Стивен Ван Дайн - Священный скарабей

Священный скарабей [The Scarab murder case ru] 758K, 135 с. (пер. Любительский (сетевой) перевод) (Фило Ванс-5)   (скачать) - Стивен Ван Дайн

Священный скарабей
С. С. Ван Дайн


Действующие лица:

Фило Вэнс — детектив-любитель.

Джон Маркхэм — окружной следователь

Хис — сержант бюро уголовного розыска

Д-р Миндрам Блисс — египтолог, глава Блиссовского музея египетских древностей.

Бенджамин Кайль — филантроп и покровитель искусств.

Мерит-Амен — жена доктора Блисса.

Роберт Сальветер — помощник заведующего Блиссовским музеем, племянник Кайля.

Дональд Скарлетт — технический эксперт экспедиции Блисса в Египет.

Анупу Хани — старый слуга семьи Блисса.

Браш — лакей Блисса.

Дингль — кухарка Блисса.

Хеннесси, Сниткин, Эмери, Гильфойль — полицейские.

Капитан Дюбуа и детектив Беллами — эксперты по отпечаткам пальцев.

Доктор Эмануэль Доремус — судебный врач.

Карри — служитель Вэнса.


ГЛАВА 1
Убийство!


Фило Вэнс был вовлечен в так называемое «дело священного скарабея» по чистой случайности, хотя Маркхэм несомненно привлек бы его рано или поздно к расследованию этого запутанного убийства. Но нельзя быть уверенным в том, что даже Вэнс разрешил бы эту поразительную загадку, если бы он не оказался одним из первых на месте действия. Это позволило ему заметить те нелепые улики, которые, в конце концов, дали ему возможность остановиться на виновном.

Зверское, фантастическое убийство старого филантропа и покровителя искусств, Бенджамина Кайля, почти сразу получило название «дела священного скарабея», так как около изувеченного тела жертвы был найден редкий голубой египетский скарабей. Это древняя и ценная печать с именем одного из ранних фараонов послужила основой, на которой Вэнс воздвиг здание своих умозаключений.

Как я уже говорил, Вэнс случайно оказался вовлеченным в это дело еще раньше, чем о нем была уведомлена полиция. Один его знакомый обнаружил мертвое тело старого мистера Кайля, и поспешил к нему с этой зловещей вестью.

Это случилось утром 13 июля. Вэнс только что кончил завтракать в садике на крыше своей квартиры на 38-й Восточной улице и вернулся в библиотеку, чтобы заняться переводом отрывков из Менандра, найденных среди ранних египетских папирусов, когда Карри вошел в комнату и, как бы извиняясь, объявил:

— Только что пришел мистер Дональд Скарлетт, сэр. Он в ужасном волнении и просит, чтобы вы его немедленно приняли.

Вэнс недовольно поглядел на лакея.

— Скарлетт? Вот неприятность! Зачем он заходит ко мне, когда волнуется? Я предпочитаю спокойных людей. Предложили ли вы ему виски с содой или, может быть, брому?

— Я позволил себе поставить перед ним бутылку коньяку Курвуазье, сэр. Я помню, что мистер Скарлетт имеет слабость к этому напитку.

— О, да! Вы правы, Карри. Введите его, когда нервы его достаточно успокоятся.

Карри вышел.

— Интересный тип, Скарлетт! — продолжал Вэнс. — Вы помните его, Ван?

Я встречал Скарлетта дважды, но давно мне о нем не приходилось думать. Я припомнил, что он был товарищем по классу Вэнса в Оксфорде и что Вэнс возил его с собой в Египет два года назад.

Скарлетт занимался египтологией и археологией, окончив университет по этой специальности в Оксфорде. Потом он занялся химией и фотографией, чтобы сопровождать в качестве техника экспедиции в Египет. Он был зажиточным англичанином, любителем-дилетантом; египтология была его страстью.

Скарлетт недавно приехал в Америку вместе с Миндрамом Блиссом, известным египтологом, у которого был частный музей египетских древностей в старом доме на 20-й Восточной улице.

— Скарлетт не глупый малый, — начал рассуждать Вэнс. — И очень воспитанный человек. Зачем он заходит ко мне в такой неподобающий час? И почему он так возбужден? Надеюсь, что ничего не случилось с его ученым патроном. Блисс — удивительный человек, Ван. Один из самых крупных египтологов в мире.

Вэнс сам интересовался историей Египта и занимался хронологией древнего и среднего египетского царства главным образом с точки зрения развития египетского искусства.

Когда, наконец, Скарлетт был впущен к Вэнсу в библиотеку, он прямо влетел в комнату, распахнув портьеры. Или коньяк Курвуазье еще больше усилил его возбуждение, или Карри недооценил его нервного состояния!

— Кайль убит! — воскликнул он, опираясь на стол и глядя на Вэнса вытаращенными глазами.

— Вот как? Это весьма прискорбно. — Вэнс протянул портсигар. — Возьмите одну из моих Режи. И садитесь в кресло. Оно очень удобное. Я подобрал его в Лондоне. Неприятная штука — убийство, не правда ли? Но что же поделаешь! Человеческая порода — чертовски кровожадна.

Его равнодушие подействовало успокоительно на Скарлетта, который опустился на кресло и дрожащими руками стал зажигать папиросу.

Вэнс обождал и затем спросил:

— Кстати, как вы узнали, что Кайль убит?

Скарлетт вздрогнул.

— Я видел его. Он лежит с раздробленной головой. Ужасное зрелище! Никаких сомнений быть не может.

Вэнс откинулся на кресле и заломил руки над головой.

— Раздроблена — чем? И где он лежит? И как вы обнаружили тело? Подтянитесь, Скарлетт! Постарайтесь готовить связно.

Скарлетт нахмурился и несколько раз затянулся папиросой. Это был человек лет сорока, высокий и стройный, с южным типом лица. У него была внешность ученого, хотя он и не походил на книжного червяка. Лицо его было загорелое, в глазах его была искорка фанатизма, выражение это еще более оттенялось его почти совершенно лысой головой.

— Вы правы, Вэнс, — сказал он. — Вы знаете, я приехал с доктором Блиссом в мае и исполнял для него технические работы. Мое логовище за углом от музея, на Эрвинг-Плэс. Сегодня утром я должен был разобрать пачку фотографий и пришел в музей вскоре после десяти.

— Это ваш обычный час? — небрежно спросил Вэнс.

— О, нет, я утром немножко запоздал. Мы накануне работали до поздней ночи над финансовым отчетом о последней экспедиции.

— А потом?

— Странное дело! — сказал Скарлетт. — Парадная дверь была слегка приоткрыта. Обычно мне приходится звонить, но тут я не счел нужным беcпокоить Браша. Я толкнул дверь и вошел в переднюю. Стальная дверь в музей, которая направо от передней, редко бывает заперта, и я ее открыл. Когда я начал опускаться по ступенькам в музей, я увидел, что кто-то лежит в противоположном углу. Сначала я решил, что это один из ящиков с мумией. Но потом, присмотревшись, я увидел, что это Кайль. Он лежал скорчившись, вытянув руки над головой. Я подумал, что он упал в обморок и поспешил к нему.

Скарлетт провел платком по своей мокрой лысине.

— Боже мой, Вэнс! Это было ужасное зрелище. Ему упала на голову одна из новых статуй, которые мы вчера поместили в музей. И череп его треснул, как яичная скорлупа! Статуя еще лежала поперек его головы.

— Вы ничего не трогали?

— Боже мой! Нет! Мне стало слишком скверно. Это было страшное зрелище. И не требовалось долгих изысканий, чтобы распознать, что бедняга умер.

— Что же вы сделали?

— Я окликнул доктора Блисса — его кабинет наверху маленькой винтовой лестницы в задней части музея.

— И не получили ответа?

— Нет. Никакого. Тогда, признаюсь, я испугался. Мне не понравилась мысль, что меня могут застать наедине с убитым и я выскользнул обратно через парадную дверь. Сначала я хотел никому не говорить, что был там.

— А, — сказал Вэнс. — Но когда вы вышли на улицу, то призадумалась?

— Вот именно. Мне казалось неладным оставлять там беднягу. И в то же время я не хотел быть запутанным в дело. Я, к счастью, вспомнил о вас. Вы знакомы с доктором Блиссом и можете мне дать хороший совет. Кроме того, я не очень знаю порядки этой страны. Как полагается делать.

— Я возьму это на себя, — сказал Вэнс, лениво разглядывая кончик своей папиросы. — Процедура несложная. Можно позвонить в полицию или высунуть голову из окна и закричать, или обратиться к дежурному полицейскому, или просто игнорировать тело и предоставить кому-нибудь другому поднять шум. В конце концов, это сведется к тому же. Убийца, наверное, уже ускользнул. Я, пожалуй, позвоню в здание суда.

Он снял свой перламутровый телефон с венецианского табурета и вызвал номер окружного следователя.

— Привет, дорогой Маркхэм. Погода отвратительная, не так ли? Кстати, Бенджамин Кайль отправился к своему создателю и при этом — не добровольно. Он лежит на полу в Блиссовском музее с раздробленным черепом. Вас это интересует? Я так и думал. Я намерен сделать несколько наблюдений на месте преступления. Думаю, что и вам хорошо было бы приехать. Буду вас ждать.

Вэнс повесил трубку и объявил:

— Окружной следователь скоро приедет, и мы наверное успеем произвести некоторые наблюдения до прихода полиции. Я знаком с Блиссовским музеем. В этом деле есть увлекательные возможности… Ведь парадная дверь была открыта, и, когда вы крикнули, никто не ответил.

Скарлетт кивнул. Он был, видимо, озадачен спокойным отношением Вэнса к происшедшему.

— Где были слуги? Они не могли вас слышать?

— Едва ли. Они в другой части дома. Внизу. Единственный, кто мог меня слышать, это доктор Блисс, если он был в своем кабинете.

— Вы могли позвонить у парадной двери, и кто-нибудь пришел бы на звонок, — заметил Вэнс.

Скарлетт беспокойно задвигался на стуле.

— Совершенно верно, — признал он. — Но знаете, старина, я растерялся.

— Да, да, вполне естественно… Но и очень подозрительно, не правда ли? У вас не было никаких причин желать, чтобы старика убрали с пути?

— Боже мой, нет! — Скарлетт совсем побледнел. — Он же оплачивал счета. Без его поддержки раскопки Блисса и его музей не могли бы существовать.

— Да, Блисс говорил мне об этом, когда я был в Египте. Не принадлежал ли Кайлю тот дом, где расположен музей?

— Да, оба дома. Видите, в одном из них живут Блисс с семейством и молодой Сальветер, племянник Кайля. А музей занимает другой дом. Пробито было два прохода, а вход с улицы в музей был замурован.

— А где жил Кайль?

— В коричневом каменном доме рядом с музеем. Ему принадлежали шесть-семь домов подряд на этой улице.

— Знаете вы, как Кайль заинтересовался египтологией? — спросил Вэнс. — У него раньше была слабость к больницам и к этим ужасным английским портретам школы Гэйнсборо. Он пытался купить «Мальчика в голубом». На его счастье, ему это не удалось.

— Это молодой Сальветер подбил своего дядю, чтобы тот финансировал Блисса. Этот юноша был учеником Блисса, когда тот преподавал египтологию в Харварде. Старый Кайль очень любил своего племянника.

— А Сальветер с тех пор жил у Блисса?

— Почти что так. Он не покидал его со времени первой поездки в Египет. Блисс назначил его помощником заведующего музеем. Он заслуживает это место. Славный мальчик — живет и дышит египтологией.

Вэнс вернулся к столу и позвонил Карри.

— Да, тут открываются большие возможности, — заметил он. — Кстати, какие еще имеются домочадцы у Блисса?

— Прежде всего, миссис Блисс. Вы встречали ее в Каире. Странная женщина, наполовину египтянка. Много моложе Блисса. Затем Хани, старый египтянин, которого Блиссы привезли с собой, или, вернее, его привезла миссис Блисс. Хани был старым служителем отца Мерит.

— Мерит?

— Я имею в виду миссис Блисс, — смущенно объяснил Скарлетт. — Ее имя Мерит-Амен. В Египте принято называть дам по имени.

— О, конечно, — Вэнс слегка усмехнулся. — А какое положение занимает в доме Хани?

— Весьма своеобразное. Он сопровождал Аберкромби, отца Мерит, в его многочисленных исследованиях и составлял каталог Каирского музея. Когда Аберкромби умер, то он был как приемный отец для Мерит. Он участвовал в экспедиции Блисса в качестве инспектора древностей египетского правительства. Он большой знаток египтологии.

— Кто еще имеется в доме?

— Два американских служителя. Лакей Браш и повар Дингль.

В эту минуту в комнату вошел Карри.

— Слушайте, Карри, — сказал Вэнс. — Здесь поблизости убит почтенный джентльмен, и я иду осмотреть тело. Приготовьте мне мой серый костюм и, конечно, темный галстук.

— Да, сэр. — Карри принял известие об убийстве как самое нормальное повседневное событие и вышел.

— Знаете вы какую-нибудь причину, Скарлетт, — спросил Вэнс, — по которой Кайля хотели бы устранить?

Тот слегка поколебался.

— Не могу себе представить… — сказал он, хмуря брови. — Он был добрый и великодушный старик, немного тщеславный, но вполне достойный уважения. Я, конечно, не знаю его частной жизни. У него могли быть враги.

— Однако, — заметил Вэнс, — едва ли вероятно, чтобы враг последовал за ним в музей и отомстил бы ему в этом незнакомом месте, где кто угодно мог появиться вслед за ним!

— Но вы же не хотите сказать, что это мог сделать кто-нибудь из дома? — воскликнул Скарлетт.

В эту минуту вошел Карри и принес херес. Вэнс налил три стакана. Когда мы выпили вино, Вэнс пошел одеваться. Скарлетт нервно расхаживал по комнате. В ту минуту, как Вэнс вернулся в библиотеку, под окном раздался автомобильный рожок. Маркхэм ждал нас внизу. Когда мы уже выходили, Вэнс спросил Скарлетта:

— Имел ли Кайль обыкновение приходить в музей в этот час?

— Нет, отнюдь не имел. Но доктор Блисс условился с ним на это утро, чтобы обсудить расходы прошлой экспедиции и возможность продолжения раскопок в будущем году.

— Вы знали об этом свидании?

— О, да. Доктор Блисс говорил с ним по телефону во время нашего совещания, пока мы составляли доклад.

— Так, так. — Вэнс прошел в переднюю. Наверное, и другие знали, что Кайль будет в музее сегодня утром?

— Вы же не хотите сказать… — начал Скарлетт.

— Кто слышал этот разговор? — спросил Вэнс, спускаясь по лестнице. Скарлетт последовал за ним с опущенными глазами.

— Дайте, соображу. Там были Сальветер, и Хани, и…

— Пожалуйста, не смущайтесь!

— И миссис Блисс…

— Все жители дома, кроме Браша и Дигль.

— Да. Но видите, Вэнс, встреча была назначена на одиннадцать часов, а бедный старик был убит раньше половины одиннадцатого.

— Запутанное положение! — пробормотал Вэнс.


ГЛАВА 2
Месть Сахмет


Маркхэм встретил Вэнса укоризненными взглядом.

— Что все это значит? — спросил он сердито. — Я был на важном заседании…

— Бог с ним, с заседанием, — прервал его Вэнс, входя в автомобиль. — Причина вашего нежеланного присутствия здесь — весьма увлекательное убийство!

Маркхэм посмотрел на него и велел шоферу как можно скорее везти его в музей Блисса. Он узнал приметы волнения у Вэнса: легкомысленный тон всегда означал, что Вэнс настроен особенно серьезно.

На пути в музей, Скарлетт вкратце рассказал окружному следователю о своей мрачной находке. Маркхэм внимательно слушал его. Потом он обернулся к Вэнсу.

— Конечно, это мог бы сделать и какой-нибудь бандит с улицы…

— О, Боже! — вздохнул Вэнс. — Знаете, бандиты не имеют обыкновения заходить в частные дома среди бела дня и ударять людей по голове статуями. Они приносят с собой свое собственное оружие и выбирают более подходящую обстановку.

— Как бы то ни было, — проворчал Маркхэм, — я вызвал сержанта Хиса. Он сейчас приедет.

На углу 20-ой улицы и 4-ой авеню он остановил автомобиль и сказал дежурному полицейскому, чтобы тот сел рядом с шофером.

— Вы можете нам понадобиться, — заметил Маркхэм.

Когда мы достигли музея, Маркхэм оставил полицейского внизу лестницы, которая вела к большой входной двери, и мы поднялись в переднюю.

Оба дома, которые Скарлетт нам вкратце описал, имели фасад футов в двадцать пять каждый и были построены из больших глыб коричневато камня. Дом справа не имел входа и в нижнем этаже его не было окон. Дом слева однако остался неизмененным. Он был в три этажа вышиной с широкой каменной лестницей и высокими перилами, которые вели прямо во второй этаж.

Когда мы вошли в переднюю, я отметил, что тяжелая дубовая входная дверь, которая, по словам Скарлетта, была утром приоткрыта, теперь плотно заперта. Вэнс также это заметил и спросил Скарлетта:

— Закрыли вы дверь, когда уходили?

— Право, старина, не могу вспомнить, — ответил Скарлетт. — Я был чертовски расстроен. Я мог захлопнуть дверь.

Вэнс повернул ручку и дверь открылась.

— Так, так. Во всяком случае, затвор не действует. Что, это часто случается?

— Никогда этого не было на моей памяти, — с удивлением ответил Скарлетт.

Вэнс дал нам знаком понять, чтобы мы оставались в передней, а сам прошел в дверь направо, которая вела в музей. Вскоре он вернулся.

— Кайль умер, — объявил он. — И, по-видимому, его еще никто не обнаружил. Мы не будем пользоваться незапертой дверью, — добавил он, — мы поступим по обычаю, и посмотрим, кто откликнется.

Мы вышли на наружную лестницу, и Вэнс позвонил. Через несколько минут дверь нам отворил бледный, болезненного вида человек в ливрее. Он поклонился Скарлетту и холодно оглядел остальных.

— Браш, я полагаю? — сказал Вэнс.

Лакей слегка поклонился, не сводя с нас глаз.

— Доктор Блисс дома? — спросил Вэнс.

Браш перевел взгляд на Скарлетта. Несколько успокоившись, он приотворил дверь.

— Да, сэр, — ответил он. — Он в своем кабинете. О ком я должен доложить?

— Нечего беспокоить его, Браш. — Вэнс вошел в переднюю, и мы последовали за ним. — А что, доктор все утро был в своем кабинете?

Лакей с негодованием посмотрел на Вэнса. Тот улыбнулся.

— Вы держите себя вполне корректно, Браш, но нам не нужны уроки этикета. Это мистер Маркхэм, нью-йоркский окружной следователь. Нам нужны сведения. Хотите вы дать их добровольно?

Лакей заметил полицейского в форме внизу лестницы, и лицо его побледнело.

— Вы окажете доктору услугу, ответив нам, — вставил Скарлетт.

— Доктор Блисс был в своем кабинете с девяти часов утра, — ответил лакей обиженным тоном.

— Вы в этом уверены? — спросил Вэнс.

— Я приносил ему завтрак и с тех пор был все время на том же этаже.

— Кабинет доктора Блисса, — заметил Скарлетт, — там, в глубине передней, — и он указал за занавешенную дверь в конце широкого коридора.

— Он должен нас слышать.

— Нет. Дверь плотно обита материей, — объяснил Скарлетт. — Никакие звуки из дома не могут проникнуть в кабинет.

Лакей хотел уйти, но Вэнс остановил его.

— Погодите, Браш. Кто еще был в доме?

— Мистер Хана наверху. Он был нездоров.

— А, вот как. — Вэнс вынул свой портсигар. — А другие домочадцы.

— Миссис Блисс вышла около девяти. Кажется, за покупками. Мистер Сальветер вышел из дому вскоре после этого.

— А Дингль?

— В кухне внизу, сэр.

— Скажите, Браш, а как же мистер Кайль? Я слышал, что он заходил сегодня утром.

— Он и сейчас в музее. Я забыл об этом, сэр. Доктор Блисс может быть еще с ним.

— Вот как. А когда же пришел мистер Кайль?

— Около десяти.

— Вы его впустили?

— Да, сэр.

— И вы доложили доктору Блиссу о его приходе?

— Нет, сэр. Мистер Кайль просил его не беспокоить. Он объяснил, что пришел раньше времени и хочет кое-что посмотреть в музее.

— Он прошел прямо в музей?

— Да, сэр, я отворил ему дверь.

— Еще одно, Браш. Затвор наружной двери не был защелкнут, так что снаружи всякий мог войти в дом.

— Очень странно, сэр.

— Почему странно?

— Он был защелкнут, когда мистер Кайль пришел в десять часов утра. Я это заметил, когда впускал его. Он сказал, что хочет остаться один в музее. А так как жители дома не всегда запирают дверь, когда уходят на короткое время, я нарочно поглядел, закрыт ли замок. Иначе, кто-нибудь мог войти и помешать мистеру Кайлю.

— Однако, Браш, — воскликнул Скарлетт, — когда я пришел в половине одиннадцатого, дверь была открыта.

— Погодите, Скарлетт. — Вэнс повернулся к лакею. — Куда вы пошли, когда впустили мистера Кайля?

— В гостиную, сэр. Я оставался там до вашего звонка.

— Слышали ли вы, как входил мистер Скарлетт?

— Нет, сэр. Я работал с пылесосом. Он так шумел.

— Хорошо. Но если пылесос так шумел, как вы можете знать, что доктор Блисс не выходил из кабинета?

— Дверь в гостиную была открыта, сэр. Я бы видел, если бы он вышел.

— Но он мог выйти через музей и через парадную дверь без того, чтобы вы его услышали.

— Это немыслимо, сэр. На докторе Блиссе были только легкий халат и пижама. Вся его одежда наверху.

— Отлично, Браш. Но вот еще один вопрос. Звонил кто-нибудь у парадной двери после прихода мистера Кайля?

— Нет, сэр.

— Может быть, звонили, и дверь отворила Дингль?

— Она позвала бы меня, сэр. Она никогда утром не отворяет дверь. Она в неподходящей одежде до обеда.

— Характерная женская черта! — пробормотал Вэнс. — Можете идти вниз. С мистером Кайлем произошел несчастный случай, и мы должны его разобрать. Никому ничего не говорите. Поняли.

Браш глубоко втянул в себя воздух. Казалось, ему было дурно. Лицо его стало известково-бледным.

— Конечно, сэр, я понимаю, — сказал он с усилием. И неровными шагами вышел по лестнице слева от кабинета доктора Блисса.

Поставив полицейского в передней, Вэнс, Маркхэм и я направились в музей. Туда вела широкая лестница, покрытая ковром. Два этажа были соединены в один, так что помещение музея было двойной вышины. Чтобы поддерживать потолок, были воздвигнуты две огромных колонны со стальными подпорками. Музей занимал всю длину и ширину дома — двадцать пять на семьдесят футов, вышиной футов в двадцать. В передней части были высокие окна во всю вышину здания. В глубине были прорезаны такие же окна.

Занавески передних окон были задернуты, но в глубине они были открыты. В зале было еще полутемно.

Глаза мои сразу устремились в противоположный угол зала, где лежал убитый. Но эта часть была в тени, и я еле мог различить темную массу. Вэнс и Маркхэм спустились вниз, тогда как Скарлетт и я ждали на площадке лестницы. Вэнс отдернул занавеску. Свет залил комнату, и тут я впервые увидел ее замечательное содержимое.

В центре стены напротив поднимался десятифутовый обелиск со знаком царицы Хатшепсут. Справа и слева были две статуи. Одна изображала царицу Тети-Ширет из XVII династии, другая — фигуру Рамзеса II из черного камня.

Над ними и рядом с ними в рамках и под стеклом висели папирусы, испещренные красными, зелеными и белыми пятнами. Четыре крупных барельефа, изображавших эпизоды из Книги Мертвых, были прислонены к стене.

Под передними окнами стоял огромный черный гранитный саркофаг времен XXII династии, весь исписанный иероглифами. Крышка его имела форму мумии в виде сокола с человеческой головой. В углу стояла статуя из кедрового дерева, привезенная Тутмесом III из Палестины. У подножья лестницы возвышалась величественная статуя Ха-Эф-Ре из IV династии — копия статуи, находящейся в Лувре. Справа от статуи был ряд ящиков с мумиями, а над ними висели две огромные фотографии. Одна изображала колосса Меннона, другая — храм в Карнаке. Между колоннами был длинный низкий стол, покрытый бархатом; на нем помещалась редкостная коллекция всевозможных ваз, кадильниц и других сосудов. В глубине комнаты был низкий сундук с инкрустациями; рядом с ним стояло резное кресло.

Вдоль стен и вдоль потолка был фриз в пять футов шириной, воспроизводящий известную рапсодию поэта Пентаура о победе Рамзеса над хиттитами.

Как только Вэнс открыл занавески, он и Маркхэм прошли вглубь комнаты. Скарлетт и я последовали за ними. Кайль лежал лицом вниз, ноги его были слегка поджаты под тело, руки, протянутые вперед, охватывали подножие статуи, стоявшей в углу. Вэнс медленно перевел взгляд с мертвого тела на статую, у подножия которой он лежал. Она изображала человека с головой шакала, держащего скипетр в руках.

— Анубис! — прошептал он. — Египетский бог подземного царства. Анубис ведал могилами и провожал мертвецов в призрачное царства Озириса. Без Анубиса ни одна душа не нашла бы царства теней. Он был единственный друг мертвых и умирающих. И вот Кайль распростерся перед ним в молитвенной позе.

Вэнс, переведя взгляд с Анубиса на простертое перед ним тело, указал, на ту небольшую статую, которая была причиной смерти Кайля.

Статуя была фута два длиной, черная и блестящая. Она лежала поперек черепа убитого. Лужа крови образовалась под головой, и я заметил, не уделив этому особого внимания, что край этой лужи был слегка размазан по гладкому полу.

— Мне это не нравится, Маркхэм, — сказал Вэнс. — Эта статуя, послужившая орудием смерти Кайля, изображает Сахмет — египетскую богиню мести. Она защищает добрых и уничтожает злых. Египтяне верили в ее сокрушительную силу. И есть много легенд о совершенных ею страшных актах возмездия.


ГЛАВА 3
Священный скарабей


— Это может не иметь значения, — продолжал Вэнс. — Но тот факт, что орудием убийства была именно эта статуя, заставляет меня задуматься — нет ли в этом деле чего-то дьявольского, зловещего и суеверного.

— Ну, ну, Вэнс, — сказал Маркхэм. — Мы в Нью-Йорке, а не в древнем Египте.

— Да. Но суеверие еще управляет человеческой природой. В этой комнате было немало подходящих орудий. Зачем было брать неудобную, тяжелую статую Сахмет, во всяком случай взмахнуть ею с такой силой мог только человек крепкого сложения, — он обратился к Скарлетту. — Где стояла эта статуя?

— Дайте, соображу. Да. Вот. Наверху этой конторки, — он показал на большую полку, стоявшую перед телом Кайля. — Хани поставил ее сюда. Мы всегда ставили новые вещи на эту полку, пока они не занесены надлежащими образом в каталог.

Действительно, полки и конторки в глубине музея были заставлены всевозможными предметами: фляжками для духов, алебастровыми лампами, луками и стрелами, кинжалами, бронзовыми и медными зеркалами, сандалиями из пальмовых листьев, деревянными гребнями, каменными ножами для жертвоприношений, терракотовыми масками, статуэтками и т. д. Полки закрывались занавесками из шелковой материи; все они были отдернуты, за исключением той, на которой прежде стояла статуя Сахмет.

— А этот Анубис, Скарлетт, — спросил Вэнс, — его тоже недавно купили?

— Да, его привезли только вчера.

Вэнс кивнул и прошел к занавешенной полке.

— Интересные вещи, — сказал он. — У вас редкостный бородатый сфинкс эпохи после нашествия гиксов. А этот голубой стеклянный сосуд очень красив, хотя эта синяя голова пантеры еще лучше. А тут настоящие кинжалы и сабли.

В эту минуту большая металлическая дверь музея заскрипела, и наверху лестницы появились сержант Хис и три детектива.

Сержант немедленно спустился в комнату. Он поздоровался с Маркхэмом.

— Здравствуйте, сэр. Привел с собой трех мальчиков из своего бюро. Я вызвал капитана Дюбуа и доктора Доремуса.

— Как будто это новый неприятный скандал, сержант, — заметил Маркхэм. — Это Бенджамен Кайль.

— Скверное дело, — пробормотал сквозь зубы Хис. — Чем это его, черт побери, прикокошили?

— Сержант! — отозвался Вэнс, — это Сахмет. Древняя египетская богиня. Но она не имеет отношения к делу. А вот этот господин, — он указал на Анубиса, — он действительно из преисподней.

— Так я и знал, что вы будете здесь мистер Вэнс, — сказал Хис, приветливо улыбаясь. — Рад вас видеть. Надеюсь, что вы пустите в ход ваши психологические приемы и живо разъясните эту тайну.

— Боюсь, что для этого недостаточно психологии, сержант. Понадобится также знание египтологии.

— Это я предоставляю вам, мистер Вэнс. Мне нужны, прежде всего, отпечатки пальцев на этой… — он нагнулся над статуей Сахмет. — Скульптор, который сделал это, был не совсем того! У статуи львиная голова с большим шаром на затылке!

— Этот шар — символ солнечного диска, — объяснил Вэнс. — А змея, которая обвилась вокруг лба, — это кобра, знак королевской власти.

— Как угодно! — сказал сержант. — Мне нужны отпечатки пальцев. Эй, Сниткин, проведите сюда Дюбуа, как только он придет. — И он обернулся к Маркхэму. — Кто мне расскажет всю историю, сэр?

Маркхэм представил ему Скарлетта.

— Этот господин, — сказал он, — нашел мистера Кайля.

Скарлетт и Хис разговаривали минут пять, причем сержант рассматривал своего собеседника с явным подозрением.

Вэнс, между тем, разглядывал внимательно тело Кайля. Вдруг глаза его сощурились, и он опустился на одно колено и вставил в глаз монокль. Через несколько мгновений он поднялся.

— Скарлетт, есть ли здесь увеличительное стекло?

— Что это был бы за музей, если бы его не нашлось! — отозвался тот.

— Можете вы мне одолжить ваш фонарь, сержант?

— Ну, разумеется.

Вэнс снова опустился на колени и при помощи карманного фонаря и лупы стал рассматривать маленький продолговатый предмет, лежавший на расстоянии фута от Кайля.

— Нисут Бити… Интеф-о… Си Ре… Нуб-Хиперу-Ре. — Голос его звучал торжественно.

— На каком это языке? — спросил Хис.

— Это я читаю старые египетские иероглифы с этого скарабея.

— Что! Скарабея? — спросил Хис.

— Да, сержант. Это называется скарабеем, что попросту означает жук. Этот маленький овальный кусочек голубого камня — священный символ древних египтян. Это особенно интересный экземпляр — государственная печать Интефа V, фараона XVII династии, жившего около 1650 г. до Р. X. Его другое имя было Нефер Хеперу. Он был один из туземных египетских правителей в Фивах, когда в Дельфе управляли гиксы. И заметьте, сержант, что этот скарабей вделан в современную булавку для галстука.

Хис заржал от удовольствия.

— А, жук! И булавка для галстука! Ну, мистер Вэнс, хотел бы я наложить руку на ту птицу, которая носила эту голубую безделушку в своем галстуке!

— Могу просветить вас на этот счет, сержант, — сказал Вэнс, взглядывая на маленькую металлическую дверь на верху винтовой лестницы. Эта булавка принадлежит доктору Блиссу.


ГЛАВА 4
Кровавые следы


Скарлетт с ужасом поглядел на Вэнса.

— Боюсь, что вы правы, Вэнс, — сказал он. — Доктор Блисс нашел этого скарабея в преддверии гробницы Интефа два года назад. Он взял его с собой в Америку и дал вставить его в булавку для галстука. Но его присутствие здесь не может иметь значения.

— Эй, Эмери, — крикнул Хис. — Разыщите-ка мне этого субъекта Блисса и приведите его сюда.

— Послушайте, сержант, — сказал Вэнс, кладя ему руку на плечо. — Зачем так торопиться? Надо сохранять спокойствие. Сейчас неподходящий момент для того, чтобы привлекать Блисса. Когда он нам потребуется, нам достаточно постучать в эту маленькую дверь. Он несомненно в своем кабинете и убежать не сможет. А нам следует произвести еще предварительные расследования.

Хис сделал гримасу.

— Погодите, Эмери, — сказал он. — Идите на задний двор и следите, чтобы никто не сбежал тем ходом. А вы, Хеннесси, станьте в передней. Если кто-нибудь попытается выйти из дома, хватайте его и тащите сюда.

Оба детектива вышли крадущейся походкой.

— Дело это как будто очень простое, — заметил сержант, глядя на Вэнса. — Кайля укокошили ударом по голове, и рядом с ним лежит булавка, принадлежащая доктору Блиссу. Просто, не правда ли?

— Слишком просто, сержант, — ответил Вэнс. — В этом все затруднение.

Вдруг он нагнулся к статуе Анубиса и подобрал сложенный лист бумаги, который был почти спрятан под одной из протянутых рук Кайля. Это был обыкновенный лист бумаги, весь покрытый цифрами.

— Этот документ, — заметил он, — должен был находиться в руках Кайля, когда он отправился на тот свет. Знаете ли вы что-нибудь на этот счет, Скарлетт?

— Боже мой! — воскликнул тот, дрожащими руками держа бумагу. — Это отчет о расходах, который мы составили вчера вечером. Доктор Блисс работал над ним.

— Ого! — Хис усмехнулся. — Так. Значит, наш мертвый друг должен был сегодня утром видеть доктора Блисса. Иначе, как же бы он получил эту бумагу.

— Как будто так, — согласился Скарлетт, нахмурясь. — Доклад был не совсем закончен, когда мы разошлись вчера вечером. Доктор Блисс сказал, что он закончит его утром до прихода мистера Кайля. Но тут что-то не ладно. Вы знаете, Вэнс, этого не может быть!

— Не волнуйтесь, Скарлетт, — прервал его Вэнс. — Если бы доктор Блисс нанес этот удар статуей Сахмет, зачем бы он оставил здесь этот доклад как улику против самого себя? Тут что-то неладно.

— Неладно! — воскликнул Хис. Сначала этот жук, а теперь этот доклад. Что вам больше надо, мистер Вэнс?

— Еще очень многое. Человек редко совершает убийство, а затем оставляет повсюду явные улики против себя. Это же ребячество.

— Паника, вот что это! — возразил Хис. — Он испугался и сбежал.

Глаза Вэнса устремились на маленькую металлическую дверь кабинета доктора Блисса.

— Кстати, Скарлетт, — спросил он. — Когда вы в последний раз видели этого скарабея?

— Прошлой ночью. В кабинете было очень жарко, и доктор Блисс снял воротничок и галстук и положил их на стол. Булавка со скарабеем была в галстуке.

— А! Булавка лежала на столе во время совещания. И на нем присутствовали, как вы говорили, Хани, миссис Блисс, Сальветер и вы. И любой из вас мог заметить ее и взять?

— Да, полагаю, это так.

— Да, так вот: этот доклад! Как странно! Хотел бы я знать, как он попал в руки Кайля. Он не был закончен, когда ваше совещание было прервано?

— Нет. Мы сообщили все наши цифры, и доктор Блисс сказал, что он подсчитает их и представит Кайлю. Потом он протелефонировал Кайлю в нашем присутствии и назначил с ним свидание на одиннадцать утра.

— И это было все, что он говорил Кайлю по телефону?

— Кажется. Хотя нет. Он упомянул еще о новой партии древностей, которая была получена накануне. Он сказал Кайлю, что ящики распакованы, и добавил, что хотел бы показать ему их содержимое. Видите, были сомнения в том, будет ли финансировать Кайль новую экспедицию. Египетское правительство оказалось непокладистым и задержало лучшие вещи из раскопок для Каирского музея. Кайлю это не понравилось, и так как он уже вложил уйму денег в это предприятие, он был склонен отойти от него. Отношение Кайля было главной причиной нашего совещания. Доктор Блисс хотел показать ему действительную стоимость раскопок и убедить его продолжать финансирование работ.

— И старик отказал в этом, — вмешался Хис. — И тогда доктор взволновался и кокнул его но голове этой черной статуей.

— Вы стараетесь доказать, что жизнь уж очень проста, сержант!

— Я не хотел бы думать, что она так сложна, как вы ее изображаете, мистер Вэнс!

В эту минуту главная дверь отворилась, и показался темнолицый человек средних лет в египетской одежде. Он вопросительно поглядел на нас и медленно и с большим достоинством спустился в музей.

— Доброе утро, мистер Скарлетт, — сказал он тихим монотонным голосом. Он поглядел на убитого. — Вижу, что бедствие посетило этот дом.

— Да, Хани, — ответил Скарлетт. — Убит мистер Кайль. Эти господа расследуют преступление.

Хани кивнул в ответ. Он был среднего роста, скорее худощавый, и производил впечатление презрительной отчужденности от окружающих. В его узко расставленных глазах явственно светилась расовая враждебность. У него были темно-карие глаза, густые брови, короткая борода с проседью и полные чувственные губы. На голове его была темная шапочка с кисточкой из голубого шелка, на плечах — длинный кафтан из полосатой красной с белым материи. На ногах желтые кожаные бабуши.

Он около минуты стоял, глядя на тело Кайля, потом поднял олову и стал рассматривать статую Анубиса. Странное молитвенное выражение появилось на его лице; потом губы его искривились с насмешливой улыбкой. Он сделал широкий жест левой рукой и, медленно повернувшись, поглядел в нашу сторону.

— Нет нужды в расследовании, господа, — сказал он. — Это — суд Сахмет. В течение многих поколений священные гробницы наших предков осквернялись хищными европейцами. Но боги древнего Египта — могущественные боги. Они были терпеливы. Но грабители зашли слишком далеко. Настало время их мести. Они нанесли удар. Гробница Интеф-о была спасена от этого вандала. Сахмет произнесла свой приговор так же, как она умертвила мятежников в Хенен-Энсу, чтобы защитить своего отца Ре от их измены. Но Анубис никогда не поведет гяура-святотатца в чертоги Озириса, как бы он об этом ни молил.

Вся манера Хани и его слова произвели впечатление. Пока он говорил, я вспомнил недавнюю трагедию известного исследователя и странные рассказы в связи с раскрытием гробницы Тутанхамона.

— Совершенно ненаучно, знаете, — раздался медленный голос Вэнса. — Я решительно оспариваю, чтобы этот кусок черного камня мог совершить убийство без содействия обыкновенных человеческих рук. Если вы должны говорить такой вздор, Хани, лучше делайте это у себя в спальне. Это крайне скучно!

Египтянин злобно посмотрел на него.

— Западу следует многому поучиться у Востока в делах, касающихся души, — сказал он.

— Не сомневаюсь, — с улыбкой отвечал Вэнс. — Но дело сейчас идет не о душе. Презираемый вами Запад интересуется более практическими вещами. Оставим вопрос о переселении душ, и будьте добры ответить на некоторые вопросы окружного следователя.

Маркхэм, вынув сигару изо рта, сурово посмотрел на Хани.

— Где вы были сегодня утром? — спросил он.

— В своей комнате, наверху. Мне нездоровилось.

— И вы не слышали никаких звуков в музее?

— Я не мог бы слышать никаких звуков отсюда в своей комнате.

— И вы не видели никого, кто бы выходил из дому?

— Нет, моя комната в задней части здания, и я из нее только что вышел.

— Зачем вы вышли из нее? — спросил Вэнс.

— У меня была работа здесь в музее.

— Но я слышал, что доктор Блисс при вас уславливался в одиннадцать часов с мистером Кайлем. Собирались вы прервать их разговор?

— Я забыл об этом, — ответил Хани после некоторого молчания. — Если бы я застал здесь доктора Блисса и мистера Кайля, я вернулся бы к себе в комнату.

— О, конечно, — в голосе Вэнса звучала ирония. — Кстати, Хани, как ваше полное имя?

— Анупу Хани! — ответил египтянин после некоторого колебания.

— Анупу, — повторил Вэнс. — Замечательно! Ведь это, кажется, египетская форма имели Анубиса? Вы носите имя этого непривлекательного господина с шакальей головой, который стоит там в углу?

Хани сжал губы и ничего не ответил.

— Кстати, — продолжал Вэнс, — не вы ли поставили статуэтку Сахмет на ту полку?

— Да. Ее распаковали вчера.

— И вы задернули занавеску перед этой полкой?

— Да, по просьбе мистера Блисса. Вещи там стояли в большом беспорядке.

— Что именно говорил доктор Блисс мистеру Кайлю вчера по телефону? — спросил Вэнс у Скарлетта.

— Я, кажется, вам все сказал, старина. Он просто назначил свидание на одиннадцать часов, говоря, что к этому времени будет готов финансовый отчет.

— А что он сказал о новой партии экспонатов?

— Ничего. Только, что он хотел бы их показать мистеру Кайлю.

— А он не говорил, где они стоят?

— Да. Он упомянул, что они стоят на полке в глубине комнаты.

