Джейсон Дарк - Убийца из империи смерти

Убийца из империи смерти [Mörder aus dem Totenreich ru] 252K, 61 с. (пер. Переводчик неизвестен) (Детектив Джон Синклер)   (скачать) - Джейсон Дарк

Дарк Джейсон
УБИЙЦА ИЗ ИМПЕРИИ СМЕРТИ

Четверо мужчин и три женщины в длинной темной одежде стояли вокруг камня. Их лица были скрыты масками, а неподвижностью они напоминали восковые фигуры.

Под высокими сводами не было ни одной лампы. Но, несмотря на это, свет был. Светился камень! Он был квадратным, площадью, примерно, как стол, и такой же высоты. Хотя камень был темным, он излучал какой-то внутренний свет. Воздух над ним был, казалось, заряжен электричеством. Он дрожал и мерцал, слегка освещая темноту.

Никто из собравшихся не отваживался даже вздохнуть. Каждый знал, что пришло великое мгновение, к которому они готовились несколько недель.

Внезапно под высокими сводами прозвучал голос. Люди вздрогнули. Голос становился все громче. В нем звучал приказ:

— Я посылаю вас в свет. Вы выполните все мои задания. Это говорю вам я Властитель Империи мертвых!

Семеро людей, затаив дыхание, прислушивались к этому голосу. Каждое слово достигало самых глубоких уголков их мозга.

— Камень даст вам власть, — снова прозвучал голос. — Возьмитесь за руки.

Люди повиновались. Взявшись за руки, они образовали круг, в центре которого был камень. Камень! Он обладал магической силой. Холодное кольцо голубого пламени окружило его. Огонь несколько секунд бросал вздрагивающие отблески на одежду людей, а потом погас так же внезапно, как и появился.

— Это был дьявольский огонь! — снова прогремел голос. — С этого момента вы принадлежите дьяволу!


Ни дуновения ветерка не было в воздухе, а облако смога, всегда висящее над Нью-Йорком, казалось, куда-то исчезло. Честер Дэвис припарковал свой старый «Форд», вынул ключ зажигания и сунул его в нагрудный карман рубашки. Лилиан сидела на соседнем сиденье. Ее воздушное мини-платье сдвинулось так, что Честер видел треугольник белых трусиков.

Они познакомились только сегодня в маленьком баре на Бродвее. Немного выпили, потанцевали, и Честер уговорил Лилиан прокатиться с ним. Прогулка закончилась на юго-западной оконечности Центрального парка.

— Разве в машине не удобнее? — спросила Лилиан и встряхнула своими длинными белыми волосами.

— Зато на лугу более романтично! — ухмыльнулся Дэвис.

Лилиан пожала плечами, и они вышли из машины.

Лилиан не носила бюстгальтер, и Честер видел, как вздрагивает ее тяжелая грудь при каждом шаге. Он взволнованно облизал губы и обнял Лилиан за талию. Ее теплое, податливое тело сводило Дэвиса с ума. Его рука скользнула выше.

— Не здесь! — тихо засмеялась Лилиан.

— Но я не могу больше ждать.

По пути они встретили много парочек — этот парк все еще оставался уютным оазисом для молодых горожан, несмотря на активность здесь «рокеров» и «ангелов ада».

Честер увлек Лилиан в узкую боковую аллею. С обеих сторон над дорожкой нависали кусты. Время от времени попадались скамейки, но все они были заняты.

— Не везет! — кокетливо засмеялась Лилиан.

— Почему? — Честер тряхнул головой. — Все равно на скамейке неудобно. У меня другая идея. — Он притянул Лилиан к себе и отодвинул пару веток.

— Но моя одежда! — жалобно сказала девушка.

— Все равно ее надо будет снимать.

— Развратник!

Они прошли еще несколько метров через кустарник и попали на чудесную маленькую полянку. Честер упал спиной на траву, не отпуская от себя Лилиан.

— Честер, я… — Больше она не смогла ничего сказать. Честер закрыл ей рот горячим требовательным поцелуем. Его правая рука лежала на пышной груди Лилиан.

— Нет, Честер… — простонала Лилиан, — подожди, пока я сниму платье!

— Окей, — сказал Честер и сел.

Лилиан улыбнулась ему и расстегнула верхнюю пуговицу. Мышцы Честера Дэвиса напряглись. Ему казалось, что он сходит с ума. Вторая пуговица… И вдруг произошло неожиданное.

Высокое давление крови, как обруч, стянуло голову Дэвиса. В его сознание с трудом пробился голос:

— Ты принес клятву дьяволу.

Честер взмок. Он почувствовал, что его тело уменьшается в размерах.

— Честер! Что… что это с тобой? — услышал он голос Лилиан. Но звук его был каким-то размытым.

Честер не ответил. Дрожь пронизала его тело. Он упал на траву. И тут появился холодный огонь. Этот огонь охватил Дэвиса, и теперь он должен был ему повиноваться, служить Властителю Империи мертвых. Возврата не было.

Огонь становился сильнее, он слепил его… Дэвис уже не видел, как Лилиан с криком бежала прочь. Для него существовало только это холодное голубое пламя. Легкие Честера работали, как меха, а руки судорожно двигались, как будто хотели схватить этот огонь. И снова зазвучал голос:

— Убей! Убей! Убей!

— Да, я повинуюсь тебе, — прохрипел Честер. Он увидел, как огонь словно застыл. В нем теперь ясно виднелись очертания ужасного демонического лица. Потом из пламени вытянулись две костлявые руки. И вдруг все исчезло.

— Черт побери! Как я попал сюда? — Честер тряхнул головой и заметил рядом с собой автомат.

Честер схватил оружие и встал. В его глазах появился сумасшедший блеск.

— Я вам покажу! — пробурчал он. — Я один. Я — Малыш Нельсон…

Дэвис скользнул через кусты. Он искал людей. Людей, которых можно убить…

Влюбленная парочка на скамейке ни о чем не подозревала. Честер поднял автомат, когда до них оставалось пять шагов. Громкое стаккато выстрелов разорвало ночь. Парочка свалилась замертво, не успев издать ни единого стона.

Честер Дзвис смеялся.

— Следующие! — Он двинулся дальше.

Сзади послышались крики — стрельбу, конечно, услышали.

Два молодых парня шли ему навстречу. Честер Дэ-вис снова поднял автомат, и пули отбросили людей в сторону, словно опавшие листья.

— Я — Малыш Нельсон! — закричал Дэвис и двинулся дальше.

Зазвучали свистки полицейских. В ночной тишине четко слышались команды. Честер остановился. Его лицо было искажено гримасой.

— Пусть только подойдут эти свиньи! Я им покажу! С Малышом Нельсоном шутки плохи!

Завыли сирены. Длинные лучи прожекторов осветили парк. Через кусты продирались два полисмена. Они и Дэвис заметили друг друга почти одновременно. Полицейские вскинули револьверы. Слишком поздно! Он нажал на курок, и смертельный свинец отбросил их обратно в кусты.

— Этим я уже показал! — захохотал Дэвис. Мощный прожектор вдруг ослепил его.

— Остановитесь! — рявкнул голос из динамика.

Но убийца и не думал подчиняться. Быстрым движением он вскинул свой автомат.

С разных сторон загрохотали выстрелы. Четверо полицейских открыли огонь одновременно. Пули их автоматов почти разорвали тело Дэвиса. Через мгновение он лежал на земле. К нему подбежали полицейские. Один из них осветил лицо убийцы и отшатнулся.

— Боже мой! Да ведь это Малыш Нельсон. Но он же давно мертв!

Коллеги непонимающе смотрели на него.

В этот момент произошли невероятные события. Блеснула молния, и изумленные полицейские увидели голубое пламя, которое охватило Малыша Нельсона. Оно потрескивало, распространяя запах серы. А потом все исчезло. И труп, и автомат. На земле лежала лишь горстка пепла.

Полицейские переглянулись. Они дрожали от ужаса.

— Это был дьявол! — сказал один из них и бросился прочь, словно преследуемый тем, кого он назвал.

Репортер Билл Конноли сидел за рулем взятого напрокат «Порше». Его лицо застыло. Он не в состоянии был мыслить логично — слишком невероятные вещи произошли на его глазах. Но все, что он видел, было запечатлено на пленке. Билл сфотографировал труп, который разложился и исчез за несколько секунд. Невероятно! И все же это было.

Конноли был англичанин. Он прибыл в Нью-Йорк, чтобы сделать фоторепортаж для своей газеты. Этой ночью Билл ездил по городу, чтобы познакомить своих читателей с романтической стороной жизни Нью-Йорка. Поэтому он и предпринял прогулку через Центральный Парк.

Репортер повернул вниз по Бродвею. Он жил в отеле «Клейдж» прямо на Таймс-сквер. Через несколько минут он въехал на стоянку отеля, выскочил из машины и помчался в свою комнату. Ночной портье лишь покачал головой, глядя ему вслед.

Миниатюрная проявочная камера хранилась у Билла в чемодане. Он достал ее и проявил пленку.

Уже через час Конноли вышел из ванной, держа фотографии в руках. Отпечатки, на которых были достопримечательности Нью-Йорка, он сразу отложил в сторону. Но те, главные, снимки Билл рассматривал с лупой в руках. Фотографии были резкими, на них можно было различить все мелкие детали. Сомнений не оставалось. Он сфотографировал убийцу.

Это был невысокий человек с очень молодым, почти детским лицом. Репортер задумался, а потом еще раз взглянул на снимок. Он узнал этого человека. Это был Малыш Нельсон, жестокий убийца. Билл выронил фотографию. Он знал, что Малыш Нельсон был убит сорок лет назад.

На следующее утро газеты пестрели заголовками:

МАНЬЯК В ЦЕНТРАЛЬНОМ ПАРКЕ!

ШЕСТЕРО УБИТЫХ! УБИЙЦА ИСЧЕЗ!

КУДА СМОТРИТ ПОЛИЦИЯ?

В эту ночь Конноли почти не спал. И сейчас его мысли были прикованы к фотографиям. Конечно, ему нужно отнести их в полицию. Вопрос состоял в том, поверят ли ему там.

Вилл одним глотком допил кофе и вскоре уже сидел в автомобиле. Путь к штаб-квартире городской полиции был ему знаком. Сержант доставил его к капитану Мэрдоку, ведущему расследование.

Фигура капитана отдаленно напоминала платяной шкаф. Когда Билл представился, Мэрдок нахмурил свои кустистые брови.

— Репортер? — с угрозой спросил он. Лицо Билла вытянулось.

— Да, я хочу сделать заявление по поводу вчерашнего маньяка.

— Внимательно вас слушаю.

Билл вытащил из кармана фотографии и разложил их на письменном столе.

— Вот убийца! — заявил он.

Капитан Мэрдок посмотрел на фото. Когда он снова поднял глаза, его лицо приобрело цвет перезревшего помидора.

— Вы что мне лапшу на уши вешаете! — закричал он. — Это ведь Малыш Нельсон. Он уже давным-давно мертв!

— Я знаю, — ответил Билл. — И несмотря на это, убийца он!

Капитан Мэрдок глубоко вздохнул.

— Если вы, Конноли, через минуту не исчезнете…

— Стоп! — резко остановил его репортер. — Я еще не закончил…

Дослушав рассказ, Мэрдок помрачнел.

— Да, пепел мы нашли, — кивнул он. — Лабораторные крысы подтвердили, что это действительно пепел человека. Но я все равно не верю вашей истории.

— Ничего другого я и не ждал, — пожал плечами Билл. — На вашем месте, капитан, я поступил бы точно так же. Но тем не менее все это правда. Позвольте вопрос, капитан. Какие еще следы вы нашли?

— Никаких. И вообще, почему я должен вам об этом рассказывать? Я дам вам совет, Конноли. Если вы еще раз побываете в Нью-Йорке, фотографируйте Эмпайр-Стэйт Билдинг или другие достопримечательности. Но оставьте уголовные дела полиции! Мы найдем убийцу и без вашей помощи.

— А я в этом сомневаюсь, — сказал Конноли. В кабинет вошел дежурный сержант.

— Капитан, здесь молодая женщина, которая хочет срочно поговорить с вами, — доложил он.

— Что ей нужно?

— Она сказала, что расскажет обо всем только вам лично.

— Пусть войдет.

Сержант повернулся. Уже у двери его догнал голос Мэрдока:

— Как зовут эту даму?

— Лилиан Вебстер.

— В первый раз слышу, — пожал плечами капитан. Сержант в нерешительности остановился у двери, пока не услышал голос Мэрдока.

— Хорошо. Пусть войдет.

Через минуту Лилиан уже стояла в кабинете. Она заметно волновалась.

— Садитесь, — пригласил капитан.

Лилиан осторожно присела на краешек стула, нервно перебирая ручки своей сумочки. Ей было около двадцати двух лет. У нее были длинные белокурые волосы и большие темно-голубые глаза. Открытое летнее платье не скрывало красивые ноги, обутые в простые сандалии.

— Чем мы можем вам помочь, мисс Вебстер? — спросил капитан.

Лилиан нерешительно посмотрела на обоих мужчин. Конноли подбадривающе улыбнулся. Наконец, она кивнула.

— Может быть, это только мне показалось, — начала Лилиан, — но я хотела бы вам рассказать… Вы не поверите…

— Не бойтесь, мы верим вам, — сказал Мэрдок.

— Я познакомилась с ним вчера вечером, — неловко улыбаясь, сказала она.

— С кем? — уточнил Мэрдок.

— С Честером Дэвисом. В маленьком зале на Бродвее. Мы танцевали, флиртовали, а потом, в конце концов… — Лилиан запнулась, — мы понравились друг другу и поехали в Центральный парк. Мы там гуляли и прилегли на полянке. — Лилиан покраснела!

— Дальше! — сказал капитан. — Что произошло потом?

— Ну, потом, как обычно, — Лилиан говорила очень тихо. — Но прежде, чем дело зашло слишком далеко, случилось это… ужасное… — Лилиан запнулась.

— Что случилось? — напряженно спросил капитан.

— Честер вдруг изменился…

— Точнее, мисс Вебстер.

— Он вдруг стал другим! — Последние слова Лилиан почти выкрикнула.

— А потом? Что вы сделали, мисс Вебстер? Девушка опустила голову. По ее щекам бежали слезы, которые смешивались с тушью ресниц, оставляя на лице черные полосы.

— Я убежала, капитан. Я не могла этого больше выдержать. Я чувствовала, что должно произойти нечто ужасное. А когда сегодня прочла в газетах… Этот маньяк… Он может быть только Честером Дэвисом…

Капитан Мэрдок резко выдохнул воздух.

— Ваша история звучит несколько невероятно, мисс Вебстер. Вы и сами должны это признать.

Конноли покачал головой. Этот капитан был слишком туп. Он просто не мог не сопоставить эти факты.

— Расскажите мне немного о Честере Дэвисе, мисс Вебстер, — сказал капитан Мэрдок.

— Я не знаю, может быть, это не его настоящее имя, — тихо ответила Лилиан. — Я только знаю, что он жил здесь, в Нью-Йорке.

— Маловато, — констатировал Мэрдок. — Этот Дэвис ничего о себе не рассказывал? Чем он занимается? Женат ли он? Может, у него есть хобби? Лилиан покачала головой.

— А о чем вы беседовали?

Лилиан снова покраснела.

— Мы танцевали, я уже вам об этом говорила… Боже мой! Мы просто понравились друг другу. В таких случаях и не нужно много говорить.

Конноли усмехнулся. Он тоже не раз переживал подобные ситуации.

— Так, и здесь мы не продвинулись, — пробурчал капитан. — Остается только выяснить, где этот парень спрятался.

— Его больше нет, — сказал Билл.

— Да прекратите нести эту чушь! Кстати, вы уже давно должны были уйти. Капитан Мэрдок снова нервничал.

— Почему вы говорите, что его больше нет? — взволнованно спросила Лилиан.

Мэрдок бросил на репортера предупреждающий взгляд и улыбнулся.

— Это он просто болтает, мисс Вебстер.

— Мне тоже что-то подобное показалось, — сказала она вдруг.

Оба мужчины насторожились.

— Мы говорили об отпуске. Дэвис рассказал мне, что два месяца назад он был в Мексике. Ему там очень понравилось.

— Вряд ли это поможет нам продвинуться дальше, — сказал Мэрдок, вставая из-за стола. — Нужно занести ваши показания, мисс, в протокол.

— Тогда и я прощаюсь, — сказал Конноли.

— Надеюсь, — пробурчал капитан. — Я не собираюсь иметь дело со всем эти дерьмом. Передам дело в ФБР — пусть они ковыряются.

Но и ФБР не обнаружило никаких следов. Расследование словно увязло в песке. Маньяк так и не был найден. Через две недели об этом случае забыли. Газеты нашли более актуальные темы, а дело Честера Дэвиса незакрытым перекочевало в архив. Однако через два месяца произошел случай, заставивший снова вспомнить историю с Честером Дэвисом.

Властитель Империи мертвых был неподвижен. Лишь его тонкие, словно нарисованные губы время от времени вздрагивали, произнося заклинания. Он был один под громадными сводами, куда почти не проникал дневной свет. Большой смоляной факел скудно освещал камень и небольшое пространство вокруг него. Снова и снова Властитель повторял заклинание, но камень молчал. Он лежал, как немая угроза тех далеких времен, когда Землю населяли боги и демоны. У этого камня была своя история. Когда-то он служил алтарем, на котором приносились человеческие жертвоприношения древним богам. Говорили, что кровь бесчисленных жертв и придала поверхности камня темный цвет. Но один из богов проклял камень, и это проклятие тяготеет над ним уже тысячи лет. Так рассказывает легенда.

Жители окружающих деревень верили этой легенде и передавали ее из поколения в поколение. Они говорили, что камень этот когда-то провалился в ад, но дьявол выплюнул его обратно.

Воздух вокруг камня вдруг начал дрожать. Властитель отшатнулся назад, его лицо исказилось. Получилось! Он чувствовал, что его опыт удался. Теперь он сможет влиять на судьбы людей.

Голубоватое мерцание стало более плотным, ярким, приобрело форму. Откуда-то раздался голос, исполненный нечеловеческой муки. Властитель Империи мертвых не переставал бормотать свои дьявольские формулы.

Он поднял руки, его острые когти указывали на камень.

Свет становился ярче. Снова прозвучал этот мучительный крик, на этот раз еще громче, еще яснее.

— Лилиан… — голос прозвучал под сводами, словно последний отчаянный вздох умирающего.

Над камнем проплыла какая-то фигура. Властитель пока не мог узнать ее контуры. Фигура становилась все больше, приобретала плоть и кровь… Это был человек! Человек, появившийся из ничего. Это был Честер Дэвис. Он лег на камень, и холодный голубой огонь охватил его. Сумасшедший смех раскатился под сводами смех Властителя Империи мертвых.

Все получилось! Он господин Империи мертвых. Теперь вся власть находилась в его руках. События с Дэвисом были только лишь началом…

В Голливуде все, кто хоть что-то, собой представляет, живут в Беверли-Хиллз. Жила там и Виола Вейн. Она владела сказочным бунгало на склоне Гарли.

Вейн была дважды разведена. Сейчас эта звезда телесериалов опять охотилась за мужчиной. Она была богата и разбрасывала деньги пачками. Виола часто устраивала вечера, славившиеся, во-первых, холодными закусками, а во-вторых, свободой нравов. Некоторые из женской половины приглашенных на вечеринку вообще ничего не надевали на верхнюю часть тела.

Сегодня было воскресенье, и у Вейн начинался очередной вечер. Виола уже не причисляла себя к разряду юных. Ей было за тридцать, и она не стеснялась этого.

— Вы выглядите обворожительно! — сказал, входя в бунгало, известный режиссер, галантно целуя протянутую ему руку. Он даже не потрудился скрыть ухмылку, когда произносил этот банальный комплимент.

Виола проглотила это, с притворной веселостью взмахнув своими крашенными в фиолетовый цвет волосами. Сегодня она была одета в коротенькую юбку и блузку с глубоким вырезом, предельно открывавшим грудь. Лучший косметолог Голливуда два часа трудился над ее лицом.

— Танцуйте, друзья! — воскликнула прекрасная Виола и выскользнула в сад.

Здесь был устроен холодный буфет. Гости, словно коршуны, набросились на кулинарные лакомства. Под группой пиний ансамбль играл последние хиты.

— Восхитительно! — промычал один из старых известных актеров и вытер свои толстые губы. — Твои вечера, Виола, всегда прекрасны!

Польщенная хозяйка подарила ему воздушный поцелуй.

Наполнив желудки, актеры немного выпили и начали танцевать.

Музыканты вспотели от усердия, как, впрочем, и гости. Поэтому вскоре все дружно бросились в воду. Конечно, без одежды. Каждый резвился в свое удовольствие, не подозревая, во что через час превратятся эти удовольствия.

Время прошло незаметно.

— А теперь прыгай ты, Виола! — крикнул кто-то, выходя из выполненного в форме сердца бассейна.

Виола заколебалась, но мужчины схватили ее и, не обращая внимания на визг, раскачали и бросили в бассейн. Многие засмеялись. Они получили свою порцию удовольствия.

Виола, откашливаясь, вынырнула из-под воды. Она увидела раскрасневшиеся от смеха лица гостей на краю бассейна и легла на спину, чтобы проплыть несколько кругов. Рядом с ней плюхнулся в бассейн какой-то мужчина. Из одежды на нем был только вечерний пиджак. Виола хотела подплыть к нему, когда он вынырнул. Но почему-то не смогла сделать этого. Ее руки и ноги стали тяжелее свинца. К счастью, она уже была у края бассейна и смогла вылезть наверх.

— Тебе что, плохо? — раздались озабоченные голоса.

— Пустяки, небольшая слабость, — смущенно улыбнулась хозяйка, — сейчас будет все в порядке. Мне нужно только немного освежиться.

Ей даже не пришло в голову, насколько бессмысленными были эти слова — ведь она только что вылезла из бассейна.

Зайдя в свою комнату, Виола упала на кровать. Ее бил озноб. На лбу выступили крупные капли пота. Женщина захрипела. Ей не хватало воздуха. Взгляд в большое зеркало испугал Виолу. Ее лицо! Боже мой… Оно изменилось, став серым и морщинистым. Ее тело тоже сморщилось и стало меньше. И вдруг она увидела ЭТО. Плывущий к ней голубой огонь. Из него показалась ужасная морда.

— Ты принесла клятву дьяволу! — Голос ворвался в уши Вейн, сводя ее с ума.

— Да, да, — прохрипела она, — я повинуюсь.

Огонь становился все сильнее. Он охватил тело Виолы. Казалось, он проникает во все его поры… А потом все исчезло.

Вейн прерывисто дышала. Постепенно к ней вернулась способность мыслить. Но мысли ее теперь изменились. Она думала об убийстве! Взгляд Виолы остановился на комоде. Там появился предмет, возникший из ничего. Нож!

На ее лице появилась злая улыбка. Виола встала и схватила нож. Сейчас ее невозможно было узнать. Молодая женщина превратилась в чудовище, обуреваемое жаждой убийства. Пряди седых волос в диком беспорядке свисали с ее головы. Небольшие черные глазки сверкали угрозой.

Вейн жадно облизала свои бескровные губы. Бесшумно она открыла дверь спальни. Навстречу шла одна из молодых актрис, держа в руке недопитый бокал шампанского.

— Эй, Франкен… Франкен… — весело захихикала подвыпившая девушка.

Виола дважды ударила ее ножом. С расширившимися от безграничного удивления глазами девушка упала на пол. Стакан со звоном разбился. По светлому ковру, потекла темная струя вина и крови.

Убийца поспешила дальше. Жажда крови подгоняла ее вперед. Она пробежала через гостиную и выбежала на террасу, в сад. Вначале ее никто не заметил, но вдруг раздался испуганный вскрик.

Виола пробурчала что-то нечленораздельное, а потом снова нанесла удар. Гости с воплями кинулись бежать, спасаясь в паническом ужасе. На полу остались лежать двое тяжелораненых, которые истекали кровью.

Вейн бежала дальше. Она видела окружающее смутно, как будто сквозь кроваво-красную пелену. Ужасные звуки вылетали из ее горла. Никто не осмеливался остановить ее. Мужественные на вид герои экран помышляли только о бегстве.

Виола погналась за одним из музыкантов. Убегая в безумной панике, несчастный споткнулся о стул и с криком упал на пол. Виола мгновенно очутилась возле него. Из ее полуоткрытого рта капала слюна, когда она подняла нож для смертельного удара. Но музыкант, ухитрившийся сохранить остатки самообладания, откатился в сторону. Нож прошел мимо. Фурия снова кинулась на него. Музыкант схватил стул за спинку и ударил женщину. Она отшатнулась назад.

Зазвучали полицейские сирены. В чудесном саду теперь оставались только Виола и оба раненых. Женщина-убийца дико озиралась вокруг. Ее дыхание было прерывистым, она искала новую жертву. Четверо полицейских вбежали на участок, вытаскивая на ходу пистолеты. Виола бросилась им навстречу, держа наготове нож.

— Стоять! — крикнул сержант.

Виола приближалась. Словно через увеличительное стекло, сержант увидел надвигающееся на него чудовище. Внезапный ужас парализовал его.

— Стреляй же! — крикнул другой полицейский.

Сержант вскинул оружие. Слишком поздно! Виола была уже рядом. Сверкающая сталь вонзилась в грудь человека. Выстрел, как удар хлыста, разорвал тишину. Сержант и Виола Вейн упали одновременно.

Полицейские подбежали к пострадавшему. Вдруг они остановились, словно наткнувшись на стену. Убийца! Ее уже не было. И она, и ее ужасное оружие исчезли, словно растворились в воздухе. Осталась только маленькая кучка пепла.

Эта новость распространилась с быстротой молнии. Телефоны и телетайпы звонили и стучали, как сумасшедшие. Провода между Лос-Анджелесом и Нью-Йорком, казалось, не выдержат и расплавятся. Только что был маньяк на восточном побережье, а теперь то же самое на западном. Что случилось? Как это могло произойти?

Была образована специальная комиссия. ФБР и ЦРУ работали рука об руку. Результат был равен нулю. Наконец вспомнили о версии Билла Конноли.

Репортера доставили к полковнику Сандерсу из ЦРУ, который руководил расследованием.

Билл подробно рассказал полковнику о событиях в, Центральном парке. Его снимки тщательно сопоставили со старой фотографией Малыша Нельсона, извлеченной из его дела.

— Не могу поверить! — Обескуражено покачал головой полковник. — Сходство, как у близнецов. Может быть, это и были близнецы?

Билл позволил себе улыбнуться. Полковник Сандерс покачал головой.

— Забудьте ерунду, которую я только что сказал. Мои мозги не выдерживают. Может быть, у вас есть какая-нибудь идея или предложение? — полковник посмотрел на репортера.

— Да, у меня, кажется, есть идея.

— Ну, давайте, выкладывайте.

— Возможно, среди моих знакомых есть человек, который может вам помочь. Он полицейский, как и вы, но занимается парапсихологией. Это один из лучших специалистов своего дела.

Полковник нетерпеливо заерзал на своем стуле.

— Не тяните! Как его зовут?

— Джон Синклер.

Джон Синклер был чертовски занят. День был в буквальном смысле очень горячим. Душным был даже воздух в его кабинете.

Джон целый день проработал за столом и поглотил огромное количество воды. К вечеру он отправился поужинать в закусочную, находившуюся в одном квартале от его работы. Это была небольшая лавочка с деревянной стойкой и бильярдом, размещенным в задней комнате.

Синклер оперся о стойку, и начал с того, что заказал себе пива. Пиво здесь было отличное.

Пиво подействовало отлично. Через несколько минут Джон уже оживленно доказывал, что «Манчестер» не станет в этом году чемпионом по футболу, одновременно слушая мнение толстого хозяина по поводу предстоящих скачек.

Выпив еще три стакана пива, Джон отправился домой пешком. Он жил недалеко от Скотланд-Ярда, но это было скорее недостатком, чем достоинством.

Джон Синклер был высоким и атлетически сложенным человеком. У него были темно-русые волосы и голубые со стальным оттенком глаза. Кроме отличного владения всеми видами борьбы и умения прекрасно стрелять, Синклер прошел курс криминологии и психологии. Особенно его заинтересовала парапсихология, поэтому он стал одним из немногих, которых привлекали для расследования самых необычных и таинственных преступлений.

Смеркалось. Чтобы сократить путь, Джон пошел напрямик, через небольшой парк. По его аллеям гуляли пожилые люди, на всех скамейках сидели влюбленные парочки.

Инспектор шел по узкой боковой аллее, над которой нависали плотные заросли деревьев и кустов. Он был здесь единственным пешеходом.

Сдавленный стон вывел его из задумчивости. Джон прислушался. Справа из кустов доносились звуки подозрительной возни. Он прыгнул в кусты, раздвинул ветви и остановился. На полянке лежала девушка. На вид ей было не больше шестнадцати. Перед ней стояло два парня. Один держал в руке велосипедную цепь, другой нож.

На девушке были только трусики. Обрывки остальной одежды валялись вокруг.

— Я думаю, хватит! — громко сказал Джон.

Девушка всхлипнула. — Помогите мне, мистер… — жалобно попросила она.

Один из юнцов без промедления взмахнул цепью. Джон мгновенно пригнулся. Цепь просвистела у него над головой, и, прежде чем парень успел понять, что произошло, инспектор ударил его ребром ладони по руке. Вскрикнув от боли, тот выронил цепь. Его соратник с ножом в руке кинулся на Джона. Тот сделал шаг в сторону и подставил колено. Парень взвыл от боли и свалился на землю.

Оставшийся на ногах насильник растерянно смотрел на Синклера, не зная, что делать дальше. Девушка между тем встала и поспешно одевалась.

— Отпустите их обоих, мистер, — быстро сказала она, — я не буду давать показаний.

Проговорив это, девушка убежала. А инспектор, произнеся перед подростками короткую убедительную речь, отпустил их. Цепь и нож он оставил себе. По дороге он выбросил их в мусорный ящик.

Войдя в вестибюль, Джон услышал, как его окликнули. Обернувшись, он увидел хорошо одетого брюнета.

— Билл Конноли! Старик! — обрадовано воскликнул Джон. — Черт побери! Что тебя привело сюда?

— Во-первых, жажда, а во-вторых… Но лучше я расскажу тебе об этом, когда мы будем наверху.

— Отлично! За мной дело не станет.

Лифт поднял друзей на восьмой этаж. Уютная квартира Джона была обставлена со всем возможным комфортом. Естественно, что виски было нужной температуры, а пиво стояло в холодильнике.

Удобно усевшись в кожаные дымчатого цвета кресла, друзья сделали по глотку.

— Ну, рассказывай! — Сразу же приступил к делу Синкллер.

Билл не заставил себя упрашивать. Он быстро и точно рассказал о происшествиях. Чем больше он говорил, тем внимательнее становилось лицо инспектора.

— Теперь ты знаешь все, — закончил свой рассказ Конноли.

Джон задумчиво кивнул.

— Ты не поверишь, Билл, но я уже слышал об этих происшествиях. Хотя эти дела нас не касаются.

— Пока нет, но я знаю, что полковник Сандерс собирается официально подключить Скотланд-Ярд. Так что тебе не миновать этого расследования. Я всего лишь предвестник этого.

Джон ухмыльнулся.

— Насколько я тебя знаю, ты уже должен был глубоко влезть в дело.

— Нужно же как-то жить. И потом, у меня нюх на невероятные истории.

— А что ты еще об этом знаешь? — спросил Джон.

— Собственно, только немного больше, чем полиция.

— А что значит «немного больше»? — улыбнулся Джон…

Билл пожал плечами и сделал еще глоток виски.

— У меня просто больше фантазии. Я предпринял самостоятельные розыски отдельно по Честеру Дэвису и Виоле Вейн.

— Ну, и что ты выяснил?

— Только то, что весной оба они были в Мексике.

— Где именно? — насторожился Джон.

— На полуострове Юкатан. Точное название места я забыл. Сообщу его тебе позже.

— Это уже след, — задумчиво произнес Джон.

— Или случайность, — возразил журналист.

— Может быть. Посмотрим.

— Впрочем, я выяснил еще кое-что, — ухмыльнулся Билл, — название туристского агентства, которое обеспечило им эту поездку. Называется оно «Транс-уордл» н имеет свой филиал в Лондоне.

— Ну, ты молодец! — Джон похлопал друга по плечу. — Никогда бы не подумал, что у тебя такие способности к криминалистике.

— Не надо комплиментов. Просто я не мог бросить тебя одного перед таким запутанным делом. Конноли допил свой стакан.

— Так, — сказал он, — а теперь еще по глоточку на прощание.

— Ничего не могу возразить, — ответил Синклер.

Информация Конноли была точной. На следующий день Джон действительно получил это задание. Его шеф, суперинтендант Пауэлл, положил ему на стол документы ФБР и ЦРУ.

После двух часов изучения этих бумаг у Джона появилось ощущение, что мозги начинают плавиться. К счастью, как раз в это время к нему зашел Билл.

— Ну, разве я не был прав?

— К сожалению, — ответил Джон. — И мне теперь предстоит со всем этим мучиться. — Он указал на разложенные по столу бумаги.

Разве твоя профессия уже не доставляет тебе удовольствие?

— Доставляет, — ответил Джон, — но я еще не закончил отчет по предыдущему делу.

Инспектор захлопнул папку и надел свою легкую куртку.

— А теперь пойдем-ка посмотрим поближе на бюро путешествий, — сказал он.

— С удовольствием составлю тебе компанию, — отозвался Конноли.

Бюро путешествий находилось недалеко от Трафальгарской площади. Чтобы припарковать служебный автомобиль на перегруженных транспортных улицах, Джону пришлось проехать лишних три квартала.

Они подошли к зданию, первый этаж которого занимало бюро. Его витрины, сплошь оклеенные плакатами, приглашали в увлекательные поездки во все уголки мира. За заваленной проспектами стойкой сидели три девушки.

Джон Синклер обратился к ближайшей из них — блондинке с платиновым оттенком волос и очках в золотой оправе. Увидев его удостоверение, красавица широко раскрыла глаза.

— Что вам угодно, сэр? — спросила она, запинаясь.

— Мы хотели бы узнать имена пассажиров, которые весной летали в Мексику. Пожалуйста, посмотрите ваши списки.

— Один момент, сэр. Садитесь, пожалуйста. Джон и Билл сели. Им пришлось ждать почти двадцать минут. Блондинка вернулась с тремя папками.

— Это все, что мне удалось найти, джентльмены. Надеюсь, вам это поможет.

Друзья начали внимательно просматривать списки. Конноли повезло первому.

— Джон, я нашел! — воскликнул он.

Инспектор с интересом наклонился над бумагами. Он насчитал тридцать имен людей, которые заказали путешествие в Мексику. Хорошо, что каждый филиал фирмы «Транс-уордл» получил по экземпляру этих списков. Здесь были и фамилии Виолы Вейн и Честера Дэвиса.

— А вот это интересно! — вдруг пробурчал Джон. — Посмотри-ка. Кеннет Хаук. Вулвич-Роуд, пять. Они посмотрели друг на друга.

— Черт побери! Это ведь не так далеко отсюда.

— Точно! Мы можем навестить его.

Джон попросил блондинку подготовить копию списка, и, не теряя времени, друзья двинулись в путь. Конноли возбужденно крутил в пальцах сигарету.

— Вот это и есть настоящее везение, — обрадовано сказал он.

— Подожди еще, — остудил его Синклер.

Примерно через полчаса они добрались до предместья Вулвич. Главная улица предместья называлась Вулвич-Роуд. Дом номер пять на ней оказался прочным строением из серого камня, построенным еще в добрые старые времена. Фасад его совсем облупился, а дождевые потоки оставили глубокие борозды. Кеннет Хаук жил на первом этаже.

Джон Синклер нажал кнопку висевшего над дверью звонка. Никакого ответа. Судя по всему, хозяина не было дома. Это было неудивительно. Днем почти все люди работают. После третьей попытки из нижнего окна выглянула недовольная соседка.

— Мистера Хаука нет дома, — сердито заявила она. — Вы что, сами не видите?

Джон изобразил на лице любезную улыбку и поинтересовался, где работает мистер Хаук.

— В страховой конторе, — уже спокойней сказала соседка. — Это здесь неподалеку. Вы можете дойти туда пешком.

Они вежливо поблагодарили женщину.

— Наверняка оба из Скотланд-Ярда, — пробурчала, глядя им вслед, соседка. Неужели Хаук что-нибудь натворил?

Филиал страховой конторы «Истерн Интераенс» размещался в двух этажах жилого дома. Джон спросил портье, где можно найти Кеннета Хаука.

— Насколько я знаю, мистер Хаук сейчас ведет прием клиентов. Если джентльмены согласны немного подождать…

Конноли кивнул.

— Твоя служба всегда такая скучная? — спросил его Билл.

— Иногда, — улыбнулся Джон.

Ждать пришлось недолго. Через десять минут портье предложил им войти.

— Мистер Хаук уже освободился. Пройдите, пожалуйста, наверх. Первый этаж, комната двенадцать.

Дверь комнаты двенадцать была покрыта лаком. В верхнюю ее часть было вставлено большое матовое стекло.

Джон постучал.

— Войдите, — разрешил низкий голос.

Друзья оказались в небольшом кабинете. У окна стояли письменный стол и три стула. За столом сидел тощий человек в очках в толстой роговой оправе. Он встал навстречу посетителям.

— Чем могу служить, джентльмены? Джон показал ему удостоверение. Скотланд-Ярд? — удивился Хаук.

— Не волнуйтесь, мистер Хаук, мы не собираемся вас арестовывать, успокоил его Джон. — Нам нужно кое-что выяснить по поводу вашего путешествия в Мексику.

Веки Хаука вздрогнули. Уголки рта искривились в судорожной улыбке. Его явно что-то смутило, хотя он и старался скрыть это от гостей.

Синклер и Конноли удивленно смотрели на растерянного хозяина кабинета. На его лбу даже выступили мелкие капельки пота.

— Вы пробыли в Мексике почти два месяца, — начал Джон. — Почему так долго? Была ли на то какая-нибудь важная причина?

Хаук нервно облизал свои тонкие губы.

— А почему вы об этом спрашиваете, инспектор? Я ездил в Мексику с целью сбора информации.

— Где именно вы жили?

— На полуострове Юкатан. Наш отель находился в Мериде, главном городе штата. Оттуда мы совершали поездки по стране.

— Все ездили вместе?

Кеннет Хаук промедлил с ответом.

— Нет, мы ездили всемером — четыре мужчины и три женщины. Нас всех интересовала древняя культура майя.

— Значит, вы посещали места раскопок и древние храмы, — констатировал Джон.

— Да.

— А в промежутках вы возвращались в отель, мистер Хаук?

— Нет, инспектор. Поездка длилась почти четыре недели.

— У вас был руководитель группы?

— Да.

— Как его звали?

— Черт побери, инспектор! Зачем вы все это выясняете? Что это преступление — провести отпуск в Мексике?

Синклер улыбнулся.

— Разумеется, нет, мистер Хаук. Хотя может случиться и так, что ваша поездка связана с одним преступлением. Теперь, пожалуйста, расскажите поподробнее, что происходило в эти четыре недели. Постарайтесь вспомнить все, даже самые незначительные мелочи.

Хаук судорожно сглотнул слюну. Он нервно снял очки и беспомощно посмотрел на инспектора своими совиными глазами.

Билл Конноли слегка подтолкнул Джона.

— По-моему, что-то происходит, — прошептал он. Хаук вдруг застонал. Его тело дрожало.

— Ах, огонь! — прохрипел он. — Огонь! Джон Синклер и Билл Конноли разом вскочили на ноги. Теперь уже и они увидели. Это было невероятно. Воздух над головой Хаука, казалось, был заряжен электричеством. Слышалось характерное потрескивание. Откуда-то возникло и поплыло по комнате кольцо голубоватого цвета. Потом оно опустилось на голову Кеннета Хаука.

Голубое пламя становилось все ярче. Глазам было больно смотреть на Хаука. Друзья слышали его стоны, и вдруг раздался пронзительный голос:

— Ты присягнул дьяволу!

Джон от удивления широко раскрыл глаза. Он не верил своим глазам и ушам.

Кеннет Хаук по-прежнему сидел за своим письменным столом и корчился в судорогах. Голубоватое пламя окутало его с ног до головы.

Синклер невольно отшатнулся. Ему казалось, что тело Хаука начало расплываться в воздухе.

— Адский огонь! — раздался страшный стон Хаука. — Он пожирает меня! Не-е-ет!

Джон не мог этого больше выдержать. Он бросился к. Хауку, но в следующее мгновение уже лежал на полу, отброшенный невероятной силы ударом. Его словно парализовало. Мышцы рук и ног отказывались повиноваться. С неимоверным трудом приподняв голову, он увидел, что Конноли неподвижно лежит на полу. Хаук по-прежнему сидел за письменным столом, но тело его как-то странно изменилось. Лицо стало шире. Глаза выкатились из орбит. Нос стал короче и толще. Тело словно еще больше усохло, но на нем появились мощные мускулы, грозящие разорвать пиджак.

Джон видел все происходящее, как в замедленной съемке.

Холодный огонь становился все более плотным и осязаемым. На письменный стол с глухим стуком свалился какой-то предмет. Топор! Хаук заметил топор. Его пальцы, как клешни, вцепились в рукоятку. Раздался безумный смех.

— Мистер Хаук! — раздался женский голос из-за двери. — Что случилось?

— Не заходите! — хотел крикнуть инспектор, но не успел.

В кабинет вошла белокурая девушка и сделала несколько шагов к столу Хаука. В следующее мгновение раздался женский вопль. Хаук нанес удар топором. Ручьем хлынула кровь, и молодая женщина рухнула на пол.

Хаук, не переставая хохотать, вышел из-за стола и пошел к Синклеру, который по-прежнему лежал на полу и был не в силах шевельнуться. Инспектора охватил ужас. Хаук подходил все ближе. Он держал обеими руками окровавленный топор. В его взгляде не было сейчас ничего человеческого.

Джону уже не на что было надеяться. Хаук занес топор над его головой и вдруг отлетел в сторону. Это Конноли нашел в себе силы педняться. Он прыгнул к Хауку и ударил его в спину.

Безумец пошатнулся, и страшный удар пришелся по воздуху. Он со звериным рычанием оглянулся, увидел Билла и снова нанес удар. Однако репортер уклонился, и смертоносное лезвие просвистело рядом с ним.

Хаук затравленно озирался. Он должен был убивать, но неожиданно встретил сопротивление. Жажда крови подгоняла его. Убийца бросился к двери, распахнул ее и мгновенно исчез.

— Билл, — прохрипел Синклер, — задержи его, иначе…

Конноли был уже за дверью.

Инспектор почувствовал, что силы возвращаются к нему. Он с трудом поднялся и вышел в коридор. Из соседней комнаты донесся душераздирающий крик. Коридор заполнился растерянными людьми.

— Все назад! — крикнул инспектор и ворвался в соседний кабинет.

Кеннет Хаук орудовал тут, как мясник. Три девушки в ужасе сбились в угол. Хаук наступал на них с топором, занесенным для смертельного удара. Конноли лежал на полу и стонал. По его левой руке текла кровь.

Инспектор в доли секунды оценил ситуацию. Левой рукой он рванул Хаука за плечо, а правой нанес ему страшный удар в лицо. Убийца отлетел назад, но не выпустил из рук топор. Девушки снова завизжали.

— Бегите! — закричал им Джон и принялся за Хаука. Тот уже пришел в себя и снова наступал на Джона.

Инспектор уклонился от первого удара. И второй раз Хаук ударить не успел Джон ударил его по руке. Топор со стуком упал на пол. Уже в следующее мгновение кулак инспектора нанес удар в подбородок убийцы. Хаук пролетел по воздуху через полкабинета и ударился затылком о стену. Синклер вздохнул и наклонился за топором.

И тут произошло невероятное. Топор исчез, растворился в воздухе. Одновременно исчез и сам Кеннет Хаук.

Люди, находившиеся в комнате, закричали от ужаса. Даже у бывалого инспектора по спине поползли мурашки.

— Это был дьявол, — прошептал стоявший у открытой двери пожилой клерк.

Все в панике бросились прочь. Только теперь инспектор смог заняться своим другом.

— Хороши игрушки, — тихо проговорил репортер. — Кажется, этот псих погладил меня топором по руке. А хотел сделать еще одну дырку, в животе.

— Радуйся, что голова цела, — сказал Джон и пошел к телефону, чтобы вызвать бригаду по расследованию убийств.

Полиция и врачи вошли в залитый кровью кабинет через несколько минут. Врачей вызвал сотрудник службы безопасности.

Инспектор Хаггерти оказался старым знакомым Джона. Это был ничем не примечательный человек, который умел добиваться успеха за счет странного сочетания нудной дотошности и отчаянной храбрости. Джон обрисовал ему положение. Хаггерти задумчиво выбил свою трубку.

— Если бы я не знал вас, Синклер, я решил бы, что вы свихнулись. Впрочем, девушка мертва. Малышке было всего двадцать. Дьявольское отродье! А потом это страшилище вместе с топором растворилось в воздухе? Я ничего не понимаю. Синклер вздохнул.

— Это необычное убийство, Хаггерти. Похоже, что мы столкнулись с такими вещами, как перемещение душ и материализация. И всем этим руководит какая-то загадочная сила. Сила, предназначенная творить зло.

— Вы сами понимаете, о чем говорите, коллега? — Хаггерти смотрел на Джона удивленными глазами. Синклер похлопал его по плечу.

— Очень хорошо понимаю, дружище. К ним подошел Конноли. Врач уже сделал ему перевязку.

— Я почти в форме, Джон, — ухмыльнулся он. — Мы с тобой еще вытащим этого дьявола из ада.

В комнату вошел помощник Хаггерти, только что закончивший опрос свидетелей. Он был бледен.

— Все совпадает, сэр, — сказал он.

— Что вы имеете в виду, черт побери? — уточнил Хаггерти.

— Все свидетели подтверждают, что убийца растворился в воздухе.

— Да что здесь, все с ума посходили? — не выдержав, взревел инспектор.

— Минутку, — вмешался Синклер. — Убийца действительно растворился. Это видел я, это подтвердили свидетели. Вам остается только исследовать следы, если они есть.

Хаггерти покачал головой.

— Вы можете мне что-нибудь объяснить, Синклер? Я никогда не слышал, чтобы человек вдруг взял и просто растворился в воздухе.

— Человек — нет, дорогой коллега. Но этот убийца не был обычным человеком. Он умер несколько лет назад.

Это оказалось чересчур много для бедняги инспектора. Он без сил опустился на стул и простонал:

— Мне необходим глоток виски.

Впрочем, Хаггерти выпил не один глоток, а добрых полстакана. Что поделаешь — ведь полицейские тоже всего лишь только люди.

Над Меридой, столицей мексиканского штата Юкатан, сверкало голубое небо. Тут приземлился транспортный самолет, летевший чартерным рейсом компании «Транс-уордл», Путешественники шумной гурьбой вывалили из самолета, прошли таможенный, паспортный контроль и автобусом отправились в отель.

После полудня жара стала совсем нестерпимой. К счастью, все комнаты отеля были оборудованы кондиционерами.

— Прошу всех через час собраться в холле, — сказал руководитель группы. У меня будет дополнительная информация.

Глория Симпсон и Джейн Корнби получили комнату на двоих. Они дружили уже лет десять и работали в одной фирме. Обе давно мечтали о поездке в Мексику и собирали деньги на нее в течение трех лет.

Рыжие волосы Джейн Корнби были коротко острижены, а ее курносое лицо украшала целая россыпь веснушек. Это была миниатюрная девушка, с безукоризненной фигурой кинозвезды. Красота ее подруги была совсем другого сорта. Глория своим сложением напоминала мальчишку. У нее были длинные стройные ноги и упругая грудь. Свои темно-русые волосы она подвязывала сзади задорным хвостиком.

— Я приму душ, Глория, — сказала Джейн, снимая брюки.

Через мгновение она уже блаженствовала под освежающими струями. Тем временем Глория распаковывала чемоданы. Среди ее вещей были три толстые книги о культуре майя.

Обе девушки интересовались этой древней циливизацией, и главной целью их поездки был осмотр древних храмов.

Освежившись, девушки оделись и взялись за изучение привезенных книг.

— Послушай-ка, Глория! — взволнованно сказала Джейн. — Здесь написано о разрушенном храме, в котором тысячи лет назад жил Властитель Империи мертвых. Правда, интересно? Представь себе — мы посетим этот замок, и вдруг перед нами окажется ужасный Властитель мертвых. Представляешь себе?

При последних словах голос Джейн прозвучал глухо и таинственно. Глория рассмеялась, хотя у нее пробежал холодок по спине.

— Не говори глупости. Лучше сходи а клуб спиритизма, когда мы вернемся. Там ты скорее сможешь познакомиться с мертвецами.

— Не шути с этим, Джейн.

— Ну, хорошо. А теперь нам пора, а то опять опоздаем. А наш дорогой руководитель очень строго относится к тебе. Так и раздевает глазами.

Джейн кивнула.

— Я скорее на всю жизнь останусь девицей, чем соглашусь с ним переспать.

Девушки засмеялись и побежали вниз. Вся группа уже собралась. Они опять пришли последними. Руководитель группы, которого звали Район Мендерес, стоял в центре холла. И опять Джейн Корнби ощутила его колючий взгляд. Она смущенно отвела глаза.

Мендерес произносил очередную речь. Вначале он нес обычную ерунду, но минут через пятнадцать добрался до главного.

— Кто из вас хотел бы участвовать в экскурсии к древним храмам?

Вверх, как по команде, взметнулось двадцать рук. Мендерес с довольной улыбкой кивнул.

— Вы, разумеется, понимаете, что спать нам придется не в отеле, а в палатках под открытым небом. Путешествие предстоит нелегкое, поэтому я рекомендую его только тем, кто по-настоящему интересуется древней культурой. Еще раз спрашиваю, кто не передумал и хочет отправиться на экскурсию?

На этот раз руки подняли только пятеро — трое мужчин и две женщины. Район Мендерес надулся, как павлин, и спросил с издевкой:

— Надеюсь, вы твердо решили, мисс Корнби? Мисс Симпсон, вам я тоже советую еще раз хорошенько подумать.

— Мы не передумаем, мистер Мендерес, — ответила Джейн. — Мы специально готовились к этому.

Мендерес изобразил нечто вроде легкого поклона.

— На это мне нечем возразить. Желаю всем вам приятного отдыха. Тех, кто изъявил желание отправиться в путешествие к храмам, прошу пройти со мной.

Мендерес провел их в контору отеля. Всем мужчинам, которые собирались идти, было около сорока. Они производили впечатление здоровых, спортивного склада людей.

Здесь переписали фамилии участников похода. Когда очередь дошла до Корнби, колючий неприятный взгляд Мендереса задержался на ней дольше, чем на других.

— Вы не боитесь?

— Нет, мистер Мендерес! Ни моя подруга, ни я не боимся. И вообще — о чем вы говорите?

Узкие губы Мендереса растянулись в ухмылку.

— Это будет опасная дорога. Дорога через джунгли и раскаленные от солнца скалы. Джейн кивнула.

— К этому мы готовы. Кроме того, с нами ведь будет проводник.

— Проводником буду я, — сказал Мендерес. Джейн вздрогнула. На это она совсем не рассчитывала.

— Может быть, откажемся? — шепнула ей на ухо Глория.

Джейн покачала головой. Она посмотрела на Района, затем тихо сказала:

— Я хочу дать вам один совет — не пытайтесь подъезжать ко мне.

Мендерес галантно поклонился.

— Я учту это, — спокойно ответил он. Для Джейн его реакция была совершенно неожиданной. Пожалуй, этот тип что-то замышлял.

— Мы отправимся через пять дней, — предупредил руководитель похода. — А пока отдыхайте. Подробную информацию об одежде и необходимом снаряжении вы получите позже.

С этими словами он отпустил группу.

Когда Мендерес остался один, его лицо исказила злобная гримаса.

— Еще пять! — прошептал он. — Пять жертв для Властителя Империи мертвых.

В последние дни в Скотланд-Ярде только и говорили, что о дьяволе, гостях из ада и прочей чертовщине. Синклер в эти дни мотался с одного совещания на другое, снова и снова рассказывая о загадочном случае. Конноли быстро оправился после ранения. Его уже влекло к новым приключениям.

К вечеру второго дня Джон наконец освободился от бесконечных разговоров и получил конкретное задание.

Ему предстояло лететь в Мексику и там, на месте, расследовать загадочное дело.

В девять вечера, когда он вернулся наконец домой, его здесь приветствовал Билл Конноли.

— Как дела? — спросил он.

— Вылетаем завтра вечером, — ухмыльнулся Джон.

— Отлично. Я готов хоть сейчас. А что нас ждет в Мексике?

Синклер задумчиво посмотрел на друга.

— Не знаю, Билл. Похоже, что за этим случаем таится гораздо больше, чем может показаться. И еще раз хочу тебе напомнить, что ты совершенно не обязан лететь со мной.

— Что я — ребенок?

— Нет, но я получаю деньги за эту работу. У меня не так уж много друзей, Билл. Я стараюсь их сохранить.

— Спасибо за заботу, — ухмыльнулся репортер. — Но так легко ты от меня не отделаешься. Учти, что я уже бывал в переделках.

— Раньше были обычные случаи, а сейчас мы столкнулись с делом, которое нелегко объяснить. Билл! Мы будем иметь дело с убийцей из Империи мертвых! Мы боремся с людьми, которые данным давно умерли. Ты понимаешь?

Билл Конноли молча кивнул, но почувствовал, что холодные мурашки поползли по его спине.

Будильник прозвенел в пять утра. Джейн и Глория с трудом очнулись от сладкого сна.

— Вот и прошла последняя ночь в уютной кроватке, — промурлыкала Джейн.

Сегодня им предстояло отправиться в нелегкий путь. Весь багаж был уложен с вечера, тропическая одежда лежала наготове.

Через полчаса девушки уже были облачены в прочные хлопчатобумажные брюки и рубашки цвета хаки. В руках они держали пробковые шлемы.

Их уже ждал плотный завтрак. Все остальные уже собрались за столом. Жадный взгляд Мендереса скользнул по обеим девушкам. Подружки сели рядом и приступили к завтраку.

Путешествие началось с перелета до Текакса. Этот городок был последим форпостом цивилизации. Отсюда они на джипах двинулись в глубь странны. Последний участок пути предстояло преодолеть пешком.

По пути девушки познакомились с тремя своими спутниками. Одного из них, приехавшего из Германии, звали Вальтер Нойман, другой, по имени Джек Бенкрофт, был англичанином, а Джим Донован прибыл из Соединенных Штатов. Это были спокойные надежные люди, которых очень интересовала культура майя.

После завтрака Мендерес попросил минутку внимания.

— Хочу вам сообщить, что с вами поедут еще два джентльмена. Они решились на это только вчера. — Мендерес посмотрел на часы. — Через несколько минут они будут здесь Оба прилетели к нам из Европы.

— Что-то слишком поздно им это взбрело на ум, — пробурчал Нойман, светловолосый немец. Мендерес пожал плечами.

— Обычно мы стараемся брать не менее семи человек. Для пяти такое путешествие не слишком рентабельно. — Он криво ухмыльнулся.

— Откуда эти ребята? — осведомился Бенкрофт, безмятежно потягивая свою трубку.

— Англичане, — ответил Мендерес.

— Будем надеяться, что они не такие сухари, как вы, — усмехнулся Донован. — Я не теряю надежды найти партнеров для покера.

— В покер вы могли бы поиграть и дома, — заметил Нойман. — Я, со своей стороны…

Дверь комнаты открылась. Вошли два человека. Оба загорелые, примерно одинакового роста. Даже нелепая тропическая одежда не могла испортить впечатление, которое производили эти спокойные мужественные люди.

— Меня зовут Джон Синклер, — представился блондин. — А это мой друг Билл Конноли.

Присутствующие тоже представились, пробурчав стандартное «очень приятно».

Джейн не сводила глаз с лица Конноли. В эти несколько мгновений она поняла, что это любовь, любовь с первого взгляда. Мендерес заметил это. Он сжал губы. Злая улыбка промелькнула на его хищном лице.

Следующие полчаса прошли за обсуждением подробностей предстоящего путешествия. Вскоре прибыл автобус, который доставил группу в аэропорт. Там их ждал двухмоторный ДС-6, готовый к полету.

Самолет был набит, словно банка с сардинами. Джон и Билл устроились рядом. Впереди них сидели обе девушки.

— Позвольте спросить, как это две такие юные леди решили отправиться в рискованное путешествие? — с ухмылкой осведомился Синклер.

— Страсть к приключениям, — ответила Глория.

— Это гораздо интереснее, чем лежать на пляже и ждать у моря погоды. Нет, мы хотим побольше узнать о жизни, — уточнила ее подруга.

— Разве вы не думаете об опасности? — спросил Билл.

Джейн кокетливо прищурилась.

— Но ведь у нас пять защитников. А при необходимости мы и сами сможем за себя постоять.

— Ну, тогда я спокоен, — рассмеялся Синклер.

На самом деле ему было совсем не смешно. Если экскурсия действительно окажется связанной с серией загадочных убийств, присутствие девушек в группе будет очень некстати.

Взревели мощные двигатели, и воздушный извозчик, покачиваясь, двинулся вперед. Шум в кабине был таким громким, что не слышно было даже собственного голоса. Разговаривать было невозможно.

Через час машина приземлилась в Токаксе. Аэропорт здесь состоял из единственной взлетно-посадочной полосы с земляным покрытием и четырех сараев из гофрированного металла.

Семь пассажиров дружно выпрыгнули наружу. Глотнув песка, поднятого еще не остановившимися винтами самолета, они пошли к сараям. Впрочем, внутри оказалось еще хуже, чем снаружи. В зале было душно и сильно пахло потом. Людей здесь не оказалось, кроме рыхлого лысеющего парня, сидевшего за письменным столом. Мендерес подошел к толстяку и заговорил с ним о чем-то. Парень в ответ быстро залопотал, размахивая руками. И тут у Мендереса словно начался припадок. Он громко заорал на толстяка. Тот не уступал и в ответ сам разразился криком.

Группа с недоумением следила за этой сценой.

— О чем, собственно, речь? — шепотом спросила Джейн Синклера.

— Насколько я понимаю, обещанные джипы еще не пришли. Из-за этого Мендерес и разъярился.

Через несколько минут руководитель пригласил всех выйти наружу и разъяснил ситуацию.

— Машины будут только завтра. Нам придется остаться ночевать в Текаксе.

— А где мы остановимся? — осведомился Кенноли.

— Здесь есть три отеля. Мы, естественно, выберем лучший, — ответил Мендерес.

— Уверен, что это окажется какой-нибудь клоповник, — сказал Конноли.

В городке, конечно, никаких такси не оказалось, я до отеля пришлось добираться пешком.

По пути Мендерес продолжал брюзжать.

— По-моему, они разыграли перед нами какое-то представление, — сказал вдруг Билл. — Наверняка это все спланировано.

— Я тоже так думаю, — тихо ответил Джон, — и теперь жду этих запланированных неожиданностей.

Первой неожиданностью оказался сам Текакс. Он весь состоял из однообразных домиков песочного цвета, возле которых сидели закутанные в пончо индейцы. Они без особого любопытства поглядывали на проходящих чужаков из-под широкополых сомбреро.

Главная улица городка выглядела более привычно. Здесь было несколько магазинов и даже попадались автомобили — колымаги очень старых выпусков.

Отель тоже оказался неожиданностью, но уже более приятной. В садике перед ним росли пальмы. Наверх, в жилые комнаты, вела широкая лестница. Директор встречал группу, стоя на ее верхней ступеньке. С этой импровизированной трибуны он произнес небольшую приветственную речь и так ярко расписывал достоинства своего отеля, что «Хилтон» рядом с ним должен был показаться жалкой хижиной.

Слуги-индейцы занесли багаж наверх. Комнаты оказались небольшими и относительно чистыми. Над каждой кроватью висела противомоскитная сетка. Водопровода не было, но зато в углу стоял старый шкаф для одежды.

— За ночлег заплатит бюро путешествий, — утешил всех Мендерес и распрощался, пообещав, что вернется к ужину.

— Хотел бы я знать, что за всем этим кроется, — ворчал Конноли, заваливаясь на скрипучий матрас с сигаретой в зубах.

— Это мы скоро узнаем, — ответил Джон. — Для безопасности я буду спать, не раздеваясь.

— Хорошая идея, — заметил Билл. Он погасил сигарету и закрыл глаза.

Ужинали путешественники в ресторане. По крайней мере, это слово было написано над входом в это заведение. Подали им чиликонкарне — дьявольски острое мексиканское блюдо из бобов.

Синклер и Конноли сидели за одним столиком с Джейн и Глорией.

Девушки были встревожены. Они настороженно поглядывали на Мендереса, который не таясь наблюдал за ними.

— До чего противный тип этот Мендерес, — сказала Джейн. — Чувствую, что мы еще с ним натерпимся.

— Почему вы так решили? — спросил Джон, вылавливая кусочек куриного мяса из горшочка с чиликонкарне.

— Точно я не могу сказать, — девушка задумалась. — Может быть, из-за его взглядов. Он разглядывает нас, как коров, которых ведут на бойню. Кроме того, я видела, как он разговаривал о чем-то с двумя типами, которых я не хотела бы встретить в глухом месте.

— Когда это было? — насторожился Джон.

— Сегодня после обеда: Сразу после нашего прибытия. Я спускалась из комнаты в холл и видела, как он разговаривает со своими земляками. Собственно, они только слушали, а говорил Мендерес.

— Вы не слышали, о чем он говорил?

— Нет. Я спряталась за колонной, потому что не хотела, чтобы Мендерес меня увидел. Потом оба эти типа ушли, и я видела, как они сели в машину.

Джон задумчиво отодвинул бутерброд. Это выглядело уже серьезно. Билл под столом толкнул друга ногой. У него тоже появилось чувство опасности.

— Что вы обо все этом думаете, мистер Синклер? — спросила Глория.

— Может быть, у вас разыгралась фантазия? — улыбнулся Джон. — Разговор мог быть совершенно безобидным. Потом окажется, что Мендерес послал этих двоих за джипами.

Версия Джона немного успокоила девушек. Они еще часок посидели в садике перед отелем, воспользовавшись возможностью подышать прохладным воздухом.

Был чудесный вечер. Над Юкатаном раскинулось темно-голубое бархатное небо, легкий ветерок покачивал листья пальм. Вдали слышался звук гитары, в мелодию которой вплетался тихий плач флейты.

Было уже поздно, когда Билл и Джон попрощались с девушками и ушли в свою комнату.

Джон зажег старую керосиновую лампу и вздрогнул. Он сразу заметил, что кто-то рылся в его вещах.

— Черт подери! — пробурчал Конноли, указывая на разбросанные на полу вещи. — Это все Мендерес.

— Я тоже так думаю. Он ушел слишком рано. Ничего, Билл. Путешествие только начинается. Я еще успею наступить на хвост нашему доброму Району. И начну прямо сейчас.

— Я с тобой.

— Нет, Билл. Ты присмотришь за девушками. Я действительно серьезно опасаюсь этой истории с двумя индейцами.

Синклер вытащил из своих вещей карманный фонарик, подмигнул на прощание Биллу и исчез за грубой деревянной дверью.

В коридоре было совершенно темно. Джон на секунду включил фонарик. По стенам метнулись тени испуганных ночных насекомых. Инспектор ухмыльнулся и пошел дальше. Проходя мимо комнаты девушек, он на секунду остановился, прислушиваясь. Ни звука. Успокоенный, Джон пошел дальше. Он заранее заметил, где поселился Мендерес. Его дверь была последней на левой стороне коридора. Из комнаты доносилось тихое бормотание. Джон прикусил губу от досады. Как глупо, что он ничего не может расслышать. Может быть, попробовать подойти к окну? Джон бесшумно скользнул вниз.

В холле инспектор едва не столкнулся с директором гостиницы. Лишь в последний момент он услышал шаги и успел спрятаться в маленькую нишу в стене.

Дверь наружу была открыта. Она со скрипом раскачивалась от порывов ночного ветра.

Джон осторожно выглянул, а затем бесшумно сбежал вниз по лестнице и затаился в саду, прислушиваясь. Никто его не заметил, никто не преследовал. Вокруг слышались только ночные шорохи.

Синклер осторожно обогнул отель. Он опять блеснул фонариком. На лице его появилась довольная улыбка — под стеной лежала груда ящиков. По ним можно будет добраться до второго этажа.

Инспектор сложил ящики в аккуратную пирамиду и стал осторожно карабкаться вверх. Ему удалось встать на верхний ящик, не опрокинув ненадежное сооружение, и дотянуться руками до решетки балкона. Рывком Джон подтянулся вверх и ловко перебросил тело через решетку. Через секунду он уже стоял перед балконной дверью.

Инспектор присел на корточки и прислушался. Его тонкий слух различил какой-то странный тихий свист. Он чуть отодвинул гардину. Комната была освещена мерцающим красным светом. Руководитель группы стоял возле радиопередатчика и тревожно оглядывался по сторонам.

— Хоть бы он не подошел к окну, — молил Бога Синклер.

Не заметив ничего подозрительного, Мендерес уселся и надел наушники. Глаза Джона уже привыкли к темноте, и он теперь хорошо различал, что происходит в комнате. Сеанс связи начался.

Мендерес внимательно прислушивался и что-то записывал на клочке бумаги. Вскоре он выключил питание передатчика и встал.

Синклер полностью засунул голову в комнату, изо всех сил вслушиваясь в нервное бормотание.

— Господин… — услышал Джон. — Великий Властелин Империи мертвых… Он придет! Он заберет их всех!

Голос Района становился все громче. Последние слова он почти прокричал. Сжатыми кулаками Мендерес стучал по столу.

И тут Джон увидел голубое свечение в комнате.

— Огонь! — простонал Мендерес. — Он меня сожрет.

— Ты присягнул дьяволу! — раздался голос из пустоты.

Синклер замер. Словно завороженный, он смотрел, — как голубой огонь охватил фигуру Района. В темноте мелькнула страшная рожа, похожая на древнего идола. Призрачные костлявые руки схватили Мендереса.

— Да! — прокричал он. — Я повинуюсь, о господин. Я принесу тебе новые жертвы. Их будет семь. Семь новых жертв для Повелителя мертвых!

Затем все исчезло. Комната снова погрузилась во мрак. Слышалось лишь хриплое дыхание Мендереса.

Синклер весь покрылся холодным потом. Все это было ужасно. Он только что стал свидетелем материализации. Значит, с самого начала ему удалось нащупать правильный след. Он достаточно видел, теперь можно было возвращаться.

Но в это время внизу послышалась громкая испанская ругань. Джон пригнулся. Яркий луч мощного фонаря прорезал темноту. Он пробежал по стене и остановился на балконе, где стоял инспектор. Его обнаружили!

Реакция инспектора была мгновенной. Он перекатился через перила, повис на балконной решетке и стал на стопку ящиков. Ив этот момент ящики с грохотом развалились. Внизу раздался топот, снова прозвучала ругань. В то же мгновение на балконе появился Мендерес.

Джон отпустил руки. Он упал на ящики и быстро откатился в сторону. Мендерес злобно выругался и снова скрылся в комнате.

Синклер осторожно пошевелился и убедился, что падение прошло благополучно. Он встал на ноги, но какое-то сопение за спиной заставило его обернуться. Громадная фигура бросилась на инспектора. Он одним отчаянным прыжком снова очутился за ящиками, но упал на спину. Когда нападающий налетел на него, Джон резко ударил его в грудь обеими ногами. Человек со стоном отлетел в сторону.

Мендерес снова выбежал на балкон. Он кричал что-то, но Джон не мог разобрать слов. Потом Мендерес выстрелил в темноту. Пуля угодила в стопку ящиков и отколола от них несколько щепок. Теперь подал голос противник инспектора.

— Он там, за ящиками! Я его уже почти схватил.

К счастью, Джон понимал по-испански. Он выбрал доску покрепче и приготовился к схватке. Противник снова бросился на инспектора. В его руке что-то блеснуло. Раздался треск, и нападавший очутился на земле. Он громко ругался и держался за голову. Не теряя времени, Джон схватил врага за шиворот и оттащил в сторону. Он разглядел невдалеке очертания какого-то сарая и затащил туда своего противника. Здесь инспектор бросил его в угол.

— Ну, дружок, теперь давай, выкладывай. Почему ты крался за мной? - заговорил по-испански Синклер.

Человек был очень напуган, и его не пришлось долго упрашивать.

— Я должен был передать сообщение Району Мендересу.

— Какое?

— Что машины ему готовы.

— А больше ничего? — допытывался Джон.

— Нет, сеньор.

— Врешь! — голос инспектора звучал угрожающе.

Я хочу знать правду.

Парень наконец заговорил:

— Я должен был передать Мендересу еще кое-что. Я должен был сказать ему, что все готово.

— А кто тебе передал это?

— Горан, служитель Властелина мертвых. Пожалуйста, сеньор, не выдавайте меня!

— Ну, хорошо, — сказал инспектор. Он видел, что человек смертельно испуган и говорит правду. — Можешь идти.

Парень выбежал наружу. И тут же загремели выстрелы. Три огненные вспышки разорвали ночную тьму. Человек, которого только что отпустил Джон, с глухим стоном упал на землю.

После первого же выстрела Джон спрятался в глубь сарая. Мысленно он проклинал себя за то, что оставил пистолет в чемодане. Послышались чьи-то шаги, человек быстро удалялся. Инспектор бесшумно выскользнул во двор. Там, у двери сарая, словно темный сверток, лежал мертвец. Его убийца был уже далеко.

В сад уже бежали разбуженные выстрелами люди. Впереди всех мчался владелец гостиницы. Увидев покойника, он всплеснул руками и начал жалобно причитать:

— Бедный человек! Убит… Боже мой! Как ужасно устроен мир! Это вы его застрелили? Вопрос адресовался Синклеру.

— Нет, но я догадываюсь, кто это сделал.

— Скажите же, сеньор, скажите!

— Вы что, считаете меня ненормальным? Лучше позаботьтесь, чтобы беднягу достойно похоронили. А его убийцей я займусь сам.

Джон направился ко входу в отель. Навстречу ему выбежал толстый полицейский.

— Где тело? — прохрипел он.

— На заднем дворе.

— Спасибо, сеньор. — Полицейский побежал дальше. Джон пошел в свою комнату. Она была пуста. Инспектор постучал в соседнюю дверь.

— Это я, Джон, — негромко сказал он.

— Входи, — раздался в ответ голос Конноли. Репортер сидел вместе с девушками на кровати. В руках он держал пистолет.

— Что произошло? — спросил он тревожно.

Окна комнаты девушек выходили на улицу, поэтому репортер не мог ничего видеть.

Синклер с наслаждением закурил сигарету и коротко рассказал о случившемся. Обе девушки побледнели.

— Это ужасно… — выдохнула Джейн. Джон пожал плечами.

— Я уверен, что знаю, кто убийца, — сказал Конноли. — Рамон Мендерес.

— Да, — кивнул Джон, — но это еще предстоит доказать.

— И как ты это сделаешь?

— Нужно взять у него патроны. А потом останется сравнить их с пулей, оставшейся в теле. Так мы и вычислим убийцу.

— Отлично, мальчик, — ухмыльнулся репортер. — Только… Ты что, действительно собираешься это сделать?

Джон вынул изо рта сигарету и задумчиво посмотрел на своего друга.

— Нет. Если мы начнем с этого, Мендерес сразу поймет, что мы не обычные туристы.

— Что? — подпрыгнула Джейн. — Вы… вы…

— Да, — улыбнулся Джон, — мистер Конноли репортер, а я — сотрудник Скотланд-Ярда. Но, пожалуйста, не говорите об этом никому.

— Конечно! — в один голос ответили девушки. Конноли встал и прошелся по комнате.

— И все равно Мендерес заметит, что мы не обычные путешественники.

— Почему, Билл? Я ведь мог случайно…

— Это не объясняет твое присутствие на балконе.

— Но Медерес меня там не видел.

— Да, это верно.

— Вот видишь. Мы будем вести себя так же, как и раньше. Мендерес не должен заметить, что нам что-то стало известно. Ведь он — наша единственная ниточка к Повелителю мертвых.

— Повелитель мертвых? Опять он? — удивилась Глория.

— Забудьте об этом, мисс Глория. Это просто такое выражение. Теперь мы можем идти спать. Завтра всем предстоит напряженный день. Если что-нибудь будет происходить — кричите. Спокойной ночи.

Вернувшись в свою комнату, друзья выкурили еще по сигарете.

— Это только начало, — тихо сказал Джон. — Я чувствую, впереди будут гораздо более страшные приключения.

Джон был прав. Здесь была вотчина дьявола, и люди, попавшие сюда, становились его жертвами.

На следующее утро путешественников разбудил яркий солнечный свет. Убитого увезли еще ночью. За завтраком настроение у всех было подавленное. Не улучшило его и сообщение Мендереса, что три машины — «три отличных джипа» — уже стоят у гостиницы. Никто из туристов даже не подошел к окну взглянуть на них. Обиженно посмотрев на компанию, Мендерес плюхнулся на стул и в три глотка выпил свой кофе.

Вещи были собраны заранее, и сразу после завтрака путешественники направились к машинам. Синклер сел за руль первого джипа. Вторую машину вел Конноли. На заднем сиденье этого джипа сидели обе девушки.

Заурчали моторы, и через несколько минут машины выехали из города. Мендерес, сидевший рядом с Джоном, ухмыльнулся. На его голове было широкополое сомбреро, в углу рта торчала потухшая сигарета.

— Если устанете, поведу я, — сказал он. Джон пожал плечами и включил более высокую передачу.

— Хорошо. Мендерес улыбнулся.

— Вы разве не удивляетесь?

— Чему? — Моей опеке. В конце концов, вы ведь тоже могли быть мною недовольны.

— Почему вы так думаете?

— Что вы делали на моем балконе, сеньор Синклер?

— Я вас не понимаю. — Джон объехал большущий ухаб, один из многих на этой дороге.

— Вы меня не обманете, сеньор Синклер, — прошипел Мендерес, — я вас узнал. Что вы делали на моем балконе? И, главное, что вы увидели?

Джон издевательски засмеялся.

— Вполне достаточно. К примеру, я видел, что вы застрелили того беднягу.

Это не соответствовало действительности, но Джон решил, что небольшой обман в его положении не повредит.

Мендерес прикусил губу.

— Предположим. Почему же вы тогда ничего не предприняли?

Джон пожал плечами.

— Это меня не касается.

— Убийство вас не касается, сеньор Синклер? Странно… Или у вас у самого рыльце в пуху?

«Если бы ты знал, грязная свинья…» — подумал Джон, но сдержался. Ничто не должно было помешать решению главной задачи.

— Я еще получу от вас ответ, — угрожающе сказал Мендерес.

— Вполне возможно, сеньор, — ответил Джон. Его спутник отвратительно рассмеялся.

— Но вы мне не ответили. Что вы увидели в моей комнате?

— Я же вам сказал, ничего.

— Хорошо, я поверю вам, сеньор Синклер. Но я все еще не знаю, почему вы стали следить за мной.

— Скажу откровенно, сеньор Мендерес. Я не очень вам доверяю, а человек в моем положении должен быть осторожным. Вы меня понимаете?

— Конечно, понимаю. Я и сам не раз бывал в сложных обстоятельствах. Но скоро вы избавитесь от всех проблем.

— Как?

— Не буду пока рассказывать. Но вам еще предстоит узнать удивительные вещи, сеньор Синклер.

«И тебе тоже», — подумал Джон.

Оба замолчали.

Между тем дорога становилась все хуже. Она все время шла под большим углом вверх. Машины еле тянули.

Пообедать участники экспедиции остановились на плоской площадке, поросшей кустами и узловатыми деревьями. Рядом журчал небольшой ручеек. На его берегах стояли несколько индейских хижин и большой, крытый шифером сарай. На пожелтевшей вывеске, укрепленной над дверью сарая, была гордая надпись «МАГАЗИН».

— Здесь мы можем сделать последние покупки, — заявил Мендерес. Остановимся на час.

Местные жители с любопытством разглядывали чужеземцев. Когда Конноли дал детям несколько монеток, радость их была безгранична.

Билл увлек Джона в сторону.

— Что-то произошло?

— Мендерес нам не доверяет. Но я, кажется, рассеял его подозрения.

— Отлично!

Девушки уже возвращались с покупками. Мендерес, отойдя в сторону, о чем-то разговаривал с индейцами. Через час экспедиция отправилась дальше.

Проселочная дорога скоро кончилась. Дальше шли только крутые горные дороги. Мендерес сел за руль.

Они выехали на широкую, усеянную галькой поляну, когда из-за скал выскочила женщина и с криком бросилась навстречу машинам. В ее глазах стоял страх.

— Идемте, сеньоры, — простонала она. — Помогите мне!

— Пошла прочь! — закричал на нее Мендерес.

— Что произошло? — вмешался Синклер.

— Горан… Он забрал моего мужа… Привстав со своего сиденья, Мендерес ударил ее в лицо. Синклер рывком повернул его к себе и сильно толкнул, Мендерес вывалился из машины. Джон вышел — вслед за ним и наклонился над женщиной, которая лежала на земле и всхлипывала. Он осторожно помог ей встать.

— Скорее, сеньор! — снова закричала она. — Помогите моему бедному мужу!

— Где он? — прервал ее Джон.

— Там, за холмом, стоит наш дом. Мне удалось убежать, но мой муж и дети… Горан убьет всех!

Джон бросился вперед, но в это время его словно клыстом ударил окрик:

— Стой, Синклер!

Джон обернулся. Мендерес держал в руке пистолет. Его ствол был направлен на Синклера.

— Еще шаг, и вы получите пулю…

Мендерес не успел закончить фразу. Конноли подкрался сзади и ударил его ребром ладони по затылку. Мексиканец без сознания упал в пыль.

— Спасибо, Билл! — уже на бегу крикнул Синклер.

Его легким уже не хватало воздуха, но он упорно карабкался вверх по склону, покрытому каменной осыпью. По другую сторону холма Джон увидел две сложенные из камней хижины, стоящие среди деревьев. Никого из людей не было видно.

Инспектор вынул пистолет, который сегодня утром решил взять с собой, и начал спускаться. В одном месте он поскользнулся, но чудом удержал равновесие.

Подойдя к первой хижине, Синклер прижался к грубым камням стены и прислушался. Ничего. Только ветер шелестел в листве.

Куда мог деваться человек, о котором говорила индианка? Кто такой Горан? Джон хотел найти ответ на оба эти вопроса.

Он мысленно сосчитал до трех, а потом ворвался в темную хижину, молниеносно упал на пол и откатился в сторону. Он скорее чувствовал опасность, чем видел ее.

Что-то с чудовищной силой ударило его по ребрам. Джон ударился затылком о стенку. Тысячи звезд заплясали перед его глазами. Он услышал отвратительное чавканье, а потом две могучие лапы сомкнулись на его шее…

Конноли поднял пистолет Мендереса.

— Что это значит? — спросил его Бенкрофт.

— Еще не знаю, — пробурчал Билл. — Подождите, пока Мендерес придет в себя.

— Похоже, здесь идет война между гангстерами, — встревоженно сказал Нойман. — Не успели отзвучать выстрелы прошедшей ночи, как уже стреляют здесь. Вам не кажется это странным, мистер Донован?

Американец пожал плечами.

— Видите ли, я прибыл из Чикаго, и меня не так легко испугать.

Джейн и Глория тем временем уложили индианку на заднее сиденье джипа и протирали ей лицо холодной водой.

Конноли думал о Джоне. Ему хотелось последовать за другом, но нельзя было оставить без присмотра Мендереса.

Руководитель группы пришел в себя. Он встряхнулся, как мокрый пес, застонал и приподнялся на локтях.

— Вставай! — буркнул репортер.

Мендерес повернул голову. Он увидел стоящего перед ним Билла, свой пистолет, и в его глазах сверкнула ненависть.

— Это… это… Ну, вы еще свое получите! — прохрипел он.

— Может быть, — ухмыльнулся Билл. — Но сейчас я держу палец на спусковом крючке.

Мендерес сплюнул, с трудом поднялся на ноги и оперся на автомобиль.

— Вы что, так всего боитесь? — прохрипел он. — Ну, скоро вы испугаетесь еще одного парня. А без меня вы все пропадете. Вы…

— Заткнись, Мендерес! — приказал Билл. — Теперь я хочу тебя кое о чем спросить. Кто такой Горан?

Мексиканец угрюмо молчал.

Билл нажал курок. Пуля пролетела рядом с ухом Мендереса, заставив его побледнеть.

— Ну, что ж… — медленно протянул Билл. Мендерес проглотил слюну.

— Горан — это слуга.

— Чей слуга?

— Слуга Властителя мертвых.

— Время сказок уже прошло. Мендерес дико засмеялся.

— Властитель мертвых еще доберется до вас. Вы еще узнаете, что такое ад, будьте вы все прокляты! — Он снова рассмеялся сумасшедшим смехом.

— Что это значит, Билл? — со страхом спросила Джейн.

— Ерунда! Наш милый руководитель несет чушь. Он наслушался сказок.

Билл постарался придать своему голосу убедительность. Он хорошо понимал, что Мендерес говорит правду.

— Я думаю, что нам лучше вернуться, — сказал Бенкрофт.

— Не выйдет! — вдруг выкрикнул Мендерес, — смотрите!

Все повернулись, кроме Билла, который продолжал внимательно следить за мексиканцем. Одна из девушек вскрикнула. Билл резко оглянулся. Их окружали около тридцати индейцев с копьями и винтовками в руках.

Конноли схватил Мендереса и прижал ствол пистолета к его голове.

— Я надеюсь, вы сможете подать знак вашим людям, — прошипел он.

Мендерес судорожно глотнул. Потом он крикнул что-то, и через секунду индейцы схватили Поймана.

— Что дальше? — спросил Мендерес.

— Ты! Свинья! — рявкнул Билл. Мендерес хрипло засмеялся.

— Если выстрелишь, все твои друзья, а потом и ты сам умрете.

Билл отвел пистолет, кипя от ярости. Мендерес скользнул в сторону и опять дал команду своим людям. Пять вооруженных копьями индейцев побежали к Биллу. Их ярко раскрашенные лица, выглядели, словно дьявольские рожи. Они что-то резко кричали гортанными голосами. Билл поднял пистолет и прицелился.

— Если вы выстрелите, обе ваши подружки тут же умрут, — крикнул Мендерес.

Репортер отбросил оружие.

Первый из нападавших уже подскочил к нему. Билл молниеносно уклонился от удара копьем. Но рядом уже был второй. Сильнейший удар по голове свалил репортера на землю. Он почувствовал, как кровь течет по лицу. Словно сквозь сон, до него донесся крик Мендереса.

— Не убивать!

И свет померк в глазах Билла Конноли.

Громадные лапы безжалостно сдавливали шею инспектора. Джон начал задыхаться. В его легкие почти не поступал воздух. Затылок, казалось, разламывался на части. Горан оказался серьезным противником.

Джон видел его горящие глаза. Слюна великана капала на его лицо. Инспектора охватил страх. Он попытался откатиться в сторону, но не мог даже пошевельнуться.

Пистолет! Где его пистолет? Эта мысль, как молния, промелькнула в меркнувшем сознании Джона. В глазах его уже плыл красный туман.

Инспектор поднял правую руку, ствол уткнулся во что-то мягкое, и тогда он нажал на курок. Резко грохнул выстрел.

Горан взревел и отпустил инспектора. Джон глотнул воздух.

Его противник бросился к дверям. Синклер встал на ноги и, шатаясь, двинулся за ним.

Горан! Это чудовище оказалось какой-то смесью человека и зверя. Безволосый череп сидел прямо на туловище. Там, где у человека находится нос, блестели две красные дыры. Над единственным глазом торчал, как рог, бесформенный кусок мяса. Руки чудовища висели до земли, как у обезьяны. Крупные зубы торчали из огромного рта. Одет был Горан в какое-то подобие брюк. Его обнаженное до пояса туловище было густо покрыто волосами. Из раны на плече сочилась темно-красная кровь.

Синклер рассмотрел все это за доли секунды. Получеловек-полузверь стоял в двух метрах перед ним и оглушительно ревел. С его толстых губ капала слюна.

Джон поднял пистолет. Если это чудовище снова нападет…

Инспектор чувствовал, что его качает. Борьба основательно его измотала. На глаза наползла какая-то пелена. Он слышал хрип Горана…

Джон с трудом открыл глаза и от изумления чуть не закричал. Горан бежал прочь! Словно обезьяна, он вскарабкался вверх по склону, на вершине горы еще раз быстро оглянулся и исчез.

Джон облегченно вздохнул. Он вдруг почувствовал, что его колени подгибаются, попытался опереться о стену дома, но соскользнул на землю…

Сколько он пролежал без сознания, инспектор не знал. Когда он пришел в себя, затылок уже не болел. Джон, заметив, что по-прежнему сжимает в руке пистолет, автоматически сунул его на место и встал на ноги. Силы медленно возвращались к нему.

Билл и другие… Боже мой! Эта мысль словно кипятком обдала Джона. Где они? Почему его не ищут? Там что-то произошло!

Медленно, неуверенно передвигаясь, он прошел несколько метров и тут же услышал пение. Инспектор прислушался к странной, жалобной музыке. Это была похоронная мелодия!

Пение раздавалось справа. За скалами кто-то находился. Джон прошел мимо второго дома и обнаружил за ним женщину. Она сидела на земле и пела.

Женщина увидела Джона, только когда он подошел к ней вплотную. Это была индианка, которая остановила колонну. Она замолчала и смотрела на Джона своими темными печальными глазами. Инспектор тоже стоял молча, потом спросил:

— Где они?

Женщина протянула руку.

— Они ушли прочь.

Ее голос был больше похож на шепот.

— Духи забрали их. Властитель мертвых требует жертв. Много жертв. Я это видела — они пропали, как и мой муж… Все пропали… — Женщина опять затянула свою грустную песню.

Джон ощутил бесконечную усталость. Прошло несколько минут, пока он снова пришел в себя. Инспектор тряхнул женщину за плечо.

— Ты знаешь, где живет Повелитель мертвых?:

— Да, он живет в Проклятых горах.

— Веди меня туда, — тихо сказал Джон. Женщина покачала головой.

— Духи убьют нас. Я не пойду. Ты должен идти сам.

— Тогда расскажи мне, как найти дорогу.

Вернувшись к их последней стоянке, Джон нашел там только следы колес. Казалось, что люди и машины растворились в воздухе. Он вытер лоб. Ветер гнал над землей легкие облачка пыли. У инспектора было чувство, что эти пыльные вихри живые и они издевательски ухмыляются ему.

Он чувствовал себя бесконечно одиноким. Издалека снова донесся голос старой индианки, поющей свою погребальную песню.

Джейн Корнби застонала. На нее уставились горящие глаза. Лицо, которому принадлежали эти глаза, бледным пятном светились в темноте. Это лицо! Это было лицо ужаса. Джейн попыталась уйти от этого взгляда, который, казалось, прожигал ее насквозь. Но глаза действовали, словно два магнита. Она почувствовала, что чужая воля подчиняет ее себе. Даже холодный камень, на котором лежала обнаженная девушка, казалось, начал гореть огнем. Этот огонь пронизывал все ее тело.

— Ты теперь принадлежишь мне! — услышала она голос. — Мне, Повелителю мертвых.

— Да, — выдохнула Джейн против своей воли.

Холодные руки гладили ее обнаженное тело… Джейн встала. И опять эти глаза! Они не отпускали ее, следили за каждым движением. Джейн владели гипнотические силы.

— Иди! — звал голос. — Ты еще должна сдать экзамен, чтобы стать моей служанкой.

Девушка пошла с уверенностью лунатика. Она не ощущала холодный каменный пол, ничего не видела перед собой, кроме этих горящих глаз.

— Остановись!

Джейн повиновалась. Что-то появилось в ее руке. Короткий меч! Послышался чей-то смех.

— Ты должна будешь убить. Тебе понятно?

— Да. Я должна убить, — повторила Джейн.

— Ты должна убить свою подругу Глорию Симпсон! Джейн запнулась. Что-то мешало ей воспринять эти слова.

Повелитель мертвых повторил свой приказ, разрушая последние барьеры сопротивления внутри Джейн. Девушка почувствовала себя бесконечно усталой. Она опустилась на землю и мгновенно уснула глубоким сном без сновидений.

Проснулась Джейн оттого, что кто-то тряс ее за плечо. Она открыла глаза и увидела Конноли.

— Джейн, девочка! Что случилось?

— Где я? — выдохнула Джейн.

— Ты среди друзей, — мягко ответил Билл.

Девушка глубоко вздохнула и села. Только теперь она заметила, что обнажена, и попыталась прикрыть наготу руками. И тут ее нервы окончательно сдали. Прошло некоторое время, пока ей удалось успокоиться.

Билл оглянулся на своих товарищей, сидевших в пещере с застывшими от отчаяния лицами. На влажных каменных стенах этой просторной пещеры были укреплены два смоляных факела в ржавых железных обоймах. Дым от них исчезал высоко вверху, в наружной шахте. Чтобы добраться хотя бы до нижнего конца этой шахты, нужно было не меньше трех лестниц.

Никто из людей не понимал, что произошло. Они были оглушены, а когда очнулись, все лежали в этой пещере. К счастью, никому из них до сих пор не отказало самообладание. Вот только Джейн… Что с ней произошло?

Билл заботливо погладил волосы Джейн. Симпсон сняла свою блузку и отдала подруге. Билл расстался со своими брюками. Девушка оделась, не переставая плакать.

— Я где-то была… — прошептала она, рыдая. — Но где? Боже мой, скажите, что со мной было? Она скорчилась на полу.

— Расскажите ей, Билл, — шепнула Глория.

Репортер кивнул.

— Тебя принесли слуги, Джейн. Их было четверо. Они открыли решетчатую дверь и бросили тебя в пещеру.

— Но где я была перед этим?

— Этого мы не знаем, — ответила Глория.

— Вы… вы, вы этого не знаете? Все молча покачали головами.

— Попытайся вспомнить, — тихо сказал Конноли. Джейн пожала плечами.

— Я ничего не могу вспомнить, не могу даже думать. Полная пустота в мозгу. Я знаю, что я где-то была. Я видела глаза… Да! Глаза, горящие, красные, как кровь. Взгляд, который пронизывал мое тело так, что мне было больно. — Джейн дико вскрикнула. — Повелитель мертвых, я его видела! Повелитель мертвых!

Люди затаили дыхание. Всех охватил ужас. Джейн явно видела что-то ужасное.

Вдруг девушка вскочила на ноги. Ее глаза сверкнули.

— Джейн! — кинулась к подруге Глория. Та оттолкнула ее.

— Я его служанка… — Голос Джейн прервался. — Я служанка Повелителя мертвых.

— Боже мой! — прошептала Глория. Она прижалась к стене и широко раскрытыми глазами смотрела на свою подругу.

Мужчины вскочили. Билл схватил Джейн за руку.

— Приди в себя, черт возьми!

Сумасшедший смех заставил его вздрогнуть. Он раздавался отовсюду и проникал до мозга костей.

— Что это?

Люди испуганно переглядывались. Глория обеими руками зажала уши. На лице Джейн появился какой-то отблеск.

— Властитель мертвых, он зовет меня… Да, я иду-у-у! — закричала, она.

Конноли стоял рядом с ней. Он чувствовал, что ногти впились ему в ладони, дыхание стало прерывистым. И вдруг он увидел холодный огонь!

Огонь появился так же внезапно, как и тогда, в конторе Кеннета Хаука. Огонь становился все ярче, все плотнее. Билл поднял руку к глазам, заслоняясь от него. Ему стало плохо. Дикая головная боль грозила разорвать череп. Рядом с ним на землю упал Бенкрофт. Билл боролся с этой ужасной слабостью, собрав всю свою волю. Он единственный устоял на ногах, но закрыл глаза.

Когда Билл рискнул открыть их, он увидел на полу какой-то предмет. Это был меч.

Правая рука Корнби уже лежала на его рукоятке. Она подняла оружие, лицо ее исказилось. Глаза настолько выступили из орбит, что видно было, как сверкают белки. Свободной рукой она подтянулась по решетке вверх и так стояла, покачиваясь. Нет, она уже не была человеком. Джейн превратилась в чудовище. Билл не мог этого постичь.

Джейн двинулась вперед крадущимися шагами. Меч был зажат в ее правой руке. Она тихо шептала какие-то непонятные слова. Биллу показалось, что он слышит имя Глории. И тут Джейн бросилась вперед, прямо на Глорию. Но Билл успел оценить опасность. И прежде чем смертоносное оружие вонзилось в грудь Глории, он налетел на Джейн. От толчка в спину женщина отлетела в сторону, но тут же бросилась в атаку. Теперь уже на Билла. Он все еще чувствовал слабость и поэтому не успел полностью уклониться от удара. Острый, как бритва, клинок скользнул по его плечу, содрав кусок кожи.

Жгучая боль пронзила руку Билла. Из раны потекла, светло-красная теплая кровь. Джейн победно вскрикнула. Но вместо того, чтобы добить его, она опять повернулась к Глории. Та все еще полулежала в полной прострации, прислонившись к грубым камням стены. Она, вероятно, видела, что Джейн собирается на нее напасть, но совершенно не понимала, что происходит.

— Глория! — Отчаянный крик Билла заставил ее открыть глаза.

Слишком поздно! Меч глубоко вошел в ее грудь. Глория мучительно захрипела. Под ней сразу же образовалась большая лужа крови.

«Боже мой, я схожу с ума! — подумал Билл. — Этого не может быть. Какое ужасное убийство. Непостижимо…»

Джейн вытащила окровавленный меч из груди Глории. Она тяжело дышала, ее блуждающий взгляд обвел пещеру. Неужели она хотела новой жертвы? Все остальные еще лежали на полу без сознания. Они не видели эту смертельную драму. Только Конноли был свидетелем этого. И он должен был что-то предпринять, чтобы остановить маниакальную жажду убийства этой сумасшедшей.

Джейн вновь оперлась на решетку. В ее руке все еще был окровавленный меч. Билл встал и направился к ней. Его плечо кровоточило. «Только не потерять самообладания!» — стучало у него в висках.

Джейн приподняла меч. Билл остановился примерно в метре от нее.

— Отдай мне меч! Отдай мне его! Джейн не шевельнулась.

Билл напрягся. Он должен был рискнуть. В этот момент у него за спиной вскрикнул Нойман.

— Что случилось? Майн Гот! Этого не может быть!

Джейн на мгновение отвлеклась, и этого мгновения хватило Биллу. Он бросился вперед и ударил Джейн в подбородок. Не издав ни звука, она осела на пол, как шар, из которого выпустили воздух. Меч со звоном упал на пол перед ней. Билл подхватил оружие. Он хотел вонзить меч в грудь убийце, но овладел собой.

— Конноли, друг! Это ведь невозможно… — простонал немец, глядя на мертвую Глорию.

— Но это произошло, — глухо отозвался Билл. Он чувствовал, что его колени дрожат.

Нойман был единственным, кто уже пришел в себя. Он облизал пересохшие губы, пытаясь отвести взгляд от мертвой девушки.

— Господи! Как мы здесь оказались? Где мы? — прошептал он.

— В аду! — ответил Билл. — Другого названия для этого ужаса нет. Если бы я знал, что произошло с Джейн!

— Мы… Мы… Наверное, все мы… умрем.

— Этого следует ожидать, мистер Нойман. Немец вскинул руки к лицу и громко всхлипнул. Конноли посмотрел на все еще лежащую без сознания Джейн. На ее лице оставалось то же ужасное выражение. Билл вдруг почувствовал себя очень несчастным. Страх клещами сжимал его. Звук шагов вывел его из задумчивости. Неужели опять кого-то должны забрать?

Колеблющееся пламя факелов осветило вход в пещеру. Перед решеткой выстроились четверо индейцев с копьями. Почему они не открывают? Почему не входят?

Тупые, бесцветные глаза смотрели на Билла. Это были слуги Властителя мертвых.

Билл еще крепче сжал в руке меч. Он не собирался Сдаваться без борьбы.

Вдоль стены скользнула еще одна тень, и перед решеткой возникла ужасная фигура. Это был Горан. Воплощение ужаса, ожившее чудовище из сказок!

Монстр внимательно глядел сквозь решетку. Он увидел мертвую Глорию. В глубине его глаз что-то сверкнуло. Один из индейцев отпер замок. Конноли встал, готовый к бою. — Ну, подходите, вы, свиньи!

В пещеру вошел Горан. Не обращая внимания на Билла, он приблизился к мертвой и склонился над ней. Послышался треск раздираемой ткани.

С диким криком Билл бросился вперед. Он уже занес меч над головой Горана… Стрела из духовой трубки вонзилась ему в шею. Билл покачнулся. Меч вдруг стал для него ужасно тяжелым. Репортер упал. Последнее, что он услышал, был вскрик Ноймана. В меркнущем сознании Билла промелькнула мысль о Джоне Синклере. Только он мог освободить их из этого ада…

Гора Духов! Синклер наконец достиг ее. Он шел и бежал целый день то по осыпным полям, то по острым кускам застывшей лавы.

Кроваво-красное солнце клонилось к закату. Земля, все еще освещенная его неяркими лучами, постепенно погружалась в темноту.

Джон не видел никаких признаков жизни. Казалось, эта местность вокруг горы была проклята. Даже коршуны не кружили в воздухе. Вершина горы торчала в начинающем темнеть небе, словно громадный угрожающий палец. У ее подножия видны были только голые склоны, усеянные громадными каменными глыбами.

Джон облокотился на выбеленный, вымытый дождями и солнцем камень и взял одну из трех оставшихся сигарет. Его взгляд блуждал по длинному северному склону горы. Так значит, здесь обитает Властитель мертвых!

Очередной проблемой, которую ему предстояло решить, был поиск входа. Удастся ли найти какие-нибудь тайные ходы в этом хаосе каменных обломков?

Инспектор, внимательно оглядывавший каждую каменную глыбу, внезапно вздрогнул. Он увидел щель такого размера, что туда мог въехать небольшой автомобиль.

Усталость Джона словно испарилась. Он подошел к щели и тщательно исследовал землю перед ней. Обнаружив небольшое темное пятнышко, инспектор поскреб его и обнюхал пальцы. Автомобильное масло! Здесь недавно проехал автомобиль. Значит, он на правильном пути.

Джон осторожно двинулся дальше. Щель становилась все уже. Справа и слева круто поднимались вверх каменные стены.

Инспектор забирался все глубже в гору. Его нервы были напряжены до предела. Вдруг он услышал впереди урчание двигателя. Что это за машина, он не мог определить — тропа в этом месте делала крутой поворот. Джон остановился и прижался к стене. Шум становился все громче.

Человек за рулем включил фары. Их длинные лучи скользили по каменным стенам. Наконец машина появилась из-за поворота. Яркий свет на мгновение ослепил Джона, и этого времени хватило водителю, чтобы увидеть инспектора.

Он выругался и дал газ. Заревел мотор. Джон понял, что сейчас произойдет. Джип был уже в метре от него, когда инспектор высоко подпрыгнул. Приземлился он на широком капоте автомобиля, который тут же ударился в стену. Джона стряхнуло на землю. Дверца машины ударила его по спине, когда водитель выскочил из джипа. Это был Рамон Мендерес.

Джон откатился в сторону. Краем глаза он заметил, что мексиканец достает пистолет. Единственным оружием у Джона был камень, который, к счастью, оказался под рукой.

Камень угодил Мендересу в голову. Издав нечленораздельное рычание, он упал на колени. Джон ударил врага ногой, и Мендерес без сознания рухнул рядом с машиной.

Инспектор встал и выключил мотор. Потом он взял пистолет Мендереса и сунул его себе за пояс брюк. Джон был доволен, что эта стычка обошлась без выстрелов. После осмотра автомобиля оказалось, что на заднем сиденье лежал фонарик, который мог ему пригодиться.

В щели становилось все темнее. Джон связал руки Мендереса ремнем от его брюк, а ноги стянул проволокой, найденной в багажнике джипа.

Мексиканец постепенно приходил в себя. Он застонал и выругался, но Джон оборвал его.

— Ты не очень хорошо выглядишь, дружочек, и будешь выглядеть еще хуже, если не откроешь свою пасть!

— Иди к черту, Синклер! — ответил Мендерес. Джон не обратил внимания на его тон. Он только спросил:

— Где остальные?

Лицо мексиканца исказилось гримасой.

— Они уже в аду. Властитель мертвых забрал всех.

— Тогда покажи мне дорогу в ад.

— Конечно, покажу, — хмыкнул Мендерес, — там ведь тебя уже ждут.

Мендерес говорил минут пять, как будто читал книгу. Джон был подавлен уверенностью этого типа. Ни капли волнения не было видно в его поведении. Чувствовалось, что Властитель мертвых обладает огромной властью.

Инспектор еще раз проверил узлы на руках и ногах мексиканца и заткнул ему рот старой тряпкой. Мендерес не пытался сопротивляться.

Вооруженный карманным фонариком и двумя пистолетами, Джон пустился в путь. Тропа вела все глубже в гору. Мендерес сказал, что он должен пройти по этой дороге до конца. Там должна была начинаться пещера, ведущая прямо в гору.

Прошло еще полчаса, и Джон понял, что Мендерес говорил правду. Все выглядело именно так, как он описывал. Прямо у конца тропы зиял чернотой вход в пещеру. Этот вход вызвал у Джона ощущение смертельной опасности. Он почувствовал неприятный холодок в желудке, когда вошел в эту темную дыру. Воздух в пещере был отвратительный. Инспектор включил фонарик. Луч на мгновение осветил каменные стены, по которым ползали какие-то мелкие твари. Густая паутина свисала с потолка, касаясь его лица.

Ход резко повернул. В свете фонарика инспектор увидел колодец. О нем Мендерес не говорил. Вниз вела веревочная лестница, укрепленная на глубоко вбитых в скалу железных крючьях.

Джон проверил лестницу и решился на спуск. Веревка трещала и растягивалась под его весом, но пока выдерживала. Метр за метром он спускался вниз, зажав фонарик в зубах. Тишина и бедный кислородом воздух действовали угнетающе. Чем глубже он спускался, тем сильнее раскачивалась лестница. Наконец инспектор ступил на твердую землю и включил фонарик.

Бледные человеческие черепа с издевкой ухмылялись ему. Джон с трудом сохранял самообладание. Черепа были укреплены на длинных шестах, полукругом окружавших большую пещеру. Неужели Властитель хранил здесь останки своих жертв?

Джон начал искать выход, но вдруг услышал голос. Это опять было жалобное причитание женщины. Инспектор оглянулся в поисках места, где можно было бы спрятаться. В пещере не было ничего, кроме ужасных кольев с черепами. Джон поспешно присел за одним из них. Он сидел на корточках в абсолютной темноте, зажав в руке пистолет. Какой-то шипящий звук заставил его вздрогнуть. Казалось, он доносится с противоположной стороны пещеры.

Звук становился сильнее. Что-то шуршало. Затем Джон увидел свет. Он исходил от двух смоляных факелов, которые несли индейцы. Они вышли из потайного хода. Инспектор увидел, как кусок стены отодвинулся в сторону. А потом в пещеру вошел Горан. Чудовище! Легко, словно кукол, Горан нес под мышками двух людей. Дойдя до середины пещеры, он бросил их на землю и жадно посмотрел на свои жертвы, бормоча непонятные слова.

В одном из тел инспектор узнал женщину. Она лежала на земле и тихо стонала. На ее теле еще оставались клочки одежды. Второй человек был мужчиной. Он попытался приподняться, оперся на руки и на мгновение повернул к Джону лицо. Инспектор едва сдержал возглас удивления. Это был Кеннет Хаук! Тот самый Кеннет Хаук, который растворился у него на глазах! Как это могло быть? Что здесь происходило?

Один из индейцев опустил факел пониже, и теперь Джон узнал и женщину. Это была Виола Вейн, киноактриса. Он видел раньше ее фотографию.

Индейцы отошли назад, освободив место Горану. Тот одним рывком вытащил из-за пояса топор с длинной ручкой. Инспектор понял, что в этой пещере люди, уже не нужные Властителю мертвых, должны были окончательно проститься с жизнью. Им должны были отрубить головы! Черепа на кольях были ужасным доказательством этого.

Горан подошел к своим жертвам. Вейн и Хаук не шевельнулись. Они не могли даже вскрикнуть. Джон медленно встал из своего укрытия…

Когда Конноли пришел в себя, он обнаружил, что сидит на стуле. Он не был связан, но чувствовал свинцовую тяжесть во всем теле. Лишь с громадным трудом ему удалось вспомнить, что произошло перед потерей сознания. Его затошнило.

«Наверное, мне ввели какое-то парализующее средство», — подумал он и попытался повернуть голову. Это ему удалось, хотя и ценой мучительных усилий.

Черная, бездонная темнота окружала репортера. Его руки нащупали лишь холодные ножки стула.

«Металл! Я сижу на металлическом стуле». — Билл судорожно вздохнул. Тишина, царящая в этой темноте, и сама темнота подавляли его.

Репортер медленно встал. Шаг за шагом он продвигался вперед, вытянул руки перед собой, пока не наткнулся на скользкую стену.

Через несколько минут Билл выяснил, что в его темнице не было ни одной двери. Неужели он погребен здесь заживо? От этой мысли обычно хладнокровный репортер почти обезумел. Он прижался влажным лбом к холодной стене.

А что с остальными? Живы ли они еще? Билл застонал.

— Я хочу вырваться! — вдруг закричал он. — Я должен выйти наружу!

Каменные стены гулко отразили человеческий голос.

Но никто ему не ответил.

Всхлипывая, Билл опустился на пол. Его силы были на исходе. Узник не знал, сколько времени он так просидел в неподвижности. Внезапный скрип заставил его очнуться. Бесконечно медленно он поднимал голову.

В темницу вошли четыре индейца. Двое из них держали в руках факелы. Они молча подняли Билла.

— Куда вы меня тащите? — прошептал он.

Индейцы не ответили. Они провели Билла сквозь лабиринт ходов и, наконец, доставили его в большую, ярко освещенную пещеру.

Свет исходил от камня. Репортер не смог определить, что это за камень. Камень светился изнутри. Казалось, от него исходит таинственная магическая сила. Глаза репортера были словно прикованы к этому камню.

Вдруг Билл услышал чье-то дыхание. Он с трудом оторвал взгляд от светящегося камня, повернул голову и увидел своих товарищей по несчастью. Они лежали на полу. Больше всех пострадал Вальтер Нойман. Его тело содрогалось в конвульсивных судорогах. Бенкрофт лежал, словно мертвый. Слышалось только его сдавленное дыхание. Донован что-то бормотал. Казалось, произошедшее повредило его рассудок.

С большим трудом Конноли сумел подавить охвативший его ужас. Он снова уставился на камень. И чем дольше он на него смотрел, тем сильнее его взгляд притягивало к нему. Биллу казалось, что камень движется, меняя форму. Из него выползали ухмыляющиеся черепа, бледные костлявые пальцы приближались к его лицу. Слышалась далекая музыка, меланхоличная, подавляющая.

— Иди же, Билл Конноли, — манили его мертвецы, — иди к нам в наше царство!

Черепа изменились, стали знакомыми лицами. Билл увидел свою умершую мать, своего брата… Казалось, все они хотят сказать:

— Иди, иди, иди к нам!

Вдруг Билл почувствовал жгучую боль в ладонях. Он попытался ощупать больное место, но пальцы словно приклеились. Он понял, что от волнения вонзил себе ногти глубоко в ладони.

Боль вернула его к действительности. Лица исчезли так же, как и тени из царства мертвых. На месте оставался только камень. Этот проклятый камень, он мог быть только исчадием ада!

Билл закрыл глаза. Когда он снова открыл их, то обнаружил какую-то фигуру, стоящую за камнем. Он вздрогнул, но быстро взял себя в руки и сосредоточил все свое внимание.

Таинственная фигура оказалась человеком. Пряди длинных белых волос обрамляли морщинистое лицо. Горящие глаза, казалось, способны были прожечь человека насквозь.

Человек поднял руки. Рукава его длинного белого одеяния откатились назад. Билл увидел руки, скорее похожие на кости скелета.

Человек заговорил четким, угрожающим голосом:

— Вы — мои новые жертвы. Вы будете служить Властителю мертвых. Камень даст вам силу. Вы пойдете в свет, чтобы вдруг, в какой-то момент стать другими. Вы будете убивать и бороться за власть тьмы. Встаньте!

Конноли встал вместе со всеми. Но он не смотрел теперь на Властителя мертвых, чтобы не попасть под его магическое влияние.

— Возьмитесь за руки!

Они образовали вокруг камня полукруг. Соседом Билла справа оказался Нойман, а слева не было никого. Билл стоял в конце ряда.

— Смотрите на этот камень! — снова раздался голос Властителя мертвых. Боги доставили его на Землю тысячи лет назад. Но его таинственная сила не утрачена. Она лишь спала, а я разбудил ее!

Голос Властителя становился все громче и лихорадочнее. Его костлявые пальцы приближались к поверхности камня. Репортер увидел острые бледные ногти, тонкую пергаментную кожу, которая натянулась на костях, и вдруг почувствовал странное жжение в теле. У него возникло ощущение, что какая-то другая личность пытается проникнуть в его тело, вытесняя его самого.

Билл все еще смотрел на руки. Он хотел что-то сказать, однако невидимая сила крепко держала его. Он автоматически отпустил руку Ноймана и сразу почувствовал себя лучше. Его собственное сознание тотчас восстановилось. Билл увидел все в более ясном свете. Увидел он и холодной голубой огонь, вдруг появившийся над камнем. Словно раскаленное кольцо повисло в воздухе, освещая лица присутствующих.

— Боже мой! — воскликнул Билл. Он увидел лицо Ноймана, или, вернее, того, кем он стал. В этом лице уже не было ничего человеческого — его попутчик принял форму и обличье обезьяны. Телом Вальтера Ноймана овладело животное!

Превращение шло все быстрее. Одежда спала с уменьшившегося тела, на месте кожи появилась шкура. Изо рта неслись какие-то ужасные звуки.

Билл непроизвольно сделал шаг назад. Был ли Нойман единственным, кого изменил Властитель мертвых? Репортер хотел что-то сказать, но язык не повиновался ему больше. Он увидел костлявую руку прямо перед своими, глазами и понял только одно — теперь его очередь!

Сконцентрировав всю свою волю, Конноли сжал в кулак правую руку и попытался ударить ужасное лицо. Издевательский смех пронзил его. Билл почувствовал, что он куда-то скользит, увидел голубой огонь прямо перед своими глазами. Бесконечная боль переполнила его грудь, перед глазами еще раз мелькнуло ухмыляющееся пергаментное лицо Властителя, и все исчезло.

Первыми заметили Джона индейцы. Их гортанные вопли заставили Горана обернуться. Но инспектор уже был рядом, он размахнулся и изо всех сил ударил монстра пистолетом по голове. Чудовище отшатнулось, издав вопль боли. Джон бросился за ним. Он не должен был проявлять милосердие. Горан не был человеком. Никаких человеческих чувств у него не было. Только одно стремление владело им — убивать!

Инспектор снова ударил. Горан упал. Джон замахнулся для последнего удара, но в это время один из индейцев кинулся на него. Вслед за ним опомнился и второй. Они размахивали смоляными факелами, как дубинками.

Быстрым движением Джон уклонился от беспощадного удара. Потеряв равновесие, индеец шагнул вперед. Джон ударил его по бедру. Но второй индеец попал инспектору факелом в грудь. Он отлетел к каменной стене. Левой рукой инспектор сбил искры на рубашке, а правой поднял пистолет и выстрелил.

Пуля попала индейцу в ногу. Он с воплем упал, выронив факел, но громадная волосатая лапа Горана сразу схватила его рукоятку. Он с рычанием кинулся на Джона.

— Стой! — крикнул инспектор, но не смог остановить убийцу. Рука с факелом стремительно летела вперед. В последний момент Джон упал на колени, и факел ударил о каменную стену, брызнув искрами.

Джон мгновенно откатился в сторону и тут же вскочил. Он схватил Горана за кисть руки и вывернул ее. Чудовище взревело. Всю свою силу инспектор вложил в удар и свалил Горана на землю. Джон облегченно вздохнул и быстро перезарядил пистолет. Он включил карманный фонарик и осмотрел пещеру. Оба индейца скорчились в углу, дрожа от страха. Они, очевидно, считали Джона каким-то сказочным существом — обычный человек не мог победить Горана.

Вейн и Хаук тоже смотрели на Джона широко открытыми глазами. Инспектор попытался улыбнуться им, но у него получилась лишь гримаса.

— Кто… кто вы такой? — пробормотал Хаук.

— Вы что, меня не помните? Мы ведь с вами познакомились в Лондоне.

Кеннет Хаук опустил голову.

— Боже мой! Как давно я там не был! Сколько месяцев мы находимся здесь? Сколько лет?

Вейн сидела на полу молча. Сильные безмолвные рыдания сотрясали ее тело. Слова Кеннета Хаука поразили Джона.

— Мистер Хаук, вы должны мне поверить, хотя услышите сейчас невероятные вещи.

Хаук кивнул, и инспектор все ему рассказал. Гримаса страха исказила лицо Хаука. Он громко закричал:

— Прекратите! Я всегда был здесь! Я… я… — И попытался схватить Джона за горло.

Инспектор дважды ударил его ладонью по лицу. Это подействовало. Хаук вдруг совершенно успокоился. Мокрый от пота, он сел на пол.

Джон, убедившись, что ему не грозит никакая опасность со стороны индейцев, а Горан все еще лежит без сознания, снова повернулся к совершенно сломанному Хауку. Он встряхнул его за плечи и спросил:

— Вы слышали что-нибудь о материализации, мистер Хаук?

— Материал… Что это? — тихо прошептал тот.

— Я попытаюсь объяснить вам это. Скажите, что вы можете вспомнить?

— Мы были в отеле — наша группа, семь человек. Наняли джипы, чтобы продолжить наше путешествие. Потом напали индейцы. Они притащили нас в эту гору и говорили все время о Властителе мертвых. Я увидел его, и с тех пор больше ничего не помню. У меня вдруг появились сильные головные боли, и я уснул в какой-то пещере. В конце концов это чудовище притащило нас сюда. Мы были последними. Остальным отрубили головы раньше. Их черепа висят здесь…

Джон кивнул. Примерно так он и представлял себе происшедшее. Инспектор дал Хауку время немного успокоиться и продолжил:

— С помощью гипноза, мистер Хаук этот Властитель мертвых полностью подчинил вас своей воле, а потом опять материализовал вас в Лондоне. Но это были уже не вы, а то злое, которое находилось в вас. Внешняя оболочка была та же, а ваша душа была отдана дьяволу. Вы превратились в монстра, одержимого жаждой убивать. Сделав свое дело, монстр растворился, а вы снова материализовались в свое тело.

Хаук тупо смотрел на инспектора.

— Я не могу этого понять, — прошептал он.

— Да, это трудно. Но, поверьте мне, на свете существуют вещи, которые никто не может объяснить. Даже наука перед ними бессильна. К таким вещам относится область материализации или переселения душ. Убийца, который мертв уже несколько десятилетий, может опять завладеть вами. Это и произошло, мистер Хаук.

Хаук вздрогнул.

— Я убивал? — простонал он. — Я? Это невозможно… Джон успокаивающим жестом положил ему руку на плечо.

— Не вы убивали, а создание, которое находилось в вас. Но оставим это. Я хочу как можно скорее доставить вас в безопасное место.

Инспектор подошел к Горану. Чудовище было мертво. Причину его смерти Джон не мог определить.

Хаук поговорил с Вейн. Джон видел, что женщина несколько раз кивнула. Инспектор вернулся к ним и объяснил, как выйти наружу. Сказал он им и о Районе Мендересе.

— Мы вызовем сюда помощь? — спросил Хаук. Джон покачал головой.

— Это бессмысленно. До ближайшего населенного пункта пять-десять миль, да и там вам никто не поверит. Я предлагаю вам спрятаться где-нибудь снаружи до моего возвращения.

Хаук криво улыбнулся.

— А если вы не вернетесь?

— Тогда вы должны пробиваться сами. Инспектор отдал ему пистолет Мендереса. Хаук взял Вейн за руку и пошел с ней к веревочной лестнице. Джон, держа в руке факел, чтобы сэкономить батарейки своего фонарика, вошел в потайной ход, из которого полчаса назад появились Горан и индейцы.

Свод коридора понижался, и Джону пришлось наклонить голову. Он шел все дальше по пути в ад…

Дикая боль охватила тело репортера. Казалось, он весь охвачен огнем. Билл застонал.

— Вам плохо, сэр?

Билл покачал головой и с изумлением открыл глаза. Он увидел над собой доброжелательное лицо девушки с длинными светлыми волосами. На девушке была пилотка, какие обычно носят стюардессы. Билл схватился за голову.

— Я… я… где я?

— Сэр, вы находитесь на борту самолета рейса Нью-Йорк — Лондон, в салоне первого класса. У вас есть какие-нибудь пожелания?

Билл слышал ее слова словно через какую-то завесу. Он пошевелил губами.

— Но пещера… Властитель мертвых… — прошептал он. — Я ведь был в пещере…

Стюардесса испуганно отшатнулась.

— Может быть, вам принести виски? — беспомощно пролепетала она.

— Нет, спасибо. — Билл успел уже овладеть собой.

Стюардесса ушла, и Конноли осмотрелся. Первый класс был заполнен примерно наполовину. Большинство пассажиров сидели в баре, которому тоже нашлось место внутри этой громадной искусственной птицы.

Он был уже не в походном костюме цвета хаки, а в другом — обычном, хоть и с модными широкими отворотами. Репортер сунул руки в карманы. Деньги, бумаги, зажигалка — все было на месте. Но, черт побери, что же произошло? А билет? Он тоже должен быть здесь. Билл искал билет минут десять, но безрезультатно. Холодный пот выступил у него на лбу. При строгой системе досмотра в аэропортах это было невозможно. Он не мог сесть зайцем. Значит, он попал в самолет, когда тот уже находился в воздухе. Материализовался в нем!

Эта мысль оглушила Билла. С ним произошло то же, что и с другими т Честером Дэвисом, Виолой Вейн и Кеннетом Хауком, Он стал пленником Властителя мертвых.

— Боже мой! — простонал Билл и вышел в бар, где заказал себе двойной виски. Стюардесса, проходя мимо, посмотрела на него.

— Вам уже лучше? — спросила она, улыбаясь.

«Если бы ты знала!» — подумал Билл. Одним глотком он выпил виски. Что делать? Рассказать обо всем? Но вряд ли ему поверят. И вообще, до Лондона он в любом случае должен лететь здесь. Очевидно, у Властителя мертвых были какие-то основания материализовать его именно в этом самолете. В голове репортера кружились мысли одна ужаснее другой.

— Алло, Билл! — услышав знакомый голос, репортер оглянулся.

— Ты? — удивился он.

К нему подходила улыбающаяся Джейн Корнби. На ней был голубой брючный костюм, который плотно облегал ее фигуру. Видно было, что под ним были только трусики.

Билл смущенно улыбнулся, когда Джейн села рядом с ним.

— Нас послал Властитель мертвых. Мы его слуги, Билл.

Конноли кивнул. Его удивило, как легко он с этим согласился. Да, теперь они принадлежали Властителю мертвых.

— Закажи мне тоже что-нибудь, — сказала Джейн.

Билл выполнил просьбу. Он не спрашивал, как Джейн здесь оказалась. Ему было все равно. Все ему стало безразлично…

Джейн кивнула ему. Ее глаза странно блестели. «Неужели и у меня такой взгляд?» — спросил себя Билл.

Рядом с ним на табурете сидел мокрый от пота толстый бизнесмен, который время от времени опрокидывал в себя водку.

— Только так можно перенести этот проклятый полет! — пожаловался он. Голос его чем-то напоминал наждак.

Билл не хотел быть невежливым.

— Да, вы правы, — ответил он.

Человек заказал еще рюмку.

— Видите ли, мистер, — сказал он, — мне теперь приходится часто летать. Но хоть бы раз произошел угон или что-нибудь еще… Одна только проклятая скука.

— Можно представить себе кое-что похуже, чем обычный угон самолета.

— Я вижу, — повернулся к нему толстяк, — вы один из тех пачкунов, которые всегда чего-нибудь боятся. А я только и жду этих типов. Они бы у меня узнали, почем фунт лиха. Они…

Билл слушал этого человека и вдруг почувствовал ужасное давление в голове. Он посмотрел на Джейн — она безмятежно улыбалась. Воротник вдруг стал Биллу слишком тесен. Он вытер мигом вспотевший лоб носовым платком. Боли еще усилились. Казалось, все его тело находится под каким-то чудовищным давлением.

— Эй, мистер, что… — Человек, сидящий рядом, уставился на Билла.

Репортер с трудом повернул к нему голову.

— Вы ведь надрались, — сказал толстяк. — Не умеете пить, так и не пейте, идиот!

Боль становилась все сильнее. Билл ощущал, что им овладевает какая-то другая личность, вытесняя его собственную. И тут он увидел холодный голубой огонь, плывущий под потолком салона самолета. Это был знак Властителя мертвых! Пока никто из пассажиров не заметил этого.

Билл вытянул руку вперед. Его пальцы! Они стали толще, заросли рыжими волосами. Он повернул голову. Вместо Джейн Корнби он увидел старуху, которая уставилась на него, удивленно открыв рот. Посетители бара забеспокоились. Они не могли не заметить этого превращения.

Раздался пронзительный женский визг. Все смотрели на Билла. Сам репортер испускал какие-то странные звуки. Лицо его исказилось. Холодный огонь повис под потолком бара и медленно спускался вниз.

Пассажиры в панике разбегались. Даже бармен перепрыгнул стойку и бросился в другой салон.

— Вы принесли клятву дьяволу! — раздался голос Властителя мертвых.

Испуганные люди сбились в кучу. Они видели, как кольцо холодного огня становится все плотнее, захватывает стоящих рядом Билла и Джейн.

Билл почувствовал, что страшная боль покинула его. Он ощущал легкость, он снова мог думать. Но мысли его были ужасны! Перед ним лежал меч. Это был тот же меч из пещеры, материализовавшийся теперь в самолете.

— Убей! — прошептал за его спиной голос Джейн. — Убей!

Билл Конноли, словно робот, двинулся вперед. Он не спеша спускался по лестнице в туристский класс.

— Вот он! — взвизгнула стюардесса. Внизу сгрудились пассажиры. Там же стоял командир лайнера.

— Остановитесь, мистер! — раздался его спокойный голос.

Билл словно не слышал. Он продвигался вперед с мечом в правой руке. Командир первым осознал опасность.

— Бегите! — скомандовал он растерявшимся пассажирам. — Спасайтесь. Это сумасшедший! Пассажиры бросились врассыпную.

— Билл Конноли сделал еще два шага и достиг низа лестницы.

Командир отшатнулся. Он был бледен, но хорошо владел собой.

— Я же сказал вам, мистер, — твердо повторил он. — Вы должны…

Билл нанес удар.

Быстрая реакция спасла командира от смерти. Но Конноли не стал задерживаться, чтобы добить его. Он кровожадно смотрел на толпу пассажиров, сбившихся в дальнем конце салона. Невдалеке он заметил женщину, не успевшую выбраться из пространства между сидениями. С ужасной улыбкой Билл взмахнул мечом. Окровавленная жертва без стона упала. Кто-то из мужчин бросился на Билла. Билл убил и его, а также ранил еще двоих попавшихся на дороге пассажиров.

Тип, который сидел с ним в баре, успел забиться в самый дальний угол.

— Убийца! — Пронзительный крик заставил Билла Конноли обернуться. В проходе стоял командир корабля. В руке он сжимал пистолет.

Билл шагнул к нему, но командир промедлил еще мгновение. Он знал, что, если пуля пробьет обшивку, произойдет разгерметизация самолета, и все погибнут.

Билл надвигался, неумолимый и грозный. Рука его уже подняла окровавленный меч. И тогда капитан стад стрелять. Три пули вошли в тело Конноли, его отбросило назад. Билл пошатнулся и со стоном повалился на пол.

— Боже мой! — командир вытер со лба холодный пот.

Никогда в жизни ему не приходилось стрелять в человека. Но в этом случае… Пассажиры с немым ужасом смотрели на происходящее. Командир хотел подойти к убитому, и тут его сердце сжалось от ужаса. Тело убитого исчезло!

Никто не произнес ни слова. Труп буквально растворился в воздухе. Сначала исчезли пальцы, затем кисти рук, руки и ноги, затем туловище… последними исчезли голова и меч.

При виде этого невероятного зрелища одна из женщин свалилась без чувств. Оцепеневшие пассажиры не сразу заметили, что на лестнице появилась еще одна фигура.

Эту женщину никто из людей раньше в самолете не видел. В ее руках оказался автомат с большим барабаном. Это была старая модификация, которую выпускали еще в тридцатые годы.

— Ма Бергер. Атаманша гангстеров, — прошептал кто-то из пожилых людей.

— Она давным-давно мертва, — возразила его жена.

— Да, но сегодня, похоже, день оживления мертвых.

Джейн Корнби, превратившаяся в Ма Бергер, остановилась на предпоследней ступеньке и приподняла ствол автомата…

— Не стреляйте, — закричал командир. — Ради Бога, не стреляйте!

Он вскочил и кинулся к женщине. Корнби хладнокровно нажала на спусковой крючок. Пули веером пролетели по салону и прошили обшивку самолета. Давление воздуха упало почти мгновенно. И пока самолет падал в море, задыхающиеся люди слышали безумный смех Джейн.

Властитель мертвых опять победил.

Джон Синклер сжался в маленькой нише, затаив дыхание. Отсюда хорошо просматривалась вся большая пещера. Он выбросил факел, еще когда на ощупь пробирался по коридору. Тихое монотонное пение заполняло пещеру. Это индейцы, выстроившиеся вдоль стен, пели какие-то древние ритуальные песни.

Посреди пещеры лежал большой камень, светящийся изнутри флюоресцирующим голубым светом.

Света было достаточно, чтобы инспектор узнал три знакомые фигуры. Здесь были Бенкрофт, Нойман и Донован. Нойман снова вернулся в свое человеческое обличье. Все трое стояли перед камнем на коленях, издавая какие-то хриплые звуки.

«Где же Билл и обе девушки? — подумал инспектор, облизнув пересохшие губы. — Неужели все они мертвы?»

Страх за друга охватил Синклера. В это время свечение над камнем стало угасать. Инспектор услышал страшный голос:

— Теперь вам предстоит первое испытание.

Голос, казалось, заполнил всю пещеру. Но сам говоривший был не виден.

Властитель мертвых — а Джон не сомневался, что слышит его голос, — должен был быть где-то рядом. Но что могут означать его слова? Где Билл и обе девушки? Что должно сейчас произойти?

Рука Синклера нащупала рукоятку пистолета. Его лицо окаменело. Однако в следующее мгновение он замер.

В темной глубине пещеры возникла темная фигура. Властитель мертвых! На нем была длинная белая одежда. Пряди длинных белых волос обрамляли его лицо. Других деталей Джон не мог различить.

Властитель мертвых остановился перед камнем. Он поднял обе руки и заговорил на неизвестном Джону языке. Звуки его речи были гортанными и отрывистыми. Возможно, это был древний диалект майя.

Голос Властителя становился громче и звучал все лихорадочнее. Джон увидел, что и камень стал светиться сильнее. В пещере стало светло как днем. Индейцы прекратили петь, и, как завороженные, уставились на эту сцену.

В пещере появился уже знакомый Джону холодный голубой огонь. Он плыл под сводами, словно испускающий искры обруч. Властитель мертвых протянул руки к огню и что-то закричал. Огонь стал сильнее, он уплотнялся и вдруг принял форму…

Джон отвернулся. Он не мог больше выдерживать этот свет. Даже в нише, где он сидел, стало светло. Голос Властителя мертвых заглушал все. Джон услышал ужасный крик, а затем наступила тишина. Мертвая тишина.

Он подождал еще несколько секунд, а потом поднял голову. Яркий свет снова на несколько секунд ослепил его. Когда глаза немного привыкли, Джон всмотрелся и почувствовал, как ледяные мурашки пробежали у него по спине. Перед камнем лежала фигура мужчины. Билл Конноли! Разве это возможно? Как он попал сюда?

Рядом с Биллом неподвижно лежала Джейн Корнби. Неужели они оба мертвы?

Властитель мертвых подошел к лежащим, коснулся их кончиками пальцев, и они встали. Его лицо еще больше исказилось сатанинской ухмылкой. Он что-то крикнул индейцам.

«Если я не вмешаюсь, — подумал Джон, — они погибнут».

— Стоять! — голос инспектора хлыстом ударил из щели и отразился от каменных стен.

Индейцы обернулись. Синклер стоял в нескольких метрах от них. Пистолет в его руке матово блестел.

Властитель мертвых тоже глянул на инспектора. Джон впервые увидел его глаза. Они были как горящие точки на морщинистом лице со впалыми щеками.

— Убери своих людей! — прошипел Джон и приставил ствол пистолета к виску Властителя.

Властитель пробормотал какую-то команду и индейцы отошли назад.

— Так, — сказал Джон и оттащил своего пленника в сторону.

Индейцы с ненавистью смотрели на инспектора. И хотя они были безоружны, Джон понимал, что в стычке ему придется туго — слишком уж их было много. Ему нужно было уходить как можно скорее, но он не мог оставить здесь Билла.

Властитель мертвых тихо засмеялся.

— Джон Синклер? — спросил он.

— Да.

— Мой слуга Рамон Мендерес уже рассказал о вас.

— Тогда вы, наверное, знаете, что я не шучу! Мы выйдем из этой пещеры вместе со всеми остальными. Властитель мертвых опять засмеялся.

— Вы что, надеетесь выйти отсюда живым?

— Это моя забота!

В этот момент Конноли зашевелился. Он оперся на руки и тряхнул головой.

— Билл! — Голос Синклера прозвучал громко и настойчиво.

Прошло еще несколько секунд, пока репортер пришел в себя. Только после этого он узнал Джона.

— Боже мой! Джон! Как ты попал сюда?

В глазах Билла было безграничное удивление.

— Это я расскажу тебе позже. Нам нужно выбираться отсюда.

— Да, но… Самолет… Я ведь был там. А Джейн? Что будет с ней?

— Джейн мы возьмем с собой. Пошли же!

— Она моя служанка! — сказал глухим голосом Властитель мертвых.

Джон вдруг почувствовал, как по его спине поползли мурашки. Конноли медленно поднялся и стал рядом с ним.

— А что с остальными? — спросил Билл.

Зашевелилась и Джейн. Властитель пробормотал несколько слов, и она встала. Двигалась Джейн, как заводная кукла.

Поднялись с земли Пойман, Бенкрофт и Донован.

— Он их всех загипнотизировал, — сказал инспектор.

— Скажи им, чтобы остановились, — прошипел Билл на ухо Властителю.

— Нет! Они не остановятся. Они убьют вас!

Джон заколебался. Должен ли он стрелять? Если убить Властителя мертвых, то все может закончиться. Но не будут ли остальные преследовать их?

— Назад, Билл! — вскричал Джон и отступил к стене, волоча за собой сухое тело в белом балахоне.

Люди медленно, но неумолимо приближались к ним. Во главе их шла Джейн.

Властитель дико захохотал.

— Они все мои слуги! — ликовал он. — И даже если ты меня застрелишь, Джон Синклер, моя месть настигнет тебя с того света!

Джон заметил, что Властитель вдруг словно окаменел в его руках, а камень стал сиять еще сильнее, испуская магическую силу.

Тело инспектора покрылось холодным потом. Какие-то чужие мысли ломились в его мозг. Пистолет в руке стал невероятно тяжелым, фигуры и лица поплыли перед его глазами. Рядом вскрикнул Билл. И опять Джон Синклер увидел камень. Он не мог отвести от него взгляд.

Огненные круги пошли перед глазами Джона. Его колени задрожали, пистолет выпал из руки. Инспектор опустился на пол. Последнее, что он увидел, были искаженные лица индейцев и дьявольская ухмылка Властителя мертвых. Затем все исчезло. Синклер упал без сознания. Он оказался беспомощен перед Властителем.

Дышать становилось все труднее. Казалось, тонны груза давят на его грудь. Инспектор попытался выпрямиться. Мучительный стон вырвался из его горла.

Вдруг ощущение тяжести прошло. Джон снова мог дышать свободно. Он взглянул на застывшее, словно маска, лицо Властителя мертвых. Взгляд Джона скользнул дальше. Он увидел стоявших вокруг индейцев. Их глаза были полны угрозы. Джейн стояла между ними. Она улыбалась, но это была холодная, опасная улыбка.

Джон понял, что проиграл. Рядом с ним лежал Конноли. Глаза его были закрыты, он тяжело дышал.

Властитель сделал небольшое движение рукой, и индейцы подняли Джона. Инспектор не в силах был даже шевельнуться.

Властитель издевательски засмеялся. Его костлявый палец коснулся груди Джона.

— Ты умрешь, Джон Синклер. Умрешь ужасной смертью. Ты попал в мою Империю — в царство мертвых. Еще никто не выходил отсюда живым, если я этого не хотел.

Джон опустил голову, делая вид, что уже окончательно сломлен. Но это было не так. Он все еще думал, как выжить и уберечь от опасности остальных.

— Можно задать тебе вопрос? — спросил он тихо. Властитель убрал свой палец.

— Конечно, — великодушно сказал он. — Перед тем, как тебя убить, я удовлетворю твое любопытство. Спрашивай!

Джон поднял голову.

— Что ты сделал с Джейн Корнби? И где Глория Симпсон?

Властитель Мертвых повернул голову вправо.

— Говори, Джейн!

Девушка шагнула вперед. Инспектор посмотрел на нее и понял, что перед ним другая Джейн Корнби — не та, которую он знал. Милое лицо, Джейн изменилось. Дикий огонь горел в ее глазах, когда она заговорила:

— Я служанка Властителя мертвых. Мое место здесь! Я часто буду возвращаться в мир, чтобы искать новые жертвы. Я буду принимать множество обличий, в том числе и твое, Джон Синклер. Я буду рождаться все вновь и вновь.

— А что с Глорией? — спросил ее инспектор.

— Она мертва!

Джон проглотил слюну.

— Я убила ее. Проткнула мечом. Это было мое первое задание.

У Джона перехватило дыхание. Это было невероятно! Ведь Глория была лучшей подругой Джейн. А теперь это…

Джон посмотрел Джейн в глаза. Она не отвела взгляд. Наоборот, с вызовом смотрела прямо на Джона.

Индейцы отпустили инспектора. Он опять почувствовал себя относительно свежим. Конноли тоже поднялся и, шатаясь, встал рядом с другом.

— Джон, я там был, — слазал он тихо, — я видел, как Джейн убила Глорию. Это было ужасно, но я ничего не мог сделать. Я сам чувствую себя виноватым, но я не был собой. Я был в другом мире.

— Ничего, Билл. — Джон опять повернулся к Властителю мертвых. Тот взял его пистолет и бросил куда-то назад в пещеру.

— Это вам больше не понадобится.

— Конечно, — ответил Джон, — вы ведь можете материализовать оружие.

— Да, Синклер, и не только это. Я могу говорить с мертвыми. Могу их души воплотить в живых людей.

— Откуда вы взялись?

— Я родился здесь, в Мексике. Уже в школе я был самым лучшим. Все меня боялись. Я умел читать линии на руке. А потом пастор отвел меня в высшую школу. Я и там учился лучше всех. Я познавал тайны магии, покупал у индейцев древние рукописи. Я научился управлять мыслями своего учителя. Но однажды я случайно выдал себя. Меня стали избегать. Тогда я замкнулся в себе и все остальное изучил самостоятельно. В конце концов я наткнулся на камень. Он дал мне силу, которой мне не хватало, и теперь я рассчитаюсь с человечеством. Я изменю мысли всех людей, которые решают судьбы мира. Я приведу все к абсолютному хаосу. Только я и преданные мне переживут все и создадут новый мир по моему образцу.

— Вы сумасшедший, — сухо сказал Джон.

— Ты не должен так говорить. Никто не может оскорблять меня.

— Извините, — сказал Джон. Он хотел выиграть время. — А как вам все это удается? — продолжил он, стараясь придать своим словам оттенок изумления.

Властитель мертвых самодовольно засмеялся.

— Я концентрирую мысли на живом существе. Каждый человек состоит из молекул, и эти молекулы колеблются с определенной частотой. Я попадаю своими мыслями в резонанс с этими колебаниями и разрушаю их. Тогда молекулы и, соответственно, сам человек исчезают. А потом я могу вернуть их обратно. Даже людей, которые давным-давно мертвы. Это все за счет моего искусства концентрации. Только я один обладаю такой властью.

Джон Синклер спокойно слушал. Что-то подобное он себе и представлял, но хотел услышать это от самого Властителя.

Рядом застонал Билл Конноли. Он уже ничего не слышал и не понимал, отказавшись от всякой надежды.

Джейн что-то прошептала на ухо Властителю мертвых. Его лицо исказилось.

— А как ты сюда попал, Джон Синклер? — спросил он тихим, угрожающим голосом. Джон с издевкой ухмыльнулся.

— Это оказалось не так уж и тяжело. Ты чувствуешь себя в безопасности, и в этом твоя главная ошибка. Там, где прошел я, могут пройти и другие.

— Говори! — вскричал Властитель мертвых…

— А ты прочти мои мысли!

Властитель мертвых прорычал что-то, чего Джон не понял. И сразу же дюжина индейцев набросилась на него.

Инспектор не оборонялся. Силы должны были понадобиться ему позже.

Властитель подошел вплотную. Джон четко различал морщины и складки на его лице. Этот человек был, видимо, очень стар.

— Отвечай на мой вопрос! Джон, которого крепко держали индейцы, прохрипел:

— Сначала скажи, чтобы они меня отпустили. Через секунду он был свободен.

Инспектор начал не торопясь рассказывать. Когда он рассказал о смерти Горана, Властитель прервал его коротким движением руки. На лице его отразилось сильнейшее возбуждение.

— Горан… — прошептал он. — Это мое создание. Я нашел его в горах. Все принимали его за зверя, а он был последним из давно вымершего племени. Он был ранен, а я выходил его. Это был мой самый верный слуга… И ты его убил!

Джон увидел, что Властитель запнулся, словно искал нужное слово. В этот момент жизнь инспектора висела на волоске.

И тут случилось неожиданное. В пещере раздался резкий крик. К Властителю подскочила какая-то фигура. Это был Район Мендерес. Он указывал на Синклера.

— Это он! — вопил Мендерес, — он их освободил!

Мендерес упал на колени.

— Кого освободил? — Волнение охватило и Властителя.

— Виолу Вейн и Кеннета Хаука! Властитель повернулся к Джону.

— А почему ты мне ничего об этом не сказал?

— А что, я должен был это сделать? — ухмыльнулся Джон.

В течение секунды Властитель молча глядел на Синклера, а потом закричал:

— Убейте его! Убейте!

Джейн Корнби первой бросилась на Джона. Всеми десятью когтями она пыталась впиться ему в лицо и разорвать его в клочья.

Джон был вынужден обороняться. Ребро его ладони молниеносно опустилось на шею женщины. Она упала. И тут на него напали индейцы.

Кулаки Джона заработали, как паровые молоты, попадая в блестящие темно-коричневые тела. Первая атака была отбита. Инспектор отскочил назад, успев напоследок разбить челюсть одному из нападавших. В этот момент начал действовать и Билл. Он свалил одного из индейцев мощным ударом справа. Сквозь дикую суматоху схватки были слышны резкие команды Властителя мертвых.

Джон отступил еще на шаг. Он старался приблизиться к тому месту, где лежал его пистолет.

В руках индейцев появились ножи. Их широкие стальные лезвия ярко блестели в испускаемом камнем сеете.

Джон ударил очередного нападающего ногой. Тот корчился и упал на пол. Инспектор мгновенно наклонился и выхватил у лежащего нож.

Клинок попал прямо в грудь следующему индейцу. Его товарищи вздрогнули, их руки взметнулись, и Джоя едва успел пригнуться, когда два ножа просвистели над его головой. Он упал на землю, перекатился через спину и вдруг увидел, как что-то блеснуло. Его пистолет!

Инспектор схватил оружие и открыл огонь. Эхо выстрелов громом прокатилось по пещере. Два индейца С воплями упали, остальные попятились назад.

Джон встал. Он искал Властителя мертвых.

Худая фигура в длинном балахоне бежала по пещере. Джон выстрелил, но промахнулся. Пуля с визгом отскочила от камня.

Резкий смех донесся до ушей инспектора. Властитель стойл невредимый посреди пещеры и показывал на камень. Джон на мгновение повернул голову.

Камень светил нестерпимо ярко. Все остальные стояли словно прикованные, уставившись на него.

— Боги дают вам знак! — вскричал Властитель. — Мы уже не одни. Они нам помогут! Смотрите, вот их знак!

Джон использовал эту возможность. Пригнувшись, он скользнул по пещере и вынырнул почти за спиной Властителя. И тот не успел закончить говорить, когда инспектор, словно пантера, кинулся вперед и ударил его По голове. Старик упал на землю. Джон приставил пистолет к его виску.

— Если ты пошевелишься, я выстрелю!

В пещере наступила почти гробовая тишина. Первым опомнился Конноли. Он подошел к Джону. Плечо его кровоточило — видимо, он получил удар ножом.

— Все хорошо, Билл! — улыбнулся Джон. — А куда теперь? — спросил Конноли.

— Ты знаешь дорогу наружу?

— Да.

— Хорошо. Тогда иди вперед. Я вместе с пленником Пойду за тобой.

— Может, мне лучше?..

— Иди уже, черт подери!

— Поторопись, Джон, — сказал тихо Билл и исчез в коридоре.

У Джона в обойме оставалось только два патрона. Сейчас ему очень бы пригодился пистолет Мендереса.

Индейцы по-прежнему не осмеливались шевельнуться. Инспектор не хотел оставлять в этом аду Поймана, Донована и Бенкрофта.

Он громко назвал эти три имени. Никакого ответа. Только тогда он увидел, что произошло.

Один из индейцев шагнул вперед, волоча за собой тело. Это был Вальтер Пойман. В его груди торчал нож. Убиты были и двое других. Джон сжал зубы.

Индеец, тащивший тело Поймана, вдруг прыгнул вперед. Джон поднял оружие и выстрелил. Пуля попала индейцу в живот, и тот без единого стона упал на пол.

Но этого минутного замешательства хватило Властителю мертвых. Он уже давно пришел в себя и, когда почувствовал, что ствол пистолета не упирается в него, быстро вскочил и кинулся бежать.

Джон отреагировал с небольшим опозданием. Балахон скользнул у него между пальцами.

Громовой голос Властителя опять прозвучал под сводами пещеры.

«У меня остался один патрон!» — напомнил себе инспектор.

Еще несколько секунд — и индейцы схватят его. Инспектор выстрелил. Пуля сразила Властителя мертвых. Он повернулся и упал на камень.

Почти звериный крик раздался под сводами. Индейцы, видевшие эту сцену, бросились на землю.

Синклер медленно подошел к своему врагу. Старик лежал на камне. Из раны на его груди сочилась кровь. Джон видел, как холодный голубой огонь становился все плотнее и как корчился в страшных муках Властитель мертвых. Дьявольский камень не отпускал его.

Среди ужасных стонов рот Властителя выдавливал слова, которые Джон едва мог различать:

— Он… Он… пожирает… меня! Огонь… адский огонь… он меня… а-а-а!

Джон видел его судорожные движения, и, вдруг словно холодная рука сжала его сердце. Властитель мертвых растворился! Он превратился в холодный голубой огонь… Властителя больше не было.

Синклер протер глаза. Он чувствовал, что и его руки дрожат. Вдруг послышался такой-то хруст и скрежет.

Камень! В нем образовалась трещина размером с кулак, из которой повалил дым. Свет от него становился все бледнее и слабее. Что-то упало на землю рядом с Джоном. Громадный кусок скалы!

Пещера начала рушиться.

Джон кинулся к выходу со всей скоростью, на которую был способен. Никто не пытался его удержать.

У подножия веревочной лестницы он догнал Билла.

— Скорее отсюда! — закричал Джон. — Чертова гора сейчас взлетит на воздух!

Они торопились, как могли. Грохот и треск, доносившиеся отовсюду, гнали их вперед.

Совершенно измученные, мокрые от пота, они подбежали к выходу.

— Дальше! — подгонял Джон.

Снаружи было светло. Оказалось, что он провел в этой дьявольской горе всю ночь.

Джип Мендереса! Он был теперь словно подарок неба. Джон и Билл прыгнули в машину. Ключ торчал в замке. Мотор сразу завелся, и Джон выжал из машины все. Он несся по узкой каменной щели, как дьявол, еле успевая поворачивать руль.

Скоро они выехали на равнину, проехали еще около километра, и Джон затормозил.

— Ну, что? — спросил Билл.

— Посмотри назад.

— До их ушей донесся глухой грохот, затем чудовищный треск. Казалось, что гора вдруг открылась. Осколки скал весом в тонну и более взлетали в воздух. Столб голубого пламени взметнулся над горой и стоял над ней несколько минут. Потом гора исчезла.

— Это кошмар! — тихо сказал Билл.

Джон завел двигатель.

— Забудь об этом! — только и сказал он.

Через час друзья увидели двух совершенно измученных людей. Это были Кеннет Хаук и Виола Вейн, которые сидели, прислонившись к обломку камня. Видно было, что дальше идти они не в состоянии.

— Что это был за взрыв? — спросил Хаук. — Что-то произошло с горой?

— С какой горой? — спросил Синклер.

— С горой Призраков.

— Ее больше нет и никогда не было. Это был только сон.

Отчет об этом случае занял сто три страницы. Инспектор писал его целую неделю. Он дал его прочесть только нескольким коллегам, и в конце концов отчет исчез в сейфах Скотланд-Ярда.

— К таким вещам наш мир еще не готов, — с самым серьезным видом сказал суперинтендант Пауэлл.

И Джону пришлось с ним согласиться. Его шеф не в первый раз получал отчеты о подобных делах. Инспектору нужно было отдохнуть. Он знал, что Пауэлл уже получил задание расследовать новый загадочный случай.

Когда Джон вышел из здания, Пауэлл стоял у окна. Он долго смотрел вслед высокому светловолосому парню, бормоча себе под нос:

— Желаю удачи, мой мальчик!

X