Александр Иванович Седых - Катализатор невозможного. [СИ]

Катализатор невозможного. [СИ] 1856K, 391 с. (Артефактор-3)   (скачать) - Александр Иванович Седых


Пролог.




Где-то, кто-то.

— У него получилось. По крайней мере, основа новой империи создана.

— Лишь бы он не повторил наш путь.

— Непохоже. Он не отторгает миры. Он их собирает.

— Интересно. Надо проследить.








Глава 1. Повтор пройденного.



Лекс проснулся и стал вспоминать прекрасный сон, в котором он имел целый гарем жён и стал императором. Только подумать: человечка, привидение, сёстры — вампирки, полувампирка, эльфийка, и это его жёны. Он попытался потянуться и встать, но ему что-то не давало это сделать, даже повернуть голову было невозможно. Открыв глаза и немного скосив взгляд, он заметил, что его тело прихвачено к ложу, на котором он лежит, какими-то гибкими лентами. Очень похоже, что голова, руки, ноги и туловище намертво притянуты к его ложу.

— Неужели ищущие всё-таки поймали его? Ой, как всё плохо.

— Ну, наконец-то очнулся, — раздалось у него в голове.

— Ты кто? — удивился Лекс.

— Вот те раз. Дух я твой. Ты что, не помнишь?

— Какой дух? Из сна?

— Так, так! Похоже, восстановление при помощи этой тупой шарманки прошло неполностью. Сейчас исправим.

На некоторое время Лекс опять потерял сознание.

Придя в себя, он понял — всё, что ему будто бы снилось, совсем не сон, а самая натуральная истина.

— Джон, что это было? — спросил он у своего духа.

(- Вот, теперь порядок. Ты всё вспомнил?)

— Да вспомнил, вспомнил. Только последнее, что я помню — это, как несусь по какому-то тёмному коридору, подальше от той долбаной сферы.

(- Да-а-а, хорошо ты бежал. Я даже позавидовал твоей отличной форме.)

— Что было потом?

(- Как я и предполагал, ничего хорошего. Эта проклятущая сфера рванула, и тебя слегка впечатало в камень. Если бы ты не поставил щит мрака, боюсь, мы бы уже оба испытывали наше новое перерождение.)

— Паршиво. Я даже не помню, как щит ставил.

(- Ещё бы тебе помнить, когда щит принял форму этакой плоской лепёшки, после удара энергии, бог его знает какой мощности. Щит устоял, а вот тебе пришлось побывать под приличным прессом. Я потом двое суток приводил в порядок твой мешок с костями.)

— Так, с этим разобрались. А где это мы находимся?

(- Если говорить честно. Бог его знает.)

— Поподробнее можно.

(- Можно и поподробнее. Через двое суток, когда я привёл твоё тело более или менее в порядок, набежала толпа людишек, в громоздких, изолированных комбинезонах и начала выковыривать из стен пострадавших и складировать их в однотипные металлические ящики.)

— Стоп. Откуда тут пострадавшие.

(- Да я-то откуда знаю. Ты вместе с огромным куском скалы пробил приличную стену, какого-то громадного помещения, погромив по пути кучу весьма серьёзного оборудования. Я даже не видел такого никогда. Взрыв, принёсший вместе с тобой эту скалу, слегка порезвился в том помещении и практически поубивал, находящихся там разумных. Я просканировал их щупом. Обычные люди. Ничего интересного. Правда, ауры немного отличные. Так что мы с тобой сейчас совсем в другом мире.)

— Хорошо, понятно, давай дальше.

(- Так вот, те, в костюмчиках, пососкребали народ со стен и погрузили в эти ящики, ну и тебя заодно. Некоторые ящики заурчали и выдали на поверхности какие-то сигналы, похожие на те, что эта проклятущая сфера выдавала, только в отличие от неё, это не было похоже на уменьшающийся счёт времени. Я думаю, это были какие-то гробы с анализаторами состояния тел. Так вот, некоторые людишки, из помещения, где ты приземлился, похоже, оказались ещё живы. Ох, ты бы видел, как забегали эти в комбинезонах. Пригнали какую-то колёсную технику, с огромным кузовом, погрузили ящики с выжившими туда и привезли в этот ангар, где мы сейчас находимся, и загрузили в такие же капсулы, в которой ты сейчас закупорен. Кстати, для информации, выжило всего трое, если считать вместе с тобой. К сожалению, без тебя печати за пределами нашего тела не работают. Понять разговора людей, я не смог, но по их действиям легко можно определить, что это какие-то врачи и ты в мобильном госпитале. Я, на всякий случай, подкорректировал твою ауру, по типу местных людишек, но уж извини, без тебя точно подогнать не удалось. Правда, это не так страшно, по-моему. У двух твоих соседей аура тоже от местных немного отличается.

Поскольку вреда твоему телу не наносили, я больше ничего не предпринимал, только пытался разобраться с местной техникой. Представь, она на пару порядков превосходит земную технику и ты сейчас внутри автономного операционного отделения, в виде капсулы, похожей на приличное яйцо. Так что радуйся птенчик, судя по всему, ты скоро вылупишься из яйца.)

— Шутишь, значит хорошо. Всё более или менее в порядке.

(- Знаешь шеф, всё будет в порядке, когда ты сообщишь об этом жёнам, а то боюсь, Мира сейчас сюда заявится проверять твоё состояние, а это будет весьма не вовремя, поскольку тут всё под наблюдением.)

Лекс мысленно хлопнул себя по лбу и тут же по мыслесвязи попытался достучаться до жён. Его встретил радостный хор голосов, через некоторое время превратившийся в такой же хор обещаний, самое лёгкое из которых было от Лены, обещавшей намылить ему шею. Попросив пока не предпринимать никаких действий, Лекс рассказал им с помощью подсказок и пояснений духа, все последние приключения. Когда они с духом поняли, что повреждённая сфера сделает скоро что-то весьма нехорошее, то единственным выходом было забросить её в портал. Особо раздумывать было некогда, и Лекс быстро нырнул туда вместе со сферой. Портал был весьма старый и сфера сама, без носителя, туда пролезть не могла. Этот гадкий портал преподнёс ещё одну неожиданность. Он оказался маломощным и явно не производства древних магов. Обратный проход мог включиться только после некоторого времени накопления энергии, и добавить её со стороны не было возможности. Контура заклинаний для этого, отсутствовали. А вот времени-то и не было.

Бросив сферу в какую-то гладкую шахту, рядом с порталом, Лекс бросился наутёк, попутно пробивая заклинаниями двери и стены, попадающиеся ему на пути. Секунд через двадцать рвануло и рвануло весьма прилично. Судя по всему, портала больше нет, так что для возвращения придётся искать другой путь. Но это не самые интересные новости, а вот то, что похоже Лекс попал в более технологический мир, чем Земля, было не совсем приятной новостью. Однако его ещё не убили и даже лечили, так что покидать этот мир пока не стоило. Да и было это сделать весьма трудно. Лекс ещё ни разу не пытался самостоятельно ходить по маякам или якорям, а с магией шутить всё же не стоило, по крайней мере, без необходимости.

Посовещавшись, жены простили Лекса, хоть он и не был виноват, но женщин понять иногда так трудно, так что он с ними просто согласился. Себе он клятвенно обещал, больше не поддаваться приступам эйфории, который накрыл его после решения основного вопроса с ищущими и он, в очередной раз, без подготовки, попёрся решать проблему гномов.

Раз уж произошло такое событие, то следует исследовать этот мир и поискать другие порталы для возвращения или выделить время и серьёзно поучиться и потренироваться в перемещениях по маякам и якорям. К тому же, жены напомнили ему о некомплекте в его семье. Как сказал хранитель, пока он не найдёт ещё два якоря, даже думать о детях не стоит. С такими неуравновешенными магическими потоками, как у них, неизвестно что может получиться, если вообще может. Получив напутствия от жён, Лекс занялся текущими проблемами. Поскольку чувствовал он себя хорошо, то послал духа на разведку. Теперь, когда он в сознании, это вполне можно сделать, дух не потеряется.

Доклад духа, порадовал. Никакой охраны близко не было. Он находился в небольшом металлическом ангаре, явно разборного типа. Рядом располагались десяток однотипных капсул, если считать с той, в которой он лежал, и только две, кроме его, были заняты бессознательными телами. Дух подслушал разговор двух человек, за стеной ангара. Как раз этот разговор касался Лекса. Теперь печать транслятора исправно работала.

— Кайл, как думаешь, что начальство будет делать с этими тремя дикими?

— Думаю, просто выдадут карточку гражданина и расстанутся. Никто не будет возиться с ними. Тем более весь персонал подпольной лаборатории погиб и что они делали с дикими, теперь никому не известно. Скорее всего, на них испытывали воздействия различной дури или проводили генетические эксперименты. Впрочем, какая разница? Исследования показали, что особых отличий от обычных людей у этих тел нет.

— А почему врачи думают, что это дикие?

— Всё просто. Следов на руках нет, даже от коммуникаторов, не говоря уже о компах. К тому же, мало кто из преступников будет возиться с гражданами, когда почти бесплатно можно ставить эксперименты на диких. Этим троим просто повезло, что они выжили. Похоже, та клетка, остатки которой были обнаружены рядом, обладала мощной защитной системой. Это их и спасло. Остальные оказались прожаренными до углей кусками мяса и это в лучшем случае. Этих троих нет ни в каких базах. Их генокод нигде не зарегистрирован. Остальных, кого конечно возможно, уже идентифицировали. В основном это преступники, числящиеся в розыске за производство глюкогена. Ну, того наркотика, не оставляющего следов в организме, но напрочь сносящий крышу, во время действия.

— Следователи из службы охраны порядка так и не нашли причину взрыва в лаборатории, а рвануло весьма знатно. А то бы наше руководство до сих пор не знало о подпольной лаборатории у нас под боком или делало вид, что не знало.

— Вот что интересно. Взрыв накрыл сразу жилой комплекс и центр управления. Тебе не кажется это странным?

— Кажется, не кажется, всё равно там остался только спёкшийся кусок скалы. Так что теперь мы ничего не узнаем, а предполагать можно что угодно. Даже возможно их начальство узнало что-то плохое о своём персонале и посчитало, что с этим персоналом пора попрощаться. Для наркосиндиката потеря одной лаборатории нечувствительна.

Лекс из разговора понял, что его тоже считают каким-то диким и что над ним тоже ставили эксперименты. Они не так далеки от истины. Только вот он сам ставил на себе эти эксперименты или над ним ставила эксперименты сама судьба. Два часа, пока находился в капсуле, он с помощью духа осматривал близлежащее пространство. Ангар был напичкан сложной аппаратурой, принцип действия которой, Лексу был абсолютно не понятен, а вот результаты воздействия капсул на людей, он вполне понял. Эти капсулы каким-то образом активировали регенерационные возможности самого организма и тот, используя поступающие питательные растворы, достаточно быстро восстанавливался. Маг жизни мог это сделать гораздо быстрее и лучше, но, похоже, магов-то здесь и не было, хотя повсюду в аппаратуре, как и на Земле, светились слабые магические источники.

Наконец, в ангар пожаловали сами медики. Один удивлённо посмотрел на капсулу Лекса. Судя по всему, он понял, что пациент в сознании. Медик подошёл к капсуле и через прозрачные стенки уставился на Лекса. Потом он подозвал второго, пришедшего с ним человека. Тот тоже посмотрел на капсулу, покачал головой и Лекс услышал в ушах непонятные звуки. Это было очень похоже на различные языки. Что его удивило, языков было очень много и фраза произносилась похоже одна и та же, на множестве этих языков, но печать транслятора не работала. Возможно, произносил фразу механизм, у которого мозга не было, а печать транслятора работала только с мыслящими. Наконец Лексу послышалось нечто понятное. На древнеоркском наречии, использующемся шаманами в своих заклинаниях, было произнесено что-то типа: — Если вы меня поняли, моргните правым глазом. Лекс моргнул. Кроме того, что Лекс подал знак, механизм капсулы как-то сообщил врачу, что Лекс понял фразу. Врач удивлённо приподнял бровь и сказал своему напарнику:

— Сан, ты не поверишь, этот дикий знает диалект Орканов.

— Не переживай напарник, возможно, они его сюда и продали. Ставь пометку и тарахти дальше. Проверим способности к другим языкам.

Лекс, через печать транслятора, прекрасно понял их разговор, но на всякий случай стабилизировал свою ауру. Как оказалось, сделал это не зря. Аппаратура, в этот раз, не среагировала на его понимание языка говоривших, или она была настроена только на контроль реакции мозга на фразы. В общем, пока многое было непонятно. Фраза прозвучала более ста пятидесяти раз, но больше Лекс ничего не понял, хотя и запомнил все фразы с их переводом и даже разобрал в некоторых языках смысл, зная перевод самой фразы.

После окончания теста врач замер, немного подумал, и Лекс услышал небольшой рассказ на понятном языке.

— Вы находитесь на территории империи Пути. Наши вооружённые силы освободили вас из лап преступников. Поскольку ваши идентификационные данные не занесены в общий реестр, вы привезены сюда из миров, незанесённых в реестры известных миров. Просим вас назвать самоназвание планеты, с которой вы прибыли.

— Земля, — немного подумав, ответил Лекс.

— Планеты с таким названием в реестре тоже нет. Вам предлагается выбор. Зарегистрироваться как переселенец или покинуть пределы территорий империи. В случае регистрации, вам выдадут коммуникатор и небольшую сумму денег в кредит, для адаптации, а также предложат работу. Если вы захотите покинуть империю, вас посадят по льготному тарифу на ближайший транспорт и отправят на пограничную станцию на границе империи. Ваш выбор?

Лексу подходили оба варианта, но вариант с империей был более продуктивен. Так что он выбрал статус переселенца в империю.

Тот же механический голос подтвердил его выбор. Лекс услышал голос медика, слова которого тут же переводил на оркский механический голос:

— Парень, не советую сразу вербоваться в армию или в наёмники. Ты там будешь нужен только в качестве живого мяса. Все их обещания о больших премиальных ничего не стоят, так что мой тебе совет, ищи другую работу. У тебя зона интеллекта развита весьма прилично, так что используй кредит для покупки нормального гражданского компа и учись, пока хватит денег, а потом нанимайся к каким-нибудь частникам и не лезь в корпорации. Пока там выйдешь в люди, сто потов сойдёт, а если частнику подойдёшь, то денег на жизнь хватит.

Лекс только поморгал глазами, соглашаясь. Медик посмотрел на бок капсулы и ремни, фиксировавшие Лекса, втянулись куда-то в ложе, а крышка капсулы приподнялась. Лекс легко выскользнул из капсулы. Второй медик протянул ему какую-то одежду. Это оказался лёгкий комбинезон, светло-серого цвета, с весьма приличным количеством карманов. Лекс уже видел, с помощью духа, как переодевались люди в помещениях недалеко от ангара, так что оделся быстро, хотя застёжек на комбинезоне не было, а разрезы соединялись чем-то наподобие узких липучек.

Уже одетого Лекса первый медик вывел из ангара и передал другому провожатому. Тот привёл Лекса к большому автомобилю и, постучав в боковую дверь этого дома на колёсах, запустил его туда.

— Приветствую вас, переселенец, — едва Лекс переступил порог помещения, раздался голос механического переводчика, переводившего и так понятные Лексу слова человека, сидящего за небольшим столиком, сразу за дверью.

— Я — лейтенант службы безопасности. У вас есть претензии к нашим людям?

— Нет, — покачал головой Лекс.

— Ну что же, тогда приступим к оформлению вашего статуса. Положите руку на эту площадку.

Лекс подошёл ближе к столу и положил руку на небольшое возвышение на столе перед лейтенантом. Раздалось несколько щелчков.

— Ваш генокод в розыске не числится. Поздравляю, вы теперь переселенец. Я могу вам выдать коммуникатор и тысячу имперских кредов, в долг от службы переселения граждан империи. Может у вас есть пожелания? — доброжелательно произнёс лейтенант.

— Гражданский комп, — произнёс на оркском Лекс.

— Учитывая, что в этом случае коммуникатор вам не нужен, с вас восемьсот пятьдесят кредов. Остаток будет на компе, — достав из шкафа рядом со столом, небольшой браслет с маленькой коробочкой, лейтенант положил их на стол перед Лексом и пояснил. — Браслет надевайте на любую руку, а гибкие линзы из коробочки нужно вставить в глаза.

Лекс произвёл необходимые манипуляции. Из браслета выдвинулась маленькая игла и кольнула кожу Лекса. Перед глазами, на линзах, сразу возник текст на древнеоркском. «Приветствую. Я ваш личный комп. Идентификация по генокоду произведена. На счёту сто пятьдесят кредов. Прошу ознакомиться с инструкцией» и дальше пошёл длинный текст инструкции. Духу хватило пары секунд, что бы ознакомиться с ней, а поскольку дух и Лекс это одно целое, то с ней разобрался и сам Лекс. Браслет — это и был гражданский вариант компа.

Это устройство использовалось практически для всего. Оно являлось одновременно: средством коммуникации, кошельком, записной книжкой, инструментом управления любой техникой и ещё очень многим другим. Через специальные передатчики и приёмники устройство имело связь с линзами на глазах. Это были своеобразные экраны, на которые мог выводиться текст и изображения. Движения глаз и простейшие ментальные команды позволяли управлять элементами экрана, а те уже передавали команды компу и тот, в свою очередь, управлял различной техникой. При взгляде на любую технику, если ты имел право ей управлять, выводилось на линзы соответствующее меню. Всё было достаточно просто и удобно. Причём именно в этот комп был сразу встроен электронный транслятор с оркского на стандартный галакто и обратно. Достаточно было набрать фразу на экране, и комп переведёт это в звук, или сказать и комп, через встроенный микрофон, получив звук и обработав его, переведёт в звуки другого языка и выведет на тот же встроенный динамик.

— Что-то намудрили медики, какой же это дикий, если учесть с какой скоростью этот человек разобрался с компом, — подумал лейтенант СБ, даже незаметивший секундной задержки, пока Лекс разбирался с инструкцией. Впрочем, в списках розыска этого человека действительно не было, ни в имперских, ни во всеобщих. Соответственно и придраться было не к чему, да и не нужно, иначе, откуда будет появляться в империи новая рабочая сила в лице переселенцев.

— Я вас предупреждаю по поводу вашего статуса. В случае любого преступления, вы будете задержаны и сосланы на каторгу, а там выживают единицы из тысяч. Так что я не советую присоединяться к преступным сообществам, тем более из лап одного из таких сообществ вас и вытянули, — на всякий случай предупредил лейтенант.

Лекс только кивнул. Вступать ни в какие сообщества, тем более преступные, он совсем не собирался.

— Тогда осталось ввести в базу ваше имя, — вопросительно посмотрел он на Лекса.

— Лекс Леший, — ответил ему Лекс, назвавшись земным именем.

Лейтенант кивнул. На экране компа Лекса высветилось сообщение: — Лекс Ле Ший занесён в базу империи. Лекс не стал поправлять. Раз лейтенант так написал, значит, встречается нечто подобное, так что пусть так и будет. Лейтенант вызвал того же сопровождающего, и тот вывел Лекса за пределы зоны безопасности мобильного госпиталя.

Вот так просто, внедриться в чужую, очень высокотехнологичную, звёздную империю Лекс никак не ожидал. Хотя, если подумать, то так и должно быть в империях с множеством миров. Если ты не преступник, то добро пожаловать, хоть ты орк, хоть чукча, а вот укрыться преступникам от преследования стражей весьма проблематично, но, наверное, они что-нибудь тоже придумывали. Осталось только выяснить, как здесь обстоят дела с магами. Могут ли рядом сосуществовать магия и техника, и не приведёт ли его появление здесь к новой войне.

Неожиданно, задумчиво стоящего за воротами госпиталя Лекса, кто-то окликнул:

— Молодой человек, можно с вами поговорить?

Лекс повернул голову вправо и увидел подходящего к нему мужчину, уже приличного возраста. На Земле ему бы дали лет шестьдесят, по внешнему виду, а здесь Лекс ещё не знал продолжительность жизни. Он вопросительно посмотрел на мужчину.

(Дух: — Шеф у него под верхней курткой, подмышками какое-то оружие, да и в рукавах и штанинах комбинезона много чего припрятано.)

— Не подумайте ничего плохого, — лихо затарахтел незнакомец на галакте. — Просто я сейчас в безвыходном положении и вы могли бы мне помочь. Я — владелец небольшой охранной фирмы. Правда, в ней только я и моя секретарша, а заодно напарник и жена по совместительству, но это вполне легальная и уважаемая фирма. Мне на некоторое время нужен надёжный компаньон. Судя по вашей специфической походке, вы из какого-то спецподразделения и поскольку у вас на руке гражданский комп, то вы, похоже, остались не у дел после лечения.

— Почему именно я? — спросил его по оркски Лекс.

Мужчина даже споткнулся от удивления и, перейдя на плохой оркский, продолжил:

— О-о-о, орканин, да мне сказочно повезло. Видите ли, мой наниматель, а заодно и мой очень хороший знакомый, которому я многим обязан, попросил меня обеспечить ему безопасность встречи с покупателем. К сожалению, мой знакомый очень не нравится некоторым местным предпринимателям и возможны осложнения. К моему, ещё большему сожалению, моя жена, которая обычно прикрывала мне спину, не может исполнять свои обычные обязанности. Она беременна и я вынужден искать временного компаньона. По указанным прежде причинам, вряд ли кто из местных согласится мне помочь, а отказать своему другу я не могу. Искать среди наёмников, тоже проблематично, их могут перекупить, а вот помочь какому-нибудь отставнику, после госпиталя и попросить его помочь мне, самое верное решение. Тем более, современный мобильный госпиталь не так часто разворачивают в нашем захолустье, а раз уж развернули, значит есть, кого лечить. После такого лечения большая вероятность того, что нужный мне специалист может временно оказаться не у дел. К тому же вы явно неместный, а значит, никаких связей с местными у вас быть не может, — очень подробно объяснил незнакомец.

— Почему вы думаете, что я соглашусь? — заинтересовался Лекс.

— Да я сразу понял, что вы согласитесь. Тот, кто побывал не в одной переделке, на настоящей войне, не оставит в беде старого ветерана. До открытия собственного бизнеса, я сорок лет провёл в рядах космического десанта и насмотрелся на всё и на всех. Так что ошибаюсь в людях очень редко, — пояснил мужчина.

— Что мне за это будет? Лейтенант СБ только недавно предупредил меня, чтобы не влипал в криминальные истории со статусом переселенца, — поинтересовался у него Лекс. Предложение его достаточно заинтересовало, чтобы продолжить общение. Нужно как-то устраиваться в этом мире, хотя бы на время.

— О нет, что вы! Всё совершенно в пределах местных законов. Мы просто охраняем заказчика и при этом, для выполнения контракта, можем применять любые средства. Это те, кто может напасть, нарушают закон. Так что всё вполне легально. Кроме того, вы официально получаете статус моего компаньона, что автоматически, на время контракта, приравнивает вас к гражданину, а тот может защищать себя от нападения любыми средствами, — ответил мужчина.

— Сколько я получу? — спросил у него Лекс.

— Ну, вы же будете компаньоном, так что ровно половину. Десять тысяч мне, десять вам.

— Опасная у вас, однако, работёнка, раз такие деньги платят, — усмехнулся Лекс. Ему-то в кредит предложили всего тысячу на обустройство в империи.

— Да, к сожалению, хорошие деньги можно получить только за такую опасную работу. Просто так никто денежки платить не будет, — соглашаясь, кивнул мужчина.

— Вас не смутит, что я незнаком с вашим вооружением? — поинтересовался Лекс.

— Нет, что вы. Вы же наверняка профессионал, так что быстро разберётесь, ведь большая часть оружия стандартна, есть только небольшие отличия. Основные характеристики я вам скину на комп, — беспечно отмахнулся мужчина.

— Хорошо, я согласен, — согласился Лекс. Это был действительно вполне хороший способ пристроиться в империи на некоторое время и, причём с приличным заработком.

— Я вам послал контракт, — сразу отозвался мужчина. Комп действительно вывел на экран текст документа на оркском. Лекс, с помощью духа, быстренько его просмотрел и подтвердил. Лекс не боялся соглашаться, он всё же маг и во время разговора полностью контролировал правдивость собеседника. Тот не соврал ни разу.

— Разрешите, я вас просканирую, а то службисты по безопасности такие затейники. Могли вам жучка посадить, — спросил разрешения мужчина.

— Да не вопрос. Сканируйте.

(Лекс:- Дух, наблюдай и учись.)

Мужчина тут же достал из кармана плоскую коробочку с экраном и через неё осмотрел Лекса.

— Ай-я-яй! Как нехорошо, подсматривать чужую жизнь без разрешения администрации округа. Наверное, следует подать жалобу, — покачал головой мужчина, с хитрой усмешкой поглядывая на Лекса.

На экране, у Лекса перед глазами, высветилось сообщение: «Для улаживания конфликтной ситуации, СБ предлагает пятьсот кредов отступных. Да. Нет.»

— Как я понимаю, СБ предложило вам денежки? — открыто улыбнулся мужчина. — Мой вам совет, соглашайтесь. Обычная ситуация.

Лекс выбрал «Да», и комп тут же сообщил ему, что на его счёт поступила указанная сумма.

Мужчина что-то нажал на своей коробочке и нашивка, с непонятной эмблемой на рукаве Лекса, рассыпалась мелким порошком.

— Вот теперь порядок. Это было одноразовое подслушивающее устройство. Обычно СБ снабжает им всех людей получивших статус переселенца. Я их понимаю. Лучше первое время понаблюдать за новыми подданными, — прокомментировал это событие мужчина. — Меня зовут Карт Соннон, теперь мы компаньоны.

Лекс в ответ сообщил ему новое имя.

— Если не секрет, как вы сюда попали? Орканские территории очень далеки от нашей империи, — поинтересовался Карт, одновременно приглашая Лекса к стоящему неподалёку транспортному средству, этакая приличная капля на небольших колёсиках.

— Кое-что не поделил с одним серьёзным автоматическим устройством, в результате прилично пострадал и оказался здесь у каких-то преступников. После взрыва их лаборатории выжил, и медики меня подлатали в своих капсулах, — сообщил ему Лекс историю, придуманную по имеющимся у него фактам.

— Странно, — задумчиво произнёс мужчина, — вы сказали абсолютную правду. Контроллер обмануть весьма трудно, но у меня такое впечатление, что где-то вы соврали.

Лекс только пожал плечами:

— В этом есть проблемы?

— Что вы, что вы, никаких проблем. Это ведь ваша личная жизнь и меня она не касается. Это не относится к нашему договору, так что вы могли даже не отвечать, — покачав головой, успокоил его компаньон.

Когда они подошли к машине, боковые створки дверей, на боку машины, разошлись в разные стороны, и они свободно нырнули внутрь и уселись на удобные сидения, в виде низких кресел. На переднем стекле, перед креслом мужчины высветилась карта, и тот ткнул в неё пальцем, в определённое место. Машина легко и беззвучно приподнялась над землёй и, набирая скорость и высоту, полетела.

— Нужная для нашей работы штука. Бронированный летающий лимузин, переделан из планетарного штурмовика. Корпус поставили от обычного лимузина, а двигатели и блок защиты от штурмовика. Жалко только оборонительное оружие не разрешили оставить, — на заинтересованные взгляды Лекса, пояснил его компаньон.

Летели они недолго. Карт был чем-то занят, а Лекс пытался разобраться с этой летающей техникой, запуская повсюду щупы диагноста, но знаний явно не хватало. Лекс стал учиться работать с компом и когда он, тренируясь, набрал фразу «принцип действия», то появилось сообщение: — «Искать в инфосети», «Да/Нет». Лекс, конечно, выбрал «Да» и на него прямо-таки потекла информация.

Задавая наводящие вопросы, Лекс с помощью духа начал разбираться с этим миром. Учитывая его необразованность, он сразу запросил в инфосети учебники для начального обучения. Просматривая их страницы почти по диагонали, он с огромной скоростью просвещался. Здесь дух был вне конкуренции. Отсутствие органической составляющей позволяло воспринимать информацию очень скоростным потоком и активно забивать её в общую память мага. Лекс уже изначально не мог определить, где, чья память и где что хранится, в каком-то поле или в его мозге. Так что по этому поводу сильно не переживал. Есть возможность использовать полевую структуру — значит надо использовать. За двадцать минут транса он обзорно просмотрел курс трёхгодичного начального образования. Всё. Конечно, досконально не понял, но основы местной науки получил. Что было удобно, учебники были написаны на общем языке — галакте, но сразу компом переводились на оркский, так что Лекс изучал сразу и галакт.

Прилетели они в очень большой город. В основном он состоял из огромных многоэтажных зданий. Даже земным строениям до них было далеко. Здания имели диаметр примерно в полкилометра и возносились на высоту трёх. Были тут и цилиндры и параллелепипеды и пирамиды, а некоторые были слеплены из других многогранных фигур. Они приземлились на вершине одного из зданий, почти в центре города.

— Это наш блок «С3». Здесь находится моя контора, а заодно и моя квартира. Здесь найдём и квартирку для тебя, — пояснил ему Карт.

— Как вы тут, в этом муравейнике, живёте? — удивился Лекс, покидая транспорт.

— Привычка, — пожал плечами Карт. — Это у вас там, у орканцев, предпочитают не строить высотных зданий, а закапываться под землю. Очень уж часто вы там воюете. Здесь же воюют только местные криминальные группировки и то без разрушений, поскольку полиция на такие дела смотрит очень строго.

Они дошли до центра крыши, заставленной разными летающими аппаратами. Там они вошли в лифт и спустились на трёхсотый этаж.

— Здесь самый престижный район блока. Этажом ниже начинается зона отдыха, — продолжал пояснять Карт.

— К сожалению, сейчас свободная квартира на этом этаже только одна и она находится совсем в другом коридоре. Я уже снял её на неделю, за счёт фирмы, пока мы летели. Это будет дешевле почти в два раза, чем, если снимешь её ты. У меня тут скидки на жильё. Так что всего с тебя сто кредов. Сегодня отдохни. Завтра будем готовиться и заодно сходим в тир, там посмотришь на оружие. У тебя квартира с синтезатором, так что никуда ходить питаться не придётся. Насколько я помню, в стандартном меню синтезатора есть орканские блюда.

За разговорами, точнее за пояснениями Карта, они не заметили, как пришли. Карт показал, как активируется замок и сразу, как наниматель, подключил комп Лекса к управлению квартирой. Квартира состояла из трёх больших и достаточно высоких комнат. Одна была кабинетом — приёмной, метров на шестьдесят, площадью. Вторая — спальней, метров сорок. Третья — кухней, тоже метров сорок. Здесь Карт оставил Лекса и побежал к жене, проведать, как она себя чувствует, хотя, как понял Лекс, он и так каждые десять минут разговаривал с ней через комп.

Сначала Лекс разобрался с синтезатором, а потом прошёлся по квартире. Она была напичкана различными технологиями, упрощающими жизнь. Душ и туалет тут тоже имелись и, причём весьма технологичные. Если бы не инфосеть, хрен бы он со всем этим разобрался. Хотя на каждый вопрос Лекса вываливалась огромная куча информации, разбираться с ней было достаточно просто. Спать Лексу совсем не обязательно, поэтому до следующего прихода компаньона, он занимался учёбой. За ночь он прошёл весь курс обучения в местной школе. Она здесь называлась полной школой и обычно занимала шесть лет. Почему обычно, да потому, что существовала возможность обучаться ускоренно, с применением особых химических препаратов, способствующих запоминанию теории и в особых учебных капсулах, осуществляющих слежение за организмом обучающегося. Важно было вовремя остановить процесс, чтобы не повредить мозг ученика. Что было совсем удивительным — по статистике выкопанной духом в инфосети, полную школу заканчивали только десять процентов жителей. Обычно достаточно было начальной школы и дополнительного курса обучения по какому-нибудь профилю. В основном люди следили и обслуживали производственное оборудование, а не создавали что-то сами. Большая часть населения была занята в сфере обслуживания: торговля, поддержка жизнеобеспечения, транспорт, искусство и многое другое. Только очень малая часть шла в науку и создавала что-то новое. Остальное делали автоматические устройства — роботы. Армия и исследовательские организации составляли очень незначительную часть населения. Законов было достаточно много, но если ты будешь выполнять только один: — Не мешай жить другим, то и так можно было прожить, не зная других законов.

Изучать науку дальше, после школьного курса, у Лекса уже не получилось. Более широкие курсы наук оказались платными и стоили довольно приличных денег. Как таковых, учебных заведений, кроме армейских, здесь не было. Покупаешь какой-нибудь курс науки или техники и учишь его с помощью компа или под препаратами, в капсуле, за очень приличные деньги. Потом проходишь практику на реальном производстве, если конечно тебя туда возьмут, или в специальном учебном центре в виртуальных капсулах. Только при сдаче экзамена в такой капсуле, тебе выдаётся сертификат специалиста и записывается в твоё личное дело, хранящееся где-то в базах империи. В этом случае, утеря личного компа или замена его на более совершенное устройство, не вело к потере сертификата специалиста. В то же время при конфликте с государственными структурами, ты мог потерять все свои сертификаты, перейдя на нелегальное положение.

Ценная информация продавалась только на специальных кристаллах, которые мог считать комп, правда только один раз, после чего кристалл разрушался. Информация в компе шифровалась с помощью генокода носителя, так что прочитать её мог только сам носитель генокода. Всю покупную информацию комп загружал в отдельную память и небольшими кусочками, не более содержимого одного кристалла, пока не запомнишь эту небольшую часть, нельзя было закачать другую. Эта память в компе специально была защищена от передачи, куда бы то ни было кроме линз — экранов. Поэтому нельзя было её передать куда-то на сторону. Как оказалось, линзы на глазах были тоже весьма непростым устройством и работали тоже в шифрованном режиме и если между глазом и линзой попытаешься поставить считывающую плёнку, то линзы работать не будут. Механизмов защиты информации было ещё больше десятка, так что вытащить информацию из компа для копирования без кристалла, не представлялось возможным.

Дух тоже не сидел на месте, пока Лекс усваивал полученную информацию, он отрывался от чтения и обследовал прилегающие территории, привязывая полученную информацию ко всем обнаруженным устройствам. Самым интересным оказался сам комп, и дух занялся внимательным исследованием этого устройства. Конечно, воспроизвести его своими силами было пока нереально, слишком много различных технологий содержало такое устройство, но вот досконально изучить принципы работы — вполне возможно.

Поскольку учиться больше не получалось, Лекс прошёлся по доступной в инфосети информации об оружии. Похоже, люди во всех мирах одинаковы. Орудий убийства мыслящих было просто огромное количество, начиная от безобидных ножей и заканчивая космическими оборонными станциями, штурмовать которые можно только целым флотом.

Политическая система именно в этой империи тоже была своеобразной. Заправляли здесь крупные торговые кланы, и существовало их всего семь. Все остальные, подчинённые структуры, так или иначе, подчинялись кому-то одному из них. Но что было особенным, эти структуры сильно переплетались между собой. Например, квартал мог относиться к одной торговой империи, и в то же время служба перевозок этого квартала относилась к другой. За все сферы влияния велись бесконечные торговые войны между этими кланами, иногда перерастающие в небольшие военные столкновения, как правило, с весьма незначительными жертвами. В основном, кланы предпочитали договариваться.

Из пучины информации Лекса вырвал приход Карта.

— Пошли изучать оружие и готовиться. Завтра на космодром прибывает клиент и мы должны быть готовы, — прямо с порога сообщил он. Лекс только кивнул и последовал за компаньоном.

Сначала они посетили тир. От тира на Земле он отличался кардинально. Это было достаточно большое помещение с десятком трёхметровых шарообразных капсул. Тир оказался виртуальным. Возле каждой капсулы в небольшом шкафчике висел специальный тренировочный комбинезон, связанный с капсулой огромным количеством информационных каналов. Когда Лекс его на себя надел, то он показался ему весьма громоздким и неуклюжим. Толщина комбинезона местами доходила до сантиметра. Но все неудобства исчезли, едва он вошёл в капсулу, и специальное гравитационное поле подвесило его посреди неё. Его комп подключился к системе, и на линзы глаз стала поступать картинка внешнего смоделированного ландшафта, а специальные приводы в комбинезоне стали имитировать все остальные ощущения. За пару часов Лекс перепробовал кучу различного виртуального оружия. Большинство из них он уже знал по описаниям из инфосети, хотя пару раз и встретились вещи со значительными модификациями. Изучив одно оружие и несколько раз выстрелив из него, он переходил к другому. Наконец, когда оплаченное время тренировки подошло к концу, Лекс выбрал себе предпочтительное оружие — лёгкий игольник с различными видами игл, начиная от парализующих и заканчивая разрывными.

Дух тоже в это время развлекался по-своему. Он, используя кучу щупов диагноста, подключился к электронным устройствам и анализировал их работу. Аналитический ум бывшего профессора никуда не делся, а вот тормоза тела его уже никак не ограничивали. Дух анализировал характер сигналов практически в реальном времени. Он разбирался в том, что происходит в компе при подаче определённого кода, как это происходит и что будет дальше. В этом общем информационном поле дух чувствовал себя как дома, и ему это нравилось, тем более что недостающую информацию можно мгновенно запросить из инфосети.

— Ты как? Освоился? — осведомился у Лекса Карт, когда тот выбрался из капсулы.

— Да. Пару лёгких, десантных игольников, достанешь, с полным набором боеприпасов? — кивнув, спросил Лекс у компаньона, снимая тренировочный комбинезон и запихивая его в шкаф.

— Не лучший выбор. Армейский бластер был бы мощнее, — прокомментировал его выбор Карт. Из опыта своей работы он знал, обычно, мощность имеет значение, а бластерное оружие самое мощное.

— Каждому своё, — хитро усмехнулся Лекс. У него сформировался собственный взгляд на местные орудия убийства, тем более, он хотел их переделать для себя с учётом магических возможностей.

— Да без проблем. Его купить и зарегистрировать на тебя гораздо легче, чем энергетическое оружие. Это же гражданское оружие, только разрывные иглы запрещены, но у моей фирмы и на них есть разрешение, так что пошли в магазин. Можно заказать и по сети, но оружие лучше самому выбирать. Оно стандартным только кажется, — предложил Карт и после его согласия, повёл Лекса по коридорам, в другое помещение.

За дверями магазина, в который привёл его Карт, открылись практически бесконечные стеллажи с вооружением. Лекс даже остановился от удивления. Такого обилия различных смертоносных устройств в одном месте, он не ожидал увидеть. Навстречу им, из небольшой двери, рядом с входом, вышел совсем седой, но ещё бодрый человек. Под облегающим комбинезоном выпирали огромные мышцы, вот только двигался он как-то неестественно.

(Дух: — У него вместо ног биомеханические протезы.)

— Что угодно гражданам? — поинтересовался, подошедший к ним ветеран.

— Угодно приобрести пару игольников, вот этому молодому человеку, — кивнув на Лекса, сообщил ему Карт.

— Чудненько. А почему не такие модные, в последнее время, бластеры? — лукаво усмехнулся ветеран, оценивающим взглядом окинув Лекса.

— Ненадёжны, — уже на галакте ответил Лекс. Карт удивлённо посмотрел на него, но ничего не сказал.

— Как так, ненадёжны? — слегка прищурив глаз, уже более внимательно поглядел продавец на Лекса.

— Мощь хороша, но от них легко защититься. Лёгкую полевую защиту не пробивает. Капризен, из-за наличия излишних мозгов. Совсем небольшая дальность, — коротко пояснил ему Лекс свой выбор.

— Вот как. Похоже молодой человек не так глуп, как многие местные. Откуда, если не секрет? — сразу заинтересовался ветеран.

— Оркана, — ответил Лекс, решив, раз его принимают за орканина, то можно этим пользоваться и дальше.

— О, как. И каким ветром вас сюда занесло, за пол галактики от родины? — удивился ветеран.

— Да я и там только слегка повоевал, мои дороги в последнее время лежали совсем в других местах, — усмехнулся Лекс, вспоминая недавние дела с орками и путешествия по Земле.

— Интересно. Очень интересно. Это когда же такого молодого парня, судьбе удалось поносить по галактике? Впрочем, это не моё дело, — тихо, почти про себя, пробормотал ветеран.

— Могу предложить импульсный игольник одной очень хорошей фирмы. Дальность — до трёх километров. Стрельба одиночными и очередью. Компенсатор колебаний. Ночной прицел, — для начала, предложил ему ветеран.

— Очередная дутая реклама, — отрицательно покачал головой Лекс. Он уже встречался в инфосети с подобными предложениями и серьёзно проштудировал всю доступную информацию по этой теме. — Нет, мне нужен обычный, надёжный, десантный игольник старого образца, без всех этих новомодных штучек.

— А мальчик, похоже, в оружии поля боя разбирается. Действительно приходилось воевать, — довольно усмехнулся Ветеран, уважительно посмотрев на компаньонов.

Он подвёл их к одному из стеллажей, у самой стены зала и, кивнув на него, сказал:

— Выбирай.

(Дух: — Самые нормальные, шестой и седьмой. Новые. Усиленные разгонные обмотки. Возможность использования двойного магазина игл, с различной начинкой.)

Лекс подошёл к стеллажу и сразу взял в руки эти игольники. Ветеран только удивлённо хрюкнул, недоверчиво оглядев Лекса ещё раз.

— Проверить есть где? — повернувшись к нему, поинтересовался Лекс.

— Пойдём. Под залом есть нормальный тир, а не эти новомодные виртуальные игрушки, — отозвался ветеран и проводил компаньонов на этаж ниже, где действительно оказался обычный тир. Лекс снарядил игольники магазинами и, взяв их в две руки, сказал ветерану, — давай мишени.

— Какие? — поинтересовался тот.

— Да какие есть, — пожал плечами Лекс.

Ветеран, похоже, дал команду местному компу и на дальней стене, метров за пятьдесят от места, где они стояли, стали появляться изображения разных мишеней. Лекс с двух рук открыл стрельбу. Через некоторое время он скомандовал:

— Быстрее.

Мишени стали выскакивать гораздо быстрее и стали сложнее. Теперь это были не только пауки и птички, но и упакованные в броню десантники, которые то появлялись, то исчезали, как бы скрываясь за складками местности.

— Быстрее, — опять скомандовал Лекс, поражая мишени одну за другой.

Мишени ещё больше ускорились. Десант забегал шустрее. Появились бронированные роботы поддержки и быстро летающие сканеры наблюдения и разведки. Лекс вёл практически непрерывную стрельбу по мишеням, вообще не прицеливаясь, из любого положения рук, но мишени по-прежнему исчезали с экранов. Комп тира однозначно показывали явное поражение мишеней.

— Быстрее, — ещё раз потребовал Лекс.

— Некуда быстрее. Всё. Это максимум, — ошарашенно пробормотал ветеран. Такого он ещё никогда в жизни не видел. По внешнему виду, совсем молодой парнишка стрелял из игольников, как бог. Вот почему он потребовал старый армейский образец. Только эта штука могла выдерживать такой темп стрельбы неограниченное время. Но ведь это было не главное. Точность, которую демонстрировал этот человек и регистрировал комп тира, была просто запредельная, фантастическая. Игла попадала с расстояния в полсотни метров в незащищённые места бронескафандров, размеров всего в пару миллиметров. Это были замки сочленения скафандра с внешними устройствами. Бластер противника выводился из строя попаданием прямо в дуло, с повреждением системы фокусировки. К тому же, этот человек уже пять минут отстреливает мишени в максимально возможном темпе. Это выглядело завораживающе. Если этот парнишка встретится с его бывшей ротой в прямом бою, в обычном десантном скафандре, то он смело может ставить деньги на парнишку. Рота поляжет вся. Ветеран, в своей жизни, конечно, встречался с орканами, воевал вместе с ними и против них, но ни с чем подобным, даже просто похожим, никогда не сталкивался. Оркане часто встречались среди наёмников во многих отрядах, но о стрелках с такой подготовкой он не слышал даже в своей весьма непростой жизни.

Наконец закончились иглы в магазинах, и Лекс прекратил стрельбу. Обернувшись, он увидел огромные глаза ошарашенных наблюдателей.

— Да ты, напарник, снайпер от бога, — с трудом выдохнул его компаньон, всё ещё находясь под впечатлением увиденного.

— Ничего подобного, в жизни не видел, — поддержал его ветеран.

— Я, конечно, предполагал, что ты из специальных войсковых соединений, но извини, никогда даже не слышал, что бы там так учили стрелять. Из каких же далей тебя к нам занесло? — пробормотал Карт, удивлённо качая головой.

— Даже не спрашивай. Очень издалека, — грустно усмехнулся Лекс.

— Слушай парнишка, ты как будет время, приходи пострелять. Порадуй старого Волтара, а то совсем от жизни оторвался в этом протухшем магазине, — попросил его ветеран.

— Ты меня серьёзно удивил, парень. Вы знаете, граждане, я бы не хотел оказаться там, где бойцы, похожие на тебя Лекс, будут выяснять, кто окажется сильнее, — поёжился Карт, представив боестолкновение с участием таких стрелков.

Две наплечные кобуры для игольников ветеран отдал Лексу бесплатно, только за показанное представление. Молчаливый, после увиденного, Карт привёз его в свой офис. Усадив его в кресло возле стола, он предложил ему тонизирующий напиток и прямо спросил:

— Я так понимаю, стрельба из игольников неполный перечень твоих умений?

Лекс только молча кивнул.

— И галакт ты, похоже, выучил за один день? — вопросительно глядя на Лекса, продолжил Карт.

Лекс опять кивнул.

— Бог ты мой, кого же я принял себе в компаньоны? — театрально схватился за голову Карт.

— Не переживай. Таких, как я, больше нет, — почти скромно улыбнулся Лекс.

— А какие есть? — удивился тот.

— Значительно слабее, но они учатся, — ухмыльнулся Лекс.

— Ты меня обрадовал, — скривил рот Карт, — хорошо, что таких нет поблизости, а то бы жизнь охранных фирм сильно осложнилась. Мне тебя одного хватит, чтобы окончательно поседеть. Как представлю, что мне противостоит стрелок твоего уровня, у меня мороз по коже. Хотя, наверное, хорошо, что я тебя встретил. Ставка на наше выживание в ближайшем деле весьма повышается.

— А дело сложное? — поинтересовался Лекс.

— Да не особо сложное, но возможно весьма опасное. Местные торговцы очень не любят поисковиков, те им своим товаром цены серьёзно сбивают. Сам понимаешь, здесь региональный торговый центр и сюда всё тянут и из метрополии и с окраин, а тут всякое старьё оказывает влияние на цены. Поэтому возможны варианты силового противодействия, вплоть до перестрелки. Мой дружок давно занимается поисковым бизнесом. В зонах старых боевых действий иногда можно найти много интересного, да и восстановление полуразбитой техники, тоже очень прибыльный бизнес. Хотя, должен сказать, работёнка у них очень опасная. Частенько встречаются вполне рабочие системы обороны, да и минные поля представляют серьёзную опасность. Но мой друг всегда отличался рисковым характером, не то что я, выбравший спокойную охранную работу.

— Работу со стрельбой вы считаете спокойной? — удивился Лекс.

— Конечно спокойной. Стрельба бывает очень редко. В основном занимаемся мордобоем, но основная задача, уважающей себя охранной фирмы, вообще избежать столкновения. Тогда, местные противники будут, хотя и недовольны, но философски относиться к своему поражению. А вот если положить некоторое количество местных бойцов, могут быть большие проблемы. Но это всё равно гораздо спокойнее, чем работы в удалённых уголках космоса. Здесь больницы и медицинские центры под боком. Даже серьёзные повреждения лечатся достаточно легко и быстро, а вот в космосе с этим проблемы. Пока тебя дотащат до реаниматора, да ещё под огнём живых защитных систем, может быть поздно. Похоже, того ветерана, что мы видели в магазине, именно поэтому не смогли восстановить полностью. Помощь пришла слишком поздно и нервная система в ногах умерла. В таких случаях реаниматор бесполезен. Организм забыл, как действовать ногами или не хочет вспоминать из-за полученных страданий. Наша медицина в этом случае практически бессильна. Даже если отрастить ему ноги, ходить он не сможет, так что биопротезы в этом случае самое подходящее решение.

— Почему практически? — поинтересовался Лекс.

— На самом деле восстановить его можно, но стоить это будет заоблачных сумм. Нужно будет перевести его сознание в оболочку искусственного интеллекта. Причём не всякий кристалл искина подойдёт. Нужен кристалл древних. Наши подделки такого объёма, как целое сознание человека, просто не вместят. Потом почистить от наложенных запретов и искажений и залить ему обратно и только потом использовать реаниматор и совсем не факт, что такая операция пройдёт успешно. Ну да ладно. Это всё разговоры. Теперь по делу. Слон прибывает завтра.

На самом деле Лекс услышал совсем другое имя друга Карта — Гарт, но печать транслятора подбирает самостоятельно самые близкие известные понятия. Поэтому Лекс понял, что гарт это название большого и неповоротливого животного.

— Нам надо обеспечить ему нормальную посадку транспортного челнока на поле космопорта, — продолжал пояснения Карт. — Потом довести его до центра города и провести в переговорную зону. Затем, аналогичным образом, доставить обратно до челнока.

— В чём проблемы? — спросил Лекс.

— При посадке и взлёте челнока, его могут сбить ручной десантной торпедой. Поэтому мы должны держать под контролем территорию посадки в радиусе километра. Больше не требуется. При дальнем запуске торпеды сработает защита самого челнока. Доставка туда и обратно — самая простая часть операции. Никто не будет знать нашего маршрута, поэтому пакости на пути маловероятны. Вот только точка начала маршрута и его окончания известны. Там могут быть проблемы. Разобрать, кто из посетителей или обслуги бизнес-центра враг, пока он не начнёт нападать, практически невозможно. Это самое опасное место в нашей операции. Сама переговорная надёжно защищена. Местные дельцы весьма ценят безопасность и секретность переговоров, и рисковать своей репутацией вряд ли согласятся.

— Почему торпеда, а не стрелок? — задал вопрос Лекс.

— Вблизи посадки стрелку негде спрятаться, а поставить самонаводящуюся торпеду, где-нибудь в люках систем обеспечения, не проблема.

— А твой друг может сильно прищемить хвост местным торгашам?

— Прилично, а что?

— Мне кажется, в этом случае они могут и стрелку место обеспечить. Так, на всякий случай, — озадачил компаньона Лекс.

— Проклятие. Я об этом как-то не думал. Очень возможен и такой вариант. Проклятие. Придётся нанимать экспертов для прикрытия посадки, а среди них запросто может быть стрелок-наёмник, — недовольно вздохнул Карт.

— От ракеты своими силами прикрыть сможешь? — поинтересовался Лекс.

— Смогу. Локатор активированного оружия у меня в наличии, а генератор защитных помех включить не проблема. В этом случае торпеда просто не выстрелит. Проблема с обнаружением цели.

— Тогда я беру на себя стрелков.

— Учитывая, как ты стреляешь, я поверю, что со стрелками ты справишься, но сначала их надо обнаружить. Как ты предполагаешь это сделать? — поинтересовался Карт, хотя уже практически согласился на его предложение.

— Есть методы, — хитро усмехнулся Лекс.

Они ещё некоторое время затратили на согласование своих действий и потом разошлись. Лекс отправился в свою квартиру. Добраться до неё было легко. Лекс полностью разобрался в методах строительства местных зданий, да и дух постоянно осматривал ближайшую местность. Ему стены — не помеха. Наличие духа, в качестве помощника, на порядки увеличивало возможности Лекса во всём. Скорость восприятия информации духом — несоизмерима с человеческой, а за счёт того, что дух практически полностью связан с мозгом Лекса через печать диагноста, то и Лекс знал всё, что изучил или просто запомнил дух. Эффект такого слияния разумов был необъясним, но он присутствовал.

Пока Лекс вёл разговоры с компаньоном, дух продолжал учиться, используя сведения из инфосети, да и вообще постоянно из неё не вылазил. Если ему удастся полностью интегрироваться с компом, то получится фантастическая вещь, даже для этого технологически развитого мира. Фактически, Лекс получит в распоряжение мощность компьютера с искусственным интеллектом на борту и при этом ментально с ним связанного. Это свойство открывало колоссальные возможности. В настоящее время дух непрерывно, на базе диагноста, создавал магические щупы и присасывался к компу. Это позволяло полнее интегрировать в себя данное устройство. Даже с учётом постоянно возникающих вопросов и частого обращения к инфосети, дух обещал Лексу к утру полностью подчинить себе комп.

Лекс же занялся подготовкой оружия. Игольник гораздо лучше порохового оружия, но и ему кое-чего недоставало. Это было оружие электромагнитного типа. Металлические, тонкие иглы разгонялись полем до невероятных скоростей. За счёт этого, у такого, практически ручного, оружия дальность выстрела была до десяти километров и достаточная точность, даже на таком расстоянии. Были и у него недостатки. Из-за тонкости игл, они расплавлялись на больших расстояниях и летели уже простой каплей. Пробивная сила таких зарядов на большом расстоянии не очень велика и они вязли в защите комбинезонов противника, хотя вблизи они пробивали такую защиту навылет. Правда, обычные, не разрывные иглы, наносили небольшой вред противнику, хотя при многочисленных попаданиях гарантированно выводили его из боя.

В общем, игольник, без специальной модификации, всё равно, как и ручные бластеры считался оружием ближнего боя. Количество игл в магазине, не шло ни в какое сравнение с земным оружием. Только в одном магазине находилось полторы тысячи тонких игл, а в модификации, которую выбрал Лекс, была пара таких магазинов. Лекс один магазин выбрал с парализующими иглами, а второй с разрывными. Сами иглы, были только оболочкой для зарядов и из-за своего небольшого размера содержали мало активного вещества. Поэтому при попадании в руку, парализовалась именно рука, а не всё тело. Разрывные были ещё слабее, в точке попадания разрушалось максимум три — четыре кубических сантиметра тела. Однако из-за большого возможного темпа стрельбы, обычно в мишень могло попасть от пяти до десяти игл, и это было уже достаточно для поражения объекта.

В комплекте с игольниками имелось зарядное устройство для снаряжения магазинов. С помощью щупов диагноста и информации из сети, Лекс досконально разобрался с работой оружия. Судя по всему, конструкция была достаточно старой и соответственно вылизана до предела, но с использованием магии кое-что можно легко усовершенствовать. С помощью магии крови, Лекс сделал привязку оружия именно к нему. Никто другой стрелять с этих игольников уже не сможет. Такая модификация этого оружия, созданная на техническом принципе, была известна, но стоила огромных денег и для десантных игольников никогда не применялась. Ещё он настроил заклинание призыва, чтобы, при желании, оружье само выскакивало из кобуры в руку. Стандартные заклинания для мечей давно были разработаны магами, поэтому переделать их для этого оружия, большого труда не составило.

Немного пришлось повозиться с иглами, точнее с устройством для снаряжения магазинов. На него Лекс навесил свою магическую зарядку и небольшие заклинания усиления сущности. Теперь содержимое игл было раз в десять мощнее, чем стандартное. То есть поражение тела даже одной иглой, вело к полной его парализации. Соответственно теперь попадание разрывной иглой, даже в хорошо защищённый скафандр, могло нанести человеку в нём достаточно большие повреждения. Переснарядив магазины обновлёнными иглами, сделав небольшой запас их и спрятав в теневом кармане, Лекс остался доволен проделанной работой.

На разговор с жёнами ушло пару часов. Им было всё интересно в этом мире. Лекс скопировал им в дневники артефакторов огромный объём информации, и они оставили его в покое, с интересом накинувшись на новые знания. У них ведь тоже были свои духи, и процессы обучения значительно ускорились. Это пока слабо влияло на практические занятия, а основное в магии — это практика и практический опыт, так что учиться им было чему. Остаток ночи Лекс всё же поспал и проснулся, только когда дух предупредил его о приближении компаньона.

С утра они проехались с Картом до космопорта и внимательно осмотрели там всё что можно. Карт показал Лексу точки, где бы он мог поставить торпеду или стрелка. Дух просканировал все эти места возможной атаки и запомнил состояние территории. Потом они проехались до бизнес-центра, осмотрели и облазили всё вокруг. Соответственно дух тоже не сидел без дела. Обычный рабочий день у людей ещё не начался, поэтому народа вокруг было очень мало, и никто им не мешал. Только охрана самого центра, хотя и знала Карта, почему-то всё время настороженно следила за ними. Такая у них работа. Потом компаньоны перекусили в небольшом заведении, рядом с центром и направились в космопорт, встречать своего подопечного.

Дух обследовал подозрительные места на подконтрольной территории и не обнаружил опасности, да и интуиция Лекса молчала, так что Карт подал сигнал разрешения посадки через комп на посадочный челнок. Объект охраны удивил Лекса. Из челнока выскочил маленький, толстый, улыбающийся человечек и бросился обниматься с Картом.

— Здравствуй старина, что уже не ожидал известий от старого друга? — низко гудел голос толстяка.

— Да как же их от тебя ждать. Ты ведь по полгода никаких весточек не присылаешь, а потом, как камень с неба, неожиданно и прямо по макушке, — обнимая толстяка, пробормотал Карт.

— Ну, уж прямо так и по макушке, — смутился толстяк, отпуская друга.

— Да, а как же ещё, вон видишь, пришлось даже компаньона себе срочно искать, — кивнул на Лекса Карт.

— А что случилось с Кирой? — забеспокоился толстяк, попутно внимательно осматривая Лекса.

— Пока ничего, но скоро случится. Как ты, наверное, знаешь, у женщин иногда случаются дети, — успокоил его Карт.

— Это же хорошо. Наконец ты соизволил завести потомство. Мои, например, всегда со мною, а тебе, с твоей спокойной жизнью, всё некогда, — окончательно успокоился толстяк.

— Ещё бы им быть не с тобой, особенно жене. Только отвернётся и ты тут же ушмыгнёшь в неизвестном направлении, а потом ищи тебя по всей галактике, — поддел его Карт.

— Да, друг, тут ты прав. Не сидится мне на одном месте, — соглашаясь, кивнул толстяк, и быстро перешёл на другую тему. — А где ты такого молодца откопал? — кивнул он на Лекса.

— Сам до сих пор не верю, что он мне так просто на крючок попался, — довольно ответил Карт.

— Что, так хорош? — поинтересовался толстяк.

— Гарт, ты просто не видел, как он стреляет. Если и есть в мире бог стрельбы, то его аватар перед нами. Если говорить честно, то нашей роте при встрече с ним сильно бы не поздоровилось, так что радуйся, что это не наш противник, — немного скривился Карт, представляя это действие.

— Это серьёзное заявление, Карт. Насколько я тебя знаю, ты никогда не страдал преувеличениями, — удивлённо окинул взглядом толстяк, невозмутимо стоящего рядом Лекса.

— Поехали на встречу с твоим покупателем. Если тебя не поприветствовали противники при посадке, значит, возможны неприятности в дальнейшем, — поторопил Карт приятеля, подталкивая к бронированному лимузину.

Как было не удивительно, но они спокойно добрались до бизнес-центра и даже не обнаружили никакой засады до входа. На входе их просканировали специальным устройством и разоружили. По информации Карта о проведении таких переговоров — это было нормально. Только Лекс сдал всего один игольник, второй на всякий случай спрятал в теневой карман. Он привык полагаться только на себя и свою интуицию, а та говорила, что лучше перестраховаться, чем потом решать различные проблемы. Провожатый провёл их на девятый этаж, в выделенную для переговоров комнату и оставил их там одних. Карт достал из кармана коробочку сканера и проверил комнату на присутствие прослушивающей аппаратуры. Никаких лишних устройств, кроме оборудования самой переговорной, не было. Лекс замер сразу у дверей, а приятели расположились за столом. Ожидание не продлилось долго. Такой же охранник привёл ещё одну группу людей из четырёх человек. Один из них остался снаружи комнаты. Второй замер внутри, с другой стороны двери, напротив Лекса. Двое уселись за стол напротив приятелей.

— Привет Гарт, что-то тебя давно не было на нашем горизонте? — обратился более старый, отлично одетый мужчина к Гарту.

— Специально искал всякие вкусности, чтобы тебя порадовать, Осмол, — откликнулся Гарт.

(Дух: — Шеф у второго, молодого, обнаружен источник сигнала — миниатюрное следящее устройство типа «паутина», вшитое в комбинезон.

— Заглушить можешь?

— Нет, шеф. Быстро не смогу. Мне бы ещё денёк с компом повозиться, я и не такие вещи смогу делать.

— Тогда уничтожь. Хотя, конечно, не хотелось бы выкладывать некоторые козыри, да делать нечего.

— Ломать, не строить, как говорит твоя первая жена. Выполняю.)

На молодом посетителе задымился комбинезон, и он вскрикнул от неожиданности.

— Обнаружено следящее устройство типа «паутина». Устройство уничтожено, — успокаивающе отрапортовал Лекс, глядя на удивлённых приятелей.

— Впечатляет, — пробормотал пожилой, взглянув на Лекса, потом он перевёл сразу потяжелевший взгляд на подчинённого и поинтересовался, — и за сколько тебя перекупили, Лакон?

Тот затравленно повертел головой и, боясь смотреть в глаза патрону, пробормотал, — десять тысяч.

Врёт, понял Лекс, наблюдая за его аурой, о чем сразу и сообщил компаньону.

— Весьма впечатляет, — ещё раз глянув на Лекса, пробормотал старик, сразу поверив этим словам. Опыт прожитых лет подтверждал такой вывод.

— Значит, решил продать своего старого покровителя. Сколько? — обратился старик к молодому подчинённому.

— Пятьдесят, — буркнул тот, отводя взгляд.

— Врёт, — также бесстрастно повторил Лекс.

— Значит, решил не только продать, но и списать в утиль, — упёр очень сильно потяжелевший взгляд в подчинённого старик.

— А что от вас ждать? — взорвался молодой. — Вечно на побегушках. Найди. Принеси. Договорись. Вы только деньги загребаете, а мне почти ничего не остаётся. Правильные люди попросили и заплатили, сразу, а вы — всё равно труп. Рано или поздно вам придёт конец. Слишком вы многим мешаете.

— Выведи, гадёныша и придержите его там за дверью. Я с ним ещё поговорю, потом, — приказал старик охраннику, стоявшему напротив Лекса. Тот безмолвно повиновался и, схватив за шиворот комбинезона бывшего соратника, как мешок вытащил его из комнаты.

— Похоже, у нас с вами большие проблемы, — спокойно сообщил старик собеседникам.

— Что, терпение у местных хозяев закончилось, и они решили тебя вместе с твоими поставщиками закопать, раньше времени? — также спокойно поинтересовался Гарт.

— Что-то типа того, только местным хозяевам жизни абсолютно без разницы, что где-то дерутся какие-то шавки. Им те суммы, которыми я ворочаю, просто неинтересны. Совсем недавно объявилась неприлично большая контора, с поставками списанной техники республики Того. Судя по всему, то, что я собираюсь немного сбить цену с помощью аналогичного восстановленного барахла, им очень не понравилось. Они срочно решили разобраться и со мной и заодно с самым хорошим моим поставщиком, то есть с вами господин Гарт, — пояснил старик.

— Вы считаете, что нас отсюда не выпустят? — поинтересовался у него Карт.

— Думаю, что не выпустят. Похоже хозяин центра в доле. Шансов уйти живыми мало, — кивнул старик. — Хотя, двое моих охранников предавать не станут, но они даже с вами троими не выстоят против полусотни боевиков, да и охрана центра в стороне не останется. Я думаю, они уже поняли, что их план раскрыт и мой заместитель проговорился, так что готовьтесь к бою. Стоит подороже продать свои шкуры.

— Очень похоже, что вы правы, — кивнул Карт, проводя манипуляции с аппаратурой, спрятанной в его комбинезоне, и своим компом. — Внешняя связь заблокирована. Приличную ловушку они соорудили для старых, битых ветеранов. Никак не рассчитывал на то, что можно купить хозяина бизнес-центра.

— Да. Это не такие ветераны как мы. Всё дело в цене, — грустно согласился Гарт.

— Что думаешь, компаньон? — спросил Карт Лекса, продолжавшего спокойно стоять у дверей.

— Ничего, — безразлично пожал плечами Лекс. — Могу их всех убить, могу усыпить. Как вам будет лучше?

— Справишься? Может всё же нам помочь? — криво усмехнувшись, спросил его Карт.

— Да, без проблем. Вы только мешать будете, — с каменным выражением лица ответил ему Лекс.

— Иди, попробуй, — пробормотал недоверчиво Карт.

Лекс без разговоров повернулся и вышел из комнаты. Сразу после этого в неё протиснулись охранники старика и впихнули дрожащего бывшего подчинённого.

— Карт, где ты завербовал этого отморозка. Абсолютно безбашенный тип, — удивлённо пробормотал старик, глядя на Карта.

— Всё равно не поверишь, Осмол, — задумчиво произнёс Карт, взглянув на закрытую дверь.

— Думаешь, он справится? — поинтересовался Гарт у своего товарища.

— Он, похоже, с орканцами справлялся. Как он стреляет, я видел, а это явно не последняя его способность, так что нашим противникам придётся весьма туго.

Лекс в это время скользил незримой тенью по коридору. Дух, на всякий случай, вывел из строя всю наблюдательную аппаратуру, в пределах досягаемости, то есть во всём центре. Конечно, совсем не далеко и так была включена глушилка. Камеры всё равно ничего не передавали, но ведь они могли записывать, а выдавать лишние сведения про себя Лекс не хотел. Для него проблем в противостоянии с местными наёмниками не было.

Хотя противники и не ожидали от безоружных людей особого сопротивления, всё же это были ветераны десанта, поэтому хозяин центра перестраховался, и в это время сооружение было освобождено от других посетителей. Это только упростило Лексу работу. Дух заранее сообщал, где и сколько противников находится, и Лексу оставалось только аккуратно зачищать территорию, выводя их из строя. Группу, идущую по ближайшему коридору, чтобы захватить переговорщиков, Лекс встретил первой. Шесть человек даже не успели среагировать. Лекс перестрелял их из игольника с парализующими иглами, который достал из теневого кармана.

