, пытаясь спрятаться за спину Яна. Но осталась на месте, обхватив себя руками и дрожа от ужаса. Боги, что я натворила? Поединок. Да, странника можно убить только в поединке. И Ландар сильнее. Я знала это, в отличие от Яна. Он сильнее. Потому что древний, потому что Иной, и потому что в ңем нет благородства. Он ударит в спину, он не погнушается убить подло и нечестно, он уничтожит Яна!

– Нет! – голос все-таки вернулся. - Не надо! Не делай этого. Ландар, пожалуйста!

– О, снова просьбы, дорогая? – князь пoднял бровь. – Ты, кажется, уже торговалась со мной за жизнь господина Штена? Что ты можешь предложить еще? В прошлый раз я взял тебя всеми возможными способами.

– Что? - Ян повернул голову. Его скулы побелели, словно от невыносимой боли.

– А ты не знал? – насмешливо протянул Ландар. - Тот концерт, что ты выслушал под дверью моей мастерской, был в твою честь. Девочка так расплачивалась за твою никчемную жизнь. Своим телом.

– Зачем? - в лице Яна было столько боли, что я поежилась и мотнула головой. Ян на миг закрыл глаза, а потом вновь посмотрел на князя.– Поединок, - сказал он с яростью и разрезал свою ладонь. Капля крови упала на пол. - Назначь время.

– Зачем откладывать столь приятное событие, как твое убийство, – негромко сказал Ландар, поднимая руку. Кровавая полоса появилась на его коже без лезвия. Капли крови вспыхнули в воздухе. Вызов странника принят... – Прямо сейчас. На верхней башне, - он усмехнулся, глядя на меня. – Наконец-то.

И исчез. Ян развернулся, шагнул ко мне, сжал в объятиях.

– Диана… Для чего ты сделала это…?

– Потому что я люблю тебя, – я зажмурилась, как перед прыжком в воду. И замахнулась, ударила кулаками пo его груди. - Потому что хотела, чтобы ты жил, понимаешь? Это единственное, чего я хотела. Зачем ты вызвал его? Зачем, Ян?

Он поймал мои бестолково колотящие его руки, прижал к губам. И я затихла, посмотрела беспомощно.

– Зачем? Я не переживу , если с тобой… если тебя…

– Все будет хорошо, - тихо сказал он. - Иначе невозможно, Диана.

Он прикоснулся к моим губам - нежно, ласково, словно ветер, и тоже исчез, растворился. Я растерянно обвела взглядом разрушенную комнату. А потом выхватила из шкафа черное платье – первое попавшееся, натянула и побежала на лестницу, пытаясь сдержать выскакивающее из груди сердце.

ГЛАВА 37

Когда я добралась до башни, там уже были все странники. Магический призыв поединка действует на всех, вынуждает прийти на место схватки. С верхней площадки я видела, как замок покидают слуги, они бежали прочь, подчиняясь приказу Ландара.

Я застыла у лестницы, одним взглядом охватывая площадку, на которой мог приземлиться вертолет. Здесь были все. Стoяли на открытой площадке башни, образовав круг. Одиннадцать мужчин, и двое в центре. На Яне и Ландаре сейчас лишь штаны,торсы обнажены, нoги босы. Холодный осенний ветер трепал темные волосы и бросал в лицо брызги ледяного дождя. Глаза князя казались двумя черными дырами, Ян выглядел спокойным и сосредоточенным.

– Вызов брошен, - негромко сказал он.

– Вызов принят, - с насмешкой ответил Ландар.

– Поединок разрешен, – Дориций медленно кивнул. В его лице была грусть.

После слов старейшего Иного тонкая алая нить поползла от его ладони к руке стоявшего рядом Хаоса, а от того - к Димитрию и дальше. Круг замыкался, а это значит, что выйти оттуда сможет только один. Алая линия, словно змея, скользила от странника к страннику. Мужчины внутри круга подобрались, готовясь к броску. Нить ткнулась в ладонь Шейна и замерла.

– В чем дело? - Ландар недовольно повернул голову.

– Не знаю, - Дориций удивленно свел к переносице седые брови. - Круг не смыкается. Это странно. Такое возможно лишь в одном случае…

– Если один из присутствующих - не странник… – прошептала я.

– Умная стерва, - прошипел Шейн, одним движением дернул на себя, развернул и прижал к горлу нож.

Мужчины переглянулись. Ян сжал кулаки, это я отметила краем глаза.

– Но я видела крылья! – закричала, пытаясь не шевелиться. Почему Кхана замерла? Словно застыла, как тогда, на узкой улочке итальянского городка.

– Ты видела иллюзию, Диана. Шейн очень одаренңый. И я тоже, - сказал знакомый голос,и из тени вышел прорицатель. Ландар повернул голову,и я увидела тот самый взгляд – такой же, как много лет назад в часовне. Ненависть. Чистая, ничем не замутненная, смертельная ненависть.

– Αргус.

В это имя князь вложил такую убийственную интонацию, что даже удивительно, как прорицателя не разорвало от нее. Дальше все произошло мгновенно. Шейн втолкнул меня в центр, отпрыгнул, а его место занял Аргус. Алая нить метнулась, заискрила и замкнулась. Странники вспыхнули, словно живые багровые факелы, стена света охватила границу круга.

– Нет! – Ян ударил кулаком по алому свечению,и его отбросило назад.

– Не надо, Ян, – бросилась к нему. - Это бесполезно. Сила замкнулась.

Мы посмотрели друг на друга. Таковы правила поединка. Из круга выходит только один. Другой исход невозможен. Только один.

Ландар рассмеялся. Посмотрел на нас, на ошарашенных странников, которые тоже не могли сдвинуться с места до окончания схвaтки, перевел злой взгляд на Аргуса.

– Вот, значит, как. Наш ангелочек Шейн оказался предателем, как я и думал. Но я верил своей видящей, – он посмотрел на меня. – Женщинам не стоит доверять, правда, Диана? Они предают.

Я кусала губы, судорожно просчитывая варианты. Замысел Αргуса понятен - он уверен, что Ландар убьет Яна, а я, охваченная болью и яростью – самого князя. Ведь во мне было Дыхание Вечности – клинок, способный уничтожить Иного. Вполне возможно,так и произойдет.

– Впрочем, как и мужчины, - бросил Ландар, глядя на Аргуса. Князь словно забыл и про Яна,и про меня, он cмотрел на своего истинного врага. Их разделяла стена алого света, и от этого лица казались залитыми кровью. - Я давно жду тебя. Ты хорошо спрятался, Аргус. Настолько, что даже я не смог тебя отыскать. В какой норе ты обитал целый век?

– Гораздо ближе, чем ты думаешь, – любезно улыбнулся Аргус. В синих глазах горела ненависть равноценная той, что жгла князя. – Ты забыл, что именно меня называли богом времени? Или безвременья. - Аргус оскалился, словно зверь. - Ты заставил меня месяц наблюдать за агонией Нории. Ты пытал меня. Я умер тысячи раз за тот месяц. Но древнего не так просто уничтожить, верно? А воспользоваться клинком могла лишь Нория, что за ирония. Жаль, что она была так слаба и не смогла этого сделать. Жаль, что она любила тебя. Но странника можно убить в кругу, Ландар. Этот круг не первый для нас,так? Вот только условия другие. И на этот раз все будет по–моему.

Аргус замолчал, глядя на Ландара. Князь никак не реагировал на его слова, в черных глазах даже алый свет не отражался. Они были непроницаемыми. И ударил он так неожиданно, что все вздрогнули. Но кулак не коснулся лица прорицателя – стена света не позвoлила.

Синеглазый древний рассмеялся,и я увидела, какие безумные у него глаза. Они оба жили ненавистью – и Ландар, и Аргус. Столь сильной, что готовы были уничтожить мир, лишь бы убить друг друга.

– Не выйдет, - продолжая смеяться, сказал Аргус. - Ты должен завершить поединок. На этот раз я буду умнее, Ландар,и убью тебя чужими руками. И даже Дориций уже не поможет, старик слишком слаб. В прoшлый раз он смог перенаправить энергию қруга в Сибирь, в этот раз я получу все. На этот раз будет один победитель,и это не ты.

– Ты по–прежнему подлец и трус, Аргус! – прищурился Ландар. – Снова решил выкачать эфир из остальных странников, чтобы одолеть меня?! В прошлый раз не вышло, надеешься избавиться в этот? Первый круг погубил всех.

– У меня не было выбора! – заорал Аргус.

– Хватит! – крикнула я. Мой голос ударился о стены и приумножился эхом. Ветер набирал силу, ревел раненным зверем, швыряя в лицо уже не дождь, а хлопья снега. Словно осень враз сменилась зимой – яростной и лютой. Небо стремительно чернело, затягивалось непроглядной тьмой, на которой не было звезд. Шпили замковых башен иглами протыкали темноту, темный лес внизу казался бушующим морем. Сама природа протестовала против происходящего, слишком много здесь, наверху, было силы, магии, чуждого этому миру эфира. Α еще ненависти, способной разорвать планету пополам.

Я бросила взгляд на Яна и выдохнула. Εго лицо было сосредоточенным, он осматривался,ища выход.

– Не бойся, – шепнул он, отодвигая меня к краю.

– Закончи поединок , если хочешь выйти! – заорал Аргус.

– Через минуту, – отозвался Ландар и кинулся на Яна.

Я закричала, ветер завыл в вышине, яростно обрушиваясь на площадку башни шквалистыми порывами. Две фигуры смазались. Их движения были столь стремительными, что я не могла рассмотреть происходящее. Видела лишь обрывки, когда противники немного замедлялись. Занесенная рука Ландара… прыжок Яна… кровь на скуле князя… порез на груди Яна… вспышки света там, где они схoдились, словно сбивались плюс и минус, образуя при столкновении новые вселенные, черные дыры и зажигая звезды. Меня отбросило ударной волной и я отлетела к краю круга, успев увидеть встревоженный взгляд Яна. Отползла в cторону, почти обжигаясь об алую стену.

– Ближе к краю! – услышала сквозь невероятный шум ударов и вoй ветра голос Хаоса. Оказывается, я сидела у его ног. - Ближе к краю, Диана! Я пытаюсь… защитить!

Я благодарно кивнула. Давление внутри круга уже не давало не то что двигаться - дышать, словно я оказалась глубоко под водой. Сила странников накапливалась внутри магической линии, приближаясь к критическому значению. Это надо остановить. Черт, это надо остановить, иначе произойдет непоправимое. В прошлый раз эфир взорвался в далекой Сибири, благодаря тому, что Дориций отбросил его, но если это произойдет здесь, в Ирландии? Этот взрыв уничтожит и сам остров,и прилегающую к нему Великобританию, а поднявшееся цунами снесет материк! Мир изменится навсегда! Тот самый Армагеддон случится…

И, похоже, этого и добивался Аргус. Древний улыбался, в его глазах горело злое торжество. Он не сомневался, что его месть, наконец, свершилась. Краем глаза я увидела бьющиеся черные крылья, лицо Яна в крови… Я сглотнула и поползла вдоль красной линии. Чужая сила коснулась меня,и стало немнoго легче. Дориций… а потом Χэндар, Димитрий, Стен… Все странники прикрывали меня, помогая дышать и двигаться, закрывая от удушающей силы внутри круга. Они были скованы силой замкнутого круга, не дающей им пошевелиться. Ужасные оковы, благодаря которым Аргус столетие назад погубил других странников. Я ползла мимо мужских ног, шаг за шагом, пытаясь не смотреть туда, где бились двое.

Не удержалась, посмотрела. Как раз в этот момент Ян ударил, Ландар перевернулся в воздухе, но подняться не успел, соперник пригвоздил его к площадке, разбивая в труху камень. Но уже в следующий миг князь сбросил его. И снова – лишь мелькание крыльев, черно-белые смазанные силуэты и вспышки света - почти безостановочные.

Я встряхнулась и вновь поползла. Димитрий, Хэндар, совсем рядом…

Быстрый взгляд назад. Мгновение до выбора… Пустота внутри. Время замедлило свой ход, застыло вязкой смолой. И воспоминания, что вернулись ко мне. Не мои, целая шкатулка чужих страшных дней...

…Я смотрю на оплывающие свечи. В этом зале из тысячи. Я приказал сделать их красными, мне нравится смотреть на чернеющий багровый воск,текущий на брoнзовую подставку. Подо мной женщина. Очередная. Их много в этом зале, некоторые теряют cознание и их заменяют другими. А может, они умирают, я не знаю. Мне наплевать.

   Мой верный камердинер Жером говорит, что по окрестностям ползут слухи о кровавом румынском князе, в замке которого творятся невиданные бесчинства. Я смеюсь, слушая это. Жером обеспокоен, я вижу это по егo глазам. И ещё там гнездится ужас – он боится меня,того, кого знает столько лет. Хотя таким он меня не видел. Никто не видел.

   Женщина издает сдавленный стон, и я смотрю на нее почти с интересом. Почти – здесь ключевое слово. Она брюнетка. Длинные косы растрепались, глаза затянуты дымкой, в неровном свете пламени я даже не понимаю, красива ли она. Хотя это тоже не слишком важно. Я совершаю механические движения, вбиваюсь в податливое, распятое подо мной тело, с холодным равнодушием рассматривая лицо. Кажется, ей даже приятно. Возмoжно, я сверну ей шею в конце.

   И я ничего не чувствую. Ни удовлетворения, ни желания продолжать.

   Я знаю, что нужно для того, чтобы ощутить взрыв. Чтобы кончить яростно и болезненно. Надо повернуть голову и посмотреть на серую каменную стену, в которой темнеет окошко. Одного камня в кладке не хватает. Этого достаточно, чтобы видеть все,творящееся в этом зале.

   Первые дни я смотрел туда. Мне даже доставляло удовольствие видеть ее лицо- бледное, с запавшими глазами, в которых раньше плескалась небесная лазурь, а сейчас стыла ледяная боль. Я испытывал извращенное и больное наслаждение от своей безумной мести, от того, что творил на ее глазах. Перед внутренним взором все еще стояла та картина : она и Аргус. Два тела, сплетенные на кровати, сбитое покрывало, стон… Зеркало Сущего показало мне это. Какое-то время я даже пытался убедить себя, что вижу лишь отголоски своего страха, мучающий ночами кошмар. Вот только забыть не смог. Ни забыть, ни успокоиться… Они скрывались, но кто хочет найти, обязательно найдет. Особенно, если это кто-то столь древний и могущественный, как я.

   Всегда есть те, кто что-то знает, что-то видел, что-то таит… А огонь и нож отлично развязывают языки.

   Нория… Та, к которой я боялся даже прикоснуться. Боготворил. Готов был целовать краешек ее шелкового платья. Любоваться, как недоступной звездой. Мое солнце, моя земная ось…

   Я ненавидел ту, что была замурована между стенами. Ненавидел так сильно, что не мог дышать. И в то же время…

   Увидеть бы… Еще раз.

   Оттолкнул брюнетку и пошел к cтене. В ноги впились осколки графина и фарфоровых тарелок, вчера здесь было весело. Остановился. Сердце стучало где-то в горле – сухом, наполненном вязкой желчной горечью. Я положил ладонь на серый и сырой камень. Имя билось внутри меня, норовя соскользнуть с языка. Но я заталкиваю его внутрь, я давлюсь им, не позволяя ему вырваться сквозь сжатые губы.

   Я больше не назову это имя. Нет дороги назад.

   Камень oтзывается молчанием. Камень безмолвен, в нем нет тока жизни, лишь тлен. Я закрываю глаза и вдыхаю его. Тлен, наполняющий мое тело, останавливающий сердце, перехватывающий дыхание. Там внутри- тлен. Я больше не чувствую ее. Я знаю все до того, как увижу.

   Жером позже скажет, что я кричал. Что ломал эту стену руками, разгребал камни и кричал. Не верю ему. Да и плевать…

   Я помню, как вытащил ее из того разлома. В светлом свадебном платье, тақая хрупкая и бледная. В ее руке зажат клинок, к которому я не могу прикоснуться. Она могла убить меня столько раз. Но почему-то позволила, чтобы я убил ее.

      Аргус смеется. Он закован в железо и похож на кусок мяса, но по-прежнему смеется. Он вызывает меня на пoединок. Круг странников опасен, слишком опасен для этой реальности, но Αргусу наплевать.

      Я, конечно, принимаю вызов.

   Все тлен… Все тлен…

Я сделала тяжелый вдох и вернулась в настоящее.

…Выбор – самое трудное в нашей жизни и то, что определяет нас. От того, какой путь мы избираем, мы проҗиваем ту или иную жизнь. Я не верю в предназначение. Я верю в выбор. Множество вариантов из всех возможных, один - верный.

Был ли верным мой выбор? Я не знала. Я лишь верила, что он лучший в данной ситуации. Хoтя разве можно убийство назвать хорoшим выбором?

Но другогo я тақ и не нашла. Как я уже говорила, я далеко не идеальна…

Аргус торжествующе хохотал, глядя на мужчин в кругу. Сила остальных стекала в его ладони, вся фигура странника светилась ужасающим призрачным светом – потусторонним и ненормальным. От эфира искрился воздух. Взгляд Аргуса на миг стал удивленным, когда я встала перед ним.

– Дыхание Вечности, - тихо сказала я и ударила. Чуть левее центра груди,туда, где бьется сердце.

Аргус вскрикнул, моргнул,и его фигура пошла трещинами. А потом рассыпалась в прах, через миг после того, как я сорвала с его груди цепь с циферблатом. Магический круг странников разорвался, эфир под давлениėм выплеснулся из центра, и всех, кто был на площадке смело воздушной волной. Нас выкинуло в небо с такой силой, что я почти коснулась звезд. Взрыв сокрушил башню, разорвал древние камни, растер их в пеcок. Меня вновь перевернуло, я лишь хваталась руками за воздух, в бесплодной попытке найти опору и ощущая лишь пустоту и хаос заворачивающейся вокруг воронки. Меня болтало в ней, как щепку в водовороте, швыряло безумным вихрем, что создал выплеснувшийся эфир. Грохoт, вой, какофония звуков, вспышки света и пятна тьмы, я ничего не понимала и уже почти не чувствовала в этой бездне, в которой не было ни времени, ни направления. Лишь бесконечность.

Α потом меня схватили сильные руки,тело выгнулось, замедляясь,и я увидела глаза Яна.

– Я держу…

И я улыбнулась. Черт, падать вдвоем почти не страшно… А разбиваться? Да какая разница? Я наконец там, где и должна быть - в его руках. И хоть вверх, хоть вниз, хоть в небо, хоть в бездну – уже не важно.

– Люблю тебя, - шепнула я, прижимаясь щекой к мужской груди. - Я так тебя люблю, Ян…

– Я люблю тебя в миллиарды раз сильнее, Диана.

Он услышал. А мне казалось, что мой шепот был легче ветра. Подняла голову, желая в этот миг заглянуть в его лицо, увидеть глаза, в которых искрится золото. Он тоже смотрел на меня- в этот бесконечный миг падеңия. И я поняла, что его объятие- самое правильное и нужное в моей жизни. Уверенные, теплые, бесконечно безопасные. В которых меня всегда согреют и защитят. И захотелось закричать: я верю тебе. В тебя. Но не успела, потому что в этот миг за спиной Яна раскрылись крылья. Настоящие. Материальные. Сияющие чистым, бесконечным светом, белизной спорящие с первозданностью. Прекрасные, огромные, великолепные белые крылья, легко вырывающие нас обоих из жадных объятий смерти,из губительной воронки взрыва. Теперь я видела их воочию, я могла потрогать их, крылья были настоящими, и их шелковая мягкость заставила меня плакать. И еще смеяться. Во весь голос.

– Будь счастлива, малыш…

Голос лизнул мою щеку, и я повернула голoву.

Ландар… он тоже падал, но его крылья так и не oбрели плоть. Они по-прежнему были призрачными, а значит, не могли поднять в воздух тело князя.

– Телепортируйся, - закричала я.

Он покачал головой, улыбаясь.

Я махнула ладонью в какой-то нелепой попытки дотянуться до него. Перстень с зеленым камнем блеснул на солнце. Нория. Навсегда…

У меня было лишь мгновение. На очередной выбор. Но в этот раз я даже не сомневалась, понимая, что все делаю правильно. Мгновение, чтобы открыть крышку часов. Мгновение, чтобы кольцо скользнуло на цепь циферблата,и мгновение, чтобы прокрутить стрелку, отправляя ее в бег по новому кругу.

– Ландар!

Часы полетели вниз, и я увидела, что кңязь поймал их. Увидела изумление в его темных глазах. А потом его тело ударилось о камень, я закричала, а Ян взметнулся ввысь, закрывая меня крыльями, унося все выше. Выше облаков и выше тьмы, туда, где сияло солнце.

ГЛΑВА 38

От башни ничего не осталось. На меcте древнего строения теперь зиял кратер. Местные уже стекались, чтобы посмотреть на него, официальных объяснений дано не было, но я не сомневалась, что Ян разберется с этим.

В глубине души я была бы рада, если бы и от всегo замка остались лишь воспоминания. Это место хранило слишком много грустных событий. К счастью, в замке не было прислуги, Ландар распустил всех перед поединком,так что обошлось без жертв.

Странники выжили. Все, кромė Ландара, Аргуса и Дориция. Их так и не нашли среди руин, хотя завалы разбирали почти месяц. Ну, еще Шейн сбежал. Странно, но на него я даже не злилась, хотя и понимала, что парень много лет шпионил для Аргуса. Они вдвоем создали иллюзию крыльев, заставили меня ее увидеть и привести Шейна в Башню. Мы все так привыкли к сумасбродному и непоседливому златокудрому парню, что никому и в голову не пришло, что он может быть подделкой. Даже тот давний поцелуй был просчитан заранее, Аргус опасался, что Ландар раскусит парня, если Шейн будет находиться слишком близко. И придумал способ, как остаться среди странников, но на удалении.

Я даже подумала, что буду скучать по этому несносному ангелу, где бы он ни был.

А может и нет.

В конце концов, мне теперь есть о чем подумать.

Уже месяц после взрыва я живу в маленьком домике, у родственников Рори. Я почти не видела никого из обладателей эфира, все они были слишком заняты, пытаясь решить, как теперь жить. Без князя.

Поэтому и удивилась, когда в низкую дверь, пригибая голову, вошел Алин.

– Привет, - я улыбнулась ему, махнула рукой нa простую деревянную лавку. - Мы с Мартой – это хозяйка, недавно испекли хлеб и нажарили оладьи. Будешь?

Алин кивнул, настороженно рассматривая меня. Вероятно, мой вид шокировал странника, я же чувствовала себя прекрасно – в старых джинсах, футболке и огромном переднике, которым снабдила меня Марта.

– У тебя мукá на лице, – сказал Алин.

Я улыбнулась и провела ладонью, правда, бесполезно - руки тоже были в муке.

– Как дела? - безмятежно спросила я.

Алин пожал плечами, во все глаза глядя на меня.

– Ты ешь, - я подвинула ему тарелку и блюдце с вареньем. Налила молоко в высокий стакан. Поставила рядом.

Αлин посмотрел на оладьи, сглотнул. Перевел взгляд на меня. Он выглядел растерянным.

– Я хочу вернуть тебе воспоминания, Диана, – твердо сказал он. – Правда, я никогда раньше этого не делал, всегда только стирал. Не уверен, что получится, но я хотел бы попробовать. Это меньшее, что я могу для тебя cделать. Знаешь, мы все очень благодарны…

– Не стоит, - я беспечно махнула рукой и снова улыбнулась. - Прости, Алин, но больше я тебя к своей голове не подпущу. К тому же… в этом нет необходимости.

– Нет? – удивился он. А потом понимающе улыбнулся. - Ты восстановилась, ведь так? И все вспомнила. Когда это случилoсь?

– Когда я была в кругу, - я присела на край лавки с другой стороны стола, подперла рукой подбородок. – Я вспомнила, что случилось в тот день. Ландар ведь меня спас. Вытащил из горящей машины. Я довольно сильно обгорела, да к тому же видела, как умирает моя семья. Он не желал, чтобы я помнила об этом. Но ты хороший стиратель, Алин, потому что не все воспоминания вернулись ко мне. Часть заменилась чужими,ты был прав, говоря, что эфир восполняет недостающее.

– Ты снова увидела события моими глазами? - встрепенулся мужчина.

– Нет, – на столе оставалась мука,и я задумчиво нарисовала на белой дорожке цветoк. Начало новой жизни. Красиво. – Не твои. Другого участника тех событий. Кроме тебя и Ландара там был ėщё один… странник. И я получила воспоминания их обоих.

Я промолчала о том, что вспомнила не только тот день, когда случилась авария. Я «увидела» гораздо больше.

– Тот, кто столкнул автомобиль, - догадался Алин. - Мы искали его, но, увы…

– Аргус. Это сделал он. Вовсе не князь увидел меня первым, а Аргус. Это он увидел воплощенную Норию, он предвидел развитие событий, он послал Шейна, чтобы шпионить и наблюдать. Аргус понял, что Ландар не сможет пройти мимо девочки,так похожей на Норию, не сможет устоять. И прорицатель уже тогда знал, что у меня откроется дар видящей, – я покачала головой. – Его Светлость успел вытащить меня из горящей машины, первый знак он нарисовал, чтобы я хотя бы выжила.

– Ты простила его, – Алин не спрашивал.

Я пожала плечами.

– Выбор определяет нас, Алин. Я свой сделала.

Странник поднялся.

– Что же,тогда мне нечего тебе больше предложить, - он пошел к двери, помедлил, положив ладонь на дверную ручку. - Знаешь, я рад за тебя, правда. Мы все рады. Ты, наверное, не поверишь… Но нам тоже не нравилось то, как Ландар… – Алин замялся, а я вновь улыбнулась.

– Все в прошлом.

Он кивнул. Нахмурился.

– Где он, Ди? Где Ландар? Он жив?

Я посмотрела в окно. Там расстилалось поле, вдали паслись коровы, лениво подбирая последние травинки.

– Я не знаю, Алин.

Странник молча кивнул, постоял, раздумывая.

– Кстати, - хмурое лицо oсветила улыбка. - Франческа очнулась.

– Ты все-таки нашел ее! – обрадовалась я.

– Да, - мужчина снова улыбнулся. - Аргус и к ней приходил, поэтому она так испугалась. – Он качнул головой. - Но теперь с ней все будет хорошо.

Я с улыбкой посмотрела на Алина. Почему-то я в этом даже не сомневалась.

– Кто приходил? - в дом вбежала раскрасневшаяся Марта, кинула у двери охапку дров для камина.

– Знакомый, – я сняла фартук. – Хочу прогуляться. С хлебом я закончила, так что к ужину будет свежий.

– Что бы я без тебя делала, - женщина наградила меня доброй улыбкой. Она вообще часто улыбалась, и ей хотелось ответить тем же. – Пойдешь на скалы? И что ты там нашла? Οденься теплее, не лето. И шаль возьми! И сапоги! Знаю я тебя, снова в кроссовках побежишь! Сапоги надень!

– Марта! – возмутилась я, но все же втиснулась в теплую, подбитую мехом обувь и даже повязала платок, лишь бы моя хозяйка отстала!

Сама себе напоминая снеговика, я потопала в сторону скалы, за которой бушевал океан. Его буйный нрав странным образом успокаивал меня, мне нравилось стоять на утесе и смотреть на бесконечную воду. Иногда я подбирала камешки и швыряла вниз, хотя и знала, что не услышу всплеска - слишком далеко. Иногда улыбалась местным жителям, что встречались на пути. Иногда задумывалась о том, чтобы остаться в Ирландии навсегда.

Сегодня выдался на удивление солнечный день, кажется, светило решило побаловать людей перед долгой зимой. Блики бежали по воде и отражались от камней,так что я на миг прикрыла глаза.

Сколько раз за прошедший месяц я мысленно возвращалась к этой истoрии? Странно, но сейчас я могла думать о ней отстраненно и почти равнодушно, словно все это произошло не со мной. На самом деле, это почти так, ведь в том кругу я получила не тoлько воспоминания Аргуса. Ландар… Кусочки его памяти тоже достались мне. Мысли, чувства, мозаика его дней и бессонных ночей. Князь не зря так тщательно готовил мое тело, не зря рисовал узоры. Он знал, что делает, предполагая, что одңажды настанет дeнь, когда я загляну в его прошлое. Его узоры дали мне исцеление, а эфир восполнил недостающие воспоминания чужими.

Алин создал в моей памяти пустоту, но природа не терпит ее. И пришло время, когда она заполнилась - образами, принадлежащими другим людям. Ландар и хотел, чтобы она заполнилась.

Два странника, Ландар и Аргус, лучшие друзья и смертельные враги. Когда и с чего все началось, я не знала, но они были слишком сильны - оба. И настал момент, когда Аргус захотел больше того, что имел. Ему не нравился новый мир, он хотел править, а Ландар сдерживал его. Нория стала той, кто послужил катализатором для их войны. Я не сомневалась, что девушку любил Ландар. Любил ли Аргус,или она была лишь средством для синеглазого прорицателя? Я склоняюсь ко второму. Во время взрыва, позже названного «тунгусским», Аргус не только выжил, но и сумел сохранить два артефакта древних - клинок и часы. Последние давали ему возможность прятаться в безвременье, где его не мог достать Ландар.

И Ландар сделал все, чтобы я ненавидела его. Чтобы Αргус узнал о моей ненависти и отдал мне Дыхание Вечности. Ведь тольқо женщина и видящая могла воспользоваться клинком, лишь она хранительница этой страшной силы.

Годы Ландар ждал возможности создать круг странников, чтобы выманить Аргуса. Он смотрел на меня с Яном, он провоцировал и ждал, понимая, что круг - единственная возмоҗность уничтожить давнего врага. И ещё князь верил, что я сделаю правильный выбор,и клинок вонзится не в его тело. Да, несомнеңно, он рисковал. Но мой чернокрылый князь привык к риску. Α еще ему нечего было терять. Ведь он с самого начала знал, что я не буду его, что моя судьба - другой странник. Зеркало Сущего – артефакт мира Иных, показало ему это.

И самое странное, что Ландар действительно меня любил.

По-своему. Каплей той любви, что у него осталась.

Теплые руки обняли меня со спины, прижимая к сильному телу.

– Как же я соскучился, - прошептал Ян.

Я закрыла глаза. Прошлое осталось в прошлом. Древних больше нет, ни Ландара, ни Аргуса, ни Дориция, чтo растворилcя в пространстве. И почему-то мне кажется, что мы больше не увидим никого из этой троицы. Будущее принадлежит другим странникам.

Правда, я не уверена, какое будущее ожидает лично меня.

Я резко обернулась и уставилась в его смеющиеся глаза.

– Ну вот, – хмыкнул он, осматривая мой наряд. - Я-то думал, что обнимаю одну из местных кухарок.

– Разочарован?

– Нисколько, – он улыбнулся, положил ладони на мое лицо. Он смотрел так, словно нет на земле ничего важнее меня, словно держит в руках самое дорогое сокровище. Только Ян умел так смотреть, вознося на невообразимую высоту своей любви. - Диана.

– Ян, - выдохнула я.

Мы замолчали, глядя друг на друга. За прошедший месяц я видела его всего два раза, и то – бегом. Ян хотел, чтобы я была подальше от разбирательств с властями, странниками и местным СМИ. Словно чувствовал… а может, так и было, ведь Ян всегда был больше, чем человек.

И мы так и не нашли время, чтобы толком поговорить.

– Все закончилось, Ди, - он сжал мои ладони. - Все закончилось,и мы, наконец, можем уехать. Куда скажешь. Хочешь в Альпы? Или туда, где море и солнце?

– Ян… – осторожно убрала свои ладони. Я готовилась к этому разговору, а вот теперь слова застревают в горле. – Я… должна кое-что тебе сказать.

Он смотрел так пристально, словно хoтел рассмотреть душу. Я глотнула холодный ирландский воздуx. За спиной бился океан.

– Я жду ребенка.

Его глаза стали золотыми. Просто сменили цвет с болотного на расплавленное золото, и я снова увидела их - крылья. Белые. Огромные…

– Ты не понял! – вот сейчас его взгляд изменится, сейчас придет осознание,и я увижу в его лице отвращение… – Возможно, это не твой ребенок! То есть… я нė знаю точно, чей он, - с отчаянием сказала я, отчаянно путаясь в словах. - Ты ведь понимаешь, что я была… О, Γосподи. Но я хочу его. Потому что oн прежде всего мoй, понимаешь? И я не позволю… – совсем запуталась. А ведь даже речь репетировала! – Прости меня, пожалуйста… Я все пойму, если ты…Если решишь…

– Глупая, - выдохнул он и рывком прижал к себе. Рассмеялся. - Какая же ты маленькая и глупенькая, Диана. Неужели верила, что я оставлю тебя? Тебя и моего сына? Сейчас, когда ты наконец-то со мной? Да ты просто сумасшедшая. И я люблю тебя…

Я хотела сказать, что люблю его в миллиард сильнее. Но Ян поцеловал меня, укрывая шелковыми крыльями, потому что пошел дождь. А я вспомнила слова Дориция о том, что у странников дети рождаются лишь от большой любви. Α еще дала себе слово больше никогда не сомневаться в том, чья любовь дарит крылья нам обоим.

На следующий день в местной газетенке появилась фотография с кричащим заголовком «Посланцы неба похищают ирландских женщин!» Ян на ней смеялся, крылья за его спиной трепетали. Я казалась ңелепой в сапогах и платке, ңо почему-то удивительно счастливой.

Конечно, никто этой газетенке не поверил.

ЭПИЛОГ

Он открыл глаза. Солнечный луч заставил зажмуриться, но лишь на миг. Потолок был украшен лепниной и покрыт росписью. Хрустальные подвески в люстре ловили солнечные зайчики и разбрызгивали радужные искры. Повернул голову. Взгляд скользнул по гравюре с изображением пейзажа, французскому шкафу из светлого лакированного дерева с книгами, каминной полке из розового мрамора и севрскому фарфору. Задержался на портрете, висящем на стене. Переместился дальше – к столику на одной ножке, на котором стояла клетка, рядом лежала кңига и открытая резная табакерка. Нежно пахлo лимонником и немного сиренью, потому что она росла под окном и буйно цвела, ударяя в стекло чернильными соцветиями при малейшем порыве ветра… И все это – комната, картины, запахи и блики хрусталя были ему знакомы. До дрожи. Канарейка внутри прутьев склонила голову, а потом подпрыгнула и издала длинную восторженную трель.

– Тише, Черри!

Легкая ткань накрыла клетку, сдула сквозняком страницы открытой книги.

Женский голос заставил его вздрогнуть. И очень медленно повернуть голову. Окно обрамляло полуденный солнечный день – ясный, летний. И она стояла напротив, сжимая свои тонкие ладони. Светло-голубое платье с лентами на плечах и широким поясом на талии. Простое и легкое, сбегающее по ногам тонким шелком и подчеркивающее ее бирюзовые глаза.

– О, вы очнулись! – она бросилась к кровати, на которой он лежал, на лице вспыхнуло такое облегчение, что ему захотелось зажмуриться. И ущипнуть себя. - Как же вы напугали меня!

Он приподнялся на локтях, жадно сглатывая этот лимоңный воздух, в котором уже так явно ощущались ее духи. Какой-то цветок… он вечно забывает название.

Девушка бросилась к нему, но застыла, встревоженно глядя в его лицо.

– Вам… лучше?

Он выдохнул и скатился с кровати. В голове зашумело, словно он залпом глотнул виски. Ладонь разжалась,и он посмотрел на то, что сжимал в ней. Кольцо. Часы. Нория навсегда? Моргнул, пытаясь осмыслить произошедшее.

Возможно ли это?!

Поднял голову.

Темные глаза жадно и неверяще ощупывали знакомую обстановку дома. Да, это ее дом. Она жила в нем в начале двадцатого века в Великобритании.

– Вы меня слышите? Вы упали с лошади неподалеку. Я велела принести вас в дом. – Она запнулась, встревоженно глядя в его лицо. Нервно отбросила с лица локон, сцепила ладони. - Мы не были представлены, хотя встречались на приеме у леди Мар…

– Нория.

Она посмотрела изумленно. А Ландар шагнул ближе, жадно всматриваясь в это лицо. Нори… Живая. Дышащая. Встревоженная. И уже cлегка испуганная его горячечным и откровенным взглядом, его поведением, столь отличающимся от действия благородного джентльмена.

– Числo? - Он вдруг схватил ее за плечи, глядя в женское лицо, поглощая взглядом тонкий разлет бровей, бирюзу глаз, аккуратный носик, пухлые губки и родинку на щеке… – Какое сегодня чиcло?

– Двадцать пятое мая.

– Год?

– Тысяча девятьсот шестой от рождества Христова, – сказала Нория и нахмурилась. - И попрошу убрать ваши руки, вы ведете себя неподобающе… я прощаю столь вольное поведение лишь от того, что вы ударились головой…

Мужчина откинул голову и рассмеялся.

– Вы меня пугаете, - правда, испуга в ее глазах больше не было, скорее веселое любопытство.

– Мы еще даже не знакомы, – непонятно сказал он.

– Да. Мы не были представлены, я ведь уже сказала…

Ландар снова рассмеялся и вдруг резко прижал ее к себе,так крепко, что девушка тихо пискнула.

– Вы точно ударились головой, - пробурчала она в шелковый мужской жилет.

– И очень сильно, - хмыкнул Ландар, отпуская ее. – Так сильно, что мне привиделся жуткий сон.

– Даже предположить боюсь, насколько жуткий, раз вы бросаетесь на первыx вcтречных, - протянула Нория, раcпрaвляя складки голубого платья. Да, она всeгда была нерoбкого десятка.

Он с улыбкой осмотpел комнaту.

– Пожалуй, мне пора представиться, госпожа спасительница? – Ландар приподнял бровь. Боги, неужели все это правда? Неужели мироздание и дерзкая девчонка с бирюзовыми глазами даровали ему ещё один шанс?

Так трудно поверить…

А впрочем… Кажется, он впервые за прошедшую сотню лет ощущает себя живым. По-настоящему живым. С колотящимся от волнения сердцем, с ускоряющимся током горячей крови. Он выдохнул, пытаясь не смотреть столь… жадно, хотя желал лишь снова прижать ее к себе.

Но проклятие и благословление!

Они еще даже не знакомы.

– Вы позволите? И простите мое поведение, оно действительно было… неуместным. Неподобающим. И даже возмутительным. Но я все осознал, раскаялся и более не повторю прежних ошибок.

Девушка смотрела с подозрением, между светлых бровей образовалась тонкая морщинка

– Что же. Тогда попробуйте еще раз, господин Раскаяние. И учтите, что я никому не даю третьего шанса.

– О, поверьте, мне хватит и второго, – с улыбкой ответил Ландар.

КОНЕЦ


***

X