— Это объясняет, почему Кайль пришел так рано для осмотра вещей, — он повернулся к Хани. — Ведь это верно, что вы слышали этот телефонный разговор?

— Да, мы все его слышали.

— И я полагаю, всякий, кто знал Кайля, мог догадаться, что он придет пораньше, чтобы посмотреть вещи, поставленные на полках, не так ли, Скарлетт?

— Да. Пожалуй, действительно так. Собственно говоря, Вэнс, доктор Блисс сам предложил, чтобы Кайль пришел пораньше и взглянул на сокровища.

— Простите, мистер Вэнс, — сердито вмешался Хис. — Разве вы являетесь адвокатом этого доктора Блисса. Если вы не стараетесь его выгородить, пусть я буду царицей Савской!

— Вы, во всяком случае, не Соломон, сержант, — ответил Вэнс. — Разве не следует взвесить все возможности?

— Что там взвешивать! Я хотел бы поговорить по сердцу с этим типом, который носил булавку с жуком и составил этот доклад.

В эту минуту Сниткин отворил дверь, и на лестнице показался судебный врач — доктор Доремус. Это был худой, нервный человек с морщинистым и преждевременно состарившимся лицом.

— Доброе утро, господа, — воскликнул он. — Так, так! Где случается убийство, там я всегда нахожу вас, сэр, — заметил он Вэнсу. — Сейчас бы пора завтракать. Место это не имеет особо здорового вида. Где тело, сержант?

Хис показал на распростертое тело Кайля.

— Вот оно, доктор.

Доремус подошел и равнодушно поглядел на тело.

— Что же, он умер! — объявил он, поглядывая на Хиса.

— Честное слово? — с добродушной иронией отозвался сержант.

— Такое у меня впечатление. — Доктор встал на колени и тронул одну из рук Кайля. Потом он подвинул его ногу. — И умер он часа два назад, не больше, а может быть, и меньше.

Хис вынул большой платок и осторожно приподнял черную статую Сахмет.

— Я приберегаю это для отпечатков пальцев. Есть какие-нибудь следы борьбы?

— Не вижу таковых, — отозвался Доремус. — Его ударили сзади. Он упал вперед, протянув руки, и не пошевелился после того, как упал.

— А возможно ли, доктор, что он уже был мертв, когда его удалили статуей?

— Нет, для этого слишком много крови.

— Простой случай нападения?

— Как будто. Но я не прорицатель. Все это должно показать вскрытие. Я его произведу, как только сержант доставит тело в мертвецкую.

— Это будет как раз к тому времени, когда вы кончите завтракать, — сказал Хис. — Я уже заказал фургон.

— В таком случае я убегаю. — Доремус пожал руки Маркхэму и Хису, кивнул Вэнсу и быстро удалился.

Я заметил, что с того момента, как Хис отложил статую Сахмет в сторону, он стоял, с любопытством глядя на маленькую лужу крови. Как только Доремус удалился, он встал на колени, вынул свой карманный фонарь и осветил им то место кровавого пятна, где края были слегка смазаны наружу. Потом он слегка подвинулся и осветил небольшое пятно на желтом деревянном полу. Он еще раз переменил положение, но на этот раз в сторону маленькой винтовой лестницы, которую осветил своим фонарем. На третьей ступеньке он заметил что-то, и на его широких чертах медленно расплылась усмешка.

— У меня дело в шляпе, сэр, — объявил он.

— Я полагаю, — ответил Вэнс, — что вы нашли след убийцы?

— Еще бы! Как раз то, что я вам говорил.

— Не будьте так уверены, сержант, — простое объяснение часто бывает неверным.

— Вот как? — Хис повернулся к Скарлетту. — Слушайте, мистер Скарлетт, ответьте мне прямо. Какого рода обувь обыкновенно носит доктор Блисс в доме?

Скарлетт нервно откашлялся.

— Теннисные туфли с резиновой подошвой, — ответил он, — у него эта привычка появилась с его первой поездки в Египет.

— Так. Подите-ка сюда на минутку, мистер Вэнс. Я вам что-то покажу.

Вэнс двинулся вперед, я последовал за ним.

— Взгляните на этот след, — продолжал сержант. — Это можно заметить только, если вглядеться. Но обратите внимание — тут отчетливые следы резиновой подошвы с квадратиками на передней части и с кружками на каблуке.

Вэнс нагнулся и посмотрел след.

— Вы правы, сержант, — сказал он серьезно.

— А теперь поглядите сюда, — и Хис показал на два других следа.

— Да, — согласился Вэнс. — Эти следы, вероятно, оставлены убийцей.

— А вот и еще, сэр. — Хис показал на отпечаток на третьей ступеньке.

Вэнс вставил монокль в глаз и внимательно посмотрел. Потом он поднялся и стоял неподвижно, опершись подбородком о свои руки.

— Что же, мистер Вэнс, — спросил сержант. — Достаточно улик для вас?

— К чему упрямиться, старый друг? — спросил Маркхэм. — Как будто это становится весьма ясным делом.

Вэнс поднял глаза.

— Ясным делом? Да? Я все-таки не понимаю, стал ли бы человек такого ума, как Блисс, убивать человека, с которым у него была назначена встреча, и оставлять на месте преступления свою булавку от галстука и финансовый отчет, который мог быть только у него? И как будто бы этих улик было еще недостаточно — он оставляет кровавые следы своих туфель на пути от тела к его кабинету. Разве это осмысленно?

— Может быть, это не осмысленно, — согласился Маркхэм. — Но, во всяком случае, таковы факты. Нам остается только предъявить их доктору Блиссу.

— Думаю, что вы правы, — согласился Вэнс. — Да, настало время притянуть к делу Блисса. Мне это не нравится, Маркхэм. Тут что-то неладное. Дайте, я его вызову. Я знаю его уже несколько лет. Вэнс повернулся и пошел вверх по лестнице, избегая тех мест, где сержант обнаружил уличающие кровавые следы.


ГЛАВА 5
Мерит-Амен


Вэнс постучал в узкую дверь. Мы снизу наблюдали в молчаливом ожидании за металлической дверью. По непонятным причинам меня охватило чувство ужаса — все обнаруженные нами улики бесспорно указывали на известного египтолога, находившегося там в маленькой комнате.

Вэнс постучал еще раз, ответа по-прежнему не было.

— Странно! — пробормотал он и, подняв руку, начал колотить ею по металлической двери так, что гул пошел по всему музею. Наконец, после нескольких мгновений напряженного молчания, раздался звук поворачивающейся дверной ручки, и тяжелая дверь дрогнула, раскрываясь внутрь.

В дверях стоял высокий стройный человек лет сорока пяти. На нем был ярко-синий шелковый халат, спускавшейся до щиколоток; его редкие желтые волосы были взъерошены, как будто он только поднялся с постели. Он имел вид человека, внезапно разбуженного от глубокого сна. Глаза его были заспанными, веки еле подымались; он держался за дверную ручку и, пошатываясь, тупо смотрел на Вэнса. При этом, он был человеком интересной внешности. Лицо его было длинное, узкое, сильно загорелое. Лоб был высокий и узкий — лоб ученого. И нос его, загибавшийся как орлиный клюв, был наиболее характерной чертой лица. Рот был прямой; подбородок почти квадратный. Несколько мгновений он смотрел на Вэнса, как бы ничего не понимая. Потом, как будто придя в себя, он несколько раз мигнул и глубоко вздохнул.

— А! — сказал он слегка хриплым голосом. — Мистер Вэнс. Давно я вас не видел. — Он поглядел на небольшую группу внизу. — Я не совсем понимаю. Голова у меня такая тяжелая. Простите, я наверное спал. Кто эти господа внизу? Узнаю Скарлетта и Хани. Адски жарко в моем кабинете.

— Случилась серьезная беда, доктор Блисс, — сообщил ему Вэнс. — Будьте добры спуститься в музей. Нам нужна ваша помощь.

— Беда? — глаза Блисса широко раскрылись. — Крупная беда? Что случилось? Надеюсь, не грабители?

— Нет, доктор, — грабителей не было. — И Вэнс помог ему спуститься с лестницы.

Когда Блисс спустился в музей, глаза всех, прежде всего, устремились на его ноги. Но тех, кто ожидал увидеть на Блиссе теннисные туфли с резиновыми подошвами, постигло разочарование. На нем были мягкие комнатные туфли также ярко-голубого цвета, как и его халат, украшенные оранжевыми помпонами.

Я заметил, что из-под халата выглядывала серая шелковая пижама и на шее был повязан широкий лиловый шарф.

— Вы говорите, что грабителей не было, — повторил Блисс. — Так, что же случилось, мистер Вэнс?

— Более серьезное событие, чем грабеж, доктор, — ответил Вэнс. — Умер мистер Кайль.

— Кайль умер? — Рот Блисса открылся, и в глазах его появилось выражение крайнего изумления. — Но я говорил с ним вчера вечером. Он должен был прийти сегодня утром насчет новой экспедиции. Умер! Это конец дела моей жизни! — он тяжело опустился на складной стул. — Это ужасная новость!

— Мне очень жаль, доктор, — сказал Вэнс. — Вполне понимаю ваше огорчение.

Блисс поднялся на ноги.

— Умер? — спросил он угрожающим тоном. — Как же он умер?

— Его убили. — Вэнс показал на распростертое тело Кайля.

Блисс подошел к телу и около минуты разглядывая его. Потом взор его обратился на статуэтку Сахмет и на голову Анубиса.

Вдруг он повернулся и обратился к Хани. Египтянин сделал шаг назад, как будто опасаясь нападения.

— Что вы на этот счет знаете? Шакал вы этакий! — прошипел Блисс со страстной ненавистью в голосе. — Вы шпионили за мной много лет. Вы брали от меня деньги и прикарманивали взятки от вашего тупого, жадного правительства. Вы восстановили против меня мою жену. Вы всегда мне становились поперек дороги. Вы пытались убить того старого туземца, который показал мне расположение двух обелисков у входа в пирамиду Интефа. Я вас оставлял у себя потому, что жена моя верила вам и любила вас. А теперь, когда я открыл расположение гробницы Интефа и готов был показать всему миру плоды моих изысканий, — единственный человек, который мог обеспечить успех дела моей жизни, оказывается убитым. — Глаза Блисса горели как угли. — Что вы знаете, Анупу? Говорите, презренный пес!

Хани отступил на несколько шагов. Но в ответе его звучал не страх, а гнев.

— Я ничего не знаю об этом убийстве! Это месть Сахмет. Она убила того, кто собирался дать деньги на осквернение гробницы Интефа.

— Сахмет? Это кусок камня! Вы имеете дело не с безграмотными знахарями, а с цивилизованными людьми, желающими добиться истины. Кто убил Кайля?

— Если это не Сахмет, то я не знаю кто, ваша светлость. Я был все утро в своей комнате. Вы, сударь, были гораздо ближе к вашему богатому патрону, когда он отправился из этого мира в царство Теней.

Красные пятна гнева появились на смуглых щеках Блисса. Глаза его загорелись, руки судорожно сжались. Я боялся, что он схватит египтянина за горло. Вэнсу также это пришло на мысль. Он осторожно тронул доктора за руку.

— Вполне понимаю ваши чувства, сэр, — сказал он успокаивающим тоном. — Но гнев не поможет нам добраться до истины.

Блисс опустился на стул, не говоря ни слова. Скарлетт быстро подошел к Вэнсу.

— Что-то тут неладно, — сказал он. — Доктор сам не свой.

— Я это вижу. Скажите, доктор, в котором часу вы заснули сегодня утром в вашем кабинете?

— В котором часу? — сонно повторил Блисс. — Дайте, подумаю. Браш принес мне завтрак около девяти часов, через несколько минут я налил себе кофе и выпил его. Вот все, что я помню, до того — до того, как раздался стук в дверь. Когда это было, мистер Вэнс?

— Уже после полудня. Вы, очевидно, заснули сейчас же после кофе. Вполне понятно, знаете. Скарлетт говорил мне, что вы работали до поздней ночи.

— Да до трех часов утра. Я хотел составить доклад к приходу Кайля. А теперь, теперь я нахожу его мертвым, убитым. Я не могу этого понять.

— И мы пока не можем, — ответил Вэнс. — Но мистер Маркхэм, окружной следователь, и сержант Хис из бюро уголовного розыска находятся здесь для установления фактов. Можете быть уверены, что правосудие получит удовлетворение. Вы могли бы нам помочь ответить на некоторые вопросы. В силах вы это сделать?

— Конечно, в силах, — ответил доктор Блисс. — Но только мне страшно хочется пить. Если бы глоток воды…

— А, я так и думал, что вам захочется пить. Устройте что-нибудь, сержант.

Хис уже направлялся к парадному выходу. Мы услышали как он отдает приказы; через минуту или две он вернулся со стаканом воды. Доктор Блисс выпил воду, как человек, изнемогающей от жажды.

— Когда вы закончили ваш финансовый отчет для мистера Кайля? — спросил Вэнс.

— Сегодня утром. Перед тем, как Браш принес мне завтрак, — голос Блисса несколько оживился, — я почти закончил его перед тем, как лечь, но оставалось еще кое-что дополнить. Поэтому я пришел в кабинет в восемь часов утра.

— А где же сейчас отчет?

— На столе в моем кабинете. Я хотел проверить цифры после завтрака, и я сейчас его достану.

Вэнс остановил его.

— Это не понадобится, — сказал он. — Он тут! Его нашли в руках мистера Кайля.

— В руках Кайля? — с трудом выговорил Блисс, — но, но…

— Не тревожьтесь, — заметил Вэнс. — Его присутствие объяснится, когда мы выясним положение. Отчет несомненно был взят из вашего кабинета, пока вы спали.

— Может быть, сам Кайль?..

— Это возможно, но едва ли правдоподобно. Кстати, имеете вы обыкновение оставлять вашу дверь из кабинета в музей незапертой?

— Да, я никогда ее не запираю. По правде сказать, я не мог бы даже сказать вам, где ключ.

— В таком случае, — сказал Вэнс, — кто угодно мог из музея войти в ваш кабинет и взять отчет после девяти часов утра, когда вы заснули?

— Но кто же, ради Бога, мистер Вэнс…

— Мы еще не знаем. Мы только строим догадки. Разрешите задать вам несколько вопросов. Знаете вы, где сегодня утром был мистер Сальветер?

— Конечно, знаю, — ответил Блисс с решительным видом. (У меня было впечатление, что он хочет защитить племянника Кайля от каких-либо подозрений). Я послал его в Городской музей.

— Вы его послали? Зачем?

— Я просил его еще вечером справиться там относительно копий со снимков недавно открытой гробницы царицы Хотпехэрис, матери Хеуфа из IV династии.

— Хотпехэрис? Хеуф? Имеете ли вы в виду Хетепхэрис и Хуфу?

— Ну конечно. Я применяю транскрипцию Вейгалля.

— Да, да, простите доктор. Я вспоминаю, что Вейгалль изменил транскрипции многих известных имен в Египте. Насколько я помню, экспедиция, открывшая гробницы Хетепхэрис или Хотпехэрис, была устроена Харвардским университетом?

— Верно. Но я знал, что мой старый друг, д-р Литго, заведующий египетским отделом городского музея, может сообщить мне все необходимые сведения.

— Так. А вы говорили сегодня утром с мистером Сальветером?

— Нет, — с возмущением сказал Блисс. — Я был в своем кабинете с восьми часов утра, и юноша не стал меня беспокоить. Он, наверное, вышел с половины десятого. Городской музей открывается в десять.

— Да, Браш нам это сообщил. Но почему он еще не вернулся?

— Может быть он ждет заведующего. Во всяком случае, он добросовестный человек. Он не вернется, не выполнив своего поручения.

Вэнс взял складной стул и лениво опустился на него. При этом он поглядел на Маркхэма.

— Знаете, доктор, — сказал он, зевая. — Ведь я присутствовал, помните, при том, как вы присвоили себе этого замечательного скарабея из преддверия гробницы Интефа.

Рука Блисса поднялась к его воротнику и потом он бросил беглый взгляд в сторону Хани. Вэнс продолжал:

— Очень интересный скарабей. Скарлетт говорил мне, что вы сделали из него булавку для галстука. Он с вами? Хотел бы я на него взглянуть.

— Наверное, он наверху, мистер Вэнс. Если вы позовете Браша…

— Булавка эта лежала прошлой ночью на столе в вашем кабинете, доктор, — вставил Скарлетт.

— Да, верно, — спокойно сказал Блисс. — Вы найдете ее на моем столе в том галстуке, который я носил вчера.

Вэнс холодно посмотрел на Скарлетта.

— Когда мне понадобится ваше содействие, я обращусь к вам сам, — заметил он. — По правде сказать, доктор, я хотел установить, помните ли вы, где последний раз видели эту булавку со скарабеем. Она, видите ли, не у вас в кабинете. Она лежала рядом с телом мистера Кайля, когда мы пришли.

— Моя булавка со скарабеем? Быть не может!

Вэнс подошел к телу Кайля и подобрал скарабея.

— Крайне загадочно, сэр, — сказал он. — Наверное, ее взяли из вашего кабинета в то же самое время, как отчет.

— Непостижимо! — хриплым шепотом заметил Блисс.

— Может быть, она выпала у вас из галстука? — враждебным тоном вставил Хис.

— Что вы хотите сказать? — испуганно воскликнул доктор.

— Сержант, — сурово заметил Вэнс. — Следует держать себя спокойно и скромно.

— Мистер Вэнс, — отозвался полицейский. Я все-таки обязан выяснить, кто прикончил Кайля. Доктор Блисс имел полную возможность это сделать. Мы нашли около тела его финансовый отчет и его булавку, а тут еще эти следы…

— Все это верно, сержант. Но грубое обращение с доктором не даст нам ничего выяснить.

— О, Боже мой! — простонал Блисс. — Я понимаю, к чему вы клоните! Вы думаете, что я его убил? Говорю вам, что я заснул в девять часов. Я не знал, что Кайль здесь. Это ужасно, ужасно. Право, мистер Вэнс, не можете же вы поверить…

В эту минуту у главного входа раздался хор гневных голосов. Наверху лестницы появился Хеннесси, с расставленными руками, громко протестуя. На пороге стояла молодая женщина.

— Это мой дом, — сказала она резким голосом. — Как вы смеете меня не впускать?

— Мерит! — воскликнул Скарлетт.

— Это моя жена, — сообщил Блисс. — Почему ее не впускают, мистер Вэнс?

Хис тотчас же крикнул:

— Впустите ее, Хеннесси, — и миссис Блисс сбежала со ступеней и подбежала к своему мужу:

— Что это, Миндрам, что случилось? — Она опустилась на колени и положила руки на плечи доктора. Через мгновение она увидала тело Кайля и с содроганием отвернулась.

Это была женщина необычного вида. Ей можно было дать лет двадцать шесть или двадцать семь. У нее были большие темные глаза с густыми ресницами; цвет кожи был темно оливковый. Египетская кровь сказывалась в чувственной полноте губ и в выдающихся скулах. Что-то в ней напоминало известный бюст царицы Нефретете. На голове у нее была шляпа, несколько напоминавшая головной убор Нефретете; ее платье из коричневого креп-жоржета плотно облегало ее гибкое закругленное тело. В ее фигуре проявлялись и красота, и сила. Несмотря на молодость, она производила впечатление зрелости и уравновешенности. Я мог себе представить, что она способна на сильные чувства, и на смелые дела.

— Кайль умер, милая, — сказал Блисс, отечески похлопав ее по плечу. — Его убили, и эти господа обвиняют меня в этом преступлении.

— Вас? — миссис Блисс одним движениям поднялась на ноги. Ее большие глаза на мгновение недоумевающе устремились на мужа, потом она в бешенстве повернулась к нам. Вэнс поспешно двинулся вперед.

— Доктор не совсем прав, миссис Блисс, — сказал он. — Мы его не обвиняем. Мы только производим расследование этого трагического дела, и случилось так, что булавка доктора со скарабеем была найдена около тела мистера Кайля.

— Что же в этом? — спокойно возразила она. — Кто угодно мог ее уронить.

— Конечно, сударыня. Наша главная цель установить, кто это сделал.

Глаза женщины были полузакрыты, и она стояла неподвижно, как будто охваченная какой-то страшной внезапной мыслью.

— Да, да, — шептала она. — Кто-то подложил сюда этого скарабея, кто-то… — она глубоко вздохнула и решительно поглядела в глаза Вэнса. — Кто бы ни сделал эту ужасную вещь, я хочу, чтобы вы его нашли. И я помогу вам. Понимаете вы меня? Я помогу вам!

— Верю вам, миссис Блисс, — сказал Вэнс. — И в свое время обращусь к вам за помощью. Но сейчас вам здесь делать нечего. Я хотел бы, чтобы вы подождали нас в гостиной. Мы должны задать вам некоторые вопросы. Хани проводит вас.

— Идем, Мепит-Амен, — сказал египтянин. — Я останусь с тобой, пока эти господа не позовут тебя. Нечего бояться! Сахмет совершила свою месть, и никакой земной закон не может ее настигнуть.

Миссис Блисс мгновение колебалась. Потом поцеловала мужа в лоб и направилась к лестнице. Хани почтительно последовал за ней.


ГЛАВА 6
Четырехчасовое поручение


Глаза Скарлетта сочувственно сопровождали ее.

— Бедная! — сказал он со вздохом. — Вы знаете, Вэнс, она была предана Кайлю. Ее отец и Кайль были большими друзьями. Когда умер старый Аберкромби, Кайль заботился о ней, как о родной дочери.

— Что же, — сказал Вэнс. — Хани может ее теперь утешать. Кстати, доктор, ваш египетский служитель, кажется, в превосходных отношениях с миссис Блисс?

— Что, что? — Блисс поднял голову. — Ах, да, Хани! Верный пес, что касается моей жены. Он, в сущности, воспитывал ее после смерти ее отца. Он никогда не мог меня простить за то, что я на ней женился.

Хис в это время заговорил, враждебно поглядывая на доктора:

— К чему все эти толки? — сказал он угрюмо. — Слушайте, мистер Маркхэм! Разве у вас недостаточно данных для предъявления обвинения?

Маркхэм не знал, что ему делать. Он был склонен арестовать Блисса, но его останавливало доверие к Вэнсу. Он знал, что Вэнс далеко не считает положение выясненным. Он был готов ответить Хису, когда в дверях снова показался Хеннесси и крикнул:

— Сержант. Пришли молодцы из санитарного ведомства.

Маркхэм поглядел на Вэнса. Тот кивнул.

— Что же. Чем скорее тело будет доставлено в морг, тем лучше, — сказал Маркхэм. — Тем скорее мы получим докторское свидетельство.

Через мгновение два молодых человека с носилками спустились вниз по лестнице. С бесчувственностью, характерной для студентов-медиков второго курса, они подобрали тело Кайля и положили его на носилки.

— Вызовите доктора Доремуса, когда прибудете в морг, — сказал Маркхэм.

Они презрительно поглядели на него и направились к двери со своей страшной ношей.

— Милые и симпатичные молодые люди! — проворчал Вэнс. — И через несколько лет они будут копаться в наших внутренностях. Бог да защитить нас!

С удалением тела Кайля в музее стало легче дышать. Но оставались лужи крови и лежащая на полу статуя Сахмет, напоминавшая о трагедии.

— Что же дальше? — спросил Хис.

Маркхэм отвел Вэнса в сторону и стал говорить с ним вполголоса. Вэнс отвечал ему серьезным тоном. Маркхэм, наконец, пожал плечами.

— Хорошо, — сказал он, когда они возвратились к нам. — Но если вы не придете вскоре к каким-нибудь выводам, мы должны начать действовать.

— Действовать? Боже мой! — вздохнул Вэнс. — Всегда действия, всегда фейерверки. Зачем слуги правосудия стараются уподобиться танцующим дервишам?

Он медленно прошел взад и вперед по комнате, разглядывая полки с экспонатами. Доктор Блисс следил за ним с выражением любопытства и надежды на лице.

— Ни одна из этих улик не кажется мне правдивой, Маркхэм, — сказал Вэнс. — Тут что-то недосказанное. Это как будто загадочная картинка, показывающая одно, означающая другое. Говорю вам, самое простое объяснение этого дела неверно. Есть какой-то ключ к этому делу. Он у нас перед глазами, и мы его не видим.

Вдруг Вэнс остановился у лужи крови и наклонился к ней. Он изучал ее несколько мгновений и потом перевел взгляд на полку. Взгляд его медленно поднялся вдоль полузадвинутых занавесок и остановился на верхней полке. Оттуда он снова перевел взгляд на лужу крови, как будто измерял расстояние и старался установить точное соотношение между кровью, полками, и занавесками. Потом он выпрямился и приблизился к занавеске.

— Право, это очень интересно, — прошептал он. — Хотел бы я знать…

Он повернулся и, взяв один из складных деревянных стульев, поместил его прямо напротив полки — на том самом месте, где была голова Кайля. Потом он встал на стул и некоторое время разглядывал верх полки.

— Боже мой! Необыкновенно!

Вынув монокль, он вставил его в глаз. Потом он достал рукой до верхней полки и взял там нечто с того места, где, по словам Хани, стояла статуэтка Сахмет. Он сунул этот предмет в свой карман. Через мгновение он спустился со стула и с довольной усмешкой посмотрел на Маркхэма.

— В этом убийстве — поразительные возможности, — заметил он.

Раньше, чем он успел объяснить эти загадочные слова, Хеннесси появился наверху лестницы и крикнул:

— Тут пришел тип по имени Сальветер и хочет видеть доктора Блисса.

— А, чудно! — сказал Вэнс, которого это известие, видимо, обрадовало. — Призовем его сюда, сержант.

— О, конечно. — Хис сделал гримасу скуки. — Ведите сюда этого субъекта, — сказал он. — Чем их больше, тем веселее.

Молодой Сальветер спустился с лестницы и подошел к нам с удивленно-вопросительным видом. Он едва поклонился Скарлетту, но, завидя Вэнса, воскликнул:

— Как поживаете? Давно мы с вами не виделись — еще с Египта! В чем причина волнения? Осаждают ли нас вражьи войска?

Сальветер был человек внушительного вида, лет тридцати, с волосами песочного цвета, широко расставленными серыми глазами, крошечным носом и тонкими, плотно сжатыми губами. Он был среднего роста и атлетически сложен. Он был одет в неподходивший ему спортивный костюм. Галстук его был криво завязан. Он производил впечатление мальчишеской откровенности.

— Нет, никакие войска нас не осаждают, мистер Сальветер, — ответил Вэнс. — Это полиция. Дело в том, что умер ваш дядя. Его убили.

— Дядя Бен? — Сальветер казался потрясенным этой новостью. Вот оно что! — Он злобно покосился на Блисса. — У него было назначено свидание с вами сегодня утром, сэр? Как, где и когда это случилось?

— Вашего дядю, мистер Сальветер, ударили по голове этой статуэткой Сахмет около десяти часов утра, — ответил Вэнс. — Мистер Скарлетт нашел тело у подножия Анубиса и сообщил нам. Я вызвал окружного следователя Маркхэма, — а это сержант Хис из Бюро уголовного розыска.

— Проклятое дело! — пробормотал Сальветер.

— Ужасное, да, — сказал Блисс, поднимая голову. — Это означает конец всех наших раскопок, мой мальчик.

— Раскопок! Какое это имеет значение! Хотел бы я наложить руки на пса, который это сделал! Что я могу сделать, чтобы вам помочь, сэр? — обратился он к Маркхэму.

— У вас избыток энергии, Сальветер, — протянул Вэнс. — Чрезмерный избыток. Понимаю ваши чувства, но агрессивность при таких обстоятельствах совершенно бесплодна. Пройдитесь несколько раз по улице, а потом возвращайтесь к нам. Мы жаждем вежливого общения с вами, но спокойствие и самообладание необходимы.

Сальветер свирепо посмотрел на Вэнса, который ответил ему холодным взглядом. С полминуты они смотрели друг на друга. Наконец, Сальветер пожал плечами и слегка улыбнулся.

— Я обойдусь без прогулки, — сказал он. — Спрашивайте.

— В котором часу вы вышли из дому сегодня утром, мистер Сальветер? — сказал Вэнс, втягивая дым своей папиросы.

— Утром, в половине десятого.

— И вы не оставили случайно дверь незапертой?

— Нет, почему бы я стал это делать?

— Право, знаете, я не могу этого сказать. — Вэнс обратился к нему с обезоруживающей улыбкой. — Но это довольно существенный вопрос. Мистер Скарлетт застал дверь открытой, когда пришел между десятью и половиной одиннадцатого.

— Во всяком случае, я ее не оставлял открытой. Что дальше?

— Вы отправились в Городской музей. Не так ли?

— Да. Я пошел справиться насчет некоторых фотографий гробницы Хотпехермс.

— И вы получили эти сведения?

— Да.

Вэнс посмотрел на часы.

— Двадцать пять минут второго, — сказал он. — Это означает, что вы отсутствовали около четырех часов. Не значить ли это, что вы прошли пешком на Восьмидесятую улицу и обратно?

Сальветер стиснул зубы и враждебно поглядел на Вэнса.

— Я не шел пешком ни туда, ни обратно. Туда я ехал на автобусе, а обратно на такси.

— Скажем, путь у вас занял час. Значит, вам потребовалось три часа, чтобы получить эти сведения?

— Высчитано верно. Но случилось так, что я зашел в комнату направо от входа, чтобы поглядеть на гробницу Пернеба. Он, вы знаете, относится к пятой династии.

— Да, да. А так как Футу, потомок Хетепхерис, принадлежал к предшествующей династии, вас заинтересовала эта гробница? Понятно. Сколько же времени вам потребовалось, чтобы рассмотреть гробницу Пернеба.

— Послушайте, мистер Вэнс, — Сальветер начинал тревожиться. — Я не знаю куда вы клоните. Полагаю, что вы хотите выяснить что-нибудь насчет смерти дяди Бена. Я был в египетских залах около часа. Мне было интересно; я не торопился; я знал, что у дяди Бена с доктором Блиссом сегодня свидание, и решил, что могу вернуться к завтраку.

— Но вы не вернулись и к завтраку, — заметил Вэнс.

— Так что же? Мне пришлось ждать почти час в приемной попечителя музея. Мистер Литго запоздал. А потом мне еще пришлось ждать полчаса, пока он телефонировал доктору Рейснеру в Бостонский музей.

— Вполне понимаю, что вас такие вещи раздражают. — Венс встал и вынул записную книжку из кармана. — Ах, кстати, мистер Сальветер, не могли бы вы одолжить мне карандаш? Мой, по-видимому, пропал.

(Меня эта просьба весьма заинтересовала, т. к. я знал, что Вэнс никогда не носил с собой карандаша, а пользовался всегда маленьким самопишущим пером, которое висело на цепочке от его часов).

— С восторгом. — Сальветер вынул из кармана и протянул ему длинный желтый карандаш.

Вэнс сделал несколько записей в своей книжке, потом, перед тем как вернуть карандаш, поглядел на его название.

— А, «Монгол № 1», — сказал он. — Отличные карандаши, эти «Фабер–482». Вы всегда их употребляете?

— Никогда не пользуюсь другими. Они гладко пишут и не ломаются.

— Очень благодарен. — Вэнс положил записную книжку в карман и вернул карандаш. А теперь, мистер Сальветер, я был бы вам благодарен, если бы вы прошли в гостиную и подождали нас. Там, кстати, миссис Блисс.

Сальветер опустил глаза и сбоку поглядел на Вэнса.

— А, вот как, — сказал он. — Благодарю вас. Я подожду в гостиной. — Он обратился к Блиссу: — Мне очень жаль, сэр. Я знаю, как много это для вас значит.

Он был уже на полпути по лестнице, когда Вэнс, разглядывавший статую Сахмет, вдруг окликнул его:

— Да, мистер Сальветер, скажите Хани, что мы хотели бы его видеть.

Сальветер кивнул, и, не оглядываясь, прошел через большую стальную дверь.


ГЛАВА 7
Отпечатки пальцев


Хани появился через несколько мгновений.

— Я к вашим услугам, господа, — сказал он, высокомерно поглядывая на нас.

— Мы весьма ценим ваше страстное желание сотрудничать с нами, Хани, — ответил Вэнс. — Будьте добры, встаньте вот на этот стул и покажите в точности, куда вчера вы поставили статую Сахмет.

Брови Хани слегка сдвинулись, но он, не колеблясь, исполнил просьбу Вэнса.

— Не трогайте полок, — добавил Вэнс, — и не трогайте занавесок.

Хани поднялся на один из стульев. Вэнс встал на другой. Египтянин некоторое время смотрел на верх полки и потом показал костлявым пальцем на место около края посередине полки.

— Вот тут, — сказал он. — Если вы приглядитесь, вы заметите, что подставка Сахмет отпечаталась в пыли.

— О да, — отозвался Вэнс. — Но если внимательно приглядеться, то можно заметить и другие отпечатки в пыли.

— Может быть, это ветер подул из окна.

Вэнс захихикал.

— Ваше объяснение, Хани, слишком поэтично. Я думаю, даже если бы ваш самум здесь начал дуть, он не мог бы сделать эту царапину на подножье статуи! Или, может быть, вы поставили ее слишком резким движением?

— Это возможно, хотя маловероятно.

— Да, маловероятно, если принять во внимание ваше суеверное уважение к этой львиной даме. — Вэнс спустился со стула. — Во всяком случае, Сахмет, по-видимому, стояла на самом краю полки, прямо посредине, когда мистер Кайль пришел осматривать новые сокровища.

Мы с любопытством следили за ним. Хис и Маркхэм были особенно заинтересованы, а Скарлетт не сводил глаз с Вэнса. Даже Блисс, который казался совершенно разбитым и в состоянии полной прострации, следил со вниманием за этим эпизодом. Было очевидно, что Вэнс открыл что-то существенное.

— Что у вас на уме, Вэнс? — спросил Маркхэм. — Сейчас едва ли время скрытничать и разыгрывать роль.

— Я только исследую некоторые возможности этого увлекательного случая, — ответил Вэнс. — Я сложная душа, дорогой старый Маркхэм. Я не обладаю, увы, вашей простотой и прямой натурой. Помните, что сердце юноши сказало псалмопевцу: «Вещи не то, чем они кажутся».

В эту минуту отворилась входная дверь и по лестнице, стуча каблуками, сошли капитан Дюбуа и детектив Беллами, эксперты по отпечаткам пальцев.

— Простите, что заставил вас ждать, сержант, — сказал Дюбуа, пожимая руку Хиса. — Но я был занят делом об ограблении сейфа на Фультон Стрит. Как поживаете, мистер Маркхэм? А, мистер Вэнс? И вы тут?

— Тут вам немного будет дела, капитан, — вмешался Хис. — Я хотел бы только, чтобы вы разглядели эту черную каменную фигуру.

— Это не возьмет много времени, — пробормотал Дюбуа, — наклоняясь над статуэткой Сахмет. — Что это может быть, сержант? Одно из тех футуристических произведений искусства, в которых ничего понять нельзя?

— Понимать тут и нечего, — проворчал сержант, — если вы только не найдете на ней хороших отпечатков пальцев.

Дюбуа сделал знак своему ассистенту. Беллами выступил вперед и открыл черный мешок, который принес с собой. Дюбуа с помощью большого платка осторожно поднял статую и поставил ее на стул. Потом он достал из мешка пульверизатор и опрыскал всю фигуру бледно-желтым порошком. Потом он осторожно сдул лишний порошок и, вставив в глаз увеличительное стекло, начал разглядывать статуэтку.

Хани медленно подвинулся к экспертам.

— Вы не найдете моих отпечатков пальцев на Сахмет, господа, — объявил он. — Я их счистил. Не найдете вы и других отпечатков. Богиня мести наносит удар по своей собственной воле, и никаких человеческих рук ей не нужно, чтобы вершить ее правосудие.

— Откуда вы знаете, Хани, — спросил Вэнс, — что ваших отпечатков не будет на статуе. Ведь вы вчера ее поставили на полку?

— Да, сударь, — ответил Хани. — Я поставил ее туда, но только с почтением. Я вытер и отполировал ее сверху донизу и потом поставил ее на верх полки. Но тотчас же я увидел, что мои пальцы оставили следы на полированной поверхности, и я взял кусочек шагрени, чтобы счистить их, между тем, как дух Сахмет с грустью смотрел на разграбленные сокровища этой залы.

— Однако, друг мой! Сейчас отпечатки пальцев тут есть! — заметил Дюбуа. — И они весьма отчетливы. Их, очевидно, оставил тот человек, который поднял статую. Имеются отпечатки обеих рук, по одной около каждой ноги.

Блисс мало обращал внимания на приход экспертов, но слова Хани пробудили его. Когда же он услышал, что Дюбуа обнаружил отпечатки пальцев, в его внешности произошла заметная перемена. Как будто его охватил пожирающий страх. Раньше, чем Дюбуа кончил говорить, он вскочил на ноги и застыл с выражением ужаса на лице.

— Бог да поможет мне! — воскликнул он. И от звука его голоса у меня мороз пробежал по коже. — Это мои отпечатки пальцев на статуе.

Впечатление от этого признания было поразительное. Даже Вэнс на мгновение отрешился от своего обычного спокойствия. Он подошел к пепельнице и рассеянно потушил еле начатую папиросу.

Хис первый нарушил молчание.

— Конечно, это ваши отпечатки, — буркнул он. — Чьи же еще?

— Погодите, сержант, — остановил его Вэнс. — Отпечатки пальцев могут сильно вводить в заблуждение. Несколько отпечатков пальцев на орудии убийства еще не показывают, что они сделаны убийцей. Скажите, доктор — обратился он к Блиссу, — откуда вы знаете, что это ваши отпечатки?

— Откуда я знаю? — Блисс повторил этот вопрос унылым тоном. Мне показалось, что он состарился тут же у меня на глазах. — Откуда? Да, Боже мой, потому что я их сделал этой ночью, или вернее, ранним утром, перед тем, как лег. Я взял эту статую как раз так, как показывают эти следы.

— Почему же вы это сделали?

— Я это сделал без всякой мысли. Я даже забыл об этом, пока не упомянули об отпечатках пальцев. Когда я кончил подсчитывать цифры отчета, я около трех часов утра спустился в музей. Я говорил Кайлю о новых экспонатах и хотел посмотреть, все ли в порядке. Я пересмотрел новые предметы и увидел, что статуэтка Сахмет поставлена не совсем посредине полки. Я достал ее, и поставил прямо.

— Простите меня за вмешательство, Вэнс, — вставил Скарлетт, — но я могу вас уверить, что это весьма естественный поступок со стороны доктора Блисса. Он страстный любитель порядка. Мы даже часто шутим по этому поводу. Он все время прибирает за нами.

— Итак, если я вас понял, Скарлетт, если статуя стояла криво, то доктор Блисс непременно поставил бы ее прямо?

— Да, я так думаю.

— Очень вам благодарен. Итак, вы, мистер Блисс, говорите, что поставили прямо статую Сахмет, взяв ее за ноги, а потом пошли спать?

— Это правда, клянусь Богом! Я потушил свет и пошел наверх. И я не спускался в музей до тех пор, пока вы не начали стучать в мою дверь.

Хис явно был неудовлетворен.

— С этим алиби плохо то, что у вас нет никаких свидетелей, — проворчал он. — Такое алиби может выдумать всякий.

— Сержант, — вмешался Маркхэм. — Мне кажется, теперь следовало бы проверить принадлежность этих отпечатков пальцев. Мы тогда узнаем, те ли это отпечатки, которые оставил доктор Блисс.

Дюбуа достал из мешка небольшой валик с краской, стеклянный брусок и пачку пропускной бумаги.

— Прижмите ваши пальцы к валику, а потом приложите их к бумаге, — сказал он.

Блисс молча повиновался. Дюбуа снова вставил в глаз увеличительное стекло.

— Похоже, — заметил он. — Однако я сверю.

Он встал на колени около статуи и подержал листок с отпечатками около ног статуи. Некоторое время он изучал отпечатки.

— Они сходятся, — объявил он. — Сомнений нет. И никаких других видимых отпечатков не имеется. Этот господин — единственное лицо, которое приложило руку к статуе.

— Чудесно, — сказал Хис, ухмыляясь. — Пришлите мне как можно скорее увеличенные отпечатки. Очень вам благодарен, капитан. Теперь можете идти питаться.

— Скажу вам, это будет не лишнее. — Дюбуа передал аппарат и вещи Беллами, и оба они вышли. Хис, наконец, разжег свою сигару.

— Это венчает дело, не так ли, сэр? — спросил он Вэнса. — Или, может быть, вы поверили в алиби доктора? Посудите сами, сэр, — обратился он к Маркхэму, — есть только одни отпечатки пальцев на этой статуе. Кайля ударили ею по голове, и, чтобы это сделать, нужно было держать статую за ноги. Теперь скажите, мистер Маркхэм. Разве мог кто-нибудь стереть свои отпечатки пальцев и оставить отпечатки доктора?

— А откуда вы знаете, сержант, что убийца мистера Кайля действительно трогал статую? — неожиданно заметил Вэнс.

— Ого! Неужели вы всерьез думаете, что эта дама с львиной головой сама занялась такими делами? — удивленно спросил Хис.

— Нет, сержант, — Вэнс покачал головой. — Я не придумываю сверхъестественных объяснений. И я не думаю, чтобы убийца мог стереть свои отпечатки пальцев и оставить отпечатки доктора Блисса. Но я думаю, видите ли, что некоторые противоречивые явления в этом странном деле еще требуют объяснения.

