Г. А. Эйкен - Настоящий Дракон

Настоящий Дракон [Dragon Actually ru] 693K, 157 с. (пер. Любительский (сетевой) перевод) (Драконья Семейка-1)   (скачать) - Г. А. Эйкен

Г.А. Эйкен
НАСТОЯЩИЙ ДРАКОН
Драконья Семейка — 1


Глава 1

Он уже довольно долго слушал звуки сражения. Впрочем, как и всегда, их игнорировал — войны людей его не интересовали. Никогда. Но вот звуки послышались справа от его убежища. Что ж, пришлось сдвинуть свою задницу с места.

Развернув хвост, который для пущего уюта он обычно оборачивал вокруг тела, он медленно двинулся к выходу из убежища. Он не знал чего ожидать, да и не волновался по этому поводу, просто сейчас ему было довольно скучно и, быть может, появилась возможность поразвлечься.

Или, по крайней мере, поужинать.

* * *

Клинок вошёл в бок Аннуил, пробив броню и плоть, разрывая внутренние органы.

Хлынула кровь. Аннуил поняла, что умирает. Солдат улыбнулся, услышав, как она вскрикнула от боли, что только разожгло ярость, которой Аннуил славилась.

Воительница подняла клинок и с душераздирающим кличем чистой ярости замахнулась. Сталь со свистом прорезала воздух, а потом и мужчину, отделив голову от шеи. Кровь брызнула в лицо и на руку Аннуил.

Остальные солдаты остановились. Они довольно легко разобрались с небольшой группой воинов Аннуил, заманив в пустынное горное ущелье.

Но Аннуил не позволяла им подобраться на расстояние смертельного удара. До этого момента.

Жизненные силы покидали тело, и Аннуил понимала, что долго не протянет. Зрение затуманилось, появилась слабость и лёгкость, дыхание давалось с трудом.

Но воительница намеревалась бороться до последнего вздоха. Обхватив окровавленными руками меч, она подняла его и приготовилась к следующей атаке.

Один из солдат шагнул вперёд. По взгляду на его лицо стало понятно, что он желает стать тем, кто отрубит ей голову и подарить брату Аннуил, чтобы тот мог сохранить её как трофей и предупреждение остальным, кто посмеет усомниться в его власти.

Аннуил наблюдала за самоуверенным, медленным приближением солдата. Конечно же он понимал, что она умирает, что сил сражаться дальше у неё нет.

Силы покидали Аннуил. Ноги начали дрожать, тело мучительно сильно хотело прилечь на землю и просто немного вздремнуть. Всего лишь несколько минут.

Аннуил резко распахнула глаза и поняла, что солдат уже гораздо ближе. Она взмахнула мечом, но мужчина с лёгкостью парировал удар, улыбнулся и воительница захотела продать душу, лишь бы стереть эту улыбку с лица.

Солдат оглянулся на своих товарищей, чтобы убедиться, что они все наблюдают за тем, как он будет убивать воительницу.

И это стало его ошибкой. Аннуил воспользовалась уроками отца не упускать очевидную возможность.

Воительница проткнула его мечом, вонзила прямо в живот. Солдат в ужасе уставился на неё. Для пущей уверенности Аннуил прокрутила меч, с удовольствием наблюдая за тем, как солдат открыл рот, чтобы закричать, а издал лишь жалкое хныканье.

Аннуил выдернула лезвие меча и солдат рухнул на землю. Понимая, что это её последнее убийство, воительница всё равно намеревалась умереть с оружием в руках. Но, повернувшись к оставшимся солдатам, она обнаружила, что больше не является объектом их интереса.

Все взгляды были устремлены мимо — на пещеру, перед которой она стояла.

Аннуил попыталась понять, что за новую уловку они задумали, и так и не отвела от них угасающего взгляда, даже когда земля затряслась под ногами.

Даже когда солдаты в явном ужасе попятились от неё; даже когда над ней нависла огромная тень, полностью закрыв солнце.

И лишь когда мужчины закричали и бросились прочь, Аннуил подняла взгляд и увидела над собой чёрную чешую. Чешуя пришла в движение, затем послышался протяжный вдох и воительница снова перевела взгляд на улепётывающих солдат.

Поток огня пролетел через ущелье, уничтожая деревья, цветы и, в конечном счёте, солдат. Оперившись на меч, Аннуил наблюдала за тем, как врагов объяло пламя, их тела корчились, отчаянно пытаясь сбить огонь.

Аннуил, несмотря на то, что понимала, что следующей станет она, от представшей перед ней картины испытала небольшое удовлетворение. Когда крики стихли, воительница подняла взгляд и обнаружила, что дракон смотрит прямо на неё, и смотрит с явным любопытством, не делая движения, чтобы уничтожить. По крайней мере, пока.

— Я бы испугалась вас, господин Дракон, — произнесла она, когда силы покинули тело и воительница рухнула на колено, но продолжила опираться на окровавленный меч, — вот только я уже умираю. — Она горько усмехнулась. — Простите, что лишаю вас такого лакомого кусочка.

Аннуил закашляла. Кровь потекла по подбородку и ниже, по блестящим стальным латам.

Аннуил рухнула на землю, но вскоре почувствовала, что её подняли. Воительница понятия не имела попала ли её душа в землю предков или же в рот зверю, но, в любом случае, с её жизнью было покончено.


Глава 2

Аннуил услышала стон. Непрекращающийся, громкий стон. Ей понадобилось несколько долгих мгновений, чтобы осознать, что этот раздражающий звук издаёт именно она.

Воительница заставила себя открыть глаза и сфокусироваться. Она поняла, что лежит на настоящей кровати, а обнажённое тело накрыто шкурами животных. Аннуил слышала, как неподалёку в камине потрескивает огонь и ощущала его тепло.

За исключением этого, Аннуил понятия не имела, где находится и каким ветром её сюда занесло. Последнее, что воительница помнила… она умирала. Но сейчас Аннуил ощущала слишком сильную боль для того, чтобы быть мёртвой.

Когда зрение наконец прояснилось, воительница поняла, что находится в комнате. В комнате с каменными стенами.

Аннуил моргнула и попыталась унять нахлынувшую панику. Она находилась не в комнате с каменными стенами, а в пещере.

— Во имя богов, — прошептала воительница, протянув руку и коснувшись холодного серого камня.

— Отлично. Ты очнулась.

Аннуил сглотнула, надеясь, что боги просто решили сыграть с ней злую шутку. Она приподнялась на локтях и опять услышала этот низкий, мрачный голос.

— Осторожнее. Ты же не хочешь, чтобы швы разошлись.

На воительницу нахлынул чистый, неприкрытый страх, от которого грозило остановиться сердце. Она оглянулась и отвести взгляд уже не могла. Аннуил увидела его — огромного чёрного дракона, с крыльями, крепко прижатыми к телу.

Чёрная блестящая чешуя мерцала в отблеске пламени камина. Огромная, увенчанная рогами голова покоилась на одной из лап. Он выглядел по-домашнему расслабленным.

И воительница могла поклясться, что дракон усмехался, прожигая даже с такого расстояния взглядом чёрных глаз. Великолепное существо… и всё же существо.

Чудовище.

— Значит, драконы разговаривают?

«Аннуил, просто блестяще». Но она действительно не знала, что ещё сказать.

— Айе. — Чешуйки зацарапали по полу, и девушка прикусила щёку, чтобы не скривиться от этого звука. — Меня зовут Фергюс.

Аннуил нахмурилась.

— Фергюс? — Она подумала с минуту и страх сковал её тело, затягивая в бездну отчаяния. — Фергюс… Разрушитель?

— Так меня называют.

— Но о тебе уже много лет никто ничего не слышал. Я думала, что истории о тебе лишь легенды. — И прямо сейчас она втайне надеялась, чтобы он сам оказался лишь мифом.

— Я похож на миф?

Аннуил какое-то время разглядывала этого здоровенного зверя, восхищаясь длиной и шириной его тела. Чешуя покрывала его от макушки до хвоста, два рога венчали могучую голову.

И грива шелковистых чёрных волос, закрывая лоб, спускалась по спине и почти касалась грязного пола. Девушка прочистила горло.

— Нет. По-моему ты выглядишь довольно реальным.

— Ну и здорово.

— Я слышала истории о тебе. Ты разрушал целые деревни.

— Бывало.

Аннуил отвернулась от пристального взгляда и задалась вопросом, как боги могли быть настолько жестокими. Вместо того, чтобы позволить ей умереть в бою, как истинному воину, они позволяют ей погибнуть в качестве обеда для зверя.

— А ты Аннуил с Дикого острова. Аннуил с Тёмных равнин. И, последнее, что я слышал — Аннуил Кровавая. — Она поёжилась — терпеть не могла это прозвище. — Говорят, ты рубишь головы мужчинам и купаешься в их крови.

— Я так не делаю! — Аннуил уставилась на дракона. — Когда срубаешь голову, появляется кровь, которая прямо-таки хлещет во все стороны. Но я купаюсь только в воде!

— Как скажешь.

Его спокойствие заставило её занять оборонительную позицию.

— И я не просто так отрубаю головы мужчинам. Только врагам Тёмных равнин. Людям моего брата.

— Ах, да. Лоркан. Мясник Дикого Острова. Мне кажется, если бы ты просто отрубила ему голову, то ваша война была бы закончена.

Аннуил стиснула зубы. И не из-за боли от раны.

— Думаешь, я этого не хочу? Думаешь, что если бы я смогла подобраться достаточно близко к этому маленькому проходимцу, я не убила бы его, будь у меня хоть один шанс?

Дракон не ответил, и её гнев вспыхнул вновь.

— И? Что думаешь?

Дракон заморгал в ответ на её внезапную вспышку гнева.

— Ты всегда так злишься при упоминании брата?

— Нет! — рявкнула она. — Да! — Аннуил вздохнула. — Иногда.

Дракон усмехнулся, и она начала бороться с желанием закричать. И кричать. Его смех не был неприятным, но болтать с драконом… возможно, она наконец-то сошла с ума.

Дракон медленно передвинулся, оказавшись позади Аннуил и заняв огромным телом ещё больше пространства пещеры. Расположился справа, и Аннуил, не поворачивая головы, видела только половину зверя. Остальная часть оставалась за пределами видимости из алькова, где воительница лежала. Она гадала, а как же он выглядит целиком.

— А почему, собственно, я не…

— Мертва?

Аннуил кивнула.

— Так бы и было, не найди я тебя.

— И почему ты меня спас?

— Понятия не имею. Ты… заинтриговала меня.

Аннуил нахмурилась.

— Что? — Да в сравнении с драконом, она — ничто. Просто человек.

— Твоя храбрость. Она заинтриговала меня. Увидев меня, ты не побежала, как те люди. Ты осталась на месте.

— Я уже и так умирала. Зачем мне было бежать?

— Это не имеет значения. Страх перед драконом влияет на молодых и старых. Умирающих и здоровых. Ты должна была бежать сломя голову или упасть на колени, моля о пощаде.

— Я не паду на колени ни перед одним человеком, — отрезала она, не подумав.

Дракон снова рассмеялся. Низким, приятный звуком. Как и его голос. Досадно, что он принадлежал монстру.

— Буду иметь это в виду. — Дракон усмехнулся, осторожно повернулся и его голова оказалась в пугающей близости от Аннуил. Зверь пошёл на выход из пещеры. Воительница наблюдала за тем, как его хвост качается из стороны в сторону, острый конец касался каменных стен. Аннуил попыталась не запаниковать, поняв, что только хвост по длине равнялся росту двух самых высоких воинов её войска. — Пришлю кого-нибудь, кто поможет тебе подняться и поесть.

— Человека?

— Что? — Большая голова ударилась о потолок.

Аннуил опустилась на кровать. Наверное, это сон.

— Ничего. Я устала.

— Тогда тебе лучше поспать.

— Подожди! — Дракон остановился и оглянулся. Аннуил сделала глубокий вдох. — Спасибо за то, что спас меня.

— Пожалуйста, красавица. — Он пошёл дальше. — Но не слишком расслабляйся, — небрежно бросил он через плечо. — Кто знает, как тебе придётся расплатиться за мою доброту.

Аннуил откинулась на мягкую кровать и почувствовала, как по телу пробежала дрожь. Она бы хотела сказать, что эта дрожь вызвана всего лишь страхом или, на худой конец, отвращением. Но больше всего её беспокоило то, что ни с чем таким это не было связано.


Фергюс потёр свежую шишку на голове. Он слышал о ярости Аннуил Кровавой, но даже не думал, что она настолько ошеломляюща. Её гнев был практически так же сногсшибателен, как и рёв дракона.

Неудивительно, что она ещё не нанесла поражение брату. Тот её пугал. Дракон мог понять это по фанатичной ярости при одном упоминании имени человека.

Фергюс сомневался, что, встреться Лоркан ей сейчас, она даже с полностью залеченными ранами смогла бы его разгромить. Либо злость, либо страх взяли бы над ней верх.

И по какой-то необъяснимой причине эта мысль жутко его обеспокоила. Когда это он начал заботиться о людях? Хотя, в отличие от кое-кого из родственников, Фергюс не испытывал ненависти к людям.

Но и не жил среди них. Поэтому его первоначальные планы на человеческую девчонку сводились к тому, чтобы просто исцелить её раны и сбросить около человеческой деревушки. Дракон не любил сложности.

Фергюс не любил, когда рядом кто-то находился. Он любил спокойствие. Любил тишину. И больше ничего. Но даже мысль о том, чтобы просто оставить Аннуил где-нибудь, вызывала у него тошноту.

Это явно приведёт к осложнениям. А Фергюс ненавидел сложности.


— Отлично. Ты проснулась!

Аннуил взглянула в лицо женщины.

Ведьмы, если судить по аккуратному, но глубокому шраму, портившему половину её лица. По приказу брата Аннуил, подобным образом отмечали ведьм.

Без отвратительного шрама лицо женщины было бы прекрасно.

— Ты, должно быть, заснула после ухода Фергюса. — Женщина потянула укрывавший Аннуил мех. — Давай-ка тебя приподнимем.

Аннуил медленно спустила ноги с кровати и, опираясь на руку, села.

— Теперь осторожнее. Не хочу, чтобы рана снова открылась.

Аннуил кивнула, сидя тихо и ожидая, когда внезапно нахлынувшая на неё тошнота отступит.

— Знаешь, а ты везучая.

— Ой ли?

— Большинство других драконов предпочло бы увидеть тебя в качестве трапезы. Не гостя.

Аннуил медленно кивнула.

— Знаю. — Она снова взглянула на ведьму. — Я видела тебя раньше.

— Айе. Я помогаю в деревне, когда могу.

— Целительница. Теперь вспомнила. Я и понятия не имела, что ты сдружилась с драконами.

— Я им предана.

Аннуил вгляделась в шрамы на щеке женщины. Неудивительно, что она рисковала жизнью, живя среди драконов, а не людей.

— Мой брат сделал это с тобой?

— Он отдал приказ. Твой брат не очень-то дружит с Сестринским Орденом. — Женщина накинула халат на обнажённые плечи Аннуил.

Брат Аннабель ненавидел всех ведьм. Главным образом, потому что все они были женщинами. А женщин он ненавидел абсолютно всех.

— Он всегда боялся того, чего не понимает.

— Это касается и тебя?

Смеясь, Аннуил медленно вставала с кровати. Смех звучал горько даже для собственных ушей.

— Мой брат понимает меня слишком хорошо. Поэтому мы оба изо всех сил боремся за каждый отвоёванный клочок земли.

— Как я погляжу, тебе не удалось уйти от его наказания. — Ведьма указала на раны на спине Аннуил. Располосованная плоть исцелилась, но всё ещё была воспалёно-красной.

— Это не его работа. — Аннуил ещё плотнее завернулась в халат. Бархатный и роскошный. Ей нравилась мягкость ткани на её огрубевшей в боях коже. Хотелось бы Аннуил знать, какого богатого барона дракон обокрал, чтобы получить эту вещичку, разграбив караван и съев сопровождающих.

Обхватив Аннуил за талию, женщина помогла добраться ей до стола с едой и вином.

— Тебя зовут… Морвид. Да?

Аннуил опустилась на крепкий стул.

— Да.

— Ты помогла мне поправиться?

— Да.

— Спасибо за помощь, Морвид. Я принимаю её с большой благодарностью.

— Я помогла, потому что меня об этом попросил дракон. Но если ты его предашь, госпожа…

— Не угрожай мне. — Аннуил легко оборвала ведьму, не отрывая взгляда от стола. — Меня это реально бесит. И тебе не нужно напоминать о моём долге крови дракону. — Воительница потягивала вино из серебряного кубка, уставилась на женщину. — Я обязана ему жизнью. И никогда его не предам. И не зови меня «госпожа». Аннуил пойдёт в самый раз.

Аннуил аккуратно поставила кубок на деревянный стол и заметила, что Морвид пристально на неё смотрит.

— Что-то не так?

— Нет. Мне просто очень любопытно.

— Что ж, — усмехнулась Аннуил, — мне уже сказали, что я интригующая.

Морвид выдвинула другой стул и уселась напротив Аннуил.

— Я много слышала о твоём брате. Поразительно, что ты до сих пор жива.

Аннуил принялась за густое рагу, отчаянно пытаясь не думать, из какого мяса оно приготовлено.

— Меня это поражает не меньше. Ежедневно.

— Но ты спасла множество людей. И ещё больше освободила из его подземелий.

Аннуил молча двигала челюстью, желая знать, было ли то, что она сейчас пережевала, хрящом.

— Кроме тебя никто больше не осмеливался противостоять ему, встретиться лицом к лицу, — гнула своё Морвид.

— Ну, он же мой брат. Он нередко поджигал мои волосы и метал ножи в мою голову. Встреча с ним в бою была неизбежна.

— Но кроме двух последних лет ты жила под его крышей. Все мы слышали рассказы о жизни на Диком острове.

— У моего брата были другие дела после смерти отца. Он хотел убедиться, что все боятся его. У него не было времени побеспокоиться о своей незаконнорожденной сестре.

— Почему он просто не выдал тебя замуж? Он мог бы заключить союз с одним из крупнейших королевств. — Аннуил на мгновение вспомнила о лорде Хамише из провинции Мадрон, и как близко она была к тому, чтобы стать его невестой. Эта мысль отрезвила её.

— Он пытался. Но аристократия изменила своё мнение.

— И ты им в этом помогла?

Аннуил подняла большой и указательный палец, и показала насколько мала оказалась её помощь.

— Совсем немножко.

Морвид впервые улыбнулась и Аннуил почувствовала, что чуть теплее относится к этой ведьме. Воительница отставила в сторону почти пустую тарелку и отпила ещё вина. Её шокировало, сколько она смогла съесть. Шокировало, что она всё ещё дышит.

— Ты должна выпить всё вино. Я добавила туда трав, которые исцелят тебя и предотвратят развитие инфекции.

Аннуил с опаской уставилась в свой кубок с вином.

— Что за травы?

Морвид, пожав плечами, забрала пустую тарелку.

— Много разных. Это моя собственная настойка. Очень хороший рецепт. Лечит сыпь и подагру. Защищает женщину от беременности. Но, думаю, это к тебе не относится.

Аннуил оторвалась от разглядывания вина.

— Почему ты это сказала?

— Потому что ты девственница.

Аннуил застыла. Это не могло быть просто предположением. Она жила среди армии мужчин больше двух лет; все считали, что она потеряла невинность много лет назад.

— Откуда ты… знаешь?

— Он мне сказал.

Аннуил знала, что ведьма имеет в виду дракона, и вдруг в её груди зародилась дикая ярость — ярость, которую она никогда не могла контролировать.

— Дракон! — взревела она так громко, что Морвид отшатнулась от неё.

Земля сотряслась, когда дракон вернулся в пещеру.

— Что? Что случилось?

Аннуил поднялась на ноги, рукой прикрывая недавно полученную рану.

— Как ты узнал? И скажи мне правду.

— Узнал что? — Дракон посмотрел на Морвид, которая пожала плечами и быстро вышла. Практически выбежала.

— Что я девственница. Никто не знает об этом. Как тебе это удалось? — Аннуил совсем не знала, как долго была в плену глубокого сна. Неспособная защитить себя. Неспособная остановить кого-либо от… Она помотала головой. Воительница не станет даже задумываться об этом.

— Ты только из-за этого меня позвала? Потому что я знаю твой тёмный секрет?

— Не поэтому. Как ты об этом узнал?

Дракон наклонял голову до тех пор, пока их глаза не оказались на одном уровне. Но Аннуил — слишком злая, чтобы мыслить логически — не дрогнула и не отступила. Учитывая, что его голова была по длине как всё её тело — а она возвышалась над большинством мужчин, — ей, возможно, стоило бы. Вместо этого она позволила гневу охватить её с ног до головы. Как делала всегда.

— Ну? Отвечай мне!

Чёрные глаза дракона сузились, ноздри раздулись.

— Я это чую.

Аннуил попятилась.

— Что?

— Я это чую. Что ты не была с мужчиной. Что твоя девственность не тронута. Что ты, красавица, невинна.

Аннуил в ужасе уставилась на дракона, её голос был не громче шёпота:

— Правда? Ты можешь это почуять?

— Нет, — спокойно ответил дракон. — Но ты во сне уж очень болтливая.

Аннуил закатила глаза.

— Хитрец…

Гнев прошёл так же быстро, как и появился. Воительница, почувствовав слабость, оперлась на стол.

— Итак, ты считаешь, что я каким-то образом воспользовался ситуацией, пока ты спала?

— Ну… — Аннуил вздрогнула, когда дракон, ожидая её ответа, начал постукивать нетерпеливо одной лапой по каменному полу. — Эта мысль промелькнула у меня в голове. — Воительница опустилась на один из стульев, стоявших вокруг стола, так как из-за слабости стоять больше не могла. — Прости. Я знаю только то, чему научилась от своего братца… и он бы проверил.

Огромный зверь вздохнул.

— Я слышал истории о твоём брате. Ты же понимаешь, что его стоило убить при рождении?

Аннуил улыбнулась.

— Да если бы.

Воительница устремила взгляд на другой конец пещеры. Кровать была так далеко, а Аннуил так устала.

— Иди сюда. — Дракон опустил лапу и раскрыл. Когти длиною с ногу Аннуил блеснули в свете огня камина.

— Ты, наверное, рехнулся.

— А как ты думаешь, ты сюда попала?

— Да, но… — Ну, вот, опять она начинает. Относится к нему, как к животному, хотя за то короткое время, что знает его, он ни разу не отнёсся к ней неуважительно. И уж гораздо лучше, чем любой человек в замке её брата.

Аннуил поднялась со стула и сделала два шага к протянутой лапе. Усилием воли, о которой она даже не подозревала, ступила на неё, отгоняя образ того, как дракон запихивает её в рот как кусок мяса.

Дракон поднял её, аккуратным движением переместил к кровати и бережно опустил на меховые покрывала.

— А теперь, пока к тебе не вернутся силы, постарайся больше не злиться.

Аннуил рассмеялась.

— Как пожелаешь.

Она сидела на кровати, свесив ноги, и наблюдала, как огромный дракон покидает пещеру и как волочится его длинный хвост.

Когда его хвост подобрался к ней и обвился вокруг ноги, Аннуил задумалась, а что если тот может действовать сам по себе. На мгновение воительница забеспокоилась, представив картинку, как перелетает через всё пространство пещеры.

Но хвост лишь погладил её ногу, чёрная чешуя потёрлась о голень. Затем хвост отпустил её и исчез вслед за своим обладателем.

Ещё долго после того, как дракон ушёл, а она скользнула под меховые покрывала, Аннуил остро ощущала место, которого коснулся хвост. И спрашивала себя, что за безумие сменило её обычно рассудительный разум.

* * *

Лоркан из Дикого острова наблюдал, как на западе заходят два солнца, и терзался вопросом, как же сестрёнке постоянно удаётся от него ускользнуть.

Что бы он ни делал, как бы ни старался она не умирала. И чем дольше Аннуил жила, тем больше убивала. Его солдат. Войска. Число обезглавленных тел с вырезанным на груди её именем превосходило число его жертв. Но ему потребовался на это тридцать один год, а ей — чуть больше двух лет.

Лоркан жалел, что не убил Аннуил, когда представился шанс. Ей тогда было десять, ему — только исполнилось четырнадцать. Она только приехала в замок и крепко спала в своей новой кровати, а Лоркан держал подушку в руках.

Он понимал, что мог задушить её и никто об этом бы не узнал. Вот только Аннуил проснулась, посмотрела на него и пришла в ослепляющую ярость. И Лоркану пришлось отступить.

Отец обнаружил, как они катаются по полу и пытаются друг друга задушить. Мужчина не был рад и заставил их поплатиться за то, что разбудили его.

Лоркан вздрогнул, вспомнив жестокость, с которой их избили. Он получил небольшое удовлетворение от того, что ожидал избиения.

Его вот его сестра, очевидно, жила простой жизнью в своей бедной деревне и не получила никакой дисциплины. Её реакция на наказание… ну, воистину, достаточная награда для него.

Он не знал, что можно ненавидеть кого-то так, как он ненавидел эту девчонку. Но она продолжала выставлять его дураком.

Несколько соседних королевств дали ей золото и солдат, надеясь, что она сделает то, что не смогли они. Убьёт Лоркана. Займёт его трон.

Лоркану хотелось увидеть голову Аннуил на пике на одной из стен замка. И теперь он нашёл идеального союзника.

Он никогда не любил ведьм. Не любил саму идею того, что такие слабые существа, как женщины, имеют такую власть, которой они явно не в силах управлять. Но он довольно неплохо относился к колдунам.

И тут ему мог пригодиться Хефайд Старый. Хорошенько заплати и Хефайд вручит тебе мир. Многие месяцы он снова и снова оправдывал их союз, вот только пока не смог добраться до Аннуил.

Лоркан услышал стон солдата, которого прижимал к полу ботинком. С усмешкой он сильнее надавил ногой на шею. Бесполезный маленький ублюдок подвёл его — вернулся без суки.

Он оглянулся на своих лейтенантов. Они наблюдали за ним, изо всех сил стараясь скрыть свой страх. Но Лоркан чувствовал его запах.

Он снова посмотрел на заходящие солнца.

— Мне нужна моя сестра, — низко прорычал он. — Мне нужна моя сестра! — Лоркан топнул ногой, сломав шею солдату и раздробив челюсть. — Убирайтесь с глаз долой!

Он слышал, как они выбегали из комнаты.

Лучше им бежать быстрее.

Он заполучит сестру. Увидит суку мёртвой, даже если придётся разрушить половину мира, чтобы добраться до неё.

* * *

— Что ж, теперь я понимаю, почему женщины в деревне её избегали. Она сумасшедшая.

Фергюс устроил своё огромное тело у близлежащего к логову подземного озера.

— Сестрёнка, она не сумасшедшая. Она просто в ярости.

Морвид прислонилась к скале, сидя напротив брата, и плотнее закуталась в плащ. В человеческом облике ей постоянно было холодно, постоянно знобило.

И всё же она жила свободно среди людей. Все верили, что она человек. Просто сильная ведьма и целитель.

Даже когда в первые дни царствования брат Аннуил приказал изуродовать ей лицо, она так и осталась в человеческом облике. Фергюс не мог понять почему.

Но впервые Фергюс нуждался в сестре в облике человека. Его сила могла поддерживать Аннуил живой лишь недолгое время. А вот Морвид со своей древней магией дракона излечила девчонку, залатала внутренние повреждения. И в человеческом облике сестра могла ухаживать за воительницей.

Морвид кивнула.

— Из того, что я слышала, у неё на это есть причина. Всем известно, что её отец был жестоким тираном, а брат её ненавидел с первого дня появления.

— И ты знаешь почему? — Фергюс осознал, что начинает интересоваться девчонкой.

— Я знаю, что у них с братом разные матери. Мать Аннуил никогда не была в браке с её отцом. А ты знаешь, насколько для людей это важно. И Лоркан никогда не позволял ей забыть, что она выродок. Всего лишь бедный выродок из какой-то маленькой деревушки к востоку от Керезика.

— Можно ли ей доверять?

Морвид пожала плечами.

— Её солдаты ей преданы. И хотя деревенские женщины её избегают, они её уважают. Они доверяют ей свои жизни. Но можем ли мы ей доверять? Этого я не знаю, брат. Она всего лишь человек.

Фергюс тоже не был уверен, что может доверять Аннуил. Драконы обладали силами, во многом превосходящими силы большинства существ.

Эти же силы, как и способность извергать пламя и перекидываться в человеческий облик, помогали им выжить. Люди коварны и опасны. Они сделали убийство драконов обрядом посвящения.

Нет. Его братья рассчитывают на секретность. Он не мог и не хотел предавать их ради девушки, о которой ничего не знал. Даже привести её в своё логово было опасным риском, на который он обычно никогда бы не пошёл. Мало кто знал, что в Тёмной долине жил дракон.

А тех, кто на него натыкался, уже нет в живых. Но для Аннуил такой вариант не подходит. Она действительно его очаровала. Её храбрость. Сила. Красота. Воительница была поистине красивой.

Высокая. Сильная. Каштановые волосы с золотистыми прядями до талии. Стройное тело.

— Я до сих пор впечатлена, что она бросила тебе вызов, — продолжила сестра. — Хотя, это может послужить ещё одним признаком её безумия.

Фергюс едва ли слушал сестру. Его разум занимало воспоминание о том, как он нашёл Аннуил. Он обратился в человека, чтобы снять её латы и добраться до раны.

Вспомнил, как быстро и сильно откликнулось на неё его тело. Обнажённая, бледная, покрытая собственной кровью… и всё же она его чем-то зацепила.

Пока он вновь и вновь повторял заклинание, чтобы сохранить жизнь до прибытия Морвид, Аннуил смотрела на него самыми тёмно-зелёными глазами, что Фергюс когда-либо видел.

Последующие несколько дней, что он заботился о ней, Фергюс во снах продолжал видеть её глаза. И длинное, стройное тело со множеством шрамов, оставленных сражениями.

Аннуил даже не старалась, но привлекла его внимание. Фергюс не мог перестать о ней думать, что необычно. За больше чем двести лет существования его жизнь украсило довольно много женщин.

Все они были красивыми и воспитанными. Некоторые были людьми, некоторые — драконами. Но никому не удалось очаровать его так, как этой коротышке. Какой у Аннуил рост? Около метра восьмидесяти? Фергюс улыбнулся: только его народ назвал бы её «коротышкой».

В лицо ударил небольшой огненный шар. Фергюс посмотрел на сестру, из человеческих ноздрей которой ещё выходил дым.

— В чём дело, надоеда?

— Я сказала, что она захочет вернуться к своим людям как можно скорее.

— Знаю.

Сестра улыбнулась.

— А ты будешь к этому готов, идиот?

— Для тебя лорд Идиот. — Фергюс опустил голову на скрещенные предплечья. — И да, надоеда, я буду готов.

Как бы сильно Аннуил ни нравилась ему, он не станет связываться с человеческой девчонкой. Фергюс дождётся, когда она излечится, и отправит обратно к людям. И это станет правильным концом.


Глава 3

Аннуил снова видела тот сон. Один и тот же сон о том, как её пронзает меч ублюдка. О красивом мужчине с длинными чёрными волосами и тёмно-карими глазами. Высоком, мощном, крепкого телосложения.

О том, как возвышаясь над ней, он вытирал ей лоб и шептал, что она выживет. Но самым любимым был сон, в котором этот мужчина её целовал. Самым нежным, самым сладким из всех поцелуев.

И каждый раз просыпаясь и не обнаруживая мужчину рядом, в груди всё сжималось от сожаления и всё тело болело. И эти приступы тоски изнуряли Аннуил в часы бодрствования.

Давным-давно Аннуил взлелеяла в себе надежду, что однажды найдёт мужчину, которого сможет любить и уважать. Воины в замке брата были жестоки, грубы и часто глупы.

К тому времени, как Аннуил сбежала и возглавила собственную армию, внутри она стала почти мёртвой. За два с лишним года, что она стояла во главе восстания, несколько мужчин проявляли к Аннуил интерес… пока что-то не вводило её в ярость.

Со временем все они отступали, но только не дракон. Он не съёживался от её ярости, а, казалось, наслаждался. И сильно.

Странное поведение мужчины и зверя. Оно не переставало вводить Аннуил в замешательство.

Она гадала, откуда же взялся этот любовник в её снах. Видела ли этого мужчину Аннуил раньше? Может, в одном из городков или деревень, помогавших её войскам?

Или, может, его создало воображение? Но Аннуил знала, что это не так, и позднее начала сожалеть, что ей надо просыпаться.

Мужчина сидел на краю постели и смотрел на Аннуил, как делал всегда. Он гладил её лицо большой, сильной рукой. Аннуил удовлетворённо вздохнула и улыбнулась.

Мужчина улыбнулся ей в ответ. В этом мире снов Аннуил ощущала себя смелой. Раскованной. Она обняла его за шею и начала притягивать к себе для поцелуя.

Аннуил нравился этот любовник из сна, он ей не отказывал. Позволял ей руководить ситуацией. Когда их губы встретились, всё тело Аннуил откликнулось на поцелуй, её окутал жар тела мужчины.

Соски Аннуил напряглись и ныли, моля о прикосновениях сильных рук мужчины. Между ног было жарко и влажно. Воительница испытывала доселе неведомые ощущения. И желала большего.

Любовник из сна лизнул её в губы и Аннуил инстинктивно приоткрыла рот, впуская его язык. Она застонала, когда он начал скользить языком у неё во рту, тело её выгнулось, словно Аннуил хотела ещё теснее прижаться к мужчине. Она хотела своего любовника из сна. В своей постели. В себе.

Но он отстранился. Аннуил потянулась к нему… и оказалась на полу, лицом вниз. Снова.

— Во имя всех… — Аннуил оттолкнулась от пола.

К ней поспешила Морвид.

— Во имя богов, девочка. Ты в порядке?

— Да. Да. — Аннуил ухватилась за руку Морвид и женщина помогла ей забраться в кровать. — Я в порядке. — Аннуил больше не могла вот так вот просыпаться на полу. Это уже становилось унизительно.

— Ты должна оставить её там. Она выглядит умилительно. Как щенок.

Аннуил вперила взгляд в севшего у входа в логово спасителя.

— Осторожней, дракон, — игриво предупредила воительница. Она уже привыкла к тому, что он рядом.

Привыкла к его поддразниваниям. На самом-то деле, ей они уже начинали нравиться. Он ей начинал нравиться.

Морвид осмотрела её рану, которая болела уже меньше, чем накануне.

— Почему я продолжаю находить тебя на полу? — спросила Морвид с лёгкой смесью раздражения и юмора.

— Мне продолжает сниться сон о мужчине… — Вспомнив, что они не одни, Аннуил замолкла. Прочистила горло. — Эм… да ничего особенного. — Морвид глянула на неё, затем перевела вдруг ставшими злые глаза на дракона. Аннуил заметила, как тот перевёл взгляд на потолок, словно проверял, нет ли там трещин.

— Я скоро смогу вернуться к своим людям?

— Ну… — только и успела промолвить Морвид, прежде чем её перебил дракон.

— Сначала мы должны убедиться, что ты здорова. Не хотелось бы отправлять тебя в битву всё ещё слабой.

Аннуил пожала плечами.

— Отлично. Я просто беспокоюсь за них. Они должны знать, что я жива. Не хотелось бы, чтобы мои люди…

— Потеряли надежду? — нежно спросила Морвид, обрабатывая рану и перевязывая её.

— Айе. Я не могу покинуть их сейчас.

— Ты и не покинешь. И я сомневаюсь, что они утратят надежду. — Морвид выпрямилась. — Но я посмотрю, что могу сделать.

— Спасибо.

— Я принесу тебе еды. — Морвид направилась на выход, по пути ударив дракона кулаком. Ведьма сошла с ума? Неужели она не видела его клыки?

— Скажи мне, дракон, есть ли у тебя что-нибудь почитать?

— Почитать?

— Да. Ваш вид вообще читает?

— Конечно читает!

— Не ори.

Дракон зарычал, а Аннуил постаралась скрыть улыбку.

— Тогда пойдём. — Дракон направился вглубь логова. Аннуил обернула шкуру вокруг обнажённого тела и последовала за ним.

* * *

Определённо, это был самым глупый поступок Фергюса. Он поверить не мог, что это делает. Завернув за угол, он направился направо. Фергюс мог просто принести воительнице несколько книг. Бросить ей на колени. А вместо этого сейчас вёл за собой. Вёл человека к своим сокровищам.

«О чём, чёрт возьми, я думаю?»

Дойдя до входа, он вошёл, а Аннуил остановилась как вкопанная и осталась ждать.

Фергюс ничего не сказал. Он хотел увидеть реакцию Аннуил. Она какое-то время молчала.

— Ну и долго я тут буду сиськи морозить? Где книги? — наконец выдала воительница.

Фергюс моргнул.

— И долго я тут сиськи морозить буду, — передразнил он Аннуил.

Аннуил пожала плечами.

— Я больше двух лет находилась в обществе своего войска, — пробормотала воительница, будто это всё объясняло.

Фергюс кивнул на угол комнаты.

— Книги там.

Он наблюдал за тем, как воительница карабкается по золоту, драгоценностям и другим сокровищам, которые он много-много лет собирал. Добравшись до книг, Аннуил принялась их внимательно изучать.

— Тебе нравится читать или же тебе здесь настолько скучно?

— Нет, мне здесь совсем не скучно. На самом деле мне даже немного нравится это спокойствие. Здесь тихо и мило. — Аннуил схватила две книги. — И мне нравится читать. Нравится узнавать что-то новое. Мне же нужно быть образованной.

— А почему ты не училась?

Аннуил пожала плечами и спустилась по сокровищам обратно, словно ступала по древним камням.

— У отца на меня были другие планы. Он считал, что я стану хорошей женой дворянину.

Фергюс ничего не смог с собой поделать и рассмеялся. Аннуил зыркнула на него.

— Ну, спасибо тебе большое!

— Да ладно, без обид. Просто я не вижу тебя хлопочущей у плиты и не вижу тебя в роли матери будущего продолжателя рода.

— Правда? И какой же ты меня видишь?

— Именно такой, какая ты сейчас. Защищающей свой народ от тирана.

Аннуил улыбнулась и Фергюс загордился тем, что именно он вызвал эту улыбку. Воительница двинулась в сторону комнаты, в которой проснулась.

— Подожди.

— Что?

— Тебе нужна какая-нибудь одежда?

— У тебя есть одежда?

Фергюс указал на пару сундуков в углу. Аннуил передала две книги дракону, а сама спустилась к деревянным сундукам и принялась быстро рыться в содержимом.

Она проигнорировала красивые и богато украшенные платья, откидывая их в сторону, будто те были одеждой девок из пабов. А когда открыла сундук с мужской одеждой, то отложила себе несколько вещичек.

Несколько пар бриджей, рубашки и кожаные сапоги, которые, прежде чем отложить себе, Аннуил приложила к ноге, чтобы проверить размер.

Достав всё, что ей необходимо, воительница взяла одежду и книги и направилась из пещеры.

— Что ж, пошли, — негромко рявкнула она.

И как какой-то глупый человечишка, Фергюс последовал за ней. Оказавшись у кровати, Аннуил бросила на неё одежду и книги, и сбросила шкуру к ногам.

Фергюс изо всех сил пытался не пялиться на её обнажённое тело, но, к сожалению, в этом не преуспел. Он ничего не мог с собой поделать. Аннуил была красивой и сильной. Свирепая воительница со шрамами, которые Фергюс отчаянно хотел облизать.

Аннуил натянула бриджи, которые по длине ей подходили, но в поясе оказались чуть-чуть велики. Затем повернулась, открыв взору Фергюса красивые большие груди. Дракон едва подавил стон.

Воительница разорвала одну рубашку на длинные, широкие полосы. От этих манипуляций её груди соблазнительно покачивались. Затем этими полосами она обмотала грудь.

Надев рубашку и сапоги, она встала перед драконом.

— Ну? Что думаешь?

«Думаю, что ты самая красивая женщина из всех, что я встречал. Мне бы хотелось трахать тебя всю ночь напролёт».

— Что я думаю о чём?

Аннуил вздохнула.

— Типичный мужчина.

* * *

Аннуил села на кровать и потёрла глаза. Бок болел. Тело замёрзло. Но теперь у неё наконец-то появилась одежда.

— Что случилось?

Она подняла взгляд и увидела, что дракон устроился в комнате и наблюдает за ней. Аннуил поняла, что он частенько это делает.

— Просто думаю о своих людях.

— Ты действительно беспокоишься за них?

Аннуил кивнула, снова закрыла глаза и потёрла их. Это помогало ослабить головную боль, начавшуюся, когда воительница упала на пол.

— Они хорошие, сильные воины. Но войска моего брата…

— Имеют численное превосходство?

— Айе. Даже при поддержке нас другими королевствами, у моего брата всё равно войска больше. У него больше припасов. Всего больше. — Аннуил опустила руки. — А у нас есть… — Она посмотрела на дракона и замолкла.

А затем улыбнулась.

Если бы Фергюс был человеком, он бы бежал из комнаты просто от выражения на её красивом лице. Он знал, о чём воительница думала, поэтому решил прекратить всё раз и навсегда.

— Нет.

— Я ещё ни о чём тебя не спросила.

— Но ты собираешься, и мой ответ «нет».

— Почему? — разочарованно пробурчала она.

— Я не хочу влазить в жалкие проблемы мужчин.

— Но я женщина. — Аннуил снова улыбнулась, и Фергюс бы рассмеялся, если бы не был так раздражён.

— Это так. И ответ всё ещё «нет».

Воительница оттолкнулась от кровати:

— Мы могли бы помочь друг другу.

— Не могла бы ты просто взять всё моё золото и драгоценности, убить меня во сне и покончим с этим разговором?

Раздражённым взмахом руки Аннуил отмахнулась от его предложения богатства.

— У меня есть золото. Дракон, мне нужна твоя сила.

— Нет. — Он наблюдал за тем, как она расхаживает по полу пещеры, впечатлённый тем, как быстро исцелялось её тело. Аннуил казалась уже сильнее, что, по-видимому, делало её ещё решительней.

«Во что я себя втягиваю?»

— Должно быть что-то, что мы можем тебе предложить. Что-то, чего ты хочешь или в чём нуждаешься.

Фергюс резко вздохнул и замолчал на мгновение.

— Ну, я частенько нуждаюсь в девственницах, приносимых мне в жертву.

Аннуил закатила глаза.

— Очень смешно.

— Аннуил, нет ничего, что люди могут мне предложить. Всё, что нужно, у меня уже есть. Вот почему никто не видел меня около семидесяти лет.

Аннуил становилась такой взволнованной, что Фергюс боялся, что она из кожи вон полезет, лишь бы добиться своего.

— Я не прошу тебя отдать жизнь. Помоги разгромить Лоркана и потом можешь делать вид, что мы не встречались. Оставлю тебя в покое.

По какой-то причине эти слова были последними из того, что Фергюсу хотелось бы услышать от воительницы, но он проигнорировал укол сожаления от подобного заявления.

— Я не могу помочь тебе одолеть твоего брата. Ты должна сделать это сама. В одиночку.

— Почему?

— Если ты не убьёшь Лоркана самостоятельно, то твоё царствование всегда будет находиться под вопросом. Другие правители восстанут против тебя, убьют тебя и твои драгоценные войска. Этого ты хочешь?

— Разумеется, нет.

— Тогда тебе лучше позаботиться о его голове самостоятельно.

Глаза Аннуил сузились.

— Но ты думаешь, что я не смогу. — Она двинулась на него. — Не так ли?

— Нет. Ну, не совсем.

Её охватила ярость.

— Почему нет?

— Потому что ты сама думаешь, что не сможешь.

Аннуил так быстро охватила ярость и так же быстро отпустила, что это было то ещё зрелище. Всё её тело, казалось, сдулось. Воительница положила руку на раненый бок.

— Да, ты прав. Я не верю, что мне удастся одолеть Лоркана. — Аннуил села на кровать. — Он такой быстрый. Его навык обращения с мечом… Да я даже прикоснуться к нему не могу.

— Ты слишком легко сдаёшься. Тебе просто нужна тренировка.

— И кто же будет меня тренировать? Я не знаю ни одного такого же искусного война, как мой брат.

— Я знаю.

Аннуил уставилась на дракона.

— Ты знаешь искусного война?

— Эм… — Дела становились всё сложнее и сложнее. — Да. Знаю.

— Ты ему доверяешь?

«Как самому себе».

— Айе. Доверяю.

— И он подготовит меня к убийству Лоркана? — Фергюс кивнул. — Тогда, возможно, ты мог бы помочь моим войскам одолеть армии моего брата?

— Аннуил…

Воительница наклонилась вперёд, поморщилась от боли в боку.

— Фергюс, пожалуйста. Знаю, я обязана тебе жизнью. Но если что-то и есть… Нам бы пригодилась сила дракона…

— Я помогаю одолеть твоего брата, — грубо прервал её Фергюс. — А что дальше в твоих планах?

Аннуил нахмурилась.

— В моих планах?

— Да. В твоих планах. Ты сносишь с плеч голову брату, твои войска ждут. Твой следующий шаг?

Аннуил просто уставилась на Фергюса. В это мгновение он осознал, что у девчонки нет планов. Никаких. Ни грандиозной схемы по управлению миром. Никаких замыслов по уничтожению других врагов.

Даже плана на праздничный ужин нет.

— Аннуил, ты станешь королевой. Тебе придётся что-то делать.

— Но я не хочу быть королевой. — Её тело сотряслось от паники, которую Фергюс расслышал в её голосе.

— Если ты обезглавишь брата, то шанс избежать престола невелик.

— И какого чёрта я должна делать в качестве королевы?

— Ну… ты можешь попробовать править.

— Это звучит ужасно сложно.

— Я тебя не понимаю.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты командуешь самым большим восстанием, известным на этих землях. Насколько я понял, твои войска тебе слепо преданы. А другие королевства присылают тебе людские ресурсы и золото.

— И?

— Ты уже королева, Аннуил. Тебе просто надо забрать корону.

Она покачала головой.

— Мой отец не верил в короны. У него был трон.

— Тогда захвати трон. Захвати его и стань королевой.

— Я так и сделаю. Если ты будешь сражаться вместе со мной, дракон.

— Если я не соглашусь, наступит ли мир в моём доме?

— Порой королевам приходится делать то, чем они не гордятся, — поддразнила Аннуил. — В том числе и пытать красивых драконов, таких как ты. Я могу сделать так, что здесь постоянно будут шнырять люди. Болтливые люди. — Аннуил всё это проговорила с улыбкой и назвала дракона «красивым», но он на это не отвлёкся.

— Тогда ты просто не оставляешь мне выбора, не так ли?

— Ага. Не оставляю.

— Значит я буду сражаться вместе с тобой, Аннуил.

Она усмехнулась, а Фергюс испытал гордость за то, что стал причиной её улыбки.


Глава 4

Проходили дни. Аннуил окрепла и начала выходить в окружающую логово дракона горную долину. В эти моменты она не чувствовала себя в большей безопасности.

В самой гуще территории дракона, лишь с одним мечом для защиты. И воительница не могла ощущать себя в большей безопасности. Дракон позволил ей делать всё, что пожелает.

Бродить везде, где пожелает. Чем Аннуил и пользовалась. Хотя активно избегала ту часть долины, где по-прежнему ощущался запах жжёной человеческой плоти.

Аннуил медленно брела среди деревьев и цветов. Всё такое красивое. Воительница наслаждалась уединением. Как и все в близлежащих королевствах, она слышала о россказнях о Тёмной Долине.

Снаружи она казалась тёмной и производила сильное впечатление. Внутри же дремучий лес создавал местечко спокойствия и тишины. Если бы ещё в детстве Аннуил узнала, что здесь нечего бояться, то не избегала бы так долго это место.

Воительница потёрла бок. Рана всё ещё была чувствительна, но почти затянулась. Дракон и ведьма проделали блестящую работу по сохранению жизни Аннуил.

И всё же воительница мучилась из-за соглашения, которое заключила с драконом. Неужели она так отчаянно желала уничтожить брата? Настолько отчаянно, что чтобы увидеть кровь брата на своём мече была готова рискнуть жизнью дракона, который её спас? И ответом было явное «да».

Должно быть она сошла с ума. Ей нужно спасаться бегством. Вернуться к своим людям. Вернуться в безопасность своих военных отрядов и убраться подальше от дракона. Она должна так и поступить. Но, скорее всего, Аннуил выберет другое развитие событие.

И воительница продолжала спрашивать себя, почему. Почему бы ей не покинуть это место? Почему бы не оставить дракона?

И почему дракон сам каждый раз пресекает её разговоры об уходе?

Аннуил улыбнулась мысли о том, насколько с каждым днём её небольшое местечко в логове дракона становилось всё более обустроенным. Сначала там были лишь кровать и стол.

Затем появились несколько мягких кресел. Потом коврик. Гобелен. Несколько красивых серебряных подсвечников с ароматизированными свечами.

Дракон хотел, чтобы Аннуил чувствовала себя уютно в его логове. Как дома. Как ни странно, но это убежище показалось воительнице больше домом, чем все места, в которых она побывала с тех пор, как ещё ребёнком её отправили к отцу.

Нет. Ей никогда не отплатить за доброту дракона. Её жизнь и так уже принадлежала ему. И всё же воительница не ощущала страха. А должна бы.

Дракон мог попросить что угодно, вплоть до оплаты долга кровью. Нет, Аннуил ощущала что-то сильно отличное от страха. Предвкушение.

Аннуил остановилась. Тихое уединение оказалось нарушено. Воительница почувствовала битву прежде, чем услышала лязг мечей и вскрики умирающих людей. Она понимала, что ещё не набрала достаточной силы, чтобы ворваться в бой, но должна была выяснить, что же там происходило.

Должна была выяснить, а не проникли ли люди её брата в долину дракона. И если так, то она прикончит их всех. Воительница не поставит ещё под большую угрозу жизнь дракона.

Аннуил тихо и быстро устремилась вперёд, ощущая защиту меча за спиной и кинжала в ножнах на бедре. Спрятавшись за валуном, она увидела суровое сражение. Людей её брата. Восемь воинов. Против одного.

Мужчины из её снов.

В груди Аннуил всё сжалось, по коже побежали мурашки. Она наблюдала за мужчиной, широко распахнув глаза. Его лицо было лицом мужчины, которого каждую ночь с тех пор, как начала восстанавливаться, она видела в своих снах.

Эти чёрные волосы были теми же, в которые она каждую ночь запускала руки. Да кем, чёрт возьми, он был? Кроме своих снов, она никогда раньше его не встречала.

Незнакомец. Огромный, восхитительный незнакомец, который на ярко красном плаще поверх кольчуги носил крест армии, который уже вот несколько лет никто не видел.

Аннуил тряхнула головой. Она отказывалась верить, что её сон каким-то образом воплотился в жизнь и сейчас сурово бился с воинами её брата.

И всё же бился. Мужчина быстро двигался. Быстрее, чем любой другой. Мастерство владения мечом не имело равных. Мужчина за считанные секунды расправился с двумя воинами и двинулся в сторону оставшихся шести.

От наблюдения за рыцарем Аннуил отвлекло острие клинка, прижатое к её спине. В долине дракона было не восемь… а девять воинов.

— Леди Аннуил. Когда я приказал своим людям прочесать эту территорию, то понятия не имел, что обнаружу вас.

Аннуил стиснула зубы. Она узнала голос. Десмонд Л'Удейр. Один из многочисленных лейтенантов её брата, который однажды за ужином схватил Аннуил за грудь.

Естественно, теперь на правой руке, сжимавшей клинок, прижатый к спине воительницы, осталось всего четыре пальца.

— Лорд Л'Удейр. А я надеялась, что вы уже кормите червей. — Аннуил оглянулась на него. — Как рука?

Л'Удейр был красив, но Аннуил видела лишь его уродливую сущность. Сейчас его губы скривились в гневный оскал. Лорд схватил воительницу за волосы и так жёстко дёрнул к себе, что та спиной ударилась в его грудь.

— Моя милая, вопрос, как обычно, состоит в том, верну ли я тебя братцу с головой или без? — Он прижал остриё клинка к шее Аннуил. — Или, возможно, мы бы могли провести вместе немного времени. Я задолжал тебе за палец.

— Возляжешь со мной, Л'Удейр, и рискуешь остаться без других… частей. — Аннуил улыбнулась и заметила, как превосходство лорда тает на глазах.

— Меня удивляет, что ты его ещё не прикончила, — послышался голос.

Аннуил сосредоточила взгляд на загадочном мужчине, который, пока Л'Удейр бросался угрозами, расправился с остальными воинами.

— Неужели у тебя есть на него время? — спросил он.

Воительница приподняла бровь.

— Да, ты прав.

Аннуил вытащила из ножен на бедре кинжал и скользящим движением ударила за плечо, вонзив тот в глаз Л'Удейру.

Как только лорд закричал от боли, она вырвалась из его хватки, пока он не успел воспользоваться своим мечом.

Аннуил снесла бы ему голову с плеч, но лорд слишком быстро умер, а с трупов воительница очень редко срубала головы.

Воительница услышала движение своего любовника из сна. А когда он протянул к ней руку, она обнажила меч и прижала острие к его горлу.

— Полегче, рыцарь.

Аннуил смотрела на него в упор, глубоко дыша, чтобы успокоить бешено бьющееся сердце.

Во имя богов, он был очень красив. И Аннуил ему совсем не доверяла.

Он был самым большим мужчиной из всех, что воительница видела. Скульптурно-вылепленное тело так и излучало мощь и силу.

Аннуил ещё крепче сжала рукоять меча.

— Я тебя знаю.

— А я знаю тебя.

Аннуил нахмурилась.

— Кто ты?

— А кто ты?

Воительница прищурилась.

— Ты меня целовал.

— А мне помнится, что ты целовала меня.

Ярость Аннуил росла. Воительница была совсем не расположена сейчас к играм.

— Рыцарь, возможно, ты ещё просто не осознал, что это к твоему горлу прижимается клинок.

— А ты, возможно, ещё просто не осознала, — мужчина отбил её меч и приставил острие своего к её горлу, — что я не какой-то безвольный подхалим, служащий твоему братцу, Аннуил Кровавая из Тёмных Земель.

Аннуил перевела взгляд на меч, а затем на держащего его мужчину.

— Кто ты, чёрт возьми?

— Меня прислал дракон. — Мужчина опустил меч. — И он оказался прав. Ты слишком слаба. Тебе никогда не одолеть Лоркана.

Аннуил взбесилась ещё больше и полоснула незнакомца мечом, но это оказался далеко не один из её лучших ударов — он оказался неловким и беспорядочным. Рыцарь блокировал удар и сбил воительницу с ног.

Аннуил услышала, как клацнули зубы. Хорошо, что рана уже почти затянулась, иначе Морвид пришлось бы её снова зашивать.

Рыцарь стоял над ней.

— Ты можешь же лучше, правда? — Аннуил пристально уставилась на него и мужчина улыбнулся. — А может и нет. Думаю, мы это выясним.

Рыцарь пошёл прочь. Аннуил знала, что он ожидал, что она последует за ним. И по какой-то неизвестной ей причине она так и сделала.

Она догнала его у потока, бегущего в ущелье. Ей потребовалась вся сила, чтобы подойти к нему. На самом деле Аннуил хотелось убежать в логово дракона и спрятаться под его огромными крыльями. Она не боялась этого мужчину. Тут было что-то другое. Более опасное.

Когда воительница подошла, рыцарь повернулся и улыбнулся. И Аннуил почувствовала, как всё в желудке сжалось. И, на самом-то деле, где-то внизу живота.

Воительница никогда не встречала мужчину, который заставлял бы её так… ну… нервничать. А она с десяти лет жила на Диком Острове. Всё, что она знала, что были мужчины, которые посвящали своё дело тому, чтобы заставлять женщин нервничать, если даже не бояться.

— Ну и? — холодно потребовала она.

Рыцарь встал перед ней и одарил восхитительной, дразнящей улыбкой.

— А мы отчаянные?

Аннуил покачала головой и отошла от мужчины.

— Рыцарь, я думала, что ты скажешь что-нибудь насчёт моих тренировок. — Ради дракона. Она будет заниматься только потому, что её об этом попросил дракон. И, чёрт возьми, доведёт это до сведения этого мужчины.

— Айе, так и есть, Аннуил Кровавая.

— Прекрати так меня называть.

— Ты должна гордиться таким именем. Насколько мне известно, ты его заслужила.

— А брат называл меня кучей навоза. И, уверена, тоже считал, что я это заслужила, но никто не посмеет меня так назвать.

— Справедливо.

— А у тебя есть имя? — Мужчина только открыл рот, но Аннуил его перебила: — Знаешь что? Я не хочу его знать.

— Правда?

— Так будет проще выбить из тебя всё дерьмо.

Воительница хотела выбить его из колеи. Заставить призадуматься. Но улыбка на его лице сияла ярче солнечного луча в погожий денёк в самой тёмной лощине.

— Вызов. Мне нравится. — Последнее предложение он прорычал, и воительница покрылась мурашками с головы до ног. Часть неё от такого заявления хотела запаниковать, потому что этот мужчина пугал её больше дракона.

Но на это у неё не оказалось времени. Не тогда, когда рядом с головой просвистел меч, заставив пригнуться и достать собственное оружие.

Рыцарь наблюдал за её движениями. Подавлял. И когда Аннуил скинула рубашку и продолжила бой в кожаных крагах, сапогах и ткани, которой перемотала грудь, ему приходилось постоянно себе напоминать почему он ей помогает.

Он должен сделать из неё лучшего бойца. Не больше и не меньше. И вовсе не хочет облизать нежное местечко между плечом и горлом.

Аннуил оказалась довольно хорошим бойцом. Сильная. Мощная. Очень агрессивная. Она хорошо просчитывала направления ударов и быстро применяла воинские навыки. Но её гнев, безусловно, оставался её главной слабостью.

Каждый раз, когда рыцарь отбивал один из её быстрых ударов, каждый раз, когда двигался так быстро, что ей просто не удавалось до него добраться и, особенно, каждый раз, когда он прикасался к ней, девчонка приходила в дикую ярость. Во всепоглощающую ярость.

И несмотря на то, что он понимал, что солдаты армии Лоркана с лёгкостью падут от её меча, сам брат был у неё другим.

Он знал репутацию мужчины как о великолепном воине, и у стоящей сейчас перед ним Аннуил не было ни единого шанса.

Её страх перед Лорканом остановит воительницу перед решающим ударом.

Гнев сделает её уязвимой. Лишь от одной мысли о том, что она пойдёт на смерть, его обдало холодной волной страха.

А если ему всё же удастся научить Аннуил управлять гневом, та сможет превратить его в ценное оружие, используемое против всех и вся, посмевших бросить ей вызов.

По изменившемуся положению солнца и сгустившимся теням рыцарь понял, что уже поздно. Судя по выражению лица Аннуил, её очень скоро свалит истощение, вот только в этом она никогда не признается.

По крайней мере, не ему. Но он знал, что доведёт её до грани. Рыцарь схватил воительницу за задницу.

Аннуил завизжала и быстро развернулась. Рыцарь выбил меч из её руки и повалил воительницу на спину.

— Сколько раз мне ещё тебе повторять, что гнев делает тебя безоружной и открытой для атаки?

Аннуил приподнялась на локтях.

— Ты схватил меня за задницу, — обвинила она. — Снова!

Рыцарь опустился так, что они столкнулись нос к носу.

— Да, схватил. И наслаждался каждой секундой.

Воительница нацелилась кулаком ему в лицо, но рыцарь перехватил его и потёр её пальцы.

— Если ты научишься управлять своим гневом, то я к тебе даже не подберусь. — Он поднёс её пальцы к губам и нежно поцеловал. — Но до тех пор, считаю, что твоя задница принадлежит мне.

Аннуил оскалилась и рыцарь не попытался скрыть улыбку. Да и как, когда он знает, насколько она раздражена?

— Думаю, тренировки на сегодня достаточно. По крайней мере, мне. Да и дракон ожидает компанию к себе на ужин. Я вернусь завтра. Будь готова, Аннуил Кровавая. Легче не будет.

* * *

Фергюс вошёл в помещение, которое теперь считал покоями Аннуил, и тут же пришлось увернуться от летящей в голову книги. Воительница явно поджидала его. И не была счастлива.

— И это он должен помочь мне? — взревела она.

— Ты только что бросила в меня книгу? В моём же доме?

— Да. И сделаю это снова!

Фергюс от недоумения почесал голову. Он никогда раньше не встречал такого храброго человека — или глупого, смотря с какой точки зрения посмотреть, — который бросал бы ему вызов.

— Но, — удивлённо прохрипел он, — я же дракон.

— А у меня есть грудь. И это ещё ничего не значит!

— Да что с тобой не так?

— Этот… Этот…

— Рыцарь?

— Ублюдок!

— Я или рыцарь?

— Оба!

Гнев пробежал по позвоночнику и основался у затылка. Дракон на мгновение закрыл глаза и сделал несколько успокаивающих, глубоких вдохов. Девчонка разозлила его, а Фергюс Разрушитель не впадал в гнев.

— Я вернусь, когда ты успокоишься.

Он развернулся, но Аннуил схватила его за хвост… и потянула на себя.

— Эй! Не уходи от меня!

Если бы Аннуил могла ударить себя в лицо, то так и сделала бы. Это уж гораздо лучше, чем наблюдать как дракон очень медленно поворачивается к ней лицом. Она его явно разозлила. Серьёзно.

А когда он просто медленно начал приближаться, Аннуил осознала, что наконец-то может узнать, ждут ли её предки с нетерпением дома. Но не зависимо ни от чего, решила твёрдо стоять на своём.

Она не позволит какому-то мрачному и опасному дракону себя запугать. Но, естественно, позволила загнать себя к дальней стене пещеры. Но другого выбора у неё не осталось — дракон продолжал наступать.

Аннуил на мгновение задумалась о том, чтобы запаниковать, но это было так же бесполезно, как бить себя в лицо. Вместо этого она распрямила плечи и посмотрела прямо в тёмные глаза дракона.

— Ты меня не пугаешь. — Аннуил впечатлилась собственным словам, потому как те прозвучали без дрожи в голосе.

— Правда? — Внезапно возникший из ниоткуда хвост с острым кончиком ударился в стену рядом с головой воительницы, тело которой напряглось, когда крошка камня полетела в лицо.

Дракон упёрся крылом в стену по другую сторону от Аннуил, заключая её в коробочку.

Он наклонился к ней и трепещущие ноздри почти коснулись лица.

— Красавица, я должен тебя пугать. Я могу тебя тут же, на месте, превратить в пепел.

Зверь так и замер.

— Тогда сделай то, что должен.

Дракон оглядел её с ног до головы. Затем сделал глубокий вдох и его глаза затуманились, будто он почуял аромат вкусной еды… Что ж, эта мысль успокоения не приносила.

— Никто раньше со мной так себя не вёл, — произнёс он, когда взгляд его тёмных глаз снова сфокусировался на воительнице.

— Что ж, ты заслужил. Нужно было предупредить меня о нём.

Фергюс чуть отступил. Аннуил осознала, что всё это время не дышала. Когда зверь сделал ещё шаг назад, она вздохнула. Она решила, что он не собирается её есть… сегодня.

— Аннуил, неужели всё оказалось настолько плохо?

Гнев его, казалось, остыл. Воительница гадала, как у него это получилось. Управление гневом. Она завидовала такому умению.

— Да, плохо.

— Но чему-то же ты научилась?

Чёртов дракон со своими жизненными уроками.

— Не в этот раз.

— Аннуил?

— Ладно. Может, немного. — Дракон усмехнулся и Аннуил неосознанно улыбнулась в ответ. — Я всегда была лучше тех, с кем приходилось бороться. — Не то чтобы у неё был выбор. Её отец понимал, что обучить её драться — единственный способ ей выжить в детстве.

Её брат пытался убить её при любой возможности. Аннуил привыкла говорить то, из-за чего люди желали её прикончить. Хотя, воительница подозревала, что никто — даже отец, — не ожидал, что из неё выйдет такой хороший и сильный боец.

— Но вот твой рыцарь… заставил меня почувствовать, что я и десятилетнего мальчишку на лопатки не уложу.

Фергюс вздохнул.

— Потерпи. Он… эм… делал то, что я сказал.

Аннуил не хотела терпеть. Или давать рыцарю шанс. Он сбивал её с толку. И ей совсем не нравилось это ощущение. И она презирала его, за то что заставляет так себя чувствовать. За многое презирала.

— Уверен?

— Абсолютно. — Он внимательно всмотрелся ей в лицо. — Всё в порядке? — Аннуил вздрогнула. — Аннуил. Ответь. — Боже, он мог быть таким командным. Дракон не кричал. Ему и не требовалось. И это не имело никакого отношения к его габаритам. По телу воительницы пробежала лёгкая, приятная дрожь.

«Боги, Аннуил. Возьми себя в руки!»

— Да, всё в порядке. — Она уставилась на него в ответ, хотя гнев и растаял. — Но я не буду милой!

Дракон осмотрел её с головы до ног.

— Не думаю, что он на это сильно рассчитывает.

Аннуил закатила глаза.

— Может и нет. — Воительница начала отходить от дракона. — Мужчины отвратительны.

Фергюс поверить не мог, насколько Аннуил его разозлила. Его не охватил гнев. Раздражение? Определённо. Непереносимость? Абсолютно. Но чтобы потерять контроль? Он этого не делал.

Никогда. До тех пор, пока не появилась она. И не помогало то, что, когда Аннуил злилась, от неё исходил такой запах… наверное, мускуса. Что-то взывало к Фергюсу. Он ощутил этот аромат ещё тогда, когда в образе рыцаря вывел Аннуил из себя. Фергюс упорно пытался не замечать аромат. Но в этот раз отпустил себя и получил удовольствие.

Позволил аромату пульсировать по своим венам. От чего появились видения… того, что он мог бы вытворять с воительницей. Того, что она могла вытворять с ним. И это совершенно не помогало ему успокоиться.

Фергюс наблюдал, как Аннуил уходит. Смотрел на то, как движется её упругая задница. Он ничего не мог с собой поделать… и шлёпнул по ней хвостом.

— Эй! — Воительница подпрыгнула, развернулась и вперила гневный взгляд в дракона. — Ты это чего?

«Да потому что у тебя самая потрясающая задница, какую я видел». Нет, ему не стоит произносить это вслух.

— Напоминаю, что ты в моём логове. Не забывай.

Аннуил должна была разозлиться, но вместо этого усмехнулась. Интересно.

— Вобью себе это в голову.

Они смотрели друг на друга. И если бы Фергюс был в человеческом облике, то обязательно бы её поцеловал или даже чего больше. Но не мог этого сделать. И не станет.

Никаких отношений с человеком. Он принял решение. Он его не нарушит. И не важно, как сильно ему хотелось бы облизать… Проклятье. Ему нужно было уйти, пока он не натворил чего-нибудь непоправимого. Забавного, но непоправимого.

— Что-нибудь ещё?

— Нет.

Хорошо. Фергюс отправился на выход.

— Но…

Фергюс поморщился и оглянулся.

— Но?

— Что ж, теперь, — она прочистила горло, — когда мы во всём разобрались, я надеялась с тобой поговорить.

— Поговорить? — Это полностью отвлекло его от мыслей об облизывании. — О чём?

— О чём угодно.

Если бы у Фергюса были брови, он бы их поднял. От рыцаря, который был человеком, она не знала как бы поскорее убежать. А вот сейчас хотела посидеть и поболтать с драконом, который всего лишь несколько минут назад грозился сжечь её дотла. Очень странная девчонка.

Он медленно повернул своё большое тело, сел на задние лапы и упёрся головой в свод пещеры.

— Что ж… думаю, это можно.

— Хорошо. — Аннуил тут же запрыгнула на стол и скрестила ноги. — Тогда я начну?

— Давай.

— Как скажешь. — Она молчала, о чём-то размышляя, а дракон пялился на её груди. Аннуил убрала стягивающую их ткань и под хлопком рубашки дракон мог различить идеальные холмики. «Боже, Фергюс! Возьми себя в руки!» — Сколько тебе лет?

— Двести шестьдесят восемь.

— Лет?

— Айе.

— Так драконы бессмертны?

— Нет.

— Но легенды говорят об обратном.

— Они ошибаются. — Аннуил ожидала, что дракон продолжит. Он был не слишком разговорчивым. — Первые драконы, старшие, были бессмертными. Но образовавшаяся пара попросила у богов детей. Боги согласились, но взамен попросили их бессмертие. Наша линия исходит от них.

Аннуил смотрела на него с открытым ртом.

— Самая милая история из всех, что я слышала.

— Разве? — Девчонка прочитала слишком много книг?

— Да. Романтичная. Они отдали бессмертие, чтобы быть вместе и образовать семью.

Фергюс пожал плечами.

— Эту сказку рассказывают маленьким отпрыскам. Но не вижу в ней ничего позитивного.

— Ты всегда такой циничный?

— Да.

— Значит, ты не бессмертный, но твой род долго живёт.

— Да. Лет восемьсот или около того.

— Значит, в отличие от других драконов, ты что-то вроде ребёнка?

Фергюс хмыкнул.

— Ну, если тебе нужно считать именно так.

— У тебя есть братья или сёстры?

— Да.

— Сколько?

Фергюс вздохнул и приготовился к тому, что ночь явно станет длинной и болезненной. Он уже почти скучал по тем денёчкам, когда Аннуил лежала без сознания, при смерти.

— Очень много. А у тебя?

— Это сейчас была шутка? — спросила хмуро Аннуил.

Ох ты ж. Фергюс просто хотел проявить вежливость. Конечно, в этом он явно не был мастером.

— Нет. Просто хотел узнать, есть ли кто-то помимо того демона, которого ты зовёшь родственником.

— К сожалению, нет. По крайней мере, отец об этом не объявил. — Она упёрлась локтями в колени и опустила на руки подбородок. — Ты близок со своей семьёй?

— Лишь с сестрой. Остальных лишь вижу на встречах семьи. И делаю это неохотно.

— У драконов проходят семейные встречи? Вы просто собираетесь вместе или требуется принести в жертву девственницу? — Фергюс рассмеялся, и девчонка улыбнулась. — Поглядите-ка. А ты умеешь смеяться.

— Как и ты.

Может, в конце концов, ночь окажется и не такой болезненной.


Глава 5

Брастис — предводитель восстания Тёмных Равнин и правая рука Аннуил — откинулся на спинку жёсткого деревянного кресла и потёр глаза. Воительница, должна быть, мертва.

Должна быть мертва. Аннуил никогда так надолго не исчезала, что ни слуху, ни духу. Брастис уже отправлял отряды на её поиски, но те возвращались с пустыми руками, теряя след воительницы где-то рядом с Тёмной Долиной, в которую и самый смелый сунуться не смел.

Конечно, Аннуил не походила на многих мужчин войска. Частенько проявляла смелость, где остальные трусили. Она была самым храбрым воином, какого знал Брастис, а на своём веку он повидал много людей, которых посчитал храбрыми.

Но Аннуил могла быть безрассудной, и этот её гнев… труднопреодолимым.

И всё же каждый день вот уже два года Брастис благодарил богов за свою удачу — каприз, из-за которого они напали на сильно вооружённый караван, следующий из Дикого Острова. Грузом каравана оказалась Аннуил.

Одетая в белое свадебное одеяние и прикованная к лошади, верхом на которой сидела, Аннуил волей злой судьбы направлялась в Мадрон, где должна была выйти замуж за какого-то дворянина. А судя по мощному вооружению её процессии, ехала она с большой неохотой.

Как только на караван напали, один из воинов Брастиса освободил Аннуил и велел бежать. Она не послушалась, и вместо этого подняла меч и ринулась в бой. И боролась она как демон — с ненавистью и яростью.

Её ярость можно было созерцать. К тому времени, как девчонка закончила, она стояла среди безголовых останков тех, кого убила. Всё её белое одеяние было в крови.

В тот день воины дали ей прозвище Аннуил Кровавая, и как бы воительница не ненавидела его, оно так и прилипло к ней.

Отряд забрал её с собой в лагерь, но никто не знал, что делать с воительницей. Женщины в лагере её избегали.

Аннуил пугала их, да к тому же оказалось, что та совсем не приучена к домашним обязанностям.

Но воительница владела информацией о своём брате. Она знала где и когда нападать. Знала сильные и слабые стороны. И больше всего в жизни хотела уничтожить Лоркана.

Вскоре она начала получать денежную поддержку от других регионов. Никому не хотелось, чтобы Лоркан оставался у власти дольше, чем это необходимо. Если бы сестра остановила братства, то получила бы их верность. Аннуил защищала их границы, отряды восстания под её началом стремительно росли.

В конечном итоге Аннуил забрала командование себе и Брастис с радостью его уступил. Она заработала доверие и верность воинов, и теперь, спустя два года, они бы пошли за ней в самую глубокую преисподнюю.

Но, если Аннуил мертва… Брастис даже думать об этом не хотел. Воины не нашли её тело. Возможно, они всё ещё могли её спасти.

— Генерал. — Брастис перевёл взгляд на вход в шатёр, у которого стоял Дейнлин — его заместитель. — С вами желает увидеться ведьма.

Брастис кивнул. Возможно, та хотела повидаться с Аннуил или, если всё же мир повернулся к Брастису лицом, быть может знала, где искать их пропавшего лидера.

В шатёр вошла высокая женщина. Поразительную красоту омрачали метки ведьмы. Брастис искренне надеялся, что таких людей как Лоркан ожидает особенный ад.

Женщина подошла к нему. Она почти скользила. Брастис понял, что уже видел её раньше. Народ считал её умелой ведьмой с целительскими способностями. Но у генерала не было времени на магию или ведьм. Даже таких красивых. Он должен вести восстание к победе.

— Чем могу помочь, леди?

— Вы генерал Брастис?

— Айе.

Ведьма оглянулась на Дейнлина, сохраняя в его присутствии молчание.

— Дейнлин, ты свободен. Если понадобишься, я тебя позову.

Дейнлин покинул шатёр, опустив полог.

Женщина стояла напротив Брастиса. Молчала. Лишь пристально смотрела.

— Женщина, зачем ты пришла?

Она приподняла одну изящную бровь, и генерал почувствовал себя так, словно взгляд ведьмы просочился в его душу.

— У меня есть вести об Аннуил из Тёмных Равнин.

Брастис вскочил с кресла и схватил ведьму за руки. Женщины оказалась почти такой же высокой, как и он.

— Расскажи мне, ведьма. Где она?

Женщина внимательно осмотрела его.

— Уберите руки или я сделаю так, что их у вас больше не будет. — Брастис сделал глубокий вдох и отпустил ведьму. — Она жива и невредима. Но восстанавливается после ранения. Аннуил вернётся не раньше чем через две недели.

Брастис вздохнул от облегчения и тяжело опустился в кресло.

— Слава богам. Я думал, что мы её потеряли.

— Почти. Но на стороне девчонки боги.

— Я могу с ней увидеться?

Женщина снова внимательно его оглядела.

— Нет. Но я могу ей передать какое-нибудь послание.

— Дайте мне несколько минут. Мне нужно ей кое-что написать. — Брастис схватил перо и бумагу, и написал короткое, но содержательное послание. Затем сложил листок, поставил печать и передал ведьме. — Передайте ей это и мою любовь.

— Вы её мужчина? — с любопытством спросила ведьма?

Брастис рассмеялся. Ему нравилась его голова там, где она сейчас находилась, а с Аннуил он бы сильно ею рисковал.

— У Аннуил нет мужчины, потому что ещё нет такого мужчины, что был бы её достоин. Это относится и ко мне. Поэтому она мне как сестра, которую я потерял много лет назад в подземельях Лоркана.

Женщина кивнула и направилась к выходу из шатра. Прежде чем его покинуть, она остановилась.

— Она просит, — начала ведьма, не повернувшись, — чтобы вы не теряли надежду.

— Пока Аннуил жива, мы не потеряем.

А затем ведьма ушла. Брастис от облегчения закрыл глаза. Аннуил не мертва. Его надежда вернулась.

* * *

Морвид аккуратно приземлилась на земли долины. В отличие от брата, она умела в облике дракона двигаться бесшумно.

Коснувшись безопасной твердыни, она встряхнулась всем телом, освобождая от влажности крылья, которые намокли за время полёта. Проговорив слова на древнем языке, она вернулась в человеческий облик.

Быстро двигаясь, Морвид подхватила спрятанную заранее одежду и натянула на себя. Всё её тело тряслось от холода, и ведьма не хотела ничего больше, как в человеческом обличье сидеть перед пылающим очагом.

Она потратила больше времени, чем планировала. Но если Фергюсу требуется вмешаться в войну между родственниками, Морвид хотела предупредить об этом королеву. Для него же будет хуже, если королева узнает обо всём после.

Естественно, королеву это сообщение не слишком заинтересовало, в отличие от Берселака, и вот это уже стало для Морвид с Фергюсом проблемой.

Но сперва Морвид хотела доставить Аннуил послание от генерала. Ей нравилась эта человеческая девчонка с её внезапными вспышками гнева и постоянным просыпанием на полу. И ясно, что Аннуил совсем не в восторге от своего молчаливого и капризного старшего братца.

Фергюсу никогда никто не нравился. Ни люди, ни драконы. Среди их рода многие считали его грубым и бесцеремонным. А люди боялись чёрного дракона, который сжигал целые деревни.

Конечно, люди склонны преувеличивать. Фергюс сжёг всего лишь одну деревню, когда король событием турнира сделал убийство дракона.

Морвид завернулась в плащ ведьминского одеяния и направилась в логово брата. Как всегда, будучи в человеческом обличье, она накинула на голову капюшон, чтобы скрыть белые волосы.

Они были белыми не из-за возраста. Как и мать, Морвид родилась белым драконом. Белые драконы были редкими и часто обладали силами, которые другим драконам были неподвластны.

Но ей предстояло ещё очень много тренироваться, чтобы хоть чуточку достичь мастерства матери.

Войдя в логово брата, Морвид устремилась вглубь, к покоям девчонки. Фергюс на самом деле сделал из части пещеры спальню для воительницы.

«Очень заботливо, Фергюс».

Приблизившись к месту назначения, она услышала разговор Аннуил и… смех брата?

Морвид остановилась. Может, она ослышалась. Может, наконец-то сошла с ума. Ведьма ещё приблизилась к покоям Аннуил и замерла.

— И когда мне было двенадцать, я попыталась сжечь его, но заверяю, чувствовала себя после этого ужасно.

— И сколько длилось это чувство?

— Пока он не спустил на меня собак.

Морвид услышала усмешку брата и прислушалась с большей внимательностью.

— Могу я попросить об одолжении?

— Ещё одном? Женщина, и что на этот раз тебе нужно? Моё золото? Убежище?

— Нет. Нет. Нет. Ничего подобного. Это может прозвучать странно…

— …в отличие от истории про конский навоз.

— Но…

— Но?

— Могу я прикоснуться к твоим рогам?

Морвид моргнула и огляделась по сторонам, ожидая увидеть остальных троих братьев, которые скажут, что всё это шутка. Неужели она на самом деле услышала то, что услышала?

— Прости, можешь повторить? А то, кажется, у меня какое-то помутнение разума.

Морвид услышала, как девчонка издала совсем не благородную усмешку.

— Я никогда раньше не прикасалась к дракону. Твои рога такие красивые и мне бы хотелось просто…

— Ладно. Остановись, прежде чем скажешь что-нибудь такое, от чего нам обоим станет неудобно.

Морвид услышала движение брата. Осознала, что он наклонился, чтобы девчонка смогла до него дотянуться.

Ведьма не могла вот так просто стоять. Как только могла тише, она выглянула из-за угла и заглянула в покои Аннуил. Её поразил Фергюс.

Девчонка стояла на цыпочках. Фергюс позволил ей наклониться к нему, протянуть руку и провести сильной, со шрамами от битв ладонью по рогу. Её загорелая кожа выделялась на фоне блестящей черноты дракона.

Вторую руку Аннуил переместила на шею Фергюса и схватилась за струящиеся чёрные волосы.

— Не знала, что у дракона есть волосы. Похожи на конскую гриву.

— Они не похожи на конскую гриву, — огрызнулся Фергюс. К удивлению Морвид Аннуил не отшатнулась от её брата и не убежала из пещеры. Вместо этого она рассмеялась и ещё ближе придвинулась к телу дракона.

— Не нужно так раздражаться. Я же не намекаю, что ваш вид предназначен для того, чтобы быть для людей вьючными зверями. Как те же лошади. И кентавры.

— О, и всего-то? Что ж, леди Аннуил, прошу у вас прощение за то, что посчитал, что вы произнесли что-то оскорбительное.

Морвид начала удаляться от спальни Аннуил. Её брат только что пошутил? Что ж, возможно настало то время, когда она окончательно потеряла разум, учитывая свою родословную. У драконов от случая к случаю такое происходило.

Она посмотрела на зажатое в руке послание. Оно может подождать и до завтра.

Морвид тихо шла, намереваясь выпить что-нибудь успокаивающего. Или, на крайний случай, какой-нибудь крепкий эль.

Ей требовалось что-нибудь, что поможет уснуть, потому что последняя увиденная картинка, перед тем как она отвернулась от спальни Аннуил, прочно засела в голове.

Картинка о том, как Аннуил Кровавая, та, что нагоняла ужас в Тёмных Равнинах, нежно проводила рукой по морде дракона… и Фергюс Разрушитель ей это позволял.

* * *

Фергюс наблюдал за спящей Аннуил. Этой ночью они долго разговаривали. Воительница уснула рядом с ним, так и не отпустив его волосы.

Когда она начала соскальзывать, он подхватил её, уложил на кровать и накрыл шкурой.

С каждым днём его привязанность к воительнице только росла. Порой, даже каждую минуту. И дело было не только в её красоте, а в полнейшем отсутствии страха перед всеми и вся, кроме брата.

Аннуил не боялась умереть. Не боялась битвы. И, что более важно, не боялась Фергюса. Она к нему прикоснулась. Водила руками по голове и гриве.

Но в то момент, когда он накрыл её шкурой и Аннуил прошептала во сне его имя, Фергюс понял, что она пленила его сердце.


Глава 6

Лоркан кинул через всю комнату стол, едва не попав им в одного из своих солдат, и взревел от ярости. Прошло семь дней, а они не нашли ни мелкую стерву, ни её людей.

Схватив два тяжёлых деревянных стула, Лоркан и их отправил в полёт. Его стража отшатнулась и разбежалась кто куда. Но не найти безопасного места от его ярости. Его ярости соперничала лишь другая ярость.

— Найдите её! Найдите эту стерву! — Несколько солдат уставились на Лоркана. — Немедленно! — Мужчины бросились выполнять приказ.

Лоркан прислонился лбом к холодной каменной стене замка.

— Мой господин? — Сделав глубокий вдох и успокоив дыхание, Лоркан посмотрел на советника. Хефайд-Хен единственный мог встретиться с Лорканом лицом к лицу в подобные вспышки ярости. — Быть может, мы избегаем очевидного.

— Чего именно? — Лоркан медленно повернулся, ярость начала поддаваться контролю.

— Возможно ваша сестра скрылась в Тёмной Долине.

— Моя сестра слабая и глупая, но не безумная. Никто не забредает в Тёмную Долину. Потому что никто оттуда не возвращается. Она превосходно об этом знает.

Хефайд-Хен перевёл взгляд подозрительных мутно-голубых глаз на господина, и Лоркан внутренне содрогнулся.

— Она могла попасть туда не по своей воле, но это не значит, что она не там.

— Тогда она может быть уже мертва?

— Нет. Все признаки указывают мне на то, что она всё ещё жива.

Лоркан усмехнулся. Ему стоило сначала хорошо подумать, прежде чем высказывать свои надежды.

— Колдун, и каково же тогда твоё предложение?

Хефайд-Хен улыбнулся, если подобный оскал можно назвать улыбкой.

— Позвольте взять несколько ваших солдат и самому отправиться в Тёмную Долину. Посмотрим, смогу ли я найти девчонку.

— Я не могу тобой рисковать Хефайд-Хен. Даже если это уничтожит сестру. Ты мне нужен в моменты нападения мятежников. С каждым днём ряды девчонки пополняют союзники.

— И пока она жива, так и будет продолжаться.

— Я сказал нет. — Лоркан, остыв от гнева, тяжело опустился на один из нетронутых стульев. — Но отправлю туда несколько воинов. Убедись, что они понимают, что отправляются в Тёмную Долину, и что остаться там будет самым меньшим их беспокойством.

Хефайд-Хен низко поклонился.

— Мой господин, как пожелаете.

Затем колдун ушёл и Лоркан снова начал дышать. Подумал о свой мерзкой маленькой сестрёнке и о том удовольствии, которое получит, когда насадит её голову на пику за пределами крепостных стен.

— Я тебя достану, стерва, — прорычал он, надеясь, что его слова настигнут её там, где она сейчас находится. Лоркан хотел, чтобы Аннуил знала, что скоро он её найдёт.

Он хотел, чтобы она знала, что именно он будет править землями отца. Хотел, чтобы она знала, насколько он её ненавидит.

Лоркан снова взревел, ярость вернулась в десятикратном размере. Он рычал и рычал, желая убедиться, что она услышит его оттуда, где находится.

* * *

Аннуил растянулась обнажённой на постели. Меч, который она всегда клала в пределах досягаемости руки, сейчас был крепко зажат в её руке. Присутствие брата окружило её.

Она ощущала его рядом с собой. Аннуил повернулась, ожидая увидеть его.

— Ты в порядке?

Аннуил нахмурилась от звучавшем в голосе удивлении. Не задумываясь, действуя лишь на инстинктах, она снова повернулась и бросила меч через комнату.

Единственная причина, по которой клинок не вонзился в лоб Морвид, была лишь в том, что ведьма слишком быстро двигалась.

С хриплым вскриком Аннуил шлёпнулась на пол.

— Морвид, да ради богов! — Аннуил, которая теперь осознавала, где находится и что в безопасности, побежала к женщине. — Ты пострадала?

Ведьма схватилась за протянутую руку и позволила Аннуил помочь ей подняться.

— Нет. Нет. Я в порядке.

— Морвид, я прошу прощения.

— Всё хорошо. — Морвид тяжело опустилась на стул. — Я тебя испугала.

Аннуил опустилась рядом с ведьмой на корточки. Она не могла себя заставить отпустить руку женщины.

— Я думала, что он здесь, — прошептала воительница.

Морвид нахмурилась.

— О ком ты?

— О моём брате. Морвид, я ощущала его здесь. Так же чётко, как сейчас тебя.

— Ты просто спала. Он не может тебе здесь причинить вред. Фергюс ему никогда не позволит.

Конечно же, ведьма говорила правду. Аннуил доверяла дракону ценой своей жизни, больше, чем собственным отрядам. Больше чем Брастису.

— Спасибо за понимание. — Аннуил поднялась, вернулась к кровати и завернула обнажённое тело в шкуру. — И за то, что очень быстро двигаешься. Не знаю, что бы делала, если…

— Но ничего плохого не случилось. Поэтому больше об этом не думай. Вот, возьми. — Морвид протянула пергамент. Аннуил увидела печать Брастиса и улыбнулась.

— Ты с ним виделась?

— Айе. Казалось, он вздохнул от облегчения, узнав, что ты жива.

Аннуил опустилась на кровать.

— А мои люди?

— Они по-прежнему лелеют надежду.

Аннуил кивнула.

— Спасибо, что рассказала.

Морвид поднялась со стула.

— Не стоит. Пока читаешь письмо, я принесу что-нибудь поесть.

Как только ведьма скрылась из поля зрения, Аннуил взломала печать и открыла пергамент.

«Аннуил…

Мы ждём твоего возвращения.

Ты с нами в жизни, смерти и войне.

Брастис».

Аннуил снова перечитала письмо и прижала к своей груди. Армия её ждала. И она скоро к ним вернётся.

Фергюс наблюдал, как его сестра взяла несколько кусочков фруктов. Её человеческое тело, казалось, тряслось сильнее обычного.

— Ты в порядке?

— Эта безумная сука бросила мне в голову меч.

Фергюс внимательно осмотрел сестру.

— Что ты ей сказала?

Морвид резко развернулась и уставилась на Фергюса. Фрукты разлетелись в разные стороны.

— Что я сделала… почему ты… да как ты посмел… — Морвид замолкла и успокоилась. — Брат, я ничего не сделала. У неё был кошмар о брате или что-то в этом роде. Я просто зашла не в то время.

— Или что-то в этом роде?

Морвид пожала плечами, опустилась на колени и принялась собирать разлетевшиеся фрукты.

— Очень может быть, что он связывается с ней через сны.

— Я думал, что ты возвела вокруг долины защиту.

— Так и есть, — рявкнула Морвид. — Но это не значит, что Лоркан не нашёл колдуна её обойти.

Фергюс подошёл к сестре. Он возвышался над ней в своём человеческом обличье, одетый и готовый отправиться на тренировку с Аннуил.

— Сестра, никто не должен проникать сквозь твою защиту. Даже сама королева. Я хочу, чтобы Аннуил находилась в безопасности. Поняла?

Морвид прищурилась и вперила взгляд в брата.

— Почему ты так одет? — Морвид нахмурилась. — И, важнее всего, почему ты в обличье человека?

Проклятье.

— Мне нужно отлучиться в город.

— В город? Зачем?

— Пополнить запасы. А сейчас поработай над чарами. Пожалуйста.

Фергюс стремительно вышел до того, как Морвид задала ему ещё больше вопрос и вынудила соврать ей снова.

* * *

Аннуил падала. Затем приземлилась. Ударилась спиной о жёсткую землю, затем головой. Она лежала, не способная пошевелить конечностями. Над ней появилось лицо мужчины.

— Прошу прощения.

Нет, он явно не раскаивался. Он ни о чём не сожалел. Аннуил провела пару очень хороших ударов, а затем пропустила удар от него, от которого оказалась на заднице… и было очень больно.

Потребовалось несколько секунд, чтобы снова начать дышать. Затем мужчина попытался помочь ей подняться. Она отбила его руку и поднялась на колени.

Аннуил уставилась на рыцаря.

— И что ты так смотришь? Не моя вина, что ты так медленно двигаешься.

Аннуил ударила его в лицо.

— А так достаточно быстро? — рявкнула она.

Теперь рыцарь уставился на неё, зажимая разбитый нос.

Аннуил поднялась на ноги, но спазм в шее и плече заставил вернуться в исходное положение. Она застонала от боли и привлекла внимание рыцаря.

— В чём дело?

— Ни в чём.

— Лгунья. — Мужчина встал ей за спину и положил руки на плечи. Это прикосновение отдалось во всём теле воительницы. Аннуил попыталась скинуть с себя руки рыцаря, но тот проигнорировал её потуги.

— Прекрати всё усложнять.

Его сильные руки скользнули по её плечам и быстро обнаружили местечко у основания шеи, где мышцы сжались в тугой узелок.

— О боги, девочка. Да здесь огромный напряжённый узел. — Рыцарь нажал большим пальцем на плоть и тело Аннуил дёрнулась.

— Ой! Больно же!

— Прости.

— Ты не искренен.

Она попыталась подняться, но мужчина не позволил.

— Тебе всегда нужно быть такой упрямой? Если дашь мне минутку, я тебе помогу.

Аннуил стиснула зубы.

Рыцарь усмехнулся, массируя её плечо. Аннуил прикусила губу, едва сдержав стон. У мужчины были самые невероятные руки. Воительница закрыла глаза и попыталась на чём-нибудь сосредоточиться, что смогло бы отвлечь от ощущения прикосновений рыцаря.

Под его большими пальцами её мышцы начали расслабляться, да и сама Аннуил неохотно, но расслабилась.

— А ты ведь до сих пор не знаешь моё имя.

— А я ведь до сих пор не желаю его знать.

Когда она вернулась в логово Фергюса, она не желала видеть этого мужчину снова. По крайней мере, именно это она продолжала себе твердить.

— Какая же ты сложная девчонка.

— Да едва ли я девчонка.

— О, прости. Предпочитаешь, чтобы тебя называли старой девой?

Аннуил сжала руки в кулаки.

— Здесь ещё узел. Ещё хуже.

Удивительно.

Рыцарь вытянул её руку, промассировав её по всей длине. Остановился у крепко сжатого кулака.

— Разожми.

Аннуил посмотрела на него, но ничего не произнесла. Мужчина шлёпнул её по руке.

— Ой!

— Женщина, я сказал разожми.

Она разжала кулак и рыцарь нежно помассировал каждый её пальчик.

— Я тебе не нравлюсь, да?

— Нет. Не нравишься.

— Тебе нравится дракон?

— Конечно. Дракон мне нравится.

— Что означает твоё «конечно»? Драконы никому не нравятся.

— Тогда почему ты здесь? — Он открыл рот, но тут же его захлопнул. Аннуил понимающе кивнула. — Понятно.

— И что же тебе понятно?

— Я знаю, что происходит.

— Да неужели?

— Тебе меня не одурачить. — Она указала на крест на его плаще. — Эту армию не видели больше двадцати лет.

Рыцарь опустил взгляд на крест, будто видел его впервые. Аннуил смотрела на то, как непокорные чёрные волосы упали на глаза. Ей так хотелось коснуться этих волос. Хотелось коснуться его обнажённого тела. «Я точно сошла с ума!»

— Правда? — Это прозвучало так невинно, по крайней мере, рыцарь пытался так произнести.

— Да. Правда. Где ты нашёл этот плащ? В одном из замков, который ты ограбил? Или в логове дракона? Да какой ты рыцарь? Ты солдат. Наёмник. Низший из низших.

Рыцарь протяжно выдохнул и отвёл от Аннуил взгляд. Ха! Она его подловила.

Ему нравилась в людях привычка не видеть ничего перед собственным носом. И ещё кое-что. Логика.

Как что-то размера дракона могло превратиться в человека? Люди ничего не знали о древних Магах и об их силе.

На мгновение Фергюс подумал, что Аннуил действительно всё поняла. И всё же поблагодарил богов, когда оказалось, что нет. Он понимал, что не должен ей лгать, да изначально и не планировал.

Он доверял ей больше, чем кому-либо, но её реакция на него в обличье человека совершенно сбивала с толка.

Она хотела рыцаря, но и ненавидела его. Заботилась о драконе, но, что очень удивительно, не испытывала к нему ничего, кроме дружеских чувств.

Аннуил продолжала оставаться самым целостным созданием, какого Фергюс видел в своей жизни. А когда не пялился на её грудь или задницу, то находил её умной, восхитительной и очень забавной. С ней было очень весело находиться рядом.

Но лишь дракону посчастливилось увидеть эту часть неё. А когда она приходила к нему, как к рыцарю, то была угрюмой, взрывной и очень грубой.

Фергюсу всё равно нравилось находиться рядом с ней, но, вероятно, всё потому что перед тем как разозлиться, она выдавала великолепный аромат. И каждый раз после вдоха ему приходилась бороться с возбуждением.

«Аннуил, то, что я мог бы с тобой сделать…»

Ему нужно было сосредоточиться. Немедленно. Прямо в эту секунду. Или всё закончится тем, что он совершит что-нибудь глупое.

Фергюс прочистил горло и отпустил руку Аннуил.

— Лучше?

— Да.

— И?…

— И что? — Фергюс поднял бровь и Аннуил скривилась. — Спасибо.

— Ведь это же не так сложно?

Аннуил повернулась и взору воина открылся вид на её красивую задницу. Он шлёпнул по ней ладонью. Аннуил остановилась. Стиснула зубы. Но ничего не сделала.

Рыцарь двинулся за ней.

— Отлично, — прошептал он ей в ухо. — Уже гораздо лучше. Тебе хочется до смерти меня избить, но ты держишь себя в руках. Хорошо. — Ему отчаянно хотелось её коснуться, но он упорно боролся с этим желанием. Фергюс понятия не имел, что у его человеческого тела такой самоконтроль.

— А теперь, — хрипло проворчал он, — продолжим.

* * *

Морвид поставила перед Аннуил жаркое.

— Расскажи мне о своём Брастисе.

Воительница нахмурилась.

— Он не мой Брастис. Да и вообще не принадлежит ни одной женщине. — Хмурость Аннуил быстро превратилась в улыбку. — Заинтересовал?

— Что? — ошеломлённо спросила Морвид. — Нет.

— Значит ты просто такая любопытная?

— Ой, забудь о том, что я спросила.

Аннуил приговорила ложку горячего жаркого. После длинного дня тренировки с рыцарем тело требовало подпитки.

— Трудно находиться со всеми теми мужчинами? Всегда? Каждый день?

Аннуил сделала глоток вина с травами, которое приготовила Морвид. Она знала, что уже нет угрозы инфекции, но вино по-прежнему на вкус было невероятно восхитительным.

— Совсем нет.

— Правда?

— Абсолютная правда. Просто позволь одному мужчине неподобающе к тебе прикоснуться, затем отхвати его руку по плечо. А когда он будет истекать кровью, ударь его несколько раз в лицо, и остальные оставят тебя в покое.

Морвид уставилась на Аннуил расширившимися от шока глазами.

— Что?

— Ничего, — ответила ведьма, прочистив горло.

Аннуил услышала возвращение Фергюса, вся пещера тряслась от каждого его шага. Она не оторвала взгляд от жаркого, пока дракон не оказался в её покоях.

— Лорд дракон.

— Леди Аннуил.

— А я гадала, когда же ты вернёшься и навестишь меня.

Дракон едва ли удостоил Морвид взгляда.

— Морвид, а тебе никуда не нужно?

— Нет.

Дракон подцепил её стул когтем. Она зло уставилась на него, но поднялась на ноги.

— Ладно. Я вернусь в деревню.

— Хорошая идея. Все те больные люди нуждаются в твоей заботе.

Морвид бросила на дракона убийственный взгляд и обратилась к Аннуил:

— Увидимся утром.

— Доброй ночи.

Аннуил прикончила жаркое, а затем с кубком вина повернулась к дракону.

— Итак, лорд дракон, какие у вас планы на вечер?

Он неловко пристроил своё тело и аккуратно положил на колени Аннуил смертоносный хвост.

— Что ж, я думал, что мы могли бы снова это сделать.

— Сделать что? — Аннуил отчаянно пыталась подавить улыбку, ведя рукой по чешуйчатому кончику, который походил на наконечник стрелы и был таким же острым. На мгновение она задумалась, а требовалось ли дракону затачивать его об камень. — Ты имеешь в виду разговор?

— Да. Да. Если это так называется.

— Тебе ведь нравится разговаривать? Просто признайся.

— Мне нравится разговаривать с тобой. И лишь это я могу признать.

— Хорошо. Не стоит нервничать. — Его морда оказалась на близком расстоянии и Аннуил, не раздумывая, погладила её. И дракон ей это позволил. — Расскажи мне ещё что-нибудь о своей семье.

— Тебе не скучно от историй о моей семье?

— Совсем нет. — Аннуил наклонилась вперёд и посмотрела на дракона, её рука снова опустилась на хвост. — Я жду.

Фергюс вздохнул.

— Ладно, как-то раз мы брили нашему младшему брату голову.

Аннуил разразилась смехом.


Глава 7

Аннуил упала на землю. Снова. Ей пришлось это признать. Она уже устала смотреть на мир из положения лёжа на спине.

Воительница поморщилась от боли в голове. Рыцарь ударил её тыльной стороной ладони, а меч, который он сжимал в руке, добавил этому движению силы.

— Думаю, ты сломал мне нос.

— Возможно. — Мужчина стоял над ней и смотрел в лицо. Аннуил тут же выругалась про себя за то, что на тренировке сняла рубашку, к спине — там, где она не была закрыта тканью — прилипла грязь. — Нет. Я лишь слегка его искривил.

Аннуил начала подниматься, но рыцарь толкнул её обратно.

— Успокойся. — Отбросив в сторону меч, он оседлал её бёдра. Воительница наблюдала прищуренным взглядом за тем, как он опускается нижней частью тела на неё.

Рыцарь наклонился вперёд и зажал её нос между своими большими ладонями.

— Будет немного больно.

И рывком вправил ей нос.

— Чёрт! — Аннуил ударила его в плечо.

— Не веди себя как ребёнок, — предупредительно произнёс он с улыбкой. — Итак, пока я в такой выгодной позиции, есть ещё какие-нибудь жалобы на боль?

Аннуил нужно было скинуть его с себя, потому не хотелось, чтобы он слез с такой позиции. Она хотела, чтобы он провёл руками по её телу. Хотела, чтобы он её поцеловал.

Хотела, чтобы этот мужчина оказался внутри. И эта мысль ужасно её пугала.

— Слезь с меня.

— Ты знаешь волшебное слово.

Аннуил закатила глаза.

— Пожалуйста, — процедила она сквозь зубы. Мужчина продолжал испытывать ту толику спокойствия, что в ней оставалось.

— Так, так, так. Ты можешь ещё лучше. Добавь в просьбу немного любезности и, возможно, у тебя всё получится.

— О, да хватит уже!

— Если только…

— Если только?

— Если только на самом-то деле тебе не хочется, чтобы я двигался с места. — Рыцарь наклонился. — Если только ты не хочешь, чтобы я остался на этом самом месте.

Ублюдок как будто прочитал её мысли. Из-за того, что он оседлал её, кровь быстрее побежала по венам Аннуил. А между ног началась очень странная пульсация. Нет, не неприятное ощущение, но, определённо, вводящее Аннуил в замешательство.

— Ну и? — настаивал рыцарь.

Аннуил не могла ему ответить. Она вообще не могла говорить. Если она откроет рот, то не ручается за то, что из него вылетит. Вместо этого она уставилась в чёрные глаза мужчины и гадала, окажется ли его пот на её языке восхитительно солёным.

Он расположил на её бёдрах ещё больше своего веса и Аннуил пришлось прикусить щёку изнутри, чтобы не застонать.

— Аннуил, ответь мне.

Она с трудом сглотнула и вынудила себя обрести хоть каплю контроля. Проклятье, она же воительница. Лидер одного из самых жестоких восстаний, известных в истории, и всё же позволяет этому рыцарю вгонять себя в краску.

— Стащи с меня свою задницу… пожалуйста.

Он ошеломлённо смотрел в её глаза, затем откинул голову и рассмеялся. Вскочив с неё, рыцарь ухватил Аннуил за руку и поднял на ноги.

— Ты продолжаешь меня веселить.

— Рада, что могу вызывать смех. — Аннуил быстро подхватила рубашку и надела её через голову. Ей требовалось как-то скрыть напрягшиеся соски. Обмотанная вокруг груди ткань с этим не справлялась. — Думаю, мой нос сегодня достаточно пострадал. Кроме того, уже поздно. Мне пора.

Мужчина схватил её за запястье.

— Уверена?

— А разве я не это только что сказала?

— Я тебя не об этом спрашиваю.

— У меня нет на это времени. — Аннуил не нравилось, какое отчаяние сквозило в её голосе в этот момент, и как всё её тело откликалось на прикосновение рыцаря — оно просто взывало к тому, чтобы он исследовал каждый кусочек её плоти.

— Не уходи. — Его голос был низким. Соблазнительным.

— Одному из нас нужно уйти.

Он улыбнулся.

— Почему?

Аннуил скользнула взглядом по рыцарю, по широким плечам и мускулам, скрытым кольчугой.

— Доверься мне.

Мужчина приблизился. Он по-прежнему держал её за запястье, которое сейчас начал массировать.

Он провёл рукой вверх по её руке. Груди Аннуил напряглись ещё больше. Соски болезненно ныли. Дыхание участилось.

Она хотела этого мужчину. О боги, как же она его хотела. Больше, чем что-то в своей жизни. И рыцарь это знал.

Она могла сказать это по тому, как он на неё смотрел. По тому, как приблизился — его тело почти касалась её.

— Тебе и правда нужно уйти.

Рыцарь опустил голову, его взгляд остановился на губах Аннуил.

— Правда? Уверена?

Она наблюдала как его губы приближаются к её губам.

* * *

Он явно потерял разум. И винил в этом девчонку. Изначально он не планировал ничего большего, чем просто тренировки.

Но эти зелёные глаза, смотрящие ему в глаза, это взывающее к нему тело… И что же делать бедному дракону?

Конечно же, поцеловать её. По крайней мере, он планировал это сделать, пока не ощутил жёсткую пощёчину.

— Остынь. — Аннуил вырвалась. Фергюс, находясь в ошеломлённом состоянии, попятился. — И что это ты творишь? — Аннуил излучала ярость. Хотя, не ту, обычную. Здесь ощущалось что-то ещё.

— Что?

— Ты меня слышал. — Она оттолкнула его за плечи. — Что… — Толкнула ещё раз. — Это ты… — Снова толчок. — Творишь?

Фергюс врезался спиной в дерево и стиснул зубы. Неужели он позволит какому-то человечешки спихнуть его из своей долины?

Когда он заметил, как она поправляет ткань, что обмотана вокруг её груди, то понял, что ответ «да». Да, он позволит какому-то человечешки вытурить его с этой полянки. Но не абы кому. Аннуил.

— Я не какая-то шлюха, которую ты можешь лапать, как тебе заблагорассудится.

Фергюс сделал глубокий вдох.

— Знаю.

Аннуил, удивившись такому ответу, моргнула.

— Эм… хорошо… пока мы понимаем друг друга.

Он улыбнулся.

— Понимаем.

— Что ж… хорошо. А сейчас… уходи.

— Если ты этого желаешь.

— Да. Да. Я этого желаю. — Аннуил нетерпеливо махнула рукой, отходя от него.

— Прощальный поцелуй спровадил бы меня чуть быстрее, — сказал он ей вслед.

Аннуил остановилась, и Фергюс мог поклясться, что услышал её рычание.

* * *

Почему он продолжал её мучить? Чего хотел? Почему не оставит её в покое? Аннуил резко развернулась, ожидая увидеть мужчину там, где она его оставила — прижатым к стволу дерева.

Но он оказался прямо за ней. Мужчина двигался быстрее молнии. Ошеломлённая, Аннуил начала пятиться и едва не упала, но рыцарь обхватил её за талию.

Она ощущала жгучее тепло на коже, там, где он её касался, и затаила дыхание, когда мужчина наклонился, продолжая её обнимать.

— Ты в порядке? — Его низкий голос нежно скользнул по её плоти. Дразня. Заставляя тело болезненно жаждать его прикосновений.

— Мне станет лучше, когда ты меня отпустишь.

— А мне станет лучше, когда ты меня поцелуешь. Хочешь сделку? — Аннуил раздражённо зарычала, а рыцарь улыбнулся. — Мне нравится этот звук.

— Отпусти меня.

— Поцелуй меня.

— Как насчёт того, чтобы я просто проткнула тебя?

— Мне кажется, что для этого тебе потребуется меч.

Аннуил осознала, что её меч лежит на земле у ног.

«Глупо, Аннуил, глупо!»

Посмотрев ей в лицо, рыцарь нежно улыбнулся.

— Просто поцелуй меня.

Это больше походило на просьбу, чем приказ. И как бы сильно рациональная часть сознания не противилась, Аннуил хотела его поцеловать.

Она чуть-чуть откинула голову, наблюдая, как рыцарь опускает свою. Они встретились на половине пути, а когда его губы коснулись её, всё тело Аннуил пронзил разряд. Тепла и… узнавания?

Аннуил скользнула руками вверх и схватилась за плечи рыцаря, приоткрыла рот и мужчина скользнул в него языком. Он водил сильными, сухими пальцами по её обнажённой коже, слегка скользнул под материю и нежно провёл по грудям.

Тело Аннуил дёрнулось в ответ и она осознала, что ещё чуть-чуть и она позволит этому мужчине делать с ней всё, что он пожелает. Всё.

Она упёрлась в его плечи, когда всё её тело оказалось в его объятиях. Аннуил заставила себя прервать поцелуй. Они стояли и смотрели друг на друга, тяжело дыша.

Соски Аннуил болезненно ныли, и она осознала, что возбуждённый член рыцаря отчаянно пытается прорваться сквозь штаны.

— А теперь. Как ты обещал. Уходи.

— Уверена? — Рыцарь шагнул к ней и Аннуил отпрыгнула назад.

— Ты продолжаешь спрашивать одно и то же. — В её голосе снова слышалось отчаяние.

Рыцарь улыбнулся.

— Я продолжаю надеяться, что ты дашь мне другой ответ.

— Не дам. Уходи!

Он кивнул и глубоко вдохнул.

— Как и обещал.

Рыцарь ушёл. Как только Аннуил убедилась, что он и вправду ушёл, то вернулась к потоку и села в самом центре, позволяя холодной воде ласкать её тело. Спустя несколько минут, она погрузилась в воду с головой.

* * *

Фергюс нырнул в озеро. Он был по-прежнему в облике человека, и очень сильно возбуждён. Девчонка продолжала сводить его с ума.

Признавала она это или нет, но её тело явно взывало к нему. Громко. И что, чёрт возьми, он сделал? Какого дьявола её поцеловал? «Человека, — отчаянно напомнил он себе. — Всего лишь человека. Восхитительного человека с большой грудью».

Фергюс стиснул зубы. Он понятия не имел, как удалось устоять от большего. Но пришлось побороться. Он должен был сопротивляться. Ради собственного спокойствия.

Вынырнув из воды, Фергюс принял облик дракона. Стряхнув с себя воду, он на некоторое время замер, чтобы взять контроль над своими порывами.

Ему дико хотелось вернуться и отыскать Аннуил. Отыскать и трахнуть.

— Дракон! — донёсся до него голос Аннуил, заставивший напрячься всем телом.

— Проклятье. — Фергюс лапой прикрыл глаза. Эта женщина вгонит его в могилу.

— Дракон!

Аннуил углубилась в пещеру, в которой раньше никогда не бывала. Она не могла найти Морвид, и хотела увидеться с Фергюсом. Сейчас.

— Дракон!

— Здесь. — Аннуил услышала его низкий, рокочущий голос и пошла в направлении, из которого он донёсся. Воительница обнаружила дракона, развалившегося у подземного озера, играющего хвостом с водой. — Что случилось?

— Твоему другу нужно уйти.

— Опять? Что он на этот раз натворил?

Аннуил забралась на камень и посмотрела дракону в глаз.

— Он очень… смущает.

— Смущает? Понятия не имею, как такое может быть.

— Может.

— Не понимаю, почему он заставляет тебя нервничать, не понимаю. Я могу превратить тебя в шаровую молнию.

И он мог.

— Ты очень милый. И очаровательный.

— Они зовут меня Фергюсом Разрушителем.

Аннуил отмахнулась рукой.

— А меня они зовут Аннуил Кровавой. Я не впечатлена.

— Аннуил, ты очень странная девушка.

— Вырос бы ты в моей семье, посмотрела бы, каким бы стал ты. — Аннуил сжала руки в кулаки. Они никогда в жизни не была так разочарована. Тем более, каким-то мужчиной.

— Думаю, было ошибкой прогонять его. Он готовит тебя к битве с Лорканом. В конце концов ты встретишься с братом и убьёшь его. — Голос Фергюса звучал так, словно он уже устал постоянно напоминать об этом факте.

И всё же Аннуил дулась на рыцаря. Она должна попросить дракона послать в него огненный шар.

— Знаю.

— Может есть другая причина, по которой ты хочешь, чтобы я его прогнал?

Аннуил тщательно обдумала свой ответ. Рассказать дракону, что каждый раз, когда она находится рядом с рыцарем, всё её тело взывает к нему? Рассказать, что каждый раз, как скрещиваются их мечи, она становится мокрой от желания? Что постоянно думает, как он будет выглядеть обнажённым и на ней? Может ли она признаться в этом дракону?

— Нет. — Воительница покачала головой. — Другой причины нет. — Она вздохнула. — Просто…

— Просто что?

Почему он не может быть похожим на тебя?

— Ничего.

Аннуил посмотрела на озеро, кристально чистая вода плескалась от накатывающих волн.

— Не возражаешь? — она указала на озеро.

— Эм… гм… нет. — Дракон поднялся. — Хочешь чтобы я ушёл?

— Зачем? — Аннуил соскользнула с камня и подошла к кромке воды. — Ты уже видел меня обнажённой. — Она сбросила ножны на землю. — Если только у тебя нет отторжения к человеческим телам.

— Что? Нет! Просто делай, что хочешь.

Аннуил пожала плечами, быстро разделась и нырнула в воду.

И тут дракон понял: боги испытывали его. Это единственная причина, почему сейчас в его озере плавала обнажённая женщина, которая явно не обращала внимание на его присутствие. У богов жестокое чувство юмора.

— Дракон? — Фергюс осознал, что она уже какое-то время разговаривает с ним. Но не мог отвести взгляд от её грудей. Они были потрясающими.

— Что?

— Я спросила откуда ты его знаешь.

Фергюс оторвал взгляд от её груди.

— Кого?

Аннуил нахмурилась.

— Я раздражаю вас, лорд Дракон?

Фергюс использовал бы другое слово.

— Нет, а что?

Аннуил пожала плечами.

— Просто интересно. Ты кажешься немного напряжённым.

Ты и понятия не имеешь…

Аннуил поймала кончик его хвоста. У неё были длинные и сильные пальцы, и Фергюс с лёгкостью мог представить, как они доводят его до оргазма.

«Нет. Я не должен сворачивать на эту дорожку».

— Кончик твоего хвоста острый как клинок. Ты использовал его когда-нибудь в качестве оружия?

Фергюс прочистил горло. Он был готов сделать что угодно, лишь бы отвлечься от её ладоней.

— Да.

— Удивительно.

Не помогало, что она продолжала его поглаживать. Фергюс никогда не подпускал к себе людей, когда находился в облике дракона, и сейчас каждая его частичка была готова взорваться. Он заворчал. Аннуил пыталась его убить.

Зачем он ввязался в эту войну между ней и братом? Мог просто продолжить спать?

— Что именно тебя в нём беспокоит?

— Всё. — Аннуил опустила взгляд на воду. — Насколько здесь глубоко?

— Я могу полностью погрузить своё тело. «Всё» — это слишком много.

— Он самодовольный. — Аннуил зажала хвост между ладонями и сжала крепче. — Подними меня.

— С ума сошла? И я самодовольный.

— Да. Но он раздражающе самодовольный. — Воительница продолжала сжимать хвост дракона. — Пожалуйста, — попросила она с улыбкой.

Фергюс наигранно вздохнул, поднял хвост, а с ним и девчонку. Она завизжала и рассмеялась, и на сердце дракона потеплело.

— А дальше что? — спросил он, когда Аннуил повисла на пугающей высоте от озера.

— Дальше? Я пойду. — Что она и сделала. Фергюс наблюдал за тем, как она упала в озеро и исчезла под тёмно-голубыми волнами. Но через несколько секунд вынырнула на поверхность.

— Это было чертовки блестяще! — проговорила она, сияя от радости.

Фергюс опустил голову и встретился с ней глазами.

— Ты всегда настолько… необычная?

Воительница пожала плечами.

— Не знаю. Возможно. — Она нежно поцеловала его в морду и поплыла.

Дракон накрыл лапой место поцелуя. У Аннуил были такие нежные губы. Он низко зарычал, наблюдая за её обнажённым телом в центре озера, гадая, каким будет ощущение, если он окажется в ней, каково будет ощущать её оргазм, каково ощутить её нежный рот на своём…

— Фергюс, извини, я ничего не прерываю?

Услышав голос сестры, Фергюс стиснул зубы, гадая, как долго она здесь уже стояла. Зная Морвид, можно было предположить, что долго.

Фергюс резко опустил хвост и сестре удалось вовремя отпрыгнуть.

— Нет, — спокойно ответил он. — Ты ничего не прервала.

Морвид смотрела на него так, что дракон испугался, что она прямо сейчас перекинется, чтобы своей силой прижать его прямо к полу пещеры. Он услышал, как она проворчала «ублюдок» себе под нос.

— Мне нужно на несколько часов вернуться в деревню. Скажи Аннуил, что я оставила для неё еду.

Морвид повернулась, чтобы скрыться там, откуда пришла.

— Как пожелаешь. — Он лениво пошевелил хвостом и услышал, как Морвид снова выругалась, когда запнулась. — Прости, — крикнул он ей вслед.

— Это Морвид приходила?

Фергюс повернулся и увидел, как Аннуил выходит из воды. Её каштановые волосы спадали до колена, окутывая высокое, сильное тело и, слава богам, груди.

— Она принесла тебе еду.

— Хорошо. Я проголодалась. — Аннуил наклонилась, схватила меч и одежду.

— Аннуил…

— Знаю. Знаю. Он служит цели и я должна просто дать ему шанс. Верно?

— Вообще-то я хотел сказать, что тебе стоит одеться, а то тут прохладно.

— Ох.

— Но ты и правда должна дать ему шанс.

Аннуил посмотрела на него.

— Ладно, дракон. — Она улыбнулась. — Для тебя всё что угодно. — Сердце Фергюса пропустило несколько ударов. — Но ему лучше больше меня не злить.

Фергюс поморщился. Он мог гарантировать, что не удержится от этого.


Глава 8

— Держи.

Аннуил уставилась на меч, который протягивал ей рыцарь.

— А что не так с моим мечом?

— Ничего. Я хочу, чтобы ты начала пользоваться двумя.

Аннуил взяла протянутый меч. Оружие представляло собой красивый образец ручной работы. Клинок дворянина. Меч оказался немного тяжёлым, но воительница могла с ним справиться. И могла поспорить, что подобным лезвием можно было перерезать что угодно.

Аннуил задумалась о том, откуда рыцарь его достал. Какой аристократ умер от его руки? Воительница вздрогнула. Ей не нравились все эти аристократы, поэтому плевать она хотела на их судьбу.

— Ну и каково ощущение?

— Хорошее.

— Хочешь как-нибудь опробовать меч?

Аннуил не ответила, а взмахнула мечом у головы рыцаря. Тот пригнулся, и воительница отразила его встречный удар вторым мечом.

Рыцарь улыбнулся её неожиданной атаке и Аннуил ощутила гордость. Она впечатлила этого мужчину.

Когда утро плавно перетекло в день, в долине раздавался лишь звон металла о металл.

* * *

Морвид отодвинулась от огня и зарычала. Как бы она ни старалась, не получалось увидеть Лоркана. Она не могла проникнуть в его мир.

Ведьма как-то на днях услышала о том, что братец Аннуил пользуется силами колдуна, чьё имя, казалось, никто не мог вспомнить.

Тот и в самом деле был могущественным. Лишь несколько человек могли блокировать силы Морвид.

Ей стоит предупредить Фергюса. Сообщить, что девчонке стоит побеспокоиться о чём-то большем, чем братец-демон.

Фергюс. Что происходило у него с этой девчонкой? Морвид не была слепой. Она видела, как брат смотрел на Аннуил. Он явно начинал влюбляться.

Но Морвид ощущала что-то ещё. Когда Аннуил стала сильнее, ведьма всё больше времени начала проводить в местной деревне. Недавняя вспышка лихорадки требовала её навыков.

И всё равно Морвид ощущала, что ни Аннуил, ни Фергюс не проводили время в логове. А если они были не в логове, то где, чёрт возьми?

Морвид понимала, что очень скоро любопытство начнёт её снедать. Что-то происходило, и ведьма планировала это выяснить.

* * *

Аннуил наблюдала за наползающими на долину тенями. Она понимала, что приближается тот час. И тело воительницы напряглось от предвкушения. Теперь она рассматривала происходящее как ритуал. Скоро они с рыцарем встретятся и будут несколько часов тренироваться.

Прервутся на молчаливый перекус. Затем снова несколько часов будут тренироваться. И в конце всего этого что-нибудь случится. Что-нибудь, что обычно вызывает влагу между бёдер воительницы.

Их мечи снова схлестнутся.

— Держи. — Аннуил улыбнулась. Чем сильнее она становилась, тем легче было держать этот меч.

Воительница не сомневалась, что рыцарь мог продолжать упражняться несколько часов, но ей нравилось, что с момента их первой встречи её навыки заметно улучшились.

Рыцарь убрал меч в ножны и отвернулся от Аннуил. Она подхватила мягкую хлопковую рубашку и натянула через голову.

Убрав оба меча в ножны, она подняла взгляд и увидела стоящего перед собой рыцаря. Медленно поднимая взгляд к его лицу, Аннуил пыталась обрести контроль над дыханием.

Рыцарь смотрел на неё, выражение его лица было непроницаемым, половина лица — скрыта завесой чёрных волос. Казалось, он злился на Аннуил, что подтолкнуло её к действиям.

— Что не так? — прорычала она.

Рыцарь низко зарычал, наклонился, стянул с Аннуил рубашку и бросил к её ногам. Затем его рот завладел её губами. Аннуил не сопротивлялась.

У неё и желания такого не возникло. Вместо этого, она обняла одной рукой мужчину на шею, а второй — за талию.

Его грубые пальцы скользили по её вспотевшей спине, рот клеймил её губы таким отчаянным, страстным поцелуем, что Аннуил была уверена, что рыцарь возьмёт её сейчас.

Вот только он отпустил её так же быстро, как схватил. И Аннуил не смогла сдержать тихий всхлип.

Рыцарь мгновение смотрел на неё, а затем развернулся и быстро зашагал прочь. Вот и всё. Оставил Аннуил лишь с тупой болью между ног.

* * *

Морвид поставила перед Аннуил еду, но воительница это проигнорировала. Она даже не разговаривала с момента возвращения. Морвид оглядела тело девчонки.

На воительнице была лишь ткань, обмотанная вокруг груди, и штаны. Ведьма впервые заметила синяки, кровавые подтёки и глубокие порезы, покрывающие её тело.

— Аннуил. — Девчонка перевела взгляд на Морвид. — Откуда у тебя эти синяки?

— После тренировки. — Аннуил ответила так, словно Морвид должна понимать о чём речь.

— После тренировки?

— Айе. С рыцарем.

Морвид прищурилась.

— С каким рыцарем?

— С тем, который был здесь, когда я исцелялась. С другом дракона.

Морвид резко шагнула назад, не в силах скрыть удивление. У её брата есть друг рыцарь? Не в этой жизни. Да и ни в любой другой. А ещё его внезапное желание так часто посещать деревню…

— А, да. Его друг рыцарь. И это он сотворил с тобой такое?

— Можно и так сказать.

Морвид кивнула. Ей нужно выяснить, что происходит. И немедленно. Любопытство её убивало!

— А дракон здесь? — спросила Аннуил с надеждой в голосе.

— Пока нет. — Девчонка снова перевела взгляд на стену. — Аннуил, поешь. Мне нужно, чтобы у тебя были силы для восстановления. Понимаешь?

Девчонка кивнула, но так и не притронулась к еде, а продолжила пялиться в стену.

* * *

Он попетлял по долине, прошёл мимо огромного валуна, направляясь к потайному входу в своё логово.

Он побывал в городе, бежал весь путь до него, чтобы заказать несколько вещей и, на что он очень надеялся, вытравить девчонку из своей системы. Не сработало.

Если бы Фергюс столкнулся с ней сейчас, то пришлось бы воспользоваться всей выдержкой, чтобы не прижать её к дереву. Поэтому, похоже, холодное озеро снова было его единственной передышкой.

Но завернув за огромный валун, Фергюс остановился как вкопанный. Его поджидала Морвид, прищурив в гневе глаза, скрестив руки на груди и резко притопывая ногой по траве.

Несколько минут она просто смотрела на брата.

— Так и знала! — рявкнула она. И направилась прочь.

— Морвид! — Фергюс бросился за ней, обхватил за талию прежде, чем ей удалось от него уйти.

Ведьма ударила его по рукам. Когда это не сработало, врезала локтем в лицо. Фергюс отпустил её и она повернулась к нему лицом.

Брат и сестра грозно уставились друг на друга.

— Держи рот на замке, сестра.

Морвид зашипела, схватила Фергюса за волосы и потянула.

— Ах, ты маленькая… — Фергюс поморщился от боли, обхватил сестру за ногу и повалил на спину. Она не отцепилась от его волос, а вместо этого подняла вторую руку и ударила его по голове. — Ой! — Он вырвался из её рук. Ну не забавно ли? Они были драконами. Самыми могущественными убийцами, известными в мире. Какого чёрта они сейчас делали? — Успокойся! Успокойся же!

Морвид остановилась.

— Как ты смеешь её так обманывать?

— Я не обманываю.

— Тогда иди и скажи ей, что это ты, Фергюс.

— Ладно, не совсем обманываю…

— Лжец! — Морвид оттолкнулась от земли и, вцепившись в волосы брата, поднялась на ноги.

— Прекрати кричать!

Морвид отцепилась от волос Фергюса.

— Брат, что ты творишь?

— Готовлю её.

Морвид подняла бровь.

— К чему?

Грязная маленькая…

— Не к тому, на что ты намекаешь. Вскоре Аннуил встретится лицом к лицу с братом, и я просто делаю всё возможное, чтобы её к этому подготовить. Я не хочу наблюдать за её смертью.

— Брат, это замечательно. Но я всё равно не понимаю, почему ты не расскажешь ей правду. Почему не расскажешь, что это ты.

— Наша сила изменять облик — один из самых сокровенных секретов. Думаешь, я раскрою его перед какой-то маленькой девчонкой? — Фергюс указал на покрытое шрамами лицо сестры. — Ты не выдала наш секрет, даже когда они резали твоё лицо. — И Фергюс на мгновение сам поверил такому объяснению. Вот только Морвид…

— Ха! Братишка, слабое объяснение. Если бы они узнали кто я, то убили бы или, по крайней мере, попытались. И мне точно не хотелось походить на старого Терлака с одним крылом. И я уверена, что она не тронула бы и волоска с твоей большой головы. Поэтому, почему бы тебе просто не признать правду?

— И в чём же правда?

— В том, что ты боишься. Боишься, что как только Аннуил узнает кто ты, то у тебя ни шанса не останется быть с ней рядом.

— О чём ты говоришь?

— Брат, я видела как ты на неё смотришь. Я не слепая.

— Нет, не слепая, но явно сумасшедшая. Меня не интересует какая-то человеческая девчонка. — Если он не будет осторожен, то его задушит собственная ложь. Фергюс уже попытался соскользнуть с этого пути, но не смог. Ему просто необходимо было снова попробовать вкус Аннуил. И ему потребовалась вся сила, чтобы удержать себя и не пойти дальше. Чтобы не сорвать с неё одежду и до самого утра не погружаться в воительницу.

— Ты боишься, что если она узнает, что рыцарь — это ты… дракон, то больше на тебя не посмотрит. — Теперь сестра стояла перед ним. Взгляд её голубых глаз сверлил ему голову. — Брат, ты её желаешь. И не хочешь рисковать.

Фергюс посмотрел на сестру.

— Всё сказала?

— Айе.

— Тогда, сестрёнка, послушай меня. Я не обязан тебе ничего объяснять. — Он наклонился к ней. — Просто держи рот на замке. Я всё расскажу Аннуил, когда буду готов.

— Хорошо. Но лучше надейся, что будет не слишком поздно. — Морвид сильно ударила его в грудь и направилась прочь.

Фергюс вздохнул. В его жизни было слишком много чёртовых женщин.

* * *

Когда Морвид стремительно вернулась в главную пещеру, Аннуил ещё ела. Прекратив, она уставилась на ведьму. Принялась наблюдать за тем, как та расхаживает перед ней.

— Морвид, всё в порядке?

Морвид перевела на неё взгляд и Аннуил опустила полную ложку на тарелку. Основываясь на выражении на лице со шрамом Морвид, воительница хотела убедиться, что в случае необходимости быстро доберётся до двери.

— Что происходит между тобой и рыцарем?

— Что? Гм… ничего?

Морвид подтянула к столу кресло, села и уставилась на Аннуил.

Воительница слышала, что врать ведьме — плохая идея.

— Ладно, он несколько раз меня поцеловал.

— И?

— И ничего.

— Между вами больше ничего не случилось?

— Нет.

— Но ты хотела большего?

Лицо Аннуил покрылось румянцем. Даже пламя дракона не могло заставить её почувствовать себя жарче в этот момент, чем слова ведьмы.

— Я… гм…

— Аннуил.

— Да. Хорошо. Я хочу большего.

— Так почему же ничего не произошло?

Аннуил пожала плечами.

— Боишься? Я знаю, что он стал бы у тебя первым.

— Нет, я не боюсь.

— Всё потому что ты можешь остаться с ребёнком под сердцем? Но пока ты пьёшь вино…

— Нет. Нет. Дело не в этом. — Морвид ждала, что Аннуил продолжит, но той явно не хотелось выдавать всю правду. Не вслух. — Тебе не понять.

— Аннуил, я ведьма. Я понимаю больше, чем ты предполагаешь. Просто расскажи мне, а не играй на нервах.

Аннуил посмотрела в ясные голубые глаза, сжала руки.

— Я… — она сглотнула, — ощущаю вину.

Морвид резко подняла голову, свела брови вместе.

— Ощущаешь вину за что?

Аннуил закрыла глаза и выпалила прежде, чем сдали нервы:

— Ничего не могу с собой поделать, но чувствую себя так, словно предаю дракона.

После её признания наступило молчание. Открыв глаза, она обнаружила, что Морвид смотрит на неё, но на лице больше не было выражения гнева и замешательства. Ведьма улыбалась. И эта улыбка была такой доброй, что Аннуил ощутила, как сердце потеплело к этой ведьме.

— Аннуил, хочу, чтобы ты сделала мне одолжение.

— Всё что угодно, — и воительница говорила серьёзно.

— Если хочешь рыцаря, возьми его.

Аннуил моргнула. Не такой просьбы она ожидала. Никогда.

— Что?

— Прости. Я не ясно выражаюсь? Я сказала, если хочешь его, то возьми.

— Но…

— Не беспокойся о драконе. Просто пообещай. Если это именно то, что ты хочешь, ты это возьмёшь. — Ведьма протянула руку и провела по щеке воительницы. — Доверься мне, подружка.

* * *

Аннуил наблюдала за уходящей Морвид. С каждым днём недоумение только росло. С каждой минутой. Секундой.

Воительница отодвинула стул и встала на дрожащих ногах. Ей нужно было встретиться с драконом — единственным успокаивающим фактором в её жизни. Дракон был тем, кем был, и за это Аннуил его и любила.

Фергюс положил голову на лапу и вздохнул. Снова.

— И сколько раз мы должны это проделать?

— Пока я не посчитаю, что всё хорошо.

— Неужели устала? Ты была сегодня на тренировке?

— Да. Но сегодня мы тренировались только на мечах. Твои шипы подтянут мои рефлексы. Сделай так снова.

Фергюс снова вздохнул и махнул хвостом. Затем откинул его назад. Он слышал, как Аннуил что-то пропищала, но в отличие от предыдущих разов, не услышал, чтобы она шлёпнулась красивой задницей на землю.

— Аннуил?

Он повернулся, но девчонки и след простыл.

Замешательство длилось лишь мгновение. На хвосте Фергюс ощутил вес тела воительницы. Медленно, делая всё возможное, чтобы не рассмеяться, он перекинул хвост, кончик которого пробрался под рубашку девчонки так, что она повисла на нём.

— Теперь мы закончили?

Её лицо приобрело очаровательный свекольно-красный оттенок.

— Да, теперь закончили.

— Уверена? Если хочешь, мы можем продолжить.

— Наслаждаешься, да, дракон? — прорычала Аннуил.

— Что ж, вообще-то, да, наслаждаюсь.

— Опусти.

Фергюс аккуратно опустил воительницу на землю и наблюдал за тем, как она пыталась отцепиться от его хвоста. В конце концов она рванула рубашку и дракон судорожно вздохнул. Вокруг груди Аннуил не была намотана ткань.

Ей нужно прекращать обнажаться рядом с ним.

— Я должна быть ещё быстрее.

— Аннуил, ты устала. У тебя был длинный день. И у меня был длинный день.

Аннуил приподняла бровь и натянула обратно рубашку.

— И что же ты делал весь день?

— Да много чего. Драконы очень занятые высшие существа.

Аннуил усмехнулась, скрестив руки на сладострастной груди.

— Высшие существа, да? Должно быть, мило принадлежать к одному из них.

— Не стоит завидовать. Ты гораздо лучше большинства людей.

Аннуил открыто рассмеялась и Фергюс понял как сильно ему нравится видеть её улыбку.

— Спасибо, о, всемогущий дракон.

Она сделала шутливый поклон.

— Хватит, Аннуил, хватит, не нужно реверансов. Кивка головы в знак признания моей божественности достаточно.

Аннуил с каждым днём всё больше и больше нравился Фергюс. В какой-то момент она начала думать о нём как о своём драконе. Как будто этот огромный зверь принадлежал ей и лишь ей одной.

Конечно, это смешно. Дракон никому не принадлежал, но Аннуил находила это ощущение утешающим.

Теперь она смеялась над мыслью о том, как боялась его. Его и всего его рода. Казалось, это ощущение прошло уже годы назад.

Теперь воительница боялась того дня, когда ей придётся оставить дракона, но тот об этом не заговаривал. Они разговаривали обо всём, кроме её ухода.

И Аннуил любила с ним разговаривать. Любила слушать историю о его виде. Рассказы о его семье. Воительница любила слушать дракона. Его низкий, рокочущий голос её успокаивал. Утихомиривал ярость, что всегда пульсировала внутри.

— Абсолютное боготворение? Это очень сложная задача.

— Ты очень сложная девушка.

Аннуил усмехнулась, опустилась перед драконом и протянула ему руку.

— А я думал, ты ни перед одним мужчиной не опустишься на колени.

— Ты дракон. И не раскатывай губу. Мне просто хочется посмотреть твой коготь.

— Я под таким пристальном осмотром, — раздражённо проворчал он, но, тем не менее, положил один из когтей — угольно-чёрный и гладкий, кончик которого был острым и смертоносным — на ладонь Аннуил. Воительница сомкнула ладонь, удивляясь тому, что её длинные пальцы с трудом смогли сомкнуться вокруг когтя.

— Каково это?

— Что именно? Быть драконом?

— Нет, — Аннуил улыбнулась и отпустила коготь. — Каково летать?

Дракон рассмеялся.

— Хорошо.

— Хорошо? Просто хорошо? Это лучшее, что ты можешь сказать?

— Ну, я летаю большую часть своей жизни, поэтому для меня это не так интересно как, кажется, для тебя.

— Дракон, ты принимаешь свой дар как что-то само собой разумеющееся.

— Как и ты.

— И какие же именно у меня дары? Способность иметь брата, который пытается меня же убить?

— Способность вдохновить суровых воинов последовать за тобой в бой. Я немногих знал, кто обладал таким даром.

Аннуил пожала плечами.

— Они были в отчаянии. Никто так хорошо не знает моего брата.

— Если бы они были в отчаянии, то отправили бы тебя брату с ленточкой на шее.

Аннуил улыбнулась дракону. Он обладал некой сверхъестественной способностью заставить её почувствовать так, словно она может бросить вызов целому миру и выиграть.

После длинного дня, когда её швыряли на задницу и говорили, что её ярость её же и погубит, было так хорошо вернуться в логово дракона и стараниями этого зверя почувствовать себя так, словно достойна чего-то.

Аннуил села на переднюю лапу дракона и прислонилась к его предплечью. Довольно и протяжно выдохнув, она почувствовала, как расслабляется тело. Закинув руки за голову, она уставилась в темноту пещеры, удивляясь размерами жилища дракона.

— Удобно? — спросил дракон с лёгким сарказмом.

Аннуил поёрзала задницей по чешуйчатой лапе.

— Да. Если тебе это важно, да, довольно удобно.

Воительница ощутила, как дракон усмехнулся и её тело расслабилось ещё больше.

— Аннуил?

— Айе?

— Метки на твоей спине оставил твой брат?

Аннуил даже смотреть не нужно было, чтобы понять о каких метках дракон говорит. Всё её тело покрывали боевые шрамы, но те, о которых говорил дракон, были следами от жестокой порки и покрывали её спину. Эти шрамы были с ней дольше, чем она помнила.

— Нет. — Аннуил прочистила горло и призналась дракону в том, в чём больше никому не признавалась. — Эти шрамы оставил мой отец. — Она всё ещё ненавидела этого человека. Несмотря на то, что он вот уже несколько лет был мёртв, она его ненавидела. Аннуил опустила руки и положила ладони на колени. — У брата такие же шрамы. Одно из немногого, что у нас общего.

Аннуил даже сначала не осознала, что сцепила руки. Сцепила настолько сильно, что побелели костяшки пальцев. Дракон прижался к ним двумя когтями и воительница осознала, что только отец так действовал на неё. Аннуил закрыла глаза и попыталась не расплакаться.

Она пролила из-за ублюдка отца и так довольно слёз. Больше такому не бывать.

Аннуил распахнула глаза, когда дракон сам вытянулся и скрестил лапы. Он принял положение так, что она могла устроиться в сгибе его предплечья, и прикрыл её лапами.

Дракон опускал голову до тех пор, пока та не легла на вытянутые ноги воительницы. Аннуил смотрела на него несколько долгих мгновений. Глаза дракона были закрыты, он не двигался.

Воительница поняла, что Фергюсу хочется, чтобы она чувствовала себя в безопасности. И она себя так чувствовала. Он давал ей силу, власть, защиту. Аннуил не боялась бритвенно-острых когтей, которые покоились вблизи от её тела, или огромной головы с опасными клыками.

Она совсем не боялась Фергюса Разрушителя. И удивлялась этому.

Ощущению безопасности. Казалось странным не чувствовать ни страха, ни ярости. Это было чем-то новым, как и её чувства к рыцарю. И Аннуил должна была признать, что ей нравились дракон и рыцарь.

Два таких разных существа познакомили её с такими противоположными эмоциями, что потрясли её до самого основания. Не важно, как такое случилось, но дракон с человеком навечно заняли место в её сердце.

Аннуил протянула руку и легонько провела кончиками пальцев по морде дракона. Так и оставив руку, она закрыла глаза и откинулась назад.

Воительница понятия не имела, сколько они провели в таком положении, но когда больше не смогла скрывать зевоту, Фергюс заговорил:

— Леди Аннуил, тебе лучше отправиться в постель.

— Айе. — Аннуил вытащила ноги из-под морды дракона, встала и встряхнула конечностями. — Тот демон-рыцарь, которого ты подослал ко мне, неплох в выполнении своей задачи. — Голова дракона по-прежнему оставалась внизу, и Аннуил наклонилась и поцеловала дракона в чёрную морду. — Спокойной ночи, Лорд Дракон. И спасибо.

— За что?

Аннуил улыбнулась.

— Да не за что особенного. Просто именно это мне было нужно.

Аннуил, направляясь в свои покои, проходила мимо дракона. Ничего не сумев с собой поделать, она скользнула ладонью по кожаным крыльям и чешуйкам на теле дракона.

* * *

Фергюс закрыл глаза, когда Аннуил скользнула рукой по его телу. Это она делала теперь каждую ночь, перед тем как отправиться в кровать. Вот только он не ожидал, что воительница его поцелует. Ему потребовалась вся сила, чтобы не перекинуться в человеческий облик.

Чтобы не поцеловать её в ответ так, как ему хотелось. Сделать всё, чтобы стереть боль, оставленную жестоким отцом и братом-садистом.

Конечно, его сестра была права. Она сказала, что он поступает непростительно. Ради этой девчонки он сделает всё. Сделает всё, чтобы заполучить её симпатию. Но причина в том, что она так спокойно себя с ним чувствовала, была в том, что он не был мужчиной. От мужчин она познала лишь боль и обиду. А дракон её защищал. Заботился о ней. Спас ей жизнь.

Фергюс представил как она касается его человеческой плоти, а не чешуи. Проводит рукой по его телу, по чувствительной после обращения коже.

Только от одной мысли всё его тело содрогнулось и дракон направился к озеру. Сейчас холодная и расслабляющая вода была тем, что ему нужно.

* * *

Хефайд-Хен смотрел на пламя и гадал, какого чёрта происходит. Раньше ему не приходилось прибегать к большому количеству энергии, чтобы проникнуть разумом в Тёмную Долину. Не приходилось.

Но инстинкты, которые никогда его не подводили, говорили о том, что он найдёт девчонку в долине. Ему нужно было её найти.

Не для Лоркана. Ему не было никакого дела до планов мести этого дурочка. У девчонки-то было побольше причин убить брата.

Но Хефайду-Хену девчонка нужна была по другим причинам. Он должен остановить восстание, а ключом к этому была Аннуил.

У него на неё планы. Планы поважнее, чем у Лоркана. Но вот девчонка не так глупа, чтобы довериться ему. Ему не заполучить её в союзники.

Но Лоркан, настолько затерянный в своей ярости, даже представить себе не мог, что кто-то вроде Хефайд-Хена не стал бы никогда тратить время на такие мелкие бои. Если только не хотел чего-то взамен.

Поэтому ему необходимо заполучить девчонку. Каждый день от других королевств Аннуил получала всё больше и больше поддержки. Всё начиналось с бедного и, скорее, неэффективного восстания, которое теперь, в умелых руках девчонки, стало решительным и смертоносным.

Лоркан настаивал на том, чтобы девчонку доставили живой, чтобы он сам получил удовольствие, снеся её голову с плеч. Хефайд-Хен сделает всё, чтобы дурачок продолжал радоваться. По крайней мере, пока этого требует время. Но если девчонке надо будет умереть, она умрёт.

Хефайд-Хен снова посмотрел на пламя и нахмурился. Он по-прежнему ничего не видел. Да кто обладал такой силой, что блокировал его? Должно быть, могущественный Колдун, потому что по силе с ним могли сравниться немногие.

Кто бы или что бы не защищало это маленькое отродье, оно должно умереть.

Эти маленькие препятствия увели его от планов. И вскоре спокойствие к нему вернётся. Особенно, находясь рядом с Лорканом. Колдун представить не мог, что можно кого-то настолько не выносить. Оказывается, можно. Лоркана никогда ничего не радовало. Не приносило удовлетворение. Каждый провал встречался жестокой и неконтролируемой яростью.

Хефайд-Хен гадал, насколько ему хватит терпения с этим тщедушным мужчиной. Но у Колдуна было ощущение, что скоро он всё узнает.


Глава 9

— Если хочешь его, то возьми. — Больше походило на приказ. И Аннуил чувствовала себя так, словно вынуждена подчиниться. Воительница улыбнулась своим мыслям. Она хотела этого мужчину. И ничего из того, что сказала ведьма, не могло этого изменить.

Аннуил подошла к ручью, у которого они с рыцарем встречались для тренировки. На короткое мгновение она остановилась, глядя на широкие плечи мужчины, спину и узкую талию.

Он присел у ручья, тело под кольчугой было напряжено и готово к бою. До того, как он повернулся к ней, Аннуил уже знала, что он прекрасен.

Ощутив её присутствие, мужчина оглянулся через плечо.

— Ну, привет, хорошенькая дамочка. — Мужчина откинул с глаз густые золотистые волосы и уставился на Аннуил. Открыто. Даже не пытаясь скрыть похоть.

— Кто ты, чёрт возьми? — Учитывая, что почти все боялись Тёмной Долины, казалось, что в последнее время здесь появляется многовато визитёров, включая и её саму.

— Моё имя Гвенваель. А твоё?

— Твой самый худший враг, рыцарь, если только ты не расскажешь, что привело тебя сюда.

Оглядев его плащ, Аннуил отметила, что он того же цвета и с тем же крестом, что и тот, что носил её рыцарь. Видимо, ещё один наёмник.

Гвенваель встал в полный рост и Аннуил крепче сжала рукоять меча, готовая в случае необходимости его обнажить. Рыцарь был огромным. И у воительницы не возникало сомнений, что этот мужчина и её рыцарь — братья.

— Я пришёл встретиться с драконом.

Аннуил прищурилась.

— Зачем?

— Вот это да! Мы в безопасности?

— Да, в безопасности. Отвечай на мой вопрос.

— У меня послание для дракона. От семьи.

— Правда? Что ж, отдай его мне, я передам.

Аннуил протянула руку.

Рыцарь улыбнулся.

— Вообще-то, милая, послание у меня в голове. — Он взял её руку и поднёс к губам. Аннуил смотрела во все глаза, как мужчина нежно поцеловал кончики её пальцев, не отрывая взгляда от её глаз.

Воительница позволила ему закончить, а затем зажала его нос между большим и указательным пальцами, и начала поворачивать, пока не услышала вскрик боли мужчины.

— Не прикасайся. Не люблю, когда меня трогают.

— Я это понял.

— Скажи, что просишь прощения или я оторву тебе нос.

— Прости. Прости!

Аннуил отпустила его. Мужчина потёр нос и надул губы. Воительница не смогла сдержаться и улыбнулась. Такой привлекательный. И такой очаровательный. Конечно, она всё равно ему нисколечко не доверяла.

* * *

Сестра обиделась. Точно. Он знал её больше двухсот лет и она его не переставала всё это время раздражать. Но теперь она ему ничего не скажет.

Она была ещё слишком рассержена из-за того, что обнаружила его двойную жизнь.

Но сестра никогда не злилась на него так, как он злился сам на себя. Вчера была последняя грань. Он не намеревался прикасаться к Аннуил, и ещё меньше — её целовать. Вообще-то тогда он пытался уйти.

Но ничего не смог с собой поделать. А когда Аннуил поцеловала его в ответ…

И всё же сегодня всё будет иначе. Сегодня он будет держать своё человеческое тело под контролем.

Сегодня он к ней не прикоснётся. Даже не взглянет на неё. Сегодня он встретится лицом с тем фактом, что воительница человек, а он дракон.

Фергюс вздохнул. Когда всё стало таким трудным? «Ты, идиот, да когда ты решил спасти её». Только сейчас он осознал, что не стоило вмешиваться.

Он должен был позволить людям вести свою войну, как они делали это веками.

Как только Фергюс вмешался, всё усложнилось.

Запуталось. Теперь с ним жили сестра и какая-то человеческая девчонка. Кто ещё появится и окончательно сведёт его с ума?

Слишком поздно Фергюс осознал, что стоило пресечь эту мысль на корню.

* * *

Они сидели у ручья. Его безошибочно узнаваемое обаяние лезло из каждой поры. Аннуил громко смеялась над тем, что он только что ей сказал.

Даже чуть-чуть казалось, что она флиртует.

Фергюса охватила жестокая ревность. Он придушит маленького ублюдка. Отправит матери без хвоста.

Фергюс вышел из-за деревьев и Гвенваель посмотрел на него.

— Приветствую, большой брат.

Фергюс стиснул зубы. Неужели этот маленький ублюдок что-то рассказал Аннуил? В отличие от остальных представителей их рода, Гвенваель не придерживался благоразумия. Не потребовалось много времени, чтобы понять, что если кто-то задаст Гвенваелю прямой вопрос о драконах или о чём-то подобном, то получит от него прямой ответ.

— Я пришёл увидеться с драконом. — Гвенваель подмигнул Фергюсу, и тому с трудом удалось подавить охватившее его желание оторвать этому парню голову и пинком выпроводить из долины.

— Важное дело? — процедил сквозь зубы Фергюс.

— О, да. Меня сюда привело важное семейное дело.

— Что ж, почему бы тебе не отыскать Морвид? Уверен, она в пещере. Она поможет.

— Правда? Ты так считаешь? — Веселье Гвенваеля разве что пеной изо рта не лилось. Он довёл Фергюса именно до того состояния, до какого хотел, и они оба это понимали.

— Уверен.

— Тогда, ладно. Думаю, мне лучше найти эту неуловимую Морвид. — Улыбка Гвенваеля почти слепила глаза. А когда ублюдок взял руку Аннуил и поцеловал, Фергюс понял, что, определённо, уничтожит этот маленький коврик для ног.

— Мне казалось, что мы это уже обсудили, рыцарь, — поддразнила с улыбкой Аннуил.

— Обсудили, но, моя леди, я просто не могу ничего с собой поделать.

Гвенваель поднялся и направился к Фергюсу.

— Скоро увидимся, брат.

Братья смотрели друг на друга, пока Гвенваель не исчез из поля зрения.

Фергюс повернулся к Аннуил, которая тоже поднялась и отряхивала грязь с задницы.

— Ты никогда не упоминал о брате. Вы двое очень похожи.

— Что вы с ним делали?

Аннуил подняла ошеломлённый взгляд и почти незамедлительно ответила на выводы рыцаря:

— Всё, что мне нравится.

Фергюс зарычал. Она зарычала в ответ. Рыцарь подошёл к ней, подхватил под руки, поднял над землёй и прижал спиной к стволу дерева.

Фергюс ощущал окружающий Аннуил запах его брата и желал, чтобы тот пропал. Если воительница и будет пахнуть мужчиной, то только им и никем другим.

— Держись от него подальше.

— Не указывай, что мне делать. Я не подчиняюсь мужчине.

Фергюс поднял её ещё выше, теперь их глаза были на одном уровне.

— Ты будешь делать то, что я скажу.

Он смотрел ей в лицо. Запах желания, ворвавшийся в его органы чувств. Полнота губ воительницы. Ничего из этого не сподвигло его на действия. Этим рычагом оказались слова Аннуил:

— Заставь меня.

* * *

Не на это намекала Морвид. Она явно говорила о чём-то другом. О чём-то менее… опасном. Или, по крайней мере, менее глупом.

Но Аннуил бросила рыцарю вызов. Не мечом или булавой. С этим она бы справилась. Она бросила ему вызов. Она что, с ума сошла? Неужели стала такой же безумной как брат?

Аннуил смотрела в прекрасные тёмные глаза, один из которых практически скрывали волосы, и понимала, что разочек она может потерять голову.

Её ступни не касались твёрдой земли. Рыцарь поднял её, будто она весила не больше ребёнка. А что ещё хуже, воительница до сих пор не знала его имени.

«Женщина, да во имя богов, что же ты натворила?»

Но Аннуил не собиралась сдавать назад. У неё была гордость. По крайней мере воительница продолжала пытаться себя в этом убедить.

Рыцарь наклонился к ней. Потёрся губами о её щёку. Его горячее дыхание щекотало её ухо.

— Бросаешь вызов? Женщина, ты пытаешься меня убить?

Аннуил недоумённо нахмурилась. О чём он говорит?

— Ты говоришь о драконе? Он не причинит тебе вреда.

Рыцарь провёл языком вдоль её челюсти.

— Думаешь, что контролируешь дракона?

Аннуил вынудила себя сосредоточиться. Язык, скользящий по её коже, заставлял желать большего. Больше касаний. Больше этого мужчины.

— Он не принадлежит мне, чтобы я его контролировала.

Аннуил подавила стон, когда рыцарь ещё сильнее прижал её к дереву. Её удерживало лишь его сильное и напряжённое тело.

— Тогда что заставляет тебя считать… — рыцарь поцеловал её в ключицу, — что ты можешь его остановить… — поцелуй в шею, — от причинения мне вреда? — Он прикусил мочку уха.

— Рыцарь, может он и существо, но благородное. Ему, как ни одному человеку, я доверю свою жизнь.

Руки мужчины замерли. Всё его тело замерло. Он нежно прижался губами к её уху. Неужели она его оскорбила? Аннуил не хотела, чтобы он останавливался, но не станет умолять его продолжать. Поэтому она просто ждала.

— Ты беспокоишься за дракона?

— Я беспокоюсь за этого дракона, рыцарь. Он мой друг.

— А я?

— Ты? Понятия не имею. Но точно не назвала бы нас друзьями.

Он отпустил её, позволил упасть на землю как мешок с картошкой.

— Тогда почему ты сейчас здесь, со мной, Аннуил?

— Я не сказала, что не хочу быть с тобой. Я лишь сказала, что не уверена, что беспокоюсь за тебя.

Мужчина отступил назад и смотрел на неё долго и внимательно.

— Честная девчонка, — наконец произнёс он.

— Мою семью можно обозвать разными словами, Лорд Рыцарь, но точно не лжецами.

— Справедливо замечено.

Аннуил пыталась понять замешательство этого мужчины. Она чувствовала, что он от неё чего-то хотел, но понятия не имела чего именно. И разочарование её было настолько сильным, что мешало во всём разобраться. Огорчённо вздохнув, воительница прошла мимо него.

— Мы не закончили.

Аннуил замерла на полушаге, раздражённая тоном мужчины. Раздражённая им.

— Не закончили? — Она повернулась к нему и скрестила руки на груди.

— Нет. Я всё ещё жду. — Он подошёл к ней, и воительница ощутила себя загнанной ланью.

— Ждёшь? Чего?

— Твоего обещания. — Он встал перед ней, заслонив своим огромным телом тот небольшой солнечный свет, что проникал в долину дракона сквозь густой лес. Теперь воительница стояла в тени.

— Обещания?

— Твоего обещания держать подальше от Гвенваеля.

Теперь Аннуил просто взбесилась. Её совсем не волновал Гвенваель.

Озорной маленький баламут. Но Аннуил понимала, как же эти братья могли сводить друг друга с ума.

— Не собираюсь давать такое обещание. — Аннуил видела, как сжалась челюсть рыцаря и испытала внезапное желание пошалить. Сильно. — По правде говоря, не могу перестать думать об этом мужчине. Расскажи мне о нём. — Воительница задрала голову и посмотрела в красивое лицо темноволосого рыцаря. — У него уже есть женщина?

— Ты испытываешь меня, девка.

— А ты давишь на меня. Я настоятельно рекомендую этого не делать.

— Или что?

Аннуил одарила его улыбкой, какой одаривала солдата в битве. Она её не репетировала, просто знала, когда та нужна. Мужчины начинали бледнеть. Многие убегали. Все умирали. А её рыцарь даже не вздрогнул.

— Или я сделаю твоего брата очень счастливым человеком. Кажется, он более чем жаждет этого.

С диким рычанием рыцарь схватил Аннуил за руки и завёл их назад. Он прижал девушку к себе и она ощутила сильный жар его тела. Гнев. Похоть.

— Играешь не по правилам, Леди Аннуил.

Воительница могла вырваться. Вероятно, должна была это сделать. Но Аннуил всегда была безрассудной. Глупой. А этот мужчина… этот мужчина возрождал в ней что-то низменное и примитивное. Что-то, что она не могла контролировать.

— Только один мужчина мной командовал. Теперь его кости гниют в земле. И после его смерти я больше не подчиняюсь мужчинам. И особенно тебе.

Рыцарь болезненно застонал и обрушился на её губы. И Аннуил не стала отступать.

* * *

Фергюс хотел быть сильнее этого. Хотел вручить Аннуил меч и начать обычную ежедневную тренировку. Вместо этого он сорвал с её спины мечи и воткнул их в землю.

Аннуил Кровавая была гораздо опаснее, чем все представляли.

Ни в любви, ни на войне она не брала пленных. Её отклик на его поцелуй был отчаянным и требующим.

Но Фергюсу пришлось себе напомнить, что она ещё девственница. Как бы сильно ему не хотелось найти валун и нагнуть её над ним, он не мог этого сделать. Он не хотел, чтобы её первый опыт превратился в болезненное воспоминание, от которого она бы морщилась.

Рыцарь восстановил контроль над собой, разорвал поцелуй, оставил Аннуил тяжело дышащей и раздражённой.

— Сними одежду, — приказал он, отступив. Аннуил нахмурилась в недоумении. — Иначе я сам сорву её с тебя. Сними одежду.

Аннуил пристально смотрела на него, всё её тело напряглось. На мгновение Фергюсу показалось, что она передумала. Её взгляд метнулся к ведущей в пещеру тропинке.

Но затем она стащила через голову рубашку. Следом последовала ткань, которой она обматывала грудь.

Она стянула по своим длинным ногам штаны и оставила их на земле.

Ногой откинула их в сторону. Стянула сапоги. Теперь она стояла перед Фергюсом полностью обнажённой. Он внимательно изучал каждый её дюйм. Каждый шрам. Каждую веснушку. Девушка была прекрасна. И принадлежала ему.

— Ты смотришь, рыцарь.

— Смотрю. Ты прекрасна.

Аннуил внезапно ощутила неловкость и стеснение. Она опустила взгляд и, казалось, была готова провалиться сквозь землю.

— Разве никто раньше тебе об этом не говорил?

— Говорили. Обычно, когда им что-то нужно было от брата или от меня. Они никогда не говорили это просто так.

И внезапно в этой воительнице Фергюс увидел женщину. Женщину, которая выросла среди злых людей, но сумела сохранить душу.

Женщину, которая боролась за свободу людей, которых не знала, рисковала жизнью, чтобы защитить их от собственного рода.

Женщину, которая с лёгкостью назвала дракона своим другом. И, знала ли она об этом или нет, она принадлежала ему. Была его женщиной. Его воительницей. Его жизнью. Он сделает всё, чтобы её защитить. Всё, чтобы сохранить её рядом.

Фергюс протянул руку и откинул длинные волосы девушки за плечо. Нежно провёл пальцем по грудям, обвёл сосок, наблюдая, как от его прикосновения тот твердеет.

Наблюдая, как учащается и убыстряется дыхание Аннуил. Она пахла желанием и лесом. А скоро будет пахнуть Фергюсом.

Он обнял её за талию и притянул к своему телу. Завладев её губами, он провёл руками по её спине и заднице. Аннуил запустила пальцы ему в волосы. Её язычок переплёлся с его.

Фергюс отодвинулся от неё, чтобы в большой спешке скинуть собственную одежду и оружие, а затем снова заключил Аннуил в объятия. Прикусил нежную кожу на шее и услышал рычание девушки.

Этот звук прокатился по каждому его нерву, испытывая на прочность его контроль над человеческим телом. Фергюс опустил Аннуил на мягкую траву и пристроился рядом с ней.

* * *

Аннуил нравилось ощущение его тела. Его бёдра идеально подходили к её. Его руки были шершавыми и большими, умело накрывали её груди. Кожа рыцаря была жёсткой и гладкой.

Аннуил провела руками по его длинным густым волосам.

Когда он медленно вёл языком по её груди, воительница боялась, что из кожи вон вылезет.

Но рыцарь крепко удерживал её руками, придавливал к земле, скользнул ими под её тело и обхватил ягодицы.

Опустившись вниз, он провёл языком между бёдер Аннуил. Девушка выгнулась. Но когда его острые зубы сомкнулись на её клиторе, из неё вырвался дикий стон.

Аннуил всегда верила, что ей не постичь подобного удовольствия. Что её не коснётся то желание, о котором рассказывали те несколько знакомых ей женщин. Но сейчас она понимала, что тело стало коварным. В битвах оно прислушивалось к каждой её команде.

Делало то, на что, как считала Аннуил, не способно. Обладало какой-то неведомой силой.

Но сейчас тело полностью её не слушалось. Оно откликалось на что-то другое. И пока не получит то, в чём нуждается, не откликнется ни на что рациональное.

Оно откликалось лишь на её желания. Потребности. И в этот момент это означало, что откликалось оно на рыцаря.

* * *

Фергюсу нравился её вкус. Её запах. Всё в ней возрождало его к жизни. Заставляло желать быть человеком.

Аннуил тяжело дышала, её тело напряглось, боясь новых ощущений. Ощущений, которых раньше она не испытывала.

Но когда воительница ещё крепче схватилась за его волосы, наматывая пряди на пальцы, Фергюс понял, как же сильно он в ней нуждался.

Скольким бы мог рискнуть, лишь бы быть с ней сейчас.

Скользя медленно языком вокруг клитора, он ввёл в Аннуил палец.

Девушка дёрнулась. Фергюс улыбнулся, лаская её снова и снова языком и медленно трахая пальцем.

Аннуил громко застонала и он задумался, сколько же сможет выдержать, прежде чем окажется в ней. Её тело снова содрогнулось, лоно крепко сжалось вокруг его пальца.

Громко ахнув и крепче схватившись за волосы Фергюса, Аннуил кончила.

Фергюс ласкал её языком, пока не прошли последние спазмы, и двинулся вверх по её телу, целуя и облизывая каждый шрам.

В конце концов он снова накрыл её губы своими, удивившись, как она по нему изголодалась. Фергюс не мог ею насытиться и хотел заставить воительницу хотеть большего. Его сжигала её страсть.

Фергюс расположился между её бёдер, головка члена упёрлась во вход в лоно. Аннуил выдохнула ему на ухо, поёрзала, готовясь принять его член, ещё шире развела ноги.

Фергюс покрыл поцелуями её шею, двигаясь к мочке уха. Облизнул чувствительную плоть, затем прикусил.

Аннуил вскрикнула и Фергюс качнул бёдрами вперёд, уничтожая преграду, наполняя её полностью, погружаясь до конца.

Аннуил обхватила его руками. Фергюс замер, дав ей время привыкнуть к его размерам. Воительница начала покрывать поцелуями его шею и челюсть.

Он поцеловал её. Медленно исследуя глубины её рта, он начал толчки. Он наслаждался ею, тем, как двигалось под ним тело Аннуил.

Фергюс не хотел причинять ей боль, поэтому сдерживался, отсрочивал собственное удовлетворение, стараясь сначала довести до оргазма Аннуил.

Она что-то пробормотала, прижавшись губами к его горлу.

— Что? — тихо переспросил он.

— Жёстче.

* * *

Аннуил поверить не могла, что хоть единожды произнесёт это слово, не то что дважды. Но она всегда знала, чего хочет. И сейчас ей хотелось, чтобы рыцарь двигался жёстче.

Она оценила, что он дал ей время привыкнуть к себе, оценила его нежность, но ей нравилась грубость. Он мастерски лишил её девственности и сейчас ей хотелось познать всю полноту ощущений.

Рыцарь замер.

— Ты только что произнесла «жёстче»?

— Да. — Аннуил поёрзала. — Думаю, это было грубо. — Она смутилась.

Рыцарь лизнул её в шею.

— Совсем нет.

Он резко вошёл в неё и Аннуил ощутила, как каждый нерв в её теле оживает. Рыцарь вышел из неё и толкнулся ещё жёстче. Воительница закрыла глаза и отдалась ощущениям.

Она скользила руками по спине мужчины. Когда от лона по позвоночнику распространился жар, Аннуил вонзила ноготки в плоть рыцаря, всё её тело напряглось, дыхание застряло в горле.

Когда тело охватил первый спазм, Аннуил царапнула спину рыцаря, вскрикнула и выгнулась.

Он резко вошёл в неё, тело содрогнулось и он выплеснулся внутрь неё.

Аннуил обняла его за шею, закрыла глаза, прислушиваясь к его дыханию. Его сердце билось у её груди. Окутанная теплом его тела, воительница уснула.

* * *

Фергюс ощущал спокойное дыхание Аннуил, когда она уснула. Он улыбнулся и расслабленно устроился на траве.

Откинув длинные волосы с лица Аннуил, он пристально вгляделся в его выражение. Ни хмурости. Ни беспокойств. Казалось, она провалилась в сон без сновидений.

Фергюс устроил её в своих объятиях и поцеловал в покрытый испариной лоб. Закрыл глаза.

Когда они проснутся, он расскажет ей правду. Всю.

И не важно, захочет её услышать его сумасшедшая маленькая воительница или нет.


Глава 10

Аннуил проснулась в сгустившихся тенях, обнажённая и в объятиях рыцаря. Повернув голову, она встретилась с ним взглядом. Рыцарь молчаливо смотрел на неё и Аннуил осознала, что это длится уже какое-то время.

Рыцарь собрался заговорить, но Аннуил ему не позволила.

— Не стоит. — Она откатилась от него, подхватила одежду и пошла прочь. — До завтра.

До завтра? Фергюс сел и уставился в спину уходящей Аннуил. Она даже не оглянулась и шла, на ходу натягивая одежду. Воительница едва ли замечала его присутствие. Даже не позволила заговорить.

Фергюс сжал кулаки, внутри заклубилась ярость. Ему нужно причинить чему-нибудь вред. Что-нибудь разрушить.

Фергюс прищурился. Гвенваель.

С рычанием Фергюс поднялся на ноги. Нужно найти брата. Фергюсу нужно было из кого-то выбить дерьмо и Гвенваель отлично подходил на эту роль.

* * *

Гвенваель развалился на одном из кресел в покоях Аннуил, закинув ноги на стол. Он выполнил задание. Передал Морвид послание. А она убедится, что его получит Фергюс.

А теперь он мог поиграть. И Гвенваель мог поспорить на всё своё золото, что Аннуил хороша в развлечениях. Милая. Невинная. И братец просто с ума сходит из-за неё.

Гвенваель его не винил. Аннуил была красивой девушкой. Высокой. Покрытой шрамами. Немного язвительной. Всегда любил это в женщинах. Гвенваелю нравилась язвительность.

Но не это его на самом-то деле заинтересовало, а то, что Фергюс-меня-это-не-волнует наконец-то влюбился. И судя по всему, очень сильно. Гвенваель подумал, что братец из кожи вылезет, когда увидел, как он разговаривает с Аннуил.

Абсолютно ничего не сделает день веселее, чем доведение Фергюса до безумного состояния. Может Фергюс и родился первым, но Гвенваель всегда считал своим исключительным правом мучить братьев и сестёр.

И Фергюс всегда был для Гвенваеля вызовом и, тем не менее, любимчиком. Главным образом, потому что был типичным драконом. Он никогда не двигался быстрее, чем требовалось. Никогда не расстраивался и не сильно сердился.

Никогда не беспокоился. И, казалось, никогда ни о чём не заботился, кроме собственного уединения и спокойствия.

А затем рядом появился человек. Когда Гвенваель услышал о том, что Фергюс спас человека, то был очень удивлён.

Когда Гвенваель узнал, что спасённой оказалась Аннуил Кровавая, довольно известная сестра Мясника с Дикого Острова, то был заинтригован.

А теперь он увидел, как его брат отчаянно погряз в страсти… и, что ж, всё становилось гораздо интереснее.

«Кроме того, — с рычанием подумал Гвенваель, — я задолжал ему за хвост».

Он услышал её приближение за целую лигу [1]. Женщина топала как слон.

Аннуил ворвалась в свои покои и, заметив Гвенваеля, остановилась как вкопанная.

— А я гадал куда ты подевалась.

— Гвенваель, чего тебе нужно? — Аннуил была не в том настроении, что несколько часов назад. Гвенваель подавил улыбку. Он чуял покрывающий всё тело женщины запах его брата. Похоже, Фергюс наконец-то прекратил соблюдать целибат.

— Просто остался, чтобы увидеться с тобой. Тебя что-то не устраивает?

Аннуил тяжело вздохнула и пересекла помещение. Остановилась перед огромным деревянным сундуком.

— Откуда это? — Когда Гвенваель пожал плечами, Аннуил улыбнулась. — От Фергюса, — тихо, почти неслышно произнесла она. Воительница опустилась на колени и открыла сундук.

Внутри оказалась одежда, которую Аннуил проигнорировала из-за лежащего сверху кинжала.

Гвенваель задумался, из руки какого мёртвого дворянина брат вытащил эту маленькую вещичку. Он наблюдал, как воительница внимательно рассматривает клинок, и заскучал. Пришло время немного повеселиться.

— А где мой брат?

— Понятия не имею. — Аннуил взвесила кинжал в руке.

— Надеюсь, что ты… ну, не испытываешь к нему ничего. Это было бы ошибкой.

— Серьёзно? И почему же? — Одной рукой она сжала рукоять кинжала, а второй проверяла его остроту.

— Просто не думаю, что он оценит такую женщину как ты.

— А ты оценишь?

Гвенваель одарил Аннуил улыбкой, в которой было больше удовольствия, чем он хотел показать.

— Леди, а я не похож на своего брата.

И вот тогда Аннуил пришла в движение.

Она вскочила на ноги, пересекла пещеру и за доли секунды сдёрнула Гвенваеля с кресла. Аннуил ударила его лицом об стол, прижала колено к его спине, чтобы удержать на месте, вдавила кончик кинжала в кожу шеи. В обличье человека Гвенваеля этот кинжал мог с лёгкостью убить.

Аннуил наклонилась и тихо заговорила.

— Не знаю, что происходит между тобой и братом. И знать не хочу. Но я не буду костью между двумя собаками. Поэтому скройся с моих глаз. Я не в настроении.

С этими словами она подняла рыцаря со стола и вытолкала из своих покоев.

У сумасшедшей стервы оказалось силы побольше, чем Гвенваель считал, когда она выталкивала его из пещеры.

Он упал и поскользил по полу пещеры, пока резко не остановился, ударившись головой в огромный сапог. Подняв взгляд, он выдавил из себя улыбку.

— Привет, брат.

Фергюс зарычал и за шею поднял Гвенваеля с пола.

* * *

Морвид протянула руку и схватила корешок. Собранные для заклинания элементы могли помочь уничтожить защитные барьеры вокруг Лоркана.

Но её отвлекли вопли. А когда младший братец в буквальном смысле перелетел через её голову и приземлился в меньше четверти лиги от неё, Морвид решила, что настало время что-то сказать.

— Фергюс! — Она встала перед надвигающимся братом и упёрла руку ему в грудь. — Оставь его.

— Дай мне его убить. Пожалуйста.

Морвид прикусила щёку, чтобы не рассмеяться. После всех этих лет братья по-прежнему не могли жить спокойно.

— Нет. Она никогда тебя не простит, если ты его убьёшь. Она ещё обижается на тебя за его хвост. — Морвид вспомнила, как трое братьев играли с кончиком хвоста Гвенваеля и как мама сильно разозлилась. Это было забавно тогда и забавно до сих пор.

— Морвид, я его ненавижу. Ненавижу.

— Знаю. — Она похлопала Фергюса по плечу. — Но нам всем приходится нести это бремя в лице Гвенваеля. Он наша заноза в заднице.

— Знаете что? — Гвенваель вскочил с пола, ярость волнами исходила от него. — Вы все ублюдки. Надеюсь, что многие из вас будут гореть в аду.

— Просто держись от неё подальше, маленький коврик для ног!

— Да в чём дело, старший братец? Не можешь справиться со своей женщиной?

Морвид едва вовремя отскочила от огненного шара Фергюса, который ударил в грудь Гвенваелю, от чего он отлетел в деревья.

— Сестра, просто держи его подальше от меня.

— Фергюс…

— Нет!

Морвид никогда не видела Фергюса в таком гневе, и поняла, что присутствие Гвенваеля едва ли поможет его успокоить.

— Подожди, — произнесла она и схватила Фергюса за руку. — Гвенваель принёс сообщение.

Фергюс остановился.

— От кого?

Морвид усмехнулась.

— А сам как думаешь? И он не счастлив. Он не хочет, чтобы мы ввязывались в эту войну между братом и сестрой.

Фергюс посмотрел на сестру.

— И какое это имеет для меня значение?

Морвид вздохнула.

— Мы не можем просто его игнорировать.

— Я могу и буду его игнорировать. Сестра, делай то, что должна.

Фергюс вырвал руку и вошёл в пещеру. Морвид не пошла за ним. Не было смысла. Как только она получила сообщение от Гвенваеля, то знала единственное решение Фергюса. Ему не нравилось, когда кто-то говорил что ему делать.

Услышав стон Гвенваеля, Морвид пошла на звук. Затем остановилась.

Ведьма принюхалась и огляделась по сторонам. Она ощущала присутствие. Что-то смертоносное и злое.

Нужно было быстро действовать. Морвид на древнем языке произнесла заклинание и вскоре её тело покрыло пламя. Пламя, которое не жгло. Ведьма нарисовала в воздухе символы и с рёвом, сотрясшим долину, отправила пламя в полёт.

Как только пламя исчезло из поля зрения, Морвид снова направилась к Гвенваелю. Она залатает раны младшего братишки и будет надеяться, что завтра снова Фергюс их не вскроет.

* * *

Хефайд-Хен отлетел на спинку кресла, пересёк комнату и ударился в дальнюю стену. Рухнув на пол, он там и остался.

У него было ощущение, что голова раскололась, тело пронзило вспышками боли. Он должен был умереть. И будь на его месте любой другой колдун, он бы умер.

Рядом тут же оказались двое из троих прислужников.

— Господин?

Он оттолкнул их руки и продолжил сидеть на полу, ошеломлённый, хватающий ртом воздух.

Значит, это была Морвид. Ведьма-дракон. Это многое объясняет.

Он улыбнулся сквозь боль, наблюдая, как прислужники от него в страхе пятятся.

* * *

Прежде чем вернуться к озеру, Фергюс перекинулся в дракона. Он был рад, что сделал это, потому что его поджидала Аннуил.

Она сидела на большом валуне и могла смотреть дракону глаза в глаза.

По мокрым волосам Фергюс понял, что она купалась. Возможно пыталась смыть с себя его, избавиться от его запаха на её коже. Это ранило дракона сильнее, чем он мог признать.

Но когда Аннуил посмотрела на него и улыбнулась, дракон был обескуражен. Это была самая тёплая улыбка, и, кажется, воительнице было вполне комфортно в его присутствии.

За всё своё долгое существование ему никогда не понять эту девчонку.

— Фергюс. А я гадала куда ты подевался.

— Всё в порядке?

Аннуил вздохнула.

— Думаю, да.

Эта женщина его убивала. Медленно. Кусочек за кусочком.

Фергюс устроился рядом с ней и Аннуил тут же схватилась за его гриву.

— Рыцарь.

Фергюс напрягся.

— Что?

— Сегодня я потеряла с ним девственность.

Фергюс так резко повернул голову, что стащил Аннуил с камня, но она по-прежнему крепко держалась за его гриву.

— Ой!

— О, прости. — Фергюс не ожидал, что она ему расскажет. Не ожидал, что она кому-то вообще расскажет. То, как она ушла от него чуть меньше часа назад, заставило поверить, что Аннуил с этим секретом уйдёт в могилу. — Ты в порядке?

— Задница болит.

— Что?

— Ты стащил меня с камня. Чем ты думаешь, дракон?

Фергюс усмехнулся.

— Прости.

Аннуил опустилась на землю, но гриву дракона не отпустила. Она прижалась к нему, и Фергюс поверить не мог, каким тёплым ощущалось её тело.

— Что мне нужно сделать, чтобы забраться на тебя?

— Что?

— Ради битвы! Честно, Фергюс.

— А, это. Просто схватись за гриву и карабкайся.

— Это не причинит тебе боль?

— Нет.

Аннуил крепко обеими руками схватилась за гриву, подтянулась и вскарабкалась на спину дракона. Она села ему на плечи и свесила ноги с шеи.

— А седла нет?

— Я не лошадь.

— Не надо злиться. Я просто спросила.

Она ещё крепче обняла бёдрами его шею и Фергюс задумался, сколько потребуется времени, прежде чем он потеряет контроль.

— Он… причинил тебе боль? — Фергюсу нужно было знать. Нужно было знать, что она чувствует, думает. Она не скажет об этом рыцарю. Может, расскажет дракону.

— Нет.

— Аннуил, я не смогу помочь, если ты не поговоришь со мной. — Да. Он попадёт в ад и именно эта девчонка его туда и отправит. В специальный ад для злых драконов, которые обманывают прекрасных женщин.

Аннуил глубоко вздохнула, перебирая сильными пальцами его гриву. Дракон подавил желание замурлыкать как кот.

— Я не знаю чего хочу.

— Ты хочешь его?

— О, да. Хочу его. Очень хочу. Но…

— Но?

* * *

Аннуил могла с лёгкостью провести здесь остаток жизни. Прямо на этом гигантском звере. Обнимая ногами его за шею. Погрузившись руками в чёрную гриву.

Она гадала, а каково это поехать на нём прямиком на битву. Ощущать, как его сильное тело парит в голубых небесах Тёмной Долины.

Но будет ли она счастлива? Может ли она оставить жизнь лидера и обычной женщиной провести остаток дней в пещере с драконом? Её драконом?

Рыцарь открыл для неё новую дверь. Она никогда никому не доверялась, чтобы подпустить к себе так близко.

Он не занимался с ней любовью, о которой она слышала на кухне от горничных. У них было что-то более примитивное. Более глубокое.

Могла ли она всё это бросить, чтобы остаться с драконом и быть не больше, чем другом? Это всё, что мог он предложить, и нет никаких гарантий, что он даже это хотел ей дать.

И несмотря на то, что рыцарь подарил ей неоспоримое наслаждение, проснувшись в его объятиях, ей захотелось поговорить именно с драконом.

Возможно, отец был прав. Может, ей нужно было свернуть со своего пути, чтобы всё усложнить.

— Аннуил?

Она поняла, что дракон ждёт ответа, которого у неё нет.

Аннуил встала на спину дракона и потянулась.

— Не хочу об это больше говорить.

— А о чём ты хочешь поговорить?

Аннуил сделала стойку на руках.

— Что ты там делаешь?

— Дракон, тебе не о чем беспокоиться. — Поймав равновесие, она на руках двинулась по спине дракона. — Расскажи мне ещё что-нибудь про свою семью.

Фергюс вытянулся и Аннуил, вскрикнув от неожиданности, потеряла равновесие и тяжело рухнула на спину дракона. Зверь проигнорировал её и устроил голову на лапы.

— Однажды я отрезал кончик хвоста своему брату.

Аннуил села, рассмеялась и подумала, какого чёрта она делает.


Глава 11

Истерический смех. Почему он слышит истерический смех? Фергюс открыл глаз и уставился на сестру и брата.

Они едва ли животы не надрывали от смеха. Братья помешали его крепкому сну ради этого?

— Что? — Настроение не располагало к дружелюбию и, определённо, не изменится.

— Она заплела тебе косу, братец, — выдавил сквозь смех Гвенваель.

— Как делают на гриве коня, — добавила сестра.

Фергюс зарычал и заметил, как Гвенваель отдёрнул их сестру с линии огня.

Естественно, смех не прекратился.

* * *

— Ты должна рассказать ему о своих чувствах. — Морвид кинула Аннуил два яблока. — Ты не можешь прятаться здесь весь день.

— Знаю. — Аннуил посмотрела на подругу. — Я не знаю что именно сказать.

— Всё, что чувствуешь.

Аннуил кивнула и покинула свои покои. Выходя из логова дракона, она прошла мимо Гвенваеля.

— Гвенваель, как твоя шея?

Он зыркнул на неё, но не ответил. Хотя Аннуил заметила, что он пытается держаться от неё подальше.

Воительница подавила улыбку и вышла из пещеры, направившись на поиски рыцаря.

У неё была каша в голове. Она не привыкла к своему чувству. Ей каждый день приходилось принимать решение жизни и смерти.

Даже до вступления в армию восстания, Аннуил рисковала жизнью и попадала под гнев брата, чтобы спасти невинных, попавших в подземелья Дикого Острова. Но чувства к двум мужчинам приводили её в полное замешательство.

Но она поговорит с рыцарем. Расскажет о том, что чувствует. И, скорее всего, закончит всё это. Её сердце, в отличие от предателя-тела, ему не принадлежало.

Аннуил нашла его сидящим у ручья, как и накануне Гвенваеля. Вот только от взгляда на его тело её прошибла дрожь и воздух покинул лёгкие.

Воительница вынудила себя направиться к рыцарю. Ей нужно было посмотреть этому мужчине в лицо и сказать всё, что она думала. Аннуил знала, что он ощутил её присутствие по тому, как напряглось его тело по мере её приближения.

Ждёт. Он ждёт её. Несколько долгих секунд Аннуил стояла у рыцаря за спиной. Ни один из них не заговорил. Воительница наклонилась к мужчине.

Не осознавая, что делает, Аннуил обняла рыцаря за плечи и поцеловала в мощную шею.

Рыцарь резко освободился от её объятий и повернул к ней голову.

Он предоставил ей прекрасную возможность что-нибудь сказать. Рассказать правду. Но Аннуил не могла оторвать взгляд от его полных губ и не могла перестать думать о том, каким будет ощущение, когда он снова окажется в ней.

Аннуил поцеловала рыцаря и его стонущий рык воспламенил её тело. Одно дело хотеть кого-то, совершенно другое — знать, что он хочет тебя.

«Завтра, — подумала воительница, когда рыцарь разорвал её рубашку на спине. — Расскажу обо всём ему завтра».

* * *

«Завтра. Расскажу обо всём ей завтра».

Сердце Фергюса кольнуло небольшим чувством вины, когда Аннуил нетерпеливо потянула через голову кольчугу рыцаря.

Этим утром Морвид убедила его наконец-то рассказать Аннуил правду. Рассказать, что её дракон и её рыцарь — одна и та же личность.

И Фергюс пообещал себе это сделать. Он спиной ощущал её приветствие и готовил речь.

А затем внезапно Аннуил обняла его и поцеловала в шею.

После таких простых действий вся логика Фергюса исчезла и всё, о чём он мог думать — как оказаться головой между её бёдер.

Казалось, что голыми они оба оказались за считанные секунды. Фергюс языком очерчивал дорожку вниз по её телу, наслаждаясь руками, ласкающими его кожу, зарывающимися в волосы.

Расположившись между бёдер Аннуил, он закинул её ноги себе на плечи и провёл языком по лону.

Он дивился, насколько влажной она уже была, насколько очевидно его хотела.

Фергюс скользнул в неё языком и Аннуил выгнулась. Она была так хороша на вкус.

Медленно дразня языком клитор, Фергюс осознал, что эта воительница — всё, что он хотел, и даже больше.

Он не мог её отпустить. Не мог потерять. Должен был быть способ оставить её. Доказать, что они предназначены друг для друга. И Фергюс рискнул бы абсолютно всем, чтобы так и произошло.

* * *

Лоркан пристально смотрел на своего советника.

— Прости, не мог бы ты повторить?

— Милорд, ваша сестра находится под защитой дракона, — произнёс Хефайд-Хен с обычной размеренной неторопливостью. — Может, и двух драконов. Видение было нечётким.

— Не понимаю. Как она может находиться под защитой драконов? Таких людей как она драконы съедают. Ничего не понимаю! — взревел Лоркан.

— Лорд Лоркан, я не могу объяснить этого отношения. Лишь рассказываю своё видение.

Лоркан почесал голову.

— Неужели я так много прошу, желая, чтобы маленькая стерва умерла? — Казалось, что Хефайд-Хен уже давным-давно научился не отвечать на риторические вопросы. — Всё, что я хочу, чтобы она страдала от боли, испугалась до смерти. Хочу, чтобы её голова украшала пику на моём замке. Вот и всё.

— Мы всё ещё можем это устроить.

— Пойдём против дракона… или двух? Хефайд-Хен, я так не думаю. Не хотелось бы, чтобы последним воспоминанием оказался летящий на меня столп пламени.

— Господин, доверьтесь мне. Я найду способ вытащить оттуда вашу сестру и сделаю всё, что вы пожелаете.

— Как?

— Делая то, что хорошо умею.

Лоркан посмотрел на советника и по позвоночнику пробежала сильная дрожь. На него смотрели холодные голубые глаза, совершенно ничего не рассказывая об их обладателе.

Но Хефайд-Хен в прошлом раз за разом подтверждал свои умения.

Как бы сильно присутствие колдуна его не тревожило, Лоркан не мог отрицать, что тот был могущественным союзником.

— У тебя три дня, Хефайд-Хен, а затем я начну гневаться.

— Понимаю.

Хефайд-Хен одарил Лоркана очень загадочной улыбкой, низко поклонился и тихо вышел.

* * *

Морвид требовалось отправиться в деревню. Женщина, за которой она ухаживала, должна была со дня на день родить, и все признаки подсказывали, что роды не будут лёгкими.

Она уже предупредила о своём отсутствии Фергюса, тем более Аннуил хорошо шла на поправку. Больше она не нуждалась в заботе Морвид.

Выйдя из пещеры, ведьма прошла мимо входящей Аннуил. В одной руке девчонка держала мечи.

В другой руке она несла разорванную рубашку и ткань, которой утягивает грудь.

Брови её были низко опущены и Аннуил даже не глянула на Морвид, проходя мимо.

— Как прошла беседа? — спросила Морвид, оглянувшись.

— Заткнись.

Морвид рассмеялась и направилась к поляне, с которой, перекинувшись драконом, могла взлететь.

Завернув за угол, она увидела идущего к тайному входу с кольчугой и большим мечом в руке брата.

Глядя ему вслед, ведьма заметила длинные царапины на спине.

— И долго ты будешь бегать от разговора? — бросила Морвид через плечо.

— Заткнись.

Морвид покачала головой. Если любовь всегда делает тебя таким жалким, она не хотела иметь с ней дело.

* * *

Брастис накинул капюшон, скрыв лицо в тени. Он гадал, сколько же у них времени до наступления Лоркана. Он уже ощущал его приближение.

Ещё до того, как шпионы доложили начинать готовить войска, Брастис чувствовал, что что-то изменилось. Отряды Лоркана на Диком Острове готовились к битве.

И Брастис чувствовал, что удар нанесёт сам Лоркан, вот только не знал когда и где.

Как же ему хотелось увидеться с Аннуил. Обсудить с ней сложившуюся ситуацию. Она лучше всех знала своего брата, и точно подсказала бы когда и откуда ждать нападения.

А пока всё, что сейчас Брастис мог делать — это ждать информацию и надеяться, что у них будет время, чтобы среагировать.

Дверь паба распахнулась и он повернулся, чтобы увидеть вошедшего. Он ждал уже три часа. Ждал её.

Денелин принёс ему ещё одну кружку эля и сел напротив.

— Сколько ещё ты тут пробудешь?

— Пока не дождусь её.

Брастис не собирался быть таким резким, но больше, чем Денелин, он никому не открывался. И ему хотелось вернуться в лагерь, в безопасность, в окружение боевых отрядов.

Но ему нужно было знать как так Аннуил повезло. Прошло несколько дней с тех пор, как первый и единственный раз к нему приходила ведьма по имени Морвид. Брастис надеялся, что она принесёт ещё весточек от Аннуил.

Но Морвид не приходила. Поэтому, услышав, что она навещает в деревне женщину, которая ждёт ребёнка, Брастис сам решил наведаться к ней.

Он слышал, что поздно вечером она всегда останавливается в этом пабе, чтобы поесть. Поэтому он ждал её здесь и беспокоился. Не о ней или Аннуил. А о войсках сопротивления.

Брастис подозревал, что скоро сопротивлению придёт конец. Ежедневно растёт напряжение. Опустело много местных деревень. Все, кроме этой. Здесь жило много семей войска сопротивления.

В деревне жили их жёны и дети. Брастису хотелось отдать приказ перевезти всех в Цитадель О'Донохью, где они были бы в безопасности, но он знал, что женщины не согласятся покинуть своих супругов.

Раздумывая о целесообразности данного переезда, Брастис увидел её. Как он мог её пропустить? Она была выше Аннуил, почти такого же роста, как он.

Ведьминское одеяние скрывал серый плащ. Морвид выбрала столик в уединённой части заведения и заказала еду. После того, как девка, принимающая заказ, ушла, Брастис подошёл к столику ведьмы.

— Помнишь меня?

К нему обратился взор её голубых глаз, которые были миндалевидной формы, почти как у кошки.

— Как я могла забыть? Ты очень запоминающаяся личность.

Брастис улыбнулся и сел напротив.

— Как она?

— Лучше. Крепнет с каждым днём.

— Когда она вернётся к нам?

Ведьма моргнула.

— Этого я не знаю.

— Что значит ты не знаешь?

— А что именно тебе не понятно?

От такой неопределённости ведьмы волосы на затылке Брастиса встали дыбом. Ему её слова нисколечко не понравились.

— Аннуил в безопасности?

Ведьма оскорблённо зашипела.

— Естественно. Безопаснее некуда.

Брастис посмотрел на ведьму.

— Правда? И как такое возможно, когда ты здесь, а она не пойми где? Одна.

Возможно, виноват взгляд голубых глаз ведьмы или то, что она не ответила, но Брастис всё внезапно понял.

— Она ведь не одна, да? — Когда ведьма не ответила, он схватил её за руку. Она вырвалась, будто он был огнём, и быстро поднялась со своего места.

— Будь уверен, она в безопасности. И очень скоро она вернётся. Время от времени, когда у тебя будет какое-нибудь важное послание для неё, можешь находить меня в деревне.

Она бросила на стол несколько медных монет и быстро вышла из заведения.

— Какого чёрта произошло?

Брастис поднял глаза на Денелин, покачал головой.

— Не знаю. Но что-то происходит.

Когда девушка убрала оставленную ведьмой еду и смела в ладонь монеты со стола, Денелин сел рядом с Брастисом.

— Что?

— Не думаю, что об Аннуил заботится ведьма. Это делает кто-то другой.

— Кто?

— Не знаю.

— Думаешь, она в безопасности?

Брастис с минуту помолчал, прислушиваясь к себе.

— Да. Думаю, в безопасности.

Казалось, Денелин этому удивилась.

— Тогда почему у тебя такое выражение лица?

— Ты видела, как она отсюда выбежала? Как будто у меня чума или что-то в этом роде.

— Кто? Ведьма?

— Айе.

— И это беспокоит тебя, потому что…

— Ну… это было грубо.

— Ну-ну.

— Заткнись, — зарычал Брастис на своего заместителя.

* * *

Фергюс когтем перевернул страницу. Раньше ему никогда не хотелось прочитать историю его деда Эйлиана.

Эйлиан провёл большую часть жизни в облике человека. И в конце концов Фергюс начал задаваться вопросом, а каково это было.

Полностью погрузившись в главу об Эйлиане и трёх девках из бара, Фергюс не заметил, как Аннуил села рядом с ним, пока она не прижалась к его боку у крыла.

Она принесла вино, сыр, хлеб и книгу. Не говоря ни слова Аннуил просто принялась читать книгу, время от времени попивая вино и поедая принесённую еду.

Фергюс уставился на неё.

— Что ты делаешь?

— А на что это похоже?

— Никаких вечерних разговоров?

Аннуил нежно улыбнулась.

— Нет, не сегодня.

— Хорошо.

Сегодня ему не хотелось разговаривать. Фергюс просто хотел читать книгу и наслаждаться присутствием рядом с ним Аннуил.

Он понятия не имел, когда умудрился в неё влюбиться. Может, это произошло в тот момент, когда он впервые увидел её возле своей пещеры, борющейся за собственную жизнь. Или когда она дёрнула его за хвост.

Или, возможно, когда она обнажённой купалась в его озере. В конечном итоге это не имело значение. Не имело значения, когда именно он влюбился в неё. Всё, что сейчас он понимал — это то, что любит её. И будет любить, пока предки не призовут его домой.

Фергюс подумал о слишком короткой человеческой жизни. Об Аннуил. Даже если она переживёт войну с братом, всё равно не проживёт столько, сколько Фергюс.

Мысль о том, чтобы жить без неё, резанула по сердцу.

Эгоистичная часть него желала уйти от Аннуил подальше. Оставить её в человеческом мире с каким-нибудь человеческим мужчиной.

Но взглянув на неё, он понял, что это невозможно.

Она окунула указательный палец в чашу с вином, откинула назад голову и позволила вину стечь в рот.

Фергюс покачал головой, наблюдая за открытой глупостью женщины.

И всё же, он мог думать только о том, как её рот исследует всё его тело.

Как она ведёт пальцем по его члену и стирает выступившую на головке капельку смазки.

Аннуил подносит палец ко рту и облизывает его.

Фергюс неосознанно застонал и Аннуил повернулась к нему. Несколько раз моргнув, она снова вернулась к своей книге.

Фергюс мог сделать лишь одно для того, чтобы слишком не рисковать и не потерять всё.

Он снова покачал головой. Нет. Его последним средством станет королева. Она всегда им становилась.

* * *

Воздух пришёл в движение и к горлу Аннуил прижался клинок. Она рассмеялась, отошла на несколько шагов и обнажила два меча.

Он атаковал и Аннуил блокировала движение, прицелившись ногой в район его паха.

Рыцарь остановил её, ухватившись за лодыжку и вздёрнув её вверх.

Аннуил приземлилась лицом вниз, но поднялась до того, как он успел её схватить.

Аннуил во всём в действительности могла винить себя.

— Если поймаешь меня, то сможешь заполучить, — выпалила она, прежде чем их мечи схлестнулись. Хотя, вероятно, это была плохая идея.

Она должна была прекратить бросать вызов, но могла признать, что наслаждалась хорошей дракой.

Отец всегда обвинял её в том, что она всё усложняет. Возможно он был прав. Если она хотела рыцаря, то с лёгкостью могла его получить.

До её прихода он был уже более чем готов.

Она знала это. Рыцарь ничего ей не сказал. Но сейчас Аннуил осознала, что ей нравится вызов. Ей хотелось заставить его поработать. И он работал.

Рыцарь выбил из её руки меч, но она ударила его тыльной стороной руки, заставив отступить. Аннуил попыталась проскочить мимо него, но он её схватил.

Аннуил попыталась вырваться, но хватка рыцаря оказалась железной. Одной рукой он прижал её к своей груди, второй обвил за талию, пока она не бросила меч.

— Похоже, моя леди, я тебя поймал.

— Ублюдок!

— Теперь, думаю, я могу тебя получить.

— Отпусти!

— Ты заключила сделку, моя леди.

Аннуил разочарованно зарычала, наслаждаясь ощущением обнимающих её рук, твёрдого тела, в которое вжималась спиной.

Рыцарь прижал её к дереву, по-прежнему находясь сзади. Наклонившись, он прошептал ей на ухо:

— Мне не хочется думать, что будущий правитель Тёмных Равнин не держит обещаний.

Затем он сорвал её штаны.

* * *

Он провёл несколько часов, плетя заклинание, которое вытащило бы Аннуил из-под защиты драконов прямо в его логово. Он потратил несколько дней на сбор необходимых ингредиентов.

Ему даже пришлось пожертвовать одной из своих помощниц, которая, к сожалению, была девственницей.

Но кровь девственницы открывала проход между пространством и временем. И вот тогда он увидел её. Голую и верхом на каком-то мужчине.

Она оседлала его как любимого жеребца, крепко стиснув бёдрами. Хефайд-Хен видел её со спины и по напрягающимся и расслабляющимся мышцам мог сказать, что она всё ближе и ближе к оргазму.

Он видел капельки пота на её загорелой коже. Пот пропитал волосы и капал на её тело. Хефайд-Хен слышал её стоны и крики наслаждения. Пальцы колдуна потянулись к Аннуил, почти коснулись её.

Она была почти его. Но ворвался Лоркан. Оттолкнув помощников колдуна, он потребовал, чтобы тот его принял.

С потерей концентрации проход закрылся и девчонка ускользнула из хватки колдуна. Хефайд-Хен взревел в гневе.

В гневе он повернулся к Мяснику Дикого Острова.

* * *

Фергюс привлёк к себе обнажённую, покрытую потом Аннуил и сел.

— Подожди. Не останавливайся. — Никогда прежде Фергюс не доводил упрямую, требовательную девку до попрошательства, но должен был проигнорировать её мольбы. Что-то было не так.

Его окружала энергия. Присутствие. Не простого человека. Фергюс огляделся по сторонам и принюхался.

— Что? В чём дело? — Аннуил потянулась к мечу, но он её остановил.

Они снова в долине были одни. Но в этот момент тёмное, дурное предчувствие вторглось в душу Фергюса. Что-то изменилось. Навсегда.

Он посмотрел на Аннуил. Она смотрела на него, на губах играла улыбка.

— Рыцарь, всё в порядке?

Он не ответил. Вместо этого поцеловал её в ключицу и растянулся на земле. Его твёрдый, жаждущий внимания член всё ещё находился в ней.

— Женщина, закончи начатое.

Улыбка Аннуил стала шире.

— Рыцарь, с удовольствием.

* * *

Лоркан медленно открыл глаза. Из-за сильной головой боли ему хотелось умереть. Из-за отблеска огня в камине он застонал.

Он не мог вспомнить произошедшего. Не ясно. Но по громкому дыханию в помещении понимал, что было что-то ужасно не так.

— О, мой господин. Я так рад, что вы наконец-то очнулись. — Голос звучал знакомо, но Лоркан не мог его опознать. Он попытался оттолкнуться руками и принять вертикальное положение, но что-то мощное и большое придавило его к земле.

— Нет. Нет. Лежите. Я хочу, чтобы вы отдохнули, прежде чем попытались подняться. — Голос тяжело вздохнул. — Простите, мой господин, но обойтись с вами так жёстко было необходимостью. Думаю, что сейчас самое время кое-что прояснить, ммм?

Лоркан больше не пытался подняться. То, что прижимало его к полу, всё ещё прижималось к его спине, удерживая на месте. Но он медленно повернул голову, чтобы увидеть говорившего.

От представшего вида ему захотелось отползти, но не получилось.

— Так-так-так. Нет причин меня бояться. Я твой союзник. Как и всегда был.

Лоркана вырвало. Принятая несколько часов назад трапеза оказалась на полу.

— Как это мило. Ох уж эти люди. Вы так быстро паникуете. Меня поражает, как вы ещё не вымерли.

Лоркан зажмурился, отказываясь смотреть на говорившего. Он не мог. Нет, если надеялся остаться в твёрдом разуме.

— Лоркан, для нас партнёрство может оказаться очень продуктивным. Пока ты понимаешь, что принадлежишь мне. Тело. Душа. И тот маленький кусочек разума. Я верну тебе сестру, а ты, в свою очередь, дашь мне то, что я хочу. Пока ты согласен с этими условиями, будешь долго жить. Но если нет… — Говоривший надавил на спину и Лоркан понял, что в любой момент могут сломаться его рёбра. Но давление прекратилось. — Лоркан, ты понял меня?

Впервые с момента смерти отца Лоркан затрясся от страха.

— Да. Да. Я понимаю.

Слёзы скользили по щекам и Лоркан осознал, что не плакал со дня смерти отца.

— Хорошо. Хорошо. Я люблю, когда всё чётко и лаконично. Таков уж мой характер. — Оно похлопало его почти нежно по спине. — У нас очень много планов. Скоро снова будет много крови. Но ты, малыш, просто отдохни. Довольно скоро ты заполучишь свою сестру.

Лоркан тихо плакал и молился о забвении.

* * *

Аннуил, закинув руки за голову, пялилась в потолок пещеры. Даже от дыхания дракона под ней осторожно двигались его чешуйки. Он позволил ей забраться ему на спину и лечь там.

Дракон не жаловался, поэтому она позволила себе насладиться моментом. Его грива раскинулась по шее и Аннуил чувствовала обнажённой кожей её шелковистость.

На Аннуил были лишь недавно заштопанные штаны и ткань, обмотанная вокруг груди.

Она ещё один день провела со своим рыцарем. Несколько дней они едва ли уделили время тренировкам. Вместо этого они облюбовали все тайные местечки долины. Но Аннуил ничего не могла с собой поделать.

Мужчина проделывал разные штуки с её телом, заставлял её чувствовать, возводил на высоты, достичь которые она не считала возможным. И каждый вечер, как только темнело, Аннуил покидала его и возвращалась к дракону.

К её стыду она могла вести подобную жизнь следующую тысячу лет или около того.

— Как сегодня прошла твоя тренировка? — Низкий голос дракона пророкотал через всё его тело и вибрацией отозвался под плотью Аннуил.

— Отлично, — солгала она. Аннуил не брала в руки меч — по крайней мере тот, что сделан из металла, — уже два дня.

— Хорошо.

— Дракон?

— Да?

— У тебя когда-нибудь была женщина?

— Что?

— Ну, женщина. Пара. Как вы там их называете?

— Оу. — Дракон чуть поёрзал. — Нет, у меня не было пары. А почему ты спрашиваешь?

— Просто интересуюсь.

— Аннуил, в чём дело? Что тебя тревожит?

Ничего. Вообще-то она чувствовала себя спокойно.

— Аннуил?

Она повернулась на бок и положила руки под голову.

— Дракон, я в порядке. Мне просто любопытно. — Аннуил закрыла глаза. Никогда в жизни она не ощущала такой безопасности. Такого умиротворения. Она понимала, что ни один живой мужчина не мог доставить ей такие ощущения.

Аннуил улыбнулась.

«Я влюбляюсь в дракона».

* * *

Фергюсу нравилось ощущать её тело. Нравилось осознавать, что с ним она ощущала такую безопасность, что засыпала, растянувшись на его спине. Он не осознавал, как много это для него значило. Как много для него значила эта девчонка.

Фергюс и подумать не мог, что его чувства к Аннуил могут стать сильнее, чем они уже были, но оказался неправ. Они с каждым днём становились сильнее.

Днём, когда он лежал с ней в облике человека, и каждую ночь, когда она находила его у озера и они часами болтали. Аннуил по-прежнему приводила его в замешательство, но это время с ней он не променял бы ни на какое золото мира.

Но Фергюс по-прежнему боялся того дня, когда придётся рассказать Аннуил правду. Рассказать, что врал ей. Возненавидит ли она его? Простит ли когда-нибудь? Он не знал.

И ему не хотелось об этом думать, потому что внутри всё переворачивалось от паники. Фергюс считал, что панику испытывают только люди. Раздражало открытие об ошибочности предположений.

«Нет, — подумал Фергюс, когда Аннуил вцепилась в его гриву и тихо вздохнула во сне, — я не отпущу её без боя. Никогда».


Глава 12

Роды оказались тяжёлыми, но и мама, и малыш выжили. Кроме того, Морвид нужно было побыть вдали от дома, дать брату и его человеческой подружке остаться на какое-то время наедине.

Гвенваель, естественно, отказался покидать пещеру, пока не получит от Фергюса объяснение, но ведьма сумела его заставить не стоять на пути у голубков.

Морвид считала, что младший братишка слишком гордый, чтобы брать у неё деньги за услугу. Как же она ошибалась.

Тёмная Долина находилась всего в нескольких лигах, но ведьма пока не собиралась возвращаться.

Она никогда не знала когда и где могла наткнуться на Фергюса и Аннуил, «занимающимися делом», как называл это Гвенваель.

Поздний час и быстрая проверка убедили, что она одна.

Морвид быстро разделась и обнажённой нырнула в озеро.

Ей нравилось в человеческом облике ощущать холодную воду. Морвид не знала почему, но её вид любил воду.

Она немного завидовала Фергюсу, когда он нашёл себе логово — пещеру с природным озером. Сейчас ей оно казалось раем.

— Она не могла далеко уйти. Вы идите туда, а я проверю озеро.

Морвид замерла. Она слышала мужские голоса и знала, что ищут её.

Она подплыла к краю и вылезла из воды, когда из кустов вышел мужчина. Морвид встала в полный рост и уже приготовилась спалить его дотла, когда тот выпрямился и повернулся к ней лицом.

— Брастис?

— Морвид. Хорошо. Мы… — Брастис замолк. По-видимому, он только осознал, что ведьма обнажена, и замер. Морвид ждала продолжения его слов, но воин так и продолжал просто пялиться на неё. Казалось, он не мог оторвать от неё взгляд. — Проклятье, женщина, — прорычал он.

— Брастис? — Морвид щёлкнула пальцами. — Брастис!

— Эм… — Он вырвал себя из состояния транса и повернулся к ведьме спиной. — Прости. Прости. Я просто не… я… эм…

Морвид подхватила с земли своё одеяние.

— В чём дело? Что тебе нужно?

— Мне нужно, чтобы ты передала… эм… эм… гм…

— Аннуил?

— Да, точно.

Морвид хотела рассмеяться, но от внезапного осознания собственной наготы смех застрял в горле. Она натянула одежду.

— Можешь, — она прочистила горло, — повернуться.

Брастис оглянулся.

— Я очень извиняюсь. Я слышал, что ты только что покинула деревню. Не знал, что ты будешь здесь… гм… принимать ванну.

Морвид откинула от лица мокрые волосы.

— Не беспокойся. Серьёзно. Просто давай больше не будем никогда об этом говорить. Никогда. Рассказывай, что за сообщение нужно передать Аннуил.

— А, да. — Брастис медленно повернулся к ведьме. — Мы получили информацию, что Лоркан собирается через три дня атаковать деревню. Мы собираемся перевезти женщин и детей в Цитадель О'Донохью. Мы считаем, что там они будут в безопасности… Я понятия не имел, что у тебя белые волосы.

Морвид резко подняла голову и посмотрела Брастису в глаза.

— Гм… я о том, — продолжил торопливо Брастис, — мы верим, что Лоркан сам будет участвовать в нападении. Последние несколько раз я не видел его в битве, но знаю, что Аннуил ждёт подобного шанса. Мне нужно, чтобы ты ей об этом рассказала.

— Расскажу.

— Независимо от обстоятельств, мы будем защищать эту деревню, поэтому, если Аннуил ещё не готова…

— Готова.

— Скажи ей, что мы будем сопротивляться, пока не услышим её приказ.

Морвид кивнула.

— Я ей сообщу.

— Спасибо.

Брастис ещё немного посмотрел на Морвид, затем быстро развернулся и врезался в Денелина, который выбежал из-за деревьев.

Брастис развернул Денелина прежде, чем тот смог сказать хоть слово, и толкнул в спину в сторону леса, подальше от озера.

Морвид закрыла лицо руками.

— Просто, чёрт возьми, чудесно.

* * *

Фергюс прошёл мимо сокровищницы и направился к озеру. Затем остановился и сделал несколько шагов назад. Гвенваель как собственник сидел на куче богатства.

— Что ты делаешь?

— Тебя жду. А ты меня избегаешь.

— Да кому это надо.

— Так что выбор был сидеть здесь или у Аннуил. Но она причиняет мне боль. Конечно, я не уверен, что возражаю против этого.

Покрытый потом после последней тренировки с Аннуил, Фергюс всё ещё ощущал запах её тела, вкус её губ. Поэтому не собирался идиоту брату позволять его расстроить.

— Чего тебе надо?

— Я жду, чтобы ты передал ответное послание.

— У меня нет послания. Это не их дело.

— Думаешь, что всё так просто? Думаешь, можешь не жить по законам, по которым живут остальные?

Фергюс усмехнулся.

— По законам, по которым живёшь ты, младший братишка?

Гвенваель улыбнулся.

— По законам, которые помогают мне оставаться в целости и сохранности.

— Возвращайся к ним. Скажи всё, что захочешь. Но когда Аннуил отправится на битву со своим братом, я буду рядом с ней.

Гвенваель вздохнул.

— Брат, она может никогда тебя не полюбить. Она же человек. Мне ненавистно наблюдать за тем, как ты предаёшь семью ради девчонки, которая, как только выяснит правду, убежит от тебя быстро и далеко.

Фергюс стиснул зубы и с трудом подавил желание спалить Гвенваеля на месте. Он не осмелился подойти к нему. Фергюс мог перекинуться в дракона и вырвать внутренности маленького ублюдка.

— Мальчишка, убирайся с глаз долой. А не то я отошлю им в качестве подарка твою голову.

Фергюс направился к озеру.

— Не говори, что я тебя не предупреждал, — крикнул Гвенваель вслед.

* * *

Аннуил прислонилась лбом к морде дракона.

— Сегодня вечером ты какой-то тихий. Что случилось?

— Ничего.

Она понимала, что он лжёт. За прошедший час он едва ли и пары слов сказал.

— Я что-то сделала?

— Нет. Конечно же, нет. Просто семейные проблемы. Не о чем беспокоиться.

— То послание, которое принёс Гвенваель… Семья не хочет, чтобы ты участвовал со мной в войне?

Дракон тяжело вздохнул.

— То, чего они хотят, меня не волнует.

— Я не встану между тобой и родом. Ты спас мою жизнь, ты ничем более мне не обязан.

Дракон поднял от неё свою огромную голову.

— Аннуил, дело не в том, обязан или не обязан чем-нибудь тебе. Я буду драться рядом с тобой, потому что решил это.

Дракон начал уходить. Он больше не мог выносить эту ночь. Аннуил тоже ощущала его тревогу и раздражение. И понимала, что как-то в этом замешана, но не знала, что сделала. Конечно, если только…

— Дело в рыцаре?

Дракон остановился, но не повернулся.

— Если я попрошу тебя с ним больше не видеться, ты послушаешься?

Аннуил закрыла глаза. Вот и прозвучал тот вопрос, которого она так сильно боялась. Но для дракона был лишь один ответ. Только один ответ, который не будет ложью.

— Да.

— Почему?

— Потому что ты просишь меня об этом. А я предана тебе и лишь тебе одному. Фергюс, я всегда буду предана тебе.

— Потому что я спас тебе жизнь?

— Нет. Я обязана тебе жизнью. Если ты ударишь в меня пламенем, я не стану пытаться тебя остановить. Моя жизнь принадлежит тебе. Но моя преданность… Её нужно заработать. И тебе это удалось.

— Как?

— Ты заставляешь меня чувствовать себя в безопасности. Как никто другой.

Аннуил медленно подошла к дракону. Оказавшись перед ним, она прикоснулась рукой к его морде. От этого прикосновения он закрыл глаза.

— За это я всегда буду предана тебе.

Она обошла дракона и обняла его за шею. И как всегда он ей позволил.

— Спокойной ночи, мой друг.

— Спокойной ночи, Аннуил.

Она направилась в свои покои, но ничего не смогла с собой поделать и провела рукой по его кожаным крыльям и по чешуйкам. Как делала каждую ночь.

Фергюс не стал смотреть ей вслед, как частенько делал. Его эмоции зашкаливали. Человек, которого он играл каждый день, протестовал против того, что она с такой лёгкостью от него отказалась.

Дракон мучился от недоумения от того, что ради него Аннуил собиралась бросить того, кого явно желала. Но она ни разу не упомянула любовь. Говорила только о преданности. Естественно, и дракон не стал упоминать о любви.

Немногим удавалось поставить дракона в тупик и Фергюс не был уверен, что когда-нибудь простит Аннуил за это.

* * *

Она наблюдала, как солдаты тихо стекаются в долину. Чувствовала их страх. Им не хотелось входить в Тёмную Долину. Ни один человек в здравом уме этого не желал.

Но другим вариантом было нечто похуже. Как только Морвид узнала их обмундирование, то всё поняла. Это были люди Лоркана. Он отправил их в долину её брата. Отправил найти Аннуил.

Она позволила им углубиться в долину, уйти подальше от отрядов, которые, возможно, ожидали в безопасности за пределами долины. Морвид ждала и наблюдала. Когда подошло нужное время, она зашла сзади и откашлялась.

Мужчины остановились. Сначала они не повернулись. Боялись увидеть то, что находится за их спинами. Но Морвид ждала, зная, что человеческая любопытность возьмёт над ними верх.

Так и случилось. Встретившись с их взглядами, Морвид выпустила столп пламени, которое сожгло солдат дотла прежде, чем они смогли закричать.

Рядом с Морвид появился Гвенваель, золотистые чешуйки которого ярко блестели в лунном свете. Он принюхался и посмотрел на тлеющие останки солдат.

Гвенваель улыбнулся сестре.

— Ужин.

Это происходило на протяжение нескольких дней. Они были «наготове». Как два зверя при случке. Гвенваель в отвращении покачал головой. Он понимал похоть.

На самом деле он очень ценил страсть. Но любовь? Строго человеческая эмоция. Хотя, в обличье человека он имел славу в ближайшем городке, Гвенваель не намеревался вносить путаницу в свою жизнь.

И, конечно, никогда бы не подумал, что это сделает Фергюс Разрушитель. Если в чём он и мог всегда рассчитывать на своего старшего, очень необщительного брата, так в том, что он, казалось, не был способен ничего ни к кому ощущать.

Поэтому сейчас, наблюдая, как луна скользит по девчонке, он засомневался в своих убеждениях.

Гвенваель резко поднял голову и уставился в небо. На мгновение ему показалось, что он услышал хлопанье больших кожаных крыльев. Но внимательно осмотрев небо, он ничего не увидел.

Выбросив это из головы, он отправился на поиски сестры. Солдаты из предыдущей ночи плохо переваривались, поэтому ему нужно было какое-нибудь средство для желудка.

Она всегда практиковала приготовление новых отваров.

* * *

Аннуил следовала на звуки рвотных позывов. У ручья она обнаружила Морвид, которая обнимала за плечи Гвенваеля, который блевал в воду.

— Он в порядке?

Морвид пожала плечами.

— Он слишком много съел. Но с ним всё будет хорошо. И у меня есть для тебя послание от… — она прочистила горло, — Брастиса.

Аннуил нахмурилась. Неужели Морвид покраснела?

— Что за послание?

— Твой брат через три дня, может меньше, планирует атаковать ближайшую деревню. Я пыталась сообщить тебе об этом прошлой ночью, но ты спала.

Аннуил пожала плечами.

— Ладно. Спасибо.

Она уже планировала через день или два вернуться в отряды.

— И это всё? Пожатие плечами и спасибо?

— Собственно говоря, да, — рявкнула Аннуил, ничего не сумев с собой поделать. — У меня и помимо брата в голове есть проблемы. О… — Она махнула рукой. — Позже вернусь.

Аннуил собралась уходить, но её остановила Морвид.

— Аннуил, подожди. В чём дело?

— Я не могу на это пойти.

Морвид бросила Гвенваеля, который головой упал в ручей. Аннуил улыбнулась, когда тот выругался на женщину.

Морвид подошла к Аннуил и посмотрела ей в глаза.

— Не можешь пойти на что?

— Дни я провожу с рыцарем. Ночи — с драконом. Так дальше продолжаться не может.

— Аннуил, поговори с ним.

— Я пыталась. Когда я рядом с ним, то не могу думать. Он делает ту штуку языком…

— Аннуил, я говорю о драконе. Поговори с ним.

— Я пыталась прошлой ночью, но… мне кажется, он начинает от меня уставать. А что если он рассмеётся?

— Он не рассмеялся. И не рассмеётся. — Морвид улыбнулась. — Поверь мне.

— Но…

— Нет, я не хочу это слушать. Просто расскажи большому ублюдку что чувствуешь. Что чувствуешь к нему. Ему нужно это слышать. А тебе нужно это рассказать.

— Но рыцарь…

— О нём не волнуйся. Поговори с драконом. Рыцарь может подождать.

Аннуил сделала глубокий вдох. Ей нужно было что-то сделать. Вскоре она встретится лицом к лицу со своим братом и, скорее всего, умрёт. Воительнице не хотелось отправиться в могилу, зная, что она оказалась настолько слабой, что не сделала того, что поистине для неё важно.

Кивнув, она направилась к пещере. К дракону.

* * *

Фергюс шёл на звуки рвотных позывов и обнаружил согнувшегося пополам брата и Морвид, хлопающую его по спине.

— Что с ним?

— Прошлой ночью он съел слишком много солдат.

— Солдат? Здесь?

Морвид кивнула.

— Люди Лоркана. Не беспокойся. Я о них позаботилась.

— Но это значит, они знают, что Аннуил здесь.

Морвид, вытирая пот со лба Гвенваеля, покачала головой.

— Не обязательно. Больше похоже, что они просто проверяли территорию. Разведка.

Морвид подняла взгляд на брата и нахмурилась.

— А почему ты здесь?

— О чём ты?

— Я только что отправила к тебе Аннуил. Она хочет с тобой поговорить.

— Поговорить со мной? — Фергюс указал на себя. — Или со мной? — Он ткнул пальцем в сторону пещеры.

Морвид рассмеялась и, казалось, собиралась ответить, когда резко замолкла и уставилась на что-то позади Фергюса.

Фергюс повернулся.

— Что ты здесь делаешь?

Бриёг стоял, прислонившись к дереву, и молчаливо наблюдал за братьями и сестрой. Он был обнажён, только что перешёл из облика дракона в человечье обличье. Его длинные серебристые волосы рассыпались по плечам и скрывали лицо.

— Когда мы не получили ответа ни от тебя, ни от Морвид, а младший брат не вернулся…

Фергюс покачал головой.

— Не начинай.

Он не хотел это слушать. Хотел разыскать Аннуил. И независимо от того, что она скажет, он расскажет ей правду. Всё расскажет. Он больше не мог молчать.

— Я говорила не игнорировать его, — отчитывала Морвид, помогая очень зелёному Гвенваелю подняться на ноги.

— Возвращайся к старому ублюдку и скажи держаться от моей жизни подальше.

Бриёг покачал головой.

— Не могу.

Фергюс нахмурился.

— Что это значит?

— Значит то… что он уже здесь. Ожидает в твоём логове.

Прежде чем Фергюс смог на это отреагировать, Морвид схватила его за руку и сжала так крепко, что едва не оторвала.

— О боги, Фергюс. Аннуил.

* * *

— Дракон! — позвала Аннуил, прежде чем войти в логово. — Дракон! Ты здесь?

Она промаршировала в главные покои дракона. Слова уже были готовы сорваться с её губ:

— Фергюс, я…

Аннуил замолкла.

Дракон, которого она увидела, хоть и был такого же размера и цвета, что и Фергюс, вот только в чёрной гриве виднелись серебристые и белые пряди, а чешуйки не были яркими. Этот дракон был явно старше.

И он явно не был Фергюсом.

Аннуил остановилась и уставилась на него. Дракон уставился на неё в ответ.

— Ты.

Доброжелательности, что всегда сверкала в глазах Фергюса, в глазах этого дракона не было. И за долю секунды Аннуил поняла, что он желает её смерти.

Воительница рванула с места. Пламя дракона едва её не накрыло. Дракон сделал ещё один глубокий вдох, и Аннуил в это время смогла спрятаться за большим валуном.

Пламя прошло мимо камня, но вот то, как оно его нагрело, испугало воительницу. Дракон мог в два счёта превратить её в пепел.

Аннуил проигнорировала панику и начала подниматься, обнажая меч.

Через несколько секунд позади послышались драконьи шаги.

Воительница ждала, затаив дыхание. Дракон остановился и Аннуил выглянула из-за камня в то время, когда дракон сунул за него морду, принюхиваясь.

Она ждала, пока голова зверя окажется к ней близко, и ударила его по морде. Кровь дракона брызнула ей на руку. Зверь взревел от боли и ярости. Аннуил выбежала из укрытия и помчалась прочь. Дракон ринулся за ней. Аннуил понимала, что для того, чтобы выжить, необходимо следовать инстинктам. Она проскочила между двух валунов, между которыми не мог пройти дракон.

Когда зверь останавливался и приготавливался выдохнуть пламя, Аннуил пряталась за валуном или каменной стеной.

Но Аннуил не могла долго пользоваться этой хитростью. Ей нужно было убить дракона или он бы убил её.

Воительница задержалась за валуном дольше обычного и в этот раз дракон заглянул за камень сверху.

И когда он тихо опустил к ней морду, Аннуил подпрыгнула от неожиданности и ударилась в неё.

Ошеломлённый, дракон дал ей время вскарабкаться по его голове, пробежать по шее, спине и хвосту.

Аннуил знала, что хвост он мог использовать как оружие, поэтому двигалась очень быстро.

Она прижала кончик хвоста ногой и ударила мечом по месту, где чешуйки были самыми маленькими и тонкими. Туда, куда однажды ударил Фергюс своего брата.

Она пронзила хвост и погрузила остриё меча в землю. Рёв, что издал дракон, сотряс пещеру. Аннуил понимала, что у неё всего лишь несколько секунд, прежде чем дракон освободится. Поэтому она обнажила второй меч и пробежала под драконом.

Аннуил приходилось лишь молиться, чтобы слабое место дракона было таким же, как у человека — пах.

Она легла на спину и, передвигая ногами, полностью скользнула под дракона. Аннуил двигалась очень быстро.

Как только он понял, что она под ним, всё, что ему оставалось сделать — это лечь.

Как Аннуил и надеялась, жёсткие чешуйки, что покрывали тело дракона, не прикрывали его пах. К счастью, член от взора был прикрыт плотью.

Воительница и так увидела у этого дракона больше, чем хотела. Она подняла меч и приставила его к незащищённому месту, готовая его вонзить.

Она надеялась, что это даст ей время выскочить из пещеры и, если потребуется, покинуть долину.

— Аннуил! Нет!

Воительница замерла. Из того места, куда вжимался кончик меча, начала сочиться кровь, но Аннуил не ослабила давления. Дракон над ней перестал дышать. Сейчас он не мог сесть. По правде говоря, он рухнул на неё сверху, и сам же напоролся на меч.

— Аннуил, любимая. Дай мне руку.

Аннуил подняла взгляд и увидела блестящие чёрные когти своего дракона. Она тяжело дышала. В душе она металась от воительницы, готовой нанести смертельный удар до женщины, которая понимала, что этот дракон — отец Фергюса.

— Фергюс?

— Аннуил. Доверься мне.

Аннуил перевела взгляд на дракона над ней. Если этот старый дракон сейчас её убьёт, она была уверена, как в собственном имени, что Фергюс его убьёт.

Старый дракон не пойдёт на такой риск. Она решила довериться тому, кому безоговорочно верила.

Аннуил схватилась за коготь и позволила Фергюсу вытянуть её из-под огромного дракона. Он толкнул её к Морвид и Гвенваелю и повернулся лицом к отцу, защищая остальных своим телом.


Глава 13

Никто и никогда ещё не оказывался так близко к убийству Берселака. И если бы он не остановил Аннуил, она бы его точно прикончила.

Воительница обнаружила слабое место дракона. Место, незащищённое чешуёй.

Когда они вчетвером ворвались в пещеру, Аннуил скользнула под дракона. Фергюс её окликнул, но жажда крови не позволила воительнице услышать его зов.

Поэтому Фергюс сменил человеческий облик на драконий, с ним же изменился и голос, от которого теперь осыпались стены.

Фергюс был так зол на своего отца, что отчасти не хотел останавливать воительницу, но понимал, если она убьёт его, у королевы развяжутся руки.

Она перевернёт небеса и ад, чтобы уничтожить Аннуил, а Фергюс сделает то же самое, чтобы воительницу защитить.

Но от звука голоса Фергюса Аннуил остановилась. Замерла. Он и не знал, что у воительницы имеется такой самоконтроль. Но Аннуил, как и всегда, продолжала его удивлять.

— Сукин сын! — Ярость Фергюса сотрясла стены логова. Он желал забить старого ублюдка до смерти.

Отец приложил лапу к пораненной морде и отчаянно пытался освободить хвост от державшего его клинка.

— Неужели ты не видишь, что эта сумасшедшая стерва со мной сделала?

— Стоило ей позволить тебя прикончить.

— Я отдал тебе прямые приказы…

— Я тебе не подчиняюсь! Убирайся! Живо!

— Что тебя связывает с этой человечишкой? — Отец уставился на сына, ноздри его затрепетали. — Я чувствую на тебе её запах.

— Я сказал убирайся!

Отец повернулся, чтобы взглянуть на Аннуил.

— Маленькая человеческая женщина, что же тебе он такое сказал, что ты перед ним раздвинула ноги?

Фергюс выдохнул пламя, посылая отца в полёт через пещеру. Часть хвоста, что была пришпилена к земле клинком, оторвалась.

— Фергюс, нет! — вскрикнула Морвид, но брат лишь мельком глянул на неё. Его полностью охватил гнев. Он был им так ослеплён, что не осознавал действий. Пока не услышал голос Аннуил.

— Фергюс? — воительница не кричала. Не орала. Она произнесла его имя так тихо, что остальные члены его семьи вероятно и не услышали. Но Фергюс услышал.

Аннуил убрала меч в ножны и наблюдала за перепалкой между отцом и сыном. Они ей немного напоминали Лоркана и отца, но воительница сомневалась, что эта схватка закончится тем, что Фергюс расплачется и забьётся в угол.

Взгляд холодных глаз старого дракона обратился к Аннуил. Воительница отошла от Морвид, готовая встретиться лицом к лицу со старым ублюдком, когда уловила что-то краем глаза. Ярко-красное сюрко [2].

Накидка была разорвана в клочья и валялась у входа в пещеру. Пока продолжалась семейная разборка, она подошла к разорванной тряпке.

Воительница присела на корточки рядом с облачением и обнаружила также штаны, кольчугу и кожаные сапоги.

Всё было разорвано в клочья. На мгновение Аннуил обеспокоилась, что рыцарь стал обедом для старого дракона, но нигде не было видно крови.

Она подняла взгляд на Фергюса, который продолжал изрыгать пламя. Что сказал ей старый ублюдок? «Маленькая человеческая женщина, что же тебе он такое сказал, что ты перед ним раздвинула ноги?»

В этот момент Морвид окликнула Фергюса, но разъярённый дракон бросил на неё лишь быстрый взгляд. От этого движения грива переметнулась на другую сторону и непослушный локон чёрных волос упал на глаз.

Аннуил уставилась на Фергюса. Как же раньше она не замечала? Чёрные волосы, которые она так сильно любила и у рыцаря, и у дракона. Волосы, по которым проводила рукой, болтая с драконом, или сжимала в порыве страсти, когда была с рыцарем.

— Фергюс?

Он надвигался на павшего отца, но голос воительницы его остановил. Фергюс посмотрел на неё. Их взгляды встретились.

И Аннуил почувствовала, как по позвоночнику побежали мурашки. Воительница перевела взгляд на Морвид, но женщина на неё не смотрела.

Гвенваель, который всё ещё был немного зелёным, и вовсе повернулся спиной. Взгляд его был направлен в землю. Затем Аннуил осознала кое-что ещё. Она подняла взгляд и увидела обнажённого мужчину с серебристыми волосами. Тот смотрел на неё, приветственно улыбнулся, а затем подмигнул.

Аннуил поднялась, направилась к Фергюсу и встала перед ним.

— Фергюс?

— Я могу всё объяснить…

— А можешь ли, мальчик? — Фергюс, услышав голос отца, закрыл глаза. Старый дракон поднялся и встал позади сына.

И в этот момент Аннуил что-то ощутила. Она так долго сдерживалась, что уже и забыла, как хорошо, когда злость окутывает тебя как тёплое пальто зимой. И когда ярость распространилась по всему телу, воительница обнажила меч.

Услышав этот звук, Фергюс от удивления распахнул глаза.

— Аннуил. — Она, не отводя взгляда, обошла его.

Фергюс в это время поворачивался всем телом. Он ждал этого. Ждал удара. И нанесёт удар в ответ. Воительница была в этом уверена.

— Фергюс, неужели ты позволишь какому-то человеку делать подобное с тобой? — с отвращением в голосе рявкнул отец. Аннуил уже стояла между двумя драконами. Она не сводила глаз с Фергюса, сжимая рукоять меча двумя руками, направляя остриё вниз. Воительница так крепко сжимала оружие, что от усилия побелели костяшки пальцев.

— Ты мне врал.

— Да.

— Почему?

— Не думал, что ты поймёшь.

— Фергюс, да убей её. Убей и делу конец, — тяжело выдохнул отец.

— Фергюс, скажи мне. — Она подняла меч, в венах кипела ярость. — Ты понимаешь это?

Аннуил развернулась и со всей яростью ударила мечом старому дракону по лапе между когтями, где чешуйки были очень тонкими, и снова пригвоздила того к земле.

Дракон откинул голову и взвыл так громко, что его, вероятно, услышали за сотню лиг.

Аннуил повернулась к своему любовнику.

— Да гори ты в аду, Фергюс?

И ушла, оставив драконов с раненым отцом.


Глава 14

Братья и сестра Фергюса стояли молчаливо, ошеломлённые криком боли отца. Фергюс наблюдал за уходом Аннуил. Смотрел как она идёт к выходу. Как отмечает, как на неё пялится Бриёг.

Она остановилась и уставилась в ответ на серебристоволосого брата Фергюса. Когда он улыбнулся ей, Аннуил ударила его тыльной стороной ладони по голове так, что парень впечатался в Гвенваеля.

Фергюс глянул на самого младшего брата.

— Иди с ней.

— Ты совсем выжил из ума? — требовательно спросил Гвенваель, помогая Бриёгу подняться на ноги. — Да она же сумасшедшая! Я никуда не пойду!

Фергюс низко зарычал, убедившись, что видно клыки. Гвенваель в ответ поморщился и нехотя поплёлся за Аннуил.

— Убедись, что она в безопасности, — крикнул Фергюс вслед и перевёл взгляд на Морвид, которая наконец-то вышла из шокового состояния и принялась помогать отцу.

— Насколько он плох?

Морвид широко распахнутыми глазами посмотрела на брата.

— Она пробила пол пещеры. Камень.

Сестра не потрудилась скрыть ужас в голосе.

— Да нет, землю.

— Что ж, придётся извлечь клинок. Это немыслимо.

Фергюс глянул на отца.

— Он выживет. Я иду за ней.

— Что? — Морвид встала перед ним. — Фергюс, нет. Она зла. Очень зла. Она пришпилила к земле твоего отца… дважды. Дай ей немного времени успокоиться.

— Морвид, я солгал ей. У неё есть полное право злиться. Кроме того, она не мне навредила.

— Нет. Ты никуда не пойдёшь, пока не поможешь мне с отцом. — Ведьма подошла к Берселаку. — Мне одной не справиться.

Фергюс покачал головой. Сестре не требовалась его помощь. Но она хотела дать Аннуил несколько минут усмирить гнев. Фергюс посчитал, что это, возможно, и не плохая идея.

Фергюс посмотрел на то, как отец пытается освободить лапу, но сделать это без рывка он не мог.

Ублюдок здесь застрял до тех пор, пока ему не помогут Фергюс и Морвид. Фергюс улыбнулся, подумав о страданиях отца и о женщине, которая их причинила.

«Я люблю эту женщину».

* * *

— Гвенваель, держись от меня подальше.

— Мне не хочется здесь быть, но братец не оставил мне выбора.

Гвенваель пытался от неё не отставать. Его желудок так и норовил извергнуть остатки солдат, которых он съел прошлой ночью, а у девчонки были длинные ноги.

Аннуил не бежала, но шла быстро. И Гвенваель понимал, если подойдёт близко, то закончит как Бриёг. Или хуже… как отец.

Гвенваель наконец-то понял, что брат нашёл в этой женщине. Женщины-драконы были опасными, но предсказуемыми. И порой очень холодными. Для них важна политика. А вот для Аннуил — нет.

Её не волновало мирное урегулирование конфликта. Аннуил действовала на инстинктах и эмоциях. И инстинкты помогали ей оставаться вживых. А эмоции делали из неё смертельное оружие. Как Фергюс мог не влюбиться в неё?

Размышляя об этом, Гвенваель осознал, что и сам немного влюбился в Аннуил.

Им не потребовалось много времени, чтобы добраться до выхода из логова Фергюса. Гвенваель следовал за ней и затем внезапно врезался в её спину. Он считал, что раз уж она открыла правду, то тут же вернётся к своим отрядам. Но, подняв взгляд, он увидел, что Аннуил остановило.

Её поджидали два батальона солдат. На мужчинах были цвета Лоркана и воины явно намеревались вернуть командиру Аннуил живой, чтобы тот сам свершил свою месть. Человек десять держали сеть, чтобы поймать женщину.

— Я безоружна, — пробормотала Аннуил, отступая к Гвенваелю.

— Есть. — Он пихнул ей свой меч. Аннуил уставилась на оружие. Гвенваель быстро осознал, что девчонка слишком долго жила в безопасности с Фергюсом. Ладно, неважно. Он точно знал как сделать Аннуил снова Кровавой. — И не забывай, Аннуил, мой брат тебе солгал. Одурачил тебя. И пока мы тут разговариваем, он, вероятно, посмеивается над тобой со стариком. А сейчас… — Гвенваель толкнул её к нескольким ожидающим воинам, — иди к ним.

Он наблюдал как, взревев, Аннуил снесла голову первому мужчине, который к ней приблизился.

Затем повернулась и снесла голову другому. Гвенваель вздрогнул. Прозвище отлично подходило Аннуил.

Гвенваель увидел, что к нему двинулись несколько солдат. Он перекинулся, заставив Аннуил отскочить в сторону, чтобы не оказаться раздавленной его огромным драконьим телом.

— Дракон! — Гвенваель ожидал, что они бросятся прочь. Раньше люди всегда убегали. Но эти отряды остались на месте.

И тут он внезапно понял, что не только он ожидал такой реакции, но и Аннуил.

Она вонзила меч в живот ещё одного солдата и вспорола его.

* * *

Воительница рванула из ножен меч солдата, игнорируя выпавшие на землю перед ней кишки, и повернулась к следующему воину.

Солдаты хотели поймать её в сети, и Аннуил понимала, что это будет для неё значит.

Её вернут к брату и всем видам пыток, которые он для неё подготовил. От этой мысли она вздрогнула и принялась за борьбу с большей скоростью и злобой.

Аннуил начала ломать руки. Любые руки, держащие сети. Ускользнув от очередного воина и снеся ему голову, воительница осознала, какую пользу принесли ей тренировки с Фергюсом.

Теперь она двигалась быстрее. Её атаки были более нацеленными и смертоносными. На какое-то время она и забыла насколько зла на него была. Но затем вспомнила, и от ярости практически разрезала надвое очередного солдата.

Воительница услышала яростный рёв Гвенваеля, а обернувшись увидела, что солдаты разделились на несколько групп и пытались заловить дракона.

Они обвили верёвками его шею, и человек тридцать пытались притянуть зверя к земле.

Дракон выдохнул несколько столпов пламени, но Аннуил вспомнила, что в человеческом облике Гвенваель был болен, и теперь осознала, что недуг повлиял и на драконью форму.

Через несколько минут он падёт и его убьют солдаты.

Аннуил рванула к Гвенваелю, срубив по пути голову ещё одному воину.

Она скользнула под шею дракона и перерезала удерживающие его верёвки.

Гвенваель, когда чуть ослабло давление, поднялся, стряхнув солдат, что удерживали остальные верёвки.

Когда те оказались рядом с Гвенваель, она снесла ещё несколько голов.

— Огонь!

Аннуил скрестила мечи перед собой, когда лучники открыли огонь. Но стрелы не достигли её, сгорев на полпути в белом пламени.

На поле битвы появился серебристый дракон, его пламя охватило почти весь батальон. С неба спустился белый дракон и схватил несколько солдат, разрывая их как игрушки. А затем Аннуил увидела его.

Он приземлился рядом с золотисто-чешуйчатым братом, сжигая последних удерживающих верёвки солдат.

— Забери её! — рявкнул он теперь уже свободному Гвенваелю.

— А как же вы?

— Мы в порядке. Забери его!

На Аннуил двинулась ещё одна группа солдат. Воительница приготовилась отразить атаку, когда её внезапно обхватили крепко за талию и подняли в воздух, и Аннуил увидела, как земля исчезает из поля зрения.

— Ублюдок! Отпусти меня!

— Не в этой жизни, красавица. — Золотистая лапа сжала её сильнее. — Тебе причинят боль, а он убьёт меня. А теперь успокойся. Я пытаюсь не извергнуть содержимое желудка.

Фергюс наблюдал, как Морвид и Бриёг выпускали пламя, уничтожая всё на пути.

К нему рванула небольшая группа солдат, человек двадцать, с мечами наготове. В отвращении Фергюс выпустил столп пламени и с удовольствием наблюдал за тем, как воины вспыхнули и закричали.

Он заметил ещё одну группу солдат, которая пыталась сбежать.

— Бриёг! Убей их! Никого не оставляй в живых!

Бриёг выполнил приказ, а Фергюс двинулся среди останков, наступая на любого мужчину, если считал, что тот ещё жив. Рядом с ним приземлилась Морвид.

Он кивнул на место, где стоял Гвенваель и где остались верёвки.

— Кажется, я этого и ожидал.

Сестра кивнула.

— По-видимому.

Фергюс нахмурился.

— Сестра, я не счастлив.

— Понимаю.

— Ты по-прежнему не знаешь кто помогает Лоркану?

— Хефайд-Хен.

Перед Фергюсом приземлился раненый Берселак, который аккуратно поставил повреждённую лапу.

— Хефайд-Хен? Колдун?

— Что ж, просто чертовски чудесно, — выплюнула Морвид. Бриёг продолжал кружить вокруг и изрыгать пламя.

— И когда ты планировал нам об этом рассказать?

— Никогда. Девчонка не должна была здесь оказаться. И ты не должен был ей помогать.

— Зачем колдун помогает Лоркану? — вмешалась Морвид, пока Фергюс не вцепился в глотку отцу.

— Откуда мне знать? И чего мне об этом беспокоиться? Это проблемы людей, а не наши.

— Тебе стоит побеспокоиться, потому что Хефайд-Хен дракон, — гневно выпалила Морвид.

— Если он заручился преданностью Лоркана, затем получил его отряды, нет никаких сомнений, что он обеспечит себе преданность и других регионов.

— А как только он получит отряды, то двинется на королеву, — быстро резюмировала Морвид.

Фергюс увидел, что отец внезапно осознал опасность вовлечения во всё это Хефайд-Хена.

— Он не посмеет. — Если и было что-то, в чём Фергюс был уверен, так это в чувствах отца к королеве. Он не сомневался, что это маленькое открытие всё изменит.

— Этот дракон жаждет власти больше чем чего-либо другого, — напомнил Фергюс Берселаку. — А он всю жизнь хотел трон королевы.

— В её крови много силы, — добавила Морвид. — Если он её заполучит…

— Этому не бывать.

— Тогда, отец, тебе стоит надеяться, что Аннуил убьёт Лоркана. Если этого не произойдёт, нам лучше подготовиться к войне. Потому что ни один дракон не будет в безопасности.

Фергюс заметил, как Берселак от этих слов вздрогнул. Старый дракон терпеть не мог оказываться неправым. Особенно, когда на это указывают собственные дети. Но в глубине сердца он понимал, как они правы.

И Фергюс понимал, что для королевы Берселак как всегда сделает всё.

Отец резко поднял голову.

— Мы с Бриёгом вернёмся к королеве. А вы двое убедитесь, что девчонка победит, и мне не важно, как вы этого добьётесь.

— Если она позволит нам быть рядом, отец, — храбро заметила Морвид. — Её последним воспоминанием является твоя попытка её убить, да к тому же ты рассказал ей о Фергюсе прежде, чем он сам смог рассказать.

Бриёг приземлился позади отца.

— Она же спасла Гвенваеля. Я видел. Она храбрая… для человека.

— Знаю, — рявкнул Фергюс. Он глянул на отца. — Просто я не уверен в том, как мне всё исправить.

— Мальчик, тебе лучше найти способ. Используй всё обаяние. Тебе же удалось завалить её на спину.

Морвид скользнула между отцом и Фергюсом прежде, чем брат смог убить старого ублюдка.

— Фергюс!

— Просто дай мне его убить. Прошу!

— Отец, уходи!

Дракон не стал тратить время впустую и взмыл в небо. Бриёг кивнул брату и сестре, и последовал за ним.

— Фергюс, серьёзно, прекрати просить меня позволить тебе убить нашу семью.

Фергюс покачал головой.

— Они продолжают меня раздражать.

Морвид одарила его улыбкой, которая, как знал Фергюс, испугала бы любого человека.

— Знаю. Но такое происходит в большинстве семей. — Она начала уходить. — Фергюс, мне кое-что нужно сделать. А тебе нужно отправиться к Аннуил.

Фергюс опустил взгляд на свои огромные лапы и вздохнул.

— Она меня ненавидит.

— Да. Я верю, что так и есть.

— И где же поддержка? — взревел он.

— Брат, я не собираюсь тебе лгать. Но я также знаю, что она тебя любит. Она рисковала жизнью, чтобы спасти Гвенваеля.

— Да, рисковала.

— И сейчас она с ним. — Фергюс поднял взгляд на сестру. — Она наедине с большим, золотистым, очаровательным Гвенваелем. А он явно сейчас чувствует к ней признание за спасение жизни.

Фергюс понимал, что делает сестра. Понимал, как она пытается им манипулировать. И это не изменило того факта, что её манипуляции сработали.

Он взмыл в небо, на короткое мгновение задумавшись, а что это за «кое-что», что сестра собиралась сейчас сделать. Но затем подумал о том, что Аннуил сейчас с Гвенваелем наедине, и позабыл все мысли о сестре.

* * *

Аннуил спиной ударилась об землю. Удар прокатился от позвоночника до зубов. Но воительница знала, что в понимании дракона, он опустил её на землю нежно и аккуратно.

Она услышала как он приземлился позади неё, а затем почувствовала, как её схватили человеческие руки и подняли на ноги.

— Было же не слишком жёстко?

— Нет. Приземлилась как на подушки.

Аннуил оттолкнула Гвенваеля.

— Я мог бы доставить тебя прямо в твой лагерь.

— Воистину, мне только не хватало, чтобы в лагере, завидев дракона, люди закричали и обделались в штаны.

— О, понятная причина.

Она не знала, что делать с Гвенваелем. И не только потому что он был голым и так сильно походил на своего брата.

А потому что до этого момента он не переставал с ней заигрывать, хотя всегда сохранял дистанцию с ней и Фергюсом.

Вот только этот Гвенваель скинул всю браваду.

— Что ж, можешь идти. — Аннуил махнула ему, надеясь, что он уйдёт. Ей хотелось остаться одной. Она хотела разозлиться. Сильно разозлиться.

— Да. Я просто хотел сказать… ну, спасибо, что спасла мне жизнь.

Спасла, так ведь? Почему? В тот момент она ненавидела всех драконов. Особенно больших и чёрных. Наверное, это был инстинкт. Всё, что восстаёт против Лоркана или его людей, она защищала.

— Пожалуйста. — Она осознала, что он наклонился к ней. Взгляд его сосредоточился на её губах, его рот слегка приоткрылся. Аннуил залепила ему пощёчину, такую, как и его брату. — Ты что делаешь?

— Собирался тебя поцеловать…

— Гвенваель, даже не думай об этом. Я не в настроении.

Дракон кивнул.

— Ты всё ещё его любишь.

— Нет, Гвенваель, я никого не люблю. И не думаю, что полюблю когда-нибудь снова! — Он отступил под напором такой ярости. — А теперь убирайся с глаз долой!

Аннуил устремилась в сторону лагеря. Ярость кралась с ней, как пантера.


Глава 15

Брастис распустил остальных лейтенантов. Оставшись с Денелином наедине, он задал вопрос, который мучил его весь день.

— Ещё какие-нибудь известия о Лоркане?

Денелин покачал головой.

— Нет. И меня это беспокоит.

— Этот ублюдок скоро начнёт наступление. Я это чувствую.

— Ты снова виделся с ведьмой? Есть информация о возвращении Аннуил?

Лишь от упоминания Морвид Брастис ощутил, как напряглось всё его тело.

— Понятия не имею, — хрипло проворчал он.

— А что если она ещё восстанавливается? Если она не может драться, то полезна нам не будет.

Брастис вышел из палатки. Денелин шёл рядом.

— Я хочу, чтобы воины были готовы и настороже. Когда Лоркан начнёт наступление, не хочу, чтобы нас застали врасплох. В любой ситуации.

— Понимаю.

Двое мужчин отступили в стороны, когда мимо них протолкнулась женщина и направилась к палатке Аннуил.

Брастис остановился.

— Это была…

— Я… думаю, да.

Брастис и Денелин последовали к палатке. Они нашли Аннуил в тот момент, когда она швырнула кресло.

— Лживый, вероломный коврик для ног!

Денелин бросил на Брастиса взгляд, развернулся и ушёл в обратном направлении.

— Аннуил?

Злые зелёные глаза остановились на нём, и Брастису захотелось сбежать как Денелин. У него ещё был шанс.

— Брастис, друг мой. — Ого, а это плохой знак. — Ты мне когда-нибудь врал?

— Гм… нет.

— Видишь? Это ложь!

— Аннуил, успокойся. Расскажи, что случилось.

— Случилось? Ничего. Ничего не случилось. Всё хорошо. Идеально. Лучше чем идеально.

Брастису хотелось прекратить это и, возможно, рискнуть жизнью, когда он услышал раздающиеся снаружи палатки крики солдат.

— Лоркан. — Он выбежал из палатки и врезался в Денелина, который замер на месте. В страхе. В страхе из-за огромного чёрного дракона, что приземлился в центре их лагеря.

— Во имя всех богов.

Дракон оглядел окружившие его отряды, но всё же не отправил никого пока к праотцам.

— Аннуил!

— О боги. Оно… разговаривает. — Денелин выглядел так, словно готов описаться.

Но страх за Аннуил заставил Брастиса действовать. Он вытащил меч, готовый сразиться с чудовищем, когда из палатки вышла воительница.

Он схватил её за руку, как он думал, сильной хваткой, но в гневном состоянии она с лёгкостью вырвалась и встретилась лицом к лицу с драконом.

Воины наблюдали, как Аннуил Кровавая остановилась перед их самым худшим ночным кошмаром. Они слишком боялись, чтобы сражаться, и слишком боялись своего лидера, чтобы убежать.

А затем Брастис увидел, что девчонка сделала то, что ему никогда не забыть.

Ударила зверя. Прямо в колено.

Брастис и Денелин переглянулись.

— Что ж, ты всегда считал её сумасшедшей, — заметил Брастис.

— Но не думал, что прав.

— Лживый коврик для ног! — прокричала воительница.

— Позволь всё объяснить.

— Катись к чёрту!

— Аннуил.

— Нет! — Она направилась в свою палатку. — Оставь меня, дракон. Я не хочу впредь видеть ни тебя, ни кого-то из твоей семьи. Никогда!

Денелин глянул на Брастиса.

— Семьи?

— Не спрашивай.

Дракон в полном молчании наблюдал за уходом воительницы, затем начал что-то нашёптывать. Его окружило пламя. И вот тут Брастис задумался переживёт ли этот день.

Пламя росло, охватывая зверя целиком, а затем потухло, оставив очень большого и совсем обнажённого мужчину.

Зарычав, тот пошёл вслед за Аннуил и скрылся за пологом её палатки.

— Значит они могут менять облик? — тихо спросил Денелин.

— Похоже, да.

— Нам стоит отправиться за ним?

Брастис глянул на Денелин. Ему потребовалось некоторое время, чтобы наконец-то понять, свидетелями чему они только что стали. Любовной перепалке. Лучше оставить это Аннуил.

— Эм… думаю, нет. Нам нужно готовить отряды. И заниматься этим стоит подальше от лагеря.

Глянув на тент и покачав головой, он направился прочь. Денелин на трясущихся ногах тихо последовал за ним.

* * *

— Почему ты не хочешь со мной поговорить?

— Хочешь поговорить? Ладно. Как себя чувствует твой отец?

— А ты как думаешь? Ты же воткнула кинжал ему в стопу.

— Я намеревалась пронзить сердце, но засомневалась, что у него оно есть. У кого-то из вас оно вообще имеется?

— Аннуил, я не мог сказать тебе правду.

— Почему?

— Я… эм… — Фергюс не знал, что окажется так трудно. Это что, шутка? Конечно же он знал, что всё будет трудно!

— Продолжай молчать. — У Фергюса было ощущение, что он попал в число тех, кто доводит её до гневного состояния. Забавно, ведь в данный момент это не казалось хорошим знаком.

— Клянусь, я собирался тебе рассказать.

— Правда? Собирался мне рассказать? — Её сарказм был очень явным, палатку наполнила горечь. Фергюс не винил воительницу. Он бы тоже так себя чувствовал.

— Да, Аннуил. Сегодня. Мой отец меня опередил.

— А почему ты раньше мне не рассказал?

Он вошёл в палатку.

Аннуил шагнула назад и обнажила меч.

— Всё изменилось. — Теперь он стоял перед ней, острие меча упиралось ему в горло. — Аннуил, я не мог перестать думать о тебе. Я хотел тебя больше всего на свете и не знал, как рассказать правду и не потерять тебя. Ты верила дракону, а мужчину просто ненавидела. Мне было нужно, чтобы ты приняла всего меня. Сегодня я подумал, что так может произойти.

Фергюс сделал шаг и почувствовал, как кончик меча вошёл в плоть. По шее к груди потекла струйка крови.

Глядя в глаза Фергюса, Аннуил быстро дышала.

— Ты можешь меня убить. Легко. Если именно этого хочешь. — Он ещё чуть приблизился к ней. Ещё чуть-чуть и острие вспорет ему горло и убьёт его. — Аннуил, неужели именно этого ты хочешь?

Несколько долгих секунд она просто смотрела на него.

— Да, Фергюс, — прорычала она. — Этого.

Не этого ответа он ожидал, но быстро отвлёкся на боль в колене, в которое Аннуил его ударила.

Рявкнул в агонии, когда Аннуил оттолкнула его со своего пути и отошла на безопасное расстояние к стене рядом с кроватью.

— Тебе повезло, что я обязана тебе жизнью. Ублюдок.

Аннуил понимала, что в любое мгновение её ярость выйдет из-под контроля.

Воительнице хотелось убежать от лживого ублюдка. Хотелось, чтобы он познал ту боль, что она испытала, узнав правду. Фергюс знал, что у неё мало знаний о драконах помимо тех, что они могут пугать.

Аннуил понятия не имела, что они могут превращаться в людей. Жить как люди. А на основании того, что они недавно с воительницей делали в его долине, могли спариваться как люди. Она ощущала себя дурочкой.

Шлюхой и дурочкой. И ненавидела она Фергюса за то, что он заставил её подобное испытывать. Поэтому, да, ей хотелось видеть его мёртвым, видеть его кровь на своём мече. Но несмотря на то, что Фергюс предоставил ей такую возможность, Аннуил не могла ею воспользоваться, и в этот момент ненавидела себя за слабость.

Фергюс потёр колено и посмотрел на Аннуил.

— Мне нужно, чтобы ты успокоилась и мы могли всё обсудить.

— Я тебя ненавижу.

Он выпрямился во весь рост, уже восстановившись от удара. Его явно было не так легко убить, как человека. Любой другой мужчина после такого удара сейчас бы сидел и жаловался на боль.

— Ты не можешь дать мне шанс?

— Нет.

Фергюса, казалось, ошеломил такой ответ.

— Даже попытаться не можешь?

— Нет.

— Можешь сказать, что ко мне ничего не чувствуешь?

— У меня чувства только к дракону, который спас меня, позаботился обо мне.

— А к мужчине?

Воительница покачала головой.

— Не знаю, что чувствовала к нему… тебе… да плевать.

Аннуил впервые солгала. Она точно знала о своих чувствах к мужчине. Страсть. Чистое, простое и спокойное возбуждение. Но об этом ему она не могла рассказать.

Сейчас она не могла в этом признаться. Даже если ей придётся скрестить руки на груди, чтобы ему не удалось увидеть, как затвердели её соски, или с трудом отрешиться от чёртовой пульсации между бёдрами. Нет, она никогда в этом не признается Фергюсу.

Но когда она подняла на него глаза, то поняла, что он уже обо всём знает. Это сказало выражение его лица.

Фергюс снова подошёл к ней и встал напротив. «Храбрый мужчина», — подумала Аннуил с сильной горечью. Он смотрел на неё сверху вниз, затем опустил голову и упёрся лбом в её лоб. Он не попытался поцеловать или обнять её. Просто прижался лбом к её лбу. И это было чудесное ощущение.

Аннуил стояла неподвижно, гадая, что же последует, пока не услышала его шёпот:

— Аннуил, прости меня. Пожалуйста. Прости меня.

Нет, ему не отделаться простым извинением. Даже за миллионы лет. Даже если извинения такие нежные и берущие за душу.

— Ты не можешь сказать или сделать то, что заставит меня тебя простить, — прошептала она в ответ.

Фергюс отодвинулся и посмотрел на неё. Аннуил гадала о чём он думает, но никак не ожидала увидеть улыбку.

— Это вызов, леди Аннуил?

Лицо воительницы вспыхнуло и она оттолкнула Фергюса.

— Точно нет!

Отойдя от него, она встала по другую сторону стола. Фергюс встал напротив, упершись ладонями в жёсткую деревянную столешницу.

— А прозвучало как вызов.

— Это не вызов, а констатация факта. Я тебя никогда не прощу.

— Вызов.

— Прекрати так говорить! — Аннуил пыталась отвести от него взгляд, но всё равно продолжала пялиться на восхитительное обнажённое тело. Даже когда посмотрела ему в глаза, перед ней стоял образ его тела. Она видела его душу.

Аннуил снова обогнула стол и Фергюс медленно двинулся за ней, каждый мускул напрягся в предвкушении погони.

Он посмотрел на неё и воительница поймала себя на мысли о том, какие же длинные и чёрные у него ресницы.

— Готов поспорить, что смогу заставить тебя простить меня.

Да пусть катится к чёрту. Она его ненавидела. Ненавидела каждой частичкой существа. Но проклятое предательское тело откликалось на него как никогда.

Аннуил продолжала вынуждать себя уйти от него, но это становилось сложнее и сложнее. Особенно, когда тело желало просто забраться на деревянный стол и позволить Фергюсу забраться на неё.

— Я не собираюсь этого делать. — Аннуил поморщилась. Наверное, это прозвучало бы более убедительно, если бы произнесла она это не с придыханием.

— Делать что?

— Прекрати!

— Прекратить что?

— Ты знаешь, что большинство людей пытаются не выводить меня из себя.

Фергюс остановился, вперив взгляд тёмных глаз прямо ей в душу.

— Я не большинство людей. Я вообще не человек.

И тогда Аннуил рванула к выходу из палатки, но Фергюс перехватил её прежде, чем она даже успела протянуть руку, чтобы откинуть полог.

Он притянул её к себе, прижал спиной к своей груди. Вырвав меч у неё из руки, он бросил его на другой конец палатки.

Фергюс наклонился к её уху, скользнул рукой ей под рубашку.

— Аннуил, прости меня.

— Нет.

Свободной рукой он убрал в сторону её волосы.

Погладил пальцами её горло, от чего Аннуил содрогнулась всем телом. Чёртовым предательским телом.

А затем его жаркий рот оказался на её шее, и Аннуил ощутила, как он её лизнул. Рука, что была под рубашкой, скользнула к материи, которой воительница перевязывала грудь, и пробралась под.

Аннуил чувствовала себя так, словно голова отделилась от тела. Разум по-прежнему кричал убираться прочь от Фергюса, говорил заставить его остановиться.

А тело игнорировало разум. Оно заставило её протянуть руки назад и запустить пальцы в его волосы, а затем выгнулось, чтобы его пальцы, ласкающие набухшие груди, ощущались гораздо чувствительней.

Аннуил ненавидела своё тело. Ненавидела его слабость. Очевидно, тело думало только о мимолётном наслаждении, а не о том, что это значит впоследствии. Нет, об этом думала лишь её бедная голова.

Нежно прикусив кожу шеи, он обхватил обеими большими ладонями её груди. Он чуть сильнее укусил её, и Аннуил с ужасом осознала, что со стоном принимает его действия.

— Аннуил, прости меня, — снова попросил он хриплым шёпотом ей на ухо.

Аннуил знала, что должна просто произнести это и всё прекратится. Но ей хотелось, чтобы он заставил её это произнести, а до этого продолжал начатое.

— Никогда.

Ни одна женщина до этого не заставляла его так себя чувствовать. Ни дракон, ни человек. Но Аннуил ото всех отличалась. Она не была драконом. Она не была человеком. Она была кем-то большим. Аннуил принадлежала ему.

Фергюс стянул с неё рубашку и сорвал материю с груди. Он повернул её и взгляд тут же упал на так любимую им грудь.

Он сжал Аннуил сильнее, наклонил голову и втянул в рот сосок.

Воительница застонала и выгнулась, запустив обе руки ему в волосы. Фергюс снова и снова кружил языком по и так твёрдому соску, дразня его. Дразня Аннуил. Она ещё крепче вцепилась ему в волосы.

— Скажи это, Аннуил, — потребовал он, опаляя дыханием её жаркую плоть. — Скажи, что прощаешь меня.

— Нет.

Фергюс прижал её к деревянному столу и сорвал с её тела штаны.

Аннуил ошеломлённо выдохнула. Он наклонился и провёл языком по её шее до рта.

Фергюс облизнул её полную нижнюю губу. Аннуил приподнялась и овладела его ртом, скользнув языком по его зубам и ворвавшись внутрь.

Он провёл рукой вниз по её телу и между бёдер. Когда он скользнул пальцем в неё, медленно двигая вперёд и назад, Аннуил откинула голову.

— Скажи мне, женщина.

— Катись к чёрту.

Фергюс ошеломлённо отдёрнулся от неё. Аннуил смотрела на него полными страсти и вызова глазами.

— Хочешь вот так, да?

Он своим телом прижал её к столешнице, оглядывая палатку. Как лидер сопротивления она имела лучшее из возможного.

Это означало, что у Аннуил имелась настоящая кровать. С каркасом из твёрдого дерева, она не была большой, но длинной, под рост воительницы. Это мило.

Через несколько секунд он зацепился взглядом за то, что ему было необходимо и что лежало рядом с кроватью.

— Тогда пойдём.

Фергюс обхватил её рукой за запястья, отступил и потянул воительницу за собой.

Она уставилась на него во все глаза, заметив, что он тащит её к кровати.

Но заметив, как он потянулся к верёвке, на которой кто-то практиковался вязать узлы, разразилась смехом и начала бороться с Фергюсом.

— Не в этой жизни, дракон!

— Ты это начала.

— Нет, не начинала!

Крепче схватив Аннуил, он уставился на неё. Проигнорировав её попытки борьбы, Фергюс бросил её на кровать, лицом вниз на меховые шкуры, и прижал коленом.

— Ублюдок! Отпусти меня!

— Нет, — передразнил её Фергюс, связал крепко запястья верёвкой и привязал конец к деревянной раме.

— Фергюс, отпусти меня! Сейчас же!

Проигнорировав её, Фергюс присел на корточки рядом с кроватью и провёл рукой по всему телу воительницы. Аннуил закрыла глаза и судорожно застонала.

— Аннуил, скажи мне то, что я хочу услышать. Скажи, и я тебя отпущу.

— Нет!

В ответ он шлёпнул её по заднице.

Аннуил замерла. Глаза распахнулись от удивления. Неужели он только что шлёпнул её по заднице? Словно в ответ Фергюс шлёпнул её по другой ягодице.

Аннуил оглянулась на него.

— Ты. Сошёл. С. Ума?

Фергюс улыбнулся, и она поверить не могла до чего же он прекрасен.

— Просто прости меня. Если, конечно, не хочешь, чтобы я… — Он поднял руку над её задницей. Аннуил зарычала.

Как могла она его ненавидеть и в то же время хотеть? Как могла чувствовать себя преданной и всё равно продолжать подобное?

Фергюс поцеловал её, забрал дыхание, поглаживая задницу. Скользнул в Аннуил двумя пальцами. Она была уже влажной и готовой, её тело не выказало сопротивления.

Он начал медленно двигать пальцами вперёд и назад, заставляя воительницу извиваться на постели.

Закрыв глаза, она застонала. Должно быть, этот мужчина использовал на ней какое-то заклинание.

Ничего, абсолютно ничего не могло приносить такие хорошие ощущения само по себе. Тело воительницы напряглось, когда тепло от паха распространилось вверх по позвоночнику.

А затем Фергюс остановился.

Аннуил распахнула глаза и разочаровано застонала.

— Не смей останавливаться!

Фергюс посмотрел на её рот.

— Тогда скажи это. Скажи, что прощаешь меня.

Она хотела, чтобы он закончил начатое. Хотела, чтобы он доставил удовольствие, которое только он мог доставить. Но она так легко не сдастся. Боясь, что начнёт умолять, она покачала головой.

Фергюс нежно убрал её спутанные волосы от лица и взгляну в глаза. Её глаза скользнули по его телу и задержались на возбуждённом члене. Фергюс зарычал и поднялся на ноги.

Возвышаясь над ней, он опустил колено на постель и наклонился. Возбуждённый член оказался прямо перед ртом воительницы.

Не долго думая, Аннуил втянула его в рот настолько глубоко, пока головка не упёрлась в заднюю стенку горла, и начала сосать, кружа языком.

Фергюс закрыл глаза и прорычал её имя.

* * *

Её рот был явно подарком богов. Не было другого объяснения тому, что так чудесно ощущалось. На несколько минут Фергюс позволил себе затеряться в ощущениях, как она посасывает и облизывает его.

Фергюс отпрянул прежде, чем кончил, хотя по разочарованному стону подумал уже было поменять решение. Но ему хотелось кончить, погрузившись глубоко в её лоно.

Тяжело дыша, Фергюс подался назад и едва не кончил лишь глядя на Аннуил. Лежа на кровати, со связанными запястьями она извивалась телом, жаждя его. Он больше не мог ждать простит она его или нет. Он должен был сейчас заполучить её.

Он опустился на колени между её ног, приподнял её, чтобы получить великолепный вид на её задницу.

Фергюс вошёл в неё сзади, стиснув зубы, когда Аннуил уронила голову вперёд и утробно зарычала. Он двигался медленно, игнорируя её мольбы и грубые требования. Он ждал, пока не погрузился глубоко в неё, и наклонился вперёд.

— Скажи мне, Аннуил, — с отчаянием продышал он ей в ухо. — Скажи, что прощаешь меня.

— Нет.

Фергюс куснул её за спину и Аннуил взбрыкнула. Затем провёл ладонью по её телу до задницы и снова шлёпнул.

— Почему ты продолжаешь так себя вести?

— Потому что это становится забавным. К тому же ты, ведьма, получаешь от этого наслаждение.

— Нет, не получаю!

— Лгунья. — Он жёстко шлёпнул Аннуил по заднице и воительница зарычала. — А теперь скажи, что прощаешь меня.

Аннуил помедлила, чтобы перевести дыхание.

— Почему? Почему тебя этот так заботит?

Фергюс моргнул. Ради всех богов, она не знает.

Он погладил её по спине и уткнулся носом в шею.

— Потому что я люблю тебя.

* * *

После такого заявления шёпотом всё тело Аннуил замерло. Дракон любил её. Это всё, что она хотела знать. Всё, в чём нуждалась.

Воительница откинула голову и посмотрела на Фергюса. Увидела правду в его глазах.

— Фергюс, развяжи меня.

Он наклонился и развязал верёвку.

Оказавшись на свободе, Аннуил оттолкнула его. Со стоном он скатился с неё. Воительница повернулась и они оказались лицом к лицу.

Аннуил смотрела на Фергюса, вела рукой по его щеке к заросшей щетиной челюсти. Затем зарычала и ударила его в грудь.

— Идиот!

— Ой!

— Почему ты раньше мне об этом не сказал? Ты с ума меня сводишь! — Она ударила его в плечо.

— Прекрати меня бить!

Аннуил поднялась и стремительно отошла в центр палатки, где скрестила руки на груди.

— Я думала, что окончательно сошла с ума. Из-за тебя!

— Закончила?

Аннуил прекратила расхаживать и медленно повернулась к Фергюсу. Он прислонился к кровати, длинные ноги были на полу, возбуждённый член так и не опал.

— Извини?

Он улыбнулся, оглядев её.

— Я спросил, закончила ли ты. Я о том, что если тебе нравится, то можешь весь день ходить и толдычить как я был неправ. Или можешь подойти ко мне и позволить заставить тебя обо всём позабыть.

Аннуил прикусила щёку изнутри, чтобы не улыбнуться. Ублюдок.

— Знаешь, мне очень больно. Я опустошена. Могу никогда от этого и не оправиться.

— Аннуил, иди ко мне. — Он протянул руку, на восхитительном лице появилась красивая улыбка. — Тащи ко мне свою хорошенькую задницу.

Аннуил закатила глаза, но всё равно двинулась к нему и взялась за протянутую руку. Фергюс сжал её ладонь и аккуратно развернул воительницу от себя.

Схватился за её бёдра, притянул к себе и опускал её тело до тех пор, пока медленно не вошёл в неё сзади. Она ахнула, когда он усадил её на член, чуть подождал и начал медленно двигаться.

Полностью войдя в Аннуил, он обхватил её груди. Фергюс сжимал и перекатывал соски между пальцами, упираясь лбом в спину, носом в шею.

Аннуил стонала и гадала, как у неё вообще мысль возникла сдаться. Сдаться ему. Но осознала, что больше этот вопрос её не волнует.

Она заполучила их обоих. Дракон и рыцарь были одной и той же личностью. И он любил её.

Фергюс прикусил основание её шеи и сжал бёдра, медленно двигая Аннуил вверх и вниз по своему члену. Снова и снова, пока она не удостоверилась, что сходит с ума.

Он водил вверх и вниз языком по её шее, его волосы спадали на её плечи и ласкали чувствительные груди.

Аннуил накрыла его руки своими, крепко сжала, впиваясь ноготками.

— О боги, ты сводишь меня с ума.

Он усмехнулся ей в шею.

— Слишком медленно? — Аннуил смогла только кивнуть. — Тогда скажи то, что я хочу услышать.

Она ахнула, когда он сильнее сжал её в объятиях. Покачала головой. Воительница понятия не имела, о чём он говорил.

— Аннуил, скажи, что прощаешь меня. Прости меня и я оттрахаю тебя так, что кричать будешь.

Чёрт, да она сотню раз его простила. По крайней мере, мысленно. Но сказать это вслух, прямо в этот момент, когда даже прямо смотреть не может… Это был настоящий вызов.

— Гм… да.

— Да — что?

Аннуил застонала. Она была так близко. Так близко.

— Прощаю.

— Прощаешь что?

Вот же ублюдок!

— Тебя.

— Аннуил, скажи это. Скажи, потому что я часами могу это продолжать.

Часами? Да она ещё пять секунд выдержать не могла, не то что час. Воительница заставила себя сосредоточиться, используя те же навыки, что и в битве.

— Я прощаю тебя, Фергюс. Я прощаю тебя.

Внезапно он поднял её со своего члена и бросил спиной на кровать. Согнув её ноги в коленях и задрав до головы, он стремительно снова наполнил её.

Аннуил схватилась обеими руками за изголовье и прорычала его имя. Она и так была слишком близко, поэтому не потребовалось много времени, чтобы, зарычав, а затем закричав, она кончила.

Дерево затрещало в её руках, изголовье не пережило их соединения.

Оргазм Фергюса не заставил себя ждать. Он зарычал, когда она сжала его внутренними мышцами, будто хотела выдоить до последней капли.

Какое-то время они так и оставались. Никто не двигался и не говорил. В конце концов, Фергюс вышел из Аннуил и осторожно опустил её ноги. Он растянулся рядом с ней на постели, чтобы она могла прильнуть к нему.

Аннуил улыбнулась, когда он поцеловал её в лоб.

— И что теперь, дракон?

Он провёл пальцами по её щеке. Как близко он оказался к тому, чтобы её потерять. Единственную, кого хотел в жизни.

— Думаю, нам нужно выиграть войну.

Аннуил покачала головой.

— Нет. Я не… я не…

Фергюс поцеловал её и прекратил бормотания.

— Знаю. Я этого хочу. Вообще-то даже приказываю. — Он улыбнулся. — Кроме того, мне хочется увидеть, как ты возьмёшь верх над братцем.

— Уверен?

— Уверен.

Фергюс вытянул руку, поднял шкуры и накрыл их остывающие тела. Аннуил придвинулась к нему ближе, уткнулась в шею, пока он гладил её по спине.

Он поможет ей выиграть эту войну. Не ради отца или королевы. Ради неё. Ради его Аннуил. Любви всей его жизни.


Глава 16

Аннуил распахнула глаза, когда чья-то рука закрыла ей рот. Но, увидев голубые глаза Морвид, она расслабилась. Ведьма сделала несколько шагов назад, махнула воительнице следовать за ней и тихо выскользнула из палатки.

Аннуил попыталась выползти из-под огромной руки, властно обнимающей её за талию, но хватка усилилась и Фергюс уткнулся носом воительнице в спину.

— Ну и куда ты собралась?

Улыбнувшись, она погладила лежащую на её талии руку. Лишь от низкого, урчащего голоса Фергюса Аннуил стала влажной и готовой для него.

— Разве девушка не может потратить немного времени на себя? Я скоро вернусь.

Он прикусил её плечо.

— Было бы хорошо.

Аннуил вылезла из постели, схватила меховую шкуру и выскочила из палатки. Завернув за угол, она обнаружила нетерпеливо ожидающую её Морвид.

— В чём дело? — Аннуил нравилась Морвид, но в данный момент ей хотелось вернуться в постель, в крепкие объятия Фергюса, и чтобы его член оказался в ней, твёрдый и готовый.

— Нужно, чтобы ты пошла со мной.

— Зачем? Куда?

— Я не могу объяснить. Пойдём. — Она вручила Аннуил одежду. Воительница понятия не имела, откуда та её взяла. И не понимала для чего такая секретность.

— Морвид, что происходит?

— Мне нужно, чтобы ты доверилась, и нам стоит уйти прежде, чем Фергюс примется тебя искать.

Аннуил, глядя на Морвид, натягивала одежду.

— И ты тоже, да?

— Тоже — что?

— Ты и Фергюс. Никогда раньше не замечала, но вы похожи.

— Он мой брат.

— Большая семья. — Аннуил натянула сапоги, накинула сюрко и застегнула на талии кожаный пояс. Одевшись, она положила руки на бёдра и приподняла бровь. — И что дальше, леди-дракон?

Морвид наблюдала за тем, как Аннуил раздаёт приказы лейтенантам. На самом деле, она видела сторону воительницы, которую никогда не удастся увидеть этим мужчинам.

Раненый воин возвращался к жизни. Женщина, которая любила её брата. И воительница, которую ведьма считала своим другом.

Но теперь Морвид увидела, почему все эти люди следовали за ней. Аннуил излучала силу и решительность. Она была больше, чем лидер сопротивления; она была его сердцем.

— Выдвигаетесь ночью. У нас есть информация, что когда взойдёт два солнца, Лоркан нападёт на деревню. Мы не можем ему позволить это сделать, иначе он заполучит Цитадель О'Донохью, а с ней и наших женщин и детей. Убивайте любого, кто носит цвета Лоркана. Никакой пощады. Никаких пленных.

— А ты? — спросил Брастис.

— Я ухожу с Морвид. Сейчас. Но утром я вернусь. Завтра я встречусь с братом.

— А что насчёт… — Мужчины замялись, не желая встречаться с Аннуил взглядом.

Воительница усмехнулась.

— А что насчёт моего дракона?

Морвид удивлённо моргнула. Аннуил даже не пыталась скрыть свои отношения с Фергюсом.

Брастис прочистил горло.

— Да, Аннуил, что насчёт твоего дракона?

— Дайте ему поспать. А когда проснётся, сообщите, что я вернусь с восходом солнца. Не слишком трудно, да?

— А мы рядом с ним в безопасности?

Аннуил раздражённо вздохнула от этого вопроса, но за неё ответила Морвид:

— Да, рядом с ним вы в безопасности. Но когда скажете ему об отсутствии Аннуил, лучше с ним не задерживайтесь. Я бы точно убралась побыстрее. Очень-очень быстро. — Аннуил и её воины уставились на Морвид. Ведьма приподняла бровь. — Он же мой брат. Я хорошо его знаю.

Солдаты отошли от неё, все, кроме Брастиса, который смотрел на ведьму во все глаза. Морвид поняла, что они не знали, что она тоже дракон.

— Не волнуйтесь. И со мной рядом вы в безопасности.

Она улыбнулась, но только Брастис и Аннуил улыбнулись в ответ.

— Ладно, мы уходим. — Аннуил отошла от огромного стола, заваленного картами, на который она опиралась. — Увидимся на рассвете.

Морвид вышла из палатки, Аннуил последовала за ней, но голос Брастиса их остановил.

— Аннуил. — Женщины оглянулись. Брастис одарил Морвид улыбкой и заговорил с воительницей. — Оружие?

— Нет, — покачала головой Морвид, — никакого оружия, Аннуил.

Воительница посмотрела на Брастиса и пожала плечами.

— Никакого оружия.

— Тогда, пожалуйста, будь осторожна.

Аннуил кивнула и последовала за Морвид, которая похоже шла к той поляне, где ранее приземлилась.

Воительница отступила, когда Морвид перекинулась и расправила крылья.

— Готова, леди Аннуил?

Аннуил схватилась за белую гриву и вскарабкалась на спину дракона.

— Айе, леди Дракон. Я готова.

* * *

— Я не понимаю нашего брата. Человека. — Бриёг сильно вздохнул, от чего Гвенваель раздражённо закатил глаза.

— Бриёг, ты ничего не знаешь. Она другая.

— Имеешь в виду, сумасшедшая, а, младший братишка?

Гвенваель уловил мерцание белой чешуи Морвид, поднялся. Они с Бриёгом уже обернулись в человеческую форму и оделись.

— Ты с ума сойдёшь, когда она прихлопнет тебя. — Гвенваель посмотрел на брата. — Как мошку.

Бриёг поднялся. Чуть выше Гвенваеля, но ниже Фергюса, он собирался стать таким же изобретательным в пытках, как и братья.

— Я позволил ей меня ударить.

— Пришлось. Иначе она убила бы тебя на месте.

Морвид тихо приземлилась и спокойно выждала, когда спустится Аннуил. Она перекинулась в человеческое обличье, и воительница накинула ей на плечи меховую шкуру.

Гвенваель бросился вниз по лестнице, чтобы их встретить.

— Леди Аннуил.

— Гвенваель.

— Чувствуешь себя лучше?

Она не могла скрыть улыбку или заалевшие щёки. Теперь он знал наверняка то, что всегда подозревал — его брат храбрый-храбрый дракон.

— Гораздо. Спасибо.

— Хорошо.

К Гвенваелю присоединился Бриёг, скрестивший руки на груди.

— Леди.

Он холодно кивнул воительнице и та перевела взгляд от Гвенваеля на Морвид.

— Прошу прощения, но мы знакомы?

Бриёг недоуменно моргнул.

— Я Бриёг Могучий.

Аннуил обвела взглядом с головы до ног брата Гвенваеля.

— Серьёзно? — наконец заметила она. — Ты сам себе дал это прозвище?

Гвенваель и Морвид подавили смех. Ведьма схватила воительницу за руку и потащила вверх по лестнице.

— Пойдём, Аннуил. У нас мало времени.

После смены обличий Бриёг ухмыльнулся.

— Надеюсь, королева ест костный мозг как пудинг.

Гвенваель насупился. Если эти двое — Аннуил и королева — станут врагами, как знать, кто выйдет победителем. Обе были равноценно пугающими женщинами.

Гвенваель засеменил по ступеням, Бриёг не отставал.

— Бриёг, просто помни: она едва не убила отца. Поэтому, лучше надеяться, что они поладят.

Аннуил думала, что путешествовать они будут по земле, но ошиблась — Морвид шла вверх.

Они поднимались всё выше и выше, пока не достигли гребня горы Девенолт, располагавшегося над облаками. Здесь находился двор королевы драконов.

Которая, как и Фергюс, из мифа превратилась во что-то слишком реальное. И мало того, Аннуил знала, что целое сообщество драконов было всегда очень близко. Они действительно хранили в секрете от людей свои жизни.

И вот теперь здесь была Аннуил. Девчонка, рождённая вне брака, шла по величественным залам королевского двора. Когда они с Морвид вошли в главный зал, все разговоры смолкли.

Все драконы повернулись к ней. Смотрели на неё. Пристально. Аннуил почувствовала себя голой и одинокой. Ей бы хотелось, чтобы сейчас здесь с ней был Фергюс, но понимала, что он бы сюда её никогда не отпустил.

Он бы не стал рисковать. Не стал бы ею рисковать. От этой мысли на губах Аннуил появилась улыбка, и воительница не замечала отца Фергюса, пока практически не забралась на старого ублюдка.

Он был в драконьем обличье, лапа и хвост перевязаны. Морда была намазана чем-то похожим на мазь, вероятно, чтобы остановить кровотечение.

Он посмотрел на неё холодными глазами и Аннуил снова ощутила желание убежать. Но она не доставит ему такого удовольствия.

— Как лапа? — обратилась она к нему. Морвид изумлённо распахнула рот, сжала руку Аннуил и потащила её к другим ступеням в другой зал.

— Аннуил, пожалуйста, не вызывай желание убить тебя. Фергюс мне никогда этого не простит.

— Буду держать это в уме.

Когда они вошли в следующий зал, из-за Аннуил снова смолкли все разговоры, и все драконы наблюдали за её уходом.

— Они на меня пялятся.

— Да. С тех пор, как здесь был в последний раз человек прошло несколько сотен лет.

— Ты имеешь в виду человека, которого привели сюда не в качестве трапезы?

Морвид пожала плечами, но ничего не произнесла.

— Понятно.

Перед Аннуил вышел дракон и Морвид на него зашипела:

— Сдай назад, Кесслин.

— Я просто хотел рассмотреть красивую штучку, — объявил дракон присутствующим в зале.

— Ой, как неудачненько! — рявкнула Аннуил. Последнего, кто назвал её штучкой — а именно, Лоркана, — она в ближайшем времени намеревалась убить.

Морвид потащила Аннуил дальше, но огромный дракон пошёл за ними.

— Кесслин, не стоит быть милым. Она с Фергюсом. А ты же помнишь, что он сделал, когда ты вызвал его неудовольствие.

Морвид отправилась к следующему пролёту лестницы и дракон Кесслин за ними не пошёл, но он ещё не закончил.

— С Фергюсом? Серьёзно? Тогда почему он её не «пометил»?

— Пометил?

— Побеспокоишься об этом позже, Аннуил.

Через несколько минут они остановились перед ещё одним пролётом лестницы.

— А драконы любят лестницы.

— Поднимемся по этим ступеням и всё. Ты знаешь, что делать.

Аннуил кивнула, глубоко вздохнула и начала подниматься по лестнице в покои королевы.

* * *

Великая королева откинула гриву белых волос с глаз и перевернула страницу книги, которую читала.

Когда она это сделала, звенья цепочки на её шее чуть слышно звякнули, и королева улыбнулась. Затем её ноздри заполнил знакомый запах. Она принюхалась.

— Фергюс?

Она закрыла книгу и повернулась, звенья цепочки звякнули громче. Но перед ней стоял не Фергюс, а крошечный человек. Как мило. Берселак прислал ей небольшой перекус.

— Кто ты?

Королеве всегда нравилось болтать с трапезой, прежде чем вспороть ей брюхо. Никогда не знаешь что можешь узнать.

Человеческая женщина не ответила. Просто смотрела на неё. Обычная реакция, когда люди видели королеву. Она была гораздо больше большинства драконов.

Королева щёлкнула двумя когтями.

— Эй?

Женщина отмерла, прочистила горло.

— Эм… я Аннуил.

— Аннуил. Аннуил. Не знаю никакую Аннуил. Итак, ты мой ужин?

— Нет. — Женщина шагнула назад. — Нет, я не ужин. Не говори так больше. Я Аннуил из Тёмных Равнин.

Королева уставилась на неё.

— Аннуил из Дикого острова?

Снова ничего. Лишь вздох.

— Аннуил Кровавая.

— Ты Аннуил Кровавая?

Дракон выглядела немного расстроено.

— Да.

— Ты ужасно крошечная, чтобы быть Аннуил Кровавой.

— Я выше большинства людей.

— Меня это не впечатляет.

Морвид должна была её предупредить. Должна была дать понять, что она встретится с таким большим и величественным существом. Как дракон перед ней мог быть только королевой?

Она напомнила Аннуил Морвид. Чешуя дракона была блестяще белой. Грива — цвета свежевыпавшего снега. Но она была такой же высокой и широкой, как Фергюс, если не чуть больше.

— Неужели Фергюс здесь? Я чую его запах.

Аннуил пожалела, что не искупалась, прежде чем покинуть лагерь, но не было на это времени.

— Эм… его здесь нет. — Она прочистила горло. — Это я… ты… эм… пахну.

Глаза насыщенного синего цвета метнулись к Аннуил, и королева наклонилась, как будто лучше хотела её рассмотреть.

— Ты? Он был с тобой? С человеком? Ради чего?

В этот раз Аннуил хотелось бросить какое-нибудь грубое замечание. Что-нибудь содержащее слово «отвали». Но воительница прикусила язык. Взяла под контроль этот порыв, но было нелегко.

— Он меня любит.

— Неужели?

Королева села, и Аннуил впервые увидела на ней ошейник и тянущуюся цепь. Цепь вела к каменной стене, где надёжно была прикреплена к толстому металлическому кольцу.

Аннуил нахмурилась, но времени на размышления не было, потому что королева приблизилась к ней.

— Любит он тебя или нет, меня не беспокоит. Почему ты здесь?

— Через несколько часов у меня битва с Лорканом из Дикого острова…

— Меня не интересуют проблемы людей.

— Госпожа, моя проблема не человек. Хефайд-Хен.

— Ах, да. Берселак рассказывал мне о союзе колдуна с твоим братом.

— Морвид сказала, что вы могли бы оказать помощь. Лоркан точно использует колдуна против меня.

— Боишься умереть, человек?

Аннуил покачала головой.

— Нет, госпожа. Я беспокоюсь не об этом. Я боюсь, что не успею убить брата прежде, чем умру. Это мой самый большой страх. Я знаю его возможности. Он уничтожит всё, что встанет у него на пути, а колдун ему в этом поможет. Мне нужна всего лишь защита от Хефайд-Хена, достаточная, чтобы я успела убить Лоркана. После, мне не важно, что со мной произойдёт.

— А как же Фергюс?

— Он сказал, что будет сражаться со мной.

— Значит, наряду со своей, ты рискнёшь и его жизнью?

— Моя жизнь утеряна, госпожа. Всё, что меня волнует — смерть брата. Он должен сегодня умереть, чтобы мой народ оказался свободным. И я воистину верю, что только я могу это сделать. Фергюс может о себе позаботиться.

— Но если ты умрёшь, что же будет с Фергюсом?

Аннуил пожала плечами, не зная, как ответить на эти вопросы.

— Думаю, он найдёт другую. Не знаю.

Королева усмехнулась.

— Ты ведь совсем не знаешь драконов, да?

— Я никогда и не говорила, что знаю.

— А если Фергюс умрёт, а ты останешься жива. Что тогда?

Выражение лица Аннуил напряглось. Мысль о том, что что-то — что угодно — случится с Фергюсом, вызывала вибрацию гнева прямо под плотью. Еле сдерживая ярость, она проговорила низким голосом:

— Госпожа, лучше молитесь, чтобы этого не случилось, потому что, произойди подобное, и я своей яростью уничтожу мир. Никто не будет в безопасности. Я обещаю.

Королева несколько долгих минут рассматривала Аннуил.

— А ты интересная… штучка. Кажется, я понимаю, что мой сын в тебе видит.

Аннуил сглотнула.

— Сын?

— Ты не знала? — Аннуил медленно покачала головой. — Да. Думаю, все мои дети не выделяются своим рангом среди драконов.

— Да. Это точно.

Королева улыбнулась, и Аннуил сдержала порыв выбежать из её кабинета. Её улыбка обнажила сотни жутких зубов. В основном, клыков.

Дракон двинулась в другую часть пещеры, к маленькому входу в другую. Нырнув туда, она вернулась обратно с маленьким, но блестящим предметом. Королева подошла к Аннуил и вручила предмет ей.

Аннуил приняла его из белой лапы королевы. Внимательно осмотрела. Ожерелье. Сделанное из прочного, но очень тонкого, цвета серебра металла, плетёное запутанным узором, где тонкие линии кружили и переплетались друг с другом.

— Сними рубашку и одень его. Ожерелье должно соприкасаться с плотью.

Аннуил последовала указанию королевы, быстро сняла плащ и рубашку, и одела ожерелье.

Оно легло прямо на ключицу и верхнюю часть груди, а две цепочки обвивались вокруг шеи и застёгивались сзади. Аннуил быстро оделась, желая уйти на рассвете и бороться за свой народ.

Она молилась, чтобы больше не было вопросов.

— Как оно подходит, да?

Аннуил кивнула.

— Отлично. И оно защитит меня от колдуна?

— Нет. Оно тебе не поможет.

Аннуил разочаровано вздохнула. Тогда зачем она тратила время, чтобы одеть этот кусок драгоценностей? Но прежде чем ей удалось задать этот вопрос, королева резко повернула голову в сторону.

— Оно не поможет тебе с колдуном, но поможет это.

Аннуил подняла взгляд именно тогда, когда королева пустила в неё огненный шар, из-за которого она вылетела из кабинета.

* * *

Морвид и три её брата ждали снаружи. Эибхир — самый младший — нетерпеливо прыгал вокруг них.

— Когда мы пойдём? Когда? Когда?

Бриёг спокойно на него посмотрел.

— Если ты ещё хоть раз задашь этот вопрос, то мы побреем тебе голову… снова.

Эибхир замолк. Морвид гадала, что же так задержало девчонку. Она рисковала попасть под гнев Фергюса, приведя Аннуил к королеве.

Существовала реальная возможность, что девчонка не выживет. Но она должна была рискнуть и Аннуил согласилась. За более чем две сотни лет жизни Морвид никогда не встречала такого храброго человека.

Лишь она одна пожелала встретиться с королевой драконов. И Морвид её предупредила. Предупредила, что королева не испытывает сочувствия к людям. Аннуил рассмеялась. Никакого пренебрежения, но после драки с Берселаком, отсутствие сочувствия не звучало для неё пугающе.

Поэтому она пошла на встречу с существом, которое могло ей помочь или на месте превратить в пепел.

Морвид до сих пор не имела понятия что именно выбрала королева. Ведьме потребовалось много времени, чтобы попытаться научиться угадывать её настроение. Всё, на что она могла надеяться, это на то, что любовь к Фергюсу поможет оставить девчонку в живых.

Братья прекратили болтовню. Они все это слышали. Безошибочный звук воздуха, всасываемого в лёгкие.

Они переглядывались между собой, когда из кабинета вылетел огненный шар. Он ударился в стену и рухнул на пол.

— О, боги! Аннуил! — Морвид и Гвенваель бросились к воительнице, которая каталась по полу, чтобы сбить пламя. И когда добрались до неё, пламя исчезло.

Нет. Неправильно. Оно не исчезло. Пламя вошло в неё. Её кожа всосала огонь. Но Аннуил по-прежнему кричала и каталась по полу, не зная, что огня больше нет.

Морвид её остановила.

— Аннуил! Аннуил, всё в порядке!

Через несколько секунд воительница остановилась. Она свернулась в комок и втянула воздух, всё её тело дрожало. Все ждали. Молча. Ожидая, когда она придёт в себя. Но из кабинета раздался голос королевы:

— Мои любимые, ещё не всё закончено.

И тогда Аннуил снова начала кричать. Не в страхе и панике. А от чистой, необузданной боли.

— Снимите это с меня! Снимите это с меня! — Она сорвала плащ, кольчугу и скользнула рукой к шее. — Снимите это с меня!

Морвид наложила на воительницу заклятие, которое мгновенно её вырубило. Аннуил легла на спину и Морвид оглядела её.

— Что это за метки? — спросил стоявший рядом с ведьмой Гвенваель.

— Не знаю. — Морвид провела рукой по плоти воительницы и ощутила что-то под ней. Что-то внедрённое в плоть Аннуил. Что-то, чего несколько часов назад там не было. За несколько секунд метки стали насыщенного коричневого цвета, и Морвид изумлённо ахнула. — Цепь против колдуна!

Гвенваель в ужасе уставился на сестру.

— Она дала её ей?

Бриёг фыркнул от отвращения.

— Единственная причина, из-за которой она дала цепь человеку — Фергюс.

— Что ж, она никогда тебе не нравилась, — пробормотал Гвенваель.

— Потрясающие груди, — как бы между прочим заметил Эибхир.

— Возьми себя в руки, — рявкнула Морвид на младшего брата. Она подняла воительницу с пола. — Помоги мне надеть на неё одежду. Мы должны как можно быстрее вынести её отсюда, и чтобы никто её не заметил.

Довольно скоро драконий двор узнает о подарке королевы.

Кольчуга Аннуил опаляла. Её волосы потемнели, золотистые пряди стали ярче.

А кожа выглядела так, словно Аннуил провела несколько дней под палящими лучами солнца в пустыне. Но воительница была жива.

Они быстро одели её и поставили на ноги. Гвенваель взял её под одну руку, Бриёг — под другую. Морвид пробормотала заклинание и Аннуил очнулась… и снова закричала.

— Аннуил!

Морвид наложила исцеляющее заклинание на её грудь, чтобы прекратить боль. Она схватила девчонку за подбородок и в лицо прокричала её имя.

Аннуил прекратила кричать. Огляделась по сторонам.

— Лучше?

Взгляд Аннуил остановился на ведьме, её охватила знакомая ярость.

— Что та сука со мной сделала?

— Я всё слышу!

Братья поморщились и потащили Аннуил вниз по лестнице, игнорируя злобные протесты воительницы. Но когда она начала вырываться и бесконтрольно дрожать, они остановились.

Морвид откинула волосы девчонки от лица.

— Аннуил, ты в порядке?

Аннуил кивнула через несколько секунд. Боги, а в воительнице была заключена сила. Больше силы, чем у некоторых драконов.

— Со мной всё будет хорошо. Просто дай мне немного… — Глаза Аннуил сосредоточились на Эибхире. — У тебя синие волосы.

— Я же синий дракон, — с обычной гордостью объявил он. Морвид закатила глаза. Эибхир любил свои синие волосы.

Аннуил посмотрела на Морвид.

— Ещё один брат?

Морвид пожала плечами, когда они прошли ещё один пролёт и встретились с Берселаком.

Он посмотрел на Аннуил.

— Значит, она выжила?

— Считай так, отец, — ответила Морвид немного самодовольно.

Аннуил, которую всё ещё поддерживали Гвенваель и Бриёг, подняла голову и посмотрела на Берселака прищуренными обвиняющими глазами.

— Почему королева прикована в своём кабинете?

Морвид закрыла глаза в полнейшем смущении. Ради любви к…

Отношения их матери и Берселака никогда не выходили за рамки обременённости или раздражения всех детей. Если бы Морвид не знала, что они любят друг друга, то уже давным-давно ушла из клана из-за чистого отвращения.

Отец улыбнулся.

— Она жаловалась?

Морвид и Бриёг обменялись смиренными взглядами, а Гвенваель и Эибхир подавили смешки.

— Нет, — покачала головой Аннуил.

— Тогда почему тебя волнует то, что происходит между мной и супругой?

Аннуил задумчиво смотрела на Берселака, а затем её осенило.

— О боги!

— Пора идти! — снова напомнила Морвид. — Скоро встанет солнце.

— Да. Все вы должны уйти.

Морвид остановилась и посмотрела на отца.

— Все?

Она уже и так вовлекла братьев для помощи Фергюсу, но они собирались сделать это без ведома Берселака. Теперь, по-видимому, он осознал реальность угрозы того, что Лоркан и колдун выиграют битву, а может и всю войну.

— Айе. Ты не можешь позволить брату в одиночку сражаться вместе с людьми. Вы все должны пойти с ним. Я останусь с королевой.

— Естественно, останешься, — пробормотала себе под нос Аннуил.

Братья обменялись взглядами, когда Берселак начал подталкивать их к выходу.

— Идите. Сейчас же. У вас мало времени.

— Подождите! — Морвид увидела, как к ним в человеческом обличье бежит младшая сестра Кеита. Она была одета в прекрасное платье, вероятно, подаренное каким-нибудь дворянином, принявшим её за милую горничную и желавшем затащить в постель, но потом узнавшем правду. Что ж, может дворянин, его брат и кузен затащили её в постель. Одновременно. Шлюха. — Простите, я опоздала!

— Что ты здесь делаешь?

— Папочка попросил меня пойти с вами. — Она откинула длинные красные волосы, улыбнулась Берселаку, который улыбнулся в ответ и похлопал её по плечу.

— Папочка попросил меня пойти с вами, — передразнила Морвид. Сестра посмотрела на неё и ведьме захотелось стереть с её лица выражение маленькой папиной принцессы, но голос Аннуил её остановил.

— Так сколько вас в семье?

— Слишком много, — разом ответили братья и сёстры.


Глава 17

Первые девять лет своей жизни Денелин жил в подземельях Дикого острова. С двенадцати лет он вступал в битву с отрядами острова.

И научился ничего не бояться, кроме войн братьев и сестёр, которых боялись все люди, обладающие разумом.

До дня, когда чёрный дракон приземлился посреди их лагеря. Впервые он понял, что значит истинный страх… когда увидел, как чёрные когти зверя коснулись земли.

Наблюдая, как огромная, увенчанная рогами голова медленно поворачивается, осматривая окружившие дракона отряды. Слыша, как зверь ревёт имя Аннуил. Денелин думал, что никогда больше не испытает равноценного страха.

Как же он оказался неправ.

Стоять перед драконом, который сменил обличье на человеческое, и объяснять, что его любимая ушла, но «Не волнуйся, она довольно скоро вернётся» — эта ситуация познакомила Денелина с новым миром страха.

Особенно, когда дракон стоял обнажённым перед ним и Брастисом, огромные руки сложены на мощной груди, ноги твёрдо стоят на земле, а из ноздрей идёт подозрительный чёрный дым.

К счастью, они уже отправили вперёд отряды. Но два солнца поднимались и Денелину требовалось отправить Брастиса в деревню.

Кто-то должен вести войска, раз уж они понятия не имеют, когда вернётся Аннуил. Вот только это он с Брастисом не намеревались говорить дракону.

Естественно, сейчас они осознали, что не должны были рассказывать дракону об Аннуил, пока его большое тело заслоняет выход. Сейчас он стоял между ними и выходом из палатки.

И дракон не двигался с места.

— Значит, вы её просто отпустили?

Денелин и Брастис обменялись взглядами.

Брастис поднял бровь.

— По-видимому, ты не совсем знаешь Аннуил Кровавую: ты не можешь пустить или не пустить её куда-то. Просто уходишь с её дороги.

Когда дракон недовольно зарычал, Денелину захотелось спрятаться.

Фергюс наблюдал за тем, как двое мужчин уставились на него. Брастис выглядел раздражённым, а мальчишка, казалось, в любую секунду готов был закричать.

Он понимал, что не должен срывать злость за Аннуил на этих двух мужчин, но они были здесь, а она — нет.

Последнее, что он помнил — она выскользнула из постели и шёпотом пообещала скоро вернуться.

Фергюс проснулся через несколько часов, услышав, как выдвигаются в путь отряды Аннуил. Он также обнаружил, что постель холодна и нет ни признака его женщины. Это ощущение оказалось совсем не по душе.

К тому времени, как он выбрался из постели, большая часть отрядов ушла, оставив Брастиса и парнишку. Фергюс загнал их в угол в одной из палаток, и отказывался отпускать.

Их пространное объяснение о том, что Аннуил исчезла с его сестрой лишь разожгло в Фергюсе гнев. Он мог лишь догадываться, куда Морвид могла увести воительницу. Но если он прав, то сестра ещё за это заплатит.

— Дракон, она не под нашей ответственностью. И не под твоей.

Фергюс должен был признать, что Брастис храбрее, чем он считал. А вот парнишка рядом с ним не выглядел так, что может выносить присутствие дракона.

Но Фергюс с ними ещё не закончил. Он уже собирался угрожать их частям тела, когда на его плечо опустилась рука.

— Вот вы где, — улыбнулась Аннуил. — Всё в порядке?

Фергюс нахмурился.

— Нет, не в порядке. Где, чёрт возьми, ты была?

— Позже обсудим. А сейчас нам предстоит битва. — Аннуил кивнула Брастису и парнишке, и те быстро покинули палатку. — Тебе лучше им не угрожать.

— Аннуил, — Фергюс поймал её за руку. — Что происходит? — Он смотрел на её лицо и гадал, что же изменилось. Два солнца только всходили, палатку всё ещё наполняла темнота, поэтому он не мог чётко видеть, но знал, что что-то изменилось.

— Позже. Фергюс, сейчас я нужна своим людям. — Аннуил потянулась к нему и легонько поцеловала. — Доверься мне.

Он потёрся о её щёку и вдохнул её аромат.

— Попытайся не умереть, Аннуил.

Воительница рассмеялась.

— Почему вы все мне это говорите?

Фергюс поцеловал её, долго и глубоко, пока она не отпрянула. Ему понравилось, что это её встряхнуло.

— Нам… эм… лучше идти.

Она задержала взгляд на его губах, вздохнула с сожалением, выбралась из его объятий и вышла из палатки.

Он последовал за ней, но замер как вкопанный, когда обнаружил, что его дожидаются братья и сёстры. Все его братья и сёстры.

— Уж очень вы долго, — рявкнул Бриёг.

— Что вы там делали? — усмехнулся Гвенваель.

— Старший братец! — Кеита расправила крылья, полностью отрезая от всех Морвид.

Морвид топнула лапой, от чего содрогнулась земля.

— Кеита, сделаешь так ещё раз, и я начну потрошить тебя на кусочки!

— Пойдёмте! Пойдёмте! Пойдёмте! — вмешался Эибхир, продолжая сновать вокруг группы. — Давайте же! Мы уже все соскучились по убийствам!

Фергюс посмотрел на Аннуил. Она пожала плечами и отошла от него.

— Они захотели помочь.

— Женщина, когда мы покончим с твоим братом, то ещё это обсудим.

— Обещания. Обещания, — напевала Аннуил, быстро прикрепляя мечи к спине, надевая кожаные наручи и завязывая волосы в узел за спиной.

Фергюс вышел в центр лагеря и перекинулся в дракона, игнорируя свору родни. Тряхнув гривой, он повернулся к Аннуил.

— Леди Аннуил?

Аннуил закончила вооружаться.

— Лорд Дракон?

— Думаю, настало время сделать тебя королевой.

Аннуил кивнула… и улыбнулась.

Брастис перекатился в сторону, уходя от боевого топора. Встав на ноги, он поднял свой топор и разрубил от шеи до паха воина.

— Сзади! — Брастис не повернулся, лишь взмахнул топором назад и вверх. Он выбил меч из руки воина, а затем, повернувшись, прикончил его. Вытащив топор из трупа, он глянул на Денелина, выкрикнувшего предупреждение.

— Брастис, где она? — крикнул воин из разгара битвы.

— Скоро будет здесь.

— Что ж, ей с драконами лучше бы поторопиться.

— Зачем?

Денелин указал на небо и Брастис понял, почему с лица лейтенанта сошли все краски. Дело было не в драконе. И не в приближающемся Лоркане. А в том, что теперь они были не одни. К битве приближались восемь драконов.

Брастис поморщился. Ситуация затруднялась.

Пока они летели к битве, Фергюс раздавал инструкции, а Аннуил крепко держалась за его спину.

— Лорканом займётся Аннуил. Хефайд-Хен — мой. Убивайте всех одетых в цвета Лоркана. Поняли?

— Подождите. Что это? Никакой мудрости перед битвой от нашего братца? — с сарказмом спросил Гвенваель.

— Ну, раз так: не умрите.

Морвид и Кеита рассмеялись, и начали снижаться. Трое братьев последовали за ними.

— И, Аннуил, помни о том, что я тебе сказал.

— О защите с правой стороны?

— Нет.

— О ложном выпаде слева?

— Нет.

— О милой заднице.

— Нет! — раздражённо зарычал он и услышал в ответ смешок своей женщины.

— Следить за своим гневом?

— Ну, наконец-то, соизволила.


Глава 18

Аннуил едва не задел огненный шар, и она отчаянно вцепилась в шею и гриву Фергюса, когда он развернулся и устремился в гущу битвы.

За несколько мучительных мгновений её мир перевернулся с ног на голову, и воительница чувствовала себя так, словно в любой момент её стошнит, но затем, к счастью, дракон выправился. Ей плевать было на слова Фергюса, ведь она была в седле.

Когда дракон приблизился к земле, Аннуил заметила Брастиса.

— Туда! Приземли меня туда!

Фергюс снизился, пролетел над солдатами-всадниками и приземлился перед ошеломлённым Брастисом.

Аннуил слезла со спины дракона. Обнажив оба меча, она повернулась к своему любовнику.

Они уставились друг на друга.

— Будь осторожна, леди Аннуил.

— Останься в живых, лорд Дракон.

Фергюс расправил могучие крылья и взмыл в воздух, чтобы присоединиться к своим братьям и сёстрам.

— Мы рады, что ты с нами. — Брастис теперь стоял рядом с Аннуил. Он был покрыт кровью, большая часть которой явно принадлежала не ему.

— Извини, что задержалась, друг мой. — Она взвесила мечи. Они как обычно хорошо ощущались в ладонях. Воительница была готова.

— Где он, Брастис?

— Вон там. — Он указал на гребень горы, откуда доносились боевые кличи солдат. Но между Аннуил и её братом стояли отряды, которые жаждали её крови.

Один солдат побежал на неё, разум его застила жажда крови. Воительница взметнула мечами и отошла в сторону, когда голова воина отлетела от тела.

Аннуил улыбнулась Брастису.

— Может, ты должен мне позволить проделать этот путь.

Она гадала, что увидел он у неё на лице, потому что Брастис заметно побледнел и отступил от неё.

— Да как обычно. Они все твои.

Аннуил улыбнулась и бросилась вперёд, убивая всех, кто стоял на пути и не носил цвета её армии.

* * *

Разряд молнии ударил Фергюсу прямо в грудь. Он с рёвом отлетел назад. Оставил Хефайда-Хена, чтобы найти драконов-молний.

Фиолетовых зверей из Северных земель с устрашающими силами. Фергюс устал от жалящей боли, что вызывали их молнии. К тому же, они опалили ему волосы.

Фергюс видел, как Гвенваель помчался за драконом. Он двинулся следом, чтобы отвлечь его и едва не пропустил пущенный зверем заряд.

Когда зверь подался назад, чтобы послать ещё один заряд, Гвенваель обхватил его за шею, а Фергюс подлетел и распорол его живот.

Дракон взревел от боли, когда его внутренности выпали на поле боя, а затем рухнул на землю, задавив при этом несколько воинов Лоркана.

Двое братьев переглянулись. Они не проводили время вместе, кроме поля битвы. И Фергюс был рад, что в этот день вся его семья помогает в борьбе.

Братья разделились. Фергюс устремился на помощь Морвид.

Но когда она справилась с двумя драконами — с одним, с помощью пламени, с другим — заклинанием, — Фергюс понятия не имел, чего так беспокоился.

Затем мимо Фергюса кувырком пролетел Эибхир. Он поймал брата за руку прежде, чем тот рухнул на землю, и тот послал столп пламени в дракона-противника.

— Эибхир! Ты в порядке? — спросил он на древнем языке драконов.

— Айе, брат. Эта сука застала меня врасплох, вот и всё.

— Что ж, следи за тылом, малыш. Если что-то с тобой случится, меня же со свету сживут. А ты ей нравишься.

Эибхир снова взмыл в небо и погнался за сучкой-драконом, которая только что пыталась его убить.

— Морвид! — Фергюс подлетел к сестре. — Хефайд-Хен. Где он?

Ведьма закрыла глаза и попыталась дотянуться магией до колдуна. Резко распахнув глаза, она уставилась на брата.

— В чём дело?

— Аннуил.

* * *

Аннуил прорывалась сквозь отряды брата. Большинство воинов она обезглавливала. Она бы только лишь тратила время на руки и ноги, тогда как голова этим солдатам уже не требовалась.

И она бралась за их конечности только для того, чтобы замедлить врага настолько, чтобы снести ему голову.

На неё надвинулся очередной солдат. Аннуил блокировала удар и вторым мечом отсекла половину черепа, заглушив крики мужчины.

Воительница повернулась, когда ещё один солдат надеялся напасть на неё сзади. Она вонзила меч ему в живот, что ей также нравилось делать в битве. Особенно, когда клинок выпускал кишки.

С улыбкой Аннуил осознала, что действительно заслужила своё прозвище. Она и вправду была Аннуил Кровавой. И гордилась этим. Но она уже устала тратить время на этих солдат.

Воительница хотела добраться до своего брата. Хотела снести его голову. И, боги помогите, она это сделает.

Аннуил убила ещё двух солдат, которые по глупости встали у неё на пути, а затем взобралась на гребень, зовя Лоркана. Взобравшись на вершину, она затормозила на мокрой траве. Лоркан ждал её. Ждал со своим драконом.

Воительница оглянулась и поняла, что большая часть его отрядов блокировали ей пути отступления.

Аннуил посмотрела на брата.

— Боишься встретиться со мной один на один, Лоркан? — Он даже не встретился с ней взглядом. — Не можешь ответить мне, брат?

— Леди Аннуил, можешь адресовать свои вопросы мне.

Она посмотрела на того, кто, по всей видимости, был Хефайд-Хеном. В отличие от Фергюса и его клана, в этом звере она не видела красоты. Никакой грации и изящества. Всего лишь хладнокровный убийца.

Его драконье тело казалось почти скелетным. Цвет был болезненно белым. Глаза — бледными, водянисто синими. Лишь от взгляда на него по коже бежали мурашки.

— Теперь ты правитель Тёмной Равнины, Хефайд-Хен?

— Я всего лишь советник Лоркана.

— И что считает советник моего брата?

— Что он не должен тратить время на твоё убийство. Он должен оставить это мне.

Аннуил в панике застыла. Предположительно королева дала ей дар, который поможет в борьбе с Хефайд-Хеном. Она понятия не имела, что делать с пламенем, но молилась о том, что королева ей действительно помогла.

Аннуил очень сильно молилась. Несмотря на то, что она слышала, как Брастис взывает к воинам, слышала, как они пробираются сквозь ограждающие её от них отряды, она всё понимала.

Она знала, если Хефайд-Хен отклонится и вдохнёт полные лёгкие воздуха, отряды не доберутся до неё вовремя.

Аннуил посмотрела на брата.

— Не важно, что происходит, ничего не кончено, братец.

* * *

Фергюс летел так быстро, как мог. Морвид старалась поспевать за ним, постоянно окликивая вслед. Он её игнорировал. Морвид видела засаду. Засаду для Аннуил.

Даже такая сильная, какой воительница сейчас была, она неспособна встретиться лицом к лицу с Хефайд-Хеном, неспособна его победить. Он был не просто драконом, но и колдуном.

Его пламя будет полно магии.

Насколько близко Фергюс не был к холму, на котором стояла его женщина, вовремя ему не успеть. И не важно как быстро он будет лететь. Не важно, что сделает. Он её потеряет.

* * *

Брастис не мог прорваться сквозь вражеские отряды и оказаться на холме до того, как зверюга превратит его лидера в раскалённое пламя.

И не обычное пламя, какое изрыгал её любовник-дракон, а другое. И по-видимому даже не станет тратить магию, считая её просто девчонкой.

Но когда пламя и дым рассеялись, Аннуил осталась на месте, сильно зажмурившись и отвернув голову. Всё осталось на своих местах. Даже её кольчуга и плащ.

Брастис остановился. Происходящее невозможно. От воительницы не должно было ничего остаться. Даже пепла.

Когда Аннуил медленно открыла глаза и огляделась, Брастис заметил, как дракон ошарашено отшатнулся. Аннуил скорее ожидала, что один из её предков сейчас проводит её в другой мир, а вместо этого увидела ошеломлённого и немного встревоженного Брастиса.

Воительница улыбнулась и поиграла бровями.

— Да она, чёрт возьми, безумна, — прошептал Брастис, когда Аннуил развернулась и посмотрела на дракона.

— Соскучился? — сладко проговорила она.

Казалось, дракон собирается ответить, но у него не оказалось возможности — Фергюс спикировал и схватил его. За ним спустилась и прекрасная Морвид.

Брастис бросился в битву и услышал, как Аннуил обратилась к Лоркану:

— Думаю, это между нами. Да, братец?

Лоркан улыбнулся. Всё складывалось в его пользу. Он понимал, что в битве против Хефайд-Хена ему не выстоять.

Он убивал раньше драконов. Но Хефайд-Хен не был просто драконом. Он был чем-то совершенно другим.

Противоестественным. Дьявольским. Злом. Но с помощью Хефайд-Хена Лоркан наконец-то мог сделать то, что хотел с тех пор, как маленькая стерва стала частью его жизни.

Он убьёт свою единственную сестру.

Лоркан поднял меч и бросился в атаку.

Когда он пробегал мимо, Аннуил взмахнула мечом и полоснула его по спине. Но лезвие лишь слегка коснулось Лоркана, который снова повернулся лицом к Аннуил.

— А ты стала быстрее, сестрёнка. — Он открыто смеялся над ней. — Неужели дракон тебя чему-то научил, прежде чем поставил на колени?

Братья и сёстры драконы следовали друг за другом. Двигаясь медленно, целеустремлённо. Ожидая остальных, прежде чем сделать следующий шаг.

Аннуил с уверенностью знала, что делает её брат. Он дразнил её. И это бы сработало… несколько недель назад.

— Он многому меня научил, брат. И мне кажется, что это ты стал сучкой дракона. Хефайд-Хен заставил тебя стонать, когда брал?

Лоркан начал рычать, и очень быстро этот звук превратился в настоящий рёв. Он бросился в атаку, нацелив остриё меча Аннуил в живот.

Аннуил одним мечом отразила удар, а вторым полоснула Лоркана по брюшным мышцам и отскочила назад.

Брат опустил взгляд на кровь, выступившую из пореза. Аннуил знала, что рана поверхностная.

Но удивление Лоркана было на то, что уже несколько людей приблизились к убийству его. И в этот момент Аннуил поняла, что получила брата.

Его ярость вырвалась из-под контроля, окружила воительницу. Аннуил знала, что ей стоит испугаться. Или впасть в ярость. Но ничего из этого она не ощущала. Гнев брата её успокаивал. Оставлял равнодушной. Пока Лоркан в таком состоянии, контроль принадлежал его сестре.

Аннуил приняла оборонительную позицию, позволяя Лоркану к ней подобраться, и он снова атаковал, на этот раз нацелившись на горло.

Воительница блокировала удар и врезалась всем телом в Лоркана. Воин отступил. Вот только он довольно быстро восстановил равновесие и с новой силой бросился на Аннуил.

Тело воительницы пролетело несколько футов, прежде чем рухнуть на землю. И всё же, во время тренировок её дракон так же колошматил её, поэтому Аннуил едва ли обратила внимание на удар кулаком. Она вскочила на ноги прежде, чем до неё добрался Лоркан.

После тренировок с Фергюсом, движения Лоркана казались медленными и неповоротливыми. Совсем не плавные движения её дракона. Аннуил осознала, что не может понять, чего же все эти годы так сильно боялась.

Чёрт, да она встретилась с Берселаком Великим и почти отправила его в могилу. Неужели её брат мог быть страшнее?

Аннуил поняла, что стала спокойнее. Что начала просчитывать ходы Лоркана задолго до того, как он их совершал. А ещё она видела, как его тело охватывает гнев. Лоркан так сильно желал её смерти, что его атаки стали более хилыми. Очень скоро он был покрыт кровью. И она принадлежала не Аннуил.

* * *

Фергюс поднимал Хефайд-Хена прямо к двум солнцам, его когти вонзились в мягкий белый живот. У колдуна не было защитной чешуи.

Что этот дракон с собой сделал?

Хефайд-Хен выплюнул какое-то заклинание и тело Фергюса охватила едва выносимая боль. Боль, шедшая изнутри.

Теперь Фергюс видел, что по венам зверя курсировала магия.

Магия, которую Хефайд-Хен использовал на Фергюсе. Но Фергюс не упустит ублюдка, ведь он снова отправится за Аннуил. Он не мог так рисковать.

Поэтому Фергюс ещё глубже вонзил когти в живот колдуна и удержал его.

Тело Фергюса накрыла ещё одна волна боли. Он взревел. Но его рык и рядом не стоял с сильнейшим криком боли Хефайд-Хена.

Фергюс открыл глаза и увидел, что Морвид вонзила когти в спину колдуна. Она глубоко скользнула в его плоть, проговорила заклинание, от которого зверя охватил огонь. А без чешуи колдун не мог защититься от адского пламени, посланного Морвид.

— Давай, Фергюс! Сейчас!

Фергюс ещё глубже вонзил когти в живот колдуна и распорол его до горла.

Хефайд-Хен закричал — крик удивления и полнейшей боли. Фергюс и Морвид отпустили его тело.

Зверь рухнул на землю. Тщетно попытался сохранить внутренности в себе и сбить пламя. Морвид проговорила ещё одно заклинание и Хефайд-Хен разлетелся на кусочки.

Фергюс посмотрел на сестру.

— Тебе не кажется, что это было лишнее?

Морвид невинно пожала плечами.

— Люблю уверенность.

* * *

Аннуил увидела незащищённое пространство и воспользовалась преимуществом. Она бросилась вперёд и вонзила меч в бедро Лоркана. Воин взревел от боли и ударил её по лицу, оставив грубой рукой на щеке Аннуил порез.

Воительница упала на живот. Лоркан напал на неё сзади и сжал двумя руками за горло. Из-за ярости он себя не контролировал, но Аннуил никогда не подумала бы, что он убьёт её голыми руками.

Ещё несколько секунд и она отключится. Аннуил достала с пояса кинжал и нанесла удар. Лоркан вскрикнул и скатился с неё.

Вскочив на ноги прежде, чем Лоркан придёт в себя, Аннуил повернулась и увидела, что брат прикрывает лицо рукой, между пальцами которой струится кровь.

Аннуил полоснула его по глазу. Действуя быстро, не желая давать время Лоркану для новой атаки и пока он стоял на коленях и прижимал руку к глазу, воительница зашла ему за спину.

Отец всегда учил её тому, что если покалечил ноги человека, то уничтожил его. Вспомнив об этом, Аннуил перерезала сухожилия на лодыжках Лоркана.

Воительница проигнорировала крик брата. Зная, что он не уйдёт и не убежит, она пнула его в спину, от чего Лоркан упал на землю.

Аннуил села на него верхом, как совсем недавно он сидел на ней. Вытащив из волос кожаную ленту, которой она их связывала, она оттолкнула руки брата и накинула удавку ему на шею.

Она потянула за концы ленты, игнорируя то, что Лоркан размахивает руками.

Для него нет достойной смерти. Она не снесёт ему голову, пока он ещё дышит, как поступала с другими воинами. Лоркан не заслужил такой почести. Аннуил стиснула зубы и усилила давление.

Вскоре движения Лоркана замедлились, из горла начали раздаваться хриплые звуки. Аннуил подождала, пока он не впал в бессознательное состояние, и одним сильным движением сломала ему шею.

Аннуил отпустила Лоркана, и его безжизненное тело упало на землю. Она осознала, что ей потребовалось меньше времени, чем она рассчитывала. Задание выполнено. Брат убит.

— Аннуил.

Аннуил оторвала взгляд от тела брата и подняла взгляд на сияющего дракона-любовника.

— Тебе нужно повернуть течение этой битвы.

Аннуил оглянулась на поле боя и увидела, что её люди и люди Лоркана не прекращали военных действий. Обе стороны дрались с равной силой, не уступая друг другу.

Аннуил кивнула и обнажила меч.

— Ты прав.

Брастис поднял топор, чтобы рассечь одного из двух напавших на него солдат, когда услышал голос Аннуил. Чёткий и сильный, он парил над полем битвы и долиной.

— Слушайте меня!

По команде бой прекратился и все повернулись на голос. Даже враг. Воительница стояла на спине чёрного дракона, как будто родилась там.

— Я правитель Тёмных Земель! Я лидер этих отрядов! И теперь Дикий остров принадлежит мне!

На этих словах она подняла в воздух голову своего брата.

Брастис повернулся к своим войнам и они крикнули имя Аннуил.

— Так на чём мы остановились? — спросил он, разрубая второго солдата.


Глава 19

Фергюс погрузился глубоко в металлическую ванну, которую кто-то притащил в палатку Аннуил; позволил воде окутать его человеческое тело, успокоить ноющие мышцы. Он бы сейчас вернулся бы на своё озеро, но в данный момент сойдёт и то, что имеется. К тому же, он скоро будет дома.

— Аннуил? — В палатку вошла Морвид, но, увидев брата, резко остановилась. — Ой. Ты.

— Да. Я.

— А где Аннуил?

— Полагаю, всё ещё празднует победу со своими воинами. — Фергюс закрыл глаза и откинулся на стенку ванны. — Семья отправилась домой?

— Кроме Гвенваеля. Думаю, он резвится с местными девахами.

— Лучше бы, чтобы ими всё и ограничилось, — прорычал Фергюс.

Морвид усмехнулась.

— Он пытался, но, как я слышала, Аннуил всё урегулировала.

— У него голова ещё на плечах?

— Пока да.

— Сестра, мне нужно кое-что у тебя спросить.

— Да?

— Как Аннуил выжила в огне? В пламени Хефайд-Хена?

— Э… ну, понимаешь… гм…

Фергюс вскочил на ноги и выбрался из ванны, схватил сестру за руки и полностью втащил в палатку.

— Ты позволила Аннуил с ней встретиться, да?

— Это был риск, на который Аннуил пошла добровольно! — Морвид вырвала из хватки руки и оттолкнула брата.

— Но я не принимаю такой риск! Не тогда, когда на карту поставлена её жизнь! — Фергюс толкнул Морвид в ответ.

— Я не чувствую вины за содеянное. Я защищала Аннуил, и семья согласилась.

— А я не давал согласие!

— А мы тебя не спрашивали! — Морвид толкнула Фергюса в грудь.

— Но Аннуил принадлежит мне! — Фергюс закатил Морвид пощёчину и оттолкнул её.

Морвид попятилась и зыркнула на брата.

— Нет, не принадлежит. — Она усмехнулась. — Ты не заявил на неё права.

Фергюс поморщился. Сестра говорила правду. Пока не прошла Церемония Соединения, Аннуил неприкосновенна, как девственница.

— Ты не отметил её как свою. Значит, Аннуил никому не принадлежит. Хотя, это ещё не известно, учитывая, как на неё засматривается Гвенваель.

Брат и сестра рычали друг на друга, а затем Фергюс схватил Морвид захватом руки и шеи.

— Ой! Отпусти меня, сумасшедший ублюдок!

Он вжал костяшки пальцев в её макушку.

— А ты самая раздражающая маленькая…

— Аннуил, я… — Фергюс поднял глаза на вошедшего в палатку Брастиаса, но тот бросил на брата и сестру секундный взгляд и вышел.

Фергюс отпустил сестру и оттолкнул так, что ей не удалось хорошенько его пнуть.

— Если бы с ней что-то случилось…

— Но не случилось. И, если ты не заметил, этот визит спас ей жизнь!

И с этими словами Морвид поправила одежду, откинула от лица белые волосы, показала брату язык и вышла.

Фергюс зарычал, из ноздрей повалил дым.

— Негодница.

* * *

Аннуил направлялась к себе в палатку. Она порядком устала каждые десять секунд сбрасывать со своего бедра руку Гвенваеля. В конце концов, она выгнула его пальцы в противоположную сторону, пока не услышала, как один из них выдал удовлетворяющее её «хрясь». Это разозлило его, но остаток дня Гвенваель её не беспокоил.

Она прошла мимо рядов пирующих и празднующих мужчин. Оставалось ещё много дел, но она дала своему войску время. Они это заслужили. И заслужат ещё больше.

Аннуил знала, что, чтобы ей стать законной королевой, придётся напасть на Дикий остров и захватить замок. Её беспокоило возвращение в место, где к ней очень пренебрежительно относились, но центром мощи Тёмных Равнин был Дикий остров. У воительницы не было выбора.

И как только она там окажется, то уничтожит всех и вся, кто хранит преданность её брату. Да, у неё много работы. Но этой ночью она будет праздновать. Эта ночь была особенной.

Аннуил замедлилась и посмотрела на переднюю часть лагеря. На то, что там было. На голову брата, нанизанную на копьё. Воительница улыбнулась, ощущая всеохватывающее чувство удовлетворения.

— Э… Аннуил? — Она повернулась и увидела перед собой Денелина. — Ты пугаешь людей.

Воительница посмотрела на отряды. Все перестали есть и наблюдали за её реакцией на останки брата. И явно немного испугались.

— Извините. — Денелин прошёл мимо, но Аннуил его остановила. — Сегодня ты хорошо сражался.

Он гордо улыбнулся, кивнул и двинулся дальше.

Приблизившись к палатке, Аннуил осознала, что ту никто не охраняет. Это означало лишь одно.

Войдя, она обнаружила Фергюса, развалившегося на стуле с высокой спинкой. Его длинное, мускулистое тело покрывала шкура с кровати.

Длинные чёрные волосы, которые он недавно вымыл, частично скрывали лицо и грудь. У Аннуил дыхание застряло в горле. Лишь от взгляда на дракона она стала мокрой.

— Лорд Дракона.

— Королева Аннуил.

После окончания битвы она видела его впервые. Закончив помогать ей, он отправился на помощь семье против драконов врага, а Аннуил уничтожила столько людей Лоркана, сколько смогли поймать её отряды.

Война и секс теперь стали для Аннуил синонимами. Возможно, навсегда. Она прорезалась сквозь вражеские отряды, понимая, что чем скорее покончит с этой задачей, тем быстрее вернётся к Фергюсу.

— Тебя ожидает ванна. — Аннуил глянула на огромную ванну. Так как в волосах всё ещё была кровь её брата, вероятно, принять ванну было хорошей идеей.

Воительница прошла в центр палатки и быстро сняла висящие за спиной мечи.

— Помедли.

Она посмотрела на Фергюса. Он наблюдал за ней своими красивыми чёрными глазами.

Стенки её лона сжались, и Аннуил потребовалась вся выдержка, чтобы не напрыгнуть на Фергюса. Вместо этого она медленно стянула плащ.

Стянула сапоги и кольчугу. Размотала ткань, что удерживала её груди. Покончив с раздеванием, она просто встала. Фергюс лениво обвёл её взглядом с головы до ног, отмечая не только её тело, но и каждую рану, полученную в битве.

Он глазами указал на ванну. Воительница забралась в ванну и поёжилась.

— Холодная?

— Немного.

Откинув в сторону меховую шкуру, Фергюс поднялся и подошёл к Аннуил.

Она внимательно рассматривала его тело. Он остановился у ванны. Под всеми этими твёрдыми мускулами таились сердце и душа дракона. Её дракона.

Аннуил облизнулась. Единственной мыслью в голове было снова вобрать в свой жаждущий рот его сладкий член.

Фергюс устроился на корточках рядом с ней, положил руку в ванну между бёдер Аннуил. Она надеялась, что он к ней прикоснётся. Но Фергюс просто держал руку в воде, пока воительница не заметила, что та стала восхитительно горячей. А эта драконья магия довольно полезна.

— Расслабься, — нежно уговаривал он. Так она и сделала, откинувшись на стенку ванны, положив голову на край.

Фергюс намочил её волосы и намылил. Он смыл кровь и пот с её волос и тела.

— Удобно?

— Да.

— Расслабилась?

— Очень.

— Хорошо.

Аннуил закричала, когда Фергюс толкнул её с головой под воду. Он держал её так несколько долгих секунд, пока она боролась с его железной хваткой. В конце концов он её освободил, и Аннуил принялась кашлять и хватать ртом воздух.

— Да какого чёрта…

Он схватил её за плечи и с лёгкостью поднял из ванны.

— Слушай меня внимательно, женщина. Никогда больше не встречайся с моей семьёй без меня! Никогда! Никогда больше не рискуй так своей жизнью! Поняла?

Аннуил отпрянула от него и сделала несколько спотыкающихся шагов.

— Нет! Не поняла! — Она повернулась к нему. — Я сделала то, что должна была. И сделала бы это снова! Я не боюсь твою семью!

— Аннуил, — сквозь зубы процедил он.

— Нет! Не хочу это слышать! — Она откинула мокрые пряди от лица. — Ты хоть понятие имеешь, через что я сегодня прошла? Лишь за этот день я побывала в пламени дракона… дважды!

— Но я…

— Тихо! — Фергюс стоял, ошеломлённый, и молчал. — А ещё я встретилась с холодной стервой, которую ты матерью зовёшь! Я отрубила брату голову! И пришлось сломать руку твоему брату, потому что он не прекращал меня лапать!

Фергюс широко улыбнулся и Аннуил оборвала тираду.

— Что?

— Ты ему руку сломала? — Он не смог сдержать смех.

— Ну… скорее, палец. Но то, как он потом себя повёл, можно было подумать, что я сломала ему руку.

Фергюс рассмеялся. Сильно. И, в конце концов, Аннуил улыбнулась.

И что, чёрт возьми, ему делать? Он любил эту женщину. Любил её целиком. Хотел её в супруги. Но ей нужно править королевством. Налаживать связи с союзниками. Уничтожать врагов.

Он уже видел страх в глазах мужчин. Они видели её в драконьем пламени.

В котором она выжила. И они знали, что Аннуил взяла его в свои любовники. Его присутствие ставило её безопасность под угрозу.

— О чём ты думаешь, дракон?

Фергюс покачал головой и двинулся к ней.

— Ни о чём, — прошептал он, обняв её за талию.

— Я вижу, что ты врёшь.

Она высвободилась из объятий.

Фергюс вздохнул.

— Что, Аннуил?

— Планируешь меня покинуть, да?

Каким-то образом она понимала то, о чём он даже не знал.

— Послушай, у тебя есть королевство…

— Брехня!

— Что?

— Он предупредил, что ты начнёшь говорить о какой-нибудь благородной чепухе, о том, что мне нужно защищать моё королевство и что нас вдвоём никто не примет.

— Гвенваель, — гневно прорычал Фергюс. — Аннуил, это всё ради твоего…

— Дракон, у тебя два варианта, — спокойно оборвала его она.

Фергюс сложил руки на груди.

— Неужели?

— Да.

— И какие же?

— Соединиться со мной сейчас. Или же отпустить навеки.

Он вырвет брату язык.

— Ты понятия не имеешь, о чём ведёшь речь.

— Имею.

Он хотел пройти с ней через Церемонию Соединения. Сделать её своей. И всё же он планировал повременить, пока Аннуил не утвердится на троне. И если после этого она всё ещё захочет его…

— Нет, не имеешь.

— Я знаю, что не стану тратить жизнь на то, чтобы ждать тебя. — А это больно. Больнее, чем он был готов признать.

— А я и не прошу.

— Правда? Не просишь?

— Нет.

— Значит я прямо сейчас могу выбрать себе любого мужчину и тебя это волновать не будет.

— Если таково твоё желание. — Эта ложь убивала Фергюса.

— Что ж, не каждый мужчина подойдёт, — тихо пробормотала она. — Но, думаю, что Гвенваель всё ещё здесь.

Аннуил схватила меховую шкуру и направилась к выходу из палатки. Фергюс схватил её за руку и развернул к себе.

— Это не смешно, — прорычал он.

— Фергюс, просто признайся. Ты же убьёшь любого мужчину или дракона, который ко мне приблизится.

Ему хотелось отрицать это. Хотелось, чтобы это оказалось неправдой. Но они оба знали ситуацию.

— Признаюсь.

Аннуил прильнула к нему. Её груди прижались к его предплечью. Фергюс закрыл глаза, когда воительница провела рукой по его груди, бёдрам и обхватила член. Она провела пальцами по венкам, обвела большим пальцем головку.

— Тогда соединись со мной.

— Нет.

Она гневно отпустила его уже налившийся член.

— Почему?

— Потому что станет всем ясно, что ты моя. Что твоя любовь и преданность принадлежат дракону.

— И?

— Ты можешь по крайней мере испугаться?

— Единственное, что я боялась — это голова, которая сейчас на пике на границе моего лагеря. Теперь мой страх — остаться на всю жизнь без тебя.

Фергюс уставился на Аннуил. Лишь этим утром женщина храбро встала перед пламенем королевы. Пламенем, наполненным самой древней магией.

И до самой смерти Аннуил будет имунна к пламени любого дракона. Но Фергюс хорошо знал свою мать, чтобы понимать, что так просто это воительнице не дастся.

Аннуил была покрыта тёмными синяками. Старая сука, вероятно, магией выкинула воительницу из своих покоев.

Он быстро глянул на метку на её груди, на ту, что была выжжена на загорелой коже. Теперь Аннуил носила Цепь Ведьмы.

И будет носить до конца жизни. Метка всегда будет там, прямо под кожей. Одна из самых могущественных, созданных богами меток, которую дракон мог подарить человеку.

Цепь Ведьмы могла продлить жизнь владелице, но если только её сердце останется чистым, а любовь — истинной. Её любовь к дракону. В противном случае это будет жестокая и болезненная смерть, которая продлится несколько дней.

Фергюс коснулся метки и Аннуил поморщилась — её кожа была всё ещё чувствительной. Аннуил любила его. Она бы не выжила, если бы было иначе.

И всё же дракон не мог поменять свой план. Он не поставит Аннуил под угрозу, пока она не обоснуется уверенно на троне. Естественно, Аннуил ему в этом не поможет.

— Аннуил…

— Я уже начинаю уставать от этого… и от тебя. — Она убрала от него руку и сделала несколько шагов в сторону деревянного стола в центре палатки. Она уже двигалась как королева. Людям повезло иметь её во главе королевства.

— Дракон, соединись со мной сейчас. — Она скрестила руки на груди. Шкура едва прикрывала её тело. — Или уходи. И никогда не возвращайся.

Фергюс знал, что должен делать. Он должен навечно уйти из её жизни. Он должен позволить ей обрести счастье с каким-нибудь милым человеческим парнем. С каким-нибудь милым человеческим парнем, которого Фергюс убьёт за то, что он прикоснулся к женщине, которую он любит.

Фергюс вздохнул, подошёл к воительнице и остановился перед ней.

— Аннуил Кровавая, какая же ты сумасшедшая стерва.

— Тебя устроит другая женщина, Фергюс Разрушитель?

Чтобы подавить смех, Фергюс наклонился и поцеловал Аннуил в макушку.

— Королева Аннуил, ты странная женщина.

Он потёрся щекой о её щёку.

— Я уже говорила. — Он скользнул руками под шкуру, провёл по её талии, спине, заднице. Дракон услышал, как она затаила дыхание и прильнула к нему. — Не заставляй меня ждать. Соединись со мной или уйди навсегда.

— Уверена, Аннуил? Как только всё закончится, назад дороги не будет.

— Дракон, я приняла решение. — Она уронила шкуру на пол. — Но убедись, что ты этого хочешь. Не делай мне одолжение.

Фергюс схватил её за талию, приподнял и посадил на деревянный стол. Поцеловал в лоб, в шею, схватил её за руки.

Хватка на руках стала крепче. Фергюс наклонился и поцеловал Аннуил в роскошные губы.

Воительница смотрела на дракона и гадала, что он делает. Он молчаливо стоял, держа её за руки, будто боялся, что она от страха убежит. Но этому не бывать.

Она хотела этого, и его, больше чем что-либо другое. Но, быть может, Фергюс решил, что не хочет её. Что лучше проведёт свою долгую жизнь в паре с драконом.

Чёрт, ведь Гвенваель уже готовил её к такому развитию событий. Каким бы пьяным дракон не был, было заметно, как сильно он переживает за старшего брата.

Даже когда попытался положить руку на её задницу. Тогда Морвид его перехватила. Они сели по обе стороны от воительницы и сказали, что если она хочет заполучить их брата, то ей лучше этой ночью с ним соединиться.

В противном случае он уйдёт, считая, что делает это по благородным причинам.

Но может они ошиблись. Может Фергюс совсем её не хотел. И не хотел на протяжение их знакомства.

Аннуил поморщилась. Его хватка на её руках не стала крепче, но боль всё ещё охватывала её плоть.

Её кулаки прижимались к его груди и воительница чувствовала его дыхание.

Боль напомнила ей момент, словно она держала руку над открытым огнём или близко к бурлящей воде. Боль обволакивала её кожу, плоть и кости.

Аннуил пыталась сдержать крик боли, но не смогла. Было слишком больно.

Аннуил уронила голову дракону на грудь, молясь, чтобы боль не продлилась долго. Внезапно её тело охватило тепло.

Её соски затвердели. Между ног стало влажно. Дыхание стало мелким и частым. Когда всё тело напряглось, воительница застонала. Член Фергюса поднялся на призыв женского тела.

Аннуил ахнула, когда её накрыло второй волной тепла. Между ног напряглось. Ноги ослабли. Воительница кончала. Она не знала как и почему, но кончала.

И когда по телу прошла третья волна, Аннуил вскрикнула. Она кончила сильно, впившись зубами в грудь дракона.

Фергюс поцеловал её. Жёстко накрыл её рот своим, скользнул внутрь языком.

Боль в руках ослабла, спазмы прекратились. Фергюс её отпустил и воительница посмотрела на предплечья, увидев на обоих обгоревшую кожу. Ощущая отголоски боли, она гадала, а исцелятся ли её руки.

— Теперь каждый дракон знает, что ты принадлежишь мне. — Фергюс снова поцеловал её, укладывая спиной на стол. — И это… — он поцеловал её груди и живот, — это для меня. — Он устроился между её ног, скользнул языком по бедру.

Аннуил стиснула зубы, когда жжение распространилось ниже пояса. То же самое Фергюс сделал с другим бедром, и воительнице пришлось вцепиться в стол, впившись пальцами в дерево.

Он подул на её ноги и воительницу снова охватила боль. Аннуил прикусила губу, чтобы сдержать крик, но, когда тело содрогнулось, с её губ сорвался стон.

Затем Фергюс провёл языком между её складочек, заменив боль сладким, глубоким наслаждением.

Аннуил выгнулась, но дракон удержал её ноги, скользя языком по лону и в него.

Когда его умелый язык снова и снова ласкал воительницу, та забыла про боль, приближаясь к оргазму. Аннуил сжала руки в кулаки, палатку наполнили стоны. Вскоре её накрыл оргазм и она начала трястись, с губ сорвался громкий крик.

Фергюс аккуратно обнял её, стащил со стола и прижал её дрожащее тело к себе.

Затем тихо прошептал ей на ухо:

— Ты в порядке?

Её руки болели. Внутреннюю поверхность бёдер жгло. Жар охватывал всё тело. Да, Аннуил чувствовала себя хорошо.

Аннуил облизнула губы и сделала глубокий вдох.

— И это всё, дракон?

Тяжело дыша, прижимаясь горячим и ждущим своей очереди членом, он прорычал:

— Даже и близко нет.

— Хорошо. А то я бы разочаровалась.

Фергюс потёрся головой о голову Аннуил и сделал глубокий вдох.

— Аннуил, ты всегда так хорошо пахнешь.

— Правда? — По крайней мере она надеялась, что произнесла это вслух. Она не была в этом уверена. Фергюс медленно потёрся головой о неё, его длинные волосы скользнули по её обнажённому телу, отвлекая воительницу. Невинное движение, но от него у Аннуил задрожали колени и болезненно затвердели соски.

— Женщина, ты меня удивляешь.

— Тогда закончи начатое, — промурлыкала она, обняв его за шею, проигнорировав боль, которую это движение вызвало в предплечьях. — Сделай своей.

Ему явно не требовалось дальнейшее уговаривание. Он развернул Аннуил и уложил грудью на стол, провёл по её спине. Затем проделал эту дорожку губами.

Он попеременно покусывал и облизывал её кожу. Фергюс облизывал все её раны, очищая кожу языком.

Воительница хотела приказать ему уже заканчивать с этим, но знала, что он лишь продлит её ожидание.

Поэтому Аннуил прижала ладони к деревянной поверхности стола и задумалась, когда она стала такой сучкой в течке. Рядом с драконом она теряла самообладание.

Фергюс гадал, на сколько Аннуил хватит, прежде чем она начнёт раздавать приказы. Он улыбнулся. Воительница была самой властной женщиной из всех, что он встречал.

И каждый день она его удивляла. Она уже справилась с самой тяжёлой частью Соединения. Эта церемония не для слабонервных.

Честно говоря, Фергюс думал, что как только начнётся процесс, она будет умолять его остановиться. При первом касании жара к её рукам Аннуил запаниковала и начала вырываться. Но он должен был знать, что она останется.

Стиснув зубы, она встретила этот вызов лицом к лицу.

И Фергюс не ожидал, что Аннуил кончит. Всё её тело сотряслось от силы оргазма, а когда воительница укусила его в грудь, то выпила его крови.

Соединение отличалось от обычного брака — спустя столько лет нашумевшее Соединение его родителей по-прежнему оставалось темой разговоров при дворе — но Фергюс знал, чего хотел от Аннуил.

И, как обычно, получить желаемое будет его удовольствием.

Фергюс раздвинул её ноги и ловко вошёл в неё сзади. Он не был уверен, но, кажется, она пробормотала «Вовремя». Она была такой влажной и узкой, что дракон чувствовал себя так, словно вот-вот может кончить.

Ни одну женщину он не хотел так отчаянно. С таким голодом. Фергюс замер с членом внутри неё. Не прошло и десяти секунд, как Аннуил подалась ему навстречу.

Дракон шлёпнул её по заднице.

— Ой!

— Это моё Соединение, девчонка, не твоё. Попробуй сделать это снова и мы остановимся… ради нашего блага. — Конечно же, он лгал. Он ни в коем случае не остановится.

Он будет трахать её каждым доступным способом. Но Фергюсу нравилось, как она рычит от раздражения. От этого он лишь больше возбуждался.

Вдобавок ко всему — и только потому, что он так хотел — Фергюс снова шлёпнул её по заднице. Аннуил оглянулась на него, но не смогла скрыть того, что стала более мокрой и то, как мышцы влагалища ещё сильнее обхватили его член.

Воительница хотела дракона. Нуждалась в нём. И это хорошо. Потому что этой ночью он сделает её своей, и она никогда этого не забудет.

* * *

Теперь Аннуил знала, что только один мужчина мог заявить на неё права. Только один дракон был достаточно силён, чтобы сделать её своей и только своей. Любого другого мужчину она оставила бы мёртвым на церемонных простынях.

Но её Фергюс был достаточно храбрым, чтобы взять воительницу. Достаточно храбрым, чтобы выжечь свою метку на её плоти. Достаточно храбрым, чтобы шлёпнуть её по заднице.

Он никогда не пытался её укротить. Фергюс любил всё в Аннуил, включая и её ярость, и он никогда не пытался ничего изменить, ничего искоренить. Фергюс принимал это, как принимал всю Аннуил в целом.

Он был для неё идеальной парой, и однажды они вместе будут править Диким островом.

Фергюс двигался внутри неё. Медленно. В своём ритме. Заставляя её желать большего. Она выругалась, но это больше походило на стон. Но, боги, как же было хорошо. И воительница не могла прекратить стонать. Произносить его имя. Выкрикивать его имя.

Фергюс накрыл Аннуил своим длинным, твёрдым телом, поцеловал плечи, спину, шею.

Он скользнул руками под её тело, обхватил груди, сжал напряжённые соски. Аннуил отклонила голову назад и дракон поцеловал её.

Он стоял, обхватив одной рукой её грудь, а второй устремился в развилку между бёдер. Фергюс массировал её лоно, намеренно не трогая клитор.

И на короткое мгновение Аннуил задумалась о возможности его убить.

Ей нужно было освобождение. И сейчас же.

Аннуил отклонилась назад, обхватила Фергюса за шею, когда он покусывал её за горло. Она снова проигнорировала боль в предплечьях, когда о раны потёрлись его чёрные волосы. Ей было всё равно. Потому что в этот момент даже боль приносила удовольствие.

— Заканчивай уже, Фергюс, — отчаянно молила Аннуил. — Давай. Сейчас.

— Сперва, Аннуил, скажи мне то, что я хочу услышать. Скажи.

Почему-то она знала, что он имеет в виду. Что он хотел. И она не будет медлить.

— Фергюс, я люблю тебя. Я люблю тебя и я твоя. Другого не будет. Никогда.

Как будто был другой вариант.

— А я твой, Аннуил. Навечно.

— Да. Чудесно, — пренебрежительно рявкнула она. — А теперь доведи меня до конца. — Он рассмеялся, и Аннуил показалось, что из-за отчаяния в её голосе. Его член плавно входил и выходил из неё, а пальцы жёстко сжали клитор.

Когда в нижней части тела разжёгся пожар, Аннуил запустила пальцы в волосы дракона, схватилась за шелковистые пряди.

Воительница отчаянно застонала, когда тело сотрясла дрожь.

По позвоночнику прокатилась волна жара, клитор начал пульсировать. Когда тело охватил оргазм, стон превратился в крик. Фергюс продолжал её трахать, и когда крики стихли, кончил сам, заполнив её семенем.

Они стояли, прислонившись к столу, тела сотрясали крошечные спазмы. Аннуил оглянулась.

— Фергюс? — Казалось, он уснул: глаза закрыты, дыхание ровное и глубокое.

— Айе? — наконец-то ответил он, так и не открыв глаза.

— Так что, это всё?

Он улыбнулся.

— Да, Аннуил, всё.

Она обвела взглядом палатку до ванны, затем снова посмотрела на Фергюса.

— Ванна, определённо, далеко.

Дракон закрыл глаза и огляделся.

— Айе. Это так.

— Думаешь, мы сможем до неё добраться?

— Предоставь это мне, женщина. — Он глубоко вздохнул, обнял Аннуил за талию и поднял. Фергюс подошёл к ванне, опустил туда воительницу, так и не выходя из неё.

Свободную руку он опустил и спустил ванну.

— Смотри. Научился у Морвид.

Он произнёс заклинание на языке, который Аннуил никогда не слышала. В мгновение ока ванна наполнилась горячей водой.

— Отличный трюк.

— И я так думаю. — Фергюс залез в ванну, по-прежнему крепко сжимая Аннуил. Он опустился в горячую воду и расслабленно откинулся на стенку. — Уверен, что где-то могу вызвать засуху.

— Это не поможет.

— Эгоистичная стерва.

Он поцеловал её в шею, облизнул ухо, медленно лаская плоть. Его член по-прежнему был погружён в неё.

— Знаешь, Фергюс, ты можешь меня отпустить.

— Знаю, — пробормотал он в её шею. Но у его тела, казалось, имелся другой план, и Фергюс продолжил ласкать её, член внутри неё затвердел, откликаясь на её стоны.

Аннуил улыбнулась. Ночь будет длинной.

Аннуил пыталась держать глаза открытыми. Учитывая положение теней на грязном полу, большая часть дня уже прошла. Вероятно, воительница пропустила обед.

Она не потянулась к Фергюсу, не было необходимости — в палатке дракона не было. Аннуил понятия не имела, когда он ушёл, но поняла, что его нет сразу же, как только проснулась.

Дракон овладевал её телом всю ночь напролёт. Несколько раз Аннуил просыпалась и осознавала, что он в ней, занимается с ней любовью.

Один раз она думала, что во сне занимается с ним любовью, вот только потом поняла, что бодрствует и скачет на бёдрах Фергюса, а он изливается внутри неё.

Но последний раз, когда он кончил в неё, показался Аннуил каким-то другим. Он двигался медленно и нежно. Фергюс медлил, давая ей самый сладкий опыт из всех.

И она знала, что когда наступит рассвет, дракон её покинет. Трагично, но так оно и произошло.

Аннуил заставила себя принять сидячее положение, меховая шкура сползла до талии. У неё болело всё тело. Всё. Воительницу с головы до ног покрывали раны после битвы. А мышцы и кожа саднили после обряда Соединения, проведённого драконом.

Вспомнив обряд, Аннуил посмотрела на предплечья и замерла.

— Брастиас!

Через несколько секунд в палатке появился глава солдат, его взгляд остановился на её обнажённых грудях, которые воительница не потрудилась прикрыть.

— Морвид ещё в лагере?

— Айе.

— Приведи её.

Брастиас не задавал вопросов, просто отправился исполнять приказ. Через несколько минут в палатку вошла ведьма. Одного взгляда на воительницу хватило, чтобы начать беспокоиться.

— Что случилось?

— Твой брат ушёл.

Морвид кивнула.

— Да. Я видела его утром.

— Почему.

— Он сказал, что ты должна справиться с этим сама. Ты одна должна править этими людьми. Ты должна заработать их преданность. Он будет наводить на них лишь страх.

Естественно, он сказал правду. Ублюдок.

Аннуил указала на метки на груди. Боль, которую она испытывала, давала надежду, что это что-то полезное, а не проделки королевы.

— Ты не дала мне прямого ответа.

— Это Ведьмина цепь. Теперь она часть тебя, как кожа. Метки никогда не сойдут. И цепь продлит твою жизнь до пяти… может, шести сотен лет. Может больше, может меньше. На самом деле, трудно сказать.

Аннуил уставилась на подругу.

— Оу.

Что ж, это достойно нескольких минут раздирающей боли.

Аннуил прочистила горло и вытянула руки.

— А эти метки?

Морвид взяла Аннуил за руки и присмотрелась к меткам. Ведьма улыбнулась.

— Похоже, этой ночью Фергюс провёл обряд Соединения.

Очевидно, Морвид спала где-то в другом месте, потому что все на лигу в округе слышали образование их пары.

— Да. Так что это?

Морвид пожала плечами.

— Он тебя заклеймил.

Аннуил снова посмотрела на раны. Прошлой ночью там были просто участки сожжёной кожи. Воительница осознала, что она исцелится, но шрамированная плоть останется.

Но не это она сейчас видела. Теперь на предплечьях она видела метки дракона. Линии были тёмными, драконы чётко просматривались. С лёгкостью.

Драконы отличались друг от друга, обвивали её предплечья. Остальная плоть рук оставалась здоровой и чистой.

— Он действительно тебя заклеймил, — добавила Морвид.

— И что это значит?

— Я никогда раньше не видела таких… тёмных. Только у матери. Эти линии угольно чёрные.

— Фергюс сказал, что с этим будет чётко видна моя любовь и преданность дракону. Твой брат не шутил. — Аннуил моргнула, вспомнив весь обряд. Она подняла с ног меховую шкуру и вздохнула. — Да уж, не шутил!

Морвид оглядела её ноги и усмехнулась, глядя на бёдра. Драконы, больше тех, что были на предплечьях, покрывали их плоть.

— Он гораздо больше похож на Берселака, чем мы считали, — рассмеялась Морвид.

— Что ж, я не позволю сковать себя цепью. Оставлю это королеве.

Морвид выпрямилась. Улыбка показала, какой красивой она была, даже со шрамом.

— Я могу сделать тебе краги, которые скроют часть меток. Если так ты будешь чувствовать себя лучше.

Аннуил покачала головой.

— Нет. Это всего лишь ещё несколько шрамов, меток, ожогов? Кроме того, я не скрою свою верность дракону. — Она встала и подошла к ванне. — И если кто-то посмеет назвать меня драконьей шлюхой, я срублю тому голову. — Она остановилась и указала на ванну. — Можешь сделать тот трюк с водой?


Глава 20

Брастиас провёл полный осмотр замка. Но Аннуил скрывалась от них. Как только они находили одно её тайное местечко, она тут же находила другое.

С тех пор как Аннуил отрезала голову брата и стала правительницей Дикого острова и Тёмных равнин прошёл один год. Полгода воительница подавляла восстания так быстро, как только они разгорались.

Она также образовала союзы с соседними королевствами. Союзы, которых не было почти век.

Но как только войны прекратились и королевство Аннуил погрузилось в мир и покой, сама воительница, казалось, всё больше и больше становилась печальной. Брастиасу не составило труда понять, что Аннуил была правителем в военное время.

Её руководящая позиция основывалась на крови и борьбе. Только это она умела.

Но Брастиас также знал, что если бы рядом с Аннуил был Фергюс, она была бы менее беспокойной. Вот только дракон не возвращался. А воительница никогда не отправится в Тёмную долину, чтобы найти его.

А вот Морвид оставалась рядом с Аннуил в качестве советника. С опытом в двести пятьдесят лет, заключённом в красивое тело, она помогала воительнице принимать решения, касаемые перемирий и политики.

Брастиас со своей стороны делал всё, что мог, но именно ведьма удерживала воительницу от причуды рубить головы знати.

Он как раз проходил мимо пустой спальни, когда услышал оттуда звук. Звук перелистывания страниц.

Брастиас вернулся и толкнул тяжёлую дубовую дверь. Он обнаружил её у окна, читающей. Комнату освещала всего лишь одна свеча.

— Аннуил?

— Что на этот раз? — её тон становился всё раздражительнее с проходящими месяцами.

— Нам нужно, чтобы ты спустилась в главный зал.

— Зачем?

— Прибыла делегация, чтобы преподнести тебе дань.

— Снова? — это прозвучало так раздражённо, что Брастиас не решился рассказать ей правду. — Брастиас, а ты не можешь этим заняться?

— Я не являюсь правителем этой земли.

— Ладно! — Она бросила книгу через комнату и быстро прошла мимо своего заместителя. Как только она оказалась от него далеко, чтобы нанести хороший удар, Брастиас облегчённо вздохнул и последовал за ней.

Он поёжился, увидев во что она одета. Кожаные бриджи, кожаные сапоги и одна из чёртовых безрукавок.

Её предплечья с метками были открыты всему двору. Брастиас подумывал о том, чтобы попросить её прикрывать метки крагами, но ему нравилось его горло таким, какое оно есть — не вскрытым.

Он подумал о предстоящем вечере и понадеялся, что Морвид тщательно продумала план.

Аннуил вошла в тронную залу. Кое-кто из знати склонился в поклоне, но, по-видимому, вспомнил, насколько она подобное терпеть не могла, поэтому выпрямился.

Если бы она не была раздражена всем процессом, то рассмеялась. Но воительница была на грани срыва. На очень тонкой грани.

Аннуил быстро подошла к каменному трону с высокой спинкой, на котором когда-то сидели её брат и отец. Она ненавидела этот трон. И использовала его лишь для подобных случаев.

— Леди Аннуил… — начала Морвид, но воительница её перебила.

— Можем мы просто с этим покончить?

— Как пожелаешь, — Морвид кивнула.

Перед воительницей начали возникать делегации из соседних королевств. Кто-то преподносил ей ценные металлы или драгоценные камни, кто-то преподносил то, что имело большую ценность на их острове.

Но вскоре Аннуил начала замечать кое-что ещё. Каждый последний дворянин, появляющийся перед ней, отдавал в дар сына. Сильного, зрелого, неженатого парня.

Когда клан Арранц отдал в дар трёх сыновей, одному из которых было не больше двенадцати лет, Аннуил больше не могла этого терпеть.

— Извините меня. — Она встала и подошла к Морвид. — Могу я с тобой поговорить?

Она не дала возможности драконихе ответить, схватив ту за руку и потащив из тронной залы в коридор для слуг.

— Что это такое? — потребовала воительница объяснений.

— А ты как думаешь? И отпусти уже меня.

Аннуил мысленно себе напомнила, что Морвид дракон. Она могла перекинуться и разворотить целый замок.

— Мне это не нужно.

— Никто и не говорит, что ты можешь взять любого из них в супруги. Но ты, по меньшей мере, должна сделать вид, что обдумываешь подобное действие. Если они будут считать, что кто-то из их сыновей может занять место подле тебя, то у нас будет чуть больше союзнической мощи.

— Союзнической мощи для чего?

— Грейн из Керезика. Ламбер из Мадрона. Список можно продолжать до бесконечности. Неужели ты не слушала на наших ежедневных собраниях отчёт о положении твоих земель?

— Естественно, не слушала. Они до смертельного скучны.

— Не всё можно подчинить кровавой бойней, Аннуил.

— Ты можешь приходить ко мне, когда где-то происходит кровопролитие? В противном случае, оставь меня в одиночестве за чтением.

Морвид схватила Аннуил за плечи и не слишком нежно втолкнула обратно в тронную залу.

Воительница нехотя вернулась на трон и позволила продолжиться мероприятию.

В конце концов, она перестала на них смотреть. Она села на трон боком, перекинув ноги через подлокотник.

Она отвечала каждому делегату довольно вежливо, но не долго могла скрывать раздражение.

Но когда перед Аннуил остановился напыщенный и самодовольный наследник клана Мадрон, она поняла, что достигла предела.

Представитель клана Мадрон сделал объявление:

— Леди Аннуил из Дикого острова, народ Мадрона приносит вам свою благодарность и вечную преданность.

Аннуил глянула на Брастиаса и Морвид, что тихонько стояли в углу и за ней наблюдали. Они знали её отношение к Хамишу Мадрону, и его отношение к ней.

Хамиш вышел вперёд.

— Леди Аннуил, мы так давно с вами не виделись.

— Лорд Хамиш. — Она махнула рукой, надеясь, что эти мучения скоро окончатся.

— Возможно, госпожа, когда вы здесь закончите, мы могли бы пообедать и обсудить будущее наших королевств.

Аннуил усмехнулась, увидев внезапную панику на лице Брастиаса. Она знала, чего боялся её заместитель, и с радостью предоставит то, что он от неё ожидает.

— Нет.

Наступила долгая пауза, пока представители Мадрона переваривали её короткий, но прямой ответ.

— Я прошу прощения, леди, — заполнил паузу Хамиш. — Неужели этой ночью вашим вниманием владеет что-то другое?

— Нет. Просто вы мне не нравитесь. — Брастиас в отчаянии закатил глаза. Бедняга, он и не подозревал, что мучения только начались. — Вы были готовы вынудить меня выйти за вас замуж. Вы счастливчик, потому что я позволю вам сохранить земли и свою голову. — Хамиш уставился на воительницу. — Кроме того, лорд Хамиш, если вы попытаетесь завладеть моей короной, то вас выследит и убьёт дракон. И я ему это позволю.

Хамиш побледнел и не позаботился о том, чтобы скрыть отвращение.

— Значит, слухи верны? Ты вышла замуж за дракона?

— Совершенно верно. Но, конечно, если это вас так беспокоит, лорд Хамиш… пожалуйста, чувствуйте себя свободно и попытайтесь отобрать трон.

* * *

Риннон приземлилась и наблюдала, как люди в страхе бегут. Она никогда не устанет от подобного момента. От паники на их крошечных лицах. От криков, когда они улепётывают спасать свои жизни. Риннон бы рассмеялась и, может, попробовала немного вкусностей, но у неё было дело.

Ей нужно забрать маленькую человеческую девчонку от её драгоценного трона и вернуть её сыну.

Ещё чуть-чуть времени в разлуке и начнётся война. Она уже сожалела о своём требовании, чтобы Фергюс вернулся ко двору. Это стоило Кесслин жизни.

Всё началось с простого, хотя и глупого замечания по поводу выбора Фергюсом пары. Это должно было привести к драке между ними.

Но в этот раз не было никакого вызова. Никакого предупреждения. Фергюс спокойно попросил его извиниться. А Кесслин вслух поинтересовался, понравится ли ему провести ночь в постели этой девчонки.

И Фергюс без колебаний свернул ему шею. Вся деятельность двора остановилась. По правде говоря, не впервые при её дворе совершилось жестокое убийство.

В основном, из-за ярости Берселака и отчасти из-за Гвенваеля. Но впервые причиной проблемы стал Фергюс.

А затем Фергюс бросил вызов всем и вся в зале поспорить за место среди клана. Но после того, как они увидели, что произошло с Кесслином, ни один дракон не вышел вперёд. Даже собственный клан не решился к нему приблизиться.

Позже Риннон поговорила со своими детьми, расспросила их о брате. Братья и сёстры беспокоились за Фергюса.

Она не могла назвать Фергюса сыном. Он не был таким буйным как Эибхир или таким похотливым как Гвенваель, или таким самоуверенным как Бриёг. Он даже не был суровым и несдержанным как её Берселак.

Фергюс жил тихо и спокойно. Он лишь расстраивался, когда не хватало времени на себя. Фергюс покинул двор раньше остальных детей Риннон, потому что не мог выносить шум и то, что братья и сёстры постоянно ему докучали.

И Риннон отпустила его со своими благословениями. Она гордилась собой за то, что понимает всех своих отпрысков. Она понимала их лучше, чем они осознавали.

Она знала, что ему нужно побыть одному. И даже когда он бы занял трон в качестве короля, он был остался в том же покое. Ничего бы не изменилось. Он бы не изменился.

А затем появилась болтливая маленькая человеческая девчонка. Из-за неё теперь люди знают, что драконы могут перекидываться в людей.

Её милый Эибхир, на которого Риннон возлагала самые большие надежды, теперь только и говорил о соединении с человеком. Человеком! А её дочь, наследница магии и силы, прислуживала человеческой девчонке на Диком острове.

Сначала Риннон подозревала, что девчонка соблазнила её сына — и приворожила остальных членов семьи, — своими женскими уловками. Так она думала до встречи с ней.

Риннон тут же поняла, что у девчонки нет абсолютно никаких женских уловок. Она была суровым воином, рисковавшим жизнью ради защиты крошечного человеческого клана.

Риннон даже перестала считать её «оно» в тот момент, как девчонка приняла пламя. Да, она кричала, но в основном потому что боль была мучительной.

Но как только процесс изменил её тело, девчонка отправилась за головой брата, стала правительницей Тёмных равнин и Дикого острова, и всё ещё сотрудничает с драконом. И всё это произошло в один день.

Это по-прежнему впечатляло Риннон. Но сейчас у неё был несчастный сын и винила она в этом девчонку. Прошёл год. Женщина упорядочила все мятежи крошечным, но могучим кулачком, и сейчас ей нужно вернуться к своей паре.

Фергюс прошёл с ней Церемонию Соединения, теперь она принадлежит ему. Если девчонка передумала… что ж, лучше ей тогда передумать обратно.

Предложение Риннон для Аннуил было простым.

— Вернись сейчас же к Фергюсу или пострадай от моего гнева.

Риннон шла через замок, дети семенили за ней, Кеита отчаянно пыталась прикрыть обнажённую мать плащом. Дети прибыли чуть ранее и уже успели одеться.

Они жили среди людей больше Риннон, и она часто забывала, какой сильный дискомфорт вызывают человеческие тела.

Она остановилась за пределами тронной залы, чтобы надеть плащ, а затем замерла и остановила детей, услышав голос Аннуил.

— Значит, слухи верны? — рявкнул с отвращением мужской голос. — Ты вышла замуж за дракона?

— Совершенно верно. Но, конечно, если это вас так беспокоит, лорд Хамиш… пожалуйста, чувствуйте себя свободно и попытайтесь отобрать трон.

Риннон переглянулась с детьми. А она недооценивала маленькую девчонку.

* * *

Аннуил убрала ноги с подлокотника трона и встала во весь рост. Она посмотрела в глаза представителям всех кланов.

Она устала от игр и притворств. Когда здесь были представители всех кланов, настало время убедиться, что они понимают её правление и её саму.

— Возможно, настало время прояснить ситуацию. Так, чтобы не осталось недопониманий. Да. Слухи правдивы. Мой супруг — Фергюс Разрушитель, Чёрный Дракон Тёмной долины. Он — моя пара, мой супруг. С ним я буду править. Я пойму, если у кого-то из вас с этим проблемы. И, пожалуйста, будьте свободны и попытайтесь отобрать у меня трон. — Она понизила голос до шёпота, но тот раздавался в зале как крик. — Пожалуйста.

Она ждала. Когда никто не вышел вперёд, воительница повернулась спиной. Но вспышка в глазах Денелина её насторожила.

Они прошли вместе через много битв и, порой, всё, что ты можешь сделать, это бросить лишь взгляд или перекинуться словом. Она точно знала, что именно он хотел ей сказать, и двинулась к нему с обычной скоростью и грубостью.

Аннуил вытащила из сапога инкрустированный драгоценными камнями кинжал, который ей давным-давно подарил Фергюс, и, повернув лишь верхнюю часть тела, метнула его за спину.

Клинок вонзился в горло члена клана Адаман, который хотел убить Аннуил во имя своего народа. Большой мужчина был в полном обмундировании, вот только без шлема, и кинжал воительницы вонзился прямо в шею.

Тело воина рухнуло на пол, от чего все, кроме Аннуил и её отрядов, подпрыгнули.

Аннуил какое-то время смотрела на павшего, дожидаясь, когда произошедшее дойдёт до всех присутствующих. Затем оглядела знать.

— Ещё кто-нибудь? — Никто не сдвинулся с места. — Сейчас, полагаю, мы всё прояснили.

Аннуил опустилась обратно на трон, наблюдая, как Хамиш торопливо пробирается к дальней части зала. Она перевела взгляд на Денелина.

— Мы закончили?

Он наклонился так низко, чтобы слышать могла его только воительница.

— Остались ещё трое, но, могу сделать предположение, что они уже бегут, спасая свои жизни.

— Какой тяжёлый вес на моём бедном сердце, Денелин, — пробормотала Аннуил себе под нос.

Он приподнял бровь.

— Понимаю, Аннуил.

Все её первоначальные отряды от оруженосца до Брастиаса по-прежнему называли её только по имени, без титула, и воительница менять это не собиралась.

— Аннуил Кровавая! — голос прозвучал от дальней части зала, застав врасплох Аннуил и Денелина, а также остальных собравшихся. — Ты говоришь о своём супруге и всё же до сих пор не с ним.

Когда ярость забурлила в венах, Аннуил прищурилась. Выражение её лица всё всем показывало. Денелин отступил от трона, положив руку на рукоять меча, Брастиас и отряды чуть сместились к трону. Воительница понятия не имела, почему они так за неё беспокоятся.

Аннуил смотрела на женщину, которая стояла в огромных деревянных дверях зала. Полностью окутанная светло-синим плащом, это женщина была самой высокой из всех, с какими Аннуил приходилось сталкиваться.

— Леди, не думаю, что это ваше дело.

Аннуил задумалась о том, будет ли легко убить эту женщину или же придётся потрудиться.

Женщина шагнула вперёд, плащ кружил вокруг её обнажённых ног.

— Я проделала длинный путь, леди Аннуил, чтобы встретиться с тобой, но мне не нравится тратить время и болтать не по делу.

— Как и мне. Так, может, вы объясните суть проблемы прежде, чем я потеряю терпение.

Аннуил ощутила на плече крепкую хватку, подняла глаза и встретилась со взглядом Морвид.

— Аннуил, мне хотелось бы представить тебе королеву Риннон из клана Гвалчмаи-фаб-Гвайр. — Аннуил поморщилась — какое уродливое семейное имя. Ей бы такого не захотелось. — Мою мать.

Её бы не ошеломило так, если бы кто-нибудь сейчас в канаве захоронил голову, но Аннуил в эту же секунду поборола все эмоции. Перед ней стояла королева. В обличье человека.

Королева откинула капюшон. Белые как снег волосы упали на плечи, на лице застыло выражение недовольства.

Казалось, она даже не заметила, как весь двор изумлённо ахнул, увидев её метку Соединения — чёрного дракона, спускающегося от челюсти по шее, и исчезающего под плащом.

Теперь Аннуил поняла, почему все дети Риннон были прекрасны. В обличье человека она просто потрясала красотой.

Аннуил осмотрела тех, кто сопровождал Риннон. Красивая рыжеволосая женщина, которая выглядела невинной и милой, как любая папина дочка. И трое мужчин, которые, очевидно, были братьями.

Каждый был красив по-своему. Тот, что с серебристыми волосами, выглядел так, будто явился пред ней под запретом. Золотоволосый открыто пялился на неё.

Тот, что с синими волосами, улыбался так счастливо, что Аннуил, ничего не сумев с собой поделать, улыбнулась ему в ответ.

— Моя проблема в том, леди, что настало ваше время занять своё место по праву рядом с моим сыном.

Аннуил сделала глубокий, прерывистый вдох. Эта стерва только что приказала ей вернуться к Фергюсу. Приказала. Ей. Аннуил охватил гнев. Она сжала руки в кулаки.

Теперь воительница умела контролировать эмоции, но от этого становилась ещё более смертоносной. Должно быть, это увидел Гвенваель. Он обречённо закрыл глаза.

— Леди, возможно, вам не стоит лезть в это дело. — Морвид предупредительно впилась пальцами в плечо Аннуил. И это предупреждение воительница проигнорировала. — То, что происходит между Фергюсом и мной — только наше дело. Не ваше. И вам стоит это запомнить.

Аннуил отметила, что дети Риннон отчаянно пытаются привлечь её внимание, пока Морвид впивалась опасно сильно к тому, чтобы вырвать клочок плоти, в её плечо.

— Вероятно ты забыла кто я.

— Я ничего не забываю. И прошу, скажите, как хвост вашего супруга?

В этот момент Морвид подняла руки и подошла к Брастиасу, а сыновья Риннон поморщились, прекрасная рыжеволосая женщина прикрыла лицо руками.

Риннон улыбнулась. Кстати говоря, устрашающее зрелище. В отличие от её детей, её человеческие зубы по-прежнему больше походили на клыки.

— Знаешь, леди Аннуил, та женщина, которая сильна настолько, чтобы ранить такого могучего дракона как Берселак Великий, должна быть настолько сильна, чтобы забрать то, что принадлежит ей.

Вот уж интересный поворот. Аннуил ожидала, что королева попытается оторвать ей голову.

— Я ценю ваше беспокойство. Но я теряюсь в загадке, почему же ваш сын сам не пришёл.

«И не спас меня от своего чёртова клана!»

— Он глупо боится, что поставит твою безопасность под риск. Сейчас я понимаю, что бояться ему нечего. Ты смертельно опасный противник. Сомневаюсь, что кто-то из присутствующих здесь не боится попасть под твой гнев. Мне бы не хотелось.

Аннуил задумалась, а не говорит ли Риннон эти слова только лишь из-за присутствия знати. Но она сомневалась, что королеву их присутствие вообще заботит. Женщина была до опасного честна — враг она или друг.

— Но сколь мой сын такой…

— Трус? — предложил Гвенваель.

— Хитрая гарпия? — произнёс Бриёг.

— Обеспокоенный супруг, — процедила королева, взглядом заставив замолкнуть своих сыновей. — У меня есть для тебя подарок.

Аннуил приготовилась. Может, королева и была честна, но воительница всё ещё настороженно к ней относилась. «Подарок» мог оставить её всю в крови и без глаз.

— Правда?

— Я предлагаю тебе свою верность и верность всех драконов Тёмных равнин.

Аннуил не была уверена, что не ослышалась.

— Ох. Это очень… гм… мило.

Морвид вернулась к трону и прошептала Аннуил на ухо так громко, что все могли услышать:

— На случай, если ты не поняла, это означает, что если кто-то попытается пойти против тебя, всё драконье королевство Тёмных равнин и все наши союзники встанут на твою сторону. Такое уже однажды случилось. Тысячу лет назад. Когда драконы ушли, они оставили землю чистой.

Дрожь прокатилась по телу Аннуил, а присутствующие люди потихоньку начали продвигаться к выходу. А Хамиш не мог убежать довольно быстро. Аннуил задумалась, что же он на самом деле планировал.

Аннуил перевела взгляд на мать Фергюса.

— Вы даёте эту верность мне? Человеку?

— Да.

— Из-за Фергюса?

— Нет. Я ничего не даю ради своих детей. Всё это нужно заработать. И ты заработала. Ты всё очень хорошо сделала. Без нас. И без Фергюса. — Она окинула всё скучающим взглядом. — Проще говоря, ты меня впечатлила, Аннуил Кровавая. А меня не легко впечатлить.

— Я… гм… спасибо? — Впервые Аннуил потеряла дар речи.

Риннон пренебрежительно махнула рукой.

— Да. Да. — Она отвернулась. — Но мой сын ждёт, может тебе стоит пошевеливать задом. — Риннон отправилась к выходу. — Мне нужно идти. Берселак тоже ждёт, а он такой нетерпеливый.

— Нужно вернуться на цепь? — Морвид и Кеита закашлялись, а братья, казалось, впали в ступор.

Риннон оглянулась на Аннуил и выдала самую чувственную улыбку из всех, что воительнице приходилось видеть.

— Завидуешь?

И затем она ушла.

Гвенваель вышел вперёд. Аннуил впервые видела его в гневе.

— Женщина, ты с ума сошла?

— Почему все задают мне этот вопрос?

— Что ж, должно быть, ты и вправду её впечатлила, — добавила Кеита. — Я уж подумала, что она вырвет тебе глотку. — Аннуил отлично помнила белые когти королевы. — Я всё ещё думаю, что мы скажем Фергюсу. Кто сообщит это Фергюсу? Может, Морвид?

Морвид зашипела.

— Что?

— Прекратите! — Аннуил вытерла руки о штаны и уставилась на колени. Она знала, что нужно делать. Воительница подняла глаза на драконов. — Я должна отправиться к нему.

Гвенваель улыбнулся. Казалось, облегчение расслабило всё его тело. Он бы никогда этого не признал, но Аннуил-то знала, как сильно он заботился о своём брате.

— Отличная мысль. Могу туда подбросить.

Аннуил подняла бровь.

— Считаешь, это мудро?

Гвенваель пожал плечами.

— Отличное замечание. Тебя отвезёт Бриёг.

— Ну уж нет! Я не хочу, чтобы, когда она вернулась к нему, на ней был мой запах. Мне нравится мой хвост.

— Я отвезу её! — счастливо предложил Эибхир.

— Нет! — рявкнули два брата.

— Серьёзно. Вы трое такие идиоты. — Кеита кивнула Аннуил. — Пошли, сестрёнка. Я тебя туда подброшу. У меня есть кое-какие… гм… планы с несколькими солдатами у долины.

Когда Морвид презрительно фыркнула, Аннуил покачала головой.

— Гм… ладно. — Оглянулась. — Брастиас.

— Да, Аннуил? — Он стоял рядом с Морвид и отчаянно пытался не улыбаться, вот только с треском в этом провалился.

— Брастиас, мне нужно кое-что уладить. Думаю, вы с Морвид сможете со всем здесь управиться до моего возвращения?

— Конечно. — Брастиас улыбнулся. — Но если возникнет какая-нибудь заварушка, мы немедленно дадим тебе знать.

Аннуил посмотрела на него.

— Это всё, о чём я прошу.

* * *

Фергюс растянулся у озера, положив подбородок на одну лапу, а кончиком хвоста играя в воде. Вздохнул. Прошёл уже год, как на утро после финальной битвы он покинул Аннуил.

Год, с тех пор, как в последний раз он держал её в своих объятиях. Как целовал её в последний раз. Зарывался лицом между её бёдер. Год, с тех пор, как она ударила его по лицу.

Он снова вздохнул. Фергюс очень по ней скучал. Он и не знал, что может так сильно по кому-то скучать. Ему хотелось отправиться к ней. Занять рядом с ней место по праву.

Но он боялся за её безопасность. Да к тому же, что более важно, хотела ли она его ещё? Что, если она нашла кого-то другого? Какого-нибудь человека? Того, кто в процессе не изрыгает огненные шары?

Могла ли она уже его забыть? Любит ли его ещё? И когда он стал таким неуверенным?

Фергюс сел. Это же смешно. Он отправится на Дикий остров. Вернёт свою женщину. Она принадлежит ему. Он с ней соединился, и ничто это не изменит.

Кроме того, он больше не мог выносить эту разлуку. Всё напоминало ему об Аннуил. Он почти ощущал её аромат. Чувствовал, как она взбирается по его драконьей спине, потом поднимается на голову и свешивается так, чтобы встретиться с ним глазами.

— Скучал по мне?

— Аннуил?

Фергюс удивлённо дёрнулся и Аннуил отбросило назад. Она прокатилась по его спине и хвосту и с громким «Чёрт!» приземлилась на землю.

Фергюс повернулся и уставился на воительницу, отказываясь верить в то, что она действительно в его убежище. Когда она поднялась на ноги, он сменил драконье обличье на человеческое.

— Что ж, это был радушный приём… ой!

Фергюс схватил её и они упали на землю. Руками он защитил её голову и спину. Как только они оказались в нужном положении, он её поцеловал. Тело воительницы откликнулось мгновенно и с прежней силой. Фергюс удерживал её руки над головой и придавливал тело к земле.

— Где ты была?

— Где я была? Где был ты?

— Здесь! Ждал тебя!

Аннуил попыталась вырвать руки из его хватки, но Фергюс крепко её держал. Он больше не отпустит её.

— Фергюс, это ты меня оставил. Я проснулась, а тебя и след простыл. И что я должна была подумать?

— Что я хотел тебя защитить.

— Да. Так сказала твоя сестра. Но почему ты мне этого не сказал?

— Ты бы меня отпустила?

— Не преувеличивай.

Он смотрел на неё… жёстко. Она смотрела на него в ответ.

— Вот почему ты здесь теперь, Аннуил?

— Ко мне приходила твоя мать, — сквозь зубы процедила воительница.

Фергюс замер.

— Что?

— Я сказала, что ко мне приходила твоя мать. Сказала, что пришло время занять место подле тебя.

Его мать приказала Аннуил к нему вернуться. Это не может быть хорошим знаком. Фергюс боялся спрашивать, но ему нужно было знать:

— И что ты ей сказала?

— Что ей стоит совать нос в собственные дела.

— Боги, женщина! — Фергюс отпустил Аннуил, откатился на пятки и в отчаянии прикрыл глаза руками. — Ты сума сошла?

Аннуил выползла из-под него.

— Почему все задаю мне этот вопрос?

— Что ещё? — Фергюс посмотрел на воительницу. — Что ещё ты ей сказала?

Аннуил пожала плечами.

— Дай-ка подумать… ну, спросила, как там хвост у Берселака.

Фергюс снова закрыл руками глаза.

— Ты так уверена, что она тебя не убьёт?

— О, нет. Не совсем. Если подумать, она бы убила меня прямо на месте.

Аннуил говорила так беззаботно, что он понял, она с ним совершенно честна.

— И всё же ты…

— Мне не нравится, когда мне приказывают. Тебе должно быть это известно.

— Что ж, она явно не смогла тебя убить. Так что же она сказала?

Аннуил снова пожала плечами.

— Она передала мне верность всех драконов. — Фергюс уставился на Аннуил. Он явно ослышался. Его мать передала верность всех драконов человеку? Неужели он в какой-то другой вселенной? Может, боги решили поиграть с его разумом? Какого чёрта… — Затем она сказала, что ей пора идти и я поинтересовалась, не на цепь ли вернуться.

Подарок его матери был тут же забыт, когда Фергюс попытался сделать серьёзное лицо, но рассмеялся.

— Пожалуйста, скажи мне, что ты лжёшь.

Аннуил улыбнулась в ответ.

— Если бы я могла. Это просто вылетает из моего рта.

Фергюс снова улыбнулся. Да и как тут не улыбаться? Он любил самую сложную женщину из всех, что встречал, и не мог представить свою жизнь без неё. Он медленно обвёл её взглядом.

Чуть стройнее, чуть темнее, вероятно из-за времени, проведённого в битвах и под двумя солнцами. На щеке по-прежнему оставался тонкий шрам, оставленный братом. А на предплечьях чётко выделялись метки Фергюса. Ах, Аннуил. Всё такая же прекрасная. И всё ещё его.

— Любовь моя, на тебе очень открытая туника.

Аннуил осмотрела кольчугу без рукавов.

— Мне сделали её на заказ. Мне нравится, когда руки свободны. Легче срубать головы.

Фергюс кивнул.

— Ты по мне скучала?

Аннуил откинулась назад, прижав ладони к плоскому полу пещеры. Всё её тело напряглось. Жаждало Фергюса. После всего этого времени он так сильно хотел её, что едва мог дышать.

— Не так чтобы.

Он наклонил голову набок.

— Аннуил, скажи, что скучала по мне.

Аннуил посмотрела ему в глаза.

— Нет.

Фергюс приподнял бровь.

— Женщина, скажи это, сейчас же.

Она перевела взгляд на его рот.

— Заставь меня.

— Это вызов, королева Аннуил?

— Не тот вызов, с которым ты бы не справился, принц Дракон.

С рычанием, которое только Аннуил нашла бы игривым, он схватил её за лодыжку и притянул к себе.

— Ой!

Он снял с неё оружие, сдёрнул кольчугу и стащил штаны, сделав короткую паузу, чтобы облизать метки на внутренней поверхности бёдер.

Аннуил толкнула его в грудь.

— Знаешь, мне бы серьёзно поколотить свою жизнь… — Он не дал ей закончить. Фергюс накрыл её своим телом, а губы — жёстким поцелуем.

Воительница толкала его в плечи, но, тем не менее, обвила ногами за талию. Она по-прежнему оставалась его Аннуил: всегда боролась.

Фергюс схватил её за запястья и прижал руки над головой.

Аннуил зарычала и всосала его язык к себе в рот. Фергюс расположился между её бёдер и вошёл в неё.

Мокрое и готовое, её тело содрогнулось от страсти. Аннуил стонала и вскрикивала ему в губы. Подавалась бёдрами навстречу его жёстким толчкам.

Она так долго была без него. Слишком много ночей провела без него. И он гадал, была ли она в безопасности. Была ли счастлива. Скучала ли по нему. Они слишком много времени провели друг без друга, и Фергюс такого больше не допустит.

Поэтому он с ней соединился. Снова. И сделал всё возможное, чтобы Аннуил это поняла.

Аннуил обнимала его ногами за талию и думала, как же ей удалось столько времени провести без него. Он полностью заполнял её, заставлял думать только о нём.

Она ничего иного не хотела — лишь жёсткого соединения, но того, которое понимала. Фергюс снова провёл Церемонию Соединения. И она её хотела.

Нуждалась так же сильно, как и он. Чтобы знать, что принадлежит ему. И что он принадлежит ей.

Аннуил попыталась высвободить руки из его стальной хватки, понимая, что он её не отпустит. Она хотела к нему прикасаться. Чувствовать пальцами его кожу.

Но так же сильно она любила схватку. Фергюс ей никогда не уступал. Никогда не поддавался. Она всегда будет бросать ему вызов, а он всегда будет встречать его с неугасимой энергией.

Аннуил боролась с ним. Каждый жёсткий толчок приближал её к оргазму. Фергюс покрывал поцелуями её лицо. Челюсть. Шею. А когда его зубы сомкнулись на плоти под ключицей, Аннуил кончила.

Она закричала. Это был боевой клич. Но Фергюс продолжал двигаться в ней. Он не останавливался, пока через несколько минут не заставил её закричать во второй раз. И в этот раз он кончил вместе с ней. Его рёв почти перекрыл её крик.

Фергюс отпустил её руки, положил голову ей на грудь. Аннуил обняла его и улыбнулась.

— Ладно, я скучала по тебе… немного, — наконец-то призналась она.

Он рассмеялся. Воительница закрыла глаза, ощущая, как глубокий голос скользит в неё. Она была в безопасности. Дома.

— Нет, нет, Аннуил. Пожалуйста, прекрати. Ты утопишь меня в своих эмоциях. — Он усмехнулся, нежно лаская её покрытое потом тело. — И просто чтобы ты знала: я тоже по тебе скучал.

— Тогда почему ты не пришёл за мной?

Фергюс слышал боль в её голосе и ненавидел себя за то, что стал этому причиной.

— Потому что я идиот. Вот в чём причина, Аннуил.

— И мы будем вместе так долго, пока понимаем друг друга.

Он улыбнулся.

— Да.

— Что ж… хорошо. — Фергюс крепко обнял её и лизнул грудь. Аннуил тихо застонала и Фергюс понял, что не хочет больше жить без этих звуков.

— И зачем именно твоя мать ко мне приходила?

— Думаю, я заставил её немного поволноваться.

— Да? И как же ты это сделал?

Он пожал плечами.

— Что ж, знаешь…

— Ты всех просто до чёртиков перепугал, да?

— Чуть-чуть.

Аннуил крепко обняла его.

— Глупые высшие существа.

Фергюс посмотрел в зелёные глаза своей прекрасной пары.

— Ты должна бояться. Аннуил, я же дракон. Прирождённый охотник и убийца. Самый древний разрушитель.

Аннуил разразилась хохотом.

— Ты такой милый, когда пытаешься казаться страшным.

Она задала его нос большим и указательным пальцем.

— Какого чёрта я с тобой тут делаю, ведьма?

Она провела рукой по его челюсти.

— Правь со мной, Фергюс.

— Что?

— Правь со мной.

— Ты хочешь, чтобы я вернулся с тобой на Дикий остров?

И, конечно же, он согласится. Он сделает всё, чтобы быть с ней. Он не собирался отпускать её снова. Просто хотел услышать это от неё.

Аннуил перевела взгляд на озеро. Фергюс видел в выражении её лица, что у неё уже имелся план. Она просто продумывала, как заставить его согласиться.

— Есть одно условие.

— И оно состоит в том, что…

— Мы правим Тёмными равнинами отсюда.

— Нет.

— Почему? Это идеальный вариант.

— Аннуил, я не думаю, что знати здесь будет комфортно.

И он не хотел, чтобы они приближались к его логову.

Аннуил с возмущением посмотрела на дракона.

— Я не хочу, чтобы эти люди сюда приходили! — рявкнула она, явно раздражённая тем, что он даже подумать о таком посмел. — Здесь будем только мы! И не смей отказывать!

— Тогда о чём ты говоришь?

— Дикий остров — не мой дом, Фергюс. Он здесь. Ты мой дом.

Он подумывал о том, чтобы часть логова превратить в их дом. Он планировал наполнить его всем, что могло потребоваться человеку, а также добавить к этому самые большие книжный шкаф и кровать.

И в это же время он думал, зачем всё это делать. Он всегда считал, что королева должна находиться со своим двором. Но, опять же, Аннуил не была обычной королевой.

— Мне кажется, женщина, ты уже всё спланировала.

Когда Аннуил села и выпуталась из объятий Фергюса, её глаза сияли радостью.

— Я сделаю так, что это сработает. Отряды могут занять периметр за пределами долины. Так мы будем защищены. Конечно, я приведу только самых проверенных мне людей. Морвид и Брастиас могут заняться ежедневными делами, возникающими на Диком острове. В любом случае, эта та ещё скука. Я даже заставить себя не могу этим заниматься. — Фергюс покачал головой и улыбнулся, а Аннуил продолжила: — Твоя семья и другие драконы будут чувствовать себя здесь в большей безопасности. Если они осмелятся нанести нам визит. А если кто-то попытается покуситься на трон, Морвид тут же даст нам знать. А теперь, когда на нашей стороне твоя мать, мы быстро всех спровадим. Раздавим их как муравьёв!

Последнюю часть она закончила таким тоном, будто просто рассказывала Фергюсу о красивых платьях, которые она сшила или новых лошадях, которых купила. А не как будто обсуждала союз между людьми и драконами, которого в Тёмных равнинах не было уже тысячу лет. Союз, который она планировала восстановить.

Фергюс просто смотрел на неё, не уверенный в том, что стоит в данный момент сказать.

— Давай, Фергюс. Скажи, что это, чёрт возьми, гениально.

Он рассмеялся.

— Да, Аннуил, это, чёрт возьми, гениально.

Фергюс наклонил голову, потёрся носом о её шею, а пальцами поиграл с сосками.

Аннуил захихикала и оттолкнула его голову.

— Дракон, это не ответ!

— Ох, ты и в самом деле хочешь ответ. Я думал, что ты уже за всех всё решила.

Аннуил с невинной улыбкой на губах пожала плечами.

— Да. Я была даже очень вежливой.

Он посмотрел на неё и покачал головой.

— Нет.

— Что это значит — нет?

Он растянулся рядом с ней. Закинул руки за голову.

— Я говорю нет. Я так не думаю.

Аннуил толкнула его.

— Почему нет?

Теперь он пожал плечами.

— Просто так не считаю.

Аннуил скрестила руки на великолепной груди, о которой Фергюс не переставал думать.

— Серьёзно?

— Аннуил, я больше сотен лет был один. Я привык жить один. Думаю, что придётся… кое-что довести до ума в твоём плане.

— Довести до ума? — она подняла бровь. — Долго?

— Ну… я упрямый дракон. Очень упрямый. Мы часами, если не днями — а то и годами — взвешиваем все за и против. — Он посмотрел в её зелёные глаза. — А возможно на это уйдёт вся жизнь.

Аннуил прильнула к его груди, подпёрла голову рукой.

— Думаю, тогда мне стоит начать тебя убеждать.

— Ведьма, мне кажется, что ты в этом лучшая.

Аннуил поцеловала Фергюса. И он больше её не отпустил.


Примечания


1

Лига = 4,18 км

(обратно)


2

Накидка, надеваемая поверх доспехов.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • X