Гедеон - Альбом второй. Бард Мрака [СИ]

Альбом второй. Бард Мрака [СИ] 938K, 205 с. (Бард-2)   (скачать) - Гедеон

Гедеон
Бард. Альбом второй: Бард Мрака


Глава 1


Пару минут я просто лежала в капсуле, унимая бешено колотящееся сердце. Что за извращенец делал процесс смены расы настолько болезненным? Какому идиоту вообще пришло в голову заставлять других испытывать подобные мучения? Ладно зэки - они своё заслужили, но нормальные игроки при чём?

За дверью слышался негромкий разговор. Пашка... Надо вылезать, одеваться и объясниться. Да и репетиция скоро... Вопреки обыкновению, при мысли о последней настроение ничуть не повысилось. Я с некоторым трудом выбралась из капсулы, нашарила трясущимися руками одежду, кое-как привела себя в порядок и отперла дверь.

Встретило меня дружное ржание: Пашка с Котофеичем гоняли чаи на кухне и травили друг другу анекдоты. Узрев меня, Паша приветственно махнул своей лапищей:

- Ну здравствуй, Брут! Чай будешь?

- Ага, и колись, кто из сенаторов ещё замешан в заговоре, - поддакнул Сашка, доставая для меня чашку.

- Ты чего такая бледная? - заметив моё состояние, вскинулся Паша.

Котофеич, услышав это, чуть прищурился, присматриваясь, а потом с несвойственной ему заботой помог мне добраться до стула.

- Эй, ты чего? - спросил он без следа былого веселья.

- Переиграла...

Судя по лицам присутствующих, моё объяснение ясности не внесло. Ополовиненная кружка тёплого чая, бессовестно уведённая у Сашки, вернула меня к жизни, и я коротко обрисовала приключения последнего часа.

- Слышь, Мата-Хари фигова, - уяснив, что со мной всё в норме, Сашка вернулся в своё обычное язвительно-ироничное состояние. - Тебе чего, делать нефиг? Ты, блин, голова садовая, хоть тогда фильтры прикрути, чтоб меньше долбило. Или ты из этих, которые кнутами по задницам любят? - подозрительно прищурился он.

- Кир, правда, осторожнее же надо, - поддержал его Паша.

- Да я-то что? - возмутилась я. - У меня фильтр боли на десяти процентах всего, там той боли с воробьиный чих. Это разработчики, чтоб им плохо спалось, чё-то напридумывали. Сперва предупредили, что в рамках сценария фильтры могут быть отключены, потом заставили документ подписать, что сама дура, а потом вот устроили... кнутом по заднице. Я ж не думала, что эти маркизы де Сады доморощенные такую экзекуцию сотворят. Это ж, вроде, добрая игра: гуманизьм, социализация, всё такое.

- Дооо, очень добрая, - усмехнулся Сашка. - Аж прям прёт со всех щелей доброта эта самая, - он зло скривился. - На меня вон стайка таких вот добряков ставки делала, пока я во вьетнамского партизана играл.

- Игра добрая, люди злые, - процитировала я Страуса.

- Философ, блин, - фыркнул Паша. - Ты мне вот что поведай, Штирлиц: что ты дальше думаешь делать?

Вопрос был интересный. Очень.

- Ну, для начала, узнаю всё, что можно об отступниках, Геранике и всей этой теме. Это ж потрясный материал! Уже вижу название альбома: Повелитель Мрака! Звучит?

- Ага, - кивнул Сашка. - Прям как кличка у павиана в зоопарке. Ой! - по Котофеевому лбу щелкнула крышка от бутылки с соком. Метнувший её Паша потёр подбородок и кивнул:

- Как черновой вариант пойдёт. Только как-то... банально, не находишь?

- В отрыве от Барлионы - банально, - согласилась я, - а среди фанов игры будет самый свежак! Кто что знает о том Геранике? Вокруг него последнее обновление явно крутится, всем интересно.

- Слышь, Мрачный менестрель, чего это тебя так в тёмную сторону потянуло? - поинтересовался Паша.

- Потому что у них есть печеньки, бухло и девки, - серьёзно ответил за меня Сашка. - Так что зови её теперь Дарт Лори, мой юный падаван!

Я честно попыталась изобразить знаменитое шипение Дарт Вейдера, но вышло не очень убедительно.

- Интересно мне стало, - уже серьёзно ответила я. - Что там будет "за джедаев", я и так примерно представляю: мы будем превозмогать зло, одолеем его в честной битве и получим по медальке на каждую грудь.

Последние слова заставили мужиков весело заржать, а я продолжила мысль:

- А со злодеями всё не так просто. Вёх этот не какой-нибудь Ганнибал Лектор, Астильба - не Саурон, насчёт Гераники пока не знаю. Похоже, тут разворачивается не стандартная битва абсолютного добра с премерзким злом, а трагедия. Отступники явно считают, что поступают правильно. И цель у них - защита своих народов.

- Как показывает опыт - это далеко не всегда так, - скривился Сашка. - Если игра - как они заявляют, - максимально приближена к реальности, то и злодеи могут быть далеко не такими идеалистами, а преследовать свои собственные шкурные интересы.

- Один фиг, интересно посмотреть на эту историю с другой стороны, - отмахнулась я от разумного, в общем-то, предупреждения.

- Ну смотри, смотри, - Сашка захрустел печеньем, а Паша поинтересовался:

- Ну, а потом? Что ты потом будешь делать, особенно если репутация перед всеми в минуса уйдёт?

- Уже ушла, - поправила я. - Не знаю. Может подамся к Геранике в придворные менестрели. А что? Парень он хваткий, скоро, глядишь, свою империю забабахает, с блек-джеком и шлюхами. А нет - всегда можно удалить персонажа и начать заново. Я ж не в топ-игроки рвусь, а вдохновение ищу. Да и есть ещё Свободные земли. Там, вроде, пофигу на репутацию с обеими империями. Правда, что я там буду делать на своём нубском уровне?

- Я тебя под свою опеку возьму, - "утешил" меня Сашка и заржал.

- Ага, приманкой в ловушке работать? - скептически уточнила я.

- Не, на должность ОСРМ, - отрицательно замотал головой разведчик. - У меня как раз она вакантна.

- Что за ОСРМ? - я преисполнилась самых чёрных подозрений. И камуфлированная сволочь немедленно их подтвердила, радостно расшифровав:

- Одноразовое Средство Разминирования!

- Идиот, - со вздохом резюмировал Паша. - Ты бы хоть шутки обновил, комик.

- Шутка, повторённая дважды, становится в два раза смешнее! - Сашка с умным видом воздел палец к потолку.

- Строго говоря, для меня шутка очень даже свежая, - справедливости ради заметила я. - Но от столь заманчивого предложения всё же откажусь. Да и в Барлионе я была бы многоразовым средством разминирования. Кстати, Паш, а ты чего вообще в капсулу-то полез? Не появился бы так не вовремя, да ещё и с угрозами, не понадобилось бы тебя убивать.

- Это я тебе припомню, - шутливо пригрозил мне Паша. - А вообще - надоело до оскомины в четырёх стенах сидеть, вот и решили прогуляться. Хотел тебя позвать, зашёл в игру, а там этот кактус порченый...

- Так вроде на капсуле есть кнопка какая-то, - припомнила я инструкции, оптом выданные монтажниками корпорации. - Жмёшь, и игроку в капсуле посылается сообщение, мол, вас очень хотят видеть в реале.

- Да? - удивился Паша. - Не знал.

- Репетиция через полтора часа, так что, если лифт работает, можем и погулять, - одобрила я рациональное предложение. Проветриться, и правда, не помешает.

- Я с вами, - безапелляционно заявил Котофеич. - Придём, Кира отлабает - и можно ужинать.

- Лады, - согласилась я. - А потом полезу в капсулу смотреть в кого там меня превратили.

Гулять по летнему Пятигорску было одно удовольствие. Город утопал в зелени, скрадывающей дневную жару, а к вечеру погодка и вовсе звала рвануть куда-нибудь в горы, коих в окрестностях было никак не меньше десятка, забыв о квартирах, капсулах виртуальной реальности и прочих чудесах технологий.

- Слушай, а правда минералка у вас прямо из земли льётся, и можно пить совершенно бесплатно? - припомнила я одну неправдоподобную байку.

- Правда, - отозвался Паша, объезжая лужу, оставленную поливальной машиной. - Но говорю сразу - сильно на любителя. У каждого источника свой вкус, запах и минеральный состав. Некоторые - очень даже ничего, а кое-какие воняют крепко, как тухлые яйца.

Проходившая мимо стайка студентов уставилась на него так, словно узрели инопланетянина. Паша густо покраснел и прибавил ходу на свой коляске, заставив нас догонять.

- Заколебали, - пробурчал он, когда я и Сашка наконец поравнялись с его транспортным средством.

- Да забей, - махнул Котофеич. - Мирняки, хера ты с них возьмёшь? Они, скорее всего, и не знают, что где-то там в этой сраной Африке идёт очередная войнючка.

Тут он был прав: СМИ редко освещали восстания и междоусобицы жаркого континента, предпочитая новости о свадьбах звёзд шоу-бизнеса и событиях той же Барлионы. Про вооружённые конфликты вспоминали, лишь когда требовалось отвлечь внимание граждан от экономических проблем или политического скандала.

- Ну, - попыталась я сгладить неприятное впечатление от этой встречи, - с тобой хоть не рвутся сфоткаться, как с ручной обезьянкой. Мы когда в сценических нарядах на фестивалях бываем - каждая пьяная морда жаждет сделать снимок на память. И обязательно в обнимку, дыша перегаром и воняя потом.

- Не любишь потных мужиков и тёплую водку? В отпуск пойдёшь зимой, - тут же схохмил Сашка. - Итак, о чём это мы? А, минералка... Как по мне, гастрономические данные у большинства не ахти. Но если хочешь - сходим в бювет, сама попробуешь.

- Куда-куда? - подозрительно прищурилась я. - Звучит примерно как состояние Витька по утрам после сильного подпития.

- Темнота ты северная, Кира, - укорил меня Сашка. - Бювет - это сооружение над минеральным источником. Иногда беседка, чаще - просторное помещение, своего рода дегустационный зал, там минералку попробовать можно разную. А то, что у Витька - то так, наказание за жадность. Ибо пьёт он столько, что аж мне не по себе. Ну как в последний раз, прям заглатывает раз за разом, словно чайка - рыбу. Ты б это... намекнула ему, чтоб потише. Всё ж здоровье - оно одно, и то не из композитной брони спаяно.

- Это ты чего такой правильный стал? - аж удивился Паша. - Сань, ты не перегрелся часом?

- Нет, брат, - отозвался тот. - Просто смотрю на этого лося сопливого и понимаю, что не хочу, чтобы он к тридцати пяти годам стал такой же старой развалиной, как и я.

Я не удержалась и покосилась на Сашку. На старую развалину он не тянул, хотя и пышущим здоровьем и силами тоже не казался. Человек как человек - пройдёшь мимо и не заметишь, если только взглядами не встретитесь.

- Я ему не мамка. Раз сказала, он услышал, а дальше сам пусть решает. Хотя есть у меня одна подлая мыслишка... - я заговорщически понизила голос. - Напьётся как-нибудь до невменяшки, я ему такую постановочку замучу - проснётся, оглянется, ужаснётся и пить бросит.

- Ну-ка, ну-ка, - заинтригованно откликнулись вояки.

- Кир, не томи, - поторопил Паша, старательно игнорируя любопытные взгляды прохожих.

- Над деталями плана я пока ещё думаю, но общий настрой такой: договорюсь с хозяином какого-нибудь гей-клуба, отволоку туда Витину пьяную тушку, раздену, натяну стринги со стразами, напихаю туда налички, помадой измажу, блёстками... Там товарищи опытные, присоветуют чего по теме. Как начнёт ворочаться - нахлопаю по лицу, потормошу и начну уговаривать быстрее сваливать отсюда, пока его новые друзья не вернулись продолжать вечеринку. Как-то так...

Ответом мне было дружное ржание, сделавшее бы честь любой конюшне. Сашка от восторга аж присел на корточки, хлопая себя по коленям.

- Ой, Кира... - кое-как смог выдавить он. - Это на тебе так общение с нами сказалось или ты всегда была такой коварной?

- План зрел давно, но раз уж я перешла на тёмную сторону силы, пора реализовывать все злодейские замыслы.

- Видишь? - обращаясь к Паше, горделиво подбоченился Котофеич. - Мой юный, но талантливый ученик уже делает успехи! Вперёд, Дарт Лори, нас ждёт бювет, полный пахучей минералки!

С учётом того, что в этот раз Саня оделся в подражание книжному персонажу Незнайке, вид получился весьма... своеобразный. Как-то не вязались жёлтые бриджи и зелёный галстук с образом лорда-ситха, да и голубая панама тоже серьёзности не добавляла.

Бювет, несмотря на компрометирующее название, оказался древним белокаменным зданием с каменными колоннами и такими же столами, в которые были вмонтированы самые странные краны, что я видела в своей жизни. Никакого сенсорного включения, никакого датчика движений - просто старомодная кнопка, при нажатии которой начинала течь вода. На вид - такая же, как из крана, но запах, действительно, отличался. Оглядевшись, я увидела автомат по продаже стаканов: от копеечных одноразовых, до странных приплюснутых сосудов с носиками, почти как у древних чайников, что я видела в кино.

- Это что за кружка с хоботом? - удивилась я.

- Уй, кир-кир нирусский, - рассмеялся Паша. - Кира, это для минералки, наливаешь и через носик пьёшь. А вообще это для того, чтобы лёжа можно было пить и не расплёскивать на себя.

- Так, гурманы, вы тут пробуйте, наслаждайтесь, - встрял Сашка, брезгливо морща свой длинный ("аристократический" - как он сам охарактеризовал это физиономическое недоразумение) нос. - А я, как человек, измученный нарзаном, подожду вас снаружи.

Он демонстративно извлёк из кармана одноразовую спинтронную сигарету - внучку изобретённых в начале века электронных сигарет для желающих бросить курить, - сунул в рот и двинулся к выходу, сбив шляпу на затылок.

- Вот же пижон, - добродушно пробурчал ему вслед Паша. - Ну что, с чего начнём?

- С покупки кружки, из которой можно пить лёжа! - решительно заявила я и сунула карточку в автомат.

Пить из новоприобретённого сосуда было забавно и довольно удобно, стоит только привыкнуть. Как стационарная соломинка. А вот минералка вызвала смешанные чувства. В этом бювете её было аж три разных вида: два крана подавали воду из горячих источников, а один из холодного. Самый горячий, градусов в сорок, на вкус и запах был противен до невозможности. Тёплый оказался вполне терпимым, а вот холодный - почти как покупная минералка, что я заказывала в ближайшем супермаркете, только едва газированный и совершенно бесплатный.

- Зашибись! - поделилась я впечатлениями. - Один вопрос - почему тут нет очереди из любителей халявы с цистернами наперевес?

- А кому нафиг надо такое счастье? - изумился Пашка. - Она ж через час-полтора уже всё, выдыхается напрочь, и получается обычная вонючая водичка, вроде как из лужи после фильтрации, - он глянул за мою спину и заорал:

- Отставить! Саня! Кира, останови его!

"Его" - это Котофеича, который вёл беседу с двумя классическими представителями местной гопоты, в их неизменных футболках с голо-рисунками дорогих авто, ярких спортивных штанах и высоких баскетбольных кроссовках, на которые лейблы известных фирм вешали по паре-тройке в ряд.

Кого и зачем надо было останавливать, я не поняла: беседа выглядела всё ещё мирно и явно не перешла из разряда "эй, а угости нас пивом" к более активной фазе. Хорошо бы сразу позвонить местным силам правопорядка, чтобы те подоспели до начала этой самой активной фазы вымогательств, но почему Чип требовал остановить друга, оставалось загадкой. Которая разрешилась меньше чем через секунду - Сашка снял шляпу, а потом... Удара я не заметила. Просто стоял парень, а затем нелепо взмахнул руками и брякнулся на задницу. Товарищ упавшего оказался сообразительным - едва Котофеич "уронил" его приятеля, как второй гоп припустил прочь с разведчиком в кильватере, голося:

- Я тебя найду, гад!

- Ты меня уже нашёл! - воодушевлённо орал в ответ Сашка. - Вернись и подбери пропажу!

Странно, но столь щедрое предложение почему-то не нашло отклика. Услышав его, парень втянул голову в плечи и с удвоенной энергией заработал ногами. Сашка свистнул ему вслед, но продолжать погоню не стал, предпочтя вернуться к нам. При виде этого "уроненный" перестал трясти башкой, кое-как поднялся на ноги и, нелепо скособочившись, потрусил прочь.

- Я так понимаю, с ним часто подобное происходит? - уточнила я у Паши.

Драк мне довелось повидать немало, но столь скоротечную - впервые.

- Да задолбал! - зло пыхтел Пашка, направляя кресло к выходу. - Ни дня без приключений... Сань, ну вот какого хера, а?

Тот виновато потупился и неохотно признался:

- Психанул. Говорят - дай нам в зубы так, чтоб дым пошёл. Ну, я и дал...

Паша прожёг друга взглядом, а потом взмахнул рукой:

- Тебя легче прибить, чем перевоспитать. Ну вот когда ты прекратишь руками махать? Можно ж было и так объяснить...

- Не поймут. Гопота-с, - вздохнул Котофеич. - Кир, ты это... прости.

- Я с Витьком с детства дружу, - отмахнулась я. - Привыкла уже. Только начинается всё обычно словами "Кир, басуху подержи".

Судя по Сашкиной роже, утешение было слабым.

- Это у него всегда так, - пояснил Паша. - Сначала включается условный рефлекс, а потом - мозги. Так, герой дешёвого боевика, что у нас на ужин?

- Рыбу запёк, - отрапортовал Котофеич. - В фольге. Ой, Кир, забыл - ты хоть ешь такое?

- Попробую и узнаю. Айда домой, что-то после этой минералки зверски жрать захотелось.

Репетиции, как таковой, не было. Едва ребята услышали о моём переходе на сторону Мрака, как отложили в стороны инструменты и начали бурное обсуждение перспектив.

- Зашибись, Кирка! - в который уже раз повторил Страус. - Это ж самая тема! После того видео, что Анастария выложила, всем до зарезу интересно про Геранику узнать, и чего он ещё крутит.

- Что за видео? - хором спросили мы с Чарским.

- Вы чо, ваще не в курсе игровых событий? - вытаращился на нас Страус, явно поражённый глубиной нашего невежества.

- Нет, а зачем? - высказал общее мнение Гарик.

- Затем, чтобы понимать, что в мире творится, нубьё! - нравоучительно ответил Страус, доставая планшет. - Ща покажу, там как раз тема с переходом на тёмную сторону.

Мы все заинтригованно смотрели на клавишника, пока тот искал нужную запись.

- Вот. Ролик спаяли из отрывков, собранных из записей разных капсул: Анастария, Плинто, и какие-то неизвестные ранее игроки.

Запись и впрямь была интересная. Более чем. На ней какой-то Махан, играющий за класс шаманов, согласился стать учеником Гераники, прикончил в рамках сценария хренову тучу игроков, прошёл ряд испытаний, получил новое заклинание для всего класса, но в последний момент отказался от ученичества и воткнул в Геранику рог единорога. В результате последовавших эпических событий для шаманов, воинов, разбойников, паладинов и друидов всего континента открылись новые способности, позволявшие бороться с существами Мрака.

- Блин, круто, - высказал общее мнение Витёк после окончания записи. - Эт чё получается, Кирка по задумке должна была как-то выкрутиться и открыть для всех бардов континента новую способность, а вместо этого стала перебежчиком?

- Похоже на то, - Страус швырнул планшет на старый диван и задумчиво наиграл на клавишах знаменитые аккорды похоронного марша. - Пипец котёнку.

- Да пофигу, - отмахнулась я. - Зато я теперь имею доступ к отступникам, а возможно, и к Геранике. Могу вести запись. Прикиньте, как она в сети разлетится? Нужно срочно написать что-то подходящее по смыслу. Хорошо отработаем - клип выстрелит, нас начнут слушать.

- Согласен с предыдущим оратором, - кивнул лохматой головой Чарский. - Кирка, твоя задача - влезть в каждую щель в этом лагере отступников, вытрясти информацию у всех и каждого, собрать как можно больше материала и выслать его нам. Плевать на репутацию, любые штрафы и изговнянного персонажа. Главное - видео и сюжеты. Остальные усиленно сочиняют подходящие темы. Встречаемся через день, каждый покажет свои наработки. Кирка, тебя не касается - ты роешь тему Гераники. К нам вылезай только если сдохнешь.

- Я в игре темы подобрать могу, видео скину - сами покрутите, - предложила я.

- Ага, так и сделаем, - одобрительно прогудел Витёк. - Тока ты нам все интересные записи шли по возможности - мы их отрабатывать будем прямо по ходу дела. А теперь отключай проектор и топай в капсулу. И Саньку с Пашкой привет передай.

- Обязательно.

Означенные личности уже ждали меня за накрытым столом и новый план встретили с умеренным скептицизмом и неумеренным аппетитом.

- Фы фам не протуфнешь, - с набитым ртом пробурчал Сашка, за что был одарен неодобрительным взглядом Чипа. Поняв намёк, он дожевал и продолжил вопрос: - ...в капсуле днями мариноваться?

- Ну, если я умудрюсь не сдохнуть, то помаринуюсь, сколько смогу. Вроде как скоро уже посольство пожалует, а значит, и развязка. Нужно успеть как можно больше до этого знаменательного события.

- Не, а мне что прикажете одному делать? - загрустил Чип. - Скучно же одиноким странником кроликов мочить. Может, тоже в отщепенцы податься?

- Не в отщепенцы, а в отступники, - гордо поправила я Пашку. - Не знаю... Давай иначе поступим? Как возродишься - требуй встречи с Эбеном, скажи, что я ушла к отступникам двойным агентом и через тебя буду поставлять ему разведданные. И ты, таким образом, будешь вовлечён в дела второй стороны конфликта, что позволит нам гораздо лучше увидеть картину в целом.

Паша призадумался, покрутил в руке соломинку, через которую пил сок, ответил:

- Можно, конечно, и так. Даже есть шанс, что тебе простят грешки за работу на благо разведки, но... Я ж не Штирлиц и не Джеймс Бонд, чтоб так вот круто шпионить.

- Время есть - подумаем, как быть, - вздохнула я. А вот Сашка заметно ободрился.

- Слушай, Дарт Лори, а ты ведь теперь можешь без проблем меня через Завесу свою протащить. Репутацию ты, один фиг, похерила, а мне она с этими триффидами до афедрона.

- Ты же говорил, что наигрался, - удивилась я.

- Да всё равно делать будет нечего, если вы будете как кильки в банки в капсулы свои закатаны. Свадьбу Ленкину отгуляли, на шашлыки с друзьями выбирались, а больше и заняться-то нечем. А тут такой шанс выбиться в лорды-ситхи.

Он состроил гримасу, достойную эпического героя античности, запечатлённого в сортире, причём в сложный и ответственный момент преодоления запора.

- И как ты к нам доберёшься через полконтинента и толпы агров? - с искренним любопытством поинтересовалась я.

- Методом челночной дипломатии, - туманно ответил Сашка. - Ты, главное, к Завесе пройди, а там я детали утрясу. Заодно составь подробную карту осквернённой части леса.



Глава 2


С экрана загрузки на меня с некоторой, как показалось, укоризной взирала обновлённая Лорелей Чарующая. В ней и раньше-то не было ничего особенно чарующего, кроме смысла никнейма, а теперь... Сквозь сине-зелёную эпидерму пробивались мелкие и острые даже на вид шипы, где-то образующие странные узоры, а где-то торчащие без всякой видимой системы. В узоры складывались и проявившиеся в эпидерме чёрные прожилки. Такие любят рисовать в голофильмах, изображая стремительно распространяющуюся по кровеносным сосудам человека неведомую заразу. Вот только вместо венозной сетки на осквернённой сильвари проступило нечто похожее на руническую вязь. Любопытно, может и впрямь на каком-то из языков Барлионы это креативное тату что-то означает? Понять бы только, к кому обращаться за консультацией - к ботанику, дерматологу или лингвисту.

Глаза персонажа тоже изменились: радужку и белок поглотило ровное зелёное сияние. Странно, а у того шамана из сетевого видеоролика в процессе трансформации глаза исходили туманом. Расовый колорит? Или в моём сценарии происходит нечто иное? Гадать бессмысленно, нужно погружаться в игру и выяснять там.

Вопреки ожиданиям, возвращение в Барлиону вышло каким-то совершенно обыденным. Никаких фанфар, достижений вроде "Вы стали первым сильвари Мрака" и горы даров от отступников, до глубины осквернённых душ растроганных моим поступком. Вообще ничего. На мгновение стало даже чуточку обидно: у Махана вон эпическое заклание топ-игроков, полёты в давно минувшее прошлое, единороги на цепи, а у меня... У меня безликий лагерь отступников. Никаких укреплений, капитальных строений, зловещих замков и даже банальных домов. Место выглядело не базой коварных заговорщиков, а временным лагерем, разбитым на пару деньков. Даже "тронный зал" Шестой был обыкновенной (пусть и осквернённой) поляной. Всё это контрастировало с увиденным сценарием с учеником Гераники и наводило на мысль, что я что-то упускаю. Что-то важное.

Короткая прогулка по лагерю лишь усугубила мои подозрения. Никакой привычной игрокам инфраструктуры: ни таверны, ни учителей разных классов и профессий, ни торговцев. И как прикажете развивать персонажа? Как зарабатывать? Где брать экипировку?

Ответ на последний вопрос отыскался сам собой - я наткнулась на местного интенданта, скрывавшегося в одном из безликих шалашей.

- Я не видел тебя раньше, Лорелей, - констатировал отступник, закованный в солидную броню вроде той, что я видела на стражниках в городе. То же сочетание дерева и металла, только древесина чёрная. Имя у него было подходящее - Палисандр.

- Я совсем недавно... - возникла небольшая заминка, пока я подбирала подходящее случаю слово. Переметнулась? Осквернилась? Обратилась?

- Присоединилась к Астильбе, - выручил меня Палисандр.

- Знаю, первые дни приходится сложнее всего, - он вздохнул и сочувственно улыбнулся мне. - Привычная жизнь закончена, впереди непростые дела во имя братьев и сестёр, что пока не могут понять наших мотивов. Я, помнится, совсем ошалелый был первое время. Знаешь, что мне помогло?

- Что?

- Работа. Займись делом, ради которого ты сюда и пришла. Двигайся к цели и сомнения отпадут, словно сухая шелуха.

- Делом... - эхом повторила я. - Я даже не представляю, с чего начать, у кого спросить...

Брови-колючки Палисандра удивлённо поползли вверх.

- Тебя что, никто не ввёл в курс дела, не дал задания, не приставил к работе?

Я смущённо покашляла, припоминая, как для НПС выглядит оффлайн игрока. Вроде сном, но, думаю, вариант глубокого обморока тоже сочтут уместным.

- Нет. После трансформации я лишилась чувств и пришла в себя совсем недавно.

- Болезненная процедура, - согласился Палисандр. - Зато теперь ты можешь почувствовать новую силу. На земле мрака наша мощь возросла настолько, что любым незваным гостям не поздоровится.

Тут он был прав. Если до превращения на мне постоянно висел весьма неприятный дебаф от осквернённой земли, то теперь он сменился сходным по характеристикам бафом.

Сила скверны. Все характеристики увеличены на 50%. Каждую минуту скверна в земле исцеляет вас на 1% от максимального числа очков жизни.

- И много тут незваных гостей? - уточнила я.

- Скоро будет немало, - недобро прищурился Палисандр. - Так что не трать времени и подготовься как следует. Подбери подходящее снаряжение и отыщи Явара. Он лично руководит всеми приготовлениями.

Предложенная экипировка была доступна без ограничений, если не считать требования по уровню. Никакой градации по репутационной шкале - достаточно лишь дружелюбия. Но и ничего феерического в ассортименте не было: всё те же сочетания растительных, кожаных и металлических элементов, привычный уже "мрачный" дизайн и скромное повышение на +2 к разным характеристикам. Строго говоря, некоторые мои вещи были не хуже, но скромничать я не стала, подобрав себе полный комплект осквернённой амуниции. Тут же опытным путём обнаружилась ещё одна немаловажная деталь: в зависимости от "тяжести" брони менялся расход Бодрости и даже время сотворения заклинаний. При ношении самой лёгкий экипировки, состоящей преимущественно из листвы и лепестков неведомых растений, колдовала я в полную силу. Кожаные элементы уже давали небольшой штраф на расход Бодрости. Кольчужные доспехи серьёзно влияли на Бодрость и немного на скорость сотворения заклинаний, а вот латы капитально мешали колдовать. Быстрый поиск по форумам привёл меня в тему с какими-то сложными формулами, из которых я уловила только то, что пока мои показатели Силы и Выносливости ниже каких-то пределов, тяжёлая экипировка не для меня. Тот же ирх-бард на моём месте спокойно бренчал бы в тяжёлых латах.

Невольно вспомнился рисунок, виденный мною на форуме: ирх в доспехах вроде рыцарских (как их показывают в исторических фильмах) с барабанами из черепов, висящих у него на груди. Выглядело впечатляюще, но... Кусок не про мой роток, как говорит Паша-Чип. А жаль... Так и представилась картина: выхожу я вся такая пафосная, а-ля героиня мегаблокбастера про эльфов, бренча латами и струнами лютни, и враги падают в корчах... от смеха. Ибо на заднем плане оживлённо будут корчить рожи и вообще всячески изгаляться два моих шута в мундирах - Пашка и Сашка.

Впрочем, сей факт совершенно не опечалил. Новая экипировка выглядела очень антуражно - хоть сейчас на сцену какого-нибудь готического фестиваля. Интересно, если попытаться откосплеить все это счастье в реале - долго ли я смогу в нем продержаться? Сомневаюсь, с учетом таких милых аксессуаров как пояс и браслеты из шипастой розы или, еще прекрасней, ожерелье из цветущих ветвей черного шиповника. Прикид в стиле эко-бдсм довершил небольшой кинжал в ножнах, висящий на поясе. Не то чтобы он действительно был мне необходим, но оружие предлагали выбрать на халяву, и я остановилась на кинжале. Не из каких-то вменяемых расчётов, а просто в силу старой привычки не выезжать на природу без ножа.

В остром приступе нарциссизма я подошла к большому зеркалу и включила камеру, дабы сделать памятную голограмму, но, вспомнив о намерении наснимать информации на клип, отключать её уже не стала. Потом выберем с ребятами кадры поэффектней, состряпаем хорошее видео.

- Если ты уже натешила своё тщеславие, - беззлобно поддел меня Палисандр, - то иди к легату Явару и принимайся за работу.

Поблагодарив интенданта, я отправилась разыскивать вышеозначенного легата, попутно восхищаясь находчивостью разработчиков игры. Как мне объяснили мои всезнайки, в Барлионе понамешали кучу старых языков и культурных традиций самых разных рас и народностей из нашей реальной истории. Сашка было полез в какие-то дебри, сравнивая татуировки и письменность, но был вовремя остановлен Пашей, погнавшим лектора на кухню за чаем. Иначе экскурс в историю мог затянуться минимум на пару часов.

Отыскался легат в одном из бесчисленных шалашей, что приютили отступников. Я подспудно ожидала увидеть нечто вроде юрты народов крайнего севера, но подойдя поближе поняла, что ошиблась.Шалаш был сложен из крупных, в три моих роста, листьев. Скреплённы они были хитрым образом с помощью какой-то клейкой субстанцией, на которую до застывания успел налипнуть мелкий мусор.

Легат Явар оказался коренастым ирхом леопардового окраса, облачённым в угольно-чёрные доспехи, шикарно гармонировавшими с его мехом. Привычные изменения облика, вызванные Мраком, лишь добавили этому НПС колорита. На боку у него висел меч, больше всего похожий на мутировавший серп, снабжённый длинной рукояткой. По этой самой рукояти он и барабанил пальцами, беседуя с двумя другими офицерами-ирхами в таких же чёрных доспехах. Заметив меня, Явар жестом отпустил своих собеседников, сосредоточившись на моей персоне.

- Ага, рекрут, - пророкотал он сильным громким басом, потом оглядел меня с ног до головы, задержал взгляд на лютне, неодобрительно покачал мохнатой головой. - И куда ж тебя, соплю малахольную, пристроить?..

Я мысленно пообещала вырезать эту фразу из видео, иначе, чует моя душенька, эта "сопля малахольная" прицепится ко мне с лёгкой руки друзей-идиотов.

- Идеи есть, центурион? - легат покосился в сторону замершего чуть поодаль воистину колоссальных размеров угольно-чёрного ирха, вооружённого двуручным мечом.

Тот мрачно рыкнул, приподнял верхнюю губу, по-звериному обнажая ряд острых зубов, и недовольно пророкотал:

- Да куда её такую пристроишь? Разве что буцинатором, да и то вместо бренчалки надо буцину. А эта хворостина её и не поднимет, а уж дунуть попытается - вообще на лепестки рассыплется... В турм Альтаика отправь.

Слушая этот разговор, я мысленно возликовала, что не начала игру за ирхов. Судя по всему, у этой расы общественное устройство с милитаристским уклоном, да ещё и заворотом в древнюю историю. То-то Пашка, небось, радовался.

- К велитам? - тем временем уточнил легат. - С её-то уровнем выходить за пределы осквернённых земель? - прищурился он. - Слишком рискованно.

- Она - свободный житель, - напомнил центурион. - Ей проще: свободные умеют возвращаться из Серых Земель.

Легат встопорщил вибриссы, взвешивая все "за" и "против", а я пыталась понять, о чём они вообще разговаривают. Нет, в целом я сообразила, что при моём богатырском седьмом уровне посильных заданий мало, но вот детали беседы ускользали от понимания.

Тем временем Явар покосился на меня и с сомнением в голосе произнёс:

- Надо думать, ты не можешь, как ваш Десятый, вызвать своей музыкой армию призраков, Лорелей?

- Не могу.

- Значит, решено, - ирх запустил лапу в здоровенную, грубо вытесанную деревянную чашу, выудил оттуда чьё-то обжаренное рёбрышко и схрумкал с задумчивым выражением на морде.

- К велитам, - резюмировал он. - Ищи алый штандарт с изображением молнии. Там доложишь центуриону Альтаику о своём прибытии.

Доступно задание: Помощь отступникам.

Описание: Отступники Сокрытого леса бросили все силы на предотвращение союза с Картосом. Разыщите центуриона Альтаика и предложите свою посильную помощь. Класс: редкий сценарий. Награда за выполнение: + 50 репутации с Отступниками Сокрытого леса, + 100 опыта. Штраф за отказ/невыполнение задания: - 50 репутации с Отступниками Сокрытого леса.

Задание я, естественно, приняла и, покинув шалаш, заозиралась в поисках алого штандарта. Оного не наблюдалось, зато на горизонте показался мой старый знакомый Вёх. А к этому библиотечному вору у меня остались вопросы.

- Вёх, погоди! - крикнула я, спеша следом за коллегой-бардом.

- А, Лорелей, - махнул он рукой, останавливаясь. - Тебе лучше? - поинтересовался он, едва я подошла.

- Да, намного. У меня к тебе дело.

- Срочное?

- Не особенно, - призналась я, - зато много времени не отнимет.

Вёх поглядел куда-то вправо, в сторону громадного дерева, корни которого служили троном Астильбе, и нетерпеливо ответил:

- Излагай, но быстро.

- Ты забрал часть песенника Кипрея из библиотеки Древа? - без обиняков спросила я.

Отступник несколько удивлённо посмотрел на меня и кивнул.

- Я. А откуда ты знаешь об этом?

- Я занималась расшифровкой песенника и обнаружила, что он не полон. Библиотекарь припомнил, что ты был последним, кто работал с этим свитком.

Всякая торопливость слетела с Вёха. Он развернулся ко мне, сощурил глаза и напряжённо спросил:

- Ты можешь расшифровать песенник?

- Ну да, - даже удивилась я. - Разве не тем же самым ты занимался?

- Не тем же. Я поэт, а не музыкант. Я просто копировал свиток по просьбе Астильбы, но не успел закончить работу и был вынужден... изъять оставшуюся часть из библиотеки.

- А зачем песенник Астильбе? Она ведь точно не бард.

Отступник кивнул, тяжело вздохнул и махнул рукой, предлагая присесть в тени раскидистого кустарника. Похоже, больше он никуда не торопился.

- Ты же знаешь, что заклинания бардов открыты для взаимопроникновения с заклинаниями других классов. Астильба пытается вникнуть в структуру заклинания Кипрея и воспроизвести его по-своему.

- И что это за заклинание?

Вёх помолчал и тихо, едва слышно ответил:

- Кипрей умел призывать души погибших героев из Серых Земель. Астильба не оставила надежды вернуть Пятого. По её просьбе я искал все упоминания об этом заклинании и в результате поиски привели меня к этому свитку. Написанное в нём явно является неким шифром, так что я просто переписывал свиток, чтобы передать его Шестой. Увы, среди нас нет бардов, специализирующихся в музыке, так что расшифровка не сдвинулась с мёртвой точки. Но если то, что ты говоришь, правда... Возможно Астильбе удастся добиться своего.

- Возможно, - эхом повторила я, но в душе сомневалась.

Насколько я помню общую информацию о мире, вычитанную в гайдах, в Барлионе мёртвые возвращались или в качестве безмозглой нежити, или в виде расы зомби. Для того же, чтобы НПС вернулся в мир в твёрдом уме и добром здравии, необходимо было наличие какой-то там магической печати. По всему выходило, что печати у Пятого не было, а возлюбленный-зомби устроит только малолетних любительниц тупых псевдоромантических фильмов.

- Там записаны ноты, - пояснила я взволнованному сильвари. - Ту часть, что осталась в библиотеке, я уже расшифровала, так что если получу остальное, много времени восстановление песенника не займёт.

Вёх легко вскочил на ноги и решительно заявил:

- Я поговорю с Шестой и, если она позволит, принесу тебе недостающую часть. Дождись меня.

- Погоди, - остановила я рвущегося в дело отступника. - Меня послали к центуриону Альтаику. Скажи, где его искать, и встретимся там.

- Альтаик? - задумался бард. - Иди вниз по течению вон того ручья, наткнёшься на его отряд. Только не уходи, куда бы он тебя не заслал. Объясни, что ждёшь распоряжений Шестой. Поняла?

- Да. Долго ждать?

- Не долго, - уверенно припечатал Вёх и бегом направился в сторону полевой резиденции Астильбы.

Ожидание я решила скрасить полезным занятием - дополнением карты. Муштра Чипа, к моему удивлению, принесла плоды, и часть пути от бывшего места заключения до лагеря отступников я всё же сумела воспроизвести. Точного маршрута не вышло, но белых пятен на карте стало куда меньше. Если так дело пойдёт и дальше - загадочная награда от старого картографа у нас в кармане. Чипу стоит перерисовать мою карту и сдать задание. Вот только одно обстоятельство смущает... Карту, пусть и смутно, но указывающую на лагерь отступников, сразу же получит Эбен, и кто его знает, какие меры примет мастер-шпион? Нет, сперва нужно узнать, чем закончатся опыты Шестой на стезе воскрешения, а потом уже решать вопрос с картой.

Наконец появился и Вёх. Выглядел он крайне взволнованным и едва не приплясывал от нетерпения.

- Песенник! - он взмахнул у меня перед носом небольшим свитком. - Вот его недостающая часть. Нужно, чтобы ты расшифровала его целиком. Немедленно!

Доступно задание "Расшифровка песенника".

Описание: Вёх просит немедленно восстановить и расшифровать песенник Кипрея. Класс: уникальное классовое. Ограничения: к заданию требуется приступить немедленно и не прерываться до его выполнения.

Награда за выполнение: + 1000 репутации с Отступниками Сокрытого леса, + 14 000 опыта. Штраф за отказ/невыполнение задания: - 1000 репутации с Отступниками Сокрытого леса.

- Эм... - несколько растерянно пробормотала я, вчитываясь в текст задания. - Начну прямо сейчас.

Я огляделась, отыскала место у корней дерева, где на меня не должен был наступить невнимательный прохожий, уселась, опершись спиной о ствол, и развернула остатки свитка. Определённо, он - всё тот же маловразумительный бред про солнце, млечный путь и семьи планет. Подходящей для письма поверхности поблизости не нашлось, так что я по старой привычке устроила пергамент прямо на корпусе лютни. Кому-то это может показаться не слишком удобным, но мне синтегитара временами заменяла и стол, и зонт, и даже дубиной ей довелось послужить.

Прошлый опыт дешифровки свитка сделал своё дело и работа пошла быстро. Раздражал только Вёх, стоящий над душой и с такой силой сверлящий свиток взглядом, что рисковал проделать в нём дыру.

- Так и будешь меня караулить?

Вместо ответа Вёх коротко кивнул и нетерпеливо указал на развёрнутый фрагмент свитка. Всем, блин, не терпится... Хотя, чего уж, мне тоже. Интересно же узнать, каким заклинанием Десятый в том видении призвал армию призраков.

Минуло чуть более двух часов и работа была завершена. Тощая стопка исписанных листов с нотами лежала передо мной, но ровным счётом ничего не происходило. Ни тебе звуков фанфар, ни системных сообщений о выполненном задании. Только нетерпеливый и вопрошающий взгляд Вёха. Мне ничего не оставалось, как пожать плечами в ответ и начать перебирать ноты. Может, я где-то ошиблась? Одна неточность - и гармония произведения будет нарушена. Что ж, есть прекрасный способ проверить.

За неимением пюпитра, ноты я разложила прямо на траве, взяла в руки лютню и воплотила неровные ряды закорючек в звук. Мелодия получилась красивая, но явно не лютневая. Звуку чего-то недоставало. Музыка, ровная и правильная, оставалась ущербной. Но я не чувствовала в ней ошибки, изъяна.

Едва прозвучал последний аккорд, как листы с расшифрованными нотами засияли, откуда-то прозвучали упомянутые фанфары, и записи исчезли, оставив вместо себя мерцающий жемчужным цветом песенник.

Поздравляем! Вы восстановили легендарный песенник Кипрея!

В процессе расшифровки песенника Вы выучили новое заклинание: "Узы памяти".

С древних времён Барды были хранителями памяти о подвигах и трагедиях, о героях и злодеях. Благодаря Бардам предания о прошлом сохраняются в памяти народов, устанавливая незримую связь между прошлым и настоящим, погибшими и живыми. Эта связь позволяет некоторым Бардам призывать души давно погибших героев их песен. Для воплощения призванные души поглощают часть жизненной силы Барда, и их мощь зависит от мощи призывателя.

Время Исполнения: требуется от начала и до конца исполнить произведение о призываемой душе. Стоимость Исполнения: 50% от максимальных очков жизни Барда. Максимальный уровень призванной души: (Уровень Барда + Сочинительство). Максимальное число доступных умений и заклинаний призванной души: (уровень души/10 + Сочинительство). Максимальное число единовременно призванных душ: (1 + Сочинительство). Длительность пребывания в Барлионе призванной души: (Интеллект/10 + Сочинительство) часов или до потери душой всей жизненной силы. Время восстановления заклинания: 72 часа.

Получены улучшения навыков:

+3 параметра характеристики Знания Барда. Итого 14.

+ 3 параметра характеристики Известность. Итого 14.

Задание "Восстановление песенника" выполнено.

Ваша репутация с Сильвари выросла на 500 пунктов. Текущий уровень: Ненависть.

+10 параметра характеристики Известность. Итого 21.

Для получения оставшейся части награды обратитесь к Библиотекарю Древа.

Задание "Расшифровка песенника" выполнено.

Ваша репутация с Отступниками Сокрытого леса выросла на 1000 пунктов. Текущий уровень: Дружелюбие.

Получен опыт: +14 000 опыта.

Получен уровень!

Получен уровень!

Получен уровень!..

Текущий уровень - 18.

Свободных очков характеристик: 90.

Свободных очков обучения: 6.

Получено достижение!

Легендарный хит 1 уровня (до следующего уровня 4 изученных или созданных легендарных песенника).

Награда за достижение: увеличивает шанс получить задание, ведущее к легендарным песенникам, на 1%.

От обилия оповещений зарябило в глазах, а золотистые вспышки, сопровождавшие повышение уровней, усугубили дело, так что я долго и довольно глупо моргала, вчитываясь в системные сообщения. Весь мой богатый словарный запас куда-то подевался, оставив в голове нецензурное, но восторженное восклицание. Вот так выполнила заданьице!

- Получилось, - ошарашено прошептал Вёх. - У тебя получилось, Лорелей! Скорее дай мне песенник, я должен обрадовать Астильбу!

Песенник, успевший перекочевать в мою ладонь, заманчиво мерцал.

Песенник Кипрея. Класс песенника: легендарный. Содержит заклинание 'Узы памяти'. После использования песенник исчезнет, а в вашу книгу заклинаний добавится заклинание 'Узы памяти'. 'Узы памяти' позволяют призывать души погибших героев.

Внимание! Для воспроизведения этого заклинания требуется музыкальный инструмент качества 'редкое' или выше.

Внимание! Это заклинание уже содержится в Вашей книге заклинаний.

Внимание! Этот песенник невозможно скопировать.

Внимание! Этот песенник нельзя передать другому игроку.

В моих руках свиток с уникальным заклинанием. Интересно, чисто теоретически, сколько я могла бы потребовать с Астильбы за столь необходимое ей уникальное заклинание? Насколько я знаю, в этой игре НПС, за исключением редких сценариев, не могут изъять у игрока его имущество. Теоретически я могу состроить из пальцев сложную фигуру, в народе именуемую "кукиш", и не отдавать песенник просто так.

Эх. Нет во мне ни коммерческой жилки, ни особой тяги к богатству.

- Бери.

Я без особых сожалений протянула песенник Вёху. Куда интересней узнать, чем же завершатся эксперименты Шестой, нежели получить золото.

- Передай Астильбе пожелание удачи. Надеюсь, у неё всё получится.

Отступник крепче сжал в руке свиток и очень тепло улыбнулся. Привлекательность скакнула до 55 единиц.

- Передам. Спасибо, сестра.

И Вёх вихрем понёсся в направлении полевой резиденции Шестой.

- Да не за что, - ответила я ему вслед, после чего огляделась.

Вот так всегда: то в один миг прорва событий, а то тишина и растерянность. Если не считать повышения уровней, для меня ровным счётом ничего не изменилось. Даже новым заклинанием я воспользоваться не в состоянии - нет редкого инструмента. И раздобыть таковой негде. У местного интенданта их в наличии не наблюдается, как и ремесленников, способных создать подобное. Попросить у Чипа? Даже вскладчину мы не в состоянии прикупить что-то из ассортимента мастера Пируса. Ладно, обсудим это в реале. Только перед выходом из игры неплохо было бы узнать, какое задание должен выдать загадочный центурион.

Лагерь, между тем, оживал. Слышались рычащие команды ирхов, бряцало оружие, уходили и приходили небольшие группки воинов. Вернувшиеся жадно ели нехитрую снедь, предлагаемую им у шалашей, а потом тут же падали и засыпали вповалку, не раздеваясь, лишь скинув обувь да снаряжение. Да уж, в этом игрокам куда проще - спи хоть в доспехах, никаких неудобств ощущать не будешь.

Центурионом Альтаиком оказался светло-рыжий - почти жёлтый - ирх. В момент моего визита сей славный воин был занят сразу пятью делами: жадно ел из деревянной миски кашу с мясом, пил молоко, скидывал с ног свои шнурованные сапоги, пялился в карту и ожесточённо ругался с моим соплеменником из-за какого-то (или какой-то) гастаты.

- Надо что? - рыкнул Альтаик, щедро забрызгав мой новый плащ слюнями и кусочками каши. Сволочь некультурная...

- Меня к вам прислал легат Явар, - бодро отрапортовала я, украдкой отряхивая плащ.

Мой ответ заставил спорщиков замолчать. Правда, центурион тут же использовал паузу в своих корыстных целях, потратив время на то, чтобы набить пасть жратвой и с чавканьем приступить к созерцанию моей скромной персоны. Сильвари Бессмертник тоже не оставил меня без внимания, и некоторое время тишину в шалаше нарушали лишь хлюпанье и причмокивание, исходившие от центуриона. Наконец с едой было покончено, и Альтаик, счастливо рыгнув, облизал ложку, положил её на стол и соизволил снизойти до общения со мной.

- Ну и чего ему надо?

От такого поворота я несколько опешила. Слишком уж резкий переход от легендарных свершений до "чё надо?".

- Эм... - глубокомысленно изрекла я. - Чтоб вы дали мне какое-то поручение.

- Рекрут, - буркнул ирх своему товарищу.

Только сейчас я обратила внимание, как они похожи между собой - ирх и сильвари. Не внешне, а... выражением лиц, глаз. В них была застарелая усталость в сочетании с какой-то мрачной, обречённой решимостью и уверенностью, не вязавшейся с нарочито-небрежными манерами.

Альтаик отодвинул в сторону пустую миску и спросил:

- Карту читать умеешь?

Получив в ответ утвердительный кивок, продолжил:

- Смотри. Мы сейчас тут - палец центуриона упёрся в зелёный треугольник посреди участка леса, помеченного чёрным. - Задача нашего турма - довести укрепления вот до этого участка... - Альтаик взял свинцовый карандаш и поставил ряд точек, обозначающих маршрут. - Времени в обрез, потому работают все. Сейчас идёшь к сигниферу Лотосу, получаешь снаряжение и инструкции, потом выдвигаешься вот сюда... - короткий пунктир между речкой и предгорьями указал фронт моих работ, - ... и начинаешь выполнять задачу. Вопросы есть?

- Где найти сиг... гхм... Лотоса?

- Ниже по течению, третий шалаш от моего.

Сигнифером (тьфу, язык сломаешь, пока произнесёшь!) Лотосом оказался болезненно-худой сильвари красноватого цвета, неприятно ассоциирующегося с испорченным мясом. Выслушав объяснения, он молча выдал мне две полотняные сумки с чёрными семенами разных размеров, кусок пергамента с чем-то, напоминающим детскую игру "проведи мышку к сыру", поставил отметку в своём гроссбухе и жестом велел убираться.

Задание "Помощь отступникам" выполнено.

Ваша репутация с Отступниками Сокрытого леса выросла на 50 пунктов. Текущий уровень: Дружелюбие.

Получен опыт: +100 опыта.

Получены предметы: Семена Мрака.

Доступно задание: "Помощь отступникам, шаг 2".

Описание: Засейте Семена Мрака. Класс: редкий сценарий. Награда за выполнение: вариативное повышение репутации с Отступниками Сокрытого леса, вариативное повышение опыта. Штраф за отказ/невыполнение задания: - 500 репутации с Отступниками Сокрытого леса.

Везёт мне на крайности: то болтливые легат с центурионом, то этот молчун, не посчитавший нужным даже объяснить, что конкретно от меня требуется.

- Эм... И где их засеивать? - так и не дождавшись более развёрнутых инструкций, уточнила я.

Лотос окинул меня мрачным взглядом, едва слышно вздохнул и коротко, явно скупясь на слова, ответил:

- Засеешь по схеме, место обозначено на карте.

После чего вновь указал тощим пальцем в сторону выхода.

Задание "Помощь отступникам, шаг 2" уточнено.

Описание: Засейте указанное на карте место Семенами Мрака согласно схеме.

Уже за пределами шатра недружелюбного сильвари я открыла карту и изучила место будущей посевной. Хотя бы тут повезло: расплывчатое пятно практически граничило с Завесой. Значит, пора координировать планы со всеми желающими её пересечь.

Выход.



Глава 3


Обсуждение дальнейших игровых планов проходило в широком кругу. Помимо Сашки, через Завесу жаждали пройти соклановцы Терна, который, в свою очередь, сразу забраковал замысел разведчика. План был изящен в своей простоте. Ушлый орк надумал продать знакомым из Тёмного Легиона возможность пройти в закрытую локацию. В виде платы он собрался затребовать телепортацию своей игровой тушки к Завесе с последующей защитой от агрессивных монстров неприлично высокого уровня.

- Ни в коем случае не нужно привлекать к этому Вторых! - увещевал по конференц-связи Терн. На вид ему было лет тридцать, был он высок, худ, с щербатым узким лицом. - Телепорт и охрану организует мой клан, заодно и вещичек вам подкинем, свитков полезных и чего ещё нубской душе угодно. Но никаких конкурентов!

- Да какая тебе разница, одни вы туда пойдёте или ещё с кем-то? - удивился такой реакции Чип.- Больше народу - и веселее, и вероятность победы выше.

- Да лесом местные сценарии! - отмахнулся Терн. - Их выполняют такие, как я, которые стартовали за ирхов или сильвари. В новой локации обязательно будет хоть одно новое подземелье! Тот, кто пройдёт его первым, получит крайне полезные бонусы для своего клана. И нет ничего глупее, чем делиться подобными преимуществами с конкурентами. Понятно?

- Не-а, - дружно замотали головами мои вояки, и Сашка развил мысль:

- Нафига так по игре загоняться-то? Вы, грёбаный йод, как с ума посходили там... - тут длинный нос разведчика пришёл в движение, и в следующую секунду с кличем "Котлеты подгорают!" Сашка сорвался с места и скрылся на кухне.

Из коммуникатора донёсся обречённый вздох Терна, а молчавший до того Солома, тоже подключенный к разговору, смущённо заметил:

- Для некоторых это не просто игра, а средство к существованию. Для них важно получить преимущество.

Вид Соломы был под стать голосу. Ничем особенно не выделяющийся парень моих лет, с носом картошкой и копной рыжеватых волос. Из-за торчащей во все стороны шевелюры он напоминал персонажа детской сказки - Страшилу Мудрого. Добавить соломенную шляпу - и образ будет полным.

- Нам этого не понять, - признался Паша, вскрывая коробку с моделью какого-то допотопного судна под названием "Грейт Истерн". Не знаю, чем был знаменит этот пятитрубный колёсный монстр, но оба вояки устроили вокруг коробки шаманские танцы и нацелились провести вечер за сборкой. Они вообще имели нездоровое, на мой взгляд, увлечение всякими модельками существующей и никогда не существовавшей техники. Так в пашкиной комнате, например, обнаружились стеллажи, заставленные подобной ерундой: от древнего танка Т-34 до маленькой Звезды Смерти. Зато такой досуг помогал моему новому другу восстанавливать мелкую моторику, с которой после аварии наблюдались некоторые проблемы.

- Я не прошу понимать, я прошу учесть, - терпеливо сообщил Терн. - Вам не всё равно, кто именно поможет попасть вашему другу в Сокрытый Лес?

- Пофиг, - лаконично отозвался Паша, с помощью бритвенно-острого ножика отделяя детали от литника. - Главное - цель... а на всё остальное - наплевать. Ха! - он торжественно поднял половинку корпуса и продемонстрировал нам с таким видом, словно золотой самородок откопал.

- Вот и отлично, - удовлетворённо улыбнулся Терн. - Я выступлю в роли координатора группы, так что переговоры будете вести через меня. Теперь объясните, что именно вы собираетесь там делать. Как я понял, совместная прокачка с Лори у нас похерилась, зато открылась перспектива снабжать Седьмого информацией об отступниках. Думаю, из этого можно выжать что-то весьма интересное.

- Тут сами решайте. Мне любопытно посмотреть, что творится на стороне местных злодеев, а как распоряжаться этой информацией - соображайте сами. Без проблем расскажу, чего там увижу.

- Чип, а у тебя какие планы? Тоже переметнёшься или будешь сражаться на стороне добра? - уточнил Терн у Паши.

- Там посмотрим, - неопределённо ответил лётчик, сосредоточенно сопя над какой-то непокорной деталью.

- Ага, - поддержал его Сашка, возвращаясь из кухни. - Так, а ну быстро - аве мне! Я спас жратву! - он уселся рядом с другом и, вооружившись кусачками, присоединился к отковыриванию ни в чём не повинных пластмассок.

- Добро, зло... - разведчик усмехнулся, - ... всё это фигня. Как раньше говорили: что хорошо одному - другому смерть. Вот с чего, например, ты решил, что эта самая Бастинда, или как там её правильно, есть зло?

- Астильба, - дотошно поправил его Терн. - Это я условно. Короче, ты зачем вообще в эту локацию прёшься? Ирхи и сильвари тебя не примут - ты нарушитель границы и сразу обрушишь репутацию в минус. Отступники тоже рады не будут. Они ж вроде как наци - против союза с иными расами. И что ты там на своём тридцатом уровне собираешься делать?

- Мурлин выгуливать, - пожал плечами Сашка. - Ну и ямки рыть...

- Турист, короче, - сделал вывод Терн.

- Да я вообще турист по жизни, - хохотнул разведчик. - Где меня только не носило, даже на Луне был - и всё в турпоездках за казённый счёт.

Терн обречённо махнул рукой и повернулся к самому молчаливому члену нашей компании.

- Солома, а у тебя какие планы?

- Никаких особенных, - пожал плечами тот. - Читаю потихоньку форумы, думаю, как буду зарабатывать, качаюсь понемногу. Только... - он густо покраснел, смущённо покашлял и с некоторым трудом выдавил из себя. - Я это... В группе, если что. С Катькой. Ну, со Свистопляской. Вместе качаемся.

При упоминании Свистопляски Пашка дёрнул щекой, из чего я сделала вывод, что обиды он не забыл. Как маленький, ей-богу... Сашка только ухмыльнулся себе под нос, а Терн прикинул что-то в уме и с некоторым сомнением покосился на Солому.

- Покинешь стартовую локацию - поспрашиваю у своих, может кому нужен будет бард в группу. Ладно, свяжемся позже, я пока с нашими договорюсь насчёт рейда для прохождения Завесы.

- Я тоже в игру вернусь, - сообщил Солома, на чём несколько сумбурные переговоры и завершились.

С кухни как-то особенно аппетитно запахло котлетами.

- Айда жрать, - перехватив мой взгляд, скомандовал Сашка и решительно отложил инструменты в сторону. - Паш, харэ над трупом изгаляться, почапали глядеть, что у меня получилось.

- Айда, - согласился лётчик.

Поразительно, но котлеты оказались намного вкуснее, чем у автоповара. Мужики важно вещали что-то о превосходстве человека над техникой, а я вот невольно задумалась о маленьком жизненном парадоксе. Все мои знакомые мужчины гордо заявляли, что готовка - не мужское занятие, женщины - что они личности, а не приложение к кухне. В итоге как-то так сложилось, что в сознании большинства моих сверстников готовка стала занятием недостойным, унизительным, и совершенно не мужественным. А тут вот два человека, повидавших в жизни много такого, чего мне не довелось видеть даже в кино, с энтузиазмом кашеварят, ничуть не считая это уроном своему мужеству. Совсем наоборот: хорош ты будешь мужик, если вдали от лона цивилизации позорно сдохнешь от неумения обеспечить себя пищей и убежищем. И ведь не поспоришь. Эх, что-то странное, неправильное происходит в нашем обществе, если беспомощность стала синонимом цивилизованности и продвинутости.

- А действительно, - утолив первый голод я вернулась к теме Барлионы, - чем ты собрался заниматься в Сокрытом Лесу?

Сашка иронично глянул на меня, энергично верша расправу над котлетой.

- Будешь смеяться, - сказал он. - Просто хочу развеяться.

- Не, про развеяться я поняла. Вопрос - как? Тебя ж будут все встречные пытаться пришить. Сильвари - за нарушение границы, отступники - за то, что чужак. Раз за разом отправляться на перерождение - сомнительное развлечение.

- Это меня ещё заметить надо, - беспечно отмахнулся разведчик. - Маскировку я неплохо освоил, да и маскхалат нормальный пошит. С Пашкой встретимся, там и решим чем заняться.

- Ты приглашаешь меня на свидание? - поставил едва отросшие бровки домиком лётчик. С учётом особенностей его внешности картина вышла столь же комическая, сколь и пугающая. - Ах, праативный!

- Ну а чё? - разведос картинно подбоченился. - Романтическая прогулка по лесу - костёр из энтов, букет из голов сильвари... Шарман, мля!

- Вааще, - согласился Паша. - Тебе, Котофеич, надо не в армии штаны просиживать, а романы писать. Про любовь среди маньяков.

- Забыл ещё муфточку из шкур ирхов, - я не удержалась и внесла свою скромную лепту в сию идиллическую картину.

- А тебе - быть его соавтором, - тут же отреагировал Паша. - Идеальная парочка прям.

В ответ Сашка показал ему язык и демонстративно придвинулся ко мне поближе, заявив:

- Завидуй и ревнуй молча, муфточка. Дрожа при этом от ужаса и ожидания, что мы придём снимать с тебя твой линялый полигон для блох! Да, Лори?

- А ты ничего не забыл? - хитро прищурился Паша.

- Например?

- Ну... - лётчик упёрся в подлокотники кресла и сменил позу, глядя на друга с выражением превосходства на лице. - Ты, голова древесная, совсем забыл, как наша милая и ласковая Лори поступает со своими союзниками!

Сашка изобразил на лице гримасу ужаса, спёр котлету из моей тарелки и рывком увеличил дистанцию, едва на покатившись при этом из кухни кубарем вместе с табуретом.

- Отзываю своё предложение! - проорал он, запихивая украденное в глотку.

- Эх, ушёл кавалер! - со всей возможной в этой ситуации печалью вздохнула я. - Вот все вы, мужики, одинаковы! Только об одном и думаете - как бы пожрать!

- Фа, мы тафие! - с набитым ртом подтвердил разведчик и виновато развёл руками, мол, "что поделать?".

После ужина Сашка отбыл к себе. Как мы поняли из его туманных объяснений - готовиться к "романтической прогулке по Сокрытому Лесу". Мы с Пашей ещё немного поболтали и разошлись по своим комнатам. Он - спать, а я в Барлиону. Хотелось быстренько пробежаться по полученному заданию и поглядеть, что оно из себя представляет.

Неблизкий путь к указанному на карте участку я преодолела без особых проблем. Осквернённые животные на меня больше не агрились, загадочные Стражи Леса на изменённую землю не совались, а следовать за мной им мешали густые и высокие колючие заросли вроде тех, что огораживали поляну Шестой. Происходи все в реале и обильно усеивавшие их шипы уже давно разорвали бы лепестки длинного подола моего темно-синего платья в тончайшую бахрому.

Вообще, заросли эти встречались достаточно часто и произрастали явно не хаотично, а подчиняясь некой системе. Я, как могла подробно, зарисовывала их на карте, но обследовать всё не пыталась, поэтому мои "кроки" имели сходство с кишечником неизвестного науке животного. Кем в этой аналогии являюсь я, даже думать не хотелось.

Сложности начались после достижения границы осквернённой земли. Путь мой лежал несколько дальше, но у самой кромки тумана торчал энт-переросток с весьма недружелюбным видом. Страж Леса трёхсотого уровня. Ага, вот и объяснение небывалой щедрости за простое, на первый взгляд, задание. Поди минуй такого охранника.

- Та-а-ак... - протянула я, глядя в светящиеся глаза монстра.

Интересно, он разумный родственник сильвари или что-то вроде природного элементаля?

- Приветствую, Страж! - как можно уважительней крикнула я с почтительного расстояния.

Никакого ответа. Вообще никакой реакции. Как таращился на меня у самой границы, так и продолжает.

- Я не желаю тебе зла! - без особого энтузиазма продолжила я увещевания. - Мне просто нужно пройти дальше!

Ноль эмоций. Бревно бесчувственное! Стоит себе, границу стережёт. Хм... А это мысль.

Подспудно понимая, что идея сомнительная, я всё же взяла в руки лютню. Была не была!

Я играю на похоронах и танцах...

Две волшебные стрелы устремились к древесному гиганту и поочерёдно влетели в монстра.

Нанесён урон 36 (Урон от Волшебной Стрелы Тьмы).

Нанесён урон 0 (Урон от Волшебной Стрелы Природы).

Страж с недовольным видом переступил с ноги на ногу, но никакой другой видимой реакции не последовало. Что называется "даже не почесался". Полоска здоровья не просела, как мне показалось, ни на миллиметр. Странно. А почему такой мизерный урон с моим-то Интеллектом, да ещё и на природе? Пришлось лезть в отдельное меню за более подробным логом боя.

Нанесён урон 36: 342 ((Урон от Волшебной Стрелы Тьмы)/19 (Уровень противника/Уровень персонажа))*2 (Увеличение урона на лоне природы).

Нанесён урон 0: (Урон от Волшебной Стрелы Природы) противник не восприимчив к атакующим заклинаниям природной магии.

Ага, иммунитет к заклинаниям школы природы. И разница уровней играет важную роль. Выходит, что даже если Страж не способен ступить на осквернённую землю, убивать я его буду месяца два, не иначе. Значит, нужно найти другой путь. Тактика скрытного перемещения неплохо себя зарекомендовала, может и сейчас выручит?

Я активировала расовое умение скрытности и тихонько прошлась вдоль границы. Страж проводил меня недобрым взглядом. Вот ведь... Ладно, какие ещё варианты? Я критически оглядела древнюю громадину: ноги короткие, на вид этот Буратино не выглядит спринтером. В теории я могу просто убежать от стража, добраться до отмеченной на карте точки, закинуть семечко и рвать когти к следующей грядке. Интересно, а где я буду возрождаться в случае неудачи? Древо с его Ветвью Забвения для меня закрыто, а по легенде мы вроде как именно там получаем новые тела... Хотя, должны же игроки-сильвари возрождаться в большом мире? Значит есть точки респа. Вопрос только, насколько далеко они расположены от этого места? Проверять не хотелось, но и варианты разнообразием не радовали.

Так, что там у меня в арсенале подходящего? Бафы не помогут, дебафы... Слабость мимо кассы, а на замедление ничего нет. Песнь замешательства? Ослабление внимания и восприимчивости, может, и позволили бы скрытно прокрасться мимо, но боюсь, что игра на лютне выдаст меня с головой, а дебаф требует поддержки, причём жертва должна слышать музыку. Не годится.

Пламя мести. Тут я призадумалась. В теории, этим заклинанием я могу убить Стража даже на своём уровне. Это если он так и будет соблюдать границу и не сумеет накрыть меня чем-то дальнобойным. Шишкой какой швырнёт, в конце-концов. Но даже при идеальном раскладе это взаимное уничтожение, а, значит, конечной цели я не достигну. Если оставить ему и себе по 1% жизни и вылечить себя... 1%, как показала практика, я буду сбивать часов энцать, это без учёта возможной регенерации, умений на самолечение и прочая. А новый каст Пламени Мести доступен только через сутки. Дохлый номер.

Итого, из полезного только Пелена Мрака. Что там с расстоянием и длительностью?

Пелена Мрака: выбранную область застилает пелена непроглядного Мрака, видеть в котором способны лишь существа, принявшие в себя Мрак. Даже взоры богов с трудом проникают сквозь Мрак.

Накладывает негативный эффект: Снижение эффективности всей божественной магии на 40%.

Накладывает негативный эффект: Блокирует все виды связи.

Время действия эффекта: до отмены заклинания. Заклинание требует постоянной подпитки маной. Ошеломление или иная потеря контроля над персонажем прерывает действие заклинания. Время исполнения: мгновенное. Стоимость исполнения: (радиус заклинания) маны в секунду. Максимальный радиус заклинания: (Интеллект/4) метров.

Время восстановления заклинания: 1 час.

Хм. Чисто теоретически, я могу набросить Пелену, метнуться в нужном направлении и получить неплохую фору прежде, чем Страж сообразит что к чему, выберется из зоны действия заклинания, и снова обнаружит меня. Главное, чтобы он ориентировался с помощью зрения, а не иных органов чувств. Знать бы только, достаточно ли запаса маны и Бодрости для этого плана. Так, восстановление маны - 2 единицы в секунду. Не густо. Ладно, не попробую - не узнаю.

Из чистого хулиганства я помахала Стражу на прощание и вернулась в ближайшие заросли чёрных колючек, откуда меня не было видно. Глупо надеяться, но ещё глупее не проверить, вдруг Страж, потеряв меня из виду, просто отправится дальше по своим делам? А я пока как следует изучу схему, что выдал мне Лотос, сопоставлю с местностью и прикину, где засеивать семена. Не на бегу же с этим разбираться.

Страж не ушёл. То ли чувствовал, гад, что вернусь, то ли тут у него "стационарный пост". Любопытства ради я вернулась к зарослям, откуда Страж меня уже не видел, и покинула осквернённый участок в стороне от основного маршрута и излишне бдительного дерева. Куда проще просто сделать крюк и обойти опасное место, чем ставить сомнительные опыты.

Первые пару минут мне казалось, что я обманула систему, а мои ум и смекалка достойны похвалы. Минуту самовосхваления прервали грузные шаги Стража. Он мерно двигался наперерез, возвращая планку моего интеллектуального уровня на прежнее место - середнячок. Конечно же Страж Леса почувствовал угрозу своим владениям, иначе какой он Страж? Проверять, что за меры пресечения есть у него в запасе, не хотелось, и я с максимально возможной скоростью припустила к заветной точке посева. Находилась она, по моим прикидкам, возле растения, похожего на гигантский гладиолус. Страж чуть прибавил ходу, но всё равно двигался намного медленней меня. Лес огласил мой ликующий смех. Так-то! Сперва поймай, пень тихоходный!

И пень поймал. Из-под земли вырвалось множество корней, два из которых опутали мои ноги не хуже стальных кандалов. Со всего разбегу я поцеловала землю, набрав, как выражался Сашка, "полный хохотальник" прелой листвы и почвы, оказавшейся неожиданно приятной на вкус. Я рефлекторно брезгливо отплевалась и активировала Пелену Мрака. Мир посерел, но не утратил чёткости, а вот Страж замедлил шаг и несколько растерянно повернул башку из стороны в сторону. Значит, зрение для него важно. Жаль только, не критично. Тупой деревяшка не была и всё так же неторопливо затопала в моём направлении, где, по её нехитрым прикидкам, я и должна была остаться, опутанная корнями. И, чёрт побери, в этом была логика.

Я поспешно попыталась подняться на ноги, рухнула, неловко уселась, взяла лютню на изготовку и активировала "Песнь очищения", искренне надеясь, что опутавшие ноги корни классифицируются как "негативный магический эффект".

Текущий уровень маны: 650 из 760.

Безрезультатно. Верно, дебафа на мне не было, нечего снимать. Что же делать? Выжечь всё вокруг Пламенем Мести? Пытаться разбить каждый корень отдельно, волшебными стрелами? Мана сольётся в момент...

Думать мешал приближающийся Страж. Земля подо мной едва ощутимо вздрагивала от поступи гиганта. Чёрт, чёрт! Попробую уничтожить оковы. Я поспешно выделила опутывающую ногу древесную петлю в цель и только собралась активировать Волшебные стрелы, как заметила на самом корне вожделенный дебаф "Под магическим контролем".

Текущий уровень маны: 578 из 760.

"Песнь очищения"!

Правая нога освободилась, удерживавший её корень убрался под землю, где ему было самое место.

Текущий уровень маны: 524 из 760.

Теперь вторая нога.

Текущий уровень маны: 488 из 760.

Я вскочила и метнулась в сторону от наступающего стража. Тот как раз добрался до моего прежнего местоположения, потоптался там, не обнаружил искомого и вновь топнул покрытой корой лапой. Из-под земли опять взметнулись корни, номер с падением повторился, вот только теперь я гораздо быстрей справилась с освобождением. Пусть и запоздало, но вспомнила, что могу развеивать магию с нескольких целей разом. Жаль только, ни ума, ни маны у меня не прибавилось... Страж повернул свою жуткую морду на звук лютни и уверенно потопал в мою сторону. Я стукнула себя по лбу: нет ума - считай, калека! Надо было сразу использовать Купол Тишины!

Текущий уровень маны: 396 из 760.

Купол я активировала самого скромного радиуса - метрового, но снова бежать уже не рискнула. Очередное падение обеспечено, поддержка заклинания прекратится, а звук падения и сопутствующее ему треньканье монстр явно услышит. Маны надолго не хватит, так что оставшееся время следует потратить на изучение противника, чтобы разработать вменяемую тактику.

Пришлось унять колотящееся сердце и осторожно шагать задом наперёд, прочь от Стража, наигрывая на лютне и поддерживая купол. Чёрт, руки заняты, ни зелье маны выпить, ни воды хлебнуть!

Текущий уровень маны: 303 из 760.

Деревяшка как раз дошла до точки моего второго падения, задумчиво потопталась на месте, после чего последовал привычный уже топот, предвосхищающий появление корней. На этот раз я заблаговременно остановилась и падения не последовало. Более того, мозги наконец-то пробудились от спячки и начали анализировать происходящее. Ещё одна "Песнь очищения" проделала дыру в моём запасе маны, так что Купол Тишины пришлось деактивировать и наконец-то выпить зелье маны.

В связи с расовой особенностью сильвари малое зелье восстановления маны восстанавливает 100 единиц маны.

Выпитая жидкость увеличивает скорость восстановления маны в 2 раза на 10 секунд. Текущий уровень восстановления маны - 4 единицы в секунду.

Текущий уровень маны: 293 из 760.

А жизнь-то налаживается! Жаль только запас из дюжины зелий маны в эту минуту показался мне очень уж скудным. Зато в действиях Стража начала вырисовываться система. Корни появляются после топота ходячей деревяшки в радиусе около сотни метров. Появляются и, если не захватывают цель, вновь скрываются под землёй. А что, если успеть подпрыгнуть одновременно с "топом" Стража?

С проверкой долго ждать не пришлось. Следующий удар, сотрясший землю, последовал секунд через десять после предыдущего. Никуда убегать я не стала, а просто ожидала момента и, когда деревяшка подняла лапу, подпрыгнула что есть силы. Да уж, в реале с прыжками у меня было похуже, а тут я подлетела на добрые полтора метра и с удовольствием проследила, как взметнувшиеся из-под земли корни тут же вновь убрались восвояси.

Текущий уровень маны: 133 из 760.

Вторая бутылочка с зельем маны.

Текущий уровень маны: 233 из 760.

На этот раз Страж Леса не спешил уходить. Он растерянно мотал уродливой головой, силясь услышать нарушителя. Я, в свою очередь, старалась не производить шума. Через десять секунд последовал новый "топ". Прыжок, корни бесцельно хлестнули воздух и скрылись под землёй. Похоже, десять секунд - это время "отката" заклинания. Радиус оставался прежним, около сотни метров.

Текущий уровень маны: 73 из 760.

Я выпила семь зелий подряд, с тоской поглядела на оставшиеся три бутылочки, активировала в интерфейсе секундомер, дождалась очередного "топа", подпрыгнула и, едва приземлившись, со всей возможной скоростью помчалась прочь от Стража.

Текущий уровень маны: 701 из 760.

В жизни не бегала с такой скоростью. К следующей активации "корней" я успела покинуть спасительную Пелену и пробежать добрую четверть намеченного пути, когда таймер подсказал, что самое время немного попрыгать. Выскочившие из земли корни меня не достали, зато продемонстрировали близкую границу действия заклинания Стража: метрах в пяти передо мной растительность вела себя уже вполне пристойно и корней не оголяла. Не сбавляя темпа, я продолжила бег к заветному "гладиолусу".

Вы устали. Текущий уровень Бодрости: 35 из 100.

Не останавливаясь, я выхватила фляжку, хлебнула воды и с удовольствием прочла о восстановлении максимального уровня Бодрости и временном ускорении восстановления маны.

Текущий уровень маны: 305 из 760.

Путеводный "гладиолус" приближался, таймер неумолимо отсчитывал время до следующего "топа". Два, один... Прыжок! И ничего. Приземлившись, я на бегу оглянулась. Оставшийся далеко позади Страж слепо брёл к границе Пелены Мрака, наличие которой совершенно не мешало моему зрению. Просто посреди яркого лесного пейзажа, будто врезка древнего чёрно-белого кино. И в этом самом фильме энт-переросток всё ближе и ближе к границе с цветной плёнкой.

Текущий уровень маны: 241 из 760.

Лишь бы успеть посадить хоть одно семя до того, как он выберется оттуда или мана опустится в ноль, а Пелена рассеется. На подходе к своему цветочному ориентиру я перешла на быстрый шаг и развернула карту. Нужно сместиться чуть к северу, обогнуть небольшой холм... Ага, здесь!

Текущий уровень маны: 81 из 760.

Стража я не видела - холм загораживал обзор. Надеюсь, пень-переросток меня тоже не видит. Мана на исходе, последние пузырьки стоит припасти на крайний случай. А сейчас пора заняться посевными работами.

Никаких приписок и пояснений у крупных и мелких точек на схеме не было, но я рассудила, что они соответствуют местам посадки крупных и мелких семян. Земля под ногами подрагивала, напоминая о неумолимом приближении Стража. Я поспешно выхватила из сумки крупное, источающее тёмный туман семечко и покрутила в пальцах. Как его сажать-то? Просто зарыть в землю? А какой стороной вверх, какой вниз? И на какую глубину? Почва под ногами снова дрогнула. К чертям детали! Выхватив кинжал (пригодился-таки), я лихорадочно проковыряла углубление в земле, сунула туда семечко и припорошила его взрыхлённой почвой.

Прогресс задания "Помощь отступникам, шаг 2".

Засеяно 1 из 14 крупных семян.

Осталось 13 крупных и 57 мелких семян.

Получено достижение!

Мрачный сеятель! (до следующего уровня 9 засеянных Семян Мрака).

Награда за достижение: увеличивает скорость распространения Скверны на 1%.

Едва я собралась бежать к следующей точке, из-за холма показался мой старый знакомый Страж Леса. Маны всё ещё было слишком мало, до "отката" Пелены полновесный час, а потому ставку я должна делать на скорость и чёткость действий. Подловить монстра на активации корней, подпрыгнуть, запустить таймер и драпать дальше.

Деревяшка заметила меня, издала победный рёв и приподняла бревноподобную лапу. Прыжок, взметнувшиеся повсюду корни...

Стоп. Не повсюду!

Пятачок земли под моими ногами медленно темнел, трава на нём скручивалась и обрастала шипами. Стоило приземлиться, как система обрадовала появлением знакомого бафа.

Сила скверны. Все характеристики увеличены на 50%. Каждую минуту скверна в земле исцеляет вас на 1% от максимального числа очков жизни.

Безопасная зона! Крупные семена оскверняют землю и создают для меня убежище! Вот только скорость распространения Скверны была куда меньше скорости приближающегося Стража. Что-то мне подсказывает, что даже не ступив на тёмный участок он запросто достанет меня здоровенной лапой. Значит, опять бегать. В принципе, задача не сложная: сохраняй почтительное расстояние, подпрыгивай раз в десять секунд и жди, пока скверна не распространится и не создаст достаточное убежище. А потом всё, "я в домике!".

На практике всё вышло несколько иначе. Страж с грацией галопирующего слона помчался за мной, я драпала прочь по широкой дуге, дисциплинированно подпрыгивая по таймеру. Вот только на третий раз никакого "топа" с последующим буйством корней не последовало. Страж остановился, задрал морду к небу, а вокруг его тела начало беспорядочно летать нечто изумрудное и светящееся.

Меня охватило нехорошее предчувствие, и я рванула к медленно расширяющемуся пятну осквернённой земли. Не добежала.

"Светлячки" стремительно завились в спираль и полетели в мою сторону.

Получен урон. Уровень Жизни снизился на 230.

Итого Жизни: 0 из 230.

Внимание! В связи со смертью, уровень Опыта уменьшается на 30%. Текущее значение Опыта: 522, до уровня осталось 1278.

Окно первоначальной загрузки и знакомое уведомление:

В связи со смертью персонажа доступ в игровой мир закрыт на 12 часов.

Академический интерес заставил вызвать лог последнего боя. Любопытно же, на сколько вдарил многоуважаемый ходячий пень. Увиденное впечатляло: 100 000 урона заклинанием с говорящим названием "Гнев Сильвана". Ближайшие сотню-другую уровней пережить такую "плюху" мне не светит. Ну и фиг с ним! Я всё равно была довольна собой: несмотря на печальное завершение сегодняшней попытки, задание мне по плечу. Пусть не с первой попытки, не быстро, с подготовкой, но я совершенно точно справлюсь. А, значит, дойду до Завесы и проведу туда клан Терна, получу всякие полезности, и играть станет значительно проще. Но это всё потом, а сейчас - спать.



Глава 4


Подъёма утром не вышло: будильник я установить забыла, в квартире стояла тишина, и я благополучно проспала почти до полудня, проснувшись лишь от осторожного стука в дверь.

- Кира... - дверь чуть отъехала в сторону, и в щёлке возник Пашкин шнобель. - Ты как насчёт позавтракать?

- Ммм?.. пробормотала я, оторвала голову от подушки. Глянула на валяющийся на тумбочке коммуникатор, осознала увиденные цифры и промямлила нечто утвердительное. Дверь закрылась, а в комнате начался локальный зомби-апокалипсис с неуклюжим шарканьем, невнятным мычанием и неживым видом главной героини. Уже в душе, вернувшись в нормальное состояние, я мысленно укорила себя. Хороша помощница, раз калека меня завтраком кормит, а не наоборот.

Совесть удалось успокоить в процессе ежедневной смены картриджей. Процесс я уже отработала до автоматизма: вынуть опустевшие картриджи, закинуть их в стерилизатор, вставить полные до щелчка и убедиться, что регенераторы работают. Каждый раз при этой процедуре Пашка краснел и пыхтел, как старинный паровоз в исторических фильмах. Чтобы как-то отвлечься от очевидно неприятных мыслей, он преувеличенно-бодро принялся отчитываться о своих утренних виртуальных приключениях.

- Меня после возрождения опять на полигон закинуло, - рассказывал он, старательно отводя взгляд от стерилизатора, в который я загружала использованные картриджи. - Там нафиг всё перекорёжено, хуже, чем в страшилках про постапокалиптику, и недотыкома этот ботанический шароё... кхм... лазает. Меня узрел - налетел, как анголанин на гуманитарку, чуть усы от возбуждения не повыдёргивал.

- Недоты-что? - уточнила я значение очередной словесной жемчужины в речи Паши.

Тот уже привычно пояснил:

- Ну, недотрога. Знаешь, из тех, кто шутки в свой адрес ну никак не воспринимает и сразу в позу испанского кабальеро перед дуэлью становится? Пристебай Ебеновский, короче.

- Я прямо опасаюсь узнать этимологию сего слова. И что этот, как ты выразился, недотыкома хотел?

- Да что... Узнать, какого лешего на полигоне произошло и кто ответственный за порчу казённого имущества на секретном объекте. Я ему на пальцах объяснил - ну совсем этот дуб стоеросовый русской речи не разумеет, - что и как, так он меня за жабры и к местному контрику на ковёр поволок. Там уже пришлось объяснять, что ты у нас никак со славой Маты Хари не смирилась и решила её по всем статьям переплюнуть, а я при тебе что-то вроде трассера.

- Трассера?

- Не, Кир, ты с нами уже сколько обитаешь,- даже возмутился моему незнанию Пашка, - ... а до сих пор человеческую речь не освоила! Трассер - посыльный, связной. Всё, ставлю Котофеичу на вид за ненадлежащее исполнение им своих должностных обязанностей с занесением в грудную клетку и лобно-роговой отсек. Хотя нет, - после секундного раздумья отменил он своё решение, - ... это ж Котофей, ему по башке стучать нельзя - он тогда мимо лотка в тапки гадить будет...

- Я даже догадываюсь, в чьи, - хохотнула я. - И что Эбен? Выдал какое-нибудь задание? Медальку какую? Хоть печеньку?

- Ага, ща, дождёсси ты от этого кактуса кондитерских изделий, - пренебрежительно фыркнул Пашка и чуть дёрнулся, когда я вставила очередной картридж и питательная смесь вновь пошла по трубкам регенератора, наращивая ткани. - Он аж на четыре уровня расщедрился. И всё бы ничего, только я ж как друидом туда попал на девятом уровне, так теперь им и остался. Всё, хана - поезд уехал, и теперь мы все умрём: тринадцатый уровень класс сменить не может. Жмот из гербария, мля... хуже моего старшины на первом курсе. Зато задач нарезал - от скромности точно не помрёт. - Пашка хихикнул: - ему и ППД их разведай, и штаб укажи, и планы разузнай, и всё это в разжёванном до состояния компоста в клювик... или в корни, чем там эта деревяшка жрёт? - короче, на блюдечке подай.

- А в награду, надеюсь, полцарства?

- Да если бы. Какие-то волшебные манатки из местных закромов Родины. Я в детали не вдавался, но дальше просроченных порток губу особо не раскатывай: эти сквалыги за медный грош толпой удавятся. Так что хорошо, если не накажут, а то, что не наградили - уже дело десятое.

- И что делать будем? Так-то я лагерь на карте уже отметила, разве что в планы не вникла. Но вдруг Эбен и компания решат сразу меры принять? А я ещё не досмотрела до конца эту историю.

- Блин, Кира! - героем греческой трагедии возопил Паша и картинно схватился за голову. - Учишь тебя, учишь... Будем себе цену набивать, само-собой! Ты сейчас этому хмырю негроидному данные притянешь, а он тебе кинет пару тряпок за труды и радостно присвоит себе все заслуги, после чего все дружно кинутся воевать мятежных баронов. Только чопик им всем в дыхальца: мы сами с усами и кидать себя не дадим. Так что растягиваем удовольствие, повышаем сумму гонорара, и когда достигнем максимума - сдаём товар заказчику. А пока не проявляй неразумную инициативу, бьющую по нашему тощему семейному бюджету.

- Уже семейному? - удивилась я такому повороту.

- А что, и там межвидовые браки запрещены? Дискриминация, - вздохнул Паша. - Ладно, тогда бюджет фирмы, что ещё важнее!

- А как конкретно мы цену себе набивать будем? - на всякий случай уточнила я. - Приносить вести с полей, мол, в очередной раз померла при попытке проникнуть в цитадель зла?

- Вот тут предоставь дело мне, - проникновенно произнёс Паша, прижав ладонь к груди. - Старый воин - мудрый воин, а уж когда надо лапши на уши начальствующие навешать - тут меня только наше носатое недоразумение переплюнет. Гарантирую: в их ботаническом рейтинге штирлицев ты уже к концу недели номером один станешь и позолоченное шило получишь.

- Почему шило? - опешила я.

- А чтоб дырку проковыривать, когда задницу залижут, - пояснил Паша.

- В тебе погиб поэт, - констатировала я после столь лирического речевого оборота. Прямо даже завидно.

- Ну, я старый солдат и не знаю слов любви... - сокрушённо вздохнул Паша и тут же добавил:

- Но зато знаю много других кратких, но очень ёмких и красочных слов! Так что старый подпол тебя ещё в люди выведет!

- Слушай, а может ну её, эту армию? Станешь продюсером нашей группы. С твоей хваткой через месяц мы уже в мировое турне укатим!

- Не-не-не! - испуганно замотал головой Паша. - Это тогда не вы, а я укачу, и не в турне, а в тюрягу за убийство. Или на кладбище с инфарктом: у вас же один Витя как рота новобранцев, а уж про табунки нефоров на концертах вообще молчу!

- Загубил ты мою карьеру на корню, - я притворно опечалилась. - К слову о карьерах. Что с персонажем делать будешь? Ты ж воином собирался быть. Какой из ирха кастер?

- Да и как-то до колена, веришь-нет? - отмахнулся Пашка.

Всё же странная у нас собралась компания. Что я персонажа похерила ради интересного сюжета, что Чипу вон наплевать на качество его героя, что Котофею эта игра - всего лишь способ скоротать время. Как в капсулу залезать - так Паша кряхтит, словно дед столетний, а как Сашка ему этот игрушечный пароход в коробке притянул - живо запрыгал, грохоча мослами по полу, чуть регенераторы не послетали.

- Мне эта возня как-то до одного места, если честно, - продолжал между тем Паша. - Оклемаюсь - и чёрта с два кто меня там ещё увидит. О, кстати! Ты ж спала! В общем, слушай: тут у нас коварный план есть! - приподнявшись на руке, Пашка заговорщицки понизил голос.

- "У нас" - это у тебя с сильвари, у тебя с Сашкой или у тебя и твоей шизофрении? - опасливо уточнила я.

- Второй и третий пункты в твоём списке на самом деле являются одним, - поправил меня лётчик. - А с сильвари план не коварный, а забористый, похлеще афганского ганджубаса. Короче, мне сегодня с челюсти хреновину снимают, и потому завтра мы идём на шашлыки! А? - он посмотрел на меня с таким видом, словно раздобыл билеты в ложу Большого театра на премьеру крутого спектакля.

- Я за любой кипеж, кроме голодовки. Надо только с ребятами репетицию перенести и в Барлионе все дела переделать. В идеале - до Завесы добраться, так что скоро меня не жди, ужин я сегодня буду поглощать внутривенно, в капсуле.

Возродилась я неподалёку от лагеря отступников, посреди круга, образованного крупными замшелыми валунами. Не стоунхендж, конечно, но выглядит солидно. Интересно, как игровая легенда объясняет воскрешение именно в этом месте? И знает ли ответ кто-то из НПС? Впрочем, сейчас не до праздного любопытства. Впереди много работы.

Первым делом мне нужно увеличить время поддержания Пелены Мрака. Вбросить свободные очки характеристик в Интеллект? Тогда удастся увеличить размер Пелены и получить большую фору. Жалко, но, видимо, никуда от этого не деться. Перед следующей попыткой вложу часть свободных очков характеристик, а пока по максимуму попытаюсь выкачать Интеллект своими силами. Привычный самохил на всю ману, глоток воды из фляжки, небольшое, но приятное увеличение манарегена, снова самохил и так по кругу, пока не надоест.

Вторая составляющая успеха - зелья восстановления маны. Навык алхимии у меня был и даже небольшой запасец травы имелся, но это будет капля в море. Продавцов зелий я тут не встречала, да и большая часть налички осталась в недоступном теперь банке. Надо попросить Чипа набрать в городе склянок и принести их мне. Главное - выбрать место, куда нам обоим не слишком трудно добраться.

Тут начались сложности: посевные работы отступники явно вели по всему лесу, где начинаются и заканчиваются осквернённые тропы я не знала. Просто идти навстречу друг другу, или исследовать территории отступников? Пожалуй, второе. Нужно понимать, где я могу безопасно передвигаться.

Следующий пункт в повестке дня - навыки. Я долго ломала голову, почему мне, в отличие от Махана, не выдали умений и заклинаний с этими самыми тенями, что были в ролике. Все классы в том задании получили новые способности, а я - нет. И, как мне кажется, нашла ответ. Я могу просто обучиться этим навыкам у отступников всех прочих классов! А заодно стоит понять, на что ещё я могу потратить свои очки обучения и что из этого пригодится мне в грядущей битве за урожай. Значит, настало время разговоров.

Знакомых в лагере у меня было всего ничего: Вёх, интендант Палисандр и не слишком-то дружелюбно настроенные легаты, центурионы и прочие велиты. Геранику и Шестую я в этот список не внесла по вполне понятным причинам. Не станут они меня ничему просто так учить. Да с ними и не поговорить-то просто так. Хотя... Я же, вроде, теперь на хорошем счету у Шестой. Попытать, что ли, счастья? Вот только чем полезным в деле кайта Стража мне поможет чернокнижник, да ещё и с уклоном в некромантию? В любом случае, к ней следует обращаться в последнюю очередь. А вот Вёх как раз и был тем, кто может поспособствовать если не делом, то разумным советом.

С поисками не сложилось. Едва меня завидел один из закованных в латы ирхов, как призывно махнул громадной лапищей.

- Лорелей! - рычащим басом рявкнул он так, что я едва не подпрыгнула на месте. - Тебя желает видеть Астильба!

- З-зачем? - всё ещё впечатлённая богатырским окликом, я даже начала заикаться. Услышь я такое в реале - бежала бы впереди собственного визга.

- Знать детали - не моё дело. Моё дело - передать тебе пожелание Шестой и проводить к ней.

Звучало это так безапелляционно, что я даже не стала спорить. Единственное, что связывало меня с Шестой, не считая фракции, это задание с песенником Кипрея. Логично предположить, что меня ждёт продолжение этой истории.

Мы направились к уже знакомой поляне, но, вопреки ожиданиям, Астильба не восседала на импровизированном древесном троне. Её вообще не было в пределах видимости. Ирха это ничуть не смутило, и он уверенно потопал мимо громадных волков, проводивших нас взглядами, к переплетению корней дерева. Лишь вступив в сумрак тени, отбрасываемой колоссальным растением, я заметила то, что было укрыто от взглядов случайных посетителей закрытой части лагеря. Меж корней темнел провал входа в подземелье. И вход этот был подёрнут характерной мерцающей пеленой. Данж! Тот самый, что так искал печально знакомый Ухогорлорез сотоварищи, и что мечтает найти Терн. Да, посреди лагеря отступников на текущих уровнях отыскать его никому не светит. Видно, я успела немного опылиться от Чипа, потому как следующей посетившей меня мыслью была продажа координат этого места. Не сейчас, конечно, а после завершения сценария. Интересно, сколько нынче дают за такого рода информацию?

Едва я пересекла едва заметно светящуюся дымку, как перед глазами появилось системное сообщение:

Оповещение для игрока! Открыта новая территория: Ставка командования Отступников Сокрытого Леса. Вероятность обнаружения ценной вещи с обычного противника увеличена на 49,999%, получаемый Опыт увеличен на 20%.

Очень ценная информация, ага. Сейчас я в одно героическое рыло превращу всех, включая Шестую, в богатый лутом источник опыта вперемежку с компостом. И открытие новой территории мне пригодится, как корове седло.

Размышления на околоигровые темы завершились, едва начавшись. Едва мы успели миновать тёмный, пахнущий влажной землёй и прелой листвой проход, как оказались в удивительном месте. В переплетении корней колоссального дерева была создана система туннелей, соединявшая собой несколько просторных залов. Пол, стены и потолок, если эти термины вообще применимы к подобному сооружению, поросли мягко светящимся мхом, создающим загадочный полумрак и придающим мрачноватому пейзажу своеобразную красоту. Тут и там змеились крупные лозы какого-то осквернённого растения. Могу поклясться, что когда я проходила мимо, одна из них шевельнулась.

Мы миновали что-то порядка семи залов, но заглянуть мне удалось только в один, и то мельком. В нём сильвари в красивых деревянных доспехах втолковывал что-то косматому ирху с рыжей шерстью. И ирх, и сильвари были знакомы мне по видению раскола в Совете. Я воочию видела Второго, старейшего воина моего народа, и одного из советников ирхов. Выходит, им уготована роль боссов в подземелье? Как и Астильбе? От этой мысли почему-то стало кисло. Выходит, финал сценария предрешён и отступники станут просто экспой для пришедших в локацию игроков Картоса? Добро победит и полутает зло? Бесславный конец интересной истории.

Пока я рефлексировала, мы наконец-то достигли цели небольшого путешествия. Я бы назвала это место лабораторией, хотя тут не было столов с колбами, ретортами, перегонными кубами и прочими привычными по голофильмам атрибутами. Зато присутствовал весьма зловещий алтарь, и начертанные на поразительно ровном и почему-то каменном полу мерцающие пентаграммы, гексограммы и другие неведомые мне "граммы". Стоящий в центре одного из таких знаков демон четырёхсотого уровня наводил на мысль, что Шестая не просто украсила рабочий кабинет симпатичным орнаментом. Сама Астильба выглядела иначе, нежели в прошлую нашу встречу: традиционное для сильвари платье из цветочных лепестков, как и багряно-красная мантия, было украшено незнакомыми письменами. Наборный пояс всё из тех же лепестков украшали небольшие ножны, а шею Астильбы охватывало ожерелье из дюжины мягко мерцающих камней. Лут из серии "мечта чернокнижника", не иначе.

- У меня нет ответа на твой вопрос, - недовольно прорычал демон стоящей за пределами магической печати Астильбе. - То, чего ты желаешь - недостижимо!

- Ты ошибаешься, - тихо, обманчиво-спокойно ответила Шестая, но в её взгляде горело неукротимое пламя. Отработанным движением она выхватила из-за пояса необычного вида нож, плавно присела и одним взмахом начертала новую линию, меняя рисунок. Светящиеся линии на мгновение вспыхнули ярче и угасли, а демон исчез в невесомой красноватой дымке.

- Шестая, - почтительно склонился сопровождавший меня ирх, и я поспешно последовала его примеру. Эта НПС вызывала во мне трепет. Не знаю уж, кто и как программирует игровые имитаторы, но он явно знает своё дело. При взгляде на Астильбу я буквально кожей чувствовала исходящие эмоции: не самые добрые, но очень яркие.

Шестая выпрямилась, убрала нож, подняла голову и впилась в меня тяжёлым испытующим взглядом.

- Благодарю, Борофаг. А теперь оставь нас.

Ирх коротко, без подобострастия, склонил голову и убрался восвояси, оставив меня наедине с местным рейдовым боссом.

- Лорелей, - со странной интонацией произнесла Астильба, то ли приветствуя меня таким образом, то ли констатируя сам факт моего существования. Я украдкой проверила уровень своей Привлекательности с данным НПС. 32 единицы, это с учётом выполненного задания и моей Харизмы. Совсем даже неплохо. Во всяком случае, в жертву принести меня не должны

- Шестая, - не придумав ничего лучшего, я коротко поклонилась в ответ.

Чернокнижница подошла к алтарю и взяла в руки лежавший там свиток. Очень знакомый свиток. Легендарный песенник Кипрея.

- Ты очень юна, Лорелей, - наконец продолжила беседу Астильба. - Но ты сумела не только расшифровать песенник моего старого друга, но и изучить сокрытое в нём заклинание. Но сумеешь ли ты своей музыкой призвать душу из Серых Земель?

- Думаю, что сумею. - Я не стала обещать большего, поскольку пользоваться новообретённым заклинанием мне ещё не довелось. Кто его знает, может там есть хитрости и скрытые требования? - Но для сотворения такого призыва мой инструмент недостаточно хорош.

- Инструментом я тебя обеспечу, - пообещала Шестая, - но мне нужно, чтобы ты сотворила призыв души в моём присутствии. Магия бардов совместима с прочими чарами, но мне не удалось самостоятельно понять структуру этого заклинания из свитка. Зато я могу проследить движение силы, наблюдая за творимыми тобой чарами, и воссоздать его в своём заклинании. В награду я обучу тебя одному из заклятий. Ты согласна помочь мне, Лорелей?

Доступно задание "Призыв из Серых Земель".

Описание: Астильба просит Вас в её присутствии призвать душу из Серых земель. Класс: уникальное классовое. Награда за выполнение: + 1000 репутации с Отступниками Сокрытого леса, + 15 000 опыта, обучение одному из заклинаний Астильбы. Штраф за отказ/невыполнение задания: - 1000 репутации с Отступниками Сокрытого леса, - 30 Привлекательности с Астильбой.

Раздумывать тут было не о чем.

- Конечно, я окажу любую помощь, Шестая.

Чернокнижница кивнула, будто и не сомневалась в ответе:

- Прекрасно. Теперь займёмся инструментом. В лагере нет подходящего мастера, а покупка через наших братьев, оставшихся на Древе, займёт какое-то время. Но так случилось, что у меня хранится инструмент старого друга. Если ты сумеешь справиться с эйдом и заставить его звучать, нам не придётся дожидаться посылки из магазина мастера Пируса.

Доступно задание "Обуздание эйда".

Описание: Сумейте заставить звучать эйд - один из легендарных инструментов Кипрея. Класс: уникальное классовое. Награда за выполнение: скрыта. Штраф за отказ/невыполнение задания: нет.

Как-то всё подозрительно благоприятно складывается. Вот тебе некислая награда за использование одного-единственного заклинания, вот тебе возможность поиграть на легендарном инструменте старейшего барда Сокрытого леса... И в чём вообще сложность? Что за обуздание такое? Эйд - это же не бык какой и не мустанг, чтобы его обуздывать. Скорее всего, это какая-то экзотическая хрень, с которой "без ста грамм не разберёшься", как говаривал Витёк. Ладно, во всяком случае я ничего за провал задания не потеряю.

- Я никогда не видела этот эйд, но могу попытаться... обуздать его.

Шестая почему-то хмыкнула себе под нос, но ничего больше не сказала, лишь жестом велела ждать и покинула зал. Я честно боролась с искушением пощупать алтарь, пройтись по начертанным знакам и сунуть любопытный нос во все углы. Тут, конечно, не реальность, где подобное (будь оно там возможно) с большой вероятностью закончилось бы плачевно, но рисковать расположением Астильбы не хотелось. Кому понравится, если гость начнёт шарить по шкафам в отсутствие хозяина? Потому мне оставалось лишь озираться, запечатлевая всё увиденное на камеру.

Долго ждать не пришлось. Шестая вернулась с крупным растительным коконом в руках. Ничего такой чехольчик для эйда, колоритный. Осталось узнать, что же это за эйд такой. Астильба обошлась без излишней театральности и нагнетания напряжения. Чернокнижница произнесла заклинание, коснулась кокона рукой, и он раскрылся, демонстрируя содержимое.

Не то чтобы мои познания в акустических инструментах были исчерпывающими, но даже их хватало, чтобы понимать - если ЭТО и играет, то исключительно за счёт магии. Сплошной листовидный корпус без намёка на резонаторное отверстие, пятка грифа произрастает прямо из корпуса, на месте струнодержателя небольшой нарост, а сами струны... Не металлические, не нейлоновые, и даже не созданные из жил легендарного дракона. Больше всего они напоминали туго натянутые усики какого-то вьющегося растения. Роль колков выполняли крохотные еловые (или кедровые, никогда не разбиралась в этом вопросе) шишки.

Мда... Немудрено, что не всякий может на этом выкидыше дизайнерской мысли играть. Я вот тоже в замешательстве. Ладно, бегают же игроки с мечами больше себя самих, чего бы мне не сыграть на этом ботаническом стратокастере? Что может быть сложного? Бери да играй - вот и вся наука. С этими оптимистичными мыслями я взяла в руки инструмент.

Вы удовлетворяете скрытому требованию задания: наличие навыка "мастер струнных инструментов".

Подтвердите, что Вы желаете войти в локацию "Внемирье".

Что ещё за Внемирье такое?

Подтвердить.



Глава 5


Мысль о программном сбое была первой пришедшей в голову после перемещения в новую локацию. Меня окружало вязкое белое марево, пребывавшее в постоянном движении. Невнятный молочный кисель крутился и клубился, вызывая приступы тошноты и головокружения. Спасал лишь игровой интерфейс - единственный островок чёткости и упорядоченности в этом изменяющемся мире. Я закрыла глаза, несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Полегчало. Тошнота отступила, вернулась способность ясно мыслить.

Итак, я нахожусь в какой-то квестовой локации. Локация, правда, странная. Чем на ней можно заниматься, кроме как исторжением недавно съеденного (или выпитого в моём случае), не ясно. Но логика подсказывает, что раз задание связано с эйдом, который всё ещё покоится в моих руках, значит, и сосредоточиться стоит на инструменте. В конце-концов, мне ведь нужно научиться играть на нём, так не всё ли равно, где это делать - в лесу или посреди этой тошниловки?

Глаза всё же пришлось открыть: работать с незнакомым инструментом, не видя его, чрезвычайно сложно. Я старалась смотреть только на эйд, игнорируя белую круговерть, так что вскоре и вовсе перестала её замечать. Подробное изучение не внесло никакой ясности в вопрос обуздания. Чего тут обуздывать, когда у меня в руках пусть и самая странная в мире, но всего лишь гитара? Припомнив фразу из древнего анекдота - "некогда думать, прыгать надо!", я устроила пальцы левой руки на грифе, а правой ударила по струнам, беря на пробу несколько аккордов. Эйд издал поразительно глубокий и чистый звук, и где-то на самом краю зрения дрогнуло и белое марево.

Я прекратила эксперименты и, собрав волю в кулак, направила взгляд туда, где мне почудились изменения. Увы, всё оставалось по-прежнему: головокружительная круговерть. Я снова поспешно опустила взгляд на эйд и пообещала себе больше не любоваться пейзажем. Оторвать бы руки по самые ноги тому, кто создавал дизайн этого "Внемирья". Видно, человек был после изрядного подпития и все свои впечатления перенёс в виртуальность. Пятьдесят оттенков тошноты, блин.

Я мысленно подобрала разработчику дюжину весьма постыдных прозвищ и, спустив пар, вернулась к освоению эйда. В принципе, не сказать, чтобы особенно сложно. Несколько непривычная длина грифа, двенадцать струн, как на концертной акустике, но ничего существенно нового. Немного тренировки, и пальцы уже безошибочно попадают на нужные лады. Так в чём же заключается обуздание? Если скрытым требованием был навык "мастер струнных инструментов", значит требуется не просто взять несколько аккордов, но и отыграть вменяемое произведение. Браться сразу за что-то сложное я не стала, а решила опробовать одну из выученных специально для исполнения в игре фентезийных песен, принадлежавших перу музыкантов-ролевиков. В сети их творчества было в избытке, но я скачала лишь пару альбомов со ставшими "классическим" в этой среде произведениями и подобрала несколько подходящих для лютни.

Эта песня мне нравилась. Была в ней та особенная, неуловимая магия, что уводит слушателя в несуществующий мир сказки. Пусть печальной, но красивой и волшебной. Да и название локации "Внемирье" заставило первой вспомнить именно эту песню.

Отгоревший костер праздника лета

Укроется пепла седой пеленой.

Нетопырь всю ночь над нами кружил,

Он видел, что кто-то стоял за спиной.

И сонные листья дубов шелестели

В такт серебру струн.

И черные птицы по небу летели

Цепочкой магических рун.

На твоём гербе - роза ветров,

На моём - переломленный меч,

Но оба мы знаем цену слов

И горечь непрожитых встреч.

На моих плечах - пыль вечных дорог,

На твоих - тамплиерский плащ,

Но когда будет полной луна,

Я услышу твой плач

И я встречу тебя

На перекрестке миров...

Каждый исполнитель всегда поёт песню "на себя", на короткое время вживаясь в роль главного героя, живя ею, веря в неё. Без этого нельзя вложить в исполнение настоящую страсть, искренние чувства. Если ты не веришь в то, о чём поёшь, не поверит и слушатель. Вот и я, поменяв пару слов в тексте, теперь была исполненным тоски странствующим менестрелем, в чьей жизни слишком много разлук.

Ритуальная кровь стала печатью,

Дорога нам стала вечной судьбой.

И нет смысла гадать, когда будет снова

Возможность просто быть рядом с тобой.

И тебя опять призовет твой бог,

А меня - мой упрямый бес.

И останется белая память и черный камень -

Ступенька с небес!

Шаг в бесконечность, яркая вспышка,

И жизнь обращается в фарс.

И алые брызги в священной купели,

И кто-то внимательно смотрит на нас.

И белые мантии слуг Сатаны

Закружатся в бокале вина.

Но я не отдам им огонь, я уйду на восток,

Где встречу тебя

На перекрестке миров...

Познавшие вечность бредут в никуда,

Цепочка следов словно тонкая нить.

И справа стоит слепая судьба,

А слева, со взглядом холодным, смерть.

Но если однажды я не приду,

И рассыпется в прах талисман -

Помни, что каждую ночь под светом луны

Я жду тебя там...

На перекрестке миров...

Последние аккорды отзвучали, я опустила дрожащую руку и глубоко вдохнула свежий лесной воздух с горькой ноткой дыма. Умеют же люди сочинять... Вместить целый мир и судьбу в четыре куплета...

Осознание пришло яркой вспышкой. Лес? Дым? Я оторвала взгляд от эйда и с изумлением огляделась. Не было больше тошнотворной белой хмари. Стояла тёплая июльская ночь, полная луна заливала поляну ярким серебристым светом, а у моих ног едва заметно тлели угли отгоревшего костра.

Откуда? Как?

- Красиво... - блаженно произнёс голос за моей спиной.

Я подпрыгнула от неожиданности и умудрилась повернуться прямо в полёте, нарушая все законы физики. Надо сказать, что резкие перемены вокруг благоприятствовали нарушению любых законов природы. Передо мной стоял рыцарь в тяжёлых латах, тускло поблёскивающих в свете луны. На его плечи был небрежно наброшен длинный белый плащ, в ножнах покоился меч, а за спиной виднелся край щита. Опущенное забрало шлема не позволяло разглядеть лицо незнакомца.

- Ты кто такой? - выпалила я, ещё не отойдя от неожиданных перемен.

- Я? - даже удивился такому вопросу рыцарь. - Эйд. Точнее, дух эйда.

Видимо ошарашенное выражение лица заставило его усомниться в моих умственных способностях, и для верности рыцарь ткнул пальцем в сторону инструмента в моих руках.

- Великие мастера вкладывают частичку души в свои лучшие творения, - неторопливо, явно наслаждаясь беседой, пояснил рыцарь. - Во мне есть частичка души мастера, частичка меня самого, но большая часть меня определяется музыкантом, в чьих руках я нахожусь. Моя природа изменчива, и я меняюсь, чтобы как можно точнее воплощать то, что желает выразить мастер своей музыкой. Сейчас ты воплотила меня таким. Мне нравится. И я, и это место. Красиво, - повторил он.

Я потрясла головой, пытаясь хоть как-то упорядочить путающиеся мысли, потом вспомнила, что вообще-то нахожусь в игре, где возможно всё, и сразу успокоилась. Я всего лишь попала в необычный сценарий и, кажется, вполне удачно его прохожу. Вот эйд, его надо обуздать. Только он не выглядит необузданным. Спокойный такой, вежливый, вполне довольный жизнью.

Из любопытства я попыталась посмотреть свойства инструмента в своих руках.

Эйд. Свойства скрыты

- Это место. Откуда оно взялось?

- Ты не знаешь? - рыцарь вновь удивился, да так искренне, что я невольно почувствовала себя школяром, забывшим, сколько будет два плюс два. - Это Внемирье. Место между мирами, если тебе так проще понять. Существует множество миров и планов, которые соседствуют друг с другом, но не пересекаются. Пространство между ними и зовётся Внемирьем. Хотя, это скорее не пространство, а состояние. Потенциал. Не воплощённая идея, содержащая в себе все вероятности. Ты временно структурировала часть Внемирья музыкой: выбрала одну из возможных форм и претворила в жизнь своей силой. Сил у тебя не много, так что это место вскоре исчезнет, но были в истории существа, чьей силы хватило для создания целых миров. Вы зовёте их богами.

Я по-новому оглядела мир вокруг. Песня едва описывала его, но я видела знакомые черты: шелестящие листвой дубы, чёрные тени птиц на фоне луны, уходящие на четыре стороны дороги... Даже плащ Эйда (теперь мне казалось, что это не название инструментов такого типа, а имя собственное) украшал тамплиерский крест. Ни слепой судьбы, ни смерти видно не было, но, может, песня воплотилась не столь буквально?

- Зачем я здесь? - на языке у меня вертелось много вопросов, но этот казался самым насущным. - Познакомиться с тобой?

- И для этого тоже, - закрытый шлем опустился и вновь вернулся в прежнее положение, изображая кивок. - Но в первую очередь для испытания.

- Испытания чего?

- Твоей способности призвать из Серых Земель нужную душу, не выпуская прочие.

Мои брови непроизвольно взлетели вверх, придав лицу удивлённо-идиотское выражение. Видимо, оно достаточно поведало Эйду о моих познаниях в сей области.

- Пойдём со мной. Ты как раз сотворила подходящую дорогу. По пути я расскажу тебе о том, что происходит после смерти живых существ Барлионы.

Отказываться я не стала, и мы неторопливо пошли по одной из дорог, скрывающейся в густой тени дубов.

- Каждое существо, - начал Эйд, - условно состоит из трёх частей. Тело, душа и дух.

- А чем отличается дух и душа? - прервала я Эйда.

- Душа - это твоя бестелесная сущность. Дух, или "вита" - это жизненная сила существа, его, скажем, животная душа. Она наполняет тело жизнью, позволяет ему дышать, двигаться, совершать некоторые действия без твоего участия. То, что называют инстинктами, заслуга духа. Во многих языках понятия души и духа смешались, объединились и стали синонимами, так что для простоты восприятия я буду называть дух вторым названием - вита. Именно вита позволяет живым существам получать энергию из мира через пищу и ряд менее очевидных действий. Это делает наделённых витой существ желанной добычей для тех, кто её лишён, или чья вита искажена. Вампиры и большая часть нежити тому пример.

Я слушала Эйда и переваривала усложнившийся образ мира Барлионы. Наверное, всё это очевидно для каких-нибудь некромантов, тесно работающих с душами, духами, и прочими нематериальными аспектами существования, но для меня совершенно ново.

- У меня, к примеру, - тем временем продолжал ликбез Эйд, - есть душа, воплощённое тело, но нет виты. Моё тело лишено жизненной силы. У некоторых зверей есть тело и вита, но нет души. У неразумных зомби есть тело и искажённая вита, но отсутствует душа. У разумных зомби есть душа и тело, но вита или отсутствует, или искажена. Подавляющее же большинство существ триедино. Смерть нарушает это единство. Лишённое виты тело костенеет и умирает. Душа же отправляется в Серые Земли, где её начинает притягивать к себе Небытие. Если у души недостаточно сил для сопротивления - она безвольно бредёт к вратам в Небытие, где её поглощает Хаос.

Дорога повернула и неожиданно оборвалась. В самом буквальном смысле. Чёткий, приятный глазу мир заканчивался, будто неаккуратно вырванная из книги гравюра. За обрывом клубился уже знакомый белый кисель, ближе к горизонту переходящий в серый туман. Налетевший из-за наших спин порыв ветра умчался вперёд, достиг тумана и на мгновенье разогнал его. Я увидела тысячи и тысячи каменных дорожек, по которым бредут тысячи и тысячи пепельных теней. Наверное, дело было в магии этого места, или в помощи Эйда, но я без труда различала крохотные фигуры на немалом расстоянии.

Мгновение миновало, и всё вновь заволокло свинцовым туманом и белым маревом.

- Это и есть Небытие, самое пограничье Серых Земель. Никогда не приближайся к нему. Ты рискуешь лишиться собственной виты.

Хм. Я же игрок. Что со мной случится? Удаление персонажа? Или моя раса сменится на "зомби" или "бесплотный дух"?

Потенциальный собрат коснулся моего плеча и кивнул головой в обратном направлении, предлагая вернуться. Я подспудно ожидала от прикосновения чего-то особенного, но оно было совершенно обыденным. Ни мороза по коже, ни дрожи в коленях. Бросив прощальный взгляд на неразличимое в мареве Внемирья Небытие, я зашагала вслед за Эйдом.

- Лишённая подпитки виты, душа слабеет и со временем истаивает, исчезает навсегда, - продолжил он ликбез. - Но есть и другие. Души, которые сохранились в памяти живущих. Чем чаще их вспоминают, чем более яркие, сильные эмоции испытывают помнящие, тем больше энергии получают души в Серых землях. Кому-то едва хватает на то, чтобы не отправиться в последнее путешествие к вратам в Небытие, а кто-то копит очень и очень много силы. И все они хотят вернуться. Пусть ненадолго, но вернуться.

Он замолчал, а я вдруг задумалась, что происходило с душой инструмента, пока он пылился в закромах у Астильбы. Пребывал в Серых Землях? Скучал во Внемирье? Был развоплощён и, так сказать, не осознавал себя? Надо будет обязательно расспросить его об этом.

- Барды в своих песнях сохраняют память о душах, - вновь заговорил Эйд. - Зачастую, самую сильную память. Песни о великих подвигах, пламенной любви, о героических свершениях поют веками, воспоминания о таких душах хранят тысячи тысяч живых. Известная песня способна стать твёрдой и прямой дорогой между Серыми Землями и миром живых. Я был создан мастером для того, чтобы помогать одному барду призывать такие души. И я хорошо знаю опасности, что подстерегают на этом пути. Редкий подвиг героя обходится без злодея. И в песнях невольно сохраняется память о великих негодяях, предателях, подлецах. Их тоже питает память живущих, они также мечтают вновь увидеть мир, и песни бардов с лёгкостью открывают дорогу и для них.

Слушая эту историю, я невольно восхитилась изворотливостью гейм-дизайнеров. Красиво они всё обстряпали. И ведь как ладно ложится эта легенда на извечное человеческое стремление сохраниться в памяти потомков, быть воспетым в песнях, оставить след в истории. Это лишь стремление душ не потерять себя после смерти. Но вот мысль о том, что вместо души героя себе в помощь я вызову какого-то сомнительного злодея древности, меня обеспокоила.

- И как же избежать такого исхода? - задала я напрашивающийся вопрос.

- Существует несколько способов, но пока тебе доступны лишь два из них. Первый - использовать или сочинять песни, в которых злодеям будет уделяться как можно меньше внимания. Песни, где нет имён, а есть лишь общий образ, как правило, живут в отрыве от памяти о самом негодяе.

- А второй способ?

- Ты в силах возвращаться из Серых земель, а потому можешь лично отправиться туда и увести в мир живых нужную тебе душу. Со временем ты научишься просто верно направлять энергию Помнящих, закрывая ею дорогу для зла, но это умение придёт не сразу.

Отправиться в Серые земли и привести оттуда душу? Любопытно будет почувствовать себя в роли Орфея, отправившегося в царство Аида за Эвридикой. Только как это реализуется в игре? Для каждого призыва отправляться на перерождение? Звучит не слишком обнадеживающе.

За разговором мы успели вернуться к месту нашей первой встречи. Эйд носком окованного металлом сапога пошевелил пепел, обнажив рдеющие угли в кострище, и на металле доспехов заиграли алые блики. Затем рыцарь поднял забрало шлема, и я увидела всё то же белое марево вместо лица. Зрелище заставило невольно вздрогнуть и Эйд, заметив мою реакцию, развёл руками.

- Когда ты пела, то не представила моего лица. Моя телесность - условность, выражение твоей воли и фантазии. Как и почти всё, что ты видишь вокруг. Внемирье - бесконечная возможность, идея, ждущая своего воплощения.

Теперь я иначе стала воспринимать белое марево, составляющее ткань этого места. Белый свет, если вспомнить физику, содержит в себе все прочие цвета. Потенциальная радуга, нужно лишь знать как извлечь все краски мира. Бесконечное число возможностей... Невольно вспомнился классический цикл романов Роджера Желязны. Воля, творящая из магического первородного бульона миры... Ну, или крохотные частички миров, пусть даже мимолётные однодневки по меркам миров настоящих. За такой, пусть даже и игровой, опыт я готова многое отдать! Это ведь потрясающе! Творчество, буквально и сразу меняющее мир!

Во мне разгорелся нетерпеливый азарт, требующий немедленно начать экспериментировать с уникальной возможностью. Кто знает, сумею ли я когда-нибудь снова попасть в это удивительное место?

Взглянув на клубящуюся под забралом белую хмарь, я без колебаний ударила по струнам эйда. Наверное, тут можно творить и иначе, но мне слишком нравилась мысль о воплощении образов через музыку, чтобы что-то менять.

Его глаза - подземные озера,

Покинутые, царские чертоги...

Бессмертные строки Гумилёва, когда-то положенные мной на музыку, заставляли белый кисель неопределённости в шлеме Эйда трансформироваться в красивое, гордое и немного печальное мужское лицо. Карие, почти чёрные глаза, светлая атласная кожа, сжатые в усмешке губы. Слишком смазливый, на мой вкус, но эта мелочь совершенно терялась на фоне переполняющей меня эйфории от самого факта творения. Я это сделала! Чёрт его знает зачем, но сделала!

- Спасибо, так намного удобней, - Эйд картинно поклонился, снял шлем и почесал затылок. - Давно мечтал это сделать, но затылка у меня не было, - пояснил он в ответ на мой вопросительный взгляд. - Затылок, знаешь ли, довольно редкое явление в этом мире.

- Пудинг, это Алиса. Алиса, это пудинг, - процитировала я классика.

- Что? - удивлённо переспросил Эйд.

- Да так, навеяло, - отмахнулась я, решая, чего бы ещё воплотить.

В голову лезла всякая чушь, и я невольно вспомнила одного зайца из старого мультика. Он создал крем материализации и подарил его людям, но у тех почему-то хватало воображения только на создание арбузов.

Внемирье напоминало вошедшую в историю Белую Книгу. Увесистый красивый том в кожаном переплёте, изданный на плотной мелованной бумаге и не содержащий ни единой буквы. На месте имени автора было вмонтировано крохотное зеркало, а все страницы оставались девственно-чисты. Издательство "СНЕГ", выпустившее эту самую Белую Книгу, провело масштабную и красивую рекламную кампанию, суть которой была как раз в бесконечном числе историй, уместившихся на не исписанных белых листах. Каждый может прочесть на них совершенно уникальное, невероятное произведение. Книга тут же стала модной и заняла почётное место на полках коллекционеров, несколько сотен человек открыли в себе писательский дар, но подавляющее большинство людей видело лишь пустые белые листы, в лучшем случае исписанные незатейливыми бранными словами из той серии, что обыкновенно можно прочесть на заборах и в подземных переходах.

- Скажи, - обратилась я к наблюдавшему за мной Эйду, - раз Внемирье - это некая соединительная ткань между мирами, то я могу через него добраться до любого из этих миров?

- В принципе, да, - поколебавшись, ответил рыцарь. - Но не во все ты сумеешь попасть. Какие-то из миров недоступны живым, какие-то - смертным, многие миры охраняют стражи. Кроме того, едва ты проложишь дорогу в какой-либо мир, из него по этой самой дороге могут выбраться его обитатели. И не все из них дружелюбны.

Эта новость заставила призадуматься. На нубском уровне и с мизерным количеством очков жизни встреча с любым агрессивным монстром закончится предсказуемо - моей преждевременной кончиной. Надо думать, в этом случае я уйду на перерождение и через стандартные двенадцать часов вернусь в общий игровой мир. Задание я, соответственно, провалю. Но так ли важно это задание? Тем более, что я пока не понимаю, в чём именно оно заключается. Не смогу сыграть на эйде, дождусь редкого инструмента из магазина мастера Пируса и продолжу квест Шестой. А здесь... Здесь я могу почувствовать себя Творцом! Эру, сотворившим песнью сущее! Или песнь пели уже его творения? Не важно, суть не в этом.

- Скажи, - я решила сразу уточнить все детали, - если я погибну при встрече с одним из таких существ, что со мной случится?

- Ты, как и все, попадёшь в Серые Земли, а затем возродишься в Барлионе.

- Я смогу снова попасть во Внемирье?

- Может когда-нибудь ты и отыщешь такой способ, этого я не знаю.

Из размытого ответа Эйда я усвоила, что второй попытки в этом задании не будет, но, теоретически, вновь открыть доступ в эту локацию я могу. Но не факт, что когда-нибудь у меня это получится. А раз так - гори всё огнём!

Стоило принять решение, как на душе стало легко, а за спиной будто выросли крылья. Я размяла пальцы и поудобней перехватила эйд.

- Ну что, - спросила я у воплощённой души инструмента, - не хочешь прогуляться по мирам?

- Ты ведь понимаешь, насколько это опасно и безответственно? - уточнил рыцарь, но мне показалось, что его глаза озорно сверкнули.

- А ты понимаешь, что тебе наконец-то выпал шанс оторваться за... пёс знает сколько лет? - вернула я вопрос.

Эйд неопределённо хмыкнул, но более никаких возражений и нравоучений не последовало.

Дорога, ведущая к Небытию, меня не привлекала. И дело было даже не в риске потерять загадочную виту. Мрачное и однообразное местечко. Чего там ловить? Оставалось ещё три дороги и я, не колеблясь, зашагала по первой попавшейся. Интересно, куда она может привести?

Ответ долго искать не пришлось. Несколько поворотов тропы, и мы достигли края крохотного мирка. Белая дымка у его границ редела и откуда-то снизу подсвечивалась алыми всполохами. Чтобы увидеть их источник, требовалось подойти к самому краю и заглянуть вниз, но меня объял иррациональный страх. Воображение рисовало головокружительную высоту, длинный стремительный полёт и мучительное резкое торможение внизу. Мысль о том, что это игра, не слишком успокаивала. Как по мне - проще залезть в пасть жуткому монстру, чем упасть. Первое хоть не похоже на реальность.

Собравшись с духом (забавный каламбур, учитывая природу моего спутника), я всё же подошла ближе к краю, села и, под насмешливым взглядом Эйда, осторожно подобралась к пропасти. Далеко на самой границе видимости зияла тьма, рассечённая огненно-красными прожилками. Зрелище напомнило видео ночного извержения вулкана - мрачная и пугающая красота.

Пламя Тартара горит не для взора смертных.

Ни один из Тёмных богов не встал на Вашу защиту!

Вы прокляты за свою дерзость!

На самом краю зрения появился дебаф "Проклятье Тартара". Уязвимость к тёмной магии увеличена на 100%. Шикарно. Интересно, проклятие снимется после выхода из Внемирья или перерождения? Или останется на персонаже вечно?

Так или иначе, желания добраться до Тартара не возникло. Мне там, очевидно, не рады. Зато больше нет надобности сидеть на краю обрыва! Я осторожно попятилась назад и бросила случайный взгляд вверх. В глаза ударило сияние цвета густого расплавленного золота, ослепляющее и величественное.

Сияние Чертогов Света не предназначено для взора смертных.

Ни один из светлых богов не встал на Вашу защиту!

Вы прокляты за свою дерзость!

Божественный свет ослепляет Вас!

Перед глазами темнота, разбавленная лишь списком дебафов. Слепота - сутки. "Проклятье Элуны" - уязвимость к святой магии увеличена на 100%.

Вот так поглядела на миры одним глазком... Но по-настоящему меня опечалили не проклятия, а слепота. Это что получается, или мне сутки торчать тут прежде, чем продолжить исследование, или думать, как выбираться в общий игровой мир и просить исцеления? Хотя... Стоит попробовать справиться самостоятельно.

Я нащупала эйд и вслепую взяла несколько аккордов, активируя Песнь Очищения. Безрезультатно.

- Ты странное существо, - раздался в темноте моего мира голос Эйда. - В тебе есть нечто, что равно противно и Свету, и Тьме.

Эти слова породили целую цепочку ассоциаций. В голове всплыли бессмертные строки Омара Хайяма:

«Ад и рай - в небесах», - утверждают ханжи.

Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

Ад и рай - не круги во дворце мирозданья,

Ад и рай - это две половины души.

Но в этом игровом мире не было понятий Ада и Рая, так что стихи не сработают. Зато одна старая песня из потрясающего альбома с весьма подходящим названием "Запрещённая реальность", вполне подходит по смыслу. Жаль только, что у меня нет тут синтегитары или хотя бы древней электрухи с усилком...

Я представила, насколько сочно и сильно звучала бы в этом антураже синтегитара с её возможностью воспроизводить практически любые звуки. Под этот антураж композицию для органа и электрухи - вот это был бы концерт! Повинуясь порыву, я ударила по струнам и с изумлением услышала знакомое звучание. Торжественный органный звук заполнил собой бесконечность этого места. Каждая нота была "забита" на эйде именно так же, как на моей синтегитаре в реале! Так, а как переключиться на звучание электрогитары? Никакого сенсорного управления тут не было, голосовым я тоже не пользовалась. А, собственно, как я это сделала? Просто представила нужный звук.

Воображение тут же чётко и в подробностях воспроизвело тяжёлые гитарные риффы, и струны под моими пальцами запели новым голосом - мощным, заставляющим дрожать каждую клеточку тела. Эх, мать моя филармония! Сюда бы ещё и микрофон!

Я запела песню, что просто просилась наружу, и мой голос, так же усиленный неведомым образом, затопил, казалось, всю вселенную.

Чёрен мир закрытых смертью глаз,

Бел наряд ушедшего от нас.

Что есть Свет и где здесь Тьма?

Не ответит и сама Судьба.

Иконки дебафов проклятий мелко задрожали, покинули положенные им места и закружились в темноте передо мной. Но это было не важно. Меня пьянил восторг нового звучания эйда и мощь моего собственного голоса.

Нет черней души, воспевшей лесть

Свят, сложивший оду в твою честь!

Что есть Свет и где здесь Тьма?

Не ответит и сама Судьба.

Взбесившимися кометами иконки дебафов ринулись навстречу друг-другу и столкнулись, породив яркую вспышку. Мгновение, и темнота начала отступать, уступая знакомому пейзажу края мира.

Словно ночь, чернеет время войн!

Свят рождённый боем сверхгерой.

Что есть Свет и где здесь Тьма?

Не ответит и сама Судьба...

Из молочно-белой хмари соткалась женская фигура. Неясная, смутно угадывающаяся, с пустыми глазницами на неподвижном лице. Она подняла призрачную руку, указывая на меня. Но я уже не придавала этому значения. Всего лишь очередная сущность, созданная музыкой.

Стали сёстрами Любовь и Боль.

Друг клинок заносит за спиной...

В следующее мгновение меня пронзила тень настоящей боли, а из груди показалось острие меча, вонзённого в спину. Меча Эйда.

- Нельзя уйти от Судьбы, - громогласно объявила женская фигура, и мир померк, оставив вместо себя системное сообщение.

Вы погибли и были перемещены в Серые Земли.

Вы автоматически покинете данную локацию через 12 часов.

----------

В главе использован текст песни 'На перекрёстке миров' Дэна Назгула (Дениса Полковникова).

В главе использованы стихи Николая Гумилёва 'Портрет мужчины'.

В главе использован текст песни 'Свет. Тьма' Сергея Маврина.



Глава 6


Темнота, моё тяжёлое дыхание и эхо ушедшей боли. Сердце колотилось как взбесившийся метроном, пальцы судорожно сжались на грифе эйда. Что это было?

- Прости, - раздался рядом знакомый голос. - С Судьбой не спорят, а ты сама пропела смерть от моей руки. Тебе суждено пройти испытание в Серых Землях. Нельзя уйти от Судьбы.

Только сейчас я осознала, почему вокруг так темно - я рефлекторно зажмурилась от боли. Открыв глаза, я смогла полюбоваться унылым серым пейзажем. Мир вокруг будто выцвел, превратив многообразие красок во все оттенки серого. Трава, камни, деревья, даже небо - всё было блёклым и каким-то ненастоящим. Ни следа солнца. Ни следа тени. Монотонная удручающая серость.

Эйд тоже переменился. Теперь от него остался лишь размытый силуэт, смутный след прежнего воплощения. Выражения его лица, за неимением этого самого лица, я не видела, но мне отчего-то казалось, что он искренне сожалеет о случившемся.

- Да ничего, - после недолгого размышления отмахнулась я. - Говорят, всё в этой жизни возвращается. Это мне, видать, за Чипа.

- За кого? - не понял Эйд.

- Будешь себя хорошо вести - познакомлю, - пообещала я. - Уж не знаю, сойдётесь ли вы характерами, но скучать ты точно перестанешь. К слову о скуке. Ты чего стал выглядеть, как тень отца Гамлета?

- Моё прежнее воплощение было частью покинутого нами мира, а новую форму ты мне ещё не придала.

- Хм... - заинтересованно протянула я. - Значит, я могу сделать тебя кем угодно?

- Что-то вроде, - осторожно отозвался Эйд, видимо, предчувствуя недоброе.

- Ну ты и везунчик! - я хотела хлопнуть силуэт Эйда по плечу, но рука проскочила сквозь него.

- Это ещё почему?

- Если бы ты попал в руки Витька, то стал бы грудастой секси-куколкой. Он всегда говорил, что басуха - его единственная любовь в этой жизни. А тут такой шанс на ответное чувство!

Мне показалось, или дымка вздрогнула и слегка попятилась?

- Да не дрейфь, болезный, - хохотнула я, успокаивая занервничавшего Эйда. - Я спиритофилией не страдаю. У нас с тобой исключительно профессиональные отношения. Хотя сюжет для романтической баллады вышел бы оригинальный.

- Отвык я от юмора смертных, - несколько сконфуженно пробормотал дух.

- Что, Кипрей так не шутил? - заинтересовалась я, только сейчас сообразив, что передо мной достоверный источник сведений о Десятом.

- Когда я был создан, он разменял уже не одну сотню лет, и его юмор был более... зрелым, - деликатно обозначил разницу Эйд.

- И в кого ты такой вежливый? - разочарованно протянула я, предвкушая путешествие в компании существа без чувства юмора.

- Эта черта, вероятно, досталась мне от мастера, - с достоинством ответил Эйд.

А я вот призадумалась, какую бы форму ему придать. Общаться с бестелесным духом было неуютно. В голову почему-то ничего дельного не приходило.

- Пожелания будут? - с надеждой спросила я у спутника.

- Мне понравился прошлый облик, - сообщил тот. - Красивый образ, вполне подходящий по звучанию.

Значит, что-то мужественное и героическое... Я перебирала в памяти соответствующие запросу произведения, но в голову всё больше лезли глупые шутки. Интересно, что будет, если я спою какую-нибудь хрень вроде "её ноги никогда не кончались, её зубы от луны отражались"? Как система воплотить этот сюрреализм? Или здравствуй, Лобачевский? Перемещение в мир неевклидовой геометрии?

К счастью для Эйда, ставить опыты я не стала, зато вспомнила вполне подходящую песню.

Мертвые сказки не стали травой,

Во сне перепутались пламя и сталь.

Мне встретился всадник и тихо сказал:

"Ответь, менестрель, что такое покой?"

Я вижу червленую сталь на плечах,

Улыбка под стать самому королю.

Прости меня, рыцарь, но даже во снах

Ответов таких не даю никому.

Со свистом рассеялась серая пыль,

И там, вдалеке, появился огонь.

И путник, что тысячи жизней убил,

Спросил: "Менестрель, что такое любовь?"

На этот раз я внимательно наблюдала за трансформацией, не желая упускать столь необычайного зрелища. С каждым пропетым словом Эйд менялся всё сильней. Дымка, из которой состоял дух, заклубилась, увеличилась в размерах, уплотнилась и приняла вид всадника на вороном коне. Мне в этой песне почему-то представлялся именно вороной. А ещё Эйд изрядно напоминал назгула из классической экранизации "Властелина Колец". Наверное, это признак скудной фантазии, но именно с этими персонажами у меня ассоциировался всадник в чёрных доспехах, "убивший тысячи жизней". Тьфу, напасть, "отнял" тут звучало бы лучше. Кстати об отъёме жизней... А не зря ли я использовала именно эти строки для того, кто уже раз отправил меня в Серые Земли? Хотя, куда дальше-то? Я и так тут. Как говаривал Сашка - дальше фронта не пошлют.

Мир вокруг ничуть не изменился. Никакого огня вдалеке, хотя серая пыль наличествовала. Но она была тут и до песни. Или песня не годилась, или в Серых Землях я не могу менять реальность по своему желанию.

Конь под Эйдом нетерпеливо фыркал и бил копытом, а сам новоиспечённый Чёрный Всадник взирал на меня сверху вниз.

- Доволен?

- Более чем, благодарю, - величественно кивнул мне дух.

Он спешился и потрепал храпящего коня по холке. Странно, но Эйд не был серым, как всё вокруг. Да и я сохранила "базовую" расцветку. Наверное, это потому, что мы с ним не принадлежим этому миру. Ладно, потом порассуждаю, а сейчас пора переходить к делу.

- Расскажи, что от меня требуется в этом испытании.

- Ты должна выбрать душу и вывести её из Серых Земель в Барлиону.

- И всё? - даже удивилась я.

- По-твоему, это так легко? - недобро усмехнулся Эйд.

- Ну, звучит не особенно сложно.

- Значит, ты без затруднений справишься с этим заданием.

Сказав это, Эйд умолк, явно не желая давать какие-либо дополнительные инструкции. Ну и пёс с тобой, рыцарь печального образа жизни, сама разберусь.

Теперь, когда глаза привыкли к однообразной окраске местности, я смогла как следует оглядеться. Окружающий пейзаж был странным. Первое, что бросалось в глаза - парадоксально плохая видимость. Вроде никаких пылевых облаков, тумана и прочих природных явлений, визуально воздух вполне обыкновенный, но уже метров через сто перспектива смазывалась, будто я смотрела на изрядно затёртый карандашный набросок. Но и в пределах видимости было чему удивиться. Здания разных размеров и стилей построены без вменяемой системы, причём некоторые из них были чёткими и детально проработанными, в то время как другие имели лишь смутные очертания. Подойдя поближе к одному из строений, я смогла рассмотреть текучую субстанцию из которой оно состояло. Подвижная и в то же время плотная, как ртуть, она постоянно находилась в движении, меняя постройку до неузнаваемости. Вот мелькнул барельеф с какими-то паукообразными тварями, вот он сменился выщербленной стеной из необработанного камня, и снова барельеф, но теперь уже изображающий жертвоприношение... Такое впечатление, будто здание не решило, в каком виде оно должно быть воплощено.

Я обратилась к Эйду, как к признанному светилу в вопросах путешествий по Серыем Землям.

- Что не так с этой стеной? И откуда тут вообще эти здания? Это же место обитания душ, а не промышленная стройка. Или душам тоже нужно где-то жить?

- Всё это - подобные мне творения рук великих мастеров, - пояснил дух. Или правильнее говорить "душа", ведь духа-виты он лишён? Но звучит как-то непривычно, неправильно. Пусть будет дух. - Изделия, что обрели душу благодаря своим создателям. Легендарные предметы, лишённые материального воплощения, но сохранившиеся в памяти. Разрушенные храмы и дворцы, скульптуры и картины, доспехи и оружие. Их души тоже попадают в Серые Земли.

Когда мне удалось оторвать взгляд от причудливой стены, мы неспешно двинулись дальше, мимо самых разных предметов и строений. Я вертела головой, как провинциалка при первом посещении столицы. Мир вокруг был одновременно безжизненным и изменчивым. Такое сочетание производило ошеломительное впечатление.

- Но почему некоторые предметы статичны, а некоторые изменяются? - понаблюдав за очередным превращением растущего посреди дороги дерева, спросила я. - Ты вот вообще не имел вменяемой формы, а когда обрёл - остался неизменен.

- Некоторые предметы были описаны точно или даже сохранились их изображения, - Эйд кивнул в сторону скульптуры крылатой девушки, чем-то напомнившей мне богиню Нику из греческой мифологии. - О других сохранились лишь противоречивые легенды, и каждый помнящий видит их по-своему.

Взгляд зацепился за что-то смутно знакомое, и я остановилась, вглядываясь. На чём-то, попеременно превращающимся то в каменный алтарь, то в громоздкий стол, то просто в необработанный кусок скалы, лежала шахматная доска. Нескольких фигур не хватало, а те, что были, постоянно изменялись.

Зато сама доска выглядела достаточно чёткой: тёмные и светлые клетки поля были, видимо, достаточно классическим решением. Все представляли их одинаково, в отличие от переменчивой отделки.

Я попыталась определить, что за фигуры стояли на доске. Клетки, предназначенные для пешек, пустовали. Кони были представлены как классическими животными в замысловатой металлической броне, так и местными ездовыми ящерами. Фигурки "плыли", меняли форму, но в целом оставались узнаваемыми. Ладьи присутствовали только у одной фракции: пара крупных фигур возвышалась над прочими, но изменялась так быстро, что глаза просто не успевали зафиксировать мелькающие образы. Фигурки офицеров были чуть более конкретны: у одной пары чётко угадывались заострённые эльфийские уши, а у второй типично тролльские клыкастые морды. Ферзи тоже стояли на местах. Нечто в странной шапке с оленьими рогами оплывало горячим воском, не позволяя определить даже пол. То же происходило и с фигуркой с посохом в руке. А вот в королях было чуть больше определённости. Один, совершенно очевидно, был орком. На его плечах время от времени появлялась светлая шкура волка, меч в руках сменялся топором, затем копьём, а временами проскакивал образ кривого ятагана. Во втором образе достаточно точно угадывался человек, одеяние и оружие которого то и дело менялось с меча на посох.Шахматы, шахматы... Точно - легендарные шахматы Кармадона! Или Кардамона? Не помню точно, но как-то так. На форумах Барлионы все на уши встали из-за того, что какой-то ювелир начал воссоздание легендарного шахматного набора. Выходит, души созданных фигур снова получили воплощение в мире, а я вижу те, что ещё ждут своей очереди. Интересно, а все эти здания, скульптуры, доспехи и оружие тоже ожидают, пока какой-нибудь мастер не решит воссоздать древнюю легенду? И могу ли я хоть на время воплотить душу предмета в Барлионе?

Я уже подумывала поэкспериментировать в этом направлении, как заметила движение. Не постоянное перетекание одного образа в другой, а вполне себе привычное. Между меняющимися силуэтами предметов по пыльной земле неторопливо брёл человек. Поникшая голова, опущенные плечи, сгорбленная спина и шаркающая походка диссонировали с впечатляющего вида обмундированием. Искусно выкованный латный доспех с выгравированной на нагруднике рептилией покрывала пыль, венец из какого-то металла, такого же серого, как и всё в этих землях, венчал голову призрака, а волочащийся по земле полуторный меч сжимала безвольно обвисшая рука. Доспех был изрядно потрёпан, а меч в руке иззубрен от страшных ударов. Какой-то король, павший в легендарной битве? Судя по его состоянию, историю уже изрядно подзабыли.

На нас с Эйдом дух не обратил никакого внимания. Просто брёл себе, время от времени огибая то или иное препятствие.

- Эй, величество! - без особой веры в успех позвала я призрака.

Тот никак не отреагировал, продолжая безвольно брести к неведомой мне цели. Хотя почему это неведомой? Эйд ведь рассказывал, что души, не имеющие сил сопротивляться зову Хаоса, бредут к Вратам в Небытие. Видно, пришёл час и этой души. Для порядка я попыталась коснуться тени, махала перед её глазами рукой, проходила насквозь и даже попробовала стукнуть эйдом, вызвав неодобрительный взгляд души инструмента. Всё без толку. Бредущий фантом никак не реагировал на мои потуги.

Кто-то может упрекнуть меня в чёрствости, но сердце моё не дрогнуло и к горлу не подступил ком. История этого имитатора не была мне знакома, а потому безымянный король оставался для меня просто безликой программой. Зато он представлял интерес в качестве подопытного кролика. Любопытно ведь узнать, какова моя власть над душами и самим этим местом. Вот только одна загвоздка - я не знаю его истории. Больше того, я не знаю истории ни одного местного правителя, погибшего в битве. Тогда как я про него спою?

Размышляя, я неторопливо шла следом за королём. Везёт мне сегодня на приличное общество. Сплошь рыцари и короли, как в женских романах. Правда, в отличие от этих романов, местный рыцарь уже разик пронзил меня мечом, причём в самом буквальном, а не в образно-эротическом смысле, а безымянный король и вовсе игнорирует мою сиятельную персону. Безымянный король... Что-то мне это напоминает...

Покопавшись в памяти, я припомнила одну из фентезийных песен, коих в последнее время прослушала в изобилии как раз для Барлионы. Специально я её не разучивала, но мотивчик там был простой, а рифмованные строки я запоминаю очень быстро. Ну, а если что не вспомню - досочиняю. Главное, что основа есть, а заполнить пробелы не проблема. Жаль только, поётся песня от лица мужчины, ну да не думаю, что это имеет большое значение.

Эйд шёл следом, ведя коня на поводу, и с интересом наблюдал, как я задумчиво бормочу под нос строки песни, перебираю струны, сплетая звуки в мелодию. Вмешиваться он явно не намеревался. Когда я, наконец, припомнила весь текст и подобрала подходящую музыку, то совершила короткую пробежку, обогнала призрак и села на его пути так, чтобы тот, пока бредёт в мою сторону, успел прослушать всю песню.

Не на золоте полей, чья трава густа,

Не у моря, где на скалах сверкает соль,

А у вражеского рва на краю моста

Наконец нашел тебя я, о мой король!

Мне показалось, или призрак вздрогнул и ещё замедлил шаг?

Из десятков тысяч лиц, через сотни лет,

Я узнал тебя король, сквозь печати бед.

По сиянию волос, где застыл рассвет,

Я узнал и на уста наложил запрет.

Не узнать теперь другим, как ты был убит,

Как подвёл тебя твой голос, порвав струну.

Что за кубок до конца был тобой испит,

Не проведать никому, что ты был в плену!

Дух остановился и с видимым усилием поднял голову. Глаза его были пусты, но это не важно. Я сумела добиться хоть какой-то реакции. Он меня слышит. Или видит. В общем, есть контакт.

Я и так уже предвижу, как верный скальд

Обрисует твою стать и изгиб бровей,

И, настроив на лады деревянный альт,

Понесёт тебя, как взятый в бою трофей.

Прикрываясь твоим именем по пути,

Будет нищий хлеб выпрашивать на ветру,

И герольды будут доблесть твою нести,

И истреплют, словно вражескую хоругвь.

Менестрели налетят, как мошка на свет,

И такого напоют про любовь и боль,

Что не выяснить уже - жил ты или нет...

Hе узнать тебя боюсь я, о мой король.

Всё это время душа безымянного короля преображалась: мужчина выпрямился во весь рост, расправил плечи и посмотрел мне в глаза. Во взгляде призрака появилось осмысленное выражение. Он слушал.

Я бы вынес на руках тебя, государь,

Hа простор, где волны пенятся об обрыв,

Hо сложить тебе курган - погребальный дар -

Hевозможно, тайну гибели не раскрыв...

Так лежи, о мой король, средь сожженных трав

Возле чёрного моста, где ты принял бой.

Крылья западных ветров отпоют твой прах,

Чтоб и в смерти ты остался самим собой.

Призрак всё так же смотрел на меня, и в его взгляде вдруг полыхнуло пламя, выжигающее пыльную серость этого места. Мир в одно мгновение обрёл цвет и запахи, но место было уже другим.

Запах гари дерёт горло, будто через мою глотку протаскивают колючую проволоку, а едкий дым режет глаза и выдавливает слёзы. Попытка пошевелиться не приносит результатов - я не могу управлять происходящим, я лишь сторонний наблюдатель.

В рёве бушующего пламени раздаётся крещендо звенящей стали. Сквозь языки огня я вижу, как закованная в броню волна конницы неудержимо катится на меня. Нахлынувший страх заставляет тело отшатнуться назад, но спина упирается в препятствие, а чьи-то руки грубо толкают меня вперёд.

- Не отступать, падаль! Или вы подарите души этих никчёмных тварей Повелителям, или они пожрут ваши!

Унимаю дрожь в руках, мимоходом отмечаю, что кожа моя насыщенного зелёного цвета, и покрепче стискиваю древко копья, словно спасительную соломинку. Загадочных Повелителей я боюсь куда больше, чем надвигающегося врага.

- К бою!

Повинуясь команде, присаживаюсь на колено, упираю пятку копья в землю и направляю наконечник в сторону накатывающейся на меня лавины.

Пехота ощетинилась двумя рядами копий в ожидании удара конницы. Огненная стена, сотворённая магами, всего в пяти метрах от нас, и от её жара доспехи ощутимо нагрелись. Даже боевые кони не станут бросаться в такое пламя, успокаиваю я себя. Они сбросят всадников, и нам останется только добить этих неудачников, позволив Повелителям насытиться их душами. Их душами, не нашими. Но конница не останавливается. У них тоже есть маги, и высокая огненная стена опадает, превращаясь в безобидную оградку высотой в локоть. И тут на нас налетают всадники. Время замедлилось. Я отчётливо вижу первый ряд конных рыцарей. Среди них выделяется всадник с огненно-красной рептилией на нагруднике. Бешено бьющееся в груди сердце замирает от ужаса и пропускает пару ударов. Король-Саламандра, бросивший вызов Повелителям и возглавивший мятеж против Тарантулов!

Земля качнулась и ушла из-под ног. Подточенная вражескими заклинаниями почва разверзлась, и ровный ряд копий рушится, позволяя коннице прорваться сквозь распавшийся строй. Что-то тяжёлое ударяет меня по шлему, и свет в глазах меркнет.

Я вновь открываю глаза, когда битва уже завершилась. Поле вокруг замка усеяно трупами, между которыми неторопливо шагают Повелители. Громадные тела пауков ненадолго замирают над поверженными противниками, жуткие хелицеры шевелятся, и едва заметное марево исторгается из поверженных существ, чтобы быть пожранным Тарантулами. Повелители собирают свою жатву.

Один из них приближается ко мне, и я, превозмогая боль, поднимаюсь и преклоняю колени.

- Повелитель... - хрипло шепчу я, надеясь, что обильной пищи будет достаточно, и меня минует страшная участь.

Громадный паук навис надо мной. Я перестаю дышать. Нет, только не меня. Я ведь бился за вас. Вы обещали оставить наши души! Мгновение, ставшее для меня вечностью, миновало, и Тарантул двинулся дальше. Пиршество продолжалось.

Я с трудом, спотыкаясь об изрытую копытами и заклинаниями землю, бреду к замку. Там свои, там лекари. Там сейчас нет Повелителей. Мимо меня два огра волочат по земле стонущего израненного человека. Огненно-рыжие волосы и знакомая рептилия на нагруднике. Твоя участь печальна, Король-Саламандра. Ты послужишь примером всем недовольным правлением Повелителей. Жутким примером.

Во мне нет злорадства, лишь сожаление. Если бы я хоть на миг поверил в это восстание, то присоединился бы к нему. Но я не верил. И был прав. Мы слишком слабы и ничтожны, чтобы противиться воле Повелителей. Но, возьми меня Бездна, как же мне хотелось, чтобы ты победил.

Мир вновь поплыл перед глазами, первое видение сразу сменилось следующим.

Я стою на страже у темниц и слушаю крики агонии. Они уже много дней разносятся по крепости Кривого Клыка. Король-Ящерица, как принято называть мятежника меж слуг Повелителей, сменил трон на пыточный стол, но остался королём. Истязатели Тарантулов знали своё дело, но Саламандра не сдавался. От его воплей стыла кровь обитателей крепости, но пленник отказывался признать власть Повелителей. Тарантулы, конечно, могли просто пожрать его душу, но сперва они желали публичного признания своей власти от лидера мятежников. И до сего дня их желание не было удовлетворено.

Очередной леденящий душу крик, заставляющий тело мелко дрожать, резко обрывается. Я надеюсь, что Ящерица наконец-то распрощался с жизнью, но выходящие из камеры истязатели переругиваются, обсуждая новые способы сломить упрямца. Значит, он просто в очередной раз отрубился. Жаль.

Истязатели уходят, оставляя меня стеречь прикованного и обессилившего пленника. Как будто он может сбежать. Сбежать... Возмутительно-дерзкая мысль врезается в моё сознание. Побег. Отчаянный побег от власти Повелителей. Сейчас ни одного из них нет в крепости, значит нас не сумеют нагнать. Мысль о свободе опьянила, подарила бесшабашную храбрость, и я спешу в камеру, опасаясь, что моя решимость улетучится. Я запираю камеру изнутри и, собрав все силы, подпираю дверь пустующим сейчас пыточным столом. Израненный человек безвольно обвис на дыбе. Вид вывернутых суставов и израненного тела меня уже не трогает. Всё это не важно. Мы сумеем сбежать.

Будто почувствовав что-то, Саламандра открывает глаза. Его взгляд останавливается на мне. Не знаю как, но он всё понял и улыбнулся разбитыми губами. А в следующий миг я наношу удар зажатым в руке кинжалом. Иди с миром, Король-Саламандра. Они не получат твою душу. К тому времени, как они поймут, что случилось, и вызовут Повелителей, ты уже будешь в Серых Землях. Оттуда им тебя не достать. Ни тебя, ни меня.

Покрытый кровью Саламандры кинжал я не дрогнувшей рукой вгоняю себе в горло по самую рукоять. Губы мои растянуты в улыбке. Отныне я свободен.

Застилавшая мои глаза тьма вновь сменилась блёклой серостью. Я сидела в пыли, тупо глядя на свои дрожащие руки и пыталась понять, на каком свете нахожусь. Глаза щипало, но слёз не было. В Барлионе игроки не плачут - это место для развлечений и радости, а не слёз. В ушах всё ещё стояли истошные вопли истязаемого человека, а появившиеся системные сообщения никак не пробивались к сознанию.

Внимание! Вы получили дополнительную информацию о персонаже Король-Саламандра благодаря характеристике Знания Барда.

Вы осуществили привязку песни к душе существа Король-Саламандра. Отныне вы можете призвать эту душу из Серых Земель исполнением данной песни.

Внимание! Привязка песни к сущности, не упомянутой в ней напрямую, возможна только при контакте с сущностью в Серых Землях.

Внимание! Данная песня не содержит прямого упоминания Короля-Саламандры и её Исполнение не повлечёт подпитку сущности в Серых Землях.



Глава 7


В поражённое сознание просто не вписывались ни характеристики, ни привязки, ни прочие детали игровой механики. Я смотрела на душу Короля-Ящерицы, а она смотрела на меня.

- Кто ты? - дух говорил медленно, будто это стоило ему немалых усилий.

- Бард, - ответила я, глядя снизу вверх. Мне казалось, что ему важны не имена, а суть происходящего. - Я прибыла в Серые Земли из Барлионы, чтобы провести с собой душу погибшего обратно в мир живых. Но только на время, - добавила я заметив, как разгорелся огонь в глазах Саламандры.

- Барлиона... - медленно протянул король. - Какая она сейчас? Тарантулы побеждены?

- Сказать по правде, до нашей встречи я даже не слышала о них.

- Даже не слышала... - завороженно повторил Саламандра.

Меч с глухим стуком упал в пыль, ноги духа подкосились и он неуклюже рухнул на вечно покрытую серым прахом землю. Он смотрел куда-то в безликое небо и улыбался, а по его щекам текли слёзы счастья.

- Пали... Пали и были забыты...

Я молча смотрела на него, а в голове вяло текли мысли о парадоксальности человеческого поведения. В минуты опасности мы можем смеяться, а в минуты счастья - плакать. Эйд в разговор не вмешивался, предпочитая оставаться сторонним наблюдателем. Интересно, а ему вообще есть дело до происходящего? Я ведь сужу о нём привычными человеческими мерилами, а он, если вдуматься, совсем не человек. Что за дело музыкальному инструменту, пусть даже и ожившему по воле мастера, до наших печалей и радостей? Будто что-то почуяв, Эйд перевёл на меня взгляд, но так ничего и не сказал. Зато Король-Саламандра наконец-то переварил обрушившиеся на него добрые вести из большого мира, вернулся к унылой действительности, подобрал свой меч, очистил клинок от пыли, и сунул его в ножны.

- Если даже Тарантулы забыты, то нет ничего удивительного в том, что меня почти никто не помнит, - с печалью и смирением в голосе сказал он. - Я уже давно не слышал ничего, кроме зова. Твоя музыка сумела ненадолго его заглушить, но он не ослабевает. А у меня больше нет сил противиться.

Слова буквально сами собой слетели с моих губ:

- Я буду помнить тебя, Саламандра.

Мятежный король горько усмехнулся, но всё же склонил голову в благодарном поклоне.

- Спасибо тебе, бард. Но, боюсь, твоего могущества маловато, чтобы память обо мне дарила достаточно сил для сопротивления зову. Да и нет в этом большого смысла. Тарантулы пали, и я могу с лёгким сердцем раствориться в Небытии.

- Не надо! - вырвалось у меня.

Наверное, выглядела я глупо. Игрок, уговаривающий дух давно почившего НПС продолжать жить. Даже не жить, а "быть". Но прожитые видения здесь и сейчас делали этого человека и его историю настоящими. По крайней мере для меня. И мысль что за все свои дела он в итоге получит забвение и полное развоплощение, вызывала в душе протест. Его жизнь и его смерть требуют награды. Пусть даже небольшой. Пусть это будет лишь несколько часов в мире живых. Это всё, что я могу ему подарить.

Всё ли?

- Я сочиню песню о тебе, - пообещала я духу. - Хорошую песню. Она разойдётся среди помнящих, и ты получишь много силы.

Саламандра улыбнулся и покачал головой.

- Это самое щедрое предложение, что я слышал с момента смерти, но это будет напрасным трудом. Оглядись. Серые Земли - не то место, где хочется провести вечность. И пусть время течёт тут иначе, я больше не вижу смысла цепляться за подобное существование. Тарантулы пали, мой долг выполнен, и я могу уйти с миром в душе.

Как ни горько было признавать, но в его словах была правота. Не знаю, кто придумывал посмертие в Барлионе, но он явно тот ещё садист. Вечность в этом унылом месте - врагу не пожелаешь.

- Может, ты хочешь увидеть Барлиону напоследок? - поколебавшись, предложила я.

Чёрт с ним, с Пятым. Ждал столько веков, подождёт ещё немного. Могу поспорить, что мощи Астильбы, как и её маниакальной зацикленности на погибшем возлюбленном, хватит на поддержании целой армии душ. А Саламандре осталось совсем немного, и это, наверное, его последняя возможность взглянуть на мир, который он в своё время защищал.

- Увидеть Барлиону? - неверяще переспросил дух. - Это возможно?

- В теории. Я впервые буду провожать душу из Серых Земель в мир живых, - призналась я.

Саламандра поднялся на ноги, церемонно поклонился и протянул мне руку, помогая подняться:

- Тогда почту за честь принять это предложение. И не переживай так, хуже мне уже не сделать.

- Ты умеешь ободрить, - хмыкнула я, совершенно рефлекторно оперлась на протянутую руку и поднялась на ноги.

Стоп. Оперлась? Я же совсем недавно проходила сквозь него!

- Эйд, почему я теперь могу к нему прикоснуться? - обернулась я к духу инструмента.

- Ты обещала вывести его из Серых Земель, и он сделал первый шаг на Путь, что ты начинала прокладывать. Теперь он на время не принадлежит этому месту, как ты и я.

Я вновь посмотрела на Короля-Саламандру, отмечая происходящие с ним изменения. С него как будто смахнули слой пыли. Серость этого места сходила с него, как снег с весенних лугов. Волосы будто тронули лучи заходящего солнца, венец заиграл тусклым золотом, а ящерка на нагруднике налилась бледным багрянцем. Цвета были блеклыми, словно на выцветшем от времени гобелене, но уже выделялись среди царящей кругом безжизненности.

- И что теперь нужно сделать, чтобы попасть обратно в Барлиону? - без особой надежды на ответ спросила я у Эйда.

Сейчас зловредное струнное заявит, что это моё испытание, и я должна сама догадаться.

- Серые Земли имеют несколько Врат, - вопреки моим опасениям принялся объяснять Эйд. - У каждых Врат имеется свой Привратник, призванный охранять границу между миром живых и миром мёртвых. Тебе нужно отыскать Врата, справиться с Привратником, попасть в Междумирье и проложить дорогу к Барлионе.

Наличие чёткой инструкции радовало, а вот изрядные пробелы в ней огорчали.

- И как же я отыщу эти Врата?

- Ты же Бард, - напомнил мне Эйд. - Придумай подходящий способ.

Значит, снова музыка. Могла бы и сама догадаться. Я выполняю классовое задание и нахожусь в землях, куда открыт путь только Бардам. Хотя... Кажется, Шаманы и Некроманты тоже работают с духами и душами. Интересно, они тоже сюда захаживают?

Долой посторонние мысли. Мне нужна путеводная песня. Я огляделась, пытаясь найти подсказку в окружающем меня пейзаже. Унылая серость и давящая тишина. Единственным, что порождал сей вид, был возрастающий внутренний протест. Надо встряхнуть это пыльное безмолвие!

Едва мои пальцы коснулись струн эйда, как в памяти всплыла подходящая песня всё из того же бессмертного альбома "Запрещённая реальность". Пусть и не совсем точное попадание, но это именно то, чего мне сейчас не хватает. Больше жизни!

Тишину Серых Земель взрезали оглушительные гитарные риффы. Король-Саламандра вздрогнул от неожиданности, выхватил меч и закрутился волчком, ища источник грохота, а Эйд вскочил в седло нервно приплясывающего коня и довольно расхохотался. Ему определённо пришлось по вкусу новое звучание.

Одни, столько лет,

Мы возводим замки и Храм,

Рождённые по воле рока жить.

Богам веры нет.

Снова каждый выберет сам

Свой путь, свой крест, свою судьбу и нить.

Не плачь, не жалей, не зови.

Слабому - плеть, вольному - воля.

Имя своё к Солнцу неси в тёплых ладонях.

У ветра дорогу спроси.

Сомнения прочь и прочь тревога.

Всё, как есть, прими и не вини ни Чёрта, ни Бога!

Затхлый, застоявшийся воздух Серых Земель вдруг взвился вихрем, закружил, взметая пыль к свинцовым небесам, и мощным порывом ударил мне в спину. Конь Эйда взвился на дыбы, чёрный плащ захлопал крыльями, а я, увлекаемая ветром, невольно сделала шаг, за ним второй, и поспешила туда, куда звала ожившая стихия.

Смотри - новый день.

Тот же был сюжет, ну и пусть.

Он лишь мгновенье бесконечных сцен.

Смотри - свет и тень

Прошлых дней, а их не вернуть.

Они - частицы вечных перемен.

Не плачь, не жалей, не зови.

Слабому - плеть, вольному - воля.

Имя своё к Солнцу неси в тёплых ладонях.

У ветра дорогу спроси.

Сомнения прочь и прочь тревога.

Всё, как есть, прими и не вини ни Чёрта, ни Бога!

Мы шли, ведомые ветром, а вокруг нас собирались души. Некоторые, как недавно Король-Саламандра, лишь с видимым усилием поднимали голову, другие же выглядели вполне живо, если это слово вообще применимо к бесплотным духам. Люди, тролли, минотавры, драконы, титаны, сирены... Десятки, сотни душ стекались к источнику звука и следовали за нами. Ветер, рвавший плащи, трепавший волосы, настырно толкающий в спины, словно бы проходил сквозь окружающих нас призраков. Ни одно дуновение не побеспокоило тени ушедших.

Мечтать смысла нет -

Это путь к волшебным мирам,

В страну надежд изломанной души.

Проснись, столько лет

Мы возводим замки и Храм,

Рождённые по воле рока жить.

Не плачь, не жалей, не зови.

Слабому - плеть, вольному - воля.

Имя своё к Солнцу неси в тёплых ладонях.

У ветра дорогу спроси.

Сомнения прочь и прочь тревога.

Всё, как есть, прими и не вини ни Чёрта, ни Бога!

Когда последние звуки эйда умолкли, тишина и не думала возвращаться. Ветер выл неистово и отчаянно, будто живое существо. Может, он тоже заперт тут, как и прочие души? Бывают же духи стихий. Может, это один из них?

Как бы то ни было, ветер упрямо толкал нас по одному ему ведомому маршруту. Мы шли, почти бежали мимо призрачных дворцов и городов, мимо разрушенных шедевров, а следом за нами двигался сонм душ. Выглядело это впечатляюще и жутковато. В памяти всплыли слова Эйда о том, что многие души жаждут вырваться из Серых Земель с помощью открытых бардами путей. Выходит, стоит открыть Врата, как все эти души устремятся в них?

Гнетущие мысли преследовали меня до того самого момента прибытия к Вратам. Сказать по правде, никаких Врат я сперва не заметила. Всё моё внимание приковала к себе гора. Да-да, самая настоящая гора высотой около полутора километров, с поросшими лесом склонами и венчающим вершину плато. Её величественный силуэт медленно вырисовывался по мере нашего приближения, и вскоре мы оказались у подножья этой громады. Ветер в последний раз толкнул в спину, будто прощаясь, и стих, а я стояла, задрав голову, и глядела вверх, начиная подозревать, что загадочные Врата находятся аккурат на плато. В голове траурно и мрачно зазвучали видоизменённые разыгравшейся фантазией строки:

Барда в горы тяни, рискни.

Дотащи до плато его...

Мысли о восхождении настолько захватили меня, что я даже позабыла о свите из сотен душ, неотступно следовавших за нашей компанией. Зато они обо мне не забыли.

- Забери меня с собой... - тихо и заунывно прошептала какая-то подозрительная дама с волосами, волочащимися за ней на манер шлейфа. Что-то в её облике наводило на мысли о вредоносном ведьмовстве. С учётом того, что в Барлионе внешний вид НПС практически всегда соответствовал характеру, такую попутчицу я откровенно побаивалась.

- Ты должна вывести в Барлиону меня! - властным, не терпящим возражений голосом, потребовал дородный мужчина в собольей мантии и короне, заставившей бы Саурона из помянутой экранизации горько зарыдать от зависти. - Выведи меня отсюда, и я открою тебе, где спрятана моя сокровищница!

Доступно задание: Возвращение государя.

Описание: Душа погибшего правителя просит вывести её из Серых Земель в Барлиону. Класс задания: уникальное. Награда за выполнение: скрыто.

- Что тебе сокровища, когда я предлагаю тайные знания! - перебил его сухопарый остроносый дух в долгополой мантии. Витой посох в костлявых пальцах венчал кристалл, в котором мне на мгновение почудилось искажённое страданием лицо. - Помоги мне миновать Врата, и я обучу тебя заклинанию невиданной мощи!

Доступно задание: Минуя Врата.

Описание: Душа колдуна просит помочь миновать Врата из Серых Земель. Класс задания: уникальное. Награда за выполнение: скрыто.

- Не слушай их! - вклинился могучий рыцарь в латах. Почему-то я сразу поняла, что передо мной паладин. - Это тёмные существа, жаждущие выбраться к живым и отобрать их жизненные силы. Если ты служишь добру, то помоги мне ненадолго покинуть это место и завершить порученное когда-то дело. Мой враг не повержен, а значит, простой люд в опасности!

Доступно задание: Долг Души.

Описание: Душа паладина просит вывести её из Серых Земель в Барлиону и помочь завершить незаконченное дело. Класс задания: уникальное. Награда за выполнение: скрыто.

- Меня!

- Меня!

- Меня!..

Голосов было так много, что они слились в сплошной гул. Мольбы, угрозы, посулы, приказы, увещевания - голова просто разрывалась от этого гомона. Короли, императоры, князья и графы, герои, злодеи, спасители и предатели - людская память оказалась удивительно избирательна. Я не видела в толпе ни одного крестьянина или работяги. О них редко слагают баллады.

Доступно задание: ...

Доступно задание: ...

Доступно задание: ...

Доступно задание: ...

Доступно задание: ...

Ха! Да такими темпами я могу на конвейер поставить доставку душ в Барлиону. И у меня будет всё: сокровища, уникальные заклинания, древние знания. Знай себе, челночь между мирами живых и мёртвых, выбирай самое выгодное предложение. Можно даже аукционы устраивать...

Эту перспективную мысль развеял заплаканный детский голос, пробившийся сквозь шум толпы.

- Отведи меня к маме... - голос звучал так жалобно и испуганно, что я невольно вздрогнула. Девчушка лет шести размазывала кулачками слёзы по щекам. - Я к маме хочу! Тут плохо, а ещё кто-то страшный меня всё время зовёт...

Сердце невольно сжалось. Я повторяла себе, что это всего лишь НПС, просто программа, но ревущий потерянный ребёнок просто выключал рассудок. Будь у меня возможность, я бы засунула сюда разработчика и заставила слушать это целую вечность. Каким садистом нужно быть, чтобы запихнуть сюда душу ребёнка?!

- Иди ко мне, маленькая, - позвала я, ещё не совсем понимая, что же делать. Девчушка несколько заторможено подошла. Она не выглядела ни принцессой, ни героиней легенд. Простая одежда, ленточки в трогательно торчащих в разные стороны коротких косичках, босые ноги. Скорее всего, крестьянский ребёнок, погибла недавно и едва держится за счёт воспоминаний родных. Я протянула руки, чтобы обнять и успокоить бедняжку, но они прошли сквозь призрачное тельце. Чёртовы разработчики!

- Ты заберёшь меня отсюда? К маме? - спросила девчушка, а я лишь растерянно смотрела на неё. Что ответить? Что я уже дала обещание другой душе? Что даже если я и выведу её отсюда, то лишь на время? Что я вряд ли сумею найти её маму?

- Конечно заберёт, малышка, - прервал мои бессмысленные метания Король-Саламандра. Он присел на корточки рядом с девочкой и ободряюще ей улыбнулся. - Мы ведь не можем оставить такую кроху без присмотра. А я как раз вспомнил, что у меня тут осталось очень важное дело.

Я молча смотрела на него, понимая, что никто из нас не сможет простить себе иного исхода. Нестерпимо хотелось плакать, но, игроки в Барлионе не плачут. Такое вот странное понимание недопустимого у разработчиков. Поубивать бы их, этих разработчиков...

Душа погибшего Короля-Саламандры смотрела на меня с ободряющей улыбкой. Кажется, он даже был счастлив.

- Я возьму тебя с собой, маленькая, - пообещала я, не обращая внимания на поднявшийся среди прочих душ недовольный ропот. - Но вот сразу к маме отвести вряд ли смогу. Я живу очень далеко от неё.

Да уж, далеко. Даже не представляя, на каком континенте находится мама этой девочки, я могла с уверенностью утверждать, что в Сокрытом Лесу её точно нет. А я, даже если сумею выбраться за Завесу, не войду в людские поселения. У принявших Мрак отрицательная репутация со всеми Империями, и меня просто отправят на перерождение. Интересно, а что в этом случае станет с призванной мною душой?

- А где ты живёшь, тётенька? - девочка подняла на меня серое личико с дорожками слёз. Хотя уже не такое уж и серое. Как и Король-Саламандра, она постепенно возвращала себе блёклые, но всё же отличные от серого, цвета.

- В волшебном лесу, - улыбнулась я, решив пока не упоминать осквернённых тварей, Мрак Гераники и прочие прелести нашего чудесного леса. Не сейчас.

Теперь я смогла обнять девочку. Ощущение было очень странным, будто я касаюсь полой пластиковой куклы. Упругая и податливая, не холодная, не тёплая. Не живая. Чума бы побрала этих разработчиков.

- Ой, ты такая горячая, - девчушка блаженно зажмурилась и прижалась ко мне покрепче. - Я как будто дома, на печке сплю.

Это воспоминание вновь заставило её тихонько заплакать, а меня - в очередной раз проклясть того садиста, что выдумал всё это. Ноги моей больше не будет в Серых Землях, иначе всю свою игровую жизнь я буду заниматься бессмысленным вызволением таких вот крох из этого чистилища. А система будет генерировать новых и новых...

Саламандра молча сидел рядом и поглаживал малышку по волосам. Кажется, только Эйда происходящее нисколько не трогало. Дух инструмента стоял в стороне, держа коня под уздцы, и наблюдал за развитием событий со спокойствием театрального завсегдатая на сотню раз виденном представлении. Хотя чего ещё ждать от гитары?

Прочие духи не унимались: кто-то давил на жалость, рассказывая об оставленных в Барлионе легионах сироток, кто-то обещал все богатства мира, так что я едва успевала отмахиваться от предложенных уникальных заданий. Награда везде значилась скрытой, так что даже не будь тут малышки и Короля-Саламандры, стоило трижды подумать, прежде, чем соглашаться на какое-либо предложение.

- Надеюсь, вы сумеете удачно добраться, - игнорируя навязчивые требования окружающих нас духов, сказал Саламандра. - Скажи, если я чем-то смогу вам помочь. Может, успею сделать что-то хорошее напоследок.

- Мне жаль, - неслышно, одними губами, произнесла я, но он понял и весело усмехнулся в ответ.

- Другого выбора я бы и не принял!

Со стороны Эйда раздался высокомерный и гнусный смешок:

- Ты совершаешь большую глупость, бард. Променять предложенные дары, могущество, знания на помощь какой-то безродной соплячке? Да и что это за помощь? Ты не вернёшь её к жизни, Лорелей. Это не в твоей власти. Она будет всего лишь отторгаемой миром душой, паразитирующей на твоих силах. Какой от неё прок? Она не поможет тебе в бою, ничему не научит, даже не сумеет вознаградить по заслугам.

Разум соглашался с жестокими и рассудочными словами Эйда. Вместо того, чтобы рискнуть и выбрать одно из заманчивых предложений древних могущественных душ, я нянькаюсь с рядовым неписем, коих валом в любой заштатной деревеньке. О Саламандре хоть песню написать можно, а об этой соплюхе? Никому не интересна банальная "слёзовыжимательная" история о погибшей крестьянской девочке, под каким соусом её не подавай. Выгоды в этом нет и не будет.

Девчушка завозилась в моих объятьях, подняла на меня большие ясные глаза и посмотрела с таким безграничным доверием, что все доводы разума мгновенно превратились в бессмысленный набор пустых аргументов. Сердце упрямо твердило, что жить надо по совести, а не ради барышей. Если хочется прибыли - играть нужно на бирже, а не в сказочных виртуальных мирах.

- Поговорю с Астильбой. Она, кажется, уже близка к созданию ритуала возвращения души в тело...

- Шестая не станет тратить время и силы ради человеческого детёныша! - жёстко перебил меня Эйд. Сейчас ему как никогда подходила созданная мной внешность. - Эта девчонка - ничто. Пустая трата сил и таланта. У тебя есть потенциал, Лорелей. Ты можешь достичь величия. Ты чувствуешь музыку, ты умеешь сплетать из неё волшебство. Ты могла бы когда-нибудь сравниться с Кипреем, если бы имела больше честолюбия. Но ты размениваешься на никчёмную дешёвку! - дух ткнул пальцем в сторону притихшей девчонки.

- У тебя нет сердца! - вскочив, гневно воскликнул Король-Саламандра.

- Нет, - согласился Эйд. - И никогда не было. Мастер создал меня совершенным, лишённым ваших слабостей. Я сотворён для истинного величия, а не для прозябания в компании посредственности, не способной осознать и раскрыть собственный потенциал. Знай, Лорелей, что если ты решишь идти по пути бессмысленной жалости, то по окончанию этого путешествия ты больше никогда не сумеешь извлечь из меня ни единого звука.

Отказываться от легендарного инструмента было глупо. Тем более глупо отказываться от аналога синтегитары, коей мне так не хватало в Барлионе. И ещё глупее разменять это счастье на социальный квест с НПС, который, к тому же, я вряд ли сумею выполнить.

Я бросила долгий взгляд на девчонку и тяжело вздохнула. Дурой жила, дурой, видать, и помру.

- Значит, будешь пылиться в чулане у Астильбы. Мастер Пирус, к слову, делает прекрасные инструменты. Полагаю, я подберу что-нибудь по вкусу, когда выберусь отсюда.

Весь облик Эйда выражал разочарование. И плевать. Зато Король-Ящерица глядел на меня с явным одобрением. Ну да, героические и бессмысленные поступки - его профиль. Почувствовал во мне коллегу. Как там в пословице? Дурак дурака видит издалека. Или там как-то иначе было?

Мои размышления прервало шипение, с которым меч Короля-Саламандры покинул ножны. Я проследила за направлением взгляда духа. Причиной столь недружелюбного и угрожающего жеста стало явление нового действующего лица. Впрочем, насчёт лица я погорячилась. Венчающие головогрудь восемь глаз в сочетании с хелицерами не тянул даже на "харю", не то что на "лицо". В силу особенностей местного воздуха, проницаемого для взгляда лишь до определённого предела, громадный силуэт тарантула обретал чёткость постепенно. Высотой он был метров девять-десять, такой же серый, как и весь окружающий мир, но на брюхе и лапах угадывался чуть более тёмный узор. Пауков я не боюсь, как-то даже доводилось держать в руках крупного птицееда, но при виде твари размером с небольшой загородный домик у меня случился тяжёлый приступ ксенофобии.

- Похоже, кто-то в Барлионе всё же слышал о Тарантулах, - зло процедил сквозь зубы Саламандра. Он шагнул вперёд, загораживая ребёнка и выставив перед собой меч. Что он собирался им делать, осталось загадкой - оружие духа выглядело зубочисткой в сравнении с внушительной паучьей тушей.

Другие души, завидев тарантула, бросились врассыпную. Интересно, что дух может сделать другому духу? Из-за чего они так его боятся? Или это просто память о нелёгкой жизни под игом Повелителей? Но нашлись и те, кого не напугал вид гигантского паука. Уже знакомый мне паладин обнажил оружие и встал плечом к плечу с Королём-Саламандрой, а колдун взирал на Тарантула с интересом, но без трепета, как на равного.

- Ты ещё не сгинул, Ящерица? - исходившие от паука звуки были странными, щёлкающими и стрекочущими. Но пробирал голос до костей. Девчушка испуганно пискнула и спряталась под полой моего плаща. - Кто-то ещё помнит о твоём бессмысленном бунте и закономерном поражении?

- Всё не напрасно, если ты здесь, а не в Барлионе, - с вызовом ответил ему дух мятежного короля.

Распознать хоть какие-то эмоции на жуткой морде Тарантула не представлялось возможным, но вот в голосе его сквозило презрение:

- В том нет твоей заслуги, червь. Твоя жизнь, как и смерть, были лишь мелкой досадной помехой. Но я пришёл говорить не с тобой, ничтожество.

Все восемь паучьих глаз уставились на меня, породив острое желание нажать кнопку выхода из игры. Но за мою ногу цеплялась призрачная девчушка, впереди маячил дух отважного человека, готового в очередной раз погибнуть за других, и я подавила малодушный порыв.

- Тоже собрался уговаривать провести тебя через Врата? - с вызовом поинтересовалась я, не забывая повторять про себя спасительную мантру "это просто игра, это не реально". Паук мерзко зашевелил хелицерами, защёлкал и забулькал. До меня не сразу дошло, что этот звук был аналогом смеха.

- Не для того я тысячи лет копил мощь, чтобы вернуться в мир лишь на время слабым никчёмным духом. Нет, я не хочу, чтобы ты провела меня через Врата.

Столь неожиданные слова заставили нас с Саламандрой изумлённо переглянуться.

- Тогда чего же ты хочешь? - не удержалась я от вопроса.

- В Барлионе остались существа, верные своим Повелителям, - с явным самодовольством ответил Тарантул. - Я расскажу, где найти моих верных слуг. Повинуясь моему слову, они примут тебя и выполнят переданный приказ. После катаклизма, вызванного одним недоумком, в Барлионе сохранилось лишь несколько одичавших и потерявших разум потомков моего рода. Я знаю, где они скрываются, так что тебе останется только привести к одному из них моих слуг. Они напитают тебя энергией, которая позволит призвать меня в мир живых в полной силе. Остальное - моя забота. Я овладею телом никчёмного потомка, и мир вновь содрогнётся от поступи Тарантулов! Мои слуги одарят тебя древними могущественными артефактами, а ты сама займёшь достойное место в новом мире.

Доступно задание 'Возвращение Правителей-Тарантулов'.

Описание: Разыщите культ Правителей-Тарантулов в Свободных Землях и передайте им приказ Повелителя. Вместе со служителями культа осуществите ритуал призыва души Тарантула рядом с его живым потомком. Класс: уникальный сценарий.

Награда за выполнение: Повышение репутации с фракцией "Культ Правителей-Тарантулов" до "Превознесения". Повышение репутации с фракцией "Правители-Тарантулы" до "Уважения". Понижение репутации со всеми прочими фракциями Барлионы до "Ненависти". Три артефакта из тайников служителей культа Правителей-Тарантулов. Титул и земли во владение.

Штраф за отказ/невыполнение задания: Понижение репутации с фракцией "Культ Правителей-Тарантулов" до "Ненависти".

- Ты зря стараешься, - бесстрашно рассмеялся Король-Саламандра. - Она никогда не примет твоего предложения. Никто, кроме горстки безумцев, не желает возвращения вашей тирании!

Столь искренняя вера в мою персону, признаться, грела душу. Тем печальней было разочаровывать этого человека.

- Четыре артефакта, и я согласна!

Саламандра медленно обернулся, явно не веря собственным ушам. В его взгляде недоумение сменялось таким разочарованием, что мне стало нестерпимо стыдно. А вот Эйд громко и торжествующе расхохотался:

- А ты, я гляжу, взялась за ум, Лорелей.

- Не делай этого, бард! - не остался в стороне и паладин. - Никакие сокровища мира не стоят столь чудовищного злодеяния! Тебя проклянут все светлые боги Барлионы!

- Да они уже от меня не в восторге, - сообщила я негодующему духу, а затем вновь обратилась к Тарантулу. - Так что? Четыре артефакта, и по рукам, или будешь сидеть тут ещё лет сто, прежде чем другой бард отыщет дорогу в Серые Земли?

- Мне нравится твой настрой, - довольно прошелестел Тарантул. - Свою выгоду нужно преследовать любой ценой. Я согласен, пусть будет четыре артефакта.

Задание 'Возвращение Правителей-Тарантулов' изменено...

- Я сделаю то, о чём ты меня просишь, - сообщила я, принимая задание. - Расскажи, где мне искать твоих слуг и потомков.

Колоссальная паучья туша затряслась, вероятно, в экстазе. Не имею ни малейшего представления о языке тела членистоногих.

- Ты увидишь метки на своей карте, бард, - довольно защёлкал Тарантул. - А теперь мне пора. Нужно связаться со своими слугами. Пусть начинают готовиться к ритуалу...

Двигая уродливыми хелицерами и время от времени пощёлкивая, Повелитель неспешно пополз прочь. Вот ведь хорошо устроился. И связь с миром живых у него есть, и какой-то культ, питающий его силой. Даже в смерти могущественным существам явно проще, чем всем прочим.

- Как же я ошибся в тебе, бард! - не сказал, а выплюнул мне в лицо Король-Саламандра. Вид у него был взбешённый: свирепый взгляд, дрожащие от едва сдерживаемого гнева руки. - Может, Тарантул и был прав. Я зря сражался за потомков, которые своими руками готовы вернуть в Барлиону величайшее зло!

- Обычно я не склонен излишне драматизировать, - заметил дух колдуна, о котором я уже успела позабыть, - но ты играешь с силами, которые не в состоянии даже понять.

- Тётя, ты что, хочешь помочь этому страшному паучищу? - испуганно попятилась от меня девочка. - Ты этого страхолюда к моей маме отправишь?

Паладин и вовсе не стал умствовать и морализаторствовать. Вместо этого он поудобней перехватил свой двуручник, поднял над головой и обрушил на меня. Я рефлекторно дёрнулась, но лезвие безо всякого вреда прошло сквозь тело.

- Пламя Тартара! - выругался светлый воин и для очистки совести попытался рубануть меня ещё раз. Тоже без толку, но сам жест я оценила. Человек дела, уважаю.

И лишь Эйд веселился. Дух инструмента хохотал, как оглашенный. Вообще, он вёл себя как-то странно. Там, во Внемирье, был вежливый такой дух. Даже извинился, когда меня убил. А теперь строит из себя Тёмного Повелителя. Назгулье воплощение так дурно на него повлияло, что ли?

- Предлагаю всем успокоиться, - я попыталась остановить праведный гнев душ. - Нужно разыскать Врата.

- И ты думаешь, что я стану тебе помогать? - опешил от такой наглости Саламандра.

- Ты же хочешь, чтобы я вытащила отсюда душу этой крохи? - нажала я на слабое место мятежного короля.

Тот скрипнул зубами от досады и через силу кивнул:

- Только ради счастья этого ребёнка я помогу тебе, лживое чудовище.

- Ваша помощь, благородный рыцарь, тоже бы пригодилась, - окончательно наглея, обратилась я к паладину. - Ради этого невинного дитя нужно помочь мне отыскать Врата из Серых Земель.

Паладин перевёл взгляд с меня на притихший дух девочки, затем на молча ярящегося Саламандру. Тот поднял на него тяжёлый взгляд и, поколебавшись, кивнул.

- Хорошо, - согласился святой воин. - Я не слишком понимаю, чем могу помочь, но ради этого ребёнка я сопровожу вас. Но если Элуна всё ещё слышит меня, то она проклянёт тебя, едва ты вернёшься в Барлиону, бард.

- Я даже не сомневаюсь в этом, - уверила я его. - Но прямо сейчас следует отыскать Врата.

Загадочный призрак колдуна навязываться в компанию не стал. Бросил на прощание "Помни о моём предложении, бард", и ушёл прочь. С этого момента никто больше не проронил ни слова. Саламандра и паладин прожигали меня гневными взглядами, девчушка, имени которой я до сих пор не удосужилась спросить, предпочитала держаться почившего короля, а Эйд, как всегда, шёл неподалёку в компании своего скакуна и наслаждался представлением.



Глава 8


Поиски длились недолго. Как оказалось, подниматься на вершину необходимости не было. Между стволами деревьев, окруживших подножие горы, показалось нагромождение гигантских валунов, по-видимому, некогда скатившихся со склона. Шрама на теле горы видно не было - если камнепад и оставил его, то рубец уже затянулся, вновь покрывшим склон лесом. Впрочем, кучу валунов вполне можно было бы принять и за монументальную, хоть и неказисто сложенную, хижину какого-нибудь великана. Два огромных камня, сомкнувшихся вершинами, как раз образовывали высокий треугольный проход в недра этого неуклюжего сооружения.

За импровизированной аркой не оказалось никакого жилища. Просторный - трём всадникам разъехаться - прямой, как стрела, коридор тянулся в глубь горы. Глаз непроизвольно искал следы обработки на стенах - ну не может природа сотворить такие правильные очертания. Разглядеть ничего не удалось, и, как это ни странно, вовсе не из-за темноты, которой положено сгущаться по мере того, как мы углублялись в недра горы. Несмотря на отсутствие видимых источников света, в коридоре господствовала всё та же скрадывающая перспективу и детали окружения серость. Недаром всё же этот загробный мир носит своё название. Разработчики потрудились на славу, стараясь оправдать его на все сто.

- Привал, - объявила я удивлённым этим решением спутникам, после чего села, устроила на коленях эйд и начала наигрывать ненавязчивую простенькую мелодию.

Нас окружил Купол Тишины.

- Вот теперь можем и поговорить, - начала я. - Без свидетелей.

- Нам не о чем говорить, - отрезал Король-Саламандра, и паладин кивнул, согласный с его позицией.

- А по-моему, есть, - возразила я. - Не знаю, как вы оба, а я вот не вижу ничего постыдного в том, чтобы обмануть врага. У меня нет намерения призывать Тарантулов в Барлиону. Я всего лишь хотела узнать, где скрываются слуги Тарантулов, а заодно и место обитания потомков Повелителей. В Барлионе много тех, кто совершенно не восторге от идеи возвращения древней тирании, и они с готовностью примут предложение воссоединить Тарантулов с их слугами в Серых Землях. Да и охотников на такую уникальную добычу, как потомок Тарантулов, тоже не мало. Я сообщу верным людям, где найти монстра, и они украсят его шкурой главный зал своего замка.

Во взгляде Саламандры я всё ещё читала недоверие, но лицо его разгладилось, маска едва сдерживаемой ярости сменилась задумчивостью.

- Зачем ты тогда просила увеличить награду? - спросил он.

- Чтобы не было сомнений, что мной движет корысть.

- И где гарантии, что ты не лжёшь нам здесь и сейчас? - с сомнением в голосе поинтересовался дух паладина.

- А какой мне в том прок? - даже удивилась я. - Без обид, но зачем вы мне? Я не принадлежу этому месту, никто из здешних обитателей не в силах причинить мне вред. Вы, вроде бы, не сулите мне ни золотых гор, ни древних тайн. Я даже Врата легко отыскала бы без вашей помощи. Мне просто требовалось объясниться, и я не хотела, чтобы нас подслушал кто-то из духов и предупредил Тарантула о предательстве.

- А как же я? - вклинился Эйд. - Я всё ещё считаю, что глупо отказываться от обещанной мощи. Я могу отправиться к душе Тарантула и раскрыть твой замысел.

- Насколько я помню, ты всё ещё в моей власти, - зловеще ухмыльнулась я слишком говорливому духу. - Мне решать в каком виде ты воплотишься. Задумаешь пойти против моей воли - рот зашью.

В ответ на удивлённые взгляды рыцарей я без тени улыбки пояснила:

- Я могу сочинять разные песни. Очень разные песни.

Видимо, что-то в моём взгляде заставило Эйда поверить в подобную перспективу, и больше ремарок с его стороны не последовало. Король и паладин тоже какое-то время молчали, взвешивая все за и против. Девочка и вовсе сидела тихонько и глядела на нас во все глаза.

- И зачем ты нам всё это рассказала? - наконец подал голос Саламандра. - Как ты верно заметила, пользы от нас никакой.

- Не от всего в нашей жизни должна быть польза, - я пожала плечами и краем глаза отметила уменьшающийся уровень маны. До конца разговора запаса должно хватить. - Что-то мы делаем просто для души, простите уж за невольный каламбур. Я обещала тебе путешествие в Барлиону и хочу, чтобы ты дождался этого момента, а не отправился, разочаровавшись во всём, прямиком в Небытие. А ты, - обратилась я уже к паладину, - хотел завершить какое-то дело. Сейчас я попытаюсь связать твой дух с одной песней. Если удастся - я сумею призвать тебя в Барлиону позже. Если нет, то ты расскажешь мне свою историю прямо сейчас, чтобы я могла сочинить песню о тебе и с её помощью сотворить призыв.

Серое лицо паладина чуть просветлело, и он согласно кивнул, а вот Король-Саламандра смущённо отвёл взгляд.

- Ты говорила, - неуверенно начал он, - что можешь написать песню обо мне. Теперь, когда я знаю, что Тарантулы могут вернуться в Барлиону, я не желаю отправляться в Небытие. Не раньше, чем туда отправится последний из них. Мне понадобятся силы. И... если ты будешь вместе с теми, кто отправится уничтожать последователей и потомков этих тварей, призови меня в эту битву.

Внимание! Вы получили согласие души Короля-Саламандры на призыв. Урон, наносимый этим спутником, увеличивается на 50%.

- Я напишу песню и буду петь её каждому, кто пожелает слушать, - пообещала я и прочла в глазах духа молчаливую благодарность. - А теперь верните на лица недовольные выражения. Кто его знает, какими способностями обладает этот паук-переросток. Вдруг он как-то наблюдает за нами?

- Ты зря опасаешься, - успокоил меня Саламандра. - Тарантулы никогда не умели читать эмоции по лицам.

- Всё же не будем рисковать, - на всякий случай я решила перестраховаться. - Сейчас мне нужно несколько минут, чтобы восстановить ману и подобрать хоть сколько-то подходящую песню.

Паладин и Саламандра молча кивнули и, как по команде, уставились в разные стороны, наблюдая за всеми возможными подходами к группе. Эйд с оскорблённым видом гладил коня по крупу. Вот ведь странное существо: ребёнка ему не жаль, а вокруг коня вон как прыгает. Может, это потому, что коняга - его воплощённая часть?

Удивительно тихая для ребёнка её возраста, девчушка села напротив и заворожено следила за моими манипуляциями. Мерцающий купол погас, я отхлебнула воды из фляжки, подстёгивая манареген, и прикрыла глаза, вспоминая одну из песен из ролевого сборника. Доберусь до реала, закачаю себе в коммуникатор целую прорву менестрельских песен. Как показывает практика, в Барлионе барду нужно иметь максимально обширный репертуар.

Ещё какое-то время мне потребовалось, чтобы выстроить мелодию под подходящую для меня тональность, но спутники ждали терпеливо и ни словом, ни жестом не торопили. Наконец я закончила приготовления, вновь активировала Купол Тишины и запела:

Я вернулся сюда через ворох годин,

Сам себе сюзерен, сам себе паладин,

С поля битвы лишь я воротился домой,

Hе имеешь теперь власти ты надо мной.

Я иду вслед за той, что прекраснее дня,

Что в траве у дорог обнимала меня.

Тем, кто видел ее, нет дороги иной,

Я пришел, чтоб сказать - я отныне не твой.

Я пришел, чтобы знать, что я буду прощен,

Ждет меня Госпожа, с нею я обручен.

Слышишь крик воронья в почернелом лесу?

То невеста моя заточила косу.

Видишь здесь на песке росчерк алой крови?

То невеста в тоске пишет мне о любви.

А шальная стрела у виска пропоет -

То невеста меня на свидание ждет,

Я пришел, чтоб сказать - я не твой с этих пор.

Слово чести верни, разорви договор.

Поцелуй Госпожи мне отныне нести,

Так не стой на пути, нет, не стой на пути!

Видишь белых коней средь небесных седин?

Много преданных ей, а избранник один.

Очарованный ей не укроюсь нигде,

Кто ласкал ее след, тот погиб для людей.

Ложе страсти не ждет, вот мой меч и броня,

Тот, кто знает ее, оправдает меня.

Вы осуществили привязку песни к душе существа Генерал-Паладин. Отныне вы можете призвать эту душу из Серых Земель исполнением данной песни.

Внимание! Привязка песни к сущности, не упомянутой в ней напрямую, возможна только при контакте с сущностью в Серых Землях.

Внимание! Данная песня не содержит прямого упоминания Генерала-Паладина и её Исполнение не повлечёт подпитку сущности в Серых Землях.

Мерцание купола погасло, но какое-то время в каменном коридоре царила тишина.

- Странная песня, - нарушил молчание тот, кого система обозначила как Генерала-Паладина. - Разве можно любить Смерть?

Ага. Значит, тут попадания в историю паладина нет. Но привязка всё же осуществилась. Это такой бонус путешествующим за душами в Серые Земли? Привяжу ли я душу к совершенно не подходящей ей песне или нужно хоть минимальное соответствие, вроде совпадения расы, класса?

- Не знаю, - ответила я паладину. - Говорят, для любви нет преград. Но главное сделано - между песней и твоей душой возникла связь, и я сумею призвать тебя в Барлиону. Не обещаю, что сделаю это скоро, но сделаю обязательно.

- Спасибо тебе, бард, - дух паладина едва заметно кивнул мне в знак признательности. - Теперь у меня есть надежда завершить начатое.

Я кивнула святому воину и задумчиво оглядела последнюю душу без привязки. Песни, подходящей для привязки ребёнка, я не знала. Редко у нас поют о детях. Или это я таких песен не слушаю? Как бы то ни было, самое время провести полевой эксперимент. Не особенно умствуя, я выделила детскую душу в цель и сыграла инструментальную композицию безо всякого вокального сопровождения.

Вы осуществили привязку музыкального произведения к душе существа. Отныне вы можете призвать эту душу из Серых Земель исполнением данного произведения.

Внимание! Привязка произведения к сущности, не связанной с данным произведением, возможна только при контакте с сущностью в Серых Землях.

Внимание! Данное произведение не имеет связи с привязанной сущностью и его Исполнение не повлечёт подпитку сущности в Серых Землях.

Ага, значит привязать можно к чему угодно, лишь бы был контакт с душой в Серых Землях. Интересно, а как инструментал может быть связан с душой? Разве что с душой создавшего его композитора...

- Вперёд, к Вратам, - скомандовала я, поднимаясь на ноги. - Пора узнать, что за существо их охраняет.

По мере продвижения я начала различать какой-то шум, что само по себе было странно: до сих пор звуки в этом унылом месте исходили только от меня и взаимодействующих со мной душ. Звук по мере продвижения нарастал, и скоро удалось различить некоторые детали. И эти самые детали нравились мне всё меньше. Тихое, на одной ноте, подвывание сменялось неразборчивым бормотанием, переходящим в крики. Сколько я ни напрягала слух, различить что-то конкретное так и не удалось. Похоже, местная атмосфера ограничивает не только видимость, но и слышимость.

Саламандра поднял руку, призывая всех остановиться, затем подошёл к девчушке, присел, чтобы той не приходилось смотреть на него снизу вверх, и мягко спросил:

- Как твоё имя, дитя?

- Аника, - отозвалась детская душа. - А тебя как зовут, дяденька?

- Азур, - представился Саламандра и невольно улыбнулся, глядя на то, как малышка зашевелила губами, повторяя его имя. - Сейчас мы будем играть в одну игру. Как только я, дядя паладин или тётенька скажем тебе: "Аника, сделай", ты будешь делать то, что мы скажем. А если что-то тебе скажет он, - Саламандра указал на презрительно поглядывающего в их сторону Эйда, - или кто-то незнакомый, нужно показать ему язык. Поняла?

- Ага, - как-то неуверенно кивнула девочка. - Но какая-то не очень интересная игра.

- Это только начало, - уверил её Король-Саламандра. - А потом ты будешь говорить, что делать, а мы будем слушаться. Но это позже. Хорошо?

- Хорошо! - обрадовано закивала Аника.

- Значит, начинаем игру, - объявил Саламандра, поднимаясь на ноги. - Аника, держись за дядей-паладином и старайся не высовываться.

Девчушка поспешно спряталась за массивной фигурой паладина и зачем-то показала Эйду язык. Саламандра удовлетворённо кивнул и перевёл взгляд на меня. Да, у него есть чему поучиться. Лично я никогда не умела ладить с детьми. Сказывалось отсутствие практики.

Очередное душераздирающее завывание вернуло мои мысли к более приземлённым материям. Опять получился каламбур. Какие могут быть материи в Серых Землях? Саламандра и паладин, по сложившейся уже традиции, обнажили оружие, а вот Эйд поглядывал на меня как-то подозрительно хитро, будто знал что-то, неизвестное остальным. Вот же упырь стоеросовый. Выберемся во Внемирье - такую рожу ему напою... Всё припомню: и "её брови колосились под знаком луны", и "ветерок её губы колышет", и "у неё глаза два брильянта в три карата". Да и с "её ноги никогда не кончались, её зубы от луны отражались" я хотела поэкспериментировать. А как он думал? Бабой будет, причём такой, что без пол-литры не взглянешь. Не заслужил он благородных и мужественных обликов, душонка продажная.

Король-Ящерица всё так же выжидательно глядел на меня, и мысли о мелкой мести пришлось отложить до лучших времён. Нужно было принимать решение, что делать дальше. Поскольку в происходящем я понимала не больше прочих, а гениальным стратегом (как и тактиком) не была никогда, то просто призывно махнула рукой и пошла к источнику звука. Это же задание для бардов, а не для великих полководцев, так и буду выполнять его по традиции музыкантов - как сердце подскажет.

Туннель вывел нас в обширную пещеру. В камнях стен мягко мерцали прожилки какой-то светящейся руды. Присмотревшись, я прочла свойства:

Жила призрачной руды.

Попади сюда бард-рудокоп, была бы ему, наверное, радость. Меня же больше интересовало мечущееся по пещере существо. Было оно метров трёх в высоту, поразительно космато и округло до такой степени, что напоминало основательно подготовившегося к зиме колобка. Впечатление портили только четыре небольшие лапы, время от времени показывающиеся из-под густого волосяного покрова. В отличие от прочих обитателей Серых Земель, он имел традиционную надпись с именем над головой - "Привратник Хаарт", и обозначение уровня - 440. Сами врата представляли собой вполне традиционную кляксу портала.

- А-а-а! - на высокой ноте заверещал Хаарт, схватился за голову и покатился по полу, продолжая орать. - О-о-о! Ненавижу!

От этих воплей я, говоря откровенно, как-то даже струхнула. Тот же Тарантул, несмотря на впечатляющие габариты и отталкивающую наружность, воспринимался существом вымышленным, а Хаарт этот вопил очень даже натурально. В моей памяти сразу возник образ наркомана из соседнего подъезда. От особо забористой дури у него окончательно поехала крыша, и несчастные родственники сумели таки добиться принудительной госпитализации. Нечеловеческие, практически лишённые разума вопли выволакиваемого дюжими санитарами наркоши до сих пор казались мне одним из самых отвратительных звуков мира. И крики Хаарта звучали поразительно похоже.

- Ы-ы-ы, - низко прогудел лохматый колобок и поднял на меня красные глаза. Агр! И даже трепыхаться бесполезно - куда мне против махины такого уровня. Но нападать монстр не спешил, и лишь через несколько секунд до меня дошло: глаза его не светились, они просто были воспалёнными, как у студента в ночь перед экзаменом.

- Жива-а-ая! - в голос взвыл Хаарт и в два прыжка оказался рядом со мной.

Теперь я смогла рассмотреть его лицо. Оно напоминало гротескную карикатуру на человеческое: мешки под воспалёнными красными глазами, крупный, сильно загнутый к губам нос, и широченный, буквально от уха до уха, рот.

- Это всё вы-ы-ы-ы!!! - раззявив впечатляющую пасть, заорал мне в лицо привратник. К счастью, запахов тут не было, так что сомнительное удовольствие угадывать традиционное меню этого существа меня миновало.

- Вы-ы-ы винова-а-аты-ы-ы! - безумствовал и метался передо мной Хаарт.

- В чём виноваты? - не выдержала я голословных обвинений. Лично я видела его впервые и никаких грешков за собой не припоминала. - Я просто хочу пройти во Врата, ничего больше.

- Иди-и-и! - неожиданно просто согласился привратник. - Убира-а-а-йся!

Желания смотреть в зубы дарёному коню у меня не было, а с учётом того, что в зубы этому самому Харту заглянуть уже пришлось, рассусоливать я не стала. Махнула рукой своим спутникам и пошла прямиком к порталу.

- Не-е-ет! - безумный Хаарт рванул вперёд и преградил дорогу душам. - Только жива-а-ая. Живым тут не ме-е-есто! Души не должны уходи-и-ить, - провыл он.

Приплыли. Выходит, привратник препятствует только душам, принадлежащим этому месту. Выйти я могу беспрепятственно, вот только в гордом одиночестве. Интересно, а Эйда запрет касается? Он, вроде как, тоже не местный. Я покосилась на душу инструмента. Судя по довольной ухмылке, его привратник задерживать не станет.

Ладно, какие у меня варианты? Судя по традиционным показателям вроде имени, уровня и прочих очков здоровья, Хаарта можно убить. Это если иметь сопоставимый уровень и рейд за спиной. В силу специфики локации вряд ли тут сгодится столь прямолинейное решение. Значит, надо попробовать художественное развешивание лапши по ушам.

- А они никуда и не уходят, - с самым искренним видом заявила я Хаарту. Нам бы только добраться до портала, а там я просто втолкну Анику в него и поминай, как звали. - Они просто пришли проводить меня до портала. Ну, знаешь, попрощаться, пожелать удачи, передать приветы. Помашут мне на прощание и пойдут по своим делам. Правда?

Саламандра с готовностью закивал, а вот ответ паладина оказался неожиданным:

- Это ложь.

Видимо лицо моё достаточно красноречиво выражало удивление, поскольку паладин, не дожидаясь вопроса, пояснил:

- Я не могу лгать. Мои клятвы не позволяют мне искажать истину.

Вот те раз. Надо будет помнить об этом, когда я призову сего правдолюбца в Барлиону. Такой спутник запросто завалит не одно хорошее дельце. Да и сдаст с потрохами все прегрешения, коим будет свидетелем. А то ещё и на месте устроит трибунал.

- Слова! Лживые слова! Слишком много сло-о-ов! - Хаарт вновь взвыл, схватился за спутанные космы и покатился по пещере взбесившимся меховым комом. Двигался он столь стремительно, что никаких шансов успеть просто проскочить в портал не оставалось. - Вы произносите ненужные слова и умалчиваете главные-е-е!

Что за главные слова? Пароль? Я не знаю никакого пароля. Озадаченный вид Саламандры и Генерала-Паладина подсказывал, что и они не в курсе.

- Да объясни ты толком, в чём дело! - не выдержала я. От этих воплей начинала болеть голова. Никаких дебафов видно не было, так что эффект был чисто психосоматическим. - Что за ненужные и главные слова?

Хаарт, не прекращая кататься по пещере, затараторил в своей безумной манере:

- Слова, что крутятся в головах... Незавершённые стихи... Не спетые песни... Их приносит мне ветер Внемирья. Они звучат в моей голове! О-о-о! - взвыл он. - Они сводят меня с ума-а-а! Нена-а-ави-и-ижу-у-у!!! Как же я хочу поспать! Но они не дают!

Выудить суть в потоке бреда Хаарта оказалось непросто, да и я не была уверена, что поняла верно.

- Как не спетые песни могут не давать спать? - мне едва удалось втиснуть вопрос в возобновившееся бормотание привратника.

- Я слышу их... - голос Хаарта упал до едва слышного шёпота. - То, что живые сочинили, но не воплотили. Мёртвый ветер поёт мне мёртвые песни, не даёт спать. Годами... Веками... У-у-у!

Душераздирающе взвыв, Хаарт меховой кометой заметался по пещере, оставив меня в полной растерянности. Если я верно поняла, этот НПС слышит что-то вроде призраков творчества? Мертворожденные стихи и песни, коих немерено роится в головах людей. Интересно, это просто фантазия разработчика или проникновение Барлионы в сознание уже настолько глубоко, что корпорация реально может считывать задумки, идеи, намерения? В конце-концов, творение во Внемирье разве не считывание образов напрямую из моего мозга? Если так, то я бы многое отдала, чтобы покопаться в переполненной голове этого Хаарта. В следующий миг безумный привратник так жалобно взвыл на высокой ноте, что мне стало стыдно. Бедолага и так сидит в унылом месте, да ещё и не спит годами, а я тут думаю, как бы уворовать у него чего-нибудь интересного. Ладно, попробую чем-нибудь помочь.

Уже не обращая внимания на непрекращающееся бормотание, я села на пол пещеры, устроила на коленях эйд, припомнила одну фолковую колыбельную и начала играть. Меховой комок замедлился, подкатился поближе, с тоской поглядел на меня красными глазами и начал жалобно подвывать на октаву ниже. Блин, неужели я так плохо пою? Для очистки совести я отыграла ещё одну колыбельную, но результата не добилась. Хаарт не спал.

Значит, решение проблемы лежит в другой плоскости. Если в его голове играют не спетые песни, то может, если я завершу одну из своих задумок прямо здесь, то ему станет немного легче? Хотя чем поможет одна-единственная утихшая мелодия из сотен тысяч? Но других вариантов всё равно нет, значит, нужно пробовать. Осталось решить, что сочинять.

Взгляд упал на Короля-Саламандру. Да уж, идеально было бы сразу создать балладу о мятежном короле, но нужно смотреть правде в глаза: хорошую балладу вот так просто на коленке не состряпаешь. Даже прилив вдохновения позволит написать лишь годный набросок, требующий многих часов кропотливого оттачивания рифм и мелодии. Сидеть тут несколько дней с перерывами на выход в реал для сна и технического обслуживания капсулы мне не улыбалось, так что нужно работать с уже существующей заготовкой. Вон, балладу о Повелителе Мрака я набрасываю уже несколько дней, а она всё не клеится. Куча зарифмованных фраз и строк, но в единое целое они не собираются. Я слишком мало знала о Геранике, чтобы связать то, что есть, единой нитью повествования. Всё что было, относилось скорее ко Мраку в целом, да и то было больше плодом фантазии, основанной на виденном в ролике про несостоявшегося ученика-шамана и собственных наблюдениях. Хм. А может, это как раз то, что мне нужно? Забыть на время о Геранике и писать о Мраке?

Выудив из инвентаря набор Картографа, я без сожалений принялась исписывать и черкать листы, приводя уже написанное в соответствие с новой задумкой. К Тартару балладу, это будет гимн Мраку! Мощный, внушающий трепет. Воображение моё услужливо нарисовало мрачные просторы Мордора и марширующие грозные легионы от горизонта до горизонта, а пещеру затопили тяжёлые гитарные риффы, сменяющиеся величественными звуками органа. Немного поиграть с духовыми, добавить ударные... Эх, мне бы сюда ребят из группы. Синтегитара, конечно, позволяла извлекать любые звуки, но человек-оркестр из меня никакой. Не было тут программ обработки звука, так что с накладыванием заранее записанных дорожек не выйдет. Ничего, партитуру я накидала, а на репетиции отыграем уже по полной программе. Да ещё и Страус каких спецэффектов добавит...

Говоря откровенно, о Хаарте и первоначальной цели работы я забыла уже минут через пять. Наконец-то удалось поймать за хвост правильную идею. Стоило перестать ломать голову над личностью Гераники, как прежние наработки быстро сложились в текст гимна Мрака, да и музыка буквально сама лилась в уши. На краю сознания даже мелькнула шальная мысль, что тот самый мёртвый ветер напевает мне одну из жаждущих воплощения мелодий. Часа через четыре, не больше, работа была завершена. Пусть начерно, но гимн готов. На репетиции мы ещё поиграем с аранжировкой, обогатим мелодию, но даже здесь и сейчас она должна зазвучать!

В предвкушении, я коснулась струн эйда и замерла, растягивая сладостный миг. Ради таких моментов я живу. Идея, зародившаяся где-то в голове, соединяется с музыкой из сердца и воплощается в мир. Это ли не блаженство? Это ли не акт творения нового мира в человеческом воображении?

Мрачная, исполненная силы и угрозы мелодия заполнила пещеру. Ощутимо недоставало ритма ударных и оглушительного баса, но и без того звуки гимна заставляли тело дрожать от ощущения скрытой мощи. Разложенная партитура знакомым уже образом засияла и исчезла, оставив на серых камнях мерцающий мягким жемчужным светом песенник.

Вы создали уникальную Песнь: Гимн Мрака.

Мрак - сила, таящаяся на изнанке мира, равно противная Свету и Тьме. Принявшие Мрак существа прикасаются к источнику невероятной мощи, но вместе с тем становятся изгоями для всего мира. Отринутые богами и смертными, существа Мрака не ищут жалости и снисхождения. Их цель - охота за могуществом и поиск собственного пути любой ценой.

Гимн Мрака усиливает всех существ Мрака:

Увеличивает все основные характеристики на (20 + Сочинительство)% на (5 + Сочинительство) часов.

Уменьшает эффективность всех негативных воздействий на (10+Сочинительство)% на (5 + Сочинительство) часов.

Единовременно снимает все негативные эффекты в первые секунды исполнения гимна. Во время исполнения гимна существа Мака становятся невосприимчивыми к некоторым негативным воздействиям.

Время исполнения: требуется исполнение всего гимна. Стоимость исполнения: 100% маны. Радиус действия: действует на всех существ Мрака, слышащих Исполнение. Время восстановления заклинания: 10 часов.

Если исполнение гимна будет прервано, все слышавшие его существа Мрака получают ослабление той же силы, что и усиление при полном исполнении гимна.

Получены улучшения навыков:

+1 параметра характеристики Сочинительство. Итого 2.

+ 10 параметра характеристики Известность. Итого 31.

Чувство удовлетворения от созданного заклинания ни шло ни в какое сравнение с триумфом от сочинённого гимна. Заклинания, характеристики - всё тлен! Я написала отличную песню! И, кроме всего прочего, Хаарт спал. На меховом комке висел баф "Дар сочинителя", из описания которого следовало, что благодаря обретшей музыкальное воплощение песне ближайшие трое суток в пещеру привратника не проникнет ни одна душа, а он сам в этот срок не будет слышать ни песен, ни стихов. Вход в пещеру и впрямь оказался затянут мерцающей пеленой вроде тех, что скрывают вход в подземелье.

- Ты воспеваешь силу, противную Элуне! - гневный возглас Генерала-Паладина вторгся в мои размышления, напрочь разрушив сладкое послевкусие торжества. - Эти строки будут отравлять умы и сердца, отвращая их от Света!

Тьфу ты! Вот же консервированная святость! Испортил-таки момент... Я бросила взгляд на возмущённого праведника и всерьёз задумалась, стоит ли пытаться что-то объяснять. В конце-концов, оно мне надо? Тут тысячи душ, способных поведать интересные истории, и, я уверена, многие из них плевать хотели на мою принадлежность к Мраку. А этот моралист запросто может напасть, едва я его призову. Был бы он тут один - я бы просто проигнорировала его праведный гнев, но Саламандра тоже поглядывал на меня как-то косо. Придётся выдать дежурную версию о шпионаже на благо моей вечнозелёной Родины.

Краткое изложение моего, без сомнения, героического акта самопожертвования заняло немного времени, но вызвало бурную реакцию. И паладин, и Саламандра жили задолго до появления новой фракции и теперь испытывали смешанные чувства. Но если Короля-Ящерицу в целом порадовало объединение светлой и тёмной империй против общего врага, то генерал-паладин счёл такой союз противоестественным, а саму фракцию Мрака "богомерзкой". А вот Эйд глядел на меня так пристально, что я искренне понадеялась на невозможность общения души инструмента с Астильбой. Ох и много интересного он может ей поведать...

Так или иначе, но тема с песенником была благополучно замята, и дело наконец дошло до портала из Серых Земель.

- Что ж, пришла пора прощаться, - улыбка Короля-Саламандры вышла немного печальной. - Аника, веди себя хорошо и слушайся тётю.

Девочка шмыгнула носом, подбежала к Азуру, обняла за ногу и громко всхлипнула. Паладин взирал на неё благостно, а вот в мою сторону косился с большим подозрением. Зловредный дух эйда и вовсе переминался с ноги на ногу у портала, всем своим видом выражая желание поскорее отправиться во Внемирье. Ничего, подождёт. Если уж я не могу взять Саламандру с собой, то хоть попрощаться должна по-человечески. Дождусь только своей очереди к этому рыжему няню...

Что будет, когда я дождусь этой самой очереди, я додумать не успела. Видно, в голове моей не так много полезного пространства, потому как пришедшая в неё догадка вытеснила все прочие мысли. Рыжий! Саламандра всё ещё рыжий! И он может прикоснуться и ко мне, и к Анике. Значит, моё обещание всё ещё в силе, несмотря на то, что я взялась вывести душу девочки.

Со всей поспешностью открыв книгу заклинаний, я отыскала заклинание "Узы памяти" и внимательно вчиталась в текст. Максимальное число единовременно призванных душ: (1 + Сочинительство). Я только что прокачала Сочинительство до двух, а это значит, что я могу вывести с собой сразу три души! Да! Саламандре вовсе незачем оставаться тут и ждать призыва!

Незамутнённая радость быстро сменилась здоровым прагматизмом. Да, вывести я могу всех троих, но вот паладин с его патологическим правдолюбием и фанатизмом запорет мне всю линейку с отступниками. Его брать с собой нельзя. Не в этот раз. По-хорошему, на освободившееся место хорошо было взять Пятого, ради которого вся эта кутерьма и затевалась, но пещера на ближайшие трое суток закрыта для душ. Был, конечно, вариант пройти через пелену, призвать Пятого песней и отыскать другие врата, но тогда с путешествием в Барлиону пролетают Аника и Саламандра. Они-то останутся в пещере. Теоретически, сейчас они и сами могли пройти через портал, но что они будут делать во Внемирье? Болтаться посреди тошнотворной белизны вечность? По всему выходило, что судьба Портулаку подождать ещё несколько дней.

- Хватит разводить сырость! - прервала я трогательную сцену прощания. - Планы изменились, я могу вытащить вас обоих.

Радостное удивление на лице Саламандры просто меркло в сравнении со счастливой моськой Аники.

- Честно-честно? - запрыгала она столь же энергично, как до того лила слёзы. - А дядя паладин? Он тоже отправится с нами?

- Не в этот раз, - туманно ответила я и, не желая развивать неудобную тему, махнула в сторону портала. - Не будем терять времени.

Мужчины коротко пожали друг другу руки на прощание, Аника в этот раз ограничилась энергичным маханием "дяде паладину", а я и вовсе отделалась коротким "До встречи". Эйд ко всеобщему удивлению коротко склонил голову, весело воскликнул "Мы ещё вернёмся!" и нырнул в портал сразу вслед за мной.

Знакомый белый кисель Внемирья заслоняло системное сообщение:

Задание "Обуздание эйда" выполнено.

Вы прошли испытание и на деле доказали, что достойны играть на легендарном инструменте Кипрея. Отныне вы можете не только творить заклинания с помощью эйда, но и призывать его дух себе в помощь.

Вы получаете умение "Призыв души инструмента".

Вы получаете 5000 опыта.

Получен уровень!

Получен уровень!

Текущий уровень - 20.

До следующего уровня осталось 778 опыта.

Свободных очков характеристик: 100.

Свободных очков обучения: 7.

"Призыв души инструмента.

Настоящий мастер вкладывает душу в свои творения, а настоящий бард способен эту душу пробудить, получив преданного соратника.

Требование: наличие инструмента класса "редкое" или выше.

Стоимость активации:( уровень персонажа * 2) маны.

Время активации: мгновенно. Для активации требуется Исполнение на инструменте, чья душа призывается. При смене инструмента душа неактивного инструмента уходит домой.

Уровень призванной души: (уровень инструмента) уровней.

Время действия заклинания: до отмены заклинания, или смерти призывателя.

Количество доступных умений призванной души: (уровень инструмента/10 + Сочинительство) умений и заклинаний.

Как я могла завершить задание? Эйд ведь ясно и чётко обозначил свою позицию касательно моих перспектив добиться чего-то в этой жизни. Блистательного будущего у меня нет, и тратить на меня лучшие годы эта недоделанная балалайка не желает.

- Ой! - испуганный писк Аники заставил на время отложить решение загадки неожиданного завершения квеста. Девочка судорожно вцепилась в руку Саламандры и крепко зажмурилась, да и сам король выглядел несколько ошарашенным. Оно и понятно. Даже при том, что для меня всё окружающее лишь игра, меня, помнится, весьма впечатлило сие местечко, так чего ожидать от жителей этого мира? Для крестьянской девочки Внемирье - тот ещё кошмар.

Я зачем-то огляделась, раздумывая о подходящей песне для преобразования частицы Внемирья. Всё та же непроницаемая круговерть тумана. Ни Эйда, ни его коня не видать. Должно быть, вновь незримо болтается рядом, ожидая воплощения. Но всему своё время. Сперва сменю окружающий кисель на что-то приятное глазу, а потом уже поговорю с Эйдом по душам. Тьфу, снова непрошеный каламбур.

Детские всхлипывания не располагали к долгим раздумьям, так что я исполнила первое, что пришло в голову - так доставшую Чипа песню о золотом городе. Решение оказалось подходящим: белёсая туманная вязь послушно трансформировалась в идиллическую картину с травами, цветами и прочими животными по тексту. В моём воображении с годами исполнения древней песни сложилась настолько подробная и прекрасная картина, что я ни на мгновение не усомнилась в мире, который она воплотит.

- Можно открывать глаза, Аника, - сообщила я девочке.

- Тут страшно! - детская душа замотала головой и глаз на открыла.

- Уже нет. Погляди, - предложил ей Саламандра.

Аника осторожно приоткрыла один глаз, замерла, восторженно пискнула и широко распахнула уже оба глаза. Среди буйства зелени и цветов белокаменные, с золотой отделкой, стены практически терялись. Никогда раньше не задумывалась, почему в моём воображении золотой город был не из драгоценного металла, а преимущественно из белого мрамора. Золота хватало, но основой всё же был камень. Причуды фантазии, не иначе.

- Мы в твоём лесу, да? - затараторила Аника, радостно прыгая вокруг. - А это твой город? А можно погладить бычка? А покормить его травкой? А покататься?

Я не успела и рта открыть для ответа, как Аника уже вырвала с корнем пучок местной зелени и сунула тот в морду ошалевшего от такого напора вола. Картина была столь комичной, что мои губы невольно расползлись в глупой улыбке.

- Это ведь не Барлиона? - тихо спросил подошедший ко мне Саламандра. - Всего этого не было до тех пор, пока ты не начала петь.

- Ещё нет, - подтвердила я его догадку. - Но уже очень близко к ней. Осталось только понять, как именно нам попасть домой.

Задачка была "со звёздочкой". Очевидно, что следует подобрать подходящую песню, с помощью которой мы отправимся в привычный игровой мир, но с деталями плана не всё так радужно. Положим, я спою песню "Маменькиных донатеров" об игровом городе Анхурсе. Проложу ли я путь к нему, или же просто сотворю тут небольшую его копию? Да и попасть мне нужно не в столицу империи, а в Сокрытый лес, к Астильбе. Сочинить новую путеводную песню? Хорошо бы, но сочинять - это не печеньки печь, за часок не сляпаешь. И вообще, если уж сочинять, то сразу что-то универсальное про проводника по Внемирью. Хотя... У меня же вроде как есть на примете один многоопытный музыкальный чурбан. Да и надо бы внести ясность в вопрос с выполненным заданием.

- Эйд, ты здесь? - на всякий случай спросила я.

Вол протяжно и очень печально замычал. Неужели?... Я поглядела на жующего траву парнокопытного, а тот смотрел на меня большими, печальными глазами. Неужели я невольно воплотила душу инструмента в таком виде? Животное дожевало траву и вновь печально, протяжно замычало. Вот же блин! Он что, говорить не может?

- Хорошая коровка, - восторженно приговаривала Аника, бесстрашно запихивая в пасть животному собранный букет цветов. Лично я бы в реале к такой туше подойти близко не рискнула. То ли девочка понимала, что уже умерла и терять ей особенно нечего, то ли для деревенской жительницы подобное зрелище казалось совершенно обыденным. - Коровка покушает и будет меня катать.

Кстати, а это идея! Пусть говорить Эйд теперь не может, но дорогу-то это показать не мешает. В прошлый раз он просто переместил меня из Барлионы во Внемирье, может теперь проделает обратный фокус?

Откуда-то из-за белокаменных стен раздался негромкий утробный рёв. Мы с Саламандрой одновременно обернулись: я - испуганно, король - настороженно.

- Я так понимаю, это лев, - наконец-то сообразила я. - Не думаю, что он опасен, но ты на всякий случай посматривай вокруг.

Саламандра согласно кивнул, а я, чувствуя себя очень глупо, подошла к волу и с некоторой опаской протянула руку. Вот ведь выверты сознания. Идти к аграм в лес было не так боязно: с ними заранее всё ясно. Агр на то и агр, чтобы атаковать. А тут вроде как травоядное, вроде как миролюбивое, но подспудное опасение не отпускало. А ну как тяпнет за руку? Тем более, что я растительного происхождения и вполне могу сгодиться в пищу этому травоядному.

- Эйд, а может ты переместишь нас в Барлиону? Или хоть подскажешь, в какую сторону лучше двигаться?

Вол поднял голову, поглядел на меня большими печальными глазами и вновь грустно замычал.

- Мне кажется, тебе пора отдохнуть, Лорелей, - раздался откуда-то сверху странный клекочущий голос. - От переутомления ты уже начала с неразумными животными разговаривать.

На ветви дерева сидел крупный орёл с красивым, отливающим золотом оперением. И он говорил.

- Неужели ты думала, что из всех предложенных в песне сущностей я выберу для воплощения это неповоротливое жвачное? - орёл типично птичьим движением склонил голову набок и поглядел на меня с укоризной.

- Эйд? - не особенно умно уточнила я.

- Нет, гоблинская принцесса в парадном одеянии, - проворчал орёл, после чего легко слетел с ветви и приземлился на траву рядом со мной. Птица была здоровенная, мне по пояс, а размах крыльев превышал четыре метра. Мне тут же захотелось проорать классическое "Орлы летят!", но я сдержала глупый и неуместный порыв. - Конечно же Эйд!

- Разве у гоблинов бывают принцессы? - встрял с вопросом Саламандра.

- А ты думал, у гоблинов нет иерархии? - орёл повернул к нему голову, заметил подкрадывающуюся Анику, поспешно взмахнул крыльями и вернулся на облюбованную ветку. Девочка проводила его разочарованным взглядом, вздохнула и вернулась к кормлению вола.

- Поиски принцессы для нашего короля отложим на потом, - я быстро пресекла попытку увести разговор в сторону, - а сейчас займёмся более насущными делами.

Саламандра почему-то покраснел, пробормотал нечто маловразумительное насчёт чистого любопытства, но вслушиваться я не стала. Сейчас меня интересовал Эйд, а не сомнительные межвидовые династические браки.

- Для начала объясни, почему мне засчиталось выполнение задания, связанного с тобой, - потребовала я. - Ты же грозился больше не иметь со мной дел.

- Я тебя испытывал, - признался Эйд. - Мой создатель не желал, чтобы его творение служило злому или корыстному разумному, готовому соблазниться на щедрые посулы и впустить в Барлиону чудовищ, вроде Повелителей-Тарантулов. Ты отвергла заманчивые предложения ради того, чтобы без всякой награды подарить несколько часов счастья детской душе. Даже угроза потери уникального инструмента не заставила тебя изменить решение. Это достойно уважения. Ты - вторая после Кипрея, кому я готов помогать в странствиях по Барлионе или за её пределами.

Внимание! Вами получено разрешение на использование эйда вне рамок данного сценария.

На душе у меня потеплело. Дело было даже не в укрепившейся надежде получить в награду прекрасный инструмент. Приятно сознавать, что Эйд - вовсе не честолюбивая эгоистичная тварь, которую изображал совсем недавно. Пусть хоть в игре разумные оказываются лучше, чем я о них думаю.

- И прямо сейчас мне как раз очень бы пригодилась твоя помощь. Скажи, как мне вернуться в Барлиону? Желательно в то же место, из которого ты меня сюда выдернул.

- Есть несколько способов, но прямо сейчас доступен только один. Ты должна отыскать подходящую песню, чтобы приблизиться к границе Барлионы, а я помогу вернуться туда, откуда ты начала своё путешествие.

Звучит, в общем-то, несложно. Насколько я понимаю, песня должна лично у меня чётко ассоциироваться с Барлионой или похожим местом. Даже содержание слов-якорей, вроде "Сокрытый лес" или там "Картос", не нужно. Пара минут на раздумья, и можно отправляться. Но... Мне не хотелось покидать Внемирье. Когда ещё я смогу почувствовать себя демиургом? Воплотить фантазию в реальность, пусть и виртуальную?

- Скажи, Эйд, а я смогу ещё когда-нибудь попасть во Внемирье?

- Не знаю, Лорелей. Встречаются места, где границы мира размыты, существа, способные пересекать её, и предметы, подобные мне.

- Подобные тебе? - ухватилась я за эту идею. - И ты можешь в любой момент отправить меня во Внемирье?

- Нет. Чтобы пересечь границу мира, требуется много энергии. Я способен впитывать её из мира, копить, но чтобы собрать достаточно, требуется много времени.

- Значит, не будем торопиться. Я хочу насладиться Внемирьем напоследок.

- Внемирье полно пугающих существ, Лорелей. Вспомни своё первое путешествие. Ты готова подвергнуть души, что доверились тебе, опасности ради развлечения? Да и у них осталось не так много времени. В Серых Землях их подпитывали воспоминания живущих. В Барлионе они будут черпать твои жизненные силы. Тут у них нет источника энергии, а ты пока не умеешь делиться своей добровольно. Скоро души начнут слабеть, а затем и вовсе исчезнут.

Ошарашенная этой новостью, я посмотрела свойства Короля-Саламандры. На духе висел дебаф "Потеря сил", и таймер неумолимо отсчитывал полтора часа до развоплощения. Анике и вовсе оставалось около сорока минут, хоть на восторженной мордашке ребёнка и не было заметно каких-либо признаков слабости.

Экскурсия по Внемирью отменяется.

- Аника, прощайся с бычком. Нам пора.

- Давай возьмём его с собой, а? - девочка поглядела на меня тем самым взглядом, что делает прибыль магазинам игрушек.

- Это невозможно, - сказала я, а сама засомневалась, так ли это. Интересно, а можно ли вытащить что-то из Внемирья в Барлиону? Я ведь могу воплотить какой-нибудь мега-меч Тысячи Истин, а потом выгодно загнать его на аукционе. Тьфу, лезут же в голову странные и неуместные мысли.

- Ты выбрала песню, Лорелей? - поторопил меня Эйд. - Учти, если ты прервёшь исполнение, мы сойдём с пути. Следующие за тобой души могут потеряться среди миров.

Песня... Под пристальным взглядом орла я уселась на траву и растерянно погладила струны. В памяти, одна за другой, всплывали композиции, но в одних путь был слишком тернист, другие описывали современность и вряд ли подходили для волшебного мира игры. Минуты, отсчитывающие время жизни Аники, утекали, а я начинала нервничать. Я же знаю долбанные сотни песен, неужели среди них не отыщется подходящей? Придётся рискнуть и вновь исполнить "Город, стоящий у солнца". Не хочется проходить "через паденья и боль", рискуя не вытащить моих подопечных из передряги, но выхода нет. Едва я приняла решение, как нервозность ушла, голова прояснилась и в памяти тут же всплыла другая композиция. Партитуры под рукой не было, но мелодию пристойного качества я подобрала за пять минут. Может, от оригинала она отличается, но тут и не конкурс самого точного воспроизведения на слух.

Я поднялась на ноги, поудобней перехватила эйд и посмотрела на таймер дебафа. Анике оставалось девять минут во Внемирье.

- Готовьтесь, мы выступаем.

- Чего нам ждать? - уточнил Саламандра и взял за руку притихшую и заторможенную Анику.

- Если бы я знала, - вздохнула я и начала петь.

Боль холодной рукой прикоснулась ко мне,

Оказалась душа в западне.

Наполовину чаша жизни пуста,

Но замерла душа, как кисть у холста.

Мир вокруг дрогнул и пошёл рябью, по телу прокатилась волна почти заглушённой фильтрами боли, а шкала жизни разом уменьшилась наполовину.

Не в небесах, не на земле -

У дивной птицы на крыле,

Не среди звёзд, не под водой,

Кто мне ответит, что со мной?

С моей душой?

Эйд вновь менялся. Золотой орёл расправил могучие крылья и начал увеличиваться в размерах. Мир вокруг него истончался, таял и мы вновь оказались посреди белой бездны Внемирья. Орёл пронзительно крикнул, взмахнул крыльями и поднырнул под нас, в один миг превратившись в средство передвижения. Саламандра крепко стоял на спине огромной птицы, прижимал к себе едва шевелящуюся Анику и со смесью страха и восторга наблюдал метаморфозы Внемирья. И не он один. От происходящего сердце грозило выскочить у меня из груди. Боже, как я люблю Внемирье!

Но я вернусь домой,

Боль моя, любовь моя,

Я вернусь домой

Звёздной тропой!

Но я вернусь домой

Сквозь огонь небытия,

Я вернусь домой -

Двери открой!

Для меня...

Горизонты укутал рубиновый плед,

Излучая причудливый свет.

И осознание, что здесь я чужой,

Незримым облаком висит надо мной.

Песня плавила окружающий туман, рождая мир под крыльями птицы. Горизонт расцветило багрянцем, где-то полыхнуло пламя, но орёл уверенно летел среди холодного сияния россыпи звёзд. Зрелище было настолько волшебным, что я с трудом сосредотачивалась на музицировании.

Не в небесах, не на земле...

Но я вернусь домой...

Я войду в заоблачный храм -

Никогда не гаснут в нём свечи,

Сила, что скрывается там,

Мой израненный дух излечит.

Да не окончится путь,

Когда цель так близка,

Да не угаснет мечта!

Впереди показалась облачная гряда, схожая с теми, что рисуют в детских мультиках. Плотная, но мягкая даже на вид. Её безупречную белизну нарушало лишь холодное мерцание величественного сооружения. Его сверкающие ажурные стены наводили на мысли о чертогах снежной королевы, украшенных прихотливым морозным узором. Высокий купол поражал искусными хрустальными кружевами, пронизанными и наполненными светом.

Эйд в несколько взмахов могучих крыльев донёс нас до заоблачного храма и приземлился перед распахнутыми воротами. Крыло орла вытянулось на манер трапа, а сам он начал уменьшаться в размерах так быстро, что мы едва успели покинуть борт нашего волшебного воздушного судна. Ничуть не сомневаясь в правильности действий, мы вошли под хрустальный свод. Странно, но холода не чувствовалось. Напротив, тело наполнило ласковое тепло, шкала жизни полностью восстановилась, да и Аника воспрянула. Её глаза засветились восторгом, а с губ сорвался восхищённый вздох.

Пролетали минуты, а может года -

Боль бесследно ушла навсегда.

Порой извилиста дорога домой,

Но я вернусь - не постою за ценой!

Не в небесах, не на земле...

Но я вернусь домой...

Орёл внезапно взмахнул крыльями, взмыл под потолок и громко, пронзительно крикнул. С его крыльев посыпалась золотая пыль, в один миг взвившаяся непроницаемым, ослепляющим вихрем. А когда пыль осела, мы оказались уже в Барлионе.

----------

Текст гимна Мрака любезно сочинён Гончаровой Екатериной. Адрес авторской страницы на СИ http://samlib.ru/g/goncharowa_ekaterina_alekseewna/

В главе использован текст песни "Дорога домой" группы "Эпидемия".



Глава 9


Лаборатория Астильбы казалась особенно тёмной и мрачной после столь яркого и стремительного перемещения. Ошарашенные сумасшедшим путешествием Саламандра и Аника растерянно озирались. Эйда нигде не было видно, но я не придала значения этому факту. Впечатлений было так много, что в голове творился полный кавардак. Даже возникающие системные сообщения приходилось перечитывать по несколько раз, чтобы понять смысл.

Вы заплатили за призыв душ из Серых Земель половиной своей жизненной силы.

Внимание! Призванные души не могут существовать в Барлионе без внешней подпитки жизненной силой. Вы теряете 20% от максимальных очков Жизни каждые 10 минут за каждую призванную душу. Текущая потеря жизненной силы: 40% раз в 10 минут. Потеря жизненной силы игнорирует все виды устойчивости и не может быть предотвращена умениями и заклинаниями поглощения или игнорирования урона.

В случае Вашей гибели призванные души вернутся в Серые Земли, если не найдут другой источник жизненной силы для подпитки.

Появившийся дебаф "Подпитка душ" отсчитывал время до следующего сеанса добровольного донорства жизненной силы.

Внимание, доступна новая основная характеристика персонажа: Призыватель. Со временем Призыватель набирается опыта и совершенствует умение призыва. Эффективность заклинаний призыва увеличивается, возрастают мощь и мастерство призываемых существ.

Желаете принять? Внимание, отказаться от принятой характеристики будет невозможно!

Простое, по сути, предложение заставило мои мысли вяло зашевелиться. Хочу ли я связать свою игру с призывом? Почему нет? Каждая душа - это история, которая может стать песней.

Открыта новая характеристика персонажа: Призыватель. Всего 1.

Внимание! В связи с приобретением характеристики Призыватель были изменены некоторые Ваши заклинания.

'Узы памяти'.

Стоимость Исполнения: (50 - Призыватель)% от максимальных очков Жизни Барда.

Максимальный уровень призванной души: (Уровень Барда + Сочинительство + Призыватель).

Максимальное число доступных умений и заклинаний призванной души: (уровень души/10 + Сочинительство + Призыватель).

Максимальное число единовременно призванных душ: (1 + Сочинительство + Призыватель).

Длительность пребывания в Барлионе призванной души: (Интеллект/10 + Сочинительство + Призыватель) часов, или до потери душой всей жизненной силы.

Время восстановления заклинания: (72 - Призыватель) часа.

Потеря жизненной силы при подпитке призванных душ: (20 - Призыватель)% раз в (10 + Сочинительство + Призыватель) минут за каждую призванную душу.

Вы получили достижение "Призыватель" 1 уровня! Урон, наносимый призванными существами, увеличивается на 1%. До следующего уровня осталось 19 призывов.

Вы получили достижение "Путешествие в Серые Земли" 1 уровня! Вы совершили добровольное путешествие в Серые Земли и вернулись раньше стандартного срока. Время пребывания в Серых Землях уменьшено на 1%. До следующего уровня осталось 19 досрочных возвращений.

Переполненное впечатлениями сознание требовало передышки и я только собралась сделать перерыв и выйти из игры, как заметила Астильбу. Она медленно прохаживалась по кабинету, разглядывая нашу пёструю компанию.

- У тебя получилось! - чистое зелёное свечение глаз, лишённых радужки и зрачков, не позволяло отследить направление взгляда, но я чувствовала, что он упёрся в меня. Отдых откладывается на неопределённое время. - Ты не только сумела подчинить эйд, но и привела с собой души.

Рука Астильбы коснулась плеча Саламандры. Место соприкосновения сильвари и призрака пошло едва заметной рябью. Плоть, определённо, встретила сопротивление. Дух не был бестелесным. Сам Саламандра выглядел настолько ошарашенным возвращением в мир живых, что никак не отреагировал на столь фамильярное обращение. Он во все глаза таращился на Шестую.

- Магически стабилизированная телесность, - не обращая внимания на поражённого короля древности, констатировала некромантка. Она отошла к столу, подхватила подсвечник и швырнула его в призрака. Тот рефлекторно поймал летящий предмет и удивлённо воззрился на него. Мужика можно понять - столько веков не держал в руке даже подсвечника.

- Способен взаимодействовать с плотным миром, - резюмировала Астильба.

- Тётя страшная! - Аника и с детской непосредственностью ткнула пальцем в сторону Шестой и спряталась за Саламандру.

- Всё в порядке, Аника, - я старалась, чтобы мой голос звучал успокаивающе. - Ты вернулась в Барлиону. Чуть позже я всё объясню.

- Внешние признаки сохранения личности и прижизненных эмоций, - по-своему отреагировала на вопросы девочки Астильба. - Паразитизм на жизненной силе призывателя. Канал питания пока слабый и ненадёжный, но это дело практики. Сила призванной души ограничена мощью призывателя... Похоже, тебе действительно удалось вытащить души из Серых Земель, Лорелей! - торжественно закончила она и несколько жутковато улыбнулась.

Я невольно вздрогнула. Было в Шестой что-то очень пугающее в этот момент. Будто древняя, истосковавшаяся в ожидании сила собралась, уплотнилась, готовая наконец вырваться наружу. Всколыхнувшийся где-то в глубине души первобытный страх яркой вспышкой прогнал сонливую заторможенность.

Задание "Призыв из Серых Земель" выполнено.

Вы получаете + 1000 репутации с Отступниками Сокрытого леса.

Текущее значени Дружелюбие.

Вы получаете 15 000 опыта.

Вы повышаете уровень!

Вы повышаете уровень!

Текущий уровень - 22.

Свободных очков характеристик: 110.

Свободных очков обучения: 7.

- Ты злая! - сообщила Шестой Аника, но развить эту мысль ей не позволили. Повелительный взмах руки некромантки и вокруг призванных душ появились призрачные сферы. Над портретами духов в игровом интерфейсе обозначились одинаковые дебафы - "оковы души". Судя из описания, оковы - это некая магическая ловушка для бестелесных сущностей вроде призраков и душ. Интересно, это все чернокнижники умеют или только некроманты?

- Не волнуйся, Лорелей, с ними всё будет в порядке, - снизошла до пояснений Астильба. - У меня не так много времени, чтобы отвлекаться на пустые вопросы никчёмных чужаков. Когда мы закончим - я освобожу их. Распоряжайся этими душами по своему усмотрению.

Спорить я не стала. Чем меньше души услышат, тем меньше потом объясняться. Мне же проще.

- Ты сумела сладить с эйдом Кипрея, Лорелей, - продолжила Астильба. - Это серьёзное достижение для столь юного и неопытного барда. Теперь я верю, что всё удастся. Эйд поможет тебе призвать душу Портулака во время ритуала. А до той поры, - Шестая требовательно протянула руку, - инструмент вернётся в хранилище.

После этих слов сердце моё наполнилось горечью, а пальцы невольно сомкнулись на корпусе эйда. Расставаться с этим дивно звучащим и одушевлённым чудом мне не хотелось. Но что я могу возразить? Эйд мне отдали только в рамках задания. Я даже его свойства не могу увидеть. У инструмента есть другой хозяин и я, скрепя сердце, протянула эйд Астильбе. Та бережно приняла его и положила в уже знакомый зелёный кокон. Мне показалось, в странных глазах промелькнуло одобрение. Но уверенности не было - в сплошном зелёном свечении сложно разобрать эмоции.

- Я обещала наградить тебя, обучив одному из известных мне заклинаний. К сожалению, ты абсолютно не знакома со школами чернокнижников, демонологов и некромантов, а потому не способна познать что-то действительно сложное. Я могу обучить тебя кратковременному призыву младшего демона или посмертному сбору виты живых существ для последующего поднятия зомби или живого скелета. С учётом того, что ты стала призывателем, эти знания будут тебе полезны. Также тебе по силам познать тонкости отъёма и передачи жизненных сил. Это знание позволит видеть токи жизненных сил и управлять ими. Ты научишься вытягивать виту противника, перенаправляя поток в себя или в союзников. Выбирай, Лорелей.

Какое-то время я размышляла. Призыв нежити меня не слишком привлекал. Не фанат я зомби-апокалипсисов. Демоны... Интересно, но их призыву я могу обучиться и у рядовых чернокнижников. А вот работы с токами жизненных сил я в гайдах не припомню. У чернокнижников было заклинание вампиризма, но оно позволяло лишь выкачивать жизнь из противника напрямую. Ни о какой передачи жизненных сил союзникам речи не шло. Похоже, моё донорство призванным душам открыло доступ к нестандартному навыку.

- Я бы хотела обучиться тонкостям работы с жизненными силами.

- Ты сделала свой выбор.

Мою игровую куклу на мгновение окутала вспышка, сходная с той, что сопровождала повышение уровня.

Астильба обучила Вас новому заклинанию: "Токи жизненной силы" 1 ранга.

В связи с тем, что вы не специализируетесь в заклинаниях класса Чернокнижник, его эффективность снижена на (30 - Сочинительство)% от базовой.

Умение управлять токами жизненной силы - основа для многих заклинаний чернокнижника. Без понимания основ невозможно перенаправлять жизненные силы для лечения себя и призванных существ, подпитки поднятых мертвецов и целого ряда других аспектов данной школы. Активируется посредством бардовского Исполнения.

При активации на себя: Вы можете видеть некоторые токи жизненной силы.

При активации на противника: Вы вытягиваете жизненную силу из противника, нанося тому урон и исцеляя себя. Время Исполнения: заклинание требует поддержки. Стоимость атаки: (уровень персонажа*4) маны в секунду. Урон: Интеллект*2 единицы в секунду. Вы исцеляете себя на (70 + Сочинительство)% от величины нанесённого урона. Дальность: (20 + Известность) метров.

При активации на союзника: вы передаёте часть своих жизненных сил союзнику.

Время Исполнения: заклинание требует поддержки. Стоимость Исполнения: 10% Ваших максимальных очков жизни в секунду. Восстанавливает: (70 + Сочинительство)% очков жизни от затраченных на Исполнение. Дальность: (20 + Известность) метров.

Затрачено 1 очко обучения. Осталось 6 свободных очков обучения.

- Ты могла бы глубже познать заклинания этой школы, Лорелей, - продолжила Астильба. - Но для этого необходимо углубиться в изучение тёмной магии, не распыляясь на знания других классов.

Внимание! Вы можете избрать путь Певца Смерти, навсегда связав свою жизнь с чёрной магией. Эффективность заклинаний школы Чернокнижников увеличится до 100%, однако Вы потеряете возможность изучать заклинания других школ. Выученные ранее заклинания других школ будут забыты.

Принять специализацию класса Певец Смерти?

Нет. Совершенно точно нет. Не хочу связывать свой класс с одной-единственной школой. Да и есть уже у нас в группе один Певец Смерти.

- Благодарю за столь щедрое предложение, Шестая, но мне больше по душе бродить по свету в поисках новых историй и знаний, не ограничиваясь мудростью одной школы.

Здоровье успело просесть до 36%, так что пришлось наплевать на приличия, достать старую лютню и активировать Песнь Исцеления. Шестая молча наблюдала за мной, а потом неожиданно призналась:

- Ты напоминаешь мне Кипрея. Он тоже грезил странствиями, не воспетыми ещё подвигами, древними знаниями. Надо думать, ты пересечёшь Завесу и покинешь родной лес, как только мы предотвратим губительный союз с Картосом?

- Предотвратим союз? Разве это возможно? - я уцепилась за возможность отсрочить ответ на заданный вопрос. В нём чувствовался подвох. Да и узнать, наконец, в чём заключался смысл Раскола и союза с Гераникой было бы неплохо. То, что отступники к чему-то готовятся, очевидно. Но я до сих пор не знаю, что именно они собираются предпринять.

Какое-то время Астильба молчала, глядя на меня своими жутковатыми глазами.

- Всё в этом мире возможно, - произнесла она, когда я успела увериться, что ответа не получу. - Как думаешь, если Безымянный Повелитель Картоса узнает, что его посольство было уничтожено в нашем лесу, он всё ещё будет настроен заключать союз?

- Вряд ли. Но он может начать войну.

- Сейчас, когда Гераника угрожает обеим Империям? Нет. Чтобы уничтожить Завесу, нужна совокупная мощь всех Магистров и двух Мастеров. Истощённые, они будут беззащитны не одну неделю. Ни сильвари, ни ирхи никогда не вторгались в Картос, так что Повелителю нет резона ввязываться в эту войну. А если он всё же решится - Гераника воспользуется его ослаблением и нанесёт удар. Союз с этим шаманом взаимовыгоден. Гераника даёт нам силы осуществить задуманное, а мы предотвращаем усиление Картоса за счёт наших народов. Если уж нас пытаются втянуть в войну, то мы будем воевать не под знамёнами Картоса против Гераники, а за свою независимость. Но я всерьёз рассчитываю решить дело малой кровью. Кровью послов. Сокрытый лес должен оставаться нейтральным.

Звучало здраво, но меня смутил один щекотливый вопрос:

- Чтобы пройти через Завесу, требуется помощь кого-то из местных. Посольство будут встречать наши братья и сёстры. Их кровь тоже польёт ростки нашего нейтралитета?

На мгновение на лице Астильбы промелькнуло сомнение, но уже в следующий миг от него не осталось и следа.

- Для начала, мы просто объясним им, каковы наши цели. Если убедить не удастся - я временно выведу их из строя с помощью могучих демонов. Толика удачи и не пострадает никто из наших братьев.

Прозвучало до того радужно, что я сразу усомнилась в реализации такого "бескровного" сценария. Не бывает всё так хорошо.

- Я ответила на твой вопрос, Лорелей и теперь хотела бы получить ответ на свой. Ты собираешься покинуть лес и уйти в мир чужаков?

Я задумчиво погладила гриф лютни, после чего закинула её за спину. Какой ответ будет верным? По логике, если я объявлю о желании уйти во внешний мир - прощайте задания для особо доверенных персон. Я же с врагом якшаться собираюсь. Но в данный момент лезть в дебри каких-то особых заданий не было никакого желания. Поход в Серые Земли совершенно меня вымотал. Хотелось выйти из Барлионы, принять душ, поваляться на диване и привести мысли в порядок. Или засесть с Пашкой на кухне и рассказать ему о Внемирье.

- Да, я хочу уйти странствовать, - об этом честном ответе я пожалею уже завтра, но сил на дипломатию просто не осталось. - Увидеть другие расы, услышать их песни и сказания. Мне интересно посмотреть на мир за пределами Завесы.

Лицо Шестой неожиданно озарила улыбка. Эта малость на миг изменила холодную некромантшу: сейчас она была похожа на ту сильвари, что когда-то покидала бутон в моём видении. Но наваждение миновало и передо мной вновь стояла мрачная повелительница мёртвых.

- Вы действительно похожи. Быть может, это знак... - проговорила Астильба, после чего подняла на меня испытующий взгляд. - У тебя ещё мало опыта и сил, но в тебе есть нечто, что заставляет меня поверить в успех. Скажи, что ты знаешь о Кипрее?

- О Десятом? - переспросила я. Странный вопрос. - Он - первый Бард народа Сильвари, член Совета, один из Десяти. Он умел призывать души из Серых Земель, и именно благодаря его песеннику я изучила это заклинание. Когда-то Кипрей покинул пределы Завесы и не вернулся по сей день. Никто не знает, какова его судьба.

- Верно, хоть и не слишком точно. Кипрей несколько раз покидал лес и отправлялся в странствия, но все они длились не более сотни лет. Десятый возвращался к своему народу с новыми знаниями и песнями. Он умел примирить нас друг с другом и с самими собой. Будь Кипрей с нами, возможно, не случилось бы Раскола. Но его нет. После битвы у Каменной Пасти он отправился на поиски знания, что позволит уберечь наши земли от войн. Именно Кипрей отыскал древнее заклятие, позволившее создать Завесу. Он помог возвести вокруг нашего дома надежную стену. Стену, через которую Совет решил добровольно провести врага.

Голос Астильбы наполнился горечью:

- Около четырёх сотен лет назад Кипрей отправился в новое странствие. Ветер приносил весточки от него, но однажды связь оборволась. Десятый пропал. Последнее, о чём он сообщал - древние руины в Свободных Землях. Полагаю, именно там следует искать следы Кипрея. Ты Свободный житель, Лорелей. Чем бы не закончилось наше дело, ты выживешь и сможешь отправиться на поиски. Я хочу, чтобы ты узнала о судьбе Десятого и попросила его вернуться в Сокрытый лес. Нам нужна его мудрость.

Доступно задание: По следам Кипрея. Описание: разыщите пропавшего члена Совета Сильвари. Последнее известное место его нахождения - древний храм в Свободных землях. Класс задания: классовый сценарий. Награда: вариативно. Штраф за провал/отказ от задания: нет.

- Я отправлюсь на поиски Кипрея сразу же, как покину Сокрытый Лес, - ответила я, принимая задание.

На Вашу карту добавлена новая отметка.

- Перед тем, как отправиться в своё последнее странствие, Кипрей по моей просьбе оставил эйд. Я жаждала изучить легендарный инструмент, чтобы понять каким образом он помогает призывать души из Серых Земель. Но Десятый пропал, и эйд веками без дела пылился в моём хранилище, дожидаясь хозяина. Теперь же он будет помогать в поисках Десятого. Ты вернёшь Кипрею его эйд, когда отыщешь, - тоном, не терпящим возражений, велела Астильба. В следующий миг её голос едва заметно дрогнул: - Если же Кипрея нет в живых, эйд сам решит, достойна ли ты стать его новой хозяйкой.

С этими словами Астильба протянула мне знакомый зелёный кокон.

Задание: По следам Кипрея обновлено.

Получен предмет, необходимый для выполнения задания.

Когда схлынул первый восторг, я открыла растительный футляр для переноски музыкальных инструментов и посмотрела свойства эйда. Не то чтобы мне были важны его характеристики - за это звучание я смирилась бы и с минусовыми. Простое любопытство.

Эйд. Прочность: сломать невозможно. Описание: созданный великим мастером для первого барда народа сильвари, эйд копит энергию, разлитую в мире, и помогает владельцу питать силой призванные души. Пока является активным инструментом, на 50% уменьшает потерю Жизни для подпитки призванных душ, увеличивает скорость произнесения заклинания на 25%. Возможен призыв души инструмента. Прочие характеристики данного предмета скрыты и не активны, поскольку Вы не являетесь настоящим владельцем инструмента. Класс предмета: предмет, необходимый для задания. Ограничения по уровню: нет

Ага, значит, пока я не стала законным владельцем эйда, его полноценное использование невозможно. Но мне и того, что есть выше крыши.

- Теперь пойдём со мной, - Астильба поманила меня увенчанным шипом пальцем. - Нужно сделать некоторые приготовления к призыву Портулака.

- Я сумею вновь призвать душу не раньше, чем через семьдесят часов, - предупредила я, в тайне надеясь, что Шестая отложит свои загадочные приготовления и я наконец-то выберусь в реал.

- Это не важно, - разрушила мои мечты некромантша. - Для подготовки стабильного канала требуется много времени.

- Стабильного канала?

- Следуй за мной, я всё поясню.

Хитросплетения подземных коридоров вывели нас в очередную пещеру, настолько огромную, что потолок терялся во мраке. И в этой пещере томилось одиннадцать Стражей Леса. Печально знакомые мне древесные гиганты утеряли схожесть друг с другом. Пять из них были счастливыми обладателями шипов и прочих атрибутов сотрудничества с Мраком. В информации о НПС значилось "Осквернённые стражи леса. Уровень 300". Ещё четыре стража, очевидно, проходили трансформацию: кора медленно, но неудержимо темнела и покрывалась шипами. Оставшиеся два изменениям пока не подверглись. Именно перед ними стоял Гераника.

Заслышав наши шаги, Повелитель Мрака неспешно обернулся.

- Астильба в компании юной Свободной жительницы, - задумчиво протянул он. - Зачем она здесь?

- Она нужна мне для важного дела, - ответила Шестая.

- В каком важном деле может помочь Свободная двадцать второго уровня? Да ещё и бард? Споёт песенку? - с издёвкой в голосе предположил он.

- С вашего позволения, спою, - неожиданно для себя вскинулась я.

Хватит с меня пренебрежительного отношения! Если в реальном мире сила музыки была понятием сугубо субъективным, то в игре отрицать её просто нелепо. Тем более, что практическая польза выражена в конкретных цифрах.

Повелитель Мрака удивлённо выгнул бровь и окинул меня испытующим взглядом:

- Моё время дорого, но я ценю напористость. У тебя есть моё позволение. Только учти, Лорелей, если мне не понравится услышанное - ты поплатишься.

Последние слова я едва расслышала - пещера уже заполнилась звуками сочинённого совсем недавно Гимна. С каждой секундой выражение лица Гераники всё больше преображалось: скептицизм сменился заинтересованностью, на смену которой пришло откровенное ликование. Сам повелитель Мрака, Шестая и осквернённые стражи словно бы вбирали в себя музыку, напитываясь мощью. С последним аккордом глаза всех существ мрака вспыхнули зловещим огнём, который тут же угас, оставив в память о себе баф "Мощь Мрака".

Воцарившуюся тишину нарушили сдержанные аплодисменты в исполнении Гераники.

- Вынужден признать, до сих пор я недооценивал силу музыки, - сообщил он, в последний раз хлопнув в ладоши. - И совершенно напрасно. Ответь, где тебе удалось раздобыть гимн, усиливающий существ Мрака?

- Я его не добывала. Я его создала, - поправила его я.

- Создала? - в голосе Гераники появилась заинтересованность. - Одна ничтожная Свободная создала заклинание, способное усилить мою армию?

- Твою армию? - холодно переспросила Астильба. - Ты забываешься, Гераника. Мы - союзники, а не твоя армия.

- Я всего лишь имел ввиду подчиняющихся мне неразумных существ Мрака, - ничуть не смутился Гераника. - С таким гимном я могу значительно увеличить их мощь. Скажи, Лорелей, ты бы хотела стать придворным менестрелем при новом Императоре?

Выходит, слухи верны. С момента открытия Картоса для игроков, форумы бурлят домыслами о введении в игру новой фракции Мрака. Самые жаркие споры вызывал вопрос: смогут ли игроки играть за Мрак? Похоже, я знаю ответ.

- Это очень щедрое предложение, Император, - я почтительно склонила голову, давя на самолюбие НПС, - но прежде, чем дать согласие, я бы хотела больше узнать о своих будущих обязанностях. Как вы верно заметили ранее - мои силы пока ещё очень незначительны. Кроме того, я не окончила своё служение Астильбе.

Шестая одобрительно кивнула, а системное сообщение оповестило о росте характеристики Харизма.

- Я хочу преподнести в дар этот песенник, - я выудила из сумки партитуру с гимном и протянула её Повелителю Мрака. - Вы сможете обучить собственного менестреля моему творению.

Репутация с Повелителем Мрака изменена. Текущее значение - дружелюбие.

Гераника бережно принял свиток, какое-то время молча разглядывал его, а затем поднял на меня взгляд и покачал головой:

- Не думал, что когда-то получу подарок от Свободного жителя Барлионы. Столь ценный подарок. Прими и ты этот дар, как знак моей благодарности и символ защиты, которую ты обретёшь, став моим менестрелем.

Гераника обучил Вас новому заклинанию: Защита теней.

Защита теней: Вы впускаете в себя изнанку мира и призываете тени для защиты. Тени окружают Барда, получая направленный в него урон. Количество единиц поглощаемого урона каждой тени: Интеллект*10 единиц. После поглощения максимального урона тень исчезает. В случае, если тень не была повреждена и единовременно получила урон, превышающий максимальный предел поглощения, остаточный урон уходит в изнанку мира вместе с исчезнувшей тенью. Максимальное число теней для защиты: 1 + Сочинительство. Базовое время исполнения: 5 секунд. Стоимость: уровень персонажа*10 маны.

Ответный подарок Гераники превзошёл все ожидания. Я и раньше всерьёз задумывалась, а не податься ли к нему в менестрели, а теперь сомнений практически не оставалось. Близость к центральному персонажу последнего обновления, уникальные видео и сюжеты для песен. И это не говоря о подобных заклинаниях. Решено. Как только завершу сценарий с Шестой и отступниками - подамся к Геранике.

- Новые знания - лучшая награда для барда, Император, - я почтительно склонила голову. - Благодарю.

- Император... Мне нравится, как это звучит. Мы обязательно поговорим с тобой позже, Лорелей, а сейчас вернёмся к делам. Астильба, я вложу частицы Мрака в этих стражей, но ты понимаешь, что этого не достаточно. Картосцы готовят вторжение и приведут с собой Свободных жителей. Сильных и безжалостных Свободных. Они расправятся с осквернёнными стражами и примутся за твоих братьев и сестёр. Мы должны погрузить Хранителя во Мрак. Это гарантирует нам победу над защитниками посольства и...

- Нет! - гневно оборвала речь Гераники Шестая. - Сокрытому лесу нужен его Хранитель. Стражи лишь природные големы, лишённые разума, а Хранитель - древнее и мудрое существо. Он был создан Сильваном в то же время, что и Древо. Ни сильвари, ни ирхи не посмеют причинить вред Хранителю. Он будет заточён силой твоих теней ровно до тех пор, пока мы не уничтожим посольство Картоса. После этого он будет освобождён, а все отступники отдадут себя на суд Совета и Хранителя.

- Ты же понимаешь, что вас всех просто казнят? - в голосе Гераники не было и толики сожаления, только любопытство.

- Таков наш выбор, - со спокойствием обречённости ответила Шестая.

- Если он изменится - я к твоим услугам, - бросил Гераника и приблизился к оставшимся не осквернёнными стражам. С его рук полился густой тягучий туман живыми змеями поползший к заволновавшимся древесным великанам. Туман обволакивал гигантов, впитывался в глазницы, затекал под кору, заставляя ту меркнуть, темнеть.

От этого пугающего зрелища меня отвлекла Шестая.

- Подойди ко мне и встань сюда, Лорелей, - велела она, указав на небольшой сложный рисунок на полу. Раздумывать о том, что это за народное творчество, не было никаких сил. В реал хотелось всё сильнее, так что я молча заняла указанное место и устало наблюдала за творящимся ритуалом. Меня и осквернённых стражей окутало пурпурное сияние, то и дело вспыхивали и гасли светящиеся нити между нами, но детали ускользали от утомлённого сознания. Запись возобновилась с момента возвращения из Внемирья, так что при желании я могла насладиться зрелищем в другой раз.

Едва на мне появилось несколько не снимаемых эффектов "Связующая печать", а Шестая выразила желание видеть меня к моменту стабилизации печатей, я нажала кнопку выхода из игры.



Глава 10


Гостиная и кухня пустовали, из Пашкиной комнаты раздавалось монотонное гудение работающей капсулы, вторя гулу в моей голове. Самое время заняться полезными делами и дать отдых переполненным впечатлениями мозгам.

Последующий час я активно оправдывала своё присутствие на чужой жилплощади - раздавала направляющие пинки всей домашней электронике. ИИ-уборщик возмущённо пропищал в ответ на столь варварское обращение, но всё же отправился наводить порядок. Я же закинула грязное шмотьё в стиралку, проинспектировала холодильник, заказала недостающие продукты и запрограммировала автоповар готовить еду. Хорошо жить в век высоких технологий, когда рутинный домашний труд сводится к минимуму.

Обыденные действия помогли мыслям проясниться и чай я заваривала уже находясь в ясном сознании. Занято оно, правда, было не Барлионой, а сущей ерундой. Я размышляла, по какой причине Паша был категорически против одноразовых чайных пакетиков и услуг автоматики в процессе создания самой обыкновенной заварки, а заодно наблюдала за работой юркого робота-уборщика. Тот как раз выпустил тонкий гибкий манипулятор с раструбом на конце и дисциплинированно снимал редкие пылинки и паутинки с потолка. В правильном алгоритме действий робота наметился сбой, когда он обошёл стороной расцветший паутиной угол за гардиной. Судя по тому, что посреди паутины сидел сытый и довольный жизнью паук, сбоила программа постоянно и наглое членистоногое прописалось в этом углу на постоянной основе. Непорядок.

- Хана тебе, потомок правителей-тарантулов, - пообещала я ничего не подозревающему пауку и огляделась в поисках чего-нибудь подходящего для осуществления угрозы. Лезть в настройки чужого имитатора не хотелось, да дел тут было на один взмах полотенцем, так что прикончить паука было решено по-старинке. Я скатала полотенце в тугой рулон и вооружившись оным, только взгромоздилась на табурет, как позади раздался Пашин рёв:

- Отставить! Прапора не трогай! - лётчик пронёсся мимо меня со скоростью своего ненаглядного вертолёта и столь же громким лязганьем, разом позабыв про все свои травмы.

- Прапор, бедолага, - он пошурудил на подоконнике среди коробок из-под моделек и вынул банку, в которой сидела живая муха с оборванными крыльями. Выудив насекомое, Паша кинул её на паутину и отошёл, наблюдая, как резко активизировавшийся паук кинулся к своему завтраку.

- Прапора - не трогать, - сказал, как отрезал, лётчик.

- У меня два вопроса, - отойдя от шока, я слезла с табурета и внимательно поглядела на друга. - "Как?" и "нахрена?".

- Что именно? - с любовью оглянувшись на паучка, уточнил мой друг.

- Как ты в своём состоянии поймал муху и нахрена тебе этот паук?

- А чего её ловить? - даже удивился Паша. - Капнул чуть сладкого чая в баночку - они сами туда и садятся. Ну а потом уж дело техники. А Прапор... хоть какая-то компания.

- Мда, - вынуждена была констатировать я, - не дорабатываем мы с Сашкой...

- Он ещё до вас появился, - встал на защиту питомца Паша. - Я тогда только-только ковылять начал, и даже в завывающих про "Золотой город" гадов под окном кинуть не мог ничем.

- Ну, если до нас... - я покосилась на паука. Вид у того был нахальный и независимый, будто он прекрасно осознавал, что находится под протекцией хозяина жилища. - Кстати, что-то я ни разу твоих знаменитых завывальщиков не слышала. Надо думать, попал таки чем-то увесистым?

- Да не... - как-то сник Паша. - Они только реабилитироваться в моих глазах начали, а тут эти уроды... Знаешь, которые тоже патлатые, только после пол-литра "Трёх топоров" на нос себя викингами считать начинают и прыгать на всё окружающее? В общем, пока я взрывпакет нашёл, чтобы их шугануть, пока до окна доковылял - они уже гитару сломали и скрипку. Суки... Давно я себя так гадко не чувствовал, как в тот день.

- Да... не весело, - согласилась я и тут же, шутки ради, предложила. - Предлагаю заработать в Барлионе кучу золота на картографии и подарить этим бедолагам новые инструменты. И будут они у тебя снова под окнами запевать "Золотой город".

- А я их и не знаю никого, - вздохнул Паша. - Но идея неплохая.

- Тоже мне, проблема, - фыркнула я. - Раз тут постоянно играли, значит кто-то из них живёт в доме. Размести объявление на домовом сайте, а для надёжности ещё и на двери подъездов бумажные копии залепи. Попроси их связаться с тобой по творческому вопросу. Уж всяко позвонят из любопытства.

- Попробую, - без особой уверенности в голосе кивнул Паша, явно сомневающийся в успехе данного мероприятия. Но основная цель была достигнута - бессильное сожаление в его глазах сменилось робкой надеждой.

- Осталось только заработать первый миллион золотых, - хохотнула я, поставила на стол две чашки и принялась наливать чай. Паша с кряхтением опустился на стул, размешал в чашке три ложки сахара, накапал на дно опустевшей банки несколько капель сладкого напитка и поставил новую ловушку для мух обратно на подоконник.

Какое-то время мы просто болтали о ничего не значащей ерунде, а потом я рассказала Паше о своих последних игровых приключениях.

- Да, неслабо ты так за гитаркой вышла, - протянул лётчик с сожалением косясь на недоступное пока печенье. До снятия регенерирующего аппарата с челюсти оставалось всего ничего и Пашка уже считал часы, отделяющие его от нормальной пищи. - Чем дальше думаешь заняться? Мне так-то уже осточертело там одному бегать и карты рисовать.

- Да пора уже зельями затариваться и снова к Завесе выдвигаться, - усевшись за стол, я обрисовала ближайшие планы. - От Терна уже четыре письма на почте. Рейду не терпится узнать, к каким координатам пробиваться. Кстати, притащишь мне зелий восстановления маны? Позарез нужны, а у отступников их не продают. Да и доступа к банку у меня нет.

- Не вопрос. Приходи к точке твоего подлого предательства, около эбеновского полигона. Там как раз смычка осквернённой и нормальной земли. Принесу тебе мед. пакет.

- А сам чем займёшься?

- Мне Панорамиксы местные велели отыскать и притащить образец той отравы, что лес загадила, - Паша глотнул чая и недовольно сморщился: пластина регенератора на нижней челюсти вызывала у летчика неимоверный зуд, и я уже не раз замечала, как он тайком чешет под ним проволочкой.

- Так что буду это "оружие возмездия" пытаться нарыть, - завершил он рассказ о своих задачах.

- Пана-кто? - не поняла я.

- Друиды местные, - объяснил Паша. - Так просто зовут персонажа-друида из сериала про галлов. Может, видела - там такой толстый здоровый в полосатых штанах и мелкий шмырёк типа нашего Котофея, только поспокойней?

- Не припоминаю, - призналась я. - Зато вроде как сообразила, чего от тебя по заданию требуют. Мне тут поручили посадить несколько семян, которые землю вокруг оскверняют. Вот тебе, походу, надо такое вот выкопать и отнести на исследование. Можно было бы поступить хитрожопо - я семечко посадила, мне оно засчиталось, а ты тут же выкопал, но мне в такой дали их сажать надо... Не уверена, что ты и под скрытостью дотопаешь. Монстры там покрупнее, да и на отступников можно нарваться. Давай я просто передам пару семян когда встретимся.

- А как же твоё задание?

- Ну, получу награду чуть меньше. Переживу. А твои друиды могут какую-нибудь интересную штуку с этими семенами замутить, может даже лес очищать начнут. Я бы глянула, что Гераника предпримет.

- Ну, тогда допиваем - и от винта? - предложил Паша, парой глотков опустошил чашку и отодвинул её от себя.

- От винта, - согласилась я.

Пещера, в которой я появилась, ничуть не переменилась. Разве что не было ни Шестой, ни Гераники - лишь сильвари-отступник проводил меня равнодушным взглядом и вернулся к созерцанию осквернённых Стражей Леса. Теперь все одиннадцать выглядели одинаково. Разве что на пятерых значился баф "Связующая печать". Точно такой же, как на мне. Никаких справок и пояснений, никаких дополнительных эффектов. Любопытства ради я активировала на себя изученное недавно заклинание токов жизненной силы. Ничего не изменилось. Мир не подёрнулся пеленой, и не обрёл дополнительную чёткость. Всё то же самое, что раньше. И только как следует приглядевшись я увидела тонкие, едва различимые призрачные нити, соединяющие меня с каждым из стражей с печатью. Это и есть тот самый слабый канал, которому требуется время на стабилизацию? Забавно. Натешив любопытство, я повернулась к выходу и только теперь заметила ещё две призрачные пуповины, находившиеся раньше за моей спиной. Полупрозрачные белёсые жгуты силы вдруг налились ярким пурпуром, по мне прошёл урон, уменьшивший жизнь на 19% от максимального значения. Система любезно сообщила, что жизненная сила передана призванным душам. Призрачные канаты силы вновь поблекли, вернувшись к едва заметному состоянию. Теперь я могу воочию наблюдать, как призванные мной души питаются моей витой. Осталось понять, на кой мне это бесценное зрелище нужно.

Как бы то ни было, души надо забирать с собой, а заодно разобраться с управлением моими новыми спутниками. Интерфейс, напоминающий групповой, сообщил о том, что до возвращения в Серые Земли душам осталось что-то около семи часов. Получается, что с моим выходом из игры обратный отсчёт не останавливается. Досадно. Ещё досадней оказалась разница уровней моих спутников. Если Саламандра порадовал двадцать третьим уровнем, то Аника оказалась всего шестого. Видно при жизни её уровень был таким невысоким, а короля-ящерицу ограничивал уровень призывателя с поправкой на бонусы от призывательства и сочинительства. Навыков у него было пять: лидерство (увеличение скоростм восстановления ярости и наносимого союзниками урона на 5%), уничтожитель пауков (увеличение урона по всем паукообразным созданиям на 50%), и три атакующих воинских умения, смысл которых сводился к вливанию урона в противника. У Аники умение было одно, зато весьма полезное: любознательность (увеличение получаемого опыта на 10%). Я даже всерьёз задумалась, а не отложить ли поход к Завесе ради фарма в компании милой малышки, но от этой мысли пришлось отказаться. Времени до кульминационного момента сценария оставалось всё меньше, а я так и не провела в локацию рейд. Кто знает, может мне очень даже пригодится помощь высокоуровневых игроков. Да и Анику я всегда могу призвать повторно.

Сферы, сковывающие души, так и стояли посреди лаборатории Астильбы. Сама она сосредоточенно вычерчивала какую-то сложную фигуру мерцающей мертвенным сиреневым цветом жидкостью. Едва я открыла рот для приветствия, как Шестая на миг отвлеклась от своего дела, коротко махнула рукой и бросила:

- Уходи и забирай с собой души. Вы мне мешаете.

Я закрыла рот и молча поманила за собой освобождённых от оков спутников. Ставку командования мы покинули быстро и молча. Даже Аника послушно притихла и быстрыми шагами семенила за мной. Лагерь за пределами ставки казался подозрительно пустым. Не считая интенданта, безвылазно торчащего в своей палатке, нам встретился один-единственный сильвари, удивлённо замерший при виде привидений. Ну да, не рядовое зрелище. При иных обстоятельствах можно было бы неплохой бизнес сделать. Купить шатёр и показывать зевакам за звонкое золото небывалое зрелище - шоу привидений. Нужно только вытащить из Серых Земель каких-нибудь клоунов, акробатов, или, на худой конец, гимнастов.

- Что ты за существо, Лорелей? - голос Саламандры пробился сквозь звон воображаемого золота.

- Не поняла, - от удивления я даже остановилась и не успевшая затормозить Аника врезалась мне в спину. Призрак призраком, а толкается, как живая.

- В Серых Землях твоя сущность была... - король замялся, силясь подобрать подходящее слово. - Размытой. Изменчивой. Будто туманной. Я многих видел не чётко, лишь силуэты. Там мне казалось, что ты человек, но ты...

- Колючка! - влезла в разговор Аника. - На ворсянку похожа, у нас такие росли. Тебя заколдовали, да? Ты принцесса? А принц тебя ищет?

Я аж обалдела от такого напора. Угу, эльфийская принцесса, болею только.

- Я сильвари, - принялась объяснять я, дождавшись, пока вопросы девочки иссякнут. - Мы - что-то вроде разумных растений волшебного леса. Не принцесса, но немножко заколдованная, как и эта часть леса.

Окружающий нас осквернённый лес не оставлял сомнений в том, что без проклятья-другого тут не обошлось.

- Сейчас мы пойдём на встречу с моим хорошему другу, а по пути я расскажу тебе одну историю...

Неблизкий путь к точке рандеву прошёл за разговорами. Благодаря покрову мрака, осквернённые животные не агрились на призраков, так что нам никто не мешал. Пару раз я замечала мелькнувшие силуэты сильвари-отступников, но ни разу нас даже не окликнули. Я живописно, в сказочной манере описала своим спутникам разворачивающиеся в Сокрытом Лесу события, умолчав о том, что могло вызвать негативную реакцию. Если правильно расставить акценты - творящееся вокруг казалось трагедией с открытым финалом и оба духа прониклись сочувствием ко всем сторонам конфликта. После этого рассказал о себе и Саламандра. Ничего принципиально нового я не услышала, но история жизни мятежного короля определённо поможет мне в написании песни. История Аники оказалась куда короче и проще. Девочка жила в деревне со смешным названием Клюковка на окраине Малабара, у границы со Свободными землями. Места там всегда были спокойные, так что дети без страха бегали в ближайший лесок по ягоды и грибы. Так было и в день её гибели.

- Я как раз заполнила лукошко до краёв, - тихо завершила рассказ Аника, - когда стало холодно-прехолодно, а потом темно. И я очутилась в том страшном месте, и меня звал голос. А меня мама дома ждёт, - всхлипнула она и утёрла нос рукавом. - Ты ведь отведёшь меня к маме, да?

Доступно задание: Возвращение домой. Описание: отправляйтесь в деревню Клюковка на границе Малабара, призовите душу Аники и отведите её к матери. Класс задания: уникальное. Награда: нет. Штраф за провал/отказ от задания: потеря бонусов от пребывания Аники в группе.

- Я уже говорила, что отведу, - напомнила я, принимая задание. - Только не обещаю, что это будет скоро. Таких как я, заколдованных, в Малабаре не любят. Но я обязательно найду способ отвести тебя к маме.

- Ура! - радостно воскликнула Аника и припустила вперёд.

- Ты действительно собираешься выполнить это обещание? - тихо спросил Саламандра.

- Обязательно.

- Достойная цель, - помолчав, сказал дух.

Вдалеке замаячила рослая лохматая фигура Чипа. Завидев его, Аника остановилась, вытянула руку в направлении невиданного чуда и воскликнула:

- Глядите! Зверь в одежде!

Так уж вышло, что за всё время путешествия это был первый встреченный нами ирх.

- Ну надо же, такая мелкая - а уже расист, - раздался знакомый бас. Чип стоял на поляне, на самой границе осквернённой земли, в своей излюбленной позе: держась за алебарду и упираясь левой ногой во внутреннюю поверхность бедра правой. Эквилибрист лохматый.

- Хорошая девочка, - продолжал он, разглядывая Анику. - Правильно мыслишь. О, привет, звезда рок-н-рола! - это уже адресовалось мне. - Ты чего, в охотники за привидениями переквалифицировалась?

- Он говорит! - со смесью восторга и страха взвизгнула девчонка. - Вы слышали?! Слышали?!

Саламандра меня приятно удивил. Вместо того, чтобы скакать вокруг с мечом наголо, он поглядел на Чипа, потом на меня, перевёл взгляд на Анику, неразборчиво пробормотал что-то себе под нос и... всё. Видно успел пообвыкнуться с местной экзотикой и сообразил, что перед нами необычного вида разумный.

- Ты даже не представляешь себе, сколько он говорит, Аника. Знакомься, это мой друг Чип. Он очень добрый, хоть по виду и не скажешь. Правда, Чип? - я выразительно посмотрела на Пашку, требуя сказать что-то успокаивающее.

- М? - да что это с ним? Ирх таращился на привидение взглядом, определения которому я подобрать не могла.

- Чип, - мохнатый медленно опустился на корточки перед девочкой. - А тебя как звать, юная леди?

Услышав такое обращение, призрак девочки преобразился: от страха не осталось и следа, на лице появилась хитрая улыбка. Она жеманным жестом подобрала полы сарафана и присела в пародии на реверанс.

- Леди Аника, сэр, - кокетливо произнесла девочка. Выходило до того потешно и умильно, что я с превеликим трудом сдержала смех. Обидится ещё.

- Леди Аника, - со всей серьёзностью повторил Чип. - Красивое имя. И где юная леди подобрала... - мохнатый гад кивнул на меня и Саламандру, - ... этот милый зоопарк?

- Зоо-что? - переспросила девчушка зачарованно глядя на Чипа. Ей-богу, я бы не удивилась, если бы она чмокнула ирха в нос и тот, как в сказке, претерпел волшебные превращения. Только в данном случае не из жуткого ирха в прекрасного принца, а скорее в розового пони.

- Зоопарк, - Чип подмигнул. - Это такое место, где живут разные звери, чтобы на них можно было прийти и посмотреть. А некоторых - даже погладить.

Я как раз задумалась, чем бы отомстить мохнатому гаду, как вселенское равновесие решило всё без моего участия. Аника восторженно распахнула глаза и спросила с детской непосредственностью:

- Ой, а вы оттуда, да? Из зоопарка? И погладить можно, да?

На этот раз я не сдержалась и тихо захрюкала в ладонь.

- Из заповедника, - важно сообщил Чип. - Это где самые редкие и ценные звери живут, - он наклонил лобастую башку, подставляя её под детскую ручку. Аника тут же принялась наглаживать шерсть ирха, умудряясь одновременно подпрыгивать от восторга. Но что самое убойное - Чип... замурлыкал! Затархтел, как самый натуральный кот, только соответствующих размеров! Интересно, это так разработчики сделали, или я что-то не знаю про Пашины таланты?

- Стоило умереть и ожить, чтобы увидеть такое, - поражённо пробормотал Саламандра. Его можно было понять, зрелище было ещё то. Просто красавица и чудовища в постановке детского утренника, но с декорациями из фильма ужасов.

- Завсегдатай заповедника гоблинов, ты мне зелья принёс? - мне пришлось напомнить Чипу о делах насущных.

- Я вам денежку принёс, за квартиру, за январь! - тут же дурашливо пропел ирх песенку из классической комедии. - А ты, Бонд, смог раздобыть образцы оружия Апокалипсиса? - он скинул мне новую сумку на сорок ячеек, практически до отказа забитую зельями маны.

- Было бы что добывать, Холмс, - я вынула из сумки два квестовых зерна мрака - малое и большое, и протянула их Чипу. - По одному каждого калибра.

- Стоп! - ирх полез в одну из своих многочисленных поясных сумок и вытащил оттуда... наверное, это всё же был противогаз. Во всяком случае, сшитое из грубой материи нечто с окулярами очень походило именно на древний противогаз. Чип натянул его себе на рожу... и я поняла, что страсть к дурачествам и позёрству в Паше неистребима. Иначе как объяснить, что он потратил время и деньги на то, чтобы заказать какому-нибудь обалдевшему крафтеру совершенно бесполезный предмет?

- Та-та-та та-та-дам! - гнусаво пропел Чип из-под маски мелодию одного из сериалов про ищущих инопланетян агентов, и протянул свою лапищу. - Сыпь, не тряси руками, а то уронишь, - поторопил меня он.

- Паш... - уже не обращая внимания на выпавших из беседы НПС, традиционно подвисающих во время разговоров о реале, спросила я. - Это что за хрень такая? Тебе, может, доктора вызвать?

- Средство индивидуальной защиты! - гордо провозгласил обладатель полотняного намордника. - А то мало ли чего там эти Менделеевы доисторические в союзе с мичуринцами нахимичили.

- И кто ж тебе это сокровище изготовил?

- А, один из чудиков, что тут по жизни зависают, - Паша хихикнул. - Правда, почему-то решил, что это я скорбный на голову, представляешь? Ну куда у людей юмор пропадает, вот скажи мне, друг?

- Рискну предположить, что в некоторых головах его иногда его всё же вытесняет здравый смысл... Ладно, сталкер блохастый, держи семена.

Едва в лапу Чипу упали исходящие туманом семена, как полоска его здоровья заметно просела, а передо мной возникло системное сообщение о нанесении урона другому игроку и получении статуса убийцы.

- Массаракш! - Чип торопливо ссыпал семена в медный фиал с завинчивающейся крышкой. - Смех-смехом, а пузырь мне эти пресвятые гамадрилы не зря всучили. Лори, прости... - он виновато кивнул на мой светящийся весёлым красным цветом ник.

- Сам ты рыцарь ордена пресвятых гамадрилов! - в сердцах ругнулась я на Пашку. - Если тебе по заданию сосуд дали, фигли ты не его достал, а ган... - я скосилась на Анику и машинально поправилась, - контрацептив свой индивидуальный напялил?

- Да откуда ж я знал, что эта хрень реально токсична? - развёл он лапами.

- Ладно, чего уж, буркнула я, успокаиваясь. - Качаться не выйдет, да и пёс с ним, с качем. Всё равно собиралась к Завесе идти. Иди, сдавай своё задание.

Я накинула на Чипа Покров Мрака, чтобы его по дороге не доставали агры, а заодно создала для него копию своей карты.

- А, кстати-некстати, - легонько хлопнул себя по лбу Чип. - Там твой кореш Витя перед Котофеичем на две пол-литры залетел.

- Это когда он умудрился? - удивилась я.

- Да вот, в аккурат я сюда заныривать собирался, как Санёк позвонил, - Чип весело зафыркал. - В общем, анекдот натуральный. Ну, ты ж в курсе, как твой корефан-басист умеет себе поклонников насобирать? Вот и тут чё-то он наворотил такого, что собрался в его честь целый оркестр ударных инструментов. Витя, понимая, что в роли барабана с бубенчиками выступает он сам, и пора уносить ноги и бубенчики, резво припустил в лес. И в аккурат туда, где Котофеич бережно обустроил очередное своё хозяйство пакостей - кто-то там ему кого-то заказал. И вот в эту идиллию и вломилась толпа из Вити и его верных апостолов... Понимаешь, что дальше было?

- Массовая экскурсия в Серые Земли? - логично предположила я.

- Именно! - воздел палец Паша. - Причём - что самое убойное - сам виновник торжества эдаким волшебным кабанчиком проломился сквозь укрепрайон без единой царапины! Вот правда - дуракам всегда везёт. Котофеич орал так, словно это ему бубенчики прищемили!

- Угу, представляю их рядом, - заржала я. - Красный Халк против зелёного Халка.

- При этом красный с виноватым гундежом ковыряет землю ножкой, а зелёный прыгает вокруг и верещит так, что с деревьев облысевшие птицы осыпаются, - поддержал меня Паша. - Котофей поначалу вообще размер контрибуции в ящик рома выкатил, но Витя сегодня явно в ударе: мало того, что он сам, без подсказки, сообразил, что его сейчас будут бить, и да-а-алеко не ногами по морде, так ещё и мастерски изобразил побитого невзгодами и молью бедного музыканта и, потрясая дырявыми карманами, сторговался на двух бутылках.

- Нельзя им встречаться, - вздохнула я. - Мало того, что сами сопьются, так ещё и разрушения городу причинят.

- Не, Саня сейчас почти в завязке - его клизьматологи шуганули, - поспешил успокоить меня вертолётчик. - Так что спиться им не грозит, - он секунду подумал и добавил:

- Но разрушения всё равно никто не отменял.

- То есть две бутылки - это почти в завязке?

- Это НЗ! - постучал себя пальцем по лбу Чип. - Мы ж на шашлыки собирались, забыла? Вот Витя и взял в добровольно-принудительном порядке на себя обязательство снабдить экспедицию топливом.

- Ладно, возвращаемся к игровой действительности. У меня ещё путь к Завесе не проторен, карта не составлена. Кстати, дай перерисую твою.

Пользоваться автоматическим копированием чужой карты я не стала. При перерисовке "вручную" немного качался не только игровой навык Картографии, но и мой реальный навык работы с картами. А поскольку он оставлял желать лучшего, бдительное руководство Чипа было как нельзя кстати. Зато по итогам работы я не только подняла Картографию на несколько процентов, но и узрела, что роща друидов находится совсем недалеко. Осквернённые земли огибали его, образуя подозрительно ровный полукруг с центром как раз на отметке друидского логова. Выходит, у них был какой-то способ препятствовать осквернению земли. Так почему они не воспользовались им сразу, чтобы защитить весь лес?

Этот вопрос я и озвучила Чипу.

- Да хрен их поймёт, - озадаченно почесав затылок, пожал плечами тот. - Расспрошу... Аника! Не трогай! - он оттянул девчушку от ветки осквернённого растения. - Видишь же - дерево больное, ещё не хватало самой заразиться. Кир, ты вообще как за ребёнком смотришь? - напустился мохнатый на меня.

- Паш, а посмотри, пожалуйста, вниз, - попросила я внезапно разошедшегося ирха. - Что ты видишь?

- И что? - Паша осмотрел осквернённую землю. - Она ж обувку в рот не потянет. А руки - запросто.

Логика была просто убойная - такое скорее ожидаешь услышать от очередной истеричной мамашки, чем от офицера с боевым опытом. Может, это так лежание дома на него подействовало, или ещё что?

- Паш, ты в порядке? Это игра. Она уже призрак. Ей бациллы не страшны.

- Ну да. Что-то я гоню. Извини... - Паша как-то сник, а потом сел перед Аникой на корточки и принялся показывать ей фокус с ниткой на пальцах, больше не обращая внимания на нас с Саламандрой. Я какое-то время наблюдала за другом, силясь понять, но в результате просто махнула рукой. Ясно только, что тема детей для Чипа была непростой. Сложный, видать, был развод. Или брак. Выберусь из капсулы - расспрошу в спокойной обстановке.

- Слушай, - пришла мне в голову идея. - А может ты Анику с собой возьмёшь? К друидам? А то я за пределы осквернённой земли соваться без нужды не рискую, а пейзажи тут не самые живописные. С тобой хоть по лесу прогуляется. Аника, ты хочешь погулять с дядей Чипом?

- Хочу! - тут же оживилась девочка. - А он ещё фокусы покажет?

- Покажу, - охотно согласился Чип, вставая. - Если хорошо будешь себя вести и не трогать ничего без разрешения. Договорились?

- Ага! - легко согласилась Аника и тут же побежала вперёд ловить крупную цветастую бабочку.

- Паш, ты только к самим друидам её не тащи, а то мало ли. Они же вроде как со мной, а ко мне местные теперь агрессивно настроены. Кто его знает, может сагрятся на дух. До возвращения в Серые земли осталось что-то около пяти часов, пусть уж погуляет на природе. Если что - пусть спрячется где-то неподалёку, пока ты задание сдаёшь.

- Не советовал бы им... как ты выразилась? Агриться, да? - криво ухмыльнулся Паша.

- При такой разнице в уровнях, тебя особенно спрашивать не будут, - осадила я набычившегося ирха. - Так что просто погуляйте по нормальному лесу, где побезопасней.

- Посмотрим, - неопределённо ответил Паша, а у меня возникла запоздалая мысль, что с таким настроем с него станется и на местные силы правопорядка наехать при попытке задержания подозрительного призрака.

- Можем проверить отношение местных на мне, - внезапно предложил молчавший до того Саламандра. - Я привык к боям и могу за себя постоять. В худшем случае, вновь отправлюсь в Серые Земли, но хоть пользу принесу.

- Глас разума от властьимущих, - согласился Чип. - Айда за мной, будем опыты проводить. Если всё нормально - вернусь за юной леди. Нет - нареку тебя Николаем Вторым.

Ждать пришлось долго, но особо нервничать не пришлось. Фрейм Саламандры сообщал о полном здравии давно почившего величества, что логично подводило к выводу: отношение к призванным душам не зависит от отношения к призвавшему его существу. Или зависит, но как-то хитро. Не атаковали же духов отступники.

К тому моменту, как экспериментаторы вернулись, Аника извелась от нетерпения. Она то и дело порывалась бежать следом, но отпускать её с осквернённой земли я не решилась. Тут мы в относительной безопасности: стражам сюда хода нет, а от местных агров спасал покров мрака.

- Опыт завершился сокрушительным успехом, - сообщил Чип, кивнув в сторону сияющего Саламандры. - Гринписовцы аж запрыгали от восторга: у них давно в заду свербело лясы поточить с душами, вернувшимися из Серых Земель, так что истово клялись с дорогих гостей пылинки сдувать. Сдавай мне свою свиту и иди на все четыре стороны. Я не стал упоминать, что призвавший их бард перешёл на тёмную сторону. Мало ли, а то вдруг их кондратий хватит - оправдывайся потом, что не хотел весь цвет друидства уничтожить.

- И то верно. А что с зёрнами мрака? Сдал?

- Ага. И я ж говорил, что тут как в армии: выполнил - молодец, на тебе ещё в нагрузку. Так что партия немедленно меня озадачила: кто-то внаглую упёр из Мавзолея тело вождя революции.

- Чего?

- Ну никак я её не оцивилизую, - извиняющимся тоном пояснил подвисшим от нашего диалога призракам хвостатый. - Хранитель местный пропал, говорю. Не откликается на зов, обнаружить магическими прибамбасами не получается. Велели искать привычным методом научного тыка.

- Так его наши где-то заперли, чтобы не мешал посольство грохнуть, - поделилась я свежими сплетнями. - Кстати, расскажи Эбену что задумали отступники, велела я и ещё раз, коротко, пересказала Чипу уже известную ему информацию. Что делать, игровые условности. НПС воспримут только те данные, что игрок получил внутри Барлионы, а не вычитал на форуме, или узнал в реале. - Особо подчеркни, что своих они трогать не собираются. Только послов. После сдадутся на милость Совета.

- Ага, - Чип остервенело чесал затылок, будто у него там блохи завелись. - А не знаешь, в какой конкретно темнице томится этот самый Хранитель?

- Без понятия, - призналась я, - но как узнаю - сообщу.

Обошлись без долгих прощаний. Чип просто махнул лапой, Салманадра отсалютовал мечом, а Аника и вовсе умчалась вперёд, к привычной живой зелени, напрочь забыв обо мне. Дети...



Глава 11


А вот мне, несмотря на всё увеличивающееся расстояние, что нас разделяло, забыть о призванных душах не удавалось. И дело не в излишней сентиментальности, а в уменьшающихся раз в тринадцать минут очках жизни. Благодаря свойствам эйда, срезало не так и много, чуть менее десяти процентов, но и эту малость требовалось отлечивать, отвлекаясь от картографии местности, по которой я шла. Лошадку бы мне... Но стоили средства передвижения неподъемную для меня сумму. Да и доступа к банку у меня нет. Надо будет поинтересоваться у Терна, не подарят ли мне его соклановцы хоть старую клячу, по которой живодёрня плачет. Всё же не своими двоими перебирать, расходуя и без того скудные запасы Бодрости.

- Жалкое зрелище, - неожиданно раздался знакомый звучный голос. Гераника.

Повелитель Мрака стоял по щиколотку в клубящемся тумане и смотрел на меня. А в моей голове неуместный сейчас мультяшный ослик продолжил фразу унылым голосом: "Душераздирающее зрелище". Тьфу ты, вот же причуды памяти!

- Император? - я остановилась, почтительно склонила голову и вопросительно посмотрела на Геранику. - О чём вы?

- О тебе, Лорелей, - безжалостно уточнил тот. - С твоими талантами можно добиться небывалых высот, бард. Ты могла бы стоять рядом со мной и воспевать завоевание Барлионы. Обучаться повелевать силами, о которых большая часть Свободных даже не подозревает. Власть, величие, могущество... Империи, что так опрометчиво отвергли тебя, умоются кровью. Но вместо этого ты предпочитаешь тратить время на служение Астильбе. Нищая, слабая, жалкая.

Голос Гераники был полон презрения, но особенного впечатления на меня не произвёл. Я слишком хорошо помнила тот ролик, в котором шаману по имени Махан предлагалось стать учеником Гераники. Похоже, тут работает схожий сценарий обретения ученика. Рисковый парень этот Гераника. Предыдущий претендент на вакантную должность без малого лишил его бессмертия. Я б на месте Повелителя Мрака близко к себе Свободных жителей не подпускала, а ему хоть бы хны. Всё вербует. Условности игры.

Так, что там у шамана было? Вроде как отречение от расы, от учителя, от тотема и от друга. Посмотрим, что будет в моём случае. Больше штрафов, чем уже есть, на меня не навесить.

- Именно жажда могущества призвала меня принять Мрак, - без зазрения совести я приступила к фигурному развешиванию лапши по ушам Гераники. - У меня ещё мало опыта, но я нахожусь в постоянном поиске новых знаний, способных сделать меня сильнее. Астильба может многому меня научить, но право на обучение следует заслужить.

- Тут ты права, - на холёном лице Гераники появилась довольная улыбка. - Право на ученичество следует заработать. Но с выбором учителя ты ошиблась. Нет в Барлионе существа, могущественней меня! Никто другой не научит тебя повелевать силами Мрака.

Ну точно, поиск ученика. Интересно, он так нужен по сценарию, что ИИ Гераники с завидным упорством наступает на те же грабли?

- Я не смела и мечтать о таком учителе, как вы, Император, - вслух произнесла я, склонившись в поклоне. Надо будет загуглить видео, как правильно реверансы делать. Не всё же спину гнуть. - Как я могу заслужить столь небывалую честь?

Вопрос явно пришёлся по вкусу Повелителю Мрака. Он неспешно подошёл ко мне:

- Прошлое довлеет над Астильбой. Она слишком привязана к ушедшим векам, чтобы принять верное решение. Сильвари, ирхи, весь Сокрытый лес должны измениться. Принять новую силу чтобы расправиться со старыми врагами. Скажи, разве ты не довольна той трансформацией, что подарила тебе новые способности? Разве обновлённая земля не делает тебя сильнее, а твоих врагов - слабее? Разве ты не желаешь подарить эту мощь всему своему народу?

"Разве не хотите вы влиться в новую империю и стать пушечным мясом в грядущей войне?", - мысленно продолжила я, но вслух ответила иное:

- Боюсь, что мой народ не согласится принять открывшиеся возможности до тех пор, пока не понимает их.

- Именно так, Лорелей, - довольно проговорил Гераника. - Астильба так мечтает вернуть прошлое, что разучилась смотреть в будущее. Она отказывается подвергнуть изменениям весь лес. Она не желает превращения Хранителя, мощь которого в одно мгновение изменит расклад сил по эту сторону Завесы. Хранитель не примет Мрак потому, что не понимает его. Не понимает, что с таким могуществом сумеет оградить Сокрытый Лес от любых посягательств. Ему нужно помочь.

- Помочь? - делано удивилась я, уже понимая, куда клонит потенциальный учитель. - Но как?

- С помощью этого, - в руке Гераники возникла мерцающая сфера, в центре которой виднелся небольшой осколок белого камня. - Мощь этого артефакта настолько велика, что без защитной оболочки его почувствуют все могущественные сущности этого леса. Как только я передам осколок тебе, щит начнёт истощаться, так что твоё время ограничено. Ты должна добраться до места заключения Хранителя раньше, чем защитная оболочка исчезнет, и погрузить осколок в его тело. Если ты опоздаешь - ничем не сдерживаемая мощь артефакта уничтожит всё, не принадлежащее Мраку, в огромном радиусе. Хранитель будет убит, лес лишится защитника, а мы - могучего союзника. Ты обязательно должна погрузить осколок до истощения сферы.

Доступно задание: Дорогой ученичества. Описание: Гераника готов стать Вашим наставником, однако прежде, чем начать обучение, требуется доказать верность новому учителю. Погрузите артефакт в тело Хранителя Сокрытого леса, впустив в того Мрак. Срок выполнения: 24 часа. Класс задания: континентальное классовое. Награда: Вы начнёте инициацию в ученики Гераники. Штраф за невыполнение/отказ от задания: изменение репутации с Повелителем Мрака на неприязнь.

Как заливает. Осквернить Хранителя, наплевав на прямой запрет Астильбы, да ещё и чужими руками, под соусом "вам же на благо". Кстати о птичках...

- Я польщена оказанным доверием, но разве в моих силах справиться с задачей, которая по каким-то причинам не по зубам столь могущественному существу, как Вы, Император? - спросила я, не спеша принимать задание.

Глаза Гераники сузились, на губах появилась усмешка.

- А ты умеешь задавать правильные вопросы, Лорелей, - констатировал он. - Астильба с соратниками окружили скованного тенями Хранителя миниатюрной копией Завесы. Эту преграду могут преодолеть только коренные жители леса. Такие, как ты.

Не доверяет Шестая союзнику, подстраховалась от излишней инициативы. И правильно сделала. Повелитель Мрака явно не благополучием Сокрытого леса озабочен, а собственные делишки крутит.

- Как я могу отыскать Хранителя? - продолжила допытываться я. - Лес огромен и полон опасностей для таких, как я. А время на поиски ограничено.

- Место заключения Хранителя я отмечу на твоей карте, - отмахнулся от такой мелочи Гераника. - Что до остального... Я, конечно, мог бы сопроводить тебя к Хранителю, обезопасив от любых посягательств, но это было бы слишком легко. Кому нужен ученик, не способный справиться с трудностями? Но небольшую помощь я тебе всё же окажу.

Получен положительный эффект: Неутомимость. Скорость бега увеличена на 100%. Скорость уменьшения Бодрости уменьшена на 70%. Невосприимчивость к эффектам сковывания и замедления. Пока действует "Неутомимость", персонаж не получает эффект "Загнанная лошадь".

- Я сделаю то, о чём вы просите, Повелитель, - сообщила я, принимая задание.

- Прекрасно, Лорелей. Не подведи меня.

Туман у ног Гераники взвился вверх, окутал его фигуру, а когда опал - от моего потенциального учителя не осталось и следа. А я уселась прямо на землю, открыла карту и погрузилась в размышления. До Завесы оставалось не так уж и далеко. Что-то около часа пути, если судить по карте. Но это без учёта беготни от стражей и сельскохозяйственных работ. Отмеченная Гераникой точка располагалась восточней, ориентировочно часах в пяти-шести пешего хода. Это если по прямой. Как показывает практика, осквернённые земли всегда напоминают лабиринт, так что быстро пройти не получится. Сколько этот путь займёт бегом, да ещё и под новым бафом - не представляю. Но по всему выходило, что я успею даже с учётом выхода в реал и короткого сна. Но поспешить всё же нужно.

Бежать оказалось удивительно легко и приятно. Никаких неприятных ощущений в теле, никакого тяжёлого дыхания. Потрясающее ощущение. Плюс к этому, в неплохом темпе начала расти Ловкость и, намного медленнее, Выносливость. Надо взять на заметку такой способ прокачки. Один минус - несмотря на баф Гераники, Бодрость сливалась очень быстро. Нужно что-то придумать с интенсивной прокачкой Выносливости, иначе закончится вода и я помру от потери бодрости в неподходящий момент.

У границы осквернённых земель пришлось притормозить и осмотреться. Стражей поблизости видно не было, но что-то подсказывает, что это явление временное. Зато посаженное мной в прошлый раз крупное семечко разрослось и новый участок осквернённой земли добрался до границ старого. Теперь безопасный путь пролегал чуть дальше, чем прежде. А вот с рассаживанием малых семян пришлось повозиться. Выданная по заданию схема требовала строгого соблюдения всех пропорций, так что минут пятнадцать я выверяла расстояния между лунками, а потом ещё десять задумчиво наблюдала за стремительным ростом колючего кустарника. Так вот откуда взялся этот лабиринт! Это не просто декорация, его намеренно рассаживают отступники.

Времени на всестороннее обдумывание этого открытия не было, так что я двинулась к границе с нетронутой частью леса. Страж, как и следовало ожидать, наличествовал. Он бродил вдоль границы скверны, будто понимал, что я вернусь и продолжу своё чёрное дело. Ничего, на этот раз всё должно получиться.

Защита теней - страховка на случай ошибки. Фляжка на поясе и полна воды, эйд болтается на ремне, готовый к применению. Будет мешать при беге, но зато можно быстро им вооружиться. Сумка с зельями маны под рукой. Пора.

Рывок в ложном направлении, Пелена Мрака, накрывшая Стража, бешеный бег уже в нужном направлении. Из-под земли взметнулись корни, заставив внутренне сжаться, но цепкие плети лишь беспомощно коснулись моих ног, не замедлив бега. Спасибо, Гераника! Оборачиваться я не стала. Прислушивается сейчас Страж, или нет, двинулся он в ложную сторону, или идёт по следу - не важно. Важно как можно быстрее разорвать дистанцию и добраться до следующей точки посадки. Пелена с блуждающим в ней Стражем осталась позади, зелье восстановило ману и Бодрость.

Когда я достигла нужной точки, Стража ещё не было видно. Я поспешно сверилась со схемой, выкопала лунку, посадила семечко и рванула дальше, не дожидаясь результата. Сегодня у меня нет времени ждать отката Пелены, так что остаётся только соревнование в скорости.

Страж настиг меня на посадке пятого семечка. По моим расчётам, он должен был безнадёжно отстать, но... Вот он, древесный исполин, неотвратимо топающий наперерез. И как только успел? Я поспешно закапывала посаженное семечко, встревоженно наблюдая за стражем. Тот страж задрал уродливую башку вверх, начиная каст печально знакомого мне "Гнева Сильвана". Любоваться этим зрелищем не было никакого желания, так что завершив посадку, я со всей возможной скоростью рванула назад, к успевшим расшириться пятнам осквернённой земли.

Воздух вокруг расцветило роем волшебных светлячков, а системное сообщение вывело пред мои очи длинную формулу нанесения и блокирования урона. Смысл свёлся к нанесению какого-то сумасшедшего урона, который приняла на себя тень. Исчезнув, она утянула весь избыточный урон в какую-то изнанку мира, но это меня интересовало мало. Важно, что я жива и у меня в запасе две тени.

Радовал сей факт не долго: навстречу мне пёр ещё один Страж Леса. Выходит, никто меня не обгонял, просто второй голем пришёл покарать нарушителя, а первый только-только настиг цель. Впереди маячил скромный, метров пять в диаметре, участок осквернённой земли и я что было сил рванула к нему. Очередной Гнев Сильвана снял ещё одну защитную тень, но я всё же успела добраться до спасительного пятна скверны. Стражи собрали консилиум у самой границы моего убежища и безотрывно и даже с некоторой укоризной таращились на меня. Ну да, жизнь не справедлива.

Скверна распространялась удручающе медленно, до отката Пелены Мрака оставалось чуть более сорока минут, так что оставшееся время я просто проспала. Сон в виртуальности, конечно, не чета реальному, но разгрузить мозги и скоротать время вполне позволяет. Не выбираться же из капсулы ради получасового сна? Так что я завела в интерфейсе будильник и под осуждающими взорами Стражей разлеглась прямо на колючках. Спасибо пассивке, дискомфорта это йоговское ложе не вызывало. Всё же человеческий разум - удивительная штука. В реале я бы просто в одиночестве посреди леса спать побоялась, не то что рядом с такими страшилищами, а в игре... В игре сознание менялось, искажалось, позволяя творить немыслимое в большом и малом. Сию занимательную мысль я додумывала уже во сне.

Поспать как следует мне не дали. Я только начала смотреть занимательный сон, как в него вкрался смутно знакомый голос.

- Я вижу мёртвых людей... - вкрадчиво прошептал он над самым ухом.

Всё ещё не понимая, на каком свете нахожусь, я презрела все законы физики и испуганно подпрыгнула прямо из положения лёжа. Мать моя икебана, разве ж можно так пугать? Ухогорлорез Травянистый, только что склонившийся надо мной, выпрямился и весело, жизнерадостно заржал.

- Для убийцы нервишки у тебя ни к чёрту, - сообщил он, отсмеявшись. - Я гляжу, не живётся тебе спокойно? Бродишь одна так далеко от Древа, с меткой убийцы, да ещё и колючками обрасти успела. Рассказывай, как докатилась до жизни такой.

Говорил он, вроде, дружелюбно, но что-то подсказывало, что это не проявление участия, а приказ дать полный отчёт о моих действиях.

- А тебе-то что? - буркнула я, приходя в себя. От сонливости не осталось и следа, но разуму требовалось время для оценки ситуации. Пятно осквернённой земли солидно разрослось, но ещё не слилось с предыдущим участком. Два Стража всё так же терпеливо топтались у границы, ожидая, когда я соизволю покинуть убежище. Ухо, по всей видимости, был один. Во всяком случае, я больше никого не заметила.

- Интересуюсь, - охотно пояснил Ухо. - Я вообще очень любопытный по натуре. Интересно мне, где ты была, что видела. Может, нашла чего интересного? Дай карту скопировать, а?

Не нужно обладать докторской степенью по психологии чтобы понять, что меня сейчас грохнут. Поиск подземелья продолжается и исследователей-конкурентов этот разбойник не потерпит. Разве что я выдам ему координаты этого самого подземелья. Но это хренушки. Покидать игру на двенадцать часов мне сейчас нельзя, но и сливать данж этому сельдерею-убийце я не собираюсь принципиально.

- Может тебе ещё и ключи от квартиры, где девки лежат, подарить? - поинтересовалась я, пытаясь выиграть время и сообразить что-то дельное.

- Неплохой вариант, - одобрил план Ухо. - Но начать всё же лучше с карты и рассказа о твоём нездоровом видочке.

- А ты мне что? - спросила я, разворачивая в интерфейсе список доступных заклинаний. Давно, ой давно надо было заняться систематизацией всего доступного арсенала и наработкой каких-нибудь вменяемых связок для ПВП. Хорошо, что мои нынешние глаза лишены зрачков и определить, куда я смотрю, невозможно.

- А я тебя не убью, - дружелюбно пообещал разбойник и выразительно подбросил один из зажатых в руках кинжалов.

- Ценная плата, - вынуждена была признать я. - По рукам. Я тут с час назад набрела на какой-то там древний алтарь, ну и с дуру полезла проверять что и как. Словила проклятье. Теперь я могу свободно прогуливаться по осквернённой земле, без штрафов, но на меня агрятся эти истуканы, - я ткнула пальцем в сторону безмолвных стражей.

- Прикольно, - заинтересовался Ухо. - Дебаф долго висит?

- До смерти. Но ты меня не убивай, а? Я хотела глянуть, что тут на этой осквернённой земле есть интересного.

- Ну... - делано задумался разбойник. - Если ты покажешь этот алтарь...

- Да не вопрос! Покажу! Только мне надо будет быстро драпать от стражей, тут не далеко следующее пятно скверны.

- Только без глупостей, - предупредил зелёный шантажист. - У меня ловкость запредельная, я всё равно быстрее. Догоню и пошинкую. А потом ещё и на кладбон подтянусь к твоему возрождению. Поняла?

- Ага. Погодь, ща бафнусь и побегу.

- Я слежу, - пригрозил Ухо и ушёл в невидимость. Чёрт, это всё усложняет.

Вооружившись эйдом, я активировала Песнь Воодушевления, бафнув себе урон на 12%. Сейчас каждая кроха на счету. До соседнего осквернённого участка было не больше пятисот метров. Тут не реальность, под бафом Гераники стометровку я бегаю быстрее мастера спорта. Первым делом Стражи скастуют "корни", потом уже "гнев". Раз они не шарашат им прямо сейчас, значит заклинание не может преодолеть скверну. Я должна успеть. Знать бы ещё, заденет ли массовое заклинание корней Ухогорлореза, или нормальные сильвари считаются союзной целью?

С места я рванула на зависть всем мировым рекордам. Туповатые природные элементали поочерёдно скастовали "корни", но я не стала тратить время и оборачиваться, чтобы проверить, начали ли они взывать к своему богу, дабы тот покарал нарушителя. Я стрелой влетела на разросшийся после посадки семени участок скверны и краем глаза заметила, как яркие светляки бесславно погасли где-то за левым плечом. Уф, пронесло... А где Ухо? Увы, надежды не оправдались. Цепкие корни то ли не тронули разбойника, то ли он в момент их каста всё ещё оставался на осквернённой земле. Плохо.

- Ну и здорова ты бегать, - в раздавшемся откуда-то справа голосе слышалось удивление. - Ты же кастер, нафига тебе ловкость вкачивать?

- Да как-то так вышло, - неопределённо пробормотала я, не испытывая ни малейшего желания рассказывать о бафе Гераники. - Ладно, потопали к алтарю. Только с картой сверюсь.

Я демонстративно развернула карту и принялась водить по ней пальцем. Время. Нужно выиграть ещё немного времени...

- Скопируй мне карту, пока в руках держишь, - потребовал всё тот же голос.

- Ага, а потом ты меня сразу и грохнешь. Алтарь-то на карту нанесён.

- А что мне мешает грохнуть тебя у алтаря? - резонно поинтересовался разбойник.

- Про Шахерезаду слышал? Я может к тому времени придумаю, чем откупиться от твоего навязчивого внимания.

- Ну-ну... Блин! - выругался разбойник, проявляясь.

Ага, тикнула минута на осквернённой земле, прошёл урон. Я запустила таймер в интерфейсе и беспечно махнула рукой:

- Да забей. Проклянёт тебя алтарь, не будет это всё парить.

Перед глазами появилось сообщение об очередной сеансе откачки моей жизни в пользу призванных душ. Я даже дёрнулась от неожиданности - подумала, что меня атаковал разбойник.

- О, удивился он, - а чего это по тебе урон прошёл? - он тоже заметил скакнувшую полоску жизни.

- Проклятье на мне весёлое висит, - тут же нашлась я. - Ещё два часа периодически здоровье портить будет. Кстати, могу показать, где эту гадость подцепила.

- Ты лучше булками быстрее шевели, сказочница, - буркнул Ухо и вновь исчез с моих глаз.

С момента посадки семян мрак довольно бодро расползся по земле и осквернённые мной участки практически слились воедино, образуя торную дорогу для отступников. Скромная зелёная проплешина менее ста метров шириной меня не смущала. Один рывок и стражи даже скастовать ничего не успеют.

- Сейчас ещё раз побегу, - предупредила я незримо шедшего где-то рядом Ухо, потом обернулась на топающих Стражей и скосилась на панель заклинаний. Нужно ещё совсем немного времени...

- Ну, долго ещё? - поинтересовался раздражённый разбойник, вновь выбитый уроном осквернённой земли из скрытости.

- Где-то пара минут ходу, - сообщила я, вновь демонстративно сверившись с картой. - Ты лучше объясни, чего ты на меня взъелся-то? Я тебе что, жить мешаю?

- Тебе было сказано, куда ходить нельзя, - жёстко обрубил разбойник. Скрываться снова он не стал, видимо сообразив, что на осквернённой земле это не особенно эффективно. - Нубам не следует лезть туда, где делают дела взрослые дяди.

- Да ладно, - ответила я. - Кому я мешаю-то?

- Моему клану мешаешь, - ответил Ухо.

- Так ты ж без клана, - удивилась я. - Тут вообще кланов нет. Чтобы клан зарегистрировать, нужно пять штук золотом! Я читала. Тут ни у кого таких денег нет.

- Дура ты. Основной персонаж у меня в клане, как и у двух третей игроков, что тут бегают. Корпорация даёт возможность не удаляя основного персонажа просто заблокировать его и создать хардкора, чтобы попробовать свои силы. Вот представители кланов и ломанулись исследовать новую локацию. И ты сама, вполне вероятно, тоже создала второго персонажа и хочешь урвать кусок повкуснее для клана. И дуру из себя строишь. Вы, бабы, любите это дело.

- Это да, - согласилась я, оценивая обстановку. Мы успели неплохо углубиться в осквернённые земли. Отлично. - Если стереотип о глупых бабах всё равно устойчив, то пусть хоть какую-то выгоду приносит, а не только раздражение.

- Харе лясы точить, - оборвал меня Ухо. - Где алтарь?

- Я девушка приличная, - сообщила я, устраивая пальцы на струнах эйда. - С первым встречным к алтарю не пойду.

Я играю на похоронах и танцах,

Вся наша жизнь - одно из двух...

Пелена Мрака, откатившаяся десять секунд назад, активировалась мгновенно, а спустя три секунды со струн сорвалась первая из трёх волшебных стрел. Ухогорлорез сочно матюгнулся и активировал скрытость, но его здоровье успело спуститься в красный сектор. Как и у всякого сильвари, с Выносливостью у него было плохо, а тут ещё осквернённая земля, уменьшившая всего его статы на 50% и на столько же увеличившая мои. Один только Интеллект под усилением составлял 117 единиц. Фактически, тут наши уровни можно было считать равными. И кто первым атаковал - того и тапки. Теперь главное, чтобы он предпочёл меня урыть, а не свалить подальше для оценки ситуации.

- Ну что, ухорукожоп, вечер перестал быть томным? - весело заорала я, выдавая своё местоположение голосом. Пока у него есть надежда меня убить - он не сбежит. А здоровья у меня на один удар. И он это понимает.

Я снова тихонько переместилась на несколько шагов, выпила зелье, восполняя потраченную на поддержку Пелены ману, и снова взялась за эйд. Первым делом активировать Купол Тишины, а следом Пламя Мести. Ревущие языки огня волной разошлись во все стороны, заливая лес в радиусе девяти метров всепожирающим пламенем. Я получала урон от собственного заклинания, но и крадущийся в сторону моего последнего местоположения разбойник попал под раздачу. Его выбило из скрытности, а следом я прекратила поддержку Пламени Мести и снова активировала Волшебные Стрелы. Увы, пока Ухо скрывался, он успел выпить зелье восстановления и поднять своё здоровье, так что он не только выжил, но и вновь скрылся со здоровьем в красном секторе. Интересно, сколько у него осталось зелий?

Таймер бесстрастно отсчитывал секунды. Четыре. Три. Два. Один. Урон от осквернённой земли прошёл по разбойнику, проявляя его. Несмотря на полную полосу здоровья, рисковать он не стал и тут же снова скрылся, не дав мне возможности всадить в него заряд стрел. Массовых заклинаний больше не осталось, проявить Ухогорлореза было нечем.

После первой смерти от его рук, Паша долго расспрашивал Терна об умениях разбойников и я запомнила, что те особенно страшны ударами из скрытого состояния. И что в бою он может вернуться в скрытость всего трижды. Потом начинается долгий откат способности. Две попытки Ухо уже потратил и теперь думает, успеет ли найти меня в полной темноте раньше, чем скверна снова тикнет и проявит его. Я бы на его месте сбежала. Этого допустить нельзя.

- Беги, малышка, беги! - весело проорала я, прекращая поддержку Пелены Мрака. Мир снова обрёл краски, а я с беззаботностью имбецила достала из сумки зелье и восстановила ману. Скоро будет не до того.

Получен урон: Уровень Жизни снизился на 0: 640 (критический удар в спину) - 640 (поглощено защитой теней). Остаточная жизнь тени 530. Итого Жизни: 320 из 320. Нападающий: Ухогорлорез Травянистый, 43 уровень.

- Что за?.. - выругался разбойник, но я уже ударила по струнам, активируя Волшебные стрелы. Под бафом Песни Воодушевления, пятидесятипроцентным увеличением характеристик от осквернённой земли и надбавкой урона на лоне природы я за один каст волшебных стрел сняла Ухогорлорезу почти все очки жизни. Тот глотнул зелье, восстанавливаясь, я вновь скастовала стрелы... Бой завершился за полминуты. Зелий у Уха оказалось около десяти. Защитную тень он всё же с меня снял, но заклинание давно откатилось и я навесила ещё три. Шансов у Уха не было.

Получено достижение!

Убийца 1 уровня (до следующего уровня 19 убийств игроков).

Награда за достижение: урон другим игрокам увеличен на 1%.

Посмотреть список достижений можно в настройках персонажа.

Фигура разбойника превратилась в полупрозрачную дымку и развеялась, на траву упала кучка золотых монет - половина его налички. От распиравших чувств и прилива адреналина хотелось радостно прыгать, дурацки ржать и плясать дикие танцы. Я не стала отказывать себе в этой малости. Не солидно, но кому какое дело? Только отпустив эйд я заметила, как нервно дрожат руки. Игра игрой, а заставляет понервничать. Обязательно нужно попросить Терна или Чипа погонять меня в ПВП, чтобы привыкнуть и перестать волноваться. Не всегда будет так везти с усилениями.

Способность ясно мыслить вернулась минуты через три, приглушив состояние эйфории. Всё же я не трезво мыслящий опытный ПВПшер, а везучий нуб. От победы совсем разум потеряла. А подумать было о чём. Во-первых, у меня ограниченное по времени задание и мне нужно спешить. Во-вторых, я слила Пелену Мрака и ещё час не смогу двинуться дальше в деле посадки семян. В-третьих, Ухо в локации явно не один и уже звонит соратникам в реале, раздаёт ориентировки на одну наглую особу. Второй раз мне так не повезёт, тем более что я слабо представляю тактику игры другими классами. Не было особой надобности интересоваться.

Чем больше я думала, тем больше грустила. По всему выходит, что мне каюк. Не раньше, так позже. Выйти из игры на денёк-другой и не отсвечивать в моём случае не вариант. Значит, нужно рискнуть и успеть завершить задуманное, пока соратники Уха думают, собираются и выдвигаются.

Я подобрала монеты, став богаче двадцать восемь золотых и семь серебрушек, и занялась выполнением единственно доступного тут задания. Высадка мелких семян для будущего лабиринта прошла спокойно, так что оставшееся до отката Пелены Мрака время я провела, внимательно изучая книгу заклинаний. Вот что мне мешало пройтись по отступникам и поуговаривать их обучить меня другим заклинаниям Мрака? То одно, то другое... А теперь мой арсенал, мягко говоря, весьма скуден. Взгляд упёрся в заклинание призыва души инструмента.

Призыв души инструмента.

Настоящий мастер вкладывает душу в свои творения, а настоящий бард способен эту душу пробудить, получив преданного соратника.

Требование: наличие инструмента класса "редкое" или выше.

Стоимость активации:( уровень персонажа * 2) маны.

Время активации: мгновенно. Для активации требуется Исполнение на инструменте, чья душа призывается. При смене инструмента душа неактивного инструмента уходит домой.

Уровень призванной души: (уровень инструмента + призыватель) уровней.

Время действия заклинания: до отмены заклинания, или смерти призывателя.

Количество доступных умений призванной души: (уровень инструмента/10 + Сочинительство + Призыватель) умений и заклинаний.

Выходит, Эйд станет моим спутником до тех пор, пока является активным инструментом. И у него будут какие-то умения. Может пригодиться. Я активировала заклинание, но вместо знакомой души инструмента передо мной возникла клубящаяся аморфная призрачная клякса.

Внимание! Вы впервые призываете душу легендарного инструмента Кипрея. Вы можете выбрать, какую роль в группе будет выполнять душа Эйда: защита, лечение, нанесение физического урона, нанесение магического урона, поддержка.

Внимание! Сделав выбор Вы больше не сможете изменить сущность души данного инструмента.

О как. Я не просто спутника получаю, но ещё и могу сама решить, какого? Отлично. Защита. Мне позарез нужна защита.

Выбор принят.

Бесформенная клякса завихрилась, увеличилась в размерах и начала уплотняться, превращаясь в призрачную фигуру. Вид Эйда напомнил о первой встрече: та же закованная в латы фигура, но несколько крупнее и без белого плаща. Да и щит за спиной огромный, не чета предыдущему. За таким я могу спрятаться и даже макушка торчать не будет. Ещё один призрачный спутник. Прав был Чип, я точно долбаный охотник за привидениями.

- Вот мы и встретились вновь, Лорелей, - раздался низкий, насыщенный голос Эйда.

- Дружище, ты не представляешь, как я рада тебя видеть! - искренне призналась я и от избытка чувств даже коротко обняла несколько ошарашенного духа. На ощупь он был вполне материальным - я даже стукнулась лбом о его нагрудник. А вот температурой Эйд не отличался от окружающей среды.

- Боюсь даже предположить, чем вызвано столь бурное проявление радости, - в голосе духа послышалась лёгкая насмешка.

- Меня тут убить хотят, - честно призналась я. - А тут ты такой красивый нарисовался. Жизнь-то налаживается!

- О, ну это всё объясняет, - хмыкнул Эйд и деловито уточнил. - И кто покушается на жизнь моей носильщицы?

- Слышь? - от возмущения я даже временно позабыла о потенциальных преследователях. - Будешь меня оскорблять - начну безбожно лажать и фальшивить. Может тогда прочувствуешь разницу между музыкантом и простым носильщиком.

- Ладно, ладно! - Эйд примирительно поднял вверх руки. - Сойдёмся на временной владелице.

- Годится, - поколебавшись, согласилась я. - А теперь давай разбираться, что ты умеешь. Уровень у тебя не определяется, так что колись сам.

- Колоться? - удивился дух. - Ты собралась колоть меня, как дрова? - обеспокоенно предположил он.

Вот же блин. Надо поосторожней со сленгом, всё же Эйд - житель сказочного средневековья. Провинция, не поймут-с.

- Забудь, это я неудачное слово применила. Рассказывай, какой у тебя уровень. Твои свойства я видеть не могу.

- Это потому, что я принадлежу не тебе, - пояснил Эйд. - В твоих руках я не способен проявиться в полную силу, так что и уровень мой ограничен твоим, и может лишь немного превышать его благодаря характеристике Призыватель. В данный момент мой уровень - двадцать третий.

Ага, значит он такой вот странный масштабирующийся квестовый предмет. Уровни растут вместе со мной, но никакого увеличения характеристик ждать не приходится. С другой стороны, уровень моего новоиспечённого танка будет расти и этого мне вполне достаточно. Так, что там у него с умениями?

В групповом интерфейсе портрет Эйда появился по соседству с Саламандрой и Аникой. Всё же хорошо, что я не взяла их с собой. Сгинули бы или от заклинаний стражей, или от злобного Ухогорлореза. А так сидят себе на травке где-то у местных друидов, природой любуются. Но что-то я отвлеклась. Умений у Эйда было пять, как и у духа короля. Традиционная "провокация", заставлявшая цель атаковать танка, "удар щитом", прерывающий чтение заклинаний, "сбивание с ног", действие которого было очевидно из названия, и "связь душ", позволяющая Эйду в течение десяти секунд брать на себя половину наносимого мне урона. Последнее умение было пассивным и называлось "преобразование". Вот в этом самом "преобразовании" без ста грамм, как говаривал Витёк, было не разобраться.

Душа Эйда имела два вида характеристик: родные и бонусные, получаемый от меня. Как я поняла из описания, моя основная характеристика распределялась между всеми характеристиками Эйда в следующей пропорции: 50% шло в показатель Выносливости, 25% в Силу, 15% в Ловкость, а 10% в качестве надбавки к броне и сопротивляемости магии. Видимо это было своеобразной компенсацией невозможности экипировать дух. Наносимый им урон и качество блока щитом тоже как-то зависело от моих характеристик, но никаких дополнительных пояснений и формул не приводилось, так что забивать голову я пока не стала. Вникать в тонкости буду в более спокойной обстановке. Пока же меня интересовал ещё один вопрос:

- Скажи, а если тебя убьют?

- Меня невозможно убить, пока цел инструмент, - пояснил дух. - Когда моё воплощённое тело разрушается, я возвращаюсь в эйд. Он собирает разлитую в мире энергию и копит её, позволяя мне вновь воплотиться в подобии тела.

- И как много времени занимает этот процесс? - уточнила я.

- Зависит от многих факторов, но в среднем - двенадцать часов. Если эйд будет находиться в средоточии силы, или его наполнит энергией тот, кто владеет подобными заклинаниями, я вернусь намного быстрее. Верно и обратное - в безжизненных местах срок увеличится.

- А если я хочу, чтобы ты, скажем, на время исчез? Вернулся в эйд?

- Просто скажи об этом. Но учти, что при развоплощении не вся энергия возвращается в инструмент вместе со мной. Для нового воплощения понадобится время. Не много, - предвидя мой вопрос тут же пояснил дух. - В среднем около тридцати минут.

- Ага, - глубокомысленно подвела я итоги. Здорово, интересно, но совершенно не ясно, чего со всем этим делать. Против игроков дух не особенно полезен: те просто будут игнорировать танка и убивать меня. В случае сильвари побеждает первый атаковавший - складываемся мы как сухая солома под сапогом. Если же среди нападавших будет ирх, тут и вовсе без вариантов - сильный и выносливый боец сольёт меня за время действия своей природной устойчивости к магии. Хотя...

План сложился в голове за пару минут. Ненадёжный, зияющий дырами, но другого просто не было.

К моменту отката Пелены Мрака никто меня так и не навестил. То ли друзья Уха были в реале и требовалось время на мобилизацию, то ли по каким-то причинам не могли так быстро добраться до точки рандеву. Так или иначе, передо мной был выбор: сохранить чудо-заклинание для битвы, или же сливать и продолжить посадку семян. Поколебавшись, всё же выбрала второе. Время дорого, а друзей у Уха может оказаться так много, что меня не спасёт даже идеальная реализация плана.

Беготня от Стражей по обкатанной схеме приблизила меня к Завесе ещё на один переход. Если расчёты верны - осталось всего два. А пока скверна распространялась по земле, я припомнила Сашкины байки, устроилась в засаде на ветви покорёженного дерева, активировала "скрытное перемещение" и тихо мандражировала, ожидая гостей. Эйда я видела ясно и чётко. Он стоял неподалёку, в самом центре осквернённого участка. Меч в ножнах, щит за спиной, вид умиротворённый, свойства скрыты. К моей идее он отнёсся скептически, но за подготовку взялся с таким энтузиазмом, что выдал себя с головой. У эйда душа авантюриста.

К исходу часа я уже почти было уверилась, что никто по мою душу не явится, как из-за деревьев вышел сильвари-охотник по имени Ябл Хитрый. Интересно, это сокращение от "яблока", или анаграмма ругательства? Сопровождал Ябла самый странный зверь, которого мне когда-либо доводилось видеть. Словосочетание "из семейства псовых" несколько теряло актуальность в силу того, что зверь был явно растительного происхождения. Шерсть заменяли плотно уложенные друг к другу листья, зубы и когти из тёмной древесины. На Древе такие произрастают, что ли? Размера пёсик был не маленького - в холке что-то около метра, не меньше.

При виде Эйда Ябл вскинул лук, но был остановлен словами духа:

- Приветствую тебя, путник! Подойди и выслушай мою печальную историю.

Охотник удивлённо моргнул, опустил лук, зачем-то оглянулся и нерешительно двинулся вперёд, к терпеливо дожидавшемуся его духу. Я понимала сомнения Ябла. Он шёл на охоту за наглым игроком, а наткнулся на торчащего посреди леса НПС-призрака, явно жаждущего выдать какое-то задание. И, вроде, дело есть, и неизвестное задание упускать глупо. Вдруг именно оно выведет на новое подземелье?

Охотник всё же решил выслушать Эйда и тот вдохновенно пересказывал Яблу недавно выдуманную мною историю своей гибели от лап страшного монстра. В процессе дух инструмента проявил немалый артистизм и даже приукрасил "слепленную на коленке" легенду. Вот что значит всю жизнь на творческой работе!

- Я не могу обрести покой, пока тварь жива, - печально закончил дух. - Но ты слишком слаб, чтобы я мог поручить тебе это задание. До тебя тут была сильвари-бард со спутником-ирхом. Они отправились к логову и до сих пор не вернулись. Раз я всё ещё не покинул Барлиону - они или не решились вступить с ним в бой, или потерпели неудачу.

- Куда? Куда они пошли? - заметно оживившись, начал расспросы охотник.

- Никто больше не должен погибнуть в неравной схватке, - твёрдо ответил Эйд. - Приведи хотя бы двух соратников и тогда я укажу путь к логову зверя.

Охотник задумчиво почесал затылок, оглянулся, а потом уточнил:

- А барда звали Лорелей?

- Да, - степенно кивнул Эйд. - Вы знакомы?

- Заочно, - сквозь зубы пробормотал Ябл и призывно махнул рукой. У самой границы осквернённой земли проявилась пара сильвари: жрец Ладан Чертовский уровня и чернокнижник со странным именем Больнойзуб. Оба сороковых уровней. Плохо, я рассчитывала на очередных разбойников, надеясь расстрелять всех с дерева.

- Ну что? - поинтересовался Ябл, когда его спутники подошли к Эйду. - Теперь нас достаточно?

Ответить дух не успел: я активировала Купол Тишины и принялась без остановки вливать в жреца Волшебные стрелы. Часть первого залпа поглотил висящий на Ладане щит, руки лекаря тут же засияли - он начал творить заклинание лечения. Его спутники тоже не теряли времени даром: обернулись в направлении, откуда прилетели магические снаряды, и зашарили взглядами по колючему кустарнику, ища меня. В это время Эйд коварно ударил ничего не подозревающего жреца щитом, прерывая творимое заклинание. Ошарашенный таким поворотом жрец замешкался и второй залп Волшебных стрел довершил дело до того, как Ладан успел выпить зелье восстановления. Его друзья, отслеживавшие трассер моего заклинания, слишком поздно заметили предательство у себя в тылу. Эйд атаковал охотника в спину и я переключилась на ту же цель. Все сильвари крайне хрупкие существа, так что сосредоточившись на одном противнике мы очень быстро снизим выдаваемый противником урон в два раза. Увы, всё оказалось не так просто. От мага во все стороны разошлась волна холода, Эйда приморозило к земле и охотник лихо отпрыгнул от духа метра на три. Его волчара с утробным рычанием бросился на Эйда, а Ябл и Больнойзуб сосредоточили огонь на мне. Если бы не чудо-щит от Гераники и штрафы от осквернённой земли - меня бы смели в момент. А так я просто без остановки вливала в охотника Волшебные Стрелы, он отстреливался, судорожно глотая зелья восстановления, но скоро был сбит с ног Эйдом и бесславно добит. К этому времени маг успел снять с меня все загодя повешенные защитные тени, но заклинание давно откатилось и я активировала свежую тройку. К моему глубокому сожалению, маг тоже имел какой-то специфический щит, срезавший входящий магический урон, так что быстро вырубить его не получилось. Едва стало понятно, что победить не удастся, Больнойзуб вновь приморозил приближавшегося Эйда к земле, телепортировался метров на десять и со всех ног рванул прочь с поляны. Я успела послать ему вслед короткую очередь Волшебных стрел, но те лишь опустили его здоровье в жёлтый сектор. Второго залпа не последовало - противник покинул радиус действия моего атакующего заклинания. Бежать следом в неласковые объятья стражей не было никакого желания. Ушёл, гад!

Я спрыгнула с ветки и машинально скосилась на руки. Они снова дрожали. Хорошо хоть играю я на полном автомате даже в самых стрессовых ситуациях. Чего только не происходило на концертах и корпоративах. На сцену швыряли всякое: от потных футболок и плюшевых игрушек до бутылок и обуви. А ещё с удручающей регулярностью к микрофону рвались зрители в изрядном подпитии, ведомые непреодолимым желанием спеть. Как-то раз даже стреляли из пистолета, по счастью - всего лишь в воздух. Ей-богу, никакое ПК с этим не сравнится. Но потренироваться всё же надо.



Глава 12


Последующие два часа прошли без происшествий, хоть я и дёргалась при каждом шорохе. Все семена, что у меня оставались, я засеяла согласно схеме. Все, кроме двух, что достались Чипу. Пришлось поломать голову выбирая, какую из точек исключить из планов на посевную. В итоге не повезло какому-то ответвлению от основной дороги к Завесе. Оно, вероятно, имело какое-то стратегическое значение, но лично мне нужно не было. Доложу Лотосу, что пролюбила пару семян, пока бегала от охотившихся на меня свободных жителей, а там пусть сам решает - мне поручать работу над ошибками, или кому-то из своих.

Наконец настал миг, когда я впервые увидела Завесу. Сказать по правде, высматривала я её давно. Воображение рисовало картины из бессмертного романа Стивена Кинга "Под куполом", но лес вокруг выглядел вполне обыденно, небо над головой ничто не заслоняло. Я даже засомневалась, верны ли расчёты, когда воздух метрах в десяти от меня едва заметно задрожал, как в очень жаркий день. Шаг, другой, третий и перед моим взором начала проступать Завеса. Неприметная, почти прозрачная, она напоминала мне мыльный пузырь, на стенках которого играют едва заметные радужные разводы. Вот только масштабы этого пузырика потрясали. Она уходила вверх и в стороны едва заметным мерцанием воздуха. По почти незаметному закруглению видимого участка я смогла представить, каков радиус Завесы, и присвистнула. Это как пирамиды. Вроде знаешь о них в теории, видишь голограммы, но стоит оказаться на расстоянии вытянутой руки, как все представления улетучиваются, оставляя лишь восхищение. Монументальное заклинание.

Любопытство требовало прикоснуться к Завесе, но я сдержалась. Кто знает, может тут какая система оповещения есть, или пограничная служба? Поймают меня и отправят в местные казематы. Буду, как та знаменитая морковка из загадки, сидеть в темнице. Нет уж, экспериментировать буду, когда прибудет рейд. Они, если что, и отбиться помогут. Приняв сие благоразумное решение, я отпустила Эйда, вышла из игры и связалась с Терном. По счастью, тот был не в капсуле, так что ответил сразу же.

- Привет! Ну что, добралась?

- Ага.

- Скидывай координаты, рейд сформируется в течение часа, но сколько будет прорываться к тебе - спрогнозировать сложно. Нужно будет подождать.

- Я в реале подожду, спать охота. Как подберутся вплотную - звони на визор, я в игру зайду.

- Отлично. Дополнительные заказы из внешнего мира есть?

- Ты всё равно лучше меня знаешь, что может пригодиться на моём уровне. Главное - амулетов связи привезите, чтобы не выходя из игры общаться. И лошадку какую-нибудь.

- Всё будет, - заверил меня Тёрн. - До связи.

Я наскоро перекусила, отправила Пашке на почту сообщение с координатами пойманного Хранителя и завалилась спать.

Звонок разбудил меня через пять часов. Говоря откровенно, искушение послать лесом все игровые свершения и просто поспать было велико, но мысль, что люди ждут, заставила подняться с кровати, доползти до ванны и умыться ледяной водой. Проверенное средство прогнало сон, но настроения не улучшило, так что в Барлионе я появилась в мрачном расположении духа. Рейда я не видела, но среди деревьев за Завесой постоянно что-то вспыхивало, сверкало. Очевидно, бой был в самом разгаре. Рваться на помощь я не стала. Глупо. Там сплочённая высокоуровневая группа, а моя задача проста - выжить и провести их через Завесу. Так что я на всякий случай скрылась, села на траву и, периодически зевая, уставилась в лес по ту сторону Завесы.

Что характерно, скверна, расползавшаяся от посаженного мной семечка, упёрлась в Завесу, как в стену. Чёрную землю обрубило, будто лезвием. Выходит, охранное заклинание не позволяет проникнуть не только живым существам, но и магическим воздействиям. Любопытно.

Всполохи тем временем утихли и из-за деревьев показалась живописная группа игроков. Мне впервые довелось увидеть рейдовую группу в Барлионе и зрелище показалось мне весьма впечатляющим. Средний уровень рейдеров - 280. Представители самых разных рас и классов двигались с очевидной, но не понятной мне закономерностью. Первым шествовал здоровенный, закованный в латы бычара с ростовым щитом в пятипалой лапе. Таурен - ещё одна звероподобная раса Барлионы. Звали его просто и коротко - Батя. С боков рейдовую группу охраняли ещё два латника: человек-паладин по имени Фро Продуманный и долговязый тощий дроу с огромной двуручной секирой наперевес. Но самым убойным было его игровое имя. Мрак Лесной. Ну прямо как знал, куда шёл.

Из-за спины таурена вышел зомби-жрец Кортик Разящий, подошёл к Завесе и задумчиво оглядел пелену.

- О, вот она, - ткнул пальцем в моём направлении дроу-разбойник Ангелок Убийственный. Я спохватилась, вышла из скрытности и махнула рукой.

Кортик же накинул на себя магический щит и осторожно коснулся рукой Завесы. Ничего не произошло. Жрец поводил рукой по едва заметной преграде, постучал по ней посохом и явно хотел сделать ещё что-то, но был нагло прерван.

- Ты её ещё на зуб попробуй, - раздался подозрительно знакомый голос. Ну да - Сашка, точнее - Ногар Падлючий - стоял, опершись на арбалет и почёсывая загривок здоровенной клыкастой твари, будто сошедшей с обложки книги про палеонтологию. - Ну, или головой бодни. Хотя нет, это лучше нашему Эль Торо. Да, рогатенький? - он игриво подмигнул таурену.

- В зубы получишь, - лаконично пообещал Батя, но никаких агрессивных действий не предпринял.

На фоне могучего бычары в серьёзных латах Сашкин персонаж выглядел как бомж, живущий в качалке. Здоровенный, мускулистый, зелёный, покрытый какими-то татуировками, персонаж Ногар контрастировал с реальным обликом игрока. Общим оставался только характер...

- Ты ж мой стоматолог, - умилился Ногар.

- И в нос, - флегматично добавил таурен. - Но позже.

- Это когда ты в пластические хирурги успел? - озадачился орк. - Мурлин, ты об этом в курсе? - он потрепал питомицу за холку. Клыкастое нечто, явно привыкшее к выходкам хозяина, даже "ухом не моргнуло", как любил выражаться сам Котофеич.

- Кир, - окликнул он меня. - Это как понимать? - зелёный палец с обгрызанным ногтем указал на мой статус убийцы.

- Кровожадная она у нас - страсть, - обернулся Сашка к попутчикам. - Так и норовит кого завалить, спасу нет. Если никого не грохнет за день - ломка начинается, на своих тогда кидаться будет. Пробовали намордник надевать - прогрызла к чертям.

- Ща я кому-то нос прогрызу, - пообещала я любителю присочинить.

- Во, видите? - Сашка сокрушённо вздохнул. - Но ничо, не боитесь - я с вами, так что приму удар на себя, - орк гулко бухнул себя кулаком в грудь. Тоже мне, самец гориллы... только лысый и зелёный. Болел, видать, в детстве. Ой, Санёк, попал ты... отыграюсь по полной.

- Репейничек ты мой голосистый, поведай: а кого стоим, чего ждём? - предмет моих размышлений, даже не подозревая о тех колкостях, что ждут его по выходу из игры, между тем соизволил всё же переключиться на более насущные вопросы.

- Видать ждём, пока у меня мозги после сна прогреются, - констатировала я и, отогнав лишние сейчас мысли о мести, с некоторой опаской подошла к Завесе. Воображение рисовало самые разные картины: от образования дыры в защитном заклинании до превращения меня-любимой в горстку пепла за несанкционированное пересечение границы. Но всё оказалось куда банальней. Когда я дотронулась до завесы, та засияла и пошла яркими радужными переливами. Ногар завопил "Банзай!" и тут же попробовал ломануться сквозь изменившуюся Завесу, но бесславно ударился лбом в преграду и позорно шмякнулся на задницу.

- За Вэ-Дэ-Вэ, мля... - сведя глаза к переносице, просипел он и пощупал лоб ладонью. Его Мурлин села рядом и сочувственно потёрлась мордой, тарахтя что-то утешающее.

- Попробуем иначе, - пробормотала я и протянула Сашке руку. В громадной лапище его аватара хлипкая рука сильвари практически потерялась. Интересно, зачем он создавал эту гору мышц? Так представляет себе орков? Или это комплекс маленького роста? Хотя... Я ещё раз окинула взглядом гипертрофированную фигуру тёмного орка. Тут, похоже, комплекс маленького всего.

Стоило нашим рукам соприкоснуться, как радужное сияние перекинулось на орка, его питомца и они без проблем миновали магическую преграду.

- Я! - Сашка отпустил ухо тигрицы, за которое тащил её сквозь Завесу, и встал в гордую позу, воздев к небу саблю. - Объявляю эту землю собственностью Испанской короны! - и ткнул острием себе под ноги.

- Ну и чем я не Колумб? - поинтересовался он у зрителей.

Батя приложил лапу к морде и молча покачал головой. Видно за время путешествия к завесе Снегов основательно достал таурена.

- Не тратим времени, - скомандовал Кортик. Выстраиваемся в две шеренги, дотрагиваемся каждый до руки Лорелей и проходим через Завесу. Танки, лекари, не зеваем. Кто знает, что будет с той стороны?

Следующие пару минут я почувствовала себя турникетом в метро, разве что валютой для пропуска было рукопожатие.

- Хреново, - резюмировал Фро, едва ступив на осквернённую землю. - Далеко тут до травки без дебафов?

- Не особенно, но там ждёт пара Стражей Леса, - честно предупредила я. - На земли мрака им хода нет, но тут вас могут найти отступники.

- Значит, работаем, - раздался непривычно серьёзный голос Сашки. Орк с недовольной рожей вертел в руках лохматую накидку.

- Вот же чёрт, - он с досадой цыкнул. - Не подходит...

- Так, работник, - окликнул его Кортик, - давай договариваться. Если ты собрался идти дальше с нами, что я тебе от всей души рекомендую, никакой самодеятельности. Делаешь то, что говорит рейд-лидер, то есть я. Если не согласен - дело твоё, но что-то подсказывает, что помрёшь ты в ближайшие десять-пятнадцать минут. Где возродишься - без понятия. Решай.

Сашка молча скатал свою лохматую накидку и убрал обратно в сумку, затем оглядел участников рейда взглядом, в котором в равных пропорциях смешались веселье и презрение.

- Ну и чего стоим, кого ждем? - наконец поинтересовался он.

- Команды рейд-лидера ждём, - лаконично пояснил Батя.

- Гелк, Соул, - скомандовал Кортик, - на разведку.

Два разбойника кивнули и скрылись с глаз.

- Крантон, - обратился жрец к колоритному троллю с огромным луком за спиной. - Ногар с тобой, сам ему объяснишь основы. Его задача - не помереть.

- Понял, - кивнул Крантон и махнул синей лапой Сашке. - Айда за мной, коллега, ща расскажу где тебе стоять и что делать.

Сашка сделал мне ручкой и отошёл к своему новому напарнику, а ко мне подошёл Фро и начал вынимать из рюкзака самое разное барахло. Набор шмоток редкого качества на двадцатый уровень, пару сумок по 50 ячеек, ворох амулетов связи, один из которых я тут же отдала Ногару, второй - Фро. Был ещё небольшой набор алхимических зелий моего уровня и несколько свитков с заклинаниями. Но самым ценным подарком оказалась лошадь. Благодаря игровым условностям, паладину не пришлось буквально тащить за собой животное. Он просто передал мне уздечку, при активации которой лошадь просто появилась рядом со мной. Невысокая крепенькая лошадка вороной масти, со смешной чёлкой, делавшей её чем-то похожей на мультяшного домовёнка, и длинным пышным хвостом.

- Кир, я тебя теперь иначе, как "хан Кирей" называть не буду, - хихикнул Сашка, разглядывая моё приобретение. - Надо же - степная... - он протянул лапищу и погладил животное по морде. Большего ему не позволили - взревновавшая Мурлин, недовольно пыхтя что-то себе под нос, немедленно оттёрла хозяина от лошадки.

- Её кормить или там чистить надо? - на всякий случай уточнила я, восхищённо таращась на животное.

- Ничего такого, - успокоил меня Фро. - Призываешь, едешь, отпускаешь. Элементарно.

- Ага, - кивнула я. - Спасибо.

- Да пожалуйста, - отмахнулся паладин. - Ты нам помогла, мы тебе помогли. Все довольны.

- А что насчёт Терна и Чипа?

- Мы с ними встретимся позже и передадим шмот, - успокоил меня Фро. - Ты дальше как? С нами, или сама?

- Это смотря в какую вы сторону.

- Идём на соединение с Терном, потом будем прочёсывать лес.

Тут меня кольнула совесть. Всё же я знаю, где находится подземелье и могла бы сказать, но... Не факт, что клановые игроки послушают просьбу не вмешиваться до конца сценария. Вломятся они, поубивают отступников и пиши-пропало. Нет, расскажу, когда всё закончится.

- Вы только на осквернённые участки суйтесь в последнюю очередь, - попросила я. - У меня там задания, а вы шухера наведёте.

- Учтём твои пожелания.

Вот и ответ. Ничего не обещаю, но учту. В принципе, ожидать другого было глупо.

Я попрощалась с новыми знакомыми и углубилась в изучение карты. Нужно было прикинуть, как попасть к месту заключения Хранителя по осквернённой земле. Потаращившись с умным видом на незаполненную часть карты, я решила просто возвращаться по безопасной зоне и сворачивать в нужном направлении при первой же возможности.

Новые вещи порадовали резким скачком характеристик. После моих шмоток на +2, редкие вещи на +7 Выносливости и +14 Интеллекта казались настоящими легендарками. Прибавив к этому 8 бронзовых колец на +4 к Интеллекту и такую же цепочку, я получила +158 Интеллекта и +56 Выносливости. Последняя, к сожалению, срезалась расовым ограничением, так что итоговые цифры в статов оказались скромнее: 224 Интеллекта и 28 Выносливости без учёта бафа осквернённой земли. Я теперь монстр среди неодетых нубов в этой локации!

Отойдя подальше, чтобы рейдеры не видели моего граничившего с идиотизмом восторга, я вызвала свою новую лошадку. Или коня... В мире Барлионы все животные имели анатомию кукольного Кена, так что определение пола чаще всего отдавалось на откуп воображению. Но животному требовалось имя и я призадумалась. Невысокая, с пушистой чёлкой и пышным хвостом, она больше ассоциировалась с девчонкой, так что буду считать лошадью, а не конём. Теперь имя... В голове моментально образовалась звенящая тишина. Ни одной мысли по теме. Вечно у меня проблемы с выдумыванием названий и имён. И тут мне вспомнился персонаж классической книжной серии. У него тоже были определённые сложности с именами для лошадей и он решил вопрос просто и изящно.

- Будешь Плотвой, - сообщила я вороной.

Та фыркнула и тряхнула вихрастой головой, что было истолковано как согласие. Вот и ладушки, а с претензиями к плагиату уж разберусь. Определившись с именем для лошади, я с некоторой опаской взгромоздилась в седло. Как объяснял Терн, в Барлионе для езды на верховых животных существует специальный навык, который нужно изучить. Причём не просто активировать, а реально пару дней тренироваться под руководством НПС-инструктора. В противном случае лошадь будет брыкаться, кусаться, лягаться и нести седока. Исключение составляли несколько нубских пород лошадок, из простых, вроде моей Плотвы. Спокойные, тихоходные, они подчинялись даже не обученным седокам при условии, что те имеют какие-то реальные навыки верховой езды. Ну, или как в моём случае - опыт из других игр и виртуального симулятора. В реале мне довелось дважды прокатиться по парку на смирной лошадке, радующей туристов, зато в симуляторе я, помнится, на неделю зависла. Теперь, в теории, умею не только немного кататься, но и ухаживать за животным. Симулятор был реалистичный, так что делать приходилось всё, вплоть до чистки денника. Гонку с мушкетёрами по пересечённой местности, может, и не выиграю, но и из седла рысящей кобылки точно не вылечу.

По бездорожью и сквозь вездесущие колючки осквернённой земли лошадка шла не особенно быстро. Я даже подумывала спешиться и помчаться бегом, благо во фляжке ещё плескалась вода, но решила не торопиться. На выполнение задания Гераники оставалось ещё почти четырнадцать часов, так что успею, если не помру. А тут такая возможность почувствовать себя сказочным менестрелем, пылящим по бездорожью в поисках приключений. Мысли унеслись в страну фантазий, нестерпимо захотелось достать эйд и наиграть что-нибудь подобающее ситуации, как проза жизни грубо вторглась в поэтическую сказку: мне в рожу прилетел огненный шар, снявший критом сразу пятую часть моей изрядно потолстевшей защитной тени.

- Вот она! - заорал вышедший из скрытости сильвари-маг, в руках которого уже разгоралось пламя нового заклинания.

На его имя я уже и не смотрела, потому как была занята волнующим полётом из седла: испуганная огнём Плотва взметнулась на дыбы. Ухнув в траву, я увидела, как из-под земли лезут искорёженные корни и бессильно соскальзывают с моего тела. Баф Гераники в очередной раз спас мне жизнь, потому как в мою сторону с самым недружелюбным видом бежало что-то около шести игроков, один из которых к тому же был ирхом. Низкий старт с пробуксовкой дал начало марафону на выживание. В процессе к преследователям присоединилось ещё несколько игроков, но на точные подсчёты времени не было. Я бежала впереди собственного визга, бессильно наблюдая, как огненные и ледяные заклинания, стрелы и тёмные проклятья стремительно дожирают очередную защитную тень. В запасе ещё три, но с учётом входящего урона, этого счастья хватит едва ли на пару минут. Главное - успеть добежать.

Фляжку с водой я из рук я выпустила только для того, чтобы быстро натренькать на эйде новую защиту теней. До следующего отката я не доживу. Я бы и до этого не дожила, но благодаря "Неутомимости" преследователям так и не удалось меня затормозить, так что бойцы ближнего боя мою шкуру ещё не попортили.

- Сашка! - заорала я в амулет связи. - Вы где?

- Рядом, только стражей отработали, - послышался встревоженный голос Ногара. - Ты где? Что случилось?

- Гопы, - коротко ответила я понятным Снегову словом.

- Бери на пару щелчков... блин. Восточней чуть забирай, - коротко скомандовал тот и отключился.

Восточней, так восточней. Мне пофигу, где помирать. А в том, что помирать придётся, я уже не сомневалась. Тени истаивали, одна за другой, а родного здоровья у меня на пол-плевка. Пораженческие настроения успели укрепиться, когда мимо на бешеной скорости пронеслось нечто большое и твёрдое, а вокруг меня замерцал магический щит тёмно-синего цвета.

Я затормозила и пронаблюдала, как следом за неопознанным объектом с воплем "Ваааааагх!" на моих обидчиков несётся Сашка, с Мурлин у ноги. И кажется, в этот раз он действительно был рассержен... Странно, он же охотник, на кой ему бежать в зону ближнего боя?

Словно подслушав мои мысли, Сашка-Ногар вильнул в сторону, скидывая арбалет со спины. Взвёл, присел на колено, жестом отправил кошку пожевать чью-нибудь конечность, и принялся выцеливать самого, с его точки зрения, не симпатичного из моих преследователей.

- Ща Липас с твоим камрадом разберутся, - безмятежно произнёс подъехавший зомби-жрец со странным именем Ксюпипр. Лошадка у него была под стать наезднику: под богатой попоной угадывался скелет дохлой клячи, глаза которой светились магическим сиреневым огнём.

Липас оказался воином-орком 264 уровня. Он как раз в компании с Мурлин с весёлым гиканьем бегал за четырьмя выжившими после первой атаки сильвари, явно от души смеясь над их попытками удрать от расправы. Последние были ребятами шустрыми, так что Ногар предусмотрительно призвал свою конягу, и теперь скакал следом, лихо стреляя из арбалета прямо на ходу и вопя что-то типа "Стойте, дайте нормально в вас прицелиться, гады!". Я же взяла в руки эйд и принялась наигрывать тему погони из ремейка популярного комического шоу. Гитара, конечно, не духовые, но всё равно получилось очень узнаваемо и Ксюпипр весело и заразительно заржал.

- Жжошь, чертяка, - он одобрительно поднял вверх большой палец. - Тока в этой локации ты больше не жилец.

- Это ещё почему? - удивилась я. - Лес большой, пусть ищут, сколько влезет, когда возродятся.

- Потому что это, по-любому, Вторые. Тёмный легион перешёл за Картос сразу с положительной репутацией у Властелина, так что они первые кандидаты на задание охранять посольство. Пара дней и тут будет толпа высокоуровневых игроков, попавших в локацию легально. Их не будут тормозить местные стражи, так что этот лесок они прочешут вдоль и поперёк, под каждый камешек заглянут. И своя скрытность на этом уровне вообще ничто. Да и следопыты отыщут быстро, так что валить тебе надо из локи. Тут мы особо не поможем - самим бы выжить.

- Зашибись, - резюмировала я услышанное.

- Ага, - подтвердил жрец. - Так что доделывай тут свои дела и думай, куда податься.

Да куда ж я, такая красивая, подамся? С обеими империями ненависть, монстры за Завесой даже шагу ступить не позволят, в Свободных землях на моём уровне тоже делать нечего. По всему выходит, мне одна дорога - к Геранике.

Липас и Ногар, тем временем, закончили зачистку территории от неблагонадёжных элементов и подошли к нам.

- Чисто, - доложился Сашка. - Ты как сама? В порядке?

- Жива - значит порядок, - отмахнулась я и достала уздечку Плотвы.

Активировать предмет не получилось.

Простая уздечка степной лошади. Прочность 0 из 200.

Ага. Значит походя убили таки мою Плотвичку. Плюс - это не насовсем. Достаточно обратиться к смотрителю стойл, заплатить золотом за услугу, и он починит уздечку, фактически воскресив лошадь. Минус - где я найду смотрителя стойл? На Древо мне путь заказан, других вариантов пока нет. Хотя... Можно ж отдать уздечку Чипу, а он уже отнесёт в стойла.

- Они мою Плотву грохнули, - пожаловалась я Сашке.

- Слышь, Эсси-Глазок, ты зачем у Геральта лошадь увела? И вообще... - он мотнул головой в сторону места недавнего боя, - ... это что за орда поклонников? Почему они не спрашивают нашего с Пашей благословения на приватное общение с тобой? Молодой леди из приличной южной семьи вообще не подобает гулять без дуэньи, и общаться с янки - они не джентльмены!

- Так они и моего благословения на общение не спрашивали, - вздохнула я. - Это друзья нашего старого знакомого Ухогорлореза. Мы с Пашей тебе рассказывали. И, похоже, все из Тёмного Легиона.

- Значит, всё же янки... - хмыкнул Сашка, и я вспомнила, что у него свои - довольно странно,на мой взгляд, обоснованные, - причины не любить этот клан. Ну, делали они на него ставки, и что? Ведь помогли же? Но нет, задело это их пари Котофеича так, что прям вижу, как он радостно ухватился за возможность хоть чуть, но насолить им.

- Поиски откуда они начнут? - подтвердил мои подозрения Сашка, с нехорошим прищуром оглядывая местность.

- Не знаю насчёт них, а вот Стражи тебя грохнут, как только от рейда отобъёшься, - напомнила я. - Ты тут незваный чужак, на тебя все местные агриться будут и твой сорок пятый уровень их не впечатлит.

- Кир, ну ты как моя бабуля, - отозвался Саня. - Ты ещё меня полотенцем по шее шлёпни и со двора обедать погони, ага. Я что - пальцем на дискотеке деланый, своей башки не имею? Просто хочу им тут пару сюрпризов оставить, а то как-то некрасиво - пришли, покрошили и ушли, не прощаясь... Ща вырою ямку быстренько, на дно - как истинно вежливый южный джентльмен, - колышки установлю, и пойдём дальше.

- Десять минут, не больше, - категорично заявил Ксюпипр. - Пока ману восстанавливают и разведку проводят.

- За десять минут мы добежим до канадской границы, - успокоил его Сашка, отцепляя от пояса лопатку.

- Я помогу, - предложил Липас. - Интересно же!

- Тогда ломай ветки вон того куста... - указал Сашка и, насвистывая бодрый мотивчик, принялся резво кидать землю, врываясь в неё с быстротой крота.

Я не стала лезть не в своё дело. Хочет Сашка ямы рыть - пусть себе роет. Каждый играет, как ему нравится. Вместо этого я обратилась к Ксюпипру.

- Слушай, а вы в какой части леса с Терном встречаетесь?

- Карта только в реале есть, тут почты во внешний мир нету, Терн переслать не мог. Северо-восточней Древа, если коротко. Они с Чипом и Соломой достаточно далеко продвинулись в ту сторону.

- С картой сейчас решим, - пообещала я, разворачивая свою.

Проблема была одна - я с дурного усердия нанесла на карту подземелье. Хотя, чего я парюсь? Я нанесла, я и уберу. Минута дел и я заменила обозначение подземелья, выставленное системой автоматически, на простое и понятное "штаб отступников". Скосилась на зарывшихся по самую макушку в землю орков и заодно нанесла свой недавний маршрут. Без изысков вроде разницы высот и прочих любимых Пашей сложностей, но для игроков самое то.

- Вот, - копия карты отошла во владение Ксюпипра. - Мне очень нужно как можно ближе к этой точке, - я ткнула пальцем в место заключения Хранителя. - Достаточно просто доставить меня до осквернённой земли ближе к тому району. Кто его знает, сколько тут ещё жаждущих моей кровушки бродит? А так сменю район и сама доберусь.

- Можно, - изучив карту, объявил Ксюпипр. - С Кортиком уточнить надо, но если двинемся сюда, - он прочертил пальцем предполагаемый маршрут, - то пройдём далеко от лагеря отступников и выйдем к точке, где ждут ребята. А тебя на любого двухместного маунта посадим и скинем на полпути.

- Эх, жаль, не гадят они, - услышала я полный искреннего сожаления голос Котофеича. Он как раз втыкал на дно ямы заточенные колья, принимая их у своего напарника.

- А то ща навозиком бы удобрили тут... - продолжал бурчать Сашка, - ... чтоб росло и колосилось лучше.

Я покосилась на него со смешанными чувствами. Вот, вроде, и человек хороший, но и псих изрядный. Он же не в игре это придумал, он эти знания из реала притащил. Что за зловещая каша варится у него в голове - я не бралась даже гадать.

Когда с ловушками было покончено, мы соединились с рейдом. На мою просьбу Кортик ответил согласием. Карта, пусть и далеко не полная, значительно упрощала дело. Рейд-лидер кивнул на крупную виверну, которой правила мелкая, озорного вида гоблинша-чернокнижница по имени Внучка Тучная. Не знаю уж как в реале, но в игре эта пигалица не выглядела упитанной.

- Прокачу с ветерком! - пообещала она, помогая взобраться в седло. И как сама чернокнижница справляется с этой высоченной тварью?

С ветерком не получилось - рейд шёл со скоростью самого тихоходного верхового животного, принадлежащего Ногару, да ещё и периодически останавливался в целях разведать территорию. Пару раз пришлось сражаться со стражами леса, но мой бесценный вклад в бой ограничился Песнью Воодушевления на рейд и Песнью Слабости на противника. Вроде мелочь на фоне общих рейдовых бафов, а ведь приятно. Кстати, в рейде оказался бард. Не "чистокровный", а гибрид, получивший несколько бардовских навыков будучи высокоуровневым магом. Точнее, магичкой. Дроу-магичка Стасяня до начала боя спешилась, полезла в рюкзак и перед ней материализовался... рояль. Теперь я наконец воочию увидела знаменитый рояль в кустах! Стасяня уселась за клавиши и наиграла отрывок из "Времён года" Чайковского, а рейд получил баф на +2% ко всем характеристикам на 20 минут.

Собственно, информацию о ней я получила непосредственно в разговоре. После боя Стасяня поехала рядом с виверной Внучки. Её интересовала сила моего бафа, скалляции от характеристик и прочие детали. Я честно рассказала ей о влиянии Харизмы, Известности и Сочинительства, опечалив начинающего барда. Все слоты характеристик у неё давно уже были заняты, да и музыкальная школа по классу фортепиано не особенно помогала. Композиторскими талантами Стасяня не обладала, а сам инструмент напрочь лишал мобильности. В результате бафы перед боем и возможность снять дебафы и чуток подлечиться после, были пока немногими плюсами гибридизации.

К тому моменту, как я добралась до подходящего осквернённого участка, шкала опыта доползла до границы 23 уровня. Вот так и качаются на халяву с кланом. Характеристики, правда, не выросли, так что фактически боевая мощь при подобной экспресс-прокачке почти не росла. Везде свои плюсы и минусы.

- Станция "Фукусима", выходящим пассажирам просьба приготовиться, - подражая проводникам в поездах, дурашливо прогнусавил Сашка. - Кирюх, ты это, только не вляпайся, ага? - как-то неожиданно серьёзно попросил он. - А то мало ли... вдруг не успеем.

- Саш, расслабься, - посоветовала я. - Это всего лишь игра.

И, махнув рукой на прощанье, я двинулась к темнице Хранителя Сокрытого леса.



Глава 13


На этот раз никто меня не преследовал, не пытался убить, и вообще, оставшаяся часть путешествия прошла поразительно скучно по сравнению с началом. Пару раз я завернула в тупиковые ответвления лабиринта отступников, но скорректировала маршрут и таки добралась до заветной точки за час с небольшим. Сказать по правде, я опасалась увидеть почётный караул отступников, но ничего подобного по прибытии не обнаружила. Там вообще не было ничего особенного. Никакой сырой темницы, никаких тюремщиков, никакого Хранителя. Но согласно карте он должен быть тут. Думай, башка, думай, шапку куплю.

Осмотр типичного участка осквернённого леса результатов не дал. Холм, поросший всё теми же острыми колючками, выделялся разве что старым искорёженным мраком деревом. С определением пород деревьев у меня было плохо, а уж разобраться в отсутствии листвы на перекрученных почерневших ветвях было и вовсе невозможно. В любом случае, на Хранителя дерево не тянуло. Метров двадцать в высотой, оно не выделялось на фоне прочей растительности, да и явно уже было осквернено. А Хранитель должен был остаться неизменным. Блин, знать бы, как он выглядит. Может, это блоха подкованная. А может, сова в дупле дерева. Или жук-короед какой. Гигантский крот, или заяц тоже не исключены. И спросить-то не у кого... Так, нужно рассуждать логически. Просто бросить посреди леса клетку с почитаемым Хранителем отступники не могли. Во-первых, как-то неуважительно, а во-вторых, всякий прохожий отыскать может. Значит, он каким-то образом скрыт от случайных взглядов. Друиды Хранителя найти не могут, так что магическая защита точно присутствует. Но раз Чипу поручили поиски, а Гераника заслал меня без дополнительных инструкций, нам по силам его найти.

Первым делом я вытащила из сумки заветный артефакт Мрака и прошлась с ним по кругу. Никаких изменений не произошло. Так и запишем, битву экстрасенсов я не выиграю. Следующим опытом стала активированная Пелена Мрака. Раз Хранитель заточён с помощью Гераники, может именно воздействие Мрака проявит темницу? Нифига, только заклинание зря слила. Мда, с моим интеллектуальным уровнем хоть к Сашке в помощники подавайся, ямы рыть. Точно! Ямы! Если тюрьма в этой точке, но я её не вижу, она может быть просто на другом уровне!

Пока я ползала на карачках в поисках лаза, люка, или ещё какого входа в подземелье, заодно нагребла в колбы осквернённой земли. Чёрт его знает, нафига она мне, но должен же быть какой-то рецепт. А мне всё равно надо поэкспериментировать с алхимией. Будет чем заняться в свободное время.

Помимо стратегических запасов грязи, я таки отыскала замаскированный дёрном люк, за которым обнаружился достаточно просторный наклонный ход под землю.

- Следуй за белым кроликом, - пробормотала я и полезла в лаз.

Спуск неприятно напоминал глотку какого-то диковинного монстра. Осклизлые корни, живым ковром заплетавшие свод и стены и извивающиеся по полу, ощерились щетиной шипов. Во мраке подземного хода чудилось какое-то движение. Словно гигантская тварь пыталась протолкнуть меня через глотку, сквозь колючую тёрку зубов. Стараясь держаться как можно дальше от стен и то и дело пригибаясь, чтобы не коснуться свисающей со свода колючей бахромы, я осторожно пробиралась вперёд. Хранитель, сожранный осквернённым лесом... Зловещие ассоциации упрямо лезли в голову, заставляя мурашек неорганизованными стадами бегать по спине. Если такое ощущение возникает на входе, то что же будет, когда я доберусь до "желудка"?

