Николай Александрович Метельский - Унесенный ветром. Книга 5 [СИ, главы 1-11]

Унесенный ветром. Книга 5 [СИ, главы 1-11] 630K, 157 с. (Маски [= Унесенный ветром] (СИ)-5)   (скачать) - Николай Александрович Метельский


  Пролог


  Приятная и спокойная атмосфера в комнате, оформленной в викторианском стиле. Пожилая женщина, сидящая на диване и пьющая чай. Найдется очень мало людей, кто смог бы дать ей больше шестидесяти пяти, встретив в первый раз, на деле же Аматэру Атарашики разменяла уже девятый десяток. Кто-то скажет - бахир, другой назовёт это наследственностью, и каждый будет прав. И бахир, и наследственность. И то, и другое. Много бахира и еще больше наследственности. Только вот все, что осталось от Рода, это она сама. Последняя из очень древнего семейства. Все еще можно исправить, но ошибка в этом деликатном вопросе неприемлема. Она еще могла принять в род перспективного наследника, но если ошибется с выбором... На следующую попытку у нее не останется ни сил, ни времени. Слишком она стара.

  Сидя на своем диване, который в свое время раскритиковал один наглый юнец, женщина размышляла о прошлом, настоящем и будущем. В основном, конечно, о настоящем, от которого зависит будущее. Но и прошлое не оставляло её в покое. Возраст, наверное.

  В ее длинной жизни произошло много событий - ничего не значащих, но запавших в память. Важных, подчас влияющих на политику всего рода, и знаковых - тех, что останутся с ней до конца жизни. Шесть лет назад произошло событие, которое тогда она отнесла к важным и лишь чуть позже стала понимать, насколько оно знаковое. Дело было в том, что ее попытались ограбить. Причем члены того же клана, в котором состоит ее Род. Разозлило ли ее это? О, да! Она была в ярости. Грабителей спасло лишь то, что Атарашики не хотела разрушать свое поместье, поэтому не применяла чего-то очень мощного. Было даже немного забавно, когда позднее все восхищались ее сдержанностью и милосердием... Надо было их все-таки убить, а так эта парочка отделалась всего лишь изгнанием. Ну да что уж теперь. Наследник клана тогда буквально вытащил грабителей с того света, в последний раз встав грудью на защиту своего друга. Последний раз, когда она отнеслась к нему, как к сыну ее старого друга детства. С тех пор он был для нее лишь наследником. Да и ее друг... Нет, их можно понять, - и отца, и сына, умом она все понимала, - но гордость одного из древнейших Родов мира была попрана, и подобное она забыть не могла. Можно представить, каково ей было, когда этот самый наследник, в очередной раз приехав с семьей в ее онсэн, притащил с собой сына тех самых грабителей. Акено не был дураком, даже будучи крайне пристрастной, она не могла назвать его идиотом, и все эти шесть лет наследник пытался... выпросить прощение. Не напрямую, конечно, хотя и личные извинения стоящего на коленях мужчины тоже имели место. А вот его отец... Детство прошло, что тут еще скажешь?

  Но возвращаясь к сыну грабителей... Притащив его к ней, он, как выяснилось, просто хотел показать старой женщине, что мальчик ни в чем не виноват. Он - не его родители. Очередная идеалистическая выходка этого великовозрастного ребенка. Род есть Род. Семья есть семья. Одна кровь, одна вина. Именно потому Атарашики сходу начала цепляться к мальчишке. Оскорбления, что с каждым разом становились жестче, придирки, отношение в целом, но чем выше становился градус нападок, тем крепче становилось понимание того, что для мелкого Сакурая она всего лишь элемент раздражения. Да, порой он бесился, но ни разу она не увидела в нем ненависти лично к ней. И ни разу не услышала от него ни слова мата. О, какие этажи ругательств он порой выстраивал, но ни разу ни одного матерного слова. И ни грамма ненависти. Словно она неизбежное зло. Впрочем, стоит признать, что и она не переходила определенной грани. Например, никогда при нем не трогала его родителей. А со временем взаимная ругань и вовсе переросла в пусть и жесткие, но все-таки пикировки. Ну и нельзя не упомянуть нежелание парня втягивать в этот конфликт семью своих соседей. Пока накал страстей не поутих, те знали только о негативном ее отношении к парню. Да и то, скорее всего, в этом виновата она сама. До сих пор они считают, что он с ней просто... собачится, не более. Так, лают друг на друга иногда, и все. Когда наступил перелом в отношениях, даже сама Атарашики затрудняется сказать, просто однажды она поняла, что раздражена на Акено больше, чем на парня. Ну в самом деле, как можно позволить голодать ребенку, который живет через забор? А если верить жалующейся иногда Кагами, к которой Атарашики никогда негатива не испытывала, то парень точно время от времени голодал. Кто-то, не знавший жену наследника, мог бы сказать, что она преувеличивает, но как раз в этом и дело - Кагами ни разу не говорила об этом напрямую, но зная её, вывод делаешь как-то машинально. Гордость, скромность, стеснение - неизвестно, отчего именно, но мальчишка старался не прибегать к помощи соседей. А так как Атарашики точно знала, что стеснение и скромность - это не про него, ответ напрашивался сам собой. Кагами тоже хороша, хотя если бы не она, парню пришлось бы гораздо тяжелее. Неизвестно, о чем думал на самом деле Акено, а вот с ходом мыслей Кенты все более-менее понятно - не стоит затаскивать в клан силой, пусть придет сам. Другое дело, что мальчишка оказался слеп до невозможности и даже не осознавал, кто его соседи. Как с неба свалился, честное слово. А эти идиоты еще и продолжали держать его в заблуждении, но тут точно Акено постарался. Наверняка, хотел, чтобы его отношение к ним оставалось прежним, понимал, что вечно это не продлится, но все равно тормозил. Хотя гораздо позже Атарашики и сама начала его понимать. С каждым годом, каждым днем приближался тот момент, когда он поймет, из какого Рода старуха, которую он куда только не шлет. А ей - уж самой себе можно признаться - не хотелось, чтобы его взгляд изменился.

  И он не изменился. "Великую Аматэру" он посылал так же далеко, как и "злобную Атарашики". Более того, с приходом к нему понимания точек воздействия на него - в плане "поддеть" - даже прибавилось. Было забавно любоваться, как он крутится, пытаясь извиниться, не произнося собственно извинений. Ну и с раскрытием карт стало чуть более понятно его отношение к ней. И, как выяснилось, парень тот еще собственник. Это и так было известно, но вот степень запущенности этой его слабости позабавила. Да и вообще после того, как парень открыл для себя новый мир аристократов, наблюдать за ним стало интереснее. Больше возможностей позабавиться. Например, когда он приехал к ней с небольшим аквариумом в руках. Притча во языцех, рассказанная все той же Кагами. Выражение его лица Атарашики до сих пор читала с трудом, но тот последний взгляд, брошенный на уходящего с бывшей его рыбкой слугу... В общем, она не удержалась - в тот день парень так и не смог добиться от нее желаемого. О, как он, наверное, бесился! Ей ничего такого, конечно, он не выказал, но уж она-то знает младшего Сакурая! Может быть, не так хорошо, как знают Кагами с Акено, но... но и тут она может дать им фору. Ведь ее никакие мужланы не сдерживали.

  Да, она следила за ним. Нет, ничего сверхординарного - несколько человек из слуг и старые знакомства, но даже этого хватало, чтобы задуматься. Например, Шидотэмору. Можно долго рассуждать о баре "Ласточка", но там хоть можно проследить его действия поэтапно, а вот Шидотэмору возникла буквально из ниоткуда. Просто - раз, и парень отдает указания взрослым дядькам внутри фирмы, появившейся только вчера. Откуда взялась фирма, если она принадлежит парню, как он ее создал или взял управление? А люди? Где он за пару дней набрал людей? Ведь вот же блокнотик, где расписан каждый его день по часам. Дальше - интереснее, через какое-то время внутри фирмы прокатилась волна смертей. Всего неделя, жалкая неделя, и четыре человека из верхушки фирмы, которая уже успела набрать в стране кое-какой вес, скончалось. Ни одного убийства. Несчастный случай, самоубийство, инфаркт и автокатастрофа. Полиция даже не сильно копала. Да, странно, что в такой короткий промежуток времени, но ни к одному случаю не подкопаться. Но что забавно, человек Атарашики, работающий в Шидотэмору, утверждает, что новый гендиректор просто ходит перед парнем на задних лапках. Вывод из этой истории довольно прост - группа людей решила отжать бизнес у юнца, но напоролась на жесткое противодействие, и все умерли. А со временем он смог вдолбить в головы управляющих, что он не просто начальник, а без малого их господин.

  А этот последний случай, когда, опять же, из ниоткуда взялась Наката Акеми - единственный босс Гарагарахэби женского пола. Совершенно непонятно, когда они успели познакомиться, но вот причина знакомства стала ясна довольно быстро. Если не брать в расчет фантастическую версию о том, что такой человек, как Заноза, увлеклась никому не известным юнцом, то остается вариант с расширением влияния парня в теневом мире Японии и Токио в частности. Как он смог подмять ее под себя, уже другой вопрос, - а то, что подмял, Атарашики знает точно. Она даже не удивилась бы, если бы узнала, что они спят вместе время от времени. Нормальный вариант для обоих. Сама Заноза весьма неплоха собой, а он для нее... ну, Атарашики вполне понимает мотивы женщины, желающей привязать к себе юнца. С позиции Акеми вариант беспроигрышный, да и Синдзи не урод. Может, он ей даже нравится. А предавать его... Атарашики не видит для этого повода прямо сейчас.

  В целом, стоило признать, что парень был идеальной кандидатурой на наследника Рода Аматэру. Да вот беда - его родители. Если к самому Синдзи у нее претензий не было, то вот его лояльность вызывала вопросы. Родители на всю жизнь остаются родителями, и порой даже не важно, что ребёнка они бросили. И ладно бы в младенчестве, когда он и не помнит, и не осознаёт, но вот Синдзи их отлично помнил. То, что они вызывали у него раздражение, ее, несомненно, радовало, но кто поручится, что он не играет на публику - уж это-то у него выходит отлично? Кто поручится, что он не кинется в объятья вернувшихся родителей? Пусть даже не кинется, а просто выполнит их просьбу, которая будет идти вразрез с его планами, просто потому, что это - родители?

  Кто поручится, что он уже давно и активно с ними не сотрудничает?

  Вот и она не могла. Даже если не брать в расчет мелькающие мысли о наследнике, она не смогла бы относиться к нему по-прежнему, зная о его хорошем отношении к отцу, а главное, к матери. И как будто само Провидение услышало ее мысли и решило немного помочь. Эта мерзкая парочка надумала вернуться в Токио и даже навестить старую женщину. Что уже само по себе подозрительно. Официально они здесь по делам, но раз уж выпала такая оказия, решили принести извинения, которых она не услышала тогда. Неужто думают, что какой-то артефакт сумеет ее задобрить? Да у нее этих артефактов... Но кое-что из ситуации выжать было можно.

  Например, столкнуть их с сыном лбами.

  Задержать у себя старших Сакураев ничего не стоило, поэтому когда Синдзи все же приехал за обещанными приглашениями в ее онсэн, она просто послала слуг их позвать. Скрывать, кто у неё в гостях, не стала, все равно при ней ничего важного сказано не будет, а вот когда они останутся наедине, она озаботится, чтобы узнать, о чём будут говорить. Уже озаботилась. И пусть ее онсэны славятся своей приватностью, сделать исключение для конкретных посетителей - почти врагов - она не постесняется. По большому счету, Атарашики плевать на их планы, но вот взаимодействие с сыном и его к ним отношение - уже другое дело.

  Когда они вошли в ее комнату, Синдзи даже ухом не повел, видимо, посчитал вошедших слугами, да даже если и нет, это же Синдзи. Но всего через несколько секунд тишины парень очень характерно - для нее - повел головой. Обычно он так делает, когда начинает раздражаться. Интересно, чем вызвано это его раздражение. Похоже, еще одно подтверждение, что мальчик не любит, когда у него за спиной стоит кто-то неизвестный. Стоит и молчит. То, что это не слуги, он, похоже, сообразил очень быстро.

  - Синдзи? - произнесла Этсу, держа руки у груди. На публику играет, стерва.

  - Сын... - почти пробормотал Рафу.

  А вот он действительно немного растерян и не знает, что сказать.

  После такого парень не мог не оглянуться, но бросив на них быстрый взгляд, вновь повернулся к Атарашики. И выдал фразу, которой, благодаря все той же Кагами, старая женщина сразу прониклась. При ней он, кстати, раньше такого ни разу не произносил.

  - У вас здесь можно закурить, Аматэру-сан?


  Глава 1


  - Нет, - ответила карга старая, спрятав усмешку за очередным глотком чая.

  Но я, итить ее из-под ржавого винта, заметил. Я вообще парень глазастый.

  Мысли прыгали, как стрелка сейсмографа во время землетрясения. Скорость моей думалки увеличилась в разы, и я чисто на автомате активировал Фокус. Я не знал, что делать. Я не понимал, что делать. Слишком много вариантов, слишком мало информации. Что, мать вашу, делать? Все спокойствие моей жизни, каким бы оно ни было, летит в тартарары. Сегодня парочка моих родителей пришла к Аматэру, а завтра придёт к Кояма. Да старуха сама расскажет про них Кенте, и кто поручится, что он не решит с ними побеседовать? Даже если бы старик каким-то чудом нашел письмо, оставленное в момент, когда меня бросили, даже в этом случае было бы проще, чем сейчас. Я же несовершеннолетний! Пусть Шидотэмору задолбаются выбивать из меня даже они, но ведь могут просто отдать клану Кояма. Оформить на них опеку, отказаться от родительских прав - и все, амба! И пусть клятвы от меня никто не получит, но чисто юридически я буду принадлежать Кенте. До совершеннолетия, правда, но мне и этого за глаза хватит. С их возможностями я не поручусь и за то, что Шидотэмору удержать смогу. Про такую ерунду, как поход в Малайзию, и говорить нечего. Практически крах шестилетней работы. Когда все начиналось, когда я только собирал свою финансовую, так сказать, империю, я рассчитывал на противостояние только с родителями, про то, кем являются мои соседи на самом деле, я узнал слишком поздно. Да и после поляка Войцеха я как-то не рассчитывал, что эти ушлепки заявятся сюда лично, думал, самому придется к ним ехать. А теперь... Вариант, в общем-то, один. В то, что они пойдут мне навстречу, я как-то не верил, а значит, остается только ликвидация. И как можно скорее. Сегодня, максимум завтра. Переговорить с ними, - так как иначе всё равно не отстанут, - заодно и информации побольше собрать - а то мало ли - и валить отсюда.

  - Понятно, - расслабился я в кресле. - Жаль.

  Не раз у меня проскакивала мысль устроить себе эмансипацию, но нынешний статус был таким удобным...

  - Синдзи, сыночек, - подлетела ко мне Этсу, принявшись обнимать. - Как же ты вырос.

  Очень хотелось отвесить ей короткий апперкот, благо из этого положения было удобно, но не устраивать же потасовку перед старухой. Тем не менее...

  - Будь любезна отпустить меня, женщина, - произнес я холодно.

  - Синдзи... - чуть отстранилась она.

  - Вы свое право обнимать меня упустили шесть лет назад, - усмехнулся я все так же отстранённо.

  Сейчас, поди, начнут отмазываться, что забирать меня с собой было слишком опасно.

  - Не будь к нам слишком строгим, сын, обстоятельства нашего ухода были совсем не так однозначны, как тебе кажется, - подошел ближе Рафу.

  - В отличие от итога, - ну и раз уж он любит выдавать подобные перлы: - Давайте не будем вдаваться в полемику, которая уже никак не повлияет на мое к вам отношение. Судя по тому, что вы не стучались, вы оказались тут не случайно, но я все же попросил бы вас ненадолго удалиться - у нас с Аматэру-сан деловой разговор, не предназначенный для посторонних ушей.

  - Синдзи... - хотела что-то сказать Этсу.

  - Аматэру-сан, - перебил я, подняв руку, - мне кажется, или вас перестали уважать в собственном доме? Врываются без стука, разговор прерывают. Кто здесь вообще хозяин?

  Понятное дело, что все происходит с ее подачи, но на такое она не может не отреагировать.

  - Выйдите, - произнесла она, добавив в голос стали.

  И они послушались. Не мгновенно, конечно, помялись, но вышли. Я бы удивился, будь иначе.

  - Ты, старая, совсем совесть потеряла, - заговорил я через несколько секунд после того, как закрылась дверь. - О таких вещах предупреждать надо.

  - Я и предупредила, - усмехнулась она.

  - Обе, блин, стороны! Вот ведь... - потер я лоб. - Ты даже не представляешь, какие проблемы они принесли мне своим появлением.

  - Поделишься? - поставила она чашку на столик рядом с собой.

  - Пять минут назад, может, и поделился бы, а так - сам разберусь.

  - Эм... - начала она.

  - Давай сюда приглашения, о контракте... - запнулся я. - Даже не знаю теперь.

  - Молодежь часто преувеличивает свои проблемы, - произнесла Аматэру.

  Ну и что на такое ответить?

  - Я с таким не встречался.

  - Может, все же поговоришь с родителями? Они наверняка ждут тебя за дверью.

  - Какие они мне, нахрен, родители? - вскинул я брови. - Впрочем, разок придется. Надо бы кое-что прояснить. Ты не в курсе, какие у них ранги сейчас?

  - Как-то не интересовалась, - ответила она немного удивленно. - Так, юноша, - собралась она, - успокойся уже. Эта парочка сейчас не в том положении, чтобы принести слишком серьезные проблемы. Рассказывай, в чем дело, и мы, уверена, со всем разберемся.

  - Я спокоен, как удав, - усмехнулся я. - Все обдумал, принял решение и готов к его исполнению. Приглашения - на бочку.

  - В той шкатулке, - махнула она в сторону окна. Там как раз стоял еще один столик, на котором эта самая шкатулка и находилась. - Надеюсь, твое решение не слишком... радикально?

  Я даже притормозил вставая с кресла.

  - Не понимаю, о чем ты, - выдал я после небольшой паузы, после чего направился к окну.

  - Синдзи, ну откуда я могла знать, что это для тебя так важно?

  Я подобного тона от нее и не слышал никогда, отчего обернулся и несколько секунд смотрел на женщину.

  - У меня к вам нет претензий, Аматэру-сан. Просто еще одна проблемка, которую придется решать.

  - Я могла бы помочь.

  - Эх, - провел я рукой по волосам. - Когда эти горе-родители свалили в закат, они оставили дома письмо, в котором фактически отказывались от меня. Понял я это гораздо позже, а тогда... Короче, сейчас уже не важно, почему я тогда не отнес письмо Кояма. Та причина уже не актуальна, но вот мое нежелание вступать в какой-либо клан - здесь и сейчас. Сильно подозреваю, что они хотят для меня обратного, но самое хреновое, что Кента-сан как бы и не против. Фиг знает, почему, мне плевать по большому счету. Сейчас главное то, что обе стороны хотят одного и того же, а вот я против. Но я несовершеннолетний и сделать ничего не могу. Вот вы можете эмансипировать меня за пару дней?

  - Нет, - ответила она задумчиво. - У нас в стране это вообще непросто.

  - Знаю, - вздохнул я. - Полгода как минимум, и это с кучей взяток.

  - Но времени у тебя было много.

  - М-м-м... - слегка замялся я. - Вы удивитесь, но в статусе несовершеннолетнего куча бонусов.

  - Маленький хитрый юноша, - усмехнулась старуха.

  - У меня нормальный рост, - отреагировал я мгновенно.

  Опять подловила.

  - О твоем росточке мы поговорим позже, а сейчас тебе и правда лучше поговорить с родителями. Я подумаю, как тебе можно помочь.

  - Не стоит, - отмахнулся я стопкой приглашений. - Времени все равно слишком мало. Разберусь как-нибудь. Мне вообще везет.

  Потом так и скажу - повезло, что их грохнули.

  - Ох уж эта твоя гордость, - бросила она вслед, когда я был уже у двери.

  - Я просто предпочитаю решать свои проблемы сам, - пожал я плечами.


  ***


  Мы сидели в одной из беседок онсэна. То ли не сезон, то ли еще что, но вокруг никого не было, хотя уверен, хоть кто-нибудь здесь и сейчас наверняка отдыхает. Парочка напротив меня была одета в традиционные японские одеяния, синие кимоно и юкату, а вот я щеголял в дорогих брюках и куртке. Осень, тудыть ее.

  - Ну и где вы остановились? - нарушил я молчание.

  - Палас Хотэл Токио, - ответил Рафу. - Заходи, как будет время.

  Да уж обязательно.

  - Вы в курсе, что я и без вас отлично живу?

  - Это больно, Синдзи, - заметила Этсу.

  - А меня это должно волновать? - изогнул я бровь.

  - Сын! - слегка возмутился Рафу. - Не могли мы тебя с собой взять. В той ситуации это было слишком опасно.

  - Я вас ни в чем не обвиняю, просто сейчас-то чего приперлись? Жили бы и дальше своей жизнью.

  - Все более-менее наладилось, заинтересованные лица подуспокоились, так почему бы и не проведать собственного сына? - ответил на это Рафу.

  - И мы, признаться, огорчены тем, что увидели, - вздохнула Этсу.

  - Оу, - усмехнулся я. - И что же вас огорчает?

  - Это не смешно, Синдзи, - произнесла она строго. - Когда мы уходили, Кояма, как только могли, намекали, что позаботятся о тебе, но даже в клан не взяли.

  - Думали, дали какую-то фирму - и все? Маленькому ребенку? - поджав губы, произнес Рафу.

  - Это какую они фирму мне дали? - удивился я напоказ. Так-то понятно, о чем они.

  - Шидотэмору, конечно, - пожала плечами Этсу. - А ты думаешь, она у тебя просто так появилась? Наверняка, кто-нибудь из верхушки на Кояма работает. Или даже вся верхушка.

  Так вот, что они об этом думают!

  - Мне на такую глупость даже сказать нечего, - развел я руками. - Неудивительно, что вас выперли из клана - дураки рано или поздно все равно нарвались бы.

  - Поимей уважение к родителям, юноша, - добавил Рафу в свой голос строгости.

  - Послушай меня, Рафу, и попытайся воспринять всерьез. Хоть я и не верю в это. Я лично придумал идею, я лично нашел нужных мне людей, я лично стоял за спиной того, кто регистрировал фирму, я лично убил тех, кто вознамерился эту фирму у меня отнять. Все, чего я достиг, я достиг сам. Через боль, голод, бессонные ночи, кровь и нервы. Я очень благодарен Кояма за то, что они не лезли в мои дела, помогая только как соседи. Потому что если бы влезли, мне бы пришлось начинать войну уже с ними. Надо мной стоит только Император, и это тот максимум, на который я готов согласиться. Приехав сюда, вы создали мне проблемы, серьезные проблемы, а я привык решать их кардинально. Я даю вам двое суток на то, чтобы свалить из страны, после чего - без обид. Как минимум компромат на вас, после получения которого Акено-сан лично отправит вас на тот свет, у меня есть, - решил я слегка блефануть. Слегка, так как Войцеха всё же они ко мне отправили, и как на это отреагирует Акено, я не знаю. Ну, а задвиг про императора - это намек на то, что не стоит тащить меня в клан Кояма. - А теперь прошу прощения, у меня еще куча дел.

  Если вы думаете, что я поменял свои планы на их счет, то ошибаетесь, просто мне все равно нужно время на подготовку, вот и тяну его, как могу. Если изображать ребенка и работать от этого, они плюнут на мое мнение и любые договоренности. Если изображать серьезность и перевести все в деловое русло, то они попросту после подотрутся обещаниями, потому что будут видеть перед собой ребенка, строящего из себя невесть что. Единственный шанс хоть как-то на них воздействовать - это резко и жестко отбрить, попытаться показать, что мы с ними по разные стороны баррикад. И совершенно неважно, что с моей стороны сидит ребенок. Главное, не их ребёнок, другой. Тот, которого они знать не знают. Мне нужно время. Даже не двое суток - меньше. К завтрашнему вечеру все будет готово, может, раньше.

  - Синдзи, постой! - попытался остановить меня женский голос.

  Если бы они не приехали лично, у нас еще был бы шанс договориться... без их кончины. Я бы за Войцеха свое стребовал, уж будьте уверены, но шанс выжить у них оставался. А сейчас - сами виноваты. Можно было бы попытаться вытянуть из них различную информацию, типа, что они вообще хотели украсть, но по плану после устранения Рафу - который фиг знает какого ранга, но как минимум "учитель" - я все, что хочу, могу узнать у Этсу, которая вряд ли намного выше "ветерана" поднялась. А уж выбивать информацию я умею.

  Выйдя из онсэна и усевшись в свою машину, бросил Рымову:

  - К Отомо Акинари езжай, - надо бы уже разобраться с этим делом и заняться своим.

  Пока Рымов выруливал и набирал скорость, я достал свой мобильник и набрал номер.

  - Слушаю, шеф, - раздалось из динамика.

  - Бросай все, привлеки все свои связи, подтяни всех наших, но узнай, в каком номере Палас Хотэл Токио остановились Сакурай Рафу и Сакурай Этсу. Как можно быстрее. Собери всю информацию по самому отелю - кому принадлежит, охрана, камеры, все, что сможешь. Буду часа через три, накопай к тому времени хоть что-нибудь. И это, Безногий... ситуация реально критическая, не смертельная, но критическая. Делай все по возможности незаметно.

  - Я понял, Сакурай-сан, все будет в лучшем виде.

  - Действуй, - нажал я на отбой.

  Через двадцать минут Таро перезвонил, сообщая первую информацию. В каком номере остановились мои горе-родители, не важно, а вот то, что отель принадлежит Роду Накатоми, уже серьёзнее. Данный факт, прямо скажем, довольно неприятен. Род Накатоми - это как Швейцария среди аристократов, как гильдия Посредников, которая не торгует информацией. Стабильно высокая репутация на протяжении не одной сотни лет. А то и тысяч. Древнейший Свободный Род в Японии. Целители, если это кому-то интересно. Один из немногих аристократических Родов, который чурается псевдонимов. Я знаю как минимум одну актрису Накатоми, и как минимум двух певцов. И вот в отеле такого Рода мне предстоит грохнуть двух человек. Прелестно. Но самое главное из того, что передал мне Таро, это информация о третьем члене семьи Сакураев, зарегистрированных в отеле. Сакурай Рейка - похоже, моя младшая сестра. Если все пройдет нормально, наверное, придется забрать ее к себе. Честно говоря, не знаю пока, что с этим делать.

  Практически перед самым домом Отомо отзвонилась Аматэру, сообщив ранги родителей. Рафу - "мастер", Этсу - "ветеран". Причем Этсу простолюдинка, начала заниматься с бахиром незадолго до моего рождения - и уже "ветеран". Антипов, Курода, и все те "ветераны"-простолюдины, что жизнь положили на тренировки, плачут. Впрочем бог с ними, с простолюдинами, сколько аристократов в ее возрасте такой же ранг имеют? Ну ведь явная же подстава с Родом Бунъя была, неужели Рафу не видит? Гений? Ну тогда бы она за шестнадцать лет уже "учителем" стала бы.

  - Сакурай-сан, - поклонился дворецкий. - Отомо-сан ждет вас.

  Само собой, я предупредил его о встрече, а вы как думали?

  - Синдзи-кун, - махнул мне Акинари рукой, когда я вошел в гостиную. - Присаживайся.

  - И тебе не хворать, Акинари-кун, - произнес я с улыбкой.

  - Чай, кофе, сок?

  - Давай сок, - присел я на диван напротив него и, протягивая ему одно из своих приглашений, произнес: - Держи.

  - О-о-о... - протянул он, беря его в руки. - Благодарю, Синдзи-кун. Это действительно важно для меня. И я не забуду.

  - А-а-а, - отмахнулся я в ответ. - У меня еще есть.

  На что он поперхнулся.

  - Кхм-кхм, м-да, - откашлялся он. - А знаешь, подожди-ка минуту.

  Выйдя из гостиной, парень где-то минуту и пропадал. Минуту двадцать одну секунду. А по возвращении держал в руках какой-то конверт.

  - Вот, - подошел он ко мне. - Не сочти за плату, приглашение в онсэн Аматэру с этим даже сравнивать нельзя. Просто думаю, тебе будет интересно. К тому же, отец настоял, чтобы я тоже в тот день был там, хотя, признаться, мне это не нужно. А так веселее будет.

  - "Тайра ганжи нокиа"? - удивился я, открыв конверт.

  - Да, - кивнул Отомо. - Большая выставка военной техники Рода Тайра. Засветиться там для молодежи вроде нас будет полезно.

  Ну если уж даже для него будет полезно...

  - Через две недели, значит, - задумался я. Вроде никаких планов на то время нет. Даже днюха Кенты будет лишь спустя два дня. - Что ж, - посмотрел я на Акинари, - это определенно будет весело. Приглашение на пятерых, как я посмотрю.

  - Ты и четыре сопровождающих, - уточнил Отомо.

  Отлично, у меня есть кого взять с собой. Тот же Антипов, думаю, будет рад посетить подобное мероприятие. У Шмиттов надо кого-нибудь из молодежи зацепить. Ну и там видно будет.

  - Спасибо, - кивнул я. - Довольно полезная штука.

  - Вот уж это действительно ерунда, - отмахнулся он в свою очередь.

  В этот момент в гостиную вошла его сестра. В такой же домашней одежде, как и в нашу первую встречу, с теми же очками на носу, которые ей по-прежнему шли. Эх, хоть и стервозна слегка, но красива, этого не отнять.

  - Каори-сан, - поднялся я и отвесил поклон.

  - Сакурай-сан, - поклонилась она в ответ и, повернувшись к брату, произнесла: - Аки, мне не нравится эта песня.

  На что Акинари набрал воздуха и, так ничего и не сказав, выдохнул.

  - То есть совсем?

  - Тут нужен голос пониже моего.

  - Еще ниже? - вздохнул он.

  Фига се она привередлива. Хотя с таким братом можно.

  - Я, пожалуй, пойду, - произнес я осторожно.

  - Не-не, подожди, - остановил меня Акинари. - Ты же вроде тексты песен пишешь? Есть у тебя что-нибудь эпичное?

  - Есть... но ты ведь понимаешь, что если надо под что-то конкретное...

  - Ты еще и песни пишешь? - удивилась Каори.

  - Как минимум писал, - кивнул я.

  - Для "Интера", - вставил Акинари. - И садись уже, что стоишь.

  Да я как бы уходить собрался...

  - Для "Интера"?! - широко раскрыла глаза девушка.

  - Она у нас фанатка "Интера", - слегка улыбнулся ее брат.

  - Фан... Фанатка - слишком сильно сказано, - попыталась успокоиться и произнести это безразлично Каори. - Просто нравится несколько песен.

  - А как же...

  - Еще слово, и будешь сам петь свои песни, - навела она на брата указательный палец.

  - Они не мои, но я тебя понял, - великодушно кивнул Акинари. - Так что, Синдзи-кун, ты ведь говорил, что хочешь подарить ей песню.

  Язык мой - враг мой.

  - Почему бы и нет, - улыбнулся я вымученно.

  - Подарить... Так, стоп, - повернулась она к брату. - И ты хочешь, чтобы я свою песню пела в твоей игре? За просто так?

  - Эм... - заметался его взгляд с сестры на меня и обратно. - Уверен, мы сможем договориться.

  - Это будет главной темой, а не в конце игры в титрах, как обычно.

  И что я тут делаю?

  - Да ты как бы... Так, подожди, - потер он переносицу. - Давай об этом в другой раз, ладно? Сейчас этот разговор, право слово, не вовремя.

  Бросив на меня короткий взгляд, Каори снова обратилась к брату:

  - Ты от меня не отвертишься, Аки, - и повернувшись в мою сторону: - Прошу прощения, если помешала вашему разговору, Сакурай-сан, - еще раз поклонилась девушка. - Я действительно благодарна за ваш подарок.

  Хлобысь, и я уже должен ей текст песни. Никаких сверхинтриг, обычное женское коварство.

  - Не за что, Каори-сан, - кивнул я в ответ. - На днях пришлю вам несколько песен, чтобы вы могли выбрать.

  - Еще раз спасибо, Сакурай-сан, - еще один поклон. - Не буду вам мешать.

  Когда девушка скрылась из виду, Акинари произнес:

  - Ты уж прости ее, да и меня заодно. Что-то я не подрасчитал, как пойдет разговор.

  - Пустое, - повел я плечом. - Мне не сложно. Только вот я и вправду должен идти, - улыбнулся я, извиняясь.

  - Жаль, но понимаю. Пойдем, провожу, а то эти сестры такие звери - постоянно из-за угла нападают.


  Глава 2


  Пробраться в номер родителей оказалось не так-то и просто - пришлось вновь, как в старые добрые времена, просить помочь Фантика. Именно он сейчас сидел в фургоне неподалеку от гостиницы и контролировал камеры, доступ к которым получить тоже было нелегко. Из-за всей этой подготовки я лишь на следующий день смог начать операцию и к этому моменту уже три часа сидел в уголочке номера, наблюдая, как нянька присматривает за моей сестрой. Родители опять куда-то умотали, и, если верить наблюдателям в лице Вась-Вась, вовсе не с визитом к Кояма. Я чутка успокоился за это время, и до меня наконец дошло, что убивать родителей тоже не оптимальный выход, прямо сказать, так себе вариант. Ведь в этом случае я останусь всамделишным сиротой, и все ограничители с Кенты спадут. Но и оставлять все, как есть, нельзя. Вот и сижу теперь в надежде, что родаки проболтаются о чем-нибудь, за что их можно будет ухватить. Либо придётся ходить с козырей и шантажировать их Войцехом, что нежелательно. В конце концов, дрался с ним Карлик, и имя его мог узнать только он. Настоящее имя. В страну-то поляк прилетел по поддельному паспорту, и никто сейчас не в курсе, кто именно напал на моих людей. В базах полиции и иных структур этот тип не числился. Как вы понимаете, мне о таком тоже, по идее, знать не положено. Придется врать, что Карлик вышел на меня после того боя и продал это самое имя. Подозрительно, конечно, рискованно, но что делать? С другой стороны, родители не те люди, точнее, не владеют необходимыми знаниями и связями, чтобы зацепиться за такие мелочи.

  Мелькала у меня мысль сестру похитить... Только это совсем бесперспективно. Начиная от их отношения к детям - взять меня для примера - и заканчивая тем, что мне просто не поверят. В смысле, не поверят, что я причиню ей вред. Да и проблем это вызовет как бы не больше. В общем, промелькнула такая мысль и исчезла. Я даже не обдумывал ее как следует - все-таки такое мне не по нутру. Даже хорошо, что в похищении нет никаких перспектив.

  Родители вернулись ближе к ночи. Нянька уже давно уложила сестру и сидела в гостиной, читая книгу, время от времени поглядывая через открытую дверь в комнату со спящей девочкой. Вошедшие в номер Рафу и Этсу, чинно попрощавшись с нянькой, поблагодарили ее за работу и договорились о встрече на следующий день, после чего разбрелись по номеру. Этсу сразу же убежала в ванную, а Рафу, достав из-за пазухи какую-то старинную маску, положил ее на тумбу в гостиной и пошел навестить дочь. Разговор - нормальный разговор - они начали только через час, после того как оба приняли душ, а до этого лишь перекидывались ничего не значащими фразами.

  - Фух, - упал в кресло Рафу. - завтра надо идти к Кояма-сану. И так слишком долго его игнорировали.

  - Еще и ему презент неси, - проворчала Этсу, которая, сидя у туалетного столика, размазывала по лицу какую-то жижу. - Насколько же проще в других странах.

  - Что ты все о мелочах? Для того и собирали все эти побрякушки.

  - Ничего себе побрякушки, - посмотрела она на него в зеркало. - Миллионы долларов, Рафу, это не побрякушки.

  - Ну если только в деньгах считать... - пожал он плечами. - Да и то... Не стоит все оценивать в крашеной бумаге. Единственная стоящая вещь вон лежит, - мотнул он головой на тумбу, где до сих пор валялась та самая маска. - Остальное - ерунда на подарки.

  Уже, считай, не зря пришел. Масочку я у них уведу точно.

  - Если бы не я, быть тебе побирушкой, милый, - заметила она, продолжая заниматься своим делом. - Маска, конечно, бесценна, но что бы ты с ней делал без денег?

  - Я не говорю, что ты совсем не права, но надо проще относиться к остальным артефактам.

  - Куда уж проще, - хмыкнула Этсу. - Но уж лучше Посредникам их отдать - все больше толку, чем подарок Кенте.

  - Традиции...

  - Да-да, я в курсе, - прервала она его. - Я, как бы, тоже японка, не забыл? Я знаю, как вести себя в этой стране. Просто обидно выкидывать на ветер такие деньги. И давай уже не будем об этом. Лучше скажи, как теперь с Синдзи быть? Завтра разговор со стариком, и надо наконец определиться, а не зарывать голову в песок.

  - С планом "А" мы пролетели, - вздохнул Рафу. - С Синдзи, похоже, не договориться теперь.

  - Спорное утверждение, - заметила Этсу. - Можно попробовать немного приоткрыться, самую малость, намекнуть на огромную прибыль или другие плюсы. А там и родная кровь может помочь склонить его на нашу сторону.

  - Рискованно, - покачал головой Рафу. - Он, похоже, очень сильно на нас зол, как бы не кинул на полпути.

  - Да, это вероятно, - вздохнула она. - Теперь. И что он так взъелся на нас? Тебе не кажется, что тут могли Кояма поработать?

  - Какая теперь разница? - пожал он плечами. - Вполне может быть. Все-таки такая агрессия... - задумался он.

  - Даже слушать не стал, - подтвердила Этсу.

  - Мы ведь и правда не могли его взять с собой, - пробормотал Рафу.

  - Давай вернемся к Кенте, - проворчала она.

  - Да что уж теперь, - вздохнул он. - Раз с Синдзи договориться не получится, придется договариваться с Кояма-саном.

  - План "Б", значит?

  - Ну да. Только вот терзают меня сомнения...

  - Думаешь старик знает, что Синдзи - Повелитель огня?

  - Думаю, да.

  - Вот и я того же боюсь, - замерла перед зеркалом Этсу. - Слишком он настойчив был, пытаясь оставить мальчика у себя. Слишком. Только вот почему Син тогда не в клане?

  - Вопрос на миллион, - произнес Рафу.

  - Акено может знать... - произнесла она осторожно.

  - А может и не знать, а может и не сказать, - ответил он. - Какая разница, если его отец в курсе особенности Синдзи? Мало ли, какие у Кояма-сана на него планы. В общем, если мы заговорим со стариком об этом, он над нами только посмеется.

  - А потом вышвырнет из страны на всякий случай, а то и вовсе убьет, - добавила Этсу.

  - Скорее, убьет, - нахмурился Рафу. - Так гораздо надежнее.

  - Значит, молчим об этом, - задумалась Этсу.

  - Так что, и план "Б" насмарку?

  - Ну почему же? - усмехнулась она. - Нам ведь, по сути, не Кента нужен, а старуха.

  - Предлагаешь отдать Синдзи ей?

  - Если подумать, она руками и ногами должна ухватиться за такого наследника.

  - Аматэру-сан... - начал Рафу. - Там тысячелетия гордости, милая. Она может и не согласиться. К тому же, камонтоку принадлежит не ей и заблокировали его не в наказание за то, что мы к ней влезли, а раньше. То есть она и морального права не имеет пойти с нами на сделку.

  - Даже ради своего Рода? - повернулась она к нему лицом. - Какое ей дело до Бунъя и Кояма? Мы же не будем кричать об этом на каждом шагу?

  - Все равно, она... - замолк он. Похоже, не знал, как ей доступно объяснить. - Гордость - это иррациональная штука, милая. К тому же, с чего ты взяла, что она доверит род сыну тех, кто пытался ее ограбить?

  - Это да, - вновь повернулась она к зеркалу. - Но шанс на успех все же выше, чем если пойти с этим к Кенте.

  - Да, - согласился с ней Рафу. - Тут ты права.

  - В крайнем случае, есть план "В". Все-таки поговорим с Кентой и... - не договорила она. - Отдадим маску, - выдавила из себя Этсу. - Тут главное в живых остаться.

  - Да уж, - покачал головой Рафу. - Но завтра идти к нему все равно придется.

  - Сходим, - пожала она плечами. - Заодно, может, и узнаем, почему они не взяли Синдзи в клан. Не критично теперь, но интересно. О! А может, это Акено? - вновь развернулась она к нему.

  - Ты о чем? - не понял Рафу.

  - Акено. Он же у нас тот еще идеалист. Он вполне мог помешать... хотя да, письмо-то мы оставили.

  - Письмо могло и потеряться. Синдзи все-таки был слишком мал, - задумался Рафу. - Тогда да, Акено мог и вмешаться. Не хотел, чтобы у нас забрали ребенка.

  - Да не, все равно ерунда, - отвернулась Этсу. - Такое возможно, только если Кента не рассказал ему о Синдзи.

  - Ты не права, - покачал головой Рафу. - Акено это не остановило бы. Возможно, даже наоборот. Кстати, из-за этого Кента мог и не рассказать ему ничего.

  - Думаешь? - безразлично пожала плечами Этсу. - Ну и ладно. Нам-то теперь это не важно.

  - Ну да... - пробормотал Рафу. - Не важно...

  Выглядел он в этот момент довольно грустным. Видимо, подумал о преданности и дружбе. Подвел-то Акено именно он.

  Дальше они сидели молча. Я еще понаблюдал за ними какое-то время, но после того, как Рафу заикнулся о том, что надо спать ложиться, достал блокнот и написал там номер телефона и время, после чего стал дожидаться удобного момента, дабы умыкнуть маску. В общем-то, можно и так ее забрать, не заметят, но лучше, чтобы они потом не пытались понять, что за чудеса тут творятся. Мне бы хоть минуту, хоть полминуты в пустой гостиной.... И они дали мне это время. Этсу зашла в комнату к дочери, а Рафу пошел в туалет.

  - Фантик, контроль камер. Сейчас, - произнес я, врубив связь в шлеме.

  - Принято.... Готово.

  После чего поменять маску на бумажку и тихонько выйти в коридор не составило проблем.

  Размышлял, где оставить маску, я недолго, так что уже через пару кварталов от гостиницы, сделав пересадку в другую машину, скомандовал Тану Горо:

  - Давай, Вася-тян, в центральное отделение Имперского Банка.

  Так как пользоваться я этим артефактом все равно не могу, главное теперь - сохранить его как можно дольше и не потерять. А где у нас самое надежное место для этого? В Государственном Имперском Банке, конечно. Его, в общем-то, тоже, бывает, обкрадывают, - ответственно заявляю, - но не держать же маску у себя на базе? Разве что закопать где-нибудь. Но об этом потом - сейчас в банке надежнее.

  Пока ехал, раздумывал об услышанном. Точнее, уже в который раз прогонял в уме. Во-первых - меня хотели тупо продать. Планы поменялись, но не сильно - теперь меня хотят продать старухе Аматэру. Но с ней мне будет проще договориться, чем с Кентой. Во-вторых - Рафу с Этсу что-то хотят именно от Аматэру, а Кента - лишь средство давления на нее. В-третьих - завтра они меня сдавать Кенте не будут, так как хотят сначала договориться со старухой. По сути, они вообще могут теперь не идти к нему, но с технической точки зрения это будет не очень умно. Кента, если надо, а ему, похоже, надо, и силком может их к себе приволочь. Как они будут крутиться, пытаясь формально оставаться моими родителями, я, честно говоря, не знаю, но похоже, они не сильно на этот счет переживают. В-четвертых - Повелитель огня. Я абсолютно не представляю, что это может значить. Это явно какая-то параллель со сказками, где эти самые Повелители и фигурируют, но что это значит в реальности - без понятия. Способность, сила, особые гены? Не знаю. Но то, что ради этого аристократы пойдут на многое, понять было легко. В-пятых - та самая цена за мою тушку. Признаться, до сих пор толком не понимаю, но, похоже, камонтоку можно заблокировать, что и произошло с Рафу, и теперь они хотят вернуть способность назад. И - возвращаясь к пункту два - сделать это может только Аматэру. Как заблокировали? Есть ли камонтоку у меня? Зачем Рафу и Этсу такие риски ради того, чтобы его разблокировать? Бог его знает. Вопросов на самом деле полно, но сейчас меня интересует лишь одно - моя свобода. Разберусь с этим, и можно будет работать дальше. Мне хотя бы шесть-семь месяцев выторговать, чтобы эмансипироваться. Ну и узнать, что такое Повелитель огня. Если это связано с силой, то тащить меня силком в клан - себе дороже. Если же это что-нибудь вроде способности Патриарха, то есть ценность, скажем, в генах, ну или в чем-нибудь другом не боевом, тогда мне придется туго. Так что об этом тоже надо бы узнать как можно скорее.

  Позвонили они четко в написанное на бумажке время - в семь утра. Я как раз в это время ехал в машине со своей базы, где и ночевал.

  - Слушаю, - ответил я на звонок. А в ответ тишина. - Это случайно не вы, мои дорогие родители?

  - Синдзи? - услышал я мужской голос.

  - Единственный и неповторимый.

  - Но... - замолчал он.

  Могу понять. Кого-кого, а меня он услышать не ожидал точно.

  - Я ведь говорил, чтобы вы уматывали из страны? Говорил. Вы послушались? Конечно, нет. Так что теперь нам предстоит обстоятельный разговор на моих условиях. Сегодня в шесть часов вечера жду вас на своей базе, и не дай боги, вы за это время подарите права на меня кому-нибудь другому.

  Пауза была достаточно длинной.

  - Мы не знаем, где твоя база.

  И тут я решил все же рискнуть и немного надавить на них.

  - Ну Войцех же нашёл её как-то, и вы найдёте. У вас целый день впереди - дерзайте.

  - Синдзи... - раздался еще более неуверенный голос.

  - Вы только учтите, что о вашем поляке никто не знает. Пока не знает. А Акено-сан очень хотел бы.

  - Он не должен был причинить тебе вреда! - произнес Рафу торопливо.

  - Сегодня. В шесть вечера. Всего хорошего, - отрезал я и нажал на отбой.

  Возле школы кроме Райдона и Анеко меня вновь ожидала Шина. Я уж было напрячься успел, просчитывая, что она собирается отчебучить на этот раз, но девушка сумела меня удивить.

  - Сакурай-сан, - начала она и, низко поклонившись, - а дело происходило на глазах у очень многих, - продолжила: - Я приношу искренние извинения за все те неудобства, что принесла вам. Могу ли я надеяться, что вы, как прежде, позволите обращаться к вам по имени? - закончила она, разогнувшись.

  Анеко не дала мне и слова сказать.

  - Думаешь, одних извинений будет достаточно? - процедила она, поджав губы.

  - Я была не права, - поклонилась еще раз Шина.

  - Анеко-тян, - произнес я, стараясь скрыть пусть и легкое, но все-таки раздражение.

  - Извини, что влезла, Синдзи, просто... - покачала она головой. - Я пойду. Не опаздывайте на уроки.

  Проводив взглядом блондинку, я вновь посмотрел на брюнетку. Нехило на нее моя победа на турнире подействовала. А больше причин так меняться я и не вижу. Странно только, что она на следующий день не подошла, но, видимо, и ей нужно было собраться духом.

  - Я принимаю твои извинения, Шина, - обратился я к ней. - Надеюсь, больше между нами нет вражды?

  - Нет. Я была неправа и признаю это, Сакурай-сан.

  Я же вроде намекнул, обратившись к ней по имени.

  - Давай все же по именам. Соседи, все-таки.

  - Благодарю за доверие, Синдзи, - поклонилась она еще раз, но уже не так низко. - Я помню твои слова про дружбу и могу только надеяться, что когда-нибудь все вернется в прежнее русло.

  - Я тоже, - кивнул в ответ. - А теперь прости, нам и правда нужно идти.

  - Конечно. Извини, что задержала.

  Странно все это. Даже если предположить, что в Шине сильна кровь ее матери, и полностью забыть про отца, который очень даже Кояма, то и в роду Кагами все равно вроде после женитьбы женщины успокаиваются. Что там вообще в голове у Шины творится?

  - Тебе не кажется все это странным? - спросил я у Райдона, когда мы отошли подальше.

  - Ты про что?

  - Шина. Резковато она на мировую пошла.

  - Кагами-сан из рода Гангоку. Видимо, Шина в нее пошла, - пожал он плечами.

  - А как же женитьба? Я слышал, Гангоку только после нее...

  - Да не, - отмахнулся Рей. - Все гораздо тоньше. Скорее, на авторитет завязано. Просто до свадьбы... Скажем так - надавить на женщин из Гангоку можно, но женщины такие существа, что только они решают, вправе ты на нее давить или пора тебя послать куда подальше. А после свадьбы все становится просто - муж выше жены вне зависимости от того, что это за мужчина. Ты доказал свой авторитет в ее глазах, вот она и признала тебя... - запнулся он.

  - Достойным? - вставил я.

  - Выше себя, - поправил меня Рей. - Женщины Гангоку и достойных тиранят.

  - Но Шина-то - Кояма.

  - Ее ребенок будет стопроцентным Кояма, а в ней все еще сильна кровь Гангоку.

  Честно говоря, для меня это все равно диковато звучит. Прямо магия какая-то. Чтобы кровь родителей настолько сильно влияла на детей? Да еще и настолько четко выражено? Неужто бахир и на такое способен? В смысле... а что еще, как не бахир?..

  После школы, понятное дело, я отправился прямиком на базу.

  Горе-родители не подвели и подъехали ровно к шести часам. Оба. Ну да было бы странно, появись тут только один из них. Дежурный по КПП доложил о них в штаб, оттуда информация дошла до Лены, и уже она известила меня о посетителях.

  - Свяжись с Щукиным, пусть проводит их ко мне. И передай ему, что мужчина имеет ранг "мастер". Пусть намекнет им как-нибудь, что он тоже... ну ты поняла... не лыком шит.

  - Сделаю, Сакурай-сан, - кивнула секретарша, и вышла из кабинета.

  В следующий раз дверь открыл уже Щукин. Заглянув внутрь, он спросил по-русски:

  - Мне остаться?

  - Нет, все нормально. Запускай их.

  - Если что, я за дверью, - произнес он, посторонившись.

  Зашедшие родители выглядели хмурыми. Точнее, Рафу был хмурым, а Этсу раздраженной. Махнув им на свободные стулья, я дождался, когда они усядутся.

  - Ну и как вам у меня? - спросил я их.

  - Не знаю, - ответил Рафу. - Экскурсию нам никто не провёл.

  - База немного укреплена после Войцеха, да и людей несколько прибавилось, но даже так он не смог ее взять. Сходу. "Мастера" у меня в тот момент, к сожалению, не было.

  - И как же вы тогда его победили? - приподнял бровь Рафу.

  - Случайно, - вздохнул я. - Токийский Карлик, слышали о нем?

  - Краем уха.

  - Так совпало, что этот тип именно тогда приперся грабить меня. Чуть раньше, скорее всего, тут я точно не скажу, но уходя, он еще и вашего бойца вынес. И не спрашивайте, зачем ему это нужно было, - прервал я набравшего воздуха Рафу. - На этот вопрос многие хотят знать ответ. И я тоже. Но... - развел я руками.

  - А после он, значит, вернулся и рассказал тебе, кто напал? - усмехнулся Рафу.

  На что я скривился.

  - Продал. Этот засранец продал мне информацию. И стоила она недешево.

  - Предприимчивый какой, - хмыкнул он.

  - И сильный. Хотя я подозреваю, что Токийский Карлик - это не один человек, а несколько, - озвучил я одну из общепринятых версий, - но сейчас это не важно. Поговорим о наших с вами делах.

  - Может, сначала уточнишь, почему ты так не хочешь в клан Кояма? - спросила Этсу.

  - Не только Кояма, я вообще ни к кому не хочу, - ответил я, добавив в голос иронии. - Я собираюсь получить сначала Герб, а потом клан, и вассалитет мне только помешает. Тебе ли не знать, как сложно, когда над тобой кто-то стоит?

  - О чем ты? - не поняла она - ну или изобразила непонимание.

  - О вашем эпичном уходе из Рода.

  - Нас выгнали, Синдзи, - произнес Рафу. - Никто не собирался уходить из Рода.

  - Похоже, Кояма действительно хорошо промыли тебе мозги, - заметила Этсу.

  - Я даже спорить с вами не буду. Ты, - посмотрел я в глаза Этсу, - меня поняла. А ты, - глянул я на Рафу, - не поймешь. Раз уж за столько лет не понял.

  - Поясни свою мысль, сын, - произнес Рафу.

  - Мне лень, - усмехнулся я. - Давайте о деле.

  - Верни нам маску, и мы уедем из страны, - выдвинула предложение Этсу.

  - Вам нет веры, поэтому маска останется у меня.

  - О чем нам вообще тогда говорить? - спросила Этсу.

  - О Войцехе, например, - склонил я на бок голову. - Этот урод отправил на тот свет одиннадцать отличных парней. Моих парней. И чего ради?

  - Мы думали...

  - Мы лишь хотели, чтобы Кояма взяли тебя в клан, - прервала мужа Этсу. - Иначе зачем мы вообще оставляли тебя здесь?

  - Чтобы откупиться? - усмехнулся я. - Вы уверены, что Кента-сан оставил бы вас в покое, забери вы меня с собой?

  - Почему нет? - изобразила удивление Этсу.

  - Может, потому, что я Повелитель огня?

  Отвечать сразу они не стали.

  - Так значит, ты в курсе, - произнесла Этсу. - Тогда почему не в клане?

  - Ты реально тупая? - потер я лоб. - Или пытаешься меня выбесить?

  - Незачем грубить, сын, - заметил Рафу.

  - Я вам про клан для чего говорил? Про свой клан.

  - Это невозможно, - покачал головой Рафу.

  - Если знаешь ты, то должен знать и Кента, - вновь заговорила Этсу. - А раз так, то он был обязан забрать тебя к себе. Так почему ты не в клане?

  - Акено-сан, - пожал я плечами. - Ваше письмо я никому не показал, чтоб вы понимали.

  - Но почему? - спросил Рафу.

  - Значит, и Акено знает? - вторила ему Этсу.

  - Акено-сан не знает, - ответил я ей. - И Кента-сан не знает, что я знаю. А вот о письме я промолчу. Молодым был, глупым. Та причина уже не актуальна. Да и не помню я ее точно. Просто не показал, и все. Хотя... насчет Акено-сана я не уверен, врать не буду.

  - Что за бредовая ситуация, - пробормотала Этсу.

  - Как ты получил маску? - спросил Рафу.

  И вновь я поморщился.

  - Карлик. Несмотря ни на что, иногда приходится прибегать к его услугам.

  - Но ты должен был знать про маску, - не сдавался Рафу.

  - Я заказал выкрасть что-нибудь для вас ценное. Чем ценнее, тем лучше. И как я посмотрю, Карлик вновь отработал на все сто. Не зря, сволочь, цены ломит.

  - Ну а он-то откуда мог знать? - удивилась Этсу.

  - Не знаю, - пожал я плечами. - Следил, наверное, за вами. Мне-то какое дело? Мы вновь отошли от главной темы.

  - Что ты хочешь за маску? - спросила Этсу.

  - Ничего. Маска - гарантия. Как и информация о Войцехе. Если Акено-сан узнает о нем... Хотя нет. Если Кагами-сан узнает о нем...

  На последние мои слова Рафу нахмурился, а Этсу, кажется, даже немного вздрогнула. Всегда знал, что Кагами реально опасна.

  - Так что ты хочешь? - спросил Рафу.

  - Независимости, конечно. Держите родительские права при себе и все у нас будет хорошо. В идеале - свалите из страны нафиг. Забейтесь в тот угол, где вы сидели все это время и не высовывайте оттуда носа. В ближайшие дни я запущу процедуру эмансипации, так что с годик не показывайтесь здесь.

  - Ты хочешь слишком многого, - покачала головой Этсу.

  - Многого? - удивился я. - Это, по-вашему, много?

  - Если ты расскажешь о Войцехе, нам, конечно, несладко придется, но и сдерживать нас тоже ничего не будет. Не хочешь попасть к Кояма? Тогда молчи.

  - Если вы...

  - Мы тоже не будем стараться запихнуть тебя в клан Кояма, - перебила она. - Но не больше. Где находиться и что делать, мы решаем сами.

  - Резонно, - согласился я с ней. - Раз так, оставим Войцеха на крайний случай, а маска будет моим гарантом.

  - Который ты отдашь нам, когда эмансипируешься, - продолжила Этсу.

  - Когда это произойдет, мы поговорим о цене отдельно.

  - Ради нее мы готовы рискнуть, Синдзи, - произнесла она вкрадчиво.

  - Вы мне и так должны, - заметил я. - За одиннадцать смертей. Мы хоть и договорились помалкивать об этом случае, но я не обещал, что сам забуду. Хотите войны? Потянете?

  - Будь уверен, - поджала она губы.

  - Милая, - произнес Рафу.

  - Какая у меня... показательная матушка.

  - Так и сын у нас не лучше, - ответила она.

  - Что ж, значит, война. Так даже лучше. Нет человека, нет проблемы. А будете лезть к Кояма, воевать придется и против них.

  - Хватит, Синдзи, - влез Рафу. - Успокойся. Никакой войны не будет. Мы не поднимем руку на своего ребенка, но и ты будь повежливее. Несмотря на наши отношения, мы все еще твои родители, а ты - наш сын.

  Начинаю понимать Кагами, которая ненавидит Этсу. Похоже, если бы не моя горе-мамаша, у меня был бы нормальный отец.

  - Я не прошу в качестве платы за своих людей маску, за нее будем торговаться отдельно, но и за Войцеха вам придется заплатить.

  - Что ты хочешь? - спросил Рафу.

  - Еще не знаю, - ответил я. - Буду думать. Вообще-то, изначально я собирался навестить вас в Свободных землях и уничтожить ваш отряд нафиг, ну а теперь даже сразу и не придумать.

  - Нас многие пытались уничтожить, - процедила Этсу.

  - Может, дочь у вас забрать? - спросил я в никуда.

  - Нет! - вскинулась Этсу. - Только посмей тянуть к ней свои руки, и я отрублю их под корень!

  - Этсу! - поднял голос Рафу.

  - Знаете, мне даже не обидно. Плевать. Но за информацию спасибо.

  - Что? - не понял Рафу.

  - Только посмей ее тронуть, - прорычала Этсу.

  Она точно поняла, что опростоволосилась. Не стоило ей так явно показывать свое отношение к дочери. Еще одно слабое место у этой парочки.

  - Ты ведь не станешь причинять вред сестре? - спросил Рафу.

  - Что я, зверь какой-то? - вскинул я брови. - Даже не будь она моей сестрой, детей трогать не стоит в любом случае.

  - Тогда зачем... - начал он.

  - Трогать не буду, а забрать к себе - почему бы и нет?

  - Ты не сможешь, - произнесла все еще злая Этсу.

  - Слушайте, - пришла мне в голову мысль, - а я точно ваш сын?

  - Что за глупые вопросы? - удивился Рафу.

  - Да просто не тянет она на мать, - махнул я в сторону Этсу. - Ну вообще никак. Может, ты меня на стороне заделал?

  - Не неси бреда, - фыркнул Рафу. - Ты наш сын. Мой и Этсу. Если хочешь, у Кояма спроси. Анализ ДНК еще никто не отменял.

  Ну да, похоже, так и есть. Мой внутренний детектор лжи говорит, что Рафу не лжет.

  - Ну а ты что скажешь? - посмотрел я на Этсу.

  - Ты мой сын! - ответила она четко. - И я сильно уязвлена твоим отношением.

  - Да и я от вас не в восторге.

  Тоже не лжет, надо же.

  В итоге мы все же смогли договориться полюбовно. Они оставляют за собой родительские права и не пытаются сбагрить меня кому-либо, в ответ я храню у себя маску и не пытаюсь нагадить им тем или иным способом. Не идеальное решение, но Этсу закусила удила и отказалась уезжать из страны. Еще они хотели, чтобы я забыл про существование сестры, но я вежливо - действительно вежливо - послал их куда подальше. Думаю, они не особо расстроились, в конце концов, вряд ли бы эта парочка взяла с собой дочь, если бы считала, что ей тут угрожает опасность. Вот и в меня и мои возможности они не верили. Не без основания. Я ведь и правда - мало что могу сделать. По закону.

  Про маску и ее свойства я даже не спрашивал - это надо быть совсем дебилом, чтобы начать такое рассказывать. А вот что значит Повелитель огня я после некоторых размышлений все же спросил.

  - Ты не в курсе? - удивился Рафу.

  Этсу промолчала, но на лице тоже застыло легкое удивление.

  - Я и про маску вашу ничего не знаю, и что это меняет? Так уж сложились обстоятельства, - пожал я плечами. - Я и сам могу начать копать в этом направлении, но как мне кажется, лучше все сохранить в полном секрете. И для меня, и для вас лучше.

  - Повелитель огня, - начал Рафу, - это Повелитель огня. Все, как в сказках - легендарный боец, который не привязан к знаниям. Стопроцентный будущий "виртуоз". Очень может быть, хотя и не проверено, что единственный, кто может стать "виртуозом"-универсалом.

  - Еще более гениальный пользователь бахира, чем Кояма Шина, - вставила Этсу.

  - И как вы с Кентой-саном сумели узнать об этом так рано? Да нет, как вообще узнали? Я же бахиром не пользовался?

  - Когда твой сын неожиданно вспыхивает огнем, не причиняющим ему вреда, других вариантов в голову не приходит, - ответил Рафу. - Когда ты впервые продемонстрировал это, тебе было пара лет от силы. Ты не то чтобы камонтоку - ты даже бахиром чисто физически пользоваться не мог. Ну и перечитай сказки и мифы - это один из признаков Повелителя. Огня, в нашем случае.

  Что ж, не самый плохой вариант. Идеальный, я бы сказал. Неудивительно, что Кента не предпринимает попыток забрать меня в клан силой. То есть сначала-то он, может, и рад был бы, но момент упустил, а потом давить на меня стало опасно. Это многое упрощает. Только вот не чувствую я в себе какой-то силы. Совсем. Может, так и надо, а может, я... Вполне возможно, что эта сила была у Сакурая Синдзи, но я-то Максим Рудов. Кто поручится, что вселение в эту тушку не отняло у нее "повелительство"? Хотя... Помнится, когда я под руководством Акено пытался освоить бахир, он чуть ли не отплясывал на радостях, так быстро у меня это получилось. Так что все может быть.

  Ну а о том, куда сам Синдзи делся, я уже давно перестал размышлять - не знаю и никогда не узнаю. "Пустое" было тело или я его "выкинул" - не в моих силах узнать ответ на этот вопрос. Но даже если виноват я... не специально же, право слово. Меня тоже никто не спрашивал, куда именно запихнуть.

  На следующий день, вечером, после ужина у Кояма меня к себе пригласил Кента. Описывать весь разговор не буду, но похоже, Рафу с Этсу все же смогли как-то от него отделаться. Причем, как мне показалось, ссылались они при этом на меня. Мол, сын не хочет, и мы не будем. Понятное дело, что разговор у них все равно должен был выйти тяжелым, уверен, Кенте было что им сказать, но учитывая очередное прощупывание на предмет вступления в клан, им, похоже, все-таки удалось настоять на своем. На удивление пробивная парочка - не уверен, что смог бы с ними договориться, если бы не маска. Точнее, не так. У Рафу и Этсу постоянно откуда-то появляются достаточно логические доводы для отстаивания своего мнения, несмотря на то, что логики в их поведении... ну, не так чтобы много, прямо скажем. И изворачиваться они умеют. Очень надеюсь, что маска им нужна самим, потому что иначе - я подвергаю себя лишнему риску, удерживая ее у себя. Что им стоит просто сказать потенциальному покупателю, где или у кого она находится? Если маска достаточно ценная, этого вполне хватит для оплаты. Но и избавиться от нее я пока не могу - это мои гарантии на ближайшие полгода, до эмансипации.

  Примерно полгода. Надеюсь, хоть с ней проблем не будет.


  ***


  - Что, не получается Синдзи захомутать? - спросил с усмешкой Акено, войдя в кабинет отца.

  - Не вижу в этом ничего смешного, - ответил раздраженно Кента. - Ты в курсе, что парень решил устроить себе эмансипацию?

  - Ну-у, - присел младший Кояма рядом со стариком. - Этого следовало ожидать. Он и так с этим слишком тянул, как по мне. Рафу рассказал?

  - Ты слишком спокоен, - заметил Кента. - И да. Не прямо, но намек был понятен.

  - Намек? - удивился Акено. - Это что же получается, если они не сказали прямо, значит, не могли, а раз так... Ну Синдзи, ну дает, - усмехнулся он еще раз, покачав головой. - Даже их сумел чем-то прижать.

  - Может, и не он, - заметил Кента. - Не стоит отбрасывать все остальные варианты.

  - А их много?

  - Пока нет, но это не повод концентрироваться только на одном. Как продвигается твое дело?

  - Нормально, - скривился уже Акено.

  - Ты мне тут рожи не корчь! - вспылил старик. - Мне и так уже все это поперек горла стоит!

  Такая малость. Всего лишь взять к себе в клан подростка, а проблем немеряно. Есть повод раздражаться.

  - Работаю я, работаю, - проворчал Акено.

  - Поторопись. Эмансипацией парня я сам займусь. И, сын - не подведи. Если потребуется, гнев парня я на себя возьму.

  - Да что с тобой, отец? - удивился Акено. - Это уже все границы переходит. Не настолько Син ценен.

  - Ты очень сильно ошибаешься, - произнес Кента веско. - Представь, что сказки про Повелителей стихий не сказки. А теперь прими как данность: Синдзи - Повелитель огня. И это не мой старческий бред, Дайсуке, если надо, подтвердит.

  - Ты... - хотел он сказать "бредишь". - Ты серьезно?

  - Более чем, - вздохнул Кента.

  - Но это... Это же значит, что Герб ему и так обеспечен, - пробормотал он задумчиво.

  - Именно... - запнулся Кента, глядя на сына. - Не смей ему ничего говорить!

  - Да я и не собирался, - отвел он глаза.

  - Не собирался он, - проворчал Кента. - Нашел кого обманывать. Боги, с кем приходится работать...

  - Это все равно не стоит...

  - Раскрой глаза, сын, - прервал его Кента. - Хоть на минуту. И попробуй повторить то, что хотел сказать.

  - Я все равно против, - поджал губы Акено. - Но долг отдам, не беспокойся. Как бы нам только эта выходка боком не обернулась потом.

  - Я возьму на себя всю ответственность, не волнуйся, - произнес хмуро Кента.


  Глава 3


  - Вот скажи, зачем мне нужен суперкар? - спросил я Васю-тяна.

  - Для представительских поездок, - ответил тот бодро.

  Я так офицерам своим отвечал, когда срочником был, а потом уже мне отвечали точно так же. Бодро и быстро. Главное, что-нибудь ляпнуть и продемонстрировать уверенность в своих словах. Может, и пронесет.

  - Суперкар. Вместо лимузина люкс-класса, - прикрыл я глаза. - Майбах Экселеро. Двухдверный. Для представительских поездок. Ты меня за идиота держишь? Восемь миллионов! - запнулся я, пытаясь успокоится. - Восемь миллионов, Вася-тян, на машину, которая мне не нужна. Восемь миллионов на ветер. По вашей рекомендации, Горо-сан.

  А дело в том, что я все-таки решил посмотреть в интернете, что же за машину решил приобрести для меня Вася-тян, и которую он так расхваливал. Каково же было мое удивление, когда я узнал, что Майбах Экселеро - это двухдверный суперкар, мне, в принципе, нафиг не нужный. Так ко всему прочему, заказ уже сделан и деньги уплачены. Я поначалу еще надеялся, что оплата будет проводиться при получении... товара, скажем так, но и тут Тану Горо меня обломал. Ну а я на радостях от этого даже решил навестить их в новом доме неподалеку от квартала Кояма.

  - Подождите, босс, только не злитесь, - засуетился Вася-тян. - Это ведь действительно супермашина, так ее еще и достать у нас непросто. Да половина аристократов, когда вы на ней приедете, будет...

  - Презрительно кривиться, - прервал я его. - Но да ладно это, ты подумал, что на мероприятия, связанные с аристократией, как правило, нужно приходить со своей парой? Куда я посажу свою партнершу в твоей машине? А?

  - Ну... - растерялся Вася-тян. - Вам же не всегда будет нужен шофер?

  - А сейчас мне на чем туда ездить? На машине бизнес-класса? Хотя подожди, подожди... ты, наверное, предложишь купить еще одну машину? И какую? Очередной Майбах? И сколько придётся выложить на этот раз? Тебе не кажется, что твое хобби обходится мне как-то слишком уж дорого?

  - Мне нет прощения, - сделал он глубокий поклон. - Готов понести любое наказание.

  Судя по голосу, он действительно раскаивается.

  - Скажи, ты правда не понимал, что делал, когда впаривал мне эту машину?

  - Я хотел как лучше, господин, - ответил он, не разгибаясь. - Правда хотел.

  Ну хоть не врет.

  - И что мне теперь с тобой делать? - покачал я головой.

   - В университет его отправьте, босс, - неожиданно подал голос Сейджун. Он и так-то постоянно старался находиться поближе ко мне, вот и на этот раз стал свидетелем этой сцены, сидя в гостиной перед телевизором. - Четыре года среди детишек научит его ценить мозги. На факультет мировой политики пусть поступит. Или на педагогический. Или нет, в сельскохозяйственный университет его запихните, а там плевать какой факультет.

  - Думаешь, поможет? - усмехнулся я.

  - А вы думаете, я второе высшее получил по собственной воле? Поверьте, я знаю, что говорю.

  Даже так?

  - А у меня он работать как будет? - спросил я заинтересованно.

  - Так это же университет, а не школа, найдет время. Я же нашел.

  А Сверло, оказывается, умел шутить.

  - Да будет так! - заключил я.

  - Босс! - разогнулся Вася-тян. - Может, не надо, а?

  - Ты же сам сказал - любое наказание.

  - Как скажете, босс, - поник он.

  - Ладно, до апреля еще далеко, так что готовься. Вариант с огородником мне понравился. А пока кровь из носу найди мне нормальную машину. Знаю, их берут на заказ, но ты уж постарайся. Где-то же в Токио можно купить люксовую тачку?

  - Сделаю, босс, - вздохнул Горо.

  - Не ищи специально Майбах, Вася-тян, главное, чтобы машина была у меня как можно быстрее, а тебе и той, что должна прийти, хватит.

  С этим разобрались. Дело происходило рано утром, так что после этого я пошел собираться в школу. Сегодня я проснулся чуть ли не с первыми петухами, поэтому время навестить Вась-Вась было. Только не думайте, будто я по утрам сижу в интернете, просто раз уж пришла на ум идея посмотреть, что там за машина у меня должна появиться, так почему бы и не посмотреть?

  А Шина меж тем продолжала пугать меня своим идеальным поведением. Даже вновь начала бегать со мной по утрам. Чую, если так пойдет и дальше, за сестрой подтянется и Мизуки. Обычно утреннюю пробежку рыжей заменял спортзал в их квартале, но с нее станется присоединиться. Я, в общем-то, не против... хотя нет, против. Гений Мизуки даже такую ерунду, как бег по утрам, может превратить в цирк, а я привык к спокойствию. Хотя бы утром можно не думать ни о чем.

  В школе я, как мне и предсказывали, стал довольно популярным малым. Понятно, что после турнира пришла известность, но того, что ко мне начнут приставать с просьбами помочь по учебе, я не ожидал. И можно поспорить, что учеба там стоит на последнем месте. Скорее всего, просто присматриваются. Пока. И лишь от меня зависит, смогу ли я набрать достаточно знакомств за время учебы в Дакисюро.

  На обеде к нам подсела Мизуки и с гордостью поставила передо мной бенто от Кагами.

  - Это был славный бой, но я победила! - заявила она и вздернула нос.

  Открыв коробку с обедом, я спросил:

  - Ты уверена, что это был именно бой, а не великая баталия?

  Учитывая во что превратился обед внутри бенто, вопрос я взял не с потолка.

  - А что? - придвинулась она ко мне. - Оу. Ну может, и баталия. Да не, точно баталия. Даже, скорее, Баталия!

  - Против кого хоть? - подхватил я палочками нечто бесформенное, но явно мясное.

  - Против гения клана Кояма! - опять задрала она нос.

  Тут неожиданно влез Вакия.

  - Ты билась против матери?

  - Зачет, - ткнула она в его сторону пальцами обеих рук. - Но нет, это была Шина. О, смотрите, курвы идут.

  После чего начала с радостной улыбкой махать поклонницам Мамио, на что те довольно плавно свернули в сторону.

  - Я поражаюсь вашим талантам, Великая Госпожа, - пробормотал Тоётоми, глядя, как три девицы садятся за отдельный столик и стараются не смотреть в нашу сторону.

  А через пару дней я лично познакомился с Одзава Энго. Щекастый сорокапятилетний мужчина выглядел чуть старше своего возраста. Возможно, из-за строгих овальных очков, которые он носил. Одзава был из тех людей, которых сложно не уважать. Не важно, как ты к нему относишься, но далеко не каждый может всего за одну свою жизнь - даже за полжизни, так как он не старик - построить такого монстра, как Одзава Индастрис. Фирма, что вполне себе успешно конкурирует с выдвиженцами аристократии на ниве бытовой техники. Точнее, не только бытовой, но именно она является его главным средством заработка. А недавно он еще и на рынок МПД замахнулся. Зря, как по мне, но кто не рискует, как говорится... Я бы не стал, а у него, может, и получится что-нибудь.

  - Герр Шмитт, - поздоровался он с Мартином Шмиттом, нынешним главой семьи Шмитт. - Сакурай-кун, - кивнул он мне.

  Встречались мы у него дома. Довольно простецком, двухэтажном, зато в районе Гинза, где цены на жилплощадь просто астрономические. С собой Мартин решил никого не брать, так что и на пороге дома Одзавы мы находились лишь втроем. Слуг у него не было, а семья нашего возможного компаньона сейчас жила на Калимантане вместе с его родителями.

  - Рад познакомиться с вами, господин Одзава, - произнес Мартин, слегка кивнув седой головой.

  - Одзава-сан, - поклонился я.

  - Прошу, проходите, - посторонился он.

  В качестве угощения хозяин принес вино и сок.

  - Шато Лафит, - произнес Мартин, одобрительно кивая после первого глотка. - Классика.

  Вот интересно, их там всех в семье Шмитт учат в винах разбираться или это Мартин такой особенный?

  - Апельсин, - не удержался я, тоже сделав глоток из своего стакана. - Цитрус.

  На что Одзава улыбнулся, а Мартин покачал головой.

  - Я понимаю, что вам скучно, Синдзи, но стоит набраться немного серьезности, - произнес старик.

  - Я постараюсь, герр Шмитт.

  Иногда своим возрастом можно и нужно пользоваться. Особенно если у партнера по переговорам дети твои ровесники. Но лишь иногда.

  - Что ж, раз уж наш юный друг не хочет говорить о вечном, давайте вернемся к делам.

  - Я вас внимательно слушаю, - произнес Одзава. - Признаться, вы сумели меня удивить. Не совсем понимаю, чем вам может помочь производитель бытовой техники. Да и МПД ваша семья вроде не занимается. А уж что от меня нужно владельцу Шидотэмору, я и вовсе теряюсь в догадках.

  - Это будет непростой разговор, - вздохнул Мартин. - И прежде всего, я хотел бы попросить вашего слова никому не рассказывать о нем, если мы не сможем договориться.

  - Конечно, - кивнул Одзава. - Я бы не достиг своего уровня, если бы не умел держать язык за зубами.

  Бла-бла-бла. Не верю, что он не попробует воспользоваться полученной информацией, если мы не сумеем договориться. Другое дело, сумеет ли. Да и договоримся мы, я уверен. Вот с остальными предполагаемыми членами нашего будущего альянса - другой вопрос, а Одзава, скорее всего, подпишется.

  - Вы ведь слышали о секретном эдикте Императора вашей страны по поводу Малайзии?

  - Секретном, - усмехнулся Одзава. - Конечно слышал.

  - Моя семья решила создать альянс, дабы оттяпать у них кусок земли, - погнал с места в карьер Мартин Шмитт. - И предложила молодому человеку поучаствовать, - кивнул он в мою сторону.

  - Вы... - даже не смог он сразу ответить. - Сошли с ума? Постойте, так вы пришли сюда и мне... Но это же бред.

  - Не зная всех нюансов - да, - согласился Мартин.

  - Нюансы, значит, - пробормотал он задумчиво. - Например?

  - Аристократы тоже собирают свой альянс.

  - Это... Нет, все равно не вижу, как мы смогли бы это использовать.

  Рассказ и пояснения продлились аж полчаса. Одзава явно заинтересовался, но он не верил, что у нас выйдет избежать конфликта с альянсом аристо, а враждовать с ними он не желал.

  - Одзава-сан, - решил я вставить свои пять копеек. - Вы смотрите на ситуацию со своей нынешней стороны. Просто представьте, что у вас за спиной огромный кусок родовых земель. Тут главное - пережить первый натиск отдельных родов, даже, скорее всего, одного рода из альянса. Не надо заглядывать слишком далеко. После захвата и удержания земель на вас посыплются предложения о вступлении в клан. У вас будет собственный Герб, Одзава-сан. Вполне возможно, от тех самых родов из альянса аристо.

  Услышав это, мужчина замер на несколько секунд, обдумывая новые вводные.

  - Действительно, - произнес он, ни к кому не обращаясь. - Это ведь самый простой для них вариант.

  - По факту, - продолжил я, - Герб получит не только семья Шмитт, а все, кто этого захочет. Вам даже намекать не придется. Боги, да у вас даже выбор будет!

  - Что ж, - собрал он мысли в кучку и посмотрел на меня. - Вы сумели меня заинтересовать. Но... вы ведь понимаете...

  - Конечно, - кивнул Мартин. - Мы не требуем вашего ответа прямо сейчас. Просто не забывайте, что это шанс, и он тает с каждым днем.

  - Я понимаю, - перевел на него взгляд Одзава. - И я не буду размышлять долго. Как насчет встретиться через недельку?

  А со следующего дня, точнее, вечера, у меня начался марафон званых вечеров у аристократии. На самом деле, не только у меня. После турнира любой, у кого ребенок достиг чуть большего, чем рассчитывала родня, считал себя обязанным устроить нечто вроде праздника. А кто-то организовывал вечеринку, просто чтобы не отставать от соседей. Мне еще повезло, я хоть и наполучал приглашений, классическим аристократом не являюсь поэтому легко отделался. Некоторые, типа Райдона и Анеко, были загружены на пару недель вперед. Шину с Мизуки сия чаша тоже не минула. Хорошо быть главой или наследником Великого клана, вот они могли сослаться на занятость, а "мелочь" типа Шины и Райдона - нет.

  В основном моей партнершей на таких мероприятиях была Ида Шмитт, но пару раз сходил на вечер и с Анеко. Пару раз пересекся с ней и Шиной. Причем если Анеко приходила в составе своей семьи, то Шина сопровождала какого-то знакомого на глаз парня. Наверное, из ее же клана. Но все это, если забегать вперед, а на той неделе я всего три раза воспользовался приглашением аристократов, все остальное время занимаясь будущим альянсом и подготовкой к выпилу Тачибана. Последнее продвигалось с трудом, так как собирать информацию по не самому слабому имперскому Роду не так уж и просто. Я даже потратил одну ночь, чтобы посетить их родовые земли в Токио. Точнее, клочок родовых земель, ибо в этом городе даже у меня участок пусть немного, но больше.

  Хотя я немного преувеличил - на сам участок я не забирался. Проблема в том, что даже подобраться к нему оказалось не просто, но изучить его с крыши одного из соседних домов я сумел. Еще несколько подобных вылазок, но уже с других направлений, и можно будет попробовать забраться внутрь. Убивать я никого не буду, а вот осмотреться очень даже стоит. К сожалению, там живет далеко не весь Род Тачибана, и либо мне будет нужно как-то собрать их в одном месте, либо смириться с тем, что придется совершить несколько акций. Хотя нет, собирать их все равно придется, так как члены Рода раскиданы даже не по городу, а по всей стране. Второй сын главы Рода и вовсе на Калимантане живет. Ладно - не горит. Пока не горит. Я вполне могу подождать какое-то время. Например, дня рождения наследника. Он как раз через пару месяцев будет, а еще через полтора - уже у самого главы Рода. В общем, посмотрим. В идеале... впрочем, да, попасть на этот праздник мне вряд ли светит, а посмотреть на их особняк изнутри (и относительно спокойно) было бы неплохо.

  А еще я все-таки заключил контракт с Аматэру. Поначалу старуха хотела, чтобы Шидотэмору чуть ли не взялась за раскрутку самых отстойных ее заведений, но вы должны понимать, что реклама и раскрутка - это две разных вещи, и подписываться на подобное я не собирался. Тем не менее, договорились. Правда, карга старая все-таки добилась большего, чем то, на что я рассчитывал, и нам теперь придется заняться рекламой ее онсэнов еще и за границей, а это несколько сложнее, чем чисто японский сегмент интернета. То есть за соответствующую плату - и ладно, но... Да, она на меня давила. И возрастом, и Родом, и наглость мою припомнила. Пришлось уступить, короче. Я пытался ей намекнуть на недавнюю, пусть и небольшую, но все же подставу с родителями, но старуха с царской невозмутимостью проигнорировала все намеки. А я потом сидел и думал - когда именно я успел простить ей это? Что именно я сделал, что она подумала именно так? Быть может, дело не во мне, а в карге? Может, ее фамилия позволяет игнорировать подобные мелочи? Или она уже пошла на какие-то уступки, а я и не заметил?

  Как же с ней все-таки сложно.

  - Скажи, - спросила меня Аматэру после того, как мы договорились о контракте, - что ты думаешь насчет совместного дела?

  И это было очень неожиданно. Многообещающе, перспективно и опасно.

  - Что я думаю? - сделал я глоток чая. - Думаю, меня коямовцы и прибьют. Слишком многие надеются на ваше наследие, а тут такое. Даже Кента-сан не спасет.

  - Ты передергиваешь, - ответила она на это.

  - Что ж... тогда почему я, что за дело и сколько это будет стоить?

  - Это театральный бизнес, - усмехнулась старуха. Я был удивлен таким ответом, и она явно об этом догадывалась. - Цена тут не главное, я вполне могу и сама все потянуть, проблема в другом. Театр в нашей стране - это традиционно мужской бизнес.

  - А есть женский? - вскинул я брови.

  Вот уж не думал... и никогда не слышал, что в деле зарабатывания денег есть подобные разграничения.

  - Женского нет, - вздохнула Аматэру. - Просто есть отрасли, где женщин видеть не желают. Даже если женщина - Аматэру. Это традиции, и логику тут можешь не искать. При всем при этом, у меня огромные связи в этой... отрасли. Выказывать свое покровительство деятелям культуры мне никто запретить не может.

  - С этим понятно, - покрутил я в задумчивости чашкой. - И почему я? У вас целый клан претендентов в партнеры.

  - Мне нужна независимость, - изобразила она удивление моим непониманием. - За любым человеком из клана будет стоять его Род, а так как мне нужен мужчина... я в лучшем случае буду выступать в роли копилки, но это хоть что-то. В худшем - эти люди будут просто использовать мое имя. Думаешь, раз мы в одном клане, мне кто-то сделает поблажку? А с некоторыми я и сама работать не буду. Иначе это будет выглядеть, как подачка. Рода старше полутора-двух тысяч лет мне не подходят.

  - Так это же половина клана.

  - Вот о том и речь, - приподняла она бровь.

  - Так займись чем-нибудь другим, - пожал я плечами.

  - И чем? - уже откровенно усмехнулась она. - Тебе ли не знать, что все уже давно поделено. В одиночку мне там делать нечего, а не в одиночку... - вздохнула она.

  - Подачка?

  - Именно, - слегка кивнула Аматэру.

  - Ну, поделено далеко не все, - заметил я.

  - Пусть так. Согласна. Но что-то я не потяну, а за что-то и браться не имеет смысла, ибо мелко.

  - А за театр, значит, можно?

  - Это статусно. Конкуренция не такая сильная... по ряду причин, - пожала она плечами. - В частности, из-за того контингента людей, с которыми придется работать. Люди искусства - они такие... - покрутила она ладонью. - Не от мира сего. Ну и нельзя забывать о прибыли. Она не то чтобы большая, но позволяет работать в плюс. Впрочем, для меня главное - статус.

  Как-то я сомневаюсь, что небольшая. Ну да для нее это, может, и так.

  - Тебе мало статуса? - хмыкнул я, сделав очередной глоток чая.

  - Его всегда мало, - ответила старуха. - К тому же, ты скорее всего путаешь статус с положением и репутацией. По положению Род Аматэру лишь чуть ниже императорского, репутация - это узконаправленная вещь, а вот статус у моего Рода так себе. Возраст чуть больше, чем нужно, пол немного не тот, да и положение последней в Роду - не очень. И, к слову, статус может опуститься еще ниже, если я опущу руки и стану тихо доживать свою жизнь. А это неприемлемо! - поставила она чашку на стол. - Даже если этот мир будет катиться в преисподнюю, это не повод забывать о том, кто есть ты и что есть твой Род!

  Уважаю. Как бы к ней не относился, старуху нельзя не уважать.

  - Ладно. Принципиально я согласен поучаствовать в этой затее, но тем не менее... Может, и не сожрут, но жизнь твои соклановцы попортят мне точно.

  - И тебя это пугает? - изобразила она изумление.

  - Ты меня на слабо не бери, - нахмурился я. - За мной стоят люди, о которых мне надо заботиться, и рисковать ими ради левых авантюр я не согласен.

  - Разве не в этом их задача - рисковать ради тебя?

  - Но это не повод уходить в крайности, - ответил я. - Что принесет мне это дело кроме проблем и того самого статуса, который будет сильно ограничен моим происхождением? Да и статус... - поморщился я. - Ты вот можешь гарантировать, что меня не причислят к твоим... внештатным, скажем так, слугам? Или не привяжут к клану Кояма еще сильней?

  - Хм... - задумалась она ненадолго. - А знаешь, смогу. Если ты согласишься, оставь это на меня. Придется, конечно, тряхнуть стариной и вновь окунуться в общественную жизнь, но ради такого дела можно.

  Так, стоп. Если она сможет убедить людей, что я не принадлежу клану Кояма, то это, несомненно, стоит затраченных усилий. А ей придется убеждать народ именно в этом. Точнее, не так - просто подтвердить это, но из ее уст звучать подобное будет... монументально. Старая умеет припечатать словом.

  - Если сможешь убедить общественность, что я сам по себе, то так тому и быть. Я поучаствую в твоем деле и помогу, чем могу.

  - Договорились, - улыбнулась она, прищурившись.

  Это будет сложно, плюс другие мои проекты, но если старуха не подведет, я буду как сыр в масле кататься в плюсах. Думаю, и она тоже, иначе зачем начинать? Вряд ли это такой хитрый план, только чтобы мне угодить.

  На следующий день мне позвонил Кавагути Тадахару. Как я и предполагал, размышлять долго он не стал. Есть у него время или нет, но когда ты болеешь раком и уже успел похоронить себя, разделаться с этой проблемой хочется поскорее. И да - он согласился пойти ко мне. Не знаю, поверил он мне, что я договорюсь о его лечении вне зависимости от ответа, но рисковать, похоже, не рискнул. А может, он действительно не против иметь покровителя и работодателя в моем лице. Такое ведь тоже возможно. Пожалуй, я даже спрошу его об этом при встрече. В общем, пришлось вылавливать Мизуки и договариваться с ней о времени лечения, на что получил удивленную мордашку и слова: "да когда тебе удобней будет". Понятное дело, что я все-таки договорился об этом заранее, убедившись, что проблем у нее не будет, но ее слова мне, несомненно, понравились. Приятно знать, что у тебя есть такие друзья.

  В общем-то, тянуть с этим я не стал, и уже на следующий день, сразу после школы - так как вечером у нас с рыжей опять намечался званный вечер - пошли лечить больного. Собственно, ровно до автостоянки школы и пошли, где нас дожидался заранее пришедший туда мужчина. Ну а само лечение прошло в моей машине. Мизуки просто взяла его за руку и засветилась легким зеленым светом, после чего на ее щеках проступили прожилки такого же, только более темного, цвета. И вот в таком положении они и просидели молча двенадцать минут.

  - Фух, все, - произнесла Мизуки, когда перестала светиться. - В ближайшую неделю бахир не использовать, - сказала она Кавагути. - Рак не вернется, но бахир в теле должен... - замялась она, подбирая слова. - Должен улечься. Да и лично мой бахир должен выветриться. Иначе рискуешь остаться навсегда... ну, на каком ты там ранге, вот на нем и останешься.

  - Благодарю, госпожа, - поклонился он сидя.

  - Да я-то что? - хмыкнула она цинично. - Я бы и пальцем не пошевелила, если бы не Синдзи. Все, бывайте, мне еще в клуб надо забежать.

  После того как за ней закрылась дверь, Кавагути произнес:

  - Я ваш вечный должник, Сакурай-сан.

  - Тебя подвезти до дома? - спросил я, будто не заметив его слов. - Мне все равно надо на базу, а это как раз по пути.

  - Не стоит беспокоиться, Сакурай-сан - поклонился он. - Я доберусь своим ходом.

  - Как знаешь, - улыбнулся я.

  Не удивлюсь, если он просто хочет пройтись в одиночестве, осознавая, что болезнь ушла. А может, и в больницу заглянуть. Но делать это при мне - выказать недоверие.

  В конце недели мне позвонил человек, которого я в свое время хотел, как и Святова, захомутать себе в гвардию, но, как и в случае Святова, все оказалось непросто. Так он последние полгода еще и в городе отсутствовал, в составе наемного отряда выполняя контракт в Малайзии. То есть это, конечно, секретная информация, но со мной он перед отъездом поделился инфой. Так что в час ночи, сразу после вечера у Акэти, где мне приходилось быть осторожным и скрываться от Торемазу, я отправился в бар "Серебряная гильза", где зависали в основном наемники.

  - Ёхай-сан! - развел я руки в стороны, когда подошел к его столику. - Как же давно я вас не видел, демоны вас задери. Как все прошло? - присел я за столик. - Все нормально?

  - Задание выполнено, - усмехнулся он, - потерь нет. Что еще надо скромному наемнику?

  - Быть может, деньги? - усмехнулся я в ответ.

  - С этим тоже все нормально, - кивнул он с улыбкой.

  Ёхай Ёги - человек, которого сложно назвать красавчиком. И дело тут не в шрамах, просто ему не повезло при рождении. Мясистый нос, слишком высокие щеки, практически отсутствующий подбородок, губы, глаза... сама природа скомпоновала его физиономию так, чтобы даже беспристрастный человек не смог назвать его даже обычным. Что уж там говорить про красавца. И Ёхай знал об этом, нередко подшучивая над самим собой. Брюнет, к слову. А еще он был знаменит своим хобби. Этот тип просто потрясающе вырезал различные пейзажи и скульптуры из мыла. Бог его знает, почему именно из такого материала, но забабахав ему как-то свой собственный сайт, я сделал мужика довольно популярным в мире. В основном, конечно, в Японии, но и в других странах нашлись последователи.

  Когда я с ним познакомился, Ёхай все еще был "ветераном", однако пару лет назад он смог преодолеть порог и стать "учителем". В сорок три года. Довольно неплохо для простолюдина, но в целом стандартно. Я не беру в расчет клановых Слуг и всяких там гениев, этим все-таки попроще, но в целом, сорок пять-пятьдесят - это и правда примерный стандарт для получения ранга "учитель" у простолюдинов. В основном, правда, из-за сложности обучения, а не из-за способностей, но тем не менее.

  А еще у Ёхая довольно высокий статус... положение... чертова старуха, совсем меня запутала с этим. В общем, среди наемников Токио - да всей страны - у него очень хорошая репутация. Именно он в свое время помог Святову... скажем так, стать своим среди местной братии. Когда-то я очень сильно хотел, чтобы он работал на меня. Это желание и сейчас никуда не ушло, но все-таки поутихло. Ну или лучше сказать, я подуспокоился. Проблема в целом была одна - в отличие от Святова, Ёхай работал в команде. Не командиром, но и бросать своих соратников он не желал. Потом был инцидент с одним из контрактов - в тот раз его команда, почуяв проблемы, выплатила неустойку и свалила куда подальше. Узнал я об этом, когда они уже были в Токио, и меня сильно обеспокоило то, что сам Ёхай в тот раз остался с нанимателем. Он просто посчитал, что уходить будет неправильно. В общем, я ломанулся через полстраны, моля всех богов, чтобы успеть, но когда прибыл к особняку клиента, там уже шел некислый бой. Клиента мы так и не спасли. Да и самого Ёхая я вытащил оттуда еле-еле. Сейчас бы таких проблем не было, но тогда я был все еще слаб.

  В общем, после того, как он залечил свои раны, тихо-мирно ушел из своего отряда. Если бы я набирал тогда людей в гвардию, был бы отличный шанс взять его себе, но - увы. Кто же знал, что этот этап моей жизни начнется так скоро? А еще через пару месяцев, уже будучи в нынешнем отряде, Ёхай сдал на ранг "учителя".

  Кстати, а почему мы сейчас в "Серебряной гильзе", а не в "Лысом вороне"? Его отряд ведь там обычно зависает.

  - Все нормально? - присмотрелся я к нему. - Что-то вы выглядите не слишком радостно.

  - А, - махнул он рукой. - Просто неприятная ситуация во время контракта.

  - Ну вы всегда можете пойти ко мне работать, - улыбнулся я. И получил примерно такой же ответ, как и много раз до этого:

  - Быть охранником не для меня. Знаешь ведь.

  Ну да, в те времена я мог предложить ему только место в СБ Шидотэмору.

  - Мне важно принципиальное согласие, - ответил я. - Сейчас я собираю людей уже в свой отряд.

  - Решил-таки стать наемником? - удивился он.

  - Не совсем.

  В целом, со временем именно этим я и собирался заняться. Собрать отряд и начать выявлять ведьмаков. Про первую часть он в курсе, про вторую... сами понимаете.

  - Тогда не понимаю. Зачем тебе люди, если не в твою фирму и не в отряд наемников?

  - Гвардия, - пожал я плечами. - Я ведь говорил о конечной цели.

  - Ну да, только...

  - Так получилось, Ёхай-сан, - вздохнул я. - Пришлось немного изменить планы. Да и сместить их по времени. Кстати! Я ж тут войнушку успел устроить. Небольшую.

  - Оу, - вскинул он брови. - Выиграл хоть? Помощь нужна?

  - Да не, - усмехнулся я, махнув ладонью. - Нормально все.

  - Ну сам смотри. Если что, знаешь, как меня найти.

  - Спасибо, Ёхай-сан, - кивнул я.

  - За что? - хмыкнул он. - Это я тебе жизнь должен.

  - Ёхай-сан, - поморщился я. - Мы же не раз говорили на этот счет. Ничего вы мне не должны.

  - С кем хоть воевал? - сделал он глоток из стакана. Судя по цвету, это был какой-то коктейль.

  - Со Змеем.

  - С кем? - не понял он.

  - Глава одной преступной гильдии.

  - Ну ты... - откинулся он на спинку стула. - Ну ты и даешь. Точно все нормально?

  - Да я победил, Ёхай-сан. Змей теперь на меня работает, а главой гильдии стала Заноза.

  - Баба-босс? Неожиданно.

  Ну да, кто ж в Токио не слышал о Занозе.

  - У нас с ней деловые отношения, так что сами понимаете. Да и боссом ее сделал фактически я. Так что все и правда нормально.

  - Все демоны христианского ада... - пробормотал он. - Всего полгода отсутствовал, а тут такие перестановки.

  - Всего? - усмехнулся я. - Это, по-моему, самый длительный контракт у вас на моей памяти.

  - И что? - покачал он головой. - Полгода от этого не превращаются в вечность. Стоп. Получается, ты уже набрал свой отряд?

  - Ну да. Святов, кстати, теперь со мной.

  - Ну, тут я не удивлен, - хмыкнул он. - Святов у нас... - запнулся он. - Ронин, он и есть ронин. Таким, как он, без господина сложно. Я правда рад за него, а то ходил хмурый без цели в жизни.

  После этого пошел совершенно обычный треп ни о чем. Я сходил за коктейлем себе, рассказал вкратце о том, что со мной произошло за время его отсутствия, послушал немного о его контракте, хоть многого он и не мог рассказать, так как молчание было прописано в контракте.

  - Подожди, - остановил я его. - Ты можешь сказать, против кого вы там сражались?

  - Нет, - покачал он головой.

  - Тогда... - задумался я. - Это ведь были правительственные войска, так? - посмотрел я на него. - Понятно, - оценил я его молчание. - Просто несложно догадаться. Если вы действовали в окрестностях Маруди...

  - С чего ты взял? - прервал он меня.

  - Ты упоминал Ламбир, а рядом с этим местом всего два города. Но у Мири просто нет тех... той техники, про которую ты говорил. Точнее, там нет аристократов и богачей, которые могут себе позволить технику.

  - Допустим, - произнес он с любопытством, допив и отставив в сторону бутылку с пивом. - Это что-то для тебя значит?

  - О да... - пробормотал я.

  - Что? - не расслышал он.

  - Значит, говорю, - чутка повысил я голос. Шум в баре все-таки стоял достаточно сильный, и приходилось говорить чуть громче обычного. - Но это не тот разговор, который можно вести здесь.

  - Так пойдем воздухом подышим. Я только в сортир забегу.

  Любопытный какой. Или ему просто надоело на одном месте сидеть и пиво хлестать.

  Далеко мы не ушли, собственно, до моей машины. Рымов тоже находился в баре, так что пришлось подходить к нему за ключами. Ему же самому разрешил сидеть дальше, мы все равно еще сюда вернемся.

  Посмотрев на меня с удивлением, Ёхай все-таки забрался внутрь.

  - Сразу говорю, - устроился я поудобнее, - дело секретное.

  - Все интереснее и интереснее, - кивнул он и попытался вытянуть ноги. Но это не лимузин, так что пришлось ему тоже возиться, занимая позу поудобнее.

  Рассказ не занял много времени. Не потому, что я что-то скрывал от него, просто детали ему сейчас не важны. А если что, и сам спросит.

  - Ну и в преддверии всего этого, - закруглился я, - меня, само-собой, заинтересовал ваш контракт.

  - Дай-ка уточнить, - покачал он головой. - Идея твоя, но Герб получает кто-то другой. Так?

  - Ну да, - дернул я плечом.

  - Это же вроде твоя мечта, - глянул он на меня недоуменно.

  - Нет, не совсем, - поправил я. - Герб - это цель, в достижении мечты.

  - А что тогда...

  - Это сложно объяснить, - прервал я его. - Считай, что мечтой является собственный клан, но и это не совсем верно.

  - Клан - это круто, хоть и нереально. Но если и это не твоя мечта, тогда что?

  - Что ж вы такой приставучий, Ёхай-сан, - поморщился я.

  - Так ведь любопытно.

  - Ох-хо-хо, - покачал я головой. - Я стесняюсь говорить о таком, так что давайте не будем о моих мечтах. Есть конечная цель - это клан, а Герб именно с помощью Малайзии мне не подходит.

  - Почему?

  - Потому что мне необходим Свободный род, а Малайзия сделает меня вассалом того, кто даст Герб.

  - То есть тебе даже вассалом Императора нельзя быть.

  - А, ну да, я же не пояснил этот момент. Герб дает не он. Император вообще старается не давать Гербы. Даже обычных вассалов у них минимум для такого Рода, как императорский.

  - Теперь понятнее, - кивнул Ёхай. - Но все равно бредово звучит.

  - Знаю, - усмехнулся я. - Тут надо все подробней рассказывать. На самом деле, все возможно, но постараться придется.

  Помолчали. Я ждал, что скажет Ёхай, а он что-то там обдумывал.

  - Знаешь, - заговорил он через две минуты. - Если ты сможешь договориться с моим командиром, я пойду к тебе.

  - Неожиданно, - вскинул я брови. - Вы же не хотели бросать своих... - замолчал я. - Значит, что-то у вас все-таки произошло.

  - Мне не к чему придраться, - вздохнул он. - Все было сделано по уму и я, честно говоря, не знаю, как это можно было изменить. Но убивать детей мне все равно не в радость.

  - Поясните, - нахмурился я.

  - Встретили парочку мелких недалеко от местного поселка. Если бы отпустили их, нас бы сто процентов сдали. Если бы операция должна была пройти вот-вот, можно было бы оглушить, да хотя бы к дереву привязать, всяко больше шансов для выживания. А так... их бы нашли. Сомневаюсь, что не стали бы искать. Пришлось... убить, - выдавил он из себя. - И прикопать. Я не сильно мозговитый и не вижу выхода в той ситуации... с учетом времени и местонахождения, но командир даже раздумывать не стал.

  На самом деле, ситуация действительно та еще, и вот так сходу, не зная нюансов, я тоже не могу придумать, что им нужно было делать, чтобы сохранить жизнь детям. Разве что "голосом" на них воздействовать. Так я далеко не профи в этом деле.

  - И ты хочешь теперь уйти?

  - Нет...я... Я не уйду сам. Все было... - не мог он подобрать слова. - Короче, нет у меня веских причин для ухода.

  Такой он человек. Для кого другого и меньшей причины хватило бы. Не во время же контракта он уходит. А что будет, если я в подобную ситуацию попаду? Предать не предаст, но свалить пожелает. Ну да тем он и хорош, черт возьми.

  - Ты ведь понимаешь, что я ищу людей с заделом на будущее?

  - Понимаю, - кивнул он. - Но я как раз в том возрасте, когда задумываешься о будущем. Не вечно же мне наемником быть?

  - Но уйти из Слуг сложнее, чем из наемников. Я-то отпущу, но репутация у вас после этого будет...

  - Я в тебя верю, Син, - усмехнулся он. - Если что, ты найдешь выход.

  - Это, конечно, льстит, - пожевал я губами. - Но ситуации бывают разные. Вам ли не знать, Ёхай-сан.

  - Я немного идеалист, но главное - я осознаю это. Так что не волнуйся. Говорю же - я не имею ничего против своего командира. Просто... - тут он вздохнул и произнес очень серьезно: - Если уж и убивать детей, то ради чего-то большего, чем деньги, - и уже чуть расслабленно закончил: - Но я все же верю, что ты найдешь выход в непростой ситуации. Будь иначе - шестнадцатилетний пацаненок не добился бы таких результатов в жизни.

  Или наоборот. Для получения этих самых результатов можно быть той еще циничной сволочью.

  - Ладно. Если вы действительно не против пойти ко мне, я поговорю с вашим командиром. Совру, если скажу, что не хотел бы иметь такого подчинённого. Но надеюсь, мы и друзьями тоже останемся.

  - Ну это от тебя зависит, - ухмыльнулся Ёхай. - Но зазнавшийся Сакурай Синдзи это даже интересно.


  Глава 4


  Прежде чем идти к командиру Ёхая, я, само собой, собрал о нем информацию. Было ее немного, но и времени для этого я выделил минимум. В целом, ничего такого, что выделяло бы его из когорты таких же, как он. Начал свою карьеру наемника в двадцать, сейчас сорок четыре, жены нет, детей нет. Отряд из тридцати человек, четверо - тяжелые пехотинцы. Довольно успешен, но технику использует ту, что подешевле. Совсем уж в экономию не скатывается, но и дорогих вещей не покупает - для отряда. Сам живет достаточно обеспеченной жизнью. То есть, на себя потратить лишнее не прочь. Командует грамотно, во всяком случае, потери в отряде не превышают "средних по больнице".

  Встретились мы с ним в моем особняке. Можно было и попроще место найти, но дело лично для меня достаточно важное, так что решил я пустить пыль в глаза по-полной.

  - Соусей-сан, - повернулся я к брюнету, вошедшему в комнату. - Организуйте нам чай, Ёсиока-сан, - обратился я к старику, который привёл командира Ёхая.

  Молча поклонившись, Ёсиока вышел из комнаты.

  - Сакурай... сан, как я понимаю, - произнес Соусей, оглядываясь.

  - Он самый. Прошу, присаживайтесь, - указал я на свободное кресло.

  - Благодарю, - кивнул он.

  Комната была обставлена в западном стиле, так что сидеть на полу нам не пришлось. Некоторое время болтали ни о чем, ну а серьезный разговор начался только после того, как жена Ёсиоки принесла поднос с чаем.

  - Вы, наверное, гадаете, зачем я вас пригласил, - сделал я глоток чая.

  Хм, мне кажется, или у Кояма чай лучше? Странно, учитывая, что для подобных встреч я специально притащил сюда чай из дома. То есть технически он один и тот же.

  - Скорее всего, найм, - пожал он плечами.

  - И вы будете неправы, - покачал я головой. - Впрочем, если вам нужен контракт, я могу с этим посодействовать.

  - Тогда что именно вам нужно, Сакурай-сан? - спросил он спокойно.

  Суетиться мужик явно не намерен.

  - Ёхай-сан. Мне нужен Ёхай Ёги.

  - Не понимаю, - нахмурился он.

  - Недавно я предложил ему перейти ко мне на службу, но Ёхай-сан... вы же его знаете. В целом он не против, но потребовал вашего согласия его отпустить.

  - И вы хотите, - произнес он медленно, - чтобы я дал добро на потерю моим отрядом "учителя"? Какая мне в этом выгода?

  - Отличный контракт.

  - Нет. Один контракт не стоит "учителя".

  - Десять миллионов, - предложил я. - Само собой, не йен.

  Очень хороший контракт для отряда его размера - примерно два миллиона.

  - Это даже не смешно, - ответил Соусей. - Жизнь дороже. Где я еще смогу найти такого бойца? А репутация? Да ко мне после ухода "учителя" вообще никто не пойдет.

  Цену набивает. Уход Ёхая если и ударит по репутации его отряда, то очень слабо. Если не поднять бучу, конечно.

  - Наоборот, - чуть склонил я набок голову. - Ведь уйдет он не в другой отряд, а ко мне. На постоянную основу. Вы ведь не думали, что Ёхай-сан будет с вами вечно?

  - Наличие Ёхая позволяет нам брать дорогие контракты, - то есть тупо цену завышать, это как раз понятно. - Что нам эти десять миллионов, если с ним мы за год отобьем эту цифру.

  - Вы преувеличиваете, Соусей-сан, - покачал я головой. - Поверьте, я в курсе расценок среди наемников.

  - Пусть два года, а дальше?

  - А дальше все зависит только от вас. Знаете, я действительно могу помочь вам с будущим контрактом. Долгосрочным. Точно не скажу, но где-то на год-полтора. И если мы договоримся, для вас он будет чуть выгоднее... чем для остальных.

  - Нет. Никакой контракт не заменит мне Ёхая.

  - С такими запросами, Соусей-сан, он и сам уйдет через год.

  - Хотел бы уйти, ушел гораздо раньше, - ответил он самую малость неуверенно.

  Сам факт того, что Ёхай дал мне согласие, как бы говорит о возможной правоте моих слов.

  - Время идет, Соусей-сан. Люди стареют. Хотят большего, стабильности. Пять лет - это максимальный срок, который он пробудет с вами.

  - Это лишь твои слова. Я знаю его лучше.

  - Так ли это? Всего два года назад мой друг ушел из одного отряда и пришел в другой.

  На это он только губами пожевал.

  - Так это ты тот мальчишка, что спас ему жизнь? Я думал, ты постарше.

  - Увы мне. Но скоро, думаю, и этот недостаток уйдет из моей жизни.

  - Десять миллионов все равно мало, - нахмурился он. - Пять лет он все-таки будет с нами. И это только по твоим словам. А пять лет это пятьдесят миллионов.

  Расслабился мужичок, на "ты" перешел. К тому же, опять все свел к "десять миллионов в год".

  - Тридцать пять максимум, - возразил я. - Два года, Соусей-сан, не забывайте. Плюс десять в качестве подарка. Итого как раз тридцать пять и выходит.

  - Что будет лишь компенсацией, - выдвинул он довод.

  - Только если вы все бросите и перестанете работать, - не согласился я. - Впрочем, сорок миллионов, думаю, достойная цена.

  - Сорок пять...

  - Сорок, Соусей-сан. И я забуду, что вы оцениваете моего друга в деньгах.

  - Это ты предложил деньги.

  - Но именно вы подвели под них полезность Ёхая-сана. К тому же, изначально я предлагал контракт.

  - Ты меня пугать вздумал? - решил он надавить. - Не помню среди аристократов фамилии Сакурай.

  - Наверное, потому что я не аристократ, - улыбнулся я.

  - И что мне тогда от твоей забывчивости? - ухмыльнулся он в ответ.

  - Не буду перечислять свои силы, так как не собираюсь на вас нападать... впрочем, нет. Не хочу угрожать. Пусть наш конфликт будет на вашей совести. Но физически я - ни вас, ни ваш отряд пальцем не трону.

  - Тогда зачем упоминать? - почему-то насторожился он.

  - Помните, я упоминал контракт? Хороший контракт. Считайте, что вы с ним пролетели.

  - Переживу.

  - О да, несомненно, - кивнул я. - Прошу прощения, что вообще поднял эту тему. Но давайте вернемся к цифрам.

  - Пятьдесят миллионов, - произнес он, стоило мне только замолчать. - За словами надо лучше следить.

  - Сорок, Соусей-сан. Сорок. Я не жадный, но вы правы, за словами нужно следить.

  - В таком случае, Ёхай останется в отряде, - произнес он резко.

  - Может - да, может - нет. Но сорок миллионов вы не получите. Вдумайтесь в эту цифру. Сорок. Миллионов. Рублей. Весьма неплохой капитал, чтобы усилить отряд еще лучше нынешнего. Или оставить себе. Это ведь не контракт, зачем делиться с остальными?

  В общем, дожал я его. Все-таки этот Соусей довольно падок на деньги. Сомневаюсь, что отряду перепадет так уж много. Если вообще что-то перепадет. Через несколько минут после его ухода в комнату зашел Ёсиока.

  - Соусей-сан отбыл, - произнес он с поклоном.

  - Спасибо, Ёсиока-сан, - покрутил я между пальцев небольшой диктофон и кивнул на поднос и пустые чашки: - Распорядитесь, чтобы тут все убрали.

  - Как прикажете, Сакурай-сан.

  Надеюсь, запись этого разговора не понадобится. Впрочем, плевать, итог-то будет один.


  ***


  - Синдзи, я тоже хочу в дело.

  - Ты о чем? - не понял я.

  - Малайзия. Я тоже хочу поучаствовать.

  - Акеми... - растерялся я. - И как ты себе это представляешь? - повернувшись на бок, окинул взглядом голую красавицу.

  - Ну, Синдзи, - оседлала она меня. - Ты же умный, придумай что-нибудь. Я тоже могу предоставить ресурсы.

  - Даже так? - обхватил я ее попку. - И что же это за ресурсы?

  - Бойцы и деньги, конечно, - поелозила она на мне.

  - С каких это пор твои люди являются бойцами? - усмехнулся я. - Про деньги и говорить нечего. Я собираюсь вложить три миллиарда. Пусть даже два. От остальных компаньонов ожидаю примерно такого же. Шмитты уже вкладываются по полной. А ты? Сколько ты можешь выделить?

  - Ну, Си-и-ин... Я же не претендую на такие же куски земли, как у вас. Мне хватит и ма-а-аленького кусочка, - склонилась она надо мной, почти касаясь грудью.

  - Сколько, Акеми?

  - На кусочек хватит, - прикоснулась она губами к моей щеке.

  Потом к подбородку. Потом к груди. Потом к животу...

  - А если поконкретнее? - спросил я, закидывая руки за голову.

  Впрочем, ответить Акеми в этот момент уже не могла.

  - Ну как, - облизнулась она, после того как все проглотила, - стою я маленького кусочка земли?

  - Особого отношения к себе ты определенно стоишь, - усмехнулся я. - А вот влиять на меня через секс у тебя не получится, - на что она просто укусила самую ценную часть моего тела. - Эй, больно же!

  - Синдзи... - произнесла она томно, после чего буквально перетекла ко мне на грудь. - Пятьсот миллионов и мои связи, - прошептала Акеми.

  - Хм. Вот это уже деловой разговор.

  - О-о-о... - покрутила она попкой. - Я чувствую, что ты еще кое-что можешь.

  Еще бы, с моими-то возможностями.

  - Ты как в первый раз. Неужто еще не привыкла к этому?

  - Твоим женам, - плавно скользнула она вниз, - жутко повезе-о-от, - застонала Акеми.

  Гораздо позже, отдохнувшие, принявшие душ, но все еще полуодетые, мы сидели в одном из кресел ее номера. Я в самом кресле, она у меня на коленях.

  - Чисто интереса ради - о каких связях ты говорила?

  - Даже странно, - произнесла она задумчиво. - Но в этом кресле ты меня еще ни разу не брал.

  - Акеми, - ущипнул я ее. - Будь чуточку серьезней.

  - Разве можно быть серьезной в одном полотенце? - удивилась она, вскинув брови.

  - Хотя бы попытайся, - улыбнулся я.

  - Эх... - вздохнула девушка. - Ты наводил справки по Мири.

  - Было дело, - согласился я.

  Причем через нее и наводил.

  - Моя гильдия ведет дела с этим городом. С его подпольными властями. Хотя они и по факту там власти.

  - Это и правда интересно, - пришлось мне согласиться. - А что за дела, если не секрет?

  - От тебя никаких секретов, - прошептала она мне в ухо. - В основном, контрабанда всего, что можно, но иногда они могут предоставить высококлассную английскую технику.

  Похоже, в Мири умудрились наладить связь с военными.

  - Насколько крепки ваши связи?

  - Ни насколько, - вздохнула она. - Чисто деловые отношения. Но в качестве связника я поработать могу.

  - А людей у тебя там своих нет?

  - Конечно, есть! - изобразила возмущение Акеми. - Как минимум были, - пробормотала она после этого. - Надо у Змея спрашивать. То есть мне досталось несколько человек по наследству, но я не верю, что у Змея их было так мало.

  Забавно. А я даже и не подумал посвятить Змея в нюансы плана. Впрочем, это и не нужно.

  - То есть я могу и через него действовать?

  - Не знаю, - дернула она плечиком. - Вряд ли они будут вести разговор с бывшим лидером. Но попытаться можешь. Мне меньше проблем.

  Ну да. Акеми может себе позволить так говорить. Пятьсот миллионов - это все-таки большие деньги. Плюс какие-никакие, а бойцы. Мясо тоже будет нужно. В общем, пока на кусочек земли она рассчитывать может. Но только на кусочек.

  - А знаешь, - провел я свободной рукой по подлокотнику кресла, в то время как вторая лежала на ее талии, - это и правда нечестно. Нельзя оставлять кресло обделенным вниманием.

  - Да! - вскинула Акеми руки.

  После чего хмуро посмотрела вниз и, поведя телом, все-таки добилась того, что полотенце соскользнуло с ее груди.

  - Прелестно, - провел я языком по ее соску.


  ***


  - Держи, - положил я на стол диктофон.

  - И что это? - нахмурился Ёхай.

  Дело происходило днем, почти сразу после школы. Мне сегодня нужно заехать вместе со Шмиттом к Одзава, раз уж он пригласил нас к себе, но по дороге выделил время и для наемника, который тоже желал поговорить. К сожалению, его слова мне не понравились. Он вроде как подтвердил, что его отпускают, но уйти не мог, ибо отряду будет без него совсем плохо. Вот и перечисляй деньги заранее. Его капитан явно решил смухлевать, ведь отпустить можно по-разному. В случае с Ёхаем Соусей, похоже, давил на жалость. Мол если ты хочешь, то конечно, но... и далее по списку. И уговор выполнил, и на Ёхая надавил.

  - Запись моего разговора с твоим командиром. Послушай как-нибудь. А я пойду - сегодня мне еще одна важная встреча предстоит.

  Даже если он не передумает, надеюсь, эта запись поможет остаться нам друзьями, когда я приду забирать свои деньги.

  Когда выходил из бара, чуть не столкнулся с еще одной легендой наемников Токио. Да и всей Японии, пожалуй. Это были сестры Ямада. Три прелестные особы, которые, будучи достаточно молодыми, уже имели ранг "ветеран". Точно не скажу, но они почти ровесницы, и средней из сестер - двадцать четыре. Среди наемников были и другие женщины, - мало, но были, - и лишь они имели подобный ранг. Плюс то, что они сестры, плюс то, что они не состоят в других отрядах, то есть работают самостоятельно. Так что да, девушки известные. Мне как-то не доводилось раньше с ними встречаться, но... Три соплюшки, да в таком баре? По-любому это они.

  - Воу-воу, - выставила вперед руки брюнетка. - Не стоит бросаться на первую встречную женщину, молодой человек. Уверена, ты еще встретишь ту единственную.

  Да, как я и сказал, мы почти столкнулись. Как раз с этой брюнеточкой.

  - Совращаете малолетних, Ямада-сан? - усмехнулся я.

  - Кхе... - поперхнулась девушка.

  - Опять пристаешь к парням, Эйка? - обошла нас ее сестра. Короткие, голубого цвета волосы, такого же цвета глаза.

  - Хина! - возмутилась брюнетка.

  - Беги отсюда, парень, иначе тебя прямо тут изнаси... ауч, - это её ткнула под ребра локтем третья сестра. Шатенка, к слову.

  - Извини их, - произнесла девушка и, ухватив сестер под руки, повела в глубь бара.

  М-да. Все развлекаются как могут.

  Одзава согласился. Помурыжил нас вопросами, но итог был виден сразу. Все-таки я с ним не ошибся. Авантюрная жилка в нем присутствует, и рисковать он готов. Озвученная цена вопроса его, конечно, смутила, но полтора миллиарда он был готов выделить. Плюс мои два. Плюс примерно столько же от Шмиттов. В целом, уже этого более чем достаточно для года боевых действий, да что там - некоторые войны между странами стоили меньше. Но на всякий случай, нам желательно найти еще как минимум одного союзника. А лучше, как и задумывалось, двоих. Довести общий бюджет до семи-восьми миллиардов, и тогда мы действительно можем воевать, не особо оглядываясь на финансы.

  - Как вы смотрите на использование моих МПД? - спросил он на третьем часу разговора. Уже после того, как согласился.

  - Нужны тесты, - пожал плечами Мартин. - К тому же... что насчет цены?

  - В зависимости от класса, - пожал плечами Одзава. - Примерно 300-400 тысяч рублей за единицу выходит.

  - Весьма неплохо, - покивал Мартин.

  - Это почти себестоимость, - вздохнул Одзава. - Так-то я собирался чуть накинуть цену, но не слишком сильно. К сожалению, иначе на этот рынок просто не пробиться. А насчет тестов не волнуйтесь - я, конечно, выделю вам для этого технику, но мои люди уже как только ее не проверяли.

  - Сакурай-кун? - посмотрел на меня Мартин.

  - Я отдам команду своим подчинённым, - кивнул я и, посмотрев на Одзаву, продолжил: - Не подумайте, что мы вам не доверяем, просто мои люди смогут сказать, подходят ли ваши МПД конкретно под наши нужды. Тут и театр военных действий, и профессионализм будущих пилотов. Вы наверняка в курсе, но при всех плюсах той же английской техники, порог вхождения там очень высок, а времени у нас мало. Вполне может выйти так, что нам придется купить что-нибудь совсем простое, главное, чтобы надежное.

  - Понимаю, - произнес Одзава. - Но это для массового пользователя.

  - Одзава-сан, если вам нужна реклама и тест в реальных боевых ситуациях, то мы не имеем ничего против нескольких единиц вашей продукции, но дело важнее.

  - Договорились, - кивнул он. - Тогда я и мои люди пойдём с моими МПД.

  - Если все будет нормально, то не только ваши, - повторил я.

  - Что ж, посмотрим, что скажут ваши подчинённые, Сакурай-кун. Они достаточно компетентны?

  - О, можете не сомневаться, - улыбнулся я.

  Так как с Малайским королем Шмитты уже организовали конфликт, в принципе, они могли начать собирать наемников, но смена гражданства еще не была окончена, да и союзники не все найдены, плюс мы решили все-таки покричать в мир, пытаясь "решить" тот конфликт юридическим способом. Благо, Мартин мне пообещал, что ничего из этого не выйдет. Король не отдаст арестованный товар, и Шмитты об этом позаботятся. В общем, пока с наемниками мы не спешили, хоть время и поджимало. А вот мне никто не запрещал продолжать усиливаться. Именно по этому вопросу Беркутов вновь отбыл в Россию, обещая как минимум пять сотен бойцов. И если раньше мне их просто некуда было девать, то теперь... Поговорил с ним и о Вятовых, точнее, о Слугах этого клана. Да, они с ними воевали, но мало ли. Насколько я знаю по оговоркам того же Беркутова, ситуация у тех чуть ли не такая же, как и у Слуг Дориных - самых-самых разобрали, а на остальных махнули рукой.

  Ну да не одной Россией живы, тут тоже есть, с кем поговорить о будущем.

  - Танси-сан, - поприветствовал я старика. - Приятно снова с вами увидеться.

  - Аналогично, Сакурай-кун, аналогично, - покивал он в ответ.

  Когда он через Джернота Шмитта попросил о встрече, я не удивился. Не то чтобы я был уверен, что бывшие Слуги Докья пойдут ко мне под руку, но уж об их желании поговорить я был в курсе. Спасибо Джерноту. Так что, когда они все-таки созрели, я пригласил их представителей к себе в особняк.

  - Ёсиока-сан, будьте добры, - повел я рукой в сторону пустого столика.

  - Сию минуту, Сакурай-сан, - поклонился он.

  Да уж, с семейством, проживающем в этом особняке чуть ли не со времен его постройки, мне явно повезло. Выселять таких вот "привязанных" к определенному месту людей считается дурным тоном. Мода на заселение их в новый особняк или замок, или дворец... в общем, вы поняли, мода на это уже давно прошла, а вот отношение к тем, кто их выгоняет, осталось прежним. Так что мне повезло, что я со своей паранойей и простолюдинскими замашками не выкинул семью старика на улицу, когда прибыл сюда в первый раз. Ёсиока, кстати, подобного вполне опасались - я же не аристократ, мог и не знать о традициях. К тому же, подобных семей остается все меньше и меньше, проще и надежней предложить им место среди Слуг Рода. Очень немногие остаются верны месту, в котором выросли. Правда, семья Ёсиока недостаточно... древняя, скажем так, потому Чесуо и не предложил им стать Слугами.

  - Знакомься, Сакурай-кун. Это братья Кайроку - Фумисато-кун и Хирому-кун, - представил он мне своих спутников.

  Оба были брюнетами и ровесниками Акено. Причем мне даже особо приглядываться не пришлось, сразу было видно, что эта парочка, одетая в серые деловые костюмы, бывшие военные.

  - Сакурай-кун, - поздоровался Фумисато.

  А вот Хирому просто молча кивнул.

  - Приятно познакомиться, - кивнул я в ответ. - Прошу, присаживайтесь.

  - Благодарю, Сакурай-кун, - поправил старик кимоно, после чего аккуратно присел на специальную подушку.

  Ну а вслед за ним уселись и братья Кайроку. В этой гостиной обстановка была в традиционном стиле, так что сидели мы все на полу.

  - Итак, Танси-сан, - устроился я поудобнее. - Вы хотели о чем-то поговорить?

  - Поговорить? Да. Пожалуй, да, - произнес он медленно. И, ненадолго задумавшись, продолжил: - Думаю, все здесь и так понимают, о чем пойдет этот самый разговор. Тебе нужны люди, Сакурай-кун. Нужны настолько сильно, что ты даже готов принять бывших Слуг Докья, Рода, с которым воевали приютившие тебя Кояма. Остается вопрос, зачем нам господин, которого приютили Кояма? Между нами слишком много боли и потерь.

  - Ну, во-первых, не могу не отметить, что связан я лишь с одной единственной семьей из этого клана. Связан лишь дружбой. В том числе и с Кояма Мизуки. Слышали о такой? - на это они промолчали. - Я же предлагаю вам перспективу стать Слугами совсем другого рода. Отдельного. Свободного. А позднее, надеюсь, и клана.

  - Это невозможно, - заметил Фумисато. - Ты и Род-то, скорее всего, не получишь.

  - Я к этому стремлюсь. А к чему стремитесь вы? Ах да, вам же не к чему больше стремиться.

  - Не зазнавайся, парень. Твои мечты - это всего лишь мечты. У нас их тоже полно, - ответил все тот же Фумисато.

  - Мечты - это несколько иное, - покачал я головой. - Мечтаю я совсем о других вещах. А Род - это конец первого этапа моих планов. Сначала Род, потом клан.

  - А потом? - поинтересовался Танси.

  - А вот уже потом идут мечты, - посмотрел я на него. - Но об этом и говорить пока рано. Для начала необходимо пережить следующие два года.

  - Это так сложно? - удивился на показ старик.

  - Это смотря кому, - произнес я задумчиво. - Но риск определенно есть. Однако, - пожал я плечами, - без риска ничего и не добиться.

  - М-м-м... часть плана? - задал вопрос Танси.

  Признаться, поначалу я не понял, о чем он.

  - Нет. Или да, - хмыкнул я. - Спонтанное решение, но помочь с получением Герба несомненно может.

  Думаю, после захвата земель в Малайзии обо мне будут знать все заинтересованные стороны, что, несомненно, поможет с Гербом. Особенно если продать половину своей части земель за Герб! Как мне кажется, желающие осуществить подобную сделку найдутся. Во всяком случае, это не просто клочок земли, - пусть и в Токио, - там территория будет гораздо больше. Ну и особняк я бы все равно не отдал. Свалившаяся как снег на голову халява... нет, такое отдать гораздо сложнее. А вот если заранее поставить перед собой такую цель, совсем другое дело. Да и не стану я отдавать всё завоёванное, лишь половину. А может, и меньше - там видно будет. Мысль, на самом деле, очевидная, но пришла она в мою голову только сейчас. Хотя, может, и неочевидная. Ведь сколько народу о нашем будущем походе знают, и никому ничего подобного на ум не пришло. Что ж, похоже, Герб ближе, чем я думал. Впрочем, говорить об этом рано.

  - Значит, ты ожидаешь в будущем серьезных... и опасных ситуаций, - произнес Танси, погладив подбородок. - Может, даже войны, раз тебе нужны люди. А сражаться, часом, не на стороне клана Кояма придется?

  - Нет, - покачал я головой. - Кояма... - замолчал я. - Кояма будут идти параллельно.

  - Умеешь ты заинтриговать, - усмехнулся он. - Какова вероятность схлестнуться с Кояма?

  - Никакой, - пожал я плечами. - А вот насчет других аристократов не возьмусь утверждать подобного.

  - Это война, - неожиданно подал голос Хирому. - И ты думаешь, что мы должны бросить нашу спокойную жизнь и вновь окунуться в войну?

  - Я миллионер, вы в курсе? - спросил я. - Миллионер, который дружит с главной семьей клана Кояма. У меня есть все. По крайней мере, гораздо больше, чем у обычного человека. Но я иду на это. Зачем?

  - Богачам всегда мало того, что у них есть, - ответил Фумисато.

  - Не богачам, - усмехнулся я, - а человеку. Если вы готовы забыть, кем были, забыть свою гордость, остаться серой посредственностью, влиться в массу ничем не примечательных людей... я не буду уговаривать вас пойти ко мне. Это ваша жизнь. Я же продолжу идти вперед. С вами, без вас - не важно. Я получу Герб и создам клан - просто потому, что готов смотреть вперед, а не успокаивать себя тем, что это невозможно, а значит, можно даже не пытаться.

  - Ты, похоже, не осознаешь, насколько это сложно, - покачал головой Фумисато.

  - О, боги, - закатил я на секунду глаза. - Вы даже не представляете, сколько всего я могу сказать на это.

  - Например? - усмехнулся Танси.

  - Ну например - вы не первые, кто мне это говорит. О, а вот и чай, - дождавшись, пока чашки будут расставлены, а чай налит, взял свою порцию и сделал глоток. - К тому же, продолжая тему, разве это плохо, смотреть в будущее и строить грандиозные планы?

  - Если эти планы бессмысленны, но при этом связаны со смертью, то да, это плохо, - произнёс Фумисато.

  Какой очевидный ответ.

  - А это от планов зависит, - улыбнулся я слегка. - Или вы думаете, что для получения Герба достаточно накопить жалких денег? За все надо платить.

  - Только в твоем случае платить придется жизнью простым людям вроде нас, - нахмурился Фумисато.

  - Если такова ваша философия, - вздохнул я напоказ, - то вам и правда лучше остаться... теми, кто вы есть сейчас, - закончил я, слегка запнувшись на середине фразы.

  Я ведь не знаю, кем они сейчас являются. И мне, возможно, показалось, - слишком плохо я их знаю, - но, кажется, они немного смутились.

  - Мастера по вывозу старой мебели, - покачал головой Танси. - Не так уж и плохо.

  После чего старик сделал глоток чая. Похоже, он тоже не прочь подколоть ближнего.

  - По крайней мере, наши люди живы и не голодают, - буркнул Фумисато.

  А вот его брат меня, признаться, немного удивил.

  - Я с вами, Сакурай-сан. Если вы готовы принять капитана гвардии уничтоженного клана, я готов присягнуть вам.

  - Хирому? - посмотрел на него Фумисато.

  - Я просто устал, брат, - вздохнул он. - Устал вспоминать прошлое, устал быть мусорщиком, устал раз за разом забывать и вновь осознавать, что я такой же, как окружающие меня люди. Уверен, ты понимаешь меня. Мы так и не смогли принять это. Ты, я, наши люди... мы гвардия. Я не могу... я не хочу иного! Пусть только шанс. Пусть небольшой. Пусть так! Я не намерен его упускать.

  - Я понял тебя, брат, - склонил голову Фумисато. - И согласен с тобой, но... Мне нужно подумать.

  - Мы с братом отвечаем за две сотни человек, - повернулся ко мне Хирому. - Половина пойдет за мной точно. Плюс я могу пройтись по остаткам клана. Танси-сан, поможете?

  - Конечно, - кивнул старик. - Я хоть и не из гвардии, но более чем понимаю тебя.

  Ну да, он-то, в отличие от братьев, состоял в клане гораздо дольше.

  - А вы, Танси-сан, - спросил я его, - готовы пойти ко мне?

  - Я бы с удовольствием, Сакурай-кун, но зачем тебе профессиональный дворецкий? У тебя с этим и так все в порядке, - приподнял он чашку с чаем, намекая на Ёсиоку.

  - Не все измеряется в нужности, Танси-сан. Особенно сиюминутной.

  - Что ж, - отвел он взгляд. - Я рад, что молодое поколение понимает это.

  - Остается разобраться с вашим отношением к Кояма, - обвел я всех взглядом. - Они мне не враги, это точно, но и идти под них я тоже не намерен. Ваше слово.

  - Те, кто пойдет к вам, Сакурай-сан, - произнес Хирому, - прекрасно понимают, что такое долг. Если надо, мы и Кояма потерпим. К тому же...

  - Можете на этот счет не беспокоится, Сакурай-сан, - перешел на более уважительное обращение старик. - Те, кто не сможет... скажем так, преодолеть свою ненависть, к вам не попадет.

  - Да чтоб вас! - чертыхнулся Фумисато.

  - Что, уже подумал, Фумисато-кун? - усмехнулся Танси.

  - Я готов присягнуть вам, Сакурай-сан, - произнес он, не обращая внимания на слова старика. - Я, демоны меня побери, тоже не хочу быть мусорщиком!

  С ними даже проще, чем с русскими. Но это и понятно - японцам гораздо проще воспринимать меня как господина.

  Дальше у нас пошли чисто технические вопросы. Скорее, даже уточнения. Более глобально мы должны поговорить в другой раз, уже на базе, куда братья обещают привести около двухсот человек. Из тех, кто, скорее всего, пойдет за ними - а так, может, и больше. Тогда будет более понятно, какие силы смогут предоставить мне бывшие Слуги Докья. И дело не в численности, а в контингенте. Пехота, тяжелая пехота, саперы, разведчики... пока они не готовы говорить: кто, сколько и когда.

  А на следующий день... В общем, утром мой особняк обстреляли из подствольных гранатометов. Все, как и с домом у квартала Кояма. Подъехал микроавтобус, оттуда вылезли четверо неизвестных в масках, пальнули по три раза да свалили куда подальше. Плюсов в той ситуации не было. Да, никто не пострадал, но это из разряда "еще хуже". Разве что теперь точно понятно, что сожженный дом моих водителей - это атака против меня, а не Кояма. Кто-то медленно прощупывает меня, причем им плевать на международный клан, который они задели своими действиями. Отморозки какие-то. А главное, кому я успел насолить настолько сильно? Тачибана? Провокация, чтобы меня подставить? Ну тогда я в недоумении. Их действия ну никак не помогут им получить мои Родовые земли. Так что с высокой долей вероятности, как бы мне ни хотелось все свалить на них, это кто-то другой. Но... черт, кто?!

  Кояма тоже ничего не выяснили. Вообще-то, я не хотел, чтобы они лезли в это дело, но и запретить не мог - они были в своем праве. Сжигать дом, пусть и вне квартала, но на их территории, этим типам явно не стоило. Заодно Акено попросил не распространяться об обстреле, точнее, хранить это в секрете от Кагами. Ну а я что, я только за.

  Под конец недели Вяся-тян все же сумел найти необходимую мне машину престиж-класса. Он же "S", он же "люкс". И пусть это был не Майбах, но тоже немец - Ролс-Ройс "Фантом". Марка, правда, английская, но лет пять назад БМВ её выкупила, и теперь они чистые немцы. За исключением названия.

  Ну и последнее, что я сделал на этой неделе, была поездка за подарком Кенте. С этим мне, как ни странно, помогла Акеми. Сам-то я в выборе подарка далеко не профи, так еще и именинник никто иной, как глава клана Кояма. Раньше я дарил ему всякую фигню типа часов, одеколона, мобильного телефона... короче то, что он, наверное, сразу выбрасывал. Сейчас же с этим наметилась проблема. Подарок должен был быть дорогим, но не слишком, чтобы на следующий год не пришлось искать что-нибудь равноценное. Но и обидеть дешевкой нельзя. В общем, помучившись немного, обратился к Акеми с просьбой найти мне что-нибудь навроде той статуэтки, за которой я якобы пришел, когда грохнул индийского "учителя". Акеми вообще довольно неплохо разбирается в таких вещах. Антиквариат там всякий, ценные и редкие вещички. Даже ее номер в отеле завален различным редким хламом. Для меня - хламом.

  Короче, Заноза не подвела. Нашла человека, у которого были какие-то редкие механические часы, и даже договорилась с ним о продаже. Все честь по чести, никакого криминала. Вот и поехал я к нему утрясать последние мелочи. За все про все выложил аж три миллиона рублей. Три, чтоб его, миллиона. Да за такую цену можно неплохую квартиру в Токио купить. Блин. Даже задумался - а стоит Кента такого подарка, может, с него и одеколона хватит? Ладно, шутки шутками, а подарок нужен, к сожалению, времени на поиск другого просто нет, так что пришлось брать. Но Акеми я втык сделал. В конце концов, эти часики и у меня в кабинете на базе неплохо смотрелись бы. Ну ладно, пусть не на базе, но уж в особняке они точно прижились бы. Чувствую себя Скруджем Макдаком - деньги вроде и есть, а тратить их на такую ерунду не хочется. Ну, или отдавать ее потом. Особенно Кенте. Этот старик палку мне в колесо с удовольствием вставит, а я ему, значит, три миллиона. Тьфу. Несправедливость.


  Глава 5


  Пятьсот четыре человека... Это... Это было неожиданно. Я рассчитывал на сто пятьдесят-двести, да и то не сразу, а в течение какого-то времени, пусть короткого, но все же. А тут пятьсот четыре бойца. Когда спросил братьев Кайроку о семьях бойцов - заметил удивление на их лицах. Как выяснилось, они думали, что о семьях пойдет разговор, только когда я получу Герб, а до этого их будут обеспечивать отцы, мужья, братья, благо, о гонораре я в прошлую нашу встречу упомянул. В общем, из всей этой толпы лишь у двухсот одного человека были семьи, как позднее выяснилось - всего шестьсот двадцать три человека гражданских. И при всем при этом - ни одного техника. Опять же, Кайроку думали, что мне нужны в первую очередь бойцы, и иные "мелочи" будут меня лишь раздражать. По уму надо было сначала с этой толпой разобраться... но уж больно мне было интересно - а кого еще они могли привести, но не стали меня лишний раз "беспокоить". Так что, когда я наконец смог донести до этой парочки, что плох тот господин, для которого люди лишь пешки. Ну или солдатики... Короче, что я ищу будущих Слуг клана, а не пару бойцов, которые могут стать Слугами, мне и выдали... что они просто не задумывались, что мне может понадобиться кто-то, кто не умеет воевать. Да и бойцы еще не все собрались, просто - не сумели набрать за такой короткий срок больше людей. Но в перспективе будет еще около тридцати техников и несколько целителей.

  Вот тут-то я и прикрыл лицо рукой, пытаясь не ругаться. Это же, блин, целители! Какого хера они не начали с этого? Кто в здравом уме откажется от собственных целителей? Так еще всплыл основной профиль гражданских. Ну то есть - чем они занимались в клане. Оказывается, там чуть ли не две трети - работники больниц. Пусть целителей среди семей бойцов и нет, но черт возьми! Я могу открыть свою собственную больницу! Хотя на это денег уйдет... Да не важно, блин, зато больше не придется подкупать врачей. А как появится больница, более чем уверен, туда и те из клана Докья подтянутся, кто не захотел менять шило на мыло и работает сейчас по другим учреждениям. Хотя, давайте откровенно - гражданских братья Кайроку и не приглашали, так что, может, эти гипотетические работники и не прочь ко мне пойти, просто не в курсе такой возможности. Ладно, там видно будет, а то мой бюджет может и лопнуть. И так предстоят немалые траты.

  А еще меня порадовал тот состав, который притащили с собой братья. Немного странно, конечно, но... семь пилотов шагающей техники. Семь! На этом фоне семьдесят три тяжелых пехотинца даже как-то теряются. Впору все-таки заняться разрешенным тоннажем для моих фирм. Раньше, с четырьмя пилотами, как-то и смысла-то не было, теперь же... Восемьдесят тонн - Шидотэмору, девяносто тонн - Ямасита-Корп и шестьдесят - верфь. Но это если считать все по отдельности. К сожалению, если совмещать, то придется заявлять, какая фирма основная, а у других тоннаж порежут вдвое. То есть, если основная фирма Шидотэмору, то всего у меня сто пятьдесят пять тонн, если Ямасита-Корп, то - сто шестьдесят. Мудрить не хочется, все-таки Шидотэмору для меня чуть больше чем фирма, но... пять лишних тонн не помешают. С другой стороны, если рискнуть... Тут есть два пути. Первый - использовать свое несовершеннолетие, я же, вроде как, и не владелец пока. На кампанию в Малайзии хватит, а там видно будет. Второй вариант - это сделать основным держателем акций других людей. Мне Шидотэмору, верфь - отцу Нэмото, Ямасита-Корп... да хотя бы Танаке. Сейчас он гендиректор Шидотэмору и очень хорошо знает, что бывает с теми, кто меня предает. Ну и нельзя забывать, что, когда собралась кучка людей, решивших отобрать у меня Шидотэмору, он не стал в это лезть. Даже предупредил, хотя к тому времени я и так уже обо всем был в курсе. Но он-то об этом не знал.

  Если же все совместить в одну корпорацию... да, тоннаж уменьшится, но нельзя забывать о союзниках. У того же Одзава фирма может иметь технику аж на сто тонн. Фирмы двух других предполагаемых членов нашего альянса - по девяносто тонн. Ах да - Шмитты. С ними не все понятно. Часть бизнеса они переведут сюда, уже переводят, но сколько им насчитают тонн - неизвестно. При этом, вместе со Шмиттами, у нас уже тринадцать пилотов. Плюс, немцы параллельно ведут переговоры с двумя отрядами наемников, у которых есть по пилоту. Наемникам в этом плане и легче, и сложнее. С одной стороны, у зарегистрированных отрядов нет лимита, а с другой - завести что-то слишком хорошее им попросту не позволят. То есть, если у нас тоннаж - то у них качество, причем это самое качество оценивается "на глаз". Что проверяющему в голову втемяшится, то и будет. Бизнесмены работают в пределах законодательно закрепленных правил, а у наемников никаких правил нет. Это и хорошо, и плохо одновременно. Сегодня твой БР старенький и плохонький, разрешенный для использования, а завтра к тебе приходит проверяющий, да еще и с бодуна, и говорит, что ты слишком зарвался, используя такую крутую технику. Либо она слишком хороша для такого количества. Так что будь добр продать нафиг девять из десяти своих боевых роботов. Это к примеру - такого количества техники всё равно ни один отряд в Японии не имеет.

  Оформлением этой толпы занялись другие, я же все-таки поехал заниматься эмансипацией. И так подзадержался из-за прихода братьев Кайроку. В общем-то, я уже несколько дней как инициировал этот процесс, так что время от времени придется мотаться по разным инстанциям.

  Весь следующий день отняла у меня Аматэру. Бумажками, конечно же, занимались другие, а мы с ней играли на публику. Ну заодно и присматривали здание для нового театра. Изначально старуха хотела построить собственное, но в этом случае проект затянется слишком сильно, а мне в скором времени в Малайзию ехать. Ей об этом знать не обязательно, но убедить старую аристократку в том, что лучше найти уже готовое здание, желательно с историей, мне удалось. И потратил я на это всего лишь четыре часа. Вот мы и поехали смотреть на первый, но, уверен, не последний вариант для покупки.

  - Слишком мелко, - стервозила старая. Согласиться-то она со мной согласилась, но придираться ей это нисколько не мешало. - Не театр, а забегаловка по интересам какая-то.

  С этим спорить было сложно. Сцена маленькая, мест полсотни от силы, окна, создающие впечатление, что это просто большая комната.

  - С чего-то же надо начинать, - попытался я поспорить. - Театр для немногих избранных тоже пойдет.

  - Это не бизнес, - фыркнула старуха. - Такое и я могла организовать. Да у меня в онсэнах порой представления помасштабней были, чем этот зал потянет.

  - Ну... да. Согласен, - неохотно кивнул я. - Но если.... - попытался я представить в голове все здание целиком. - Не важно. Это и правда не лучший вариант.

  - Если - что? - поинтересовалась Аматэру.

  - Можно заняться перестройкой здания, но, как ни посмотри - это будет кустарщина. В самом-самом крайнем случае.

  - Согласна. Уходим?

  - Уходим, - ответил я, скрыв удивление.

  С чего это она подобные вопросы задает? Почти разрешение спрашивает.

  В общем, развернувшись, отправились на выход. А хозяин здания, все это время стоявший рядом, начал усиленно кланяться. Похоже, он и является причиной подобного поведения старухи - общество должно знать, кто главный в нашем деле. Не в целом, а именно здесь и сейчас.

  Следующий день у нас был понедельник, и мне пришлось тяпать в школу. Точнее, сначала зайти пообщаться с беременной Кагами, а уж потом в школу. После уроков же опять к себе в особняк - разбираться с гражданской частью бывших Слуг Докья. Вернее, считать, планировать и читать документы. Там меня как раз дожидался найденный братьями Кайроку бывший директор одной из больниц уничтоженного клана. Сейчас он работает педиатром в государственной клинике и в число тех, кого привели Кайроку, не входит, но когда они попросили его пообщаться со мной, упрямиться не стал. И даже дождался, пока не приеду из школы. Правда, остается вопрос, что он вообще приперся так рано? Впрочем, если Кайроку пояснили ему, кто я такой и что собираю остатки бывших Слуг... вряд ли он доволен нынешней должностью. Скорее всего, рассчитывает найти у меня большее. Во всяком случае, шанс на это есть.

  Одновременно с ним пригласил к себе и одного из двух пришедших целителей. Эти торопиться не стали и приехали минут за десять до моего появления. В целом, разговор получился продуктивным. Хорошо знаком с Кайроку был лишь один из целителей, только потому они и смогли его уговорить прийти, а уж он прихватил с собой второго. Братья утверждали, что именно этот целитель был точно недоволен своим положением и если я хочу собрать других из их бывшего клана, то общаться надо с ним. Благо, и авторитета у него предостаточно.

  - Значит, вы готовы рискнуть? - заключил я после двадцати минут общения.

  - Да, - ответил Тойчиро Минору, тот самый целитель. И заметив на моем лице некоторое недоумение, которого я и не скрывал, добавил: - Хочешь знать, почему я так легко согласился, Сакурай-кун?

  - Определенно, - повел я головой. - Вы же целитель. Вам открыто гораздо больше, чем простым членам уничтоженного клана.

  - Я полевой целитель, Сакурай-кун. Всю войну с Кояма я провел на полях сражений и вытаскивал соклановцев с того света. Не знаю, поймешь ли ты, но я отвечаю за них. И когда эти люди решили вновь рискнуть, я не могу остаться в стороне. Если хоть один из них умрет оттого, что меня не оказалось рядом, это ляжет черным пятном на мою совесть.

  Как-то раз Зомби, наш бессменный инструктор, рассказывал, как они во вторую мировую пришли на помощь защитникам мобильного госпиталя. В последнюю минуту успели. В общем, отбили нападение, ну и зашли в одну из палаток, посмотреть, как там дела. Выяснилось, что в течении всего боя тамошний персонал не прекращал оперировать пациентов. Но вся горечь той истории в том, что через сорок минут Зомби узнал, что глава госпиталя умер. Закончил очередную операцию и упал. Оказалось, во время нападения то ли шальная пуля, то ли осколок на излете пробил ткань палатки и попал в того доктора. А он продолжал оперировать, как ни в чём не бывало.

  Да и сам я встречался с некоторыми фанатиками из Красного Креста. Так что да, я мог понять этого целителя. Поэтому, прикрыв глаза, я слегка кивнул.

  - Я постараюсь, чтобы у вас было поменьше работы.

  - Просто делай свою, - ответил Тойчиро, - и положись на нас.

  Забегая чуть вперед, именно Тойчиро Минору привел ко мне еще семь целителей. Плюс он с товарищем. Девять целителей, четверо из которых оказались полевыми врачами.

  А параллельно со всем этим Антипов пытался устроить краш-тест МПД Одзава. "Пытался" - потому что времени у него было слишком мало. Уже завтра мы должны идти на выставку военной техники, устроенную кланом Тайра, и это, пожалуй, единственный способ сделать заказ у столь именитого поставщика. Без помощи Кояма. Впрочем, даже Кента не сможет нам помочь, если эту самую технику раскупят. Уверен, день-два после выставки, и все самое перспективное уйдет другим аристократам. С приглашением же Отомо мы сможем сделать заказ прямо там и никто не посмотрит на мое происхождение. Раз попал на выставку, значит, достоин. И мне кровь из носу необходимо знать заранее, на что способны МПД Одзавы.

  Хотя, конечно, надо понимать, что совсем уж элитные образцы техники нам не продадут. Не прямо в лицо откажут, просто скажут, например, что уже раскуплено, ну или зарезервировано. Даже если мы будем первыми, кто подойдет с таким предложением. Однако и без супер-редкостей там наверняка будет на что посмотреть.

  На выставку со мной отправился Антипов - командир моих тяжелых пехотинцев, Боков - повелитель всея техников, Мартин Шмитт - глава нашего зарождающегося альянса. Вообще-то сначала я хотел взять кого-нибудь из молодых Шмиттов, но подумав, предложил старику. В конце концов, выставка - событие отнюдь не молодежное, так почему бы и нет? Ну и последним в нашей компании был главный инженер Одзавы, имя которого я вслух произнести не смогу, дабы не словить откат за нарушение обещания не ругаться матом. Но начинается это самое имя с "Ху", а заканчивается на "то". Впрочем, с фамилией у него все в порядке - Сатоши, он и в Африке Сатоши.

  Ближайший ко входу павильон представлял японскую технику, туда мы и направились. С чего-то же надо начинать?

  - Выглядит грозно, - усмехнулся я, остановившись перед тяжелым МПД "Фуока". - Что скажете?

  - Говно, - тут же отреагировал Боков.

  - Фигня, - подал голос Антипов.

  - В целом у него неплохие показатели, но генератор... - покачал головой Сатоши. - Он чрезмерно мощный, слишком большой, да еще и вынесен за спину с минимальной защитой. Даже его одноклассник "Сай", - кивнул он соседний МПД, - пусть и морально устаревший, внушает больше доверия.

  - Понятно, - в общем-то, это я для проформы спросил. Тут и я вижу, что этот "Фуока" нам не подойдет. В том числе и по цене. - А что про "Ронина" думаете?

  - Лучшее, что есть у японцев, - произнес Боков. - Но в целом середнячок.

  - Он неудобен, - заметил Антипов. - Со временем привыкнуть можно, но я не вижу смысла привыкать.

  - Как бы мне ни хотелось вступиться за японских инженеров, но, боюсь, ваши люди правы, Сакурай-сан, - вздохнул Сатоши.

  - Тогда пойдем отсюда, - кивнул я на выход из павильона. - Не будем терять здесь времени.

  Если бы на этой выставке демонстрировали и тяжелую технику, здесь можно было бы задержаться - МД и БР у японцев одни из лучших в мире, но раз всего этого нет, можно и дальше пойти. Например, к "американцам", благо, они недалеко стоят. В целом, у амеров такие же серые МПД, как и у японцев, но иногда из-под их рук выходят и жемчужины. У одной такой мы и остановились.

  - "Уравнитель" реально хорош, - покивал Антипов. - Если бы не цена.

  - Наша "Кара" лучше, - нахмурился Боков.

  - Это смотря для чего, - не согласился Антипов. - "Уравнитель" более универсален. Пусть по ряду аспектов он хуже, зато спектр задач у него шире. Главное, перекрасить это убожество.

  На выставке был представлен МПД в изначальном состоянии. Как выпустили его с завода, так и привезли сюда. Проблема в том, что у американцев есть дурная привычка красить все, что идет на экспорт, в насыщенный красный цвет.

  - А сочленений и стыков между броней у него не слишком много? - задал я интересующий меня вопрос.

  - Не обращай внимания, - отмахнулся Боков. - У него на удивление очень мало слабых мест. Пока саму броню не пробьешь, до тушки пилота не достанешь. И заклинить ничего не получится.

  - И софт у него отличный, - вставил Антипов. - В общем, как я и сказал - если бы не цена, он бы смог составить конкуренцию нашей "Каре". На рынке вооружений, я имею в виду.

  Это да, цена у "Уравнителя" какая-то слишком уж заоблачная. Тяжелый МПД "Кара", он же ТДД-12-2м, стоит чуть больше двух миллионов. Это в России. А здесь уже около трех с половиной. "Уравнитель" же, стоящий прямо перед нами, оценивается в пять миллионов четыреста тысяч. Да за такую цену уже можно неплохой мобильный доспех взять! Подержанный. Не супер-пупер, конечно, но качественного работягу вполне достать можно.

  И тем не менее...

  - Может, купить парочку? - спросил я мужчин. - В пару к нашим "Карам".

  - Не стоит, - вздохнул Антипов. - Во-первых - "Кара" все-таки несколько под иное заточена. Сверхтяжелый десантный МПД прорыва - это совсем не то же самое, что и простой тяжелый МПД. Во-вторых - у нас всего две "Кары" на почти сотню тяжелых пехотинцев. Если и выделять их, то создавать полноценный отряд, а это десять единиц в строю, плюс пятнадцать в запасе, плюс запчасти, плюс расходники... Дорого, короче. Да и опять же, "Уравнитель" - очень качественный тяж, но совсем не МПД прорыва. Другие задачи. Американец, к слову, для десанта не предназначен от слова "совсем". Тогда уж лучше в сторону персидского "Зульфикара" смотреть.

  - М-да, - только и оставалось мне сказать. - Ладно, пойдём отсюда.

  Перед выставкой мы обсуждали, чего и сколько нам нужно, но вот о МПД прорыва разговор как-то не заходил. Зато я знаю, что на роту МПД, то есть на те девяносто человек, что у меня сейчас есть, нам необходимо порядка двадцати пяти тяжелых МПД. И это минимум. Как правильно сказал Антипов, что-то и в резерве должно быть. С легкими МПД решили не заморачиваться, уж слишком нишевая это техника, у нас просто нет необходимых профессионалов для нее, но, если найдем что-нибудь хорошее, но недорогое, возьмем штук двадцать. А вот средних МПД нам нужно много. Минимум сотню. В идеале две. А уж если рассчитывать с запасом, то и три сотни. Потратиться в любом случае придется нехило, и тратить почти пятую часть миллиарда на жалкие тридцать пять единиц МПД - это действительно дороговато. Так что от "Уравнителей" придется отказаться.

  - Сакурай-кун! - окликнули меня на выходе из павильона.

  - Отомо-кун! - улыбнулся я, обернувшись.

  - Рад, что мы встретились, Синдзи-кун, - сказал Акинари, когда мы подошли друг к другу.

  Так как кричать больше было не надо, мы перешли на обращение по именам.

  - Аналогично, - кивнул я. - Каори-сан, - поздоровался я с его сестрой. - Не думал, что вам нравятся подобные мероприятия.

  - Просто дома скучно, - ответила она, слегка дернув плечом.

  И все. В отличие от нашей компании, их было всего двое.

  - Позвольте представить вам моих спутников.

  Ну а после того, как я всех перезнакомил, решил отделиться от своих. Мне этого не хотелось, но и слать эту парочку куда подальше тоже не стоило. А вместе и нам, и им будет неудобно. К тому же, как ни крути, но кроме Мартина там все разбираются в МПД лучше меня, так что ничего критичного не случилось. Разве что попросил Мартина проследить, чтобы вояки не забывали о нашем бюджете.

  - Решил прибарахлиться? - спросил Акинари, когда мы остались втроём.

  - Ну да, - пожал я плечами. - Раз уж выпала такая возможность.

  - И правильно, - кивнул он с серьезной миной. - Крепкая броня и серьезный калибр еще никогда не были лишними.

  Вот и пойми его. То ли он серьезен, то ли на публику - в моем лице - играет.

  - Если денег на содержание хватает, - вставил я.

  - Особенно, если хватает, - подтвердил он, чуть расправив плечи. - Добрый день, Нара-сан, - произнес он неожиданно, на ходу кивая незнакомому мне мужчине.

  - Акинари-кун, - кивнул тот в ответ не останавливаясь.

  Ну а мы с Каори притормозили и молча поклонились. После того, как мы прошли мимо этого "Нара-сана", Акинари вновь незаметно преобразился, откинув в сторону образ внука главы Рода. В итоге так мы и расхаживали в течение двух часов по выставке. В основном, просто здороваясь со знакомыми, которых у Акинари было несравненно больше, чем у меня. Бывало, и останавливались поговорить. Благодаря Отомо, я был представлен еще парочке благородных семей, что не могло не радовать. Интересовались мы и техникой, но так как ни я, ни Акинари, ни его сестра в ней не разбирались, интерес оставался чисто внешним.

  - Как там мои песни? - Застала меня врасплох Каори - уж больно неожиданно последовал вопрос.

  - Каори-сан, - покачал я головой. - Вам ли не знать, насколько порой долго рождаются песни.

  - Мне? - удивилась она. - Я не поэт, я Отомо, - ответила она, вздернув брови. - Я не пишу песен, я благосклонно их принимаю.

  Вот стерва.

  - А у меня они по полгода сочиняются, - чуть охладил я тон. - Так что и вам придется немного подождать.

  - Ну-у-у, так неинтересно, - отвернулась она. - Но ты все-таки попробуй не забывать, для кого они предназначены.

  Я только и смог, что на Акинари глянуть. А тот именно в этот момент нашел что-то ну очень интересное у стоявшего неподалеку немецкого среднего МПД.

  - Я постараюсь, - выдавил я из себя улыбку. - Отомо, верно? Надо бы записать.

  На что она фыркнула, так ко мне и не повернувшись. Может, она шутила, а я не догнал? Что-то уж больно быстро она сдалась. Такое впечатление, что, отреагировав слишком серьезно на ее шутку, я ее несколько озадачил. Похоже, мой косяк, но... черт возьми, шутить она не умеет. Либо я загоняюсь, и она реально такая стерва.

  Зашел у нас разговор и о предстоящем скоро дне рождения Кенты. Просто момент в разговоре, но Каори вновь меня удивила.

  - А у тебя уже есть пара? - спросила она.

  - Каори, - покачал головой Акинари. - Извини ее, просто она не хочет идти туда с семьей, а у меня невеста на руках, ей тоже надо уделить время. А то все работа да работа.

  К Кояма я собрался идти в паре с Анеко, уж больно толстые намеки она мне слала, и, боюсь, смену партнерши мне не простят. Хотя чисто с практической точки зрения, партнерша из Рода Отомо пришлась бы в масть. Но обижать Анеко таким образом мне не хочется - уж она-то подобного отношения точно не заслужила.

  - Мне жаль, Каори-сан, но в этом деле и я вам помочь не смогу. Мы с Охаяси Анеко уже с неделю как обо всем договорились.

  - Оу, - вздохнула Каори. - Жаль.

  Как я не раз говорил, женщинам в этом мире не только многое позволяется, но и ограничений у них полно. Например, несовершеннолетним девушкам на приемах можно появляться либо с семьей, либо с партнёром. То есть пойти одна Каори просто не может, а с семьей почему-то не хочет. Ну да это ее дела.

  Уже вечером, после выставки, я наконец узнал, что именно четверка моих сопровождающих выбрала для войны в Малайзии. В качестве основного МПД у нас теперь корейский "Циклоп", он же средний МПД К3М3 "Мулбайлуг". Третья модификация глубокой переработки старенького русского "Малахита". И по словам Антипова, они выжали из старика все возможное. Средняя подвижность, хорошая броня, чуткие сенсоры, отличная живучесть. А самое главное - жалкие 400 тысяч рублей за штуку. Точнее, жалкие они только потому, что "Циклоп" достаточно хорош, чтобы за него просили 600-700 тысяч, но, как и Одзава, более высоких цен они себе позволить не могут. Те же прославленные русские "Граниты" стоят 800 тысяч, а японский "Ронин" - 550 тысяч.

  Помимо этого моя команда все же решила закупить у Одзава тридцать пять тяжелых МПД "Ёкай". Не самый лучший образчик МПД, зато стоит всего 600 тысяч. Они бы и средний МПД у него взяли, но все, что он смог предоставить, это так называемый "Тэнгу", и Антипов его просто и без затей обосрал. Такая фигня, говорит, что хоть врагам продавай. На его фоне тот же "Ёкай" просто конфетка.

  Ну а четвертого ноября ровно в семь вечера я и Анеко подъехали к загородному особняку Кояма. Сегодня у Кенты день рождения, и я впервые посещаю официальную часть этого праздника клана Кояма. На тропинке, ведущей вглубь особняка, нас встретил сам Кента в окружении Шины и Мизуки. По идее, должна быть и Кагами, да только кто же ее пустит, беременную-то?

  - Кента-сан, - поклонился я старику, а вслед за мной и Анеко, только чуть ниже.

  - Здравствуй, Синдзи, - улыбнулся он. - Рад, что ты все же выбрался. Анеко-тян, все хорошеешь.

  - Вы мне льстите, Кояма-сан, - поклонилась она еще раз. На этот раз не так низко.

  - Мизуки, Шина, - улыбнулся я девушкам.

  - Синдзи, - слегка поклонилась Шина.

  Вполне хватило бы и кивка, но Шина последнее время... не чопорная, нет... перестраховщица - да. А вот Мизуки просто улыбнулась. Даже кивать не стала.

  - Круто, что вы пришли, - заявила рыжая. - Я рада.

  - Вот и отведи их к гостям, радостная ты наша, - рассмеялся Кента.

  Дружба дружбой, а этикет этикетом. Кто-то нас просто обязан был проводить. А если бы Кента встречал гостей один, ему бы пришлось поддерживать беседу, пока одна из девчонок не вернется.

   Подарки мы передали слугам, а уже они после проверки отнесут их куда следует, так что сейчас мы с Анеко налегке шли в компании Мизуки, которая щебетала обо всем и ни о чем. За то время, что мы шли вместе, она успела рассказать, кто уже прибыл, кто должен подойти, как тут скучно, как тут здорово, как вкусно и как весело.

  - Все, мне пора бежать обратно, - сказала она, подведя нас к одному из столов во дворе особняка. - Еще увидимся.

  Глянув вслед упорхнувшей девушке, я осмотрелся.

  - Куда сначала пойдем? - спросил я Анеко.

  - М-м-м... - задумалась она, приложив пальчик к щеке, и чуть склонила голову набок. - Пирожные?

  Я, в общем-то, не это имел ввиду, но раз красавица просит... а, теперь понятно.

  - Ваше желание для меня закон, Охаяси-сама.

  Стол с пирожными стоял не то чтобы неподалеку, но в пределах видимости, я же смотрел в первую очередь на людей, а не на яства поблизости от них, поэтому и не сообразил сразу, что именно имела ввиду Анеко. А намекала она на Род Фудзивара. Точнее, на их молодняк, стоявший рядом с тем самым столом. Гостей пока ещё было не очень много, и Фудзивара из них были самыми именитыми. По идее, сначала надо было бы поздороваться с членами клана Кояма, но Фудзивара были относительно рядом и пройти мимо, не обращая на них внимания, было бы просто некультурно.

  Еще один урок мне от Анеко. Лично я точно прошел бы мимо. По-любому отправился бы Кагами искать. Кстати, о ней. Кагами Великолепная появилась на горизонте лишь спустя час после нашего приезда, как раз когда прибыла большая часть гостей. Во всяком случае, мы с Анеко ее до этого не видели, хотя обошли чуть ли не всю территорию поместья.

  - Синдзи, - улыбнулась она мне, на Анеко лишь бросив взгляд. - Я рада, что ты все-таки сюда выбрался.

  - Я же обещал, - улыбнулся я в ответ.

  - Хорошо, что хоть... - запнулась она на мгновение, увидев что-то у меня за спиной. - Что хоть кто-то держит свои обещания. Кстати, Синдзи, не уделишь мне немного времени?

  Всего лишь глянув на Анеко, я тут же получил ответ.

  - Пойду, попробую кужира, - слегка склонила она голову. - Говорят, оно здесь лучшее в мире.

  Если кто не знает, кужира - это... если по-простому, то кусочки китового мяса.

  - Не сомневайся, девочка, так оно и есть, - приподняла кончики губ Кагами.

  Взяв меня под руку, Кагами направилась в глубь двора, вежливо раскланиваясь со знакомыми.

  - Как сами-то, Кагами-сан? - спросил я. - Праздник праздником, а поработать вам явно пришлось.

  - Мне не в тягость, Синдзи. Если бы еще все вокруг не носились со мной, будто я хрустальная, было бы совсем здорово.

  - Пошли бы вы им навстречу, Кагами-сан, - произнес я осторожно. - Вы ведь и сами понимаете, что они всего лишь беспокоятся.

  Посмотрев на меня, Кагами стервозно так хмыкнула.

  - Пусть бегают. Им полезно.

  О-хо-хонюшки. Знать бы еще, кто такие эти "они". То есть в целом-то понятно, но кого конкретно она имеет в виду?

  - Как скажете, Кагами-сан, - согласился я, не желая углубляться в этот вопрос. - Вам виднее.

  - Само собой мне... о, смотри-ка, - сменила она резко тему. - Иори-кун. А не пойти ли нам поприветствовать молодого человека?

  - Может, не стоит?

  Бог его знает, чего она хочет, но тон её мне не понравился. Слишком предвкушающий.

  Конечно, меня не послушали. При этом направилась она к Урабэ не по прямой, а слегка забирая в сторону. Словно хищница, обходящая свою жертву по кругу. Не забывала и здороваться с окружающими. Где-то просто кивком, а где-то добавляя пару слов. К моменту, когда мы подошли к самому парню, разговаривающему с какой-то дамой, Кагами умудрилась так или иначе обратить на нас внимание с десятка человек. Не пристальное, никто на нас не пялился, но я ведьмак, я чувствовал, что мы находимся в сфере внимания. В центре этой сферы.

  - Добрый вечер, Иори-кун, - произнесла она, когда мы наконец дошли до парня.

  - Кагами-сан, - поклонился он.

  - Заигрываешь с молодняком, Чизу-тян? - улыбнулась она женщине.

  - Как можно, Кагами, - усмехнулась та в ответ. - Ну разве что немного.

  - Кудо-сан, - засмущался Иори.

  Кудо. Род, состоящий в клане Кояма. Кудо Чизу, если мне память не изменяет, жена главы Рода. Ровесница Кагами, хотя моя соседка явно выглядит более молодо.

  - Кстати, Чизу-тян, знакомься - Сакурай Синдзи. Мой несносный сосед, - представила она меня с прежней улыбкой. - А это моя давняя подруга - Кудо Чизу.

  - Приятно познакомиться, Кудо-сан, - поклонился я.

  Простенько и со вкусом. Изгаляться и добавлять что-то этакое, чтобы ей понравиться, я не стал, ибо тут явно намечается... нечто.

  - А ты, Иори? - обратилась к нему Кагами. - Неужто не поздороваешься со знакомым?

  - Кхм, - чуть поджал он губы. - Сакурай-кун, - произнес он одновременно с кивком.

  Вообще-то это было несколько неправильно. Здороваться первым должен был я. Мы же не настолько хорошие знакомые, чтобы можно было наплевать на этикет, а по статусу Иори выше меня.

  - Урабэ-кун, - чуть поклонился я. Совсем немного, лишь бы это было слегка глубже, чем его кивок.

  На что парень поморщился. Зря. Хотя Кагами все равно за что-нибудь зацепилась бы.

  - Божечки, - приложила она ладонь к щеке. - Иори-кун, откуда столько высокомерия? Неужто Аматэру-сан все же сделала выбор в твою пользу? Да нет, вряд ли. Да и с чего бы ей тебя выбирать? Но ты старайся. Нельзя сдаваться. Даже если цель изначально недостижимая. Это путь настоящего мужчины! - произнесла она слегка высокопарно. - Так откуда столько высокомерия, Иори-кун?

  Это был удар ниже пояса. Бедолага в один момент заметно побледнел и начал запинаться.

  - Я... Ка... Я...

  Похоже, это действительно была его мечта - стать наследником Аматэру. А Кагами парой коротких фраз все разрушила. Если бы это сказала любая другая женщина, было бы не так страшно, но это слова жены наследника клана. Кагами чуть ли не прямым текстом сказала, что рыпаться в эту сторону Иори бессмысленно. Уж она, Кагами, об этом позаботится.

  - Ох, извини. У тебя, наверное, был тяжелый день, и ты просто устал. А я, глупая, спутала это с высокомерием. Еще раз извини. Тогда мы лучше пойдем. Отдыхай, Иори-кун.

  - Да... - сглотнул он. - Спасибо... Кагами-сан... - сумел он кое-как выдавить из себя.

  - Решила тряхнуть стариной, Девятихвостая? - бросила нам в спину Чизу.

  А так как Кагами тупо не отреагировала на ее слова, мне пришлось остановиться и полуобернувшись исполнить еще один поклон. Пусть вопрос адресовался не мне, но я был ее спутником, я был ниже статусом, я... короче, дабы не выглядеть таким же высокомерно-наглым, мне пришлось поклониться Чизу. А вот еще полгода назад я бы затупил и максимум просто обернулся.

  - Это было слишком жестоко, Кагами-сан, - сказал я, догнав ее.

  - Знаю, - улыбнулась она холодно. - Но было весело, согласись.

  - Слишком жестоко, - повторил я.

  - Синдзи, - вздохнула она. - Я не позволю всяким там "ветеранам" вызывать тебя на спарринг и избивать. Без последствий, я имею ввиду.

  - Но...

  - Просто прими это как должное, - перебила Кагами, - и учитывай в будущем, - закончила она лениво.

  Ничего, ничего. Я подожду. Вот родит она ребенка, и уж я ей выскажу за все хорошее. Если не забуду. Но чую, что этот случай мне еще аукнется, и его-то я точно забыть не смогу.

  - Ему все равно скоро пояснят, что Аматэру - это Аматэру. И ей плевать, что вы там и кому сказали.

  - Пускай, - усмехнулась она. - Но червячок сомнений у него в душе останется.

  Нет, все-таки это было слишком жестоко. И нечто подобное Акено терпел несколько лет? Если подумать, не так уж и сильно Шина в мать пошла. Право слово, ее закидоны ерунда по сравнению с подобными шуточками.


  Глава 6


  Эта дурацкая история с Урабэ продолжилась уже на следующий день, в школе. Сильно сомневаюсь, что Кагами рассчитывала на нечто подобное, но странно, что не предвидела. Впрочем, эти долбаные подростковые гормоны... их довольно сложно просчитать.

  - Сакурай! - раздался крик в коридоре, когда мы с Реем спускались по лестнице на первый этаж.

  Уроки уже закончились, и я собирал волю в кулак, чтобы пережить очередные пробки на дороге по пути в магазинчик Джернота. Ну а у Райдона еще несколько часов клуба. Само собой, я узнал этот голос и остановился, спустившись всего на пару ступеней вниз.

  - Урабэ-ку... - начал я, но был прерван быстрым ударом в челюсть.

  Слишком быстрым, чтобы уворачиваться. С моей заявленной реакцией, я мог разве что слегка отпрянуть... и все равно получить по морде, картинно скатившись вниз по лестнице.

  - Это лишь начало, ублюдок! - выкрикнул он, стоя наверху.

  И тут же полетел вниз, вслед за мной. Не стоило игнорировать Райдона. Это могло бы выглядеть комично, - да это и выглядело именно так, - вот только слова Урабэ отбивали всякое желание смеяться. На ноги я поднялся раньше Иори и, приподняв руку, остановил спускающегося вниз Райдона. Он был зол, на что недвусмысленно намекали проскакивающие по его телу молнии.

  - Я принимаю ваш вызов, Урабэ-сан, - сказал я, потирая челюсть. - У вас сутки, чтобы принести извинения, в противном случае - война на истребление.

  - Тварь, - выплюнул он, поднимаясь на ноги. - Ублюдок. Сын шлюхи. Тебе нет места на этом свете. Я лично вырву твое сердце.

  Боже. Да что он там себе нафантазировал? А Кагами парнишка не боится? Если она за спарринг так зло подшутила, то за нечто большее... Хотя да, теперь в конфликт замешан весь его Род. В этом случае Кагами вряд ли что-то сможет сделать.

  - Если бы не традиции, - произнес я, покосившись на подошедшего Рея, - у тебя не было бы и этих суток. Ты, малыш, похоже, не догоняешь, в какую жопу втянул весь свой Род.

  - Думаешь, Кояма тебе помогут? - усмехнулся он зло. - Сыну дважды изгнанных? Мечтай, твареныш.

  - Что ж, - огляделся я. Свидетелей достаточно. Лучше бы, конечно, их не было, чтобы можно было решить это дело полюбовно и в тайне, но раз пошла такая пьянка... - Раз ты такой смелый, Иори-кун, могу ли я рассчитывать, что Род и клан Кояма не будет вам помогать? Это ведь будет позором, если Урабэ потребуется помощь с одним жалким подростком.

  - Род? Клан? - скривился он, изображая иронию. - Да я тебя лично на тот свет отправлю!

  - В таком случае, продолжим этот разговор через сутки. Пойдем, Рей?

  - Ага, пойдем, - кивнул он, косясь на Урабэ, когда мы прошли мимо.

  Да, чисто технически, я мог не обращать внимания на слова этого ушлёпка, я ведь простолюдин. Но для человека, который стремиться стать аристократом, этот вариант неприемлем. Умом я понимал в тот момент, в какую непростую ситуацию себя загоняю, но и поделать ничего не мог. Мне нельзя было давать слабину на глазах у свидетелей. А их человек десять собралось. Четверо на лестнице, с которой меня спустили, и шестеро на той, которая вела вниз.

  - И что теперь? - спросил Райдон на выходе из школы.

  - Не знаю, Рей, - вздохнул я. - Завтра будет видно.

  - Я могу...

  - Не, не, не, - качнул я головой. - Я сам. Не стоит тебе в это лезть.

  - Но ты ведь не обещал, - усмехнулся Рей, - что не будешь пользоваться чужой помощью.

  - Ну я ж не совсем дурак, - хмыкнул я в ответ. - Но сначала попытаюсь все сам урегулировать.

  - Урегулировать... - скривился Рей. - Если что, обращайся. Помогу, чем смогу.

  Есть во всем этом один, пусть и маленький, плюс. Если война с Родом Урабэ все же начнется, Кояма разом потеряют даже умозрительное право на мою тушку.

  На Урабэ проблемы этого дня не закончились. Когда я был уже минутах в десяти от магазина Джернота, мне позвонил Танака и заявил, что в главный офис Шидотэмору нагрянули из налоговой службы. Причем вежливостью там даже и не пахнет. Кто за этим стоит, мне даже гадать не нужно - это точно Ямана. Точнее, глава этого имперского Рода. Старик Ямана Тэруки - тот еще мстительный засранец. Половина членов этого рода работает в наложке. Вторая половина тоже разбросана по государственным учреждениям, но самая большая их концентрация именно в налоговой службе. Потому я и не особо переживаю - уж к настолько очевидным ударам этого Рода я подготовиться успел. Пущай ищут компромат, я удивлюсь, если что-то найдут. Даже удивительно, что он так долго не давал о себе знать. Может, ждал, что я уволю Накамуру? Да не, тут, скорее, моя незначительность в его глазах. Как вспомнил, так и напакостил. Ну да ладно, я знал, на что иду, когда решил воспользоваться услугами бывшего полицейского.

  Тем не менее, денек у меня тот еще получается.


  ***


  - Да с какой стати мне извиняться перед ним?! - воскликнул глава Рода Урабэ.

  - Может быть, потому, что твой внук неправ? - задал встречный вопрос Кента.

  - Но он мой внук, - припечатал Фукаши. - И я не собираюсь демонстрировать его неправоту всей стране. Не с этим твоим мальчишкой.

  - Фукаши, - вздохнул Кента. - Ты правильно заметил, это мой мальчишка. На которого напал твой мальчишка. А раз неправ именно твой, будь любезен извиниться.

  - Ты не можешь приказать мне сделать это, - поджал губы и без того хмурый старик.

  - Давай уточним. Ты хочешь направить весь свой Род на уничтожение единственного внука Бунъя Дайсуке. Против моей воли. Против выгоды клана. Будучи неправым. Я правильно понимаю?

  - Причем тут выгода клана? - насторожился Фукаши.

  - О-о-о, так ты наконец решил задаться вопросом, какого демона я вообще с тобой разговариваю? Зачем я нарываюсь на конфликт внутри клана ради какого-то сына дважды изгнанных? Серьезно? Тебя только теперь это взволновало?

  - Ну так поясни, - пробурчал Фукаши.

  - Парень будущий "виртуоз".

  - И... Это конечно здорово, но дальше-то что? - спросил Фукаши. - Только из-за этого...

  - Конечно, не только, - оборвал его резко Кента. - Но тебе хватит и этого. Твой внук, Фукаши, своим длинным языком всего за несколько секунд практически лишил наш клан "виртуоза". Тебе не кажется, что ты и твой Род - недостаточная величина, чтобы лишать клан таких выгод? - продолжал он давить на Фукаши.

  - Кояма-доно... - пробормотал Урабэ, резко сдав назад.

  - Ты завтра же, с утра, отправишься извиняться за своего дурачка, и если я увижу хотя бы намек на поползновение в сторону парня, я тебе обещаю, Фукаши - и ты, и весь твой Род мигом отправитесь в Англию налаживать отношения.

  - Но... это же невозможно... - пробормотал Урабэ.

  Англия - не та страна, с которой могут наладить отношения японские кланы, а значит, считай, это вечная ссылка.

  - Так ты пока никуда и не едешь. Пока не едешь.

  - Я понял, Кояма-доно, - склонил голову Урабэ. - Завтра же выполню ваше поручение.

  - Это. Не. Поручение. Это исправление ошибок твоего внука. Ошибок, влияющих на выгоду всего клана. Или Род Урабэ считает себя выше клана?

  - Ни в коем случае, Кояма-доно, - согнул спину Фукаши. - Я исправлю ошибку Иори.

  - Уж будь любезен.

  Не зря же он подначивал Иори? Хотя Кагами со своим вмешательством, несомненно, сыграла ему на руку.


  ***


  На следующее утро, где-то за полчаса до школы, меня навестил глава Рода Урабэ. Весь разговор пересказывать не буду, скажу только, что старик сумел меня удивить. Ему явно непросто было извиняться за внука, но то ли человек он достойный, то ли... Да не, не мог же Кента надавить на главу Рода собственного клана, чтобы тот извинился перед сыном "дважды изгнанных"? Даже если старик осознавал, что его внук неправ, он остается его внуком.... То есть все-таки Кента? Или Урабэ сам пришел?

  Младший Урабэ, он же Иори, он же мелкий придурок - в школе больше не появлялся. Как выяснилось чуть позднее, его перевели в Ширубарири. Такая же элитная, как и Дакисюро, школа, но с армейской дисциплиной. Зато в тот же день, на обеде, ко мне подошел Урабэ Масакуни и извинился за двоюродного брата. Я же в ответ упомянул, что уже договорился обо всем с их дедом и претензий не имею. На этом тот конфликт и завершился. Бог его знает, как там в будущем все повернется, но на данный момент войны избежать удалось. Заодно и общественности это показали, дабы не задавали потом глупых вопросов.

  А вот с Ямана все только начиналось. Налоговая, в принципе, не сильно злобствовала, пошерстила у нас пару дней, да свалила. Я даже удивился, что они не заинтересовались Ямасита-корп и верфью. Однако Ямана зашел с другой стороны и натравил на нас службу контроля за боевой техникой, после чего был проведён еще один шмон, но уже на базе. Там они ничего не найдут, а значит, стоит ожидать очередного нашествия в Шидотэмору. Эти ребята из СКБТ, как и налоговая, тоже имеют на это право и точно так же, как налоговая, обычно ограничиваются простыми запросами.

  Похоже, это все надолго.

  Единственное, что я пока мог предпринять, это натравить на Род Ямана Змея и Накамуру. Ну, а так как Накамура был лицом в какой-то степени заинтересованным, главным в этом деле я поставил Змея. Да и разведкой у нас занимается именно он. Вряд ли эта парочка что-то накопает, но я тупо не знал, что еще можно сделать. В любом случае, с чего-то надо начинать, а там... Может и не компромат, раз уж Накамура с его старыми возможностями ничего не нашел, но что-нибудь интересное они, дай бог, нароют. Хотя, пока Ямана действует в рамках закона, и мне не след переходить эту черту.

  Со следующим возможным партнером по альянсу мы решили поговорить все вместе. В целом, хватило бы и Одзава с Мартином, но эти двое настояли и на моем участии. Я, конечно, еще подросток, но присутствие фактического главы такой компании, как Шидотэмору, способно сгладить многие углы. На этот раз встреча проходила в малоизвестном, но уютном ресторанчике Токио. А недостаток известности у него оттого, что не так уж и много у нас в городе сверхбогатых простолюдинов, которые там и зависают.

  - Господа, - подошел к нашему столику ровесник Мартина.

  Описать его можно очень коротко - благообразный седой старичок. Да, деловой костюм у него... дорогой, несомненно, но помят ровно настолько, чтобы не выбиваться из образа и не быть похожим на неряху.

  - Кондо-сан, - кивнул ему Одзава. - Прошу, присаживайтесь.

  Мне же, в отличии от старшего поколения, пришлось встать из-за стола и поклониться.

  - Сакурай Синдзи, Кондо-сан. Приятно познакомиться.

  - Как и мне, молодой человек, - кивнул он в ответ.

  - Позвольте представить вам Мартина Шмитта, - произнёс Одзава, указав на него. - К сожалению, он не знает нашего языка, но мы с Сакурай-куном уполномочены говорить от его лица.

  - Герр Шмитт, - кивнул ему Кондо, переходя на немецкий. - Приятно познакомиться.

  Ну да, немецкий язык в Японии, это как английский в моем прежнем мире. Деловые люди, как правило, вполне неплохо на нем общаются.

  - Что ж, - улыбнулся Одзава, - так даже проще, - произнес он уже на немецком.

  - Я тоже рад нашему знакомству, господин Кондо, - кивнул Мартин.

  Серьезный разговор начался через десять минут - уже после того, как Кондо попробовал принесенный официантом заказ.

  - М-м-м, отлично, отлично, - покивал он головой, съев очередную устрицу. - Впрочем, в хорошей компании любое блюдо приобретает особый шарм.

  - Думаю, наше предложение вам тоже понравится, господин Кондо, - произнёс Мартин, отрезая маленький кусочек стейка.

  - Внимательно слушаю, господин Шмитт, - кивнул Кондо.

  - Как вы смотрите на то, чтобы рискнуть головой и большими деньгами, но в итоге получить кусок родовых земель? - спросил Мартин.

  А Кондо от подобного предложения даже замер на мгновение.

  - Что ж, удивить вы меня смогли, господин Шмитт, - отмер старик. - А если поконкретнее?

  - Я буду вам очень признателен, - начал Мартин, - Если вне зависимости от результатов нашего разговора, вы не станете распространяться о его предмете.

  - Несомненно... - оглядел он нас троих. - Можете не волноваться на этот счет.

  Ну да, заиметь разом таких врагов... Это Одзава еще мог попытаться кинуть нас с Мартином, а вот Кондо столкнется уже с двумя японскими монстрами и одним непонятным немцем. Хотя бывает всякое. Кондо тоже не младенец, а бизнес с нашим не пересекается...

  - Что ж... - помолчал Мартин, собираясь с мыслями. - Мы предлагаем вам вступить в альянс, который захватит кусок малайских земель. Вы ведь слышали об эдикте Императора?

  - Каком именно? - осторожно спросил Кондо.

  - О захвате малайских земель, - уточнил Мартин.

  - Что-то не помню такого... - нахмурился Кондо.

  Похоже, что все-таки не все в курсе этой истории. Я уж грешным делом начал думать, что все всё знают...

  - Если коротко, - начал пояснения Мартин, - то все, что мы сможем отхватить и удержать год, будет нашим. Через год Император объявит эти земли своими, дабы оградить их от дальнейших поползновений, и отдаст девяносто девять процентов территории тому, кто их захватил. А последний процент будет нашей защитой.

  - Так вот оно что, - усмехнулся Кондо глядя куда-то в сторону. Видимо припомнил услышанные ранее слухи. - Так значит, Императорский Род до сих пор обижен на них... С этим понятно. Но... Я, конечно, не военный, но как мне кажется, это будет довольно-таки непросто провернуть.

  - Будем называть все своими именами, - произнес Одзава. - Это будет сложно. Очень сложно. Но шансы, как мне кажется, есть.

  - Вчетвером против целой страны? - улыбнулся Кондо, проглатывая очередную устрицу. - Думаю, даже это - некоторое преуменьшение. Как минимум, целой страны...

  - Пятеро, - заговорил уже я. - Если считать вас, нас уже пятеро. И мы собираемся пригласить еще одного человека.

  - И кто же этот пятый? - спросил меня Кондо.

  - Наката Акеми.

  - Та самая Наката Акеми? - удивился старик.

  Благо, Мартина я успел уговорить, а Одзава был просто поставлен перед фактом.

  - Единственная в Гарагарахэби - женщина-босс, - кивнул я. - Она заранее согласна на самый маленький кусок земли, а помочь нам Акеми действительно может.

  - А кто шестой? - спросил Кондо.

  - Ёшида Кадеки, - ответил я. - Пока мы рассматриваем его кандидатуру.

  - И все же... Вам не кажется, что даже если случится чудо и у нас все получится, родовые земли у простолюдинов... Я ведь правильно понял, это будут полноценные родовые земли, как у аристократии?

  - Да, все так, - слегка улыбнулся Мартин

  - И как же мы сможем их удержать? - осторожно спросил Кондо. Улыбка Шмитта явно была замечена и не понята.

  - А с чего вы взяли, господин Кондо, - сделал глоток вина Мартин, - что аристократы сразу побегут у нас их отнимать?

  - А что им еще-то делать? Смотреть и, простите за выражение, пускать слюни?

  - Дать Герб, - коротко ответил Мартин. - Просто, элегантно и без затей. А главное, это не уронит их чести, ведь вы будете героями с родовыми землями.

  - Вы? - переспросил Кондо. - Прошу прощения, но я что-то не понимаю...

  - Я официальный глава альянса, - ответил Мартин. - Точнее, моя семья. И все по тому же эдикту, глава и получает все. В том числе и Герб. А уже я, по договору, который мы составим, буду раздавать земли. В подарок. Имею право.

  - Знаете, но я просто не могу не спросить - почему вы?

  - Понимаю, - произнес Мартин. - В таком случае необходимо немного углубиться в план и разъяснить о наших ролях в альянсе.

  Дальше последовали пояснения, а начал Мартин с тех самых ролей. Одзава - немного людей, МПД и деньги. Я - заметные боевые силы и деньги. Мартин - основные боевые силы, ловушка для короля Малайзии и опять же деньги. Акеми - немного денег, немного людей и связи в нужном месте. А вот от Кондо и Ёшиды предполагается получить только деньги. Много денег, но и риски относительно остальных у них поменьше.

  - Позвольте уточнить, - спросил Кондо, - "много" это сколько?

  Мы переглянулись.

  - В общей сложности мои затраты на кампанию в Малайзии составят около двух миллиардов, - произнес я. - В общую копилку уйдет где-то половина.

  - Полтора миллиарда, в общую копилку, - отсалютовал бокалом вина Одзава.

  - На все про все - семья Шмитт потратит примерно четыре миллиарда. Два уйдет в общую копилку.

  - Акеми, - решил я пояснить за нее, - выделяет пятьсот миллионов, но там не деньги важны.

  - То есть мне нужно выделить как минимум... сколько?

  - Сколько сможете, - пожал плечами Мартин. - Но сами понимаете - в таком деле лучше не скупиться.

  - Мне надо подумать, - покачал головой Кондо.

  Мда, а про время-то мы и забыли упомянуть.

  - Да, насчет времени, - вздохнул Мартин. - Мы, несомненно, не требуем от вас ответа прямо сейчас, но очень желательно с этим поторопиться. Так уж получилось, что нам необходимо поспешить.

  - И сколько времени у меня есть на раздумья?

   - Желательно уложиться в неделю.

  - О, ну этого достаточно, - усмехнулся Кондо. - Бывало, и побыстрей приходилось решать.

  - В таком случае, перейдем к вашим вопросам. Думаю, у вас их накопилось немало.

  Следующий день был ознаменован постановкой на довольствие Ёхая Ёги. Наемник все же ушел из отряда и решил примкнуть ко мне. Проблема с ним было ровно одна, да и та небольшая - просто Ёхай был "учителем", но не был командиром. Как боец, он ого-го, а роту под свое начало брать не хочет. Вот и думали мы со Святовым, куда бы его деть. В итоге решили организовать отделение спецназа - уж с десятком-то человек он справится. Благо, у наемников он как раз и был командиром отделения. Только вот подчинённых для него у нас пока не было. Правда, позднее спецназом занялись другие, а Ёхай как-то незаметно превратился в командира моих личных телохранителей, но это все было потом, а сейчас наш "красавчик" на пару со Святовым маялся поиском людей в свой новый отряд.

  А формирование отряда телохранителей, кстати, началось в тот же день, но воспринял я это тогда в несколько ином свете.

  - Шеф, - зашел ко мне в кабинет Антипов.

  - Не стой на пороге, - отвлекся я от документов на столе, - проходи.

  - Кхм, так вот... - начал он неуверенно. Мне даже любопытно стало - чего это он? - Я тут пообщался с Хигаси и с удивлением узнал, что ты еще не смотрел документы по МПД.

  - А с ними что-то не так? - поинтересовался я, готовясь к неприятным новостям.

  Иначе он не выглядел бы таким неуверенным.

  - Понимаешь, шеф... Я знал, на что иду, и был уверен, что ты будешь против, поэтому взял на себя ответственность и кроме того, о чем мы тебе сказали, заказал на выставке еще и пять "Уравнителей".

  - Что? - не понял я - в смысле, причины этого поступка не понял. - Ты же сам говорил, что нам они нафиг не нужны. Да и зачем тогда именно пять?

  Сначала узнаю это, а уж потом буду плакать по потраченным деньгам.

  - На самом деле, по моим расчетам, нужно три "Уравнителя" и еще два в резерв. Кхм, в общем, тебе нужны будут телохранители. Хотя бы десяток. Три МПД, пара снайперов, пяток бойцов посильней. Случается всякое, и лучше будет, если твою тушку прикроют.

  Хм. На телохранителей как-то плевать, а вот личный отрядик и правда не помешает. Пусть лучше он будет, чем потом бегать в поисках того, кто мне нужен. Правда, с "Уравнителями" Антипов все же погорячился. Хватило бы и чего-нибудь попроще.

  - Я всегда открыт для дельных предложений. А вот проворачивать что-то за моей спиной больше не надо, - произнес я серьезно. - Надеюсь, мы поняли друг друга?

  - Поняли, шеф, - слегка кивнул Антипов. - Больше не повторится.

  Когда он вышел из кабинета, я потер переносицу и вновь окунулся в проблемы будущей логистики.

  - Ленок, - нажал я на кнопку селектора, - позови ко мне Сакамиджи.

  Потом еще с Акеми пообщаюсь, но сначала нужно узнать, осталось ли что за душой у Змея. Как минимум наводку на нужных мне людей он дать может.

  Неделя наездов на мою беззащитную тушку продолжалась.

  Как-то раз после обеда, когда Анеко и Мизуки ушли по своим делам, а мы с парнями еще не успели разойтись, на нас, точнее, на Мамио, налетели его поклонницы. Они, конечно, избегали нас, когда рядом была рыжая, но стоило ей только исчезнуть из поля зрения, и они тут же появлялись. Обычно я при этом не присутствовал, но случалось и такое. Вот и в тот раз я был рядом.

  - Скажите, - спросил я, пока эта троица решала, кому Мамио принадлежит. - Вы специально ему репутацию убиваете, или он для вас вещь, у которой репутации по определению нет?

  - Ты несешь чушь... - начала фиолетоволосая Корэмунэ.

  - Да тебе просто завидно, - выпятила грудь блондинка Такахаси. - На тебя-то, нищеброда, девчонки и не посмотрят.

  - Разве что Кояма прикажут, - вставила последняя из их троицы - брюнетка Цугару.

  - Заметь, Мамио, - вздохнул я. - Им плевать на тебя, главное, что не "нищеброд".

  - Синдзи-кун - мой друг, - неожиданно выдал тряпка-кун. - Не надо его оскорблять.

  - Боги, Мамио! - не выдержал я. - Да ты не обо мне заботься, я-то этих куриц и сам опущу ниже плинтуса. Ты о себе подумай!

  - Не беспокойся, Синдзи-кун, я услышал то, что было сказано. Но оскорблять друзей я в любом случае не позволю.

  - Эй, он нас курицами назвал! - воскликнула Такахаси. - Мы тоже требуем защиты!

  На что Мамио вздохнул и покачал головой.

  - Пойду я в класс.

  Что ж, по крайней мере он пытался. Начало, так сказать, положено.

  На следующий день, в обед, у столовой меня остановила Корэмунэ и попросила пройти вместе с ней для приватного разговора. Переглянувшись с Реем, я пожал плечами. Не бегать же мне от них.

  - Займи там место для меня, - попросил я Райдона.

  Понятное дело, он и без этих слов займет, но надо же было хоть что-то ему сказать?

  Отвела меня фиолетоволосая на крышу главного корпуса, где уже ждали две ее подруги. Я бы удивился, будь иначе, но, черт побери, как же это банально и предсказуемо. Подойдя к ожидающим нас девицам, Корэмунэ встала рядом с ними и изобразила строгий взгляд.

  - Так и будем молчать? - усмехнулся я, подойдя к ним.

  - Ты слишком нагл для простолюдина, - заметила брюнетка.

  - А вы слишком глупы для аристократок, Цугару-сан.

  - Да как ты смеешь?! - повысила она голос. - Хочешь, чтобы твоя жизнь превратилась в ад?

  Боже-боже... Они манги, что ли, перечитали? Слишком уж шаблонно-пафосная фраза.

  - Так что вам нужно-то?

  - То-то же, - фыркнула Цугару. - Знай свое место, голоногий.

  - Ближе к делу, - закатил я глаза.

  - Нам все еще не нравится твое поведение, - произнесла Корэмунэ.

  Поняла, что брюнетка поторопилась со своими словами. Но мне от этого не легче, если все, что им нужно от меня, это самоутвердиться за счет простолюдина, то делать мне здесь нечего.

  - Соболезную, Корэмунэ-сан. Что-то еще?

  - Ты вынуждаешь нас показать тебе твое место, - нахмурилась Корэмунэ.

  - Знаете, - покачал я головой. - Это даже не злит. Три малолетки строят из себя высокородных леди и утверждаются за счет, как им кажется, более слабого. Если это все, что вы хотели от меня, то я пойду.

  - Стоять, - выкрикнула брюнетка, когда я наполовину отвернулся от них. - Мы еще не закончили наш разговор.

  - Я готов принять вызов от кого угодно, - выпустил я немного яки. Действительно немного. - От любого количества врагов. И не важно, к чему это приведет. Если вы хотели этого, считайте, я принял ваш вызов. Если же чего-то иного, то умерьте свой гонор и говорите по делу. Я не намерен стоять тут до вечера.

  Стоим, молчим, смотрим друг на друга.

  - Мы хотим, - наконец заговорила Корэмунэ, - чтобы ты отстал от Мамио. Забудь о его существовании, не лезь со своими советами, и конфликта не будет.

  - Ага, - усмехнулся я. - Понятно. То есть изменить свое поведение вы не желаете.

  - Наше поведение оставь нам, - ответила Корэмунэ.

  - Оставлю, - кивнул я. - А вы оставьте мне Мамио.

  - Может, просто скинем его с крыши? - впервые подала голос Такахаси.

  Понятное дело, она не серьезно. Настолько тупых детей, способных на подобное в Дакисюро, родители просто не выпустят из дома. Ну или отправят в другую школу.

  - Как вариант, - произнесла хмуро Цугару.

  - Остыньте, - припечатала Корэмунэ.

  С другой стороны, мало ли избалованных детей, минусы которых любящие родители просто не видят?

  - Не, ну а чё, - не унималась Такахаси, - хвать и пускай учится летать.

  - В общем, я услышал, чего вы хотите, - вздохнул я напоказ.

  - И твой ответ?.. - спросила Корэмунэ.

  - Ответ? - ухмыльнулся я. - Вы, сударыни, забыли свое место. Еще раз увижу, что вы лезете не в свое дело, и мне придется вам напомнить, что есть мужчина и что есть женщина. Я вам не Мамио - быстренько с небес на землю спущу. Уяснили? - вновь врубил я яки. Уже посильнее. - Вот и отлично, - закончил я, так как они отвечать не стали.

  Немного грубовато, но именно что немного. Им еще повезло, что они со мной черту переступили - нарвались бы на кого другого, и разговор был бы жёстче. Может, на такого, как Райдон, они и не стали бы тявкать, но парней в школе и без него хватает. Думаете, так трудно устроить травлю трем зарвавшимся девчонкам? У них еще хватило ума наедине все это высказать, прилюдно я их и вовсе морально опустил бы. Они не успокоятся, уверен, мой статус простолюдина им явно глаза застилает. Однако я уже знаю, каков будет мой ответ на это. Пусть только рыпнутся. Возни это, конечно, прибавит, но и плюсы лично для себя найти можно.

  На удивление быстро дал свой ответ Кондо. И трех дней не прошло. И да - он согласился присоединиться к альянсу. Сколько он сможет выделить денег, продавец игрушек еще не знает, но не меньше миллиарда, а это значит, что у нас уже бюджет в шесть миллиардов. Так я более чем уверен, каждый из нас в крайнем случае сможет выделить на войну еще чуть-чуть. У меня миллиард уже зарезервирован. То есть по предварительным подсчетам, с округлением в большую сторону, денег уже хватает и встает вопрос - а так ли нам нужен еще один партнер? Ведь в крайнем случае спонсора можно найти уже во время самой кампании. Тогда и убеждать никого не придется. Хотя мы и так-то никого особо и не уговаривали.

  А в воскресенье случилось то, чего я так ждал и чего так боялся. Шотган наконец очнулся.

  Мне было страшно заходить в его палату. Страшно услышать тот самый вопрос. А учитывая, что из старых знакомых я тут первый, отвечать придется именно мне. Ненадолго задержавшись у двери его палаты, я все же вошел внутрь, готовый ко всему. Чисто внешне Шотган выглядел вполне нормально, разве что бледноват немного, но резвости здорового человека у него, конечно, не было.

  - Синдзи, - произнес он хрипло. - Что с Наташей?

  По пути к его кровати я захватил стул, стоявший у стены. Каждый раз после моего ухода он оставался рядом с Шотганом, и каждый раз местные ставят его в одно и то же место. Сев рядом с другом, я позволил себе небольшую паузу, после чего произнес:

  - Извини. Наташа умерла.

  Он смотрел на меня целых десять секунд, после чего прикрыл глаза и расслабился.

  - Казуки...

  - Жив, - тут же ответил я.

  - Ты ведь позаботился о нем? - спросил он глухо и без эмоционально.

  - Конечно.

  - Хорошо.

  - Ты знаешь, кто напал? - спросил он все так же безразлично.

  - Да.

  Вот тут он резко открыл глаза, впившись в меня взглядом. Похоже, он почему-то не ожидал, что я узнаю об этом.

  - Кто? Кто это сделал? - спросил он зло. - Ты ведь не спустишь им этого? Не оставишь безнаказанными?

  - Успокойся, Шотган, - положил я свою руку на его сжатый кулак. - Месть в процессе исполнения. Но спешить нельзя - не те противники.

  - Кто?

  - Тебе лучше не знать.

  А то еще побежишь сам мстить.

  - Кто?! - выкрикнул он.

  - Тебе. Лучше. Не знать, - припечатал я, склонившись над ним. - Не волнуйся, никуда они от нас не убегут.

  - Я хочу участвовать, - произнес он, слегка успокоившись.

  - Не обсуждается. Вдвоем у нас ничего не выйдет.

  - Синдзи, - уже он схватил меня за руку, приподнявшись с подушки. - Ты ведь умный парень, я знаю, ты можешь что-нибудь придумать. Пожалуйста.

  - Блин... - отвел я взгляд. - Я подумаю над этим, но, скорее всего, ничего не выйдет. План уже есть, и ты туда не вписываешься.

  - Если потребуется жертва, я готов исполнить эту роль. Что угодно.... лишь бы... - зажмурился он. - Обещай, что подумаешь над этим. Обещай мне!

  - Об... Обещаю. - выдавил я из себя. - Но лишь подумать. Если ничего не придёт в голову, то не обессудь.

  - Ты обещал, - вновь расслабился он. - Зачем они это сделали?

  Еще один неприятный вопрос.

  - Из-за меня. Хотели подставить и забрать родовые земли.

  - Это... - запнулся он. - Это я могу принять. Ты нам не чужой человек.

  - Мне от этого не легче, - поморщился я.

  - Я ни в чем тебя не виню, парень. Просто запомни это.

  На самом деле, мне стало легче. Немного, но стало.

  - Кстати, клуб я отремонтировал, мы его с девчатами даже запустили, - решил я сменить тему. - На твоем месте сейчас Мару стоит. В одежде бармена она выглядит потешно, но определенный шарм присутствует.

  Хонда поддержал разговор, но долго нам общаться не дали - буквально через десять минут в палату зашла медсестра и вежливо выпроводила. Впрочем, пообещать прийти завтра вместе с Казуки - я успел. В целом, все оказалось не так плохо, как я опасался. Хонда вполне мог начать обвинять меня во всех смертных грехах, и мне просто нечего было бы ему ответить. То есть технически-то было что, но это слишком грубо, и я просто не смог бы. Остается проблема исполненной мести. Я совершенно не представлял, что с ним будет, когда я разберусь с Родом Тачибана. Пусть даже смогу извернуться и как-то использовать его в своих планах. Не дай бог, он замкнется в себе, потеряв волю к жизни. Надеюсь, клуб, девчонки, там работающие, и Казуки, к которому он успел прикипеть, помогут ему остаться на плаву.


  Глава 7


  Выйдя поутру на пробежку, я в прямом смысле слова офигел. На том месте, где обычно сидел Идзивару, то есть на заборе слева от калитки, в данный момент примостилась Мизуки в спортивном костюме. Конец ноября, как-никак, в шортах и футболке уже не побегаешь. На не такой уж и широкий забор рыжая забралась с ногами и, сидя на корточках, подленько хихикала, глядя на шипящего Идзивару. Кот стоял посреди открытой калитки и, удерживая взглядом Мизуки, всем своим видом выражал злость, хлестая воздух хвостом.

  - И что вы тут устроили? - спросил я.

  - Ой, - оглянулась на меня рыжая. - Синдзи. А мы тут... - посмотрела она на кота. - Рейдерский захват вражеской территории?

  - Это ты типа меня спрашиваешь? - приподнял я бровь.

  - Не важно, - мотнула она головой, качнув собранными в хвост волосами. - Восхищайся мной! - вздернула она подбородок. - Это триумф силы и разума над блохастым, что посмел считать себя выше людей! Теперь это моя территория!

  - Блохастый? - посмотрел я на Идзивару.

  А тот, словно поняв, о чем речь, бросил на меня короткий взгляд и одним прыжком оказался на заборе с другой стороны калитки. После чего без паузы, молча оттолкнувшись, словно стрела полетел прямо на Мизуки.

  - Гьяк... - только и раздалось от падающей в сторону улицы девушки.

  А Идзивару, даже не дождавшись, когда та упадет, оттолкнувшись уже от Мизуки, элегантно приземлился на свое законное место.

  - Красава, - похлопал я, глядя на явно гордого кошака.

  - Все в порядке! - раздалось с той стороны забора. - Со мной все в порядке!

  Выйдя со двора, я стал свидетелем того, как Мизуки кряхтя поднимается на ноги.

  - Еще одно поражение? - усмехнулся я.

  - Он не победил, - отряхнула она штаны. - Просто отбил назад то, что принадлежит ему. Война продолжается, моя победа неизбежна, - провозгласила она и похромала в сторону своего дома. Правда, вскоре развернулась и поковыляла обратно. - Забыла. Я ж на пробежку вышла.

  Очень хотелось уточнить, все ли с ней в порядке - все-таки бог его знает, как именно она на асфальт приземлилась. Но ведь именно этого Мизуки и добивается.

  - У тебя все в порядке? - пошел я у нее на поводу. - Не сильно ушиблась?

  - Синдзи... - тут же начала она хныкать, приблизившись ко мне одним прыжком.

  - Ну вот и хорошо. Я рад за тебя, - перебил я. - Побежали.

  На втором круге вокруг квартала к нам молча пристроилась Шина. А на четвертом круге я неожиданно вспомнил, что у Шины примерно через месяц день рождения. Надо бы начать присматривать подарок. Забавно, но если не брать в расчет текущий ноябрь, то в ближайшие четыре месяца меня ожидают аж... ну да, шесть дней рождения. На самом деле дней рождения будет даже больше, но эти шесть - самые важные на ближайшее время. Правда, два из них весьма специфичны -праздник будут отмечать глава и наследник Рода Тачибана. Тем не менее, эти дни тоже для меня важны. Хотя нет, ноябрь тоже стоит учесть - в конце месяца днюха у Казуки. Дальше еще интереснее - Шина, я, Мизуки и Кагами. Я бы еще добавил к ним день рождения Фантика, но старик хранит его в секрете. Сам он говорит, что не желает отмечать еще один год старения.

  А вот у Безногого и Святова я даже и не знаю, когда день рождения. Шотган же свой, к сожалению, "проспал".

  Школьный день отметился приглашением на визит в школьный совет. В конце обеда, когда мы с Реем уже сидели в классе, ко мне подошла Староста-тян и передала, что после уроков меня просят пройти в их кабинет. Ничего хорошего я от этой встречи не ждал. Конечно, был вариант, что это простой бытовой вопрос или еще что-нибудь этакое... нейтральное, но ожидал я именно проблем. Несерьезных - что мне может сделать студсовет? Однако и ничего хорошего я не предвидел. Ладно, после уроков все и узнаю.

  Главой студсовета на данный момент являлся Накатоми Кишин, из тех самых Накатоми, что владели отелем, в котором расположились мои родители. То, что их Род специализировался на целительстве, не означало, что у них запрещено идти по пути боя, но на недавно прошедшем турнире я Кишина не помню. А ведь он глава студсовета и просто обязан был поучаствовать. Значит, что? Скорее всего, парень - целитель. Сомневаюсь, что третьего ранга, вероятнее всего, первого, быть может, второго. Вообще у их братии свои собственные ранги, мало соотносящиеся с боевыми. Разве что первый или, лучше сказать, начальный, который назывался так же, как и у боевиков - подмастерье. И там, и там это - начальная форма овладения бахиром. А дальше у них шли пять рангов, от первого - наименьшего, до пятого - наивысшего. И вроде вот оно - подмастерье плюс пять рангов, все в точности, как и у боевиков, но это только внешне. Например, на ранге "воин" бойцы впервые начинают формировать техники. Простенькие, но полноценные. Именно это является целью данного ранга. А вот у целителей первый ранг - это контроль и банальные медицинские знания. Лечить-то они и без техник могут, пусть и ограниченно, а вот без знаний в лучшем случае ничего не получится. Да и в целом две трети их возможностей завязаны на простую медицину. Из чего следует, что в недалеком прошлом, в отличие от тех же боевиков, целители были гораздо слабее. Если понятие "сила" тут вообще применимо.

  Соответственно, гении у целителей появляются в разы, если не на порядки, реже. Там, где одним достаточно лишь работы с бахиром, другим еще и мозги специфичные нужны. Я, например, недавно спрашивал у Мизуки - почему при такой наследственности она не занимается лечением, это ведь так круто. На что мне был дан гениальный ответ. Круто - это быть как Шина, а глупой рыжей и камонтоку хватит. Цитата, к слову. Понятное дело, что я не стал с умным видом кивать, типа все понял, а все-таки выбил из девчонки пояснение. Оказывается, в целительстве она середнячок именно в работе с бахиром, а со знаниями так и вовсе беда - первый курс мединститута она, может, и окончила бы, а вот дальше труба. Даже тот мизер, что ей в свое время пытались преподать, долго в голове не держался. И это при том, что школьные знания даются ей влет. Как мне кажется, тут отсутствие мотивации играет роль, но, может, Мизуки и правда обделена талантом в медицине.

  Я все это к чему веду? Целители, они другие. Совсем. И стать таковым гораздо сложнее, чем бойцом. Поэтому я и сомневаюсь, что Накатоми поднялся выше второго ранга. Третий ранг, чтоб вы понимали - это уже взрослые дядьки и тетьки, не один год проработавшие в больнице или как-либо иначе получившие большой практический опыт лечения. Добиться подобного в старшей школе - это гораздо круче Шины.

  Сидел Кишин за длинным прямоугольным столом и даже не во главе. Рядом сидела какая-то девчонка, имени которой я не знал.

  - Сакурай-кун, полагаю? - спросил он, после того как я вошел в комнату. Хотя по размерам, это, скорее, освобожденный от лишней мебели класс.

  - Он самый, - подошел я к столу.

  - Присаживайся, - показал он рукой на место напротив себя.

  - Благодарю, - присел я. - Чем вызвано ваше приглашение?

  - Вашим клубом, - вздохнул он. - После того, как члены вашего клуба дали о себе знать на турнире... Мне очень неприятно, что приходится говорить об этом, но до нас дошла информация, что вы... как бы это помягче... бездумно тратите бюджет школы. Каждый триместр клубам выделяется определенная сумма, и мне хотелось бы спросить - на что именно вы тратите эти деньги?

  Признаться, я немного удивился.

  - Нам выделяют деньги? - взлетели мои брови.

  - А разве нет? - в свою очередь удивился Кишин.

  - Первый раз о таком слышу.

  - Даже так? - нахмурился он. - Сумико-тян... - повернулся Накатоми к девушке.

  Та, в свою очередь, прекрасно поняла, что он хотел.

  - Сейчас посмотрю, - произнесла Сумико, поднимаясь со стула.

   Четыре минуты мы сидели в молчании, пока Сумико рылась в шкафу с документами, и когда она все же вернулась, только покачала головой.

  - В финансовых документах о них нет упоминаний.

  - М-да, - потер лоб Кишин. - Честно говоря, впервые сталкиваюсь с подобной ситуацией. С одной стороны, вы... - замолчал он, пожевав губами. - А с другой, мне и обвинить-то вас больше не в чем. Хм, давайте так - я забуду о вашем клубе, а вы забудете о нашем разговоре.

  Ага. Пока клубы берут деньги, они под колпаком у студсовета, и если те узнают, как от этого можно избавиться... Хотя тут многое зависит от количества выделяемых денег. В общем - непонятно, но распространение данной информации главе студсовета невыгодно. Да и проговорился он явно из-за того, что никогда с подобным не сталкивался. Сначала сказал и лишь потом осознал, к чему это ведет.

  - Скажите, Накатоми-сан, а как вы вообще узнали о нас? Сомневаюсь, что глава студсовета занимается каждым клубом отдельно. Особенно клубами из старого корпуса.

  Ответил он не сразу. Уверен, если бы не его оговорка, он и раздумывать не стал - сразу послал бы. Но раз уж такое дело...

  - Корэмунэ Саюри, - произнес он.

  Хо-хо... какие люди.

  - Что ж, было приятно пообщаться, Накатоми-сан. Рад, что наше дело разрешилось так быстро и удачно. Всего хорошего.

  Корэмунэ, значит. Зря, ой зря эти шмакодявки не оставили меня в покое.

  Телефон я достал сразу, как вышел из кабинета студсовета. Тут мне повезло - Мамио сегодня сидел с нашими в клубной комнате, хотя мог и со своими поклонницами быть, и домой поехать. Тогда пришлось бы переносить разговор на завтра.

  - Синдзи, - окликнул он меня.

  Стоял я у школьных ворот, куда и попросил его подойти.

  - Ты уж извини, что сам к вам не зашел, - кивнул я ему. - Просто времени и так мало, а тут ходи туда-обратно.

  - Да ладно, - отмахнулся он смущенно, - мне не сложно.

  Не часто его, похоже, извинениями балуют, раз он каждый раз смущаться начинает.

  - Тут такое дело... - взял я небольшую паузу. - Мне бы с дедом твоим поговорить, но напрашиваться не хочется. Не мог бы ты пригласить меня в гости так, чтобы и он дома был? Устроить вроде как случайную встречу. Заранее извиняюсь, если что не так, но очень нужно. Если не сможешь, то не переживай, просто попрошу официальной аудиенции, но это уже не то будет.

  - Ладно, - ответил он слегка удивленно. - Никаких проблем. Только у меня с дедом отношения не очень... - замялся он. - Так что я вряд ли смогу... ну... настроить его благожелательно к тебе.

  - И не надо, - улыбнулся я ему ободряюще. - Лучше вообще обо мне поменьше говори. Просто предупреди, что к тебе друг придет. У вас ведь дом не на родовых землях? А то, может, я перебарщиваю с просьбами?

  - Не-не, все нормально, - махнул он рукой. - Родовых земель у нас нет.

  - Слушай, а может, лучше еще и ребят пригласить? Ты как на это смотришь? Скажем, позаниматься вместе. Со сверстниками-то, поди, веселее.

  - Было бы здорово, - кивнул он смущенно. - Я бы и сам вас пригласил, но как-то оно...

  Стесняется, короче.

  - Тогда давай так, сегодня ты поговоришь об этом с дедом, узнаешь, не против ли он, заодно, может, и день нужный подберешь, а я завтра на обеде поговорю с парнями.

  - Дед почти все время дома сидит, так что с этим проблем не будет.

  - Ну и отлично. Тогда я побежал. Еще раз извини, что тебе сюда переться пришлось.

  В гости к Мамио мы пошли через день. Дом Укита представлял собой вполне современный особняк с легким закосом под традиционный стиль и был расположен в одном из спальных районов Токио. Компанию нам согласились составить все, хотя Рей с Анеко - только после того, как это сделал я. А вот Вакия с Тоётоми ответили сразу. Секундное замешательство с удивлением, после чего и тот, и другой дали свое согласие.

  На пороге нас встречала молодая служанка в бежевом кимоно, она и проводила нашу мини-толпу в гостиную, не забыв при этом поклониться.

  - Здраствуйте, молодые люди, - поприветствовал нас глава Рода Укита. - Этот дом всегда рад гостям.

  Встреча с ним была неизбежной. Старик просто не мог не уделить нам хотя бы минуту своего времени. Он хозяин дома, в который пришли гости, и не поприветствовать нас было бы крайне невежливо. Другое дело, что он мог сделать это и позже, но, видимо, решил сразу разделаться с этой необходимостью.

  Пересечься со стариком случайно мне так и не удалось, да я и не особо рассчитывал, хотя так было бы лучше, поэтому пришлось просить Мамио переговорить с ним, дабы он уделил мне немного времени.

  - Укита-сан, - поприветствовал я, войдя в гостиную.

  Дед Мамио сидел в огромном кресле рядом со столиком, на котором стояли чайные принадлежности.

  - И вновь здравствуй, Сакурай-кун. Присаживайся, - кивнул он на соседнее кресло.

  - Благодарю, что уделили мне часть своего драгоценного времени, - присел я, напротив.

  - Можешь говорить проще, - кивнул он мне, - Мы не на приеме. Так что ты хотел?

  - Не буду ходить вокруг да около, Укита-сан, и сразу скажу, что я не ищу выгоды лично для себя. От Рода Укита мне не требуется ничего. Тем не менее, мой интерес присутствует, но лежит несколько в иной плоскости. Дело в том, что ваш внук не соответствует гордому званию мужчины, что...

  - Довольно прямолинейно, - перебил он меня. - Надеюсь, далее ты сможешь снизить мое раздражение.

  - Я попытаюсь, - чуть склонил я голову. - Так вот. Ваш внук откровенный мямля, но при этом неплохой парень. Он может быть смелым, он несомненно верен своим друзьям, но слишком много позволяет отдельным личностям.

  - Ты случайно не конкретные три личности имеешь ввиду?

  - И их в том числе. Надеюсь, мои слова не идут вразрез с какими-то вашими планами?

  Имеется в виду, что старик не может не знать про поклонниц внука и вполне может иметь свои собственное видение, как их использовать.

  - Не идут, - произнес он медленно. - На самом деле, я против их общения, но просто не знаю, как сделать так, чтобы не стало еще хуже. Как ты и сказал, Мамио может быть и смелым, и верным. У нас с ним и так не самые лучшие отношения и, если он взбрыкнет, могут стать еще хуже.

  Видать, сильно припекло старика, раз он делится подобными вещами с посторонним человеком.

  - Я готов взяться за воспитание в нём силы воли, - сходу перешел я к главному. - Мне эта троица тоже не нравится, но недавно они начали позволять себе слишком многое. И по отношению ко мне в том числе. Если вы дадите свое разрешение, то я сделаю все от себя зависящее, чтобы Мамио-кун стал мужчиной, а не тем, кто он есть сейчас. Сразу скажу - за результат не ручаюсь. Подобным я никогда не занимался. Однако и смотреть на это сил уже больше нет.

  - Каков твой интерес? - спросил Укита.

  - Хочу поставить на место трех куриц, - ответил я. - Очень хочу.

  - И все? - усмехнулся он.

  - В моих планах на будущее Род Укита мелькал лишь раз, когда я искал для покупки мобильную электростанцию, но это, как вы понимаете, вполне себе рабочие моменты, о которых вы могли и вовсе не узнать. Всего лишь купля-продажа. Так что да - от вашего Рода и от вас лично мне ничего не надо.

  - И будущий глава Рода Укита в друзьях тут совсем не при делах? - хмыкнул он.

  Вот как ему объяснить, что мне от его Рода ничего не надо? Будь он главой клана - еще ладно, но так наши с ним интересы просто не пересекаются.

  - Жизнь - странная штука, - произнес я осторожно. - Может, в будущем мне и потребуется ваша поддержка... в чем-нибудь. Но пока ничего подобного мне в голову не приходит. Так что мне вполне хватит простой доброжелательности.

  - Удивил ты меня, Сакурай-кун, - произнес он задумчиво. - Удивил. Что ж, почему бы и не попробовать. Если ты возьмешь на себя ответственность за его жизнь и здоровье. Пока он с тобой, конечно же.

  Это нормально. Старик просто озвучил то, что предполагается по умолчанию.

  - Возьму, - кивнул я. - Пока он со мной, его жизнь - моя жизнь. Но должен уточнить - кроме таких мест, как Дакисюро. В школе, например, за него отвечает Род Кояма.

  - Согласен, - медленно кивнул старик.

  Уезжали мы от Укита вечером, каждый на своей машине, так что мне пришлось задержать Райдона, чтобы переговорить с ним в приватной обстановке. Проводив взглядом транспорт Вакии и Тоётоми, понаблюдав через заднее стекло за затылком Анеко, я обратился к Райдону:

  - Тут такое дело, Рей... - пожевал я губами. - Помнишь, ты просил заняться твоей подготовкой?

  - И ты отделался от меня нехваткой времени, - усмехнулся он.

  - В общем, теперь я готов помочь тебе.

  - Ничего себе объявление! - удивился он. - И что изменилось?

  - Ничего особо и не изменилось, - вздохнул я. - Просто... Я договорился с дедом Мамио, что займусь его воспитанием, а раз такое дело, то можно это совместить с твоими тренировками.

  Мне было немного неловко, что на первом месте стоял именно Мамио, а Райдон шел по остаточному принципу, но и проигнорировать Рея, занявшись Мамио, я тоже не мог.

  - Знаешь, если ты оставишь Анеко за бортом, нам с тобой обоим очень не поздоровится, - заметил Рей.

  - Это да, - пришлось мне согласиться. - Ай, да ладно, что уж теперь, - вздохнул я. - Все равно сон урезать.

  - Ты уверен? В смысле, может, ну его нафиг? - нахмурился он. - Мы с Анеко подождем, а о Мамио пусть дед заботится.

  - Мамио - хороший парень, - посмотрел я на Райдона, - и им нужно заняться. Еще год-два, и кое-кто, не будем произносить имена этой троицы, возьмет над ним полный контроль. А дед - это дед. Нам, ровесникам, будет гораздо проще.

  - Слишком уж ты добрый, - покачал головой Райдон. - Так и норовишь кому-нибудь помочь.

  Это он сейчас, наверное, Миуру Шо вспомнил, с его больным раком наставником. Когда я на турнире решил им помочь, Райдон тоже не был полностью "за".

  - Ты неправ, Рей. Просто я могу относительно безболезненно помочь Мамио, так почему бы и нет? Вот ты - мой друг, тебе я при любом раскладе помогу, а Мамио... - замялся я.

  - Все с тобой понятно, - усмехнулся Рей. - Хорошо, я передам Анеко о твоем... предложении.

  - Лады. Тогда я составлю план и через пару дней сообщу, как мы будем действовать. Только это, ты там настрой Анеко на то, что это будет тяжелая работа, а не развлечение. Я предлагаю вам тренировки, не стоит их воспринимать как способ убить время.

  - Постараюсь, - кивнул Рей. - Но ты тоже учитывай, что девчонки... это девчонки. Ее никто и никогда не готовил в боевики, девушек надо оберегать, и она фактически уже достигла того максимума, который может ей пригодиться по жизни. Так что и тренировки она будет воспринимать... по-своему.

  - О-хо-хонюшки... - вздохнул я тяжко.

  - Надо, Синдзи, надо. Проигнорируем ее, и я даже не возьмусь гадать, что она выкинет.

  - Да понятно все. Блин. Ладно, пошли уже. Мне еще за бумагами полночи сидеть. Стой! Подожди. Самое главное-то я и забыл. Ни слова об этом Мизуки, и Анеко то же самое передай. Если рыжая прознает про тренировки, мне точно каюк придет.

  Домой, конечно же, я не поехал, а на базе меня ждала новость, принесенная Змеем. Как он сказал, об этом упоминали в сегодняшних новостях, и лишь после он решил уточнить детали, так как по телеку их было крайне мало. В общем, сегодня, около часа дня, на моих родителей было совершено покушение, но отец успел среагировать и, будучи "мастером", устроил в центре Токио треш и угар. На самом деле все не настолько сурово, да и пострадавших было немного, плюс обошлось без смертей... среди простых гражданских, я имею в виду. В общем, уже вечером Этсу, которая просидела весь бой в сторонке и не попала в полицию, внесла залог, и папашу освободили.

  Кто напал, почему - все эти вопросы остались без ответов, так что сейчас эта парочка сидит в отеле и носа не кажет наружу. Когда я обо всем этом узнал, чуйка тут же начала подавать сигналы. Тревоги я не ощущал, тут явно в чем-то другом дело, из разряда "как же лениво, но придется поднимать жопу и работать". Меня это точно коснется, но вряд ли напрямую. Во всяком случае, их проблемы - это только их проблемы.

  Короче, я был уверен, что они заявятся просить помощи.

  Следующий день отметился только моим выбором будущего подарка Казуки. Мудрить я не стал и просто съездил в магазин Джернота. Ну в самом деле, что еще я мог подарить парню кроме оружия? Не компьютер же? Да и от антиквариата он, думаю, не сильно в восторге будет. В общем, я принял нормальное мужское решение в данном случае - не париться и выбрать то, что и мне было бы по душе.

  - Ёу, Момодзи, - поприветствовал я парня за прилавком. - Как делишки?

  - Так себе, - поморщился он. - Благодаря тебе, кстати.

  - Даже так? - подошел я к прилавку. - И в чем я виноват?

  - Дед принял решение присягнуть тебе. Бабушка пойдет за дедом куда угодно, отец вдруг стал очень задумчив, что не нравится матери, которая теперь устраивает скандалы по поводу и без. Сестра грезит о статусе Слуги какого-нибудь Рода и постоянно ссорится с матерью. Младший брат всегда на стороне матери, что тоже добавляет хаоса в семейные разборки.... - покачал он головой.

  - А сам? - спросил я его.

  - Моя преданность отдана Шмитту-сану, - ответил он не задумываясь.

  - А ты в курсе... - замолчал я. - Я так понял, твоя сестра подумывает уйти ко мне?

  - Ну да, - пожал он плечами.

  Значит, про планы получения семьей Шмитт Герба они не в курсе.

  - Передай ей по секрету, чтобы сидела на месте и не рыпалась. Все у нее будет.

  - Что? - расширились у него глаза.

  Все-таки Момодзи умный парень и в смысл моих слов врубился очень быстро. В конце концов, не знаю, что там у него с отцом, а сестра уже работает на Шмиттов, и, думается мне, Джернот о ней с братом позаботится.

  - Это секрет, Момодзи. Учти это. Раз уж твоя преданность уже отдана.

  - Я понял, Сакурай-кун. Нем как рыба. О сестре я позабочусь. А с отцом что делать?

  Ну, блин, нашел, на кого проблемы скидывать. Его мать, как я понял, банально боится, что мужу придется взять в руки оружие.

  - Он у тебя продавцом вроде работает?

  - Ну да, - вздохнул Момодзи. - Но на самом деле он хирург. Специализируется на сердечно-сосудистых заболеваниях. Просто столь узкого специалиста, да из уничтоженного клана, никто не решился брать к себе.

  - Чушь, - отмахнулся я. - Тут скорее всего именно в клане дело. Спецов всегда быстро расхватывают. Если они действительно не очень узкоспециализированы. Но медицина не из таких, - произнес я, после чего задумался. - Передай ему, что я собираюсь организовывать свою больницу. Если захочет поучаствовать, пусть обратится к твоему деду, он у меня сейчас в отделе кадров сидит. Поможет, если что.

  - Благодарю, Сакурай-сан, - поклонился он мне в пояс.

  - Ты меня смущаешь, Момодзи, - проворчал я. - Твой дед и без меня ему помог бы. Возвращайся-ка ты к простому общению. Чай, не первый год знакомы.

  - Кхм... Как скажешь, - улыбнулся он. - Так с чем сегодня пришел? Без чая, смотрю, - покосился он на мои руки. - Хотя Шмитта-сана все равно сейчас нет.

  - Нет? - надо было все-таки позвонить перед приездом. - Ну и ладно. С моим делом и ты должен справиться.

  - Да ну, - усмехнулся он. - Неужто в кои-то веки ты сюда за покупками пришел?

  - За особой покупкой, - поднял я палец вверх. - Нужен пистолет в подарок и обычным стволом тут не отделаешься.

  - Хм... - задумался он. - На складе ничего подходящего не припомню. Когда дарить собираешься?

  - Через неделю.

  - Тогда... - начал он что-то искать в своем ноутбуке. - Есть вариант купить Кольт 1911, - поднял он взгляд. - Из метеоритного железа.

  - Да ладно, - улыбнулся я. - Прикольно... Хотя нет. Давай сразу определимся - нужна плазма.

  Подарок подарком, но если Казуки будет им пользоваться... в будущем, то при засилии бахироюзеров нужна все-таки плазма.

   - Ну тогда, - пощелкал он мышкой и, повернув ноутбук ко мне экраном, добавил: - Вот.

  - Не-не-не, - помотал я головой. - Даже знать не хочу, что эта за бандура. Именинник слишком мелкий для него.

  Со временем... да и сейчас уже, Казуки сможет им пользоваться, но тут уж я против: эргономика - наше все.

  - Не вопрос, - кликнул он один раз мышкой. - Тогда вот. Совместная работа русских и немцев. Боеприпасы расходует моментально, отчего и не слишком популярен, но для подарка может сгодиться.

  - Глаза меня не обманывают? - удивился я. - У него два ствола?

  - Именно, - кивнул Момодзи. - При этом в нем используются стандартные русские заряды на ноль-пять. Сорок зарядов, двадцать выстрелов. Убойный. Мощь, как ты понимаешь, адская.

  - Круто... - мне и самому такое не помешало бы. - Новье какое-нибудь?

  Вопрос не праздный - в журналах я про этот пистолет ничего не видел.

  - Ну да, - подтвердил Момодзи. - В продаже всего полгода. SIG WA-P10, если тебе интересно.

  Рискованно. А вдруг у него минусов воз и маленькая тележка? С другой стороны - подарок. Для реального боя можно и что-нибудь проверенное взять.

  - За неделю-то дойдет?

  - Дойдет, - кивнул Момодзи. - Ты же знаешь, у семьи Шмитт своя курьерская служба для таких вещей. - По опыту скажу - дня за четыре дойдет. Максимум - пять. Но за срочность придется доплатить.

  - Это само собой. Ладно, беру. Закажи пару штук.

  - Принято, - протянул он, тут же начав что-то вбивать в ноутбук.

  Вечером на базу прибыли грузовики какой-то транспортной компании. То, что это не наши МПД, заказанные на выставке, было понятно сразу - Род Тайра не пользовался сторонними фирмами и доставлял товар своими силами, а на грузовиках я их герба-камона не заметил. Как выяснилось чуть позже, это прибыла заказанная Боковым техника для новообразованной фирмы Сакубо. Пока Боков является лишь ее гендиректором, но в перспективе, если у него все получится, я намерен продать ему по дешевке часть акций. Впрочем, это дело будущего.

  Что именно привезли, я увидел своими глазами лишь на следующий день, так как смотреть на выгрузку не стал.

  - И ты собираешься продать весь этот хлам?! - удивился я.

  - Не весь, - ответил Боков. - Часть пойдет на запчасти.

  Находились мы в выделенном специально для Сакубо ангаре, и то, что я видел, иначе как хламом действительно назвать было сложно. И дело даже не в том, что техника была старой, а в том, что как минимум половина была банально раздолбана. Видимо, после последнего боя ее прежние хозяева посчитали нерентабельным все это чинить.

  - А ты уверен, что вы сможете найти покупателя?

  - Уже нашли. - усмехнулся Боков. - Контракт еще не подписан... хотя какие там контракты, с такими-то клиентами? В общем, договоренность уже есть. Чем быстрее мы все сделаем, тем больше получим денег.

  - Шустро вы, - заметил я.

  - Там всегда большой спрос, - отмахнулся Боков.

  - А вот это вот, - кивнул я на три машины, стоящие отдельно, - это ведь шагоходы? Что это такое вообще?

  - Легкий МД Тип 29 "Кусама", - ответил Боков. - Данной модели уже лет тридцать, но парням из Африки плевать на такие мелочи. Те два восстановлению не подлежат, - указал он правый и средний МД, - а вот этот мы с легкостью восстановим. В том числе и за счет первых двух. Это БТРы, это БМП, - продолжал он махать рукой. - С ними проблем не будет. А вот эти... - указал он на ряд МПД, - пока даже не знаю. Но в минусе точно не останемся. Десяток восстановим.

  - Что за модель-то хоть?

  - Американцы. Тяжелый МПД "Башня", если совсем конкретно. От них уже лет сорок как отказались, но со складов постепенно продают. Неплохие когда-то были машинки, сейчас же, как ты понимаешь, - глянул он на меня, - в современном бою неприменимы. Но опять же - африканцам и такое в радость. Миллионов за двадцать все вместе продадим.

  - А взяли за сколько? - поинтересовался я.

  - За миллион, - ответил Боков. - Идеальная сделка, - ухмыльнулся он под конец.

  А ведь без Фантика они такое точно не провернули бы.

  - Ну и ушлый же ты тип, Боков, - покачал я головой.

  - Это сейчас все легко и просто, а вот когда мы только начинали, все было непросто. Пару раз, бывало, и прокатывали.

  Составить план тренировок для Райдона и Анеко я просто не успел, а с Мамио так и совсем туго было. Его ведь не сильней надо делать, а характер менять. Ну или как минимум закалять. Так что, извинившись перед ребятами, отодвинул сроки первого занятия еще на несколько дней. После дня рождения Казуки и начну. Забавно было наблюдать за Мамио, когда я выдал ему вводную - как выяснилось, дед ему ничего не сказал. Так что да, парень сильно удивился, когда узнал, что на ближайшие полгода свободного времени у него считай что и не будет. Причем все это одобрено его дедом. Думаю, не стоит говорить ему, что именно я собираюсь с ним делать. Будет ему "сюрприз".

  Ну и под конец недели, в воскресенье, если быть точным, свершилось это. Я вновь оказался прав. Тихо, без лишней помпы и предупреждений, ко мне на базу заявились родители. Когда мне об этом сообщила Лена, я даже не сильно удивился. Самое интересное началось, когда они зашли ко мне в кабинет. Вот тогда да - удивился. С ходу.

  - Поздоровайся с братиком, Рейка-тян, - проворковала Этсу.

  На что маленькая девочка засмущалась и отвесила мне резкий поклон. Одета она была в нечто похожее на синий в горошек сарафан и выглядела довольно мило.

  - Вот что-что, а удивлять вы умеете, - произнес я медленно. - Садитесь уж.

  После того как оба разместились, Этсу посадила дочь себе на колени.

  - У нас к тебе просьба, сын, - начал Рафу. - Понимаю, это неожиданно, да и отношения у нас не лучшие, но ведь к сестре у тебя претензий нет?

  Да чтоб вас... К чему ты клонишь, засранец?

  - К сестре нет, - ответил я осторожно. - Но, может, все-таки начнете с начала? С чего вы вообще решили попросить у меня помощи?

  - Понимаешь, - замялся Рафу. - У нас с недавних пор образовались некоторые проблемы... Как бы это сказать?..

  - Вас хотят грохнуть, - подсказал я.

  - Именно, - вздохнул отец. - И мы совершенно не понимаем, кто и почему на нас ополчился.

  Соврал. Соврал ведь. Они как минимум догадываются.

  - Так уезжайте, - пожал я плечами. - Уж в Свободных-то землях вас хр... не достанут, - это, конечно, не мат, но и девочка совсем уж мелкая. Не стоит ей такие обороты, как "хрен", слышать.

  - В том-то и проблема. Если бы мы знали, кто за нас взялся, было бы проще, а достать... достать нас и там могут. Все зависит от возможностей противника.

  - О которых мы ничего не знаем, - вставила Этсу. - К тому же, военная база, которую постоянно атакуют, не самый лучший дом для ребенка.

  - А раньше она где жила? - посмотрел я на сестру.

  - В Германии, - ответила Этсу.

  Во дают. Сначала сына заделали и мотались по всему свету, видя его пару раз в год, потом дочь, поселив ее в другой стране... Да уж, родители они действительно так себе.

  - И что вы от меня хотите?

  - Приюти сестру на какое-то время, - в очередной раз удивил меня Рафу.

  - То есть чтобы еще и я под удар попал? - вскинул я брови.

  - У тебя есть военная база, люди, техника, защита Кояма, - перечислила Этсу. - Нас ведь просто ликвидировать хотят. Рейка если и потребуется похитителям, то только в качестве наживки. Не будет никто ссориться с Кояма ради такого.

  - Если припрет, то будут.

  - Если припрет, - согласился Рафу. - Именно на такой случай мы организуем для себя ложную смерть. А там уже спокойно будем выяснять, кому дорогу перешли.

  - Слишком наивно, - покачал я головой. - Если это кто-то серьезный, он не посмотрит на Кояма.

  - Мы постараемся побыстрее... уйти в подполье, - произнесла Этсу.

  - Сначала ты чуть ли не кидаешься на меня из-за дочери, а теперь сама ее отдаешь?

  - Не отдаю! - рыкнула Этсу, но посмотрев на Рейку, успокоилась. - Лишь прошу присмотреть за ней. Недолго. Если мы не сможем ничего выяснить, то в любом случае уедем. Но попытаться решить дело здесь и сейчас - необходимо.

  Немного подумав, я выдал свое решение:

  - Нет.

  - Но почему? - спросила Этсу, добавив в голос слез. - Сестра-то перед тобой чем провинилась?

  - Дело не в ней, просто я вам не доверяю.

  - Ну не можем мы сейчас уехать! - воскликнула Этсу. - Кто поручится, что нас оставят в покое? Пожалуйста, Синдзи, помоги нам. Разве так сложно просто присмотреть за сестрой?

  - Кояма ее отдайте, - махнул я рукой. - Акено-сан точно ее приютит.

  - А ты дашь гарантии, что мы сможем ее потом забрать? Можно найти тысячу поводов, чтобы воспрепятствовать этому.

  - Так я и сам могу ее им отдать.

  - Не вижу ни одной причины для подобного поступка, - произнесла Этсу.

  - Ты бредишь, - поджал я губы. - Причины всегда найдутся.

  Хотя в целом она права. Если не будет прямой угрозы.... Впрочем, себе-то зачем врать - если угроза будет, то я из принципа рогом упрусь.

  - Но и идти у вас на поводу у меня нет причин, - продолжал я отбиваться.

  Бедный ребенок, выслушивать подобный спор для нее не сильно приятно. Пусть она еще мала, но кто поручится, что ничего не понимает?

  - Ты знаешь, что именно мы хотели украсть у Аматэру? - спросил Рафу.

  - Могу только догадываться. Наверняка какой-нибудь хитрый артефакт.

  - Если поможешь нам, то мы расскажем, - внес предложение Рафу.

  - Мне, конечно, любопытно, но... - черт, по больному бьют. Мне реально любопытно. - Давайте вы лучше расскажете, что делает та маска.

  - Учитывая, что она у тебя в руках? - усмехнулся Рафу. - Давай все-таки остановимся на первом варианте. Не столь уж многого мы от тебя просим.

  - Ничего себе "не столь", - хмыкнул я.

  Про маску им и правда невыгодно рассказывать. Они ведь не в курсе, что я не могу нарушить договоренности. Хотя я им насчет маски ничего особенно и не обещал. Кучу лазеек для себя оставил. Так что да, если решу оставить ее себе, ничегошеньки они не смогут сделать.

  - Цель кражи - не очень-то и секрет, - произнес Рафу. - С другой стороны, пригляд за сестрой ничего тебе не будет стоить. По-моему - все равноценно.

  И ведь не скажешь, что я могу у Кояма все узнать. Сразу возникнет вопрос - а почему не узнал. Я, кстати, пытался один раз, так Акено меня мягко послал, мол, дела клана. Точнее, дважды - второй раз меня послала Аматэру. Сволочь. Еще и посмеялась надо мной. И если с Акено все понятно - не его секрет, то старуха точно из вредности так поступила. В общем и целом, я знаю, что они хотели украсть нечто, что разблокирует камонтоку Рафу, но что это, я знать не знаю. Вот и получается - по факту мне это знание не нужно, а на деле очень любопытно.

  - Нет, - пересилил я себя. - Не настолько уж это и важно.

  А проблем сестра может принести немало.

  - Какой же ты все-таки... - запнулась Этсу. - Жадный, - выплюнула она презрительно. - Боги с тобой, что именно ты хочешь за помощь собственной сестре? Артефакт? Мы многое можем предложить.

  - Оставьте свои побрякушки себе, - хмыкнул я.

  - Как насчет того, - заговорил Рафу, - что мы расскажем тебе, зачем именно нам было лезть к Аматэру?

  - Не понял, - нахмурился я. - Мы ведь только что это обсуждали.

  - Мы хотели что-то украсть, - усмехнулся он. - Но для чего нам это "что-то"?

  - Рафу, - произнесла спокойно Этсу. - Это уже перебор.

  - Ну почему же? Может, у нашего сына все-таки получится нас понять и, быть может, даже помочь.

  А вот это уже гораздо интереснее. Причина. Та самая, по которой они полезли к Аматэру. Зачем им потребовалось разблокировать камонтоку именно в тот момент? Ведь жили же и без него неплохо. Ради чего они пошли на такой риск?

  - Как вариант, - пробормотала неуверенно Этсу.

  Ну что, выёживаться дальше или согласиться помочь им? Гипотетические проблемы против действительно серьезной информации. Ведь даже Кояма, по факту, ничего не знают. То есть официальную версию им родители озвучили, но в нее, похоже, все равно никто не верит. С другой стороны - а мне-то что с той информации? А вдруг она абсолютно бесполезна для меня?

  Эх, ладно. Кто не рискует, тот всю жизнь в простолюдинах ходит.

  - Договорились.


  Глава 8


  - Рейка, - протянула девочка ладошку.

  - Э... Казуки... - пожал ей руку мой подопечный и, посмотрев на меня с удивлением, пробормотал: - Сакурай-сан?

  - Это моя сестра, - пояснил я. - Она погостит тут какое-то время. Пока меня нет на базе, заботиться о ней будешь ты. Само собой, особые тренировки пока оставим. Будешь заниматься обычным физическим развитием. И тир. И занятия с Фантиком.

  - Но... Я? - расширились его глаза.

  - Ну а кого мне еще просить? - пожал я плечами. - Остальных я либо знаю плохо, либо они заняты, либо - ну никак не подходят на эту роль.

  - Но... - заклинило парня. - А я-то...

  - Неужто не хочешь помочь своему великому учителю? - приподнял я бровь.

  - Как скажете, Сакурай-сан, - вздохнул он.

  - Ну вот и отлично, - улыбнулся я. - Зайди ко мне через часок - решим хозяйственные вопросы. Ну что, Рейка-тян, пошли дальше?

  - Пошли, - согласилась она, беря меня за руку.

  На самом деле, мне нужна еще одна нянька. Все-таки Казуки хоть и живет здесь, но в школу тоже ходит, и оставлять ее на это время одну - не стоит. Вчера, после того, как родители ушли, я скинул заботу о ней на Лену. Особой радости у нее это не вызвало, но и как Казуки, ее не клинило. В будущем же... Елена Брасова была как раз из тех людей, что постоянно заняты, и для присмотра за ребенком не подходила. Может, Лесника на это дело подрядить? А то ошивается рядом постоянно без дела... Нет, пожалуй, нет. Слишком уж он зверовато для маленькой девочки выглядит. Тогда кто? О, Вася-тян! Рымов слишком серьезный, а вот Вася-тян подойдет. Благо, ему и надо будет присматривать за ней, лишь пока Казуки в школе. Ну и я поучаствую, когда на базе буду.

  - Сейчас пойдем на стрельбище, но перед этим, - присел я перед ней на корточки и указал на заброшенный завод: - Видишь вон то огромное здание? Ни в коем случае туда не ходи. Иначе много людей будет сильно волноваться.

  Хотя кто ее вообще в одиночку гулять по базе отпустит? Но на всякий случай предупредить надо - дети, они такие, им нужен всего один шанс чтобы потеряться, и они им обязательно воспользуются. Будет потом бродить тут...

  Двадцать первого ноября у Казуки случился день рождения. Сначала я хотел, было, прогулять школу в этот день, но вспомнил, что и у Казуки уроки, так что делать мне на базе все равно будет нечего - все приготовления будут сделаны другими. К тому же, сам праздник будет проходить вечером, и я в любом случае на него успеваю. Был вариант арендовать какой-нибудь ресторанчик, чтобы парень мог пригласить школьных друзей, но с этим у него, как и раньше, все было плохо. То есть те, с кем он общался, были, но я в свое время с удивлением узнал, что при довольно беззащитной внешности Казуки эти самые друзья-товарищи - не что иное как банда школьных хулиганов, которыми он же и заправлял. Ну а так как они были мелкими школьниками, то ничем серьезнее приставания к другим, драк и отъема денег на обед они не занимались. Впрочем, в последнее время остались лишь драки с другими бандами. Сейчас в школе Казуки строжайшая дисциплина, и всё хулиганье по струнке ходит. В общем, своих подручных Казуки не сильно-то и ценил, а уж за друзей и вовсе никого не считал.

  Надо бы ему объяснить, что свою команду лучше всего смолоду собирать и воспитывать. А там, глядишь, из них что и выйдет. Ну и конкретно в нашем случае это добавит Казуки ответственности и сработает как разгрузка. А то я, как ни гляну на парня - так он либо учится, либо тренируется. Надо бы и вовсе... В каком он там районе учится? Блин, а кого спросить-то? Лена всегда в бумагах зарыта, отвлекать ее не хочется, да и не ее профиль. Нэмото тоже постоянно занят, он сейчас и не на базе. Судзуки, дружбан Нэмото, так и не стал его помощником. Все его внимание направлено на базу. Короче, нужен еще один человек для всяких мелочей. Действительно мелочей. А то Безногий тоже, вон, с этого начинал. То, что я хотел узнать сейчас - ерунда, всего лишь информация о районе, где учится Казуки, какие там еще школы, да и в целом что там есть. Это все я и сам могу выяснить через тот же интернет. Но будет затрачено время. Нужен кто-то, кто будет выдавать мне нужную информацию, договариваться о встречах, постоянно следить за новостями в городе, стране, да и во всем мире. Кто-то, кто возьмет на себя часть работы Лены, Нэмото и моей разведки. Самую легкую часть, но при этом самую объемную и муторную. Нужен мозговитый, пробивной, с толикой авантюризма малый... При этом нужен японец, чтобы разбирался в местных реалиях. В общем, мне нужен второй Нэмото. И я сейчас не про его характер и безбашенность. Только вот с Нэмото мне откровенно повезло, я ведь его даже не искал - сам ко мне на работу устроился.

  Забавно, совсем недавно я мечтал хоть об одном секретаре, а сейчас требуется еще. А в будущем, боюсь, потребуется и третий. Напрячь Нэмото? Так он мне и первого секретаря найти не смог, Лену я сам нашел... Может, ей и дать задание? Пусть пообщается со стариком Танси, к примеру? Благо, он как раз в отделе кадров работает. Или лучше самому с ним поговорить? Бог с ним, со вторым Нэмото, - это все-таки идеальный вариант, - мне же по большому счету нужна простая рабочая лошадка. А сделаю-ка я и то, и другое. Три секретаря лучше двух. А во главе поставлю Лену. Заслужила. Уже заслужила, хотя работает на меня не так уж и долго. Главное, чтобы люди не со стороны были. Все самое секретное в любом случае через Лену идти будет, но у нее ведь и украсть информацию можно.

  - Лен, - нажал я на кнопку селектора, - зайди ко мне на пять минут. Разговор есть. И вызови ко мне Танси Кенжи.

  До начала празднования дня рождения Казуки у меня еще где-то час, так что поговорить о важных вещах успеем...

  Отмечали в одном из ангаров техников, и я более чем уверен, что никогда в жизни Казуки не поздравляло такое количество народа. Само собой, мы постарались сделать ему сюрприз, что, впрочем, не составило большого труда - парень постоянно был чем-то занят. Наверняка, он если и рассчитывал, что мы будем отмечать его днюху, то предполагал, что это будет что-то менее масштабное. А зная его, думаю, что он и вовсе отгонял эти мысли подальше. Не привык парень к заботе. В смысле, к такой, почти семейной, заботе. Смею надеяться, что я сумел вбить в голову Казуки, что бросать его никто не собирается, но на праздники и подарки он вряд ли рассчитывал.

  Сам праздник удался на славу. Святов даже пытался меня споить на пару с присоединившимся Щукиным, но в итоге первым и вырубился. А ведь он, заметьте, "учитель", на них алкоголь не так сильно влияет, как на простых людей. Щукин же, глянув на младшего коллегу, просто сдался, нетвердой походкой отправившись в сторону туалета. Хех, нашли с кем пить. Как ни странно, но Рейке праздник тоже вроде бы понравился. Уж не знаю, что в нем нашла маленькая девочка, носившаяся среди взрослых дядь и теть, но что есть, то есть.

  В полночь, когда мелкая уже давно сопела в своей комнате, я позвал с собой Казуки. Подарков было так много, что их просто складывали на отдельный стол, но лично меня это не устраивало. Хотелось, чтобы парень запомнил и оценил.

  - Держи, - положил я на стол своего кабинета небольшой кейс. - Надеюсь, что мой подарок прослужит тебе не один год.

  Аккуратно открыв футляр, он осторожно вынул плазменный пистолет.

  - Сакурай-сан... - произнес он сглотнув. - Я... - зажмурился он. - Спасибо. Огромное вам, спасибо.

  Глядя, как парень упорно сдерживает слезы, я только головой покачал.

  - Запомни, Казуки, - положил я ему руку на плечо. - Ты не работник, не ресурс, ты даже не просто ученик - ты наш воспитанник. Не бойся предлагать, не стесняйся просить. Может, мы и не сможем заменить тебе настоящих отца с матерью, но мы, все мы, будь уверен, постараемся.

  - Спасибо, - стер он рукой предательские слезы. - Спасибо за все.

  - Не за что, малыш. А теперь беги. Если устал, то можешь пойти к себе.

  - Нет, - шмыгнул он носом. - Я к остальным.

  - Как знаешь, - усмехнулся я. - Главное, не забывай - что тебе завтра в школу.

  - Хех, - то ли всхлипнул, то ли хмыкнул парень. - Не забуду.

  - Испытывать подарок будешь завтра. В оружейке уже лежат боеприпасы.

  - Спасибо, - поблагодарил он еще раз.

  - Все, беги.

  Едва не испортил момент, чуть не упомянув о стоимости каждого заряда. Причем не из-за жадности, а просто из вредности. Такой вот у меня характер. Хорошо, что сдержался. Думаю, на ближайшее время Казуки хватит пострелять, а там можно будет еще заказать. Тем более мне тоже надо опробовать новинку. Но не сейчас. Где-нибудь через месяцок - пусть мальчишка наиграется пистолетом, который есть только у него.

  После дня рождения Казуки отложенные ранее дела навалились огромным снежным комом. Например, план тренировок Мамио и парочки Охаяси. Или, к примеру, поход к последнему предполагаемому члену будущего альянса. А уж дела с организацией своей больницы... Там без меня ничего с места просто не двигалось. Ладно собеседования с теми, кто должен ее возглавить, и одобрение кучи бумажек... да и просто одобрения... Сабури Наото - директор моей будущей больницы - просто задолбал своими вопросами. "А можно это?" "А что вы думаете об этом?" "А возможно ли поменять это?" Да мне-то откуда знать, черт возьми! Ему даже здание для больницы подбирают более компетентные люди! То ли этот тип жутко дотошный, то ли боится вновь стать терапевтом. Ладно, бог с ним.


  Зато параллельно решился вопрос с медпунктом на базе. Раньше из-за отсутствия нормального персонала от него было, по сути, только название, а теперь им заведовал Тойчиро Минору - тот самый полевой целитель. Самое забавное, что в нем сейчас работало аж четыре целителя, а это уровень хорошей клиники. Еще пятеро готовились к работе в новой больнице. И это добавляло головной боли - учитывая количество медработников в моем распоряжении, одной больницы явно будет маловато на всех. Сабури уже подходил ко мне провентилировать этот вопрос. Чтобы устроить всех, нам нужно либо что-то большое, либо два средних учреждения, но и то, и другое требует уже совсем иных затрат. Как финансовых, так и по времени. Да и моральных, если уж на то пошло - Сабури мне и с одной больницей весь мозг вынес. Впрочем, на изменении плана он не сильно настаивал, скорее, даже совсем не настаивал, однако саму идею донес.

  В целом, Токио - большой город, и всяких там клиник, поликлиник, больниц у нас полно, но конкуренция не то чтобы сильная. Тем не менее она присутствует, поэтому я решил не торопиться и сначала разобраться с намеченным проектом. А там посмотрим.

  А вот с новым членом альянса быстро разобрались, и то хлеб... Причем не так, как можно подумать - мы от него просто отказались. Собрались в ресторанчике, да порешили все вместе, что собранных на данный момент денег более чем достаточно, а если понадобится, то, как я и рассчитывал, можно уже в процессе, так сказать, найти еще одного спонсора. Раньше-то это только мысли были, а сейчас уже официальное решение. Семи миллиардов рублей на год кампании, да если не транжирить деньги, а грамотно все рассчитать и распределить, должно хватить даже с небольшим запасом.

  В голову это пришло нам с Мартином, и после обсуждения со своими людьми мы с ним и вынесли это предложение на суд партнеров. Только не думайте, что Мартин просто послушал меня и покивал головой - у него тоже есть с кем обсудить подобные вопросы. Наши мнения действительно совпали, и все так в итоге и сложилось. Партнеры, к слову, были совсем не против. Еще бы - меньше народа, больше кислорода. Ну то есть вы поняли - земель каждому больше достанется.


  ***


  - Итак, - осмотрел я ребят передо мной. - Цели наших занятий различны для каждого из вас. Конечные цели. Но начало в любом случае одно и то же. На первых порах мне просто необходимо увидеть, на что вы способны, к чему более расположены, что вам не надо или что вам могут дать другие. Мамио! Первым делом запомни - никакого бахира, пока я лично не дам разрешения. Ни здесь, ни дома, ни в школе. Нигде. Райдон, Анеко - вам то же самое, но только на моих занятиях. Пока я прямо об этом не скажу - бахиром вы не пользуетесь. Так как проверить я вас не смогу, остается полагаться на ваше честное слово. Однако запомните - вы здесь потому, что это нужно вам. Вы двое, - посмотрел я на Охаяси, - пришли сами, так что будьте добры не филонить и выполнять мои распоряжения. Ну, а ты, Мамио... - помолчал я. - С тобой сложнее. Ты сам-то понимаешь, что недостоин зваться мужчиной? Не в этом мире. Может, в какой-нибудь сказочной стране, где нет бахира, а мужчина и женщина имеют равные права, ты и мог бы считаться таковым, но в реальности, в нашем суровом мире, ты всего лишь тряпка. А предназначение тряпки в том, чтобы ею вытирали различные грязные поверхности. Тебя это устраивает? - на мой вопрос парень покраснел и опустил взгляд. - Я жду ответа!

  - Нет... - пробормотал он.

  - Что-что? - переспросил я. - Извини, не расслышал.

  - Нет, - произнес он громче.

  - Хорош мямлить. Даже половая тряпка заметнее, чем ты сейчас.

  - Нет! Я не хочу этого! - произнес он громко.

  Впрочем, взгляда так и не поднял.

  - Именно в этом состоит наша с тобой задача. Не сделать из тебя "виртуоза", а чтобы ты с гордо поднятой головой этого самого "виртуоза" послал на хер! Ты готов переломить себя пополам? Готов рвать жилы, чтобы сделать это?

  - Я постараюсь, - посмотрел он на меня.

  - Действительно постараешься или это лишь слова, чтобы я от тебя отвязался?

  - Я сделаю все от меня зависящее.

  - Этого мало, Мамио, - покачал я головой. - Потому что сейчас ты ничего не можешь. А сколько ноль не перемножай - нулем он и останется.

  - И чего ты тогда хочешь от меня?

  - Чтобы ты выполнял мои указания полностью и со всей отдачей. Даже если тебе кажется, что это сумасшествие. Тот, каким ты являешься сейчас, не сможет этого сделать. Я хочу, чтобы после смерти, когда ты встретишься со своими родителями, со всеми своими предками, ты мог с гордо поднятой головой сказать: "Я был достоин". Но не переломив себя пополам, этого не добиться.

  - Я готов, - произнес он уверенно. Даже выражение лица изменилось, став более твердым. - Я верю тебе, Синдзи-кун, и готов... - поджал он губы, - к изменениям.

  - Что ж, я услышал тебя. Теперь вы, - посмотрел я на Охаяси. - Честно говоря, я не совсем понимаю, что именно вам нужно. Сила? Она у вас есть. Уверенность? У вас ее достаточно. Новизны? Смените свою стихию, и новизны у вас будет по самые уши. Так чего вы хотите добиться?

  Я всем своим видом пытался показать им, что на игры у меня просто нет времени. Делал я это не для того, чтобы от них избавиться, просто, найдя свою причину, они и заниматься будут с большей отдачей. И кажется, что-то такое на их лицах мелькнуло.

  - Ты прав лишь в одном, Син, - усмехнулся Райдон. - Новизна меня и правда не интересует. Сила есть, но мало обладать ею. Необходимо уметь ее использовать. А уверенность... - вздохнул он. - маловато ее у меня.

  Примерно понял. Парень просто хочет выжать все из своих возможностей и быть уверенным в том, что это действительно так. Чтобы потом не гадать, а сделал ли он все, что было в его силах. Выжать себя до капли. Дойти до своего предела. Вот я в его глазах уже это сделал. Ведь я силен, даже не используя бахир.

  А вот Анеко медлила. Женщинам в этом мире не обязательно быть сильными. Да как и в моем прежнем мире, по сути. И я сейчас не про морально-волевые качества - это всегда приветствуется. Дело именно в силовой составляющей. Даже аристократкам достаточно быть всего лишь уверенными пользователями бахира, что вполне себе дает ранг "воин". Увеличение силы на потомство и камонтоку не влияет. Лишь сам факт владения бахиром. А уж ранг "ветеран" и вовсе является идеальной серединой. Выше лучше, но совсем не обязательно. Защищать женщину обязан именно мужчина. Так что и правда непонятно, зачем именно она сюда пришла.

  - Я не могу ответить прямо сейчас, Синдзи, - произнесла она наконец. - Просто чувствую, что мне это надо. Но я обязательно дам тебе ответ позже.

  - Что ж, время терпит, - ответил я. - Первое время от вас все равно потребуется немного... А сейчас мы выясним вашу выносливость. Видите тот завод? - махнул я им за спину. - Ваша задача - бегать вокруг него, пока не упадете, а потом на остатках сил ползти. Ну а мой юный воспитанник, - положил я руку на плечо Казуки, все это время стоявшего рядом со мной, - проследит за вами. Ну, что встали? Вперед, друзья мои, вперед! - и, проследив взглядом за спинами удаляющихся ребят, взял в руку ладошку Рейки-тян, также стоявшей рядом. - Пойдем, малышка, посмотрим, какие вкусняшки готовят сегодня в столовой.

  Троица моих друзей бегала весь оставшийся день. С перерывами, понятное дело. Уставали, отдыхали, бежали дальше. Падали, поднимались, отдыхали и вновь бежали.

  - Ну и как они? - спросил я Казуки у себя в кабинете.

  Мамио с Охаяси уже давно отбыли домой, а мы с ним приступили к разбору полетов.

  - Так себе, - вздохнул он.

  - На сколько по десятибалльной шкале?

  - А кто десятка? - уточнил Казуки.

  - Ты.

  На данный момент Казуки имел очень много выносливости. В будущем она будет расти, но пока он стоял как раз на том уровне, какой в идеале я хотел видеть у Мамио, Райдона и Анеко. Ничего сверхъестественного, человек может такого добиться. Не так быстро, как Казуки, но может. Правда, у ребят за то время, пока я не уехал в Малайзию, это вряд ли получится. Ну да надеюсь, они не бросят тренировки после этого.

  - Тогда... - задумался он. - Мамио-сан - двойка, Анеко-сан... пятерка где-то. У Райдона-сана - шестерка.

  Где-то так я и предполагал. Если Казуки - отлично тренированный человек, то пятерка - просто тренированный.

  - М-да, Мамио разочаровывает. Даже ты был повыносливее, когда мы с тобой встретились.

  - Почему сразу "даже", - проворчал Казуки.

  - Потому что только кулаками махал, - усмехнулся я. - Няшный предводитель банды хулиганов.

  - Вы сами сказали не бросать банду, - промямлил он смущенно.

  - Я сказал не бросать друзей и знакомых. Ну да ладно. То, что получилось, тоже не плохо. Кстати, да! - вспомнил я свои размышления. - Надо бы тебе ими заняться основательно.

  - Что? - не понял Казуки.

  - Ответственность, вот что. Они твои люди, а ты ими не занимаешься. Так они, глядишь, и вовсе по кривой дорожке пойдут.

  - Но... я-то тут... в смысле - это их жизнь.

  - И твоя ответственность, раз они твои люди. Займись ими. Собери себе команду на будущее. Пусть кто-то отсеется потом, но их преданность можно зарабатывать уже сейчас. Подтяни их физически, позднее пригласи в какой-нибудь тир пострелять. Займись их образованием, а то из вас, наверное, только ты стараешься учиться. Девчонок им найди, в конце концов.

  - Я?! - сильно офигел Казуки.

  - Заодно проверишь их на вшивость, - покивал я головой. Не то, чтобы я прикалывался... не на все сто, во всяком случае. Доля истины в моих словах была. - Девчонки имеют мистическую способность отбирать парней у их компаний. Просто раз - и ты уже променял друга на бабу.

  - С... Сакурай-сан... как я-то... не смогу я такое сделать...

  - Постарайся, - хмыкнул я, не удержавшись. - Если сможешь иметь к окончанию университета хотя бы пятерку верных парней за плечами, это сильно поможет тебе в будущем. Наблюдай за ними, ищи их сильные и слабые стороны. Кто-то станет обычным, но верным амбалом, кто-то займется бумажками, кто-то хорошо ладит с людьми и умеет складно болтать. Тебе даже не обязательно концентрироваться только на хулиганах. Найди перспективных ребят и плавно завоюй их доверие. Ну и на мою помощь можешь рассчитывать. Где-то советом помогу, а где-то устрою перевод твоих друзей и знакомых в одну школу или университет. Займись этим, Казуки. А то придет время, и будешь, как я, метаться в поисках нужных людей.

  - Но я же... я же на вас работаю. Как так-то? Я на вас, они на меня?

  - А что такого-то? - улыбнулся я. - Если поручишься за них, они тоже будут на меня работать. Но под твоим началом. Команда, Казуки, понимаешь, что это значит? Вон, глянь на Хигаси. Сколько там у нашего финансиста людей в подчинении? Они и есть его команда, хоть и работают все на меня. Давай, парень, постарайся. Благо, времени у тебя полно. И помни, главное - качество, а не количество. Но начать можно и со второго, медленно отделяя зерна от плевел.

  - Я постараюсь, - сдался Казуки, не преминув изобразить тяжкий вздох.

  Вздыхал он часто, особенно последнее время. Хотя взявшись за дело, всегда выкладывался по полной.

  - Вот и отлично. Теперь давай вернемся к основному вопросу. Как часто отдыхали наши бегуны? Выкладывались по полной и потом отдыхали или старались рассчитать свои силы? Что у них с координацией движения - как часто они падали? И падали ли вообще? С какой скоростью бежали в начале, в середине и в конце? Короче, давай - мне нужно знать о них все. А в конце прикинь примерные занятия для каждого в плане повышения выносливости.

  Я потом и сам на все посмотрю, но Казуки-то мне тоже надо обучать. Причем он у меня в приоритете.

  На следующий день мне на почту упал отчет Танаки об общем тоннаже всех моих фирм. А если точнее, юридическая составляющая разной вариации этого тоннажа. И призадуматься этот отчет заставил меня основательно. Так еще и время работает не на нас, из-за чего принимать решение нужно уже вот сейчас. А дело в том, что у меня есть аж два варианта действий - слить все свои фирмы в одну корпорацию либо оставить всё как есть. В первом случае я получу сто пятьдесят пять тонн шагающей техники, то есть восемьдесят тонн Шидотэмору плюс порезанный вдвое тоннаж Ямасита-Корп и Коралловой верфи. Можно еще сделать главной фирмой Ямасита-Корп, а остальные дочерними, в этом случае прибавка будет в пять тонн. Во втором все тупо складывается и получается двести тридцать тонн. Если не брать возню о том, какая фирма будет главной, а оставить, как есть, то в общей сложности у нашего альянса выходит триста сорок пять тонн. Во втором случае - четыреста двадцать тонн. Сто тонн у Одзавы, если кому интересно, и девяносто у Кондо. Самая главная замануха была в том, что во втором случае до меня будет очень сложно докопаться с юридической точки зрения. Но - можно, и это минус.

  Так на все эти расчёты накладывается еще и то, что на весь альянс у нас выходит шестнадцать пилотов. Четыре у меня было, плюс семь пришло с Докья, четыре у Шмиттов, один у Одзавы. А по тоннажу, даже если брать второй вариант, мы можем обеспечить машинами всего четырнадцать человек. И это если брать технику полегче. Можно обеспечить всех, но тогда у нас будет слишком много легкой техники, которую быстро вынесут, так как придется использовать ее в качестве основной. Про тяжей и говорить нечего - не хватает у нас на них тоннажа. Если обеспечивать всех. Если же посадить в кабины только часть пилотов... Это и техники мало получится и простаивать люди будут.

  Светлая мысль у меня появилась, когда я пошел искать кого-нибудь из пилотов. Мог бы и к себе вызвать, но в тот момент мне просто необходимо было пройтись проветриться. Пилотов, двоих из них, я нашел в ангаре Сакубо. Этой фирме тоннаж не полагается, но, как и другим фирмам подобного толка, то есть связанным с крупногабаритной военной техникой, им было разрешено хранить роботов в неограниченном количестве. Но именно хранить. На той территории, на которой она зарегистрирована. Точнее, не сама фирма, а ее склады. Здесь, на моей базе, если кто не догнал. Причем не просто хранить, но и активировать. Все-таки Сакубо - производственно-ремонтная компания, без ограниченной эксплуатации техники ей никак. Правда, если какой-нибудь мобильный доспех или боевой робот сделает хоть шаг за эту самую территорию, кое-кого ждут большие неприятности с законом. Вот тут-то я и осознал одну простую вещь - Сакубо может хранить любое количество техники любого тоннажа и даже перемещать ее в деактивированном виде по всей стране. В том числе за ее пределы. В Малайзию, например. Там на меня японские законы уже не будут распространяться, там я могу спокойно активировать хоть сотню шагоходов и творить все, что вздумается. А через год те земли превратятся в родовые, на которых я вообще могу хранить что угодно. Правда, опять же, пока я простолюдин, только хранить и только там. Один шаг активированного робота за территорию родовых земель - и привет, тюрячка.

  А еще, - раз уж пошла такая пляска, - пока я глядел на то, как о чем-то спорят мои пилоты, мне в голову пришла и другая мысль - технику ведь можно и в самой Малайзии достать. Взятие трофеев еще никто не отменял. Правда, это будет английская техника, и я не уверен, что даже мои профи смогут сходу начать на ней воевать. Управлять-то ладно, а вот воевать вряд ли. Но как вариант...

  Над ребятами я продолжал издеваться еще пару дней. Отчасти для того, чтобы самому лучше понять масштабы бедствия, отчасти для того, чтобы они прониклись. Казуки бегал, прыгал, отжимался вместе с ними и, как мне кажется, глядя на него, они уже должны были осознать все свое несовершенство.

  - Все, хватит, - хлопнул я в ладоши. - Поднимайтесь.

  После чего Анеко с Райдоном с трудом поднялись из упора лежа, а вот Мамио просто рухнул на живот.

   - Мамио-сан, - спросил Казуки, - с вами все в порядке?

  Убийственные слова от того, кто продолжал отжиматься.

  - Ты тоже поднимайся, - сказал я ему. - Иди, отработай перемещения.

  - Как скажете, Сакурай-сан, - убежал он на завод.

  Там его силы ведьмака никто из ребят не увидит.

  - Где ты только откопал этого монстра? - спросил Райдон, глядя в спину убегающему парню.

  - Он меня сам нашел, - усмехнулся я. - Но если хотите знать, он был ненамного сильнее Мамио, когда мы встретились.

  - Но все-таки сильнее, да? - поморщился означенный парнишка. - И сколько он уже тренируется?

   Его можно понять - Мамио на два года старше Казуки, даже чуть больше, и, как он правильно догадывается, когда я повстречал последнего, тот был еще младше. Но все равно сильнее, чем он сейчас.

  - Где-то год, - прикинул я, умышленно добавив несколько месяцев.

  - М-да, - вздохнул Мамио.

  - А сейчас он сможет с нами справиться? - спросил Райдон.

  - Конечно нет, - поднял я бровь. - Вы же "ветераны".

  - А с "воином"? - спросила Анеко.

  - Со слабым разве что, - если не будет использовать силы ведьмака. Точнее, использовать по полной. - Та же Мизуки его в тонкий блин раскатает.

  Я даже не уверен, что он сможет её победить, если станет использовать все свои силы. Все-таки он только начал заниматься и лишь открывает свои возможности.

  - Но выносливость у него действительно демоническая, - покачал головой Райдон.

  - Завтра я выдам вам план домашних тренировок. Ничего такого, но если не будете филонить, то месяцев через семь-восемь, вполне возможно, догоните его. Причем заметьте - такая выносливость вам нужна для занятий со мной, так что будьте серьезны и не отлынивайте.

  - Даже я смогу? - спросил Мамио.

  - Даже ты, - чуть улыбнулся я. - Твой дед передал мне твои медицинские карты, и по ним выходит, что ты ничем не уступаешь любому сверстнику. Просто надо было спортом заниматься. Хоть немного.

  - Я занимался, - вздохнул он. - Как к деду попал, так и начал заниматься.

  И это так. При всех его низких показателях, он совсем не слабак, просто Анеко с Реем гораздо сильнее. Ну и я выжимал из них все соки, а не тренировал.

  - Просто ты делал это на "отвали", - заметил я. - Что внушает опасение. Ты уж постарайся впредь выкладывать по полной.

  - Я поста... я выложусь. По полной, - кивнул он серьезно.

  - Что ж... в таком случае сгоняй в столовую. Принеси нам холодного чая.

  - А где у вас столовая? - спросил он.

  - Вот и узнаешь заодно, - кивнул я себе за спину.

  - Но...

  - Бегом, Мамио.

  - Эм... Хорошо... - произнес он неуверенно, отправляясь в сторону построек.

  - Я сказал бегом, а не со скоростью черепахи, - произнес я громче.

  Посмотрев на то, как Мамио легким бегом направляется в сторону приключений, Райдон спросил:

  - Это, конечно, вряд ли, но его не остановят твои люди? Ты вроде не представлял нас всем подряд.

  - Конечно, остановят, - усмехнулся я. - Более того, у них приказ остановить его и вытрясти всю душу. Пусть привыкает к трудностям.

  - Даже не знаю, жестокость это или садизм, - заметила Анеко.

  - Так надо, Анеко-тян, - произнес я мягко. - И это всего лишь трудности. Я бы даже сказал - неприятности. А вот то, что ждет его в будущем, уже можно назвать и жестокостью, и садизмом.

  - Как скажешь, Синдзи, - безразлично пожала она плечами.

  Вот уж кому-кому, а ей всегда было плевать на Мамио.

  Ну а в воскресенье утром мне позвонил Кента и попросил зайти к нему, как будет время. Мне это ничего не стоило, так как я все равно собирался навестить Кагами. Поэтому я просто продолжил завтракать, перебирая в голове, зачем я ему понадобился. Но вяло, так как о причинах я догадывался. Видел вчера в вечерних новостях.

  - Проходи, Синдзи, присаживайся, - произнес старик, когда я вошел в его комнату. - Разговор у нас будет не очень приятный.

  - Здравствуйте, Кента-сан, - произнес я, подходя к нему.

  - Ты видел вчерашние новости? - спросил он, когда я разместился на специальной подушке рядом с ним.

  - Какие именно? - уточнил я.

  - Вечерние, - ответил он.

  - Да.

  - Тогда ты должен помнить об обрушенном здании в районе портов.

  - Старое заброшенное здание, в котором произошел бой неизвестных бахироюзеров?

  - Именно, - вздохнул Кента. - Мне неприятно говорить, но твои родители там оказались в гуще сражения. Я узнал об этом только сегодня утром, точнее, узнал детали того инцидента. Мне жаль, Синдзи, но выжить там не смог бы никто.

  - Никто? - задумался я напоказ. - Но отец был "мастером".

  - Да хоть "виртуозом". - покачал он головой. - На них целый дом упал, Синдзи.

  Как говорилось в тех самых новостях, группа сражающихся неизвестных переместилась внутрь заброшенного пятиэтажного здания, после чего, по словам очевидцев, через некоторое время последовала вспышка, уничтожившая весь первый этаж. То есть полностью весь, со всеми стенами. От чего строение, потеряв опору, просто-напросто рухнуло, погребя всех, кто мог ту самую вспышку пережить. Завалы еще разбирают, но до тел доберутся нескоро.

  - Не хочу показаться жестоким, но мне как-то плевать на них. Смерти я родителям не желал, но и печалиться не намерен. Они для меня чужие люди, Кента-сан.

  - Акено этого не говори, - вздохнул он. - Что бы там между нами не произошло, твой отец все равно оставался его другом.

  - Хорошо, Кента-сан, но я вряд ли смогу изобразить грусть-печаль.

  - Просто... а, - приподнял он ладонь, вроде как изобразив взмах рукой. - Сменим тему. Ты остался сиротой, Синдзи. И фактически, и юридически. Род Бунъя еще имеет моральное право заявить права на твою опеку, но по факту, с законодательной стороны дела, любые другие люди ничем не хуже.

  Вот я дура-а-ак... дебил... Идиота кусок. Как же так-то? Как я мог забыть об этом? Так, стоп, соберись. Я же шерстил законы на эту тему. Перед подачей заявления на эмансипацию пришлось. Что там может помочь мне сейчас?

  - Я против какой-либо опеки, - обозначил я свою позицию.

  - Ты несовершеннолетний, - произнес Кента. - Без опеки ты не сможешь даже квартиру снять. Мы тебя не выгоняем, не подумай ничего такого, просто пример твоей нынешней ситуации. Неважно кто будет твоим опекуном - родня, знакомые, государство, но она тебе в любом случае требуется.

  - Вы не совсем правы, Кента-сан, - рылся я в своей памяти. - Да, я несовершеннолетний, но еще и частично дееспособный. Мне ведь шестнадцать. Если обеспечить опеку государства, то я уже могу жить и действовать самостоятельно. Насколько я помню, запретить мне этого нельзя. Только если я калека. По закону мне полагается ежемесячное пособие, на которое такой, как я, и живет. Плюс некоторые права совершеннолетних, такие, как владение огнестрельным оружием при подтверждении необходимого ранга. Ну и ответственность перед законом, конечно же.

  - И ты хочешь каждый месяц проходить собеседования? - спросил Кента. - В любой момент ожидать прихода чиновника из департамента опеки?

  - Собеседования не ежемесячные, - ответил я. - А с чиновником можно и договориться.

  - Если кому-нибудь наверху стукнет в голову, то собеседования и вовсе могут быть ежедневными. Тут ты прав, они не регламентированы.

  И ты позаботишься, чтобы так оно и было. Я понял. Блин, может, рассказать ему о родителях? Но мы с ними вроде как договаривались молчать об этом. Не прямо, - слава богу, я, как всегда, оставил себе лазейки, - но вдруг за ними охотится именно Кента? Да не, бред. Акено не дал бы ему этого сделать. Да и уточнили бы родаки на этот счёт. Они ведь наверняка догадывались о том, кто за ними охотится.

  М-да, прижал меня старик. Как есть прижал. Но его опека - не вариант. Он ее не отдаст, даже когда родители восстанут из мертвых. Бунъя? Та же фигня. Попросить Охаяси? Во-первых - слишком нагло, во-вторых - а кто даст гарантию, что и они отпустят меня с миром? Если уж они заметили, что Кента держится за меня руками и ногами, могут и взбрыкнуть. Короче, аристократы - не вариант. Либо себе оставят, либо, если слабы, Кента на них надавит. То же самое с простолюдинами, только без "себе оставят". Остается государство. Лучше, конечно, время потянуть, но... тогда уж можно сразу старику все рассказать. Так, стоп, кажется, есть мысль, но нужно время.

  - Дайте мне пару недель подумать, Кента-сан.

  - Не могу, - покачал он головой. - Если ничего не делать, департамент опеки сам все устроит. У тебя дней пять от силы.

  Жаль. Но где-то на это я и рассчитывал. Правда, хотел поторговаться со стариком, но раз так...

  - Хотя бы пять дней, - кивнул я. - Мне надо все уложить в голове.

  Вернувшись домой, я тут же достал телефон и набрал номер Танаки.

  - Слушаю, Сакурай-сан.

  - Танака, кровь из носу, но ты должен в рекордные сроки оформить на меня опеку Шидотэмору. Как с Казуки.

  - Опеку? - услышал я удивленный голос. - Так, дайте мне секундочку, Сакурай-сан. Опека, значит. Сколько у меня времени?

  - Через пять дней все заинтересованные в моей тушке люди начнут действовать. Точнее, действовать начнет государство, но и остальные подтянутся.

  - Если мы начнем раньше, то... - задумался Танака. - Я все понял, Сакурай-сан. Будет исполнено.

  Уж лучше эмансипация. Ну или на крайний случай родители, которые живут за пределами страны и которых вообще хрен найдешь. Но раз уж пошла такая пляска... Опека Шидотэмору дает мне защиту от давления извне, но в то же время я становлюсь открытым для внутренней угрозы. Танака на моей стороне, но он не один рулит компанией, там хватает людей, и кто даст гарантию, что мне вновь не придется устраивать чистки? А если я пропущу удар? Гипотетические противники не будут действовать в открытую. Да, я их потом порешу нафиг, но может оказаться поздно. Опека плюс доступ к управлению компании... как бы не потерять, например, акции. Черт! И ведь не сделаешь ничего. Если подумать, Кента даже на информацию о родителях не посмотрит. Юридически мертвы? Ну и отлично. Живы? Тоже неплохо, Акено печалиться меньше будет. Что, Акено против? Ну-ну, я годами его слушал, теперь сделает по-моему.

  Блин, дотянуть бы до начала операции в Малайзии, там и эмансипация уже должна быть готова. Ладно, бог с ним. Но совет директоров нужно прошерстить. Напомнить, кто тут князь.


Глава 9

И что вы можете сказать в свое оправдание, юная леди? – спросил я девочку, которая стояла напротив моего стола. – Молчание тебе не поможет, Рейка-тян, я жду ответа?

- Казуки ушел, - пробубнила она, смотря в пол, - и я пошла его искать.

- В сторону заброшенного завода, - кивнул я. – Это логично, - слишком часто она видела, как там тренируются ребята, так что такое возможно. – Но на сам завод зачем полезла?

- Я не хотела… - буркнула она, так и не подняв голову.

- И кто же тебя заставил? – стоит, молчит, краснеет. – Рейка-тян, - подошел я к ней. – Ты хоть представляешь, как я испугался за тебя? А сколько людей бросили свои дела и побежали тебя искать? Нельзя быть такой эгоистичной.

- Прости, братик… - произнесла она, готовая расплакаться.

- Ох, горе ты мое, - обнял я девочку, присев рядом с ней на корточки. – Не делай так больше. Казуки же просил никуда не уходить.

- Я больше так не буду, - произнесла она мне в рубашку.

- Ну все, не плачь, пойдем уже. Извинишься перед Казуки. Он ведь тоже сильно за тебя испугался.

Поднявшись с корточек, взял в руку ладошку девочки, после чего мы с ней вышли из кабинета, где нас ждал Казуки и Танси-сан. И если с Казуки все в порядке, то старика я здесь увидеть не ожидал.

- Сакурай-сан? – произнес Казуки, поднявшись со стула.

- Что нужно сказать, Рейка-тян?

- Прости меня, Казуки, - произнесла она смущённо.

- Конечно, Рейка-тян, - улыбнулся он. – Но больше не убегай, ладно?

- Не буду, - улыбнулась она осторожно.

- Казуки, - сказал я. – Отведи нашу гулену к себе. Пусть умоется и переоденется.

- Хорошо, Сакурай-сан. Пойдем, Рейка-тян? – протянул он ей руку.

- Иди, - слегка подтолкнул я девочку. И проследив, как они исчезают за дверью в конце коридора, повернулся к старику.

- Вы хотели поговорить, Танси-сан?

- Так и есть, - подтвердил он, поднявшись со стула. – Вы просили посмотреть кого-нибудь в помощь Брасовой-сан, - кивнул он благожелательно Лене. - Собственно… - приподнял он руку с папкой.

- Точно, было дело. Проходите, - пригласил я его, возвращаясь в кабинет.

Дождавшись, пока я сяду за стол, Танси-сан положил передо мной папку.

- Прошу, ознакомьтесь, - произнес он. – Здесь самые… - запнулся он, подбирая слова, – лучшие из самых подходящих.

- А у вас так много кандидатов? – раскрыл я папку.

- Я выбирал из семей тех, кто решил присягнуть вам, - пояснил Танси. – Из этих нескольких сотен четыре десятка в той или иной мере могут вам подойти. И уже из них я подобрал десяток.

- Одни женщины? – хмыкнул я, не отрываясь от чтения.

- В возрасте от двадцати девяти до пятидесяти, - заметил он. – Так сложилось, специально по возрасту я не выбирал.

- Знание как минимум русского и немецкого у всех, как я посмотрю, - заметил я, подняв голову

- Это лучшие, - кивнул он.

- Что ж, спасибо, - кивнул я, закрыв папку. – Кто-то, возможно, отсеется. Не могли бы вы составить список всех кандидатур со своими пометками? Кто в чем лучше или хуже, кого вы считаете более пригодным для этой работы.

Прочитал я не все, но и выбирать себе подчинённых не мне, а Лене. Меня же, на первый взгляд, все устраивает.

- Да, конечно, - слегка поклонился он.

- Тогда на этом все. Спасибо, что так быстро все сделали.

- Не за что, Сакурай-сан, - поклонился он еще раз и уже глубже. – Это моя работа.

- Кстати, Танси-сан, - остановил я его у двери. - У нас ведь нет официального отдела кадров?

- Если считать базу и все, что здесь происходит, отдельной организацией, - обернулся он, - то вы правы, нет. Сейчас я состою в штате Шидотэмору.

- Ясно, еще раз спасибо, - кивнул я ему. А когда старик вышел, нажал на кнопку селектора: - Ленок, зайди ко мне. И сделай кофе, пожалуйста.

- Слушаюсь, Сакурай-сан, - раздалось в ответ.

Ей явно будет трудно совмещать организацию секретариата и повседневную работу, но зато потом станет проще. Так что придется потрудиться. Иначе она свихнется все на себе тащить.

Вечером заехал к Танаке. Надо было обсудить создание второго отдела кадров и мое опекунство. И если с первым трудностей не предвиделось, то вот со вторым все было не просто.

- Стоп, - остановил я Танаку. – То есть, пока тела моих родителей не извлекут из-под обломков здания и не подтвердят их личность, ничего не выйдет?

- Сейчас они числятся пропавшими без вести, - подтвердил он. – И у нас не то, чтобы ничего не выйдет, просто на это потребуется больше времени. Либо… - замолчал он. – Хотя нет, это тоже дело не быстрое.

- Что именно? – поинтересовался я.

- Временная опека. Но, как и с Казуки-куном в свое время, так пока ещё никто никогда не делал. В смысле, компании так не делали.

Ясно. Никто не брал опеку над ребенком при живых родителях, как с Казуки, и никто не брал временную, как в нашем случае. А значит, это точно затянется на какое-то время. В любом случае, большее, чем пять дней. Да уж, дела-делишки. И что теперь делать?

Придумал.

- Ты пока собирай все нужные документы, а с этим я разберусь. И на мою сестру тоже собирай. На всякий случай.

- Как скажете, Сакурай-сан.

Выйдя из офиса и забравшись в машину, я достал телефон.

- Алло, отец, есть разговор.

С родителями я встретился ночью в какой-то забегаловке, где с начала времен никогда не было ни одной камеры.

- И что такого произошло, что ты связался с нами? – поинтересовался отец, когда эта сладкая парочка подсела ко мне за столик. – Мы сейчас, знаешь ли, не в том положении, чтобы рисковать.

Как и они, здороваться я не стал.

- Из-за вашей мнимой смерти, - бросил я, - я остался “сиротой”. Догадайтесь, кто претендует на опеку надо мной.

- Кента-сан, да, - вздохнул Рафу. – Об этом мы не подумали.

Офигеть! Он реально не врет! Они и правда не учли этот момент. А я-то уж, грешным делом, начал их подозревать во всяком таком…

- Надо что-то делать, Рафу, - произнесла с тревогой Этсу. – Нельзя отдавать ее… ну и его, Кенте.

- Не уверен, что ему нужна Рейка, - покачал я головой, доставая из кожаной папки бумагу с ручкой. – Пишите завещание. Я потом заверю его задним числом и все будет нормально.

- И что писать? – посмотрел на меня с удивлением Рафу. – Такие вещи не решаются за пять минут.

- Можете не упоминать свои финансы и собственность, главное, напишите, что отдаете опеку над нами Шидотэмору.

- Э нет, так не пойдет, - встряла Этсу. – Кто даст гарантии, что ты вернешь нам дочь?

- Ваши “тела” не опознаны, даже не найдены. И найдены не будут. Так что максимум, на что мы можем рассчитывать, это временная опека. Большего сейчас нам просто не добиться. А когда вы “вернетесь”, Шидотэмору уже не сможет удержать нас.

- Это всего лишь твои слова, - нахмурилась Этсу.

- Отец, - вздохнул я. – Мне было сложно, но я доверил вам родительские права на меня. Поверил вам. Поверьте и вы мне хоть раз. Рейка вернется к вам, как только вы пожелаете. У вас в руках информация о моем “повелительстве”, возможно еще что-то, у меня маска и нападение вашего “мастера”. Если мы окончательно поссоримся и начнем гадить друг другу, пострадают все. Лично мне этого не надо. Рейка - славная девочка, но лично я ради нее не намерен рушить все свои планы.

- Тогда лучше передать тебе наше настоящее завещание, - не сдавалась Этсу. – Оно и заверено давно и по всем правилам. Никто не докопается.

- И что в нем? - спросил я, глядя на нее.

- Доверенный человек из нашего отряда получает опеку над нашими детьми. Остальное для тебя не важно.

- Местные будут долго с ним связываться.

- Так тем лучше, - ответила Этсу. – Пока они там будут разбираться, мы либо решим наши проблемы, либо “вернемся”.

- Ну, знаете ли, - откинулся я на стул. – Если вы мне не верите, то почему я должен это делать?

- Чтобы не попасть в зависимость к Кенте? – усмехнулась Этсу.

- Вместе с вашей дочерью, - заметил я.

- Да ему наплевать на нее, - ответила она после небольшой паузы. – Но если ты хочешь подгадить нам по доброте душевной, то да, с твоей подачи он и ей займется.

- И я это обязательно сделаю, - произнес я, положив локти на стол и приблизив лицо к Этсу. – Как и положено в нашей дружной семейке.

- Хватит вам, - поджал губы Рафу. – Ты обещаешь отдать нам дочь сразу, как мы попросим?

- Обещаю, - отмахнулся я.

Это было сформулировано чётко и более чем определенно, так что нарушить слово я не смогу. Но мне это и не надо.

- Тогда диктуй, что надо писать, - сказал он и взял он лист с ручкой.

- Рафу, - произнесла Этсу угрожающе. – Мы не должны так безответственно доверять другим.

- Он наш сын, - пожал плечами отец. – Если ему не доверять, то кому? Ну или мы можем заявить, что живы.

На что женщина просто цыкнула языком в раздражении и бросила.

- Делай, что хочешь.

Поговорили мы и об их расследовании, но как я и думал, ничего они еще не выяснили. Ибо времени прошло слишком мало. Ну да и не спросить я не мог. Зато узнал, что в том здании Рафу использовал два артефакта. Один одноразовый, который просто распылил противников на атомы, а с помощью второго обрушил здание. Первый артефакт они, к слову, оставили там. Если найдут… Впрочем, по словам родителей, вряд ли узнают, что он делает, но задуматься находка заставит. В конце концов, там не только их тел не найдут, но и тел нападавших.

Разойдясь с родителями, я первым делом поехал к нотариусу. Личный не личный, но сотрудничаем мы с ним долго и плодотворно. Так что за денежку малую он вполне мог заверить бумагу задним числом. Ну а после него, уже ночью, я навестил Танаку у него дома. Причем даже не разбудил - мой гендиректор продолжал работать и на дому.

Не забывал я и о Тачибана. С местностью вокруг и внутри их родовых земель я разобрался, теперь вот думал, как разделаться с охраной. Причем сделать это надо было быстро и по возможности одновременно. Главная проблема мне виделась в МПД. И днем, и ночью их дом охраняли четверо бойцов в МПД, и как от них избавиться, я пока не представлял. Я даже их ранга не знал. А ведь если что, их количество обязательно увеличат. Это не значит, что там было всего четыре охранника, просто технику использовали лишь они. Одна радость – работали все по заведенному порядку, ни на миллиметр, ни на секунду от него не отходя. Я уже начал осторожный поиск нужного яда и усыпляющего газа, который сможет быстро вырубить даже бахироюзеров. И того и другого, потому что очнулся Шотган и потребовал своего участия. Сначала-то план был примерно готов, и там я хотел использовать яд. Пробраться в дом, да прыснуть спящим в лицо. Теперь же… даже и не знаю. Похоже, придется вырубать вообще всех, для чего и требуется скопом усыпить, а уж потом разбираться с Тачибана. Вот только сделать это гораздо сложнее. Так еще и эти типы в МПД, на которых не подействует газ. Так что и с этим я не уверен, возможно придётся придумать третий план. И четвертый, на всякий случай. Но газ и яд для первых двух лучше начать искать заранее.

Во вторник вернулся Беркутов, да не один, а с целой толпой своих земляков. Само собой, это не было неожиданностью – Беркутов чуть ли не ежедневно общался то с Хигаси, то с Нэмото, то со мной. Поэтому к прилету нескольких сотен человек мы были готовы. В течение ближайших пяти дней к нам будут прибывать мои будущие бойцы, а после того как они тут обустроятся, сюда прилетят почти две тысячи человек их семей. В связи с этим пришлось опять пересматривать застройку базы. У нас сейчас почти четыре тысячи гражданских на руках. Три семьсот примерно. Из них около трех тысяч - иностранцы. Да, их можно разместить в городе, но мы с Судзуку решили сделать немного не так.

- Военный городок? – переспросил он неуверенно. – Сакурай-сан, меня Хигаси живьем съест. Это вы с ним нормально общаться можете, ну еще Таро, а от меня только косточки останутся.

- Да брось, - отмахнулся я. – Нормальный он. И я же не предлагаю тебе идти и выбивать из него деньги – сам с ним поговорю.

- Ага. Ну да… - сник он окончательно. – А нам точно требуется этот городок?

- Слышал когда-нибудь о программе помощи в расширении города?

- Нет, - посмотрел он на меня с удивлением.

- Если коротко, то тем, кто застроит часть пригорода, полагаются преференции от государства. В частности – послабление с налогами.

- Но ведь аристократы тогда…

- О, да. Можешь не сомневаться, - покивал я. – Город фактически расширяется за счет аристократов. Для них послабления не такие существенные, как для простолюдинов, но при их доходах даже этот мизер дает огромные прибыли в будущем. Чем больше застроил, тем больше прибыль.

- В будущем, - понятливо кивнул Судзуку.

- Именно. Правда, есть свои нюансы. Больше пяти квадратных километров застраивать бессмысленно. С финансовой точки зрения. Но учитывая, что процентов шестьдесят планировки отдают на откуп застройщикам… Сам понимаешь, построить-то можно всякое.

- Понимаю, - произнес он задумчиво. – Торговые центры, частные школы, отели. Все, что в будущем будет давать прибыль. Но для всего этого требуются огромные деньги. Боюсь, у нас их просто не хватит.

- Так от нас и не требуется все сделать за один день. Там на годы работы.

- А база? – спросил он. – Нам разве не придется ее убрать?

- Нам ее в любом случае придется убрать, - вздохнул я поморщившись. – Поверь – эту землю не зря продавали так дешево. Лет через пять до нас как раз доберутся Тайра с их проектом застройки. Сама территория базы в проект не попадает, но держать нечто подобное рядом с жилым районом нам не позволят. Либо все перестраивать, как скажут сверху, либо нафиг валить. Проще уж подписаться под проект и сделать все, как нам будет удобнее.

- Но это ведь частная земля, - удивился Судзуку. – Как они нас прогонять будут?

- Да уж поверь, найдутся способы, - вздохнул я. – Земля хоть и частная, но не родовая. В общем, этим я предлагаю заняться тебе. Зарегистрируешься в программе от лица Шидотэмору, создашь проект, а там уже разберешься.

- Да мне бы с базой разобраться, Сакурай-сан.

- А кому сейчас легко? На каждом по два-три дела висит, - развел я руками. – У тебя же отец - глава строительной фирмы, поможет если что. Заодно и ты ему поможешь.

- Скорее фирмочки, Сакурай-сан, - вздохнул он сдавшись. – На фирму они не тянут. Но я понял, что вы имеете ввиду. Постараюсь все сделать в лучшем виде. Базу до последнего не трогать?

- Конечно, - откинулся я на спинку кресла. – Но сразу распланируй, что тут будет, впихни жилые дома. Вот ими и можно будет заняться. Заодно и наших гражданских заселим. Больницы, школы, детские сады, отели, сделай все, как полагается.

- Сделаю, Сакурай-сан. Территорий брать по максимуму?

- А вот на этот счет тебе нужно будет поговорить с Хигаси.

В школе прошла очередная серия тестов, результат которых вывесили на стенде у главного корпуса. И все бы ничего, проверочные постоянно проходят, но глядя на свой результат, я задумался об одной важной вещи.

- Ты все-таки попал в первую десятку, - произнес Райдон. – А Мизуки-тян опять на первом месте.

Если все пойдет по плану, где-то в начале апреля мы отправимся в Малайзию, то есть до конца года я все же доучусь, а вот со следующим надо что-то делать.

- Да, опять… - пробормотал я.

Самый идеальный вариант, если Кента позволит мне сдать экзамены за следующий год, но я не уверен, что здесь так можно. Я имею в виду, сдать экзамены всего лишь за один год. Вот окончить школу экстерном можно, а так…

- Чего ты такой хмурый? – удивился Рей. – Неужто хочешь опередить Мизуки?

- Что? – посмотрел я на него. – Не, это нереально. Боги ее знает, как она это делает, но я еще в средней школе зарекся с ней соревноваться.

- Ну и правильно, - усмехнулся Рей. – Девятое место тоже неплохо.

Вот только смогу ли я сдать экзамены за следующий год? Ну или за два года, если припрет? Придется очень сильно постараться. Где только время взять?

- Как и одиннадцатое место, - хмыкнул я.

- Само собой, - подтвердил Райдон. – Еще немного, и тебя догоню.

- Мамио на триста двадцать втором, - пробормотал я. – С каждым месяцем понемногу улучшает результат.

- Это, конечно, хорошо, - согласился Райдон, - но так он до конца школы останется в самом низу. Ему явно стоит поднажать.

Как и мне.

- Он будет наказан, - произнес я.

- В смысле? - не понял Рей.

- В прямом. Мне нужен был лишь повод, и он сам его дал. Это вы пришли ко мне за силой, а Мамио требуется нечто иное.

- И как ты его… - заинтересовался Райдон. – Ну, ты понял.

- Не скажу, - улыбнулся я. – Сам у него узнаешь.

Это будет стыдно, уж я позабочусь, а будет ли Мамио об этом рассказывать, пусть сам решает.


Райдон сидел у себя в комнате и уже в который раз смотрел, как на экране монитора Синдзи разносит очередного противника во время турнира. Хотя нет. Это финал, и сказать, что он “разнес” Мизуки, не получается, но он победил ее. И ни у кого язык не повернется сказать, что девушка слаба. Да что уж там – если она продолжит прогрессировать такими же темпами, то через год-таки поднимется до ранга “ветеран”. Причем официально. Ей и на практике-то осталось полгода где-то. Плюс оттачивание новых техник. Так что да – где-то год. Тем не менее, Синдзи сумел ее победить. Без бахира, на одной лишь физической силе и выносливости. Плюс специфические знания, которые он, может, и не создавал сам, но постарался и собрал их в единую систему.

- Опять смотришь? – зашла в комнату Анеко.

- Страшно представить, в кого он превратится, когда начнет заниматься бахиром, - произнес Райдон, даже не повернувшись к сестре.

- Это да… - пробормотала она у него над ухом.

- Ты уже решила, что скажешь ему насчет своей мотивации? – спросил он, глядя на сестру.

- Я еще не определилась, - вздохнула она.

- Да ладно, - усмехнулся Рей. – Еще нет? Так скажи ему все как есть.

- Да ну тебя, - отвесила она легкий подзатыльник брату. – Как будто это так просто. Вот ты можешь предположить, что он ответит на признание?

- Если откинуть в сторону вариант с побегом?

- Райдон! Я же серьезно.

- Да ничего он не сделает, - хмыкнул Рей. – Отмажется тем, что простолюдин — и все.

- Вот именно, - фыркнула Анеко. – Отмажется. Кстати, все хотела спросить – ты был серьезен, когда говорил, зачем пришел к нему?

- Абсолютно, - ответил Райдон, поставив запись боя на паузу.

- Но ты же всегда хотел быть инженером.

- Одно другому не мешает, - пожал он плечами. - Я парень, Анеко, я должен быть сильным. Не важно, чем я занимаюсь по жизни. Да ты и сама все прекрасно понимаешь. Но… обладать потенциалом мало. Более того – обладать им и не использовать по полной, просто… - набрал он воздуха в легкие. – Расточительно, - выдохнул Рей. – И немного страшно.

- Что? – не поняла Анеко. – Страшно?

- Именно, - отвернулся он от нее, вновь глянув на экран. – Всего один раз… Всего раз не использовать силы по полной, и я могу потерять дорогого мне человека. Или сам помереть. Жизнь – это тебе не турнир, одна ошибка, и ты уже не сможешь попытаться выиграть в следующем году. А отказаться от тренировок с Синдзи — это та самая ошибка. Не хочу больше… - поджал он губы.

- Рей, - вздохнула Анеко. – Ну не мог ты ничего тогда сделать. Ты же ребенком был.

- Я знаю, - ответил он спокойно. – Поверь – понимаю и осознаю. Но Рюичи-сан погиб. Теперь же я не ребенок… Что, если погибнет не шофер, а кто-то из семьи? Отговорки уже не помогут. Я должен знать, что использовал все свои возможности. Знать, на что ты способен – это быть на шаг впереди проблем. Посмотри на Синдзи, - мотнул он головой на монитор, - он знал. Даже поставил на себя большие деньги.

- Ну… Он скорее все о противниках знал, - возразила Анеко, пытаясь быть объективной.

- И это тоже, - усмехнулся Райдон. – Без этого никак. Помнишь, что нам наши учителя говорили? Все как один, причем. Знать себя и знать противника. Однако познать себя, оказывается, не так-то и просто.

- Они несколько иное имели ввиду. Надо знать, на что ты способен.

- Ну да. О чем я и говорю.

- На что ты именно сейчас способен, а не в теории.

- Так и я не только этого хочу, - дернул плечом Рей. – Узнать, на что я способен, а потом добраться до своего предела. И быть уверенным, что это так. Чтобы в будущем не было сожалений. А ты? Тренировки с Синдзи не приблизят тебя к нему, могла уже убедиться.

- Парни, - усмехнулась Анеко. – Доверь это мне. Я уже ближе, чем любая потенциальная соперница.

- А они у тебя есть? – приподнял брови Райдон.

- Ну… - замялась она. – В теории.

- Например? - заинтересовался он.

- Мог бы с этим и помочь, - нахмурилась Анеко. - Лучший друг, как-никак.

- Не припомню никаких соперниц, - удивился Рей.

- Парни, - повторила она тихо. – Акэти и две сестрицы Кояма, - добавила Анеко громче.

- Мизуки и Шина? – удивился Райдон. – Бред. А что за Акэти… стоп. Акэти Торемазу?

- Она самая, - подтвердила она хмуро.

- Она тебе точно не соперница, - покачал головой Райдон. – Не уверен, что она даже на вторую жену потянет. Точнее… Да она же в ступор при нем впадает!

- Если очень надо, - произнесла Анеко серьезно, - то такая мелочь девушку не остановит.

- Да ерунда это, - отмахнулся он. - Все равно первую жену родня выбирает.

- Да? И кто у него в родне числится? – спросила она иронично.

- Э… Ну да. Он же теперь сирота. Хотя стоп. Бунъя же теперь… хотя да – ему же всегда было на родню плевать.

- Неизвестно на самом деле, как там у него с родней сложится, - вздохнула Анеко. – Но свое решение он с высокой долей вероятности продавит. А я хочу быть первой.

- Лучше подбери свои хотелки, сестренка, - покачал головой Райдон. – Тебе бы вообще его женой стать, а уж какой по счету - дело десятое.

- Ты… Вот никогда от тебя поддержки не дождёшься! Блин…

- Но ведь я прав, - усмехнулся он. – К тому же я его друг. Так что без обид, сестренка, но если ты просто хочешь быть первой, то помощи от меня не жди.

- Вот ведь ты засранец, - протянула Анеко.

Она действительно не знала, что сказать Синдзи. И дело даже не в том, что она боялась признаться, что хочет быть ближе к нему. Нет. Когда все началось, когда они с Райдоном пришли на первую тренировку, Анеко и правда не особо задумывалась над своим желанием тренироваться с Синдзи. Да и зачем думать – и так все понятно. Но Син… Сакурай Синдзи сумел что-то затронуть в ее душе своими словами. Задать тот самый вопрос, который мучил многих подростков. А что дальше? Чего ты хочешь? Чего ждешь от будущего? Просто выскочить замуж за понравившегося парня? Слишком мелко. Глядя на то, как парень на год ее младше рвет жилы ради каких-то своих целей, как простолюдин с минимумом поддержки построил фактически свою корпорацию, глядя на это, Анеко осознавала, как скучно она живет. Скучно и бессмысленно. Но в то же время она понимала и другое – ей не нужны все эти сверхцели. Она просто хочет… чего? Увидеть его цель? Увидеть, как он добьется своего? Может, просто быть рядом? Быть причастной? Или она всего лишь хочет, чтобы он принадлежал ей? В любом случае, все ее желания крутились вокруг Синдзи, но она чувствовала, что быть просто женой ей мало. И чем, в таком случае, помогут эти тренировки?

На следующий день они с братом вновь пропустили свои клубы. Ненадолго заехали домой и уже оттуда отправились на базу Синдзи. Переодевшись в отведенном для них домике, Анеко с Райдоном неспешно потопали в сторону заброшенного завода, где, на их удивление, Синдзи не оказалось. А ведь они созванивались, чтобы предупредить о приезде. Точнее, о времени приезда. До этого Син всегда сам начинал тренировки, хоть и оставался с ними не так уж и часто. Но интриговало другое – Мамио тоже отсутствовал. На месте их ждал только Казуки-кун, сидящий прямо на голой земле и подкидывающий небольшие камушки, да Рейка-тян, примостившаяся на лавочке с альбомом и карандашами.

- Похоже, Син не шутил, - пробормотал Райдон.

- Ты о чем? – спросила Анеко.

- Он сегодня обещал наказать Мамио за его низкие оценки на тесте.

- А почему не здесь? – удивилась она. – По-моему, во время тренировки наказывать проще.

- Хех, - усмехнулся Рей. – Да у Мамио и так тут каждый день как наказание. Казуки-кун! – окликнул он его. – А где Синдзи?

- На тренировке с Мамио-саном, - откликнулся Казуки, отвлекаясь от своих камешков. И, покосившись на Рейку-тян, чтобы убедиться, что у неё все в порядке, продолжил: - А вами сегодня я займусь.

- Да ты и так с нами постоянно, - проворчала Анеко.

- Сегодня – от начала и до конца, - отряхнулся он, поднявшись на ноги. – Для начала я покажу вам простенькое упражнение на тренировку бокового зрения. Старайтесь сознательно тренировать его всегда и везде. Ну и дома попросите своих помочь. Хотя бы минут двадцать каждый день. А потом заучим пару базовых стоек и, самое главное, для чего они нужны и почему они именно такие. Необходимо осознавать, что ты делаешь и для чего. Из этого исходит понимание, что делает противник. Хотя в нашем с вами случае это не так актуально. Сакурай-сан частенько говорит, что боевые искусства в нашем мире развиты на уровне потасовок в подворотне. Но многие стойки завязаны на человеческие рефлексы, так что без этого все же никуда не деться.

- А что ты сейчас делал? – спросила любопытная Анеко, как только парень замолчал. – С теми камнями, - уточнила она.

- Ну… это… - почесал он затылок. – Тренировка такая. На внимательность и реакцию. Скучно, нудно, но надо. Вам она все равно не нужна, - отмахнулся он, попытавшись съехать с темы.

И если бы это был Синдзи, Анеко, несомненно, отстала бы, но Казуки был для нее лишь тренером. Совершенно незнакомым и не сильно важным.

- А почему не нужна? Может, мы тоже хотим тренировать внимательность.

- Как бы это… - замялся Казуки. – Вам уже поздно. Вы не просто бахироюзеры, вы – “ветераны”. Если хотите тренировать вот прям как я, то вам нужно вообще на полгодика отказаться от бахира. Но это и не имеет смысла. Если хотите тренировать внимательность, то обратитесь к своим наставникам в… ну… в Роду, в семье. А реакцию вам заменяет бахир.

- Но ведь и ты будешь в будущем изучать бахир, - не сдавалась Анеко.

- Так-то в будущем, - пожал он плечами. – А сейчас что делать? Да и не факт, что я смогу даже до “ветерана” добраться. Вам с этим проще. Глупо использовать костыли, если у вас здоровые ноги. Это Сакурай-сан так говорил. Правда… ну, это… по другому поводу, но и вам подходит.

- Ясно… - разочарованно протянула Анеко.

А Казуки мысленно выдохнул. Эта настырная девчонка вынудила его сильно юлить. Не объяснять же, что это ведьмачья тренировка была. Сакурай-сан говорил, что если хорошенько сконцентрироваться на камне и захотеть, чтобы он летел медленнее, то он будет лететь медленнее. И у Казуки, вроде, даже начало что-то получаться. Пока эти двое не пришли.

Синдзи появился лишь под конец тренировки. Без Мамио. Анеко отметила краем глаза его приход, но не решилась прерывать занятия. Так и стояла с расставленными и чуть согнутыми ногами, нанося последовательные резкие удары руками.

- Райдон! Нет, Казуки! – воскликнул Синдзи. – Что это за дрыганья? Поясни Рею, где он не прав.

На что Казуки лишь тихо вздохнул. Он уже час с переменным успехом пытается это сделать.

- Локти, Райдон-сан. Поправьте локти.

На пару секунд замерев, Рей поправил локти, как ему говорил Казуки, и вновь продолжил бить воздух. Увы и ах. Умом он все понимал, но стоило лишь немного расслабиться и его локти тут же расходились в сторону. Как его и учили все эти годы.

- Ладно, стоп, - остановил их Синдзи. – На сегодня хватит. Завтра с твоей стойкой разберемся, Рей. А сейчас идите умываться и переодеваться.

Немного притормозив, чтобы пропустить брата вперед, Анеко осторожно приблизилась к Синдзи.

- Можно с тобой поговорить? – спросила она.

- Да, конечно, - улыбнулся Син. – Иди, - кивнул он Казуки, - потом обсудим.

Рейку уложили спать гораздо раньше, так что кроме них тут больше никого не было.

- Син… - замялась Анеко. – Помнишь, ты спрашивал, зачем мне эти тренировки.

- Ты наконец нашла свой ответ, Анеко-тян, - улыбнулся он.

Демоны! Как же он круто улыбался… нет-нет, сначала дело. Девичьи грезы потом.

- Понимаешь, - вздохнула она. – Я не знаю, - произнесла она, словно шагнув в пропасть. – У меня нет причины. Я просто хочу этого. Хочу… - не могла она подобрать слова. – Не знаю. Просто хочу. У меня в жизни не так много целей, которые требуют так сильно выкладываться, и увеличения силы среди них нет. Но и если ты прогонишь меня… - замерла она, постаравшись принять беззащитный вид.

Чисто женские штучки, как говорят парни. Если у него сердце не из камня, то он не прогонит и разрешит тренироваться с братом.

- А про те самые цели ты говорить не хочешь, - задумался Синдзи, не обратив на нее особого внимания.

Может, из-за этого, а может, из-за еще чего-то, но Анеко неожиданно даже для самой себя произнесла:

- Я хочу быть достойной опорой своему будущему мужу, - всего секунда испуга и смущения резко переросла в решимость. – Он не должен оглядываться назад, должен знать, что позади все хорошо. Дети, дом, все это под опекой достойной жены. Он должен идти лишь вперед, я хочу видеть, как он идет лишь вперед!

Стоило ей только замолчать, вся решимость куда-то ушла, осталась лишь нарастающая паника, сковывающая движения и путающая мысли. Наверное, только вбитая с детства дрессировка позволила ей держать лицо, не показывая, что у нее на душе.

А через несколько секунд тишины, которые показались ей вечностью, Синдзи произнес:

- Что ж, понятно. Это не проблема - я понял, что тебе нужно.

- Правда? – пискнула Анеко.

- Конечно, правда, - улыбнулся он. – Я не смогу помочь тебе в целом, но со своей стороны знаю, что делать.

На самом деле, этот разговор мало что значил, ну право слово, с чего бы ему её прогонять? Но накрутив себя и услышав слова Синдзи, Анеко не выдержала и с визгом кинулась ему на шею. Тревога, решимость, испуг, облегчение — за короткое время она успела прочувствовать слишком многое, так что и бросок на шею был не сильно удивителен. Другое дело, что и сама причина накрутки была ей непонятна. Да и какая разница? Ведь Синдзи в очередной раз показал, каким должен быть мужчина. Есть проблема – нет проблемы. Не то что этот Мамио. За спиной такого парня, как Синдзи, и правда, должна быть идеальная женщина.


Глава 10

Эх, девчонки. Даже понятная и логичная Анеко сумела меня удивить. Сначала выдала слишком взрослое для семнадцатилетней девушки желание, а потом испугалась. Вы хоть представляете, какой сильный страх она должна была испытывать, чтобы даже я его почувствовал? А главное, с чего она вообще испугалась? Не понимаю я это женское племя. Но ответ пришлось давать очень быстро. В принципе, я даже не солгал – я знаю, чему буду ее учить. Точнее… куда именно направлю ее обучение. А все достаточно просто – хочет позаботиться о тылах, пусть станет учителем. Проблема тут в другом – я сам тот еще наставник. Придется надувать щеки, выдавать туманные фразы и использовать главную фишку тех, кто не знает, что делать – “ты должна сама все понять”. Ну и в целом давать ей больше теории.

Когда Охаяси ушли, выслушал жалобы Казуки, которого допекала своими вопросами Анеко. В целом, парень достаточно грамотно отмазался. Надо будет учесть его пояснения в будущем, чтобы не выдать нечто полностью противоположное.

Но самое забавное, что было в тот вечер, это, конечно, Мамио. Парень на удивление быстро пошел выполнять свое “наказание”. Не сразу, нет, но и спецсредства вроде пинка под зад тоже не пришлось применять. Ох, надо было видеть его лицо, когда я приказал ему пойти и обоссать штанину прогуливающегося полицейского. Но все же он пошел. Кривился, чуть ли не хныкал, но пошел. Отбивать его у офигевшего и взбесившегося копа я не стал, подождал, пока его отведут в участок, и уже оттуда, дав немного промариноваться, забрал. Было это нетрудно – небольшой штраф и куча извиняющихся поклонов.

- Ты — зло, Сакурай-кун, - ныл он по дороге к машине. – Ты хоть представляешь, через что мне пришлось пройти?

- Представляю, - усмехнулся я. – Потому и послал. Но главное, тебе это опять предстоит. Пока не выбьешься в первую сотню по результатам тестов, будем проводить данную процедуру.

- Ты… Ты издеваешься?! – остановился он на месте. – Я не буду…

- Будешь, - оборвал я его речь. – Еще как будешь. И я не издеваюсь. Если бы издевался, выложил бы в интернет то, что заснял на мобильник.

- Что?! – вскрикнул он. – Ты еще и…

- Тише, Мамио-кун, тише. Не стоит о таком кричать. Да и вообще кричать. А если не успокоишься, то я точно дам парням посмотреть на твой героический поступок.

- Ты не сделаешь этого… - прошептал он в ужасе.

- Почему нет? – улыбнулся я, постаравшись сделать это коварно. – Вакия и Тоётоми - это не интернет, им можно.

- Ты — Зло, Сакурай-кун, - поник он.

А в понедельник меня выцепил Беркутов и предложил мне встретиться с одним человеком, а когда я уточнил, с кем именно, он-таки сумел меня слегка удивить. И, конечно же, я не смог отказаться от этой встречи. Более того, я попросил его связаться с визави, чтобы мы могли поговорить уже сегодня. Так что я захватил с собой Щукина, предупредил на всякий случай о своем отсутствии тренирующихся ребят, и мы втроем отправились на переговоры. Обитал нужный человек в отеле среднего пошиба и на стук в дверь откликнулся очень быстро. Вряд ли он нас поджидал, скорее, просто проходил мимо двери в этот момент.

- И правда, мелкий, - произнес хозяин номера.

- Русские… - раздражённо потер я лоб. – Вы хотели поговорить, Артем Викторович, надеюсь, не о моем росте?

- Нет, извини, - развёл руками старик и посторонился.

Добрыкин Артем Викторович, шестьдесят семь лет, “мастер” стихии земли и бывший командир первого легиона клана Вятовых. Бывший враг Беркутова и Щукина, которые сейчас пытались сдержать ухмылки. Мощный, но, в отличие от того же Щукина, демонстрирующего всем свой пузатый живот, с атлетической фигурой. Чуть выше нашего “мастера”, но меньше Беркутова. Явно накачанный, чего не могла скрыть довольно свободная белая рубашка и черные брюки. Лысый, с полностью седой бородкой. В целом, он выглядел моложе своего возраста.

- Итак, - уселся я на предложенный стул. – Вы хотели о чем-то поговорить со мной.

Мои сопровождающие расположились по бокам от меня. Беркутов у шкафа, а Щукин просто прислонился к стене. Сам Добрыкин уселся на кровать. Как я и сказал, отель был так себе, и в номере просто некуда было больше сесть.

- И ты знаешь, о чем, - ответил он. – Беркут должен был рассказать.

- Так и есть, - произнес я медленно. – Но вы ведь не настолько отчаялись, чтобы вот так просто взять и присоединиться ко мне. Наверняка хотите о чем-то спросить, что-то обсудить. Да и у меня есть вопросы.

- Действительно, - посмотрел он сначала на Беркутова, потом на Щукина. – Сразу надо уточнить – я командир отряда из шестидесяти трех бойцов и восьми техников. Плюс наши семьи в сто девятнадцать человек. Как я слышал, ты и их позволяешь с собой брать. Если тебе нужен только я, то разговора у нас не получится.

- С этим у меня проблем нет, - кивнул я.

- То есть, теоретически ты готов нас принять?

- Да, - подтвердил я.

- Что ж… в таком случае мы готовы пойти под твою руку. С нашей стороны я гарантирую, что прошедшая война не будет… - помолчал он. – Препятствием. Мы готовы рискнуть и попытаться начать все заново. Меня, собственно, интересует, сможешь ли ты удержать Дориных.

Он вновь окинул взглядом моих спутников.

- Жень-Жень? – спросил я, не поворачивая головы.

- Конфликты, несомненно, будут, - откликнулся тот. – Но не смертельные и вряд ли долго. Мы были солдатами, и каждый из нас просто выполнял приказы. Я знаю настроение среди наших, поэтому гарантирую.

- Никто не захочет терять свой шанс, - заметил Щукин.

- В таком случае, со своей стороны могу подтвердить, что в конфликтной ситуации буду рассматривать вину обеих сторон, а не то, в каком клане они состояли.

- Дориных большинство, - вновь заговорил Добрыкин. – Если ты вдруг встанешь на нашу сторону, среди твоих людей могут начаться брожения.

- У меня нет людей Дориных, у меня только люди Сакурая, - отрезал я. – Это во-первых. А во-вторых, я не намерен зависеть от… подобных вещей. Если кому-то что-то не нравится, я их не держу. Лучше меньше, но крепче, чем толпа боевиков, творящая, что им вздумается. А будут качать права, я это всем говорю, - осмотрел я народ, - поубиваю нафиг. И если кто-то думает, что ранг или количество бойцов чем-то поможет, то он сильно меня недооценивает. Это всем понятно?

- Да, - тут же ответил Беркутов.

- Ясно и четко, - усмехнулся Щукин.

- Я понял тебя, - кивнул Добрыкин.

- В таком случае, у меня есть закономерный вопрос. Даже два. Что сподвигло вас прийти ко мне, и как именно вы узнали о такой возможности?

- Узнал от Беркута, - ответил он, покосившись на Жень-Женя. – У меня, как и у него, свой отряд наемников, так что иногда пересекались. То, что они свинтили из страны, я, конечно, знал до этого, но куда именно и зачем, он сам рассказал, когда связался со мной. А вот с первым вопросом труднее, - замолк он, о чем-то задумавшись. – Мы, я и мои люди, изначально были не прочь влиться в какой-нибудь Род, но, в отличие от Дориных… - вздохнул он. – Понимаешь, парень, мы проиграли в той войне. И пусть именно Дориных не стало первых, но факт того, что Слуги уничтоженного клана почти без поддержки со стороны выживших Родов сумели отомстить за своего главу, говорит о нас не самым лучшим образом. И пусть там все непросто было, судят по итогам, а итог очевиден – последний удар в войне нанесли именно они. Представь теперь, каково было остаткам Слуг Вятовых. Да нас за людей практически не держали. И не держат. Кто мог, свалил из страны, небольшую часть специалистов забрали выжившие Рода, чтоб им пусто было, но военные в нашем случае оказались крайними. На нас нет долгов, даже вины, по сути, нет, но поди докажи это аристократишкам. А я со своими людьми так и вовсе остаток первого легиона. Самого сильного, самого приближенного, самого… - поджал он губы. – И мы посмели выжить. Обвинять надо аристократов, а крайними оказались мы.

- Что там у вас за особые обстоятельства такие? – не понял я.

- Их поддерживали почти так же мало, как и нас, - ответил Беркутов. – Иначе, боюсь, мы бы не смогли отомстить.

- Не понял, - глянул я на него с удивлением. – Это как? При живом главе клана?

- Я не знаю причин, - покачал он головой.

- Артем Викторович? – посмотрел я на того.

- Глава, когда был сильно зол, матерился о том, что Родам свободы захотелось. Уйти без последствий для репутации они не могли, так как война по факту продолжалась, ну и если бы мы добили Дориных, главный куш забрал бы себе именно Род Вятовых. Свобода, деньги, ресурсы. Все, как и всегда. Вот они и филонили, как могли. Не удивлюсь, если и с Родами Дориных кто-то договорился, но это уже мои, ничем не подкрепленные мысли. Уж больно шустро все растащили.

- О том, где прячется семья главы Вятовых, нам сообщили Симоновы. Вроде как, их разведка накопала, - заметил Беркутов.

Ага. Это, похоже, те, с которыми Святов разобрался. Но вслух его имя, и правда, лучше не упоминать. Они, может, и не собираются мстить, — об этом, кстати, нужно прямо спросить, — но и провоцировать их фамилиями не стоит.

- Ответьте мне на такой вопрос, - обратился я Добрыкину. – Коротко и четко. Вы собираетесь здесь мстить обидчикам? Бывшим слугам клана Дориных?

- Нет, - ответил он. – Мы здесь ищем новый дом, а не месть.

Не врет, это хорошо.

- Есть еще, что сказать? – решил я закругляться.

- Вне зависимости от твоего ответа…

- Я согласен попробовать, - прервал я его. – Извиняюсь, что сразу не сказал.

- Кхм, - кивнул он, прикрыв ненадолго глаза. – В таком случае, вы должны знать, все вы – я знаю, кто предал клан Дориных при Байкале.

Может, это немного цинично, но, черт возьми, я чую очередные проблемы. Мало мне своих, придется и с этими разбираться.

- Кто? – подобрался Беркутов.

Да и Щукин прищурился, впившись взглядом в Добрыкина.

- Младший Симонов, - ответил он.

- Как так-то? – удивился Жень-Жень. – Откуда он мог знать?

- Без понятия, - пожал плечами Добрыкин. – Но я собственными глазами видел его в штабе главы. Случайно, правда, но память на лица у меня хорошая. Тогда я его не узнал, так как раньше не видел, а вот уже после войны… тоже, кстати, случайно… В общем, он засветился в телеке, а я его вспомнил.

- Старший Симонов сильно сдал после Байкала, - заметил Щукин. – Он тогда обоих старших сыновей потерял.

- И младший получил все… - процедил Беркутов. – Тварь…

- Как он узнать о координатах штаба мог? – спросил я Щукина.

- Да какая теперь разница? – поморщился он. – Украл информацию, подслушал, теперь уже не важно.

- Очень даже важно, - не согласился я. – Вдруг он ничего не крал и не подслушивал?

- Хочешь сказать… - вскинулся Беркутов.

- Я очень сильно сомневаюсь, что старший Симонов рассказал ему, - покачал головой Щукин. – Специально, во всяком случае. Он на Байкале обоих старших сыновей потерял. Скорее всего, он рассказал сыну о том, что настоящий штаб будет прятаться рядом с основными силами, но точные координаты? Это вряд ли. Так что он, скорее всего, именно выкрал эту информацию.

- Вы говорите, глава Рода сильно сдал после Байкала, в чём это выражалось?, - посмотрел я на Щукина.

- Постарел, - кивнул он, - поседел. И это когда я его видел. Что там сразу после Байкала творилось, даже и представить не могу.

- Он больше на мертвеца был похож, чем на человека, - вставил Беркутов.

- Ну да, ну да, - покивал я задумчиво. – Смерть двух старших сыновей и жуткая вина на душе вполне могли такое сотворить.

На это они даже отвечать сразу не стали. Люди, конечно, разные, но, судя по всему, из выживших только глава Рода Симоновых единовременно сдал настолько сильно. А ведь близких не только он терял. Причина? Повторюсь – все может быть, но повод задуматься есть.

- Маловероятно… - произнес неуверенно Щукин.

- Да какая разница? – прорычал Беркутов. – Не только дети отвечают за отцов. Если это действительно младший Симонов…

- Это он, - влез Добрыкин. – Я на все сто уверен.

- Ты можешь и врать, - припечатал Щукин.

- Это правда, - процедил уже Добрыкин.

- Хватит ссориться, - влез я. – Я верю Артем Викторовичу. Другой вопрос, что он мог банально ошибиться или Симонова могли подставить. Мало ли, какая там интрига?

- Ты сам-то в свои слова веришь? – хмыкнул Добрыкин. – Я на сто процентов уверен в том, кого видел. Подстава возможна, но это уже бредом попахивает.

- Почему он сам-то свою внешность не скрыл? – спросил Щукин.

- Откуда мне знать? – пожал Добрыкин плечами. – Его, по идее, и не должны были видеть. Во всяком случае, Слуги. Говорю же, случайно получилось. Я тогда один хитрый прицел тестил, вот и смотрел через него в разные стороны, а тут этот из палатки главы клана злой выходит. Правда, потом опомнился и обратно шмыгнул. Шпион доморощенный, - усмехнулся он под конец.

- Вот, кстати, тоже, - заметил Щукин. – Если бы предателем был глава Рода, он не отпустил бы своего сына на такое дело. Не так передается информация.

Ну… кстати, да. Здесь Щукин прав. Молодой неопытный парень, не обладающий верными… хотя бы просто верными людьми, еще мог попереться в стан врага. А вот глава Рода на такое не пошел бы. В смысле не отпустил бы сына. У него есть куча других возможностей инфу передать.

- Тут ты прав, признаю, - вздохнул я. – Давайте уже закругляться. Я обдумаю, что тут можно…

- Да что тут думать?! – прервал меня Беркутов. Но поймав мой взгляд заткнулся. – Прошу простить, - склонил он голову, замолчав аж на четыре секунды. – Решать, что делать, только вам.

- Так вот, - “давил” я его взглядом. – Я подумаю, что тут можно сделать, и мы решим, как будем это делать. Когда я что-то решу, то позову вас, до этого забудьте об этой теме. Само собой, никому ничего не рассказывать.

- Я понял вас, шеф, - кивнул Беркутов.

- Как скажешь, парень, - подтвердил услышанное Щукин.

- Нем как рыба, - произнес Добрыкин.

На следующий день Мартин похвастался, — он до последнего момента не верил в успех, — что сумел заключить контракт с самым большим отрядом… хотя тут уже другие обозначения идут. В общем, он заключил контракт с японской ЧВК Холод Дзигоку и теперь у нашего альянса есть три тысячи профессиональных бойцов. Плюс моя тысяча с чем-то. Много это или мало? Как по мне, самое то. Ну может, еще тысчонку бойцов было бы и неплохо иметь, но и так нормально. С такими силами, да с хорошим обеспечением, мы вполне можем продержаться год в Малайзии. Вот если на нас англичане навалятся, чьи бойцы не чета малайским, тогда будет трудно, а так все нормально. Современная история знает немало случаев, когда и тысяча бойцов устраивала тот еще цирк. А малайцы как раз те бойцы, которых и наша компашка гонять сможет.

Нет, можно, конечно, бросить клич, как я представлял это, когда только планировал данную авантюру, и к нам по-любому придут сотни, а то и тысячи наемников, но все они будут представлять из себя разрозненные отряды. Что совсем не хорошо. Или можно устроить еще один раунд переговоров с Холодом Дзигоку. Уверен, они вполне могут выделить нам еще столько же человек, если пригрозить наймом их конкурентов — например, из Славного Пути. Кто ж захочет терять такие деньги? Но вопрос, надо ли нам столько людей? Их ведь целый год обеспечивать придется.

Кстати, с приходом Добрыкина у нашего альянса набралось аж восемнадцать пилотов. С теми пятнадцатью, что идут вместе с Холодом Дзигоку, будет уже тридцать три. И это пипец, какие силы. У тех же малайцев, насколько я знаю, на всю страну вместе с кланами около ста шестидесяти. Им, в общем-то, больше и не надо. Отбиться от Японии они все равно не смогут – экономика не позволит, а на редкие наскоки наших аристократов хватает и того. Плюс сотня шагоходов на базе англичан. Всего вместе, как показала практика, хватает, чтобы затормозить нападающих и дождаться помощи из Англии. Хотя им, по сути, и тормозить не надо, года с запасом хватает на переброску сил, достаточных для отражения нападения. По нашей… по моей задумке, с англичанами мы цапаться не должны, даже с клановой и большей частью королевской аристократии не должны. А там и альянс кланов подоспеет. Использую Кояма? А почему бы и нет? Не только их же. У меня была инсайдерская информация, и я ею воспользовался.

К тому же, у меня нет пиетета перед кланом Кояма. Тёплое отношение к отдельным личностям не распространяется на весь клан. А уж на остальных членов их альянса мне и вовсе плевать.

Как-то раз к нам в школе на обеде подсела Мизуки. Вроде ерунда, она постоянно так делает, хоть и не всегда, но в тот раз… Как бы это сказать? В тот раз Анеко и Райдон сидели друг напротив друга, как раз с краю стола, и именно к ним, с торца, подсела Мизуки. Бывает, не в первый раз, но именно сейчас я тренирую этих двоих, хотя самой первой, кто об этом попросил, была рыжая. Уж не знаю, в шутку ли она до меня докапывалась или всерьез, но первой была именно она. Умом я понимал, что тренировать ее мне бессмысленно, даже не так – мне нечего ей дать. У нее совершенно другой стиль боя. Точнее, в будущем, с учетом стихии огня и школы Рода Кояма, ее стиль настолько изменится, что работать с ней сейчас в лучшем случае не имеет смысла, а в худшем ей будет только сложнее приспособиться к тому, что дает ей бахир. Она боец дальней и средней дистанции уже с ранга “ветеран” , я же специализируюсь на ближней и сверхближней, у нас слишком мало общего. Так что в итоге все обернется простым развлечением и выносом мозга. Это если по уму. Если же она воспримет все серьезно, то будет так, как я описал выше – либо ничего, либо она начнет путаться.

Мне и так было немного стыдно перед ней, а тут она уселась между теми, кто был причиной этого стыда. Да еще и Мамио рядом с Анеко оказался… В общем, бросил я на них взгляд пару раз, и так мне дискомфортно стало…

Рыжая – это лучик солнца для каждого, кого она посчитает хотя бы приятелем, что уж обо мне говорить. Она всегда меня поддерживала, всегда была верным другом. Даже в спорах с Шиной если она и принимала ее сторону, то делала это так, чтобы всем было понятно, на чьей она стороне на самом деле. Но — женская солидарность, плюс семейные узы, плюс так веселей, так что не обессудь. Даже когда мне потребовался ее камонтоку, она тут же согласилась помочь. А что я? Даже не удосужился с ней поговорить о том, чего она от меня по-настоящему хотела. Может, для нее это и правда была всего лишь шутка, но предупредить ее я должен был. А на деле повел себя как эгоист, который не хочет лишний раз напрягаться. Стыдно, Максимка, стыдно. А теперь подходить к ней с разговором еще более стыдно. Время-то упущено.

- Слушай, рыжая, подождешь меня у входа в школу после уроков? – спросил я . – Есть один разговор.

Стыдно, но надо. Потом будет еще трудней.

- Конечно, - оторвалась она от бэнто. – Но сразу предупреждаю – я слишком молода для женитьбы. Хочу еще погулять. Хотя если ты будешь настойчив… Нет-нет, - помотала она головой, - молодость, тренировки, веселье. Или… - глянула она на меня. – Нет-нет. Хотя… Ладно. Но тебе придется постараться, чтобы уговорить меня.

- А как же тренировки, веселье, тренировки, Идзивару, балет, тренировки?

- М-м-м… - запрокинула она голову, продолжая мычать. – Все! Я решила! Никакой женитьбы! Сначала веселье, тренировки и балет… - запнулась она, видимо пытаясь понять при чем тут балет. – В общем, сначала балет, и только потом свадьба! – после чего закинула в рот кусочек курицы и добавила: - Но ты все-таки поуговаривай.

- Договорились, - усмехнулся я.

- А при чем тут балет? – влез Вакия.

- О-о-о…- Мизуки всегда умела говорить много и ни о чем. В том числе о тех вещах, в которых она не разбиралась. – Балет – суть тренировки и веселья. Как сказал один мудрец…

На этом месте я отрешился от ее болтовни. Весьма нужное умение в жизни мужчины, и у меня было достаточно причин освоить его в совершенстве. Не только из-за Мизуки.

Как сказал один мудрец, красивая рыжая девушка – это не только радость и услада для ваших глаз, но и огромная ложка, которой вычерпают ваш мозг. Вакия постиг мудрость данного высказывания в полной мере, так как концентрировалась Мизуки именно на нем, давая остальным ребятам за столом свободно переговариваться между собой. Так что, когда Мизуки доела и, немного посидев с нами, отправилась по своим делам, пятнистый с облегчением вздохнул. Правда, комментировать болтовню рыжей не стал.

Ждать после уроков пришлось мне. Видимо, что-то задержало ее в классе. Или по дороге из класса. Но вот я почувствовал на себе внимание и, немного выждав, обернулся.

- Все демоны Дзигоку и их небесные приспешники, - воскликнула Мизуки, подходя ко мне. – Как у тебя постоянно получается почувствовать мое суперское подкрадывание?

- Опыт, - усмехнулся я. – Многолетний опыт общения с одной рыжей куноичи.

- Видать, Великая Рыжая не такая уж и суперская куноичи, - вздохнула девочка.

Меня в тот момент озарило – а ведь Мизуки и правда умеет неплохо подкрадываться. Если бы я не ощущал направленное на себя внимание, сто раз бы подпустил ее вплотную. Нифига ж себе она натренировалась со мной!

- Тебя окружает аура безумия и мозговыносительства, но почувствовать ее могут лишь избранные. Так что не переживай – такими темпами ты и ко мне сможешь подобраться.

- Хо-хо, - вздернула она носик.

- Лет через сто.

- Тьфу ты. Мог бы и поддаться Безумной Рыжей… Стоп, как-то это не круто звучит.

- Ох, Мизуки, - улыбнулся я, покачав головой. – Надеюсь, время не изменит тебя. Пойдем лучше, отойдем.

На что она фыркнула и вновь задрала нос.

- Такой слабой хрени, как время, не победить меня!

- Женщины Кояма не выражаются столь вульгарно, - приподнял я бровь.

- Она ведь зомбировала тебя, да? - изобразила она испуг. – Мама крута, но я думала, что хотя бы ты… О боги, куда катится мир?

Мизуки. С ней можно трепаться до бесконечности. Но и о деле надо помнить.

- Ладно, рыжая, давай о деле, - улыбнулся я, покачав головой.

- Давай. А о каком? – придвинула она ко мне свою любопытную мордашку.

- Помнишь, ты просила меня потренировать тебя?

- О да! – вскинула она руки. – Ты все-таки сдался!

- Я сейчас предельно серьезен, Мизуки.

- Ну ладно, ладно, - чуть отошла она. – Так в чем дело-то?

- Мне немного стыдно об этом говорить, но я взялся тренировать Мамио, Анеко и Райдона…

- Что?! – прервала она меня. – А как же я?

- А с тобой я говорю сейчас, - нахмурился я показательно.

- Молчу-молчу, - приложила она палец к губам.

Вроде ничего не изменилось, посторонний точно ничего не углядел бы в ней, но я слишком хорошо ее знаю. Обиделась мелкая.

- Мизуки, - вздохнул я. – С Мамио как-то само собой получилось, не мог я оставить его на растерзание тем девицам. Ведь погубят парня. Я его по сути и не силу взял тренировать. Не физическую, хотя и этот аспект захватим. А Райдон и Анеко… они тоже просили, но, в отличие от тебя, я могу им хоть что-то дать. Тебе же мне предложить нечего. Слишком другой у тебя стиль. В оправдание могу лишь сказать, что я про тебя не забыл, даже с отцом твоим консультировался по этому поводу. Я могу научить тебя драться на сверхближней дистанции, но зачем тебе это? Ты никогда не добьёшься в этом значимого результата. А вот то, чему тебя учат в семье…

- Пока толком и не учат, - прервала она меня хмуро. – Надо сначала “ветерана” взять.

- Семья даст тебе в разы больше. “Мастером” ты, скорее всего, точно станешь, а с твоим упорством возможен и “виртуоз”.

- Возможен? – хмыкнула она зло. – Если бы это было так просто, любой, кто стал “ветераном” в семнадцать, добирался бы до “виртуоза”. Надо быть чуть больше, чем талантливым. Отец доберется до высшего ранга, Шина по-любому, а вот я, скорее всего, нет.

- Ладно Шина, ей не повезло родиться гением, от нее просто так не отстанут, дотащат до конца, а тебе-то это зачем?

- Мне всего шестнадцать, Синдзи, - выдала она зачем-то. – Может, со временем прошлое и забудется, но пока половина моей сознательной жизни прошла в атмосфере страха. Я лет с четырех помню лишь его. Боялись все вокруг, а вместе с ними боялась и я. Даже сама не понимала чего, просто боялась. Ты хоть представляешь, каково это?

- Нет, - вздохнул я, отведя взгляд. – Бывало, конечно, всякое, но тебя я понять не смогу.

- Извини, - произнесла она неожиданно. – Я не такая сильная, как ты, я боюсь будущего. Сейчас… Я очень сильно благодарна Шине и папе, рядом с ними мне ничего не страшно. Даже мама, пусть она всего лишь “ветеран”, но у нее стальная воля и рядом с ней чувствуешь себя защищенной. Я очень их всех люблю. Даже деду, хотя он тот еще засранец. Но это между нами. Понимаешь, Син, сейчас все нормально, но я ведь не смогу быть с ними постоянно, когда-нибудь меня выдадут замуж, и что тогда? Опять страх? Кто даст гарантию, что Ренжио станет “виртуозом”? А ведь он с семьей даже в квартале не живет. И ведь на фамилию не положишься. Докья тоже, поди, верили в себя и свои силы. Да и Кояма… - покачала она головой. – Жили такие, жили, а потом бац, и война с другим кланом. Я должна стать сильной, как можно более сильной. Пусть не “виртуозом”, пусть “мастером”, но тогда я обязана иметь за душой что-то большее, чем Родовой стиль.

- Например, бой на сверхближней дистанции? – задал я риторический, по сути, вопрос.

- Да, - ответила она тем не менее. – “Мастер” огня на сверхближней дистанции. Пусть даже “учитель”, так как “мастером” я, наверное, только к старости стану.

- Тебе придется создавать свой стиль боя с нуля, - качнул я головой. – Параллельно изучая то, что тебе дадут в семье. Ты рехнешься от такой нагрузки. Если, конечно, хочешь стать “мастером”. Проще универсалом быть.

- А что толку быть универсалом? Никогда не понимала преклонения перед ними.

- Ну почему же? – пожал я плечами. – Огонь и Молния, сила и скорость. Вполне жизнеспособная пара.

- Да любая пара жизнеспособна, - отмахнулась она. - Только я тогда точно рехнусь от нагрузок. К тому же, семейные техники молнии мне никто не даст, так что и перейти на нее полностью не получится. Точнее, получится, но результат будет хуже, чем с огнем.

- А тебе много из молнии и не надо, - задумался я.

- Нет, - помахала она головой из стороны в сторону. – Тогда у меня точно не будет шанса стать “виртуозом”. И опять же, нагрузки увеличатся вдвое. Поверь, Син, я уже думала на этот счет. И немало… О! – расширились ее глаза. – О-о-о… У меня появилась гениальная мысль. А что, если стиль мне создашь ты?

- Мизуки… - потер я лоб.

- Не, ну а что? Ты же создал стиль под себя, создашь и под меня.

- Я не ты, - глянул я на нее хмуро. – Я не знаю тебя так же, как себя. Я даже не представляю, что для этого нужно делать.

- И мы вновь вернулись к теме замужества! – сложила она ладони напротив груди.

- Что? – потерял я нить разговора.

- После свадьбы ты сможешь исследовать мое тело, сколько тебе будет угодно, - приблизилась она ко мне. – Изучать, где только вздумается. Самые сокровенные места… - чуть ли не дышала она мне в ухо.

- Свадьба обязательна? – шепнул я ей в ответ.

- Конечно! – отпрыгнула от меня, закрываясь руками.

- Какие же вы все, девчонки, извращенки.

- Только тс-с-с, это секрет, - оглянулась она.

Стояли мы в отдалении от людей, рядом с газоном, так что услышать нас могли, только если специально задались бы этой целью.

- Ты понимаешь, что я не смогу выполнить твою просьбу в ближайшем будущем? – спросил я ее.

- Понимаю, - стала она опять серьезной.

- Дай бог, лет через десять что-то наметится, ты уже будешь замужем.

- Это нормально, - кивнула она. – Такие вещи не делаются в один момент.

- С отцом будешь сама договариваться. Заниматься тобой я смогу только у себя, вместе с остальными ребятами, - на что она просто подошла и молча обняла меня. – И из клуба тебе, скорее всего, придется уйти.

- Это приемлемо, - отодвинулась она. – Отец с дедом будут бухтеть, но я справлюсь. Пусть только попробуют не пойти на уступки, - с серьезной моськой вскинула она руку.

Опять включила режим “кавайной шебутной девочки”.

- И как у тебя это получается? – пробормотал я.

- Ась? – склонила она голову на плечо. – Чего?

- Сообщишь мне, когда будешь готова.

- Я всегда готова! - уперла она руки в боки.

- А твоя семья?

- Как буду готова, сообщу! – ответила она, не меняя позы и интонации. – Слу-у-ушай, - протянула она, - а может еще и Шину…

- Молчи, - выставил я руку. – Просто молчи. И забудь. Тратить свое время еще и на Шину я точно не намерен. К тому же, как раз ей-то это все и не надо.

- Ну, это как посмотреть, - продолжала она тянуть слова.

- Все, проехали. Никакой Шины. И пошли уже отсюда. У меня еще дел невпроворот.

После того, как заехал на базу и раздал указания, — в основном, ребятне, — я поехал в Шидотэмору, где остаток дня решали вопрос будущей стратегии и направления, в котором будет развиваться фирма. Конкретно Шидотэмору, хотя и Ямаситу-Корп упоминали.

Сконцентрироваться решили на поисковых программах, но и в сторону облачных сервисов я их направил. Плюс есть задумка по смартфонам. Выходить на рынок со своим еще рано, хотя начинать думать уже надо, главное, это мобильные сервисы и своя оболочка для мобильных устройств. Что-нибудь типа “Андроида”. Правда, затея это крайне опасная, дорогая и долгая, ну да просто в мире ничего и не бывает. Если бы мир был более связан, как мой, было бы проще, а так придется рисковать. Да и в моем пришлось бы. Обозначил начало сотрудничества с одной из фирм-разработчиков компьютерной операционной системы. В этом мире их полно, так что можно попробовать. В перспективе ту самую фирму можно будет поглотить. В будущем. Ну и по мелочи – с кем надо сотрудничать, а от кого лучше держаться подальше.

Порадовал и Казуки, зашедший ко мне в кабинет в конце недели. Как выяснилось, он задумал проверить свою школьную банду на вшивость, но вот с реализацией идеи застопорился.

- Думаю устроить что-то вроде своего похищения и глянуть, кто придет, - говорил он, - только вот не знаю, как это провернуть. Надо же, чтобы сил противника было больше, но тогда они и огрести могут по полной. И что мне им после этого говорить? Так-то ладно, но будучи избитым все воспринимается несколько иначе.

- Тебе ведь не обязательно проворачивать все завтра, - произнес я подумав. – Знаешь… А сойдись ты для начала с каким-нибудь другим лидером банды.

- Зачем? – удивился он. – Да и как?

- Инициативные люди в будущем не помешают. Тем более, технически равные тебе сейчас. Плюс, может, и правда друзьями станете, - улыбнулся я. – Зачем? Можно будет изобразить потом предательство, чтобы твои воспылали праведным гневом. Заодно и драки избежишь. Ну или их не сильно помнут. Устроить так, чтобы твоих было гораздо меньше, сможешь?

- Разберусь, - отмахнулся он.

- Ну вот. А как? Ну, Казуки, не могу же я постоянно вести тебя за ручку? С этим ты сам должен разобраться. Неужто не сможешь подружиться с кем-нибудь? Да и не знаю я вашей кухни. Тут ты сам должен действовать.

- Как вообще можно подружиться специально? – поморщился он.

- Ты познакомься специально, а подружитесь или нет – жизнь покажет. Не получится – попробуешь еще раз.

- Вам ведь это главное? – посмотрел он на меня подозрительно. – Чтобы я с кем-нибудь подружился?

- Это меня порадует, - кивнул я медленно. – Но решать в конечном итоге тебе. Если все будет совсем туго… - замолчал я. – Помогу. Но коммуникабельность тебе определенно надо повысить.

- Понял, - вздохнул он, и, покачав головой, добавил: – Ну и задачки у вас.

- Скажи спасибо, - усмехнулся я, - что тебя зовут не Укита Мамио. Кстати! Иди сюда, покажу забавную вещь, - потянулся я к своему мобильному.

Та запись с Мамио и полицейским, мне уже давно руки жгла. Очень хотелось с кем-нибудь поделиться. Но не выкладывать же ее, в самом деле, в интернет?

- И что там? – равнодушно спросил Казуки, пытаясь показать, что ему не очень-то интересно.

- О, тут у меня офигительная причина не давать мне поводов для шуток. Трепещи, - усмехнулся я и включил воспроизведение видео.


Глава 11

- Спасибо, Отомо-сан, - поклонился я. – Вы меня сильно выручили.

- Можешь обращаться ко мне по имени, - ответила она.

- Благодарю еще раз, Каори-сан. Надеюсь, мои песни вам приглянулись?

- Да, весьма неплохо, - кивнула она. – Спасибо и тебе, Синдзи-кун.

- Не за что, Каори-сан, - улыбнулся я. – Передавайте привет вашему брату.

- Обязательно.

Выйдя из звукозаписывающей студии, я забрался в машину.

- Домой, Василий. Что там с твоей семьей?

- Нормально все, - ответил он. – Привыкают к новому дому. Спасибо, что помогли с гражданством.

- Да бог с тобой, мелочи.

В моем прежнем мире с гражданством в Японии было построже, да и в целом здесь с этим проще. Не только в этой стране. К тому же, я просто отдал распоряжение кому надо, и все. А вот с Отомо Каори пришлось самому разбираться. А все долбаные дни рождения. На этот раз — у Шины. Вот что можно подарить семнадцатилетней девчонке из могущественного аристократического Рода, у которой и так все есть? А чего нет, то ей может достать папа. Эх, как же раньше было проще. Пока я считал Шину просто соседкой, ей доставались духи, бижутерия и подобная ненужная фигня. И все были довольны. А сейчас? Дарить ей что-то супердорогое и редкое тоже не следует, а то в следующем году не смогу держать планку. Дарить же что-то хуже, чем раньше – плохой тон. Не дай бог, обидится опять. А у меня с фантазией в этом плане беда. Я даже с Акено консультировался, так как Заноза спасовала. Но он просто развел руками – подарками у них в семье заведовала Кагами. Подошел я и к ней, но Девятихвостая меня мягко послала, вроде как это моя ноша. Тут-то я и вспомнил про Анеко, которая нацелилась стать идеальной женой. Пусть привыкает. Вдруг у ее будущего мужа будут те же проблемы, что и у нас с Акено. И что забавно, она действительно помогла. Вот и пришлось переться к Каори. Можно было и без нее обойтись, но мне и так было необходимо к ней заскочить, песни передать, плюс налаживание контактов.

Когда сестра Акинари узнала, что я от нее хочу, только головой покачала. Но помогла. Три песни ей, одна Шине. Договаривались, правда, на одну, но не ссориться же из-за этого? Не знаю, что она при этом подумала, однако спела на пять с плюсом. Мне понравилось. А вот с регистрацией и лицензированием вновь пришлось идти к Акено – без документов Шины было не обойтись. Правда, мимо проходила Кагами и, услышав наш разговор, прогнала мужа, пообещав заняться этим самостоятельно. Акено было рыпнулся возразить, но его быстро поставили на место. Такой он порой подкаблучник. Хотя пока Кагами беременная, и я этим грешу.

На следующий день Казуки вернулся на базу вечером, да еще и с фингалом.

- Я так понимаю, ты подставился? – спросил я.

- Добрая драка объединяет, - пожал он плечами. – Вы сами так говорили.

Не помню такого, но сказать мог, да.

- И как, помогло?

- Еще не знаю, - потрогал он синяк под глазом. – Надеюсь.

- Сходи в медпункт, - усмехнулся я. – Тойчиро-сан поможет.

- Пока не стоит, - покачал он головой. – Еще посчитают мажором и неженкой.

- Ну как знаешь.

День рождения Шины приближался. Честно говоря, изначально я собирался пойти на него с внучкой Джернота, но Анеко как-то раз заметила на тренировке, что это ещё ерунда, вот у Шины-сан скоро день рождения, вот у кого трудности.

- Кстати, Синдзи, а с кем ты пойдешь на праздник?

Намек более чем понятен.

- Еще не знаю. А у тебя есть на этот день какие-нибудь планы?

Тоётоми как-то раз заметил, что девчонкам… точнее, юным аристократкам, не совсем комфортно ходить на различные праздники и приемы в составе семьи. Это как бы показатель того, что парни ими не интересуются, а женихи, в отличие от распространённого мнения, есть далеко не у всех. На самом деле мало у кого они есть. И время сейчас уже не то, не средневековье чай, и Род, с которым заключается такой договор, должен быть хорошо знаком, скорее даже, дружественен. Либо какая-то политическая причина. В крайнем случае, выгода для обоих Родов. Так что, если откровенно, то и в средневековье с ранней женитьбой все было не так, как представляют себе простолюдины. Гораздо сложнее. А уж принятие в Род жены из простого сословия - так и вовсе штука распространенная, что ещё уменьшает шансы аристократок.

А у Анеко к тому же и родословная в минус играет. Она же у нас старшая принцесса главного Рода клана Охаяси, такую девицу кому попало отдавать нельзя. Правда, это уже мои домыслы, но вряд ли я ошибаюсь. Вот и изгаляются и Анеко, и та же Каори, пытаясь найти себе пару. Даже не пару, а просто спутника на вечер. Не удивлюсь, если тут еще и отцы играют свою роль, пытаясь держать дочерей при себе. Так что нет ничего удивительного, что Анеко сыплет подобными намеками. Хорошо еще, не часто, знает меру. А то бы я только с ней и ходил на приемы к аристократам.

В общем, над предложением составить мне пару Анеко обещала подумать. Впрочем, думала она недолго и уже на следующий день дала согласие. Хотел я было попросить у Кояма приглашение для Шмиттов, раз уж с Идой ничего не вышло, но потом передумал. В конце концов, нам ведь надо отметить их связь со мной, а не с Кояма. Не стоит строить в умах окружающих связь Шмиттов и Кояма, хватит и того, что у них я под боком живу. Не дай бог, Император подумает, что наш альянс — проект этого клана.

Так что в день икс, забрав Анеко из дома, поехал в загородный особняк Кояма. Гостей в тот вечер встречали Акено, Шина и Мизуки. Точнее, нам с Анеко повезло, и нас встретили втроём, а мог и один Акено стоять. Жди потом кого-нибудь из девчонок.

К гостям нас отвела предельно вежливая Шина. Возможно, даже чуть более вежливая, чем нужно. Но я с «такой» Шиной не очень знаком, так что могу и ошибаться. Сходу нашли Райдона, с которым немного пообщались. Постояли бы еще, но мы же не в школе, тут надо пройтись - себя показать, других посмотреть. Так что после того, как Анеко с намёком кашлянула, отправились дальше. Видел краем глаза недовольную Каори, которая в компании какого-то парня наворачивала вкусняшки со стола. К ней подходить не стали — в паре главный мужчина, и подошли бы не мы с Анеко к Каори, а я к ее парню. Которого ни Анеко, ни я не знали. Вот девушка, одна, могла подойти к знакомой, даже если та с парнем, а у нас бы так не вышло. Зато мы спокойно могли подойти к ее брату, находящемуся недалеко от сестры и, что-то мне подсказывает, присматривающему за ней. Заодно познакомились с его невестой, Матарэн Хидэми. Красивая и, я бы сказал, мягкая на вид брюнетка в очках и бело-красном кимоно. У Шины, к слову, тоже бело-красное кимоно, но рисунок абсолютно другой. У Хидэми что-то вроде облаков по всей поверхности, а у Шины цветы у подола, воротника и рукавов. Анеко тоже была в кимоно, но там преобладали белый, золотой и красный. Да и само кимоно больше на корейский вариант походило. То есть не облегающее, а больше на платье похожее.

Пообщавшись с поглядывающим на сестру Акинари, мы отправились дальше. Сегодня здесь было гораздо больше наших ровесников, чем на дне рождения Кенты, но это и понятно. Я тут даже нашу Старосту-тян встретил, но подходить, опять же, мы не стали. То есть можно было, как и к Каори, но общаться с незнакомыми или почти незнакомыми парнями у меня сегодня желания нет. Тем более, с женихом Старосты-тян мы еще в прошлую нашу встречу не поладили. Пообщались и с Чесуэ. Это уже реально на какой-то ритуал стало походить. Я, кстати, узнал, почему он так популярен среди аристократии. Оказывается, Чесуэ - единственный в Японии, кроме императорского Рода, кто занимается выращиванием кристаллов для охранных роботов. Мне раньше казалось, что этим занимаются те, кто делает для них платформу, два в одном, так сказать, однако нет. Только Чесуэ. И я еще хотел в будущем устроить с ним войнушку… В таком случае произошло бы одно из двух – либо меня морально поддержали бы, либо тут же задавили всем миром.

Но плодами победы в любом случае не дали бы воспользоваться.

Заметил Кагами, беседующую с каким-то стариком. Точнее, он ей что-то втирал, а она со скучающим выражением лица смотрела, что происходит вокруг. Пойти, что ли, на помощь прийти?

- Еще не поздно лечь в больницу, - услышал я на подходе. – Подумай о ребенке, в конце-то концов! – негромко, но экспрессивно произнес старик.

- Это решать мне, отец, - отрезала она и поймала меня взглядом. – И я уже все решила. Синдзи! – повысила она голос.

Какого хера? Зачем ей в больницу?

- Кагами-сан, - поклонился я. – Рад видеть вас в добром здравии, - произнес я, покосившись на ее отца.

- Кояма-сан, - поклонилась Анеко.

- Я тоже рада вас видеть, - улыбнулась она. – Познакомьтесь с моим отцом. Гангоку Ю.

- Гангоку-сан, - поклонился я еще раз.

Само собой, Анеко повторила мой маневр.

- Тот самый Сакурай Синдзи? – посмотрел на меня старик и, покосившись на Кагами, покачал головой. – Хоть вы ей объясните, молодой человек, что беременность в ее случае безопаснее встречать в больнице. Все, я пошел. Сил нет с тобой спорить.

Фух. Я уж было испугался. А это всего лишь еще один паникующий старик. Мало мне одного Кенты. Но для проформы все же попытался последовать совету этого Ю.

- Кагами-сан, - начал я, когда старик отошел от нас. – Дети…

- Я не первый раз рожаю, Синдзи, - перебила она, поняв, к чему я клоню. – И сама прекрасно знаю, когда ложиться в больницу.

- И вам совсем не страшно? – спросила Анеко.

- Страшно, девочка. Очень страшно. Но еще страшнее мне оставлять семью. Пусть так, в больнице с этим все равно ничего поделать не могут.

Покрутил шеей в попытке ею похрустеть, — еще по старой привычке с того мира, — но из-за возраста, как всегда, ничего не получилось. Нечему там еще хрустеть.

- Не бойтесь, Кагами-сан, - поддержал я её. Переубедить-то все равно не получится, - Как сказал великий мудрец – пока с вами Сакурай Синдзи, любой ребенок родится крепким и здоровым.

- Это какой такой мудрец? – усмехнулась Кагами.

- Великий! – поднял я палец вверх.

В какой-то момент, пока мы общались с Кагами, к нам подошла платиновая блондинка нашего возраста, в которой я узнал родственницу Анеко.

- Кояма-сан, - поклонилась она, прежде чем отозвать мою партнершу.

Как итог – девушки, пошушукавшись, ушли, оставив меня наедине с Кагами.

- К нам намедни Мизуки подходила, - произнесла она с улыбкой. – Это правда, что ты взялся создать для нее индивидуальный стиль?

- Я попробую, но даже ей я не мог ничего обещать.

- И каковы шансы? – спросила она.

Свой стиль я создал сам. Это правда. Не с нуля, понятное дело, просто переработал то, что собрал, но тем не менее. Да, там преобладает джиу джитсу, однако для ведьмаков моего уровня ни один существующий стиль не смог бы подойти полностью. Так что в той или иной мере все мы учителя-экспериментаторы. В итоге, получившаяся у меня солянка прошла жесткую проверку далеко не одним боем, поэтому можно сказать, что у меня все получилось. Так почему бы и не повторить опыт.

- Восемь из десяти, что получится, - ответил я. – Конечно, знать техники, которыми она будет пользоваться в будущем, было бы неплохо, но и так справлюсь.

- Тебе именно техники нужны? – задала она еще один вопрос.

- Да нет, - пожал я плечами. – В основном, эффект и время создания.

- Понятно, - отвернулась она, переведя взгляд на двор и гостей. – И ты позволишь потом использовать этот стиль другим членам Рода Кояма?

Интересный вопрос.

- А вы от лица кого спрашиваете?

- А есть разница? – посмотрела она на меня.

- Конечно. Мне очень дорога ваша семья, Кагами-сан. Но только ваша. Если вы говорите от лица всего Рода, то я не согласен. Если от своего лица, то я не смогу вам отказать.

- Я ведь и солгать могу после твоих слов, - заметила она, приподняв брови. – Хотя да, ты же у нас аномально чувствителен ко лжи.

- С чего это вы взяли? – отвернулся уже я.

- Мы слишком долго знакомы, Синдзи, - усмехнулась Кагами. – Ты мне как сын. Неужто нормальная мать не узнает о таком?

Блин. Смущает. Ладно, о другом надо подумать. Могут ли местные ведьмаки, они же Патриархи, чуять ложь? Если их уровень равен рангу “ветеран”, то они примерно по силам между нашими “специалистом” и “витязем”. В этом случае все нормально. Сомневаюсь, что в этом мире было много Патриархов такого уровня, их все же берегут, а до “витязя” добраться на одних тренировках ой как сложно. В общем, их было мало, и статистики по ним тоже немного. Да и не могут “витязи” отличить ложь от правды. Точнее, они делают это с переменным успехом, да и то – неуверенно. Так что мне даже полезно будет, если народ увидит, насколько я в этом хорош. Хотя нет – перегибаю. Уж лучше вообще никто ничего знать не будет. Но Кагами и не побежит рассказывать, какой у нее выдающийся сосед. Я вот даже не уверен, что Акено в курсе. Хотя да – с ним мы тоже не вчера познакомились.

- Так каков ваш ответ, Кагами-сан? – спросил я.

- От своего лица прошу, - ответила она. – И если у тебя все получится, то обещаю, что у клана будет перед тобой долг.

Нормальная цена. Жаль, что в перспективе. Кагами одним махом записала в должники весь клан, хотя профит будет только у ее Рода. Если бы она просила только для себя и своей семьи, то я бы тут же отказался от долга, но раз уж не только для них, то пусть будет. К тому же, я и не подумал о таком варианте. Забавно. Я совершенно спокойно отношусь к долгам со стороны семейства Акено. Мне на это абсолютно плевать. Свои же. Но вот иметь долгов перед ними как-то не хочется. Может, это из-за Кенты? Да не, я и раньше таким был. Не люблю брать в долг. Наверное, я боюсь, что если это близкие люди, то они посчитают, что я их использую, а уж если это чужие… Когда-нибудь придется отдавать, что не есть гуд. Другое дело, что понятие “долг” тут несколько размыто из-за засилья аристократии и их интриг. Вот и дую на воду, отказываясь по возможности вообще от какой-либо помощи.

- Что ж, если у меня получится, то я не против использования стиля другими.

- Спасибо, Синдзи, - улыбнулась Кагами.

- Де нет, это вам спасибо, - склонил я голову. – Далеко не каждый ребенок, потеряв семью, сможет обрести новую.

На что Кагами обняла меня и взлохматила голову.

- Мне жаль, что такое произошло с твоим отцом, - произнесла она тихо.

А вот это надо сразу прояснить.

- Мои родители умерли шесть лет назад, Кагами-сан, - ответил я. – Спасибо, что поддерживали меня все это время.

- Ох, Синдзи, - покачала она грустно головой. – Мы ведь и правда думали, что ты поддерживаешь с ними отношения.

Я тут же вспомнил тот разговор у них дома, когда меня уговорили пойти в Дакисюро. Родителей я тогда тоже упоминал.

- Такой уж я человек, - пришлось признать свое вранье в тот день.

Да и не только в тот.

Анеко я нашел минут через десять. Она стояла в компании Шины и мило той улыбалась. И Шина улыбалась в ответ. Тоже мило. Но, черт возьми, от них, кажется, даже яки шло. Несильное, но впечатление такое, будто они готовы сцепиться.

- Девушки, - произнес я осторожно, подойдя к ним.

Встревать в такие разборки не самая лучшая идея, но одна — сегодняшняя именинница, а вторая - моя партнерша. Я просто не мог проигнорировать зарождающийся конфликт.

- Вот и весь сказ, - произнесла Анеко, беря меня под руку и глядя Шине в лицо. – Думаю, тут больше не о чем говорить. Пойдем, Синдзи, мне захотелось пить.

- Шина, - кивнул я ей прощаясь. – И что на вас нашло? – спросил я Анеко, когда мы отошли.

- Не бери в голову, это наши с ней дела. Женские.

Похоже, не ответит.

- Тогда пойдем, выпьем сока и найдем твоего брата.

- Какого именно? – спросила она весело.

- Да любого… - пробормотал я.


Шина кипела от злости после разговора с блондинистой стервой. Раздражение было настолько сильное, что ей пришлось удалиться в свою комнату на некоторое время, дабы хоть немного остыть. Иначе она точно на ком-нибудь сорвется. А даже если и нет, держать лицо с каждой минутой становилось все сложнее и сложнее. Ей определенно нужно успокоиться. “Даже не друзья с ним”, ха! Да она знакома с Синдзи с тех времен, когда они голышом бегали по их двору! “Не друзья”, скажет тоже…

Да, приходится признать, что в последний год она совсем потеряла берега и перегнула палку. Нежелание Синдзи заниматься бахиром и его постоянное потакание ей застили глаза, отчего казалось, что Син слаб как телом, так и духом, а ее попытки это изменить лишь усугубляли конфликт. Она, дочь Кояма Кагами, повела себя как узколобый мужлан, пыжащийся своей силой. Не увидела очевидного. Не хотела видеть очевидное… Но турнир расставил все по своим местам, открыл ей глаза. Показал его силу, в том числе и силу воли. Все эти годы он именно что потакал ей, но, когда вопрос стал ребром, рука… и нога у него не дрогнули. Словно пелена с глаз спала. Как она раньше могла не замечать того, что превосходит его только в том, что родилась в удачной семье? Деньги… хотя нет, и тут он обошел ее – ей столько денег на карманные расходы не выделяют. Статус и гены. Вот и все, в чем она его превосходит. А по факту, только статус. Но и его он всеми силами пытается изменить. У Синдзи полно черт, за которые его можно уважать. Не без минусов, конечно – если он настолько крут, мог бы и не доводить конфликт до крайней стадии. Лично она не видела, как этого можно было избежать, но Син мог это сделать. Она уверена в этом.

Теперь же приходиться все исправлять. Ей исправлять. Синдзи вроде и не против помочь, но всякие там личности постоянно мешают! Ладно Охаяси Райдон, должны же у Синдзи быть друзья, но его сестра, эта дрянь… бесит. Жутко бесит! А ведь совсем недавно она почти стала ее подругой. Сучка! “Даже не друзья”, тоже мне… На пляж вместе ходили… Точно! Надо еще раз выбраться в мир. Только без нее. Можно пригласить подруг отметить день рождения без взрослых. А Синдзи пусть и дальше пашет, ну или что он там делает. Ну его нафиг, раз водится с этой заразой. Без него обойдемся. И Мизуки не приглашать – не хочет помогать сестре, не будет ей и развлечений. А то ишь, дурочку из себя строит. Как будто Шина не знает, что рыжая та еще плутовка. Могла бы и помочь наладить отношения с Сином… Нет, точно не приглашать. Куда она там мечтала попасть? Караоке? Отличная идея для середины зимы. Вот и пусть теперь завидует. А сопровождающим… ну, она найдет кого-нибудь. Да хотя бы Ренжиро. Двоюродный брат подойдет. Семье ведь главное, чтобы это парень был, а на силу плевать. С Синдзи же вон на пляж отпустили, а у него вообще ранга никакого нет. Точнее, есть, но такой маленький, что его можно не учитывать. Хотя, конечно, с ним было бы веселей… Нет. К демонам этого прогульщика! Устроим девичник! Ну и Ренжиро. Без парня все равно не отпустят.


На следующий день Шина сделала ход конем, пригласив в караоке, а когда я отказался идти, тяжко вздохнула. И так у нее это естественно получилось…

- Я правда не могу, - повторил я. – У меня сейчас куча дел, особенно бумажных. Да еще и налоговая неподалеку крутится. Да и другие проверяльщики. Как будто им заняться больше нечем. Один глобальный проект, несколько второстепенных, которые по трудозатратам не такие уж и второстепенные. Партнеры постоянно время отнимают. Плюс учеба - хочу вновь бросить вызов Мизуки.

Точнее, подготовиться и сдать экзамены за следующий год. Да и ученички, о которых тебе лучше не знать, время отнимают.

- Я понимаю, - вздохнула она еще раз. – Все нормально, Синдзи, я не в обиде. А Ми-тян тебе не победить, сам же знаешь.

Ну прям… Прямо две разных Шины – до турнира и после. Может, ее подменили? Может, настоящая Шина в каком-нибудь храме заперта, а тут ее двойник?

- Я постараюсь, - только и ответил я.

В пятницу после уроков пришлось ехать в мэрию, где мне целый час выносили мозг чиновники из опеки несовершеннолетних. Да, по истечении обещанных мне Кентой пяти дней я сообщил ему свое решение, и он даже, расстроенно покачав головой, согласился, что вариант с Шидотэмору возможен. Вот только он не давал обещания не мешать мне. Так что дело затянулось, а теперь и вовсе в мэрию пришлось ехать. С адвокатом Шидотэмору. Если коротко, то они ни в какую не хотели давать временное опекунство компании. Либо отказ родителей от прав на меня, либо их подтвержденная смерть. А так как тел не нашли, мне не подходит ни тот, ни другой вариант. Я им тыкал завещанием, которое написали родители, но оно, видите ли, составлено неверно. Если бы вместо компании в нём был указан конкретный человек, тогда да, в нашем же случае – извините. Но на отказ от прав родители не пошли бы точно, да и не подумал я тогда о подобном варианте. Как и о том, что эту писульку необходимо проверить на юридическую состоятельность. В итоге при любом раскладе я попадаю под опеку государства. И уже после этого Шидотэмору может подать заявление о желании взять меня под свое крыло. Можно тянуть время, так как не все с этим просто, доказывая, что завещание состоятельно, но в это время я все равно буду под колпаком государства. Под опекой, я имею ввиду.

От второго варианта я отказался сразу, так как смысла нет, ибо опека уже будет у других. Проще начать все заново. Ну а первый вариант плох тем, что не только Шидотэмору может подать свое заявление. Кто этим тут же воспользуется, догадаться не сложно.

- Кента-сан, - обратился я к нему, когда мы с ним пили чай у него в комнате. – У меня к вам просьба..

- Слушаю, Синдзи, - кивнул он благожелательно.

- Я прошу прекратить ставить мне палки в колеса в деле о моей опеке.

- О чем ты? – изобразил он удивление.

- Я в курсе, что вы мешаете Шидотэмору.

- Прям-таки в курсе? И как я это делаю, позволь спросить?

- Доказательств у меня нет, - сделал я глоток чая. – Так что вы правы, могу и ошибаться. Но тогда… - замолчал я. Требовать от старика слова или какого-то подтверждения, что это не он, я не могу. Он меня точно пошлет. Мягко или грубо – не важно. – Что ж, я понял, - произнес я, ставя чашку на столик, и поднялся. – В таком случае, прошу простить меня за то, что отнял ваше время, Кояма-сан. И глубоко извиняюсь, что посмел подозревать вас в подобных вещах, - поклонился я под конец. – Не смею отнимать ваше время, - направился я на выход.

И он меня не остановил. Даже слова не сказал. То есть про домашние отношения со стариком можно забыть. Не удивлюсь, если и дружеские скоро похерятся.

Оставаться жить в квартале после такого я уже не мог. Дружеские отношения с главой клана – это хорошо, если они теперь есть, но покажите мне простолюдина, который живет на родовых землях друга-аристократа. Нет таких. Так что уже на следующий день, предупредив Кояма, я начал собирать вещи. Чем и продолжил заниматься после школы. Именно в этот момент ко мне и зашел Акено.

- Похоже, ты не шутил, - осмотрелся он, когда я впустил его в дом.

- В одиночку это трудно делать, но думаю, за неделю управлюсь, - пожал я плечами.

Многовато я вещичек скопил, это да. Родительские я тоже не собирался оставлять.

- Подожди, - остановил он меня, когда я направился на кухню. – Я ненадолго. Не нужно кофе.

- Как хотите, Акено-сан, - усмехнулся я. – Но в заваривании кофе я совершенствуюсь.

- Слишком медленно, - покачал головой Акено. – Я состарюсь раньше, чем ты научишься варить кофе.

- Чай вам не нравится, кофе тоже, - присел я на диван. – Не стойте, Акено-сан, а то вы меня смущаете.

- М-да, - сел он в кресло. – Не думал, что все так обернется, - и неожиданно выдал: - Собираешься исчезнуть?

Была такая мысль. Если я хочу избавиться от чьей-либо опеки, мне действительно лучше исчезнуть. И передать акции доверенному человеку, потому что у Кояма хватит власти сильно мне нагадить с этим. Да только проблемы это не решит, и ограничений я на себя навешу выше крыши.

- Нет, не собираюсь, - качнул я головой. – Решу эту проблему по-другому.

Просто-напросто сдам родителей. Сразу, как только Кояма сделают свой шаг. Я ведь не давал обещание не рассказывать о том, что они живы. Впрочем, я не собираюсь кричать об их афере на всю страну, просто сообщу обо всем Кояма. Вряд ли Кента остановится, но пока и этого хватит.


- Отец сказал, что ты уверен, будто он… - замялся Акено.

- Уверен, Акено-сан, - вздохнул я. - Без доказательств. Просто уверен.

- Но если ты не прав… Ты ведь и правда можешь быть неправ.

Могу. И осознаю это..

- Тогда мне тем более не стоит тут задерживаться. После таких ошибок я просто не могу использовать ваше гостеприимство.

- Что ж ты такой упертый? - покачал он головой.

- Я… Акено-сан, если я неправ, то ничего, кроме моего места жительства, не изменится. Когда-нибудь я все равно должен был переехать. Я бы даже извинился еще раз, искренне извинился, но от бездоказательной уверенности сложно избавиться. Я осознаю, что могу быть неправ, мне будет очень стыдно, но я не могу ничего с собой поделать. Мы с адвокатами перепробовали много чего, но каждый раз натыкались на какие-то препоны. Кому это еще нужно, кроме вашего отца?

- Ну а ему-то зачем? – воскликнул, не выдержав Акено.

- У него спрашивайте, - поджал я губы. – Я, знаете ли, тоже не понимаю.

- Ты, похоже, и не собираешься искать логику в этом деле, - провел он рукой по волосам.

Ну не говорить же ему о своем “повелительстве”? Он, видимо, и не знает об этом. А может, стоит? Может, рискнуть? Нет. К черту риски. И так хрен знает что происходит. Еще и такой неопределенный фактор, как Акено, в дело добавлять точно не стоит.

- Да поздно уже логику искать, - усмехнулся я. – Что есть, то есть. Мне нужна свобода над головой, даже с родителями умудрился договориться, а вот с Кояма-саном такое вряд ли пройдет.

Давить-то мне на него нечем. Разве что угрожать, что вот как вырасту, так устрою ему кузькину мать, от всей своей “повелительской” души. Но это пипец как глупо. Не сейчас точно.

- И что ты уперся в эту гипотетическую свободу? – покачал головой Акено. – Как будто у тебя тут же все отберут. Или на галеры отправят. Тебе до совершеннолетия осталось всего ничего.

Над этим я тоже думал. Чисто логически Акено прав – незачем Кенте лишать меня всего. Если ему нужен в будущем Повелитель Огня, то злить меня, настраивая против себя, не стоит. Подождать немного до совершеннолетия и хрен кто заставит меня дать клятву верности клану. Это раньше я гадал над различными действиями старика, но теперь все несколько упрощается. Однако в Малайзию я отправиться уже не смогу. Дело даже не в том, что не дадут, просто смысла уже не будет. Как и Шмиттам, к слову, которых подставлять ой как не хочется. Ведь все, что мы завоюем, окажется именно у клана Кояма – слишком велика будет наша связь в глазах Императора. Если Кента все же добьется своего, придется делать что-то совсем плохое и неразумное. Либо все отменять. Но даже не будь Малайзии – такая связь определенно помешает мне в будущем получить свой Герб..

Надо что-то делать. Как-то затормозить Кенту. Хотя бы затормозить. Или, может… притащить к нему родителей? Или не молчать, а предъявить доказательства их жизни самому бюро опеки? Или…

- Акено-сан, передайте Кояма-сану, что если он потянет ко мне свои руки, пока идет дело, Шидотэмору подаст на него в суд. Мы найдем причину, связанную со мной.

- Что? – вскинул он брови.

- И я гарантирую, что об этом узнает очень много людей. Не только аристократов. Пусть даже мы проиграем, наверняка проиграем, но резонанс точно будет. Я не собираюсь сдаваться без боя.


- Доигрался? – спросил Кенту сын. – Плевать на его слова, что ты будешь делать с его обидой на клан?

- Знаешь, - произнес Кента медленно. – Его слова тоже не подарок. Клану Кояма — судиться с какой-то там Шидотэмуру из-за мальчика-простолюдина. И смех, и грех.

- Так ты все-таки мешал ему, - поджал губы Акено.

- Чуть-чуть, - подтвердил Кента. – А обида у него не на клан, а на меня лично. Это ерунда… Но каков, а? – даже восхитился он. – Вывернулся-таки, молокосос.

- То есть ты его оставишь в покое? – спросил Акено.

- В этот раз, - кивнул Кента. – И не его, а это дело с опекой. Я кстати, и не собирался доводить его до конца.

- Это как? – удивился Акено. – Зачем тогда начинал?

- Если бы ты, дурачок, к нему не пошел, я бы просто спустил все на тормозах, а он потом пришел бы ко мне просить прощения за то, что ошибся. А опека… Зачем она мне, если он, как ты выразился, заимеет обиду на клан? Это сейчас у него претензии ко мне лично, а как оно будет потом, неизвестно. Бог его знает, какие мы планы ему поломаем.

- Ты, а не мы. Ладно, с этим я понял, - потер Акено лоб в раздражении. – Только я-то тут при чем?

- Теперь, даже если я ничего не буду делать и Шидотэмору получит опеку над ним, он будет думать, что это сработали его слова. В общем, я теперь в одних минусах. Спасибо, сын, - произнес он весело.

- Откуда столько радости?

- А чего печалиться? – пожал Кента плечами. – В целом-то мы ничего не потеряли. Можно даже кое-что получить. Намекни ему между делом, что ты постараешься меня остановить. Мол, я закусил удила, но ты ему поможешь. Пусть не мне, но тебе-то он точно будет благодарен.

- Лучше не рисковать, - покачал головой Акено. – Выкинет еще что-нибудь – проблем не оберемся. Лучше просто скажу, что решил с тобой вопрос. А вот его переезд…

- Забудь, - отмахнулся Кента. – Когда-нибудь это и без нас произошло бы. Его, наверное, и сдерживало только расстояние до школы.

- И Кагами, - произнес Акено задумчиво. – Последнее время он зачастил к ней.

- Ну и это, - пожал Кента плечами. – Хотя, конечно, жаль. Не учел я твою любовь бегать к нему при любом форс-мажоре.


Если бы дом не находился в квартале Кояма, я бы уже давно нагнал сюда народу, и они за день собрали бы все вещи, а так приходится все делать своими руками. Который уже день. Стараясь не отвлекаться от дел. Блин. Ну хоть рыбки нормально переехали. Нескольких поселил в аквариуме моего маленького и мало кому известного кабинета в главном офисе Шидотэмору, а все, что осталось, уехало в особняк. Осталась мелочь.

На душе была тишь и благодать. Вчера Акено сообщил, что разобрался с отцом и никто мне теперь мешать не будет, а он лично даже поможет. Точнее, Акено уже отдал все распоряжения и дело должно сдвинуться с мертвой точки. Правда, под опекой государства побыть немного все же придется, но это такая малость, право слово. Если Кента не будет вмешиваться, я, наверное, даже не успею запомнить лица куратора, которого ко мне приставят. А с помощью Акено могу и вовсе его не увидеть. Хотя нет, хотя бы раз мы с ним должны встретиться. Ну да, приглашу его к себе в особняк, пускай офигевает и не рыпается.

Переезд, по понятной причине, отменен не был, все же с Кентой у нас небольшой конфликт вышел, и оставаться после него здесь жить будет как-то слишком уж… просто слишком. Да мне просто гордость не позволит здесь остаться! Я что, побирушка какой-то? Жаль, конечно, добираться до школы придется в разы дольше, но Райдон-то ездит, вот и я смогу.

Оторвал меня от мыслей звонок в дверь. Вряд ли это Акено – зачем ему ходить сюда каждый день? Разве что с вещами помочь. Но у него и своих дел навалом. Да и людей проще прислать, но без моей просьбы он это не сделает, а я… скажем так – не люблю свой характер, но он же и не дает мне меняться. Замкнутый круг, етить его. В общем, мне гордость не позволит попросить его о помощи. Гордость и подозрительность. Мизуки помогает иногда - только ее я и могу допустить до своих вещей, но она тоже не бездельничает целыми днями. Особенно после того, как заявилась ко мне с флешкой, переданной матерью. С тех пор, ответственно заявляю, пашет она, как папа Карло дни на пролет. Времени разобраться с информацией на флешке у меня нет, поэтому приходится пока тупо загружать ее физическими упражнениями, что не просто, учитывая ее выносливость. Вот разгребу немного дела и займусь рыжей.

Оставив в покое коробку, в которую я собирал вещи, отправился открывать дверь. По сути, выбор того, кто мог меня навестить не сильно большой – либо девчонки, либо Кагами. Но я ставлю именно на Кагами. Шина вряд ли придет, а Мизуки у меня на базе.

- Здраствуйте, Кагами-сан, - произнес я, открыв дверь. И тут же напрягся. – Что с вами?

Никогда, ни разу в жизни я не видел Кагами такой… потухшей. И это не из-за переезда. Я уже общался с ней после того, как сообщил о своём решении. Она, конечно, расстроилась, но выглядела после этого скорее раздраженной.

- Синдзи… - сглотнула Кагами.

- Что случилось? – спросил я немного паникуя. Сам такого от себя не ожидал, но видеть ее в таком состоянии было крайне некомфортно. - Просто скажите, Кагами-сан, я разберусь.

- Шину похитили…


X