— Может быть, это и так, — возразил Хис. — Но я полагаюсь на отпечатки пальцев и явные улики.

— Весьма опасный способ, сержант, — сказал ему Вэнс серьезно. — Не думаю, чтобы вы на основании подобных данных могли добиться обвинения доктора Блисса. Все это слишком явно, слишком нелепо, имеется преизобилие улик. Никакой разумный человек не оставил бы стольких улик! Думаю, что Маркхэм со мной согласится.

— Не знаю, — сказал Маркхэм. — В том, что вы говорите, Вэнс, кое-что есть, но с другой стороны…

— Простите, господа, — прервал его Хис. — Я иду поговорить с Хеннесси и сейчас вернусь, — и он удалился.

Блисс, казалось, не обращал никакого внимания на это обсуждение вероятности его вины. Он сидел, откинувшись в кресле, и смотрел на пол. У него был трагичный, сломленный вид. Когда сержант вышел, он медленно повернулся к Вэнсу.

— Ваш детектив прав, — сказал он. — Все против меня. Все. Если бы я только не заснул сегодня утром, я бы знал, что все это значит. Мой скарабей, этот финансовый отчет, эти отпечатки пальцев, это ужасно, ужасно!

— Это слишком ужасно, доктор, — успокаивающе ответил Вэнс. — В этом наша надежда на разгадку.

Он прошел к полке и остановился, разглядывая ее. Хани вернулся к своей молитвенной позе перед Тети-Ширет, а Скарлетт нервно расхаживал по комнате. Хеннесси молча вошел в большую дверь и остановился на лестнице, держа руку в правом кармане. В эту минуту открылась маленькая дверь наверху винтовой лестницы, и Хис появился из кабинета доктора Блисса. Он спустился, держа руку за спиной. Подойдя к Блиссу, он несколько мгновений мрачно смотрел на него. Потом вдруг протянул вперед ту руку, которая была за спиной, — в ней была белая полотняная теннисная туфля.

— Это ваша, доктор? — спросил он.

— Да, конечно, моя.

— Держу пари, что так! — сержант подошел к Маркхэму и показал ему подошвы туфель.

Я увидел, что резиновая подошва была испещрена маленькими полосками, а на каблуке был узор из кружков. Но я весь похолодел, увидев, что подошва была вся покрыта засохшей кровью.

— Я нашел эту туфлю в кабинете, мистер Маркхэм, — сказал Хис. — Она была завернута в бумагу и лежала на дне бумажной корзины.

Маркхэм заговорил не сразу. Он перевел взгляд с туфли на Блисса и, наконец, остановил его на Вэнсе.

— Я думаю, это решает дело, — сказал он решительно. — У меня не остается другого выхода…

Блисс вскочил на ноги и бросился к сержанту.

— Что это? — воскликнул он. — Какое отношение эта туфля имеет к смерти Кайля? — тут он заметил кровь. — О, Боже милосердный! — простонал он.

Вэнс положил ему руку на плечо.

— Сержант Хис нашел тут следы, доктор. Следы эти были сделаны одной из ваших теннисных туфель.

— Но как это может быть? Я оставил эту туфлю наверху в своей спальне прошлой ночью и утром спустился в домашних туфлях. Что-то дьявольское совершается в этом доме.

— Что-то дьявольское, да. Что-то несказанно дьявольское. Но будьте спокойны, доктор Блисс, я это выясню.

— Мне очень жаль, Вэнс, — голос Маркхэма звучал сурово, — я знаю, что вы не верите в виновность доктора Блисса, но я вынужден исполнить свой долг. Я не исполнил бы его, если бы ввиду таких улик не начал действовать. И, в конце концов, вы тоже можете ошибаться. Во всяком случае, долг мой ясен. Сержант, арестуйте доктора Блисса по обвинению в убийстве Бенджамина Кайля.


ГЛАВА 8
В кабинете


Я часто видел Вэнса в моменты резкого расхождения с Маркхэмом. Обычно, он принимал циничный и небрежный вид, но сейчас в его манерах не было ни легкомыслия, ни игривости. Он был мрачен и спокоен. Глубокая морщина бороздила его лоб, и в его холодных серых глазах сквозило раздражение. Он стиснул зубы и засунул руки в карманы. Глаза его от Блисса скользнули на неподвижную фигуру Хани, стоявшего к нему спиной. Но глаза его как будто ничего не видели.

Хис был, наоборот, в восторге. С довольной улыбкой на лице он окликнул детектива, стоявшего на лестнице.

— Хеннсси! Велите Сниткину вызвать автомобиль из участка. Потом идите за Эмери и приведите его с собой сюда.

Хеннесси исчез, а Хис стоял, наблюдая за Блиссом, как кошка за мышью.

— Вам нет надобности проводить доктора через книги и снимать с него отпечатки пальцев в ближайшем участке, — сказал Маркхэм. — Пошлите его прямо в главную квартиру. Я беру на себя всю ответственность.

— Отлично, сэр. — Сержант казался очень довольным. — Хотел бы я поговорить с этим младенцем наедине!

Блисс между тем собрался с духом. Он сидел прямо, закинув голову назад, глаза его были устремлены в пол. Ни колебания, ни страха в его манерах не было. Перед лицом неизбежного он готов был принять его со стоической решимостью.

Скарлетт, наоборот, казался парализованным. Рот его был полуоткрыт, глаза с ужасом были устремлены на его начальника. Только один Хани оставался спокойным и продолжал смотреть на статую Тети-Ширет.

Вэнс опустил голову, и на лбу его появилась складка недоумения. Потом он вдруг прошел к крайней полке. Он стал, опершись на статую Анубиса, и начал разглядывать отдельные части полки и полураздвинутую занавеску; потом он повернулся к Хису.

— Сержант! Дайте-ка мне еще поглядеть на эту теннисную туфлю.

Хис вынул туфлю из кармана и протянул ее Вэнсу, который, вдев монокль в глаз, стал рассматривать подошву. Потом он вернул туфлю сержанту.

— Кстати, — сказал он, — у доктора не только одна нога. Где же другая туфля?

— Я не искал ее, — буркнул Хис. — С меня достаточно и этой. Это как раз тот башмак, который оставил отпечатки.

— Конечно. Только я бы хотел посмотреть, где другая туфля.

— Я найду ее, не беспокойтесь, сэр. Я займусь маленьким дополнительным расследованием, когда доставлю доктора в главную квартиру.

— Типичная полицейская процедура, — пробормотал Вэнс. — Сначала засадить человека, а потом расследовать. Милое обыкновение.

— Мне кажется, Вэнс, — сказал обиженно Маркхэм, — что расследование уже дало немалые результаты. Все, что мы найдем, будет дополнительными сведениями.

— Ах, вот как? Представьте себе! — Вэнс насмешливо улыбнулся. — Занимаетесь вы гаданием на кофейной гуще? Я не ясновидящий, но лучше вас могу предсказывать будущее. Уверяю вас, что дальнейшее расследование не даст ничего нового против доктора Блисса. Погодите, вы еще будете удивлены тем, что вы найдете, — он подошел к Маркхэму. — Разве вы не видите, что вы действуете к выгоде убийцы? Тот человек, который убил Кайля, задумал именно то, что вы собираетесь сделать. И опять-таки говорю вам, вы не добьетесь обвинения с теми нелепыми уликами, которые у вас есть.

— Долг мой, во всяком случае, ясен, — ответил Маркхэм. — Мне кажется, Вэнс, что в этом случае ваши теории заставляют вас пренебрегать простыми фактами.

Раньше, чем Вэнс успел ответить, в музей вошли Хеннеси и Эмери.

— Вот, молодцы, — сказал сержант, — наблюдайте за этим человеком. Когда прибудет автомобиль, отвезите его в главную квартиру и держите его там до моего прихода.

— Лучше обождите в гостиной, — сказал Маркхэм Скарлетту. — Я думаю, что вы можете нам дать некоторые сведения. И возьмите с собой Хани.

— Я охотно сделаю, что могу, — сказал Скарлетт, — но вы совершаете ужасную ошибку.

— Я беру это на себя, — прервал его Маркхэм. — Будьте добры подождать меня в гостиной.

Скарлетт и Хани медленно вышли. Вэнс ходил взад и вперед по музею. В комнате стояла напряженная атмосфера.

— Автомобиль подан, сержант, — крикнул Сниткин с площадки лестницы.

Блисс немедленно встал, и оба детектива двинулись к нему. Все трое сделали несколько шагов, когда голос Вэнса прозвучал как удар меча:

— Стойте! Маркхэм, вы не можете этого делать! Все это комедия. Вы изображаете собой чистейшего осла.

Я никогда не видел Вэнса в таком волнении.

— Дайте мне десять минут, — продолжал он. — Я должен кое-что найти. Я должен сделать один опыт. Тогда, если вы не будете удовлетворены, можете произвести этот нелепый арест.

Лицо Хиса покраснело от гнева.

— Слушайте, мистер Маркхэм, — запротестовал он. — Дело на мази.

— Минутку, сержант! — Маркхэм поднял руку. Слова Вэнса произвели на него видимое впечатление. — Десять минут не составят большой разницы, и если мистер Вэнс имеет данные, которых мы не знаем, мы можем у него поучиться, — он повернулся к Вэнсу. — Что у вас на уме? Я готов вам дать десять минут. Имеет ли ваша просьба что-нибудь общее с тем, что вы нашли наверху полки и положили себе в карман?

— О, много общего. — Вэнс снова говорил непринужденным тоном. — Я очень благодарен за отсрочку. Я, однако, предлагаю, чтобы эти два стража взяли с собою доктора в переднюю, и держали его там в ожидании дальнейшего расследования.

Маркхэм кивнул Хису, который отдал Хеннесси и Эмери соответствующие приказания. Когда мы остались одни, Вэнс повернулся к винтовой лестнице.

— Во-первых, — сказал он, — я страшно желаю сделать беглый осмотр кабинета доктора. Я думаю, что мы найдем там что-нибудь весьма интересное. Мы поднялись на лестницу. Кабинет был большой комнатой с двумя окнами в глубине и маленьким окном, выходившим в узкий двор. Вдоль стен стояли большие книжные шкафы, в углах были нагромождены стопы брошюр и папок. У той стены, где была дверь, выходившая в переднюю, стоял длинный диван. Между задними окнами был большой письменный стол красного дерева с винтовым стулом перед ним. Около него стояли другие стулья — очевидно, поставленные туда для вечернего совещания накануне.

В комнате было все в порядке. Даже бумаги и книги на столе были аккуратно разложены. Единственным непорядком была опрокинутая Хисом бумажная корзинка. Ставни задних окон были открыты, и солнечный свет заливал комнату.

Вэнс некоторое время оглядывался вокруг себя. Он смотрел на винтовой стул доктора, на плотно обитую дверь, наконец, его взгляд остановился на задернутой занавеске бокового окна. Он прошел к окну и поднял ставни — окно было закрыто.

— Странно, — сказал он, — такой жаркий день, а окно закрыто. Примите это во внимание. Маркхэм. Заметьте, что в доме напротив имеется как раз окно.

— Какое это может иметь значение? — заметил Маркхэм.

— У меня нет даже самого туманного представления. Разве, что тот, или те, кто были в комнате, не хотели, чтобы их видели соседи. Деревья во дворе совершенно исключают возможность заглянуть в задние окна.

— Ага! Это очко в нашу пользу, — вмешался Хис. — Доктор закрыл боковое окно, чтобы никто не видел, как он входит в музей или как он прячет туфлю.

— Вы неплохо рассуждаете, сержант, — сказал Вэнс. — Но доведите свое рассуждение на одну десятую долю дальше. Почему, в таком случае, доктор не открыл окна после совершения убийства? Зачем он оставил еще новую улику?

— Убийца, мистер Вэнс, не всегда обо всем подумает! — возразил сержант.

— С этим преступлением самое странное то, — ответил Вэнс, — что убийца подумал о слишком многих вещах.

Он подошел к письменному столу. На нем лежал низкий воротничок со вздетым в него темно-синим галстуком.

— Смотрите, — сказал Вэнс, — вот воротник и галстук доктора, которые он снял вчера во время совещания. Булавка со скарабеем была в галстуке. Всякий мог ее взять, не так ли?

— Вы уже это говорили, — иронически вставил Маркхэм. — И Скарлетт сказал нам, что галстук здесь. Простите, Вэнс, но ваше открытие меня не ошеломляет.

— Ну, что же, я привел вас не для того, чтобы показывать галстук доктора. Я упомянул о нем только мимоходом. Хотел бы я знать, куда давалась другая теннисная туфля доктора. И я чувствую что ее местопребывание могло бы нам кое-что открыть.

— Но в корзине ее нет, — объявил Хис. — Иначе я ее бы нашел.

— Да, сержант. Но почему же ее не было в корзине? Об этом стоит призадуматься.

— Может быть, потому, что на ней не было крови, и прятать ее не стоило.

— Однако этот незапятнанный левый башмак спрятан, видимо, гораздо лучше, чем уличающий правый. Здесь, во всяком случае, его не видно.

— Понимаю вас, Вэнс, — с интересом сказал Маркхэм. — Один башмак был спрятан в кабинете, а другой пропал. Как вы это объясняете.

— Я? Найдем раньше башмак, а потом будем рассуждать. Сержант, если вы попросите Браша провести вас в спальню доктора Блисса, я думаю, вы найдете там башмак. Помните, доктор сказал, что он вечером был в теннисных туфлях, а утром сегодня спустился в домашних.

— Э-э, — сказал Хис. Бросив на Вэнса испытующей взгляд, он пожал плечами и быстро вышел в переднюю.

— Если сержант найдет туфлю наверху, — заметил Вэнс, — это будет почти что доказательством того, что доктор сегодня утром не надевал теннисных туфель. Мы знаем, что он не возвращался в спальню после того, как перед завтраком прошел в кабинет.

— Кто же тогда принес другой башмак из его комнаты сегодня утром? — спросил Маркхэм. — Как он попал в бумажную корзину? Почему на нем кровь? Очевидно, туфля, которую нашел Хис, была на убийце.

— О, в этом сомнений быть не может. Я утверждаю, что убийца надел только одну теннисную туфлю, а оставил другую наверху.

— Но это же бессмысленно!

— Простите, Маркхэм, но я не согласен с вами. Я думаю, что это осмысленнее, чем те улики, на основании которых вы готовы были обвинить доктора.

Хис ворвался в комнату, держа теннисную туфлю в руке. Глаза его блестели от возбуждения:

— Там она и оказалась. Около постели. Как же она попала туда?

— Может быть, потому, что доктор вчера вечером ее снял.

— Так как же, черт возьми, другая туфля попала сюда?

— Если бы мы знали, кто принес вниз эту вторую туфлю, — ответил Вэнс, — мы узнали бы, кто убил Кайля.

Маркхэм сделал нетерпеливый жест.

— Вы делаете слона из мухи, Вэнс, — сказал он. — Этому факту может быть много объяснений. Самое правдоподобное, что доктор Блисс, спустившись вниз сегодня утром, взял с собой теннисные туфли, чтобы держать их наготове в своем кабинете, но при этом от волнения, или случайно, уронил ее и заметил это только, когда был здесь.

— А потом, — продолжал Вэнс с усмешкой, — он снял одну ночную туфлю, надел одну теннисную, убил Кайля, снова надел ночную туфлю, а теннисную бросил в бумажную корзину?

— Это возможно.

— Возможно, да, — сказал Вэнс, вздыхая. — В нашем нелогичном мире все возможно. Но, право, Маркхэм, я не могу с восторгом подписаться под вашей теорией о том, что доктор взял одну туфлю вместо двух и этого не заметил. Он для этого слишком методичный человек.

— Тогда предположим, — настаивал Маркхэм, — что доктор действительно надел одну теннисную, и одну ночную туфлю, когда утром спустился в кабинет. Скарлетт говорил мне, что у Блисса болели ноги.

— Если это предположение верно, — ответил Вэнс, — как другая ночная туфля попала вниз? Он едва ли бы принес ее с собой в кармане.

— Может быть, Браш…

— Мы сейчас это проверим, мистер Вэнс, — крикнул Хис, направляясь к двери в переднюю.

Браш нам не помог. Он сказал, что ни он, никто другой не входил в кабинет Блисса после восьми часов утра, если не считать того, что он принес доктору завтрак.

— Не будем тревожиться насчет таинственного разлучения пары теннисных туфель, — сказал Вэнс, пожимая плечами. — Я хотел бы осмотреть остатки завтрака доктора.

— Боже мой, вы же не думаете… сначала мне тоже показалось, но потом появились все эти улики…

— Что вы подумали, сэр? — раздраженно спросил Хис.

— И мистер Маркхэм и я, — объяснил Вэнс, — заметили оцепенелое состояние доктора Блисса, когда он появился в дверях в ответ на мой стук.

— Он спал. Он же вам это говорил.

— Верно. Поэтому-то я так и заинтересован его утренним кофе.

Вэнс прошел к столу, на котором стоял поднос с куском поджаренного хлеба, чашкой и блюдечком. Хлеб был не тронут, но чашка была пуста. Вэнс наклонился и понюхал чашку. — Чувствуется легкий едкий запах, — заметил Вэнс. Он провел пальцем по внутренней стороне чашки и потом приложил его к языку. — Так я и думал. Опий. И это опий в порошке — так его употребляют в Египте. Другие виды опия: морфий, героин, кодеин, — получить не так легко.

— А если опий и был в кофе, какое это имеет значение? — сказал Хис.

— Это может объяснить, почему доктор так долго спал утром. Это может означать, что кто-нибудь намеренно подсыпал опий в его кофе. Этот факт может иметь много объяснений. Сейчас я не высказываю никакого мнения. Скажу только, что когда я увидел доктора сегодня утром, я сразу подумал, что в кабинете мы найдем следы опия. От опия очень хочется пить. Поэтому я не был нимало удивлен, когда доктор попросил стакан воды, — он повернулся к Маркхэму. — Влияет ли это открытие опия на положение доктора?

— Это, конечно, серьезный довод в его пользу, — ответил Маркхэм. Он был сильно озадачен. Но ему не хотелось отказаться от своей уверенности в вине Блисса. И он начал спорить.

— Я понимаю, что присутствие опия требует объяснения. Но, с другой стороны, мы не знаем, сколько он его проглотил. Он мог выпить этот кофе после убийства. Мы только с его слов знаем, что он выпил его в девять часов. Улики против него слишком серьезны, чтобы этот факт их уравновешивал. Вы сами должны понимать, Вэнс, что присутствие опия в этой чашке не доказательство того, что Блисс спал с десяти часов до того, как вы постучали в дверь кабинета.

— Настоящий прокурор, — вздохнул Вэнс. — Но умелый адвокат может посеять семена в умах присяжных, не так ли?

— Конечно. Но мы не должны забывать, что Блисс был единственным человеком, который имел возможность убить Кайля. Кроме него в доме был только Хани. А он мне кажется безобидным фанатиком, который верит в сверхъестественные силы египетских богов. Блисс был единственным человеком, находившимся поблизости, когда был убит Каиль.

Вэнс поглядел на Маркхэма и сказал:

— Предположим, что убийце вовсе не было нужно быть поблизости от музея, когда Кайль был убит при помощи статуи Сахмет.

Маркхэм медленно вынул сигару изо рта.

— Что вы хотите сказать? Как статуя могла быть пущена в ход отсутствующим человеком? Мне сдается, что вы говорите вздор.

— Может быть. Однако, Маркхэм, на верху полки я нашел нечто, заставляющее меня предполагать, что это убийство было задумано с дьявольской ловкостью. Я уже говорил вам что хочу сделать опыт. Дальнейший ваш образ действий будет зависеть от вас. В этом убийстве есть нечто страшное и утонченное. Все внешние улики ведут к заблуждению.

— Сколько займет времени ваш опыт.

— Всего несколько минут.

Хис взял газетный лист из корзины и завернул в него чашку.

— Это пойдет в лабораторию, — объяснил он. — Я вам верю, мистер Вэнс, но мне нужно заключение эксперта.

— Правильно, сержант.

Вэнс в это время наклонился над столом и взял несколько желтых карандашей и самопишущее перо с маленького подноса.

— Опыт должен быть проделан в музее, — сказал Вэнс, — и мне для него нужна пара подушек. Он прошел к дивану и взял с него две больших подушки. Потом мы все четверо спустились в музей.


ГЛАВА 9
Вэнс делает опыт


Вэнс прошел прямо к той полке, перед которой было найдено тело Кайля, и положил подушки на пол. Потом он поглядел на верхний край полки.

— Я почти что боюсь производить это, — сказал он. — Если я ошибусь, вся эта полка, чего доброго, рухнет мне на голову.

— Теперь не время для монологов, Вэнс, — нетерпеливо заметил Маркхэм. — Если вы хотите что-нибудь показать нам, то попутно объясняйте.

— Вы правы. — Вэнс погасил папиросу и вернулся к полке. — В виде предисловия, — начал он, — я обращаю ваше внимание на эту занавеску. Вы можете заметить, что медное кольцо в конце ее соскользнуло с палки и свисает вниз.

Тут я заметил, что колечко в углу было спущено с палки, и что край занавески соответственно свисал.

— Вы также заметите, — продолжал Вэнс, — что занавеска задернута только наполовину, как будто кто-то начал отдергивать занавеску и почему-то остановился. Мне это сразу показалось странным. Мы можем предположить, что занавеска была закрыта, когда, пришел Кайль, — мы знаем со слов Хани, что он задернул занавеску перед этой полкой, так как на ней был беспорядок. А доктор Блисс в телефонном разговоре с Кайлем сказал, что новые экспонаты находятся на полке с задернутыми занавесками. Чтобы отдернуть занавеску, нужно произвести только одно движение рукой. Нужно схватиться за левый край и потянуть его направо. Медные колечки свободно скользнут по металлическому стержню. Но что же мы видим? Занавеска отдернута только наполовину. Кайль несомненно не стал бы открывать ее только наполовину, если хотел осмотреть полку. Следовательно, что-то его удержало. И Кайль умер раньше, чем он смог отдернуть всю занавеску.

— Продолжайте! — Маркхэм и Хис были, видимо, заинтересованы.

— Итак. Кайль был найден мертвым перед этой самой полкой. И он умер, потому что получил по голове удар этой тяжелой Сахмет. Статуэтка, по словам Хани, была на самом верху полки. Когда я заметил, что занавеска только наполовину отдернута, а затем увидел, что колечко занавески соскочило со стержня, я начал соображать — особенно так как знал, каким любителем порядка был доктор Блисс. Можете быть уверены, что Блисс заметил бы это, когда вошел в музей.

— Хотите вы сказать, Вэнс, что это кольцо было намеренно снято с палки сегодня утром для определенной цели?

— Да. И думаю, что в какой-то момент между телефонным звонком доктора Блисса к Кайлю и приходом Кайля в музей сегодня утром кто-то снял колечко со стержня и, как вы говорите, для определенной цели.

— Для какой же цели? — спросил Хис.

— Это мы сейчас увидим, сержант. У меня уже есть определенная теория. Она мне пришла в голову в ту минуту, когда я увидел, как лежало тело Кайля, и узнал, что Хани поставил статуэтку на верхнюю полку. Занавеска и колечко только подкрепили мою теорию.

— Я, кажется, понимаю, что у вас на уме, Вэнс, — сказал Маркхэм. — Поэтому вы и осматривали верх полки и просили Хани показать, где стояла статуэтка?

— Именно так. Хани подтвердил мне подозрения, показав то место, где стояла статуя. Это было в нескольких вершках от края полки. Но там же была глубокая царапина от самого края и второй отпечаток подножия статуи, показывавший, что ее подвинули с того места, на которое ее поставил Хани.

— Но доктор Блисс признался сам, что он ее переместил.

— Он только сказал, что поставил ее посредине. А оба отпечатка в пыли совершенно параллельны.

— Понимаю. Вы считаете, что статуя была еще подвинута к краю полки после того, как доктор Блисс поставил ее посередине. Что же, это возможное предположение.

— Вот что я хочу установить, сержант, — сказал Вэнс, улыбаясь. — Может быть, это и не имеет отношения к делу, но, с другой стороны…

Он с усилием поднял статую Сахмет. Она была фута два вышиной с массивной подставкой. Я думаю, что она весила по крайней мере тридцать фунтов. Вэнс, встав на стул, поставил статую на верхнюю полку у самого края. Потом он задернул занавески, взял свисающее колечко в левую руку, повернул край занавески так, что колечко достигло края подножия статуи, слегка наклонил статую и подложил колечко под передний край ее подставки. Затем он вынул из кармана тот предмет, который нашел на верху полки. Это был отрезок карандаша вершка три длиной, старательно отточенный.

Вэнс наклонил статую вперед и положил кусок карандаша под ее подставку. Потом он убрал руку; статуя стояла, наклонясь вперед. Мне показалось что она сейчас упадет, но карандаш, видимо, был как раз достаточной длины, чтобы в виде подпорки удерживать статую, хотя и в неустойчивом равновесии.

— Теперь, — сказал Вэнс, — мы приступим к моему опыту. — Он подвинул стул, разложил обе подушки в том месте, где была голова Кайля, у ног статуи Анубиса. Потом он выпрямился.

— Маркхэм, — сказал он мрачно. — Я показываю вам одну возможность. Обратите внимание на положение занавески. Отметьте себе положение этого колечка под самым краем статуи. Заметьте неустойчивую позицию этой мстительной дамы и представьте себе приход Кайля в музей сегодня утром. Ему было сказано, что новые экспонаты находятся на полке с задернутой занавеской. Он сказал Брашу не беспокоить доктора, так как он хочет пройти в музей и посмотреть только что привезенные сокровища.

Вэнс закурил папироску, но, несмотря на его медленные ленивая движения, я чувствовал, как напряжены его нервы.

— Я не утверждаю, — продолжал он, — что Кайль встретил смерть благодаря ловушке. Я даже не знаю, как будет действовать моя ловушка, но я выдвигаю теорию — если зашита может доказать, что Кайля мог убить кто-нибудь другой, кроме доктора Блисса, кто-нибудь отсутствующий, тогда ваше обвинение будет серьезно подорвано.

Он подошел к статуе Анубиса.

— Скажем, — продолжал он, — что Кайль, став перед полкой, протянул руку и отдернул занавеску. Что случилось бы, если бы ловушка действительно была подстроена?

Он рванул занавеску вправо. Она скользнула по палке, пока не задержалась на мгновение у кольца, втиснутого под статую Сахмет. Но толчок нарушил неустойчивое равновесие статуи. Она опрокинулась и с глухим гулом упала на диванные подушки в том самом месте, где была голова Кайля.

Несколько мгновений все молчали. Маркхэм продолжал курить, устремив взгляд на упавшую статую. Он нахмурился и был задумчив. Хис был совершенно ошеломлен. Он не представлял себе возможности такой ловушки, и опыт Вэнса опрокинула все его теории.

— Опыт как будто удался, знаете, — сказал Вэнс. — Думаю, что я доказал возможность убийства Кайля каким-нибудь отсутствующими лицом. Кайль был небольшого роста, и расстояние от верха полки до его головы достаточно велико, чтобы падение статуи могло оказаться смертельным. Ширина полки немного больше двух футов, так что статуя неизбежно должна была упасть на него, если он стоял перед нею. Вес статуи достаточно велик, чтобы раздробить череп, и положение статуи поперек его головы вполне соответствует предположению, что он погиб в результате старательно подстроенной ловушки. Вы должны признать, Маркхэм, что это устраняет одну из ваших главных улик против доктора Блисса, а именно тот факт, что он был один поблизости. Вместе с опием, найденным в кофе, это сильно говорит в его пользу.

— Да, — заметил Маркхэм. — Это в известной мере уравновешивает улики скарабея, финансового отчета и кровавых следов. В этом нет сомнений… Доктор мог бы иметь солидные доводы для защиты.

— И заметьте, Маркхэм, — сказал Вэнс с улыбкой, — если бы доктор только хотел убить Кайля при помощи статуи Сахмет, следы ловушки не были бы налицо. Если он только хотел убить Кайля, зачем этот отточенный карандаш остался наверху полки? Возьмем теперь ваши прямые улики. Скарабей, найденный около тела, мог быть взят кем угодно из участников вчерашнего совещания и намеренно положен около мертвого тела. Если доктора усыпили при помощи опия, убийца легко мог взять булавку с его стола, так как дверь в кабинет никогда не запиралась. И что было проще взять в то же время финансовый отчет и сунуть его в руку убитого Кайля! Что касается кровавых следов, всякий обитатель дома мог взять теннисную туфлю доктора Блисса из его спальни, сделать отпечатки и бросить туфлю в бумажную корзину, пока доктор спал под действием опия. А завешанное окно во двор? Разве оно не показывает, что кто-то в кабинете не желал, чтобы соседи могли наблюдать за его действиями? Я не Демосфен, Маркхэм, но я бы взялся защищать доктора Блисса перед любым судом и гарантировал бы ему оправдание.

— Конечно, эта ловушка и опий в чашке от кофе бросают совершенно новый свет на дело, — согласился Маркхэм. — А вы что думаете, сержант?

— Не знаю, что и думать, — сознался Хис. — Мне казалось, что дело совершенно в шляпе, а потом мистер Вэнс начал свои тонкие штуки и открыл доктору лазейку. Вам бы следовало быть адвокатом, мистер Вэнс. — Этот термин для Хиса был выражением высшего презрения.

— Ну, сержант, зачем же применять оскорбительные выражения, — запротестовал Вэнс. — Я только стараюсь избавить вас и мистера Маркхэма от глупой ошибки, и что же — за это меня называют адвокатом! Боже! Боже!

— Как бы то ни было, — сказал Маркхэм, — вы доказали то, что хотели. И задача стала еще сложнее и тяжелее.

— Тем не менее, — сказал Хис, — против Блисса имеется еще много улик.

— Верно, сержант, но я боюсь, что эти улики не выдержат серьезного экзамена.

— Вы, очевидно, думаете, — сказал Маркххэм, — что эти улики были намеренно подстроены, что действительный убийца хотел обвинить доктора Блисса.

— Что же в этом было бы необычного? — спросил Вэнс. — Разве история преступлений не показывает много случаев, когда убийца отвлекал подозрения на другого.

— Тем не менее, — сказал Маркхэм, — я не могу не считаться с уликами против доктора Блисса. Раньше, чем совершенно очистить его от подозрений, я должен был бы доказать, что все это было построено против него.

— А как быть с арестом?

— Конечно, — сказал Маркхэм, — невозможно арестовывать доктора после того, как выяснились такие благоприятные для него факты. Тем не менее, я не намерен игнорировать данных, свидетельствующих против него. Я оставлю Блисса под строгим наблюдением. Сержант, можете отдать приказ вашим людям, чтобы они освободили доктора, но примите меры, чтобы за ним следили днем и ночью.

— Слушаюсь, сэр, — и Хис направился к лестнице.

— Сержант, — крикнул Маркхэм ему — Скажите доктору Блиссу, чтобы он не выходил из дому раньше, чем я его увижу.


ГЛАВА 10
Желтый карандаш


Маркхэм медленно зажег свежую сигару и тяжело опустился на складной стул.

— Положение становится серьезным и сложным, — сказал он, вздыхая.

— Более серьезным, чем вы это думаете, и много более сложным. Уверяю вас, Маркхэм, это убийство — одно из самых поразительных и тонких преступлений на нашей памяти. Снаружи оно выглядит весьма простым и ваше первое чтение улик было как раз такое, на которое рассчитывал убийца.

Маркхэм испытующе поглядел на Вэнса.

— А у вас есть представление о том, каков был замысел убийцы?

— Да, о да! Представление? Разумеется. Только не совсем ясное. Я тотчас же заподозрил ложный замысел. Все последующее только подкрепило это мнение. Но точная цель этого замысла для меня еще в тумане. Однако с тех пор, как я знаю, что внешние улики были намеренно подстроены, есть шанс добраться до истины.

— Что у вас на уме? — спросил Маркхэм.

— О, дорогой мой, вы мне слишком льстите! Ум мой весь в облаках. Там и туманы, и пары, и перистые, и кучевые дождевые облака; там и дым, и пакля, и шерсть, и кошачьи хвосты и все, что угодно. Ум мой представляет собою поразительное…

— Пощадите меня! — прервал его Маркхэм. — Вы достаточно описали свой ум. Может быть, вы все-таки скажете, что нам следует сделать сейчас. Должен вам сказать, что, кроме перекрестного допроса домочадцев Блисса, я не вижу другого способа разрешить загадку. Если Блисс невиновен, то преступление совершено человеком, который не только хорошо знал местные отношения, но и имел доступ в дом.

— Я, знаете, полагаю, — сказал Вэнс, — что нам следует прежде всего ознакомиться с условиями и отношениями в этом доме. Это может нам дать плодотворный материал для расследования. Маркхэм, решение этого дела зависит почти исключительно от того, удастся ли нам обнаружить мотив. Тут имеются какие-то мрачные разветвления. Убийство Кайля не было обыкновенным преступлением. Оно задумано с тонкостью и с хитростью, доходящими до гениальности. За этим преступлением скрывается фанатизм — мощная, разрушительная навязчивая идея, которая делает человека жестоким и беспощадным. Убийство было подготовкой чего-то еще более дьявольского. Оно было средством для какой-то цели… Простое, чистое, быстрое убийство можно иногда оправдать; но в этом случае преступник не ограничился убийством. Он использовал его, как орудие для сокрушения неповинного человека.

— Если это и так, — сказал Маркхэм, — как вы думаете установить внутренние взаимоотношения в этом доме, не допрашивая его жителей?

— Путем допроса того человека, который стоит в стороне от живущих в доме.

— Скарлетта?

Вэнс кивнул.

— Он несомненно знает больше, чем нам рассказал. Он два года был в экспедиции с Блиссом. Он жил в Египте и знаком с историей семьи. Почему бы не вызвать его на короткое собеседование?

Маркхэм внимательно наблюдал за Вэнсом.

— У вас что-то на уме, — сказал он. — И это не дождевые, не кучевые, ни перистые облака. Отлично. Давайте я вызову Скарлетта.

В это время вернулся Хис.

— Доктор Блисс отправился в спальню, где ему велено оставаться, — доложил он. — Остальные в гостиной под наблюдением Хеннесси и Эмери. Сниткин наблюдает за наружной дверью.

— Как доктор Блисс отнесся к отмене ареста? — спросил Вэнс.

— Совершенно безразлично, — сказал сержант. — Он ничего не сказал и пошел наверх по лестнице с опущенной головой. Диковинная птица.

— Большинство египтологов — диковатые птицы, сержант.

Маркхэм, обращаясь к Хису, попросил вызвать Скарлетта. Хис развел руками, вышел и вскоре вернулся, ведя Скарлетта за собой. Вэнс выдвинул несколько стульев. По его виду можно было понять, что он считает беседу со Скарлеттом крайне существенной. И действительно, то, что Вэнс узнал от Скарлетта в этот день, оказалось решающим фактором для разгадки всего дела.

— Мистер Маркхэм решил отложить арест доктора, — начал Вэнс. — Улики противоречивы. Мы обнаружили несколько фактов, которые вызывают сильные сомнения в его виновности. Мы пришли к заключению, что дальнейшее расследование необходимо раньше, чем принимать какие-либо определенные шаги.

У Скарлетта на лице выразилось облегчение.

— Я ужасно рад этому, Вэнс. Нельзя себе представить, чтобы виноват был доктор Блисс. Зачем бы он это сделал? Кайль был его благодетелем.

— Есть у вас какие-нибудь мысли на этот счет? — прервал его Вэнс.

— Ни малейшей. Дело это меня совершенно ошеломило. Не могу вообразить, как все это случилось.

— Да, весьма загадочно, — пробормотал Вэнс. — Мы хотим попытаться установить побуждение к убийству. Поэтому мы и обращаемся к вам. Вы знакомы с внутренними отношениями в доме Блисса. Вы скорее всего сможете привести нас к истине. Например, вы упоминали о близких отношениях между Кайлем и отцом миссис Блисс. Расскажите нам об этом.

— Вы знаете историю старого Аберкромби, отца Мерит, — начал Скарлетт. Он приехал в Египет в 1885 году и стал ассистентом Гребо, когда Масперо вернулся во Францию. В 1899 году Масперо вернулся в Египет и оставался во главе Музея египетских древностей в Каире до 1914 года. После этого Аберкромби занял пост директора музея. В 1898 году Аберкромби влюбился в египтянку из коптов и женился на ней. Мерит родилась на два года позже, в 1900 году.

Скарлетт остановился, чтобы разжечь трубку.

— Кайль появился за четыре года до рождения Мерит, — продолжал он. — В 1896 году он приехал туда в качестве представителя группы нью-йоркских банкиров, заинтересованных в финансировании постройки плотин на Ниле. Он тогда же познакомился и подружился с Аберкромби. Кайль возвращался в Египет почти каждый год во время постройки плотины — до 1902 года. Он, конечно, встречал египтянку, на которой потом женился Аберкромби, и я имею основания полагать, что она произвела на него сильнейшее впечатление. Но, в качестве джентльмена и друга Аберкромби, он воздержался от ухаживания. Однако, когда дама эта умерла при рождении Мерит, он перенес привязанность с матери на дочь. Он был крестным отцом Мерит и заботился о ней, как о родной дочери.

— А Блисс?

— Блисс в первый раз приехал в Египет зимою 1913 года. Он познакомился с Аберкромби. Он также встретил Мерит, которой было всего тринадцать лет. Семь лет спустя, в 1920 году, молодой Сальветер познакомил Блисса с Кайлем, и зимою 1921-22 года состоялась первая экспедиция в Египет. Аберкромби умер в Египте летом 1922 года, и Мерит осталась на попечении Хани, старого служителя семьи. Вторая экспедиция Блисса была в 1922-23 году. Блисс снова встретил Мерит. Ей было двадцать три года. Следующей весной Блисс женился на ней. Вы, Вэнс, познакомились с Мерит в 1924 году во время третьей экспедиции. Блисс привез с собой Мерит в Америку; в прошлом году он пригласил к себе и Хани, который к тому времени получил звание полевого инспектора от египетского правительства. Вот история отношений между Блиссом, Кайлем, Аберкромби и Мерит. Это то, что вам надо?

— Именно то. Коротко говоря, Кайль интересовался миссис Блисс из-за любви к ее матери и дружбы к ее отцу. Несомненно, что женитьба Блисса на дочери любимой Кайлем женщины содействовала финансированию его экспедиций.

— Это вполне возможно.

— В таком случае Кайль наверное не забыл миссис Блисс в своем завещании. Не знаете ли вы, Скарлетт, что он ей хотел оставить?

— Насколько я знаю, он оставил Мерит большое состояние. Я слышал об этом только от Хани: он раз упомянул об этом завещании Кайля. Хани был и восторге от этого: несомненно, что он любит ее как верный пес.

— А как насчет Сальветера?

— Я предполагаю, что Кайль также о нем позаботился. Кайль не был женат — быть может, из верности к матери Мерит, — и Сальветер был его единственным племянником. Кроме того, он очень любил Сальветера. Я думаю, что он разделил свое состояние поровну между Мерит и Сальветером.

Вэнс повернулся к Маркхэму.

— Можете вы доверительным образом разузнать насчет завещания Кайля? Я думаю, что это нам существенно бы помогло.

— Это осуществимо, — сказал Маркхэм, соображая.

— Вы, мне кажется, говорили, — снова обратился Вэнс к Скарлетту, — что Кайль недавно стал ворчать насчет расходов на экспедиции Блисса. Можете ли вы указать, какие-нибудь другие причины его недовольства, кроме отсутствия непосредственных результатов?

— Нет, — сказал Скарлетт, подумав. — Такие экспедиции, какие предпринимал доктор Блисс, чертовски дороги. А результаты, конечно, проблематичны. Кроме того, даже в случае успеха, они не скоро дают ощутительный результат. Кайля стало охватывать нетерпение. Он не египтолог и мало этим занимался. Он мог подумать, что доктор Блисс тратит его деньги попусту на погоню за призраками. Как бы то ни было, он заявил в прошлом году, что, если раскопки не дадут определенных результатов, он больше не будет их финансировать. Поэтому доктор так и был озабочен представлением финансового отчета и так хотел, чтобы Кайль осмотрел новые экспонаты, полученные вчера.

— В этой позиции Кайля не было ничего личного?

— Наоборот. Личные отношения были самые лучшие. Кайль любил Блисса и очень его уважал, а Блисс отзывался о Кайле с похвалой и благодарностью.

— Чего же ожидал доктор вчера вечером от своей сегодняшней беседы с Кайлем? Тревожился ли он или был уверен в благоприятном исходе?

— Ни то, ни другое. Он относился к делу философски. Он человек уравновешенный, с большим самообладанием, и всегда остается ученым.

— Так. — Вэнс погасил свою папиросу и заложил руки за голову. — А какое впечатление произвело бы на доктора Блисса, если бы Кайль отказался финансировать его экспедиции?

— Трудно сказать. Он, наверное, стал бы искать капиталы в другом месте. Имейте в виду, что он сильно подвинул работы, хотя и не проник дальше преддверия гробницы Интефа.

— А что думает молодой Сальветер о возможности прекращения раскопок?

— Он был более расстроен, чем доктор. Сальветер — большой энтузиаст, и он несколько раз обращался к своему дяде, прося его продолжать дело. Если бы Кайль отказался продолжать дело, это бы явилось настоящим горем для молодого человека. Он, кажется, готов был отказаться от своей доли наследства, только бы Кайль продолжал раскопки.

— Еще одно я хотел вас спросить, Скарлетт, — сказал Вэнс после некоторого молчания. — Как относится миссис Блисс к работам своего супруга?

Скарлетт был, казалось, озадачен этим вопросом.

— О, Мерит вполне лояльная жена. В первый год своего замужества она интересовалась всем, что делал доктор. Она сопровождала его в экспедицию 1924 года, жила с ним в палатке и т. д. и казалась вполне счастливой. Но, но правде сказать, Вэнс, за последнее время ее интерес ослабел. Полагаю, что это влияние расы — египетская кровь сказывается в ней. Мать ее относилась крайне нетерпимо к тому, что она называла «осквернением гробниц ее предков западными варварами», — так она называла всех наших ученых. Но Мерит никогда не высказывала своего мнения. Я только предполагаю, что враждебное отношение ее матери передалось и ей. Но, как бы то ни было, Мерит вполне лояльна в отношении Блисса и его работы.

— На нее мог повлиять Хани, — заметил Вэнс.

— Это не исключено, — неохотно признался Скарлетт.

— Я бы сказал — весьма вероятно, — настаивал Вэнс. — Скажу даже больше. Я подозреваю, что доктор Блисс заметил влияние Хани на его жену и был этим крайне раздражен. Помните те слова, с которыми он обратился к Хани сегодня утром в музее. Он прямо обвинял Хани в том, что он отравляет ум миссис Блисс.

— Доктор и Хани никогда друг другу не симпатизировали, — уклончиво отвечал Скарлетт. — Блисс привез его в Америку только по настоянию Мерит. Мне кажется, что он подозревает Хани в том, что тот шпионит за ним по поручению египетского правительства.

— А этого разве не может быть?

— Право, Вэнс, — не могу вам на это ответить, но скажу вам одно — Мерит неспособна к какому-либо нелояльному поступку в отношении своего мужа. Даже, если она думает, что совершила ошибку, выйдя замуж за человека, который много старше нее и совершенно поглощен своей работой, она не откажется от данного слова.

— Так. — Вэнс кивнул и достал себе Режи из портсигара. — Это приводит меня к весьма деликатному вопросу. Думаете ли вы, что у миссис Блисс — как бы сказать — есть интересы помимо ее супруга? Возможно ли, что ее душевные эмоции вызываются чем-нибудь другим, кроме отрицательного отношения к работам доктора Блисса?

Скарлетт вскочил на ноги.

— Послушайте, Вэнс, черт возьми! Вы не имеете права задавать такой вопрос. О таких вещах не говорят. Так не делают, право, старина, вы ставите меня в весьма неудобное положение.

— Но и убийство не принято в хорошем обществе, — возразил Вэнс. — Мы имеем дело с весьма необычным положением. Кто-то отправил Кайля в иной мир весьма прискорбным способом. Но если это так задевает вашу чувствительность, я беру вопрос обратно. — Он обезоруживающе улыбнулся. — Вы сами не остались нечувствительным к чарам этой дамы, не так ли, Скарлетт?

Тот быстро повернулся и свирепо поглядел на Вэнса. Но раньше, чем он успел ответить, Вэнс встал и прямо поглядел ему в глаза.

— Тут был убит человек, — сказал он. — И к этому убийству припутан дьявольский заговор. На карте стоит другая человеческая жизнь. Я здесь для того, чтобы найти, кто задумал этот отвратительный план, и чтобы спасти невинного от электрического стула. Поэтому, я не могу допустить, чтобы условности становились на моем пути. Я понимаю вашу сдержанность. В обычных условиях она была бы достойна похвалы. Но так — это глупо.

— Вы правы, старина, — согласился Скарлетт. — Я скажу вам все, что вы хотите знать.

— Я думаю, что вы мне уже сказали все, — сказал Вэнс, кивая. — Но мы можем еще раз вас вызвать. Сейчас давно пора завтракать. Не хотите ли пройти к себе домой?

Скарлетт испустил вздох облегчения и поднялся на ноги.

— Премного благодарен, — и без дальнейших слов он удалился.

Хис последовал за ним и крикнул Сниткину, чтобы он выпустил Скарлетта из дому.

— Ну, — сказал Маркхзм Вэнсу, когда вернулся сержант, — помогли ли вам сведения Скарлетта? Я не нахожу, чтобы он пролил ослепительный свет на нашу загадку.

— Боже мой, — соболезнующе сказал Вэнс. — Скарлетт нас бесконечно подвинул вперед! Он открыл новые горизонты. Мы теперь имеем определенную почву для допроса всех обитателей дома.

— Очень рад, что вы довольны, — сказал Маркхэм вставая, — вы же не думаете…

— Да, я считаю это преступление только средством для определенной цели, — ответил Вэнс. — Его истинной целью было обвинение невинного человека и устранение некоторых мешающих элементов.

Маркхэм прошелся по музею, куря сигару.

— Слушайте, — сказал он. — Я хочу задать вам один вопрос. Я помню, вы спрашивали карандаш у Сальветера. Какой карандаш был положен под статую наверху полки? Был ли это «Монгол ном. 1»?

— Нет. Это был не «Монгол», а «Кохинур, НВ», гораздо тверже, чем «Монгол ном. 1». «Монгол» и «Кохинур» очень похожи. Они оба шестигранные и желтые. «Кохинур» вырабатывается в Чехословакии фирмой Гардмута, одной из старейших в Европе. Раньше «Кохинуры» были австрийскими карандашами, но после мировой войны…

— Не углубляйтесь в современную историю, — прервал его Маркхэм, — Итак, для ловушки был употреблен не «Монгол». Еще вопрос. Какие карандаши вы нашли на письменном столе в кабинете доктора Блисса?

Вэнс вздохнул.

— Я опасался этого вопроса! Прямо боюсь вам ответить, вы так скоропалительны. Маркхэм сердито поглядел и направился к лестнице в кабинет Блисса.

— Ну, нечего вам подниматься по этой винтовой лестнице, — окликнул его Вэнс. — Я уж скажу вам. Это были «Кохинуры».

— А!

— Что же, этот факт окажет влияние на ваше поведение?

— Нет, — сказал Маркхэм после короткого колебания. — В конце концов, карандаш не убедительная улика, особенно если иметь в виду, что в кабинет мог зайти кто угодно.

— Такая широта воззрений у окружного следователя поистине поразительна, — сказал Вэнс, ухмыляясь.


ГЛАВА 11
Кофейный фильтр


Маркхзм уселся на место. Он был слишком расстроен, чтобы обижаться на добродушную иронию Вэнса. Убийство Кайля становилось все более и более сложным. Нам было ясно, что это преступление было только одним из элементов широко разветвленного замысла.

— Да, — начал Хис, покусывая сигару. — Карандаш не имеет большого значения. Дело это, мистер Вэнс, становится запутанным. Никто не стал бы оставлять столько улик против себя, если бы был виновен. А что вы думаете насчет опия в кофе, начальник?

— Я как раз об этом думал, — ответил Маркхэм. — Может быть полезно попытаться выяснить, кто опоил Блисса. Что вы на этот счет полагаете, Вэнс?

— Чудная идея. Весьма существенно узнать, кто положил снотворный порошок в кофе доктора, так как несомненно, что это тот же человек, который отправил Кайля в долгое странствование. В сущности, ключ ко всему замыслу в том, кто имел возможность подложить наркотик в чашку кофе?

Маркхэм поднялся.

— Сержант, вызовите лакея. Приведите его сюда так, чтобы публика из гостиной его не видала.

Хис двинулся вверх по винтовой лестнице, шагая сразу через три ступеньки и через минуту появился в двери кабинета, толкая перед собой Браша. Тот был видимо перепуган. Он был бледен и судорожно стискивал руки.

— Сядьте, успокойтесь, Браш, — сказал Вэнс, — я не могу осуждать вас за ваше волнение. Положение весьма сложное. Но только, ради Бога, перестаньте дрожать.

— Да, сэр. — Браш сел на кончик стула и охватил колени руками. — Хорошо, сэр. Но я так расстроен. Я служу уже пятнадцать лет и никогда еще…

— О, понимаю и сочувствую вам, — улыбаясь отозвался Венс. — Но бывают же такие чрезвычайные обстоятельства! Вы, Браш, можете помочь нам раскрыть истину в этом печальном деле.

— Надеюсь, сэр.

Лакей несколько успокоился.

— Расскажите нам об утренних порядках в вашем доме. Где семейство обычно пьет утренний кофе?

— В малой столовой внизу. Это комната, которую миссис Блисс сама украсила в египетском стиле. Обед и ужин подают в большой столовой наверху.

— А что же, семейство обычно пьет кофе вместе?

— Да, сэр. Я зову всех в восемь, и в половине девятого подается кофе.

— Кто же появляется в столь ранний час?

— Доктор и миссис Блисс, и мистер Сальветер, и мистер Хани.

— Как, Хани пьет кофе с ними вместе?

— О, нет, сэр. Я не знаю, собственно, каково положение мистера Хани. Доктор Блисс обращается с ним, как со слугой, а хозяйку он называет по имени. Ест он всегда в каморке около кухни. Он не хочет есть со мной и с Дингль.

— Ну, что же, — успокоительно сказал Вэнс. — Ведь Хани — старый служитель семьи миссис Блисс, и он — чиновник египетского правительства.

— О, и Дингль, и мне это совершенно подходит.

— А мистер Скарлетт пьет кофе у Блиссов?

— Часто, сэр.

— Сегодня утром он не приходил?

— Нет, сэр.

— Тогда, если Хани был все утро в своей комнате, а доктор Блисс в своем кабинете, миссис Блисс и мистер Сальветер должны были пить кофе вдвоем?

— Это верно, сэр. Миссис Блисс спустилась незадолго до половины девятого, а мистер Сальветер на несколько минут позже. Доктор еще в восемь сказал мне, что он занят в своем кабинете и чтобы его не ждали.

— А кто сообщил вам о болезни Хани?

— Мистер Сальветер, сэр. Его комната напротив комнаты мистера Хани, в третьем этаже.

— Итак, — сказал Вэнс, — в половине девятого миссис Блисс и мистер Сальветер были в малой столовой. Хани в своей спальне, в третьем этаже. Доктор Блисс в своем кабинете. Мистер Скарлетт был, вероятно, у себя дома. Где были вы и Дингль?

— Дингль была в кухне, а я ходил из кухни в столовую, подавая.

— И больше никого в доме не было?

— О, нет, сэр, — с удивлением сказал лакей. — Никого и не могло быть.

— Но если вы были внизу, — заметил Вэнс, — как вы могли знать, что никто не вошел через парадный ход?

— Он был заперт.

— Так. — Вэнс задумчиво покурил. Потом он откинулся на стуле и закрыл глаза.

— Кстати, Браш, как и где приготовляют утренний кофе?

— Кофе? — лакей, видимо, удивился, но быстро овладел собой. — Доктор заказывает кофе у какой-то египетской фирмы на Девятой Авеню. Он очень черный и сырой и подгорает, когда его жарят. Он похож на французский кофе, если вы только знаете вкус французского кофе.

— К несчастью, я знаю его. — Вэнс вздохнул. — Отвратительное варево! Немудрено, что французы заливают его горячим молоком. А вы сами пьете этот кофе, Браш?

— Нет, сэр. Миссис Блисс разрешила Дингль и мне приготовлять наш кофе по-своему.

— О, так кофе доктора Блисса не готовится обычным способом? Расскажите нам об этом. В мире существует столько теорий насчет правильного приготовления кофе. Люди готовы из-за этого на стену лезть. Не удивлюсь, если у нас когда-нибудь начнется гражданская война между кипятильниками и антикипятильниками. Как будто кофе вообще имеет значение. Вот чай — другое дело. Однако продолжайте.

— Видите, сэр, — объяснил Браш, — кофе готовится в особом кофейнике, вроде большого самовара.

— И где же стоит этот экзотический прибор?

— Он всегда стоит на конце стола в малой столовой. Под ним горит спиртовка, чтобы кофе не простыл после того, как он…

— Прокапает, хотите вы сказать?

— Прокапает, сэр. Кофейник из двух частей. В верхнюю кладут кусок фильтровальной бумаги, закрывавший дырочки в дне, и потом на него насыпают размолотый кофе. Потом наливают горячую воду и кофе капает на дно.

— Весьма интересно. Значит, если снять верхнюю часть этого кофейника, то получишь доступ к самой жидкости.

— Да, сэр. Но в этом нет никакой надобности.

— Я это знаю, Браш. Я только думал, не мог ли кто-нибудь начать орудовать с этим кофе, раньше, чем его слили?

— Орудовать с кофе? — Браш казался искренно удивленным.

— Это так, случайное замечание, — небрежно сказал Вэнс. — Вернемся к сегодняшнему кофе. Вы говорили, что на нем присутствовали только миссис Блисс и мистер Сальветер. Сколько времени вы были в малой столовой, пока они пили кофе?

— Очень мало, сэр. Я только принес кофе и ушел. Миссис Блисс всегда разливает его сама.

— А что же, Хани сегодня утром остался без кофе?

— Нет, сэр. Миссис Блисс сказала, чтобы я ему отнес чашку.

— Когда это было?

— Без четверти девять.

— И вы, конечно, отнесли ему кофе?

— Разумеется, сэр.

— А как же было с кофе доктора?

— Миссис Блисс предложила, чтобы я отнес ему кофе и хлеб в кабинет. Я сам бы не стал его беспокоить, пока он не позвал меня.

— Когда же это вам сказала миссис Блисс?

— Перед тем, как она и мистер Сальветер ушли из столовой.

— Около девяти?

— Да, сэр. Или на несколько минут раньше.

— А что же, миссис Блисс и Сальветер ушли из столовой вместе?

— Не знаю, сэр. Миссис Блисс окликнула меня, когда кончила пить, и сказала отнести кофе и хлеб доктору. Когда я вернулся в столовую, чтобы взять кофе, ни ее, ни мистера Сальветера уже не было.

— Что же, миссис Блисс приготовила кофе для доктора?

— Нет, сэр. Я процедил его сам.

— Когда?

— Хлеб еще не был готов, сэр. Но я процедил кофе минут через пять после того, как миссис Блисс и Сальветер ушли наверх.

— А в течение этих пяти минут вы были в кухне?

— Да, сэр.

Вэнс встал и раздавил свою папиросу.

— Столовая была, значит, пуста между тем временем, когда миссис Блисс и мистер Сальветер пошли наверх, и тем, когда вы пришли процеживать кофе?

— Да, около пяти минут, сэр.

— Сосредоточьте ваше внимание на этих пяти минутах, Браш. Не слышали ли вы за это время какого-нибудь шума в столовой?

Лакей постарался сосредоточиться.

— Я не обращал на это внимания, сэр, — сказал он. — Я говорил по телефону. По-моему, никто не мог быть в это время в столовой.

— Миссис Блисс и мистер Сальветер могли вернуться за чем-нибудь, — предположил Венс.

— Это возможно, сэр.

— Кроме того, и Хани мог спуститься.

— Но ему нездоровилось, сэр. Я отнес ему кофе.

— Вы уже мне это говорили. Что же, Хани был в постели, когда вы ему принесли этот отвратительный кофе?

— Он лежал на диване.

— Одетый?

— Да, на нем был тот полосатый халат, в котором он обычно ходит по дому…

— Не особенно прозрачное положение! — обратился Вэнс к Маркхэму. — Этот самовар с кофе был сегодня утром доступен всякому. И миссис Блисс, и Сальветер могли вернуться, и Хани мог спуститься, — всякий в доме мог подмешать что-нибудь в этот кофе.

— Как будто так, — недовольно отозвался Маркхэм. — Потом он обратился сам к лакею:

— Не заметили ли вы чего-нибудь необычного в том кофе, который вы процедили для доктора Блисса?

— Нет, сэр. — Браш старался не показать удивления.

— И окраска, и состав были обычными?

— Я не заметил ничего неладного, сэр, — его охватывала тревога. Нездоровая бледность распространилась по его лицу. — Может быть, он был слишком крепким, но доктор Блисс любит очень крепкий кофе.

Вэнс зевнул.

— Я бы хотел взглянуть на эту столовую и на этот загадочный кофейник. Пройдемте через кабинет доктора, чтобы не вызывать любопытства компании, находящейся в гостиной.

Браш молча повел нас. У него был ужасный вид. По временам мне казалось, что он не имеет никакого отношения к этим трагическим событиям. В другие минуты казалось, что его гложет какое-то подозрение или какая-то тайна.

Малая столовая оказалась длинной, но узкой комнатой. Окна, выходившие на улицу, были с непрозрачными стеклами и тяжелыми занавесками. Стол, очень узкий, был длиною в двенадцать футов. Он был выточен и раскрашен в стиле Нового Царства, напоминая мебель из гробницы Тутанхамона. На конце стола стоял «самовар для кофе». Он был из полированной меди, фута два высотой, на трех ножках. Под ним была спиртовка. Вэнс, к моему удивлению, мало обратил на него внимания. Он более интересовался расположением нижних комнат. Он просунул голову в буфетную, поглядел в коридор, наконец, сделал вывод, что в эту комнату весьма легко пройти и остаться незамеченным.

— Да, сэр, — согласился Браш.

— И вы говорите, что отнесли доктору его кофе минут через пять после того, как миссис Блисс и мистер Сальветер отправились наверх. Что вы делали после этого, Браш?

— Я пошел прибирать гостиную, сэр.

— Да, да. Вы, кажется, уже это говорили. И, помнится, вы сказали, что миссис Блисс вышла из дому вскоре после девяти. Видели вы ее?

— О, да, сэр. Она остановилась у гостиной и сказала, что идет за покупками, и чтобы я сообщил об этом доктору Блиссу, если он спросит про нее.

— Вы уверены, что она вышла?

Браш вытаращил глаза. Вопрос его явно удивил.

— Совершенно уверен, сэр! Я отворил ей парадную дверь. Она пошла в сторону Четвертой Авеню.

— А мистер Сальветер?

— Он спустился минут через двадцать и тоже вышел.

— Сказал он вам что-нибудь?

— Только «вернусь к завтраку».

Вэнс вздохнул и посмотрел на часы.

— Завтрак! Честное слово, я совершенно умираю с голоду. Почти три часа, и я ничего не ел, кроме булочек к утреннему чаю. Разве моя обязанность умирать с голоду потому, что совершено нелепое преступление.

— Я могу вам что-нибудь подать… — начал Браш.

— Отличная идея. Чай и бутерброд подкрепят нас. Но раньше вызовите нам Дингль.

Браш вышел и вернулся с полной благодушной женщиной лет пятидесяти.

— Вот Дингль, сэр. Я позволил себе сообщить ей о смерти мистера Кайля.

Дингль спокойно глядела на нас, упершись руками в свои широкие бока.

— Добрый день, Дингль. Браш сообщил вам, что в доме произошел серьезный несчастный случай.

— Случай, сэр? Может быть. Меня это не удивляет. Меня больше удивляет, что этого не случилось давно. Тут этот молодой Сальветер живет в доме, и молодой Скарлетт все бродит кругом, а доктор день и ночь возится со своими мумиями. Но, я, конечно, не думала, что случится что-нибудь с мистером Кайлем — он был всегда такой милый и щедрый господин.

— А как же вы думали, Дингль, с кем могло что-нибудь случиться?

— Я не знаю, это не мое дело, но если бы у меня была красивая молодая племянница, которая хотела бы выйти замуж за человека лет пятидесяти, я бы сказала ей…

— Я уверен, что вы дали бы ей отличный совет, Дингль, — прервал ее Вэнс. — Но мы хотели знать ваше мнение насчет семьи Блиссов.

— Вы его слышали. — Челюсти женщины сомкнулись, щелкнули, и было ясно, что ни угрозами, ни лестью больше из нее ничего не выманишь.

— Ну, что же, великолепно. — Вэнс как бы игнорировал ее отказ. — Но вот о чем вы могли бы нам еще рассказать. Не слышали ли вы, чтобы кто-нибудь заходил в эту комнату, когда миссис Блисс и мистер Сальветер пошли наверх сегодня утром, т. е. пока вы поджаривали хлеб для доктора?

— Ах, вот оно что, — Дингль прищурилась и несколько мгновений молчала. — Может быть, да, может быть нет; я не обращала особенного внимания, — сказала она, наконец. — А кто же мог тут быть?

— У меня ни малейшего представления, — поощрительно улыбаясь, сказал Вэнс.

— Ну, раз уж вы меня спрашиваете, — сказала кухарка с недоброжелательством, непонятным для меня в то время, — скажу вам, что мне показалось, будто я слышала, как кто-то наливает чашку кофе.

— А что вы подумали?

— Я думала, что это Браш. Но в ту же минуту он вышел из передней и спросил меня, как поживает поджаренный хлеб. Поэтому я знаю, что это не он.

— На кого же вы тогда подумали?

— Я совсем не думала.

Вэнс кивнул и обернулся к Брашу:

— Дайте нам теперь чаю и хлеба.

— И принесите еще какой-нибудь маленький сосуд, — крикнул вслед лакею Маркхэм. — Я хочу слить в него остатки кофе из этого кофейника.

— Там кофе больше нет, сэр, — перебила его Дингль. — Я вычистила его и отполировала еще в 10 часов утра.

— Благодарение небу! — вздохнул Вэнс. — Знаете, Маркхэм, если бы у вас еще остался кофе для анализа, вы бы оказались еще дальше от истины, чем теперь.


ГЛАВА 12
Жестянка с опием


Через несколько минут Браш подал нам чай.

— А что же миссис Блисс и мистер Сальветер? — спросил Вэнс. — Они тоже не завтракали?

— Я отнес им недавно чай. Они не хотели ничего другого.

— А доктор Блисс?

— Он не звонил, сэр. Но он часто обходится без завтрака.

Через десять минут Вэнс вызвал Браша из кухни и сказал ему привести Хани.

— Мне нужно еще выяснить два-три пункта, — объяснил Вэнс Маркхэму, когда лакей вышел. — Хани может нам в этом отношении помочь. Убийство Кайля еще наименее дьявольская часть этого плана. Я очень рассчитываю на то, что мы многое узнаем от Сальветера и миссис Блисс. Поэтому, я хочу заранее собрать как можно больше боевых припасов.

— Как-никак, — вставил Хис, — молодца уложили, и, если мне удастся поймать типа, который это сделал, я не буду проводить бессонные ночи, разбираясь о всяких планах!

— У вас слишком упрощенное мышление, сержант, — найти убийцу просто. Но нам от этого будет мало проку. Вам пришлось бы извиняться перед ним через сорок восемь часов. Если бы вы сейчас арестовали убийцу, вы бы попали в газеты и в весьма неблагоприятном освещении. Я же вас оберегаю от последствий вашей стремительности!

Маркхэм взглянул на Вэнса.

— Я, кажется, начинаю с вами соглашаться, — сказал он. — Элементы этого дела чрезвычайно запутаны.

В это время в дверях появился Хани. На его неподвижном лице не проявилось никакого изумления, когда он увидел, что мы расположились в малой столовой.

— Идите сюда, садитесь, Хани.

Египтянин сделал шаг по направлению к нам, но не сел.

— Я предпочитаю стоять, — сказал он.

— Что же, в трудные минуты иногда стоять приятнее, — заметил Вэнс.

Хани в ответ только слегка наклонил голову.

— Мистер Скарлетт рассказал нам, — начал Вэнс, — что мистер Кайль оставил по завещанию большую сумму миссис Блисс. Он при этом ссылался на вас…

— Что же необычного в том, — отозвался Хани, — что мистер Кайль заботился о своей крестнице?

— Он сам вам говорил об этом?

— Да, он доверял мне, так как знал, что я люблю Мерит-Амен как отец.

— Кто, кроме вас, Хани, знал об этом завещании?

— Я думаю, что все знали. Он говорил мне об этом в присутствии доктора Блисса и, конечно, я рассказал об этом Мерит-Амен.

— А мистер Сальветер об этом знал?

— Я сам ему об этом сказал, — в голосе Хани прозвучала какая-то странная нота.

— И вы же рассказали мистеру Скарлетту. Я бы не сказал, что вы идеальное хранилище для секретов.

— Я не считал этого дела секретным, — возразил Хани.

— Ясно. — Вэнс встал и прошел к кофейнику.

— Не знаете ли вы, известно ли было мистеру Сальветеру, что ему также достается большая сумма по завещанию его дяди?

— Я не могу сказать этого с уверенностью.

— Вы любите мистера Сальветера, не так ли, Хани?

— Я имею основания полагать, что он превосходный молодой человек.

— О, конечно, — Вэнс слабо улыбнулся и закрыл кофейник. — И он по возрасту гораздо больше подходит миссис Блисс, чем ее муж.

Ресницы Хани дрогнули. Потом он медленно скрестил руки и стоял спокойный и молчаливый, как сфинкс.

— Миссис Блисс и мистер Сальветер будут оба богаты теперь, когда мистер Кайль умер. А что же станет с раскопками доктора Блисса?

— Они, наверное, кончены, — в голосе Хани звучало торжество. — Зачем должны опустошаться священные усыпальницы наших фараонов?

— Не могу вам этого объяснить, — благодушно ответил Вэнс. — Результаты раскопок не особенно ценны. Единственное искусство древности — китайское; все современные понятия о красоте отрешаются от Греции. Но сейчас едва ли время обсуждать вопросы искусства. А скажите, не считаете ли возможным, что миссис Блисс будет продолжать финансировать работы своего супруга.

Мрачное выражение появилось на лице Хани.

— Это возможно. Мерит-Амен — верная жена, и никто не может сказать заранее, как поступит женщина.

— Это часто говорят плохие знатоки женской психологии. Ну, а если миссис Блисс не захочет продолжать работы, разве не могут убедить мистера Сальветера, с его страстным энтузиазмом к египтологии, чтобы он финансировал работы доктора?

— Нет, если это оскорбляет чувства Мерит-Амен… — начал Хани и вдруг остановился.

Вэнс сделал вид, что не обращает на это внимания.

— Вы, я думаю, — сказал он, — стали бы влиять на миссис Блисс против ее участия в финансировании раскопок ее мужа?

— О, нет, сэр, — Хани покачал головой. — Я не осмелюсь ей советовать. Она сама знает, что ей следует делать, и ее верность доктору Блиссу вероятно определит ее решение.

— Так, а скажите мне, Хани, кто, по-вашему, больше всего выиграл от смерти мистера Кайля? — «Ка» Интефа [1].

Вэнс закатил глаза и раздраженно улыбнулся.

— Да, конечно, но большой нам от этого прок! — пробормотал он.

— Для этой цели, — продолжал Хани, — дух Сахмет вернулся в музей сегодня утром и сразил осквернителя.

— А также, — вставил Вэнс, — вложил финансовый отчет в руку осквернителя, оставил скарабей мистера Блисса около тела и сделал кровавые следы на полу? Не очень это благовидно со стороны вашей мстительной дамы! Зачем ей наводить подозрение на другого, — он поглядел на египтянина, прищурив глаза, потом вдруг заговорил громко и сурово: — Вы кого-то стараетесь укрывать! Хани, кто это?

— Я сказал вам, все, что знаю, господин, — он говорил едва слышным голосом, — и я думаю, что Сахмет…

— Вздор, — прервал его Вэнс и, пожимая плечами, добавил по-арабски известную пословицу: «Единственный ответ дураку молчание». Хани слегка усмехнулся.

Вэнс прошел к столу и постучал по кофейнику.

— Мифологию по боку, — сказал он. — Я слышал, что миссис Блисс послала вам Браша с чашкой кофе. Кстати, чем вы, собственно, были больны?

— С тех пор, как я сюда приехал, — ответил Хани, — я страдаю несварением желудка. Когда я проснулся сегодня утром…

— Очень печально, — сочувственно пробормотал Вэнс. — И вы решили, что вам одной чашки кофе будет достаточно?

— Да, господин, я не был голоден.

— Вот как! А у меня было впечатление, что вы спустились вниз и налили себе еще вторую чашку из этого кофейника.

Снова Хани насторожился и ответил не сразу.

— Вторую чашку? — сказал он. — Здесь, в этой комнате? Ничего не знаю об этом.

— Это не имеет особого значения, — ответил Вэнс. — Кто-то сегодня утром оставался наедине с кофейником. И кто бы это ни был, этот человек причастен к умыслу против мистера Кайля.

— Кто же это мог быть, господин? — Хани казался серьезно встревоженным.

Вэнс не стал сразу отвечать. Он наклонился над столом.

— Дингль говорила, что ей показалось, будто кто-то здесь возился после того, как миссис Блисс и мистер Сальветер пошли наверх после кофе. Я и решил, что это могли быть вы. Но, конечно, возможно что за второй чашкой кофе вернулась миссис Блисс или мистер Сальветер.

— Это я был тут! — сказал Хани медленно, подчеркивая слова. Я спустился вниз почти сейчас же после того, как Мерит-Амен вернулась в свою комнату. Я налил себе еще чашку и сейчас же пошел наверх. Это меня слышала Дингль. Я лгал вам минуту тому назад, потому что сказал вам раньше, в музее, будто я все утро оставался в моей комнате. Я совсем забыл о моем выходе в малую столовую, так как не придавал ему никакого значения.

— Ну, ну, это объясняет все, — сказал Вэнс, улыбаясь. — Теперь, не сообщите ли вы нам, у кого в этом доме имеется опий в порошке?

Я наблюдал за Хани и ожидал, что он проявит признаки страха. Но на его спокойных чертах появилось только выражение глубокого недоумения. Прошло целых полминуты, пока он ответил:

— Наконец, я понимаю, зачем вы меня спрашивали насчет кофе. Но вас обманывают ловким образом.

— Скажите, пожалуйста!

— Мистера Блисса не усыпили сегодня утром, — продолжал египтянин; в голосе его прорывалась ненависть.

— Вот как? А кто же вам сказал что его усыпили, Хани?

— Ваш интерес к кофе, ваш вопрос насчет опия…

— Ну и что же?

— Мне больше нечего сказать.

— Опий был найден на дне чашки, из которой доктор пил кофе, — сообщил ему Вэнс.

— Вы уверены, господин? Я этого не могу понять.

— А почему вы должны были бы это понимать? — Вэнс сделал шаг вперед. — Хани, — спросил он, — что вы знаете об этом преступлении? Вы, по крайней мере, знаете, у кого есть опий в порошке.

— Да, это я знаю. Опий в порошке имелся в походной аптечке, которую мы брали в Египет. Она в заведовании доктора Блисса. В передней наверху есть большой шкаф. Там все лекарства.

— А дверь его заперта?

— Нет, я не думаю.

— Будьте добры, пройдите наверх и посмотрите, там ли опий.

Хани поклонился и вышел, не говоря ни слова.

— Слушайте, Вэнс, — сказал Маркхэм, вставая. — Какой нам прок от того, остался ли еще опий в шкафу? Кроме того, я не доверяю Хани.

— Хани открыл нам много полезного, — заметил Вэнс. — Дайте мне еще с ним побеседовать по-моему. У него есть весьма интересные мысли. Что касается опия, то я чувствую, что жестянка с этим порошком наверное исчезла из шкафа с лекарством.

— Но почему же, — перебил Маркхэм, — тот человек, который достал опий, стал бы вынимать из шкафа всю жестянку? Не стал же бы он оставлять ее потом на своем столике, чтобы след привел прямо к нему.

— Нет, — серьезно ответил Вэнс. — Но он мог стараться набросить подозрения на другого. Во всяком случае, я буду весьма разочарован, если Хани найдет жестянку в шкафу.

— Кажется мне, сэр, — сердито вставил Хис, — что кто-нибудь из нас должен был бы пойти за опием.

— У меня была особая мысль, когда я посылал Хани наверх, — ответил Вэнс.

В передней раздались шаги, в комнату вошел Хани с видом мученика, решившегося на жертву. В руке он держал жестянку с белым ярлычком Он торжественно поставил ее на стол перед Вэнсом.

— Я нашел опий, господин.

— Где?

— Он был не в шкафу, — сказал Хани. — Место на полке, где он обычно стоит, было пусто. Но я вспомнил…

— Как подходяще. Вы вспомнили, что взяли опий некоторое время тому назад, не так ли? Не могли спать и так далее?

— Господин понимает многое, — бесцветным голосом ответил Хани. — Несколько недель назад и долго не мог заснуть, пошел к шкафу, взял опий к себе в комнату. Я положил коробочку в ящик своего комода.

— И позабыли вернуть ее? — заключил Вэнс. — Надеюсь, что вы излечились от бессонницы. Вы поразительный лжец, Хани! Но я вас не особенно порицаю.

— Я сказал правду.

— Если это не правда, — сказал Вэнс, во всяком случае это очень хорошо выдумано.

— Благодарю вас, господин.

Вэнс вздохнул.

— Вы недолго искали опий, — сказал он. — Вы наверное нашли его в первом месте, куда вы заглянули. У вас была определенная мысль о том, где вы его найдете.

— Я уже сказал вам…

— Бросьте! Не упрямьтесь! Это, наконец, надоело. — Вэнс угрожающе встал и двинулся к египтянину. Глаза его горели холодным блеском. — Где вы нашли эту жестянку с опием?

Хани отступил назад.

— Где вы нашли этот опий? — повторил Вэнс.

— Я уже объяснил, господин.

— Да, вы объяснили, но вы же сказали неправду. Опий был не в вашей комнате. Хотя у вас была причина, чтобы заставить меня это подумать. Причина? Какая? Я угадаю вашу причину! Вы солгали потому, что нашли опий…

— Господин, не продолжайте, вы заблуждаетесь!

— Вы, во всяком случае, меня не введете в заблуждение, Хани. Невероятный вы осел! Разве вы не понимаете, что я знал, где вы найдете этот опий? Думаете вы, что я послал бы вас искать его, если бы не был в этом уверен? И вы уже сказали мне это — своими египетскими окольными путями вы мне это объяснили весьма ясно. — Вэнс тут улыбнулся. По-настоящему, я послал вас искать снотворный порошок, чтобы узнать, насколько вы причастны к этому заговору.

— И что же вы увидели, господин? — в вопросе египтянина звучали и страх, и готовность принять удар.

— Да, да, — сказал Вэнс. — Вы совсем не тонки, Хани. Вы напоминаете мне страуса, про которого ошибочно рассказывают, что он зарывает голову в песок в минуту опасности. Вы спрятали свою голову в банку с опием.

— Господин Вэнс слишком ученый для моего скромного понимания.

— Вы мне надоели, Хани. Уходите, пожалуйста. Совсем уходите!

В эту минуту в передней раздался шум. В конце коридора звучали гневные голоса. В дверях показался Сниткин, крепко держа за руку доктора Блисса. Доктор, в пальто и шляпе, бурно протестовал. Он был бледен, и в глазах его было затравленное и испуганное выражение.

— Что это значит? — говорил он. — Я хочу выйти подышать свежим воздухом, и этот грубиян тащит меня наверх.

— Сержант Хис мне сказал из дому никого не выпускать. А этот тип хотел улизнуть. Что с ним делать? — спросил Сниткин.

— Я не вижу, почему бы доктору не пойти подышать свежим воздухом, — обратился Вэнс к Маркхэму. — Мы будем говорить с ним попозже.

— Согласен, — сказал Хис. — В этом доме сейчас слишком много народа.

Маркхэм обратился к доктору:

— Пожалуйста, сэр, возвращайтесь примерно через полчаса. Мы хотим вас кое о чем спросить.

— Я вернусь раньше, я хочу только немного пройти в парк. Мне душно, у меня тяжелая голова, у меня звенит в ушах.

— Я также думаю, — вставил Вэнс, — что вам необыкновенно хотелось пить.

— Да. Я выпил, по крайней мере, целый графин воды с тех пор как пришел к себе в комнату. — Надеюсь, что это не малярия опять.

— Я тоже надеюсь, сэр.

— Есть что-нибудь новое? — спросил Блисс с порога.

— О, много, — сказал Вэнс. — Но мы поговорим об этом позже.

Блисс нахмурился и хотел задать еще вопрос, но передумал и, поклонившись, удалился. Сниткин с недовольные видом последовал за ним.


ГЛАВА 13
Попытка побега


После ухода Блисса первым нарушил молчание Хани.

— Вы хотите, чтобы я ушел, господин? — спросил он Вэнса.

— Да, да, — ответил рассеянно Вэнс. — Идите Хани, примите успокоительный порошок и поразмышляйте. Займитесь, так сказать, душевной гимнастикой — «священными упражнениями», как говорит Шекспир, кажется, в Ричарде III.

— Да, господин. Он это говорит в действии третьем.

— Удивительно! — воскликнул Вэнс, внимательно глядя на египтянина. — Я и не подозревал, что феллахи знают английских классиков.

— Я много читал вслух Мерит-Амен, когда она была девочкой.

— А вот как? Ну, так мы пошлем за вами, когда вы нам понадобитесь. А пока подождите в своей комнате.

Хани кивнул и направился к двери.

— Не увлекайтесь внешними обстоятельствами, господин, — сказал он, останавливаясь у двери. Я не вполне понимаю то, что случилось в этом доме, но не забывайте…

— Очень вам благодарен. Я, во всяком случае, не забуду, что ваше имя Анупу, — отозвался Вэнс.

Хани вышел с сердитым видом. Маркхэм все больше приходил в нетерпение.

— Все дело запутывается, — говорил он. — Любой человек в доме мог положить опий в кофе. Кстати, где же, думаете вы, Хани нашел жестянку с опием?

— Где? Ну, конечно, в комнате Сальветера. Это, мне кажется, очевидно!

— Будь я проклят, если знаю, почему это очевидно! Почему же Сальветер ее там оставил?

— Но он ее там не оставил, старина! Боже мой, разве вы не видите, что у кого-то в этом доме есть изобретательность? Он все время ужасно запутывает положение. Заговор составлен слишком хитро, и какой-то добрый гений старается упростить для нас дело.

— Ну, знаете, он превращает его в чертовскую кашу, — проворчал Хис.

— Да, да, именно в чертовскую кашу, сержант, — согласился Вэнс.

— А что же, Вэнс, вы думаете, что Хани был в этой комнате после того, как миссис Блисс и Сальветер пошли наверх?

— Это возможно. Более правдоподобно, чтобы это был Хани, чем миссис Блисс или Сальветер.

— Если наружная дверь была открыта, — предположил Маркхэм, — это мог сделать кто угодно с улицы.

— Все ваш воображаемый грабитель! — сухо сказал Вэнс. — Он зашел сюда, чтобы немножко выпить кофе перед тем, как совершить убийство в музее? — с этими словами он направился к двери.

— Теперь давайте проберем обитателей гостиной. Нам нужны еще данные, о, много данных.

Он пошел впереди. Подходя к двери гостиной по передней, покрытой толстым ковром, мы услышали громкий гневный голос. Говорила миссис Блисс. Я уловил последние слова ее фразы.

— …должны были подождать!

Потом Сальветер отвечал ей хриплым, напряженным голосом:

— Мерит, вы сошли с ума!

Вэнс откашлялся, и настало молчание. Перед тем, как мы вошли в комнату, Хеннесси сделал Хису таинственный знак с другого конца передней. Сержант прошел к нему мимо двери в гостиную, и все остальные, ожидая сенсации, последовали за ним.

— Вы помните этого типа Скарлетта, которого вы мне велели выпустить? — шепотом сообщил Хеннесси. — Ну, так вот. Когда он собрался выйти, он вдруг повернул и побежал наверх. Я хотел догнать его, но раз вы его отпустили, я решил, что это не мое дело. Через несколько минут он спустился вниз и вышел, не говоря ни слова. Тогда я подумал, что, пожалуй, лучше было пойти за ним наверх…

— Вы поступили вполне корректно, Хеннесси, — сказал Вэнс. — Почему ему было не пойти наверх? Наверное, он хотел переговорить с доктором Блиссом.

Хеннесси поглядел на Хиса, но тот только презрительно проворчал что-то.

— Кстати, Хеннесси, — продолжал Вэнс, — когда египтянин в первый раз поднялся наверх, пошел ли он прямо до верхнего этажа или он задержался в гостиной?

— Он зашел туда и поговорил с миссис Блисс.

— Слышали ли вы, что он говорил?

— Они что-то лопотали на иностранном языке.

— Вот зачем я послал Хани наверх, — сказал Вэнс вполголоса Маркхэму. — Я думал, что он воспользуется этим случаем для общения с миссис Блисс. А как долго он был в гостиной? — обратился он снова к Хеннесси.

— Минуту или две, не больше. Не следовало его туда пускать?

— Нет, почему же! А что произошло потом?

— Тип вышел из комнаты, вид у него был смущенный. Он пошел наверх. Скоро он спустился вниз, держа жестянку в руке. — «Что это вы там достали, Абдаллах?» — спросил я его. — «Мистер Вэнс меня за этим послал. У вас есть возражения?» — ответил он. — «Нет, пока вы смирно держитесь. Но вид ваш мне не нравится», — ответил я. Он мне гордо поклонился и пошел вниз.

— Отлично, Хеннесси, — кивнул ему Вэнс и, взяв Маркхэма под руку, направился к гостиной. — Теперь мы допросим миссис Блисс.

Когда мы вошли в гостиную, египтянка встала, чтобы нас встретить. Она перед тем сидела у окна, а Сальветер стоял, прислонившись к двери в столовую. Они, очевидно, заняли эти места, когда услышали наши голоса, так как перед тем они говорили вблизи.

— Мы сожалеем, что должны вас беспокоить, миссис Блисс, — начал Вэнс. — Но теперь нам необходимо вас расспросить.

Она ждала расспросов, не меняя выражения, но я определенно почувствовал, что она недовольна нашим появлением.

— А вы, мистер Сальветер, — продолжал Вэнс, — пожалуйста, пройдите в вашу комнату. С вами мы будем говорить позже.

— Не могу ли я присутствовать… — начал протестующе Сальветер.

— Нет, не можете, — отрезал Вэнс с необычной строгостью. — Хеннесси, проведите этого господина в его комнату и смотрите, чтобы он ни с кем не общался, пока мы не пошлем за ним.

Сальветер, бросив прощальный взгляд на миссис Блисс, вышел из комнаты в сопровождении детектива.

— Садитесь, сударыня, — сказал Вэнс, и, когда она села, он взял стул и сел против нее. — Мы должны задать вам несколько интимных вопросов, и, если действительно хотите, чтобы убийца мистера Кайля попал в руки правосудия, вы не должны обижаться на эти вопросы, а ответить на них откровенно.

— Убийца м-ра Кайля был презренным недостойным существом, — ответила она жестким голосом. — И я с радостью сделаю все возможное, чтобы вам помочь.

Вэнс слегка приподнял брови?

— Так вы считаете, что мы поступили правильно, освободив вашего супруга?

Смысл слов Вэнса был мне неясен, а ответ миссис Блисс еще более меня озадачил. Она медленно подняла голову и оглядела нас всех. Наконец, она сказала:

— Доктор Блисс очень терпеливый человек. Многие причиняли ему вред. Я даже не уверена, что Хани был вполне лоялен к нему. Но муж мой не глуп. Он иногда даже слишком умен. Я не считаю его неспособным на убийство — я никого не считаю неспособным на это, так как убийство может быть высшим проявлением мужества. Но если бы мой муж убил м-ра Кайля, он не поступил бы так нелепо, не оставил бы столько улик против себя. И если бы он замышлял убийство, то вряд ли его жертвой стал бы м-р Кайль. Были другие, которых он имел больше оснований устранить со своего пути.

— Например, Хани?

— Может быть.

— Или мистер Сальветер?

— Кто угодно, кроме мистера Кайля.

Вэнс продолжал:

— Убийство могло быть вызвано гневом, если мистер Кайль отказался финансировать раскопки…

— Вы не знаете моего мужа. Он самый уравновешенный человек, которого я видела. Страсть ему совершенно чужда. Он не делает ничего без зрелого обдумывания.

— Ум ученого, — пробормотал Вэнс. — У меня такое же было впечатление. Разрешите курить?

— Позвольте и мне.

Вэнс вскочил на ноги и протянул свой портсигар.

— А! Режи! Вам повезло, мистер Вэнс. Когда я заказала их в Турции, мне ответили, что их больше не осталось.

— Мне вдвойне повезло, что я могу вам предложить их. — Вэнс зажег ей папиросу и снова сел. — Так как же вы думаете, миссис Блисс, кто извлек наибольшую выгоду из смерти мистера Кайля?

— Не могла бы этого сказать.

— Однако несомненно, — продолжал Вэнс, — что кому-то была выгода от смерти, иначе он не был бы убит.

— Выяснить это — дело полиции. Я не могу быть вам полезной в этом отношении.

— Может быть, полиция это уже выяснила, и я ищу у вас только подтверждения. Например, полиция могла бы указать, что внезапная кончина мистера Кайля снимет гору с плеч Хани, положив конец так называемому осквернение гробниц его предков. Полиция также тогда могла бы указать, что смерть мистера Кайля обогащает и вас, и мистера Сальветера.

Мерит-Амен только взглянула на него с холодной улыбкой и сказала спокойным тоном:

— Да. Кажется, по его завещанию мистер Сальветер и я — главные наследники.

— Мистер Скарлетт сообщил мне это, — ответил Вэнс. — Кстати, воспользовались ли бы вы вашим наследством, чтобы продолжать работу доктора Блисса в Египте?

— Разумеется, — ответила она. — Если бы он просил меня помочь ему, деньги были бы в его распоряжении, особенно теперь.

Лицо Вэнса стало холодным и суровым. Он опустил глаза. В это время заговорил Маркхэм.

— Миссис Блисс, кто бы имел основание постараться взвалить это преступление на вашего мужа?

— Право, не знаю, — ответила египтянка. — Разве кто-нибудь старался это сделать?

— Вы сами предположили, сударыня, что кто-то нарочно подбросил скарабея около тела мистера Кайля.

— Так что же? Мне прежде всего захотелось защитить своего мужа.

— От кого?

— От вас и полиции. — Миссис Блисс бросила беглый взгляд на дверь.

— Там, в передней только детективы. Мистер Сальветер в своей комнате. Он не может вас слышать, — заметил Вэнс.

Она вдруг закрыла лицо руками, и дрожь пробежала по ее телу.

— Вы терзаете меня, — простонала она.

— А вы наблюдаете за мною сквозь пальцы, — ответил Вэнс с кроткой усмешкой.

Она вскочила с места и свирепо поглядела на него.

— Пожалуйста, не говорите: «как вы смеете», — шутливо заговорил Вэнс. — Фраза эта такая избитая, и лучше садитесь. Хани сообщил вам, что доктору Блиссу, по-видимому, сегодня утром подсыпали опий в кофе. Что он вам еще сказал?

— Это было все.

— Знали вы что опий лежит в шкафу наверху?

— Я этого не знала, но это меня не удивляет.

— Знал ли об этом мистер Сальветер?

— О, разумеется, если он действительно там был. Мистер Сальветер и мистер Скарлетт заведовали лекарствами.

— Хотя Хани этого не хотел признать, — сказал Вэнс, — я уверен, что жестянка с опием была найдена в комнате мистера Сальветера. С другой стороны, могло случиться, что Хани нашел ее в вашей комнате.

— Не может быть! Она не могла быть в моей комнате! — воскликнула она, но, встретив упорный взгляд Вэнса, притихла. — Я хочу сказать — не знаю, как бы она могла туда попасть.

— Я, вероятно, ошибаюсь, — пробормотал Вэнс. — Но скажите мне, миссис Блисс, не спускались ли вы сегодня утром в столовую, чтобы выпить еще чашку кофе, поле того, как вы и мистер Сальветер пошли наверх?

— Я, я? — она глубоко втянула в себя воздух. — Да, Разве это преступление?

— Встретили вы там Хани?

— Нет, он был в своей комнате. Я послала ему туда кофе.

— Много мы выяснили! — недовольно проворчал Хис.

— Вы правы, сержант, — с улыбкой сказал Вэнс. — Изумительно много! Миссис Блисс оказывает нам величайшее содействие. Вы, конечно, знаете, кто убил мистера Кайля? — спросил он вдруг в упор египтянку.

— Да, я знаю, — слова эти были сказаны с порывом ненависти.

— И вы знаете, зачем его убили?

— Я знаю и это.

На лице ее произошла внезапная перемена. Оно выражало странное соединение страха и злобы. Хис испустил нечленораздельный звук.

— Вы скажете нам, кто это, — буркнул он, потрясая сигарой ей прямо в лицо. — Или я арестую вас, как сообщницу.

— Тише, тише, сержант. — Вэнс встал и положил ему руку на плечо. — Зачем так торопиться. Для вас не будет никакой пользы, если вы засадите миссис Блисс, и, кроме того, она может совершенно заблуждаться в своем понимании этого дела.

— Есть у вас определенные причины для вашего мнения, миссис Блисс? — спросил Маркхэм. — Есть ли у вас определенные улики против убийцы?

— Не улики для суда, — ответила она спокойно. Но, но… — голос ее сорвался, и голова опустилась.

— Вы вышли из дому около девяти утра, мне кажется?

— Да. Скоро после кофе.

— Пошли за покупками?

— Я взяла такси до Четвертой Авеню, к Альтману. Не найдя там то, что мне надо, я прошла в метро, проехала к Уанрамэкеру и потом вернулась к Лорду и Тэйлору. Потом, в конце концов, я зашла в маленький магазин на Мадисон Авеню и заказала там шляпу.

— Замечательно, — сказал Вэнс, кивая Маркхэму. — Так вы ничего не купили? Тогда это будет все, миссис Блисс. Можете идти к себе в комнату и оставаться там.

Египтянка прижала к глазам маленький платок и вышла из комнаты, не говоря ни слова. Вэнс прошел к окну и стал смотреть на улицу. Он был, видимо, сильно взволнован происшедшим разговором. Несколько минут он молчал, потом повернулся к нам и сказал, как бы рассуждая сам с собой:

— Слишком много перекрещивается течений в этом доме. Слишком много мотивов, слишком много целей, слишком много личных переживаний. Почти против всякого можно обосновать правдоподобные обвинения.

— Но кому же могла быть польза от того, чтобы в это преступление запутать Блисса? — спросил Маркхэм.

— О, Боже, почти для всякого. Хани не любит своего хозяина и терзается по поводу всякой лопаты песка, извлекаемой из гробницы Интефа. Сальветер влюблен в миссис Блисс и ее муж составляет для него естественное препятствие. Что касается самой дамы — я не хочу ее обидеть, но склонен полагать, что она отвечает взаимностью молодому человеку. Если так, устранение Блисса едва бы ее довело до самоубийства.

— У меня также было впечатление, что Скарлетт не вполне равнодушен к ее чарам, — заметил Маркхэм.

— Конечно, это же бросается в глаза! Миссис Блисс несомненно чарующая особа. Если бы я только мог найти разгадку, которую я ищу. Знаете, Маркхэм, мне кажется, что должно случиться еще что-то. План пока запутался. Убийца завел нас в лабиринт, но ключ еще не в наших руках. Когда мы найдем его, я буду знать, какую дверь он отворит, и это будет не та дверь, для которой его предназначает убийца. Затруднение в том, что у нас слишком много улик, и ни одна из них не подлинная. Вот почему мы не можем произвести ареста. Мы должны ждать, чтобы план развернулся.

— Он разворачивается даже слишком быстро для меня, — ответил Хис. — В конце концов, разве на статуе были не отпечатки Блисса, разве не его булавку нашли около тела, и разве он не имел полной возможности прикончить Кайля?

— Сержант, — возразил Вэнс. — Разве человек, обладающей умом и научной подготовкой, мог бы совершить убийство и не только забыть об отпечатках пальцев, но даже уронить свою булавку от галстука на месте преступления и оставить кровавые следы, ведущие к его комнате?

— Не забудьте про опий, — сержант, — сказал Маркхэм. — Довольно-таки ясно, что доктора опоили.

В эту минуту Хиса вызвали к телефону. Через три-четыре минуты он вернулся, широко улыбаясь.

— Ну, — сказал он, засовывая пальцы в жилетные карманы. — Ваш добрый друг Блисс только что пытался сбежать. Мой человек, Гильфойль, следил за ним. И он вовсе не пошел в парк. мистер Вэнс. Он отправился на Четвертое Авеню и зашел в Сельскохозяйственный банк. Это уже было после положенного времени, но он знал управляющего и легко получил деньги.

— Деньги?

— Да. Он взял все, что имел, — бумажками по 20, 50 и 100 долларов и потом сел в такси. Гильфойль погнался за ним на другом такси. Блисс поехал прямо на главный вокзал и поспешил к билетной кассе. «Когда следующий поезд в Монреаль?» — спросил он. «В четыре сорок пять». «Дайте мне прямой билет». Было четыре часа, и доктор прошел к выходу и стоял там. Гильфойль подошел к нему и сказал: «Собрались в Канаду?» Тот принял гордый вид и не захотел отвечать. «Во всяком случае, — сказал Гильфойль, — не думаю, чтобы вы сегодня уехали». Он взял доктора под руку и повел его в телефонную будку. Гильфойль теперь на пути сюда с вашим невинным другом. Что вы на это скажете?

Вэнс мрачно на него посмотрел.

— И это считается новым признаком виновности доктора? — он безнадежно покачал головой. — Возможно ли, что вы такую детскую попытку побега считаете подозрительной? Скажите, сержант, не может ли это скорее подойти под рубрику перепуга непрактичного ученого.

— Конечно, может, — со смехом сказал Хис. — Но все мошенники и убийцы могут струсить и попытаться бежать. Это не доказывает, что они чисты, как лилии.

— Все же, сержант, — убийца, который оставил бы повсюду улики против себя, а потом еще сделал бы такую глупую попытку бежать, не мог бы считаться умным. А я вас уверяю, что доктор не дурак и не сумасшедший.

— Все это слова, мистер Вэнс. — Этот тип наделал кучу ошибок и, видя, что пойман, пробовал улизнуть.

— О, силы небесные, елки зеленые! — сказал Вэнс, со вздохом опускаясь в кресло.


ГЛАВА 14
Письмо иероглифами


Маркхэм раздраженно ходил по комнате.

— В том, что сержант говорит, есть доля истины, — сказал он. — Почему бы Блисс стал…

— Слишком много теорий, Маркхэм. Слишком много теорий, слишком много догадок, слишком много ненужных вопросов. Найдется ключ и объяснит все. Наша задача найти этот ключ.

— Что же! — саркастически заметил Хис. — Начинайте истыкивать мебель булавками и переворачивать ковры.

— Перейдем к делу, — сказал Маркхэм. — У вас, Вэнс, есть какая-то определенная идея. Что вы предполагаете? Допросить Сальветера?

— Именно так, — Вэнс кивнул с серьезным видом. — Этот тип подходит к картине. Его присутствие сейчас было бы вполне кстати.

Маркхэм сделал знак Хису. Тот встал и гаркнул:

— Хеннесси! Приведи ко мне вниз этого типа. У нас есть дело к нему.

Через несколько мгновений в комнату ввели Сальветера. Глаза его сверкали. Он стал прямо перед Вэнсом, засунув руки в карманы.

— Ну вот и я. Наручники у вас готовы?

— У вас избыток энергии, мистер Сальветер, — протянул Вэнс зевая. — Мы все устали от этого удручающего дела и не можем перенести таких боевых выходок. Что касается наручников, сержант Хис их отлично отполировал. Хотите вы их примерить.

— Может быть, — ответил Сальветер. — А что вы сказали миссис Блисс?

— Я дал ей одну из моих «Режи», — сказал Вэнс. — Эта молодая женщина с большим вкусом. Хотите вы тоже одну? У меня еще осталось две.

— Благодарю вас. Я курю «Денти».

— Случается вам опускать их кончики в опий?

— В опий? Нет. В чем дело?

— В этом доме как будто изобилие опия, знаете.

— Вот как.

— А вы этого не знали? Мы думали, что вы и мистер Скарлетт заведовали лекарствами.

Сальветер несколько мгновений молчал.

— Вам это сказала Мерит-Амен? — сказал он, наконец.

— А это правда?

— В некотором отношении; доктор Блисс…

— А как же насчет опия?

— О, в шкафу наверху всегда был опий. Почти целая жестянка.

— Была она недавно у вас в комнате?

— Нет… да… я…

— Очень благодарен. Мы сами выберем, какой ответ принять, не так ли?

— Кто сказал, что опий был в моей комнате?

— Это, право, не имеет значения, — сказал Вэнс, откидываясь на стуле. — Сейчас опия там нет. Скажите, мистер Сальветер, возвращались вы в малую столовую после того, как вы и миссис Блисс пошли наверх после кофе?

— Я не возвращался, то есть я не помню…

Вэнс встал и угрожающе подвинулся к нему.

— Не пытайтесь угадать, что нам сказала миссис Блисс. Если вы не будете отвечать на мои вопросы, я передам вас полиции, и Бог тогда да поможет вам! Мы хотим узнать истину, и нам нужны прямые ответы. Вернулись вы в малую столовую?

— Нет, не возвращался.

— Так уже лучше. А теперь, мистер Сальветер, мы зададим вам очень интимный вопрос. Влюблены вы в миссис Блисс?

— Я отказываюсь отвечать на это.

— Хорошо. Но вы бы не были огорчены сверх меры, если бы доктор Блисс отправился к праотцам?

Сальветер стиснул зубы и ничего не ответил.

— Я слышал, — сказал Вэнс, — что мистер Кайль оставил вам по завещанию большое состояние. Если бы доктор Блисс просил бы вас финансировать продолжение его раскопок в Египте, сделали бы вы это?

— Я настаивал бы на этом, если бы он даже меня не просил. То есть, — добавил он, — если бы это одобрила Мерит-Амен. Я не хотел бы действовать против ее желания.

— А! Так вы думаете, что она бы не одобрила?

Сальветер покачал головой.

— Нет, я думаю, что она сделала бы все, что захочет доктор.

— Послушная жена, не так ли?

— Она самая прямая, самая лояльная.

— Да, да. Можете избавить меня от этих прилагательных. Мне, однако, кажется, что она не особенно очарована своим выбором супруга.

— Если бы это и было так, — гневно ответил Сальветер, — она бы этого не показала.

— А что вы думаете о Хани? — спросил Вэнс.

— Он немое животное, но добрая душа, обожает миссис Блисс. — Сальветер вдруг широко раскрыл глаза. Боже мой, мистер Вэнс, вы же не думаете… Я понимаю куда вы клоните, но, но… Эти современные египтяне, все они одинаковы. Все они восточные псы. Нет представления о добре и зле. Суеверные черти. Но умеют быть преданными. Я спрашиваю себя…

— Так, мы все спрашиваем себя! Но вы знаете, что он очень близок с миссис Блисс. Он бы сделал для нее многое, мог бы даже рискнуть своей головой, если бы думал, что на карту поставлено ее счастье. Конечно, им нужно было бы руководить.

— Вы на ложном пути, — в глазах Сальветера появился жесткий блеск. — Никто не руководил Хани. Он вполне способен действовать сам.

— И наводить подозрение на других? — Вэнс посмотрел на него. — Я думаю, что простой феллах не додумался бы до того, чтобы бросить скарабея.

— Вы думаете? Вы не знаете этих людей. Египтяне были ловкими заговорщиками, когда северные народы еще жили на деревьях.

— Скверная антропология, — пробормотал Вэнс. — Кстати, мистер Сальветер, знаете ли вы кого-нибудь, кроме доктора Блисса, кто бы здесь пользовался карандашами Кохинур.

— Я не знал, что доктор их употребляет. — Сальветер сбросил пепел своей папиросы на ковер.

— Не случилось ли вам сегодня утром видеть доктора Блисса?

— Нет, когда я пришел к завтраку, Браш сказал мне, что он работает в кабинете.

— Заходили вы в музей сегодня утром перед тем, как отправились с вашим поручением в Городской музей?

— Да, — выпалил Сальветер. — Я обыкновенно каждое утро захожу в музей. Это у меня привычка. Моя обязанность проверить, не случилось ли чего ночью.

— В котором часу вы зашли в музей сегодня утром? — спросил Вэнс.

— Я вышел из дому скоро после девяти, — сказал Сальветер после недолгого колебания. — Когда я вышел на Пятое Авеню, я вдруг вспомнил, что не осматривал сегодня музея. Меня это стало беспокоить — может быть, потому, что вчера были получены новые экспонаты. Я вернулся домой, вошел при помощи своего ключа и спустился в музей.

— Около половины десятого?

— Наверное так.

— И никто не видел, как вы возвращались?

— Не думаю. Во всяком случае, я не видел никого.

Вэнс томно поглядел на него:

— Кончайте свою импровизацию; если не хотите, я ее закончу за вас.

— Вам не придется это делать. — Сальветер наклонился вперед на стуле. — Я расскажу вам все. Если это вас не удовлетворит, прикажите меня арестовать и проваливайтесь в тартарары.

— Сколько энергии! — сказал Вэнс, вздыхая. — Но к чему такие вульгарные выражения? Я полагаю, что вы видели вашего дядю перед тем, как окончательно покинули музей и отправились в город.

— Да, я видел его. — Глаза Сальветера сверкнули. — Ну, делайте из этого выводы.

— Право не могу, слишком утомительно. — Вэнс не смотрел на него. — Раз вы видели вашего дядю, вы должны были остаться в музее по крайней мере полчаса.

— Около того. Я заинтересовался одними папирусом, который мы привезли прошлой зимой, и старался разобрать некоторые слова. Там был иероглиф «Анкхет», и знак «Уас», и знак «Тема», которых я не мог перевести.

— Анкхет, Уас, Тема, — медленно повторил Вэнс. — А что же, Анкхет был с определяющим знаком, или без него?

— С определяющим знаком хвоста животного, — ответил Сальветер, хотя и не сразу.

— А как определялся Уас? Со свистящим «с» или с шипящим?

— Кажется, со свистящим, а «Тема» писалась с двойным цепом.

— Это весьма интересно. И пока вы занимались расшифровкой папируса, вошел ваш дядя?

— Да. Я сидел у маленького пюпитра перед обелиском, когда дядя Бен открыл дверь. Я слышал, что он говорит с Брашем, и встал, чтобы с ним поздороваться. Было довольно темно, и он увидел меня, только когда спустился в музей. Я знал, что он хочет осмотреть новый экспонат, и я удалился. Пошел в Городской музей…

— Дядя ваш казался в нормальном настроении, когда он пришел в музей?

— Довольно обычном. Может быть, немного сердитым. Он по утрам не бывает особенно приятен. Но это ничего не значило.

— Вы ушли из музея, как только с ним поздоровались?

— Сейчас же. Я не заметил, сколько времени провозился с папирусом, и поспешил уйти. Кроме того, я знал, что он пришел говорить с доктором Блиссом по очень важному делу, и не хотел им мешать.

Вэнс сидел, лениво покуривая.

— И в пределах двадцати минут после этого, — заметил он, — между десятью часами и двадцатью минутами одиннадцатого, когда мистер Скарлетт вошел в музей, дядю вашего убили.

Сальветер содрогнулся:

— Очевидно так, но я ничего не имел с этим общего. Говорю вам это прямо, верьте или нет — ваше дело!

— Ну, ну, не переходите на резкий тон. Я не имею оснований верить или не верить. Я предпочитаю заняться этим вопросом.

— А ну вас к черту!

Вэнс медленно встал, и на его лицу появилась холодная улыбка. Более убийственная улыбка, чем какое-либо выражение гнева.

— Мне не нравятся ваши выражения, мистер Сальветер, — сказал он медленно.

— Ах, вот как! — Тот вскочил, сжав кулаки, и размахнулся.

Вэнс, однако, отступил с кошачьим проворством и поймал своего противника за кисть руки. Потом он сделал быстрый поворот вправо, вывернув руку Сальветера, рванул ее кверху. С невольным криком боли тот упал на колени. Хис и Хеннесси двинулись вперед, но Вэнс остановил их:

— Я сам могу справиться с этим неистовым господином, — сказал он, помог Сальветеру встать и посадил его на стул. — Это только небольшой урок манер. А теперь, будьте добры вежливо ответить на мои вопросы, или я вынужден буду арестовать вас — и миссис Блисс — за участие в убийстве мистера Кайля.

Сальветер был совершенно подавлен. Он посмотрел на противника с изумлением. Потом вдруг слова Вэнса дошли до его мозга.

— Миссис Блисс? Но она ничего общего с этим не имела. Если это может избавить ее от подозрений, я готов сознаться в убийстве.

— Нет надобности в таком героизме. — Вэнс снова сел и спокойно курил. — Но вы можете сказать почему, когда вы пришли в музей этим днем и узнали о смерти вашего дяди, вы не упомянули, что видели его в 10 ч. утра?

— Я был слишком расстроен, слишком потрясен, — пробормотал Сальветер. — И я испугался, инстинкт самосохранения, может быть — я не могу объяснить, никак не могу. Я должен был бы сказать вам, но… но…

— Но вы не хотели запутываться в преступление, в котором были неповинны, — помог ему Вэнс. — Да, да, вполне естественно. Вы хотели подождать и выяснить, видел ли вас кто-нибудь… Скажите, мистер Сальветер, разве вы не знаете, что если бы вы сознались, что видели вашего дядю в 10 ч. утра, это было бы доводом в вашу пользу.

У Сальветера на лице появилось угрюмое выражение.

Вэнс продолжал:

— Оставим это соображение. Скажите нам в точности, что вы делали в музее между половиной десятого и десятью.

— Я уже сказал вам. Я сравнивал папирус XVIII династии, недавно найденный доктором Блиссом в Фивах, с переводом надписей на шестигранной призме, излагающих подвиги Сеннахериба, чтобы выяснить…

— Вы увлекаетесь, мистер Сальветер, и вы впадаете в анахронизмы. Призма Сеннахериба написана вавилонской клинописью и относится к периоду на тысячу лет позже, — он сурово поглядел ему в глаза. — Что вы делали в музее сегодня утром?

Сальветер хотел подняться, но откинулся обратно на стуле.

— Я писал письмо, — сказал он.

— Кому?

— Я не хотел бы этого говорить.

— Ну, конечно. А на каком языке? При этих словах в наружности Сальветера произошла огромная перемена. Он побледнел, и руки его задрожали.

— На каком языке? — глухо повторил он. — Почему вы спрашиваете? А на каком языке, по-вашему, я мог писать письмо? На санскрите? На эсперанто, или на языке негров Банту?

— Нет, — протянул Вэнс. — Я не имел в виду также ни арамейского, ни симмерийского языков, мне пришло в голову, что вы составляли послание в египетских иероглифах.

Глаза Сальветера расширились.

— Во имя Неба, — сказал он. — Зачем я стал бы это делать?

— Зачем? Вот именно зачем! Но на самом деле, ведь вы писали по-египетски, не так ли?

— Почему вы это думаете?

-- Нужно ли это объяснять, когда это так просто. Я мог бы даже угадать, кому это послание предназначалось. Если я не очень ошибаюсь, его адресатом была миссис Блисс. Видите ли, вы упомянули три слова в этом воображаемом папирусе, которые в некоторых своих формах никогда не были удовлетворительным образом объяснены: «анкхет», «уас» и «тема». Но так как есть много других слов, оставшихся непереведенными, я задумался над тем, почему вы упомянули именно эти три. И я стал соображать, каков смысл этих слов в их наиболее обычной форме. «Анкхет» без определения означает «живое». «Уас» со свистящим «с» означает счастье. «Тема» с двойным росчерком мне неизвестно, но я знаю, что со значком полозьев оно означает «кончается или кончено».

— Боже мой! — прошептал Сальветер.

— Итак, мистер Сальветер, — заключил Вэнс, — нетрудно было восстановить вашу фразу. имея в виду три основных выражения: «живое» или «живущий», «счастье» и «кончить». Вы, вероятно, писали, что кто-то живой (анкхет) стоит на пути вашего счастья (уаса) и выражали желание, чтобы это положение кончилось (тема). Прав ли я?

Сальветер продолжал смотреть на Вэнса с удивлением и восхищением.

— Я скажу вам правду, — произнес он наконец — Это именно то, что я писал. Мерит-Амен, которая знает среднеегипетский иероглифический шрифт лучше меня, предложила уже давно, чтобы я, по крайней мере, раз в неделю писал ей сочинения на языке ее предков. Я это делал годами, и она исправляет их и дает мне указании. Сегодня утром, когда я вернулся в музей и сообразил, что городской музей открывается только в 10 часов, я занялся составлением этого сочинения.

— Весьма прискорбно, — вздохнул Вэнс, — так как ваши выражения в этом письме показывают, будто вы хотели принять какие-то энергичные меры.

— Я это знаю. Поэтому я вам и солгал. Но право же, мистер Вэнс, письмо было совершенно невинным. Честное слово, сэр, это было только упражнение в египетском языке.

— А где сейчас это письмо? — спросил Вэнс.

— Оно в ящике стола в музее. Я его не кончил, когда пришел дядя Бен, и я спрятал его.

И вы уже воспользовались известными вам тремя знаками для «анкхет» «уас» и «тема».

— Да, известная форма всех трех иероглифов была там. И когда вы спросили меня, что я делал в музее, я придумал историю про папирус.

— И упомянули три неисследованных формы тех трех слов, которые вы употребили в их обычном начертании, не так ли?

— Да, сэр. Это правда.

— Мы очень вам благодарны за вашу внезапную откровенность, — холодным тоном сказал Вэнс. — Будьте добры, достаньте мне это незаконченное письмо. Дайте мне его посмотреть — может быть я его расшифрую.

Сальветер выбежал из комнаты и через несколько минут вернулся ошеломленный и растерянный.

— Его нет! — объявил он. — Пропало!

— Вот как? Весьма прискорбно. — Вэнс вскочил с места.

— Его нет. Оно исчезло!

— Мне это совсем не нравится, Маркхэм. Почему бы это письмо пропало. Почему. На какой бумаге оно было написало? — обратился он к Сальветеру.

— На желтом блокноте вроде того, который обычно лежит на столе.

— Какими чернилами? Писали вы пером или карандашом?

— Пером. Зелеными чернилами. Они всегда стоят в музее.

— Ну, теперь идите наверх в свою комнату и оставайтесь там.

— Но, мистер Вэнс, меня беспокоит исчезновение письма. Где оно может быть?

— Откуда мне это знать? Если вы вообще его написали. Я не гадалка. Зачем же вы оставили валяться такое послание?

— Мне не приходило в голову…

— Не приходило! Удивительно! — Вэнс пристально поглядел на Сальветера. — Теперь не время гадать. Идите в вашу комнату, я буду говорить с вами позже. Не задавайте вопросов и слушайтесь меня.

Сальветер, не говоря ни слова, повернулся и вышел из комнаты.


ГЛАВА 15
Вэнс делает открытие


Вэнс долго стоял и озабоченно молчал. Потом он поглядел на Хеннесси.

— Я хотел бы, чтобы вы отправились наверх, — сказал он, — и стали так, чтобы наблюдать за всеми комнатами. Я не хочу допускать сообщения между миссис Блисс, Сальветером и Хани.

Хеннесси поглядел на Хиса.

— Слушайтесь приказания, — подтвердил сержант, и детектив удалился.

Вэнс повернулся к Маркхэму.

— Может быть, этот молодой осел действительно написал такое глупое письмо, — заметил он, и лицо его приняло озабоченный вид. — Давайте-ка быстренько осмотримся в музее.

— Слушайте, Вэнс, — сказал Маркхэм. — Почему вас так взволновала возможность того, что Сальветер написал нелепое письмо?

— Не знаю, как сказать, — Вэнс направился к двери, но потом повернулся. — Меня это пугает. Такое письмо может дать убийце лазейку. Конечно, если мои предположения правильны. Если письмо было написано, — мы должны его уничтожить. Если мы его не найдем, — есть несколько вероятных объяснений его исчезновения, и одно из них — дьявольское. Давайте, обыщем музей.

Вэнс быстро прошел через переднюю и открыл большую стальную дверь.

— Если д-р Блисс и Гильфойль вернутся, пока мы в музее, — сказал он Сниткину, — проводите их в гостиную и задержите их там.

Мы спустились в музей, и Вэнс подошел к маленькому пюпитру около обелиска. Он поглядел на желтый блокнот, попробовал окраску чернил, потом он выдвинул ящик и ознакомился с его содержимым. Наконец, он высыпал на пол содержимое маленькой бумажной корзины. Внимательно разглядев всякий кусочек скомканной бумаги, Вэнс выпрямился и покачал головой.

— Мне это не нравится, Маркхэм, — сказал он. — Я чувствовал бы себя бесконечно лучше, если бы мог найти это письмо.

Вэнс прошелся по музею, ища, где письмо могло бы оказаться. Но когда он дошел до винтовой лестницы в глубине музея, он прислонился к ней и безнадежно поглядел на Маркхэма.

— Меня это все более и более пугает, — сказал он. — Что, если этот дьявольский план осуществится, — вдруг он побежал вверх по лестнице, давая другим знак следовать за ним. — Есть еще шанс, один шанс. Я должен был подумать об этом раньше.

Ничего не понимая, мы проследовали за ним в кабинет доктора Блисса.

— Письмо должно быть в кабинете, — сказал Вэнс, стараясь говорить спокойно. — Это было бы логично, Маркхэм. Так логично, что мы могли это сразу угадать. Это слишком логично. В этом его слабость.

Он стоял на четвереньках и копался в содержимом опрокинутой бумажной корзины доктора Блисса. Скоро он нашел два лоскутка желтой бумаги. Он поглядел на них, и мы увидали, что там были маленькие отметки, сделанные зелеными чернилами. Он продолжал поиски и скоро набрал целую кучку желтых обрывков.

— Как будто, это все, — сказал он, раскладывая на клякс-папире обрывки желтой бумаги. Это потребует немного времени, но так как я знаю египетские иероглифы, я без особого труда выполню эту задачу.

Он начал складывать обрывки и минут через десять составил письмо. Потом он взял большой лист белой бумаги, помазал его клеем, и старательно пересадил восстановленное письмо на клейкую бумагу.

— Вот, старина Маркхэм, — вздохнул он, — то неоконченное письмо, над которым, по словам Сальветера, он работал от половины десятого до десяти.

Письмо было написано на листке желтого блокнота из музея. Оно состояло из четырех строчек египетских иероглифов.

— Вот, — показал Вэнс. — Иероглиф «анкхет», а вот «уас», а вот «тема».

— Так что же? — с недоумением сказал Хис. — Мы не можем арестовать человека за то, что он нарисовал такие каракули на листке желтой бумаги.

— Боже мой, сержант, неужели вы только и думаете о том, чтобы сажать людей в темницу? У вас жестокая натура, очень жаль! Этот молодой и порывистый мистер Сальветер сознался, что написал письмо своей Дульцинее на языке фараонов. Он говорит, что положил неоконченное письмо в ящик стола в музее. Мы видим, что оно не в столе, а что оно разорвано и брошено в бумажную корзину в кабинете доктора Блисса. Почему же вы хотите из этого делать вывод, что письмо это написано убийцей?

— Я на этот счет не разбираюсь, — сказал Хис, — но хотел бы перейти к действию.

— Я тоже, сержант, желаю действия. Если мы не перейдем в близком будущем к каким-нибудь действиям, может случиться еще что-нибудь хуже того, что произошло. Но действовать надо умело, а не так, как желает убийца. Мы барахтаемся в сетях весьма умного заговора, и, если мы не будем осторожны, то виновник улизнет, а мы будем продолжать бороться с паутиной.

Хис поглядел на восстановленное письмо.

— Странный способ для кавалера писать своей даме, — сказал он. — Я предпочитаю хорошую перестрелку с гангстерами. От этих утонченных убийств меня тошнит.

— Слушайте, Вэнс, — сказал Маркхэм. — Думаете ли вы, что убийца разорвал это письмо и бросил его в бумажную корзину доктора Блисса?

— Может ли в этом быть сомнение?

— Но во имя неба, зачем ему это было нужно?

— Я еще не знаю. Потому-то меня это и пугает. Но уничтожение письма — часть заговора. А пока мы не добьемся точных и ясных сведений, мы беспомощны!

— Однако, — настаивал Маркхэм, — если письмо было уличающим, то оно могло быть полезно убийце и разорвать его было ни к чему.

— Может быть, сам Сальветер разорвал его, — предположил Хис.

— Когда? — спокойно спросил Вэнс.

— Почем я знаю! Может быть, когда он прикончил старика.

— В таком случае он не сознался бы, что написал его.

— Ну, — настаивал Хис, — может быть, он разорвал письмо, когда вы его послали за ним.

— И разорвав его, он пришел сюда и положил обрывки в корзину? Нет, сержант, это было бы бессмысленно. Если бы Сальветер испугался и хотел бы избавиться от письма, он бы его совершенно уничтожил — сжег бы, например.

— Так вы думаете, в чьи-то планы входило, чтобы мы нашли это письмо? — спросил Маркхэм.

— Не знаю. — Вэнс задумчиво глядел прямо перед собой. Может быть, и все-таки нет. Был только один шанс на тысячу, что мы найдем его. Человек, который положил его в бумажную корзину, не мог знать или хотя бы угадать, что Сальветер расскажет нам, как он писал это письмо и оставил его в ящике.

— С другой стороны, — продолжал Маркхэм, письмо могло иметь целью еще больше запутать мистера Блисса. Убийца мог считать, что это новая улика, как скарабей, финансовый отчет и следы.

— Нет, сказал Вэнс, качая головой: — Это не может быть. Блисс не мог написать это письмо. Слишком явно, что это послано Сальветером к миссис Блисс.

Вэнс поднял письмо и еще раз его просмотрел.

— Не особенно трудно прочесть, если знать иероглифы. В нем говорится как раз то, что говорил Сальветер. Во всем этом что-то дьявольское. Я все больше убеждаюсь в том, что мы не должны были найти это письмо. Я чувствую, что его небрежно бросили после того, как оно исполнило свое назначение.

— Но какое же назначение? — спросил Маркхэм.

— Если бы мы знали это, Маркхэм, — сказал Вэнс серьезным тоном, — мы могли бы предотвратить новую трагедию.

Маркхэм сжал губы. Я чувствовал, что он вспоминает о том, как в других случаях мрачные предсказания Вэнса исполнялись.

— Вы думаете, что это дело еще не закончилось? — медленно спросил он.

— Я знаю, что оно не закончилось. План не доведен до конца. Мы предупредили замыслы убийцы, освободив доктора Блисса. Теперь он должен идти дальше. Мы видели только неясные приготовления для его ужасного замысла — когда весь план раскроется, он окажется чудовищным. — Вэнс осторожно выглянул за дверь. — Мы не должны попадаться в ловушки, расставляемые убийцей. Арест доктора Блисса был одной из этих ловушек. Только один ложный шаг, и преступный замысел осуществится. Сержант, будьте добры принести мне желтый блокнот, чернила и перо со стола в музее. Мы также должны заметать свои следы: за нами следят так же внимательно, как мы за убийцей.

Хис молча вышел и вернулся с требуемыми предметами. Вэнс взял их и сел за стол доктора. Положив перед собою письмо Сальветера, он начал копировать иероглифы на листке желтой бумаги.

— Будет лучше, — объяснил он, — если мы скроем, что нашли письмо. То лицо, которое разорвало и бросило его в корзину, может заподозрить, что мы нашли его, и будет искать обрывки. Если их не окажется в корзине, это послужит ему предостережением. Мы не можем допускать самой ничтожной ошибки. Мы имеем дело с дьявольским умом.

Он разорвал бумагу на такие же части, как первоначальное письмо, и бросил их в бумажную корзину. Потом он сложил оригинал письма Сальветера и сунул его себе в карман.

— Будьте добры, сержант, верните бумагу и чернила в музей.

— Вам следовало бы быть мошенником, мистер Вэнс, — сказал добродушно Хис, забирая блокнот и чернильницу.

— Я не вижу просвета, — мрачно сказал Маркхэм. — Чем дальше, тем дело становится сложнее.

Вэнс угрюмо кивнул.

-- Нам только остается ждать развития событий. Мы сделали убийце шах королю, но у него осталось еще несколько ходов. Это напоминает одну из шахматных комбинаций Алехина — мы не можем решить, что у него было на уме, когда он начал действие. Он может выдумать комбинацию, которая очистит доску и оставит нас беззащитными.

Хис вернулся из музея.

— Не нравится мне эта проклятая зала, — ворчал он. — Слишком много тел. Для чего этим ученым крысам выкапывать мумии и тому подобное.

— Меткая критика египтологов, сержант, — ответил Вэнс. — Египтология — это не наука, это болезненное состояние, мозговая одержимость. Как только в вас поселяется бацилла гробокопательства, дело кончено. Болезнь эта неизлечима. Если вы выкапываете тела, которым несколько тысяч лет, вы египтолог. Если вы выкапываете более свежие тела, то вы преступник и закон обрушивается на вас.

— Как бы то ни было, мне не нравится этот морг, — сказал Хис, пожевывая сигару. — И особенно мне не нравится этот черный гроб между окон. Что в нем такое, мистер Вэнс?

— Гранитный саркофаг. Право, не знаю, сержант. По всей вероятности, он пуст, если только доктор Блисс не употребляет его в виде склада. Но это маловероятно, так как крышка очень тяжелая.

В это время постучали в дверь, и Сниткин сообщил, что прибыл Гильфойль с доктором Блиссом.

— Я хочу задать пару вопросов, — сказал Вэнс. — А потом, Маркхэм, мы можем идти. Я жажду булочек и варенья.

— Уйти теперь? — спросил Хис с негодующим изумлением. — Что за идея? Мы только что начали расследование.

— Мы сделали больше. Мы избегли всех капканов, которые нам поставил убийца. Мы опрокинули его расчеты и заставили его перестраивать свои укрепления. Игра пока на ничью. Фигуры придется расставлять заново, и, к счастью для нас, белыми играет убийца. Ему — первому ходить. Он вынужден выиграть игру, тогда как мы можем себе позволить ничью.

— Я начинаю понимать, что вы имеете в виду, Вэнс, — сказал Маркхэм. — Мы не пошли на его ложные улики, и теперь он должен придумать новую ловушку.

— Должен сказать, — проговорил Хис, — что это самое странное дело, которое мне попадалось. Мы отправляемся есть булочки в ожидании, чтобы преступник совершил промах!

Мы направились к двери.


ГЛАВА 16
Звонок после полуночи


Мы нашли доктора Блисса в гостиной. Он сидел в кресле, надвинув себе шляпу на лоб. Рядом с ним стоял торжествующий Гильфойль.

— Скажите вашему верному псу, чтобы он подождал за дверью, сержант, — недовольным тоном сказал Вэнс.

— Отлично. Выйдите на тротуар, Гиль, и не задавайте вопросов. Это вообще не убийство: это пикник в музее!

Детектив ухмыльнулся и вышел. Д-р Блисс поднял глаза. Он имел растерянный вид. Лицо его покраснело. Страх, унижение выражались на его чертах.

— Теперь я думаю, — сказал он дрожащим голосом, — вы арестуете меня за это ужасное убийство? Но, Боже мой, господа, я уверяю вас…

— Погодите, доктор, — заговорил Вэнс. — Не волнуйтесь. Мы не собираемся вас арестовать. Но мы хотели бы объяснения вашего странного поступка. Почему, если вы невиновны, стараться покинуть страну?

— Почему? Почему? — нервно заговорил Блисс. — Я испугался, вот почему. Все против меня. Все улики показывают против меня. Кто-то ненавидит меня и хочет убрать меня с дороги. Это слишком ясно. Моя булавка от галстука около тела бедного Кайля, финансовый отчет, найденный в его руке, эти ужасные следы, ведущие в мой кабинет, — не думаете ли вы, что я не знаю значение всего этого? Это значит, что расплачиваться должен я. Найдут и другие вещи. Человек, убивший Кайля, не успокоится, пока я не буду за решеткой или мертвым. Я это знаю. Вот почему я пытался бежать. А теперь вы вернули меня для участи более страшной, чем та, которая постигла моего старого благодетеля!

Голова его упала на грудь, и дрожь пробежала по всему телу.

— Однако было неосторожно пробовать бежать, доктор, — сказал Маркхзм. — Вы могли бы доверять нам. Никакой несправедливости совершено не будет. Мы узнали много во время следствия. Мы имеем основание полагать, что вас усыпили при помощи опия в то время, когда совершалось убийство.

— Опий! — Блисс чуть не подскочил на месте. — Вот, что мне напоминал вкус утреннего кофе! Мне он показался странным. Сначала я думал, что Браш приготовил его каким-нибудь новым способом. Потом мне захотелось спать, и я все забыл. Опий! Я знаю этот вкус. У меня в Египте была дизентерия, и я принимал опий. Отрава в собственном доме! — Мстительное выражение блеснуло в глазах Блисса. — Вы правы, я не должен был пытаться бежать. Мое место здесь, и мой долг помочь вам.

— Да, да, доктор, — сказал Вэнс без особого увлечения. — До сих пор вы нам не особенно помогали. Скажите, кто заведовал у вас лекарствами?

— Погодите, дайте соображу.

— Оставим этот вопрос. Может быть, вы будете добры сказать нам, хорошо ли знает миссис Блисс египетские иероглифы?

Блисс, казалось, был удивлен и не сразу нашелся, что ответить.

— Она знает их почти так же, как я, — сказал он, наконец. — Ее отец, Аберкромби, учил ее египетскому языку, когда она еще была ребенком, и много лет она работала со мной по расшифровке надписей.

— А Хани?

— Он также немного разбирается в иероглифах. У него, конечно, нет научной подготовки. 

— А настолько мистер Сальветер знает египетский язык?

— Неплохо. Он слаб по части грамматических окончаний. Но неплохо знает идеограммы и определения. Он изучал египетский, греческий и арабский языки и, кажется, занимался тоже ассирийским и коптским. Скарлетт, с другой стороны, что-то вроде колдуна. Хотя он верно придерживается системы Баджа, как большинство англичан. Бадж, конечно, крупный человек, его примечания к «Книге мертвых»…

— Знаю, — прервал Вэнс. — По его указателю можно разыскать почти любое место в папирусе Ани.

— Вот именно. — Блисс начал увлекаться. — Но истинный современный ученый — это Аллан Гардинер. Его египетская грамматика — серьезная, точная работа. Самое крупное произведение в египтологии — это «Слова египетского языка» Эрман-Грапова.

— Пользуется ли мистер Сальветер словарем Эрман-Грапова? — спросил Вэнс, со внезапно пробудившимся интересом.

— Конечно, я настаивал на этом. Я заказал три экземпляра в Лейпциге. Один для меня, и по одному для Сальветера и Скарлетта.

— Благодарю вас, доктор, — Вэнс взял свой портсигар, увидел, что там осталась только одна Режи и опустил его в карман. — Я слышал, что мистер Скарлетт перед тем, как уйти из дому сегодня утром, прошел наверх. Я думаю, что он, наверное, заглянул к вам?

— Да, Скарлетт — очень симпатичный малый.

— Что он вам сказал?

— Ничего существенного. Он пожелал мне счастья, сказал, что если он мне понадобится, то он к моим услугам.

— Сколько времени он был у вас?

— Около минуты. Он ушел почти сейчас же. Сказал, что идет домой.

— Еще один вопрос, доктор, — сказал Вэнс после недолгого молчания. — Есть ли в доме кто-нибудь, у кого была бы причина взвалить на вас убийство мистера Кайля?

Блисс совершенно преобразился. Глаза его блеснули и черты лица стали жесткими. Он впился в ручки кресла обеими руками и подобрал под себя ноги. Страх и ненависть, казалось, овладели им. Потом он встал.

— Я не могу ответить на этот вопрос. Я отказываюсь отвечать на него. Я не знаю, я не знаю. Но такой человек есть не правда ли? — Он схватил Вэнса за руку. — Вы должны были позволить мне бежать! — в глазах его появилось дикое выражение, и он поспешно оглянулся на дверь. — Арестуйте меня, м-р Вэнс. Сделайте что угодно, только не оставляйте меня здесь!

— Успокойтесь, доктор, — сказал Вэнс, отстраняясь. — Ничего с вами не случится. Идите в вашу комнату и оставайтесь там до завтра. Мы позаботимся о том, чтобы преступник не причинил нового вреда.

— Но у вас нет представления о том, кто совершил это ужасное дело? — воскликнул Блисс.

— Наоборот, знаете, такое представление у нас есть, — спокойно ответил Вэнс. — Нужно немного обождать. Сейчас у нас недостаточно улик для ареста. Но раз преступник не достиг своей главной цели, почти неизбежно, что он будет действовать дальше. И когда он это сделает, мы получим необходимые улики.

— Но если он перейдет к непосредственным действиям против меня? — возразил Блисс. — Раз ему не удалось запутать меня в это дело, он может прибегнуть к отчаянным мерам.

— Я этого не думаю, — ответил Вэнс. — Но если что-нибудь случится, вы можете достать меня по телефону. Он, записал свой номер на карточке и передал ее Блиссу. Доктор поглядел на карточку и сунул ее в карман.

— Я иду наверх, — сказал он и вышел из комнаты.

— Вы уверены, Вэнс, — спросил Маркхэм, — что мы не подвергаем доктора Блисса излишнему риску?

— Довольно-таки уверен. Во всяком случае, это тонкая игра, и нет другого способа ее вести. Не знаю… — потом он обратился к Хису. — Сержант, я бы хотел поговорить с Сальветером. И Хенесси нечего больше оставаться наверху. Отпустите его.

Хис, недоумевая, вышел в переднюю и окликнул Хеннесси. Когда Сальветер вошел в гостиную, Вэнс даже не посмотрел на него.

— М-р Сальветер, — сказал он, глядя в окно. — На вашем месте я бы запер сегодня свою дверь на ночь. И не пишите больше писем, а также избегайте музея.

Сальветер, казалось, был испуган этими советами. Он поглядел на спину Вэнса и свирепо начал:

— Если кто-нибудь здесь попробует…

— Да, да, конечно, — вздохнул Вэнс. — Но не выдвигайте вашу личность так интенсивно.

Сальветер после минутного колебания повернулся и вышел из комнаты. Вэнс подошел к столу и оперся на него.

— Теперь еще словечко с Хани, и мы можем уйти.

— Эй, Сниткин, — крикнул Хис. — Тащите-ка сюда этого Али-Бабу в кимоно.

Сниткин через несколько минут появился с египтянином, который, как всегда, был невозмутимо спокоен.

— Хани, — сказал Вэнс. — Вам бы следовало этой ночью хорошенько наблюдать за домом.

— Да, господин, я вполне понимаю. Дух Сахмет может вернуться и закончить то дело, которое она начала.

— Вот именно. Ваша кошачья дама напутала сегодня утром и, наверное, вернется, чтобы выправить дело. Следите за ней понимаете?

— Да, мы понимаем друг друга.

— Замечательно! Кстати, Хани, как номер дома мистера Скарлетта в Ирвинг-Плэйс?

— Номер 49-й.

— Вот и все. Передайте мой привет вашей богине с львиной годовой.

— Вернется сегодня, может быть, Анубис, господин, — сказал Хани похоронным тоном и вышел.

— Сцена готова, и занавес должен взвиться, — сказал Вэнс Маркхэму. — Идем. Сейчас здесь нечего делать. Я шатаюсь от голода.

Когда мы вышли на Двадцатую улицу, Вэнс повел нас к Ирвинг-Плэйс.

— Нам следует рассказать Скарлетту, как обстоят дела, — объяснил он. — Он, наверное, волнуется. А живет он тут, за углом. А, вот и номер 49.

Мы позвонили. Квартира Скарлетта была на втором этаже. Она была комфортабельно обставлена старинной мебелью и была типичной для степенного холостяка. Скарлетт был, видимо, рад нашему приходу.

— Я старался разобраться в этом деле, — сказал он. — Мне хотелось сбегать в музей и узнать, насколько вы продвинулись вперед.

— Мы подвинулись порядочно, — сказал Вэнс, — но это еще пока неощутимо. Мы решили дать положению устояться и ожидаем, что преступник будет дальше выполнять свой план и при этом снабдит нас необходимыми уликами.

— А, — сказал Скарлетт. — Это показывает, что вы и я пришли, может быть, к тем же выводам. Не было никакой причины для убийства Кайля, если его смерть не должна была повести еще к чему-то другому.

— Например, к чему?

— Боже мой, это я и хотел бы знать. Возможно несколько объяснений.

— Ого! Вот как! Несколько? Изложите их нам, пожалуйста. Нас это очень интересует.

— Послушайте, Вэнс. Я правда не хотел бы никого подводить, — в замешательстве отвечал Скарлетт. — Хани, например, не очень любил д-ра Блисса…

— Очень благодарен. Как это ни удивительно, но я и сам заметил этот факт. Можете ли вы пролить еще маленький луч света на это дело?

— Я думаю, что Сальветер безнадежно влюблен в Мерит-Амен.

— Вообразите только. — Вэнс вынул из портсигара свою последнюю Режи и закурил ее. — Да, Скарлетт, — продолжал он. — Весьма возможно, что вы и я пришли к тем же выводам. Но, конечно, мы не можем действовать без чего-нибудь более определенного. Кстати, доктор Блисс пытался сегодня уехать за границу. Если бы не молодцы сержанта Хиса, он бы уже находился на пути в Монреаль.

— Бедняга, — сказал Скарлетт. — Он, конечно, в перепуге. А дело выглядит для него довольно-таки мрачно. Чем больше я думаю об этом деле, тем больше мне кажется, что в конце концов возможно…

— О, конечно, — перебил его Вэнс. — Но мы ищем не возможностей, а определенных данных.

— Я опасаюсь, что их трудно будет раздобыть. Проявлено слишком много умения…

— В этом-то и дело. Слишком много умения. В этом слабость преступления. И я надеюсь на это изобилие предосторожностей. Поверьте мне, Скарлетт, рано или поздно, он переиграет свою игру.

— Очень ценю ваше доверие, Вэнс, — сказал Скарлетт. — Но я думаю, вам никогда не удастся уличить преступника.

— Может быть, вы и правы. Я, однако, прошу вас следить за положением и в то же время предостерегаю вас — будьте осторожны. Убийца Кайля — беспощадный малый.

— Вам нечего мне это сообщать. — Скарлетт встал и, подойдя к камину, оперся на него. Я мог бы вам рассказывать о нем целыми часами...

— Уверен, что так. Но сейчас в это нет надобности углубляться. — Вэнс встал в свою очередь. — Ну, мы двигаемся. Хотел только сообщить вам, как обстоят дела и посоветовать вам быть осторожным.

— Очень мило с вашей стороны, Вэнс. Я ужасно расстроен — нервничаю, как котенок. Мне бы хотелось работать, но все мои материалы в музее. Не знаю, как я сегодня засну.

— Ну, прощайте.

— Слушайте, Вэнс. Вы не зайдете сегодня случайно еще раз в дом Блисса?

— Нет, мы сегодня достаточно там были. Почему вы это спрашиваете?

Скарлетт стал возиться со своей трубкой. Нахмурясь, он поглядел на Вэнса.

— Без всякой причины. Меня беспокоит это положение. Кто знает, что там может случиться.

— Что бы ни случилось, Скарлетт, — ответил Вэнс, — миссис Блисс будет в безопасности. Мы в этом отношении можем положиться на Хани.

— Да, конечно, — пробормотал Скарлетт. — Верный пес этот Хани. И кто хотел бы вреда Мерит?

— Кто, на самом деле? — Вэнс уже стоял в дверях, пропуская Маркхэма, Хиса и меня.

— Жаль, что вы уходите, — сказал Скарлетт. — Так вы закончили ваши расследования в доме?

— Пока закончили. Мы не намерены возвращаться в дом Блисса, пока не выяснятся новые факты.

— Так. Если я что-нибудь узнаю, я вам протелефонирую, — сказал Скарлетт нам вдогонку.

Когда мы вышли на улицу, Вэнс окликнул такси, и мы отправились в ресторан Бревоорта на Пятой Авеню. Выпив там чай, мы отпустили Хиса и затем втроем отправились обедать в Лонг-Вю. За обедом мы обсуждали достоинства Тосканини, нового дирижера филармонического оркестра. Маркхэм тщетно пытался перевести разговор на дело Кайля. Вэнс решительно отказывался говорить на эту тему и только, когда мы приехали на его квартиру и Маркхэм около полуночи имел долгий телефонный разговор с Хисом, Вэнс соблаговолил отозваться. Маркхэм недовольно сказал, что мы совершенно не подвинулись в расследовании этого дела.

— Наоборот, мы чрезвычайно подвинулись, — сказал Вэнс. — Все данные налицо, мы только ждем, чтобы убийцу охватила паника. Как только это произойдет, мы начнем действовать.

— Зачем говорить такими загадками? Дельфийская пророчица выражалась не более туманно, чем вы. Если вы думаете, что знаете, кто убил Кайля, почему этого не сказать?

— Я не могу этого сделать. Право же, Маркхэм, я не стремлюсь вас интриговать. Я только стараюсь найти ощутительные доказательства для своих предположений. И мы должны выждать, чтобы получить эти доказательства. Существует, конечно, опасность и может произойти нечто непредвиденное. Но нет способа это предотвратить. Всякий шаг, который мы сделаем, может привести к трагедии.


Ровно в двадцать минут первого в эту ночь случилось то, что ожидал Вэнс. Мы сидели молча минут десять в садике, на крыше дома Вэнса, когда появился Карри, неся с собой переносный телефон.

— Простите, сэр, — начал он. Вэнс тотчас же встал и направился к нему.

— Включайте его, Карри, — сказал он. — Я буду говорить сам.

Вэнс взял трубку и прислонился к двери.

— Да, да, что случилось? — он слушал ответ около тридцати секунд, полузакрыв глаза. Потом сказал: — Мы сейчас приедем к вам, — и передал телефон Карри.

Он был видимо озадачен и стоял несколько мгновений, опустив голову и погрузившись в размышления.

— Случилось не то, чего я ожидал, — сказал он. — Это не подходит к остальному.

Вдруг он поднял голову, как будто его озарила какая-то мысль.

— Да, оно подходит, конечно, подходит! Именно этого я и должен быль ожидать. Это логично, чертовски логично. Идемте, Маркхэм. Телефонируйте Хису, чтобы он приходил в музей как можно скорее.

— Кто говорил по телефону? — спросил Маркхэм. — Что случилось?

— Успокойтесь, Маркхэм. Говорил доктор Блисс. И, судя по его истерическому рассказу, в его доме произошло покушение на убийство. Я обещал ему, что мы сейчас приедем.


ГЛАВА 17
Золотой кинжал


Нам пришлось дойти до Пятой Авеню, чтобы найти такси, и еще ждать пять минут, пока нам попалось незанятое такси. Только через двадцать минут мы подъехали к дому Блисса. В ту же минуту другое такси вылетело из-за угла Ирвинг-Плэйс и чуть не налетело на нас. Дверца распахнулась, и коренастая фигура сержанта Хиса выскочила на тротуар.

— А, сержант, — окликнул его Вэнс. — Поспели в то же время с вами. Мы прибыли по тому же назначению, но с другой стороны. Ловко вышло.

— Из-за чего все это волнение? — спросил Хис Маркхэма. — Вы мне ничего об этом не говорили но телефону.

— Совершено покушение на жизнь д-ра Блисса, — сказал Маркхэм.

— Я этого не ожидал, сэр.

— Мистер Вэнс тоже не ожидал, — с некоторым ехидством заметил Маркхэм.

Когда мы поднялись на крыльцо, нас встретил Браш, который приложил палец к губам и шепотом сказал:

— Доктор Блисс просил, чтобы вы держались как можно тише, чтобы не разбудить остальных жителей дома. Он ждет вас в своей спальне.

Браш был во фланелевом халате и ночных туфлях; несмотря на жаркую ночь, его пробирала дрожь. Его лицо, всегда бледное, казалось совершенно прозрачным при слабом свете.

Мы вошли в переднюю, и Браш тихо закрыл за нами дверь. Вэнс схватил его за руку и повернул его к себе.

— Что вы знаете о событиях этой ночи? — спросил он негромким голосом.

Лакей широко открыл глаза, и губы его задрожали.

— Ничего, ничего, — пролепетал он.

— Вот как. Почему же вы так испугались?

— Мне страшно в этом доме. Я хочу уйти отсюда. Здесь происходят непонятные вещи.

— Это верно. Но не беспокойтесь. Скоро вы сможете искать себе другое место.

— Очень рад, сэр. Но что же случилось сегодня ночью, сэр?

— Если вы не знаете, что случилось, — ответил Вэнс, — почему вы нас ждете в такой час и держите себя, как злодей в мелодраме?

— Мне было велено вас ждать, сэр. Доктор Блисс пришел ко мне в комнату.

— Где ваша комната, Браш?

— В нижнем этаже около кухни. Доктор Блисс пришел полчаса назад. Он казался очень расстроенным и напуганным. Он сказал мне ждать вас у входной двери и дал мне инструкции, чтобы сказать вам не шуметь.

— А потом он прошел наверх?

— Да, сразу, сэр.

— Слышали вы ночью какой-нибудь шум? — спросил Вэнс, отпуская руку Браша.

— Нет, сэр. Все было спокойно. Все рано ушли спать, и я сам лег до одиннадцати.

— Можете идти и снова лечь, — сказал Вэнс.

Браш не заставил себя долго просить. Вэнс дал нам знак, и мы отправились наверх. Там, на площадке горела маленькая электрическая лампочка, дверь в комнату д-ра Блисса была приоткрыта. Из нее на площадку падал луч света. Вэнс толкнул дверь и вошел в комнату. Блисс сидел на стуле в отдаленном углу комнаты с глазами, прикованными к двери. В руке его был револьвер военного образца. При нашем появлении он вскочил на ноги и поднял револьвер.

— Тише, тише, доктор, — сказал Вэнс, улыбаясь. — Отложите огнестрельное оружие и спойте нам печальную песню.

Блисс облегченно вздохнул и положил оружие на столик.

— Благодарю вас за то, что вы пришли, мистер Вэнс, — сказал он напряженным тоном. — И вас, мистер Маркхэм. Случилось то, что вы предсказывали. В этом доме есть убийца.

— Ну, ну. Это едва ли новость. Это было нам известно с 11 часов утра.

Блисс быль удивлен небрежным тоном Вэнса. Он прошел к кровати и раздраженно заметил:

— А вот доказательство.

Кровать была из красного дерева, с большой спинкой, поднимавшейся на четыре фута над матрасом. Она стояла у левой стены под прямым углом к двери. Предмет, на который Блисс показывал дрожащей рукой, был старинный египетский кинжал, вершков в одиннадцать длиной, лезвие которого вонзилось в спинку кровати над самой подушкой. По направлению кинжала было видно, что он был брошен со стороны двери. Было видно, что сила удара была велика, так как кинжал глубоко вонзился в твердое красное дерево. Если бы в это мгновение кто-нибудь лежал на подушке, кинжал бы вонзился ему в горло.

Вэнс хотел взять кинжал рукой, но Хис остановил его.

— Возьмите платок, мистер Вэнс, — сказал он. — Могут быть отпечатки пальцев.

— О, нет, их не будет, сержант, — сказал уверенно Вэнс. — Тот, кто бросил кинжал, был достаточно осторожен, чтобы избежать таких улик, — с этими словами он со значительным усилием вытащил кинжал из спинки кровати и положил его на стол.

Это был красивый, интересный образец оружейного искусства. Рукоятка его была украшена золотом и эмалью, а также полудрагоценными камнями — аметистом, бирюзой, полевым шпатом. Лезвие было из твердого золота с желобками по обеим сторонам.

— Времен XVIII-й династии, — пробормотал Вэнс. — Красиво, но упадочно. Суровая простота раннего египетского искусства сильно испортилась за время возрождения, последовавшего за эпохой вторжения гиксов. Скажите, доктор, как вам досталась эта безделушка?

Блиссу было явно не по себе.

— По правде сказать, м-р Вэнс, я вывез этот кинжал контрабандой из Египта. Это очень ценная находка, и я боялся, что египетское правительство ее задержит.

— Легко могу себе представить, что они хотели оставить ее у себя. — Вэнс бросил кинжал на стол. — Где вы ее обыкновенно держали?

— Под бумагами, в одном из ящиков моего письменного стола в кабинете, — ответил Блисс. — Я не хотел выставлять его в музее.

— Кто же, кроме вас, знал о его существовании?

— Моя жена, конечно, и… — он вдруг остановился, и странное выражение появилось в его глазах.

— Продолжайте, доктор, — раздраженно сказал Вэнс. — Так нельзя, кончайте вашу фразу.

— Она кончена. Моя жена была единственным лицом, которое это знало.

— Однако, — сказал Вэнс, — Всякий мог его найти, не так ли?

— Да. Если бы он сталь рыться в моем столе.

— Конечно. Когда же вы видели этот кинжал в последний раз у себя в ящике?

— Сегодня утром. Я искал бумагу, чтобы писать свой отчет для бедного Кайля.

— А кто же, насколько вам известно, заходил в кабинет после того, как мы покинули ваш дом?

Удивленное выражение появилось на лице Блисса.

— Я не хотел бы этого говорить.

— Мы не можем ничего сделать для вас, доктор, если вы будете так себя держать, — сурово заявил Вэнс. — Ведь это мистер Сальветер заходил в ваш кабинет?

— Да, — вырвалось у Блисса. — Я послал его в кабинет после обеда, чтобы он достал мне записную книжку.

— А где лежала эта книжка?

— В столе, но всякая попытка припутать Сальветера…

— Мы никого не стараемся ни к чему припутать, — перебил Вэнс. — Мы только стараемся собрать все необходимые сведения. Но вы должны признать, доктор, что молодой Сальветер, как бы это сказать? — несколько интересуется миссис Блисс.

— Это еще что?! — Блисс выпрямился и свирепо посмотрел на Вэнса. — Как вы смете говорить такие вещи? Моя жена, сэр…

— Никто не критиковал м-с Блисс, — сказал Вэнс, — и час ночи, знаете ли, едва ли подходящее время для фейерверков негодования.

Блисс опустился на кресло и закрыл лицо руками.

— Может быть это и правда, — согласился он. — Я слишком стар для нее, слишком увлечен своей работой. Но это не значит, чтобы этот юноша захотел меня убить.

— Может быть и нет. Но кого же в таком случае вы подозреваете в попытке перерезать вам горло?

— Я не знаю, я не знаю, — жалобно повторял Блисс.

В это время отворилась дверь и на пороге показалась м-с Блисс в длинном одеянии восточного образца. Она была совершенно спокойна, и только глаза ее несколько блестели.

— Зачем вы, господа, вернулись в этот час? — спросила она повелительно.

— Было совершено покушение на жизнь вашего мужа, сударыня, — ответил Маркхэм, — и он телефонировал нам.

— Покушение на его жизнь? Быть не может! — она заметно побледнела. Потом она подошла к Блиссу и обхватила его руками, как будто хотела его защитить. Глаза ее сверкали, когда она подняла их на Вэнса. — Что это за нелепость! Кто хотел убить моего мужа?

— В самом деле! Кто? — сказал Вэнс, спокойно смотря ей в глаза. — Если бы только мы это знали, мы могли бы арестовать этого человека за нападение со смертоносным оружием.

— Со смертоносным оружием? О, скажите мне, что случилось?

— Мы только знаем, — сказал Вэнс, — что этот золотой кинжал торчал в спинке кровати, когда мы вошли. Мы собирались просить вашего супруга рассказать нам все дело, когда вы, как прекрасная Нефретете, появились в дверях. Может быть, доктор теперь нам расскажет весь эпизод.

— Мне почти нечего рассказывать, — сказал Блисс, нервно комкая свой халат. — Я пришел в комнату скоро после обеда и лег. Но я не мог заснуть. Мимо моей двери прошел Сальветер, и я просил его принести мне записную книжку.

— Простите доктор. Ваша дверь была открыта?

— Да. Я открыл ее, чтобы впустить немного свежего воздуха. Атмосфера была удушающая. Я стал просматривать записи в книжке, но не мог на этом сосредоточиться, погасил свет и снова лег. Это было около одиннадцати. Я дремал до полуночи, просыпаясь от времени до времени и глядя на эти часы со светящимся циферблатом. Вдруг мне стало почему-то тревожно. Я начал думать о бедном Кайле, и всякая охота спать прошла. Около четверти первого в доме было очень тихо. Мне показалось, что я слышу шаги на лестнице.

— На какой лестнице, доктор?

— Я не мог этого определить. Шаги могли спускаться с этажа или подниматься с первого. Они были еле слышны, и я не мог быть уверен, что кто-то идет, хотя мне и показалось, что как-то скрипнула половица. Я лежал, соображая, кто бы это мог быть. Вдруг звуки приблизились к моей двери и смолкли. Тогда я вспомнил ваше предостережение, мистер Вэнс. Я знал, что на пороге меня стережет страшная опасность. Волосы на голове у меня зашевелились, и холодный пот выступил на всем теле. — Он глубоко вздохнул, как бы желая избавиться от кошмарного воспоминания. — Вдруг дверь начала медленно, чуть слышно и бесшумно приоткрываться. В передней света не было, и в комнате было также темно, так что я не мог ничего видеть. Но я почувствовал ток воздуха из передней. Я хотел крикнуть, но горло мое было точно сдавлено, и потом я не хотел подвергать опасности м-с Блисс, которая могла откликнуться на мой зов и натолкнуться на нежданную смертельную опасность. Вдруг мне в глаза блеснул ослепляющий луч фонаря, и я инстинктивно откинулся в глубину кровати. В ту же минуту я услышал свистящий звук, глухой гул над моей головой. Потом до меня донесся звук удаляющихся шагов.

— Удаляющихся в каком направлении? — спросил Вэнс. 

— Я не знаю. Они были еле слышны. Я подождал несколько минут, потом я закрыл дверь и зажег свет. В эту минуту я понял, что произвело такой шум над моей головой т. к. сразу же увидел кинжал. И я понял, что на мою жизнь покушались.

— Да! — сказал Вэнс, взвешивая кинжал в своей руке. — Рукоятка у него тяжелая, и даже любитель мог легко его бросить с достаточной меткостью. Однако странная форма убийства. Гораздо проще было бы подкрасться к кровати и вонзить его между ребер жертвы. Очень странно, — он пожал плечами и поглядел на Блисса. — Обнаружив кинжал, вы немедленно позвонили мне?

— Минуть через пять. Я послушал у двери, потом прошел в кабинет и вызвал вас. После этого я поднял Браша и сказал ему ждать вас у входной двери. Сам я вернулся к себе, взяв с собой из кабинета револьвер, и ожидал вашего прихода.

Миссис Блисс все время с тревогой следила за рассказом своего мужа.

— Я слышала, как кинжал вонзился в кровать, — сказала она тихим, испуганным голосом. — Моя кровать с другой стороны стены. Звук разбудил меня, но я не стала над этим задумываться и снова заснула. Это ужасно. Вы настаиваете, чтобы муж оставался в этом доме, когда в нем скрывается убийца, и ничего не делаете, чтобы его защитить!

— Но с ним ничего и не случилось, миссис Блисс, — ответил Вэнс. — Он потерял час сна, но это, знаете, не такая уж катастрофа. Могу вас уверить, что никакая новая опасность ему не грозит. — Он прямо смотрел ей в глаза, и я чувствовал, что они друг друга поняли в это мгновение.

— Я надеюсь, что вы найдете виновного, — сказала она медленно, с трагическим выражением. И я могу перенести правду — теперь.

— Вы очень мужественны, — пробормотал Вэнс. — Пока, самое лучшее, если вы уйдете в вашу комнату и будете ждать, пока мы вас позовем. Вы можете мне довериться.

— О, я это знаю, — голос м-с Блисс сорвался.

Она наклонилась, поцеловала Блисса в лоб и ушла в свою комнату.

Глаза Вэнса последовали за ней со своеобразным выражением. Я не мог определить сожаление ли это, скорбь, или восхищение.

— Скажите, доктор, — сказал он. — Вы разве не запираете вашу дверь на ночь?

— Всегда. Мне действует на нервы, если дверь не заперта.

— А как же было сегодня ночью?

— Это меня и удивляет. Я уверен, что запер дверь, когда пришел к себе в комнату. Потом я встал и открыл ее, чтобы подышать воздухом. Очевидно, после этого я забыл ее запереть. Это возможно, потому что я был очень расстроен.

— Ее не могли отпереть снаружи?

— О, нет! Ключ был в замке, как видите.

— А нет ли отпечатков пальцев на ручке снаружи? — осведомился Хис. — На этом стекле они хорошо бы изобразились.

— Боже мой, сержант, — Вэнс укоризненно покачал головой. Составитель этого плана не стал бы оставлять своей визитной карточки на дверной ручке.

Блисс вскочил на ноги.

— Мне пришла к голову одна мысль, — воскликнул он. — Имеются ножны для этого кинжала. Если они сейчас не в моем письменном столе, тогда, может быть…

— Да, да, я понимаю, — сказал Вэнс. — Ножны могут быть у того, кто хотел вас убить. Отличная улика. Сержант, будьте добры, пройдите с д-ром Блиссом в кабинет и посмотрите, остались ли там ножны.

Хис быстро вышел в сопровождении Блисса.

— Что вы об этом думаете, Вэнс? — спросил Маркхэм. — Это выглядит довольно серьезно.

— Думаю я очень многое, — мрачно отозвался Вэнс. — И дело действительно серьезно. Но, благодарение Небу, последнее покушение было не блестяще. Можно было обделать его гораздо лучше.

— Да. Конечно, — согласился Маркхэм. — Зачем бросать кинжал с расстояния шесть футов, когда можно было нанести удар и вблизи?

— Ах это? — Вэнс поднял брови. — Я не думал о технике метания ножа. Есть другие черты этого дела, еще менее умные. Я не вполне его понимаю. Может быть, мы получим определенный ключ ко всему заговору через указания доктора насчет ножен.

Блисс и Хис в это время вернулись.

— Они пропали, — сообщил нам сержант.

— Очевидно, их взяли вместе с кинжалом, — прибавил Блисс.

— Давайте, я пошлю за парой молодцов, и мы обыщем дом, — предложил Хис.

— Этого не понадобится, сержант, — ответил Вэнс. — Я чувствую, что их не трудно будет найти.

— Я полагаю, — иронически заметил Маркхэм, — что вы можете точно нам указать, где ножны находятся?

— Да, думаю, что так. Но я проверю свою теорию позже, а пока… я буду вам очень благодарен, доктор, если вы останетесь в вашей комнате.

Блисс кивнул в знак согласия.

Вэнс направился к двери, но потом остановился и, подойдя к столу, положил кинжал себе в карман. Когда мы вышли, Блисс запер за нами дверь. Мы направились в гостиную, когда вдруг нас окликнул спокойный голос с верхнего этажа.

— Могу я вам быть полезен, господа?

Наверху лестницы стояла темная фигура Хани. Его длинное одеяние выделялось на слабо освещенной стене.

— Пожалуй, — весело ответил Вэнс. — Мы как раз направляемся в гостиную, чтобы устроить тем маленькое совещание. Присоединяйтесь к нам, Хани.


ГЛАВА 18
Свет в музее


— Почему вы не спите в такой час? — спросил Вэнс у египтянина, когда мы уселись в гостиной. — Снова желудочный припадок?

— Нет, господин. Я встал, когда услышал, что вы разговариваете с Брашем. Я всегда сплю с открытой дверью.

— Тогда, может быть, вы слышали, как Сахмет возвращалась в дом сегодня ночью?

— А разве Сахмет возвращалась? — египтянин поднял голову.

— В известной степени. Но она очень неумелая богиня. Она опять все напутала.

— Вы уверены, что она напутала не намеренно?

Вэнс поглядел на него и потом сказал:

— Слышали вы шаги на лестнице или в коридоре второго этажа после полуночи?

— Я ничего не слышал, но я спал почти час до вашего прихода, и едва ли меня бы разбудили шаги по этому толстому ковру.

— Доктор Блисс сам спустился и телефонировал мне, — объяснил Вэнс. — Вы этого не слышали?

— Первый звук, который до меня донесся, это был ваш разговор с Брашем. Потом я мог слышать заглушенные звуки ваших голосов в комнате мистера Блисса, но не разбирал, что вы говорили.

— И вы, конечно, не заметили, что кто-то потушил свет на площадке второго этажа?

— Если бы я не спал, я бы наверное это заметил, так как свет обычно доходит до моей комнаты. Когда я проснулся, свет горел, как обычно. А кто же тушил его?

— Я не знаю. — Вэнс не отводил глаз от египтянина. — Доктор Блисс сказал мне, что кто-то покушался на его жизнь.

— А! Но это покушение, наверное, было неуспешным?

— Да. Это было совершенное фиаско. Техника его была и нелепая, и рискованная.

— Это была не Сахмет! — отвечал Хани.

— Очень рад, что такое предположение можно считать устраненным, — с улыбкой сказал Вэнс. — Раз это не было действием таинственных сил, — может быть, вы выскажете предположение насчет того, кто имел основание перерезать доктору горло?

— Есть много людей, которые не будут плакать, когда он уйдет из жизни. Но я не знаю никого, кто взялся бы ускорить его уход.

— Почему вы думали, Хани, что можете быть нам полезным?

— Как и вы, господин, я ожидал, что этой ночью случится какое-нибудь прискорбное событие. Когда я услышал, как вы пришли и отправились к доктору Блиссу, мне пришло в голову, что ожидаемое событие наступило. И я ждал на площадке, пока вы вышли.

— Очень внимательно и вдумчиво с вашей стороны, — пробормотал Вэнс. — А если бы м-р Сальветер вышел сегодня ночью из своей комнаты после того, как вы легли, вы бы это знали?

— Думаю, что так. Комната его прямо напротив моей. Едва ли возможно, что мистер Сальветер отпер свою дверь и вышел без того, чтобы я это узнал.

— Но это все-таки было бы возможно? Если вы спали, а мистер Сальветер вышел очень осторожно, вы могли не проснуться.

— Пожалуй, возможно, — неохотно сказал Хани. — Но я все-таки уверен, что он не выходил из комнаты.

— В данном случае у вас желание является отцом уверенности, — вздохнул Вэнс.

— А что? Мистер Блисс предположил, что мистер Сальветер выходил ночью из комнаты? — спросил Хани.

— О, наоборот! Доктор решительно сказал, что всякая попытка связать м-ра Сальветера с этим покушением была бы величайшей ошибкой.

— Мистер Блисс был совершенно прав, — заявил египтянин.

— И все-таки, Хани, доктор утверждал, что убийца скрывается в доме. Кто бы это мог быть?

— Не могу себе представить.

— Вы не думаете, что это могла быть м-с Блисс?

— Никогда! И Мерит-Амен не стала бы ходить через площадку. Она могла войти к своему мужу через свою дверь.

— Я это уже заметил. Она появилась во время нашей беседы в комнате доктора, и я должен сказать, Хани, что она очень хотела, чтобы мы узнали, кто покушался на жизнь ее мужа.

— Она не понимает то, что совершилось сегодня, — сказал Хани. — Но, когда она поймет…

— Не будем гадать на этот счет, — перебил его Вэнс и, сунув руку в карман, внезапно вытащил оттуда золотой кинжал. — Видели вы это когда-нибудь? — спросил он, протягивая оружие египтянину.

Глаза Хани на мгновение расширились при виде этого блестящего драгоценного предмета. Потом на его лице появилось гневное выражение.

— Как сюда попал кинжал фараона? — спросил он, стараясь владеть собой.

— Его привез из Египта доктор Блисс, — ответил Вэнс.

Хани с почтением взял кинжал и поднес его к свету лампы на столе.

— Он мог попасть сюда только из гробницы Аи. На рукоятке отпечатан его знак. Видите? «Хепер-Хенеру-Ре-Ири-Маст».

— Да, да, последний фараон XVIII династии. Доктор нашел кинжал во время своих раскопок. Вы уверены, что никогда его не видели?

Хани гордо выпрямился.

— Если бы я его увидел, я бы доложил своему правительству. Он бы не находился во владении иностранного осквернителя, а в стране, которой он принадлежит. Д-р Блисс правильно поступил, что спрятал его, — горечь звучала в его словах, но вдруг он переменил тон. — Позвольте мне спросить вас, когда вы впервые увидали этот царский кинжал?

— Несколько минут назад, — ответил Вэнс. — Он торчал в спинке кровати доктора над самым его изголовьем.

— А не было ножен у этого кинжала? — спросил Хани.

— Да, были. Из золота и эмали. Хотя я сам не видел их. Эти ножны, Хани, нас очень интересуют. Он исчезли, пропали, валяются где-то. Мы хотим предпринять их поиски.

— И когда вы их найдете, уверены ли вы, что будете знать больше, чем сейчас?

— Это может подтвердить мои подозрения.

— Ножны спрятать не трудно, — заметил Хани.

— Я не думаю, чтобы в данном случае их было трудно найти. — Вэнс встал и поглядел на Хани. — Можете вы дать нам указания, с чего всего лучше начать розыски.

— Нет, господин, — сказал Хани. — В данную минуту — нет. Я должен подумать.

— Отлично. Пойдите в свою комнату и предайтесь созерцанию. От вас большого прока нет. И будьте так добры постучать к м-ру Сальветеру и сказать ему, что мы хотели бы его немедленно видеть.

Хани вернул Вэнсу кинжал, поклонился и вышел.

— Не нравится мне эта птица, — проворчал Хис. — Он слишком скользкий и он знает многое, чего не говорит. Хотел бы я напустить на него моих молодцов с куском резины. Они живо бы его оборудовали. Не удивлюсь, м-р Вэнс, если это он сам бросил кинжал.

— О, конечно, он мог мечтать о горле д-ра Блисса, — согласился Вэнс. — Но эпизод с кинжалом не так меня беспокоит, как то, чего не случилось сегодня ночью.

— Ну, мне кажется, случилось достаточно, — ответил Хис.

— Что у вас на уме? — спросил Маркхэм.

— Картина, которая была мне сегодня представлена, она, видите, не закончена. И вернисаж не состоялся. Нужно придать полотну другую форму.

В это время мы услышали шаги на лестнице, и появился Сальветер в китайском халате поверх пижамы. Он сильно мигал при свете ламп.

— Что это? — спросил он. — Что случилось? — он казался и растерянным и встревоженным.

— Д-р Блисс телефонировал мне, что кто-то пытался его убить, — объяснил Вэнс. — Вот мы и привалили сюда. Знаете что-нибудь об этом?

— Боже мой! Нет! — Сальветер тяжело опустился на стул. — Кто-то пытался убить доктора? Когда? Как?

— Скоро после полуночи, — ответил Вэнс. — Но покушение совершенно не удалось. — Он бросил кинжал на колени Сальветеру.

— Известен вам этот предмет?

Тот с интересом и растущим удивлением начал рассматривать кинжал.

— В жизни его не видел, — сказал он. — Это очень ценный археологический образчик. Раритет для музея. Но, во имя неба, где вы его откопали? Он, конечно, не принадлежит к коллекции Блисса.

— Принадлежит, — заверил его Вэнс, — хотя и не внесен в каталог. Он всегда держал его скрытым от глаз посторонних.

— Я поражен. Наверное, египетское правительство ничего об этом не знало. Какое же отношение к кинжалу имеет покушение на жизнь доктора?

— Величайшее отношение. Мы нашли его вонзенным в спинку кровати доктора у того места, где должна была находиться его голова.

Сальветер нахмурил брови и стиснул зубы.

— Слушайте, мистер Вэнс, — сказал он. — У нас в этом доме нет малайских метателей кинжалов. Разве только Хани знаком с этим искусством? У этих восточных людей бывают самые неожиданные способности.

— Сегодняшнее представление нельзя однако назвать артистическим. Оно носило скорее любительский характер. Любой малаец со своим крисом распорядился бы лучше. Во-первых, д-р Блисс ясно расслышал шаги убийцы и звук открывающейся двери, во-вторых, между тем, как блеснул луч фонаря, и метанием кинжала прошло достаточно времени, чтобы доктор мог отстраниться.

В эту минуту вошел Хави, держа в руках небольшой предмет.

— Вот, господин, — сказал он. — Это ножны царского кинжала. Я нашел их на площадке второго этажа около лестницы.

— Премного благодарен, — протянул Вэнс. — Я так и думал, что вы их найдете. Но, конечно, они были не на площадке.

— Я уверяю вас…

— Ну, конечно. — Вэнс прямо поглядел на Хани и на его губах появилась слабая улыбка. — Ведь не правда ли, Хани? — сказал он. — Вы нашли ножны именно там, где вы и я думали, что они спрятаны.

Египтянин ответил:

— Я рассказал, как их нашел, господин. Можете из этого делать выводы.

Вэнс казался удовлетворенным и помахал рукой в сторону двери.

— Идите, Хани, и ложитесь. Сегодня ночью вы нам больше не понадобитесь.

Египтянин поклонился и вышел. Вэнс подобрал ножны и, вложив в них кинжал, стал разглядывать золотые украшения.

— Кстати, — сказал он. — Тут есть узоры, которые могут вас заинтересовать, мистер Сальветер. Эти завитки кончаются головой шакала.

— Анупу? А! Это имя Хани. Знаете, мистер Вэнс, — заговорил Сальветер, — эти египетские копты крайне суеверны. Они верят в злые силы. Хани в глубине души суеверный египтянин, который не любит работу д-ра Блисса, мог бы решить, что смерть доктора от кинжала, некогда принадлежавшего фараонам, является своего рода мистическим отмщением за осквернение гробниц. А Хани мог увидать в голове шакала на ножнах знак того, что он, названный по имени Анубиса, избран свыше орудием этой мести.

— Очаровательная теория, — равнодушно заметил Вэнс. — Но мне кажется, знаете, что Хани далеко не так глуп и суеверен, как он это хочет нам внушить. Он принадлежит к числу тех, кто считает мудрым притворяться слабоумным.

— Да, мне это тоже иногда казалось, — заметил Сальветер. — Но кто другой…

— Да, кто другой, — вздохнул Вэнс. — Скажите, м-р Сальветер, а в котором часу вы легли спать?

— В десять тридцать. Я проснулся, только когда Хани меня сейчас позвал.

— Вы легли, значит, сейчас же после того, как принесли д-ру Блиссу записную книгу из его кабинета?

— А, он вам об этом говорил? Да, я передал ему книгу и прошел к себе.

— Книга эта была в его столе, не правда ли?

— Да, но к чему эти расспросы о книге.

— Этот кинжал, — объяснил Вэнс, — также лежал в одном из ящиков стола.

Сальветер вскочил на ноги.

— Понимаю! — воскликнул он. Лицо его стало мертвенно бледным.

— Думаю, что нет, — кротко ответил ему Вэнс. — Очень ценю, что вы стараетесь оставаться спокойным. Скажите, заперли вы этой ночью вашу спальню?

— Я всегда запираюсь на ночь.

— А днем?

— Я оставляю ее открытой, чтобы освежить комнату.

— И вы не слышали ничего после того, как легли?

— Ничего. Я очень быстро заснул.

— Еще одно, — спросил Вэнс. — Где сегодня все вы обедали?

— В малой столовой. Едва ли это можно назвать обедом. Никто не был голоден. Это был только легкий ужин.

— А что делали отдельные жители дома после обеда?

— Хани прошел к себе, доктор, миссис Блисс и я сидели в гостиной около часу, после чего доктор пошел в свою комнату. Немного позже ушла Мерит-Амен, а я сидел до половины одиннадцатого и старался читать.

— Благодарю вас, мистер Сальветер. Больше ничего не надо. Будьте добры сказать миссис Блисс и доктору, что мы их больше не будем беспокоить этой ночью. Мы снесемся с ним завтра утром. Идемте, Маркхэм.

— Я бы мог сделать еще многое, — проворчал Хис. — Но в этом деле работают с прохладцей. Кто-то бросил кинжал в Блисса, и, если бы мне предоставили свободу, я бы докопался до истины.

Мы уже стояли у наружной двери, когда Вэнс поглядел на стальную дверь, ведущую в музей, и вдруг выпрямился.

— Минутку, мистер Сальветер, — крикнул он, — тот уже начал подниматься по лестнице и вернулся. — Почему в музее горит свет?

Я поглядел на низ стальной двери и в первый раз заметил тонкую полоску света. Сальветер также поглядел на дверь и нахмурился.

— Право не знаю, — сказал он. — Последний, кто остается в музее, всегда тушит за собой огни. Но, по моему, сегодня там вообще никого не было. Я погляжу, — он направился к двери, но Вэнс остановил его.

— Не беспокойтесь, — сказал он. — Я этим займусь. Доброй ночи.

Сальветер неохотно удалился, но не протестовал. Когда он скрылся за перилами второго этажа, Вэнс повернул ручку и отворил дверь в музей. Перед нами, на противоположном конце комнаты, за столом около обелиска, обложившись ящичками для карточек, фотографиями и папками, сидел Скарлетт. Его пиджак и жилет висели на спинке его стула. Зеленый целлулоидовый абажур прикрывал его глаза. В руке он держал перо.

— А! — воскликнул он, весело поглядев на нас. — Я думал, что вы на сегодня покончили с домом Блисса.

— Но теперь уже завтра! — ответил Вэнс.

— Как? — воскликнул Скарлетт. вынимая часы. — У меня не было никакого представления о времени. Я работаю здесь с восьми часов.

— Удивительно, — сказал Вэнс. — Крайне интересно. Кто вас впустил?

— Конечно, Браш. Он сказал, что все семейство обедает в малой столовой. Я просил не беспокоить их, т. к. должен кончить одну работу.

— Он не упомянул о вашем приходе, — заметил Вэнс, разглядывая фотографию четырех древних браслетов.

— Зачем бы он стал это делать, Вэнс? Это очень обычная вещь. Я часто прихожу работать по вечерам. Уходя, я всегда сам тушу свет и закрываю наружную дверь.

— Но сегодня ночью случилось нечто необычное, — Вэнс положил перед Скарлеттом кинжал в ножнах. — Видели вы этот курьезный предмет?

— О, конечно, — Скарлетт усмехнулся. — Как вы его разыскали? Это одна из темных тайн доктора!

— Вот как! Вы были в нее посвящены?

— Да. Я видел, как старый бандит засунул себе его в карман куртки, когда нашел его. Я ни гугу. Не мое дело. Позже, когда мы были в Нью-Йорке, он сказал мне, что вывез кинжал контрабандой из Египта и держит его у себя в кабинете. Он все время боялся, что Хани найдет его. Я ему обещал молчать. Почему нет? Одним кинжалом больше или меньше, что это значит для Каирского музея, который получает все сливки с раскопок.

— Он держал его под бумагами, в своем письменном столе.

— Да, я знаю. Надежное место. Хани редко заходит в кабинет. Но любопытно знать…

— Нам всем любопытно знать! — перебил его Вэнс. А кто еще знает о существовали кинжала?

— Никто, я думаю. Доктор, конечно, не рассказал этого Хани, и я сильно сомневаюсь, чтобы он осведомил миссис Блисс. Она относится с большой лояльностью к своей родной стране, и неизвестно, как бы она отнеслась к похищению такого сокровища.

— А Сальветер?

— Думаю, что нет. Он, наверное, рассказал бы Мерит-Амен.

— Во-всяком случае, кто-то знал, где этот кинжал, — заметил Вэнс. — Доктор Блисс телефонировал мне вскоре после полуночи, что он на один волосок избежал смерти. Мы примчались сюда и нашли острие этого кинжала вонзенным в изголовье его кровати.

— Боже мой! Неужели? Наверное, кто-то нашел кинжал. Однако… — он остановился и бросил на Вэнса быстрый взгляд. — Как вы это объясняете?

— Я никак этого не объясняю. Весьма таинственно! Хани, кстати, нашел ножны на площадке около двери доктора.

— Странно. — Скарлетт призадумался. — И вы не извлекли никаких указаний от других жителей дома?

— Массу указаний, но все они противоречивы, и многие из них нелепы. Итак, мы отправляемся домой. Я увидел свет под дверью, и меня охватило любопытство. А вы идете?

— Да, — Скарлетт взял свою шляпу. — Я бы уже давно удалился, если бы знал, который час.

Мы вышли из дома вместе. Тяжелое молчание нависло над нами, и мы заговорили только, когда остановились перед дверью Скарлетта. Тогда Вэнс сказал:

— Доброй ночи. Пусть этот кинжал не мешает вам спать, — потом он уже повернулся, чтобы идти, но вдруг остановился и добавил: — Знаете, Скарлетт, на вашем месте, я на некоторое время избегал бы дома Блисса.


ГЛАВА 19
Несостоявшееся свидание


Было около двух часов ночи, когда мы поднялись с Вэнсом и Маркхэмом в библиотеку квартиры Вэнса. Маркхэм был явно не в своей тарелке. Дело сначала казалось простым, и число подозреваемых было ограничено, но, несмотря на это, во всем деле была какая то особая непроницаемость, не допускавшая решительных шагов. Вэнс первый заметил этот особый характер дела, и Маркхэм как бы отступил на задний план, предоставляя ему распоряжаться. Но при этом он был недоволен.

— Мы не продвигаемся вперед, Вэнс, — говорил он мрачно, стоя у окна. — Я весь день не вмешивался и давал вам поступать по вашему усмотрению, потому что чувствовал, что ваше знакомство с ними и ваши знания по египтологии давали вам преимущество для допроса. Я также чувствовал, что у вас имеется теория, которую вы старались проверить. Но убийство Кайля так же далеко от решения, как в ту минуту, когда мы вошли в музей!

— Вы неисправимый пессимист, Маркхэм, — сказал Вэнс, возвращаясь из спальни, где он надел цветной халат. — Только пятнадцать часов назад мы нашли Сахмет поперек черепа Кайля. И мы должны признать, что обычное расследование убийства едва ли бы даже началось в такой короткий срок!

— Однако при заурядном убийстве мы, по крайней мере, имели бы определенные данные. Если бы Хис вел это дело, он уже произвел бы какой-нибудь арест.

— Не сомневаюсь в этом! Он бы посадил всех в тюрьму, включая Браша и Дингль, и даже попечителя Городского музея. Такая техника не по мне.

Маркхэм сердито фыркнул и сел за стол.

— Вы меня торжественно заверили, — сказал он, — что как только произойдет второе событие — покушение на Блисса — вы поймете все извилины этого заговора и сможете представить ощутительные доказательства против убийцы Кайля. Но мне кажется, что история этой ночи только больше запутала вас.

— Метание этого кинжала, прятанье и нахождение ножен осветили единственное слабое место в этом заговоре, — ответил Вэнс.

— Вы думаете, что знаете, в чем заговор? — удивленно спросил Маркхэм.

— Да, Маркхэм, — медленно ответил Вэнс. — Думаю, что знаю это. И если ночью произойдет то, чего я ожидаю, я думаю убедить и вас в своей правоте. К несчастью, метание кинжала было только частью намеченного эпизода. Как я вам говорил уже вчера, картина не закончена. Нечто помешало убийце. И последнее завершение должно еще наступить.

Он говорил внушительно и торжественно. На Маркхэма это произвело заметное впечатление.

— Есть у вас определенное мнение о том, в чем должно состоять это завершение? — спросил он.

— Конечно, есть. Но какую форму оно примет, я не могу сказать. Наверное, этого не знает еще и сам убийца. Он должен ждать удобного случая. Но все это будет сосредоточиваться вокруг одного определенного предмета, одной подстроенной улики, Маркхэм. Эта улика была тщательно подготовлена, и единственное невыясненное — это то, как ее выдвинуть. Когда это произойдет, я раскрою перед вами всю чудовищную истину.

— Когда же вы думаете, что появится эта последняя улика? — спросил Маркхэм.

— В любую минуту. — Вэнс говорил спокойным и ровным тоном. Нечто помешало ей воплотиться этой ночью, так как она имеет самое близкое отношение к метанию кинжала. Но, отказавшись отнестись серьезно к этому эпизоду, и, позволив Хани найти ножны, я сделал необходимым новый маневр со стороны убийцы. Опять-таки мы избежали его ловушки.

— Вас, по-видимому, совсем не интересовало, кто бросил кинжал в подушку Блисса? — спросил Маркхэм саркастическим тоном.

— Но, старина Маркхэм, я же знал, кто бросил это драгоценное оружие. Меня интересует только то, что может привести нас к преступнику.

— Мы могли узнать кое-что полезное от Скарлетта, — продолжал Маркхэм. — Он, очевидно, все время был в музее.

— Не забывайте, — возразил Вэнс, что между музеем и жилищем Блисса имеется двойная стена и стальные, плотно закрывающиеся двери. Если бы в комнате доктора взорвалась бомба, в музее этого бы не услышали.

Маркхэм встал и вздохнул.

— Какая программа на завтра? — спросил он.

— Программа на завтра? Знаете, я над этим не задумывался. У Виндерштейна сейчас открылась выставка Гогена. В Карнеги-Холле исполняют септет Бетховена. И предварительная выставка египетской стенной живописи из гробниц Нахте, Менены н Рек-Ми-Ре…

— Да, есть еще и выставка орхидей в Центральном дворце, — закончил Маркхэм с иронией. — Но послушайте, Вэнс, если мы оставим это дело, ничего не предпринимая, может возникнуть опасность еще для кого-нибудь, как этой ночью она возникла для Блисса. Если убийца Кайля такой беспощадный, а работа его не закончена…

— Нет, я думаю, что заговор не предусматривает нового акта насилия. Я думаю, что он теперь вступил в более спокойную, тонкую и убийственную стадию. Мы расстроили две комбинации убийцы. Но ему остался еще один ход, и я рассчитываю, что он его сделает.

— Сколько же времени продлится эта история? — нервно спросил Маркхэм. — Я не могу бесконечно ждать наступления апокалиптических событий.

— Дайте мне двадцать четыре часа. Если вы до этого времени не получите новых данных от того субъекта, который дергает за ниточки, вы можете напустить Хиса на все семейство.

Прошло меньше двадцати четырех часов, когда совершилось решающее событие. День 14 июля всегда останется у меня в памяти, как один из самых страшных и волнующих дней моей жизни. Даже теперь, записывая происшедшее, я не могу не содрогаться. Я не решаюсь подумать о том, что могло случиться, какая ужасающая несправедливость могла бы быть добросовестно совершена, если бы Вэнс не разгадал внутренний механизм дьявольского плана, скрытого под убийством Кайля.

Вэнс через много месяцев мне говорил, что никогда в жизни у него не было более трудной задачи, чем необходимость убедить Маркхэма пассивно ждать. С той минуты, как Вэнс вошел в музей, он сообразил, какие огромные трудности предстоят, т. к. все было подстроено с целью заставить Маркхэма и полицию предпринять тот самый шаг, против которого Вэнс так упорно боролся.

Маркхэм покинул нас в половину третьего. Несмотря на это, на следующее утро Вэнс встал до восьми. День был снова душным; мы пили кофе в садике на крыше. Вэнс послал Карри купить все утренние газеты и провел полчаса в изучении отчета о Кайле. Хис проявил большую сдержанность и сообщил журналистам только самые основные факты. Но Кайль и доктор Блисс были столько известны, что убийство производило огромное впечатление. На всех первых страницах столичных газет были длинные отчеты о работах Блисса в Египте и о той роли, которую убитый играл в их финансировании. Преобладало мнение, и в этом я узнавал руку Хиса, что кто-то вошел в музей с улицы и из мести или из вражды убил Кайля первым попавшимся оружием. Хис также сообщил о нахождении скарабея около тела, и так как это была единственная общеизвестная подробность, газеты все называли убийство Кайля «Трагедией Священного Скарабея».

Минуть пятнадцать Вэнс лежал с закрытыми глазами. Я думал, что он заснул; но, когда Карри отворил дверь, чтобы сообщить, что пришел Сальветер, которого он просил вызвать по телефону, Вэнс тотчас же распорядился его ввести.

Сальветер вошел со встревоженным и удивленным видом.

— Садитесь, мистер Сальветер, — лениво сказал Вэнс. — Я думаю о царице Хетептерис и о Бостонском музее. Есть у вас какое-нибудь дело, ради которого вы могли бы сегодня вечером поехать в Бостон?

На лице Сальветера появилось еще большее удивление.

— Я всегда могу найти там занятие, — ответил он. — Особенно после раскопок Харвард-Бостонской экспедиции у пирамид Гизеха. В связи с этими раскопками я ходил в Городской музей вчера утром по поручению д-ра Блисса. Это вас удовлетворяет?

— Вполне. А не было бы лучше, если бы вы лично переговорили с д-ром Рейснером относительно фотографии гробницы Хетептерис?

— Конечно. Мне все равно надо будет туда съездить, чтобы закончить работу.

— Вам не помешает, что завтра воскресенье?

— Наоборот. Я могу повидаться с д-ром Рейснером на его дому, и мы будем иметь достаточно свободного времени для разговора.

— В таком случае отправляйтесь с вечерним поездом после обеда и возвращайтесь, скажем, завтра вечером!.. Возражений у вас нет?

— Собственно нет, — удивленно пробормотал Сальветер. — Никаких конкретных возражений, но…

— Не найдет ли д-р Блисс странным такой ваш внезапный отъезд? — спросил Вэнс.

— Я не думаю. В музее сейчас не особенно уютно.

— Так вот! Я хочу, чтобы вы поехали, мистер Сальветер. И я хочу, чтобы вы при этом не задавали вопросов и не спорили. Не может случиться, чтобы д-р Блисс запретил вам ехать?

— О, нет, — заверил его Сальветер. — Он может счесть это странным, но он никогда не вмешивается в мои дела.

— В таком случае, — сказал Вэнс, вставая, — ваш поезд идет с Центрального вокзала в половину десятого. Не опоздайте. И телефонируйте мне со станции для проверки. Я буду здесь между девятью и половиной десятого. Можете вернуться в Нью-Йорк с любым поездом завтра после полудня.

— По-видимому, с вашей стороны это предписание?

— Настоятельное и существенное предписание, мистер Сальветер! И вам нечего беспокоиться насчет миссис Блисс. Хани о ней позаботится.

Сальветер хотел что-то сказать, но передумал, быстро повернулся и вышел.

Вэнс зевнул.

— А теперь я думаю поспать часика два.

После завтрака Вэнс пошел на выставку Гогена, а потом в Карнеги Холл слушать септет Бетховена. Было уже слишком поздно после концерта, чтобы идти в Городской музей на выставку египетской стенной живописи. Он пригласил Маркхэма с собой и мы пошли обедать к Клермонту. После обеда мы вернулись в садик на крыше дома Вэнса. Удушливая летняя жара не спадала.

— Я сказал Хису, что буду ему телефонировать, — начал Маркхэм, опускаясь в качалку.

— Я как раз хотел войти в сношения с сержантом, — поддержал Вэнс. — Он так успокоительно действует.

Он позвонил Карри и велел ему принести телефон, а потом вызвал Хиса и пригласил его к себе.

— У меня такое чувство, — сказал он Маркхэму, — что в любую минуту нас могут вызвать в качестве свидетелей для бесспорного доказательства чьей-то вины. Если доказательство это то, о чем я думал…

— Мне как раз пришло в голову, на что вы намекаете, — воскликнул Маркхэм. — Наверное, это иероглифическое письмо, которое вы нашли в кабинете?

— Да, Маркхэм, — сказал Вэнс после недолгого колебания. — Это разорванное письмо еще не получило объяснения. И у меня есть теория, от которой я не могу отделаться. Она слишком хорошо подходит ко всему дьявольскому плану.

— Но письмо у вас? — возразил Маркхэм.

— О да. Я очень его ценю.

— Вы думаете, это то письмо, которое писал Сальветер?

— Бесспорно так.

— И вы думаете, что он не знает, что оно разорвано и брошено в бумажную корзину доктора?

— О да. Он еще недоумевает, где оно, и беспокоится при этом.

— Вы говорили о какой-то цели, для которой это письмо должно было быть использовано раньше, чем вы его бросили? — сказал Маркхэм.

— Да. По правде сказать, я ожидал, что это письмо появится в связи с загадочным метанием кинжала прошлой ночью. И я должен сознаться, что был весьма огорчен, когда вся семья спокойно отправилась спать без того, чтобы нам попался на глаза хотя бы один иероглиф.

В эту минуту позвонил телефон. Это Сальветер говорил с Центрального вокзала. После короткого разговора, Вэнс положил трубку с удовлетворенным видом.

— Доктор, — сказал он, — охотно согласился обойтись этот вечер и завтра без своего помощника. Итак, это сошло без затруднений.

Через полчаса к нам ввели Хиса. Он был угрюмым и подавленным.

— Приободритесь, сержант, — обратился к нему Вэнс. — Сегодня день взятия Бастилии. Это может получить символическое значение. Не исключено, что вам еще до полуночи удастся посадить под замок убийцу Кайля.

— Да? — скептически отозвался Хис. — Что же, он должен явиться сюда и принести все доказательства против себя? Какой покладистый малый!

— Не совсем так, сержант, но я ожидаю, что он пошлет за нами, и думаю, что он будет настолько великодушен и представит нам сам главную улику.

— Он помешанный что ли? Если он это сделает, мистер Вэнс, никакие присяжные его не осудят, — он поглядел на часы. — Уже десять часов. Когда же он должен появиться?

— Десять? — переспросил Вэнс. — Значит, позже, чем я думал. Неужели я просчитался насчет всего этого дела? — он закурил папиросу и начал ходить по комнате. — Когда я услал Сальветера, — заговорил он снова, — я был уверен, что ожидаемое событие вот-вот случится. Но я боюсь, что тут разладилось что-нибудь. Поэтому, пожалуй, лучше изложить вам мою теорию. Было бы, однако, полезным иметь здесь и Скарлетта.

— Скарлетт тут причем? — удивленно спросил Маркхэм.

— О, при многом, — ответил Вэнс.

Хис взял трубку и после переговоров со станцией он установил связь с домом, где жил Скарлетт. Из вопросов сержанта было видно, что Скарлетта нет дома.

— Говорила его хозяйка, — объяснил Хис. — Скарлетт вышел в восемь часов и сказал, что ненадолго пройдет в музей и вернется к девяти. Он назначил свидание одному господину у себя на квартире, и господин этот его ждет.

— Так мы можем застать его в музее. — Вэнс позвонил по номеру Блисса и сказал Брашу, чтобы тот позвал Скарлетта. Через несколько минут он повесил трубку.

— Скарлетта нет в музее, — сказал он. — Браш говорит, что он пришел около восьми, и наверное, ушел незамеченным. Наверное, он находится по пути домой. Подождем еще немного.

— Так ли нужно видеть здесь Скарлетта? — нетерпеливо спросил Маркхэм.

— Не то чтобы необходимо, но весьма желательно. Помните, он откровенно признался, что может многое рассказать об убийстве. Сержант, вы кажется говорили, что мистер Скарлетт назначил кому-то свидание в девять и сказал своей хозяйке, что вернется к этому часу?

— Да. Эта особа мне так сказала.

— Пожалуйста, узнайте, вернулся ли он домой.

Хис снова вызвал номер Скарлетта и через минуту вернулся к Вэнсу.

— Он не показывался.

— Чертовски странно, — пробормотал Вэнс, — Мне это совсем не нравится, Маркхэм. Меня это начинаете пугать. Мы должны были к этому времени уже услышать про это письмо. Я боюсь, чтобы не возникли осложнения, — он озабоченно поглядел на Маркхэма. — Мы не можем позволить себе дольше ждать. Может быть, и так уже поздно. Мы должны немедленно действовать. Идемте, Маркхэм. И вы, сержант. В музей, и как можно скорее. Если мы поспешим, то можем еще поспеть во время.

Маркхэм и Хис поднялись с мест при этих словах Вэнса. В его тоне была странная настойчивость. В его глазах выражались мрачные предчувствия. Он быстро пошел вперед, и мы последовали за ним. Автомобиль ждал нас у входа, и через несколько минут мы уже неслись по направлению к музею Блисса.


ГЛАВА 20
Гранитный саркофаг


Мы приехали в музей минут через десять. Вэнс взбежал по каменным ступеням. Мы следовали за ним по пятам. Через стеклянную дверь было видно, что в передней горит свет. Вэнс энергично нажал на звонок, но Браш отозвался на него не сразу.

— Дремали? — спросил Вэнс.

— Нет, сэр, — Браш отстранился от него. — Я был на кухне.

— Скажите д-ру Блиссу, что мы здесь и что мы хотим немедленно его видеть.

— Да, сэр. — Лакей прошел через переднюю и постучал в дверь кабинета. Ответа не было. Он постучал еще раз. Наконец, он повернул ручку и заглянул в комнату. — Доктора нет в кабинете. Я посмотрю в спальне.

Лакей направился к лестнице и хотел на нее подняться, когда его остановил спокойный ровный голос.

— Мистера Блисса наверху нет. — Хани медленно спустился в переднюю. — Может быть, он в музее.

— Ну, ну, — сказала Вэнс, поглядывая на египтянина. — Удивительно, как вы всегда оказываетесь налицо. Так вы думаете, что он копается среди своих сокровищ в музее? — Он распахнул большую стальную дверь. — Если доктор там, то он теряет свое время в темноте.

Выйдя на площадку у входа в музей, Вэнс зажег свет и огляделся в зале.

— Вы очевидно ошибаетесь, Хани. Музей, по всей видимости, пуст.

— Может быть, мистер Блисс вышел подышать свежим воздухом, — предположил Хани.

— Это возможно, — сказал Вэнс. — Но я все-таки хотел бы, чтобы вы поглядели, не наверху ли он.

— Я бы видел, если бы он прошел в музей после обеда, — мягко ответил египтянин. — Тем не менее, я выполню ваши инструкции. — И он отправился наверх.

Вэнс подошел к Брашу и спросил вполголоса:

— В котором часу мистер Скарлетт ушел сегодня вечером?

— Я не знаю, сэр. Я право не знаю. Он пришел около восьми. Я его впустил. Может быть, он вышел вместе с доктором Блиссом. Они часто выходят погулять вместе.

— Прошел ли мистер Скарлетт сегодня вечером к музей?

— Нет, сэр. Он спросил доктора Блисса.

— А! А видел он доктора?

— Да, сэр. То есть, я думаю, что он его видел. Я сказал ему, что доктор Блисс в кабинете, и он тотчас же прошел туда, а я вернулся в кухню.

— Заметили вы что-нибудь необычное в манере м-ра Скарлетта?

— Как вам сказать, сэр! Пожалуй, мистер Скарлетт был более сдержанным и сухим, чем всегда, как будто у него было что-то на уме.

— И последний раз вы его видели, когда он подходил к двери кабинета?

— Да, сэр.

— Оставайтесь в гостиной, — сказал Вэнс лакею.

Когда Браш удалился, Хани как раз медленно спускался с лестницы.

— Как я уже говорил вам, мистера Блисса наверху нет, — доложил он.

— Знаете вы, что м-р Скарлетт приходил сегодня вечером?

— Да, я знаю. Я был в гостиной, когда Браш его впустил.

— Видел ли м-р Скарлетт доктора?

Египтянин ответил не сразу. Он посмотрел в глаза Вэнсу, как бы стараясь угадать его мысли. Наконец, приняв какое-то решение, он сказал:

— Насколько я знаю, они оставались вместе по крайней мере полчаса. Когда м-р Скарлетт вошел в кабинет, он оставил дверь слегка приоткрытой. И я слышал, как они там разговаривали. Но я не мог разобрать слов. Они говорили слишком тихо.

— Сколько времени вы их слушали?

— Полчаса. Потом я пошел наверх.

— С тех пор вы не видели ни доктора Блисса, ни мистера Скарлетта?

— Нет, господин.

— Где был мистер Сальветер во время совещания в кабинете?

— Разве он был дома? — спросил Хани. — Он сказал мне за обедом, что едет в Бостон.

— Да. С поездом 9.30. Но ему незачем было уходить раньше девяти. Где он был между восемью и девятью?

— Я его не видел, — сказал Хани, пожимая плечами. — Он вышел раньше, чем пришел д-р Скарлетт. Его, наверное, уже здесь не было после восьми.

— Вы лжете, — сказал Вэнс ледяным тоном. — Не старайтесь меня обмануть. Я не склонен этого терпеть. Как вы думаете, что случилось сегодня ночью?

— Я думаю, что опять возвращалась Сахмет.

Вэнс побледнел.

— Идите в вашу комнату и ждите там, — сказал он ему резко.

Хани поклонился.

— Моя помощь вам больше не нужна, господин. Вы понимаете много вещей. — И египтянин с достоинством удалился.

Вэнс стоял неподвижно, пока Хани не скрылся из виду. Потом он поспешил через переднюю в кабинет. Открыв дверь, он зажег электричество. Тревога и поспешность чувствовалась во всех его движениях. Мы понимали, что он предчувствует нечто трагическое и ужасное. Он подошел к одному из окон и высунулся из него. При слабом свете он мог различить асфальтовые плиты внизу. Потом он заглянул под стол, и измерил глазами низкое пространство под диваном. После этого он направился к двери в музей.

— Я не думал, что мы найдем что-нибудь в кабинете, но шанс все-таки был. — Вэнс побежал вниз по винтовой лестнице.

— Мы найдем это в музее, — крикнул он нам. — Идемте, сержант. Там есть работа. Дьявол сегодня сорвался с цепи.

Он прошел мимо трона и полок с папирусами и остановился перед длинным столом с керамикой, засунув руку в карман.

— В чем дело? — спросил Маркхэм. — Что произошло? Чего вы, собственно, ищите?

— Я не знаю что случилось. — Что-то в тоне Вэнса заставило меня содрогнуться. — Я ищу чего-то страшного. Если этого здесь нет…

Он не кончил фразы. Пройдя быстро к копии большой статуи Ха-Эф-Ре, он обошел ее кругом. Потом он направился к статуе Рамзеса и осмотрел ее пьедестал. После этого он подошел к Тети-Ширет и постучал по ее подножию.

— Все они сплошные, — пробормотал он. — Мы должны попробовать ящики от мумий. Начнемте с этого конца, сержант. Крышки сходят легко.

Сам он прошел к ящику с мумией около Ха-Эф-Ре, и, просунув руку под крышку, приподнял ее и положил на пол. Хис уже начал обыск с другого конца. Движения его были резки. Он срывал крышки, бросал их на пол с совершенно излишним грохотом. Вэнс, поглощенный своей работой, обращал на это мало внимания. Маркхэму, однако, становилось не по себе. Он неодобрительно наблюдал за сержантом.

— Я не могу этого допустить, Вэнс, — сказал он. — Тут, ценные предметы, и мы не имеем права…

— А если в одном из этих ящиков лежит мертвец? — сказал Вэнс, поглядев прямо в глаза Маркхэму.

— Мертвец?

— Да, помещенный сюда сегодня вечером между восемью и девятью.

Слова Вэнса произвели большое впечатление, и Маркхэм уже не возражал. Он молча наблюдал за обследованием оставшихся ящиков с мумиями. Но никакой мрачной находки сделано не было. Хис с разочарованием отложил в сторону крышку последнего ящика.

— Что-то с вашими предположениями не вышло, мистер Вэнс, — добродушно заметил он.

Вэнс, расстроенный, с отсутствующим выражением в глазах, стоял у стола с керамикой. Маркхэм подошел к нему и тронул его за руку.

— Может быть, мы пересмотрим это дело с другой точки зрения, — начал он.

— Нет! Об этом не может быть и речи, — прервал его Вэнс. — Все слишком логично. Сегодня ночью здесь произошла трагедия, и мы опоздали ее предупредить.

— Мы должны были принять предосторожности, — с горечью заметил Маркхэм.

— Предосторожности? Все возможные предосторожности были приняты. Новый элемент был сегодня введен в положение — элемент, которого нельзя было предвидеть. Трагедия этой ночи не входила в заговор. Я должен продумать это. Я должен восстановить ход мыслей убийцы, — он стал ходить по музею, не отрывая глаз от пола.

Хис в раздумье курил сигару. Он привык верить предсказаниям Вэнса, и теперь был глубоко смущен его видимой неудачей.

Вдруг на лбу его появилась складка удивления. Вынув сигару изо рта, он наклонился над одним из ящиков с мумиями и вынул оттуда небольшой металлический предмет.

— Странное место для того, чтобы держать автомобильный домкрат, — заметил он, бросая его обратно в ящик.

Вэнс продолжал расхаживать по музею. Наконец, он вынул папиросу и закурил ее.

— Все рассуждения приводят сюда, Маркхэм. Не было никакой необходимости убирать улики. Во первых, это было бы слишком рискованно, во-вторых, мы должны были что-нибудь заподозрить только через день или два, — вдруг голос его оборвался и он весь выпрямился. — Автомобильный домкрат! — воскликнул он. — Тетка моя! Хотел бы я знать… может быть, может быть…

Он поспешил к черному саркофагу, стоявшему под окнами, и внимательно рассмотрел его.

— Слишком высоко, — пробормотал он. — Три фута от пола. Нельзя было это сделать. Но как-то надо было, — он огляделся. Этот табурет, — он показал на невысокий дубовый табурет, стоявший около стены. — Вчера вечером его здесь не было. Он стоял у стола, около обелиска и верх его поцарапан. В нем есть зазубрины. Скорее, сержант, давайте мне этот домкрат.

Хис поспешил повиноваться. Вэнс поставил домкрат на табурет в то самое место, где была зазубрина на его поверхности. Верх домкрата оказался на какой-нибудь вершок от нижней стороны крышки саркофага, выдававшейся на несколько вершков над его нижней частью. Вэнс начал действовать рычагом и при каждом его повороте домкрат несколько приподымался. Когда он достиг края саркофага, весившего по крайней мере полтонны, тяжелая крышка стала приподниматься в свою очередь.

— Вы не боитесь, мистер Вэнс, что крышка соскользнет с другой стороны саркофага? — спросил Хис.

— Нет, сержант, — заверил его Вэнс. — Трение удержит такой тяжелый предмет от скольжения, даже если его наклонить гораздо больше, чем это возможно при помощи домкрата.

Крышка саркофага приподнялась уже вершков на восемь, и Вэнс работал рычагом обеими руками. Девять вершков, десять, одиннадцать, двенадцать — длина домкрата была почти вся использована. Вэнс отпустил рычаг и попробовал, насколько крепко держит домкрат.

— Кажется, безопасно, — сказал он.

Хис вынул из кармана фонарь и посветил внутрь саркофага.

— Матерь Божья! — сказал он.

Я стоял как раз за ним. И как только блеснул свет, я увидел тот ужасный предмет, который вызвал этот возглас.

В глубине саркофага лежало человеческое тело, сгорбленное, с безобразно поджатыми ногами, как будто его наспех засунули сквозь отверстие вниз головой.

Вэнс заговорил спокойным голосом:

— Светите прямо, сержант. А вы, Маркхэм, подсобите мне. Только будьте осторожны. Не заденьте рычаг. С большой осторожностью они опустили руки в саркофаг и повернули тело так, чтобы голова пришлась к наиболее широкому месту отверстия. Холод пробежал у меня по спине, когда я смотрел на них. Я знал, что самый слабый толчок или скольжение ключа обрушит на них массивную гранитную крышку. Хис это также понимал. Я видел, что у него на лбу выступили капли пота.

Медленно тело появилось сквозь узкое отверстие, и, когда ноги были вытянуты в свою очередь и стукнули о пол, фонарь погас и Хис со вздохом облегчения выпрямился. Маркхэм стоял с недоумением глядя на тело.

— Скарлетт! — воскликнул он с удивлением.

— Вэнс только кивнул и наклонился над телом. Лицо Скарлетта побагровело от недостатка кислорода. Глаза вылезали из орбит. Кровь запеклась у его ноздрей. Вэнс приложил ухо к его груди и взял его за руку, чтобы пощупать пульс. После этого он приложил к губам Скарлетта свой золотой портсигар. Взглянув на него, он к повернулся Хису.

— Карету скорой помощи, сержант. Торопитесь. Скарлетт еще жив.

Хис помчался вверх по лестнице и скрылся в передней. Маркхэм внимательно посмотрел на Вэнса.

— Я этого не понимаю, — сказав он.

— И я не вполне, — сказал Вэнс, глядя на Скарлетта. — Я посоветовал ему не заходить сюда. Он также знал про опасность и все-таки… Скарлетт был английский джентльмен. Зная про опасность, он пришел сюда ночью. Он думал, что может положить предел трагедии.

— Теперь мы должны что-нибудь предпринять, — сказал Маркхэм.

— Да, — озабоченно ответил Вэнс. — Но какие трудности! Нет улик! Мы беспомощны. Разве что это иероглифическое письмо где-нибудь окажется. Сегодня ночью было как раз время. Но неожиданно пришел Скарлетт. Знал ли он об этом? — Вэнс подошел к саркофагу, зажег спичку и заглянул вглубь. — Ничего. В тоне его звучало разочарование. И все-таки оно должно быть тут, — он выпрямился. — Может быть… да, это тоже было бы логично.

Он встал на колени около неподвижная тела и стал обыскивать его карманы. Во внутреннем кармане он нашел смятый листок желтой бумаги от блокнота, вроде той, на которой были написаны египетские упражнения Сальветера. Взглянув на нее, он сунул ее себе в карман.

— Едут! — крикнул Хис с верхней площадки. — Я сказал им поторопиться.

— Когда их можно ждать? — спросил Вэнс.

— Не позже, чем через десять минут. Они заберут с собой дежурного врача. Но это их не задержит. Я буду ждать их у двери.

Вэнс написал несколько слов на обороте конверта и передал его Хису.

— Вызовите Вестерн Юнион и скажите им отослать эту телеграмму.

Хис взял телеграмму, прочел ее, свистнул и вышел в переднюю.

— Я телеграфирую Сальветеру в Нью-Хэвен, чтобы он вышел из поезда в Нью-Лондоне и возвращался в Нью-Йорк, — объяснил Вэнс. — Он может поймать ночной экспресс в Нью-Лондоне и к утру уже будет здесь.

— Вы думаете, что он приедет? — спросил Маркхэм.

— О, да!

Когда прибыла карета скорой помощи, Хис провел в музей шофера, доктора и полицейского. Врач, юноша с розовыми щеками и серьезным видом, поклонился Маркхэму и опустился на колени перед Скарлеттом.

— Осторожнее с головой, — сказал он шоферу.

Шофер и полицейский подняли Скарлетта на носилках.

— Как его дела? — спросил Маркхэм доктора.

— Довольно скверно, сэр. Скверный перелом у основания черепа. Если он выживет, ему изрядно повезет, — и, пожав плечами, он последовал за носилками.

— Если Скарлетт оправится, — заметил Маркхэм, — он может сообщить нам все необходимые данные.

— Не рассчитывайте на это, — сказал Вэнс. — Сегодняшний эпизод был совершенно изолированным, — он вернулся к саркофагу и при помощи домкрата медленно опустил крышку.

— Вэнс, — спросил Маркхэм, — что за бумагу вы нашли в кармане Скарлетта?

— Я думаю, это уличающий документ, написанный египетскими иероглифами. Посмотрим.

Он разгладил бумажку на крышке саркофага. Она напоминала письмо, которое Вэнс нашел в кабинете Блисса. Цвет бумаги был тот же, и в нем было четыре ряда иероглифов, начертанных зелеными чернилами. Вэнс изучал документ, тогда как Маркхэм, Хис, который вернулся в музей, и я смотрели на него.

— Давайте, посмотрю, насколько я помню египетский язык, — бормотал Вэнс. — Много лет я уже не читал. Ну… — Он вставил монокль в глаз и наклонился вперед.

«Мерит-Амен, эхаи о эр ю сон маут-и эн мериа-и — шептал он. — Хорошо сделано, Маркхэм! Существительные и прилагательные сходятся, а окончания глаголов…

— Бросьте это, прервал его Маркхэм. Что же там говорится?

— Давайте, я сделаю вам дословный перевод, сказал Вэнс и начал медленно читать: «Возлюбленная Амена. Останусь я здесь, пока придет брат матери моей. Не желаю я, чтобы терпеть положение это. Поместил я в сердце мое должен действовать я для блага наши. Должна узнать вещи все ты позже. Будешь удовлетворена ты, когда мы свободны от заграждает дорогу, счастливы будем мы, ты вместе со мной». Не очень гладко сказано, но так выражались древние египтяне.

— Мне это не представляется особенно понятным, — кисло заметил Хис.

— Но если изложить это должным образом, то получается дьявольский смысл, сержант. Там сказано: «Мерит-Амен. Я жду здесь своего дядю. Я не могу дольше терпеть это положение и я решил предпринять решительные меры ради нашего счастья. Вы позже поймете все и вы простите меня, когда мы освободимся от всех препятствий и будем счастливы вместе». Скажите, сержант, ведь в этом есть смысл?

— И еще какой! — воскликнул Хис. — А вы еще послали этого Сальветера в Бостон.

— Он вернется завтра, — заверил его Вэнс.

— Но послушайте, — сказал Маркхэм, — а что это за письмо, которое вы складывали по кусочкам? И как это письмо попало в карман Скарлетта?

Вэнс сложил старательно бумажку и положил ее в свой бумажник.

— Настало время, — сказал он медленно, — рассказать вам все. Может быть, имея все факты в руках, вы придумаете, что следует делать. Я вижу большие юридические осложнения впереди. Но у нас имеются все улики, на которые мы можем рассчитывать. Вмешательство Скарлетта, события этой ночи расстроили планы убийцы. Во всяком случае, я могу теперь доказать вам невероятную, отвратительную истину.

— Боже милостивый! — воскликнул Маркхэм. — Я понимаю, что вы хотите сказать. Но раньше я должен позвонить в больницу. Может быть, Скарлетт в состоянии нам помочь.

Маркхэм прошел наверх и через несколько минут вернулся.

— Я говорил с доктором, — сказал он. — Шансы Скарлетта плохи. Сотрясение мозга и удушение. Если он и выживет, то во всяком случае будет без сознания недели две.

— Я этого опасался, — грустно сказал Вэнс. — Мы опоздали. Но я не мог рассчитывать на его дон-кихотство, и я предупреждал его.

— Простите меня, — вмешался Хис. — Я все-таки хотел бы знать истину. Почему вы не можете нас в нее посвятить?

— Могу, сержант, — ответил Вэнс, — пройдемте в гостиную. И тогда все холмы и горы перед вами разгладятся, кривое станет прямым и неровное гладким.


ГЛАВА 21
Убийца


Когда мы вошли в гостиную, нас встретил Браш. Он был бледен и испуган.

— Что вас беспокоит? — спросил Вэнс.

— Наверное, сэр, это я виноват, — проговорил лакей. — Это я оставил парадную дверь открытой вчера утром. Я хотел подышать свежим воздухом. Потом вы пришли и сказали, что с мистером Кайлем что-то случилось. Я знаю, что не должен был отпирать двери.

— Можете успокоиться, — сказал Вэнс. — Мы знаем, кто убил мистера Кайля, и можете быть уверены, что убийца не прошел через парадный ход. А теперь вызовите Хани и можете идти к себе в комнату.

Браш едва нас покинул, как в парадной двери скрипнул ключ. Через минуту в дверях гостиной появился д-р Блисс.

— Добрый вечер, — сказал ему Вэнс. — Надеюсь, что мы не мешаем вам? Но есть несколько вопросов, которые мы хотим задать Хани в отсутствие мистера Сальветера.

— Я понимаю, — ответил Блисс с грустным видом. — Так вы знаете о поездке Сальветера в Бостон?

— Он телефонировал мне и спросил, может ли он ехать.

Его желание ехать на север в это время было весьма необычно, — сказал Блисс. — Но я не стал возражать. Атмосфера здесь весьма удручающая, и я сочувствовал его желанию освободиться от нее.

— В котором часу он вышел из дому? — небрежно спросил Вэнс.

— Около девяти. Я предложил отвезти его на станцию.

— Около девяти? А где же он был между восемью и девятью?

— Он был со мной в кабинете. Мы обсуждали подробности относительно фотографии гробницы Хотпехерис.

— Был он с вами, когда пришел мистер Скарлетт?

— Да, — сказал Блисс, нахмурясь. — Очень странный этот визит Скарлетта! Он, по-видимому, хотел говорить с Сальветером наедине. Он держал себя очень таинственно — обращался с Сальветером с заметной холодностью. Но я продолжал обсуждать цели поездки Сальветера на север…

— И мистер Скарлетт ждал?

— Да. Он как коршун следил за Сальветером. Потом, когда Сальветер вышел, Скарлетт отправился с ним.

— А вы, доктор?

— Я остался в кабинете.

— И больше вы не видели ни Скарлетта, ни Сальветера?

— Да, я вышел пройтись около половины десятого и заглянул по пути в музей, думая, что Скарлетт мог там остаться и что он присоединится ко мне. Но в зале было темно, и я прошелся по улице до Вашингтон-Сквера.

— Благодарю вас, доктор. — Вэнс закурил свою папиросу. — Мы больше этой ночью не будем вас беспокоить.

В комнату вошел Хани.

— Вы хотели меня видеть?

— Да, — ответил Вэнс и потом, повернувшись к Блиссу, который направлялся к двери, сказал: — Знаете, доктор, пожалуй, мы еще вас порасспросим о мистере Сальветере. Будьте добры, подождите в кабинете.

Блисс поглядел на него понимающим взглядом, и вышел.

— Я хочу кое-что сказать мистеру Маркхэму, — обратился Вэнс к Хани. — Будьте добры, постойте в передней и последите, чтобы нас никто не беспокоил.

— С удовольствием, господин, — сказал Хани и занял свой пост за дверью.

Вэнс затворил двери и, вернувшись к столу посреди гостиной, удобно устроился в кресле.

— Вы, Маркхэм, и вы, сержант, были оба правы вчера утром, когда заключили, что доктор Блисс виновен в убийстве Кайля.

— Слушайте! — воскликнул Хис, вскакивая. — Черт возьми, если…

— Сядьте, сержант, и успокойтесь.

— Я сказал, что он его убил, а вы сказали…

— Боже мой, неужели вы не можете успокоиться? Я помню, как вы неэлегантно заметили, что Блисс укокошил Кайля. Я пришел к тому же заключению, но с другой стороны.

— Почему же вы мне не дали его арестовать?!

— Потому, что он именно этого и хотел.

— Мир, очевидно, помешался, — простонал Хис.

Вэнс поглядел на него с сочувствием.

— Я знал, сержант, или, по крайней мере, я сильно подозревал почти с той минуты, как мы вошли в музей, что Блисс виновен. Рассказ Скарлетта о назначенном свидании навел меня на этот след. Телефонный звонок Блисса в присутствии всех и его замечание относительно прибытия новых экспонатов вполне соответствовали предумышленному плану. Потом, когда я увидел различные улики, я почувствовал, что их подстроил сам Блисс. Он не только хотел привлечь подозрение к себе, но также рассчитывал, что при внимательном рассмотрении подозрение падет на другого. К счастью, он перестарался: если бы кто-нибудь совершил преступление, улики не были бы столь многочисленными и столь явными. Поэтому я решил, что Блисс убил Кайля и что он старается внушить нам мысль, что он является жертвой заговора.

— Однако, мистер Вэнс, — прервал его Хис. — Вы говорили…

— Я не сказал ни слова, из которого можно заключить, что я считаю Блисса невиновным. Припомните. Я только говорил, что улики кажутся неправдоподобными, что вещи не таковы, какими они представляются. Я знал, что улики это западня, поставленная Блиссом, чтобы нас обмануть. И я также знал, что если мы арестуем Блисса по этим уликам, нам будет невозможно доказать его вину.

— Да, — сказал Маркхэм. — М-р Вэнс прав. Он ни разу не говорил, что уверен в невиновности Блисса.

— Хотя я знал, что Блисс виновен, — сказал Вэнс, — я не знал его конечной цели; не знал, кого он хочет обвинить. Я подозревал, что это Сальветер, хотя это могли оказаться и Скарлетт, и Хани, и миссис Блисс. Я тотчас же почувствовал необходимость определить истинную жертву этого заговора. Я не мог позволить Блиссу думать, что я его подозреваю. Моя единственная надежда была на то, что он будет считать, что я подозреваю другого. Я хотел, чтобы Блисс придумал еще новые улики против своей жертвы и этим нас навел на след своего заговора.

— Но зачем Блиссу было нужно, чтобы его арестовали? — спросил Маркхэм. — Ведь это было ему опасно.

— В весьма слабой степени. Он, очевидно, рассчитывал, что перед возбуждением дела он или его адвокаты сумеют убедить нас в его невиновности и в вине Сальветера. А если бы его предали суду, он был бы оправдан и оказался бы в полной безопасности на основании принципа — дважды по тому же обвинению не судят. Нет, риск был невелик. И он играл крупную игру. Если бы его арестовали, он мог бы открыто обвинить Сальветера в том, что тот убийца. Потому-то я и боролся против его ареста, что именно этого он и желал! Пока он был свободен от подозрений, он не мог защищаться за счет Сальветера. И ему приходилось выдумывать новые планы, На один из этих планов я и рассчитывал, чтобы его уличить. И вот какие были у него мотивы: Блисс знал, что не получит больше финансовой помощи от Кайля; а он был готов на все, чтобы продолжать свои раскопки. Кроме того, он безумно ревновал к Сальветеру. Он знал, что м-с Блисс любит этого мальчишку.

— Но почему же, — спросил Маркхэм, — он просто не убил Сальветера?

— Но, послушайте, колоссальное значение тут имеют деньги! Он хотел, чтобы Мерит-Амен унаследовала богатства Кайля. Другая его цель была в том, чтобы устранить Сальветера из сердца Мерит-Амен: убить его не соответствовало бы этой цели. Поэтому он придумал план, чтобы его дискредитировать так, чтобы все сочли, что Сальветер убил своего дядю, чтобы его осудили и послали за это на электрический стул. Блисс одним камнем убивал трех птиц. Он становился жертвой в глазах Мерит-Амен; он устранял Сальветера; он обеспечивал своей жене состояние, при помощи которого мог продолжать раскопки. Мало убийств имеют столь мощные тройные побуждения! И трагическая черта в том, что м-с Блисс чуть не поверила в вину Сальветера. Она очень страдала. Помните, как она заявила, что хочет предать убийцу правосудию. Она все время опасалась, что это Сальветер.

— Однако, — сказал Хис, — Блисс не очень старался запутать Сальветера в это дело.

— Нет, очень и очень, сержант! Он все время запутывал Сальветера, притворяясь, что он этого не делает. Он не мог действовать открыто — это выдало бы его игру. Помните мой вопрос о том, кто заведует лекарствами. Блисс запнулся, как будто хотел кого-то укрыть. Очень ловко проделано.

— Но, если вы все это знали…

— Я не все это знал, сержант. Я только знал, что Блисс виновен. Я не был уверен, что объектом заговора является Сальветер.

— Во всяком случае, я был прав, когда сразу сказал, что Блисс виновен.

— Конечно, вы были правы, сержант, — ласково заметил Вэнс. — Мне было очень неприятно вам по внешности противоречить. Простите вы меня?

— Ну, что же, — сказал Хис, пожимая руку Вэнса. — Вы видите, я был прав!

— Заговор был весьма прост, — продолжал Вэнс, садясь. — Блисс телефонировал Кайлю в присутствии всех и назначил свидание на одиннадцать. Он упомянул о прибытии новых экспонатов и предложил Кайлю зайти пораньше. Он уже решился на убийство и на весь заговор, когда назначал это свидание; и он нарочно оставил булавку со скарабеем на письменном столе. Убив Кайля, он положил булавку и финансовый отчет около тела. Заметьте, Маркхэм, Сальветер имел доступ к обоим предметам. Блисс, кроме того, знал, что Сальветер обычно заходит в музей после кофе, и рассчитывал, что он встретится с дядей. Он послал Сальветера в городской музей, чтобы тот не был в доме, пока он убивает Кайля, и он подстроил ловушку со статуей Сахмет. Убийца в любой момента мог явиться подложить булавку и отчет, и оставить следы, тогда как Блисс находился под действием опия.

— Так эта ловушка со статуей была одной комедией?! — спросил с негодованием Хис.

— Именно так, сержант. Она была подстроена уже после убийства. Так что, если бы Сальветер имел алиби, его все-таки могли бы счесть виновным. Кроме того, возможность убийства Кайля отсутствующим лицом была лишним доводом в пользу Блисса. А зачем он сам стал бы подстраивать ловушку если имел полную возможность убить Кайля более простым способом? Ловушка была подстроена потом и для отводя глаз.

— Но карандаш, использованный для этой ловушки, — заметил Маркхэм, — был не того сорта, который употребляет Сальветер.

— Дорогой мой, Маркхэм! Блисс взял один из своих карандашей, чтобы создать лишнюю улику против себя. Тот, кто задумывает смертельную ловушку, не станет пользоваться собственным карандашом. Он возьмет карандаш того человека, которого он хочет вовлечь. Эта ловушка меня не обманула. Она была слишком искусственной. Убийца не стал бы так рисковать. Падающая статуя могла ударить Кайля не по голове. Кроме того, человек, пораженный падающей статуей, упал бы не в той позе, в которой мы нашли Кайля. Когда я произвел свой опыт, я сразу понял, насколько неправдоподобно, чтобы он был убит падением статуи. Я не стал этого подчеркивать в то время, так как хотел, чтобы вы поверили в эту ловушку.

— Правильно, — заметил Хис. — А я об этом не подумал.

— По правде сказать, сержант, я делал все для того, чтобы вы не заметили этой несообразности. Мистер Маркхэм также ее не заметил. На самом деле Кайль был убит, пока он глядел на полки, и ему нанесли удар сзади. Я думаю, что для этого воспользовались одной из этих порфировых палиц. Тело его было положено туда, где мы его нашли и ему на голову уронили статую Сахмет, чтобы уничтожить следы первого удара.

— А если бы вы не заметили этого соскользнувшего кольца в занавеске?

— Ловушка была так подстроена, что мы должны были его заметить. В крайнем случае, сам Блисс обратил бы на это наше внимание.

— А отпечатки пальцев… — спросил Хис.

— Они были намеренно оставлены на статуе. Лишняя улика против Блисса. Но у него в запасе были алиби. Его первое объяснение было весьма простым — он подвинул статую, потому что она стояла не прямо. А второе объяснение должно было прийти после ареста: других отпечатков на ней не было потому, что это была ловушка, подстроенная Сальветером. Блисс покрывал каждую улику против себя более сильной уликой против Сальветера. Вспомните, например, его следы. Как будто, они свидетельствовали против Блисса. Но тут же была обратная улика. На нем утром были домашние туфли, а одна теннисная туфля была в его комнате, где, по его словам, он и оставил их накануне. Блисс просто принес один башмак, сделал им кровавый след и положил его в бумажную корзину. Он хотел, чтобы мы нашли следы и обнаружили башмак. После ареста он мог заявить, что некто, имеющий доступ к его комнате, взял теннисный башмак вниз и сделал следы, чтобы его уличить.

— Да, — сказал Маркхэм. — А я был склонен его оправдать, особенно после открытия опия в его чашке!

— А, этот опий! Чудное алиби! Какие присяжные бы его осудили после того, как в его кофе нашли опий? Они сочли бы его жертвой заговора. И как это было просто сделать! Блисс взял жестянку из шкафа, достал то, что ему было нужно, и оставил порошок на дне своей чашки.

— Вы не подумали, что он под действием наркотиков?

— Нет, я знал, что это не так. От наркотиков сокращаются зрачки. А у Блисса они были расширены от волнения. Я знал, что он притворяется, и это заставило меня подозревать, что я найду наркотик в кофе.

— А как же было с жестянкой? — спросил Хис. — Я никак этого не мог понять. Вы послали Хани…

— Я знал, где жестянка, — ответил Вэнс, и только хотел проверить, что знает Хани.

— Но мы не знаем, была ли жестянка в комнате Сальветера, — вставил Маркхэм.

— Не знаем? — Вэнс обернулся к двери. — Хани!

Египтянин отворил дверь.

— Слушайте! — сказал Вэнс, гляди ему прямо в глаза. — Я восхищен вашей способностью обманывать. Но нам нужны некоторые факты. Где вы нашли жестянку с опием?

— Господин, больше нет надобности обманывать. Вы — человек весьма мудрый, и я вам доверяю. Жестянка была спрятана в комнате мистера Сальветера.

— Очень благодарен, — сказал Вэнс. — Теперь возвращайтесь в переднюю. — И когда Хани вышел, он продолжал — Блисс не спустился к утреннему кофе и знал, что его жена и Сальветер будут в малой столовой. Следовательно, любой из них легко мог подложить опий в кофе.

— Но если вы знали, что Блисс сам положил опий в свой кофе, почему вы так интересовались этим самоваром? — спросил Маркхэм.

— Я должен был узнать, против кого направлен заговор. Он старался изобразить, будто является жертвой. Я знал, что истинная жертва — среди тех, кто имел доступ к кофе вчера утром.

— Слушайте, мистер Вэнс, — вспомнил вдруг Хис. — А зачем же доктор пытался бежать?

— Это быль логичный вывод из происшедшего, — объяснил Вэнс. — Когда мы отказались его арестовать, он начал беспокоиться. Он жаждал быть арестованным — и мы его разочаровали. Он стал соображать, как он может заставить нас арестовать его и этим дать ему возможность изобличить гнусный заговор Сальветера. Он решил предпринять попытку к побегу. Он поэтому вышел, открыто взял деньги из своего банка, поехал на такси на главный вокзал, громко спросил насчет поездов в Монреаль и стоял у решетки, ожидая поезда. Он знал, что Гильфойль за ним следит. Если бы он действительно хотел бежать, можете мне поверить, что Гильфойль никогда бы за ним не уследил! Я боялся, сержант, что его глупое исчезновение может произвести как раз то действие, на которое он рассчитывал, а именно, его ареста. Поэтому я так против этого и спорил. А когда вы его все-таки не арестовали, сержант, он был вынужден пойти на дальнейший шаг. Он инсценировал эту драму с кинжалом. Он сознательно отправил Сальветера в кабинет, чтобы достать записную книжку из письменного стола, где хранился кинжал.

— И ножны! — воскликнул Маркхэм.

— Ну, конечно. Это и была улика против Сальветера. Положив ножны в комнату Сальветера, Блисс намекнул нам, что мы можем найти убийцу, если разыщем ножны. Я знал, зачем он об этом так напоминает, и я дал Хани возможность солгать на этот счет.

— Вы думаете, что Хани нашел ножны не на площадке?

— Разумеется, нет. Хани! — крикнул он в переднюю. — Где вы нашли ножны царского кинжала?

— В комнате мистера Сальветера, господин, как вам это хорошо известно, — без колебаний ответил Хани.

Вэнс продолжал:

— Видите ли, Маркхэм, Блисс положил ножны в комнату Сальветера и потом запустил кинжалом в изголовье своей кровати. Он телефонировал мне и, когда мы приехали, он рассказал старательно приготовленную, правдоподобную историю о том, как на него напал неизвестный.

— Он чертовски ловкий актер, — заметил Хис.

— В общем, да. Но он упустил одну психологическую подробность. Если бы на него действительно было совершено покушение, он не стал бы спускаться в темноте, чтобы телефонировать мне. Он раньше бы забил тревогу.

— Но вы сказали тогда, что картина еще не полна… — начал Маркхэм.

— Письмо! — сказал Вэнс, ухмыляясь. — Вот был недостающий фактор. Я не мог понять, почему поддельное иероглифическое письмо не появилось этой ночью. Его нигде не было, и это меня смущало. Но когда я увидел, что Скарлетт работает в музее, я понял. Доктор, очевидно, хотел подложить поддельное письмо, которое хранилось в ящике стола, в комнату Мерит-Амен или в какое-нибудь другое место, где мы могли бы его найти. Но, заглянув в музей, он увидел, что Скарлетт работает именно за письменным столом. Он поэтому отложил письмо до другого случая. А когда я не арестовал Сальветера после эпизода с кинжалом, я знал, что письмо должно вскоре появиться. Я боялся, что Скарлетт может встать поперек дороги планов Блисса, и поэтому предупредил его, чтобы он не приходил в этот дом. Но он, к сожалению, меня не послушался.

— Так вы думаете, что Скарлетт подозревал истину?

— Не сомневаюсь в этом. И он заподозрил ее очень рано. Но он не был уверен. Он не хотел быть несправедливым к доктору. Как английский джентльмен, он молчал. Я думаю, его это начало беспокоить, и он отправился к Блиссу…

— Но что-то должно было его убедить?

— Кинжал, Маркхэм! Блисс совершил большую ошибку. Скарлетт и Блисс были единственными, кто знал про это украденное оружие. И когда я показал его Скарлетту и сообщил, что при помощи этого кинжала было совершено покушение на Блисса, он знал, что Блисс сам выдумал эту историю.

— И он пришел сегодня вечером, чтобы изобличить Блисса?

— Именно так. Он знал, что Блисс старается обвинить Сальветера. Он хотел дать ему знать, что его чудовищный план разгадан. Он пришел сюда, чтобы защитить невинного, несмотря на то, что Сальветер был его соперником в отношении Мерит-Амен. Когда я услал Сальветера в Бостон, я думал, что устранена всякая опасность. Но Скарлетт чувствовал, что ему следует взять дело в свои руки. Он поступил благородно, но неосторожно, и этим дал Блиссу тот шанс, которого он ждал. Ему нужно было пустить в ход свой туз: поддельное письмо. Когда Скарлетт пришел сюда сегодня вечером, Блисс наверное дипломатично его выслушал и затем, под тем тли иным предлогом, завел его в музей. В такую минуту, когда Скарлетт не мог этого ожидать, Блисс ударил его по голове, вероятно, одной из этих же палиц и засунул его в саркофаг. Домкрат он достал из своего автомобиля.

— А письмо?

— Разве вы не видите, как все это сходится? Нападение на Скарлетта произошло между восемью и половиной девятого. Сальветер был наверху — наверное, прощался с м-с Блисс. Чтобы доказать, что Сальветер действительно убийца Скарлетта, Блисс скомкал поддельное письмо и положил его Скарлетту в карман. Он хотел изобразить дело так, будто Скарлетт пришел, чтобы говорить с Сальветером; что он упомянул ему о найденном письме и что Сальветер тогда его убил.

— Но почему же бы Сальветер не взял бы тогда письмо?

— Можно было бы предположить, что Сальветер не знал, что у Скарлетта письмо в кармане.

— Хотел бы я знать, — вставил Хис, — как Блисс нашел подлинное письмо Сальветера!

— Это просто объясняется, сержант. Сальветер составлял это письмо, когда вошел Кайль. Он положил его в ящик стола и ушел в музей. Блисс увидел из двери своего кабинета, как он прятал бумажку и позже посмотрел, что это такое. Увидев, что это письмо к Мерит-Амен, Блисс скопировал его, внеся богатые изменения, а затем разорвал оригинал. Когда я увидел, что он разорван и брошен, я был убежден, что мы найдем другое письмо. А так как у меня был оригинал, это письмо могло явиться уликой против Блисса.

— Вот почему вы интересовались этими тремя словами!

— Да, сержант, я не думал, что Блисс употребил бы «тема», «уас» и «анкхет», так как не мог знать, что Сальветер говорил нам о письме и упоминал нам об этих трех словах. И действительно, ни одного из них не оказалось в поддельном письме.

— Но эксперт-графолог…

— Послушайте, сержант, не будьте так наивны. Эксперты-графологи весьма много фантазируют даже в тех случаях, когда имеют дело с хорошо им знакомым английским шрифтом. Никакой эксперт не может с уверенностью сказать, кто нарисовал данный чертеж или рисунок, а египетское письмо состоит преимущественно из рисунков. Кроме того, здесь, в доме, все пользовались словарем Эрман Грапова и пишут одинаковые египетские буквы.

— А тогда, — спросил Хис, — зачем же доктору было поддельное письмо, если его нельзя использовать в качестве улики?

— Видите ли, сержант, даже если нельзя доказать, что письмо написано Сальветером, все бы считали, что Сальветер виновен и что он избежал осуждения только из-за технической формальности. Конечно, Мерит-Амен подумала бы, что письмо написал Сальветер. А это и было нужно Блиссу. — Вэнс повернулся к Маркхэму. — Суть дела не в приговоре суда! Сальветера могли и оправдать, и тем не менее план Блисса удался бы. Блисс получил бы доступ к половине состояния Кайля через свою жену, разумеется, а Мерит-Амен порвала бы с Сальветером. Для Блисса был бы двойной выигрыш. Но вполне могло случиться, что Сальветера бы осудили, если бы Хани не убрал две главных улики из комнаты Сальветера — жестянку с опием и ножны. Кроме того, было еще это письмо в кармане Скарлетта.

— Однако, Вэнс, как же мы бы нашли это письмо? — спросил Маркхэм. — Если бы вы не заподозрили заговор и не стали бы искать тела Скарлетта, оно бы осталось в саркофаге неопределенно долго.

— Нет, Скарлетт остался бы в саркофаге только несколько дней. Блисс разыскал бы для нас тело через несколько дней вместе с письмом. Но как нам теперь привлечь к ответственности Блисса, если Сальветер был тоже в доме во время этого нападения?

— Если Скарлетт поправится…

— Если! Вот именно. Предположим, что он все-таки выживет — что тогда? Скарлетт, самое большее, может показать, что Блисс покушался на его жизнь. Мы можем судить его за это нападение, но вопрос об убийстве Кайля останется нерешенным. А если Блисс скажет, что он напал на него и, что он ударил его из самозащиты, мне далеко не ясно, что решат присяжные.

— А причем тут этот Али Баба, мистер Вэнс? — спросил Хис.

— Хани с самого начала знал, что случилось. И он разбирался в той сети, которой Блисс опутал Сальветера. Он любил Сальветера и Мерит-Амен и желал им счастья. Хани играл ловкую игру — единственную, в которую он умел играть. Он никогда не верил во мщение Сахмет. Он употреблял суеверные формулы, чтобы скрыть истину. Он боролся словами за спасение Сальветера.

— Прямо-таки невероятно! — сказал Маркхэм. — Я никогда не видел такого убийцу, как Блисс.

— Не переоценивайте его, — сказал Вэнс, закуривая папиросу. — Он ужасно перестарался с этими уликами. В этом была его слабость.

— Однако, если бы вы не вмешались, я бы привлек его к суду.

— И сыграли бы ему на руку! Так как я этого не хотел, то могло показаться, что я считаю его невиновным.

Хис встал и направился к двери.

— Доктор в кабинете, начальник, — сказал он. — Я сам отвезу его в главную квартиру.


ГЛАВА 22
Суд Анубиса


— Слушайте, сержант, не торопитесь… — протянул Вэнс. — На вашем месте я бы запросил юридическое заключение от мистера Маркхэма раньше, чем арестовывать доктора.

— К черту юридические заключения!

— О, конечно. В принципе я с вами согласен. Но нет надобности проявлять излишнюю смелость в таких делах. Осторожность не повредит.

— Садитесь, сержант, — приказал Маркхэм. — Мы не можем арестовать человека на основании теории. Надо это обдумать. Против Блисса нет улик. Мы не могли бы держать его и час под арестом, если бы он взял себе адвоката.

— И Блисс это знает, — вставил Вэнс.

— Но он же убил Кайля!

— Верно. — Маркхэм сел за стол и оперся подбородком на руку. — Но я не имею ничего осязаемого, чтобы представить присяжным. Даже если Скарлетт поправится, мы можем обвинять Блисса только в этом нападении.

— Меня прямо-таки бесит, сэр, — простонал Хис, — что человек может совершить убийство чуть ли не у нас на глазах и выйти сухим из воды. Это же неразумно.

— Но много ли разумного на этом ироническом, фантастическом свете, сержант? — заметил Вэнс.

— Ну, — ответил Хис, — я возьму риск на себя и арестую эту птицу.

— Я вам сочувствую, — сказал Маркхэм. — Но дело в том, как найти убедительные доказательства. Этот дьявол так умело покрыл все улики, что любой суд в стране его оправдает, если вообще нам удалось бы довести дело до суда.

Вэнс вздохнул и встал.

— Закон! — сказал он. — Правосудие! Вот мы тут трое: окружной следователь, сержант бюро уголовного розыска и любитель концертов Брамса — в пятидесяти футах от нас заведомый убийца — и мы беспомощны! Почему? Потому, что это старательное измышление идиотов, называемое законом, не предусмотрело возможности истребления опасного презренного преступника, который не только убил своего благодетеля, но пытался убить другого честного человека, и затем взвалить вину на третьего, ни в чем не повинного, чтобы иметь возможность продолжать выкапывать из земли старинные почитаемые тела. Я не удивляюсь, что Хани его ненавидит. Блисс в душе — вампир, а Хани честный, умный человек.

— Ваши рассуждения едва ли нам помогут, — прервал его Маркхэм.

— Но и ваш закон не решит дела, — ответил Вэнс. — Вы не можете осудить Блисса, вы не смеете его даже арестовать. Он мог бы сделать вас посмешищем страны, если бы вы это сделали. Он представился бы своего рода гонимым героем, подвергающимся преследованиям бездарной и бестолковой полиции. Маркхэм, старина, я склонен думать, что боги древнего Египта были умнее, чем Солон, Юстиниан и другие древние законодатели.

— Ради Бога, замолчите! — сказал Маркхэм.

— Ваши руки связаны юридическими формальностями, — продолжал Вэнс, — и в результате такой человек, как Блисс остается на свободе. Больше того, безобидный малый, вроде Сальветера, оказывается под подозрением, а Мерит-Амен, мужественная женщина…

— Я все это понимаю, но, Вэнс, у нас ни одной убедительной улики против Блисса. Что мы можем сделать?

— Я полагаю, — сказал Вэнс, — что вы могли бы написать новый закон, изменяющий порядок судопроизводства и представить его конгрессу. Главная беда только в том, что к тому времени, когда наши демосфены обсудят его в своих комиссиях, и вы, и я, и сержант, и Блисс давно уже будем в царстве теней.

— Что значит ваша детская болтовня? — сердито спросил Маркхэм. У вас есть что-то на уме?

— Маркхэм, — сказал Вэнс, — вы знаете так же, как и я, что нет нормального способа добиться осуждения Блисса. Единственный путь, чтобы привлечь его к ответственности, это западня.

— Западня?! — с негодованием воскликнул Маркхэм.

— О, ничего предосудительного, — ответил Вэнс. — Послушайте, Маркхэм…. и он начал подробно повторять все дело. Я не мог понять цели его многословного повествования. Маркхэм несколько раз старался его перебить, но Вэнс делал повелительный знак рукой и продолжал свое изложение. Через десять минут Маркхэм не выдержал.

— Перейдем к делу, Вэнс. Вы уже все это говорили не раз. Есть у вас какое-нибудь предложение?

— Да, у меня есть предложение, — серьезно сказал Вэнс. — Это психологический опыт, и он может оказаться успешным. Я думаю, что если Блиссу вдруг представить все, что мы знаем, и при этом его несколько напугать, он может от неожиданности сделать признания, в которых потом запутается. Он не знает, что мы нашли Скарлетта в саркофаге, и мы можем притвориться, будто получили от него уличающие показания. Мы могли бы сказать ему, что м-с Блисс знает истину. А если он подумает, что его план провалился, и что ему нечего больше рассчитывать на продолжение раскопок, он может сдаться и принести полное признание. Это, в сущности, наш единственный шанс.

— Начальник, а мы не можем арестовать этого типа на основании улик, подстроенных им самим? — спросил Хис. — Этот скарабей, и кровавые следы, и отпечатки пальцев…

— Нет, нет, сержант, — прервал его Маркхэм. — Он принял все меры на этот случай. Как только мы его арестуем, он повернет все против Сальветера.

— Что же, тогда воспользуемся советом мистера Вэнса.

— Пожалуй, придется, — сказал Маркхэм. — Но тогда уже хватайте его не бархатными перчатками!

— Никогда не ношу таковых. Замшевые, да. А зимой я предпочитаю перчатки из свиной кожи. Бархатные? Боже мой! — Хис подошел к двери и отворил ее.

Хани стоял в коридоре, как часовой со скрещенными руками.

— Доктор выходил из кабинета? — спросил Вэнс.

— Нет, господин.

— Отлично, идемте, Маркхэм. Посмотрим, чего можно достигнуть внезаконными мерами убеждения.

Мы прошли к двери кабинета. Вэнс бесцеремонно распахнул ее.

— Что-то неладно, — сказал он, увидев, что кабинет пуст. — Наверное, доктор пошел поглядеть свои сокровища.

Мы пошли вниз по винтовой лестнице. Вэнс остановился на нижней ступеньке и приложил руку ко лбу.

— На этом свете мы никогда не будем допрашивать Блисса, — сказал он тихим голосом.

Объяснения не требовалось. В противоположном углу, почти на том месте, где накануне мы нашли тело Кайля, лежал ничком Блисс, среди лужи крови. Поперек его размозженного черепа лежала статуя Анубиса, величиной в человеческий рост. Тяжелая фигура бога преисподней, очевидно упала на него, когда он наклонялся над сокровищами, стоявшими на той полке, перед которой он убил Кайля. Совпадение поразило нас так, что мы сразу не могли ничего сказать. Мы стояли и смотрели на тело знаменитого египтолога.

— Это невероятно, — сказал, наконец Маркхэм. — В этом проявляется возмездие свыше!

— О, это бесспорно. — Вэнс подошел к подножью статуи и наклонился над ней. — Однако я не поклонник мистики. Я эмпирик. Жалею, что должен вас разочаровать, но в кончине доктора нет ничего сверхъестественного. Поглядите, Маркхэм, ноги статуи Анубиса сломаны в щиколотках. Положение ясно. Когда доктор наклонялся над своими сокровищами, он задел статую, и она рухнула на него.

Мы нагнулись вперед. Тяжелый пьедестал статуи Анубиса стоял на прежнем месте. Но сама статуя, начиная от щиколоток, обломилась и упала с нее.

— Видите, — объяснял Вэнс, — щиколотки были очень тонкие, а статуя сделана из известняка — довольно хрупкого камня. По всей вероятности, статуя была повреждена в пути, и надломанные ноги не выдержали тяжести тела.

— Так оно и было, — сказал Хис. — По правде сказать, начальник, я не мог желать лучшего исхода. Мистер Вэнс мог, конечно, поймать доктора на каком-нибудь признании, но ему это могло и не удаться. Теперь нам не о чем беспокоиться!

— Верно, — сказал Маркхэм, — предоставляю завершить дело вам, сержант. Вызовите карету скорой помощи и судебного врача. Телефонируйте мне на дом, когда закончится эта процедура. Слава Богу, дело это закончилось!

— Приму все меры, сэр, — заверил его Хис. — А как нам сообщить эту весть миссис Блисс?

— Это сделает Хани, — сказал Вэнс, — кладя руку на плечо Маркхэма. — Идем, старина. Вам надо выспаться. Пройдемся в мое скромное логово, и я дам вам бренди с сельтерской.

— Благодарю вас, — сказал Маркхэм, вздыхая.

Когда мы вышли в переднюю, Вэнс обратился к Хани.

— Крайне прискорбно, но ваш возлюбленный хозяин отправился в Аментет, чтобы присоединиться к сынам фараонов.

— Он умер? — сказал египтянин, слегка поднимая брови.

— Да, Хани. Анубис упал на него, когда он наклонялся к новой полке. Эффектная смерть. Но в этом есть известная справедливость. Доктор Блисс был убийцей мистера Кайля.

— Вы и я все время это знали, господин. Боюсь, что кончина доктора произошла по моей вине. Когда я распаковывал статую Анубиса и ставил ее в угол, я заметил, что у нее ноги с трещинами. Я не сказал этого доктору, потому что боялся, что он обвинит меня в небрежности.

— Никто не будет обвинять вас в смерти д-ра Блисса, — сказал Вэнс. — Поручаем вам сообщить м-с Блисс об этой трагедии. Мистер Сальветер вернется завтра, рано утром.

Обменявшись с египтянином приветствиями на его языке, Вэнс вышел и мы последовали за ним.

— Пройдемтесь, — сказал Вэнс. — До моей квартиры немного больше мили, и я чувствую потребность в движении.

Мы молча направились к Пятой Авеню. Когда мы пересекли Мадисон Сквэр, Маркхэм заговорил.

— Это просто невероятно, Вэнс! Прямо можно стать суеверным. Перед нами была неразрешимая задача. Мы знали, что Блисс виновен, и не было способа добраться до него. И пока мы обсуждали его дело, он прошел в музей и был случайно убит падающей статуей — на том же самом месте, где он убил Кайля. Черт побери! Такие дела не случаются в обычном порядке вещей. И это делается еще более фантастичным, так как вы предположили, что с ним может произойти несчастье.

— Да, да, интересное совпадение! — коротко ответил Вэнс.

— И этот египтянин, — продолжал Маркхэм, — совершенно не был удивлен, когда вы известили его о смерти Блисса. Он действовал так, как будто ожидал этих вещей.

Вдруг он остановился. Мы с Вэнсом тоже остановились и поглядели на него. Глаза его горели.

— Хани убил Блисса!

Вэнс вздохнул и пожал плечами:

— Конечно, убил. Маркхэм. Честное слово, я думал, что вы понимали положение.

— Понимал? Что вы ходите сказать?!

— Это же было так ясно, — заметил Вэнс. — Я понял так же, как и вы, что нет никакого способа добиться осуждения Блисса. И я предложил Хани покончить с этим скверным делом.

— Вы предложили Хани?…

— Во время нашего разговора в гостиной. Право же, дорогой Маркхэм, я не имею обыкновения заниматься пустословием, когда у меня нет для этого особых причин. Я дал Хани знать, что нет никакого законного способа предать Блисса в руки правосудия, и этим намекнул ему, что он мог бы вывести нас из затруднения и спасти вас от весьма больших неприятностей.

— Но Хани был в передней, и дверь была закрыта, — с негодованием сказал Маркхэм.

— Совершенно верно; я поставил его перед дверью и отлично знал, что он будет нас слушать.

— Так вы сознательно…

— О, вполне сознательно. — Вэнс развел руками. — Когда я болтал с вами, и так раздражал вас, я на самом деле говорил для Хани. Конечно, я не знал, воспользуется ли он случаем или нет. Он воспользовался. Он вооружился палицей из музея — надеюсь, что той же самой палицей, которой Блисс убил Кайля, и ударил Блисса по голове. После этого он принес тело вниз по винтовой лестнице, и положил его к ногам статуи Анубиса. Той же палицей он ударил статую но ногам, и она упала поперек черепа Блисса. Все это весьма просто.

— Так вся эта ваша болтовня в гостиной…

— …имела одну цель: задержать вас и Хиса на случай, если Хани решится действовать.

— Вы не можете так с этим увернуться, Вэнс! Я привлеку Хани к суду за убийство! — сказал Маркхэм. — Найдут отпечатки пальцев…

— О, нет, не найдут, Маркхэм. Вы разве не заметили перчаток на вешалке для платьев? Хани не дурак. Он надел перчатки перед тем, как вошел в кабинет. Еще труднее засудить его, чем было бы засудить Блисса. Лично я скорее восхищаюсь Хани. Молодец египтянин!

Маркхэм сначала был слишком разгневан, чтобы говорить. Наконец он воскликнул:

— Это возмутительно!

— Разумеется, — согласился Вэнс. — Так же, как и убийство Кайля. Трудно с вами, юристами! Вы так ревнивы и кровожадны. Вы хотели отправить Блисса на электрический стул и не могли этого сделать. Хани упростил дело для вас. А вы только разочарованы, что кто-то другой отнял у Блисса жизнь раньше, чем вы до него добрались. Право Маркхэм, вы ужасный эгоист.


* * *


К этому я имею добавить очень мало. Маркхэму было нетрудно убедить печать в том, что Блисс был повинен в убийстве Бенджамина Кайля и что его трагическая «случайная» смерть была своего рода божественным возмездием.

Скарлетт, вопреки предсказаниям доктора, поправился. Но прошло много недель раньше, чем он получил возможность говорить. Вэнс и я посетили его в больнице, и он вполне подтвердил теорию Вэнса относительно того, что произошло в музее. Скарлетт в сентябре уехал в Англию — отец его умер и оставил ему имение в Бедфордшире.

Свадьба миссис Блисс и Сальветера состоялась в Ницце следующей весной. Раскопки гробницы Интефа продолжаются. Сальветер взял на себя руководство работами, а Скарлетт является техническим экспертом его экспедиции.

Хани, по-видимому, примирился с «осквернением могил его предков». Он продолжает жить вместе с Мерит-Амен и Сальветером, и я склонен думать, что его личная привязанность к ним оказалась сильнее его национальных предубеждений.

КОНЕЦ.





Примечания


1

По египетским верованиям «Ка» — дух умершего, который остается в его могиле и лишается пристанища в случае осквернения.

(обратно)

Оглавление

  • Действующие лица:
  • ГЛАВА 1 Убийство!
  • ГЛАВА 2 Месть Сахмет
  • ГЛАВА 3 Священный скарабей
  • ГЛАВА 4 Кровавые следы
  • ГЛАВА 5 Мерит-Амен
  • ГЛАВА 6 Четырехчасовое поручение
  • ГЛАВА 7 Отпечатки пальцев
  • ГЛАВА 8 В кабинете
  • ГЛАВА 9 Вэнс делает опыт
  • ГЛАВА 10 Желтый карандаш
  • ГЛАВА 11 Кофейный фильтр
  • ГЛАВА 12 Жестянка с опием
  • ГЛАВА 13 Попытка побега
  • ГЛАВА 14 Письмо иероглифами
  • ГЛАВА 15 Вэнс делает открытие
  • ГЛАВА 16 Звонок после полуночи
  • ГЛАВА 17 Золотой кинжал
  • ГЛАВА 18 Свет в музее
  • ГЛАВА 19 Несостоявшееся свидание
  • ГЛАВА 20 Гранитный саркофаг
  • ГЛАВА 21 Убийца
  • ГЛАВА 22 Суд Анубиса
  • X