Ответ не заставил себя долго ждать. Подземный ход оказался коротким и вывел меня в огромную пещеру, занимавшую, похоже, весь холм. Стены и свод её так же были покрыты переплетением корней, неприятно напоминающих змеиное кубло. Вдоль стен тут и там из земли торчали пучки грибов, напоминающие светящиеся поганки-переростки.

- Если скрестить ежа с ужом, получится полтора метра колючей проволоки, - оторвав взгляд от переплетения шипастых корней, пробормотала я себе под нос. Бородатая шутка слегка отогнала неприятные мысли. Неуютно здесь, ох, неуютно...

Центр пещеры занимала огромная живая клетка. Прутьями ей служили корни дерева, растущего на вершине холма. Пробив свод, они гигантскими многоножками змеились вниз через всю пещеру и уходили под землю. Множество шипастых отростков перекрывало промежутки между несколькими толстыми корнями, частоколом колючек преграждая путь на волю заключённому в древесной тюрьме пленнику. Свободное пространство между импровизированными прутьями занимал хорошо знакомый клубящийся туман. Исходивший от него мертвенно-бледный свет намекал, что деревянные колючки - не единственная преграда на пути к свободе.

Просветов между корнями было достаточно, чтобы мне удалось разглядеть заключённого в магическую клетку Хранителя. Был он могуч, вонюч и волосат. И точно не был блохой. Передо мной возвышался четырёхметровый ирх свирепой наружности. Пятисотый уровень. Чёрный, как ночь, он сверлил меня жёлтыми звериными глазами с вертикальными зрачками.

- Что тебе нужно, предавшая род? - раскатистый рык заполнил всё свободное пространство и заставил тело дрожать. Захотелось свернуться клубочком и прикрыть голову руками, отгораживаясь от этого голоса. Кое-как совладав с собой, я отступила назад, в проход, и достала амулет связи.

- Саш, вы там Пашку уже встретили?

- Ага, - раздался из амулета голос Снегова. - А что?

- Спроси у него, через сколько он сможет прибыть по координатам, что я прислала?

- Где-то минут через сорок, - после паузы ответил Снегов.

- Пусть едет, закрывает своё задание по поиску Хранителя.

- Принял.

Убрав амулет в сумку, я какое-то время собиралась с духом, после чего вернулась к изучению обстановки. Не знаю уж, как этого добились разработчики, но голос Хранителя пробирал меня до самого нутра. Пришлось постоянно твердить про себя спасительную мантру "это всё игра". На удивление, помогло. В голове что-то перемкнуло и я стала воспринимать окружающее в узких рамках полученного задания, будто шоры надела.

В первую очередь меня заинтересовал туманная сфера, запечатавшая в себе Хранителя. Я ни на мгновение не поверила, что такую махину удержат в себе какие-то корешки. Этого гиганта удержат разве что прочные железобетонные стены. Его совершенно точно держит магия. Да и как вообще этого гиганта запихнули под холм? Явно не через лаз. Приглядевшись к туманному мареву, я заметила несколько теней, вроде тех, какие окружали меня. Но если мои имели защитную функцию, то эти, очевидно, были тюремщиками. Но ни выделить их в цель, ни посмотреть свойства я не могла. Так, а что сама сфера? Я вообще могу проникнуть через неё? И как вообще возможно внедрить артефакт в этого чрезмерно агрессивного НПС? Перорально, пожертвовав заодно и откушенной в процессе рукой? Да этот монстр меня целиком проглотит, и хорошо если вместе с артефактом. Ну Гераника, ну затейник...

Интереса ради, я коснулась рукой туманной поверхности клетки. Та пошла знакомыми мне по Завесе радужными разводами и, к моему изумлению, три тени вылетели из тумана и закружились у головы Хранителя. Тот дико зарычал, от чего у меня подкосились ноги, дёрнулся и кулем свалился на земляной пол. После этого корни-прутья разошлись в стороны, образовав небольшой проход. О как. Одновременная защита от Гераники и сервис для отступников. Значит, для выполнения задания достаточно войти в клетку к обездвиженному Хранителю и внедрить в него артефакт. Гусары, молчать! Рассечь тело кинжалом, как это делал Гераника, или без затей сунуть в пасть. С учётом того, что в такую хлеборезку я целиком помещусь, задачка не из сложных. Вопрос только, хочу ли я её решить?

Ещё совсем недавно я не собиралась выполнять задание Гераники. Я и взяла-то его исключительно чтобы слить координаты Пашке и помочь ему отыскать пропавшего Хранителя. Ещё я подумывала рассказать Астильбе о закулисных интригах её союзника. Но теперь, после слов Ксюпипра, я всерьёз задумалась. Обе Империи закрыты для меня, это факт. Я тешила себя надеждой восстановить репутацию с сильвари. Не зря же мы с Чипом убеждали Эбена в моей шпионской миссии. Я передала ему информацию о планах Астильбы, так что Седьмой сумеет спасти посольство Картоса. А уж после помощи в спасении Хранителя меня и вовсе должны на руках носить, даже несмотря на факт осквернения. Может даже как-то излечат. В идеале - даже реабилитируют в Картосе, частью которого станет Сокрытый лес. Но мне всё это бесполезно, если сюда явится Тёмный Легион и будет раз за разом отправлять меня на перерождения. О бывших "Вторых", ставших отныне сильнейшим кланом Тёмной Империи, слышала даже я. За ними закрепилась репутация мстительных отморозков, не гнушающихся убийствами игроков низкого уровня. С учётом того, что я не просто насолила нескольким игрокам этого клана, а помешала поискам нового подземелья, убивать меня будут при каждой встрече. Знала бы раньше - просто позволила Уху себя убить. Одно-два перерождения в данной ситуации - меньшее из зол.

Так или иначе, податься мне некуда. Свободные земли, насколько я помню из прочитанного, предназначались для игроков выше сотого уровня. Я на своём третьем десятке там не жилец. С Малабаром и Картосом ненависть, и далеко не факт, что меня простят за мои далеко не выдающиеся навыки разведки. Да и Картос наводнён Вторыми. Остаётся Мрак. Новая Империя, о которой интересно узнать всем игрокам. Горячая тема для хитов, эксклюзивное видео, уникальная роль придворного менестреля при Геранике. Сказочный шанс для любого игрока, которому не жаль нажитого за годы игры в Малабаре. Единственный шанс для меня. Но как же мне не по душе этот выход...

Моя рука отстранилась от тумана, деревянные прутья вновь сомкнулись, а тени вернулись на место, освободив Хранителя. Тот какое-то время лежал за земле, затем с видимым трудом, пошатываясь, поднялся на четыре лапы и одарил меня испепеляющим взглядом, после чего грузно сел на пол. Я отступила от решётки, отыскала местечко, где торчало поменьше змеевидных корней, и села лицом к ирху, привалившись спиной к стене. Эйд уютно устроился у меня на коленях, пальцы бездумно перебирали струны, наполняя мрачное нутро холма звуком. Хранитель молча наблюдал за мной, а мне совершенно нечего было ему сказать.

Я пришла в Барлиону не ради удовольствия, а ради вдохновения, историй и легенд, что можно переложить на музыку. Ещё совсем недавно меня не интересовала судьба созданного персонажа. Важна была история отступников, Шестой, Гераники, грядущего союза. Стоило лишь прожить до завершения этого сценария, не считаясь ни с какими штрафами, а потом смело удалять похеренного персонажа и создавать нового. Но с получением заклинания "Узы души" всё изменилось. У меня есть доступ к душам легендарных существ этого мира, к их историям, воспоминаниям. Да и лишиться Эйда с его универсальным звучанием и заданием на поиски Десятого, я не хочу. Даже если я создам новую сильвари, то уже не получу ни песенника Кипрея, ни его инструмент. Лорелей удалять нельзя. Вопрос только, какой ценой её сохранять.

Сама того не замечая, я давно уже наигрывала одну мелодию. Осознав, что всплыло в памяти, я невольно ухмыльнулась и начала партию заново, уже осмысленно, негромко напевая и отбивая ритм окованной подошвой ботинка на торчащем из земли камне.

В начале дня, как всегда, не смотря ни на что,

Забыв усталость, болезнь и врожденную лень

Старайся все свои силы направить на то,

Чтобы остаться в живых, пережив этот день.

День прошел, а ты все еще жив!

День прошел, а ты все еще жив!

А ты все жив...

Неважно, как ты поёшь, и неважно, что пьёшь,

Неважно с кем ты теперь и тем более где.

Неважно, кто сейчас, кем ты стал через час;

Куда важней без потерь пережить этот день.

- Тук-тук-тук, стучусь я к небу в две-е-ерь... - протянул за мой спиной знакомый бас и я оборвала песню. - Ты пошто животину тиранишь? Вот Сашки на тебя нет...

Чип с трудом протиснулся мимо меня и с любопытством уставился на Хранителя. Вот уж кто не испытывает никакого трепета перед игровыми персонажами.

- Слышь, лаборант, чё-то мышка у тебя совсем не белая, и совсем не мышка даже. Это вообще не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка, - доложил он результат своих наблюдений. Успевший набрать 18 уровень, Чип в новых вещичках из внешнего мира выглядел намного солидней, чем прежде. В основном за счёт того, что помимо странной шапочки и прочих любимых им атрибутов вроде самопального противогаза, на нём теперь был комплект простенькой кожаной брони.

- Это не я тираню, это отступники его изолировали, чтобы не мешал, - устало пояснила я. - У тебя задание засчиталось?

- Ага, - кивнул Чип. - А это вот... - он кивнул на молчавшего Хранителя, - ... тебе поручили?

- Что-то вроде...

Я достала из сумки артефакт мрака и продемонстрировала Пашке:

- Астильба в ультимативной форме запретила Геранике тянуть свои лапы к Хранителю. Даже защиту поставила, которую могут преодолеть только ирхи или сильвари. А местные никогда не причинят вред своему Хранителю. Он тут вроде как святыня. Вот Повелитель Мрака и предложил мне ученичество в обмен на осквернение самого дорогого для моей расы, - мрачно закончила я краткий пересказ последних событий.

- Звезданулась? - неожиданно остро отреагировал Чип. - Кир, ты что-то уже окончательно не туда.

- Сама знаю и совершенно не в восторге, - печально вздохнула я. - Астильба такого никогда не простит, так что прощай возвращение Портулака. Но в Сокрытом лесу я больше не жилец. На днях прибудут высокоуровневые игроки Тёмного Легиона и меня долго не выпустят с точки возрождения. В обеих Империях у меня ненависть, в Свободные земли идти уровень не позволяет. Раньше я бы плюнула и растёрла, удалила персонажа и создала нового, но теперь... Эйд, души, которых я призываю. Удалю Лори и не будет больше Аники, Саламандры. А Гераника - это возможность продолжить игру в Империи Мрака, понимаешь? Вот и думаю, как быть.

- Да, заварила ты кашу, - Чип умостился рядом, уперев лапы в туманную стену клетки. Странно, но для него туман был непроницаем, будто стена. - Точно - Дарт Лори, блин. Думаешь Гераника этот твой - панацея?

- Если бы... - я подкинула в руке зловещий артефакт Мрака и поглядела на Хранителя. Тот молча слушал наш разговор, но его светящиеся в полумраке жёлтые глаза не предвещали ничего хорошего. - Скорее он - последняя надежда.

- А это чего? - заинтересовался Чип, кивнув в сторону артефакта.

- А это печенька, переводящая на тёмную сторону Силы, юный джедай. Скормлю печеньку нашему мохнатому другу и всё, готов ситх.

- Проще говоря - оружие массового поражения, - интерпретировал на свой лад ирх. - Так... дай его сюда.

- Не, - я отрицательно покачала головой. - Оно бабахнет часов через одиннадцать, и вокруг расползётся скверна.

При этих словах шерсть на спине Хранителя вздыбилась, могучее тело рванулось ко мне с явным намерением дотянуться сквозь прутья клетки и смять, как пучок травы. Уничтожить угрозу, даже ценой собственной жизни. От неожиданности я вжалась спиной в стену и неплохо приложилась дёрнувшейся головой. Лечить надо нервы, однозначно. Потому как древний ирх бессильно завяз в тумане, облепленный тенями, и вновь кулём осел наземь. Его глаза горели такой бессильной яростью, что мне невольно стало не по себе. Древнее существо, призванное защищать свою землю от любых врагов. Даже теперь, пленённый и беспомощный, он всё равно внушал уважение и страх. Вон, даже Пашу, похоже, проняло. Он как-то непривычно серьёзно наблюдал за Хранителем и молчал. И в глазах друга мне почудилось понимание. Чип, для которого окружающая игра почти всегда была чем-то несерьёзным, большим поводом похохмить и позубоскалить, был серьёзен, молчалив и продолжал сверлить Хранителя очень странным взглядом.

Этот взгляд и помог мне принять решение.

- Как-нибудь без Гераники обойдусь, - сказала я Чипу. - Помогу Астильбе призвать Пятого и свалю из леса куда-нибудь. Барлиона большая, прорвусь.

- Не боись, дружище - подбодрил меня Паша. - Мы с Котофеем своих в обиду не даём. А с дрянью этой... - он кивнул на осколок, - ...что сделаешь?

- Отдам тому, кто сможет с ним разобраться. Астильбе, например. Или кому-то из Совета. Но до них быстро не добраться, да и ехать придётся тебе. Я на Древо не ходок.

- Как раз это решаемо, - неожиданно заявил ирх и привычно осклабился. - Сейчас Гуталина и вызовем.

Чип полез в одну из своих поясных сумочек с барахлом, за которые Сашка почему-то дразнил его каким-то "Юргеном". Найти, что ли, время и начать осваивать Пашкину библиотеку? Надоело уже слушать их шуточки, а потом лезть с просьбами пояснить. Книжные черви в стиле "милитари"...

- Он у нас начальство, ему и знать положено - есть тут специалисты должного уровня, или нет... - продолжал между тем Чип, показывая мне светящийся золотистый бутон цветка. - Типа аварийного маяка штуковина. Он мне на крайний случай выдал.

Лапа ирха сжала бутон, который рассыпался на множество искорок, издав на прощание мелодичный звон.

- Ждём, - лаконично объявил Паша.

- Только про нелегалов наших не рассказывай, - попросила я.

- Не учи кота вылизываться, - ирх подмигнул мне и легонечко пихнул плечом:

- Не дрейфь, мой юный падаван, старый ситх не даст тебе пропасть.

- Надеюсь, причина вызова была действительно важной. Через Завесу проникли чужаки и я очень занят, - услышала я голос Эбена, сопровождённый неяркой вспышкой и запахом весеннего луга. Он вышел из портала и только хотел сказать что-то ещё, как его взгляд упал на туманную темницу. - Хранитель!

- Седьмой, - глухо пророкотал чёрный ирх и указал когтистым пальцем на нас с Чипом. - Убей этих предателей и забери источник скверны!

- Да и я так отдам, - я без колебаний протянула несколько обалдевшему Эбену осколок. - Гераника сказал, что когда защита вокруг артефакта исчезнет- наружу вырвется Мрак. И случится это, по его же словам, где-то через одиннадцать часов.

Глаза мастера-шпиона сузились и он бережно принял артефакт из моих рук.

- А теперь убей предателей рода! - Хранитель рыкнул так, что не сиди я на пятой точке - рухнула бы на неё от одного этого звука.

- Оба-на, голос из глубин веков прорезался, - отреагировал Чип. Если бы не прижатые уши и сжавшиеся кулаки, можно было подумать, что на него голос Хранителя не произвёл никакого впечатления. Похоже, что желание древнего существа открутить нам головы окончательно вернуло Пашку к привычной ёрнической манере речи.

- Вы, товарищ гигантопитек, позвольте спросить, сколько тут сидите, что до сих пор не в курсе проводимой совместными усилиями наших спецслужб операции по внедрению своих агентов в стан врага? Иначе не были бы столь непочтительны и категоричны по отношению к Лорелей, пожертвовавшей... - в голосе ирха зазвенели патетичные и патриотичные нотки, - ... даже своей сущностью ради спасения наших народов? Стыдитесь, гражданин! В Вашем-то возрасте и с Вашим жизненным опытом давно пора на лету такие планы раскусывать. А Вы - "убейте"... Ай-ай-ай, как нехорошо... - он сокрушённо поцокал языком, с укоризной глядя на узника. - А ещё Хранитель...

- Гхм, - прокашлялся Эбен, с негодованием косящийся на Чипа. - Не обращай внимания на трёп этого юнца, Древнейший, - обратился он к Хранителю. - Он бывает излишне болтлив и неуважителен, несёт нечто невразумительное... - при этих словах Чип приподнял свою шляпу и дурашливо поклонился Седьмому, буркнув: "Вот спасибо на добром слове", - ...но он не предатель, как и Лорелей.

Тут в голосе Эбена послышалось некоторое сомнение, но он всё же продолжил:

- Она присоединилась к нашим братьям, не согласным с решением Совета, и сообщила через Чипа ценные сведения о планах Астильбы. Она вознамерилась сорвать заключение союза с Картосом и связалась с Гераникой.

Тут уже я проявила неуважение и встряла в разговор:

- Шестая приказала не причинять Хранителю вреда, но Гераника в тайне от неё приказал мне пронести сюда артефакт, способный осквернить даже такое могучее существо. Если Астильба узнает - их союзу конец.

Лицо Эбена приобрело задумчивое выражение, а Чип тем временем подлез поближе к клетке и с любопытством потыкал в прутья пальцем.

- Интересно... - ирх почесал затылок и вернулся обратно к нам. - Вроде же Хранитель должен быть могущественным существом, так? - он повернулся к Эбену, как к наиболее авторитетному источнику информации в данном вопросе.

- Мощь Хранителя на его территории огромна, - кивнул Седьмой.

- Тогда объясните мне, сапогу тупому - это что надо сделать, чтобы Хранителя загнать, а потом запереть так, чтобы выбраться не мог?

- Этот Гераника, - не сказал, а сплюнул Хранитель. - Он обладает силой, с которой я никогда раньше не сталкивался. Я до сих пор не понимаю, как устроена моя темница.

- Чем-то подобным отравлен лес, - добавил Эбен. - И наши друиды только-только начали изучать суть этой скверны благодаря тем семенам, что добыл Чип.

- Вообще-то, - ввернул Пашка, - это Лори их добыла. А я просто передастом поработал. Ну, друидам в смысле отнёс, - пояснил он в ответ на недоуменный взгляд Эбена. Последний смерил меня полным сомнений взглядом.

- Я пришлю сюда друидов под охраной, - наконец решил Седьмой. - Они должны понять, что сдерживает Хранителя.

- Тени, - произнесла я. - Его сдерживают тени.

На меня уставились три пары удивлённых глаз.

- Объясни, - потребовал Эбен, - что за тени и откуда ты это знаешь.

- Насколько я понимаю, тени это то, чем орудует Гераника. Я вижу их вокруг Хранителя. Вот они, - я поочерёдно ткнула пальцами в плавающие в тумане сущности Мрака.

Эбен внимательно посмотрел в указанных мною направлениях, достал странного вида цветок и махнул им перед собой. Тот рассыпал лиловую пыльцу, взвесью заплясавшую в воздухе, но лицо Седьмого не прояснилось.

- Я не могу их видеть, - сокрушённо произнёс он. - Ты можешь их уничтожить, или прогнать, Лорелей?

Я отрицательно покачала головой:

- Нет. Но, кажется я знаю тех, кто сможет.

- Отступники? - напрягся мастер-шпион.

- Не совсем, - я покосилась на Чипа, но тот только пожал плечами, предоставляя самой решать как поступить. - Те чужаки, что прошли через Завесу. Это Свободные жители и они уже имели дело с тенями Гераники.

Говорила я без особой уверенности. После континентального сценария в Тёмном лесу, когда Махан отказался стать учеником Гераники, пять классов получили возможность уничтожать тени. Вроде как писали, что уже и жрецы открыли для себя способ борьбы с силами Мрака. Но я не уточняла, владеют ли этими навыками игроки из Дня Гнева. Может навыки не просто открылись, а требовали длительного времени изучения и ребята просто не успели их освоить? В любом случае, Седьмой знал о вторжении и явно собирался принять меры, так что хуже уже не будет.

- Ты?! - гнев исказил лицо Эбена. - Это ты провела их через Завесу?! Вот почему друиды не смогли определить кто из наших открыл границу. Мрак закрывает тебя от их взоров.

- Я, - отрицать очевидное не было смысла. - По понятным причинам у меня не было возможности попросить разрешения, и неоткуда было ждать помощи. Они пришли помочь. Эти чужаки не враги нашему лесу.

- Не враги? - мастер-шпион глядел на меня так свирепо, что я невольно поёжилась. - Они уничтожили уже пять Стражей! Ещё с десяток исчезло, друиды их больше не чувствуют. И после этого они - не враги?! Ты поплатишься за этот поступок, Лорелей! - пообещал он.

- Стражи нападали, чужаки оборонялись, - без особой уверенности в действенности сего аргумента сообщила я. - А что до десятка пропавших - это происки Гераники. Он поймал и осквернил часть Стражей.

Хранитель утробно зарычал, в очередной раз заставляя меня поёжиться, но вмешиваться в разговор не стал.

- Лёд и пламя! - судя по тону, Эбен столь странным образом ругнулся. - Чего ещё я не знаю?

- О намерении Астильбы уничтожить посольство Чип уже сообщил?

- Да, - Седьмой принялся мерить шагами свободное пространство.

- Тогда осталась последняя новость. Я собираюсь помочь Астильбе призвать Портулака из Серых Земель.

Эбен словно на стену налетел. Замер, обернулся и уставился на меня неверящим взглядом.

- Ты... Ты способна повторить заклинание Кипрея?

- Я расшифровала оставленный им песенник и выучила это заклинание. И похоже, что Астильба нашла способ вселить душу в тело.

- Невозможно... - прошептал Седьмой. - Немыслимо...

- Мёртвым место в Серых Землях! - рык Хранителя припечатал меня к стене. - Никому не позволено нарушать задуманный Создателем порядок! Душам дозволено лишь ненадолго посещать живых, а не возвращаться в тело!

Я мысленно согласилась с решением Астильбы изолировать этого излишне ортодоксального ирха, способного не только на корню загубить план с отловом посольства, но и помешать грядущему спиритическому сеансу.

- Скоро узнаем, возможно ли это, - я примирительно подняла руки, призывая собеседников успокоиться. - Понимаю, что много всего натворила не спросив разрешения, но ведь и вы получили бесценную информацию. Я уже не говорю об артефакте, что теперь находится в ваших руках. В награду я прошу немного: позвольте чужакам попытаться освободить Хранителя и не мешайте мне помочь Астильбе вернуть Портулака. После хоть судите, хоть изгоняйте - мне всё равно.

- Ты смеешь заикаться о награде? - рявкнул Хранитель, но в отличие от него Эбен задумчиво почесал подбородок. Я прямо чувствовала, как застарелое недоверие к чужакам борется в нём с желанием решить проблему. Да и грядущий союз подразумевал начало работы с иными расами, так что момент для "полигонных испытаний" был самый что ни на есть подходящий, и грех было упускать такую возможность.

- Как видишь, бледнолицый, вариантов нет, - подкинул аргумент Чип, видя колебания сильвари. - Сам Маниту подсказывает нам выход. Пора закопать топор войны между делаварами и ирокезами.

Лицо Седьмого приобрело озадаченное выражение и он с искренней растерянностью обратился ко мне:

- Скажи, Лорелей, эти свободные такие же странные, как он? - тёмный палец мастера-шпиона указал в сторону Чипа.

- Нет, в большинстве своём они куда понятней и спокойней, - обнадёжила я его.

- Да не дрейфь, Гуталина-сан, - хихикнул предмет обсуждения. - Я помешанный, но не буйный!

Эбен недоверчиво покосился на довольно выпятившего мохнатую грудь Чипа, словно сомневаясь в столь оптимистичном диагнозе, и тяжело вздохнул:

- Хорошо. Пришло время учиться общаться со Свободными жителями и расами внешнего мира. Я дам им шанс доказать свои добрые намерения. Что до твоей просьбы... - пауза затянулась и я вся обратилась в слух. - Портулак всегда был разумен и последователен. Возможно именно его возвращение поможет Астильбе одуматься. Мне бы не хотелось выступить в бою против наших братьев и сестёр. Призови его дух, Лорелей, и расскажи обо всём том безумии, что охватило Сокрытый лес.

Я облегчённо выдохнула, а Чип ожидаемо выдал:

- Глас прогресса в царстве мракобесия. Сверли дырочку для ордена, Сигуранца. А, и ещё вопрос, - он мотнул головой в сторону Хранителя, недобро прижавшего уши, - какая гарантия, что этот йети нам всем бошки не поотрывает, празднуя своё освобождение?

По своей сути вопрос был отличным, но вот его словесное выражение оставляло желать лучшего. Интересно, какой у Чипа уровень Привлекательности с Эбеном? И бывают ли отрицательные значения Привлекательности?

- Моё слово - вот твоя гарантия, - грозно пророкотал Хранитель. - Если вы сумеете освободить меня, то тем самым на деле докажете, что работаете на Седьмого во благо леса. Я пощажу вас и тех чужаков, что пересекли Завесу без разрешения.

- А перговоры вести так научишь? - полюбопытствовал Чип, заинтересованно встопорщив вибриссы. - Всегда таким завидовал: вроде и встрял по уши, так нет же, ещё и права качать умудряется, да так, что и поперёк не скажешь.

- Я не веду переговоры, - прорычал Хранитель так, что, казалось, весь холм затрясся. - Я приказываю!

- Ну а я про что? - всплеснул лапами ирх. - Вот, видите? - он обернулся, словно призывая нас в свидетели. - И ведь не возразишь... Прям как я на инструктаже, только страшный. Ну так что, научишь?

Совершенно неожиданно для меня Хранитель громогласно расхохотался и осклабился во всю свою внушительную пасть:

- Научу, как только окажусь на свободе.

Мы с Эбеном изумлённо вытаращились на древнего ирха, а Чип настороженно уточнил:

- Слово?

- Слово, - всё ещё ухмыляясь, кивнул Хранитель.

- Договорились, - удовлетворённо кивнул Чип, и, повернувшись ко мне, сказал с оттенком горечи в голосе:

- Вот чего сейчас не хватает в нашем мире, Лори - умения держать слово.

- И держать язык за зубами, - пробормотала я, доставая амулет связи с рейдовой группой. Пора освобождать Хранителя.

----------

В главе использован текст песни "День прошёл, а ты всё жив" группы "Чёрный обелиск".



Глава 14


К идее помочь местным властям и легализоваться Кортик отнёсся с энтузиазмом. Из-за атакующих Стражей рейд вынужден был держаться вместе и продвигался очень медленно. Шанс получить разрешение Совета на пребывание в лесу дал бы возможность рассредоточиться и максимально быстро обыскать территорию, так что менее, чем через час, рейд в полном составе окружил холм.

- Ну и рожа у тебя, Шарапов, - поприветствовал Сашку Чип.

И тут в полный рост встала новая проблема: персонажи говорили на абсолютно разных языках. Я странным образом понимала обоих друзей, и для меня они звучали как привычный всепланетный, но при этом откуда-то точно знала на каком языке кто говорит. В этом плане игровое языкознание было куда удобней реального. В своё время я изучала старый русский и английский языки ради перевода песен на всепланетный, но переключиться с одного на другой прямо посреди разговора оказывалось не просто. Тут же никаких особых проблем.

От сомнительного счастья повторять трёп друзей на двух языках меня избавил Седьмой, призвав в качестве переводчика в беседе с Кортиком. Тот успел выяснить, что купить языковой пакет аборигенов Сокрытого леса не получится - он просто отсутствовал в продаже, как и языки прочих хардкорных рас. Выучить их можно было только игровыми способами.

- Приветствую представителя Совета и приношу искренние извинения за вторжение в Ваши земли, - Кортик почтительно поклонился Эбену и, дождавшись, когда я закончу перевод, продолжил:

- Мой клан прибыл сюда с намерением помешать Геранике уничтожить Безымянного Властелина Картоса. Гераника вонзил кинжал в трон Властелина и если мы не отыщем способ его обезвредить, наш правитель погибнет. Согласно одному найденному нами документу, на территории Сокрытого леса может находиться артефакт, способный уничтожить проклятый кинжал.

Я удивлённо вытаращилась на Кортика, но переводила всё до последнего слова. Слова рейд-лидера удивили не только меня: рейд-чат взорвался вопросами: "Да ладно!", "Мы нашли способ спасти Властелина?", "А чего ты нам не говорил?". В конце-концов Кортик не выдержал и едва заметно зашевелил пальцами, печатая на виртуальной проекции клавиатуры ответ: "Чисто теоретически такой предмет может находиться в этой локации. Другого правдивого и весомого оправдания я не придумал".

- Я слышал о печальном положении Властелина Картоса, - тем временем задумчиво ответил Седьмой, - но впервые слышу о том, что спасительный предмет спрятан у нас.

- Это лишь предположение, - поспешно уточнил жрец. - Указания в том документе весьма расплывчаты.

- И из-за, как ты выразился, расплывчатых указаний вы посмели вторгнуться в Сокрытый лес, уничтожить несколько Стражей и без дозволения Совета рыскать по нашим землям?

Эбен не повышал голоса, но слова его звучали грозно и пугающе, а на Кортике появился дебаф "Немилость Седьмого", временно уменьшающий шанс крита на 90%.

- А разве вы сами не пошли бы на крайние меры ради спасения Хранителя? - не стушевался Кортик. - Потеря Властелина во время становления Империи Мрака грозит победой Гераники, жаждущего уничтожить Барлиону. Даже призрачный шанс остановить Мрак стоит небольшого нарушения границ. Клянусь, что никто из моих людей не желает зла жителям Сокрытого Леса.

- Ты прав, свободный, - выслушав перевод сказал Эбен. - Мрак нужно остановить, а ради спасения Хранителя я готов принять помощь чужаков. Но если вы потерпите поражение - я уничтожу каждого и прослежу, чтобы ни один из вас больше не пересёк Завесу.

Некое странное несоответствие привлекло моё внимание. Несмотря на серьёзность переговоров, решающих судьбу рейда, многие игроки улыбались и, то и дело, косились куда-то в сторону. Проследив за взглядами, я узрела, как два моих карманных клоуна путём пантомимы рассказывают друг другу о сложившейся ситуации. Как раз в этот момент Сашка изображал, как рейд добрался до Завесы: перетаптываясь на месте, он приложил к вискам кулаки с оттопыренными указательными пальцами, долженствующими изображать рога таурена, выпучил глаза и уставился перед собой с видом пресловутого парнокопытного, узревшего новые ворота. Получилось настолько забавно, что даже Батя - которого и изобразил Котофей - в восторге рыл землю копытом, фыркал и утирал глаза. Ксюпипр и вовсе стоял спиной к Кортику и Эбену, наблюдал представление, то и дело тихо гыгыкая в кулак.

Наконец-то переговоры были завершены, рейд получил какое-то задание и приступил, собственно, к освобождению Хранителя. Меня тоже взяли в рейд и в глазах зарябило от обилия поступающих данных. Не мудрствуя лукаво, я скрыла всё это богатство, оставив только рейдовый чат.

- В эту нору больше, чем вшестером, не влезть, - оценив обстановку, объявил Кортик. - Батя, Фро, Гелк, Соул, Гурон и Липа - вы уничтожаете Тени. Остальным - полная готовность. Как показывает практика, с Гераникой никогда не бывает просто.

Как же прав он оказался. Вошедшие в лаз к Хранителю игроки установили какой-то артефакт, транслирующий происходящее под землёй на поверхность на манер голопроектора. Из поднятых ладоней паладина полилось ослепительное сияние, создавшее резкий контраст света и теней. Но когда сияние угасло исчезли не все тени. Кружившиеся вокруг Хранителя сущности обрели плотность и объём, став уязвимыми к воздействиям игроков. Чем последние незамедлительно и воспользовались: кинжалы разбойников и парные мечи воина изничтожили воплощённые тени за считанные секунды. От победного рыка Хранителя заложило уши и я едва расслышала слова стоявшего рядом Кортика:

- Как-то подозрительно просто...

В следующий миг древесные корни, пронизывающие холм, ожили, опутав игроков удушающими объятьями. Полоски их здоровья начали стремительно уменьшаться, но обездвиженные игроки были не в силах что-либо предпринять. Из деревянных прутьев темницы появились новые тени, моментально спеленавшие ринувшегося было на волю Хранителя. В довершение ко всему, венчающее холм осквернённое дерево зашевелило скрученными ветвями и с душераздирающим скрипом начало вытаскивать часть корней из холма. Стали доступны характеристики ожившего монстра и его имя - "Злое дерево".

- Внучка, ты в холм. Нужно разбить корни! - тут же среагировал Кортик. - Мрак, пробуй заагрить деревяшку на себя. Всем рассредоточиться, чтобы удары корней не накрывали большие группы.

Игроки тут же рассыпались по склону холма, в ожившее дерево полетели стрелы и заклинания. А вот в пещере дела шли не очень-то хорошо. Фро, активировавший бабл, избавился от душащих его корней и теперь спешно творил исцеляющие заклинания, восстанавливая здоровье товарищей. Протиснуться к выходу он просто не мог, не было места, так что паладин принялся орудовать мечом, освобождая стоящего рядом друида Гурона.

- Меня тоже спеленало, - сообщила в рейд-чате застрявшая прямо в коридоре Внучка. Её маленькую фигурку корни опутали настолько плотно, что не торчала даже макушка.

- Деревяшка устойчива к физическим атакам, - пролетело в чате сообщение от Фро. - Жизней у корней не много, но броня срезает 99% наносимого мной урона. Активировал со свитка масс заклинание. Тоже срезало 99% урона. Нужно ковырять каждый корень в отдельности, причём магией.

- Стася, дотянешься до Внучки, не входя в лаз? - спросил Кортик у знакомой мне магички.

- Попробую, - ответила та.

- Освобождай её от корней и вытаскивай. Фро, забей на корни и просто хиль ребят. Быстрее будет грохнуть дерево, чем искать способ вас освободить. Мрак, что у тебя?

- Босс без агро, лупит корнями и ветками по рейду. Если попадут - ваншотят. Ствол пока неуязвим, режем ветки и корни.

Мне происходящее кругом казалось форменным светопреставлением. Воздух дрожал от заклятий и свиста стрел, скрипа веток и гулких ударов корней о землю. Уследить за всем и сразу казалось совершенно нереальным, но Кортик, похоже, справлялся с этой непосильной задачей. Всё, что мне по силам, уже было сделано: я бафнула рейд и ослабила противника, так что теперь оставалось стоять и смотреть, как играют высокоуровневые рейдеры. Вдруг земля пропала из-под моих ног, меня куда-то дёрнуло, а совсем близко просвистела ветка излишне агрессивного дерева.

- Глазами тоже пользуйся, - посоветовал Чип. Он без затей держал меня за шкирку, как нашкодившего котёнка. - Так и помереть недолго. Будешь тогда сидеть на кухне и ждать нас в тоске и тревоге. Надо быть осторожной, как вот... - тут мимо нас с радостным улюлюканьём пронёсся Сашка и принялся скакать меж хлещущих веток, лупцуя по ним своей "хряпой". Арбалет этот странный охотник по каким-то неведомым причинам игнорировал.

- Неудачный пример, - резюмировал Чип, оттаскивая меня на безопасное расстояние.

- Внучку вытащила, - сообщила в чате Стасяня. - Она попробовала пройти вперёд, но через пару шагов снова попала в корни. Фро заново не пеленает, значит корни активируются вновь при перемещении примерно на метр.

- Забудьте про лаз, сосредоточьтесь на дереве, - приказал Кортик, не прекращая лечить своих рейдеров.

- Я попробую пройти в пещеру, - сообщила я сосредоточенному жрецу.

- Помрёшь, мелочь.

- У меня временные иммунитет ко всему контролю.

- Пробуй, - решил Кортик и я, стараясь не упускать из вида мелькающие тут и там ветви, побежала к знакомому лазу. Метнувшиеся со всех сторон корешки, теперь уже до омерзения похожие на змей, бессильно скользнули рядом с телом, будто прикрытым силовым полем. Удружил Гераника с бафом, будто наперёд всё знал и подыгрывал. Странная мысль мелькнула в сознании и тут же была забыта. Впереди, загораживая вход, высилась спелёнутая деревянной смирительной рубахой туша Бати.

Я играю на похоронах и танцах,

Вся наша жизнь - одно из двух...

Волшебные стрелы устремились в древесные оковы, разрушая те с внушающим оптимизм эффектом. Поскольку находилась я всё ещё на осквернённой земле, один залп выбил аж 5% жизни корня, что позволяло надеяться освободить таурена всего за двадцать заклинаний. На самом деле, хватило и семнадцати. Трижды среди магических стрел пролетали огненные, выдававшие внушительный крит.

- Сдвинься на полметра, не больше, - попросила я танка и тот как мог вжался в стену, позволяя мне протиснуться к следующему кокону. По счастью, в нём был заключён друид Гурон, так что оставшиеся корни он разбивал уже самостоятельно.

- Чего делать будем? - поинтересовался Гелк, когда все игроки в пещере были освобождены.

- Я б попробовал и эти тени грохнуть, - предложил Батя и тут же продублировал идею в рейд-чат.

- Пробуйте, - после пятисекундного раздумья дал добро Кортик.

Земляные стены пещеры так содрогались от могучих ударов, что я невольно вжимала голову в плечи и ежеминутно ожидала обвала. Зато бывалых рейдеров этим было не пронять. Они вновь воплотили тени и технично вырезали их, освобождая Хранителя. Тот взмахнул могучей лапой и рассёк когтями жалкие деревяшки, преграждавшие его путь. Откуда-то сверху, видимо из ствола дерева, вновь появились тени, сковавшие древнего ирха. На место уничтоженных корней решётки, пробивая землю, вплелись новые. Увы, но и игроков тоже повторно спеленало.

- Не знаю, что вы сделали, но продолжайте в том же духе, - написал в рейдовом чате Кортик. - Два корня ушли в землю, ствол стал уязвимым, его здоровье просело на 20%.

Мгновение я колебалась, кого освободить первым - Гурона, или Фро, но последний вновь активировал откатившийся бабл, снимая вопрос. Дальше действовали по уже отработанной схеме: освобождённый друид разрушал корни на остальных бойцах, те воплощали очередную партию теней, Хранитель уничтожал часть своей тюрьмы и вновь оказывался скованным. Не знаю уж, что там творилось наверху, но судя по крикам "Вторая фаза" и командам Кортика - было весело. Хотя, если бы не баф Гераники, веселухи бы и нам хватило. А так в какой-то момент в очередной раз освобождённый от теней Хранитель разнёс к чертям свою темницу и с бешеным рычанием взвился вверх, мохнатой торпедой пробивая и слой почвы и древесный ствол.

- Я СВОБОДЕН! - громогласно прорычал Хранитель, разнёсший и без того лишённое большей части ветвей осквернённое дерево. От этого рёва у меня не только заложило уши, но и образовался букет скоротечных дебафов от оглушения до дизориентации. Как по мне, сей радостный вопль слышал весь лес и Гераника уже в курсе, что задание я провалила.

- Кира! - в образовавшуюся дыру свесились две морды - белая и пушистая и зелёная и лысая. Что характерно, имя прозвучало одинаково на обоих языках. Убедившись, что я в порядке, морды переглянулись и мохнатая укоризненно выдала:

- Ну вот никуда без присмотра нельзя отпускать. Ты чего сотворила, что этот махмуд... - Пашка указал на Хранителя, - ... древних рокеров цитирует? Если он ща сравнит себя с птицей в небесах - всё, пиши пропало, останется только тебе его за собой по концертам таскать.

- Я свихнусь от такой подпевки, - фыркнула я, но окончание фразы вновь потонуло в рёве Хранителя.

- ЧУЖАКИ, ВЫ ДОКАЗАЛИ, ЧТО ВАШЕМУ СЛОВУ МОЖНО ВЕРИТЬ. Я ПОЗВОЛЯЮ ВАМ НАХОДИТЬСЯ В МОЁМ ЛЕСУ, НО БУДУ СЛЕДИТЬ ЗА КАЖДЫМ ШАГОМ. НЕ РАЗОЧАРУЙТЕ МЕНЯ!

Пока рейдеры Дня Гнева выбирались через порядком пострадавший лаз, Ногар без затей сбросил сверху верёвку и, едва я за неё уцепилась, ребята в четыре руки вытащили меня на раскуроченный холм.

- Слышь... - оценив нанесённые Хранителем разрушения, задумчиво протянул Сашка, - ... может, его к сапёрам приспособить? Не знаю, что насчёт рыть, но любой ДЗОТ анголанинам этот деятель разворотит похлеще термобарического боеприпаса.

Рейдеры, тем временем, спешно воскрешали погибших бойцов, а в чате уже вовсю шёл разбор полётов.

- Маниту, ты какого хрена под летящую ветку подлез?

- Ну я думал проскочу...

Вчитываться я не стала, вместо этого ответив Сашке:

- Ты б помолчал минут десять, а то он сейчас сам тебя куда-нибудь приспособит, - посоветовала я и тут же сощурилась: вокруг Сашки один за другим возникли световые круги, сопровождавшие повышение уровня. Кое-кто из рейдеров тоже засиял маленьким солнцем. Видно немало опыта им отсыпали за это задание. Увы, меня и Чипа награждение обошло стороной: не будучи чужаками, мы задание получить не могли.

- ТЫ, - могучий перст Хранителя указал на Пашку. - НЕСМОТРЯ НА СВОЮ МОЛОДОСТЬ, ТЫ ДОКАЗАЛ, ЧТО ЯВЛЯЕШЬСЯ ХРАБРЫМ ЗАЩИТНИКОМ РОДНОГО ЛЕСА. И КАК ДРУИД-ЗАЩИТНИК ДОСТОИН ДАРА ИЗМЕНЕНИЯ ОБЛИКА.

- Служу! Родному! Лесу! - вытянувшись во фрунт и вскинув лапу к виску, проорал ирх. Стоявший рядом орк, разумеется, ни черта не понял без моего перевода, но то ли сыграл рефлекс, то ли из желания подурачиться тоже вытянулся рядом с другом, браво выпятив грудь и вскинув подбородок. Руку к виску, правда, подносить не стал. Но что самое странное - несмотря на внешнюю нелепость, получилось правда торжественно. Видимо, в этой их армии знают какой-то секрет подобного рода церемоний. Судя по одобрительной ухмылке на морде Хранителя, понравилось и ему. Чёрный ирх вскинул лапу, и вокруг его белого сородича (прямо Инь, Янь и зелёная Хрень) возникло знакомое мне сияние получения характеристики.

- Чтоб в джунглях жить как в крепости... - внезапно запел Пашка и превратился... в медведя. Здоровенный светло-коричневый такой топтыгин стоял на месте ирха, весело подпрыгивая и горланя:

- ...умерь свои потребности,

И ты поймёшь - тебя не победить!

Сашка пару секунд таращился на друга, а потом, узнав мелодию, подхватил на картосском:

- Пусть в жизни мало складности,

В ней есть простые радости,

И счастлив, кто умеет их ценить...

Весь рейд, Седьмой и Хранитель с ошалелым видом наблюдали, как эта парочка, горланя песенку из старого детского мультфильма, выплясывает вокруг ямы, оставшейся от узилища.

- А если ты не пробовал, дружок,

- Каков на вкус муравьиный сок... - нескладно, на два языка, разорялись они на всю округу, сталкиваясь лбами и задами.

- Они в реале не клоунами работают? - негромко поинтересовался у меня стоящий неподалёку Кортик, не отводя взгляда от ужимок моих друзей. - Плачу штуку золота за запись этого шоу.

- Походу этот танец - пример удачной групповой контузии. И заразной, к тому же, - добавила я глядя на присоединившегося к плясунам Ксюпипра. - Не боишься начала эпидемии?

- Если мне при этом выдадут возможность оборачиваться в животных, которую друиды могут получить посредством выполнения длиннющей цепочки заданий начиная с сотого уровня, я тут голышом танцевать буду.

Хранитель, до того с ухмылкой наблюдавший за дикими плясками, вновь громогласно заговорил:

- МОЁ СЛОВО НЕРУШИМО, А ПОТОМУ ПОЛУЧИ И ОБЕЩАННОЕ УМЕНИЕ... ТОРГОВАТЬСЯ.

Пляшущего медведя вновь окружило сияние, а затем медвежья морда расплылась в жутковатой улыбке. Странно, у него же уже была характеристика торговли.

- ЧТО ДО ТЕБЯ, ПРИНЯВШАЯ МРАК... - морда чёрного ирха повернулась в мою сторону и утратила всякий след весёлости. - ТЫ НЕ БУДЕШЬ УНИЧТОЖЕНА БЕЗ ВОЗМОЖНОСТИ ВОЗРОЖДЕНИЯ. Я ПОЗВОЛЮ ТЕБЕ ЗАКОНЧИТЬ НАЧАТОЕ ДО ТОГО, КАК ИЗГНАТЬ ИЗ СОКРЫТОГО ЛЕСА. МРАКУ НЕ МЕСТО НА МОЕЙ ЗЕМЛЕ!

Вот и мне досталось от щедрот. Если вдуматься, не такая уж и плохая награда, вспоминая видео суда над Маханом после сценария Тёмного леса. Ему чуть персонажа не удалили за шашни с Гераникой. Пёс с ним, с изгнанием, главное, что я сохраню персонажа и успею доделать начатый сценарий.

- Благодарю за милость, Хранитель, - со всей возможной почтительностью ответила я.

- Если хочешь солгать Геранике о причине провала его задания, я могу помочь, - подал голос молчавший до того Эбен. - Скажи, что под холмом ты встретила меня и была отправлена в Серые Земли. Я могу не просто убить тебя, но и оставить особую метку, по которой Гераника поймёт, от чьей руки ты пала. Есть шанс, что ты будешь прощена, не потеряешь его доверия и сумеешь раскрыть его план. Ты согласна?

Доступно задание: Свой среди чужих. Описание: Эбен просит узнать планы Гераники и сообщить о них ему. Класс задания: уникальный сценарий. Награда: вариативно. Штраф за провал/отказ от задания: Эбен не будет более считать Вас своим агентом.

- Да, Седьмой, - после недолгих раздумий ответила я. Хуже от принятия этого задания мне уже не будет.

- Вот амулет для связи со мной. Удачи тебе, Лорелей, - очень серьёзно пожелал Эбен и в следующий миг удар его кинжала отправил меня на перерождение.



Глава 15


Из капсулы я выбралась в пустую тихую квартиру. Паша ещё не закончил своих дел с Хранителем и заданием друидов, Саня, скорее всего, ещё долго будет таскаться с рейдом, так что я предоставлена самой себе. И славно, как раз успею поспать часа три-четыре - именно столько оставалось до очередной процедуры перезарядки картриджей медицинской аппаратуры.

Но к назначенному времени Пашка из кокона так и не вылез, а на кухне в одиночестве возился Котофеич. Я уже привыкла к тому, что кухня - это его и Паши вотчина, в коей мне уготована участь гостя и дегустатора, и не скажу, что меня сильно расстраивало такое положение вещей. Сашка, похоже имевший собственный электронный ключ от квартиры, нарезал овощи здоровенным тесаком, немногим уступавшим в размерах его игровой "хряпе".

- Аджаб-сандал сделаю, - объявил он. - Тебе чаю налить?

- Сделай милость, - не стала отказываться я, усаживаясь на свободный табурет. - А второй баламут где?

- Пашка пока в игре остался, - ответил Саня, колдуя над чайником. - Его этот ваш Гуталин с собой куда-то поволок по делам.

- Пойду нажму кнопку вызова в реал, а то приедет злой доктор и упрячет недисциплинированного пациента в госпиталь.

- Время пока есть, - кивнул на часы Котофей. - Как раз успеешь чаю выпить.

- Тоже дело, - согласилась я, занявшись изготовлением бутерброда с колбасой и сыром. - Чем там всё дело кончилось?

- А, да ничем, - махнул рукой Сашка. - Рейд попёрся дальше рейдить на свою голову, Пашку уволок этот ваш черномазый корнеплод, а меня сожрал динозавр.

Я выпучила глаза и подавилась бутербродом. Сашка тут же услужливо долбанул меня рукой между лопаток, отчего остатки еды вылетели у меня изо рта, как из катапульты, щедро заляпав стол неаппетитным натюрмортом.

- Чего? - откашлявшись, переспросила я. - Какой динозавр?

- Да хер поймёшь, - пожал плечами Сашка, откладывая нож и беря в руки губку. - Что-то типа велоцераптора, или дейнониха... в общем, дромеозавриды какие-то. Короче, вывалилась из леса кодла этих доисторических пернатых тварюшек и кээк ломанёт на нас, - он принялся убирать со стола мои "художества". - А я протупил чего-то - нет, чтоб из арбалета их приголубить, ломанул в рукопашную... Ну, меня до полного карачуна они всей свой оравой и раскритиковали за недальновидность.

- Откуда там динозавры?

- Пашка рассказывал, что они у ирхов заместо кошечек, собачек и прочего рогатого скота. Ближе к горам водятся, - охотно поделился своими знаниями Котофеич.

- Чего только игроделы в кучу не намешают... - удивилась я. - Надо будет Пашку про стартовую локацию ирхов порасспрашивать. Походу я туда уже не попаду.

- Смотря из чего, - Сашка кинул губку в мойку, а затем полез в ящик кухонного уголка и достал оттуда... детский слюнявчик.

- На, - он сунул слюнявчик мне в руки. - Верблюжонок Кельвин...

- Не-не, твой взять не могу, - отмахнулась я от столь щедрого подарка. - И вообще, откуда тут слюнявчик? Даже с учётом Пашиных проблем с челюстью - не его размерчик.

- Так для тебя ж и припасли, - не остался в долгу Сашка. - Знали ведь, что ты - музыкант, деятель культуры, сиречь - дикий человек... Вот, видишь - он розовенький и с котятами, - он сунул слюнявчик едва ли не мне в нос, демонстрируя этих самых котят.

- Не, не мой фасон, - заключила я, придирчиво примерив слюнявчик. - Да и размерчик не мой.

- Ну и ладно, привереда, - фыркнул Котофей, убирая слюнявчик обратно. - А, Пашке только не говори, а то фыркать будет, - предупредил он.

- Почему?

- Не любит, когда вещи его дочки трогают. И вообще напоминают об этом, - после недолгой паузы сообщил Сашка и вернулся к готовке.

Новость меня огорошила. Паша, конечно, упоминал про развод, но вот про дочку как-то умолчал. Зато теперь его странное общение с Аникой в игре начало обретать смысл. Видно НПС каким-то образом напомнила ему дочку.

- Он никогда не говорил, что у него есть дети. Да и в квартире ни одной фотографии, - непонятно зачем сообщила я Сашке и без того очевидный факт.

Тот молча соорудил мне новый бутерброд взамен бесславно почившего, и лишь потом ответил:

- Не любит вспоминать этот эпизод из своей жизни.

И вновь принялся кромсать ножом беззащитные овощи. Я утянула у него кусок невинно убиенного помидора, увенчала им бутерброд и принялась задумчиво жевать.

- О, интеллигенция! - раздался за спиной Пашкин бас. Лётчик проковылял к столу, изучил деятельность своего друга и плюхнулся рядом. Глаза у него горели, лицо сияло восторгом и было видно, что в кои-то веки игре удалось его действительно увлечь.

- Братва! - тон, коим было произнесено это слово, полностью подтвердил мои выводы. - Вы сейчас будете играть в лошадей некормленых - в смысле, громко ржать и бить копытцами, - но я всё равно скажу: быть медведем - это класс! Э, носатое полено, а где мой сок?

- В холодильнике, о аватара Балу, - покорно ответило "носатое полено" и продолжило работать ножом. - Протяни тентаклю и достань. В смысле - сок, а не меня.

- Хамло, - вынес другу диагноз Паша и полез за соком.

- Расскажи хоть про мишку, - попросила я. - Какие умения, бонусы и особенности? Интересно же.

- Ум... - Пашка присосался к трубочке, и лишь ополовинив пакет, шумно выдохнул и принялся утолять моё любопытство.

- Я пока полностью не разобрался - времени не шибко было, - но выяснил, что выносливость вдвое повышаю, сила тоже прибавляется - это там от уровня как-то зависит, - и надо ещё денег зарабатывать, ибо под чалдона нужна отдельная экипировка. Как-то так вот.

- А урон как наносишь? Зубами и когтями? - заинтересовалась я, живо представив Пашку в облике медведя флегматично пережёвывающего противника.

- Ага, - кивнул тот. - Но там тоже куча каких-то своих приколов типа уровней, силы и прочего. Разберёмся, в общем, со временем. Так, Котяра, а что у нас на завтра по шашлыкам?

Сашка почесал ножиком кончик носа, закатил глаза к потолку, что-то прикидывая, и доложил:

- Практически всё готово, осталось мясо купить и замариновать - я уже дядь Ашота предупредил, он нам заранее шею свинки отложит, - ну и Хам пока не прибыл.

- А где его носит? - поинтересовался Паша.

- Да ещё в море бултыхается на своём батоне. Я вот что думаю: ща закину всё готовиться и метнусь за пивком в пивоварню. Ну и по пути загляну в магазин - может, вспомню, что докупить надо.

- Отлично, а мы как раз картриджи все сменим, - одобрила я план

- А меня, как обычно, не спросили, - вздохнул Паша, изображая из себя несчастную жертву диктатуры.

Замена картриджей прошла в уже привычном ритме, за исключением того, что на лицевой регенертор, восстанавливающий нижнюю челюсть Паши, ушёл последний картридж.

- Слушай, я тут подумала, а не пора ли мне домой? - после завершения процедур спросила я у Пашки. - Санёк тут чуть ли не всё время ошивается, так что я вроде как уже и не нужна.

- Ты чего? - Пашка даже приподнялся на локтях. - Кир, мы что, что-то не то сделали?

- Да всё отлично, - даже рассмеялась я. - Но у меня как бы свой дом есть, репетиции, концерты...

- Ну, репетировать, положим, ты и тут можешь, - резонно возразил Пашка. - Концерты пока вроде у тебя не намечаются. Тем паче через неделю наше носатое полено опять в свою Африку уфинтюлит, и буду я тогда с Прапором на пару тут куковать.

- Через неделю? Он же жаловался, что отпуск у него слишком продолжительный и он не знает чем и заняться, кроме "упокоения в этом саркофаге". Что-то там ему ещё месяц, или два гулять.

- А он тебе не сказал? - удивился Пашка. - Ему ж наконец лейтенанта дали, поедет на представление и взвод принимать.

- Не буду притворяться, что поняла как это связано с сокращением отпуска.

- Отзывают его, - терпеливо объяснил Паша. - Там взводом командовать некому. Пока их на доукомплектование на базу отвели - справляется заместитель командира взвода, но это всё же не то. Вот Саню и сдёргивают обратно - будет хозяйство принимать.

- Мда... - протянула я. - Весело тут у вас. Ладно, значит ещё подзадержусь. Но ты учти, когда ко мне придёт мировая слава - я тут же свалю на гастроли!

- Договорились, - успокоился Пашка и подтянул к себе футболку. - Айда прошвырнёмся вместе, а то опять пропустим, как Котофей по магазину на тележке от продавцов убегает.



Глава 16


Признаюсь - утро Великого (Сашкино определение) дня, когда Паше снимали его "намордник", я бессовестно проспала. Разбудил меня знакомый и не знакомый одновременно голос, пробасивший:

- Вставай, соня, завтрак проспишь!

Когда я наконец высунула заспанную физиономию из комнаты, то увидела поджидавшего меня Пашу, сияющего счастливой улыбкой. Из кухни доносились аппетитные запахи и невнятные звуки какой-то возни. А, ну точно - наш разведос же грозился с утра пораньше подорваться, смотаться на базар за мясом и "забабахать самые лучшие шашлыки по эту сторону гор". Вообще, он ещё вчера собирался это сделать, когда после похода по магазином съездил домой за своим зелёным чувалом с манатками для похода, но потом ему кто-то позвонил, и Санёк тут же скрылся в вечерних сумерках, туманно пояснив что-то про "пылесос Валл'И". Причём тут древний агрегат и персонаж не менее древнего - пусть и классического - мультфильма, я не поняла, но переспрашивать уже было поздно - Котофеича и след простыл.

Сейчас же Сашка, облачённый донельзя застиранные пятнистые штаны и невообразимого в природе, ядовито-жёлтого цвета футболку колдовал на кухне, что-то нарезая, отмеряя, перемешивая и фальшиво напевая себе под нос.

- А! - радостно заорал он, едва я вползла на кухню и шмякнулась на свободный табурет. - Пришёл мой юный падаван! Так, цепляй тарелки и мотай отсюда, пока я тебя в режим "Три Пэ" не переключил.

- Три Пэ? - не поняла я, но тарелки с нашим завтраком сцапала со всей возможной поспешностью. Мало ли что он там имеет ввиду.

- Принеси, подай, пошёл на фиг не мешай, - охотно объяснил носатый гад. Ну зато хоть понятно обрисовал перспективы, вздумай я тут задержаться.

А вскоре после завтрака заверещал домофон, и в Пашину квартиру ввалился некто шумный, загорелый, носатый и жизнерадостный.

- Влад, - представился мне он. - Я б предположил, прекрасное создание, что ты - невеста одного из этих оголтухов, но зная их не первый год, сразу отметаю такое подозрение.

- Валл'И! - от Сашкиного вопля мне заложило уши. - Не пугай мне ребёнка. А Хам где?

- А, внизу, шмотьё перекладывает, - махнул рукой Влад и осторожно, но от души обнял всё ещё похожего на киборга Пашку. Ну что ж, подозреваю, что вскоре мне удастся разгадать тайну вчерашней фразы про Валл'И и его пылесос.

"Пылесосом" оказался старый, потрёпанный внедорожник, вдобавок пыльный настолько, что я всерьёз задумалась над тем, какого же на самом деле цвета этот колёсный антиквариат. Рядом с передней дверью стоял и скучал некто длинный, лысый и тоже носатый. Блин, они что - носы в одном месте закупили? Или у них такой критерий при приёме на работу? В том, что все они были военными, я уже не сомневалась. Начала различать характерные фразочки, шуточки и нечто особенное в манере держаться.

- Влад, ты б хоть помыл свой тарантас, чтоль, - поддел друга Паша, но, к моему изумлению, этому резко воспротивился наш разведос.

- Ни в коем случае! - едва не заорал он. - Ты чего? Пылесос мыть нельзя!

- Боишься смыть благородную паутину? - поднял бровь Паша.

- Нет, просто нам ещё ехать в нём, - объяснил свою позицию Сашка. - А эта хреновина не разваливается лишь потому, что её птицы обосрали, - и тут же отпрыгнул в сторону, уворачиваясь от вполне заслуженного пинка Влада.

- Сергей, - между тем представился длинный. - Но можете назвать меня Хам - так привычнее.

- А почему Хам? - удивилась я такому прозвищу. С виду вполне вежливый мужик.

- А, да у меня в детстве прозвище Хамул было, - чуть смутился тот, - ну а эти вот раздолбаи сократили до Хама. Им, видите ли, долго выговаривать было.

- Боюсь показаться невеждой, - неохотно призналась я, - но единственная моя ассоциация с именем Хамул - один из назгулов во "Властелине колец".

Строго говоря, эту подробность я помнила исключительно благодаря одной из прослушанных песен, где в каждом припеве перечислялись имена всех назгулов.

- Видишь, какой у нас начитанный домашний питомец? - вклинился Сашка, и тут же задал стрекача: Влад, закончив помогать летчику спуститься по ступенькам к машине, отцепил от рюкзака скатанный коврик и перешёл в атаку, желая поквитаться за оскорбление своего стального коня. Я же свою месть за "домашнего питомца" решила отложить до подходящего случая.

- Не бойтесь. Он у нас хоть помешанный, но всё же не буйный, - поспешил успокоить меня Хам. - И Вы угадали - это именно он и есть. Мы, собственно, благодаря этой книжке в своё время и сошлись. И вот с тех пор дружим.

- Интересная, должно быть, история, - прозрачно намекнула я, с грохотом роняя рюкзак на асфальт перед багажником. Синтегитару я из рук не выпускала. Кто их знает? Зашвырнут как-нибудь неаккуратно. Нет, моя красавица поедет со мной в салоне.

- И она до сих пор продолжается, - Паша подковылял к нам и звонко хлопнул Хама по спине. - По дороге расскажем. Здорово, длинный! Ты когда приехал? - Паша взял было мой рюкзак с прицелом закинуть его в багажник, но Хам ловким маневром перехватил моё имущество и сделал всё сам. И то верно, если у Пашки не хватает ума поберечься, то хоть его окружающие не дадут усугубить и без того шаткое состояние.

- Ночью прилетел, - ответил Хам, захлопывая крышку багажника. - Мы вчера утром с патрулирования вернулись, малышку в док на ТО загнали, и я транспортным бортом до Москвы, а потом уж сюда.

- Хам у нас подводник, - пояснил Сашка, нарезая круги вокруг машины с Владом на хвосте. - Командир малой подлодки. Знаешь, которые контрабандистов и прочую хрень гоняют? А наш мусоросборник... - метко брошенный коврик тюкнул его в затылок, и "краса и гордость Вооружённых сил" едва не пропахал землю носом, запутавшись в собственных ногах.

- Сапёр я, - Влад поднял коврик. - ИСР, а то сейчас наш болтолог навешает тебе столько лапши на уши, что китайский ресторан впору открывать будет. Итак, господа, кидаем жребий: кто за рулём, а кто едет сзади и разминает печень. Паша, ты, как почётный гвоздь программы, выпадаешь. Бери юную леди под мышку и садись назад. А вы, господа, к барьеру, - он вытянул из кармана спичечный коробок.

Я же пребывала в некоторой прострации. Уже лет десять как машины водили в основном имитаторы. Право на ручное вождение имели представители разного рода экстренных служб и военные. Пользовались этой сомнительной привилегией, правда, редко. Кому охота сидеть за баранкой, когда можно читать книгу или смотреть фильм будучи пассажиром? Но эти трепологи, очевидно, не собирались пользоваться услугами водителя-имитатора.

- ИСР - инженерно-сапёрная разведка, - расшифровал мне Паша, просовывая руку в открытое окно передней дверцы и нащупывая что-то в районе дверцы задней. - Влад, мля! Ты когда двери починишь?

- Да как только, так сразу, - безмятежно отозвался тот, ломая спички. Судя по всему, это было давней темой - слишком уж буднично и пофигистично задавались вопросы и давались ответы, и я была больше чем уверена, что этот диалог повторится ещё не раз и не два.

Паша с возмущённым бурчанием просунулся дальше в машину, и наконец раздался щелчок замка, после чего со скрипом отворилась дверь.

- Запрыгивай, - предложил мне Паша. - И ничего не бойся - до сих пор этот пепелац ни разу не разваливался.

Не знаю уж, что за "пепелац" такой, но насчёт "не разваливался" верилось с трудом. Зато и ответ на вопрос о ручном вождении нашёлся. Это чудо допотопного автопрома явно создавалось в эпоху, когда имитаторы только разрабатывались. Никакого имитатора вождения, никаких систем безопасности. Я вообще не была уверена, что вождение сего тарантаса законно. Он совершенно точно является источником повышенной опасности и не разрешён к использованию в общественных местах. С другой стороны, прокатиться на чём-то подобном, пожалуй, круче, чем на танке. Танки-то выпускают с завидной регулярностью, а подобный раритет запросто может оказаться последним в мире.

- Ничего, если что - у меня коны в Серых Землях, - пошутила я, забираясь в пропылённое нутро "пылесоса". Пыли реально было как в соответствующей ёмкости домашнего имитатора после генеральной уборки, так что я пару раз оглушительно чихнула и всерьёз задумалась, а не вернуться ли к Пашке за древним раритетным респиратором двадцатого века. Висел у него такой на стене.

- Эх, прокачу! - прервал мой мыслительный процесс радостный Сашкин вопль. Но почему-то взгромоздился он на заднее сиденье рядом с Пашкой, и тут же полез назад, в багажник, гремя какими-то железяками.

- На! - разведчик сунул Паше запотевшую бутылку пива. - Поехали!

- Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса! - трагическим тоном прогнусавил Влад, вытянувший короткую спичку. - Всем пристегнуться, идём на взлёт!

"Пылесос" неожиданно резво рванул с места, дребезжа всеми своими деталями и подняв в салоне настоящее пылевое облако.

- Слушай, - прокашлявшись, уточнила я у блаженно улыбающегося Пашки. - А после пива к твоему доктору на терминал не поступит тревожный сигнал, после которого нас догонят, обезвредят, а тебя таки упекут в стационар за неподобающее для болящего времяпрепровождение?

- Не-а, - радостно замотал головой тот. - Я ж с себя регенераторы не сдираю. Нас если и остановят, то лишь потому, что Котофей без намордника... Э! А ну брысь! - последнее адресовалось объекту обсуждения, который, пользуясь моментом, запустил лапы в кастрюлю с шашлыком и уминал его сырым. - Хам! Он опять шашлык сырым жрёт!

- Отдай, - Хам отобрал кастрюлю под возмущённое Сашкино пыхтение. - Ну что, по первой?

- По первой, - Пашка скрутил на бутылке пробку. - Сань, давай наш...

- За твоё здоровье, Фуззи! - тут же проорал Сашка.

- За Судан, страну твою!* (*Р. Киплинг, стихотворение "Фуззи-Вуззи") - подхватили остальные странную песенку под звяк столкнувшихся бутылочных горлышек.

Пиво у них закончилось быстро - в аккурат под конец истории знакомства и дружбы этих экземпляров. Собственно, ничего особо необычного: жили-были четыре подростка, которым с детства не сиделось в капсулах виртуальной реальности, зато прекрасно сиделось за книжками, а после несло во двор реализовывать прочитанное. Двор сменился клубом ролевиков, затем - историческим реконструированием, а потом... Потом всех четверых за каким-то лешим понесло в армию. Причём сам уход расписали довольно понятно: перспектива работы в офисе не прельщала ни одного из друзей, но если Паша с ходу отправился поступать в военное училище, то оставшаяся троица всё же честно попыталась получить гражданское образование. Но, видимо, зуд в пятой точке настойчиво требовал отправиться на поиски приключений, что по окончании первого курса и было сделано. И меня совершенно не удивило, что идея завербоваться на службу в войска принадлежала именно Сашке. На данном этапе жизни пути друзей временно разошлись: Саня ушёл в разведбат, Влад стал сапёром, Хам - подводником, но связи они не теряли. А потом в очередной раз полыхнуло в Африке. На этом месте в рассказе ощущался пробел, но опыт общения с Пашей и Котофеичем безошибочно давал понять, что конкретно про этот период расспрашивать не нужно. Повествование плавно перешло на то, как Влад по истечении контракта ушёл на гражданку, но - вот тоже их общая черта - не на спокойную работу, а мотается по тем же "горячим точкам", собирая разрушенные войной электростанции, генераторы и ветряки. Для остальных служба так и осталась домом родным.

- О, подъезжаем, - под хлопок очередной отлетающей крышки оповестил Хам, показывая вперед. Мы приближались к подножию поросшей лесом горы, которую Паша важно назвал "священным местом правоверного шашлычника".

- Ща, вон по той грунтовочке поднимемся, - продолжал объяснять Хам. - А там слева наше место. Такая полянка уютная, и главное - с дороги не видно, если не знаешь, что она там - фиг найдёшь.

По прибытии каждый занялся делами: Сашка - костром, я - музыкальным сопровождением и слежкой за Сашкой, чтобы тот не таскал сырой шашлык, Паша - раскидывал плоские "блины" палаток и контролировал их раскрытие, Хам - оборудованием обеденного стола, а Влад - навёрстыванием упущенного.

- Кто пойдёт братву встречать? - с грохотом свалив набранные для костра дрова, вопросил Сашка.

- Я, - Влад с кряхтением сполз на землю с командирского кресла своего "Пылесоса". - Вот удел владельцев "комфортабельных городских малолитражек", - с шутливой надменностью в голосе сообщил он, - ходить ногами там, где другие гордо едут!

- В твоём случае надо добавить "Молясь, чтоб под их жопой не рассыпались", - тут же вставил Паша. - Когда твоя "Антилопа Гну" на повороте заскрипела - я уже думал хватать Киру в охапку и катапультироваться на фиг, пока под обломками не погребло.

- Не льсти этим обломкам, они разве что канарейку погрести способны, - поправила я друга под всеобщее одобрительное ржание.

- Зато это будет королевская канарейка! - ничуть не смущённый Влад гордо воздел свой шнобель и направился встречать остальную часть компании.

- Кира! - возмущённо заорали в два голоса за моей спиной.

Обернувшись, я увидела Сашку, улепётывающего в лес с куском мяса в зубах. Убежал он, правда, недалеко - ровно до первых деревьев, где с невозмутимым видом вернулся к сбору дров, пережёвывая добычу.

- Это ж разведос, дикий человек, - попенял мне Хам. - Ты б видела, что они в лесах своих жрут.

Немного странно было видеть взрослых людей, разменявших четвёртый десяток, и при этом дурачащихся с совершенно детской непосредственностью. Странно, но очень приятно. Честно говоря, достали уже люди, строящие из себя больших боссов, успешных бизнесменов и прочих брутальных альфа-самцов. Моё мнение о людях, конечно, изрядно испорчено корпоративами, на которых каждый стремится перещеголять других достижениями, причём зачастую никчёмными, или вовсе не существующими. Трёп о новом автомобиле престиж-класса, о пополнении в коллекции "агрессивного железа", пользоваться которым коллекционер не умеет, высокомерные рассуждения о том, как кто-то "нормально приподнялся" - подобное всегда вызывало у меня искреннее недоумение. Что за удовольствие строить из себя кого-то, кем ты на самом деле не являешься? Профукивать собственную жизнь, пытаясь прожить чужую? Наверное потому мне всегда было уютней в компании безалаберных друзей. Они хоть и оболтусы, но настоящие.

Такими же были и Пашкины друзья. И пусть за их весёлой беззаботностью временами угадывалось притаившееся нечто - тёмное, мрачное и недоброе, - они жадно спешили жить, наслаждаясь любой малостью и не боясь показаться кому-то смешными.

А, меж тем, жизнь в лагере кипела. Вопреки тайным опасениям остаться без шашлыков из-за раздолбайства некоторых несознательных личностей, костёр всё же разгорелся, а Хам, периодически отвлекающийся, чтобы то отогнать лезущего под руку Сашку, то принять рюмочку, принялся укладывать мясо на сетку.

- Так сочнее, - пояснил он, перехватив мой удивлённый взгляд. - Шампур мясо протыкает, и из-за этого вытекает сок. А так вот получается куда лучше. О, наши, - он ткнул пальцем в сторону появившейся из-за деревьев компании.

"Наших" я знала заочно, только по рассказам ребят. Три парня и две девушки - все мои ровесники, - к моему удивлению оказались гражданскими. Я-то грешным делом думала, что все Пашкины друзья служивые. Новые знакомые оказались удивительно приятными и открытыми людьми. Не было столь частых при первом знакомстве оценивающих взглядов и шепотков за спиной, неискренних проявлений восторга от встречи, или, напротив, игнорирования. Все просто представились и тут же включились в работу по обустройству лагеря, технично и ненавязчиво припахав меня наравне с прочими к уборке валявшегося в лесу мусора.

- Это не люди, это свиньи тут были, - Влад брезгливо подцепил веткой использованный презерватив и закинул в мешок к остальному мусору.

- Найти, и прикопать, - поддержал его Хам, орудуя лопатой с такой яростью, слово уже прикапывал намусоривших тут отдыхающих, - Так хватит?

Он выпрямился, стоя в вырытой для утилизации мусора яме, и вытер платком блестящую от пота лысину.

- За глаза, - кивнул Котофей. - Отходи...

Хам вылез, и в яму полетел первый пластиковый мешок. Вообще эти мешки меня весьма заинтриговали: зелёные, с непонятной цифро-буквенной комбинацией на боку, они были снабжены вакуумной застёжкой и леской с колечком.

- Пааберегись! - весело заорал Сашка и дёрнул это самое колечко. Из ямы пыхнуло жаром и взлетело лёгкое облачко пепла. И всё - от пакета, набитого пустыми бутылками, жестянками из-под пива и прочим мусором, не осталось ничего.

- Мы так там мусор утилизируем, - пояснил мне Влад, закидывая в яму следующий мешок. "Там", как я поняла, - это в Африке.

- Дёрнуть хочешь? - поинтересовался сапёр, протягивая мне колечко.

- А руки у меня на месте останутся? - на всякий случай поинтересовалась я, но колечко, естественно, взяла.

- Ну ты же не собираешься пакет в руках держать? Так что дёргай, не боись, - подбодрил меня Влад, и побрёл к своему "Пылесосу" за следующим пакетом, коих у него в багажнике лежал целый ящик. Я с сомнением посмотрела на зажатое в руке колечко, глубоко вздохнула и, заорав по примеру Котофея "Па-а-аберегись!" дёрнула рукой. В лицо дыхнуло жарким ветром, взлохматив мне волосы, и... всё. Ничего страшного - если пакет этот к себе не прижимать, разумеется.

- Ты похожа на Медузу Горгону, - хихикнул Паша, в виду ограниченной дееспособности приставленный откупоривать бутылки с пивом.

- Да, что-то есть, - согласился с ним Котофей и уточнил: - Пережившую взрыв на складе с краской.

- Жаль только способность обращать в камень отсутствует. А то бы я из вас двоих зашибенную скульптурную группу сделала. "Побег из дурдома" называется.

- Ты ж моя злыдня, - умилился Котофей, быстро сунул мне в руку колечко от очередного приговорённого пакета и ретировался, предоставив возможность повторить процедуру кремации "артефактов цивилизованного общества", как пафосно окрестил этот мусор Хам. Сам же автор сего термина, завершив земляные работы, теперь следил за костром, периодически вороша в нём длинной веткой и восполняя потерю жидкости с помощью бутылки пива.

Через полчаса наша поляна и ближайшие окрестности оказались вычищены от пластикового мусора, битого стекла и прочих сомнительных "артефактов цивилизованного общества". В процессе я не только составила впечатление о каждом из новых знакомых, но и выяснило, что четверо из пяти были геймерами. Естественно, разговор быстро перешёл в обсуждение Барлионы.

Парня, что пришёл без пары, звали в основном по прозвищу - Хомяк. На щекастого грызуна улыбчивый юноша ничуть не походил, но поскольку он был уже вторым Пашей в компании, "погремуха", как выражался Котофей, была кстати. Да и с игровым ником она совпадала. Будучи экологом по профессии, играл Хомяк друидом. Специализировался на путешествиях и поиску всяких редких и уникальных тварюшек для тех, кто готов был раскошелиться. А таких оказало немало: НПС заказывали необычных животных для зоопарков и личных питомников, игроки жаждали уникальных питомцев или маунтов, а кланы очень ценили особых зверей для охраны замков. Узнав, что тёзка не только получил класс друида, но и успел урвать медвежью форму, Хома вываливал на голову Чипа массу полезной информации. Вот только, судя по отстранённому лицу вертолётчика, тот половину пропускал мимо ушей, вежливо кивая и поддакивая в нужные моменты.

Особенно внимательно я разглядывала ту самую Лену с мужем, что не побоялись припрячь Котофеича к организации свадьбы. Ник у Лены был необычный - Факел Шафрановый, а сама она имела свойство весело и заразительно смеяться по каждому подходящему поводу. При взгляде на неё, все непроизвольно начинали улыбаться и настроение само собой улучшалось. К тому же, она была единственной, кого Котофей беспрекословно подпускал к святая-святых - готовке. Муж Лены, - тоже Саша, как и Котофей, - Барлионой особенно не интересовался, и чуть в стороне жарко дискутировал о чём-то с Хамом. Судя по долетавшим до меня репликам, речь шла о поведении какого-то особо хитрого модуля из состава оборудования подводных лодок, к созданию которого Саша имел какое-то отношение. Он внимательно слушал замечания подводника, а после того, как Хам что-то накарябал на его планшете, всерьёз задумался, морща лоб и теребя губу. Правда, долго думать ему не дали - Лена пихнула супруга локтем под рёбра, отобрала планшет и вручила вместо него тарелку с шашлыком.

- Хоть тут оторвись от работы. Хам, ты тоже лучше ешь, потом будете о своём железе ненаглядном соловьями заливаться.

Вторая семейная парочка оказалась профессиональным тандемом из танка и хила. Высокий, худой и опять-таки носатый парень по имени Дима наводил на мысль, что где-то тут регулярно происходит распродажа выдающихся шнобелей. В игре он носил имя Уртам и играл тауреном-воином, а в реале работал программистом. Его супруга по имени Женя предпочитала игровой ник Морана, пояснив, что тёзки обоего пола встречаются так часто, что игровое имя в обиходе куда как упрощает общение. Зарабатывала она преимущественно в Барлионе, но не продажей ресурсов или наёмничеством, а услугами игрового юриста. Я на всякий случай обменялась с ней контактами. Знакомый юрист никогда не помешает.

- А ты кем играешь? - поинтересовалась Лена, с пугающей сноровкой шинкуя овощи в тазик с салатом.

- Бардом, - горделиво приосанившись, сообщила я.

Лица моих новых знакомых как-то сразу поскучнели, а Женя и вовсе тихо проворчала:

- Развелось этих бардов - не продохнуть.

- А чё с ними не так? - хором, словно заранее отрепетировав, озадачился квартет вояк.

- Мы с Хамом просто ни разу вообще не геймеры, - пояснил Влад. - Потому ни в зуб ногой по этой теме. Тем паче что Пашкина ручная Медуза Горогона... - услышав это прозвище, Лена хихикнула и, вооружившись конфискованным у супруга планшетом, увлечённо заработала стилом, - ...вроде как по жизни лабух.

- Щас за "ручную" начну петь хитовую попсяру мерзким голосом, - возмутилась я. - Я дикая и необузданная. Меня трудно найти, легко потерять и невозможно забыть. Прям как второй носок.

- Их домовой крадёт, - серьёзно, как всегда, когда нёс чушь, вставил своё авторитетно мнение Котофей.

Когда все отсмеялись, Женя прояснила ситуацию с бардами.

- Ничего личного, Кира, но в последние месяцы Барлиона страдает от наплыва доморощенных звёзд шоу-бизнеса. Эти, мать их так, певуны блеют на каждом углу. На мелких уровнях при попытке найти группу сразу натыкаешься на дюжину жаждущих слушателей бардов. Особенно много девиц решивших, что это их шанс начать певческую карьеру и прославиться.

Лена согласно фыркнула и запела, умудрившись мастерски лажать в каждом слове:

Ах, какая невезуха

Нет ни голоса, ни слуха.

А кому какое дело?

А мне бы дали, а я бы спела!

- Во-во, - подтвердил Хомяк. - А теперь представь хотя бы пятичасовое прохождение подземелья под такой вот аккомпанемент. При сборе группы уже даже указывают, что бардов не берут по определению.

- Мда... - кисло протянула я. - Выходит, теперь уже и в игре нужно будет прослушивания проходить.

Но запах хорошо приготовленного мяса заставил забыть о невесёлых игровых перспективах и наброситься на жратву. В процессе мы с Пашей поведали о приключениях в Сокрытом лесу и скором окончании сценария.

- Но после ваших рассказов я начинаю радоваться, что меня попрут из всех цивилизованных земель. Судя по всему, с поиском группы многочисленные коллеги мне уже подгадили.

- Эк знатно ты персонажа похерила, - восхитился Дима. - Ещё из яслей не вышла, а уже всю репу в минус загнала. Талант.

- Да ладно тебе, - не согласился Хомяк. - Есть жизнь и за МКАДом, и в Свободных землях. Я туда частенько наведываюсь за экзотическими зверушками. Сложно, конечно, но интересно.

- Тогда тебе стопудово в предгорья к муфточкам надо, - оживился Саня. - Я офигел - там динозавры, представляешь? Меня стая дайнонихов затрепала.

- Я должен это видеть! - вскинулся Хомяк.

Я же из принципа молчала, уже не удивляясь, что солдафон Котофей знает про динозавров столько, что безошибочно определил вид после короткого боя в игре. Походу они все тут те ещё ботаны.

- Да, Кир, кстати,- подал голос Дима. - Вообще реально к вам туда попасть кому-то ещё? Интересно было бы, да и вам там свои люди не помешают.

- Я так понимаю, что по результатам сценария сильвари и ирхи должны присоединиться к Картосу, так что границу откроют. А пока - вряд ли. Вроде как вокруг завесы злые агры, а незаконное пересечение границы сливает репутацию в ненависть. Да и послы вроде как через пару дней должны уже прибыть, так что нет смысла спешить. Выждите недельку-другую и уже официально прибывайте к новым союзникам.

- А карта на планшете есть? Хочу прикинуть сколько будет стоит телепорт, - попросил Дима.

Планшет у меня был и карту из игры я как раз недавно выгружала для взаимного обмена с Терном, так что проблем не возникло. Благодаря картографам из рейда "Дня гнева" карта на планшете была уже куда подробней, чем в игре. К моему удивлению, картой заинтересовались не только игроки, но и вояки.

- Ты гля, хитрожопые, - хмыкнул Влад. Он ткнул пальцем в один из участков карты.

- Вот здесь сделали своего рода коридор с углом.

- Ну да, - Сашка, сосредоточенно сопя, покрутил планшет. - Вот здесь и здесь стопудово засады будут, тут вот - ещё одна. Долбанут, отсекут кусок - и либо удерут, либо вот отсюда подтянут резерв и до конца раздолбают, а кто будет пытаться идти на помощь - вот тут и тут встречать и останавливать.

Он вернул мне планшет и резюмировал:

- Вот хвост даю на отсечение - кто-то из наших им планы чертит. Без особой фантазии - видимо, счёл, что для геймеров и квадратно-гнездового мышления за глаза хватит, - но видно, что тип с опытом.

- Ты б хвостом своим поменьше рисковал, - с серьёзным видом посоветовал ему Хомяк под общий хохот.

- И для особо одарённых объясните - чего вы там так пристально разглядывали и кто кого долбанёт и раздолбает, - попросила Женя.

- Ща, - Котофей вновь отобрал у меня планшет и включил объемное голографическое изображение, бессовестно сажая батарею. - Вот смотрите... - красный цвет обозначил заражённые участки, сложившиеся в запутанный лабиринт, чем-то напомнивший мне виденную когда-то схему Одесских катакомб. - На заражённых участках отступники имеют преимущество, что позволяет им оперативно перебрасывать силы с участка на участок, вдобавок обходясь их минимальным количеством. Вот тут и тут.... - он создал синие кружки, обозначившие нужные участки, - они с двух сторон зажимают дорогу, а потом делают поворот под прямым углом. В этих вот местах по уму и будет засада - пропустят за поворот головной дозор, или ту часть колонны, что их не интересует, и ударят по цели. А помощь будут отсекать. Таким образом они запросто по кускам могут уничтожить довольно крупные соединения, если у тех не будет поддержки с воздуха.

- А я б ещё фугасы заложил, - добавил Влад. - Чтоб вообще жизнь малиной не казалась. А вот тут... - он указал на участок, похожий на городскую площадь: узкая дорога расширялась, образуя подобие циркового манежа, а потом вновь сужалась до размеров бутылочного горлышка, - ... на входах поставить управляемые заряды, такие же раскидать по этой площадке, и когда противник войдет - начать долбить со всех сторон, периодически подрывая заряды и не давая им организовать сопротивление.

- Ну и самая изюминка, - включился Паша, - это то, что проход от границы так же идёт по заражённым участкам. В общем, даже без фугасов и прочих прелестей современности ребята из той конторы весьма неплохо подготовились и имеют серьёзную заявку на победу.

Все задумчиво уставились на схему, обдумывая вывод, сделанный "верными дуболомами", как они сами себя называли, в честь деревянных солдат из какой-то очередной книжки, и только Лена продолжала чиркать стилом в блокноте, изредка бросая на меня весёлые взгляды. А потом протянула планшет с рисунком: я в образе Медузы держу за носы Пашку с Владом, ногой прижимая хвост пытающемуся удрать Котофею. Чёрт, я себе это батальное полотно на стенку спроецирую на самое видное место!

- Так, дамы и господа, - вдруг подал голос Паша, отвлекая компанию от созерцания карты.

В руке Паша держал стеклянный гранёный стакан - неимоверный анахронизм, тем не менее пользующийся популярностью и в наше время. Непонятно только, зачем он пёр в лес эту хрупкую посудину. Ответ на мой вопрос был получен тут же: на дно стакана с тихим звоном упали две золотистые звёздочки, а потом вертолётчик доверху залил посудинку водкой.

- На, - стакан был вручен Котофею. Тот встал, откашлялся, и отчеканил:

- Представляюсь в связи с присвоением мне воинского звания "Лейтенант", - и под одобрительный рёв друзей опрокинул стакан в рот. Допив водку, он поцеловал звёздочки и положил в подсунутую Пашей коробочку.

- Ну наконец-то, - Хам звонко хлопнул Котофея по плечу. - Утвердили?

- Ага. Ротный говорит: НОКиС так гордо ему всё это в столовой рассказал, будто сам лично ездил в Генштаб, а не просто документы туда отправил.

- Да всё равно шустро управились, - хмыкнул Хам. - Думал - с пол-года будут канителить.Теперь как ты говорил - в штаб, в оперативный отдел? Или в службу войск?

- Да не, - Котофей улыбнулся как настоящий кот, урвавший на халяву банку сметаны. - Обратно в Конго в субботу следующую, взвод принимать.

- В Конго? - к моему удивлению, вояки посмурнели.

- Там же Мторо опять начал... - Влад развёл руками. - И чё тебе на жопе ровно не сидится, а? Шило мешает?

- Ну вот как-то так... - Котофей разлил спиртное по рюмкам.

- Давай, чтоб вернулся, - сказал Хам, беря свою рюмку.

- Ой, не нагнетай, - отмахнулся Сашка. - Обычное дело...

- ...на сторону которого перешли три полка территориалов, - завершил за него Паша. - Со всеми причиндалами, включая технику и артиллерию.

- А у меня идея, - подал голос Хам. - Давайте ему ноги переломаем - и он никуда не поедет.

- Поддерживаю! - тут же вклинилась Лена.

- По самую шею обломаем, - зловеще уточнила Женя.

- Вот что я в вас ценю - так это готовность помочь другу в трудную минуту, - растроганно произнёс Хам. - Кстати, Сань, а Дайвер на повышение, раз ты на его место?

- Нет, - как-то неожиданно хмуро отозвался Сашка, и по хмурости этой его, а так же по тому, как следом посмурнели вояки, я догадалась, что вакансия образовалась далеко не самым жизнерадостным образом.

- Так вот, - перевёл тему Котофей. - Капсулы на базе никто не отменял, так что хрен вы так просто от меня отделаетесь!

- Играть будешь? - удивился Влад. - С чего это? Ты ж раньше всю эту хрень на дух не переносил.

- Да хоть так вот с ребятами видеться буду, - улыбнулся Сашка и бросил быстрый взгляд в мою сторону.

- Тоже дело! - одобрил Дима. - Не будешь неделями пропадать с горизонта просто потому, что было лень зарядить коммуникатор.

- Коту нужно динамо-машину встроить просто, - авторитетно сообщила Женя. - Скорость вращения шила в его заднице позволит бесперебойно подзаряжать не только комм, но и вирт-капсулу.

Эта незамысловатая шутка окончательно разогнала собравшуюся было мрачную атмосферу. И до самого утра мы смеялись, шутили, орали песни под гитару - в общем, веселились, как и полагается людям на отдыхе. А поздним утром, когда мы убрали мусор и свернули лагерь, прогретое солнцем нутро Владова "Пылесоса" показалось мне уютней любой кровати.



Глава 17


В Барлиону я выбралась только к вечеру и с некоторой неохотой. Хотелось гулять и веселиться, а не киснуть в вирт-капсуле, но до праздника Первого Бутона и приезда послов оставалось меньше двух суток. Что там будет с лагерем отступников после этого я не представляла, а потому хотела закончить все дела и подготовиться к финалу сценария. Сдать задание с семенами Мрака, раскрутить местных на обучение каким-нибудь навыкам или специальностям. Как-то всё время эти мелочи приходилось отодвигать на второй план. Пора ими заняться.

Увы, планы были нарушены в первые же секунды входа в игру. Гераника возник передо мной прямо на точке возрождения. Поджатые губы и презрительный взгляд Повелителя Мрака подсказывали, что он не рад меня видеть.

- Ты не сумела справиться с простым заданием, - после непродолжительного молчания сказал он. - Хранитель на свободе. Мне не нужны столь никчёмные ученики.

Задание "Дорогой ученичества" провалено.

Репутация с Повелителем Мрака Гераникой изменена на неприязнь.

- Задание оказалось не таким уж и простым, - без особого энтузиазма попыталась оправдаться я. - Эбен с помощью свободных жителей из-за Завесы освободил Хранителя и убил меня. Разве я могу справиться с одним из Совета?

Гераника так пристально на меня посмотрел, что я невольно поёжилась, а по спине пробежал холодок. В следующий миг вокруг меня образовалась вспышка света.

- В твоих словах нет лжи, - с некоторым удивлением констатировал Гераника. - И я вижу на тебе метку Седьмого. Ты знаешь, что с её помощью он отслеживает твоё передвижение?

- Вот гад! - восклицание вышло искренним. Шпион, блин. Мог бы и предупредить, что метка с подвошкой. Хотя, может он мне не доверяет и желает знать о каждом шаге?

- Ничего, я знаю, как воспользоваться этой возможностью, - загадочно улыбнулся Гераника и сорвавшаяся с его руки тень устремилась ко мне. Меня будто с головы до пят укутали в тёмную полупрозрачную материю: зрение замутилось и я почувствовала прохладное прикосновение всей кожей. А когда тень отстранилась, передо мной стояла моя туманная копия.

- Метку теперь несёт на себе твоя теневая копия, - пояснил Гераника.

По мановению его руки теневая сильвари побежала прочь от лагеря, а взгляд Повелителя Мрака вновь остановился на мне. Повисла гнетущая тишина.

- Возможно, я дам тебе второй шанс. В будущем, - наконец произнёс он и исчез, оставив меня наедине с системным сообщением.

Репутация с Повелителем Мрака Гераникой изменена на нейтральную.

Я выдохнула и, от греха подальше, поспешила убраться с точки возрождения. Кто знает, может ещё и склеится у меня с работкой придворного менестреля.

Закрытие задания "Помощь отступникам, шаг 2" подняло меня сразу с 22 на 26 уровень и ещё немного повысило репутацию с отступниками. Никаких предметов в награду не выдали, но виной тому, скорее всего, была "потеря" двух семян. Я как раз собралась расспросить легата о навыках, что он получил приняв в себя Мрак, как в палатку ворвался взволнованный чем-то Вёх.

- Лорелей! Шестая желает тебя видеть. Немедленно!

- Что случилось?

- Срок прибытия послов. Его перенесли. Они уже на пути к Завесе! Начинаем прямо сейчас!

В подтверждение его слов по лагерю разнёсся звук горна. Заслышав его, сигнифер Лотос моментально выскочил из палатки и начал раздавать указания, в которые я вникнуть не успела - Вёх схватил меня за руку и бегом потащил к ставке командования. НПС по всему лагерю развили кипучую деятельность, готовясь реализовывать свой план. Даже в ставке командования гудели голоса, раздавался громогласный рык ирха-командующего. Оный, кстати, едва не наступил на меня своей громадной лапищей. Я успела выцепить его свойства и мысленно посочувствовала посольству Картоса.

Кадьяк. Ирх Мрака. Уровень 400.

Кстати, интересно, почему сильвари стали "осквернёнными", а ирхи - "ирхами мрака"? В чём разница? Додумать эту мысль не позволил Вёх. Выдернув меня из-под лапы Кадьяка, он уверенно потащил меня по одному из неизведанных ранее коридоров. Странно, мне казалось ритуал будет проходить в лаборатории Астильбы.

Целью нашего путешествия оказалась ещё одна пещера, походившая на ту, где содержали пленённых Стражей Леса. Сходства добавляла пара осквернённых Стражей, покорно стоящих у земляной стены. В центре же пещеры рос громадный бутон - почти полная копия того, в котором рождались сильвари на Древе. Разницу составлял знакомый туман, пронизывающий чёрные лепестки.

- Бутон Мрака, - звенящим от торжества голосом сообщила Шестая. - Гераника помог мне взрастить бутон с помощью частицы Древа и силы теней. Когда ты призовёшь душу Портулака, я обеспечу его связь с новым телом. Жаль, конечно, что лишь два канала успели стабилизироваться, но время не ждёт. Начинай призыв, Лорелей.

Я наконец-то сумела отвести взгляд от Бутона Мрака, моргнула и быстро активировала на себя заклинание "Ток жизненной силы". Между мной и осквернёнными стражами пульсировали яркие чёрные пуповины силы. Ещё три полупрозрачные и куда более тонкие уходили куда-то в стену, указывая направление к оставшимся стражам.

- Не мешкай! - рявкнула Астильба и я лишь усилием воли заставила себя не отшатнуться. Сотни лет ожидания не улучшили характер Шестой.

Перехватив эйд поудобней, я активировала заклинание "Узы памяти" и запела сочинённую балладу о погибшем маге и его тоскующей возлюбленной. На этот раз перехода во Внемирье не было. Мир вокруг меня поблек, утратив краски, воздух завихрился, постепенно уплотняясь и образуя портал сквозь который я увидела знакомые сюрреалистичные пейзажи Серых Земель.

Земляной пол под ногами Шестой ослепительно засиял, проявилась какая-то сложная магическую печать, а голос чернокнижницы заполнил всё помещение, причудливым образом сплетаясь с моей песней.

- Не прерывай призыв! - зачем-то произнёс Вёх и в следующее мгновение пуповины силы, соединявшие меня со Стражами, ярко вспыхнули и исчезли, а сами элементали осыпались на пол кучей сухих веток.

В рамках сценария Вам были переданы силы осквернённого стража 300 уровня. Ваш уровень повышен до 326. Полученные свободные очки характеристик автоматически распределены между вашими характеристиками.

Вам были переданы силы осквернённого стража 300 уровня. Ваш уровень повышен до 626. Полученные свободные очки характеристик автоматически распределены между вашими характеристиками.

Вы не способны совладать с полученной мощью и теряете силы. Скорость потери уровней: 1 уровень в минуту.

Внимание! Повышение уровня в рамках сценария не позволяет получать связанные с ростом уровней достижения.

Портал стал чётче и как будто бы увеличился в размерах. Пейзажи и лица сменяли друг друга, пока не показалось отрешённое лицо сильвари из моего видения. По мере исполнения баллады его взгляд приобретал всё более осмысленное выражение, затем полностью прояснился и Портулак шагнул сквозь портал в Барлиону.

Вы заплатили за призыв души из Серых Земель своей жизненной силой.


Внимание! Призванные души не могут существовать в Барлионе без внешней подпитки жизненной силой. Вы теряете 19% от максимальных очков Жизни каждые 505 минут. Потеря жизненной силы игнорирует все виды устойчивости и не может быть предотвращена умениями и заклинаниями поглощения или игнорирования урона.

В случае Вашей гибели призванная душа вернётся в Серые Земли, если не найдёт другой источник жизненной силы для подпитки.

Вы призвали душу Портулака, Пятого в Совете Сильвари. Уровень призванной души - 400.

В рамках сценария невозможно получение связанных с призванной душой достижений.

На меня вывалилась гора доступных умений и заклинаний Портулака и пока я отметала в сторону ворох системных сообщений, Шестая перешла к следующему этапу своего ритуала. Дух Портулака, будто гигантским магнитом, втянул Бутон Мрака, а соединявшая меня с призванной душой силовая линия знакомо вспыхнула и исчезла.

Вы передали свою силу призванной душе. Ваш уровень понижен до 26. Из-за нестабильности канала часть энергии была потеряна.

Уровень призванной души повысился до 500.

Душа Портулака обрела тело и более не нуждается в подпитке Вашей жизненной силой. Вы более не связаны с душой Портулака.

Лепестки отошли в стороны, бутон раскрылся явив миру новорожденного Сильвари Мрака пятисотого уровня. Угольно-чёрная эпидерма, казалось, поглощала свет, превращая его в лёгкую туманную дымку, окутывающую Портулака. Глаза его источали всё тот же туман отчего лицо мага превратилось в устрашающую маску. Он поднёс руку к лицу и замер, изучая новое тело.

- Что со мной?

- Ты получил новое тело и могущество, любимый.

Несмотря на сказанное, низкий голос Астильбы оставался холодным и отчуждённым, как и прежде. Она не бросилась на шею возрождённому возлюбленному. На её лице не было ожидаемого выражения торжества, или счастья. Она просто стояла и смотрела на обновлённого Пятого и в её взгляде мне почудилась опустошённость. Ненависть и жажда мести, поддерживающие чернокнижницу, сотни лет выжигали душу, заставляя идти к цели любой ценой. И теперь, когда цель наконец-то была достигнута, очерствевшее сердце Шестой уже не было способно на прежнее чувство.

Услышав знакомый голос Пятый повернул голову и узрел хорошо знакомую, хоть и претерпевшую немалые изменения, Астильбу. Его лицо, до того напряжённое и сосредоточенное, разгладилось, а губы тронула недоверчивая, но от того не менее счастливая улыбка.

- Астильба? - зачем-то переспросил он дрогнувшим голосом, после чего в мгновение ока оказался рядом с возлюбленной и заключил её в объятья. Шестая не противилась, но у меня возникло впечатление, что Портулак обнимает каменное изваяние. Астильба молча вглядывалась в его лицо, будто хотела усилием воли перечеркнуть столетия разлуки и вернуться в прошлое. Увы, такое не под силу даже могущественной чернокнижнице. Растерянность во взгляде Портулака сменилась решительностью. Он крепче прижал к себе Шестую и тихо прошептал ей на ухо несколько слов.

- Теперь настала пора мне возрождать тебя, - разобрала я прежде, чем пару окружила туманная сфера, скрывшая дальнейший разговор от посторонних ушей. Мы с Вёхом переглянулись и покинули пещеру. Обернувшись у самого выхода, я увидела Шестую, сломанной куклой замершую в объятьях мага.



Глава 18


Выйдя из пещеры я будто попала в другой мир - таким резким был переход от ритуала и последующей за ним сцены к деловитой штабной суете. Наверное Чипу или Сашке такое оживление было привычно, но я чувствовала себя совершенно лишней. Тут и там раздавались команды, по коридору сновали гонцы и командиры отрядов, получившие свои приказы или только ожидающие распоряжений. Насколько я поняла из доносившихся до меня фраз, Паша с друзьями верно оценили тактику предстоящего сражения. Похоже, вот он, финал истории. Горстка отступников атакует превосходящие силы Картоса и его охраны из высокоуровневых игроков и погибнет в отчаянной попытке предотвратить союз. Сокрытый лес станет частью Картоса, а оставшиеся в живых отступники вместе с лидерами окопаются ставке командования - подземелье, куда день за днём будут наведываться рейды в поисках добычи и опыта. И Астильба, и Портулак будут раз за разом умирать, теряя друг друга до следующего возрождения, не несущего ничего, кроме новой гибели. И, вроде, это игра и так и должно быть, но на душе отчего-то тоскливо. Жаль, что ничего не изменить. Печальное завершение печальной истории. В Барлиону на радость игрокам будет введено новое подземелье и всё, что я могу - досмотреть представление до конца. Нужно только решить, отправляться ли с остальными в финальную самоубийственную атаку, или связаться с Седьмым и наблюдать гибель отступников с другой стороны игрового фронта. Разумным был лишь второй вариант, но отчего-то хотелось остановиться на первом. Глупо и бесполезно, но на душе было тоскливо и хотелось хоть как-то успокоить совесть. Обратная сторона творчества - начинаешь переживать из-за придуманных историй и персонажей. Зато из таких переживаний рождаются отличные композиции.

- Нам пора, Лорелей, - окликнул меня Вёх. - Отправляйся к легату Ульверу, он решит, чем ты можешь помочь в предстоящей битве.

- Хорошо, - отстранённо кивнула я и, сделав несколько шагов по направлению к выходу из подземелья, замерла. - Вёх! Из-за ритуала я совсем забыла о важном сообщении для Астильбы.

- Настолько важном, чтобы отвлечь её в такой момент? Да ещё и перед боем?

- Гераника! Он нас предал и хотел осквернить Хранителя вопреки запрету Астильбы!

- Откуда ты знаешь об этом? - Вёх буквально сверлил меня взглядом.

- Он хотел, чтобы я это сделала.

- А ты?

- А я не сделала, - ответила я ничуть не солгав.

Вёх схватил меня за руку и бегом потащил меня по коридорам.

- Ты должна сообщить об этом командованию, - не останавливаясь бросил он. - Второй и Кадьяк спланировали атаку при поддержке Гераники.

Мозговым центром восставших оказалась огромная пещера, в центре которой стоял каменный стол с картой, вокруг которого столпились ирхи и сильвари. Трибун Кадьяк - рыже-белый ирх в чёрных доспехах с золотой окантовкой - водил по карте указкой, определяя позиции командирам подразделений. В его шерсти играл туман, почему-то бывший спутником многих существ Мрака.

- Вторая и третья манипулы центурии "Аквила", - рычал он, - развивают успех, ударив в тыл отрезанному арьергарду противника. В это время центурия "Прима" отсекает выдвинувшихся на помощь... - тут трибун заметил наше с Вехом присутствие и рявкнул:

- Вон!

В следующий миг на нас нацелился весь колюще-режущий арсенал караульных, а трибун вернулся к карте, выкинув нас из головы. Однако у меня создалось стойкое впечатление, что все эти командиры прекрасно понимают всю бесперспективность своих стараний. Была в них какая-то обречённость, смешанная с решимостью идти до конца. Хотя, чего тут гадать? Я хорошо помнила реакцию Хранителя на меня, спасшую его от в буквальном смысле мрачной участи. Он расщедрился лишь на то, чтобы изгнать меня не сию минуту, а чуть позже. То же ждёт и отступников, если даже они выживут. Мраку не место в Сокрытом лесу.

- У нас важное донесение, трибун, - ничуть не смутился таким приёмом Вёх.

Ирх вскинул морду и жестом остановил караульных, уже нацелившихся лихим пинком катапультировать нас из зала совещаний.

- Говори живее, - приказал он. Остальные офицеры тоже уставились на нас с выражениями на лицах, варьирующимися от недовольства до любопытства.

- Гераника приказал мне осквернить Хранителя леса, - бросила я фразу, оказавшую эффект разорвавшейся бомбы. Ирхи угрожающе зарычали, Второй гневно ругнулся, мои соплеменники возмущённо зароптали, переживая подлость колдуна.

- Я разорву этого жалкого шамана своими собственными лапами! - от рёва Кадьяка меня вжало в стену. - Как посмел он покуситься на сердце нашей земли?!

Ирх положил лапу на рукоять меча, расправил плечи и огляделся, словно выискивая Геранику, коварно спрятавшегося среди собравшихся.

- Как я понимаю, ты этот приказ не выполнила? - уточнил менее темпераментный Второй.

- Нет, - избегая вдаваться в подробности ответила я. - Но мне хотелось поглядеть на Хранителя и я отправилась к его темнице. Там был Седьмой и чужаки из-за Завесы. Они освободили Хранителя, а меня Эбен отправил в Серые земли.

- Хранитель освободился... - мрачно подытожил военачальник сильвари. - Это всё меняет.

- Что всё меняет? - раздался неуместно-весёлый голос и в комнату вошёл улыбающийся Портулак в компании привычно холодной и собранной Астильбы.

Лицо Второго изумлённо вытянулось, он неверяще посмотрел на давно потерянного друга и тихо выдохнул:

- Ты?.. Но как? Астильба?

Шестая с достоинством кивнула и требовательным тоном вернула присутствующих в первоначальной теме разговора:

- Так что всё меняет? И что здесь делают Вёх и Лорелей?

Это, впрочем, не помешало Портулаку крепко обнять всё ещё растерянного друга и пожать могучую лапу Кадьяка. Импульсивный ирх затряс егу руку с таким энтузиазмом, что я всерьёз забеспокоилась за целость конечностей заново рождённого. Как-то всё же нехорошо начинать новую жизнь с того, что тебе на радостях руку оторвали...

- Лорелей, повтори для Астильбы то, что сказала нам только что.

Выслушав меня, Шестая зло скривила губы и зло прошипела:

- Клянусь, он поплатится за своё предательство!

- Несомненно, - согласился Второй. - Но сейчас нужно принять решение. Посольство вот-вот пересечёт Завесу.

- Мы должны атаковать их! - уверенно пророкотал Кадьяк. - Оторвём голову магистру и о союзе можно забыть. С Гераникой или без, нельзя пускать картоссцев на нашу территорию!

- Но Хранитель... - возразил Второй. - Стоит нам атаковать и он вмешается. Он, Седьмой, Первая, остальные. Ты готов пойти против Хранителя? Рисковать жизнями наших братьев и сестёр?

- У нас нет выбора! - зло сказала Астильба. - Мы слишком далеко зашли и слишком многим пожертвовали, чтобы отступать сейчас. Гераника нас предал, но дарованные им силы остались с нами. Портулак возродился с небывалой мощью. Ни Первая, ни Хранитель не в силах противиться теням Мрака. Нам нужно только сдержать их, уничтожить магистра и отступить. Если будем действовать быстро - отделаемся малыми жертвами.

Внимательно слушавший их Пятый сделал шаг к столу и гневно смёл с него расставленные фигурки, обозначавшие расстановку сил сторон.

- Послушайте себя, безумцы! - воскликнул он и, кажется, всё подземелье затряслось от мощи его голоса. - Вы так спокойно обсуждаете то, как будете убивать своих. Вы готовы поднять оружие на Нигеллу, на Хранителя, на свой народ! Малые жертвы... - он мрачно усмехнулся. - Вы уже пожертвовали слишком многим. Посмотрите на нас. Мы все изменены. Мы разорвали связь с Сильваном, мы противны самой жизни. Мы не посмеем предстать в таком облике перед Хранителем. Сама земля страдает от скверны, что проникла в лес. Да, чужаки принесли нам много горя. Но ни один чужак не приносил такого зла, как принесли вы. Раскол Совета, раскол народа. Мрак в землях Сильвана. Пленённый Хранитель. Больная земля. А теперь ещё и братоубийственая война? Вы же понимаете, что Нигелла будет защищать посольство и если понадобится - лично вступит в схватку. Кто из вас способен сдержать её?

Его слова произвели эффект ведра воды, вылитого на дерущихся котов - все замерли, молча переваривая услышанное.

- Ты способен, - нарушил тишину голос Астильбы. - Твоих сил теперь хватит и для большего.

- Это чуждые силы, которыми я ещё не успел овладеть, - покачал головой Пятый. - Я не уверен, что не уничтожу собственный лес силами, которых не понимаю. Я не могу поручиться, что не причиню вреда нашему народу. Но я прекрасно осознаю, что мы не в силах обойтись без жертв. Что лучше? Сомнительный союз с чужаками, что могут предать и пролить нашу кровь, или собственное гарантированное предательство и кровь наших братьев и сестёр на руках? Мы навсегда разрушим единство народа.

- Навсегда, - эхом повторил трибун, и его рычащий бас придал этому простому слову особую тяжесть. Кадьяк наклонил голову и опустил уши, осознавая всю губительность подобного развития событий.

- Между возможной бедой и неизбежной катастрофой я выберу первое, - закончив говорить Пятый переводил пытливый взгляд с одного члена совета на другого.

- Красные орки, что когда-то убили тебя, теперь часть Картоса, - ненавидяще проговорила Шестая. - Предлагаешь просто впустить их в наши земли?

- Предлагаю поговорить с Первой, примирить Совет и добиться от послов таких условий союза, при которых наши границы откроются лишь для тех, кто заслужил уважение народов леса. Мы ограничим нашу помощь Империи, закрепим преимущество собственных законов на нашей территории. Для того мы и нужны на переговорах, чтобы защитить свою землю, пусть и как часть империи Картос.

Трибун Кадьяк тяжеловесно опёрся лапами на стол, разглядывая карту так, словно впервые её увидел.

- Я, Кадьяк, - вдруг зарокотал он, - вступая в ряды Легиона...

- ... клянусь, - подхватил Ульвер, - не запятнать чести воина...

- ... до последнего вздоха защищать наши народы и Лес, - хором повторили слова присяги остальные ирхи.

Опять наступила тишина, которую опять же нарушил Кадьяк.

- Портулак прав, Шестая, - глядя на Астильбу сказал он. - Времена меняются. Наша стратегия была рассчитана на неожиданное нападение. Теперь же, когда Хранитель свободен и Седьмой знает слишком много, мы не можем следовать изначальному плану. Война принесет лишь смерть, горе, и... - он помолчал, а потом неохотно признался:

- Мы её не просто проиграем - мы можем потерять всё. И Лес, и Древо, и Горы. Мы - это не только те, кто с тобой, Астильба. Мы - это народы. Понимаешь? - он уперся взглядом в глаза Шестой.

Жутковатые глаза чернокнижницы зло сузились:

- Мы все, каждый из нас пошёл на жертву. Мы приняли в себя Мрак, чтобы стать сильней и защитить лес от чужаков. Мы знали, что будем изгнаны. И теперь вы говорите, что чужаки будут ходить по земле, которая больше не примет нас?!

В голосе её клокотал гнев, глаза свирепо сверкали, а пальцы судорожно искривились, словно когти хищной птицы. Стоявший рядом Портулак взял её руки в свои и тихо произнёс:

- Достаточно жертв.

Искажённое яростью лицо чернокнижницы разгладилось, гнев отступил.

- Слова Пятого всегда были мудры, - произнёс Второй. - Я рад, что Серые Земли не изменили его. Мы должны восстановить Совет и заставить Картос принять наши условия союза. Что до изгнания... Ничто не напрасно. Мы можем поселиться за Завесой и охранять границы нашего леса.

Кадьяк солидно кивнул, соглашаясь с его словами.

- Я рад слышать это, старый друг, - пророкотал он. - Гнев - плохой советчик.

Странно было слышать эти слова от вспыльчивого ирха, но Кадьяка будто подменили - глядя на него, с трудом верилось, что это то же самый трибун, несколько минут назад грозившийся расправиться с Гераникой.

- Хорошо, - наконец произнесла Астильба. - Вёх, ты должен связаться со своим наставником, Седьмым. Пусть он передаст наши слова Совету. Древо не примет нас, потому мы встретимся здесь, - она указала точку на карте между лагерем и Древом, на границе осквернённого участка. - Мы хотим переговорить с Советом и чужаками до того, как будет заключён союз. Если Совет откажет - мы уничтожим посольство любой ценой.

Вёх согласно кивнул и покинул пещеру.

- Нам нужен кто-то, понимающий язык Картоса, - напомнил Второй. - Среди наших воинов есть такие?

- Я изучила язык тёмной империи и буду рада помочь, - подала я голос.

- Хорошо, Лорелей, - кивнула Астильба. - Ты бард и владеешь словом, а значит сумеешь верно перевести наши слова.

Получено задание: Общий язык. Описание: ... Награда: вариативное увеличение репутации со сторонами переговоров.

- А что с Гераникой? - недобро оскалился Кадьяк. - Оставлять эту тварь в живых нельзя, - ирх зло впечатал кулак правой лапы в ладонь левой.

- Отправим наших разведчиков разыскать его. А когда отыщем - уничтожим, - лицо Астильбы вновь приобрело хищное выражение. - Как только Портулак освоится со своими силами - сможет уничтожить шамана его же оружием.

Кадьяк довольно осклабился, а затем повернулся к своим подчинённым:

- До результата переговоров с Советом войска остаются на указанных позициях в полной боевой готовности, - распорядился он.

Офицеры синхронно выпрямились, бухнули себя кулаками в грудь и торопливо вышли, спеша к своим войскам.

- Теперь дело за Советом... - Кадьяк принял от ординарца плащ и застегнул на горле узорную фибулу. - Ну что, пошли?

И, не дожидаясь ответа, первым покинул зал. Я услышала, как грохнули в пол копья и алебарды стражи, приветствующей своего командира.



Глава 19


Место встречи напоминало одну из фентезийных картин в духе столкновения света и тьмы, вот только тут схлестнулись первозданная мощь природы и её искажённая Мраком противоположность. Чёрные хитросплетения колючего лабиринта, по которому, будто живые, перемещались щупальца тумана, казались чужеродным вкраплением посреди вековечного леса. Столь же чуждым казалось и посольство чужаков, окружённое охраной из сильвари и ирхов. Их принявшие Мрак собратья, не смотря на преображение, всё же казались куда более уместными, чем разношёрстная группа НПС и игроков Картоса. Почти все игроки, сопровождавшие посольство, носили клановый символ Тёмного Легиона, но с полдюжины были одиночками или представителями незнакомых мне кланов. Посольство же состояло из Мастера четыреста пятидесятого уровня и четырёх Магистров четырёхсотого.

Но все они терялись на фоне Первой. Пятисотуровневая глава Совета поражала чуждой экзотической красотой. Нежную зелень эпидермы оттеняли амарантовые лепестки растительного одеяния. В руках друидки едва заметно мерцала живая ветвь какого-то растения, а глаза Нигеллы смотрели с вековой мудростью самого леса. По левую руку от неё мрачной тенью стоял Седьмой, а по правую - Третья. Фрезия, паладин Сильвана, не выглядела грозной, но я помнила как в одном из видений прошедших битв эта хрупкая сильвари безжалостно сокрушала врагов верным мечом. Чуть в стороне возвышались могучие фигуры вождей ирхов, окружённых охраной. Облачённый в тяжелую броню бурый Спелеус сжимал в лапах двуручный меч-фламберг и хмуро оглядывал чужаков. Золотистого окраса ирх по имени Конколор подпирал плечом дерево, а в лапах баюкал устрашающую конструкцию, похожую на здоровенное ружьё с толстым стволом, из которого торчали жала сразу шести стрел.

Во взглядах противоборствующих сторон не было ни ненависти, ни злобы - только растерянность и удивление не изменённых, и горькое сожаление отступников. А вот на чужаков из-за Завесы все они косились с одинаковым подозрением.

Вчерашние соратники, члены Совета, сейчас в молчании стояли друг напротив друга. Внезапно шеренга оступников раздалась в стороны, и вперёд вышел Пятый. Глаза невозмутимой до того Первой на миг расширились, Седьмой ошалело потряс головой, а Третья пробормотала какое-то заклинание и провела ладонью перед глазами. Портулак же сделал несколько шагов вперёд и преклонил колено перед Первой.

- Мы - ростки одного Древа, - тихо произнёс он и Нигелла, поколебавшись, положила руку ему на плечо:

- Одна Ветвь, один долг, одна судьба.

Жестом она велела Пятому встать, а затем крепко обняла старого друга:

- Не уверена, что ты действительно жив, Портулак, не понимаю той силы, что наполняет твоё тело, но я счастлива вновь увидеть тебя, брат.

- В недобрый час я отправился в Серые земли и в недобрый час вернулся, - печально произнёс Пятый. - Я не ведаю многого из того, что произошло в моё отсутствие, но твёрдо знаю одно - сила наших народов в единстве. Не должно быть раскола между нами.

- Не я воспротивилась воле Совета, - после тяжёлого молчания произнесла Первая. - Не я покинула Древо, уведя часть народа. Не я принесла скверну в наш лес.

- Но ты пустила сюда чужаков! - крикнула Шестая и в голосе её слышалась боль от предательства сестры.

- Так решил Совет, - возразила Первая.

- Совет ошибся! - свирепо рыкнул Кадьяк. - Чужаки используют нас в своей войне, а потом уничтожат остатки наших сил и захватят лес!

- Не чужаки отказались от нашего отца, Сильвана, - вступила в разговор Фрезия. Глаза воительницы Сильвана сверкали праведным гневом. - Не чужаки принесли скверну в наши земли.

- Мы приняли помощь Мрака только для того, чтобы защитить наш лес! - гневно бросил Второй.

- Мрак никому не помогает, - слова Мастера Картоса прозвучали не громко, но были услышаны всеми. Оказалось, что он вполне владеет языком аборигенов Сокрытого Леса. - Всё, что делает Гераника, он делает только ради собственной выгоды. Картос убедился в этом на собственном опыте.

- Тебе не было дозволено говорить, чужак! - в голосе Шестой было столько ненависти, что хватило бы на всю армию сильвари.

- Он наш гость, и он прибыл для того, чтобы говорить, - рыкнул Спелеус. - Осталось понять, для чего прибыли вы, покинувшие Совет, расколовшие народ и осквернившие Лес.

Глаза Астильбы зло сузились, шерсть Кадьяка вздыбилась, но Портулак поднял руки в примиряющем жесте.

- Мы все в чём-то ошиблись, - сказал он, встав между спорщиками. - Но это не значит, что раскол должен продолжаться. Мы тоже пришли говорить. Настала пора вновь объединить Совет и сообща найти верное решение. Исправить ошибки, что уже свершились, и предотвратить те, что поджидают нас на пути.

- Союз с Мраком недопустим! - жёстко произнёс посол, но был остановлен властным жестом Первой. Её взгляд блуждал по лицам бывших членов Совета.

- Мы не говорим о союзе с Мраком, - сказала она. - Мы говорим о воссоединении семьи и исправлении ошибок. Я права?

- Да, Первая, - склонил голову Портулак и, поколебавшись, остальные отступники повторили его жест.

- Они и есть Мрак! - воскликнул Мастер и картосцы за его спиной согласно загудели. - Никому из последователей Гераники нельзя верить! Они предадут нас!

- Перечислить, сколько раз ваши народы вторгались в наш лес, посол? - тихо спросила Первая, повернувшись к чужакам. - Рассказать, сколько горя принесли на наши земли? Объяснять, почему у моих братьев и сестёр так мало веры в этот союз?

Не выдержав взгляда Нигеллы, Мастер отвёл взгляд.

- Из-за недоверия и тяжести обид прошлых веков распался Совет, - печально продолжила она. - Мы все не были достаточно мудры, чтобы сохранить единство. Пора научиться прощать обиды прошлого и созидать новое будущее сообща. Лучшее будущее.

Она обвела взглядом отступников и торжественно провозгласила:

- Я восстанавливаю Совет и дарю прощение всем оступившимся. Вместе мы отправимся к Хранителю, взовём к Сильвану и отыщем способ исправить сотворённое и выгнать скверну Мрака из наших земель. Быть может не сегодня и не завтра, но вы вновь сможете вернуться на Древо и в Логово!

Лес наполнился возгласами ликования, а затем все - и отступники, и не изменённые преклонили колени перед воссоединившимся Советом. Поддавшись торжественности момента, я тоже преклонила колено и склонила голову. Именно поэтому пропустила появление Гераники.

- А почему меня не позвали на праздник воссоединения? - раздался хорошо знакомый голос Повелителя Мрака.

Вскинув голову, я увидела его, вальяжно подпирающего плечом осквернённое дерево неподалёку от отступников.

- Потому, что ты предал нас! - громогласно рыкнул Кадьяк и бросился на Геранику. Тот лениво вскинул руку и могучий ирх словно бы налетел на невидимую стену.

- Ай-яй-яй, - неодобрительно поцокал языком шаман. - Разве можно так говорить с Повелителем Мрака тому, кто принял в себя Мрак?

Он эффектно щёлкнул пальцами и я почувствовала, что теряю власть над собственным телом. Глаза стоящего рядом со мной Вёха наполнились туманом, а тело несколько раз дёрнулось, будто марионетка в руках неопытного кукловода.

Внимание! В рамках сценария вы временно теряете управление своим игровым персонажем и попадаете под власть Гераники.

Повинуясь чужой воле моё тело повернулось к Повелителю Мрака и я преклонила колени уже перед ним. Отступники вокруг меня делали тоже самое и лишь на периферии зрения я видела Второго и Шестую, с видимым усилием держащихся на ногах. Их глаза тоже постепенно заволакивал туман.

- Беда с этими детьми Сильвана, - посетовал Гераника. - Ваши тела не позволяют до конца слиться с Мраком. К счастью, у меня есть те, кому подобное не мешает.

Ещё один ленивый взмах рукой и Кадьяк с Пятым подошли к продолжавшим сопротивляться лидерам отступников и поставили их на колени.

- Немедленно освободи наших братьев, шаман! - гневный голос Первой разнёсся, казалось, по всему лесу и отразился от гор.

- А то что? - с искренним интересом поинтересовался Гераника.

- Мы уничтожим тебя даже ценой наших жизней, - ответила Фрезия, вынимая меч.

- Можете попытаться, - весело захохотал Гераника. - Убейте всех, в ком нет Мрака!

Войско Мрака слаженно развернулось, обнажило оружие и двинулось в атаку.



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • X