Леонид Израилевич Бененсон - Сердечный доктор

Сердечный доктор 539K, 67 с. (Я научу Вас жить долго)   (скачать) - Леонид Израилевич Бененсон

Леонид Бененсон
Сердечный доктор

Серия «Я научу Вас жить долго»


© Бененсон Л. И., текст, 2017

© Башкатов А., фото, 2017

© ООО «Издательство «Э», 2017

© Тихонов М. В., фото, 2017

* * *


Бененсоновские птенцы

Что можно написать о солнце? Оно светит, греет, без него нет жизни. И меня бы не было.

Что можно написать о родителях? Я их продолжение. Без них меня бы не было.

Что можно написать о любимом Учителе? Если бы его не было, я бы все равно была, но это была бы не я.

Я лишь одна из многих. Нас десятки, а может быть, сотни. Мы – ученики Леонида Израильевича Бененсона. Нам повезло. Судьба привела нас, вчерашних студентов медицинских вузов, в ничем не приметную маленькую московскую клинику – 11-ую больницу. Везение заключалось в том, что одновременно с нами в эту больницу пришел новый главный врач – Леонид Бененсон. Наверное, это самая харизматичная личность, которую я встречала в своей жизни. Энергичный, умный, прекрасно образованный, полный планов и идей! С ним было всегда интересно, иногда страшновато: казалось, что громадье его замыслов невозможно воплотить в жизнь. Но у Бененсона всегда все получалось. За несколько лет он превратил обычную городскую больницу в научно-медицинский центр, где были сконцентрированы лучшие кафедры, лучшие специалисты, лучшая медицинская техника… Нас, желторотых птенцов, он растил и воспитывал в лучших медицинских традициях: мотивировал постоянно учиться, осваивать новые методики, читать специальную литературу; мы всегда работали коллегиально, помогали друг другу, учились друг у друга. Самое главное, чему учил нас любимый главный врач – служить своим больным, делать все возможное и даже невозможное для облегчения страданий, всегда осознавать ответственность за своего пациента, за свою работу.

Когда Бененсон уходил на пенсию, мы подготовили для него песню «Больница молодости нашей», немного изменив слова спортивного хита Пахмутовой и Добронравова. Из песни, как говорится, слова не выкинешь. Эти слова – свидетельство того, чем был для нас главный врач Леонид Израильевич Бененсон:

Мы вместе вот уж скоро четверть века —
Гордиться можно пройденным путем.
Мы любим Вас – Врача и Человека.
К чему грустить? Мы вместе. Мы поем —
Тебе судьбу мою вершить,
Тебе одной меня судить,
Больница молодости нашей,
Больница, без которой нам не жить.
А шевелюра Ваша все белее,
И мудрость, словно осень, настает.
Мы все за дело общее болеем,
Пусть нас звезда счастливая ведет.
Тебе судьбу мою вершить,
Тебе одной меня судить,
Больница молодости нашей,
Больница, без которой нам не жить.
Как жаль, что расставаться надо скоро,
Но бег часов нельзя остановить…
Придут честолюбивые дублеры —
Дай Бог им лучше нашего лечить.
Тебе судьбу мою вершить,
Тебе одной меня судить,
Больница молодости нашей,
Больница, без которой нам не жить.
На верность проверяются таланты,
Нам есть, за что судьбу благодарить,
Мы с Вами навсегда одна команда —
Команда, без которой нам не жить.
Да, Ты судьбу мою вершил,
Да, Ты один меня судил,
Мой Главный Врач, который лучше
Всех тех, кто еще будет и кто был!
Да, не пугают нас года,
Да, с нами вместе навсегда
Наш Бененсон, который знает:
Прощаться мы не будем никогда!

Тогда, 10 лет назад, мы даже не представляли, какой мощный пророческий смысл был заложен в одной только строчке – «На верность проверяются таланты». Мы не знали, что нам, любимым ученикам Бененсона, придется не просто продолжать дело его жизни, но и сражаться за право лечить самых тяжелых, практически безнадежных больных.

Уже давно Леонид Израильевич не руководит созданной им клиникой, но и сейчас в его дом, как в родное гнездо, слетаются ученики: рассказывают о своих успехах и проблемах, общаются, поют под гитару и чувствуют себя, как в юности, спокойно и защищенно. Рядом Учитель. Значит, все будет хорошо. Он смотрит на нас и улыбается: «Какие же вы птенцы? Орлы!»

Точно, орлы. Была у нас и такая песня, на мотив песни Дунаевского и Лисянского «Дорогая моя столица», называлась «Бененсоновские птенцы»:

Это было давно, наверное, —
Несказанно нам всем повезло:
Нас, когда были мы интернами,
Взял могучий орел под крыло.
Он птенцами теперь гордится:
Все они – его мыслей гонцы!
Бененсоновская больница,
Бененсоновские птенцы!
Он орлят научил быть смелыми,
Он трусливых всегда презирал.
Души чистые, мысли белые
Он от грязи оберегал!
Мог порою на них рассердиться —
Он же всем им годился в отцы.
Бененсоновская больница,
Бененсоновские птенцы!
Показал им просторы синие,
Научил их летать высоко,
Чтобы стали орлята сильными,
Чтобы в небе им было легко.
Быстро выросли гордые птицы,
Высоко поднялись молодцы! —
Бененсоновская больница,
Бененсоновские птенцы!
Не покинут родной обители,
В страны дальние не улетят,
Чтут орлы своего учителя,
Желторотых орлят растят…
Ими может гордиться столица,
В адрес их, что ни день, – похвалы!
Бененсоновская больница,
Бененсоновские орлы!

Вы держите в руках книгу, где собраны драгоценные крупицы бененсоновской мудрости. Той самой мудрости, которая дает силы жить, творить и верить в лучшее.

Мне радостно осознавать, что вы, дорогие читатели, приобщитесь к откровениям великого Врача, получите от него заряд оптимизма и здравомыслия.

Слово настоящего врача может исцелять больного. Слово Бененсона обладает огромным целебным потенциалом! Убедитесь в этом сами.

Ольга Демичева,
врач-эндокринолог, член EASD, ученица и коллега Леонида Израильевича Бененсона


От автора
Самый главный секрет долголетия

Когда мне предложили написать эту книгу, согласился не сразу. Задумался: что я, отставной главный врач, 80-летний человек, могу сказать такого необычного и малоизвестного, что будет интересно и полезно современным читателям? Чем могу я поделиться с вами, чтобы сделать вашу жизнь хоть немного легче, радостнее, лучше?

Старая пословица гласит: «Если бы молодость знала… Если бы старость могла…» Очевидно, мне выпала уникальная возможность – поделиться с вами знанием, дорогие мои читатели. Знания и опыт нельзя передать по наследству, нельзя выдать как лекарство, по рецепту. Их можно лишь предложить, порекомендовать. Каждый может взять столько, сколько захочет, каждый может выбрать то, что ему интереснее и ближе.

В медицинской науке особым вниманием пользуются результаты многолетних наболюдательных исследований, их называют проспективными. За долгие годы работы врачом я имел возможность провести уникальное проспективное наблюдение: изменение во времени принципов и способов оказания медицинской помощи тем, кто хуже всего поддается лечению: тяжелых хроников, неизлечимых больных, глубоких стариков с сочетанными прогрессирующими болезнями. Сейчас таких больных называют паллиативными. В начале моей работы врачом я даже не знал этого слова. Но были другие слова: сострадание, милосердие, ответственность. Они и служили мне маяком в профессии.

Во все времена медицина стремилась продлить человеческую жизнь. Высокая средняя продолжительность жизни – свидетельство успешной системы здравоохранения страны. Этот показатель зависит не столько от качества лечения болезней, сколько от качества жизни людей. Если мы стремимся к массовому долголетию, очень важно сделать долголетие качественным. Даже глубокие старики должны жить, а не доживать свою жизнь. Только в этом случае долголетие обретает позитивный смысл.

Глубокий смысл обретения долголетия не только в том, чтобы жить до 100 лет, но и в том, чтобы жить полноценно и достойно до глубокой старости.

Что же такое долголетие? И кому оно предназначено? Можно ли произвольно продлить свою жизнь или все дело лишь в генах? Оглядываясь на свой профессиональный медицинский и личный жизненный опыт, я могу уверенно сказать, что здоровье и долголетие на 85 % зависят от самого человека, от отношения к себе в молодости и зрелости, и лишь на 15 % – от факторов, неподвластных человеку. Чем осмысленнее человек подходит к своему здоровью, чем раньше приходит к «здоровому» образу жизни, тем крепче он становится и тем большее время может оставаться активным, если, конечно, какая-нибудь роковая случайность не изменит этого направления.

Старики, пожилые – это люди особые и с точки зрения здоровья, и с точки зрения социализации. Представьте, всю свою жизнь вы были полезны и нужны людям, и вдруг, в старости, когда опыт ваш, казалось бы, совершенно необходим молодому поколению, вас неожиданно начинает окружать пустота, информационный и эмоциональный вакуум.

Я глубоко убежден, чтобы жить долго, человеку необходимо быть нужным в любом возрасте, выполнять посильную работу и, главное, не быть «изгнанным» из своей профессиональной и социальной среды, забытым друзьями, товарищами, коллегами. Самое страшное для человека «третьего» возраста (а третьим называется возраст после 65-ти) – оказаться на обочине жизни после многих лет, что ты стоял у руля. Это подкашивает значительно быстрее, чем любые другие вещи. Вчера ты управлял клиникой, решал важнейшие вопросы, от тебя зависело здоровье и благополучие других людей, а сегодня вся твоя жизнь сосредотачивается на приусадебном участке. Как будто весь мир сжался до этого клочка земли, где тебе, привыкшему к другим масштабам, становится нестерпимо тесно и пусто. Я сам прошел через боль и разочарование, и могу с уверенностью сказать – лишь очень сильным людям удается выстоять, перестроиться и начать жить заново. Да, мне повезло, со мной рядом любимые и любящие люди, я чувствую внимание и заботу своих учеников. И все равно, не проходит и дня, чтобы меня не посетила мысль: я могу и хочу отдавать больше, хочу быть полезен и нужен. Несмотря на годы, у меня сохраняется яркий интерес к жизни, к новостям медицины. Память пока не подводит меня. Люблю читать и заполняю чтением свободные часы.

У пожилых людей, помимо ощущения ненужности, есть еще одна проблема – хрупкость их здоровья. По долгу своей службы я неоднократно присутствовал на вскрытиях и могу однозначно сказать: ни один человек, среди тех, что были на столе у патологоанатома, не умер от старости. Всегда причиной конца являлось какое-то заболевание, которое развилось и перешло в критическую стадию в пожилом организме. Самый обыкновенный грипп, с которым молодые люди справляются в большинстве своем за 5–7 дней без всяких лекарств и антибиотиков, у пожилого человека может привести к развитию пневмонии и полиорганной недостаточности. Как результат – быстрое угасание.

Люди умирают не от старости, а от усугубившихся болезней и недостатка внимания! Берегите своих близких.

С возрастом в человеческом организме происходят определенные изменения, которые напрямую влияют на течение болезни. Даже простой ушиб может стать роковым. Проблема в том, что, когда пожилой человек подолгу сохраняет неподвижность, его тело быстро «привыкает» к новому положению. Допустим, вы ушибли колено и потом три-четыре дня лежали неподвижно, боясь пошевелиться. Спустя несколько дней ушиб почти прошел, но в ноге сохраняются болезненные ощущения, вызванные длительным сохранением одной позы. Если в этот момент не начать движение, преодолевая боль, то спустя две недели никогда не сможете пошевелить конечностью. Самый большой враг стариков – неподвижность! Двигайтесь, пока есть силы, ходите в магазин, убирайтесь в квартире, если нравится, делайте зарядку. Помните, движение – это жизнь.

Есть много «секретов» долголетия. Одни врачи настаивают на строгом режиме сна и бодрствования, питания и физических нагрузок. Другие убеждены, что переедание и лишний вес – главные пособники старости. Третьи делают акцент на отсутствии вредных привычек, таких как пристрастие к алкоголю и курение табака. На самом деле, все это, безусловно, верно. Это такая же азбука, как лозунг из моего пионерского детства: «Солнце, воздух и вода – наши лучшие друзья». Но есть и другие, не менее, а, возможно, более важные вещи.

Главный секрет долголетия – быть нужным. Важнее всего каждый день ощущать, что жизнь наполнена смыслом, что ты для кого-то важен, что твое сердце – не просто старый насос, перекачивающий кровь, а вместилище любви к этому миру, ко всем, кто дорог тебе и кому дорог ты.


Глава 1
В погоне за вечной молодостью

Наука – дама непостоянная. Особенно, когда она пребывает в поиске. То, что еще недавно считалось непререкаемой истиной, сегодня видится «абсурдом», который вообще не мог существовать в здравом рассудке. Это касается не только лечения, но и попыток омоложения и продления жизни.

Мне, как и любому врачу, всегда были интересны возможные научные способы сохранения молодости организма. Изучая этот вопрос, я понимал, что он был актуален во все времена и интересовал не только врачей, но и каждого любознательного человека.

В течение тысячелетий люди задумывались о возможных способах жить дольше и, главное, сохранять и возвращать свою молодость. Народные сказки о молодильных яблоках и живой воде, научно-фантастические рассказы о замороженных на столетия или обманувших время, философские романы о сделках с дьяволом, где возвращение молодости было платой за бессмертную душу, – все эти истории мы знаем с детства и не принимаем всерьез. Но наши далекие предки искренне верили в возможность возвращения молодости и продления жизни. Ради этого совершались странные и страшные эксперименты, порой ужасающие своей дикостью и жестокостью. В древнем Риме старики бросались на арену Колизея и пили свежую кровь, текущую из ран поверженных гладиаторов, в надежде вернуть молодость и силу. История средневековья удивляет жуткими примерами, когда для омоложения знатные и богатые люди использовали кровь девственниц или детей. Одним словом, долгое время считалось, что молодая кровь обладает чуть ли не волшебной силой оздоровления. Странное и ни на чем не основанное заблуждение, причинившее много зла простым людям, погубившее много невинных жизней.

Поиском секрета вечной молодости в средние века занимались алхимики, считая средством омоложения таинственный философский камень.

В 18 веке на свет появилась целая наука о долголетии – макробиотика. Ее основоположник, великий немецкий врач Христоф Вильгельм Гуфеланд, пропагандировал три столпа долгой жизни: правильное питание, личную гигиену и своевременное лечение болезней. Кстати, именно Гуфеланд первым описал благотворное воздействие электрического тока при остановке дыхания. Фактически, его можно считать основоположником электростимуляции в реанимации.

В том же 18 веке русский отставной майор, князь Парфений Николаевич Енгалычев, написал целый трактат «О продлении человеческой жизни: как достигать здоровой, веселой и глубокой старости», где описал четыре основных принципа долголетия: рациональное питание, отказ от вредных спиртных напитков и табака, увеличение двигательной активности, полноценный сон и отдых. Енгалычев был абсолютно уверен, что соблюдение этих правил позволит сохранить физическое и психическое здоровье, предупредит возникновение болезней и поможет жить долго и счастливо.

Несколько столетий назад ученые поняли: секрет долголетия в правильном питании, личной гигиене, отказе от вредных привычек и своевременном лечении болезней. Но «философский камень» вечной молодости они так и не нашли.

Эти примеры можно считать проявлением здравомыслия и прозорливости наблюдательных ученых.

Но были и тупиковые направления, которые язык не поворачивается назвать научными.

Отчаянные попытки медицины отыскать источник здоровья и долголетия иногда не уступали по бессмысленности методам алхимиков. Представьте, что около трехсот лет назад для омоложения стариков проводили операции по переливанию крови барана человеку. Естественно, что никаких шансов выжить у такого больного не было. В те времена даже ходила шутка, что для омоложения требуются три барана: один отдает свою кровь, второму ее переливают, а третий проводит «операцию».

Конец 19 века ознаменовался новыми теориями оздоровления и продления полноценной жизни. Позже отзвуки этих идей нашли свое художественное воплощение у Буглакова в «Собачьем сердце». В 1889 году 72-летний французский физиолог Броун-Секар сделал сенсационное заявление в Париже. Он сообщил, что провел эксперимент по омоложению на себе: после многочисленных исследований на животных, ввел себе под кожу вытяжку из семенников собаки. Выступая на заседании Парижского биологического общества, он подробно рассказал о проведенном эксперименте, отметив, что теперь может взбегать по лестнице (что и продемонстрировал), без устали работать в течение нескольких часов в лаборатории, долго и много двигаться, что ранее для него было очень затруднительно.

В процессе поисков вечной жизни были обнаружены омолаживающие свойства половых гормонов, сделаны открытия, связанные с микробиотой толстого кишечника, совершены попытки вмешаться в природу старения.

Благодаря тому, что в это же время в Париже проводилась первая промышленная выставка, весть об открытии быстро разнеслась по всему миру. Тысячи человек следили за состоянием отважного ученого. Однако «сенсация века» была обречена. Временный подъем жизненных сил, вызванный гормональной стимуляцией, быстро сошел на нет. Броун-Секар прожил после своего опыта еще пять лет, завершив весьма длинную по тем временам жизнь. Даже после смерти уважаемого ученого в печати продолжалась реклама его омолаживающих препаратов, а в частных клиниках вытяжку из семенников животных продолжали вводить всем желающим.

В это же время в России вышла книга И. И. Мечникова «Этюды оптимизма», где ученый сообщил о своих открытиях в области старения. Автор был абсолютно уверен, что старение вызывается хроническим отравлением организма особыми ядами, что выделяют бактерии, населяющие толстый кишечник человека. Именно токсическое отравление, по мысли светила науки, было причиной смерти.

Развивая свою теорию, Мечников писал, что вместе с едой в организм человека попадают не только полезные, но и гнилостные микроорганизмы, образующие ядовитые вещества, которые всасываются в кровь, повреждают все органы, особенно мышцы и нервы, приводя к их склерозированию и старению. Ученый утверждал, что для продления жизни требуется уменьшить вредоносное влияние гнилостной микрофлоры.

Как ни парадоксально выглядели размышления Мечникова, для того времени они стали открытием. Впервые в мировой науке рассматривался не процесс «омоложения», а процесс «сохранения здоровья и предотвращения старости». Иными словами, автор теории предполагал, что старение – это не естественный и не обязательный физиологический процесс, и при правильном подходе к своему здоровью можно попросту не увядать.

Кроме того, именно Мечников указал, какую огромную роль в жизни человека играет кишечник, «второй мозг», как сейчас иногда говорят. Ученый исследовал различные свойства микробов и обнаружил, что в присутствии молочнокислой бактерии болгарской простокваши перестает размножаться гнилостная микрофлора. На основании этого наблюдения всем своим пациентам он рекомендовал ежедневно перед сном принимать стакан простокваши, которую в народе даже окрестили «мечниковской».

Многие несостоятельные теории даже после полного «разоблачения» продолжают жить в народе. Будьте внимательны при выборе метода лечения. Не поддавайтесь на фразу: «Мне одна знакомая сказала…»

Что же касается предложенных им методов, они, безусловно, были, мягко говоря, спорными. Например, Мечников предложил хирургическим путем удалять главный «источник старости» – толстый кишечник человека! И подобные операции даже после смерти ученого еще долгое время проводились по всему миру.

Конечно, со временем теория Мечникова была признана несостоятельной. Процессы старения куда более сложны и многообразны, чем думал великий русский ученый.

В 1919 году еще один русский ученый С. А. Воронов с целью омоложения начал проводить в Париже операции по пересадке мужчинам семенников человекообразных обезьян, баранов и даже молодых юношей (бедные молодые люди за определенную сумму были готовы продать этот орган для пересадки богатому пожилому джентльмену). Профессора буквально осаждали с просьбой провести операцию. Он делал их в невероятном количестве. Но, как и в случае с Броун-Секаром, эффект от «омолаживающих операций» был недолгим. В конце своей профессиональной деятельности Воронов отмечал, что все время шел по ложному пути.

Считается, что именно профессор Воронов стал прообразом булгаковского профессора Преображенского. А между тем исследования Воронова положили начало изучению влияния половых гормонов на продолжительность и качество жизни.

Истории известны яркие примеры невероятного долголетия, но мы не можем утверждать, что зафиксированные в средние века случаи дожития до 130, 150 и даже 170 лет не были следствием ошибок в книгах переписи населения.

В наши дни мы наблюдаем буквально массовое долголетие. В России сейчас около 7000 человек перешагнули 100-летний рубеж. В США проживает около 15 000 граждан старше 100 лет. Рекорд принадлежит маленькой Японии: там сейчас более 60 000 таких долгожителей, из них почти 90 % – женщины.

Как известно, до глубокой старости чаще всего доживают люди, которым посчастливилось избежать тяжелых болезней. Их органы и системы нормально функционируют, а их износ определяется возрастом, что позволяет обеспечивать состояние равновесия с окружающей средой. Чаще всего «долгожители» не прекращают своей трудовой активности даже в самом почтенном возрасте. И это правильно. Достоверно известно, что лучше всего сохраняется тот орган человеческого тела, которым постоянно «пользуется» человек. Если вы много ходите, ваши ноги будут крепкими, если с утра до вечера что-то делаете руками, скорее всего в старости руки у вас будут наиболее подвижной частью тела, если много и активно думаете – к 80 годам достигнете пика мыслительной активности!

Вообще, многочисленные современные исследования доказывают, что долгожители – это, в большинстве своем, люди деятельные и творческие. Да что там исследования, сама история говорит нам об этом. Вспомните, Гете написал «Фауста» в возрасте 83 лет, Репин нарисовал свои изумительные шедевры в 86, Софокл создал «Царя Эдипа» в 75 лет, а Бернард Шоу продолжал писать в 94 года! Труд – безусловно, одно из обязательных условий долголетия. Труд, спокойствие и способность быстро забывать неприятности.

Вопреки расхожему мнению, физиологически именно к 80 годам мозг человека должен находиться в состоянии максимальной производительности. Однако так происходит далеко не у всех. И дело тут не в природе, а в нашем образе жизни.

Сегодня доказано, что долголетие зависит не только от наследственных факторов, но и от пищевых привычек, физической активности, социальной среды, а самое главное – от отсутствия тяжелых болезней, наличия близкого окружения и постоянного активного труда – физического и умственного.

Наука не стоит на месте. Сегодня ученые, биофизики, фармакологи, генетики продолжают поиски продления жизни и сохранения молодости. Они узнали очень многое и даже научились вмешиваться в строение молекулы ДНК. В мире появились лекарства. Которые, как говорится, влияют на прогноз, то есть могут на несколько лет отсрочивать конец жизни. И это здорово!

Но до сих пор науке не известен секрет вечной молодости и бессмертия. Возможно, именно поэтому наша жизнь, каждая ее минута, остается абсолютной ценностью. Что же может быть прекраснее профессии, охраняющей жизнь от болезней и преждевременной смерти?


Глава 2
Самый страшный день

Помимо болезней и несчастных случаев есть лишь один грозный фактор, укорачивающий человеческую жизнь. Даже жизнь молодую и здоровую. Я говорю сейчас о войне.

Отец мой был инженером, а мать – простой домохозяйкой. Жили они в Смоленске. Мое детство пришлось на военное и послевоенное время. Во времена Великой отечественной отец служил в полку, которым командовал сам Жуков. Говорят, история развивается по спирали. Я верю, что это так. Сперва мой отец, как и тысячи других солдат, шел в бой за Родину и за своего великого генерала – Жукова. А в самом конце жизни моего папы его лечащим врачом стала жена маршала Жукова. Теперь уже она делала все возможное, чтобы сохранить жизнь моего отца. У нас в семье до сих пор сохранилась фотография с того времени.

Семья у нас была рядовая, жили как все в то время – фронтом. Помню, все детство я провел в эвакуации в Красноярске. Чтобы добраться до школы, надо было каждый день преодолевать несколько километров по полю, в горку, под горку и дальше по узкой тропке. И все это под ледяным ветром, порой с дождем. Несмотря на все эти трудности, мы ходили в школу, учились, пока взрослые работали. Никто не жаловался. Сжав зубы, каждый делал свое, такое нужное стране дело. Не было сплетен и дрязг, не было жалоб на судьбу. Наверное, поэтому сегодня мы все еще видим живых ветеранов. Их совсем мало осталось, но они есть. Эти люди сумели сохранить самообладание в тяжелые годы войны, прошли через строительство нового послевоенного мира. Они сильны не только духом, но и телом!

Помню, как в школе однажды позволил себе схватить девочку за косу. Ну, знаете, как мальчишки проявляют симпатию. В результате в четверти отхватил четверку по дисциплине. Сейчас смешно вспомнить, а тогда ведь меня из-за этого не хотели брать в школу в следующий класс. Время было такое. Дисциплина, умение держать себя в руках и выполнять, что от тебя требуется, ценилось выше любых аналитических способностей.

Самое страшное, что может произойти с человеком – это война. Она уносит куда больше жизней, чем болезни.

Сегодня, рассуждая о долголетии, много говорят о роли семьи, хорошего питания, достаточного сна и отдыха. Наверняка, все это так. Но труд главенствует над всем этим, безусловно. Я, к примеру, все детство провел или в школе, или в пионерлагере. После перевода папы на завод в Москву (он был начальником цеха по сборке пушек), я его почти не видел. Уходил он рано-рано, а приходил уже затемно. Помню, как он приносил котлетку из картофельных очисток, и мы жутко радовались такому лакомству – еды особо не было и о разнообразии мечтать не приходилось. Из сладкого – патока – за ней ходили с бидонами. Мама у нас была мастерица. Она делала игрушки для детей и обменивала их на еду.

Я счастливый человек, так как рос в большой по современным меркам семье. Нас было три брата. Старший в 18 лет был призван на войну, и его навсегда поглотил Волховский фронт. Мы получили от него всего одно маленькое письмо: «Иду в разведку. Вернусь, напишу еще». Но брат так и не вернулся. Мне тогда было всего 6 лет. А в День Победы мы узнали, что он погиб. Я тогда навсегда запомнил, как это – терять того, кого любишь. Наверное, у всех людей, живших в военное время, слишком рано наступала зрелость и всегда сопровождающая ее печаль. Вот и я 9 мая 1945 года впервые осознал, что такое смерть и насколько она несправедлива.

В послевоенные годы я понял еще одну важную вещь: обычные, на первый взгляд, люди могут быть очень сильными и удивительно деятельными. Одна из моих тетушек была врачом. Она прошла всю войну, работала в санитарном поезде и полевых госпиталях, днем и ночью принимая раненых, сражаясь за их жизни. Несмотря на множество больных, на невероятно тяжелые условия труда, она никогда не теряла самообладания и того, что сегодня редко встретишь у врачей – искреннего сочувствия. Казалось бы, видя столько горя, боли и страдания, можно было озлобиться или, как минимум, очерстветь, как сейчас говорят, «выгореть», но с ней ничего подобного не произошло. Напротив, тетушка всегда сопереживала больным, и они отвечали ей полным доверием. Сейчас уже редко встретишь такое уважение и такую любовь к врачам, какие были в то время. Исторически к врачам всегда относились с великим почтением. Люди, конечно, сильно изменились в последние годы. Рыночные отношения сильно испортили нас, это во многом отразилось на врачах и пациентах.

Мои детские воспоминания очень и очень разрозненные. Помню, как ехали в теплушке ночью, остановились и мой средний брат спрыгнул в темноту. Помню, как поезд неожиданно тронулся в путь. Помню, как мама жутко волновалась, что он не успеет вернуться в вагон. А брат успел, запрыгнул в вагон на ходу и помахал нам рукой – бодро и молодо, полный жизни.

Самым страшным днем для меня и моей семьи стал День Победы. Именно 9 мая 1945 года мы получили достоверные сведения, что мой старший брат погиб. Надежда на его возвращение умерла, и сердце моего отца не выдержало, случился инфаркт. Впоследствии, когда я уже стал врачом-кардиологом, часто спрашивал себя, не потому ли выбрал эту профессию, что так сильно испугался за папу и ничем тогда не мог ему помочь. Сейчас уже сложно найти ответ. Совпадение это или действительно судьба – но эти события были в моей жизни и, наверное, определили ее ход.


Глава 3
От встречи с врачом должно наступать улучшение

Почему я решил пойти в медицинский? Трудно однозначно ответить на этот вопрос. Медицинской династии в нашей семье не было. Когда я был подростком, для меня служил примером мой брат, он учился в институте, был большим выдумщиком и изобретателем, постоянно заставлял меня что-нибудь мастерить – то выключатель, то модель какую-нибудь. «А ну-ка, соображай!» – весело говорил брат, если у меня не получалось задание, это была лучшая мотивация. Брат окончил Бауманский и уехал в Новосибирск, в научный городок, где много лет трудился на благо нашей страны. Заслуги его невероятно велики, хоть о них и не трубят на каждом углу. Двоюродные братья и сестры тоже пошли в науку – стали инженерами, физиками, химиками. Мы все хорошо учились, были целеустремленными ребятами, склонными к умственному труду. Я убежден, что умственный труд в значительной мере определяет и качество, и длину жизни.

Надо всегда знать, чего ты хочешь, и идти в выбранном направлении. Временные трудности бывают у всех. Важно чувствовать, что выбранный тобой путь – правильный. Тогда все получится.

Непосредственно медициной у нас в семье занималась, как я уже писал, одна папина сестра. Это была талантливая и умная женщина. Она имела два высших образования. Сначала окончила в Симферополе фармацевтический факультет, а затем – лечебный факультет Первого медицинского института.

Лия Яковлевна, майор медицинской службы, прошла всю войну, работала в санитарном поезде, имела несколько правительственных наград. Она часто повторяла: «Помни, от встречи с врачом у пациента всегда должно наступать улучшение».

После войны тетя работала врачом в Мытищах. Она была удивительно неравнодушным человеком. Казалось бы, столько тягот и невзгод выпало на ее долю, столько боли и смертей она видела, что должна была привыкнуть к чужим страданиям, не реагировать на них. Но Лия Яковлевна сочувствовала каждому человеку и очень переживала из-за того, в какой бедности и нищете жили ее больные.

Помню, как вечером она заглядывала к нам в комнату на Большую Сухаревскую и за чашкой чая с горечью рассказывала о пациентах, которых сегодня навещала. Один на войне ногу потерял, другой руку, третий лежит раненый, беспомощный и никому не нужный. И живут эти люди – герои-фронтовики – ужасно, в то время как другие, всю войну просидевшие в тылу, жируют. Мой отец всегда очень верил в Советскую власть. Бывало, они спорили до хрипоты – он доказывал, что у нас все самое лучшее, а она отстаивала правду, ту, что видела каждый день. И все это, конечно, влияло на мое восприятие действительности. Хотелось изменять наш мир к лучшему.

Вот так я и решил идти в медицину. Наверное, пример папиной сестры сыграл важную роль в моем решении. Во-первых, она пользовалась успехом, авторитетом и уважением – имела тот общественный статус, за который каждый уважающий себя мужчина борется всю жизнь. Но главное, она была кристально честным человеком – никогда ни с кого не брала деньги, в любое время могла прийти к больному, не задумываясь о себе и своих интересах. Ее благородство было настолько простым и в то же время очевидным, что покоряло с первого взгляда. Думаю, что именно таким и должен быть настоящий врач. Лия Яковлевна работала очень много – совмещала на трех работах. Муж у нее погиб во время войны, она жила с дедушкой и бабушкой, была опорой в семье. Она замечательно умела составлять лекарства. Знаете, делать болтушки по рецептам. Все прописи лекарств помнила наизусть. Я очень жалею, что после нее не осталось записей – они были действительно ценными и могли сослужить службу еще не одному поколению врачей.

Настоящий врач в любых условиях в первую очередь думает о здоровье своего пациента, а потом уже о собственном заработке: где бы он ни работал, в каких бы стесненных обстоятельствах не находился.

Осознав, что тоже хочу помогать людям, я подал документы на лечебный факультет Первого мединститута. Тогда их существовало всего два – первый и второй. Меня пригласили на собеседование и тут же приняли. Потом была учеба, практика, начало лечебной работы.

Иногда меня спрашивают, не жалею ли я, что стал врачом. Признаюсь вам честно, друзья, что даже в самые трудные минуты, а их немало на поприще нашей профессии, никогда не пожалел я о своем выборе.


Глава 4
Современному человеку не хватает радости

Размышляя о жизни современного человека, я все чаще и чаще уверяюсь, что она слишком коротка. И укорачиваем мы ее сами! Задумайтесь, когда, в каком возрасте начинается старость? Долгое время ученые полагали, что в жизни человека есть всего два основных периода – молодость и старость. Точкой невозврата Гиппократ считал 42 года, Авиценна 40 лет. Аристотель, помимо молодости и старости, выделял также зрелость, последняя ступень жизни начиналась в его трактовке в 56 лет.

Современные представления отодвинули границу пожилого возраста.

В России приняты следующие возрастные пределы:

60–74 – пожилой;

75–89 – старческий;

от 90 и старше – долгожитель.

По классификации ВОЗ пожилой возраст наступает с 65 лет.

Однако за всеми этими цифрами неизменно скрывается вопрос – сколько же лет на самом деле отведено человеку? Люди религиозные хорошо знают, что, по преданию, первые люди жили почти тысячелетие – Адам – 930 лет, Ной – 950 лет, Мафусаил – 969 лет. Возможно ли такое? Думаю, это вопрос не медицины, а веры.

Даже ученые не сходятся в представлениях о естественном пределе человеческой жизни. И разброс очень велик. Вспомните, Парацельс считал, что человек вполне способен жить около 600 лет, Гуфеланд обозначал предел в 200 лет, Мечников и Богомолец снижали планку до 160 лет.

Анализируя жизнь и смерть долгожителей, всякий раз приходишь к выводу, что люди умирают от болезней, а не от старости. Запас прочности у человека на 100 лет и более. Но болезни подрывают жизнедеятельность человека как опытный сапер вражескую территорию. Каждая тяжелая или хроническая болезнь – очередной вклад в сокращение нашей жизни.

Из чего складывается наша жизнь? Из прожитых дней? Из часов бодрствования? Из счастливых мгновений и горьких разочарований?

Я думаю, что жизнь состоит из воспоминаний и из мечтаний о будущем.

Между прочим, с точки зрения индуизма, идеальное состояние – это ничего не ждать и ни о чем не мечтать. Только так можно избавиться от желания «получить еще», а значит, и от следующих затем разочарований.

Помню четвертый курс института. На одном из собраний в институте рассказали о программе поднятия целины. Сейчас это может показаться наивным, но тогда каждый из нас верил, что помочь своей стране – это комсомольский долг. Весь курс вместо летних каникул отправился на целину в Казахстан. Из нас, студентов-медиков, был сформирован медицинский отряд. Это он только так назывался – «медицинский». Работа, которую приходилось выполнять, ничего общего с медициной не имела. Помню огромные поля пшеницы. Их скашивали без нас, а задачей отряда было погрузить снопы и перевезти в амбар, там правильно уложить, засыпать зерно, чтобы оно сохранилось в течение долгого времени. Было очень трудно и, в то же время, очень весело.

Каждый день я вместе с моими товарищами просыпался на рассвете и шел трудиться, а вечером продолжал заниматься, чтобы не отстать по основным предметам.

Жили мы в большой палатке, она была на 20 человек. Правый ряд – девочки, левый – мальчики. Недалеко он нас стоял домишко. Дома в тех краях, как правило, были сделаны из земли. Трава резалась на куски и укладывалась на крышу и на пол. До сих пор вспоминаю с трепетом – как им удавалось выживать в таких условиях – по ночам холод немыслимый, днем жара.

Так вот, в том доме, что был возле нас, жила семья. У них уже бегало пять или шесть детей. И жена была снова беременная. И вот ей рожать! Муж хотел в город, в роддом везти, а она заупрямилась: «Я никуда не поеду, – говорит. – Тут рядом медики, мне помогут».

Я был в нашем отряде бригадиром. И вот темной ночью прибегает взволнованный муж – пора рожать! Позвал я девочек-шестикурсниц (они поопытнее нас, четверокурсников, были), и пошли мы принимать роды. Шестикурсницы прекрасно справились.

Когда с нашей помощью на свет появилась новорожденная девочка, встал вопрос о том, что надо как-то по-комсомольски поздравить ее. Я написал большое письмо в Москву. Здесь, в столице, собрали целые тюки подарков: пеленки, распашонки, одеяла, подушки, игрушки и т. д. – и отправили в Казахстан. Когда пришли все посылки, не только этой семье, но и всей деревне добра хватило!

И все-таки не могу не отметить: если есть такая возможность, рожать надо в роддоме. Ведь если что-то пойдет не так во время родов или после них, там вам помогут, а вот дома могут и не успеть.

И вот, наконец, урожай был собран, спрятан под крышу, и можно расслабиться. Мы поехали в какой-то город, кажется, в Кустанай. И там была большая деревянная церковь. Отец этой девочки вдруг зовет нас внутрь – они решили крестить ребенка. А меня просят стать крестным отцом. Я, конечно, попытался отказаться. Но священник меня спросил:

– Не можешь, потому что комсомолец?

– Нет, потому что еврей.

– А какое это имеет значение? Бог-то один.

И когда он, мудрый православный священник, так сказал – что это не имеет значения, я ему просто поверил. Так я стал крестным отцом. Потом нас всех, кто участвовал в принятии новой жизни, пригласили в гости, и мы выпили по стакану браги. Они же люди простые, сами варят.

Пока я участвовал в этом шумном, веселом застолье, в голове роились мысли, которые только сегодня стали окончательно понятными: чтобы жить долго, нужно уметь жить в радости, просто относиться к проблемам, быть открытым миру, добрым и работящим человеком.

Вдумайтесь, чего сегодня нам не хватает? В первую очередь, радости!

Согласитесь, никто не сможет жить долго, если впереди у него мрак, а все, что его окружает – боль и отчаяние.

Жизнь дана человеку для любви и радости.

Великое зло менять любовь и радость на депрессию и стресс.

Учеными доказано, что на продолжительность жизни прямое влияние оказывает философия оптимизма. Суть ее в том, что живут дольше те люди, которые способны видеть в окружающем прекрасное, верить и надеяться на лучшее. Обратите внимание, получается, что источник радости находится в нас самих.

Ведь проблемы бывают объективного и субъективного характера. И первых по сравнению со вторыми значительно меньше. Реальные трудности – это болезни, потеря работы, утраты и т. п. Субъективные – все те, что наполняют нашу жизнь, но основываются лишь на личном восприятии окружающего мира. Ощущение «непонятости», чувство одиночества, отсутствие самореализации, злорадство, подозрительность, уныние, тоска, ненависть, злоба, корысть – список можно продолжать бесконечно. Именно эти негативные эмоции отравляют нашу жизнь и сокращают ее, приводя к преждевременному старению и одряхлению, сокращая продолжительность жизни.

И наоборот. Жизнерадостность, искренность, бодрость, активность, забота о других, постоянное желание помочь, стремление совершать добрые дела приводят к увеличению продолжительности жизни.

Относитесь ко всему проще. Есть идеальный способ оценить значимость появившейся проблемы. Спросите себя, будет ли это важно для вас через 10 лет. Если ответ отрицательный, просто расслабьтесь. И помните: нет нерешаемых проблем, есть неприятные решения.

В книге известного отечественного хирурга Федора Углова приводятся довольно интересные данные, собранные им самим во время войны Америки против Вьетнама. Углов производил операции и посмертные вскрытия вьетнамцев, которые жили в ужасных условиях постоянной бомбежки, имея возможность перемещаться только по ночам. Так вот, автор с удивлением отметил, что, несмотря на ужасные условия существования, постоянный стресс, страх и болезни, эти люди НИКОГДА не имели проблем с сердечно-сосудистой системой (одна из самых частых причин смерти в пожилом возрасте). За пять лет у него было всего 8 человек со стенокардией. Тогда же, во время патологоанатомических вскрытий американских солдат, которые погибли во Вьетнаме, было выявлено огромное количество склеротических изменений в сердце и сосудах, в том числе коронарных. И это у молодых людей! Конечно, на изменения внутренних органов влияет и характер привычного питания, и условия существования в довоенный период. Однако наблюдение легендарного отечественного хирурга заслуживает изучения.

Будучи студентом-медиком, я, как и большинство моих коллег, первое время с ужасом думал, как беззащитен человек перед лицом болезни. Когда вы учитесь или работаете в больнице, вас постоянно окружают несчастные, больные люди. Они кругом. Порой кажется, что здоровых людей вообще не существует на свете. Но организм человека все-таки не так слаб, как может показаться на первый взгляд.

Возвращаясь к истории с поездкой в Казахстан, вспоминается случай, произошедший с нашим сокурсником Красновым. Он попил сырого молока и заболел, как мы позже выяснили, бруцеллезом.

Бруцеллез – это инфекционное заболевание, которое передается человеку от животных с сырыми продуктами – молоком, сыром, сливками и т. д. Особенно распространен бруцеллез в развивающихся странах. Для примера, в США в год бруцеллезом заболевает всего около 200 человек, а во всем мире – 500 000. Эта болезнь распространена в Монголии, Киргизстане, Армении, Грузии, Узбекистане и Туркменистане. В Дагестане регистрируется около 100 случаев на 1 миллион населения ежегодно. В России и в то время, о котором я рассказываю, и сегодня бруцеллез в основном регистрируется в отдаленных деревенских поселениях.

Диагноз редкого заболевания – всегда проблема. Нет опыта наблюдений за подобными случаями, нет настороженности. В итоге, правильный диагноз и правильное лечение назначаются не сразу.

Любые нехарактерные для вас ощущения в организме – повод обратиться к терапевту. Лучше выглядеть «чересчур озабоченным своим здоровьем», чем просмотреть начало серьезного заболевания.

Знаете, симптомы бруцеллеза на начальном этапе легко спутать с гриппом: повышается температура, болит спина, есть не хочется, появляются слабость и потливость. Так начинаются многие вирусные заболевания. Нам тогда удалось поставить верный диагноз благодаря тому, что у молодых бруцеллез чаще всего проявляется в острой форме. У нашего студента-медика температура сильно «скакала», наблюдались утренние и вечерние «свечки», появилась брадикардия, начали нестерпимо болеть суставы. Ему в срочном порядке вызвали «скорую», доставили в больницу, а оттуда переправили на лечение в Москву.

Самое страшное в этом заболевании – поражение сердца и суставов. Известно, что при тяжелом течении бруцеллеза может развиваться инфекционно-токсический шок, осложненный перикардитом, то есть воспалением оболочек сердца. Кроме того, при бруцеллезе могут развиваться бурситы, полиартриты и тендовагиниты (воспаления соединительной ткани).

У пожилых чаще проявляется хронический бруцеллез, длящийся годами. Проблема заключается в том, что изменения состояния больного окружающие принимают за проявления «старости». Повторюсь еще раз, люди умирают не от старости, а от болезней. И в любом возрасте надо их выявлять и лечить. Так вот, бруцеллез у пожилых может проявляться в виде деформации и деструкции позвоночника, спондилита, фиброзов и дистрофий в локтевых и коленных суставах, а также сильных болей в области крестца и поясницы. Если затронута нервная система, возможны невриты, к примеру, неврит лицевого нерва, радикулит, парестезии, воспаление нервных сплетений и даже реактивный невроз. Нераспознанное заболевание, не назначенное своевременно лечение, могут приводить к необратимым последствиям.

Конечно, медицина не стоит на месте. И все-таки надо отдавать себе отчет, что как бы ни был профессионален врач, в большинстве ситуаций жизнь больного зависит от воли случая и от нашей внимательности. Современная медицина достигла очень и очень многих успехов, но лечить все еще продолжают люди. И ошибки неизбежны.

Целых полгода мы поднимали целину, за это время стали одной большой семьей с жителями близлежащих деревень. Сегодня я часто слышу странные слова от молодых людей. «Не пойду на субботник в детский сад. Лучше денег сдам. Пусть уборщицу наймут – она все вымоет и покрасит», – говорит моя молодая соседка своей подруге. И мне становится горько. Не от того, что она не хочет участвовать в общем деле. Понятно, что рыночная экономика изменила и индивидуализировала людей, сделала их черствее к проблемам других. Но мне грустно от того, что эта молодая и гордая девушка никогда не испытает радости от совместного труда под солнцем, не ощутит удовлетворение от проделанной вместе работы, не увидит благодарность в лице тех самых воспитателей, что из года в год в течение пяти лет заботятся о ее ребенке.

Будьте добрее к людям. Ласковое слово, искренняя улыбка, своевременно оказанная помощь могут помочь человеку не хуже отличного врача. Ведь нередко внимание требуется куда больше таблеток.

После поездки в Казахстан каждого студента из нашего медицинского отряда наградили медалью за освоение целины. Столько ярких воспоминаний оставило это время! Помню горы снега, которые заваливали вход в дом, и потрясающий способ пробираться домой через трубу. Помню жуткую усталость после обычного трудового дня и удовлетворение от того, сколько всего успел сделать. Помню радостные и возбужденные лица деревенских людей, когда наша «страда» уже подходила к концу, их шутки, танцы, искреннюю благодарность и светящуюся в глазах любовь. Все это, безусловно, продлевает нашу жизнь, такую непростую и в то же время такую прекрасную.

Глава 5
Гипноз – самый необычный метод лечения

Морозный день. Иду я по улице, и у меня такое ощущение, что люди, которые сталкиваются со мной, тоже испытывают гордость за то, что я будущий врач. Занимаясь в институте, проводя много времени в уходе за больными, я все чаще встречался с теми, кому практически невозможно помочь. Именно эти больные не давали мне покоя, заставляя размышлять о тех пределах, которые существуют для лечения. Есть ли они, эти пределы?

История, безусловно, движется по какой-то спирали. И если что-то очень важно для тебя, на очередном витке развития ты обязательно это получишь.

Мы привыкли думать, что современная наука может объяснить практически все, а современная медицина – вылечить. Это великое заблуждение. Не каждая реакция в организме человека связана с органическими изменениями, которые можно обнаружить при обследовании. Иногда жалобы пациента, его ощущения и даже нарушенные функции невозможно объяснить объективным состоянием. Существует целый класс заболеваний, вызываемых нашими переживаниями, эмоциональными реакциями. При так называемых функциональных расстройствах субстрат заболевания может отсутствовать. Тем не менее, человек страдает, он может длительное время кочевать от одного врача к другому и не находить решения. Такому человеку может требоваться вовсе не медикаментозная, а психологическая поддержка. И здесь на помощь приходит один из психотерапевтических методов лечения – гипноз.

Для меня знакомство с гипнотерапией началось еще в студенческие годы. Как-то раз я совершенно случайно принял участие в лекции, которую читал профессор Банщиков. У нас тогда начался курс психиатрии. Мой однокурсник предложил посетить лекцию, на которой Банщиков рассказывал о принципах действия гипноза, о его применении в медицине. В конце лекции профессор решил продемонстрировать возможности метода. Из аудитории пригласили выйти на сцену нескольких студентов, желающих стать «подопытными».

Существуют болезненные состояния, основанные скорее на психологическом нездоровье больного, нежели на наличии реального заболевания. Но в этом случае пациент так же мучается, как и «настоящий» больной, и ему так же требуется помощь.

Профессор ровным и внушительным голосом плавно ввел их в гипнотическое состояние и повелел уснуть. Мне показалась немного обидной реакция зала – как будто публика посмеивается над моими друзьями. И тогда я таким же, как у Банщикова, голосом приказал им проснуться и сесть на место. Вы не поверите, «подопытные» сделали именно то, что я им сказал.

После лекции Банщиков подошел ко мне и предложил учиться у него. Сказал, что у меня есть явные способности к гипнозу. Так психотерапия вошла в мою жизнь.

Вначале я наивно полагал, что являюсь обладателем какого-то редкого дара. Ведь с помощью мастера я достаточно быстро овладевал базовой техникой гипноза. И вскоре мне уже хотелось проверить на ком-то свои достижения. Естественно, первые опыты проводились на друзьях с нашего факультета. Мы собрались у меня дома, и мне удалось ввести добровольца в состояние транса, вызвав восторг и уважение будущих коллег. Этим добровольцем был один из братьев Вайнеров, будущий писатель, мой одноклассник. Увидев «фокусы», которые можно вытворять при помощи гипноза, его брат потребовал немедленно прекратить «это безобразие».

Занимаясь практикой гипноза, приходилось преодолевать предрассудки, связанные с необычностью и, отчасти, с недостаточной изученностью метода. Нередко сталкивался с мнением, что гипноз может быть вреден для здоровья. Я ни разу не встречался с подтвержденной информацией о том, что гипноз кому-либо нанес вред. Кроме того, под влиянием гипноза нельзя заставить человека совершить действие против его внутренних моральных установок. Личностные качества человека не подвержены влиянию гипноза.

Но главное – с помощью гипноза можно лечить.

Увлеченный этим необычным методом, я очень много читал специальной литературы по техникам гипноза. Наверное, любой, кто прочел бы столько же, сколько я, смог овладеть гипнозом и применять его на практике.

Помню свой первый опыт удачного лечения гипнозом. Вместе со мной в группе учился студент, с которым на 2-м курсе случилось несчастье. Как-то раз он допоздна засиделся в библиотеке, готовясь к экзамену по анатомии, и, когда усталый возвращался домой, не заметил приближающийся трамвай, угодив прямо под движущийся транспорт. Жизнь ему спасли, но пришлось ампутировать полностью раздробленную и изорванную в клочья руку. Осталась культя. В ситуации, когда человек лишается какой-то части тела, мозг не сразу воспринимает эту информацию. Где-то в глубине сознания рождаются нервные импульсы, которых нет на самом деле. Человек мучается от нестерпимых болей в конечности, которой у него уже нет. Подобное состояние в медицине принято называть «фантомные боли». Лекарства от фантомных болей тогда еще не было. Мой товарищ постоянно пил анальгин, от которого становилось все хуже, каждый день приходилось вызывать «скорую», так как окружающие боялись, что он может умереть от болевого шока. Но и врачи «скорой» не могли успешно справиться с болью. И тогда я попробовал заняться с ним гипнозом. Через несколько сеансов мне удалось его ввести в необходимую стадию гипноза, снять боль и закрепить результат. В результате, мучительные, нестерпимые боли отступили, и у человека появилась возможность вести полноценную жизнь.

Гипноз – это не эффектное выступление циркача, это великолепный и полностью доказанный способ лечения многих заболеваний.

Иногда гипноз бывает просто незаменим. Помню пациентку – девочку с нейродермитом, у которой был сильный зуд во всем теле. Мать регулярно водила ее по врачам, но никому не удавалось помочь. Ребенок был так измучен, что не мог ни спать, ни есть. После нескольких сеансов гипноза девочке стало гораздо легче, она уже могла нормально кушать и спокойно засыпать. Прекратился постоянный детский плач, так мучивший маму.

Доводилось с помощью гипноза снимать и приступы бронхиальной астмы. Знаете, как хорошо становится на душе, когда ты видишь, что, вот, человеку было очень плохо, он не мог дышать, и на твоих глазах дыхание восстановилось, больной успокаивается, расслабляется, испытывает облегчение.

Когда впоследствии я работал в госпитале Бурденко, эту мою способность снимать приступы астмы с помощью гипноза не раз случалось использовать для помощи пациентам.

Меня очень вдохновляли возможности воздействовать на мозг пациента. Именно тогда неожиданно стали популярны экстрасенсы. И даже набиралась команда людей с «неординарными способностями» для работы в «новом направлении медицины». Позвали и меня. Я соблазнился и пошел на так называемый кастинг. Весьма эмоциональные, экстравагантно одетые люди проверяли мои способности – давали задания. А потом на мне свои способности опробовали другие кандидаты. Один посмотрел на меня внимательно, помахал руками и говорит: «У вас болит то-то и то-то!» А у меня это никогда не болело! И тогда я понял, что попал в компанию шарлатанов. Больше никогда туда не ходил. И к занятиям гипнозом стал с тех пор охладевать.

Гипноз – это, конечно, психиатрическая практика. Но психиатрией мне не довелось заняться глубоко, хотя после нескольких успешных сеансов получал предложения специализироваться в этой области.

Вообще, возможности воздействия на нервную систему без лекарств требуют дальнейшего изучения. В некоторых странах, например, в Китае, в Германии и в США, широко применяют нетрадиционные методы лечения. Так, иглоукалывание успешно используется для обезболивания. Думаю, гипноз мог бы сыграть большую роль в этом направлении, если бы изучался и применялся шире.

Человеческий мозг столь богат своими возможностями, что мы, наверно, никогда не перестанем удивляться новым открытиям в этой области.

Возможно, именно головной мозг таит в себе разгадку долголетия. Предполагается, что возрастные изменения в центральной нервной системе – это один из главных механизмов старения.

Берегите нервы! Сегодня для врачей совершенно очевидно, что постоянные стрессы и глубокие внутренние переживания серьезно подрывают наше здоровье и сокращают продолжительность нашей жизни.

Говоря о роли нашего мозга в долголетии, приведу вот такие интересные цифры: наиболее активно вес головного мозга увеличивается в возрасте 6–10 лет, чуть медленнее это происходит в 21–30 лет. В среднем к 29 годам мозг достигает своего максимального веса. По статистике, у тридцатилетних мужчин мозг весит, в среднем, 1383 г. Далее начинается медленное снижение веса головного мозга. К 59 годам у тех же мужчин он уже весит 1341 г, а в 85 лет – 1281 г. Почему я привожу статистику для мужчин? Да просто потому, что, увы, у нас эти колебания выражены значительно сильнее, чем у прекрасной половины человечества.

Доказано, что люди, обладающие большей массой мозга в старости, обладают более высоким интеллектом и потенциалом жизнедеятельности всего организма. Этому есть научное объяснение: вес мозга уменьшается в связи с постепенным разрушением нервных клеток, которые регулируют деятельность всего организма.

Клетки головного мозга быстрее погибают под воздействием алкоголя и табака, а также от болезней и стрессов. Болезни и вредные привычки в прямом смысле сокращают нашу жизнь, приводя к преждевременному старению всех органов и тканей, ослаблению памяти и синтетического мышления.

Долгое время гипноз был для меня сокровенным кусочком мира, оплотом моих возможностей. Я знал, как бы тяжел ни был больной, я всегда могу оказать ему помощь, поддержать своим словом. А затем я обязательно найду для своего пациента нужные лекарства, и ему непременно станет лучше.

Это очень важный момент в моем понимании медицины: от самой встречи с врачом у больного непременно должно наступать улучшение.

Глава 6
Сердце – главный источник здоровья и первая причина преждевременной кончины

Кардиология – мое любимейшее направление в медицине. Именно кардиологию избрал я в качестве специализации после окончания мединститута. Тогда даже не помышлял о руководящих должностях и более всего на свете мечтал заниматься врачебной практикой, помогать людям.

Спустя много лет, уже в должности главного врача постоянно сдерживал себя, чтобы не вмешаться в лечебный процесс, когда речь шла о кардиологических больных. Понимал, что мои врачи лучше владеют новой информацией и практическими навыками, и все равно в душе оставался кардиологом.

Люди со здоровым сердцем, как правило, живут долго. У них есть силы на физическую активность, они ясно мыслят и легко справляются с болезнями. Сердце – благодарный орган. Как и любую мышцу, его можно тренировать. У тех, кто всю жизнь проводит в движении, сердце болеет и болит реже, чем у малоподвижных лежебок.

К сожалению, мы живем в век гиподинамии. Знаете, какое самое вредное изобретение человечества? Пульт от телевизора. Нашему телу хочется комфорта и покоя, а страдает от этого сердце.

По данным Всемирной организации здравоохранения, болезни сердца и сосудов занимают первое место в структуре смертности. У нас в стране смерть от инфарктов, инсультов и сердечной недостаточности составляет более половины смертей от всех причин. Следом идут онкологические и инфекционные болезни, но преобладание болезней сердечно-сосудистой системы в этом грустном рейтинге неоспоримо.

Смертность от болезней системы кровообращения приходится на 55 % всех умерших. Это больше половины. При этом наиболее «популярными» заболеваниями являются ишемическая болезнь сердца и цереброваскулярные болезни.

Врачам хорошо известны основные факторы риска, которые приводят к поражению сердца и сосудов.

Это:

– артериальная гипертония,

– повышение холестерина, атеросклероз сосудов,

– сахарный диабет,

– ожирение,

– курение, чрезмерное употребление алкоголя,

– низкая физическая активность (гиподинамия),

– пожилой и старческий возраст.

Заметьте, на некоторые факторы, например, на возраст, мы повлиять пока не можем, но многие риски легко можно свести к минимуму, изменяя образ жизни.

За годы, десятилетия своей практики я видел множество различных пациентов. И могу однозначно сказать, что есть прямая зависимость между гиподинамией и заболеваниями сердца. Люди, живущие долго, обычно сохраняют подвижность до глубокой старости. Они активны, постоянно стремятся что-то делать, помогать другим, одним словом, они легки на подъем. Безусловно, движение – основа жизнедеятельности человека. В то же время гиподинамия значительно сокращает нашу жизнь. В экспериментах на животных доказано прямое влияние активности на длительность жизни: лабораторные мыши, существующие в условиях искусственного ограничения подвижности, жили на полгода, а то и 8 месяцев меньше тех, кто существовал в естественных условиях окружающей среды. Всегда. Исключений, то есть статистических выбросов, не было.

Безусловно, мышечная деятельность – это естественный фактор физиологической стимуляции, который помогает совершенствовать наши механизмы приспособления к окружающей среде, в том числе, тренирует сердечную мышцу. Но во всем нужна мера! Когда речь идет о пожилых людях, надо очень внимательно относиться к различным видам физической активности, так как в почтенном возрасте границы между тренировкой и хроническим истощением сильно сближаются.

Для здоровья сердца требуется движение – гуляйте в парке, занимайтесь скандинавской ходьбой, ходите по лестнице, пока это позволяет ваш организм. Но не бегайте, не поднимайтесь в горку без передышек, для подъема на верхние этажи пользуйтесь лифтом. Даже если вы всю жизнь ведете активный образ жизни, граница, за которой может подстерегать катастрофа, не всегда очевидна. С возрастом к любым нагрузкам нужно относиться с умеренностью.

В пожилом возрасте нужно обязательно сохранять подвижность. Но при этом не забывать, что во всем хороша мера.

У меня наблюдалась пациентка, пожилая женщина, которая была «помешана» на чистоте. В том смысле, что она постоянно убиралась: это было для нее важнейшей частью существования. Всю свою жизнь она содержала свой дом в идеальном порядке. В возрасте 75 лет у нее диагностировали ревматоидный артрит – это тяжелое аутоиммунное заболевание, при котором организм начинает воспринимать хрящи и суставы как «врагов» и направляет на них агрессивные иммунные клетки. В результате суставы опухают и сильно болят, а конечности со временем деформируются. В качестве исторического примера, ревматоидным артритом страдал в последние годы жизни великий импрессионист Ренуар. Абсолютного излечения от этой мучительной болезни до сих пор не существует. Однако есть лекарства, позволяющие длительное время находиться в состоянии ремиссии, то есть стабильного улучшения.

Так вот, моя пациентка, пока ей было плохо, практически не двигалась и, по ее словам, дом в это время «зарос» грязью. Как только ей стало лучше, она перемыла всю квартиру, а затем принялась за люстры. Две комнаты были успешно пройдены. Сухонькая, активная, всегда деятельная пожилая женщина с легкостью взбиралась на стул, а затем на стол, чтобы оттереть запылившиеся плафоны. Но вот пришла очередь гостиной. И здесь возраст «взял» свое. Стоя на столе с запрокинутой головой, она вдруг почувствовала головокружение, покачнулась и… повисла на люстре. Та, конечно, оторвалась. Но наша героиня, к счастью, сумела ухватиться за сервант и благополучно приземлиться на пол. Результат – многочисленные ушибы, ссадины, оборванная люстра и новый опыт. Хорошо, что обошлось без переломов. Да, физические данные (а она была деятельна и подвижна всю свою жизнь) всегда позволяли этой женщине переносить посильные нагрузки. Но сосуды с возрастом стали слабее. Подвели не мышцы, не выдержала голова.

Вот на этом хочу заострить внимание. В пожилом возрасте «сдают» разные части тела. Предугадать, откуда ждать беды, заранее не под силу никому. Восстановление после таких «ошибок» из-за переоценки своих возможностей всегда идет значительно труднее, чем у молодых пациентов. Поэтому людям в возрасте надо быть внимательными к своему организму, регулярно проверяться, не переставать двигаться, но и не переутомлять себя.

Учеными доказано, что лучше всего сохраняется с возрастом тот орган, которым человек пользуется постоянно. К примеру, учителя и научные работники, не оставляющие своей профессиональной деятельности, до глубокой старости сохраняют светлый рассудок!

Человеческое тело в чем-то схоже с автомобилем. Чем больше мы им пользуемся, тем дольше оно нам служит (при своевременных т/о, конечно). И наоборот: поставьте его в гараж (посадите на диван), и оно в скором времени заржавеет, а мотор вряд ли заведется.

Помните, надо бдительно относиться к любым нагрузкам, занимаясь тем, с чем вы уже имели дело раньше. В своей книге «Советы столетнего хирурга» Федор Григорьевич Углов замечает: «Движение – основа жизни, а бег – испытание». С этим нельзя не согласиться. Тренированный человек, ведущий смолоду здоровую жизнь, лучше переносит физические нагрузки в старости. Но перегрузки с возрастом становятся небезопасны. Всякая физическая активность должна чередоваться с отдыхом. Избегайте чрезмерных нагрузок, не перенапрягайтесь, будьте умеренны и рациональны. Авантюризм оставьте молодым. В нашем возрасте поступками должна управлять мудрость.

Раз уж заговорил о мудрости и умеренности, хочу остановиться на питании.

Логичным и очень грустным следствием гиподинамии, в сочетании с ранее привычным режимом питания, является ожирение. Умеренность в еде – еще один, важнейший фактор долголетия. С годами приходится пересматривать калорийность своего «меню» и размеры порций. Известно, что с возрастом риск ожирения возрастает. Сегодня почти половина населения планеты страдает избыточной массой тела. Всемирная организация здравоохранения называет ожирение «воротами во все смертельные болезни». Люди с ожирением значительно чаще страдают диабетом, сердечнососудистыми и онкологическими заболеваниями. Частота «несвоевременной» смерти при ожирении значительно выше, чем при нормальной массе тела. Между прочим, в США в начале 20 века страховые компании при страховании жизни для тучных клиентов назначали более высокие взносы. Дело объяснялось просто: в течение десятилетия с начала существования страховых компаний они выплатили на 17 % больше страховых сумм в связи со смертью людей, имеющих значительный лишний вес. Грустная статистика, которая имеет под собой веские основания.

Толстяки умирают раньше и страдают больше. Во-первых, их органам постоянно приходится работать в режиме перегрузки, во-вторых, если случаются ушибы или переломы, полным людям куда сложнее встать на ноги. А, как мы уже говорили, обездвиженность убивает быстрее болезни – суставы теряют подвижность с устрашающей быстротой, если их не использовать постоянно.

Позаботиться о своем весе надо еще в среднем возрасте. Вступать в пору старости надо в идеальном физическом состоянии. Тогда есть реальный шанс прожить не просто долгую, но и активную жизнь.

Экономя на питании, вы надеетесь «дотянуть» до пенсии. Но парадокс заключается в том, что дешевая еда может стоить вам жизни. Нужен другой компромисс. Щи да каша полезнее колбас и сырков.

Переедание и характер питания – важнейшие факторы преждевременного старения. Начиная с 90-х годов, рацион современного человека значительно изменился. Появилось множество продуктов, содержащих различные пищевые добавки, красители и консерванты. Нет достоверных доказательств вреда или пользы продуктов «химпромышленности», как нет и убедительных свидетельств опасности генетически модифицированных продуктов. Но есть неутешительная статистика. С момента появления в деревнях и селах дешевых продуктов с внушительным по длине описания составом, количество болеющих раковыми заболеваниями желудка и пищевода значительно возросло. Можно списать это на то, что раньше болезни реже диагностировали, можно говорить о плохой экологии. Я не игнорирую эти факторы. Но я регулярно замечаю, как пенсионеры долго смотрят на два глазированных сырка: за 5 рублей и за 45. И всегда выбирают за 5 – с заменителем молочного жира и пальмовым маслом в составе. Это касается выбора любых продуктов: определяющее значение играет цена. Но такая экономия может стоить очень дорого. Я убедительно призываю всех, кто заботится о своем здоровье, искать компромиссы между ценой и здоровьем, априори исключая из рациона слишком дешевые колбасные и молочные изделия. Именно нездоровое питание, при прочих равных условиях, оказывает основное влияние на частоту возникновения атеросклероза и инфаркта миокарда, что, в свою очередь, ускоряет старение и приближает неизбежный конец.

Так что же не стоит употреблять в пищу? По данным ВОЗ, к возникновению болезней сердца приводит употребление продуктов с высоким содержанием насыщенных животных жиров, трансжиров, высококалорийных продуктов, а также с большим количеством сахара и соли.

Если говорить конкретнее, то стоит воздержаться от нескольких категорий продуктов, либо сократить их потребление до минимума. Вот некоторые принципы здорового питания в пожилом возрасте.


Ограничиваем жирное мясо. С одной стороны, в нем содержится белок высокой биологической ценности, железо, а также витамины В12, А и Е. Однако, с другой стороны, большое количество насыщенных жирных кислот и холестерина, что приводит к атеросклерозу, ишемической болезни сердца и, в итоге, инфарктам и инсультам. Именно поэтому в среднем и пожилом возрасте лучше перейти на более легкие мясные продукты – курицу, индейку, кролика. Прекрасно восполняет дефицит белка жирная рыба, которая благотворно влияет на состояние сосудов.


Долой жареное. Во время обжарки в продуктах образуется акриламид – весьма токсичное вещество, один из факторов, провоцирующих развитие рака. Накапливаясь в организме, акриламид приводит к хроническому воспалению, а это повышает риск развития атеросклероза и ишемической болезни сердца. Больше всего акриламида образуется в продуктах, содержащих крахмал – жареном картофеле, наггетсах и чипсах.


Исключаем продукты, содержащие транс-жиры. Сегодня на полках магазинов довольно часто можно встретить продукты, в составе которых есть трансжиры – самые дешевые гидрогенизированные растительные жиры с высоким содержанием транс-изомеров.

Самые опасные блюда в фастфудах – наггетсы и картофель фри. Избегайте их и никогда не кормите этим своих детей.

Производители нередко маскируют их фразой «другие жиры растительного происхождения». Это не просто вредный, это опасный продукт. Исследователи из Великобритании подсчитали, что если исключить эти вредные продукты из рациона, количество смертей от атеросклероза снизится в среднем на тысячу человек в год (и это цифры для маленькой Великобритании! А если посчитать для нашей огромной страны?). Где чаще всего можно найти транс-жиры? Первое, что приходит на ум, это, конечно, чипсы, картофель фри и гамбургеры. Но не только! Пряники, кексы, пирожные в упаковке, дешевые мюсли, каши быстрого приготовления, печенье, хлопья, мороженое, глазированные сырки, сыр, творог… Список огромен. Главный показатель наличия транс-жиров – слишком низкая цена! Повторюсь, даже в старости, точнее, тем более в старости, не экономьте на своем здоровье. Лучше выпить кружку обычного кефира, чем угоститься глазированным сырком за 5 рублей!


Отказываемся от колбасы и сосисок. Одни из самых вредных для сердца и сосудов продуктов. Промышленный фарш содержит мало мяса, много жира и огромное количество синтетических улучшителей вкуса. Регулярное употребление сосисок и колбас напрямую влияет на развитие диабета, болезней сердца, ожирение печени и прогрессирование почечной недостаточности. Ведь именно печени и почкам приходится отвечать за очистку вашего организма от токсических веществ.

Ты – то, что ты ешь. После 65 лет избегайте продуктов, повышающих холестерин, сахар и артериальное давление.

Соль ограничиваем, майонез и кетчуп исключаем. Известно, что избыточное употребление соли приводит к развитию гипертонии, а та, в свою очередь, к инфарктам и инсультам. Норма потребления соли для взрослого человека составляет не более 5 г в сутки. Избыток соли содержится в копченостях, соленой рыбе, консервах, колбасных изделиях, маринадах, кетчупе, майонезе, различных смесях приправ (никогда не используйте их при приготовлении щей-борщей, не становитесь жертвами рекламы). В майонезе, кроме того, содержится много транс-жиров, о которых мы говорили выше.

Весьма показательны результаты анализа пищевых привычек долгожителей. Оказывается, большинство рекордсменов в этой области предпочитали употреблять каши, овощи и фрукты, рыбу и растительные масла, ограничивая потребление мясных и молочных продуктов питания, а также кондитерских изделий. Кроме того, они придерживались режима дробного питания, стараясь соблюдать негласное правило: не наедаться на ночь, но и не голодать после шести. Не в пример большинству.

Признаюсь, мне очень повезло: моя жена не только любимый и близкий человек, настоящий друг и помощник, но и удивительный кулинар. Думаю, именно благодаря ее мудрому поварскому таланту мне удается правильно питаться в течение многих лет.

В моей практике было очень много людей с заболеваниями сердца. Я очень рано начал работать. После 4 курса стал врачом неотложной помощи, хотя зачислен был как фельдшер – формально, так как без врачебного диплома числиться доктором было нельзя. Помню, самые частые вызовы были на сердечные приступы. Потом шли радикулиты и бронхиальная астма.

Боли в сердце – вещь одновременно и простая, и опасная. Простая, потому что ты знаешь, в какой последовательности действовать. Первое, что должен сделать фельдшер, когда приезжает на вызов к человеку с болью в сердце – дать нитроглицерин. Этот препарат расширяет сосуды и улучшает питание сердца. А уже после этого спокойно собирать информацию о состоянии пациента, чтобы поставить точный диагноз. И вот тут возникает вторая особенность – опасность неправильной диагностики: можно проглядеть острый случай или, наоборот, назначить ненужное обследование. Это тоже искусство врача – выманить у больного всю необходимую информацию, чтобы в итоге поставить правильный диагноз. Сейчас ставить верный диагноз стало значительно легче. У врача много необходимого оборудования, которое помогает ему в работе. Например, приехал врач с аппаратом ЭКГ, и уже через несколько минут понятно состояние сердца, и, значит, понятно, как лечить. А раньше мы могли только обезболивать (промедолом, омнопоном, морфином), и забирать в клинику. Мне кажется, что именно потому в Советское время было несравненно больше людей, которые уже с институтских лет становились профессионалами. Мастерство приходило через собственный опыт. И надеяться ты мог только на себя! Ответственность была очень большой и всегда довлела над врачом.

Знаете, в моей жизни был случай, когда я поставил диагноз, который сегодня можно выявить только на основании нескольких манипуляций, включая УЗИ и биопсию. А раньше мы обследовали пациента на все предполагаемые заболевания, методом исключения продвигаясь к верному диагнозу. И вот в том случае я исключил все болезни сердца. Оставалось одно – опухоль. Остальные врачи смотрели на меня с недоумением и недоверием. В общем, пока я доказывал, что нужна срочная операция, пациентка умерла, к моему огромному сожалению. Потом, на вскрытии, патологоанатом подтвердил мой диагноз. Не желая признать ошибку, сотрудники клиники даже обвиняли меня тогда в сговоре с патологоанатомом. Но, конечно, правда была за нами, и удалось ее доказать.

Боли в сердце могут быть вызваны разными причинами. Не занимайтесь самолечением. Срочно обратитесь к врачу.

Все это я к тому рассказываю, что жизнь врача-кардиолога сопряжена с огромными рисками и страхами. Мы боимся ошибиться, боимся увидеть «лишнее» (то заболевание, которого нет), боимся оказаться непрофессионалами. Цена нашей ошибки – жизнь или здоровье человека. И самое печальное, что на самом деле от врача зависит совсем не так много, как кажется пациенту. Мы всего лишь люди со знаниями. Но предсказать, предугадать все варианты развития событий нам не под силу. Жизнь и смерть человека, все-таки превыше возможностей врача. От нас зависит только одно – попытаться употребить все свои знания и умения на благо пациента.

От того, насколько достоверно и точно пациент опишет свое состояние, порой зависит его жизнь.

Приведу немного важной информации, которая может пригодиться каждому. Запомните, сердечную боль терпеть нельзя. Как понять, что болит именно сердце? Иногда это непросто. Но лучше ошибиться, обратившись за помощью, чем пропустить настоящий сердечный приступ.

Научитесь узнавать типичные признаки сердечного приступа, чтобы не оставить грозные симптомы без внимания.


Где может болеть сердце. Боли в сердце далеко не всегда ощущаются слева от грудины. Болеть может за грудиной, под левой лопаткой, в области нижней челюсти, шеи, в левой руке, в верхней части живота.


Виды сердечной боли. Очень важно найти правильные слова для описания боли. Боль бывает ноющая, сжимающая, жгучая, режущая, острая и тупая.


Что сопровождает сердечный приступ. Практически всегда возникает паника и страх, появляется одышка, усиливающаяся во время физических нагрузок и в положении лежа, но ослабевающая в сидячем положении; возможна тошнота, чувство дурноты и общей резкой слабости вплоть до потери сознания.

Сердечный приступ угрожает жизни, и организм начинает сигналить о смертельной опасности.

Не нужно самостоятельно выяснять, связана ли внезапная боль с сердечной катастрофой. Иногда попытка угадать, что случилось, желание самостоятельно поставить себе диагноз или полечиться по интернету заканчивается смертью больного.

Инфаркт может возникнуть в любом возрасте. Риск растет с годами. Чем быстрее оказана помощь, тем больше шансов на здоровую жизнь. Не терпите боль в сердце, обратитесь к врачу.

Вспоминаю с болью и горечью очень показательный случай, когда мой бывший сотрудник, массажист 40 лет, в течение суток принимал боль в верхней части живота за острый гастрит, отказывался от обследования, принимал таблетки для лечения гастрита, продолжал работать, несмотря на боль. Ночью – внезапная смерть на руках у жены. На вскрытии – трансмуральный инфаркт миокарда и никакого гастрита. Если бы вовремя поставили диагноз, спасли бы человека, дети не остались бы сиротами, жена – молодой вдовой. Всего-то и надо было снять ЭКГ. Но, увы, это не было сделано.

Здесь надо напомнить, что в последние десятилетия инфаркты и инсульты сильно помолодели и, если вовремя не диагностированы, отнимают жизнь у энергичных, работоспособных и активных людей. Поэтому в любом возрасте надо помнить о возможных рисках, даже на фоне исходно хорошего самочувствия.

В общем-то, если человеку стало плохо и симптомы, описанные выше (жгучая давящая, сжимающая боль в области за грудиной, в левой руке, лопатке, левой половине шеи и нижней челюсти, в верхней части живота; одышка, удушье, резкое ухудшение самочувствия), сохраняются больше 5 минут, всегда вызывайте «скорую».

Конечно, наиболее опасны для жизни инфаркт и инсульт. Они случаются обычно в ночные часы или рано утром, через час-два после сильного стресса или слишком активных физических нагрузок. Нередко беда случается через 6–12 часов после употребления алкоголя или при сильном обезвоживании.

Что же следует предпринять, если у вас или близкого вам человека появились боли в сердце? Во-первых, положите больного в кресло с подлокотниками или на кровать с приподнятым изголовьем. Во-вторых, освободите ему шею, откройте форточки – ничего не должно мешать поступлению свежего воздуха. В-третьих, положите больному под язык 0,5 мг нитроглицерина или дайте 1 дозу нитроглицерина-спрея. Сразу после этого вызывайте «скорую».

Как врач, я точно знаю, что самое страшное – это ощутить свою беспомощность. Причем это одинаково ужасно и для врача, и для пациента. Хотя абсолютно все учебники и постановления требуют, чтобы реанимационные действия оказывали специально обученные профессионалы, неутешительная статистика говорит нам, что от инфаркта нередко умирают еще до приезда «скорой». Отсюда мой совет. Если в семье есть человек, страдающий заболеваниями сердечно-сосудистой системы, все живущие с ним родственники должны, во-первых, иметь под рукой нитроглицерин (вообще всем бы лучше его иметь – и носить с собой, мы же помним, как часто случается смерть от заболеваний сердца и сосудов), а во-вторых, желательно знать, как провести реанимационные действия в случае остановки сердца до приезда скорой.

Сейчас во многих общественных местах, аэропортах, больших концертных комплексах, на вокзалах и стадионах на стене висят дефибрилляторы для оказания экстренной помощи при внезапной потере сознания. Умение граждан пользоваться этими устройствами может спасти многие жизни.

Но далеко не всегда под рукой есть дефибриллятор. Описывать, как сделать непрямой массаж сердца, непросто. Лучше пройти специальные курсы. Но, зная, как тяжело бездействовать в ожидании «скорой», попробую описать основные принципы первой помощи, если человек внезапно потерял сознание и не подает признаков жизни.

1. Срочно вызывайте «скорую».

2. Пока едет «скорая», положите больного на пол (не на диван и не на кровать – пружинящие поверхности сделают массаж сердца неэффективным).

3. Расположите руки на нижней трети грудины строго по центру (два пальца вверх от мечевидного отростка).

4. Давление осуществляйте только запястьями (детям массаж проводят или одной рукой, или двумя пальцами). При этом ваши руки должны быть полностью выпрямлены. Не нажимайте слишком сильно, чтобы не повредить ребра и внутренние органы – оптимальная глубина нажатия – 4–6 см. Темп – около 100 нажатий в минуту.

6. Не останавливайтесь и не отвлекайтесь, пока проводите реанимирующие мероприятия.


Спасти человеку жизнь – одновременно и страшно, и прекрасно. Я помню свой первый вызов на сердечный приступ. Ночь, город спит. Я в центре Москвы. Клиника у метро Спортивная. Раздается звонок. Вызывают по адресу. Я еще не успел войти, как слышу крики, стоны. Человек задыхается, мечется. Ему страшно, кажется, что еще немного, и он умрет. Помню, как спокойно и быстро осмотрел его, оценил работу сердца, дыхательную деятельность. Одновременно провел лечебные манипуляции, дал лекарства, сделал внутривенное вливание. Все так, как меня учили. И сразу больному стало легче. Что я при этом испытал? Радость, гордость, что спас, что все сделал правильно. Я же еще совсем мальчишкой был тогда. Но уже врач. В очередной раз понял, что выбрал правильную профессию.

Однако, как говорит известная поговорка, любую болезнь лучше предупредить, чем лечить. А чтобы предупредить, надо знать, какие факторы ее провоцируют. Мы уже выяснили, что чаще всего причиной заболеваний сердца является атеросклероз (изменение сосудов, сужение их просвета). Но не менее грозная проблема – артериальная гипертония.

Спасти человеку жизнь – это самое восхитительное ощущение, которое может испытать врач. И все-таки куда больше жизней мы спасаем не во время экстренных случаев, а в своем кабинете – каждый день, давая правильные рекомендации.

Известно, что больше половины людей с гипертонией никак не ощущают подъемы артериального давления. Вопреки бытующему мнению, ни головная боль, ни тяжесть, ни головокружение не сигналят о том, что давление опасно повы силось, угрожая сосудистой катастрофой.

Учеными убедительно доказано, что в развитии гипертонии важную роль играют неврогенные факторы, а проще говоря, стрессы. О каких стрессах я сейчас говорю? Тяжелая интоксикация алкоголем и табаком, серьезное инфекционное заболевание, возможно, травма, а также, конечно, все виды психо-эмоциональных стрессов. То есть стресс – это любые события в жизни вашего организма, в ответ на которые надпочечники выбрасывают в кровь огромное количество адреналина. При этом сосуды сужаются, а сердце начинает работать быстрее, требуя больше кислорода и питательных веществ. Частые стрессы приводят к нарушению тонуса сосудов, увеличивают риск инфарктов и инсультов. В этом смысле, наверное, можно сказать, что работа врача опасна: у нас эмоциональные стрессы буквально каждый день.

В профилактике гипертонии, как и атеросклероза, огромную роль играет здоровая обстановка в семье и на работе, правильное питание, полноценный сон. Помните, без какого-либо ухудшения общего самочувствия, «первые звоночки» о нарушениях в работе сердца и сосудов возникают в возрасте около 40 лет, особенно у тех, кто курит, мало двигается, страдает ожирением.

Именно в этом «опасном» возрасте впервые выявляются факторы риска сердечно-сосудистых катастроф, и врач назначает лекарства для профилактики инфаркта и инсульта. Это могут быть препараты для лечения артериальной гипертонии, препараты для снижения холестерина (статины).

Многие наши пациенты считают, что нет никакой необходимости принимать лечение, если самочувствие остается хорошим. Ведь высокий холестерин «не болит», а повышенное давление обычно не ощущается. В итоге, назначенное лечение игнорируют. И так, пока не грянет гром. Повторяю, предупредить болезнь легче, чем лечить. Своевременная профилактика инфарктов и инсультов продлевает жизнь на 10 и более лет. Это доказано многочисленными исследованиями.

Глава 7
Болезни коварные и не очень

Человек – сложнейшая биологическая система. Все органы в нем взаимосвязаны. Есть более уязвимые, есть менее. Если сердце стоит на первом месте по частоте смертности, то заболевания желудочно-кишечного тракта лидируют по сложности диагностики. Это я усвоил еще со времен работы на «скорой». Не случайно в экстренной помощи существует диагноз «острый живот»: понятно, что произошла катастрофа в брюшной полости, но какой орган пострадал, может уточнить только хирургическая операция.

Когда имеешь дело с животом, часто бывают диагностические ошибки. Помню, бывали случаи, когда приходилось действовать обманом: утяжелять диагноз, чтобы направить пациента в больницу.

Боли в животе, если они усиливаются со временем, сопровождаются подъемом температуры, тошнотой и рвотой – повод вызвать «скорую» или срочно ехать в ближайшую больницу.

В практике моего коллеги был такой случай. Мальчик 12 лет поел на ночь чипсы с кока-колой и лег спать. Через час начались боли в области живота. Родители вызвали «скорую». Фельдшеры диагностировали у него «газовые колики» и оставили дома лечиться самостоятельно, пообещав, что к утру все пройдет. Однако боли не ушли, а только усилились. Мать во второй раз вызвала скорую. Вторая бригада также не заподозрила ничего особенного, хотя, судя по описаниям ребенка, болевые ощущения были невыносимы. Какой-то «мудрый» фельдшер даже посоветовал, если будет особенно плохо, полежать на холодном полу. Спустя 30 минут после отъезда бригады мальчик стал плакать – такой невозможно сильной была боль в животе. Как признавалась потом его мать, ей было очень стыдно третий раз звонить в скорую (вот он, российский менталитет), но ее мудрая подруга буквально настояла на этом. Прибыв на место, мой коллега при пальпации заподозрил непроходимость. Ребенка в срочном порядке доставили в больницу – и там сразу на операционный стол. Перитонит не прорвался чудом. Счет шел буквально на минуты. За удалением воспалившегося участка кишки последовало несколько дней тревожного ожидания (если человек после такого вмешательства в течение 3–5 дней начинает сам ходить в туалет, операция считается успешной, если же нет, ему выводят прямую кишку наружу – для ребенка это была бы катастрофа). В этой истории все закончилось хорошо. Мама и мальчик усвоили для себе две вещи: питание должно быть правильным – это во-первых. А во-вторых, нет понятия «неудобно», когда речь идет о жизни человека.

Никогда не стыдитесь вызвать «скорую», если сами не справляетесь с ситуацией. Позаботьтесь заранее, чтобы телефоны «неотложки», взрослой и детской, были на видном месте, чтобы не искать их в панике, если случится беда.

Самые опасные боли – острые. Возникают резко и неожиданно, как удар кинжалом, и указывают, что случилась катастрофа, например, прободная язва. Никакие самостоятельные меры принимать нельзя. Срочно вызвать «скорую».

Хронические боли, как и ясно из названия, являются следствием наличия какого-либо хронического заболевания. Требуют диагностики.

Очень часто у меня перед глазами возникает один вызов. Вернее, один из многих. Коммунальная квартира. Бедно обставленная, полупустынная комната. В ней пожилой мужчина. Он задыхается. У него тяжелый приступ бронхиальной астмы. Я купирую приступ и сажусь рядом, чтобы побыть с ним немного. Он один, если опять плохо станет, никто не поможет. И вот, чуть-чуть отдышавшись, он полез в тумбочку, где у него были остатки пенсии… И я смотрю, что он то трешку достает, то пятерку, то рубль… Мало дать – обидит врача, много – как он дотянет до следующей пенсии. В конце концов, остановился на пятерке – протягивает: «Доктор, спасибо!»

Конечно, я ничего не взял! Это даже не обсуждается. Но стало отчего-то грустно. В первую очередь от того, что люди наши уже не верят в бескорыстное желание помочь. Я выбрал медицину, чтобы помогать людям. Это очень ответственная профессия. Ведь это пациенту легко – он просто взял и поверил во «всемогущего и всезнающего» врача. А мы, доктора, точно знаем, сколько в наших успехах наших талантов, а сколько – дело случая. Мы не так уверены, не настолько наивны. И все-таки каждый день мы идем лечить других в надежде на то, что все сложится идеально: диагноз будет поставлен правильно, лечение пойдет по заявленному сценарию, а итог будет – здоровье и долголетие наших пациентов.

Та история, однако, навела меня на другую мысль. Мысль оставлять деньги тем, кто в этом нуждается. Помню как студентом, а затем и врачом, работая на вызовах, иногда оставлял на тумбочке «на лекарства». И это не то, чтобы благородство. Это просто честность. Если бы вы видели то, что видел я, вы поступили бы также.

Наблюдая, в каких условиях вынуждены жить наши люди, я не раз задавался вопросом: «Ну откуда тут взяться долголетию?» Давно известно, что долголетие напрямую зависит от наличия или отсутствия стрессов. От оптимизма и удовлетворения. Но если работы нет, а вокруг разруха, болезни не заставят себя ждать. Я не раз сталкивался с так называемыми невротическими или психосоматическими болями. Это такие боли, которые вызваны не нарушениями обмена веществ или заболеваниями органов брюшной полости, а скорее являются результатом нервного напряжения или сильного стресса. То есть, когда человек испытывает сильные эмоции или страх – могут появиться сильные боли в животе. Их природа вполне физиологична. Однако при стандартной диагностике ничего выявлено не будет. В таком случае требуется проводить обследование нервной системы и назначать соответствующее лечение.

Стрессы напрямую влияют на здоровье человека. Частые сильные переживания могут стать причиной развития многих серьезных болезней.

Для врача нет разницы, какого пола пациент, какого вероисповедания или политических взглядов, богатый он или бедный. Он обязан одинаково относиться ко всем. Главная задача врача – поставить правильно диагноз и помочь пациенту.

Спустя годы, когда я стал работать главным врачом, мне было очень важно, чтобы сотрудники стали моими единомышленниками. Мне приходилось много беседовать с врачами и медсестрами о нашей замечательной профессии, находить способы и возможности мотивировать их заботиться о больных, чувствовать за них ответственность и никогда не опускаться до мздоимства.

Глава 8
Терапевт – самый главный врач

Есть две особые специальности в медицине. Это патологоанатом, который вскрывает тело, все видит и всему может дать объяснение. И терапевт, который без вскрытия точно так же все видит и должен найти объяснение решительно всему.

Хороший патологоанатом – на вес золота. Это трудная и интереснейшая работа. Постижение истинных причин смерти, диагностическая модель, без которой невозможно дальнейшее развитие медицины. Без патологоанатома врач не узнает, правильно ли расценил состояние больного, верно ли проводил лечение, в чем совершил ошибку.

Терапевт – это основной источник будущего здоровья для пациента. Именно он диагностирует заболевание и на основании знаний и опыта может определить, какому врачу узкой специализации передать пациента. Терапия – это основа основ в медицине, кладезь энциклопедических знаний. И этим она интересна. Настоящий терапевт умеет правильно «сложить» симптомы, так, чтобы получился диагноз.

Меня очень тревожит угасание российской терапевтической школы, отсутствие глубоких знаний и аналитического мышления у молодых докторов. Современная медицина состоит из узкоспециализированных врачей. Все они стремятся стать экспертами в одной, крохотной области. При этом они лишают себя главного – статуса настоящего врача. Сейчас заговорили о необходимости подготовки врачей общей практики. Это правильно. Но, по сути, мы пытаемся заново изобрести велосипед. Почему я советую обращаться к врачам старой школы? В первую очередь потому, что эти люди владеют огромным объемом информации и невообразимым опытом. Мне, например, достаточно просто посмотреть на больного и на 30 % диагноз будет уже поставлен. По цвету кожи, выражению глаз, запаху, выделению сальных желез я уже могу выстроить предварительное заключение. Сегодняшние врачи слишком зависимы от электроники: без УЗИ, ЭКГ, МРТ поставить диагноз не могут. На самом же деле у хорошего врача есть всего два незаменимых инструмента: глаза и руки. А их «натаскать» – это надо было днями и ночами работать. Сегодня врачу не надо так думать и напрягаться, как нам раньше. Но в нестандартных случаях они теряются, не зная, что предпринять. Дифференциально-диагностическое мышление не работает. В результате ненужные анализы и процедуры, сомнительное лечение.

Найти настоящего семейного врача – большая удача. И всегда это будет грамотный терапевт.

Я подскажу вам, как выбрать правильного терапевта.

Врач должен вызывать у вас доверие: быть приветливым и вежливым, внимательно смотреть в глаза, задавать точные вопросы, заинтересованно выслушивать ответы. Врач не должен никуда спешить, его время и внимание во время приема должны всецело принадлежать вам. Хороший врач обязательно осмотрит вас с головы до ног, прощупает лимфоузлы и щитовидную железу, помнет живот, проверит наличие отеков, выслушает сердце и легкие, расспросит обо всех прежних болезнях, аллергии, наследственности, уточнит, как вы мочитесь и регулярный ли стул.

Хороший врач умеет и знает очень многое. Он посмотрит вашу ЭКГ и рентгенограммы, оценит анализы и данные УЗИ, прокомментирует результаты исследований и спокойно разъяснит вам, какие проблемы есть у вас со здоровьем, и как их можно преодолеть.

Хороший врач будет с вами в горе и в радости. Он поздравит вас с рождением внуков и подскажет, как организовать ваш режим дня, он поможет вам пережить тяжелую утрату и в очередной раз спасет вам жизнь, когда сердце собьется с правильного ритма.

После 65 лет ваш семейный врач – это почти член семьи. Но если родителей и детей не выбирают, то в отношении терапевта это право у вас есть.

Хороший врач поможет подготовиться к плановой операции, своевременно поменяет лечение, если возникнет такая необходимость.

Хороший врач никогда не будет вам врать. На все ваши вопросы о здоровье он ответит честно. Даже если вас постигнет неизлечимая болезнь, хороший врач будет с вами до конца, оказывая посильную помощь, устраняя боль и другие тяжелые симптомы, не оставляя вас в одиночестве в самый трудный час.

Хороший врач всегда будет стоять на страже ваших интересов. Он будет оберегать ваши личные данные и информацию о вашем состоянии здоровья.

Хороший врач всегда несет ответственность за свои решения, за своего больного.

Разумеется, в вашей жизни могут встретиться разные специалисты, среди которых будут грамотные, порядочные, ответственные врачи, но только врач с терапевтическим мышлением сможет стать вашим семейным врачом, готовым оказать помощь в самых сложных медицинских ситуациях.

Когда в 1982 году я вступил в должность главного врача московской клинической больницы № 11, открылся новый терапевтический корпус. Нам нужны были новые врачи, новые заведующие отделениями. Тогда я решил, что буду набирать молодежь, совсем «зеленых» докторов, только что окончивших интернатуру и ординатуру по терапии. Кафедра, располагавшаяся в клинике, ежегодно выпускала готовых к работе молодых специалистов. Желающих остаться работать в больнице было много. Так что выбор у меня был.

Приглядываясь к вчерашним интернам, я пытался разглядеть в них тот потенциал настоящего врача, ответственного, умного и милосердного, который либо есть у человека, либо его нет. Этот потенциал невозможно вырастить искусственно, он закладывается с детства, через семейное воспитание и безусловную любовь. Мне не очень нравились тихие, послушные, со всем согласные доктора, только и умеющие, что кивать начальству, не имеющие собственного мнения. В нашей больнице я сконцентрировал очень ярких ребят: самостоятельно мыслящих, талантливых, иногда упрямых. Осознавал, что многие из них уже тогда, буквально с институтской скамьи, могли мне дать фору по некоторым теоретическим знаниям. Таких сотрудников, как моя тогдашняя молодежь, обычно не жалует начальство: слишком умные, слишком упрямые, слишком самостоятельные. А мне эти качества всегда нравились. Руководить талантливыми, хорошо образованными людьми гораздо интереснее и плодотворнее, чем повелевать безответственной серостью.

Не стоит бояться молодых врачей. За каждым молодым врачом стоит его наставник и руководитель, всегда готовый помочь. Главное, всегда задавать интересующие вас вопросы.

Мне очень нравилось обучать нашу молодежь. Имея большой преподавательский опыт, я проводил с врачами уроки милосердия, клинические и патологоанатомические конференции, устраивал «деловые игры», когда каждый молодой доктор мог попробовать себя в роли главного врача, начмеда, заведующего отделением. Кстати, именно заведование отделениями я очень рано доверил молодым. Многие отделения нашей клиники возглавляли вчерашние интерны. Надо сказать, они отлично справлялись с этой работой, как и с тяжелыми суточными дежурствами.

Конечно, один я бы не справился с обучением врачей. Очень помогала кафедра и, конечно, старшие, опытные врачи отделений. Среди них особенно хочется отметить Нелли Юрьевну Персиянову-Дуброву, блестящего кардиолога и терапевта, Марию Наумовну Агароськину, уникального врача функциональной диагностики, сильнейшего клинициста, Александра Лазаревича Шапиро, мудрого, деликатного и чрезвычайно грамотного невролога. Все они стали подлинными наставниками, передавали молодым врачам не только свои знания и опыт, но и культуру общения с пациентом.

Мои врачи обучались постоянно: консилиумы, лекции, конгрессы, в том числе, международные, научная работа. Все это поощрялось и приветствовалось, если было на пользу нашему общему делу – на пользу больным. Многие наши врачи, не прекращая клиническую работу, защищали диссертации, продолжая после этого работать в больнице и сами становясь наставниками для новой молодежи. Вот эту преемственность, когда мастерство передается из рук в руки я и называю настоящей терапевтической школой.

Глава 9
Доказательная медицина и личный опыт врача

Преподавать я начал рано. На кафедре военно-полевой терапии. Лечить и преподавать – два очень интересных занятия, вполне совместимых. Помню, как мы с другими преподавателями «обманывали» студентов. Военно-полевой курс предполагает наглядное изучение воздействия радиации. Где вы возьмете в мирное время лучевую болезнь, чтобы показать студентам? Мы находили. Как правило, это были работники рентгеновской службы. Представьте, 60-е годы, еще медицина толькотолько начинала набирать силу. Старые рентгеновские аппараты, небезопасные. У нас хватало врачей и медсестер, которые получали избыточную дозу. Тогда, правда, тоже были те, кто не верил во «вредность». Как и сейчас. Между прочим, на заре рентгенологии медицинские работники и вовсе не знали о вредном воздействии рентгеновских лучей, работали без перчаток и подвергали кожу рук облучению. В результате у многих появлялись раны, которые видоизменялись в злокачественную опухоль – рак кожи. Только со временем пришло осознание, насколько важно защищать людей, постоянно получающих вредное облучение. Сегодня немыслимо представить этих сотрудников без перчаток и экранов. Но сколько лет потребовалось, чтобы принять эти знания как истину…

Я призываю всех, кто откроет мою книгу, всегда очень четко оценивать риски, которым подвергается пациент при проведении той или иной манипуляции. И вы, пациенты, будьте бдительны! Сегодня есть интернет, существует масса открытых знаний. Читайте, узнавайте. Не верьте на слово. Медицина постоянно развивается, и то, что вчера казалось абсолютной истиной, сегодня безнадежно устарело.

Здравоохранение 21 века живет по законам доказательной медицины. Это значит, что каждое лекарство, которое разрешено для лечения людей, проходит специальные клинические испытания. В результате таких испытаний лекарство должно подтвердить свою эффективность и безопасность. Безопасным лекарство считается в том случае, если польза от его применения превышает риск побочных эффектов. Эффективным считается препарат, который оказывает лечебное действие, превосходящее действие плацебо (пустышки). Если все ступени клинических испытаний успешно пройдены, препарат поступает в аптечную сеть. Если эффективность не доказана или побочные эффекты делают лекарство небезопасным, оно не поступает в продажу.

Мне нравится такой подход, четкий, научно обоснованный. Но некоторые методы лечения трудно уложить в прокрустово ложе доказательной медицины.

Гипноз, например, – доказательная медицина или нет? Вы же можете при помощи этого метода изменять состояние нервной системы без лекарств. В основе метода – взаимодействие личностей врача и пациента. Это достоверное лечебное воздействие, но его невозможно оценить по правилам доказательной медицины.

Толерантность в отношении методов лечения – это совсем не всегда так плохо, как об этом говорят. В конце концов: «Отбросьте слово «невозможно» и работайте с тем, что осталось», – гласит великая мудрость.

Все врачи сегодня исповедуют доказательную медицину. Но надо ли сбрасывать со счетов и эффект плацебо, и самовнушение? Наукой установлено, что эффект плацебо, то есть улучшение состояния больного, принимающего пустышку, составляет около 30 %. А еще есть эффект ноцебо, это плацебо наоборот: больной ожидает вреда от назначенного лечения, сомневается в нем и, в итоге, у него наблюдаются всевозможные побочные эффекты. А лечение не получается. Задумайтесь об этой цифре, 30 %, она не так уж мала, чтобы игнорировать эффект плацебо и не применять его на практике. Допустим, у человека проявляются тревожные симптомы. Он начитался литературы, сам определил себе диагноз, сам начал принимать какое-то снадобье, бесполезную пустышку, пропил его и симптомы прошли. И причинно-следственная связь прослеживается, как при настоящем лечении. Что, не бывает, скажете? Конечно, бывает. Я не исключаю и такую медицину. Но она изучена мало и поэтому не может рекомендоваться как достоверно эффективный способ.

Можно сказать, в борьбе за жизнь, здоровье и долголетие все средства, которые помогают, хороши. Но это только для пациента.

Врач должен прогнозировать результаты лечения, знать, когда, кому и какой препарат назначить, помнить о возрасте и поле пациента, его сопутствующих болезнях, аллергических реакциях, наследственности и многих других вводных, которые делают мышление врача по-настоящему клиническим. Ни один самый современный компьютер, сколько бы информации мы в него не ввели, не сможет назначить оптимальное лечение конкретному человеку. Почему? Потому что больной должен поверить в свое лечение, полюбить его, утвердиться в мысли, что назначенная терапия непременно принесет улучшение. Чтобы у пациента появилась такая убежденность, он должен очень доверять своему врачу. Только тогда лечение принесет максимальную пользу.

А как же доказательная медицина? – спросите вы. Отвечу. Лекарство, доказавшее свою эффективность, будет работать на 30 % лучше, если пациент поверит в него или на 30 % хуже, если пациент будет настроен негативно к назначенному лечению. Почему именно на 30 %? А это те самые эффекты плацебо и ноцебо, улучшающие или ухудшающие эффект от лечения.

Как врачу привязать воздействие собственной личности на больного к доказательной медицине? Я пока не знаю ответа на этот вопрос. Но точно знаю, что у врачей, которым пациенты доверяют, лечебный процесс всегда идет успешнее, даже по сравнению с коллегами. Работающими точно по таким же стандартам и протоколам.

Кстати, о стандартах. Мне понятен и близок термин, введенный Гиппократом: «искусство врачевания». Но сегодня считается неприличным говорить о лечении больного, как об искусстве. Это ремесло, наука, даже услуга, так сегодня характеризуют труд врача. А про искусство-то позабыли… Уверен, что пройдет еще несколько лет, и ситуация поменяется. Без магии человеческой личности, без особого профессионального лицедейства врачевание просто зачахнет. Но для того, чтобы врач мог относиться к своему труду как к великому делу, где наука и практика переплетены с талантом и интуицией, условия работы врача должны быть, скажем так, идеальными. Слишком важное дело доверено врачу – диагностика и лечение Человека. Тут нет места спешке, бумажной волоките, жестким стандартам.

Уважайте своего врача! Помните, медицина, так же, как и образование, это не сфера услуг. Это наука, опыт и искусство.

Представьте себе талантливого художника, которого заперли в темной мастерской, выдали холст строго определенного размера, три краски определенных цветов, поставили перед ним будильник и велели за 15 минут создать шедевр живописи. Получится у него шедевр? Вот так и с врачами сегодня…

Вообще, жизнь врача – сложная штука. Советуя другим, как жить правильно, сам нередко запускаешь у себя серьезные заболевания, просто не замечая их, не предполагая, что можешь быть по другую сторону баррикад. Когда я только начинал врачебную практику, медицина была совсем другой. Я уже говорил, что не было существующих сегодня аппаратов: КТ, МРТ, УЗИ и многих других.

Помню, как меня послали на учебу по электрокардиографии в главный военный госпиталь им. Бурденко. Я очень полюбился заведующему отделением, и в итоге меня взяли на работу в это лечебное заведение. О большем счастье я и не мечтал. Там все было интересно. Это уникальные конференции, обходы выдающихся врачей современности. Я там проработал почти 7 лет.

* * *

За это время я многое узнал о кардиологических заболеваниях, что называется, на практике. И главное – научился снимать приступы. Сейчас существуют различные методики, которые попросту не допускают развития инфаркта миокарда. Они улучшают питание сердца и таким образом дают человеку возможность нормально жить. В начале моей кардиологической практики таких методик не существовало.

Единственным доступным исследованием работы сердца была электрокардиограмма – сегодня хорошо известно, что она далеко не всегда отражает реальную картину и зависит от многих факторов, включая положение, в котором проведена ЭКГ, время и т. п. Но на тот момент это было передовым исследованием. Именно в зависимости от ее показателей включались или исключались различные лекарства, делались назначения. Это и была наша доказательная медицина.

Спустя несколько лет меня пригласили консультантом в Институт колопроктологии. Тогда я впервые осознал, как велика в России доля людей с болезнями толстого кишечника и, особенно, прямой кишки. Эти недуги обычно настигают еще совсем не старых мужчин и женщин от 25 лет и старше, ведущих сидячий образ жизни. Эти люди находятся в условиях постоянной гиподинамии, плохо питаются, переедают. Следствие – запоры, опухоли толстой кишки, геморрой и другие «деликатные» болезни. Интимные проблемы люди редко озвучивают даже близким, терпят, пока есть силы. Как следствие этой застенчивости, больные попадали к нам уже в критическом состоянии.

Запомните: нет болезней, о которых «неудобно» говорить. Но есть запущенные формы, которые очень трудно потом лечить.

И что с ними в итоге делать, должен был решать именно я, консультант-кардиолог. Какое решение приму, такое и будет. Я отвечал за все, и мне не с кем было посоветоваться. Это, конечно, очень непросто. Даже хирурги во время операции советуются друг с другом, если случай сложный. Нести единоличную ответственность за принимаемое решение – самое сложное в профессии врача.

Например, придя в больницу, я был уверен, что проктологические заболевания, как и многие другие, имеют возрастные ограничения для оперативного лечения. Я с институтских лет помнил, что в определенным возрасте операции делать опасно. А профессор Александров, работавший в этом институте, был твердо уверен, что возраст не может и не должен быть препятствием для полноценной помощи больному. Я принял его сторону – хотя это было страшно – если что-то пойдет не так, мы будем отвечать за «врачебную ошибку». Но ведь на этом и строится медицина: отбрось слово невозможно и работай с тем, что останется. Объединившись, мы стали брать на операции пожилых больных и проводить сложнейшие манипуляции. Оказалось, если грамотно подходить к оперативному процессу, то пожилые пациенты еще лучше молодых переносят хирургическое лечение. Просто нужно более осторожно проводить операцию, не допускать кровотечений. Вот так мы и работали.

Говоря о колопроктологии, важно сказать, что болезни толстого кишечника проявляются прежде всего появлением крови в кале. Заметив этот симптом, надо немедленно обратиться к врачу. Стесняться тут нечего. Человеческое тело не имеет постыдных мест и постыдных болезней. Это все выдумки ханжей.

Своим ученикам я всегда напоминал, что больной человек часто испытывает неловкость, когда у него возникают проблемы с интимными физиологическими процессами. Врач должен быть деликатен и с пониманием относиться к переживаниям больного. Эта деликатность и чуткость врача не менее важна, чем ответственность за принятие решения.

Что касается трудных решений, я помнил сам и напоминал моим ученикам слова великого клинициста Бориса Евгеньевича Вотчала:

«Мы ведем корабль нашей терапии между мелями трусости и скалами безрассудства. Мы отлично помним первую часть заповеди Гиппократа – «на навреди», но нередко забываем о второй – «но помоги». Трусливый врач – одна из опаснейших разновидностей врача. Он сумеет найти тысячи отговорок и оправданий, чтобы ничего не сделать для больного».

Глава 10
Как одна больница изменила мир

Мы с вами пытаемся рассуждать о долголетии, не ведая, что готовит нам день грядущий. Но надо с оптимизмом смотреть в будущее. Говорят, что мысль материальна, и, если о чем-то постоянно думать, задуманное однажды сбудется. Судите сами, люди давно мечтали научиться управлять долголетием, и им это потихоньку удается. Если брать статистику по средней продолжительности жизни, мы, безусловно, стали жить дольше по сравнению с нашими предками. Но плата за долгую жизнь – тяжелые и продолжительные болезни. Например, в Японии самая большая средняя продолжительность жизни на планете, но и самый большой процент заболевших раком. У пожилых людей мутации клеток происходят значительно чаще. А стареющая иммунная система не успевает отслеживать всех новых врагов. Отсюда и статистика.

Нам еще многое неизвестно в человеческом организме: его ресурсы, его скрытые возможности, наверное, однажды будут поняты и изучены. Но пока мы можем лишь следить за новыми открытиями, чтобы как можно скорее донести их до своих пациентов.

Медицина развивается семимильными шагами. Многие глобальные изменения происходили на моих глазах. Что-то я делал собственными руками.

Мне всегда хотелось основать клинику. Настоящее научно-лечебно-учебное предприятие, где готовятся новые кадры и внедряются самые передовые технологии.

Почти невероятно, но во времена «эпохи застоя», когда никто не помышлял о революциях, мы в своей больнице совершили переворот в подходах к лечению тяжелых больных.

Самое главное в долголетии – сохранять здоровье. Сколько бы его ни осталось. Современная медицина готова прийти на помощь.

Да, именно так оно и было: на рубеже 80–90 годов в отдельно взятой 11 столичной больнице, происходила настоящая реформа здравоохранения. Здесь появилась первая в стране внутрибольничная компьютерная сеть, наукоемкий терапевтический центр, оснащенный современным диагностическим оборудованием, который привлекал ученых ведущих кафедр. Сотрудников начали обучать английскому языку и командировать на международные конференции. При этом в больнице, которая обгоняла тогда в среднем здравоохранение России, наверное, на десятилетия, царила настоящая демократия, и все приказы проходили через Совет трудового коллектива.

А начиналось все так. Маленькая терапевтическая больница в Марьиной Роще. Старый корпус – в запустении. Новый корпус – еще не освоен. Мне пришло предложение стать главным врачом 11 городской больницы – сейчас легендарной, а тогда – почти полностью разрушенной, находящейся в стороне и от жизни, и от передовой медицины. Но ведь каждый врач мечтает стать главным. И я решил посмотреть, что же меня ждет. Пришел в больницу, сделал пару-тройку обходов, ни с кем не разговаривая. Потом вызвал своего зама. Помню, как мы сидели с ней в небольшой комнате, а между нами крысы бегали. Я ей сказал, что берусь сделать из этой больницы мировой центр передовой медицины: здесь будут подавать пациентам еду на белоснежных скатертях, а на стенах повесят ковры (тогда это был признак роскоши и благосостояния). Она расплакалась, пошла звонить в рай здравотдел – вы зачем, мол, нам шизофреника прислали? Но я сделал именно так, как сказал.

Вызвонил старых друзей, собрал врачей больницы, составил список того, что необходимо. И пошла работа. Оборудование приходилось буквально выбивать. Благодаря своему предыдущему опыту, я уже хорошо понимал, какое оснащение требуется и, главное, кто отвечает за то, чтобы его нам выписали и доставили. Привлек первых рекламщиков, компанию «Johnson & Johnson». Они не только обеспечили нас стерильными салфетками, одноразовыми перевязочными материалами и шприцами, но и дали денег, на которые мы смогли отремонтировать здание.

Знаете, работа главного врача очень непростая. Надо и о пациентах думать, и о врачах, и о том, чтобы про твою больницу наверху не забыли. Благосостояние больницы зависит только от умелого руководства. Административная работа, как оказалось, ничуть не менее интересна, чем врачебная деятельность. При этом ты уже спасаешь не одну жизнь, а отвечаешь сразу за тысячи. Ответственность огромная. Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают. И с коллективом очень повезло – настоящие единомышленники, молодые, горячие, спорщики ужасные. Двери кабинета главного врача были открыты всегда. Никаких приемных часов. Если человек пришел, значит это важно. Не откладывали решений, и проблемы не накапливались.

Все задуманное получалось: отличные специалисты, новейшая техника, отсутствие интриг, взяток и прочей грязи, которая мешает нормально жить и работать.

В результате все хотели лечиться только в 11 больнице. Вся Москва хотела у нас лечиться. А знаете, почему? Потому что у нас было простое человеческое отношение к людям, доброе отношение, забота. Ко всем. У нас был важнейший принцип – по-человечески относиться к врачу, к сестре, к медперсоналу и, конечно же, к пациенту. От отношения руководства к своему персоналу зависит практически все. Ведь больница – это, в первую очередь, люди: врачи и сестры. Это драгоценные люди – грамотные, умные, владеющие современными методами.

Мне до сих пор непонятно, как может главный врач иметь приемные часы. По рядовому вопросу никто не придет – все решится на уровне заведующего отделением. Если же проблема сложная – надо решать ее, а не ждать времени приема!

По существу, я осваивал новую машину. Такого до нас не затевал никто.

Мы создали специализированные отделения. Например, инфарктное отделение с блоком кардиореанимации на 12 коек, отделение кардиологическое, гастроэнтерологическое, пульмонологическое и неврологическое. До этого была только терапия. А мы сделали больницу разнообразной. И в каждом отделении мы имели свой уникальный опыт. Например, к нам по скорой помощи поступали больные с радикулитом – очень болезненное заболевание, поражение корешков спинного мозга. В результате человек не может ни согнуться, ни разогнуться и испытывает сильные боли в спине. Лечат радикулит в зависимости от острой или хронической формы с помощью обезболивающих и противовоспалительных препаратов, блокады, физиотерапевтических процедур, лечебной физкультуры и массажа. На восстановление требуется длительное время. В другой больнице им бы инъекцию анальгетика сделали и отправили домой дальше страдать. У нас же такие пациенты проходили через палату интенсивной противоболевой терапии. Такого нигде раньше не было. Больной в палате этой находился столько, сколько надо, пока у него не прекращался приступ. Человеком занимались: обезболивание, ЛФК, физиотерапия, массаж, и он быстро начинал двигаться, ходить.

К нам как-то приехал Козырев, он тогда был заместитель по здравоохранению города. Он был поражен, как мы работаем с неврологическими больными.

Потом мы потихонечку перешли к рассеянному склерозу, одному из самых тяжелых хронических заболеваний. Рассеянный склероз – это аутоиммунное заболевание: поражается миелиновая оболочка нервных волокон головного и спинного мозга. В народе склерозом принято называть частичную потерю памяти в пожилом возрасте. Но рассеянный склероз никакого отношения к старческому не имеет. Само слово «склероз» означает «рубец», а «рассеянный» значит множественный – очаги склероза как бы рассеяны по всей центральной нервной системе без определенной локализации.

Рассеянный склероз – тяжелое заболевание нервной системы, поражающее молодых и здоровых людей.

Заболевание это поражает куда чаще детей и молодых людей в возрасте 15–40 лет, нежели стариков. В результате происходит появление разнообразных неврологических симптомов: люди теряют зрение, не могут самостоятельно ходить, управлять руками. В мире сегодня насчитывается более 2 миллионов больных, в России – более 150 тысяч, причем в ряде регионов заболеваемость чрезвычайно высокая – от 30 до 70 случаев на 100 тысяч населения. В Москве таких больных около 7 тысяч.

Московский Центр рассеянного склероза, который мы основали в 11 больнице, возглавила профессор Татьяна Леонидовна Демина. Мы совместно с кафедрой неврологии разработали методики по неотложной помощи больным рассеянным склерозом, начиная с момента поступления в больницу и заканчивая последующими курсами реабилитации, ввели мануальную терапию, различные методики массажа. И уже после трех недель лечения наши пациенты выписывались с хорошими результатами. Мы даже изменили тогда нормативы нагрузки на медицинский персонал: провели хронометраж и определили реальное время, которое требуется для работы с тяжелым хроническим больным.

Благодаря взаимоотношениям с фирмами и представителями науки нам удалось целый ряд сотрудников отправить на кратковременную учебу за границу. Но это было исключение, проучить всех врачей за границей мы, конечно же, не могли. Поэтому мы составили свой образовательный план. И приглашали ведущих специалистов по разным специальностям. Большой курс лекций прочитала у нас известный онколог, радиолог Софья Львовна Дарьялова, курс эндокринологии читал профессор Ашот Мусаелович Мкртумян, обучали наших врачей и другие светила отечественной науки.

Мы организовали курс лекций по инфекционным болезням, ревматологии, нефрологии, большой цикл лекций по пульмонологии. Вскоре у нас появился центр лечения хронических обструктивных заболеваний легких, куда мы пригласили большую эндоскопическую группу. Они привезли с собой аппаратуру и начали работать. А профессор Борисов Валерий Викторович разработал методологию диагностики заболеваний легких при бронхоскопии.

Практически в каждом отделении у нас работала своя собственная группа ученых. В кардиологии работал Владимир Семенович Задионченко, по его учебникам и сейчас учатся студенты. Пульмонологией руководил профессор Евгений Иванович Шмелев. Консультативно-поликлиническим отделением заведовала профессор Елена Владимировна Левтонова. Леонид Михайлович Печатников просил разместить у нас кафедру математического моделирования, и мы были готовы сотрудничать.

Одним словом, мы создали систему непрерывного обучения специалистов, использовали знания и умения профессионалов для улучшения лечения больных. В каждой ординаторской стояли компьютеры. С помощью программистов и спонсоров мы создали первую в Москве компьютерную сеть и свою единую базу данных. Это было в начале 90-х.

Мы прямо в больнице проводили циклы усовершенствования врачей. По онкологии, по неврологии, по кардиологии… Весь персонал, кстати, с радостью воспринимал возможность обучаться. У нас каждая медсестра была на заметке – прошла она усовершенствование своих знаний и умений или не прошла. Мы старались создать коллектив, объединенный единой целью – лечить лучше!

Успешное лечение пациента во многом зависит от знаний и опыта его лечащего доктора. Профессия врача требует непрерывного обучения, изо дня в день, в течение всей жизни.

Когда я только начинал свой трудовой путь, а это было в Главном военном госпитале им. Бурденко, наш руководитель, один из самых талантливых кардиологов страны, профессор Мильтиад Иванович Теодори всегда говорил: «Если вы один день не прочитали ничего свежего в медицинской литературе, вы потеряли неделю. За неделю вы потеряли три месяца. За три месяца вы потеряли столько, что уже не догоните никогда».

Важно было, чтобы медицинские работники непрерывно повышали свою квалификацию и занимались лечением самых сложных, самых тяжелых больных. Ведь то, что сегодня считается паллиативными методами, завтра становится лечебным процессом, продлевающим жизнь.

Бывали, конечно, разные ситуации. Порой появлялось ощущение, что я борюсь не столько за жизни больных, сколько за дорогостоящие лекарства. Но, как говорится, у каждого своя задача. Будучи кардиологом, я всегда заботился о здоровье пациентов. Став главным врачом, первоочередной своей задачей видел качество работы больницы, наличие необходимой аппаратуры и лекарств в достатке. Между прочим, во многих случаях требовалось дорогое лекарство, которое у нас, естественно, не производили, а производил, например, Израиль или Европа. Вот и приходилось идти к руководителю департамента здравоохранения, объяснять, убеждать, упрашивать.

Еще одним звеном в нашей цепочке развития 11 городской больницы стало открытие отделения трансплантологии. Я очень негодовал: идея департамента открывать подобное отделение в терапевтической больнице казалась мне немыслимой. Но, главное, я сам мало что понимал в этом деле. Меня фактически заставили, а точнее, убедили вот такими словами:

– Друг, у меня копейка денег. Кому бы я ни поручил, все своруют. Ничего не сделают. Я тебя прошу – сделай.

Чтобы было понятно, отделение трансплантологии – это не то место, где производится забор органов у лиц, подписавших согласие, нет. Это скорее база, где находятся неврологи, анестезиологи, хирурги. Они у нас все должным образом должны были подготовиться, а уж потом ехать по срочному вызову в разные больницы Москвы для взятия органов и доставки в учреждения, где этот орган ждут. Службу создали, работу наладили.

Наша больница была скоропомощная. То есть пациенты поступали не только по направлениям поликлиник, но и по «скорой». Все врачи по очереди дежурили, это часть лечебного процесса. Норма. Уставали, перерабатывали, но у всех был энтузиазм, работали радостно, с удовольствием.

Если врач периодически не сталкивается с тяжелыми случаями, он не получает важнейшего опыта, необходимого для успешного лечения больных в будущем.

В конце 90-х мы открыли при больнице поликлиническое отделение и дневной стационар. Тогда эта практика еще не прижилась, а сейчас стала нормой.

Всего под моим началом работало 500 человек. В лицо я знал всех, а по именам нет, конечно. С гордостью могу отметить, что всегда был одним из самых доступных врачей в городе. Я помню еще в свою молодость, когда главный врач принимал не каждый день и только в определенные часы. Вот скажите, зачем мне такой главный врач нужен, если я не могу с ним решить вопрос? Вот поэтому у меня никаких табличек не было (за что я регулярно получал выговоры от вышестоящего руководства). Кабинет у меня всегда был открыт, любой мог по любому вопросу зайти.

Мы стали первой больницей, у которой были современные средства для дезинфекции, одноразовые шприцы, салфетки, бахилы и т. д. Мы и не знали, что существуют бахилы до этого! А все благодаря нашим пациентам, которые со временем становились друзьями больницы, и вообще людям, которым не все равно.

Я абсолютно убежден, что долгожительство невозможно без взаимопомощи. Иногда, как в случае с больницей, вы помогаете тысячам совершенно незнакомых людей, спасая и продлевая их жизнь.

Приведу яркий пример из моей практики. Когда я был главным врачом 11 городской больницы, самые большие проблемы были связаны с поиском необходимого оборудования. Добывалось оно порой самыми неожиданными способами. К примеру, я дружил с циркачами, хорошо был знаком с Юрием Никулиным. Однажды цирк поехал на гастроли в Японию. А у нас в это время в больнице не было ни одного эндоскопа. Чтобы делать эндоскопию нашим больным, я одалживал эндоскоп в другой больнице (вообще, это делать запрещено). Узнав про наши трудности, сотрудники цирка купили в Японии эндоскоп за свои личные деньги (а они тогда считали там каждую копеечку) и привезли нам! Вы представляете, сколько жизней они спасли, скольким людям помогли своим поступком?

Как видим, не всякая рекламная кампания – откровенное зло. При умелом руководстве и правильном выборе рекламодателей можно все сделать на благо больницы, не потеряв достоинства и получив неоценимую помощь.

В те же годы мы сдали несколько больничных помещений компании «Johnson & Johnson». И это были не только деньги. «Johnson & Johnson» – это компания, благодаря которой мы получили совсем другой уровень стерильности, другую форму работы перевязочных и процедурных. Знаете ли вы, что именно эта фармкомпания – одна из старейших на рынке медицинского оборудования? Они с 19 века выпускают всевозможные шприцы, стерильные салфетки, различный перевязочный материал, процедурные половики. Для нас это было великое счастье – получить за небольшие деньги такие бесценные средства и препараты.

Тогда все было очень дорого, а денег было мало. Но я знал, что надо развивать рентгенологию. Пригласили работать профессора Шнигера. Стали готовить кабинеты. То есть, современного рентгеновского аппарата у нас тогда не было, а кабинет уже был готов. В итоге эти аппараты получили только мы и больница «Газпрома».

Идет собрание главных врачей. Встает главный врач крупной городской больницы и говорит: «Как же случилось так, что маленькая 11 больница получила рентгеновский аппарат, а мы нет?» Ответ руководителя здравоохранения Москвы: «У вас есть, куда его поставить? Вы сначала сделайте кабинет, а потом будем решать с аппаратом».

Иногда, чтобы мечты сбывались, надо хорошенько подготовиться к их исполнению.

Глава 11
Если человека нельзя вылечить, это не значит, что медицина бессильна

Анекдот: «Говорят, молодость – это тот недостаток, который быстро проходит. Не так уж это страшно. Страшно, что старость тоже проходит».

Пожилые люди хотят и любят жить. Думаю, они ценят мгновения жизни куда больше, чем молодые. Не стоит забывать, что в любом возрасте и в любом состоянии человека нельзя списывать со счетов. Он остается человеком до последнего дня, со своими привычками, мыслями и чувствами, чаяниями и надеждой. Именно поэтому так важно для пожилого человека чувствовать себя нужным и ощущать поддержку со стороны близких людей и коллег.

Работающие пенсионеры живут дольше неработающих, это доказано. Причем речь идет не столько о профессиональной деятельности, сколько вообще о работе в любом ее проявлении. Не обязательно работать на заводе от звонка до звонка до 90 лет. Но можно подрабатывать консультантом или брать сложные случаи – пожилые люди имеют огромный опыт и располагают временем, это идеальный вариант и для работодателя, и для подчиненного. Можно создать маленький сад, начать изучать компьютер, писать статьи в журналы по рукоделию, вышивать сложные картины, устроиться в библиотеку, чтобы, наконец, прочитать все то, что так хотелось, но не было времени. Пока есть цель, жить значительно легче.

В некоторых европейских странах дома престарелых строят рядом с детскими садами, и пожилые люди имеют возможность гулять на одной территории с маленькими детьми. Говорят, это помогает и детям, и взрослым. Малыши с удовольствием общаются с бабушками и дедушками (замечено, кстати, что дети вообще очень любят стариков), а пожилые люди получают поддержку и положительные эмоции даже от созерцания игры непосед.

В любом возрасте хочется чувствовать себя нужным. И здесь огромную роль играет поддержка со стороны социума и, конечно, семьи.

Общение детей и пожилых полезно для обеих сторон. Дети чувствуют себя действительно нужными и интересными, задают вопросы и получают ответы. А старики «молодеют» на глазах, наслаждаясь живым общением.

Внимание и забота близких могут совершить настоящее чудо, подарив человеку 2–3, а то и 10 дополнительных лет жизни. Но не только близкие люди должны заботиться о своих стариках. Я абсолютно убежден, что общество также должно заботиться о своих гражданах, а не отворачиваться от людей, которым, как выражаются, «нельзя помочь». Помочь можно всегда. Не всегда можно вылечить. Но сколько бы ни осталось человеку, это его жизнь, и она должна протекать достойно.

Помню, я был студентом 4 или 5 курса. Уже работал. У нас проходила практика по терапии в институте Склифосовского. И было рядом еще одно здание – школа терапии и хирургии. Вот там-то я и увидел ее. Это была женщина около 40 лет. Она производила на нас страшное впечатление. По ней можно было изучать скелет. Каждая косточка была видна, настолько она была худая. У нее был рак, кажется, верхней трети желудка. И эта молодая женщина погибала. Ее держали на морфине, ничем помочь не могли. И когда начинался рабочий день, мы шли на учебу, а кто-то встречал нас со словами: «Жива». Все думали только об одном – когда же эта бедная женщина уйдет. И тогда у меня возникла мысль, что такие больные должны вестись по-другому. Она была верующая. Мы, студенты, пригласили священника: он ее исповедал, причастил и соборовал. Было видно, как важно это для нее, и на следующий день она тихо угасла.

Тогда я усвоил: больные, которых мы не можем вылечить, нуждаются в специализированной помощи и в специальном уходе. Бросать их умирать мы не имеем права.

В то время у моего заместителя Инны Владимировны тяжело заболел муж – злокачественная забрюшинная опухоль. Сорокалетний интересный мужчина, ученый, был в очень тяжелом состоянии. И тогда впервые в нашей клинике появился профессор Новиков. Его нашла Инна Владимировна, и профессор, изучавший принципиально новое направление – паллиативную медицину – взялся курировать ее мужа. Этому больному здорово помогли, подобрали лекарство, которое сильно облегчило мучившие мужчину боли. В результате он прожил еще около года, и даже защитил докторскую диссертацию! Это на меня произвело впечатление. Я пригласил профессора Новикова с его сотрудниками к нам в больницу. Выделили помещение для его сотрудников (тогда кафедры еще не было, а была научная группа при институте онкологии). И начали развивать это направление.

Несмотря на очень важные и нужные стандарты лечения, есть случаи, когда нужен именно индивидуальный подход. Каждый паллиативный больной уникален. И каждому нужна особая помощь.

Георгий Андреевич Новиков сыграл огромную роль в становлении паллиативной медицины в России. Он создал первый в нашей стране курс паллиативной помощи при кафедре онкологии, а затем и кафедру паллиативной медицины. Все основополагающие документы по паллиативной онкологии разработаны им и его сотрудниками. Первое в России отделение паллиативной помощи заняло один этаж нашей больницы.

Изначально паллиативная медицина касалась только онкологических больных – Кировский район направлял к нам большое количество пациентов с терминальными проявлениями онкозаболеваний. И все мы видели страдания, мучения и невероятные трудности умирающих больных и их близких. Мы разрабатывали методики борьбы с болью, одышкой, тошнотой, депрессией. Приходилось изучать большое количество иностранной литературы, потому что для России все это было впервые.

Со временем круг больных, которым мы были готовы оказать паллиативную помощь, сильно разросся. Это были тяжелые больные с рассеянным склерозом, пациенты с сердечной недостаточностью, с тяжелой дыхательной недостаточностью, циррозами печени. Наши врачи превратились в мультидисциплинарную команду, умеющую прийти на помощь самому тяжелому больному и облегчать его страдания, даже если нет шансов на спасение, до последнего дыхания.

Помню, как-то раз я был на празднике, организованном Обществом больных рассеянным склерозом. И больные, и родственники, и врачи танцевали! Вы можете себе представить? Люди, которые вчера еще падали, сегодня уверенно стоят на ногах и кружатся в ритме танца? Тогда я воочию убедился, каких отличных, талантливых специалистов мы набрали. Количество консультантов, работавших в нашей клинике, могло сравниться с большим консультативно-диагностическим центром, а по качеству специалистов нам не было равных.

В те годы, когда в стране еще не было даже такого понятия, как паллиативная медицина, мы создали ее на базе 11 больницы. В начале 21 века больница уже стала де факто тем самым первым в России Центром паллиативной медицины, в который официально превратилась лишь в 2015 году.

Наши врачи хорошо овладели техниками обезболивания, но, конечно у нас не было ресурсов, чтобы взять к себе в больницу всех нуждающихся. Именно тогда на кафедре Новикова началась активная работа по подготовке специалистов паллиативной медицины для всех российских регионов.

Паллиативная помощь – такое же важное направление врачебной деятельности, как кардиология или хирургия. Пусть мы не можем спасти жизнь, но мы можем продлить ее и сделать достойной.

К нам тогда стали направлять самые тяжелые случаи из других больниц. На постоянной основе мы сотрудничали с институтом онкологии им. Герцена, и 62 онкологической больницей. Если оттуда звонили и говорили, что у них лежит неизлечимый больной, то, как бы сложно нам ни было, мы его старались забрать.

Мы облегчали физические страдания, моральные и помогали решать вопрос религиозный – первая часовня при больнице была открыта именно в нашем паллиативном отделении. Многие тяжелые больные умирали в нашей больнице, и я считаю, что это нормально и правильно, когда неизлечимо больной человек умирает в больнице. У него и его родственников должен быть выбор, где провести последние дни, и мы, врачи, не можем отказать безнадежно больному в госпитализации, даже понимая, что не спасем его.

Меня иногда спрашивали, зачем мы разбираем случаи всех умерших больных: диагноз совпал, к лечению замечаний нет, зачем нужно тратить время? Это не потраченное время, этим анализом обязательно нужно заниматься. Больной ведь не поправился, не выбежал на беговую дорожку, он ушел, его не стало. А вот вовремя ли он ушел, могли ли мы еще побороться за него и дать ему возможность полюбоваться жизнью? Это вопрос.

Медицина всегда должна стремиться вперед. И никогда не должна бросать своих пациентов, что бы ни происходило.

Мы все люди. Мы все совершаем ошибки. И каждый может оказаться по любую сторону баррикад. Будьте милосердны. Будьте внимательны. Будьте бдительны. Любите своих близких и самих себя. Не забывайте, что мир круглый – и добро всегда возвращается. А долголетие без добра попросту невозможно.

Об авторе


Леонид Израильевич Бененсон


Кардиолог, заслуженный врач, один из инициаторов создания системы паллиативной медицинской помощи в Российской Федерации.

Закончил 1 МГМУ им. И. М. Сеченова, лечебный факультет. Специальность: врач-кардиолог.

С 1982 по 2007 год был главным врачом московской 11 Городской Клинической больницы, сделав из маленькой терапевтической клиники в годы застоя и перестройки одно из лучших лечебных заведений в России.

Основатель отделения кардиореанимации Центральной республиканской больницы и первого Центра паллиативной медицины в России.

Под руководством Л. И. Бененсона было создано первое российское отделение паллиативной помощи с адекватным обезболиванием, врачи были отправлены на обучение в Великобританию, Швецию, практиковались и стажировались в хосписах.

Один из первых главных врачей, разрешивших проводить на базе больницы международные клинические исследования лекарственных препаратов по принципам GCP. В результате большинство врачей 11 ГКБ и все сотрудники кафедр, базирующихся в ней, имели большой многолетний опыт участия в серьезных клинических исследованиях, наряду с врачами стран Европы, Америки, Азии.

Жизненное кредо: «Главный врач нужен только для того, чтобы выходить за рамки существующих инструкций».

Мысли о будущем

Эти размышления я хотел бы адресовать и людям, далеким от медицины, и руководителям здравоохранения. Банальность в том, что все мы смертны. Но дело, вообще говоря, не в нас. Дело в близких людях, которые однажды сталкиваются с тем, что их дорогой человек после инфаркта, инсульта, травмы или тяжелой болезни стал беспомощным, как ребенок, нуждающимся в помощи и постоянном уходе.

Сколько людей было оторвано от работы и привычной жизни из-за необходимости ухаживать за старыми и больными родственниками! Сколько рабочих часов потеряно! Сколько важных дел на благо страны не сделано из-за того, что вся семья сосредоточилась вокруг тяжелого инвалида!

Только в последние годы наша мечта, организация паллиативной помощи всем неизлечимым хроническим больным начала, наконец, набирать силу.

Я благодарен всем единомышленникам, понявшим и принявшим наше понимание паллиативной медицины.

Разве больной с терминальной сердечной недостаточностью страдает меньше, чем онкологический больной с 4 стадией процесса?

Как же случилось, что изначально за бортом паллиативной медицины оказались почти 50 % всех паллиативных больных?

В отличие от онкологических пациентов, большинство из которых сегодня гарантированно получает паллиативную помощь на последних стадиях болезни, пациенты с тяжелыми соматическими заболеваниями (сердечной, легочной, почечной, печеночной недостаточностью, деменцией) лишь в 20 % случаев получают паллиативную помощь в конце жизни.

Во всем мире ситуация с оказанием помощи тяжелым хроническим больным с неблагоприятным прогнозом остается сложной. В России она драматическая: сокращение количества коек в стационарах терапевтического профиля и жесткие требования к койко-дню привели к тому, что огромное количество тяжелобольных людей оказалось буквально брошено на руки растерянным родственникам, не понимающим, как можно помочь безнадежно больным близким людям. Это серьезная социально-экономическая проблема: целые семьи фактически выключаются из нормального ритма жизни, чтобы организовать помощь больному родственнику. Паллиативная медицинская помощь призвана не только обеспечить достойное качество жизни отдельных пациентов, но и повысить.

Сколько паллиативных больных с самыми разными болезнями остаются сегодня без специализированной поддержки? Тысячи! Они неизлечимо больны и потому, как полагают, бесперспективны для лечения. Но это неверно, адекватная помощь возможна, если есть адекватные врачи.

Докажу это конкретным примером. Как кардиолог, знаю, что больных с тяжелой сердечной недостаточностью не берут на хирургическое лечение: велик риск смерти на операции. А теперь представьте, что в паллиативном отделении грамотнейшие кардиологи провели лечение и временно устранили симптомы сердечной недостаточности. Теперь можно оперировать: заменять поврежденные клапаны, пересаживать сердце, печень, легкие… Потом, когда операция будет позади, такого больного надо долго выхаживать, восстанавливать, реабилитировать. Так вот, это тоже паллиатив!

Не только в России, но и во всем цивилизованном мире ситуация с паллиативной помощью далека от идеальной, а ситуация с паллиативной помощью неонкологическим больным вообще крайне неудовлетворительная. Мы занялись решением этой проблемы более 20 лет назад и добились колоссальных успехов. Этот опыт можно смело применять не только в России, но и в мире.

Самое время сказать о такой уникальной структуре, как Центр паллиативной медицины. Это многопрофильный медицинский Центр, ориентированный на пациентов с различными неизлечимыми заболеваниями на последних стадиях, на тех, кому невозможно проводить полноценное специализированное лечение из-за тяжести состояния и отсутствия перспектив на выздоровление, но можно облегчать и устранять тяжелые симптомы, повышая тем самым качество жизни. Специалисты разных профилей, сконцентрированные в таком Центре и имеющие обязательную специализацию по паллиативной медицинской помощи, призваны не только вести профильных больных, но и консультировать пациентов других отделений, если у этих пациентов имеется соответствующая сочетанная патология. При таком подходе качество паллиативной помощи тяжелым больным на дохосписном этапе могло бы не только соответствовать лучшим мировым примерам, но и превосходить их за счет специфики организации лечебного процесса в таком Центре.


Сегодня в России есть несколько клиник, где возможно оказание подобной помощи. Они ниже.

Здесь оказывают паллиативную помощь сегодня1. Центры паллиативной помощи

Московский многопрофильный центр паллиативной помощи

Адрес: г. Москва, ул. Двинцев, д. 6, стр. 2

Справочная: +7 (499) 940-19-54

Приемное отделение: +7 (499) 940-19-48

Отделение выездной патронажной службы: +7 (499) 940-19-50 доб., 220, 303

Электронная почта: cpmdzm@zdrav.mos.ru


Первая Университетская Клиника

Адрес: Москва, Мичуринский проспект, д. 9, к. 5

Справочная: +7 (495) 255 46 17

Электронная почта: info@u-clinica.com


Центр Комплексной медицины

Адрес: ул. Автозаводская, д. 16 к. 2

Справочная: +7 (495) 432-49-43


Юсуповская больница

Адрес: г. Москва, ул. Нагорная, д. 17, корп. 6

Справочная: +7 (495) 236-82-51

Электронный адрес:

по медицинским вопросам: vip@yusupovs.com

по общим вопросам: info@yusupovs.com


Центр паллиативной медицинской помощи

Адрес: Московская область, г. Подольск, ул. Кирова, д. 38 к. 15

Справочная: +7 (499) 390-91-00

Дежурный врач: +7 (903) 116-89-39

Электронная почта: info@alt-opinion.ru


Городская клиническая больница имени братьев Бахрушиных

Адрес: Москва, ул. Стромынка д. 7.

Справочная: (499) 268-24-26, с 9:00 до 17:00, далее обращаться по телефону приемного отделения (499) 268-09-16

Электронная почта: gkb5@zdrav.mos.ru

2. Электронные ресурсы

Портал «Про паллиативную помощь»: http://www.pro-palliativ.ru


Горячая линия паллиативной помощи: 8-800-700-84-36 (круглосуточно)

3. Полный список благотворительных фондов, оказывающих помощь в лечении взрослым и детям

Фонд борьбы с лейкемией – помогает взрослым от 18 лет с онкологическими заболеваниями системы крови.


ОРБИ – фонд помощи больным, перенесшим инсульт, и их родственникам.


Благотворительный фонд «Живи сейчас» с 2015 года помогает людям с боковым амиотрофическим склерозом (БАС), развивает в России системную помощь взрослым людям с этим редким диагнозом.


Благотворительный фонд «Наташа» – помощь взрослым и детям, гражданам РФ, с заболеваниями легких, в том числе и нуждающимся в трансплантации.


Благотворительный фонд «Во имя жизни» – помощь взрослым и детям, с гражданством РФ, больным муковисцидозом, по всей России.


Благотворительный Интернет-фонд «Помоги.орг» – помощь тяжелобольным людям независимо от возраста, заболевания и гражданства.


Благотворительный фонд «Кислород» – помощь взрослым и детям, с гражданством РФ, больным муковисцидозом в оплате лечения на территории РФ.


Благотворительный фонд «АдВита» – помощь гражданам России, взрослым и детям, с онкологическими заболеваниями, в основном находящимся на лечении в Санкт-Петербурге.


Благотворительный фонд «Близко к сердцу» (Ангарск, Иркутская область) – помогает онкологическим пациентам и их семьям.


Фонд «Гольфстрим» – помогает тяжелобольным взрослым и детям с заболеваниями центральной нервной системы и нарушениями опорно-двигательного аппарата, с пороками сердца, с приобретением медикаментов и средств реабилитации.


Благотворительный фонд «Димина Мечта» – помощь гражданам РФ: совершеннолетним инвалидам-выпускникам интернатов в оплате реабилитации или лечения (в том числе заграницей), семьям, имеющим детей с тяжелыми и множественными нарушениями психофизического развития, детям-сиротам, детям-инвалидам.


Фонд «Справедливая помощь» – оказание помощи бездомным, умирающим больным, одиноким пенсионерам и инвалидам, которые лишились жилья и средств к существованию.


Благотворительный фонд «Адреса милосердия» – помощь, в том числе и в оплате лечения, тяжелобольным взрослым и детям-инвалидам.


«Нужна помощь» – содействие деятельности в сфере оказания помощи детям-отказникам, детям-сиротам, детям из неимущих малообеспеченных семей, детям, оставшимся без попечения родителей, инвалидам, пенсионерам и иным социально-незащищенным гражданам.


Благотворительный фонд «Созидание» – поддержка малообеспеченных семей, семей с усыновленными детьми и детьми-инвалидами. Помощь одеждой, обувью, учебниками, школьными принадлежностями, при необходимости – помощь в оплате лечения детям и взрослым.


Православная служба помощи «Милосердие» – под общим названием объединены 24 социальных проекта, работающих в основном Москве: помощь детям-сиротам и одиноким пожилым людям, бездомным, патронажная служба в больницах и на дому, служба помощи ВИЧ-инфицированным, больным БАС, действует кризисный центр «Дом для мамы», паллиативная служба и респис и многое другое, подробнее смотрите на портале Милосердие.ru.


Благотворительный фонд «Предание» – помощь оказавшимся в тяжелой ситуации людям любого возраста, независимо от гражданства, вероисповедания, убеждений, национальности.


Добровольческое движение «Даниловцы» – организация долгосрочной и регулярной работы волонтерских групп в больницах и сиротских учреждениях, а также работы с инвалидами, многодетными семьями, стариками, бездомными, заключенными.


Благотворительный фонд «Живой» – помощь взрослым людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.


Благотворительный фонд «София» – поддержка стариков и помощь пожилым людям, находящимся в домах престарелых, инвалидам и одиноким старикам.


«Старость в радость» – благотворительный фонд помощи инвалидам и пожилым, живущим в домах престарелых.


Благотворительный фонд св. Димитрия Солунского – помощь многодетным семьям и беременным женщинам в кризисной ситуации, а также бездомным людям.

От редакцииПервые признаки инфаркта миокарда

Признаки инфаркта условно можно разделить:

• на отдаленные, являющиеся угрожающими, но вполне корректируемыми предвестниками проблемы;

• на ближние, при обнаружении которых патология может определиться через минимальный промежуток времени.

Отдаленные признаки проблемы, при условии своевременного их обнаружения, принятия необходимых мер, позволяют медикам предотвратить развитие полноценного инфаркта (как сердца, так и глаза).

Ближние же признаки патологии, как правило, требуют срочной неотложной помощи медиков и даже интенсивной терапии.

Отдаленные:

• длительно существующий храп, сопровождающийся апноэ (задержками дыхания) во сне;

• синдром хронической усталости, нарушения сна;

• развитие пародонтоза, излишней кровоточивости, болезненности десен;

• отекание нижних конечностей;

• аритмия, тахикардия, скачки артериального давления;

• частые необоснованные цефалгии;

• учащение мочеиспускания в ночное время.

Обнаружение подобных отдаленных признаков возможного развития ишемии требует своевременного обращения к медикам, проведения полноценного обследования и даже адекватного лечения имеющихся проблем (коррекции кровотока).

Близкие признаки скорого возникновения инфаркта имеют более агрессивный и яркий характер.

Определить скорое развитие острой ишемической патологии сердца можно по следующим близким предвестникам приступа инфаркта:

• по появлению умеренной боли в левой части тела, груди или плече, ощущениям умеренного сжатия или сдавленности этой области;

• развитию сильной одышки без серьезной физической нагрузки, затруднению дыхания;

• падению артериального давления ниже рабочих показателей;

• повышению потливости;

• обнаружению незначительного онемения конечностей, которое может и не возникать при данном состоянии.

Иногда ближние проявления инфаркта могут сопровождаться сильным приступом необоснованного страха смерти, паническими атаками, так называемым стенокардическим приступом.


Обнаружение подобной симптоматики, однозначно, требует как можно более раннего обращения к медикам и получения специфического лечения – лечение подобных приступов в домашних условиях НЕВОЗМОЖНО и может быть опасно для жизни!

Острый живот

Острый живот – это синдром, возникающий при поражении органов брюшной полости. Сопровождается интенсивной болью в животе.

Наиболее частые причины острого живота: аппендицит, панкреатит, ущемленная грыжа, кишечная непроходимость, перфорация язвы желудка или кишечника, травмы живота.

Симптомы острого живота

• Резкая боль в животе высокой интенсивности. Чтобы ее уменьшить, человек принимает вынужденное положение: лежит на боку или сидит, притянув колени к груди. Любые движения, глубокое дыхание, кашель усиливают страдание.

• Локализация боли и ее распространенность зависят от причины острого живота. В первые минуты боль сосредоточена в эпицентре, который легко нащупать рукой. Однако состояние быстро ухудшается, и боль охватывает весь живот. Тогда точку наибольшей болезненности обнаружить сложно. Источник воспаления можно установить, слегка постукивая фалангами пальцев по передней брюшной стенке: точка наивысшей болезненности соответствует пораженному органу (симптом Менделя).

• Самый характерный для острого живота диагностический признак – симптом Щеткина – Блюмберга. Боль возникает при плавном надавливании на брюшную стенку и усиливается при резком отдергивании руки.

• Напряжение мышц передней брюшной стенки. Этот симптом не всегда может быть определен. Его выраженность зависит от индивидуальных особенностей человека – веса, возраста, мышечной массы. Крайняя степень симптома – доскообразный живот: мышцы напряжены до предела, живот выглядит плоским, прощупать внутренние органы не удается. Чаще всего это свидетельствует о разрыве полого органа – прободении язвы желудка, кишечника.

• Сухость во рту, тошнота, рвота, отсутствие стула. Могут сопутствовать острому животу, но не являются специфическими признаками. Кроме того, на клинику острого живота обычно наслаиваются проявления основного заболевания.

В чем опасность

К острому животу приводят опасные для жизни заболевания. При отсутствии своевременной квалифицированной помощи развивается тяжелая интоксикация, присоединяются инфекционные осложнения, обезвоживание, шок. Возможен летальный исход.

Имитировать картину острого живота могут заболевания, не требующие экстренного хирургического вмешательства: обострение гастрита, язвенной болезни, кишечная колика, острая кишечная инфекция, пищевое отравление. Однако при сомнениях в диагностике состояние все равно должно быть быть расценено в пользу острого живота.

Что нужно делать…

Вызвать неотложку. Если квалифицированная медицинская помощь недоступна, как можно скорее эвакуировать человека в ближайший населенный пункт.

Доврачебная помощь

1. Обеспечить больному покой – в положении лежа или полусидя, в зависимости от состояния.

2. На живот положить холод. Это замедлит процессы воспаления и деструкции, будет способствовать остановке внутреннего кровотечения. Тем самым удастся выиграть время.

3. При сильной жажде смачивать губы, полоскать рот.

Чего нельзя делать

• есть и пить;

• греть живот;

• принимать антибиотики и обезболивающие препараты;

• делать клизму или промывать желудок.



Оглавление

  • Бененсоновские птенцы
  • От автора Самый главный секрет долголетия
  • Глава 1 В погоне за вечной молодостью
  • Глава 2 Самый страшный день
  • Глава 3 От встречи с врачом должно наступать улучшение
  • Глава 4 Современному человеку не хватает радости
  • X