Виктор Сергеевич Мишин - Зона 17 или... [СИ]

Зона 17 или... [СИ] 1110K, 262 с.   (скачать) - Виктор Сергеевич Мишин


Зона 17 или...
Виктор Мишин


Глава 1



Мне надоело валяться на кровати. Пора и вставать. А не хочется. Не хочется думать о том, что делать сегодня. Опять ходить по службам трудоустройства и искать работу. Как это уже надоело! Бывшему военному найти работу на гражданке очень тяжело. И что ты умеешь? Убивать всевозможными способами. Минировать и ставить растяжки. Следить за объектом и заниматься прочими опаснообычными вещами. И вопрос, кому все это нужно? Точно! Офисный работник со знанием рукопашного боя нужен всем! Вдруг неадекватный заказчик придет и нужно занять оборону. Ржу - не могу.

А в охрану идти не хочется. Слишком скучно. Торчать на месте и смотреть на что-нибудь или кого-нибудь с подозрительным видом. В общем, делать вид, что, типа, там, где ты, там порядок и спокойствие. Пробовал устроиться в цирке. Говорю, что ножи в девок кидать могу, но стрельба с двух рук с закрытыми глазами получается лучше. Да ты что, говорят, обалдел. Да уж. А обратно в спецслужбы дороги уже нет. Испортили мне выходные документы надписью «непригоден». Понимаю, что язык длинный и характер наглый, но ведь и специалист неплохой. Ну да ладно. Бог им судья. Сам справлюсь. Это хорошо, что есть друзья. Валдис обещал шабашку. И опять что-то незаконное. Но на на безрыбье и собака - колбаса!

Да ладно уже голову набухать. Пора и пару яиц жареных проглотить!

На улице стояла жуткая жара. Все буквально плавилось. Даже асфальт плавился так, что на нем появлялись асфальтные волны. Ездить было просто ужасно. Выпив кофе, через час я был в центре. Встретились с Валдисом в нашей кафешке.

- Привет, Макс, - Валдис сидел в углу за столиком, уткнувшись в свой ноутбук.

- Хай, - я махнул рукой, приветствуя друга.

- Запарил ты своим «хай». Нерусь, - ответил Валдис. У него, как ненавидевшего все и вся американское, всегда скрючивало лицо от моего приветствия. И это было прикольно.

- Что пишут мировые источники? Мировой империализм силовым способом вновь решил склонить кого-нибудь к демократии? - решил я завести друга.

- Можешь прикалываться, а я ведь работу пытаюсь нам найти.

- Да ладно тебе. Успехи есть? А то без финансов такие романсы играют в голове, что желание кого-нибудь пристрелить может неожиданно возникнуть.

- Пришлось напрячься. И, поверь, это было не просто.

- Не тяни кота за место. Говори уже. Мне еще к бывшей надо заехать.

- А вы что, опять сбежались? - удивился Валдис.

- Нет. Просто просила заехать. Что-то случилось, но, видать, по мелочи. А про мелочь я в прямом смысле. Она, наверное, про деньги опять речь заведет.

- Деньги - это у вас семейное. Ладно. Тема такая. Тут в Интернете разместил объяву. Что, типа, ребята без отпечатков пальцев возьмутся за работенку, где отпечатки нельзя оставлять.

- Сейчас ударю.

- Не гони лошадь впереди паровоза. Так вот, значит, пришел заказчик. Работа сильно пахнет статьями УК, но деньги нормальные.

- Слава тебе, Боже, что с нами тоже!

- В общем, расклад такой. Завтра за городом встречаемся. Забираем груз. Потом везем по адресу. Забираемся в домик на опушке. Одного чела забираем из теплой постельки, а вместо него кладем другого. И все! Дешево и по-богатому!

- Не понял? В чем прикол? Я думал кого-то завалим или постреляем красиво. А тут как-то подозрительно. Неуважением пахнет. Мы что, транспортная компания?

- Ну тебя. Меня, блин, передернуло от твоих слов. Они, наоборот, выкатили требования секретности и оперативности. Говорят, выбирали из многих кандидатов, и выбрали лучших, и очень надеются на наш профессионализм. И что мы сделаем без сучка и задоринки. И с чего вдруг ты озаботился смыслом? Ты же без работы и должен радоваться любому делу.

- Ладно. А что скажешь как аналитик?

- При переписке использовали чистый русский, без интернетовского сленга и сокращений. Уже хорошо, что не англосаксы. Требования описаны профессионально, но странновато. Например, никто бы не спросил, на какой машине мы поедем на дело и какой у меня сотовый телефон. Это смахивает на новичков из восточноевропейских братьев. Типа, Польша или Румыния. А раз это новички, то следует ожидать мелких ошибок и недоработок. Конечно, в нашем понимании. А, по сути, дело пахнет подозрительностью. В итоге я решил голову сильно не заморачивать. Главное - работа, и хорошо!

- Ясно, что ничего не ясно! Ладненько. Когда мутим?

- Завтра в девять вечера подкатывай ко мне, и погоним.

- Бай.

- И тебе не болеть. Гаденыш.

***

Просыпание шло по плану. Сначала легкое покалывание, по окончании - переливания крови. Легкое покачивание кровати. Теплый ветерок. И отличное настроение по всему телу. Поднятие спинки кровати в вертикальное положение. Все! Готов! Так, и к чему я готов? Список дел со временем начал произноситься в голове. Что ни говори, а эти компьютеры по всему телу - великая вещь!

- Так что там у нас вначале? (Спросил я.)

- Совещание в секторе культуры. Это после первого тайма. (Прозвучало в голове.)

Это хорошо, когда у тебя в голове работает компьютер. Все помнит и планирует. Можно расслабиться и не запоминать много всякой ерунды. И калькулятор совсем не нужен. Хотя он мне и так не нужен. Но мысль об этом согревает. Красота!

- А потом? (Спросил я.)

- Сектор развития после второго тайма.

- Ну и третий?

- Встреча туристов. Инструктаж и сопровождение.

- Ясно. Киборгов отправил?

- Да.

- Счетчик рабочего времени включил?

- Как только проснулись.

- Хорошо. Завтрак быстро.

- Есть!

Умные все-таки ребята, которые сделали такой компьютер. Ведь помнит, что я ем на завтрак перед совещаниями. Я посмотрел на экран. Он включился на новостном канале. Снова обсуждалась тема о спецслужбах и их превышенных правах. Один член рекомендательной комиссии говорил о новых типах датчиков слежения, а другой - о необходимости направить средства на развитие науки. Все с ними ясно. Я подошел к стене, и оттуда выдвинулась стойка с одеждой. Два костюма, которые выбрал компьютер и, конечно, дал право выбора. Киборг помог одеться и пожелал успехов.

***

Вечер в городе - хорошая штука. Пробки закончились, и все жители разбегаются по своим норкам. А другая половина жителей, которых в норке никто не ждет, расползаются по пещеркам, в которых совсем не так, как в норках. Больше спиртосодержащего и праздношатающегося. Я ехал мимо этих наборчиков к Валдису. И уже через полчаса был на месте.

- Как думаешь, заказчик появится? А то что-то запах у этого дела сильно запашистый, - спросил я Валдиса.

- Судя по ситуации - появятся. Нелогично такое заморачивать только для того, чтобы потратить наш бензин.

- Ну, не знаю, но я на бабки сильно настроился! Если не придет, бабки с тебя отожму!

- Ну, как ты был гаденышем, так остался. Вот что спецназ с людями делает негативное!

- За базар отвечать надо! Грузил про бабки? Грузил! Состав тронулся. А где он там ездил, не знаю. Но по-любому, бабки ко мне привезет!

- Ладно тебе. И, кстати, вон машина едет. Может, он? Твой состав?

- Да, вижу, странная какая-то. Сильно медленно едет. Женщина, что ли?

- Да. Едет странно. И все-таки за рулем мужик. Слишком уверенно едет и не виляет. Машинка недорогая, и странно, что платят много. Наверное, выбор автомобиля объясняется неприметностью. Ты знаешь, у меня голова пухнет от таких вычислений. Лучше подождем и сами все увидим.

- Куда же он крадется? Может, партизан какой прячется? Между деревьев старается прошмыгнуть.

- Точно! Польские партизаны!

Да, и действительно, двигалась машина километров сорок. Это был белый «Матиз». Я понимаю, что не гоночный болид, но можно было ехать и больше сорока километров в час. И вышли оттуда какие-то подозрительные типы. А подозрительные тем, что были одинаково одеты. И длинные плащи, и темные очки. А спросите меня, зачем это нужно. Носить темные очки после захода солнца - это переборчик. Это прямо как из какого-то американского фильма. Не помню названия.

Подозрения продолжали увеличиваться. Вроде, дело незаконное, а они шли спокойно, никуда не оглядывались. Просто шли. Да любой человек, попадая в новую обстановку, бросает взгляд по сторонам просто на подсознании. А тут - ничего. Или очень круто, или очень тупо. Походка тоже была подозрительная. Слишком уж руками махали. Когда ожидаешь неприятностей, то должен быть готов вытащить оружие быстро. Я ведь могу прикинуть ширину взмаха, определить, правша или левша, рассчитать движение руки, вытащить оружие и применить раньше. Я понимаю, что это мелочи, но на такие мелочи обращаешь внимание уже автоматически. Опыт уже три галочки поставил. Сейчас увидим, куда галочки летят.

- Валдис Токарев? - спросил один из «братьев-партизан».

- Да. А вы Александр? - непонятно к какому из «братьев» обратился Валдис.

- Да. Подъезжайте ближе к машине, груз возьмите. И получите инструкции.

- А деньги?

- Как договаривались. Задаток в пакете.

- Ясно. Посчитаем, что к чему.

Мы подошли к автомобилю. Груз в очень странной упаковке. Продолговатый мешок, скорее брезентовый сверток с широкими брезентовыми полосами, сделанными под ручки для удобства переноски. В основании мешка находилось что-то длинное и плоское, наверное для придания жесткости основания. И уже на нем находился груз. Уж очень сильно походило для переноски трупов. Мы его дружненько подхватили. Ну очень походило на труп. Почти.

Прочитал Валдис уточнения к инструкциям, полученным по Инету, и пересчитал деньги.

- Так, значит, мы сюда привезем?

- Да, возвращайтесь в это место. Мы подождем.

Ну понеслась. Перекинули мы мешок из «Матиза» в багажник «Тойоты». Пришлось задние сиденья складывать, чтобы груз поместился. И поехали.

- Вот здесь поворачивай, - сказал Вал, сверяясь по карте.

Небольшой двухэтажный домик с приусадебным участком на окраине. Соседи на нормальном удалении. Собаки нет. Одна надпись, что раньше была и очень злая. Лентяи хреновы. За собакой следить лень. Да и дверь с незамысловатым замком. И зачем ставить замок, если его просто открыть? Ох, и странные люди бывают. Замок стоит рублей сто, а вынести можно на миллион. Не сильно напрягаясь в экономике, мы по-тихому поднялись на второй этаж. Какой-то старичок спал на двухместной кровати. Куча разных приборов вокруг. Хоть медицинского образования никакого, но, как говорится, с кем поведешься - такого наберешься. Присутствовал рядом с такими приборчиками на работе у своей бывшей. Что-то отключил и что-то оторвал. Спеленали мы его, болезного. Он и не сильно барахтался. Кинули в багажник. Ну, и по голове стукнули, чтоб не бухтел по дороге. Затащили мы мешок с телом назад в дом. Открыли, и там оказался тот же мужик. Я всякое видел в жизни. И участвовал во всяких замороках. Но такое вижу впервые. Одного и того же мужика менять под покровом ночи еще не приходилось. Они или братья, или я ничего не понимаю. Вал тоже обалдел. Хорошо, что память у меня нормальная. То, что оторвал от приборов, назад пристроил. Ну, посмотрели на такое дело да пошли обратно. А когда этот старик захрапел, мы слегка опешили. Так были уверены, что это труп. В общем, ноги в руки, а ноги из задницы. Рванули мы оттуда и поехали к месту встречи.

«Партизаны» ждали на том же месте. Как мы их и оставили.

- Забирайте, - сказал Вал.

Они спокойно забрали тело. Потрясли его. Дедок там задергался. «Братья» вкололи ему что-то и погрузили себе в машину.

- Хорошо с вами работать! - сказали «партизаны», протягивая оставшиеся деньги в пакете. - У нас будет еще работа для вас. Ожидайте информацию.

- Хорошо. И вам не болеть.

Когда они уехали, мы немного отходили от происходящего.

- И как тебе такая тема?

- Вал, я в шоке! В чем прикол, понять не могу. И главный прикол, если работа не пыльная, почему сами не сделали, ребята вроде нехилые?

- Если все сложить или попытаться сложить, то получается, что у меня ничего не получается. Это точно не поляки. Акцента точно никакого. Русский язык у них слишком правильный. Правда, немного со странностями. Кто говорит «ожидайте информацию»? А кто говорит «возвращайтесь в это место»? Как угодно, но точно не так. Ладно, пес с ними, а удача с нами. Побрели потихоньку.

- Вал, если такая работенка свалится, звякни.

- Хорошо. Пока.

- Удачи.

Подвез я друга домой. Поделили деньжищи, и поехал я к своей бывшей.


глава 2



В секторе культуры было как всегда тихо и спокойно. По стенам сплошь экраны. И толпа умников за столами.

- Считаю очередное совещание открытым, - начал председатель.

Все одобрительно закивали. Докладчик - это занудный Пикс. Все умничает и прорабатывает всех и вся. Но, видно, ничего больше и не умеет. Как говорят у нас, «кто на что учился, то тому и досталось».

-  У нас по плану работы совещания три вопроса. И первый - это сбои в системе обмена. (А это камень в мой огород. Опять мне достанется. Хорошо, что я всегда готов к любым неожиданностям.) Ну сколько можно об этом говорить? Неужели при замене образцов нельзя обойтись без сбоев. И спецсредства подключаем, и специалисты у нас неплохие (а за это ему, конечно, спасибо). Все равно что-то проходит не так! Что в оправдание скажете, Вит?

- Разрешите? - обратился я к председателю.

- Разрешаю, - председатель уселся поудобнее, и все обратили взоры ко мне.

- Господа! - это хорошо, что появился повод дать отпор этому зарвавшемуся председателю сектора. - Я не собираюсь оправдываться. Во-первых, сбоев не так много, как вы тут сказали. Всего пять случаев за последний тайминг. И это не я их вывожу из строя, и не сами они ломаются. Технический сектор все же проводит проверку киборгов согласно схемам проверок. Выходы из строя происходят во время обычной работы. Так что вины нашей службы в этих отказах киборгов нет. Во-вторых, мы эти сбои изучаем. Мы подключили к рассмотрению этой проблемы все сектора нашей службы. Анализируем и делаем выводы. Не буду отрицать, проблема очень нестандартная для всех секторов региона, а в нашем она выделяется из общей ситуации. И, что совсем необычно, эти сбои по своим характеристикам не повторяются. И в заключение могу сказать, что доклад о ситуации будет представлен в ближайшем будущем.

- Не кажется вам странным, что, имея такие ресурсы, вы все равно недорабатываете? - не унимался председатель.

- Нет, не кажется. Я подчеркивал, что ситуация очень необычная. Кто знал, что во время последнего обмена попадется просроченный газ. И позвольте заметить, что проверять срок действия газа - не моя обязанность. Это в ведении службы дозаторов. И что образец окажется очень большим, и газ подействует не в полной мере.

- Эти ваши оправдания уже порядком надоели. Запомните. Если еще будут ошибки, поставим вопрос перед вашим контролером обязанностей. А там с вами церемониться не будут.

- Председатель, не надо все усложнять. Давайте дождемся результатов анализа и уже затем примем решение о чьей-либо виновности.

- Хорошо, подождем результатов. Есть у кого из присутствующих вопросы к службе помощников? - продолжал председатель.

- Есть вопрос, - один из умников встал из-за стола. - Вопрос к качеству доставки. Почему нельзя использовать контейнер со спецгазом сразу после изъятия образца? Из-за вашей медлительности образцы приходят ненадлежащего качества.

- А как я контейнер пронесу на место обмена? Он же слишком большой. Поэтому приходится образец выносить и только потом помещать в контейнер транспорта. Вот вы обратитесь в отдел разработок, и пусть там сделают компактный вариант.

- Хорошо, я подам заявку. И учтите, я деньги плачу за качественный образец. Будут сбои, тогда я буду снижать оплату!

- Хорошо. Мы сделаем все от нас зависящее.

- Есть еще вопросы? Нет? Так переходим ко второму вопросу. На повестке дня информационный сбор об изделиях. Мы же говорили, что на местах расположения изделий надо ставить несколько камер, чтобы собирать трехмерное и четырехмерное изображение. А так изображение получается не полное, и мы не можем объект выставить на торги. И опять недоработка службы помощников! (Опять страдает мой огород.)

- Так я тут при чем? Служба окупаемости посчитала, что если изделие плоское, то можно сэкономить на одной камере и хватит двухмерного изображения. Так что не надо на меня давить. Я тут человек маленький. Какой наряд на размещение камер написали, такой и получите.

- Мы это проверим, чья тут вина. А вам надо поставить на вид, что всегда проверяйте наряд на целесообразность. Вы же понимаете, что временную камеру все равно надо ставить! Ладно. Я сегодня добрый, не знаю, почему. Есть еще у кого-нибудь вопросы? Может, есть ко мне вопросы? Если нет, перейдем к третьему вопросу. И сегодня это - транзакция образцов на родину. Кстати, Вит, вы можете быть свободны. Это вопрос не в ваш огород! (Знает ведь, гад, что я про огород думал.)

- Спасибо. Двух лун!

- Двух лун!

Да. Пора мне уходить. Время. Скоро второй тайм. И голос в голове уже сказал, что скоро время посещения сектора развития. Да, и подготовиться, и проверить работу подразделений. А отдел развития - это не эти хлюпики из культурного.

***

Город подошел к часу пик. Пробки стали ужасные. Светофоры не работали из-за отсутствия электричества. Интересно, почему полицейские, когда они нужны, их нет, а когда ты превышаешь скорость, они стоят за каждым кустом? Интересная теория круговорота полицейских в природе.

К свой бывшей, наверное, опоздаю. Надо подумать, сколько ей выделить средств. С одной стороны, я давно ее не посещал. А с другой стороны, надо не забывать, что я - не монах. А на это дело бабок уходит - мама не горюй. Бабы в последнее время вообще оборзели. В ресторане посидеть, просто алкоголем употребиться. Все равно бабосы попросит. Слава Богу, проблемы начинают пропадать. Оторвемся, значит. В общем, за этими вычислениями я и не заметил, как подъехал к дому бывшей.

- Привет, Макс, - приветствовала с кислым лицом меня бывшая жена.

- Хай. Как ты тут? У меня немного денег завалялось. Решил подкинуть тебе немного.

- А что у нас в лесу сдохло? Наверное, что-то большое, даже, может быть, слон? Так, вроде, они у нас не водятся. Или ты там, где слоны водятся, шлялся?

- Вот женщины! И то не это, и это не так. Денег не приносишь - значит, бессовестный! А принесешь, вообще сволочь! Успокойся уже. Лучше возьми деньги и скажи спасибо.

- Ладно. Спасибо. Просто тут мелкого приодеть надо. А на первый класс вообще денег надо немало.

- Уже лучше. Слушай. Можешь меня просветить кое в чем медицинском, пока я тут?

- Да, могу. Но я только специалист в узкой области медицины. Так что, чем могу.

- Вроде, это по твоей. Я тут недавно фантастические книжки читал. И у меня родился вопрос. Можно считать мозги одного человека и, типа, просканировать и записать в мозги другого? Ну и, типа, двойник по мозгам получится.

- Макс, ну ты совсем с головой дружить перестал! Даже если они братья-близнецы, и то вряд ли. Так что книжек про всякую ерунду не читай, а напряги мозги в полезном и более денежном направлении. И я надеюсь, у тебя совесть есть, и ты будешь нам помогать.

- Ты же знаешь, что я честный и скромный.

- Особенно много я знаю про твою скромность.

- Вот видишь! И ты об этом знаешь! Конечно, как заработаю еще - принесу. Там Вал обещал еще работенку.

- Ты там поосторожней с ним. Он хоть и бывший военный аналитик и мозгов у него побольше, чем у некоторых, но втянет он тебя в очередную авантюру. Помяни мое слово.

- Ладно. Я ему передам, что он сволочь. Пока.

- Пока.

Немного отъехав, я позвонил напарнику.

- Вал, привет. Слушай, мой мелкий в первый класс собрался. А я забыл. В общем, будет шабашка - звони. Ты же знаешь, денег мне надолго не хватит.

- Хорошо. Но эта тема не от меня зависит. Как «партизаны» выйдут на связь, так сразу сообщу.

- Ок. Жду.

***

Сектор новинок меня не обрадовал. Ничего нового с последним рейсом не пришло. Могли бы что-нибудь и придумать. Да хотя бы газ специального воздействия могли сделать более длительного хранения. А то рейсы приходят редко, и газ не доживает до дела. Как туристов и любителей изделий прислать, так сообразительность на высоком уровне. А как тут работать прикажешь? Работы много. Ресурсы на пределе. Да и работаем на старье. Киборги устаревают. Когда там было обновление роботов? Да и не помню уже. Спецоборудование тоже не вечное. И главное, пополнение давно не присылали. Приходится выкручиваться. Ладно, хватит жаловаться самому себе.

Голос сказал о времени. Я направился в сектор развития. А там народу набралось много. И уже по разговорам ясно, что горячо будет.

- Друзья, успокойтесь, - председатель даже зуммер запустил. - Итак, мы рассмотрим все вопросы. Но давайте по порядку. Не все сразу. Лун, давайте с вас начнем. И с самого начала, пожалуйста.

- Я уже сообщал в комитет по делам развития общества, - Лун с пеной у рта активно размахивал руками и продолжал: - И мне там обещали помощь. И, к слову сказать, везде. И у вас само собой. А что я вижу на самом деле? Мне не предоставили запрашиваемых объектов. Не предоставили лабораторию для работы с объектами на должном уровне. Даже в задании на доставляемый объект было написано одно, а доставили совсем другое! Это никуда не годится! Я сообщу в службу контроля обязанностей.

- Не кипятитесь, Лун, - прервал его председатель. - В службу контроля вы всегда успеете. Тем более у вас там связи. Давайте подробнее разберемся, что к чему. Начнем с того, чем не нравится объект?

Ну, началось. Это надолго. А тут еще голос Ико сообщил о поступлении заявки на изделие. Ладно, принимаем. Ох уж эта служба доставки.

- Председатель, не надо защищать своих. Виноваты - признайтесь. А лучше, исправьтесь в лучшую сторону! - Это старик Лун совсем распоясался.

- Лун, успокойтесь уже. Потерпите немного, и мы сделаем в лучшем виде.

Компьютер в голове сообщил о встрече с туристами через тайм.

И о сбоях с киборгами. Еще один вышел из строя. Вот незадача.

- А вы думаете, я вам поверю? «Доверяя, подписывай!» - гласит мудрость. Вот так я и поступлю. Пока не подпишете указ целесообразности, я не успокоюсь.

- Хорошо, подпишем, - ответил председатель.

В указе нужно написать о недостатках, их устранении, сроках исполнения и, главное, указать ответственных. По сути - нагадить себе на голову. «Не подпишет», - подумал я. Со службой контроля лучше не связываться.

И тут Ико сообщил о происшествии.

- Докладывай, - дал я команду.

- Пришло сообщение от службы чистоты. Обнаружено нарушение паспорта ДНК. Один недавно прибывший турист после прибытия удалил из тела датчики. Местоположение неизвестно. Здоровье неизвестно. Его подруга в центре дознания ожидает Вашего прибытия. Компьютер предполагает предпенсионное бегство.

- Как он мог удалить датчики? Это ведь невозможно, - спросил я у Ико.

- Он - специалист по бионике. Высшее научное звание. Главный специалист в разработке и обновлении программы в датчиках слежения.

- Ясно. Мне только беглецов не хватало. А что от службы слежения?

- Все видео о перемещении беглеца до момента побега вас ожидают в центре дознания. Запрос о наблюдении с места работы послан. Информация поступит позже.

- Место пропажи?

- Зона 12. Отделился от группы. Изьятие датчиков произошло слишком быстро. Следственный компьютер предполагает, что беглец операцию подготовил заранее.

- Он был здесь ранее?

- Нет. Компьютер предполагает заговор с привлечением местного сотрудника.

- Заговор? Это что-то новенькое. У нас заговоров еще не было. Что еще интересного?

- Подруга беглеца - его подчиненная.

- А это уже интересно. Пойдем посмотрим на сотрудника с подругой.

- Доложи председателю, что мне нужно уходить.

- Есть.

- И передай «двух лун».

- Передал. Он вам тоже передал.

Я пошел в центр дознания.

***

Сидел я в своем кафе и проводил дезинфекцию коньяком внутренних трубопроводов. А какая-то деваха только и подливала. Наивная чукотская девочка. Она еще не знала, что мне этого напитка надо влить вагон, чтобы как-то повлиять на мои способности. Ну да ладно, пусть подливает. Не самому же это делать. Если на это есть специально обученные люди. А сидел я тут, зная, что встречу моего кореша из ФСБ. Он тоже иногда приходит на обработку.

И тут зазвонил телефон.

- Макс, привет.

- Привет.

- Слушай, еще шабашка от того «партизана». Я и не думал, что так быстро они там зашевелятся.

- А что там они сказали? Наверное, опять грузопотаскушка.

- Да эти «партизаны» не говорят. Приезжайте, говорят, и получите инструкции.

- Ладно, хорошо. Когда встречаемся?

- Завтра вечером в девять заезжай.

- Ок. Пока.

А девка давай себе подливать. Интересно, что я ей пообещал?

И тут появился друг. Вот у него взгляд. Есть такой взгляд, который прямо в душу заглядывает. Сразу меня заметил. И через время мы сидели вместе. Девке сказал, что скоро вернусь, ну и, типа, чтобы морально готовилась.

- Макс. Походу меня искал? - вот сразу видно, что сотрудник органов.

- Привет, Санек.

- Слушаю тебя.

- Куда торопишься? Давай по стаканчику?

- Хорошо. И пока несут, продолжай.

- Тут такое дело. Мы тут с Валдисом шабашку нашли.

- Знаю я ваши шабашки. Поосторожней вы тут. Не нарвитесь на неприятности. Я после прошлого случая, когда тебя вытаскивать пришлось, еще не отошел.

- Да не боись. Все нормаль. Тут такой вопрос. Ты случаем ничего такого подозрительного недавно не слышал? Убийство - это не подозрительно. Это обычная жизнь. А вот что-то такое, что сильно попахивает ерундой.

- Ты замешан или как?

- Нет, конечно. Ты же знаешь мою скромность и замкнутость.

- Особенно скромность. И возвращаясь к твоему вопросу. Что понимать под необычным?

- Или уж совсем необычное. Типа, стреляли, и пули летели, и даже залетали, куда надо. А потом раз, и чел живее всех живых.

- Интересно, почему интересуешься. Но, кстати, есть такое. Рассказать могу, потому что ничего там, собственно, и не было. Например, воры забрались в секретную лабораторию. Не скажу, от чего секретную. Мы туда залетели и хотели по-горячему взять. Какое там. Как сквозь воду провалились. Но не это интересно. А то, что они там ничего не взяли. То есть вообще ничего. Даже компы не включали. Вот, типа, зашли и, типа, вышли. И на видео с места преступления все очень хорошо видно. Как они там бродили и в ящики заглядывали. Спецы говорят, что там было что взять. А если еще продать и знать, кому. Зачем залезали, вот вопрос. Ты это имел в виду?

- Ну, почти. Слушай, а люди не пропадали случайным образом как-нибудь таинственно?

- Это как? Типа, пропал, но не пропал? Шутишь?

- Нет. Я про то, что, типа, человек заболел, например. А когда вылечился, тут выясняется, что это уже другой человек. Вроде он. А ведет себя как-то не так.

- Макс, ну ты, блин, даешь. Я говорил, не читай много фантастики. Вот башню снесет. Или уже


снесло?

- Не смейся. Просто такая необычная шабашка. А необычность в том, что за простую работу, и причем не криминальную почти, денег отвалили вагон.

- И, кстати, была тут еще одна странность. Был такой старичок-снеговичок. Занимался проблемами переустройства общества и историей. Так вот, этого дедушку должны были отключать от систем жизнеобеспечения. Приехала толпа медиков, юристы и прочие работники. Эта толпа окружила больного и приготовилась к процедуре. Отключили его от системы жизнеобеспечения. А вот после вскрытия выяснилось, что он был здоров. И получается, что его убили. Этот дед со связями был. Наших послали разобраться. Они там копнули глубоко. Сначала подумали, что медики накосячили. Но потом проверили все документы, ознакомились с заключениями специалистов и оказалось, что все нормально. А в чем хитрость, еще разбираются. Странно то, что по данным он должен быть в двух шагах к всевышнему, а наши спецы говорят, что эти два шага были где-то в начале жизненного пути. Но они там еще разбираются.

- Чудно. Слушай, а тебе не кажется, что странные вещи происходят в мире и что мир катится к чертовой матери?

- Слушай, Макс, ты с книжками про фантастику завязывай, да и с алкоголем осторожнее будь. А то от белой горячки до научной фантастики один шаг.

- Ладно, буду. Слушай, а может соберемся как- нибудь вместе на шашлычки? Вспомним старое. Поквасим. Девок наберем. Как смотришь?

- Тема хорошая. Но работы завал. Но в планы вбить надо.

- Ладно, давай. Спасибо что рассказал. Теперь буду повнимательней ко всякой ерунде. Пока. А то мне еще с девахой работу плановую проводить.

- Пока. Созвонимся.

***

В комитете как всегда было тихо. Только роботы что-то чинили и путались под ногами. Но что с них взять? Железяка и есть железяка, хотя на нас похожа - просто жуть. Еще раз прочитал последнее награждение от Императора, висевшее на стене: «...Нашему великому магистру Торону... Бла-бла-бла... За великие заслуги... Бла-бла... За процветание комитета службы контроля и во имя Империи...» И звезда внизу. Класс. Приятно читать приятное о себе!

Потом взгляд упал на стеллажи и стены с оружием всех времен и всех цивилизаций. А было этого добра слишком много. Собирать обычное оружие не интересно. Это было собрание необычного оружия. Точнее сказать, собрание изобретательской мысли в области вооружений. Встроенное в трости оружие. Встроенное в части тела оружие было особенно интересным. Один умник, например, отрезал себе часть кисти руки и, немного модернизировав, встроил туда пистолет и затем снова пристроил обратно. Ради такой зависимости от собирания оружия пришлось идти на легкие нарушения правил. Всем наместникам в секторах дал негласный указ собирать что-то интересное в оружии взамен на поблажки с контролем.

Ладно, что там нового? Ага. Отчеты поступили. И что тут у нас? Доносов вагон. Нет. Не доносов. Пусть будет докладов. А также отчеты о выходах из строя киборгов. Отчеты о поставках объектов. И, конечно, отчеты о прибылях корпорации. Это хоть читать приятно. И опять негативный отчет о зоне 17 с оценкой - 3. Да что там происходит? И специалисты там отличные, и вроде все хорошо, а неприятность за неприятностью. Ладно, пошлю пока туда парочку из службы контроля. Пусть присмотрятся.

***

Компьютер в голове меня торопил.

Я вошел в центр дознания.

- Свидетель нервничает. У нее все чисто. Паспорт ДНК не нарушен, - сообщил Ико.

- Ясно.

Я вошел в комнату, где сидела симпатичная женщина.

- Здравствуйте.

- Здравствуйте.

- Милла. У нас долгая беседа, поэтому расслабьтесь. Вы знаете, почему вы здесь?

- Догадываюсь. Это из-за моей работы.

- Не совсем. Ваш друг - беглец.

- Этого не может быть, - по мимике я понял, что не врет. Ико подтвердил. - Он не мог меня бросить. Мы любим друг друга. Да и с чего вы вообще это взяли?

- Вы знаете, кто я? Мое звание? Или я похож на юмориста?

- Давление резко повышается, - доложил Ико.

- Какими вопросами вы занимались в лаборатории? - продолжал я допрос.

- Имеет ли он уровень допуска? - спросила свидетельница у своего компьютера. После подтверждения продолжила. - Разработка новейших датчиков слежения на совершенно новых данных.

- Он мог удалить датчики слежения?

- Сам не мог. Для этого необходимо специальное оборудование. И оно находится в нашем центре. Есть, конечно, мобильные стенды, но они не могут покинуть нашу планету.

- Он ведь умник. Он мог собрать мобильный стенд и провезти с собой?

- Если только по частям. Да и то сомневаюсь. Вы, я вижу, специалист своего дела и понимаете, что провоз оборудования и технологий в сектора планет - это большое преступление.

- Скажите, как он мог тогда удалить датчики? Я тоже вижу, что вы специалист своего дела.

- У нас велись разработки обратного воздействия датчиков. Думаю, он перехватил управление датчиками.

- Это что за обратное воздействие?

- Датчики только передавали данные, а мы учимся передавать команды датчикам для воздействия.

- Для воздействия на здоровье?

- Мы далеко не продвинулись. Пока только в разработке команды управления сердцебиением.

- Вы можете на расстоянии остановить сердце?

- По своду законов мы не можем этого делать. Мы можем поддержать ритм сердца до прибытия медицинской помощи.

- А просто отключить датчики он может?

- Их там несколько, и они под перекрестным контролем данных. Мы работали над датчиками здоровья. Даже если отключить датчики здоровья, в чем я сомневаюсь, то как же датчики слежения? А резервные датчики?

- Все понятно. Вам запрещается покидать центр размещения до особого распоряжения. Вам ясно?

- Ясно.

- Двух лун.

- Двух лун.

Я уже шел или практически бежал на инструктаж с туристами. Допрос забрал слишком много времени.

Туристов было немного. И то хорошо. Видно рейтинг туризма понизили еще на одну ступень, сволочи. Вот туристов и поубавились. Ладно, будем улучшаться. Как говорится, «служи лучше, пока служба не пришла!» Шутка такая.

- Итак, начнем. Все отметились на контроллерах? Ну тогда садитесь. В общем, процедуры посещения, отметок, точек входа и выхода такие, как и везде! Особенности здесь следующие. Гравитация немного ниже нормы. Поэтому не носимся, как угорелые. Спецгаз на местных действует с задержкой и пониженным воздействием. Болезни стандартные. Строй уровня 5. Меня зовут Вит, я у вас на первой кнопке вызовов. Вопросы?

- А вы можете что-то посоветовать? Мы изучили туристические советники, но вы знаете, мы рекламным призывам не верим.

- Получите последнюю обновленную версию туристической карты с нашего сервера. Там указаны самые лучшие места, которые советую посмотреть. Еще вопросы?

- Мы прочитали последние сводки о зоне. Там есть и негативные отзывы, - сказал один из туристов.

- Да, зона необычная. Согласен. Но только и всего. Аналитические отчеты и протоколы поведения отличаются от всех зон и не только этого региона. Объекты очень часто ведут себя не по протоколам поведения, и очень часто предугадать логику поведения невозможно. И поэтому в этой зоне себя нужно вести очень аккуратно. А кстати, вам замечание, - обратился я к этому умнику. - Оделись вы просто ужасно. Хоть и в туристической карте все написано. Но тут мода меняется быстро, и вас за такое могут побить. Еще вопросы есть? Раз больше нет, всем удачи!

Хорошо я этого умника напугал. Какая мода? И кому это надо, за это избивать человека? Это чтобы инструкции лучше читал и не задавал дурацких вопросов. Да ладно, Бог с ним. Надо, кстати, с выходом из строя киборгов разобраться наконец.

***

В городе шла подготовка к празднику. Лампочек с флагами развесили. Все переливалось разноцветными огнями. Красота. Но мысль почему-то поменялась. И я вспомнил про одну сволочь, которая нас в Афгане подставила. Нашу роту накрыли шквальным огнем из минометов. Тут я подумал, что если эту сволочь повесить на этот столбик и приделать ко лбу лампочку, то, пожалуй, общий вид, конечно бы, улучшился. За этими приятными размышлениями я не заметил, как подъехал к Валдису. Он уже ждал.

- Ну что, погнали?

- Погнали!

Приехали мы уже в другое место за городом. Там уже ждали нас «партизаны». Одеты так же и на той же машине.

- Здравствуйте, - приветствовали нас два денежных мешка.

- Привет.

- Вы готовы к работе?

- Если готовы ваши деньги, то да, - Валдис ответил в своем репертуаре.

- Вот ваши инструкции и возьмите это, - они пошли открывать свой автомобиль.

Там, вместо ожидаемого мешка с телом, мы увидели что-то плоское в какой-то упаковке. Влезет ли в нашу машину? Не влезет - за такие бабки рядом побегу. Но сверток вошел впритык. Нормаль.

- Мы вас будем ждать здесь через три часа, - и сев в машину, укатили

Мы переглянулись.

- Откуда они знают, что так быстро управимся? - спросил Вал.

- Может, сначала прочитаем, что написали «партизаны»? А то время тикает.

Инструкция была простой до безобразия. Влезть в какую-то мелкую художественную галерею и заменить картины.

- Вроде ничего сложного. Как думаешь?

- Вал, я так понимаю, мы крадем картину. Только не пойму. Ведь за такие бабки можно купить картину с галереей вместе.

- Знаешь, а мне все равно. Хорошо, что нас за такие бабосы не попросили устроить переворот где-нибудь. Слушай, как думаешь, может они не знают, что мы умеем? Представь, сколько за такое отвалят «партизаны».

- Хорош мечтать! Нажимай педали, пока поджопника не дали! Мы же не хотим подвести постоянного клиента?

- Ок. Насчет переворота я им и намекнуть могу. Погнали.

Ехать пришлось недолго. Галерея что-то уж совсем простенькой оказалась. Сигнализация на пять минут. Мы ее так и называем - «пятерочка». Вошли. Даже охранников не поставили. Экономщики хреновы. Тут, походу, кража века, а они на дедушках экономят. Ну, мы хоть и не специалисты по краже картин, но сложностей не было. На схеме было указано, что и где находится. Все прошло быстро. В инструкции указано, чтобы без следов взлома. Без вопросов. Вернули все «взад».

Время до встречи было, и мы решили по кофейку жахнуть.

- Что-то быстро получилось! Как-то подозрительно.

- Вал, ты же только что грузил, что мы суперспецы, а тут сомнения вдруг. Кофе не такое? Или печенюшки неправильные?

- Что ты ржешь? Ты же понимаешь, о чем я.

- Да понимаю я. У самого башню рвет. А ты знаешь способ, чтобы про это не думать?

- И?

- Думай, как деньги потратишь. И нехорошие мысли сразу пройдут.

- И то верно. И мысль про баб этот процесс ускоряет до невозможности!

Через полчаса мы были на стрелке. «Партизаны» уже на месте. Быстрый обмен. Большие бабки. И всем пока.

- Слушай, Валдис.

- Весь во внимании.

- А тебе не кажется, что мы кролики?

- Ну, ты уже совсем обидеть хочешь. И с чего вдруг?

- Слишком быстро у нас все получается!

- Ну ты, блин, юморист. Ржу не могу.

- Ладно, давай делить добычу, да я пойду мысли на баб переключать.

- Давай. Слушай, у меня те же мысли. А если сказать о времени, как быстро эти мысли пришли сразу после денег, то мы точно кролики!

- Да ну тебя.

Мы разъехались по своим норам.

***

Первый осмотр киборгов показал, что с защитой у них не очень. Броня у них отличная и непробиваемая. А вот с защитой датчиков просто кошмар. И, главное, попадает кто-то прямо в датчики видеонаблюдения. Они там что, не могут получше защитить эти датчики? И знает какая-то сволочь, что именно туда надо стрелять. Вот незадача. А что, если датчики перенести в другое место? Ну, например, из глаз в нос. Там и не видно будет. Ага. Глаза на жопу нанести, а ее спереди сделать! Смешно. Но мысль о переносе датчиков надо в отчете отразить. Не зря же я здесь нахожусь.

- Полицейский робот вас ожидает, - сообщил Ико.

- Пусть прибудет на место пропажи беглеца.

- Есть.

Я приближался к месту происшествия. Киборг уже работал вовсю. Я, пожалуй, тоже осмотрюсь.

- Отпечатки беглеца присутствуют, - сообщения киборг передавал напрямую. - По времени испарений можно сказать, что это было два тайма назад. Двигался в южном направлении, - потом киборг вскрыл какую-то дверь и вошел в какое-то строение. Я последовал за ним. - Тут было несколько человек. Все, кроме одного, местные. Этот неизвестный пользовался системой защиты от слежения. Определить личность пока невозможно. Он ожидал беглеца здесь. На этом столе было установлено какое-то оборудование, - киборг указал на железный стол в углу. - Здесь и перестало работать наблюдение за беглецом.

Затем киборг стал копаться в куче мусора, сложенного в углу комнаты. Вытащив какую-то бутылку, взял между руками, и там что-то стало светиться.

- Жидкость в сосуде в основном состоит из воды с многочисленными примесями гидрат.

- Стой, подожди, - остановил я киборга. - Мне эти формулы ничего не скажут. Обучать Ико тоже не стоит. Суть, пожалуйста.

- Как всегда вредные вещества без логики изготовления. Наш беглец его тоже пил.

- Как это? Как можно пить местную бурду? Может, он свой компьютер, который бы предупредил его, тоже выключил? - спросил я киборга.

- Это действительно странно. Потому что он не только пил, он еще и ел. Так что он выключил компьютер еще и для того, чтобы отключить отчетность.

- У меня большой опыт работы с беглецами, но такое вижу впервые, - сказал я сам себе.

Тут киборг, как видно, закончив изучение помещения, вышел на улицу и практически побежал вдоль этого строения. Я, конечно, за ним. Потом повернул за угол. Пробежал еще немного, опять повернул. Немного постояв и поворачивая голову, опять побежал в один из проулков. Затем остановился.

- Здесь след беглеца теряется, - произнес киборг-полицейский. - Тут было применено средство для уничтожения следа по запаху. Я сделал доклад и передал в следственный компьютер, - продолжал киборг. - Согласно кодексу законов этому происшествию присваивается уровень «красный» под грифом «преступление против империи». Системы слежения получили указания на особое внимание за перемещениями. У меня все.

Я кивнул ему, подтверждая команду следовать обратно в центр. Он развернулся и двинулся в сторону центра. Я, еще немного постояв, тоже двинулся в нужном направлении.

***

Была как-то у меня подружайка из мира искусств. Таскала меня по центрам культуры. Говорила, что меня еще можно исправить и из мужлана сделать что-то человеческое. Мужчину, например. Ну, я не сильно дергался. Ради секса с классной девахой, как говорится, и ходьбу по магазинам стерпишь. Так вот, решил я ее навестить. Ну, может, еще раз доказать, что я мужчина.

- Привет. (А хотел сказать «хай». Культура взяла верх. Блин, даже самому противно.)

- Здравствуй, - ответила мой худенький искусствовед.

- Как жизнь? Что нового в мире происходит?

- Все хорошо. А что вдруг решил заглянуть? Бабы закончились?

- Ну это добро никогда не закончится! А вот с классными и умными что-то происходит. Вырождаются, походу. Или с генами что-то не так, или западные ценности входят в жизнь. Не пойму. Одна такая умная ты у меня и осталась. Вот решил прибыть со спасательными мерами. Ты же знаешь про мою скромность и бережливость.

- Какой бережливый нашелся. Говори, зачем пришел? То, что в койку решил залезть, я и по глазам вижу. Но, как говоришь, добра у тебя вокруг много обитает. Видно, не только за этим.

- Нельзя так сразу правдой об лоб. А где культурная беседа за чашкой кофе?

- Уже о утреннем кофе размечтался?

- Не, Валентина. Сначала кофе. О койке, если захочешь, поговорим. Потом.

- Ладно. Пошли. В кафешку конечно.

В ближайшем кафе было мало народа. И глаз тоже. Нормаль.

- Валентина. Тут такое дело. Решил я культурно просветиться. И помня о наших культурных походах, как-то меня пробило. Знаешь, захотелось чего-то такого-эдакого.

- С чего это вдруг? Я помню положительной тенденции к этому не было.

- Да вот по работе как-то просто проезжал мимо какой-то художественной галереи. Вдруг тебя вспомнил. Что-то в сердце кольнуло. Как-то по-хорошему. Вспомнил, как мы с тобой по выставкам зажигали.

- Что там на выставке можно было зажечь?

- С пивом? Шутишь? Конечно нет! Но что точно ты не будешь отрицать, так это то, что мы вытворяли у тебя сразу после выставки.

- Хватит. Тут люди в кафе. Так, вспомнили все. Говори, что хотел сказать.

- Ладно, не кипишуй. Но вот интересно. Опять же, вспоминая наши походы. Та галерея, мимо которой я проезжал. На Красной. Она про что? Может, зайду как-нибудь.

- Ничего особенного. Там сейчас выставка авангардистов. Я такое не люблю и тебе не советую. Чистая мазня.

- Валентина. Подожди. Если такую мазню кто-то рисует. И кто-то выставляет. То это не просто мазня. И значит это кому-то нужно. Там, походу, бабки нехилые крутятся.

- А ты что, ограбить захотел? Нет там ничего ценного. Художники неизвестные. Есть там один, подающий надежды. Кроме надежд ценностей нет. Так что не планируй ограбить.

- Почему сразу плохое думаешь? Просто подумал о финансовых схемах.

- Чего ты подумал? Не смеши. Подумал! И где ты сейчас работаешь, что у тебя в голове мысли появились, да еще и схемы?

- Не смейся. А работаю я сейчас на бирже. Финансовые схемы. Вложения. Кредиты и прочее. Кстати, начал зарабатывать нормальные деньги.

- Не верю. Врешь, наверное.

Слово за слово. Закончилось утренним кофе в постель. Умная она у меня. Знала, чем все закончится заранее.

***

Ико - это мой компьютер. Компьютер, подключенный к голове и к нервной системе - это очень нужное дело. Я на его апгрейд сильно потратился и не пожалел. Теперь мой компьютер не отчитывается перед службами слежения и контроля. И это дает мне неограниченную свободу действий. Друг, который мне помог с такой важной переделкой моего компьютера, назначил мне встречу. Ну как друг. Я ему помог от службы контроля уйти. А это дорогого стоит. Вот он мне по-дружески помогает с информацией. И друг из отдела информации - это самый лучший друг. Ну, конечно, я побежал на эту встречу. Наши компьютеры договорились о месте встречи.

- Вит. Тут такое дело. Прилетают к нам пара инспекторов из службы контроля.

- Не может быть. По какому делу?

- Не знаю. Но прилетают под видом туристов. И что-то секретное, наверное.

- Может, обычная проверка. Но кого или чего?

- Кто их знает. Но был предварительный запрос из корпорации. За пять мигов до этого.

- Что запрашивали?

- Упор был по отчетам о финансах, сбоях в оборудовании, проведении операций с образцами и еще там всякого. Если все собрать, то копают под четверых подозреваемых, и ты в их числе.

- Вот сволочи. Ладно, спасибо за информацию. Кстати, мой Ико говорит, что не может войти в одну местную секретную базу. Поможешь?

- Хорошо. Пусть свяжется с моим, он его и обучит.

- Понял. Спасибо. Двух лун.

- Двух лун.

Я пошел в лабораторию обновления.

- Поступили данные от службы помощников из лаборатории беглеца, - заговорил Ико. - По данным, он мог изготовить миниатюрное оборудование для изъятия датчиков. Его проверили. Работает. Уровень преступления повысили до оранжевого. Там также велись работы по изготовлению устройства противодействия службе слежения.

- Понятно, - поблагодарил я Ико.

***

В городе шел дождь. И это прекрасно. Город как бы обновлялся и становился чище. Дождь спасал от изнуряющей жары этот город и всех жителей. Но с дождем и наступал в городе коллапс. Целые моря воды останавливали трамваи и создавали автомобильные пробки. И, конечно, всем было наплевать. Форсируя лужи и пробираясь между машинами, я решил заглянуть в галерею, где мы недавно побывали. Посмотреть, кто там на что надежды подает. Ну, все как обычно в этих центрах культуры. Слава Богу, опыт у меня большой. Бабушка-божий одуванчик на входе. Финансовую цену картин я уже оценил. Очень дешево. Но с умным взглядом и медленной походкой двинулся на обход. Если бы еще не этот костюм, который пришлось напялить. Вообще было бы зашибись. Интересно, мой худой искусствовед догадается, куда я поперся. Нехватало ее тут увидеть. Медленно похаживая, останавливаясь и пялясь на всякую мазню, подхожу я к той самой картине, что мы подменили. А это, оказывается, того художника, который что-то на что-то подает. И народу тут побольше. Аж три человека без меня и, как я понял, без самого творца, который был тут как тут. И как, получается, я удачно подошел. Они всей этой толпой уперлись взглядом в ту самую картину. Что-то там разглядели и давай хвалить автора. Не понятно, что говорили, хотя и говорили на русском. Но и их пятиминутная белиберда не добавила информации. И только по реакции автора становилось понятно, что хвалили именно его. А автор даже засмущался. Видать, сильно хвалили. Следующие описания картины минут на десять только усложнили восприятие реальности. И это при моем-то опыте. Я со своим специалистом посетил не меньше десяти выставок и, если посчитать в часах, то это получается больше тридцати человеко-часов. А выслушал ерунды немерено, хотя и с переводом на русский. И согласно моему опыту, я могу точно понять, что хвалят или нет. А автор не унимался и продолжал грузить про то, что он хотел этой мазней сказать и кому-то передать. Что хотел утаить и пересказать что-то объяснимое из необъяснимого. Чтобы голова не лопнула, я решил ее выключить и оценить другое.

По автору и этим лошарам я понял главное. Картина - оригинал. И тут возникает ряд вопросов. Первый. Если добродетели «партизанского» вида заметили подмену, нашли оригинал и вернули на место, то почему скрытно и ночью? И зачем нанимать нас в таком простом вопросе? Второй. С финансовой стороны это так сказать искусство не стоило ничего. За эти бабки, которые нам отвалили, можно было прийти днем и купить картину и все будущее творчество данного автора с галереей впридачу. Может быть надежда на слух о том, что художник хотел мазней сказать разойдется, увеличится ажиотаж, массовый психоз и цена возрастет. Или после смерти поймут, какой мастер их покинул, и какой-нибудь умник решит что-то наварить с этого чая. Как ни крути, денег я не увидел. Третий. Знаю я про умных китайцев, делающих бабки на художниках. Так тут китайцами и прочими специалистами не пахнет. Вывод. Идей много, а смысла, в смысле денег, не вижу.

***

Ико опять заговорил в голове:

- Вас срочно вызывают в отдел информации.

«Интересно, что там могло такого экстренного произойти», - подумал я.

- Что происходит? - спросил я у компьютера.

- Компьютер отдела не сказал.

Ладно, посмотрим.

О! Так тут прямо совещание.

- Итак, все в сборе? - сурово начал командир. - У нас произошло происшествие. Служба информации, доложите.

- Выход из протокола поведения образца. Один из двух образцов, принимавших участие в задаче 204, после окончания задачи через один миг появился на месте проведения задачи. Он ничего не изменил в ходе задачи. Ничего не предпринял. Но по протоколу он не должен был появляться на месте проведения задачи.

- И что он там делал?

- Мы не поняли. Но, по нашей информации, это не соответствует протоколу образца. Он входит в другой ореол жизнедеятельности. И, что странно, он не связался ни с кем, от кого бы зависело изменение задачи. Не извлек преимуществ в знании задачи. То есть он или очень умен, или очень глуп. И действия его совершенно непонятны. В наших инструкциях образцов описаны все варианты действий образцов. Мы также знаем об особенностях поведения образцов зоны. Получается, что он видел элементы задачи. Зачем еще раз на них смотреть? Он не сделал ни одного запроса о цене элемента задачи. Ни у специалистов по оценкам. Мы за всеми следим очень тщательно. Ни в электронных запросах. Мы и тут следим. Получается просто зашел и просто вышел. Мы не верим в случайности.

- Вот вам и серьезная работенка, Вит, нашлась. А то уже, наверное, соскучились по серьезной и умной работе? В общем, выдвигайтесь в зону и проведите анализ. И жду доклад. Или нам нужно менять протоколы поведения образцов этой зоны, или изымать образец. Вам все ясно?

- Мне не ясно, почему такая экстренность? Да, образец повел себя не по протоколу, и что? Да они в нашей зоне всегда ведут себя не по протоколу. Да зона у нас такая ненормальная. Я только и делаю, что провожу последнее время за контролем протоколов поведения.

- Вит, вы тупой или в институте учились? Да я ваши проценты превышения по выходу из строя киборгов и очень сильно завышенные проценты несоответствия протоколам поведения просто прикрываю. Да. Я скоро ухожу на пенсию, как и вы. Я, как и вы, не хочу, чтобы тут рыскали сотрудники службы контроля. Мне мои друзья сообщили, что у нас здесь завелась крыса, которая сливает информацию наверх. Так вот, чтобы мы с вами спокойно ушли на пенсию, оторвите свой зад от стула и сделайте видимость работы. Вам ясно? Вопросы и запросы есть?

- Есть. Мне нужен киборг последней модели. И, пожалуй, все.

- Тогда приступайте.

- Двух лун.

- Двух лун.

***

Вечерний город светился огнями. Каждый магазин или точка питания изголялись в световой иллюминации. Красота. Но тут мимо меня прошел, качаясь из стороны в строну, какой-то алкаш. Остановился возле клумбы и решил вернуть наружу излишки еды и всего прочего, что употребил недавно, издавая при этом крайне противные звуки. Я шел в свой барчик, но есть я уже точно расхотел.

В баре было тихо. Заказал успокоительного градусов на сорок. Думаю, градус поднимать не буду. Ограничусь количеством. И что-то захотелось пообщаться с другом, который знает больше меня. Он появился и сразу ко мне подошел.

- Привет, Макс.

- Хай.

- Что-то мы часто встречаться стали.

- Это случайность. Просто у нас алкогольные интересы совпадают. Ну, и поговорить, конечно, тоже неплохо. С хорошим-то человеком.

- Кстати, помнишь я говорил про дедушку, который кони двинул. Дело закрыли. Ничего там не нашли и ничего не поняли. Да, еще. Как только про тебя, про шашлыки подумаю, почему-то про твою страсть к фантастике вспоминаю.

- А это ты к чему?

- Пришло письмо в отдел, чтобы мы провели работу среди охранных подразделений. И тема такая. При обходе одной выставки произведений искусства охраной были замечены подозрительные личности. Вроде бы они ничего не делали. Но охранник решил на всякий случай проверить удостоверения личности. Направил на них пистолет, тонко намекая, что документы могут спасти их жизни, а они даже и не дернулись.

- То есть?

- Как стояли, так и продолжали стоять. А охранник продолжал про «руки вверх». И видя, что дело пахнет керосином, дал сначала выстрел вверх. А те даже не шелохнулись. То есть дело к задержанию идет, и Васек начинает нервничать. Кстати, ты помнишь Василия Иванова?

- Конечно! Это которого по синьке из органов поперли?

- Да, он. А он, кстати, любитель пострелять. На каких-то ведомственных соревнованиях призы брал. Но теперь-то он завязал. Ну так вот. Раз выстрелил вверх, а поскольку охранял он один и на помощь звать было некого, решил сам задерживать. И тут оба чудика начали руки в карманы засовывать. Васек понял эту ситуацию по-своему. А реакция-то на уровне инстинктов. И, как на тренировке, стреляет в ногу, чтобы обездвижить и приступить к задержанию. Представь. Никакой реакции. Васек подумал, что это глюки, как после алкоголя. Но он был уверен, что точно попал. И тут его понесло. Решил, что если промазал, то надо стрелять в большую цель. Стрелял уже выше. И опять никакой реакции. Тут он подумал про бронежилет. И дальше самое интересное.

- Не томи.

- Вспоминая своего деда-сибиряка и то, как они охотились в лесах на белок, Васек стреляет в глаз, чтобы шкурку не попортить. Естественно, попал точно в глаз. Ну и, конечно, он ожидал море крови. А вот ничего подобного. Тот чел только как-то странно дернулся. А второй так быстро его схватил и так быстро сделал ноги, что Васек такой прыти просто не ожидал. Он такого кино никогда не видел. Просто замер и провожал их бегство взглядом.

- И что?

- Да ничего. Ни заявления в полицию, ни трупа в морге. Вообще тишина. Даже крови на месте не было.

- Хрень какая-то.

- Вот и я думаю. Но вспомнил тебя. И про твоих пришельцев.

- Я тут ни при чем! Ничего не делал. Не участвовал!

- Шутник, блин. А я голову сломал. Что за ерунда-то такая.

- Это точно.

- А еще после твоих загадочных вопросов про странности. Решил я тебя спросить. Что вдруг такие вопросы у тебя родились? Может поделишься мыслями.

- Мои странности по сравнению с твоими - это детский лепет на лужайке. Но так скажу. Мне надо немного разобраться с этим. Я чуток копну. У меня есть некоторая информация, но она неполная. Я разберусь с этим и доложу тебе. Ок?

- Хорошо.

- А что мы о делах и делах. Как жизнь-то вообще?

- Да пойдет. И шашлычное предложение, кстати, на рассмотрении!

- Вот и я чувствую, жизнь начинает налаживаться! Где-то!

- Пока.

- Удачи.

***

Получив нового киборга, ну хоть где-то повезло, пошел я на склад вооружения. Как и ожидалось, все старье. Электрошокерам кругового действия уже, наверное, лет сто. Выключатели и прочая дрянь. Могли что-нибудь и придумать. Да где им.

Ладно, надо план составить. Этот умник в голове, конечно, ничего не придумает. Все сам. Все сам. Надо еще про службу контроля не забывать. Все внимательно и четко делать. А то спишут и глазом не моргнут. Уже, наверное, за мониторами сидят и за мной следят. Наверное, и дронов запустили.

- Ико, запусти пару дронов за объектом.

- Есть. Запускаю.

- Проанализируй поведение объекта с учетом твоих данных. Пошли киборга поставить системы наблюдения во все места его жизнедеятельности.

- Где я возьму киборга?

- Забери из доставки.

- Есть.

Перед встречей надо отчитаться по ситуации о беглеце. Уровень оранжевый обязывает.

- Докладывайте, - начальник службы помощников вышел на связь.

- Первые выводы. Беглец готовился к этому долго и очень основательно. Были изготовлены запрещенные устройства и затем применены. Количество изготовленных устройств неизвестно. Местонахождение беглеца неизвестно. Все службы контроля подключены в полном объеме. Полицейский компьютер анализирует ситуацию, но пока только версии. Они проверяются. Самое плохое, что он действовал не один. Ему помогал кто-то из наших.

- У нас еще и заговор получается?

- Пока только преступный сговор.

- Может, еще один предпенсионер?

- Мы и эту версию прорабатываем. Пока ничего не нашли.

- Что планируете?

- Прочесывание дронами по секторам. Все системы слежения поставлены в приоритетное направление. Надеюсь, что он не получит доступ к медицинскому киборгу и не изменит внешность.

- Если он так серьезно готовился, то, наверное, и дальнейшие действия разрабатывал.

- Это понятно, меня больше волнует тот, кто помогал ему. Они же должны были связываться между собой, а системы ничего не обнаружили. Даже подозреваемого не выдали.

- Может, пригласить в помощь службу контроля?

- Сначала сделаем все возможное сами.

- Это приятно слышать. Надеюсь вы не посрамите честь нашей службы.

- Служу империи.

- Хорошо. Двух лун.

- Двух лун.

***

Вид из городской многоэтажки выходил на улицу с трамвайными линиями. Народ суетился и как муравьи метался в разные стороны. Много новых автомобилей появилось в городе. А еще говорят, что мы бедно живем. И тут из-за поворота, как из засады, выскочила стая из трех эвакуаторов. Они накинулись на тех, кто был ближе и слабее, и начали грузить автомобили. Охранял нападение стаи полицейский, не давая отбить добычу жертвам хищников.

Я решил отвлечься и позвонил Валдису.

- Хай.

- Привет.

- Как там наши «партизаны»? Не объявлялись?

- Что-то странно. Мы работали безупречно и тем не менее они молчат.

- Да уж. Ну если что, звони. А, кстати, у нас же друг в органах работает. Может, узнать насчет помощи. Глядишь, они мараться не захотят, а нам радость какая-нибудь. Я его видел недавно в нашем баре, и он был рад за нас. Я от нашего имени приглашал его на вечерний шашлык.

- И что он?

- Все по плану, говорит.

- Вот там ему и напросимся.

- Уже ближе тело к телу, - сказал я.

- Хорошо. Если, то до связи.

- Пока.

***

В кабинете начальника службы контроля было очень шикарно. Его владелец был собирателем оружия со всех планет и всех времен. Полки и стойки, манекены и стены буквально ломились от образцов всевозможного оружия. В центре огромного зала стоял длинный стол с десятком огромных мониторов. За столом сидел начальник службы контроля собственной персоной.

- Да, господин Торон.

- Первые результаты какие? - спросил начальник службы.

- Все идет правильно! Все соответсвует протоколам! Никаких должностных нарушений не обнаружено.

- И каковы выводы, комиссары?

- Первоначальная проверка показала полное соответствие! Хотя некоторые вопросы есть. И первый - это несоответствие исходных составляющих для изготовления металла, идущего на оплату операций в зоне 17, и потраченных средств. Разница небольшая, но есть.

- А я полагал, что вы найдете нарушения в других областях.

- Да. Повышенный выход киборгов из строя и повышенный расход запчастей, связанный с этим. Но с этим мы разберемся позже. А также странное размещение датчиков слежения.

- Ага. Чувствовал я, что что-то не так. Разобраться и доложить.

- Есть.

- Двух лун.

- Двух лун.


глава 3



Я впереди, а киборг сзади. Двинулись мы по улицам города на встречу с хитромудрым образцом. Сначала посмотрим издалека. Ико сказал, что образец на точке. И он нас направит к месту встречи. В баре было мало народу. Я сел в точке, которую посоветовал Ико. Киборг тоже где-то сел. Я не посмотрел, где.