Собрав оружие у наёмников, он вернулся к переговорной комнате, открыл дверь, бросил туда связку вооружения и буркнув:

— Не высовываться и не мешать, — закрыл дверь и прислушался.

— Это то, что я думаю? — уставившись на связку оружия, пробормотал старик.

— Думаю да, — отозвался Карт, сноровисто развязывая вязанку.

— Примерно пять — шесть человек, — осмотрев вязанку, согласился Грат, начиная помогать приятелю.

— Пожалуй, он действительно справится, — пробормотал старик, удивлённо качая головой.

Лекс методично зачищал этаж за этажом, до самого низа. Сначала вверху людей не было, но затем они попытались с помощью лифта забраться на нужный этаж и прояснить, что происходит. Первый раз Лекс пропустил их, и пришлось быстро вернуться, воспользовавшись вентиляционными шахтами для ускорения передвижения. Успокоив разведгруппу противника, он оставил в шахте лифта несколько усыпляющих заклинаний, а сам лифт заблокировал на переговорном этаже. Основные проблемы у него наблюдались с автоматическими турелями охраны этажей. Те были хорошо защищены от помех и могли иметь связь с центром безопасности здания. Однако это им не особенно помогало. Дух щупами диагноста выводил из строя приводы турелей и блоки связи, а Лекс потом расстреливал их разрывными зарядами игольника.



Комната наблюдения службы безопасности

— Вы же мне обещали, что всё будет быстро и чисто? — орал, на стоящего перед ним молодого человека, хозяин бизнес-центра.

— Это просто временное недоразумение. Скоро всё выяснится, — бормотал человек, стоящий напротив него, одетый в очень престижный и дорогой костюм.

— Какое временное? Кто-то целенаправленно уничтожает турели охраны, ваших головорезов и мою охрану. У них там что, взвод десантников прикрытия был? — продолжал орать хозяин.

— Ни о чём подобном, наблюдатели не сообщали, — лепетал красавчик.

— Тогда кто это делает? Ещё немного и он доберётся до подземного уровня, — нервно брызгал слюной хозяин.

— Я сейчас вызову подмогу, — пробормотал красавчик.

— Какая подмога? Да ваши вышибалы не прошли бы и одной турели СБ здания, а тут зачищены восемь этажей. Восемь! Моя, предупреждённая о нападении, охрана даже пикнуть не успевает, не то что сообщить о происходящем. Вы понимаете, что действуют специалисты, для которых наши мальчики и системы охраны — это так, мелкий туман. Вы как хотите, а я сматываюсь. Меня здесь не было, и разбираться с полицией вы будете сами. Мне и так придётся дорого заплатить за потерю доверия со стороны торговых партнёров, но вам я советую вообще покинуть территорию планеты, а то и империи. С торговцем, с такой репутацией, мало кто захочет иметь дело. А кто захочет, скупит у вас всё за такие цены, что вы останетесь без штанов.



Лекс увидел через духа, как здание начали покидать его защитники, но остановить он их не мог, всё-таки турели занимали некоторое время на обезвреживание. Когда он добрался до центра управления в подвальных этажах здания, там уже никого не было. Он только отключил и упрятал в теневой карман устройство блокировки связи, как и до этого, прятал туда всё встреченное им на пути вооружение. Связь сразу появилась, и Лекс связался через комп с Картом: — «Здание зачищено. Противник не обнаружен. Связь восстановлена.»

— Ну, ты и даёшь, компаньон! — восторженно заорал Карт, когда зашёл в комнату наблюдения.

— Молодой человек, можете считать меня своим большим должником, а надо сказать таких людей очень мало, — кивнул старик, шагая вслед за Картом.

— Я, конечно, многое повидал на своём веку, но такого ещё не видел. В одиночку, взломать не самую слабую оборону здания и положить без потерь всю охрану. Парниша, где ты воевал? — поддержал его Гарт.

— Я только учусь, — чуть усмехнулся Лекс.

— Бог ты мой, только послушайте, он только учится. Если ты только ученик, то не хотел бы я побывать в той мясорубке, где работают твои инструктора, — поёжившись, пробормотал Гарт.

— Я вызвал собственную бригаду поддержки и сообщил всем торговцам о хозяине бизнес-центра. Теперь ему понадобится очень много денег, чтобы откупиться и он, скорее всего, перейдёт в разряд обслуживания более мелких сделок. В общем, я ему не завидую, — сообщил торговец.

— Кстати, по поводу денег, — пробормотал смущённо Гарт. — Если бы не этот молодой человек, мне бы, очень даже возможно, пришлось закончить свои годы в этом небоскрёбе. Так что я считаю, три процента моей общей прибыли будет достаточным вознаграждением за мою шкурку. Это очень приличные денежки, поскольку у меня самого только шесть процентов, и это ровно половина моей доли.

— И за сколько ты собирался загнать мне своё барахло? — поинтересовался торговец Осмол у Гарта.

— Если честно, то предложил бы миллионов за пятьдесят, но согласился бы за сорок, — усмехнулся Гарт.

— Судя по тому списку, что ты мне прислал, оно того стоит. Ты всегда досконально вносишь в списки все особенности, так что разобраться с ценами несложно, — соглашаясь, кивнул торговец.

— Это жена старается. Она у меня заведует складом всего этого барахла и за это имеет законные три процента прибыли, — пояснил Гарт.

— Хорошо, тогда я возьму у тебя весь список и чтобы совсем тебя не обижать, дам 43 миллиона, — улыбнулся торговец и добавил, а ещё один миллион сразу перечислю этому молодому человеку.

— Это для того, чтобы он в следующий раз тоже оказал тебе аналогичную услугу? — заулыбался Карт.

— Не без этого, — ухмыльнулся торговец.

— Итого, — подвёл итог Гарт. — Господин Лекс, в сумме за вычетом всех моих накладных расходов и с учётом прибыли и с деньгами Осмола, вы обогатились ровно на три миллиона. Поздравляю, мало кто может за одну операцию заслужить такую сумму денег.

— Да-а-а, мои жалкие десять тысяч смотрятся как-то не серьёзно, по сравнению с такими суммами, но, к сожалению — это весь мой доход и ничего другого из денег предложить не могу. Разве что остаётся предложение о постоянном партнёрстве. Это конечно не так много, как у моих друзей, однако это даст тебе весьма приличные деньги экономии на налогах. С переселенцев берут двадцать процентов с прибыли, а с гражданина, которым ты автоматически становишься при постоянном партнёрстве, сдирают только пять. Так что мой вклад в твой гонорар тоже составит около пятисот тысяч, — предложил Лексу Карт.

— Это всё, конечно, меня радует, — задумчиво пробормотал Лекс, — но мне такие суммы пока ни к чему. Да и Карт всё-таки сам меня нашёл и предложил работу. Так что, как постоянный партнёр, я вкладываю два миллиона в контору Карта, для расширения деятельности. Остатка мне хватит на безбедное существование, некоторое время, а там посмотрим.

— А что, Карт, вполне деловое предложение. Сколько ты сам будешь мотаться на задания, тем более у тебя скоро будет ребёнок, и жена тоже не сможет работать некоторое время. Пора открывать более серьёзное дело, тем более есть возможность. Молодой человек весьма здраво рассуждает, в отличие от современной молодёжи и заметь, вкладывает денежки во вполне прибыльное дело, с хорошим специалистом во главе, — поддержал Лекса Гарт.

— Действительно дело хорошее, — подал голос торговец. — Я даже могу заключить с такой фирмой постоянный контракт на охрану. Мне это тоже будет выгодно. Это гораздо дешевле, чем нанимать наёмников на разовую операцию, да и утечки информации о сделках будут минимальны. Впрочем, тебя Карт я знаю достаточно давно, так что принимай в свою контору ещё одного компаньона. Мне кажется, взнос в пару миллионов в общую копилку сейчас, обеспечит мне в дальнейшем ещё более качественные услуги и за гораздо меньшие деньги.

— Знаешь Карт, если ты ещё возьмёшь на себя и наём персонала для моих поисковых работ, то я пожалуй тоже вложусь в это дело, — задумчиво произнёс Гарт, поглядывая на молчавшего Лекса.

— Вы меня прямо ошарашили, — воскликнул Карт. — Но мне кажется, перспектива здесь просматривается. Особенно если я привлеку Лекса, как инструктора для подготовки персонала. С его уникальным и не совсем обычным опытом, может получиться весьма мощная контора.

Все посмотрели на Лекса. Тот пожал плечами:

— Я здесь недавно. Вам виднее. Мне же надо как-то устраиваться в этом обществе, так что я не против.

Больше им поговорить не удалось. Прибыла бригада поддержки Осмола и вызванные Картом полицейские наряды. После опроса парализованных охранников здания и наёмников, нанятых для захвата Осмола с его поставщиком товаров, легко выяснилось, кто заказывал нападение. Конечно, самого заказчика никто задержать не успел, но вот на его товар арест наложили. Прибрать такой куш к рукам, местные воротилы не постеснялись. С проигравшими в этом мире не особо церемонились. Попался — отвечай. Это же относилось и к владельцу бизнес-центра.

Пострадавшим, то есть Осмолу и компании, обломилась совсем не маленькая компенсация из конфискованного товара. Хоть местные пройдохи и просчитали её исходя из минимальных цен конфискованного товара, но и эта сумма оказалась весьма приличной — почти в двадцать миллионов. Единогласным решением, компаньоны решили вложить и эти неучтённые деньги в охранную фирму. Это позволяло выходить ей не только на рынки этой планеты, но и предлагать различные услуги во многих мирах этой империи. Охранное агентство «КартиКо», с управляющим советом из четырёх человек, образовалось в тот же день.

За пару миллионов компаньоны выкупили у прежнего хозяина слегка разгромленный бизнес-центр. Всё равно тому уже не удастся восстановить сильно подпорченную репутацию на этой планете, и лучшим для него решением было переселение в другое место и начало дела в другой сфере, а для этого нужны хорошие деньги. Сумма, предложенная Картом, была вполне нормальной. Тем более что бывшие конкуренты по бизнесу предлагали тому гораздо меньшие деньги. Сделку по купле — продаже провели в рекордные сроки и уже через день, компания обзавелась собственным бизнес-центром. Осталось нанять нужных и главное правильных людей. Несколько знакомых Карта, державших аналогичные, маленькие охранные конторы, согласились на его предложение войти в новую охранную корпорацию. Таким образом, небольшое ядро специалистов по охране было сформировано.

Осталось найти специалистов по силовым решениям вопросов. Лекс предложил использовать ветеранов из десанта и специальных подразделений. Надо было только обеспечить им соответствующее лечение, с чем обещал помочь Лекс. Не раскрывая своих возможностей, он пояснил компаньонов, что знаком с некоторыми методиками лечения, которые во взаимодействии с реаниматорами могут восстановить возможности ветерана до прежнего уровня. Конечно, компаньоны слегка удивились. Ни о чём подобном они не слышали, и в инфосети такие возможности тоже не упоминались. Лекс пояснил, что методика восстановления ещё недостаточно разработана и проверена, но в некоторых экспериментах дала весьма впечатляющие результаты.

Карт, как глава компании, дал разрешение на попытку применения такой методики. Даже претендент на опыты появился достаточно быстро. Лекс предложил подлечиться старому ветерану-десантнику из оружейного магазина. Тот согласился сразу. Ему до чёртиков надоело скучать среди полок с вооружением без возможности применения оного, а с его здоровьем ни в армейские части, ни в наёмники, уже не брали. У него даже деньги на лечение в реаниматоре были, но это устройство уже не обеспечивало возможность восстановления его состояния до нужных кондиций.

Подлечить бывшего десантника, для Лекса было не трудно, тут даже сил магии жизни применять не пришлось. Тем более что его он не лечил полностью, а только поправил токи жизненных сил, в искажённых старыми ранами, жизненных каналах. После нормального сеанса в реаниматоре, все прежние возможности ветерана восстановились полностью, и биопротезы ему совсем не понадобились. Реаниматор восстановил повреждённые конечности.

Правда, Лекс слегка не рассчитал. Он расправил все покорёженные и закольцованные каналы в теле ветерана, поскольку разобрать, что было нарушено в результате ранений, а что было неправильным от рождения, было затруднительно. Это привело к достаточно серьёзным и неожиданным последствиям.

Для восстановления утраченных навыков, после сеанса реаниматора, бывший капитан планетарного десанта Волтар Хорн обратился к прежним сослуживцам и попросился отработать забытые навыки на военных тренажёрах. За небольшую плату, его бывшие подчинённые разрешили попользоваться тренажёрами в местной учебной десантной части. Ветеран с огромным желанием принялся работать на тренажёрах. Вот тут-то и выяснились некоторые, совсем удивительные вещи. После курса лечения, его результаты на виртуальных тренажёрах оказались значительно выше его прежних показателей, записанных в его учётной карточке. Если бы показатели перекрывались на десять — двадцать процентов, это можно было объяснить хорошим курсом восстановления и значительным периодом отдыха, но многие показатели были перекрыты сразу в полтора — два раза. Даже лучшие, действующие специалисты и инструктора десантной части, даже близко не подходили к таким результатам, и это произвело определённый фурор в местном сообществе ветеранов.

Знакомые Волтара, такие же ветераны вооружённых сил, забросали его вопросами, а он совсем ничего не мог ответить, да и сам не понимал таких результатов. Подозрение у него было, но вот попахивало оно мистикой. Единственным отличием последнего курса лечения в реаниматоре, было обследование его перед этим, тем самым стрелком, поразившим его своими способностями в тире, который и предложил работу в новой охранной корпорации и настоял на предварительном лечении в больничном реаниматоре. Хотя Волтар и ожидал некоторого улучшение некоторых показателей после лечения, но уж конечно не до уровня, вдвое превышающего его лучшие данные в молодости.

По своим, не совсем законным каналам в разведке и охране порядка, он достал карту обследования Лекса в реабилитационном центре и никаких данных о том, что тот является псионом, от которых хотя бы можно было ожидать нечто подобное, там не было. Лекс, судя по его медкарте, был обычным человеком, с достаточно хорошо развитым телом и мозгом, и у него никаких особых возможностей псиона, медики на своём оборудовании не обнаружили.

Это с одной стороны могло говорить о многом, а с другой и ни о чём. Волтар не стал больше ни о чём просить друзей, он решил напрямую спросить Лекса и пришёл к нему в кабинет. Теперь у всех компаньонов в бывшим бизнес-центре имелись собственные апартаменты. Места хватало всем.

— Что вы со мной сделали? — напрямую поинтересовался он у Лекса, когда после приглашения, устроился за столом напротив него.

— Почему именно я, и вы разве чем-то не довольны? — приподнял бровь Лекс, разглядывая будущего подчинённого.

— В том-то и дело, что доволен и даже очень доволен, но не понимаю, что со мною случилось, а когда я не понимаю, то стараюсь в этом разобраться. Мой опыт говорит, что если нормально разобраться в ситуации, то твои шансы в выживании значительно повышаются. Поэтому я и пришёл к вам, молодой человек, поскольку единственным отличием этого курса лечения от прошлого, был ваш осмотр, перед ним, — пояснил ветеран и передал Лексу через комп его прежние и теперешние показатели на виртуальном тренажёре.

Лекс внимательно просмотрел все данные.

(Дух: — Нормальный мужик. Может, привлечём его к нашим делам на более плотной основе? Я просканировал его комп, теперь для меня это труда не составляет. С их компами и системами управления я полностью разобрался. Он больше никому не отсылал эти данные. Мы, похоже, слегка напортачили и, исправляя каналы по максимуму, ускорили физиологические реакции организма до идеального уровня этого тела.)

— Зачем вам нужны более подробные сведения? — поинтересовался у него Лекс.

— Если произошедшее со мною, только временное состояние или какой-то удачный ваш эксперимент — это одно, а вот если это уже неоднократно повторенный опыт — это совсем другое. У меня достаточно много знакомых, согласных повторить подобный опыт, и в вашей фирме может появиться очень подготовленный и знающий персонал, которым не сможет похвастать ни одна, даже очень большая, фирма, — Волтар пристально посмотрел на Лекса.

— Персонал нам конечно нужен, — задумчиво произнёс Лекс. — Но врать я не люблю. Ваш случай у меня был первым, но он не из сложных, так что повторяемость результатов весьма вероятна.

— Я почему-то так и думал, — кивнул ветеран.

— Однако раз у вас возникли вопросы, то такие же вопросы возникнут и у ваших товарищей, а мне совсем не хотелось бы распространять эти сведения и методики восстановления организма. Есть два пути решения этого вопроса. Первый, мы оставляем этот вопрос открытым и забываем про него. Второй, я применяю некоторые методы кодирования сознания, и вы не сможете выдавать секретные сведения, — предложил ему Лекс варианты дальнейшего развития событий.

— Я так понял, фокус с моим лечением в вашей копилке не единственный и, судя по всему, ваша феноменальная стрелковая подготовка из той же копилки, — усмехнулся Волтар.

— Меня радует, что наши сотрудники такие проницательные, — тоже улыбнулся в ответ Лекс.

— А знаете, я, пожалуй, выберу второй вариант, надоели мне что-то серые будни обыденности. Хотя сразу должен предупредить, что если меня будут потрошить под ментальным сканированием, то ваши секреты могут утечь, — махнув рукой, согласился ветеран.

— Нет, — покачал головой Лекс, — ваше сканирование мои блоки не прошибёт.

— Вот так фокус, если это так, то вы — гений. Наши мозгоправы не нашли способа надёжной защиты от ментосканирования, — удивился Волтар.

— Насколько я знаю, они используют механическое сканирование мозга, а это совсем не тот инструмент, который сможет пробить мою блокировку, — пожал плечами Лекс.

— Ох, как мне это интересно, — задумчиво протянул Волтар. — Недавно — совсем дикий человек, рассказывает мне о вершинах нашей цивилизации по исследованию мозга человека и при этом говорит, что знает об этом немного больше. Да я совсем в шоке. Сдаётся мне, что-то проглядели наши медики, когда признали вас диким.

— Ну, в некотором смысле они угадали. Я действительно дикий в вашем мире, но это совсем не значит, что моя цивилизация хуже развита, — соглашаясь с озвученными фактами, кивнул Лекс.

— Что-то кажется мне, что она развита гораздо сильнее. Так что, зомбируйте меня, как хотите. У меня аж черепушка чешется от нетерпения, прикоснуться к вашим тайнам, — пробормотал ветеран, почесав затылок.

— Не-е-е, — весело протянул Лекс. — Зомби, они тупые. Не хочу с ними связываться, — и ещё сильнее рассмеялся. Ветеран только удивлённо посмотрел на Лекса. Это было сказано так, что у него создалось впечатление, что Лекс и впрямь может создать зомби.

Клятва крови не заняла много времени. Ошарашенный вспышкой капли крови, при наложении клятвы и совсем коротким текстом самой клятвы, ветеран удивлённо произнёс:

— И это всё?

— А что вы хотели? Что бы я вам на голову надевал ваш опутанный проводами котелок и заливал программные блоки, как в комп, — иронично спросил у него Лекс.

— Да как-то непривычна, ваша процедура программирования, — покрутил головой ветеран.

— Однако она весьма действенна и абсолютно не затрагивает вашу психику. Вы в этом достаточно быстро убедитесь. Хотя конечно, некоторые сведения могут утечь случайно, при прослушке ваших разговоров с такими же посвящёнными. Но смею вас заверить, что это будут только очень случайные утечки. Если будет малейшее подозрение, что вас могут прослушивать, вы просто не будете говорить на секретные темы или скажете то, что надо, завуалировано, — пояснил ему Лекс.

— Не буду настаивать на своём. Похоже, вы знакомы с мозгом гораздо лучше наших мозгоправов, — покивал головой ветеран.

Дальше Лекс рассказал ему историю, очень похожую на ту, что он рассказывал гвардейцам на партизанской базе по поводу учёного, открывшего новые науки, естественно в формулировках, подогнанных к теперешнему положению. Он сразу предупредил Волтара, что эти сведения только вершина айсберга и по мере развития их отношений, тот узнает ещё некоторые секреты. Волтар только удивлённо качал головой. Однако не верить Лексу, у него не было основания. В то же время он просветил Лекса по поводу псионов. Это люди, обладающие некоторыми возможностями, отличными от обычных людей. Многие, власть держащие, стараются перетянуть к себе как можно больше таких людей. Работа для них всегда найдётся. Кое-где в космосе существуют целые государства, в которых власть сосредоточена в руках псионов. Их совсем не много, да и людей с псионическими возможностями и там встречается тоже мало, но там их всё же гораздо больше, чем в других мирах.

В относительно доступном пространстве есть две империи псионов. С одной стороны этой империи, правда, на достаточном удалении, на нескольких звёздных системах раскинулась Оркания. Там царит патриархат. С другой стороны империи существует примерно такая же по размерам империя Веды. Там, наоборот полный матриархат. Всем заправляют женщины. В верхушке управления этих соседей все люди псионы. Что интересно, эти империи никогда не воюют между собой, несмотря на такие различные организации общества. Конечно, мелкие стычки всегда бывают, но только на уровне небольших отрядов и только исходя из личных интересов. Попытки подмять под себя, эти, по космическим понятиям всё же совсем небольшие имперские образования, как правило, проваливались с очень большими неприятностями для тех, кто это пытался сделать. Поэтому их оставили в покое, что совсем не мешает различным государствам нанимать отряды с псионами из этих империй, для участия в различных авантюрах на краю изведанного пространства. Во время разговора дух просмотрел всё доступное про псионов в инфосети. Этого доступного оказалось крайне мало, и в основном всё сосредоточилось в игровых фильмах с участием актёров, играющих псионов. Реально их возможности не афишировались, а то, что показывали в фильмах, могло не соответствовать действительности. Сами псионы тоже скрывали свои силы. Вот поэтому раньше Лексу и не попадались сведения о таких людях. Кинофильмы он раньше вообще не смотрел. Кое-что нашлось ещё в исторических сражениях, но тоже в основном вскользь. В связи с недостатком информации Лекс пока решил отложить этот вопрос, хотя некоторые мысли насчёт псионов у него появились.

Посовещавшись с Волтаром, он решил через него привлечь для работы в фирме ещё пару десятков знакомых ветеранов, разного профиля, а через них выходить на других таких же ветеранов. Сейчас фирме нужны были боевики и персонал, знакомый с космическими кораблями. Пока заведовать кадровой службой Лекс посадил самого Волтара. Для отсева неподходящих, он снабдил его хорошим амулетом правды, в виде витого серебряного браслета, производства эльфов, который не требовал физического контакта с опрашиваемым и мог давать информацию о правдивости ответов на большое количество вопросов. При лживом ответе — браслет холодил кисть, при верном — теплел. Волтар, конечно, удивился этому изделию, но лишних вопросов не задавал, хотя вопрос о том, откуда эта вещица взялась у Лекса здесь, на планете, был для него весьма интересен.

Вербовочный пункт для ветеранов заработал в полную силу. В отборе участвовали только люди знающие друг друга. Отсев был совсем небольшой. За десяток дней была набрана полная сотня специалистов очень высокого уровня, что и подтвердили компаньоны Лекса после проверки. Кое-кого они и сами знали по прошлым делам.

Для некоторых сотрудников пришлось выделить средства для лечения в реаниматоре, но это для фирмы были весьма незначительные затраты. По настоянию Лекса весь персонал, включая компаньонов, прошёл ритуал принесения клятвы секрета. Со стороны Лекса это было обставлено, как ничего не значащий ритуал его родины, по образованию отряда с единой целью. Большинство людей сначала и не особо обратили внимание на какой-то простой ритуал. Тем более что теперь эффектов с испарением капли крови не наблюдалось. Лекс прятал эти капельки, до произношения клятвы, под непрозрачной сферой. Однако через несколько дней эффекты клятвы проявились. Люди не смогли говорить о своём новом месте работы ни с кем, кроме своих. Это уже поражало, тем более что такой эффект был упомянут в обосновании принесения клятвы. Многие поняли, что не так всё просто с этой фирмой. Некоторые сведения о том, что несколько человек, включая главных компаньонов, смогли разгромить весьма хорошо охраняемый бизнес-центр, имеют под собой основания. Да и проведённые сеансы лечения показали высокую эффективность. Все ветераны обрели весьма хорошую физическую форму, а учитывая их достаточно большой опыт по различным специальностям, фирма получила в распоряжение персонал не просто очень высокого уровня, а высочайшего уровня и с огромным опытом.

Поскольку среди привлечённых оказались специалисты разного профиля, то различные отделы фирмы были быстро укомплектованы. Гарт получил в поисковый отряд спецов высочайшего уровня и в нужном ему количестве. Не задерживаясь ни на день, он сразу отбыл на собственном корабле в очередную экспедицию за товаром. Часть персонала перешла на купленный совсем недавно, хорошо вооружённый, космический рейдер. Он должен был использоваться для охраны кораблей и караванов в опасных зонах и соответственно обеспечивать доход фирме в этом разделе её деятельности.

В связи с тем, что никакой специальностью Лекс не владел, этим людям он пока ничем помочь не мог. А вот персонал для охраны и обычного сопровождения людей остался здесь и кое в чём Лекс его подтянуть мог. Нечто подобное он уже провернул раньше, на Земле, для своих гвардейцев. Конечно, ничему особенному Лекс и их научить не мог, специальных знаний катастрофически не хватало, но вот поднять их интуицию на новый уровень, с помощью тренировки под действием соответствующего эликсира, можно было без проблем. Чем Лекс и занялся. Подчинённые были весьма подготовленными людьми, и результаты действия эликсира раскусили сразу и от этого только усилили тренировки. Уже через неделю эти старички творили в специальном тренажёрном зале настоящие чудеса.

Тренажёрный зал был реальным, а не виртуальным. Комп виртуального тренажёра сразу впадал в ступор. Он не мог прогнозировать действия обучаемого и соответственно выдавать задания. Ну как мог компьютер выставить вам мишень, если туда уже целилось дуло бластера или игольника.

Старики — ветераны буквально обрели вторую жизнь. Они вытворяли такие вещи, что все их старые достижения просто меркли. Интуиция у этих людей, выживших во многих переделках, и так была на приличном уровне, но сейчас она пробила ещё более высокую планку. Они стали ощущать людей и чувствовать их в небольшом радиусе действия, предчувствовать их действия и быть готовыми, казалось бы, к вообще невозможным ситуациям.

За первый же месяц охранной деятельности фирма компаньонов заставила говорить о себе. Почти сотня заказов и ни одного провала. Фактически в одночасье рейтинг фирмы взлетел на уровень ведущих поставщиков аналогичных услуг. Весьма дорогостоящие заказы посыпались, как из рога изобилия, и это было настоящим триумфом. Хотя фирма и немного потеснила основных поставщиков аналогичных услуг, но это не сказалось на общих ценах рынка. И раньше многие не старались связываться с работой в охранных фирмах из-за весьма высокой опасности и смертности, и поэтому аналогичных услуг на рынке всегда не хватало.

Конечно, конкуренты не дремали и пытались перехватить более дорогостоящие заказы друг у друга, но, как правило, клиенты просто так денег не платили, так что риск при выполнении заданий был весьма высоким. Но и в таких условиях сотрудники новой фирмы оказывались на высоте, и выходили целыми и вытаскивали клиента из весьма опасных ситуаций. Учитывая, что клиенты теперь были весьма непростыми обывателями, за фирмой закрепился некоторый ореол надёжности, а за это многие богачи согласны были приплачивать. Так что жизнь налаживалась.

Лекс всё это время тоже не стоял на месте. Он покупал кристаллы памяти с различными наборами знаний и учил их. Правда приходилось серьёзно относиться к безопасности и после обучения в тренажёрах, не сдавать никаких экзаменов. Пройти курс обучения на пилота малого космического корабля всего за неделю, а потом за следующую неделю выучиться на техника по обслуживанию различного оборудования, было весьма подозрительно. Вообще-то Лексу были абсолютно неважны всякие метки в его карточке, во всеобщей базе данных инфосети. Он учился не для того, чтобы на кого-то работать и к кому-то наниматься. Он учился для себя, ради самих знаний. Ещё он тратил полученные денежки на различное оборудование и передавал его через теневой карман жёнам, для их развития и развития уже его империи. Сотня наручных компов и ещё многое другое уже отправилось туда, да и про информационные кристаллы для жён Лекс не забывал. Так что его деньги, заработанные в фирме, кончались весьма быстро.



Шифрованное донесение:

План «А» провален. Внедрение в один из кланов прошло неудачно. Операция свёрнута. Ущерб составил 40 миллионов. Все контакты с исполнителями прерваны. Перехожу к плану «Б».

Консул.


Глава 2 Новое задание

Однажды, в кабинет Лекса вбежал возбуждённый Карт, ругающийся сразу на трёх языках.

— Что ты такой возбуждённый? — поинтересовался Лекс, в это время штудирующий очередной кристалл по медицине.

— Конкуренты, проклятые, — стукнув рукой по подлокотнику кресла и заваливаясь в него, пробормотал Карт.

— А конкретнее, — усмехнулся Лекс, глядя на обычно спокойного компаньона.

— Да нашли негодяи, как нам рейтинг понизить. Представляешь, эти гады, неожиданно выставили нашу компанию, как ведущую в охранной деятельности и это при нашем-то размере. Некоторые фирмы в сотню раз больше нашей, да и статистика пока у нас липовая, накопленная ещё с моей долгой, безупречной, одиночной деятельности. И ты думаешь, ради чего? Чтобы спихнуть нам совсем вонючий заказ. От которого так и прёт подвохом, даже несмотря на то, что заказчик сам по себе богатый, хотя не самый приятный. Заказчик платит десять миллионов, за доставку объекта на одну из планет, в ничейном секторе и охрану до возвращения, — пояснил компаньон.

— Так радоваться же надо, такие деньги в руки лезут, — удивился Лекс.

— Это ты ещё не знаешь кто заказчик. Чтоб их бездна поглотила! — опять ругнулся Карт.

— Да какая разница, — безразлично пожал плечами Лекс.

— Я сомневаюсь, что кто-то, даже из наших профи, согласится сопровождать заказчика. Они знают, что с такими людьми лучше не связываться, ибо после этого твоя жизнь может измениться кардинальным образом. Так что придётся отказываться от заказа, а это серьёзное понижение рейтинга, — вздохнул Карт.

— Давай, конкретно поясняй, что случилось, а то бурчишь что-то невразумительное, — подав ему стакан с лёгким успокаивающим напитком, взятый из собственноручно перенастроенного синтезатора, попросил Лекс.

— Заказчик, кто-то из высокопоставленных ведов и скорее всего это женщина. Мужчин среди них мало, — выхлебав половину стакана кисло-сладкого напитка, выдохнул Карт.

— Ну и что? — удивился Лекс.

— Вот же тухлые дюзы! Ты же издалека, — хлопнул себя по лбу Карт и стал объяснять. — У них там полный матриархат. Всем заправляют женщины — псионы. Я не знаю, что они там творят с мужчинами. Но те, кто с ними ограниченное время даже рядом работает, потом уже не могут без них. Красивые чертовки. Этого у них не отнять. После этого пропал мужик, а те на него даже не глядят. Такие мужчины, после общения с ними, долго не живут. Вот поэтому очень трудно найти для них подходящий обслуживающий персонал.

— Так можно же взять, телохранителем или в обслуживание, женщину? — удивился Лекс.

— Там другая история, — нервно отмахнулся Карт, допивая стакан тоника. — Почему-то не уживаются рядом с ними женщины. Через короткий промежуток времени, даже находиться с ними рядом не могут. Наши учёные бормотали одно время что-то о психологической несовместимости, а потом вовсе заткнулись.

— Как же тогда эти веданки по вашей империи путешествуют, в таких условиях, — заинтересовался Лекс.

— А они обычно и не вылезают со своей норы или берут только собственный персонал, из своих женщин, те как-то с ними уживаются, — пояснил Карт, наливая себе новый стакан с напитком.

— Ну и летели бы сами, куда им нужно. Зачем им, в таком случае телохранитель? — удивился Лекс.

— Ну, да, а кто будет решать постоянно возникающие проблемы с местными или галактическими службами? Этак и до военного столкновения дойти можно. Да и в данном случае ситуация совсем другая, я по инфосети интересовался. Планета, которой заинтересовались веданки, в настоящее время на карантине. Один из наших кланов вёл там, некоторое время назад, работы по использованию биоресурсов планеты, но что-то там они напортачили с аборигенами и к тому же сотрудники компании подхватили какую-то заразу. Половина персонала вымерло, и даже реаниматоры не помогли. Остальные срочно собрали вещички и умотали оттуда. Вот теперь там специалисты вместе с военными и разбираются, что случилось. После инцидента прошло уже достаточно много времени, а планета очень уж перспективная, хоть и расположена далековато от крайних форпостов исследованного пространства. Похоже, веданки узнали о чём-то, их заинтересовавшем и пропихнули в комиссию сектора своего человека. Вот этого человека и надо охранять. Сам понимаешь, больше одного телохранителя приставить к нему в этом случае невозможно. Вот конкуренты нас и подставили, — подробно пояснил Карт, не находя выхода из ситуации.

— Соглашайся. Я поеду, — произнёс Лекс, вгоняя компаньона в ступор. Он исследовал все доступные исторические записи на этой планете и понял — кроме уничтоженного портала, другого здесь нет. Ему надо было двигаться на поиски. Этот случай позволял ему вполне легально использовать доступ к более секретной информации и некоторое время попутешествовать по техномирам. Возможно, удастся отыскать сведения о ещё каком-нибудь портальном переходе.

— Ты же потом пропадёшь, — широко раскрыл глаза от удивления Карт.

— Я уже давно пропал, — покачал головой Лекс.

— Но почему? — спросил его Карт.

— Мне уже нестрашны женские чары. У кого есть шесть жён, тому седьмая совсем нестрашна. Я ещё домой хочу вернуться, — ухмыльнулся Лекс.

— Вот это номер. Чем больше тебя узнаю, тем больше тебе удивляюсь, — откинувшись на спинку кресла, пробормотал компаньон. — А ведь может сработать. Отбить мужчину у шести жён, тяжеловато будет. А почему ты раньше не говорил об этом?

— Твоя жена под боком, а мои очень далеко. Зачем себя расстраивать и вгонять других в смущение, — пояснил ему Лекс.

— Ну, ты даёшь компаньон, и когда успел-то, в таком юном возрасте, — покачал головой Карт.

— А кто меня спрашивал, — пробурчал Лекс.

— Не хотел бы я переходить дорогу твоим жёнушкам, учитывая твою подготовку. Что же это за фурии, если тебя не спрашивая женили на себе. Пожалуй, веданке действительно в этом случае ничего не светит, — почесал черепушку Карт.

Через некоторое время договор с заказчиком был подписан. Конкуренты даже не знали что подумать, когда дотошные корреспонденты сообщили, что договор на охрану новая фирма заключила. Особенно они были поражены, узнав одну из статей договора, в которой была оговорена десятикратная сумма возмещения ущерба, в случае провала задания. То есть, в случае смерти заказчика, фирма возвращала сто миллионов. Ни одна аналогичная контора не могла позволить себе внести такой пункт в договор. Это показывало либо огромную надёжность фирмы, либо авантюрный характер руководства. Многие склонялись ко второму варианту, но были и немногие представители профессионалов, которые склонялись к первому. Слишком уж поражало качество выполняемых услуг этой новой фирмы, что-то там с ней было странное, недоступное обычному пониманию.

Челнок с нанимателем Лекс ждал на том же месте космопорта, куда прилетал челнок Гарта. Интуиция Лекса стала подавать непонятные сигналы. Вроде всё нормально, но как-то, что-то, не так.

(Джон, осмотрись вокруг, ничего странного не замечаешь, а то зудит что-то в одном месте.

— Шеф, вам не говорили, что вы гений?

— Говорили и не раз, но я не верю. Иначе не влипал бы в некоторые истории.

— В трёх из тех мест, что мы пометили, как места возможной установки торпед, во время приёма Гарта, находятся непонятные установки. К сожалению, они полностью автономны и схема их мне неизвестна. Так что тихо нейтрализовать не получится. Ещё есть два снайпера, прячущихся в люках обслуживания посадочного поля. Есть большие подозрения, что это не всё. Я бы ещё посадил парочку, вон в тех ангарах, на краю космопорта, да и бригаду поддержки загнал в подземные коммуникации.

— Это мне очень не нравится. Кто-то сильно не хочет, что бы этот контракт был нормально выполнен. Осталось определить, это мы кому-то на хвост наступаем или заказчик.

— Нас можно было подловить и более простым способом, так что думаю, мешает кому-то заказчик. Мы, так, добавкой идём. Да и не зря заказчик за услуги такие деньжищи отвалил.

— Ты проследи за обстановкой. Я тут вариант спасения, без особых хлопот, продумаю.)

Ярана сидела в кресле второго пилота спускаемого челнока и в очередной раз разбирала на интонации последний разговор с матерью. То, что её сорвали с финала соревнований, было не страшно, но обидно. Конечно, у неё ещё будет время в следующем цикле, но возможность победы была и сейчас, хотя, наверное, слегка призрачная. Победить старшую сестрёнку, даже на тренировках, ей ещё ни разу не удавалось. Приказ матери обычно не обсуждают, но ведь могли найти и более подготовленного профессионала по древней истории, да хотя бы её учителя. Ну и что, что она занимается раскопками в другом секторе. Можно же было вызвать. Другой вопрос — почему такая спешка. Наверняка матушка, как обычно, не рассказала всего. Если учесть, что Ярана является специалистом не только по истории, но и по различным военно — прикладным видам спорта, то эта командировка будет не совсем мирная.

Мать предупредила её, что кланы что-то темнят с той планетой и если бы не знакомство с кем-то из комиссии по международным галактическим расследованиям, то веданки вряд ли бы что узнали, об обнаружении древних руин на той планете. Специалистов по таким древностям совсем немного в галактике и одна из лучших школ по древней истории, именно на Веде. Раз главы соседней империи не горят желанием раскрывать какие-то сведения о планете, то там всё плохо. Судя по моментам, ставшим известными разведке Веды, там кто-то серьёзно дал по зубам кланам, да так, что это услышали в галактическом совете, хотя и через значительное время. Вот только кланы так просто лакомый кусочек отдавать не будут. Значит, на месте возможны проблемы и поэтому нужен специалист именно с хорошей боевой подготовкой.

Мать всё же перестраховалась и заключила договор с одной из рейтинговых фирм по охранным услугам. Судя по всему, эта фирма очень дорожит набранным рейтингом, если согласилась предоставить своего специалиста для охраны веданки — псиона, да ещё на весьма непростых финансовых условиях.

Пси способности материнского рода были благословением для планеты и проклятием для женщин рода. Потомственные правительницы планеты, ведущие род от первой великой матери, были самыми несчастными женщинами и в то же время самыми мощными псионами. Её род имел в наличии самых лучших эмоциональных телепатов и предсказателей среди псионов Веды. Потомственные правительницы из её рода, год за годом вели народ по пути развития. Несмотря на совсем небольшой размер империи — всего четырнадцать обитаемых планет, мало кто решался потревожить покой этой небольшой империи. Раз за разом, маленький флот империи разбивал намного превосходящие силы агрессоров.

За веданками-псионами укрепилась слава бездушных уродов. Адмирал флота могла бросить корабли на десятикратно превосходящие силы противника и, потеряв две трети кораблей, выйти победителем, из, казалось бы, безнадёжного боя. Но псионы Веды и не могли выглядеть по-другому. Если бы они постоянно открывались миру своим чувственным восприятием, то давно бы сошли с ума от захлёстывающих их эмоций окружающих людей. Из-за этого постоянно приходилось пользоваться специальными блокирующими психотехниками, разработанными ещё самой великой матерью. Эмоциональный фон понижался, но и собственные эмоции тоже блокировались. Однако если посторонний человек очень часто находился рядом с таким псионом, на него всё равно оказывалось воздействие, хоть и заблокированных, но сильных эмоций самого псиона, и зачастую это вело к весьма плачевным результатам для обычного человека. Эмоциональный фон псиона подавлял фон человека, и психика того разрушалась. Из-за этого веданки — псионы очень редко общались с представителями других кругов, даже на собственной планете. Только специально подготовленные девушки, с совсем небольшими способностями псионов, могли быть передаточным звеном между сильным псионом Веды и обычными людьми.

Отсюда и огромные проблемы с выбором семейного партнёра. Мужчины — псионы встречались крайне редко, и у многих было не по одному десятку партнёрш. К сожалению, с обычным человеком создать семью и получить детей, было не возможно. Во время близости все техники контроля рушились, и мозг обычного человека просто перегорал от эмоциональной нагрузки транслируемой псионом, а искусственные средства приводили к рождению детей без псионических возможностей. Ярана была ещё слишком молода, и мужа у неё не было и неизвестно когда он может появиться. Свободных мужчин псионов уже давно не было и когда подойдёт её очередь, было вообще не известно. Так что перспектив в этом деле у неё пока не наблюдалось. Несмотря на происхождение, очередь на таких мужчин была общей.

Ярана отвлеклась от грустных мыслей и поняла, что челнок уже заходит на посадку. Пора было заниматься порученным делом. Чтобы немного отвлечься, она попросила девушку-пилота передать ей управление и сама аккуратно произвела посадку, на указанное диспетчером приёмное поле. Там её должен ждать представитель охранной фирмы. Сверившись с компом, она получила подтверждение, что встречающий, с правильным идентификатором компа, на месте и, открыв двери, направилась вместе с девушкой-пилотом на выход.

Вот только дальше всё пошло совсем не по обычному сценарию. Как только они появились из дверей, события закрутились с огромной скоростью. Резко пропала связь компа с внешним миром. Но тут же, перед глазами Яраны, на экране вспыхнули яркие буквы: — «Это покушение на вас. Я телохранитель. Слушаться меня». Встречающий её парень, без разговоров сгрёб её и пилота за ворот комбинезона, и с приличной силой запустил их в открытый люк, в приёмном поле, затем, мгновенно прыгнул следом за ними.

Ярана сгруппировалась в воздухе и, приземлившись на что-то мягкое, перекатилась в сторону, что не спасло её от столкновения со своим пилотом. Сверху сильно грохнуло. Когда они, наконец, расплелись с девушкой и поднялись на ноги, Ярана увидела, как парень непрерывно стреляет из двух игольников в сторону одного из проходов.

У неё перед глазами вспыхнуло ещё одно сообщение: — «За спиной крышка воздуховода. После спуска, второй поворот направо. Через решётку, в комнату персонала. Я прикрываю. Ждите там.» Сразу же на экране появилась схема подземных коммуникаций с приглашающей стрелкой. Поскольку, судя по всему, именно этот молодой парень был встречающим, и до сих пор не прибил их из игольника, то он на их стороне. Так что она, не особо раздумывая, выполнила приказ, утянув за собой, немного выбитую из себя девушку-пилота. После гладкого спуска по воздуховоду, по которому они съехали, как с горки, они действительно оказались в запутанной системе воздуховодов. Хотя воздух и был здесь проточным, пыли везде скопилось предостаточно. Мигающая стрелка на карте перед глазами, не дала им заблудиться в этих достаточно узких лазах, и они благополучно добрались до комнаты обслуживающего персонала и, выставив решётку на стене, спустились внутрь.

Только оказавшись в относительной безопасности, Ярана смогла мыслить нормально. Изменение обстановки было столь стремительное, что раньше она действовала только на собственных инстинктах. Пилот тоже пришла в себя и тут же сообщила:

— Челнок накрылся. Прямое попадание торпеды и возможно не одной. Защита сработать не успела. Слишком близкий пуск. Профессионально сработано.

Ярана поняла, что девушка получила последние данные по шифрованному каналу от автопилота челнока.

— Да-а-а, если бы не наш немногословный встречающий, нас бы уже разнесло на молекулы, — поёжилась Ярана, в красках представляя такое событие.

— Да он даже слова не сказал, сграбастал нас за шкирку и как мешки запустил в полёт. Вот силища-то, — пробормотала пилот.

— Говорить, не говорил, а вот сообщения на комп мне присылал, — задумчиво отозвалась Ярана.

— То-то мне казалось, что вы действуете очень целенаправленно, — кивнула пилот и тут же встрепенулась. — Подождите, госпожа, какие сообщения? Была же блокировка передачи. У меня только короткий шифрованный канал с челноком работал. Мы же даже сейчас с вами через комп общаться не можем. Блокировка по-прежнему действует. Вы что, ему предоставили шифро-канал к своему компу?

— Нет, вроде, не предоставляла, — сама удивилась Ярана, проанализировав мысль пилота. — Но ведь не сама же я себе сообщения слала, да и карту проходов мне кто-то нарисовал. Стоп. Она же была интерактивная. Получается, кто-то, без моего ведома, выдавал непрерывно данные на мой комп. Интересно.

— Может у вас видения, госпожа. Взломать личный комп пока никому не удавалось.

— Да нет же, вот в архиве я вижу эти сообщения и карту. Информация вполне реальная, — не находя подходящего ответа, задумчиво произнесла Ярана.

Неожиданно щёлкнул замок. Дверь помещения открылась, и на пороге, бесшумно, как призрак, возник уже знакомый девушкам молодой человек.

Лекс, осмотрев подопечных, только покачал головой, видок у девушек был ещё тот. Судя по всему, воздуховоды совершенно не чистились достаточно долгое время. Заботило его, однако, совсем другое. Ближайших преследователей он выбил, но дух докладывал, что приближаются более серьёзные противники, в виде мобильных роботов, и двигаются они слишком целенаправленно. Это навивало различные неприятные мысли. Дух уже просканировал девушек, но на них было навешано столько непонятной аппаратуры, отсутствовавшей в местных каталогах, что однозначно идентифицировать маяк не представлялось возможным. Лекс ещё раз окинул взглядом девушек и скомандовал:

— Раздевайтесь.

— Это ещё зачем? — вскинулась девушка-пилот.

— Да вот хочется мне посмотреть на ваши прелести, особенно после небольших стрелковых развлечений, — краем губ усмехнулся Лекс.

— Выполнять! — скомандовала подчинённой Ярана и сама подала пример, быстро скидывая одежду. При этом она, взглянув на безразлично смотрящего на них человека, поинтересовалась. — Маяк?

Лекс только кивнул. Вытянув руку за пределы комнаты, в коридор, так чтобы девушки не видели, он достал из теневого кармана два комбинезона для магов, собственного земного производства и тут же бросил их в комнату, под ноги девушкам. Он сразу обнаружил в челноке аурный отпечаток неинициированных ведьм, как только тот приземлился. Тогда все эффекты вокруг веданок, сразу получили вполне логичное объяснение. Пока было совсем непонятно, как те вообще могли выжить в обычном людском обществе, да ещё и править им к тому же. Неконтролируемое влияние такой ведьмы обычно весьма пагубно влияло на окружающих. Некоторым объяснением, возможно, было то, что самая мощная аура одной из девушек заключена в некоторый серый кокон, позволяющий значительно приглушить воздействие, но скорее всего, постоянно ходить под таким коконом весьма неприятно. Пока радовало само то, что ведьмы смогли встроиться в очень продвинутое технологическое общество. Так что просматривались весьма неплохие шансы нормального сосуществования магии и технологии в дальнейшем.

— Догола, Кларисса! — приказала Ярана, что-то бурчащей подчинённой, когда та осталась только в нижнем белье, и сама без колебаний скинула последние шмотки.

Она уже отключила эмоциональную блокировку, поскольку обстановка явно угрожала её жизни. Однако обнаружить эмоции парня у двери она не смогла, что её серьёзно озадачило. Парень вообще никак не воспринимался в эмоциональном плане. Отклик от него слегка напоминал отклик андроида, но вот в отличие от бездушного автомата, Ярана явно чувствовала наличие поля жизненной ауры. Подняв одежду, брошенную им парнем, Ярана обнаружила с виду вполне приличный рабочий комбинезончик. Только одевая его, она поняла, что он так выглядит только из-за множества различных карманов. Внутренних слой ткани комбинезона практически ничем не отличался от весьма качественных одежд её родины. Мало того, Ярана вдруг обнаружила живой отклик от ткани. Её это поразило. Несмотря на явную многослойность комбинезона, он был очень лёгок и удобен, а главное произведён полностью из натурального волокна, то есть вообще химические составляющие отсутствовали.

Один такой комбинезончик на Веде можно было легко загнать модницам тысяч за десять, если не больше. Это были не самые последние её потрясения. Вдруг Ярана почувствовала, что от комбинезона пошёл аурный отклик и, самое главное, её аура по внешнему контуру вдруг изменилась, став похожей на ауру обычного человека, при этом она никак не потеряла своей эффективности, как у псиона. Её подготовки едва хватило, чтобы потушить потрясение. Вот так просто, обычный наёмник-телохранитель выдаёт ей одежду стоимостью в миллионы. Да в ней она может свободно разгуливать среди обычных людей, не подвергая их опасности своего воздействия. Тысячелетия псионы Веды безуспешно пытались создать нечто подобное, а тут обычный человек небрежно бросает ей целое сокровище. А обычный ли человек? — вдруг дошло до Яраны. — На нём же точно такой комбинезон, а значит, он тоже может быть замаскированным псионом.

Взглянув на подчинённую, находящуюся в полной прострации и с удивлением щупающую свой комбинезон, Ярана была вынуждена послать ей волну спокойствия. Что было ещё удивительнее, волна не пошла по кругу, как обычно, а только узким лучом коснулась девушки-пилота. Ярана сама чуть не впала в коматозное состояние. Никакого другого объяснения, кроме воздействия комбинезона в этом случае просто не было. Он ещё и обеспечивал избирательность воздействия. Девушка, уже ничего не понимая, взглянула на телохранителя.

Лекс, с загадочной улыбкой, наблюдал за переживаниями девушек.

— Ну, что, пришли в себя? — поинтересовался он.

— Более или менее, — действительно с трудом приходя в нормальное состояние, покачала головой Ярана.

— Тогда двинулись подальше отсюда, а то скоро пожалует тяжёлая бронетехника, — скомандовал он.

Лекс подобрал одежду девушек, со всей нацепленной на неё техникой и быстро увязав её в тючок, примотал к горбу ремонтного робота, достав его из одного из шкафов у стены. Затем он закинул робота в воздуховод и тот, засеменив лапками, отправился в путешествие.

— Надеюсь, там ничего сверхсекретного не было? — вопросительно взглянул он на девушек и тут же добавил, — робот всё в службу безопасности доставит, а за одно и чужую бронетехнику за собой уведёт.

— Нет, мы секретные вещички с собой на выезд не берём, — отрицательно покачала головой Ярана.

Сами они, спокойно протопав некоторое время по ремонтным тоннелям, выбрались к стоянке такси и, вызвав машину, отправились в одну из специальных квартир, нанятую достаточно давно Картом, для дел фирмы.

Выбравшись за пределы зоны глушилок на космопорте, Лекс отчитался своему начальству, что всё в порядке и не стоит поднимать лишнюю шумиху по поводу нападения. Карт особо не беспокоился, поскольку Лекс, только обнаружив засаду, сразу предупредил его, что бы тот не шумел и не переживал, а лучше вообще никак не показывал конкурентам своего беспокойства нападением.

Ярана, по настоянию Лекса, в очень коротком сообщении, посоветовала службе безопасности корабля Веды, доставившем её в сектор к этой планете, провести полное сканирование оборудования и проверку персонала. Маяк не мог попасть в их одежду, ни в каком другом месте. Ярана была хоть и младшей, но всё же дочерью правительницы и капитан корабля, после сообщения о нападении неизвестных на челнок, спокойно выдохнула, только когда пришло это сообщение от пропавшей девушки.

В общем, оказалось, что деньги охранной фирме были заплачены совсем не зря и нужный уровень безопасности заказчику был обеспечен. Сотрудники фирмы без проблем организовали охрану объекту. Офицер службы безопасности Веды отправил соответствующий доклад руководству.

Устроив девушек в квартире, Лекс их оставил на некоторое время, приказав не высовываться и не выходить в инфосеть, пока он будет проверять обстановку и доставать нужное оборудование.

— Госпожа, что-нибудь скажет по этому поводу или мне это всё только снится? — поинтересовалась Кларисса у своей начальницы, теребя рукав комбинезона, после ухода телохранителя.

— Если ты хочешь услышать что-то конкретное, то нет, а если мои мысли, то, пожалуйста. Охранная фирма с самым высоким рейтингом. Существует уже более двадцати лет. Совсем недавно расширилась и теперь оказывает весь спектр охранных услуг. Насколько известно нашей СБ, у них не было ни одного провала, за всё время существования. Что интересно, по данным СБ, работники фирмы — местные и причём большая часть, отставные военные с огромным опытом и серьёзными связями в военных кругах. Наши эксперты, проводившие выбор, оказались сильно удивлены, такими показателями, однако дополнительные проверки подтвердили эти данные.

Теперь по поводу самого покушения. Насколько я поняла, сотрудники фирмы предполагали нечто подобное и хорошо подготовились, и здесь у меня полно тумана. Только то, что они были готовы прикрывать именно веданок-псионов, можно сказать без сомнений. Эти костюмчики предназначены именно для нас. Остаётся только один вопрос, откуда они у них, и почему наша служба безопасности не знает об их существовании. Хотя, насколько мне известно, ведётся непрерывное наблюдение за всеми работами, связанными с пси-областью, и ни о чём подобном вообще в инфосети не упоминалось. Вывод — это секретные разработки. Чьи? Если бы это были технологии орканов, мы бы об этом узнали первыми. Наши самые надёжные союзники сами ищут нечто подобное, не оставляя надежды объединения империй псионов. Выходит, здесь действует кто-то другой, и этот другой имеет доступ к гораздо более мощным технологиям, связанным с псионическим воздействием. Дальше мои мысли буксуют.

— Добавьте ещё то, что некто, легко влез в ваш комп. Без проблем общался с вами в блокирующем поле, а значит, с современной нашей техникой они тоже хорошо знакомы. Это с нашими-то, сверхзащищёнными компами, — ехидно добавила пилот.

— Поправлю, ни некто, а скорее всего мой нанятый телохранитель и дополнительно замечу, наша хвалёная технология защиты компа, даже ни пискнула, когда её взламывали. Если наши враги будут иметь такие технологии, нам придётся очень трудно, — грустно подвела итог Ярана.

— Но ведь наши предсказательницы ни о чём подобном не сообщали, — удивилась пилот.

— Ты просто не знаешь, — вздыхая, возразила Ярана. — Один из вариантов развития событий предсказывает нам полное уничтожение, правда, его вероятность достаточно низкая, и я начинаю верить, что этот вариант неосновной. Раз нам кто-то показал существование вещей намного превышающих наше разумение, то, по крайней мере, он настроен к нам невраждебно. Так что надо попробовать развить контакт, тем более костюмчик теперь позволяет. И вот что. Я пока запрещаю сообщать о всём, что нам показали. Сначала надо во всём разобраться, а потом я сообщу напрямую великой матери.

— Ясно, госпожа, — соглашаясь, кивнула пилот.

Лекс перестраховался и затребовал у Карта три шифратора, для подключения к компу, чтобы скрыть личные идентификаторы при подключении к инфосети. Эти вещички были недоступны для широкого использования и к тому же запрещены к применению, но у фирмы была соответствующая лицензия на их использование, в случае защиты заказчика. Посыльный передал Лексу затребованное оборудование, в одном из местных больших магазинов. Лекс быстро прицепил специальную клипсу к своему компу и связался с Картом.

— Привет глава, что там слышно по поводу шума на космопорте? — поинтересовался Лекс.

— В инфосети — ничего. Так, мелкие недоразумения на лётном поле между конкурирующими бандитскими группировками, — ухмыльнулся Карт. — Если кто-то узнает, что на нашей планете совершено нападение на члена галактической комиссии, кланам придётся весьма туго. Когда шумят местные разборки — это одно, а когда стреляют в представителей чужих империй — это совсем другое. В охране космопорта явно полетят головы. Веданкам тоже нет смысла шуметь. Зачем наносить ущерб вполне неплохим торговым отношениям. Так что местное СБ землю носом роет, но пока ничего путного не нашла. Те трупы, которые ты оставил в проходах, принадлежат мелким местным группировкам и наняты для поддержки в единичной акции. Они даже не знают, на кого нападали. Им сказали, что прибудет очередной поисковик, который сбивает цены местным производителям. Пусковые установки торпед самоуничтожились, так что место производства установить невозможно. Следствие пока в тупике.

— Слушай, Карт, а если я тебе дам сканы установок, определить откуда они, возможно? — поинтересовался Лекс.

— Хм. Ты меня в очередной раз удивляешь. Откуда …? Впрочем, да, я определю. Передавай.

Лекс перекачал ему кое-какие сведения, полученные духом при обследовании установок. Через пару минут Карт сообщил, что это автоматические десантные торпедные установки республики Того.

— Что-то эта республика перед нами уже второй раз всплывает. Чем теперь им веданки помешали? Насколько я знаю ни Гарт, ни Осмол с Ведой вообще ни каким образом не связаны, — задумчиво произнёс Лекс.

— Я намекну СБ кое-что на эту тему. У них специалистов побольше, пусть думают. Тебе больше ничего не надо? — спросил Карт.

— Нет, Карт. Справлюсь сам. Я вообще наших ребят привлекать не буду, чтобы не отследили. Если что ещё узнаю, сообщу.

— Я положил миллион на отдельный обезличенный счёт, лови пароль доступа. Своим счётом пока лучше не пользуйся. Вам добраться до планеты с запасом хватит. Мой опыт мне подсказывает, это не последнее покушение на твою подопечную. Так что удачи тебе в этом тёмном деле, — шутливо закончил Карт и разорвал связь.

Через некоторое время Лекс добрался до квартиры подопечных. Когда он вошёл, на него сразу уставилось две пары внимательных глаз.

— Цепляйте эти штучки к своим компам. Надеюсь, вы ими пока не пользовались? — скомандовал он девушкам, бросив им пакет с шифраторами.

— Мы не дуры, — буркнула Кларисса, по примеру Яраны, быстро цепляя клипсу шифратора к своему компу.

— Да кто вас знает. Я с веданками ещё дел не имел, — усмехнулся Лекс и, добравшись до синтезатора, с помощью духа запрограммировал себе обильный и полезный обед, насколько это было вообще возможно на пищевом синтезаторе.

— Что-то не верится, — пробормотала Ярана, внимательно наблюдая за ним.

По комнате разнеслись весьма аппетитные запахи и девушки непроизвольно, одновременно сглотнули слюну.

— Вы что, ещё не ели? — удивился Лекс.

— Аппетита, как-то не было. Особенно после того, как в тебя торпедами стреляют, — проворчала Кларисса, не отрывая взгляда от синтезатора, откуда Лекс доставал, судя по запаху, такую вкуснятину.

— А можно попросить вас угостить голодных веданок таким же обедом, — вежливо попросила Ярана, в очередной раз сглатывая слюну. Желудок явно просил чего-то серьёзного, а запах от блюд, уже уминаемых телохранителем, шёл умопомрачительный.

— Садитесь за стол, — пригласил Лекс, отдавая приказ синтезатору повторить блюда пару раз. Девушки не заставили себя упрашивать. Размер предложенных блюд вдвое превышал их обычный обед, но это не помешало им подмести с тарелок всё до последней крошки. Ничего подобного девушки ещё не ели. Стандартный синтезатор, хотя и неплохой фирмы, в принципе не мог создавать блюда лучше, чем ресторанные комплексы, но факт был налицо.

Наконец, когда есть уже было нечего и некуда, девушки отодвинулись от стола.

— Вот теперь познакомимся. Меня зовут Лекс Ле Ший, я телохранитель одной из вас. Кстати, чей? — спросил он, с интересом обозревая сытых и довольных девушек и останавливая взгляд на Яране. Вероятность, что его клиенткой окажется наиболее сильная ведьма, была более высокой.

— Орканин? — удивилась Ярана.

— Нет, это местные слегка переврали моё имя, а я не стал настаивать, — отрицательно покачал головой Лекс.

— Меня зовут Ярана Веда, — представилась она, — я псион, веданка и объект вашей охраны, а это мой мастер-пилот челнока Кларисса Ведана. Из-за нападения, она случайно попала в нашу компанию, а должна была возвратить челнок на корабль.

— Вот даже как. Вы из семьи правителей империи? И какого … вас занесло сюда? — удивился Лекс, не представляя, что может делать член имперской семьи в какой-то мелкой региональной комиссии, на очень удалённой от империи планете.

— Я младшая дочь великой матери Веды и мы так же, как и все жители империи, выполняем свою работу. Моя работа, в данном случае, заключается в участии в галактической комиссии на одной из планет, под протекторатом данной империи. Ближайшее официальное представительство галактической комиссии по конфликтам находится на этой планете, и я должна пройти там личную регистрацию, — чётко и подробно пояснила Ярана.

— И кому вы мешаете, если в первые же мгновения пребывания на планете, на вас совершается покушение? Заметьте, хорошо подготовленной покушение, — ехидно поинтересовался Лекс.

— Не знаю, — задумчиво покачала головой Ярана.

— Плохо, — вздохнув, подвёл итог Лекс. — Неизвестный враг хуже всего.

— Вы псион? — вдруг неожиданно спросила Кларисса.

— Нет, — отрицательно покачал головой Лекс.

— Вот же, тьма леса, и, похоже, не соврал, а я уж такую теорию подготовила, — недовольно пробурчала пилот.

— Этого быть не может, — удивилась Ярана.

— Почему вы так думаете? — поинтересовался у неё Лекс, хотя уже предполагал ответ на этот вопрос.

— Ну, я же чувствую, — как на непонятливого ребёнка, уставилась она на него.

— Вот же демоны, как тяжело с вами ведьмами, — нервно махнул рукой Лекс.

— Откуда… вы… знаете… это… слово? — едва выдохнула Ярана.

— Я и не знаю, это транслятор подбирает наиболее подходящие понятия, — недовольно буркнул Лекс.

— Какой транслятор? — зацепилась Кларисса за неизвестный термин.

— Так, девушки, дальше общаться будет тяжело, но есть выход. Вы мне даёте клятву. Что ничего и никому, о всём, связанным со мною, не рассказываете. Тогда разговор продолжается, иначе мы остановимся на достигнутом, — предложил Лекс. Распространять информацию о себе без клятвы секрета он не собирался.

— Вы идеалист и верите в клятвы? — с недоумением уставилась на него Ярана.

— Верю, но я совсем не идеалист, а скорее жуткий пессимист и перестраховщик, — серьёзно ответил Лекс.

— Значит с клятвой не всё так просто? — кивнула, как бы сама себе, Ярана. — Ну, что же диктуйте свою клятву.

— Капельку вашей драгоценной псионовской крови пожертвуете? — хитро поглядывая на девушек, спросил Лекс. Девушки согласились, и Лекс специальной иглой проколол им подушечки пальцев и взял по капельке крови, которые он запрятал в специальную небольшую ёмкость. Когда девушки хором произнесли слова клятвы, они почувствовали, что в этой ёмкости что-то произошло, и оттуда на них выплеснулась непонятная эмоциональная волна, растворившаяся в их телах.

— Что это было? — удивлённо спросила Ярана.

— Клятва секрета, — пожал плечами Лекс, убирая ёмкость в один из карманов.

— Ничего не понимаю, — пробормотала та.

— Данных вам не хватает, — согласился Лекс.

— Так расскажите.

— Давайте, сделаем так, — предложил Лекс, — пока есть время, вы мне расскажите о своей империи. Не то, что показывают в фильмах, а реальную историю, хотя бы коротко, а я вам кое-что коротко расскажу о себе.

Ярана согласилась. Ничего особо секретного в истории Веды не было. О древней истории остались только мифы, а последняя история описывалась во многих учебниках, почти без поправок.

Очень давно существовала на планете единая империя, и правили там великие правители, но внезапно что-то случилось, о чём не упоминается даже в легендах, и правители исчезли. Империя рухнула, и начались тёмные тысячелетия. Всё пришло в упадок. Сколько прошло времени, никто не считал, было не до этого. Образовались новые народы, новые страны и государства. Иногда в мире рождались дети, в основном девочки, со странными способностями. Их считали наказанием семьи, поскольку сразу у родственников начинались неприятности. Если семья не избавлялась от такого ребёнка, её изгоняли вместе с ним.

Около двадцати тысяч лет назад, один из правителей, у которого в семье родилась такая девочка, скрыл её ото всех и воспитал в духе воина, чтобы она могла за себя постоять. Что ему это стоило, история умалчивает. Однако через некоторое время, она оказалась тем человеком, который помог выстоять государству своего отца в очень трудных условиях. Вот тогда и всплыло откуда-то слово ведьма. Эта девушка смогла частично поставить свои силы под контроль, и это стало началом касты великих воительниц. Методики воспитания и управления необычными детьми постоянно совершенствовались, и через несколько тысячелетий уже не было на Веде государств, не имеющих на службе особых подразделений из ведьм. Используя некоторые свои возможности, они стали непобедимы в войнах и интригах, но большинство людей их ненавидели, поскольку выполняя приказы правителей, они сеяли вокруг себя смерть и разрушения.

Вот в таких условия и родилась будущая великая мать. Ещё в детстве она поставила себе цель обратить действия ведьм на пользу людям. Как и что произошло доподлинно неизвестно, но почему-то силы её многократно усилились, и это позволило ей создать особую группу ведьм, не подчиняющуюся никаким правителям. Век ведьмы в том мире обычно был короток, но оказалось, что если делать добрые дела, то жизнь ведьмы удлинялась. Почему это происходит, существует много теорий, но точно, так и не установлено. На сторону этой группы постоянно переходили всё новые и новые ведьмы. Это посеяло недоверие к ним со стороны правителей и, в конце концов, большая часть ведьм объединилась под руководством великой матери. Ранее необжитая местность, где поселились эти ведьмы, стала процветающим краем. Некоторым правителям это сильно не понравилось, и те двинули свои войска на захват территории. После нескольких битв, захватчики были разбиты, и их страны потеряли часть своих территорий. Нашлись другие недовольные правители и опять послали армии на ведьм. Разгром пришедших войск оказался ещё более грандиозным. Большая часть местного народа поддержала великую мать. Под её правлением жизнь становилась намного лучше. Образовалась новая империя.

Что было удивительно, прошла сотня лет, а великая правительница продолжала жить и оставалась молодой. Отбивая очередные нападения и захватывая новые земли, империя расширялась. Уже никто не называл необычных воительниц ведьмами. Великая мать продолжала жить. Под её управлением образовались специальные структуры, позволяющие сосуществовать рядом обычным людям с необычными, и империя расширялась теперь в основном мирным путём. Великая мать прожила, по некоторым данным, больше тысячи лет, оставив в подчинение своим потомкам единую империю с развитым хозяйством и продвинутой наукой.

Используя возможности девушек-псионов, парни по-прежнему рождались значительно реже, наука шагнула очень далеко. Веда самостоятельно выбралась в космос и освоила ближайшие планетарные системы, в одной из которых была обнаружена жизнь. Остатки какой-то технологической цивилизации тоже пытались идти по пути развития. Цивилизация Веды оказалась более продвинутой и со временем присоединила к себе эту систему.

Через десять тысяч лет Веданки столкнулись с другими цивилизациями галактического уровня. После небольшого военного прощупывания их решили оставить в покое, поскольку захватить их без грандиозных потерь не представлялось возможным. С тех пор уже более тысячи лет Веда на равных ведёт политику с остальными образованиями в этом секторе галактики.



— Нечто подобное я и предполагал услышать, — кивнул Лекс. У него в голове сложилась некоторая мозаика на тему Веды. Похоже, когда произошла война магов с техно-империей, магический народ, правивший на Веде, вымер от воздействия вируса. Велика была вероятность того, что это были эльфы, только они всегда поддерживали тесные связи с человеческими ведьмами. Скорее всего, все, так или иначе владеющие магией, погибли, но в отличие от эльфов и полуэльфов, которые погибли полностью, людская популяция имеющая гены ведьм выжила. Через некоторое время стали рождаться новые ведьмы, а дальше пошло всё так, как рассказала Ярана. Память о правителях — эльфах рассеялась весьма быстро. Раньше эльфийские маги существовали преимущественно в своих рощах, и без их управления и подпитки магия жизни тоже исчезла очень быстро. Поэтом не осталось от них никакого зримого присутствия. В то время эльфы каменных городов не строили.

Магические вещички без заряда со временем превратились в обычные вещи и через пару — тройку поколений пришли в негодность. Исходно магическая цивилизация была вынуждена развиваться технологическим путём. Последующая самоорганизация ведьм или точнее, как их назвали в технологической империи — псионов, позволила всё же использовать неинициированных ведьм для решения чисто практических задач. Секрет же долгожительства первой великой матери был прост — она смогла как-то инициироваться самостоятельно, такие случаи в магическом мире совсем нередки. Однако учиться ей было не у кого, а самостоятельно овладеть всеми возможностями ведьмы нереально. Это никак не мешало организму ведьмы самому проводить самовосстановление, поскольку был открыт стихийный доступ к магической энергии.

Судя по всему, с орканами произошёл тот же фокус, только там правили орки и как носители магии вымерли они, но люди с геном шаманов остались и развивались аналогично с веданками. Значит, сейчас Лекса занесло через портал на границу соприкосновения империй в древности. Только вот техно-империи из-за большого количества народа и остатков технологий восстанавливались гораздо быстрее. В результате глобальной войны, магов выжило намного меньше, чем обычных людей. Одно хорошо, в настоящее время, обычные люди и их правители не так боятся псионов, а ведь это — фактически маги.

— Теперь твоя очередь отвечать, — уставились на него девушки.

— Спрашивайте, — схитрил Лекс. У них не хватит информации, чтобы задавать правильные вопросы.

— Откуда эти костюмчики? — задала Ярана, очень интересующий её вопрос.

— Делают в моей империи, — ответил Лекс.

— Где твоя империя? — сразу заинтересовалась та.

— Не знаю, — пожал плечами Лекс и пояснил. — Я, в данном случае — исследователь, и в результате неудачного эксперимента, меня с небольшим запасом аварийных средств выбросило сюда. Вот пристроился к хорошим людям, в охранную фирму, и теперь ищу лёгкий путь домой.

— А что, есть и нелёгкий? — ухватилась за слова Ярана.

— Есть. Но пока гарантии, что доберусь, нет. А мне надо добраться живым и целым, у меня там много неоконченных дел, — с грустью вздохнул Лекс.

— Хорошо, оставим этот вопрос. Ты говоришь, что ты исследователь — значит учёный. Может, ты знаешь, каким образом этот костюм блокирует постоянное воздействие веданки — псиона на обычного человека, и в то же время оставляет ей возможности такого воздействия, при особом желании, да к тому же позволяет использовать направленное влияние, — с большим волнением и надеждой спросила Ярана.

— Костюм, ничего такого, не блокирует, — тяжело вздохнул Лекс, понимая, что в скором времени на него обрушится град вопросов. Чтобы не допустить этого, продолжил. — Сам комбинезон, это очень удобная одежда для путешествий в особо трудных условиях, а вот на него навешано дополнительное оборудование.

— Что-то мы никакого оборудования не обнаружили, — удивлённо возразила Кларисса, вертя головой и пытаясь снова найти какое-то оборудование на своём комбинезоне.

— Не там искали и неправильно искали, — с улыбкой произнёс Лекс, наблюдая за её тщетными попытками.

— Вместо того чтобы издеваться, может, поясните, — язвительно попросила Ярана.

— Вы пока не поймёте, — в очередной раз вздохнул Лекс, но всё же пояснил. — Вот те три, металлические пластинки на левом рукаве, в виде небольших цветных планок, не просто элемент украшения. Верхняя — серебристая, имеет несколько функций, одна из которых маскировка вашей весьма неустойчивой ауры, именно она подавляет неконтролируемое воздействие вашей ауры на других людей. Замечу сразу, неконтролируемое, если вы умышленно направляете ваше воздействие на кого-то, то блокировка не срабатывает.

— Великая мать! Вот эта маленькая штучка — пси щит? — ахнула Кларисса.

— В том числе, — согласился Лекс. Вот как он ещё мог описать обычный в его мире амулет маскировки ауры, с защитой от непроизвольных проклятий. — Эта штучка не только защищает окружающих от вас, она ещё и вас защищает от неконтролируемого воздействия других псионов.

— А остальные две планки? — с интересом спросила Ярана.

— Средняя, чёрная — силовой щит. Пока не кончится заряд, отражает внешние удары воздушной волны, быстролетящих массивных предметов или плазменных сгустков.

— Бог ты мой! Здесь ещё и комбинированный силовой щит, как на космическом корабле, — опять воскликнула Кларисса, прикрыв рот рукой от удивления.

— А нижняя, белая? — с горящими от возбуждения глазами, поинтересовалась Ярана.

— Позволяет некоторое время продержаться в агрессивных средах, — ответил Лекс.

— Это как? — не поняла девушка.

— Под водой, в кислотном бассейне, в безвоздушном пространстве, ну или в чем-нибудь подобном, — пояснил Лекс.

— Это что, в этом комбинезончике можно выходить в космос?

— Некоторое время, — подтвердил Лекс.

— Ничего себе костюмчик, — еле выдохнула Кларисса.

— А как это всё управляется? — заинтересованно спросила Ярана.

— Никак, — пожал плечами Лекс, — это всё — автоматические устройства, вот только они работают на другом типе энергии, которая в ваших мирах не используется.

— А в ваших значит, используется? — подцепила его Ярана.

— У нас как раз большая часть устройств именно на этой энергии и работает, — легко согласился Лекс.

— Почему-то мы о такой империи, с такими технологиями не слышали, — ехидно сообщила Кларисса.

— У меня очень маленькая империя, — усмехнулся Лекс, пока всего три обитаемые планеты, но она ещё будет расширяться. Есть куда.

— Всего три планеты и имеете такую совершённую технику. Странно, — пробормотала почти про себя Ярана. — А как ты переговаривался со мной через комп, там же на космодроме была полная блокировка связи?

— Как бы вам точнее объяснить? — задумался Лекс. Действительно не будешь же объяснять девушкам из почти техно-мира о сосуществовании в одном теле разумного и духа. Потом он нашёл некоторую аналогию. — Видите ли, у меня есть встроенный биокомп с искином на борту и ещё некоторое оборудование.

— Великая мать! Теперь понятно, — воскликнула Кларисса, — искину перехватить управление каналом, раз плюнуть.

Лекс благоразумно промолчал, что духу вообще проблем не составит выпотрошить их навороченные компы со всеми их защитами.

— Значит, твоя фирма взялась за контракт по охране веданки-псиона из-за тебя, — подвела итог Ярана.

Лекс только кивнул.

— Подожди! Если вы владеете такими технологиями, то, как ты вообще попал сюда? Да мне даже сравнивать нашу технику с твоей трудно. Подумать только, повседневный скафандр с полной защитой, личный биокомп с искином, да я даже не могу предположить его полные возможности. У тебя же космический корабль должен быть самым надёжным устройством во вселенной? — в возбуждении стукнула рукой по столу Кларисса.

— Мы не пользуемся космическими кораблями, — вздохнул Лекс, напрасно надеявшийся, что до этого вопроса дело не дойдёт. Веданки всё же оказались очень умными мыслящими.

В наступившей тишине было явно слышно, как стукнули падающие челюсти девушек. Об их глазах, похожих на небольшие блюдца вообще можно было не говорить.

— Повелители пространств! — едва придя в себя от потрясения, выдохнула Ярана, вскакивая со стула. — В древности нами правили повелители пространств.

— Прочти это, — потребовала она, сбросив на комп Лексу изображение нескольких строк.



Когда приходит свет зари,

Забудь и сбрось оковы смерти.

Ты силой жизни сотвори

Тела друзей для жизни вместе.



Прочитал Лекс запись сначала на древнеэльфийском, отключив транслятор-переводчик, а потом перевёл слова на галакт.

— Повелители пространств! — опять пробормотала Ярана и без сил плюхнулась на стул. Теория её учителя по истории миров и одновременно величайшей предсказательницы Веды, в которую всё же мало кто верил, вдруг подтвердилась на её глазах. Этот человек свободно прочёл текст, скопированный с предмета, оставшегося от очень отдалённых времён. Некоторые даже предполагали, что он принадлежал древним правителям Веды. Из всех написанных слов Ярана знала только звучание и написание всего двух слов: заря и смерть, а этот человек, напротив неё, без проблем мгновенно перевёл всё и ещё озвучил их на том древнем языке, на котором говорили сотни тысяч лет назад, правители Веды.

Её учителю только дважды удалось заглянуть в тот, очень отдалённый период времени. Ещё ни одной предсказательнице не удавалось заглядывать настолько далеко в прошлое. Она рассказала об этом только великой матери Веды и своей ученице Яране. Она видела, как несколько человек входят в зеркальную поверхность и пропадают в ней, а оттуда выходят другие люди с какими-то грузами. Это был проход между мирами. Во втором видении она видела, как женщина взмахом руки осушает огромное болото. Эти два видения настолько вымотали предсказательницу, что она потом несколько лет не могла заглядывать ни в прошлое, ни в будущее. Силы древних правителей потрясали. И вот она сама видит перед собой, если не кого-то из тех правителей, то явно их потомка, который с лёгкой улыбкой смотрит на молодых и возможно, в его понятиях, очень глупых девушек.

— Этот текст, скорее всего, был скопирован с небольшого браслета, с элементами орнамента из листьев и животных. Эльфы любили делать подобные вещички и дарить нужным людям. Это что-то подобное вашему реаниматору, только по другим технологиям, — почти добил её этими словами Лекс.

Текст действительно был скопирован с такого браслета, но о таком его применении никто даже не предполагал. Только подумать, совсем небольшой браслетик работает, как больничный реаниматор. Учитывая, что рассказал им Лекс о планках на костюме, это явно была правда. Если можно впихнуть силовой щит в малюсенькую планку, то запихнуть реаниматор в браслет, вообще труда не составит.

— Ты знаешь, почему пропали наши правители? — робко спросила Лекса Ярана, одновременно рассчитывая получить ответ и в то же время боясь его.

— Знаю, — с грустью кивнул Лекс. — Обычное предательство, и погибло очень много разумных, но предатели просчитались. Кара для них пришла быстро, но, к сожалению, при этом погибло неизмеримо больше разумных. Лучше тебе не знать большего.

Ярана почему-то только облегчённо кивнула.

— На планете, куда я должна отправиться обнаружили постройки древних. Я, как специалист по древним знаниям, должна их исследовать, поэтому великая мать и направила меня в комиссию. Может, тебя это заинтересует? — спросила она Лекса.

— Конечно, заинтересует. Если это действительно древние, то там должны быть ещё действующие порталы. Порталы древних разрушить не так просто, в отличие от более поздних подделок, — обрадовался Лекс. Это был шанс вернуться на Архону.

— И ты тогда уйдёшь? — почему-то загрустила Ярана.

— Нет, — усмехнулся Лекс. — Я попытаюсь его настроить, чтобы можно было перемещаться между мирами.

— А к нам, на Веду, приедешь? Может и у нас сохранились порталы, мы просто не поняли, что это они, так же как и не поняли действие браслета, с которого скопировали надпись, — поинтересовалась явно обрадованная Ярана.

— Почему бы нет. Чем больше я узнаю новых знаний, тем сильнее будет моя империя. Так что поставлю вашу Веду следующей в очереди на посещение. Пока надо выполнить договор и обеспечить тебе защиту, — рассмеялся Лекс.

Отправив девушек отдыхать и переваривать состоявшийся разговор, он вместе с духом занялся планированием дальнейших действий и, хотя реакция противников на провал покушения была непредсказуема, лучше было рассчитывать на наихудший вариант развития событий.



Донесение капитана СБ по происшествию в космопорте.

В результате расследования факта нападения сообщаю:

1. Покушение было направлено на высокопоставленную представительницу Веды.

2. Планирование осуществлялось профессионалами высокого уровня.

3. Исполнители покушения работали втёмную.

4. Была предусмотрена тройная подстраховка. Первый уровень — автоматические торпедные комплексы республики Того. Сведения о комплексах предоставлены охранной фирмой …, вместе с фотографиями в местах расположения. Эксперты по остаткам комплексов смогли подтвердить полное совпадение исходных материалов этих установок на месте их уничтожения. Второй уровень — снайпера на крышах ангаров и удалённых зданиях. Третий уровень — отряды поддержки в подземных коммуникациях космодрома.

5. Сотрудники охранной фирмы нейтрализовали угрозы клиентке. В результате чего, пострадал только челнок веданского корабля. Трупы ближайших снайперов — 2шт., обнаружены на крышах службой СБ. (Поражение в голову из неустановленного снайперского оружия разрывного действия.) В коммуникациях обнаружено 24 тела участников одной из бандитских группировок. (Поражение в различные части тела из неустановленного снайперского оружия разрывного действия.) После сигнала тревоги, скрытыми турелями СБ в коммуникациях было уничтожено два чужих стандартных штурмовых десантных робота. Ещё нескольким, предположительно 3–4 шт., удалось уйти по неконтролируемым переходам.

6. Стоимость челнока компенсирована веданскому представителю из резервных средств владельца космопорта. Следствие по нападению ведётся.

7. Компенсация морального ущерба империи Веды в сумме 2-х миллионов кредов выплачена из средств СБ. Дополнительных претензий от империи Веды не последовало.

8. По предварительным данным расследования, выяснено — инициатором покушения может быть лицо, связанное с республиканским союзом Того. Все сведения переданы в комитет внешней разведки.



Шифрованное донесение.

Первая часть плана «Б» провалена. Разрушение связей империи кланов с Ведой не удалось. Операция временно свёрнута. СБ Веды проводит серьёзные проверки персонала и техники. Посредник, используемый в этой части операции, уничтожен. Ущерб составил 2 миллиона. Все контакты с исполнителями прерваны. При анализе ситуации наблюдается противодействие неизвестной силовой структуры, обладающей специалистами с высокой антидиверсионной подготовкой. Единственным видимым звеном этой структуры является охранная фирма …, замешанная во всех провалах наших планов. По известным данным, сотрудниками фирмы являются отставные военные специалисты высочайшего уровня и различных направлений, вплоть до ветеранов внешней разведки. Наличие такого персонала не требуется для функционирования охранной фирмы. Эта структура является прикрытием для неизвестной секретной службы империи торговых кланов. В связи с многочисленными контактами на планете и возможностью провала, досрочно перехожу ко второй части плана «Б». На моё место прошу прислать другого специалиста.

Консул



Глава 3. Пути — дороги.



На следующее утро, когда отдохнувшие девушки проснулись, Лекс выложил им своё видение ситуации.

— Я не нанимался охранять сразу двух веданок. У меня и с одной проблем наметилось выше крыши. Для Клариссы есть два пути. Первый, мы отправляем её обратно на корабль с сотрудниками моей фирмы, которые обеспечивают ей безопасность. Второй, я прячу её на некоторое время, в одном очень надёжном месте, где она сможет пройти небольшой курс обучения по правильному использованию своих возможностей.

— Второй, конечно же, второй, — сразу воскликнула Кларисса.

— Я тоже хочу обучение, — надула губки Ярана, недовольно глядя на Лекса.

— Вот об этом я и говорил, — взгрустнул Лекс. — Мне и с одной ведьмой проблем хватит.

— Ну, я же сильнее её, и не называй нас ведьмами, — со слезами на глазах возразила Ярана.

— И поэтому тоже. Ярана, ты одна из самых потенциально сильных ведьм, что мне когда-либо встречались. Боюсь, что в том месте, куда я отправлю Клариссу, не найдётся сейчас учителя, который сможет справиться с твоим обучением. Поэтому мне придётся заниматься с тобой самому. По поводу названия не обижайся, во всех мирах, таких как вы, называют ведьмами и этим можно только гордиться. Ценят разумных везде не по названиям, а по их делам, — пояснил ей Лекс.

— Значит ты тоже ведьм, раз можешь меня учить? — заинтересовалась Ярана, мгновенно осушив свои слезы.

— Нет, я не ведьм, — рассмеялся Лекс, — таких, как ты, только мужского рода у нас называют ведьмаками. Я — маг, но так уж вышло, что и ваши проблемы мне знакомы.

— А как и когда ты меня отправишь? — нетерпеливо ёрзая на стуле, спросила Кларисса.

— Вот сейчас и отправлю, ты только своим сообщение подготовь, чтобы лишних проблем у Яраны не возникло, а то кто вас знает, какие там у вас порядки. Она их отправит из представительства, по официальным каналам. Это чтобы ваши шифраторы лишний раз связями с Ведой не засвечивать.

— Как сейчас? — почти хором, удивлённо воскликнули девушки.

— Я же говорил, что у меня есть с собой небольшой аварийный запас, и в этом запасе предусмотрена возможность отправки посылочек на родину. Вот такой посылочкой ты и поедешь, — ухмыльнулся Лекс.

— Портал? — заинтересовалась Ярана.

— Да, но весьма специфический и по нему нельзя ходить, а вот передать что-нибудь — это запросто, — пояснил Лекс.

— А нельзя ли нам получить посылочкой некоторое количество костюмчиков или хотя бы тех планок, которые блокируют наше воздействие на обычных людей, — закинула удочку Ярана, понимая, что даже небольшое количество таких устройств очень серьёзно облегчит деятельность её матери или точнее великой матери Веды.

— Ну вот, пошли просьбы, а что мне за это будет? — в шутку поинтересовался Лекс.

— Всё что в наших силах, — возбуждённо воскликнула Ярана.

— Всё что в твоих силах, — поправил Лекс.

— Нет-нет, именно в силах Веды, — пояснила уже Кларисса. — Слово, данное членом правящей семьи Веды, считается словом империи.

— Что-то сложно там у вас живётся в правящей семье, — удивлённо пробормотал Лекс.

— Кто правит, с того и спрос, — буркнула, обиженная недоверием, Ярана.

— Ладно, не обижайся, откуда я знаю ваши порядки. Сколько вам надо? — извинился Лекс.

— Хотя бы десяток, но лучше сотню, — попросила Ярана.

Лекс долгим взглядом посмотрел на неё.

— Что? Нет? — сразу загрустила она.

— Есть, — тяжело вздохнул Лекс. Он предполагал, что придётся налаживать связи с Ведой и заранее договорился с жёнами, чтобы они подготовили и положили в теневой карман необходимые амулеты. Но он совсем не рассчитывал на то, что у веданок такое тяжёлое положение. Такую ценность для них, очень простого амулета, он не предполагал. Похоже, сильно допекла псионок оторванность от основного населения планеты, из-за своих неконтролируемых возможностей.

— Вы компы сами делаете, насколько я выяснил в сети, но никому их не продаёте, — констатировал факт Лекс.

— По сто наших компов за одну твою планку, — сразу заявила Ярана, не дав ему договорить.

— Ну, уж нет, так обдирать, возможно, будущих союзников, я не собираюсь, — ошарашенно помотал головой Лекс.

— Я могу заключить с тобой союз, даже сейчас. Потом великая мать только подтвердит его, — припечатала Лекса девушка.

— Ну и порядки у вас, — поёжился Лекс, даже не представляя такого положения в отношениях между государствами, когда любой член правящей семьи может заключать союзы и наверняка объявлять войну.

— Ты не можешь заключать такие союзы? — опять упала духом девушка.

— В том-то и дело, что могу, но вот вашего подхода к этому вопросу всё же не понимаю. Ну, да, ладно, не скрою, мне нужны ваши компы. Очень хорошая вещь, особенно если работать с вашей техникой. Так что обдиру я вас, как липку. Давай так. За каждую планку пси-щита я возьму с вас десять компов и к ним десяток обучающих кристаллов на разные темы, — предложил Лекс.

— Тогда, хотя бы двести планок по предложенной тобой цене. Мы обучающие кристаллы не производим. Их делают наши союзники орканы, и сотню твоих планок мы отдадим им. И ещё полный договор о взаимном сотрудничестве с твоей империей, — начала торговаться Ярана.

— Всё равно чувствую себя, как разумный, обворовавший ребёнка, — покачал головой Лекс.

— Это наоборот, я себя так чувствую, — возразила Ярана.

— Похоже, мы совершили очень сильно взаимовыгодную сделку, — рассмеялся Лекс, — ну тогда так и быть, я готов хоть сейчас предоставить две тысячи щитов.

— Согласна. Из представительства я запрошу своих, и они вышлют в указанную тобой точку транспорт с оборудованием, — удивлённо и радостно захлопала в ладоши Ярана, совсем не рассчитывая на такое количество, а потом встала и, посерьёзнев, произнесла. — Ярана Веда — младшая дочь верховной матери Веды, согласна заключить бессрочный договор о союзе с Лексом Ле Ший.

Лексу ничего не оставалось, как только ответить, причём он заметил, как активизировалась часть ауры девушки, лепестком направленная на него. Соврать в таком деле он не мог:

— Лекс Леший — император союза трёх миров, согласен заключить бессрочный договор о союзе с империей Веды в лице Яраны Веда.

По расширившимся от удивления глазам девушки, Лекс понял, что с императором чужой империи она уж точно встречаться не собиралась.

— Осталось только заключить брачный союз, и вам навечно обеспечено место в истории Веды, — раздался задумчивый голос Клариссы, весьма подозрительно смотревшей на них.

(- Почему бы нет, — раздался у Лекса в голове голос Миры. Смотри, какая красивая девушка. А вдруг это твой якорь. По-моему, нам в семье собственной ведьмы не хватает. Нам тут твой дух хорошую трансляцию устроил.

— Будет подглядывать, прибью на фиг, — пригрозил Лекс.

— Шеф-ф-ф, вы неправы. Это всё они. Меня заставили, — пробормотал дух.)

— Ты как, седьмой женой будешь? — пошутил вслух Лекс, действительно впервые обратив внимание на исключительную красоту ведьмы.

— Выполню миссию, хоть десятой, — серьёзно ответила Ярана.

— Ладно, пока отложим этот вопрос, может, скоро передумаешь, — потряс Лекс головой, отгоняя наваждение.

— Это вряд ли, — подумала про себя Ярана. — Где и когда я себе ещё найду подходящего мужа, тем более повелителя пространства, да к тому же императора. У меня мать — великая мать Веды является двадцать восьмой женой отца, а тут всего седьмая. Тем более он мне нравится.

Лекс загнал Клариссу в стазис и спрятал в теневой карман. Только таким образом живые объекты могли находиться в таком неподходящем для жизни месте, как подпространство. Впрочем, её сразу же достала оттуда Лена — землянка и первая жена Лекса, уже в академии магии. Им нашлось, о чём начать разговор.

— Куда исчезла Кларисса? — спросила Ярана Лекса, понимая, что это мог сделать только он.

— Отправил посылкой на обучение, а нам пора двигаться в твоё представительство. Как мне сказал мой компаньон по охранной фирме, оно в центре города и там никто разборки и покушения точно устраивать не будет. Слишком много контролирующих камер различных СБ всех торговых кланов, — сообщил ей Лекс.

Вызвав с помощью шифратора обычное такси, они действительно без проблем добрались до представительства галактической комиссии. Ярану там встретили и провели в специальный офис. Лекс следовал за девушкой, как привязанный. Дух на всякий случай сканировал всю доступную ближайшую аппаратуру, включая компы проходящих мимо сотрудников. Усадив девушку в кресло в одном из кабинетов, сотрудник установил перед ней мобильный связной комплекс и удалился, оставил их одних. Ярана прошла стандартную процедуру идентификации по генокоду и паролю, и тогда появилась связь с Ведой. Перед экраном с той стороны присутствовала ещё вполне красивая женщина, лет сорока на вид.

— Здравствуй дочь. Я вижу, что хотя и с приключениями, но ты до комиссии добралась. Это меня радует. Наши службы прогнозировали вероятность благополучного исхода всего в 60 процентов. Я сейчас послала код подтверждения твоих полномочий в головной офис комиссии, так что тебя, с этого момента, официально включают в её состав. Дальше ты действуешь под руководством председателя комиссии. О всём важном прошу сообщать, по мере возможности, — важно произнесла женщина, внимательно разглядывая Ярану и Лекса, стоявшего за спинкой её кресла.

— Можешь проверить? Нас не прослушивают? — повернувшись к Лексу, спросила девушка.

— Проверил. Исходящих каналов не наблюдается и посторонняя аппаратура в комнате отсутствует, — сухо доложил Лекс.

— Ты удобно сидишь, матушка? — спросила, слегка усмехаясь, Ярана, разглядывая мать на той стороне экрана.

— Что, дочка, считаешь, меня можно так удивить, что я упаду со стула? — открыто улыбнулась в ответ женщина.

— Не только упадёшь, ещё и под стол укатишься, — ухмыльнулась Ярана.

— Ладно, не тяни, давай поподробнее, — внимательно посмотрев в глаза дочери, произнесла женщина.

— Удали всех из переговорной и зашифруй канал нашим личным кодом, — посерьёзнела Ярана.

Повернувшись в сторону, женщина что-то произнесла и через некоторое время рукой дала какой-то специальный знак девушке. Ярана некоторое время собиралась с духом, потом начала говорить:

— От лица империи Веды я заключила бессрочный равноправный союз с очень далёкой империей трёх миров. Прошу подтвердить мои слова.

— Подтверждаю, — после некоторого раздумья, ответила мать Яраны.

— Я продала представителю империи десять тысяч наших компов класса «Х» и сто тысяч обучающих кристаллов инженерного класса на различные темы. Список пересылаю.

— Подтверждаю, — уже без задержки произнесла женщина. Дочь просто не могла заключить такое соглашение без особой на то причины.

— На полученные средства приобретено уникальное оборудование пси-класса. Количество и характеристики пересылаю, — продолжила Ярана.

По расширившимся глазам и чуть дрогнувшим губам верховной матери, Лекс понял, что сообщение дочери всё же потрясло правительницу, и только огромный опыт и внутренняя дисциплина позволили не показать этого потрясения.

Верховная мать действительно была выбита из спокойствия, если не сказать больше. Дочь прислала просто нереальную или точнее фантастическую информацию и если это действительно правда, то цену Веда заплатит мизерную. Ведущие умы Веды тысячелетия разрабатывали нечто подобное и самая совершённая, на сегодняшний день, установка защиты от пси-воздействия, занимала весьма приличную комнату и то действовала очень неэффективно. Здесь же предлагалась металлическая штука размером в несколько сантиметров, да к тому же и полностью автоматическая.

— Где и когда предполагается передача? — чуть хриплым голосом спросила женщина.

Ярана посмотрела на Лекса.

— Станция «45—8» в системе Сота, там будет пересадка на военный транспорт, по пути к месту работы комиссии, на планете «4» системы Ромы, — ответил Лекс на вопросительный взгляд девушки. Дух уже слегка проштудировал ближайшие компьютерные системы и выудил оттуда предполагаемый путь движения комиссии.

— Я так поняла, у тебя за спиной и находится представитель этой империи, — поняла их переглядывания великая мать Веды.

— Это не всё, — кивнула девушка и продолжила, — император предложил мне стать его седьмой женой. Я дала согласие, только после окончания моей миссии.

— Вот теперь считай меня действительно под столом, — удивлённо качая головой, пробормотала женщина.

Лекс с великим трудом сохранил скучное выражение лица. Девушка поставила вопрос так, что отвертеться уже будет невозможно. С другой стороны, если она не станет якорем, то династические браки существовали и в давние времена, существуют и сейчас, а союз с космической техно-империей ему ой как пригодится.

(Дух: — Слушай шеф, а почему у тебя империя. Создавай султанат. Там гарем в сто двадцать жён совсем не предел. Ха-ха.

— Тоже мне остряк. Ты лучше думай о том, чей дух в неё внедрится, если она всё же окажется якорем.

Дух: — Было бы куда внедряться. Мои предки, судя по всему, порядком по миру погуляли.)

— А случайно этот парнишка у тебя за спиной, не он? — вдруг подозрительно посмотрела на Лекса великая мать.

Ярана только кивнула.

— Та планка, у тебя на рукаве, похоже и есть этот пси-щит, а другие планки тоже что-то делают? — вдруг заинтересовалась мать.

Девушка кивнула и посмотрела на Лекса. Клятва не давала ей возможности ответить матери полностью. Лекс недовольно поморщился, но кивнул, а через духа, на комп девушки скинул характеристики оставшихся двух амулетов. Та сразу переслала их матери.

— Если бы ты не была моей дочерью, не поверила бы. Наши технологии отстают на тысячи лет, — тяжело вздохнула женщина, прочитав сообщение, а затем спросила, посмотрев в глаза Лексу. — Зачем вам наши компы?

— На сотни тысяч лет, — усмехнулся Лекс, — но у меня в подчинении не только псионы, а обычным мыслящим много не надо.

— Мыслящим…, мыслящим… — озабоченно пробормотала великая мать, а потом вдруг не удержалась и, потеряв всю свою невозмутимость, широко распахнула глаза, почти хватая ртом воздух. Существовало всего пара текстов, сохранившихся с древнейших времён, и там правители Веды называли людей мыслящими.

— Боги Леса! Мыслящие… Сотни тысяч… Правители… Владыки Леса… Порталы… — не успев отдышаться, начала бормотать великая мать, с удивлением глядя на Лекса. По сияющим глазам своей дочери она поняла, что угадала.

— Может ну её эту комиссию. Возвращайтесь на Веду, — предложила она.

— Нет, мне надо посмотреть, что там ещё осталось. Надеюсь есть возможность восстановить остатки. Потом заскочим к вам, и ещё, я отправил вашего пилота, слегка подучиться. Ярана перешлёт вам её рапорт, — ответил ей Лекс, оценив предложение женщины.

— А есть возможность отправить, туда же подучиться, хотя бы десяток девочек, — сразу заинтересовалась великая мать.

— Есть, но не больше. У меня пока нет хорошего канала. Присылайте вместе с компами. И вот ещё что, наверное, я вам пришлю учителя. Он посмотрит, что именно вы можете, и научит вас нормально использовать ваши возможности. Великая мать должна быть действительно великой. Заберёте его тем же транспортом, — подумав, согласился Лекс. Обсудив некоторые вопросы, они закончили разговор.

Великая мать Веды ещё долго, после отключения канала, думала об этом разговоре. Если всё получится, надо существенно пересматривать все планы, и лучше к этому готовиться заранее, и готовить нужных людей, и делать это очень секретно. Появление на горизонте повелителей лучше не афишировать, да и, судя по всему, этот Лекс не горит желанием выставлять себя напоказ. Надо срочно придумывать планы прикрытия. Если кто-то узнает, что у Веды появились запредельные технологии, то могут возникнуть серьёзные проблемы.

Ярана, закончив разговор, тоже посмотрела на Лекса.

— Нормально всё прошло, — ответил он на её немой вопрос.

— Что дальше? — поинтересовалась девушка.

— Не нравится мне непонятный шум вокруг вашей комиссии, — неопределённо пожав плечами, ответил Лекс, перейдя на другую тему. — Вот смотри сама. Сейчас мой комп кое-что накопал в местных базах. Ваш председатель комиссии задерживается. Его заместитель попал в аварию и сейчас восстанавливается в одном из местных госпиталей. Ещё два члена комиссии, от некоторых внутренних государств галактики, вообще пропали вместе со своими кораблями. У меня создаётся впечатление, что кто-то не хочет, чтобы эта комиссия добралась до планеты. Поэтому будем действовать автономно. Сейчас едем в космопорт и садимся на ближайший попутный рейс. Когда будем на корабле, сообщишь своему теперешнему начальству, что у тебя есть дела и ты будешь добираться до планеты своим ходом. Учитывая особенности веданок-псионов, я думаю, начальство пойдёт тебе на встречу.

Ярана тоже чувствовала своё нежелание лететь вместе со всеми, поэтому она легко согласилась с Лексом. Хотя она и не входила в список великих предсказателей Веды, некоторые способности в этом у неё были. Она предчувствовала опасность для старого варианта действий. В то время как предложенное Лексом решение, не вызывало такого отторжения. Собираться им особо было не надо, так что они так и поступили. Лекс заказал билеты на только что приземлившийся в порту проходящий транспорт, и они сразу направились туда. Планету удалось покинуть на этом корабле без особых проблем. На всякий случай они даже зарегистрировались на рейс под другими именами. Это обеспечила им фирма Карта. Для защиты заказчика такая услуга была предусмотрена.

Карт официально зарегистрировал их новые имена в планетарной СБ, и им выдали несколько легальных псевдонимов, занесённых в официальные базы. Поскольку никакого криминала за ними не числилось, планетарная СБ без проблем провела необходимые процедуры.

— Чем будем заниматься? До пересадочной станции нам неделю добираться, — поинтересовалась Ярана, когда они обосновались в достаточно комфортабельной каюте.

— Учиться, — усмехнулся Лекс, опускаясь в глубокое кресло.

— Чему? — пробормотала Ярана, плюхаясь к нему на колени и устраиваясь там поудобнее. Ей ещё ни разу не приходилось так делать. Она просто видела это в фильмах и решила попробовать. Если бы она проделала это у себя на планете с мужчиной не псионом, то долго бы он не протянул. У неё в голове, несмотря на длительные тренировки по контролю, бушевал эмоциональный шторм. Если бы не защитный амулет на комбинезоне, сейчас бы в округе сотни метров, несмотря ни на какие защиты, мужики сходили бы с ума. Воздействие неинициированной ведьмы, с полностью открытыми магическими каналами, что и наблюдалось у веданок, приводило именно к таким последствиям. Только из-за того, что им удалось построить вполне жизнеспособную иерархическую структуру, с переходом из круга в круг общения, с понижением магических возможностей, существовала империя псионов Веды. Только ведьмы псионы с совсем небольшими возможностями взаимодействовали с обычными людьми.

(Дух: — Слушай шеф, а ты всё-таки дурак. В смысле, торговец из тебя никудышний. Ты продешевил со своими амулетами раз так в сто, если не больше. Девочки-то страдают от своих способностей. Только подумай, их компы имеют автоматическую защиту от пси-воздействия, точнее режим работы на повышенных мощностях и это до некоторой степени нейтрализует всплески пси-воздействий на оборудование, а если уровень воздействия превышает расчётный режим, их компы просто отключаются на время такого воздействия. Они бы тебе заплатили любые деньги за возможность простого общения с обычными людьми.

— Да, торговец из меня именно такой. Вот только не забывай, что я всё же ещё и император. Политика, мой друг, это вещь такая, что торговля ей только в помощь, а не как направляющая идея.

Дух: — Шеф, ты меня уел. Затыкаюсь.)

— Учиться пользоваться своими возможностями, — ответил Лекс.

— Прямо сейчас, — довольно промурчала Ярана, привалившись к груди Лекса.

— Именно, — вздохнул Лекс, пересаживая её в другое кресло. — И вообще, я хоть и маг, но не железный и пока не залазь на меня, пожалуйста. Вот через некоторое время после специальной инициации, можешь делать это спокойно.

— Ловлю на слове, это у меня немного крыша едет, от возможности близкого общения с мужчиной, — совсем не обиделась девушка. — А что это за зверь такой, инициация?

— Специально разработанный ритуал для создания управляющих контуров твоими каналами, только мне нужно к нему подготовиться, — пояснил Лекс.

— Почему ты отправил моего пилота к себе в империю, а меня не отправил, там же наверняка уже всё подготовлено?

— Мыслящий, проводящий инициацию ведьмы, оказывается на некоторое время к ней привязанным каналами самой ведьмы, пока она не научится ими правильно управлять. Как правило, он и становится её учителем. Кроме того, размеры твоих пси-каналов, весьма велики, и не каждый маг сможет справиться с ритуалом в таких условиях, а архимагов в империи совсем не так много, как мне хотелось бы.

— Значит ты архимаг? — зацепилась за непонятное слово Ярана.

Лексу пришлось некоторое время рассказывать о градациях магов. Потом они выбрались в небольшой спортивный зал, и там Лекс достаточно долго катал девушку по мягкому полу. Впервые основное преимущество псионок Веды дало сбой. В основном, в жизни и в бою, веданки использовали чувство краткосрочного предвидения. В борьбе с Лексом оно у девушки раз за разом давало сбой. Точнее не так. Оно постоянно показывало, что бы она ни делала, она проигрывала.

— Я так не играю, — наконец выдохнувшись, пробормотала девушка, опускаясь на пол. — Ты сильнее и быстрее меня. Мы в тренировочных поединках, даже оркан спокойно побеждали. Я вообще на имперских играх уступала только своей старшей сестре, а тут ты играешь со мною, как с ребёнком.

— Ты и есть совсем ещё неразумный ребёнок, по крайней мере, по использованию своих возможностей, а, впрочем, не грусти, уровень у тебя вполне нормальный. Редко какие мыслящие смогут сражаться с тобой на равных, — подбодрил её Лекс, присаживаясь рядом и слегка обнимая расстроенную девушку.

— Значит ты — совсем редко какой, — улыбнулась девушка, устраивая свою голову у него на плече.

— Я вообще единственный и неповторимый, впрочем, как и любой мыслящий. Мне просто многое открылось, и есть соответствующие возможности, вот и приходится соответствовать требованиям своих подчинённых, а это народ весьма беспокойный, — грустно вздохнул Лекс.

— Слушай, а нас тут никто не видел? — забеспокоилась Ярана. — Мы ведь весьма непростой бой показали. На таких скоростях обычные люди не работают.

— Не беспокойся. Мой комп подсунул камерам совсем другую картинку, — успокоил её Лекс.

— А какую? — заинтересовалась девушка.

— Тебе так хочется взглянуть?

— Ну, покажи, — попросила Ярана.

Лекс оттранслировал ей запись компа.

— Фу-у-у, ничего поприличнее не было, — пробормотала, залившаяся краской, девушка.

— Как говорит мой искин, это самое приличное из того, что крутят сейчас в ближайших каютах по видео. Он только заменил фон этих сцен на фон этого зала, а ему самому придумывать изображение целиком было лень, — рассмеялся Лекс.

— Он что, не выполняет твоих приказов? — удивилась Ярана.

— Это же искин, а не комп. Он делает только то, что хочет, — пожал плечами Лекс.

— Как же вы с ним уживаетесь, если он приказы не выполняет? — непонимающе поёжилась девушка.

— Мы просто одно целое. Он делает то, что нужно. Трудно объяснить. Может со временем и у тебя появится возможность задействовать такого искина. Посмотрим.

— Хотелось бы, — еле слышно пробормотала девушка.

Самооценка Яраны уже упала ниже некуда. Она ведь считала, что сильнее веданок в рукопашной, да и вообще в войне, воинов быть не может, а оказалось, что где-то существуют люди, вообще считающие таких, как она, детьми. Проведённый бой ей это вполне наглядно показал. Да и вообще всё, что она узнала о Лексе, сильно пошатнули её представление о псионах, как наиболее продвинутых людях галактики. Однако обещание Лекса поднять её уровень, девушку весьма радовало. Наскоро перекусив в ближайшем корабельном кафе, они отправились в каюту. Там Лекс отправил девушку отдыхать, а сам занялся подготовкой инициации.

Сама процедура была совсем несложной, а вот этап подготовки требовал определённой работы. В соответствии с существующими магическими каналами в ауре девушки, Лекс на полу каюты, специальным мелом вычерчивал защитные контура, в виде пентаграмм и различных многоугольников. При магической запитке они формировали в объёме ауры, свои отражения, которые в дальнейшем позволят ведьме взять управление над своими магическими каналами. Самый большой внешний контур защищал внешнее пространство от возможных всплесков при инициации. Открытых каналов в ауре ведьмы было очень много, поэтому Лексу пришлось затратить достаточное количество времени. Можно было пойти по более простому пути, и задействовать в ритуале только наиболее сильные каналы ведьмы, но тогда остальные окажутся заблокированными и со временем просто исчезнут. Поскольку вероятность того, что Ярана могла стать не только его женой, но и якорем всё же была высокой, Лекс предпочёл помучиться и создать контура управления даже для очень незначительных каналов. Интуиция однозначно говорила, что так будет правильнее, а Лекс привык к ней прислушиваться. В центре всего безобразия из разноцветных линий он поставил походный алтарь, достав его из теневого кармана. Можно было обойтись и без него, своих сил вполне хватало, но лучше сразу научить тело ведьмы пользоваться внешними каналами силы. Алтарь как раз и являлся источником уже упорядоченной магической энергии.

Лекс разбудил девушку и коротко рассказал, что ей предстоит.

— Будет очень больно? — спросила она.

— Не то слово, — кивнул он, — представь себе что тебе, например, в артерию, будут вшивать, без наркоза, управляемый клапан.

— Значит по-другому никак, — покривилась Ярана. Боль её терпеть научили ещё в детстве, вот только ей это никак не доставляло радости.

— Пойми, — пояснил ей Лекс, — твои магические каналы уже очень хорошо развиты. Добавить к ним модуль управления можно легко и безболезненно, вот только тогда ты им управлять не сможешь. Именно боль позволяет сформировать в мозге каналы управления, поскольку будет являться отражением моих магических рун управления. Они как бы впечатаются в твой мозг. Из-за сильного развития каналов и импульсы управления должны быть сильными, а, следовательно, боль тоже будет сильной. Можно растянуть эту процедуру на месяцы и с гораздо более слабыми болями, но хорошего качества от такого управления будет добиться очень трудно, да и долго. Опыт, наработанный магами, показывает, что кратковременная сильная боль переносится лучше долговременных слабых, так что придётся потерпеть. А теперь полностью раздевайся и марш на алтарь.

— Слово-то какое страшненькое — алтарь, — пробурчала, стаскивая комбинезон девушка.

— Да, были времена, когда на таких алтарях одни маги выпивали силы других магов, хотя конечно это и сейчас кое-где делается, — усмехнулся Лекс, вспоминая некромантов.

— Ой, не пугай меня, пожалуйста, мне и так страшно, — поёжилась девушка, устраиваясь на совсем неудобной поверхности камня. Лексу она верила, хотя до жути боялась предстоящего ритуала. Через некоторое время начали работать руны Лекса. Сначала тело девушки полностью обездвижилось, превратившись в живой камень, а потом одно за другим стали подниматься с пола многогранные звезды и обретая объём и уменьшаясь в размерах внедряться в тело девушки. Вот тогда к Яране пришла Боль. Миллионы раскалённых игл пронизывали её тело и мозг. Хорошо, что вспышки боли следовали одна за другой с некоторым перерывом. Каким-то образом, её мозгу удавалось отдыхать между этими волнами. Она не контролировала время. Ей казалось, что с начала ритуала прошла вечность с непереносимыми муками, но рано или поздно всё кончается, закончилась и боль. Яране казалось, что её тело превратилось в кисель. Она не могла пошевелить даже мизинцем.

— Всё. Моя юная ведьмочка. Уже всё, — услышала она голос Лекса над своим ухом. Лекс осторожно снял безвольное тело девушки с алтаря и аккуратно положил на кровать. Больше она ничего не слышала, сразу погрузившись в лечебный сон.

Лекс только покачал головой, наблюдая за ней. Методики развития духа на Веде оказались весьма на уровне. Несмотря на нестерпимые боли, девушка на алтаре даже не пикнула. Это вызывало серьёзное уважение. Уничтожив следы ритуала и убрав алтарь, Лекс тоже разделся и прилёг отдохнуть.

Утром Ярана проснулась сама, обнаружив себя совсем голой и устроившейся на теплом теле Лекса. Нигде ничего не болело, тело казалось воздушным. Взглянув на лицо Лекса, она обнаружила смотрящие на неё и явно смеющиеся глаза.

— Как самочувствие у красавицы? — улыбнулся Лекс и не думая спихивать с себя такой приятный на ощупь груз.

— Лучше не бывает, — залилась краской девушка, однако покидать такую удобную перину тоже явно не собиралась.

— Какие же всё-таки вы девушки собственницы, — ухмыльнулся Лекс.

— Кто бы говорил, многоженец, — улыбнулась в ответ Ярана, потягиваясь прямо на Лексе. — Думаешь, нашим псионкам очень нравится быть сотой женой у подходящего мужчины. Подругому просто не получается, а тут всего седьмая. Как хорошо-то.

— Пожалуй, я уже знаю, кого отправить вам в качестве учителей на Веду. Никто кроме них с ведьмами не справится, — задумчиво перебирая локоны девушки, произнёс Лекс.

— Ты лучше знаешь. Только не бросай меня, — пробормотала Ярана, радостно вдыхая совсем ещё незнакомый запах мужчины.

— Ну, уж нет. Теперь мне тебя бросить не удастся, даже при очень большом желании, хотя его и не предвидится. Жёнушки мне такую деструкцию устроят, мало не покажется. Они тебя уже полчаса разглядывают, — вздохнул Лекс.

— Как так, разглядывают, — удивилась Ярана.

— Есть в нашей семейке такая особенность. Моя шестая жена — эльфийка, кстати, очень сильный маг жизни и разума, однозначно делает вывод, что в твоих очень дальних предках эльфы явно отметились.

— А кто такие эльфы? — поинтересовалась девушка.

Пришлось Лексу через духа и компы показывать и читать ей лекцию о различных человекоподобных магических расах, сохранившихся в его империи с очень далёких времён.

Очень занимательную и такую приятную лекцию неожиданно прервал сигнал общей тревоги. Сообщение, пришедшее им на комп, предлагало всем людям, знакомым с военным делом, прибыть в управляющий центр корабля. Лекс заинтересовался этим и решил посетить это собрание. Как он уже знал, у Яраны было в базе подтверждение права пилота космических кораблей, а он по договору телохранителя должен всегда сопровождать свою нанимательницу. У него тоже были знания по пилотированию малых и средних космических кораблей, вот только сертификат он не получал, и подтверждения в базе не имел.

Когда они прибыли в центр управления, по открытому СБ корабля проходу, там уже собралась толпа. Людей с военными специальностями среди трёхсот пассажиров оказалось больше трёх десятков. На окраинах изведанного космического пространства такие специалисты были в цене, поэтому ручеёк авантюристов и наёмников в том направлении сохранялся весьма стабильным.

Осмотрев разношёрстную толпу, капитан корабля сообщил:

— Я капитан этой старой калоши — Люка Ран. К моему сожалению, могу сообщить вам очень неприятную новость. В одном из прыжков к нам прицепился чужой корабль. Очень возможно, что это пиратский рейдер. При выходе из прыжка он нас настигнет и без боя нам в следующий прыжок не уйти. По последним данным сканера перед прыжком, его скорость на 30 % выше нашей, так что до следующего прыжка он нас точно догонит. Есть пара основных вариантов развития событий. В первом, мы всей дружной толпой сдаёмся и без особых проблем переквалифицируемся в рабов и в лучшем случае обеспечиваем существование одной из пиратских баз. Про худший случай я просто промолчу. Во втором, мы попытаемся оказать сопротивление и потрепать настигающий нас рейдер. Тогда они могут подумать, что гоняться за небольшой, но зубастой дичью себе дороже и оставят нас в покое.

— На этой калоше есть чем оказать сопротивление? — спросил один из пожилых людей, стоящих в первых рядах, явно ветеран, собирающийся открыть своё дело на окраинах галактического содружества.

— Тот, кто путешествует по окраинам, вынужден иметь. Народ тут шляется весьма разношёрстный и воинственный, — криво усмехнулся капитан.

— А если поподробнее, — поинтересовался ветеран.

— Можно и поподробнее, — кивнул капитан. — В наличии четыре лазерные установки среднего калибра для отражения торпедных атак и два орудия бластеров среднего калибра, противокорабельной обороны.

— Не мало, — раздался голос из толпы военных.

— Я думаю у рейдера, у нас на хвосте, снаряжение раза в три поболее будет. Хотя, конечно, крупных калибров у преследователей всё же не ожидается, — скривил рот капитан.

— Вряд ли у пиратов не найдётся ещё нескольких истребителей прикрытия и штурмовых ботов, — покачал головой ветеран.

— У меня в грузе есть четвёрка системных штурмовиков. Для рейдера это может стать серьёзным сюрпризом, вот только пилотов для них в экипаже нет, — грустно проинформировал всех капитан.

— Штурмовики типа «Гром»? — раздался вопрос с дальних рядов.

— Да, причём модифицированные, с четырьмя штурмовыми бластерами, вместо двух обычных, правда, лишняя пара только с ручной системой наведения. Мне их шахтёры на астероидах заказали. Там им мелкие камни серьёзно надоедают, вот они и решили сделать себе прикрытие из списанных машин. За небольшие деньги их хорошо доделали поисковики, и теперь это вполне приличные машинки, — пояснил капитан.

— Мы с братом берёмся оседлать пару. Нам что-то совсем не хочется заканчивать свою жизнь у пиратов на побегушках, — из задних рядов вышло два весьма внушительных мужчины.

По толпе прошелестело почти на пределе слышимости: — «Оркане».

Внешний вид этих людей только окончательно уверил Лекса в том, что в дальних родственниках этой парочки орки были точно. Такую внушительную мускулатуру и приличный рост имели именно эти представители разумного мира.

(Лекс по компу: — Ярана, ты водишь драндулеты под именем «Гром».

Ярана: — Да, сертификат позволяет. Это устаревшая версия более новой «Молнии», а у нас все машины на флоте именно такие, а устаревшие мы используем в качестве учебных.

Лекс: — Скажи, что ещё два поведём мы.

Ярана: — А ты справишься, без сертификата? Комп машины тебя к управлению не допустит.

Лекс: — Мы с искином с ним договоримся.)

— Я с напарником возьмём ещё две, — сказала вслух девушка.

— Справитесь? — с сомнением посмотрел на молодую и очень красивую девушку капитан.

— Я веданка, если это о чем-то вам говорит, — усмехнулась девушка.

— Вот так сюрприз пиратам будет. Два орканина и веданцы. Пожалуй, наши шансы уйти невредимыми весьма повышаются, — сдвинув на лоб фирменную кепку, почесал от удивления затылок, капитан.

— Я был одним из лучших стрелков флота на крейсере прорыва. Правда, калибры там были побольше, но думаю, с вашими машинками тоже справлюсь, — улыбнулся ветеран.

— Что же, это ещё повысит наши шансы. Тогда остальные займут место второй противоабордажной команды, — подвёл итог капитан, поскольку больше специалистов среди вояк не оказалось. Остальные оказались простыми наёмниками, прошедшими специальные курсы или покинувшими ряды обычной армии.

Пилотов, сам капитан повёл на грузовую палубу, где роботы уже заканчивали расконсервацию штурмовиков. Показав рукой на бронированных монстров, он сказал:

— Знакомьтесь. Разбирайтесь. Я вам в этом деле не помощник. Мозг корабля скинул вам на компы каналы доступа.

После чего он повернулся и удалился.

— Госпожа, какой у вас уровень? — спросил девушку один из мужчин.

— Командир крейсера поддержки, — переглянувшись с Лексом, честно ответила девушка.

— Но это же …, — широко распахнул глаза и прикрыл от удивления рот рукой мужчина.

— Да, псион «Х» класса, — пожала плечами Ярана.

— Но как это возможно? — удивлённо спросил второй.

— Тестирование новейшего, секретного оборудования, — пояснила девушка.

— Парни не поверят. Вот так просто говорить с псионом «Х» класса…. Нет…. Не поверят…, — пробормотал первый.

— Не обращайте на него внимания, госпожа. Мой брат слегка не в себе. Он всегда спорил с сослуживцами, на то, что он без проблем готов встретиться с веданкой — псионом, конечно не такого класса. А вот теперь, когда его желание даже переисполнилось, просто не находит слов, — ехидно улыбаясь, глядя на брата, сообщил второй.

— Мы тут как бы простые путешественники, — предостерегла его девушка.

— Это понятно, — кивнул тот. — Считайте, мы прониклись. А кто это с вами?

— Это… разработчик оборудования, тоже, кстати, псион, только вот его класса даже я не знаю. Может даже «ХХ» или ещё больше, — усмехнулась Ярана.

— Но такого класса не существует, — опять удивился, только пришедший в себя первый.

— Вы просто не знаете, — возразила довольная Ярана.

— Тогда кто тут главный? — спросил второй.

— Он, — указала рукой на Лекса девушка.

— Вас как зовут, представители империи Оркан? — поинтересовался Лекс.

Пока они разговаривали, дух спокойно взломал компы штурмовиков и прописал там полные права Лексу на управление, точнее не взломал, а просто щупом занёс в память компов машин соответствующие сведения. Используя своё быстродействие, он уже разработал примерные планы отражения атаки пиратов. Так что осталось всё выполнить с учётом различных неизвестных факторов, по мере их обнаружения. Основа плана всё равно не претерпит изменения.

— Орин Ле Шер и мой брат Оран Ле Шер, бывшие лейтенанты, пилоты обороны корабля глубинной разведки, — отрапортовал второй мужчина.

— Ну что же, я Лекс Ле Ший и моя невеста Ярана. Вот и познакомились, — отозвался Лекс.

— Но вы же не похожи на орканина, хотя, насколько я помню, такой род у нас точно существует, — удивился Оран.

— А я и не говорил, что я орканин. Я с очень далёкой империи. Это местные службы безопасности слегка переврали моё имя. Так что не обращайте на это внимания. В настоящее время я помогаю своей невесте в выполнении некоторых заданий, — ответил Лекс.

— Хорошо господин. Мы слушаем ваш приказ, — отозвался второй мужчина, Орин.

— До приказов мы ещё дойдём, — озабоченно пробормотал Лекс. — Сначала вы даёте мне небольшую клятву. Что никому и ничего, обо мне и о всём, связанном со мною, не расскажете.

— Типа клятвы секрета, как в детстве? — заулыбались братья, переглянувшись между собой.

— Именно как в детстве, — согласился Лекс.

По уже отработанной технологии он принял клятву от оркан. Конечно, они слегка подсмеивались над впавшим в детство человеком, верящим в такие клятвы, а Ярана так же подсмеивалась над наивными орканами, уже понимая, как они попали.

— Значит так, — потом начал раздавать команды Лекс. — Сейчас идём к нам в каюту, и там получаете дополнительное оборудование и там же получите общий план отражения атаки.

Парни только закивали головами. Лекс привёл их каюту и, для вида порывшись в шкафу, выдал им и Яране по специально подготовленному разговорнику в виде кольца. К основным функциям этого амулета он, быстро и не заметно, добавил пару заклинаний силовых щупов, с помощью которых можно быстро подключаться к любому компьютерному оборудованию. В это же время дух загрузил им на компы необходимые программы для управления и связи с разговорниками. Получается, что с этими амулетами, носитель получает возможность прямого ментального управления автоматизированными устройствами, что намного быстрее систем меню обычного компа, проецируемых на глазные линзы.

Ещё орканам Лекс выдал обычные боевые комбинезоны, но с соответствующими амулетами, как у Яраны. В отличие от этих, у них с Яраной были комбинезоны для магов, с гораздо большим количеством наложенных на них заклинаний, о которых он даже девушке пока не рассказывал. В этих комбинезонах, с амулетами силового щита, можно было без проблем отключить все ограничители в штурмовиках и летать некоторое время на пределе их возможностей, без последствия для человеческих тел. Когда все приоделись и экипировались, настало время инструктажа, который ввёл на некоторое время в ступор даже Ярану.

— Итак. Смотрите на планки на рукаве комбинезона. Первая, серебристая — пси-щит, защищает от ненаправленного воздействия пси излучения. Вторая, чёрная — силовой щит, как на космическом корабле, от механических и энергетических повреждений. Третья, белая — кокон защиты, защищает тело от агрессивных сред и воздействия, в том числе и от перегрузок и гравитации. Если вы не видите этих планок на рукаве, значит, энергии больше нет, и ваш комбинезон превратился в обычную одежду, ну разве что с некоторыми дополнительными особенностями. Например, тепло он абсолютно не проводит и является хорошим энергоизолятором. Ещё он водонепроницаемый, хотя воздух может проходить свободно. Планки работают на другом типе энергии и возможна их зарядка в специальном устройстве. Теперь, что касается кольца. Это специальный коммуникатор и работает он в комплексе с человеком и его компом. Связь между устройствами ментальная. Управление компом тоже по мента-каналу. Инструкции загружены вам на комп. Читайте.

По мере чтения инструкций, глаза у оркан становились всё больше и круглее. Ярана от них не сильно отставала.

— Это что, вот эта штучка будет работать связью в пределах целой системы, — еле пришёл в себя Оран.

— Зависит от ментальных способностей мыслящего, — усмехнулся Лекс. — Ну, если у вас вообще способностей нет, то в пределах звёздной системы. Кстати, как вы прочитали, наверное, в инструкции, но скорее всего не обратили внимания, вы можете перехватить любое информационной сообщение, которое сможет расшифровать ваш комп, в зоне пары километров, если конечно нет какой-нибудь экранирующей преграды, ну и соответственно передать по обнаруженному каналу любое сообщение, текстом, голосом, ну или через канал компа вообще что угодно.

— Силы духов! — только и выдохнул Орин. — Получается, я могу мысленно управлять штурмовиком.

— Да хоть кофеваркой, если там автоматическое управление, — рассмеялся Лекс.

— Насколько я поняла, если использовать связь между, компами возможно управление с единого центра, — спросила Ярана.

— Именно так мы и будем бить носы нашим преследователям, — кивнул Лекс.

— Если немного подумать и посчитать, то фактически наши четыре «Грома» будут равны как минимум сорока машинам, — удивлённо почесал щёку Орин.

— Больше. Гораздо больше, — покачал головой Лекс. — Не забывайте, у нас веданка, а вы наверняка много слышали об их возможностях.

— Силы духов! — пробормотал Орин. — Боевое предвидение. Бедные пираты.

Пока корабль находился в прыжке, все активно потренировались в использовании новых возможностей связи. После выхода из прыжка, капитан гарантировал, по крайней мере, один час времени для тренировки с машинами, потом должны выйти из прыжка пираты. Для подготовки и ухода в новый прыжок кораблю нужно ещё, как минимум, пять часов. Вот это время и нужно было выиграть.

Бывший техник-полковник корабельной обороны Сортан Гарс, осваивая систему обороны транспорта, краем глаза наблюдал за манёврами четвёрки штурмовиков, неподалёку от корабля. Сразу, как только корабль вышел из прыжка в обычное пространство, штурмовики покинули грузовую палубу. Было хорошо видно, как пилоты приноравливаются к управлению машинами. Хотя это и выглядело немного необычно. Сортан получил ограниченный доступ к корабельному компу и читал сертификаты этих пилотов. Оркане уже имели солидный опыт налёта на аналогичных машинах. Веданка имела на компе только отметку о разрешении пилотирования. Других данных не было. Её напарник вообще не имел никаких отметок, однако это никак не мешало ему управлять боевой машиной, и комп штурмовика только подтверждал ему доступ.

Грозные боевые машины сначала кружились вокруг корабля, как пьяные, постоянно шарахаясь из стороны в сторону. Если бы не данные телеметрии пилотов с компа корабля, можно было сделать вывод, что эти пилоты серьёзно перебрали сильных напитков перед полётом. Через некоторое время шараханья машин прекратились, и четвёрка, разбившись на пары, начала проводить учебные схватки. Некоторое время бои выглядели, как тренировки курсантов. Через совсем небольшой отрезок времени полковник отметил, что схватки ведутся по всем правилам пилотажного искусства и пилоты действительно, кое-что умеют. Вот только потом началось что-то необычное.

Манёвры штурмовиков вдруг перестали отслеживаться прицельными комплексами корабля. Полковник провёл тест оборудования, но тот прошёл успешно, однако консоль управления орудиями по-прежнему постоянно сообщала ему о потери цели. Сортан был в прошлом очень опытным офицером флота. Именно поэтому за свою службу скопил достаточно средств для открытия своего дела, а главное уцелел во многих схватках. Так сбоить системы могли только в одном случае, совсем невероятном, в данный момент. Только если управление боем вела веданка-псион. Прогнозировать действия таких псионов мозги компов наведения не могли. Если бы в рубке управления кораблём, рядом с корабельным компом, в настоящий момент находился псион с Веды, то остальные уже давно бы лежали пластом в отключённом состоянии. Однако он точно знал, что один или даже двое из пилотов — с Веды, значит псион среди них. Вот только компа общего управления на штурмовиках нет, а те вдруг начали действовать, как единое целое. Это было необычно, хотя конечно полковника это радовало. Шансы сильно врезать пиратам очень повышались.

На экран полковника пришёл запрос от штурмовиков на тренировочный бой. Время до прихода пиратов было, поэтом полковник ответил согласием. Переведя лазеры обороны в тренировочный режим, с минимальной мощностью, Сортан переключился на ручное управление. Всё равно в бою с веданцами от автоматики пользы было мало. Тренировочный бой по обороне корабля от нападения штурмовиков привёл полковника в восторг. Такого он в жизни не видел. Штурмовики, кружась вокруг корабля в каком-то непонятном танце, вообще не попадали под лучи лазеров, даже под его управлениям, одновременно, раз за разом, поражая жизненные центры обороны корабля.

— Полковник, ты что-нибудь понимаешь? — по связи раздался голос капитана.

— Уже нет, — весело отозвался тот. — Хотя могу заложить свою голову, среди них псион-управленец старшего класса, причём с полным командным комплексом управления боем. Никто другой так играть со мною, как с жирной мышкой, не сможет. И ещё, судя по моим приборам, там давно летают трупы и надо сказать, прекрасно летают. Такие перегрузки даже оркане не выдержат. Кстати, счёт двести сорок — ноль в их пользу. Нет, ошибся, уже двести сорок пять.

— Ты думаешь о том же, о чем и я? — поинтересовался капитан.

— Ну, о чем вы думаете, мне неизвестно, но то, что пиратам будет очень плохо, какой бы корабль нас не преследовал. Это я могу сказать вполне определённо, — довольно рассмеялся полковник.

— Вот и они пожаловали. Приготовиться к бою, — распорядился капитан корабля.

Действительно, не очень далеко вынырнул из прыжка пиратский рейдер. Четвёрка штурмовиков резко развернулась и направилась к кораблю противника, хотя тот и оказался эскортным крейсером.

— Ребята, ничего вам хорошего в будущем не светит, — пробормотал полковник, мысленно обращаясь к пиратам.



Хантер Риск по прозвищу «Быстрый» — капитан пиратского рейдера посмотрел на своего собеседника:

— Вот смотри, Консул. Это та самая посудина?

— Судя по приборам, именно она, — отозвался человек в элегантном костюме, который никак не гармонировал с пыльной и давно неубираемой рубкой корабля.

— Ты смотри. Как договаривались. Всё, что захватим моё. Тебе только отдадим девчонку, — подозрительно глядя на собеседника, сказал капитан.

— Я и не возражаю. Мне больше ничего не надо, — недовольно пожал плечами красавчик.

— Эй, там, на посудине. Глуши реакторы и принимайте досмотровую команду, — выйдя на общей волне связи, сообщил пират.

— А то, что будет? — раздался смешок с другой стороны. Видеоканал никто не включал. Пираты не хотели наживать себе лишних неприятностей, а дичь не хотела афишировать себя, в случае если удастся уйти после конфликта с пиратами. При следующей встрече могли быть более серьёзные проблемы.

— Я ещё не придумал, но ничего хорошего в этом случае не обещаю, — довольным голосом ответил пират.

— Я уже выслал встречающую команду, — хохотнул голос.

Хантер отключил связь и пробормотал:

— Проклятые недоумки из внутренних систем. Они думают, что на их зов быстренько прискачет патруль и прихватит нам хвост. Как же, ждите.

— Что ждём? — заорал он по внутренней связи. — Камень, высылай звено на перехват встречающих. Посмотрите, кто там решил с нами поздороваться. Второе звено пусть обойдёт их и слегка пощиплет добычу. Только смотрите, если что серьёзно попортите, вычту потери из премии. Остальные в дежурном режиме и готовят челноки с абордажниками.

Эскортный крейсер, в ранге флота, был достаточно серьёзным кораблём. Он предназначался для охраны и сопровождения конвоев. На корабле, кроме двух десятков бластерных установок среднего калибра и четырёх десятков мощных лазеров корабельной обороны, ещё было две лётных палубы и сорок истребителей прикрытия. Конечно, полного комплект вооружения у пиратов не имелось в наличии, но и две трети составляли вполне внушительную силу.

Капитан пиратов давно знал своего собеседника, а заодно и заказчика. Это он пару десятков лет назад подогнал Хантеру списанный, но ещё в приличном состоянии, крейсер республики Того и совсем за невеликие деньги. С тех пор капитан изредка выполнял небольшие задания собеседника по кличке «Консул». Каждое такое задание приносило хоть и небольшой, но достаточно стабильный и безопасны доход пиратскому сообществу, поскольку Консул предоставлял полную информацию по делу. Так было и в этот раз. Хантер не спрашивал, зачем ему эта девка, из-за которой ему пришлось прервать некоторые, не совсем законные, торговые операции и спешить на встречу с Консулом. Ему было достаточно знать, что на борту приличное количество грузов и оборона добычи относительно слабая, и транспорт можно легко продать за приличные деньги в одном из пиратских портов.

Некоторое время Хантер наблюдал за тактическим экраном, но расстояние до четырёх точек, встречающих его парней, было достаточно далёкое, чтобы разобрать, что они из себя представляют. Не выдержав напряжения, он запросил сведения у своих пилотов.

— Эй, парни, вы что там, заснули? Сбросьте информацию со своих радаров. Я отсюда не могу разобрать, что за калоши вас встречают, — передал он приказ пилотам по защищённому каналу связи.

— Здесь что-то странное, кап. Наши комплексы не могут их идентифицировать. В базе нет подобных машин. По размерам вроде похожи на челноки или штурмовики, вот только скорость ближе к истребителям. Сбросил данные вам, — отозвался ведущий первой пятёрки.

Тактический комп корабля был, конечно, намного мощнее, чем в истребителях и разобрался с данными быстро.

— Ничего страшного, парни. Немного модифицированные, устаревшие штурмовики «Гром», возможно, какие-то переходные модели к новым модификациям. Вас они надолго задержать не должны. Прихлопните их и присоединяйтесь ко второй группе, — распорядился Хантер.

— Что-то мне не по себе, кап. Идут слишком слаженно, как на параде. Как бы нам на профи не нарваться. Могут быть проблемы. Их быстро не завалишь, а щиты и броня у штурмовиков не чета нашим, — пожаловался ведущий.

— Маневрируйте больше и не подставляйте свои задницы, — буркнул Хантер. Посмотрев на Консула, он спросил:

— Про профи ты мне ничего не скажешь?

— Откуда там профессионалы? Разве что среди пассажиров кто-нибудь был. Так они всё равно вряд ли хорошо будут взаимодействовать. Я думаю, против вашего количества, они долго не продержатся, — беспечно пожал плечами тот.

Дальше события начали разворачиваться с приличной скоростью.

— Кап, подымай всех. Это чистильщики. Я подбит. Моих больше нет. Они занялись второй пятёркой, — раздался крик ведущего первой пятёрки.

— Откуда тут чистильщики и где тогда их центр управления? Ну не на этой же калоше? — озадаченно пробормотал Хантер, удивлённо переглянувшись с Консулом. Тот тоже был в недоумении.

Однако дальнейшие события не оставили сомнения. Ещё пять истребителей в этой группе были сбиты практически мгновенно. Тактический компьютер однозначно идентифицировал четвёрку противников, как чистильщиков.

Так называли специализированные группы прорыва обороны тактических корабельных групп или серьёзных орбитальных крепостей. Как правило, это были хорошо защищённые и модернизированные машины ближнего боя, и управление их осуществлялось со специального центра управления, с мощными защищёнными каналами связи. Поскольку для их управления человек-пилот не требовался, машины использовались на пределе конструктивных возможностей. Для мелких пилотажных групп обороны, состоящих из истребителей, это были страшные противники. Только очень хорошим пилотам удавалось противостоять таким монстрам или использовать против них, такие же пилотажные комплексы под управлением компов.

Хороших пилотов у пиратов было маловато. Точнее он был один, ведущий первой пятёрки. Раз даже он не смог увернуться от атаки, то остальные вообще проблем для нападавших не представляли. Задавить таких монстров можно было либо количеством противников, либо мощностью орудий.

Тактический комп расшифровал последние данные от уничтоженных истребителей. Четыре бластерных орудия на одной машине, причём два из них на поворотных турелях, вместо обычного одного, серьёзно сбивали с толку. Это какой же центр управления нужно иметь, чтобы сразу управлять шестнадцатью огневыми точками из бластеров, на огромных скоростях встречного боя. К тому же, локаторы не обнаруживали никаких дополнительных каналов связи между удалённым кораблём и этими штурмовиками.

Хантер срочно отозвал к кораблю вторую группу истребителей, пошедшую в обход, и приказал вылетать резервному звену. Под прикрытием корабельной обороны, вблизи корабля и с помощью большой группы истребителей, он рассчитывал уничтожить наглого противника. Его надежды оправдались частично. Истребители прикрытия успели объединиться в одну группу и расположиться для встречи противника, а вот дальше всё пошло не по расчётам. С виду тяжёлые, бронированные штурмовики, почти невесомыми бабочками порхали вокруг пиратских истребителей, практически не обращая внимания на лазеры корабельной обороны. Совершая непрерывные манёвры между сетки лазерных лучей, они умудрялись сбивать истребители прикрытия. После совсем короткого столкновения, остатки пиратской истребительной эскадры быстро удалились, подальше от корабля. Штурмовики их не преследовали. Они теперь занялись самим кораблём.

Поначалу Хантеру казалось, что эти мошки ничего, особо тяжёлого, сделать короблю не смогут, не те были весовые категории, но это оказалось не так. Компы лазерной обороны не могли поймать и зафиксировать в прицелах очень вёрткие цели, и оборона оказалась бессильна. Стрелять по таким маленьким целям из бластерных орудий вообще не представлялось возможным. Раз за разом, проходя над тушей корабля, штурмовики сносили одну за одной оборонные турели. В конце концов, Хантер вообще приказал убрать их под броню. Уж самому кораблю особого ущерба сбесившиеся штурмовики не нанесут. Это тоже оказалось не так. Проклятые штурмовики, избавившись от надоедливой лазерной обороны, стали наносить скоординированные удары в одну точку. Первые попадания перегружали и сносили локальные силовые щиты, а последующие разрывали броню, раз за разом, вгрызаясь в корпус корабля, всё глубже и глубже.

Тактика противника была вполне осмысленной и очень целенаправленной. Анализ действий штурмовиков показывал, что через некоторое время броня в этом месте не выдержит и удары, через силовую шахту одной из пушек, пройдут до оболочки маршевого двигателя и это будет конец пиратскому кораблю.

Хантер был в бешенстве. Ещё никогда он не терпел поражения от такого мелкого противника, но делать было нечего, надо было срочно убираться отсюда. Его приятель Консул тоже был на грани истерики. Его надёжные информаторы из космопорта не могли сообщить ему непроверенную информацию, а в ней не фигурировали ни чистильщики, ни особо мощные штурмовики, ни центр управления для них. Да такие центры располагались на кораблях гораздо больше этого транспорта, и сопровождали эти корабли, целые флота. Включив двигатели на полную мощность, туша крейсера пошла на разгон и через некоторое время, бросив оставшихся в истребителях пиратов на произвол судьбы, корабль ушёл в прыжок.

Пилоты истребителей, видя уход корабля и посовещавшись, решили сдаваться. Оставаться висеть в пустом пространстве в своих скорлупках, рассчитывая на выход другого корабля в этом же месте или возвращение своего капитана, было глупо. Согнав все истребители в кучу и контролируя их поведение, штурмовики привели семь целых пиратских истребителей к своему транспорту. Загнав по очереди пиратов в створы посадочного шлюза грузовой палубы, туда же сели и штурмовики. Места хватило с трудом. Повезло, что транспорт шёл с недогрузом. Корабль уже был готов к прыжку и как только последний штурмовик оказался на корабле, сразу ушёл в прыжок.

Опрос пиратов, со стороны СБ корабля, не занял много времени, те совсем не отпирались. Схваченные на горяченьком, они всеми силами старались уменьшить свою вину и сдавали всех своих подельников, не раздумывая. Для полицейских сил этой области пространства сведений было вполне достаточно, чтобы серьёзно пощипать торговые цепочки пиратов. Самым ценным приобретением оказался ведущий первой пятёрки, подобранный штурмовиком в разбитой спасательной капсуле. Этот пират знал очень много и за эти сведения выторговал себе серьёзные послабления. Он сдал все пиратские стоянки и карты подходов к ним, текущие пароли доступа и расположение защитных систем и ещё очень много интересного. Так же он подробно рассказал капитану транспорта и полковнику о бое пиратов с бешеными штурмовиками. С транспорта мелочи боя, по локаторам было не рассмотреть.

— Ну что полковник, вы можете сказать по этой теме? — поинтересовался капитан у своего временного подчинённого, когда охрана увела разговорчивого пилота.

— Ничего. Я ничего подобного не видел, а видел я в жизни вполне достаточно, — пожал плечами Сортан Гарс. — Я специально ходил на взлётную палубу и осмотрел ваши штурмовики. Мало того, что они продержались весь бой, так ещё на них не было ни царапины. Я не верю в фантастику, но тут что-то непонятное. Боюсь, что нам следует забыть об этом инциденте. Это будет лучше для всех. Веда может хорошо хранить свои секреты, и если вы попытаетесь нырнуть глубже, то гарантирую, не вынырнете.

Сами подумайте. Каким образом у вас на корабле оказались два орканина — пилота экстракласса и веданка — псион непонятной силы, да к тому же ещё с одним пилотом. И опять же заметьте, у вас было только четыре штурмовика. Это вам ни о чем не говорит? То, что у них чужие документы для прикрытия — это гарантировано. Мне непонятно совсем другое, где у них был комплекс компов управления и почему они выжили при перегрузках, многократно превышающих разумные пределы, даже для орканцев. Можно конечно ещё предположить, что девушка — псион высокого класса, но тогда почему мы ещё не овощи. Самое разумное предположение, о котором нам всем следует помалкивать — это испытание Ведой новой техники. Лучше условий придумать трудно. Далеко от центров цивилизации. Нет чужих наблюдателей и к тому же свои конкурирующие группы знать ничего не будут. Мы не в счёт. Доказать всё равно ничего не сможем. Пираты, которых мы захватили, вообще даже для приличных боевых пилотов особой опасности не представляют, ввиду своей малой подготовленности. Наверняка существует какой-нибудь план, на случай нашей излишней разговорчивости. Веданки всегда были мастерами планирования. Если такое оборудование пойдёт в серию, боюсь, что Веда и Оркания, как союзные государства, быстро подомнут под себя ближайшие системы. Точнее не так. Эти системы сами побегут к ним за защитой. Я бы сам так и сделал. Только подумайте, четыре старых штурмовика со слегка усиленной огневой мощью, уделали эскортный крейсер, причём почти с полной истребительной группой поддержки, да так, что тот рванул отсюда, не разбирая дороги.

— Скорее всего, вы правы, — задумчиво кивая головой, согласился с ним капитан. — Я заметил ещё одну странность. Когда они влезали в лётные скафандры, на них были надеты одинаковые комбинезоны и явно не те, в которых ранее были орканцы, а похожие на те, в каких были те двое с Веды. У них даже непонятные нашивки на рукавах были одинаковые. Наверняка комбинезоны и помогали им нейтрализовать перегрузки, с которыми не справлялись системы компенсации самих штурмовиков.

— Есть ещё одна странность, — добавил начальник службы безопасности корабля, до этого молчаливо сидевший в кресле и анализировавший всю полученную от пиратов информацию. — Кто-то очень умный, стёр с компа СБ все записи с камер наблюдения, где должны были быть зафиксированы веданцы. Вообще все. Нет ни одного их изображения. И что ещё более фантастично, наши компы, в том числе и личные, вообще не фиксируют эпизоды, где они встречаются.

— Как такое может быть? — удивлённо воскликнул капитан, проверив собственные записи на компе и действительно не обнаружив разговора с этими людьми.

— Я подозреваю, что у них всегда включена аппаратура выборочного подавления сигналов. Все внешние камеры и микрофоны, в том числе и на наших личных компах, не имеют защиты от такой аппаратуры, — пояснил главный СБ-шник.

— Вот поэтому я и рекомендую забыть о них. Они не хотят афишировать своё участие в этой заварушке, ну и не надо. В этом случае, возможно, мы проживём легче и дольше, — посоветовал полковник.

— Я с вами согласен, — кивнул капитан, и они все вместе быстро состряпали удобную версию происшествия. Те суммы, которые им отвалят местные службы безопасности ближайших станций, с лихвой перекроют все их переживания. Да и сами целые истребители пиратов, тоже стоят некоторых денег и, хотя четыре из них придётся отдать пилотам штурмовиков в качестве их доли, остальные три, полученные просто так, гарантировали капитану покупку вполне современного челнока для нужд корабля.

Лекс отключил трансляцию этого разговора на компы Яраны и оркан и произнёс:

— Ярана, ты была права. Они решили не ворошить осиное гнездо.

— Скорее, не шуметь перед входом в пещеру дракона, — улыбнулся Орин и его улыбку поддержал брат.

— Но я всё же не понимаю. Откуда у вас такое оборудование? — вопросительно посмотрел на девушку Оран.

— Новейшие разработки нашей секретной лаборатории, — быстро посовещавшись с Лексом через комп, ответила та.

— Это что, к нам теперь ваша служба безопасности приставит наблюдателей? — ехидно поинтересовался Орин.

— Это ещё зачем? — ухмыльнулся Лекс. — Думаете, клятву вы просто так дали и забыли, а вот фигушки вам. Теперь вы у меня на большом таком крючке. Так что придётся вам некоторое время работать в связке с нами.

— В каком смысле? — удивился Орин.

— Вы теперь у нас будете вполне обеспеченные люди, — пояснил орканам Лекс. — Как-никак, у вас в наличии четыре вполне себе приличных истребителя. Так что можете где-нибудь, куда вы собственно и направлялись, открыть филиал охранного агентства «КартиКо», совладельцем которого я являюсь.

— А почему четыре? Ваши же два? — удивился Оран.

— Мы вам их сдадим в аренду, на неопределённый срок. Нам они пока без надобности, — ответил Лекс.

— Ну, если так, то мы не против. Мы, правда, хотели купить транспортный челнок и заниматься доставками груза в какой-нибудь системе, но охрана системных перевозок тоже дело не плохое, тем более мы сможем нанять ещё пару пилотов, раз вам истребители ненужны. Вот только не могли бы вы нам ещё приборов связи подкинуть? Хотя бы парочку для этих пилотов, да и ваш классный комбинезончик весьма не помешает. Тогда мы действительно сможем обеспечивать сопровождение местных караванов. Учитывая такие условия, мы согласимся на разделение прибыли 80 на 20. 20 процентов естественно нам.

— Согласен, — кивнул Лекс, — Тогда я по прибытии на пересадочную станцию выдам вам десяток комплектов для пилотов и специальное устройство для зарядки накопителей, а также устройство для принятия аналогичной клятвы секрета у своих подчинённых. Ваша задача сформировать надёжную и профессиональную группу пилотов и связаться с моим компаньоном — Гартом. Он поисковик и обеспечит вас техникой. Вы же будете выполнять его поручения, при случае. Канал для связи с агентством я вам тоже дам.

Согласовав ещё некоторые условия, оркане покинули каюту веданки.

— Они ведь своих оркан и наберут, — пробормотала Ярана после их ухода.

— Это нам и нужно. Оркане, насколько я знаю, лучшие пилоты в этом районе галактики, да и отношения у вас с ними вполне приличные, — кивнул Лекс.

— Лучше не бывает, — согласилась девушка и пояснила, — очень многие простые веданки находят себе мужей у оркан и некоторые из них живут у нас. Жаль, раньше нельзя было создавать семьи из псионов. Я думаю, с твоей помощью это положение может измениться.

— Инициированной ведьме никто не помешает брать в мужья кого угодно. Но я думаю, если настроим портал, то у веданок-псионов появится ещё куча возможностей по поиску своих половинок в других мирах, — улыбнулся Лекс.

— Ой, не соблазняй меня, я и так уже давно соблазнилась, — хихикнула девушка.

Остальные несколько дней полёта прошли тихо и спокойно. Лекс занимался с девушкой по контролю за её возможностями. Конечно, подвижки пока были скромные, но они были. Подготовка псионов на Веде, оказалась весьма впечатляющей, по крайней мере, в области контроля сознания. Пожалуй, даже маги не имели такой подготовки. Из-за неумения управления своими каналами, псионам приходилось с самого детства учиться управлять собой, точнее своим эмоциональным состоянием. Они научились ставить эмоциональные щиты, для уменьшения воздействия своих природных магических каналов на окружающее пространство. Под управлением Лекса, Ярана научилась полностью блокировать свои каналы, для предотвращения воздействия на окружающих обычных людей. Хотя Лекс говорил, что это только начало, девушка и так была на вершине счастья. Ещё никто на Веде не мог даже этого.

После прибытия на пересадочную станцию, они попрощались с братьями орканами. Тем предстояла ещё пара пересадок, что бы добраться до зоны, где работал на своём корабле Гарт. Капитан транспорта, сразу по прибытию, выплатил им премию из причитающейся доли за пиратов и их имущество, и этого с запасом должно было хватить на такой путь, даже учитывая доставку груза в виде четырёх истребителей. Лексу с девушкой тоже деньги были переведены на временные счета в местном банке.

До прилёта корабля, нанятого комиссией, оставалось совсем немного времени, а скоростной курьер с Веды уже был на станции. Конечно, Ярана легко могла зайти на этот корабль, но так светиться связями с Ведой Лекс совсем не хотел. Ему очень не нравилась возня вокруг этой комиссии. Похоже, торговым кланам было что скрывать на той планете. На всякий случай нужно избавиться от идентификаторов, полученных от Карта. Если в этом деле была замешана верхушка кланов, то получить эти данные из базы СБ для них особого труда не составит.

Для решения этой проблемы Лексу пришлось, оставив Ярану в одной из маленьких гостиниц, возле ремонтных доков для кораблей и пару часов поотираться возле местного полицейского отделения. Дух в это время потрошил своими щупами местный комп, там можно легко накопать нужную информацию о местном криминале и оказываемых ими услугах. Подделкой идентификаторов занималась одна из местных криминальных группировок, под управлением известного на станции торговца. Полиция пока особо к нему не цеплялась, поскольку он оказывал некоторые услуги и самой полиции, а так же промышлял контрабандными поставками различных запрещённых товаров.

Поскольку в полицейском компе хранились и данные об электронном канале, по которому обычно производились заказы, то особой сложности в своём деле Лекс не видел. Отправив запрос на этот канал на два чистых личных идентификатора, без записей о личных данных в базе СБ, Лекс некоторое время ждал. Работа у местного криминального босса была поставлена хорошо. Ответ не заставил себя долго ждать. Поскольку запрашиваемые идентификаторы были рассчитаны на представителей диких, то есть людей, впервые проходивших регистрацию, не имевших никакой специальности и соответственно не надо было вносить дополнительных данных в базу, стоимость работ оценивалась не очень высоко.

После перевода денег на указанный в ответе счёт, предлагалось посетить массажный салон. Насколько Лекс разобрался в местной технологии, оборудование такого салона можно, с некоторыми затратами, использовать и при снятии параметров для регистрационных данных. Взяв с собой девушку, Лекс направился по указанному адресу. Переводить деньги со счёта, Лекс совсем не собирался. Лучше было обойтись наличными. Для этого они сначала зашли в местное отделение банка и сняли все деньги с местного счета, открытого на них капитаном. Только потом, они направились в массажный салон. Денег оказалось неожиданно много. Капитан не поскупился, и на руках у них было почти двести тысяч кредов. Естественно, при ближайшей возможности, Лекс отправил пару пакетов с деньгами в теневой карман. Поскольку они направлялись в весьма неспокойное место, то он предупредил девушку, что возможны неприятности. Та тоже подтвердила, что её интуиция подаёт аналогичные сигналы, однако больше нигде на станции получить требуемые идентификаторы было невозможно.

Когда они вошли в салон, их встретила миниатюрная девушка и с улыбкой, внимательно разглядывая посетителей, задала вопрос:

— Вы какой вид массажа предпочитаете?

— Я предпочитаю услугу по счёту 147—85 и желательно за наличные, — усмехнулся в ответ Лекс.

— Пожалуйста, проходите в ту дверь, там вас проводят, — сверившись с компом, предложила девушка и указала им на дверь, открывшуюся у неё за спиной.

Как только они вошли в пустую комнату, события сразу закрутились. Им в лицо ударили струи газа, и они мягко осели на пол. Конечно, защита комбинезонов сработала, как надо, но Лекс по компу приказал Яране подыграть, и они разыграли потерю сознания. Ему очень захотелось узнать, что тут происходит, и ответ не заставил себя ждать, хотя и оказался до банальности прост. Через пару минут, когда газ окончил своё действие и распался на безвредные вещества, в комнату ввалилось четверо прилично одетых мордоворотов местного пошива. Нейтрализация посетителей была продумана очень чётко. Со стороны никак нельзя было заподозрить нападение на посетителей. Любое оружие выдавало наличие серьёзного энергетического импульса, а тут просто почти безвредный сонный газ.

— Лун, ты смотри, какая красотка попалась. Не зря сестричка нам сигнал подала, — произнёс один из них, внимательно рассматривая Ярану.

— Да, Кость, если продадим её в притон Мокрому, он нам тысяч двадцать отвалит. Она у него там эти денежки быстро отработает, — довольно покивал головой второй.

— А с этим что делать будем? — толкнул ногой Кость, лежащего без движения Лекса.

— Продадим Сержанту, он его быстро как рекрута, пристроит на ближайший проходящий военный транспорт. Там ему никто не даст качать права. Ты только обыщи его. Судя по счёту, у него должна быть пара тысяч с собой на оплату нового идентификатора, — усмехнулся Лун.

Когда бандит наклонился к Лексу, тот начал действовать. Дух уже давно просветил все окрестности, никакого наблюдательного или записывающего оборудования в комнате не было. Даже запись личных компов этой четвёрки тоже была выключена. Похоже, это не первая операция по захвату незадачливых клиентов в этой конторе.

Кость получил несильный удар в горло и, захрипев, повалился на пол. Лун получив ногой в пах, от резко перекатившегося Лекса, согнулся и с воем тоже рухнул вниз. Двое других молчаливых шкафа сползли по стенам, возле которых стояли, получив по сонной игле в лицо, из двух рук Лекса. Лекс подошёл к воющему тонким голосом Луну и, пинком ноги, перевернув его на другой бок, лицом к себе и спросил с мягкой улыбкой:

— Кому это тут понадобилась моя невеста?

Лун некоторое время ругался и грозился Лексу всякими карами, пока немного не пришёл в себя и не взглянул в глаза Лекса. Применить для этого тела простейшее заклинание страха было не сложно. Что он там, в глазах увидел, трудно было понять, но вот впечатление это на него произвело весьма сильное. Да что там говорить, если в комнате пополз неприятный запашок. Лун, один из лучших боевиков станции, испугался и вдруг отчётливо понял, что от вечности его отделяет маленькая и совсем тоненькая преграда. Умирать в рассвете сил он совсем не собирался и заскулил, понимая, что у него осталось не так много шансов:

— Господин, ошибочка вышла, информатор подвёл. Мы всё компенсируем и работы проведём бесплатно.

— Может ну их, и так тут наследили, — улыбнулась весьма неприятной улыбкой, как показалось Луну, девушка, вставая с пола, продолжая предложенный Лексом розыгрыш, и предложила. — Порежем их на кусочки, и полиция подумает, что этот бугай разделался со своими подельниками, а потом сам подох от потери крови. Я думаю, их не скоро хватятся. Никакой реаниматор не поможет.

Только представив себе такую перспективу, доведённый до полного психоза, Лун бы ещё раз испортил свою одежду, если бы конечно было чем.

— Не надо господин, я искуплю, — завыл он, ни капли не сомневаясь, что попал на каких-то маньяков или чужих агентов, что было ещё хуже, поскольку те могли сотворить такое, что и маньякам не снилось.

— А что ты можешь предложить? — задумался Лекс.

— У меня есть триста тысяч, — затараторил преступник.

— Мелочь, — недовольно пробормотала Ярана, деловито обирая разбросанные тела. Кость тоже оказался без сознания.

— Видишь, моя женщина не оценила твоего предложения, — злорадно ухмыльнулся Лекс, загадочно поигрывая приличным ножом, вытащенным из одного из карманов на комбинезоне.

— Могу отдать больше ста подготовленных идентификаторов на разных людей, достаточно внести туда только личные генетические данные. Во всех базах они уже зарегистрированы и это не подделки, а настоящие записи, — лихорадочно перебирая в уме, что бы ещё предложить, выдохнул Лун.

— Вот, это уже что-то более интересное, но маловато, — продолжая игры с ножом, проворчал Лекс.

— Да что ты с ним разговариваешь. Дай мне его на пяток минут, и он отдаст даже последний кредит, спрятанный в своём грязном белье, — с довольным видом, заворачивая всё добытое с парней в один из пиджаков, снятых с них же, проворчала Ярана.

— Я отдам компромат на босса, — сжавшись в комок, предложил Лун последнее, что у него было на чёрный день.

— И много там на него? — заинтересовался Лекс.

— Много, — закивал тот и затарахтел почти захлёбываясь словами. — Контрабанда. Торговля с пиратами. Предоставление тем сведений о кораблях. Торговля людьми. Наркобизнес. Убийства недовольных, в том числе и полицейских. Ему светит ссылка в колонию до конца жизни.

— И не боишься, что тебя вместе с ним загребут? — усмехнулся Лекс.

— Не боюсь, я в этих делах не участвовал. Мы, местный персонал, по-крупному не светимся. На нас даже убийств нет. Если и делаем что-то, то без крови, а это максиму на пару лет принудительных работ, — продолжал тарахтеть Лун.

— Ну да, похищение людей это совсем не преступление, — покачала головой девушка, усевшись на прилично раздувшийся пиджак.

— Так не убиваем же, а просто предоставляем другую работу, — пожал плечами тот.

— Ладно, где твой компромат? — спросил Лекс.

— Хранится в специальной базе в сети, если поклянётесь не убивать, я вам дам пароль доступа, — предложил Лун, с надеждой глядя на Лекса.

— Ты веришь в клятву? — удивился Лекс.

— Здесь на окраинных мирах нельзя по-другому. Можно нарушить договор, обобрать нищего, но клятву нарушать, нежелательно, иначе, если узнают о таком, будут серьёзные проблемы в местном сообществе, — ответил тот.

— Не знал такого, но мне это нравится, — кивнул Лекс и после небольшого раздумья, предложил. — Ты мне даёшь клятву о полном подчинении мне и моим представителям. Ничего и никому не говоришь о наших делах и тогда счастливо продолжаешь жить на станции и даже занимаешься бизнесом своего босса, которого с твоей помощью мы упрячем подальше.

Выход на теневые структуры Лексу всё равно пригодится, так почему бы не задействовать подходящего человека, на котором не так много крови, как на его боссе. Он явно не ангел, но какой же ангел будет вариться в криминальном бизнесе. Окончательные переговоры и принесение клятвы прошли быстро. Лун вообще был на седьмом небе от радости, что так легко отделался, напоровшись на эту парочку. То, что местного босса криминала упрячут очень скоро, Лексу было и так понятно. Пленные пираты вряд ли бы обошли такую фигуру в своих допросах. Дополнительные данные Луна просто топили того более надёжно.

— Этих прибьём? — кровожадно оглядывая комнату, спросила Ярана.

— Нет, нет. Не надо, они всё равно ничего не слышали, а запись на компах отключена. Это мои люди, они мне пригодятся, — опять зачастил Лун.

— Оставь. Может действительно, потом пригодятся, — возражая, приказал Лекс.

Девушка, весьма натурально играя недовольство, отошла от уложенных в ряд бандитов. Дальнейшие действия по замене идентификаторов на компах, не заняли много времени. Лун расшевелил весь местный персонал, и работы были закончены в рекордные сроки. В это время, ещё со старых идентификаторов, Лекс переслал капитану транспорта все сведения на местного криминального босса, с пометкой, чтобы это было представлено как данные, полученные с расшифрованных пиратских информационных носителей, найденных в одном из истребителей. Ответ капитана не заставил себя долго ждать. На временный счёт в местном банке опять были перечислены деньги. Учитывая возможные последствия быстрого попадания этой информации в местные службы безопасности, сразу после окончания процедур перезаписи, Лекс с девушкой покинули такое гостеприимное учреждение и посоветовали сделать это же Луну с его людьми. Для безопасности, Лекс несколько раз перегнал полученные от капитана средства по нескольким временным счетам, в разных банках и только потом зачислил их на счета с их новыми идентификаторами.

Ярана сформировала небольшую рекламу с предложением услуг по уборке помещений в прибывающих кораблях и выложила её в инфосети. Аналогичное предложение она направила и на корабль веданцев, только добавила там специальную кодированную метку. Сотрудник СБ, находившийся на корабле, сработал профессионально и быстро отправил договор на обслуживание корабля по указанному адресу. Получив допуск в зону посадки кораблей, Лекс и Ярана без проблем добрались на корабль Веды.

— Привет, перевёртыш, — это были первые слова, которые услышали Лекс с девушкой, когда покинули пределы входного шлюза.

— Сарта! — вскрикнула Ярана и бросилась в объятия девушки, стоявшей за дверью шлюза.

— Вот так всегда. Натворишь что-то, а мне потом за тобой тянуться, — покачала головой чуть более старшая копия девушки.

— Когда это ты за мной тянулась? Это я всё время стараюсь тебя победить, а ничего не удаётся, — вскинулась Ярана.

— Ну да, а за что своё прозвище получила, забыла? Кто первая умудрилась повороты на гонках космо-катеров проходить вверх ногами. Пришлось перенимать такой успешный опыт, — напомнила Яране девушка.

— И ничего не успешный, всё равно слетела с трассы, — вздохнула Ярана и, повернувшись к Лексу, представила собеседницу. — Это моя старшая сестра Сартана.

— Не боишься за своего телохранителя? У нас эмоции сейчас явно экран пробивают, — забеспокоилась девушка.

— Нет, — улыбнулась Ярана, — ему наши эмоции, как пыль силовому экрану.

— Не поняла. С виду обычный человек, — удивилась сестра, пристально рассматривая Лекса, и добавила. — Правда, холодный какой-то, как андроид.

— Тебе мать ничего не рассказывала? — тоже удивилась Ярана.

— А что она должна была рассказать? Приказала бросить эскадру на заместителя. Приказала взять запечатанный груз и доставить вместе с десятком самых мощных псионов, из своих подчинённых и ждать контакта на этой станции. Даже то, что этим контактом окажешься ты, не сообщила. В общем, как обычно, ты поставила всех на уши, а мне теперь разбираться с тобой и твоими проблемами. Признавайся, что ты в этот раз учудила? — отпуская Ярану из объятий, строго спросила сестра.

— Много чего, — засмущалась Ярана и, наивно хлопая ресницами и глядя на старшую сестру, стала перечислять как ребёнок, загибая пальцы на руке. — Один раз побывала под торпедным обстрелом. Заключила союзный договор с чужой империей. Обменяла наше оборудование, миллионов на двести, которое ты, кстати, и привезла, на чужое, вот только цену сказать не решаюсь, боюсь, всех денег нашей империи не хватит. Нашла себе жениха. Стала инициированной ведьмой. Слегка потрепала пиратский рейдер.

— Это всё? — очень удивилась старшая сестра.

— Нет, — задумчиво покачала головой Ярана, — пожалуй, забыла сказать, что завербовала местного криминального босса.

— Ну, ты даёшь. Я, конечно, ожидала нечто подобное, но конечно не в таком объёме. Просто потрясающе, — пробормотала, быстро приходя в себя от удивления, сестра. Она действительно знала непоседливый характер своей младшей сестрёнки, но чтобы за такое короткое время после их встречи на тренировке, наворотить столько, это надо было хорошо постараться. В правдивости перечисленного она абсолютно не сомневалась.

— Кстати познакомься. Мой будущий муж скромно стоит у меня за спиной и с интересом наблюдает за нашим разговором. Здесь зовут его Лекс Ле Ший. По новым идентификаторам меня зовут Яра Лёш, а это мой муж Лекс Лёш и мы с далёкой дикой планеты, где ещё не открыто полноценное галактическое представительство, — хитро улыбнулась Ярана.

— Да-а-а, умеешь ты удивлять, — опять вздохнула старшая сестра.

— Я, удивлять, — наивно хлопая ресницами, пробормотала Ярана. — Это ты ещё с моим мужем не разговаривала. Вот кто умеет удивлять по-настоящему. Он мне тут семафорит, что пора заниматься делами, а то у нас время ограничено. Сейчас ты приносишь ему небольшую клятву. Потом мы идём, и я тебе кое-что рассказываю, а он пока займётся грузом.

— Детство, какое-то развели, — бормотала Сарта, слушая слова клятвы. Однако потом всё правильно произнесла и дала себя кольнуть специальной иглой. Сработавшее после этого заклинание, привело её в весьма задумчивое состояние. Результат воздействия она почувствовала, вот только не поняла, что произошло. Ярана увела озадаченную сестрёнку в её каюту, а Лекса они оставили на грузовой палубе. Тот, через духа, заблокировал всю наблюдающую аппаратуру и принялся передавать через теневой карман грузы на Архону. Там Лена и сестры-вампирки быстро вытаскивали и рассортировывали полученные контейнеры. Только компьютеры хранились в сотне ящиков, а ещё столько же места занимали кристаллы с обучающей информацией. Обратная передача была гораздо быстрее, всего один контейнер с двумя тысячами амулетов защиты в виде металлических планок и десяток зарядных устройств к ним.

Как раз через полчаса, пока Лекс разбирался с грузом, вернулись сестры. Озадаченная рассказом Яраны, Сарта подошла к нему и с задумчивым видом обошла его по кругу, внимательно осматривая его самого и прислушиваясь к своим ощущениям.

— Ничего не понимаю. Обычный человек. Совсем не псион, — пробормотала она и посмотрела ему в лицо.

— Я же тебе говорила, наши чувства ничего о нем не скажут. Надо смотреть специальным образом. Он меня только учит этому, — вздохнула Ярана.

— Ну, надо же было проверить, — отмахнулась сестра. Потом заметив, что грузовая палубы пуста, удивлённо спросила. — А где груз?

— Сарта, ты меня удивляешь. Я же тебе говорила, у него есть аварийный портал для связи со своей империей, — опять вздохнула Ярана.

— Вот же …, ты меня совсем выбила из себя своими сказками. Похоже, я ещё не совсем осознала, что ты мне рассказала, — пробормотала Сартана.

— Где подчинённые? Пора заканчивать обмен, — напомнил ей Лекс.

— Я же не знала, с кем придётся встречаться, кроме сестры, поэтому отправила их в дальнюю пассажирскую каюту. Они всё же достаточно сильные псионы и с обычными людьми им лучше не встречаться. По крайней мере, так было до моей встречи с вами, — ответила она.

— Зови сюда. Приму у них клятву секрета и сразу всех отправлю порталом, — приказал Лекс и добавил. — Забыл спросить. Девушки семейные или свободные?

— Все незамужние, как и я, — усмехнулась Сартана, — у нас принято на флоте разделение. В одном экипаже могут быть только незамужние, в другом наоборот. Самая боевая часть флота как раз состоит из свободных псионок.

Сартана вызвала своих подчинённых через комп. Те не заставили себя ждать и через полминуты перед Лексом с сёстрами выстроились в ряд десять девушек, одетых в военную форму Веды и с различными знаками отличия, начиная от лейтенанта флота и заканчивая генералом СБ. Ведьмы, вообще очень красивые в любом мире. Открытые каналы связи с миром изначально не дают развиваться никаким искажениям, но веданки затмевали всех известных Лексу представителей этого вида разумных. У них у всех в глазах стоял один и тот же вопрос. Что делает здесь обычный человек?

Удовлетворённо осмотрев строй своих подчинённых, Сартана объяснила им, что от них требуется. Сразу было видно, что своего командира те очень уважают. Ни одна из девушек даже не задала дополнительных вопросов, раз командир сказал, что делать, надо выполнять. Клятва прошла быстро. Правда, дальнейшие короткие пояснения привели девушек в шоковое состояние. Ещё бы не привести. Вот так просто наблюдать перед собой потомка древних повелителей их мира, не каждому удаётся.

Многого рассказать о том мире, куда они направляются, Лекс, конечно, не мог, да и не надо было. Они всё равно узнают всё на месте. Ни одна из них не отказалась от такого путешествия. Зрелище отправки девушек через портал заворожило сестёр. По очереди каждая из девушек замирала и окутывалась голубоватым свечением, а потом мгновенно пропадала. После исчезновения последней, на их месте вдруг появился другой человек, в стандартном комбинезоне для магов, окутанный быстро пропавшим таким же свечением.

Точнее, пока только Лекс знал, что это совсем не человек. Лена отправила ему единственного подходящего кандидата на роль учителя для ведьм. Корниэль — эльф, маг разума и воздуха, архимаг по людской шкале магии, главный маг семьи Поющего Леса, давно прибыл с эльфийского острова и принёс клятву вхождения в клан Лекса и был допущен ко многим секретам клана императора. Его опыт общения с людскими ведьмами, которые всегда получали укрытие от преследования на эльфийском острове, был достаточно большим. Однако и он был поражён красотой и силой ведьм, стоящих перед ним вместе с Лексом. Эти веданки приближались к людскому идеалу женщины настолько близко, что почти соответствовали канонам эльфийской красоты. Надо сказать и девушки не встречали в жизни никого красивее, представшего перед ними человека.

— Знакомьтесь, перед вами один из самых умных представителей эльфов, маг Корниэль. Он займётся обучением ведьм на месте, на самой Веде, — представил Лекс мага девушкам.

— Ярана достаточно быстро пришла в себя и, посмотрев на застывшую в ступоре сестру, вынесла вердикт. — Всё, Сарта, ты пропала. Кажется, ты опять повторяешь мой путь.

— Никогда, ничего подобного не видел, — пробормотал очень выбитый из себя Корниэль, внимательно рассматривая Сартану.

— Вы о чем? — пробормотала смущённая девушка.

— Тот эмоциональный шторм, который сейчас бушует вокруг вас, способен снести всё живое на сто метров вокруг, — ответил тот.

— Я не хотела, — ещё больше смутилась девушка.

— Это не ваша вина. Я вообще не понимаю, как вы с такой неуправляемой силищей смогли выжить среди обычных мыслящих. Мне конечно жёны императора кое-что рассказали, да и пользоваться компом я научился, и кое-какие кристаллы изучил, но встретиться с такими уникальными мыслящими никак не рассчитывал. Если я ещё что-то соображаю, то при налаживании сообщения через порталы, ждите наплыва моих сородичей в ваш мир. Если ваши веданки даже наполовину хуже вас выглядят, отбоя от женихов не будет, — ухмыльнулся маг.

— Сартана, имей в виду, этот двухтысячелетний развратник имеет пару десятков только прямых потомков и в настоящее время не женат, — развеселился Лекс.

— Две… тысячи… лет…, — широко раскрыла глаза девушка.

— Да. Вот уже полжизни прожил. Почти старик, — удручённо покачал головой Корниэль.

— Пол… жизни… Да мы даже с реаниматорами больше пятисот не проживаем, — еле выдохнула Сартана.

— А как же ваша первая мать? — возразил Лекс.

— Так это же первая мать, — синхронно вздохнули девушки.

— Вы проживёте гораздо больше, так что, не переживайте, — подбодрил их Корнэль и добавил, хитро поглядывая на Лекса. — Я знаю некоторых, кому и за сто тысяч перевалило и ничего, живут себе припеваючи, ещё и постоянно новых женщин себе находят.

— Каких сто тысяч? — чуть не сели на пол девушки.

— Потом узнаете, — отмахнулся эльф, видя нахмуренную физиономию Лекса.

— Собственно нам пора, — заторопился Лекс. — А то могут потом возникнуть проблемы. Своё обещание вашей матери я выполнил, дальше вы уж с Корниэлем сами договаривайтесь.

Быстро попрощавшись с Сартаной, они с Яраной покинули корабль. Срок договора на уборку корабля истекал практически через пару минут.

— Как думаешь, они договорятся? — спросила Ярана, когда они уже шагали по коридорам приёмного поля космодрома.

— Ещё как договорятся, — ухмыльнулся Лекс. — Не только у твоей сестры поле фонило, но и у этого старого зануды волны под защитой ходили немаленькие. Эльфы и раньше к людским ведьмам были неравнодушны, а вы со своими открытыми каналами, это вообще что-то. Для эльфов, как наркотик. Так что, я думаю, ещё неизвестно кто на крючке, а у кого удочка.

— Я не о том, — рассмеялась девушка. — С матерью он договорится?

— Вот уж с этим никаких проблем вообще не будет. Я тебе сразу говорил, что мне очень стыдно обирать вас. Вы бы не поверили, что две тысячи пси-щитов, переданные вам у меня на родине стоят сущие копейки. Вот увидишь, в следующую нашу встречу эльф вывалит мне кучу договоров, причём и своих соплеменников при этом не забудет, — ответил Лекс.

— Это меня только радует, — вздохнула Ярана. — А что дальше будем делать?

— Ждём корабль с твоей комиссией, а потом видно будет.

Они не стали избавляться от своих, новых идентификаторов и под этими именами поселились в гостинице среднего класса. Реально перечисленная сумма за уборку корабля Веды, позволяла без проблем прожить на станции пару недель. Практически не вылезая из номера, Лекс опять учил девушку управлять своими каналами. Пауза ожидания затягивалась. Корабль с комиссией не прибыл, ни через день, ни через пять дней. Явно в пути что-то случилось. Лексу это очень не нравилось. Просто так корабли не пропадают. Кто-то, с очень большими возможностями, явно не хочет присутствия этой комиссии на планете. В уничтожение основного состава комиссии особо не верилось, а вот серьёзная поломка в пути была вполне вероятна. Конечно, Лексу с девушкой можно было вынырнуть из небытия, и как сотрудникам галактической комиссии нанять подходящий корабль, но гарантии, что они при этом без приключений доберутся до окончательного пункта пути, совсем не было.

Дух основательно порылся в инфосети и неожиданно обнаружил, что одна из небольших фирм посредников по набору персонала, ищет поселенцев на дикую планету и это именно та планета, на которую должна прибыть комиссия. Лекс заглянул на инфо-портал этой фирмы и после некоторого исследования предложения понял, что особым ажиотажем там не пахнет. Желающих было достаточно мало. Несмотря на то, что это была планета вполне земного типа, там присутствовали воинственные аборигены, которые что-то не поделили с колонистами, и на планете идёт вялотекущая война. Так что простые колонисты совсем не интересовались таким предложением, а более боевитые типы могли завербоваться в наёмники с гораздо более высоким доходом.

Посовещавшись с Яраной, они решили добираться до места именно в виде поселенцев, и Лекс отправил заявку. Ответ пришёл практически мгновенно. Им предлагалось прибыть на отправку этим же вечером. Туда отправлялся очередной транспорт с наёмниками и поселенцами, а следующий предполагался только через месяц. Их это вполне устраивало, и вечером они уже были у указанного шлюза, для посадки на челнок проходящего корабля. Как потом оказалось, это был транспорт с грузом, на одну из окраинных баз исследованного пространства, и попутно он доставлял грузы и людей для фирм торгового клана, осваивавшего нужную для Лекса планету. Хотя сама планета была за границей обжитого пространства, но не очень далеко, всего пара прыжков немного в сторону от основного пути транспорта.

Это был старый военный грузовик. Особых удобств для пассажиров не предусматривалось. Люди расселялись по большим каютам на десяток человек. Раньше в них на место службы доставляли солдат. На каюту была одна душевая, с двумя кабинками и туалет такого же размера. Столовая с синтезатором пищи была одна на десять таких кают. Всего грузовик, кроме груза, брал на борт шесть сотен пассажиров. Это были люди, ехавшие работать не только на эту планету, но и на другие планетные системы и космические станции по пути следования. На окраинах разведанного пространства не так часто находился подходящий транспорт. Так что желающие забили все пассажирские места. Условия жизни, даже по сравнению с трущобами мегаполисов, были просто спартанские, но другого транспорта в нужном направлении не было, и многие фирмы покупали для своих людей даже такие места. Вероятность того, что грузовик всё же доберётся до места, была высока, всё-таки это военный транспорт и, на нем стояло достаточно мощное оборонительное вооружение, и не каждый обычный пират будет охотиться за такой зубастой добычей. Всё-таки ремонтироваться после серьёзного боя пиратам тоже было негде, и те предпочитали более лёгкую добычу.

При поселении никто особо не разбирался, кого и куда селить. Места в каютах забивались по времени прилёта очередного челнока. Вместе с Лексом в каюту попала ещё одна семья поселенцев из трёх человек: отец, мать и взрослая дочь. Кроме них была ещё пятёрка наёмников. Все они были из одного с Лексом челнока и набирались на ту же планету и той же фирмой — посредником. Они с девушкой считались только прибывшими с дикой планеты переселенцами и их немного задержали, прочитав короткую лекцию по правилам на корабле.

Лексу, сразу же по приходу в каюту, пришлось вмешиваться в ситуацию. Тройка наёмников оттеснили взрослых к стене каюты, а двое прижимали к другой стене отбивающуюся от них девушку. Особо он не размышлял и, приказав Яране заняться двойкой, сам направился к троим. Не отвлекаясь на разговоры, он с двух рук выдал по удару, крайним наёмникам, а среднего отправил в далёкий полет ногой. Ярана тоже не разговаривала, а сразу заехала одному из наёмников в ухо, а второму достался удар ногой в голову. Ни один из наёмников в сознании не остались, а живописными горками разлеглись в разных местах каюты. Нападение для наёмников оказалось настолько неожиданным, что они даже среагировать не успели, заметив только появление молодых людей.

— Спасибо вам господа, муж бы один с ними не справился, — сразу бросилась к ним женщина.

— Благодарю, с меня причитается, — пробасил подошедший к Лексу муж. Ярана подвела к ним плачущую девушку.

— Если они ещё что учудят, обращайтесь, — улыбнулся Лекс, кивнув на живописное побоище.

— Карат Самонов, — профессиональный охотник, моя жена Орта и дочь Сона, — представился мужчина Лексу. Лекс назвал в ответ их имена из легенды.

— Да, да, я понял. Дикие. Совсем дикие. Особенно если судить по вашей боевой подготовке, — хитро подмигнул охотник Лексу, кинув взгляд на только начинающих ворочаться наёмников. То, что эта парочка никакого отношения к диким иметь не могут, он понял по их слишком быстрым движениям. Такой впечатляющей техникой могут обладать только люди со специфической подготовкой.

— Условия у нас в лесах, очень тяжёлые. Приходится выживать, — ухмыльнулся Лекс.

— Я думаю самое время занять хорошие места, — тронула за плечо Лекса Ярана. Лекс кивнул и, пройдя к дальней стене каюты, мимо всё ещё лежащих наёмников, поскидывал их огромные сумки с кроватей. Ярана последовала за ним. Когда наёмники, наконец, очнулись и начали хоть что-то соображать, Лекс поманил их пальчиком. Подошёл ближе только один, возможно главный из них.

— Я Лекс Лёш и если до вас ещё не дошло, то я с очень дикой планеты, и там аборигены, то есть такие, как я, совсем недавно жарили на кострах и ели таких, как вы. Если вы мне сильно не понравитесь, то я сожру вас. Я понятно выразился? — уставившись на него немигающим взглядом, сообщил ему эту интересную новость Лекс.

— Понятно, — коротко ответил ему верзила. Его очень пугал взгляд этого человека. Так смотрят обычно на трупы, некоторые из его знакомых. В частности, так смотрел на них сержант-ветеран, который гонял их в учебке, когда они валялись на земле, мало отличаясь от трупов, после напряжённого дня тренировок. Он так же понимал, что этот Лекс — такой же дикий, как он танцор эротического танца. Впрочем, каким ветром занесло профессионального убивца в поселенцы, лучше ему было не знать. Дольше проживёт.

Лекс указал рукой на их сумки. Верзила понял, и со своими друзьями быстренько подхватили сумки и переместились ближе к дверям. Аккуратно запихнув свои вещи в специальные ниши под койками, они резво удалились.

— Не слишком резко вы с ними обошлись? — спросил, подошедший к ним охотник. — Могут нагадить при случае.

— Нет. Эти лучше предпочтут обойти меня стороной. С ними проблем не будет. Могут обидеться их друзья, к которым они побежали жаловаться, но это проблема решаемая, — покачал головой Лекс. Обычное лёгкое внушение из школы жизни снимается очень сложно, а главное, держится достаточно долго.

— Ну-ну, вам лучше знать, — пожал плечами, оставшийся при своём мнении, охотник.

— Вам-то что с семьёй на месте не сиделось? — поинтересовался у него Лекс.

— Корпорации, чтоб им икалось. Решили, что на нашей планете слишком много заповедников и парочку можно убрать. Тем более что под ними обнаружили богатые залежи металлов. Другой работы для меня по специальности на месте не нашлось. Слишком много оказалось таких, как я. Хорошо хоть корпорация дала долгосрочный кредит на обустройство на новом месте. Поскольку сумма кредита удваивалась, если мы обоснуемся на указанной планете, то для меня выбор был определён. Я с семьёй выживу в любом месте, где есть серьёзные леса, — немного рассказал про себя охотник.

— А условия жизни? А как смотрит на это твоя семья? Дочь-то должна учиться, — спросила у него Ярана, многозначительно поглядывая на молчаливых женщин.

— Мы привыкли так жить, — ответила вместо мужа жена. — На кредит корпорации мы закупили много нужного для жизни, гораздо больше, чем у нас было, а учиться можно в любых условиях, было бы желание. Дочь тянет к животным, а где ей ещё жить, как не на сельскохозяйственных или диких планетах. На диких планетах жить интереснее, да и оплата там намного выше, а к опасностям мы и в заповеднике привыкли.

Лекс внимательно посмотрел магическим взглядом на эту семейку. Женская часть семьи его заинтересовала. Аура девушки значительно отличалась от ауры женщины. Хотя у обоих просматривались небольшие магические каналы, относящиеся к жизни. По крайней мере, они смогут стать слабыми магами жизни или друидами, что практически одно и то же, только маг преобразует силу источников, а друид силу жизни непосредственно. Сам охотник оказался обычным человеком и отличался только повышенными жизненными параметрами тела. Очень возможно, что именно жена влияет на него с хорошей стороны.

— Я так понял, девушка вам не родная дочь? — спросил Лекс у охотника.

— Да. Странно, никто это вот так сходу определить не мог. Они очень похожи. Это дочь сестры моей жены. Другие наши дети уже давно живут самостоятельно, а сестра больше не захотела с мужем жить в глуши, и они пристроились в городе на планете. Сона уже почти взрослая и ей так же, как и моей жене, совсем не нравится жить в городе, поэтому мы официально удочерили её. Её семья тоже вложилась в нашу экипировку, так что бедными родственниками мы на новом месте выглядеть не будем, — пояснил охотник.

— А что вы знаете о месте поселения? — поинтересовалась у него Ярана.

— Не так много, как хотелось бы, но мои знакомые из верхов корпорации, которые частенько посещали заповедник, кое-что рассказали.

Десятка три, лет назад, один из торговых кланов империи выкупил у поисковиков права на обнаруженный ими кислородный мир. Планета обладает достаточно хорошим климатом, разве что ветер великоват, частенько достигает двухсот километров в час. Но живая природа хорошо приспособилась к этому. Большую часть суши покрывают гигантские леса. Если над ними постоянно бушуют ураганы, то в глубине леса, под кронами исполинских деревьев, практически постоянная тишина. Биологический мир настолько разнообразен, что учёные посоветовали не проводить тут разработок минералов на поверхности планеты, а использовать именно её биопотенциал. Но кто же их будет слушать. Под поверхностью оказались огромные залежи различных руд. Концентрация некоторых элементов больше чем на астероидах, а условия добычи не в пример легче, да и перерабатывать можно на месте. Вот тут и оказалось что мир-то обитаемый. Аборигены — невысокие вполне человекообразные существа, живут в нижних ярусах леса и на поверхности. Имеют собственную культуру с верой в богов и духов и различные производства на уровне феодального строя. Имеют стандартное вооружение: щиты, кольчуги, луки, стрелы, копья и мечи. Пока клан вёл разведку и не трогал поселения аборигенов, они практически не обращали внимания на пришельцев, но как только в середине некоторых лесов начались разработки минералов, с аборигенами начались серьёзные проблемы. Клановцы, недолго думая, снесли несколько поселений аборигенов, которые мешали основным работам. Что там случилось, потом никто доподлинно не знает. Клан засекретил все данные того периода, но потери он понёс колоссальные и люди быстро покинули пределы планеты.

Сейчас в клане сменилось местное руководство, и осторожно идёт вторая волна освоения планеты. На окраины лесных массивов высаживают таких, как мы поселенцев, а в некоторых местах, где нет леса, строятся укреплённые перерабатывающие базы и начинают добывать минералы за пределами лесных зон. Условия там намного хуже, чем в лесах. Постоянные сильные ветры у поверхности очень сильно мешают доставкам. Зачастую приходится использовать воздушную военную технику, что сильно удорожает продукцию. Собственно говоря, и поселенцев стали привлекать только для сокращения расходов. Если использовать местные продукты, вместо привозных, цена добычи серьёзно падает. Доставка продуктов тяжёлым наземным транспортом от лесов к промышленным базам на порядок дешевле. Как мне сказали, местами с аборигенами ведётся вяло текущая война, а местами вооружённый нейтралитет. Луки и копья в густом подлеске убивают ничуть не хуже игольников и бластеров, а локаторы в такой чаще всё равно дают сплошную засветку.

— Интересно, почему в инфосети нет ничего подобного, — пробормотала Ярана.

— Кто его знает. Мне эти сведения тоже выдали устно и под большим секретом, — пожал плечами охотник.

— Вас-то какими ветрами занесло в поселенцы? Вот ни капельки вы на нас не похожи, — поинтересовалась у Лекса жена охотника.

— У нас все ветры попутные, — улыбнулся Лекс и потом немного пояснил, — нас попросили осмотреть старые развалины, остатки от какой-то цивилизации на этой планете, а другого транспорта как-то не попалось. Пришлось идти в поселенцы.

— Значит у вас, кроме вас самих ничего с собой нет. Как же вы собираетесь жить на планете? — удивился охотник.

— Мы дикие и не к таким условиям привыкли. Главное до планеты добраться, — ответил Лекс.

— Тогда можете примкнуть к нам. Для обоснования на новом месте нам лишние руки пригодятся, да и вам база для ваших исследований нужна будет. Хотя мой источник информации не сообщал ни о каких развалинах, — предложил охотник.

— Мы не против, — переглянувшись с Яраной, ответил Лекс. Затеряться среди переселенцев неплохая идея и внимания, хотя бы в первое время, привлекать они не будут.

— Вы как на счёт покушать? — поинтересовалась жена охотника, — а то мы пока грузили контейнера с вещичками, поесть перед отправкой не успели.

— Согласны, — кивнул Лекс, — сами только в середине дня заправлялись.

Вместе они направились в столовую. Народа там было немного, основная толпа уже поужинала. За одним из больших столов сидели наёмники вместе со своими знакомыми. За другим расположилась группа поселенцев. Лекс с компанией устроились рядом с поселенцами. Охотник сразу же завёл с ними разговор. Те летели на ту же планету, только они были настоящими фермерами. Быстро нашлись общие темы и тут же договорились селиться рядом. Охотник с фермером неплохая компания. Пока шёл разговор, Лекс заказал на синтезаторе всем еду. Ярана пояснила женщинам, что у него это хорошо получается. Несмотря на то, что синтезаторы в столовой стояли обычные, полученная еда не выглядела безвкусной бурдой. С помощью духа и своих возможностей Лекс уже отработал получение многих хороших блюд на стандартной техники. По помещению поплыли весьма аппетитные ароматы. Даже наёмники в другом конце помещения активно зашмыгали носами, пытаясь определить, что бы это значило. Когда за столом поселенцев дружно застучали ложки, наёмники не выдержали. Захлебнуться слюной почему-то не захотели и выслали парламентёра. Точнее по компу Лексу пришло сообщение от знакомого верзилы с просьбой разрешить разговор. Лекс махнул рукой, подзывая наёмника. Тот не заставил себя ждать и резво переместился за стол к переселенцам.

— Извините за прошлый инцидент. Бес попутал. Но я по другому вопросу, господин. Вы не можете продать рецептики блюд для синтезатора, — сразу перешёл к делу верзила.

В этой империи торговых кланов, основной упор делался на торговлю. Поэтому продавалось всё, в том числе и информация, и это считалось нормальным. Права источника информации при этом свято соблюдались. То есть, на самом деле, большую часть прибыли получал именно источник информации, поскольку продать её мог кто угодно, но за цену, изначально установленную источником или выше. При этом сам продавец получал только десять процентов, остальное перечислялось источнику. Но если кто-то перепродавал информацию после него, то и ему шёл процент с последующей перепродажи. И так продолжалось, пока могла подниматься цена, и был в наличии покупатель. Все такие сделки регистрировались сетевыми искинами или, если они происходили на кораблях, компами кораблей, и при выходе к станции или планете с маяком — ретранслятором опять же передавались сетевым искинам. За нарушение правил продавец серьёзно штрафовался и его счёт в системе банков империи мог быть аннулирован, и деньги с него переданы пострадавшему от неправильной продажи собственности источнику. Система передачи и хранения информации в компах и базах искинов, с помощью различных методов, обеспечивала работоспособность таких правил торговли.

Лекс понимал желание наёмников. Возможность вкусно питаться на базе стандартного синтезатора дорогого стоила. Его партнёр Карт уже давно оценил эти рецепты Лекса, и соответственно зарегистрировал на него все права в специальной службе. Так что на особый счёт в банке, Лексу постоянна поступала некоторая сумма от перепродажи его рецептов. И здесь он спокойно мог продать эти же свои рецепты. При этом не останется следов в информационных банках именно о нем, поскольку продать рецепты мог кто угодно, если конечно он не будет снимать деньги с этого счета, что Лекс и так делать не собирался. В то же время нормальные отношения с наёмниками могут пригодиться в будущем. Рецепт представлял собой последовательность команд синтезатору на изготовление блюда и мог переписываться с компа на комп.

— Меня зовут Лекс Лёш, а не господин, и за три сотни кредитов десяток различных рецептов для стандартного синтезатора будут ваши, — ответил ему Лекс.

— Дороговато, но мы согласны, — покачал головой верзила. — Если бы вы знали, как надоело питаться почти безвкусной бурдой во время найма. Если ваши рецептики творят такие чудеса, что превращают эту бурду во что-то съедобное, то можете быть уверены, что после очередной перепродажи и вам кое-что перепадёт. В среде наёмников это будет очень ходовой товар. Можете звать меня Рилом. Бывший капрал десантной бригады республики Того — Рил Крошин. Уволен со службы за дебош и драку с командиром.

— Всего лишь уволен? — удивился Лекс, сбрасывая на комп верзилы рецепты и получая подтверждение о получении денег.

— Сослуживцы не дали делу хода. Командир получил по заслугам, а то бы загремел под трибунал, — криво усмехнулся капрал.

— Хм…, значит было, за что намять бока командиру, — хмыкнул Лекс.

— Дело старое и забытое, — махнул рукой капрал и уже поднимаясь, добавил, — если что понадобится, обращайтесь, а мы постараемся на планете наладить себе поставки еды именно от вас. Сдаётся мне вы не только рецептиками можете торговать. Особенно, после того как намнёте кому-нибудь бока, — слегка поёжился бывший капрал.

— В следующий раз выбирайте более покладистых женщин, — ухмыльнулся Лекс.

Верзила кивнул и направился к синтезатору, его приятели уже давно подавали сигналы, и было заметно, как они время от времени сглатывают слюну. Запахи в столовой плавали весьма аппетитные.

— Если не секрет, откуда у вас рецепты для синтезатора? — поинтересовался фермер, разговаривающий раньше с Каратом.

— Разработка моего очень хорошего знакомого, — не стал скрывать Лекс и совсем не врал. Подбирал коды к синтезатору его дух, используя исключительный нюх самого Лекса.

— Пожалуй, я у вас тоже попрошу их, правда, если можно в кредит. Сильно потратились на подготовку на переселение, а первое время до урожая придётся сидеть на синтетической еде, — попросил фермер. Лекс видел, что человек стесняется своей просьбы, похоже, жить в кредит он не привык, но им так понравилась приготовленная еда, что ему пришлось пересиливать себя.

— Да без проблем. Почему бы не помочь будущим соседям, — согласился Лекс, скидывая и ему на комп нужные данные. Долг фермера на счёте зарегистрировался автоматически.

— Кастор Ром, — представился Лексу фермер и, указав на остальных парней, произнёс, — а это мои работники. У нас в мире не осталось свободных земель, а семьи растут. Многие парни ничего кроме земледелия и животноводства не знают, а рабочих мест уже нет. Вот и пришлось податься по найму. Меня наш посёлок назначил главным. Хоть условия на планете и не очень хорошие, да и говорят, аборигены пошаливают, но если зацепимся на приличном месте, то и семьи перетянуть можно. Отличный выход из ситуации.

Некоторое время поговорив и обсудив вопросы совместного покорения новых мест, все разошлись по своим каютам.

Особо в пути заниматься было нечем. Транспорт был мало обеспечен дополнительными удобствами для путешественников. Люди всё же являлись попутным грузом. Основным развлечением являлся тренажёрный зал, но он постоянно был занят наёмниками. Их было большинство на корабле, и он являлся их основным развлечением, кроме конечно встреч с некоторыми переселенками, но те в основном предпочитали постоянных партнёров. Пара жалоб в СБ корабля по поводу приставаний живо утихомирила некоторых неадекватных товарищей. Капитану совсем не хотелось иметь лишние проблемы, и все конфликты гасились моментально.

Заниматься с девушкой в зале при большом количестве зрителей Лекс не собирался, поэтому на время перелёта занялся с ней освоением медитативных техник управления сознанием из опыта Тёмного мира. Эти методики были близки к уже имевшимся у неё навыкам управления эмоциональным состоянием. Лекс за счёт жены эльфийки уже достаточно хорошо овладел методами ментального воздействия на мыслящих, когда те находятся в трансе, так что мог легко контролировать обучение своей подопечной. От нечего делать к учёбе подключилась и семья охотника вместе с ним самим, а через пару дней в неё втянулись и наёмники. Вид девушки полчаса стоящей вверх ногами на одном пальце руки весьма впечатлил наёмников. У Яраны и так имелась очень неплохая боевая подготовка, но вот управление телом отсутствовало, а с помощью Лекса получить частичное управление телом оказалось достаточно просто. Остальным Лекс показал простейшие приёмы входа в трансовое состояние, которое позволяло полнее использовать резервы организма обычным людям. Конечно, без знающего тренера, научиться входить в такое состояние нереально, но Лекс и был таким тренером. Воины теней именно так начинали тренировать своих учеников. Важно было достучаться до своего подсознания, а путей к этому было множество. Одним из самых простых способов являлся разговор с подсознанием в медитативном трансе. Решение многих проблем можно найти таким образом. Но и занятия без наблюдения наставника на первом этапе, могли привести к очень плачевным последствиям.

Уже через неделю, перед самым прилётом на планету, в каюту ввалился капрал в боевой амуниции, только без стрелкового оружия, такое вооружение на время перелёта хранилось в отдельном боксе корабля, и в прямом смысле повалился перед Лексом на колени. В каюте находились только Лекс с Яраной, семья охотника в это время пошла в столовую. Капрал тут же вскочил и радостно объяснил:

— Господин Лёш, я давно дал себе обещание, что тому, кто поможет мне сдать квалификационный экзамен на спеца, повалюсь в ноги. Я это сделал. Хоть и на первом уровне, но я это сделал! Только подумать! Все методики оценки перспективности солдат в моей республике можно спустить в сортир. Вы за четыре дня сделали то, что инструктора не смогли со мною сделать восемь лет.

— Я ничего не сделал, — спокойно поднимаясь с коврика, где он медитировал вместе с Яраной, возразил Лекс. — Я просто показал кусочек того, что может подсознание человека, если с ним договориться. Смотрел я в сети примеры ваших квалификационных экзаменов на так называемых спецов космодесанта. Полная фигня. Любой мальчишка выполнит ваши нормативы. Подумаешь, пробежать по доске десять метров над пропастью. Ты же можешь пробежать по земле эти десять метров и по гораздо более узкой дорожке. Если в трансе отрешиться от ситуации, то нет никакого отличия в том и другом случаях. То же самое со стрельбой. Какая разница, будешь ты стрелять с места или на бегу. Раз ты с места попадаешь, то на бегу, отстраняясь от внешних условий, тоже попадёшь. И так по всем пунктам.

— Ну не скажите, — ухмыльнулся капрал. — Пока вы не научили входить в транс, ничего у меня не получалось.

— Мелочи, — отмахнулся Лекс, — вот когда ты в медитации напрямую встретишься с подсознанием, вот это уже будет первой ступень познания себя. А это так — игрушки разума.

— Что значит напрямую встретиться с подсознанием? — не понял капрал.

Лекс посмотрел на него долгим задумчивым взглядом и всё же пояснил:

— Видишь ли, Рил, если долго находиться в состоянии медитативного транса, мозг начинает разделять сознание и подсознание, то есть логику и интуицию. А вот дальше — всё зависит от самого человека. К некоторым в трансе приходит подсознание в виде учителя, к некоторым в виде животного. Каждый человек воспринимает подсознание по-разному, но если ты научишься к нему прислушиваться, оно станет давать советы и отвечать на вопросы. Некоторые, конечно, могут посчитать это шизой, но это опять же зависит от самого человека. Если результаты такого контакта будут отрицательными, значит он на самом деле сумасшедший, и дальше заниматься такими техниками ему больше нельзя, долго не протянет. В другом случае можно идти к следующим вершинам познания себя.

— И много таких вершин? — задумчиво спросил капрал.

— Бесконечность. Познание самого себя безгранично, — пожал плечами Лекс.

— А привести пример, можно? — поинтересовался наёмник.

— Нож, — Лекс протянул руку к капралу.

Наёмник понял и, достав нож из ножен на поясе, передал его Лексу. Тот, не глядя, кинул его за спину. Нож серебристой искрой ударился о стену, отскочив от неё в обратном направлении, задел спинку кровати, изменил траекторию полёта и, ударившись о потолок, вошёл в ножны на поясе наёмника. Тот, открыв рот, пытаясь что-то сказать, так и не смог выдавить ни слова. Наконец придя в себя, он пробормотал, не отрывая взгляд от ножа на поясе: — Любой мальчишка. Любой…. Затем он пристально посмотрел на Лекса, покачал головой и молча вышел из каюты.

Из разговоров наёмников вечером выяснилось. Капрал вернулся в тренажёрный зал и повторно прошёл квалификационный экзамен на спеца в виртуальной капсуле. Все были поражены. Он сдал сразу на третий уровень. Выйдя из капсулы он окинул всех усталым взглядом и пробормотал для всех непонятную фразу: — Любой мальчишка…


Глава 4. Первые шаги

Прибытие корабля к промежуточной точке маршрута, было заметно по поднявшейся суёте. Многие пассажиры готовились к высадке и подавали заявки на использование грузовых челноков для выгрузки на планету. Если наёмникам большие грузы были ни к чему, то поселенцы везли с собой сразу всё, что могло пригодиться на новом месте. Доставка дополнительных грузов на такие планеты стоила очень дорого, а первый раз платила за доставку фирма наниматель поселенцев. На окраинах изведанного пространства корабли не ходили по расписанию. Лекс с Яраной помогали своим новым компаньонам: семье охотника и фермерам. Груза у них оказалось достаточно много. Грузовой челнок заполнили полностью только их очень габаритными контейнерами. Чтобы не переезжать с места на место, Самонов, используя предоставленные планетарным контролем карты местности и их рекомендации, выбрал место приземления возле одного из лесных массивов. Небольшой каньон с озером на дне, на десяток километров узким языком врезался в лесную зону.

Место выбиралось не случайно. Каньон хоть и был неглубоким, но всё же обеспечивал некоторую защиту от ветров. Вода пригодится фермерам, а выбравшись из каньона, сразу попадаешь в чащу леса. Да и садиться челноку на небольшой, свободной от камней полосе, на берегу озера будет легко. Существовал только один серьёзный недостаток этого места. В каньоне раньше находилась база, управляющего планетой торгового клана. И именно с этого места они быстро удрали во время первой волны освоения планеты. Учитывая неприятную историю этих мест, новые поселенцы избегали селиться в ближайшей зоне, и заявка охотника была первой. Он сознательно шёл на такой шаг. Во-первых, до какого-то момента аборигены не проявляли агрессии, значит с ними можно договориться. Во-вторых, раньше, в составе людей привлекаемых к освоению планеты вряд ли использовались профессиональные охотники и наблюдатели из заповедников. Учёные наверняка были, но это совсем не то. В-третьих, он учитывал и интересы Лекса с девушкой. Если и были где-то старые развалины, то явно недалеко от бывшей базы кланов. Охотник предполагал, что возможности Лекса не исчерпываются знанием рецептов управления синтезатором и методиками обучения солдат, к которым он причислил владение медитацией. Какой идиот будет высаживаться на дикую планету с двумя небольшими сумками? Самонов идиотом Лекса не считал, значит, этот человек может без проблем выжить в очень сложных условиях, а такой компаньон на дикой планете должен цениться намного выше кредитов, вложенных в оборудование. Несмотря на серьёзные затраты клана, первая волна освоения, проведённая больше трёх десятков лет назад, принесла только убытки. По крайней мере, именно так составлен отчёт о той попытке заселения планеты.

Планетарный контроль клана удивился выбору, но препятствовать не стал, даже предоставил более подробные карты местности, оставшиеся от предыдущих обитателей района. Если поселенцы сами хотят испытать свою судьбу, то бог им в помощь.

По совету Лекса, охотник не стал высаживаться в месте старой базы. Да он и сам это понимал. Не стоило причислять себя к тем же людям, которые были тут и поссорились с аборигенами. Челнок приземлился на другой стороне озера, напротив старой базы. Пока спускались, аппарат серьёзно потрясло. Если бы не компенсация гравитационного поля самого челнока, то могли возникнуть серьёзные проблемы. Только сейчас поселенцы поняли, насколько сильные ветры дуют над планетой. Переход челнока из одного высотного потока в другой воспринимался как удар чего-то весьма крупного в силовой щит. Именно поэтому на планете нельзя использовать обычную гражданскую технику. Даже в, казалось бы, спокойном каньоне, на месте приземления, ветер достигал скорости в пятнадцать метров в секунду и это при спокойной погоде, а что же тогда здесь творится в бурю.

Пилот челнока сбросил с подвеса два десятка контейнеров и высадил пассажиров на песчаный берег озера. Пожелав поселенцам счастливо обжиться на новом месте, он отправился обратно на корабль. Сами поселенцы занялись обустройством жилья. У фермеров в наличии оказался мощный гусеничный тягач с различным навесным оборудованием и пара универсальных роботов, а у охотника четырёхосный плавающий автомобиль повышенной проходимости и четвёрка роботов поменьше. Оказалось, Орта имела квалификацию техника по обслуживанию роботов, так что прекрасно самостоятельно управлялась сразу с четырьмя помощниками. Среди фермеров тоже имелись специалисты для управления своими роботами, хотя до ранга техника им обучиться не удалось. Роботы шустро стали таскать контейнеры поближе к стенам каньона. Там ветер вообще практически не чувствовался. Извилистые стены каньона создавали небольшие карманы, защищающие внутренности от любых ветров. В двух таких карманах, по соседству, поселенцы и стали возводить свои жилища. У охотника оказалось в наличии намного больше вариантов готовых проектов жилья, и его жена очень быстро адаптировала их к местности. Соседи, недолго думая, решили использовать чуть изменённый такой же проект. За счёт использования самих стен каньона вместо задней и боковой стен жилища, уменьшился расход пенобетона из запасов, и площадь жилья увеличилась.

Дома получились четырёхэтажными и как соты диких пчёл прицепились к стенам каньона. В подвалах установили переносные реакторы для получения энергии и расположили огромные комнаты для хранения запасов. Первый этаж выделили для наземной техники и роботов. Второй и третий заняли жилые помещения. Четвёртый предназначался для отдыха и наблюдения. Основание дома составлял шестигранник, вписанный в окружность диаметром двадцать метров. Помещений на этажах хватало с запасом на все нужды. Фермеры использовали помещения практически так же, только второй этаж отдали под зооферму. С собой они привезли много замороженного биоматериала, из которого можно было отобрать подходящих животных для выращивания на местных кормах.

Лекс с Яраной активно помогали возводить жильё и остались временно жить вместе с семьёй охотника, заняв у них небольшую комнату на четвёртом этаже. Оттуда гораздо быстрее было подниматься до границ каньона и при этом не мешать хозяевам. Учитывая помощь роботов и практически готовый проект, строительство продлилось всего сутки. Ещё сутки заняли установка оборудования и прокладка коммуникаций. Фактически, через двое суток нормальное жильё было готово к эксплуатации. Лёгкие роботы, забравшись по стене каньона на самый верх, установили там оборудование для лебёдки и теперь на небольшой крытой платформе, как на лифте, можно легко добираться до границы леса.

На следующее утро после окончания строительства Лекс, Ярана и охотник решили сделать вылазку в лес. Пока шло строительство, Лекс не обращал внимания на окружающую обстановку. Теперь же он послал духа осмотреть ближайшие окрестности. Информация духа очень удивила Лекса. На самом деле это оказался не совсем лес, точнее совсем не лес. Это была разросшаяся эльфийская роща, причём дикая роща. Сюда уже давно не ступала нога хозяев таких рощ — эльфов. Что сразу привело Лекса в изумление, так это то, что роща сразу признала в нём хозяина. Это заставляло серьёзно задуматься. С какой стати магический источник эльфов принял Лекса в качестве хозяина? Такая возможность имелась только в одном случае, если Лекс был бы эльфом, но ведь это не так. После некоторого раздумья он нашёл приемлемое решение и в очередной раз удивился непредсказуемым поворотам судеб мыслящих. Это была родная роща его жены — эльфийки. Именно несколько десятков лет назад она появилась в мире Архоны и пришла точно из этого мира. Раз роща бесхозная, то родители её погибли. Осталось выяснить, что тут произошло. То, что в их смерти виноваты клановцы — это и так понятно, но почему возник конфликт не ясно.

Огромные эльфийские деревья — мелорны возносились на высоту свыше полукилометра и надёжно прикрывали от ветров жизнь под своей кроной. Весь верхний ярус на сотню метров был захвачен именно ими. Остальные, более низкорослые деревья и растения, занимали нижние ярусы. Растительность везде стояла практически сплошной стеной, и для движения нужно было пробираться между веток, кустов и стволов деревьев. Везде царил рассеянный свет, пробивающийся сверху от солнца и отовсюду от светящихся мхов, грибов и лишайников. Под кроной мелорнов росли тысячи, если не десятки тысяч, различных растений. Животный мир тоже был представлен огромным количеством видов. Сила жизни, излучаемая эльфийскими деревьями, практически наполняла всё вокруг.

Звание хозяина леса не давало Лексу особых привилегий, но отношения с лесом выходили на новый уровень. Лекс мог его воспринимать на уровне эмоций, а лес предоставлял ему силу и являлся для него мощным магическим источником. Фактически эльфийские рощи — это полуразумные биологические существа, уже не животное и не растение, но ещё не мыслящий. В настоящее время лес страдал и воевал. Поселенцы с другой стороны леса создавали в нём целые поляны для выращивания своих растений, уничтожая при этом саму структуру эльфийского леса. Лес насылал на них вредителей и воздействовал на людей, вызывая болезни. На стороне леса воевали и мыслящие. Лекс, через чувства леса, воспринимал положительные эмоции нескольких групп мыслящих, проживающих в этом месте. Ввязываться в войну с техно-империей Лексу совсем не хотелось. Надо придумать что-то другое.

Лёгкая разведка ближайшего лесного пространства выявила пару небольших полянок под куполами ветвистых деревьев и десяток ручьёв, протекающих по лесу и впадающих в озеро на дне каньона. Самонов сразу подтвердил вывод Лекса о нецелесообразности использования чужих растений в этом лесу. Биосфера будет активно их вытеснять, так что большая часть работ фермеров будет направлена не на выращивание чего-нибудь, а на защиту своих посевов. Сильно раскрываться перед охотником Лекс пока не хотел, так что проводником выступал Карат. Профессиональный нюх охотника не подкачал, и им удалось достаточно быстро обследовать ближайшую территорию и заснять на компы большое количество животного и растительного мира и нагрузиться кучей растительности для дальнейшего лабораторного исследования. Охотник не доверял предоставленным контролем сведениям о биосфере и хотел проверить эти данные. Сона прекрасно могла управляться мобильной лабораторией, так что работой на некоторое время её обеспечили. Для себя Лекс облюбовал только одну маленькую полянку, в которой располагалась одна из точек силы эльфийской рощи. Насколько он знал из своих записей в дневнике, именно в таких точках эльфы предпочитали вести занятия со своими детьми и ведьмами. Сейчас на поляну они с девушкой не пошли, не стоило что-то показывать охотнику, так что поход закончился достаточно быстро.

На следующий день в Лес они пошли одни. Охотник остался помогать дочери с анализом растительного мира. Они с девушкой с удобством расположились на поляне и занялись медитацией, тут то их и накрыло. Когда Лекс немного пришёл в себя, он обнаружил себя абсолютно голым, и рядом находилось ещё два голеньких тела. Ярана сонно сопела у него под боком, а Мира удобно устроилась у него на груди, подложив руки под подбородок, и задумчиво смотрела на него.

— Я так понял, был женский заговор, — констатировал факт Лекс, осуждающе посмотрев в безмятежные глаза Миры.

— Умненький у меня муж, — довольно усмехнулась Мира.

— И что я ещё не знаю? — поинтересовался Лекс.

— О-о-о, ты много чего не знаешь. Например, Криста через тебя почувствовала связь с лесом, и ты совсем не представляешь, что такое поляны силы. Этого нет в дневниках эльфов-артефакторов. Занятие магией, тем более обучением на поляне — это совсем не то что в обычном месте. Лес живой. Он объединяет с собой и встраивает в себя все поля и ауры, и для того чтобы отстраниться от этого на момент учёбы, необходимо закрыться специальной защитой. Ты этого не знал и не сделал, поскольку в эльфийских рощах не занимался, — пояснила Мира, не меняя позы.

— Значит, меня накрыло желание Яраны, — задумчиво произнёс Лекс.

— Ну, уж нет. Тебя накрыло наше общее желание, причём, в том числе и леса, стремящегося к объединению всего живого вокруг себя. Криста — маг жизни, так что на такой поляне через наше объединение понять, что Ярана всё же твой якорь у неё сил вполне хватило, а дальше дело техники. Я сюда появилась на всякий случай, как противовес якорю, а то мало ли что. Ну и поучаствовать в приятном деле тоже была не против. Так что муженёк тебе осталось найти всего один якорь, для создания полноценной семьи властелина, — Мира, оторвав взгляд от глаз Лекса, склонила голову и, удобно устроив её на своей ладошке, спокойно заснула.

(Лекс: — И ты предатель опять ничего не сказал.

Дух: — Я не виноват, шеф. Я сам ничего не знал. И вообще, я не понимаю, что со мною происходило. В вашей магии нет ничего подобного. Пока ты тут развлекался со своими жёнами, меня также использовали их духи. Ничего подобного раньше не было. Ты становишься сильнее. Похоже, где-то внутри себя вы создаёте собственный мир. Там я почувствовал себя вновь живым.

Лекс: — Тогда извини. Знаний действительно не хватает.

Дух: — Ничего. Всё нормально. Идём правильной дорогой.

Лекс: — Эй, там, Криста, ты то хоть не спишь?

Криста: — Нет, уже проснулась. Если тебя не толкать ты бы ещё полгода ходил кругами вокруг Яраны.

Лекс: — Да ладно, я всё понимаю, но сам боюсь резких действий. По поводу жизни властелинов даже Хрон ничего не может сказать. Так что самим придётся разбираться.

Криста: — Вот и разбирайся поскорее. Девочки уже хотят детей.

Лекс: — Ты защитное заклинание от леса знаешь? А то занятий у нас с Яраной здесь не получится.

Криста: — Лови. Но по возможности, снимай время от времени. Нам без тебя скучно, а при объединении всё равно с кем ты. Мы всё чувствуем одинаково. Используй силу леса для нашей пользы. Через духов я передам вообще всё, что знаю о лесе. Тебе пригодится.)

Когда Ярана проснулась, Мира уже исчезла. Лексу пришлось долго рассказывать свою историю и историю магической цивилизации. Занятий в этот день не получилось. Девушка привыкала к своему духу, которым она обзавелась во время упражнений на поляне. Что интересно, дух оказался духом эльфийки, и с духом Лекса никаким родством не связанным. Как предположил Лекс — это местный лес постарался. Что и подтвердилось, когда они собрались с Яраной возвращаться в дом.

(Мира: — Лекс, тут у нас очередное событие. Похоже, в нашем клане, а может и в семье, прибавление.

Лекс: — Мира не тяни я и так уже не знаю, что ожидать после твоих слов.

Криста: — Да мы сами ничего не понимаем. Мира тут по случаю заскочила в свою комнату с кристаллом и обнаружила серьёзные изменения. Кристалл, где раньше хранилась её душа, из серебристого превратился в прозрачный, зелёный и при этом увеличился на треть. Я так подозреваю, тут произошло объединение живой энергии эльфийского леса с неживой — кристалла. Что бы это значило, даже представить невозможно.

Лекс: — Так вот почему у Яраны — дух эльфийки.

Мира: — Похоже, наше объединение пошло дальше. К чему это приведёт, я не знаю, но слабее мы точно не станем. Ты там поэкспериментируй в лесу. Теперь мы все, скорее всего, будем иметь возможности управлять биообъектами, как это делал лес.

Лекс: — Да и дух мне тут кое-что рассказал по поводу упражнений на поляне. Похоже, и с подпространством вокруг нас что-то происходит, поскольку даже духи начинают друг друга ощущать, а не только чувствовать на ментальном уровне. Ой, боюсь, нам эти результаты наших экспериментов ещё долго изучать придётся.

Лена: — Я тут консультировалась с шарами и Хроном по этому поводу. Те тоже в тупике, но они подтвердили, что властелины обладали возможностями, которыми кроме них никто не обладал. Так что как только ты найдёшь последний якорь, у нас будет законченная семейка и, как я подозреваю, возможности у нас будут ого-го. Вот только как бы ещё научиться ими пользоваться.

Мира: — Это точно. Смотрите сами. Лекс в центре в виде источника. Четыре маяка вокруг, как отражающий контур. Четыре якоря после них своеобразный противовес и поглотитель энергии. Над Лексом образ эльфийской рощи, как излучатель биоэнергии. Под Лексом образ кристалла для накопления энергии и управления неживой материей. Ну и наконец, вокруг объединение духов, как купол в подпространстве. Получается полностью самодостаточная структура с возможностью влияния на все известные нам пространства — собственная замкнутая вселенная.

Лекс: — Красивая теория. Осталось найти последний якорь и получить подтверждение. Хотя интуиция мне уже сейчас подсказывает, что ты права.

Тоя, Зея, хором: — Так что дело за тобой.

Рена: — Быстрее разбирайся с этим миром и на поиски.

Лекс: — Быстро не получится. Надо тут постараться, чтобы не разгорелась большая война. Чувствую тут не всё так просто. Как у айсберга, видна только вершина проблемы. Дух вчера прошерстил данные, полученные Каратом от системы планетарного контроля вместе с информацией о местной биосфере. Технократы слишком далеко ушли от времён мечей и луков и не заметили простейших нестыковок. Как они обнаружили, в лесах существует цивилизация на уровне феодального строя железного века. Но, видите ли, в чём фокус, метал нужно делать, и делать в кузнях, а дымов от кузни в рощах я как-то в отчётах не обнаружил. Но где-то метал должны ковать. Где? Теперь следующее. Цивилизация, если это цивилизация, предполагает разделение труда, а где оно в лесу. Плантаций для производства еды никто что-то не заметил. Тогда чем аборигены питаются? Собирательством? Ну да, цивилизация на базе собирательства! Не смешно. В лесу я много чего обнаружил, но плантаций как-то тоже не заметил. Должно существовать производство, достаточное для обеспечения цивилизации. К тому же не видно дорог для доставки.

Мира: — Убедил. Мы ещё подождём.

Криста: — И ещё, можешь теперь оставлять Ярану на поляне. Мы за ней последим и будем обучать совместными усилиями. Мы все теперь тоже чувствуем лес, и он поможет с этой учёбой, а ты займись остальными вопросами. Через пару дней освоишься с лесом, и он станет тебе незаменимым помощником. Можешь мне поверить, я уже училась таким образом в эльфийских рощах.)

Когда вечером Лекс с девушкой вернулись в дом охотника, тот сразу позвал его к себе в комнату, выделенную под лабораторию. Там его ожидали сам Карат и его дочь Сона.

— Присаживайся на диванчик и посмотри на результаты тестов Соны. Она тебе их сейчас перешлёт на комп, — попросил его охотник, как только Лекс появился в лаборатории.

— Прекрасная работа, — через некоторое, совсем небольшое время, отозвался Лекс, с помощью духа быстро пролистав результаты тестов Соны.

— Но ведь так не бывает, — удивлённо воскликнула девушка, — посмотри внимательно, практически все плоды, семена и даже многие листья, полностью съедобные для человека. Совместимость фантастическая.

— Я встречал нечто подобное в своих путешествиях. Местная биосистема представляет собой законченный кусочек мира, имеющий возможность существовать сам по себе, причём ориентирован на человекоподобное существо. Это похоже на огромные корабли переселенцев, осваивающие новые системы, где всё нужное для существования общества, долгое время оторванного от центров снабжения, заключено в одной оболочке, — сообщил им свои выводы Лекс.

— Но ведь тогда должен быть центр для управления всем этим. Где здесь этот центр? — возразила Сона.

— Вы его просто не видите, — усмехнулся Лекс, — в данном случае биосистема сама себя организует и подстраивается под внешние условия, для своего выживания.

— Тогда она должна обладать фантастической скорость реакции на изменения, что никогда не наблюдалось у биосистем, — вступил в разговор Карат.

— Я проанализировала на компе, в простенькой модели, реакцию местного мира на наше предполагаемое воздействие. Так вот — этот мир должен погибнуть, как уникальная система, превратившись в обычный заповедник. Как видишь, этого не происходит. Наша цивилизация уже запустила вторую волну освоения, а результатов воздействия на лес не видно. Есть скрытый от нас механизм противодействия системы, — сообщила результаты своих расчётов и выводы девушка.

— Добавлю от себя, — сообщил Карат, — даже выживать на планете с такими условиями биосистеме этого леса должно быть фантастически трудно, но ведь прекрасно живёт, да ещё и создаёт в себе вполне приличные условия жизни. Мы тут с дочкой провели эксперимент. Вчера в одно место в оранжерее высадили несколько зёрен местных растений и нашу рассаду различных растений. И что бы ты думал, местные злаки уже дали побеги, и это всего за одну ночь, а наши саженцы почернели и осыпались. Как будто из них выпили все соки. Просто фантастика какая-то.

Лекс долгим взглядом посмотрел на ожидающих его ответ собеседников. Всё равно их придётся привлекать к своим делам, так что пора повысить им уровень доступа к информации. Тогда и скрывать свою работу с Яраной не придётся.

— Вот что я вам скажу, мои дорогие компаньоны, существует некоторая информация, доступ к которой строго ограничен. Кое-что я могу вам рассказать, но с вас потребуется клятва — это вид своеобразного ментального программирования, при котором утечка информации маловероятна, — Лекс остановил свой взгляд на охотнике.

— Судя по медитативному трансу, которому вы нас пытаетесь обучить, в вашем, так называемом диком мире, работы учёных по мозгу на порядок превышают уровень знаний наших учёных. Или может я не прав?

— Прав, — кивнул Лекс, — но без клятвы ничего рассказать не могу.

— Интересно, что за клятва такая. Надеюсь, после такого программирования наши мозги в кашу не превратятся? А в прочем, судя по тебе, у тебя всё в порядке, если не сказать больше. Так что давай, программируй нас.

Охотник позвал в лабораторию жену, и они дали клятву секрета и снабдили Лекса капельками своей крови. После несложной процедуры они уставились на Лекса, ожидая продолжения. Быстро обдумав примерный объём нужной для них информации, Лекс начал:

— Пока я вам выложу первый слой информации. Потом посмотрим. Итак, на самом деле Ярана — псион с Веды и член межгалактической комиссии, направленной на эту планету для расследования инцидента во время прошлой волны заселения. До верхов галактического совета дошли сведения о необычной эпидемии, поразившей сотрудников торгового клана империи во время попытки использования этой планеты. Кроме того, всплыли сведения о наличии на планете строений очень древней цивилизации. Ярана — один из лучших специалистов Веды по древностям. Я в настоящее время сотрудник охранного агентства «КартиКо» и обеспечиваю её охрану. Судя по всему, торговый клан империи, всячески старается препятствовать попаданию комиссии на эту планету. Нам пришлось использовать маски поселенцев, чтобы беспрепятственно попасть на планету. Мне кажется, сама комиссия ещё не скоро сюда доберётся, да и загрузят её второстепенной информацией, так что до сути происходящего здесь сотрудники комиссии не скоро докопаются. Я много где побывал на диких планетах, так что могу обеспечить девушке достаточный уровень безопасности, и к тому же я тоже псион.

— Но псионы Веды опасны для окружающих, или Ярана — слабый псион, — удивилась Сона.

— Нет, Ярана — сильный псион высокого класса, да и я не слаб. Мы попутно испытываем в реальных условиях современную аппаратуру для маскировки пси-воздействия и защиты от него, — пояснил Лекс.

— А ты сам, откуда? — заинтересовался охотник.

— О-о-о, я очень издалека, но имею некоторое отношение к орканам, — ответил Лекс, подумав, что даже не соврал, потому что местное имя у него на орканский манер.

— Да, у них там обширные леса на многих планетах — согласился охотник.

— У вас какая специализация, кроме охраны конечно? — поинтересовалась его жена.

— Решение всевозможных проблем, а поэтому меня много чему учили, — усмехнулся Лекс, — и, кстати, вы и ваша приёмная дочь — слабые псионы.

— Это откуда вы взяли? — удивился Карат, с недоумением взглянув на женщин.

— Я специалист, — пожал плечами Лекс. Посмотрев на удивлённых женщин, Лекс спросил. — Вы ведь наверняка почувствовали, что вам здесь очень хорошо, много сил и кажется, будто вы летаете?

— Да, — удивлённо подтвердила Сона, переглянувшись с матерью.

— Мы сразу это заметили, — кивнула Орта.

— Это местный лес так на вас влияет. У вас — как у псионов очень хорошая совместимость с живыми объектами, а лес на этой планете живой. Это своеобразная разновидность полуразумных живых объектов.

— Ох, так значит, сам лес и есть центр управления, — охнула Сона, по-новому переосмыслив всю доступную информацию.

— Вот поэтому бороться против него бессмысленно, — кивнул Лекс. — Победив его, вы получите голую пустыню, как за его пределами. Надо самим встраиваться в его структуру или посмотреть, как это сделали местные жители, чтобы не наломать лишних дров.

— Если смотреть с такой точки зрения, вы правы, — согласился Какрат, — надо предупредить фермеров, что бы они не пытались пока что-то делать за пределом своих оранжерей.

— А что тогда нам делать? — посмотрела на Лекса Орта.

— Учиться, — улыбнулся Лекс, — освойте пока медитацию, хотя бы самые начала, без этого шага дальнейшее обучение невозможно. Кое в чём я вам помогу, но в основном всё будет зависеть от вас и вашего желания.

— Интересно, что значит быть псионом — пробормотала почти про себя Сона.

После разговора охотник пошёл говорить с фермерами, а Лекс отправился к себе в комнату. Ярана уже спала устав от дневных потрясений. Некоторое время позанимавшись планированием предстоящих дел, Лекс тоже прилёг отдохнуть.

Рано утром он отвёл всё женское население на поляну и оставил там под наблюдением Яраны, а за той в свою очередь следили остальные его жёны. Он на них свалил и первичное обучение женской части семьи охотника. На поляне, с использованием сил леса, обучение может быть намного эффективнее, чем дома, тем более у всех каналы сил жизни были в наличии. Сам Лекс вместе с охотником, вернувшимся от фермеров только под утро, пошли на очередную разведку территории.

В гуще леса продвигаться было очень трудно, пока дух не обнаружил на деревьях своеобразные дорожки. На стометровой высоте, между ветвей и по крупным веткам деревьев располагались своеобразные мостики без перил, сплетённые из скрученных лиан и гибких веток деревьев. Здесь явно поработали руки разумных. Хорошо, что охотник освоил азы транса, иначе он бы не смог перемещаться по таким висячим конструкциям. Для перемещения по ним необходимо прекрасное чувство равновесия и отсутствие страха высоты. По висячим дорожкам можно перемещаться только с небольшим весом иначе они могли не выдержать, то есть по ним могли ходить или обычный человек практически без груза или маленький абориген с грузом.

Судя по следам, оставленным на лианах в виде царапин, ходили здесь достаточно давно. Свежих следов видно не было. Похоже, район старой базы клановцев аборигены посещают достаточно редко. Это вообще-то и не удивительно, если здесь когда-то велись почти боевые действия. Путники далеко от дома не отходили, просто исследовали окрестности в пределах пяти километров и составили карты местности. Конечно, тут поработал больше всех дух, иначе им и за сотню лет не составить таких карт. Все обнаруженные дорожки были учтены духом. На некоторых из них охотник подвесил визуальные датчики наблюдения системы слежения дома. Если по ним кто будет приближаться к дому, система подаст сигнал и выведет изображение на компы хозяев.

Лекс всё больше осваивался с лесом и прислушивался к своим ощущениям, открывая всё новые и новые возможности. Теперь он мог сразу сказать съедобный этот плод или нет, созрел или ещё зелёный, даже вкус определялся без пробы. Лес тоже привыкал к Лексу и встраивал его в себя. Результаты слияния с лесом поражали. Настроившись, он мог слышать, как бежит по стволу в десяти метрах маленький жучок или что в соседнем дереве в дупле спит небольшое млекопитающее, похожее на помесь белки с кошкой или что вот в той лиане хранится десятилитровый запас вкусного и питательного сока. Лекс даже попробовал пару заклинаний из магии жизни. Ещё как сработали. Из земли вынырнул пучок лоз и, быстро сплетаясь, создал своеобразное кресло. Быстро отмерев, лозы оставили на земле удобное пружинистое кресло. Именно так работало одно из бытовых заклинаний эльфов. Другое заклинание сработало как ловушка для живности, спеленав в паре десятков метров от Лекса небольшое животное, похожее на поросёнка только не с копытами, а с когтистыми лапами. Подзывать местных птиц, не пользуясь заклинанием магического призыва, у Лекса тоже получилось без проблем. Карат только заворожённо наблюдал за экспериментами Лекса.

— У твоих тоже есть такие возможности, так что не удивляйся. После обучения они и не такое смогут сделать, — сообщил ему Лекс.

— Но это же чудо, — пробормотал охотник.

— Просто управление жизненными силами, — возразил ему Лекс.

— Ничего себе просто управление, — покачал головой Карат. — И у вас там все псионы такое могут, — поинтересовался он.

— Псионы — они как люди, все разные, — ответил Лекс. Трудно объяснить обычному человеку магическую классификацию.

Неожиданно Лекс что-то почувствовал. Немного подстроившись к живому полю леса, он услышал эмоции: боли, безысходности, сожаления. Такое могло транслировать только достаточно разумное существо. Лекс направил охотника домой, а сам, определив направление на эмоции, побежал в ту сторону. Отправив на той же эмоциональной волне эмоцию ободрения и ожидания, Лекс почувствовал удивление существа и подтверждение эмоции ожидания. Хоть Лекс и спешил, но двигаться пришлось долго. Добравшись до существа, Лекс очень удивился. Это был молодой дракон. Сильно помятый, поломанный и с огромными ранами он лежал на земле. Шары хорошо натаскали Лекса по поводу различных рас и особенных животных старой империи. Этот дракон относился к полуразумному виду — ещё не мыслящий, но уже и не животное. Этот вид относился к эмоциональным телепатам. Поэтому Лекс так хорошо улавливал его эмоции. Сам дракон был небольшой, всего с пару метров и с крыльями, как у летучей мыши. Короткие передние и чуть длиннее задние лапы располагались по бокам гибкого змееподобного туловища. Хоть это и был дракон, но покрыт он был обычным коротким мехом и лапы имели прячущиеся внушительные когти, как у кошки. Обычно крылья скрывались в складках кожи на спине, теперь же поломанными тряпками, они были раскинуты рядом с телом. Морда дракона очень напоминала голову морского конька из океана Земли. Пасть была открыта и имела внушительный набор острейших зубов. Только в глазах дракона едва теплилась жизнь.

Лекс принялся спасать уникальное существо из легенд. Насколько он помнил, драконы абсолютно невосприимчивы к любым видам стихийной магии. Осталось попробовать магию крови. Насколько знал Лекс, в магической империи не было магов крови и вампиров. Их откуда-то привели оставшиеся маги уже после войны империй. У Лекса уже давно сформировалось подозрение, что их привели из портала, ведущего в другую вселенную. Очень уж отличалась у них магия от обычной. Лекс попробовал простейшее заклинание остановки крови. Оно сработало. Кровь застыла коркой на многочисленных ранах дракона. Лекс набросил на него заклинание обезболивания, оно тоже сработало и было видно, как спокойнее задышал дракон, и из его глаз исчезла стеклянная пелена боли. Эмоции радости и надежды захлестнули Лекса.

Немного успокоив подопечного, Лекс принялся за дальнейшие эксперименты. Насколько он знал из описания, кровь драконов достаточно ядовитая, но по-другому передать магическую силу возможности не было. Лекс осторожно приблизил свою руку к одной из самых больших ран на боку дракона. Сформировав короткий жгут крови в ладони, Лекс коснулся им застывшей кровяной корки. Диагност не обнаружил негативного воздействия и Лекс, уже смелей, протянул жгут в рану и начал качать через этот жгут свою жизненную силу в тело дракона, одновременно вытягивая эту силу из эльфийского леса. Он стал своеобразной насосной станцией для силы жизни. При смешении крови Лекс даже почувствовал вкус драконьей крови, она оказалась сладкой. Дракон тоже транслировал эмоции удивления, радости и удовольствия. Видно он тоже почувствовал вкус крови Лекса, и она также ему понравилась. У Лекса сразу возникло большое подозрения, что драконы изначально доставлены магами тоже из другой вселенной и возможно как раз из той, где обитают вампиры. Лес силу не экономил, поэтому через Лекса мощный поток жизненной силы быстро восстанавливал тело дракона.

Через некоторое время дракон поднялся и, встряхнувшись, спрятал восстановленные крылья в складки кожи на спине, а потом и уселся перед Лексом на задние лапы, подложив не очень длинный хвост под себя. Лекс разорвал жгуты крови и посмотрел в глаза дракону. Неожиданно в голове Лекса стали появляться образы. Как оказалось, дракон был не только эмоциональным, но и вообще телепатом. В образах и картинках он показал историю возникновения такого своего тяжёлого состояния.

Он прилетел в этот лес совсем недавно из другого леса. Там жила большая семья драконов. Свободных угодий оставалось мало, и он направился на поиски нового места жительства. Попутный ветер долго нёс его по просторам планеты и, почувствовав вблизи лес без эмоционального отклика, он, подрабатывая крыльями, добрался сюда. Лес оказался вообще не занятый драконьей семьёй, так что место для жизни обнаружилось. Он стал исследовать его. В той стороне, откуда пришёл Лекс, он ничего не почувствовал, а вот в противоположной стороне он обнаружил множество эмоциональных точек и направился туда на разведку. Неожиданно, в кроне одного из деревьев над тропой он увидел небольшой круглый, блестящий предмет. Приблизившись к нему, он получил непонятный заряд какой-то энергии, которая привела его к почти полному параличу, и он, не удержавшись на тропе, рухнул вниз с почти четырёх сотен метров. Натыкаясь на ветки и ломая на них всё, что можно себе поломать, он оказался на земле и уже третий день умирал без возможности какого-либо движения. Ещё пару дней и он бы погиб. На его эмоции отзывался сочувствием только живой лес. Но дракон лесу не принадлежал, поэтому помочь ему лес ничем не мог. Наконец Лекс услышал его эмоциональные стоны и пришёл на помощь. Чему он — дракон очень рад и теперь всегда будет сопровождать Лекса в этом лесу. К тому же теперь, через кровь Лекса, дракон соединился с лесом и может пользоваться его живой силой.

Лекс понял, что интеллект этого вида драконов соответствует, по крайней мере, интеллекту пятилетнего ребёнка, так что дракона даже можно причислить к мыслящим существам.

(Дух: — Я проанализировал картинку этого малыша. Его сбил охранный робот, применив парализатор. Вот только откуда он тут. С момента первой волны заселения прошло слишком много времени. Автономности ему бы не хватило. Насколько я знаю, эти роботы работают не более месяца от одной заряженной батареи. Значит, его завезли наши соседи с другой стороны леса. Эти штуки программируются на определённый размер объектов охраны или нападения. Так что засада была явно организована на аборигенов. Дракона не сразу парализовало, судя по всему, организм у него с приличной возможностью регенерации, как у вампиров. Поскольку он был не на дорожке, вот и рухнул вниз. Если бы не значительные повреждения тела, он может и сам бы восстановился через некоторое время.

Лекс: — Интересно, для чего фермерам живые аборигены. Ничего подобного в записках планетарного контроля Карату не сообщалось. Что-то не нравится мне это. Робот мог сообщить хозяевам о выстреле по необычному существу?

Дух: — Сообщить мог, но только сигналом мощного маяка. Планетарной системы связи здесь нет, да и лес сильно экранирует все виды излучений.

Лекс: — Ну-ка глянь наверх, на эту железку. Она ещё там?

Дух: — Уже, шеф, она здесь. Прячется под большой ветвью мелорна прямо над тропой.

Лекс: — А давай немного подгадим нашим противникам и заодно создадим для местных виртуального врага. Сотри все данные о драконе из памяти этой железяки и запиши туда выстрел по десантнику-разведчику республики Того. В сети было много таких рекламных роликов с этими вояками. Нам республиканцы постоянно гадят, вот мы им ответный ход и выдадим.

Дух: — Шеф, а давайте я им сейчас ещё один ролик запишу. После его выстрела пришли другие десантники и начали гонять этого робота, а заодно и поврежу его основательно, чтобы тот работал еле-еле, как будто десантники его повредили. Кто-то должен за ним прийти, сигнал-то о выстреле явно дошёл. Сам он до фермы, указанной на карте Карата, вряд ли доберётся. Такие роботы самостоятельно по такому лесу не перемещаются — мозгов не хватит, они только периметр контролировать могут, а удалённое управление здесь не действует.

Лекс: — Согласен. Работай. И посмотри там за этим роботом, а мы с драконом пока исследуем нижние ярусы. Раз робота здесь поставили, значит, аборигены здесь ходят.)

Лекс попытался картинками и эмоциями объяснить дракону, что надо искать. Как ни странно у него это получилось. Дракон понял и даже примерно указал место, где он видел недалеко необычную штуку. Через некоторое время они вместе добрались до этой штуки. Действительно это оказалась весьма примечательное сооружение. В земле была выкопана глубокая яма, в виде бочки, с укреплёнными каким-то составом, стенками. Диаметр ямы составлял десять метров. Весьма внушительное подземное сооружение. Сверху эту бочку накрывала обычная деревянная крышка, но между крышей и бочкой оставался небольшой зазор, всего в пару сантиметров. Понаблюдав немного за округой бочки, Лекс понял, как могла развиваться цивилизация аборигенов. Миллионы насекомых, похожих на крупных муравьёв, тащили и скидывали в бочку крупные зёрна одного из местных растений.

Фактически, весь этот лес может быть плантацией для аборигенов. Похоже, здесь в лесу развивается цивилизация биологического типа. После небольших размышлений и поисков Лекс обнаружил и транспортную дорогу, по которой урожай собирался местными в более вместительные закрома. Дорогой это конечно назвать трудно, на самом деле это своеобразный трубопровод достаточно большого диаметра, ведущий куда-то к центру леса. На глубине около тридцати метров, как раз к дну бочки подсоединялся толстый, полый внутри корень, его-то аборигены и использовали для передачи урожая из бочки в основное хранилище. Как всё это функционировало, пока было непонятно, но то, что это очень перспективная технология видно и невооружённым глазом. Под кронами леса не было времён года. Здесь постоянно царила одна и та же погода. Какие-то растения цвели, какие-то уже плодоносили. Собирать вручную урожай с таких плантаций невозможно, а вот если привлечь местную живность — это вполне реально. Нужно только как-то обучить эту живность, а вот тут без магических технологий обойтись трудновато. Возможно эльфы — родители его жены именно этим и занимались. Хотя было заметно, что обработка плантации, точнее сбор урожая, идёт слишком вяло. Чтобы наполнить такой бункер, необходим гораздо больший поток насекомых, иначе зёрна сгниют внизу прежде, чем бункер наполнится хотя бы до половины. Скорее всего, сказывается отсутствие эльфов, обеспечивающих с помощью леса правильность функционирования такой системы. Дух, обследовав некоторое количество близлежащей местности, обнаружил ещё несколько подобных хранилищ. Причём парочка с аналогичным зерном располагалась прямо над этим подземным трубопроводом, а три других хранилища с различными орехами и ягодами стояли над другими полыми корнями, чуть меньшего диаметра. Над всем этим хозяйством явно витал дух запустения.

Лекс переговорил с Кристой по поводу таких технологий. Она ничего подобного не знала, поскольку не жила в эльфийских рощах, а только иногда проводила там время, во время обучения магии жизни. Она обещала поговорить с эльфами на острове. Этот разговор принёс неожиданную информацию. Оказалось, эльфы знали принципы управления животным и растительным миром в магических рощах, но ни им самим, ни небольшим рощам не хватало энергии для правильного управления. Из хроник известно, когда они жили у себя на родине в огромных лесах, духи леса имели достаточно сил и разума для согласованного действия с эльфами. Эльфов, специально обученных для этого, называли хранителями. По более древним легендам князья эльфов — метаморфы вообще могли напрямую управлять духом леса, и они были хозяевами лесов. Вот тут Лекс слегка обалдел. Ведь местный лес воспринял его именно как хозяина и постоянно, как преданный щенок, ластится к нему. По крайней мере, Лекс чувствовал такое отношение леса к себе. Это что — он теперь метаморф, как и все его жёны. С одной стороны это понятно, ауры они меняют с лёгкостью, но ведь тела они менять не могут? Или могут! Мира ведь может переходить из состояния духа в обычное человеческое обличье. Возможно, и они все в реальности могут делать что-то подобное, меня не только ауру, но и тело, просто пока не знают, как это сделать. В любом случае придётся искать местных.

(Дух: — Шеф, тут у нас намечаются подвижки. Приближается стандартный дрон-разведчик, производства одного из имперских торговых кланов. Скорее всего, охранный робот запросил помощи через сигналы маяка, после того, как я его слегка попортил. Вот кто-то дрона и направил на разведку и эвакуацию робота. Что-то мне кажется, для обычных фермеров — это слишком дорогие и необычные игрушки.

Лекс: — Ты прав. Первым делом надо взглянуть на этих фермеров и решить, стоит ли с ними знакомиться поближе.

Дух: — Может пока не стоит возвращаться. До границы леса не так много осталось. Ярана пока и без тебя обойдётся, а вот отношения этих фермеров с аборигенами нужно выяснить. Использовать парализатор для налаживания отношений — не самый хороший путь.)

Лекс, используя мыслеречь, попросил Ярану пока присматривать за женской частью семьи охотника и передать тому, чтобы тот не отходил далеко от дома, поскольку появились весьма вооружённые и агрессивные фермеры. Она обещала присмотреть и сама попросила Лекса быть поосторожнее и постоянно сообщать о себе.

Используя духа, как разведчика, Лекс в сопровождении дракона, который легко стал отзываться на имя — Драк, направился к поселенцам. Уже в пяти километрах от предполагаемой фермы на некоторых ветвях и лианах, которые могут быть использованы как воздушные тропы, он обнаружил хорошо замаскированные мины, правда, не с боевым, а с парализующим действием. Так же кругом было натыкано огромное количество мобильных камер очень дорогого типа, с возможностью шифрования и ретрансляции сигнала в условиях сильных помех. Хотя все эти камеры не перекрывали полностью, в условиях такого леса, все подходы. Даже такого количества оборудования у обычных фермеров вряд ли можно было найти. Это больше походило на подходы к секретной базе, чем к фермерскому хозяйству.

Для духа обеспечить проход в такой зоне безопасности труда не составило. Пару камер, осуществляющих слежение за небольшим участком, он контролировал полностью, во время прохода через зону безопасности. Дракон неотрывно следовал за Лексом. Ему тоже было интересно. Лекс не препятствовал ему, поскольку тот выполнял все его ментальные команды. Картина, которую они увидели, приблизившись вплотную к этой, так называемой ферме, открылась весьма примечательная. На самом краю леса у подножья мощных деревьев, точнее именно на самих деревьях, на небольшой высоте от земли росли грибы, похожие на небольшие шляпы. Эти грибы срезали ножами и складывали в корзину около сотни местных жителей. У каждого из них, на руке находился стандартный полицейский браслет контроля. Обычно он применялся для конвоирования преступников, поскольку имел управление для нейтрализации несанкционированных действий. Такая нейтрализация могла осуществляться большим набором приёмов, начиная от успокаивающего укола и заканчивая мощным электрическим ударом. Кроме того, этот браслет контролировал нервную деятельность и при возбуждении мог автоматически нейтрализовать преступника. Похоже, с помощью этих браслетов, так называемы фермеры, держали в повиновении аборигенов, пойманных с помощью мин и роботов.

Лекс впервые увидел аборигенов вживую. В тех фильмах, представленных планетарным контролем, они выглядели чуть по-другому. Это были существа небольшого роста — самые высокие не выше полутора метров, с большими глазами и вертикальным зрачком на почти человеческом лице. Кожа, даже на лице, морщинистая серого цвета. Ушки небольшие и остроконечные как у кошек. Ходят ровно, как люди, хотя передние и задние конечности имеют достаточно развитые пальцы. Большинство аборигенов одеты в лёгкие, почти открытые туники. Одежда сильно истрёпана. На ногах что-то похожее на сандалии, только пальцы ног открыты. Скорее всего, это помогает им передвигаться по относительно тонким веткам и лианам, помогая силе рук.

(Дух: — Шеф, мне кажется, эти грибочки я уже видел, когда ты валялся без сознания в подземелье. Особо исследовать я их тогда не мог, поскольку занимался твоим восстановлением, но очень уж они похожи.

Лекс: — Значит, ты считаешь, эти фермеры собирают их с помощью местных для перепродажи производителям наркотиков?

Дух: — Вот, кажется мне, так оно и есть.

Лекс: — Похоже, у них регулярно ходит сюда транспорт для перевозки такого урожая, на одну из баз. Сюда челнок не сядет, да и заметно будет для планетарного контроля, если они конечно не в доле.

Дух: — Явно кто-то в доле. Посмотри вправо.)

Лекс взглянул в ту сторону, куда указал дух. Рядом с аборигенами сбором грибов занималась небольшая группа людей, снабжённая аналогичным украшением на руке. Особенно среди них выделялся громила — орканин. Мало того, что он почти на две головы был выше людей, но он единственный работал в паре с маленьким аборигеном. Легко поднимая аборигена на одной руке, он позволял тому спокойно срезать самые большие грибы над головой у остальных, не залезая на дерево, что было для других совсем не просто, поскольку обхват дерева составлял никак не меньше пары — тройки метров. С лестницами перемещаться по зарослям вокруг деревьев практически невозможно.

Корзина на спине орканина уже была заполнена, в то время как у его товарищей не было и половины. Постепенно эта парочка сборщиков всё ближе приближалась к кустам, в которых сидели Лекс с драконом. Уже вблизи Лекс услышал разговор на галакте.

— Ещё пару метров и мы уйдём из видимости камеры наблюдения, — тихо пробормотал орканин.

— Ты уверен, что твой метод сработает? — задал вопрос абориген, который на самом деле оказался аборигенкой.

— Судя по рассказам знающих людей, срабатывало не раз. Всё равно нужно попробовать. В крайнем случае, поваляемся пару минут без сознания, пока не прибегут охранники. Зато если получится, то можно удрать, — ответил орканин.

— Боюсь, наши тропы тебя не выдержат, придётся идти по земле, — пробормотала аборигенка.

— Это и к лучшему. Охранные роботы там не продерутся, а единственный дрон они куда-то услали. Удачно получилось. Это наш шанс слинять отсюда, — продолжил настаивать орканин.

Лексу стало интересно, что задумали эти два беглеца и как они собираются избавиться от браслетов. Как ни странно метод оказался весьма прост. Скрывшись от остальных за большими кустами на краю более или менее расчищенного пространства возле деревьев, орканин достал из кармана рулон самоклеящейся металлической фольги. Отмотав пару метров ленты и отрезав этот кусок, он одну часть осторожно подсунул под браслет аборигенки, а вторую часть под свой браслет.

— Начали, — скомандовал он, и они действительно начали. Аборигенка тем же ножом, что срезала грибы на коре деревьев, полоснула себе по руке. Орканин с силой ударил кулаком по стволу ближайшего дерева. Между браслетами заключённых, по фольге, мелькнула молния и лента, быстро расплавившись посередине, оборвалась. Из самих браслетов взвился дымок сгоревшей электроники.

(Дух: — Всё гениальное — просто.

Лекс: — Насколько я понял, они имитировали нападение одного заключённого на другого.

Дух: — Шеф, вы абсолютно правы. При этом браслет аборигенки сработал на реакцию чувства ярости у неё и выдал мощный разряд напряжения, для нейтрализации носителя. Фольга перенаправила его на другой браслет, который в это время вводил через шприц успокаивающее и обезболивающее средство. Если бы не было шприца, то браслету бы ничего не было. Там изоляция достаточна для таких зарядов, а вот шприц позволил пробить эту изоляцию. На повреждение этот браслет успел ответить таким же разрядом, который уже выжег другой браслет. На двойное напряжение тот совсем нерассчитан.)

Заключённые в это время, сбросив с себя корзины, пробирались через кусты подальше от плантации грибов. Аборигенка выступала проводником, пытаясь найти в зарослях наиболее удобный путь, где мог пройти громила — орканин. Лекс с драконом последовали за беглецами, по более лёгким дорогам над ними. Через час медленного движения сквозь наземные заросли, беглецы удалились всего на километр и то только из-за опытной проводницы. Остановившись на совсем маленькой полянке, возле ручейка, бегущего по мелкому каменистому руслу, беглецы попытались снять с рук с помощью ножей и камней ненужные украшения. Попытка не удалась, браслеты оказались слишком надёжными, и снять их такими инструментами не получилось.

Орканин ругнулся на своём языке и сказал попутчице: — Надеюсь, разряд был достаточно сильным, чтобы спалить маяк, иначе мы далеко не убежим.

— Я тоже на это надеюсь. Мне не хочется привести погоню к себе домой, — вздохнула аборигенка.

— Есть вблизи какое-нибудь укрытие, где можно некоторое время отсидеться, чтобы не идти в ваш посёлок? Если через пару дней дрон нас не найдёт, то можно будет считать — маяки уничтожены надёжно, — поинтересовался орканин.

— Отсидеться можно где угодно. Здесь, в глубине леса, холодов не бывает, — ответила аборигенка.

— Шила, ты не ровняй себя со мною. Терпеть не могу ваши утренние росы. Хуже дождя. На голову не капает, а мокрый, как после ливня. У меня на родине гораздо суше, — покачал головой орканин.

— Раст, не ной, тебя и твоих товарищей мы вообще сюда не звали, — пробурчала Шила.

— Какие они мне товарищи — хурги вонючие, — сквозь зубы проворчал орканин.

— А хурги — это кто? — заинтересовалась аборигенка, одновременно сворачивая крупные листья ближайшего растения в кулёчек.

— Вьючные животные на моей родной планете, везут груз как тягач, жрут всё что угодно, кроме камней, но воняют, как эти ваши перетёртые грибы, которые мы собирали, — пояснил орканин.

— Это не самый неприятный запах, — явно усмехнулась аборигенка, хотя её лицо мало передавало такую мимику. Из-за очень мелких складок кожи на лице и на теле, казалось, что она вообще покрыта мелкой чешуёй. Она аккуратно надрезала мелкую лиану, свисающую с дерева прямо над головой. Оттуда мелкой струйкой потёк тягучий сок, в подставленный ею кулёк. Наполнив его до края, она передала кулёк орканину и тот, с явно видимым удовольствием, выпил угощение. В это время она напилась сама.

— Вот бы мне так жить. Протянул руку и вот тебе еда, — усмехнулся орканин.

— В этом есть свои недостатки, — вздохнула аборигенка.

— Это насчёт нашего спора по поводу развития? — приподнял бровь орканин, довольно опуская ноги в прохладную воду ручья.

— Да, — кивнула Шила, — у вас нечего было есть, и вы развивались и развивали свои технологии. У нас было всё, и нам хватало, и мы жили почти без развития. Теперь вы пришли сюда, а мы вынуждены прятаться от вас в собственных лесах.

— Ну, мы не все такие плохие. Вам просто повезло встретить не самых лучших представителей нашего общества, — возразил орканин.

— Да, мне рассказывали старейшины, что первые люди были добрыми и, изучая нас, многому нас научили, а потом пришли другие и убили хранителей нашего леса. Тогда лес и начал войну, и другие хранители отомстили убийцам, но лес не принял новых хранителей, и как говорят, ещё сотню лет будет горевать о старых. Так что многие наши люди ушли из посёлка. Некому договариваться с лесом о сборе урожая, — грустно сказала аборигенка.

— Что значит ушли? Да без специальной техники невозможно перемещаться по открытому месту, ветер сдует, — удивился орканин.

— Секрет. Хоть ты и помог мне выбраться из плена, но ты не принадлежишь моему роду, так что не жди ответа, — серьёзно посмотрела на собеседника аборигенка.

— Ладно, ладно, не буду выпытывать ваши секреты, но мне всё же надо как-то выбраться с этой планеты, а для этого надо добраться до базы. Там у меня есть хороший приятель. Он поможет убраться отсюда, — вздохнул орканин.

Неожиданно аборигенка заметила любопытную морду дракона, высунувшуюся из-за куста неподалёку. Если Лекс спокойно наблюдал за происходящим через духа, то у дракона такой возможности не было, и он всё больше и больше высовывался из-за своего укрытия.

— Ах…, страж…. Хранители пришли, — ахнула аборигенка, удивлённо уставившись на дракона.

— Типа, того, — пришлось вылазить Лексу из-за спины дракона. — Что же ты меня выдал, недотёпа? — потрепал он Драка по небольшой гриве на его гибкой шее.

— Чужак…, хранитель…! — глаза аборигенки вообще приобрели невиданные размеры. Удивление Шилы оказалось столь велико, что она не находила слов. Видеть, как чужак спокойно треплет гриву самого страшного хищника леса, что не позволяли себе делать даже хранители, и при этом хищник жмурится от удовольствия, было выше её понимания.

— Ты кто? — тоже удивлённо уставился на него орканин.

— Да тут меня случайно хозяином леса избрали, вот я и обхожу свою территорию, а тут такой непорядок. Фермеры какие-то грибы моего леса собирают без спроса, да ещё с помощью рабов. Совсем непорядок, — усмехнулся Лекс. Его слова окончательно повергли в шок аборигенку. Жительница леса, как никто другой, чувствовала сам этот лес и её чувства говорили, что незнакомец не врёт. Потоки лесной силы так и струятся вокруг этого незнакомца. Ничего подобного она не видела даже у хранителей. Она даже поначалу не могла придумать, о чём спрашивать этого непонятного чужака.

— А вы тут надолго? — наконец выдавила она из себя.

— Нет, — покачал головой Лекс, — но присматривать за лесом время от времени придётся. Так что ты мне расскажи, что здесь сейчас вообще творится. Меня, кстати, зовут Лекс.

— Чужаки, недавно вернулись сюда снова, начали ловить жителей и заставлять собирать грибы на окраине леса. Мы пробовали бороться, но они стали защищаться с помощью железных духов и расставлять ловушки. Мы ничего не можем сделать, приходится прятаться, — отчиталась Шила.

— А лес что, совсем не помогает? — спросил у неё Лекс.

— Помогает, только враги больше не выходят из своего укрытия, а железным духам он сам ничего сделать не может, — вздохнула аборигенка.

— Да они там совсем обосрались, когда сразу четыре человека заболело, да так, что даже реаниматор на базе помочь не смог. Теперь без скафандров с полной изоляцией даже нос наружу из своего бункера не высовывают, — с весёлой ухмылкой добавил к её рассказу свою часть орканин.

— С Шилой всё ясно — она местная, а вот как тебя сюда занесло? — уставился на орканина Лекс.

— Да, как обычно, — пожал плечами орканин, болтая ногами в прохладной воде ручья, — кушать хочется, а просто так никто денег не даёт. Нанялся охранником к фермерам, против диких аборигенов. Оказалось, аборигены более культурные, по сравнению с фермерами. Неудачно высказал всё главному фермеру, кулаками, а он возьми и сдохни во время моего высказывания, даже до реаниматора доставить не успели. Буря была вокруг леса. Техника пробиться не смогла. Вот меня и осудили местным судом на работы в местных условиях. Кое-кому это не понравилось, и теперь эти кое-кто рубят грибочки вместе со мною. Что наплели хозяева местной администрации, нам не сообщали, но гнить тут во влажном тумане десяток лет я не собирался. Пришлось подбирать ключики к этой малютке. Три месяца убил, пока она мне поверила. Попытка побега удалась, и тут мы встретили такую необычную фигуру, как вы. Если Шина не понимает, как чужак ухитрился договориться с лесом, то я не понимаю, как вас может слушать эта зверюга, которую вы так нежно гладите по шейке. Да мне смотреть на неё страшно. Показывали нам, при ознакомлении с местом обитания, фильм с участием таких зверюшек. Зрелище незабываемое. Особенно когда она разбирает на запчасти человека в защитном скафандре, да ещё с включённым генератором щита. Плевать ей на силовой щит. Не действует он на неё. Насколько я знаю, попытки поймать таких зверюг привели к неоправданным потерям среди наёмников и им категорически запретили встречаться с ними, а в случае встречи, бежать, как можно быстрее и главное подальше.

(Дух: — Мне смешно. Ловить телепата в его лесу. У него наверняка и средства нейтрализации разумных найдутся. Только неожиданный удар от робота поможет в этом случае, как подловили нашего любопытного друга.

Лекс: — Наш молодой друг сообщает, что поодиночке они обычно не охотятся. Так что его случайно подстрелили, и он теперь с такими штуками поосторожнее будет.)

— С друзьями — он белый и пушистый, — усмехнулся Лекс и добавил, — только не называй его зверушкой. Он может обидеться и записать тебя во враги.

— Он что же — разумный? — удивился орканин.

— Более чем разумный, — кивнул Лекс. — Я думаю, у этого вида вообще коллективный разум присутствует. Видишь ли, они телепаты.

— О боги ветра! А я-то думал, как они смогли, по слухам на базе, охотничий отряд схрумкать, — изумился орканин.

— Стражи леса слушают только хранителей и то не всегда, но на нас они не нападают, если конечно мы им не мешаем, — добавила Шила, решив вступить в разговор, и тут же спросила. — Господин хозяин леса не мог бы посмотреть в округе, нет ли преследователей?

— Нет. Они вас точно потеряли. Следы вы запутали вполне профессионально. Даже электронная ищейка след не нашла. Так что вы вполне свободные мыслящие. Можете идти куда угодно, — ответил Лекс, прослушав мгновенный отчёт духа, постоянно контролирующего территорию.

— Может, вы тогда поможете освободить моих соплеменников? — задала аборигенка очень интересующий её вопрос.

— Помогу, но не сейчас. Надо подготовить приличный план, иначе могут быть проблемы в будущем. Я не должен показываться в виде третьей силы, выступившей на стороне аборигенов. Да и вообще война — это не решение проблемы, а очередной тупик на пути к решению, — проинформировал её Лекс.

— Нам бы отсидеться некоторое время, да и браслеты эти снять необходимо. А то некоторые меня к себе домой не приглашают, — пробурчал орканин, с укоризной посмотрев на аборигенку.

— Ну что же, приглашаю в гости к моим компаньонам — фермерам. Мы тут километрах в сорока от этого места обосновались, — предложил им Лекс.

— Да я не против, вот только такое расстояние по лесу я месяц топать буду, — покачал головой орканин.

— Проблема решаемая, — пробормотал Лекс, — хозяин я или не хозяин.

Шила, подумав, тоже согласилась. Стоило подольше понаблюдать за таким непонятным хозяином леса. Лекс, недолго думая, спрятал собеседников в теневой карман и собрался к длительному забегу по подвесным дорогам. Дракон его удивил. Он начал транслировать ему картинки, поясняя, что он может легко и быстро доставить Лекса куда угодно, по воздушным коридорам между ветвями верхнего яруса леса. Лекс с сомнением посмотрел на кажущуюся хрупкой фигуру дракона, да и крылья, появившиеся из складок на спине, не впечатляли. Но тут Лекс увидел, как поверх реальных кожистых крыльев развернулись весьма впечатляющие призрачные крылья. Дух моментально скопировал себе в память форму магических потоков создающих и управляющих этой призрачной структурой. Лекс не стал возражать против такого способа доставки и не пожалел, получив несравнимое ни с чем удовольствие. Дракон, ухватив его за одежду всеми своими лапами, легко размахивая обычными крыльями и непрерывно, как у стрекозы, махая призрачными, плавно приподнял его над землёй и потом стремительно рванул вверх, мастерски маневрируя между ветвями. Что интересно, ветви не были помехой для призрачных крыльев, в то время как на воздух они вполне ощутимо опирались. Судя по всему, дракон мог летать и с гораздо более серьёзной нагрузкой, чем тело человека. Очень скоростной полет много времени не занял, и уже через час дракон опустил Лекса на известную ему поляну и, пообещав находиться поблизости, растворился в лесу.

Чтобы не шокировать сразу семью охотника неожиданным появлением новых постояльцев прямо в доме, он на поляне извлёк беглецов из теневого кармана. С ними надо было провести процедуру безопасности, точнее принятие клятвы секрета. Учитывая их явный шок от мгновенного, как они думали, перемещения из одного места в другое получить такую клятву от них удалось легко. Для беглецов перемещение действительно произошло мгновенно. Вот они сидят у ручья, и вот они уже посреди небольшой поляны в лесу, совсем в другом месте. В таком их шоковом состоянии и прошёл совсем короткий обряд клятвы. Только после этого они немного пришли в себя.

— Ни о чём подобном даже не слышал, — пробормотал почти про себя орканин, с задумчивым взглядом уставившись на Лекса. Оказаться мгновенно на огромном расстоянии от их места отдыха он совсем не рассчитывал. Даже одна эта возможность произвела на него огромное впечатление. Очень похоже, что его маленькая подруга знала что-то о хозяевах леса ещё, но даже она выглядела в последнее время выбитой из обычного состояния, несмотря на весьма ограниченную мимику лица.

Они молча последовали за Лексом. Через небольшое время они вышли к домам поселенцев. Оригинальное решение в построении этих сооружений произвело впечатление и на орканина и на аборигенку. Ничего подобного в этом мире они не видели. Насколько знал орканин, все поселенцы предпочитали прятаться от ветров, бушующих на планете в подземных бункерах на окраинах лесов. Знакомство с хозяевами домов прошло очень быстро. Женщины быстро утащили Шилу к себе и закидали вопросами. Шила достаточно хорошо владела галактом, так что проблем в общении не наблюдалось. Орканина осадили мужчины. Фермеры — соседи мгновенно прибыли на сообщение охотника о гостях.

В общих чертах о жизни аборигенов было известно достаточно много. Первые учёные, прибывшие на планету, потрудились хорошо. Местные жили отдельными, достаточно крупными общинами, которых в одном лесу могло насчитываться пять — шесть поселений. Средняя численность общины составляла четыре — пять тысяч жителей. Всем они обеспечивали себя сами. Если по вопросам еды и одежды у Лекса к Шиле вопросов не было, то по металлическим изделиям имелись, но задавать их он не спешил. Она явно уходила от вопросов, касающихся этой темы, и ещё одна тема всячески ей обходилась стороной — это вопросы обмена и перемещения между лесами, по открытому пространству. Если в выводах исследовательских докладов фигурировал только обмен между общинами в одном лесу, то Лекс явно видел, что некоторые металлические изделия и оружие, показанные в ознакомительных роликах, никак не могли быть произведены в лесной общине. Хотя они и выглядели достаточно грубо на взгляд продвинутых галактических учёных, Лекс явно замечал признаки фабричного производства. По крайней мере, эти изделия мало чем отличались от земных изделий, а фабрик он что-то в лесу не обнаружил. Лекс решил не давить на аборигенку. Раз она что-то скрывает, значит, это для неё важно.

Интересно оказалось услышать от неё историю конфликта местных с пришельцами. Лекс провёл некоторый анализ её рассказа, и получилось следующее. Учёные, высадившиеся первыми на планету, очень осторожно исследовали местные условия и привлекали аборигенов к своим изысканиям. Никакого конфликта между ними не было. Учёные не вмешивались в местную жизнь, а даже всеми силами помогали аборигенам и даже обучали их галакту. Многие из аборигенов получили в подарок, за помощь в работе учёных, наручные коммуникаторы и некоторые простейшие бытовые приборы. Всё изменилось, когда сюда прибыли дельцы торгового клана. Если поиски полезных ископаемых мало затрагивали аборигенов, то вот их добыча весьма им не понравилась. Поскольку торговцы стали создавать шахты прямо в лесу и вырубать приличное количество относительно небольших деревьев.

Старейшины поселений пытались втолковать чужакам, что лес живой и к нему нельзя так относиться. Те только посмеялись в ответ и попытались добыть очень дорогую древесину, по отзывам учёных, из самых больших деревьев. Они срубили один из крайних мелорнов. Лесу было очень больно. Из леса пришлось выходить хранителям, для того чтобы остановить это безобразие. Чужаки приняли их за конкурентов и попытались захватить в плен, для допроса. Хранители очень сильно отличались от аборигенов и мало чем по виду отличались от обычных людей. Чуть больше по размеру глаза и чуть больше заострённые ушки, и всё. Вот тогда и началась настоящая бойня. На помощь хранителям примчались стражи. Ни хранители, ни стражи раньше учёным на глаза не попадались, и их возможностей чужаки не знали. В то время как научники изучали аборигенов, хранители изучали чужаков. Хранители сразу поняли, что не все чужаки будут хорошо относиться к недоразвитым местным жителям. На всякий случай они подготовились к возможному отпору чужой цивилизации. Чужаки наоборот недооценили потенциал местных жителей. Учитывая, что местные гораздо лучше ориентировались в своём лесу, а на коротком расстоянии копьё, зачастую, гораздо лучше защитного комбинезона и дальнобойного оружия сначала силы были равные. Игломёты в условиях сплошных зарослей оказались малоэффективным оружием. Игла, встречая на своём пути простую листву, летела потом куда угодно, только не дальше. Бластерное оружие тоже могло работать только очень слабыми зарядами, иначе тот взрывался от малейшей помехи вблизи самого стрелка. Комбинезоны десантников были хорошей защитой от дальних ударов бластера и игломётов, а вот от удара копьём или стрелой в упор, в лицо, из-за ближайшего куста, не спасали. Чужаки надеялись на специальные защитные скафандры с силовыми щитами, но те оказались плохой защитой от стражей. Драконы, не замечая этих щитов, рвали чужаков. Вот тогда и была уничтожена база на другой стороне каньона. На помощь своим с орбиты были направлены десантные флаеры со штурмовиками.

Началось планомерное уничтожение поселений восставших, как они считали, аборигенов. Мощные воздушные корабли пришельцев выжигали тоннели в кроне лесных гигантов и наносили бластерные удары по домам, разведанных ранее поселений. Однако полного триумфа не получилось. Стражи не остались в стороне и набросились на машины пришельцев. Несмотря на, казалось бы, явный перевес в силах, стражи с успехом выводили из строя летающие машины пришельцев.

Как догадался Лекс, призрачные крылья могли быть серьёзным оружием в ближнем бою, проходя сквозь любые силовые щиты и броню летающих машин. Но силы оказались слишком неравными. Погибли все стражи. Штурмовики сожгли дом хранителей, и там погибли сами хранители. Вот тогда лес и выдал волну смерти. Кто из чужаков оказался в лесу, погиб сразу, несмотря на все свои защиты. Те, кто летал над лесом, с трудом вернулся на космическую базу и умерли уже там. Но они стали носителями волны смерти или посмертного проклятия и те, кто входил с ними в контакт, тоже оказались больны неизвестной болезнью. Очень многие из них умерли позже. Звёздная цивилизация часто встречалась с неизвестными болезнями, и с помощью карантина быстро прекратила распространение проклятия, но на долгие годы отложила использование ресурсов этой планеты. И вот недавно пришла вторая волна колонизации. Теперь чужаки действовали очень осторожно, стараясь не соваться в лес, и только некоторые поселенцы начинали селиться на окраинах лесов, не проникая в их глубину. Разработки полезных ископаемых начались в стороне от лесов, и местные жители на это никак повлиять не могли. Аборигены на окраины лесов практически не выходили, а чужаки не совались вглубь леса. Образовался вооружённый нейтралитет.

Только поселенцы на другой стороне этого леса, стали засылать роботов и дронов вглубь леса и ставить там минные ловушки на аборигенов. Пойманных жителей они использовали для сбора тех самых грибов, которые видел Лекс на окраинных деревьях. В лесу из-за отсутствия хранителей, постепенно распалась система сбора урожая с помощью насекомых и животных, и жители покинули свои посёлки, каким-то образом переселившись в другие леса. Только один небольшой посёлок в самом центре леса производил сбор с тех хранилищ, что ещё работали.

Лекс пока не понимал, как могли хранители, а те должны быть магами для возможности управления лесом, проиграть битву каким-то незначительным силам штурмовиков. Даже для слабого мага уничтожить небольшую группу войск, даже технологически развитого мира, не должно представлять трудностей. Что-то тут не сходилось. Почему сработало только посмертное проклятие? С этим в дальнейшем надо разобраться.

Подключившись к лесу, Лекс стал обследовать ближайшие окрестности на тему хранилищ по сбору урожая. Вблизи их обнаружилось целых четыре штуки. Три были полностью заброшены, одно ещё работало и было заполнено местными орехами почти наполовину. Корни транспортных коридоров от этих хранилищ вели к одному из заброшенных посёлков аборигенов и находились в плохом состоянии. Без влияния хранителей, следивших за системой и договаривавшихся с лесом об исправлении повреждений, вся эта система рассыпалась. Прямое подключение Лекса к лесу позволяло напрямую управлять многими возможностями и магическими силами леса. Сам лес изначально был полуразумным существом, а теперь Лекс уже затруднялся определить так ли это. Слияние многое дало Лексу, но столько же, если не больше, получил лес. Лекс сразу чувствовал, что можно сделать и как это можно сделать. Он одновременно был и собою и лесом, и тот никак не возражал против этого слияния и даже с большим интересом следил за мыслями Лекса. Используя магическую силу леса, Лекс занялся переустройством близлежащих угодий. От обнаруженных хранилищ Лекс протянул толстые корни к дому охотника, точнее задействовал такие корни, которые тянулись от леса к озеру в каньоне. Что интересно, корни просто увеличились в диаметре, при этом, совсем не потеряв своей функциональности, то есть они по-прежнему тянули воду из озера, но в то же время предоставили свою пустую сердцевину для потока урожая в подвал дома. Короткие сокращения внутренней поверхности корня позволяли проталкивать поток орешков из одного хранилища совсем без использования дополнительных насосов.

Вообще система био-сбора урожая была отработана прекрасно и явно отточена тысячелетиями. Возле хранилищ располагались заросли лиан, свисающих с ближайших деревьев и вросшие в деревянный ободок вокруг хранилища. Специальные корни из земли качали влагу в этот ободок, насыщая сок микроэлементами. Встречаясь и смешиваясь, сок лиан и корней создавал мощный энергетический напиток. Своеобразный эликсир жизни. Если какое-то животное тащило орешки и запихивало в специальные дупла, тут же сразу выделялся сок в корытце, и животное пило сок — своеобразный наркотик. Это заставляло животное раз за разом нести определённую добычу и сбрасывать в хранилище. Что интересно, животные и насекомые, питающиеся этим соком, становились ядовитыми и хищники по запаху обходили их стороной. Только стражи могли безболезненно питаться такими животными. Организму драконов яд был не страшен, но учитывая их ментальные способности, они уничтожали только старых животных. Для стражей еды в лесу было и так достаточно.

Как понял Лекс, сами хранилища тоже были непросты, урожай там мог лежать, не портясь, десятилетиями, если не столетиями. Само хранение тоже было продумано. Каждый небольшой слой зёрен, орехов или ягод отделялся от другого гибкой, но прочной мембраной из затвердевшего сока, выделяемого стенами хранилища. Так что даже мягкие ягоды не могли быть раздавлены вышележащими слоями. Если нижний слой уходил по транспортному коридору из корня, то испарения со дна хранилища разрушали очередной слой изоляции, и вся масса спускалась на слой ниже и тоже уходила по коридору, работал своеобразный лифт. Никакого вмешательства мыслящих в этот, настроенный один раз, алгоритм уже не требовалось. Оставалось следить только за его функциональностью. Легко понять, почему цивилизация аборигенов так медленно развивалась. У них было всё за счёт биотехнологий.

Лекс запустил в работу все четыре хранилища. В одном собирались орехи с мелорнов. В основном этим занимались небольшие животные, похожие на летучих мышей. Их в округе было великое множество. Почувствовав запах выделяющегося сока, они сразу бросились запихивать орешки в дупла хранилища и с наслаждением глотать, выделяющийся при этом, сок. Инстинкт явно закреплялся не одно тысячелетие.

В другом, животные, похожие на маленьких обезьянок, стали собирать какие-то крупные ягоды. Третье и четвёртое хранилища предназначались для зёрен двух разных типов и этим занимались насекомые, похожие на земных муравьёв, но раз в десять крупнее и имеющих крылья, помогающие им преодолевать достаточно большие расстояния. Одни зёрна росли на земле, на растениях, выглядевших как большой пирамидальный початок кукурузы, вторые росли на деревьях и походили на земные гранаты, только сердцевиной были не ягодки, а толстые зёрнышки. Летающие насекомые сначала сбрасывали плоды на землю. Скорлупа у них была достаточно хрупкой и легко раскалывалась. Потом насекомые цепляли на себя несколько зёрен, поверхность возле головы была достаточно липкой и позволяла надёжно держаться зёрнам даже при полёте, и доставляли добычу в хранилище.

Процесс добычи не запустился мгновенно, но всё больше и больше живности потянулось на запах сока. Лекс забыл предупредить о своих художествах охотника, и когда тот скинул всем на комп паническое сообщение, что подвал стал заполняться непонятной массой орехов, пришлось идти и успокаивать хозяев, что так и было задумано. Только аборигенка на самом деле поняла, что сделал человек, и какие силы при этом были задействованы. Такую работу за совсем короткое время мог сделать только хозяин леса. Хранителям нужно обычно не меньше месяца, чтобы создать и запустить всего одно хранилище, а в подвале она увидела целых четыре совсем не маленьких корневых коридора, ведущих в разные помещения. Лекс мог сделать это, только используя силы леса и никак иначе. И это оказались не самые последние потрясения Шилы, следующие ожидали её на другой день.



Разговор по шифрованному каналу.

— Господин Тур, с каких это пор наши компаньоны из республики Того стали вмешиваться в дела на наших территориях?

— Ты о чём, Сотор?

— Недавно моего робота повредил отряд десантников этой республики. Последние снимки камеры наблюдения однозначно зафиксировали их форму. Разведывательного дрона они тоже обстреляли, тот еле ноги унёс, прихватив робота.

— Насколько я знаю, тут не должно быть людей республики. У нас полномочия чётко разграничены. Когда это случилось?

— Вчера. Проблемы со связью, как обычно. Дрон приполз только под утро.

— Я поспрашиваю знакомых. Но судя по голосу, это не все твои плохие известия, не так ли, Сотор?

— Вы правы господин. Не все. Сбежал Раст.

— Это орканин этот беспокойный, что уложил твоего предшественника?

— Он, гадёныш. Даже охранные браслеты не помогли. Он как-то ухитрился их блокировать или снять.

— Надеюсь, погоню ты выслал.

— Выслать-то выслал, да что толку. С ним сбежала местная аборигенка. Достать в лесу местного нереально. С таким проводником нам его не догнать.

— Это плохо, если он доберётся до планетарного контроля, могут быть проблемы. Такое отношение к аборигенам нам не простят, да и проверки сразу нагрянут, бизнес опять придётся временно прикрывать. Ты же знаешь, запасов материала почти не осталось. Вот интересно мне стало, а не начали наши компаньоны свою игру? Может взрыв нашей основной лаборатории — это их рук дело? Я посмотрю дела всех поселенцев, что прибыли в последнее время в твою область. Ты усиль охрану, на всякий случай, и временно прекрати вылазки своих подчинённых за рабочими.

— Сами знаете, без аборигенов собирать грибы не получится, а присылать сюда рабов весьма опасно. Сбор урожая упадёт.

— Ничего, пару недель потерпим. Надо с непрошенными гостями разобраться. Я тебе пришлю отряд наёмников, только ты их в наши особенности не посвящай. Посели на окраине фермы, и смотри, чтобы они пленников не видели и с ними не общались. Пусть периметр охраняют. Десантники Того — парни серьёзные, твои бандюганы им не противники. Ещё пришлю тройку лёгких дронов охраны, укрепишь периметр.

— Да мне сотни таких дронов не хватит. Проклятые заросли глушат сигнал в десяти шагах.

— Бери, что дают и не ной. Ты деньги за это получаешь. Если что узнаю — сообщу. Всё, отбой связи.

Уже в отключённый микрофон: — Проклятый торгаш. Мы тут головы подставляй, а он деньги грести будет.



Глава 5. Освоение территории.


Лексу понравилось работать с лесом, да и многие возможности применения биотехнологий он увидел сразу. Мембрана между слоями урожая была толщиной всего в несколько молекул, но по прочности не уступала алмазной паутине из заброшенных земель, а растворялась всего одним уникальным газом, выделяющимся со дна хранилища. Из материала стенок хранилища можно создавать контейнера для любых биоматериалов или еды. Не надо никаких холодильников, всё равно содержимое будет храниться очень долго, лишь бы влага в воздухе присутствовала, контейнер-то оставался живым организмом, а проблем с уменьшением размеров Лекс совсем не видел. Для леса безразлично, что выращивать: ящики, бочки, цистерны или огромные хранилища. И это был только первый взгляд на доступные возможности. Упускать их Лекс не собирался, но одному тянуть всю работу, даже временно, ему не хотелось. Явно, со временем он привлечёт аборигенов, но ведь у него имелись и гораздо сведущие мыслящие по управлению таким лесом, и задействовать их в таких работах представлялось лучшим выходом.

(Лекс: — Криста, как думаешь, твои приёмные родственники согласятся на переселение в дальние края, с возможностью невозврата.

Криста: — О невозврате даже не думай, найдём и прибьём.

Лекс: — Ладно-ладно, не так выразился. Без возможности скорого обратного возвращения.

Криста: — Могу сразу ответить за них. В такой лес переселятся все эльфы и, причём сразу. Вот только представь, ты своими силами можешь легко запрудить маленький ручей, а если тебе дают возможность сделать то же с водопадом. Ты откажешься? Магические силы леса в том мире настолько превосходят силы местных эльфийских рощ, что даже сравнивать их нельзя. У меня даже претендент знакомый есть.

Лекс: — Это кто такой?

Криста: — Ты его не знаешь, но слышал о нём точно — это мой несостоявшийся жених.

Лекс: — А он-то, каким образом попал под наше влияние?

Криста: — Да это всё Корниэль со своей пропагандой нового пути. Половина молодых эльфов из его дома перебрались к нам в академию, учат наших магов и учатся сами. Старики из совета на пену изошли, но сделать ничего не могут. И, кстати, мой несостоявшийся жених тут недавно на полуэльфийке из моего же дома женился, причём без всякого насилия. Мало того, он целый месяц за ней бегал и осаждал, пока она согласилась. Так что он с удовольствием сбежит со своей женой куда угодно от воплей старейшин, а в том мире его ещё долго старики не достанут.

Лекс: — Тогда срочно готовь контингент для десанта. Пусть он берёт друзей, тут работы непочатый край, а мне постоянно сидеть в лесу нельзя, и других проблем хватает.

Криста: — Да они через час будут готовы. Если что понадобится, потом через карман добросим. Насколько я поняла, ты пока эту планету оставлять не собираешься.

Лекс: — Нет. Только начал исследования. Даже к месту возможного портала пока не подходил. Не добрался. Ты мне брошь свою положи в теневой карман. Боюсь, без неё открыть портал не удастся. Насколько я выучил теорию портальных переходов, даже при разрушении одного из порталов, возможен односторонний переход из мира, где портал есть, в мир без портала. Именно так ты и попала в мир Архоны.

Криста: — Я так поняла, сам пользоваться порталом для перехода, ты не будешь.

Лекс: — Ты правильно поняла. Буду искать нормальный портал. Не хочу оставлять такие хорошие возможности по интеграции миров.

Криста: — Про последний якорь не забывай. Может, по пути найдёшь.

Лекс: — Помню. Куда я денусь. Готовь эльфов к переходу. Я пока придумаю и обеспечу подходящую легенду для их пребывания здесь. Да и работа ещё осталась.)

Работа действительно у него была. Лексу не нравилась почти полная беззащитность домов охотника и фермеров от внешнего нападения, а это было вполне возможно. Раз поселенцы нападают на аборигенов, почему бы не напасть на поселенцев, списав всё на местных. Шесть роботов — конечно хорошо, но это были всё же не боевые роботы, а универсальные, да и заняты они постоянно другими делами. Из-за влияния леса пользоваться современными системами наблюдения и локации весьма проблематично. Даже связь между компами, без ретрансляторов поддерживалась на совсем небольшом расстоянии, а расставленные охотником системы наблюдения не могли обеспечить нормального обзора большой территории. В общем, системы связи, основанные на полевых принципах, в лесу явно не работали или работали очень плохо, но у Лекса имелась возможность испробовать свою магическую систему на радиоволнах. Локатор с Земли в теневом кармане у него имелся, и стыковка его с местной техникой особой сложности не представляла. Доделав переход от миража наблюдения к местному компу, и, с помощью духа, состыковав эти системы, Лекс получил очень надёжную маго-техническую систему наблюдения за всем пространством леса. Поля леса никак не влияли на низкоскоростные и малоэнергетические радиоволны.

Задав несколько стандартных шаблонов поиска, он легко вывел на комп места расположения всех людей, роботов, дронов и дракона. Даже мины, расставленные на дорогах аборигенов, оказались видны очень отчётливо, их оказалось не так много.

Для обороны открытого пространства со стороны каньона, Лекс попросил жён забросить в теневой карман пару зениток-големов с портального острова некромантов. Там они были уже не нужны, а имели в своём арсенале прекрасные заряды для пробивания магических щитов. Силовые щиты местных военных машин мало чем отличались от стихийных магических щитов магов, так что будут пробиваться прекрасно.

В разговоре с охотником наличие всех своих устройств он обосновал присутствием скрытой группы поддержки. Учитывая, что он, по известным охотнику данным, был связан с псионами Веды, отсутствие такой группы было бы более удивительным, чем её наличие. Этим же объяснялось скорое прибытие группы поддержки. Когда Лекс вывел из леса эту группу поддержки, удивились не только поселенцы, но и Шила. Ну, то, что с точки зрения людей, псионы Веды — люди красивые, знали многие, но чтобы настолько, мало кто предполагал.

Только Шила, зажав от удивления рот рукой, прошептала: — Хранители. Сильные хранители. Ей явно был виден ореол силы вокруг тел пришедших хранителей. За этим призрачным светом она чувствовала мощь, даже не так — МОЩЬ, которую ни разу не наблюдала у встреченных ею когда-нибудь местных хранителей. Это были не те хранители, которых она знала и видела. Они были похожи и явно относились к одному народу, но эти были какими-то другими, более уверенными в себе, более сильными, и за ними стеной стоя покорная и незримая сила леса.

Ещё бы ей там не стоять, когда Лекс на нормальном алтаре, установленном на поляне силы, провёл обряд разделения силы, скопировав некоторые свои полномочия хозяина леса в ауры пришедших эльфов. Лес с удовольствием вплёл в свою структуру и так очень сильные ауры новичков. Да и с чего бы им не быть сильными, когда на призыв Кристы откликнулись сильнейшие молодые маги семьи Поющего Леса, столетиями воспитывавшиеся старейшими и сильнейшими эльфами совета. Сами эльфы были тоже тихи и спокойны, как статуи, хотя в душе у них бушевал вихрь. Ничего, сравнимого с мощью этого леса, они даже представить не могли. Небольшие рощи стометровых мелорнов у них на острове, казались мелкими кустиками, по сравнению с местными исполинами. Реальная возможность управлять такой силой, завораживала. Они и раньше понимали, обучаясь неизвестным приёмам магического искусства в академии, насколько слабы по отношению к старым магам погибшей империи, но теперь они почувствовали это сами. Стать хозяином такого леса мог только великий маг, и им до такого уровня ещё идти и идти. Не зря даже старики совета, без особых возражений, влились в империю Лекса. Мир с такими лесами — это даже не рай для эльфов, это что-то большее. Четыре пары и десятка свободных эльфов сразу откликнулись на призыв Кристы. Они не являлись архимагами эльфов, но по шкале людских магов они находились именно на таком уровне. Учитывая частичное слияние с лесом, они сразу поняли и оценили реальные возможности по созданию полноценной эльфийской колонии в этом лесу.

После знакомства с местными поселенцами они, получив от Лекса кольца магов, сразу покинули поселенцев и мгновенно растворились в чаще леса. Такой лес для эльфов являлся самым настоящим домом и жильё для них найдётся где угодно, но упустить возможность устроить его внутри ствола мелорна диаметром под сотню метров, они не могли. Тем более что в этом случае они могли полностью использовать силы самого дерева. Кольца магов обеспечивали их не только возможностью говорить друг с другом, но и имели дополнительный магический источник, а также являлись артефактом-переводчиком.

Лекс не стал учить их, как надо жить. Они почти всю жизнь прожили в таких рощах, а разобраться с местной флорой и фауной для тех, кто подключён к лесу, было проще простого. На некоторое время задержались у поселенцев только глава новоявленной эльфийской колонии и в прошлом несостоявшийся муж Кристы — Катариэль и его молодая жена — Сантиэль. Лекс подробно объяснил им, что он хочет получить в результате освоения леса. Эльф с женой, да и остальные эльфы, вполне могли считаться местными жителями техномира и, хотя ни в одной звёздной базе они не числились, но браслеты-компы имели и по несколько кристаллов, с базовыми наборами специальностей техномиров уже выучили. Жёны Лекса достаточно активно распространяли такие знания и компы среди своих сторонников и последователей.

Лекс попросил пока ничего серьёзного не предпринимать против поселенцев — рабовладельцев с другой стороны леса. Разве что попугать их немножко, но делать это под видом десантников республики Того. Ещё надо найти и привлечь к себе местных жителей, но делать это тоже ненавязчиво и сразу сообщить тем, что они не местные хранители, а пришельцы с далёкого мира.

— Лучшего способа привлечь на свою сторону местных, чем освободить всех пленников из рабства, найти нельзя, — немного подумав, произнёс Катариэль, — и как принято в людских землях можете назвать меня Катар, а жену Санти. Пусть наши настоящие имена звучат в узком кругу самих эльфов.

— Я думаю, это правильные решения, и первое и второе. Есть возможности помочь пленникам — надо помогать. По поводу имён можно было называться и полными, но ведь мы встраиваемся в чужую империю, так что лучше использовать местные принципы, — согласился Лекс. Похоже, эльфы оставили свою высокомерность в домашних рощах, и это Лексу уже нравилось. Дополнительно попросив Катара посмотреть, что можно сделать с уже собираемым в подвалы поселенцев урожаем он отпустил своих новых подданных.

Возвращавшегося с окраины леса над каньоном Лекса, встретила Шила, сидящая на заросшем толстым слоем мха камне:

— Может, хозяин леса расскажет бедной местной жительницы, откуда здесь появились такие сильные хранители, да ещё в таком количестве?

— У меня в другом мире много лесов и много таких хранителей. Здесь место незанятое. Почему бы не заселиться? — усмехнулся Лекс, присаживаясь на камень рядом с аборигенкой.

— А почему они без стражей леса? — искоса поглядывая на Лекса, поинтересовалась Шила.

— У нас нет стражей. У хранителей достаточно своих сил, чтобы защищать лес, — честно ответил Лекс.

— Это так. Сил у них много, очень много. Никогда такого не видела. Наши хранители похожи на них, но намного слабее. Почему? — продолжила задавать вопросы девушка.

— Возможно, мы знаем больше ваших хранителей, поэтому и такие сильные. Я совсем недавно прибыл в этот мир, и ваших хранителей не видел, сравнивать не могу. Но если ты так говоришь, значит, так оно и есть. Хотя одна моя жена именно из этого мира, а возможно даже из этого леса. Очень уж даты сходятся. Она ещё ребёнком, через портал, на обгоревшей деревяшке появилась в моём мире, как раз три десятка циклов назад, — задумался Лекс.

— Столько времени назад погибла семья местных хранителей, и у них действительно имелась совсем маленькая дочь — Кристиэль, — удивлённо пробормотала Шила.

— О-о-о, как! Похоже, её приёмный отец прочитал имя где-то на её одежде. Я этого не знал. А что ты скажешь по поводу этой вещицы, — поинтересовался Лекс, достав из теневого портала брошь, с которой Криста появилась в мире Архоны.

— Меня тогда ещё не было, но о чём-то подобном рассказывал наш старейшина. Похожая брошь имелась у жены нашего хранителя. Надо у него поинтересоваться. Твои хранители быстро найдут наше поселение, — кивнула Шила.

— А что его искать, я и так знаю, что вы живёте у небольшого водопада, недалеко от самого центра леса, — махнул рукой Лекс в сторону предполагаемого посёлка. Локатор показывал не только сам посёлок, но и положение каждого из его жителей. Для наглядности Лекс вывел перед Шилой небольшой мираж, с точной копией того, что показывал локатор. Дух прекрасно считывал с управляющего компа поселенцев все данные, подключённого к нему локатора. Лекс, с помощью магии, только создал визуальную копию.

— Ах…, — разобравшись в том, что возникло перед ней, ахнула девушка. — Значит, ты изначально знал о нас всё.

— Нет, конечно. Я знал только, где находятся мыслящие в этом лесу. Историю рассказала ты сама вчера. У меня возникают некоторые предположения по поводу ваших хранителей, но это только предположения. Слишком много пока белых пятен в этой истории, — вздохнул Лекс.

— Я не могу тебе многого рассказать. Старейшины запретили нам рассказывать что-нибудь о нашем мире пришельцам.

— А я и не прошу, — отмахнулся Лекс, — рано или поздно всё равно всё узнаю. Тебе, наверное, лучше вернуться к себе в посёлок и рассказать старейшинам обо всём. Мои хранители расчистят для вас подвесные дороги, и можно будет ходить спокойно. Со временем и с вашими недоделанными рабовладельцами разберёмся, но постараемся обойтись без военных действий.

— Да, наверное, ты прав. Нужно поспешить в посёлок, — согласилась Шила.

— Вон, видишь из-за того куста опять выглядывает любопытная мордашка. Вот он тебя и доставит, — кивнул Лекс, на чуть высунувшуюся из-за ветвей морду стража.

— Нашим хранителям так стражи не служат, — грустно вздохнула Шила. Поскольку у неё с собой ничего не было, то и сборы были недолгими, точнее их совсем не было. Лекс только подарил ей кольцо разговорника и назначил главной связисткой. Теперь в любой момент она могла поговорить с ним и с новыми хранителями леса. Любопытный страж с удовольствием согласился доставить аборигенку к посёлку.



Разговор по шифрованному каналу.

— Господин Тур, что происходит? Кто-то убрал все мои ловушки на аборигенов. Почти одновременно пришёл сигнал об их уничтожении. У меня полностью выключилась система наблюдения и охраны периметра. Все рабы разбежались. Попытки преследования привели к исчезновению двух дроидов разведчиков. Последние кадры, полученные от них, показывают десантников республики Того. Они что, окончательно порвали наши договора?

— Успокойся Сотор. Я разговаривал с нашими компаньонами. Всё остаётся в рамках договора. Возможно, это действуют люди из противоборствующего синдиката. Они узнали что-то о незаконных делишках наших компаньонов в республике и решили или пригрести дело себе или заставить поделиться. Твои же люди не пострадали?

— Не пострадали, но они уже боятся выглядывать из бункера. У многих в лесу появляется такое впечатление, что тебя рассматривают через прицел. Мои люди — достаточно суеверные и чтобы заставить их работать мне пришлось увеличить вознаграждение втрое, и то, при этом половина делает работу без особой охоты. Боюсь, очередная поставка сырья уже сорвана.

— Ладно, не плачь. Завтра к тебе выедут наёмники. Я уже договорился. Пришлось наплести об участившихся нападениях аборигенов. Ты уж там позаботься о нужных данных в своих записях наблюдения, на случай проверки.

— А как же доход за этот месяц? Поставка будет неполной.

— Что заработал, то и получишь. Надо было укреплять ферму серьёзнее, а не экономить. И вообще, жди наёмников и решай свои проблемы. Чем мог, я тебе помог и то — бесплатно. Конец связи.

Уже в отключённый микрофон: — Проклятый торгаш. Да чтоб тебя мухи закусали. Он ещё меня деньгами попрекать вздумал. Сам две трети хапает. Урод.



Эльфы долго над проблемами не размышляли и решили сначала восстановить структуру добычи биоресурсов и даже собирать всё в заброшенные посёлки аборигенов. Как раз этим занялись семейные пары, а одиночки отправились на войну. Точнее на запугивание рабовладельцев. Лекс передал им на компы карту расположения чужеродных предметов в лесу по данным локатора. Ими они и занялись. Создание подходящих костюмов, похожих на комбинезоны разведчиков десанта, картинки которых также передал им на компы Лекс, прошло быстро. Лес произвёл нужный материал, а эльфы скроили и срастили нужный вид одежды. Некоторое оружие Лекс достал из теневого кармана — пиратские трофеи. Пилоты пленённых пиратских штурмовиков и бандиты на станции имели приличный запас очень разнообразного вооружения и подобрать для эльфов нужное, проблем не составило. Разобрать, кто скрывается под маской десантника-разведчика, даже с трёх шагов было невозможно.

Сначала они уничтожили все мины на тропах. Точнее выжгли им управляющие контура, так как перепрограммированию те не поддавались. Остальное захапали себе, а вдруг пригодится. Пару высланных на разведку дронов, обезвредили таким же способом. И даже покрасовались в своих нарядах перед уничтожением управления дронов. Как приказал Лекс, оставили след для наблюдателей, направленный на республику Того. Системы видеонаблюдения и охраны, вокруг угодий рабовладельцев, уничтожил сам лес. Раздавить корнями и лианами, под чутким эльфийским управлением, хрупкие коробочки оборудования для него было нетрудно. Сами эльфы поочерёдно портили полицейские браслеты рабов. Когда из-под корпуса браслета начинает сочиться небольшой дымок и появляется своеобразный запах горелой пластмассы, даже самый тупой абориген, не говоря уже о людях техномира, поймёт, что браслету конец. Пленники раздумывать, что и почему, долго не стали и быстро покинули охраняемую территорию, углубившись в лес. Аборигены не оставили без помощи своих новых знакомых, чужаков, с которыми трудились на плантации грибов и увели их с собой. Сами аборигены даже не сомневались, что нужно бежать. Ну как им сомневаться, когда из стены леса на расчищенное пространство вылез страж и спокойно прогуливается на краю зарослей. Раз здесь страж, значит, пришли хранители, и уничтожение браслетов — их рук дело. Исчезновение пленников прошло почти мгновенно. Слишком плотная стена леса начиналась прямо на границе расчищенного участка плантации. Без браслетов контролировать пленников не получалось. Эльфы только нейтрализовали и утащили пару роботов охранников, направленных в погоню за пленниками, хозяевами фермы. На этом военные действия пока прекратились. Так называемые фермеры не решались покидать своё подземное убежище. Военные действия возобновились на следующий день.



Разговор по шифрованному каналу.

— Сотор, я тебе направил самый большой свободный отряд наёмников на четырёх малых десантных транспортах.

— Понял, Тур. Встретим. Что по поводу появившихся соседей? Десантники случаем не среди них?

— Скорее всего, там. Слишком уж данные о них идеальные. Восьмёрка парней — поселенцы с сельхозпланеты. Трое — семья с планеты для туристов. Двое — дикие. Реальные данные нашлись только о семье. Возможно, их взяли для прикрытия. За хорошие деньги поселенцы и не на такое согласятся. Груз у них с собой был подозрительно большой. На тринадцать человек два десятка приличных контейнеров. Грузовой челнок с корабля загрузили по максимуму.

— Как думаешь, Тур, если я на пару — тройку часов задержу транспорты, контроль сильно будет волноваться?

— Думаешь сразу разделаться противником?

— Да, десантные транспорты с полным вооружением они ожидать не будут.

— Придётся привлекать наёмников, а это нежелательно.

— Они не узнают. Я оставлю их охранять ферму, а своих ребят загружу в машины. Пусть разомнутся. Думаю добить то, что останется после пушек, они уж как-нибудь смогут. Ты только дай команду пилотам, предоставить машины мне на это время. Пилоты у меня и свои найдутся. Планетарному контролю скажу, что аборигены похитили шесть моих служащих, и я направился в погоню. Тем более что так оно и есть, шестёрка бунтовщиков — бывших подчинённых орканина, сбежала вместе с аборигенами.

Хороший план. Действуй.



Утром дух поднял Лекса очень рано.

(Дух: — От фермы противника к нам приближаются четыре малых десантных транспорта. Чуть больше четырёх десятков человек на борту. Я думаю, таким количеством в гости не ходят.

Лекс: — Посчитали, что кроме новеньких, десантникам взяться неоткуда.

Дух: — Почему тогда сразу не напали со стороны пустыни? Зачем летели на ферму?

Лекс: — Прибыло подкрепление. Они побоялись его использовать для нападения и, скорее всего, оставили на ферме, а сами полетели в гости.

Дух: — Обеспечим встречу с музыкой?

Лекс: — Да, сейчас разбужу Ярану, и ты подключай её и её духа к управлению зенитками. Будем ощипывать цыплят на лету. С её предвидением — это будет нетрудно.)

Разбудив девушку, Лекс объяснил ей предполагаемый план действий. Время вполне хватило чтобы, она освоила управление големами. Сам Лекс предупредил остальных людей о предполагаемых незваных гостях и приказал укрыться, на всякий случай, в подвалах зданий. Народ не послушался. Некоторое лёгкое вооружение у них было, рассчитывать только на защиту закона на дикой неосвоенной территории они явно изначально не собирались. Судя по всему, как фермеры, так и семья охотника с этой стороны хорошо подготовились. Через десяток минут все роботы обзавелись навесными системами вооружения и создали небольшой периметр обороны вокруг жилых домов. Управление роботами сразу взяла на себя Ярана. С помощью духа ей управлять ими было легко, даже несмотря на то, что не было единого центра управления. Роль такого центра играла она сама. Лекс подумал, что явно здесь не помешало бы установить артефакт управления замка, с духом на борту. Мощи леса с избытком хватит на оборону даже против армии магов. Пока ему пришлось самому создавать и контролировать купол магической защиты.

Скоро по каньону к ним добрались машины десанта. Рубленые коробки с наклонными листами бронезащиты сверху и снизу, размером с пару танков, кроме пилота имели на борту: по три бластерные пушки малого калибра, лазер обороны и по десятку десантников внутри. Машины зависли перед домами, почти на самом берегу озера и захватили в прицелы строения. На общем канале вышел на связь Сотор — командир этой своры: — Эй, там, в домах. Я знаю, что у вас прячутся наёмники. Мирному населению и пожелавшим сдаться боевикам, выйти и сложить оружие. Обещаю нормальные условия содержания в плену. Остальных мы уничтожим и разнесём ваши стекляшки.

— Лучше, то же самое только наоборот, — задорно отозвался по общему каналу Лекс.

— Ну что же, я предлагал по-хорошему, — ухмыльнулся Сотор и дал приказ пилотам открыть огонь. Те его тут же выполнили, но их ждал неожиданный сюрприз. Энергетические шары бластеров наткнулись на неожиданную преграду и растеклись яркими вспышками по проявившемуся куполу защиты.

— Демоны преисподней, да у них тут корабельный щит, — удивлённо вскрикнул один из пилотов.

— Манёвр. Чтоб вас разодрало. Противозенитный манёвр, — мгновенно заорал Сотор, понимая, что если есть корабельный щит, то зенитки явно найдутся. Манёвр не помог. Только двинувшись, транспорты налетели на шквал ракетной атаки, по крайней мере, так им показалось. Трассирующие следы снарядов легко можно принять за ракетный залп. Два голема выпустили по несколько очередей, как раз в те места, где оказались машины. Для Яраны это было слишком простой задачей. Первые же снаряды с проникающими заклинаниями сносили слабенькую силовую защиту транспортов, и остальные уже дырявили борта самих машин. Четыре небольших дымных следа воткнулись в воды озера у самого берега. Люди пострадали мало, они были под дополнительной бронёй внутри корпуса, но техника летать уже не могла. Волей — неволей десанту пришлось высаживаться на берег, где их поджидали шесть увешанных оружием роботов. Бойцы из рабовладельцев, в большинстве случаев и так были никудышние, а те, кто мог воевать, сразу поняли, что мокрыми и без спецснаряжения они против роботов не выстоят, так что война оказалась недолгой. Погибло только пара пилотов, угодивших под прямые попадания снарядов, и четыре десантника, которые в толчее не смоги выбраться из повреждённых машин и просто утонули в озере. Остальные, выбравшись на берег и перед лицом значительно превосходящих сил противника побросали оружие на землю. Даже если они повредят этих роботов, то не факт, что у людей, имеющих корабельный силовой щит и противокорабельные зенитные торпеды, это последние экземпляры тяжёлого вооружения. Из дома вышли Лекс с охотником и собрали вооружение нападавших, загрузив его на подбежавших роботов.

Неожиданно с вершины каньона, из леса спланировал дракон и уселся перед Лексом. Он обиделся, что его не пригласили на такую замечательную игру. Лекс подошёл и потрепал его по гриве на шее, пообещав, что это не последняя игра, и в следующий раз он его уж точно пригласит.

Вид человека спокойно гладившего «ужас леса», как называли драконов пришельцы, привёл их в ступор. Все видели картинки их расправы с охотниками на этих монстров.

— И что мне теперь с вами делать? — с задумчивым видом повернулся Лекс к рабовладельцам. — Драк употреблять в пищу вас отказывается. Слишком вы воняете. Мне вы здесь совсем ненужны. Передать вас планетарному контролю, что ли?

— Господин, не надо. Мы отслужим, — вразнобой закричали пленники.

— Странно, мне казалось — это для вас лучший выход — удивился Лекс, не ожидая такой реакции.

— Двадцать лет каторги на астероидах, — проворчал Сотор, выходя вперёд. — Это нападение можно квалифицировать, как пиратский рейд за рабами. Скорее всего, у вас и свидетели найдутся.

— А что, это не так? — приподнял бровь Лекс.

— Так, — со вздохом кивнул Сотор и криво усмехнувшись, добавил, — на меня вообще сорок повесят, хотя я сомневаюсь, что доживу до суда.

— Что, слишком много знаешь? — наклонив голову, стал заинтересованно рассматривать его Лекс.

— Достаточно, чтобы меня похоронили без почестей в какой-нибудь яме, в этом лесу, — буркнул Сотор, немного помолчал, а потом представился, — Сотор Морт — бывший полицейский, бывший контрабандист, бывший наркобарон и наконец, уже бывший владелец фермы.

— Какая забавная биография, — ухмыльнулся Лекс, — начал с полиции и закончил производителем наркотиков.

— Может есть возможность решить вопрос с нами другими методами, — с надеждой в голосе обратился к Лексу Сотор. Остальные пленники тоже загудели одобрительно.

Лекс переглянулся с охотником, тот только пожал плечами у него никакого другого решения, кроме уже озвученных, не было. Оставлять у себя такую свору всевозможных преступников он не собирался. Лекс задумчиво посмотрел на пленников. Он знал одно решение проблемы, но возможно не все его перенесут, хотя есть вероятность, что для этих потерянных людей это окажется полезным решением. Клятва полного подчинения редко применялась даже в мире Архоны, но для исправления преступников здесь это было подходящим решением. Вряд ли здесь находятся такие уж неисправимые преступники и запреты, наложенные клятвой, не будут слишком сильно конфликтовать с психикой этих людей. Хотя при попадании под такую клятву мыслящий с повреждённой психикой очень часто сходил с ума и убивал себя сам. Конфликт между сложившейся психикой и установками хозяина после клятвы приводил именно к такому исходу. Приняв окончательное решение, он повёл пленников на поляну силы к алтарю. Набор правил для различных вариантов клятвы подчинения маги разработали очень давно. Лекс выбрал для пленников вариант клятвы — слуги дома. В этом случае они не могли нарушать приказы и установки вышестоящих членов дома и в то же время могли свободно действовать в остальных случаях. Лекс принял у них общую клятву, поэтому много времени она не заняла, но пленники поняли, что они попали, когда из алтаря выплеснулась явно видимая, хотя и почти прозрачная, фиолетовая дымка и живенько впиталась в их тела. Удар закрепления клятвы в теле почувствовали очень многие, базовые установки подчинения серьёзно перестраивают психику мыслящих. Законченных маньяков с разрушенной или серьёзно повреждённой психикой среди пленников не оказалось. Выжили все, хотя некоторых тряхнуло основательно.

После клятвы Сотор подошёл к Лексу и, коротко рассказав о жизни на ферме и его связях в планетарном контроле, спросил:

— Господин, надо что-то делать с машинами. Мне их дали только на один день и если они не вернутся, будет расследование и авантюра с нашим нападением всё равно всплывёт.

— На озере бывают неожиданные шквалы, а пилоты у тебя неопытные. Такое объяснение подойдёт? — предложил Лекс.

— На первое время подойдёт, но контроль попробует поднять машины, а покорёженные взрывами корпуса не спрячешь, — задумчиво ответил Сотор.

— С этим я помогу, корпуса мы исправим, а вот кое-какое оборудование ещё повредим, как будто внутри многое сгорело после попадания машин в воду, — пояснил Лекс.

— Да, тогда я отделаюсь только штрафом, за повреждение техники. Что сделаешь, ребята слегка перепили после встречи новых соседей и не справились с управлением во время внезапного шквала. Подходящее объяснение для планетарного контроля торгового клана, а вот мой куратор от наркомафии вряд ли поверит, — задумчиво произнёс Сотор.

— Пусть присылает проверку, — улыбнулся Лекс.

Для Лекса поднять затонувшие почти у берега десантные транспорты было не трудно. С помощью магии земли он заделал пробоины в бортах машин так, что отличить места попаданий от остальной брони было невозможно. Лекс имел специальность техника по малым космическим кораблям и для него ремонт и восстановление машин задача несложная. Кое-какое оборудование на замену обнаружилось в самих транспортах, кое-что пришлось переставить с одной машины на другую, и в результате неисправной осталась только одна машина, в которую он натыкал всё битое оборудование. Так что версия потопления к концу дня претерпела некоторые изменения. Гости на радостях от встречи утопили только одну машину. С трудом набившись в три транспорта бывшие пленники, а теперь слуги дома, отправились к себе на ферму. С ними полетел и орканин, но теперь уже как глава службы безопасности фермы. По легенде он заблудился в лесу, и его спас охотник, и теперь он возвращается на ферму, а сам Сотор простил ему, как хорошему собутыльнику и новому другу, его преступление по отношению к прошлому хозяину фермы. Такое право у него, как хозяина фермы, где отбывал наказание осуждённый, у него было. Оправдание — за хорошее поведение.



Разговор по шифрованному каналу.

— Тур, ты ошибся. На ферме не оказалось десантников Того. Хорошо, что я решил сначала поговорить. Мы обследовали там всё. Никого другого, кроме людей из переданного тобой списка, на ферме не обнаружили. Вполне приличные люди — споили моих людей. Мы до вечера гуляли у них, а потом уже при отлёте, налетел случайный шквал, и один из моих пилотов не справился с управлением и утопил транспорт. Так что восстановлению он не подлежит, хотя мы и вытащили его на берег.

— Сотор, идиот, ты думаешь, о чём говоришь. Как мне теперь отбрёхиваться от начальства за разрешение на использование транспортов?

— Но ведь нападение на моих дроидов было. Кадры нападения у меня есть. Давай запустим всё это официально, пусть начальство думает, что понадобилось десантникам соседей на нашей территории, и что они здесь скрывают.

— Так…, рабов у тебя сейчас нет. Комиссия по расследованию ничего не накопает, если конечно твои люди будут держать язык за зубами. Хорошее решение. Свалим всю работу на СБ клана, а то им тут пока совсем скучно.

— Мои люди будут молчать или окончат свои дни на дне озера, как те неудачники, что не смогли выбраться по пьяни из утонувшего транспорта.

— Хорошо. Наёмники пусть остаются у тебя. Десантники всё же где-то бродят рядом с твоей фермой. Будь осторожен. Жди прилёта следователя СБ. Но за порчу имущества планетарный контроль с тебя удержит штраф. Так что не возникай.

— И не собирался. Виноват. Не доглядел за пилотом, да что уж там, пусть рыбки похоронят этого пьяного недотёпу.

— Всё. Конец связи.



Письмо архимагистру ордена хранителей.

Господин Растинэль, с последним транспортом передаю вам это послание. Лес принял новых хранителей — это чужаки, но относящиеся к вашему народу. Наши видящие обнаружили у них невиданный ореол силы. С ними молодой страж из семейства серебристых драконов. Страж выполняет все их команды. Он даже принёс в посёлок мою ученицу, взятую ранее в плен чужаками. Она говорит вообще невероятные вещи. Недалеко от старой базы пришельцев, на берегу озера, у стен большого провала построены новые сооружения чужаков. Там обосновался хозяин леса, которому служат новые хранители и подчиняются многие чужаки. Я ей сначала не поверил, но в это время к нам добрались все пленники чужаков. Хранители расчистили верхние дороги, и теперь перемещаться нам можно, не опасаясь попасть в плен к чужакам. Пленникам помогли освободиться из плена новые хранители вместе со стражем. Вместе с жителями посёлка пришли и другие пленники чужаков из их народа. Они знают достаточно много о своём мире, и имеет смысл передать их вам. Чужаки согласны спрятаться от преследования и поделиться сведениями. Наблюдатели, посланные мною к новым чужакам, видели стычку новых чужаков со старыми. Старые потерпели сокрушительное поражение. Все их летающие машины были сбиты, и их самих хозяин леса захватил в плен. Потом произошло невиданное. Хозяин леса на одной из полян силы подчинил всех чужаков себе, как будто это были обычные животные, привлечённые для сбора урожая. Хозяин леса с помощью непонятной силы поднял сбитые машины из вод озера и восстановил их. Подчинённые чужаки, снова вооружившись, улетели к себе, только одна машина была опять затоплена у берега. Моих знаний не хватает для анализа ситуации. Прошу прислать хранителей для налаживания контакта с чужими. И ещё, за два дня чужие хранители восстановили всю транспортную структуру сбора урожая, во всех посёлках. Это снова говорит об их невероятной силе. В наши дела они не вмешиваются, но от нас и не скрываются. По данным моей ученицы их очень много и среди них есть несколько семей.

Кан — глава посёлка «Мокрого леса».



По разговорнику Лекс поговорил с Катаром и тот подробно рассказал, что можно уже сейчас делать с собираемым урожаем. Прежде всего, он сообщил, что в составе прибывшей группы есть эльфийка из семьи потомственных производителей эльфийских сладостей. Поскольку эльфы вступили в клан Лекса, то им разрешается обмениваться секретами с членами клана. Теперь эта эльфийка со смехом передаёт слова своего главы семьи, по поводу такого обмена. За секреты приготовления сладостей эльфы получили кучу действенных заклинаний из разделов школы жизни. Они считали, что это очень выгодный обмен, поскольку эльфийских рощ, кроме как на острове, нигде не осталось и никто не сможет перехватить у них производство. Текущие события наглядно показывают, как же они ошибались, и ещё раз показали — властелины всегда будут в выигрыше.

Применяя новую сохраняющую упаковку эти сладости можно хранить, если не вечно, то достаточно долго, и доставлять в любую точку мира или миров без потери их оригинальных свойств. Также можно употреблять в пищу, даже без обработки весь собираемый урожай. Однако если его правильно обработать магическими заклинаниями для придания лучшего вкуса и немного переработать в удобный для перевозки формат, то могут получиться очень питательные продукты. Причём они будут обладать достаточно специфическими свойствами, из-за сильнейшей наполненности силой жизни. Маленького кусочка, размеров всего в кубический сантиметр, будет достаточно для обеспечения жизненной силой и энергией обычного мыслящего на целый день трудной работы. Силы самого организма мыслящего при этом тратиться не будут. Он не похудеет и для работы воспользуется запасённой жизненной силой потреблённой прямо из полумагического продукта. Набор из тридцати кубиков обеспечит мыслящему месячный рацион качественного питания. Очень хорошее качество для продукта, используемого путешественниками. Нести мало, а жить на нём можно долго. Причём, несмотря на такое ненормальное для организма питание, этот режим можно держать сколько угодно времени, без ущерба для самого организма.

Из сока ягод можно получить сироп с такими же свойствами, но к тому же ещё обладающий тонизирующими и снимающими усталость свойствами. Из остатков отжима как раз и получаются эльфийские сладости. Оценка другой растительности эльфами только проводится, но уже можно сказать сразу, что из лиан можно получить прекрасную материю, а многие листья употреблять в виде салатов. Поскольку Катар совсем недавно изучал кристаллы, переданные с Веды, по медицине и пищевой промышленности, то он посоветовал из обычных листьев производить картриджи для синтезаторов. С помощью небольших магических затрат, их качество будет на порядок лучше стандартных и на этом можно заработать очень серьёзные деньги в техномирах. И все эти мысли и технологии лежат прямо на поверхности, а более полно используя местные ресурсы без ущерба для леса наверняка можно придумать огромное количество уникальных для техномиров других технологий.

Заинтересовавшись предложениями эльфа, Лекс увлёкся созданием артефактов для производства всего озвученного. К нему присоединилась Ярана, а потом и все переселенцы. Клятву секрета они уже принимали ранее, но теперь они дружными рядами влились в его клан. Корабельный защитный экран, оборонительные зенитные установки, мгновенный разгром нападающих и многие другие его действия, и главное результаты этих действий производили внушительно впечатление о его возможностях или возможностях стоящей за ним цивилизации. В этом мире — мире, удалённом от основных центров цивилизации, им было выгодно примкнуть к кому-то, имеющему возможность их защитить и создать новую структуру, обеспечивающую им нормальные условия существования и развития. Людям было абсолютно всё равно, кого представляет сам Лекс, главное это условия жизни на новом месте. А что это будет за структура в результате дальнейшего развития — город, фирма, государство или что-то другое, покажет будущее. Перспективы уже напрямую проглядывали в подвале дома охотника, одна из комнат которого была засыпана неизвестно откуда взявшимися орешками.

Эльфы, недолго думая, взяли себе всех фермеров для простых работ по производству сладостей, ягодного сиропа и картриджей для синтезаторов. Технология была известна, а Лекс добавил в неё некоторые свои производственные артефакты. Обслуживать производственные линии стали фермеры. Да и установили линии в их же подвалах, связав два дома трубопроводами, точнее корнепроводами.

Для упрощения транспортировки сироп решили не производить, а делать что-то похожее на сахар. Достаточно растворить его в небольшом количестве воды и получался нужный напиток со всеми свойствами сиропа. По силе воздействия он равнялся слабому заклинанию лечения. Силы организма восстанавливались, и чувствовался небольшой лечебный эффект. Это конечно был не эликсир жизни, а что-то более слабое, но подобное.

На выходе производственной линии продукты покрывались специальной тонкой плёнкой из сока корней леса, которая и отвечала за его длительное хранение. Если не разрушать эту плёнку, что весьма трудное дело, то срок хранения не ограничен, поскольку это был псевдоживой организм, восстанавливающий сам себя — своеобразная смола.

Карат Самонов, как официальный глава небольшой колонии поселенцев, послал запрос на ближайшую наземную базу. Он предлагал для продажи картриджи для синтезатора по цене чуть ниже, чем требовали торговцы с проходящих космических транспортов. Десяти процентная скидка оказалась очень заманчивым предложением для местных снабженцев, а объём товара предлагался неограниченный. Сведения планетарного контроля снабженцам были доступны, и разузнать, кто поселился у старой исследовательской базы, совсем не сложно. Учитывая, что поселенцы привезли с собой два десятка приличных контейнеров, то туда влезла бы не одна производственная линия. Так что правильно построенный и реализованный бизнес-проект вполне гарантировал поселенцам приличный доход. А судя по всему, проект прорабатывался тщательно. Расположение выбрано идеально. Наличие воды для производства обеспечивало озеро. Биомассу поставлял лес и какие-нибудь фермерские оранжереи. Охрану и наблюдение за лесом осуществлял охотник с семьёй. Дикие вели дальнюю разведку. Идеальный проект, с небольшим временем отдачи. Практически всё под рукой. Чувствовалась рука опытного человека и к тому же имевшего данные первой научной экспедиции, поскольку без них наладить на пустом месте прибыльный производственный процесс было нереально.

В лес собиралась ехать комиссия из планетарного контроля для расследования случая потери десантного транспорта и обнаружения группы незарегистрированных чужаков, мешающих работе первой фермы. Снабженцы подсуетились, и вместо одной машины туда направился целый караван тягачей, для доставки предварительно закупленного товара. Указанные полсотни тонн картриджей можно было вывезти в условиях сильных ветров, либо космическим челноком, либо грузовым наземным караваном. Но караваном значительно дешевле. Да и поговорить с такими оборотистыми дельцами не мешает. Возможно, те ещё что предложат. По дальней звуковой связи о многом не договоришься. Другие каналы в условиях этой планеты практически не работали. Слишком велики искажения от непонятных помех.




Глава 6. Плацдарм для развития.



Спокойно Лексу поработать с лесом не дали. Всего через несколько дней, после запуска линии по созданию картриджей, пришло сообщение с ближайшей базы торгового клана о направлении к ним транспортной колонны из десяти мощных гусеничных тягачей. Колонны и отдельные транспорты передвигались по планете с небольшой скоростью. Дорог здесь не наблюдалось, но существовали относительно ровные тропы для высокопроходимого транспорта. Причём торговцы предпочитали именно тяжёлые гусеничные машины. Использовать что-то, оторванное от дороги, из-за сильнейших ветров вне лесов невозможно. Большая часть поселенцев строили фермы на самом краю леса, где ещё возможен подъезд для наземных машин, но уже значительно снижалась скорость ветра. До домов охотника и фермеров наземным машинам тоже можно легко добраться по узкому берегу озера в каньоне. Одна из машин везла комиссию из состава планетарного контроля, для расследования случая с потерей малого десантного транспорта и в связи с заявлением фермеров с другой стороны леса о нападении на них неизвестной группы. Остальные машины принадлежали снабженцам и шли на автопилоте под управлением всего пары водителей. Кроме водителей присутствовал и заместитель главного снабженца базы. Его послал сюда главный управляющий планетарного контроля, поскольку выгода снабжения всех синтезаторов на планете с помощью поставок с этой новой фермы предполагалась весьма значительная, а судя по предложенному для продажи количеству картриджей, фермеры могут в будущем выпускать и больше такого товара. Базы снабжения всё-таки были слишком далеко в стороне от этой планеты или точнее эта планетная система располагалась вдали от транспортных путей, и кораблям приходилось делать скачок в сторону от накатанного пути.

У других возможных производителей продуктов на планете постоянно возникают различные проблемы, из-за которых нормальные поставки провианта сильно затруднены. Они с большим трудом обеспечивают едой себя и небольшое количество дополнительных людей, да и ферм пока очень маленькое количество. Мало кто соблазняется таким беспокойным местом жительства. В отличие от них новая ферма в кратчайшие сроки смогла обеспечить сырьём какую-то специализированную производственную линию по изготовлению картриджей. Причём не каких-то химических, а вполне натуральных, цена на которые в метрополии в полтора раза выше. Присланные лабораторные данные анализов предполагаемой продукции соответствуют самым высоким стандартам на такую продукцию.

За несколько часов до прибытия колонна обнаружилась на локаторе. Все жители фермы стали готовиться к приёму гостей. Лекс приказал дракону спрятаться в лесу, а то он уже какой день таскался за обитателями фермы. Первый день люди его побаивались, учитывая фильмы, которыми их снабдил планетарный контроль, а потом быстро привыкли. Лекс сильно подозревал, что без определённого внушения со стороны дракона здесь не обошлось. Люди привыкли к дракону слишком быстро, и здесь явно сказались его телепатические возможности.

Эльфы занимались своими делами в лесу и выходить оттуда не собирались. Некоторое время Лекс затратил на дополнительное объяснение ролей для каждого человека. Надо показать приезжающим, что они обычные фермеры, с некоторой поддержкой со стороны. В будущем этой стороной станет Веда, тем более Ярана заключила со всеми жителями фермы официальный договор, зарегистрированный её компом, на образование новой, совместной с Ведой, корпорации «Лес» Как член правящей семьи, она имела такие полномочия.

Для вновь заселяемых планет существовал специальный кодекс, которого придерживались все государства галактического содружества, к тому же это оказывалось достаточно выгодно. По кодексу, заселение открытой планеты могут проводить любые структуры, начиная от государственных и заканчивая отдельным частником, но подчиняются они законам того государства, под чьим управлением находится планета. Это позволяло привлекать для освоения достаточно значительные средства и относительно быстро завершать первичный период развития планеты. Если после периода начального освоения управляющая структура захочет остаться на планете единолично и официально войти в состав своего государства, то она должна выкупить все прочие чужие структуры, за соответствующую стоимость. Хотя в этом случае другие структуры будут вынуждены уйти с планеты, заработают они на этом очень неплохие деньги и оставят на месте достаточно развитую инфраструктуру для дальнейшего развития. В истории были случаи, когда планету покидали именно владельцы, и у неё появлялся новый владелец, выкупая всё в собственность. Лекс уже сейчас нацеливался в будущем именно на такой вариант развития. Хотя такое будущее может наступить очень не скоро.

Сотню километров, от предела наблюдения локатора, колонна проехала за четыре часа. Сильные ветры и дожди изрезали поверхность планеты, свободную от лесов. Если бы не карты со спутников, которые позволяли строить хорошо проходимые маршруты, то передвижение наземного транспорта сильно бы затруднилось. Гости приехали уставшие. Четыреста километров от ближайшей базы они ехали почти сутки.

Комиссия для расследования состояла из трёх человек. В её состав входил и водитель тягача — Касл де Шорт, точнее он параллельно выполнял его функции, а заодно являлся старшим инженером базы, с которой посылались сюда десантные транспорты. Этот тягач должен был эвакуировать неисправную машину, после её подъёма из озера. От планетарного контроля в комиссию входили двое: заместитель начальника СБ планетарного контроля — Симон Ласт и наблюдатель планетарного контроля — Гортон Номан. СБ сильно обеспокоили сообщения о наличии на территории планеты неизвестных вооружённых формирований. Здесь и так велась вялотекущая война с аборигенами, и вмешательства ещё и третьей стороны клану совсем не хотелось. А вдруг эта третья сторона споётся с воинствующими местными и вооружит их более современным оружием, чем копья, тогда гарантированы дальнейшие проблемы с местным населением. Пока выделенных для освоения планеты средств не хватало для нормального наблюдения за всей территорией планеты. Значит, лёгкие космические транспорты свободно и тайно могут проникать на планету, а уж что они привезут — это одному богу известно.

Другим транспортом руководил Малкон Крайтон — заместитель начальника снабжения базы. В его подчинении находились два водителя. Вот и весь людской состав колонны. Нехватка персонала — одна из основных особенностей колонизируемых планет. Водителей пригласили к себе в дом фермеры, а более значимые люди принимались в доме охотника.

Симон Ласт был потомственным имперцем, причём многие его предки имели непосредственное отношение к СБ империи. Его направила сюда служба не просто так. Он имел прекрасный послужной список и достаточно большой опыт разрешения трудных ситуаций. Принадлежал он не службе СБ торгового клана — владельца планеты, а именно межклановой имперской службе. Необоснованный провал прошлой попытки освоения ресурсов планеты и поспешная и явно плохо подготовленная попытка нового освоения очень заинтересовали имперскую СБ. Информация о наличии на планете чужих вооружённых формирований заинтересовала уже самого Симона. Вся информация о новых поселенцах у него была, и с первых минут знакомства он анализировал достоверность этих данных. Если большая часть людей соответствовала тому, что про них было известно, то двое из этого правильного списка выпадали моментально.

Опытный взгляд службиста сразу определил, что Лекс Леш и его жена имеют такое же отношение к диким поселенцам, как он к собирателям цветочков. То, что они не чужие разведчики, Симон понял сразу. Качественную разведку так плохо не скрывают. Матрицы поведения этих людей, в отличие от остальных людей этой фермы, сильно отличались от их масок. Они всё делали совсем не так, как могли бы действовать поселенцы — выходцы из диких миров. Да такие дикари сейчас бы сидели, забившись в самый дальний уголок, или с опаской подходили к любой технике. Эти же наоборот встречали гостей в первых рядах и никакого внимания не обращали, ни на современное оборудование, ни на роботов, ни на технику. Симон также заметил и то, что Ярана явная уроженка Веды. Характерные, чуть заострённые кончики ушей и, одновременно, чуть великоватые глаза выдавали её полностью. Насчёт Лекса он пока затруднялся во мнении. У того было слишком много других мелких признаков, редко встречающихся в известных Симону народах.

Хорошо подготовленному психологу сразу становилось видно, по взглядам, бросаемым остальными жителями фермы на эту парочку, что заправляют здесь именно они. По базам преступников доступным Симону, их данные там не числились. То есть, кто бы они ни были на самом деле, в розыске они не числились. Если бы Симон заранее знал, кто тут главный, он бы запросил по дальней связи банк данных службы, на соответствие образцов их ДНК, возможным другим совпадениям с идентификаторами, хранящимися в базах СБ. Теперь же ему пришлось участвовать в игре с этими масками.

Лекс ничего скрывать от комиссии не собирался. Он, вместе с Каратом, провёл всех по ферме и показал, как работает производственный комплекс. Роботы охотника и фермеров, под присмотром операторов, рубили на краю леса различные растения и спускали их в дом фермерам. Там они измельчались и загружались в комплекс, на выходе которого получались готовые картриджи. Вскрывать производственный комплекс, конечно, никто не стал, да и всё равно никто в этом не разбирался. Налицо была работа и производительность, достаточная уже сейчас для снабжения половины синтезаторов на планете.

Малкон Крайтон удивился только габаритам производственной линии. Она явно могла влезть в один транспортный контейнер. Ничего подобного он никогда не видел. Похоже, это была какая-то новейшая разработка. Любая фирма могла направить такую установку на испытания в дальний мир. Здесь явно пока не имелось конкурентов, и никто не мог украсть производственные тайны.

У старшего инженера — Касл де Шорта, тоже имелись некоторые вопросы к хозяевам, но обоснованы они были только его подозрениями и высказывать их напрямую он не стал. Орканин завербовался на работу в торговый клан совсем недавно и, учитывая его высокую квалификацию, начальство направило его сюда с первой волной нового заселения. Вопросы появились, когда роботы вытащили утонувший десантный транспорт. Некоторые управляющие блоки на машинах он восстанавливал при ремонтах сам, и то, что он обнаружил, на этом транспорте никак не должно находиться, поскольку стояло на других машина. К тому же запасных частей, точно имевшихся на машине раньше, он тоже не обнаружил. Эта информация явно показывала, что здесь производился ремонт, но без соответствующего уровня знаний сделать его невозможно. А по его информации таким уровнем знаний не обладал никто кроме него в зоне ближайших тысячи километров.

Основной разговор состоялся во время ужина в доме охотника. Крайтон на нём не присутствовал, поскольку снабженец, загрузив транспорты под завязку, сразу отправился в обратный путь. Ему было проще всего, он всё увидел своими глазами и выяснил возможности фермеров по производству. Оставаться здесь ему не было смысла. Касл — как водитель единственного оставшегося тягача отправляться на ферму с другой стороны леса ночью не решился. Случись что в пути — помочь было некому, а такие случаи бывали. Уже не раз пропадали одиночные транспорты, да так что следов не находили. Такое было вполне возможно, большая осыпь на бездорожье вполне могла перевернуть и засыпать наземную машину, а учитывая полное отсутствия связи сообщить об аварии было проблематично.

Сложный для себя разговор начал Симон, как представитель службы безопасности:

— Я доволен результатами нашего сотрудничества. Десантный транспорт вы нам помогли вытащить своими роботами. На обратном пути мы его заберём. Вот только я так и не понял, кто главный в вашей корпорации, — произнёс он, поглядывая на хозяев за столом.

— На ваш вопрос легко ответить, — отозвался охотник, — руководит нами вон тот молодой человек. Хоть он и прибыл с дикого мира, но у себя он там был большим вождём, а опыта управления больше ни у кого здесь нет. Так что выбор очевиден.

— А Ярана, что, не имеет такого опыта? — усмехнулся Симон, кивнув на девушку.

— У них как-то не принято, чтобы жена управляла мужем, — улыбнулся в ответ Карат.

— И как вам, не трудно управлять людьми в новом мире? — обратился Симон уже к Лексу.

— А какая разница? — Пожал плечами Лекс. — Люди — как люди. Говоришь, что делать — они делают. Главное прислушиваться к правильным советам.

— И конечно правильность совета определяете вы? — поддел его Симон.

— А как же иначе? — не попался на его удочку Лекс и добавил. — Жена всегда поправит, в случае явной моей ошибки.

— То есть руководит вами всё же жена? — ухмыльнулся Симон.

— Нет, что вы, — махнула рукой Ярана. — Зачем мне такие проблемы? Пусть муж рулит. Я буду ехать.

— Странно, извините за высказывание, но совсем недавно дикий руководит хоть и небольшой, но всё же корпорацией. Очень странно, — пробормотал орканец Касл.

— У меня не такой уж и дикий мир. Ну, может, только немного не дотягивает до вашего уровня, — проронил Лекс с загадочным видом.

— Странно, я не слышал в последнее время об открытии миров с достаточно развитой технологией, — заметил Симон.

— А кто вам сказал, что вы открыли мой мир? Может, это мы открыли вас, — с тем же загадочным видом сообщил Лекс.

— О-о-о…, Э-э-э…, — не нашёлся, что сразу ответить, Симон. У него мелькали в голове различные мысли, одна нелепее другой. Пока на поверхности плавала только одно достойное предположение. Веда открыла населённый мир и снимает сливки с возможностей обмена. Всем было известно, что веданцы помешаны на древней истории развития и посылают исследовательские экспедиции везде, куда могут дотянуться. А вдруг они где-то нашли новый мир. Тогда понятно и почему жена у Лекса — веданка. Другой вопрос в том, почему в этой паре главный — Лекс. Веданки весьма привередливы к выбору второй половины. Как же — раса псионов. Судя по почти нереальной красоте Яраны в её предках, вполне возможно, отметились псионы, хотя она вряд ли обладает такими качествами или имеет их в очень незначительном количестве. Иначе тут уже все бы люди свихнулись. Давно известно, что сильные псионы негативно влияют на обычных людей.

— То есть вы хотите сказать, что сами окрыли наше содружество? — удивлённо протянул Касл.

— Как бы, да — кивнул Лекс.

— Тогда почему об этом никто не знает? — задал резонный вопрос Симон.

— А зачем? — пожал плечами Лекс, — Возможно, нам у вас не понравится. Тогда какой смысл заявлять о себе.

— Хорошо, оставим пока этот разговор. У СБ появились сведения о наличии в лесу неизвестных вооружённых групп, которые нападают на фермеров. Вы что-нибудь слышали об этом, — поинтересовался Симон у хозяев.

— Конечно, слышали, — кивнул Лекс, — тут наш сосед недавно прилетал. Он-то думал, что эти люди мы и есть. Хорошо, что вовремя разобрались и не поубивали друг друга. Они потом на радостях один транспорт и утопили.

— А сами вы значит, ничего такого не видели? — сделал вывод Симон.

Карат только тоже молча покивал в ответ.

— Странно, — задумался Симон, — на одних нападают, а на других нет.

— Может, мы занимаемся не интересными им вещами, а наши соседи их интересуют — предположил Лекс.

Симон тоже склонялся к такому выводу, но пока не мог предположить, чем заинтересовали нападавших другие фермеры. Поездка к ним намечалась только на следующий день. Постепенно разговор перешёл на другие, в основном бытовые, темы.

Утром комиссия направилась к соседям. За всё время пребывания ещё один член комиссии — Гортон Номан, только наблюдал и практически не задавал вопросов. У Лекса создалось впечатление, что они его совсем не интересовали и только когда разговор заходил об их соседях, он проявлял внимание. Отсюда Лекс сделал логичный вывод, что это человек Тура Кранта, и он приехал проверять Сотора, о чём тому и сообщил.

Проверка второй фермы мало что добавила к уже известным сведениям. Только несколько видеозаписей о нападениях, снятых с регистраторов роботов могло что-то добавить при внимательно их анализе. По решению Симона, часть наёмников останется на ферме Сотора, а остальные вернутся на базу. По записям камер нападавших было совсем незначительное количество, поэтому люди на ферме и оставшиеся наёмники должны справиться со всеми проблемами. Захватив на обратном пути неисправный транспорт, комиссия отбыла на базу.



Разговор по шифрованно связи.

— Тур я посмотрел на твоего Сотора и его ферму. Сам он мне понравился, правда команда у него не очень — сплошь уголовные морды, но ферма может работать и без привлечения аборигенов, так же как работают остальные две фермы. У меня созрело большое подозрение, что нападали на него не наши конкуренты, а другие ребята, как-то завязанные на аборигенов. Кто-то из учёных в первых исследовательских партиях мог работать и на другую контору и теперь те тоже пытаются что-то здесь делать, но это явно не управляющий планетой торговый клан. Возможно это кто-то на самом деле из республики.

— Решили освободить местных и таким образом, завоевав их доверие, использовать тех в своих целях?! Хороший ход. Жаль мы сами до этого не додумались.

— Пусть Сотор пару недель подождёт и потом начинает работать своими силами. К времени прихода транспорта, при большом желании, он правильную норму наберёт. А желание у него должно быть, ему же расплачиваться за потерю транспорта.

— Договорились. Я ему передам. Конец связи.



Вернувшись к себе в кабинет, Симон запросил полные сведения из базы СБ империи по образцам ДНК из документов Лекса и Яраны. Получив их, он расстроился. Вся его теория полетела к чертям. Разрозненные данные совсем не стыковались. Лекс оказался телохранителем Яраны, а та — членом галактической комиссии по расследованию инцидента при первой попытки колонизации. Откуда они взяли новые идентификаторы — непонятно, как попали в поселенцы — тоже непонятно. В истории Лекса оказалось слишком много белых пятен. Точнее она вообще появилась только с определённого момента, а что было до этого — никто не знает. Он не орканин, но как-то связан с ними. Изначально, по отчётам медиков знал только орканский язык, что было странно. Единственным вариантом казался контакт его цивилизации, если она существует на само деле, не с Ведой, а с Орканией. Ярана тоже давала повод задуматься. По известным на неё сведениям — сильнейший псион, тогда почему окружающие люди этого не чувствуют. И как Лекс, по всем обследованиям медиков, обычный представитель человеческого вида до сих пор не сошёл с ума, постоянно находясь с ней. С самой комиссией тоже оказалось не всё так просто. Она уже давно должна начать работу, но ей кто-то активно мешал. Точнее, для Симона было понятно, мешал сам торговый клан. Ему стало интересно — почему, но пока ответа он не видел. Явно клан что-то скрывает, а раз скрывает — значит, это пахнет большой прибылью.

Докладывать начальству пока не о чем. Эта парочка, несмотря на некоторые нарушения законов, опасности для империи не представляет. Понятно, почему она здесь и понятно, что делает. Даже есть вариант его работы вместе с этой парой над секретом торгового клан. Но пока Симон решил подождать и понаблюдать за дальнейшим развитием событий. Может, всплывёт ещё что-нибудь ценное.

После отбытия комиссии Лекса выловил фермер Кастор Ром:

— Лекс у меня есть некоторые сведения о положении торговцев на планете. Водители и снабженец кое-что рассказали очень интересное. По их словам здесь творится какая-то чертовщина. То, что фермерам не удаётся наладить поставки продовольствия — это и так все знают, а вот то, что добыча полезных ископаемых приносит мизерный доход и едва окупает себя, клан скрывает.

— Значит, вам снабженец это всё прямо так и выложил? — недоверчиво покачал головой Лекс.

— Нет, конечно. Мы его долго спаивали, да и водители кое-что из сказанного подтвердили. Они много где ездят на своих тягачах. Если добыча металлов ведётся на поверхности — всё нормально, оборудование работает как часы. Как только шахтёры пытаются копнуть вглубь — начинаются проблемы. Часто сбоит связь и пропадает управление роботами, а сами они всё проанализировать не в состоянии. Но это не главное, при продолжении работ начинается разрушение добывающих комплексов. Ни с того ни с сего корпуса и инструменты разрушаются. Привлечённые учёные в местной лаборатории пытались анализировать разрушенные часть, но ничего не поняли. При глубинных работах наступает почти мгновенное старение материалов, поэтому всё и разрушается. Почему это происходит никто понять не в состоянии. Метрополия давит на местных управленцев, а те не в состоянии что-то конкретное ответить. Клан рассчитывал на прибыли, а их нет.

— Спасибо за информацию. Это интересно. Я подумаю, — ответил Лекс. Очень похоже, действовало заклинание старения, но возможны и другие варианты воздействия. Лекс видел, как при выращивании Соной растений в стерильной лаборатории охотника, те разрушались под влиянием леса. Возможно, в глубине планеты действуют схожие эффекты для материалов. Это было только предположение, но раз есть такие простые с точки зрения Лекса объяснения, то могут найтись и другие.

Вечером на ферме появился новый глава эльфийского поселения — Катариэль. Он кое-что придумал, и появилась необходимость посоветоваться.

— Привет императору, — поприветствовал он Лекса, когда тот появился в комнате. В среде академии, практически среди своих людей и нелюдей, все свободно общались с имперской семейкой. Лекс приучил. Он и так едва терпел официоз, а если к нему бы и почти дома так обращались, он бы вообще злился постоянно.

— Я так понял, у тебя есть что-то интересное? — поинтересовался Лекс, разваливаясь на кресле рядом с эльфом.

— Есть. Но сначала отчёт. Мы, наконец, нормально устроились в лесу. Стволы мелорнов это что-то. Чувствуем себя как в раю. Сбор урожая в заброшенные посёлки постепенно наращивается. Ещё неделя и процесс выйдет на стабильный уровень. Буду договариваться с аборигенами. Пусть покупают, хотя бы часть урожая. Куда-то они его раньше девали, значит, он кому-то нужен. Всё сожрать сами они не могли. Из другой части наладим производство нашей эльфийской продукции. Вот для этого нужны руки. Перехожу к интересному. Как ты посмотришь, на то что бы перекинуть сюда хотя бы сотню полуэльфов. Они у нас в рощах производили практически всё. На местном сырье продукция получится вне конкуренции даже для наших старых товаров. Местные производители в техномире, насколько мне удалось выяснить, вообще ничего подобного не производят, точнее то, что они делают, даже аналогом назвать невозможно.

— А тебе сотни помощников хватит? — проявил интерес Лекс.

— Пока хватит, а потом, как мне кажется, и местные подтянутся, а полуэльфы хорошие организаторы, — ответил эльф.

— Что собираетесь делать? — спросил Лекс. Он знал много эльфийских товаров и у эльфов выбор направлений производства был достаточным.

— Наши сладости, парфюмерию, лекарства, — отозвался эльф, — у технократов есть кое-что, но такие товары с приличным качеством стоят весьма неприличных денег. У этого товара есть куча преимуществ: небольшой объём, лёгкость хранения и транспортировки, долговечность и большая стоимость. Я думаю, нам для развития местные капиталы очень пригодятся.

— Мне кажется, такие вопросы ты и сам мог решить. Что ещё? — вопросительно посмотрел на подданного Лекс.

— Ты прав, владыка. Я по поводу тех грибочков, что собирают уже наши слуги. Насколько я разобрался — это основа для сильного наркотика, производимого по их технологиям. Как мне рассказал Сотор — весьма дорогого наркотика. Так вот, мы можем сделать немного другой наркотик, даже не наркотик, а своеобразное лекарство для наркоманов. По действию это будет наркотик, по результатам применения лекарство. Единичное применение у наркомана вызовет сильнейшее привыкание, но без ломки. После него никакие наркотики на человека действовать не будут, точнее их эффект окажется настолько незначительным, что за большие деньги их покупать новые наркоманы не будут. В то же время это наркотик будет аналогом твоей слабой живой воды и приведёт со временем к полному выздоровлению организма. На обычных людей — не наркоманов, наркотик действовать практически не будет, точнее, окажется небольшим стимулятором, но за стоимость наркотика покупать стимулятор никто не будет.

— Как мне кажется, вы собираетесь на новый наркотик накладывать заклинание усиления сущности, — задумчиво глядя на эльфа сказал Лекс. — Получается, чем больше наркоман потреблял наркотики, тем сильнее на него подействует наш и со временем вылечит его организм.

— Организм вылечит, — усмехнулся эльф, — но привязка к наркотику никуда не денется, только заменится на нашу. Тебе же нужны свои люди в техномирах, а это будут очень идейные твои последователи. За новую дозу, причём заметь полученную очень нескоро, а в далёкой перспективе они сделают для тебя всё что угодно. Исправить таких людей и сейчас проблематично, можно конечно нашими средствами, но действительно дорого, а тут получается, они практически вылечиваются и становятся нашими слугами.

— Интересно, — задумчиво протянул Лекс. — Мы не будем воевать с государствами. Мы немного потесним преступность и перераспределим их людей и рынок в свою пользу, и в таком случае мы получаем никому не подконтрольные каналы сбыта и покупки различного товара. К тому же если некоторые ключевые люди из бывших наркоманов пройдут ритуал клятвы секрета, вскрыть нашу мафию никакой СБ не удастся. Основной, нелегальный канал поставки наркотика мы прикроем обычным каналом наркотиков из грибов. Трудно будет догадаться, что сильный наркотик делают вместе со слабым в одном месте. Мне идея очень нравится, хотя придётся немного повоевать с мафией за рынки сбыта.

— Воевать будут местные с местными, что они и сейчас прекрасно делают без нашего вмешательства. Жена даже название наркотику уже дала — «Чёрный принц» — усмехнулся эльф.

— Хорошо хоть не владыка, — проворчал Лекс, — ещё бы не хватало, что бы его со мною связывали. Одобряю. Действуйте. Для распространения привлекай Сотора и его связи, а также можешь использовать связь с Луном. Есть такой бандит на пересадочной станции в системе Сота. Я тебе сбросил на комп его данные для связи. Я озабочусь нашей безопасностью и системами связи. Местные меня сильно не устраивают. Да и Мира недавно говорила, что что-то там соорудила на сплаве технологий.

— Отлично. Мы начинаем работы, — кивнул эльф и, кое-что вспомнив, продолжил, — я тут недавно наблюдал за учёбой женщин на поляне. Из Яраны выйдет толк, сильнее ведьмы я ещё не встречал. А вот остальные слабоваты. Плохие из них маги жизни. Ты лучше приведи сюда пару друидов. Пусть они возьмут женщин под свою опеку. Друидки из них выйдут замечательные. Мы потеснимся. Для нас Лес слишком большой, а ему надо развиваться. Друиды помогут и нам и лесу.

Лекс согласился с выводами эльфа и, когда тот покинул комнату, связался с жёнами.

(Лекс: — Мира, ты там что-то упоминала про связь.

Мира: — Ага, вспомнил, что и жена что-то может.

Лекс: — Да ты можешь больше чем я!

Мира: — Кое в чём, да. Я тут немного доработала твой разговорник. Конечно, пока не очень компактный вариант получился, но гораздо лучше, чем в техномире. Я соединила теневой карман с твоим разговорником и с компом. Получился своеобразный информационный портал. Все устройства завязаны на один очень маленький теневой портал. Через него и осуществляется связь: мысленная, радио и стандартная полевая от компа. Устройство получилось немного громоздким, размером с небольшой чемоданчик, но это намного лучше, чем стационарные станции техносвязи и не надо никаких ретрансляторов. Связь работает где угодно и на каком угодно расстоянии.

Лекс: — Мира, ты чудо. С меня причитается.

Мира: — Я знаю и запомню.

Лекс: — Сколько уже устройств в работе?

Мира: — Больше двадцати. Теперь твои жёны не работают в качестве передатчиков. Все центральные точки управления уже связаны через такие устройства. Центром связи заведует твоя гномка Фиона. Эмпатия через мыслесвязь разговорника действует прекрасно.

Лекс: — следующую пятёрочку положи нам в теневой карман, я подключу несколько точек в техномирах.

Лекс: — Криста, тебе есть задание. Найди парочку друидов.

Криста: — Десяток тебя не устроит. Есть свободный, знакомый тебе друид, со своими учениками, строивший тебе первый корабль. Подойдёт?

Лекс: — Ещё как подойдёт. В лесу есть для него работа и Катариэль не возражает. Предупреди их. Пусть собираются. Вечером перебросим. Ещё эльф просит добавить сюда полуэльфов, для них есть много работы.

Криста: — Из моего дома подойдут? А то они давно просятся на поселение куда-нибудь за пределы острова. Сколько надо?

Лекс: — Эльф просит сотню, но я думаю, отправь сотню вместе с семьями, вдруг что случится, чтобы им тут было комфортно.

Криста: — Я тебе дам. Что случится! Мало не покажется.

Лекс: Ну не так выразился. Вдруг придётся срочно уезжать с планеты.

Криста: — То-то. Завтра группа будет готова.)

Дальше дела завертелись. Несколько дней Лекс занимался устройством новых поселенцев. Те заняли целый пустующий посёлок недалеко от фермы и выстроили там дома на свой лад. После небольших раздумий, он попросил послать на Веду сообщение, с просьбой выкупить часть поверхности планеты в аренду у торгового кланы, хотя бы на сотню лет. Это обеспечит ему стабильный с точки зрения местного закона плацдарм для развития. Если торговцы сейчас терпят убытки, то легко пойдут на такой шаг. Верхушка самого торгового клана вряд ли замешана в изготовлении и торговле наркотиками. А при продаже территории те никого из местных управляющих, замешанных в этом, спрашивать не будут. Лексу эта операция позволит действовать без оглядки на местные структуры управления.

Прибывшие друиды оказались на седьмом небе от счастья. Им говорили, что они едут на поселение в новый мир, но никто не сообщил, что жить будут в эльфийском лесу, не роще, а именно лесу. Да они даже представить себе не могли такого гигантского леса. Сюрприз получился приятный. К тому же главный друид получил ещё двух новых учениц. Чем больше у друида учеников, тем выше его статус в общине.

Конечно, без проблем не обошлось. Путешествовать людям и полуэльфам по подвесным дорогам не нравилось, да и не рассчитаны они были на такой вес путника. Пришлось озадачиться и этим вопросом. Можно доставить сюда гномов, но быстро построить достаточно много подземных дорог они не смогут. Через Лену Лекс договорился со своим наместником на Земле — Сталиным. У того давно разрабатывались машины для строительства метро, а как сообщила Лена там тоже стали использовать технологии полученные Лексом из звёздных миров. Гиперболоид уже давно его братья с земными инженерами построили на базе земных технологий. Теперь же они его модернизировали, используя космические. Десяток обычных бластеров с магическим питанием, охлаждением и фокусировкой создавали режущий луч толщиной меньше миллиметра. Такой луч на максимуме прорезал без особых проблем стометровый слой любого материала, будь то камень или металл. На самом деле энергии луча для такого воздействия было маловато, но кто сказал, что там была только энергия. Магию тоже использовали поверх энергетического луча. Фактически повторили технологию Лекса для локатора, но только теперь в силовом варианте. В луч вплели самостоятельно подпитывающееся от него плети смерти и огня, а также дополнительное заклинание фокусировки. Это позволило создать луч — плеть, который управлялся веданским компом с небольшим магическим модулем управления лучом. Им легко вырезались кирпичи любых размеров из любой поверхности. Оставалось только разобрать кирпичную кладку и использовать такой материал для других строительных целей.

Сталин сразу пообещал передать пару таких бурильно-строительных комплексов, но попросил включить в состав новой колонии полсотни своих людей. Лекс не видел причины отказать в такой просьбе. Земляне вполне могут найти другое применение различным продуктам и технологиям этого мира.

Кроме того, комплексами нужно управлять и эти люди здесь пригодятся. К тому же эти устройства двойного назначения. Ими можно строить, но ими же можно убивать. Фактически это бластерные лазеры. Гигантская энергия плазменного жгута, помноженная на магию и с толщиной спицы лазерного луча, даже по прикидочным оценкам, порежет небольшой космический корабль на кубики, шарики или другие фигурки за несколько секунд, не обращая внимания на различные полевые корабельные щиты. Те просто не рассчитаны на такую плотность энергии и проникающую способность магической плети смерти. Как обычно, что бы люди ни делали, всё равно получается оружие, хотя конечно и лопата может быть оружием, смотря в каких руках она находится.

Работы сразу появилось очень много, если бы не эльфы, Лекс бы не справился. Строить подземные дороги пришлось очень аккуратно. Под управлением Лекса и эльфов лес убирал с пути корни, отодвигая их чуть выше или чуть ниже дороги. Уборкой кирпичей плит и другого нужного материала, полученного при строительстве подземных тоннелей, занимались роботы фермеров, поскольку снабжать производственную линию для картриджей стали местные животные, обученные и контролируемые эльфами и полуэльфами. Те же полуэльфы получили первые партии товара для продажи. По несколько тонн различных сладостей, парфюмерии, лекарств и наркотика «Чёрного принца» уже лежали готовыми и упакованными в соответствии с местными традициями в подвалах дома охотника. На ферме Сотора даже нашлись первые потребители наркотика. В его банде имелась парочка наркоманов. Эффект действия наркотика превзошёл все ожидания. Привязанность образовывалась после первого применения, и на другие наркотики наркоманы теперь внимания не обращали. Их организмы под его воздействием стремительно восстанавливались, и появлялись другие положительные эффекты. Даже под воздействием наркотика человек не терял сознание, не пропадал в мире грёз. Он целый день после приёма находился в состоянии эйфории, но при этом нормально думал, размышлял, учился, да и вообще мог выполнять любую работу. Наркотик воспринимался даже лучше, когда наркоман работал, поэтому его сразу накрывала волна сверхвозбуждения и жажды деятельности.

Одним из вечеров состоялся и разговор с Яраной по поводу расширения участия Веды в местном предприятии.

— Что-то ты веданцев обижаешь. Своих людей приводишь, а моих не используешь, — начала разговор первой Ярана.

— А я ждал, когда ты созреешь, — усмехнулся Лекс, прижимая её у себе.

— Я созрела уже давно, ещё в первый день встречи с тобой, — уткнувшись в его грудь, проворчала Ярана.

— Ну, хорошо, переиграю фразу. Я ждал, когда созреет обстановка для возможного вмешательства Веды, — успокаивающе поглаживая её по спине, произнёс Лекс.

— Продолжай, — почти промурчала довольная Ярана.

— Продолжай что? — усмехнулся Лекс.

— И то, что ты делаешь, и то, что говоришь, мне так удобнее слушать, — ответила довольная девушка, ещё сильнее прижимаясь к Лексу.

— Хорошо, есть возможность за небольшую сумму арендовать на планете кусочек земли, километров так с пятьсот, — как посмотрит на это твоя мать.

— Мать посмотрит так, как на это посмотрю я, — чуть оторвавшись от Лекса и взглянув ему в глаза, пробормотала Ярана. — Кроме этой суммы затраты планируешь большие?

— Большие, — вздохнул Лекс. — Здесь и сейчас у меня таких денег нет.

— На что пойдут денежки? — поинтересовалась девушка, опять удобно устраиваясь в руках Лекса.

— Миллиардов пятьдесят нужно на небольшой космопорт и столько же на транспортный терминал над планетой, — пояснил Лекс.

— И ты поставляешь нам всё, что мы запросим, — добавила Ярана.

— Всё что в моих силах, — поправил Лекс.

— Считай договор у тебя в кармане, а теперь пошли, будешь делать предоплату, — прошептала девушка и утащила Лекса расплачиваться в их комнату.

Утром, в одно из появившихся окон в помехах, по каналу связи на базу ушёл зашифрованный пакет, для передачи внешнему адресату по космической связи.



Разговор в одной из столовых на базе торгового клана.

— Эй, Симон, что ты сидишь который день с задумчивым видом и пялишься в тарелку с такой паршивой кашей как у тебя. Лучше бы купил пару рецептов у наёмников на соседней базе. Говорят, там они на обычном синтезаторе такие вещи делают, что пальчики оближешь.

— Лей, сколько раз тебе говорить, хоть ты и связист и язык у тебя должен хорошо работать, эта штука тебя рано или поздно приведёт на тот свет.

— Ну и что, зато и там всех веселить буду. Хочешь новость, которая будет известна всем только завтра?

— Ну, говори уж. Вижу же, что тебя так и распирает.

— Знаешь, что наше начальство учудило?

— Не знаю. Не тяни.

— Они продали лицензию на сто лет использования, того леса и окрестностей, где ты только недавно побывал.

— Кому? Орканам или Веде?

— Вот же демон. Ты-то откуда узнал? Приказ пришёл несколько минут назад.

— СБ я или не СБ, мне положено всё знать. Так кому?

— Ага, всё же не всё знаешь. Обоим. У них совместный концерн образовался. Насколько я понял, они тут космопорт будут строить и подвесят над планетой торговый терминал.

— О боги вселенной. Это же, как минимум сто миллиардов, а с учётом удалённости как бы ни раза в полтора больше.

— Это ещё не все сведения. Они гонят сюда по паре крыльев исследовательского флота, а это как минимум по пять эсминцев с флагманским крейсером с каждой стороны, плюс суда обеспечения. Скоро у нас на орбите будет не протолкнуться.

— Извини, Лей, мне срочно надо переговорить с начальством. Кашу можешь оставить себе.

— Вот же демоны. Чего это он так возбудился.


Глава 7. Тайны и их разгадки.

Ярана получила ответ с Веды. Она поняла, что мать договорилась с орканами и заключила какой-то дополнительный договор. Судя по всему, союзные государства псионов собираются расширять и укреплять связи с империей Лекса, причём очень сильно расширять. В послании матери Ярана никаких рекомендаций и дополнительных сведений не давала. Но очень похоже, мать основательно опросила учителя, отправленного Лексом на Веду, для обучения псионов на месте. Лекс только подтвердил предположения Яраны. Корниэль знал достаточно много о нём, чтобы посоветовать прислушаться к его пожеланиям. Объединённая эскадра прибудет к планете через месяц.

Лекс вызвал к себе Сотора. Тот прибыл уже через десять минут. Между брошенными и ещё незанятыми поселенцами посёлками аборигенов, фермами, колониями эльфов и землян, уже были построены подземные тоннели на глубине сотни метров, по которым транспорт без помех добирался от точки к точке. Новыми бурилками подземные дороги, по типу метрополитена, строились со скоростью до десяти километров в час. Роботы и транспорт с трудом успевали вывозить строительный материал из тоннелей. Так что сейчас бурилки больше стояли на поверхности, на всякий случай, охраняя поселения от воздушного нападения. Работа для них закончилась слишком быстро.

Для бывшего полицейского нашлось трудное задание. Он должен имитировать побег с фермы, после захвата её десантниками республики Того. Орканин Раст запросто может организовать быстрый переворот власти. Причём никаких юридических последствий такой переворот за собой не повлечёт, по крайней мере, со стороны торгового клана. Ферма организована, как добровольное поселение переселенцев, и они спокойно могут переизбрать главу поселения. Даже наёмники, охраняющие сейчас ферму, вмешиваться в передел власти не будут. Им без разницы, кто владелец, лишь бы денежки исправно платили и желательно без военных действий.

Так ранее и выбрали Сотора главой фермы, после неожиданной смерти предыдущего главы. Сильно не понравится такой поворот только мафиозному клану, контролирующему эту ферму. Сам Сотор даже не знал, что это за клан, и для кого они тут на ферме добывают концентрат для наркотика. Официально мафиози придраться ни к чему не смогут, поэтому следует ожидать очередного нападения, только уже на бывшую наркоферму, с целью захвата и обратного переворота.

Сотору в это время нужно покинуть планету и добраться до станции «45—8» в системе Сота. Там он должен передать небольшой груз нового эльфийского наркотика, для распространения структурами, управляемыми подконтрольным Лексу бандитом Луном. На станции он должен оставить Луну новейшее устройство портальной связи. Тогда будет возможно спокойно наладить канал доставки эльфийского товара через станцию, дальше в техномиры. Два других устройства связи он должен передать любому кораблю Веды. Ярана обеспечила его специальным паролем для доступа к СБ корабля. Сотор пока останется наблюдателем и координатором на этой станции. Таков план начального внедрения эльфийских товаров на рынки ближайших миров. Никаких официальных поставок магической продукции с этого мира Лекс делать не собирался. Здесь должна производиться только легальная продукция по стандартам техномиров. Пусть чуть лучше, но понятная и знакомая любому потребителю, службам безопасности и разведкам других миров.

Как только Сотор получил необходимое оборудование и научился с ним работать, план привели в действие. Ночью он взял в гараже тяжёлый вездеход и направился на ближайшую торговую базу. Начинался первый этап внедрения.

Тура Кранта — заместителя управляющего торговой базы клана, срочным сообщением разбудил дежурный рано утром:

— Тур, тут к тебе рвётся твой знакомый. Говорит это срочно. Он только что прибыл на базу из старого леса.

Аварийный сигнал компа мог поднять даже мёртвого и Тур, с трудом продирая глаза, зло пробормотал, включая канал связи:

— Какого демона не даёте отдохнуть человеку? Можно же подождать до рассвета? Я совсем недавно вернулся с планового совещания.

— Гость говорит, что очень срочное дело, — виновато отозвался дежурный.

— Подключи его, — приказал Тур.

— Тур, у нас большие финансовые проблемы, — сразу подтвердил неприятную весть своему покровителю Сотор. Употребив слово «финансовые» Сотор подал знак о проблемах в работе, про которую другим знать не желательно.

— А то у нас их никогда не было, — проворчал Тур, быстро одеваясь и уже предчувствуя неприятности. Сотор не мог появиться на базе до прилёта транспорта, на котором отправлялся концентрат для производства наркотиков, без особой причины. По плану он привозил товар перед самым отправлением транспорта.

— Дежурный, проведите гостя в мой офис, — приказал Тур. Говорить о чём-то серьёзном вне защищённой комнаты он не собирался.

Когда Тур появился у себя в офисе, Сотор уже сидел там и задумчиво крутился на гостевом стуле. Вид гостя удивил хозяина. Комбинезон Сотора был прожжён в нескольких местах. На полу валялся большой переносной контейнер. Да и рожа его подчинённого выглядела прилично помятой и носила следы явно рукотворного воздействия.

— Кто это тебя так интересно разукрасил? — не мог подавить улыбку Тур, усаживаясь за рабочий стол.

— Бывшие подчинённые, — не поддержал его шутливый тон Сотор, продолжая медленно крутиться на вращающемся стуле. — Говорить можно?

— Теперь можно, — кивнул Тур, проверив индикаторы контроля помещения на скрытой панели стола.

— Десантники Того захватили ферму. Я использовал силовой щит дроида, чтобы добраться до машины и то, по пути пару раз пришлось подраться с бывшим собственным персоналом. Оказалось, что захватчики заранее договорились со многими бывшими моими людьми по поводу смены власти, — размеренно роняя слова, выдал информацию Сотор. — Я бы и сам не отказался перейти на их сторону, если бы предложили.

— И что не перешёл? — чуть приподнял брови Тур.

— А кому нужен в собственном тылу человек, раньше завязанный на контору конкурентов? — риторически задал сам себе вопрос Сотор.

— Что, много предлагали? — поинтересовался Тур.

— Много, — кивнул Сотор, — один процент с конечной прибыли. Сейчас они за жалкие пару тысяч кредов страдают в этой проклятой влажности леса, а им фактически предложили не менее двадцати, каждому.

— Да-а-а, — задумчиво протянул Тур, — за такие деньги трудно не согласиться.

— Я успел забрать фермерский комп. Там при желании можно много компромата на нас накопать. Вон, в контейнере валяется. Ты его почисти и пристрой куда-нибудь, всё же денег стоит, а меня посади на ближайший транспортный рейс, а то боюсь, меня здесь в покое не оставят. Про тебя вообще на ферме никто не знает, а то, что я связан с какой-то наркомафией, многим моим подчинённым известно, — устало пробормотал Сотор. Вид у него действительно был сильно уставший и потрёпанный.

— Наверное, ты прав. Лучше вовремя запутать следы. Завтра отлетает грузовой транспорт с концентратом металлов. Я договорюсь с капитаном, но тебе придётся оплатить проезд самому. Мне светиться нежелательно.

— Расплачусь. Куда я денусь. Денег чуть поднакопил. Ты только дай координаты нужного человека на станции, чтобы я смог без проблем там пристроиться.

— Договорились. Иди, отдыхай. Дежурный проводит, — распорядился Тур и тут же дал приказ дежурному обеспечить отдых человека на несколько часов.

Некоторое время Тур размышлял, а не убрать ли бывшего подчинённого совсем. Но на этом пути возникало слишком много проблем. Да и не мог тот рассказать ничего серьёзного о его деятельности, поскольку знал только то, что он обеспечивает транзит наркотика. Самое страшное наказание в этом случае — увольнение и ссылка в самую зачуханную дыру, поскольку доказать, что это — основа наркотика, а не лекарства, достаточно проблематично. Но вот же парадокс — он и так находился в той самой дыре. Дальше ссылать некуда.

Как и договаривались, он отправил Сотора на пересадочную станцию над планетой следующим попутным рейсом. Дальше тот должен добираться самостоятельно. Да это было и не так сложно, если есть деньги на счёте. За дополнительную плату любой капитан подвезёт попутного пассажира.

Через день после отправки Сотора на задание, на ферме охотника появилась гостья. Локатор заранее обнаружил приближение биологического объекта со стороны центрального поселения аборигенов. Обычно оттуда приходило сразу по несколько мыслящих, и они, скрываясь, осторожно наблюдали за чужаками. Эльфы и локатор обнаруживали наблюдателей задолго до их приближения, но наблюдать им за жизнью пришельцев никто не мешал. Шила, а это была именно она, в отличие от наблюдателей никак не скрывалась. Лекс встретил её сам на краю каньона над домом охотника.

— Приветствую главу поселенцев, — начала разговор Шила.

— А проще нельзя сказать? Например, привет Лекс, — поморщился Лекс.

— Нельзя, — покачала головой аборигенка, — я как бы официальный представитель посёлка.

— Да будь ты хоть императрицей, мне без разницы. Со мною можно говорить проще, да и разговор тогда получается быстрее и продуктивнее. Так что давай, забывай этот официоз, и будем общаться, как нормальные мыслящие, — предложил Лекс. Ему совсем не хотелось плести кружева дипломатических переговоров.

— Хорошо, — тяжело вздохнула девушка, — я так готовилась к этому разговору, план составила, а ты испортил мне этот план.

— Будь проще, и люди к тебе потянутся, — усмехнулся Лекс.

— Если говорить проще, то прибыли хранители и хотят поговорить с хозяином леса, то есть с тобой. Они попытались встретиться с твоими слугами, но страж не дал им выйти из посёлка, хотя жителей свободно пропускает. Он явно считает этот лес твоим и без разрешения никого чужого из посёлка не выпустит. Так что придётся тебе идти к нам в гости. Хранители ждут.

— Ждут, значит. Ну что же нам сходить нетрудно, да и раз приглашают, отказываться от такого приглашения, я думаю, не стоит, — дал согласие Лекс. — Только путешествовать по вашим подвесным дорогам слишком долго, так что воспользуемся моими путями. Лекс пригласил Шилу в дом и провёл к началу транспортного тоннеля.

— Ох…, но это же дороги гномов! — охнула Шила и, испугавшись своего невольного возгласа, мгновенно закрыла рот рукой. Потом она недоверчиво пощупала себя руками, покрутила головой, и с удивлением посмотрела на Лекса, больше ничего не сказав.

— Вот же демоны! — воскликнул Лекс. Он сразу кое о чём догадался.

(Дух: — Шеф, вы абсолютно правы в своих догадках. Вот и появилась вторая, скрытая часть цивилизации. Если предположить, что эти, так называемые, дороги гномов имеются в наличии, объясняется значительная часть парадоксов этого мира. Сразу ясно, куда девается урожай, собранный аборигенами, и почему ломается техника пришельцев.

Лекс: — Ты думаешь, гномы придумали, как затруднить шахтные разработки пришельцев?

Дух: — Это вполне логичный ход. В лесах против чужих воюет лес, под землёй гномы. Поэтому у чужаков ничего не получается. Они не видят скрытых частей цивилизации.)

Не зря транслятор-переводчик выбрал для названия расы девушки такой созвучный термин. Значит и ментальные обозначения жителей достаточно близки. Его изначально немного сбивал с толку внешний вид местных жителей — номов. Они отдалённо напоминали обычных гномов, только с другим типом кожи, кошачьими зрачками глаз и острыми ушками. Сразу становилось понятно, откуда у местных жителей изделия из металлов. Гномы, скорее всего, живут под землёй. Номы живут на поверхности в лесах. Вот и проявился товарооборот цивилизации. Одни делают что-то техническое, другие их кормят, а хранители наверняка являются связывающим звеном между этими двумя ветвями. Он и раньше знал, что древние маги были большими затейниками и, обладая огромными возможностями, могли создавать или способствовать созданию новых рас. Получается — для жизни в лесу они из гномов создали расу лесных жителей. Кожа прекрасно приспособлена к жизни при высокой влажности. Зрачки глаз отлично работают при резкой смене освещённости, от света к тени. Более чувствительные уши обеспечивают дополнительный слой информации в условиях малой видимости, из-за наличия кругом плотной растительности.

Глядя на поникшую Шилу, невольно выдавшую страшный секрет, он успокаивающе погладил её по голове и произнёс:

— Не переживай. Я бы всё равно догадался. Подозрения по вашим железным изделиям у меня давно появились. Я только не предполагал, что это могут быть гномы. В моём мире их проживает достаточно большое количество. К тому же есть у меня подозрение об очень дальнем родстве гномов моего мира с вашими.

— Как такое может быть? Когда родственники живут в разных мирах? — удивилась девушка.

— Очень давно миры были связаны специальными проходами, и мыслящие легко перемещались между мирами. Даже в вашем лесу есть такой проход. Мы его называем порталом. Именно через него моя будущая жена Криста и попала в мой мир, — пояснил Лекс.

— Странно, что-то такое похожее рассказывают старики в сказках, — задумчиво пробормотала Шила.

В это время появился охотник на вездеходе. Лекс через комп попросил его на время путешествия попользоваться машиной. Другого лёгкого и достаточно скоростного транспорта больше в наличии не было. Имелась возможность использовать машины из земного мира. Несколько штук Лекс через теневой карман уже перебросил поселенцам, но те сейчас заняты на работах.

— Вот пригнал вам повозку, — улыбнулся охотник, вылезая из кабины машины и поприветствовав девушку. — Я бы с вами прокатился и посмотрел, как живут аборигены, но, как я понял, меня не приглашали. Так что, счастливого пути, а я пойду собственными делами заниматься. Работы много.

Лекс подхватил девушку на руки и посадил в кабину. Для её роста вход в машину оказался высоковато. Сам уселся на водительское сидение, и машина легко скользнула в транспортный тоннель. Вести пришлось вручную. Этот вид транспорта не оборудовался управляющим компом. Он предназначался для экстремальных условий, и изготавливался предельно простым и прочным. Тоннель до жилого посёлка аборигенов секретно проложили вместе с остальными дорогами. Только осталось пробить небольшой выход из-под земли на окраине самого посёлка. Поскольку работы велись достаточно глубоко под землёй, а при выходе из тоннеля ещё и не спеша, жители даже не заметили строительства. Чтобы не напугать жителей, Лекс не стал пробивать весь тоннель до конца и въезжать в посёлок прямо на машине, а проделал узкий проход для человека с конца тоннеля, где он остановил машину.

Шила с интересом смотрела за Лексом во время движения и иногда поглядывала на дорогу. Транспорта она совершенно не боялась, и у Лекса создалось стойкое впечатление, что она уже ездила на чём-то подобном. Дорога была абсолютно ровной и освещалась гномьим мхом. В таких подземных сооружениях он незаменим, потому что, обеспечивая освещение, к тому же поглощал излишнюю влагу. Очередное удивление у Шилы вызвала только работа Лекса по созданию прохода. Магическая подготовка Лекса сейчас намного лучше, чем во времена, когда он оказался на Земле, так что несколько десятков метров они фактически прошли неспешным шагом. Шила лишь удивлённо наблюдала, как перед ними расступается земля, и образуются невысокие ступеньки. На выходе Лекс соорудил входной люк с небольшим противовесом, открывающийся даже от небольшого толчка. Их появление из-под земли на окраине посёлка, поначалу даже никто не заметил. Лишь только пройдя некоторое расстояние по направления к центру поселения, они были обнаружены местными жителями.

Поскольку впереди Лекса, с гордо поднятой головой, шла Шила, появление чужака не вызывало панику. Многие жители выглядывали из небольших домиков и с интересом наблюдали за их передвижением.

Центр посёлка привёл в изумление уже Лекса. Ничего подобного он тут встретить не ожидал. Подходя к центру, Лекс услышал небольшой шум, а когда он оказался совсем близко, открылась невероятная картина. В самом центре поселения находился огромный провал в земле. С противоположной от них стороны тридцатиметрового круга провала располагался водопад, вода которого, почти десятиметровой стеной, отвесно падала вниз. Красота этой картины поражала. Но потрясло Лекса совсем не это. Весь водопад представлял собой жёстко настроенный портал перехода. Водные руны невероятной сложности, связанные с землёй, создавали магическую структуру портального перехода. Уничтожить такой портал практически невозможно, пока течёт вода, и существуют стены провала. Сразу видна завораживающая работа повелителя стихий старой школы. Замерев на краю провала перед водопадом, Лекс заворожённо изучал работу древних мастеров. Многое из этой магии он уже знал, кое в чём разбирался, но большая часть заклинаний выглядела незнакомо. Маг, создавший этот портал, имел уровень никак не ниже мага, создавшего подземный замок в тёмном мире. Пришёл в себя Лекс только после неоднократных подёргиваний Шилы за его комбинезон. Она не понимала, почему его так поразил водопад, но хорошо чувствовала его удивление и восторг, которого он никак не скрывал. Хранители явно их уже заждались, а Лекс всё стоял и стоял у водопада.

Наконец, постепенно приходя в себя, на буксире у девушки, тянувшей его за руку, Лекс последовал дальше, в обход провала, к самому большому строению в посёлке. Возле него их поджидал ещё один местный житель.

— Приветствую вас, Лекс — хозяин леса, — вежливо встретил его абориген. — Меня зовут Кан и я глава последнего живого посёлка «Мокрого леса».

— И вам всего хорошего, — отозвался Лекс, разглядывая главу посёлка. Определить его возраст по лицу трудновато из-за своеобразной кожи аборигенов. Держался тот ровно, не горбился, как обычно, делают некоторые старики. Хотя, применять чужие мерки к местным жителям — это неправильно. Для себя Лекс определил его возраст, как мыслящий в расцвете сил. Тем более что аура у него светлая, а значит, серьёзными хворями тот не страдает.

— Мои уважаемые гости очень хотели с вами встретиться, но страж не разрешил им покидать посёлок. Пришлось послать Шилу за вами, — явно с виноватыми нотками в голосе пояснил он ситуацию Лексу. На лице Кана эмоции едва угадывались. Лекс и так по ауре видел состояние главы посёлка, и там явно присутствовало сожаление и изрядная доля страха.

— Прошу пройти за мной, — произнёс Кан и повёл гостей в дом. Тот оказался вовсе не домом, а скорее всего, помещением для общих собраний. Всю его площадь занимал просторный зал. Более яркое, чем в посёлке под кронами деревьев, освещение создавал святящийся мох, занимающий всю поверхность потолка. Так что освещённость в помещении просто прекрасная, хоть газеты читай. Недалеко от входа располагался длинный плетёный стол, за которым сидели в таких же плетёных креслах пятеро эльфов. Но каких эльфов!

(Дух: — Шеф, я что-то не понимаю? Это же явно эльфы. Настоящие эльфы. Но где их магические каналы в ауре? Они же отсутствуют? Разве что, что-то наблюдается у того, в центре.

Лекс: — Наконец-то что-то проясняется. А я-то думал, почему они не используют магию в борьбе с пришельцами. Это явно последствия древней войны.

Дух: — Согласен.

Криста: — Лекс, этот в центре мой дальний родственник. В ауре заметно некоторое совпадение с моим прошлым рисунком ауры.

Лекс: — Я уже заметил. Даже придумал небольшую теорию, объясняющую ситуацию.

Криста: — Интересно.

Лекс: — После вирусной атаки маги в этом мире погибли. Стражи, хоть и полумагические существа — выжили. Это подтверждает моё подозрение, что они не из нашей вселенной. Но, насколько я знаю, в любом народе есть отдельные мыслящие, отличающиеся от остальных. Уцелели эльфы, неимеющие магических возможностей. Также уцелела большая часть гномов без таких же возможностей и практически все жители леса. У них изначально развиты другие возможности, такие как эмпатия, телепатия и некоторые другие, связанные с мозгом. Местная цивилизация, явно подвергалась ударам из космоса. Я более чем уверен, что в далёком прошлом этот мир представлял выжженную пустыню, наблюдаемую сейчас за пределами лесов. Корни мелорнов, на большой глубине уцелели и дали новое развитие лесу. Вот только эльфийские рощи стали развиваться стихийно. Управлять ими оказалось некому.

Скорее всего, прошло не одно тысячелетие, прежде чем опять стали рождаться маги, но теперь бывшие магически народы практически ничем не отличались от немагических. Возможное соотношение магов к немагам — один к десяти, если не к ста тысячам новорождённых. Я более чем уверен, что основные магические технологии оказались утеряны, и цивилизация этого мира вынужденно развивалась по технологическому пути. Вообще поразительно, что местные эльфы умудрились как-то договариваться с лесом. Явно сказалась их большая продолжительность жизни и какие-то древние, простейшие наработки. Отсюда легко сделать вывод — основная цивилизация пришельцами не обнаружена, поскольку располагается очень глубоко под поверхностью земли. Только так можно выжить в практически мёртвом мире. Надеюсь, мы услышим подтверждение моей теории в будущем от твоих родственников.)

Мысленный разговор продлился доли секунд, так что встречающие его даже не заметили. Кан из другого угла помещения принёс два таких же плетёных кресла и предложил Лексу присесть к столу. Шиле стульчик не достался, но она не обиделась, а тихонько спряталась за креслом Кана, довольная, что её вообще не удалили. Лекс, устроившись в кресле, с интересом стал наблюдать за эльфами. Что-то похожее на Кристу угадывалась в чертах эльфа за столом напротив. Явно родственник. По бокам от него сидело две пары эльфов — мужчина и женщина. Поскольку ауры у пар немного сливались, Лекс сделал вывод, что это семейные пары. Учитывая, что совместимость пар практически идеальная, явно не обошлось без внешнего контроля. Если бы такая совместимость наблюдалась у одной из пар, можно подумать о случайности, но две в одном месте, случайность практически исключали. Здесь явно присутствовали технологии учёта совместимости мыслящих. Как правило, такой принцип создания семьи вёл к ускоренному развитию общества.

Одежда эльфов практически ничем не отличалась от комбинезона Лекса. Немного другой фасон, но не более. Да и трудно предположить что-либо другое при путешествии по густому подлеску. Насколько рассмотрел Лекс, качество материи мало чем отличалось от заводского уровня. Сам материал, судя по остаточным следам ауры, имел растительное происхождение. Мало того, угадывался явный след гномьих лиан. Так что технологии выращивания подземных лиан и грибов здесь явно сохранились. Да и не могло быть иначе. На голой планете, в первое время после военного удара, отсутствовала возможность питаться чем-то другим.

Лица эльфов выглядели гораздо подвижнее обычных лиц эльфов с родины Лекса. На них явно проступал интерес к непонятному чужаку, вдруг ставшему даже не хранителем, а хозяином леса. Даже на лице предполагаемого родственника, который выглядел явно постарше, проглядывал точно такой же интерес. Эти и некоторые другие нюансы позволяли утверждать, что уровень развития местной цивилизации гораздо выше феодально-родового строя.

— Я Стратиэль — магистр хранитель первой зоны ордена хранителей мира Эльдара, наконец, после затянувшейся паузы представился старший эльф на древнеэльфийском языке, — рядом мои ученики.

— Лекс Леший — в настоящий момент, как бы хозяин леса. Своих учеников представить не могу. Они заняты некоторыми работами в лесу, — тоже на эльфийском отозвался Лекс.

— В том, что вы хозяин леса, нет никакого сомнения. Страж своими действиями показал нам это с полной наглядностью, — с интересом глядя на Лекса, кивнул эльф. — Но вот почему хозяином стали именно вы — чужак, в то время как мы — коренные жители мира максимум всего лишь хранители.

— Трудно ответить, — задумался Лекс. — Возможно, сказывается то, что я маг. Скорее всего, у вас сохранились легенды о таких мыслящих. Ещё могло сказаться то, что моя жена из вашего мира и даже из семьи хранителей этого леса.

— Кристиэль… жива? Но ведь она пропала, во время гибели семьи, — удивлённо воскликнул эльф. Весь план подготовленного разговора летел к демонам. Собеседник, сидящий напротив, не солгал. Цветок правды, стоящий на столе, продолжал держать лепестки открытыми.

— Родители успели забросить её в портал, ведущий в мой мир. Там я её и встретил, — пояснил Лекс.

— Какой портал?! — безмерно удивился эльф.

— Так, так. Значит, про портал в водопаде вы не знаете, — задумчиво постучал пальцем по столу Лекс, обдумывая ситуацию. Судя по аурам, эльфы не имели представления о портале. Значит, магические технологии основательно подзабыты, но прекрасно развиваются биологические.

— В водопаде нет никакого портала. В стене, под водопадом, есть небольшая пещера и всё, — с недоумением глядя на Лекса, подтвердил эльф.

(Лекс: — Криста, бросай всё. Срочно бери летающую лодку с нашего острова рядом с эльфийским и свяжись с Хроном. Он даст тебе координаты того места, где ты возникла в этом мире. Лети туда. Как прибудешь на место, сообщи. Будем проводить эксперименты.

Криста: — Поняла. Уже мчусь. Привет родственникам передай.)

— Есть, — возразил Лекс и добавил. — Криста вам привет посылает. Она вас не помнит, слишком маленькая была.

— Какой привет? Откуда? Разве она здесь и слышит нас? — в очередной раз удивился эльф.

— И слышит, и видит, — кивнул Лекс. — Долго объяснять. У нас с ней магическая связь работает на любом расстоянии. Хотя, пожалуй, я вам её сейчас покажу.

Лекс сформировал перед столом динамический образ миража, изображающий жену. Эльф, в какой уж раз удивился, а потом поднялся и, выйдя из-за стола, подошёл к миражу девушки и стал задумчиво её разглядывать.

— Невероятно, — потрясённо пробормотал он, повернувшись к Лексу. — Почти полное сходство с матерью, даже брошь её. Я помню это украшение. Его передавали из поколения в поколение члены нашей семьи по женской линии. Мать Кристиэль — моя дочь.

— Ну, в родстве я не силён, но похоже мы с вами дальние родственники, — усмехнулся Лекс.

— Это меня уже радует. Есть большая возможность договориться, — пробормотал эльф, возвращаясь к себе на место.

— Вы назвали себя магом, а почему вы тогда сотрудничаете с чужаками? — задала вопрос одна из эльфиек. Потом смутилась под взглядом Лекса, по правилам этикета для начала разговора необходимо представиться, и совсем тихо пробормотала. — Меня зовут Расаниэль.

— Вы хотите ещё одну войну? Чтобы в очередной раз миры очистились от жизни, и всё что вас окружает, там за дверью, превратилось в пыль? — ткнул рукой в сторону двери Лекс.

— Нет, мы этого не хотим, — с укором глядя на ученицу, покачал головой Стратиэль и пояснил. — Насколько мы знаем из сохранившихся легенд, оставшиеся маги прогнали и потом уничтожили противников, но почему-то больше не вернулись. Остатки нашего народа долго готовились к возможному нападению, но его всё не было и не было. Шли тысячелетия, а враг не возвращался. Мы перешли к мирной жизни и стали восстанавливать цивилизацию. К сожалению, магов среди нас нет, но нам помогает лес. Мы сохранили некоторые старые, немагические технологии и создали и развили новые. Мы думали, что врагов не осталось, и вдруг они прилетели в наш мир. Некоторые горячие головы хотели уничтожить прилетевших, но совет ордена решил сначала изучить то, с чем мы можем столкнуться. Правильно сделали. Силы противника оказались слишком велики. Ввязаться в войну значит опять обречь народ на полуголодное существование. И мы спрятались, оставив на поверхности только номов, которым трудно жить в пещерах, установив через них наблюдение за пришельцами. Те стали хозяйничать в нашем мире всё больше и больше. Мы пытались рассказывать некоторым из них про живой лес, но они не верили. Ушли учёные. Пришли торговцы. А с этими сразу произошёл конфликт, в результате которого погибла семья моей дочери, и пропала Кристиэль. Дальше произошло что-то непонятное. Вся живность в лесах попряталась. Сбор урожая прекратился. У нас и у номов месяц болела голова, и мы ничего не могли с этим поделать. Но чужаки исчезли, побросав собственное имущество. Кое-что нам удалось изучить и сделать аналог, но многое мы повторить пока не в силах. И вот через годы чужаки снова вернулись. Теперь они действуют гораздо осторожнее, и мы им более активно противодействуем, пытаясь выжить с нашего мира. А тебя я не знаю к кому отнести, к чужакам или к своим. С одной стороны ты пришёл с ними. С другой — тебя выбрал лес.

— Считайте пока союзником. На ваш мир я не претендую. Тысячи лет без меня жили и ещё столько же проживёте. Так уж получилось — лес меня признал, поэтому я здесь и создаю поселения. Немного поизучаю ваш мир и двину дальше, — довёл до сведения эльфов свою позицию Лекс.

— Не получится, — отрицательно покачал головой Стратиэль и тут же пояснил, — лес тебя признал. Понимаешь? Весь лес.

— Не понял, — удивился Лекс, — Что значит весь лес?

— А то и значит, если ты ещё не понял, — тяжело вздохнул эльф. — Все леса из мелорнов на планете пошли от одного корня. Если тебя признал хозяином один лес, значит ты хозяин любого клочка леса в нашем мире. Так что так просто пойти дальше у тебя не получится. Мы сами оказались в шоке, когда обнаружили это. Поэтому так долго и не могли сюда прийти.

— Вот же засада, — нервно хлопнул по столу Лекс.

— Кан нам сообщил, ты привёл за собой кого-то из нашего народа. Они гораздо сильнее нас и их слушается лес. Именно слушается и подчиняется, а не прислушивается, как к нам. Страж тоже принял их и даже возит на себе, что наши стражи делать для нас категорически отказывались. Получается вы действительно хозяева леса, а мы всего лишь хранители. Орден хранителей в затруднении. Что нам делать дальше? — эльф уставился на Лекса.

— И вы это спрашиваете у меня? Жили же раньше, — недовольно проворчал Лекс.

— Раньше и чужаков не было, — ухмыльнулся эльф.

— Тогда так. Пока не делаем резких движений. Живём, как жили. Мне сначала надо ознакомиться с положением и получить полную информацию о ситуации. По поводу чужаков, могу сказать следующее. Я постараюсь создать условия, чтобы ваш мир вошёл в союзную мне империю чужаков. Это трудно сделать без войны, но возможность есть. Попробую её использовать. Кое-что я уже предпринял в этом направлении, но нужно время, — предложил Лекс.

— Хорошо, мы покажем тебе всё. Хозяин леса не может нанести вред миру. Так считает лес, значит, так считает орден хранителей и все жители этого мира. Без леса мы ничто. Мы покажем тебе дороги гномов и их города — произнёс Стратиэль.

— У него собственные дороги гномов и получше ваших, — пробурчала почти про себя Шила.

Но эльф услышал и удивлённо переспросил: — Какие дороги?

— Мы приехали сюда на машине, похожей на машину гномов и по дороге сделанной намного лучше, чем их дороги, да ещё к тому же и полностью освещённой, — отрапортовала Шила и, помявшись, добавила. — Я…, это…, случайно проговорилась про гномов, но почему-то не осыпалась пеплом.

— А почему ты должна была осыпаться пеплом? — не понял Лекс и вопросительным взглядом обвёл собеседников.

— Все жители поверхности провели обряд тайны. Нарушивший тайну мгновенно сгорает, превращаясь в пепел, — тут же объяснил Стратиэль и, укоризненно посмотрев на Шилу, обратился к ней, — а не превратились в пепел вы потому, что Лекс хозяин леса и для него нет тайн, и хорошо, что рядом не имелось других ушей.

— Что за обряд, — заинтересовался Лекс.

— В лесу растёт специальное дерево с длинными шипами. Если сформировать определённое логическое условие и при этом уколоться шипом, то нарушение условия активирует яд шипа, и организм выгорает изнутри, рассыпаясь пеплом.

(Дух: — Ну, ни фига себе, аналог клятвы секрета.

Лекс: — Реализация клятвы на биохимическом уровне. Фактически аналог клятвы секрета магии вампиров. Похоже, некоторые магические технологии они, с помощью леса, заменили биологическими. Это сколько же нового и интересного у них можно почерпнуть.)

— Я так понимаю, свою пару вы тоже находите с помощью леса? — Лекс уставился на девушку, раньше задавшую ему вопрос.

— Конечно, — смущённо кивнула та и указала на стол. — Вон, на столе цветок правды с того дерева. Если кто-то врёт, он закрывается. Если влюблённые возьмут в руки этот цветок и окажется, что они несовместимы и ничего хорошего из их союза не получится, цветок также закроется. Лес не ошибался ещё ни разу. Мы предпочитаем к нему прислушиваться.

— Непонятно кто кого выращивает и хранит. Толи вы лес, толи лес вас, — удивлённо покачал головой Лекс.

— А про какие дороги обмолвилась Шила, — смелее поинтересовалась эльфийка.

— Ну, не продираться же мне пешком по лесной чаще. Поэтому пригласил друзей, и они мне построили подземные дороги под лесом, а тот убрал корни с дороги, чтобы те оказались прямыми. Так что теперь попасть из посёлка в посёлок можно очень быстро, и при этом никто лишний об этом знать не будет, — не скрывая, рассказал Лекс. Вырисовывалась очень зримая перспектива присоединения этого мира к его империи. Лекс знал природную упёртость эльфов. Похоже, местные родственнички всё решили за него. Для них иметь возможность управлять лесом дорогого стоила, и они пойдут очень далеко, чтобы сохранить такую возможность.

(Криста: — Лекс, я на месте. На море штиль. Со мною два корабля и в небе два самолёта-амфибии. Жду экспериментов.

Лекс: — Жди, я иду к порталу.)

— Может, пройдём к порталу и посмотрим, работает ли он? — предложил Лекс собеседникам, поднимаясь с кресла. Те не стали ждать другого предложения и последовали за ним.

— Нет, в моём посёлке никакого портала, — проворчал Кан, однако быстренько двинулся вслед за Лексом и эльфами. Шила скромно и бесшумно пристроилась следом.

Подойдя к провалу, по деревянным ступеням лестницы, установленной рядом с водопадом, все цепочкой спустились на самое дно, к расщелине, где скрывалась вода. Лекс с помощью духа давно обнаружил небольшую пещерку за водяной стеной водопада. Как раз перед ней располагалась нижняя, достаточно большая лестничная площадка, причём уже каменная. Во время спуска Лекс неоднократно отмечал сколы в стене. Скорее всего, когда-то очень давно сюда вела каменная лестница, следы которой остались на стене. Зеркало водяной стены водопада находилось всего в полушаге от окончания нижней площадки. Лекс подобрал обычный камень, лежащий на площадке и с силой бросил его в сторону пещеры. Камень, пролетев сквозь струи воды, загремел по дну пещеры.

— Что и требовалось доказать, — тихо пробормотал Кан.

— А так, — Лекс достал из теневого кармана брошь Кристы на цепочке и одел себе на шею. Сформировав в руке небольшой двухкомпонентный магический шар, внешней оболочкой которого являлся шар воды, а внутри находился сгусток огня, он запустил его в сторону пещеры. При этом он представил в уме, как будто перед ним формируется зеркало портала. Маги древних были великими магами. На приличной площади водопада, вдруг возникло голубоватое окно, в котором просматривался чужой океан с кораблём на горизонте. Шар Лекса свободно пробил голубоватую гладь портала и, упав недалеко в воду, взорвался. Звука взрыва не было слышно, но видимость оказалась прекрасной.

(Криста: — Это ты тут фейерверки устраиваешь?

Лекс: — Если ты на корабле с зелёным вымпелом, то подходи ближе.

Криста: — Нет, на моём корабле вымпел синий, и я всего в сотне метров от твоего взрыва. Хрон дал очень точные координаты.

Лекс: — Значит ты с другой стороны портала. Аккуратно подгоняй корабль ближе.)

Через минуту в окне портала появился нос корабля. Лекс приказал Кристе остановиться, а сам мысленными приказами приподнял портал чуть выше. Так, чтобы тот оказался на уровне палубы корабля. Несмотря на то, что на море имелось небольшое волнение, корабль стоял неподвижно на абсолютно гладкой поверхности моря. Криста накрыла его магическим куполом. Эксперименты можно было продолжить. Дальнейшие эксперименты показали, что со стороны мира Леса, как назвал его эльф — мира Эльдара, можно передавать что угодно. Обратно проходило только видимое изображение. Сказывалось отсутствие портальной установки с той стороны. Как её сделать Лекс пока не знал. Но и полученная возможность что-то передать туда — уже достижение. Закончив эксперименты, Лекс подозвал к себе Расаниэль. Одев ей на шею цепочку с брошью, он заявил: — Назначаю тебя привратником портала. Будешь отправлять грузы в мир Архоны.

— Но как…? Почему…? Я же не знаю, что делать? — с недоумением трогая брошь на груди, пробормотала девушка, совсем шокированная такой постановкой вопроса.

— Ты же видела, что происходило? Вот и представь то же самое. Этот ключ рассчитан на обычного человека, и он принадлежит этому миру. Так что владей, — усмехнулся Лекс.

Лекс в очередной раз убедился в величии древних магов. Эльфийка без труда открыла портал, и на палубу корабля отправился очередной камень.

— Слушай, Стратиэль, может отправить твоих учеников ко мне в мир. Пусть посмотрят на нашу жизнь. Будут вашими представителями. Вернуться быстро они не смогут. Мне ещё надо найти действующий двусторонний портал. Связь я вам обеспечу хорошую. Возможно, они найдут что-то интересное для вас, а моим подданным подскажут, что можно купить у вас. Рано или поздно мы сделаем портал с той стороны, — предложил Лекс магистру.

Тот посмотрел на вторую пару учеников. Раз Расаниэль с мужем оставались здесь, то туда могла пойти только другая пара. Те, переглянувшись, только радостно закивали. Другой мир, да ещё и с магами, завораживал. Отказаться от такого предложения было бы просто глупо. Выслушав напутствия учителя, они смело шагнули за грань портала. Здесь все увидели, что их там встретила Криста.

(Лекс: — Криста, свяжись со Сталиным. Я встречал у них там плавучие платформы и паромы большого размера. На месте портала нужно построить что-то подобное. Пусть Мира положит в теневой карман ещё партию устройств для межмировой связи. Устрою здесь небольшую сеть, да и местным между собой говорить часто придётся.

Криста: — Ты хорошо придумал с представителями. Уже сейчас вижу большую пользу в таком сотрудничестве. Всё сделаю, не волнуйся. Жалко, что портал односторонний.

Лекс: — Не переживай, скоро встретимся даже с таким порталом. Есть вариант. Сюда я забираю тебя в стазисе через теневой карман, а отсюда ты уходишь на Архону через портал. Один раз ты уже такой путь проделала.

Криста: — Ты просто чудо. Бегу выполнять твои задания. Как только сделаем платформу, приду в гости.)

Когда закончили с порталом, Лекс предложил эльфам прокатиться в дом к охотнику и там продолжить беседу в расширенном составе. Об их встрече никто никому не расскажет, поскольку там все находятся под клятвой секрета. За ними увязались и Кан с Шилой. Пока Лекс вёл машину, гости молчали, потихоньку переваривая обрушившиеся на них события.

Кан задумчиво качал головой, с недоумением вспоминая все случаи, когда он видел эту брошь-ключ на груди матери Кристиэль. Почему они сами не догадались о существовании портала. Наверняка, спасая дочь, та совсем не рассчитывала на портал. Расчёт был на подземные реки, очень многие из которых, в том числе и эта из провала, текли к городам гномов. Вероятность, что девочка доплывёт до них, имелась достаточно большая. На самом деле оказалось, что мать бросила её в открытый портал, гораздо дальше, в другой мир.

Расаниэль с задумчивой улыбкой трогала брошь у себя на шее, все никак не приходя в себя. Стать привратницей прохода в другой мир она никак не ожидала. Её муж, обняв её, давал уверенность в завтрашнем дне. Как бы не обернулись события дальше, они уже получили от этого непонятного хозяина леса намного больше, чем даже рассчитывал совет ордена.

Стратиэль тоже думал о Лексе. Вот так просто, взять и вернуть ключ к другому миру его бывшим хозяевам, которые даже не подозревали о таком свойстве броши. Да ещё и научить их им пользоваться, не прося за это вообще ничего. Либо Лекс хитрец, способный обмануть даже лес, либо он великий правитель, который видит на столетия вперёд. Эльф почему-то склонялся именно ко второму предположению. Не верил он в возможность обмана леса.

Шила лишь радостно переживала прикосновения к великим тайнам и вполне обоснованно рассчитывала участвовать в дальнейших событиях.

Лекс совсем не переживал, что отдал брошь бывшим владельцам. Ему она уже не нужна. У него на руке имелся подарок Миры — универсальный портальный ключ, который запомнил параметры прохода и так же, как и брошь, мог открыть портал у водопада.



Глава 8. Торговля — двигатель ….


Разговор по шифрованному каналу галактической связи.

Симон Ласт — потомственный имперец (Империя Пути), заместитель начальника СБ планетарного контроля планеты «4» системы Ромы.

Пикар Ост — потомственный имперец (Империя Пути), адмирал флота, глава сектора перспективных исследований СБ империи.



— Симон, ты решил добавить работы нашему аналитическому отделу? Смотри, ребята на тебя злы. Приедешь в гости, они тебя будут долго бить. Ты своими запросами мешаешь им спать на рабочем месте.

— Ничего, Пикар, переживут. Ваш сектор перспективных исследований, главой которого ты так незаслуженно являешься, наконец, перестанет тянуть деньги и так из скудного бюджета имперской СБ.

— Зануда. Как был занудой, так и остался.

— Хоть ты и большой начальник, и мои запросы тебя по определению должны нервировать, всё же сообщи, наконец, результаты.

— Ладно, шутки в сторону. Ты, своими запросами, поднял в нашем сонном царстве приличную волну и поставил, в прямом смысле, на уши всю имперскую СБ. Ты бы видел, как тут по коридорам носились начальники секторов, после слушания срочного доклада моих аналитиков в канцелярии. Если озвучить результаты совсем коротко, то слушай. Имперская канцелярия образовала новый сектор. Уровень секретности повышен до имперской тайны. Туда вошли: половина моего сектора, часть сектора разведки, приличная часть исследовательского сектора и целый отдел внутреннего наблюдения СБ. Сам знаешь, какие монстры обитают в том отделе. Так что теперь мы под таким наблюдением, что мои парни даже в туалет ходят с опаской.

— Пикар, ты не шутишь?

— Какие уж тут шутки. Ты теперь находишься под моим непосредственным управлением и можешь плевать с высокой орбиты на все остальные директивы СБ. Как ты уже догадался, меня назначили главой новой структуры. Без твоей помощи здесь не обошлось, так что с меня попойка в лучшем ресторане, когда появишься.

— Жулик. Знаешь, что я появлюсь не скоро, и к тому времени своё обещание точно забудешь. Всё же я не понимаю, как мои простейшие вопросы привели к такому результату.

— Ох, Симон. А то ты не знаешь, что лавина начинается с маленького камушка. Аналитики только запустили свои лопаты в горы информации и тут же схватились за голову. У нас под боком творятся непонятные вещи, а мы их в упор не видим. Итак, сообщаю короткие справки. Сам поймёшь, почему поднялась эта волна, не маленький.

Империя Веды во все свои представительства прислала новых советников, точнее советниц, с правом решающего голоса в любом вопросе. Из этих же представительств отозвано на переподготовку почти половина персонала. Через подставные фирмы в последнее время неизвестным покупателем производится скупка списанной военной техники. К серьёзным военным действиям она, конечно, не годится, но для поставок на периферию исследованного пространства — самое то.

Теперь по поводу операций торгового клана. Он действительно сдал в аренду веданкам землю на планете, где ты находишься. Как ты понимаешь, торговцы до безумия обрадовались возможности скинуть кому-то балласт, неприносящий дохода. Но объём сделки не разглашается. Только после нажима имперской СБ, клан предоставил некоторые данные. Так вот, чтобы ты знал. Торгаши сдали в аренду не тот маленький клочок земли, о котором ты интересовался, а всю планету. При этом Веда согласилась на тридцати процентные скидки в обслуживании кораблей торгового клана и на десяти процентные скидки на товар, производимый на планете.

— Что тут можно получить? Местные производители едва окупают свои расходы.

— Не скажи. Мои парни досконально проштудировали те лабораторные данные, что ты прислал мне последний раз. Любопытные данные, скажу я тебе. Пищевой картридж имеет уникальные характеристики. Он не содержит посторонних примесей. Я не специалист, но мне растолковали, что при его применении на стандартном синтезаторе можно изготовить еду уровня лучших ресторанов империи. Что уж говорить об его использовании на профессиональном оборудовании. Да мелкие торговцы будут с руками отрывать такую продукцию. Теперь посчитай. Обычный пищевой картридж на вашей периферии стоит, как минимум, вчетверо дороже, чем здесь. Даже если покупать картриджи у производителей на твоей планете по таким ценам и продавать его в метрополии по ценам суперочищенного, то есть в десять раз дороже, то выгода составит больше ста процентов.

Теперь по поводу грибного биоконцентрата с другой фермы. Химики схватились за голову. Уникальная вещь. Основа для производства большого спектра лекарств и наркотиков. Я даже боюсь называть цену, поскольку явно ошибусь раз в десять. Сам знаешь, сколько стоят различные пилюли.

— Вот же …. Теперь я понял, какого демона тут оказался один из засветившихся людей наркомафии — некто Гортон Номан — неманец, числится наблюдателем планетарного контроля. Он фигурировал некоторое время назад в наших базах, а потом исчез. Я его здесь обнаружил случайно, когда после прибытия просматривал личные дела персонала. Но до сих пор, он здесь ни в каких делах не светился. Догадываюсь, зачем ему понадобилась поездка на ту ферму вместе со мною.

— Да, судя по всему, наркомафия раньше всех докопалась до уникальных результатов исследования учёных и потом всеми средствами мешала утечки информации на сторону. Интересно, может этот новый наркотик — глюкоген связан именно с твоими мафиози. Я дам своим парням задание. Пусть посмотрят. Если это так, ты там поосторожнее. Мафия так просто от бешеных денег не откажется.

— Я усилю за ним наблюдение.

— Да, кстати, я забыл сообщить ещё одну интересную детальку. Орканцы делают со своим персоналом представительств то же самое, что и веданки.

— Вот же…. Похоже, псионы окончательно спелись.

— Ещё как. По некоторым, непроверенным слухам. Их дипломатические миссии друг у друга увеличились по численности в десятки раз. И ещё один слух. Вот уж не знаю к чему его приставить. Главная мать Веды развелась со своим мужем и вышла замуж за другого. Причём не одна, а вместе со своей старшей дочерью. Кто муж, источники умалчивают. Да ты и сам знаешь насколько закрыто общество псионов.

— Ну…, я уж даже не знаю, что сказать. А что по поводу возможного вмешательства чужой силы? Может муж — кто-то оттуда.

— Ничего. Пусто. Аналитики вообще ничего не обнаружили. Нет вмешательства. Возможно, в руки веданкам попали результаты исследований учёных по твоей планете, и они применили свои наработки. Если у них что-то получилось, то они решили это развивать и дальше. Поэтому и послали свою наблюдательницу с телохранителем. А по поводу того, что она сильная псионка — возможно это только слухи. Достоверных сведений о верхушке их империи мы не имеем. Наблюдай. Статус планеты не изменился. Наш персонал никто выгонять не будет.



Переговоры в расширенном составе в доме охотника прошли очень плодотворно. Лекс свёл вместе все заинтересованные лица. К местным представителям добавились охотник Карат и глава эльфийского поселения Катариэль со своими жёнами. Сам Лекс это общество покинул, чтобы своим присутствием не смущать договаривающиеся стороны. Он отправился проверять, чему научили Ярану остальные жёны на лесной поляне. Уровень теоретических знаний его вполне устроил. С практикой было похуже, но Лекс не придирался. Девушке открылось слишком много нового, и с новыми возможностями разбираться приходилось постепенно. Некоторое время заняли и любовные игры на поляне силы, к которым, как обычно, в таких случаях, присоединялась Мира.

Появившись в доме вечером вместе с Яраной, Лекс обнаружил поджидающего его Катариэля. Тот представил полный отчёт о проведённых переговорах. Колония эльфов постепенно врастала в этот мир. Магистр ордена хранителей пришёл в восторг от предложенной эльфами продукции и сразу договорился о закупках. Для жителей этой планеты, это была маленькая капля в их товарообороте, но капля — уникальная. Лекс с удивлением узнал, что под землёй на планете проживают два с половиной миллиарда жителей, и ещё двести пятьдесят миллионов живут в лесах на поверхности. Жалкие двадцать тонн различной первоклассной эльфийской продукции, производимой сейчас эльфами за день, просто терялись в таком количестве возможных потребителей. Есть огромные возможности роста. Лексу очень захотелось посмотреть, как живут подземные жители. Катариэль, довольно улыбаясь, сообщил, что и этот вопрос решён. Представители гномов прибудут за Лексом в посёлок номов уже завтра.

— А в чём наша выгода в этой торговле? — поинтересовался у него Лекс.

— Я давно ждал этого вопроса, — улыбнулся эльф. — Насколько я понял из их предложений, они намного обогнали Землю и Архону по уровню технологического развития. Что будем закупать — решать тебе. Они обещали показать тебе все возможности их цивилизации.

— Странно. Почему тогда не видно этого уровня у номов на поверхности, — озадаченно пробормотал Лекс.

— Ничего странного, — покачал головой эльф, — этот мир очень долго жил в ожидании войны. На поверхности всегда оставалось только то, что невозможно спрятать. Я думаю, после поездки ты расскажешь нам больше об их жизни.

— Хорошо. Я понял. Все окончательные решения ты взвалил на меня, — проанализировав информацию, недовольно проворчал Лекс.

— Кто у нас главный? — довольно ухмыльнулся эльф. — Тебе решать, тебе и отвечать.

— Ну, я тебе эти слова ещё припомню, — погрозил ему пальцем Лекс и поинтересовался. — Вы Сотору партию наркотика подготовили?

— А как же, давно готова. Но это не совсем наркотик. Он всё же ближе к лекарствам, чем к наркотикам. Да и максимально выраженное действие будет оказывать только на наркоманов, — ответил эльф.

— Как только Сотор с вами свяжется по новой связи, отправляйте готовые партии товаров ему на станцию, — приказал Лекс.

— Не переживай. Мы с ним о всём договорились заранее, — отмахнулся эльф.

Утром охотник отвёз Лекса в посёлок номов, там его уже ждали два местных гнома. Гномы выглядели внешне похожими на жителей Архоны. Фигуры такого же низкого роста и плотного телосложения. Только глаза чуть больше, и кожа практически белого цвета. Сказывалось отсутствие солнечного света в подземных городах. Одеты они были в обтягивающие комбинезоны с небольшими рюкзачками на спине. За ними стоял транспорт — нечто похожее на зализанный, обтекаемый воздушный флаер, только стоящий на широких колёсах, выглядывающих снизу из-под обтекателей.

— Привет жителям подземелья, — улыбнулся Лекс, встретившись глазами с заинтересованным взглядом более старшего гнома.

— Так ты, значит, и будешь тем самым хозяином леса? — внимательно оглядев Лекса, пробурчал он внушительным басом.

— Что? Непохож? — ухмыльнулся Лекс.

— Не-а. Что-то какой-то непредставительный, — со смешинками в глазах прокомментировал свой ответ гном.

— Уж, какой есть. Меня не ставили в известность, когда назначали хозяином. Как звать-то вас, представители местного подземелья? Моё имя вам, наверное, сообщили, — задал вопрос Лекс.

— Меня можешь называть Кам, а вообще-то я Камениом Дон — глава совета гномов мира Эльдара. Рядом мой сын Зам, а если полностью Замениом Дон.

— Лучше, покороче. Общение теплее получается что ли, — кивнул Лекс.

(Дух: — Слушай, шеф, а ведь перед нами, точнее за этими представителями подземелья стоит великолепный образец телеги будущего. Я тут быстренько посмотрел на внутренности. Знаешь, впечатляет. Технологиям землян до этого ещё идти и идти. Да и космическим пришельцам есть чему поучиться.

Лекс: — Пожалуй ты прав. Насколько я понял корпус и большая часть деталей из керамики.

Дух: — Немного ошибаешься. Многослойный, композитный материал, часть которого очень похожа на материал раковины моллюсков, а другая часть — укреплённые нити лиан гномов. Убойная вещь. Точнее не убойная. Я думаю, даже если свод какой-нибудь пещеры рухнет на эту машину, она останется целой. Запас прочности колоссальный. А работает эта штука от турбины внизу корпуса. Вот только, как работает турбина — совершенно непонятно. Что-то есть от парового котла, что-то от воздушной турбины. Ты бы поинтересовался у местных.

Лекс: — Для того и приехали. Посмотри, что тут у них ещё имеется.

Дух: — Понял. Смотрю.

Лекс: — Юморист….)

— Что это за телега у вас за спиной? — Лекс указал рукой на машину за гномами.

— Сам ты телега, — недовольно огрызнулся молодой гном. — Вашим леталкам до неё далеко.

— Прекрати, — рыкнул на него отец, — он специально тебя провоцирует. Только вот зачем?

— Хотел узнать, почему вы не передрались от скуки в своих подземельях? — усмехнулся Лекс, поняв, что гном уже догадался о цели этой провокации. Похоже, дураки у них в главах советов не задерживаются.

— Х-м…, подерёшься тут, как же. Хранители живо поставки отрежут. Народ тогда быстро таких драчунов на ленточки распустит. Кушать всем хочется и желательно повкуснее, — хмыкнул Камениом.

— Значит, рулят у вас в основном хранители, — сделал логичный вывод Лекс.

— Рулят они, но правим у себя мы сами, — кивнул гном.

— Ну, тогда извините за провокацию. Может, объясните принцип действия вашей техники, а то мне не всё понятно, — попросил Лекс, поглядывая то на одного, то на другого.

— А что понятно? — поинтересовался младший гном.

— Как сделан корпус — не знаю, но что-то типа композитной брони. Двигатель — какая-то турбина. Остальное — непонятная механика и электроника, — коротко ответил Лекс, ещё раз оглядев машину.

— Ты смотри, а ты не так прост. Даже, что внутри, рассмотрел, — удивлённо почесал затылок Кам. Он взглянул на сына. Тот принял этот взгляд за разрешение и начал рассказывать.

— В носу радиатор охлаждения и основной воздухозаборник. Корпус композитный, изолированный. Машина двигается в любых средах. При выдвижении радиатора вперёд, тот работает как фреза для прокладки тоннеля или формирует воздушный щит противодавления, при движении в скоростном потоке воздуха на поверхности. Колёса комбинированные, в нижнем положении под днищем, могут играть роль вертикальных воздушных турбин. Управление электронное — что-то похожее на ваш комп, но попроще. Имеется несколько локаторов: ультразвуковой, рентгеновский, инфракрасный и радио. Двигатель — основная турбина, совмещённая с парогенератором и водородно-кислородной генераторной установкой. Одного бака воды на год работы хватает. Цикл замкнутый.

— Генератор у вас — это что-то типа вечного двигателя, — удивился Лекс.

— Нет, — пожал плечами гном, — раз в год всё равно воду добавлять надо. Да и чистить приходится. Утечки есть. В воде примеси присутствуют.

(Дух: — Шеф, я разобрался. Вторая внешняя труба вокруг турбины — своеобразный генератор напряжённости электрического поля. В некоторых условиях создаёт десятки миллионов вольт напряжения. Поле рвёт молекулы воды на части. Вот тебе и источник энергии. Получая воду обратно при соединении газов, её же и нагревают в котле вокруг турбины, и через магнитные форсунки раскручивают лопасти турбины. Мощность — огромная. Скорость вращения — регулируемая. Хочешь — езди на колёсах, хочешь — летай. Рёбра жёсткости на колёсах выполнены в виде воздушных турбин. Затраты копеечные, а машина — классная.)

— Впечатляет, — согласился Лекс.

Гномы пригласили его садиться в транспорт. Двери у машины сдвигались и вперёд и назад, так что, несмотря на свой, более высокий рост, Лекс свободно устроился на переднем сиденье рядом с водителем. Кресло — сидение оказалось мягким, удобным и к тому же поворотным, и Лекс тут же осмотрел остальной салон. Тот не был отгорожен от водительских мест и представлял собой небольшую капсулу ещё с шестью креслами. Кресла, похоже, наполнялись каким-то гелем и сразу подстраивались под сидящего. Вообще в машине абсолютно всё продумано до мелочей. Сказывалось, что это изделие гномов, уж они-то старались добиваться совершенства в любом своём изделии. Машина не стала исключением.

— Сколько таких машин вы производит? — поинтересовался Лекс у старшего гнома, повернувшись к нему.

— Мало, — отозвался тот, — ездить в гости из города в город можно на общем транспорте. Для города она не нужна. На поверхности давно не летаем. Грузы возим грузовыми поездами, которые гораздо мощнее этой игрушки. У нас всего около пяти тысяч стандартных городов, с населением под половину миллиона. На город приходится сотня этих машин, для срочных перевозок людей, такого количества вполне хватает. Так что нам в год необходимо менять не более пятидесяти тысяч. Всего работают пять заводов, и выпускают по десять тысяч машин в год. Реально, есть возможность делать раз в десять больше.

Машина в это время, практически беззвучно, двинулась вперёд. Достигнув края посёлка, она нырнула в быстро открывшийся тоннель. Лекс заметил, как за ними створки тоннеля вновь закрылись. По спиральному спуску они опустились километра на три в глубину земли. По всей поверхности тоннеля рос дикий светящийся мох. Освещения вполне хватало для нормального движения. Окон машина не имела, но на дверях, впереди и сзади на поверхности корпуса проецировалась внешняя обстановка. Казалось, машина не имеет верхней части. Это выглядело непривычно. За машиной явно виднелась колея уничтоженного светящегося мха.

— Через несколько минут мох восстановится, — заметив его взгляд, прокомментировал глава совета.

— Значит, это и есть дороги гномов, — пробормотал Лекс.

— Это только въезд. Сейчас выедем на основную трассу, — отозвался водитель.

Через мгновение машина выскочила в тоннель гораздо большего размера, с тем же освещением.

(Дух: — Насколько я понимаю, этот тоннель укреплён магией, точнее видны следы уплотнения сводов с помощью щитов земли.)

— А ведь эту дорогу не вы строили, — внимательно посмотрел Лекс на Кама.

— Заметил! Да, это постройки наших далёких предков. Мы только стараемся содержать дороги в хорошем состоянии, — кивнул тот.

— Я так понимаю, города — тоже постройки предков? — осведомился Лекс.

— Большая часть, — опять кивнул тот, — но несколько сотен построили уже сами и по собственным проектам. Развиваемся потихоньку.

— Судя по машине, ваши технологии ненамного отстают от технологий пришельцев. Почему вы сразу не заявили о себе? — задал интересующий его вопрос Лекс.

— Да мы хотели, — тяжело вздохнул гном, — но у них космические корабли, а главное силовые поля. Наше оружие их не пробивает. Большое военное противостояние бессмысленно. Они не смогут взять нас под землёй, а мы не сможем им повредить на поверхности. Пришлось скрываться и придумывать что-то своё, но полевые щиты мы создать не смогли. С такими полями мы раньше не работали, приходится знания собирать по крупицам.

— Воруя людей с поверхности, — усмехнулся Лекс.

— И воруя, тоже, — без возражений согласился гном и добавил, — но они же номов воруют, заставляют на них работать, а то и убивают. Мы, конечно, мстим, но исподтишка.

(Лекс: — Ярана, я чувствую, что ты подслушиваешь, а что говорят галактические законы про такую ситуацию?

Ярана: — И ничего я не подслушиваю. Я участвую в разговоре. Ничего подобного раньше не было. Просмотреть под носом цивилизацию почти четвёртого уровня, разве что без комических кораблей — это надо ещё суметь. Либо учёные были пьяные, либо гномы очень хорошо прятались. Обычно цивилизациям такого уровня делалось предложение — на правах мира — колонии войти в империю их открывшую. Многие соглашались. Некоторые — нет. Но им же было хуже. Галактический совет по новым мирам объявлял этот мир свободным. Ох, и драка тогда начиналась. Нет. Никто на тот мир в отрытую не нападал. Пираты по-тихому воровали людей. Разные торговцы сбывали жителям залежалый товар, по небывалым ценам. Шахтёры грабили запасы системы в космосе. Раз ты свободный — значит, можешь постоять за себя. В общем, всё равно, приходилось к кому-то присоединяться. В нашем случае — даже не знаю. Как член галактической комиссии, я могу выступить с заявлением. Как арендатор планеты, я могу заключить соглашение с местными о союзе, но тогда придётся строить здесь оборону. Планета далеко от наших границ. Коммуникации будут растянуты. В случае военного нападения различного окраинного сброда, возможны значительные потери. Я думаю о чём-то можно сообщать, только если ты наладишь двусторонний портал, а пока молчать.

Лекс: — До постройки такого портала, мне лет десять учиться, как минимум. Значит, пока остаёмся в подполье.)

— Я тут с женой посоветовался. Официально вам пока выныривать нельзя. Есть возможность некоторым вашим гражданам, которые будут жить на поверхности, стать сотрудниками нашей совместной корпорации «Лес». Корпорация — совместная с чужаками, но это мои союзники. Кто, кого и откуда привёз на эту планету, докопаться будет трудновато, а что-то проверять мы не дадим, с вашей помощью. До сих пор же вы как-то тормозите хозяйственную деятельность чужаков на вашей планете. Так и будем тормозить чужих, и помогать своим. Подумайте над таким решением, — предложил Лекс.

— Интересно, о чём тут думать? Ты же не будешь делать что-то плохое для леса. Раз это лучший выход, мы его примем в любом случае, — вздохнул гном.

— Вот так без обсуждения? — удивился Лекс.

— А что тут обсуждать? Кушать всем хочется, а раз лес за тебя, спорить не о чем. Все наши технологии — это технологии леса, биотехнологии. Ты хозяин, тебе и решать, — отрешённо пожал плечами гном.

— Значит, диктатора из меня сделали? — нахмурился Лекс, недовольно посмотрев на него.

— Почему диктатора, — отмахнулся гном, — хозяин разве диктатор. Ты же хозяин, а тот не может делать что-то плохое для собственного дома. Мы можем только советовать, чтобы сделать то, что ты хочешь, лучше и быстрее. Лес бы не выбрал диктатора хозяином. Он живой. Он чувствует.

— Живой — это точно. Очень даже живой, особенно после некоторых процессов, — проворчал успокоившийся Лекс. Рассуждения гнома выглядели достаточно логично, чтобы с ними согласиться.

Вдали, на практически прямом как стрела отрезке тоннеля, показалась тёмная точка. Скоро точка разрослась в огромный тягач с кучей прицепов. Тягач ехал навстречу ровно посередине тоннеля и явно не собирался сдвигаться на край дороги, чтобы пропустить встречную машину. Молодой гном за управлением на это и не рассчитывал, он лихо обогнул сцепку тягача с прицепами по боковой стене тоннеля.

— Мы сейчас идём не на колёсах, а на воздушной подушке. Видишь, следа на мхе за нами не остаётся, — прокомментировал свои действия водитель.

— А куда направляется тот тягач? — поинтересовался у него Лекс, задумчиво разглядывая удаляющийся у них за спиной транспорт.

— В посёлок к Кану. Хотя его посёлок и остался единственным в лесу, твои подчинённые наладили практически полную структуру сбора урожая. Так что поставки с этого леса возобновились. Да и нам обещали кое-что новенькое. Конфетки ваши, сыну понравились, стрескал всё угощение. Вместе с Каном за уши оттянуть не могли, — с усмешкой сообщил глава совета.

— Попробовал бы ты сам оторваться! Такая вкуснотища, — виновато пробурчал его сын. Как оказалось, он сам сожрал всё угощение, а у главы посёлка эльфийских сладостей больше не оказалось. Местные жители взяли попробовать и не остановились, пока всё не прикончили. Имел этот товар такое свойство.

— Ничего, вот устроятся эльфы здесь более основательно и наладят хорошее производство сладостей, будет всем хорошо, — успокаивающе похлопал Лекс по плечу водителя.

— Поскорее бы, — пробормотал тот, не отвлекаясь от дороги и напряжённо вглядываясь вперёд. — Это старая дорога. Иногда после тяжёлых транспортов случаются обвалы, так что приходится осторожничать.

За неспешными разговорами о жизни гномов прошло три часа времени. Ближайший город гномов находился в шестистах километрах от леса. Средняя скорость машины в тоннеле составила двести километров в час. Совсем неплохо, для так называемых отсталых аборигенов.

Город гномов походил, как две капли воды на аналогичный город в его мире. Несколько больших полостей составляли общественный центр, в котором находились: все общественные здания, магазины, небольшие парки и другие общественные заведения. Сами гномы жили в большом количестве галерей, сходящихся к этим полостям. Единственным отличием в архитектуре этого города являлось наличие практически у каждого гномьего семейства небольшой собственной оранжереи в специальной пещере, вплотную примыкавшей к жилым помещениям. Это явно была дань возможным военным действиям. В случае отсутствия поставок продуктов с лесов, гномы, некоторое время, смогут безболезненно протянуть на собственных оранжереях.

Ещё здесь имелось множество автоматических эскалаторов, наземных и подвесных дорожек с разными скоростями движения, с помощью которых гномы в основном и перемещались по городу. Несколько раз Лексу встретились достаточно большие общественные автобусы. Ширина городских дорог и наличие мощных лифтов позволяли им беспрепятственно курсировать по городским улицам подземного города. Наличие значительного количества технологических устройств и всевозможной рекламы тоже было особенностью этого города.

Несколько дней разные гномы водили Лекса по местным достопримечательностям и различным технологическим производствам. Лекс посетил пару близлежащих городов. Большая часть технических производств в той или иной мере использовали развитые биотехнологии. Практически все элементы и конструкции всевозможных устройств, начиная от ложек и заканчивая сложным транспортом, выращивалась на заводах с помощью различных бактерий. Даже элементы электронной техники создавались бактериями. При небольшой доработке, на базе знаний космической цивилизации, это спокойно позволит выпускать оборудование, соизмеримое по уровню с лучшими образцами космической техники. Основным источником энергии этой цивилизации оказались кислородно-водородные генераторы — практически вечные двигатели на круговороте воды. Ядром этой технологии был природный материал, добываемый гномами в глубинах планеты. При специальном воздействии на него, он генерировал сверхвысокие потенциалы, которые и рвали молекулы материалов на части. Регулируя воздействие на этот материал, имелась возможность этими потенциалами управлять. Применяя различные бактерии и высокие потенциалы в специальных технологиях, можно добывать любые элементы из любой руды. Так что кирками гномы давно в этом мире не махали.

Цивилизация мира оказалась полностью самодостаточной. Может поэтому и развитие ей двигалось очень медленно, пока на горизонте не появились чужаки. Фактически, за несколько десятков лет в подземелье сменилась целая эпоха в развитии. Гномы смогли даже повторить на собственной базе индивидуальные компы пришельцев. Конечно гораздо хуже по производительности, поскольку им не удалось получить кристаллы такого качества, как у чужаков, но все внешние элементы обвязки кристалла получились в чём-то даже лучше. Например, связь гномов между компами работала ни в пример лучше, чем у чужаков, а в линзы ещё добавлены всевозможные активные фильтры, позволяющие видеть в различных спектрах излучения, вплоть до рентгеновского. Прозрачные слои различных бактерий прекрасно реагируют на все излучения, меняя свою проводимость света. В общем, поскольку гномы в любом деле оставались мастерами, их изделия в большинстве случаев являлись вершиной совершенства на доступном уровне.

Также Лекс узнал, как гномы тормозили производства пришельцев. Да теми же бактериями. Небольшие животные, типа земных мышей, живущие в любых подземных лабиринтах, заражались гномами всевозможными бактериями, абсолютно безвредными для животных, но страшно опасными для любых материалов, начиная от пластика и кончая сплавами сверхпрочных металлов. Местные мышки лазили везде. Попадая в подходящую среду, бактерии, некоторое время, размножались, а потом погибали. Цикл жизни свежей колонии, без специальных условий, очень небольшой, но его хватало, чтобы привести в негодность поверхность и внутренности любого оборудования. Затраты на замену и ремонт оборудования у чужаков оказались колоссальными. Вот почему торговый клан руками и зубами вцепился в предложение Веды об аренде. Сбагрить с рук неликвидный товар другому, да ещё на удобных условиях, что для торговца может быть лучше. Пусть веданки поломают головы над технологиями и придумают, как развивать промышленность на этой планете, а потом лицензию можно и выкупить обратно, неся при этом очень незначительные затраты. Что такое сотня лет для устоявшейся империи — ничего.

Мимоходом Лекс предлагал гномам некоторые товары производства Земли и Архоны. Перечень ему активно подсказывали, отправленные через теневой карман эльфы — хранители. Надо сказать советниками они оказались отличными. Практически все предложения гномы принимали на ура. Жаль пока не имелось возможности настроить двусторонний портал, однако имелась возможность производить некоторые товары на месте.

(Лекс: — Лена, у тебя свободная от учёбы минутка найдётся для мужа.

Лена: — Сколько угодно, только он от меня сбежал.

Лекс: — Ничего, скоро Криста построит приёмный терминал в море, тогда и повстречаемся.

Лена: — Скорей бы. Зачем тебе моя минутка?

Лекс: — Поищи гнома — мага согласного на переезд, в другой мир. Я тут случайно обнаружил некоторое количество потенциальных магов, среди местных гномов. Их пока немного, но возможно некоторые старые генетические линии постепенно восстанавливаются. Надо бы здесь открыть филиал академии.

Лена: — С удовольствием нашла.

Лекс: — Что, так быстро?

Лена: — Небезызвестный тебе гном — Моррон, маг земли из дома Ущелья Северного Хребта со своими учениками, тебя устроит?

Лекс: — А он согласится?

Лена: — Ещё как. Он уже давно просится открыть филиал академии в Тёмном мире, там много его соплеменников.

Лекс: — О…, как. А чем ему у нас не нравится?

Лена: — Будешь смеяться. Он в очередной раз повыдёргивал бороды главам своего бывшего дома. Видишь ли, он влюбился в младшую дочку Фионы, и та ответила взаимностью, а старые маразматики уже подыскали ей партию. Ну, в общем, женился он назло всем, а теперь не знает, куда смыться от их нападок. Так что к дальним родственникам отправится без вопросов, а ученики точно последуют за ним.

Лекс: — Договорились. Готовь переход к вечеру.)

Узнав, что Лекс обнаружил у них потенциальных магов, члены совета гномов, как дети прыгали, разве что только не до потолка. Они сразу обещали обеспечить магам — учителям все условия для жизни, которые они только в силах представить. Лекс показал местным некоторые фокусы и возможности мага земли, так что они уже вполне представляли возможности полноценного мага. Идея иметь у себя жителей с аналогичными возможностями оказалась очень привлекательной.

Вечером Лекс доставил на планету очередную группу новых поселенцев, теперь уже гномов. Поскольку все они учились в академии, то имели в наличии веданские компы и изучили, по крайней мере, одну специальность. Некоторые ухитрились изучить по паре кристаллов, а сам Моррон — бывший изгнанный гном в силу своих весьма приличных способностей, уже как архимага земли, освоил даже три. Причём эти специальности как раз были связаны с производством вычислительной техники звёздных миров. Новый взгляд на некоторые вещи позволил ему, с помощью учителя Лекса — магистра артефактора Лута, разобраться в изготовлении обучающих шаров. До высот древних магов они, конечно, не добрались, но вот создавать электронные копии духов они научились. Также выяснилось, почему маги Архоны не смогли раньше разобраться и скопировать обучающие шары. Эти устройства — артефакты создавались на стыке наук магии и техники. Ядром устройства являлся кристалл производства техноимперии. Ничего подобного у магов Архоны не имелось. Оказалось, такие кристаллы совсем недавно появились в магическом мире и поставляли их некроманты, добывая в Тёмном мире.

Когда Ярана узнала эти сведения, она примчалась в город гномов к Лексу на попутном транспорте, отказать ведьме водитель даже не пытался, и потребовала показать хотя бы один кристалл.

— И стоило трястись столько километров, чтобы посмотреть то, что могла на месте вытащить из теневого кармана, — пожурил её Лекс при встрече.

— Ты меня сбил с толку своим сообщением. Да и что доставать из кармана я не понимала. К тому же я соскучилась — вешаясь на Лекса и целуя его, пояснила Ярана и добавила. — Если это те кристаллы, о которых я подумала, то их стоимость просто невероятно высока. Я вообще не понимаю, как они могут существовать у вас, мы имеем только несколько штук.

— А пояснить, — ставя её на землю, пробормотал он.

— В галактическом содружестве существует всего около сотни таких кристаллов, — начала она свой рассказ. — Каждый кристалл — это искин древних. Только представь, в одном маленьком кристалле комп с искусственным интеллектом. Наши миры всё время идут по пути восстановления технологий древних. Каким-то поисковикам удалось обнаружить заготовки с чистыми кристаллами для искинов. За бешеные деньги они продали их электронным корпорациям. Аукцион в своё время, кстати, очень давно, лет двести назад, был грандиозным и даже напрямую транслировался в сети. Корпорациям удалось скопировать своих искинов в эти кристаллы, и до сих пор никто так и не приблизился к уровню этих искинов. На базе их работают центры управления целыми планетами и корпорациями. Конечно, не сами искины всё считают, но управляют они огромным количеством подчинённых центров. Ничего надёжнее этих систем так и не получилось. Больше, чистые кристаллы никому не попадались, и производить их так и не смогли. Это запредельные технологии для нашего уровня развития.

— Не понял. Кристалл трудно уничтожить. Неужели никто не находил в космосе на разбитых кораблях древних, такие кристаллы, — с недоумением возразил Лекс.

— В том-то и дело, что такой искин трудно уничтожить и абсолютно невозможно подчинить другому хозяину. Пока была возможность, они защищали имущество бывших хозяев, а если такой возможности не было, они самоуничтожались, зачастую вместе с этим имуществом. Только самые бесшабашные поисковики пытались что-то исследовать в осколках кораблей древних. Иногда им даже удавалось найти что-то полезное и прилично разбогатеть, но находилось это что-то там, где искин был уничтожен. Ну, не томи, покажи кристаллы, — нетерпеливо потребовала Ярана.

— А ты-то, откуда знаешь, тот это кристалл или не тот, — улыбнулся Лекс глядя, на такую возбуждённую девушку.

— Два кристалла купила Веда, и мы совсем не жалели о таких тратах в дальнейшем. Не тяни, показывай, а то скоро буду кусаться, — почти зарычала Ярана.

Лекс достал из кармана один из небольших мешочков с кристаллами, которые он вместе с девушками собирал во время путешествия по Тёмному миру. Ярана с нетерпением запустила в него руку и вытащила на свет горсть кристаллов. При ярком голубовато-зелёном освещении дикого мха, которым были покрыты все потолки в гномьем городе, кристаллы загорелись на руке девушке разноцветной радугой, преломляя падавший на них свет.

— А-а-ах …. Это они, — ахнула девушка, продолжая смотреть широко открытыми глазами на свою ладонь с сияющей радугой.

— Здесь же, только у меня на ладони, сотни миллионов кредов, — наконец оторвав взгляд от руки и уставившись на Лекса, тихо пробормотала она.

— Ну-у …, я как-то не знал, что это ядро искина. Кристалл как кристалл, мы его как накопитель силы использовали. Мощная штука получалась, — пожал плечами Лекс.

— Искин, как накопитель?! — удивилась Ярана.

— Ярана, ну сама посуди, откуда я мог знать, что это искин. Да я его в жизни никогда не видел. Для меня — это просто кристалл, — стал защищаться Лекс.

— Ладно. Ты прав. Я размышляю со своей точки зрения. Ты тогда этого знать не мог. Тут в мешочке миллиарды кредов, если не больше. Получается, мой муж — очень богатый человек, — успокоилась она.

— Ну-у…, как бы, это не всё, — пробормотал Лекс.

— Что, есть ещё мешочек? Ты его подаришь Веде? Хотя бы ради меня, — радостно взвизгнула Ярана, опять повисая на Лексе.

— Ярана, — тяжело вздохнул Лекс, — не падай, пожалуйста, в обморок. Только в нашем общем теневом кармане случайно завалялась сотня мешков этого добра, килограмм по пятьдесят, каждый. Я, честно говоря, про них как-то забыл.

Руки у девушки ослабли и если бы не поддержка Лекса, то она соскользнула бы с него на пол.

— Ско-о-лько-о?… — совсем тихо протянула она, глядя ему в глаза.

— Около сотни, — кивнул Лекс и тут же добавил, но и это не всё. Одна из планет моей империи раньше была одним из самых развитых миров древней техноимперии. Там этих кристаллов не сотни мешков, миллионы.

— Поразительно, — пробормотала девушка. — Разве я могла когда-то подумать, что мой муж будет считать кристаллы искинов не штуками, а мешками или даже миллионами мешком. О боги леса! Что творится!!! Как они не разрушились? Почему столько пустых кристаллов без искинов? — закидала она вопросами Лекса.

— Там маг постарался. Мстил за вирус. Он открыл портал в чужую вселенную, а излучение оттуда стёрло содержимое кристаллов. Вот они и остались целыми, — коротко пояснил Лекс, а потом усадил девушку на стул и через духов быстро и более подробно рассказал всю историю.

— Значит, мы теперь имеем возможность производить два вида искинов. Один на базе копии какого-нибудь духа, а второй на базе копии одного из искинов Веды, — сделала вывод девушка после небольшого раздумья.

— Сделать, то мы их можем, но как на это посмотрят другие государства галактического содружества? — ухмыльнулся Лекс, поглаживая по спине уже успокоившуюся жену.

— Ты прав. Плохо посмотрят. Но нельзя же ничего не делать, — возразила она, поглядывая на мужа. — У тебя явно есть решение.

— Есть. Пока тебе рассказывал истории, сам решал проблему. У тебя умный муж, иногда, — усмехнулся Лекс.

— Да ну тебя, выкладывая, — пнула она Лекса кулаком в бок.

— Не пихайся, — недовольно проворчал Лекс, уворачиваясь от очередного тычка. — Кто нам мешает использовать искинов на планетах, куда нет доступа техномирам. Например, здесь в подземелье или на Земле и Архоне. Рано или поздно мы наладим нормально портальное сообщение.

— Да об этом я как-то не подумала. Это хороший ход, — согласилась девушка.

Наша общая встреча с главой совета гномов Камениомом и архимагом Морроном окончательно определила возможные конфигурации компов. Для продаж внешним потребителям используют вариант с ядром от компа веданцев. Технологию изготовления кристаллов для них обещала предоставить Ярана. Глазные линзы — экраны построят по технологии гномов, с полным набором дополнительных фильтров.

На союзных планетах, где возможно присутствие чужаков, используют тот же вариант, только с дополнительной обработкой магией. Это подразумевает увеличение плотности кристаллов магическим способом и применение заклинаний усиления сущности для улучшения качества их работы. Также в них, в различных модификациях, в частности для военного применения используем функционал кольца-разговорника. А это предполагает наличие связи, по крайней мере, в пределах одной системы, без всяких ретрансляторов, соответственно обеспечит полную защиту связи от прослушки и перехвата чужими средствами. Да и заглушить такую связь не получится. Дополнительно в комп можно встроить и амулет переводчик, что обеспечит военным комфортабельные языковые условия в любых, исследованных и неисследованных системах при общении с местными жителями. К особенностям такого варианта компа можно отнести и фактически ментальное управление любой электроникой. Стыковка ментальной связи разговорника и компа вполне позволит такую функцию. Тем более что частично такой вариант Лекс уже испытал при бое с пиратами.

Последний вариант компа будет иметь две модификации. Первая — для обычных людей без магических способностей снабдит пользователя собственным искином с ментальной связью. Вторая — для магов будет иметь ещё и копию духа привязанного к кристаллу искина. Конечно, такие компы предполагается использовать только на закрытых от чужих территориях. Они будут строиться на базе кристаллов древних с Тёмного мира.

Эти же кристаллы окупят поставки машин и оборудования через односторонний портал в мир Архоны. Земле и Архоне очень пригодится всё технологичное, что могут производить гномы. Тем более с помощью магов список его расширится и улучшится.

Не останутся в обиде и союзники Лекса в космических мирах. Для внутреннего использования они тоже получат возможность использовать искины. Кроме того, как поняла Ярана из послания матери, псионы хотят на базе этой планеты создать форпост для исследования планетных систем за пределами разведанного пространства. Все разведанные пространства уже поделены и вести войны за них невыгодно, а окраины содружества позволят при удачных обстоятельствах значительно расширить границы империй. К тому же доступ лишних глаз и ушей на удалённых мирах существенно ограничится, и тогда здесь очень удобно применять магические технологии, которые явно будут постепенно внедрятся в жизнь союзных империй.


Глава 9. Различные операции. 

Пару дней Лекс с Яраной путешествовали по городам гномов. Кроме чистого любопытства имевшегося у девушки, к необычной подземной цивилизации, ей хотелось подробнее ознакомиться с их производством, чтобы сформировать план начала совместной деятельности. На третий день путешествие неожиданно прервалось сообщением с фермы по сбору грибов. На неё произвели нападение неизвестные, точнее уже известные лица. Два крупных десантных бота, под охраной четырёх системных штурмовиков, высадили десант недалеко от фермы, со стороны пустыни. Погода позволила выполнить такую операцию. Установился практически штиль, по местным условиям. Скорость ветра не превышала двадцати метров в секунду. Станция торгового клана находилась на другой стороне планеты, а два метеоспутника только вышли из зоны действия. Не нужно быть большим аналитиком, чтобы предположить наличие сообщника среди руководящего персонала станции торговцев. Земной локатор, установленный на ферме, заранее выдал сообщение о появлении непрошенных гостей, несмотря на то, что те включили привезённую с собой глушилку.

Нападающие явно не собирались наносить серьёзные повреждения ферме, и производить её штурм по всем правилам военного искусства. Тяжёлого вооружения они не имели. Расчёт был на внезапный захват ничего не ожидающего персонала фермы. По данным, имевшимся у нападавших, охрана фермы наёмниками производилась только со стороны леса, защищая от возможных нападений аборигенов. Со стороны пустыни предполагался только один единственный пост. Экипировка нападающих позволяла легко нейтрализовать возможные следящие системы и захватить пост, а потом и саму ферму. Отрезанные в лесу наёмники вряд ли смогли бы оказать какое-нибудь серьёзное сопротивление.

Непрошенным гостям крупно не повезло. Локатор обнаружил их заранее. Охрана велась в основном со стороны пустыни. Даже при отключённых местных системах безопасности на компы охраны поступала информация от локатора по защищённому от блокировки каналу. На плантациях грибов присутствовали эльфы и друиды, производящие модификации грибов для увеличения их продуктивности и придания им нужных качеств для упрощения дальнейшей обработки.

Штурм закончился так и не начавшись, лишь несколькими случайными выстрелами нападавших, когда те падали, после применения заклинания сна друидами. Друиды именно и отличались возможностью применять слабые массовые заклинания или заклинания по площади. В то время как эльфы и другие маги, предпочитали точечную работу, но имели соответствующие амулеты и для применения по площади. Наёмникам осталось только собрать и разоружить тушки неудачников.

Глушилка нападающих сыграла с ними злую шутку. По шифрованным защищённым каналам сонные люди ничего не успели передать, а системы внешнего наблюдения их десантных костюмов успешно глушились их же оборудованием. Для внешних наблюдателей, оставшихся на борту летающей техники, спрятанной совсем недалеко в пустыне, люди просто исчезли.


Разговор по шифрованному каналу:

Прокс Мокс — Капитан эсминца охраны транспортного конвоя.

Наката Самбука — бывший лейтенант войск спецназначения (Империя Пути).


— Наката, что у вас там стряслось?

— Капитан, вы уверены, что вас правильно информировали? Непохожа наша операция на лёгкую прогулку. Вы знаете подготовку моих людей. Я их сама готовила. Так вот, после подхода к так называемой ферме, они просто исчезли.

— Что значит исчезли?

— А то и значит. Сигнала нет. Никто не отзывается. Локатор бота здесь не работает.

— Пошли разведку из взвода охраны.

— А то я маленькая! Послала. Зашли в подлесок и исчезли. Кап, я подозреваю нас здорово подставили. Информация заказчика явно неверна. Моих людей без боя могли скрутить только профи, причём уровня не ниже спецкоманд. Это те, что пятёркой могут зачистить небольшую базу. Такие люди простую ферму не охраняют. Мы по незнанию встряли в чьи-то крупные разборки. Я подозреваю — мои люди попали в плен.

— Наката, ты что задумала? Не смей!

— У вас есть другое предложение? Я другого не вижу. Надо идти на переговоры. Связь в лесу глохнет, так что надо именно идти, ножками, и я пойду, там мои люди. Я отпускаю машины. Пока доковыляю, может появиться метеоспутник, так что верните корабль на его стояночное место, капитан. В противном случае вас заметят, а несанкционированная высадка войск на планету — это приличный штраф. Заказчик от вас бессовестно отвернётся, а вы ничего не докажете. Если на объекте люди вменяемые, мы договоримся. Скорее всего, придётся заплатить. Так что ждите связи завтра, на том же месте. Конец связи.

— Бешеная баба!!! Инвалидка ненормальная!!! (Реплики после обрыва связи.)



Пока Лекс с Яраной добирались по дорогам гномов до леса, основные события окончились. По прибытию на ферму, их встретил орканин Раст.

— Лекс, проблема частично решена.

— А подробнее, — поинтересовался Лекс, глядя на него.

— Мы допросили пленных. Обычные наёмники. Их нанял кто-то с базы торговцев. Им поставили задачу освободить ферму, захваченную вооружёнными бандитами. Контракт официальный. Деньги перечислили сразу. Я более чем уверен, что реального заказчика на базе найти невозможно. Это либо подставное лицо, либо кто-то выдал себя за отсутствующего человека, — подробно доложил Раст.

Лекс видел, как он мнётся, переступая с ноги на ногу.

— Что ещё? — поймав его взгляд своими, глазами спросил Лекс.

— Есть просьба, личная.

— Связанная с этими наёмниками? Встретил кого-то из знакомых? — улыбнулся Лекс.

— И да, и нет, — неуверенно пробормотал орканин.

— Что-то я тебя не пойму, — Лекс внимательно посмотрел на по-прежнему мнущегося орканина. Таким он его никогда не видел и даже представить не мог.

— Тут… такое дело…. В общем…, я сам себя не понимаю. Твой человек, которого все называют друидом, сказал она мне подходит, — смущённо пробормотал Раст.

— Да, кто она? Расскажи по порядку, — вздохнул Лекс, уже догадываясь, что орканини неожиданно влюбился в кого-то из нападавших. Раз друид сказал, что она подходит — это серьёзно. Друиды в таких вещах не ошибаются. Скорее всего, друид заметил вспышку аур, при встрече этих двух мыслящих. По-настоящему совместимые друг с другом мыслящие, при мгновенно вспыхнувшей любви, ставят на ауру такую печать, что заметить возникшую взаимосвязь может даже самый слабый маг.

— Она командовала нападением. Это её люди. Но она не виновата. Их подставили, — забубнил орканин.

— Так. Стоп. Это твои проблемы, ты и разбирайся. Что нужно от меня? — прервал его Лекс.

— Твои люди сказали, что её можно вылечить. У неё почти вся правая часть тела на протезах. Её вытащили товарищи из какой-то переделки, а медиков вблизи не оказалось, и время было упущено. Реаниматор такие повреждения не лечит. Она одна пришла на переговоры, вытаскивать своих людей, — сумбурно стал пояснять Раст.

— Стоп, — опять прервал его Лекс, — ты в курсе, что без клятвы я ничего не делаю?

— Да-да, — как болванчик, закивал орканин, — я говорил с ней на эту тему. Она сомневается в результатах лечения, но клятву дать согласилась.

— Катариэль, — бросил Лекс в разговорник, — ты, насколько я помню, сильный маг жизни. Есть работа по твоему профилю. Нужно восстановить отрезанную половинку мыслящего.

— Голова-то целая? — раздалось из разговорника.

— Целая, — усмехнулся Лекс, — и даже соображает, а вот половина тела — протезы.

— Так это кто-то из чужих! Да, запросто. Пару часов и будет, как новенький, — отозвался эльф.

— Новенькая, — поправил Лекс.

— Да без разницы. Уже беру машину. Доберусь минут через двадцать. Готовьте пациентку, — ответил эльф.

— Так что, через пару часов, твоя половинка будет скакать, как в детстве, — ухмыльнулся Лекс.

— Но у нас же нет здесь реаниматора? И как можно вырастить половину тела человека за два часа? — не понял орканин.

— Есть другие технологии, которые намного совершеннее реаниматоров, — похлопал его по плечу Лекс, хотя орканин и возвышался на две головы над ним. — Как подъедет эльф, тащи его к своей возлюбленной. Он скажет, что делать.



Наката проснулась в комнате, куда её поместили хозяева. Спешить некуда. Как показал комп, связь с капитаном ещё не скоро. Двигаться было лень. Когда последний раз так спокойно валялась в кровати она даже не помнила. Наката стала вспоминать прошлый день, начавшийся так неудачно. Капитан зря без проверки влез в авантюру с местными разборками. Хотя, конечно, денежки заплатили немаленькие и причём сразу. Это должно было насторожить капитана, но последние рейсы оказались не очень прибыльными, а за минутное дело заказчик выложил приличный гонорар.

Наката предполагала, что от этого дела неприятно попахивает, но не понимала насколько. Прозрение наступило после потери связи со своими десантниками. Она готовила их несколько месяцев, серьёзно готовила, так как её учили. Парни прошли хорошую подготовку и могли участвовать в захвате кораблей, при случае. На любой стоянке она выводила их на местность и тренировала в различных ситуациях, от охраны объекта до его штурма. Только недавно она была уверена в их силах. Теперь она сомневалась. Даже если бы она смогла возглавить эту атаку на так называемую ферму, результат оказался бы тем же.

Казалось бы, когда-то давно она была подающим надежды молодым офицером отрядов специального назначения. Хотя, давно — это ей только казалось. Просто жизнь всё последнее время тянулась слишком медленно. Цель в жизни пропала. Кому нужна полуживая покалеченная отставница. Некоторое время назад она даже думала, что её зря вытащили из ловушки случайные спасители.

Полиции стало известно о большой партии новейших наркотиков. Для захвата и отправили её группу специального назначения. Контрабандисты предполагались зубастые. Начальники Нагаты просчитались — это оказалась отвлекающая ловушка. Контрабанду протащили во время их операции по другим каналам.

На заброшенной и разбитой космической станции, в системе, лежащей в стороне от основных транспортных коридоров, группу ждала куча мин и десяток хорошо защищённых дроидов. Контрабандисты собирались провести показательную акцию, чтобы впредь полиция старалась не трогать их каналов перевозки. Акция не совсем удалась. Отряд покрошил дорогущих дроидов, но какой ценой. В полуразобранном состоянии оказалась только она, остальные погибли. Вся правая часть её тела представляла собой запёкшийся кусок мяса. Как добралась до передатчика, ползком, с другой стороны станции, она не помнила, однако аварийный сигнал подала. Принимать его оказалась некому. Судно поддержки противник уничтожил. Какими путями в эту систему занесло корабль глубинной разведки оркан, она до сих пор так и не поняла. Пилоты истребителей прикрытия корабля, обеспечивали наблюдение за системой и зафиксировали её аварийный сигнал. Высаженный на станцию десант обнаружил её почти бездыханное тело. У оркан оказался в наличии регенераторная установка хорошего качества, что помогло сохранить ей жизнь. Они же установили ей комплект биопротезов, но повреждения нервной системы тела оказались слишком велики, и управление пришлось передать специальному медицинскому компу. С тех пор она могла только неспешно передвигаться. После возвращения в империю, её с почестями и приличной пенсией отправили в отставку. Находиться дома и постоянно ловить сочувствующие взгляды, она не смогла. Помог случай. Капитану списанного тральщика, переделанного в эсминец сопровождения, оказался нужен специалист по подготовке персонала. Ходить ей на боевые задания не предлагалось, да и оплата была не велика, но Наката мгновенно согласилась. Отставной капитан знал уровень подготовки бойцов специальных отрядов, и молодая ветеранка его вполне устроила. На краю исследованного пространства такие специалисты были нарасхват. Людей, готовых рискнуть жизнью в поисках приключений, денег или известности, имелось достаточно, но вот хороших специалистов, способных сделать из них настоящих бойцов широкого профиля, и согласных на путешествие подальше от цивилизации, находилось совсем не много.

Коммерческая деятельность капитана вначале оказалась не очень удачной. Услуги сопровождения транспортов в том секторе, куда прибыл его корабль, уже выкупила фирма, имеющая несколько кораблей. Сопровождение одиночных судов за небольшую плату, практически не окупало затраты на обслуживание корабля. Помогло нестандартное снаряжение корабля. Бывший военный тральщик имел в наличии очень хорошую двигательную установку. Прицепив к кораблю небольшой контейнеровоз с разбитым двигателем, капитан Мокс превратил свой корабль в хорошо вооружённый контейнеровоз. Приличное количество вооружения на борту и наличие: десятка истребителей, пятёрки штурмовиков и четырёх десантных, многофункциональных челноков, делало корабль очень неприятным подарком для любителей пограбить чужое имущество. Один из торговых кланов империи нанял корабль для доставки грузов с недавно открытой планеты, расположенной в стороне от разведанных территорий. Для перевозки людей корабль не предназначался, а вот груза за раз мог взять пару тысяч тонн. Правда, торгаши обещали полную загрузку в будущем, а пока грузили максимум половину контейнеров. Доходы от перевозки покрывали текущие расходы корабля, и капитан решил немного подождать. Если торговля наладится, то и прибыль появится. Дополнительный контракт на захват, точнее на освобождение фермы, давал возможность как-то поощрить команду.

Наката с волнением вспомнила первую встречу с хозяевами фермы. Когда она, отпустив пилотов с машинами на корабль и совсем не скрываясь, подошла через густой подлесок к ферме, её встретил орканин. Её сердце сразу дало сбой. Она уже не замечала других людей, почти не слышала, что ей говорили. Она стояла, как столб, уставившись на него. Будь она здоровой, она бы сделала всё, чтобы его заполучить. Эта мысль отрезвила её, и она всё же выдавила из себя предложение провести переговоры. Что интересно, предложение восприняли положительно, хотя разоружили её полностью и даже надели на шею один из вариантов браслет контроля. Её провели на ферму, хотя, какая это ферма — хорошо укреплённая подземная база, а не ферма. На подходе к ферме Наката обнаружила передвижную зенитную установку неизвестной конструкции и, скорее всего, такая установка имеется здесь явно не одна.

Сначала её провели в одно из подземных помещений, причём опытным глазом она определила, как минимум, уровень десятого подземного этажа, а лифт, похоже, мог двигаться ниже. Помещение походило, как на канцелярию, так и на допросную. Правда, допрашивал её совсем молодой паренёк, которого она сначала всерьёз не восприняла. Да и вопросы он задавал самые простые. Только уже в конце разговора она случайно поймала его взгляд. Вот тут ей стало плохо. Что-то незримое присутствовало у него во взгляде. Этот паренёк показался ей опаснее полковника службы собственной безопасности, опрашивавшего её после событий на станции. Это чувство оказалось пророческим. Он, в конце разговора, спокойным и доброжелательным голосом, от которого у неё мурашки побежали по спине, сообщил ей все этапы её биографии. В заключение разговора он указал: адрес её родителей, личный номер дела в службе безопасности, который и она-то узнала случайно, а также назвал все счета в банках империи, причём все три, включая счёт, открытый очень давно без привязки к её личности. Вот это выглядело уже очень серьёзно. Такой информацией могло обладать только ведомство, постоянно ведущее слежку за человеком. Следователь, а парень не мог являться никем другим, оставив её в глубокой задумчивости, покинул помещение.

Из этого состояния её вывели новые посетители. Орканина сопровождал такой же молодой человек, как и предыдущий следователь, но насколько орканин выглядел мужественно, настолько же этот был красив — идеал из снов любой обычной женщины. Но сердце Накаты уже оказалось занятым, второму там никак не поместиться. Внимательно посмотрев на неё красавчик озвучил ей такие фантастические предложения, что она даже засомневалась, а не сон ли это. Хозяева предлагали без выкупа отпустить её людей и перекупить контракт корабля, для вывоза готовых товаров собственного производства с планеты. Они предложили продать им один транспортный челнок и четыре штурмовика по хорошим ценам, а также по желанию брали пилотов на работу. Ей и её людям предложили перейти в штат местной корпорации на постоянной основе. Уровень подготовки команды им понравился, да и брал капитан Мокс в экипаж корабля не кого попало. Если капитан согласится на такие условия, они пообещали усилить вооружение корабля и слегка модернизировать его оборудование, в счёт оплаты доставки их товаров до станции системы Сота. За капитана Наката, конечно, ничего обещать не могла, но поскольку достаточно хорошо его изучила, вероятность заключения соглашения оценивала достаточно высоко.

Когда явно довольный красавчик покинул помещение, разговор продолжил уже орканин, молчавший всё это время. Продолжение разговора ещё больше потрясло Накату. Орканин, сославшись на каких-то специалистов, скомкано сделал ей предложение, окончательно повергнув её в изумление. На возражения об инвалидности, тот только отмахнулся, высказав уверенность в её быстром излечении, чем в очередной раз удивил её. Лучшие специалисты в столичной клиники сделали всё, что смогли, для восстановления её здоровья, а тут, на дикой планете, явный боевик обещает ей полное выздоровление — это попахивало мистификацией или походило на сказку. Хотелось верить во второе и для этого имелись веские основания. Сведения сообщённые молодым следователем не выходили у неё из головы. Почему нельзя имея такую разведку, иметь ещё и хорошую медицину? Наката решила рискнуть, хуже ей от этого не будет.

Орканин, она наконец узнала, что его зовут Раст де Шин, вызвал другого красавчика. Пара таких идеальных представителей человеческой популяции в одном месте, явно подтверждала её догадки о совсем не простой ферме, базе и даже корпорации. Учитывая, что оркане имеют хорошие отношения с веданцами, ни кем другими эти красавчики быть не могли. А ведь это закрытые империи псионов, и что они имеют в своих арсеналах доподлинно никому не известно. Так что вариант с её излечением вырисовывался всё отчётливее, и это не могло её не радовать. Красавчик провёл с неё какой-то варварский обряд клятвы с изъятием капли крови, наверное для дальнейших анализов и покинул помещение, оставив на столе маленькую тёмную бутылочку. Как раз выпив эту жидкость, поверив орканину, что так нужно, она отключилась. И вот теперь она лежит и лениво расставляет по полочкам памяти так стремительно происходившие события.

Надо заставить себя встать, сегодня она что-то разленилась. Она всегда заставляла себя вскакивать после сна и делать простой комплекс упражнений, для синхронизации биопротезов с нервной системой. Привычно отбросив лёгкое одеяло Наката вскочила на ноги и, охнув, тут же повалилась обратно. С удивлением вытянув перед собой руки, она рассматривала такие одинаковые и такие непривычно живые руки, в том числе и правую. Приподнявшись, она с затаённым страхом, не обнаружить то, что так хочется увидеть, взглянула на обычные женские ноги, а потом досконально ощупала собственное тело. И куда делась небольшая полнота, присутствовавшая у неё в последнее время? Зеркала в этом помещении не имелось, да тут, кроме кровати и её голого тела, вообще ничего не было. Стесняться своего тела, даже под явным вниманием систем наблюдения, её отучили ещё в учебке. Поднявшись и обследовав себя со всех сторон с помощью встроенной камеры компа, она с радостным удивлением обнаружила полную идеальность собственной фигуры. Она выглядела даже лучше, чем себя помнила, будучи здоровой. Хоть сейчас выставляй на обложку некоторых мужских сетевых журналов.

Медленно вспоминая сложные комплексы боевой физической подготовки, она выполнила некоторые из них, боясь перегрузить такой непривычный, но всё же уже полностью здоровый организм. Ощущение переполнявшей её радости не пропадало, для восстановления нормального мыслительного процесса необходимо скинуть эту эйфорию. Существовало много способов снять такое напряжение, но судьба подсказала самый простой и эффективный. Как нельзя лучше для этого подошло сообщение через комп от орканина, тот просил разрешения войти, хотя вроде он здесь и так был хозяином. Наката дала такое разрешение. Когда тот, открыв двери и увидев стоящую за порогом абсолютно голую и притом очень красивую девушку, потерял дар речи. Наката силой втащила его в комнату и увлекла на кровать. Дальше всё происходило как в фильмах. Бурная встреча пленницы со своим любимым тюремщиком.

Между постельными упражнениями Наката не забывала добывать интересующую её информацию из уже своего орканина. Многого он сам не знал, но кое-что интересное рассказал. Как происходила операция по восстановлению тела, что очень интересовало девушку, он объяснить не мог, не присутствовал при этом. Только пояснил, что она не первая подверглась такому ремонту. Уже имелись примеры излечения среди наёмников, охранявших ферму, но конечно не такие сложные, как в её случае. Единственное, что она поняла из его пояснений на эту тему, что псионы могут и не такое. Насколько она узнала, орканам и веданцам как-то удалось договориться с аборигенами и образовать совместную корпорацию. Мало того, псионы договорились с торговым кланом на аренду всей планеты, так что договор капитану всё равно придётся перезаключать, а предложенные сейчас условия выглядели очень привлекательно. Тем более, что орканин убедил её в том, что перевозимый товар очень высокого качества, и процент за перевозку от его цены соответственно будет составлять значительную сумму. Пример одной позиции товара она сразу и попробовала, поскольку Раст шёл к ней с угощением. Оторваться от угощения она смогла только, когда оно закончилось. Подняв глаза на Раста, она увидела внимательный и при этом смеющийся взгляд любимого.

— Как меня заверили знающие люди, такое состояние бывает у всех, кто пробует эти конфетки в первый раз, да и в последующем сдержать себя очень трудно. На себе проверено, — прошептал он ей, бережно поправляя её волосы на своём плече.

— И что, весь товар состоит из этих конфет? — довольно потягиваясь, пробормотала она. Такую вкуснотищу она могла бы есть бесконечно. Эти конфетки будут брать за любые деньги.

— Нет. Там много всякого, разного. Косметику я нести в подарок побоялся, так как вкусов твоих не знаю, но там различных запахов и вариантов действия парфюмерии настолько много, что выбор огромен, и ты сама выберешь себе подходящие варианты, — с трудом отпуская из крепких объятий девушку, сообщил орканин.

Как и обычная девушка Наката не оставила это сообщение без внимания. Быстро одевшись в такой же комбинезон, как на Расте, который он достал из встроенного в стену шкафа, они двинулись на вводную экскурсию, как назвал эту вылазку тот. Сначала она переговорила с бывшими подчинёнными. К её удивлению, почти половина отряда, выразили желание остаться здесь, особенно когда узнали в красавице, посетившей их место заключения, своего командира, точнее командиршу. Такие предложения им уже поступили при первом допросе. Как поняла Наката из расспросов, их по очереди водили к тому же следователю или к нескольким, что не принципиально, но результаты допроса оказались такими же впечатляющими, как и в её случае. Следователи знали обо всех людях гораздо больше, чем тем людям хотелось.

Ферма Накату привела в изумление. Слишком много отличий замечал опытный взгляд девушки. Персонал фермы, состоявший, судя по рожам этого персонала, из отпетых бандитов и уголовников действовал, как хорошо отлаженный военный механизм. Все находились при деле. Она вообще не увидела во время прогулки ни одного праздно шатающегося человека. Только одно это указывало на необычность, так называемой, фермы. Впечатляли и её размеры. Нет, на поверхности она выглядела достаточно невзрачно. Маленький купол крыши самой фермы и несколько ангаров для техники создавали иллюзию небольшого объекта. Обойти все подземные этажи они просто не смогли. Раст показал только десяток верхних подземных этажей, непосредственно используемых персоналом, а про остальные полсотни, недавно построенных, он только упоминул, поскольку те использовались лишь как склады готовой продукции. Объём товаров производимых на самой фермы впечатлял, но как сообщил Раст, очень многое доставлялось по подземным тоннелям с других хранилищ, где работали в основном местные. Пересмотреть все предлагаемые для продажи товары Наката не смогла, как не старалась. Их оказалось слишком много для неё одной. Только различных вариантов флаконов с духами предлагалось больше сотни, а ведь присутствовали и всевозможные кремы, на все случаи жизни, начиная от морщин и веснушек и заканчивая радикулитом и всевозможными кожными заболеваниями. Различных медицинских таблеток и пилюль тоже хватало. Судя по этикеткам, их действие предполагалось на уровне самых современных препаратов. Но даже не это было главным, более или менее хороший препарат можно найти. Главным была скромненькая, короткая строчка более крупным шрифтом, на каждом виде продукции — срок годности препарата пятьдесят лет, при условии хранения в оригинальной упаковке. Вот эта строчка текста стоила многие миллиарды кредов. Наката в прошлом — человеком военным и прекрасно знала по себе, чего стоит такая запись. Вещи с такой надёжностью всегда предпочитали иметь военные, а их договора стоили очень дорого, и начальство на это денег не жалело. Если запись соответствует истине, а сомневаться в этом после лечения у девушки причин не было, многие военные начальники с удовольствием положат на хранение именно такой продукт, а денежки, выделяемые на постоянное обновление, спрячут себе в карманы.

Подошло время связи с капитаном, но Раст не собирался её вести на окраину леса, где связь работала более устойчиво. Он подключил Накату по шифрованному каналу к собственному компу, который имел постоянную связь с центральным компом базы. Так что находясь в подвалах, девушка могла прекрасно разговаривать со своим бывшим командиром. Именно бывшим, покидать будущего мужа и такое интересное место она не собиралась.



Разговор с кораблём на орбите.

— Привет кап. Все проблемы решены. Есть некоторые предложения, в результате которых ты, в любом случае, лишился половины десантной группы, во главе со мною. Я тут по случаю приобрела себе мужчину или точнее он соблазнил меня, да так, что я не устояла. Чтобы ты не скучал во время разговора, пересылаю тебе предложения, и ещё подбери челюсть с пола, когда будешь смотреть на моё изображение, после проведённой местными небольшой операции. Кстати, можешь включить видеоканал, связь у хозяев работает прекрасно.

— Наката, я так надеялся использовать тебя и в дальнейшем на подготовке своих людей, но если это ты стоишь рядом с типичным представителем орканского племени, то я понимаю твоё решение. Да ты и так неровно дышала к орканцам за своё спасение, так что шаг вполне логичен. Тут мой корабельный комп выдал такие радужные оценки присланным предложения, что я в затруднении. С чего бы тем, на кого мы напали, выглядеть такими добренькими. Хотя…, вот получил новую порцию анализа. Теперь понятно почему — значит, они арендуют эту планету. Та-а-ак…. Извини, это я подбираю челюсть с пола. Ты выглядишь ослепительно, особенно без одежды. И где были мои глаза? Упустить такую красотку? Возможности хозяев объекта меня уже впечатлили, а примерный расчёт прибыли даже обрадовал. А особенно обрадовал полученный договор с подписью члена имперской семьи Веды. Такие возможности я игнорировать не могу. Хоть я и не девушка, но меня соблазнили красивенькие и весомые цифирьки. Пилотам я передам предложенные контракты. Мне кажется, они согласятся поработать на корпорацию. Жди прилёта купленной техники, тем более, что я уже получил подтверждение на комп о сумме, зачисленной на мой счёт. Челноки передаю под твоё командование, для загрузки товара. Торговцы в этот раз не загрузили даже треть баржи у меня под брюхом, так что надеюсь твои, да пожалуй и мои, новые хозяева обеспечат загрузку остального свободного места. Конец связи.

— Вот же ненормальная! Опять вывернулась из дерьмовой ситуации, теперь однако с прибытком. Надо сообщить радостную весть родственникам, чтобы не переживали, а заодно и полученные кадры переслать, для достоверности. Пусть тоже пособирают челюсти с пола. (Реплики после обрыва связи.)



Разговор пилотов челноков.

— Первый, ты видишь обещанный маяк? Куда будем заходить? Я наблюдаю только сплошные кроны деревьев.

— Подлетим ближе. Вот, появился какой-то луч указатель. Сейчас поймаем его.

— Ох…, что-то мне кажется это не совсем луч, точнее совсем не луч привода. Да и я никогда не видел, чтобы лазерный луч так изгибался, точнее вообще изгибался.

— Первый, а вам это ничего не напоминает?

— Третий, выполняйте манёвр за мною. Нас же ещё не сбили.

— То-то что не сбили, но то, что это они так шутят и используют какую-то систему наведения, как привод лазерного маяка, это точно. Точка привязки указывающего луча на моём лобовом обтекателе стоит как влитая, и это при бросках ветровых потоков,