И что тут особенного в образце, не пойму. Сидит, напивается как свинья. Девку пригласил за столик. Ну все по протоколу поведения образца.

- Ико, может ты что заметил?

- Все по протоколу, - пробухтел в голову Ико.

Будем наблюдать. Куда нам торопиться?

Может, не тянуть с эти делом. Вступить в самый прямой контакт. Если что, я его и нейтрализовать смогу. Легко!

Я сидел и наблюдал за образцом. Компьютер в голове анализировал и докладывал ситуацию. Все шло по плану. Образец напивался как свинья и просто убивал время.

- Расскажи мне про него, - попросил я Ико.

- Зовут его Макс. Был женат. Разведен. Имеет сына. Бездельник. Алкоголик и бабник. Дроны следят за женой и его другом.

- Интересное что-нибудь расскажи.

- По базам секретных служб он специалист высокого класса. Может стрелять с двух рук. Опыт работы шестнадцать лет. Принимал участие в операциях по всему миру. Выгнали за язык и самовольный характер.

- Тот еще персонаж.

- Точно.

Вот тут началось очень странное. Образец посмотрел на меня и поманил меня пальцем.

- Он вас вычислил, - сказал Ико.

- И я это понял, - я встал и пошел к нему.

- Киборг в готовности! - сообщил Ико.

- Пусть вмешивается только в крайнем случае! - ответил я своему компьютеру.

- Передал.

Я подошел к столику образца.

- Мужик, ты что-то хочешь от меня? - спросил образец.

- Ничего особенного. Есть разговор.

- Присаживайся и начинай.

- Женщину отпусти. Поговорим наедине.

- Думаешь, она что-то в жизни не слышала? Она только тут работает лет пять.

- Меньше ушей - меньше жертв!

- Мужик, ты злой! То есть ты думаешь, что твое общество приятнее будет?

- Интереснее - это точно!

- Меняю приятное на интересное! Я себя не узнаю! Прогуляйся, детка, - обращаясь уже к девушке. - Я тебе маякну, когда от этого злого типа избавлюсь. Если стрелять начнут, спрячься!

- Не начнем! Но все равно спрячься, - добавил я.

- А мы еще и юморист. А теперь к делу. Чего ты на меня пялился весь вечер?

- Это в смысле смотрел?

- Это в смысле по башке настучу!

- Это не по закону.

- Это тебе не по карману! На врачей сейчас много уходит! Оружие есть?

- Конечно!

- Это серьезно, потому что я не заметил! Как


зовут?

- Максим, меня зовут Вит.

- Продолжаешь удивлять. Начинай уже говорить!

- Я вижу, у нас беседа началась как-то напряженно. Давай переведем ее в более спокойное русло?

- Переводи.

- Может, по пиву за мой счет?

- Нормальный перевод.

- Так вот, Макс, поскольку у нас с тобой разговор долгий, я и пивка закажу побольше. Хорошо?

- Не томи.

- Сначала тост. Как смотришь выпить за нас?

- Я еще тебя не знаю. Но пусть будет за нас. Халявное пиво всегда вкусней.

- Итак. Я начну, пожалуй. У меня на родине есть такая игра. Называется «белые вопросы». Сейчас расскажу правила.

- Погоди, мужик. Я прерываю интересное общение с девушкой, а ты мне играть в слова предлагаешь? Мужик, ты или дебил, или тебе жить надоело.

- Ты же еще не начал играть. Я гарантирую, через десять минут игры ты сам будешь говорить «давай еще вопрос». Но если так не произойдет, то я оплачу тебе твою сегодняшнюю выпивку.

- Пользуешься ты тем, что я добрый и экономный. И что-то мне подсказывает, что ты уже проиграл. Десять минут пошло.

- Нет еще. Сначала расскажу правила. У вас на Востоке есть такая поговорка - «кто начал разговор, тот его и проиграл». Смысл этой поговорки в том, что если идет обычный разговор, например, о погоде, наступает время, когда один из участников решает перейти к сути встречи. Он начинает излагать все, что хотел и во всех нюансах, и тем самым дает другому собеседнику преимущество в ведении беседы. Тебе понятно?

- К центру давай.

- Так вот. Кто начинает эти вопросы тот и проиграл, хотя он тоже, задавая вопросы, находит свою выгоду в этих вопросах. Итак. Я задаю вопрос, и ты на него отвечаешь. Ты анализируешь вопрос, который я задал, и задаешь свой вопрос. Конечно, я тоже должен ответить на твой вопрос. И так, задавая вопросы поочередно, мы идем к своим целям. Так, если ты ответишь на любой вопрос обо мне «откуда я родом» или «как называется моя должность или профессия», то я оплачу весь твой вечер в этом ресторане. Девушку, конечно, тоже.

- А если проиграю я? - спросил Макс.

- Ты встанешь на стол и прокукарекуешь. Я всегда хотел пожить в деревне, - конечно, шутка была хорошая, и я улыбнулся.

- Ты еще и шутник. Я все же чувствую, что выиграю, и хочу уточнить. Место твоего рождения насколько должно быть точным?

- Пусть будет плюс минус сто километров.

- Хорошо. Поехали. Вопросник ты мой неизвестный.

- Что ты делал в художественной галерее?

- Откуда ты знаешь что я там был? Ты кто? Художник?

- Ты где был, когда я тебе рассказывал правила? Я задал один вопрос, а ты должен подумать сначала и только потом ответить на мой вопрос. После ответа задаешь свой вопрос. Один вопрос, а не три. Теперь понятно?

- Вроде.

- Начнем сначала. Ты что делал в галерее?

- У меня была подружка, которая просвещала меня в искусстве. Вот я и вспомнил былые времена. Увидел и зашел.

- Я похож на дурака? Это мои глаза или моя прическа об этом говорят? - немного выдержав паузу, продолжал. - Мне докладывали, что ты не такой глупый, как кажешься. Я ведь подумал, перед тем как спросить. А ты? Мне повторить вопрос?

- Ладно, хитрюга. Мне нужна была информация. Вот я пришел туда за ответом.

- Уже лучше. Слишком коротко, правда, но вижу, что исправишься. Твой вопрос.

- Как ты узнал, что я там был?

- Повторюсь. Твои вопросы должны привести к ответу про меня. Мне о твоем посещении сообщила служба информации. Там полный отчет с видео и временными метками. Теперь моя очередь. Какая информация тебе понадобилась?

- После одной работы возник вопрос о ценности картины. Пришел лично оценить. Теперь мой вопрос. Я под наблюдением?

- Да. Полный контроль первой категории. Я даже знаю цвет туалетной бумаги, которой ты пользуешься. К каким выводам по ценности картины пришел?

- Лажа полная. Ничего не стоит, но дебилов всегда больше. Чья это такая служба? А я ведь проверяю периодически на прослушку. Так я и о проникновении ничего не знаю, а я всегда проверяю маяки.

- Я не могу отвечать на этот вопрос. Ты сразу поймешь все про меня. Давай другой вопрос.

- Где я наследил?

- Это стандартная процедура. Как только привлекся, так и попался. Какие выводы в итоге сделал?

- Я не увидел смысла в одной работе. И это еще больше запутало ситуацию, - и через паузу: - Привлекался и, значит, ты в теме. Это, типа, я начинаю соображать. И, знаешь, в такой вечер я не планировал напрягать голову.

- Растешь в моих глазах. Продолжай.

- Значит я с моим другом на тебя работали?

- Можно и так сказать. Если быть более точным, то на государство. Ты понял, что картина мало стоит. Почему не привлек специалистов, чтобы определить настоящую стоимость?

- Я привлек спеца, и он тоже подтвердил, - и изобразив удивление на лице, продолжил рассуждать: - Это что же за государство такое, которое меняет людей и картины? Причем, в первом случае это, возможно, кто-то из НАТОвских ребят. А вот насчет дешевых картин, так это совершенно непонятная страна. При этом пользуются дешевыми машинами и высококлассной спецтехникой. Вопрос. Можешь назвать размеры устройства для видеонаблюдения?

- В режиме полета чуть больше двух миллиметров, в стационарном - два. И, кстати, Валентина не специалист, а любитель. Мы всех специалистов в области искусства знаем. Какой твой главный вывод?

- Я думаю, на хрена летающие камеры наблюдения в два миллиметра? Я знаю много чего, но такой ерунды не припомню. То ли книжку про фантастику я вчера перечитал, то ли коньяка перепил, но, походу, ты - инопланетный феэсбешник.

- Молодец, Макс. В самую точку.

Макс слегка опешил.

- Я так понял, что выиграл и могу себе позволить «Хеннесси» за твой счет. Дрянь, конечно, но чувствую необходимость принятия вовнутрь.

Макс подозвал официанта, что-то ему сказал и тот довольный убежал восвояси. Официант с бутылкой прибежал очень быстро. Цена делала свое дело. Макс налил коньяка и выпил залпом.

- Теперь продолжим с подробностями. Ты, значит, пришелец? - спросил Макс.

- Скорее инопланетянин. - ответил я.

- Меня так сразу не проведешь. Я много книжек про вашего брата прочитал и в курсе этой темы. А чего это ты на меня, в смысле на людей, похож? Отвечай медленно и с расстановкой. Мне это еще и переваривать.

- Насколько я контролирую ситуацию, то книжек про нас не написали. И ты очень далек от информации о нас. Насчет того, что не похож на тебя, объясню. Я работаю не в отделе разработок. Это, как ты понимаешь, не моя специализация. Но могу рассказать то, что знаю. Наши умники выбирают планету, которая по параметрам подходит для жизни. Если нет атмосферы, то ее создают. Подгоняют, в общем, во всем. Затем запускают на ней цивилизацию. А откуда берем весь материал? Все, конечно, от нас! Так что ты очень дальний генномодифицированный мой родственник!

- Охренеть! - сказал Макс и долил еще коньяка. - Оружие показать можешь?

- Хорошо, - я вытащил предмет, похожий на зажигалку.

- И что делает?

- Я могу парализовать всех в радиусе 10 метров. Могу тебя заставить пойти со мной. И еще пару вещей.

- Врешь, небось. Но проверять не будем. Я сегодня доверчивый, а еще и умный. И я хочу у тебя спросить. Ты посмотри на меня со стороны. Ко мне подходит чудак и запудривает мне мозги дурацкими вопросами. Очень похоже, что следил за мной. Рассказывает небылицы про то, что он инопланетянин, и при этом он не какой-нибудь зеленый, лупоглазый, а совершенно обычный чудик. Показывает зажигалку и говорит, что она такая крутизна, что с ума сойти. А я такой наивный, сижу, уши развесив, верю каждому слову. Да ты за кого меня держишь?

- Вот в чем дело. Так ты хочешь сказать, чтобы я что-нибудь продемонстрировал? Это, типа, сцена из второго «Терминатора», когда робот руку разрезал и всякие железячки показал?

- Ага.

- Хорошо. Память стирать не буду, а то потом еще раз то же самое рассказывать. Железяк у меня внутри тоже нет. Ну, во-первых, ты ведь начал понимать, что происходит что-то необычное. Это я про работу по вечерам намекаю. И тут я на твою сообразительность рассчитываю. Во-вторых, могу устроить маленькое шоу. У меня в голове встроен компьютер. И он подключен к моим органам зрения и слуха. И он может связаться с киборгом, который находится где-то здесь. Напиши на бумажке выражение, и я буду молчать. Я только посмотрю на нее, а киборг прокричит это выражение. Такое шоу устроит?

- Пойдет, - и Макс написал выражение на бумажке.

Я посмотрел на эту писанину. И мой киборг встал и прокричал: «Я идиот. Полный идиот. Я просто конченный идиот». И затем сел на место, продолжая что-то есть.

- Как тебе шоу? - спросил я.

- Другое дело. Но я ведь тоже парень не промах. Вдруг у тебя просто камера в волосах, и тот придурок видел изображение. Ты меня впечатли покруче.

- Хорошо. Давай посмотрим вокруг. Парочка в углу сидит. Видишь?

- Да. Два голубка. И что?

- Его зовут Иван Сергеевич. Живет на улице Мира. Женат пятнадцать лет. В этом году разведется. Его любовницу зовут Светлана Михайловна. Живет на улице Красной. Любит собак. У нее это не единственный любовник. Сейчас идут разборки на тему, кто виноват. Закончится подарком с его стороны в районе десяти тысяч. Их фото за столом сейчас придет тебе на телефон, - и в подтверждение этого телефон Макса сообщил, что пришло сообщение. - Счет за еду две тысячи триста рублей. Их обслуживает официант Сергей. Хватит или продолжать?

- Ты бахнул нормально. Я впечатлен, - но все равно встал и крикнул в сторону двух голубков: - Света!

Девушка вопросительно посмотрела в сторону Макса. Он ей помахал рукой в ответ и, увидев злобный взгляд у ее собеседника, сел на место.

- Убедил так убедил. А теперь, как в сериале про Шерлока Холмса, ты расскажешь, как это узнал.

- Мой компьютер пробил их по базе данных. Это про то, кто они такие и где живут. Про любовь к собакам - это из соцсетей, где она зарегистрирована. Про любовников - это по ее финансовому состоянию и мимике лица во время общения. Еще она при обращении к нему по имени замедляет речь. Немного, но компьютеру заметно. О чем говорят, я могу читать по губам. Его поведение


определено протоколом. Счет и имя официанта - это уже из базы ресторана. Фото от того придурка, что вставал.

- Впечатлил. Теперь я из идиота превратился в интересующегося человека.

- Продолжим?

- Ок. От твоих вопросов я так понимаю, что мы с дружбаном на вас работали. А что сами, не смогли? Это про ваши навороты.

- У нас киборги начали выходить из строя. Решили задействовать вас. Это обычная практика.

- Ты много вопросов про картинную галерею задавал, и у меня есть вопросы про это. Зачем картину подменили? Что, такую мазню сами с вашими заумными технологиями не смогли нарисовать?

- Сразу отвечаю на последние твои два вопроса. Это слишком издалека надо начинать объяснять. Ну


да ладно, все равно не отстанешь. Так вот. Всеобщее мнение землян о инопланетянах очень примитивно и просто. Ты же сам книги читал. Первый стереотип - это о том, что инопланетяне обязательно должны захватить и поработить Землю. Знаешь, я тоже ваши фантастические книги люблю почитать. И смеюсь над этим стереотипом. Зачем нам это делать? Если киборг пятого поколения работает лучше любого землянина! И по содержанию и по производству более эффективен. И, поверь, если бы ты посмотрел на землян со стороны, то даже ты бы понял, что у вас на земле такой бардак, что вас порабощать - слишком большая головная боль. Проще было бы вас сначала уничтожить полностью, а потом снова развести. Второй стереотип - это то, что инопланетянам нужны ресурсы, и именно с Земли. Этот юмор мне нравится больше всего. Поверь, рядом столько планет, и если бы ты знал, сколько там ресурсов, ты бы удивился. И их добывать гораздо проще и дешевле. И, главное, они гораздо ближе к нам. И отвечаю на твой следующий вопрос. Что нам нужно от Земли? Так вот, нам нужен творческий потенциал Земли. И как вариант - художественные ценности. Ну понравилось кому-то это художество, он его заказывает через службу доставки. С помощью наших технологий мы делаем копию. Затем производим замену и оригинал доставляем заказчику. Еще что-нибудь интересует?

- А как узнали, что я приду в галерею прежде, чем меня там сфотографировать?

- Мы следим за творческим потенциалом планеты. Во всех музеях и галереях установлены датчики слежения, телефоны специалистов культуры прослушиваются, аукционы отслеживаются. Я поэтому про твою Валентину сказал, что она не специалист, потому что ее нет в базе.

- Офигеть. И что, такое возможно, чтобы везде проследить? Я про туалет намекаю.

- Практически везде. Датчики установлены не во всех местах, конечно. Да и дрон не везде может залететь. И я принял решение не ставить на тебе жучок контроля. Поэтому в твою личную жизнь решил не вмешиваться.

- За это, конечно, спасибо.

- Итак. Что главное ты понял?

- Зачем тратить кучу бабла на подмену, когда


можно было просто купить? Этот чудик отдал бы свою мазню за совершенные гроши. А посетив галерею, одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что я ничего не понимаю. Вот ты и объясни, зачем такая фигня?

- Тут я с тобой согласен. Но дело в том, что это стандартная процедура обмена, и деньги тут совсем не причем. У нас, ты понимаешь, с деньгами проблем нет, и системы оценки расходов очень условные.

- Мне бы ваши проблемы. Я про деньги. И вот тут у меня еще вопрос, а зачем тебе нужны мои ответы?

- Ну, это слегка другая история. У нас есть протоколы поведения. И, согласно этим протоколам, ты должен был, исходя из твоего положения, извлечь выгоду из полученных данных.

- Это из какого положения?

- Денежные потребности, алкогольная зависимость, поведение с противоположным полом, предыдущая работа и т.д. Вносим данные в компьютер, и он говорит, что ты будешь делать. А тут такой сбой. Компьютер голову сломал, так и не понял, почему ты поступил неправильно. Вот и, кстати, получается первое заключение. Надо в логику работы протоколов вносить соотношение расходов на проведение операции и возможность снижения затрат путем прямых покупок. Почему-то считается, что произведение искусства изначально стоит дорого.

- У меня тоже есть главный вопрос?

- Слушаю.

- А зачем ты мне это все загружаешь? С чего это вдруг я стал интересен зеленым лупоглазым пришельцам, даже если они не такие зеленые?

- А ты как думаешь? Или друга позовешь думать?

- Да, Валдис, конечно, спец по мозгам. Но я и без него соображу. Я вам нужен, и ты мне расскажешь, зачем.

- Правильно мыслишь. И планы на твой счет большие.

- Ясно. Далее помедленнее и поинтереснее для меня.

- Я пока не могу тебе ответить на этот вопрос. Мы его пока отложим на нашу следующую встречу. У нас с тобой будет еще много встреч. Может, еще что-нибудь хочешь спросить? Так в нашей светской беседе проведем вечер.

- Хорошо. Поскольку я книг про фантастику прочитал много, то мне много что интересно. Но сначала по пивку.

- Согласен.

- Итак. Чтобы в голове навелся порядок, то сначала закончим тему про то, что вам нужно от Земли.

- Я так понял, что у тебя в голове не укладывается. Расскажу поподробнее. Ты вот можешь придумать подарок человеку богатому, у которого все есть? Ты же все равно будешь думать про подарок, который можно купить. И понимаешь, что удивить богатея нечем, кроме того, что можешь сделать сам и что-то необычное. То есть надо включать мозги. Вот тут и есть соль всего. Мы - цивилизация, у которой есть все! Мы уже достигли всего и вся. Мы пресытились всем. И это - главная идея с цивилизациями, которые мы запускаем. Все делается для того, что нам нужны мозги от этих цивилизаций. Нам интересны художественные произведения разных стилей и разных культур от разных цивилизаций. Мне, например, нравится ваша музыка. У нас популярны туристические туры по уникальным местам культуры, природы. Мы также имеем подобие машины времени. Захотел попасть во время, схожее вашим средним векам, - отправляешься в соответствующую срокам развития планету и кайфуешь. У нас есть любители адреналина. Летят на ту планету и вступают в наемную армию. Участвуют в турнирах и прочее. Нравится им мечом помахать. Мы наблюдаем за развитием государственных институтов, религией. Да вообще всего. Мы анализируем ход философской мысли всех созданных цивилизаций. Получается так, что мы уже сами давно ничего не изобретали. Что-то новое изобрести - это большая редкость. Поэтому мы просто создаем институты и конструкторские бюро, которые анализируют весь творческий потенциал цивилизаций. И по сути жизнь нашей цивилизации зависит от многих цивилизаций, и от вашей тоже.

- А вот дедушку для этого поменяли?

- А ты, погляжу, сообразительный парень. Тот дедушка, по мнению наших умников, гений философии или что-то подобное. Его поместят в лабораторию и зададут интересующие вопросы.

- Так он там на ладан дышал.

- Ну с нашей медициной он проживет сколько надо.

- А еще вопрос. Какая продолжительность жизни у вас?

- Триста лет.

- Ни фига себе. Это как?

- Наука - сильная штука! И потом, при рождении выделяется геном и запускается еще одна копия тебя. Любим мы копии, понимаешь. Так вот, если что вышло из строя, берем из копии. И это все при всех современных методиках лечения и систем наблюдения.

- Прикольно! Я тоже так хочу. А почему триста, а не тысячу?

- Анализ опыта наблюдения за цивилизациями приводит к мысли, что одна из ошибок цивилизаций это то, что они выключают естественный отбор. До какого-то времени у вас это работало, а потом выключили. То есть ваш человек имеет целый букет недостатков в своем здоровье. Вы этот организм поддерживаете и продлеваете его жизнь. И даете ему размножиться. И дальше хуже. Появляются новые и новые болезни, и вы уже не справляетесь. И ситуация только ухудшается. Вот цивилизация и вырождается. Поэтому, кстати, интерес к вашей цивилизации падает. Так что принято решение ограничиться этим сроком жизни в триста лет. И что еще интересней, эту идею мы нашли в другой системе. Там приводится и другой довод, и он в нашей цивилизации поддерживается. Если человек будет жить дольше трехсот лет, то у него пропадает интерес к самой жизни. Наступает апатия, и он становится неэффективен для общества.

- То есть жизнь ограничена законом?

- Нет, конечно. После определенного срока уничтожают твою копию. И запчастей взять негде. И там уже все от тебя зависит.

- И тебя не лечат? Жестоко!

- Да нет же. Ну, таблетки глотай сколько хочешь. Но менять органы уже не будут. И операции не делают. Но там много так не протянешь.

- А тема про естественный отбор?

- Путем тестирования выясняется, что в твоем организме не так. Если все отлично, то ты можешь иметь потомство. А если пошел негатив, то ты просто живешь без продолжения рода. То есть должно все улучшаться в итоге.

- Ну вы, блин, жестокие.

- Если было бы не так, то наша цивилизация закончилась бы.

- Слушай, то, что ты грузишь, это очень круто. Но мы уже трещим долго и мне надо это переварить. Да и девушка заждалась, походу. Давай завтра здесь продолжим наши посиделки?

- Хорошо. Тогда до встречи.

- Пока.

***

Мониторы работали в обычном режиме. Высвечивались отчеты и доклады, конечно, перемешанные с доносами. Появился запрос на соединение. И, получив одобрение, включился.

- Докладывайте

- Господин Торрон. Наши проверки подошли к концу. И мы можем со всей ответственностью заявить и доказать документально то, что управление зоной 17 ведется положительно. Все работает по протоколам. Никаких нарушений не обнаружено. Выход из строя киборгов объясняется местной спецификой. Изучение местных протоколов ведется в соответствии. Система контроля работает в штатном режиме. Особая информация, полученная от местного источника, проверяется. Общая оценка состояния управления зоной 17 оценена в 99%.

- Что значит 99? Что это еще такое?

- У нас есть несовпадение в работе преобразователя. То есть местной валюты произведено больше, чем потрачено, и это даже с учетом погрешностей.

- Вы хотите сказать, что у нас завелся вор?

- Очень похоже. Всего один процент.

- Подозреваемые есть?

- Да, пятеро. Мы их проверяем.

- Найдите вора. Вы же знаете, как мы относимся к ворам. Ладно местные бумажки. Мы их можем нарисовать сколько угодно. Да они и сами их рисуют бесконтрольно. Вопрос в другом. Наша борьба с воровством является приоритетной. Нам только новых местных царьков и вице-президентов не хватало. Как интересно получилось. Мелкие проблемы привели к воровству. Найти мне его во что бы то ни стало.

- Будет выполнено.

- А что там за история с беглецом?

- Вроде обычный беглец. Правда, уровень опасности доведен до оранжевого.

- Так серьезно?

- Беглец с новыми технологиями да еще и с местным сообщником.

- Так тут целый букет. Ничего себе. Может нам подключиться к этому делу?

- Рано еще. Да они и сами скоро попросят. Беглец умный оказался. Найти его пока не могут и похоже не смогут.

- Там, насколько я помню, работает сильный специалист в службе помощников. Постарел, правда. Ладно. Пока не вмешивайтесь, но отслеживайте ситуацию. Ситуация может сложиться удачной для нашего вмешательства и успеха нашей службы.

- Есть.

- Двух лун.

- Двух лун.

***

Я шел на очередную встречу с местным аборигеном.

- Привет, мой инопланетный друг, - поприветствовал меня Макс с улыбкой на лице.

- Здравствуй.

- И, по традиции, по пиву?

- Согласен. И по традиции и по пиву.

- И продолжим с вопросами?

- Начинай.

- Какой государственный строй у вас?

- У вас на Земле такого строя нет. Но можно назвать «выборная монархия».

- Это как так выборная да еще и монархия?

- Этот строй возник, конечно, от анализа и совместного опыта многих цивилизаций. Почему монархия? Скажем так. Вселенский опыт говорит, что управлять государством может только один человек и без всяких ограничений. Это можно сравнить с капитаном корабля. Если плыть куда-то, то только тем курсом, который знает капитан. И вся команда как один беспрекословно выполняет все команды капитана. Много командиров или общественное давление на решения капитана - это уже бардак. И скажем так, что демократия у нас долго не протянула.

- А у нас демократия - это вышка. За нее все страны как один. Ну почти все.

- У нас тоже был демократический период управления. Но при демократии ни воевать нельзя, ни развиваться экономически нельзя.

- Ты гонишь. У нас самые развитые и самые богатые страны - это демократические страны.

- Это большой вопрос, демократические ли они. В Америке борьбу за президентство ведут несколько кланов, и вариантов больше ни у кого нет. Это ты про демократию говоришь? Тебе не кажется подозрительным, что империя, королевство и так далее получаются государства с одним типом управления и у них одно определение. Это только названия разные, а смысл один. А сколько разных демократий? В России одна демократия, а в Америке другая. Это как такое возможно? Это или демократия, или нет. А тут у вас столько разных демократий намешано. Какие хочешь. И народная республика, и демократическая, и федеративная, и республиканская. И все они демократические или с демократическими свободами. Про какую мы говорим?

- Демократия - это управление народом, выборы народных представителей в органы управления. Я так понимаю.

- Так тогда почему Америка говорит, что в России не такая демократия? И там, и там выбирают в органы власти представителей от народа. И там, и там работают приверженцы демократии.

- Сам не догоняю.

- Вот и я тебе про это же говорю. Управление большинством - это верное направление, но только на первом этапе. А потом происходит, как это у вас на Земле говорят, «косяк». Получается так, что одна толпа людей идет в одну сторону, а другая толпа идет в другую. Причем каждая толпа считает, что идет правильно, а самое ужасное, что ни одна из них, зная, что в споре рождается истина, не понимает и не хочет понимать другую сторону. И как определить, что верно? А если их объединить, то в какую сторону они пойдут вместе?

- Подожди. Вопрос не в том, правильно или нет. Вопрос в том, что если решение принято толпой, то, значит, и правильно.

- Давай я продолжу твои рассуждения. Толпа приняла решение, что нужно выбирать руководителя и доверить ему единолично принимать решения за них всех. Вот, например, этот руководитель принял решение за всех и ввел войска во Вьетнам. Воевала и воевала Америка, а потом эта толпа, которая одобрила действия руководителя, из-за больших жертв на войне потребовала вывести армию из зоны боевых действий. Опустим вопрос, зачем она вообще туда вошла. Но если войска ввели, то задачу, которую изначально ставили, должны были выполнить. И кто, получается, правит этой страной? И какой вывод? Нельзя вести войну при демократии. Или другой пример. Президента великой державы эта самая толпа, которая выбирала этого президента, чуть не лишила поста президента из-за сексуальных похождений. Какое дело этой толпе до того, с кем спит президент? Он должен двигать страну к процветанию. Вот в чем его главная задача. И именно за этим нужно следить.

- Так это аморально.

- Вот-вот. Это нонсенс, когда мораль толпы вмешивается в руководство страной. Представь, плывет корабль, а команда демократическим голосованием решает, что надо сексуальные похождения капитана осудить. Его сместить. Поставить нового капитана, который не представляет, куда плыть и зачем. Причем выбрать человека не из-за лидерских качеств, знаний и опыта, а просто потому, что он нравится большему количеству матросов. И при этом не известно, настроения матросов купили или настроили заинтересованные люди? А новый капитан берет и меняет курс корабля. И весь путь, которым плыли до этого, просто выкинули из жизни. Потери времени и экономические потери. И при этом возникает иллюзия, что если это все сделано большинством людей, то это сделано верно. Какая глупость.

- Ни фига себе ты демократию опустил. А выборы - это вроде как элемент демократии. И как у вас соединяются выборы и монархия?

- Технологии, понимаешь. В какой-то момент была разработана программа по анализу человеческих лидерских качеств. Сначала это были исследования на тему идеального руководителя страны. Вводились данные каждого человека. Его данные, характеристики по всем показателям. Программа анализировала данные и выдавала результаты. Долго программу улучшали и вот достигли того, чего достигли. Потом приняли решение применить программу. Вот и соединилось.

- Но так получается, что это точно не демократия. Смахивает на диктатуру.

- А ты вообще историю знаешь? Это последние сто лет на вашей планете существует такой термин, как диктатура. А все, что до этого существовало, называлось империями, королевствами и прочим. И ни о какой диктатуре речи не было. Это все от лукавого. Это демократия придумала всевозможных терминов для осуждения других видов управления, а в итоге - для защиты своего строя. И совсем удивительно, что в Европе существует несколько королевств и их считают демократическими.

- Но народ же должен влиять на курс государства, политиков, да и решение о начале войны не должно принадлежать одному человеку.

- Нравятся мне молодые цивилизации своей наивностью и непосредственностью. Да с чего ты взял, что решение о начале войны принимается с согласия народа? Тебе какой пример привести? Тот же Вьетнам, Ирак, Афганистан, ядерная бомбардировка Японии. Это создается иллюзия, что если лидер выбирается большинством голосов, то как бы то, что впоследствии делается, делается с одобрения и согласия большинства. А если проанализировать, как выбирается этот лидер и какие технологии и денежные средства применяются на выборах, так станет ясно, что большинство и народ здесь вообще не причем. Ты знаешь, например, что существуют целые науки, институты, специальности по изучению общественного мнения, а по сути науки управления толпой. Существуют пиар- и антипиартехнологии. А если бы ты поучаствовал хоть на одних выборах, причем полностью и изнутри, то понял бы, что мнением толпы легко управлять. И кстати, возвращаясь к вопросу большинства. У вас на Земле был случай, когда президента выбрали не большинством голосов. Это был Буш-младший, избираемый на первый срок президентства США. А теперь представь ситуацию. Идеальный лидер со всеми положительными качествами, способный навести порядок и привести страну к процветанию, может ли он победить на выборах, если у него нет денег и нет поддержки. Я знаю, что ты знаешь ответ.

- Если претендент такой умный, то почему не богатый? Вот бы и денежки на выборы.

- Это спорный вопрос. Не всегда или точнее никогда не стоит знак равенства между умом и деньгами. Скорее сообразительный, чем умный. Сообразить, куда вложить деньги. Сообразить о ситуации на рынке. Сообразить, во что вложить. И ум тут ни причем. И где ты видел профессора богатым. Ты ведь под богатством имел в виду не наличие хороших денег, а наличие очень больших денег. И потом, с чего ты взял, что в выборах принимают участие кандидаты. Принимают участие финансовые конгломераты, финансовые группы, промышленные объединения. А они уже поддерживают своего ставленника. В расчете на то, что их представитель вернет вложенные в него средства с прибылью. Так что у человека с суперкачествами нет шансов.

- Что-то мне жить расхотелось с твоими рассуждениями. Блин, у нас на каждом углу да и за углом тоже идут разговоры о демократии как о лучшем, что есть на Земле, а ты тут все обхаял до невозможности.

- А знаешь, как у нас относятся к демократии? Так вот. На примерах вашей Земли объясню. Весь ход истории, от рабовладения до демократии, - это долгий путь свобод работников. Сначала рабы ничего не имели из свобод, но потом им власть имущие дали свободу. А, по сути, видимость свободы. Все равно они работали на работодателей и приносили прибыль. Дальше больше. Новый строй и новые виды свобод. И далее, и далее, и далее. Вот следующая ступень - демократический строй. И кажется, что у человека все свободы, какие только можно представить. А на самом деле получается ерунда. Говорить можешь все, что угодно, но не против системы, против власти и только имея лицензию на вещание и всякие разрешения, имея поддержку специально подготовленного общественного мнения и общества. И это не говоря о всяких разновидностях цензуры. Можешь делать что угодно, но только соблюдая несметное количество сводов законов, придуманных не тобой, выходить на демонстрации, соблюдая правила и законы, получив соответствующие разрешения. А демократические выборы - это просто смех. Всем рассказали сказку о том, что каждый американец может стать президентом или конгрессменом, и главное условие - это нужно родиться в Америке. Ага. Как же. И это я говорю даже не про огромные деньги. Партия, принадлежность одной из соответствующих семей, лоббистов, финансистов, лидеров влияния, и прочее, и прочее. Получается так, что работнику объяснили о его широких свободах и возможностях. А в итоге все то же самое. Человек должен работать на власть имущих с иллюзиями и мечтами в голове. И это есть демократия.

- А как тогда работает система у вас, умник?

- Система определяет претендента и выдвигает его на пост монарха. Он присягает на верность монархии. Если кому-то что-то не нравится, он высказывает свою волю в сети. Система реагирует и проводит проверку данных. Анализирует данные и делает выводы. Если рейтинг руководителя падает и появляется повышенный рейтинг другого претендента, система инициирует смену руководства. После законного срока происходит смена монарха.

- Но мы же с тобой умные люди и понимаем, что если существует проблема, то ее можно решить. Можно провести мероприятия, и ваша программа сделает нужные выводы и решения.

- Уже нет. Программа разработана таким образом, что на нее повлиять нельзя. У нас правило на улучшение всего и вся. То есть программа самообучаемая и самоулучшаемая. И она приняла решение спрятаться и удалить входящие команды управления. Теперь никто не знает, где она находится.

- Офигеть. Ясно с вашей монархией. Еще вопрос. Я вот все мучаюсь и практически ночь не спал. Я-то тебе зачем?

- Ну, во-первых, я говорю о дружбе. А, во-вторых, хочу нанять тебя на работу и твоего друга, конечно.

- Вот уже вижу положительный курс. А то как-то ходим вокруг да около Якова. Продолжай интересный разговор.

- У меня есть планы. Большие планы. И мне нужна помощь.

- Если ты меня заинтересуешь безгранично, мой интерес к жизни и ко всему, что ты скажешь, будет также безграничным.

- За это не переживай. Даже компьютер в голове говорит, что мы договоримся.

- А не можешь ли ты, в знак будущей и плодотворной дружбы, выделить некоторую сумму для укрепления оной?

- Легко. Надеюсь, в вопросах секретности мы с тобой совпадаем? Можешь сказать только другу твоему. И, кстати, возьми эту штучку и носи ее всегда с собой.

- Что за на?

- Это наша глушилка. Мой лучший друг разработал. Мы тут такие высокосветские беседы ведем, так что нам неджентельменские разговоры не нужны.

- Полностью согласен. Сам не сдерживаюсь в оборотах. Вдруг что-то нелицензионное сказал. Ладно, до встречи и жду команд.

- Удачи.

С полными карманами бабок абориген, довольный по уши, вышел из кафешки. Куда и зачем он пошел, я уже знаю. Пара дронов взяли курс. И тут пришел вызов на встречу с моим другом из отдела информации. Не нравится мне это. Конечно, информация - это сильная штука. Просто это происходит в то время, когда служба контроля тут где-то работает. Я полетел на встречу, не зная, что это, хорошо или плохо.

- Привет, - поздоровался мой информационный друг.

- Привет. Что там случилось?

- Служба контроля все это время упорно копала, проверяла и перепроверяла. И сейчас основной упор сосредоточили на преобразователе. Не знаю, что там они нашли, но ты знаешь, какие они упорные. Последний запрос относится к финансовым операциям всех без исключения сотрудников. А если соединить эти события, то похоже, что ищут вора.

- Это стандартная процедура. Почему позвал меня?

- Один из запросов касался тебя и еще четверых. И именно эти данные потребовали более подробными. И это очень похоже на поиск вора. Очень похоже, что с подозреваемыми определились.

- Я вор? Они там что, c ума сошли? Я никогда себе это не позволил бы. Но все равно спасибо. Я тебе должен.

- Сочтемся. Они также запросили о ходе следствия по беглецу.

- Понятно. Двух лун.

- Двух лун.

Уходил я с плохим настроением.

«Подбираются, гады, - подумал я. - Надо завязывать с этим. Немного бы времени мне найти. Ладно, план по времени есть».

***

В городе вечерело. Народ, в преддверии выходных, шел по улицам радостный. Некоторые шли с детьми, а те шли с шариками. И тут на перекрестке автомобильная авария. Встретились дебил с тормозом. Один решил, что он умнее всех. А другой был в размышлениях о жизни и в итоге не согласился с этим утверждением.

Я зашел к другу домой.

- Привет, Макс.

- Привет, Валдис. Как оно ничего?

- Да паршиво. «Партизаны» куда-то провалились. Я тут за компом задницу просидел. Вместо того, чтобы напрягать голову, напрягаю задницу. Засранцы! У меня на них планы были.

- Не кипишуй. Все отлично. Я как раз от них. И я тебе скажу еще красивее. Мы наняты.

- Это как так? И с чего вдруг вышли на тебя? Вообще говнюки.

- Чего ты так завелся? Вникни, что мы при деле. Практически работаем на золотой жиле.

- Ладно. Представил золотую жилу и успокоился. Но все равно помедленее и поподробнее.

- Тема такая. Это действительно инопланетяне.

- Охренеть. А ты, случаем, книжек перед коньяком не перечитал?

- Ну тебя. Я нормы в коньяке и в чтении знаю. Я тут полученную информацию перевариваю, аж голова болит. Кстати, на зеленых человечков не похожи. Если по-крутому, то мы их копии.

- Да ты гонишь.

- И они мне столько инфы загрузили, что переваривать буду долго. И тебя загружать не буду. Твою голову пожалею. Но вкратце скажу так. Они там у себя зажрались и, типа, запустили много цивилизаций своих копий. И, видишь ли, к нам в гости приезжают, гуляют и изучают наши идеи, изобретения и т.д. Некоторые решают иметь у себя произведения искусства. Про это мы в курсе. А главное - при этом мы в теме и нас будут привлекать.

- Вот это приятно слышать до невозможности.

- А еще мне кажется, что у него рыльце в пушку. И, походу, будем не только наши законы нарушать, но еще и их.

- Лучше ихние. Что-то мне подсказывает, что наши нарушать хуже.

- И еще немного бабок перепало в счет будущих побед. И твоя доля со мной.

- Бальзам на сердце. Я уже начинаю их любить. А, случаем, не знаешь, что мы будем нарушать?

- Не знаю. Но мне нравится, что поближе увижу новые технологии. А если они будут из нашей сферы, так это будет просто класс. Этот «партизан», кстати, дал штучку, которая глушит их системы наблюдения.

- Ни фига себе. Дай глянуть. А что конкретно глушит? А что, и тут их системы стоят? А наши глушит?

- Завалил практически. Не знаю. Но «партизан» говорит, что стоять их системы могут практически везде.

- Охренеть. Всегда себе говорил, что за базаром следить надо.

- Да и я тебе это же говорил. Ладно. Мне еще к бывшей надо заскочить. Так что пока.

- Пока. Я как пионер. Всегда готов.

- Ок. Пока.

***

Начальник службы контроля рассматривал новое оружие с какой-то планеты, которое ему только что доставили. Это была палка с двумя близстоящими крюками. Почему с двумя? Пришлось смотреть видео. Ага! Для вырывания носа. Что-то уже слишком жестоко, но для коллекции пойдет. Эти радости прервал сеанс связи.

- Господин Торон, у нас наметился прогресс в расследовании, - раздался голос агента.

- Прекрасно. Продолжай.

- Наш компьютер, анализируя информацию из всех источников, выдал нам подозреваемого номер один. Начальник туристического отдела имеет незаконную недвижимость. Компьютер дольше обычного работал над поиском, потому что недвижимость была в другом секторе и длинный список перепродаж.

- Вы его арестовали?

- Он уже на дознании. И очень скоро мы получим результаты. Правда, он отказывается от обвинений, но, я думаю, это вопрос времени.

- Хорошо. Быстрее заканчивайте там. В нашей дружеской любви к конкурентам из службы помощников необходимо усилить внимание к расследованию по беглецу.

- Нам усилить внимание ко всем участникам?

- А я что сказал?

- Есть. Разрешите идти.

- Идите. Двух лун.

- Двух лун.

***

Ико загружал меня информацией и, самое главное, работал за меня. Отмечался на работе и готовил отчеты. Как говорится, хорошо поработай на свой компьютер, чтобы он лучше работал на тебя.

- В зоне 19 системой обнаружения заявлено о появлении беглеца, - сообщил Ико.

- Пошли полицейского робота. Я прибуду позже. И мне нужен анализ данных от центрального компьютера.

- Есть, - и чуть помолчав, сообщил, что пора идти на встречу с местным.

Через некоторое время я был на месте.

- Привет, мой замороченный друг, - Макс опять пытался шутить.

- Здравствуй, мой новый друг.

- И снова по пиву?

- Хорошо.

- О чем мы сегодня поговорим? У меня много вопросов, но может у тебя есть вопросы?

- Макс. Не смеши меня, пожалуйста.

- Да, я знаю, что тебе много лет и ты умный. И, наверняка, все знаешь. Но я уже тебе говорил о моей интеллигентности и, конечно, скромности. Должен же я разговор поддержать.

- Да, я знаю о твоей скромности. И поэтому продолжим о сообразительности. Поговорим о том, как нам связываться, минуя кафешку с пивом. Наклонись чуть вперед. Я тебе вставлю систему связи в ухо. Она работает вечно и подзарядки не требует. Если я захочу с тобой связаться, мой компьютер тебе сообщит. Теперь возьми вот эти часы. Это суперкомпьютер для информации и управления. Он умный и сам тебя проинструктирует, что к чему.

- А что он делает?

- Много чего помимо времени. Например, при поступлении информации вибрирует. По типу вибрации определяется и тип информации. Твое положение на карте - это само собой. А также наши датчики слежения и, исходя из этого, можно планировать маршрут обхода. Это опять мой друг постарался. Переводчик. Во время разговора с другим человеком вибрация сигнализирует, врет он или нет. Он также связывается со всеми базами данных и выдает оперативную информацию. Ты поговорил с человеком и договорился о встрече. Часы занесут данные в твой ежедневник и заранее сообщат о времени встречи. Да много чего там есть. Поживешь с ним и увидишь много интересного.

- Мне бы оружие еще.

- Вот тут извини. Помочь не могу. Того оружия, что у вас тут есть, вполне хватит. У нас правило - использовать местное оружие. Это я - начальник службы безопасности - такой накрученный. Да и применение нашего может привести к очень плохим последствиям. Да и засветиться сильно. А нам лишнее внимание ни к чему.

- Ясно. Ты мне все выдал или есть мнение


утаить?

- Идентификаторы ставить не буду. Это наши штучки и тебе ни к чему.

- А это еще что такое?

- Каждому человеку вживляется много устройств. Кроме компьютера вживляются идентификаторы положения и здоровья. Если первый постоянно следит за твоим местоположением и сообщает в систему слежения, то второй следит за здоровьем и сообщает в систему здоровья. Это очень удобно. У тебя что-то произошло, например, с давлением, и данные передаются в систему здоровья. А там система анализирует данные и делает выводы. Связывается с твоим компьютером и координирует с твоими планами. И затем записывает тебя на прием к врачу. То есть ты сидишь пьешь пиво и знать не знаешь, что у тебя с печенью, а тебе сообщают, что завтра по дороге на работу запланирован заезд к врачу.

- Круто. Про пиво и печень - это животрепещущая тема. А что за датчик местоположения. GPS, я так понимаю?

- Не совсем. Это в продолжение темы про демократию. У вас сейчас на всей Земле идет борьба государства с людьми, живущими в стране. А линия фронта проходит по вопросу личной информации. Государство ради безопасности хочет знать о каждом человеке все. Начиная от отпечатков пальцев и религиозности до личных мыслей. А каждый человек хочет, чтобы о нем ничего не знали. И это парадокс. Чем больше информации о каждом человеке, тем выше безопасность этого человека. И при полной информации будет и полная безопасность. У вас этого не понимают. А у нас император принял решение о полной информации. И теперь у каждого стоит идентификатор положения. Представь ситуацию. Произошло убийство, и идентификатор здоровья сообщил в систему здоровья об отсутствии пульса. Система слежения отметила расположение всех, кто находился рядом с потерпевшим. И тебе полный список всех свидетелей и подозреваемых. А если учесть пульс каждого, так тебе стопроцентный виновник. Вообще красота. У нас безопасность возросла безмерно. А проблемы с доступом, охраной объектов, паспортами. Да вообще отпала необходимость во многом. При вашей демократии такое просто невозможно.

- Хватит нас опускать. Умники, блин. Давай к делу.

- У нас планы просто огромные. Первая задача. Создаем предприятие международного класса. Создаем видимость активной деятельности. Вид деятельности сам определишь. Главное, мировые стандарты и контакты за рубежом. Мне нужны беспрепятственные передвижения по всему миру. Идеально получится с личным самолетом и личной яхтой. На первом этапе пока ограничимся этим. Тебе все ясно?

- Так это же бабла вагон.

- Давай разграничим задачи. Твоя задача выполнять поставленные цели, а моя задача решать проблемы с финансами.

- Как сильно мне это нравится. Прямо не могу. За это дело надо тяпнуть грамм по пятьсот. И все равно уточню. Ты готов к сумасшедшим тратам?

- Ты лучше про свою задачу думай. Тебе на первом этапе все ясно?

- Яснее некуда. Когда приступаем?

- Ты уже приступил. Часа четыре как.

- Понял, не бобер.

- Итак. Деньги получишь завтра. Первый транш. Встретишься с другом и обговоришь детали. Все ясно?

- Еще раз спроси. Понял я уже.

- Если понял, то что сидишь? Вперед и с барабанами. Времени мало. До завтра.

- До завтра.

Я задумался о ситуации. С этим Максом все хорошо получилось, и даже слишком хорошо. Сообразительный малый. Подведем итоги. Служба контроля скоро выяснит, что первый подозреваемый - это ложный ход. Пока проверят-перепроверят компьютер, пройдет еще пару таймов. Но там на подходе второй вариант, получше будет. На нем они застрянут подольше. А там и третий вариант на подходе. И это не говоря о беглеце. Там они увязнут надолго. В итоге времени и много, и мало. Этот местный сработает быстро. И в пару десятков таймов впишемся. Так что пройдем красиво мимо.

***

Гордость переполняла начальника службы контроля, когда он проходил мимо полок с оружием. Он потратил много времени и средств на эту коллекцию. А вот у друзей каких только коллекций нет. Начальник службы информации собирает часы, а его жена головные уборы. Начальник службы исследований собирает знаки отличия армий с разных планет, а его жена символы богов. И тут опять прервали вызовом на связь.

- Господин Торон. У нас появились проблемы.

- Что еще там у вас случилось?

- Подозреваемый во время допроса не признал своей вины. Это первый случай, когда не сработали средства допроса. А значит, у нас осталось четыре подозреваемых.

- А как данные, которые были обнаружены? Как компьютер выдал подозреваемого? Как вы это объясняете?

- Надо снова перепроверить данные, полученные компьютером. Это, конечно, займет много времени, но это важно для понятия, почему компьютер ошибся.

- А другие подозреваемые?

- Мы не может позволить анализировать данные компьютеру, не убедившись в его правильной работе.

- Сколько это займет времени?

- Десять таймов.

- Хорошо. Но надо удвоить усилия. Мне не нравится ситуация. И очень сильно не нравится.

- Есть, господин Торон.

- Двух лун.

- Двух лун.


глава 4



Город радовался осени. Деревья меняли цвета с зеленого на что-то с красным. Все переливалось яркими цветами. Я шел к своему другу. И тут передо мной шел мужик, и на него упал каштан с дерева. Ему было больно. И на хрена сажать деревья вдоль аллей, с которых что-то падает. Вот если бы этому умнику, который эти деревья придумал сажать, на голову что-то упало бы, то, наверное, он понял бы свою ошибку.

- Валдис, привет.

- Привет, - приветствовал меня Валдис с улыбкой на лице. - Рассказывай. Что в мире делается? А то так руки чешутся, что даже курить расхотелось.

- Вот засранец. Ты же не курил никогда.

- После твоей информации начал. Потом за ум взялся и, пока ты там где-то лазил, я бросил.

- Болтун - находка от дебила, - тут у меня замороченые часы завибрировали. Что за ерунда? Я на них посмотрел. Ничего. Одну из четырех кнопок нажал и там высветилось: «ОБМАН». Здрасьте новый год. - Слушай, Вал. Мне тут часики модные придарили. С встроенным детектором лжи. И они говорят, что ты врешь. Я, конечно, и без них знал, но когда так козырно подтвердилось... Я просто впечатлен.

- Это еще что за гаджет такой?

- Этот тип сказал, что они умные и сами объяснят что к чему.

- Очуметь. Я тоже такие хочу.

- Сделаем. Давай к делу переходить. У нас времени слишко мало, а дел слишком много.

- Про много дел - это про много денег? Я тему правильно понимаю?

- Сообразительный ты у меня и скромный, почти как я. Итак. Устроим так называемый «мозговой штурм».

- А поконкретнее.

- У нас есть задача, и ее надо думать.

- Понял. Про задачу грузи.

- Нам поставлена задача. Создать фирму мирового масштаба. Чем она будет заниматься, тут надо подумать. Но критерий пока один. Беспрепятственное пересечение границ. Типа, частный самолет с яхтой.

- Братан. Можно я сяду поудобнее? А то от таких планов голова кругом.

- Лучше ложись. Их на самом деле еще больше.

- А есть вопрос. Про деньги я понял. А вот как они официально к нам поступать будут? Они же должны прийти к нам красиво, чтобы ни одна зараза с кокардой не прицепилась.

- Вот видишь, и ты уже начинаешь соображать. Правильно. Надо такой бизнес развернуть, чтобы было понятно и непонятно про то, откуда они взялись. Кстати, и бизнес нам нужно придумать такой же непонятный.

- А мне мысль пришла. Вот самому приятно, что я умный. Я даже горжусь собой.

- Поподробнее. Я не про тебя.

- Как только ты сказал про беспрепятственное пересечение границ, у меня сработала мысль про «врачей без границ». Никто не знает, чем они занимаются на самом деле, а выглядит, что занимаются лечением и границы им нипочем.

- Точно. Тема про медицинскую организацию по типу «врачи без границ». Типа, им надо попасть в проблемное место в мире, вот они туда и понеслись. Нагрузили самолет, чем надо, и полетели, куда надо.

- А участвовать в семинарах во всем мире? Это тоже надо летать, куда попало.

- Ты забыл о самом главном. Это реклама по всему мира. Сбор средств на благое дело. Проведение переговоров с заинтересованными лицами.

- Класс. И фуршеты, и вечеринки будут.

- Ты о деле думай, а не о бабах.

- Так одно другому не помеха. И, кстати, твоя бывшая вроде как медик. Ее потряси. Что там к чему.

- А это ты совсем классно придумал. Она у меня по мозгам спец. Значит мы ее назначим главным медиком. Или как там у них это называется.

- А вот и, кстати, о законности прихода денег тоже решилось. Они у нас от благотворительности и спонсорской поддержки будут приходить. Там, походу, вообще отследить не вариант.

- Точно. Если еще стран много и валют с банками. Так там черт все вместе с ногами сломает.

- Надо должности поделить. Чтобы легенда красиво смотрелась.

- Моя бывшая будет главным медиком. Я ее, типа, муж, и это у нас все семейное дело.

- Так муж или типа? - практически заржал Валдис.

- Будешь смеяться, одним ударом улыбку расширю.

- Не кипятись. А у меня какая должность будет?

- А ты будешь начальником службы охраны.

- Что там у них охранять? Там с секретностью никак.

- Надо сделать сумасшедшую секретность, чтобы к нам никто нос не совал.

- А у них могут быть профессиональные тайны?

- Точно. У нас будет жутко секретная лаборатория по разработке какой-нибудь вакцины. И, типа, всякая сволочь хочет эту штуку заполучить и за сумасшедшие деньги продать тем, кто еще более сумасшедшие деньги от этой вакцины срубит.

- Ага. И мы, типа, работаем и работаем. Ищем и ищем. И это охраняем, чтоб всяким не досталось. И денег нам на это дело нужно просто вагон. Нет. Целый корабль.

- Нет, целая флотилия.

- Погоди. А тебе не кажется, что мы губы раскатали, что скоро ступить будет негде из-за боязни на них наступить?

- Хочешь сказать, что мы не только шкуру, мы и медведя целиком поделили?

- Давай пока эту идею мы возьмем как основную. И чтобы слюной не захлебнуться, пока с этим закончим. А как будет решаться с бабками вопрос?

- Он обещал в следующую встречу прикатить маленькую тележку. А, типа, вагон - позже.

- Отлично. Будем работать по принципу «пришли деньги и сразу потратились».

- Ок. Пойду еще с бывшей поговорю о ее будущей работе. А то она, наивная чукотская девочка, сидит дома и ждет, когда с неба что-нибудь свалится. А я тут как тут и свалюсь.

- Тогда пока.

- Пока. Надо еще у этого типа спецустройства для тебя взять.

- Действительно. Мне тоже такая ерунда нужна.

- Пока. Удачи.

***

Странные мысли одолевали начальника службы контроля. Почему начальник службы помощников Вит из сектора 17 так рвался служить в эту зону. Он понимал, что там служили его дед и отец. Но отказываться от должности и от положенных этой должности привилегий - это уже слишком. И как-то странно он это объяснил. А если прибавить к этому ситуацию с вором и беглецом в оранжевом секторе. Уж очень это странные совпадения. А он в совпадения не верил. И эти размышления прервал запрос на связь.

- Господин Торон.

- Докладывайте.

- Компьютер протестирован и готов к работе. Пришлось подключать головной информационный центр. Мы думаем, скоро найдем подозреваемого.

- Мне нужен вор, а не подозреваемый. Может быть вы не справляетесь и вам нужна помощь? Я этот вопрос быстро могу решить. А лучше всего вас заменить. Что-то долго вы там копаетесь с этой простой задачей. Даю вам три тайма. Если не будет результатов, то пришлю личное спецподразделение по контролю.

- Мы не подведем.

- Вы еще здесь?

- Мы поспешим. Двух лун.

- Двух лун.

***

Кабинет генерала ФСБ заполняли сотрудники.

- Ну, пожалуй, начнем, - начал совещание генерал ФСБ. - Итак. Что-то непонятное происходит в нашем королевстве. А мне не нравится ситуация, когда я чего-то не знаю. Кто знает больше меня - предлагаю прояснить. Вот, Александр Тимофеевич, у вас есть что сказать?

- Сергей Петрович, мне по званию не положено знать больше вас.

- А ты не увиливай. У тебя ведь были наметки по этому вопросу.

- Только наметки. Итак, что у нас есть? Первое. Эта странная смерть общественного деятеля. Странность в том, что это вроде он, а на самом деле не он. Совпадает все. Начиная от строения лица до насморка. И если бы вскрытие проводили обычные медики, то так ничего бы и не нашли. Но, согласно вашего приказа, мы подключились к этому делу. Привлекли наших лучших специалистов. И из заключения следует, что снаружи он полностью совпадает с жертвой. А вот внутри есть странности. Внутренние органы полностью совпадают с возрастными изменениями и всеми перенесенным болезнями согласно задокументированным записям. От себя подчеркну - задокументированным. А вот с теми изменениями, которые нигде не были отражены, с ними ничего не понятно. Родственники сообщают несколько случаев, при которых были произведены внутренние нарушения. Начиная от укуса собаки и заканчивая ударом ножа. Во всех этих случаях в медицинские учреждения обращений не было. В итоге на теле жертвы нет подтверждения. Нет и подтверждения об операции удаления аппендицита. След от операции есть, а то, что он удален, нет. На основании этих заключений и проведенного расследования только один вывод. Это подмена. И очень хорошая. А вот кто в этом заинтересован и зачем такое сложное перевоплощение, выяснить пока не удалось. И тем более, как это сделано. Найти


двойника - слишком сложное дело, да и брата-близнеца тоже не было. Если брать это дело в разработку, то необходимо гораздо больше ресурсов.

- Извини, что перебиваю. Я вроде говорил, что не люблю загадок. А ты мне такого наговорил, что за месяц не раскопаешь. Ладно. Людей и помощь организуем. Продолжай.

- Есть и второй случай, и не менее странный. Бывший сотрудник органов безопасности, уволенный в запас, работающий в охранном предприятии, сообщил следующее. Неся охрану объекта, он заметил двух подозрительных объектов. Тут есть ньюанс. Этот сотрудник нес охрану специального объекта, но заключил договор с соседним музеем. Был заключен трудовой договор на охрану. Получается, что он одновременно охранял два объекта. Пытаясь произвести задержание, он применил огнестрельное оружие. По показаниям охранника, он ранил одного из нарушителей ранением, несовместимым с жизнью. Однако второй нарушитель вынес раненого. Органы правопорядка провели расследование и ничего необычного не нашли. Но бывший сотрудник органов обратил внимание нашей службы на этот инцидент.

- Да скажи просто, что он твой друг, - генерал опять прервал доклад.

- Это к делу не относится. В ходе расследования обнаружились странные факты. В больницы не было обращений с огнестрельным ранением. В морги тоже никто не поступал. Но не это странно. Мы нашли пулю от первого выстрела, произведенного по нарушителям. Провели экспертизу. Из доклада следует, что, действительно, она от пистолета охранника, но при этом она не имеет повреждений. Целая вылетела, затем попала в цель и упала целая.

- Я как чувствовал, что день не так начался. Как черная кошка дорогу перешла, я сразу понял что хана. И кто, интересно, черных кошек выпускает на улицу. А, главное, кто их держит? - генерала понесло. Это он почувствовал, что по голове не погладят за такое, и начал нервничать.

- Вывод на данном этапе только один, - продолжал майор, - у нас завелась группа, подготовленная на самом высоком уровне. Цели и задачи этой группы неизвестны. Нами отрабатываются все варианты. Изучаем все по делу об убийстве и попытке ограбления. Составлен фоторобот грабителей. Пока все.

- Эти два дела, помимо странностей, имеют что-то еще общее?

- Вообще ничего.

- Плохо. А вот мне доложили, что у тебя есть что-то еще, - генерал, походу, уже знал, что я в курилке трепался.

- Есть. Скажем так. Есть направление. Поскольку у этих дел общее - это странности, то мне недавно задавали странные вопросы. И я подумал, надо провести ряд мероприятий по человеку, задававшему эти странные вопросы.

- Так-так. Уже что-то. Слежку и прослушку установили?

- Нет пока. Результаты по баллистике и заключение по вскрытию поступили только сегодня.

- Люди еще нужны? - генерал явно повеселел.

- На данном этапе хватит двоих.

- Значит так, - генерал вернулся в свою «тарелку», - я беру эти дела под личный контроль. О любых новостях докладывать лично в любое время дня и ночи. Найти мне этих личностей. В общем, как говорится, ждать, пока рак на горе петуха не клюнет, не будем. Всем все ясно?

- Так точно, - все ответили почти хором.

- Все свободны.

***

Ико в голове играл музыку. Нравится мне музыка местных аборигенов. Интересно, что другим нравится из сектора 26?

- Перечисли дневник, - дал я команду Ико.

- В третий тайм туристы, - начал диктовать Ико. - Полицейский киборг прислал отчет по беглецу. Пришел запрос на посещение врача в четвертый тайм. Приглашение от председателя отдела культуры на беседу. Приглашение на встречу от Биена из службы информации. Из входящих документов пришел отчет о выходе из строя киборгов. Пришли заявки на образцы и изделия. От корпорации новые указания по службе безопасности. И вам необходимо написать отчет.

- Ну ты сволочь, Ико. Вот сам не можешь написать отчет, а меня заставляешь.

- Я только выполняю приказы.

- Вот приказал бы тебе застрелиться, так ты мне всю голову загадишь. Ладно, немного времени еще есть. Пошли приглашение Биену. А пока я иду, прочитай отчет полицейского киборга.

Ико начал бубнить отчет. Мог бы и не делать. Я и так знаю, что там написано. Меня больше волнует, что мы слишком часто с Биеном встречаемся. Главные аналитики с их компьютером могут что-то заподозрить. По протоколу это называется «опасные связи». Надо дочку их религировать. И в гости к ним сходить. Тогда уровень подозрительности понизится. Жалко, времени на это совсем не остается. Рискую очень.

Ико предупредил об опасности частых встреч с Биеном. Да понял я. Надо быть осторожнее. Биен был точен. И что-то очень нервничал. Ико намекнул мне о превышении уровня нервозности. Что же там случилось?

- Биен. Вот, пока шел, мне пришла мысль религировать твою дочь. Что про это думаешь?

- Это большая честь для меня.

- Что произошло такого срочного?

- Я прочитал секретный приказ Торона. Помните тех двух из службы контроля? Так вот, их меняют. Торон присылает свою личную гвардию во главе с каким-то Тиеном. Вы его знаете?

- Да, знаю, и очень хорошо. Это мой лучший ученик. В свое время я руководил центром подготовки специалистов службы помощников. И уже тогда он выделялся из всех курсантов своей жесткостью и усердием. И очень быстро двигался по служебной лестнице. И уже дослужился до командира гвардии службы контроля. Представь, какая скорость.

- И о чем это говорит?

- А говорит это о многом. Конец света представляешь? Так вот, он наступает. Тут такие дела будут происходить, что мало не покажется. А теперь запоминай, что тебе надо сделать. Первое. Удали из системы контроля наши встречи. Второе. На встречу меня не вызывай. Я сам тебя найду. Третье. Веди себя очень тихо. Никуда не лезь. Все по протоколу. Четвертое. Если будут на меня накатывать, меня не защищай. Ты ничего не знаешь. Тебе все ясно?

- Да.

- Свободен. Двух лун.

- Двух лун.

***

В город спустились первые заморозки. Небольшой снег покрыл дома и дороги. Стало все белым и красивым. А от обледенения порвало провода, и некоторые светофоры не работали, и трамваи стояли колоннами. Это мне не испортило радости. Ехал я к своей бывшей с приподнятым настроением. И не потому, что к бывшей, а потому, что большие дела с большими деньгами поднимали настроение до невероятных высот. Тему в общих деталях знаю. А язык у меня, слава Богу, может и не останавливаться. И классно, что он без костей.

- Привет, дорогая.

- Привет. А где твое «хай»?

- А ты мое «хай» не хай. У меня есть тема разговора и, походу, очень важная. И ты в этой теме есть.

- Правда? И с чего вдруг ты про меня вспомнил?

- Значит, так. Садись поудобнее. Времени надо много, а у нас его, как всегда, мало.

- Заинтриговал.

- Итак. Поскольку я очень умный и скромность у меня в крови, я начну, пожалуй. Напомни мне, как называется твоя медицинская специальность.

- А это уже практически убил. Я в шоке. С чего вдруг у тебя интерес проснулся к моей специальности?

- Вот женщины, блин. Ты им задаешь вопрос, а они тебе двадцать два в ответ. Тебе же русским по белому сказали, времени мало. Если спрашиваю, значит надо. И потом, что ты хипишуешь? Ты же безработная пока.

- Что, работу мне нашел?

- Я нашел тебе не работу. Я нашел тебе новую жизнь! И теперь по порядку. Слушай и не перебивай своими дурацкими вопросами. Готова? Но сначала себе кофе, а мне пива.

- Продолжай.

- Первое и самое главное. О чем мы с тобой сейчас будем говорить, никому ни слова. Вообще никому, и даже любимой мамочке. Тебе ясно?

- Не тяни кота за все.

- Я, или точнее меня, нашел меценат. Назовем его лучше спонсор. Так вот, что у него в голове творится, я не знаю. Больной он или больных лечит, тоже не знаю. Но для нас с тобой главное, что мы в шоколадной теме. А для этого нужно знать, как называется по-умному твоя специальность. Или хотя бы направление твоей деятельности.

- Я по специальности невролог.

- А по-русски?

- Нервная система, болезни головного и спинного мозга.

- Ты даже не представляешь, как это круто. А звучит еще круче. А теперь сосредоточься. Тебя бы, конечно, надо бы связать. Потому, как я знаю, что после первого предложения начнешь кричать, как резаная. Но если пообещаешь сначала выслушать до конца, а только потом кричать, то я не буду этого делать.

- Я начинаю бояться. Нет. Уже начала.

- Не бойся, я рядом. Итак, начну. Этот спонсор решил создать международную компанию. Есть цели и задачи, которые она будет решать. Какие-то цели я уже знаю. Какие-то не знаю. А точнее сказать, пока не знаю. Одна из задач очень точно совпадает с твоей профессией. И поскольку я очень умен, а еще больше скромен, то я придумал направление работы этой компании. Компания будет заниматься проблемами болезней мозга. Ты будешь президентом и главным специалистом этой компании. Я, конечно из скромности, буду первым заместителем и буду заниматься оргработой. Я также понимаю, что это все просто так не делается. Походу, у этого чудика рыльце в пушку. Но его рыльце, походу, нам на руку. Незаконного ничего я в его предложении не заметил. Ни оружием, ни наркотиками эта компания заниматься не будет, да и другой незаконной ерундой тоже.

- А в чем тогда хитрость?

- Хитрость только одна. Нам выделяется туча бабок, и их нужно потратить. И будет лучше, если это будем мы, а не кто-то еще. Да, еще, пока не забыл. Нужно создать секретную лабораторию. Она будет заниматься исследованиями по разработке какой-то вакцины. И это жутко секретно. И мы будем защищать этот секрет, чтобы в дальнейшем продать подороже кому-нибудь.

- А это еще зачем?

- Это одна из задач. Нам нужно, чтобы меньше народу у нас шарилось. Да службу секретности надо оправдать.

- А это ты своего друга хочешь пристроить?

- А как же без него.

- А какие деньги выделяются на это?

- Пока речь идет о вагоне. Причем в прямом смысле.

- Это можно и подругу начальником лаборатории поставить.

- Так это совсем классно будет.

- Что-то выглядит совсем хорошо.

- Это не только выглядит. Это еще и ощущается хорошо. А поскольку ты через раз думаешь про деньги, так вот их я тебе и принес, - я начал вытаскивать и класть на стол стопки денег.

- Так это целое состояние. Я таких денег никогда в жизни не видела.

- Кстати, я забыл совсем тебя предупредить. Ты поаккуратнее с ними. Я о том, чтобы тратила их без засветки. Мне не хватало еще разбираться с твоими завидующими подругами, которые захотели сообщить в соответствующие органы. Не стоит покупать шубу только для того, чтобы подруги от зависти умерли. Если что, можешь мне сказать. Я их из пистолета шлепну. Все дешевле.

- А что можно тогда?

- Да что хочешь. Машину пожалуйста, но понятно что не «Бэнтли». Это переборчик будет.

- Это все надо переварить. Слишком много всего ты тут наплел.

- Начинай переваривать. А я пиво пока поперевариваю. Давай вместе это дело обмозгуем.

Мы сидели часа четыре. Все прошло, как я планировал. Правило трех «Д»: «Девушке деньги давай». Обговорили детали. Ее подруга оказалась кстати. Так что у нас все получилось. Теперь надо, чтобы наш чудик с бабками не подвел, а то я слишком на них настроился.

***

Мысли о пенсии начали все чаще посещать начальника службы контроля. И это были грустные мысли. Как жить без привилегий и большой зарплаты. Это просто ужас какой-то. Надо еще пару полос высшего достоинства заслужить. И этот случай в секторе 17 мог дать одну полосу. Поимка вора сильно поможет. Мысль о дополнительном успехе в поимке еще и беглеца начала посещать чаще. И снова его отвлекли.

- Господин Торон.

- Слушаю вас, мой командир Тиен.

- Разрешите отчитаться о проделанной работе после моего прибытия в сектор 17.

- Разрешаю.

- После проверки компьютера и начала работы, он выдал результат. Им оказался начальник отдела информации. Данные были более чем убедительны. Это и доступ к данным с возможностью изменения. Это и анализ расходов. Исходя из предоставленных компьютером данных, я принял решение вызвать подозреваемого на допрос. По прибытию к месту проживания мы обнаружили труп подозреваемого. На столе мы нашли предсмертную записку. Смысл записки прост и ясен. Он признавался в содеянном. Он уже чувствовал, что наша служба начала расследование, а мое прибытие подтолкнуло его к решительным действиям. Он просит никого не винить в своей смерти. Но не это удивительно. Есть более интересные вещи.

- Вы деньги нашли и все сразу? Это я так шучу, - сказал Торон.

- Я понял. Нет. Мы нашли улики, указывающие на то, что этот сотрудник причастен к делу о беглеце, которое ведет служба помощников

- Как интересно. Продолжай.

- Мы нашли оборудование, с помощью которого можно изымать датчики из тела. Мы нашли также оборудование, с помощью которого можно глушить устройства службы слежения. То есть весь тот букет, от которого идет весь этот шум.

- Прекрасно.

- Но смысл всего этого в том, что эти два дела сошлись в одно. И они попадают по протоколу в нашу юрисдикцию. Я уже сообщил службе помощников о передаче дел нам.

- Так это же совсем хорошо. Мы закрываем сразу два дела. И это большой плюс нашей службе.

- Не совсем так. Мы нашли одного участника, но осталось найти главного подозреваемого.

- А в чем дело? С нашими ресурсами и технологиями мы его быстро найдем.

- Хотелось бы. Но мои выводы по этому делу совсем другие.

- Как это понимать?

- Я думаю, что это мы нашли не вора. Если вы помните, проверку преобразователя начали совершенно случайно. Это заслуга сотрудника Тимса. По нашим протоколам проверки мы не должны были проверять преобразователь. Преступник узнал о наших подозрениях и подсунул нам первого подозреваемого. И очень хорошего подозреваемого. Доказательств хватило бы для смертельного приговора. И опять отлично сработал сотрудник Тимс. Он решил лично перепроверить данные, полученные компьютером. Получилось, что данные в компьютере есть одного свойства, а на самом деле все не так. Опять же преступник узнал об этом и подсунул нам другого подозреваемого.

- Что вы хотите сказать?

- Мы видим очень профессиональную работу. Не верю я такие последовательности и совпадения.

- Что вы намерены делать?

- Направить усилия по проверке всех подозреваемых без исключения. Расширить критерии по поиску подозреваемых. Подключить все возможные ресурсы в помощь. Надо объявить, что мы нашли вора, и перейти в положение полной секретности. И в режиме полной секретности провести все мероприятия по проверке и поиску. Да и с делом о беглеце не все так красиво выглядит. Уж слишком он долго и основательно готовился. Слишком красиво ушел от службы слежения. Боюсь, и этот ход с его поиском он тоже предусмотрел. Дело вероятнее всего затянется.

- Вы что, хотите меня заранее подготовить к неудачам? Ни в коем случае. Меня устроит только положительный исход, и другие варианты не рассматриваются. Берите все ресурсы. Берите все свое подразделение. Да что там я говорю. Берите все, что есть, и дайте мне результат.

- Есть. У меня просьба, господин Торон.

- Просите.

- Я хочу, чтобы сотрудник Тимс перешел в мое подразделение. Его действия были нестандартны и эффективны.

- Я согласен. Двух лун.

- Двух лун.

***

Я сидел в своей кафешке, попивая пиво. Надо все еще раз взвесить и развесить на разные ветки. Тема понятна и очень красива. Но в данном раскладе меня волновали гораздо более замороченные проблемы. И самой большой проблемой была та, что могла нас, имеется в виду меня и моих бывших сослуживцев, свести вместе. Не могут не заинтересоваться наши спецслужбы такой организацией, которая шарится по всему миру, в том числе и в России. Чем-то там занимается. Денег много имеет и много тратит. И, главное, на что тратит. Все равно соберут сведения. Все равно узнают, кто и что там работает. Не занимаемся ли мы политикой. И, конечно, захотят пообщаться с нами. И нет сомнений, что спросят про все, что надо. Надо будет продумать легенду и в этом направлении. И что-то мне подсказывает, что мы будем часто встречаться с моим другом из ФСБ. Он, конечно, мне друг, но лучше с ним встречаться на природе с шашлыками и бабами. Так как-то веселее. Да, голова точно опухнет. И тут что-то в ухе зазвенело. И я так понял, что это та штука, которую мне в ухо наш новый спонсор вставил.

- Привет, - раздалось в ухе. Я узнал его по голосу. Хорошая штучка связи, и качество звука отличное.

- Привет.

- Слушай меня внимательно и не дергайся. Веди себя спокойно. Я боюсь, от того, что я тебе сейчас скажу, ты начнешь нервничать и вести себя неадекватно. Готов?

- Как пионер! Всегда готов!

- Ты знаешь, кем я работаю?

- Ты мой коллега. Начальник чего-то секретного.

- Так вот. Я начальник службы помощников сектора. Аналог вашего ФСБ, как ты сам догадался. По должности примерно полковник. И, конечно, я не просто так занимаю эту должность. У нас есть такая служба слежения. Она прослушивает все ваши радиочастоты, а если что не сможет прослушать с помощью радиочастот, то ставит прослушивающие устройства. И такое устройство стоит в вашем ФСБ. И я только что прочитал запись совещания. Очень интересного совещания. Оно касается нас с тобой. Я, конечно, провел анализ своих ошибок и сделаю соответствующие выводы. Но сейчас не об этом. Твой друг, с которым ты в прошлый раз здесь встречался и с которым у вас была занимательная беседа, делал доклад на этом совещании. Скажем так, что после той беседы я тобой и заинтересовался.

- Так вы нас прослушивали? Чувствую, зря спросил.

- Конечно, прослушивали. Как только ты с нами пересекся, так сразу полную прослушку и заработал. Но не переживай. Я контролирую ситуацию. Позже на эту тему поговорим. Так я тебе вкратце расскажу тему совещания. Рассказали о моих недочетах и промахах. И если бы про это узнали мои начальники, то, наверное бы, уволили. Но интереснее другое. Твой друг прочитал грамотный доклад на эту тему и закончил этот доклад тем, что в разработку возьмет тебя.

- Охренеть. С чего ты взял?

- Ты его на предыдущей встрече спрашивал о странностях бытия. А он умный оказался и свел это все в одно дело. Похоже у него высокий уровень интеллекта.

- Знаю. Он всегда отличался умом и сообразительностью.

- Так вот, он идет сюда. Будет по-вашему минут через десять. Так что не подведи нас и наше дело. Я, конечно, буду прослушивать вашу беседу и помогу тебе поговорить. И мои часики, что я тебе подарил, не засвети. Времени нет. А нам еще надо поговорить о наших планах и действиях. Так что нашу беседу продолжим потом. Все. Готовься. Он сейчас зайдет. Сделай довольное пивное личико.

- Ок.

Когда мой друг фээсбэшник зашел в нашу кафешку, мои брови заработали в сторону удивления и радости встречи.

- Привет, Санек. Как жизнь? Сколько лет и прочего?

- Нормаль. А у тебя?

- Потихоньку. Как говорится, куй железо, пока не накуяли. Вот и куем, сколько могем.

- А что это ты такой веселый? Накатил уже? Что-то рано.

- Ну, во-первых, накатить никогда не рано. А то денег на поздно может и не хватить.

- Все равно какой-то странный ты сегодня. Вон, смотри, поговорки пошли.

- Не подумай ничего плохого. Похоже мы с бывшей решили сойтись. И вчера у нас состоялась продуктивная беседа в конструктивной форме.

- Прими мои поздравления.

- Спасибо. А у тебя какие новости? Случилось что?

- У нас в конторе, как в Багдаде! Все спокойно!

- Так сейчас в Багдаде не совсем спокойно.

- Похоже у нас тоже стало не спокойно.

- Опаньки. Сколько я тебя знаю, такое слышу впервые. Если в вашей конторе не спокойно, то, похоже, к нам пробрался сам Бен на ладан.

- А ты, как всегда, шутник. А вот мне не до шуток.

- Понимаю, что всего не скажешь, но хоть намекни.

- Намекать не буду. А вот спросить хочу. Нет. Все-таки сначала пива возьму, - махнул рукой и пошел к стойке.

А в ухе снова раздалось: «А ты говорил, что он тебе друг. Он на прослушивании. Все, о чем вы говорите, передается двум сотрудникам, которые сидят в машине на улице. Так что следи за тем, о чем говоришь». Друг, вернувшись, лихо открыл бутылку. Пара глотков - и он, как огурчик. И продолжил.

- Помнишь, ты спрашивал о странностях. Не попадалось что нибудь такое эдакое?

- Что-то припоминаю. А к чему ты это вспомнил?

- Да к тому, что я вначале не придал твоему вопросу интереса, но у меня как раз произошли странные события, и я вспомнил о твоем вопросе. Вот и расскажи, отчего такие вопросы родились. Ты еще обещал разобраться с этим и поделиться со мной.

- Братан. Ты же понимаешь, что я вашу контору уважаю, причем настолько, что, проходя по улице Мира мимо вашей конторы, проникаюсь еще большим уважением. И мысль заходить у меня не возникает. И есть желание, чтобы ни у кого желания пригласить меня не возникало. Расскажу, что знаю. Это без вопросов. Только тебе лично и только в приватной беседе. Ок?

- Хорошо. А теперь поделись, чем можешь.

- Ок. Я расскажу тебе все, но при условии, что все останется между нами.

- Продолжай.

- Так вот я тебе рассказывал, что мы с другом нашли шабашку. А точнее Валдис в Интернете нашел непыльную работенку для меня. Вал отвез меня на встречу. Там ждали два «партизана», - и тут в ухе прозвучал голос спонсора «поаккурантнее здесь». - Точно. Я вспомнил. Акцент у них был странный. Помнишь, мы в Афгане одного американского советника взяли, который по-русски шпарил? Вот и тут такой акцент был. Ну очень мне того советника напомнил. Ну так вот. Задача была простой до безобразия. Забрать одно тело, а вместо него положить другое. Ты же знаешь про мою отзывчивость? Так я и не смог отказать за такие деньги. Вот я все сам и провернул, как говорится, без шуму и пыли. Но ты не подумай плохого. Как в кино говорится, «животные не пострадали». Вот и все. А вот про это я тебя и спрашивал. Там была одна странность. Это были братья. Я так понял один брат решил закосить под другого и стать богаче. Ну, может, еще что-нибудь.

- Ты можешь подробнее про заказчиков рассказать?

- Да ничего особенного не было. Машина - убитый «Матиз». Номеров не было. Слишком просто одеты. Примет особых не заметил. Вот и все.

- Но и на этом спасибо. Американцы, говоришь?

- Ага.

- Ты мне, конечно, помог. Но, возможно, еще больше запутал.

- Чем мог, тем и помог.

- Еще не всем. Надо к твоему другу заехать, проверить Интернет. Может, что и найдем.

В ухе раздалось: «Не может. Уже все удалил».

- Хорошо. Давай прямо сейчас и поедем. Помогать органам, так помогать, - («Молодец», - похвалил спонсор.) - И еще. Ты там с Валдисом поаккуратнее. Ты же знаешь, он американцев не любит. Не говори ему пока. Тем более, что еще точно не ясно.

- Понятное дело. Поехали.

- Погнали наши городских.

***

Начальник службы контроля предавался размышлениям. И чем ближе приближался пенсионный возраст, тем чаще приходили грустные мысли: «Что было сделано за свою жизнь полезного? Смысл прожитой жизни? Есть, конечно, заслуги. Закон об отчетности личной кибертехники - это, конечно, заслуга, но слишком незначительная. Несколько имперских наград за заслуги тоже не придавали радости. Вот крупное раскрытое дело перед уходом на пенсию, конечно, сильно бы изменило ситуацию». Включилось средство связи.

- Господин Торон.

- Мой Тиен, порадуй меня, - в надежде на хорошее спросил начальник службы.

- Пока не могу, господин Торон. У нас затишье. Вор принял решение затаиться и себя никак не проявляет. Идет сбор информации на всех подозреваемых. Изучаем данные службы слежения. Компьютер анализирует данные. Мы также проверяем данные на первых подозреваемых. Как эти данные попали в наши базы данных и на основании чего компьютер принял неправильное решение. Наши специалисты по компьютерному анализу проверяют работоспособность системы. У нас полный контроль над подозреваемыми. И мы скоро получим результаты. Это будет не так быстро. Мы ведь делаем вид, что вор найден и все идет в стандартном режиме. По беглецу тоже никаких изменений. Вся наша служба и служба слежения работают в усиленном режиме. Я принял решение увеличить количество дронов и увеличил зону контроля. Результатов пока нет.

- Я и не думал, что ситуация будет настолько серьезной. И что такое возможно у нас с такой системой слежки и контроля. Тиен, я на вас надеюсь и хочу добавить, что если вы закончите это дело успешно, то вас ждет повышение по службе.

- Я вас не подведу.

- Работайте. Двух лун.

- Двух лун.

***

И снова кабинет генерала ФСБ.

- Товарищи офицеры. Садитесь уже, - генерал явно был не в себе. - Я ночью практически не спал. Мне снилась всякая дребедень. Представляете, мне снились пришельцы, страшные, как моя жизнь, и я их ловил голыми руками. В общем, ужастик. Александр Тимофеевич, доложите по делу. И наведите порядок в моей голове. Я не хочу ловить кого-то голыми руками. Хотя бы с личным оружием ловить. Так как-то положительнее и результативнее будет. Как говорится, «пока Грека через реку, я с пистолем что-то хап».

- Товарищ генерал. После проведения оперативных мероприятий установлено. Бывший сотрудник органов безопасности получил от сторонних заказчиков предложение на совершение незаконных действий. Заказ на данные услуги поступил через Интернет. Заказ принял друг бывшего сотрудника. Если помните, мы ранее докладывали о подмене людей. Так вот, эти двое и совершили это действо. Из его слов следует, что они не применяли никаких спецсредств ни до ни после подмены. Подозреваемый признал свою вину и пошел на полное сотрудничество. В ходе нашей беседы он не вел никаких телефонных переговоров. И как только понял, что только своей помощью органам можно рассчитывать на снисхождение, он предложил поехать к своему подельнику и проверить информацию на компьютере. Мы были готовы к такому развитию событий и прибыли на место со специалистами. Проверив компьютер и программное обеспечение, мы нашли подтверждение показаниям подозреваемого. Там речь идет о заявке на деятельность, условиях договора и его оплате. Особо хочется указать на то, что речь шла только лишь об обмене людей, названных почему-то образцами, только и всего. Подозреваемый во время личной беседы упомянул одно обстоятельство. Речь одного из заказчиков напомнила речь американского советника в Афганистане. А конкретно, тональность речи и акцент. Я этот случай помню. Мы вместе с подозреваемым служили в армейской разведке в пригороде Кабула. И совершенно случайно обнаружили подозрительную личность. А при особом обращении выяснились обстоятельства пребывания советника в регионе. Подытоживая все факты, можно сказать следующее. У нас в регионе действует профессионально подготовленная группа разведки США. Есть еще одно подтверждение. За проделанную работу подозреваемому заплатили примерно в четыре раза больше, чем платят за подобную работу.

- Что-то ты меня не обрадовал, Александр Тимофеевич. Но одно хорошо, инопланетные монстры сниться не будут. И все же ты самого главного не сказал. Какого хрена они делают в моем огороде? У нас тут пара секретных заводов, а они затеяли подмену хрена на редьку. Так еще и наняли чудиков со стороны. У них, у таких профессионалов, самих что ли руки не дошли до такой ерунды? Я понимаю, что доллары -


это нарисованные бумажки и их не жалко, но все равно зачем столько платить? Я так чувствую, я вопросов больше задал, чем ты дал ответов.

- Это предварительные результаты, - начал оправдываться сотрудник, - конечно, это все надо проверить и перепроверить.

- Значит, так. Я не хочу ждать, пока мне сверху рак свистнет. Мне до пенсии немного осталось, и я хочу встречать рассветы на генеральскую пенсию. Александр, бери все ресурсы, какие есть. Включай все, что включается. А не хватит чего, сразу докладывай мне. Я по рубильнику кому-нибудь постучу. Да, и еще. Если подтвердится, что это цеэрушники и на сто процентов, то надо докладывать в ГРУ. А мне, как и тебе, это сильно не нравится. Лучше все решить самим и быстро. Тебе все ясно?

- Так точно.

- Приступай. Дудку мне, а тебе - флаг в руки. Вопросы есть? Нет. Все свободны.

***

Это хорошо, что я отключать могу наблюдение за собой. А особенно хорошо, что у меня есть полная копия меня. И в чем прелесть этого, так это в том, что он может имитировать мою активную деятельность. Он даже на работе может присутствовать. Умный я, и это никуда не денешь. Шел я на встречу с новым местным другом.

- Хай, мой, не такой как все, друг, - Макс опять пытался шутить.

- Здравствуй. Что по нашему делу?

- Это ты про ту встречу с моим другом и что нас чуть не спалили?

- Да это мелочи. Может ты забыл, что я не местный и для местных я - практически бог. Я все слышал, и все видел, и все предвидел, и все исправил, а то, что я могу сделать и с тобой, и с твоим другом, как и с его организацией, так это просто божественное провидение.

- А что это Бога ты упомянул всуе? Я не верующий, но у меня с Богом договор. Я его не упоминаю не по делу, а он меня за это не замечает. И очень интересно, как вы избавляетесь от опасных для вас людей?

- У нас есть оружие с технологией замены генов. И вот есть интересный ген, после замены которого у ваших людей происходят интересные вещи. Человек замыкается в себе, начинает избегать общества. А почему упомянул Бога, так это потому что у верующих людей возникает желание к отшельничеству или, например, уехать далеко и кого-то обращать в свою веру, или принять обет молчания. В общем, как в итоге получится - до конца неизвестно, но то, что он покинет общество и общение с ним - это точно. Интересно получилось с Диогеном. Он в бочку залез. Я долго смеялся. Так что у меня есть что-то божественное. Могу предположить, что твоему другу надоело бы работать и он перебрался бы в деревню сажать капусту.

- Так он вас видел? Я про Диогена.

- Мой дальний родственник с ним общался. Интересный был экземпляр. Но болтал много. Кстати, у нас есть проблемка. И это ты. Дело в том, что, по нашим протоколам и в связи с последними событиями, тебя надо как раз подвергнуть такому воздействию.

- Очуметь. Я живым не сдамся.

- Не смеши меня. Сейчас я дам время своему компьютеру подумать. Он предложит варианты, и мы с тобой примем решение. А сейчас расскажи о самом главном.

- Предприятие с рабочим названием «Безграничная помощь» будет заниматься проблемами оказания всесторонней помощи больным с мозговыми или головными отклонениями, как там по-научному - не знаю, но лечить будут голову. Почему голову? Потому что все думают головой, а что там происходит, никто не знает. В общем, запутанная история. Мы также будем изобретать всякие препараты для лечения. Это будет международная организация с филиалами по всему миру. Ну, и там всякие мелочи. Примерно где-то так. Участников в разработке трое. Двоих ты знаешь. Третий - это моя бывшая подруга. Она как раз спец по этому делу. Остальное за денежным


решением.

- Идея хорошая. Мне нравится. Значит так, я тебе даю несколько кредитных карт. Эти карты на разных людей. Давай твои часики, я там понажимаю немного. Они будут фонить при приближении к банкомату, и тебя невозможно будет записать на видео. Снимать деньги нужно не больше определенных сумм. В разных странах контролируют максимальные суммы средств снятия. Но это тебе на карманные расходы. Вот тебе ключи от машины.

- Охренеть. Машину мне презентовал. Модель какая? Надеюсь цвет красный?

- Да. В серо-белую полоску. Мечтатель. Итак. В багажнике деньги. Американские доллары. Мы их тоже рисовать умеем. Далее. Нам всем нужно встретиться для координации планов. Да и проблему с тобой решить надо. Вот и мой умник в голове что-то придумал. Ико, докладывай, - помолчав немного, продолжил: - понятно. Итак, умник придумал следующее. Он нашел тебе замену. Она находится пока в морге, но скоро будет доступна для замены. Вот тут вам двоим надо поработать. Далее я тебе дам в подчинение одного киборга, который очень умен и никому не стучит.

- Вот как день удался. После вчерашнего так прям пруха какая-то.

- Не перебивай. Модель очень старая. Поэтому и неучтенная. Собрал практически из отходов. Но он, а точнее она, со своими положительными и отрицательными моментами. Эту модель разрабатывали с учетом уже местных особенностей.

- Так еще и девка. Красивая хоть?

- Не перебивай, сказал. Болтун ты все-таки. Смотри, до бочки докатишься. Итак. Она специализируется на медицине. Это, кстати, поможет в созданной организации. Далее вы идете на кладбище и этот экземпляр выкапываете, а киборг сделает твою копию. Внешнюю конечно. Далее вы придумываете, как это использовать для констатации твоей смерти. А затем самое интересное. Вам троим надо встретиться. И вы в вашем близком кругу принимаете решение по изменению твоего внешнего вида. Киборг все это сделает в лучшем виде. Потом он сходит, куда надо, и принесет твои новые документы. Да что я ее все время называю он? Конечно, она сходит и все сделает.

- Я что-то не хочу менять свой фэйс. О! Так я могу свое личико обновить и красивее сделать. И шрамик после ножевого ранения удалить. Так это у нас прорыв на женском фронте получается. А когда, ты говоришь, нужно эту операцию провернуть?

- Чем быстрее, тем лучше. И надеюсь на твой опыт, - и, помолчав немого, добавил: - бабник.

- Мы живем в демократической стране! Что хочу, то и говорю! С кем хочу, с тем и сплю! А вы там у себя, небось, все по приказу. Сегодня с одной спишь, а завтра с другой? Это чтобы генофонд улучшить?

- Отсталая ваша планета. Мы поняли, что надо свой мир делать лучше, в том числе с противоположным полом, а вы еще не поняли. Мы это поняли перед самым концом и успели все исправить, а успеете ли вы - это большой вопрос. Хотя я знаю ответ.

- Вот это ты загнул. Я тебя только про секс спросил, а ты мне голову сломал.

- Мы отвлеклись. Приступай к открытию организации. И побыстрее. Мне уже на хвост наступают.

- У нас проблемы?

- Как это у вас называется, служба собственной безопасности решила проверить нашу деятельность.

- И как у них успехи?

- Они, по сравнению со мной, дети малые. Они только подумали, а я уже сделал. Вот только случайности мешают. Представляешь, одна случайность подтолкнула другую случайность. Не нравятся мне цепочки случайностей. Я все предвидел и все просчитал, а тут такое происходит. Вот кто мог предположить, что обычный музей будет охранять бывший спецназовец. Кто мог предположить, что он еще и снайпер. Кто мог предположить, что наши киборги с суперзащитой, выдерживающие выстрел лазером с температурой больше ваших двух тысяч градусов, не имеют защиты датчиков видеонаблюдения. И что снайперу придет в голову стрелять именно в датчик. Ни в одной стране, да что там стране, ни на одной планете так не делают. И кто знал, что среди обычных следователей, присланных для обычной проверки обычного дела, найдется бывший аналитик разведки, разжалованный за нарушения. И кто думал, что ваше ФСБ ввяжется в обычные дела полиции. Да. Наборчик еще тот. Но я не умный, я очень умный. Конечно, я с этим разберусь. Так что ты начинай строить наше предприятие и на этом и сосредоточься. И давай разграничим наши обязанности. Ты будешь заниматься безопасностью нового предприятия. А я буду разбираться с безопасностью от нашего и вашего ФСБ и еще от всех, кто надумает нам помешать. Ситуация странная получается. Мы создаем медицинское предприятие, а работы с безопасностью больше получается.

- Я тогда пойду работать.

- До свидания.

- Пока.

***

Обычная квартира в Москве. Резидент разведки встречал вновь прибывшего агента.

- Приветствую вас. Присаживайтесь.

- Благодарю вас, господин Блэкберн.

- Как у вас дела?

- Хорошо. А у вас?

- Тоже хорошо. Итак. Я вас пригласил вот по какому поводу. Вы у нас являетесь отличным разведчиком и проявили себя специалистом во всех областях. Далее я должен был перечислить все ваши успехи и награды от президента и конгресса США, но я не буду этого делать, потому что мы и так оба это знаем. А времени у нас мало, и поэтому перейду сразу к делу. Дело необычное и, я бы сказал, очень странное. Поэтому мы решили поручить это дело вам.

- Настолько плохо?

- Скажем, необычно.

- А это что еще такое?

- Тогда по порядку. Есть такая область на юге России, а точнее у них называется край. Есть у нас там свой агент, но регион в наши особые интересы не входит. Была в свое время там парочка интересных заводов. Только и всего. И держали мы там агента только для галочки. Но в свете последних событий поступила команда отслеживать так называемых вольнодумцев. Регион богатый и не дотационный. Одно из последних течений в мире - это борьба за независимость богатых регионов. Вот мы и ведем работу в этом направлении.

- Подождите. Я не специалист в революциях!

- Подождите. Сейчас пойдет интереснее. И живет там один местный историк. Мы планировали использовать его в дальнейшем для возглавления протестного движения. И, конечно, прикармливали грантами. И, конечно, приглядывали. И вот в последнем докладе прочитал потрясающие вещи. К нашему историку нагрянули наши визави из местного ФСБ. Мы там себя никак не засветили. Гранты прикрыло правительство давно. Что они там, фэсбэшники, делали, совершенно непонятно. Далее еще интереснее. Мы там поставили маячок. Человека, приезжавшего ранее к нам в страну. И мы его завербовали. Но поскольку интересующие нас заводы закрылись, надобность в этом агенте пропала. Но мы его держали для маяка. И тут наш агент докладывает, что «маяк» взяли в оборот. За ним следят круглосуточно. Его телефон прослушивают. Агент полагает, что что-то связано с нашим историком, и самое непонятное, что в этом, похоже, подозревают нас.

- Что вы хотите?

- Я хочу знать, причем тут ЦРУ? Дыма без огня не бывает. И что на самом деле там творится? А если думают в нашу сторону, то значит что-то очень серьезное. Из чего они сделали такие выводы? Или где мы наследили?

- То есть пойди туда - не знаю куда, и найди то -


не знаю что?

- Почти. Данные на всех фигурантов этого дела у нас есть. Записи, как видео-, так и аудио-, тоже. Да и старые данные тоже сохранились. В ваше распоряжение поступает наш агент. И мне почему-то кажется, что это простое дело и мы слишком себя накручиваем.

- Дай бог.

- Вот ваши документы и билеты до места назначения. Удачи вам.

- Я в нее не верю, но если у вас больше ничего нет, то и это сойдет.

- Вот вы уже и шутите. Это хороший знак.

- Бай.

- Бай.

***

Я торопился посмотреть, что за машину мне подсуетили, да мешки с деньгами пощупать хотя бы. Так и не определишь сразу, какая машина. Пришлось брелок от сигнализации нажимать. Опаньки, «Тойота Королла». Вот гад. И правда, белая с грязно-серыми пятнами. А что еще больше порадовало, так это то, что на соседнем сиденье сидела симпатичная деваха.

- Хай!

- Здравствуйте!

- И как зовут такую красавицу?

- Елена.

- А меня зовут Максим.

- Я знаю.

- Я немного волнуюсь. Я впервые вижу живого киборга и еще в виде красивой девушки.

- Волнуетесь? Не верю!

- Девушка, зачем так сразу правдой об тэйбл? Нельзя быть такой открытой. У нас тут говорят «в девушке должна быть загадка». Понимаешь?

- Знаю.

- А я еще и скромный.

- Я прослушала все ваши разговоры с определенного периода и знаю, что вы еще доверчивый, отзывчивый, добродушный и склонный к самопожертвованию.

- А про самопожертвование - это в точку. Да, я почти такой.

- Что значит почти?

- Я еще и умный.

- Какой ай-кью?

- Не умничай. Я знаю, что большой. Ты пока посиди тут и формулу какую-нибудь прикинь, а я пойду в багажник загляну.

- Все на месте. Я контролирую ситуацию.

- И можешь сумму назвать?

- Пять миллионов долларов США.

- А-а-хренеть.

- Это восклицание или ругательство в этом случае?

- Да это, блин, и то, и другое!

- А блин тут причем?

- Слушай, ты откуда взялась здесь?

- Вит дал приказ.

- Я про Землю говорю.

- По программе активной замены уровня «зеленый».

- Понял, что не понял. А теперь все это по-русски.

- Я говорю на идеальном русском.

- Я не про это. Нормально и не торопясь расскажи об этой программе.

- Сначала я сделаю запрос о твоем уровне доступа.

- Это еще что за ерунда? Я свой. Практически.

- Мне подтвердили твой статус. У нас есть система слежения за объектами.

- Я про это знаю.

- Не перебивай, а слушай. Есть еще система заказа специалистов, полностью интегрированных к местным условиям. Например, нам нужен специалист в какой-нибудь области. Устанавливается наблюдение за человеком с Земли с самого рождения. Записываются видео и аудио. Собирается вся информация об этом человеке. Его связи, привязанности, привычки. Иначе говоря, все. По достижении определенного возраста и нужной кондиции происходит замена объектов. В память загружаются все данные об этом человеке. Внешний вид копируется полностью. Вот так произошло и со мной. Я полная копия человека. Эффективная безопасность.

- А что значит «уровень зеленый»?

- Моя копия полная. То есть с данными с самого рождения. Уровень синий - это только внешняя копия. Как в том случае, в котором вы принимали участие.

- Ясно. Загрузки пока хватит. Нам пора ехать.

- Да. Поехали.

***

Кабинет генерала ФСБ.

- Офицеры, - все рассаживались по местам.

- Садитесь, - сказал генерал. - Я спал просто отлично, а еще удачно с той ноги встал. Так что день удался. И, надеюсь, никто из присутствующих не хочет его испортить. Итак, Александр Тимофеевич, докладывайте по делу.

- Мы провели ряд мероприятий по данному делу. Установили полный контроль за агентами спецслужб в регионе.

- Это ты почему одного агента во множественном числе назвал?

- Во множественном, значит, над всеми, что есть. Знаем мы пока одного, но еще мы знаем что он нас выведет на остальных. Это вопрос времени. Мы отслеживаем связи, передвижение и активность. Проводим экспертизу полученных улик. И самое интересное. Мы получили подтверждение, что мы работаем в правильном направлении. К нам пришло письмо из Москвы. В нем указывается, что агент ЦРУ, работающий в посольстве под прикрытием, провел встречу с агентом. Наружное наблюдение после встречи вело агента до поезда, следующего в Сочи. Как он вычислил наружку, не понятно, но агент был потерян. Москвичи утверждают, что они вели его по высшему разряду. И делают заключение. К нам едет суперспециалист. Цели его не ясны. Но это все не просто так. У меня все.

- Ну, что. Как говорится, я агентов не боюсь, я над ними приколюсь. Когда они его потеряли?

- Вчера вечером на железнодорожном вокзале.

- Как думаешь, этот спец идиот что-ли? На хрена ему ехать поездом? Паспортом светить и перед камерами отмечаться?

- А зачем он тогда нас к поезду привел?

- Вот поэтому у тебя на погонах маленькая звезда, а у меня большая. Вот я и должен больше думать. Вот что я думаю. Это послание всем нам. А переводится так. К нам едет ревизор. Типа, я приеду, и вы тут все у меня под дудку плясать будете. А уж под какую дудку плясать, это оставим на воображение, в том числе и извращенное.

- И как он будет двигаться? Прикажете усилить автодороги?

- Нет, конечно. Тебе еще раз сказать, что он спец, или уже запишешь где-нибудь? Линия, соединяющие две точки, не есть прямая. Будет передвигаться по кривой. А куда эта кривая выведет, неизвестно. И не факт, что он начнет двигаться сразу же. Тут нужно угадать не только кривую, но также и время. А сразу узнать эти две неизвестные не удастся. Так что лучше определиться с его задачей. Вот что он захочет узнать по прибытии?

- Что мы знаем и что мы делаем.

- Вот именно. И поскольку вы за одним агентом следили, а второй, про которого ты мне тут красиво рассказываешь, что скоро найдешь - еще не нашел, вот он-то информацию и слил, куда надо. Значит, так. Задача номер один. Вы следите за одним, а найти нужно того, кто следит за нами. Увеличить радиус и проверить там все. Как говорится, перевернуть все с ног на голову, а кого-то и раком поставить. Но так тихо это все сделать, чтобы не только мышь, но и ее мысль не проскочила. А вот как найдете второго, так наш спец тут и появится. И я подозреваю, что вас он за километр увидит, и надо это организовать на высшем уровне, ну дальше ты в курсе. Тебе все ясно?

- Так точно.

- Вот вижу, что не все. Нужно еще организовать наблюдение за нашими данными, что мы получили. Он их тоже захочет узнать. А теперь все ясно?

- Так точно.

- Уже лучше. Вот по глазам вижу, что хотел мне настроение испортить, но тебе не удалось. Значит, так. Пока там разбираются, кто к кому должен идти: или гора к Магомеду, или Магомед к горе, - мы должны уже сидеть на этой горе и ждать, кто куда движется. Тебе все ясно, Тимофеевич?

- Так точно.

- И еще, Тимофеевич. ЦРУ - это не наша епархия, и ты понимаешь, что надо подключать ГРУ. Это, конечно, мне сильно не нравится, зная нашу взаимную любовь. И на следующее совещание их пригласи для передачи этих дел, - и далее, обращаясь ко всем присутствующим, - а что вы все тут сидели и молчали, как рыба в рот водки набрали? И никого не поддержали? И Тимофеевич один за всех тут отбивался. Ладно, я с вами еще поговорю по-дрюжески. Вопросы есть?

- Никак нет.

- Все свободны.

***

Агент включил компьютер. Подождав немного, запустил программу зашифрованной связи. Пришлось ждать, пока индикация не сообщит, что к разговору подключились.

- Доложите ситуацию. Как наши друзья из ФСБ себя ведут?

- Ситуация пока не изменилась. Ведут наш маяк очень плотно. Еще раз изучают место происшествия. Но есть еще один момент. Они проявляли заинтересованность возле местного музея искусств.

- А это тут с чего? А мы там с какого бока?

- Не знаю. Но активность такая же.

- Нам нужно больше информации. Что там с информацией по медицине? Заключение о вскрытии можем получить? Что с информацией о связях объекта? А время происшествия с объектом известно?

- Ничего не разрарабатывалось. Известно только время плюс минус один день.

- Уже что-то. Что у нас там с видеонаблюдением?

- Шутите? Тут у них с этим проблемы. Камер наблюдения - кот наплакал.

- В двадцать первом веке живем. Что-то должно быть.

- Есть супермаркет по дороге, но камера стоит с маленьким разрешением. Я проверял. Заявил, что меня обокрали на стоянке. И они мне скинули запись. Я проверил эту запись. Это ужас какой-то. Ничего разглядеть невозможно. Так что с камерами без вариантов.

- А по дорогам государственные учреждения есть?

- Они все в центре находятся.

- А что по окраинам есть?

- Кроме постов ГАИ и супермаркетов, ничего. Хотя я вспомнил об одной камере на посту ГАИ. Точно. Есть там камера.

- Совсем хорошо. Надо взять все записи с этой камеры в интересующие нас дни. И записи с супермаркетов тоже возьми. Вдруг я что-нибудь на них увижу. Да, еще. Я нашим друзьям из органов оставил сообщение в Москве. Они наверняка слегка будут в напряжении.

- Это еще зачем?

- А если подумать, что они могут сделать? И что у них есть? Я так понимаю, на этом деле мы не засветились и следов не оставили. Поэтому все, что они могут, так это с усердием копать. А я этот процесс ускорил. И теперь они сосредоточатся на усердии и начнут делать ошибки. И как одна из них - они бросят все силы на это дело. И нам развяжут руки в остальных местах. Нужно проверить этот музей. Что там и как. Нужно установить прослушку на телефоны участников процесса. И вообще прослушивать радиоэфир. У нас же есть в операционной системе на компьютерах в офисе наших визави заплатка для контроля над системой. Вот и задействуйте. И нам нужно больше людей. У нас работы много. Да, и еще. Они наверняка увеличат усердие в несколько раз. И вы у них на очереди. Поэтому связь только по зашифрованному каналу. Ни в чем себя не проявлять. Убрать наблюдение, и за «маяком» в том числе. Мы и так знаем все, что надо.

- Есть.

- Удачи. Я выйду на связь сам. Бай.

- Бай.

***

Я ехал к своей бывшей в приподнятом настроении. Валдису уже позвонил. Надо нашей группе собраться и все обсудить. Я, конечно, думал про большие дела, но на такую большую сумму еще не думал. А киборг на соседнем сиденье придавал особую пикантность ситуации. Так, получается, она и деньги защитит, если что. Валдис уже ждал возле подъезда.

- Хай.

- Привет, Макс.

- Пошли, поможешь, - мы пошли к багажнику автомобиля. Я даже не представляю, сколько это в объеме - пять миллионов долларов. Я открыл багажник, там оказалось всего четыре чемоданчика. - Бери, Вал, не стесняйся.

- А что там?

- Наши верительные грамоты.

- Я грамотам не верю, а американским - особенно.

- Это единственные американские, которым можно верить.

- Бабки?

- Не кричи. Сейчас народу набежит толпа. Устанешь отбиваться.

- Понял. Молчу. Несу.

Мы поднялись на этаж. Елена, которая киборг, встала рядом. Позвонили.

- Хай, дорогая.

- Здравствуй, бывший дорогой. И тебе, Валдис, привет. И вам, девушка, здравствуйте. Заходите, если что.

- Дверь получше закрой, а лучше сразу забей гвоздями.

- Это еще зачем? Пить не налью.

- Не хочешь, а придется! И, кстати, познакомься с девушкой. Ее зовут Лена. А теперь садись. Поскольку у меня новость, которая твою бедную голову так напряжет, что я боюсь за твое состояние. Может, ты приготовишься как-нибудь. Типа, таблетки какие-нибудь противные или жидкость с еще более противным вкусом употребишь.

- Ты мне в прошлый раз так голову загрузил, что до сих пор кружится. А теперь еще нагружать будешь?

- То, что в прошлый раз было, так это детский лепет на лужайке. А сейчас, походу, в школу пойдем.

- Ясно. Я, наверное, что-нибудь приму.

- Давай. Мы подождем. Разговор будет долгим, так что мы пока сядем поудобнее.

- Вы не сильно тут планируйте. Ребенок со школы скоро прийдет.

- Хорошо-хорошо. Глотай что-нибудь и подходи. Вал, пока она глотает гадость, возьми из холодильника мед в пивных бутылках и давай накатим помаленьку.

- Я готова, - сказала бывшая, с решительным видом вышла из комнаты и села с нами.

- Тогда садись поудобней. Тот спонсор, о котором я говорил, помнишь? Так вот, он не совсем спонсор. Как это помягче сказать. Ну, в общем, он не с нашей планеты. Инопланетянин, короче.

- Получается, вы меня отвлекли, а сами тут напились до чертиков? Или уже пришли пьяными, а здесь добавили? Или на наркотики подсели?

- Стоп. Стоп. Успокойся. Правду тебе говорю. Зачем мне врать?

- А я говорила, что книжки про фантастику и алкоголь - это ядерная смесь. И вместо белки непонятного цвета зеленые человечки завелись?

- Ладно. Ты помнишь фильм про терминатора, который мы вместе с тобой смотрели много раз?

- Это ты его смотрел много раз, а я только подсматривала.

- Вот где правда и выплывает. А я-то, скромный и доверчивый, тебе верил. Ладно. Я сегодня еще и добрый. Но эту сцену ты должна помнить. Когда маленький пацанчик с Шварцнегером вломились к другому черному негру. И чтобы доказать, что он робот, Шварц себе руку разрезал. Ты еще спросила про то, что если делают роботов очень похожими на людей, то надо, чтобы кровь тоже шла для похожести.

- Да, этот момент я помню.

- Так вот эта девушка Лена - киборг, - и уже обращаясь к Лене: - Я самое сложное сделал, теперь твой выход. Покажи этой необразованной в области инопланетных технологий что-нибудь эдакое.

- В смысле? - с удивленным видом спросил киборг. А я подумал про то, что как все-таки похожи киборги на людей. Жалко, что опять не у нас.

- Ты где была? Ты вообще слушала, что мы тут несем? - спросил Макс у Лены.

- Да, слушала. И записала. Ты соврал три раза, а она ни одного. А тебя что интересует?

- Если ты отвлекалась на всякие ненужные подсчеты и не уловила сути разговора, поясню. Мы подошли к тому моменту, когда нужно проявить себя как что-то сверхъестественное, чтобы у некоторых, а точнее у оставшихся в одиночестве недоверчивых, рассеялись сомнения о существовании других разумных цивилизаций.

- Конечно, я все поняла. Но я поняла, к чему все идет, и резать руку не буду. Я вам лучше кино покажу, - и тут она посмотрела в сторону телевизора, и он включился. Нас, конечно, продвинутых в современных технологиях, включающимися телевизорами не впечатлить. Затем включилось видео, прокрутилось немного и запустилось с того момента, как мы вошли в квартиру. Конечно, как это видела Лена. Потом видео переключилось на другую камеру, которая наблюдала за нашей машиной. Она покрутилась вокруг машины, и полетела к окну, и уже через окно показывала нас с записью разговора. Потом запись переключилась на другую камеру, которая записывала нас уже внутри квартиры. Я посмотрел на присутствующих и увидел их удивленные глаза, ищущие по всей квартире эту самую камеру. Все поняли, что камера стоит в электронных часах на тумбочке. И опять она показывала запись нашего разговора. Потом пошло видео того, как мы идем от машины до двери в квартиру с разных камер. Потом телевизор выключился.

Мы немного посидели молча. Я оказался сообразительнее и спросил:

- Ну как доказательства, дорогая?

- Это получается, камеру мне дома поставили? И когда, спрашивается?

- После общения с Витом. А точнее, во время разговора, - ответила Лена.

- В днях, пожалуйста.

- Десять дней назад. Я понимаю ваше волнение, но вы не переживайте, у нас это такие правила ведения переговоров. У нас нет практики заключения договоров. Если договорились, то компьютеры в головах установили контакты, установили наблюдение, прослушку и системы геоположения. Поэтому и нет судебных разбирательств. Доказательства все и у всех есть.

- А как тебе, Макс, предъявляли доказательства? - спросила моя бывшая.

- Ну ты же знаешь мою скромность и доверчивость в душе. Когда показали живого киборга, я, конечно, не поверил. Когда мне вешали лапшу на уши про жизнь на Марсе, начинал верить, но окончательно поверил в главные доказательства. Пошли, покажу доказательства - прямее некуда, - тут я ее подвел к нашим уже чемоданчикам и открыл один из них. То, что я ей недавно выдал, было детским лепетом. Тут я пожалел, что не взял фотоаппарат. Эти круглые глаза, которые я увидел, надо фотографировать, увеличивать, печатать и продавать, причем за большие бабки.

- А выругаться можно? - спросила она.

- Давай, - ответили мы.

- А-а-хренеть!

- Ох и ругательство. Я выдал бы покруче, - сказал Вал.

- Лена, у меня вопрос есть, - сказал я.

- Спрашивай.

- С камерами я все понял. А что за камера там летала? Это что за хрень?

- А ты думаешь, я на улицу просто так выйду, без парочки дронов? Когда где-нибудь перемещаюсь, я уже должна знать, что меня ждет впереди и вокруг. Причем не только видеонаблюдение, я прослушиваю радиоканалы, а также, в свете последних событий, я должна отслеживать системы наблюдения нашей службы слежения. Хотя у тебя и есть глушилка наших систем.

- Ну, ты жжешь, Лена, - я посмотрел на Валдиса.

- Да, я тоже в шоке, - ответил он. - Одна радость: американцами здесь не пахнет.

- И поскольку вопрос о происхождении закрыт, приступим к следующему вопросу нашего собрания. И что-то мне подсказывает, что перед этим надо нам немного перекурить. Через пять минут продолжим.

Сидели мы молча. Каждый думал о своем. Я, конечно, смотрел на деньги. И решил закрыть чемоданчик, чтобы мысли, вместо вложения средств в дело, не переключились на растраты в женском направлении. Интересно, этого бы хватило на них или нет. Походу, этих денег не хватило бы. Да никаких не хватило бы. И на этой оптимистичной ноте решил размышления закончить.

- Продолжим? - спросил я. - Лена, тебе слово.

- Одну секунду, я сделаю запрос на доступ.

- Это что еще за на? - спросил Валдис удивленно.

- Она так всегда делает, - ответил я, - с Витом связывается.

- Нет, не связываюсь. Он нас всегда слышал. Мой компьютер все передает ему. Так. Доступ получен. Теперь я буду передавать его речь напрямую.

И тут она начала говорить мужским голосом.

- Всем здравствуйте. Я - Вит, кто еще меня не знает. Лично представлюсь немного позже. Поскольку времени у меня мало, я покомандую немного. Итак. Задача первая. Макс, ты уже слишком засветился, причем не только перед нашей службой, еще и ФСБ тебя уже ведет. Это уже Лена там немного пошумела в эфире, и они сбились с твоего следа. Она у нас шутница. Голосом генерала отозвала твою слежку. А наша служба не слишком поверила моим доводам в твоей полезности и дала команду выводить тебя из жизни в обществе. И, Ирина, по вашим глазам вижу вопрос. Нет, убивать не буду. Макс потом объяснит про этот процесс. Итак. Продолжаю. Через два часа тело из морга похоронят на кладбище. Лена покажет локацию. Далее вы вместе с Валдисом изымаете тело. Лена над ним поколдует и сделает максимально похожим на тебя. Затем вы это тело переодеваете во все, что на тебе сейчас, Макс. Отгоняете подальше от города и сжигаете в той машине, что стоит внизу. Тебя как раз в ней и видели. Легенда такая. Довели девушки до цугундера. Не знаю, что


это, но звучит красиво. Легенда красивая, и последствия должны быть красивыми. Когда придет полиция и сообщит вам, то, конечно, нужно сделать горестное лицо. И, конечно, поплакать. И на кладбище тоже поплакать придется. Далее оставшееся имущество забрать тоже надо. Задача номер два. Вам нужно решить, во что преобразится вновь рожденный человек. И его легенда тоже должна стать красивой. И эта судьба должна войти в наше новое дело. Кстати, о деле. И это задача номер три. Приступаем к запуску. И активнее. Вот, вроде, все по задачам. Далее отключаюсь. Лена дальше справится сама. Я уже разговаривать больше не могу, буду только слушать. Все, пока.

- Пока, - сказали мы хором.

- Машину жалко, - и, посмотрев на чемоданчики, продолжил, - значит, куплю красивую красную машину. Лена, а что он имел в виду, когда сказал, что сделаешь трупик похожим на меня?

- Увидишь, - сказала киборг уже женским голосом.

- Ну что, Вал, нам это дельце, как два пальца перепрыгнуть.

- Согласен, - ответил Валдис. - Мы покажем Кузьке его мать и всех его родственников.

- А пока время есть, Ирина, пойдем, я шмотки свои поищу. Может, что и налезет.

- Пойдем. Поищем, а то я смотрю на тебя и вижу, что от безделья в весе стал прибавлять, - приколола бывшая.

Времени до заката оставалось менее двух часов. И мы решили продолжить наше совещание.

- Нам теперь надо решить, кто я теперь. У кого какие мысли.

- У меня родилась идея. А я знал, что я умный, - взял слово Валдис.

- Да мы все уже знаем. Продолжай, умник, - подбадривая, сказал Макс.

- У нас две задачи. Одна - кем будет Макс. А вторая, так это откуда у нас деньги в таком количестве. Ирина, помнишь, как ты ездила на форум по чему-то новому в медицине от института? И рассказывала нам о своих похождениях?

- Это были не похождения, а посещения! - возразила Ирина.

- Я разницы не заметил. И там, и там на тебя пялились мужики. И ты рассказывала об одном воздыхателе.

- Это был коллега. И он только кофе угощал.

- От кофе до кофе в постель дистанция небольшая. Итак. Мы придумываем тебе еще одного воздыхателя. Он у нас окажется иностранцем. Хоть я американцев и ненавижу, но к нашей легенде сильно подходит. И он - тайный воздыхатель. Типа, он тебя тогда заметил и, типа, до сих пор вспоминает с пламенными чувствами. Так он еще с того времени поднялся хорошо. Да и мама с папой подмогли. И решили родному сыночку помочь организовать бизнес. И, конечно, своей кровинке денег не жалеют. И тут этот сыночек придумывает. Раз денег не счесть, то можно их потратить на благотворительность. А у них на Западе эта тема сильная. И вот, случайно оказываясь в России, решает заехать в ваш институт в поисках гениев. И как бы случайно встречает Ирину. И тут снова кофе, еще раз и много раз кофе.

- Без намеков, пошляк, - сказала Ирина.

- И вот он предлагает нашей звезде поучаствовать в этом проекте. Классно я придумал?

- Да, Вал, ты бахнул нормально. Вроде красиво загнул. Как думаете? - сказал я.

- Легенда отличная. Принимаем за основу, - сказала Лена.

- Значит, так. Я получился американцем и медиком. А это хуже. Я в медицине, как в балете. Только исключительно в балеринах еще что понимаю. Это проблема.

- А ты у нас будешь богатеньким сынком. Типа, бабок много и учиться не надо было. Родители понадеялись, что ума много ему передали. А он надежд не оправдал. И все стратил. На баб и выпивку все и ушло.

- Это похоже на правду, - вмешалась Ирина.

- Я не такой. Я лучше, - возразил я.

- И вот этот сыночек решил оправдать надежды родителей и сделать хоть что-то полезное. Затеял эту тему с благими делами, - продолжил Валдис.

- Уже ближе. Я бы сказал, что совсем хорошо получается. То есть мне про медицину знать не надо. На это у нас будут специально обученные люди. Это я на тебя намекаю, Ирина.

- Это я так и поняла. Что я буду работать, а ты будешь продолжать нагуливать с девками аппетит. Или они тебе.

- Что ты опять про свое. У меня будут все остальные немедицинские вопросы. И это еще вопрос, кому больше достанется. Итак. Я американец. Лодырь с хорошими порывами изменить мир. При этом не облажаться перед родителями. Вроде все. Ну, наверное, и смазливенький, и противный какой-нибудь.

- Про противненького - в точку, - не унималась бывшая.

- Лена, а как будет процесс происходить? - не замечая колкостей бывшей, спросил я.

- Сейчас все увидите. Но сначала мне нужна модель или заготовка. У меня есть образцы, и я их буду прокручивать на телевизоре. Как только что-то подходящее увидите, говорите.

И тут снова включился телевизор. Появилась голова и, как в играх 3D, покрутилась по-всякому. Исчезла, и появилась другая голова. А рожи пошли одна за другой и все равно противные какие-то или, точнее сказать, слишком слащавые.

- Можно мужественности добавить? - спросил я.

Уже следующие рожи пошли с выпирающими скулами, небритостью. Уже что-то.

- Можно лицо подобрее? - спросила бывшая. -


А то, я так понимаю, я эту рожу каждый день лицезреть буду.

- А можно, чтобы что-то от старого осталось? - спросил Валдис. - Я же хочу его как-то узнавать.

Где-то целый час еще рожи крутились, и кому-то что-то не нравилось. И тут в какой-то момент мы почти хором сказали «стоп». Выбранное лицо продолжало крутиться.

- По-моему, уже хорошо, - принял решение я. - И в конце концов я себе фэйс выбираю.

- Хорошо, - сказала Лена. - А теперь надо тебя положить на ровное что-нибудь. Пусть будет пол.

- Подожди. Это, получается, в антисанитарных условиях такая ответственная операция? Может, что-нибудь антисептическое внутрь залить, чтобы по телу лекарство растеклось? Ну, чтобы заразу какую не подхватить.

- Я же сказала, наливать не буду, - рассержено сказала Ирина. - Ты посмотри, еще и мой пол «опустил». Да на нем не то, что операции, на нем микросхемы собирать можно!

Бесполезность споров с бывшей была налицо. Я улегся на пол. Лена стала рядом и наклонилась надо мной. И начала делать пасы над моим лицом.

- А если бы еще объясняли, что делаете, было бы совсем хорошо, - сказала Ирина.

- Я двумя руками по двум координатам воздействую на определенный участок кости и размягчаю кость до состояния пластилина. И затем просто корректирую в нужную сторону. А потом происходит фиксация. Лишние элементы, хрящи, мышечную массу и прочее удаляю нейтронными лазерами. Сложнее возвращать на место капилляры и нервные окончания. И еще операций двадцать, которые вам не буду рассказывать, потому что вы такого еще не только не слышали, вы даже представить этого не можете.

Вся эта процедура длилась меньше часа. Но мои ощущения от этого действа - мама дорогая.

- Немного полежи, - сказала Лена. - Сердце и нервная система сейчас отойдут. Отторжения не будет.

- Подожди, - вмешалась бывшая. - Отторжение ты сказала. Ты что-то вставила?

- Нет. Я немного мутировала кости на лице. У вас кости слишком слабые. Вот я их и усилила параллельно. Теперь местное оружие эту кость не сможет повредить. А вот с глазами, извини. Не могу. Вот если в глаз попадут, вот это будет плохо.

- Ахренеть, - воскликнули мы с Валдисом.

- А мне такую штуку можно сделать? - добавил Валдис от себя.

- Позже. Уже наступает вечер, и надо дело сделать. Дрон докладывает, что тело уже хоронят.

Я встал. Голова кружилась. Кости как-то страновато ныли. Легкое пощипывание по лицу. В общем, наборчик полный ощущений. Все, конечно, ахнули, увидев меня красивого. Я подошел к зеркалу и посмотрел на себя. Да уж. Зрелище еще то. Вот чувство здоровой зависти иногда меня одолевало. Но чтобы зависть к самому себе. Такого еще не было. Берегитесь, девки. Правду говоря, они и до этого не сильно сопротивлялись. Ладно. С ними у нас времени еще много будет. Тут дело надо делать. Я переоделся в новую одежду, а старую сложили в мешок.

- И что сидим? Кого ждем? По коням, - сказанул я. - Ира, ты тут остаешься за старшего. Деньги береги. Да, и еще. Всех выпускать и никого не впускать.

Мы рванули из квартиры.

- А за деньги я переживаю. Слишком много и слишком слабая защита, - сказал я Лене.

- Все нормально. Я контролирую ситуацию. Я всех своих дронов сюда вызвала.

- Тогда я спокоен. Когда всех и сюда. А сколько их? Было вроде два.

Лена не ответила. Ладно, потом все равно узнаю. Я свою камеру тоже поставил. Мы сели в две машины и поехали. Лена с Валдисом сели в его машину. Я поехал за ними на «Тойоте». Нас ждала деваха. И имя ей - шабашка.

***

Совещание в кабинете генерала шло спокойно. Так спокойно, почти как на кладбище. Отличие было в том, что мертвых не было. Но ситуация шла к тому, что первые жертвы могут появиться уже скоро. Почти три часа шла пытка личного состава.

- Дальше можешь не докладывать, Александр Тимофеевич. Я за тебя даже итоги могу подвести. Вот мы строили, строили и ни фига не построили. Почти неделю убили не понятно на что, и нашли не понятно что, и самое интересное, не понятно, что с этим делать, - генерал резал сотрудников на маленькие кусочки из кожи, видно, чтобы потом сплести плетку и их же потом этой плеткой пороть.

- Товарищ генерал. Мы все пахали, как проклятые. Подключили все ресурсы. Прочесали все вдоль и поперек. Конечно, мы не могли сильно светиться, и это только увеличило время. В общем, себя не перепрыгнешь.

- Процесс прыжка в первую очередь происходит из-за старания. Вот когда выворачиваешься наизнанку, потом назад сворачиваешься и понимаешь, что подпрыгнул выше головы. Формулу сечешь?

- Да, товарищ генерал.

- А теперь я вам скажу, что происходит на самом деле. Вы думаете, что суперагент, который нам привет передал, прямо в руки приплывет? Он, похоже, и активность снизил. В норку забрался и сидит, над нами смеется, нет, не смеется, а ржет. А вот другое интересно. Он же не сидеть в норке приехал, а что-то копать. А вот где он копает и что, это непонятно. Мы ничего не пропустили, Александр Тимофеевич?

- Мы все держим под контролем. Мышь не проскочит.

- Конечно, было бы лучше, если бы муха не пролетела. Но я хочу сказать другое. Я хочу, чтобы вы все не ногами работали, бегая по городу, а работали головой. По поводу беготни по городу. Почему потеряли из поля зрения нашего друга? Вы ведь докладывали, что важно за ним следить.

- Так вы приказали прекратить за ним слежку. И что-то сказали про колобка, который все равно придет к лисе, и та колобка все равно съест.

- Это что еще за хрень? Что за колобок, вашу нихай? - генерал не на шутку завелся.

- Мы тоже не поняли, почему надо прекратить слежку, но приказы не обсуждаются.

- Это что, шутка какая-то? Над нами? Этот кто-


то - больной на голову или полный урод! Вы понимаете, что это не в стиле наших визави из-за бугра?

- Это было бы переборчиком. Хотя, по-большому, вполне могут.

- Ладно. Это, конечно, прикол, от которого у меня голова заболела. Мне только шутников еще не хватало. Но, все равно, возьмите в разработку и это. И сделайте запрос в Москву. Есть ли новые средства связи и, если есть, замените наши. Итак, что мы имеем в итоге? Мы имеем подозрительные и непонятно происходящие вещи. Есть наводка на американцев и шутки в эфире. А что еще у нас есть? И вот вы нашли новые непонятные вещи. Если просуммировать, то получается, что кто-то собирает видеозаписи с камер наблюдения. И понятно, что точка, их интересующая, - это место нашего дедушки, которого заменили. А вот со временем косячок. Выходит, что их интересует не только время с нашим участием. Их интересует еще время до этого. Получается нестыковочка. На хрена им это знать? Они про это не знают? Если, как мы полагаем, это они провернули. Тогда кто? - генерал посмотрел на присутствующих. А в ответ тишина. - Давайте посмотрим, какие видеоматериалы их интересовали. Может, кто чего и увидит. Это хорошо, что наши кадры, хоть уволенные на пенсию, службу помнят и информацию скопировали и нам предоставили.

Генерал повернул ноутбук в нашу сторону и включил видео с камер наблюдения. Сотрудники уставились в экран. Потоки машин и потоки машин. Конечно, никто и ничего не увидел.

- По глазам все вижу. Александр Тимофеевич, вы у нас тут продвинутый по компьютерам, вот и отрежьте каждому сотруднику по кусочку этих видео. Пусть на досуге внимательно посмотрят. И еще вопрос, который меня мучает давно. Александр Тимофеевич, а что там с деньгами, заплаченными нашему, а точнее вашему другу? Почему заплатили так много? Я понимаю, что это бумажки, я понимаю, что нарисованые, но почему не жалко? Почему наш друг, подозревая, что это американцы, все равно взял доллары? Это получается, что как девушку не люби, она все равно в карман смотрит?

- Это другая поговорка. Как девушку не пои, она все равно между карманами смотрит, - сказал кто-то из сотрудников.

- Да нет же. Там было про волка и лес, - раздался еще голос.

- Ты посмотри, как оживились. Как только про баб и лес разговор пошел. Разговорчики в строю. Значит так. Нужно еще раз поговорить с нашим общим другом. Что-то закрались у меня сомнения насчет цээрушников. Сомневаюсь я, что с акцентом они накосячили. И еще. Мы доложили в ГРУ о ситуации, и к нам прибывает группа специалистов. Так что они будут присутствовать на следующем совещании и, походу, рулить теперь будут они. В общем, продолжаем работать.

- Товарищ генерал, у меня есть просьба личного характера. И я хотел бы поговорить с глазу на глаз. И поскольку просьба очень личная, я хочу продолжить беседу в нашем кафе.

- Это что-то ты темнишь, Тимофеевич. Небось, жениться решил, так ты вроде женат.

- Да, это женский вопрос. И да, это личный вопрос.

- Хорошо. Все свободны. Тимофеевич, мы с тобой встретимся в кафешке на обеде.

***

Сотрудник включил программу зашифрованной связи. И это был канал связи, разработанный совсем недавно и использующий новые протоколы связи. Загорелся зеленый индикатор.

- Доложите о ситуации, - спокойно спросил агент.

- Есть хорошие и плохие новости.

- По времени поступления, пожалуйста.

- Видео, интересующее нас, со всех точек получил. Задействовал стандартные процедуры получения информации. Это обошлось недорого. И это хорошая новость. Плохая новость в том, что один сотрудник милиции оказался бывшим сотрудником органов безопасности. Мало того, что взял деньги, так еще информацию об этом передал бывшим сотрудникам. Далее хочу поставить запись с совещания ФСБ, взятую через заплатку в операционной системе. И еще хочу заказать новую систему прослушки радиоэфира.

Агент включил запись. Немного больше трех часов длился просмотр. Шла запись совещания, и на весь экран - лицо генерала. И только в конце камера повернулась, и стало видно стол, а за ним всех сотрудников.

- Да, - многословно сказал суперагент, - это, конечно, познавательная беседа. Многое проясняется. Но, помимо ответов, рождается еще больше вопросов. Что-то произошло с нашим историком, что конкретно - мы не знаем, но произошло то, в чем и обвиняют нас. Мы, конечно, не ангелы, но что-то делать со здоровьем историка мы не планировали. Почему такая уверенность, что это мы? И про какой акцент идет речь? У нас что, есть агенты, говорящие с акцентом? Что за ерунда? Про какие деньги, которые нарисованы и которых не жалко? Это-то про что? И кому, интересно, мы заплатили? Это прямо какой-то заговор против нас. И это против специалистов по заговорам. В итоге получается так, что нашелся умник, провернул дельце и все свалил на нас. А мы, получается, еще и прибавляем этой уверенности. Да, и насчет оборудования по прослушке. Я вам должен сказать, что Россия - это вам не Германия, где слушай - не хочу, а если и узнают, то ничего и не будет. У нас есть очень секретная информация о российских разработках в радиоборьбе. Так что тут у нас без шансов. Это нам самим надо быть поаккуратнее.

- А мне понравился ваш нестандартный ход с шуткой в эфире про колобка. Так красиво!

- Вы будете удивлены, но это не я. Я и сам под впечатлением. Так нагло войти в эфир.

- Получается, у нас три игрока.

- Да. И знаем об этом только мы. Хотя у наших друзей возникли сомнения. Вот и надо подумать, как переключить наших друзей с мыслей о нас к мыслям о третьем игроке. А для начала его надо найти.

- Как? Если он устроил такой кавардак, то похоже, что он очень хорош.

- Мне нужно подумать, как все это расставить по местам. И видео с камер наблюдения изучить надо внимательно. И обязательно мне нужна будет запись, как проанализировали эту запись наши друзья из ФСБ. Может нам это что-то даст. Может, это была и не такая уж плохая новость. А вот новость с подключением ребят из ГРУ - гораздо худшая новость. Так что придется работать незаметно и красиво. Жду от вас доклада сразу после совещания у наших друзей.

- Есть, сэр.

- Бай.

- Бай.

***

Начальнику службы контроля было хорошо. Вот уже некоторое время поступали только хорошие новости. Прибыли новые виды оружия из музея сектора 12. Это были самозатягивающиеся сети с шипами. Просто прелесть. И снова хорошее настроение перебивает включение связи.

- Господин Торон, разрешите доложить?

- Докладывай, мой Тиен.

- Ситуация следующая. Компьютер все проанализировал еще раз и еще раз. И если совместить данные работы компьютера и нашу оперативную работу, можно сделать следующие выводы. Из трех подозреваемых осталось двое. Это начальник службы доставки и начальник службы помощников. Вероятность начальника службы доставки выше. Компьютер еще обрабатывает схемы доставок, их оплаты, заказчиков образцов и логистику работы службы. Вероятность начальника службы помощников ниже, хотя в его ведении ресурсов оперативной и секретной работы больше. Есть мнение применить к обоим особое средство допроса уровня красный. Ситуация пикантная. Но слишком уж велик риск иметь вора такого уровня у нас под носом.

- Тиен, вы что, с ума сошли? Хорошо, что мы можем информацию в службе слежения уничтожить, а если все-таки информация станет известна императору, то нам, а точнее тебе, голову и открутят. И насколько я помню, местный начальник службы помощников - твой учитель. И, с твоих слов, он очень хорош. А если предположить, что это и есть наш вор, то, зная наши методы, не поставит ли он дополнительные системы слежения, о которых не укажет в отчетах. А потом о них вспомнит и полученные данные направит, куда нужно. Незаконное применение таких методов пыток запрещено совсем недавно.

- Я не уверен, что в таком возрасте он еще до сих пор настолько хорош.

- А я хорошо помню тот случай, когда он мог претендовать и на мое место. Так что поверь, что он очень хорош. И, кстати, что-то эта ситуация мне все больше и больше не нравится. Мы в нее залазим больше и больше. И уже вон до чего дошло. Денежных средств потратили уже много. А там какую разницу, кстати, нашли?

- Небольшую. Но дело не только в воровстве.

- Я понимаю ваше служебное рвение, но есть службы, которые точно посчитают, а стоили ли эти растраты и такие усилия таких целей. И насколько я понимаю, к окончанию мы не скоро придем. И ради этой цели вы готовы поставить свою и, кстати, мою службу под удар.

- Вы хотите отказаться от поимки вора?

- Ты не поверишь, как я хочу поймать вора. Доказать эффективность моей службы я очень хочу. И на этом примере дать другим урок я тоже хочу. Но больше всего я не хочу сгореть на работе. Причем, я это говорю в прямом смысле. Значит, так. Приказываю. Работу по поимке вора свернуть. Личный состав вернуть к основным обязанностям. Убытки списать на сбои в программе учета. А вам все же продолжить работу по поиску вора. Настолько тихо сработать, чтобы никто не смог нас уличить в нарушениях. А по документам вы занимаетесь обычной проверкой по данному вопросу. Вам ясно?

- Есть, господин Торон. У меня еще есть информация, которую я хочу вам доложить.

- Докладывайте.

- Я прочитал доклад начальника службы помощников. И вкратце перескажу суть доклада.

- Хорошо.

- Вы помните о докладе с выходом из строя киборгов? Так вот, согласно протоколу, имеется возможность нанимать на такую работу местных аборигенов. Что и было сделано в этом случае. Я проконтролировал все моменты этого дела. Действительно, вышли из строя сразу несколько киборгов с одним и тем же свойством. А также были мелкие нарушения в списании устаревших киборгов. И все же дальнейшие действия были сделаны по протоколу. Но по странному стечению обстоятельств произошли сбои в работе. О работе аборигенов стало известно аборигенской секретной службе одного из секторов. Протоколы служб слежения за деятельностью секретной службы прилагаются к докладу. По нашим протоколам, возникает необходимость участников этого дела вывести из строя. Начальник службы сделал запрос на проведение операции. Далее странным образом в этот процесс подключилась еще одна секретная служба другого сектора. Протоколы бесед, видеоматериалы тоже прилагаются. Должен сказать, что это службы двух самых сильных государств в этом регионе.

- Про силу говоришь? Не смеши меня. Что там дальше?

- Они слишком быстро подключились к делу. А это дело было лишь заменой образца. Есть опасность попадания наших технологий в зону внимания. Я еще раз перепроверил правильность работы службы помощников и не заметил нарушений.

- А я тебе говорил. Под твоего учителя не подкопаешь. И что в этом деле сложного? Зачистить, и всего делов.

- Количество участников увеличивается, как снежный ком. Их количество перевалило за две сотни образцов. Количество секторов возросло вчетверо. Наш образец на замену изучается под пристальным вниманием в их лаборатории и готовится к смене сектора.

- Вот у вас и появилось дело, более важное, чем воровство. А за такие вещи точно могут должностей и привилегий лишить. И есть прикрытие для продолжения поиска вора и тем более беглеца с руководителем. Итак, приказ. Наш образец на замену вернуть. К закрытию проблемы привлечь начальников всех секторов. И вот тут можете применять любые средства, не стесняясь в последствиях. Поиски вести незаметно. И еще вопрос. Было что-нибудь совсем незначительное для подозрений против вашего учителя?

- Ничего.

- Я так и знал. И, может, он больше пользы принесет в закрытии более важного дел. А как это закончится, тогда и разберешься, что к чему. Есть еще что-нибудь?

- Больше ничего.

- Двух лун.

- Двух лун.

***

В Краснодаре вечерело. Середина осени в городе - это красивый период времени. Цвет листьев на деревьях меняется с зеленого на желтый и красный. Листья еще не опали, и весь город перекрасился в яркие оттенки. Красотища. Но пробки убивали тягу к прекрасному. Хотелось выйти и постучать по голове тому, кто устроил такой бардак в городе.

Мы с Валдисом и нашей новой подругой Леной ехали к кладбищу. План был простой: сначала осматриваем место, пока идет дело к закрытию кладбища. Потом поздно ночью приходим и выкапываем. Единственная проблема, что похороны поставлены на поток. И одни тела закапывают, а следующие ямы выкапывают. А копать новые ямы, конечно, надо не в то время, когда идет процесс погребения. И, конечно, копка начинается к вечеру и заканчивается поздно. А вот сразу после них и должны вступить мы. Выключить свидетелей тоже придется. Нам с Валдисом это провернуть, как воды выпить.

Кладбище находится за городом, и это хорошо. Народу нет. И мы пошли по рядам. Откуда-то вылез чудик с вопросом:

- Вы что ищете?

- Да у нас родственник умер. Смотрим, что и как.

- Тогда вам в контору надо. Там начальник Иван Николаевич. Он вам все и расскажет.

- Ясно. Но можно мы пройдем немного и просто глянем? А то родственички там замороченные и хотят, что бы все было супер, - начал умничать я.

- Но только быстро.

- Хорошо-хорошо. Мы по-быстрому.

Мы ускорились, и Лена со знанием дела повела нас дальше. Через несколько минут она указала на свежую кучку.

- Это здесь.

- Ок, - ответили мы с Валдисом.

Быстро вернулись назад. И, конечно, зашли к начальнику и поговорили про особенности процесса. Потом сели в машины, отъехали подальше и стали ждать. И уже поздно ночью мы поехали обратно. Работали слаженно, быстро, и через час тело было в багажнике моей «Тойоты». Мы ехали подальше от города. Теперь надо придумать легенду о причине возгорания. Сошлись на том, что во всем виноваты женщины. Больше некому. Лена руками помахала над лицом тела. Шрам мой повторила, хотя все равно сгорит. Мы его переодели в мою одежду. Пришлось расстаться со своими побрякушками. Кинули помаду на сиденье. Презервативов накидали в карман, хотя можно было просто не вытаскивать. Усадили тело за руль. Лена устроила побег из машины с отпечатками следов на земле. В общем, оформили красиво. Зажигалку бросили внутрь и машина вспыхнула. Горела уверенно и быстро набирала обороты. Сели мы в машину и поехали обратно. Нас ждало много работы.

- Е-мое, - воскликнул я.

- Что такое? - спросил Валдис.

- Как что? Все продумали, а как меня теперь зовут, не придумали.

- Ну тебя. Я подумал, что ты решил вернуться и мужика спасать.

- Лена. Ты еще документы не делала?- спросил я.

- Нет. У меня только основные данные обрабатываются.

- В смысле?

- Из поставленных задач решено следующее. Наилучшим вариантом будет то, что ты американец. Они наглые, и закон им не писан. У тебя в дальних родственниках выходцы из царской России. Теперь это территория Украины. Перепроверить данные не представится возможным. Фамилия у тебя Ушаков с добавлением американского «офф». Сейчас меняю данные в базах. Родители твои погибнут через два месяца в Альпах. Тебе достанется около двухсот миллионов наследства в имуществе и на счетах в банке.

- А...о...а-а...

- Что с тобой, Макс? - спросил Валдис.

- Что-то с горлом. Говорить тяжело, - прошипел я.

- Понимаю тебя, американская сволочь.

- А имя оставим старое, - продолжала Лена. - У тебя дед был Максимом, вот в его честь тебя и назвали. За документами надо сходить в нашу службу сектора. Завтра принесу паспорт, водительские права и фото всех родственников, чтобы был в курсе.

- Круто. Нам бы еще крутого юриста найти, потому что мы в этом деле ни бумбараш. А ему надо подготовить документы на открытие.

- Макс, а ты помнишь, у нас в институте был дохлик Серега. Его там все чморили, он на юрфак и перевелся. Так его я недавно встретил, он мне песни красиво спел про американские равные возможности. Я его, гада, там чуть и не придавил. Закончил институт, занимается открытием и закрытием предприятий. И, типа, в Америку собирается свалить.

- Фирма называется «ИП Зодорожный». Помимо открытия предприятий в России еще открывал предприятия в оффшорах. Дело шло не очень хорошо. У него проблемы с кредиторами. Взял деньги под проценты. Отдавать не успевает. Собирается сбежать, -


взяла слово Лена.

- Ничего себе ты выдала, Ленусик, - Валдис вытаращил глаза на киборга.

- Так, по-моему, это наш клиент. Как думаете? - спросил я.

- Зашибись, - выдал Валдис.

- Ненадежен, - сказала Лена.

- Так мы его знаем. Он хитер и труслив, а нам эти качества в самый раз. Деньгами купим, руками запугаем, и он никуда не денется. И что-то я в последнее время начинаю мыслить по-ненашему. Полагаю, что нужные штучки, которые скажут, где он находится, что говорит и что думает, ты ему поставишь, Лена. Я правильно понимаю?

- Про нашу процедуру заключения договоров я уже говорила. Конечно, поставлю, но про то, что думает, не могу поставить.

- Вот что значит натехнологии.

- Нанотехнологии, - поправил Вал, - а не технологии на.

- Так, у нас есть цель. Погнали наши городских, -


воскликнул я.

- Первое предложения поняла, а второе нет. Какие городские? - спросила Лена.

- Привыкай. Когда все отлично, Макс говорит много лишнего и непонятного. Но все равно воодушевляет и зовет, не покладая рук, в бой, - сказал Валдис.

- Вообще ничего не поняла, - сказала уныло Лена.

- Привыкай, - сказали мы с Валдисом хором.

***

Столовая ФСБ выглядела, как в старые добрые времена, хотя ее обновили и нового дизайна добавили. Наверное, было решение, чтобы она была удобной и по-домашнему уютной.

- Тимофеич, ну ты даешь. Что это за просьбы в кафешке? Я уже, грешным делом, подумал, что замаливать грехи обедом будешь. Как говорится, бери больше - кушай дольше.

- Товарищ генерал, давайте сначала сядем, а то дело серьезное.

- Тимофеич, меня духи в Афгане не запугали, а ты меня решил едой испугать? Да я по таким странам мотался и такое ел, что тебе и не снилось.

- Товарищ генерал, я вам сейчас такое расскажу, что у вас хорошее настроение-то поубавится.

- Вот тут ты точно испугал. Рассказывай.

- Какая у вас на ноутбуке операционная система стоит?

- Прикололся? Как у всех.

- Так вот, я знаю, какая стоит. Я также знаю все, что она делает, и даже то, что она делала во время совещания.

- Обижаешь? Проигрыватель я могу включить. И еще в Интернете много чего могу.

- А вот что она не должна была делать во время работы проигрывателя, так это включать веб-камеру. Я видел, как она два раза моргнула красной лампочкой.

- Это ты к чему клонишь?

- Нас прослушивают через заплатку в операционной системе. И они знают, о чем мы говорили на совещании. И это очень высококлассная работа. А кроме американских друзей такое сделать никто не может. У них там есть рычаги давления на разработчиков операционной системы.

- Ты зажег сильно. Правильно, что сели. Что-то у меня голова разболелась. Мне до пенсии осталось меньше года и, чувствую, с такими раскладами не дотяну.

- На совещания нужно приходить вообще без техники. Телефоны оставлять на входе и компьютеры даже не вносить.

- Если на ноутбуке закрыть крышку, он же выключается?

- Он засыпает. А вот что он делает, неизвестно.

- Вообще хана.

- У нас же на окнах стоит шумоподавление, но похоже этого мало. Надо еще раз проверить на жучки у вас в кабинете.

- У меня жучки? Ты шутишь?

- Доверяй, но Бога проверяй.

- Хорошо. Так и сделаем. Всем доложи об усилении секретности, а о прослушке не говори. Не будем пока народ напрягать.

- Есть.

- И еще поговори с секретчиками, пусть радиоканалы послушают во время совещаний у меня.

- Есть.

- У тебя плохие новости закончились?

- Пока да.

- Что значит пока?

- Это про то, что я знаю. А есть ли еще что-то, еще не знаю.

- Так. Все. Свободен, умник. До свидания. Я тут еще посижу немного.

- До свидания.

***

Ехали мы с Валдисом довольные. Работа выполнена легко. Всегда нравится, когда все сделано быстро и четко. Не знаю, как там у киборгов. Думаю, надо отметить это успешное дело. Так, нет. Надо с юристом порешать. Тут в ухе включилась связь:

- Привет. Это Вит. Я так понимаю, вы едете к Ире?

- Да.

- Я подъеду к вам. Надо поговорить. Ждите меня.

- Хорошо.

Голос отключился.

- Кто это был? - спросил Вал.

- Догадайся.

- Понял! Что хотел?

- Подъедет к нам.

- Хорошо.

Еще час, и мы входили в квартиру к Ирине. Я бросил взгляд на кейсы. На месте. Отлично.

- Как съездили? - спросила Ира.

- Нормаль, - ответили мы с Валдисом. - Сейчас наш спонсор придет. Сваргань что-нибудь похрюмать.

- А что он будет есть?

- Лена, а что босс любит есть? - спросил я. - Ирина хочет порадовать гостя.

- Он, конечно, живет тут долго и любит вашу кухню. Он попросил просто зеленый чай. Без сахара. Говорит, там химии много.

- Хорошо. Баба с возу - всем сразу легче.

- Он мужчина, - сказала Лена.

- Я понял проблему. Не впечатляйся. Проехали, - сказал я.

- Ему опять хорошо? - спросила Лена у Валдиса, показывая на меня.

- Очень, - улыбаясь сказал Вал.

- Запомню, - сказала Лена. И добавила: - пять минут.

- Что пять минут? - спросил Макс.

- Через пять минут придет Вит.

- Ок.

Мы с Валдисом времени не теряли. Пиво сокращало время ожидания существенно.

Стук в дверь, и я пошел открывать. Но перед открытием взглянул на Лену. Она кивнула головой, я открыл дверь. Там стоял Вит.

- Здравствуйте, - все поздоровались, кроме Лены.

- Хай, - поприветствовал я. - Что в Солнечной системе нового?

- Все по-старому. А вот вашей стране не повезло, - ответил Вит.

- Ты что, шуток не понимаешь? Я пошутил, а ты такое сказанул, - возмутился я.

- Я шутки понимаю, но я никогда не шучу. Но про вашу страну позже. О проделанной работе мне все доложили, так что отвлекаться не будем. Сработали хорошо. Молодцы. А теперь я расскажу, что происходит вокруг нас. Итак. Все по-порядку. После замены образца подключилась местная секретная служба. После беседы Максима со своим другом они отвлеклись на секретную службу другой страны. Пока они между собой секретничают, время идет. Я поддерживаю взаимное недоверие. Я контролирую операционные системы и поморгал лампочкой, где нужно. Сымитировал попытку взлома сервера больницы, где хранится наш образец. Количество подключаемых работников постоянно увеличиваю. Но долго такое недоверие длиться не может. И не зря в обход всех правил я накрутил свой компьютер. И полный доступ во все базы данных я ему предоставил с помощью своего друга из информационной службы. Так вот он и подсказывает, что эти секретные службы скоро объединятся. Они с обеих сторон умные оказались. А на руку нам это, потому что есть секретная служба нашей системы. И она похуже будет. Она образец вернет назад, и это без сомнений. Она побоится утечки технологий. И по протоколу должна провести зачистку ситуации. Она еще не поняла размеров опасности и надеется на незначительные работы. Нам предстоит увеличить эту опасность, но незначительно. Потому что размеры воздействия могут быть от незначительного исключения от социальной жизни через организацию местной войны до уничтожения цивилизации. На уничтожение вряд ли пойдут, потому что организовать вывод всех служб секторов, всех туристов и работников других служб - это уже слишком. Да и средств потрачено слишком много на эту планету. Нам будет необходимо отвлекать службу каждый раз незначительно. Пока они там увязнут в своих разбирательствах между местными службами и устранением утечек, мы должны свои дела сделать. Вопросы по ситуации есть?

- А почему вообще они про нас должны думать? Пусть между собой и разбираются,- спросил Валдис.

- Во-первых, я начальник секретной службы и именно этого сектора. И эта разборка не должна бросать тень на меня. Пока не должна. Во-вторых, они заметили незначительную утечку денежных средств, а у нас воровство - это сильный грех. Скажем, не само воровство, а его последствия. А это камень в наш огород. Поэтому служба будет копать, пока не найдет утечку и показательно не накажет вора. Заработать звания тоже не лишнее. В-третьих, мне нужна шумиха, чтобы в этой борьбе мы все свои дела сделали и исчезли. И в-четвертых, самое главное. Я жить хочу и тихо, и в принципе. Еще вопросы есть?

- Вопросов нет, босс, - ответил Вал.

- Ирина, давайте по чайку, - босс решил расслабиться.

- А давайте, - поддержал я.

- Ну, вы уже план разрабатывали? - спросил босс.

- Сначала юрист над разработкой уставных документов должен поработать. Потом надо подумать над штаб-квартирой. Мы с Валдисом подумали, что лучше где-то в Азии. Везде войны постоянно, поэтому лучше в Восточной Азии.

- Я тоже думал над этим, поэтому, думаю, во Вьетнаме будет лучше всего, - продолжил босс. - Во-первых, самая развитая часть мира - это Азия. Китай, Япония с Америкой рядом. Во Вьетнаме легче затеряться. Горы, джунгли и множество островов. Там еще строй коммунистический.

- А строй к чему? - воскликнул я.

- Купить все можно. И беспорядков меньше. И что дальше планируете? - спросил босс.

- Поставим задачу юристу. Я полечу, значит, во Вьетнам открывать штаб-квартиру. Вал здесь пока поотмечается на встречах с органами и тоже ко мне прилетит помогать. Ирину уже пригласим после открытия затевать программу. Она еще и подругу возьмет. Так что планов громадье.

- Хорошо. Может у кого-то вопросы есть?

- У меня вопрос, - Ирина не могла промолчать. Язык, понятное дело, без костей.

- Задавайте.

- Исключение из общественной жизни - это убийство? - Ирина решила зажечь.

- Времени у меня есть немного. Нет, это не убийство. Просто отключение от общественной жизни. Лена позже вам как специалисту расскажет поподробнее. Вам будет интересно.

- А теперь у меня вопрос, - мне стало интересно, - а есть и более мощное оружие?

- Конечно.

- Опаньки. И если можно поподробнее.

- Поскольку мы работаем вместе и вы будете пользоваться почти всем арсеналом средств, я расскажу. Итак, следующий тип - это воздействие на психику. Причем различия в уровнях агрессии. От уровня тихого помешательства до агрессивного. Или его забирает медицина или после стрельбы его забирает полиция. И это оружие на одного человека. Следующий тип - это воздействие на группы людей. А это уже воздействие, связанное со временем. Или воздействие наступает сразу, например, группа людей в каком-нибудь баре переходит от пассивного поведения к резко агрессивному, и начинается драка или стрельба. На Диком Западе сразу начиналась стрельба без драки. Или воздействие начинается медленно, и агрессия растет медленно. Это хорошо применять на демонстрациях. Народ идет с плакатами, а через несколько часов хватает, что попало, и начинает драться, неважно с кем.

- Погоди, - я продолжил с вопросами, - время - это хорошо. Там и сям что-то происходит и что-то меняется. Ну, а если времени нет. Вот, есть пистолет и есть желание убить сейчас, а не на следующей неделе. Причем, это хочу сделать я или хотят сделать меня. Как такой расклад?

- Ты уже должен был заметить, что мы работаем по протоколам поведения. Мгновенно не бывает. Мы заранее знаем, как себя будет вести объект и его склонность к агрессии. Мой компьютер соберет информацию и сообщит о ситуации. И я или он примем решение по устранению проблемы.

- Красиво поешь. Но это долго, слишком долго. Я решил применить оружие сейчас. Что ты сделаешь сейчас? - не унимался я.

- Хорошо, по порядку. Я встречался с тобой в первый раз, помнишь?

- Конечно.

- Так вот, расскажу по порядку. Я сидел в кафе, и компьютер твой алгоритм поведения рассказал. Я не буду рассказывать про то, что он подсчитал количество алкоголя, что он посчитал скорость реакции в этой зависимости. И прочие расчеты и полученные данные. И вот когда я к тебе подсел, он перевел оружие в сектор красный. А это значит, он тебе не доверял и привел оружие в полную готовность. Я, конечно, занимаюсь спортом, обновляю кровь и прочие хитрости с организмом. И реакция у меня выше твоей раз в пять. Но у моего компьютера еще выше. И стоило тебе дернуться, он бы парализовал твою нервную систему и ты просто рухнул бы на пол. Он, конечно, поинтересовался бы потом, что с тобой делать. Отключить сердце, или легкие, или еще что-нибудь. А я подумал бы над этой простой проблемой.

- Ну ты даешь, - мы с Валдисом были в шоке. - А нам такую штуку дашь?

- Это оружие управляется компьютером, но придется ухудшать и переделать в ручное управление. И заканчивая про оружие. Весь этот арсенал сделан для сторонних цивилизаций и сделан для нас. Главная задача всего этого оружия - это полная незаметность применения и полное совпадение с местной спецификой. На очень крайний случай мы применяем местное оружие. Его тут огромное количество. И, конечно, есть оружие, которое просто уничтожает планету. Типа, мировой катаклизм. Мы проводим стирание и заселяем новыми образцами.

- Так это вы забодяжили с потопом? - спросил я.

- Да. Цивилизация начала процесс самоуничтожения, она могла применить оружие, которое бы взорвало планету. А планета слишком дорого стоит, чтобы мы могли такое себе позволить. Еще вопросы есть?

- Нет, - отметили мы хором.

- Тогда нам всем удачи. А я пошел работать и за себя, и на себя.

- До свиданья, - попрощались мы.


глава 5



Дом майора ФСБ ничем не отличался от обычной квартиры. Три комнаты. Одна была личным кабинетом хозяина. Александр сидел за компьютером и нарезал видео для сотрудников. Нужно было нарезать на равные части. Параллельно качал фильм через «Торрент». После этого напряга хотелось посмотреть хорошее кино. А надо было еще и свою часть нарезки видео посмотреть внимательно. И что-нибудь увидеть надо еще на этом видео.

И тут пикнул скайп. Что там такое? Майор открыл программу и увидел запрос в друзья от какогото пользователя по имени Муза. «Что за ерунда? Кто такой и почему не знаю? Это с майором ФСБ кто-то пошутить задумал? Я его сейчас просчитаю, а завтра домой к нему приеду. Вот и повеселюсь тогда». Нажал на кнопку принять.

- Привет, - написала Муза.

- Ты кто? - спросил майор. - Я тебя знаю?

- Ты меня не знаешь. А вот я тебя знаю хорошо. Но это не то, о чем я хочу с тобой поговорить, майор. Есть более важные вопросы.

- А ты знаешь, какой службы я майор? А то что я злой майор, знаешь?

- Конечно. Но у нас времени мало, чтобы разговаривать о вашем эго. Я хочу вам сказать о более важных вещах.

- А о чем же ты хочешь сказать?

- Давайте, я начну рассказывать, а что с этим делать, сам решишь.

- А с чего ты взял, что мне это будет интересно?

- Поверь мне. Это будет очень занимательно.

- Учти, если мне будет не интересно, то я плотно заинтересуюсь тобой.

- И это я тоже знаю. Итак. Я обычный компьютерщик и хакерствую понемножку. И вот уже несколько лет я не нахожу себе места. Я сплю очень плохо. Мне пришлось уволиться с работы. А все потому, что я знаю о присутствии на земле инопланетян.

- И вот уже неинтересно. Если ты принял чего, то могу помочь с лечением. И сон, и глюки - это от препаратов. Так что говори адрес, куда приехать, и мы приедем с курсом лечения.

- Вашу реакцию предсказать нетрудно. У меня самого от того, что я узнал, чуть башню не снесло. Но перейду к фактам. В больнице лежит человек, за которым вы наблюдаете. Не надо меня спрашивать, откуда я знаю. Я ведь говорил, что я хакер. А то, что там лежит не совсем человек, а еще точнее, что это совсем не человек, вы знаете?

- Я кое-что об этом знаю. А почему вы думаете, что это не человек?

- Вы в медицине что-нибудь понимаете?

- Ничего.

- Вот именно. А если бы прочитали предварительный отчет повнимательнее, то поняли бы, что это слишком круто. А если бы знали, что современные земные технологии не в состоянии изготовить работающие человеческие органы? Есть разработки по почкам, сердцу и так далее, но выглядят они не как почки и сердце. А тут прямо копия, да еще и работающая.

- Да. Подозрительно.

- Это вам подозрительно, а мне вот страшно. Меня другое удивляет. Почему вы не вызвали крутых медиков из Москвы?

- Это так не делается. Сначала должны закончить одни, а потом на основании их доклада делаются выводы. Приглашать или не приглашать других спецов.

- А вы хорошо охраняете тело? Хотя, зачем я это спрашиваю? Ваша охрана - это так себе, просто какая-то кучка трупиков. Меня другое удивляет. Почему они до сих пор это не заберут?

- На что вы намекаете?

- Я не намекаю. Я открытым текстом говорю. Они если еще не забрали, то скоро заберут это тело. А кстати. Не вы отвечаете за охрану этой человеческой копии?

- В какой-то мере да.

- Тогда вам нужно срочно лететь туда и проверить, что к чему. И у меня есть совет.

- Какой?

- Вы будете, конечно, смеяться, но все-таки настоятельно посоветую. На голову нужно намотать что-нибудь из метала. Я, например, пользуюсь фольгой. А знаете, почему я до сих пор живу и почему инопланетяне до сих пор до меня не добрались? Да. Я ношу шапку из фольги. И сплю, кстати, с ней тоже.

- Ладно, умник. Мне нужно срочно отлучиться, а ты иди спать. Продолжим разговор позже.

- Хорошо. А фольгу надо получше спрятать под фуражку. А то вас не правильно поймут.

- Иди уже спать. Пока.

- До встречи.

Майор схватил телефон и позвонил в больницу сотрудникам. Никто не отвечал. Затем он набрал номер дежурного врача. В ответ - длинные гудки. Майор быстро оделся и выскочил на улицу. Через минуту он уже летел в больницу. Ночью в городе было мало машин. И уже минут через двадцать майор входил в больницу. То, что он увидел, его шокировало. Все, кого он видел, лежали на полу. Сначала увидел дежурную медсестру, лежащую за стойкой. Потом врача в коридоре. Потом сотрудника ФСБ, переодетого врачом. Заглянул в кабинет дежурного врача. Он тоже свалился на пол. Апокалипсис какой-то. Майор забежал в комнату, за которой следили. Тело исчезло.

Майор кинулся к первому телу и стал искать пульс. Пульс есть, и это хорошо. Побежал к следующему, но щупать пульс не стал - сотрудник начал шевелится. Майор стоял и смотрел по сторонам, ничего не понимая. Все вставали, пошатываясь, потирали места ушибов. Что за ерунда? Майор набрал дежурного и вызвал группу на место проишествия. Пока они едут, решил выяснить, что к чему. Первым будет сотрудник.

- Как ты себя чувствуешь? - спросил майор.

- Нормально. Только башка болит, Тимофеич.

- Что тут было?

- Собственно, ничего не было. Вел наблюдение, и вдруг помутнение в голове. Темнота, и дальше ничего не помню.

- Да хоть что-нибудь еще вспомни.

- Это все.

- Охренеть. Значит, допроси всех, кого сможешь. Сейчас дежурный пришлет группу в помощь. Все оцепить и никого не выпускать. Полицию в помощь вызови. А я пойду, место кражи осмотрю.

- Есть.

На месте ничего особенного нет. Пришли и забрали. Ни отпечатков, ни следов, вообще ничего.

Раздался звонок от дежурного.

- Группа выехала. С ними едут гости из Москвы.

- Хорошо.

Майор вдруг вспомнил недавний разговор по Интернету. Как его там звали, Муза или Муз? И главное, почему-то про шапку из фольги. Представил себя с такой шапкой из фольги и ему стало смешно.

- Что так вас развеселило, майор? - к нему шел мужчина лет тридцати спортивного телосложения. Сразу видно что из наших. - И здравствуйте. Меня зовут Олег Викторович. Майор ГРУ.

- Здравствуйте. Я - Александр Тимофеевич, - майор протянул руку и они поздоровались. - А развеселила меня недавняя беседа с одним чудиком. А что вы тут делаете? Мы ждали вас завтра на совещании.

- Мы с напарником только что с самолета. И сразу связались с вашим ведомством, чтобы доложить о приезде. Дежурный, с которым мы разговаривали, сказал что у вас ЧП. Напарник с вещами в гостиницу поехал, а я решил приехать на место. Чтобы, так сказать, сразу войти в курс дела. И помочь, если что.

- Ясно. Помощь точно понадобится, вот только не знаю, в чем. Тут слишком странная ситуация. Давайте пойдем на место, и по дороге я все расскажу.

- Пошли.

Два майора вошли в здание больницы.

***

В городе выпал первый снег. Выпало совсем мало и только для того, чтобы покрасить все в белый цвет и, конечно, закрыть грязь. А уж грязь была везде. Интересно, когда был в Германии, заметил одну вещь. Обувь остается чистой очень долгое время. А вот у нас все по-другому. Вышел на улицу и, как свинья, пошел искать грязь, а точнее сказать, она сама тебя найдет. Я шел по улице в гостиницу. И теперь я - Максим Ушаков. Надо не забыть, что еще с двумя «ф».

Я Валдиса попросил самое важное забрать из дома до прихода полиции и принести в гостиницу. Теперь моя хижина там. Я снял дорогую гостиницу с иностранным названием для крутости. Лена принесла все документы. Вот бы иметь такие технологии. Да я на одних паспортах бы такие бабки поднял, так что мама не горюй. Так. Хватит мечтать. Теперь о главном. Мы долго совещались у Ирины и разработали план в деталях. Итак. Все по-порядку и не забыть про мелочи.

Первое. Машину с моим бывшим трупом скоро найдут. Сразу пойдет расследование. И полетят ко мне домой «голуби» синепогонные. Мы там с Валдисом методом дедукции указали на главные факты. Подозрительная безработная личность непонятно чем занимающаяся. На бабника намекало большое количество презервативов по разным местам. На то, что от женщин все зло, намекала фотография в фоторамке, на которой были порезы ножом. И да. Я там был не один, а сразу с двумя девушками. На моего друга намекала наша фотография из Афгана. На мою бывшую намекала фотография, где мы втроем. Вроде все правильно сделали.

Второе. Далее «голубки» полетят прямым ходом к моей бывшей. Сообщат пренеприятнейшую новость. Мы, конечно, ее подготовили ко всем вопросам, а уж про то, что я бабник, она и без подготовки такого наговорит, что они как миленькие поверят. Она, конечно, поплачет, а в душе, наверное, порадуется. Далее полицейские помчатся к моему другу. Его, конечно, готовить не нужно. Он им такого наплетет, что они год расплетать будут. В итоге все закончится моими скромными похоронами.

Третье. Надо засветиться в мединституте в поиске талантов и «случайно вспомнить» про «бывшую подружку» Ирину. Там я появлюсь с Леной, которую я как суперспециалист в поиске красивых и умных женщин, случайно нашел в Интернете. А поскольку меня сразу начнут пасти целые стаи «голубков» из разных ведомств и организаций, то надо себя вести соответствующе. Далее приглашаю Ирину в кабак, и там ведем переговоры о вступлении в «орден безграничной помощи».

Четвертое. Нам надо наведаться к новому юристу, который про это еще не знает, что он новоиспеченный юрист. Пока он будет готовить юридические документы, мне надо засветиться в новом статусе беспечного прожигателя жизни с порывами изменить мир к лучшему. Хватит пока четырех задач. Все следующие сразу после успешного исполнения предыдущих. Да, и самое главное. Нужно поменять привычки и привязанности, чтобы меня не просчитали. Вот что-что, а от коньяка как можно отказаться, и это не говоря про девушек? Точно. Я перейду на новый уровень. Я буду употреблять очень дорогой коньяк и очень дорогих девушек. И это так на меня не похоже.

***

Сотрудники потихоньку заходили в кабинет генерала и рассаживались по местам.

- Здравствуйте, - генерал начал совещание. - Позвольте представить вам сотрудников ГРУ, прибывших вчера. Майор Сергей Викторович Малкин, - сотрудник встал и все повернули голову в его сторону. - И капитан Виктор Иванович Соловьев, - и вновь все посмотрели на вставшего сотрудника. - Они уже ознакомились с ситуацией, и сейчас я предоставляю им слово.

- Здравствуйте. Я вам сначала доложу о сложившейся ситуации до вчерашнего дня. Вы знаете о активности американских спецслужб в России и в вашем регионе. Но вы не знаете о некоторых деталях. Тот самый мужчина, который умер и его тело лежало на обследовании в больнице, был известным историком, философом и политологом. Мы знаем о программах американских спецслужб по созданию активной оппозиции. Там целый комплекс программ от грантов до прямой финансовой поддержки. И они имели большие виды на этого специалиста. И, конечно, работа с нашей стороны в этом направлении велась. У нас есть данные на всех получателей финансовой и иной помощи от спецслужб. Кстати, в этом направлении нам понадобится помощь вашей службы. И, конечно, мы эту ситуацию мониторили. Выезд агента ЦРУ в ваш регион ситуацию усложнил, и мы приняли решение выехать на место. Все бы так спокойно и шло, если бы не несколько моментов, не вписывающихся в эту красивую картинку. Очень странная ситуация с заменой тела и последующей кражей его же. И я вам скажу, что это не ребята из ЦРУ. Согласно их методам, этот человек нужен был живым и очень живым в ближайшие десять лет. На него делались ставки. А вот устраивать такой бардак совсем ни к чему. И эта история с акцентом совсем смешная. И вот тут возникает ситуация, что кто-то хочет, чтобы мы думали на наших американских друзей после неудачной подмены. И придумать, кому такое добро понадобилось, не могу. А предварительный отчет о вскрытии вообще нагоняет на меня тоску о неизведанном. И чем больше я тут рассказываю, тем история получается еще более запутанной. Вот в этом направлении нам с вами и предстоит работать, чтобы разобраться в том, что это за сила, которая тут поработала. Вопросы есть?

- А можно поподробнее рассказать об агенте, который прибыл в наш огород? - генерал озвучил общий вопрос.

- Это, кстати, еще одна странность сегодняшнего дня. Этот агент - оперативник, и очень хороший. В его задачи входят оперативная работа, аналитика и анализ ситуации. И работа по управляемой оппозиции - это не его епархия. Остается только догадываться о его задании. И что они тут удумали, нам тоже предстоит выяснить. Еще вопросы?

- У меня есть, - один сотрудник приподнял руку. - А что это за тема с телефонами?

- На этот вопрос отвечу я, - Александр Тимофеевич решил ответить. - Дело в том, что возникло подозрение, что нас могут прослушивать. Вы, конечно, не поверите, но в этом кабинете генерала ФСБ нашли прослушивающие устройства. Мы проконсультировались со специалистами и выяснили, что это новейшие устройства американских друзей. И специалисты дали совет не пользоваться телефонами на совещаниях. Вот поэтому мы попросили прийти пораньше и сдать телефоны на входе.

- Это настолько серьезно? - спросил еще один сотрудник.

- Судя по тому, что мы видим, это очень серьезно.

- Поэтому задачи на ближайший период следующие, - майор ГРУ продолжил, - анализируем видео и пытаемся понять, что там может быть интересного. Продолжаем поиск агентов, которые сюда понаехали. Собираем больше информации о краже тела в больнице. И наиболее важная задача - это то, как могли установить прослушку в этом кабинете. Александр Тимофеевич распределит задачи между сотрудниками. Да, и еще. Я лично хочу поговорить с человеком, который услышал акцент. Вопросы? Нет? Тогда


за работу.

Следующим утром два майора ехали к дому Макса. Но при подъезде к месту заметили несколько машин полиции.

- Ты думаешь о том же, что и я? - спросил Александр.

- Да. Нужно узнать, насколько тут серьезно.

Майоры подошли к полицейским и показали удостоверения.

- Что произошло?

- Мы нашли сгоревшую машину на съезде с Ростовской трассы. Там оказался труп Максима Малышева.

- Да ты что? Не может быть, - Александр был впечатлен.

- Еще как может, а определили по жетону, висевшему на шее и еще по ряду признаков. Поскольку родственников у него нет, мы приехали к нему на квартиру с обыском, чтобы попытаться выяснить, что к чему.

- А что была за машина? - спросил Александр.

- Серая «Тойота Королла».

- Да, у него была такая машина. Мы следили за ним некоторое время. Мы здесь осмотримся? - спросил Александр.

- Конечно.

- И еще. Что-то уже есть о том, что там произошло?

- Там еще надо разбираться, но первоначальные заключения в том, что его сначала ударили по голове, а потом подожгли машину, чтобы удалить следы. И пока это все.

- Не густо.

- Вот и думаем, может тут что-нибудь копнем.

- Хорошо. Пошли копать, - Александр рвался в бой.

Все вошли в квартиру. Ну и бардак он тут устроил. Все лежало какими-то непонятными кучами. Грязь и пыль везде.

- Александр, а что вы так удивились информации о смерти Максима? - спросил Сергей.

- Так мы с ним служили вместе в Афганистане. Друг другу спину прикрывали. И я разговаривал с ним недавно.

- Ясно. Пока мы тут, расскажите мне про него. Что он был за человек?

- Обычный спецназовец. Нет. Скорее не совсем обычный спецназовец. Уже мог давно дослужиться до майора, но из-за своего характера не смог. Не мог ладить с руководством. Слишком независим и своеволен. Уволен в запас где-то год назад. Бабник до невозможности. И помешан на фантастике. Ах, да. Разведен. Сын пошел в первый класс.

- Ясно. А какое отношение он имеет ко всему этому?

- Вроде как никакое. Началось все с простого общения. И вот как-то он меня спросил о странностях в жизни. Не происходило ли что-то странное и непонятное. При дальнейшей беседе выяснилось, что именно он принимал участие в этом странном деле по замене одного тела на другое. Взяли его в разработку. Проверили компьютер, с которого был сделан заказ на этот обмен. Заказчики пропали. Наш спец еще работает с этим компьютером. Но, походу, там глухо. Вот примерно так.

- А тебе не кажется странным, что он единственный свидетель и он сгорел?

- Честно говоря, что с него такой свидетель, как с меня балерина. На фига он кому-то нужен? И есть один маленький ньюанс. Если ты намекаешь на убийство в связи с этим делом, так прошло уже больше месяца. Если бы убирали свидетеля наши друзья из Америки, то зачем тянули месяц?

- Да, нестыковочка, но проверить не помешает. А кто-нибудь разговаривал с его бывшей женой?

- Еще нет. Следователь закончит тут и потом поедет к бывшей жене, - доложил полицейский.

- А с его другом Валдисом? - спросил Александр.

- Вы слишком хорошо о нас думаете. У нас нет столько следователей на обычное дело о возгорании, - ответил полицейский.

- Александр, а что если мы сами поедем к бывшей жене? - спросил Сергей.

- Да легко. Тем более, мне уже и так все ясно.

- А что вам уже ясно? - полицейский сделал удивленное лицо.

- Я знал Макса и знаю, как работает полиция. Вы здесь ничего особенного не найдете. Так что поехали, - уже обращаясь к майору ГРУ, Александр махнул рукой на выход.

***

Вид из гостиницы на город был прекрасен. Недалеко река и над ней мост. Небольшой туман придавал этому виду немного таинственности. Красота просто. И на этом мосту ужасная пробка. Народ торопился и нервничал. Ехал как попало, а особенно хитромудрые ехали по встречке. Стук в дверь отвлек от созерцания бардака на дороге. Я пошел открывать.

- Здравствуй, Лена.

- Здравствуйте, Максим, - и, не церемонясь, Лена прошла в номер. Я закрыл за ней дверь. - Вы же помните, что мы сегодня идем в медицинский институт?

- Конечно, помню, если напомнят. Сейчас кофейка глотнем и понесемся.

- Нам нужно немного поработать над вашими недостатками. И я, конечно, помню про вашу скромность и честность.

- Ты уже правильно сечешь момент.

- Итак, начнем исправлять, - деловая коза начала снимать куртку.

- А это не больно?

- Могу и с причинением боли, если вам нравится.

- Это была шутка, если ты не поняла.

- Смешно. Обхохочешься. Первое, что будем править, так это ваш голос. Он, конечно, немного изменился от предыдущей операции, но сейчас мы немного изменим голос в приятную сторону. Немного добавим мягкости и уберем хриплость. Я еще поработаю над голосовыми связками для придания легкого акцента. Ваши родители хоть и жили в Америке, но любовь к русскому языку сделала свое дело. Вы теперь знаете еще и русский.

- Погодь. Я только его и знаю.

- Вы зачем говорите мне информацию, которую я знаю?

- Не говорю, а явным образом намекаю. Я английского не знаю. Я только знаю несколько выражений. Типа, хау дую дую в харю.

- Это, конечно, почти половина знаний языка, но все равно этого мало. А вы разве его не изучаете в реальном времени?

- А это еще как? Что я пропустил и, главное, когда?

- Как когда? Вам же поставили в ухо устройство.

- Так это же, типа, устройство для связи.

- Я поняла. Вам всего не рассказали. Итак. Это устройство выполняет несколько функций. Помимо прямой связи с Витом, а также со мной, оно также является переводчиком с любого языка Земли. Пока только загружены английский и немецкий. Любой необходимый язык я загружу по мере необходимости. Просто вы еще не слышали иностранной речи, и потому оно молчало. А работает просто. Услышав английскую речь, оно произносит вам в ухо перевод. И на первом этапе у вас включена функция изучения языка. Как только изучите язык, я эту функцию отключу. То есть помимо того, что вы слышите перевод, вы можете сказать сами фразу на английском языке, и устройство вам произнесет перевод и правильное звучание фразы. Так и будет происходить обучение в реальном времени. Понятно?

- Охренеть.

- Вот, например, «андестенд»? - и у меня в ухе прозвучало «понимаешь».

- Крутизна чумовая, - я был под впечатлением. -


Продолжи, что там еще умеет эта зверская штука.

- Те часы, что тебе выдали, могут определить тип частот вокруг вас и сообщить соответствующую информацию. Например, прослушивающие устройства передают информацию на высоких частотах, а устройство сообщит вам о наличии данных устройств. Да что я тебе это рассказываю. Сам поймешь, как работает. А сейчас продолжим твои изменения. Нам надо все твои следы от прошлой жизни удалить. Изменим отпечатки пальцев. Давай, раздевайся и ложись на кровать.

- Что, полностью?

- Конечно, полностью. Мне надо осмотреть все тело на наличие особых примет. Родинок, шрамов и прочего. Все это надо удалить или заменить.

- Я, конечно, понимаю, что ты киборг, но выглядишь ты очень похоже на красивую девушку. Хоть и, конечно, друг в общем. Да, и Вит тебе доверяет, и, конечно, я тоже доверяю. А сделана ты почти из того же материала, что и обычные люди. И, походу, медик отличный. Это тоже я понимаю.

- Что ты несешь? Или ты что, стесняешься? Киборга? Не смеши меня. Ты же у нас крутой спецназовец! Или у вас тоже данные подделали? А сколько претензий. Я с двух рук стрелять могу. Я маятник качать могу. Я бабник в пятом поколении. Я сейчас со смеха помру. Не. Не помру. Я же киборг. Хватит нести ерунду. Быстро в койку. Времени у нас мало.

- Вот зараза, - сказал я, разделся и лег на живот.

Лена начала свои пассы над моим телом. Легкое покалывание на кончиках пальцев. Потом двигалась по телу сверху вниз. Вот и шрам на плече от ножа афганца. Классная, я вам скажу, схватка была. Похоже, об этом вспомнить будет некому. В общем, этот целитель все мое тело вернул в начальное и безупречное состояние. И теперь, лежа в постели с любознательной девушкой, поговорить будет уже не о чем.

- Теперь переворачивайся на спину.

- Ты когда подойдешь к ... - и немного помолчав, добавил, - в общем, не испорти чего-нибудь.

- Это прямо с утра день юмора какой-то. Не смеши меня. Что тут портить?

- Это тебе не что-то, а очень даже важная вещь.

- Ха-ха. Ты лучше бы радовался, что мы не в Америке.

- Это еще почему?

- Там хранятся данные по зубам. И если бы нужно было их менять, то тебя нужно было бы привязать к кровати. Вот это очень больно. Еще немного времени и будешь, как новый.

- Надеюсь.

Через час мы двигались в медакадемию.

- Я покажу, где находится ректорат, - сказала Лена.

- В общем, так. Болтаем мало. Ерунды несем много. Отмечаемся и валим отсюда, - ответил я.

Мы вошли в кабинет ректора и, конечно, секретарша задала как всегда один и тот же вопрос:

- Вы по какому вопросу?

- Девушка, вы на меня внимательно посмотрели? Конечно, по важному, - я достал визитку, которую с документами дала Лена, и протянул секретарше.

- Президент международной компании «Безграничная медицинская помощь», - прочитала секретарша.

- Да, это я. Там еще и телефончик есть.

- Да. Я помню ваш звонок. Ректор уже вас ждет.

Я бросил взгляд на Лену, и она кивнула. Могла бы меня предупредить, зараза. Мы вошли к ректору.

- Хай, - я поздоровался с ректором.

- Здравствуйте. Мне доложили о цели вашего визита, - и тут он сделал удивленные глаза. Да что там. Он просто вытаращился на Лену. - Елена. Это вы? Вот вас я не ожидал увидеть. Вам тоже здравствуйте.

- Здравствуйте, Иван Сергеевич.

- Я так понимаю, вы создаете медицинскую организацию. А зачем вам моя помощь?

- Я буду краток и сразу приступлю к делу, - я решил прервать милую беседу. - У меня с детства была мысль помогать людям. И после окончания мной университета родители поддержали эту идею. Выделили приличную сумму денег и напутствовали на благое дело. В университете изучал историю России и процитирую вашего Сталина: «Кадры решают все», - говорил Сталин. Я эти слова запомнил и решил начать деятельность предприятия с кадров. Лену нашли в Интернете мои специалисты. И вот она работает на меня. Я припомнил, что участвовал в конференции по медицине в Москве. Не скрою, что у меня есть дар определять ценность человека. И там я встретил много интересных людей. Тогда я не придал этому значения, а вот теперь решил привлечь этих людей к работе на благо всего мира.

- Вы уже знаете, кого хотите пригласить?

- Да. Только некоторых, но в этом вопросе я хотел бы попросить вашей помощи. Очень способные и перспективные мне подойдут. Зарплата очень хорошая, дело важное, а также вы можете поощрить способных студентов, предложив эту работу.

- Интересно. А какое основное направление деятельности?

- Вы знаете, на этой конференции я общался с Ириной, а вот фамилию не помню. Она мне очень интересно рассказывала о проблемах медицины в области болезней мозга. И я был впечатлен всем этим и принял решение о работе в этой области.

- Ирина Малышева. Точно. Это она.

- Точно. Вспомнил. А, кстати, не знаете как ее можно найти?

- У моей секретарши есть информация.

- Хорошо. Так вы можете предоставить информацию о студентах, которых мы можем привлечь к этой важной работе?

- Конечно.

- Тогда Лена подойдет за списком позже?

- Хорошо. Я очень доволен нашей встречей и тем, что могу помочь такому важному делу.

У меня завибрировали часы, и я понял, что ректор врет. А вот про довольство или про помощь, я не понял. Ладно, Бог с ним.

- Ок. Бай.

- До свидания.

Мы вышли из академии и поехали обратно в гостиницу.

- И как тебе ректор? - спросил я у Лены.

- Ты, конечно, многого не знаешь. Например, что у нас на планете при работе в секретных службах да и просто при переговорах между партнерами принято записывать всю информацию при переговорах.

- Это тут при чем?

- А вот что не поощряется, так это прослушивать, что происходит сразу после переговоров. А это, я считаю, самое важное для понятия оппонента. Поставить прослушивающие устройства до переговоров у нас уже не модно. Их сразу же находят. А вот высшим мастерством считается поставить устройство во время переговоров и прослушать, что происходит сразу после них.

- Так ты поставила прослушку, пока мы друг другу грузили?

- Конечно. И дрона снаружи для надежности.

- Лена, ты меня удивляешь все больше и больше. Я впечатляюсь с каждым днем.

- Я еще и не такое могу.

- Боюсь спрашивать. Но так что там нарыл твой дрон?

- Я переключу запись тебе напрямую, - и тут у меня в голове зазвучали голоса.

«- Светик, зайди ко мне, - раздался мужской голос. И это голос ректора.

- Да, Иван Сергеевич, - спросила секретарша.

- Ты дала адрес Ирины Малышевой?

- Дала. Это не секретная информация.

- Подготовь мне список из десяти человек. Вот про людей я зря упомянул. Мне нужен список из десяти идиотов. И не просто придурков, а конченых ублюдков.

- Я боюсь, у нас столько не наберется. Максимум двоих, соответствующих данному описанию.

- Ладно. Тогда начни с самого плохого и иди к плохому. Но дай мне список из десяти отщепенцев.

- Простите, Иван Сергеевич. Что произошло?

- Понимаешь. Тут пришел ко мне поганый америкашка. Весь такой из себя смазливый, как торт со свечками. И говорит, что работает в крутой компании. А я по рукам вижу, что он явно не медицинский работник. Да и вряд ли он когда-нибудь вообще работал. Небось, на родительские денежки и катается пр свету. И он мне предлагает, чтобы я ему своих лучших ребят в рабство отдал. Кукишь ему со смаком. Вот не люблю я американцев с ихними санкциями. Так что подготовь мне, пожалуйста, список и отдай его представителю. Блин, Лену жалко. Как она к нему в сети попала, не понятно. Наверное, своей поганой улыбкой ее, наивную, девушку подкупил.

- Хорошо».

И тут звук в голове пропал.

- Вот скотина, - сказал я. - Это меня, скромного и пушистого, обвинили во всех тяжких. Я понимаю, что американцев не любит, но не все же такие плохие. Я их тоже с Афгана не люблю, но я там и отличных парней видел. Валдиса он, конечно, не переплюнет своей нелюбовью к американцам, но все-таки. Ладно. С ним все ясно. Но ты все равно сходи, возьми список. Может он нам в другом чем-нибудь понадобится.

- Понятное дело.

- И, главное, наплел всякой ерунды про рабство и мою улыбку. А это уже ты виновата, - сказал я, поворачиваясь с Лене.

- Здрасьте, Новый год. Я-то тут при чем?

- Говорил же, сделай более мужественное лицо, а ты, небось, из-за женской солидарности с моей бывшей такое с моим лицом и сделала.

- Вот ты гад. Ты же образец утвердил.

- Ты же умная киборгша. Могла бы и в будущее заглянуть. И там прикинуть, что к чему.

- Я и прикинула, что такое смазливое и противное лицо нравится женщинам и может помочь в нашем деле.

- Думаешь? - и после паузы продолжил: - Тогда ладно. Если это делу поможет, тогда пусть будет. Вот пользуешься ты тем, что я добрый и отходчивый.

- Забыл добавить о скромности.

- Точно. Ладно, хватит болтать.

***

В свой кабинет первым зашел генерал ФСБ. Как-то странно он выглядел. Голова опущена и движения замедлены, хотя всегда он был, как говорят, «живчиком». Уж что-что, а голову он всегда держал, высоко подняв. Он сел за свой стол. За ним вошли офицеры и, конечно, два наших майора.

- Здравствуйте и прошу садиться, - начал генерал. И немного помолчав продолжил: - Скажу без длинных сопливых историй. Я подал прошение об отставке. Как говорится, катился колобок, катился, а тут пришла курица и хвостиком махнула. Нет. Не так. Молодым у нас дорога, вот туда им всем дорога. Ситуация в стране сложная, да и в мире не простая. Я думаю, что надо давать простор энергии молодых. Так что, пока не прибыл новый руководитель службы, назначаю временно исполняющим обязанности руководителя службы Александра Тимофеевича.

Все от такой новости опешили, и минут на пять в кабинете повисла могильная тишина.

Первым отошел новый руководитель.

- И чем собираетесь заниматься? - спросил Александр Тимофеевич.

- Знаете, что последние события в мире подтолкнули развитие сельхозпредприятий в нашей стране. А моя жена - доктор сельскохозяйственных наук -


увлекла меня этим делом. Вы, например, знаете, что только в нашей стране девяносто видов капусты. А вы знаете такой сорт капусты «кольраби»? Я и так знаю, что нет. Кстати, вкусная штучка, я вам скажу. Так что буду заниматься капустой. А если учесть, что в народе деньги называют капустой, то, если как-нибудь кто-нибудь спросит, «много ли у тебя капусты», я скажу -


«целый вагон».

И снова пауза минуты две.

- Что это такое с вами? Уже и шутки не сечете? - генерал был явно навеселе. - Ладно, работайте. Не буду вам мешать. Александр Тимофеевич, приступайте к руководству. А я, пожалуй, пойду, - генерал пошел к выходу. Все проводили его по стойке смирно.

Пятиминутную паузу прервал Александр Тимофеевич.

- Не расслабляемся. Работы много. Поскольку вся информация поступала и ко мне, то я доложу ситуацию на сегодняшнее утро. Мы продолжаем проверку видео. Толку никакого. Надеюсь, пока. Сейчас идет проверка ЧП об исчезновении тела из морга больницы. Предварительное расследование пока ничего не дало. Удивительное дело. Воздействие на всех присутствующих было одинаковым. Все, как по команде, просто отключились. Никаких симптомов и ощущений. Просто ничего. Мы выяснили радиус этого воздействия. Это примерно четыреста метров от приемного отделения. Почему такое расстояние и что являлось источником воздействия, неизвестно. Но, по предварительной оценке, это было воздействие на центральную нервную систему. Есть ли такое оружие и у кого, неизвестно. Мы также вызвали специалистов из Москвы по данной проблеме. А сейчас мы направим усилия на сбор информации с камер наблюдения больницы и с тех, что поставили мы. Датчик, что мы спрятали в теле, перестал работать в это же время. Осталась, правда, почка от этого тела. Она была на исследовании в другой комнате. Специалисты продолжат изучать теперь только ее. По больнице пока все. Стыдно признать, но мы не продвинулись в поиске американских друзей. Они резко снизили активность и вошли в режим ожидания. Чего ждут или ищут, непонятно. У нас остались только косвенные наметки на их интересы. Они интересовались нашим пропавшим телом. При этом был интерес только к живому варианту. И совсем непонятное отношение к краже. Должен сказать, что у них был интерес к тому, как мы над этим работаем. Были две попытки хакерской атаки на наш сервер. Это пока все. И я хочу дать слово Олегу Викторовичу.

Майор ГРУ продолжил:

- Что хотелось мне сказать. Я, конечно, понимаю, что Краснодар - это не Москва. Хотя пробки у вас не меньше, чем у нас. И живу как бы немало, а также опыта оперативной работы хоть отбавляй, но такой ерунды, как у вас, еще не видел. Ну, знаю наших друзей из ЦРУ и стиль их работы, а также прочие пакости. Но чтобы тела крали так круто, а перед тем еще и подменили. Вот это уже совсем перебор. А случай с охранником вообще ни в какие ворота не годится. Они, конечно, сволочи, но работают гораздо тоньше и эстетичнее и таких косяков не допускают. И, исходя из вышесказанного, мне представляется, что с камер наблюдения мы ничего не найдем. Это не говорит о том, что не надо их изучать. И почку, что осталась, тоже выкрадут. А это как раз говорит о том, что там надо поставить круговую оборону. И охранных систем поставить целую кучу. Очень загадочная история с исчезновением свидетеля. Точнее сказать, со смертью свидетеля. Не нравятся мне истории, где события опережают тебя на шаг. Как только он нам понадобился, тут его и не стало. Его бывшая жена тоже мне не понравилась. Я так и не понял, она радовалась его смерти или нет. Слезы были и были большими, а вот от горя или от радости, не понял. Я также в непонятках от работы экспертов. Столько у нас улик, а хоть мало-мальских результатов нет. Одни доклады, которые только и говорят, что ни о чем. В общем, голова заболела до невозможности. Значит, так. За бывшей женой погибшего свидетеля установить слежку в полном объеме. За другом свидетеля тоже. Усилить защиту всех данных и улик в усиленном режиме. Усилить прослушивание радиоканалов по ключевым словам. Я со своей сторону сделаю запрос на усиление наблюдения за Интернет-ресурсами. К нам приедет специалист по взломам. Бывший и действующий хакер. Надо не забывать про наших заокеанских друзьях. У меня все. Вопросы есть? Если нет, то прошу всех приступить к работе.

Все встали и потянулись к выходу. В кабинете остались два майора.

- Тимофеич, как смотришь сходить в кабак? Так сказать, поговорить в непринужденной обстановке?

- Согласен. Есть тут тихий и спокойный ресторанчик. Вот туда и отправимся. Давай часиков на девять и запланируем.

- Ок. Заезжай за мной в гостиницу и поедем.

- Хорошо. До встречи.

- Пока.

***

Вечер в городе наступал, как обычно. Наполнялись улицы праздношатающимися, а кабаки народом, жаждущим напиться до поросячьего визга. Я, Ирина и, конечно, Лена сидели в ресторане. Приличный ресторанчик в национальном стиле. Народу было много и какого хочешь.

- Вот у нас теперь начинается новая жизнь, и я в обновленном улучшенном варианте, - начал я.

- В обновленном варианте вижу, а вот насчет улучшенного, вопрос, - Ирина продолжала вечную тему.

- Можешь не верить, но после того, как лицо сменил, я стал другим человеком. Может, потому что шрама не стало и каждое утро я его в зеркале не вижу, может быть, поэтому нет нервного напряжения с утра. Это ведь все-таки нервы, а от них все болезни. Понимаешь?

- Вот как был ты болтун, так, видно, и могила не исправит. Может, сразу к делу?

- Дело делом, а заказать поесть нужно, - я подозвал официантку. Девушка в красивом национальном костюме подошла к нашему столику и дала каждому меню. - Спасибо, девушка, - и, проводив девушку взглядом, продолжил: - к делу, так к делу. Значит, история такая. Мы сегодня были в твоем медуниверситете.

- Он сейчас она. Академия, - Ирина с издевкой меня передразнила.

- Извините, что прерываю вашу милую беседу, но мне нужно быстро сделать несколько вещей, - Лена нас грубо прервала, - поэтому Ирина наклонись немного вперед. Я тебе в ухо поставлю микроустройство.

- Зачем мне в ухе устройства? - спросила Ирина.

- Вот ты темная все-таки, а еще доктор наук, - сказал я. - Это сотовый телефон для связи. У меня такой стоит, и очень удобно.

- Хорошо, - Ирина наклонилась вперед. Лена просто дотронулась до уха. Ирина слегка дернулась. - Все? - спросила она.

- Да, все. Я сейчас проверю связь, - сказала Лена.

Лена села. Ирина сначала просто сидела, затем глаза стали вылезать из орбит. Она закрутила головой и остановила взгляд на Лене, потом кивнула, похоже с чем-то согласилась. И только потом села ровно и принялась читать меню. Я понял, что устройство работает отлично.

- Я почему тороплюсь. Я же вам говорила, что ко мне приходит много информации с разных источников. И последняя информация с совещания ФСБ как раз по нашему вопросу. Вас обоих взяли в разработку. Одна группа едет устанавливать жучки вам, Ирина, в квартиру. Вторая группа едет следить за Валдисом. Я сейчас ему позвоню и предупрежу. Третья группа едет к нам в гости чтобы вести наблюдение. Мои дроны, конечно же, следят за всеми группами. А после ужина будут следить и за тобой, Макс. Они начнут сбор информации о вас, но я уже все оформила по всем базам данных.

- Знаешь, что самое прикольное, Лена? - спросил я.

- И что же?

- Что меня, специалиста по оперативной работе, который прошел огонь и воду, и все это через одно место в виде медной трубы, каждый раз удивляет обычный киборг.

- Шутка не смешная, - сказала Лена. - Я очень крутая штучка. Ты меня еще очень плохо знаешь.

- Уж поверь, у меня богатое воображение. И даже с ним я понимаю, что я ничего про тебя не знаю.

- Вот это уже ближе. И, кстати, Ирина, мне нужно вам дать часы.

- У меня уже есть часы, - сказала Ирина.

- Все-таки ты темная, докторша наук, - приколол Ирину я.

- Ой, извини. Конечно, заменить часы, - сказала Лена и вытащила копию часов Ирины. И этот наглый киборг без церемоний снял часы у Ирины и надел другие.

- Краткая инструкция. Когда завибрирует так, - у Ирины опять начали бегать глазки, - это значит, ваш собеседник врет. Типа, детектор лжи.

- А что же вы мне часики сразу не дали? Мы бы сразу полчаса сэкономили на вранье Макса.

- Действительно, Лена. Надо было дать часы сразу. Вот тогда Ирина бы поняла, что я, как человек правдивый и скромный, говорил только правду, - возразил я.

- А если завибрируют так, - и у Ирины забегали глаза, - это значит, ты входишь в зону наблюдения. Устройства слежения, прослушки и т.п. Через каждый час повтор вибрации как напоминание. А когда выйдешь из зоны, тогда вибрация такая, - беготня глаз повторилась. - А постоянное вибрирование - это реакция на металлодетектирование. То есть рукой показываешь на место у человека, и вибрация скажет, есть ли там что-то металлическое. Расстояние - до метра.

- А почему мне такого не рассказали? - возмутился я.

- Вит подумал, что ты сообразительный парень и сам догадаешься, - ответила Лена.

- Да. Я умный и скромный. И моя скромность говорит что надо подозвать красивую девушку для


заказа.

Я замахал руками, но быстро вспомнил, что уже американец, и просто поднял руку, чтобы девушка заметила. Она увидела и двинулась к нашему столику.

- Красивая девушка. Значит, так. Мне рыбный микс. Коньячок самый лучший, и это будет «Хеннесси». Натуральный сок, и чем натуральнее, тем лучше. Еще бутылочку «Мартини». Салатный наборчик, - и, посмотрев на Лену, сказал: - зеленого чая побольше. Вроде, никого не забыл. Ок?

Девушка заказ повторила и пошла исполнять.

- Теперь информацию не для всех я вам буду передавать напрямую, - сказала Лена. И в наших ушах раздалось: - ребята из ФСБ уже на месте. Одного сотрудника переодевают в официанта и скоро он подойдет к нашему столику поставить микрофончик.

- Весело. И ты знаешь, Лена, вот бы мне все эти навороты немного раньше иметь, моему счастью не было бы предела. Как говорится, нам хлеба не надо, нам штучки давай, - я подтвердил свои слова, пригубив коньячок.

- Так ты же зазнаешься, несмотря на твою скромность, - возразила Лена.

- И ты туда же. Я вот думаю, что между вами с Ириной общего? Неужели киборгам приделали чувство женской солидарности? Так и знал, что кибернетика до хорошего не доведет, - я заподозрил неладное. От двух спевшихся девушек наверное огребу по полной.

- К нам идет сотрудник, так что переходим к основной теме разговора, - сказала Лена.

И к нашему столику подошел сотрудник в форме персонала и поставил на стол интересный такой наборчик со специями. Все посмотрели на устройство.

- Хватит пялиться на всякий примитив, - раздалось в ухе, - приступаем к умным беседам.

- Ирина, что я хотел вам сказать. Наша организация в моем лице хочет вам предложить интересную и очень важную работу. И мои слова могут показаться слегка пафосными, но я их скажу. Эта работа стоит в первых рядах борьбы за здоровье всего человечества. Зарплата очень хорошая. Филиалы по всему миру. Как это говорится, престижная и важная работа.

- Ну. Я не знаю. Я не могу вот так сразу взять и изменить свою жизнь. У меня есть сын, и он пошел в первый класс. Как теперь с образованием быть?

- Ирина. Вы тут у себя в стране наверное не совсем представляете понятие «международная корпорация». Это совсем другой уровень. И эта маленькая проблема с первым классом решается просто. Мы просто наймем личного учителя первых классов.

- У меня тут много друзей. И самое ужасное. Мой бывший муж недавно умер. О мертвых не говорят плохо, но он был порядочной сволочью и, может быть, если бы он не умер, я сама его бы пристрелила, но это был все-таки мой муж.

«Вот зараза», - подумал я. И это хорошо, что мое лицо не видели наблюдавшие за нами друзья.

- Мои соболезнования. Вы девушка красивая, и я уверен, что вы еще найдете свое счастье.

- А какой он был жмот, что словами не описать. Бывало принесет пять тысяч, а вид такой, что принес пятьдесят.

- У вас, кстати, зарплата будет приличная, и теперь он будет вам завидовать.

- Он еще и бабник был, каких поискать. Ни одной юбки не пропускал.

- Ирина, - я помахал перед лицом Ирины рукой. Она остановила свою речь и посмотрела на меня. - У меня родился тост. Я прошу поднять бокалы.

Все подняли свои бокалы. Лена подняла стакан с водой.

- За наше великое дело на благо человечества, - сказал я и выпил свой коньяк залпом, как водку. Все выпили свои напитки и поставили бокалы на стол.

- Все. Успокоились и спокойно едим то, что принесли, - раздалось в ухе. Ну, насчет поесть меня уговаривать не надо. Мы с Ириной приступили к трапезе. - И не надо переигрывать, - продолжила Лена, - я сейчас для веселья включу запись разговора.

«- Это что еще за хмырь с обьектом? - сказал один голос.

- Ты посмотри, как вырядился. Прямо, павлин какой-то. А заливает как красиво, прямо соловей. А ну-ка пробей его по базе. Сейчас посмотрим, что за павлин из отряда соловьев. А что это там еще за деваха для мебели сидит? Ее тоже пробей, - сказал другой голос».

Мы все вместе посмотрели друг на друга и улыбнулись.

***

В это же время в другом месте за столиком в ресторане сидели два майора. На столе расположился шашлык с коньяком.

- Я понимаю, что я не местный и близко генерала не знаю. Тимофеич, что это было? - спросил Сергей.

- Он, конечно, мужик прикольный, но с капустой -


это просто перебор. Я сам от такого захода просто в шоке. Разговоры он про пенсию вел, но собирался нормально закончить службу.

- Мне тоже в голову нормальное объяснение не приходит. А ты знаешь, что был такой император в Риме, как он назывался, не помню, но тема там была про то, что он отказался от титула, бросил все и переехал в деревню выращивать капусту.

- Да, я помню что-то такое. А к чему такой вопрос?

- Ни к чему. Просто в голову пришло.

- Надо, чтобы нам с тобой что-нибудь умное в голову пришло. Это я про всю эту замороку у нас говорю.

- Согласен. Мне, походу, второе образование вместо юридического цирковое надо было выбирать. А то я тут с этим цирком без образования еще долго разбираться буду.

Наши майоры сидели в углу ресторанчика так, чтобы просматривалось все пространство заведения. Они обратили внимание на шумную компанию, сидевшую возле окна. Ребята были явно с «кавказским акцентом». Говорили громко и горячо. В ресторан вошла пара парней спортивного типа. И тоже сели за столик и вызвали официантку. Через несколько минут она приняла заказ.

- Все хочу спросить. А где твой напарник, с которым ты приехал? - спросил Александр.

- Он работает по своей программе. Чтобы не светиться, он работает автономно, а всю необходимую информацию он получает от меня. У него что-то там наклевывается. Так что будем ждать. Ох, помню, мы с ним на Балканах зажигали. Взяли мы там ребят по-тихому, а они, глупенькие, подумали, что рукопашному бою лучше обучают в Америке.

- Да, они думают, что если сильная экономика и денег на оборону тратят больше всех, то и армия сильнее всех. Я тоже помню в Афгане надрали задницу наемникам. А ты знаешь, если бы мы еще раз с ними встретились, я бы снова надрал им задницу, - завелся Александр.

- Согласен с тобой. Да у меня до сих пор руки на них чешутся, - поддержал Сергей.

За столиком возле окна что-то происходило. Голоса стали громче. Кто-то даже вставал из-за стола, размахивал руками. Ребята спортивного типа за соседним столиком тоже говорили на повышенных тонах.

- А кто вам преподавал рукопашку? - спросил Сергей.

- Кадочников, - ответил Александр.

- Крутой мужик. Никогда не забуду его показательные штучки.

- Ты про круг с мотоциклом?

- Да. И про это тоже. А давай зайдем как-нибудь на ринг и сразимся? Как смотришь?

- Хоть ты и москаль, и контора у вас блатная, но у тебя нет шансов!

- Да ты шутишь.

- У нас кровь погорячее будет. И с Кадочниковым я больше работал.

- Да у нас суперспецы работают по подготовке.

- Да я всех спецов, да и тебя тоже в бублик сверну и назад в трубочку выверну.

- Мужик, ты напрашиваешься.

- Ты уже напросился.

Тут раздался визг официантки. Майоры посмотрели на место события. А там драка полным ходом. Два спортсмена разбрасывали по сторонам «лица горной национальности». Но те брали количеством. Они набрасывались толпой на оппонентов. Тут парни с другого столика с криками: «Наших бьют!» - кинулись в толпу. Хотя непонятно, кого били. Доставалось всем подряд. Наши майоры посмотрели друг на друга и ринулись вперед.

***

Совещание в кабинете генерала началось. На месте генерала сидела новая личность в звании полковника. Все сотрудники расселись вдоль стола.

- Разрешите представиться. Полковник Виталий Викторович Иванов. Я назначен на должность руководителя вместо уволенного в запас генерала. И, как говорится, с корабля на бал. Я прилетел ночью, и меня ввели в курс дела. Ситуация настолько запутанная, что нужно время с этим разобраться. Так что извините меня, если я буду задавать дополнительные вопросы. Но сначала хочу начать с ЧП. Мне доложили о драке наших и не наших сотрудников в ресторане. Докладную записку прочитал. Но хочу услышать из первых уст, так сказать. Александр Тимофеевич, расскажите о том, что произошло.

- Товарищ генерал, мне доложить нечего. Все, что произошло, описано в полицейском протоколе. От себя могу добавить. Я логического объяснения этому случаю найти не могу.

- Вы так говорите, как будто вас там не было. А что скажете вы, Олег Викторович?

- У меня тоже объяснения этому нет. Единственная версия так это то, что нас отравили какой-то гадостью. Некачественный продукт, так сказать.

- Вы на некачественный алкоголь намекаете или на еду? Так там все пили и ели совсем разное. И зачем им это делать? Чтобы ресторан разнесли в щепки? В общем, так. Вы оба отстраняетесь от выполнения своих обязанностей, и вами займется служба собственной безопасности. Но я внесу некоторые изменения. В связи со сложностью ситуации вы будете выполнять свои обязанности, только в этом кабинете. Мне лишние головы не помешают. Вопросы есть?

- Никак нет, - ответили наши майоры.

- У кого есть что еще доложить? - спросил полковник.

- Разрешите? - встал один из офицеров.

- Разрешаю. Да садитесь. У нас тут будет рабочая обстановка, без фамильярностей, - махнул рукой полковник.

- Наша группа начала слежку за всеми участниками этого дела и приближенными к ним. Первая группа установила прослушку во всех домах указанных лиц. И мы уже получаем данные. Мы имеем запись беседы бывшей жены погибшего свидетеля. В двух словах. Она вела переговоры с американским бизнесменом. Мы установили его личность. Это Максим Ушакофф. Родители из первой волны эмиграции в США. Он набирает сотрудников для своей организации «безграничная помощь», занимающейся международной медицинской помощью. У него помощница - это отличница из нашей медакадемии.

- Что-то еще есть? - спросил полковник.

- Есть догадки. Мы так понимаем, что бывшая жена согласится и скоро уедет из страны.

- Это еще почему?

- Американец денег предложил очень много. И мы подумали над тем, что женщины по сути однолюбы. Они выбирают мужчин по своему одному критерию. Так вот, американец очень похож на ее бывшего мужа. Такое же телосложение. Такой же рост. Лицо, правда, слишком слащавое, но, думаю, это только усиливает эффект.

- Вы установили за ним наблюдение?

- Конечно. Скоро установим прослушку на телефоны. И прослушку радиоканалов настроили на их голоса.

- Хорошо. Если что-то важное, докладывать сразу.

- Есть.

- Поступила ли информация из МВД о гибели свидетеля?

- Есть предварительное заключение, - поднял руку другой офицер. - В крови алкоголь в запредельном количестве. В автомобиле была женщина. Нашли несколько предметов. Свидетельства борьбы. На голове жертвы ушиб. Похоже, потерял сознание. Причины возгорания еще не известны. Возможно, сигарета женщины. На земле следы женской обуви. Все. Подробности позже.

- Ясно. Что у нас по американским друзьям?

Повисла тишина. Сергей Викторович прервал это спокойствие.

- У меня появились данные, что очень скоро мы возьмем одного из друзей.

- Ну хоть что-то. Я так понимаю, это будет единственный человек, который разъяснит, что здесь происходит, - полковник слегка улыбнулся и продолжал: - Этой ночью прибыла группа специалистов из Москвы. Их уже разместили, и завтра они приступят к работе. У кого еще есть что добавить? Нет? Тогда


за работу.

Все встали и двинулись на выход. Два майора вышли из кабинета и посмотрели друг на друга.

- Сергей, а у тебя есть еще версии того, что было, кроме паленого коньяка и плохого мяса?

- Что-то в голову не приходит. А у тебя?

- Нет. Но мучает вопрос. Какого хрена мы ввязались в это дело?

- Я понимаю, что что-то не так, но вот вопрос -


что. Надо бы туда послать бойца. Пусть параллельно с полицией независимо поработает.

- Сделаем. Получается так, что по домам?

- Ты - да. А я подчиняюсь своему начальству. И они у меня не такие впечатлительные. К тому же у меня другая команда.

- Ладно. Пока.

- Пока.

***

Река - классная штука. Придавала летом прохладу, а зимой намекала на весну. Типа, а я вот не замерзла. Если бы всякие сволочи не сливали в нее всякой ерунды, было бы совсем хорошо. Лена пригласила нас в местный речной порт. Молодец, конечно. Мне бы такого помощника пораньше. Вот бы я делов натворил. Мы, а это вся наша команда и еще какая-то толпа молодежи, подошли к пирсу. Лена махнула


нам рукой.

- Всем привет, - радостно сказала она. Вот поражаюсь все-таки новым технологиям. Они, блин, и киборгам эмоции приделали, прямо не отличишь.

- Привет, - ответили мы.

- А это еще кто и что? - стал уточнять я.

- Ирина, этот всегда такой тормознутый или только по утрам? - спросила Лена, указывая на меня, и повернулась к моей бывшей.

- Да, по-моему, он всегда такой, - ответила она.

- Началось, - возмутился я и продолжил: - И все-таки.

- Все по плану. Мы здесь встречаемся для официальной версии под названием «найм на работу». Кроме вас приглашена подруга Ирины. Вон она, - и, помахав рукой, указала на девушку в толпе. - Далее вы нанимаете на работу Валдиса и ведете с ним переговоры. А эта толпа молодежи - так это для мебели. Это те отщепенцы, список которых нам дал ректор медакадемии. Они будут есть и пить на халяву на нижней палубе. А на верхней накрыт стол для главных лиц. Ну, и чтобы те ребята, которые следили за каждым из нас, наконец-то собрались вместе.

- Кстати о них, - решил спросить я, - а они нас ведь захотят прослушать. Причем, если считать на каждого по два человека, то тут их минимум десять. Что с ними будем делать?

- Ничего. Кораблик отплывет. Никто про эту встречу не знал. Поэтому сотрудников и прочих устройств не будет, - весело сказала она. - И потом, мы под моей защитой и моих дронов.

- Они ребята ушлые. Могут и по губам прочитать, - сказал Валдис, намекая на фээсбэшников.

- Как говорит ваш и наш друг Макс, посмотрите на мою скромность и сообразительность. И как впечатление? Милый друг Валдис, вот что я хочу вам сказать. Вы, наконец, должны привыкнуть к тому, что ваша цивилизация по сравнению с нашей, это как сравнивать современный мир с древневековьем. И это сравнение, чтобы вас не обидеть. Мне смешно смотреть на ваших солдатиков, бегающих с каменными топориками и с луками. Я же киборг, и во мне столько наворотов, что ваш центр управления полетами помещается у меня в один чип. И то, что я многого не рассказываю вам, так это только для того, чтобы вас не травмировать и не загружать лишней информацией.

Кораблик загружался людьми. Стюард проверял молодежь по спискам и пропускал их на борт. Мы стояли, мило беседовали и ждали, когда придет наша очередь.

- Конечно, они не смогут по моим губам ничего прочитать, - продолжала Лена, - потому что я говорю одно, а губы другое. И потом, они еще ничего не поняли. А как поймут, что с прослушкой не получилось, а доходить, я так понимаю, будет долго, только потом вызовут спеца. А его еще быстро найти нужно. И уж потом, когда он прибудет, я об этом буду знать. А лишняя информация - это, например, то, что один сотрудник спецслужб решил проявить сообразительность и рвется на борт. Он выловил самого слабого. Его выключил и взял его документ личности. И теперь бежит успеть на посадку. И если вы посмотрите налево, то увидите, как он падает.

Мы услышали грохот падения и повернули головы. Молодой человек лежал на асфальте, и вокруг начал собираться народ.

- Так работает боевой дрон, - продолжала говорить Лена, не поворачивая головы.

- Он что, его убил? - удивленно спросила Ирина.

- Конечно, нет. Зачем? - возмутилась Лена. - Он просто полежит некоторое время. И потом у нас, в


отличие от вас, не принято убивать. У нас есть такой термин, он примерно переводится как «перестройка». Море крови, труп и возня с ним, так это не по-современному.

- Где-то я это уже слышал. Это я про перестройку. Нам так мозги перестроили, что мы профукали великую страну. И теперь до сих пор отрыжка добивает, - вставил я.

- А что конкретно делает перестройка? - спросила Ирина.

- Это как раз по вашей теме. Мы меняем мозги, но, конечно, не сами мозги, а их содержимое. Мы меняем мировоззрение, стираем ненужную информацию и загружаем полезную, меняем ассоциации, страхи, привычки. Только нужно указать, какого человека вы хотите получить на выходе, и все.

- Охренеть, - только и могла сказать Ирина, продолжая неподвижно стоять и смотреть куда-то вдаль. Нам пришлось ее тормошить, чтобы привести в чувство.

- Ирина, ты уже ругаешься по полной, как сапожник. Слышишь? Ау. Пора уже идти, - уже кричал я.

Она начала приходить в себя. И мы все пошли ко входу на кораблик. Нас сверили по списку. Все совпало, и стюард сообщил капитану, что все на борту. Раздались команды капитана. Двигатели зашумели, кораблик задергался и стал отчаливать.

- Кстати, - сказала Лена, обращаясь ко мне, -


вам ведь надо речь толкнуть перед отбросами медицины. Вселить, так сказать, веру в денежное будущее. Сами прочитаете или мне по связи вам надиктовать?

- Я не специалист по речам и тем более я не подготовился к такому ходу. Так что речь с тебя. Или, точнее сказать, ты ее в ухо диктуешь, а я с пафосом ее произношу.

- Хорошо, мой несообразительный друг.

Вот зараза. Вот как я и думал, что наберется она у Ирины всякого и явно нехорошего. Надо их постараться развести по разным кабинетам.

Кораблик тронулся. Лена принялась управлять этим стадом. Взяла микрофон у ди-джея. Объявила, для чего мы здесь собрались. Представила меня крутым американским бизнесменом и передала мне слово.

«Дорогие друзья», - услышал я в ухе и повторил в микрофон:

- Дорогие друзья, - и дальше я просто повторял то, что слышал в ухе, - я представляю международную корпорацию «Безграничная помощь», и мы запускаем великое дело медицинской помощи по всему миру. У нас много планов, и один из них - это открытие филиала здесь, в вашем городе. Поэтому мы проведем тестирование на занимаемые должности местного филиала. Вот тут будет все зависеть от вас и ваших знаний.

И это было то, что диктовала Лена, а вот от себя я добавил:

- А проводить тестирование будет мой первый заместитель Лена, - и я указал на выпучившую глаза Лену. Ну вот удивляет меня, и как это они такую мимику в киборга запихали. И, конечно, я ей подмигнул от моего доброго сердца.

После доброго дела я поднялся на верхнюю палубу. Там наша компания уже сидела за столом. Лена молодец. Организовала все по высшему разряду. На столе стояло все, что нужно. И выпивки, и закуски высшего класса. Конечно, не забыла придать всему этому американского оттенка.

- Сразу родился тост, - сказал я и, не отвлекаясь, налил себе «Хеннесси». - У всех налито? За успех нашего безнадежного дела!

- Это как понимать? - спросила взявшаяся ниоткуда Лена.

- Как ты сумела так быстро протестить этих отморозков? - спросил я. - Я надеялся, что ты с чувством, с толком подойдешь к этому делу.

- Ты же знаешь, что я способная. А там осталась за главную подруга Ирины, которая и проведет данную процедуру с этими бестолковками.

- Кстати, я вспомнил того ректора, который ненавидит американцев и который подсунул нам этих отщепенцев. Ох, как хочется ему отомстить, хотя бы немного, или точнее проучить. Лена, ты говорила, что можешь практически изменить человека, что-то наворотив в генах?

- Ты хочешь улучшить парочку индивидуумов, затем сделать их местными представителями с большой зарплатой и возможностями и только потом сказать спасибо ректору за помощь? - спросила она.

- А еще, чтобы они защитили докторские и чтобы ректор с ума сошел, - добавил я.

- Так ты не только добрый, ты еще и жестокий. Этакий добрый жесткач, - сказала Лена.

- Так ты сделаешь это? Я знаю слово «пожалуйста», - начал умолять я.

- Это будет зависеть от твоего поведения, - ответила Лена.

- Ладно, перейдем к нашим делам. Валдис, ты летишь во Вьетнам и открываешь центральный офис. Вит просил, лучше на каком-нибудь острове. Нам нужно купить частный небольшой самолет для частных поездок и нанять персонал для центрального офиса. Должность твоя - начальник службы безопасности. Вот и соответствуй. Лучшие спецы в России и, значит, проведи наборчик здесь.

- Хорошо. Будь спок, - ответил Валдис.

- Я здесь, в России, проведу переговоры на покупку грузового самолета. Открою первое представительство здесь. Я тут буду работать с нашим новым юристом над всеми документами. Ирина, по твоей теме и на открытие лаборатории нужно закупить оборудование. Поэтому ты летишь со своей подругой в Германию.

- С ребенком решу проблему и готова, - ответила Ирина.

- И только сейчас я понял, что вы все разбегаетесь, а я тут, бедный и несчастный, буду со всякими службами разбираться. Лена, ты хоть меня не бросишь? Ты же верный друг?

- Внимание! Сотрудники смышленые оказались. Они вызвали специалистов по прослушке и спеца по чтению по губам, - прервала мой опус Лена, - так что пересядем следующим образом. И заставила всех пересесть, как она наруководила.

***

Александр Тимофеевич сидел долго в кафешке, напиваясь и размышляя над судьбой-злодейкой. Очередное звание, на которое он рассчитывал, походу, задержится. Разборки с дракой в ресторане будут не быстрыми. Событий очень много, а реальных результатов - ноль. Активность работы сумасшедшая, только толку никакого. Все эти события измотали донельзя. Вот только и остается напиваться и ждать. Вот бы знать, чего ждать. Придя домой, включил компьютер, надеясь что-то найти на видео. И что-то подсказывало, что результатов не будет. И тут издал сигнальчик скайп.

- Привет, - сообщение от Музы.

- Привет, - ответил майор, думая о том, что этого только и не хватало.

- Чем закончилось в больничке? - спросили на другой стороне.

- Это секретная информация.

- Можешь и не говорить. Я и так знаю.

- Да ты гонишь. Хоть ты и хакер, но информация нигде не размещена, поэтому у тебя не может быть информации.

- А я знаю.

- И чем же? - начал волноваться майор.

- Ничем. Свидетелей нет. Улик нет. Отпечатков и ДНК нет. Видеозаписей нет. Мыслей и идей по данному делу тоже нет. А ты говоришь, ничего не знаю.

- Много ты меня просветил. Лучше б что-нибудь умное сказал.

- Конечно, я могу сказать очень много. Давай так. Я буду говорить, а ты меня поправишь, если я скажу что-то не так.

- Хорошо. Давай.

- Во всем мире происходило много таких случаев, но знаешь почему об этом никто не знает? Потому что они работают так же, как и ваша конторка. Зачищают все красиво.

- Ты насчет конторки поосторожнее. За языком следи.

- А чем зачистка вашей организации отличается от инопланетной? Как думаешь? Правильно! Высокой крутизной, где ничего не найдешь. И это как раз такой случай. Вы ведь нашли что-то необычное? Так? Я так понимаю, там было много вопросов. Вот они все вопросы и закрыли. И ты наверняка был удивлен способом, каким это было сделано. Если бы это делали цээрушники, то это было бы сделано просто и незатейливо. Ночью группа спецназовцев со всеми спецсредствами зашли и взяли то, что надо, а сколько бы людей погибло, не важно. А тут наверняка все было тихо, красиво и без жертв.

- Понятно. Но ты не сказал ничего такого, что бы я не знал.

- Я знаю их повадки. И что я тебе скажу. Если ты лично или ваша контора что-то нащупали или подошли близко, то тебя и вашу контору зачистят так же красиво. А это значит без улик, без свидетелей и без жертв. Ты мне скажи другое. Ведь прошло много времени, а значит, должно произойти что-то еще необычное. И что произошло?

- Я тут в драку ввязался и понять не могу, как, - его прервал смех.

- Дальше не продолжай. Дай посмеюсь. Ох и давно я так не смеялся. Да это не смех, это ржака какая-то.

- Что тут смешного, твою мать.

- Какой интересный ход придумали сукины дети. Это что-то новенькое. Я так понял, что за драку тебя отстранили от дел?

- Да. Вот сижу дома и слушаю хрень про инопланетян.

- Нет, дорогой. Это говорит о том, что ты работал в правильном направлении. Вот тебя и выключили. Да это метод такой. Всех, кто связан с этим делом, выключат все равно, рано или поздно.

- Так нас еще целый вагон. Мы русские! Всех не убьешь!

- А ты хотя бы количество руководителей высшего звена, которые руководят этим делом, можешь назвать? Это ведь не секрет?

- Четверо, - соврал майор. Было ведь трое.

- А выключили сколько?

И тут майор вспомнил про генерала, который ушел на пенсию каким-то странным образом.

- Всех.

- Тогда наступит временное спокойствие. А если у вас умные ребята найдутся и опять что-то найдут, то пройдет новая волна зачистки.

- Красиво ты мне тут сказанул, а вот если бы ты мне сказал, что делать, вот тут бы ты меня удивил окончательно.

- Пожалуй, удивления не будет. Я не знаю, что делать. Наверное, их технологии гораздо круче наших. Но одно могу сказать. Я ведь тоже подошел к ним слишком близко и чуть не обжегся. Я нашел одно инопланетное устройство, и оно до сих пор у меня.

- Так ты мне тут говорил, что они должны удалить следы, а тут ты со своим устройством.

- Я же тебе говорил, а ты меня обсмеял. Я ношу на голове шапку из фольги, и устройство тоже в фольге. А посмотреть устройство могу только в комнате из фольги. Да может быть я живу, благодаря этой шапке.

- А можешь мне это устройство показать.

- Извини, не могу.

- Почему?

- Потому что ты мне не веришь, а значит, и я не могу тебе верить. Ты думаешь, что я душевнобольной, начитавшийся книжек про пришельцев. Вот если ты мне будешь рассказывать про все-такие случаи и если я тебе поверю, вот тогда я тебе покажу устройство. И не надо мне секретной информации вашей конторы, потому что те секреты, что я знаю, покруче ваших будут.

- А как я могу с тобой связываться?

- По скайпу. Если я в сети, то пиши.

- Ясно. И что ты мне посоветуешь?

- Ты еще слабо получил и можешь за усердие получить от инопланетян больше. Так что делай шапку из фольги.

- Но ты представляешь, если меня кто-то увидит с фольгой на голове? Меня же в психушку отправят, а если я скажу, зачем мне фольга, то в больницу строгого режима.

- О, так чтобы ты знал. Фольги такой большой ассортимент, что можешь из нее сделать хоть летательный аппарат в красную полоску из горошка. А у меня столько раскроек всяких разных головных уборов, что музей могу открывать. А я могу тебе сделать шапку, если хочешь.

- Я подумаю над твоим предложением.

- Подумай, пока не поздно.

- Ладно. Мне пора идти, так что до связи.

- Пока. И удачи тебе, работник конторки.

- Вот сволочь, - сказал майор, но связь уже пропала.

Майор еще долго сидел и обдумывал все события, что произошли. Весь этот цирк с фокусами. «Сейчас еще накачу коньяка и пойду делать шапку из фольги», - подумал майор и закатился смехом.

***

И снова совещание в кабинете генерала ФСБ. Майоры сидят не за центральным столом. Слово взял полковник.

- Господа офицеры. Здравствуйте! Я начну совещание. Я, конечно, новый здесь, но у вас каждый день что-то новенькое и удивительное происходит?

У всех появилось удивление на лице.

- Группа специалистов из Москвы приступила к работе, и в первый же день главный научный сотрудник, руководитель лаборатории подает заявление на увольнение. Я много читал подобных документов, но такого объяснения причины еще видел. Если вкратце, то произошло следующее. У этого сотрудника жена больна раком на последней стадии. Находясь в больнице с женой, сотрудник был в подавленном состоянии. И в этом состоянии, будучи атеистом, поклялся Всевышнему, что в случае улучшения ситуации с женой примет постриг. И после проведенной вчера вечером проверки выясняется, что обнаружена ремиссия. Проверку повторили, и результат положительный. И уже сегодня я вижу заявление на своем столе. Вместо старшего научного сотрудника мы получили младшего священника. На просьбу повременить с этим решением и помочь с текущей сложной работой ответа не последовало. Как говорится, с вещами на выход.

И тут Александру пришла мысль: «Вот тебе и четвертый случай. Получается, что не врал вчера». И почему-то захотелось вспомнить, какой же все-таки у него размер фуражки.

- Ситуация сильно усложнилась в связи с этим, - продолжал полковник. - Ну да ладно. Надо продолжать работать. Что у нас там с визуальным наблюдением?

- Все объекты, за которыми велось наблюдение, - сотрудник начал доклад, - собрались на пароходе «Кубань» в девятнадцать часов вечера. Там также собрались выпускники медакадемии в количестве одиннадцати человек. Эту информацию, а также список выпускников нам предоставил ректор медакадемии. Целью этого мероприятия было создание представительства компании «Безграничная помощь». Мы предполагаем, что на этом собрании состоялось распределение должностей в этой компании. После окончания мероприятия в четыре часа утра все объекты вернулись к местам проживания, - сотрудник сел на свое место.

- Утро, видно, как-то не так удачно задалось. Это все, что вы узнали почти за десять часов наблюдения? И что значит, предполагаем? - удивился полковник.

- Про место торжества мы узнали только уже на причале. Внедрить сотрудника на борт не удалось. Средства прослушивания на расстоянии неэффективны. Слишком много помех, да и музыка играла слишком громко. Вызвали специалиста по чтению по губам, и там ничего. Можно было читать по губам только выпускницы Елены. Она читала сказку «Руслан и Людмила» Пушкина.

- Это сказка про любовь? Или любовь - это сказка? - спросил полковник.

- Это про кота, который шлялся по дереву и грузил про любовь, - сказал кто-то из сотрудников.

- Да там вообще запутанная история, хотя и современная. Собрали толпу участников и дали задание. Кто первый справится, типа, получит приз в виде жены, - добавил еще один сотрудник.

- Ох и приз. Так. Получается, что вы все не сильно помогли. Но я так думаю, что все-таки у нас что-то есть. Там была бывшая жена Максима. Она медик и, значит, будет ведущим специалистом. Друг Валдис, бывший спецназовец, получит должность начальника службы безопасности. Американец главный, и он будет рулить. И что это нам дает Александр Тимофеевич?

- Это значит, что Валдис будет набирать сотрудников из старой гвардии, кто сейчас не при деле. И нам нужно организовать для него куклу, - взял слово майор. - И лучше, если это будет друг одного из друзей. Бывшая жена, как специалист в своем деле, займется закупкой оборудования и всякой химии. Нам нужно взять под контроль ситуацию и организовать своего человека в этом деле.

- Вот видите, товарищ майор. Если бы вы держали себя в руках, а точнее свои руки, вам бы цены не было, - пошутил полковник. - И еще. Что это за Лена такая? Откуда такой медицинский знаток литературы? Узнайте все про нее.

- Есть.

- Значит, основные задачи следующие. Продолжаем слежку за объектами. Мне нужны данные по звонкам объектов за последнюю неделю. Соберите информацию о студентах с того корабля. Про этого американца нужно больше информации. Нужно понять, почему он так активен здесь у нас. Вопросы есть? Нет? Все свободны.

***

Самолет летел в Москву. Я и Лена сидели в бизнес-классе. Для придания крутизны выкупили весь салон. Мы могли себе это позволить.

- Лена, ты уверена, что надо лететь в столицу? Оно, конечно, круто, но пробки там такие же, да и дурдома поменьше.

- Конечно, Максим. Россия начинается в Москве! Я больше скажу, там головной офис надо открыть. Народу набрать надо очень много. Ведущим специалистом взять человека с именем. Все надо сделать по высшему разряду.

- Да понимаю я. Мы выходим на высший уровень и все такое. Как там Ирина, интересно?

- Все нормально. Оборудование выбрала. За ней следят. Шопинг отличный. Цээрушников нет, только по двое наших. Охранник, которого нашел Валдис, справляется отлично. Подруга довольна.

- Супер. А что Валдис, кстати?

- Говорит, взял на работу вашего общего знакомого заместителем. Скоро летит во Вьетнам. За ним следят. И наши, и американцы. Он справляется. Шопинга нет, надеется на черном рынке вооружений оторваться.

- Вообще зашибись. Думаю, надо такое дело обмыть.

- В смысле напиться как свинья?

- В смысле отметить успешное продвижение. Глупая железяка.

- В шахматы?

- Ладно. Умная железяка! А знаешь, что плохого в тебе?

- Знаю! Ничего!

- О, вот и нет! Я тебе скажу. Тебя ни напоить, ни в койку затащить.

- В смысле физиологии у меня все также устроено, как и у людей.

- Как представлю с кибор... - меня передернуло. - Так. Все! Проехали. А как наш друг Вит поживает?

- Все прекрасно. Как только заработает контора, он бросит работу и потеряется из поля зрения своих.

- Не понял. Как он может потеряться? А как же он мне загружал про датчики по всему телу и во всех дырках, которые все докладывают?

- Ты же знаешь, Вит очень умный. Наверняка придумает что-нибудь. Одно могу сказать, он этот план разрабатывал очень давно.

- А разве у вас можно так просто уволиться? Тем более таким спецам?

- А ты сообразительный, хотя, посмотрев на тебя, не скажешь. У нас не только нельзя, но еще и сложно уволиться. Если что, так враг империи. Тебя найдут и сотрут в порошок. А по поводу сложности, то у нас есть такая вещь, как биопаспорт. Это твое ДНК, сканы мозга и тела. Подделать смерть, как мы сделали с тобой, невозможно. Правда, к нам на помощь прилетел друг и помощник из столицы империи. Так что нам стало намного легче.

- Прямо интересно, что он там удумал.

- Мы это скоро узнаем.

***

Кабинет генерала заполнялся сотрудниками. Полковник сидел, держась за голову, и тер виски. Выпив воды, посмотрел, как все уселись по местам.

- Здравствуйте, - начал совещание полковник. -


Пожалуй, начну наше совещание. И снова утро у нас начинается необычно. Помните о том, что у нас здесь работает специалист ЦРУ, которого мы так упорно ищем? И, кстати, которого мне кто-то обещал доставить, - полковник посмотрел на майора ГРУ. - Так вот. Он решил сдаться нам добровольно. Правда, с некоторыми незначительными условиями, но это не главное. Через полчаса он прибудет к нам в комнату дознания. Поэтому допрос будут вести наши майоры-драчуны. Пусть хоть что-нибудь сделают, не вечно им дома сидеть без дела. Вопросы есть? Нет. Через полчаса жду в комнате дознания. Точнее в той, которая рядом. Оттуда мы будем наблюдать за процессом.

Все потянулись к выходу.

- Тимофеич, может по кофейку?

- Согласен. В нашей столовой и соорудим.

Взяли по чашке кофе и сели за угловой столик.

- Тимофеич, а цирк-то продолжается!

- И снова согласен. А ты говорил, что собственными силами его возьмете. Неужели почувствовал, что на хвост наступаете, и нервы не выдержали?

- Ну уж нет. Этот тип не знает про нервы. Это еще тот волчара. Мы, конечно, к нему подбирались, но не думаю, что он это заметил. Я тебе не говорил, а мой напарник - суперхакер. И я читал твой доклад по подозрению на удаленное управление компьютером генерала. Вот он и копал в этом направлении. Нашел компьютерного червя, встроенного в систему. Нашел источник управления. И мы уже знали район, откуда шло управление. И вот когда ты дома сидел, я в это время нарезал круги по этому району. Пока безрезультатно, а тут такое дело.

- Посмотрим, что там и как.

- Сам в нетерпении.

Время подошло. Сотрудники потянулись в соседний кабинет. Майоры сели за стол в комнате дознания. Прошло еще минут пять, и в кабинет завели подтянутого мужчину. Ничего особенного в нем не было. Совершенно обычный и одет просто. Короче, не шпион.

- Здравствуйте, Александр Тимофеевич и Сергей Викторович.

- Здравствуйте. Не знаю, как по батюшке, - и глазом не моргнул Александр Тимофеевич.

- Зовите Игорь. Мне не важно, а вам проще запомнить.

- Ну что, Игорь. Расскажите с самого начала. Вы настаивали, а мы никуда не торопимся.

- Сначала хочу сказать о правилах нашей беседы. Или, точнее сказать, об условиях, при которых наша беседа будет продолжаться.

- Мы все во внимании.

- Я решил не сдаться вам, а попросить политического убежища.

- Мы в еще большем внимании.

- Я не могу служить стране, ведущей нецивилизованную секретную войну. Я принадлежу старой гвардии разведчиков. И моему сознанию не понять новых методов разведки и шпионажа. Вот раньше все было ясно. Где враг, кто он и как с ним вести войну. Подкуп, шантаж и убийство. Красота. Извините за откровенность. А сейчас? Для войны с врагом вместо вступления в бой мы науськиваем всякую шваль. Их обучаем, вооружаем и двигаем впереди себя. А они толком воевать-то не умеют, а если сильно по ним стрельнуть, то бросают оружие и бегут, поджав хвост, не выполнив поставленной задачи. И все оружие достается врагу. Противно просто. А чтобы воспитать эту шваль, тратим деньги, и не на создание нормальной шпионской сети, а на создание обществ, грантов и прочих схем. Затем эти схемы под видом демократических преобразований выводят народ на митинги. Что приводит к смене режима и установке лояльных руководителей. Да это просто бред. Ну как можно управлять толпой? Придумали еще термин «управляемый хаос». Да не может быть хаос управляемым! Эта толпа, конечно, управляема, но до какой степени - непонятно. Она может, и это часто происходило, когда она поворачивала не в ту сторону. Как будто у нас нет армии, спецназа и у нас не самый большой военный бюджет в мире. А как раньше было красиво? Собрали спецназовцев и доставили на место. Свергли правительство и назначили президента. Все! Без всякой болтовни, Интернета и, главное, быстро. Так что эта ситуация достала до чертиков. В общем, эта система и я не совместимы.

- Понятно. А что стало последней каплей?

- Я надеялся, что меня как суперспециалиста направят на сложное дело, а меня как последнего лоха послали выяснить, что произошло с возможным руководителем протестного движения. Как будто нормальной работы уже не осталось.

- Речь идет об историке, которого подменили?

- В смысле, подменили?

- Странно. А что вы делали?

- По новым схемам вели контроль, поощряли грантами и собирали информацию. Вели работу над объектом, в общем. И повторю вопрос. Что подменили?

- Тело историка не соответствует истории его болезней. Внешне это он, а внутренние органы как бы не те.

- Как это?

- Представь, что есть ножевое ранение и его видно снаружи, а внутри следов нет.

- Вот, значит, отчего такой сыр-бор. И вы подумали, что это мы такое сделали?

- Больше некому.

- Я вас уверяю, что это не мы. У нас, конечно, технологии ушли далеко от ваших в области клонирования, и денег тратится немало на такие штучки, но такое - это просто перебор. И, главное, зачем нам это нужно? Ну, не стало одного будущего лидера, так найдется еще десять претендентов. Менять с такими изысками совсем ни к чему.

- Ясно. А в случае с нападением на охранника музея что произошло?

- Я только знаю вашу активность возле музея, а что там произошло, не знаю. Мне вот тут стало интересно. Что там такого произошло, что вы снова подумали на нас?

- Что-то я не верю, - взял слово Сергей, - в вашу неосведомленность. Ты посмотри, прямо белый и пушистый. Скажите еще, что не вы взломали компьютер генерала ФСБ и получали с него данные?

- Вот тут подтверждаю. Да, взломали, и да, получали данные с него. Наша контора нагнула производителей операционной системы, и через очередное обновление в компьютер залез червь. Вот через него мы могли контролировать компьютер удаленно.

- Как зовут вашего подельника здесь? - спросил Александр.

- Стоп. Стоп. Я пришел по политическим мотивам, а сдавать своих бывших сослуживцев не буду. Я поделюсь любой информацией, которой обладаю, но вредить конкретным людям, с которыми работал, не буду.

- Например, какая информация может быть нам полезна?

- Например, существует служба и называется «Щит мира». Так вот они разрабатывают идеологии прослушивания. Заметьте, не программы, а идеологиии. И вот, например, одна идеологическая линия прослушивания. Создается компьютерная мышь, в которую вставляется умная микросхемка. Заметьте, она уже с питанием и еще с антенной в проводе. Она работает в умном режиме. Выходит на связь только в очень специфичное время и сообщает свое местоположение. Сотрудник, поймавший сигнал, определяет важность места расположения и дает команду спать. Найти передатчик в этом режиме практически невозможно. И уже от поставленных задач дает команду на включение в нужное время и на передачу данных. А как организовать, чтобы эта мышь попала в ФСБ? Просто. Находится поставщик компьютерной техники для госорганов через сайт тендеров. А заинтересовать поставщика ценой еще проще. И это только одно устройство, а там сидят умники и в большом количестве. А на что они способны, можете себе представить. И какие идеи они придумывают. И тут совет. Вам нужно для вашей же безопасности все комплектующие делать самим.

- Хорошо. Продолжим. Вы подкупили сотрудника для получения видео. Что вы искали?

- Я понял, что первыми на подозрении были мы, но я-то знал, что это не так. Вот я и пытался найти доказательства.

- Как успехи?

- Никак. Только ощущение, что тут крутит кто-то еще.

- Вы хотите нас убедить, что есть сила круче, чем вы и мы?

- Не знаю насчет круче, но загадочнее - точно.

- Да что за хрень вы тут несете? Что еще за загадки? Саша! Этот цээрушник тебе тут грузит, а ты уши развесил, - завелся Олег. - Давай я спрошу. Игорь или как вас там. Зачем вы к нам пришли?

- Я же сказал, что не могу работать на такое правительство с такой политикой. И я уже неделю плохо сплю. Голова просто пухнет. Я наконец хочу узнать, что за ерунда тут происходит. Я расскажу все вам и, надеюсь, вы расскажете все мне, чтобы вместе с этим разобраться.

- Это внушает, - сказал Александр, - но сначала мы узнаем, если позволите, что знаете вы.

- Задавайте вопросы. Я все скажу.

- Вот видишь, Олег. Нам попался адекватный враг. У нас еще много времени будет для разговоров и уточнения деталей. Но хочу спросить о главном, - уже обращаясь к американцу, - кто же это, по вашему мнению, может быть?

- Все идет к тому, что это - инопланетяне.

- Ха-ха-ха, - громко засмеялся Олег. - А я знал, что в Америке каждый второй - наркоман. Вот вам и примерчик налицо.

- Как найдете всем загадкам другое объяснение, смех и пройдет, - парировал цээрушник.

Тут неожиданно из-за стола встал Александр Тимофеевич, отошел немного от стола и надел фуражку. Олег с американцем удивленно посмотрели на него. Пауза длилась недолго.

- Не понял, - сказал Олег.

- Не обращайте внимания. Я что-то отвлекся от разговора и задумался, - ответил Александр.

- Я хочу выпить, - сказал американец, - лучше водки.

***

Начальник службы контроля рассматривал свою коллекцию оружия. Радовался новой доставке, как ребенок. Звонок прервал радость жизни.

- Господин Торон. Разрешите доложить?

- Слушаю, мой Тиен.

- Проведен первый круг зачистки. Угроза понизилась на два уровня.

- Просто замечательно. А как себя проявил наш начальник службы помощников?

- Он проявил завидное рвение и работоспособность. Все выполнил самостоятельно и без привлечения сотрудников службы. В общем, у меня претензий к нему нет. Хотя мои подозрения не рассеялись полностью.

- Ваши дальнейшие действия?

- Думаю, надо провести следующий круг зачистки.

- Согласен. Проводите.

- Тут, правда, у нас информация поступила о том, что начальник службы скоро уходит на пенсию.

- Как, уже? Вот время летит.

- Разрешите провести предпенсионную проверку?

- Раз положено проводить, значит проводите. И параллельно проведите свою проверку.

- Конечно, проведу, господин Торон. Есть еще информация. В деле с беглецом появились новые данные. И это интересные и важные данные. У подозреваемого, который покончил с жизнью, взяли образец ДНК и сверили с паспортными данными. Оказалось, что это тоже нарушитель.

- В одной зоне сразу два нарушителя?

- Именно. Я склоняюсь к мысли, что это участники общества «Лучший выбор».

- Так их же всех выловили и осудили.

- А руководителя взяли? Нет. То, что кто-то взял вину на себя, меня не впечатлило.

- Ты что такое говоришь? Мы ведь сами доложили о конце выборщиков.

- А это значит, что ситуация здесь усложнилась. Вот как понимать то, что здесь работал сотрудник с нарушением паспорта ДНК? И это под пристальным наблюдением медицинской службы. Для этого необходимо иметь очень специализированное оборудование. А если сложить двух беглецов вместе и при этом учесть их подготовленность и профессионализм, то можно сделать вывод. Главарь выборщиков в этой зоне.

- Ты совсем с ума сошел? Если это станет известным, то ты понимаешь, что это конец нашей службе. И в том числе нам с тобой. Я в это время руководил службой, а ты принимал участие в поимке.

- Я понимаю и готов взять всю вину на себя.

- Не надо строить из себя героя. Лучше прояви геройство в поимке этих отщепенцев.

- Я приложу максимум усилий.

- Вот и постарайся. Главарь отступников, пойманый нашей службой, придаст нам дополнительных бонусов. Тут так и получится. Или мы в медалях, или в наручниках.

- Я понимаю.

- Ладно. Двух лун.

- Двух лун.

***

Александр Тимофеевич шел домой в подавленном состоянии. Сдавшийся американец, конечно, придавал положительных эмоций, но его умозаключения насчет инопланетян просто убивали. Мы, конечно, дружно над ним посмеялись и посчитали, что он, конечно, будет полезен для нас, но, наверное, у него с головой не все в порядке. Руководство так и сказало: «Продолжать с ним работать, но полученные данные надо перепроверять, имея в виду его сумасшествие». Я, конечно, все понимаю, но если все сложить и проанализировать, то слишком похоже на инопланетян. А может, этот цээрушник уводит нас со следа. Да еще и Макс ушел из жизни. Тоже вызывает подозрение. Он в таких переделка побывал, что не позавидуешь. И не могла какая-то женщина вывести его из строя. Если только это не была киллерша высочайшего уровня. Да у него в машине и при себе в каждой дырке по ножику, а в следующей по пистолету. Вопросов слишком много получается. Сейчас приду домой и коньяком буду вправлять мозги.

Придя домой, сразу включил компьютер. Хорошо, что видео не надо пересматривать.

Компьютер издавал звуки, намекая, что включается. И тут раздался звук вызова от скайпа. Только еще одного сумашедшего не хватало.

- Привет, - сказал Муза.

- Привет, - ответил Александр.

- Что-то в голосе улавливаю грусть. Что-то случилось?

- А ты думаешь, я скажу?

- И не говори. Мне не интересны ваши игры с иностранными разведками, - Александр насторожился. Неужели и это знает. Холодок пробежал по телу. - Мне интересна тема с инопланетянами, - продолжал Муза.

- Да с твоими инопланетянами уже голова опухла. А тут еще один умник нашелся и тоже про инопланетян песни поет.

- А ты еще не веришь?

- Я уже не знаю, чему верить, - сказал Александр, но фуражку все же не снял.

- А я тебе как раз одну вещичку решил дать. Это, конечно, для начала. И под началом подразумеваю начало дружбы.

- Не верю я в такую дружбу. Кто ты и кто я. Ты себе как представляешь такую дружбу?

- Давай назовем дружбу по интересам. Меня не интересует твоя работа и твои шпионские штучки. И я надеюсь, что тебя не будет интересовать, где и как я зарабатываю деньги. У нас с тобой будет факультативный интерес по инопланетному разуму. И ты со своей совестью будешь в согласии, и я получу свои преференции. Одно условие. Мы делимся информацией. Как смотришь на такую дружбу?

- Согласен. Только когда это не касается моей служебной информации.

- Чудненько. И кстати, насчет вещички, которую я тебе решил подарить. Ты заинтересовался?

- Что еще за вещичка?

- Это с места стрельбы на территории музея.

- А это ты откуда узнал? - Александр был еще в полусонном состоянии, но тут практически проснулся. И уже в возбужденном состоянии спросил: - Откуда эта информация, я тебя спрашиваю?

- Друг. Можно я так уже буду тебя называть?

- Ближе к делу.

- Так вот, друг. Я понимаю, что день у тебя был трудный, но забыть, что я хакер, невозможно. Так друзья не делают. Купить радиоприемник просто, а настроить на нужную частоту немного сложнее. Бинокль тоже купить несложно. Я с соседнего домика и наблюдал, как вы там копошились. И что-то там нашли? Я так понимаю, что пули.

- Да, пули. - решил подтвердить майор. Тем более, что в бинокль можно было рассмотреть пули. - Меня другое волнует. Что за штучку ты хотел мне подарить?

- Если я задам тебе вопрос, ты на него ответишь? Заметь, я не спрошу про ваши секретики.

- Если я посчитаю возможным сказать, то скажу.

- Там стреляли в людей?

- Да.

- На пулях кровь была?

- Нет, - про то, что пули не деформированые, майор не сказал.

- Ваши специалисты искали улики, связанные со стрельбой по людям? То есть пули, отпечатки и кровь?

- Так точно. А что еще нужно было искать?

- Так вот. После того, как вы оттуда убрались, я вооружился метлой, совком и прочими атрибутами коммунального работника. Знаешь, мне и пропуск для попадания на территорию музея не понадобился. Там я собрал весь мусор и у себя дома его проанализировал.

- И что?

- А то, что я нашел там осколки стекла. А если быть точным, то стекло со свойствами метала. И это не мое заключение. Мой друг - большой спец по материалам и всякому такому.

- И что ты хочешь сказать?

- У меня несколько таких осколков, и я хочу поделиться им со своим другом.

- Как интересно.

- Да, и хочу тебя предупредить. Ты в своей работе наверное супершпион, но в работе с инопланетным разумом еще дитя малое. Поэтому, когда будешь изучать это стеклышко или отдашь комунибудь для изучения, то имей в виду, что человек после знакомства с инородными штучками сходит с ума. Ему сносит голову очень сильно. У него возникает желание поделиться этим открытием со всем миром. Получить Нобелевскую премию или заработать кучу денег от этих знаний. Но в итоге все они заканчивают психушкой. Так что при выборе специалиста имей такое в виду. Или запугай секретностью, или смертью.

- Ну уже совсем.

- Как поработаешь с мое, вот тогда и скажешь про совсем или про чуть-чуть.

- Так когда ты мне такое подаришь?

- Фонтан с колоколом в центре города знаешь?

- Конечно.

- Под одной из скамеек я приклеил снизу сверточек. Там и лежит спокойненько.

- Так он уже там лежит?

- Да.

- Так я пойду и возьму?

- Конечно иди, друг.

- Тогда пока.

- Пока. И до встречи. У меня еще подарок тебе есть. Как изучишь первый, получишь и второй.

- У тебя еще штучка есть?

- Конечно, есть. Вот говорю же тебе. Память тренируй. Я давно с инопланетянами общаюсь.

- Ладно. Еще раз пока.

- Пока.

Майор выбежал из квартиры и практически полетел в центр города.

***

Ресторан в центре Москвы снаружи выглядел очень солидно. Лена заказала этот ресторан для вечерней презентации по поводу открытия филиала международной неправительственной организации. И, конечно, я и Лена сидели в центре зала. Мы могли это себе позволить.

- Круто здесь, - сказал я, - но у нас не хуже, и сэкономить можно было.

- Мы сделали большое дело, и поэтому город большой и ресторан, - ответила Лена.

- Статью на открытие ты мне классную бахнула. Все под впечатлением и даже тот умный дядька с бородой.

- Он наш представитель по московскому региону. Он имеет ученую степень и претендует на Нобелевскую премию.

- И еще он претендует на большую зарплату.

- А вы со своей бывшей женой похожи. У вас только деньги на уме.

- А так, как ты, говорят те, кому деньги не нужны. Да ладно уже. Может, сменим светскую беседу на другую тему?

- На какую?

- Про оружие. Мне Вит спел красивую песню про оружие, после которого мужик залез в бочку и там жил.

- Это оружие называется выключатель. Суть этого оружия заключается в отключении человека от активной жизненной позиции и смене деятельности. И это оружие отличается от обычного понимания оружия. Скажем, это комплекс мер. Сначала проводятся сбор информации и анализ полученных данных. И, исходя из полученной информации, делается вывод и определяется направление дальнейших действий. Если взять к примеру тебя и собрать данные, то можно сделать вывод. Хотя пример с тобой не совсем правильный. С тобой и без сбора информации все ясно. У тебя одна дорога - в конченые алкоголики. После определения направления выбирают дальнейшую программу воздействия. В организм вводят стимулирующие препараты разными способами, через кофе например. После чего наклонности усиливаются. В случае с тобой произошло бы увеличение желания потреблять алкоголь и рост безразличия. Затем ночью к тебе приходят специалисты по гипнозу. Тебя вводят в состояние пограничного сна. Это когда ты не увидишь разницы между сном и бодрствованием. Тебе внушают историю, которую ты будешь знать, как «Отче наш», а также внушают психологию дальнейшего поведения. А уже утром ты продолжаешь жить как конченный алкоголик.

- Красиво ты меня в алкоголики записала. И это человека исключительной скромности и высочайшего самоконтроля.

- Про контроль, это что-то новенькое.

- Ты не контролируй, ты лучше записывай. Кстати, может накатим грамм по литру.

- Я по определению непьющая.

- Ясно все с тобой. Пойду потанцую с кем-нибудь по определению пьющей.

- Будь осторожнее. За нами наблюдают четверо сотрудников спецслужб и из них двое, кстати, красивые девушки. А зная твою скромность и слабость к женскому полу, ты можешь выдать себя как бывший Макс. А по новой легенде ты - отпрыск интеллигентной семьи - аккуратен с алкоголем и отвергаешь случайные связи.

- Вот можешь ведь испортить праздник. Ты предлагаешь сидеть на месте и напиваться коньяком, как свинья?

- Нет. Пить только дорогое вино и танцевать со мной. И очень много говорить с гостями и еще больше улыбаться.

- Нигде не порадовала.

Я обдумывал свое нерадостное положение и надеялся, что с большими деньгами и новыми открывающимися возможностями жизнь будет совсем другой.

***

Александр с Сергеем встретились в центральном парке. Народу в середине рабочего дня было мало.

- Привет, - поздоровался Александр.

- Привет, - ответил Сергей. - Что такое случилось? Почему ты меня сюда позвал? И почему нельзя было поговорить в конторе?

- Я решил с тобой поговорить по важному и, я бы сказал, по необычному делу. А еще я решил тебя взять в свидетели и советники.

- Загадочный друг, продолжай.

- Последние события сильно меня впечатлили.

- Ты не поверишь. Меня тоже.

- Еще этот цээрушник добавил впечатлений. Да ладно это. Тут еще нашелся умник в Интернете и тоже мне голову загрузил. Типа, среди нас инопланетяне, и приводил, для убедительности, интересные сведения. Конечно, я этот бред послушал и предложил предъявить доказательства. И знаешь, что? Он мне дал доказательство. Или так он про это думает. В итоге я договорился с моим другом, профессором из университета. Мы привлекаем его как консультанта по некоторым вопросам. Я уже с ним договорился, и он нас ждет. Поехали.

- Поехали. Мне тоже интересно такое дело.

Через час они были на месте. Удостоверение вернуло на место выбегающего охранника. Профессор уже ждал.

- Здравствуйте, Виктор Викторович.

- Здравствуйте, Александр Тимофеевич.

- А это мой сослуживец Сергей Викторович.

- Здравствуйте. Очень приятно познакомиться. Ну что, пройдемте, - профессор слегка нагнулся и ускоренным шагом повел гостей за собой. - Мне пришлось отпустить сотрудников из лаборатории, и на это, я надеюсь, есть причина, - продолжал профессор.

Все вошли в просторную лабораторию с всевозможными приборами и устройствами.

- Присаживайтесь, - предложил профессор, - и давайте посмотрим, что у вас.

- Пожалуйста, - Александр вынул пакет и из него достал кусок стекла. - И должен напомнить о неразглашении полученной информации.

- Само собой разумеется. Сейчас посмотрим на этот экземлярчик. Один момент.

Профессор засунул стекляшку в какое-то устройство и закрыл крышку.

- Состав, странный для стекла. Скажем так, что из такого состава стекло не делают. Тут к стеклу еще что-то из метала присоединено. Интересно. А мы его сейчас под микроскопчик засунем, - и профессор с улыбкой на лице вытащил стекляшку и засунул в другое устройство.

Через минут десять профессор посмотрел на майоров. Улыбка пропала с его лица.

- Я думаю, вам надо на это посмотреть, - сказал профессор.

Первым подошел Александр. Он увидел электронную плату странного вида. Не совсем плату, а только токопроводящие линии от электронной платы. Они сходились и расходились, утолщались и уменьшались. Светились они синеватым светом.

- Увидел. Не понял, - сказал Александр, - и что это значит? Сергей, ты тоже на это посмотри.

Сергей подошел к устройству.

- Что это за технология, мне неизвестно, - начал рассказ профессор. - Это если учесть, что микроскоп с увеличением десять в четвертой степени. Зачем эта схема в стекле, тоже не понятно. Да и этот материал -


больше металл, чем стекло. Если вы это позаимствовали у американских друзей, то это кое-что проясняет. В первом приближении могу сказать, что это очень высокая технология. Если вы оставите этот материал, то я смогу сказать гораздо больше.

- К сожалению, Виктор Викторович, не могу, - ответил Александр.

- Понимаю. Но если вы дадите ход этому материалу, я хочу принять участие, - высказал пожелание профессор.

- Буду иметь в виду. И спасибо вам, - ответил Александр. - Сергей, ты там как? Вижу, засмотрелся.

- Точнее, впечатлился, - ответил майор. - Спасибо вам, Виктор Викторович.

- Мы тогда пойдем. До свидания Виктор Викторович.

- До свидания, - ответил профессор.

Два майора вышли на улицу.

- Что скажешь? - спросил Александр.

- А про что ты конкретно спрашиваешь? Тут сразу много вопросов. Американская ли это секретная штучка? Правду ли сказали американец и твой интернетовский друг? Вся белиберда, что происходит, не рук ли это дело инопланетян? Не прикрывает цээрушник своих ребят сказками про инопланетян? И главный вопрос, есть ли они? - ответил Сергей.

- Сильно помог, ответив вопросом на вопрос, причем не одним вопросом.

- Я тебе вот что скажу. После сдачи американца моя задача считается здесь выполненной, и у меня уже приказ возвращаться. Так что разбираться с этим барахлом придется тебе. Я, конечно, попробую выслать аналитика по сложным делам тебе в помощь, но на этом все. По поводу инопланетян. Я думаю, тебе не стоит вообще никому об этом рассказывать. Ограничиться замечаниями типа: «Ну я не могу сказать точно, нам необходимо больше информации». Можно продолжить разборки с инопланетным разумом в дурдоме. Я так понял, что технологии там сумасшедшие, и что это значит? А значит это то, что ни ты, ни кто-либо другой изменить это не смогут. Есть еще вопрос. Почему они нас не захватили и не поработили? Правильно! Мы им на хрен не нужны! Что они здесь делают? Давно ли они тут промышляют? А это ни тебе, ни мне на хрен не интересно. Главное в этом то, что они не вмешиваются в наши дела, а мы не будем вмешиваться в их.

- Что, просто так на этом и закончим?

- А ты представь, у тебя не это стеклышко, а айсберг из этого стекла. И что? Что это даст и кому? Или это уйдет к секретчикам, и все равно тебе прикажут молчать, или наступит что-то плохое, и тебя все равно заставят замолчать. Поверь, никому не интересно узнать про инопланетян и чтобы кто-то про них узнал. Это же сразу наступит паника с переходом в дурдом. Американцы или наши захотят иметь новые технологии для превосходства над другими. А если там еще есть и военные технологии, то тогда вообще конец света. Есть еще супервопрос. А ты уверен, что на самых высоких уровнях про них не знают? - и посмотрев на поникшего головой Александра, продолжил: - Так что у них своя свадьба, а у нас своя.

- Круто ты загнул. Ладно, пошли накатим по маленькой. Голову разгрузим.

- Хорошо, пошли.

***

Александр пришел домой в плохом настроении. Мысли путались, и им необходимо было собраться в одном направлении. Инопланетяне, или кто они там на самом деле, не давали ему покоя.

- Здравствуй, друг, - снова вышел на связь Муза.

- Привет, - ответил Александр.

- Что-то случилось? А то голос у тебя грустный. И как там твое изучение стеклышка?

- Ничего пока не случилось. Стеклышко впечатлило. И голова от всех мыслей про инопланетян просто кружится. Я не знаю, про что и думать.

- Ничего не понял. Ты вообще о чем говоришь? Про что ты задумался?

- Я не знаю, что делать с этой информацией. Никто не поверит в такое.

- У тебя ведь есть доказательство.

- Ага. У нас целое тело было, а вот его и не стало. Очень похоже, что и судьба этого стеклышка такая же.

- Вези в Москву и прячь в какой-нибудь секретной лаборатории. Получишь орден или внеочередное звание. Что не так?

- Ты-то что так беспокоишься о моем звании? Тебе какой интерес?

- Да уж. Что-то с памятью твоей стало. Я единственный на передовой войны с инопланетянами остался. Я один на один в этой войне. И я хочу подключить всех людей Земли к этой войне.

- Я не очень уверен, что я этого всего хочу.

- Здрасьте. Ты вообще кто?

- В смысле?

- В прямом. Ты себя кем ощущаешь или понимаешь?

- Я майор ФСБ для начала.

- Так. Хорошо. Какая твоя главная задача?

- Выполнять приказ и обязанности.

- А если по простому?

- К чему ты клонишь, не пойму.

- Хорошо. Я тебе объясню твою главную задачу. Твоя задача - Родину защищать. И если какая сволочь что-то нехорошее замышляет, тебе надо это пресечь. А если к нам приедет иностранец, твоя задача - понять, с какой целью он приехал. И этот иностранец должен сразу сказать, для чего он приехал. Сказать открыто, и чтобы потом это оказалось именно так.

- Не совсем так, но твое простое определение подойдет.

- А если вдруг он проникает и целей своих не объявляет, то это уже является незаконным и антигосударственным. И с ним нужно вести незримый бой. Такое простое объяснение подходит?

- Примерно.

- Так в чем дело? Это, получается, твоя прямая обязанность. И я тебе здесь собираюсь помогать, чем могу.

- Я должен, в таком случае, доложить начальству.

- Вот тут ты не прав. Этот случай в твоих обязанностях не прописан.

- В смысле, не прописан?

- Да в том и не прописан. Ты должен выполнять свои задачи, несмотря ни на что. И я как раз говорю о том, что ты должен оценить ситуацию. А что, если тебе не поверят или поместят в психушку? Я что, опять останусь один? И заметь. Я не призываю нарушать приказ. Я призываю продолжать бороться. Просто не называй их инопланетянами. Продолжай искать. Продолжай собирать данные. Продолжай работать. Все, кто сообразительные, сами поймут, без твоих намеков. Ты должен понять, что битва идет с превосходящими силами по всем направлениям.

- И как мы будем поднимать силы всей Земли?

- А вот как я тебя подключил? Выбираешь одного надежного человека и проводишь с ним работу. И вот нас становится больше.

- Красиво, конечно, но слишком долго.

- Есть другие предложения?

- Пока нет. Но я подумаю. А кстати. Ты говорил, что у тебя есть еще одна штучка.

- Да, есть еще. Но ты не ответил на главный


вопрос.

- Какой?

- Нас уже двое в этом деле?

- Да. Нас двое.

- А штучка эта интересная. До конца понять, как она работает и для чего служит, не могу. Я тебе ее отдам, а ты с ней сам разберешься. Что я пока определил, могу рассказать. При приближении к музеям и выставкам она начинает вибрировать. Я пробежался по всем выставкам и даже в Москве и Питере. Иногда она просто начинает вибрировать. Причем тут музеи, совсем не понятно.

- Странно. Когда отдашь?

- Про скамейку ты в курсе.

- Что? Опять там же?

- Что я, совсем идиот? Конечно, нет. Под соседней.

- Так я пойду?

- Конечно, друг.

Майор пулей вылетел на улицу.

***

Весна, как всегда, пришла неожиданно. Она пришла сразу после осени. Выпавший в конце осени снег зимой назвать язык не повернется. В общем, зелень с цветочками радовали глаз. Наша группа в основном составе вышла из микроавтобуса и шла к самолету по взлетному полю.

- Как я самолетик прикупил? - спросил я. - Правда красивый?

- Да, красивый, - ответила Ирина.

- Нормальный частный самолет, - сказал Валдис.

- А ты катался на тиранозавре, Макс? - спросила Лена.

- Это же древнее какое-то животное, - ответил я.

- А ты включи воображение. Да, здоровая такая штука, а представь на ней полетать?

- К чему это ты древность включила?

- А ты думаешь, как лететь на штуке, которая летит за счет того, что выталкивает воздух сзади. Это же древность несусветная. Это как пукать и от этого летать, - продолжала прикалываться Лена.

- Вит, а ты можешь какую ручку покрутить и уменьшить наглость у этого киборга? - спросил я.

- Не могу, - смеясь, сказал Вит. - Киборг, начиная с четвертого поколения, приравнен в правах к человеку.

- Так что это ты, типа, пошутил? Подсеял мне наглого киборга, да еще и бабу при этом?

- Хватит вам. Давайте полетим уже, - прервала спор Ирина.

- А что вы все про самолет? Вы бы видели, какой я островок присмотрел, - вставил слово Валдис.

- Здесь поподробнее, - сказал Макс.

- Маленькая бухточка, где катера можно разместить. Рядом глубина нормальная для размещения подводной лодки. Для взлетной самолетной площадки места мало, а вот для вертолетной площадки места хватит. ПВО тоже разместить можно легко.

- Ты что, мировую войну решил начать? - спросил я.

- Так сам же задачу поставил. Типа, чтобы никто не мог потревожить. Поверь, никто не потревожит!

- Я не это имел в виду. Имел в виду, чтобы тихо все было и незаметно.

- А я что сказал? Лодку бесшумную купим в России. Вертолеты тоже бесшумные с технологией «стелс». Катера замаскированы под прогулочные. Типа, катаемся, а потом раз. Брюки превращаются, превращаются брюки, превращаются в шорты, в смысле, в ракетный крейсер.

- А еще говорят, что это я помешан на войнушке, - сказал я. - Валдис, а ты не переборщил?

- Одна подлодка, пять вертолетов, три крейсера и пять катеров - это, по-твоему, похоже на войнушку? Да это посто слезы! - возразил Валдис. - Ни тебе противокорабельной обороны, ни С-500. И это я про баллистические ракеты не говорю.

- Лена, поднимемся на борт, проверь Валдиса. Хорошо? - спросил я.

- Я всех проверю! - ответила Лена.

Все начали подниматься на борт частного самолета.

- Это наш капитан Олег Максимович, - я представил Виту нового участника команды.

- Здравствуйте, - сказал капитан.

- Здравствуйте, - поздоровались все с капитаном.

- Выбирал все сам, - я гордился проделанной работой. - Проходите и все увидите. Так что полет девять часов до Вьетнама пройдет с комфортом.

- Разрешите взлет? - спросил капитан.

- Разрешаю, - дал команду я.

- И пока мы летим, Вит, можно я задам несколько вопросов, а то есть некоторые личности, которые не удосужились внести ясность, - спросила Ирина, махнув рукой на меня.

- Конечно. Что вас интересует?

- Что ваша цивилизация делает на нашей Земле?

- Хорошо. Начнем с того, что Земля не совсем ваша и ваша цивилизация не такая уж собственная. А теперь по порядку. Наша цивилизация, как впрочем и все известные, склонна к вырождению, что в конечном итоге приводит к краху. Тут много причин. И собственная бездумная деятельность в производстве, научная деятельность, изобретения и прочее, и прочее. Как пример, это изобретение чего-либо, а потом безуспешная борьба с его последствиями. Это изобретение атомного оружия, химических соединений с бесконечным распадом. Бездумное изобретение лекарств и их непроверенное внедрение, когда лечат одно, а заражают другим. Кстати, болезнь раком - это продукт вашей деятельности. По сути это мутация организма от всевозможного негативного воздействия, поэтому организм и не борется со своим детищем. Так вот! Мы это поняли и предприняли ряд мер. Первое - это включили естественный отбор. Вновь рожденный организм должен быть лучше его родителя. Согласно системе оценок консилиум принимает решение на продолжение жизни.

- То есть, если он родился с недостатками, то его убивают? Это ведь жестоко!

- Жестоко - это думать, что вы умнее природы! Лань в Африке не выживет, родившись с недостатком, а если бы так было, то и этого вида уже бы не было. А у вас получается, прогресс продлевает гниение. Вы возомнили себя царями природы, потому что у вас не стало механизмов контроля рождаемости, какие есть у всех животных. Продолжу далее. Второе - это работа над ошибками. Недостаток людей заключается в том, что они практически не воспринимают опыт предыдущего поколения. Они совершают ошибки сами и только потом делают выводы о правильности действий или неправильности. Та же лань, передавая опыт ребенку, практически выжигает это в голове у своего потомства. Поэтому у нас сильна религия с ее заповедями. Так же работает система протоколов поведения. И если кто-то нарушит, то последует наказание по этой линии. Третье - мы запустили систему создания цивилизаций. Находим подходящую систему и запускаем там цивилизацию. Ваша Земля - это один из примеров. Помимо простого туризма мы создали ряд институтов, которые собирают всю полезную информацию, обобщают, потом анализируют и выдают рекомендации. Эта информация служит для улучшения нашей цивилизации. Собираем со всех систем лучшие умы, правда, сложной системой подмены.

- Я чувствую, что ты что-то не договариваешь, - сказал я. - и мне кажется, это касается тебя.

- Да, ты прав. Был также создан институт по генетике. Как-то один умник предложил такую вещь. А что, если с запуском новой цивилизации запускать и разновидности генетических форм? И уже на протяжении многих лет проверять, как развивается народность с этой формой генетики. Как и в какую сторону происходит это влияние. И как это происходит на протяжении долгого периода времени. Затем принимается решение о возможности введение гена нам. Опять же для улучшения вида.

- То есть земляне - это подопытные кролики? - спросила Ирина.

- В какой-то мере да. Так вот, этот умник был моим дальним родственником. А мой дед запустил гены уже для вашей планеты. И особое внимание обратил на работу гена в секторах с десятого по семнадцатый. То есть в вашем переводе Россия. Много положительного он нашел в развитии и работе этого гена. Это и черты характера, и развитие общества. Если бы развивались без внешнего вмешательства и влияния, было бы совсем хорошо. Примером может служить язык. Это самый сложный язык с широкими описательными возможностями из всех известных мне языков. Наверное, я выразился не совсем красиво, но это так. А еще считается, что высшему разуму доступно говорить стихами. Вы обратили внимание, что русские чаще всех в своей речи употребляют поговорки и другие рифмованные формы? И в итоге мой отец в научных целях провел эксперимент и внедрил этот генный набор себе. А в итоге я родился с этим набором. Эта информация была скрыта по многим причинам. Отец заметил, что с ним происходят изменения. Он начал вести себя не так, как все. Высокие умственные способности на порядок отличаются от средних показателей. Начал нарушать протоколы поведения и прочие правила. И это не говоря о генопаспорте. Хорошо, что он был специалистом в своей области и смог подделать данные проверок.

- Так что? Получается так, что ты русский? - спросил Валдис.

- Почти. Если не считать нескольких дополнений и модификаций. Так вот. Мне досталась тяжелая участь. Я мог достигнуть больших успехов со своими способностями. Я мог занять место начальника службы контроля, а по сути стать правой рукой императора. Мне приходилось скрывать свои возможности от всех, кто меня окружал, и от друзей в том числе. Именно поэтому я закончил академию помощников и попросился служить сюда. По сути, я сбежал.

- А что тебя сподвигло покинуть службу? - спросил я.

- Ну и то, что я сказал ранее, и еще пара причин. Одна - это приближающаяся пенсия, а значит, отключение от системы поддержки здоровья. Еще предстояла предпенсионная проверка.

- А это что еще за зверь? - спросил Валдис.

- У нас считается, что при приближении к пенсии человек начинает хуже работать, а самое ужасное - у него возникает желание использовать свое положение для извлечения выгод в дальнейшем. В общем, пересчитывают доходы, расходы и прочее. А мне лишнее внимание совсем ни к чему.

- Это, конечно, интересно, но лучше расскажи, как ты ушел со службы незаметно? А то такого мне напел про датчики и про прочую следящую ерунду, -


спросил я.

- Хорошо, Макс. Конечно, план ухода готовился давно и был разработан по шагам. Я вам говорил, что у нас есть протоколы поведения, и это хорошо. Но это является и недостатком одновременно. Я знал, что и когда будет делать каждый участник этого процесса. Я совершил кражу средств, что привело к раздражению службы контроля. Они направили специалистов разбираться с пропажей. Глупенькие, отвлеклись и не заметили, что за системными выходами из строя киборгов пропал целый киборг. Прошу любить и жаловать, - и рукой указал на киборга, - Лена. Да с помощью этого киборга и его возможностей можно заработать во много больше тех украденых денег.

- Так ты, сволочь, и нас просчитал? - спросил я.

- Конечно. Планы планами, но их пришлось ускорить. Некоторые события начали идти быстрее. Нашелся умник и сразу нашел кражу, хотя я не рассчитывал на такую скорость. Потом мой ученик проявил рвение и слишком быстро продвинулся по служебной лестнице. Он давно подозревал, что я веду себя нестандартно, и многое у меня перенял. И, прибыв сюда, слишком быстро разобрался с моей схемой виновников в кражах. Конечно и этот вариант был продуман заранее. Переход к плану «Б» заставил раскручивать схему со спецслужбами и помогать им друг против друга. Мне понадобилась помощь, и вы тут как раз оказались лучшим из вариантов. А сейчас мы объединили спецслужбы и направили их мысли и действия в нужном направлении. Мы с Леной, в узких кругах известной под ником «Муза», подкинем объединенным силам информацию об инопланетянах и не только. Конечно, мы им поможем с техникой борьбы с нашими службами. Лена, ты, конечно, шутница, но с фольгой ты пошутила слишком.

- Главное то, что они начали в нас верить. А от веры до правды один шаг, - ответила Лена.

- Да уж. Устроим мы им веселое времяпрепровождение. Кстати, возвращаясь к тому, как я ушел. Мой умный дед изобрел несколько умных вещей. В поисках продления жизни он также изобрел ее ускорение. Вы знаете, что у нас продолжительность жизни триста лет. И для продления жизни существует ряд факторов, а также создается генетическая копия человека. Из которой берутся необходимые запчасти. Но мой дед помог сделать мне еще одну копию. Мы ускорили ее развитие, и теперь она - моя полная копия даже по генопаспорту. А во время очередной проверки датчиков положения и здоровья я сделал замену. Чтобы имитировать правильность работы, он делал вид, что он киборг, и следовал всегда со мной. Осталось только дождаться нужного момента.

- Да, голова от такого количества информации заболела. Надо отдохнуть, - сказала Ирина и подозвала стюардессу.

- А что нас ждет впереди? - спросил Валдис.

- Ничего особенного. Будем работать. Зарабатывать деньги. Помогать людям. До конца вашей цивилизации осталось лет тридцать, так что время еще есть. Я, наверное, женюсь. Наших друзей из спецслужб будем развлекать взаимными разборками. Да. Кстати. Нам нужно подумать над одним вопросом. У меня есть один друг и компаньон. Он недавно прилетел ко мне в гости. Ему тут понравилось и он решил остаться. Очень умный мужик в технологическом смысле. У него была своя лаборатория высоких технологий. Кстати, глушилки от наших систем - это он придумал. У него была кличка в университете «умник». Надо ему лабораторию соорудить. Я так думаю, он нам очень пригодится. Что еще? Купим остров, который выбрал Валдис. Построим там новую страну. В общем, по мелочи.

- А мне нравятся приятные мелочи. Мне нравится не думать о такой мелочи, как деньги. Мне нравится, когда вокруг друзья, хоть среди них не все люди, - сказал я, бросив взгляд на Лену.

- А мне нравится, что я могу выбрать любое оружие, которое мне нравится. И эта мелочь успокаивает мою душу, - решил дополнить Валдис.

- Я еще не знаю, что нравится мне. Наверное будущее своего ребенка мне больше всего по нраву, -


сказала Ирина.

- Красиво сказали, - сказал Вит. - Что еще хочу сказать? Вокруг нашей планеты, как и вокруг вашей, одна Луна. Кстати, ваша Луна слишком быстро отдаляется от Земли, и это нехорошо. Есть серьезные исследования о важности Луны. Она влияет на стабильность орбиты Земли. Многие планеты без своей Луны часто, конечно по космическим меркам, меняют полюса вращения. Луна своим полем защищает Землю от многих негативных воздействий космоса. Все известные нам цивилизации имеют Луну. У нас стоит большой знак равенства между Луной и удачей. А наши умники даже выдвигают идею завести еще одну Луну, что в итоге должно добавить нашей цивилизации больше удачи. У нас при прощании, желая больше удачи, говорят «двух лун». Вот я вам и, конечно, себе пожелаю великой удачи в наших начинаниях. Говорю и желаю «двух лун».

- Двух лун, - хором ответили все.


глава 6



прошло три года.

------------------------

Просыпание шло плохо, а точнее сказать, совсем не так, как надо. Без переливания крови ежедневно ощущались боли в голове. Без анализа состояния тела и контроля сна складывалось ощущение, что тебя забыли и бросили. Компьютер отказывался взять ситуацию под контроль из-за недостаточности данных о состоянии здоровья. В общем, все плохо. Единственный плюс - это свобода. Хотя каждый понимает этот термин по-своему. В большой степени это очень размытое понятие: от очень маленького понимания свободы до очень большого. И даже имея очень маленькую свободу, приходит радостное ощущение чего-то большого. Вот не следят за тобой - и это еще один плюсик в копилке свободы. А жизнь, которой я сейчас живу, насколько близко к свободе? Сбежал от своих, скрываюсь от всех служб, при этом живу на острове в окружении таких же сбежавших, правда, по другим причинам. А наличие больших финансовых возможностей с неограничен­ным кредитом - это свобода? Умение руководить и иметь возможность управлять большим количеством людей - это свобода? А обладать широкими возможностями предвидеть ход событий, просчитывать все ходы заранее и быть к ним готовым - это вся свобода или часть ее? И чем можно пожертвовать ради свободы? И существует ли высшая цель, ради которой можно принести в жертву свободу? Да. Сложные вопросы со сложными ответами.


Пойду-ка я пообщаюсь со свои другом. Умник - он и есть умник. Я ему расскажу про свободу, и он, наверняка, разберется, что к чему.


***


Резиденция, в которой происходят эти события, представляет собой целый комплекс зданий и сооружений. Проектировал и утверждал, конечно, это все Вит, и поэтому трудно угадать стиль данных построек. Если описывать кратко, то можно сказать, что стиль сочетает в себе все стили всех времен. Это и колонны из раннего Ренессанса, и открытые надстройки из постмодернизма. Скажем, Гауди из будущего с еще более извращенным мышлением. Но некоторым это нравилось. Потому что, передвигаясь между построек, по узким улочкам, никогда не было понятно, по какой улице идешь и куда выйдешь. Уж слишком много было вариантов прохода. Как говорил сам Вит, дорогу выбирает душа, а куда она выведет, одному богу известно. Зато, на какую бы террасу ты не вышел, всегда открывался прекрасный вид на море, усыпанное многочисленными островками и еще более многочисленными туристическими лодками всех мастей и раскрасок.


Вит шел не спеша и любовался открывающимися видами. Нравилась ему эта планета, что ни говори.


-    Здравствуй, Умник, - обратился он к своему другу, зайдя к нему в лабораторию.


-    Приветствую, Магистр.


-    Мы стали свободными? Как думаешь, Умник?


-    Это вы так меня подбодрить захотели? Или это шутка такая?


-    Что за вопросы?


-    Мне нравится, что у вас при этом еще и такое непосредственное выражение лица, Магистр. Мне нравится, что вы задали мне вопрос. Мне нравится, что вы решили поднять мне настроение. Я ведь знаю, что вы прекрасно знаете все ответы. Вы ведь и мою реакцию тоже знали. Спасибо все равно.


-    Умник, мы с тобой друзья, и я просто хотел спросить как у друга.


Раздался звук открывающейся двери. В лабораторию вошел Макс.


-    Хай. И тебе, Умник, тоже хай.


-    Привет, - ответили друзья.


-    Как жизнь? - спросил Макс.


-    Судя по тому, как часто ты тут бываешь, то мог бы и не здороваться, - сказал Вит.


-    Все отлично, - ответил Умник. - Кстати, хорошо, что совершенно случайно зашел. Я вам хотел показать одну интересную штуку. Пойдемте.


Все дружно, а Макс почти вприпрыжку, двинулись за Умником. Лаборатория была огромной, и там стояло, лежало много всякого разного оборудования. Что-то было накрыто пленкой. Что-то крутилось и моргало лампочками. Какие-то устройства взбалтывали жидкости. Умник подошел к одному устройству и снял пленку. Там оказался большой металлический ящик.


-    И что? - спросил Макс. - Ящик видим. Скажи уже, что внутри, загадочный ты наш.


-    Это сталеплавильная печь четвертого уровня. А если вкратце, то мы теперь можем сами изготовить любую запчасть киборга. Это наш первый станок в цепи изготовления собственных киборгов.


-    Круто, - сказал Макс, - я так понял, что мы для начала уже даже можем чинить собственного киборга. Типа, какую-нибудь часть вновь сплавить или снова выплавить. Типа, суперязык суперкиборга может?


-    Отстань от Лены, - сказал Вит. - Кто тебе скажет правду, если не друг, даже если это смешная правда?


-    И ты туда же. В правду потянуло?


-    Все совпадение только в том, что это я ее запро­граммировал. Вот и все. Металл точно не при чем.


-    Умник, - Макс решил сменить тему, - скажи, а ты в программировании киборгов сечешь? Ты можешь меня просветить по данному вопросу? Мне как специалисту в области безопасности это может пригодиться.


-    Конечно, расскажу, - сказал Умник, - но, думаю, что ты - мечтатель. С Леной ничего не получится.


-    Кстати, - продолжал Макс, понимая что против двоих он не потянет, а вот с Умником надо отдельно провести беседу, - Вит, у нас совещание через пять минут. Так что, нам пора. Пока, Умник.


-    Пока.

***


Вашингтон переливался огнями. Народ на улицы выходил в поисках приключений. Кто-то, видимо, уже нашедший свою порцию приключений, валялся прямо на мостовой. Остальные искатели спокойно проходили мимо. Ведь их ждала своя порция, и тратить время никто не собирался. Но были и такие, которых приключения не интересовали. Карьерная лестница, финансовое благополучие и прочие прелести богатой жизни манили больше. Таким был Джон Уилкит. Он шел по улице, высоко подняв голову, и, конечно, не замечал валяющиеся тела на своем пути. После упорного труда и невиданного усердия на службе в армии он получил неожиданное приглашение на собеседование в Агентство национальной безопасности. И это был шанс, который дается раз в жизни. Встреча назначена на завтрашнее утро. Мысли Джона путались в голове и не находили выхода. Было понятно, чем занимается Агентство, но нужно найти себя и свое место на этой службе. Конечно, нужно прорывное дело и успешное его решение. С этими мыслями он шел по улице, радуясь той удаче, что его нашла. Тут неожиданно какой-то мужик противной наружности явно с недобрыми намерениями двинулся в сторону Джона. Сзади, делая круг, заходил другой мужик, что-то пряча за спиной. Джон раздумывал недолго. Боевая подготовка в армии давала о себе знать. Хук слева в шею первому мужику. Захват и разворот, прикрываясь от второго нападавшего. В тело первого воткнулся нож. Прыжок вперед, и Джон ударил в висок второго нападавшего. Тот обмяк и начал опускаться на землю, выронив второй нож. Джон усмехнулся, встал, отряхнул одежду и продолжил путь домой. Мысли о завтрашнем собеседовании не могли быть омрачены мелкими неприятностями.

***


Вы все собрались в просторной гостиной. Восточный стиль, созданный здесь, придавал особенный уют. Жители этого роскошного комплекса завели китайское правило проводить встречи в разных помещениях с разными видами окружающего моря. Сегодня они собрались в бамбуковой гостиной. Мебель из бамбука заполняла пространство. Бамбуковые окна с большими стеклянными витражами открывали прекрасный вид на маленькую бухту. Дизайнер придал комнате старинный восточный стиль. И, как положено на востоке, утро начиналось с прекрасного чая. Все присутствующие расселись вокруг круглого стола.


-    Всем здравствуйте, - начал встречу Вит.


-    Здравствуй, - поздоровались все присутствующие.


-    Сегодня понедельник, и мы открываем планерку. На повестке несколько вопросов. Первый - слегка волнующий. Прошел всего лишь год нашей деятельности, а мы открываем новый офис в США. Событие было запланировано заранее, поэтому переходим к его выполнению. Еще раз повторю. В Америку едет Ирина со своим помощником Светой. И, конечно, поедет главный консультант Лена.


-    Йес! - вскрикнул Макс и сделал победный жест рукой. Все бросили взгляд на Макса и снова перевели взгляд на Вита.


-    Опыт открытия филиалов есть, поэтому здесь ничего нового не скажу, - продолжал Вит. - За безопасность будет отвечать Валдис со своей группой. Макса отправлять не будем. Хоть это как бы его родина, но рисковать не будем. Он, конечно, с английским подтянулся, но в Америке не жил и может спалиться на какой-нибудь мелочи. Так что мы с ним будем тут за вас держать кулаки. Вопросы есть?


-    Нет, - ответили мы хором.


-    Все свободны и начинают готовиться к поездке. Макс и Валдис, вас попрошу остаться.


Все покинули гостиную.


-    Валдис, я тебя проинструктирую по ситуации в Америке. Первое. Я знаю твою нелюбовь к американцам, и поэтому будь там с этим поаккуратнее. Второе. Береги Лену. Она, конечно, киборг и навороченная донельзя. Видишь, как за год я ваших выражений нахватался. Итак. Она нам всем дорога этими самыми наворотами. Прослушка радиоканалов и разведка дронами - это только мелочи. Да что я тебе рассказываю, ты и так все знаешь. А теперь третье и самое главное. Я ведь не только в секторе 17 работал, я также по всем секторам планеты проходил службу. А про американский сектор могу сказать следующее. Разведка всех мастей, включая всевозможные виды радиоразведки и прослушки. И это не говоря об аналитических службах при всех службах. И это при том, что вы не отказались от российского гражданства, а это придаст особую пи­кантность. Вот с чем тебе придется столкнуться. Считай, с первого дня вы попадете под их пристальное внимание. И не забывай про моих соотечественников не с этой планеты. Всякие места, интересные для этих ребят, не посещать от греха подальше. Вот тут и поможет Лена. Также получи для всех участников этих событий спецоборудование от нашего Умника. На этом все.


Вопросы есть?


-    Нет, - ответил Валдис.


-    Зато у меня есть вопрос, - сказал Макс. - Если Америка - такая заморока, то зачем козе баян?


-    А думать на десять ходов вперед пробовал? Во-первых, вызывает подозрение международная организация, которая не имеет представительства в самой развитой стране мира, кстати, родине основателя этой организации. Это я тебя имею в виду, Макс. Мы просто вынуждены это сделать, как бы нам этого и не хотелось. Во-вторых, это еще и самый лучший краш-тест организации. Если мы там пройдем все проверки и откроем представительство, то открытие в любой другой стране будет простой формальностью. И, наконец, нам не помешает беспрепятственное перемещение по миру на транспорте с американским флагом на борту.


-    Понятно. Что тут неясного. Это я и так знал, просто уточнил, - сказал Макс.


-    Тогда удачи, - напутствовал Вит Валдиса.


-    Пока.


***


На собеседование пригласили в библиотеку Кон­гресса. Джона уже ждали. Симпатичная девушка встретила на входе. Молча протянула ему пропуск и пригласила следовать за ней. Они вошли в величественное здание с колоннами. Прошли овальный зал и поднялись на второй этаж. Долго шли по длинным коридорам. Затем вошли в кабинет без надписи. Там уже ждали двое сотрудников. Девушка поприветствовала присутствующих и вышла из кабинета, закрыв за собой дверь.


-    Здравствуйте, Джон, - поздоровались сотрудники и жестом пригласили Джона сесть.


-    Меня зовут Джек, а моего коллегу - Сэм. Итак, пожалуй, начнем собеседование. Хорошо?


-    Да, сэр, - ответил Джон.


-    Вы родились в Пенсильвании, - начал собеседование Джек, - родители погибли в автокатастрофе пять лет назад. У вас остался младший брат. Опишите ваши отношения с братом.


-    Это единственный оставшийся родственник. Как я к нему отношусь? Конечно, я его люблю. Помогаю, чем могу. Он, конечно, не идеален. Ленив и своеволен. Наверное, как все современные молодые люди. Наркотики не употребляет. Я ему сказал, что если узнаю, то голову откручу. И он знает, что я слов на ветер не бросаю. Он заканчивает школу, и я не могу полностью его контролировать, но я его не бросаю. Перевожу ему немного денег. Я ему объяснил, что от него требуется по жизни. Закончить учебу, и это для начала. Затем найти работу. Конечно, я предлагаю пойти служить в армию, как я. Он сказал, что подумает.


-    Хорошо. Насчет армии. Как вам служится?


-    Отлично, сэр.


-    А расскажите о том случае, когда вы избили сослуживца. Мы прочитали отчеты по этому делу. Есть что сказать, что не вошло в отчеты?


-     Сэр, я люблю Америку. Я с гордостью смотрю на поднятие флага. А этот молокосос спросил меня, а правильно ли мы делаем, что вмешиваемся в дела других стран? Права ли наша страна, что помогает военными инструкторами? Сэр, я не мог стерпеть такого отношения к своей стране. Мы - великая держава. И мы делаем все правильно. И если какая-то страна нарушает права своего народа, если она применяет оружие против своего народа, то мы должны сделать все для установления демократии в этой стране. Да если бы не наша страна, в мире наступил бы хаос, - сказал с гордостью Джон.


-    Хорошо. Расскажите о вашем выборе силовых единоборств.


-    Я не могу сказать, что я конкретно выбрал. Я, скажем так, еще в поиске выбора. Пробовал каратэ, ниндзюцу и даже боевой гапак. Я думаю, что найду свое, сэр.


-    Расскажите, почему в качестве иностранного языка решили изучать русский.


-    Мой дед рассказывал о противостоянии с Советским союзом. Что мы, благодаря нашему Президенту, избежали ядерной войны. Скажем так, я считаю, что Союз, или как он там называется, наш враг. А знать врага в лицо всегда необходимо. И знание языка - это важный шаг к этому.


-    Что вы знаете о современных средствах радиоразведки?


-    Ничего, сэр. Косвенные данные из средств массовой информации.


-    О чем, например?


-    О инциденте в Черном море, когда военный самолет русских заглушил систему радиоэлектронного обнаружения.


-    Но это не радиоразведка.


-    Я не слишком силен в электронике и ее особенностях.


-    Ясно.


-    Как можете оценить свои знания в компьютерной области.


-    Я считаю их высокими. Я знаю много программ: эксплоер, ворд и эксель.


-    Ясно. У меня все вопросы. У тебя будут вопросы, Сэм? - спросил Смит.


-    У вас есть девушка, Джон? - спросил Сэм.


-    Что-то непостоянное. Не до этого.


-    Ясно. На этом мы пока закончим, Джон. Вы сейчас возвращаетесь домой. Мы вам сообщим о результате собеседования. Удачи.


-    Удачи, сэр. И вам, сэр, - Джон кивнул второму сотруднику, развернулся и вышел из кабинета. Там его встретила та же девушка и сопроводила к выходу.


На несколько минут молчание повисло в кабинете.


-    Что скажешь, Сэм? - спросил сотрудник.


-    Туповат. Любит Америку. Желание работать огромное. Ненавидит русских. Физически развит. Он - наш кандидат.


-    Я бы добавил исполнительность и желание развиваться.


-    Согласен.


-    Завтра позвоню и приглашу на работу.


-    Ок.


-    У нас осталось несколько часов до конца работы. Возьмем нашу Лизу и пропустим по стаканчику виски.


-    Правильное предложение.


Они дружно встали и направились к выходу.


глава 7



Все вошли в лабораторию Умника. Практически все было заставлено каким-то оборудованием. Что-то перемигивалось, крутилось и не понятно что еще делало. Макс сразу же уставился на какой-то ящик. Все прошли в центр лаборатории и сели в кожаные кресла.


-    Всем здравствуйте, - сказал Умник. - Макс, и ты тоже садись.


-    Привет, - ответили присутствующие.


-    Ну что, начну свою презентацию новинок, и, конечно, все это сделано мной. И моя скромность разрешила об этом упомянуть.


-    Вот гаденыш. Мою фишку украл, - шепнул Макс на ухо Валдису.


-    Мы все готовились к открытию офиса в Америке и, конечно, я в том числе, - продолжал Умник. - Я основные задачи получил от Вита задолго до этого события. Итак, первое. Для всех участников разработаны, а точнее сказать, сильно изменены средства связи. Вы знаете, как работает наша связь. Вы все уже этим прекрасно пользуетесь. Вот мы и внесем американский оттенок в связь. Американцы люди простые и беспринципные, но ко всему этому и дотошные. Поэтому внесены следующие изменения в средства связи. Назовем этот способ связи параллельным. При разговоре по нашим каналам связи, которые никто прослушать не может, а американцы захотят прослушивать и будут всеми способами стараться это сделать (мы и не будем их разочаровывать), компьютер будет принимать внутренние переговоры нашей связи, не перекодируя их, а перефразируя, и будет выдавать во внешние каналы. Если переговоры зашифровывать, то, во-первых, это вызовет подозрения. А во-вторых, у них появится желание ставить дополнительные средства наблюдения и прослушки. Будет задано несколько тем перефразирования. Например, тема любви. Если будет сказано по связи: «Доложите о ситуации по номерам. - Первый. Все чисто. - Второй. Все чисто», то они услышат: «Дорогой, ты меня любишь? - Люблю, дорогой. - Сволочь. Это я его люблю». Интересно, правда? Второе. Если раньше нашу связь не было видно, то теперь необходимо, чтобы связь было видно. Вам придется носить тяжелые и большие передатчики известной фирмы, конечно, они мной переделаны соответствующим образом. А также втыкать в уши микрофоны с проводами. Анахронизм, но придется терпеть. Далее. Американцы хотят все знать. Знать о том, что происходит, для чего это нужно и чьи в этом интересы. И это тоже хорошо. Чтобы они не придумали своих историй, мы сразу предложим им свои. И параллельно, чтобы они не расслаблялись, будем подгружать разносторонними информационными изысканиями. У нас Лена любит шутить в сфере информации, так что это ей и поручим. Вопросы есть?


-    У меня вопрос, - Макс привстал и, указывая на что-то рукой, спросил, - а это что за манекен?


-    А это суперновость. Я сначала хотел накрыть какой-нибудь тряпкой, а затем эффектно ее сорвать, но решил не выпендриваться. Это все из-за моей скромности.


-    Вот гад, - прошипел Макс.


-    Прошу познакомиться. Это наш собственный киборг из серии полицейских, изготовленный практически на коленке. Керамические элементы, конечно, не той прочности, программное обеспечение еще нужно дорабатывать и еще несколько моментов. Но я хочу подчеркнуть, что мы готовы производить собственных киборгов, и это прогресс в нашем собственном производстве.


-    Супер, - воскликнул Макс.


-    А что значит киборг-полицейский? - спросил Валдис. - А еще какие бывают?


-    Все зависит от предназначения киборга. В данном случае киборг-полицейский оснащается всевозможными датчиками, начиная от снятия отпечатков пальцев до всевозможных анализаторов воздуха, включая возможность ведения следа по запаху. Мало того, он еще может анализировать ситуацию и на основании логики поведения выдвигать версии произошедшего. А если учесть работу по всевозможным базам всех служб земли, то получается ходячий полицейский участок в одном лице. Существует еще несколько видов киборгов. Это медик. Он оснащается помимо анализаторов еще и оборудованием для ведения медицинских операций любой сложности и направления. Несколько видов лазеров в руке. И прочее, и прочее. Яркий пример - это Лена. А также каждый киборг дополняется несколькими дронами. Они не только несут разведывательные функции, но также могут помогать по специализации киборга. У Лены они, например, могут помогать при сложных операциях, сканировать человека, выпускать газ медицинского назначения, вводить препараты в организм. В общем, выполнять всевозможные приказы киборга.


-    Так она еще и в Интернете соображает, - решил добавить Валдис.


-    Ну, такими мелочами любой киборг может заниматься.


-    Она еще и специалист разговорного жанра. Юморист, походу, - добавил Макс.


-    Она, хоть киборг пятого уровня, но самообучаемость - это их главное преимущество, - парировал Умник и продолжил, - есть еще киборг-рабочий и боевой киборг. Но вы уже догадались, что они из себя представляют. Еще вопросы есть?


-    А когда будет готов первый? - спросил Валдис.


-    Еще немного. Меньше месяца, и он готов.


-    Ясно.


Все решили объявить перерыв и потянулись к напиткам.

***


Джон шел на работу в свой первый день в Агентс­тве национальной безопасности. Это придавало гордости: «Брату, конечно, расскажу, чтобы он тоже был горд за меня. Подруге Соне рассказывать не буду. Я, конечно, ее люблю, но не настолько ей доверяю. Просто скажу о секретной работе, и пусть держит свой язычок за щекой». Когда он подошел к центральному офису, возле входа его ждала та же красотка. Они обменялись приветствиями. Девушка жестом указала следовать за ней. Проходя мимо охранника, показала удостоверение и указала на Джона. Охранник кивнул, и они проследовали дальше. Далее они шли по длинному коридору. Сели в лифт. На этаже был еще один охранник. Процедура повторилась, и они пошли дальше. Надписи на кабинетах ни о чем, кроме какой-то секретности, не говорили. Сектора, отделы, регионы и еще много всякого. Тут они остановились перед дверью, девушка набрала код, и дверь открылась. Они вошли в большую комнату со множеством рабочих мест с компьютерными комплексами. Люди си­дели за компьютерами, другие рылись в документах, за небольшим столом сидела группа из пяти человек, которые что-то живо обсуждали. Девушка подвела Джона к одному столу. Там сидел пожилой человек и что-то изучал в документах. Увидев приближающуюся девушку, перевел взгляд на Джона.


-    Здравствуйте. Вы Джон?


-    Да, сэр.


-    Меня зовут Андрей. Спасибо, Лиза, - обращаясь уже к девушке. Она кивнула и удалилась. Он продолжил: - Ну что, начнем?


-    Конечно, сэр.


-    Я тут еще раз просматривал твое дело. Впечатляет. Есть вопросы, но мы о них поговорим позже. Введу тебя в курс дела. У нас в АНБ есть такая практика, в нашем кругу мы ее называем «клуб по интересам», собирать специалистов по событию. Если на территории нашей страны и не только происходит какое-то событие, мы должны быть в курсе всего, что происходит. Знать все про всех участников, их подноготную и даже мысли, если таковые присутствуют. Выбор события и ситуации вокруг зависят не от нас, а от аналитического отдела. А вот от нас зависит все сделать на отлично. В клуб собирают узких специалистов из разных отделов и филиалов в зависимости от поставленной задачи и занятости агентов. Теперь к главному. У нас событие. В нашу страну прибывает группа медиков для открытия филиала. Называется она «Безграничная помощь». Нам известно, что учредителем является гражданин США. Некий Максим Ушакофф. Мы пока мало знаем о нем. Родители с дальними русскими корнями. Погибли в горах Канады. Они оставили приличное состояние своему отпрыску. Судя по данным, что на него есть, получается картина не очень приятная. Ловелас, принимал наркотики и вообще вел распутный образ жизни. Но в какой-то момент решил одуматься. Создал эту международную организацию. Кстати, он сам не приезжает на открытие. И это первая загадка, которую нам стоит разгадать. Центральный офис находится на купленном во Вьетнаме острове. Реальную цену не знаем. Только примерные оценки. А это вторая загадка. Ведь Вьетнам не продает острова. Был только прецедент с подарком. Организация довольно-таки успешная. В девяти странах открыты филиалы. Она собирает пожертвования, и при этом годовой оборот приближается к тремстам миллионам долларов. При больших расходах на благотворительность существует прибыльная статья доходов в виде очень сложных операций на мозге и продажи каких-то медикаментов. Чем вызван интерес аналитиков к этой организации, тоже понятно. Американец с русскими корнями открывает первый филиал в России. Скажем, такой неудачник вдруг создает более чем успешный бизнес. По нашим данным, он такими темпами скоро попадет на обложку Форбс. Главный специалист - русский медик. Вся служба безопасности состоит из русских. В общем, источник успеха неизвестен. Я так думаю, что наши аналитики или боятся такого успеха, или боятся неизвестности. В итоге мы здесь.


-    Я слышал, что русские - неплохие специалисты в области безопасности, - сказал Джон.


-    Согласен. Но слишком много русского, и это вызывает дополнительные опасения. Получается, организация, созданная американцем, приезжает к нам в чисто русском составе. А в свете наших отношений с Россией это вызывает дополнительный интерес. Теперь я тебя познакомлю с командой. Я специалист по России, учился в Москве пять лет на факультете журналистики МГУ. Пошли дальше знакомиться, - Андрей встал из-за стола и жестом указал Джону следовать за ним.


Они подошли к широкому столу для заседаний.


-    Познакомьтесь. Это руководитель группы Джим, - указывая на Джона, продолжил, - а это наш новичок Джон.


-    Хай, - ответил Джим, - очень приятно. Осваивайся пока. И мы надеемся на тебя.


-    Хай. И мне, сэр, приятно. И, конечно, я вас не подведу, - приветствовал Джон.


-    Пошли дальше, - Андрей подвел Джона к двум молодым людям, - это наши генераторы Майкл и Роберт.


-    Хай, - поздоровались они.


-    Хай, - ответил Джон.


-    В их задачу входит рождение версий событий. Затем эти версии уходят спецам по сбору информации по этим версиям. Пошли, познакомлю со спецами, - он подвел Джона к двум столам с компьютерными комплексами. За ними работали два молодых человека.


-    Хай. Меня зовут Игорь, - сказал один из компьютерщиков и подмигнул Джону.


-    Меня зовут Рашид, - сказал второй компьютерщик.


-    Джон, - ответил новичок.


-    Далее идут прослушка и наблюдение, - Андрей повел Джона дальше. - Их, правда, сейчас здесь нет. Мы знаем, что забронировали наши гости, вот они и готовятся к встрече. Так что я познакомлю их с тобой позже. Далее идут аналитики. Это твой тезка Джон и Майкл.


-    Хай.


-    Хай, - ответил на приветствие Джон.


-    В их задачи входят анализ всей поступающей информации и выдача итоговых отчетов. А теперь последняя группа. Это полевики, как мы их называем. Они специалисты, работающие в непосредственной близости от объекта. Ты, как начинающий, в основном будешь работать с полевиками или где понадобится твоя помощь. Вопросы есть?


-    Сколько мы ожидаем гостей?


-    Ведущий специалист Ирина Максимова. Ее заместитель Елена Фирсова. Юрист Сергей Иванов. Три охранника во главе с Валдисом Третьяковым.


-    А вам не кажется, что нас слишком много для двух медиков, юриста и трех охранников? - спросил Джон.


-    Немного для трехсот миллионов долларов. Немного это и для русских, это я могу тебе сказать. И потом, прослушивание и слежка будут вестись круглосуточно. Я боюсь, не мало ли. В любом случае, мы можем увеличить количество людей.


-    Ясно. Что прикажете мне сейчас делать?


-    Походи, присмотрись. Вникай, в общем.


-    Есть, сэр, - Джон двинулся к компьютерщикам.

***


Солнце светило. Кораблики с туристами плавали вдалеке. Макс проверил центр наблюдения. Все было в норме. Взял пиво из холодильника и поднялся на верх­нюю террасу. Оттуда открывался отличный вид на море. Любил Макс это новое место во Вьетнаме. Беззаботность и отсутствие мыслей на поиск денег очень радовали Макса. Но одна вещь его, конечно, тяготила. Тоска по родине. По бесконечным пробкам с дебилами на каждом повороте. По гаишникам, которые стояли в кустах и которым Макс говорил: «А вот хрен вам, а не мои денежки», - и держал дулю внизу, чтобы не видели. Надо съездить в родной город, да дел невпроворот. И немного помечтав, снова бросил взгляд на море. А тут, конечно, красота. Мысли грубо прервали. Раздался звонок на террасе.


-    Алло, - и система переключила звонок в встроенную в ухо систему связи.


-    Привет, Ван Ли, - ответил по-вьетнамски Макс.


-    Привет, мой друг Макс, - приветствовал его заместитель по особым поручениям. - Как у нас идут дела? Все по плану?


-    Конечно. Все четко. Больницу лучшую в мире закончим через месяц. Очередной транш уже перевели. Вакцину в необходимом количестве тебе доставили. Кстати, как здоровье сына?


-    Гораздо лучше. Ваша вакцина действует просто превосходно. Еще раз вам спасибо. Знаете, что интересного происходит? На фоне общего улучшения здоровья ребенок стал более послушным и рассудительным. И мы заметили прогресс в обучении. В общем, еще раз большое спасибо.


-    Не за что, друг. Налоги, кстати, тоже уже заплатили. Так что, все по плану.


-    Спасибо вам и вашей организации. Мы в правительстве читаем положительные отзывы о вас. Нам приятно сотрудничать с вами. В нашей стране работает мировая корпорация, это приятно. Есть, правда, критики, которые выражают недовольство по поводу продажи острова.


-    Вы же помните, что это было главным условием нашего договора. Не люблю я людей, наверное. Нет. Я им просто не доверяю. Кроме вас, конечно. Вот знаете, найдется в обществе паршивая овца.


-    Понимаете, это люди старой формации, и их можно понять. Они верят в то, что все принадлежит народу. К сожалению, их не переубедить.


-    Понимаю. Кстати, надеюсь, инцидент с вашей службой разведки исчерпан?


-    Да, конечно. Наша служба безопасности приносит вам извинения. Знаете, у нас ведь были сомнения на ваш счет. Это просто такая практика - проверять крупные предприятия, а тем более с иностранным капиталом. Мы знаем мировой опыт по работе некоммерческих организаций, их влияние на политический курс страны. Мы также видим, к чему это приводит в мире, и поэтому они у нас запрещены.


-    Согласен с вами.


-    У меня только есть вопрос.


-    Валяйте.


-    Это, если быть точным, не мой вопрос, а вопрос начальника службы безопасности. Как вы вычислили его людей. Он считает, лучших людей.


-    А, это. Я вам открою секрет. У меня есть человек, его зовут Вит, сокращенное от Виталий. Так вот, он просто ас в вопросах безопасности. Кстати, мы с ним и подружились на этой почве.


Вит, который зашел в комнату и услышал о себе много нового, сделал сначала удивленные глаза, а затем заулыбался во все тридцать с лишним зуба.


-    Это говорят, что я сумасшедший отшельник, а он просто маньяк безопасности. И пока не выдурил у меня сумасшедшие деньги на охрану, не успокоился. Он еще и шутник. Это он предложил подплыть к вашей лодке со спецагентами и поговорить.


-    Да-да. «Вы, надеюсь, когда следите за мирными медиками, оружие с собой не берете?» - этим выражением мы теперь подшучиваем над спецслужбой. Бедные ребята прячут взгляды от насмешек. А если без шуток, то как вы узнали?


-    Мы знаем все плавательные средства в акватории. Мы знаем, как и кого зовут. Мы знаем их расписание движения в этих водах. И когда два новых человека сели в чужую лодку, у нас сработала система охраны.


-    Ничего себе.


-    Вы, кстати, не говорите там у себя о таких сложностях. Расскажите версию попроще.


-    Это будет сделать сложно.


-    Надеюсь, вы не станете им рассказывать, что был установлен маяк. Мы слышали все переговоры между агентами. Мы знаем, как их зовут. Мы знаем их личные дела, и прочее, и прочее.


-    А это вы откуда знаете?


-    Я вам говорил о моем друге-маньяке? Он еще и хакер, каких поискать. Он мог вскрыть и вашу базу данных, но решил, что с друзьями так не поступают, и вскрыл американскую базу данных. Как выяснилось, они на вас имеют большой объем информации.


-    Неужели мог вскрыть нашу систему?


-    Вам пароли доступа назвать?


-    Не надо, я вам верю. Но вы понимаете, что это другой уровень наших отношений? Вы можете знать информацию, которая вам не предназначается.


-    Нет. Это говорит о новых отношениях, но с положительной стороны.


-    Что вы имеете в виду?


-    Мы, а точнее мой друг может помочь вам в сфере защиты информации. Как там говорится в узких кругах? Поставит вам такую прогу и защитит вашу инфу, что никто не подкопается. Он может проинструктировать ваших специалистов по многим направлениям. А его хобби - это расследование преступлений. Ну, там, знаете, Шерлок Холмс и Мерри Поппинс. Ой, нет. Мисс Марпл, - Вит практически помирал со смеху от той ерунды, что нес Макс. Но тот не унимался. - Любит, знаете, книжку с детективом на ночь почитать, - Вит, смеясь, обвел взглядом пустую комнату, - так что если у вас будет запутанное дело, я могу вам прикомандировать нашего Шерлока.


-    Хорошо. Буду иметь в виду. Удачи вам.


-    И тебе не болеть.


Связь отключилась.


-    Что ты там нес про Шерлока Холмса? - спросил Вит.


-    Да я вижу, что ты тут на острове киснешь от скуки. Вот, думаю, тебе развлечение устроить. Приедешь к ним в гости. Что-нибудь расследуешь. Напряжешь мозги. Повеселишься, в общем.


-    Тебе, конечно, спасибо. Но я как-то сам способен на многое.


-    Ладно тебе. Откажешься, если что. Сошлемся на твои маниакальные отклонения.


-    Шутник.


-    Ага. Я сейчас, в отсутствие Ленки, самый смешливый, - и после паузы Макс продолжил: - Интересно, как они там?


-    Нормально. По плану.

***


Частный самолет с делегацией на борту садился в столице Америки. Женщины весело болтали и наверняка о новых покупках. Бухгалтер был безразличен. Что-то нажимал на своем смартфоне. Только Валдис со своей группой были сосредоточены.


-    Добро пожаловать в столицу Америки, - сообщил по громкой связи командир самолета.


Валдис сплюнул, а девушки захлопали персоналу за отличную посадку.


-    Внимание! - взял слово Валдис. - Напоминаю всем. Все по плану. Двигаемся в гостиницу. Размещаемся. Ужин в гостинице в девятнадцать ноль-ноль. Вопросы есть? Нет? Двинулись.


Все спокойно вышли из самолета и переместились в ролс-ройс, ожидавший на взлетной полосе. Машина двинулась в город. Уже вечерело, и город встречал гостей миганием огней, беготней людей и автомобильными пробками.


За движущимся автомобилем уже следили.


-    Группа в полном составе покинула самолет и едет на таможенный контроль, - раздалось по связи.


-    Второй, вас понял. Третий, они ваши.


-    Вас понял, пятый.


-    Седьмой, доложите.


-    Частоту поймали. Пишем.


-    Отлично.


-    Четвертый, доложите.


-    К встрече готовы. Все на местах.


-    Отлично. Работаем.



глава 8



Вит и Макс пили пиво на верхней веранде. Рассматривали окружающий мир. Вид был прекрасен. Солнце, море, кораблики и мечущиеся людишки. К острову приблизился туристический кораблик. Все уставились на наш остров. На экране высветился список пассажиров кораблика с указанием гражданства и фотографиями. Два имени подсветились красным. Немного времени, и раздался звук в динамиках:


-    Что думаешь, Майкл?


-    Им деньги некуда девать. Видишь, понастроили. Что это за стиль?


-    Что-то много намешано старого с модерном.


-    И это говорит специалист во всем плохом, только не в строительстве. Ладно, давай фотографировать.


Звук выключился.


-    А я тебе говорил - не выпендривайся, - начал Макс, - скромней надо быть. Например, таким, как я. Я понимаю, в тебе говорит большущий жизненный опыт и тебе хотелось построить здания для души, эстет ты наш.


-    Зато красиво и удобно.


-    Кстати, а почему мы за просмотр денег не берем?


-    А это, точно, скромность. Слушай, я тут с тобой хотел поговорить.


-    А мы что с тобой делаем?


-    Я о личном.


-    Это уже интересно. Продолжай.


-    Я тут подумал о женитьбе.


Макс поперхнулся пивом. Долго откашливался, и переходя на смех, сказал:


-    Я же тебе сколько раз говорил, чтобы ты меня не смешил, когда я ем. Жениться! Гы-гы.


-    Я серьезно говорю.


-    Я сейчас помру со смеху. Тебе повезло, что Ленки нет. Вот бы вместе посмеялись.


-    Лена не стала бы.


-    Почему над смешным она бы не стала смеяться?


-    Я ее сделал и программировал. Все ее привычки и привязанности - все это моих рук дело. И как она обучается, я контролирую. Она практически моя дочь.


-    Так получается, что эти ее хаханьки и подколки надо мной - это твоих рук дело?


-    В какой-то мере. Она, правда, слегка перебарщивает.


-    Слегка? Да ты вообще офигел. Она просто надо мной издевается.


-    Да что ты так разнервничался? Ты скажи, ты можешь мне помочь?


-    Фу-ты, ну-ты. Дай отойти от такой информации. Не каждый день слышишь такое от друзей.


-    И?


-    Подожди. Я не уточнял, но вот спрашиваю. Тебе сколько лет? Напомни мне.


-    Двести девяносто восемь.


-    Извини. Гы-гы. Не мо-огу сдержаться, - Макс встал со стула. И затем просто лег на пол и тупо катался по полу и ржал, как лошадь.


-    Что смешного? - пожимал плечами Вит. - По-вашему это сорок лет. По состоянию здоровья и развитию организма.


-    Это ты мне такое можешь впарива-ать. Гы-гы. А сколько скажешь невесте? - стуча ногами о пол, продолжал: - Походу, соврешь. Гы.


-    Я скажу физиологический возраст.


-    Ага. Неполная правда - это, типа, и есть правда.


В разговор вмешалась система охраны.


-    Внимание! В зону видимости влетел управляемый дрон, - на экранах начали высвечиваться данные о владельцах, пилоте и стране принадлежности.


-    Это что еще за Джим такой? - сказал Макс. - Новенький какой-то.


-    Что с них взять? Американцы берут упорством.


-    Ясно с ними. Давай продолжим нашу занимательную беседу позже, а сейчас посмотрим, что придумали новенького наши упорные ребята.


-    Хорошо.


Они уселись поудобнее в кресла и уставились в экраны. Захват дрона боевой системой произошел.


-    Захват есть, - сообщила система. - Дрон не боевой. Настроен на сбор информации. Пытается прослушать наши каналы. Фотографирует и передает. Могу его уничтожить тремя способами. Какой ваш выбор?


-    Как всегда, первый, - сказал Макс. - Зачем нам напряженности?


-    Приказ понятен.


Дрон, делающий облет острова, начал разворачиваться и взял курс от острова. Ускорился и со страшной силой ударился о воду. Глубина там была большой. Дрон пал смертью храбрых.

***


В зале совещаний собрались все сотрудники группы.


-    Начнем, пожалуй, - начал совещание руководитель, - служба слежения, вы - первые.


-    После приземления самолета группа из шести человек на автомобиле прибыла в гостиницу «Хилтон». Тут нас ожидал сюрприз. Свои номера заняли девушки и юрист, а вот охрана из трех человек поселилась не в том номере, что мы ожидали. Они отказались от забронированного ранее номера и заняли номер семьи из Канады. Как оказалось, они его и заказали в другое время и другим образом. Получается, мы не знаем, что происходит в комнате охраны.


-    Продолжайте.


-    Далее почти никаких неожиданностей. Ужин в забронированном вип-зале. И на ночь все разошлись по номерам. Странность в том, что мы не имеем записи с ужина.


-    Как так? Вы ведь знали о брони заранее. У вас было время подготовиться.


-    Зашла служба охраны и удалила все наше оборудование.


-    Подожди. Мы поставили, как нас убеждали, передовые и необнаруживаемые датчики.


-    Я больше скажу, а лучше покажу. Включите запись, - обращаясь к компьютерщикам, сказал начальник службы, - посмотрите, - указывая рукой на видео, включившееся на большом экране. - Видите, как они быстро подходят и без средств определения просто удаляют спецсредства. Складывается впечатление, что они точно знали, что и где искать.


-    Так, стоп. И о чем это говорит? - уже обращаясь к аналитикам, спросил руководитель.


-     Информацию о местах расположения нигде не размещаем, так что ее просто взять негде, - стал объяснять аналитик. - Объяснений может быть два. Системы наблюдения устанавливаются в стандартных местах и, имея некоторый опыт, можно предположить их месторасположение. Или они специалисты высшего класса.


-    Вот и мне интересно. Что у нас есть на этих специалистов?


-    Группа из трех человек, - компьютерщик, не вставая, взял слово, - все они - бывшие спецназовцы из России. Работали в Афганистане, Йемене, Ливане. За главного Валдис Румянцев. Имеет правительственные награды. Имеет ранение. Черный пояс по тхэквондо. Кстати, он служил вместе с бывшим мужем главного специалиста «Безграничной помощи». Все стандартно для русского спецназа.


-    И что тут из высшего класса? Майкл, а вы сделайте запрос нашим друзьям из этих стран на предмет, что у них есть на наших визави.


-    Есть, сэр.


-    Десять лет работы в горячих точках, - снова продолжал компьютерщик. - Множество спецопераций. Это и есть класс.


-    Не убедил. Что еще у нас есть?


-    Есть доклад от внешнего наблюдения за офисом во Вьетнаме. Ничего необычного не происходит. Денег потрачено, по-видимому, много. Стройка идет постоянно. Дрон, наблюдавший за островом, потерял управление и утонул. Внешней информации очень мало. Мы готовим второй, усиленный, вариант наблюдения.


-    Ясно. А что у нас по финансам?


-    Чуть больше трехсот миллионов долларов. Это невероятный прирост по этому виду деятельности за год. Больше о деньгах узнать ничего не удалось.


-    Как не удалось? Мы что, не можем узнать о транз­акциях по счетам?


-    Это Вьетнам. Запрос о счетах не удовлетворят, зная наши взаимоотношения. И это даже по международным линиям. Ни по Интерполу, ни по линии рейтинговых агентств. Можно лишь только косвенно через нашу банковскую систему.


-    Напомните мне, мы где живем? И до сих пор у нас нет информации? Они же должны были засветиться по работе с Европой и Азией. Да и вообще, все деньги мира идут под нашим контролем, и мы ничего не знаем?


-    Так и есть. Только закупка медицинского и исследовательского оборудования. Продажа медицинских препаратов и уникальные медицинские операции. Вроде что-то на мозге. А также поступления от спонсоров.


-    Вот оно. Подготовьте список всех спонсоров и подрядчиков с информацией по счетам.


-    Есть.


-    А личные счета? Движения по кредитным картам?


-    Картами пользуются, но они оформлены на другие лица.


-    А нам это как-то мешает?


-    Проблема не в этом. Эти лица все время разные и при этом часто меняющиеся, ни разу не повторяющиеся.


-    Это что-то новое. Я такого еще не слышал. Это сколько карт надо иметь?


-    Очень много.


-    Удивительно. А что по записям из ресторана при отеле?


-    Записать разговор не удалось. Жучки были также удалены. Дистанционные устройства из-за шумов были бесполезны.


-    Вот я начинаю понимать качественные моменты наших визави.


-    Что-то мне подсказывает, что они нас еще больше удивят, - сказал Андрей.


-    Это почему?


-    Это русские.


-    Это что еще за объяснение? Не убедил пока. Аналитики, ваш выход.


-    Ситуация с невидимыми датчиками говорит о том, что нам стоит готовиться к еще большим сюрпризам в области слежки. Надо заменить все наше оборудование на более современное или не пользоваться им вообще. Я не до конца понял о финансах. У нас ничего нет об их счетах и движении по ним или эти данные есть, но мы не можем их вскрыть? У нас плохие специалисты?


-    Самые лучшие, - вступился шеф.


-    Я так понял, что не лучшие, - возразил аналитик.


-    В любом случае, нам нужно больше информации, - второй аналитик тоже решил добавить. - Любой и побольше. Нам нужно больше специалистов по взлому данных.


-    Со специалистами я понял. Разберемся. Что еще?


-    У нас все.


-    Подвожу итоги. Нам нужно больше людей. Нам не хватает данных. Мы немного недорабатываем в оперативной работе. Продолжаем работать в усиленном режиме. Все свободны. А вы, Джон, останьтесь.


Когда они остались вдвоем, руководитель спросил:


-    Как вам совещание? Есть что спросить или дополнить?


-    Конечно, впечатляет. Но в компьютерных делах я - простой пользователь. В системе прослушивания тоже. Но у меня вопрос.


-    Конечно, задавай.


-    А все датчики прослушивания устанавливаются только в комнате?


-    Да.


-    И только?


-    Конечно. А почему спрашиваете?


-    Я вспомнил, как в школе мы подслушивали девчонок в соседней комнате, только приложив банку к стене.


-    Наверное, мы были слишком уверены в этих системах и внешнее прослушивание не устанавливали. Но спасибо за идею. Мы затребуем и такие системы прослушивания. А как проходит работа с ребятами внешнего наблюдения?


-    Это богатый опыт для меня. Я понемногу вхожу в новый вид службы.


-    Хорошо. Мне остается пожелать вам удачи.


-    Спасибо, сэр.

***


«Солнце и море - это сильная комбинация для жизни! Вот я умный. Надо же такое придумать», - размышлял о жизни Макс. Помещение располагало к подобным раздумьям. Комната в итальянском стиле раннего Ренессанса. Макс таких стилей, конечно, не знал, но он точно понимал, что это очень древний стиль и очень красивый. Его умозаключения прервал звонок.


-    Здравствуйте, Максим.


-    Здравствуйте, Ван Ли. Как жизнь?


-    Хорошо. Тут такое дело. Мне нужно поговорить с вами лично и без свидетелей, так сказать.


-    Хорошо, друг. Я сейчас вышлю за вами катер.


-    Не надо. Я решил сделать вам сюрприз и уже подъезжаю к вашему острову.


Сюрприз? Макс слегка улыбнулся. Он уже полчаса краем глаза наблюдал за экраном. А там все подробно рассказывалось о всех пассажирах на лодке с Ван Ли.


-    Это действительно приятный сюрприз, - сказал Макс. - Я сейчас встречу вас ни пирсе.


Катер швартовался левым бортом. Ему помогали охранники. Макс приветствовал своего друга, и они пожали руки друг другу.


-    Рад вас видеть, - сказал Макс.


-    Я тоже, - ответил Ван Ли.


Они проследовали в верхнюю гостиную. На экранах вместо данных шла передача о животных и природе Вьетнама. Ван Ли одобрительно кивнул.


-    Что вас привело в такой чудесный день в нашу скромную обитель? - спросил Макс.


-    У нас тут произошли некоторые события. События эти пикантного свойства. Вы знаете о наших отношениях с Америкой. И в свете этих отношений мы стараемся не ворошить прошлое. Не упоминаем США в годовщину нашей победы, которая проходит в эти дни и прочее.


-    Я понял.


-    Так вот, сегодня не вышла на работу сотрудница посольства США. У нас не принято открывать дело до трех часов с момента пропажи. А тут американцы, а точнее их начальник охраны очень сильно попросил помочь. Но опять же повторюсь об особых отношениях с Америкой. Мы не можем сильно шуметь по этому поводу. Мы не можем привлечь полицейские силы и силы спецподразделений. Слишком шумно.


-    Что вы хотите от меня?


В этот момент в комнату вошел Вит. Он держал в руках книжку о Шерлоке Холмсе. Макс улыбнулся. Ему было интересно, как он нашел эту книжку на острове, где бумагу-то невозможно найти.


-    здравствуйте, - приветствовал он присутствующих.


-    Кстати, познакомьтесь. Это мой друг Вит, а это наш общий друг Ван Ли.


-    Здравствуйте, - приветствовал Ван Ли Вита. - Это ваш друг, мечтающий о славе Шерлока Холмса?


-    Нет. Не о славе. Он больше философ в области дедуктивного метода дедушки Холмса. Ему нравится работать по этому методу и, если можно так сказать, его совершенствовать, - сказал Макс, улыбаясь.


У Вита удивление отразилось на всем лице.


-    Сильно сказано, - сказал Ван Ли.


-    Если бы вы знали, как он меня иногда достает этими своими разговорами об этом методе. Я-то, знаете, больше по медицине.


Вит кашлянул несколько раз и отвернулся от своих собеседников, закрывая рот от смеха.


-    Возвращаясь к вашему вопросу, хочу вас спросить, - продолжил Ван Ли, - вы можете нам помочь в этом вопросе? Нам нужно разобраться в этой пикантной истории.


-    В чем вопрос? Конечно, мы вам поможем, чем можем. Вит может применить обновленный метод дедукции. Правда, Вит?


-    Если он наш друг, то конечно, - ответил Вит.


-    Когда это нужно? - спросил Макс.


-    Сейчас. Катер уже ждет.


-    Тогда по коням, - сказал Макс, собираясь.


-    Нужно взять еще одного человека, - сказал Вит.


-    Это кого? - вот тут у Макса возникло удивленное лицо.


-    Как кого? Нашего друга Андрея, - ответил Вит.


И тут в комнату вошел тот самый киборг-полицейский, которого Макс видел в лаборатории умника.


-    ну, конечно. Куда же вы оба друг без друга, - сказал Макс, слегка улыбнувшись.


Они все вышли из комнаты и направились к пирсу.


***


Группа собиралась в зале совещаний Агентства национальной безопасности.


-    Все в сборе? - окинув взглядом присутствующих, начал руководитель группы. - Тогда начнем. Наблюдение, вы первые.


-    Ничего особенного за прошлый день не происходило. Женщины ходили по магазинам. Охрана их сопровождала. Юрист работал в гостинице, рассылая приглашения на предстоящую конференцию о работе организации и открытии филиала. Есть некоторые новые данные об охране. Из перехваченных радиосообщений становится известно следующее. Охранник Владимир тайно влюблен в старшего охраны Валдиса, у которого в любовниках другой охранник - Александр. В общем, такой любовный мужской треугольничек у нас. Есть, правда, одна очень странная нестыковка. В радиоразговорах мы слышим сплошные любовные разговорчики. Причем, с такими любовными перепетиями и воздыханиями, что хоть романы писать можно. А вот всему этому любовному роману нет визуального подтверждения. Любовники не ходят за ручку. Не бросают друг другу интересных взглядов. Соперницы, упс, сори, соперники между собой негатива не проявляют. Даже здороваются между собой уж очень по-мужски. Сегодня по плану организации выходной день. А вот завтра у них открытие конференции, и мы готовимся в этому событию. Просим выделить нам дополнительно людей в помощь. У нас все.


-    Хорошо. Я, правда, не понял про любовный тре­угольник. Эти трое не пойми кто, и все у нас? Вот мы так рады. Как будто у нас своего такого добра не навалом. Ладно. Людей найдем. Компьютерщики, вы следующие.


-    Сайт организации взломали. Личный электронный дневник юриста тоже взломали. Ничего интересного не нашли. Список приглашенных. Договоры о сотрудничестве. Счета. Вся информация находится на нашем сервере. Вот чего мы не нашли, так это информацию, откуда у них такие деньги. О небольших суммах все есть, но если сумма больше ста тысяч, то информация отсутствует. Ее просто нет. Нигде. Даже во всех банках и организациях, с которыми они ведут дела, нет информации. У нас все. Правда, произошла неприятная вещь. Нас взломали очень оригинальным способом. Причем непонятна цель взлома. Просто зашли, ничего не взяли и просто вышли.


-    Это как?


-    Вот так, как я сказал.


-    Я спрашиваю, как, и это я спрашиваю про то, что у нас стоит, вроде, самая крутая защита. И как, скажите, ее взломали?


-    Тут все удивительно. Система защиты новая, и так быстро ее просто невозможно взломать. И если взломали, то непонятно, почему ничего не взяли?


-    Может, тут другой смысл, - взял слово аналитик. -


Может это мессенж. А звучит так: «Вы - лошары конченые. Мы вас вскрыли, и секреты ваши нам неинтересны».


-    Может, скажете, кто это был? - спросил босс.


-    То, что крутой хакер, это ясно. И сообщение понятно. Вопрос, зачем все это нужно. Я понять не могу.


-    Ладно, - продолжал руководитель, - вы можете вычислить, кто и откуда вас вскрыл? Тогда работайте. Теперь вопрос. Что по нашим запросам к друзьям?


-    Отвечу я, - откликнулся один из аналитиков. - Мы сделали несколько запросов в спецслужбы этих стран. Не буду останавливаться на подробностях документов, расскажу только об интересных моментах. Спецслужбы Израиля сообщили, что охранник Владимир принял ислам в десятом году. Вопрос, почему мы этого не знаем?


-    Да. Мы наблюдаем, что Владимир каждое утро выходит на крышу, - сказал кто-то из наблюдения. - Но что он там делает, мы не знаем. Там нет у нас камер.


-    Израильтяне сообщают, что Александр имел тесные связи с террористической организацией. А Валдис имеет ребенка от гражданской жены в Израиле. Спецслужбы Египта сообщают, что Владимир был вовлечен в сексуальный скандал. А Валдис участвовал в пьяной драке с полицейскими. Йеменские спецслужбы сообщают, что Владимир был задержан по подозрению в шпионаже на территории местной мечети. Валдис подозревается в краже невесты местного священнослужителя. Не буду перечислять другие сообщения. Суммируя данные, мы получаем группу мусульманских сексуально озабоченных боевиков.


-    Какое интересно сочетание. А что у нас по подготовке к завтрашнему событию?


-    Мы внедрили своих людей в обслуживание и охрану отеля. А также будет несколько человек в качестве приглашенных гостей.


-    Хорошо.


-    Джон, вы будете работать в качестве приглашенного медика. Приглашение вам сделаем.


-    Есть, сэр.

***


Катер вьетнамской береговой охраны причалил к пристани. Вся группа вышла на берег. Там уже ждал эскорт автомобилей. С мигалками и в сопровождении мотоциклистов эта кавалькада проследовала в американ­ское посольство. Охрана из морских пехотинцев, увидев Ван Ли, пропустила всех на территорию. Начальник охраны, встретивший на входе, видно, сильно нервничал. После представления присутствующих, начальник охраны указал следовать за ним. Наверное, приглашение было его инициативой и ему могло достаться на орехи. Он торопился, указывая направление. Пройдя за ним по коридорам, все вошли в просторную комнату.


-    это рабочий кабинет секретаря посольства Маргарет. Он в вашем полном распоряжении.


В комнате оказались Макс, Вит с киборгом и Ван Ли. И, конечно, за наблюдающего - начальник охраны. Киборг начал свои хождения по кабинету. Вит вытащил непонятно откуда взявшуюся большую лупу, чем очень удивил Макса. Как известный сыщик из известного фильма, с лупой в руке Вит подошел к столу и начал там что-то внимательно рассматривать. Потом опустился на пол и стал с усердием крутить лупой. Вит осмотрел стол, все, что находилось на столе, и даже окно позади во всех подробностях. После длительных исследований он сел за стол и вытащил ку­рительную трубку. Вот тут Макс чуть не засмеялся.


«Вот где он умудрился взять эту трубку? Да понятия не имею», - подумал Макс.


-    Маргарет была здесь два дня назад, - начал рассказывать Вит. - Она бросила курить неделю назад не по своему желанию.


Киборг, полазив в рядом стоявшем шкафчике, передал в руки Виту пачку писем и документов. Он, посмотрев и выдержав паузу, продолжил:


-    Она планировала уволиться и уехать в Южную Америку. Изучала испанский язык в течение года. Она купила вип-карту аргентинской авиакомпании и пару золотых колец. Любовь - сильный двигатель. Это точно, -


затем Вит включил компьютер и, немного понажимав кнопки, явно подбирая пароль, продолжил: - Как интересно. А ведь вас продали, - он посмотрел в сторону начальника охраны, а тот в лице переменился, - правда, слишком дешево. Расписание работы посольства. Копии писем и прочее. Это стоит гораздо дороже. Наверное, деньги были нужны быстро. А кто такой Майкл Блэк? -


спросил он у американца.


-    Это наш компьютерщик, - ответил начальник охраны. - Подождите. Ван Ли, мы с вами обговаривали условия нашего пикантного дела. А ваш сотрудник так свободно обращается с секретными данными. У него есть соответствующий допуск?


-    Послушайте, дружище, - отвечал Ван Ли, - во-первых, у меня нет ни друзей, ни сотрудников без выс­шего уровня допуска. Во-вторых, учитывая данную ситуацию, в которой вы попросили нас помочь, нужно понимать, что есть определенные риски. И, в-третьих, нашему специалисту не интересны ни ваши секреты, ни деньги, за которые можно продать ваши секреты, - у начальника охраны глаза от таких заявлений вылезли на лоб, а Ван Ли продолжал: - Вы увидите, как он работает, и скоро это поймете.


-    Они дружили? Это я о компьютерщике и секретарше, - спросил Вит.


-    У нас коллектив маленький, так что мы все дружили, - ответил, смутившись, начальник охраны.


Тут вдруг киборг ударил рукой по стене так, что все вздрогнули. Часть стены вывалилась и упала на пол. Начальник службы безопасности дернулся. Киборг тем временем покопался в мусоре и вытащил оттуда какое-то устройство с проводами.


-    Так вас еще и прослушивают, - сказал Вит, а киборг протянул устройство охраннику. Тот с удивлением стал рассматривать неизвестное ему устройство.


-    Сильно, - сказал Ван Ли под впечатлением.


-    Кстати, Ван Ли, - Вит выпустил очередной клубок дыма и повернулся к вьетнамскому другу, - вы же следите за американским посольством?


-    Конечно, - ответил Ван Ли, ничуть не смущаясь. - Это стандартная процедура. Но эта штучка не наша.


-    Я знаю. Скажите, есть ли тот, кто еще следит за посольством да еще настолько серьезно?


-    Я об этом ничего не знаю. Чтобы у нас под носом и с такой серьезностью, я даже представить не могу, кто это может быть. Одно могу сказать, посольство строили и перестраивали американцы. Нас и близко не подпускали к объекту. Это кто-то у них крысятничал.


-    Но-но, - сказал начальник охраны, - поаккуратнее в выражениях.


-    Да уж, интересный сюжет получается. Но, в любом случае, это не наше дело. Я и так слишком далеко залез не в свои дела. Этот Майкл на работе? - спросил Вит, помахивая лупой.


-    Нет. Он сегодня выходной, - ответил начальник службы безопасности.


-    Какая у него зарплата?


-    Мне это неизвестно. Эта информация конфиденциальная.


-    Странно, - сказал Макс. - Мне казалось, зар­плата имеет прямую связь с предательством. Зарплата меньше - запросов больше. Вот тебе и на тебе. И по­скольку это напрямую связано с предательством, то это нужно вам знать.


-    У нас большие зарплаты, - ответил американец.


-    Всегда найдутся люди, которым захочется еще больше, - сказал Вит. - А кто имеет ник «Кондор»?


-    Я такого не знаю.


-    Вам надо быть внимательнее ко всем сотрудникам, - сказал Вит начальнику охраны, - а к тем, кто очень нравится, внимательнее вдвойне, - начальник охраны даже слегка присел.


-    Я посмотрю, прямо сады и гемор какой-то, - сказал Макс.


-    Здесь все, - сказал Вит, держа в зубах трубку и помахивая лупой, - надо ехать домой к компьютерщику.


Все посмотрели на начальника охраны. Тот понемногу отходил от услышанного и увиденного. А придя в себя, стал махать головой, соглашаясь с этим предложением. Схватил рацию и практически закричал:


-    Машину к подъезду! Срочно!


Все двинулись на выход.


глава 9



Бизнес-холл гостиницы заполняли гости. На входе гостей встречала Лена в красивом красном платье с голубой лентой. Она все время улыбалась, встречая гостей и сверяя их со списком. Немного поодаль стоял Валдис, наблюдая за процессом. Гости в смокингах и красивых платьях двигались в просторный зал. Играла живая музыка. Столы были завалены всевозможными закусками. Народ перемещался между столами и колоннами, напиваясь и объедаясь.


В комнате охраны за мониторами наблюдали мест­ный охранник, сотрудник АНБ, выдававший себя за начальника, и Александр. Все с серьезными лицами наблюдали за происходящим. Наблюдать, правда, было нечего. Работали камеры только на входе. По договоренности с отелем камеры наблюдения в холле были выключены. Александр странно улыбался, чем вызывал подозрительные взгляды всех остальных. Владимир просто шлялся среди гостей.


В комнате над бизнес-холлом в большой комнате за мониторами сидели все остальные из американской группы наблюдения. На мониторах - изображения со всех камер наблюдения. Тут было то же самое. Несколько камер смотрели только на вход бизнес-холла.


-    Мы видим, что происходит в гостинице, в коридорах и на входе в бизнес-холл. А почему мы не видим, что происходит внутри? И скажите мне, где датчики? - спросил босса Джим.


-    Они опять их нашли, - ответили ему.


-    Вы ведь получили новейшие системы?


-    Это не помогло, - был ответ.


-    Мы можем их слышать?


-    Да. Тут мы имеем некоторое преимущество.


-    То есть мы слепы, но слышать можем?


-    Мы слышим их радиопереговоры. Но мы можем направить туда наших людей с мобильными камерами.


-    Готовьте максимальное количество людей. Джон, и вы тоже готовьтесь. Я хочу все видеть и слышать, - сказал решительно Джим.


-    Босс, смотрите, - сказал сотрудник, наблюдающий за камерами, и указал на один из мониторов.


Эта камера смотрела за происходящим на входе. Там стояла небольшая очередь. Лена встречала гостей.


-    Здравствуйте, мистер Смит, - Лена с улыбкой на лице приветствовала гостя и вместо пригласительного выдавала бейдж на ленте, - мы очень рады видеть вас.


-    Здравствуйте, - приветствовали профессор с су­пругой.


-    Это наш сотрудник? - спросил босс, когда к Лене подошел следующий гость.


-    Да, это наш агент.


-    Здравствуйте, агент национальной безопасности Майкл. Вы у нас сегодня за кого себя выдаете? - спросила Лена. - Ах да, профессор Шмидт, мы очень рады видеть вас. Проходите, пожалуйста, - выдала бейдж и рукой пригласила пройти в зал, - советую вино Шатон с водкой.


Агент удивленно посмотрел на Лену, но, не подавая вида, прошел дальше. Еще более удивленные глаза были у босса. Он обменялся взглядом с компьютерщиком. А тот только пожал плечами.


Через несколько человек снова был агент.


-    Хорошо проходим, - сказал босс.


-    Здравствуйте, - Лена приветствовала следующего гостя.


Тот уверенно подошел и полез в боковой карман за пригласительным. Глаза принимали удивленный вид. Он полез в другой карман костюма. По выражению лица стало ясно, пригласительного там тоже не оказалось. Лена с улыбкой на лице смотрела на гостя. Валдис подошел ближе.


-    Извините, - гость развернулся и, все еще с удивленным лицом, вышел.


-    Что это было? - спросил босс. - Что, пригласительный потерял?


-    Не знаю. Но этого не может быть, - ответил компьютерщик.


-    Странно. А включи-ка мне радиоканал от агента Майкла.


-    Включаю, - ответил компьютерщик. Но в динамиках были слышны только шумы.


-    Не понял, - сказал босс. - Ты что включил?


-    Сам не пойму, что происходит, - ответил компьютерщик. - Я проверял связь лично и несколько раз.


-    Вижу. А точнее слышу, - сказал босс. - Чем еще порадуешь?


-    Могу включить переговоры службы охраны, -


сказал другой компьютерщик, - но скажу сразу, я слушаю уже полчаса, и вы точно удивитесь.


-    Включай давай, - сказал босс, - я происходящим уже удивлен.


Компьютерщик повернулся к монитору и активно начал нажимать кнопки. Динамик щелкнул, и все присутствующие услышали:


«- Валдис, а ты сейчас какую книгу читаешь?


-    Вовчик, ты же знаешь, что я быстро читаю. После всего Акунина я сейчас запал на Сержа Брюссоло.


-    А это еще кто такой? Почему я не знаю такого? Александр, ты слышал про такого?


-    Нет. Я иностранной литературой не интересуюсь. Я классику люблю. Толстой, Чехов и так далее.


-    Ясно. Я люблю детективы. Знаешь, в таких маленьких книжках.


-    Это называется ширпотреб.


-    Ой, посмотри какой интеллигентный, прям противно. А что интересного у твоего Серга?


-    Сержа! Ну, очень необычно. Вот Акунин тебя ведет по сюжету и приводит к одной версии. Потом меняет направление к другой. И таких вариантов несколько. А вот у Брюссоло таких вариантов невероятное количество. Ну, просто кайф какой-то.


-    А что из последнего ты прочитал?


-    «Ночная незнакомка». Это про старую бабушку-киллера, решившую написать книгу воспоминаний. Прямо по нашей теме. Но это только начало. Подожди-подожди. Один момент, - дальше следовала некоторая пауза. Потом следовало продолжение: - В общем, такого там накручено, что твой ширпотреб ни в какие ворота.


-    Круто. А дашь почитать?


-    Хорошо».


-    Стоп-стоп, - сказал босс. - Что это у нас тут за литературный вечер? Вы уверены, что это их канал?


-    Конечно, уверен. Да и по именам совпадает.


-    Что-то здесь не так. И, кстати, получается, мы не можем видеть, что происходит. Да и слышим мы информацию от участников литературного кружка. Давайте, заводите всех, кого можно. Джон, - босс повернулся в сторону новичка, тот встал из-за стола, - ты тоже заходи. Устройств никаких не бери. Будь поближе к главным лицам и все запоминай, - Джон кивнул и двинулся к выходу. - Да! - босс снова повернулся к мониторам. - Задействуйте тяжелую артиллерию. И я хочу видеть, как он будет проходить.


-    Ок, - сказал компьютерщик.


-    Покажите мне комнату наблюдения отеля. Наш человек уже там?


-    Да. Наш человек с охранником отеля. А также их охранник.


Изображение на главном мониторе переключилось. Все увидели троих сразу. Камера располагалась перед ними, и можно было наблюдать за выражением лиц. Что видели камеры в комнате охраны, и так было ясно.


-    Ну-ка погодите, - сказал один из аналитиков, - очень интересная мимика у этого русского охранника. Вы только посмотрите, как он смеется.


И действительно, он улыбался широкой улыбкой. Затем был промежуток и затем улыбка во весь рот.


-    У него связь в ухе? - спросил босс.


-    Да, - ответили ему.


-    То есть он слышит свой радиоканал? И что его смешит тогда в своих переговорах? - спросил босс.


-    А вы можете включить погромче их канал через динамики, а мы посмотрим на реакцию русского? - спросил аналитик.


-    Ок, - сказал компьютерщик.


Через несколько минут все в комнате услышали переговоры русских:


«Расхитители очень легко забрались в гробницу. Вход был не замаскирован и сделан со стороны реки. Главарь был удивлен. “Какой идиот догадался делать вход в гробницу таким легким?” - подумал он. После входа банде пришлось спускаться по длинному и скользкому склону».


В эфире царило молчание несколько минут. Потом послышалось продолжение:


«- И что дальше? - спросил другой голос.


-    Внизу этого спуска была вода, - продолжил первый голос, - а в этой воде были крокодилы. Они стали набрасываться на незваных гостей. Рвать на части и есть. Они были очень голодные. А возвращаться было очень трудно по скользкому склону. И тут главарь понял, что это - хитрая ловушка пирамиды. Во время поднятия уровня Нила сюда попадают крокодилы, и потом они являются охранниками богатств пирамиды.


-    Круто».


В этот момент на лице охранника появилось удивление, а затем снова улыбка во весь рост.


-    Это вроде как не смешно. Это просто отрывок из книги, - сказал босс.


-    А что тогда он так ржет? - спросил компьютерщик.


-    Аналитики, что скажете? - спросил босс.


-    Может, не слушает своих, а слушает другой канал, с анекдотами, например? - спросил аналитик. - Реакция на радиоразговоры была не стопроцентной.


-    Значит, это только мне так показалось? Хорошо. А когда у нас будет на входе тяжелая артиллерия?


-    Она на подходе, - ответил компьютерщик.


На мониторе все увидели, как ко входу подошел полицейский и поздоровался с Леной. Тут к ним подошел один из охранников.


-    Чем мы можем вам помочь? - спросила Лена.


-    Я хочу пройти и посмотреть, что к чему, - ответил полицейский.


-    С удовольствием, сэр. Но у нас по договоренности с полицейским участком утверждена процедура проведения мероприятия. Также там указано о системе безопасности на мероприятии. Список лиц утвержден с охраной отеля. И, самое главное, нельзя проносить оружие на наше мероприятие, - ответила Лена. - Вы можете сдать оружие охране отеля и только потом пройти.


-    Вы намекаете на то, чтобы я оставил оружие здесь?


-    Я настаиваю, - сказала Лена.


-    Этому не бывать!


-    Тогда придется смотреть отсюда, - сказал подошедший охранник.


-    Я офицер, и ничто не может меня остановить.


-    У нас медицинская организация, и мы против оружия.


-    Мне плевать, и я пройду.


-    Проходите, сэр, - сказала Лена, одной рукой указывая в зал, а другой останавливая возбужденного охранника.


В этот момент босс указал пальцем на другой монитор:


-    Посмотрите, - сказал он.


Все повернули головы. На мониторе из комнаты охраны все увидели, как охранник дернулся, резко повернулся к выходу, выхватил их кобуры электрошокер и двинулся к выходу.


-    Включите быстро их радиоканал, - крикнул босс.


Звук через динамики залил комнату: «И тут он выпустил на Георгия Саакадзе льва». Потом шла длительная пауза.


На главном мониторе охранник держал руку на рукоятке электрошокера, не вытаскивая его из кобуры. Все наблюдали за полицейским.


-    Это другое дело, - полицейский двинулся вперед, прошел несколько метров и упал.


Лена даже не пошевелилась. Просто повернулась к новым гостям, принимая приглашения, конечно, с улыбкой. Охранник, стоявший рядом, тоже повернулся. К офицеру тем временем стали подбегать люди.


Охранник русских из комнаты охраны уже в дверях развернулся, вернул электрошокер на место и опять уставился в мониторы.


А через динамики раздалось: «И тут великий Моурави схватил шапку и засунул ее в пасть льву. Затем, схватившись двумя руками, просто порвал пасть животному».


А на втором экране охранник в комнате охраны опять заливался смехом.


Затем все посмотрели на главный монитор.


Там народу вокруг полицейского становилось больше.


-    Ничего страшного, - сказал один из врачей, рассматривая полицейского. Для уверенности он дал пощечину пострадавшему, и тот начал приходить в себя. Немного посидев, встал, пошатываясь. - Вам надо пройти в комнату, полежать немного и все пройдет, - продолжал врач.


Подбежавшие люди помогали офицеру. Подхватили его под руки и стали провожать к выходу.


В комнате повисла тишина. Через некоторое время босс прервал затянувшуюся тишину:


-    Что теперь вы скажете? - спросил он.


В ответ тишина.


-    Аналитики, что молчим?


-    Можно я? - спросил один из аналитиков. - Что мне пришло на ум, видя эту вакханалию? Первое. В переговорах используют сложный алгоритм. Я бы даже сказал, очень сложный. У нас был подобный случай, но ему очень далеко до этого. Но, подчеркну, это лишь алгоритм, выработанный долгой тренировкой по сложной методике. Они на самом деле могут так говорить. Выбирается тема переговоров и затем, если нужно что-то сказать, то нужно говорить по заданной теме. Второе. На входе нет рамки с металодетектором, а тем не менее они вычисляют оружие и спецсредства. Предполагаю, что у них есть средства скрытой детекции. Посмотрите, как стоят столы на входе. А если увеличить эту грань стола, - аналитик подошел к экрану и жестом показал компьютерщику, что нужно увеличить. На главном экране изображение приблизилось к краю стола. Аналитик продолжал: - Видите металлическую линию? Я так понимаю, на противоположном столе такая же. Это и есть новый вид металлодетектора. Поэтому и получается, что туда могли пройти два наших сотрудника без спецсредств.


-    Смотрите, - сказал другой компьютерщик, указывая на другую камеру, наблюдающую за другим входом.


Все увидели открывающуюся дверь пожарного выхода. Оттуда выводили под руки покачивающегося сотрудника Майкла. Все взглядом проводили процессию до комнаты отдыха охраны.


-    Не два, а один сотрудник, - продолжил аналитик. - Третье. Как определили наших сотрудников? Я так подозреваю, что единственный способ - это нас взломали. Знаю, что ничего с нашего сервера не взяли, но факт вскрытия говорит о возможности получения данных о сотрудниках. Что интересно: там на презентации внутри остался только один сотрудник. И его нет в нашей базе сотрудников, потому что он - стажер. А вот что действительно интересно, так это то, как вывели из строя сотрудника под видом полицейского? И заметьте, как вела себя девушка. Она разрешила пройти, остановила командным жестом охранника. Я так понимаю, что это был их главный охранник. Затем она повернулась, как будто зная, чем все закончится, и тут сотрудник падает. Вот за эту разгадку я бы многое дал.


-    А вам не кажется, что нас грубо изнасиловали? - раздался тихий голос в комнате, и наступила мертвая тишина.


Презентация длилась несколько часов. Ничего интересного больше не произошло. Все сотрудники АНБ сидели, тупо уставившись в мониторы, где ничего не происходило и где ржал охранник в комнате охраны. А в динамиках слышалась речь из литературного круж­ка или с выставки новинок литературы. Все молчали.

***


Кортеж из трех машин двигался по шоссе. К двум машинам вьетнамской службы безопасности присоединилась машина американского посольства. На выезде из города они свернули в коттеджный поселок.


-    Третий дом слева, - раздалось по рации.


Машины, занимая пустые места, остановились. Все вышли из машин и во главе с начальником охраны двинулись к дому. Киборг уже начал ходить непонятными кругами. Начальник охраны не звонил и не стучал. Он просто взламывал ногой двери, если они были заперты.


-    Прошу за мной, - говорил он.


-    Его дома нет, - сказал Вит. - Он уехал отсюда два часа назад.


-    Это хорошо или плохо? - задал вопрос начальник охраны.


-    Это со всех сторон хорошо. Сейчас мы узнаем ответы на многие вопросы, а поймать его вы все равно успеете, - ответил Вит.


-    Вы меня немного порадовали, - сказал начальник охраны, взламывая последнюю дверь.


Все вошли в дом. Комната, как и полагается, с одним главным местом с компьютером в углу. Вокруг стояло несколько столиков, один был с едой. На другом валялись всякие железяки и запчасти с проводами. Далее шел диван. На нем хозяин, наверняка, спал. Немного в стороне стоял биотуалет. Так сказать, все и не отходя от кассы. Посреди комнаты сидела секретарша, привязанная к стулу. Во рту торчал кляп. Начальник охраны бросился к ней и вытащил изо рта тряпку. Немного потряс ее, и она зашевелилась. Начальник с облегчением стал развязывать секретаршу.


-    Я бы этого не делал, - сказал Вит громко.


Начальник охраны замер и, повернув голову к Виту, перестал развязывать.


-    Развязать вы ее всегда успеете. Чувствует она себя хорошо. Сидит она тут несколько часов, и полчаса ее не сильно расстроит. А пока вы там сидите, - Вит вытащил трубку, выбил ее и стал набивать новым табаком. И это выглядело уж слишком по-пижонски. Засунув трубку в рот, продолжил: - Левой рукой проведите под стулом. Там вы найдете привязанный армейский нож. Кстати, который мог оказаться в вашем животе. И потеряли бы мы безвинно сгинувшего начальника охраны посольства Америки. А нам это совсем не нужно.


Начальник охраны выпучил глаза и полез доставать нож. Да, это оказался действительно армейский нож. Поворачивая нож в руке, начальник так и стоял на коленях, бросая косые взгляды то на нож, то на секретаршу.


-    Вставайте уже, - сказал Вит. - Как говорят в России, «будешь так стоять, правду не найдешь».


-    Говорят по-другому: «В ногах правды нет», - решил поправить Макс.


-    Это был вольный перевод для понимания нашим американским коллегой, - сказал Вит, вытаскивая лупу.


Начальник охраны встал, держа в руке нож и продолжая кидать внимательные взгляды на секретаршу. Киборг начал свой обход комнаты. Вит опустился на пол и стал чего-то там искать. Немного полазив по полу, он нашел что-то. Взяв это в руки, стал рассматривать через лупу. Потом выпустил облако дыма, сел на стул. Секретарша начала приходить в себя. Она попробовала по­двигать привязанными руками. Затем, приподняв голову, стала рассматривать всех присутствующих.


-    Маргарет, - прервав тишину, начал Вит, - вы сколько лет тренировались боевому самбо?


Секретарша ничего не ответила.


-    Какой я невежа. Мы ведь не знакомы, - сказал Вит, помахивая лупой, - меня зовут Вит. Это мой американ­ский друг Максим, - показывая рукой на Макса, продолжал Вит, - это наш вьетнамский друг Ван Ли. И, конечно, ваш наивный друг, - продолжал Вит, указывая на начальника охраны. - Большая группа друзей получается. Итак, продолжим. Сколько у вас лет спецподготовки?


Секретарша продолжала молчать. Киборг подошел к ней и стал ее ощупывать. Потрогал руку. Провел рукой по шее и по плечам. Дотронулся до голени. Затем отошел и что-то шепнул Виту.


-    Ого, дорогой наш американский друг, - сказал Вит начальнику охраны, забирая у него нож, - а скажите, когда вы занимались любовью, вы не обратили внимание на прекрасную физическую подготовку Маргарет? Или вы думали, что это все от тренажерного зала?


Начальник охраны молчал.


-    Судя по ее физподготовке, это пять лет спецподготовки и три года поддержания в тренажерном зале. Хорошее владение оружием, как холодным, так и огнестрельным, - продолжал Вит. - А вот как ее ухитрились связать, вот это вопрос.


Тут киборг еще раз подошел к Виту и снова что-то сказал на ухо, а скорее всего делал вид, что говорил.


-    Да это сюжет для детектива прямо. Пойдемте все со мной, - сказал Вит и, встав со стула, пошел ко входу. Все двинулись за ним. Он подошел к выбитой двери и, наклонившись к ней, сказал, указывая пальцем: - Посмотрите здесь, - наклонился только начальник охраны, остальные только наблюдали. - Видите?


После некоторой паузы Вит продолжил:


-    Это хорошо, что вы дверь выломали. А вот если бы просто открывали, то получили бы инъекцию от вот этой иголочки. И, наверняка, пропустили бы самое интересное.


Начальник охраны встал и опять посмотрел на секретаршу.


-    Да. И потом ее связали, - продолжил Вит. - Ох уж эти ребята от компьютера. Придумают же.


-    Подождите. Так это они вдвоем работали? - спросил начальник охраны.


-    Нет, - отвечал Вит. - Компьютерщик сначала что-то заподозрил и только потом начал внимательное наблюдение за секретаршей. И пошло-поехало. И в какой-то момент решил перехватить инициативу.


-    А почему не убил Маргарет?


-    Тут просто. Если бы вы ее взяли, то долго бы разбирались с ней и про компьютерщика бы не подумали. Если бы она вас убила и убежала, то процесс затянулся бы очень надолго. И про компьютерщика бы точно забыли. А с трупа взять нечего. Сразу поиск подозреваемых, близких и отсутствующих. И тогда проблемы. Получается в любом случае выигрыш.


-    А можно вопрос?


-    Конечно, - ответил Вит.


-    Я так вижу, вы такой умный. А откуда вы это все взяли? Такая шпионская история, прямо романы можно писать.


-    Вит, - вступился Макс, - не обижайся на него. Он просто тебя мало знает. А ты бы построил свою речь с разъяснениями, типа, вот такая вот фигня происходит, а это говорит о такой ерунде, что вы даже и не представляете, какая дрянь с финтифлюшками выплывет.


-    Ясно, - усмехнулся Вит. - Все элементарно. Начну с того, - уже обращаясь к начальнику охраны, - что если бы смотрели не на меня во время моих умозаключений, а на лицо вашей бывшей подруги, то могли бы понять, что в моих словах правда и что ложь. А также я потренирую ваше внимание. Первое. Посмотрите, как одета наша девушка. Что скажете? Вы же бывший морской котик.


-    Красиво, - сказал начальник охраны. Девушка при этом только усмехнулась, - немного по-спортивному. Вроде больше ничего.


-    А вы не обратили внимание на то, чего на ней нет? Нет украшений! А ведь знаете о ее большой любви к дорогим вещам. Куда это она вырядилась, сняв украшения и не накрасившись хотя бы немного? Это во-первых. Далее. А на обувь обратили внимание? И это продукция известной фирмы, а у них очень специфичный протектор. Конечно, выламывая двери, вы не обратили внимание на то, что перед домом нет газона и идет ремонт. А следы от этой обуви указывают, что перед тем, как подойти к двери, девушка обошла вокруг дома. И не просто обошла, она кралась и заглядывала в окна. Затем, помните я вас спрашивал о нике «Кондор»? Посмотрите на фотографии на стенах и вы увидите красивые виды гор Южной Америки. А посмотрите на эту. Вот вам и горы, и Кондор. А я изучил деятельность компьютерного хакера у вас в посольстве. И могу сказать, Кондор держал, так сказать, руку на пульсе и был в курсе всей переписки посольства. Могу вам скинуть ссылочки. Там много интересного и о вас в том числе.


-    А я повторю вопрос. Этот человек имеет достаточный уровень доступа к секретной информации? -


спросил начальник охраны, обращаясь к Ван Ли.


-    Это наш советник по национальной безопасности, - Вит от резкого повышения статуса даже и не пошевелился. - И у него самый высокий уровень доступа, - соврал Ван Ли. - Мне почему-то показалось, что он вас убедил с самого начала.


-    А вы знаете, - вмешался Вит, - насколько у меня большой опыт в знании человеческих качеств и недостатков? Я даже книгу подумывал написать. Но потом решил, что не стоит писать инструкций по их классификации. И потом, можете мне поверить, я очень сильный хакер. Мне неинтересны ваши секреты, и даже возможное вознаграждение за эту информацию тоже не впечатляет. А уж информация о вашей личной жизни и личной жизни вашей сотрудницы, количестве любовниц и любовников, частоте связей, потраченных средств на любовные похождения с точностью до доллара, и подавно не интересны.


Начальник охраны сделал еще более удивленный взгляд.


-    А вы заметили, как я быстро взломал компьютер вашего хакера? А он ведь был не прост. Это вы тоже пропустили?


-    А что за намеки о моей личной жизни?


-    Это не намеки. Это факты. От вас исходит запах еще двух разных духов. Три любовницы - это не слишком? И это я вам без вскрытия компьютера говорю.


Тут удивленные глаза возникли у секретарши.


-    Давайте заканчивать философские споры о сек­ретности. О слабостях вашей работы с защитой данных и прочих упущениях. Вам, начальник охраны, нужно срочно ехать в порт. Не знаю, как называется рыболовецкая лодка, но именно такой способ придумал компьютерщик для бегства. Она выйдет под видом очередного рейса по отлову крабов. Она просто вывезет вашего сотрудника. И поаккуратнее упакуйте вашего бывшего. Он еще там одну подлость придумал. А нам, я так понимаю, здесь делать уже нечего.


-    Да, - сказал Ван Ли, обращаясь к начальнику охраны, - к нам еще есть вопросы?


-    Пожалуй, нет, - сказал начальник охраны, - спасибо вам за помощь в таком пикантном вопросе. И, надеюсь, все останется в рамках секретности.


-    Разумеется, - ответил Ван Ли.


-    И вам не болеть, - сказал Макс.


И все двинулись к выходу. Американец остался давать команды своим людям. Машины двинулись в город. Все молчали.


-    Спасибо вам, - сказал Ван Ли. - Вы нас выручили в сложном вопросе.


-    Обращайтесь, - гордо ответил Макс, хотя заслуг за ним не было никаких. Наверное, все от скромности.


-    Красивое шоу вы устроили, Вит. Но, я думаю, они будут нервничать насчет излишней информации, полученной вами.


-    Я ничего там не читал, - ответил Вит.


-    Как это? Вы же что-то там вскрыли, - возразил Ван Ли.


-    Эту информацию я вскрыл уже давно. А нажимание кнопок - это я для придания правдивости. Я уже давно знаю, что там происходит. Кто, что и кому продает. Еще раз скажу, ничего интересного.


-    Простите, зачем вы это сделали?


-    Я получил задание от босса, - бросая взгляд на Макса, сказал Вит. А взгляд говорил: «Тоже поучаствуй в разговоре».


-    Друг, я вам скажу честно, вы недолюбливаете американцев по понятным причинам. Вот причины есть и у меня, - сказал Макс. - Я, конечно, американец и знаю, как они работают. Наша организация открывает филиал в США, и они это знают. А я должен знать заранее, что они задумали и что предпринимают в контексте о нас. Вот и наш Шерлок занялся этой проблемой. Кстати, вы знаете, что посольство получило задание понаблюдать за нами. Дрон запускали для облета территории. Пытались подкупить строителя для получения информации. Даже разведсудно под видом прогулочного катера запускали. Поэтому наш Шерлок поработал над проблемой. И как он поработал, мы видели вместе. Я даже больше скажу. Наша охранная система сообщила о смене владельца на рыболовецком катере. Что этим владельцем оказался компьютерщик из посольства, было очень удивительно.


-    А нашумевшая история о затонувшем судне случайно не связана с этим? - немного помолчав, спросил Ван Ли.


-    К сожалению, да. Это то судно. Они были не мест­ные и не знали фарватера. Наехали на риф. Дальше вы знаете. Слава богу, что обошлось без жертв. Мы же, оказавшись рядом, совершенно случайно их и спасли.


-    Ясно, - ухмыльнулся Ван Ли.


Машина подъехала к пирсу. Все вышли и стали прощаться.


-    Спасибо еще раз. Вы нас действительно выручили, - сказал Ван Ли. - Катер вас доставит до вашего острова.


-    Спасибо, - сказал Макс за всех. И все пошли к катеру.


Немного отъехав от пирса, Макс спросил:


-    Слушай, Вит, классно ты под Шерлока закосил. Я его так прямо и представлял. Трубкой дымит. С лупой по полу лазит. Класс, вообще. Лицо тебе Лена перестроит под российского Шерлока, и тогда вообще класс получится, - немного помолчав, продолжил: - А что это ты меня решил подключить? Я там стоял, пялился по сторонам. Делал умное лицо. Никого не трогал. А тут раз и поехало. Я там наплел историй, что мама не горюй.


-    И правильно, - ответил Вит, - не станем же мы им рассказывать, что для меня их системы безопасности, как открытая книга? Их секреты у них на лице написаны. Или про то, что мой компьютер в голове такой умный, дал команду киборгу и тот сделал подборку всех грехов посольства? Меня другое расстроило.


-    А вот тут уже мне интересно, - сказал Макс.


-    Эта история слегка разогнала мою меланхолию. Но слишком легко и просто получилось. Имея все данные, конечно, легко раскрывать дела. А вот роль Шерлока я сыграл хорошо. Думаю, может в театре поиграть.


-    Не смеши меня. Тебя по возрасту не возьмут. Да и не помню, чтобы требовались пришельцы в театрах. Ты мне другое скажи. Где ты трубку Шерлока нашел и, главное, когда успел?


-    Извини, конечно, но мог бы и сообразить. Как только в катер сел Ван Ли, о чем пойдет речь, я понял. Я попросил нашего умника напечатать трубку.


-    Все-таки не могу я привыкнуть к твоим быстрым умозаключениям.


-    Учись, пока я жив, - усмехнулся Вит.



глава 10



В комнате совещаний собиралась вся группа за исключением тех, кто вел наблюдение за русскими.


-    Начнем, пожалуй, - сказал босс. - Первое. Давайте проанализируем итоги вчерашнего дня. Для понятия ситуации построим временную линейку. Я буду вести, а вы меня дополняйте. Итак. В шесть утра мы увидели охранника Александра, поднимающегося на крышу, - на главном экране пошло видео от камеры в коридоре. И все присутствующие увидели, о чем говорил босс. - Что там происходит, не знаем до сих пор, но, скорее всего, молится. В шесть пятнадцать просыпаются девушки.


Единственная камера, чудом уцелевшая, показывала большую комнату в номере. Девушки приводили себя в порядок. Одна из них сидела перед зеркалом и накрашивалась. Другая была в душе. Слышался только шум из ванной.


-    В номере ничего интересного, - продолжал босс.


-    Постойте, - сказал один из аналитиков, - одна девушка приводила себя в порядок, а вот вторая девушка этим не занималась.


-    И о чем это говорит? - спросил босс. - Насколько я помню, она еще молодая и может себе позволить не краситься.


-    Это русские, - сказал специалист по России. - Они всегда хотят быть красивыми. И красятся всегда.


-    Ясно. Что это нам дает? - и после паузы продолжил: - Но пока оставим эстетические споры. Продолжим. Шесть сорок. Возвращается охранник с крыши. Далее. Семь тридцать. Охранники выходят из номера и направляются в холл гостиницы, где будет проходить конференция. Там происходит стандартная операция по изъятию наших систем.


Наступила пауза. На главном экране все наблюдали за этой процедурой. Кадры переключались друг за другом. Охранник уверенно подходит к камере и вырывает ее. Следующее видео такое же. Экран потух.


-    А можно видео прокрутить назад? - спросил один из аналитиков. - Так. Так. Теперь стоп.


Все увидели на экране крупным планом лицо охранника с тянущейся к камере рукой.


-    А ухмылку на лице, это только я вижу? - спросил аналитик.


-    Вижу, - сказал босс. - И опять тот же вопрос. Что это значит?


-    Схему установки они не могли знать. А посмотрите, какая уверенность. Они не применяют спецсредства. А ухмылка, по-моему, наглая. И говорит она о том, что они знают о местах расположения гораздо раньше.


-    Очень умная мысль. Вы, наверное, долго над этим думали, - усмехнулся босс. - Мы оборудование устанавливали всю ночь. Изголялись, как могли, учитывая предыдущий опыт. Мы запросили новейшее оборудование. И вели наблюдение за конференц-залом постоянно. Вы мне скажете, когда раньше?


-    Этого я не знаю, - опуская взгляд, сказал аналитик.


-    А вы как специалист по России, что скажете про улыбку, которую некоторые приняли за наглую? Почему она не такая, как у нас, во весь рот? - спросил босс.


-    В России не принято улыбаться во весь рот с набором белых зубов. Есть в России такая поговорка: «Смех без причины - признак дурачины». Вот ту ухмылку надо переводить как «да, это очень смешно», - ответил Андрей.


-    Он снимает камеру, и это очень смешно? Что в этом смешного?


-    Он смеется над теми, кто поставил, и над теми, кто это видит.


-    То есть?


-    Он считает себя крутым, а тех, кто ставил, нет. Он просто издевается.


-    Это что, такая русская черта? Считать себя круче всех и от этого смеяться?


-    Не совсем так, но близко, - сказал Андрей.


-    Ладно. Оставим споры о русском характере. Продолжим. Восемь ноль-ноль. Девушки заходят в конференц-зал. Что внутри, мы уже не видим. Восемь пятьдесят. Один охранник заходит в комнату охраны отеля. Другой охранник подходит ко входу. Тут выходит сотрудница Елена и занимает место за стойкой. Далее. Девять ноль-ноль. Гости подходят, предъявляют пригласительные и проходят в зал. Первый сотрудник смог пройти. Посмотрите, как.


На экране включилось видео. Все увидели сотрудника, предъявляющего пригласительный билет. Лена лишь бросила взгляд и сказала: «Здравствуйте, агент национальной безопасности Майкл. Вы у нас сегодня за кого себя выдаете? Ах да, профессор Шмидт, мы очень рады видеть вас. Проходите, пожалуйста».


-    Скажите мне, что это значит? - спросил босс. - Откуда она может знать, кто это? Ведь даже на нашем сайте нет данных о нем. Информация находится в базе данных Агентства национальной безопасности. Какие есть мнения?


-    Я вижу, что на ней нет средств связи. У нее нет под рукой компьютера. И она сразу обратилась к сотруднику. Значит, она знает его в лицо.


-    А также имя и фамилию? Да мы подкрепление получили за день до этого. Нам дали, кого могли. Из разных отделов и подразделений. Чтобы его знать в лицо, нужно знать весь личный состав Агентства. Это просто нереально. Этот список полностью знает только один человек, - после паузы босс продолжил: - Господа, ситуация патовая. Чем больше мы узнаем о наших визави, тем больше вопросов возникает. А на эти вопросы если и находится ответ, то сразу рождается еще несколько вопросов. Что скажете?


В комнате повисла гробовая тишина. Только небольшой шум кофемашины заполнял комнату.


-    Специалист по России, вы что скажете? - спросил босс.


-    Эта ситуация характерна для русских. Никогда не понятно, что они знают и что они сделают в следующий раз, - ответил специалист.


-    Вот это вы нас просветили. Сейчас стану на колени и начну просить Господа, чтобы нас пронесло от такой напасти. У нас в стране работают сотни институтов и организаций по России, сотни советников и специалистов по России. А вы тут пытаетесь доказать, что они все лошары. И только вы в курсе, откуда у них такая информация и такие возможности.


-    Нет. Я только хочу сказать, что если про кого-то вы и можете все знать, то только не про русских. И это не зависит от количества учреждений. Это первое. А второе - это то, что если кто и может создать непонятные вопросы, так это тоже русские.


-    Я даже не знаю, что ответить. И не могу понять, мне стало легче от этой информации или нет, - ответил босс.


Опять пауза несколько минут.


-    Переходим от русской нелогичной души к практическому анализу. Восемь пятьдесят пять. Второй сотрудник подходит ко входу. И у него не оказывается пригласительного. Как вас зовут? - обратился босс к сотруднику, который находился в комнате совещания.


-    Питер, сэр, - ответил сотрудник и встал по стойке смирно.


-    Питер, с вами ведь провели инструктаж?


-    Да, сэр.


-    Вам выдали пригласительный?


-    Да, сэр.


-    И куда он делся?


-    Не знаю, сэр.


-    К вам никто не подходил и вы ни с кем не общались?


-    Я четко выполнял инструкцию. Ни с кем не общался. Ни с кем не разговаривал. Пригласительный лежал во внутреннем кармане пиджака. Куда он делся, не знаю.


-    И снова на арену выходят русские фокусники, - смеясь и хлопая в ладоши, заговорил босс, - с красными носами и длинными невидимыми руками идут по кругу арены. С улыбками на лице обчищают незадачливых гостей цирка. Ха-ха-ха!


-    Не факт, что это русские, - сказал аналитик. - Все пятеро находились в конференц-зале или рядом. Один юрист был в своем номере. И мы за ним наблюдали. И они не могли вытащить пригласительный у сотрудника, который вышел из машины и прошел всего метров пятьдесят.


-    А вот есть такие личности, которые утверждают, что если какая загадка и происходит, то это точно русские. Я понимаю мировой тренд, что во всем виноваты русские, но это уже перебор. Ладно. Надоело уже. Давайте дальше. Джон, твой выход. Доложи, что происходило внутри с того времени, как ты туда попал.


-    Есть, сэр. Я вошел через центральный вход, предъ­явив пригласительный, - начал свое повествование Джон. - Я, конечно, заранее изучил всех возможных участников. Все присутствующие рассаживались согласно местам, указанным в пригласительных. Я тоже занял свое место. Со мной за столом оказалось еще три человека. Руководитель лаборатории в Оклахоме с женой. И еще девушка, заместитель начальника лаборатории в Вашингтоне. Ровно в десять началась конференция. Слово взяла руководительница организации Ирина. Если исключить научные и непонятные медицинские термины, то смысл сказанного в том, что поможем всему миру с помощью всего мира. Все хлопали. Я, конечно, тоже. Сразу после доклада руководительницы в зал вошла сотрудница, которая стояла на входе. Елена. Точно. Это была она. На сцене брали слово медицинские светила. Говорили много красивых слов о мировых проблемах и их решении. Взял слово и мой сосед по столику, руководитель лаборатории. И снова мы хлопали. Затем был объявлен перерыв. Все разошлись по своим делам. Кто в уборную, кто потянулся к столам с кофемашинами и всевозможными сладостями. Затем произошло странное событие. Один из гостей вышел из уборной, прошел несколько метров и упал. Такое создалось впечатление, что он обо что-то споткнулся. Многие кинулись к нему на помощь.


-    Да, это был наш человек, - сказал босс. - Вам его не представляли. Это из последнего набора помощи от отделов. Все варианты, какие были, не сработали. Поэтому был еще вариант. У этого агента было задание пройти на конференцию без спецсредств. И только во время перерыва войти в туалет и взять спецсредства. Там была копия часов, но уже со встроенной видеокамерой с передачей видеосигнала. Там были еще радиомаяки. Продолжайте, - обращаясь к Джону, сказал босс.


-    Вот, он упал. К нему подбежали люди и начали оказывать помощь. Но тут произошла еще одна странность. Вокруг пострадавшего скопилось немного людей. И среди них был охранник, который работал в зале конференции. Так вот, он тоже подошел к пострадавшему и стал расстегивать рубашку, делая вид, что пострадавшему нужно больше воздуха. И незаметно снял часы. Это только я смог заметить. Затем приподнял лежащего на полу таким образом, что из его кармана что-то выпало. Теперь я понимаю, что это было. Охранник, подкладывая свой пиджак под голову пострадавшему, незаметно взял все, что выпало из кармана. А вот после этого произошло совсем странное.


-    Не томи уже, - сказал босс.


-    Охранник, пряча в карман украденное, посмотрел на меня и подморгнул, - сказал Джон.


-    В смысле? - спросил босс.


-    Этот знак я понял так, что он меня хорошо знает, - ответил Джон.


-    Можно мне добавить? - спросил аналитик.


-    Конечно, - ответил босс.


-    Его подмигивание означает, что он не только хорошо знает Джона, но и знает, кто он такой. И поэтому он дает понять о том, что знает, что Джон никому о воровстве не скажет.


-    А вы знаете, что я тоже кое-что знаю. Я, например, знаю, что по этому поводу скажет Андрей, - сказал босс, поворачиваясь к нему. - Что непредсказуемые и сверхлюбопытные русские могли это нам устроить.


-    Почти, - начал возражать Андрей.


-    Все, хватит. О русской душе поговорим отдельно, - сказал босс. - Продолжай, Джон.


-    Есть, сэр. Пострадавшего привели в сознание и повели под руки на выход. Охранник взял свой пиджак и пошел в зал. Возникла некоторая заминка. После паузы все потянулись к своим столам. Минут пять все рассаживались. Руководительница объявила о продолжении конференции. К микрофону стали приглашать медицинских светил. Я так понял, что каждый хотел выпендриться перед русскими, и это было противно. Еще я понял, что у них зарплаты будут большие. Все умничали и говорили о больших проблемах перед всем человечеством. Говорили о выпуске новой, измененной формулы аспирина. О запуске оборудования, которое будет производить совершенно новые операции на мозге. Все хлопали. Чем дальше шли речи, тем больше были проблемы человечества, которые надо решать. Ничего особенного больше не происходило. Был еще большой перерыв, и снова ничего не произошло. Снова горячие речи и снова о необходимости их решения. У меня все, сэр.


-    А какое сложилось общее впечатление о наших визави? - спросил босс.


-    Получается, что русских там было трое. Поэтому могу сказать только о них. Руководительница, ее заместительница и охранник. Главная, сразу видно, большой спец. Говорит красиво и убедительно. Улыбается практически по-американски. Даже жесты и мимика полностью по-американски. Заместительница ничем не выделялась. Простая и незаметная. Выражение лица ничего не говорит. Охранник практически ничего не делал. Стоял и пялился на присутствующих. Да, еще болтал по рации постоянно.


-    Да, мы знаем. Эфирный литературный кружок, - сказал босс.


-    Сэр, простите? - спросил Джон.


-    Если бы ты слышал, о чем они там говорят, ты бы еще больше удивился, - усмехнулся босс. - Если вкратце, то они оказались литературными знатоками и литературными критиками. А прочитали они, похоже, полбиблиотеки Ленина.


-    Ого, - сказал Джон.


-    Ладно, продолжим, - сказал босс. - Восемнадцать ноль-ноль. Конференция закончилась. Все выходят, - на главном экране пошло видео. Люди выходили довольные и медленно направлялись к выходу. Возле выхода стояла руководительница. Она провожала гостей, что-то им говорила и жала руки.


-    Сэр, у них на послезавтра запланированы встречи с претендентами на должности. Видите, они вручают пригласительные, - сказал Джон, указывая рукой на главный монитор.


-    Ясно, - сказал босс. - А завтра у них что по плану?


-    У них завтра свободный день и шоппинг, - сказал Джон.


-    Понятное дело, - усмехнулся босс. - Вот это точно русские.


Через непродолжительную паузу сказал:


-    Продолжаю. Хотя что тут продолжать. Девятнадцать ноль-ноль. Ужин в отеле. Отдельный далеко стоящий столик. Мы опять ничего не слышим и только видим, как они набивают желудки. И это обжорство длилось почти два часа. Мы все рады, что у них с пищевым трактом все в порядке. Да, там был один момент. Майкл, доложите.


-    Понимая, что мы опять останемся без прослушки, мы вызвали специалиста по чтению по губам.


-    Продолжайте, Майкл. Повеселите нас.


-    Читаю прямую речь, - начал отчет сотрудник: - «У лукоморья дуб зеленый с золотой цепью. По этой цепи ходит кот. Рассказывает сказки и поет».


-    Все, хватит сказок, - резко остановил доклад босс. - Я этот бред уже не могу слушать. На сегодня с меня литературного кружка хватит. И все, что мы могли полезного узнать вечером, так это про нового русского кота с золотой цепью в период весеннего обострения, который орет не с крыши, а забравшись на дерево. Веселый вечерок получился.


В помещении повисла тишина.


-    Аналитики, ваш анализ происходящего, - босс явно нервничал.


-    Разрешите, я начну, - сказал аналитик, почесывая затылок. - Первое. Русские подготовлены лучше нас. И я даже не буду говорить, на какой порядок. Мы явно к этому не готовы. Второе. Я даже не могу понять порядок знаний, какими они обладают. Это информация о сотрудниках. Это информация о наших спецсредствах. Это касается даже тех средств, которые являются засекреченными. Я даже не понимаю, есть ли ограничения в их знаниях. Третье. Наш сервер наверняка взломали тоже они. Все, что там было секретного, таким уже не является. Четвертое. Если наши возможности для них не представляют секрета, то их возможности для нас - полная загадка. Случай, когда упал наш сотрудник, пытаясь зайти на конференцию. Мы так и не поняли способ воздействия. Там был еще подобный случай. И снова та же история. Мы не знаем, почему они падают. Полных данных у нас еще нет, но я думаю, что и не будет. А ситуация с наблюдением и прослушкой! Я не буду комментировать их радиообмен, но складывается впечатление, что мы видим и слышим только то, что нам дают увидеть и услышать. А что нашли наши айтишники? Нашли то, что им дали найти. И что в итоге мы имеем в сухом остатке? Они, получается, белые и пушистые. Законопослушные и добропорядочные. И у нас нет ничего против них. Мы никак не сможем на них повлиять. Ни запугивать, ни шантажировать. Они не в нашей власти.


-    Да. Опустил ты нас ниже пола. Что, по-вашему, нам остается делать? - спросил босс, уже практически выходя из себя.


-    Я думаю, эта ситуация должна поставить целый ряд вопросов и, главное, их реальных решений. Первое. Что это за новейшие и секретные технологии, которыми мы пользуемся? Это они по документам такие секретные? А я вот вижу, что для русских это далеко не так. Второе. Что за системы защиты данных стоят у нас? Они такие же секретные, как и наше оборудование? Надо эту проблему решать, и как можно быстрее. Третье. А у нас что, наступил режим экономии на таких вопросах, как безопасность? Почему у нас так мало данных о русских? Что мы о наших визави знаем? Что один из них стал мусульманином, а второй имеет пробле­мы с женщинами? Да уж. Эти данные, конечно, сильно нам помогли. Не пойму только, в чем. Нет, я знаю, в чем помогли. Помогли, только не нам. Мы уйму времени потратили на проверку и перепроверку этих данных. У нас нет людей в разных странах, чтобы найти больше данных? Резюмирую. Работу, конечно, надо продолжать, но, наверное, продолжать будем в качестве зрителей. И, конечно, главный вопрос - это когда и что мы пропустили? Это я про русских говорю. У них там была снова революция, а мы ее не заметили? Что такого там произошло и, главное, быстро, что мы оказались далеко позади во всех вопросах безопасности? Вот это вопрос так вопрос. У меня все.


-    Да уж, - сказал босс.


Возникла пауза. Через минуту босс продолжил:


-    Надо запланировать работу на завтра. Хоть нам тут наговорили про бесполезность нашей работы, приказываю в любом случае все делать по плану. Андрей с Джоном до вечера свободны. Кто из компьютерщиков отдыхает, решите сами между собой. И, конечно, вас всех ждем на вечернее совещание. Группа наблюдения - согласно графика. Итак, всем спасибо за работу. До завтра.

***


Макс и Вит снова сидели на верхней террасе с прекрасным видом на море. Макс как всегда попивал пиво. Пиво давно уже производили сами на своем острове. Умник что-то слепил из непонятных железяк, и самым удивительным было то, что входила вода, а выходило пиво. Фокус, да и только.


-    Вит, а чего это ты пиво не пьешь?


-    Здоровье, Макс! Здоровье!


-    Погоди. Только не надо заводить тему про женитьбу.


-    Почему?


-    Женятся не от скуки, а от того, что любовь. Насколько я помню. Да и взращивания наследников, конечно. Хотя про скуку, может, я погорячился. Вот я живу как бы один, а чувствую, адреналина не хватает. Криков, наездов и, конечно, приставаний ночью не хватает.


-    Это ты опять шутить пытаешься?


-    Нет. В самую заправду говорю. Вот думаю, Татьяну и бери. Она тетка классная. Одна закавыка. Она знает, сколько тебе лет, - улыбнулся Макс.


-    Вот ты гад.


-    Не боись, прорвемся. Ладно. Хватит об этом. Давай сменим тему. Тем более ты - мужик умный и сам разберешься. Видели мы, как ты под Шерлока закосячил. Вот шоу было так шоу. Нравится мне это до невозможности. Слушай, а что, если мы еще и детективное агентство откроем? Представь, крутизна будет. В мировом-то масштабе. Так и назовем: «Шерлок и компания лимитед». Что думаешь?


-    Мысль хорошая. Хотя я сомневался, что пиво в таких количествах, которое ты принимаешь, на сообразительность влияет.


-    Я еще и не такое могу. Хотя крестиком вышивать не могу.


-    А ты пива хлебни и, глядишь, пойдет дело.


-    А ты, я погляжу, тоже шутить надумал? Ты лучше надумай про агентство. Это и тоску твою разгонит, и адреналинчику добавит. А там, глядишь, и за ум возьмешься. В смысле, раздумаешь жениться.


-    Опять шуточки, - рассердился Вит. - Хорошо, хватит. Давай, действительно, сменим тему. А насчет Шерлока я подумаю. Да и моему Ватсону тоже дело найдется. О чем хочешь поговорить?


-    Как о чем? О твоих друзьях-инопланетянах. Я, кстати, просто так не сижу. Я книжки про вас читаю и научно подковываюсь. Вот скажи, как вы до Земли добираетесь? Это же долго.


-    Да, действительно долго. Поэтому тут и пригодилось продлевание жизни. Я летел до Земли пятьдесят с лишним лет. Правда, там была хитрая штука, но от этого не легче. Ощущение после пробуждения - просто ужас какой-то. Мышцы атрофируются от бездействия. Поэтому нас будили и затем усиленная тренировка мышц. Сильно помогает переливание крови. Потом опять заморозка. Это был длительный перелет. Есть гораздо короче виды. Вот путешественники так не перелетают. Здесь выращивают тела и затем загружают информацию в мозг этих заготовок. И они так путешествуют по мирам.


-    Получается, сначала сюда должны прилететь первые инопланетяне и создать тут базу. А уже потом перемещать всяких-разных.


-    Примерно так. Правда, со временем сложнее содержать главную базу. Местные технологии усложняют работу всех служб.


-    Это как?


-    Ну, представь. Раньше вселил в одно тело мозг одного туриста, а затем другого. Никаких проблем. А со временем новые мозги в том же теле вызывают подозрения. Видите ли, не может один человек так резко измениться в характере. Не может один и тот же человек быть на Мачу-Пикчу десять раз. Это начинают все замечать. Его надо старить и делать пластические операции. Нужно увеличивать сопровождение. Менять данные в огромном количестве всевозможных информационных баз. А сложности с вашими спецслужбами все время возрастают.


-    Наверное, у вас тоже до фига заморок было на Земле?


-    Сложная тема - вводить наши системы единиц измерения. Для удобства, конечно. Метр из ста сантиметров - это наше. Сто градусов - закипание воды - тоже наше. А вот один идиот не уследил. Не заменил изобретателя. Не подсказал, как нужно, и вот здрасьте. Вместо таймов из ста мигов получите какую-то дрянь из двадцати четырех часов и еще из шестидесяти минут. Но, в любом случае, интереснее, чем у нас на родине. У нас скучно. А вот у вас тут - сплошное веселье.


-    Ага. Обхохочешься. То-то у меня рот до ушей и шрам от ножа был под глазом.


-    У вас тут я столько государственных переворотов пережил, что думаю книгу про это написать. А у нас ни одного дохлого переворота не было.


-    Да. Это точно. Я, кстати, в одном перевороте участвовал, а в другом только помогал.


-    Вот бы мне в перевороте поучаствовать, в захвате чего-нибудь. В политику, например, податься. Так не могу. Этика. Ну ее. Да и мои бывшие соотечественники не дремлют.


-    Насчет переворота. Может свою страну не создадим, так купим? Сейчас кризис мировой на планете, а деньги всем нужны. Островок под шумок и купим. Как думаешь?


-    Нет. Нам светиться нельзя. Нам со службой помощников тягаться ни к чему.


-    Жалко. Слушай, а как насчет подводную лодку в России прикупить? Не ядерную, но тихоходную и мощную. Что думаешь?


-    Конечно. И военную базу с танками и самолетами. Ты что, совсем обалдел? Воевать с кем надумал?


-    С американцами, конечно. Меня и Валдис поддержит. Третья мировая, походу, скоро. Не на прямую, так рядом бахнет.


-    Американцы что тебе сделали?


-    Не сделали, так сделают. Погоди, и наш черед придет.


-    Ты, может, еще не понял. Третья мировая война уже идет. Только она не с танчиками и самолетами, она финансовая.


-    Это ты про что?


-    Как ты говоришь, скажу тебе русским по белому. Американский доллар с одной стороны, а все остальные валюты с другой. Только американцы это знают, а все остальные нет. И воюют они под знаменем доллара. И в бой, и на смерть они идут ради него.


-    Поподробнее чуть.


-    Любой хаос в любом месте выгоден Америке. Поставки оружия - обеим сторонам. Нагнетание страха соседям войны - и опять увеличение закупок оружия. «Русские агрессивные» - и все европейцы увеличили закупки американского оружия. Страна распалась на части или столкнулась с трудностями? И тут американцы со своей помощью от фондов, конечно, с попаданием в долговую яму. В стране трудности с валютой, и они бегут их менять на американскую валюту. Оказание помощи и, конечно, в долларах. Это как тот вампир, которому нужна новая кровь. А доллару нужно движение и распространение. Это ему нужно, потому что это нарисованная бумажка и у нее, в отличие от других валют, нет материального обеспечения. И это я тебе вкратце рассказал.


-    Ну, ты мне голову загрузил. Я как-то больше привык с оружием воевать, а не с бумажками в руках. Так что, теперь моя профессия никому не нужна?


-    Не совсем. Просто теперь нет территорий и нет границ. Теперь не надо кого-то захватывать и подчинять. Теперь это можно спокойно купить. Купить правитель­ство, ресурсы и предприятия. Купить покорность работающего там народа. А ваши ребята должны придать этим действиям видимость законности и защитить, если что.


-    Вит, а ведь ты меня расстроил. Еще друг называется. Мне после твоих слов жить расхотелось. Так и хочется взять автомат и пойти пострелять в кого-нибудь. Типа, в последние дни работы.


-    Какой работы? Макс, ты у нас бизнесмен международного класса. Да еще и американец.


-    Вот, оказывается, в чем подвох. Ты меня специально скрестил с американцами. И бизнес, и ихние доллары. И я потихоньку превращаюсь в проклятого империалиста. А я, такой наивный и доверчивый, на такое повелся.


-    Шикарно жить не запретишь! Очень быстро привыкаешь.


-    А ты все же гад.



глава 11



Воскресенье в Америке - это день повального пикника и шоппинга. Все выходили на улицы с планами на отдых и удовлетворение желаний. Андрей с Джоном договорились встретиться в центральном парке. Солнечный день придавал радости и умиротворения. Центральный парк наполнился людьми с разными целями. Одни что-то ели, другие махали руками. Причем одни медленно и кругами, другие махали активно и при этом что-то выкрикивали.


-    Привет, - приветствовал Джон Андрея.


-    Привет! Какой чудесный день! - восхищаясь окружающим, отвечал Андрей.


-    Согласен, сэр.


-    Ты знаешь, Джон. Люблю я этот парк. Все такое зеленое вкупе с голубым небом - это сильный энергетик, как говорит молодежь. Вот так вот посидеть и поразмышлять о жизни, да вообще обо всем. Понаблюдать за людьми. Потренировать аналитические способности.


-    Насчет природы и размышлений полностью согласен. Я больше люблю рыбалку. Вот там можно и отдохнуть, и пообщаться с друзьями. А вот понаблюдать за людьми и потренировать аналитику, это как, сэр?


-    Я тебе сейчас расскажу и покажу. Конечно, это пришло не сразу. У нас в Агентстве национальной безопасности проводились курсы по внешним данным для анализа. Туда входило много интересных дисциплин. Мы изучали мышцы лица и как они реагируют на внутреннее состояние человека и его желания. Движение рук и их неконтролируемые реакции. И на основании этих данных можно делать выводы о характере человека и его действиях. Например, можно с большой долей вероятности понять, врет он или нет.


-    Сильно. Я тоже хочу попасть на такие курсы. Я живу с подругой, и мне точно нужно знать, врет она или нет. А пример можете привести?


-    Конкретно о чем идет речь, я тебе покажу на ярких примерах. Давай посмотрим, что у нас тут есть, - Андрей стал медленно поворачивать голову по сторонам. После паузы продолжил: - Вот семейная пара с ребенком пришла на пикник. Видишь? Вон там.


-    Вижу, сэр.


-    Посмотри на мужчину. Что можешь сказать?


-    Ему где-то за 35. Он их любит. Вижу улыбку на лице. Она тоже его любит. Это видно по ее взгляду. Он зарабатывает неплохо.


-    Стоп. Мы говорим о характере, а не о том, где он работает и сколько получает. Мы говорим о том, что скрыто от наших взглядов. Что можно увидеть необычного в этой семейной прогулке, хотя, кажется, все очевидно. Любовь налицо, ребенок и радости.


-    Ничего себе. А что увидели вы?


-    Он - бывший военный, и поэтому движения четкие. Чувствуется уверенность. Но между ними пробежала кошка. Движения рук хоть и уверенные, но посмотри, как он их убирает назад. Вот он достал что-то из сумки и сразу убрал руки. Да, он на них уперся, но сзади. Все определения этих движений носят символьный характер. И эти движения говорят о неуверенности. Она веселая и жизнерадостная, но посмотри, как она смотрит на своего мужчину.


-    Взгляд говорит о любви.


-    Почти. Посчитано, что частота взгляда на люби­мого человека в процентах тем выше, чем больше чувства. Она смотрит на него, но не так часто. Руки менее эмоциональны, но они говорят о любви. И если учесть разницу между взглядами и руками, то следует вывод. Она перед ним виновата. А посмотри, как она невольно держит ребенка перед собой. Ребенок смотрит на отца. Смотри. Он поворачивается и старается смотреть между ними, а мать его разворачивает, чтобы он смотрел на отца.


-    И что?


-    Она им прикрывается. И это еще раз говорит о ее вине. В общем, наука не сказать, что точная, но с большой вероятностью можно сказать об эмоциях и чувствах. И на этом основании можно сделать выводы. Например, ты спрашиваешь человека о чем-либо, а он выражает эмоцию вины и, значит, он врет. Хотя ни причины, ни цели этих чувств не известны. Примерно так.


-    А тогда вопрос. Можно, сэр?


-    Конечно, Джон.


-    А вот эта ситуация с русскими, с которыми мы сейчас работаем. Эти знания вам помогли?


-    Мне-то, может, и помогли, но вот как их интерпретировать, не ясно. Я еще раз повторю. Наука дает косвенные данные. Ну вот, например, возьмем некоторые моменты с русскими. Помнишь камеры, которые мы установили в бизнес-холле отеля?


-    Конечно, помню. Это когда охранник уверенно снимал оборудование по прослушке?


-    Да. Этот момент. Там было несколько нюансов. Первый, когда камера дает общий план и на ней видно, как охранник стоит в центре холла. Сначала он поворачивает голову влево. Потом останавливается. Пауза. Затем поворачивается вправо. И только потом начинает движение к камере. Если прокрутить это на замедленной съемке, то получается, что он не знал, где находится камера. Он просто вертел головой, а ему говорили, где остановиться и где искать. Получается, им кто-то управлял. Это произошло слишком быстро, и этого никто не заметил. И тут возникает вторая странность. У него был только один вид связи. Это было устройство в ухе, а значит, только радиосвязь. А охранник не только вертел головой влево и вправо. Он еще взгляд немного приподнимал и опускал, уточняя место установки. И на видео видно, что после этих вращений головы он точно смотрит в камеру. А, согласись, по радиоканалу этого не сделать. Нужен обратный видеосигнал. И на основании этих данных проводить коррекцию. И какой вывод из этого напрашивается?


-    Сэр, я в тупике. Я даже представить не могу. Наверное, я не слишком силен в этой области.


-    Так вот, я тебе скажу, какой вывод. Этот охранник, конечно, не робот. Это понятно. А вот движения и взгляд точно управлялись с помощью мощного компьютера, не говоря уже о том, как они узнали, что и где находится. Так вот, чтобы это так работало, нужно, чтобы у охранника стояло в голове устройство чтения зрения. Обработка сигнала и его перекодировка. Передача кодированного сигнала по каналам связи и при этом, чтобы мы не слышали. Анализ данных, корректировка и передача назад для управления. Получается, что у охранника и того, кто им управлял, должны стоять суперкомпьютеры. И все это проанализировав, вывод только один. Эти охранники - роботы. Бред. Наверняка, есть другое объяснение, но его не вижу. Вот скажи, мог я эти выводы сказать боссу? Тут и так у него развилась хандра по поводу русских. А если ему такое расскажу, то, боюсь, он вытащит пистолет и меня пристрелит.


-    Не может быть.


-    Может-может. Он, думаешь, почему решил тебя взять в команду? Потому что все в нашей команде, скажем мягко, не питают дружеских чувств к России по тем или иным причинам. Сам босс имел ряд негативных столкновений с русскими. Я это знаю, и не только из его досье. Вот поэтому иногда я стараюсь не заводить его по данной теме. Вот ты и попал в струю.


-    А вы как относитесь к русским?


-    Я учился в России пять лет, в Москве. И у меня нет такой неприязни к русским. Там, конечно, были конченые идиоты и не очень, но они есть в каждой нации. В большинстве они нормальные люди. Впечатления от России остались сильные и, конечно, их много. Я, например, научился пить водку. Говорят, у них мода на водку проходит. Жалко. Такой талант у меня пропадает. Вот если сравнивать американцев и русских, то можно сказать точно, что у нас нет загадочной русской души.


-    Это что еще значит?


-    Никто не знает точно, что означает это определение. Но, как я понял, ты никогда не знаешь, что у русского на уме и что он сделает в следующий момент. Причем, он может придумать одно, а сделать может совсем другое. Вот как раз я и пытался это донести боссу.


-    Понятно. Но, похоже, не сильно получилось.


-    Точно.


День был в самом разгаре. Голубое небо вместе с солнцем работали по полной. Семья, за которой наблюдали Андрей и Джон, начала собираться. Невдалеке группа занималась оздоровительной гимнастикой. Какая-то китайская бабушка перепрыгивала скамейку с одной стороны на другую. И тут наши друзья увидели одного из русских охранников. Они опешили. Он шел один по центральной аллее. Было видно, что его никто не вел. И по его движению становилось понятно: он шел к ним. Он даже помахал рукой нашим друзьям. Они переглянулись. Он ведь не мог знать, кто они. Он видел Джона на приеме и только. Джон там ничем себя не выдал, и русские не проявляли к нему внимания. Там, конечно, один из охранников ему подмигнул. Но не понятно, что это должно было означать. Это было все.


«Может это и есть “загадочная русская душа”, - подумал Джон, - что на уме русского, непонятно, но что он делает, совсем непонятно».


-    Сейчас все узнаем, - сказал Андрей.


Русский решительно подошел к собеседникам.


-    Хай, господа, - сказал Валдис. - Знакомиться не будем. Это, пожалуй, лишнее. Вы знаете, как меня зовут, а я знаю, как вас. Так что не будем тратить время. Андрей и Джон, расслабьтесь.


Американцы с вытаращенными глазами смотрели на русского.


-    Разрешите присесть? - не дожидаясь ответа, Валдис сел рядом с Андреем. И, немного помолчав, продолжил: - Вы, конечно, задаете себе первый вопрос. Я сразу на него и отвечу. Ваши рассуждения о России и россиянах не совсем правильны. Вот вы, Андрей, утверждали, что загадочная русская душа - это, типа, загадка, которую не разгадать. Обидно то, что вы это втолковываете в молодое сознание, не заботясь о последствиях. Вот так и рождается русофобия. Я не мог такого вынести и решил внести ясность по данному вопросу. Чем отличаются русские от американцев, так это тем, что у русских есть еще один орган чувств - это душа. Вижу ваше удивление.


Андрей и Джон продолжали сидеть с открытыми ртами, наблюдая за Валдисом.


-    Конечно, где она находится и что из себя представляет, неизвестно, но этот орган очень важен. Он влияет на принятие решений и действия, подчиняясь своей логике, иногда вразрез со стандартной логикой.


Повисла пауза. Валдис вытащил жвачку. Показал собеседникам, что она американская. Развернул и засунул в рот пластинку.


-    Знаете, что интересно? Есть много определений этого органа, но мне нравится то, в котором говорится, что у него есть что-то от сердца. Если на сердце указывают в левой части тела, то душу показывают посередине. Иногда путают эти понятия и, говоря о душе, рукой показывают на сердце. Это, конечно, не правильно. Интересно, правда?


Опять повисла пауза. Андрей и Джон переглянулись и начали бросать незаметные взгляды по сторонам.


-    Не, они не скоро сообразят, - продолжал Валдис. И увидев вопрос на лицах собеседников, повернулся в сторону парка, где собиралась семейная пара. Сейчас они одевали малыша. - Я про ваших ребят, что делали шпионский вид. Не скоро они сюда придут. Скорее вам на совещание надо будет идти, чем они придут к нам сюда. Скажите там, что мальчики не виноваты. Они старались.


Семья уже одела малыша и стала собираться уходить. Валдис посмотрел в их сторону и продолжил:


-    Насчет них вы почти все угадали. Да, она чув­ствует вину, но надо было сложить поведение мальчика. Он играл и периодически смотрел на отца. А взгляд вы его видели? Нет? Понятно. Именно этому вас и не учили. Так вот, малыш был весел, а когда он смотрел на отца, то было видно изменение выражения лица. Он в шоке от того, что произошло ранее. Произошла ссора между родителями, и он стал свидетелем. А если бы вы заметили за воротником у супруги большое количество мастики, закрывающей синяк, то вывод напрашивается сам собой. А супруг испугался своей реакции и руки держит сзади не только от чувства вины, но еще и пытается держать свои руки подальше от нее.


Опять повисла пауза. Джон бросил взгляд на Андрея, а тот продолжал смотреть на Валдиса с открытым ртом.


-    Мы слегка отвлеклись от темы разговора. Так вот, продолжая о душе. Сильная штука, вам скажу. Иногда она оказывается сильнее и мощнее обычного поведения человека. Даже очень часто - совсем противоположных действий. Вот вам известен такой случай у нас в стране? Одни молодые люди украли цветы в магазине на кругленькую сумму. И знаете, что они сделали потом?


Валдис посмотрел на собеседников с вопросом во взгляде, точнее сказать, молчунов-соседей. Затем, взмахнув рукой и ударив по коленке, воскликнул, смеясь:


-    А вот и не угадали! Ха-ха-ха. Вот вы, Джон, подумали о том, что они поехали искать место, где их продать. А вы, Андрей, подумали о женском вопросе. А еще мнения есть?


Опять Валдис смотрел на молчунов, вопрошая.


-    И вот, представьте, они их раздали прохожим на центральной улице, - и, немного помолчав, продолжил: -


Вот скажите, зачем воровать, чтобы потом раздать? Почему пошли в центр, а не стали убегать? Чтобы их быстрей поймали? Вот скажите, где логика?


Опять возникла пауза.


-    А что это я все время один разговариваю? Так беседы не получится. Все я да я. Распинаюсь тут, блин, - и, помолчав, продолжил: - Андрей, вам-то есть что сказать? Вы ведь жили в России, и у вас есть свое мнение на этот счет. Я про душу имею ввиду.


-    Да, есть, - очнулся Андрей, - свое мнение есть.


И снова пауза.


-    И? - спросил Валдис. - Это, типа, мнение есть, но я вам его не скажу. Так, что ли?


-    У меня есть вопрос, - включился в разговор Джон.


-    Вот, уже что-то. Конечно, можно, - сказал Валдис. - А вы, Джон, посмелее оказались Андрея. Валяйте. Это будет ваш первый вопрос. Спрашивайте.


-    Откуда вы узнали, как нас зовут? Откуда узнали, где нас найти? И зачем нас вообще искать? - спросил Джон.


-    Это три вопроса.


-    А вы соедините его в один. И отвечайте, как на один, - ответил Джон.


-    Сообразительный парнишка. Учитесь, Андрей, -


сказал Валдис. - Честно сказать, я не собирался с вами общаться. Но как услышал, что несет Андрей, решил внести ясность по данному вопросу. Знаешь, последнее время много всякого произошло в отношениях между Россией и Америкой. Много грязи вылито на обе стороны. И становится все хуже. Я не люблю Америку со всеми жителями. И у меня есть на то причины. И их слишком много. И по вопросу вмешательства во внутренние дела стран. По разрушению стран и превращению мира в хаос. У меня их много. Впрочем, все, как у вас, Джон. Только стороны у нас разные. Но, несмотря на все это, я больше всего хочу взаимопонимания между нами. Не махания ядерными дубинами, а просто общения. Нужно больше разговаривать нам с вами. И чем больше общения, тем меньше будет напряжения и страхов. Вот и решил присоединиться к вам. Так сказать, общение и труд все перетрут.


-    Вы не сказали, как нас нашли. И вы нас прослушиваете? Как? Откуда про меня могли узнать?


-    Ого. Теперь четыре вопроса. Опять скажете соединить в один?


-    Вы тоже сообразительный.


-    Так вы еще и шутник. Только тут одна загвоздка. Мы беседуем. Беседа - это взаимное общение. А получается, что я отвечаю только на ваши вопросы. Давайте так, я вам отвечу, а потом вы ответите на мои вопросы. Договорились?


-    Ок, - ответил Джон.


-    У вас, Джон, проблема. И вам с ней надо работать. Меняться как-то к лучшему, что ли. Вы считаете, что Америка - самая крутая страна, а все остальные - это племена с луками да стрелами. Конечно, мы знаем, где находится каждый член вашей группы по интересам. А точнее, по интересу к нашей группе из фонда. Мы знаем, что говорит каждый из вас. Что он делает и что собирается делать. Если вы собрались на совещание, то нам уже понятно, чем оно закончится. Мы имеем досье на каждого из вас. Я, конечно, прочитал и ваше досье, Джон. Про ваше отношение ко всему русскому. Вашу позицию в соцсетях. Я вам ответил? Теперь моя очередь спрашивать.


-    Спрашивайте. Хотя у меня родилось еще несколько вопросов.


-    Понимаю вас. Но давайте по очереди. Вот я видел вашу драку в казарме с вашим сослуживцем. Видео попало в сеть. После чего вы и попали под наблюдение службы внутренней безопасности. Потом, правда, видео удалили. Но у меня сохранилась копия. Это хорошо. Правда? Я могу потом вам сбросить на память. Если захотите. Так вот. Вы там красиво дрались. Этот хук слева. Прямо одно загляденье. Скажите, почему вы его не добили? Ведь он поступил подло по-вашему. Ваши сослуживцы вас бы не сдали. Было видно, что каждый тоже хотел его ударить. Так скажите, почему? Он упал. Готов. Вы замахнулись - и не ударили. Я догадываюсь, почему, но хочу услышать ваш вариант.


-    У меня складывается ощущение, не знаю как у Андрея, что я задаю вопрос и вы на него отвечаете. Но после вашего ответа у меня возникает еще больше вопросов. Мы идем в сторону вопросов, а не ответов.


-    А я вам про что говорю? Такая ситуация в мире и происходит. Много вопросов, и их нужно решать. Вот вы тоже понимаете, что нужно больше общаться. Итак, я весь во внимании.


-    У меня был учитель по восточным единобор­ствам. Так вот, он проповедовал в своем учении то, что если ты понимаешь свою силу, ты также понимаешь и силу врага. А если ты сильнее соперника, то будь к нему великодушным. Бой еще не начался, а ты уже знаешь исход поединка. Мне сразу стало ясно, что у моего оппонента нет шансов. И поединок - только трата времени. Учитель также говорил, что нельзя показывать всю силу сразу и что ее нужно использовать в той мере, которая необходима. Потому что, кто мог видеть твой поединок, может быть подготовлен к бою с тобой в следующий раз. Поэтому я для видимости помахал руками. Пропустил пару ударов. Когда пьеса была сыграна, я перешел к окончанию последнего акта.


-    Да, - сказал Валдис, - Чжан действительно большой философ. Жаль только, такой философии не придерживается американское правительство. Андрей, а у вас есть вопросы? Вы как-то пассивно ведете беседу. Подключайтесь уже.


-    А откуда вы знаете учителя? - спросил Джон.


-    Лично я с ним не знаком. Он ведь работает на ваши спецслужбы. А вот с его учителем я знаком лично. Он был у меня вторым учителем в нашей спецшколе. Мне понравился ваш ответ. Я грешным делом подумал, что вы не скажете всей правды. Итак, продолжаем общение. Ваша очередь спрашивать.


-    Каким образом вы узнаете о нашей группе? Откуда знаете, кто где находится и о чем говорит? Получается, мы за вами следим, а на самом деле за нами следите вы? - все еще удивляясь, спросил Джон.


-    Получается так. И я вспоминаю слова своего учителя, который также говорил: «А насколько ты сам подготовлен к бою? И насколько подготовлен соперник? И что ты сделал для этого?». Так как в вашей стране велико самомнение, то это можно использовать. Конечно, никто из вас и не подумал, что мы подготовимся заранее. Никто из вашей группы даже и не предполагал, что, приходя на работу в Агентство, нужно всегда проверять слежку. Никто и не мог подумать, что в Агентстве кто-то может себе позволить установить прослушку. И все Агентство уверено, что они успешно ведут борьбу с противником и никто не может себе позволить бороться с ними. Конечно, никто не удосужился, приходя на работу, проверять на себе установленные спецсредства. Мы всегда были на шаг впереди. Мы также знаем ваше оборудование и как оно работает. Какие частоты использует. Даже когда вы решили сменить оборудование на современное, то мы уже знали, на какое.


-    А зачем вам все это? - вступил в разговор Андрей.


-    Не может быть! Я потрясен! - сказал Валдис. -


Вот и вы решили порадовать нас своим участием. Я отвечу, конечно. Но сначала хочу спросить. А вы, как специалист по России, как думаете?


-    Кроме загадочной русской души в голову ничего не приходит.


-    Вот посмотрите, Джон, что говорит специалист по России, - сказал Валдис. - Я же вам только что рассказывал о душе. Она отвечает за возвышенные и ве­­ли­кие действия. За великое чувство любви отвечает сердце. За русский характер отвечают гены. Не путайте, пожалуйста. За сообразительность отвечает голова, и душа тут ни при чем. Джон, он вас просто хочет запутать, а я все ставлю на свои места. А чтобы понять русский характер, нужно знать нашу культуру. И ярким представителем этой культуры являются поговорки. Вы, Джон, какие поговорки знаете? Хотя бы американские.


-    Бог создал людей, а кольт сделал их равными.


-    Я добавлю: «Ни один пьяный матрос не тратит деньги так быстро, как трезвый конгрессмен», «Две самые полезные книги для девушки - кухонная книга матери и чековая книжка отца», «Разорившийся человек может пересчитать своих друзей на мизинце одной руки». Что это значит? Это срез вашего общества. Деньги, оружие и снова деньги. Понятно, что вашей истории двести лет и так глубоко поговорки не проникли. Но это грустно, и вас описывает полностью. А вот я приведу примеры наших поговорок. «Не плюй в колодец, возможно из него придется напиться», «Делу время, а потехе час», «Говорить без дела, что на воде писать». Вот если хочешь понять русских, прочитай поговорки, и читай между строк «народную мудрость», и пойми их смысл. Все тебе станет ясно, как божий день. И тогда тебе не будут нужны всякие ваши доморощенные специалисты по России. И теперь я отвечу на ваш вопрос, Андрей. А отвечу поговорками. «Не рой другому яму», «Кто сам плут, тот другим не верит», «На дурака была надежда, а дурак-то поумнел», «Рад дурак, что дурней себя нашел».


-    Я понял, но не все, - сказал Джон.


-    Хорошо. Переведу на русский. Мы знаем позицию вашей страны. Мы также знаем ваши желания и ваши возможности. Мы знаем, что наша организация попадает в сферу вашего внимания. И вы захотите узнать о ней все. Одного мы не знали: что вы очень серьезно к этому отнесетесь. Может, мировой кризис или террористическая угроза, не знаю. Но столько людей привлечь к небольшой и полностью положительной организации - совсем непонятно. Раз вы решили выкопать яму нам, то мы решили, что эту яму вы будете копать в нашей.


-    Ясно, - сказал Андрей.


-    Мне тоже ясно. А у меня вопрос, - сказал Джон. - А ваши средства прослушки лучше наших?


-    Конечно. Причем на несколько порядков. Хоть у нас секретов много, но это я могу вам продемонстрировать, - сказал Валдис и начал осматривать парк. - А давайте так. Вы, Джон, выберете заинтересовавших вас людей. Хорошо?


-    Ок, - окинув взглядом парк, Джон продолжил: - Вон там на скамейке сидит парочка. Видите? Возле большого дерева.


-    Да, вижу, - сказал Валдис. - Рассказывать о том, что я вижу, не буду. Мы это с вами проходили. А вот по­слушать, что говорят, сделаем.


Валдис вытащил обычный телефон. Что-то там запустил. Телефоном покрутил и указал им на эту пару молодых людей. Потом нажал кнопки на телефоне. И все присутствующие услышали:


«- Да, дорогой. Конечно, дорогой. Как скажешь, дорогой, - сказал женский голос.


-    Насколько все плохо, дорогая? Что-то с машиной? - спросил мужской голос.


-    Не очень, дорогой. На работе у нас работает сотрудник...»


-    Дальше идет много личного. Я не могу вмешиваться в личное пространство, - сказал Валдис и выключил устройство. - Давайте лучше переключимся на других. Покажите, на кого.


Вдруг Валдис странно захихикал. Потом помотал головой и сказал, обращаясь непонятно к кому.


-    Да понял я, - сказал он. Затем, поворачиваясь к собеседникам, продолжил: - Наш компьютер сказал, что ему лень бегать, как девочка, с микрофоном и подслушивать, - потом, через паузу, сказал: - Она сказала, что вы и так впечатлились. Особенно впечатлился обаятельный молодой человек, - и, немного помедлив, Валдис кинул взгляд на Джона сверху вниз и продолжил: - Чего в нем обаятельного? Совершенно обычный американец. Ну, качок. И что? Ладно. Вам, компьютерам, виднее. Да понял я, - продолжил Валдис. - Она сказала, что для полной убедительности в наших возможностях просит вас загадать число от одного до десяти. Прошу вас, господа.


Американцы снова переглянулись.


-    Все? Готовы? - Валдис с вопросом на лице смотрел на собеседников. - Вижу, загадали. А теперь скажу. Вы, Джон, загадали семь, а вы, Андрей, пять.


-    Как вы узнали? - почти одновременно спросили друзья-американцы.


-    Я сам не знаю, - ответил Валдис. - Это все компьютерные заморочки. Она просит загадать еще раз числа. Да поняли они уже, - сказал Валдис, смотря куда-то в сторону. - Ты что-нибудь более интересное предложи, - и, немного помолчав, продолжил: - Она сказала, что пришлет лучше фото на память.


У Валдиса раздался сигнал на телефоне, и он включил изображение. Повернул экран, чтобы было видно собеседникам. И все увидели изображение, где они втроем сидят на скамейке и Валдис держит телефон впереди себя. А над Джоном было дорисовано сердечко. И это сердечко очень интересно просвечивалось голубоватым светом.


-    Могла бы и посимпатичней выбрать. А сердце зачем нарисовала? Ага. Ты ему еще нимб пририсуй. Вместе посмеемся, - сказал Валдис куда-то в сторону и затем, обращаясь к собеседникам, продолжил: - Хотите и вам сброшу. Нет? Как хотите.


-    Простите, а компьютер точно она? - спросил Андрей.


-    Мы его ласково называем «Зайка». Поэтому у нас компьютер женского рода.


-    Зачем компьютер называть женским именем? Он же все равно компьютер. Железяка и есть железяка, - завелся Андрей.


-    Алло! Осторожней, - сказал Валдис. - Ты за базаром следи, Андрей. Она может и обидеться. Она хоть и пятого класса, но не посмотрит на международный статус, выключит тебя. Будешь знать.


-    Убьет, что-ли? - спросил Джон.


-    Нет, конечно. Хуже. Просто выключит, - и через паузу Валдис продолжил: - Что-то мы отвлеклись. Мы же продолжаем светскую беседу? У вас есть еще вопросы?


-    Как это было снято? Я никого перед нами не видел, кто мог бы это сделать, - спросил Джон.


-    Извини, Джон. Сказать не могу. Помимо секретности у тебя нет достаточного образования.


-    В смысле? - возмутился Джон.


-    Не обижайся, - ответил Валдис. - Объяснение касается областей физики элементарных частиц, а также новейших исследований в строении человеческих органов. Глаз и мозга. В нашей организации мы достигли новых высот в этом деле. Это наш хлеб, так сказать. Ну, о роде деятельности нашей организации вы знаете. Давайте лучше вернемся к конструктивной беседе. Тем более моя очередь спрашивать. Андрей, вы ведь хорошо рисуете. Планируете выставляться?


-    Я не думал еще об этом. Да и картин у меня немного, - сказал Андрей.


-    Не скромничайте, - сказал Валдис. - Джон, я вам советую посмотреть на эти вещи. Это довольно-таки ин­тересно. Такой необычный стиль, Андрей. Зря вы над выставкой не подумали. Очень советую. Да и знаете, сейчас и с гораздо меньшим количеством картин выставляются. И поверьте мне, выставляются с такой дрянью, что у меня глаза слезятся, смотря на это.


-    А откуда вы знаете про мои картины? - с удивлением спросил Андрей. - Я никому их не показывал.


-    Просто прочитал ваше досье. И там все про вас. И про картины в том числе. Сколько их там, не считал, - сказал Валдис и через паузу продолжил: - Как только мне тут подсказали, их сорок две. Так что послушайтесь моего совета. Картины классные. И если что, могу помочь с выставкой. Могу посоветовать спеца в этом деле. Он все и организует.


-    Я подумаю. Спасибо, - сказал Андрей.


-    Джон, по глазам вижу, вы горите задать вопрос, - усмехнулся Валдис.


-    Я, конечно, не силен в медицине и мне уже не интересно подслушивать, - сказал Джон. - Мне интересно другое. Вы о всех участниках группы знаете?


-    Конечно. Я знаю о всех участниках все. Я знаю, чем они завтракают. Что они пишут в соцсетях. Кто с кем спит и почему. Например, у вашего компьютерщика Рашида в игре-стрелялке на планшете герой двадцать седьмого уровня. У аналитика Роберта и его жены любимый цвет коричневый. У вашего босса мать болеет раком груди, - ответил Валдис и, немного помолчав, продолжил: - Тут мне пришла другая мысль, что зря я вам это все рассказываю.


-    Почему это? - спросил Джон.


-    У вас могут быть неприятности. Причем очень большие. Сегодня вечером у вас совещание. И вы должны будете рассказать о нашей встрече. Скорее всего реакция будет неадекватной. Все решат, что вы, как не­нормальные, должны были или убежать, или меня схватить. А вы им расскажете, что на это не было никаких оснований и также нужно было узнать о нас в личной беседе. Но после всего того, о чем мы тут говорили, вас сочтут ненормальными фантазерами. Так что подумайте, о чем говорить.


Пауза длилась несколько минут.


-    Давайте лучше вернемся к началу нашей беседы, - сказал Валдис. - О загадочности русской души. Джон, а вы знаете о таком интересном факте: когда Россия в очередной раз спасла Европу и разгромила очередного мирового захватчика, вошла войсками в Париж, когда российский самодержец имел полное право потребовать с проигравшего контрибуцию в любом виде и в любом размере, Россия могла увеличиться за счет новых территорий или разжиться деньгами, она этого не сделала. Она не потребовала ничего. Это шло вразрез европейского понимания о победителе и проигравшем. Вы такое можете понять и объяснить? Андрей, вы как спец можете объяснить?


-    Я знал об этом факте, - сказал Андрей, - но у меня нет разумного объяснения.


Длительная пауза повисла в воздухе. Все трое смотрели перед собой в даль парка.


-    А не кажется ли вам, что есть ценности, отличные от территорий и богатства? - воскликнул Валдис. - Мне жаль, господа, - немного помолчав, продолжил: - На этом, пожалуй, нам пора заканчивать нашу светскую беседу. Меня зовут дела. Да и ваши ребята на подходе. Этот ваш Дуглас - головастый мужик. Быстрее всех сообразил. Да Бог с ним. Вы должны понять, что я хотел с вами побеседовать и никак вас не компрометировать. Так что, до свидания, господа. Увидимся, если что, - и опять смотря куда-то в сторону, сказал: - Хорошо-хорошо. И вам, - обращаясь к Джону, - особое «до свиданья».


Валдис уверенно встал и пошел к западному выходу из парка. Минут через пять в парк зашли ребята из команды во главе с Дугласом.


-    Что это все было? - спросил Джон.


-    Догадайся, - ответил Андрей.


глава 12



Макс и Вит сидели на террасе с прекрасным видом на острова. В этот раз они сидели в Русской зале. Здесь Макс был чаще всего. Он специально заказывал мебель и всю атрибутику для интерьера. Ему почему-то захотелось диван, чтобы был похож на его любимый диван. Как сказала одна подруга про этот диван, «мужика и диван разлучает только работа, и то не надолго». Максу захотелось, чтобы посередине комнаты стояла большая матрешка. И вообще Макс хотел чувствовать себя в России.


-    О чем думаешь, Вит? - спросил Макс. - Прекрасная обстановка тебя к чему подвигает? Если к женитьбе, то посмотри в другую сторону.


-    А ты без шуточек, конечно, не можешь, - ответил Вит. - Тебе самому не надоело?


-    Я тут стараюсь и практически из кожи вон лезу, чтобы тебя развеселить. Разогнать тоску некоторым личностям. А они меня, веселого и доброго, пытаются обидеть.


-    Надо тебя на курсы английского юмора послать. Культурно и тонко шутить - это великая вещь.


Тут раздался легкий шум лифта, который и прервал беседу. Дверь открылась, и вышел Умник.


-    О чем спорим? И, кстати, доброе утро, Макс и Магистр, - наклоняя голову в сторону Вита, сказал Умник.


-    И тебе не болеть. И что это за Магистр? - спросил Макс. - Я сначала думал, это, типа, звание такое, а сейчас, когда он так наклонился, я понял, что это круче звания. Вит, колись. И что за секретность между своими? И почему до сих пор играем в шпионов?


-    Ладно. Поскольку Умник только свои секреты может хранить, а вот с чужими у него проблемы, расскажу по порядку. Я тебе рассказывал про эксперименты с генной инженерией на разных цивилизациях. И мой прапрапрадед стоял у истоков этого дела. Когда еще эта информация не считалась секретной и никому не была интересна, проводились исследования и объявлялись результаты работы. Все шло спокойно и тихо. Но в какой-то момент одни очень хитромудрые из окружения императора вдруг поняли: «А что, если создать подобную программу той, что выбирает императора. Что, если вырастить с помощью новых данных по генной инженерии претендента в императоры, который в будущем станет ручным императором. На новой программе проверить, как повлияют эти эксперименты на рейтинги претендентов и их генный прогресс». Вот в связи с этим программу моего родича засекретили. Поставили наблюдателей над работой этой программы. Поставили статус первой категории и тех, кто распространяет данные этой работы, объявили заговорщиками и предателями Империи. Но данные этой программы всегда использовали все жители Империи. Если в нашей нации находили болезни, всегда появляющиеся на этапе эволюции, то эта лаборатория находила какое-нибудь изменение в днк или еще где и эти исправления вносились всем жителям. А тут со статусом секретности стало труднее определять, что влияет на состояние здоровья человека и что влияет на его статусное развитие. Начало расти количество заболеваний. Народ стал возмущаться. Претензии к правительству увеличивались. Правительство догадалось и объявило разработки допингом.


-    Это вроде как запрещено. Типа, нельзя использовать неестественное увеличение способностей человека, - возразил Макс.


-    Это все философия. Если человек увеличил мышечную массу и выиграл чемпионат, то это плохо, потому что он сделал это один. Он использовал новые и никому неизвестные данные во благо себе. В этом нечестность. А если этот допинг обозвать лекарством, которое изменит твои физические данные, и это усилит, например, кости в теле человека, и они станут меньше ломаться. И это могут использовать все жители. Как тогда назвать это использование? Честным или нет? Вот и родилось движение за общее использование данных генной работы для всех жителей Империи. А назвалась она «Лучший выбор». А группа влиятельных людей Империи, назовем понятным тебе словом «мафия», начала дозировать данные. Те, что влияли точно на здоровье, выходили в свет. А те, что влияли на умственные способности и черты характера, оставались секретными. А когда эта мафия узнала про «выборцев», то началась травля с обвинением в госизмене. Тогда и был создан генопаспорт. И, конечно, создалось подполье, которое воровало исследования, изучало данные в своих лабораториях и стало выпускать исследования в общий доступ. Когда мой родственник ввел изменения в меня, то сначала этого никто не заметил. Это как в борьбе с допингом. Одни химичат, чтобы их не нашли, а другие химичат, чтобы найти. Вот и настал момент, что меня скоро могут найти. Вот я и запросил о переводе сюда.


-    А Магистр тут при чем? - спросил Макс.


-    Так я еще и Магистр этого сообщества. Правда, бывший.


-    Охренеть! И это я узнаю через год дружбы, - возмутился Макс.


-    Самый лучший способ секретности - это незнание, - ответил Вит.


-    Ну ты даешь, - сказал Макс. - А почему бывший? И почему тогда Умник называет тебя не бывшим?


-    Система управления «выборцев» построена по системе троек. Трое из группы знают друг друга. А один из них состоит и в другой тройке. И знают они друг друга только по кличкам. Так что выкорчевать всех практически невозможно. Там работает также система самопожертвования. Когда круг вокруг нас начал сжиматься, то я принял решение увести следствие за собой. Все поняли, что магистр на этой планете, и сюда должны были направить сумасшедшие силы. Но начальник службы контроля немного засуетился и решил сам все сделать. Всех поймать и заработать пару медалей. У него не получилось. Я, конечно, помог, помимо того, что еще и сбежал. Начальника выгнали вместе с его ставленником. А что в этом хорошего? Они были самые умные и наступали нам на пятки. Так вот, в итоге, планету закрыли под предлогом изоляции Магистра и невозможности вредить «мафии». Так вот по системе самопожертвования. На мое место выбран новый Магистр, и он может какое-время спокойно работать. Да и нам тут полегче будет.


-    Да уж! Ты снова меня удивил до невозможности. И потом, ты нам пел, что причина того, что ты свалил, была другой.


-    Повторю для тех, кто отвлекается от разговора. Незнание - это суперсекретность!


-    А Умник тут при чем?


-    Умник был в моей тройке. Моим суперзамом, - сказал Вит, а от этих слов Умник даже голову приподнял от удовольствия. - Если бы ты знал, как мы там зажигали.


-    Точно, - сказал Умник.


Все уселись поудобнее напротив камина. Вечерний вид на острова был просто шикарен.

***


Совещание босс объявил начавшимся.


-    Подведем итоги дня, но сначала у меня есть информация. Она пришла от нашего диппредставительства во Вьетнаме. Там возникла пикантная ситуация с утечкой секретной информации. Данные не очень серьезные, но сам факт неприятен. Как выяснило расследование, к этому оказались причастны два наших сотрудника. Кто был заказчиком и каковы мотивы, определит следствие. Но в нашем случае интересно другое. Вьетнамская сторона обратилась к нашим визави в лице руководителя организации «Безграничная помощь» и его помощников. Они там устроили такое шоу, что отчет о происшедшем буквально кипел эмоциями и восхищением о проделанной работе. Они сломали стену и оттуда вырвали подслушивающие устройства с проводами. Они спасли жизнь начальнику охраны. Помогли поймать предателей. В общем, помогли по полной. И в отчете подведены итоги. Мы как страна, первая в мире, со сверхэкономикой и супербюджетами в области вооружений и разведки -


просто дети по сравнению с каким-то фондом в каком-то Вьетнаме. Типа, начальник охраны хоть и прошел подготовку в области шпионажа, такого никогда не видел. Особую пикантность придало то, что эти ребята, как это сказать по-молодежному, «закосили» под Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Шапка, огромная лупа и трубка придали особый шарм происходящему. Он также во что-то там пялился на полу, без всяких там специалистов все определил, затем сидел, попыхивая трубкой, и выдавал удивительные умозаключения. Хоть детективное кино снимай.


-    А что нам известно о том, кто эти двое и какой национальности? - спросил Андрей.


-    Кто они, неизвестно. Национальность тоже неизвестна. Хотя в докладе сказано, что один из них говорил по-английски с чистым лондонским акцентом. Второй же всегда молчал, - ответил босс.


-    Интересно.


-    Да уж, - ответил босс. - У нас тут еще есть новость. Наш компьютерщик Игорь срочно покинул нас и выехал домой в Вайоминг. На его сестру совершено нападение, и она сейчас в больнице. Так что замена подойдет позже. Аналитик Джон тоже не придет. Это немного странно. Он, видите ли, выиграл в лотерею около трех миллионов долларов и сразу же написал рапорт об увольнении. Уважая его опыт и заслуги, его отпустили оформлять выигрыш. Нам пообещали прислать нового аналитика. Хотя я не вижу смысла. Нам осталось работать два дня. Ладно. А теперь перейдем к делу. Майкл, твой выход.


-    После информации от наших партнеров из Азии о наших визави, мы выдвинули две теории. В первой предполагалось, что наши визави связаны с террористической деятельностью. И этой информацией можно было воспользоваться. Увы. Мы проверили информацию через все наши связи на Востоке. Проверили движение средств. И оказалось - нет. Лучше сказать, что ничего не оказалось. Поскольку мы проверили уже всех. Их там не было. Как говорится, «ни до, ни после». И денег, и связей. Ничего. А потом выяснилось, что данных о следе на Востоке нам никто не посылал.


-    В смысле? - спросил удивленно босс.


-    В том смысле, что их серверы были вскрыты, и информация была неизвестно кем сфабрикована и нам направлена. И это касалось нашей второй теории о женском следе со всеми вытекающими недостатками.


-    Получается так, что нас заранее направляли по ложному следу? - спросил босс.


-    Получается так.


-    Тогда я добавлю, - босс начинал нервничать. -


Получается, мы знали, что они приедут, и готовились с усердием к встрече, а выходит, что это они с еще большим усердием подготовились к своему приезду.


-    Получается так.


-    Что вы заладили «получается так да так»? Что-нибудь более позитивное можете предположить? - и после гробовой тишины продолжил: - Что скажет наблюдение о сегодняшнем дне? Только у меня просьба. Можно без соплей и хныканья? Типа, мы их видели, как они выходили, наблюдали и еще раз увидели, как они заходили. Мы такие бедные и несчастные, ничего не могли ни прослушать, ни записать, но мы сделали все, что в наших силах.


-    Простите, сэр, но так и было, - сказали в ответ. -


Прослушку снова сняли, новых людей не пустили и все виды сигналов были заглушены. Все так, как в прошлые разы и было. Они все из своих комнат в отеле в двенадцать часов перешли в заказанный зал ресторана. Все прибывшие гости, эти приглашенные медики, проследовали в ресторан. Из зала раздавались музыка и смех. В одиннадцать вечера они отпустили гостей и проследовали по номерам. Это все.


-    Ты мне столько рассказал, - стал заводиться босс не на шутку. - Нет. Ты мне практически роман рассказал. Знаешь, такой эдакий трехтомник. «Война и мир», твою мать. Причем, трехтомник в трех предложениях.


-    Сэр.


-    Да ладно, - стал успокаивать подчиненного босс, - все нормально. «Война и мир», значит так и есть. Кто у нас там дальше? Аналитики, ваш выход.


-    Сэр, извините, - сказал Дуглас, - у нас есть еще кое-что.


-    А ну-ка.


-    Был еще один момент, - Дуглас даже привстал. - Один из охраны наших наблюдаемых, зовут его Вал­дис, вышел из отеля на шоппинг. Мы его вели около двух часов по магазинам и супермаркетам. Он там что-то примерял, что-то даже купил. Но потом мы его потеряли. Это было невозможно. Слежка велась в несколько колец. После потери мы стали увеличивать зону поиска и заметили его выходящим из центрального парка. Как потом выяснилось, в парке были два наших сотрудника. Это были Андрей и Джон. Это все, сэр.


-    Разрешите? - сказал Андрей.


-    Конечно, - сказал босс. - Я сгораю от нетерпения.


-    Сэр, все, что я расскажу, покажется еще более странным и удивительным, чем все, что происходило ранее. Я сам и, думаю, Джон под впечатлением.


-    Да не томите уже.


-    Мы сидели в парке и просто болтали о том и о сем. Парк приличный. Я в нем иногда релаксирую. Как вдруг видим, что прямо к нам идет Валдис. Я вам скажу, уверенно идет. Мы слегка опешили. Если он Джона видел на конференции, то меня он точно не мог видеть. А он подходит и здоровается с нами. Говорит, что представляться он не будет, потому что мы и так знаем, как его зовут, а с нами здороваясь, назвал каждого из нас по имени.


-    Хотел сказать, что очень удивительно, но не буду, - сказал босс. - Меня, похоже, после последних событий уже ничем не удивить.


-    Вы не поверите, но еще есть чем вас удивить, - сказал Андрей. - Я за последние дни видел много чудес и много шоу-представлений, а это прямо приезжий цирк. Начал он с того, что он прослушивает всех нас в реальном времени. А под всеми нами я подразумеваю как раз всех нас. Я так понимаю, что и сейчас тоже они все слышат.


-    Вы совсем обалдели? - спросил босс.


-    Давайте я сначала все расскажу, а потом вместе покайфуем? - сказал Андрей.


-    Хорошо, продолжайте. Но если они все слышат, то какой смысл вести совещание? Может, мы сменим помещение? - ответил босс.


-    Только если переместиться в финские бани. И то, думаю, не поможет. И все же, я думаю, надо сначала все рассказать, а затем уже принять решение.


-    Да понял я, - сказал босс, - продолжайте.


-    Мы с Джоном разговаривали о загадочной русской душе. И пришедший русский начал повествование с того, что слышал весь наш разговор слово в слово. Но он так бы и продолжал слушать и не вмешивался, если бы я говорил правильно. Он, видите ли, считает, что я неправильно излагаю понятие «русская душа».


-    Извините, Андрей, - вмешался босс, - я не могу терпеть этот бред. Прослушка, теперь русская душа. Что это вообще значит?


-    Сэр, потерпите немного. Это только начало, -


сказал Андрей. - Я вам расскажу всю историю, и потом вы полностью перечислите все виды бреда. Так вот. После разъяснений, в чем заключается истина - в русской душе или типа того, мы спросили о прослушке. Как он мог слышать наш разговор? Дальше интереснее. Он рассказал целую историю о нас с вами. Что мы, американцы, слишком самонадеянны. Мы считаем, что все вокруг нас тупицы. Короче, мы лучше всех. И поэтому совершаем много ошибок. Мы, уверовав в свою исключительность, не проверяем, следят ли за нами. Мы не проверяем прослушивающие устройства, не те, которые в этом здании, а те, которые устанавливают на нас. Да-да. На каждом стоит прослушка, - все присутствующие переглянулись. - Поэтому я сказал, что если переносить совещание, то нужно это сделать в сауну. Мало того, он продемонстрировал дистанционную прослушку. В парке на скамейке сидела пара, о чем-то спорила. Так этот русский направил на них что-то типа смартфона, и мы слышали все, о чем говорила эта пара. Обычный смартфон без каких-то видимых прибамбасов. Потом на наш вопрос, они ли вскрыли наш сервер, он ответил, что да. Сказал, правда, что смысла особого не было, потому что они и так все о всех знают. Увидев сомнения в наших взглядах, он рассказал для примера, с кем тренировался в армии Джон, что я хорошо рисую, сколько картин у меня в чулане. Ну и, чтобы нас добить, сказал, что у нас есть сообразительный парень Дуглас и он уже на подходе к парку, и поэтому он нас покинет, чтобы не компрометировать. Это при том, что он гулял один, а все остальные находились в отеле.


-    Посмотри, какой добренький. Даже противно, - сказал босс. - А у вас есть что добавить, Джон?


-    Сэр, - Джон встал и продолжил: - у меня сложилось впечатление, что это постановочное шоу и мы все в нем актеры. Уж очень театрально он к нам шел. Знаете, даже слегка надменно. И все, что потом происходило, было заранее подготовлено. Они нас подслушивали, понятно. Но, видно, поставили прослушку поздно и услышали только конец разговора. Поставили прослушку заодно и к той паре в парке для дальнейшего шоу. Факты, которыми он нас удивлял, наверняка были заранее известны, и потом он театрально нам их представил. Факт о художнике Андрее найти несложно. Нужно было просто за ним проследить, влезть в квартиру и там все узнать. А тут есть еще один интересный момент. Я об этом никому не говорил, потому что не придал значения. А теперь, в связи с последними событиями, расскажу. На меня недавно, еще до того, как я начал работать здесь, было совершено вооруженное нападение. Так сказать, ограбление. Один из них был знаток восточных единоборств. Так вот, я думаю, что это было все спланировано. И сделано это было для проверки меня. А по тому, как я дрался, специалист может определить, какой техникой я владею. Моего учителя тоже можно вычислить при желании. Так что, я думаю, в бронированную комнату идти не следует.


-    А как же информация о семье с ребенком и о выводах на основании новых технологий в области мимики лица? - спросил Андрей.


-    Это он высосал из пальца. Экспромт для запуд­ривания мозгов, - возразил Джон.


-    Это что еще за мимика лица? - спросил босс.


-    Я был на курсах по физиологии человека и его реакции на события в виде эмоций. То есть можно приблизительно вычислить, врет человек или нет. Почему косвенно, потому что человек выражает эмоцию, например, сожаления или неуверенности. И в прямом ответе на вопрос «да или нет» эмоция неуверенности скорее всего говорит о том, что он лжет. Так вот, этот русский выдал такое, чего я еще не слышал. Он правильно вычислил эмоции и правильно сделал выводы. Он увидел то, что я не увидел. И это он не мог услышать от нас. Он просто в выводах пошел дальше. Там еще были моменты, о которых стоит сказать. Первый момент. Он показал нам фотографию на своем смартфоне, причем такую, которую нельзя было сделать в принципе.


-    Это как? - спросил босс.


-    Он показал фотографию, где мы втроем, и сде­лана она с некоторого расстояния над прудиком невдалеке от нас. Джон, вы можете говорить, что хотите, но снять фото с этого места, затем передать это в реальном времени просто нереально. Там, конечно, была еще одна необычная вещь.


-    Давайте, добивайте уже, - сказал босс.


-    Он сказал, что руководит этим всем компьютер и зовут они все его «Зайкой». То есть компьютер - это она. И она всем этим руководит. У них там, типа, революция машин. И она этому русскому сказала, что наши сотрудники на подходе и русскому пора уходить. Она попросила русского, чтобы мы загадали числа, и она их угадала.


-    И вы попались на этот бред? - стал возражать Джон. - А как вам такой бред? - уже обращаясь к боссу. - Сэр, этот русский говорил о том, что нашим странам нужно переходить от конфронтации к сотрудничеству. Что нам нужно больше общаться, чтобы исключить недопонимание между странами. Потом нес бред, что сердце у русского находится слева в груди, а душа посередине. А русский характер вообще в целом теле. Потом он плел всякий бред о русской культуре и в частности о поговорках.


-    Я что-то нить потерял, - сказал босс. - Он что хотел сделать? Вас удивить, что прослушивает? Что о нас все знает или сверхспособностями в фотографии? А отношения между странами, это к чему? А русский балет тут при чем?


-    Речь шла не о балете, а о поговорках. Типа, через понимание поговорок можно больше понять другую культуру, - возразил Андрей.


-    Я все понял. Они решили над вами поиздеваться. Наплели вам гору всяких небылиц, чтобы вселить в вас неуверенность, а значит, проявить слабость. Я начинаю понимать логику их поведения. Это все шоу, которое мы видим в последнее время, это издевательство над нами или месть. Вот, значит, такой я делаю вывод, - сказал босс.


-    Я с вами не соглашусь, босс, - возразил Андрей. - Я ведь тоже из курсов по мимике что-то вынес. Он говорил это искренне. Не было там ничего из мести. Там, правда, он сказал еще кое-чт