Константин Кривчиков - Кремль 2222. Планерная

Кремль 2222. Планерная 1428K, 258 с. (Тим и Алёна-3)   (скачать) - Константин Кривчиков

Константин Кривчиков
Кремль 2222
Планерная

Серия «КРЕМЛЬ» основана в 2011 году


© К. Кривчиков, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *


Пролог

2022 г. Москва, Северное Тушино


– Ёж твою коромысло!

Споткнувшись об арматурину, полковник Латыпов ругнулся, однако это не помогло. Падая вперед, он выставил руку, но его ждала еще одна подлянка в виде глубокой воронки. И Латыпов съехал по мокрой почве почти до самого дна. Хорошо еще, что не угодил головой в лужу.

Беспросветная мрачная тьма покрывала Северное Тушино. Ее изредка прорезали лучи прожекторов, но их становилось меньше буквально с каждым часом. Накануне враг прорвал линию обороны по МКАД на северо-западном участке, и в образовавшуюся брешь хлынули биороботы. Линии электропередач они взрывали, а на прожекторные установки вели натуральную охоту, стреляя по ним, как по мишеням в тире. Ведь роботам с их тепловизорами и сенсорными датчиками свет не нужен и даже мешает – в отличие от людей.

Латыпову дополнительное освещение сейчас очень бы пригодилось – хотя бы в виде нескольких уличных фонарей. Попав полчаса назад под атаку «Спайдера», он потерял двух последних бойцов, а осколки вывели из строя командирский планшет и коммуникатор. После чего ориентироваться на местности стало значительно сложнее, используя тепловизионный прицел автомата и нашлемный монитор.

Подобное искусственное «зрение» с узким диапазоном обзора вынуждает двигаться осторожно и медленно. Иначе быстро нарвешься на неприятности, по сравнению с которыми падение в глубокую воронку окажется сущим пустяком. Вот и Латыпов сейчас не столько продвигался к цели, сколько прокрадывался, иногда чуть ли не на ощупь – и все равно сверзился в яму.

Ко всем прочим неприятностям добавлялось то, что полковник практически не знал района, где сейчас очутился, и ориентиры находил с трудом – из числа тех, что смог запомнить по карте. Последним таким узнаваемым ориентиром стало здание транспортно-пересадочного узла над станцией метро «Планерная». Точнее, уже не здание, а громадная куча мусора, в которую ТПУ превратил штурмовой биоробот «Маунтин».

Данное обстоятельство означало, что попасть здесь в подземные коммуникации метро не удастся – теперь следовало добираться до депо, а это еще почти километр. Полковник помнил, что, продвигаясь от ТПУ по прямой, он должен метров через триста выйти на улицу Планерная. Но попробуй тут разобраться, где именно идешь, когда темно, как у негра в известном месте, а путь преграждают покореженные автомобили и свежие воронки от снарядов.

Иногда выручал сигнально-световой фонарик, прикрепленный к шлему. Однако включать его часто Латыпов опасался. Во-первых, с таким «маяком» можно запросто стать удобной мишенью противника. И ладно еще, если из автоматической винтовки пальнут. А если био из крупного калибра засадит? Тут уж никакой бронешлем не спасет – разнесет башку вдребезги.

Во-вторых, полковник берег аккумуляторы, которые при минусовой температуре и без того быстро садились. Вот и сейчас, очутившись на дне воронки, Латыпов не стал включать фонарь. Дополз, матерясь под нос, доверху и попытался осмотреться через тепловизионный прицел. Голову высовывать не рискнул, чтобы лишний раз не подставляться. Хотя шлем и покрыт пленкой, блокирующей тепловые излучения, но – на технологии надейся, а сам не плошай.

Сначала он посмотрел влево. Взгляд сразу наткнулся на громоздкий силуэт автобуса, который полковник засекал и раньше – перед тем, как «нырнуть» в воронку. А вот за мирным автобусом неподвижно чернела хищная приземистая фигура вражеской БМП. Латыпов тщательно «общупал» бронемашину через прицел, но не нашел ничего подозрительного. Судя по разорванной гусеничной ленте, БМП была подбита и брошена экипажем.

Дальше, на другой стороне улицы, темнели густые заросли. Увидев, что они тянутся вдоль метров на сто, Латыпов переключился на правую сторону. И почти тут же – над ровной линей подстриженных кустов – обнаружил прямоугольную высотку. Раньше ее скрывало здание, вдоль которого продвигался полковник. Теперь дом открылся почти как на ладони, уходя стенами в мрачную темноту.

Считать этажи Латыпов не стал. Но зато пробежался прицелом по фасаду и – вот оно! – заметил на углу здания табличку. К сожалению, она висела на одном шурупе и была сильно погнута, поэтому название улицы полковник разобрать не смог. «Планерная? – подумал он. – Скорее всего, она. Но надо удостовериться, иначе можно безнадежно заплутать».

Он вылез из ямы и, прячась за кустами, прокрался до угла высотки. Здесь все-таки рискнул включить фонарик и, задрав голову, не без труда прочитал: «Планерная…» На месте цифр зияла рваная дыра, но номер дома не имел особого значения.

Главное, что он не сбился с маршрута и идет в верном направлении – к замаскированному входу, откуда можно спуститься к отводной ветке метро. Ее построили накануне войны одновременно с особо секретным объектом «Тушино-113». Вход находился неподалеку от депо Таганско-Краснопресненской линии, и оставалось до него примерно с полкилометра.

Латыпов выключил фонарь, и в ту же секунду раздалась гавкающая очередь крупнокалиберного пулемета. Полковник метнулся за угол, но с опозданием – уже после того, как пули с треском пробарабанили по стене дома. Это был настоящий барабан смерти. Однако спасло Латыпова не чудо, а то, что пулеметчик взял слишком высоко над головой – наверное, на полметра, а то и больше.

Почему? Неужто такой мазила? Полковник догадался, в чем дело, когда уже очутился за углом. Стреляли явно на свет, – подумал он. Но не на свет фонаря, а на пятно света, появившееся на стене. Следовательно, стреляли сзади. И, скорее всего, это сделал робот, потому что человек сообразил бы, что мишень находится ниже.

Так что же получается – его засек био? Как же он так незаметно подкрался? Ведь любой, самый маленький биоробот крупнее танка и «бээмпэ». Хм, «бээмпэ»…

Офицер высунул из-за угла ствол автомата с тепловизором и с помощью видеомодуля быстро обнаружил подбитую бронемашину. Та торчала на прежнем месте. Но вот башня с пушкой и крупнокалиберным пулеметом медленно начала вращаться, периодически притормаживая.

Картина помаленьку прояснялась. Скорее всего, экипаж действительно покинул подбитый транспорт. Но при этом настроил оружие на автоматический режим стрельбы, задействовав подсистему опознавания «свой – чужой». В итоге получился примитивный боевой робот. Теперь этот придурок лупит по любой цели, которая кажется ему подозрительной. И будет лупить, пока не кончатся боеприпасы.

Кстати, вовсе не факт, что внутри никого нет. Может, и есть, но прилег отдохнуть. Или серьезно ранен и теперь под прикрытием брони ждет подкрепления.

Латыпов размышлял недолго. Затем снял со спины реактивный гранатомет, забранный у погибшего бойца, и прислонил его к стене. Вытащил из подсумка свето-шумовую гранату. После чего, выдернув кольцо с чекой, зашвырнул гранату в сторону – в сторону и от себя, и от бронемашины.

Как полковник и ожидал, робот среагировал на взрыв и появление облака белого дыма с задержкой в несколько секунд. Зато шарахнул потом по ложной цели сразу из всех калибров. Латыпов к тому моменту уже положил на плечо трубу гранатомета. Едва раздались выстрелы, полковник шагнул из-за угла и, быстро прицелившись, засадил в бок БМП кумулятивной бронебойной гранатой.

Наслаждаться эффектным зрелищем офицер не стал, ибо давно вышел из подросткового возраста. И усвоил, что война – не компьютерная стрелялка. Поэтому, произведя выстрел, бросил «трубу» на землю, развернулся и побежал вдоль стены здания. Уже на бегу услышал громкий взрыв – значит, боеприпасов в боевом отсеке находилось много. Что, собственно, и требовалось доказать.

Добравшись до угла, свернул налево. Он хотел обогнуть дом с тыльной стороны, чтобы дальше двигаться вдоль улицы, не приближаясь к дороге. Однако случилось непредвиденное. Едва он пробежал несколько метров, как из-за противоположного угла здания выскочила темная фигура, облаченная примерно в такой же спецкостюм, что и полковник.

Латыпов, притормаживая, вскинул автомат на уровень плеча, но не выстрелил, потому что услышал в наушнике сигнал оповещения «свой». К тому же боец, возникший напротив, вел себя не агрессивно. Он даже не поднял оружие, продолжая держать его у пояса. И Латыпов, слегка расслабившись, медленно двинулся навстречу – ведь наткнуться на своего в сложившейся ситуации было большой удачей.

Однако действия незнакомца оказались ловушкой. Постояв несколько секунд будто бы в нерешительности, он внезапно, от бедра, дал длинную очередь трассирующими пулями. И попал ведь, пиндос поганый!

Боль была такая, словно в тело вонзилось несколько тупых сверл крупного диаметра. Офицер, отшатнувшись, вскрикнул и опустился на колени. Самое же неприятное заключалось в том, что пули еще и зацепили плечо, кратковременно парализовав руку. В результате полковник выронил автомат.

Враг этим немедленно воспользовался, выпустив вторую очередь по телу безоружного противника. На этот раз пули угодили в живот. И хотя пластины бронежилета снова выдержали, Латыпов согнулся от боли и свалился на бок, под росший рядом куст…

Сержант спецназа морской пехоты Майкл Шульц считал себя счастливчиком и везунчиком. Вот и сегодня ему повезло как минимум трижды.

Сначала ему повезло, когда БМП их диверсионной группы подбил тяжелый танк русских. Он мог быстро раздербанить прямой наводкой неподвижную бронемашину вместе со всем содержимым, но через мгновение сам взлетел на воздух – «Маунтин» постарался, очень кстати выпустив во вражеский танк неуправляемую ракету.

Оставив тяжелораненого бойца дожидаться помощи в подбитом транспорте, остальные диверсанты продолжили выполнять задание в пешем строю. Но напоролись на отряд противника. В ходе ожесточенного боя погибли все – кроме счастливчика Майкла, не получившего ни единой царапины.

Сержант решил вернуться назад, чтобы вместе с раненым бойцом дождаться в БМП обещанной подмоги. Но бронемашину разнесло на куски буквально на глазах Майкла. Разве не везение?

И почти тут же сержант снова избежал смерти. Все диверсанты имели специальные датчики, реагирующие на запрос системы опознавания российских военнослужащих. Майкл вовремя включил ее, сообразив, что враг находится совсем рядом. И угадал.

Теперь доверчивый русский боец агонизировал на земле, а Майкл не спеша приближался к нему. «Надо будет тщательно обыскать труп, – подумал сержант. – Вдруг при нем есть какие-то документы? Тогда точно получу поощрение».

Он, конечно, видел, что русский выронил автомат и почти не шевелится. Поэтому намеревался спокойно добить раненого противника в упор. И, собственно, уже собрался это сделать – остановился в паре шагов, наклонил ствол автомата, прицелился и нажал на спусковой крючок. Однако выстрела не последовало.

Чертыхнувшись, сержант отсоединил пустой магазин и засунул его в подсумок. А вот вытащить запасной рожок не успел. Вроде бы уже почти мертвый русский неожиданно выстрелил с левой руки. И бронебойно-трассирующая пуля, выпущенная из самозарядного пистолета Сердюкова, поставила жирную точку в короткой жизни Майкла Шульца. Впрочем, он умер, так и не успев ничего понять и продолжая считать себя везунчиком…

* * *

– Чего ему надо? – Седой человек в кителе с одной большой звездой на погонах оторвал взгляд от громадного монитора. Развернулся. Потер лоб. И посмотрел на помощника красными от недосыпания глазами. – Ты же видишь, какая ситуация на фронте. А тут… полковники какие-то. В каком он состоянии?

– В плохом, на мой взгляд, – ответил военный с погонами майора. – Несколько ранений и, судя по всему, большая потеря крови.

– Ну так пусть ему сначала помощь окажут. В конце концов, пусть особистам доложит, если торопится.

– В том-то и дело, товарищ генерал. Говорит, что информация особой государственной важности и он сообщит ее только лично вам. И ждать не хочет, боится, что может умереть.

Человек в генеральском кителе тяжело вздохнул. Бросил взгляд на монитор, где тревожно горели и мигали десятки разноцветных огоньков и линий. Дернул щекой.

– Где он? – спросил раздраженно.

– Здесь, в приемной.

Генерал неодобрительно покачал головой:

– Ладно. Оставайся здесь на связи. Я сам с ним переговорю.

В приемной находились два человека. Один, с погонами подполковника, стоял около стола в углу и переговаривался с кем-то по микрофону внутренней связи. Другой – в полевой форме защитного цвета без знаков различия – сидел на диванчике у стены. На куртке пятна крови, небритое лицо посерело, правая рука прижата к животу.

Увидев генерала, он попытался встать, но тот махнул рукой:

– Сидите. Это вы полковник Латыпов?

– Я, – хрипло отозвался раненый.

– В чем дело? Учтите, у меня очень мало времени. Вы в курсе, что противник прорвал линию обороны по периметру МКАД?

– Я знаю об этом… товарищ генерал армии. Моя группа наткнулась… на противника около… станции «Планерная»… Все бойцы погибли. Я добрался один.

Генерал, не сдержавшись, выругался. Помолчав несколько секунд, спросил, играя желваками:

– Так что вы хотели сообщить, полковник? Что за «информация особой государственной важности»?

Латыпов покосился на офицера около стола и многозначительно кашлянул.

– Иванцов, – распорядился генерал. – Оставь нас на пару минут… Ну так что? Докладывайте.

Полковник, опершись здоровой рукой на подлокотник диванчика, с заметным усилием поднялся. И лишь потом, встав по стойке смирно, заговорил, делая большие паузы:

– Товарищ генерал армии… Отряд специального назначения… под моим командованием… сопровождал эшелон… с особо ценным грузом… Документы у меня… в бронежилете. А он… – Полковник повел головой по сторонам. – Он, видимо…

– Потом гляну ваши документы! – Генерал нервно дернул щекой. – Передайте на словах.

– Если на словах, то… эшелон застрял… на подземном перегоне… В нем… в нем груз… из Гохрана…


Глава первая
Сумасшедший мохнач

Рыков собирался залезть в подбитый БТР маркитантов, чтобы осмотреть его изнутри, но не успел. Намерение лейтенанта остановил сержант Бугров, крикнувший от развалин бывшей котельной:

– Командир, мы нашли Бориса!

– Живой? – с надеждой отозвался Рыков.

– Нет, убит, – сказал сержант. И добавил: – Крепко убит.

Лейтенант спрыгнул с БТР и, подойдя к Бугрову, спросил:

– Что значит – крепко?

– Сейчас сам увидишь. – Сержант криво усмехнулся.

– Где он?

– Там, в развалинах.

– Ну, давай, показывай.

«Вот дерьмо, хуже некуда, – подумал лейтенант, двигаясь вслед за Бугровым вдоль полуразрушенного здания. – Якуб взбесится, когда узнает о гибели Бориса. И что особенно паршиво, пока никаких следов Тимура[1]. Вот, называется, устроили засаду. И в итоге обделались по полному. А все потому, что каждый должен заниматься своим делом. Не дело Избранных командовать диверсионными операциями… Ну и денек сегодня выдался. Дурдом, настоящий дурдом…»

Началось же все с того, что утром в Капитолий добрался посыльный от члена Когорты Избранных Юпитером – Бориса. Накануне тот вместе с отрядом сопровождения прибыл в крепость маркитантов Стадион с особым поручением – договориться, чтобы торгаши выдали беглого Тимура. Договориться в итоге не удалось. Зато удалось получить ценную информацию.

Лазутчик сообщил Борису, что утром Тимур в сопровождении маркитантов отправится к развилке на поиски пропавшего товара. Борис решил сыграть на опережение и, покинув Стадион на рассвете, устроил со своими бойцами засаду. Но Борис не знал точно, сколько человек будет в отряде маркитантов. Поэтому на всякий случай запросил у Стратега Якуба подкрепление.

Получив донесение Бориса, Якуб послал к развилке целое отделение под командованием лейтенанта Рыкова – чтобы наверняка разделаться с торгашами и не дать улизнуть Тимуру. Увы, в ситуацию вмешалась стихия. Капитолийцы, едва покинув стены крепости, попали в страшную грозу. В результате сильно задержались в пути. А прибыв к месту засады, застали одни трупы.

К тому моменту, когда Рыков собрался лично осмотреть БТР, разведчики нашли семь трупов капитолийцев и шестерых мертвых маркитантов. Но среди убитых не было Тимура. Борис тоже куда-то пропал. И вот, оказывается, нашелся.

– Сюда, – сказал сержант, показывая на оконный проем. – Здесь они лежат.

Забравшись в проем, Рыков очутился в просторном помещении. Свет в него попадал через три оконных проема, дверной проем с отсутствующей дверью и крупную щель в потолке. Поэтому лейтенант сразу увидел два неподвижных тела. И оба принадлежали капитолийцам.

Один из них, рядовой боец, валялся лицом вниз у самого окна – Рыков едва не наступил ему на ногу, когда спрыгивал. Второе тело располагалось поодаль, примерно по центру комнаты. Лейтенант направился к нему, потому что без труда узнал члена Когорты – по хромовым сапогам и парадному кителю.

Еще не дойдя до трупа, Рыков понял, что имел в виду сержант, произнеся «крепко убили». Борису сломали шею мощным ударом, таким, что шлем слетел с головы и закатился в угол помещения.

– Думаю, дубиной врезали, – сказал сержант Бугров. – Там раны от арматурин остались. Представляешь?

Лейтенант машинально кивнул. Дубина, утыканная кусками арматуры, – любимое и самое распространенное оружие нео. Наряду с примитивными копьями, загнутыми трубами и заточенными рессорами. Впрочем, рессоры – это уже изыски.

Рыков присел около трупа и аккуратно повернул его голову, рассматривая раны. Сломанная шея вращалась легко, как у тряпичной куклы, без признаков трупного окоченения. Значит, времени прошло немного.

– Бойца тоже дубиной завалили?

– Тоже, – подтвердил Бугров. – Голову, считай, размозжили. Явно мохнач постарался.

– Мохнач или мохначи?

– Похоже, один он был. Хотя следов полно. Вон и вон. И вон там, на золе. А ушел через дверь.

«Значит, мохнач? – подумал Рыков. – Ниточка? Если и ниточка, то очень странная. Зачем нео вмешиваться в разборку между капитолийцами и маркитантами? Или он напал на Бориса и его охранника в последний момент, когда бой уже закончился?.. Все равно странно».

– Сержант, другие интересные следы есть?

– Есть. Вот тут посмотри – четкие отпечатки обуви. Ведут во-он от того проема, – Бугров показал пальцем, – через который мы залезли. Но это не наша обувь.

– Маркитант?

– Может, и маркитант. Надо сравнить с подошвами убитых торгашей. Я их еще не видел.

– Я видел на улице, – сказал Рыков, выпрямляясь. – Ну-ка, покажи эти отпечатки.

Лейтенант был готов перерыть все вокруг, чтобы найти хотя бы какие-то зацепки для объяснения случившегося. Потому что знал – возвращаться с пустыми руками в Капитолий нельзя. Ведь Якуб требовал найти Тимура живым или мертвым. А когда Стратег что-либо требует, то надо землю рыть – иначе не сносить головы.

Да еще гибель Избранного Бориса до кучи. И ладно бы, если бы его завалил кто-то из маркитантов. Но торгаши дубинами отродясь не пользовались.

Исследуя следы обуви, показанные сержантом, Рыков интуитивно ощутил – что-то здесь не так. Отпечатки не совпадали с подошвами убитых маркитантов. Так кто же был здесь еще и при этом совсем недавно? Ясно, что человек. Но если не маркитант и не капитолиец, то тогда кто? Неужто… неужто Тимур?

– Это еще не самое любопытное, – сказал Бугров. – Следы идут от оконного проема вон к той стене. И вот здесь этот человек тоже топтался. А потом он куда-то пропал.

– В смысле?

– Да вот так как-то. – Сержант развел руками. – Не выходил он отсюда. Словно взял и улетел в небо.

– Здесь потолок, какое еще небо?

– Так и я о том же. Куда он мог деться?

Лейтенант задумался. Человек исчез, не оставив следов. Почему? Рукокрылы набросились и уволокли? Но они тоже оставляют следы пребывания – а здесь их нет. Да и не любят рукокрылы соваться внутрь зданий, ведь по земле они передвигаются с огромным трудом. Нет, тут явно что-то не сходится.

– Странно это, конечно, – сказал сержант. – И непонятно. Но возникла у меня одна мыслишка.

– Ну-ну, – подбодрил Рыков, – выкладывай свою мыслишку.

– Я вдруг подумал… А не утащил ли этого типа мохнач?

– Просто взвалил на загривок и уволок?

– Вроде того.

– Зачем?

– Ну, не знаю. – Бугров пожал плечами. – Может, подкрепиться им решил. Здесь костер разжигать не стал, побоялся, что еще кто-то набежит. Ну и уволок куда-нибудь в укромное местечко.

– То есть ты хочешь сказать, что изначально здесь находилось трое людей? Нео их всех ухайдокал, а один труп забрал, чтобы затем сожрать?

– Примерно так. Но не обязательно, что третий был мертв. Может, мохнач его просто вырубил. А убьет потом, перед тем, как над костром подвесить. Свежее мясо лучше, чем труп… Ну, я это так, в порядке бреда.

– Не такой уж это и бред, сержант, – пробормотал Рыков.

Если выследить и догнать мохнача, подумал лейтенант, то многое может проясниться. Отомстить за смерть Бориса так или иначе не мешало бы – негоже такое спускать с рук, чтобы любая мохнатая скотина убивала членов Когорты. А если получится взять нео в плен, то он может сообщить важные подробности. Что касается Тимура…

Шансов на то, что мохнач тащит на себе именно Тимура (живого или мертвого – отдельный вопрос), имелось, конечно, не очень много. Но даже такая хлипкая версия требовала проверки – хотя бы для того, чтобы отчитаться перед грозным Стратегом Якубом. Если что – на нет и суда нет, зато версия отработана. А если удастся найти самого Тимура, то это будет огромный успех.

– Вот что, сержант, – сказал Рыков. – Твоя версия, тебе и проверять. Бери еще бойцов и ступай по следу. Этот мохнач нам по-любому нужен. Желательно живой. Вот и попробуйте его догнать.

– А вы?

– А мы тут еще пошарим вокруг. Похоже, что одному из маркитантов удалось уцелеть. Он ранен и, наверное, пошел к Стадиону. Может, получится догнать.

– Я понял, лейтенант. Если вдруг наткнемся на Тимура… Он обязательно нужен живым?

– Нет, – сказал Рыков. – Думаю, Якуба вполне устроит отрезанная голова. Но говорящая голова устроит еще больше.

* * *

Первое, что услышал Тим, когда очнулся, было громкое чавканье. Он приоткрыл глаза и едва не вскрикнул от неожиданности – всего в паре метров от него на обломке бетонной плиты сидел мордатый нео. Сидел и что-то смачно жевал, причмокивая и похрюкивая от удовольствия. Тим инстинктивно дернулся рукой к поясу – туда, где должны были находиться ножны с мечом, – и, не сдержавшись, застонал. Острая боль пронзила правую сторону груди, и рука, словно парализованная, упала обратно на землю.

Несмотря на полуобморочное состояние, Тим предпринял новую попытку левой рукой. Она, слава Всевышнему, шевелилась нормально. Да вот только ножен на месте не оказалось – ни с того, ни с другого бока, как Тим ни старался нащупать оружие. Вот это подстава! Как же он так опростоволосился?

Если бы нео повел себя агрессивно, то Тим, наверное, попробовал бы вскочить на ноги – не ждать же, пока тебя прикончит и сожрет косматый мутант, верно? Но мохнач даже не пошевелился в ответ на судорожные движения хомо – лишь в недоумении, перестав жевать, выпучил глаза. Затем сглотнул находившуюся во рту пищу, сытно рыгнул и косноязычно произнес:

– Я думал, Тим совсем плохой. Боялся – помрешь скоро. Стреляли тебя сильно – много дыр делали. – Нео, показывая, хлопнул себя ладонью по груди. – Вот тут твой дыры… Жрать хочешь?

– Нет, – машинально откликнулся Тим.

Надо же! Косматый его имя знает. Что же такое творится? Уж не снится ли ему? Да только нео уж слишком реальный. Ишь как зубы скалит, лохматая рожа. И при этом в натуральных штанах, подпоясанных веревкой. Мохнач, да вдруг в штанах?..

Тим, для надежности, несколько раз моргнул. В штанах… В штанах???

Тут до него после первых секунд испуга и растерянности стало кое-что доходить. Потому что в сознании – едва Тим чуть-чуть успокоился – всплыли воспоминания о последних событиях. Тех самых невероятных событиях, случившихся перед тем, как он окончательно вырубился. Да что там невероятных! Скорее, бредовых.

Хотя в тот момент, когда в Тима выстрелил капитолиец, на бред происходящее совсем не походило. Тим, скажем прямо, элементарно прокололся, допрашивая пленного… Э-э, как же его? Ага, Бориса – члена Когорты, как тот себя представил.

Так вот. Расспрашивая Бориса, Тим малость ослабил контроль над ситуацией. Тут и подкрался второй капитолиец с автоматом. И Тим схлопотал несколько пуль в грудь.

Какой уж здесь бред? Реальней некуда. Ибо что может быть реальней смерти, когда она, считай, уже смотрит тебе в лицо?

Капитолийцы не добили тяжело раненного Тима сразу лишь потому, что этот самый Борис захотел его сначала допросить. Вот с того момента и началось черт-те что. Потому что, как удильщик из Провала, вдруг появился мордатый нео в штанах и завалил обоих капитолийцев. Играючи, можно сказать, завалил – пару раз маханул своей дубиной и разнес черепа на куски. А затем…

– Не хочешь – не жри, – равнодушно произнес «мордатый». – Я сам все сожрет. Моя сила нужна – ты тяжелый. Трудно твой тащить, однако.

– Ты кто? – деликатно поинтересовался Тим.

Вообще-то он имел некоторое представление о мохначе, потому что вспомнил их первый разговор. Но уж чересчур тот короткий разговор походил на кошмарный сон. И требовалось обязательно во всем разобраться. Может, ему и в самом деле что-то пригрезилось, пока он находился в отключке?

– У? Как кто? – вяло удивился нео. – Моя твоя говорил – я сын нового хомо. Забыл? – И почесал пятерней макушку.

Ко всем прочим странностям мохнач обладал еще и оригинальной прической. Именно прической, как бы дико ни звучал этот термин применительно к мутантам, которые никогда в жизни не причесывались. Где уж тут рассуждать о стрижке. Но мохнач, без сомнения, был недавно пострижен с помощью ножниц и бритвы – или очень острого ножа.

Точнее сказать, основную часть волосяного покрова головы неизвестный парикмахер все же не тронул. Но аккуратно выстриг на темени дикаря кружок величиной с половину ладони. А затем еще и выбрил это место. Иными словами, сделал тонзуру.

Тим, разумеется, ни о какой тонзуре никогда слыхом не слыхивал. Поэтому подумал: «Это кто ему плешь сделал? На фига? Издевались, что ли? Ну и придурок!» И спросил:

– Какого такого нового хомо?

– Такого. Он ушел в небо. – Мохнач многозначительно ткнул кривым пальцем вверх. – Так сказано в Большой книге.

Тим несколько секунд думал, переваривая новую информацию, затем спросил:

– Как тебя зовут, сын нового хомо?

– У? Меня? Иван, – отозвался нео. И запихнул в зубастую пасть кусок вяленого мяса. Видимо, последний из своих запасов.

«Нет, мне не пригрезилось, – понял Тим. – Если тут кто-то и бредит, то не я. Мохнач чуть ли не слово в слово повторяет то, что говорил в развалинах котельной. Может, он сумасшедший? Мозги ведь у нео имеются. Значит, и сбрендить может».

– Странное у тебя имя. – Тим изобразил вежливую улыбку. – Красивое, но… Разве оно твое? Нео так не называют.

– Это мой новый имя, – неразборчиво пробурчал мохнач, пережевывая мясо. – Его мне дала Нави. Раньше моя звали Сррыг.

– Срыг?

– Сррыг, – поправил нео, раскатывая звук «р». – Я Сррыг из клана Дрыгга. Был. Пока меня… – Он замолчал, неопределенно махнув рукой. И покосился на Тима.

Возможно, странный мутант ожидал, что хомо заинтересуется его неординарной судьбой. И задаст соответствующие вопросы о том, как нео Сррыг превратился в нового хомо Ивана. Однако в настоящий миг Тима заботило другое.

– Ты вот что, Ваня, – сказал он. – Я вот чего не понял. А куда мы с тобой направляемся?

Разговаривая, Тим потихоньку поворачивал голову, осматриваясь по сторонам. И уже обнаружил то, что искал. По правую руку от мохнача лежала огромная дубина. А вот меч Тима – в ножнах и с перевязью – дикарь положил на плиту у себя за спиной.

Тим прикинул расстояние и подумал, что, пожалуй, сможет добраться до оружия одним броском. Но вот получится ли у него подобное резкое движение? Рана в груди, судя по всему, серьезная. И он наверняка потерял немало крови. Рванешься, как дурак, а ноги-то и не держат.

И еще одно обстоятельство не позволяло Тиму приступить к активным действиям. Мохнач до настоящей минуты вел себя, скорее, дружелюбно, чем агрессивно. Более того – спас Тима от капитолийцев. И дергаться сейчас вроде бы не резон. Да вот только что творится в косматой башке дикаря? И какие у него намерения?

– Слышь, Иван? Куда мы идем?

– Мы идем туда, – нео ответил после паузы, проглотив остатки мяса. – Давно идем, однако. Только я устал твоя нести. Шибко ты тяжелый, Тим. А еще я захотел жрать.

– Так куда мы идем? Чего-то я не соображу.

– Совсем у тебя башка плохой. К Нави идем. Нави сказала, что твоя нужно найти. Пока его не убили.

– Кого его?

– Ты что, тупой? Его, значит, твоя. Нави сказала так. Я твоя нашел. Теперь мы идем туда. Понятно?

Мутант иногда без видимой причины и логики путал местоимения, падежи и окончания, словно в мозгах что-то сбивалось. Но затем снова настраивалось.

– Очень даже понятно, – сказал Тим.

Он подтянул ноги и осторожно, опираясь на здоровую левую руку, полуприсел. Голова почти не кружилась, что было хорошим признаком. А вот с правой стороной туловища дела обстояли хуже.

Тим скосил глаза на грудь и увидел, что ее правая часть – от ключицы и почти до пояса – измазана кровью. Правда, уже подсохшей. В стальной чешуе панциря виднелось несколько рваных пробоин, оставленных пулями. Раз, два… три. И четыре. Значит, капитолиец засадил в него четыре пули. Не хило…

Тим слегка приподнял правую руку, и это слабое движение тут же отдалось в груди резкой болью. Однако не такой, как та, когда он, едва очнувшись, дернулся за мечом. И рука все-таки шевелилась. Кисть и вовсе работала нормально. Значит, рука особо не повреждена. Разве что пулей слегка зацепило плечо, но это пустяки.

В конце концов, мечом он сможет махать и левой. Главная проблема – раны в груди. Пули, видимо, засели внутри. Сумеет ли он в таком состоянии драться? Ведь до этого он потерял сознание. Значит, ему стало совсем плохо. А сейчас – почти терпимо. Заживает на ходу?

Он помнил, как ключница маркитантов Марфа постоянно удивлялась его живучести. И тому, как быстро у него затягиваются раны. Так и говорила: «Заживает на тебе, Тимка, как на крысособаке. Даже снадобья не нужны…»

Да, Марфа… Хорошая женщина. Она бы сразу занялась его раной, будь он на Стадионе. Но до Стадиона далеко. Стадион…

Вся эта непонятная история с Нави – бред сивого мерина. Вернее, бред придурковатого нео. Какая ему, Тиму, забота до какой-то Нави? Ему необходимо как можно быстрее вернуться на Стадион – вот что его должно заботить сейчас.

– Иван, сколько прошло времени? – спросил Тим.

– Куда прошло? – Мохнач удивленно моргнул.

– Сколько времени прошло с того момента, когда меня ранило? Ну, там ранило, в развалинах.

Иван наморщил узенький лоб. Напряженно посопел. Затем спросил:

– Разве время ходит?

Тим от возмущения аж крякнул. Надо же! Ну и тупица. А еще считает себя сыном нового хомо.

– Ладно, Ваня, давай по-другому. Вот смотри. В развалинах я отключился. И ты понес меня на себе. Так?

– Так, – согласился мохнач.

– Долго ты меня нес?

– Долго. Сильно устал, жрать захотел.

– А конкретней? Вот, например, когда ты пошел – где находилось солнце? Низко над горизонтом? – Тим показал рукой, как может висеть солнце. – Или выше – вот так.

– Я не видел, где висел солнце, – сказал нео. – На небо было туча. И шел дождь. Когда тебя нес – дождь еще шел. Когда принес сюда – не шел.

«Да, негусто, – подумал Тим. – От мохнача путной информации не дождешься. Надо самому прикинуть. Когда мы выезжали со Стадиона на бэтээр, солнце только взошло. Добирались мы до развилки около часа. Потом началась гроза, и все небо затянуло. Какое-то время продолжался бой у развалин котельной. Ну, наверное, с полчаса. Интересно, где сейчас солнце?»

Тим видел часть неба, но солнце располагалось где-то за спиной. Он запрокинул голову, но тут же понял, что пользы от этого мало – потому что сообразил, что сидит в тени стены. И тень была довольно-таки длинная. Значит, солнце находилось явно ниже верхнего уровня стены. Следовательно, до полудня еще далеко. Или…

Или наоборот – сейчас уже далеко за полдень, ближе к вечеру. Трактовка зависит от того, где находятся запад и восток. Спросить об этом у мохнатого?.. Судя по его квадратной роже, вряд ли он разбирается в сторонах света.

Вопрос времени беспокоил Тима не просто так. Время для него сейчас – после того, как их группа попала в засаду у развалин котельной, – становилось очень важным фактором. Потому что от него зависела судьба Алены. Если все бойцы-маркитанты погибли, то доложить о случившемся старшине Гермесу будет некому. И тот может подумать, что Тим завел отряд в ловушку. Тогда Алене не сдобровать. Впрочем…

Впрочем, если кто-то из маркитантов выжил и сумеет добраться до Стадиона раньше Тима, то получится, пожалуй, еще хуже. Потому что подозрение в предательстве тогда однозначно падет на Тима. Уж лучше, чтобы Гермес как можно дольше не знал о случившемся. Тогда он, по крайней мере, будет сомневаться и ждать вестей. Вот Тим эти вести и принесет.

Так или иначе, рассиживаться некогда. Только вот… Интересно, отпустит ли его на все четыре стороны «сын нового хомо»? Мохнач ведь, получается, специально разыскивал Тима, чтобы доставить к загадочной Нави. А парень он, судя по всему, упертый. Драться с ним в таком состоянии себе дороже. Вырубит на фиг и все рано утащит в свое логово.

И еще один момент беспокоил Тима. Он понимал, что из-за серьезных провалов в памяти очень плохо ориентируется на незнакомой местности. От развилки, где они попали в засаду, он бы запросто вернулся назад. Там все просто – надо дойти до Волоколамского шоссе и дальше двигаться на восток. А потом свернуть к Стадиону. Но как теперь найти эту развилку? Куда его успел оттащить Иван и в каком направлении? Даже если мохнач его отпустит…

Додумать Тим не успел. Потому что раздался негромкий скрежет, словно кто-то наступил на кусок ржавого железа. Шум услышал не только Тим, но и нео, быстро положивший лапу на рукоять дубины. А через мгновение из-за угла полуразвалившейся стены один за другим появились трое мохначей. Появились и настороженно замерли, опешив от неожиданной встречи.

Если бы Тим находился в лучшем состоянии – а он едва оклемался и с трудом соображал, – то подметил бы важную деталь. А именно – троица незваных гостей имела ту же, что и косматый Иван, темно-бурую окраску. Из чего следовало, что все нео относились к одному клану – клану лесных нео, который уже много лет возглавлял вожак Дрыгг.

Однако Тим упустил данное обстоятельство из вида. Да и не разбирался он толком – из-за специфических проблем с памятью – в тонкостях окраса лесных и городских нео. Поэтому последующие события поначалу вызвали у него недоумение.

Обнаружив в десятке шагов от себя трех мохнатых сородичей, Иван неторопливо поднялся с обломка плиты и, широко расставив мускулистые ноги, занял выжидательную позицию. Дубину он небрежно закинул на плечо – мол, как хотите, так и понимайте, гости дорогие. Я вам не угрожаю. Но ежели чего не так, то могу и звездануть. Так что имейте в виду.

Физиономия Ивана при этом ничего не выражала, кроме равнодушного ожидания. Он даже зевнул разок. А затем еще и, сытно икнув, цыкнул зубом.

Его сородичи вели себя в эти секунды куда активнее. Хотя они и продолжали топтаться на месте, но взяли на изготовку свое разнокалиберное оружие и переглядывались, вращая косматыми башками. А на уродливых рожах за несколько мгновений отразилась гамма чувств – от сильного удивления до возмущения. Затем один из нео злобно осклабился и прохрипел:

– Ха, Кыррд, глянь. Ха! Это Сррыг!

«Хрипатый» был вооружен дубиной, как и Иван-Сррыг. Второй мохнач, одноглазый, со страшным шрамом, пересекавшим его рожу наискось от середины лба до самого уха, держал в руке заточенную рессору. Услышав возглас хрипатого нео, он скривил и без того перекошенную физиономию и пробурчал:

– Да, это Сррыг. Урод. Еще и штаны надел.

– Урод, – тут же подхватил «хрипатый». – Я думал, его сожрал муты.

– Не сожрал, – сказал одноглазый Кыррд.

– Ну и ладно. Теперь моя его убьет. – «Хрипатый» выразительно помахал дубиной.

– Мы убьем, – поправил Кыррд.

– Мы, – с легкостью согласился «хрипатый». – Он трус и предатель. Наша убьет Сррыга и отрубит голову. Дрыгг будет рад.

– А хомо мы убьем и съедим, – мечтательно причмокнув, произнес третий нео, до этого стоявший молча с копьем наперевес.

Копье было примитивное, вырезанное из толстого сука, с обожженным на огне острием без наконечника. Но на острие имелись насечки, что свидетельствовало о наличии у владельца оружия воображения – пусть и с некоторым уклоном в садизм. Ведь такое острие оставляет рваные, долго заживающие, раны.

– Срыгга тоже надо съесть, – сказал Кыррд. – Зажарим их вместе.

– Сррыга нельзя есть, – возразил «хрипатый». – Он – нео. Великий Хррыррг нас за это покарает. Нео не может есть нео. Это табу.

– Сррыга, однако, можно съесть, – сказал Кыррд. – Он предал клан. Значит, его можно.

Мохначи перебрасывались репликами, практически не обращая внимания на Ивана и Тима. Не то чтобы они их вовсе не замечали. Скорее, просто не брали в расчет, уверившись в своем превосходстве.

Будь Тим в полном порядке, он бы давно схватил меч и показал мохнатым ушлепкам, где зубастые раки зимуют. Однако сейчас он выжидал, какие действия предпримет Иван. Пусть тот и называет себя «сыном нового хомо», но на вид-то он такой же косматый и мохнатый, как и его сородичи. Кто же знает, что у него на уме?

Так или иначе, Тим решил, что мутантам он живым не дастся. И уже приготовился привстать, чтобы овладеть мечом за спиной Ивана. Но тот наконец-то и сам очнулся от непонятного ступора. Шагнул вперед и с неожиданным миролюбием произнес:

– Зачем меня есть, братья? Подумайте о душе.

– Ха… – булькнул ртом «хрипатый».

Нео с копьем от удивления выпучил глаза.

И лишь Кыррд, хотя и после короткой заминки, сумел выродить целую фразу:

– Какой ты нам брат, Сррыг?

– Все нео – братья, – нравоучительно заметил Иван. И тут же добавил: – Хомо – тоже братья.

На этот раз челюсть отвисла у Кыррда.

Копейщик, еще больше удивившись, умудрился почесать зазубренным острием за оттопыренным ухом.

Зато, сглотнув слюну, обрел способность говорить «хрипатый».

– Ха! Чего его слушать? – сказал он, помахивая дубиной. – Совсем дурак стал, однако. Хомо братьями назвал. Ха!

– Шли бы вы своей дорогой, братья, – по-прежнему миролюбиво отозвался Иван. – А моя пойдет своей.

– А хомо? – прижмурив единственный глаз, небрежно поинтересовался Кыррд.

– Хомо пойдет со мной. Он мне нужен, однако.

– У? Хочешь сожрать хомо один??? – Рожа Кыррда возмущенно вытянулась. – Тоже мне – брат! Отдай нам хомо, и…

Он замолчал, продолжая щурить глаз, словно прицеливался в Сррыга.

– И? – невозмутимо спросил тот.

– Отдай хомо, а сам сдавайся. Может… может, тогда Дрыгг тебя простит.

Произнося последнюю фразу, Кыррд плотоядно ухмыльнулся. И выставил вперед ногу.

– А вот ежа лысого вам, братья, – сказал «сын нового хомо». – Накося-выкуси.

И, сложив три пальца, показал самую что ни на есть натуральную фигу. После чего обхватил дубину обеими лапищами и двинулся навстречу бывшим соплеменникам. На Тима Иван при этом даже не взглянул – то ли полагал, что тот сам разберется, что делать, то ли вовсе не рассчитывал на раненого хомо, как на боевую единицу.

Но Тим считал иначе. В том смысле, что собирался принять смерть с оружием в руках. А дальше посмотрим по обстоятельствам – до смерти еще дожить надо.

Едва Тим поднялся на ноги, как его тут же качнуло в сторону. Потеря крови от ран дала о себе знать. Да и лежал он долго почти без движения – вот ноги и затекли.

Однако Тим не свалился оземь, а удержался в вертикальном положении. Лишь зубами скрипнул, потому что боль стрельнула в разные стороны – сразу и в висок, и куда-то в печень. Затем шагнул к плите и взялся за рукоять меча.

Уже вытаскивая левой рукой клинок из ножен, он заметил то, что ранее скрывала широкая фигура Ивана. На дальнем конце плиты лежал автомат. Именно автомат – после последних событий Тим уже разбирался в огнестрельном оружии. Скорее всего, рачительный нео прихватил автомат как трофей в котельной. И сейчас такое оружие могло здорово пригодиться.

Но Тим колебался одно мгновение. Он мог бы дотянуться до автомата. Да только где гарантия, что тот выстрелит? Не факт, что Иван подобрал заряженное оружие – откуда дурковатому нео разбираться в подобных тонкостях? А без патронов это просто железяка. То ли дело – меч! Да и…

Да и некогда было рассуждать. Потому что троица мохнатых головорезов уже набросилась на отступника Сррыга, намереваясь взять того в клещи. И Тим поспешил на помощь новому приятелю.

Сомнительный, конечно, приятель. Может, и не приятель вовсе, а временный попутчик. И даже в некотором смысле конвоир. Короче говоря, непонятно что. Но где тут выяснять в деталях, когда в развалинах уже началось мочилово? Жестокое и беспощадное, как и ведется среди горячих мохнатых парней.

Первым из них бросился в атаку «хрипатый». Он заранее размахнулся дубиной, намереваясь размозжить Ивану башку. Но тот парировал удар собственной дубиной. И, ловко подпрыгнув, пнул противника в живот. Не хило так заехал – лапищей примерно пятьдесят пятого размера. Пусть и без ботинок, но с такими окостеневшими ногтями и ороговевшей подошвой, что никаким бутсам не сравниться.

У «хрипатого» враз перехватило дыхание. Он загнулся буквой зю и не то чтобы хрипеть – даже шипеть на несколько секунд перестал. Иван мог его прикончить в два счета, если бы не шустрый Кыррд. «Одноглазый» подскочил сбоку. И если бы Иван чудом не увернулся, то схлопотал бы по ребрам заточенной рессорой.

В итоге не схлопотал. Но, уворачиваясь, подставил спину копейщику. Тот подбирался с другого фланга. И, увидев открытые «тылы» противника, замахнулся своей заостренной деревяшкой.

Копейщик метил Ивану под лопатку. Ситуация складывалась для «сына нового хомо» критическая, да вмешался Тим. До копейщика он добежать не успевал. Зато успел махнуть мечом и рассек древко копья пополам.

Копейщик не сразу понял, в чем фокус – уж слишком неожиданно вмешался в схватку Тим. Поэтому, по инерции проскочив еще пару шагов, ткнул Ивана в спину обрубком своей палки. И лишь потом замер с вытаращенными глазами – сообразил, наконец, что чевой-то здесь не так.

Иван, отбиваясь от рессоры настырного Кыррда, тычка палкой даже не заметил. Еще бы, с его-то дубленой шкурой! Зато Тим, чтобы не терять инициативы, тут же попытался рубануть копейщика клинком.

Мохнач отскочил, подарив себе несколько мгновений жизни. Но при этом запнулся о ржавую арматурину и грохнулся навзничь. Да так неудачно, что угодил башкой на угол бетонной плиты. И вырубился.

Впрочем, вряд ли надолго – кости черепа у нео, в отличие от тех же дампов, древним бетоном не прошибешь. Тут, скорее, бетон раскрошится, чем череп. Что, собственно, и случилось. Потому что от угла плиты поднялось облачко пыли, а мохнач задергал шеей, чихнул и открыл глаза.

Однако и Тим не дремал. Перехватил рукоять меча обратным хватом и вонзил клинок в грудную клетку врага – так, что прошил косматого насквозь, аж хребтина у бедняги хрустнула. А потом – наклоняя клинок, как рычаг – распорол нео брюхо до самого паха.

Получилось незамысловато, но надежно. По-иному Тим, пожалуй, сейчас и не мог. Потому что чувствовал слабость едва ли не во всех частях тела, включая голову. А при резком движении мечом болью стреляло в груди, рикошетя в затылок. И на глаза сразу накатывала мутная пелена.

Тут уж не до изящных фехтовальных приемов. Главное – шкуру свою спасти. И продырявить чужую.

Вытащив клинок из распластанного чрева мохнача, Тим отступил назад. И хотел уже развернуться – туда, где Иван отбивался от «собратьев по крови». Судя по воплям и вскрикам, мочилово между «братьями» шло отчаянное. И Тим, разумеется, должен был вмешаться – пусть и в меру своих не самых мощных сил. Но не успел, интуитивно почувствовав угрозу непосредственно перед собой.

Тим поднял взгляд, и под ложечкой неприятно засосало. Метрах в пяти-шести на стене сидел темно-бурый мохнач. Прямо как птица на веточке. Только уж очень сильно мутировавшая. Этакая «птичка» за центнер весом, косматая, мохнатая и объемистая, как посудный шкаф.

Откуда «шкаф» здесь нарисовался, оставалось лишь догадываться. Но вряд ли его появление было случайным. Скорее всего, мохнач входил в шайку Кыррда и его распальцованных дружков. Да где-то задержался в развалинах или зарослях, ища чего пожрать. А сейчас прибежал, услышав звуки ожесточенной схватки.

Теперь становилось понятным странное поведение Кыррда и его подельников. Возможно, наткнувшись на Сррыга и раненого хомо, мохнатые разбойники элементарно тянули время, поджидая подкрепления. Все-таки вчетвером атаковать надежнее, чем втроем. Вот и верь после этого в тупость нео. Иногда соображают не хуже людей, уроды. И хитрить умеют. Так что же делать?

Все эти мысли промелькнули в мозгу Тима за секунду-другую. Он даже не стал оборачиваться, чтобы не тратить зря драгоценные мгновения. Рычание и взвизгивания у него за спиной говорили сами за себя – там продолжалась драка. И надежда на помощь Ивана была слабая.

Ведь мохнач, вооруженный куском трубы, всего в двух-трех прыжках, – прикинул Тим. Пока там Иван разделается со своими бывшими корешами… Да и разделается ли? А он сам… Меч-то, конечно, отличный, да вот силенок…

Автомат лежал на плите прямо перед Тимом. Он швырнул клинок на плиту и сразу же – левой рукой – схватил автомат. Была не была! Если тот заряжен, то он покончит с косматым ушлепком, даже не вспотев. А меч – это на крайний случай.

Нео к этому моменту уже спрыгнул со стены. Но, увидев неожиданный маневр Тима, замер. Мохначи все же не полные дикари, знают, что такое огнестрельное оружие. Разве что сами, как правило, пользоваться им не умеют. Но наверняка в курсе того, как рвут в клочья шкуру и мясо стальные пули. Вот и опешил мутант с перепугу.

Однако и Тим растерялся. До этого, во время боя в развалинах котельной, он стрелял только с правой руки, держась левой за цевье. Но сейчас подраненная рука могла подвести. Так как же лучше поступить?

Тим неуклюже приложил оружие к правому боку и через силу, преодолевая тупую боль, поднес туда правую ладонь. Указательный палец уже ложился на спусковой крючок, когда мохнач рванулся к Тиму. Видимо, смекнул, ушлепок, что с хомо что-то не в порядке – покалеченный он малость. И надо ловить момент, пока не поздно.

Тим успел перевести на вражину ствол, посылая очередь куда-то в мохнатое брюхо – благо что промахнуться в подобную мишень с трех метров было невозможно. Пули, разлетаясь стальным веером, выполнили задачу. Ноги подстреленного нео заплелись, и он не сумел нанести разящий удар своей железякой. Однако по инерции врезался всей тушей в Тима, сбив его на землю.

Тим едва не потерял сознание от острой боли. А следующее, что он увидел, была разъяренная косматая морда. Смертельно раненный мохнач, встав на четвереньки, попытался дотянуться до горла ненавистного хомо лапами-крюками. И почти дотянулся, едва не шкрябнув Тима ногтями, но в последний миг схлопотал по башке дубиной – так, что черепушка раскололась на две части, разбрызгивая мозги.

После чего Тим услышал уже знакомую косноязычную речь:

– Эй, брат… Тим, твоя спрашиваю – ты живая?

– Кажется, живая, – просипел Тим. – А ты как? Справился с братьями?

– А то! – не без самодовольства отозвался Иван. – Мохнатые ушлепки! Пусть теперь идут за Черную Границу.

– А откуда они тебя знают, Иван? Ты с ними из одного клана?

– …Из одного, – буркнул мохнач после непродолжительной паузы, предварительно зыркнув на Тима. И тот догадался, что задел в душе «сына нового хомо» чувствительную струнку.

«Интересно бы узнать, о каком предательстве Сррыга рассуждали его сородичи, – подумал Тим. – Но не сейчас. Сейчас он лишь замкнется». И вместо висевшего на кончике языка вопроса одобрительно произнес:

– Ловко ты их прикончил. Я и глазом моргнуть не успел.

– А то! – Мохнач явно не страдал избытком скромности. – Моя их предупреждала – иди своей дорогой. Не послушали, однако. Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет.

– Красиво излагаешь, – восхитился Тим, с усилием поднимаясь с земли. – Где такое слышал?

– От Нави. Она много сказок знает. Нам рассказывает.

– А ты, получается, запоминаешь? Молодец.

– А то. Иван умный – так говорит Нави. Потому и послала меня. Ступай, говорит, Иван. Только ты справишься.

– Ты, наверное, и в своем клане самым умным был?

– А то! – Мохнач заносчиво вскинул голову. – Разве что… Разве что Дрыгг такой же умный. Почти такой же.

– Дрыгг – это вождь клана?

– Ага.

– Теперь понятно, почему ты со своими поссорился. Завидовали они тебе.

– У? – Иван насторожился. – Ты о чем?

– Я слышал, они тебя предателем называли. Даже сожрать хотели. Такое бывает, когда кому-нибудь завидуют, потому что он сильный или умный. А ты и сильный, и умный. Да еще и красивый.

Нео потупил взгляд, потом неуверенно спросил:

– Твоя так думаешь?

– Однозначно. Как такому не завидовать? Вот они на тебя и взъелись, мохнатые уроды…

Тим споткнулся, едва не прикусив язык. Кажется, стремясь разговорить Ивана, он сболтнул лишнего. Но тот ничего не заметил. Или воспринял выражение «мохнатые уроды» в адрес бывших соплеменников как должное. Потому что сердито подхватил:

– Уроды. Еще те. Наверняка мне завидовали. Только… – Нео поскреб ногтем свою искусственную плешь. – Знаешь, Тим, дело не только в этом.

– А в чем? – Иван тяжело вздохнул. Видимо, сомневался – стоит ли выкладывать хомо секретную информацию. – Да ты не скрывай, Ваня, – сказал Тим. – Облегчи душу. Мы же с тобой братья, правда?

– У?

– Мы же братья? Ты сам так сказал. Расскажи, что там у вас случилось. Они тебя из клана прогнали?

– Нет, моя сам убежал. Дрыгг сказал, его надо убить. Ну моя и убежал. Моя же не дурак, верно?

– Верно. А за что тебя хотели убить?

Вопрос почему-то озадачил мохнача. Он снова почесал «тыковку» и лишь затем сердито произнес:

– Ни за что. Из-за вас хотели убить.

– Из-за нас?

Теперь уже озадачился Тим. Час от часу не легче. Это что же, Иван пострадал из-за них? В смысле, каких еще «них»? Но развить тему Тим не успел.

– Из-за вас, – сказал нео. – Из-за хомо. Они взяли моя в плен. Пытать хотели. Но моя ничего не сказал.

– Кто взял тебя в плен? Какие хомо?

– Не знаю. Думаю, лесные люди. Их было двое. И еще крысопес. Очень большой крысопес. Кыс его звали.

Тиму показалось, что он ослышался.

– Я не понял. Ты сказал – Крыс?

– Ты глухой? С ними был крысопес Кыс. Очень здоровый. И хромой. На собаку Кио похож.

Несмотря на всю неоднозначность ситуации, Тим едва не рассмеялся. Вот те на! Похоже, что несчастный Иван – точнее, тогда еще Сррыг, – угодил в руки Егора и киборга Кыса. Бывают же такие совпадения! Расскажешь Егору и Алене – ни за что не поверят.

Впрочем, жив ли Егор? Да и Кыс? Он их не видел с той самой ночи, когда они прорывались из логова дампов.

– Ты чего? – спросил мохнач.

– Ничего. Просто подумал о своем. Собака Кио – это жуть.

– Жуть. Но моя ничего им не сказал. – Иван скосил глаза в сторону. – Молчал, как рыба. И они меня отпустили.

– А что потом?

– Моя все рассказал Дрыггу. Думал, наградят, дадут золотую монету. Или две. Но Дрыгг не поверил. Решил, что моя предатель. Вот.

«Я бы тоже не поверил, – подумал Тим. – Чтобы Егор так запросто отпустил живым пленного мохнача? Врешь ты, Ваня. Но это твои проблемы».

– Не повезло тебе, Иван, – сочувственно произнес вслух.

– Не повезло. Но это – судьба.

– Ага. – Тим кивнул. – Про судьбу – это ты сам догадался?

– Так сказала Нави… Нам надо идти дальше, Тим. Нави нас ждет.

Тим посмотрел на окровавленную дубину Ивана, потом перевел взгляд на самого мутанта. На шкуре того алели свежие ссадины и не глубокие, но рваные раны, оставленные не иначе как клыками и когтями бывших соплеменников. Однако нео, похоже, не обращал на подобные пустяки внимания.

– А далеко она, твоя Нави?

– Уже нет. Дойдем, пока солнце там. – Мохнач показал свободной рукой на небо.

– Хочешь сказать, дойдем до заката?

– Ага. Если сам пойдешь.

– А если не смогу? – спросил Тим, поглядывая на автомат. Тот выпал из руки, когда в Тима врезался мохнач. И сейчас валялся в нескольких метрах правее.

– Тогда, наверно, не успеем. Тяжелый ты, Тим.

Иван смотрел с такой обезоруживающей простотой, что Тим почувствовал неловкость за промелькнувшую мысль. Дурную мысль, чего уж говорить. Нет, после того, что случилось, не мог он исподтишка убить мохнача. Не мог.

Мысль возникла лишь из-за того, что Тим все время помнил об Алене. Пропадет она, если он не вернется на Стадион, – не простит ему Гермес гибели маркитантов и побега. Значит, и Алене не простит.

Но что же делать? Миром его мохнач не отпустит. Не для того, собственно, спасал от капитолийцев, а затем от своих же косматых собратьев, чтобы отпускать. И чего? Не драться же с ним, в самом деле.

Да и время уже к вечеру. А в темноте в одиночку искать дорогу к Стадиону – это, считай, верная смерть. Может, и вправду познакомиться с загадочной Нави? Узнает, зачем он ей нужен, и утром отправится к Стадиону. И отлежится ночью заодно. Раны-то на нем быстро заживают.

– Так твоя сможет идти?

– Смогу, – сказал Тим. – Только мне бы палку какую-нибудь.

– Зачем тебе палка? Меч есть.

– Я не о том. Мне костыль нужен.

– У? Какой костыль?

– Ну, вроде палки. Чтобы опираться при ходьбе.

– А-а… – Иван нагнулся над мертвым мохначом-копейщиком и выдернул у него из сжатой кисти обрубок копья. – Это – костыль?

– Костыль, – согласился Тим. – Сойдет. – И небрежным голосом добавил: – Ты мне еще это – автомат подай. С ним как-то надежнее.

Просьба выглядела провокационной. Но Тим посчитал, что будет не лишним еще раз проверить намерения мутанта. Даже не столько намерения, сколько настроение. Доверяет ли он Тиму или ведет свою игру?

Иван, похоже, доверял. Или по каким-то причинам не опасался хомо. Потому что подошел к автомату, поднял его с земли и сказал:

– Бери свой автомат. Моя все равно стрелять не умеет. Потом научишь, ладно?

– Попробую, – расплывчато пообещал Тим. – А зачем ты его подобрал, если стрелять не умеешь?

– Моя же не дурак. Моя знает – автомат деньги стоит. Много денег. А нам нужно оружие.

– Зачем?

– Так говорит Нави… А, вот еще. – Мохнач сунул руку в карман штанов и извлек оттуда грязно-черный катышок неизвестного вещества. – На, жуй. Силы станет больше.

– Ты уверен? – Тим аккуратно взял катышок двумя пальцами, но в рот класть не спешил.

«Таблетка» была слегка липкой на ощупь, напоминая кусочек смолы, смешанной с чем-то вроде опилок. За последние дни Тим испробовал разные снадобья – уж чем его только не пичкала Марфа. И ничего, не умер. Но то была Марфа – помощница старшины Гермеса, знахарка и мастерица на все руки. А вот странный мохнач на знахаря совсем не походил.

Нет, вряд ли он собирался отравить Тима. Но ведь что для нео хорошо, то для человека… Хм…

– Это лекарство?

– Ага. – Иван кивнул и оскалил отливающие желтизной клыки. – Лекарство, однако. Сухой корень. Забой называется. Хорошо лечит.

– Сам изготовил?

– Нет, Нави дает. Жуй, Тим, сила будет.

– Откуда эта Нави столько знает? Она кто? Знахарь?

– Нави – это наша Гуру. Пошли, Тим. Увидишь Нави – сам спросишь. Нави знает все…


Глава вторая
Погоня

– Да, мужики. Похоже, тут кто-то славно порезвился, – сказал арбалетчик Семен. – Аж четыре трупа. Интересно, на кого это мохначи напоролись? Словно жук-медведь поработал.

– Жук-медведь их бы сразу и сожрал, – сказал сержант Бугров. – Да даже дампы и те бы на месте слопали. Или расчленили бы и уволокли в мешках. Усек, салага?

Такое обращение к Семену было с точки зрения сержанта оправдано. Совсем молодой пацан, недавно прошедший курс молодого бойца, лишь начинал ходить в рейды. И, понятно, многого не знал. Значит, салага и должен понимать свое место. И учиться у старших.

– Усек, товарищ сержант, – сказал арбалетчик. – А кто тогда их завалил?

– Тем, кому их мясо не нужно.

– Люди, значит?

– Скорее всего. Но нео тоже могли. Они друг друга редко едят. Только в крайних случаях. Мотай на ус, салага… Так, парни, давайте здесь все осмотрим. А ты, Семен, покрутись в той стороне – ищи следы.

Отдав команду, Бугров присел у трупа, валявшегося рядом с бетонной плитой. Он был командиром группы и чувствовал особую ответственность. Тем более что от успеха погони зависело очень многое в судьбе самого Бугрова.

Якуб включил Бугрова в команду Рыкова не случайно. Сержант как никто другой знал место засады у котельной, потому что лично возглавлял группу, искавшую схрон с пропавшим товаром маркитантов. Однако та операция завершилась полным провалом.

Товар раньше капитолийцев обнаружили и захватили нео, бойцы Бугрова погибли в схватке с ними, а сам сержант угодил в плен. Хорошо еще, что сумел сбежать и передал Якубу сведения о шайке мохначей и их предводительнице Нави. Сведения оказались настолько важными, что Стратег простил сержанту его провал и дал шанс исправиться в составе спецподразделения Рыкова.

Шанс обрел реальность, когда лейтенант поручил Бугрову преследовать нео. Ведь если мохнач не один, а с Тимуром, как предположил Рыков, то…

– Сержант, – окликнул Бугрова один из бойцов. – Похоже, этих мохначей сами же мохначи и завалили. Вдвоем, видимо, были.

– Почему так решил? – спросил сержант.

– Потому что раны двух типов – от дубины и рубящие. То ли мечом рубили, то ли топором каким. Значит, мохнатых было двое.

– Так, так, – пробормотал Бугров. Он, осмотрев труп, уже сам обнаружил глубокую рваную рану от дубины. Но кроме нее на теле имелось два входных отверстия от пули. И это озадачивало.

– А куда Семен запропастился? – раздраженно спросил сержант. – Его только на поиск блох посылать.

И почти тут же услышал ответ.

– Я, между прочим, тоже кое-что нашел, товарищ сержант, – обиженно заявил Семен, появляясь в оконном проеме. Но лицо его при этом сияло, как начищенные кирзовые сапоги.

– И чего ты там нашел, следопыт?

– Следы человека.

– Хочешь сказать, свежие и в ботинках?

– Не просто свежие и в ботинках, – торжествующе объявил «салага». – Мне кажется, они те же самые, что товарищ лейтенант показывал в развалинах котельной.

– Когда кажется – крестятся, – пробурчал сержант. – Надо сначала разобраться.

– Разбирайтесь. Там, кстати, еще один подозрительный след есть – вроде как от палки.

– И при чем тут палка?

– Не знаю, – сказал Семен. – Но я подумал – может, это костыль?

– Костыль? – эхом повторил Бугров.

– Ага. Я подумал – может этот, который в обуви, ранен?

Сержант машинально присел на плиту. Вот это дела! Интересный расклад получался, очень интересный. Чем дальше в лес, тем толще нео.

Он посмотрел на небо. Пока они шли по следам, солнце начало клониться к закату. «Так ведь и до ночи можем не управиться, – подумал сержант. – Надо, наверное, послать одного бойца с донесением, чтобы Якуб был в курсе. А то ведь он сейчас, наверное, рвет и мечет в своем кабинете».

* * *

Поначалу, на первом часу пути, Тим чувствовал себя бодро – видимо, сказывалось воздействие стимулятора, полученного от нео. Затем помаленьку начал уставать, хотя и старался не показывать виду. Понимал, добраться до прибежища Нави побыстрей и засветло – в его интересах. Но силы все равно иссякали.

Солнце уже катилось к горизонту, когда Тим и Иван приблизились к невысокому холму. Перед этим они обогнули широкий пустырь – метров сто в диаметре – с выжженной землей. Так велел Иван, пояснив, что через «пустое место» идти нельзя – там пахнет смертью. И Тим послушался, потому что мохнач хорошо знал окрестности и явно понимал, что делает.

По краям черной пустоши рос кустарник-кровосос, его заросли тоже пришлось обходить – по еле заметной тропинке. Дальше тропинка расширилась и направилась вверх. Здесь Тим окончательно выдохся и потребовал устроить привал. Вернее, сначала спросил:

– Иван, далеко еще?

– Почти пришли, – отозвался мохнач. – Сейчас будет вверх, потом вниз. Там будет дорога. Пройдем немного по ней, и будет убежище.

– Убежище?

– Да. Там мы живем.

– Мы – это кто?

– Братство новых людей.

– Понятно. Ну, если еще вверх и вниз и по дороге – тогда давай посидим минут пять-десять. Устал я – ноги заплетаются.

Нео с прищуром глянул на заходящее солнце и сказал:

– Ладно, посидеть можно. А сколько это – пять-десять минут?

– Совсем немного. Чтобы отдышаться. И дальше пойдем.

– Ладно. Если только отдышаться. А то в темноте тут опасно. Много крысособак. И вообще разных тварей. Садись вот здесь, под деревом.

Тим опустился на траву и, с облегчением вытянув ноги, откинулся спиной на толстый ствол дерева. И сразу почувствовал, как в спину жестко уперлась рукоятка автомата, висевшего на левом плече. Тим, стянув оружие, положил его перед собой на бедра. И услышал голос Ивана:

– Тим, покажи, как правильно стрелять. Ты обещал.

– Да это очень просто, – сказал Тим, приподняв автомат. – Кладешь палец вот на этот железный рычажок, нажимаешь пальцем, и пули вылетают.

– Все?

– Все.

Мохнач недовольно посопел.

– Ты неправильно показал. Я видел, когда ты стрелял – тоже не так автомат держал. Ты делал вот так. – Он изобразил, будто бы держит оружие у бедра. – А надо по-другому. Дай его, я покажу.

– Погоди, Иван, – с недоумением произнес Тим. – Ты же мне сказал, что стрелять не умеешь.

– Стрелять не умею. Целиться умею. И разбирать умею.

– Сам, что ли, научился?

– Нет, пленный хомо показал.

«Интересные новости, – подумал Тим. – Чем дальше – тем интересней. Хорошо, что он разговорился. Оказывается, я не первый хомо, попавший к этим гаврикам в плен».

– К вам в плен попал хомо? – небрежно спросил Тим.

– У.

– Небось бродяга какой-нибудь?

– Почему бродяга? Настоящий воин, капитолиец. Четверо их было. Но троих мы убили.

Тим присвистнул. Искренне присвистнул, не сдержав удивления.

– Четверо??? А ты не врешь? Что-то я сомневаюсь.

Иван обиженно выпятил губы и, гулко хлопнув себя по груди ладонью, воскликнул:

– Почему так говоришь?! Мы, новые люди, никогда не врем! Мы – не хомо!

– Да ты успокойся, – миролюбиво сказал Тим. Ишь какой обидчивый. Весь в шерсти, а слабонервного изображает. – Я не хотел тебя обидеть. Просто сомнительно показалось, что вы с тремя капитолийцами справились. Да еще и в плен одного взяли. На фига он вам?

– У?

– Я имел в виду, зачем вам пленный хомо? Вы же их обычно того и… На вертел, короче.

Мохнач скривил физиономию, выражая возмущение. И с пафосом произнес:

– Нео – не людоеды! И вообще… Наша заповедь – не убий. Так говорит Нави.

Тим от неожиданности чуть не поперхнулся слюной. Заповедь? Это что-то новое.

– Не убий? Погоди, Иван. Но ты же сам сказал, что троих вы тогда убили. Да и сегодня утром ты двух капитолийцев замочил. И только что троих своих собратьев к праотцам отправил. Не вижу логики.

– У? Какая еще логика? – пробурчал мохнач, кося в сторону. – Моя не знает логика. Нави говорит – не убий. Но если надо – убий. Ради правого дела.

– Вот оно что, – протянул Тим. – Ради правого дела, значит? Если нельзя, но очень хочется, то можно… Хитрые вы, ребята. Кого угодно запутаете. То пацифисты, блин, то людоеды.

– У?! Мы не людоеды, блин! – немедленно отреагировал Иван. – Ты, Тим, совсем тупой, а? Кто тебя путал, а?

– Ты. Нет, может, я и тупой. Я же не этот, как его… Не сын нового хомо. Это ты – умный. А я туплю…

– То-то и оно, – уже спокойно произнес нео. – Чего твоя не понял?

– Да многое. Слушай, Вань, ты расскажи-ка сначала. И по порядку.

– Моя и начинал по порядку. А твоя сказал, что моя врет.

– Ну, извини. Ты очень умный и не врешь. Я был неправ. Давай еще раз сначала.

– С какого начала?

– С того, как вы встретили капитолийцев. Кстати, сколько вас самих там было, новых людей?

– Пятеро, – сказал Иван, для наглядности растопырив пятерню.

– Ага. Вас пятеро, их четверо. Начнем с того, где вы встретились.

– Ладно, – вздохнул мохнач. – Давай сначала…

По словам Ивана получалось, что совсем недавно – несколько лун назад – нео, прочесывая окрестности, наткнулись в развалинах на целый клад. Кто-то спрятал в подвале ящики с патронами и гранатами, карабины, мешки с порохом… Случилось это, кстати, как уточнил Иван, неподалеку от того места, где сегодня утром состоялся бой между маркитантами и капитолийцами.

Едва нео успели осмотреть все это богатство, как услышали, что приближаются хомо. Вернее, сначала даже не услышали, а унюхали, потому что хомо двигались с наветренной стороны. А уж запах вонючих хомо любой уважающий себя мохнач учует за несколько десятков шагов. Поэтому нео успели подготовиться, устроив на скорую руку засаду.

И хотя капитолийцы имели при себе огнестрельное оружие, оно им не помогло. Трое из них полегли в схватке. А одного, предварительно оглушив, новые люди захватили в плен.

Зачем? На резонный вопрос Тима Иван пояснил, что таково было распоряжение Нави. Та давно предупредила, что капитолийцев необходимо брать в плен при первой возможности, чтобы получать информацию о жизни в Капитолии – мол, это важно. Ну а если Гуру так говорит, значит, надо выполнять.

Плененного бойца нео привели в убежище, где его допросила Нави. Допрос проводился с пристрастием, но долго и больно бить пленного не пришлось – так, пару раз по ребрам врезали, ему и хватило. Трусоват он оказался и слаб духом. И рассказал все, что знал. Ну, или почти все.

В частности, капитолиец сообщил о том, что его воинское звание сержант, а зовут Андрей Бугров. И что его группу Стратег Якуб направил на поиски схрона, где находился ценный товар – оружие и боеприпасы. А о схроне Якубу рассказала пленная девушка из разгромленной общины лесных людей. Вот капитолийцы и шарились по развалинам, пока не наткнулись на мохначей.

В общем, допросили этого Бугрова как следует. Но убивать не стали. Потому что так велела Нави. Ей пришло в голову, что хомо еще может пригодиться. Ведь ее братство в одночасье обзавелось большим количеством огнестрельного оружия и боеприпасов. Да вот пользоваться таким оружием никто из нео не умел. И Нави решила, что обучить необходимым навыкам «новых людей» должен пленный сержант Бугров.

Тот, получив пару зуботычин, согласился. И приступил к занятиям в тот же день. Но успел объяснить немногое.

Начал он с того, что показал, как устроено оружие и научил его разбирать и собирать. Затем показал, как надо правильно целиться, чтобы не промазать. А вот тому, как надо стрелять, сержант обучить не успел, потому что было уже поздно.

К тому же нео устали, начав путать приклад со стволом. Уж слишком много нового они узнали за один раз, и информация не хотела вмещаться в их мозги. Они ведь, мозги, не безразмерные. Если сильно напрячь, могут и лопнуть. Вот Нави и сказала, что занятия продолжатся с утра, когда мозги после сна еще свежие и хорошо запоминают.

На ночь пленного хомо заперли в чулане. А наутро выяснилось, что он сбежал. Оказалось, в стене каморки находилась дверь, закрытая шкафом. Нео никогда этот шкаф не двигали и о двери ничего не знали. А она вела в подземный тоннель. Ушлый сержант сообразил отодвинуть шкаф, открыл заржавевший замок и сбежал.

Вот почему Иван так и не узнал, как надо стрелять из карабина.

– У вас были только карабины? – спросил Тим.

– Еще винтовки. Но всего две. С трубкой наверху.

– Что еще за трубка?

– Чтобы смотреть туда, когда стреляешь. – Мохнач сложил большой и указательный пальцы кольцом и приставил их к глазу, изображая, видимо, окуляр. – Далеко стреляешь. И попадаешь.

– Понял, – сказал Тим. – Винтовка для снайпера. Знаю, слышал. Значит, у вас карабины и две винтовки.

– Еще гранаты есть. И порох.

– О порохе пока не надо. Сержант вас научил, как гранаты бросать?

– Научил. Сказал – выдергивай чеку и бросай. Очень просто.

– Очень просто?

– Ага.

– Ну-у, – протянул Тим.

В гранатах он разбирался еще меньше, чем в автоматах и карабинах. Можно сказать, совсем не умел ими пользоваться. В прошлой жизни, о которой почти ни черта не помнил, возможно, и умел. Но не в этой. В этой он только слышал о существовании «маленьких бомб», которые бросают рукой, а они взрываются. Слышал от Михея. Но не видел.

В реальности с действием гранат Тим столкнулся лишь сегодня утром во время боя у развалин котельной. Тогда, когда в их БТР, как выкрикнул один из маркитантов, «засадили эркэгэшкой» – бронебойной гранатой. Затем маркитант вытащил из подсумка продолговатый предмет с ручкой, напоминающий репу, и швырнул его в сторону капитолийцев.

Тим догадался, что это тоже была граната. Но что именно маркитант сделал с ней перед броском, Тим не заметил – кроме того, что тот сжимал ее в ладони. Ну, это понятно – как бросить предмет, не обхватив его?

Затем, в ответку, к ним прилетела очередная граната от капитолийцев, и маркитант погиб. Тима тоже секануло осколком по голове, да спасла каска. Так что об убойных свойствах гранат Тим представление имел. А вот об их устройстве…

О чеке́, правда, слышал. Михей упоминал, что есть у гранат такая штука, которая не дает тротилу взорваться раньше времени. И рычаг еще какой-то есть. Но для чего он нужен, Тим не помнил. А может, и Михей не рассказал. Он тогда уже сильно спать хотел, мог и упустить второстепенную деталь.

Тем не менее что-то в рассказе мохнача Тима насторожило. Была там вроде бы какая-то нестыковка, да вот только непонятно какая. И он спросил:

– А хомо этот показывал вам, как гранату бросать? Или только объяснял?

– Нет, сам не показывал. Сказал, завтра покажу на улице, как правильно бросать.

– Понятно, – сказал Тим. – Может, оно и к лучшему, что не показал.

– У? Почему к лучшему?

– Потому что капитолиец мог взорвать вас всех к чертовой матери. Но решил до утра подождать.

«Опростоволосились нео, – подумал Тим. – Мозги у них, конечно, есть, да вот только наивные они ребята. Обвел их сержант вокруг пальца. Вместо того чтобы начать с самого простого – прицеливания и стрельбы, заморочил им головы с устройством и сборкой-разборкой. Да и с гранатой что-то не так… Запудрил мозги, короче, дотянул до ночи, а ночью сбежал».

– Не понял, однако, – сказал Иван. – Чего до утра ждать?

– Потом объясню. Ты мне сейчас вот что скажи. В этом вашем схроне, который вы нашли, случайно соли не было?

Тим уже почти догадался, какой схрон обнаружили космачи в подвале. Скорее всего, речь шла о пропавшем товаре маркитантов, который те везли для обмена с общиной лесных людей – том самом товаре, который сегодня утром отправился искать Тим с маркитантами. Но в схроне, кроме оружия и боеприпасов, находилась еще и соль. О ней упоминал Михей. И Гермес, кажется, тоже.

– У? – в своей обычной манере удивился мохнач. – Какой соли?

– Обыкновенной. В мешках. Знаешь, что такое соль?

– Конечно, знаю. Не было там мешков с солью. С порохом были.

Ситуация казалась Тиму странной. Соль его, строго говоря, мало интересовала. Ну, разве лишь для того, чтобы потом доложить Гермесу. Но ему хотелось удостовериться, что речь шла именно о том схроне. Это было жизненно важно. Не только лично для него и Алены. Но и для сестры Алены Глаши, которая могла находиться там же, где и спрятанный товар.

«Все остальное сходится, кроме соли, – рассуждал Тим. – Может, ее кто-то утащил? Но зачем? Оружие и порох оставил, а соль упер? Странно… Забрали какие-нибудь муты, которые не пользуются огнестрельным оружием? Дампы, предположим, не пользуются. Но они знают, что это можно выгодно продать… Шамы? Нет, им карабины и гранаты тоже пригодятся. Да и порох».

– Ваня, какие муты очень любят соль?

– У? Муты? – Мохнач почесал выбритую плешь на темечке. Он ее частенько почесывал. Возможно, стимулировал таким образом умственную деятельность. А может, отсутствие волос в этом месте раздражало его кожу. – Муты? Ну, осмы, наверное.

– Осмы? – Тим удивился. – Зачем им соль?

– Как зачем? Чтобы плеваться.

– Хочешь сказать, соль им нужна для выработки кислоты?

– Ага. Кислоты.

– Понятно, – сказал Тим.

Ну, предположим, что подсуетились осмы… Тим тоже почесал себе темечко – не зря говорят, что дурной пример заразителен. Пока будем считать, что соль сперли осмы, решил он. Но следовало уточнить еще кое-что.

– Иван, а ты трупы в этом подвале видел?

– У? Трупы? Чьи?

– Человеческие. Ну, хомо.

Нео задумался. Но ответил быстро, через две-три секунды:

– Трупы видел. Один труп. Вроде бы хомо.

– Почему вроде бы?

– У него головы не было. И тут тоже. – Мохнач хлопнул себя по груди.

– А что было?

– Ноги были. В штанах. Сапоги были. Наверное, самец хомо.

– Почему думаешь, что самец? Женщины тоже штаны носят. И сапоги.

Мохнач посмотрел на ноги Тима и сказал:

– Сапоги большие были. Почти как у тебя ботинки. Нет, не самка.

Тим с облегчением выдохнул. Значит, трупа Глаши Иван в схроне не заметил. Впрочем, это не говорило о многом. Муты там или кто могли труп и утащить. И вообще – раздербанить на косточки. Зато часть мужского трупа могла быть останками отца Глаши – Еремея.

– Тим, нам пора идти, – сказал Иван. – Дай автомат. Я тебе покажу, как правильно целиться. И мы пойдем.

– Держи, – вздохнув, сказал Тим.

Не очень ему хотелось давать автомат в руки мохнача. Не то чтобы не доверял, но опасался. Поэтому на всякий случай поставил рычаг переводчика огня в положение «предохранитель» – так, как рассказывал Михей и делал Фрол.

Нео, не поднимаясь, вытянул свою длинную руку и забрал оружие. С деловитым видом повертел, после чего приложил приклад к плечу.

– Смотри, Тим. Вот здесь прицел, а здесь – мушка. Вот она. Надо, чтобы глаз видел мушку и она совпадала с целью. Понял?

– Понял, – сказал Тим. Хотя на самом деле толком не понял. Но спешил быстрей забрать оружие у мутанта.

– Ты говорил, чтобы стрелять, надо нажать на эту железку? – Нео хитро прищурился.

– Да. Это называется спусковой крючок.

– Моя знай, как это называть.

– Молодец. Нажимаешь пальцем – и готово.

Иван воспринял инструктаж буквально. Шустро просунул палец в отверстие спусковой скобы и нажал на крючок. Но выстрела не последовало. Физиономия мохнача обиженно вытянулась:

– Ты меня обманул, Тим?

– Нет, не обманул. – Тим облегченно выдохнул. Надо же, пронесло. – Просто я поставил автомат на предохранитель. Видишь, с правой стороны рычажок? Он называется «переводчик огня». Если его опустить вниз, автомат начнет стрелять. А сейчас он поднят в верхнее положение.

– Пленный хомо нам такое не объяснял.

– Меньше надо доверять всяким хомо. Дай, теперь я попробую прицелиться.

Тим забрал автомат и, копируя движения мутанта, приставил приклад к плечу. Наклонив голову, посмотрел вдоль ствола, слегка поводя им. Затем прищурил один глаз. Ну и что?

С того места, где Тим сидел, в просвете между кустами виднелась пустошь и ее дальняя сторона. Но Тим смотрел не туда, а на ствол. На его конце выступала какая-то загогулина с закругляющимися вверху лепестками. Между ними торчал тонкий стальной стерженек вроде гвоздика.

Это и есть пресловутая мушка? Если навести стерженек на отдаленную цель, то можно увидеть… Обдумать до конца идею Тим не успел, потому что он и на самом деле кое-что увидел – как раз в полукружье этой самой загогулины. А увидел он, как на дальней стороне пустоши появился человек. И почти тут же – один за другим – еще двое.

Тим опустил автомат и негромко произнес, прижимаясь спиной к шершавой коре дерева:

– Иван, только не дергайся. Я вижу людей. Хомо, короче.

– Где? – встрепенулся мохнач. Но при этом не сдвинулся с места – лишь головой закрутил и весь напружинился.

– Вон там, в просвете между кустами. Трое. Ой, еще один!

– Так сколько всего?

– Четверо.

– Они тебя заметили, Тим?

– Вроде бы нет. Стоят на месте и, кажется, что рассматривают на земле.

– Не двигайся.

Иван с неожиданной для его массивной фигуры проворством прилег и змейкой скользнул по траве – к прогалине между кустов. Секунд десять вглядывался вперед, потом заговорил:

– Можешь шевелиться. Они тебя уже не увидят.

– Почему?

– Потому что пошли вдоль пустоши. И сейчас уйдут в заросли.

Тим и сам заметил, что люди на той стороне пустыря исчезли из видимости, сместившись вправо.

– Как думаешь, кто это? – спросил он.

– Думаю, что капитолийцы. Хотя уже темно, но шлемы… – Мохнач вдруг шлепнул себя ладонью по лбу и негромко, но с экспрессией воскликнул: – Балда моя! Они идут по нашим следам. Надо было тебя и дальше на себе тащить. Ай, балда моя, Тим.

– Почему?

– Потому что они увидели твои следы – следы хомо.

– А зачем им нужен хомо?.. – начал Тим и осекся.

Нет, Иван явно не был тупицей. Может, чего-то этот мохнач и не знал в силу своего дремучего происхождения. Но соображалка при всем при том у него работала. И, словно подтверждая мысль Тима, Иван пояснил:

– Им нужен не просто хомо. А хомо, который идет вместе с нео. Понимаешь?

– Я понял, – сказал Тим. – Ты думаешь, что они нас выслеживают от самой котельной? Нашли трупы капитолийцев, убитых дубиной, обнаружили твои следы и пошли по ним. Так?

– Примерно так, однако. Но они могли видеть там и твои следы. – Иван показал пальцем на ботинки Тима. – Но не видели твой труп. Удивились. И пошли по моим следам.

– Ты очень умен, Ваня, – задумчиво пробормотал Тим. Просто потому, что не нашелся что сказать.

– Лучше бы моя и дальше нес твоя на себе, – нео продолжал переживать. – Балда моя.

– Но что бы тогда изменилось?

– Капитолийцы могли бы отстать. Подумали бы, что моя один. И отстали бы. Но потом они увидели твои следы. И еще увидели следы костыля. Теперь они знают – твоя ранен. И не отстанут. Понял?

– Понял, – пробормотал Тим. Чего уж тут непонятного? Косматый мутант и то все давно сообразил. А он только сейчас. – Что будем делать? Ты говорил – ваше убежище рядом.

– Рядом. Но нам не успеть. Моя бы – убежал. Но твоя плохо ходит. С тобой не успеть. – Иван помолчал несколько секунд, поскребывая темя ороговевшими ногтями, и добавил: – Да и нельзя нам теперь убегать. Нельзя.

– Почему?

– Потому что они пойдут до конца. И найдут убежище братства. Это – плохо. Очень плохо. – Мутант покачал косматой башкой. – Их обязательно надо убить, Тим.

– Убьем.

– Убивать будет моя, – сказал нео. – А твоя… твоя пока спрячется.

– Еще чего!

– Твоя спрячется, – настойчиво повторил Иван. – Капитолийцы умеют драться. Твоя может погибнуть. А Нави сказала, твоя нужен живой. Понял?

– Да на фига я вашей Нави сдался?! – выкрикнул Тим.

– Тихо, – прошипел мутант. – Капитолийцы уже близко. Моя не знаю, зачем твоя нужен Нави. Это не мое дело. Нави говорит – Иван выполняет. Твоя нужен живой.

– Если тебя убьют, как я найду твою Нави?

Вопрос заставил мохнача задуматься. И пока он размышлял, активно сопя вздернутыми ноздрями, Тим быстро произнес:

– У меня есть план. Капитолийцы идут по нашим следам, верно?

– У, – буркнул нео.

– Значит, они появятся прямо на тропинке. Вон там, из-за поворота. Верно?

– У.

– Смотри. Я залягу вот здесь – около ствола. А ты спрячешься вон за тем толстым деревом. – Тим показал на ветвистое дерево, росшее почти у самой тропинки.

– Это дуб, – подсказал Иван.

– Пусть будет дуб. Как только капитолийцы появятся, я дам по ним очередь. Наверняка кого-нибудь завалю – ведь здесь очень близко. И сразу спрячусь за стволом. Капитолийцы обязательно попадают на землю. Вот тут ты подскочишь и уроешь остальных. Отличный план. Соглашайся, Иван.

– Плохой план, – с недовольством произнес мохнач. – Вдруг они успеют выстрелить в тебя? Нави сказала…

– Да уймись ты со своей Нави. Плохой план у тебя. Думаешь, что в одиночку завалишь всех капитолийцев? Плохо ты их знаешь.

Иван промолчал, напряженно лупая глазами.

– Ты заметил, какое у них оружие? – спросил Тим.

– Было плохо видно. Кажется, у одного автомат. Еще есть арбалетчик.

– Так это пустяки. Если автоматчик идет первым, я его сразу подстрелю. А если где-то сзади, то я успею спрятаться за деревом. Но перед этим завалю одного или двух. Никакого риска, Ваня. Давай решайся, времени в обрез.

Мохнач почесал затылок. И с таким ожесточением, что раздался треск – то ли кожа затрещала, то ли грязные космы. А, может, и вши какие подвернулись под горячую руку. Но умственный процесс пошел.

– Ладно, – сказал Иван. – Только твоя сразу прячься, как выстрелит. Капитолийцы хитрые. И хороший воины. Лежи и не высовывайся. А то что моя потом скажет Нави?

И он неслышно, словно тень, скользнул над травой. Когда Тим, примостившись около дерева, поднял голову, то вначале увидел лишь пустую тропинку. И подумал: «Ну и ловкач этот Иван. С таким в лесу лучше не пересекаться».

Однако через пару секунд он снова обнаружил темную фигуру мутанта. Тот возник около дуба. Но не стал за ним прятаться, а быстро вскарабкался наверх. И растворился в густой листве.

Похоже, что нео на ходу внес свои изменения в план Тима. И тот мысленно согласился с тем, что изменения имели резон. Массивные ветви древнего дуба нависали над тропинкой на высоте примерно трех метров. И темно-бурое тело мохнача было практически неразличимо в сгущавшихся сумерках.

«Теперь он свалится к ним прямо на голову, – подумал Тим. – Мне бы вот еще не промахнуться. Тогда мы с ними точно разделаемся».

Он раскинул – для лучшего упора – ноги и прижал приклад автомата к левому плечу. Тим чувствовал, что стрелять с правой стороны было бы удобнее. Не знал, а именно чувствовал – возможно, что-то подсказывала мышечная память. Ведь в прежней жизни – о которой сейчас не помнил – он вполне мог стрелять из автомата.

Но правое надплечье продолжало сильно ныть, и Тим не стал его напрягать. Он уже знал, что автомат при стрельбе дергается, отдавая прикладом назад. Зачем лишний раз тревожить рану?

Ладно, он и с левой их подстрелит. Главное, не забывать смотреть в эту самую мушку. И бить длинной очередью по туловищу. Тогда наверняка кого-нибудь зацепит. Расстояние-то тут всего ничего – шагов тридцать. Ну, или чуть больше. Правда, темновато уже…

* * *

– Значит, никаких сомнений? – тихо произнес Якуб. – Их двое. Один из них нео, другой – человек. Так?

– Да, – подтвердил разведчик.

– И человек – ранен?

– Да. Но от развалин, где была драка мохначей, он пошел сам. Правда, опирался на костыль.

– Понятно. Понятно… – Якуб побарабанил пальцами по столу. – Ступай. Можешь отдыхать до утра.

– Слушаюсь, Стратег.

Боец поднес ладонь к шлему и приподнял носок левой ноги, собираясь развернуться на пятке.

– Еще вот что, – просипел Якуб. – Скажи адъютанту, пусть вызовет квестора.

– Слушаюсь. Я могу идти?

Якуб кивнул. Он давно привык говорить коротко. И тихо. Берег связки, поврежденные еще в молодости, когда в горло попала стрела. Но голос, кажется, с возрастом все равно потихоньку садится. Так и вовсе онеметь можно.

Впрочем, есть заботы поважнее, подумал Якуб. Онемею – научатся читать по губам. На то он и Великий Стратег, чтобы понимали с полуслова. А если понадобится, то и с полувзгляда.

Якуб вытащил из ящика сложенную в несколько слоев карту. Положив на стол, развернул. Это была крупномасштабная карта подземных коммуникаций Тушино – очень редкая и секретная.

В Капитолии она хранилась в одном экземпляре и долгое время не использовалась. Просто не до того было, не до подземелий, давно превратившихся в вотчину мутантов. К тому же часть таких объектов обрушилась, часть оказалась затоплена водой. Но время изменилось, и карта стала востребованной. Правда, видеть ее могли лишь особо доверенные люди.

– Значит, вон оно как, – пробормотал Стратег, проведя по карте пальцем. – Значит, так…

Он откинулся на спинку стула и задумался.

Когда утром поступило донесение от Бориса, Якуб испытал огромное облегчение – словно могильный камень с груди свалился. Он подумал, что с Тимуром наконец-то будет покончено раз и навсегда. Но, как оказалось, ошибся. Вернее, выдал желаемое за действительное, переоценив возможности Бориса и уже не в первый раз недооценив Тимура. То ли этот юнец чрезвычайно умен – чего раньше за ним, в общем-то, не замечалось, то ли невероятно, просто фантастически удачлив. Но факты говорили сами за себя.

К вечеру после донесения от лейтенанта Рыкова стало понятно, что Тимур опять каким-то образом вышел сухим из воды. Якуб едва не лопнул от злости и побледнел так, что посыльный Рыкова попятился к двери. Все в Капитолии знали: если Якуб бледнеет – он взбешен. И хорошего не жди.

Но Стратег взял себя в руки. Ведь ярость в сложном деле не помощница, разве что в драке. Да и то не всегда. Кроме того, сообщение Рыкова давало надежду на то, что Тимур оставил кое-какие следы. И сейчас, после доклада разведчика из группы Бугрова, надежда начала сбываться, а затраченные усилия – оправдываться.

Разведчик доложил, что группа преследует двоих – нео и человека. Сочетание, конечно, редкостное. Всем известно, что мохнатые «новые люди» патологически ненавидят хомо, считая их прямыми конкурентами в борьбе за звание «царя природы». А тут нео тащит раненого человека на себе, потом они вместе уничтожают четверых мохначей из лесного клана Дрыгга и снова отправляются в путь. Просто сказка какая-то о дружбе народов…

Почему Бугров решил, что нео и человек вместе дрались против лесных мохначей? Да потому, что один из этих дикарей словил в живот две автоматные пули. А нео, умеющий стрелять из автомата, это примерно то же самое, что удильщик, пользующийся ложкой и вилкой.

Кроме того, трое из четверых мохначей погибли от ударов дубиной, а четвертый был зарублен мечом. Если допустить, что все это сотворил один и тот же нео, получалось, что он одновременно орудовал дубиной, мечом и автоматом. Возможно ли такое? Разумеется, нет – даже в сказке.

Из автомата почти наверняка стрелял человек. Да и мечом, скорее всего, именно он помахать успел. А вот дубина, ломающая шеи и раскалывающая, словно орех, черепа, явно принадлежала нео. И на основе анализа данных выходило, что человек и нео дрались плечом к плечу против четверки других мохначей. Трудно в такое поверить, даже представить трудно, но…

Подобное допущение находилось бы за рамками здравого смысла, если бы не ряд обстоятельств. Практически все мохначи люто ненавидят и презирают людей, это так. Кроме одной изолированной группы, а точнее, секты, называющей себя братством детей нового хомо. Сколотила секту хорошо известная Якубу ведьма по имени Нави. Давно он за ней гоняется по развалинам Тушино, уже несколько лет, да все поймать не может.

Это – с одной стороны. С другой стороны, практически ни один вменяемый человек не станет водить дружбу с мохначами. Но вот Тимур, кажется, был способен и на такое. По крайней мере, если отталкиваться от оперативной информации о том, что он больше недели жил в клане дампов. «Мусорщики» – настоящее отребье, выродки рода человеческого. И если Тимур даже с ними нашел общий язык, то уж с нео он запросто договорится.

В общем, многие факторы свидетельствовали в пользу того, что группа сержанта Бугрова преследовала именно беглеца Тимура и примкнувшего к нему мохнача. Или, скорее, наоборот – мохнача и примкнувшего к нему Тимура. И это наводило Стратега на очень серьезные размышления.

Ему позарез, просто кровь из носу, требовался Тимур – живой или мертвый. Но примерно в такой же степени Якуб стремился уничтожить Нави. И эти два обстоятельства создавали особый и сложный расклад.

Первый вопрос, который сразу же возник у Стратега, был вопрос о том, каким образом умудрились оказаться в одной связке Тимур и неизвестный мохнач. Случайно?

Якуб всегда с подозрением относился к стечениям обстоятельств. А уж с учетом контекста… Должно было произойти нечто важное и исключительное, чтобы человек и мохнач объединили свои усилия. И это уже само по себе не случайно. Как любила приговаривать мать Якуба: Господь – не фраер, в рулетку не играет. Мудрая была женщина…

А если речь все-таки шла о случайном знакомстве, на выходе все равно получалось, что мохнач был из секты Нави. Следовательно, сейчас он и Тимур вдвоем направлялись туда. Что сулило для Якуба огромные и даже катастрофические неприятности – ведь сбежавший из Капитолия Тимур знал очень много. И если он сговорится с ведьмой, последствия будут непредсказуемые.

В итоге рисовался следующий расклад. Если группа Бугрова догонит и замочит Тимура и мохнача – отлично. Но это не отменяет задачу по ликвидации Нави и ее секты. Ведьму надо уничтожать так или иначе вместе с ее адептами. Она явно замыслила что-то. Якуб это чувствовал нутром, а предчувствие его никогда не подводило.

Кроме того, Нави знала то, за что ее давно следовало стереть с лица земли. Но слишком живуча оказалась эта змея, невероятна живуча. Одно слово – ведьма. Сколько же ей сейчас лет? Семьдесят, а то и больше. Обычные люди в Зоне Москвы столько не живут. Да даже и мутанты. Разве что шамы…

Ну а если Бугров в итоге проколется и Тимур доберется до убежища Нави, то тогда тем более необходимо их прикончить. И как можно скорее. Потому что общение Тимура и Нави ничего хорошего не сулит…

* * *

Капитолийцы объявились через несколько минут. Передвигались они тихо, по крайней мере Тим ничего не услышал. И если бы не пялился все время на тропинку, то запросто проморгал бы появление врагов.

В итоге не проморгал. Однако все равно непроизвольно вздрогнул, увидев, как из-за поворота возникла фигура передового капитолийца. Он нес в руках арбалет, и Тим едва не нажал на спусковой крючок.

Это было инстинктивным желанием. Когда внезапно видишь врага с арбалетом наизготовку, то хочется среагировать как можно быстрее. Просто для того, чтобы опередить. Однако Тим сумел сдержать первый порыв. И поступил очень верно, потому что капитолийцы двигались по узкой тропинке цепочкой с интервалом в несколько шагов.

Если бы Тим выстрелил сразу, он мог бы сорвать всю операцию. Да, арбалетчика он снял бы. Но остальные залегли бы в кустах и траве, и вылавливай их потом поодиночке. А капитолийцы ведь тоже не лыком шиты.

Так или иначе, Тим выдержал паузу. Он дождался, пока из-за поворота появится второй враг – коренастый, с обнаженным клинком в руке. А едва в просвете между высокими кустами замаячила третья фигура, Тим нажал на спуск.

И не только потому, что шагавший первым арбалетчик мог его заметить. Было важно не допустить, чтобы капитолийцы удалились слишком далеко от дуба, на котором затаился Иван. Вот Тим и не стал больше тянуть. А с четвертым капитолийцем мохнач как-нибудь разберется, решил он.

Тим выстрелил, как и планировал, длинной очередью, поведя стволом справа налево. Так, чтобы наверняка зацепить арбалетчика и заодно второго капитолийца, который маячил левее и сзади. Ну а третьего уж как получится.

Но Тим не собирался расстреливать весь боезапас одной очередью. И сразу прятаться за деревом тоже не собирался. Мало ли он чего пообещал Ивану? Должен же он убедиться в том, что все идет по плану?

Тим заметил, как шедший вторым коренастый капитолиец резко замер на месте, а потом повалился на траву. Арбалетчик тоже остановился. И, качнувшись, неуклюже опустился на одно колено.

Тим решил, что тот ранен. И дал короткую очередь, целя в сгорбившуюся фигуру. После чего события стали разворачиваться с молниеносной быстротой. И не совсем так, как рассчитывал Тим.

Потому что примерно в тот момент, когда Тим снова нажал на спуск, в ответ затарахтел вражеский автомат. Несколько пуль свиркнули над головой Тима, а одна или две со смачным хрустом впились в ствол дерева. При этом отскочившая щепка больно хлестнула Тима над глазом, рассекая бровь чуть ли не до кости.

Он машинально уткнулся лицом в траву. И очень кстати. Засевший где-то автоматчик дал новую очередь. Трудно сказать, действовал ли он по наитию или осознанно. Но взял на этот раз ниже, стреляя практически над землей. И попал Тиму в голову. Точнее, в шлем-каску, которую Тиму выдал утром маркитант Фрол.

На счастье Тима пуля прошла со скользом, отрикошетив от каски. Но в голове жутко зазвенело, а во рту моментально появилась кровь. Обозлившись и при этом малость одурев, Тим собрался выстрелить наугад. Но перед этим все-таки сообразил юркнуть за дерево.

Через секунду, уже вскинув автомат, Тим вдруг понял, что стрелять вслепую нельзя. Ведь он не знает, где сейчас находится Иван. А если тот уже соскочил с дерева и бьется с капитолийцами в рукопашной? Ведь тогда можно подстрелить своего.

Но оставаться в бездействии Тим не мог. Быстро прикинув варианты, он подумал, что обманет вражеского автоматчика, если высунется с другой стороны дерева. И тут же перекатился вправо, забыв в азарте боя о пулевых ранах в груди. А они возьми да и напомни о себе.

Нет, рановато он занялся акробатикой. Боль была такой, что засбоило сердце и перехватило дыхание. Несколько секунд Тим лежал неподвижно, хватая широко открытым ртом воздух. Даже стонать не мог – только всхлипывал. А глаза застила черная пелена.

Потом воздух, наконец, проник в легкие и стало полегче. Тим захрипел, откашлялся, сплюнул кровь и понял, что жизнь продолжается. Вслед за возможностью дышать к нему вернулась способность слышать и видеть. Тим улавливал какой-то шум, но не слышал стрельбы. И в этом следовало немедленно разобраться.

Автоматчик затаился и выискивает цель? Или автоматчика успел замочить Иван? Или наоборот – Ивана замочили, пока Тим прохлаждался за деревом? Или…

Он уже собрался осторожно выглянуть из-за ствола, как вдруг ощутил какое-то движение перед собой – там, где среди густых кустов валялся толстый полусгнивший комель с останками вьющихся корней. Видимо, энное количество лет назад громадное дерево вырвала из земли недюжинная сила – ураган ли, взрыв или клешня биоробота. И с тех пор оно валялось здесь, образовав небольшой бурелом.

«Кто там? – мелькнула мысль. – Рогатый кабан? Крысопес? Или еще какой мут?»

Но Тим не угадал. Реальность оказалась куда прозаичней. И в то же время она застала Тима врасплох.

Пока он медленно поднимался с земли, напряженно вглядываясь в темные и запутанные тени бурелома, там раздался треск. А следом из-за комля выросла человеческая фигура. И хотя было уже темно – сумерки сгущались быстро, Тим почти сразу понял, что перед ним находится капитолиец. И растерялся.

Ну не ожидал он увидеть здесь капитолийца, хоть ты тресни! Их было четверо – Тим сам видел четверых бойцов. И мохнач ничего не говорил о пятом. На тропинку из-за поворота выходили трое. Неужто четвертый как-то исхитрился укрыться в кустах и зайти с тыла?

Так или иначе, заниматься арифметикой было недосуг. Тим не стал мудрить. Ведь в левой руке он продолжал сжимать автомат, а до врага было каких-то пять-шесть шагов. Поэтому он вскинул оружие, прихватил его за цевье правой ладонью и нажал на спусковой крючок.

Увы, лимит удачи на сегодняшний день Тим, видимо, исчерпал. Выстрела не последовало, как он ни жал на спуск – аж палец онемел. Эх, хорошее оружие автомат, да только не шибко надежное – в особенности когда ты толком не знаешь, как им пользоваться. Второй раз за день патроны кончились в самый неподходящий момент. Но корить, по большому счету, следовало лишь самого себя.

Тим еще продолжал давить на спуск, когда капитолиец всё понял и дернулся вперед. Точнее, сначала он вспрыгнул на комель, а затем уже рванулся к Тиму. В руке вражеский боец сжимал палаш. Что давало Тиму определенные шансы, если бы он успевал выхватить меч. Однако Тим не успевал.

Все, что он мог сделать в сложившейся ситуации, это швырнуть автомат в капитолийца. И Тим швырнул, метя в голову. Нападавший притормозил и вильнул в сторону. Этого мгновения Тиму хватило, чтобы обнажить свой клинок.

Правда, занять позицию он не успел. Поэтому просто отскочил в сторону – туда, где росло ветвистое дерево, похожее на иву. Капитолиец с ходу попытался достать Тима палашом, но тот увернулся. А затем и развернулся, встретив очередной выпад противника мечом.

Положение выровнялось. Капитолиец, судя по кряжистой фигуре, был крепким бойцом. С другой стороны, Тим уж точно не уступал ему в мощи. Да и в технике фехтования, наверное, тоже. При ином раскладе Тим рано или поздно разделался бы с врагом или обратил бы его в бегство. Но в сложившейся ситуации на первое место выходила не сила, а сноровка.

На ногах Тим держался более-менее твердо. А вот маневрировал с трудом, потому что любое резкое движение отдавалось болью в груди. Даже размахнуться как следует он не мог. Поэтому занял оборонительную стойку и в основном отражал атаки противника, медленно пятясь назад.

Капитолиец, как опытный боец, быстро нащупал слабые места Тима. Да и, скорее всего, догадывался, что он ранен. Исходя из данного обстоятельства, и выбрал тактику – простую, но эффективную. Взвинтил темп и активно наскакивал на противника, норовя зайти с правой стороны. И вскоре наступила развязка.

Отступая, Тим запнулся о какую-то корягу. И, не удержав равновесия, шлепнулся на землю. Падая, он инстинктивно завалился на левый бок, чтобы предохранить раненую сторону груди. В результате рука с мечом оказалась прижатой к земле.

Пускай всего на несколько мгновений прижатой. Но капитолиец сразу воспользовался оплошностью Тима, попытавшись нанести ему разящий удар. И нанес бы, если бы не случайная и, как показалось капитолийцу, малозначительная помеха.

Дело в том, что Тим, падая, очутился непосредственно под ветвями ивы. Они гроздьями из продолговатых листьев свисали до самой травы, перекрывая капитолийцу обзор. Тот, торопясь прикончить врага, резким взмахом палаша обрубил живую завесу. И, пригнувшись, намерился следующим ударом вонзить клинок в бок Тиму. Однако произошло неожиданное.

Ближайшие к капитолийцу ветви внезапно изогнулись и обвили руку бойца, словно сыромятные ремни. Тот, еще не успев сообразить, что происходит, попытался отдернуть руку. Но острые, как бритвы, листочки дендромутанта уже располосовали кожу капитолийца в десятке мест, а скрывавшиеся под листьями шипы впились в окровавленные раны с яростью голодного зверя.

Еще через мгновение хищная ива нанесла решающий удар. Распластав одно из своих гроздьев чудовищной пятерней, она буквально вцепилась в лицо капитолийца. И то в считаные секунды превратилось в кровавое месиво.

Бедняга даже и крикнуть толком не успел – лишь прохрипел что-то нечленораздельное, захлебываясь собственною кровью. Да и как тут выговоришь хотя бы слово, если шипы уже пробили твою гортань, а один из них, самый шустрый, проколол небо и впился в язык?

Трагедия разыгралась на глазах Тима. Он, как и капитолиец, тоже не сразу врубился в суть происходящего. Только успел перевернуться с бока на спину, высвобождая руку с мечом. А дальше, видя прямо перед собой угрожающую фигуру капитолийца, собрался отмахнуться клинком. Но что-то остановило руку Тима в последний момент. И это «что-то» спасло ему жизнь.

Прежде всего Тим даже не столько услышал, сколько ощутил зловещее шипение. И замер с приподнятым мечом. Не потому, что испугался, хотя шипение и несло в себе иррациональную угрозу, заставляющую сжиматься сердце. Но было в этом звуке еще и нечто знакомое.

Страшно знакомое. Страшное до душевного озноба. Он уже испытывал подобное знобящее чувство смертельного страха совсем недавно. И сумел преодолеть его. Потому что…

В следующую секунду он увидел, как затрепыхалось тело капитолийца, обвитое безжалостными объятиями хищной ивы. И вспомнил, где слышал это шипение – свиристящее, с еле различимым причмокиванием. Будто существо, издававшее его, всасывало вытянутыми губами воздух.

На самом деле никаких губ, разумеется, не было. Угрожающий и противный звук издавали шипы хищной ивы, раздвоенные на конце, как жало змеи. Вот так же они свиристели, когда Тим и Алена пробирались сквозь заросли кустов-кровососов, спасаясь от преследования дампов. Свиристели, но не тронули, потому что Алена имела специальный амулет и шептала заговор.

Впрочем, одна из веток едва не впилась тогда в лицо Тима – обозлившись из-за того, что Тим подумал о кровососах плохо. Даже не подумал, а лишь почувствовал к ним отвращение. На счастье Тима, лесовичка Алена, выросшая среди дендромутантов и досконально изучившая их повадки, сразу уловила недоброе. И потребовала: «Тим, не думай о них плохо. Они чувствуют настроение и даже мысли. Подумай что-нибудь хорошее, иначе погибнешь».

Тима прошиб холодный пот. Вспомнив события недельной давности, он понял, что случилось сейчас. Отбиваясь от наседающего капитолийца, он угодил из огня да в полымя. Проще говоря, оказался в западне – под завесой убийственно опасных веток хищной ивы. И был до сих пор жив только по одной причине – у него в кармане штанов лежал мешочек с амулетом Алены.

Алена отдала амулет вчера вечером во время их последней встречи. Тогда они решили, что Тим должен отправиться на поиски схрона и Глаши – сестры Алены. Не просто так, разумеется, отправиться, а договорившись с Гермесом. Но они не сомневались в том, что старшина маркитантов согласится на операцию. И Алена сунула Тиму свой амулет, предохраняющий от дендромутантов. Мол, на Стадионе он мне все равно не нужен, а тебе вдруг да пригодится.

И пригодился ведь! Тим был уверен – от немедленного нападения хищной ивы его избавило только наличие амулета. Иначе он уже превратился бы в мумию – кровь и питательные соки такой дендромут, как ива, способен высосать из человека за минуту. А то и шустрее – в зависимости от массы тела. Но отсрочка, полученная Тимом, еще не означала, что он спасен.

Да, хищник не набросился на него сразу, почуяв защитное поле, создаваемое амулетом. А тут еще и очень кстати подвернулся капитолиец, не разглядевший в сумерках и спешке коварных шипов на ветках вроде бы безобидного растения. Вот кровосос и сосредоточился на новой, не вызывающей сомнения, цели.

Но что произойдет дальше? Ведь Тим не из племени лесных людей, с малолетства привыкающих общаться с различными дендромутантами. И хватит ли влияния одного амулета, чтобы сойти за своего?

Еще хорошо, что он не стал размахивать мечом. Интуиция, видимо, подсказала. Иначе бы он наверняка зацепил какую-нибудь ветку. И тогда бы сразу хана. Дендромуты не выносят агрессии. Вон капитолиец, рубанул сдуру по ветвям и получил ответку. Уже и трепыхаться перестал.

Словно реагируя на мысли Тима, ветви, обвивавшие тело капитолийца, изогнулись дугой и зашвырнули неподвижное тело вверх – в глубь кроны. Значит, это и на самом деле хищная ива. Это у нее такие повадки – сначала парализует жертву растительным ядом, быстро отсосет кровь, а потом переваривает в кроне, как в желудке. Употребляет всю органику, даже кости растворяет…

Решение пришло мгновенно – в тот самый момент, когда ветви выгнулись вверх, забрасывая капитолийца в крону. Увидев образовавшийся просвет, Тим оттолкнулся рукой от земли и щучкой нырнул в сторону от ствола. Затем на четвереньках отполз еще на пару метров, не обращая внимания на боль в раненом плече. И лишь убедившись, что ива не дотянется, рухнул плашмя в траву и затих, восстанавливая дыхание.

Хотя решение и принималось в считаные секунды, но опиралось оно не только на предчувствие и инстинкты. Тим знал, что хищная ива занимает промежуточное положение между деревьями-мутантами и кровососущими кустарниками – не такая медлительная, как тормозные дендромуты, но и не такая шустрая. Сосредоточившись на аппетитном капитолийце, ива малость упустила из вида малоподвижного, не несущего угрозы Тима. И он воспользовался этим шансом.

Амулет амулетом, но кто же разберет, что у них на уме, у этих чертовых дендромутов? Может, и примут за своего парня. А может, съедят позже – на второе. Оно ему надо – так рисковать?

Тим еще лежал на земле, когда услышал знакомый голос Ивана. Тот негромко звал с характерным утробным тембром:

– Ти-им, Ти-и-м… Ти-и-им, ты где?

– Здесь я, – отозвался Тим, медленно приподнимаясь на колени. – Ты в порядке?

– В порядке, – отозвался мохнач. Его темная фигура быстро переместилась по освещенной луной полянке и замерла в метре от Тима. – А твоя как? Почему твоя не прячется… за деревом?

– Поздно уже в прятки играть, – сказал Тим. – Долго же ты возился с капитолийцами. Сколько их было?

– Твоя убил одного. Моя убил двоих. Но за одним… пришлось гнаться. Еле-еле догнал. Жаль, четвертый куда-то делся.

– Он не делся. – Тим махнул рукой в сторону ивы. – Там он. Нет его больше.

– Твоя его убил?

– Да, – коротко ответил Тим, чтобы не вдаваться в подробности.

Иван помолчал, качая косматой головой.

– Он мог убить тебя… Моя говорил – капитолийцы хитрые… Наверное, они сразу… пустили одного в обход… Ладно, что так получилось.

Нео говорил с придыханием, делая паузы. И Тим спросил:

– С тобой точно все в порядке?

– В меня попала пуля. В бок… Но это не важно… Надо идти. Нас ждет Гуру… А по дороге моя сорвет зобух… Моя знает место, где он растет… Он остановит кровь. Пошли, Тим!


Глава третья
Коварные планы

В дверь кабинета кто-то постучал – три раза. Затем она медленно приотворилась, и в проеме возникла голова квестора Зураба – начальника секретной службы.

– Вызывал меня, Великий Стратег?

Якуб кивнул и призывно махнул рукой.

– Как там наши твари? – спросил, когда Зураб, приблизившись, остановился с другой стороны стола. – В порядке?

– Работы идут по графику, Стратег. Проверяю каждый день.

– А операторы?

– Как обычно. – Квестор слегка пожал плечами. – Тренируются. Правда, без сбоев пока не обходится.

Докладывая, он осторожно, кося одним глазом, следил за лицом Стратега – тот не любил, когда на него пялились подчиненные. Заметив, что брови Якуба приподнялись, быстро добавил:

– Доложить подробнее?

– Не сейчас. Я и так в курсе… Планы поменялись, Зураб. Убежище атакуем сегодня. В ночь.

Квестор сморгнул. Он сразу понял, о чем говорит Стратег. Секретную операцию по уничтожению секты свихнувшихся мохначей и их наставницы Якуб приказал разработать двое суток назад – практически сразу же, как до Капитолия добрался сержант Бугров. Сбежав от нео, он долго плутал в темноте по тоннелям коллектора и был не в состоянии отыскать обратную дорогу к убежищу сектантов. Но капитолийцы решили эту проблему.

В коллектор в сопровождении группы разведчиков спустили крысопса-ищейку. И он, идя по следам сержанта, довел бойцов до цели – места, откуда Бугров начал свой побег. Правда, вместо железной двери разведчики обнаружили свежую каменную кладку – видимо, нео решили подстраховаться и наглухо заложили проход. Но основная задача – обнаружить логово сектантов – была решена.

К сожалению, на обратном пути произошла трагедия. Разведчиков атаковала огромная стая багов-руконогов – такое случается, если поблизости находится гнездо этих тварей с маткой. Они взяли людей в кольцо и буквально загрызли их. Прорваться удалось лишь одному бойцу, который выбрался через люк канализационного колодца. Он и доложил о результатах операции руководству Капитолия.

Результаты, мягко говоря, не радовали. Потеря сразу четырех отборных бойцов вместе с обученным крысопсом была болезненной. Но главная неприятность заключалась в том, что наличие в подземелье гнезда руконогов значительно осложняло задачу уничтожения базы сектантов.

Опыт подсказывал, что в подобном гнезде может находиться несколько сотен, а то и свыше тысячи багов. Воевать с ними – себе дороже. Разве что выжечь гнездо огнеметами и напалмовыми гранатами. Но это трудоемко, требует длительной подготовки да еще и приведет к значительному расходу боеприпасов. И все лишь для того, чтобы добраться до нескольких десятков нео с их ведьмой? Нет, нерационально.

Но и ведьму необходимо уничтожить. И при этом как можно скорее, пока она не сменила убежище. Как же поступить?

Тогда у Якуба и возникла идея использовать секретное оружие, работа над которым велась в специальной лаборатории Капитолия. Знал об этом ограниченный круг ученых, инженеров и сотрудников секретной службы. А курировал исследования лично начальник секретной службы квестор Зураб.

– Что-то случилось, Стратег? – спросил квестор. – Операция планировалась на…

– Случилось, – оборвал Якуб. – Они могут поменять дислокацию.

– Но мы же собирались предварительно шугануть багов, чтобы расчистить маршрут. Мы готовим штурмовую группу, но…

– Обойдемся без зачистки. Заодно сэкономим боеприпасы и людей побережем. Ведь тварей баги не тронут.

– А оператор? Вдруг баги нападут на него?

– Для защиты оператора и сопровождающих используем костюмы магнитоэлектрической блокировки. Остальное – дело тварей, пусть покажут, что умеют. Должны же мы испытать изделия в боевых условиях? Вот и проверим на полную катушку.

Стратег коротко взглянул на Зураба, и тот рефлекторно, как кукла-болванчик, кивнул.

– Понял, Стратег.

«Тварями» и «изделиями» капитолийцы, посвященные в проект, в целях секретности называли биологические конструкции-убийцы. Именно они и разрабатывались в лаборатории. Вообще-то, эти конструкции носили название «потолочники», но то было еще на первой стадии Третьей Мировой.

Потолочники изначально создавались военными как биоконструкции для проведения диверсионных действий в подземных сооружениях. Они могли свободно перемещаться по любым поверхностям, включая потолки, обладали, как и положено биороботам, чудовищной силой, гибкостью, ловкостью и прекрасной реакцией. И убивали, разумеется, быстро и безжалостно – на то они и диверсанты.

Проблема крылась в том, что в начале войны работы над созданием потолочников находились в самом разгаре. Инженеры изготовили несколько экспериментальных прототипов, которые уже могли действовать, как самостоятельные боевые единицы. Но при этом имели существенные недостатки, связанные с блоком управления и системой опознавания «свой-чужой».

Иными словами, эти изделия со сбоями реагировали на команды операторов и могли по ошибке атаковать своих вместо противника. Поэтому использовались лишь в тестовом режиме.

Лаборатория и цех по производству биоконструкций располагались в бункере неподалеку от станции метро «Планерная». Однажды вражеские бойцы прорвались в подземные коммуникации, ведущие к бункеру, и там завязалась ожесточенная схватка. Понимая, что враг вот-вот сомнет ряды защитников, руководитель лаборатории на свой страх и риск выпустил потолочников из боксов.

Монстры активно вступили в бой и отлично себя зарекомендовали, в считаные минуты уничтожив противника. Но при этом вышли из-под контроля операторов и пустились в самостоятельное плавание по подземным коммуникациям Москвы. Эти сбежавшие биоконструкции и положили начало племени потолочников, так как обладали способностью к самовоспроизводству.

Что касается лаборатории, то ее законсервировали, а персонал эвакуировали по подземному переходу в бункер секретного объекта «Тушино-113» – будущий Капитолий. Туда же попали материалы по производству потолочников, где и пролежали в забвении почти двести лет – до того времени, пока у людей не появилась возможность обитать на поверхности. Тут и выяснилось, что такая жизнь требует постоянной борьбы за существование с целым сонмищем разнообразных врагов. И в этой борьбе не на жизнь, а на смерть все средства хороши.

Тогда в Капитолии вспомнили о наработках по производству кровожадных монстров-потолочников. Подняли архивы, оборудовали лабораторию, привлекли специалистов, обладающих необходимыми знаниями. И за несколько лет добились некоторых результатов.

– Как думаешь, справятся твари с задачей? – прищурившись, просипел Якуб.

– Думаю, что должны. Тестовые результаты неплохие.

Квестор ответил после небольшой паузы. Понимал – в случае провала операции ответственность ляжет на него. Ученым – им что? С них взятки гладки – всегда придумают какую-нибудь отмазку, очкарики хреновы. За результат отвечает организатор, тот, кто руководит всем процессом. Значит, ответит он, Зураб.

Сомнения у него оставались. Но как человек дела он понимал, что настоящую проверку можно осуществить только в реальных боевых условиях. А еще он понимал, что Стратег считает необходимым проведение операции здесь и сейчас, иначе бы не сдвинул сроки. И ответ «нет» его очень разозлит. Так что уж лучше подыграть главе Капитолия. Тот ценит решительность и презирает сомнения.

К тому же всегда можно сослаться на ошибки исполнителей, а то и на их неадекватность. Сырые они еще, твари эти, конструкция дорабатывается на ходу, как и технология управления. И Стратег об этом знает.

– Вот и проверим на практике наших тварей, – сказал Якуб.

Он произнес то, что Зураб и ожидал услышать. Поэтому подхватил:

– Так точно, Стратег, проверим. Сколько единиц пошлем?

Якуб побарабанил пальцами по столу:

– Трех, пожалуй, хватит… Какое количество мохначей Бугров насчитал в этом логове? Под тридцать?

– Да, около трех десятков. Но он, возможно, не всех видел.

Якуб неуверенно кивнул – то ли соглашаясь, то ли в такт своим мыслям. Расчеты показывали – одна тварь должна уничтожать не менее пятнадцати единиц противника уровня нео. Риск заключался в том, что изделия еще недоработаны. И если мохначей больше, чем подсчитал Бугров, то ситуация может осложниться.

Но и откладывать операцию нельзя. У ведьмы – звериное чутье. Если почует опасность, снимется с места, и ищи ее потом в развалинах. Один раз она уже так улизнула из-под самого носа. А все потому, что долго готовили операцию.

Нет, сейчас Якуб не даст ей уйти. Тем более что в логове может оказаться Тимур. А его упускать никак нельзя.

– Сколько всего изделий на ходу? – спросил Стратег.

– Тестирование прошли пятеро.

«Послать всех? – подумал Якуб. – Нет, так будет опрометчиво. Инженерам нужен материал для сравнения и анализа. Если, упаси Юпитер, погибнут все экземпляры, это надолго задержит работу над главным изделием. Значит, надо посылать четырех тварей и одного оператора. Или для надежности все-таки двух?»

Контролировать и координировать действия тварей приходилось, что называется, в ручном режиме. Это раньше во времена компьютерных технологий можно было создавать сложные программы. Задал ее, а потом сиди и с пульта управляй хоть сотней изделий. И практически с любого расстояния – главное, чтобы помехи не мешали. Но сейчас себе такое могли позволить лишь шамы – потому что у них компьютеры в головах.

Проблема управления тварями стала главной загвоздкой, с которой столкнулись ученые, реанимируя проект многоцелевой биологической конструкции «Потолочник». Создать убийцу-киборга с автономным жизнеобеспечением – не самая сложная половина задачи. Их и так полно по развалинам шныряет. Да вот только нападают подобные монстры на всех подряд без разбора.

Совсем иная степень сложности – вырастить, как в парнике, универсального бойца, который никогда не нападет на своих. И при этом будет четко истреблять конкретно обозначенные цели, а не бросаться на первую подвернувшуюся. Вот скажите, как с такой задачей справиться, когда технологии утеряны, а материальная база на уровне Средневековья?

Проблему удалось частично разрешить с помощью нейромантов – мутантов-псиоников, способных устанавливать телепатическую связь с информационными системами. Иными словами, способных воздействовать на существ, чья деятельность базируется на основе искусственных нейронных сетей. Например, как у биороботов.

Эти самые нейроманты промышляли в основном тем, что паразитировали на возможностях боевых био – подключались к их системам и заставляли роботов делать то, что требуется: атаковать крепость или другого био, раздербанить караван с товаром или просто грохнуть кого-нибудь. Одного такого «шакала» случайно выловила разведгруппа капитолийцев и передала в руки ученых. Те, проведя эксперименты, предложили использовать телепата – звали его Гай – в качестве оператора потолочников. После чего процесс создания управляемых биоконструкций сдвинулся с мертвой точки.

Однако продвигался он все равно медленно. В том числе и из-за недостатка нейромантов – существ скрытных и маскирующихся под обычных людей. Обнаружить и выловить их было очень сложно. К настоящему дню в лаборатории находились три оператора, при этом один из них приступил к экспериментам совсем недавно.

– Пошлем четырех тварей, – тихо, но решительно просипел Якуб. – И двух операторов – для надежности. На каждого по паре изделий – считай, как на тренировке. Верно?

Стратег имел в виду, что один оператор потенциально должен управлять несколькими потолочниками одновременно, вплоть до десятка. Но это в перспективе, после выведения всех систем на проектный уровень. Пока же в тренировочном режиме нейроманты отрабатывали взаимодействие с двумя-тремя тварями. И только самому опытному Гаю удавалось контролировать четверых.

– Верно, – без энтузиазма протянул Зураб. – Только это, Стратег, нет у нас сейчас двух операторов.

– Не понял. – Брови Якуба поползли вверх.

– Ты же знаешь, что Рид едва приступил к тренировкам.

– Но есть же Гай и Кир.

– Есть, но… Я говорил тебе, что бывают сбои. Я хотел доложить подробней, но ты…

– Короче, что случилось?

– Сегодня одна из тварей ударила Кира щупальцем. Засбоила система «свой-чужой». Кир сам виноват, не застегнул защитный шлем и…

– Что с ним?

– Врезался в стену так, что потерял сознание. Оклемается, но… Может, перенесем операцию хотя бы на сутки?

Стратег отрицательно мотнул головой.

– Тогда можно послать трех тварей вместо четырех, – предложил квестор. – Гай с ними справится.

– А они втроем справятся с сектой?

Зураб кашлянул и промолчал. Нет, гарантий он давать не будет. Лишняя ответственность ему не нужна.

– Вот и я о том же, – с ехидцей произнес Якуб. – Отправляй четверых и немедленно. – Он посмотрел на настенные часы и уточнил: – Через час. Гай справится. Пусть попотеет, это пойдет ему на пользу. А то уже жиром зарос, как хоммут… Разве что… Добавь, пожалуй, еще одного бойца в группу сопровождения. Для подстраховки.

– Может, лучше двух? На случай, если сунутся баги?

– У тебя что, есть лишние защитные костюмы?.. И вообще – чем больше людей в группе, тем выше вероятность, что она привлечет руконогов. Не забывай, они сами боятся потолочников. А людям достаточно включить защиту, и для багов они станут недоступны.

– Но защита иногда сбоит.

– Если да кабы… Если у кого засбоит, значит, судьба. Еще раз повторяю, квестор, – я бойцов не для того даю, чтобы от багов отбиваться. А на тот случай, если оператора во время схватки заметят мохначи и сунутся к нему. Мохначей с их дубинами магнитоэлектрическая защита не остановит. Зато остановят пули. Вот зачем нужна охрана.

– Понял, Стратег.

– Понял, но не все. – Якуб усмехнулся. – Предупреди сопровождающих, пусть берегут Гая как зеницу ока. Если что-то пойдет не так, пусть отступают. А если совсем не так… Пусть ликвидируют Гая. Не дай господь…

Он замолчал и помассировал горло двумя пальцами. Закончил фразу в уме: «Не дай господь, если информация о проекте просочится и дойдет до тех же маркитантов. Или, еще хуже, до кремлевских. Вот уж тогда буча поднимется».

– Я понял, Стратег. Проинструктирую. Если что, Гая ликвидируют.

– Не если что, а в случае крайней необходимости… Сейчас я тебе покажу маршрут, как можно пройти большую часть пути под землей. Скопируешь на лист и передашь старшему группы. И приведешь ко мне Гая. Я сам ему кое-что растолкую.

То, что Якуб собирался «растолковать» оператору, касалось Нави. У капитолийцев имелась личная вещь ведьмы – шерстяной платок. Наставница мохначей оставила его в суматохе, когда удирала из прежнего убежища. Потолочникам с их чуткими обонятельными рецепторами такой вещи вполне достаточно, чтобы обнаружить человека даже в очень большом помещении. Главное, взять его след. Ну и проконтролировать, конечно, надо, чтобы твари не увлеклись охотой за другой добычей. Вот Гай этим и займется.

* * *

Старшина Гермес сам явился в палату, куда поместили раненого Фрола. Не по чину, конечно, главе клана маркитантов рядового бойца навещать, но как тут вытерпишь? Не ждать же, когда Фрол сможет на своих двоих ходить? Он, по словам командира взвода охраны есаула Степана, до Стадиона уже на четвереньках дополз. Успел караульным сообщить, что группа попала в засаду, и отключился.

Ну, в лазарете его, конечно, привели в сознание. Слава Меркурию, раны у Фрола оказались не смертельные. Так, малость посекло осколками. Да еще обессилил от кровопотери, пока пехом добирался до крепости через развалины. А, в общем, жить будет. И едва лекарь доложил, что Фрол в состоянии разговаривать, Гермес тут же отправился к нему.

Отправился, потому что почти с самого утра возникло у старшины нехорошее предчувствие. Примерно с того самого момента, как разразилась жуткая гроза с ливнем. А уж к вечеру, когда стемнело…

Гермес всегда переживал, когда речь шла о возможности получить крупную прибыль. Такой уж он был человек – иначе бы и не возглавлял в течение многих лет клан маркитантов. А тут в подоплеке истории лежала даже не прибыль, а возмещение убытков. Что для Гермеса было еще важнее.

Ведь одно дело, когда ты упускаешь выгоду. Другое, если тебя лишают своего, заработанного, так сказать, потом и кровью. Здесь уж дело принципа.

В истории с пропавшим караваном маркитанты именно что лишись собственного товара, предназначенного для обмена с племенем лесных людей. Да еще и случилось все при загадочных обстоятельствах. Поэтому, когда Тимоха пообещал показать, где находится утерянный товар, Гермес согласился направить поисковую группу. Не мог он проворонить подобный шанс. Не мог – и все!

Но нервничал, хотя и не показывал этого. Слишком много странных и загадочных событий происходило вокруг пропавшего каравана. А еще больше загадок вызывала личность Тимохи, выступившего в роли проводника.

Сомнительная личность! Взялся непонятно откуда, да еще и память почти напрочь отшиблена. Даже не помнит, кто такой.

Правда, накануне вопрос о происхождении Тимохи вроде бы прояснился. Вроде бы капитолиец он. По крайней мере, если верить словам посланника Капитолия. Как он там себя наименовал?.. Ага, Борис, член Когорты Избранных… Придумают же – Избранные! Скромнее надо быть, господа.

Ну, вчера Гермес этого «члена Когорты» поставил на место. Надо же, хотели, чтобы маркитанты выдали им Тимоху. Просто так выдали, даже без компенсации. А все потому, что тот якобы кого-то там замочил в их Капитолии. Мужика какого-то. Якобы.

Да даже если и замочил? Что из того? Жизнь нынче такая. И не захочешь, а кого-нибудь убьешь. Борьба за существование, как любил говаривать дед Гермеса.

Если Тимоха считается у капитолийцев преступником, это даже к лучшему. Значит, настоящий отморозок, как и положено гладиатору по кличке Спартак. И податься ему некуда, коли капитолийцы обложили со всех сторон. Вот пусть и трудится ради процветания клана маркитантов, машет мечом на арене.

А то ишь раскатали губы! Хотели Тимоху на халяву выпросить. Но маркитанты ничего и никого даром не отдают, у них не богадельня.

В общем, Гермес решил поторговаться. И заломил такую сумму, что у Избранного Бориса челюсть надолго отвисла. Аж побелел, бедняга, от расстройства. А потом заявил, что должен доложить о результатах переговоров Верховному Стратегу Якубу. Переночевал на Стадионе со своим отрядом и отправился на рассвете в Капитолий.

Скатертью дорога, пусть теперь совещаются, головы ломают, как Тимоху заполучить. А Гермес пока посмотрит, что к чему. Уж он-то знает, как дебет с кредитом сводить, чтобы нос всегда в табаке оставался.

А пока суд да дело, старшина решил командировать утром Тимоху-Спартака на поиски исчезнувшего товара – на БТР и в сопровождении шести бойцов. А седьмым специально приставил Фрола, чтобы присматривал лично за Тимохой.

На всякий случай, в общем-то, приставил. Ведь сбежать тот не мог – не бросит он свою Алену, тут и к гадалке не ходи. В чем в чем, а в людях Гермес неплохо разбирался. Да даже и в человекообразных мутантах – натура-то у всех одна.

По всем раскладам получалось, что поисковая группа должна управиться с заданием без особых заморочек. И засветло. Потому Гермес и дал добро. Но нервничал. И чем ближе к вечеру, тем сильнее. Интуиция называется.

В итоге предчувствие не обмануло. До заката группа так и не вернулась. Оставался, правда, шанс, что мужики где-то застряли и решили заночевать. Это ж, блин, Зона Москвы, всего заранее не рассчитаешь. А в темноте по Волоколамскому шоссе лучше не рассекать. Да еще на БТР. Там и днем-то удильщик ногу сломит.

Вот такая надежда оставалась у Гермеса. Однако уже на закате до ворот Стадиона добрался Фрол. Доковылял, можно сказать. Прокричал пароль, караульные и пропустили. И уже через несколько минут старшине донесли, что группа угодила в засаду. Без подробностей донесли, потому что Фрол как попал к своим, почти сразу отрубился.

Около часа Гермесу пришлось ждать, прокручивая в мозгу все возможные ситуации, вплоть до невероятных. И самой невероятной представлялась старшине измена Тимохи. Ибо это означало, что Гермес ошибся в парне, не сумел, так сказать, его раскусить и вывести на чистую воду.

Что было не просто обидно, а унизительно. Ведь старшина давно уверился, что видит всех насквозь. Даже одноглазых шамов. А тут простой, как два пальца, Тимоха. Неужто обманул, гаденыш?.. Впрочем, подробности еще только предстояло узнать. И уже затем следовало переходить к выводам…

Фрол находился в операционной. Его лишь перенесли со стола на кушетку, и сейчас он лежал, обмотанный бинтами, словно мумия. Гермес со слов лекаря знал, что раны у бойца многочисленные, но неглубокие. А еще разбита голова. То ли звезданул кто по затылку, то ли сам обо что-то звезданулся.

На табуретке сидела медсестра. Гермес взмахом руки указал на дверь и отрывисто произнес:

– Оставьте нас вдвоем. У нас секретный разговор.

– Желательно его долго не допрашивать, – неуверенно заметил лекарь. – Ему бы отлежаться до утра.

– Отлежится еще, – бросил старшина, впиваясь взглядом в бледное лицо Фрола. – А сейчас закройте дверь с той стороны. И не входить, пока я не разрешу.

Он приблизился к кушетке, присел на табуретку и молча уставился на Фрола. Тот слегка поерзал, затем кашлянул и хрипло выдавил:

– Ты прости, старшина, что так получилось. Попали мы в передрягу.

– Ближе к делу. И поподробней, – сухо отозвался Гермес. В голосе его не прозвучало ни малейшей нотки сочувствия раненому бойцу. Чего сочувствовать, когда еще ничего не ясно?

– Мало у меня подробностей. Почти не помню ничего.

– Это как? – Брови Гермеса сердито вздыбились.

– Да так. – Фрол виновато пожал плечами и тут же сморщился от боли. – Ох… Так вот как-то… До места мы добрались нормально. Тут нечего рассказывать. За развилкой свернули к подбитому био – так Тимоха показал. А там нас сразу атаковали.

– Кто?

– В тот момент я не понял. Думаю, из гранатомета шмальнули. Я слетел с брони и сразу потерял сознание. Видимо, башкой шарахнулся. Ну и… в общем, провалялся там не знаю сколько… Когда очнулся, бой уже закончился, похоже. Я, правда, еще услышал автоматную очередь. Но только одну. И больше не стреляли. Я залег у бэтээра, но никого не заметил. Вот так… получилось.

Голос у Фрола совсем сел. Гермес выжидающе посмотрел на раненого, затем взял с тумбочки кружку с водой. Поднес к лицу Фрола.

– На, хлебни… Я почти ничего не понял. Что с остальными бойцами? И кто нападал?

Фрол сделал несколько глотков, кашлянул и сипло продолжил:

– Я потом осмотрелся вокруг. Как сумел. Наши все погибли.

– Ты уверен? – Глаза старшины блеснули из-под насупленных бровей. – Все… семеро?

– Шестеро. Я тела видел. Все мертвы.

– Шестеро? Почему… – начал Гермес и осекся. – Хочешь сказать…

– Да, Тимохи среди них не было. Наши погибли. Кроме меня. А «лесной» этот… или кто он там… В общем, тела Тимохи я не видел. – Помолчав, Фрол со злобой добавил: – Не зря я ему не доверял. Как впервые увидел, так и подумал – чужак он. И гад. Все выспрашивал, вынюхивал. Дурацкие вопросы задавал.

Он замолчал, тяжело дыша. На лице выступили крупные капли пота. Гермес тоже молчал. Думал. Наконец спросил:

– Ну, предположим… А напал-то кто на вас? Следы-то хоть какие остались?

– Остались. Трупы остались.

Старшина аж дернулся на стуле:

– Так что ты тянешь хоммута за хвост! Ну, что за трупы?!

– Так я это… Я ж по порядку, Гермес.

– Давай короче! – рявкнул старшина. – Узнал нападавших?

– Узнал. Капитолийцы это были. Их форма. А еще – я одного точно видел. Который вчера к тебе приходил – с посольством. Этого – в мундире.

– Ничего не путаешь? – с придыханием спросил Гермес.

– Нет, не путаю. Мундир у него с погонами. Еще такие веревочки висят.

– Аксельбанты?

– Ну, наверное. Бахрома и веревочки – как у клоуна. И шлем его, посла – с кокардой. Шлем, правда, на земле валялся. Видимо, слетел, когда ему по шее дубиной врезали. Но он это – точно.

– Дубиной, говоришь? – Глаза Гермеса расширились.

– Ну или палицей какой. Башка напрочь свернута. Но шлем целый, я его узнал. Красивый шлем, с фигуркой птицы.

– По карманам не пошарил?

– Пошарил. – Фрол вздохнул. – Пустые карманы.

Фрол сказал правду. Карманы убитого капитолийца были пусты. Правда, на безымянном пальце красовался золотой перстень с печаткой. На ней была выгравирована фигурка птицы.

Фрол сразу смекнул, что перстень ценный. Ну и прибрал, конечно. Только зачем об этом Гермесу докладывать? Старшина и без того человек небедный. А вот он, Фрол, еле концы с концами сводит.

– Все? – спросил Гермес.

– Все, – безучастно отозвался раненый, прикрывая глаза.

Он и на самом деле чувствовал себя очень паршиво. Считай, с того света вернулся. А тут еще Гермес со своим допросом. Понятно, что старшина теперь будет землю рыть. Дело-то на измену смахивает.

– Так, значит, ты Тимоху с начала боя не видел? – спросил старшина.

– Мельком видел. – Фрол приоткрыл глаза. – Видел, как он с брони соскользнул на землю. Перед тем, как нас из гранатомета подбили. И больше не видел.

– Хочешь сказать, он знал о засаде? И заранее улизнул?

– Не в курсе я того, чего он знал. Чего видел, того и говорю, старшина. Как на духу.

Фрол снова опустил веки, подумав: «Я не дурак, чтобы лишнего болтать. Знаю тебя – ухватишься за словечко, потом все жилы вымотаешь. Так что сам докапывайся. А мое дело сторона. Свидетелей нет, а Тимоха сбежал. Кто же еще тут лазутчик, как не он?»

Но старшина, вопреки предположениям Фрола, не торопился зачислять Тимоху в лазутчики. Потому что знал некоторые обстоятельства, неведомые рядовому бойцу вроде Фрола. И эти обстоятельства противоречили версии об измене Тимохи. Зачем ему вести отряд в ловушку, подстроенную капитолийцами, если те его ищут и готовы казнить? Настолько готовы, что даже наемных убийц подсылали.

«Нет, тут что-то не так, – подумал Гермес. – Уж слишком сложно. Сбежать Тимоха мог, когда заварушка началась. Это верно. Но заранее замыслить измену? Нет, тут многое не вяжется.

А вот то, что Тимоха сбежал с места боя, здесь нестыковка. Он же понимает, что его Алена сейчас в заложниках. Я ведь ее, если что, на лоскуты порежу. Даже нет – зачем товар портить? Лучше дампам продам, чтобы с выгодой дело обернуть. Они сами ее порвут. И Тимоха это понимает.

Или он решил девкой пожертвовать, чтобы шкуру свою спасти? Мол, теперь все равно в измене обвинят после гибели десанта. И лучше драпануть. Резонно?

Резонно. Я бы тоже так поступил. Не рисковать же жизнью из-за бабы.

Впрочем… Впрочем, Тимоху могли и убить. Откуда Фролу наверняка знать? Провалялся контуженным весь бой и ни фига не видел. Ему самому веры ни на грош. Он, между прочим, лично должен был за Тимоху отвечать. Получается, не уследил. А теперь все хочет на парня свалить? Не выйдет.

Не мог отряд случайно на капитолийцев наткнуться. В такое совпадение лишь дурачок поверит. Кто-то предупредил Бориса о том, что сегодня мы отправим десант к развилке. И Борис заранее, еще на рассвете, ушел со своими людьми, чтобы устроить засаду. Значит, изменник окопался на Стадионе. И подкупили его заранее. Кто же этот мерзавец? Вот кого надо на лоскуты резать».

Гермес посмотрел на бледное, в поту, лицо Фрола и еле заметно усмехнулся: «Ишь ты, герой… Вздернуть на дыбу, чтобы все выложил как на духу?

Рановато еще, пусть подышит пока. Сначала надо проверить его рассказ. Завтра придется послать разведчиков, пусть все обшарят до последней развалины и травинки. Ну и тайное следствие необходимо провести. Информацию о десанте мог слить не только Фрол. Хотя он, конечно, в числе главных подозреваемых. Надо же – весь отряд погиб, а он выкрутился, счастливчик…»

Гермес, не говоря ни слова, поднялся с табуретки и вышел в коридор. Там он увидел начальника службы охраны есаула Степана, который о чем-то негромко переговаривался с лекарем.

– Отнесите его в общую палату, – распорядился старшина. – А ты, Степан, за мной. Есть срочное задание…

* * *

Последний отрезок пути напарники преодолели при свете луны и звезд. Слава Всевышнему, небо после жуткой утренней грозы было очень чистым – ни одного облачка. Да и луна, как прикинул Тим, входила во вторую фазу. Поэтому светила хотя и не очень ярко, но вполне достаточно для того, чтобы не сверзиться в яму или не зацепиться ногой за ржавую железяку. Ржавые-то они ржавые, но распарывают ноги не хуже тупой пилы со всеми вытекающими последствиями. Вроде сепсиса, к примеру, от которого иногда и ампутация не спасает.

Тем не менее, несмотря на подсветку с неба, прогулка мимо ночных руин никак не тянула на категорию приятных развлечений. Территория Зоны Москвы и днем-то вызывает стойкое ощущение депрессии у большинства людей и отдельных впечатлительных человекообразных мутантов. А уж при холодном и тусклом свете ночных светил, когда любой куст кажется затаившемся пауком-мясоедом, а силуэт каждой развалины напоминает оголодавшего био, мир вокруг превращается в натуральную преисподнюю.

Тут нервишки даже у титанового киборга зашалят. Пусть киборги, по слухам, и не верят в загробную жизнь. Но в нее и не надо верить, если она окружает тебя чудовищными тенями и утробным воем голодных тварей – таким, что душа леденеет и уходит в пятки, а мертвецы просыпаются в могилах.

Вот и Тим, честно говоря, о чем-то таком – загробном – неоднократно подумал по пути к убежищу. Не оттого, что так уж сильно дрейфил. Но человеческое воображение – куда от него денешься? – работало. И если бы не могучая фигура Ивана в нескольких шагах впереди, внушавшая непоколебимую уверенность в счастливом будущем, то Тим мог бы и заскучать.

В том смысле заскучать, что залез бы куда-нибудь в развалины и просидел там до утра. Не приучен он был пока к ночным вылазкам – ни в прошлой, ни в нынешней жизни. А тут еще и совершенно незнакомая местность у черта на куличках. Или у болотника – как кому больше нравится.

Ориентируясь на передвижения мохнача и поглядывая под ноги, Тим окончательно пришел к выводу о том, что не ошибся, отправившись к Нави. Даже если бы ему и удалось каким-то образом улизнуть от Ивана, как бы он в одиночку добирался до Стадиона? Наверняка бы заблудился и ночевал в развалинах. А ведь его могли и капитолийцы догнать. Да что могли? Догнали бы и прикончили.

Нео внезапно остановился и поднял вверх руку. Потом огляделся по сторонам и негромко бросил:

– Все, Тим, пришли.

Тим хотел спросить: «Куда пришли?» – потому что никакого входа не видел. Так же, как не видел строения или забора. Они находились на разбитой, некогда асфальтированной, дороге, поросшей травой и мелким кустарником. Ну и четырехколесный грузовой прицеп еще стоял – с невысокими бортами, изъеденными ржавчиной. И где же здесь пресловутое убежище? Не в прицепе же они обитают, эти «новые хомо»?

Но через несколько секунд все разъяснилось. Иван подошел к прицепу, нагнулся и залез под него. Затем раздался негромкий скрежет. После чего из-под днища показалась голова космача и недовольно произнесла:

– Ты чего, Тим? Давай сюда.

– Куда? – спросил Тим, неторопливо приближаясь. А куда торопиться? Не в дом же приглашают, а черт знает куда. Нора у них здесь какая-то, что ли?

– Сюда, – в своей обычной невнятной манере отозвался нео. – Здесь дыра. Лезь первым.

– Дыра? – пробормотал Тим.

Только сейчас его сознание осенила, в общем-то, простая мысль. Ведь он так ничего и не выяснил конкретного по поводу Нави. Человек ли она? Или нео, как Иван? Или вообще неведомое существо?

Говорить-то эта Нави, судя по словам Ивана, умеет. Но разговаривать многие могут – вон, даже болотники кое-что крякают. Да вот только не приведи господь с ними общаться.

Не заманил ли его сумасшедший мохнач в какую-нибудь хитрую ловушку? Даже и из добрых побуждений? Ну, например, чтобы принести Тима в жертву своей ненаглядной Нави.

И вдруг где-то рядом – напряженному, как струна, Тиму показалось, что чуть ли не в метре от него, – визгливо завыла крысособака. К ней тут же присоединились еще два или три тенора, образовав душераздирающий хор – такой, что мороз побежал по коже. А затем внезапно потемнело – это чья-то гигантская тень перекрыла свет луны.

От неожиданности Тим шустро подскочил к прицепу, присел и только тогда обернулся. Нет, это была не одна тень, как первоначально решил Тим. В небе над ним, едва не соприкасаясь крыльями, парили рукокрылы. С десяток, не меньше – целая стая.

– Быстрей, Тим! – уже не таясь, взволнованно выкрикнул Иван. – Они твоя заметили. Залезай!

– Куда я должен лезть? – спросил Тим, кося на крылатых тварей. Судя по всему, они и в самом деле заходили на атаку.

– Здесь колодец. – Нео ткнул пальцем себе под ноги. – Дальше мы пойдем под землей. Быстрей спускайся, тупой хомо, а я закрою люк.

Тим понял, что ему нечего возразить мохначу. И вправду, чего кочевряжиться? Уж лучше неведомая Нави под землей, чем кровожадные рукокрылы в небе…

* * *

Бугров проследил Тимура и его косматого напарника до того момента, пока они не забрались в люк под автомобильным прицепом. Строго говоря, сержант долго не был уверен в том, что здоровенный парень в кольчуге и каске был именно Тимуром. Однако все обстоятельства говорили в пользу версии, которую изначально выдвинул лейтенант Рыков в развалинах котельной – о том, что вместе с нео находится Тимур.

Впервые версия подтвердилась спустя несколько часов, когда глазастый Семен заметил те же самые отпечатки. Тогда у Бугрова и появилась надежда, что они и вправду преследуют Тимура. Ведь тому, судя по оперативной информации, не привыкать общаться с мутантами. А то, что он ранен, еще больше разбудило в сержанте азарт охотника. Теперь-то точно не уйдет! А Бугров, схватив изменника, заслужит признание Якуба и реабилитируется за предыдущий прокол.

Главное, рассуждал Бугров, догнать Тимура и прикончить. Еще лучше – захватить в плен, чтобы Якуб сам допрос снял. Но это уж как получится. За голову предателя Стратег тоже неслабо отблагодарит.

Однако ситуация неожиданно осложнилась, когда разведчики начали подниматься на склон невысокого холма. Вроде бы ничего не предвещало беды. И не расслаблялись вроде. Сержант даже одного бойца в обход послал – для подстраховки. Он видел – по следам – что раненый человек постепенно ослабевает и скоро ему понадобится привал. Вот тут разведчики и возьмут их тепленькими.

Но случилось иначе. Капитолийцы сами попали в засаду. Да еще как попали! Из группы выжил один Бугров. Да и то, можно сказать, чудом.

Он шел вторым, следом за арбалетчиком, когда их встретили автоматным огнем. Если бы не кевларовый бронежилет под курткой, быть бы уже Бугрову покойником. Но и в бронике пришлось несладко.

Одна из пуль угодила, видимо, в район сердца. И от динамического удара оно едва не остановилось. Броня-то старая, двести лет служит, битая-перебитая. Бывало уже неоднократно, что бойцы в таких бронежилетах пули ловили.

Сейчас, правда, пронесло. Но на какое-то время Бугров вырубился. И это, как ни странно, спасло ему жизнь, потому что враги приняли его за мертвого.

Когда сержант очнулся, то несколько секунд просто лежал, приходя в себя. А затем услышал чью-то речь. Разговаривали двое. Бугров прислушался и понял, что неизвестные говорят о только что случившемся бое. И это были отнюдь не бойцы из его группы.

«Сколько их было?» – спросил первый голос, молодой и неуверенный. Он слегка подрагивал, словно его обладатель только что пережил серьезное потрясение и малость расклеился.

«Ты убил одного. Я убил двоих», – утробно ответил второй голос.

И сержант понял – это они! Те, кого он так долго преследовал со своими разведчиками, – мохнач и его напарник. А еще Бугров понял, что его группа уничтожена и, к счастью для него, враги считают, что уничтожена полностью. «Значит, они решили, что я погиб», – подумал сержант.

Он приподнял голову и разглядел в густых сумерках две смутные фигуры. И хотя голоса звучали отчетливо, до врагов было не менее двадцати метров, а то и больше. «Лишь бы они не направились в мою сторону, – подумал сержант, лихорадочно шаря руками по траве. – Если вздумают обыскивать трупы, то мне конец». И чуть не вскрикнул от боли, схватившись ладонью за обнаженный клинок своего палаша.

Порез был сущим пустяком по сравнению с тем, что Бугров до сих пор оставался в живых, и по сравнению с давящей болью в груди, мешающей нормально дышать. Поэтому, нащупав рукоятку палаша – это сразу придало сил, сержант залез рукой в нагрудный карман разгрузочного жилета. Оттуда он извлек шарик стимулирующего средства, в просторечье называемого «смолкой», и тут же засунул его в рот.

Разведчики Капитолия, отправляясь на задание, всегда имели при себе два-три шарика «смолки». Изготавливалась она из печени рукокрыла, сушеных листьев ядовитой черемухи и смолы черной березы. Действовала таблетка как сильный допинг, быстро восстанавливая силы. А они Бугрову сейчас были ох как нужны!

Пока сержант, стараясь не засветиться, приводил себя в норму, нео и его напарник обменялись еще несколькими фразами. В частности, нео сказал о том, что сорвет по дороге лист зобуха, и упомянул какого-то Гуру. Упоминание о зобухе не несло особо важной информации. Кроме той, что мохнач, скорее всего, был ранен. А вот странное словечко Гуру заставило учащенно забиться сердце сержанта.

Уж он-то сразу понял, о каком Гуру идет речь, потому что сам общался с ним каких-то трое суток назад. Вернее, с ней, потому что Гуру было титулом предводительницы шайки нео, к которым Бугров угодил в плен. И звали предводительницу Нави.

Упоминание о Гуру означало, что нео тоже является членом шайки и сейчас направляется вместе с напарником-человеком в свое логово. Сержант провел в этом подземном логове около суток, но не знал, где оно находится. Объяснялось это тем, что хитрые косматые ублюдки завязали пленному глаза, чтобы он не смог запомнить дороги. И волокли его, как бревно, спеленав по рукам и ногам. Где уж тут что-то разглядеть…

Сбежал же Бугров из логова разбойников через тоннель, являвшийся частью древнего канализационного коллектора. Пробирался он там в полной темноте, петляя по всяким закоулкам, пока не выбрался наружу через открытый колодец. И путь в обратном направлении сержант не смог бы повторить даже под дулом автомата. Вот почему упоминание о Гуру так заинтересовало Бугрова – у него появился отличный шанс выяснить точное местонахождение логова.

Едва сержант успел осмыслить эту информацию, как получил еще одну, предопределившую его последующие поступки. До его слуха долетела фраза, произнесенная мохначом. Всего одна и очень короткая фраза, но значила она для Бугрова очень много.

Нео сказал: «Пошли, Тим». После чего он и человек по имени Тим куда-то направились. Направились, слава Юпитеру, в противоположную от Бугрова сторону, продолжая переговариваться.

Услышав обращение «Тим», сержант едва не подпрыгнул на месте, как лягушка. Сомнений практически не оставалось! Бугров знал, что маркитанты почему-то называли Тимура Тимохой и Тимофеем. И нео обратился к своему напарнику «Тим», разумеется, не случайно. Такого невероятного совпадения просто не могло быть.

Получалось, что лейтенант Рогов не ошибся в своих предположениях – вместе с мохначом от котельной и на самом деле двигался Тимур. И он, Бугров, не зря полдня преследовал эту парочку. И жертвы тоже были не зря.

Теперь сержант мог убить двух зайцев – найти логово косматых разбойников, посмевших нападать на капитолийцев, и заодно поймать или убить Тимура. И тогда Якуб его точно озолотит! Или хотя бы повысит в звании и выдаст премию, что тоже очень неплохо.

Правда, слежка за такими опасными врагами представлялась делом очень нелегким. Кем точно никогда не был сержант, так это героем или, проще выражаясь, идиотом, который ищет приключений на собственную задницу. Больше всего на свете он ценил собственную жизнь и не променял бы ее ни на какие гипотетические золотые горы. Поэтому еще с минуту Бугров лежал на земле, быстро взвешивая «за» и «против» в поисках варианта, который сулил наибольшие шансы на спасение.

Сержант быстро сообразил, что при любом раскладе его ждет ночевка в ночном лесу или в развалинах, потому что возвращаться ночью в одиночку в Капитолий было самоубийством. А что дальше?

Ну, предположим, переночует он в какой-нибудь норе, днем доберется до Капитолия, а там ему придется отчитываться перед Якубом. И что с ним сделает Стратег с учетом всего произошедшего? К гадалке не ходи – прикажет повесить и не поморщится.

А вот другой вариант выглядел куда заманчивей. Да, идти ночью по следам нео и Тимура тоже очень опасно. Зато перспективы совсем иные. Обнаружив логово мохначей, он до утра перекантуется в развалинах. А утром решит по обстоятельствам. Скорее всего, осмотревшись засветло, он без особых проблем вернется в Капитолий и доложит обо всем Якубу.

Тот, конечно, в особый восторг не придет. Потеря трех бойцов, которую допустил Бугров, на поощрение, мягко говоря, не тянет. Однако это ведь еще как подать. Можно ведь доложить и так, что на их группу напал целый десяток мохначей и разведчики отбивались, как герои, до последнего патрона и последней капли крови. А он, Бугров, выжил чудом, лично положив в схватке трех мохначей. А то и четырех.

Как именно выжил? Ну, подробности можно позже придумать. Информация о Тимуре перевесит все предыдущие промахи. Теперь, главное, не упустить этого скользкого парня. Надо признать, что он исключительный везунчик. Но не может же постоянно везти одному человеку? Он, Бугров, тоже заслужил удачи.

И сержант пустился вдогонку. Сделав всего несколько шагов, он наткнулся на труп арбалетчика и забрал его оружие вместе с болтами. Будь побольше времени, попытался бы отыскать и труп автоматчика, чтобы прихватить его оружие. Однако времени оставалось в обрез.

Более того, Бугров едва не упустил Тимура и мохнача. В темноте, да еще в лесу искать следы было бесполезно. Но, на счастье Бугрова, ночь выдалась светлой и ясной. Находясь на вершине холма, он заметил, как Тимур и нео вышли из зарослей на дорогу. И бросился в погоню.

Вскоре он догнал их и уже не упускал из вида. Правда, осторожничал, понимая, что ухо надо держать востро – мохначи – ребята чуткие да и видят в темноте неплохо. Поэтому сержант соблюдал дистанцию, стараясь быть ближе к развалинам.

Ему и на самом деле немного повезло. Мог ведь запросто напороться на тех же крысособак, которые периодически подвывали то с одной, то с другой стороны. Или еще на кого. Но не напоролся.

Когда Тимур и мохнач добрались до прицепа, Бугров спрятался за деревом. Здесь Тимур некоторое время стоял на месте, и сержант разглядел его как следует со всех сторон. До этого момента шанс на ошибку, пусть и мизерный, еще существовал, но теперь сомнения развеялись окончательно. Да, это был именно он – сын покойного Стратега Олега. Требовалось лишь довести операцию до конца.

– Великий Юпитер, помоги мне, а я тебя отблагодарю.

Прошептав обращение к Верховному божеству капитолийцев, сержант выполнил «молнию Юпитера»: сложил троеперстие и сделал зигзагообразное движение – ото лба к правому плечу, от него к левому, а затем к животу. И Всевышний помог – в том смысле, что смертельно опасная «прогулка» по ночным развалинам подошла к концу.

Бугров увидел, как Тимур нырнул следом за мохначом под прицеп и исчез. Почти тут же на это место спикировала стая рукокрылов и, издав возмущенный писк, взмыла вверх. Подождав, пока злобные твари растают в ночном небе, сержант с огромными предосторожностями прокрался к прицепу. Забравшись под него, он обнаружил люк, закрывавший канализационный колодец.

Поразмышляв некоторое время, Бугров решил, что открывать люк не стоит. Мало ли что там, внизу, могло находиться. Или кто. Вдруг там, к примеру, караульный? Напорешься на него, и все усилия пойдут насмарку. А он и без того весь день рисковал жизнью. И едва не потерял ее. Хватит на сегодня приключений, ночь – это время мутов, а не разумных людей.

Придя к такому выводу, Бугров присмотрел поблизости – шагах в тридцати от прицепа – подходящую развалюху и шустро перебежал к ней. Некогда развалюха представляла собой многоэтажку, но сейчас от нее сохранилось, условно говоря, полтора этажа. Сержант решил, что здесь и проведет ночь.

Во-первых, за частично сохранившимися стенами будет относительно безопасно. Во-вторых, оттуда хорошо просматриваются прицеп и часть дороги. В-третьих, развалюха находится на прицельной и убойной для арбалета дистанции от прицепа, что тоже неплохо. В общем, для ночлега сойдет, а утром видно будет. В этой жизни далеко наперед загадывать нельзя.

Так думал Бугров, перебегая к развалинам под близкий вой стаи крысособак. И был, в сущности, прав. В том смысле, что загадывать далеко вперед в этой жизни действительно не стоило. Даже если тебе благоволит Великий Юпитер.


Глава четвертая
Секта

Спустившись в колодец по ржавым скобам, скрипевшим и шатающимся, Тим и Иван очутились в темном коридоре. То, что это коридор, Тим понял не сразу, а после того, как мохнач зажег факел. Факел, как и огниво, хранился в стенной нише, и обнаружить их, как и сориентироваться в направлении пути, мог только посвященный, потому что коридор вел в две противоположные стороны.

Впрочем, уже метров через двадцать Иван, шагавший первым, повернул направо, и дальнейшая дорога оказалась очень простой. Еще через полусотню метров они дошли до открытой двери, около которой на полу сидел мохнач и грыз кость. К появлению Ивана и хомо караульный отнесся равнодушно – возможно, из-за того, что имел возможность заметить их издалека.

Так или иначе, он даже не приподнялся. Лишь даванул косяка на Тима, затем перевел взгляд на сородича и удивленно буркнул:

– У?

– У, – отозвался Иван. И показал Тиму на открытую дверь: мол, заходи, брат, милости просим.

«Да, – подумал Тим, переступая через стальной порожец. – Бардак у них тут. Сразу видно – подраспустились космачи. В клане они бы себе подобного не позволили».

Недоумение Тима было вполне объяснимо. С одной стороны, наличие охранника свидетельствовало о том, что народ, собравшийся в убежище, имел представление о караульной службе. С другой стороны, ее организация оставляла желать лучшего. Потому что непосредственно у канализационного люка никто не дежурил. И если бы через него, к примеру, проникли капитолийцы, их бы никто не остановил.

Единственный караульный у дверей мог, конечно, поднять крик – при условии, что его раньше не снимут втихую из арбалета. И даже мог успеть захлопнуть дверь изнутри. Но в целом все выглядело ненадежно и как-то легкомысленно. Вот у маркитантов внешняя охрана устроена так, что мышь не проскочит. А у этих мохнатых разгильдяев…

Сразу видно, нет тут настоящего вожака. Он бы всех вздрючил. А их пресловутая Нави… Кто она вообще такая? Может, и не вожак вовсе? Тогда кто вожак?

Перешагнув через порог, Тим очутился на небольшой площадке. От нее вниз – в очень просторное помещение, вытянутое в длину, – вела железная лестница с перилами и промежуточной площадкой.

– У вас всегда тут проходной двор? – спросил Тим, осторожно опуская ногу на верхнюю ступеньку. Она скрипнула, но выдержала.

– У? – Иван слегка выкатил глаза. – Какой двор?

– Охрана у вас плохая.

– Как плохая? – В голосе нео прозвучало искреннее возмущение. – Почему так говоришь?

– Потому что караульный всего один.

– А зачем двое? Одного хватит. Сейчас еще рано. Позже закроем дверь на засов до утра. Очень хорошая охрана.

– Ладно, проехали, – сказал Тим.

И правда, какое ему дело до организации караулов? Утром он уйдет отсюда, чтобы добраться до Стадиона. А эти чудаки пусть сами разбираются, как им тут жить. Вот что ему не помешает, так это изучить и запомнить обратный путь.

– Это у вас единственный вход в убежище? – спросил Тим.

– Нет, – отозвался Иван, спускавшийся следом. – Вон там есть еще выход во двор. Только дальше там не пройдешь.

– Почему?

– Там вокруг кровососы. Они никого не пропустят. Мы их специально подкармливаем, чтобы росли гуще. Так велит Нави. А сами ходим здесь. У?

– Понял, – сказал Тим.

«Да, густые заросли мутировавших кустов вокруг базы – это неплохо задумано, – подумал он. Мало-мальски разумное живое существо в такие заросли никогда не сунется. Даже какой-нибудь отмороженный баг-руконог – и тот, наверное, воздержится. Хотя бы потому, что на первый взгляд среди подобных зарослей не на кого охотиться.

Интересно, смогла бы через «живую ограду» пробраться Алена со своим амулетом? Я-то точно больше в такую западню не сунусь. Хищная ива меня не тронула, однако это стечение обстоятельств. Второй раз рисковать не стоит, тем более что кусты-кровососы куда агрессивней и шустрей ивы. Ладно, пока примем к сведению, что здесь есть выход во двор».

Они добрались до низу лестницы, и Тим почувствовал под ногами рыхлый материал, пружинящий при ходьбе. Некогда пол был забетонирован, но со временем прочный и толстый слой раствора превратился в труху, напоминавшую песок. Иногда под ногами хлюпала грязь.

В центре помещения горел большой костер, вокруг которого сидело около трех десятков мохначей – и самцов, и самок. В общем-то, нео были как нео, если бы не две особенности, бросившиеся Тиму в глаза. Первая – особенность прически. У всех без исключения мутантов на макушке были выстрижены волосы.

Вторая особенность заключалась в претензии на одежду. Некоторые из самцов – правда, не все, – носили штаны вместо традиционной для мохначей набедренной повязки. Что касается самок, то все они были облачены в примитивные сарафаны с коротенькими подолами.

Чем-то одеяния самок напоминали бикини, но Тим, разумеется, и слова такого не знал. Просто подумал: «Какие забавные платьица. Даже задниц толком не прикрывают. Кто их так обрядил?»

А еще Тим заметил, что в помещении расположено много труб и емкостей различного диаметра, соединенных в громоздкие конструкции. Если бы он лучше знал окружающий мир, то, возможно, догадался бы, что попал в зал канализационной насосной станции. Но Тим не догадался, поэтому лишь отметил, что здесь особо не разбежишься. А в темноте еще и ноги запросто сломать можно или разбить голову.

Правда, есть где укрыться в случае чего. В том числе и от пуль. Ведь вокруг лежало и торчало много стальных конструкций, пусть и сильно заржавленных.

Последним из существенных моментов, на которые обратил внимание Тим, являлось то обстоятельство, что зал был проходным. По соседству имелось еще несколько помещений. Тим заметил в полумраке три дверных проема – их могло быть и больше, к одному из которых они и направились.

– Кстати, Ваня, – вдруг вспомнил Тим. – Ты говорил, что капитолиец убежал отсюда через какой-то подземный проход. Вы не боитесь, что он приведет сюда своих, чтобы разделаться с вами?

– Боялись. Но мы проверили этот проход. Взяли факелы и немного прошли по нему. Думали, может, догоним хомо. Но не догнали и вернулись.

– Почему?

– Скорее всего, хомо сожрали муты. Или он просто заблудился. И его все равно сожрут муты.

– Но почему вы так решила?

– Потому что это очень длинный тоннель. Нави сказала, его называют коллектор. Даже если хомо выберется, нам все равно. Он не найдет обратного пути.

– А дверь оставили, через которую он сбежал? – спросил Тим не без заднего умысла.

– Нет, не оставили. Завалили камнями и плитами. Но сначала заложили проем кирпичом.

– Зачем?

– На всякий случай. Чтобы из тоннеля не было видно дверей. Так велела Нави.

– А зачем еще и заваливать камнями?

– Ты что, тупой? Знаешь, кто в таких тоннелях живет?

– Не знаю, – честно признался Тим. Он никогда раньше не спускался под землю, тем более в какие-то коллекторы. По крайней мере, не помнил ничего такого. – А кто там может жить? Ну, муты какие-нибудь.

– Да, муты. Очень страшные муты. Они могут проломить стену и прогрызть железную дверь. Их можно убить только… – Мохнач помолчал, подбирая подходящее слово. – Только из пушки. Или гранатами взорвать.

– Они что – типа жука-медведя?

– Типа того. Потолочники называются. Поэтому мы завалили все камнями. Чтобы они не прорвались.

– Постой, – сказал Тим. – Что-то я не врублюсь. Мы же сейчас тоже шли через какой-то коридор. Разве по нему не могут пробраться потолочники?

– Не могут. В той стороне, – Иван махнул рукой, – все давно затоплено. А потолочники не могут плавать. Как и баги-руконоги.

– Почему?

– Тяжелые, наверное. И это, – Иван показал пальцем на горло, – воздуха не хватает.

– А в другой стороне коридора что? Мне показалось, коридор идет в обе стороны.

– Показалось. На самом деле там тупик. И ловушка.

– Какая ловушка?

– Такая. – Нео хитро улыбнулся, показав желтые клыки. – Не ходи туда, Тим. Понял?

– Понял, не пойду.

Они приблизились к открытому дверному проему. Около него на корточках сидел очередной мохнач. Его косматую личность украшали многочисленные стальные кольца, продетые в нос и уши. Увидев Ивана, «стиляга» поднялся и осклабился, намереваясь вступить в разговор. И даже жизнерадостно воскликнул:

– У!

Но Иван не поддержал диалога. Молча сунув в руку «брату по разуму» факел, махнул ладонью – мол, следуй за нами. И сказал, посторонившись:

– Сюда, Тим.

Тим первым зашел в проем, сделал по инерции несколько шагов и наконец-то увидел ее – загадочную Гуру Нави. А увидев, слегка растерялся. Хотя кое в чем его подозрения оправдались.

Поначалу он даже не понял, кто находится перед ним – человек или мутант, мужчина или женщина. Да и немного позже, уже приглядевшись, не понял. Это было именно что существо, хотя и со всей очевидностью человекообразное.

Оно сидело в низком кресле странной формы, изготовленном, скорее всего, из выкорчеванного пня. Невысокое, да еще и сгорбленное. Голова непропорционально крупная по отношению к маленькому и худому телу; длинные, ниже плеч, нечесаные волосы; широкий, изборожденный глубокими морщинами лоб; такое же морщинистое, лишенное растительности, лицо с обвисшими щеками; длинный крючковатый нос и глубоко посаженные глаза с выступающими надбровными дугами.

В общем-то, почти человек – древний старик или старуха, если бы не одна примечательная и жутковатая особенность. Глаза существа полностью прикрывались непропорционально толстыми, как будто набухшими, верхними веками. А вот нижние веки были сильно деформированы, вытянуты конусом и отвисали вниз, как хоботки шамов.

В помещении, где расположилось существо, горел костер – так же, как и в соседнем зале. Но светил он слабо. А пламя еще и колебалось от небольшого сквозняка, играя на лице существа смутными тенями. Тим разглядел отдельные детали – да и то не сразу – лишь благодаря факелу, который нес мохнач.

Когда вся троица приблизилась к существу на расстояние в пару метров, оно приподняло руку. Факелоносец, притормозив, шагнул в сторону и замер там, держа факел в кулаке. А Иван, неожиданно для Тима, плюхнулся на колени и воскликнул:

– Слава тебе, Гуру!

На лице нео, заросшем густой, от самых глаз, бородой читалось благоговение.

– Слава тебе, брат, – меланхолично отозвалось существо.

Голос у него был низкий, но мелодичный. Лишь услышав его Тим понял, что Гуру, скорее всего, все-таки женщина. Хотя если оно мутант…

– Встань, Иван, – распорядилось существо. – Я вижу, ты привел человека. Это он?

– Да, Нави, он. – Мохнач поднялся с колен. – Это Тим.

– Ты уверен?

– Да. Все, как ты сказала. У него есть птица – вот здесь. – Иван коснулся пальцем своего плеча. – И зуб помеченного смертью. – На этот раз он ткнул себя в грудь. – Я ждал у мертвого био, как ты велела. И он появился вместе с маркитантами. Капитолийцы устроили засаду, и он едва…

Нави приподняла ладонь, и мохнач оборвал рассказ.

– Погоди, Иван. Подробности сейчас не нужны. Скажи, все прошло нормально?

– Нормально. Но за нами погнались капитолийцы. Нам пришлось их убить.

– Всех?

Мохнач ответил после короткой заминки:

– Всех, кто был там.

Теперь паузу взяла Нави. Тим заметил, что она вроде бы и не смотрит перед собой. По крайней мере – не поднимает головы. И вдруг Нави произнесла:

– Ты держишься за бок, Иван. Болит?

– Почти нет. Я приложил лист зобуха.

– Молодец. Пусть тебя покормят. Потом я гляну твою рану. Но позже. Теперь ступай. И ты, Джон, ступай. Оставьте нас одних.

После слов Гуру Иван и нео с факелом тут же вышли из комнаты. Но Нави заговорила с Тимом не сразу. Сидела, наклонив голову вбок, словно прислушиваясь к потрескиванию костра. Затем спросила:

– А у тебя – сильно болит?

– Что? – не понял Тим.

– Грудь болит?.. Тебя ведь серьезно ранило? Верно?

– Ну, может быть, – сказал Тим.

Говоря так, он ничуть не рисовался. Еще пару часов назад он считал свое ранение серьезным. А днем, когда очнулся на привале, рана и вовсе казалась ему смертельно опасной. Но сейчас он почти не чувствовал боли – разве что огромную усталость.

– Огнестрельная, да? – спросила Нави.

– Да.

– Вы накладывали повязку?

– Нет.

– Почему?

– Как-то обошлось. Когда я очнулся, кровь уже свернулась.

– Я так и подумала. Подойди ко мне и опустись на колени.

Тим беспрекословно выполнил распоряжение. Он не боялся загадочной наставницы мохначей. Но чувствовал, что от нее исходит непонятная сила. И уверенность.

Нави положила Тиму ладонь на грудь, ближе к надплечью – в том месте, где в тело вошли пули. Он ощутил покалывание, исходящее от пяти пальцев старухи – словно в тело вонзилось пять длинных иголок. Но они были очень холодные, практически ледяные, и Тим не чувствовал боли. Скорее, облегчение, потому что эта часть груди сразу онемела.

– Я так и предполагала, – пробормотала Нави. – Они почти растворились. Я так и думала…

– О чем ты? – растерянно спросил Тим.

– О том, что тебе не нужна моя помощь. Твое тело справилось само.

– С чем, с пулями?

– Да.

– Но… разве такое возможно?

– В этом мире все возможно, Тим. Потому что он давно сошел с ума. И живет по своим законам. Раньше люди считали себя властителями Природы. Наивные глупцы! Они были и остаются удобрением для гумуса, на котором взрастет цивилизация будущего.

У Тима чесался язык спросить о том, что такое «гумус». Да и по поводу замысловатого словечка «цивилизация» хотелось уточнить. Но он сдержался. Не тот был момент, чтобы расширять кругозор. Имелись куда более значимые вопросы.

– Я не понимаю, – сказал Тим. – Мое тело само растворило пули? Значит, я не такой, как все?

– Не такой. Ты помечен смертью.

Нави медленно провела ладонью около лица Тима. Затем опустила ее ниже – к яремной ямке. На этот раз Тим ощутил не холод, а легкое жжение.

Веки старухи оставались прикрыты. И Тим вдруг подумал о том, что Нави может быть слепой. Правда, для слепой она неплохо ориентировалась в происходящем вокруг, как будто обладала особым зрением.

– Откуда у тебя амулет из клыка нео? – спросила Нави.

– Я не помню.

– Не помнишь?

– Не помню.

– Почему?

– Со мной случилось что-то… Видимо, сильно ударили по голове. И я все забыл. Потом я кое-что начал вспоминать…

– Сам?

– Не совсем. Благодаря одной девушке. Но затем опять что-то случилось. И я почти все забыл… Нави, может, ты поможешь мне вспомнить?

– Почему ты решил, что я могу тебе помочь?.. Ты, кстати, сядь на пол, устанешь на коленях стоять. Так почему?

– Потому что ты… Иван говорил, что ты очень проницательная. И очень много знаешь.

Тиму показалось, что по тонким губам Гуру скользнула усмешка. Хотя это могло быть оптической иллюзией, вызванной рассеянным светом костра. Старуха откинулась назад, положив ладони на подлокотники своего деревянного кресла. И сидела так некоторое время, мерно покачивая кудлатой головой. Потом медленно заговорила:

– Нет, парень, я прошлого не вижу, этого мне не дано. Но кое-что с тобой и в самом деле случилось. И очень важное. Тебя пометила смерть.

– Это как? Я побывал в Долине Предков?

– Почему ты так решил?

– Так подумала Алена. Я находился без сознания. Алена назвала это «долгой смертью». И в это время я видел…

– Погоди, – прервала Нави. – Что еще за Алена?

– Это одна девушка, моя знакомая. Она из общины лесных людей.

– Лесных людей?

– Ага. Я думаю, она знахарка. И ведунья.

– Ведунья? – эхом повторила старуха.

– Да. Она умеет лечить людей и общаться с дендромутантами. Так вот. Пока я находился без сознания, я видел сон. Или не сон. Возможно, моя душа блуждала по Долине Предков. И я там видел странные вещи.

– Какие? – быстро спросила Нави.

– Ну, например, оторванную руку, которая сжимала сломанный автомат. А на пальцах была татуировка «Иван».

– Иван?

– Вот именно! Ну и еще там кое-что было, в этом сне, всякие совпадения. Я рассказал обо всем Алене. И она решила, что это не случайно. Что судьба подает мне знаки. Только их надо правильно читать.

– Все так, – сказала старуха. – Твоя Алена совсем не глупа. Даже более того… Да, надо уметь читать знаки. Оторванная рука – это угроза и потеря. Автомат может означать поединок. Сломанный автомат – неудачный поединок. Хм…

– А татуировка?

– Татуировка – это вообще особый случай. Она – прямое указание.

– На что?

На этот раз Тим совершенно точно увидел, как Нави усмехнулась.

– На встречу, Тим, на встречу. Разве ты не заметил, что встретил Ивана?

– Заметил. Но что это означает?

– Не торопись – всему свое время. И учти – не надо пытаться толковать, если не умеешь. Тем более – толковать все. Запутаешься. Это очень сложно – читать знаки судьбы. Как сказал один мудрец, чем ярче костер – тем гуще тьма вокруг. Ибо истинное знание всегда скрыто.

– Это как?

– Видишь ли, Тим… То, что мы видим вокруг, ложно или обманчиво. Более того – чем очевиднее кажется предмет, тем ошибочнее может быть наше представление о нем. А уж когда речь идет о будущем… Даже не пытайся гадать. И смысла нет – все равно ничего не изменишь. Невозможно избежать того, что предуготовлено тебе Провидением. Но если оно тебе что-то упорно подсказывает, значит, в этом есть смысл.

– Ты сказала – Провидение?

– Да, Провидение. Знаешь, что это такое?.. – Тим замешкался с ответом, и старуха продолжила: – Провидение – это как тропинка в лесу. Она обязательно куда-нибудь приведет. Но никому не дано знать свою судьбу.

– Примерно то же самое говорила Алена, – озадаченно пробормотал Тим. – Почти слово в слово.

– Да-а?.. Кто ее родители?

– Чего? – не понял Тим.

– Кто родители твоей Алены? Ты что-нибудь знаешь о них?

– Нет… Точнее, мне говорили, что ее отец был знахарем. А о матери ничего не знаю.

– Ты сказал – был?

– Да. Он погиб несколько лет назад.

– А как его звали?

Тим задумался. Его удивило неожиданное любопытство старухи. Но, наверное, она понимала, зачем спрашивает. Только вот как же звали знахаря? Кажется, его имя упоминал Михей. Он сказал – Алена и Егор, дети покойного знахаря. А потом…

Потом Тим спросил – какого знахаря? И Михей ответил… Как же он его назвал? Фролом? Нет, не Фролом. Такое имя он бы запомнил. Фрол-маркитант его до печенок достал.

– Не Еремей ли, часом, его звали? – подсказала Нави. – Или, может, Федор?

– Точно! – воскликнул Тим. – Федор. А Еремей его брат. Но как ты догадалась?

Старуха не ответила, словно не расслышав вопроса. Только наклонила голову и застыла в такой позе. Нави не могла предсказывать будущее, хотя и предвидела некоторые важные события. Но вот прошлое помнила очень хорошо, невзирая на древний возраст и чудовищные испытания, выпавшие на ее долю.

«Значит, внучка Алена жива, – думала старуха. – Более того, судьба свела ее с Тимом. Что же, это лишнее доказательство тому, что Провидение существует…»


Много-много лет тому назад Нави, которую тогда звали Нина, жила в небольшой общине. В то время на большей части территории Зоны Москвы уровень радиации был пограничный, а на некоторых участках смертельно опасный для человека. Поэтому люди продолжали обитать в своих подземных убежищах, поднимаясь на поверхность по крайней необходимости и только в защитных костюмах.

Тогда и случилась с ведуньей и знахаркой Ниной трагическая история. Впрочем, не так уж и редкая в те смутные и жестокие времена. Нина и раньше вызывала у членов общины подозрение своими паранормальными способностями – ведь люди боятся всего, что выходит за рамки их понятий. А тут еще и с лицом ведуньи начали происходить пугающие изменения – веки стали отвисать и вытягиваться, все больше напоминая надглазные щупальца шамов. И однажды кто-то из членов общины выдвинул грозное обвинение, заявив, что Нина – мутант.

Суд оказался скорым и безжалостным – ведь признаки мутации были налицо. А по законам общины это приравнивалось к тяжкому преступлению и каралось либо смертной казнью, либо выселением из общины.

Нину приговорили к выселению. Относительная гуманность приговора объяснялась тем, что суд учел предыдущие заслуги обвиняемой – будучи знахаркой, она многих спасла от смерти. Вот и зачлось напоследок.

Оба сына Нины – Еремей и Федор – тоже оказались под сильным подозрением. Однако специальная комиссия в ходе тщательной проверки не выявила у детей ни единого признака мутации. И сочла, что мутация Нины не врожденная, а приобретенная – мол, облучилась где-то нечаянно или съела не то. Поэтому мальчикам сохранили жизнь.

Что касается Нины, то ее выгнали на поверхность. Выгнали без защитного костюма, потому что они были в дефиците. А Нина, по мнению членов общины, все равно не имела шансов выжить. Пройдет максимум день-два, и муты порвут ее на части. Так зачем оттягивать неизбежное?

Но Нина выжила. Прежде всего благодаря своим необычным способностям, которые в экстремальных условиях только усилились. Но не сразу и не сами по себе, а после того, как Нина нечаянно забрела в Поле Смерти. И по причинам, известным лишь самому Полю, осталась цела.

Дальше произошло следующее. В поисках прибежища Нине удалось добраться до ограждения Капитолия, где она наткнулась на разведгруппу. Разведчики не стали убивать Нину, посчитав, что эта уродливая женщина может стать источником полезной информации. И доставили ее внутрь Бункера.

А затем Нине снова повезло. Как раз в то время, когда она попала в Капитолий, там вспыхнула эпидемия сыпного тифа. Правители Капитолия мобилизовали на борьбу с очень опасным заболеванием все имеющиеся ресурсы. Тут и пригодился опыт и навыки приблудной знахарки Нины, которая умела лечить тиф. К тому же обладала иммунитетом от него.

Когда с тифом было покончено, Нину оставили в общине капитолийцев. Правда, на положении рабыни. Но привилегированной, с правом передвижения по крепости и освобожденной от тяжелых работ. Разве это не везение для человека, обреченного сородичами на гибель в джунглях Зоны Москвы?

Так минуло несколько лет. Затем последовательно произошли два знаменательных события. Первое событие было связано с тем, что в Капитолии Нина впервые прочитала Библию. И эта Большая книга с оторванной обложкой, ходившая по рукам рабов, потрясла сознание малообразованной женщины до самых его основ.

Ну а второе событие вновь изменило жизнь Нины самым роковым образом. Однажды ей пришлось выполнять обязанности повитухи при родах знатной женщины по имени Лидия. Роды прошли успешно. Если не считать того обстоятельства, что Нина стала невольным обладателем важной и очень опасной информации.

Едва придя в себя, Лидия предупредила знахарку, что та должна держать язык за зубами – если хочет остаться в живых. Нина поклялась, что сохранит все в тайне, и была намерена сдержать свое слово. Но Лидия имела другие намерения.

Через несколько дней скоропостижно скончался муж Лидии – один из членов Когорты, высшего органа управления Капитолием. И в тот же день кто-то отравил Нину. Она выжила чудом, успев вовремя принять противоядие.

Сопоставив факты, Нина поняла, кто организовал покушение. За внезапной смертью члена Когорты и попыткой убить знахарку могла стоять только Лидия. Она явно стремилась замести следы. Ведь Нина знала то, что несло смертельную опасность для Лидии и ее сына.

Поняв это, Нина пришла к выводу, что обречена. Если уж Лидия рискнула отравить высокопоставленного мужа, то от убийства бесправной рабыни ее точно ничто и никто не остановит. И Нина решила сбежать из Капитолия – благо она успела неплохо изучить устройство Бункера и систему охраны.

Так она снова оказалась среди развалин Тушино, одна, разуверившаяся в людях. И с Библией в руках. Точнее, с Большой книгой без обложки.

Начались тяжкие годы странствий. Нина старалась избегать людей, постепенно утверждаясь в мысли о том, что судьбой ей предназначена особая миссия. И вчитывалась в плотный текст Большой книги, некоторые главы которой постепенно заучила наизусть. Вчитывалась даже в темноте, потому что выработала в себе способность видеть при любом освещении, а потом и вовсе научилась читать, не открывая глаз. И это было очень кстати, потому что веки Нины отвисали все сильнее, и верхние она уже не могла поднимать без помощи пальцев.

Минуло несколько десятков лет. Нина старела, становясь все больше похожей на мутанта. Но смерть ее не брала, обходя стороной. Возможно, потому, что некогда Нина побраталась с Полем Смерти.

Однажды зимой, ночью, в каком-то подвале Нине явилось видение. Некое человекоподобное существо без лица спустилось к ней сверху, как будто с неба. Строго говоря, головы у существа тоже не было, ее заменял розовый нимб. Существо встало перед Ниной и указало на нее длинным и костлявым пальцем, словно хотело пригвоздить к стене.

«Кто ты?» – испуганно спросила Нина.

«Я посланник, – громоподобным голосом отозвалось существо. – Имя мое – Исуй Нави. Я пришел, чтобы указать тебе путь».

«Какой?»

«Такой, который ведет к свету. Найди их и поведи за собой».

«Кого их?»

«Тех, кто заблудился, но ищет истинный путь. Им нужен Гуру».

«Но кто они?!» – выкрикнула Нина, стуча зубами от волнения.

«Они сами явятся. Не спи. Вставай и иди».

Существо, назвавшее себя Исуй Нави – по крайней мере, так послышалось Нине, неопределенно махнуло рукой. И растворилось в воздухе.

Нине было очень страшно. А на улице бесновалась пурга. Но одновременно со страхом и волнением Нина испытывала необъяснимое воодушевление. Ей казалось, что перед ней открылась Истина. Или, по крайней мере, появилась цель. Настоящая цель, которой можно было посвятить остаток жизни.

Нина выползла из своего убежища на улицу и вдруг увидела там, в снегу, замерзающую самку нео – изможденную и раненную в ногу. Как выяснилось впоследствии, молоденькая самка отбилась в пурге от своих сородичей и подверглась нападению крысособак. Сейчас она находилась на грани смерти. Нина затащила девушку в подвал, подбросила в костер дров и занялась ее лечением.

Так в секте Нины появилась первая последовательница, получившая от новоявленного Гуру имя Мэри. А сама Нина взяла себе новое имя Нави – в честь загадочного существа, открывшего перед ней истинный путь. И принялась за реализацию своей миссии.

Потихоньку число адептов Гуру Нави росло. Все они были из числа нео. В людях Нави разочаровалась, считая, что они погрязли в грехах и не заслуживают лучшей участи.

Сколачивая секту мохначей, Нави собирала информацию, которая стекалась со всех концов Тушино по разным каналам. Однажды Нави узнала о том, что ее бывшая община поселилась в лесу, на месте так называемого Сходненского ковша. И что оба ее сына выросли, превратившись со временем в уважаемых членов общины лесных людей. Более того, Еремея на сходе избрали вождем. А его брат Федор, пойдя по стопам матери, стал знахарем. Оба женились, завели детей…

Впрочем, судьба сыновей, как и прочих «лесных», Нави мало интересовала. Теперь у нее была особая цель, в реализации которой лесные люди не имели важного значения в отличие от дикарей-нео – «новых людей», призванных создать новый мир и новое человечество.

Периодически Гуру посещали видения. Много разных видений. И среди них видение страшного Зверя. Того самого Зверя, описанного в Большой книге. Нави чувствовала, что его логово находится где-то неподалеку. Но где именно?

Собирая информацию, Нави, естественно, не обходила вниманием и хорошо ей знакомый Капитолий. Потому что помнила о Лидии и ее сыне. Они сыграли в судьбе Нави роковую роль, а она привыкла уделять знакам судьбы пристальное внимание. Поэтому знала о том, что Лидия давно умерла. А вот ее сын был жив. Данное обстоятельство тревожило Гуру – имелись особые причины.

И вот совсем недавно, каких-то пару недель назад, до ушей Нави дошли важные сведения. Она узнала, что сын Лидии стал Стратегом, возглавив крепость-государство Капитолий. Звали этого человека Якуб.

На следующий день Гуру посетило видение. Длилось оно необычно долго, почти целый час. Растолковав его, Нави поняла, что наступила пора решительных действий. Потому что приближается схватка между Зверем и Тем кто способен его победить. И от результата этой схватки зависит судьба нового мира, возрождающегося на руинах Зоны Москвы.

Так что Нави могла бы многое рассказать Тиму. Или Спартаку, как называли его зрители во время поединков на арене Стадиона. Или Тимуру, как звали его в Капитолии.

Но Нави еще не решила, что именно расскажет этому парню с невероятной судьбой. Парню, с которым она была связана особой нитью, проходящей через Поле Смерти. И уж совершенно точно она не собиралась посвящать его во все, что знала сама. Ведь каждый должен знать только то, что ему положено знать.

Нави не могла видеть будущее. Она могла лишь предполагать и на этом основании предугадывать. И больше всего она сейчас боялась ошибиться…


Нави подняла голову, и Тим подумал: «Нет, она все-таки видит меня. Только как? Она как будто смотрит прямо мне в лицо. Разве что веки не поднимает. Может, она вообще мысли читает, как шамы?»

Он непроизвольно поежился, хотя в помещении было не холодно. Даже, скорее, душновато. Пусть оно и находилось под землей, как и несколько смежных помещений, но не глубоко.

А еще здесь постоянно горел костер. Легкий сквозняк, тянувший, видимо, из вентиляционного отверстия, разве что немного освежал воздух, не принося прохлады. Тим даже почувствовал, что вспотел, а тело охватила слабость.

Может, это от усталости? Он бы с удовольствием вытянулся сейчас на полу и поспал. Однако странная старуха молчала. А Тим не решался прервать это долгое молчание.

И тут Нави наконец заговорила:

– Ты о чем-то спросил меня, Тим?

– Что?.. А-а. Да, я спрашивал. Мы говорили об Алене и ее отце. Ты что, знаешь их?

– Я многих знаю на этом свете, Тим. Но это не важно.

– Для тебя, может, и нет. Но мне необходимо вернуться на Стадион. Завтра.

– Зачем?

– Чтобы спасти Алену. Без меня ей угрожает опасность.

– Нам всем угрожает опасность, – меланхолично заметила старуха.

– Но Алена может погибнуть.

– Мы все можем погибнуть.

– Да плевать мне на всех! – воскликнул Тим. – Я должен спасти Алену. И точка! Завтра утром я уйду.

Старуха покачала головой. Снова покачала. Сейчас она походила на сердитую нахохлившуюся птицу. Потом с недоумением спросила:

– Ты что, любишь ее?

Совсем недавно кто-то уже задавал Тиму похожий вопрос. Кажется, это был Гермес. И Тим тогда не нашелся что ответить. Вернее, он полагал, что обязан Алене жизнью. Значит, вроде бы как в долгу перед ней.

Но Тим чувствовал, что это не вся правда. Его отношение к Алене не сводилось к чувству долга. Что-то тут таилось еще, чему он сам не находил объяснения. Только при чем тут любовь? Он и не знает, что это такое.

– Я не знаю, – сказал он. – Может, и люблю. Какая разница? Я должен спасти ее – и все. Чего непонятного?

– Даже если остальной мир погибнет?

– Ха! Остальной мир! – воскликнул Тим. И повторил: – Ха!

И замолчал. Остальной мир? Он никогда ни о чем подобном не задумывался. Что значит – остальной мир? Без Алены, что ли? Нет, такой мир ему не нужен.

Нави в это время думала о своем. По большому счету ей было плевать на чувства Тима. Она сама уже почти ничего не чувствовала.

Когда-то у нее было два маленьких сына. И она, конечно, их очень любила. Но после того как ее выгнали из общины, отправив на верную смерть в руины Москвы, чувства начали медленно умирать в Нави. И слово «любовь» ей давно ничего не говорило. Так же, как и Тиму. Правда, по иной причине.

Почти не говорило. Потому что в глубине души Нави – где-то на самом донышке – сейчас что-то шевельнулось. Очень личное. Однако Нави была слишком сосредоточена на своей глобальной идее фикс, чтобы уделять внимание подобной ерунде. И поведение Тима казалось ей не то чтобы глупым – оно просто не укладывалось в ее планы. И потому раздражало, вызывая недоумение.

– Мне нужен мой мир, – сказал Тим. – Там, где есть я и Алена. Вот спасу сначала ее – там посмотрим. А тебя я не понимаю.

– Что тебе непонятно?

– Многое. Иван всю дорогу трендел, что ты отправила его за мной. Получается, ты знала обо мне?

– Между прочим, ты не забыл, что Иван спас тебя от смерти?

Вопрос застал Тима врасплох. Это обстоятельство как-то выскочило у него из головы. Ну да, спас. Если разобраться, без помощи Ивана он бы еще утром превратился в хладный труп. Да и позже… Хм…

– Не забыл, – буркнул Тим. – Только я его об этом не просил.

– Не просил? Вот как? – с издевкой отреагировала Нави. – Предлагаешь вернуть тебя обратно капитолийцам?

Да уж… Следовало признать, что старуха умела задавать неудобные вопросы. Не хуже Гермеса, наверное.

– Ты не ответила. – Тим решил гнуть свою линию. – Откуда ты узнала обо мне?

– Земля слухами полнится… Мне рассказали о гладиаторе по имени Спартак, который лихо уничтожает мутов. Любых. Даже обладающих огромной звериной силой. И я решила, что этот парень может понадобиться мне.

Нави не соврала, отвечая Тиму, но очень сильно упростила ситуацию. А как иначе? Не рассказывать же юнцу о ее видениях. И о том, что она наделена способностью чувствовать то, что не под силу обычным людям. И о том, что между ней и Тимом с недавнего времени возникла особая связь.

Все равно он многое не поймет. И не поверит. Каждый может знать лишь то, что ему уготовано Провидением. Потому что у каждого своя миссия в этом мире.

– Так просто? – с разочарованием протянул Тим. Старуха явно темнила. – Ты что, следила за мной?

– Мы следили, Тим. Поверь, даже у стен есть уши. А у меня много помощников.

– Предположим… Так тебе нужен сильный боец?

– Сильный – не то слово. Очень сильный. И наделенный особыми способностями.

– Ты считаешь, у меня есть такие способности?

– А ты сам как думаешь?

Вообще-то Тим ни о чем таком особом не думал. Недосуг как-то было. Жизнь такая – из огня да в полымя. Но после простого вроде бы вопроса Нави в его памяти словно что-то замкнулось, а разрозненные факты и обстоятельства внезапно сложились в цельную картинку.

Он вспомнил, как удивленно покачивала головой Марфа, намекая, что он какой-то не такой. И восклицание Алены «Ну и организм у тебя, Тим! В первый раз подобное встречаю» всплыло в голове. И то, как быстро у него сворачивается кровь и затягиваются раны, вдруг обрело особый смысл…

Да вот взять хотя бы сегодняшний день. Капитолиец чуть не изрешетил его из автомата. Иван, балбес, даже не попытался остановить кровь повязкой. Так она сама остановилась и свернулась. И уже к вечеру он вовсю махал мечом… Ну, пусть и не вовсю и не той рукой, однако махал. Нормально ли это?

Чего там говорила Нави? Что его тело само справилось с пулями?.. И еще чего-то там… Помеченный смертью, что ли?

– Чего не отвечаешь? – спросила Нави.

– Как-то я раньше не замечал, – пробормотал Тим. – Нави, объясни, что происходит? Что значит «помеченный смертью»?

– Правильный вопрос… Жаль, что ты очень многого не помнишь. Значит, ты не знаешь, откуда у тебя этот амулет?

Тим потрогал пальцем клык на шнурке. Зуб как зуб, только крупный. Видимо, нео здоровенным был. Или очень мордатым. А так – ничего особенного. Правда, иногда этот зуб как будто нагревался. Даже кожу начинало жечь…

– Не помню, – сказал Тим. – Хоть убей – не помню.

– Жаль. Но одно я тебе точно скажу – когда-то этот нео побывал в Поле Смерти. Некоторым придуркам нравится там кувыркаться – сил они таким образом набираются и злобы. И как-то клык этого нео к тебе попал. Скорее всего, ты сам его и убил.

– Откуда ты знаешь?

– Я не знаю, а предполагаю, что убил. Иначе бы между вами не образовалось псионической связи. Есть такое древнее поверье – амулет из кости убитого тобой врага передает тебе его силу. Короче говоря, становится частью тебя. И так как этот нео прожег себя в Поле Смерти, то… В общем, Тим, чтобы не вдаваться в подробности – с этим клыком ты побывал в Поле Смерти. И оно приняло тебя за своего.

Тим ошарашенно покрутил головой. Было у него подозрение – еще при первом знакомстве с Иваном – что он имеет дело с сумасшедшим. Может, так оно и есть? А старуха – главная сумасшедшая в их компании…

Нет, кое-что она, конечно, соображает. Но рассуждать о том, что он побывал в Поле Смерти, это уж чересчур.

– Откуда ты можешь знать, что я там побывал?

Тим произнес это спокойно, с небрежностью. Зачем нервничать? Когда общаешься с сумасшедшим, лучше делать вид, что ничего не происходит. Ведь переубедить такое существо невозможно.

– Знаю, – коротко отозвалась Нави. – Потому что я это видела. Но ты меня не поймешь. А объяснять – очень сложно. В это надо верить.

«Ага, разумеется, – подумал Тим. – Надо верить – и все. А объяснения не нужны. Так я тебе и поверил».

Но вслух произнес другое:

– Значит, ты считаешь, что я побывал в Поле Смерти?

– Я это знаю.

– И не погиб?

– Ты же жив? Или ты считаешь себя мертвым?

«Удильщик знает, кем я себя сейчас считаю, – подумал Тим. – Алена говорила, что я мог побывать в Долине Предков. Но не полностью, а своим сознанием. То, о чем говорит Нави, куда хуже…»

– Тогда и ты мертва, – сказал Тим. – Не может же живой говорить с мертвым?

Старуха захихикала, слегка приоткрыв морщинистый рот:

– В этом мире все возможно, Тим. Это как посмотреть. Когда вокруг столько мутантов и киборгов, отличить живого от мертвого порой совсем непросто… Но сейчас дело не в этом. Дело в том, что ты побратался со смертью. И превратился в супербойца. Вот почему ты мне нужен.

– Даже если это так – зачем тебе такой боец?

– Затем, чтобы он победил Зверя.

– Какого еще зверя?

У Тима возникло желание прервать разговор, потому что в его понимании тот постоянно балансировал на грани реальности и бреда. В том, о чем говорила Нави, присутствовал определенный смысл. Более того, ее версия объясняла некоторые странные вещи, которые Тим и сам уже заметил. Разве что до сегодняшнего дня не задумывался над ними. И все же…

Все же ему не хотелось верить словам Гуру. Потому что они вносили в его простой и относительно упорядоченный мир разлад и новые проблемы. Ему бы разобраться с тем, что есть. Вернуться на Стадион, вызволить Алену из рук Гермеса, попытаться выяснить, кто он сам и почему на него охотятся капитолийцы. А тут какая-то полусумасшедшая старуха со своими заморочками…

– Очень страшного Зверя, Тим, – ответила Нави. – Такого, какого еще не видывал свет.

– Не видывал свет? И я могу его победить?

– Никто не может заранее знать, возможно ли победить Зверя. В Большой книге сказано, что такое возможно. Но не обязательно. У тебя, по крайней мере, есть шанс. И мы должны его использовать.

– И где этот зверь?

– В логове.

Тим вздохнул. Понятно. И очень содержательно. У этих – убежище, у тех – логово. Натуральный бред. Ладно, дослушаю ее сказку до конца. Если не усну.

– Ты знаешь, где оно находится? – спросил, едва сдерживая зевок.

– Догадываюсь. Но мне надо еще кое-что проверить. И вообще – это долгая история. Сейчас ты устал. Да и я устала. Поговорим об этом утром.

– С восходом солнца я отправлюсь к Стадиону, – твердо заявил Тим.

Нави вздохнула.

– Хорошо. Тебя разбудят до восхода солнца. И мы поговорим. Тогда и решим.

– Я и так уже все решил.

– Не торопись, Тим. Утро вечера мудренее. Кстати, ты знаешь, где расположен Стадион?

Тим замялся. Признаваться в том, что он совершенно не ориентируется на местности, ему не хотелось. Но и врать… Он махнул рукой и промямлил:

– Найду как-нибудь.

– Ну, тебе виднее. Просто я хотела сказать, что мы можем договориться. Если ты мне пообещаешь кое-что, то я тебе помогу. Я дам тебе моих ребят, и они тебя проводят до самого Стадиона.

Предложение звучало заманчиво. Но в нем мог таиться подвох.

– А что я должен пообещать? – спросил Тим.

– Давай об этом поговорим утром. Сейчас тебя покормят, и ты ляжешь спать. Ладно?

– Ладно, – сказал Тим, зевая. – Пусть будет так.

– Вот и хорошо.

Она громко хлопнула в ладони. Три раза. Затем выкрикнула:

– Джон, иди сюда!

Через некоторое время в комнату вошел мохнач. Тот самый, с кольцами в ушах и носу, который стоял (а, вернее, сидел) на посту у входа в обитель Нави. По мятой и слегка обалделой физиономии караульного было сразу заметно, что он только что дремал.

– Джон, приведи сюда Мэри, – распорядилась Нави. – Она мне нужна. И быстро! Понял?

– Я все понял, Гуру, – пообещал мохнач. И, развернувшись, потрусил в соседнее помещение.

– Хорошие ребята, – сказала старуха. – Только очень ленивые и с дисциплиной проблемы. Необходимо правильное воспитание.

– Не воспитывать их надо, а пинками под зад гонять. Тогда будет толк.

– У тебя отсталые представления. Пинками не воспитаешь нового человека, необходим иной подход. Поверь мне – в этих простых существах будущее человечества.

Рассуждения Гуру показались Тиму противоречивыми. И он задал вопрос, который давно вертелся у него на языке:

– Нави, а почему тут одни мохначи? Зачем они тебе?

– Не мохначи, а новые люди, – нравоучительно поправила старуха. – Огромная ошибка считать их примитивными дикарями. Это высокомерие дорого обойдется людям. Нео – мои верные помощники, единомышленники, и отнесись к ним с уважением.

– Я их уважаю, – соврал Тим. – Только все равно не понимаю. Неужели не проще найти помощников и этих самых, единомышленников, среди людей?

– Нет, не проще. И лишено смысла. Человеческий мир обречен на гибель. Вернее, он уже погиб. То, что мы наблюдаем, – агония. Людей не исправишь. Они погрязли в грехе и сами привели в исполнение свой смертный приговор. – Сделав многозначительную паузу, старуха высокопарно закончила: – Но природа создала новый материал. Надо лишь помочь ей взрастить из семян дерево.

– Материал – это мохначи? То есть – нео?

– Да, нео. Они наивны, искренни и не испорчены вредными знаниями. С ними я создам новую цивилизацию. Если удастся победить Зверя. А люди… они обречены.

Тиму не понравились эти слова. Не то чтобы он уж так сильно не уважал мохначей, но мнение Нави по поводу людей показалось ему обидным. Зацепило, в общем, как-то его такое мнение.

Понятно, что и среди людей сволочей хватает, но ставить их ниже нео… Это уж надо совсем из ума выжить. И Тим, усмехнувшись, не удержался от ехидной реплики:

– Если люди такие плохие, то почему ты обращаешься ко мне?

Он думал, что поставил сбрендившую старуху на место. Но та отреагировала быстро и неожиданно для Тима:

– Ну и что?

– Как «ну и что»? Я же человек. Пусть со зверем воюют нео. Раз уж они такие замечательные.

– Я обращаюсь не к человеку, а к бойцу. К бойцу, обладающему особыми качествами. А человек ты или нет… Знаешь, Тим, я в этом не уверена. Ибо зверя может победить только зверь.

Тим приоткрыл рот, да так и застыл в растерянности. И обмен мнениями прекратился сам собой, потому что в комнату бочком проскользнула лохматенькая рыжеволосая самка. На пару секунд задержалась около порога, оценивая ситуацию, и бойко спросила:

– Нави, ты меня звала?

Голосок у нее был тонкий и писклявый, как у ребенка.

– Звала, Мэри, – сказала старуха. – Отведешь нашего гостя в мужскую келью. Принесешь ему воды, чтобы умылся с дороги, и покормишь. Нормальным мясом покормишь, без душка.

– Все сделаю, как ты сказала, Гуру. – Лохматая девица стрельнула в сторону Тима глазами-пуговками и пискнула: – Все?

– Нет. Потом дашь ему тюфяк. И пусть отдыхает до утра. Как себя чувствует Иван?

– Он сидит у костра. Позвать?

– Не надо. Я сама подойду и осмотрю его рану. А теперь ступайте оба. – Она вяло махнула рукой. И вдруг добавила: – Спокойной ночи, Тим.

– Спокойной ночи, – пробормотал тот.

При других обстоятельствах Тим обязательно прицепился бы к двусмысленным словам старухи о людях и зверях. Это она на что намекает? На то, что он не человек? Бред бредом, но надо и меру знать. И вообще – подобными заявлениями не разбрасываются.

Однако сейчас Тим чувствовал себя слишком уставшим, чтобы продолжать трудный диалог с Нави. «Пусть пока болтает, что хочет, – подумал он. – Утром выясню, на что она намекает. Если, конечно, она не продолжит нести чушь. Тогда просто плюну и уйду. И фиг они меня остановят. Кстати, – подумал Тим, – не мешало бы на всякий случай выяснить, где у них хранится огнестрельное оружие и боеприпасы. Карабин с патронами мне бы не помешал. Да и гранаты. Правда, я их никогда не бросал. Но дело вроде бы не хитрое. Надо лишь вытащить чеку. Хорошо бы подержать хотя бы одну гранату в руках и посмотреть, что к чему…»

Так думал Тим, выходя из комнаты в сопровождении молоденькой самки по имени Мэри. Старуха в это время продолжала неподвижно сидеть на своем кресле, наклонив голову к коленям. Она не смотрела на Тима, но видела его внутренним зрением, способным проникать сквозь стены. И думала о своем.

Она думала о том, что Тим еще не готов к схватке со Зверем. Не готов, потому что в нем пока еще слишком много человеческого. И это плохо. Потому что Зверь может выбраться из логова в любой день.

Остается надеяться на то, что время решающей битвы еще не пришло. И с Тимом произойдет необходимая трансформация. Правда, самому ему об этом лучше не знать. Она и так сболтнула лишнее, и теперь Тим озадачен. Еще начнет ломать голову над тем, над чем не стоит задумываться бойцу. Потому что мысли порождают сомнение, а сомнение – это всегда слабость.

Пусть все идет своим чередом. Завтра она скажет Тиму лишь то, что ему необходимо знать. А пугать его раньше времени тем, что он превращается в Зверя, не стоит. Все произойдет само собой, как замыслено Провидением. Но произойдет.

Ибо зверя способен победить только зверь. Но зверь с лицом и душой человека, ибо так говорит пророчество из Большой книги. А то, что случится позже, не знает никто.

А еще Нави думала о том, что завтра они должны покинуть убежище. После того, как из плена убежал капитолиец, оставаться здесь стало опасно. Скорее всего, капитолиец погиб в подземных коридорах. Но береженого Исуй бережет…

Да и Тим теперь знает, где скрывается братство. Нет, он не предатель. Но, как и любое живое существо, оставляет после себя следы. А на каждый след всегда найдется свой следопыт…


Когда Тим в сопровождении бойкой Мэри вышел в зал, то заметил, что количество нео у большого костра, горевшего в центре, увеличилось. Мохначи не просто общались, а внимательно слушали Ивана. Тот, судя по всему, рассказывал нечто очень увлекательное – гримасничал, размахивал руками и даже иногда подпрыгивал. Видимо, на самых захватывающих местах.

Словно в подтверждение предположений Тима Иван вскочил, держа в руке карабин. Затем повел им из стороны в сторону, изображая стрельбу. «Отстрелявшись», что-то выкрикнул – Тим не разобрал, – после чего нео покатились с хохоту. А Иван, выждав паузу, с многозначительным видом показал пальцем на пусковую скобу.

«Не иначе как о наших приключениях байки травит, – подумал Тим. – И заодно инструктаж для сородичей проводит. Ну-ну… Вообще-то, есть о чем рассказать. Ванька и вправду сегодня отличился. Если бы не он, отдыхал бы я уже в Долине Предков… Так и быть, поговорю на рассвете с Нави, узнаю, чего она хочет. Не зря же Иван из-за меня жизнью рисковал».

Тим помахал рукой мохначу, но тот не заметил жеста хомо. В отличие от Мэри, которая вдруг сказала:

– Новый хомо теперь наш брат, да?

– Какой новый хомо? – не понял Тим.

– Ты. Иван сказал, что привел нового хомо, который будет нашим братом. И победит Зверя.

«Быстро у них информация расходится, – отметил Тим. – И выводы они быстро делают. Тоже мне, братья и сестры». Вслух же, уклоняясь от ответа, спросил:

– И большое оно, ваше братство?

– Не знаю. Наверное, маленькое. Нави говорит, что должно быть больше. Но пока не получается.

– Почему?

– Нави говорит – много званых, да мало избранных.

– Вот как… А чем вы тут в основном занимаетесь?

– Разным. Утром и вечером читаем молитвы – чтобы просветлиться. Днем мужчины охотятся.

Она так и произнесла – мужчины.

– А женщины?

– Готовим пищу. Учимся шить. Сажаем репу. Там, во дворе. – Она ткнула пальцем вверх.

– Не скучно так жить?

Мэри выразительно вздохнула:

– Скучно. Я стараюсь, но… Трудно встать на путь истинный.

– А ты встала?

– Не совсем. – Она шмыгнула носом и добавила грустным голосом: – Мысли греховные одолевают.

– Это какие такие мысли?

– Разные. – Лохматая девица хихикнула и без видимой связи спросила: – У хомо есть женщина? – Тим растерялся. Но Мэри игриво ткнула его пальцем в бок и, не дожидаясь ответа, заявила: – У Тима нет женщины. Новому хомо нужна новая женщина. – И тут же, для пущей доходчивости, плотно прижалась к Тиму бедром.

Росточка Мэри была невысокого, не доставая Тиму даже до груди. Но бедра имела мощные и крутые.

– Я в этом пока не уверен, – пробормотал Тим.

Он на ходу попытался отодвинуться от шустрой мутантки. Но та цепко ухватила его пальцами за локоть и возразила:

– Уверен. Тим – красивый брат. Как такому без красивой женщины? Правда, шерсти у тебя нет совсем. Вон у меня – смотри сколько! Вся в шерсти. – Она приподняла подол и без того короткого сарафана. – Видишь? У Мэри много жира и шерсти… Холодно, наверное, тебе зимой?

– Когда как… Мэри, давай мы о женщинах завтра поговорим. А сейчас я жрать хочу. И спать.

– Спа-ать? – многозначительно протянула «новая женщина».

– Одному спать. Поняла?

– У? – Она скорчила недоуменную физиономию. Но глаза проказливо поблескивали.

– Угу! Ты помнишь, что тебе велела Нави? Чтобы я отдохнул до утра. Забыла?

– Мэри ничего не забывает, – обиженно отозвалась шерстистая девица. Однако отпустила локоть Тима и немного отодвинулась. – Я помню – ты обещал.

– Чего обещал?

– Поговорить завтра о женщинах.

– Поговорим. Только учти, я люблю женщин с голой кожей.

– У? – Мэри округлила глаза. – Как у ощипанных куропаток?

– Как у ощипанных.

Она фыркнула и, не сдержавшись, захихикала.

– Тим шутит?

– Шучу, разумеется, – сказал Тим. И сам неожиданно для себя улыбнулся.

Нет, у них тут не соскучишься. Веселый народ. Слишком веселый, за исключением придурковатой старухи. Как бы плакать вскоре не пришлось.

Тим даже представить не мог, насколько пророческими оказались его мысли. Потому что в самом кошмарном сне ему не могло предвидеться, какой бедлам начнется утром. Точнее, незадолго до рассвета…


Глава пятая
Твари

Тим дрыхнул как мертвый. Уж слишком он устал за минувший день, который для него начался так рано, а завершился так поздно. Да еще в такой компании, что поневоле мозги отключатся, чтобы не закипеть.

Уложили Тима в большой комнате, где валялось десятка два тюфяков, набитых соломой. Впрочем, большинство из них пустовало, потому что мохначи еще продолжали сидеть у костра в зале – то ли заслушались баек болтливого Ивана, то ли нашли иное развлечение.

Возможно, молились, чтобы побыстрей просветлиться и встать на путь истинный – и на здоровье. Тима это совсем не интересовало. Прилег на персональный тюфяк, который притащила Мэри, и вырубился, словно провалившись в черную яму…

Проснулся от сильного шума. Что-то грохотало неподалеку, видимо, в соседнем зале с трубами. Рядом галдели мохначи. Они так же, как и Тим, ничего не понимали спросонья. Лишь нечленораздельно ругались и вскрикивали в своей манере:

– У?! У? У!

В общей спальне, которую Нави почему-то окрестила мужской кельей, было почти темно. Ее освещали всего два факела, прикрепленных к стене. Оба изрядно прогорели к утру и не столько светили, сколько чадили. Тим вскочил с тюфяка и, протирая глаза, двинулся к открытому дверному проему.

По дороге столкнулся с каким-то нео. В полумраке и суете не сообразил, кто тут мешается под ногами, и уже хотел без церемоний пихнуть нахального мута локтем. Но мохнач пробурчал в ухо знакомым голосом Ивана:

– Тим, иди за моя. – И потянул за руку. – Давай сюда.

– Ваня, что случилось? – пробормотал Тим, послушно следуя за «боевым товарищем». – Что за грохот?

– Моя не знает. Но думай, это плохо. – То ли спросонья, то ли от волнения Иван говорил как никогда сбивчиво и косноязычно. – Не бойся. Моя твоя будем спасать.

Они выбрались в зал, где было светлее из-за большого костра, и Тим окончательно убедился, что грохот доносился именно отсюда. Убедился не из-за того, что тот стал громче. Но Тим увидел, как под чьими-то мощными ударами сотрясается боковая стена зала. Из нее фонтанчиками летели пыль, куски цементного раствора и кирпича.

В одном месте стена уже буквально шаталась. И до сих пор не развалилась лишь благодаря цепким и прочным корням крыш-травы. Однако там уже вовсю сыпались кирпичи, и было понятно, что счет идет на секунды.

«Да что же это такое? – подумал Тим. – Кто же так может ломиться? Может, бьют тараном? Но кто?»

– Иван! – крикнул Тим. – Слушай, что там?!

– Где?

– Там, за стеной!

– Тоннель! – коротко отозвался мутант.

– Через который сбежал хомо?

– У!

Выкрикнув это многофункциональное междометие, мохнач вдруг посмотрел на Тима с приоткрытым ртом. В глазах его читался ужас. И через мгновение Тима тоже охватил иррациональный страх. Скорее всего, и ему, и нео одновременно пришла в голову одна и та же пугающая мысль. Мысль о том, что сбежавший хомо…

Сформулировать ее никто не успел, потому что шатающаяся часть стены с грохотом обрушилась, подняв кучу пыли. И почти тут же из образовавшегося проема высунулась голова ужасного монстра. Точнее, ужасная голова неизвестного существа, потому что его туловище в тот момент еще скрывалось в облаке пыли и темноте тоннеля. Но уже одной этой уродливой башки было достаточно, чтобы впасть в ступор даже человеку с очень крепкими нервами.

Башка казалась гигантской – около полуметра в длину – вытянутой, словно огурец, от пасти к шее, и приплюснутой сверху. И походила на голову черепахи или ящерицы благодаря клювообразным челюстям. Они занимали едва ли не половину черепа. В то же время чудовище имело очень крупные фасеточные глаза без век, напоминая этой особенностью стрекозу. Завершали «портрет» длиннющие, как у таракана, и толстые усы-антенны.

– Потолочник, – прохрипел Иван, смахивая со лба крупные капли пота.

Потеющий от страха и волнения нео – редкое и отчасти комичное явление в природе. Однако Тиму было не до юмора. Он и сам моментально вспотел, как цуцик. Ему почему-то показалось, что монстр смотрит прямо на него, и это препоганое ощущение вызвало внутреннюю дрожь.

Чтобы перебороть ее, Тим громко выругался. Да так удачно, что дрожь сразу прошла. Притом не только у него, но и, вероятно, у Ивана. Тот, услышав заковыристое «ёпрст», изумленно перевел взгляд на Тима и промычал: «У-у-у», что можно было перевести как «Ну, Тим, ты и даешь!».

– А то! – откликнулся Тим. – Ну и хрен с ним, с уродом. Пострашнее видали.

Однако настоящий кошмар лишь начинался. Потолочник, поводив по сторонам башкой, вдруг взял да и скакнул вперед, словно резвый фенакодус. И, полностью выбравшись из проема, привстал на задних лапах, подобно первобытному ящеру – жуткому и беспощадному. После чего Тим понял, что несколько поторопился с окончательными выводами – в том смысле, что такого страшного зверюгу он еще не видал.

Длина туловища монстра составляла никак не меньше двух метров. Руки ему заменяли толстые, как корабельные канаты, щупальца с присосками. Короткие ноги росли не столько вниз, сколько вбок, имели вогнутые в обратную сторону колени и уродливые ступни-пилы, усеянные острыми зубьями. В общем, не человек, не зверь, не насекомое, а именно что чудовище, предназначенное только для одной цели – убийства. Иными словами – потолочник.

Нюанс заключался лишь в одном. Существо, появившееся в зале, не являлось в полной мере потолочником, претерпев в силу ряда причин определенные трансформации. Иван разобраться в отличиях был не в состоянии – хотя бы потому, что видел потолочника в природе лишь один раз в жизни. Чудом унес тогда ноги, ничего толком не запомнив, кроме зубастой пасти и тараканьих усов. Потому и ввел Тима в некоторое заблуждение.

Однако сейчас этот нюанс никого не интересовал. Какие там нюансы, когда следом за первым чудовищем из пролома появилось второе, а затем и третье? Тут бы в себя прийти от неожиданного потрясения и решить, что делать дальше – то ли сразу драпать со всех ног куда глаза глядят, то ли попытаться организовать какое-никакое сопротивление. Но каким образом?

Тим обхватил ладонью рукоять меча, потянул его… И замер, оставив клинок наполовину обнаженным. «Что он собрался делать? – мелькнула мысль. – Кинуться на этих чудовищ с клинком наперевес?»

Сталь у его меча отличная, в боях на арене Стадиона меч ни разу не подвел. Но есть ли смысл вступать в рукопашную без крайней необходимости? Он должен спасти Алену! Вот его задача. А мохначи… В конце концов, он к ним в гости не напрашивался. У них тут свои разборки, а у него – свои.

Тим нашел взглядом лестницу, по которой вчера спустился в зал из коридора, и под ложечкой сразу неприятно засосало. За ту минуту, пока он очухивался, осматривался и пытался разобраться в происходящем, в ситуации наметились очень неприятные изменения. В частности, одно из чудовищ прыжками подскочило к лестнице, перекрыв пути возможного отхода.

На самом деле подобный маневр потолочник осуществил, скорее всего, случайно. Просто потому, что погнался за одним из мохначей. Тот, потеряв от испуга голову, решил элементарно дать деру. Да не успел.

Чудовище догнало беднягу у самой лестницы, когда тот уже начал взбираться по ступенькам. Нео так торопился, что не оглядывался, надеясь исключительно на резвость своих ног. Расплата последовала незамедлительно. Монстр выкинул вперед щупальце с присосками и мертвой хваткой вцепился косматому в поясницу. Тот попытался удержаться на лестнице, схватившись за перила. Но куда там!

Потолочник рванул жертву на себя, и та подлетела в воздух вместе с куском оторвавшихся перил. Следующим движением чудовище с размаху швырнуло нео на пол, превратив того в отбивную котлету. Но этим не удовлетворилось – ловко вывернуло уродливую нижнюю конечность и быстрым движением распилило мохнача напополам.

Тим был готов поклясться, что именно распилило. Потому что узкую и длинную ступню потолочника покрывали острые треугольные наросты, напоминающие зубья двуручной пилы. И они раздербанили мощный торс нео на две части, словно трухлявое бревно.

Обрубки жертвы трепыхались, разбрызгивая по сторонам кровь, слизь и ошметки кишок, а чудище и не думало останавливаться. Наоборот, только начинало трапезу. Потому что раскрыло пасть и откусило мохначу голову.

Судя по его поведению, монстр изрядно оголодал и был готов сожрать добычу без остатка. И сожрал бы, если бы не другой мохнач, несший пост на верхней площадке лестницы – у выхода в коридор. Он не испугался чудовища в отличие от косматого собрата и, пытаясь тому помочь, спустился по лестнице. Помочь не успел. И все-таки, невзирая на это обстоятельство, дерзко атаковал потолочника, врезав тому дубиной по загривку.

Тим от такого разящего удара точно бы окочурился. Как, наверное, и большинство других человекообразных существ. Но монстр не относился к хилому виду человекоподобных, являясь чем-то вроде киборга. Следовательно, был мало восприимчив к повреждениям и увечьям. Получив мощный удар, он рухнул на колени и от неожиданности громко хакнул, едва не подавившись зажеванной головой. Однако тут же перешел в контратаку.

Щупальце чудовища ухватилось за правое бедро храброго мохнача и дернуло его на себя. Тот, уже занесший дубину для следующего удара, не удержал равновесия и шлепнулся на пол. Ноги косматого мутанта при этом непроизвольно задрались кверху.

Потолочник мгновенно воспользовался ситуацией. Обвив свободным щупальцем левую ногу мохнача и продолжая удерживать правую, он потянул их в разные стороны. И разодрал отчаянно сопротивляющуюся жертву чуть ли не до грудной клетки.

Зрелище, что и говорить, выглядело эффектно и запоминалось надолго. А монстр еще больше рассвирепел. Войдя в раж, он отшвырнув тело несчастного мутанта в сторону и схватился за боковые балки-швеллеры лестницы. После чего начал их с ожесточением трясти.

Борьба разъярившегося чудовища с проржавевшей конструкцией длилась недолго. Нижний пролет в результате полностью обвалился, а верхний, вместе с лестничной площадкой, перекосился и повис на нескольких сохранившихся кронштейнах. Это означало, что основной выход из подземелья отрезан. По крайней мере, на настоящий момент.

В зале к тому времени металось около трех десятков мохначей. Видимо, это были все члены братства или, выражаясь казенным языком, весь списочный состав. Ну разве что за исключением нескольких караульных. Нео были явно растеряны, а некоторые откровенно паниковали.

Но не все. Некоторые из них, подобно храброму караульному на лестнице, пытались оказать сопротивление врагу. Правда, без особого успеха.

Один из потолочников направился к дальней от Тима стене – там, где находился вход в келью Нави. К чудовищу тут же подскочил мохнач, вооруженный заточенной рессорой. Действовал он отчаянно и прямолинейно, как учили с детства. Размахнулся со всей дури и попробовал садануть монстра по вытянутой вперед, словно капкан, пасти.

Тот с неожиданным проворством увернулся, а когда нео по инерции проскочил на пару шагов вперед, схватил его щупальцем за плечо. Резкий рывок, и плечевой сустав мохнача оказался вырван с корнем.

Бедняга, заверещав, рухнул на колени. Из зияющей раны багровым фонтаном брызнула кровь. Мохнач – мужественный парень – даже в такой безнадежной ситуации не пал духом. На поясе у него в примитивных деревянных ножнах висел нож с длинным лезвием – что-то вроде стилета. Не иначе как трофей, добытый в честном поединке.

Когда потолочник, плотоядно ощерившись, рыскнул в сторону жертвы пастью, нео взял да и ткнул уроду стилетом в носопырку. Увы, жест хотя и выглядел красиво, не принес никакого эффекта. Во-первых, потому, что носовые отверстия у потолочника отсутствуют как таковые по причине отсутствия самого носа. Во-вторых, кожу монстру заменяет прочная пластиковая пленка на основе поликарбоната. Ну а в-третьих…

В-третьих, лезвие даже не коснулось морды чудовища. Потому что оно пустило в ход свой полуметровый ус – взяло и стегнуло им по локтю мохнача, как кнутом. В результате руку того мгновенно парализовало электрическим разрядом, и она, как выражаются в народе, отсохла. Потолочник не стал дальше изгаляться – просто откусил косматую голову и начал смачно разгрызать.

Воспользовавшись паузой, к монстру подскочил еще один нео. В отличие от только что погибшего собрата он действовал осторожнее и хитрее. То ли был умнее, то ли имел какие-то особые соображения. Так или иначе, он не стал безрассудно налетать на чудовище, а выбрал иную тактику – зайдя сбоку, принялся тыкать грозного противника копьем.

Едва тот отмахнулся пилообразной лапой, как нео отскочил назад. И тут же повторил выпад копьем. Похоже, он даже не пытался убить потолочника, а лишь дразнил его. И, возможно, выманивал на себя.

Однако монстр не поддался на провокацию. Вместо того чтобы атаковать нового и назойливого, как квазимуха, врага, он подобрал с пола оторванную руку и закинул ее в пасть. Затем проглотил, как показалось Тиму, не разжевывая, и двинулся в прежнем направлении – к дверному проему, за которым могла скрываться Нави.

«А ведь он, возможно, хочет добраться до старухи, – подумал Тим. – Но как он может знать о ее точном местонахождении? Получил информацию? Учуял? Вообще действует наобум?.. Хотя какое мне дело до этой сумасшедшей?»

– Тим, они убьют Нави! – с ужасом в голосе выкрикнул Иван. – Тим, что делать?!

Тим промолчал. В нем боролись два чувства. Сердце воина требовало немедленно вступить в бой, потому что воин должен драться с врагом, а не рассуждать. Однако рассудок подсказывал иное. Он говорил: «Это не твоя война, Тим, и не твоя битва. У тебя есть собственная цель. Думай о ней».

– Иван, – сказал Тим. – Ты говорил, здесь еще один выход. Во двор, на поверхность.

– Да, есть. Почему твоя спросил?

Он явно не понимал, чего хочет хомо. Говорит о какой-то ерунде, когда здесь та-а-акое творится!

– Я знаю, что там вокруг кровососы, – сказал Тим. – Но вдруг да удастся прорваться?

– Куда прорваться?.. Тим, твоя хочет убежать??? – В голосе Ивана прорезалось изумление. Он уставился на хомо и выразительно протянул: – Тво-о-я – трус?

– Я не говорил, что… – начал Тим и запнулся. Скажи ему кто-то день назад, что он будет чувствовать стыд перед нео, Тим рассмеялся бы этому человеку в лицо. Надо же! Как быстро меняется мир.

– Моя все понял. – В глазах мохнача читалось презрение. – Выход вон там – в комнате, где мы спали. Там есть дверь. Иди, хомо. Я тоже пошел – драться.

Он закинул на плечо дубину, развернулся и сделал шаг вперед.

– Погоди, Иван.

Тим сам не понял, зачем остановил мохнача. Просто сорвалось с губ.

– Чего годи, хомо?

– Погоди. Иван, где лежит ваше оружие? То, что вы нашли в подвале?

Иван развернулся.

– Оружие? Зачем оно тебе?

– Не мне, а нам, – сказал Тим. Он не мог поступить иначе. Потому что у него было сердце воина. И голос такого сердца всегда сильнее голоса рассудка. – Нам нужно оружие. Иначе мы с этими тварями не справимся.

Мохнач неуверенно улыбнулся.

– Оно там, Тим. – Он показал в ближний угол, который сейчас находился за спиной Тима. – Твоя думает, их можно подстрелить?

– Скорее, взорвать. Гранаты тоже там?

– Да.

– Давай туда. Быстро!

Они подбежали к углу, перепрыгнув через две здоровенные трубы полуметрового диаметра. Около стены они изгибались и заходили в вертикально установленную цистерну. Именно здесь, между стеной и цистерной, лежало несколько продолговатых деревянных ящиков.

– А порох где? – спросил Тим.

– Он там, у Нави. – Иван махнул рукой. – Нави сказала, пусть он будет у меня. А то мы можем нечаянно взорваться.

– Ну и ладно, – сказал Тим. – Обойдемся без пороха. Показывай, где гранаты.

Мохнач отодвинул один из ящиков и открыл крышку. Там, действительно, лежали гранаты. Сколько именно, Тим не мог сказать – потому что в углу, прикрытом трубами и цистерной, было очень темно. Но он видел, как гранаты поблескивали внутри ящика, и судя по размеру ящика, их находилось там немало – десятка три-четыре, а то и больше. Он присел, осторожно взял в ладонь одну гранату и поднес ее к лицу.

Это была «лимонка» – такую же вчера на глазах Тима бросил в капитолийцев маркитант из их поисковой группы. Маленькая – свободно умещается в ладони. Ребристая, с выступающими стальными квадратиками. Почти круглая, как репка. Но с торчащей трубкой, на которой висело стальное колечко.

К трубке крепилась небольшая металлическая пластина, похожая на рычаг. Тим слегка надавил на него и почувствовал, как тот пружинит под пальцем.

– Граната, – деловито объявил Иван, присевший рядом. – Вот корпус, вот запал, вот чека. Выдергиваешь и бросаешь. Очень просто. Так сказал пленный хомо.

– А это что за хрень? Вот эта пластина?

– Пластина? Не знаю. Хомо не сказал.

– То-то и оно, – пробормотал Тим.

Он ощущал какой-то подвох, но разбираться в этих неясных ощущениях было некогда. Либо они смогут воспользоваться гранатами в борьбе с ужасными монстрами, либо остается броситься врукопашную. Как тем отчаянным мохначам, которых потолочники раздербанили в клочья.

– Слушай, Иван. Подзови кого-нибудь из своих. Нам понадобятся помощники.

– Понял, Тим.

Иван поднялся, отошел на несколько шагов и залихватски свистнул. А потом что-то гортанно выкрикнул. Нечто вроде «Уля-улю!».

«Ладно, – подумал Тим, аккуратно положив гранату на место. – Разберемся. Может, чего и получится».

Он откинул крышку соседнего ящика. Там лежали карабины. У Тима не было уверенности, что это оружие окажется эффективным против монстров. Но почему бы и не попробовать?

Он вытащил карабин и покрутил его в руке. Оружие внешне походило на автомат Калашникова, которым Тиму уже приходилось пользоваться. Ствол, цевье, приклад, скоба и спусковой крючок – все почти один к одному. А вот это, видимо, предохранитель. Но нет рукоятки и магазин совсем маленький.

Зато у карабина имелся нож с длинным и прочным клинком, прикрепленный под стволом. Тим знал, что такой клинок с короткой ручкой называют штык-ножом. Как же его развернуть? Ага!

– Вот мы, Тим, – объявил Иван. – Это Джон и Макс. Что делать?

Рядом с ним стояли еще два мохнача, тяжело переводя дыхание. Один незнакомый, а второго Тим узнал. Это был Джон, дежуривший вчера вечером около комнаты Гуру. Впрочем, он мало чем отличался от Макса, если не считать колец в носу и ушах.

– Значит так, парни, – сказал Тим. – Постараемся взорвать этих тварей гранатами. Вы ведь знаете, что это такое?

– Знаем, – заявил Макс. – Нам показывали.

– Да, показывали. Но вам надо быть осторожнее, парни. Держите пока по одной гранате.

– Давай быстрей! – Макс буквально вырвал «лимонку» из ладони Тима. – Мне некогда! Они уже убили много наших.

– Подожди, Макс…

Тим понимал, что граната – опасное оружие. Тем более опасное, когда не знаешь толком, как им правильно пользоваться. И у Тима возникло опасение, которым он хотел поделиться с мохначами. Мол, парни, делать надо так-то и так-то. Иначе…

Но нетерпеливый Макс, рвавшийся в бой, не стал дальше слушать бестолкового хомо. Схватив гранату, он перепрыгнул через трубы и побежал к центру зала – туда, где вокруг трех потолочников опасливо кружили мохначи. Они уже поняли, что столкнулись с невероятно сильным, изворотливым и злобным врагом. И сейчас действовали осторожно, нападая на монстров с разных сторон – примерно так, как поступают охотничьи собаки, стараясь отогнать медведя.

Тим отметил, что нео сражались всей гурьбой, без деления на самцов и самок. Девицы были в некотором роде даже агрессивнее, ни в чем не уступая «сильному полу». А уж визжали так, что закладывало в ушах.

Единственное, что отличало их от самцов, так это короткие платьица и вооружение. Если могучие «братья» в основном махали разнокалиберными дубинами, то приземистые и широкобедрые «сестры» использовали копья. А также пустили в ход примитивные топоры, предназначавшиеся для рубки мяса и сучьев.

Пока три монстра застряли в центре зала, четвертый пытался прорваться в комнату Нави. Ему удалось прикончить или изуродовать несколько космачей. Но еще с полдюжины разъяренных нео взяли его в плотные тиски, молотя дубинами с отчаянной смелостью обреченных. И, кажется, не без успеха, потому что перебили монстру лапу-пилу, изрядно отрихтовали дубинами бока, да еще и проткнули копьем глаз. И теперь подраненное чудовище не столько атаковало, сколько отбивалось.

Однако нетерпеливый Макс спешил не туда, а к потолочникам в центре зала. Еще на бегу нео что-то прокричал, после чего его «собратья по оружию» врассыпную бросились в разные стороны и попадали на пол. Они явно пытались спрятаться – из чего Тим сделал вывод о том, что Макс дал команду укрыться от осколков. Следовало признать – до настоящего момента косматый действовал правильно, особенно с поправкой на его первобытные мозги и нулевой опыт использования гранат.

– Сейчас взорвет эту тварь! – довольно потирая руки, объявил Иван. – Капец ей будет.

Тиму тоже хотелось насладиться зрелищем и заодно проверить на практике некоторые предположения. Он знал, что гранаты, взрываясь, разбрасывают осколки. Но вот на какое именно расстояние – не знал. Потому что не удосужился в свое время уточнить эту важную информацию ни у Михея, ни у Алены. А с охранниками на такую скользкую тему можно было и не говорить – все равно бы ничего не сказали, а то и послали бы к удильщику на рога.

Вот почему Тим держал ухо востро, внимательно следя за действиями рискового Макса. Ведь тот, считай, добровольно выступил в роли испытателя и одновременно подопытного кролика. Но и Тим, наблюдая за ним, рисковал. Если осколки, предположим, разлетаются на пятнадцать метров, это одна ситуация. Но вот если на тридцать, а то и больше, то…

– Ложитесь на пол! – скомандовал Тим. – И прячьтесь за трубами.

Джон послушно выполнил распоряжение. А вот Иван с недоумением протянул:

– Зачем ложиться? Далеко же дотуда.

– Откуда ты знаешь, далеко или нет? Прячься, а то посечет осколками.

– А ты? – пробурчал Иван, приседая за стальной емкостью. И сразу же вытащил из ящика карабин. Шустрый он был парень, ничего не скажешь. Настоящий «новый человек». Вернее, «сын нового хомо».

– Ты что, стрелять собрался? – спросил Тим.

– А то!

– Ладно, попробуй. Только сначала дождись взрыва.

– А ты почему не прячешься?

– Не беспокойся, спрячусь. Я знаю, что делаю.

Честно говоря, Тим не очень-то знал, что делать. И в значительной степени опирался на интуицию. Со вчерашнего вечера, когда Иван рассказал об «инструктаже» пленного хомо, Тима терзали сомнения. И сейчас они лишь усилились.

Ну да, чеку надо выдернуть, чтобы привести в действие взрыватель, – с этим Тим был согласен. Однако граната не может взрываться мгновенно – должен быть некий временной интервал, чтобы она успела долететь до цели. Но какой?

Три-четыре секунды? Маловато, тут и бросить-то не успеешь, взорвешься сам к чертовой матери. Пять или шесть? Да, это уже надежнее. А еще надежнее, если взрыв происходит через семь-восемь секунд. Тогда и чеку спокойно выдернешь, и прицелишься, и размахнешься как следует…

Да вот только считать до стольки замучаешься. И в горячке боя запросто можно сбиться. А если швырнуть гранату слишком рано, то враг может ее и обратно запулить. Это же не камнями кидаться, тут точный расчет нужен.

И еще один момент беспокоил Тима. «Лимонка» маленькая и очень просто устроена. Зачем к ней присобачили непонятную пластину, похожую на рычаг? Для красоты, что ли? Она, если подумать, даже мешает плотно обхватить корпус гранаты. Разве что если прижать… Но для чего?.. Нет, непонятная деталь. Ну, не лишняя же?

Тиму хотелось рассмотреть как можно больше, раз уж безбашенный Макс сам полез на рожон. Хотелось, даже с поправкой на то, что его самого может зацепить осколками. Ведь если не разобраться сейчас, то как потом пользоваться этими гранатами? Считай, бесполезная вещь. Если, конечно, не хочешь стать самоубийцей.

Вот из таких соображений исходил Тим, настороженно наблюдая за действиями Макса. А дальше произошла неожиданная и трагическая развязка. Не добежав до ближайшего потолочника шагов десять, нео притормозил около круглой железной конструкции, смахивающей на лежащую бочку. Пригнулся, произвел с «лимонкой» какую-то манипуляцию – вероятно, выдернул чеку – и отвел руку для броска.

«Пора прятаться!» – подумал Тим.

По его прикидкам выходило, что до момента взрыва остается еще три-четыре секунды. Однако он жестоко ошибся. И мог бы словить с десяток осколков, если бы не приключилось невероятное совпадение.

Граната в руке Макса взорвалась практически в тот момент, когда Тим лишь вознамерился присесть, чтобы укрыться за цистерной рядом с Иваном. Но осколки не долетели до Тима, хотя от него до Макса было каких-то полтора десятка шагов. Не долетели, потому что за мгновение до взрыва перед Тимом возникла чья-то исполинская тень – и закрыла его от летящих осколков.

Впрочем, в том хаосе, который начался в этот момент, Тим не сразу понял, что произошло, – потому и не успел обрадоваться счастливому спасению. И, как выяснилось чуть позже, даже к лучшему, что не успел – иначе бы еще сильней затем расстроился…

Оператор Гай изначально не собирался принимать непосредственное участие в атаке убежища мохначей-сектантов. Как и все нейроманты, он был от природы осторожен и трусоват. Зачем рисковать самому, если можно загребать жар чужими руками с помощью бестолковых био? Этим простым принципом Гай руководствовался всю свою жизнь. И так как до сих пор не сдох, значит, и жизненный принцип был правильным.

Вот и отправляясь на задание вместе с четверкой потолочников, Гай знал, что черновая работа возложена на них. А его дело управлять и контролировать, чтобы задание было выполнено в соответствии с поручением хозяина. Хозяином Гай называл про себя Великого Стратега Якуба, которому волею судеб служил в настоящее время – после того, как угодил в плен к капитолийцам. А хозяин что велел?

Хозяин велел, чтобы потолочники вырезали под корень шайку нео, окопавшихся в подземелье. Но если кто и разбежится по закоулкам, гоняться за ними не надо – удрали, и удильщик с ними. Главное зло не они, а их предводительница, некая старуха по имени Нави. Вот ее нужно в первую очередь найти и прикончить любым способом.

А еще в убежище может оказаться человек по имени Тимур или Тим. Ну, собственно, имя не имело никакого значения, потому что потолочники не будут спрашивать, как тебя зовут. Оторвут голову, и все. Важно, чтобы голова была человечья – хомо то есть, как выражаются продвинутые мутанты.

Вот это, собственно, Гай и донес до примитивного сознания монстров с помощью определенных технологий и своих навороченных мозгов. Мол, мочите всех нео подряд, но одновременно ищите человека. Если заметите, рвите его на куски. Ну и старуху, конечно, ищите – по запаху.

Со старухой в этом смысле было проще. Потому что запах помогал потолочникам идентифицировать цель очень точно. С человеком по имени Тимур ситуация выглядела сложнее.

Якуб передал Гаю старую рубашку этого парня. Но запах из нее почти выветрился, так как никто не догадался своевременно упрятать рубашку в воздухонепроницаемый пакет. Кроме того, как сказал хозяин, Тимур за последние дни где только не побывал и мог вонять чем угодно. Поэтому особо надеяться на опознание по запаху не стоило.

А вот вычленить среди кучи мохначей человека потолочники могли – и по общему специфическому запаху, и по внешнему виду. На этом и строился основной расчет – если, конечно, Тимур вообще находится в убежище. Ну, это уже на месте станет ясно.

Так вот. Соответствующую информацию, как и установку, Гай потолочникам передал. Система оповещения «свой-чужой» у тварей худо-бедно функционировала, хотя и со сбоями. Ну а драться и убивать они, естественно, умели сами, тут с оператора взятки были гладки. Ему оставалось лишь контролировать процесс, вмешиваясь в случае возникновения нештатных ситуаций, ну и ждать, когда все закончится.

Теоретически оператор был способен полностью взять под контроль сознание отдельного потолочника, это называлось «оперативным управлением». Оно предусматривалось для ситуации, когда у изделия выходит из строя центр управления (так называемый «мозжечок»), и оно теряет способность к самостоятельным действиям. Вот тогда оператор, переключив все системы изделия на себя, мог бы «реанимировать» зависшую биомашину, чтобы использовать ее в виде механической куклы-бойца.

Другое дело, что такое управление значительно уступает по эффективности самостоятельным действиям потолочника. И смысл применять его возникает лишь в экстремальных ситуациях, когда, как говорится, пан или пропал. Ведь сосредоточившись на одной машине, оператор не сможет контролировать остальные.

У Гая «под ружьем» находилось сразу четыре твари. Поэтому он какое-то время не вмешивался в происходящее. Едва потолочники проломили стену тоннеля и схватились в рукопашной с набежавшими нео, Гай присел на корточки и сосредоточился на телепатической картинке в мозгу. И даже не высовывался в зал, чтобы не ровен час не нарваться на дубину мохнача.

Рядом находились вооруженные до зубов бойцы из группы сопровождения в костюмах магнитоэлектрической защиты. Они изредка заглядывали в пролом и сообщали о ходе событий. Ход Гая в целом устраивал, и он слегка расслабился, посасывая медовый леденец. Леденцами операторов снабжали по распоряжению Якуба, чтобы нейроманты подпитывали организм глюкозой – умственная работа все-таки, это вам не палашами махать…


Сначала Тим услышал взрыв. Почти одновременно увидел уродливую гигантскую фигуру. Через мгновение услышал свист и стук осколков – где-то очень рядом, но все-таки в стороне. Машинально присел на корточки. И, кажется, закрыл глаза – инстинктивно…

А когда открыл, то обнаружил в пяти-шести шагах от себя тварь с распахнутой пастью. И это был, несомненно, потолочник во всей его первозданной красе монстра-убийцы.

Каким образом он мог здесь появиться, словно материализовавшись из воздуха, оставалось загадкой. Ведь в зале до настоящего момента находилось четыре потолочника – Тим их хорошо разглядел несколькими секундами раньше. Передвигались они достаточно медленно и неуклюже – по крайней мере, у Тима сложилось такое впечатление. Крылья у тварей вроде бы отсутствовали. Так что же произошло?

Впрочем, Тиму сейчас было не до разгадывания аномальных явлений. Он едва не погиб от разлетевшихся осколков и мог бы погибнуть чуть позже – ведь потолочник был способен разорвать человека на клочки в считаные мгновения. Но монстр, уже подкравшийся к намеченным жертвам на дистанцию атаки, сам оказался застигнут врасплох неожиданным взрывом. И немного замешкался.

Хотя воздействие осколков на расстояние в десять метров было для потолочника – при его прочнейшей шкуре – несущественным, совсем уж без последствий не обошлось. Один из осколков угодил точнехонько в фасеточное буркало, и страшилище окосело. Да еще и задергалось как припадочное, потому что примитивный мозг получил сигнал о сбое в системе организма, напичканного нейронными волокнами. В результате Тим получил шанс на спасение.

Правда, совсем мизерный. И, строго говоря, шанс не столько на спасение, сколько на продление жизни. Секунд этак на пять. Чтобы погибнуть, так сказать, в бою, а не безропотной жертвой. Если, конечно, получится за это время выхватить меч и хотя бы разок взмахнуть им.

Тим воспользовался предоставленным шансом. Потому что заслужил его постоянной борьбой за жизнь, научившись хвататься за соломинку. Сейчас он схватился за рукоять меча. И когда монстр махнул щупальцем, собираясь захлестнуть им жертву, Тим оказался готов к атаке. Секанул снизу вверх от бедра и отрубил от щупальца добрую половину. Эх, хорош клинок, как бритва режет!

Однако потолочник умел то, что не умело делать ни одно нормальное существо. А именно – асинхронно двигать сразу несколькими конечностями. И пока Тим отсекал левое щупальце, правое уже метнулось вперед, намереваясь вцепиться в лицо противника.

Тима спасла молниеносная реакция. Он отдернул голову и отпрыгнул. Правда, споткнулся при этом об ящик с гранатами и шлепнулся на пол.

Монстр тут же скакнул вперед, играючи преодолев пару метров. Пасть его, усеянная здоровенными зубами, распахнулась, готовая отхватить от Тима никак не меньше трети его тела. Вместе с головой, естественно. Чудовище ничуть не сомневалось в том, что сейчас плотно позавтракает, и имело для таких кулинарных планов все основания. Ведь положение Тима представлялось безнадежным.

Он, конечно, мог попытаться ткнуть монстра клинком в морду. Но попытка была изначально обречена на провал, потому что потолочник – изворотливая тварь – уже готовился отразить контратаку Тима своей разящей лапой-пилой. А это означало, что подобное движение станет для Тима последним движением в его короткой жизни. Однако произошло совершенно неожиданное – как для монстра, так и для Тима.

Тим все-таки сделал выпад мечом – а что еще остается, когда в полуметре от тебя сверкает зубищами огромная пасть? Потолочник, естественно, рубанул по клинку лапой. Которая, если судить по результату, была изготовлена не иначе как из стального сплава.

Удар чудовища, нанесенный сверху вниз – ведь Тим полулежал на полу, оказался такой силы, что меч отлетел в сторону. После чего отсчет жизни Тима пошел в обратном направлении и при этом очень быстро – два, один, один на ниточке…


Расслабуха у нейроманта закончилась в тот момент, когда случился первый серьезный сбой. Сначала Гай потерял из вида потолочника по кличке Зорд. Его фигура вдруг размылась и исчезла из сознания оператора. Гай напрягся и, сосредоточившись на канале связи с мозжечком потолочника, через несколько секунд обнаружил пропажу – оказалось, что тварь переместилась за это время на пару десятков метров в сторону.

Не успел нейромант осмыслить причину кратковременного сбоя, как рванула граната. Несколько осколков вылетело в пролом, упав в тоннель, и это был неприятный сюрприз – Гая не предупредили о том, что у мохначей есть взрывчатые боеприпасы. В следующий момент он зафиксировал у Зорда повреждение оптической системы и подумал, что не мешало бы лично оценить ситуацию визуально. И хотя Гаю очень не хотелось «светиться» перед нео, он все же приблизился к пролому и выглянул в зал.

Шустрого потолочника он обнаружил в дальнем левом углу, наверное, метрах в сорока от себя. Тот, похоже, с кем-то дрался, но толком различить что-либо Гай не мог – в углу было совсем темно, к тому же мешали трубы и различные емкости, торчащие по всему залу. Нейромант подумал, что причиной сбоя могло стать обилие металла, экранирующего телепатические сигналы. Но почему тогда сигнал так быстро восстановился? И почему засбоило лишь один раз и именно на канале связи Зорда?

Хм… Неужели у того произошло непроизвольное включение системы «невидимка», которая делает тварь невидимой в определенных диапазонах? Подобная система была изначально заложена в конструкцию изделий, но подразумевалось, что она должна срабатывать по команде оператора. Иначе неразумные твари могут уйти из-под контроля и разбежаться в самый неподходящий момент.

Задумавшись, Гай хотел почесать голову, но рука наткнулась на защитный шлем. «Ладно, – подумал телепат. – Сейчас некогда с этим разбираться. Главное, выполнить задание хозяина. Пока что твари неплохо справляются – вон уже сколько мохначей накрошили».

Он прищурился, вглядываясь в темный угол, и вдруг ему показалось, что там что-то блеснуло. Труба? Да нет, тут все покрыто слоем ржавчины. Меч? У нео есть мечи? Вот опять… Нет, не меч. Шлем или каска? У мохнача?

– Похоже, он в каске, – сказал командир группы сопровождения капрал Юрок. Он стоял рядом с Гаем и, как и тот, смотрел в дальний угол. Полимерное забрало защитного шлема у капрала было поднято, чтобы улучшить видимость – иначе стекло запотевало изнутри. – Прибарахлился где-то косматый.

– Ты тоже заметил? – отозвался нейромант. – А я уж решил, что мне показалось.

– Да нет, не показалось. Это шлем. Вернее, каска. Видел я такое у маркитантов…

Юрок замолчал, уставившись на Гая. А тот, приоткрыв рот, тоже молчал. Вероятно, им одновременно пришла в голову одинаковая мысль. Капрал, как и Гай, был проинформирован о том, что главная цель операции – уничтожение главаря секты ведьмы Нави, а также изменника Тимура. Если тот, разумеется, находится в убежище сектантов.

– Слышь, Гай? – продолжил Юрок. – Я говорю – каска у него. Может, это человек?

– Ты думаешь… – начал нейромант.

Но не закончил фразу, потому что…

Ниточка не оборвалась, хотя жизнь Тима уже висела над пропастью даже не на ниточке, а на волоске. И чудесное спасение пришло от существа, которого Тим – только представьте! – всего сутки назад в сердцах обозвал косматой рожей. Каким все же поверхностным и ошибочным бывает иногда первое впечатление! Вот и Тим ошибся.

Рожа, если рассуждать, отбросив политкорректность, у Ивана и на самом деле выглядела косматой – в том смысле, что он куда больше смахивал на дикаря, чем на благородного идальго. Но вот нутро у «сына нового хомо» оказалось самое что ни на есть благородное. И он помог боевому товарищу в тот момент, когда душа Тима уже готовилась отправиться в Долину Предков.

Правда, вход туда выглядел уж слишком, извините за выражение, непрезентабельно. Какая тут, к удильщику, презентабельность, если речь идет о распахнутой пасти монстра?! Она уже почти дотянулась до Тима, когда Иван нажал на спуск карабина. Нажал всего один раз, потому что не умел толком стрелять и не знал, что при стрельбе из самозарядного карабина надо каждый раз отпускать спусковой крючок. Однако даже одного выстрела хватило для того, чтобы потолочник отпрянул назад.

Пуля попала в раззявленную пасть, что было неудивительно при такой величине мишени. Да и стрелял затаившийся в темном углу Иван с каких-то трех шагов. Тем не менее решающее значение сыграли не меткость и удачливость начинающего стрелка, а иной фактор.

Ловить раскрытым хлебальником пули занятие не самое приятное – даже для такого стрессоустойчивого и малочувствительного ублюдка, как потолочник. Пуля – это все же не бабочка и даже не муха-цокотуха, а стальная хреновина, летящая со скоростью семьсот метров в секунду. Но обычная пуля, пусть и выпущенная с очень близкого расстояния, не доставила бы монстру серьезных хлопот.

Ведь рот – не мозг и не сердце. А нервные окончания, вызывающие чувство боли, у потолочника практически отсутствуют. Ну, подумаешь, выбила пуля пару зубов и застряла где-то в нёбной кости. Не бежать же из-за таких пустяков к стоматологу за имплантами? Нёбо само зарастет, и зубы сами вырастут – регенерация называется.

Однако по стечению обстоятельств карабин, который схватил Иван, был заряжен бронебойно-зажигательными пулями. И такая пуля, выпущенная им, не просто разнесла монстру вдребезги аж три зуба и, войдя под наклоном, пробила верхнюю челюсть насквозь. Она эту челюсть еще и обожгла. А на ожог рецепторы потолочника реагируют. Не потому, что ему больно, а потому, что ожог предупреждает биологического робота об опасности – так ведь и спалиться можно, если угодишь в огонь.

Вот почему монстр резко отдернул голову, а следом захлопнул пасть. И даже отпрыгнул. Примитивный мозг дал такую команду, значит, надо выполнять. А тут еще и один глаз не работает. Попробуй с ходу разберись, с какого бока грозит опасность. Тот чудак, который с мечом, вроде и не опасен уже был. Но откуда-то же эта хрень в рот прилетела?! Откуда, спрашивается?

Пока потолочник крутил башкой и шевелил усами, активно исследуя обстановку на предмет угрозы, Тим лихорадочно искал меч. Тот отлетел куда-то, а вот куда именно, Тим, естественно, не заметил. Где уж тут заметить, когда тебе в лицо дышит такая страхолюдина…

На самом деле меч ударился о стену и упал за ящик с гранатами. Но как Тиму было об этом догадаться, да еще и в темном углу? А счет между тем по-прежнему шел на секунды и в любой миг грозил снова превратиться в обратный отчет.

Шаря руками во все стороны, Тим наткнулся на то, на что и должен был наткнуться в его положении, – на ящик с гранатами. И сделал то, что и должен был сделать, – рефлекторно схватил одну из гранат. А вот дальше…

Вполне можно допустить, что, находясь в отчаянном положении, Тим просто бы вырвал чеку. И геройски погиб бы, угробив заодно Ивана и, при удачном стечении обстоятельств, подпортив шкуру потолочнику. В общем, называя вещи своими именами, Тим мог пропасть ни за грош, пусть и с криком «банзай!». Такое иногда случается – человек совершает геройский поступок, но толку от этого мало.

Однако судьба продолжала хранить Тима. Потолочник, оценивая ситуацию, оказался в позиции буриданова осла, потому что обнаружил сразу две привлекательные цели – Тима и Ивана. Это вызвало в его не самом интеллектуальном мозжечке легкий сбой. Выражаясь совсем просто, монстра заклинило. Всего на две-три секунды. Но их хватило для того, чтобы события приняли новый и непредсказуемый оборот.

Выйдя из ступора, потолочник по каким-то ему одному известным мотивам решил атаковать Ивана. Но и тот зря времени не терял. Поняв, что давить на спусковой крючок смысла не имеет, так как карабин не стреляет, мохнач отпустил крючок. И тут же снова нажал его. Чисто инстинктивно нажал, реагируя на агрессивное движение монстра. А карабин возьми да и выстрели.

На этот раз пуля попала чудовищу в грудь. И хотя все его тело было покрыто защитной полимерной оболочкой, против бронебойно-зажигательной пули, выпущенной в упор, она не сдюжила. В результате монстр, получив сквозную дыру в туловище, вынужденно притормозил и часто задышал, как загнанный фенакодус. А все потому, что пуля задела трахею, отвечающую за циркуляцию специальной дыхательной плазмы.

Паралич длился не более пары секунд. Но Иван успел выстрелить снова и попал чудовищу в голову. Получилось очень удачно, ибо пуля на этот раз угодила в глаз – единственный, так как другой перестал функционировать ранее в результате попадания осколка.

Трудно сказать, хотел ли Иван поразить именно эту цель или стрелял наобум в громадную башку потолочника. Все-таки записывать мохнача в снайперы было бы, наверное, преждевременно. С другой стороны, попасть в здоровенное буркало, поблескивающее роговицами фасеток, куда проще, чем в глаз белки. Вот Ваня и попал. Самое главное, что засадил туда, куда надо. И монстр окончательно лишился зрения.

Однако признавать свое поражение чудовище не собиралось. Не в силу особой зловредности, а просто потому, что не умело отступать в принципе. Сейчас оно уже не видело врагов. Но продолжало их ощущать с помощью рецепторов, расположенных в усах-антеннах. Благодаря им потолочник запеленговал Ивана и нанес удар щупальцем, способным растягиваться, словно резина.

Монстр лупил наотмашь, что называется, по площадям, и достиг цели. Иван, увлекшись манипуляциями с карабином, пропустил момент атаки. И щупальце захлестнуло его, обвив петлей плечи, а затем потянуло на себя.

От быстрой смерти мохнача спасло то, что он успел зацепиться ногами за толстый кронштейн, выступающий из стены, – иначе монстр уже затащил бы его в свою пасть. Но смерть в образе этой пасти смрадно дышала в физиономию Ивана, и от гибели его отделяли мгновения. Спасти нео мог только Тим, если бы сумел принять такое же мгновенное решение. И Тим его почти что принял.

Как бы ни мало было у Тима времени на размышление за период, прошедший с момента взрыва, он успел кое-что сообразить. Он понял, что «лимонка», которой Макс пытался атаковать потолочника, взорвалась слишком рано – скорее всего, непосредственно в руке мохнача. Следовательно, от момента выдергивания чеки и до момента взрыва прошло очень мало времени – не более трех секунд. Следовательно, в конструкции гранаты присутствовал изъян. Либо хитрый хомо, инструктировавший мохначей, о чем-то специально умолчал.

И тут Тима озарило, как это иногда случается в минуты максимальной мобилизации всех ресурсов человека – и умственных, и физических. «Пластина-рычаг! – подумал Тим. – Все дело в рычаге! Не зря же его присобачили к запалу. Если чека не дает рычагу разжиматься, то получается, что именно прижатый рычаг не позволяет гранате взорваться раньше времени».

Решение казалось очень простым. Правда, его требовалось проверить на практике. И желательно на чужом примере. Но на появление «добровольцев», вроде безбашенного Макса, больше рассчитывать не приходилось. Значит, оставалось действовать самому. И немедленно.

Тим, предварительно зажав рычаг, выдернул чеку еще в тот момент, когда монстр очухивался от попадания бронебойной пули в глаз. Ситуация для броска казалась подходящей, и Тим не выполнил его только по одной причине – гранату, собственно, некуда было бросать. Ну разве что под лапы монстру, который топтался всего в несколько шагах. А это было равнозначно самоубийству.

Поэтому Тим продолжал выдерживать паузу. Но увидев, как потолочник атаковал Ивана, понял, что оттягивать неизбежное не имело смысла. Либо монстр раздербанит Ивана, а затем и его, либо они погибнут, как воины. И это Тиму обязательно зачтется на суде в Долине Предков. А Ванька пусть сам отвечает за свои грехи за Черной Границей, или как там у них…

«Куда же ее швырнуть?! – лихорадочно мелькнула мысль. – Может, между задних лап? Или…» И как раз в этот момент ситуация снова изменилась.

В пылу схватки ее участники совершенно забыли о Джоне. А он не то чтобы испугался, но растерялся, когда откуда ни возьмись – чуть ли не с потолка – на их головы свалился злобный монстр. Да еще именно в этот момент граната поблизости взорвалась, разбрасывая осколки. Вот и зарылся мохнач носом в трухлявый пол, чтобы малость прийти в себя.

Но Джон, разумеется, не был трусом. Трусливый нео, это, извините за выражение, примерно такой же оксюморон, как и храбрый хоммут. Едва очухавшись от потрясения, Джон вскочил и попытался сориентироваться в ситуации. В руке он держал заточенную рессору – чуть ли не самое грозное оружие мохначей, заменявшее им мечи и прочие клинки. Очень удобно – можно и череп расколоть, и ногу перерубить в зависимости от того, кто и как подвернется.

Оглядевшись, Джон увидел, что озверевший потолочник атакует его лучшего приятеля Ивана. Более того, успел вцепиться в него щупальцем. Не колеблясь ни мгновения, Джон подбежал к монстру и со всей дури рубанул того под основание щупальца – иными словами, в район плечевого сустава. И рессора, оружие мохнатого пролетариата, не подвела – не зря Джон ее постоянно затачивал длинными вечерами у костра. Даже во время молитвы великому Исую напильником шоркал, совмещая приятное с полезным.

Рессора вошла в плоть потолочника со смачным хрустом и отрубила щупальце под корень, невзирая на пленку из суперпрочного пластика. Рессора – она везде рессора – и в Зоне Москвы, и в Африке. А пластик – это тьфу! Синтетика – она и есть синтетика, одни понты.

Увы! Освободив дружка из лап монстра, Джон, сам того не желая, усугубил положение Тима. Потому что, получив очередное увечье, потолочник в ярости мотнул башкой и едва не задел Тима усом. Этого хватило, чтобы рецепторы послали в мозг чудовища координаты новой цели. И оно, подпрыгнув на задних лапах, двинулось в сторону Тима.

Тот попытался отскочить – и уперся спиной в стену. После чего ситуация стала не только безвыходной, но и безнадежной. Раскрытая пасть монстра, из которой капала на землю едкая слюна, находилась от Тима в полуметре. А вот отступать было некуда.

И тогда Тим сделал, наверное, то единственное, что сделал бы на его месте настоящий боец, сохраняющий рассудок в любой ситуации. Он просто взял и закинул «лимонку» в зияющий чернотой ужасный зев чудовища. После чего закрыл голову руками и опустился на корточки с чувством выполненного долга. И даже зажмурился, чтобы не видеть в последний миг жизни поганую харю ублюдка. Откуда только появляются на свет такие уроды?

Потолочник икнул от неожиданности и сглотнул «гостинец» – глотка-то у него была луженая и широкая. А еще через мгновение – едва Тим успел досчитать до трех – пузо монстра удивительным образом раздулось. И тут же зафонтанировало десятками струек и комков желтоватой слизи – это граната, взорвавшись где-то в пищеводе, превратила туловище потолочника в дуршлаг. Будет знать на будущее, урод, как открывать варежку без приглашения.

Монстр покачался на задних лапах, наконец-то захлопнул пасть и в очень расстроенных чувствах завалился на спину. Однако не утихомирился. Его грозные лапы-пилы агрессивно, хотя и беспорядочно, дергались, грозя покалечить любого, кто ненароком подвернется под разящий удар.

Видимо, осколки перебили монстру нейронные волокна, отвечающие за координацию движений, и его частично парализовало. Но он по-прежнему оставался опасным и непредсказуемым. Кто знает, не регенерировал ли он сейчас свои поврежденные ткани, чтобы снова ринуться в бой?


…Все происходило настолько стремительно, что Гай не успел ничего предпринять. Вот когда сказалось отсутствие реального боевого опыта, который не заменят никакие тренировки в «условиях, приближенных к боевым», не говоря уже о тестах. Пока нейромант лупал глазами, вглядываясь в угол, потолочник как-то странно подпрыгнул и завалился на спину.

Тварь лежала на земле, суча лапами-пилами, а Гай лихорадочно соображал: «Перейти на оперативное управление? Но тогда я потеряю контроль над другими изделиями. К тому же для начала надо понять, что вышло из строя у Зорда…»


Внезапная слабость поразила Тима, словно он несколько часов подряд без передыху махал мечом или таскал стокилограммовые мешки. Такое случается, когда человек переживает очень сильный стресс и прилагает запредельные усилия. Тим вытер тыльной стороной ладони крупные капли пота, набегающие на глаза. Затем опустил руку на землю. И наткнулся на эфес своего меча, завалившегося за ящик с гранатами. Вот он где, голубчик!

Тим обхватил рукоять оружия и почувствовал прилив сил. Некогда рассиживаться! Подумаешь, с грехом пополам замочили одного потолочника. Их, тварей, тут целый взвод. Да и этот гад еще трепыхается.

Видимо, примерно те же самые мысли посетили в этот момент обоих мохначей. Джон, соблюдая осторожность, приблизился к монстру и отсек ему часть лапы по коленную чашечку. Иван тоже не остался в стороне. Подобрал с пола выпавший карабин и, вскинув приклад к плечу, выпустил в грудь агонизирующего чудовища одну за другой две пули.

– Не трать патроны! – крикнул Тим. – Еще пригодятся!

Но и сам не удержался – уж очень хотелось выместить злость после пережитого испытания. Сожрать меня, ублюдок, хотел? Ну, получай!

Тим подскочил и одним ударом отсек чудовищу башку. А затем еще и рубанул по дырявому брюху, из которого продолжала сочиться и пениться слизь. Клинок на удивление легко рассек защитное покрытие, и наружу вывались желто-багровые комки внутренностей, похожие на перепутанные веревки.

Держа меч перед собой в опущенной правой руке, Тим машинально отметил, что орудует ею совершенно свободно, не ощущая боли. Получается, раны за ночь затянулись без серьезных последствий для здоровья? Ну и слава Всевышнему! В данный момент Тим совершенно не переживал из-за своего уникального организма…


В углу между тем, как расслышал Гай, прозвучало еще несколько выстрелов – два или три. Затем к потолочнику подскочили две плохо различимые фигуры. Одна из них сжимала в руке длинную выгнутую железяку, похожую на рессору, и явно принадлежала мохначу. А вот вторая фигура, подскочившая чуть позже…

– Это человек, – сказал нейроманту командир группы. – Зуб даю, это человек. Неужто это Тимур?

Вопрос о Тимуре был, в общем-то, риторический, потому что Гай на него ответить не мог – он никогда в жизни не видел сына покойного Стратега Олега. А вот капрал Юрок – видел. Правда, опознать на таком расстоянии, да еще и в темноте, был пока не способен. Поэтому решающее слово оказалось за нейромантом.

– Не знаю, – сказал он. – У потолочников в датчике обоняния есть запах Тимура. Правда, очень слабый. Скорее всего, тварь просто заметила человека и среагировала на него.

– Но ведь здесь не должно быть других людей, верно? – с нажимом спросил капрал. – Ну, кроме этой старухи.

– Да, – сказал Гай. – Наверное…

Нейромант находился в замешательстве. Главной целью операции, как он понял хозяина, была старуха Нави. Но она пока что ничем не выдала себя. А хозяин предупредил, что Нави хитрая и нельзя позволить ей улизнуть ни при каких обстоятельствах.

Если сейчас натравить всех потолочников на тот угол, то они в несколько минут сомнут сопротивление мохначей и доберутся до парня в каске. Но вдруг старуха скрывается где-то в другом конце подземелья? И уже готовится смыться? Тогда хозяин с него шкуру спустит. Не убьет, потому что телепаты капитолийцам нужны, а именно заставит помучаться в наказание. Он это умеет…

– Так чего ты тянешь, если это Тимур? – спросил Юрок. – Натрави на него тварей…

– Всех нельзя. Нам нужна старуха.

– Так натрави одного! – воскликнул капрал.

– Один может не справиться. Ты видел – у них гранаты и винтовки. Или карабины.

– Тварям на карабины наплевать. Да и гранаты… Не бронебойные же они.

– Не знаю, какие у них гранаты, – сказал Гай. – Но у Зорда, похоже, разворотило внутренности…


– Смотри, Тим! – воскликнул Иван. Он стоял, прижимая приклад к плечу и, кажется, в кого-то целился. Да, вошел косматый во вкус. Так и на самом деле снайпером заделается.

– Осторожней, Ваня, – отозвался Тим, оборачиваясь. – Своих не перестреляй.

Он увидел примерно ту же картину, что и несколькими минутами раньше – потолочники осатанело дрались с нео. Разве что трупов мохначей прибавилось – их, изувеченных и окровавленных, валялось на земле уже полтора десятка. Но и число монстров уменьшилось – вместо четырех их стало три. Значит, на Тима и его боевых товарищей и в самом деле напал четвертый урод. Как же он так незаметно подкрался?

– Попробуй выбить им буркалы, Ваня! – выкрикнул Тим. – Целься в голову, понял?

– Я понял, Тим, – отозвался мохнач. – Но ты глянь вон туда – там хомо!

– Куда? Я ничего не вижу.

– Вон туда, где дыра в стене.

Тим посмотрел на пролом и испытал странное чувство. Он увидел, что там, прячась в тени тоннеля, стоят два человека. Вернее, два существа, одетых в защитные костюмы со шлемами. Но вряд ли это были мутанты типа дампов или тех же нео.

Не носят муты таких костюмов, хоть ты тресни. Разве что обмотки или набедренные повязки. В лучшем случае подобие штанов, как «просветленный» Иван и его «братья». А эти двое несомненно были людьми. И их появление, как ни странно, вызвало у Тима чувство облегчения.

Атака потолочников, этих жутких монстров, словно вырвавшихся из ада, была не только неожиданна. Она была иррациональна. Чудовища действовали, как машины, тупо, безжалостно и неумолимо. И хотя они имели свои слабые места и с ними можно было бороться, но их механистическое упорство, что ни говори, давило на психику.

И вдруг эти неизвестные люди в странных костюмах. Они явно сопровождали потолочников. Следовательно, находились с ними в некой связи и как-то влияли на них. Значит, эти твари не так уж и страшны, коли ими управляют люди – примерно так подумал Тим.

– Кто это, Тим? – спросил Иван.

– Представления не имею. Но они явно не в гости к нам пришли…

– Может, я стрельну по ним?

Тим задержался с ответом. Соображал. Это, конечно, не друзья. Но кто они такие?..


Гай попятился назад, потому что ощутил – человек в каске смотрит на него. Именно ощутил – на уровне подсознания, хотя и был не обычным телепатом, вроде одноглазых шамов, а нейромантом, то есть спецом по мозгам искусственных биосистем. Однако в мозгах людей и человекообразных мутов Гай тоже кое-что понимал, улавливая псионические волны и эмоциональные импульсы.

– Ты чего? – спросил Юрок.

– Они нас видят. Видишь, вон тот, кажется, целится?

Капрал среагировал быстро, на рефлексах – вскинул автомат к плечу и дал очередь в сторону человека и мохнатых. Он уже не сомневался, что парень в каске – это Тимур. И не выстрелил раньше только по одной причине – не был уверен, что попадет, стреляя навскидку. А если тщательно выцеливать, то можно спугнуть объект – Тимур ведь не слепой, за обстановкой тоже наблюдает.

Но сейчас Юрок просто пальнул на опережение, не целясь. Тут же упал за груду кирпичей и дал повторную очередь. Потом крикнул Гаю:

– Прячься за стеной!

Но тот и сам уже нырнул в тоннель. Он же не дурак, чтобы ждать, пока его подстрелят. И вообще – его задача контролировать тварей, чтобы те не занялись самодеятельностью. А стрельбой пусть бойцы занимаются, на то они сюда и поставлены – его, Гая, от опасностей охранять. Его голова сейчас на вес золота, ее беречь надо, а не под пули подставлять.

Словно подтверждая опасения нейроманта, с той стороны хлопнул выстрел. И пуля, свистнув в проломе, с сухим треском влепилась в стену тоннеля. «Вот-вот, в меня целились, – с испугом подумал Гай. – Хрен я больше туда высунусь…»

…Тим не успел ответить Ивану – опередила автоматная очередь. Он понял, что находился в нескольких сантиметрах от смерти лишь тогда, когда пули уже застучали по стене за спиной: чпок-чпок-чпок. А последняя дзинькнула, срикошетив о стальную емкость. Вот тут Тим и заорал:

– Ложись!

И плюхнулся, больно ударившись коленкой о какую-то железяку. Джон и Иван неуклюже повалились рядом. Иван перед этим все-таки успел сделать один выстрел, но, скорее всего, промазал.

Враг тут же дал еще одну очередь. На этот раз пули ушли в боковую стену. Значит, стреляли для острастки, подумал Тим, не метясь…


Пуля, свистнув в проломе, с сухим треском влепилась в стену тоннеля.

– Гай, что делать будем?! – крикнул Юрок. – Как бы нам Тимура не упустить.

– Я направлю туда одного монстра, – ответил нейромант. – И включу форсаж.

Термин «включу форсаж» означал переведение потолочника в режим повышенной активности. При таком режиме монстр начинает действовать с повышенной скоростью, мощью и агрессией. Но одновременно возрастает расход энергии, поэтому потолочник быстрее выдыхается и без дополнительной подпитки ослабевает – примерно так же, как ослабевает человек в результате запредельной нагрузки.

Кроме того, тварь в режиме форсажа не поддается контролю со стороны оператора и становится непредсказуемой. Ярость – она и есть ярость, захлестывает сознание любого – будь ты хоть человек, хоть мут, хоть биологическая машина. Так что Гай отчасти рисковал, переводя одного из потолочников в режим форсажа. Но иного выхода не видел.

В том, что твари рано или поздно разделаются с нео, нейромант не сомневался. Задача заключалась в другом – не дать улизнуть старухе и Тимуру. Кто его знает, какие в подземелье есть запасные ходы-выходы? А они наверняка есть.

Иными словами – время сейчас работало против капитолийцев. И Гай это осознавал, принимая свое решение. Впрочем, это понимал и командир группы сопровождения Юрок.

– Действуй! – крикнул он Гаю. – Я направлю туда двух бойцов. Они подстрахуют тварь.

– Бойцы должны охранять меня! – с возмущением отозвался Гай. – Так велел Якуб.

– Я знаю, что велел Якуб. Не дрейфь, Гай, я сам тебя прикрою. Если что.

У капрала имелись собственные соображения. Он, конечно, помнил о приказе беречь Гая и не собирался его игнорировать. В то же время Юрок не хотел идти на поводу у задрипанного нейроманта-мутанта.

Ишь, обмылок, возомнил о себе черт-те что! Научился контактировать с тварями и решил, что он пуп земли. А того не знает, что Стратег приказал прикончить оператора в случае крайней необходимости. Значит, не шибко и ценится его жизнь.

Зато Стратегу позарез нужен беглый Тимур – живой или мертвый. И если капрал поможет выполнить эту задачу, Якуб ему воздаст сторицей. Не зря Стратег установил вознаграждение за голову Тимура в сто золотых «победоносцев». Деньги по меркам рядового капитолийца огромные. Не упускать же их, если появится шанс. А он, похоже, появился.

– Я пожалуюсь Якубу, – не унимался нейромант. – Зачем там нужны бойцы? Пусть меня охраняют – потолочник сам справится. Ты нарушаешь приказ хозяина.

– Ничего я не нарушаю, придурок! – Капитолиец обозлился. – Якуб приказывал убить Тимура. Ну?!

– Приказывал, – неохотно согласился Гай. – Но если…

– Никаких если! Мои ребята просто подстрахуют. Эй, парни! – Юрок махнул рукой, подзывая бойцов группы сопровождения. – Вон там, похоже, находится Тимур. Давайте-ка вдоль стенки и туда.

– А твари там на что? – спросил один из бойцов.

– Тварь и будет работать по объекту. А вы подстрахуйте. Не дайте Тимуру уйти. Если что – пускайте в ход гранаты.

– А кто этого хмыря охранять будет? – боец показал на оператора.

– Я сам справлюсь, Петр, – сказал капрал. – Делайте то, что я сказал. Только учтите, у дикарей тоже есть гранаты и огнестрел.

– Мы в курсе, – отозвался Петр. – Слышали и видели. Удивительно, как мохнатые до сих пор друг друга не перестреляли. Снайперы, блин!

– Вы там сами едальниками не щелкайте. Не такие уж они и дикари. Слышали анекдот про нео с гранатой?

– Нет.

– Вот вернемся домой – расскажу.

– Так у вас есть гранаты? – спросил Гай. – Ну, если забросать их в углу гранатами…

– А ты что думал? – Юрок усмехнулся. – У нас все есть. Такое, что никому мало не покажется…


Тим полежал несколько секунд, прислушиваясь. Потом крикнул:

– Эй, парни! Все живы?

– Все, – отозвался Иван. И лишь затем поинтересовался: – Джон, твоя жив?

– Моя жив, – сообщил второй мохнач. – Стреляли, однако. Это что, потолочники стреляли?

– Нет, Джон, – сказал Тим. – Это хомо. Но они вместе с этими тварями. И, похоже, решили им помочь.

– Так что будем делать? – спросил Иван.

– Надо ответить им, чтобы не рыпались. А то мы головы поднять не сможем. Джон, ты стрелять умеешь?

– Мал-мала умею. Иван вчера показывал, где нажимать.

– Вот и отлично. Достаем карабины из ящика и стреляем по моей команде. Только головы сильно не высовывайте, а то срежут.

Тим рассудил просто. Если неизвестные люди вступили в бой, теперь они не успокоятся. А против автоматов с мечом и дубиной не попрешь. Значит, надо отвечать тем же.

Что касается потолочников, то разберемся по ходу действия, решил Тим. Если сунутся к нам, тогда как-нибудь встретим. А может, монстры сразу и не сунутся. Есть и другие мохначи, они тоже должны отвлекать внимание потолочников. В конце концов, это их убежище сейчас дербанят в клочья, пусть защищаются.

– Моя не понял, – сказал Джон. – Моя что, так и будет здесь валяться?

– Не валяться, а укрываться, – уточнил Тим. – И стрелять. Чем ты недоволен?

– Моя совсем плохо стреляет. Моя хочет драться. Там. – Нео показал рукой в центр зала. – Где наша дерется.

Тим размышлял несколько секунд. Потом сказал:

– Не хочешь стрелять – не надо. А гранаты хочешь кидать?

– Чтобы делать «бум»?

– Ага.

– Хочу. А моя не взорвется? Как Макс?

– Не взорвется, – успокоил Тим. – Я покажу, как надо правильно бросать. Ползи сюда. Дам тебе специальное задание…


Перед тем как загрузить новые вводные тварям в мозжечки, Гай быстренько их просканировал. И понял, что один из потолочников взял след старухи. Не зря он почти сразу начал пробиваться в этом направлении – не иначе как уловил что-то.

Нейромант довольно улыбнулся. Теперь ситуация упрощалась, подумал он. Двух тварей направляем в сторону Нави, пусть решают проблему с ней. А третья тварь займется ликвидацией Тимура. На форсаже займется, чтобы уж наверняка. И все будет тип-топ.

Сейчас Гай сидел в тоннеле, полностью укрывшись за его стеной. В пролом не высовывался. Все, хватит с него рискованных мероприятий. Он человек умственного труда, а не работяга какой-то. Настроит сейчас тварей как надо, и можно в ус не дуть…

Капрал Юрок расположился неподалеку, с другой стороны пролома. В отличие от нейроманта капрал продолжал следить за залом, хотя и прячась за грудой обломков. Строго говоря, в костюме комплексной магнитоэлектрической защиты огнестрела можно особо не бояться – внешний контур, создаваемый костюмом, гасит ударную силу пули. Однако капрала напряг один момент.

Когда в них пальнули из дальнего угла и пуля свистнула чуть ли не мимо носа капрала, ему показалось, что та оставляет трассирующий след. «Неужто у дикарей оказались подобные заряды? – подумал Юрок. – А если они еще и бронебойно-зажигательные? То-то мохначи палили в потолочника и даже завалили его».

К слову, мог и Тимур стрелять, а не мохнач. И если так, то стоило поберечься – бронебойно-зажигательную пулю блокирующий контур костюма может и не выдержать, не на такое рассчитан. Вот бага или рукокрыла током шарахнуть, закоротив урода от носа до кончика хвоста, – другое дело, тут костюму цены нет. А бронебойный заряд – особая ситуация.

Поэтому капрал осторожничал, голову сильно не высовывал, да еще и косил одним глазом на нейроманта. Мало ли что? Вдруг и вправду руконоги набегут или еще какие подземные муты. Да и сам Гай та еще хитрая скотина, любой пакости можно ожидать. А он, капрал, за него головой отвечает…

Стрелять Юрок тоже не торопился. Чего палить в белый свет – точнее, в темный, – когда каждый патрон на счету? Вот их группа ушла, считай, на особое задание, но дали на каждого автоматчика лишь по одной обойме. А третий боец вооружился арбалетом в соответствии, так сказать, со штатным расписанием. Так положено, потому что в диверсионном рейде иногда требуется снять противника без шума. И опять же экономия патронов.

Вот и не стрелял больше капрал, а лишь следил за событиями. По его расчетам с Тимом должен был расправиться потолочник. А если замешкается, тогда подсуетятся бойцы – Петр и Игорь. Они уже выскользнули из пролома и пробирались сейчас вдоль стены.

Капрал их не видел, потому что мешали груда кирпичей и ржавые конструкции из труб, емкостей и насосных установок. Но парни были опытные, и командир группы не сомневался – справятся. Значит, и горячку пороть нечего…


Тим, выглянув из-за чугунной задвижки на трубе, быстро нашел взглядом пролом и выстрелил из карабина два раза. Он даже не пытался тщательно прицелиться. Во-первых, один черт толком не умеет этого делать. Во-вторых – темно. В-третьих, задача состояла не в том, чтобы кого-нибудь завалить, а в том, чтобы заставить противника зарыться носом в пол. А потом уже спокойно оглядеться.

Следом за Тимом, дождавшись его первого выстрела, два раза пальнул Иван. Тим заметил, что пули в полете оставляют странный светящийся след. Он не понимал, в чем тут дело, но подумал, что боеприпасы, возможно, какие-то особые. И оказался близок к истине.

Товар, найденный мохначами, принадлежал маркитантам и предназначался в свое время общине лесных людей. Те, отклонив ранее ультиматум капитолийцев, готовились к войне и отражению возможного штурма своего острога – вот и заказали у торгашей оружие помощней, способное пробивать бронежилеты капитолийцев. Сейчас это оружие волей судьбы оказалось в руках Тима и его новых друзей.

Впрочем, Тим не знал о конкретных деталях произошедшего. Сейчас он просто отметил любопытное обстоятельство, потому что никогда не видел светящихся, как светляки, пуль. И тут же забыл об этом, так как куда больше его интересовала реакция противника.

Противник не отозвался на выстрелы, что слегка смутило Тима. Почему они затаились, эти люди в костюмах? Уж не готовят ли какую-нибудь пакость?

Так или иначе, менять план было поздно. Оставалось надеяться на то, что неизвестные по-прежнему скрываются за проломом и Джон справится с порученным заданием. Ну а если не справится…

Собственно, Тим особенно ни на что и не надеялся, потому что ситуация постоянно менялась, требуя быстрой, а иногда и мгновенной реакции. Это, впрочем, не исключало игры на опережение.

– Чего дальше, Тим? – окликнул «брата» Иван. – Моя стреляет?

– Пока погоди. Видишь кого-нибудь?

– Кого кого-нибудь?

– Хомо в костюмах, например.

– Нет, не вижу.

– Тогда не стреляй. Подожди Джона.

Локальный план Тима заключался в том, чтобы Джон прокрался вдоль стены к пролому и бросил туда парочку гранат. Предчувствие подсказывало, что люди в костюмах могут быть очень опасны, даже опаснее монстров. И если удастся их уничтожить или, например, обрушить свод тоннеля, то положение обернется в лучшую сторону.

Но это был всего лишь план. А ситуация становилась все менее предсказуемой. Словно в подтверждение данного обстоятельства справа, где за изгибом трубы прятался Иван, хлопнул выстрел.

– Ты чего?! – выкрикнул Тим.

– Я в потолочника, – отозвался нео. – Он нашего разорвал. – И снова выстрелил.

– Ёпрст, – пробормотал Тим. Именно пробормотал, а не выкрикнул.

Чего на бестолкового мохнача кричать? Только охрипнешь, а тому хоть кол на косматой башке теши… Пусть стреляет, раз уж вошел в раж. Может, и отстрелит чего у потолочника. Попал же один раз в буркало. Правда, с двух шагов…


– Ёпрст, – в сердцах пробормотал под нос Гай.

Что за чертовщина? Он только что настроил канал связи с мозжечком потолочника по кличке Зарг, готовясь включить форсаж, а она тут же прервалась. Вот и имей после этого дело с прототипами. То ли дело – био! Их двести лет назад произвели, ржавчина из всех щелей сыпется, а до сих пор пашут. Иногда, конечно, кое-что подшаманивать приходилось у стариканов в системе, но все равно чувствуется качество.

А эти потолочники явно сырой материал. Не зря они при тестовых испытаниях постоянно сбоят. Вот и сегодня. То придурок Зорд самостоятельно врубил «невидимку» и в результате был разделан на запчасти, то теперь и у Зарга что-то засбоило.

Ну, ёпрст, где же там у него не контачит? Придется по новой разбираться…

Гай успел дать команду твари, чтобы та сконцентрировалась на поиске людей. Это точно, что успел – он зафиксировал, как вводная поступила в мозжечок. Теперь потолочник, сканируя живые объекты, будет пропускать их через специальный фильтр. И как только наткнется на биометрические данные человека, тут же сосредоточит внимание на нем.

Из чего не следует, что тварь перестанет уничтожать нео. Нет, не перестанет. Но будет так поступать лишь в случае, когда мохначи попытаются мешать атаке на человеческое существо. Это называется «сузить параметры поиска».

Зарг получил такую установку, как полагал Гай. Но вот команда «форсаж» не прошла. Теперь придется быстренько провести полное сканирование. Может, закоротило где?

– Капрал, ты видишь Зарга?! – крикнул нейромант.

– Это который? – отозвался капрал.

– Он сейчас находится слева.

– Слева? Ну, вижу. А чего?

– Как он себя ведет?

– В смысле? Ты, Гай, выражайся яснее, я тебе не телепат какой-нибудь.

Юрок злился. Операция затягивалась, и, как он полагал, отчасти по вине нейроманта. Мог бы уже давно хвосты накрутить своим тварям, чтобы шевелились как следует, но, похоже, сачкует падла. Надо будет доложить квестору Зурабу – пусть засранца пайки лишит. У него пайка небось больше, чем у сержантского состава. Вон, даже леденцы грызет.

– Я хотел узнать, он активность повысил?

– Да вроде бы не особо, – ответил капрал, всматриваясь в полутьму. – Хотя только что одного мохнача надвое разорвал. А что? Случилось что-то?

– Нет, все в порядке, – соврал Гай. – Так, для контроля спросил.

– Вот встал бы у пролома и сам контролировал, – сердито посоветовал Юрок.

Нейромант не ответил. Но подумал: «А вот хрен тебе! Нашел дурака. Я больше под выстрелы не сунусь…»


Выбравшись из пролома, Игорь и Петр, пригнувшись, быстро добежали до здоровенной вертикальной емкости – добежали вроде бы незамеченными, так как около стены было совсем темно. И впрямь словно у нео в заднице, ни хрена не видать дальше собственного носа. Одна радость, что враг тебя тоже в подобной тьме толком не разглядит.

Чтобы улучшить себе видимость и обзор, капитолийцы подняли забрала. Иначе полимерный щиток запотевал изнутри – это происходило из-за того, что термические датчики в костюмах давно уже не функционировали. Двести лет все же костюмам – все на соплях держится. Но от атак большинства мутов спасают, и на том спасибо.

И тут случилось непредвиденное. Огибая емкость, арбалетчик Игорь, двигавшийся первым, нос к носу столкнулся со здоровенным нео. Вот и радуйся после этого темноте.

У мохнатого – им был Джон – реакция оказалась чуток быстрее. Он взмахнул рессорой и прикончил бы капитолийца одним ударом – если бы Игорь не держал перед собой взведенный арбалет. И хотя реакция капитолийца была медленней, его палец успел нажать на спусковой крюк.

Рука Джона застыла в воздухе вместе со вскинутой рессорой. Стальная стрелка, выпущенная в упор, пробила тело мутанта едва ли не насквозь, выйдя наконечником под лопаткой. Боль, испытанная Джоном, была настолько ужасной, что он на секунду оцепенел… и все-таки нашел в себе волю и силу продолжить схватку.

Нео покачнулся, однако инерция замаха сыграла свою роль, и рессора все же опустилась на голову капитолийца. Не зря в народе говорят, что против лома нет приема. Старый шлем, треснув, спас череп Игоря от участи спелого ореха, однако датчики, расположенные в шлеме, вышли из строя, и защита отключилась по всему периметру тела.

Что касается Джона, то он выронил рессору. Но не упал, а в последнем порыве ярости вцепился обеими ладонями в открытое горло капитолийца. Тот захрипел, пытаясь разжать стальной хват, и даже сильно лягнул противника в колено. Бесполезно!

Через мгновение кадык человека, не выдержав чудовищного давления, буквально лопнул под пальцами мохнача. А тот еще и умудрился оторвать тело врага от земли и приподнял, словно тряпичную куклу. И хотя ноги капитолийца продолжали дергаться, руки безвольно повисли плетьми.

Выскочивший из-за спины товарища Петр уже не мог помочь ему. Но он держал в руке АК с пристегнутым штык-ножом и с ходу вонзил его в бок нео. Затем беспорядочно нанес еще несколько ударов.

После третьего или четвертого из них Джон наконец разжал пальцы на горле жертвы. Зарычал. И даже попытался отмахнуться от Петра. Но получив очередной удар штыка в грудь, отшатнулся, захрипел и повалился на землю.

Петр нагнулся над телом напарника. И пусть тот еще подавал признаки жизни, Петр не стал тратить время на реанимационные процедуры. На войне как войне – постоянно кого-то убивают. А еще он имел задание, которое обязан был выполнить…


Тиму показалось, что у противоположной стены, там, где темнела широкая квадратная емкость, идет какая-то возня. Черт! Уж не Джон ли на кого напоролся?

Он сместился в сторону, потому что обзор загораживала труба, но все равно ничего толком не разглядел. «Скоро костер прогорит, и станет, как у мохнача в заднице, – подумал Тим. – А ведь эти потолочники, наверное, и в темноте видят, как днем. Конец нам тогда придет всем».

– Эй, Иван! – окликнул Тим. – Не спишь?

– У?! – отозвался нео. Он прятался за трубой в нескольких шагах правее, и Тим различал лишь сгорбленный силуэт. – Какой спишь?

– Ты Джона видишь?

– Нет. Потолочников вижу. Наших вижу. Тим, наших мало осталось.

«Догадываюсь, что мало», – подумал Тим. И вдруг услышал шорох с левой стороны, там, где находилась цистерна. Он резко повернулся и дернул рукой, пытаясь быстро переместить карабин, но зацепил стволом за вентиль задвижки. Еще через мгновение около цистерны возникла приземистая лохматая фигурка и пискнула:

– Это я, Тим. Не стреляй!

– Кто ты?! – машинально среагировал Тим, еще не врубившись, кому принадлежит голос.

– Я, Мэри.

– Откуда ты знаешь, что я могу выстрелить? – уже спокойнее спросил Тим.

– Я слышала, как вы стреляете. Мэри умная. Мэри догадалась.

– Прыгай сюда, умная Мэри. Только незаметно! Тут есть хомо, которые тоже стреляют.

– Мэри догадалась, – отозвалась дикарка, тенью скользя вдоль цистерны. И, ловко перемахнув через трубу, взволнованно сообщила Тиму в самое ухо: – Тим, ты должен убегать. Так сказала Нави.

– Почему я должен убегать?

– Иначе придет твоя смерть. Так сказала Нави.

«Откуда ей знать?» – хотел спросить Тим, но не спросил. Чего задавать бесполезные вопросы? Вместо этого поинтересовался:

– А где Нави?

– Она там. – Мэри махнула рукой в дальнюю сторону зала.

– Она жива?

– Жива. Но это сейчас не важно, Тим! Так сказала Нави. Она сказала – надо спасти Тима. Иди, Мэри, и спаси его. Он нужен миру.

Тим колебался несколько секунд. Мысль о бегстве с поля боя претила его натуре. В то же время он понимал, что это не его поле боя. Да, он попытался помочь мохначам, но только из-за Ивана, которому был обязан жизнью. Теперь настал момент делать новый выбор. И правда, зачем ему драться в этом подземелье до последней капли крови?

– Нави права, Тим, – к беседе неожиданно подключился Иван, на корточках переместившийся от своего укрытия. – Надо делать то, что говорит Нави. Уходи, пока не поздно. А мы будем драться.

– Сначала мы вместе выведем Тима, – у Мэри вдруг прорезался командный голос. – Так велела Нави…


Тяжело дыша, Петр откинулся спиной на стенку емкости и некоторое время сидел неподвижно, приводя себя в порядок. Схватка с косматым дикарем заняла меньше минуты, но стоила капитолийцу огромного напряжения сил. Восстанавливая дыхание, он одновременно лихорадочно намечал дальнейшие действия.

До угла, где находилась цель, оставалось по диагонали порядка двадцати метров. Но боец почти ничего не различал, кроме переплетений труб и каких-то смутных теней. Здесь, вдали от костра, было совсем темно и могло стать еще темнее, потому что костер прогорал. А подбрасывать в него дрова в ближайшие минуты явно никто не собирался.

Нет, пробираться дальше вдоль стены, а потом выжидать он не будет, подумал Петр. Да, капрал говорил, что их задача – подстраховать действия потолочника, чтобы не дать сбежать Тимуру. Но потолочник пока что ни мычит, ни телится, а время не ждет. Очередной мохнач мог наброситься в любой момент, а ему, Петру, такое надо – лежать с разорванным горлом, как Игорь?

Бойцу показалось, что он заметил голову, выглядывающую из-за торчащей над трубой задвижки. И уже вскинул автомат, собираясь выстрелить, но в последний момент передумал. Если он промажет, мелькнула мысль, то лишь привлечет внимание к себе.

Лучше действовать наверняка: подкрасться чуть ближе – вон к тому ржавому ящику – и зашвырнуть под самую стену гранату. Не простую, а с термическим зарядом. И тогда там все зажарятся – и Тимур, и мохначи, сколько бы их там ни находилось. А не зажарятся, так загнутся от ядовитого дыма. А он быстренько вернется к пролому и укроется за стеной.

Ну, пора! Капитолиец резво, в два прыжка, преодолел расстояние до ящика и присел за ним. Опустил забрало шлема. Вынул из подсумка зажигательную гранату. Вон она, родная.

Боец знал, что в состав зажигательной смеси входят частички белого фосфора. После взрыва они могут разлетаться на два десятка метров, поэтому надо быть осторожнее. Если раскаленный фосфор прожжет насквозь оболочку костюма, мало не покажется. Да и костюм желательно не портить. Один они уже сегодня потеряли вместе с Игорем, а их в оружейке всего несколько штук осталось.

Петр выглянул из-за ящика, чтобы напоследок еще раз оценить обстановку. В принципе, и так все понятно. Главное, чтобы граната не отскочила в его сторону от какой-нибудь трубы или цистерны, а легла в угол. Иначе можно и самому подпалиться.

Он зажал предохранительную скобу гранаты ладонью, а второй рукой раздвинул усики чеки и выдернул ее. Ну, с Богом! А враги путь идут к удильщику в преисподнюю…

И в этот момент на руку, сжимающую гранату, обрушился удар чудовищной силы. Недооценил боец удивительную живучесть нео, ох недооценил. А ведь инструкторы еще на первых занятиях по военной подготовке предупреждают салаг: чтобы твердо удостовериться в смерти мохнача, надо отрубить ему голову или с корнем вырвать сердце. Иначе гребаный мут и очухаться может.

Увы! Забыл в лихорадке скоротечной, но яростной схватки эту прописную истину Петр. А зря. Израненный, но не убитый, Джон оклемался, подобрал рессору и застал врага врасплох. Тот выронил гранату и…

А остальное, собственно, не имело значения ни для капитолийца, ни для нео. Потому что когда взрывается подобная фигня, начиненная смесью с температурой горения свыше тысячи градусов, остается лишь прошептать молитву. Или просто прохрипеть «ёпрст»…


– Значит, здесь есть еще один выход? – уточнил Тим. – И мы окажемся в коридоре, через который шли вчера вечером?

– Да, – сказал Иван. – Но сначала надо подняться на поверх…

Мохнач оборвал фразу на полуслове, потому что раздался взрыв. Он был негромким и больше походил на сильный хлопок. Но Иван среагировал не на него, а на яркую вспышку, которая озарила помещение спустя мгновение после взрыва. И застыл, как статуя, приоткрыв рот.

Почти тут же раздались крики – это горящие брызги горючей смеси долетели до нескольких мохначей, вызвав соответствующую реакцию. У одного из нео загорелись штаны, и он, вопя, начал кататься по земле, чтобы сбить пламя. Троицу в лице Тима, Ивана и Мэри от крупных неприятностей спасло лишь то обстоятельство, что граната, выпав из руки капитолийца, очутилась за большим железным ящиком. Он и принял на себя часть взрывной волны, выступив в роли волнореза.

– Ой, что это? – пискнула Мэри и перекрестилась. – Геенна огненная?

Тим почти ничего не понял ни в том, что произошло, ни тем более в том, что сказала продвинутая лохматая девица. Но увидев, как внезапно загорелся пол, и услышав, как завизжали нео – на некоторых из бедняг загорелась шерсть, он подумал, что дело и впрямь дрянь. Тут уж хошь не хошь, а надо драпать.

А еще Тим заметил, что на месте взрыва образовался сероватый дымок, который растекался над полом, распространяя едкий запах. Тим не знал, что это за запах, но воняло уж очень противно. Как в этой самой… ага, в преисподней! Вот так же клубился непонятный дымок – или туман – вчера утром, когда они ехали на БТР по Волоколамскому шоссе. А потом все очень плохо закончилось…

Нет, не зря Нави предупредила, что здесь его ждет смерть. Хоть и дурковатая она старуха, но в данном случае лучше ей поверить на слово, а не проверять. А то ведь и вправду окажешься в Долине Предков.


Глава шестая
Смертельная ловушка

– Все, уходим! – крикнул Тим. – Вы вперед, я за вами!

И он с силой хлопнул по плечу застывшего на месте Ивана.

– У?! – отозвался тот, выходя из ступора.

– Ты чего, тупой?! – звонко выкрикнула Мэри. – Не видишь, Исуй подал знамение? За мной!

Чихнув, она схватила очумевшего Ивана за руку и потащила за собой – в направлении «мужской кельи», где Тим провел минувшую ночь. Через несколько шагов мохначи перешли на рысь, и Тим тоже прибавил хода. В руках он держал карабин, чтобы в случае надобности без промедления открыть огонь. Перед тем как забежать в келью, Тим приостановился и обернулся.

Вообще-то, он хотел посмотреть, не появились ли в зале загадочные люди в защитных костюмах. Но не их, ни каких-либо других людей Тим не заметил. Зато его внимание привлек один из потолочников.

На него при взрыве попала смесь, превратив и без того ужасного монстра в настоящее исчадие ада. К тому же он очутился в центре пылающей лужи, образовавшейся после взрыва и возгорания смеси. И сейчас пожинал последствия этого малоприятного события.

Мелкие языки пламени зловеще мелькали на туловище потолочника, прорастая огненными крылышками. Чудовище неуклюже приплясывало на своих уродливых лапах-пилах; длинные руки-щупальца извивались; громадная башка ящера с приоткрытой пастью рыскала по сторонам. Все это дерганье и кривляние создавало иллюзию ритуального танца, которую усиливали фасеточные буркала, фосфорицирующие голубоватым светом.

Внезапно тварь высоко подпрыгнула и, ловко перевернувшись в воздухе, прилипла к потолку. Ее удлиненная башка, переходящая в треугольную шею, рыскнула влево-вправо и застыла на месте, указательной стрелкой вытянувшись в сторону Тима. И хотя у монстра отсутствовали зрачки, Тиму показалось, что тот смотрит прямо на него.

– Тим, скорей! – закричала Мэри. Она стояла вместе с Иваном около дверного проема в глубине «кельи» и махала рукой. – Быстрей, сюда!

Тим встряхнул головой, сбрасывая накативший на него морок, и рванул вперед. Это было всего лишь инстинктивное ощущение, возможно, даже обманчивое, но он был уверен, что потолочник сейчас бросится следом за ним. А подобная уверенность любого превратит в гепарда.

В несколько прыжков преодолев расстояние до проема, Тим выскочил наружу и очутился в полуподвальном помещении круглой формы. Наверх, к выходу с распахнутой дверью, вела крутая металлическая лестница. Тим, подгоняемый жутким образом пылающего монстра, взлетел по ней квазимухой. И лишь выбежав во двор, притормозил около поджидавших его мохначей.

Там он быстро огляделся по сторонам. Уже светало. Снаружи полуподвал оказался низким кирпичным строением с плоской крышей. Пространство вокруг него занимал небольшой двор, который, в свою очередь, находился в плотном кольце высоких развесистых кустов. И был в данный момент пуст, если не считать, естественно, Ивана и Мэри.

– Мне кажется, он погнался за нами! – выпалил Тим.

– Кто?! – воскликнула Мэри.

– Урод этот. Потолочник.

Девица пискнула и испуганно выкатила глаза. А вот Иван отреагировал так, как и положено настоящему воину.

– Тим, давай гранаты, – заявил он, грозно ощерив клыки. – Взорвем гада.

Тим, конечно, помнил, что у него есть гранаты – сам пять минут назад положил в подсумок. Но не для того, чтобы использовать их против монстра. Сомнительное дело эти «лимонки» – в пасть чудовищу каждый раз не попадешь, зато сам запросто на осколки нарваться можешь.

Другое дело – люди или муты, вроде дампов. Да те же дикие нео, если по дороге к Стадиону попадутся. Вот для чего предназначались гранаты. Но сейчас, когда монстр, возможно, направился за ними в погоню…

– Дай! – Нео требовательно протянул открытую ладонь.

– Дай ему, Тим, – поддержала косматого сородича Мэри. – Он сделает гаду «бум».

Тим нерешительно вынул из подсумка гранату, и мохнач тут же выхватил ее. После чего потребовал:

– Еще давай!

– А ты точно знаешь… – начал Тим, но не договорил. Потому что их диалог прервало появление чудовища.

Разговаривая с Иваном, Тим стоял около распахнутой двери, следя одним глазом за тем, что происходит в полуподвале. Поэтому сразу засек, когда внизу в языках пламени возник, словно посланник ада, потолочник. Он буквально вывалился из дверного проема и остановился, поводя башкой.

Смотрелся монстр, мягко говоря, потрепанным – похоже, сыграла свою разрушительную роль термитная смесь на основе белого фосфора. Вместо одного из буркал зияла дымящаяся рана – то ли чадила прогоревшая смесь, то ли тлел какой-то полимерный материал; такие же рваные пятна багровели и дымились в разных местах тела, наводя на мысль о том, что потолочника кто-то пытался освежевать самым варварским способом; часть тела при этом продолжала гореть. А еще Тим обратил внимание на то, что один из усов монстра оплавился и свисал к земле бельевой веревкой; второй же ус шевелился, подавая признаки жизни, но выглядел пожеванным.

Остальных деталей Тим разглядеть не смог, не говоря уже о том, чтобы как-то их осмыслить. Потому что в ситуацию решительно вмешался Иван. Тим не видел, когда тот успел вытащить из запала чеку, и среагировал лишь тогда, когда на пол полуподвала со стуком упала граната. Подскочив, она пролетела еще около метра и, шлепнувшись, покатилась под ноги монстру.

Нет, что ни говори, а мозги у мохнача были все-таки набекрень. А инструкции по технике безопасности он, видимо, не читал никогда в жизни. Недаром в народе говорят, что мохнатого могила исправит.

Тим не стал дожидаться взрыва, отпрянув за косяк. И поэтому не увидел, как взрывной волной монстра подбросило вверх и он шлепнулся на спину. Зато Тим увидел, как, вылетев из проема, на землю упало несколько осколков. Иван, стоявший с другой стороны двери, проводил их озадаченным взглядом. И тут же довольно ощерился.

Говорить мохначу о том, что он придурок, Тим не стал. Времени не было. Да и зачем? Вон у человека какая рожа радостная. Пусть и дальше считает себя умником.

– Бежим, Тим! – крикнула Мэри и рванулась вдоль строения.

Тим кинулся следом. Но бежали они недолго. Частично обогнув здание, шустрая девица остановилась и, ткнув пальцем в землю, объявила:

– Вот. Здесь люк.

Тим не стал ждать дальнейших указаний. Нагнувшись, он зацепил чугунную крышку пальцами и сдвинул ее в сторону. Внизу темнел колодец.

– Туда? – спросил на всякий случай.

– Туда, – ответила Мэри. – Там коридор. Мы пройдем быстро-быстро и вылезем там. – Она махнула рукой куда-то в сторону.

Спустившись по скобам, Тим несколько секунд стоял неподвижно, привыкая к темноте. Впрочем, толку от этого не было никакого. Он видел лишь маленькую часть коридора, освещенную рассеянным светом, падающим из открытого люка. Решив довериться интуиции, Тим сделал несколько шагов влево. Но его окликнула Мэри, спускавшаяся следом:

– Тим, не ходи туда. Нам надо сюда.

– Да я и не собирался, – пробормотал Тим. В памяти возник вчерашний разговор с Иваном, когда тот сказал, ухмыляясь: «Не ходи туда, Тим. Там тупик и ловушка». Ну, ловушка так ловушка. Тем более – тупик.

Спрыгнув на пол, Мэри схватила Тима за руку и строго пропищала:

– Иди рядом со мной.

– А факела тут нет?

– Тут – нет.

– А мы не заблудимся?

– Нет. Здесь близко поворот. А Мэри мало видит в темноте.

– Мало или немного? – уточнил Тим.

Мохначка ответила после паузы:

– Мало-мало. Я вижу стену. Разве ты не видишь стены?

– Нет, не вижу.

– Тим совсем слепой. Ничего, Мэри поможет брату. Держи меня за руку. А я буду держаться за стену.

Через несколько секунд их догнал Иван и довольным голосом прогудел:

– Моя бросил еще одна граната. Туда, в зверя.

– Откуда ты взял вторую гранату? – удивился Тим. – Я дал тебе одну.

– Моя сам взял в ящике. И положил в карман. Иван умный. Разве нет?

– Разве да, – сказал Тим. – А что с потолочником? Ты глянул?

– Моя не стал глядеть. Моя побежал за вами. Вдруг зверь еще не сдох?

«Резонно, – подумал Тим. – Вряд ли потолочнику сильно повредят осколки. Шкура у него, судя по всему, прочная… Ну, будем надеяться на лучшее. Сейчас важно выбраться из коридора на поверхность. Там будет другое дело. Даже если урод увяжется за нами».

Под ногами хлюпала грязная жижа. Тим старался ступать аккуратно, опасаясь провалиться в какую-нибудь яму. А вот Мэри шуровала напролом, шлепая босыми ногами, и, похоже, не ощущала никого дискомфорта. «Неуютно тут, – подумал Тим. – А этим мохнатым раздолбаям хоть бы хны». И спросил:

– Иван, ты говорил, багов здесь не водится?

– Нет.

– А других мутов?

– Другие водятся, – беззаботно отозвался мохнач. – Прыгучие черви водятся. Но ты не бойся, Тим. Нас они не трогают, мы их подкармливаем.

– Так это вы, а я… – начал Тим и, оступившись, споткнулся и растянулся на полу.

Падая, он потянул за собой Мэри, которую держал за руку. Поэтому девица шлепнулась на него, громко ойкнув. Впрочем, тут же вскочила и сообщила:

– Моя забыла сказать. Здесь есть канава. По ней течет вода.

– Спасибо, теперь буду знать, – пробормотал Тим. И, не сдержавшись, добавил: – Ёпрст.

Он угодил физиономией в неглубокую, но вонючую лужу, испытав в результате не самые приятные ощущения. И не мог их не выразить в лаконичной форме, даже невзирая на присутствие косматой дамы. Но та захихикала и пропищала:

– Тим умеет здорово ругаться. Тим, ты…

– Тихо! – оборвал Иван. И уже негромко прошипел: – Тихо. Смотрите туда.

Тим, только что поднявшийся из грязи, обернулся назад. И в следующую секунду увидел, как в луче света, падающего сквозь открытый люк, возникла чья-то уродливая и громадная фигура. Точнее, не возникла, а с шумом спрыгнула сверху. И замерла.

Тим и мохначи тоже замерли. Можно даже сказать – оцепенели. Потому что сразу узнали потолочника. Это означало, что он почти настиг их в самом неудобном для поединка месте – узком и темном коридоре, где у трехметрового монстра было несомненное преимущество.

Он стоял, всматриваясь и вслушиваясь в темноту, а возможно, и внюхиваясь. И это «стояние» продолжалось, наверное, секунд десять. Затем потолочник сделал шаг в направлении Тима и его затаившихся друзей; поводил башкой из стороны в сторону, как таракан, и вдруг, развернувшись, направился в противоположную сторону коридора.

Его громоздкая фигура, подсвеченная мелкими язычками пламени, постепенно удалялась, а Тим не мог поверить в удачу. Как и Мэри с Иваном. Все трое думали примерно одно и то же: «Как же он нас не обнаружил? А вдруг сейчас развернется?» Но монстр не развернулся…


Потолочник Зарг не развернулся, потому что за последние минуты его способности к ориентированию на местности, а также к выслеживанию и преследованию целей были значительно подорваны – в прямом и переносном смысле. Проблемы начались в тот момент, когда бронебойная пуля, выпущенная мохнатым снайпером по имени Иван, повредила монстру один из сенсорных датчиков. В итоге нейромант Гай не смог своевременно передать в мозжечок потолочника команду «форсаж». Но это были цветочки по сравнению с тем, что началось дальше.

Главная неприятность случилась тогда, когда тварь попала под взрыв гранаты с термитной смесью. Пламя, возникшее в момент взрыва, опалила потолочнику усы-антенны, в значительной степени разрушив его хеморецепторы, отвечающие за обоняние. Повлиял на них и ядовитый дым, выделяемый при горении.

Кроме того, брызги раскаленной смеси угодили на буркало твари и за считаные секунды обуглили его до состояния золы. Ведь изделия из полимеров плохо выдерживают воздействие очень высоких температур. Впрочем, их мало кто выдерживает, кроме голливудских терминаторов.

Следующий удар по оптической системе монстра нанесли осколки «лимонок». После чего он почти ослеп и ориентировался в дальнейшем в основном при помощи слуха и терморецепторов, реагирующих на изменение температуры. Невзирая на многочисленные увечья, потолочник продолжил движение по следам Тима и мохначей – в том числе и благодаря тому, что они продолжали разговаривать, вызывая колебания воздуха.

Развязка наступила в коридоре коллектора. Монстр уже собрался двинуться в сторону Тима и компании, ощутив их присутствие. Но в последний момент изменил решение, почувствовав более мощные сигналы, исходящие с левой стороны коридора. И направился туда.

Потолочник шел на сигналы, как дети за дудочкой гамельнского крысолова[2], не подозревая, что попал в хитро устроенную ловушку Поля Смерти. Фокус заключался в том, что подобная ловушка действует по принципу зеркала – улавливает сигналы, исходящие от биологических организмов, и затем экранирует их, создавая иллюзию присутствия желаемых предметов или существ. Так и Поле, обитающее в подземном коридоре, уловило желание потолочника найти человеческое существо и создало его фантом.

По мере того как потолочник приближался к Полю, фантом становился все реальнее, потому что Поле получало все больше информации об искомом объекте, скачивая ее из мозжечка потолочника. И когда тот приблизился к Полю на расстояние в десяток шагов, он увидел перед собой Тима.

Но это, разумеется, был не Тим, а его фантомная копия. Хотя и близкая к оригиналу. Ведь в закромах Полей Смерти хранится очень много различной информации. И никто точно не знает, каким образом она туда попадает.

В тот момент, когда Поле без остатка поглотило монстра, Гай, находившийся в тоннеле, потерял сознание. А все потому, что продолжал попытки восстановить контроль за мозжечком Зарга. Но Поле Смерти не любит конкурентов – вот и шарахнуло незадачливого нейроманта по его хитрым мозгам импульсным разрядом, использовав сенсоры мозжечка потолочника как ретрансляторы…

Они стояли, не шевелясь, и даже, кажется, не дыша, пока фигура ужасного монстра не скрылась за поворотом. Затем Иван молча хлопнул Тима по плечу, и тот понял – пора.

На этот раз они двинулись цепочкой. Иван шел первым, Тим – плотно за ним, держа ладонь на мохнатом надплечье нео. Замыкала процессию Мэри. Тим ее не видел, но слышал прерывистое дыхание и негромкие шлепки босых ног по грязи.

Этот последний переход занял совсем немного времени. Они почти сразу повернули налево и примерно через минуту дошли до цели. Иван забрался в колодец и, вскарабкавшись по скобам, приоткрыл люк. Оглядевшись, тихонько скомандовал:

– Тим, вылезай за мной. Только осторожно…

Тим поднялся наверх и, высунув голову, понял, что оказался там, откуда вчера начинал свой путь в подземелье – под днищем автомобильного прицепа.

* * *

Потолочник буквально продрался в комнату, оставляя на дверной коробке глубокие зазубрины, и остановился. В одном из щупальцев монстр сжимал косматую голову, только что оторванную от туловища нео. Из приоткрытой пасти чудовища капала алая кровь – чужая, естественно, потому что раствор, заменяющий потолочнику кровь, имеет светло-желтый оттенок.

Поведя башкой из стороны в сторону, монстр обнаружил то, что упорно искал с начала атаки на убежище. Он увидел сгорбленную старуху, сидящую у костра, и плотоядно ухмыльнулся. Все сходилось – и визуальный образ с особыми приметами, заложенный в память монстра нейромантом, и, главное, индивидуальный запах. Его наличие позволяло идентифицировать объект на сто процентов, вот почему сомнений не оставалось.

Несколько мгновений потолочник продолжал держать в щупальце оторванную голову мохнача, словно раздумывая, как с ней поступить. Затем небрежно швырнул под ноги старухи. Мол, получай на память о своих защитниках, сейчас с тобой будет то же самое.

Похоже, чудовище торжествовало. Хотя, скорее всего, просто предвкушало скорое вознаграждение в виде веселящего коктейля, который получит по возвращению в лабораторию. И словит кайф, по сравнению с которым свежие кровь и мясо покажутся тухлыми отбросами.

Идея «подсадить» тварей на специальный наркотический коктейль принадлежала ученым Капитолия. Они предположили, что существо, однажды испытавшее его действие, захочет получать ощущение кайфа снова и снова. Поэтому будет возвращаться на базу само, без дополнительного принуждения и контроля, подобно хорошо прикормленному животному. Только корм особый – испробуешь один раз и уже не соскочишь до смерти.

Сломив отчаянное сопротивление защитников и проникнув в комнату старухи, монстр сразу понял, что та никуда не денется. А уж про сопротивление и речи не шло. Как его может оказать древняя старушенция, не способная самостоятельно подняться со своего кресла? Остается только пошире открыть пасть и схавать бабульку.

Мяско, конечно, уже не то, третьей свежести, но не пропадать же добру. Да и энергетическая подпитка понадобится на обратную дорогу. И с этой точки один хрен, кого жрать, старуху или молодуху – то и другое просто биотопливо.

Потолочник неторопливо, подволакивая раненую лапу, приближался к жертве, не забывая фиксировать окружающую обстановку всеми действующими рецепторами. Обстановка не внушала ничего подозрительного, и монстр расслабился. Тем более что старуха даже не пыталась изобразить попытку к бегству – продолжала сидеть неподвижно, как истукан.

В мозжечке даже мелькнуло соображение – не померла ли старая со страху? Ну, ему без разницы, что глотать – живое или мертвечину. Главное, выполнить задание – уничтожить объект полностью, без остатка.

Монстр уже приблизился к старухе на расстояние вытянутой шеи, когда его расслабленное внимание привлек слабый треск. Он наклонил башку вправо и увидел то, что раньше скрывало тело старухи, – какой-то шнур, по которому бежал, потрескивая, маленький огонек. Шнур тянулся от кресла старухи к стене, где кучей было свалено несколько серых мешков. Тварь сфокусировала на них зрение и прочитала слово, написанное крупными буквами на верхнем мешке: «Порох».

Порох… Порох?.. Что-то всплыло в мозжечке монстра и через секунду превратилось в сигнал повышенной опасности. Но было уже поздно. Огонь, добежавший по бикфордову шнуру до пороха, сделал свое дело…

Нави не умела предсказывать будущее. Но она его чувствовала. И догадывалась, что рано или поздно Якуб до нее доберется. Поэтому всегда была готова к тому, чтобы не попасть в руки врага живьем.

А еще Нави любила делать сюрпризы…

* * *

Сержант Бугров проснулся в своем укрытии вместе с восходом солнца. Еще не открыв глаз и не шевельнувшись, инстинктивно напрягся, проверяя внутренние ощущения. Тревоги не было. Разве что вполне естественное в его положении беспокойство. Оно у любого возникнет, кто проведет ночь в развалинах Тушино. Но коли дожил до утра, избежав зубов мутантов, – уже повод для радости, как будто заново на свет народился.

Капитолиец полежал чуток, прогоняя остатки сна и прислушиваясь. Никто не каркал и не выл дурным голосом, как ночью, когда сержант засыпал. Да и подозрительных шумов не улавливалось. Даже вроде бы какая-то птичка чирикала. А птички нынче наблюдательные и осторожные, так просто клювом щелкать не станут. Если чирикает, значит, не чует опасности.

Сержант, если бы умел, тоже, наверное, чирикнул. Погода-то – лепота! Солнышко встает, тепло и еле ощутимый ветерок. Живи – не хочу.

Бугров достал из подсумка фляжку и сделал пару средних глотков. Ощущая, как вода скользит по пищеводу, отхлебнул еще немного. Хватит! – приказал сам себе. Воду стоило беречь, потому что предстоял обратный путь домой. И кто его знает, насколько он затянется…

Убежище сектантов, судя по некоторым приметам, находилось неподалеку от Капитолия, где-то в районе бывшей станции метро «Планерная». Сержант это предположил еще вчера, когда со своим отрядом преследовал нео и Тимура. По-хорошему, до крепости отсюда можно добраться часа за полтора-два. Но это – по-хорошему, если не напорешься на мутов. Или еще на кого…

Капитолиец высунул голову из оконного проема и, осмотревшись, довольно усмехнулся. Молодец! Хотя вчера ориентироваться пришлось в темноте, но место для ночевки он подобрал очень удачно. Со второго этажа автомобильный прицеп просматривался как на ладони. И расстояние убойное для арбалета – около двадцати пяти метров.

Хотя арбалет – это уже на крайний случай. Воевать с кем-то в одиночку Бугров не собирался. Сейчас, главное, оглядеться, чтобы точнее запомнить дорогу к логову Нави и мохначей. Потом сразу в Капитолий, чтобы доложить Якубу. Пусть Стратег уже решает, как поступать дальше…

И тут раздался негромкий шум, будто скрябнуло железом по железу, а затем еще и стукнуло. Звук донесся со стороны прицепа, и сержант мгновенно напрягся. Втянул голову вовнутрь помещения, поднял с пола заряженный арбалет и затаился, выглядывая из-за косяка оконного проема. Через несколько секунд из открытого колодца показалась косматая голова нео…


Когда Тим высунул голову из колодца, Иван сидел на корточках около прицепа и настороженно поглядывал по сторонам.

– Ну, как там? – шепотом спросил Тим.

– Вроде тихо, – отозвался мохнач.

– Думаешь, может быть засада?

– Не знаю. Но моя… – Иван покрутил головой, как будто принюхиваясь, – моя что-то чует.

– Что именно?

– Не знаю.

– Не может тут быть никого. Глупо это.

– Почему?

– Потому что если бы нас выследили капитолийцы, чего бы они сидели тут? Давно бы спустились в колодец и напали.

– Не знаю, – неуверенно промямлил мутант.

– И долго нам в колодце торчать? Ты не думаешь, что потолочник может вернуться?

– Ладно, вылазь. – Иван вздохнул. – Только будь осторожен.

Он поднялся с корточек и встал во весь рост, повернувшись спиной к Тиму. За спиной карабин, в правой руке дубина. Хоть сейчас фотографируй для репортажа о дальнем пограничье в газету «Красная звезда». Но Тим о такой газете никогда не слышал, как и вообще о газетах. Поэтому просто подумал: «Ну и амбал. С таким и жук-медведь не страшен. Еще бы научился правильно гранаты кидать».

Он выбрался из колодца и встал сбоку от мохнача. Легкий порыв утреннего ветра приятно охладил вспотевшее лицо. «Умыться бы не мешало», – мелькнула мысль…


Несколько секунд Бугров размышлял, пораженный видом старых знакомых. Ну и ну! Вот уж не ожидал. Куда это они с утра пораньше намылились, вооруженные до зубов?

Внезапное появление Тимура и нео вносило в планы сержанта серьезные коррективы. Понятно, что Тимур с мохнатым собираются смотаться отсюда. Пойти по их следам? В одиночку? Ну нет уж! Он и так сделал все что мог. Если эти головорезы почувствуют слежку, ему несдобровать.

Тогда что делать? Вернуться, как планировал, в Капитолий и доложить Якубу?.. Только вот о чем? О том, что из-за трусости упустил из-под носа особо опасного преступника? Уж лучше сразу застрелиться из арбалета.

Может, соврать? Сказать, что отправился утром в Капитолий и ничего не видел? А что потом? Якуб пошлет сюда группу захвата, Тимура она, естественно, не обнаружит, и он же, Бугров, окажется крайним. А на нем уже столько проколов висит…

Нет, это плохая идея, решил сержант. Самый лучший вариант – завалить Тимура, пока дружки ничего не заподозрили. И сразу же попробовать подстрелить мохнача. Получится – отлично! Не получится – сделает ноги.

Пока косматый сообразит, что к чему, он будет уже далеко. Убегать легче, чем преследовать. А до Капитолия каких-то пара километров. Да и на фига мохначу за ним гнаться?

Сержант прижал приклад арбалета к плечу и навел мушку на Тимура. Тот стоял правее мохнача, представляя отличную мишень. «Нечего тянуть резину, – подбодрил себя. – Надо стрелять и сматываться. А то мало ли чего…»


Легкий порыв ветра долетел до физиономии Ивана, принося новые запахи, и он встрепенулся, как сторожевой крысопес. Встрепенулся, потому что четко уловил запах, который почувствовал еще раньше, но не смог сразу определить – возможно, из-за того, что рядом находился Тим. Это был запах хомо. И исходил он не от Тима, а практически с противоположной стороны – от развалин некогда многоэтажного дома.

– Тим, – взволнованно произнес Иван, делая шаг вбок, – я чую…

Он не договорил. Стальной болт арбалета, выпущенный с трех десятков шагов, пробил мохначу грудь и достал до сердца. Но тот все же сумел развернуться лицом к Тиму и схватил его руками за плечи. Глаза резко расширились, губы слабо шевельнулись в попытке произнести какие-то слова… Но не смогли.

Иван начал валиться на Тима, будто пытаясь прикрыть его собой. А, может, и на самом деле пытаясь. Тим отступил на шаг, машинально подхватывая мохнача под мышки, и уже через секунду все понял. Понял, потому что заметил хвостовик арбалетной стрелки, торчащий из груди Ивана. А дальше сработали рефлексы, с которыми у Тима всегда был полный порядок.

Он оттолкнул от себя безвольное, как у куклы, но тяжелое тело мохнача и резко отпрыгнул за угол прицепа. Затем, присев, начал пятиться, пока не оказался полностью за кузовом. Еще на ходу Тим стянул с плеча карабин и, высунув ствол поверх борта, выстрелил в сторону развалин. Выстрелил просто так, не целясь, чтобы показать врагу: «Смотри, урод, я жив и вооружен. Только сунься!»

Он ждал ответного выстрела, а то и автоматной пальбы, но в развалинах молчали. И это наводило на мысли о том, что у врага (или врагов) не было огнестрельного оружия. Если так, нашим легче.

– Тим, что случилось? – Мэри сидела на корточках около колеса прицепа и смотрела на хомо выпученными глазами. Она слегка задержалась в колодце и захватила лишь часть событий. Но надо отдать должное – быстро сориентировалась. – Тим, что со Сррыгом?

От волнения Мэри назвала Ивана прежним именем, но Тим понял, кого она имела в виду.

– Я думаю, его убили, – сказал Тим и выстрелил снова – на этот раз более прицельно – в один из оконных проемов. Мол, учтите, я за вами слежу.

– Убили? Насовсем?

Лицо девицы исказилось. А следом – вот уж чего Тим совсем не ожидал – из глаз потекли слезы.

– Ты это… – пробормотал Тим. – Ты чего?

– Он был мой брат. – Мэри всхлипнула.

– Ну, я понимаю. Все мы братья и сестры в некотором смысле… Понимаю.

– Не понимаешь. Он – настоящий брат. Когда-то зимой я заблудилась и чуть не погибла. Нави меня спасла, и я осталась у нее. Сррыг нашел меня, когда сбежал из клана. Он мой брат, Тим.

Она шмыгнула носом.

– Ну ты это, держись, – сказал Тим и неожиданно для себя погладил мутантку по косматой голове. – Держись, сестренка. Мы за Ваню отомстим.

– Кто его убил? – уже почти твердым голосом спросила Мэри.

– Не знаю. Но стреляли, я думаю, вон оттуда.

– Что мы будем делать, Тим?

Тим соображал недолго. Он сразу заметил, что с его стороны прицепа густо росли кусты-кровососы – те самые, которые окружали защитной стеной наружный вход в убежище сектантов. Поэтому прятаться здесь было негде. А бежать вдоль зарослей до ближайших развалин означало подставлять себя под арбалетные болты неизвестного стрелка. Или стрелков. Сидеть же, как трусливый хоммут, за прицепом, значит полностью отдавать инициативу врагу. Так что план напрашивался сам собой.

– Мэри, ты умеешь стрелять? – спросил Тим.

– Нет, но я видела.

– Понятно. Это несложно, я тебя научу. Прижимай приклад к плечу, наводи ствол вон туда и нажимай пальцем вот на этот крючок. Поняла?

– Поняла. А ты сам не будешь стрелять?

– Я сейчас попытаюсь добежать вон до того дерева, – пояснил Тим. – Но сначала я брошу гранату в развалины. Как только прогремит взрыв, я побегу. А ты начнешь стрелять по окнам. Чтобы враги думали, что я по-прежнему нахожусь за прицепом. Поняла?

– Поняла. Ты хочешь их обмануть, да?

– Да. Я хочу обойти их с тыла. Ну, давай.

Тим передал Мэри карабин и достал из подсумка гранату. В резерве оставалась еще одна. Мог бы – захватил бы больше, да не успел – уж слишком нервная обстановка царила в подземелье. Но ничего. Две гранаты – это тоже здорово.

– Готова?

– Да, – отозвалась девица, прижимая карабин к животу.

– Не так, – сказал Тим. – Приклад к плечу – и вот так. Но сейчас садись за колесо и не высовывайся. Когда рванет граната и я побегу, тогда вставай и стреляй. Но не особо часто. Раза три-четыре выстрели – и хватит. Поняла?

Мэри усиленно заморгала – видимо, от напряжения и осознания ответственности.

– Да.

– Тогда приступили.

Тим присел рядом с дикаркой у колеса и вытащил чеку. Потом привстал и со всей силы метнул гранату в сторону развалин дома. Через несколько секунд хлопнул взрыв. Тим досчитал до двух и побежал.

До развесистого дерева с очень толстым стволом – Тим решил, что это дуб, – он добежал под редкие выстрелы карабина. Мэри все сделала согласно инструктажу – выстрелила два раза. А когда Тим уже укрылся за стволом, хлопнул третий выстрел.

«Молодец, сестрица! – подумал Тим, переводя дыхание. – Смышленая девчонка. Шерсть, оказывается, не так уж и сильно влияет на мозги. Теперь этот гад, даже если его не зацепило осколками, к прицепу точно не сунется. Но вот знать бы, что он будет делать дальше? И сколько их? Если один, то может испугаться и убежать. Хорошо бы, если так».

Тим достал из подсумка последнюю гранату и, зажав ее в правой руке, выдернул чеку. Затем левой рукой вытащил из ножен меч и осторожно двинулся вокруг дуба. Теперь он был готов, как ему казалось, к любым неожиданностям.

План Тима строился на простом соображении. Если враг не ранен и не убежал, то продолжает укрываться где-то в развалинах. Ведь у здания сохранилась часть второго этажа и наверняка есть несколько комнат с перегородками. Так что укрыться, в принципе, есть где. Но стрельба от прицепа должна ввести врага (или врагов) в заблуждение. Вот тут он, Тим, и подкрадется сзади. А дальше – по обстоятельствам.

Однако Тим жестоко ошибся в своих предположениях. Сделав еще несколько шагов, он внезапно увидел перед собой капитолийца – коренастого мужика в разгрузочном жилете и шлеме с прозрачным забралом, вероятно, из пуленепробиваемого стекла. Именно с такими бойцами Тим и Иван столкнулись вчера вечером, так что сомнений не возникло. Но самым неприятным оказалось то, что капитолиец держал в руках взведенный арбалет и направлял его прямо в грудь Тиму.

– Стой на месте, Тимур! – выкрикнул боец. – Иначе прострелю насквозь.

– Стою, – сказал Тим.

Вот это он опростоволосился! Противник был хитрее, чем он думал. После брошенной в развалины гранаты не стал убегать, а элементарно сменил место дислокации. И застал его врасплох. Меч на дистанции в три метра против арбалета бесполезен – уж слишком быстро летит стрелка. И старый панцирь не спасет – пробьет его стрелка как пить дать. А то ведь и в горло выстрелит, урод.

– Вот и не дергайся, – угрожающе произнес Бугров (а это был, разумеется, он). – И положи меч. А то…

Он самодовольно улыбнулся. Ситуация внезапно развернулась в самую благоприятную сторону. Теперь он мог не только убить Тимура – в этом проблемы не было, достаточно нажать на спусковой рычаг, но и взять его в плен.

Невероятная удача! За голову мертвого изменника Стратег обещал сто монет, а за живого – двести. И сейчас эти двести золотых уже практически бренчали в карманах сержанта. Оставалось лишь грамотно использовать момент.

– А то что? – спросил Тим.

– А то прострелю брюхо. Чего непонятного?

– И что ты предлагаешь?

– Хороший вопрос. – Капитолиец ощерился. – Предлагаю сдаться в плен. Тогда гарантирую жизнь.

– С чего бы это? – не поверил Тим.

– С того, что ты нужен Стратегу Якубу.

– Стратегу Якубу?

– Да. Слышал о таком?

– Кое-что слышал. – Тим завел диалог, чтобы элементарно потянуть время. Сама же ситуация выглядела, мягко говоря, неважнецки. – Значит, я ему нужен?

– Нужен.

– А зачем?

– Откуда я знаю? – уклончиво ответил сержант.

Он знал, что Тимура так или иначе ждет смертная казнь. Но зачем человека лишать надежды раньше времени? Он ведь и в отчаяние впасть может. И откажется сдаваться.

– А что ты знаешь? – спросил Тимур.

– Все, что я знаю, это то, что тебя ищут… Ты это, брось меч на землю. Некогда мне с тобой болтать.

– А если не брошу?

– Тогда прострелю тебе ногу. Затем – вторую. Потом свяжу и спрячу в развалинах – до подхода наших. Понятно объяснил?

– Понятно, – сказал Тим. – А это видел?

– Что?

– Вот это. – И Тим протянул вперед правую ладонь, сжимавшую гранату. – Видишь, что у меня есть?

Капитолиец нагнул шею, присматриваясь, и тут же инстинктивно отпрянул назад.

– Ну, предположим, вижу, – отозвался с настороженностью. – Подумаешь, «лимонка». Пока ты успеешь вытащить чеку… Кстати, положи быстро гранату на землю. Иначе прострелю тебе плечо. Считаю до трех…

– Дурак, ты, мужик, – сказал Тим, разворачивая кисть так, чтобы капитолиец разглядел запал. – Ты чего – не видишь? Чека уже вытащена. Если я положу гранату на землю, знаешь, что произойдет?

Глаза сержанта мгновенно округлились. Он молчал несколько секунд, потеряв дар речи. Потом произнес уже без прежнего энтузиазма в голосе:

– Хочешь сказать, что собираешься взорвать нас обоих?

– Пока еще не решил. Но если ты будешь настаивать на своем предложении – сделаю это.

– На каком предложении?

– На предложении сдаться в плен. Уж лучше я отправлюсь на тот свет вместе с тобой, чем сдамся. Я знаю, что меня все равно убьют. Учти, стоит мне разжать ладонь…

Бугров облизнул губы.

– Не глупи. Зачем тебе гибнуть? Я же объяснял – Якуб просто хочет с тобой поговорить.

– Просто поговорить? То-то он ко мне наемных убийц подсылает каждый день.

– С чего ты взял?

– С того. Один человек рассказал. Борис его зовут. Вернее, звали. Член Когорты Избранных Борис. Слышал о таком?

Сержант машинально кивнул. Вот оно что! Значит, Борис перед смертью успел кое-что разболтать Тимуру. Теперь его не получится обвести вокруг пальца. И в плен он теперь не сдастся. Вот тебе и повезло… Чем такое везение, уж лучше невезучим быть.

– Что ты предлагаешь, Тимур? – спросил Бугров, делая шаг вбок – к дереву.

– Просто разойтись.

– Как?

На самом деле сержант уже решил, как можно вывернуться из безвыходной ситуации. Не просто вывернуться – а с пользой для себя. Он понял – если выстрелить Тимуру в голову и сразу заскочить за толстый ствол дерева, то осколки взорвавшейся гранаты его не достанут. Пусть Тимур погибнет, удильщик с нею, с сотней золотых. Мертвый Тимур – это тоже неплохо. И сто монет в придачу.

– Ты положишь арбалет на землю и отойдешь в сторону, – сказал Тимур. – А я засуну чеку обратно. После этого мы разберемся на мечах, как мужчины.

– Вообще-то, интересное предложение, – пробормотал капитолиец, сдвигаясь еще на шаг в направлении ствола. – Только вот можно ли тебе доверять?

– Можно… Впрочем, – добавил Тим после паузы, – я передумал. Просто нажми на спуск, сестренка.

Капитолиец удивленно сморгнул. А в следующее мгновение его лицо исказила гримаса боли. Потому что подкравшаяся сзади «сестренка» Мэри «просто нажала на спуск» карабина. И не промахнулась. Видимо, у нее с братом Сррыгом от рождения был талант снайпера.

Выстрел, сделанный в спину с расстояния пяти шагов, оказался в итоге очень болезненным. Бронебойно-зажигательная пуля легко пробила старый кевларовый «бронник» капитолийца, прошила тело и застряла на выходе. Сержант вскрикнул, выронил из рук арбалет и, хватаясь за ствол дерева, медленно осел на землю.

Тим хотел для надежности добить врага мечом, но мстительная Мэри оказалась проворней. Подскочив с карабином Симонова наперевес к убийце брата, она с размаху вонзила штык ему в шею. Выдернула и вонзила снова. И еще раз…

Кровь хлестала, как из брандспойта, капитолиец хрипел, и Тим скромно отвернулся, чтобы не нарушать таинства мести и смерти. Он понимал разбушевавшуюся «сестренку». Порой очень хочется выпустить кому-нибудь кишки или порвать глотку – на то мы и люди, чтобы испытывать разные эмоции. Пусть иногда и мохнатые люди и в некотором роде дикари.

Когда Тим повернулся обратно, косматая девица сидела на корточках около дуба с чувством выполненного долга. Это чувство подчеркивала вымазанная в крови рожица, что навело Тима на некоторые мысли о роли инстинктов в поведении человекообразных существ. Но он решил эти мысли не озвучивать, учитывая деликатность момента. Спросил о другом:

– Мэри, зачем ты прибежала сюда?

– У?

– Я спрашиваю, почему ты не осталась около прицепа? Я не велел тебе бежать за мной.

– Мэри сама догадалась, что надо бежать. Мэри умная.

Логика была железная. Особенно с учетом того, что нео никогда не сомневались в своем умственном превосходстве над туповатыми хомо.

– Нави сказала Мэри – надо спасать Тима, – продолжила «сестренка». – Мэри спасала тебя – разве нет?

– Разве да, – согласился Тим. – Ты и в самом деле молодчина. Умная, храбрая – настоящий герой.

– Герой? Как Данила Кремлевский, да? – Мэри оживилась.

– Ты знаешь о Даниле Кремлевском?

– Да. Эту сказку рассказывала Нави. У Данилы была любимая женщина, ведь да?

– Ну, вроде того, – сказал Тим.

Он не помнил толком, была ли у легендарного героя женщина, но решил поддакнуть, чтобы не вступать в дискуссию. И как оказалось, поступил опрометчиво. Потому что девица поднялась с корточек и, обтерев окровавленные ладони о короткий подол своего платьишка, заявила:

– Теперь ты понимаешь, Тим, что тебе нужна женщина?

– Э-э-э, – протянул Тим.

– Настоящая женщина? – с напором подчеркнула дикарка и томно закатила глаза. – Помнишь, ты обещал поговорить о женщинах?

– Я помню, – признался Тим. – Но я же пока еще не Данила, верно? И вообще, Мэри, мне надо срочно на Стадион. Понимаешь?

Девица тяжело вздохнула и снова погрустнела.

– Понимаю. Нави говорила… Ладно, Мэри проводит тебя до шоссе.

– Спасибо.

– Но сначала ты поможешь спрятать Сррыга в развалинах.

– Это еще зачем?

– Мэри должна его похоронить. По обычаям.

– И какие у вас обычаи?

Девица задумалась.

– Мы, нео, сжигаем своих мертвых на костре, – сказала после паузы. – Так велит великий Хррыррг. Исуй велит закапывать в землю. Однако Мэри не знает, как лучше…

– И я не знаю, – сказал Тим. – Тебе виднее, сестренка. Сррыг – твоя родня.

Мэри поскребла ногтями выстриженную макушку.

– Мэри придумала. Сначала надо сжечь Сррыга на костре, потом закопать в землю.

– Можно и так, – сказал Тим. – Если останется, что закапывать. Но это уже потом, да? Сейчас мы просто спрячем тело в развалинах. И пойдем к Волоколамскому шоссе, да?

– Да. Потом Мэри вернется и все сделает. – Помолчав, она добавила: – Трупов здесь будет много. Но Мэри поищет живых.

– Кстати, Мэри, а что с Нави? – вспомнил Тим. Вопрос был совсем не праздный. Старуха наговорила слишком много странных вещей, чтобы просто забыть о ней, как о кошмарном сне. – Как думаешь, она жива?

– Не знаю. Нави сказала: «Не волнуйся, Мэри. Мы еще встретимся. Братья и сестры всегда встречаются».


Глава седьмая
Следствие

– Значит, ты убегал от капитолийцев и заблудился? – прищурив один глаз, недоверчиво уточнил Гермес.

– Да, – подтвердил Тим.

– Ты что же, совсем не запомнил дорогу к развилке?

– Я запомнил дорогу. Но убегал, видимо, в другую сторону. Вот и заблудился.

– Но ты мог хотя бы идти в южном направлении? Пошел бы на юг, быстро бы вышел на Волоколамское шоссе. – Старшина продолжал «целиться» в Тима одним глазом. – Ты же разбираешься в сторонах света?

– Разбираюсь. Но когда я убегал от развалин котельной, был страшный ливень. Какой там юг или север? Я уже потом сообразил, куда идти, когда тучи развеялись. Тогда же страшная гроза была, разве ты не видел?

Гермес непроизвольно кивнул. Ну да, видел. Правда, Стадион эта жуткая гроза едва задела, но Фрол тоже сообщил о сильной грозе. Здесь Тим не врал, как и в некоторых других деталях. И в целом его рассказ казался связным. Тем не менее Гермес не терял надежды поймать забывчивого юнца на противоречиях.

Не потому, что хотел загнобить, – умевший храбро драться Тимоха, что ни говори, вызывал у старшины маркитантов симпатию. Но для того чтобы до конца разобраться во всех хитросплетениях этой истории, следовало вывернуть парня наизнанку. Ведь кто-то же сообщил капитолийцам о проведении поисковой операции, в результате чего погибли шесть бойцов. Сразу шесть!

Как подобное спустить с рук? Да ни за что! А основных подозреваемых всего двое – Фрол и Тимофей.

– Не ожидал я, Тимоха, что ты окажешься трусом, – с лицемерным возмущением заявил Гермес. – Надо же, покинул поле боя! Бросил в беде, можно сказать, боевых товарищей. Не ожидал…

– Я никого не бросал! – с искренним возмущением возразил Тим. – Мне пришлось отступать, потому что на меня напали автоматчики. И меня гнали, как куропатку.

Гермес допрашивал Тима уже около получаса – с того самого момента, как его привели в кабинет. А привели Тима сразу после того, как он добрался до ворот Стадиона и появился перед глазами очумевших караульных. Они-то со вчерашнего дня знали, что Тимоха заманил отряд в ловушку и сбежал – со слов Фрола знали, который растрепал об этом всем, кому мог. А тут на тебе – явился не запылился. Да еще и с карабином за плечом.

Как тут не очуметь от удивления? Караульные тут же разоружили изменника, для надежности связав руки. И уже минут через десять Тим излагал свою версию произошедшего старшине, а потом начал отвечать на его каверзные вопросы.

Версия, надо заметить, значительно отличалась от реальных событий. Тим, пока добирался до Стадиона – сначала в сопровождении Мэри, а затем в одиночку, решил, что о многом лучше умолчать. Ведь расскажи он о секте мохначей и последующих событиях, Гермес может подумать, что Тим врет и фантазирует.

Так, по крайней мере, казалось самому Тиму, который до сих пор не мог утрясти в голове информацию, полученную от сумасшедшей Нави. И он решил сообщить Гермесу чего-нибудь попроще, чтобы это больше походило на правду и не заставляло разъяснять скользкие моменты.

В итоге сообщил. Но не учел хитроумности старшины. И теперь сидел и потел на табуретке, пытаясь увязать концы с концами в своей наспех состряпанной истории.

– Но ты ведь все равно бросил товарищей, – не унимался старшина.

– Кого там было бросать? Я уже объяснял – там были одни мертвецы. Я подумал, что наши все погибли. А потом меня чуть не подстрелил капитолиец. Я выпрыгнул из окна…

– Стоп, – сказал Гермес. – Об этом ты уже рассказывал. А почему ты решил, что наши все погибли?

– Потому что уже никто не стрелял. Ну я и решил, что все погибли. Ну, или убежали. И тут меня чуть не подстрелили…

– Стоп-стоп-стоп! – раздраженно выпалил старшина. – Не надо по третьему разу одно и то же… Ты вот что скажи. Ты когда в последний раз видел Фрола?

– Когда мы заехали на бэтээре под брюхо дохлого био. Потом нас обстреляли, и Фрол куда-то пропал.

– Сначала обстреляли, а потом пропал? Или сначала пропал, а потом обстреляли?

– Я не знаю, как точно было. Он сзади на броне сидел. Что-то рвануло, и я упал с брони. И Фрола больше не видел… А что, он не вернулся?

Гермес не ответил, медленно приглаживая ладонью свою щегольскую бородку. Рассказ Тимохи выглядел достоверно. И, в общем-то, не противоречил рассказу Фрола. Сначала парень участвовал в бою, затем убегал от автоматчиков, заблудился, потом наткнулся на стаю нео, удрал от них, переночевал в развалинах… Да, связно. Но были и неувязки. И даже, как показалось Гермесу, некоторые грубые нестыковки.

– Значит, говоришь, на вас напали капитолийцы? – с ленцой протянул старшина.

– Да.

– А с чего ты взял, что это капитолийцы? – Этот вопрос прозвучал, как удар плетки – быстро и хлестко. – Ты что, их раньше видел? Где? При каких обстоятельствах?

– Так это… – начал было Тим, но старшина его оборвал, выкрикнув: – Быстро отвечай! Ну?!

Тим аж вздрогнул.

– Так это… У меня в подсумке лежало… Нет сейчас подсумка.

– Где он?

– Караульные забрали. Там бумага лежала.

– Какая еще бумага?

– Я ее у мертвого капитолийца забрал. Там было написано, что предъявитель сего документа… переговоры какие-то… ну и подпись – Верховный Стратег Капитолия, Глава Когорты Избранных Якуб. Я и подумал, что это капитолийцы. А что, я ошибся?

Гермес проигнорировал вопрос. Но, нахмурившись, спросил:

– Значит, твой подсумок у караульных?

– Да.

– Проверим… А кто этого капитолийца, с бумагой который, убил?

– Я не знаю. Он мертвый валялся…

В дверь постучали.

– Кто там?! – рявкнул старшина.

Дверь открылась, и на пороге появился начальник службы охраны Степан.

– Прости, Гермес, что помешал. Но, – есаул многозначительно понизил голос, – есть срочная информация.

– Какая?

– Секретная.

Гермес с характерным прищуром взглянул на Степана, но ничего не сказал. Грузно поднялся с кресла и, обогнув стол, направился к двери. Лицо его было непроницаемо и угрюмо.

«Кажется, я пока нигде не прокололся, – подумал Тим. – В чем ему меня обвинить? В том, что я сбежал с места боя? Он сам понимает, что я очутился в безвыходном положении… Правильно я сделал, что соврал. Если бы я сообщил, что меня спас нео, он бы подумал, что я свихнулся. Или заподозрил бы, что я что-то скрываю. Кто же в такое поверит… Жаль, я не знаю, кто остался в живых из маркитантов. И остался ли вообще…»

Гермес вернулся из коридора, где шептался со Степаном, примерно через минуту. Захлопнул дверь и прошествовал к своему креслу все с тем же непроницаемым лицом. Однако Тиму показалось, что оно стало веселее.

– Гермес, а что с нашим отрядом? – спросил Тим. Он решил прощупать настроение старшины и заодно как-то перехватить инициативу. Ведь до сих пор он лишь оправдывался, словно преступник. – Кто-нибудь выжил?

– Конечно, выжил, – с усмешкой отозвался Гермес. – Это только тебе показалось, что все погибли. С перепугу, наверное… Скажи-ка мне, Тимоха, а где ты взял карабин?

– Какой?

– Не притворяйся идиотом. С которым сюда пришел.

Вопрос оказался на засыпку. Как-то Тим упустил этот момент. Он нес карабин до самого Стадиона, потому что боялся нападения. И вообще – какой нормальный человек выбросит исправный карабин?

Однако в вопросе старшины наверняка таился подвох. А времени на раздумье не было. Вопрос-то совсем простой.

– Я его это, – пробормотал Тим, – у капитолийца забрал. У мертвого.

– У мертвого?

– Ага.

– Значит, у тебя был карабин?

– Да.

– Тогда чего же ты не отстреливался?

– У? – машинально откликнулся Тим. И, спохватившись, добавил: – Я не понял.

– Чего ты не понял? Ты говорил, тебе нечем было отстреливаться от капитолийцев. Потому и убежал. А у тебя, оказывается, карабин имелся.

– Так я же стрелять не умею. Мне никто не показывал.

Гермес некоторое время молчал с озадаченной физиономией. Затем спросил:

– Если ты, придурок, стрелять не умеешь, зачем карабин подбирал?

– Так он же денег стоит. Я подумал, это трофей. Продам на рынке, золотые получу. Ты же знаешь, мне монеты нужны.

Старшина хмыкнул.

– Ну, предположим… А ты знаешь, что это карабин из нашей партии? Той, что мы направляли лесным людям?

– Которая пропала?

– Да.

– Нет, не знаю. А что?

– Откуда этот карабин мог оказаться у капитолийцев?

– Да не знаю я, – сказал Тим. – Может, они нашли схрон?

Старшина откинулся на спинку кресла и на этот раз замолчал надолго. «Да, – подумал он, – такое тоже возможно. А вообще – настоящий дурдом. Тут без бутылки первача не разберешься. Не может Тимоха быть предателем, не верю. Но что-то здесь не так… Вздернуть его на дыбу и допросить с пристрастием?

А если не врет? После дыбы из него какой боец? Погублю отличного гладиатора, и на фига? Он, считай, сейчас как курица, которая несет золотые яйца. Но если он темнит…

Надо было его с самого начала на дыбу вздернуть, едва он у нас объявился со своей Аленой. Глядишь, было бы меньше проблем. Сейчас, конечно, тоже не поздно, но не сегодня. Пусть сначала разделается с бойцом шамов. А вот после этого все равно допрошу с пристрастием. Черт с ним, что ценный гладиатор. Выявить измену важнее».

Гуманность старшины, решившего отложить допрос Тима с пристрастием, объяснялась простой и, разумеется, меркантильной причиной. Сегодня утром у Гермеса побывал с визитом представитель вождя шамов Руго двуглазый шам Люм. «Двуглазый» пришел с деловым предложением – провести бой между их бойцом и гладиатором Спартаком. Да еще и на крупную сумму денег, которую шамы обещали поставить в тотализаторе.

Предложение, разумеется, сразу заинтересовало Гермеса – монеты сами плыли в руки. Но утром он еще ничего не знал о судьбе Тимохи, поэтому сказал Люму, что Спартак залечивает рану. Мол, как оклемается – сразу сообщу.

Теперь, после возвращения Тимохи, ситуация изменилась. Гермес решил, что завтра выставит его против бойца шамов. Чего тянуть? Деньги надо ковать, не отходя от кассы. Пусть Тимоха помашет мечом, а клан срубит на этом очередную кучу бабла. Надо же компенсировать убытки. А после боя видно будет, что делать дальше.

Старшине вдруг пришла в голову интересная мысль. Можно и не пытать самого Тимоху, достаточно вздернуть на дыбу его подружку Алену. Это даже эффективней, потому что парень в лепешку расшибется, чтобы отмазать свою деваху. Тогда будут и волки сыты, и овцы целы.

– Сдается мне, Тимоха, что ты врешь, – сказал Гермес. – Что-то у тебя концы с концами не сходятся.

– Не знаю, о чем ты, старшина, – ответил Тим. – Как было, так все и рассказал.

– Сдается мне, что не все. Может, тебя на дыбу вздернуть?.. Или нет, лучше твою Алену. Начнет с нее палач шкуру спускать, глядишь, и ты правду расскажешь.

Тим побледнел и сжал челюсти так, что скрипнули зубы. Сглотнув в горле комок, процедил, еле сдерживая клокочущую внутри ярость:

– Гермес, ты обещал, что не тронешь Алену. Так нечестно.

– А ты обещал, что найдешь схрон и вернешь мой товар. Вернул?

– Нет. Но я не виноват.

– Это не мои проблемы. Забыл, о чем мы договаривались? Так я напомню. Мы договаривались: если мои люди попадут в ловушку, продам твою Алену «мусорщикам». И что теперь? Товара нет, люди погибли… Что мне теперь делать?

Тим молчал. Все карты были на стороне Гермеса. Наверное, не надо было отправляться на поиски схрона. Но кто же предполагал, что так получится?

– Эх, доброе у меня сердце, – с показным сожалением произнес Гермес. – Обманывают меня люди, а я все продолжаю верить…

Лицо его стало жестким.

– Договоримся пока так. Завтра будешь драться с бойцом шамов. Завалишь его – не трону твою Алену, так и быть. Пока не трону. А ты ночью подумай – все ли мне рассказал? А? Может, и вспомнишь чего. А то память-то у тебя дырявая.

– Мне нечего скрывать, – сказал Тим. – Я не лазутчик и не предатель. Ты бы лучше своих маркитантов допросил как следует.

– Не учи ученого, юнец. Всех допросим, кого надо. И шкуру спустим, если понадобится. И с тобой разговор еще не закончен. Если что – и с тебя спущу. Понял?

Тим, набычившись, промолчал.

– Вижу, что понял… – сказал Гермес. – Но это – потом. Сейчас твоя задача – завтрашний поединок.

– Да завалю я этого шама, – пробурчал Тим. – Хоть сразу двух.

– Ну-ну. – Старшина тихонько рассмеялся. – Шамы сами не дерутся. Разве что одноглазые, если совсем приспичит. Шамы выставят своего бойца. Кого именно – не знаю. Думаю, мута какого-нибудь отмороженного. Но тебе ведь все равно с кем драться, верно?

– Верно.

– Вот и молодец… Сейчас тебя покормят и отведут в клетку. Учти. Алену я велел на время посадить под замок. Поэтому не глупи.

– Я смогу ее увидеть?

– Если завтра победишь – сможешь. Гермес слово держит. – Старшина помолчал и вдруг спросил без перехода: – Скажи, чего ты такого натворил в Капитолии?

– Что? При чем тут Капитолий? – искренне удивился Тим. Он и на самом деле не знал, чего он там натворил. Самому было интересно узнать, за что на него так обозлился Стратег Якуб.

– А ты не знаешь?

– Нет.

– Ну и дурак. Вот так убьют тебя, и даже не узнаешь, за что.

Гермес дернул за конец шнура, свисавшего над столом с потолка, и Тим услышал, как в коридоре звякнул колокольчик. Это техническое новшество появилось в кабинете старшины буквально пару дней назад – после того как около дверей расположили пост из двух бойцов. Команду усилить охрану дал Гермес, напуганный налетом диверсантов на каземат.

Теперь стало ясно, что целью наемных убийц являлся Тим. Но Гермес считал, что от усиленных мер безопасности отказываться рано – ведь капитолийцы посмели напасть на отряд маркитантов. А это равнозначно объявлению войны.

Поэтому старшина издал специальный приказ об усилении бдительности и создал службу охраны – на базе бывшего взвода охраны. Начальником службы назначил Степана, которому пока еще доверял. Но в меру. Потому что полностью Гермес не доверял никому.

Дверь приоткрылась, и в просвет заглянула широкая, словно блин из ячменной муки, физиономия охранника Хряпа.

– Звал, старшина?

– Звал, урядник, – сказал Гермес. – Возьмешь этого гаврика и отконвоируешь в каземат. Проследи, чтобы он по дороге ни с кем не общался. Ни с кем! Понял?

– Понял.

– А пожрать? – спросил Тим. – Ты обещал, что меня покормят.

– Покормят, – буркнул Гермес. – В клетке покормят, когда баланду арестантам понесут.

Тим понял, что отдельной высокопитательной кормежки, положенной по системе «все включено», сегодня не будет. Не заслужил, значит. Но он уже не был тем растерянным и наивным Тимом, который очутился на Стадионе неделю назад. Поэтому нахально заявил:

– Пусть хотя бы баланды побольше принесут. И каши котелок. А то я с утра не жрамши. Как завтра драться на голодный желудок?

– Как раз на голодный и надо драться, злее будешь, – сказал старшина. – Ладно. Хряп, потом кухарке передашь – пусть этому борзому отдельно каши положит.

– С хоммучьим жиром, – уточнил Тим. А что? Борзеть так борзеть…

Половину пути до каземата, где размещались клетки для арестантов, гладиаторов и прочего неблагонадежного люда, прошли молча. Тиму вообще не хотелось разговаривать ни с кем, кроме Алены. Ну, может, с Марфой бы тоже пообщался – она вроде женщина добрая. По крайней мере, лично ему ничего плохого не делала, даже заботилась.

Но без разговора все же не обошлось. Завел его Хряп, небрежно, как бы вскользь, спросивший:

– Я смотрю, Тим, у тебя опять неприятности?

– Да так как-то, – сказал Тим. – Не то чтобы очень. А почему ты так решил?

– Все говорят, что ты наш отряд в ловушку заманил. Думали, ты сбежал к капитолийцам. И на фига ты обратно вернулся?

– Потому что я не предатель. А почему обо мне так говорят?

– Фрол болтал.

Тим от неожиданности притормозил.

– Фрол?

– Ага.

– Вот сука! – вырвалось у Тима. – Он что, выжил?

– Выжил… Ты иди, нельзя останавливаться… А чего ты так на него?

– Как чего? Сам в бою не участвовал, а на меня поклеп наводит.

– Не участвовал? Сбежал, что ли?

– Может, и сбежал, – сказал Тим. Он был невероятно зол на Фрола – вот кто его подставил, оказывается! Теперь понятно, почему Гермес его подозревает. – Я не видел, чтобы он там дрался. Вот же тварь!

– От Фрола всего можно ожидать. – Капитолиец вздохнул. – А ты, получается, теперь крайний?

– Получается.

– И что теперь с тобой будет? Под суд отдадут?

– Не знаю, – сказал Тим. – Может, и отдадут. А, может, на дыбу вздернут.

Хряп возмущенно цокнул языком:

– Так несправедливо! Гермес обязан разобраться и провести расследование.

– Может, и проведет.

– Обещал?

– Сказал, что всех допрашивать будет. Если понадобится – всем шкуру спустит.

– И тебе спустит? Что, как и сказал?

– Сказал, что со мной пока подождет. Вот завтра грохну мута, там видно будет.

– О, так ты опять дерешься? – Урядник явно обрадовался. – А с кем?

– Точно не знаю, шамы кого-то выставляют.

– Я на тебя ставку сделаю. Не подведешь?

– Не подведу, – сказал Тим.

И в этом не было ни тени бахвальства.

* * *

Хряп направлялся на кухню, когда увидел в коридоре своего приятеля Фрола. Тот сидел у стены на лавке в серой больничной рубахе и курил цигарку. Заметив сослуживца, негромко окликнул:

– Хряп, иди сюда.

– Чего тебе? – с заметным недовольством отозвался урядник.

– Ну, подь, говорю. Дело есть.

Хряп приблизился и остановился рядом:

– Ну? Я думал, что ты с кровати не поднимаешься.

– Поднимаюсь, как видишь. Садись. – Фрол хлопнул ладонью по сиденью.

– Мне некогда. Я на посту у Гермеса.

– Садись, я долго не задержу. Просто дело секретное.

– Ну, выкладывай. – Хряп сел рядом. – Но мне и вправду некогда.

– Смотри, – сказал Фрол, вытаскивая из кармана золотой перстень с печаткой. – Только не свети.

– Ух ты! – Хряп взял перстень в ладонь и, сжав ее горстью, поднес к лицу. – Классная штучка. Где добыл?

– Где добыл, там уже нет. Купишь? Я знаю, у тебя деньги водятся.

– Да какой там… А сколько просишь?

– Сорок червонцев. Считай, задаром отдаю.

Хряп отрицательно покачал головой:

– Нет у меня таких денег.

– Не жмись, Хряп. Это же по дешевке.

– Нет… Если дешево, то чего ты за столько продаешь?

– Потому что деньги нужны позарез. Во! – Хряп провел ладонью по горлу. – Задолжал на тотализаторе, надо срочно отдавать. А ты потом на рынке перепродашь при случае – верный бизнес. Ну?

– Да нет у меня столько монет, говорю же… А ты Игнату предложи. У него деньги всегда водятся.

Фрол скривился, как от зубной боли, и воскликнул:

– Так я ему и задолжал!

– Вот и рассчитайся с ним перстнем.

– Я пробовал. Но он всего пятнадцать монет предлагает. Это же жмот! И отсрочки по долгу больше не дает.

– Ну, не знаю…

– Хотя бы за тридцать, – умоляюще произнес Фрол. – Ты же знаешь, что у нас с должниками делают.

– Знаю. Не надо на тотализаторе в долг играть.

– Лечить меня будешь? Я сам умный.

– Не буду, умник. Но купить не могу. – Хряп встал и сунул перстень в руку приятелю. – Я пошел.

– Стой. Купи в рассрочку. Двадцать сегодня, десять потом.

– Нет.

– А, черт с ним! Бери всего за двадцать пять.

– Нет… А ты Гермесу предложи. Вот у кого денег немерено.

Лицо Фрола резко поскучнело. Он засунул перстень в карман и буркнул:

– Нет, Гермесу предлагать не буду.

– Почему?

– Потому что он больше не даст… Если надумаешь за двадцать пять – приходи. Верное дело, зря ты жмешься. На рынке запросто за пятьдесят толкнуть можно. А то и за шестьдесят.

– Я бы взял. Просто лишних монет сейчас нет. А хорошего покупателя еще найти надо. – Хряп задумчиво посмотрел на Фрола. – Так ты пока в госпитале?

– В госпитале. Нога что-то нарывает. Видимо, какая-то дрянь в рану попала, пока я до Стадиона добирался. Лекарь говорит – подождем до утра. Вдруг инфекция какая.

– Понятно, – сказал Хряп. – Выздоравливай.

* * *

Гермес считал себя исключительно умным и проницательным человеком. И его относительная лояльность к Тиму объяснялась, в частности, тем, что он не любил признавать своих ошибок. Получалось, если Тим изначально выдавал себя не за того, кто он есть, то Гермес лопухнулся, как последний фраер? Нет, теоретически такое возможно, и на старуху бывает проруха, но…

Весь вечер старшина нервничал, не зная, правильно ли он поступает. Его деятельной и мстительной натуре претила мысль о том, что сейчас где-то по Стадиону бродит предатель и в ус не дует. Более того – вполне возможно, вынашивает новые злодейские замыслы. А он, Гермес, вынужден терпеть и выжидать.

Почему вынужден? Да потому что больше всего опасается спугнуть агента капитолийцев. Если тот, почуяв неладное, сбежит, то ищи потом ветра в поле. Нет, торопиться нельзя. Не зря в народе говорят, что поспешность нужна при ловле блох.

Можно, конечно, хоть сегодня вздернуть на дыбу Тима или Фрола. Кого угодно можно вздернуть, было бы желание. Да вот только человек слаб и под пыткой вполне способен оговорить себя. Или кого-то другого. А что потом?

На столе перед старшиной лежал список, составленный Степаном. В нем начальник охраны указал маркитантов, имевших возможность общаться с капитолийцами во время визита Бориса. Скорее всего, именно кто-то из этого списка слил врагу информацию об экспедиции к развилке. Но список был большим, значит, проверка займет много времени. И это в тот момент, когда Капитолий фактически объявил войну клану!

Несколько имен старшина уже зачеркнул карандашом – этих людей следовало исключить из списка подозреваемых. Несколько имен было, наоборот, подчеркнуто. Среди них – Хряп. Он стоял на посту у кабинета, когда Гермес разговаривал с посланником Якуба Борисом, а затем сопровождал того до гостиницы. Но Хряп не мог в тот момент знать об экспедиции к развилке.

«Узнал позже и нашел способ сообщить об этом Борису? – подумал Гермес. – Но от кого узнал? Этот вопрос следует изучить досконально. Хряп – мужик простой, особой хитрости в нем не наблюдалось, но кто его знает. У лазутчика на роже не написано, что он лазутчик».

Но еще больше подозрений вызывал Фрол. Он сам напросился на то, чтобы его включили в состав поискового отряда. Якобы из-за брата Ивана, охранявшего караван с товаром для лесных людей и бесследно пропавшего. Даже с ночной смены Гермес его тогда снял, чтобы поспал немного перед экспедицией.

Фрол мог переговорить с Борисом или с кем-то из его свиты. Почему бы и нет? И лишь один он спасся из всего отряда, угодив в засаду. Ну, если не считать Тимохи.

Так что… Гермес провел под именем «Фрол» вторую линию. Подумав, поставил рядом цифру один. И в этот момент в дверь громко постучали.

– Входите! – крикнул старшина.

Первым в открывшуюся дверь вошел Степан. За ним – как-то неуверенно – распорядитель боев Игнат. Есаул приблизился к столу, вытер со лба пот и сказал:

– Важная информация, Гермес. Игнат доложит.

– Ну? – раздраженно произнес старшина. Было уже очень поздно, и он собирался заканчивать трудовой день. – До завтра не подождет?

– Я решил, что лучше доложить сразу, – заметно нервничая, сказал Степан. И, повернувшись к Игнату, бросил: – Ну, давай. Коротко и по сути. Видишь, старшине некогда.

Шпрехшталмейстер сделал шаг вперед и скомканно заговорил:

– Я это… В общем, разговаривал я днем с Фролом. Он предложил купить у него золотой перстень с печаткой. Но мы не сговорились. Он много просил, я не дал. В общем…

– Я понял, что ты хотел гешефт срубить, – оборвал Гермес. – Только я тут при чем?

– Мне Степан велел доложить. Сказал – важно.

– Гермес, тут такой момент, – вмешался начальник охраны. – Это не простой перстень. Печатка – в форме орла. Он на пальце Бориса был, я заметил.

– Вот оно что??? – Брови старшины поползли вверх. – Перстень Бориса? А чего ты раньше молчал, Игнат? А?

Шпрехшталмейстер потупился и смущенно пробормотал:

– Да я не сразу сообразил. Ну, золотой перстень, птица какая-то…

– Не птица, а орел! – рявкнул Гермес. – И не ври мне, что не знаешь, о чем речь.

– Не кричи на него, старшина, – попросил Степан. – Ну, бывает, не сообразил человек сразу. Но потом опомнился и мне доложил.

На самом деле есаул немного приврал. О том, что Фрол показывал какую-то золотую штучку Игнату, Степану настучал осведомитель – санитар госпиталя. И Степан тут же сделал стойку, потому что знал – Фрол был беден, да еще в долгах как в шелках. А накануне участвовал в вылазке к развилке, откуда еле приполз к вечеру. И вдруг – ценное золотое изделие. Откуда оно взялось?

Остальное было делом техники. Есаул допросил Игната и расколол того под обещание, что утаит некоторые детали от Гермеса. Понятно, что каждый зарабатывает по-своему. Игнат имеет дело с тотализатором, дает деньги в долг, спекулирует… Кто не без греха? Всем жить надо.

– Сам сообразил? Ну-ну. – Старшина усмехнулся. – Учти, Игнат, я с твоим бизнесом как-нибудь разберусь… Ты спрашивал у Фрола, где он перстень взял?

– Спрашивал, – ответил Игнат. – Говорит – нашел.

– Нашел, значит? Ну-ну. – Гермес перевел взгляд на Степана. – Что думаешь?

– Да тут особо и думать не надо. Либо у мертвого забрал, либо…

– Вознаграждение? – подсказал Гермес.

– Что-то вроде того.

Старшина нахмурился. Несколько секунд молчал, приглаживая бородку. Потом спросил:

– Игнат, ты с шамами связался?

– Да. Они подтвердили – завтра выставляют бойца. Сам Руго будет на бое.

– Отлично. «Трехглазый», кажется, подсел на наши бои. – Старшина криво усмехнулся. – Распорядись, чтобы завтра приготовили кресло и стул. Я посажу Руго рядом с собой. Надо уважить старикана – вождь клана все же.

– Сделаю, старшина.

– Как ложа для почетных гостей? Оборудовали?

– Оборудовали. Все, как ты велел – с экранирующим покрытием.

– Вот это – молодец. Узнал, кого выставят шамы?

– Пока нет. Но передали, что это будет ворм.

– Ворм?.. Впрочем, чего еще ожидать от шамов? Нашим легче. С «трупоедом» Тимоха справится без проблем. Ладно, теперь ступай. Мы со Степаном еще посовещаемся.

Гермес подождал, пока шпрехшталмейстер закроет дверь с той стороны, потом спросил:

– Под какой процент он ссужает деньги?

– По-разному, – ответил Степан. – От десяти до двадцати в сутки.

– Пора эту частную лавочку прикрывать. У нас цивилизация или что? Надо создать кредитную кассу, чтобы весь доход шел в клан. А то развелось ростовщиков… Ты чего-то хреново выглядишь в последнее время. Заболел, что ли?

Начальник службы охраны, вздрогнув, смахнул со лба пот и с натужной улыбкой произнес:

– Я в порядке. Просто дел много, не высыпаюсь… Что с Фролом делать будем?

– А ты что предлагаешь?

– Надо его снова допросить. Как следует допросить. – Есаул сжал кулак. – Чтобы все выложил. Чую, темнит он что-то.

– Выложит, – с угрозой процедил Гермес. – На дыбе все выложит.

– Может, сначала обыск у него провести? В шкафу и тумбочке? А потом уже допросить?

– Тоже верно. Обыщите. А затем – на дыбу.

– Сразу на дыбу?

– Сразу! Фрола теперь надо трясти до посинения. Нет ему теперь доверия, Степан. Понимаешь? Нет!

– Понял. Сам допрашивать будешь?

– Я его уже допрашивал, много чести. Раскалывай без меня, утром доложишь…


Кровать Гермеса располагалась в кабинете за ширмой. По статусу глава клана маркитантов, разумеется, мог себе позволить отдельную спальню – но не позволял. Потому что никому не доверял. В кабинете у него стоял здоровенный сейф, где хранился золотой запас клана, а также бухгалтерские и прочие особо секретные документы. Все это, по мнению Гермеса, требовало неусыпного и, по возможности, личного присмотра, потому и ночевал он всегда в кабинете.

Вот и сейчас, попив чаю и умывшись, он закрыл дверь на засов и сел на кровать, готовясь отойти ко сну. Даже кроссовки успел стянуть с ног. Но в дверь требовательно постучали. Матюкнувшись, Гермес прошлепал в носках до бронированной двери. Там сначала выглянул в глазок. Увидев напряженную физиономию начальника службы охраны, вздохнул и отодвинул засов.

– Ну, чего ты? – открыв дверь, пробурчал старшина. – Ни днем, ни ночью покоя нет. Я же говорил – утром доложишь.

– Я подумал, это очень срочно! – выпалил Степан. – Чтобы ты спал спокойно. Я зайду?

– Ну, заходи. А что случилось-то? Фрол уже раскололся?

– Еще нет, – сказал есаул, захлопывая за собой дверь. – Но ты, Гермес, как в воду глядел. Чутье у тебя, однако!

– По должности положено. А если короче?

– Если короче, то смотри.

Степан вытащил из кармана куртки сложенный в несколько раз листок бумаги и протянул главе маркитантов.

– Что это?

– А ты сам глянь. – На помятом и усталом лице начальника охраны появилась довольная улыбка. – Проверь, чего я в личном шкафу Фрола нашел. Может, я чего не понял.

– Нашел время сюрпризы устраивать, – пробурчал Гермес. Но подошел к столу и, подкрутив фитиль керосиновой лампы, развернул лист.

По мере того как старшина вглядывался в рисунки и текст, лицо его сначала побледнело, а затем начало багроветь.

– Так это же… – пробормотал он, – это же схема всех наших постов. И график смены караулов. Вот тварь!

– Это еще не все, Гермес, – сказал Степан. – Ты на обратной стороне глянь. Этот гаденыш все расписал. Где у нас склады оружия расположены и сколько его. И состояние бронетехники. И количество бойцов… Даже количество арестантов и гладиаторов. Правда, некоторые цифры малость устарели – на несколько дней. Но в целом все верно.

– Все верно… на несколько дней… – пробормотал старшина, шаря глазами по бумаге. – Это что же получается – он подготовил шпионское донесение?

– Однозначно!

– Тут много информации – рядовому бойцу так просто столько не выведать.

– Готовился, значит. А народ у нас болтливый.

– Хм… Болтливый, это верно.

Гермес задумался. Находка есаула все ставила на свои места. Теперь можно было вздохнуть спокойно – лазутчик изобличен, опасность миновала. Но Гермес не был бы Гермесом, если бы не любил докапываться до сути.

– Предположим, что капитолийцы его подкупили, – сказал старшина. – В долги он залез по самые уши. Пьяница к тому же.

– Вот именно, – поддакнул Степан.

– Но почему он не передал это донесение Борису? Если он сообщил ему о нашей экспедиции, то мог и бумагу передать. А?.. И потом. Когда наших перебили в засаде у развилки, он тоже мог передать информацию капитолийцам. Что-то здесь не вяжется…

– Ну, во-первых, там не только наших перебили, – заметил есаул. – Там и капитолийцам досталось.

– Со слов Фрола, – подчеркнул Гермес.

– Не только его. Бориса же убили – Тимоха это тоже подтвердил…

– Ну, предположим… Тогда почему он не передал донесение раньше? Я же говорю – он мог встретиться с Борисом на Стадионе. Ведь так?

Степан кивнул:

– Так. Я уже подумал об этом, старшина. Да, наверное, мог… Но вдруг на тот момент они о цене еще не договорились? И донесение осталось лежать в тайнике в шкафу.

– Тогда зачем Фрол напросился в поисковый отряд? – Старшина прищурил один глаз. – Чего ему там было делать? Ведь он же знал о том, что отряд попадет в засаду.

– Как раз наоборот! – воскликнул есаул. – Фрол слышал краем уха о том, что мы собираемся искать схрон. Но не знал ничего конкретного. И тогда он напросился, чтобы его взяли в отряд. Ты же сам мне сказал: «Включи Фрола в поисковую группу. Просится, надеется следы брата отыскать». Ну, вспомни.

– Да помню я, – сказал Гермес. – И чего?

Конечно, он помнил разговор с Фролом. Он состоялся сразу после переговоров с Борисом. Старшина тогда вышел в коридор и велел Хряпу сопроводить посланника капитолийцев до гостиницы. Вот тогда Фрол, стоявший вместе с Хряпом на посту, и завел разговор о брате и поисках схрона с товаром.

– Как чего? – с воодушевлением отозвался Степан. – Фрол напросился в отряд, чтобы узнать о времени выхода и точке назначения. Затем как-то передал эту информацию капитолийцам. Но сам отказаться от экспедиции уже не мог – иначе бы его потом сразу заподозрили. Поэтому отправился с отрядом. Но был готов сбежать при первом выстреле.

– Логично, – согласился Гермес. – А донесение оставил на Стадионе, потому что не сошелся с Борисом в цене.

– Может, и не сошелся. А возможно, написал это донесение ночью. Утром забрал с собой, собираясь передать Борису при встрече. Но того убили в схватке. Или еще чего-то не срослось. Тогда Фрол вернулся на Стадион и положил бумагу в тайник в своем шкафчике.

– Тоже логично, – сказал старшина. – Что-то у меня уже голова не варит. А ты верно соображаешь.

– Еще не все. – Есаул засунул руку в карман куртки и тут же вытащил, держа в горсти, пять золотых монет. – Глянь, что я еще в тайнике нашел у этого гада.

– А что тут смотреть? «Сеятели», и так вижу. И чего?

– Весь клан знает, что Фрол в долгах как в шелках, а он золото в шкафчике прячет. Думаю, капитолийцы ими за услуги расплатились.

– Маловато за предательство пятерых «Сеятелей».

– Так, может, это аванс? Да и кто его знает, сколько у Фрола тайников?

– И это логично, – согласился Гермес, убирая монеты в ящик стола. – Вот ты и поспрашивай у него обо всем. Как следует поспрашивай. А я ложусь спать. Вот поверь, с ног валюсь.

– Я все сделаю, старшина. Можешь не сомневаться. Утром доложу.

– Действуй, Степан.

Старшина подошел к начальнику службы охраны и, положив ему руку на плечо, сказал:

– Я смотрю, ты уже бодрее выглядишь. Вздремнуть, что ли, успел?

– Да какой там вздремнуть, – пробормотал есаул, отводя глаза. – Вздремнешь тут. Я у Марфы таблетку попросил из ее запасов, дрюк называется. Вот и подбодрился чуток.

– Кстати, как у Марфы здоровье?

Старшина спросил об этом, потому что ключница утром поскользнулась на лестнице и подвернула ногу. Хорошо еще, что не сломала, ведь при ее телесах любое падение было чревато серьезными травмами. Тем не менее лодыжка сильно опухла, и Марфа весь день просидела в своей каптерке.

Гермес собирался навестить верную помощницу, да дел навалилось столько, что не продохнуть. Упоминание Степана навело старшину на важную мысль, которую он чуть не упустил из головы.

– Да так себе здоровье, – сказал есаул. – Еле ползает. А что?

– Как думаешь, не спит еще?

– Если надо – разбудим.

– Тоже верно. Ты зайди сейчас к ней, передай, что я велел. Завтра Тимоха будет драться с бойцом шамов. Пусть Марфа подготовит ему какое-нибудь снадобье для укрепления сил. Думаю, Тимоха и сам справится, но подстраховаться не мешает.

Опасения Гермеса были оправданы. В последнем поединке с бойцом дампов только двойная доза допинга спасла Тимофея от поражения и гибели. А все потому, что гнилые «мусорщики» выставили такого мордоворота, которого и жук-медведь не сразу бы завалил.

От шамов тоже всего ожидать можно. На то они и шамы, чтобы всякие подлянки устраивать порядочным людям. Так что снадобье вполне может пригодиться.

– Я понял, – сказал Степан. – Сейчас же и зайду. Все передам, как ты велел.

– Не только передай. Заберешь готовое снадобье и отдашь Тимохе. Сам или через Игната. Смотри не забудь.

– Не забуду. Когда я чего забывал?


Глава восьмая
Казнь

Хряп, сдав утром пост у кабинета Гермеса, направлялся в столовую, когда его перехватил Степан.

– Стой, ты мне нужен, – сказал есаул, ткнув в урядника пальцем. – Есть срочное дело.

– А пожрать когда? Я всю ночь…

– Хватит ныть. Знаю я, как ты всю ночь голодал, не смыкая глаз. Отнесешь одну вещицу до Тимохи и можешь гулять на все четыре стороны.

– До Тимохи? – Хряп оживился. – Ты не знаешь, когда у него сегодня бой?

– Точно не знаю. Вот сам у него и спросишь, когда вещь передашь.

– А что именно?

– Вот это. – Степан достал из кармана круглую штучку – величиной с ноготь большого пальца – завернутую в бумажку. – Только учти – это важно. Отдашь Тимохе лично в руки.

– Это что, конфета, что ли? – Урядник удивленно выпятил глаза.

– Ага, типа того. Специальная конфета, чтобы порвать пасть кому следует.

– Понял. – Хряп понимающе подмигнул. – Витамины для гладиатора.

– Я знаю, что ты у нас догадливый. Скажешь Тимохе, чтобы проглотил перед самым боем. Раньше не надо, а то действие ослабнет. Запомнил?

– Запомнил. Все передам, как ты велел.

– Не я, а Марфа! – Есаул вдруг окрысился. – Это Марфы снадобье. Врубился? Так и скажи Тимохе, что снадобье от Марфы. Он знает, что к чему, она его постоянно подкармливает допингом. Теперь понял, идиот?

– Так бы сразу и сказал, что от Марфы. – Урядник набычился. – Я, между прочим, не дурнее тебя. И только что смену отстоял. Шел бы сам и передавал. А то все только орать умеют.

– Не злись, – уже спокойно произнес Степан. – Я тоже, между прочим, ночь не спал. А до Тимохи некогда мне сейчас тащиться. Надо срочно казнь организовать.

– Какую еще казнь?.. – Хряп непроизвольно сглотнул слюну. – Чью казнь?

– А ты не слышал? Гермес велел прямо перед боем устроить. Для разогрева, так сказать. – Есаул криво усмехнулся. – Чтобы все знали, как мы с предателями расправляемся.

– Так кто предатель-то? – Голос Хряпа дрогнул. – Кого казнят?

– Не бойся, не тебя. – Усмешка еще не сползла с лица Степана, но глаза смотрели холодно. – Фрола, разумеется. Приятеля твоего старинного.

– Никакой он мне не приятель. – Урядник слегка оттянул от груди ворот кольчуги, словно тот мешал дышать. – Так, общались просто. А это точно доказано?

– Что «точно доказано»?

– Что он предатель?

– Точнее не бывает. Улик куча. И собственноручно признание подписал. – Есаул хохотнул. – Как говорит Гермес: признание – царица доказательств. Кстати. Скажи спасибо, что я тебя предупредил, а то пропустил бы отличное развлечение.

– Да уж…

– Так и я о том же – крутое будет зрелище. Так что давай топай, пока Тимоха еще в клетке. А потом можешь поглазеть на казнь. Дружка все-таки жизни лишают, а не мута какого-то.

– Да не друг он мне, – пробормотал Хряп.

Но начальник службы охраны его уже не слышал – развернулся и направился к лестнице в подземный этаж. Туда, где находились камеры для особо опасных преступников и пыточная комната.

Степан торопился, потому что поручение Гермеса и на самом деле оказалось срочным. Докладывая утром старшине о «чистосердечном признании» Фрола на дыбе, он, конечно, догадывался, что тот прикажет казнить лазутчика и изменника. Но не сразу.

Сначала соберут для порядка особую тройку, рассмотрят доказательства и, естественно, приговорят. Ну а потом уже казнят – на следующий день. Казнят, потому что такой вид преступления иного наказания не предусматривал.

Однако Гермес, выслушав доклад есаула, заявил, что казнить Фрола нужно сегодня же. И срочно – перед схваткой Тимохи с бойцом шамов при полном стечении публики. Но все, разумеется, будет по закону. Вот сейчас соберется тройка и оформит приговор. А Степан пусть организует процедуру казни.

Затем Гермес пояснил, зачем нужна срочность. Мол, по Стадиону ползут слухи о том, что в клане завелся предатель. А это дезориентирует и разобщает. Когда каждый подозревает каждого, добра не жди. И это в тот момент, когда клан должен сплотиться как один в преддверии неизбежной войны с Капитолием. Поэтому люди должны узнать – лазутчик изобличен и казнен принародно, измена выжжена каленым железом.

А другой народ и народец тоже пусть посмотрит, как беспощадно маркитанты расправляются с предателями. И не только посмотрит. Среди публики наверняка будут находиться соглядатаи капитолийцев. Так вот, пусть до Якуба и прочих гребаных Избранных дойдет «радостная» весть о гибели их шпиона. Нет у них теперь стукача. И в ближайшее время уж точно не появится.

Гарантией тому – ужесточение внутреннего режима и куски кожи, содранные с Фрола. Во всем признался под пыткой изменник – и в том, как завербовали его капитолийцы, заманив большими деньгами; и в том, как содействовал диверсантам в организации нападения на Тимоху – да не выгорело; и в том, как готовился слить секретную информацию – к счастью, не успел; и в том, как помогал заманить отряд маркитантов в ловушку… И даже в том, как планировал покушение на самого Гермеса.

Но вот в чем не признался Фрол, так это в наличии сообщников. Хотя поначалу начал катить бочку на Тимоху, но перестал, когда понял, что его вранью никто не верит. Затем, правда, рассказал, как предлагал Хряпу купить золотой перстень Бориса. Типа, знал Хряп о перстне, да не доложил кому следует.

Но это было совсем пустяковым обвинением, и получалось, что Фрол оговорил Хряпа со зла. Сподличал, короче, лишь бы себя выгородить. А конкретных сообщников так и не назвал.

И вот здесь ему Гермес верил. Потому что под такими пытками всю родню оговоришь до десятого колена. И коли Фрол не оговорил, значит, работал на капитолийцев в одиночку. А теперь и его не стало. В том смысле не стало, что через часок подлеца казнят и скормят дворовому дереву. Так рассудил и распорядился старшина. И есаулу не оставалось ничего иного, как принять к исполнению приказ начальства.

Поэтому идти до Тимохи Степану было некогда. При любом ином раскладе он бы сам передал снадобье – уж очень ответственный был момент. Но и вариант с Хряпом его устроил тоже. Дело-то, в общем, нехитрое – снадобье передать.

* * *

Тима сопроводили до арены двое молчаливых охранников. Рожи их Тим видел и раньше, но никогда не разговаривал. Вот и сейчас обошлись без обмена мнениями. Тем более что маркитанты казались угрюмыми и подавленными. Тим все-таки задал один вопрос, что называется, по делу:

– Парни, вы не знаете, что за бойца шамы выставили?

Но получил малосодержательный ответ:

– У Игната спросишь. А вообще – заткнись, Спартак. Нам с тобой разговаривать не велено.

«Странно, – подумал Тим. – Вечером Хряп со мной общался. Или им уже с утра запретили?» Но уточнять не стал. Тим уже понял, что иногда задавать лишние вопросы вредно, лучше помолчать. А то ведь и на неприятности нарваться можно.

Между тем они дошли до угла арены, и Тим увидел организатора боев Игната. Шпрехшталмейстер стоял около центрального входа «колизея» и разговаривал с каким-то мужиком. Заметив Тима и охранников, сделал неопределенный жест рукой. Но охранники его, видимо, поняли, потому что один из них сказал:

– Стой здесь, Спартак, и жди Игната. А мы обратно на пост.

После чего маркитанты развернулись и отправились в сторону каземата под развесистую арку дворового дерева. Тим же, чтобы не терять зря времени, засунул голову в широкую щель между досками ограждения и оглядел арену. Бойца шамов он там не обнаружил, но этого и следовало ожидать. Скорее всего, тот сейчас находился в специальном закутке около «колизея», где был устроен вход для гладиаторов-мутов. Зато Тим увидел другое, изрядно его удивившее.

В центре ристалища два работника в спецодежде заканчивали сооружать странную тележку. Она состояла из четырех небольших колес на резиновых шинах, железной рамы-каркаса с торчащей посредине трубой и очень большого деревянного колеса со стальной втулкой. На глазах Тима работники подняли колесо и насадили втулкой на торчащую трубу. В итоге получилось что-то вроде круглого вращающегося стола, установленного на тележке параллельно раме.

Смысл устройства был для Тима совершенно непонятен, особенно с учетом того, что вскоре начинался его поединок с гладиатором шамов. В первый момент Тим подумал, что на тележке расположится Игнат, чтобы свысока наблюдать за схваткой. Но тут же отбросил это предположение.

Что за глупость? Зачем Игнату туда взгромождаться? Чего ему там делать на вращающемся колесе, да и кто будет катать тележку? А если она будет стоять на месте, то тогда еще непонятней. Хм… Может, это тележка для бойца шамов? Неужели он не способен передвигаться самостоятельно?

Другие версии в голову Тима прийти не успели, потому что он услышал знакомый голос урядника Хряпа. Тот появился откуда-то сбоку и, тяжело выдохнув, произнес:

– Привет, гладиатор. Уф, думал, что уже опоздал.

– Привет, – сказал Тим. – Куда опоздал?

– К началу поединка. Дошел до твоей клетки, а тебя, оказывается, уже увели. Пришлось бегом бежать.

– А зачем я тебе нужен?

– Важное дело есть, – многозначительно произнес урядник, засовывая ладонь в карман куртки. – Тебе тут от Марфы передали подарок.

– От Марфы? А где она сама?

– Наверное, у себя в каптерке сидит. Она вчера ногу подвернула, ходить до сих пор не может. Держи «конфетку».

– Конфетку? – повторил Тим, удивленно глядя на раскрытую ладонь Хряпа. Он помнил, как урядник однажды угостил его леденцом, но та конфета была без бумажки. – Это леденец?

– Я пошутил, – зевнув, произнес Хряп. – Снадобье это. Ну, ты знаешь, Марфа тебе уже такое давала.

– Допинг? – догадался Тим.

– Типа того. Но слишком рано глотать не надо – эффект пропадет. Глотай перед боем. Понял?

– Примерно понял, – сказал Тим. – Ты, кстати, не знаешь, с кем я буду драться?

– Не знаю. Знал бы, уже бы ставку сделал на тебя.

– Так сделай.

Хряп хмыкнул:

– Я в тебя верю, Тимоха, но кота в мешке не покупаю. Вдруг шамы какого-нибудь монстра нашли?

– Скоро увидим, – сказал Тим.

Он немного нервничал, как и всегда перед боем. Но не боялся. Чего может бояться человек, сутки назад смотревший в глаза потолочнику? Точнее, в буркалы. А противные все-таки твари эти потолочники.

– Скоро, да нескоро. – Урядник снова зевнул. – Вот Фрола казнят – и увидим.

– Кого казнят???

Тиму показалось, что он ослышался. Но ответа он не дождался. Зато услышал хриплый голос шпрехшталмейстера. Тот неслышно подкрался со стороны центрального входа и неожиданно произнес:

– Эй, Хряп, ты чего здесь делаешь?

– Стою, – сказал урядник. – А чего?

– Нечего здесь стоять. Ты что, в карауле?

– Только что сменился.

– Тогда иди отдыхать. Или, вон, ступай на трибуну.

– Он мне снадобье принес, – вмешался Тим. – От Марфы.

– От Марфы? Ну, принес, и пусть валит, – пробурчал распорядитель боев. – Или ты ставку хочешь сделать?

– Хочу, – сказал Хряп. – Только не знаю, кто против Тимохи дерется.

– Да ничего особенного. Ворма шамы выставили. Зубач его кличут. Помнишь, Тимоха, его?

– Еще бы, – сказал Тим. – В ногомяч играли.

– Я тоже помню, – встрял урядник. – Тимоха этого Зубача чуть не прибил тогда. Неужто оклемался «бомж»?

– Выходит, что оклемался, – сказал Игнат. – Я тоже удивился. Думал, шамы кого другого выставят, посильнее. Ну, так нашим легче. – Он посмотрел на урядника. – Так ты будешь ставку делать? Я приму.

Хряп помялся.

– Я лучше попозже. Прикинуть надо, сколько поставить.

– Ну, смотри не прогадай, – сказал Игнат и взял Тима за плечо. – Ну, ты как, Тимоха? В порядке?

– В порядке.

– Ничего не болит? Руки-ноги шевелятся?

– Да все в порядке, Игнат. Прикончу я этого ворма, не сомневайся.

– Отлично. Тогда давай за мной.

– Куда?

– Вон туда. – Шпрехшталмейстер показал рукой в сторону трибуны для людей, и Тим увидел Гермеса. – Босс с тобой пообщаться хочет. Двигай лаптями.

Они прошли вдоль ограды «колизея» и остановились около трибуны. Старшина маркитантов находился там не один. Рядом стояли два плюгавеньких мута ростом метр с кепкой, в которых Тим без труда опознал представителей загадочного племени шамов. Один из них был явно старше возрастом и при этом выше ростом.

– Вот, смотрите на нашего лучшего гладиатора Спартака, – сказал Гермес. – Кровь с молоком, как в народе говорят. С любым монстром справится.

– Кровь с молоком? – еле слышно произнес высокий шам в халатике из плотного, блестящего материала. Маленькая и плешивая голова мута походила на сморщенное яблоко. – Я никогда не пробовал. Вкусно?

Все три глаза шама прикрывались верхними веками, поэтому Тим не мог понять, куда смотрит мутант. И смотрит ли вообще. Но при этом у Тима возникло странное и неприятное ощущение, словно его разглядывают с разных сторон.

Именно с разных! Он даже обернулся, но за спиной никого не обнаружил. Вот чертовщина!

– Я тоже не пробовал, это аллегория, – сказал Гермес. И переключился на Тима: – Спартак, это наши почетные гости – глава клана шамов Руго и его помощник.

Помощника Гермес по имени не представил. А Тим был готов поклясться, что никто из шамов даже не приоткрывал рта. Однако в голове у него прошелестело: «Люм-м-м». Тихонечко так прошелестело – как будто очень слабый ветерок обдул мозги.

– И чего? – спросил Тим.

Шамы ему не понравились. Невзрачные какие-то, дохляки, по-иному не скажешь, а еще и такие страхолюдины, что дампы просто отдыхают. Правда, тихие, чистенькие и опрятные, видно, что халатики свои стирают и штопают, и вони никакой. Будто и нет их рядом – закроешь глаза и не почувствуешь ни фига.

Однако общее ощущение все равно было противным. И проблема крылась не во внешнем уродстве. Да, жутковатые на вид ребята, зато пасти не открывают, не рычат, брызгая слюной, и когти веером не делают. В чем-то даже забавные, как тряпичные куклы. Но Тим чувствовал угрозу и, что самое неприятное, не мог определить ее источник.

Это можно было сравнить с ощущением, когда ты идешь в кромешной тьме, постоянно чувствуя чье-то дыхание и понимая, что в любой момент на тебя может наброситься злобный враг. Но невидимый, нападение которого ты неспособен предотвратить. И от этого ощущения леденеет сердце, а кожа покрывается противными лягушачьими пупырышками.

– Не удивляйся, Тим, но наши добрые соседи хотели убедиться, что ты не киборг, – сказал старшина. – Видишь ли, по правилам не допускается, чтобы человекоподобные сражались с киборгами. А ты так всех чихвостишь в хвост и гриву, что у наших партнеров по бизнесу возникли определенные сомнения… Дай-ка сюда руку – сейчас проведем эксперимент.

Тим слегка удивился, но протянул Гермесу ладонь. Тот ухватил ее пальцами своей левой руки, а правой вытащил из ножен кинжал. Затем поднес клинок к локтевому сгибу Тима и скользящим движением сделал поверхностный надрез.

Руку обожгло резкой болью. Но Тим лишь поморщился, потому что, наблюдая манипуляции Гермеса, ожидал чего-то подобного – пакости какой-нибудь, иначе говоря. Он увидел, как на месте пореза разошлась кожа, обнажив багровое мясо, и струйкой потекла алая кровь.

Ни фига себе эксперимент! Тут и без того каждый день литрами кровь проливаешь, а им, упырям, все мало.

– Смотрите, господа. – Гермес ухмыльнулся. – У нас все честно, можете проверить.

Помощник Руго досеменил до Тима и уставился на его руку. Пристально так уставился, аж чуть носом в ранку не уперся. Подглазные щупальца шама при этом приподнялись и зашевелились, как толстые червяки.

– А ты лизни, чувырла, – посоветовал Тим. – Может, у меня керосин вместо крови.

Шам наклонил набок голову, словно прислушиваясь. Потом прикоснулся тонким, как веточка кустарника, пальцем к кровяной струйке и, поднеся ко рту, лизнул его. Тонкий язычок, похожий на язык ящерицы, быстро выскочил из безгубого рта и тут же втянулся обратно. После чего узенькая физиономия шама приобрела задумчивое выражение.

– Ну что там, дегустатор? – поинтересовался старшина. – Быстрее нельзя, Люм? У нас еще дел много.

Шам причмокнул и сделал глотательное движение, шевельнув выступающим кадыком. Затем пискляво проговорил, обращаясь к старшине:

– Можно еще разрезать? Этого недостаточно для анализа. У него что, малокровие?

– Вот дам сейчас по башке, узнаешь, что такое малокровие! – возмутился Тим. – Тебе, чувырла, здесь что – обжираловка?

– Спокойно, Спартак. – Гермес предупреждающе поднял ладонь, одновременно подмигнув Тиму. – Не надо обижать наших гостей. Но, господа, Спартак прав. Ему предстоит жестокая схватка, а вы – резать. Надо и честь знать.

Старшина изображал дипломата, хотя сам с удовольствием влепил бы сейчас привередливому муту пинка. Просьба Руго об экспертизе Спартака застала главу маркитантов врасплох – это было невиданное дело – подвергать гладиаторов дополнительной проверке. Но он согласился, чтобы не портить отношения с кланом шамов – не вовремя это, на носу война с Капитолием.

«Пусть проверяют, – решил Гермес, – Тим уж точно не киборг, это и Марфа подтвердила. А она-то нормального парня от киборга всегда отличит».

– Мало крови, – недовольно пробурчал Люм. – Так непонятно. Мне бы грамм пятьдесят.

– Ты губешки-то не раскатывай, – старшина повысил голос. – Чего тебе непонятно? Это кровь?

– Кровь. – Шам кивнул.

– Человеческая?

Мутант втянул воздух крючковатым носом и с неохотой процедил:

– Человеческая.

– Тогда о чем разговор?

Люм не ответил, опусти веки. Казалось, он вдруг ни с того ни с чего задремал, но опытный Гермес просек в чем дело. И немедленно отреагировал:

– Эй, Люм! Ты мне на мозги не дави!

– Чего? – «Двуглазый» изобразил невинную физиономию.

– Того! – рявкнул старшина. – Думаешь, я не чувствую, как ты мне в мозги лезешь?

– Да не лез я никуда, – заюлил шам. – Просто задумался.

«Ах, вон оно что! – понял Тим. – Оказывается, эти ушлепки на ходу залезают в мозги. Вот почему мне стало так паршиво… Интересно, удалось ли им что-то выудить в моем сознании?»

– Гермес, не будем ссориться по пустякам. – Голос Руго прозвучал тихо, но при этом весомо и убедительно. Так, что Тим непроизвольно поежился.

– Это ты называешь пустяками? – возмутился Гермес. – Он меня загипнотизировать хотел.

– К чему неоправданные подозрения? – прошипел Руго. – Мы же цивилизованные существа, а не дикари. Как быть с презумпцией невиновности, Гермес?.. Люм не хотел ничего дурного. Просто энергию сознания очень трудно контролировать. Это – высшие материи.

Шам задрал голову, демонстрируя устремленность в «высшие материи», и высокопарно изрек:

– Я приношу извинения за поведение Люма, и будем считать инцидент исчерпанным, господа.

– Ладно, будем считать, – сказал Гермес. – И если уж о презумпции… Что дальше? Проверка закончена?

– Закончена. У нас нет претензий к Спартаку. Мы готовы к поединку.

– Отлично! – Старшина изобразил улыбку. – Тогда скоро начнем. А перед этим предлагаю вам посмотреть очень пикантное зрелище. В качестве бонуса, так сказать.

– Что за зрелище?

– Такое, какое ты любишь, Руго. Будет много свежей крови. Тепленькой, так сказать… Ты получишь истинное наслаждение. Эй! – Старшина махнул рукой, подзывая охранника, стоявшего у прохода на трибуну. – Вас, господа, проводят в ложу для почетных гостей. А я присоединюсь чуть позже.

Уходя, Руго вскользь взглянул на Тима – не столько взглянул, сколько мазнул взглядом. Но тот мгновенно ощутил, как покрывается гусиной кожей. Вот же тварь зловредная! Попадешься такому на узкой тропке… Неужели от них нет защиты?

– А кровь у тебя, Тимоха, и на самом деле быстро сворачивается, – задумчиво произнес Гермес, глядя вслед удаляющимся шамам. – Ну, да сейчас не об этом речь. Как состояние, гладиатор?

– Нормально, – сказал Тим. – Гермес, а как ты почувствовал, что они… это, в мозгах копаются?

– С мое поживешь, и не то научишься чувствовать. А ты разве ничего не чувствовал?

– Чувствовал, – признался Тим. – Неприятно было. Как будто тебе… как будто в кишки залезают. И леденеешь весь.

Старшина ответил не сразу. Только сейчас до него дошло, что шамы пытались обвести его вокруг пальца. Проверка гладиатора была ими предложена для отвлечения внимания, подумал Гермес. На самом деле Руго хотел на коротком расстоянии прощупать сознание Тимохи. То ли что-то заподозрил, то ли хотел о чем-то узнать. Но вряд ли он мог выведать стоящую информацию – ведь Тимоха ни черта не помнит о себе.

Да и следил Гермес за его состоянием. По опыту старшина знал, что человек, попавший под контроль шамов, резко меняет свое поведение. А как иначе? Мозг не может одновременно выполнять разные команды. И когда твой мозг контролируют шамы, ты становишься, как кукла. Сам человек этого не замечает, но со стороны очень даже бросается в глаза.

– Они тебя прощупывали, – сказал Гермес. – Пытались понять, что ты за фрукт. Они, гаденыши, разное могут с человеком вытворять. Могут мысли разузнать, могут загипнотизировать. А могут просто на фиг вырубить… Но сейчас они тебя всего лишь прощупывали.

– Так это же хреново. А вдруг они меня во время схватки вырубят?

– Не боись, Тимоха. – Старшина усмехнулся. – Мы тут тоже не дураки – меры принимаем. И запомни – не родился еще человек, который мог бы обмануть Гермеса.

– А я и не пробовал, – сказал Тим.

– А я и не про тебя. Что касается тебя… В общем, я что хотел сообщить? Изменником оказался Фрол. Так что подозрения в предательстве с тебя снимаются. Фактов нет, а презумпцию невиновности никто не отменял… Чего не радуешься? Не будут тебя на дыбе пытать.

– Спасибо, – сказал Тим.

– Но сильно не радуйся. Искать схрон с товаром была твоя идея. Поэтому за тобой должок. Победишь сегодня – долг скощу.

– Сколько?

– А это потом видно будет. Вот подсчитаем доход на тотализаторе и посмотрим.

«Чего тут смотреть? – подумал Тим. – Я уже понял, что с тобой никогда не рассчитаться. Эх, вызволить бы Алену, так бы меня тут и видели. Но для начала надо победить Зубача. Ишь, оклемался, оказывается, старый знакомец. Не так уж он и силен. Неужто шамы придумали какую-то пакость? Но Гермес сказал, что меры приняты…»

– Значит, заметано, – удовлетворенно произнес старшина. И громко окликнул: – Эй, Игнат, у тебя все готово?!

– Практически все, босс! – с готовностью отозвался шпрехшталмейстер.

Он, приведя Тима, отошел в сторонку и встал около ограждения арены. Но не прохлаждался, а активно руководил процессом: советовался с подбегавшими помощниками, раздавал указания, просовывая голову сквозь ограждение, что-то там рассматривал и кричал кому-то…

И при этом сильно волновался, потому что догадывался – историю с долгами Фрола и перстнем знатного капитолийца Гермес не забудет. Но частично простит, если сегодняшнее мероприятие пройдет без сучка и задоринки. Точнее, сразу два мероприятия – казнь Фрола и схватка Спартака с Зубачем.

– Вот и ладненько, а то публика уже рычать начинает, – сказал Гермес. – Тогда – с Богом! Меркурий с нами!

Он хлопнул Тима по плечу и, развернувшись, направился к калитке на трибуну. А Тим подошел к распорядителю боев и спросил:

– Игнат, что такое «презумпция невиновности»?

Маркитант озадаченно взглянул на гладиатора:

– Ты от кого это услышал?

– От Гермеса.

– Вот оно что… А про царицу доказательств он тебе ничего не говорил?

– Нет.

– И радуйся. Так вот, Тимофей. Презумпция – это когда ты, к примеру, украл, а доказательств против тебя нет. И ты считаешься невиновным…

– Здорово!

– Ты считаешься невиновным, – с нажимом произнес маркитант, – пока не признаешься в преступлении на дыбе. И тогда все – кирдык.

– Это как?

– Очень просто, Тимоха. – Игнат осклабился. – Скоро увидишь…

* * *

Едва шамы отошли от Гермеса и Тима, как Руго получил мысленное сообщение от Люма.

«Что думаешь, вождь? – телепатировал двуглазый помощник. – Тебе удалось прощупать сознание Спартака?»

«Только по внешнему контуру, – отозвался Руго. – Увы, там один мусор».

«Но почему только внешний контур? Ты не успел проникнуть дальше?»

«Хуже, Люм. На сознании хомо стоит очень мощная блокировка. Я даже не пытался ее вскрыть, это нереально за короткий срок».

«Разве возможна такая блокировка, вождь, которую не смог бы вскрыть трехглазый шам?»

«Возможна. Если ее установил другой трехглазый шам».

«Но, Руго… Как такое возможно? – Мысли Люма сбивались от волнения. – Откуда здесь возьмется такой шам? Это же… Такие великие существа рождаются раз в столетие. Откуда он мог взяться?»

«Откуда? – подумал Руго на третьем уровне, непроницаемом для двуглазых шамов. – От верблюда. Если бы я знал наверняка… Пока лишь одни предположения».

У вождя шамов и в самом деле появилось предположение. Но оно нуждалось в тщательной проверке и сборе дополнительных фактов. Уж очень неожиданной казалась догадка. Такой неожиданной, что Руго лишь начинал ее осмысливать.

«Неисповедимы пути космоса, – ответил он помощнику. – Я буду разбираться в проблеме. Но теперь я понимаю, почему наша команда проиграла в ногомяч. Этот Спартак – твердый орешек».

«Ты его расколешь?»

«Попытаюсь, Люм. Но в подобных условиях это будет непросто… Ты не знаешь, откуда он взялся, этот Спартак?»

«Нет. Никто не знает точно, откуда он появился. Я тоже пытался его прощупать. Еще тогда, во время игры в ногомяч. Но… Как ты выразился, вождь, в его мозгах один мусор. Слишком много грязных и случайных следов».

«Каких именно?»

«Я почувствовал следы дампов. И нео. И лесных людей. И капитолийцев. И даже…»

Телепатический сигнал прервался, и Руго поторопил помощника:

«Что даже, Люм?»

«Следы смерти, вождь».

Руго несколько секунд молчал. Потом спросил:

«Ты еще не делал ставку?»

«Нет. Ты же велел подождать до встречи со Спартаком».

«Верно. Так вот – не надо делать».

«Совсем?»

«Совсем. Хотя… – Руго был азартен и не смог отказать себе в маленьком удовольствии. – Поставь на Зубача десять монет. Но только десять – больше не надо».

«Ты боишься, что мы можем проиграть?»

«Я ничего не боюсь, Люм, – с раздражением отозвался «трехглазый». – Страх – это удел слабых существ. Просто делай то, что я велю».

– Вот здесь ваши места, господа шамы, – сказал охранник, останавливаясь. – Вот – кресло и стул.

Ложа Гермеса, в которую он пригласил мутантов, находилась в первом ряду. Она буквально нависала над ареной, предоставляя отличный обзор. Но Руго прежде всего обратил внимание на другое обстоятельство – над бортиком трибуны возвышался экран из прозрачного материала, отделяя зрителей от арены.

– Что это? – спросил вождь шамов у охранника.

– Заградительный экран из бронированного стекла, – ответил тот.

– Зачем он здесь нужен? – продолжал недоумевать Руго.

– В целях безопасности. Чтобы предотвратить возможное покушение.

– Разве здесь стреляют?

– Иногда стреляют, – сказал охранник. – И вообще – с арены может что-нибудь прилететь. Ну, дротик, например. Или еще какая хрень. Вы располагайтесь, господа. Мне надо идти.

Маркитант аж побагровел от напряжения. Чувствовалось, что культурное обращение с мутантами давалось ему с огромным трудом. Однако куда деваться, если старшина распорядился быть вежливым?

– Иди, – вяло произнес Руго.

Он присел на кожаный стул, выполнявший роль кресла для почетного гостя, и задумчиво посмотрел перед собой. Затем телепатировал Люму:

«Видишь хомо на арене?»

«Да, вождь».

«Пробей-ка его мысли».

Люм, не садясь, сосредоточенно уставился на арену. Но уже через несколько мгновений взялся рукой за железную рамку, висевшую на шее, – усилитель мысленных сигналов, и замер, как изваяние. Лишь подглазные щупальца приподнялись и зашевелились…

Так минуло с полминуты. За это время шам взмок от напряжения; по личику потекли крупные капли пота; костяшки пальцев, вцепившихся в усилитель, побелели от усилия. Но задача, судя по всему, не решалась.

– Ну как? – вполголоса поинтересовался Руго.

– Никак, вождь, – прохрипел Люм. – Я его не чувствую. А еще есть сильные помехи.

– Я так и подумал, – меланхолично заметил «трехглазый». – Они нас раскусили. И установили защитный экран, чтобы мы не могли воздействовать на гладиаторов. Этого следовало ожидать. Маркитанты – не дураки.

– Что же делать? Может, пересядем на другую трибуну?

– Не годится. Это будет выглядеть как признание нашей вины. К тому же они поймут, что мы обо всем догадались. Уж лучше пусть пока находятся в неведении.

Взмокший от пота Люм без сил опустился на табуретку и пробормотал:

– Бесполезно, я не могу пробиться… Что же делать?

– Теперь ты понял, почему я взял с собой Лыса? – спросил Руго.

– Кажется, да. Он подстрахует нас с трибуны для мутантов, верно?

– Вот именно, подстрахует. К сожалению, на большее он не потянет. Телепатируй ему, чтобы он контролировал Зубача.

– А Спартак? Кто будет воздействовать на Спартака?

– Лыс не справится – ему не вскрыть блокировку третьего уровня. Я займусь этим сам.

Вождь сидел нахохлившись, спрятав лапки в карманы теплого халата. Со стороны могло показаться, что шам мерзнет, но это было не так, потому что не могло быть вообще. Шамы умели регулировать температуру тела в зависимости от окружающей среды, потому и выжили в жесточайших условиях ядерной зимы. Так что сейчас Руго не мерз, а сосредотачивался.

– Но как ты сможешь заняться Спартаком? – спросил Люм. – А экран? Он же непроницаем.

Вождь, усмехнувшись, промолчал. Экран? Нет, Люм все-таки глупец. Неужели он всерьез решил, что трехглазого шама может остановить какой-то защитный экран? Если понадобится, то он, всемогущий Руго, лишь одной силой мысли прожжет лобовую броню тяжелого танка. Поэтому защитное стекло – не проблема. Проблема в другом.

При желании Руго мог бы убить Спартака в считаные секунды. И никакая блокировка здесь не помогла бы. Но «трехглазый» не собирался убивать гладиатора. По крайней мере – сейчас. Победа в схватке в данном случае Руго не интересовала. Подумаешь, выручат в случае победы Зубача несколько сотен золотых монет. Да хоть тысячу! Не в деньгах счастье.

Руго был авантюристом и азартным существом. А еще он считал себя выдающимся интеллектуалом, обожавшим разгадывать сложные загадки. Именно с такой загадкой он сейчас столкнулся. И должен был ее разгадать во что бы то ни стало.

Мешало одно – блокировка сознания Спартака. Ее установил неизвестный псионик очень высокой квалификации, возможно – трехглазый старший шам. Руго собирался вскрыть блокировку, чтобы получить ответы на беспокоящие его вопросы. Именно с этой далеко идущей целью он выставил своего бойца против гладиатора маркитантов и не собирался отступать…

* * *

Игнат, прервав разговор с Тимом, двинулся вдоль ограждения к центральному входу на арену. Тим пошел следом. Он увидел, что с противоположной стороны поля навстречу им тащатся двое работников с носилками. В первый момент Тим не разглядел, что лежит на носилках. Но, присмотревшись, догадался – человек.

Тим и шпрехшталмейстер оказались у калитки раньше. Тим подумал, что сейчас они выйдут на арену. Однако Игнат остановился и, выставив руку шлагбаумом, сказал:

– Стоп, Тимофей. Пока побудешь здесь.

– Пока – это…

– Пока – это пока! – оборвал маркитант. – Стой здесь до особого распоряжения. И наслаждайся зрелищем.

– Каким?

Но Игнат не ответил, переключив внимание на приближающуюся процессию. Сбоку от носилок плелся вооруженный карабином маркитант, и шпрехшталмейстер, шагнув к нему, спросил:

– Как он?

– Еле дышит, – отозвался охранник. – Перестарался палач.

– Главное, что живой. Еще не хватало, чтобы окочурился раньше времени, – сказал Игнат. И распорядился: – Тащите его на арену, прямо к тележке.

Мужики с носилками неторопливо прошли мимо Тима. Ему бросилось в глаза, что человек по шею укрыт серой простыней. Местами на ней проступали багровые пятна, и Тим машинально отметил, что это кровь. Затем он перевел взгляд на голову человека и в первую секунду не узнал его – уж слишком изувечено было лицо. Но, вглядевшись, узнал Фрола.

А вот тот, скорее всего, ничего не видел, потому что лежал с опущенными веками. Однако постанывал и всхрипывал – Тим даже отметил, как пузырится кровь на разбитых губах. Теперь он окончательно понял, что подразумевал Игнат, когда говорил о царице доказательств. Фрол признался в измене под пытками! Но изменник ли он?

Работники, следуя за Игнатом, занесли носилки в открытый проем, и Тим услышал, как зашумела на трибунах публика. Но ему заглянуть на арену не удалось, потому что охранник захлопнул калитку. Тогда Тим отошел к ограждению и просунул голову в щель между досками – благо она была широкой и могла бы вместить башку фенакодуса. Поэтому остальное, по выражению Игната, зрелище развернулось на глазах Тима.

Он увидел, как работники дотащили носилки до тележки с колесом и поставили их рядом на землю. Шпрехшталмейстер в это время вынул из напоясной сумки свернутую в трубочку бумагу и начал представление. Сначала он выкрикнул:

– Уважаемая публика! Дамы и господа! Гул на трибунах стих, и маркитант продолжил: – Сегодня вас ждет незабываемое зрелище. Совершенно бесплатное, в качестве бонуса к основной программе. Сейчас вы увидите… вы увидите… – Он набрал в легкие побольше воздуха и проорал: – Вы увидите казнь изменника!!

Публика отреагировала дружным «залпом» раскатистого рыка и довольных воплей. Шпрехшталмейстер выждал несколько секунд, давая народу выпустить накопившийся пар эмоций, и поднял руку. Затем крикнул:

– Внимание! Прошу минуточку внимания! Итак!

Он развернул бумагу и зачитал, делая выразительные паузы:

– «Постановление особой тройки! Согласно уложению о преступлениях и наказаниях… в соответствии с пунктами «а», «б» и «в» статьи тринадцать… за измену интересам клана маркитантов и шпионскую деятельность, нанесшую клану необратимый ущерб… а также за нарушение воинской присяги и клятвы на верность клану… ефрейтор взвода охраны Фрол Безродных приговаривается… к смертной казни… через четвертование!»

На этот раз публика взвыла не по-детски. Визг и гвалт поднялся такой, будто одновременно резали дикую свинью и кастрировали удильщика. Но это был визг восторга. Что поделаешь, если большая часть человекоподобных существ привыкла именно таким способом выражать свои положительные эмоции. И повелось так не в двадцать третьем веке, а со времен Адама и Евы.

Впрочем, трибуна для людей отреагировала на объявление сдержанно. Ведь большинство публики на ней составляли маркитанты. И они догадывались, что к столь жестокой казни верхушка клана прибегла умышлеено. Это был недвусмысленный посыл всем остальным маркитантам: «Смотрите! И мотайте на ус».

Понимая, что толпа вошла в раж и утихомиривать ее дальше нет смысла, Игнат не стал продолжать свою речь. Сделал условный жест и отошел в сторонку – к ограждению. Получив команду, работники закинули на колесо тело Фрола и начали шустро приматывать его веревками. Тем временем распахнулась калитка для мутов в боковой части ограждения, и на арене появилось еще одно действующее лицо – палач.

Он был в черном кафтане и таком же черном кожаном фартуке. На голове – алый колпак, закрывающий лицо, с прорезями для глаз и рта. В руке короткий, слегка изогнутый меч с широким клинком – так называемый фальшион.

За палачом торжественно шествовал его подручный, тоже в черном кожаном фартуке. Но без головного убора и с открытым лицом. В руке он зачем-то нес оцинкованное ведро.

Палач приблизился к тележке с колесом, выполнявшей роль лобного места, и обошел ее вокруг. Он как будто присматривался к жертве, прикидывая, откуда начать. Все движения были неторопливы и явно рассчитаны на то, чтобы сильнее завести публику. Наконец палач остановился с правой стороны от приговоренного к казни и поднял вверх клинок.

Тим заметил, что тело Фрола расположили на колесе особым образом, так, что с обода свисали кисти рук и ступни – примерно от лодыжки. А еще через мгновение он понял, для чего это было сделано. Понял, потому что палач нанес рубящий удар и отсек жертве правую кисть.

Фрол истошно закричал. Из обрубленной конечности хлынула кровь, но на землю пролилась лишь малая часть – это помощник палача подскочил и ловко подставил ведро. Затем аккуратно опустил его на землю, достал из кармана фартука шнур и перетянул обрубленную руку.

Палач подождал, пока подручный закончит свою работу, зашел с другой стороны и резким движением отсек жертве вторую кисть. И снова его помощник произвел ту же самую процедуру – подставил ведро под хлынувшую кровь, затем опустил его на землю и перетянул обрубок.

– Зачем они это делают? – спросил Тим у охранника, который стоял рядом и тоже наблюдал за казнью.

– Собирают кровь, чтобы не пропала! – облизнув губы, возбужденно отозвался маркитант. – В трактире для мутов пойдет по тройной цене. Деликатес!

– А ты-то чего облизываешься?

– Ась? – не понял маркитант.

– Отличное зрелище, говорю. Возбуждает, да?

– Да. Раньше, говорят, такое в кино показывали.

– В кино? – теперь уже озадачился Тим. – Что за кино?

– Было такое зрелище – убивали, но как бы понарошку, – сказал охранник. – Ох, говорят, публика и балдела! Но ты все равно не поймешь. Ты смотри лучше, деревня, а то самое интересное пропустишь.

События на арене между тем развивались своим чередом. Палач с помощником продолжили кромсать несчастную жертву, отрубив ей поочередно обе ступни. Тиму это изощренное издевательство вовсе не показалось интересным, невзирая на плохое отношение к Фролу.

Нет, Тим не был чистоплюем. Вид крови его не смущал, как и отчаянные предсмертные вопли жертвы. Но и не возбуждал, в отличие от стоявшего рядом маркитанта.

«От чего тут балдеть? – думал Тим. – От того, что на твоих глазах мучают беспомощного человека? Вот если бы это был враг – другое дело. Тут все что угодно отрубить можно – даже самое деликатное. А смотреть за этим, как в этом самом, в кино, и наслаждаться – нет, непонятно. Фрола даже жаль немного. Хотя и скотина он, конечно, порядочная».

А вот публика на трибунах заходилась от восторга, включая рядовых маркитантов. Те, поначалу хмурые и напуганные, разгорячились и с удовольствием хлопали в ладоши. И даже кричали: «Ату его! Так ему!» А уж мутанты отрывались по полной программе.

Еще бы! Когда еще увидишь, как ненавистного хомо разделывают, словно хоммута, на порционные куски. Да еще сами же хомо и разделывают. Разве не придурки?

– Порядочный мут никогда не будет так изгаляться над собратом-мутом, – обменивались мнениями разгоряченные мутанты. – Просто оторвет голову и съест. А эти голокожие ушлепки целое представление устроили, да еще и на халяву – смотри не хочу. Нет, не зря говорят, что хомо – это тупиковая ветвь эволюции. Вырождаются хомо давно, достаточно на их уродливые рожи поглядеть. В общем, животики надорвешь, будет потом о чем вспомнить и пересказать знакомым.

Но представление еще только входило в основную фазу. Когда палач отрубил Фролу вторую ступню, Тим подумал, что дело осталось за малым – сейчас отсекут голову и покончат с этой тягомотиной. Однако он ошибся.

Голова несчастного Фрола осталась на месте. Хотя сам он, наверное, мечтал сейчас исключительно об одном – о мгновенной смерти. Но те, кто устраивал зрелище, придумали другой сценарий, согласно которому мучения жертвы должны были длиться как можно дольше.

Двое работников подошли к тележке и покатили ее в дальний конец арены – туда, где высились арки стволов дворового дерева-мутанта. Палач с подручным не спеша направились следом. Не дойдя до одного из стволов – рос он уже за ограждением – несколько шагов, подручный снял с пояса моток веревки и посмотрел наверх.

Там, в верхней части ствола, торчали толстые ветви, с которых свисали гибкие ветки-лианы. Но находились они в настоящий момент высоко – в пяти-шести метрах над землей. Подручный сделал на одном конце веревки петлю и, примерившись, ловко накинул ее на толстый сук. Затянул узел. После чего завязал на втором конце веревки еще одну петлю и с помощью палача завел ее Фролу под мышки.

А дальше произошло неожиданное. По крайней мере, неожиданное для Тима, который ничего подобного раньше не видел. В конец веревки, затянутый на суке́, вцепилось несколько соседних ветвей. Они сноровисто потянули веревку на себя, словно были чьими-то руками. Через несколько секунд тело Фрола оторвалось от колеса, на котором лежало, и начало подниматься вверх.

В эту минуту стало понятно, что маркитант еще жив и даже кое-что соображает. Он судорожно извивался и дергался, пытаясь вырваться из петли. Но куда там! Эти беспорядочные движения напоминали агонию и, во многих смыслах, ею являлись.

Секунд через пятнадцать дерево-людоед подтянуло тело на достаточную высоту, и в него впились лианы-вампиры. Они обвили Фрола, словно бинтами, и затянули в глубину своих багрово-зеленых зарослей. Какое-то время там еще что-то шевелилось, напоминая по форме клубок трупных червей, но было понятно, что Фрол уже мертв. По крайней мере, так хотелось думать Тиму.

– Вот и капец Фролу настал, – сказал охранник. – Уж лучше бы его квазимухи сожрали. Хотя… Хрен его знает, что лучше. Паршиво помер, чего уж говорить… Не зря в народе говорят – крысособаке крысособачья смерть.

Тим промолчал. Потому что подумал: при определенных вариантах он сам мог бы оказаться на месте жертвы. В том числе и из-за самого Фрола, обвинившего его в предательстве. Хорошо, что Гермес разобрался во всем и снял обвинение. Но вряд ли оттого, что шибко его любит… Нет, надо от маркитантов валить, пока не поздно. Но как свалишь, если у них в плену Алена?

Тим нащупал в кармане штанов «конфету», переданную Марфой. Было у него сомнение – а понадобится ли ему допинг? Что он, с Зубачом без стимулятора не справится? Марфа говорила, что от этих снадобий иногда крышу сносит. Но если все-таки передала… Эх, жаль, что нельзя с ней переговорить, тогда бы он знал наверняка…

Сейчас же он наверняка знал, что обязан победить Зубача, которого выставили хитроумные шамы. Вот что у них на уме? Гермес сказал, что принял меры. А вдруг они не сработают?

Что вообще могут предпринять шамы? Могут ли как-то воздействовать на Зубача, чтобы он превратился в супербойца? Гермес сказал, они способны что угодно вытворять, загипнотизировать, например. Вот загипнотизируют Зубача, и тот перестанет чувствовать боль. Или почувствует себя жуком-медведем, а то и удильщиком. Как такого бойца остановить?

Не об этом ли думала Марфа, когда передавала допинг? Марфа – она умная, все предусмотрит. И в последней схватке с Грыжем лишь ее снадобье спасло его от гибели. Хм… Интересно, сколько еще ждать схватки? Тележку уже выкатывают…


Глава девятая
Катастрофа

Симпатичная молодая маркитантка зашла в отгороженную «ложу» и остановилась, вопросительно глядя на Гермеса. В руках она держала деревянный поднос с двумя большими кружками. Над ними еле заметно дымился парок. Люм, несмотря на то что находился от подноса дальше всех, сразу встрепенулся и повел длиннющим, как у Буратино, носом.

– Вот, господа, угощайтесь, – предложил Гермес. – Так сказать, от нашего дома – вашему дому.

– Что это? – с кислой физиономией поинтересовался Руго. Но все три его глаза оживленно блеснули.

– Деликатесный напиток! Специально для дорогих гостей. Свежайшая кровь – можно сказать, только что из вены.

– Э-э-э… – «Трехглазый», не договорив, показал пальчиком на арену.

– Да, оттуда, – подтвердил старшина. – Угощайтесь. Я знаю, что у вас это любимое лакомство. А потом посмотрим схватку Спартака и Зубача.

Гермес кивнул, и маркитантка приблизилась к шамам, держа в руках поднос. Руго сидел, не шевелясь. Зато Люм жадно обхватил кружку обеими руками и приблизил к своему сморщенному личику. Однако пить сразу не стал.

Сначала поводил носом над «напитком», даже слегка обмакнул крючковатый кончик. Чихнул. Затем быстро, словно кошка, лизнул узеньким язычком. И только потом сделал несколько глотков.

Руго молча наблюдал, внешне никак не выдавая своей вовлеченности в процесс. На самом деле он в этот момент тестировал «напиток» вместе с Люмом, получая информацию из его сознания. Мало ли чего…

Маркитантам Руго никогда не доверял и доверять не собирался. Отравить, конечно, не отравят – кишка тонка. Но сыпануть какой-нибудь гадости, вроде порошка сушеного мухомора, могут. А от него такие глюки, что потом не разберешься, кто виноват.

В клане из поколения в поколение передавалось предание о том, как некий старший шам, однажды накурившись гашиша, до основания разрушил Помпею. Город такой некогда был, если кто не знает, вроде Москвы. Может, и саму Москву какой-нибудь обдолбанный шам нечаянно разрушил? Опасная вещь эти галлюциногены…

Вождь знал, о чем рассуждал. Одноглазые младшие шамы иногда баловались дурью, чтобы скрасить унылую и голодную жизнь. Руго, разумеется, такое непотребство пресекал в меру своих сил. Но разве за всем уследишь?

А на двуглазого Люма надежда плохая – разгильдяй и лоботряс. Вон как в кружку с кровью вцепился, хотя никто ему отмашки не давал. Пришлось слегка ментально тормознуть, чтобы сразу все не вылакал.

На лице Люма расплылась блаженная улыбка. Даже морщины разгладились, как будто кто-то изнутри надул кожу. «Двуглазый» сделал еще один глоток. И еще…

«Крепкая штука, – послал телепатическое сообщение вождю. – Сразу забирает. Но посторонних примесей не чувствую. Разве что соль и перец».

– Пожалуй, я тоже попробую, – с показной неохотой пробормотал Руго.

– Да уж попробуй, – сказал Гермес. – Пока совсем не остыло.

Вождь шамов взял кружку и, набрав в рот крови, несколько секунд держал ее там – дегустировал, видимо. Проглотив, еще несколько секунд сидел без движения, оценивая реакцию организма. Даже веки опустил.

– Ну как? – не удержавшись, спросил старшина.

– Недурно. Действительно эксклюзив, – блеснул начитанностью Руго. Щеки у него порозовели, как у поросенка. – Качественный напиток.

Гермес не знал значения слова «эксклюзив», потому что в отличие от трехглазого шама не просиживал часами в космическом эфире. Но зато был торгашом до мозга костей. Поэтому вкрадчиво произнес:

– Мы можем наладить поставки. Естественно, на взаимовыгодных условиях. Продукт натуральный, такой еще поискать надо.

– Надо подумать, – меланхолично ответил Руго, перед тем как повторно приложиться к кружке. – Обсудим на досуге… Да, забористая штука.

– Вы допивайте, вам еще нальют.

Гермес одобрительно кивнул и сделал жест маркитантке с подносом – мол, сейчас повторишь. А про себя подумал: «Пусть упыри как следует теплой кровушки накатят с витаминной добавкой от Марфы. Глядишь, и закосеют немного. Экран экраном, а подстраховаться не мешает».


…Тим вышел на арену под рев зрителей, который удивил даже его самого. На самом деле ларчик открывался просто. После эпической битвы с дампом-полукровкой Грыжем, в которой тот проявил себя, как настоящий монстр, а Тим – как супербоец, слава о непобедимом гладиаторе Спартаке разнеслась по всей округе. Поэтому поединок с отмороженным вормом Зубачем собрал, как выразился Гермес, полный аншлаг. И сейчас публика, разгоряченная сценой казни, вовсю жаждала крови. Новой крови! Как можно больше крови!!

Главным творцом удовольствия, по мнению публики, просто обязан был стать знаменитый Спартак. Так считали даже зрители-мутанты, ненавидевшие Тима уже за одно только то, что он уродился хомо.

Рассуждали они примерно так. Да, уродился. Зато здорово дерется. У Зубача, конечно, шансов немного. И ставки принимаются один к четырем. Но уж если Зубач сумеет порвать Спартака, то получится настоящее мочилово. А тот, кто рискнет поставить против Спартака, враз разбогатеет. Разве не адреналин?

А если не рисковать и скромненько поставить на Спартака, то удовольствие тоже обеспечено. В этом случае можно сразу расслабиться и наблюдать, как Спартак разделает на куски безродного ворма. А потом получаешь в тотализаторе заслуженный выигрыш и оттягиваешься на все свои монеты. Ведь живем-то один раз и один день – от рассвета до заката.

Так что уррра Спарррртаку! Урра, уррра, урррра! И, давай, Игнат, начинай скорее мочилово. А то уже невтерпеж, аж клыки чешутся.

Тиму весь этот ажиотаж был малоинтересен. Сам он никогда бы не стал заниматься подобной фигней – сидеть на трибуне и смотреть, как бойцы мутузят друг друга, да еще деньги за это платить. Но вопли и крики, что ни говори, бодрили. Протрусив в свой угол, Тим сделал несколько разминочных упражнений, осмотрел на всякий случай клинок меча и, вспомнив, вытащил из кармана «конфету».

Разворачивая бумажку, Тим думал, что увидит нечто вроде леденца, которым его несколько дней назад угощал Хряп. Но тот леденец был гладким и коричневого цвета. А вот допинг, переданный Марфой, оказался желтоватым и липким на ощупь.

Это, впрочем, Тима не удивило. Все снадобья Марфы были липкими, потому что она добавляла туда какую-то смолу, и противными на вкус. Ну, на то они и снадобья.

Тим держал в уме предупреждение о том, что допинг надо принять за несколько минут до боя. Но решил, что торопиться не будет. Вот когда увидит Зубача, тогда и проглотит, чтобы уж наверняка. А первые минуты против ворма, пока стимулятор начнет действовать, он как-нибудь продержится. Не такой уж он и страшный, этот «трупоед», особенно по сравнению с Грыжем.

– В правом углу злобный и ужасный ворм Зубач! – хрипло проорал Игнат, стоявший в центре арены. – Он уже рвет и мечет! Встречайте Зубача, дамы и господа!

Публика взревела, приветствуя гладиатора шамов, но без особой экзальтации. Едва Зубач появился из калитки для мутов, как шум на трибунах стих, разбившись на отдельные выкрики. Доносились они в основном с трибуны мутантов, и смысл их сводился к нехитрым пожеланиям: «Убей хомо!», «Порви ему пасть!» и «Спартака на мясо!».

«Пора», – решил Тим и закинул в рот «конфету». Она оказалась горько-кисловатой, и Тим, погоняв ее во рту, проглотил. Затем, вытащив из ножен свой меч-бастард, посмотрел в сторону Зубача.

Мутант, как и Тим, спокойно стоял на месте, косясь на шпрехшталмейстера. А тот тянул с командой «бой» по известной ему одному причине – то ли в ожидании сигнала от помощников на трибунах, то ли просто держал театральную паузу. Публика почти успокоилась, копя силы на новый эмоциональный взрыв, и в этот момент Тим ясно расслышал выкрик у себя за спиной:

– Эй, Геракл! Мы с Кысом ставим на тебя!

Тим на мгновение опешил, а потом резко обернулся. Он не узнал голоса кричавшего. Однако вспомнил странное имя Геракл, которым его несколько раз обозвал в подвале у дампов брат Алены Егор. Ну а Кыс… Кто же забудет Кыса – хромоногую огнедышащую собаку-киборга с танталовыми клыками?

Тим пробежался взглядом по трибуне, пытаясь выцепить из толпы Егора, но никого не узнал. Там стояло человек пятьдесят или больше бородатых мужиков, и лица их при беглом взгляде сливались в неразборчивые пятна. А вглядеться Тим не успел, потому что раздалась громкая трель свистка. И сразу же вслед за ней хриплый голос Игната проорал:

– Гладиаторы, бой!

Тимур медленно двинулся к центру арены, пытаясь привести в порядок взбаламученные мысли. Неужели Егор на Стадионе? А почему бы и нет? Кто, кроме него, может упомянуть о Геракле и Кысе? Ведь Егор при расставании посоветовал: «В крайнем случае укройтесь у маркитантов». Значит, он рано или поздно должен был объявиться на Стадионе. Разумеется, в том случае, если бы выжил. Вот он и объявился.

Появление Егора значительно меняло ситуацию. Теперь он знает, что Тим здесь и как-то попытается с ним связаться. А вдвоем они могут вызволить Алену. Ведь двое – не один. Да еще Кыс…

Но это – потом! Сейчас надо побыстрей разделаться с «трупоедом». Тогда Гермес, возможно, ослабит охрану. Он обещал, что разрешит переговорить с Аленой. А дальше они что-то вместе придумают, как вырваться отсюда…

– Шустрей, парни! – крикнул Игнат. – А то публика уснет.

«Не уснет, – подумал Тим. – Сейчас я им устрою представление».

Известие о том, что Егор жив, воодушевило юношу. «Чем скорей покончу с вормом, тем раньше встречусь с Аленой, – подумал он. – Вот уж она обрадуется, узнав о Егоре. А вместе мы горы своротим».

Тим быстро приближался к Зубачу, пытаясь еще на расстоянии определить его настрой. Но ворм, в отличие от человека, не собирался форсировать события. Заметив, что хомо сам направляется к нему, мутант вообще остановился, приняв оборонительную стойку. И застыл, как памятник уродству, олицетворяющий безумство постъядерной природы.

Одетый в ржавый панцирь, горбатый и кривоногий, с квадратной лысой башкой, «бомж» не производил впечатления грозного бойца. Если он чем и выделялся, кроме уродства, то свисающими ниже колен мускулистыми руками. В правой из них мутант держал булаву со стальной рукоятью, и Тим отметил – это опасно. В сочетании с очень длинной рукой Зубач мог достать его на дальней дистанции – стоило лишь чуток зазеваться. А в остальном – боец как боец, Грыжу и в подметки не годится.

Мысль «Грыжу в подметки не годится» была последней связной мыслью, мелькнувшей в сознании Тима. Потому что дальше ему стало не до размышлений – монотонное течение начала боя резко нарушилось, и случилось это отнюдь не по инициативе Тима. Он находился еще в трех-четырех метах от ворма, когда тот резко выпрыгнул вперед – так, словно в его кривых ногах таились мощные пружины, – пытаясь в прыжке огреть Тима булавой. И это выглядело очень ловким трюком для столь неуклюжего на вид существа.

Тима в который уже раз спасла его чрезвычайно быстрая реакция, а также то, что он успел сконцентрироваться, готовя собственную атаку. В результате атака превратилась в контратаку. Тим отразил удар Зубача, встретив рукоять булавы клинком, а когда мутант, приземлившись, подставил незащищенный бок, тут же рубанул его наотмашь. «Трупоед», демонстрируя чудеса гибкости, отклонил корпус. И все-таки Тим достал его кончиком меча.

Он увидел, как брызнула кровь из рассеченного бока мутанта, и, машинально отметив, что панцирь у Зубача ни к черту, попробовал ткнуть его в бедро. Однако мутант отдернул ногу и, балансируя на одной конечности, исхитрился организовать новую атаку. Именно исхитрился. Потому что крутнулся юлой и, выкинув вперед руку с булавой, дотянулся до живота Тима…


Руго сидел, откинувшись на спинку стула и прикрыв веки. Со стороны могло показаться, что шам закемарил на солнышке, однако он лишь изображал расслабуху. В отличие от Люма, который, вылакав две кружки свежей крови с хитрой добавкой от Марфы, закосел и теперь клевал носом.

Впрочем, пользы от двуглазого шама в сложившейся ситуации так и так было мало. Воздействовать на мозги Зубача он не мог из-за защитного экрана, а сознание Тима не смог бы вскрыть при всем желании из-за блокировки третьего уровня. Эту чрезвычайно сложную задачу сейчас пытался решить Руго, сконцентрировав на мозге Спартака все свои не только телепатические, но и интеллектуальные ресурсы. Потому и выглядел внешне, как сонная квазимуха, а, вернее, как сонная кукла. Но на самом деле шам трудился изо всех сил.

Для снятия блокировки требовалось определить алгоритм, с помощью которого неизвестный умелец, образно говоря, навесил на мозг Спартака замок. Если бы хомо находился в полном распоряжении «трехглазого» – ну, например, сидел или лежал в состоянии гипноза – тот рано или поздно раскусил бы и взломал код. В конце концов, для того и существует связь с космосом, чтобы использовать его безграничные ресурсы. Однако сейчас об идеальных условиях оставалось лишь мечтать.

Ведь все это время Спартак перемещался по арене, сам активно шевелил мозгами, да еще и нервничал, а эмоциональный фон всегда затрудняет телепатические процессы. Вдобавок ко всему мешали помехи, создаваемые защитным экраном. Вот и попробуй в таких отвратительных условиях решить задачу, непосильную даже для мощного компьютера.

Но вождь шамов, разумеется, не собирался отступать. Он понимал, что второго, даже такого относительного, шанса может и не возникнуть. Если Спартак сейчас разделается с Зубачом, то останется лишь одно – дождаться нового поединка Спартака и предпринять очередную попытку по взламыванию кода. Глядишь, и получится.

Но когда случится этот новый поединок? И случится ли? Вдруг Спартак вообще исчезнет из поля зрения, и как его потом искать в дебрях Зоны Москвы? Нет, считал Руго, – задачу необходимо решить здесь и сейчас.

Тем более что к поединку они подготовились хорошо. Для Зубача даже специальную особо прочную булаву нашли, прожженную в Поле Смерти. И из самого ворма, сомнений нет, Лыс все жилы вытянет, чтобы тот дрался до последнего – боль, если понадобится, ему ослабит, кровотечение остановит, поврежденные ткани залатает на ходу.

Лишь бы голову бойцу не отрубили, потому что драться с отрубленной головой – это уже перебор. А пока Зубач под контролем Лыса будет выполнять свою задачу, Руго выполнит свою.

Чтобы не сбивали с толку многочисленные помехи, «трехглазый» попытался сплести так называемый кокон, накинув на сознание Спартака сенсорную сеть. И ему практически удалось этого добиться. Но сеть тут же лопнула из-за того, что болевые рецепторы Спартака выдали сильный разряд.


…Кончик булавы ткнулся в живот, и у Тима перехватило дыхание. Показалось, словно горячий камень проглотил, иначе и не скажешь. Кольчуга при подобном тычке под дых помогает мало, и если бы Тим рефлекторно согнулся, то, считай, конец. Зубач своего шанса не упустил бы – для него расколотить подставленную черепушку все равно что гнилой орех разгрызть. Врезал бы разок, и только мозги собирай.

Однако солнечное сплетение Тима защитил накачанный пресс, а кольчуга, в свою очередь, предохранила тело от шипов на головке булавы. Отшатнувшись, Тим для устойчивости сделал шаг назад. И хотя в животе жгло, а дыхание сбилось, Тим не расклеился и не растерялся. Более того, схитрил.

Согнувшись, Тим изобразил сильную боль, даже кашлянул несколько раз для убедительности. Обрадованный Зубач прыгнул вперед, сокращая дистанцию. Но в тот момент, когда мутант занес руку для удара, Тим наотмашь рубанул его по выставленной ноге.

Целил, правда, в колено, а в итоге угодил в голень, что с точки зрения анатомии совсем не одно и то же. Однако с точки зрения боевых единоборств тоже очень эффективно. Особенно когда по голени достается тяжелым клинком бастарда.

Ворм инстинктивно отдернул ногу назад, вмиг забыв о своих намерениях раскроить Спартаку голову. Ну а дальше, естественно, потерял равновесие и грохнулся на землю. После чего взвыл, с некоторым опозданием осознав всю прелесть ощущений от перерубленной голени. А она действительно была перерублена, и нижняя часть ноги висела, как показалось Тиму, на одной мышечной ткани.

Понимая, что мутанты – существа непредсказуемые и давать им передышки ни в коем случае нельзя, Тим рванулся к поверженному врагу. Но, не сделав и пары шагов, почувствовал резкое головокружение. А к горлу подступила тошнота.

Арена покачнулась перед глазами, Тим тоже пошатнулся, но через секунду мир вокруг вернулся на свое место. За исключением одной детали – Зубач, воспользовавшись промедлением противника, изловчился привстать на одно колено. И угрожающе поднял перед собой булаву – мол, врешь, не возьмешь!

Тим не понимал, что с ним произошло, но гадать на эту тему не имело смысла. Надо было как можно быстрей добить ворма, чтобы тот не успел оклематься. А в том, что Зубач на редкость живучая скотина, Тим убедился еще во время кровавой игры в ногомяч. Что же, пора эту скотину проучить раз и навсегда… Тим глубоко вздохнул, вентилируя легкие… и внезапно ощутил, что ему не хватает воздуха.

Это было очень неприятное и неожиданное ощущение. Неужели так подействовал удар булавы под дых? Чувствуя, что покрывается холодным потом, Тим все-таки пересилил предательскую слабость. На подсознательном уровне он понимал – вот цель и надо ее немедленно уничтожить. Иначе… иначе случится непоправимое.

Собрав в единый кулак все силы, Тим кинулся на «трупоеда» с решимостью человека, бросающегося на амбразуру. Меч он обхватил двумя руками и снес бы Зубачу голову одним махом, если бы тот не подставил рукоять булавы. Она приняла удар. Но он получился такой мощи, что даже могучая кисть ворма не выдержала и, разжавшись, выронила оружие.

Тим, как заведенный, снова взмахнул клинком и обрушил его на беззащитную голову мутанта. Однако «трупоед», похоже, был готов обороняться до последней капли крови – в буквальном смысле. Потому что подставил под меч левую руку. Казалось бы, клинок без труда отсечет ее, но вместо этого раздался глухой звон, словно клинок врезался в стальную трубу.

Впрочем, через мгновение рука Зубача надломилась в районе локтя и повисла на куске кожи. Чудеса, да и только. При других обстоятельствах Тим, наверное, тоже удивился бы подобным чудесам, а, вернее, фокусам. Но сейчас он действовал на рефлексах. Поэтому лишь хватанул открытым ртом воздух и вновь занес руку…


Руго так и не понял, что случилось, несмотря на всю свою проницательность. Он видел, как Тим после кратковременного отступления перехватил инициативу, а затем перешел в сокрушительную атаку. Победа хомо выглядела настолько неизбежной, что в какой-то момент шам элементарно отключился от происходящего, пустив события на самотек.

Он мог остановить избиение Зубача только одним способом – лупанув по мозгам Спартака нацеленным ментальным зарядом. Подобный заряд способен прожечь десятисантиметровую броню, да вот только что бы тогда осталось от мозга хомо? Яичница?

Нет, глазунья из мозгов хомо, это, разумеется, деликатес. Но в данной ситуации кулинарные изыски Руго не интересовали. Зато его очень интересовало содержание мозга Спартака, точнее, его сознания. Вот почему шам самоустранился, философски решив, что все устаканится само собой и рано или поздно он все равно добьется цели.

Сначала Руго увидел, как Спартак едва не отрубил ворму башку, но тот закрылся от удара меча рукой. Она оказалась невероятно прочной, и голову Зубач сохранил, пусть и с последующей потерей руки. Со стороны это выглядело эффектно и в то же время труднообъяснимо, противореча законам биологии и физиологии. Но для Руго подоплека событий была ясна.

Вождь шамов контролировал частью мозга действия Лыса и сразу понял, что «двуглазый» с помощью ментального посыла временно усилил костную ткань Зубача. Это был неплохой ход, и Лыса следовало похвалить за сообразительность и отличную реакцию. Однако то, что произошло в следующий момент, заставило Руго встрепенуться. Он даже слегка подпрыгнул на стуле, что случалось чрезвычайно редко и то, как правило, во время землетрясений.

Казалось, что через мгновение Тим все-таки прикончит Зубача. Но вместо того чтобы нанести разящий удар, хомо вдруг выронил меч и согнулся в три погибели. Со стороны представлялось так, что гладиатора скрутил внезапный приступ боли. Пошатываясь, он сделал несколько шажков и рухнул на землю как подкошенный.

«Лыс, что случилось??? – телепатировал Руго Лысу. – Ты что, придурок, атаковал хомо?!»

«Нет, вождь, даже не пробовал, – отозвался после непродолжительной заминки «двуглазый». – Я занимался Зубачом. Он почти сдох. Я пытаюсь его реанимировать».

«Попробуй. Хомо не трогай – я сам им займусь».

«Понял, вождь», – прошелестело в ответ.

Отдав команду, Руго снова сконцентрировался на организме Тима. И через несколько секунд уже по-настоящему занервничал, потому что зафиксировал резкое снижение физиологической и биологической активности Спартака. Иными словами, шам понял, что с хомо происходит что-то непонятное, в результате чего тот перестал реагировать на внешние воздействия. У глупых хомо это называется «потерять сознание».

Проверяя свои ощущения, Руго направил в мозг Спартака электромагнитный импульс и уловил обратный сигнал. Но слабый и, как показалось «трехглазому», затухающий. И это шаму совсем не понравилось, потому что смерть Спартака никак не входила в его планы.

Ситуация становилась критической, но Руго не был бы старшим шамом, если бы не сумел найти из нее выход. Моментально проведенное общее сканирование организма хомо помогло диагностировать причину – она заключалась в том, что организм подвергся воздействию нейротоксичного яда. Подобный яд поражает нервную систему и мозг, приводит к параличу, а затем – к смерти. Поняв причину, Руго сделал, пожалуй, единственное из того, что мог предпринять в подобном положении, – активизировал иммунную систему Спартака и тут же ввел его в состояние анабиоза.

В анабиозе сильно замедляются все процессы, в том числе и процессы разрушения тканей, вызванные действием яда. Ну а дальнейшее развитие событий зависит от своевременного применения антидота и реанимационных процедур. «Трехглазый» не сомневался, что вернет Спартака к жизни – но прежде требовалось заполучить гладиатора в полное распоряжение.

Все свои манипуляции вождь шамов осуществил за считаные секунды, как быстродействующий компьютер. Однако даже за это короткое время на трибунах началась настоящая вакханалия. И если на трибуне для людей соблюдался относительный порядок, то муты в своем огороженном секторе бушевали и злобствовали, грозя разнести все в клочья. И у них имелись причины для такого поведения.

Публика взбесилась, потому что бой завершился слишком рано и, при этом совсем не с тем результатом, какого ожидало большинство зрителей. Поэтому результат был воспринят зрителями как наглое разводилово, особенно с учетом того, что результата, в общем-то, и не было. Спартак валялся на земле, не подавая признаков жизни, а Зубач хотя и шевелился, но пока что не собирался продолжать схватку – да оно и проблематично, когда ты лишился ноги и руки.

Остановить беснующуюся публику могло лишь точное и взвешенное решение распорядителя боев. Но Игнат растерялся, так как никогда не сталкивался в своей практике с чем-то подобным. По всем правилам одного из гладиаторов следовало объявить победителем. Но кого именно?

Шпрехшталмейстер, разумеется, знал, что Гермес сделал ставку на победу Тимофея. И если бы тот продержался на ногах чуть дольше, Игнат дал бы сигнал о прекращении поединка и выкрикнул имя победителя. Однако Тимоха рухнул на песок, не сумев отрубить Зубачу башку. Теперь события на трибунах грозили перерасти в массовые беспорядки, а Игнат стоял около ограждения с разведенными в сторону руками и не мог ничего сообразить. Это называется – заклинило.

Распорядитель боев кинул вопрошающий взгляд в сторону Гермеса, но тот, похоже, и сам находился в шоке – поднялся на ноги и тупо пялился на арену, как будто надеялся оживить таким образом Тимоху. Но гладиатор не оживлялся. И тогда бразды правления взял в свои руки – а вернее, в свои мозги – трехглазый Руго. Он повернул голову к старшине маркитантов и воскликнул:

– Гермес! Мне кажется, что с вашим гладиатором что-то случилось.

– Сам вижу, – угрюмо отозвался старшина. В этот момент ему пришло в голову только одно – хитроумный шам его обхитрил. Наверное, защитный экран не помог пресечь ментальное воздействие. И теперь мутант в душе торжествует. Вот сволочь плешивая!

– Спартак совсем не шевелится, – с притворным беспокойством сообщил Руго. – А наш боец приходит в себя. Конечно, он сильно изранен, но… думаю, он найдет в себе силы прикончить Спартака.

Последняя фраза шама прозвучала для маркитанта, как реквием по потерянным золотым монетам. Он очень много поставил на Тимоху в этом поединке. Очень много! И проиграл.

Поэтому Гермес не стал реагировать на рассуждения шама. Ясен пень, что вшивый мутант издевается. Что же, сегодня на его улице праздник.

– Но так будет нечестно, – неожиданно заявил Руго. – Мы, шамы, сторонники честной борьбы. Наш девиз – фейр-плей. А здесь явная несправедливость. Спартак почти победил. А Зубач не заслужил победы.

– Ты… это… к чему? – медленно проговорил Гермес. Шам поставил его в тупик. И ни оставалось ничего другого, как ждать, пока тот раскроет карты.

– Я предлагаю заключить сделку, – вкрадчиво произнес Руго. – Давай признаем поединок ничейным. Короче говоря, ни вашим – ни вашим. Ставки аннулируются, деньги возвращаются публике. Все довольны и смеются. Ну а те, кто останется недоволен… – Шам многозначительно посмотрел на свою ладошку и сделал жест, будто бы двумя пальцами давит вошь. – Это их проблемы.

– Хм… Интересное предложение. Только…

– Что?

– Чего ты хочешь взамен?

– Да практически ничего, Гермес. Для меня важнее добрососедские отношения. Остальное мелочь.

– Я понял. – Маркитант хмыкнул. – И о какой мелочи идет речь? Ты хочешь денежную компенсацию?

– Я бы не назвал это компенсацией. Скорее, речь идет о трофее. – Руго покосился одним глазом на арену, где продолжал неподвижно лежать Спартак. – Согласись, Зубач имеет право добить Спартака. Видишь, он уже пытается встать… Но можно прекратить схватку. Вы отдадите нам гладиатора – и все дела. Для вас это очень выгодная сделка.

Гермес выдержал паузу. Как любой настоящий торгаш, он больше всего боялся прогадать. Ему было трудно поверить в то, что шам добровольно отказывается от победы и связанного с ней выигрыша на тотализаторе. Такого не бывает, наверняка здесь таится какой-то подвох. Но какой? Гермес, как ни пытался, его не находил.

– Зачем вам тело Спартака? – наконец спросил он. – Из-за мяса?

– Я не говорил о теле. Я говорил о гладиаторе.

– Вам нужен живой Спартак?

– Разумеется, живой. Пока еще живой. В нем не менее шести литров свежей крови.

– Ах, вон он что!

На дне души Гермеса что-то шевельнулось. Возможно, это были остатки совести. Или что-то иное… Кто знает, что находится в глубине души прожженного торгаша? С другой стороны, а что ему оставалось делать? Продолжить бой и дождаться, пока «трупоед» прикончит Тимоху? Так и так парню конец.

Гермес посмотрел на арену. Зубач и на самом деле ожил. Правда, встать он не мог, за отсутствием одной нижней конечности. Зато мог ползти по направлению к Тимохе, чем сейчас и занимался. Пусть медленно, но упорно.

– Я согласен, – сказал Гермес. – Но если мы сейчас остановим схватку, публика решит…

– Не беспокойся, старшина. – Вождь шамов щелкнул двумя пальцами, и Зубач тут же замер на месте. А через мгновение и вовсе распластался на окровавленном песке, словно исчерпал все силы. – Теперь порядок?

– Теперь порядок, – пробормотал Гермес. И позвал охранника, стоявшего у входа в ложу: – Эй, Клим, мухой слетай на арену. Передай Игнату, пусть объявляет ничью.

– Пока он добежит, – процедил Руго, – муты вам всю трибуну разнесут. Позволь мне ускорить процесс?

– Ну, попробуй, – неуверенно отозвался старшина. – Только без злоупотреблений.

Руго с ногами забрался на стул и встал, как тушканчик, прижав худенькие ручки к бокам. Теперь его голова находилась выше линии защитного экрана, и шам мог беспрепятственно воздействовать на мозг Игната. Строго говоря, Руго мог отдать команду и сквозь экран, но решил не выказывать перед Гермесом всех своих возможностей. Пусть надеется, дурачок, что какой-то жалкий полимерный экран с кустарным напылением способен помешать ментальному посланию старшего шама. Блажен, кто верует…

Через несколько секунд шпрехшталмейстер, вздрогнув, словно получил легкий разряд тока, отклеился от ограды и выбежал на центр арены. Еще на ходу он начал громко дуть в свой свисток, однако трель тонула в воплях и ругани, несшихся с трибун. Видя такое дело, Игнат выхватил из кобуры револьвер и дважды выстрелил в воздух. Шум хотя и не сразу, но стих.

– Достопочтеннейшая публика! – проорал Игнат во всю мощь своей луженой глотки. – Прошу внимания! Бой прекращен по форс-мажорным обстоятельствам! Оба бойца не в состоянии продолжать поединок! Объявляю ничью, господа!

Шпрехшталмейстер продолжал орать еще что-то, но Руго его уже не слушал. Он выполнил часть задуманного, теперь предстояло выполнить остальное. Поэтому он сначала послал телепатическую команду Лысу. Она гласила:

«Лыс, бери двух вормов с носилками и спускайся на арену. Надо срочно забрать тело Спартака. Встретимся у выхода со Стадиона».

«Понял, вождь, – откликнулся Лыс. – Но где я возьму носилки?»

«Заберешь их у работников. Они будут ждать вас около калитки».

Отдав распоряжение, Руго, кряхтя, слез со стула. В последний момент ему попытался помочь Люм, но вождь оттолкнул его руку, буркнув:

– Бездельник. Сегодня даже на обед не заработал.

Руго демонстративно выказывал недовольство. Тем не менее в глубине души он чувствовал удовлетворение. Да, далеко не все из запланированного удалось реализовать. Но ведь и события развивались непредсказуемо. Кто бы мог предположить, что Спартака попытаются отравить?

Если бы он погиб, то вместе с ним на тот свет ушли бы важные тайны. Возможно, даже очень важные. А теперь Спартак в руках шамов. И разгадка тайн – дело техники.

– Несмотря на мелкие накладки, было очень интересно, – сказал Руго, обращаясь к старшине. – И поучительно. Спасибо за гостеприимство, Гермес. Идея с отдельной ложей – просто замечательна!

– Чем богаты, тем и рады, – вежливо отозвался старшина. – Надеюсь на взаимовыгодное сотрудничество.

В отличие от вождя шамов Глава клана маркитантов сильно расстроился и с трудом скрывал разочарование. Да, больших убытков удалось избежать. Но сегодня он потерял своего сильнейшего гладиатора. И потерял по непонятной причине.

Старшину терзало смутное сомнение, что к чрезвычайному происшествию причастны шамы. Но – лишь сомнение, потому что сами события выглядели алогично. А если в них присутствовала логика, то Гермес не мог ее определить…

Когда старшина спустился с трибуны и вышел за ограждение, там его уже поджидал Игнат. Физиономия шпрехшталмейстера всегда казалась угрюмой из-за багрового рубца, пересекавшего правую щеку от скулы до глаза, но сейчас он выглядел мрачнее мертвого удильщика. Причина была простой – Игнат до сих пор толком не понял, что случилось, но догадывался, что ничего хорошего в этом нет. И Гермес обязательно сделает из него крайнего просто потому, что должен сорвать на ком-то злость.

Исходя из этих предположений, Игнат заговорил первым, не дожидаясь обвинений и ругани:

– Старшина, я не виноват. – Он вскинул руки, как будто сдавался в плен. – Ничего не понимаю, Меркурием клянусь! Я думал, он этого ворма порвет за пять минут, а…

– Хватит базлать, – раздраженно оборвал Гермес. – Хоммут тоже думал, да в суп попал. Ты по делу говори – что видел, что знаешь. С Тимохой перед боем разговаривал?

– Конечно. Лично осмотрел, проверил доспехи и оружие. В норме он был, как всегда.

– И чего он тогда вдруг вырубился ни с того ни с сего?

– Ничего не понимаю, клянусь всеми святыми. В полном порядке Тимоха находился и должен был валить Зубача. А он… – Игнат выразительно вздохнул. – Даже допинг ему не помог. Я даже подумал…

– Что? – насторожился Гермес.

– Да в предыдущий раз, когда Тимоха этого монстра завалил, как его… ага, Грыжа, он ведь тогда тоже под конец боя сам вырубился.

– Ну-ну. И чего?

– Так потом я вроде слышал, что у Тимохи мозги от допинга заклинило. Много, мол, он его принял. Вот он чуть дуба и не дал.

– От кого слышал?

– Так вроде от Марфы и слышал.

– Все так, – задумчиво произнес Гермес. – Марфа подозревала, что могла Тимоху перекормить снадобьями своими. Но это не факт. Может, просто совпало так тогда. Она знахарка опытная, знает дозировку… Кстати, а ты откуда в курсе, что Тимохе сегодня давали допинг?

– Так я сам видел. Хряп к Тимохе подошел и передал. Сказал, что от Марфы снадобье принес. Или… Или сам Тимоха сказал, что Хряп от Марфы передал. Я уж не помню…

– Что-то забывчивый ты стал в последнее время, – процедил Гермес. – Зажрался ты в этой должности. Вот в караульные переведу…

– Старшина, да я же из последних сил. Каждый день с мутами на арене. Но если ты считаешь…

– Заткнись, хватит ныть. Не сбивай с мысли.

«Почему Хряп передал снадобье? – подумал Гермес. – Я велел Степану лично этим заняться… Впрочем, какая теперь разница? Наверное, Степану было некогда. Тимоха вырубился в самый неподходящий момент, и ничего уже не исправить. Но с Марфой надо будет поговорить на будущее… Если у Тимохи и вправду заклинили мозги от допинга…»

Додумать Гермес не успел, потому что на смотровой башне тревожно ударил сигнальный колокол. Он звонил секунд десять, разнося звон над чашей стадиона. Затем звон оборвался и раздался усиленный рупором крик:

– Общая тревога! Гон! Направление – запад!

Гермес и Игнат молча взглянули друг на друга. Затем старшина приказал:

– Следи за трибунами. Мутов не выпускать. А я наверх.


«Гон!» – один самых страшных сигналов в любой крепости на территории Зоны Москвы. Потому что он означает не просто атаку каких-то врагов, а атаку бессмысленную, отчаянную и потому особо беспощадную. Ведь муты, вовлеченные в процесс гона, не имеют внятного представления о том, почему они вдруг решили напасть на тот или иной укрепленный пункт, населенный людьми – будь то крепость, острог или застава. Просто прут как сумасшедшие, сметая все на своем пути и не щадя, как говорится, живота своего и чужого.

И так до того момента, пока все не пожрут и не уничтожат или их всех самих не уничтожат. Или возможен и такой вариант: пока гон не прекращается сам по себе, будто кто тварям этим сигнал «отбой» дал.

Почему, для чего, из-за чего такая поножовщина начинается, никто не знает и объяснить не может. И ладно бы какие твари неразумные вроде стальных сколопендр объяснить не могли. Но тех же нео или дампов неразумными назвать нельзя. А вот спроси у них потом, чего это вы, ребята, вчера полдня на стены бросались под пули и картечь, как взбесившиеся крысособаки? – так не ответят же. Потому что ни черта не помнят.

Как будто мутная волна накатывает на мозги и гонит вперед – то ли поля какие особые, то ли излучения, то ли еще какая хрень – гонит и гонит, пока запал не кончится. Да еще, бывает, что и по несколько раз на дню. Даже непонятно, откуда столько мутантов берется, словно они со всей Зоны Москвы сбегаются. Вот такая поганая фигня этот гон.

Когда Гермес добрался до командного пункта, расположенного на среднем ярусе Стадиона, он уже знал, что в гоне на этот раз участвуют муравьи-мутанты – об этом сообщил кто-то из пробегавших мимо бойцов. Выглянув в амбразуру, старшина невольно содрогнулся. Хотя и много чего разного он уже повидал в своей жизни, но вид рогатых чудовищ все равно поражал. Уж больно много их было – наверное, сотни две. И выглядели они на самом деле чудовищно и отвратительно.

Длиной – от метра до трех; на шести лапах с мощными когтями; туловище состоит из трех сегментов, защищенных доспехами прочного хитинового панциря; по бокам широких челюстей огромные жвала-мандибулы, по форме напоминающие щипцы-кусачки; из носовой части торчат полуметровые коленчатые усики, похожие на рога. Собственно, из-за этих длинных отростков мутировавшие до ужасных монстров муравьи и получили прозвище «рогачи». Но использовали они усики не для бодания, а как рецепторы обоняния, способные к тому же впрыскивать в жертву парализующий яд.

Сейчас, как увидел Гермес, темно-коричневая шевелящаяся масса, вытянутая стрелкой, надвигалась на западную стену Стадиона. С этой стороны рос густой лес, вымахавший на территории бывшего Тушинского аэродрома. Поэтому наблюдатели заметили мутантов поздно, тогда, когда передовые особи уже выползли на двухсотметровую полосу отчуждения.

Огонь из трех крупнокалиберных пулеметов ДШКМ был открыт сразу. Задействовали и единственную мелкокалиберную пушку 30-мм, установленную у главного входа. Но против членистоногих тварей подобное оружие не очень эффективно. Надо попадать точно в башку или в мускулистую трубку, обеспечивающую циркуляцию гемолимфы и расположенную в нижней части туловища. Без башки «рогач» перестает ориентироваться в пространстве, а при большой потере гемолимфы быстро слабеет.

Все остальные пробоины в туловище живучая тварь переносит относительно безболезненно, хоть в дуршлаг ее преврати. И продолжает переть на рожон, даже потеряв задний сегмент с брюхом, потому что умеет закупоривать поврежденные артерии. С этой точки зрения куда эффективнее лишить монстра лап – по крайней мере, бегать перестанет. Но в лапу из пулемета еще попасть надо. А их у гигантского муравья, между прочим, целых шесть.

В результате уже в первые минуты атаки несколько десятков мутантов добрались до внешней линии укреплений и очутились в мертвой зоне. Об этом Гермесу доложил есаул Степан, прибежавший в командный пункт.

– Теперь с верхних ярусов тварей не достать, – сказал он. – Караульные встретили их гранатами, но несколько штук прорвались за внешний периметр. Ничего, мы их там все равно прижучим.

– Прижучим, – согласился старшина, отходя от амбразуры. – А откуда ты знаешь, что внизу творится? Отсюда же плохо видно.

– А я туда сразу побежал, как сигнал тревоги услышал. Потом сюда поднялся, чтобы тебя найти.

– Не фиг тебе сейчас здесь прохлаждаться, есаул, – сердито произнес Гермес. – Собирай всех свободных бойцов и отправляй на оборону нижнего яруса.

– Они и сами боевой расчет знают.

– А ты проверь. И еще. Найди коменданта и передай, чтобы задействовали огнеметы и…

Гермес оборвал фразу на полуслове, потому что в амбразуру внезапно просунулась уродливая башка «рогача». Мутант клацнул жвалами и попытался дотянуться ими до старшины, но не сумел, застряв туловищем в отверстии. Однако его левый ус при этом распрямился, как складная удочка, готовый выстрелить в лицо Гермеса ядовитой слизью.

Старшину спас есаул, стоявший рядом с обнаженной саблей. Проявив недюжинную реакцию, он взмахнул клинком и отсек ус. Слизь все же брызнула из обрубка, но полетела не в старшину, а вверх. Степан сразу же рубанул по второму усу, справедливо полагая, что оставлять его монстру нет никакого резона. И отчекрыжил почти под корень – к чертовой матери.

Однако «рогач», подгоняемый необоримым зовом гона, не собирался отступать. Поднатужился и совершил, казалось бы, невозможное – выдирая из кладки кирпичи, протащил вперед грудной сегмент. А вместе с ним, изловчившись, просунул сквозь отверстие передние лапы – мощные, но при этом гибкие, как и положено членистоногому существу. А дальше – цап! – и хватанул когтистой лапой за бок опешившего от такой наглости Гермеса.

Что и говорить – в данный момент глава клана маркитантов сильно растерялся и одновременно перепугался. Хотя не был трусом и умел сохранять присутствие духа даже в очень сложных ситуациях. Однако в ситуацию, приближенную к боевой, Гермес не попадал давно, ведя сидячую и тепличную жизнь большого начальника. И сейчас издержки такой жизни проявились в полной мере.

Старшина замешкался. И «рогач» мог нанести ему очень серьезное увечье, если бы не повышенное внимание старшины к собственной безопасности. Он всегда надевал бронежилет, когда выходил на улицу, покидая особо охраняемую территорию. Сегодня Гермес надел «броник», отправляясь смотреть казнь и гладиаторский бой, и благодаря этому избежал тяжелого ранения.

Однако разбушевавшийся «рогач» не собирался отпускать жертву. Вцепившись в Гермеса лапой, он потянул его на себя, готовый пустить в ход убийственные жвалы. И пустил бы, если бы не подоспел боец, находившийся около соседней амбразуры с ручным пулеметом Дегтярева. Подбежав, он засадил в башку монстра с полудюжины бронебойно-зажигательных пуль, и тот сразу поскучнел.

Окончательно добил упорного и зловредного мутанта Степан. Подскочив, он сначала перерубил ему лапу, а затем и шею. После чего Гермес медленно опустился на пол и пробормотал:

– Как эта тварь сюда попала?

– По стене, знамо, – ответил есаул, вытирая со лба холодный пот. Он и сам изрядно перепугался, оказавшись на внезапном рандеву с монстром. Но в отличие от главы маркитантов был лучше подготовлен к таким неожиданностям. – Они же все-таки муравьи. Даже по потолку ползать могут.

– Уничтожить всех! Огнеметами! – со злобой прохрипел Гермес, держась рукой за бок. – Сжечь дотла всех тварей!

– Уничтожим! Впервой, что ли, от них отбиваться… А ты-то как, цел?

Старшина оторвал от бока ладонь и с отвращением взглянул на нее.

– Что, кровь? – спросил есаул.

– Кровь. Ну и когти у этих «рогачей» – насквозь броню пропорол.

– Ты бы с этим не шутил, старшина. Рана есть рана.

– Да какая рана? – Гермес обтер ладонь о куртку и поднялся с пола. – Так, царапина.

– Царапина царапиной, а лекарю покажись. Или Марфе. Вдруг у этих тварей и в когтях какой яд? Парализует – и все! А Марфа противоядие даст.

– Противоядие? – задумчиво произнес Гермес. – Парализует?

– Ну да. Обязательно покажись.

– Покажусь, когда надо будет… – все с той же задумчивостью на лице пробормотал старшина. И вдруг строго выкрикнул: – Ты мой приказ получил?!

– Получил.

– Вот и выполняй! А я тут сам разберусь, что делать… И вот еще что. Когда отобьемся от этих тварей, найди мне Хряпа. Найди и приведи ко мне.

– Зачем он тебе? – с недоумением спросил есаул.

– Допрос хочу снять. Лично. А теперь ступай. И про огнеметы не забудь…


Гермес пришел к Марфе в каптерку через час, когда атака муравьев-мутантов выдохлась сама собой. До этого он оставался на командном пункте, стараясь держать ситуацию под личным контролем. Даже сам подстрелил нескольких «рогачей» из бронебойного ружья – бойцы, разумеется, справились бы и без него, но уж шибко хотелось Гермесу выплеснуть накопившуюся злость. День, вопреки утренним ожиданиям, складывался неудачно. А тут еще эта рана…

Она неприятно зудила под одеждой, напоминая о словах Степана про яд, и Гермес нервничал. Однако командный пункт так и не покинул. И лишь дождавшись доклада коменданта крепости, отправился к Марфе – ключнице и по совместительству знахарке.

В каптерке глава клана сразу же разделся по пояс и не без внутренней тревоги произнес:

– Глянь-ка на эту царапину. Не опухает?

Марфа внимательно осмотрела рану при помощи керосиновой лампы, пощупала вокруг, потом заявила:

– Ну, царапиной я это не назову, мясо в трех местах разодрано. Не бережешь ты себя, Гермес, вечно на передовую лезешь.

– А кто кроме меня врага остановит? – без ложной скромности риторически вопросил старшина. И сам же ответил: – Никто. Без личного примера, Марфа, ни одно дело не делается… Но ты чего молчишь? Опухоль есть? А то эти «рогачи», говорят, шибко ядовитые.

– Ну, не так уж и шибко – есть твари и пострашнее, – сказала Марфа. – Припухлость и покраснение есть.

– Вот черт!

– Да ты не переживай. Будь у него в когтях яд, ты бы до меня на своих двоих не добрался. А это – мелочь. Сейчас подмажу чем надо, чтобы сепсиса не возникло. И микстурки тут одной выпьешь. Потом пластырь наложу, и все будет в порядке.

Ключница, сильно хромая, направилась к шкафчику со снадобьями, а Гермес присел на стул и сказал:

– Не вовремя ты ногу вывихнула, ох, не вовремя.

– Да уж, – отозвалась Марфа. – Болячки всегда не вовремя.

– Я о другом. Слышала, что сегодня с Тимохой приключилось?

Ключница замерла у шкафа. Помолчав, тихо ответила:

– Слышала. Не повезло парню. Ну, все под Богом ходим. Не мог он постоянно побеждать.

– Не мог. Но если бы ты его сама осмотрела перед боем, глядишь, ничего бы и не случилось.

– А я-то тут при чем? – Марфа, взяв в руки две баночки и бутылку с мутной микстурой, похромала к столу. – Он что, раненый был?

– Да нет, не раненый. Но твой допинг ему не помог. Может, даже помешал.

– Какой еще допинг? – Марфа вытаращила глаза и резко опустилась на стул. – Ты о чем?

– Как о чем? К тебе Степан вчера что – не заходил по поводу снадобья?

– Заходил. Но допинга я ему не дала.

– Почему?

– Да потому, что Тимоха один раз едва не умер от допинга. Считай, на том свете побывал. И в следующий раз его организм мог не выдержать. Так что…

– То есть ты ему ничего не передала?

Марфа вздохнула:

– Передала. Но это так, легкий стимулятор. Больше для бодрости духа. От такого не умирают.

– А как же Хряп? – пробормотал Гермес. – Игнат мне сказал…

– Что Игнат? – не поняла ключница.

Старшина не ответил. Картина в его сознании прояснилась, приняв при этом неожиданную конфигурацию. Настоящим предателем, похоже, был Хряп, а вовсе не Фрол, который оговорил себя под пытками. Именно Хряп работал на капитолийцев, сливая им секретную информацию. И именно он подсунул Тимохе яд вместо стимулирующего снадобья. Зачем подсунул? Видимо, по приказу Якуба.

«Какой же я болван! – подумал Гермес. – Ведь были же у меня сомнения по поводу Хряпа. Но слишком многое указывало на Фрола. А он еще и сломался на дыбе… Правда, сообщников не назвал. А их, похоже, и не было…»

В дверь каптерки громко постучали.

– Кого там принесло? – откликнулась Марфа.

Дверь тут же распахнулась, и на порог вступил усталый и встревоженный Степан. Увидев Гермеса, на выдохе произнес:

– Я так и подумал, что ты здесь. Разреши доложить?

– Докладывай, – произнес старшина. – «Рогачи» убрались?

– Убрались. Как будто болотник языком слизнул. Но мы их крепко потрепали. Думаю, около сотни раздербанили.

– А наши потери?

– Подсчитываем. – Есаул покосился на ключницу.

– Говори при ней, – распорядился Гермес. – От нее секретов нет.

– Пятеро точно погибли. Раненых больше десятка. Один пока числится в пропавших без вести. Возможно, тело утащили муравьи.

– Большие потери. – Старшина недовольно качнул головой. – Если при каждом гоне будем столько людей терять, конец нам скоро придет… Ты Хряпа нашел?

– Нет.

– Почему?

– Так он это… Он как раз и числится среди пропавших. Позже прочешем весь периметр. Может, останки обнаружим.

– Не обнаружите, – криво усмехнувшись, сказал Гермес. – Похоже, сбежал наш Хряп. Навсегда…

– Это как? – удивился есаул, выразительно задрав брови.

– Хочешь сказать, что не в курсе?

– В курсе чего?

– В курсе того, что Хряп предатель! – выкрикнул старшина, сверля есаула глазами. – Может, и ты тоже?

– Чушь какая-то. – Степан вытер со лба пот. – С чего ты взял?

– Верные люди на ухо шепнули.

– Да ты что, Гермес? – Казалось, что есаул сейчас заплачет от обиды. – Поклеп это все. Если хочешь, устрой мне очную ставку.

– С кем?

– С кем угодно.

– Если понадобится, устрою.

Гермес недобро улыбнулся. Степан не поддался на провокацию, но это еще ни о чем не говорило. После проколов с Фролом и Хряпом старшина уже никому не доверял. Разве что Марфе – старой боевой подруге. Да и то… А Степан… Пусть не расслабляется и помнит, что Гермес бдит.

Если капитолийцы сумели внедрить одного агента, значит, могли и двух. Или внедрят снова. Закрыть бы на время рынок, прекратить гладиаторские бои и установить жесточайший пропускной режим. Но это такие финансовые потери!

– Зря ты так, – пробормотал есаул. Его и без того осунувшееся лицо резко побледнело. – А очной ставки я не боюсь.

«Впрочем, – подумал старшина, – капитолийцы подняли весь кипеж из-за Тимохи. Сейчас, после его гибели, может, и прекратят строить козни. Жаль, что так и не удалось узнать – чем же Тимоха им досадил? Парень так ни черта и не вспомнил о своем прошлом. А теперь уже не вспомнит никогда…»

– Ты что-то опять хреново выглядишь, – уже миролюбиво произнес Гермес. – Заболел, что ли?

– Я же почти всю ночь не спал, Фрола допрашивал, – сказал Степан. – А тут еще такое…

– Да уж, с Фролом ты поработал на славу, – с иронией отреагировал старшина. – Ладно, иди отдохни, пока все стихло. А то неровен час снова гон начнется…

Захлопнув дверь каптерки, есаул прошел несколько метров по коридору и, остановившись, прислонился к стене. «Хреново, – подумал, смахивая со лба пот, который уже тек градом. – И чем дальше, тем хреновей».


Глава десятая
Вспомнить все

– Ты должен понять, Тимур, почему я это делаю, – сказал отец. – И поверить в то, что я не мог иначе поступить. Я не фанатик. Но есть вещи, которые называются принципами. Если ты от них отступаешь, значит, ты жил не так. Зря, можно сказать, жил.

– Я понимаю, – сказал Тимур. – И верю тебе.

Они сидели вдвоем в комнате за небольшим столом – напротив друг друга. У отца была черная вьющаяся борода и удлиненный, с горбинкой, «римский» нос. Очень уставшие, с темными полукружьями, глаза смотрели прямо в лицо Тимуру – строго и требовательно.

– Я тоже в тебя верю, – сказал Стратег Олег. – Так вот. Якуб и его приспешники из элиты обуяны жаждой мирового господства. Человечество еле выжило после Третьей Мировой, а им все неймется. Знаешь, кого они считают главными врагами Капитолия?

– Мутантов, наверное, – предположил Тимур. – Нео?

– Ошибаешься, сын. Мохначи для них второстепенны – так, недоразвитые дикари.

– Тогда не знаю… Может, шамы?

– Уже горячее. – Отец кивнул. – Это – могущественный враг. Но не на сегодняшний момент… Так вот, Якуб считает главным врагом общину Кремля.

– Но там же… – Тимуру показалось, что он ослышался. – Там же люди!

– Вот именно. Кремль – это оплот человечества, с которого должно начаться наше возрождение. Именно поэтому я предлагал заключить с кремлевскими договор о дружбе и взаимопомощи. Но Якуб и остальные члены Когорты меня не поддержали. Наоборот, они готовятся развязать войну с Кремлем.

– Но зачем воевать с людьми, когда вокруг столько мутов???

– У тебя правильная логика. – Стратег слабо улыбнулся. – Нормальная логика нормального человека. Но эти люди отравлены жаждой абсолютной власти. Кремль для них – символ власти и главный конкурент в борьбе за власть над Зоной Москвы. Поэтому он должен либо склониться перед Капитолием, либо будет стерт с лица земли. Якуб даже взял за привычку повторять на каждом заседании Когорты: «Кремль должен быть разрушен». Мнит себя Катоном Старшим[3] и римским патрицием, ублюдок!

Стратег в сердцах хлопнул ладонью по хлипкому столу, и у того со скрипом разъехались ножки. Что, в общем-то, было неудивительно.

Практически вся мебель в бункере Капитолия изначально была изготовлена из особо обработанных материалов на основе полимеров. Это делалось, чтобы уменьшить в подземелье питательную среду для микроорганизмов, а также всякого рода мелких насекомых.

Традиция стала меняться только в последние годы, когда капитолийцы выбрались на поверхность. Так, в частности, в зале заседаний Когорты появился дубовый стол и кресла из натуральной кожи. Но в быту элиты по-прежнему преобладали предметы из синтетики и пластика.

– Отец, но ведь идея четвертого Рима – это основа существования нашего полиса, – неуверенно заметил Тимур. – Ты сам это раньше повторял.

– Повторял. Такая идея возникла в древние времена, когда мы считали себя единственной человеческой общиной. Сейчас я понимаю, что подобная идеология ущербна. Более того, чревата глобальной катастрофой.

Отец обхватил ладонью лоб и несколько секунд молчал. Когда снова заговорил, в его тоне чувствовались покаянные нотки:

– В сложившейся ситуации велика и моя вина. Да, я заблуждался и осознаю ошибки. Сейчас я убежден – нынешнему человечеству нечего делить, оно должно объединяться. Но… – Лицо Стратега скривилось. – Но Якубу и его приспешникам наплевать на человечество. Они разработали план создания нации Избранных. В нем остальным людям отведена жалкая участь расходного материала и рабов. И если Якуба не остановить сейчас, потом станет поздно.

– Они готовы затеять войну с Кремлем? – взволнованно спросил Тимур.

– Пока еще нет. У них не хватает ресурсов. В первую очередь золота – на закупку вооружения, техники, оплату наемников… Фураж и продовольствие тоже понадобятся. Но есть способы решить эти проблемы. Вот почему время не ждет.

– Ты хочешь их остановить? Опередить?

– Я предпринял меры, чтобы разрушить планы Когорты. В частности, отправил в Кремль капитана Латыпова для тайных переговоров. Но у меня есть подозрение, что ищейки Якуба об этом пронюхали… Ставки слишком высоки, сын, слишком высоки. Вот почему я должен поговорить с тобой начистоту.

– Они могут тебя убить?

– Они готовы на все, сын!

Стратег взмахнул рукой, намереваясь в сердцах звездануть кулаком по столу. Но в последний момент сдержал эмоции. Вместо этого поднялся и начал медленно ходить по комнате. У Тимура на языке вертелось множество вопросов. Но он молчал, догадываясь, что сейчас не стоит сбивать отца с мысли.

Ведь то, что отец готовился сказать, наверняка имело огромное значение. Не только для человечества – Тимура по молодости лет не шибко беспокоила его судьба. Но сегодняшний разговор был очень важен для них двоих – сына и отца. И для их личной судьбы.

– То, что я тебе сейчас расскажу, – голос Стратега звучал приглушенно, и от этого слова приобретали особый смысл, – относится к секретам государственной важности. Ты должен запомнить сказанное мной, как «Отче наш». Если со мной произойдет… Короче говоря, если я погибну, то ты выполнишь некоторые мои поручения. Остальное – по обстоятельствам. Ты уже взрослый парень и обязан уметь принимать самостоятельные решения. Надеюсь, что ты меня не подведешь.

– Не подведу, отец.

– Запомни, жизнь – это борьба. Один древний поэт однажды написал: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой…» А теперь слушай. Начну с сокровищ Гохрана. До них Якуб намерен добраться в первую очередь…

* * *

Когда Тимур очнулся, первым его ощущением было то, что он недавно заснул и видит сон – настолько сильно проявился контраст между настоящим и прошлым, между реальностью и тем, что он видел, будучи в забытьи. Именно видел, потому что за период, пока он находился без сознания, перед ним промчалась целая жизнь – практически вся его жизнь, о которой он забыл после удара по голове, полученного в схватке с дампами.

Но теперь он вспомнил если и не все, то многое, начиная с самого раннего детства. В этих воспоминаниях в том числе были: поединок в лесу с тремя мохначами; последний разговор с отцом; побег из Капитолия с помощью старшины Латыпова; жизнь среди «мусорщиков»; знакомство с «лесовичкой» Аленой и даже мрачная сцена в логове дампов, когда вожак Бужыр собирался его женить на своей дочери. Но не женил, потому что заявился этот самый, как его… Ага, шам Пуго…

В общем, Тим вспомнил целую жизнь. Да что там «вспомнил»… Считай, пережил заново со всеми ее яркими моментами и невероятными поворотами. Поэтому когда он очнулся, то первоначально перепутал явь со сном – уж больно эта явь оказалась невыразительной.

Он лежал на чем-то вроде деревянного топчана – понял на ощупь – в темном помещении. Совсем темном – ни окон, ни щелей, откуда мог бы пробиваться свет, ни горящих факелов… В общем, темнота хоть глаз выколи. Как тут разобраться, где сон, а где явь?

Вот Тимур и решил, что будет считать это сном, и даже попытался покрепче заснуть, чтобы затем проснуться по-настоящему. Но не получилось – уж слишком сильно хотелось пить. В результате, поерзав, он обнаружил край топчана и присел, спустив ноги на пол. А затем и встал, собираясь двигаться на ощупь, – сон сном, но пить-то хочется, верно? Однако успел сделать всего один или два нетвердых шага и остановился, почувствовав головокружение.

В эту секунду раздался скрип дверей, и в помещении объявился плюгавый мутант в драном халатике. В одной руке мутант нес свечу, и благодаря ей Тимур опознал шама. После чего услышал тихий голос, который буквально просочился в мозг:

– Сядь, Тимур, а то упадешь. Ты сильно ослаб.

– Я хочу пить, – прохрипел Тимур, машинально отступая к топчану и присаживаясь.

– Я знаю, – сказал шам. – Сейчас попьешь.

Он семенящим шагом двинулся к Тимуру, и тот разглядел, что во второй руке догадливый мутант держит кружку. Там оказалась жидкость, напоминающая воду, но с кислым привкусом. Когда Тимур с жадностью выпил ее, шам сказал:

– Теперь ложись и отдыхай.

Тимур не стал спорить – даже в голову не пришло возражать, такая накатила апатия. Просто лег и закрыл глаза…

На этот раз ему ничего не снилось и не вспоминалось. Но когда он снова открыл глаза, то обнаружил, что в комнате стало значительно светлее – видимо, из-за факела, прикрепленного к стене. Однако главное изменение обстановки заключалось не в освещении, а в том, что в комнате находились сразу два шама. Один из них сидел в кресле, установленном рядом с топчаном. Второй – вероятно, младший по рангу, – стоял за креслом.

«Вот, черт, – вяло подумал Тимур. – Приснится же такое… Или это натуральные шамы?»

– Тебе не снится, Тимур, – тихо произнес мутант, сидевший в кресле. – Ты находишься в клане шамов. Знаешь, кто я?

– Нет.

– Меня зовут Руго. Я вождь клана. Слышал обо мне?

– Кажется, слышал.

– Если слышал, значит, и помнишь, – удовлетворенно заметил Руго. – А что ты еще помнишь?

– Ты о чем? – Вопрос показался Тимуру странным.

– Например, ты помнишь, как тебя зовут?

– Тимур. А что?

– Отвечай на мои вопросы. Откуда ты?

– Из Капитолия, естественно.

– Как звали твоего отца?

– Олег, – механически отозвался Тимур. И через мгновение напрягся. – А почему «звали»?

– Разве ты не понимаешь, почему? – слегка удивился Руго. – А ну-ка, вспомни.

Но Тимур уже и сам вспомнил. В голове всплыл разговор со старшиной Сергеем Латыповым, который пришел к Тимуру и сказал, пряча глаза: «Крепись, парень, твой отец погиб. Вернее, его убили. Сегодня ночью ты должен бежать».

– Я вспомнил, – сказал Тимур. – Мой отец погиб. И я сбежал из Капитолия.

– Все верно. А помнишь, кто такой Гаж?

– Гаж… Да, помню. Это дамп. Я его убил… Точнее, его убила… одна девушка.

– Не надо подробностей. Вижу и так – отличные результаты. – Шам довольно потер маленькие ладошки. – Мы с тобой неплохо поработали. У тебя пока остаются провалы в памяти, но они восстановятся.

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – сказал Тимур. – Какие еще провалы?

Руго хмыкнул. Да, интересная все-таки вещь – память. Похоже, что теперь хомо забыл о своей забывчивости.

– Видишь ли, Тимур, – сказал «трехглазый». – Не так давно тебе очень сильно врезали по голове. По-научному это называется «черепно-мозговая травма». И ты забыл почти всю свою жизнь – это называется «амнезия». Теперь благодаря моей помощи ты многое вспомнил. Пока еще не все, но это вопрос времени. Понял?

– Меня ударили по голове и я все забыл? – с изумлением спросил Тимур.

– Примерно так. Ты даже имени своего не помнил. Правда, дело было не только в ударе. Но это уже не важно. Главное, что мы решили проблему.

– Проблему? – пробормотал Тимур. – Я и не знал, что у меня есть проблема…

Тимур даже близко представить не мог то, какие манипуляции проводил с его организмом шам. И очистка от яда была в ряду этих манипуляций далеко не самой главной. Львиную долю времени и усилий Руго потратил на проникновение в заблокированное сознание Тимура.

«Трехглазый» едва не сломал мозги, пытаясь разгадать многоуровневый код. И вдруг нащупал определенную последовательность. Вернее, даже не последовательность, а то, что называют индивидуальным почерком. Он есть у любого настоящего мастера своего дела, вне зависимости от того, чем мастер конкретно занимается.

Когда Руго впервые подумал о том, что почерк кодировки ему что-то напоминает, он счел это наваждением. Однако решил проверить свое предположение. В конце концов, других следов он на тот момент не имел, а как гласит древняя мудрость, на безрыбье и болотник рыба. В итоге, зацепившись за тонкую ниточку, Руго распутал весь клубок, который сплел его брат-близнец Пуго.

Еще в детстве братья любили загадывать друг другу задачи, кодируя различные явления. У каждого из близнецов имелись любимые хитрости и приемы, которые они со временем изучили до последней запятой – примерно так, как это случается с шахматистами, постоянно играющими партии друг с другом. Вот почему, опознав фирменный почерк брата, Руго вскоре раскрыл код и снял блокировку с сознания Тимура.

Лишь тогда, проникнув в память хомо, вождь шамов окончательно удостоверился в том, что интуиция его не обманула. В памяти Тимура хранилось несколько сцен с участием шама по имени Пуго. Как только Руго «прочитал» это имя, все встало на свои места – никто на территории Москвы кроме трехглазого Пуго не мог создать столь замысловатый код. Хотя поверить в подобное было сложно – ведь Руго много лет считал, что брат погиб.

– Была проблема, – поправил шам Тимура. – Теперь она решена. Скажи-ка вот еще что. Кто такой Пуго?

– Пуго?.. Это шам. Он живет в племени «мусорщиков».

– Вот как? А ты уверен, что это именно шам?

– Разумеется, уверен, – сказал Тимур. – Он, к слову, на тебя похож как пять пальцев. Такой же уродливый упырь.

– Пятипалость – распространенное явление в нашем мире. Так же, как и уродство, – спокойно заметил Руго. – Все хомо, например, ужасно уродливы – просто до тошноты. Подобные признаки нельзя считать доказательствами сходства. Лучше скажи, сколько у этого Пуго глаз?

– Глаз?

– Да, глаз. – И шам для наглядности пальцем пересчитал свои глазные отверстия: раз, два три.

– Ну, если это называть глазами… – протянул Тимур. – У Пуго их тоже три. Точь-в-точь такие же слепошарые, как у тебя. И под каждым хоботок висит, как тонкая сосиска.

Сморщенное личико шама исказила довольная усмешка. Теперь у него отпали последние сомнения. Мерзавец Пуго – жив! И скрывается у мерзких «мусорщиков». Достойная участь для изменника.

Мстительная радость, охватившая Руго в эту минуту, имела свои весомые основания. Ведь несколько десятилетий назад младший брат – Пуго родился на несколько минут позже Руго – устроил заговор. Он был недоволен тем, что власть в клане перешла старшему брату, и хотел его убить. Однако кружку свежей крови, отравленной ядом, по ошибке выпила любимая жена Руго.

Заговорщика разоблачили. На высшем совете клана Пуго приговорили к мучительной смертной казни – медленному выпариванию мозгов в электромагнитном излучении дециметрового диапазона. Но коварному изменнику удалось сбежать. Спасаясь от преследования, он угодил в Провал, где обитают прожорливые Удильщики, и пропал. Поэтому все решили, что Пуго погиб.

Теперь у Руго появилась возможность отомстить изменнику – подобные преступления не имеют срока давности. И уже одна эта возможность оправдывала все усилия, потраченные на спасение Тимура. А ведь в памяти беглого хомо хранились и другие ценные сведения. Вот почему вождь клана шамов сейчас был доволен, как удав, заглотивший жирного кролика.

– Как я к вам попал? – спросил Тим.

– А какие твои последние воспоминания? – Руго ответил вопросом на вопрос, продолжая тестировать память Тимура.

– Я помню, что дрался с вормом на арене. Потом… Кажется, я собирался отрубить ему голову.

– Тебе не удалось этого сделать. Видишь ли, кто-то подсунул тебе перед поединком яд. Однако много у тебя врагов, хомо.

– Яд? Не может быть. – Тимур отрицательно замотал головой. – Врешь ты все.

– Я? Вру??? Зачем мне такое, хомо? Может, тебе еще результаты экспертизы показать?.. Хотя ты все равно ничего не поймешь – там очень сложные формулы. Лучше вспомни – тебе давали перед боем снадобье?

– Давали, – упавшим голосом признался Тимур.

Значит, его все-таки отравили. Но кто? Хряп? Марфа?.. В последнее не хотелось верить.

– То-то, хомо, – сказал Руго. – А ты еще споришь. Я вытащил тебя с того света. А ты даже не сказал «спасибо». Вы, хомо, неблагодарные бородавчатые свиньи.

– Спасибо, – сказал Тимур. – Я так понимаю, что теперь я твой должник?

– Правильно понимаешь. А как иначе? В рыночное время живем… Ладно, давай к делу. – Писклявый голосок мутанта приобрел неожиданную твердость стальной проволоки. – Ты будешь делать то, что я скажу.

– В обмен на что?

– В обмен на сохранение твоей жизни.

– Не пойдет, дешевый обмен, – нахально заявил Тимур. – Видал я таких халявщиков. Моя жизнь давно ничего не стоит.

– Не понял юмора, – сказал шам.

– Чего тут непонятного? У меня есть свое условие.

– Ты выдвигаешь мне условия? – с презрением процедил Руго. – Ничтожный хомо, даже смеяться не хочется… И каково твое условие?

– Я сделаю то, что ты просишь. Но в обмен ты поможешь мне спасти мою девушку. Ее зовут Алена. Она находится в заложниках…

– Не надо лишних деталей, – оборвал шам. – Вы, хомо, порой удивительно болтливы… Я все знаю о твоей самке.

Руго почесал свисающий кончик носа. Хомо его немного разозлил своей наглостью. Чуть дуба не дал, а туда же – права качать. Вскрыть бы ему сейчас вену, а потом пустить на органы – получился бы шикарный ужин. Но…

Во-первых, у вождя шамов было хорошее настроение. А во-вторых, Тимур был ему нужен для важнейшей операции. Благодаря сведениям, выуженным из сознания Тимура, Руго теперь знал, где находятся сокровища Гохрана. Точнее, не все сокровища, а их часть, загруженная в свое время в эшелон специального назначения. Теперь этот эшелон, судя по всему, покоился в затопленном тоннеле метрополитена на станции «Спартак».

Гигантские богатства вроде бы почти в руках, но их еще надо достать из-под воды. Шамы же отродясь плавать не умели, более того – боялись воды. Рабы-вормы тоже плавают как топоры, и толку от них ноль.

Но это лишь половина проблемы. Другая половина проблемы заключалась в том, что до эшелона с сокровищами надо было не просто плыть, а нырять и плыть под водой.

– Ты ведь умеешь плавать, Тимур? Верно? – спросил шам.

– Кажется, умею.

– А нырять и плавать под водой умеешь?

– Кажется, да.

– А почему – кажется? – вкрадчиво произнес Руго. – Ты напряги память, сынок. Ну?

Тимур задумался. Плавать и нырять? Хм… Какое-то воспоминание вертелось в глубине сознания, словно рыба, но он не мог ухватить его за хвост, чтобы вытащить на поверхность.

– Котлован от бомбы рядом с бункером, – подсказал Руго. – Капитолийцы называют его бассейн.

– Бас-сейн? – повторил Тимур по слогам. – Бассейн… Да, я вспомнил! У нас есть такой котлован, заполненный водой. Все мужчины там тренируются, плавают и ныряют. Я тоже умею нырять, да… Но зачем это нужно?

– Нужно, – коротко ответил Руго.

О том, что в затопленном метро на станции «Спартак» может находиться кое-что очень интересное, вождь шамов заподозрил несколько недель назад. Тогда шамы уничтожили разведгруппу капитолийцев, которая опрометчиво решила проскользнуть мимо их логова около метро «Тушино». На месте погибли все разведчики, кроме их командира капитана Латыпова. Он был смертельно изранен, но Руго удалось частично просканировать его память. Тогда шам и выловил несколько любопытных слов: «ценности Гохрана», «Спартак», «тоннель»…

Руго жил на этом свете очень долго, поэтому слышал много интересных историй. В частности, он слышал легенду о пропавшем в начале Последней войны эшелоне, перевозившем сокровища Гохрана. И так как, согласно легенде, эшелон исчез где-то в районе Тушино, шам сразу сделал стойку.

Дальше методом исключения Руго пришел к выводу, что бывший стадион «Спартак» здесь ни при чем. Его давно обжили маркитанты, и вряд ли они проворонили бы у себя под носом целый эшелон с золотом. Значит, решил шам, в памяти погибшего капитана хранилась информация о станции метро «Спартак». Только как проверить эту информацию, если станция давным-давно затоплена, а большинство человекообразных мутов боятся воды и не умеют плавать?

И если бы только муты. Большинство хомо тоже не умеют плавать – условия для купания уж больно неподходящие. Вода в водоемах Зоны Москвы до сих пор отравлена и заселена всякой нечистью – где уж тут учиться плаванию. И, главное – для чего?

Но Руго не впал в уныние, а стал выжидать подходящий случай. Заодно предпринял кое-какие меры. В частности, заказал, а потом выкупил у Гермеса настоящий акваланг и подводный фонарь с аккумулятором. Маркитанты ведь много чего могут раздобыть – главное, заплатить как следует. И вот, кажется, час наступил.

– Мне нужно, – продолжил Руго после паузы, – чтобы ты нырнул в одно место. И поискал там кое-что.

– А как насчет моего условия? – спросил Тимур.

– Выполнишь работу – спасу твою Алену. Лично порешаю вопрос с Гермесом. Если понадобится – выкуплю. Обещаю.

– А где гарантии?

Руго приоткрыл рот и позеленел от возмущения. А заодно временно потерял дар речи. Зато его обрел второй шам, до этого молча стоявший у спинки кресла.

– Вождь, давай мы ему кровь пустим – сказал он, кривя узкий рот. – Совсем оборзел. Сцедим кружку-другую – сразу по-другому запоет. А нырять я могу и вормов заставить.

– Не говори глупостей, Люм, – проскрипел Руго. – Рожденный ползать нырять не может. И вообще – не вмешивайся, когда старшие разговаривают… Видишь ли, Тимур, шамы никогда не дают гарантий. Тем более – трехглазые шамы. Мое слово надежней любых гарантий. Шам сказал – шам сделал… Так как, по рукам?

– По рукам – не надо, – сказал Тимур. – Уж лучше на честном слове… А если я откажусь?

– Даже не думай. Все равно заставим. Превратим в куклу, и будешь все делать по нашей указке. Усек, хомо?

– Так и превратили бы, – пробурчал Тимур. Он упрямился не без задней мысли, надеясь на то, что разозленный мутант сгоряча ляпнет лишнего. – Чего дурочку валять? Влезли бы в мозги и командовали.

– Это крайняя мера, – раздраженно пояснил Руго. – Понадобится – влезем. Но вообще-то, Тимур, тебе предстоит сложная операция. И лучше бы ты включил собственные мозги. А то неровен час…

– Я понял, – сказал Тимур. – Где я должен нырять?

– Не просто нырять, а в акваланге.

– Я слышал про такую штуку. Но видел только на картинках. Как им пользоваться?

– У нас есть инструкция. Потренируешься сначала на суше.

– На суше так на суше… Так где все-таки нырять? Надеюсь, не в Водохранилище? А то там, говорят, гигантские осьминоги водятся. И кабан-рыбы.

– Это не Водохранилище, – «успокоил» Руго. – Там вообще мелко. Я так думаю.

– А что я должен найти?

– Обо всем узнаешь на месте. Операцию проведем сегодня ночью. С тобой пойдут сопровождающие. Командир… командовать операцией будет Люм.

Голова Люма тут же уныло повисла вместе с длинным носом.

– Вождь, у меня жестокий насморк, – жалобно произнес «двуглазый». – И застарелый радикулит.

– Ну и что? Я же тебя нырять не заставляю. Просто постоишь у воды.

– У воды очень сыро. Вдруг я демаскирую нас перед противником? – сказал Люм и для убедительности громко чихнул.

– Не чихай у меня над ухом, идиот! – сердито отреагировал Руго и провел ладонью по плешивой голове. Видимо, туда кое-что долетело из носа Люма. – Одни хлюпики вокруг… Ладно, пусть командует Лыс. На него, по крайней мере, можно положиться…

* * *

Якуб нашел старшину Латыпова в оружейной мастерской, где тот обычно проводил все свободное от службы время. Особенно в последние дни – после того как умерла от дифтерии его двухлетняя дочь Маришка. В мастерской, кроме Латыпова, находились двое слесарей. Увидев входящего Стратега в сопровождении квестора Зураба, они поднялись со стульев. Якуб вяло махнул рукой – мол, не надо приветствий. И тут же показал на дверь – оставьте нас одних.

Затем Стратег неслышно приблизился к Латыпову. Старшина стоял в углу за верстаком, вырезая из тонкого листа железа какую-то деталь. Якуб несколько секунд молча наблюдал за работой, словно не желая отвлекать мастера от важного дела. И лишь дождавшись, когда старшина вырезал ножницами требуемую железку, негромко просипел:

– Здравствуй, Сергей.

Латыпов вздрогнул и обернулся. Увидев нежданных посетителей – Якуб практически никогда не заглядывал в мастерскую, вздрогнул. Затем поднял ладонь и заученно произнес:

– Приветствую тебя, Великий Стратег.

Якуб меланхолично кивнул.

– Что на этот раз мастеришь, старшина?

– Да все то же – ручной пулемет. Никак до ума довести не могу.

– Пулемет – это замечательно. Золотые у тебя руки.

– Обычные руки, – сказал Латыпов. – У нас много мастеров… Может, присядешь, Стратег?

– Мы с квестором лучше постоим. А то и так все сидим-сидим… ворон считаем. Верно, Зураб?

Квестор растерянно кашлянул:

– В каком смысле, Стратег?

– В прямом – прокол за проколом, – сухо отозвался Якуб.

Он в первую очередь намекал на полный провал операции по уничтожению Нави и Тимура в логове сектантов. Однако уточнять детали в присутствии Латыпова, разумеется, не стал. Да и чего уточнять, если квестор и так все понимает, да под дурака косит?

А вот намекнуть лишний раз не мешает, чтобы знал – Стратег ни о чем не забывает и в случае чего снимет голову сразу и за все. Намек – он ведь иногда страшнее прямой угрозы, потому что таит недосказанность.

Помолчав, Якуб без перехода спросил:

– Сергей, ты нырять не разучился?

– Вроде бы нет. Почти каждый день тренируюсь в бассейне – когда погода позволяет.

– Молодец. Квалификацию нельзя терять.

Латыпов промолчал, подумав: «Как будто ты не знаешь, сколько я тренируюсь. Ты обо всех все знаешь. Даже о том, кто и сколько раз в сортир сходил».

– Так вот о квалификации, – продолжил Якуб. – У меня есть очень важное и срочное задание. Ты у нас – лучший ныряльщик, другой с таким заданием не справится. Нужно обследовать затопленную станцию метро. Она находится рядом со Стадионом.

– Рядом со Стадионом?.. Это не там, где наш разведчик погиб? Около месяца назад?

– Верно, погиб. – Левая щека Стратега еле заметно дернулась. – Я и говорю – задание очень важное. И опасное, да. Но ты воин, старшина. И знаешь, что приказы не обсуждаются.

– Я не обсуждаю, Стратег, только уточнил. Когда проводим операцию?

– Сегодня ночью. Поэтому выдвигаться надо уже сейчас. Скажем, через час. Успеешь подготовиться?

– Успею.

– Вот и отлично. Я знаю, что тебе положен отдых после последнего рейда. Но это срочное задание. Очень срочное.

Якуб ни капли не кривил душой, говоря о срочности задания. Последние сутки его терзали сомнения. Они возникли почти сразу, как только поступила информация о гибели Тимура в схватке с вормом. В первую секунду Стратег, разумеется, сильно обрадовался. Однако, узнав подробности, засомневался. В истории гибели Тимура обнаружилось одно подозрительное обстоятельство. Да, он вроде бы погиб. Но тело почему-то забрали шамы.

Правилами боев подобное не запрещалось. Но зачем шамам понадобился труп Тимура? В принципе, зачем? Чтобы пустить его на мясо?

Теоретически – почему бы и нет? Жратва всем нужна. И Якуб отнесся бы к такому повороту событий спокойно, если бы речь шла о любом другом человеке. Но не о Тимуре.

Уж слишком много знал сын покойного Стратега Олега. А шамы лучше всех в этом подлунном мире умели извлекать информацию из человеческого мозга. И если Тимур не погиб, а всего лишь потерял сознание, то ситуация становилась очень подозрительной. И опасной!

Потому что возникала простая логическая цепочка. Олег наверняка сообщил сыну перед смертью важные секреты. Какие из них могли заинтересовать шамов в первую очередь? Разумеется, сведения о пропавшем эшелоне с сокровищами Гохрана. Ведь золото необходимо всем и каждому. Тем более в таких огромных объемах, как несколько вагонов.

Правда, прежде требовалось удостовериться в том, что золото в вагонах действительно есть. Первая попытка, предпринятая около месяца назад, успехом не увенчалась. Акваланг за минувшее время раздобыть не удалось. А вода, как назло, поднялась еще выше, полностью затопив платформу и тоннель.

Для шамов, конечно, это тоже проблема. Но на то они и хитроумные упыри, чтобы решать любые проблемы. И не стоило уповать на то, что шамы, узнав о существовании «золотого эшелона», будут ждать у моря погоды.

Вот почему Якуб решил прибегнуть к помощи Сергея Латыпова. Он был лучшим ныряльщиком Капитолия, способным задерживать дыхание более чем на шесть минут. А еще – Якуб не сомневался – Латыпов в лепешку расшибется, чтобы выполнить задание. И его не остановит даже смертельный риск.

– Все понятно, – сказал Латыпов, обтирая руки ветошью. – Я пойду готовиться?

– Сейчас пойдешь, – с многозначительной интонацией просипел Якуб. – Что-то ты вялый сегодня. Часом, не приболел? Или, может, боишься?

Он попытался поймать взгляд старшины, но тот смотрел в сторону. Лишь пробурчал, продолжая обтирать руки:

– Чего мне бояться? Смерть все равно найдет – рано или поздно.

– Это верно, найдет. Но с похоронным настроением на задание не ходят… Ну?

– Что, Стратег?

– Может, вопросы есть ко мне? – Стратег дернул щекой. – Ты говори, Сергей, не стесняйся. Я пойму.

Латыпов тяжело вздохнул. Потом еще раз.

– Да нет, какие вопросы?.. Разве что…

– Ну? – подбодрил Якуб.

– Стратег, ты Глашу обещал выпустить, – быстро произнес Латыпов. – Говорил, что формальности остались. А уже почти неделя прошла.

– А-а, вот ты о чем… Да, я обещал. Но я говорил, что осталось кое-что проверить. Вот тогда я девчонку выпущу, и можешь брать ее в наложницы. Вот так я говорил, старшина.

– Я помню. Но почему… Что-то случилось?

– Конечно, случилось. – Голос Якуба зазвучал вкрадчиво. – Ты ведь, наверное, слышал о том, как группа Бугрова схрон искала? Тот, о котором Глаша рассказала?

– Слышал.

– И чем это закончилось?.. Я напомню. Группа напоролась на шайку нео. И почти вся погибла.

– Хочешь сказать, это из-за Глаши? – помрачнев, спросил Латыпов. – Но не могла же она с мохнатыми сговориться! Она-то тут при чем?

– Может, и ни при чем. Может, просто совпадение. Но слова ее о схроне не подтвердились. Вот и думай теперь, что с этой девкой делать. Считай, из-за нее трое наших бойцов погибло. Трое! А Бугров в плен попал.

Латыпов молчал несколько секунд, опустив голову. Он мог бы возразить, что за тот случай надо было спрашивать непосредственно с Бугрова – сержант тогда командовал группой, значит, и за смерть бойцов несет ответственность. Но какой смысл это ворошить, если Бугор вовсе сгинул, провалив очередное задание? Якуб лишь разозлится, и Глаше этим не поможешь.

Когда старшина заговорил, в голосе пробилась нотка отчаяния:

– И что теперь с Глашей будет? Казните?

Стратег кашлянул и приставил к щеке указательный палец. Вроде как задумался. Хотя на самом деле почти все просчитал заранее.

– Зачем уж сразу казнить? – произнес с недоумением. – Мы же не дикари какие-то… Но… Слушай, а ты готов за нее поручиться?

– Готов, – не раздумывая, выпалил Латыпов. – Я и раньше говорил, что готов взять ее на поруки.

– Раньше – не считается. Сейчас – готов?

– Готов!

– Ну, смотри. Я тебя за язык не тянул… Тогда слушай мое условие. Теперь все от тебя зависит. Обследуешь станцию как следует – получишь свою Глашу. Договорились?

– Договорились, Стратег. Я в этом метро все верх дном переверну.

Якуб хмыкнул.

– Все – не надо. Главное – вагоны обследуй.

– Обследую.

– Вот и отлично. Тогда ступай. Сбор разведгруппы – через пятьдесят минут.

Но старшина продолжал стоять на месте, сжимая в руке ветошь.

– Ну, ты чего? – недовольно спросил Стратег. – Мы ж вроде все обговорили.

– Да я… Я это… Можно мне с ней повидаться?

– С кем? С Глашей? – Якуб округлил глаза. – Ну, ты даешь. Времени и так в обрез.

– Это быстро. Я только ей скажу… Пообещаю, в общем. Ну и – гляну.

По тонким губам Стратега скользнула усмешка.

– Хочешь проверить, жива ли она еще?

– Да нет, я тебе верю. Но…

– Ладно, не оправдывайся. Я понимаю… Черт с вами! Разрешаю свидание. Но не больше чем на три минуты. Слышишь, квестор? – Якуб покосился на Зураба и еле заметно подмигнул. – Проводишь его в тюрьму и проконтролируешь. И заодно проинструктируешь по дороге по деталям операции. Теперь ступайте, время не ждет.

– Спасибо, Стратег, – сказал Латыпов, бросая ветошь на верстак. – Я все сделаю как надо.

– Иди-иди. Благодарить меня не за что – сам не оплошай.

Старшина и квестор уже вышли из мастерской, а Стратег все стоял около верстака, разглядывая части пулемета. И думал.

«Жаль, что Сергей не успел доделать. Ручной пулемет – вещь ценная, очень бы пригодился. Ну, доделает кто-нибудь другой… А все-таки странно – чем приворожила его эта лесовичка? Ну, молодая, ну, предположим, смазливая, титьки и задница на месте. Но дикарка же, в лесу выросла… Нет, дурак все-таки Сергей – ради обычной бабы всем рисковать. Хотя и мастер на все руки…»


Глашу содержали в карцере – маленьком помещении размерами три на полтора метра. Когда охранник открыл узкую дверь, девушка сидела на полу, поджав под себя босые ноги. Из одежды – лишь длиннополая рубаха, сшитая из толстой дерюги. Голова опущена, темные волосы почти полностью закрывают лицо.

– Отдай лампу старшине и подожди нас вон там, – распорядился квестор. И кивнул Латыпову: – Давай общайся. Время пошло.

Сергей забрал у охранника «керосинку» и, перешагнув через порог, остановился. Он хотел окликнуть девушку по имени, но не успел. Она сама подняла голову, легким движением руки откинула с лица спутанные волосы и… И Латыпов увидел, как изумрудными искорками блеснули ее глаза.

Казалось, они проникли в самое сознание, парализовав волю и напрочь лишив Сергея способности рассуждать. Все, что он смог из себя выдавить одеревеневшим языком, это короткую и не самую содержательную фразу:

– Здравствуй, Глаша. Это я…

– Кто ты? – Голос у «лесовички» был низкий, с легкой хрипотцой.

– Ты меня не помнишь? Я – Сергей. Мы спасли тебя – тогда, с вормами.

– Я помню об этом. Зачем ты пришел?

– Я пришел тебе сказать… В общем, тебя скоро выпустят. Я приду за тобой, когда вернусь.

– Меня отпустят на свободу?

Латыпов замялся.

– Не совсем так. Но тебя выпустят из тюрьмы. Это… почти свобода. В общем…

Глаза девушки уже не мерцали, а тускло переливались, словно их затянула болотная ряска.

– Это все? – спросила она.

– Не знаю. Наверное, все…

Поинтересуйся кто у Латыпова сейчас, что с ним происходит, он не смог бы толком объяснить. Но он точно знал, что обязательно вернется сюда. Потому что в этой девушке сейчас заключался весь смысл его жизни. Жизни, в которой не осталось ни жены, ни матери, ни брата, ни дочери. Ни смысла…

– Я поняла, – сказал Глаша. – Иди, Сергей. Я буду тебя ждать. – И повторила почти по слогам. – Я – буду – тебя – ждать.

– Закончили? – спросил квестор, стоявший за спиной Латыпова и внимательно слушавший разговор.

Старшина не ответил. Молча поставил лампу на пол и, отпихнув Зураба, как лунатик побрел по коридору. Впрочем, уже через несколько шагов он очнулся от кратковременного забытья – едва только, подняв голову, взглянул на пламя факела.


Глава одиннадцатая
Взгляд чудовища

Дорога казалась относительно простой, но заняла несколько часов. И это несмотря на то, что от логова шамов до Стадиона по прямой было немногим более километра. Но так то по прямой. А где вы ее в тушинских джунглях найдете?

К тому же ночь выдалась ясной и лунной – дело шло к полнолунию. А такие ночи раздолье для рукокрылов. Стоит лишь зазеваться – вмиг налетят и раздербанят, будь ты хоть шам-псионик, хоть удильщик лысый. Поэтому продвигались закоулками, прижимаясь к стенам сохранившихся зданий и развалин. Там, где спрятаться в тени было негде, искали густые заросли и шли вдоль их, первоначально проверяя – нормальные ли это растения, а не злобные кровососы?

Около Волоколамского шоссе и вовсе надолго застряли. Чтобы попасть на ту сторону шоссе, требовалось преодолеть порядка сорока метров по открытому пространству. Вроде бы и не велика дистанция, да вот только с ходу ее проскочить не удалось.

Сначала ждали, пока мимо протопает на своих лапах-хожнях великан био. А он, как назло, не торопился, полз еле-еле, поглядывая вокруг глазами-тепловизорами. И примерно в это же время над шоссе начала барражировать стая рукокрылов – не иначе как теплокровных существ учуяли.

Их, «теплокровных», в группе находилось трое – Тимур и два ворма-амбала. Плюс два шама, по поводу теплокровности которых Тимур сомневался. Но кто их знает? Какая-то жидкость по венам все равно течет. И мясо какое-никакое на тощих тельцах болтается. Значит, будет чем крылатым проглотам поживиться.

Однако поживиться собой шамы, как и следовало предполагать, рукокрылам не позволили. Тимур не сразу понял, что случилось, но явно не обошлось без вмешательства двуглазого Лыса. Скорее всего, тот решил, что группа может проторчать здесь до утра, и предпринял хитрый обходной маневр.

Сначала Тим заметил, как куда-то направился один из вормов – сам по себе вдруг снялся с места и пошагал, словно ему приспичило посидеть в кустиках. Впрочем, в кустиках он сидеть не стал, а какое-то время осторожно двигался вдоль шоссе, скрываясь в тени многоэтажки.

Собственно, Тимур даже потерял мута из вида. Но затем, удалившись от основной группы метров на сто, «трупоед» вдруг выскочил на дорогу под свет луны и размеренно потрусил дальше прямо посредине. Через несколько секунд его вполне ожидаемо заметили рукокрылы и бросились в погоню.

– Бежим! – тоненьким голоском скомандовал Лыс. И вся их группа рванула через дорогу.

Тимур, разумеется, рванул вместе со всеми, потому что в тот момент ни о чем не думал, просто выполнил команду. И лишь очутившись под укрытием высоких деревьев на другой стороне шоссе, он до конца раскусил план Лыса. План, надо сказать, примитивный, жестокий и при этом – эффективный.

– Ты что, скормил ворма этим тварям? – спросил Тимур.

– Не скормил, а пожертвовал, – пискнул «двуглазый». – Это тактическая жертва – жертвуем пешку, выигрываем качество. В шахматы умеешь играть, хомо?

– Не помню, – буркнул Тимур. – Но он же был в нашем отряде. Не по-людски это как-то.

– Нашел о чем жалеть. Вормы – расходный материал, как и все муты. Разве не так, хомо? Только не говори, что вы, хомо, жалеете мутов.

«Не скажу, упырь, – подумал Тимур. – Тебя-то уж точно при случае не пожалею».

– Учти, хомо, что ты у нас на крючке, – сказал Лыс. – Мечтать, конечно, не вредно, но тебе со мной не справиться.

– Читаешь мои мысли?

– Скорее, контролирую. Имей в виду: вздумаешь нас обмануть – погубишь свою самку. Как ее там – Алена, кажется?

– А при чем тут Алена? – возмутился Тимур. – Она сейчас у маркитантов. Ваш Руго обещал, что поможет ее освободить.

– Поможет, если ты выполнишь свою работу. А если не выполнишь – мы сами выкупим самку. Догадываешься, что мы с ней сделаем? Ты когда-нибудь видел, как пьют кровь, сцеживая ее из вены живого хомо?

– Еще раз ляпнешь подобное, – сказал Тимур, сжимая кулак, – дам в лоб, и окочуришься на месте. Никакая телепатия не поможет.

– Я всего лишь хотел предостеречь тебя от глупости, – пропищал Лыс, предусмотрительно отступая на пару шагов в сторону. – Ничего личного – интересы дела превыше всего… Пошли, мы уже у цели. Надо спешить, чтобы успеть до рассвета. Пройдем через заросли и будем на месте.

– Это на станции метро, что ли?

– Это секретная информация, – недовольно отозвался шам. – Следуй за мной и сам все увидишь.

– Секретная так секретная, – сказал Тимур. – Если заблудитесь – спро́сите у меня дорогу.

Тимур понял, куда они направляются, едва разглядел при свете луны массивные очертания Стадиона. Теперь, когда к нему вернулась память, он сам мог сопоставлять информацию. Отец рассказал ему об эшелоне с ценностями Гохрана, который находился в затопленном тоннеле станции метро «Спартак». Так что загадка не относилась к категории особенно сложных – достаточно было определить направление движения.

«Значит, шамы хотят проверить, что находится в эшелоне, – подумал Тимур. – Решили первыми добраться до сокровищ. Ну что же, придется им помочь. Сбежать все равно не удастся. Заодно и сам выясню, что там. Отец ведь сказал, что точное наличие золота в эшелоне так и не было установлено».

Во время последнего разговора Стратег Олег рассказал сыну о сокровищах Гохрана немного – времени не было на подробности. Но самое основное Тимур узнал. По словам отца, информация об эшелоне хранилась в архивах Капитолия около двухсот лет – о ней попросту забыли из-за наступления «ядерной зимы» и прочих проблем. И наткнулись на документ с грифом «Совершенно секретно» совсем недавно при изучении архивных материалов.

По приказу Стратега к бывшей станции «Спартак» была отправлена группа разведчиков во главе с капитаном Ильей Латыповым. Те изучили обстановку и выяснили, что вход находится в полосе отчуждения Стадиона под визуальным контролем маркитантов. Ночью капитолийцы пробрались в вестибюль и обнаружили, что станция (тоннель и платформа) почти до потолка затоплена водой.

Один из разведчиков залез в воду, нырнул и увидел, что у платформы виднеется хвост проржавевшего состава из грузовых вагонов – остальная часть состава уходила в тоннель. Осмотреть вагон боец не смог – не хватило воздуха. Латыпов приказал ему предпринять еще одну попытку, но она закончилась трагически. Уйдя под воду, разведчик больше не вынырнул.

Когда капитан доложил о результатах операции членам Когорты, те пришли к выводу – ценности Гохрана вполне могут оставаться в затопленном эшелоне. Но необходимо провести тщательную разведку силами лучших ныряльщиков, способных плавать под водой несколько минут. А еще лучше – раздобыть акваланг, если получится.

Все эти события произошли буквально за сутки до разговора Стратега и Тимура. Олег сказал сыну, что именно обнаружение эшелона заставило его прибегнуть к срочным мерам. Ведь если сокровища до сих пор в эшелоне, то Когорта обязательно доберется до них. И тогда в ее руках окажутся огромные ресурсы для наращивания военной мощи. Вот почему Стратег срочно отправил в Кремль капитана Латыпова для проведения тайных переговоров.

Примерно так Олег обрисовал ситуацию сыну в последнем разговоре. И в тот же вечер был убит по приказу Якуба. А дальше случилось то, что случилось.

Так что у Тимура имелись свои причины поработать на шамов. И он даже обрадовался, когда понял, что они направляются к Стадиону, точнее, к станции «Спартак». Потому что теперь и сам хотел найти сокровища Гохрана или хотя бы их следы. Пусть эти упыри не думают, что они одни такие умные и все заграбастают…

– Ты слишком догадлив, хомо, – прошипел Лыс, видимо, снова подслушавший мысли Тимура. – Но это тебе не поможет. Народная мудрость гласит – излишнее любопытство укорачивает жизнь.

– Да и фиг с ним, – сказал Тимур. – Зато мы, люди, весело живем. А вы небо коптите. С вашими рожами только уксус пить.

– Хватит хамить, урод. – Шам искренне обиделся. – Заткнись и иди молча.

– А думать-то хоть можно?

– У тебя есть чем думать? – Лыс ехидно хихикнул. – Думай на здоровье. У вас, хомо, вместо головы череп с глупыми мозгами. Они вкусные, но бестолковые.

«Ладно, умник, – подумал Тимур. – Зато мой череп не похож на сморщенную задницу осма, как у тебя».

И тут же схлопотал болевой разряд в темечко, от чего резко потемнело в глазах. Дальше Тимур шел молча и старался вовсе ни о чем не думать, чтобы не получить от злобного мутанта очередную «оплеуху». Попытка прощупать возможности двуглазого оказалась успешной, но лишь в одном смысле – Тимур удостоверился, что против Лыса он беззащитен. По крайней мере – на короткой дистанции.

А на какой дистанции ментальные волны двуглазых шамов начинают рассеиваться, Тимур не помнил. Не помнил – и все. То ли память еще не восстановилась, то ли плохо в свое время выучил раздел об устройстве шамов в пособии «Физиология мутантов».

Оставалось лишь пожалеть о том, что сейчас у него нет спецшлема тактической защиты. Они выдавались разведчикам капитолийцев и, говорят, иногда помогали – особенно против одноглазых упырей. Но где же сейчас такой шлем раздобудешь?

Впрочем, все эти отрывочные мысли о «физиологии шамов» и «спецшлемах» у Тимура роились где-то в подсознании и, возможно, даже не попадали в поле внутреннего зрения Лыса. Во-первых, потому, что забивались основными мыслями Тимура, занятыми дорогой сквозь заросли, – ведь смертельная опасность могла таиться буквально за каждым кустом. Во-вторых, самому шаму было в эти минуты не до того, чтобы копаться в сознании хомо.

Лыс возглавлял группу и активно сканировал пространство перед собой. Это легенда, что шамы хорошо видят в темноте, потому и ведут в основном ночной образ жизни. Видят они вообще плохо, даже днем, а окружающую обстановку фиксируют с помощью внутреннего зрения, а также развитого обоняния и слуха. И сейчас все рецепторы Лыса были сосредоточены именно на внешней среде.

Что касается Тимура и оставшегося в живых ворма, то их поведение контролировал младший шам Гук, который двигался последним в цепочке и отвечал за тылы. Отвечал, надо заметить, успешно, потому что зафиксировал и отогнал ментальными зарядами парочку бродячих крысособак. А еще уловил подозрительные шумы, напоминающие мыслеобразы, о чем и доложил по телепатической связи Лысу.

«Чьи это мыслеобразы?» – уточнил двуглазый командир.

«Похоже, что хомо», – сообщил Гук.

«Так “похоже” или все-таки хомо?»

«Сигналы очень слабые, – неуверенно отозвался младший шам. – Трудно разобрать».

«Возможно, это мысли Тимура?» – предположил Лыс.

«Нет, не его, – твердо завил Гук. – Он передо мной. А сигналы шли сзади».

«Оттуда, где ты зафиксировал крысособак?»

«Да».

«Тогда все понятно, – с облегчением констатировал командир. – Рассеянные сигналы крысособак бывают похожи на мыслеобразы хомо. Наверное, где-то поблизости бродит стая. Следи за периметром, мы уже у цели».

Все эти «переговоры» по естественным причинам прошли мимо ушей Тимура. Он вообще за все время, пока группа пробиралась сквозь лес, не заметил чего-либо особенно подозрительного. Разве что показалось несколько раз, что неподалеку мелькали мерцающие огоньки, похожие на глаза. Тимур всякий раз напрягался, сжимая в руке обнаженное мачете – им снабдили шамы, но огоньки быстро исчезали.

Они могли принадлежать кому угодно – и крысособакам, и даже какому-нибудь отмороженному сиаму, но могли оказаться и обычными светляками-пересмешниками. Тоже, конечно, противная тварь – если укусит и пролезет под кожу, то иначе, как ножом, не выковырнешь – но не смертельная. Главное, вовремя светляка обнаружить и удалить, пока не залез слишком глубоко.

Так или иначе, все обошлось без неприятностей. А то, что Тимур малость понервничал, так оно и понятно – он впервые передвигался глубокой ночью по территории Зоны Москвы и чувствовал неизбежный в его ситуации дискомфорт. Да еще и компания не вызывала особого доверия.

То ли дело покойный Сррыг-Иван – с ним хотя бы поболтать можно было спокойно и даже пошутить. А тут одни упыри… Впрочем, сейчас Тимур мог полагаться лишь на их поддержку.

«Хомо, внимание! – услышал Тимур повелительный оклик, прозвучавший, кажется, изнутри черепной коробки. – Мы у цели. Подойди ко мне».

Они и на самом деле вышли на опушку леса. Тимур пригляделся и заметил в прогалине между двумя ветвистыми кустами худенькую фигуру Лыса – тот стоял, похожий в лунном свете на засохшее деревце, и слегка помахивал лапкой. Тимур приблизился и остановился на расстоянии вытянутой руки. Рядом, тяжело дыша, встал ворм. Где находится Гук, Тимур не видел, но, судя по всему, шам притаился где-то рядом.

– Вход на станцию вон там, – негромко объяснил Лыс. – Вон та сараюшка, под ней вестибюль. Там вниз идут ступеньки.

– Совсем рядом, – сказал Тимур. – Добежим?

– Нет. Мы поползем по-пластунски, чтобы нас не засекли караульные на стенах.

Тимур шагнул вперед, пытаясь рассмотреть укрепления Стадиона, но шам ухватил его лапкой за локоть и пропищал:

– Стой здесь, хомо, дальше нельзя. У маркитантов прожекторы. Попадешь под луч – засекут.

– Какое здесь расстояние до Стадиона? – спросил Тимур.

– До главной стены – около двухсот метров. До первой линии укреплений – примерно сто пятьдесят.

Тимур посмотрел на Стадион. Раньше он видел его только при дневном свете и отметил, что ночью крепость производила еще более внушительное впечатление. Правда, часть укреплений скрывала темнота. Но факела, горевшие по всему периметру на первой и второй линиях, создавали иллюзию огромного корабля, охваченного языками пламени и плывущего по огненным волнам.

А еще на стенах были расставлены прожекторы. Они рассекали пространство перед собой длинными желтыми лучами, рыская по полосе отчуждения с определенной временной последовательностью. Если бы на крепость ночью вдруг собралась напасть армия каких-нибудь мутантов, вроде нео, она бы попала под лучи прожекторов еще на дальних подступах. А вот маленькая группка могла двигаться вдоль зарослей относительно спокойно, если правильно рассчитать интервал между перемещением лучей по пространству освещаемого сектора.

Но это – при условии темной ночи. Сегодня же она выдалась на редкость лунной и звездной. И хотя до развалин павильона от кромки зарослей оставалось не более тридцати шагов, преодолеть их незамеченными было проблематично. Теперь Тимур окончательно понял, почему шамы наметили операцию на ночь. В светлое время суток посторонних на полосе отчуждения обязательно засекли бы караульные.

А еще Тимур понял, почему обследование затопленной станции вызвало такое затруднение у капитолийцев. Пробраться туда в темноте для бывалых разведчиков не бог весть какая проблема. Но вот нырять в полной темноте в затопленное метро – это вам не прогулка под луной. И даже не прогулка в безлунную ночь.

Тимур вспомнил рассказ отца о том, как при выполнения задания погиб разведчик из группы капитана Латыпова, и непроизвольно вздрогнул. Точнее говоря, тот не погиб, а не вынырнул, оставшись под водой. Но вряд ли данное уточнение давало дополнительный повод для оптимизма.

– Что, хомо, трусишь? – неожиданно пропищал под ухом Лыс. – А я думал, что ты у нас храбрец.

– Я же тебя просил, чувырла, не залазить мне в голову, – резко ответил Тимур. – Сам небось давно в штаны наложил.

Он никогда, даже перед самим собой, не признался бы в трусости. Но поганец Лыс, что ни говори, поймал его в момент слабости. Раньше Тимур как-то не задумывался над тем, что нырять к затопленной платформе будет не просто сложно и опасно, но еще и страшно.

Одно дело – очевидный враг, пусть даже и самый грозный. А под водой может кто угодно скрываться – даже, наверное, удильщик. Хотя насчет удильщика, он, кажется, загнул…

– Если сильно боишься, – уже без иронии предложил двуглазый, – я могу тебя загипнотизировать. Правда, под гипнозом у хомо снижается скорость реакций.

– Не надо меня гипнотизировать, – сказал Тимур. – Я уж как-нибудь сам, без сопливых обойдусь.

– Тогда поползли, хомо. Действуем по сигналу, как только луч прожектора минует наш сектор… Шлем, кстати, с башки сними – он будет отсвечивать. На обратной дороге заберешь…

* * *

– Слышь, Толян, ты ничего не видел? – спросил охранник, стоявший вместе с напарником на наблюдательной вышке.

– Чего я должен видеть? – с ленцой отозвался напарник.

– Да мне показалось… Вон там, у сарая, вроде чья-то тень мелькнула.

– У сарая? – Толян зевнул. – Это, где вход в затопленное метро?

– Ну да.

– Ну мелькнула и мелькнула. И черт с ней. Крысособака, наверное.

– Да нет. Громоздкая тень. На человечью похоже. Или на нео.

– Не смеши меня, Клим. Какой нормальный человек в эту дыру ночью полезет? Да даже и нео? Кому надо на свою задницу приключения искать?

– Ну, не знаю, – неуверенно протянул Клим. – А вдруг диверсанты? Слышал о последнем приказе Гермеса? Война с капитолийцами на носу, надо усилить бдительность и прочее.

– Слышал. – Толян снова зевнул. – И что ты предлагаешь? Доложить о твоих тенях начкару? Да он тебя просто пошлет к удильщику. Не майся, померещилось тебе.

– Может, и померещилось. Теперь кажется, что их даже две было. – Клим поежился и поднял воротник бушлата. – Лето уже, а ночи все равно холодные. Раньше, говорят, в июне можно было в одной майке ходить.

– Ха! Это когда раньше? До ядерной зимы, что ли? Ты бы еще о царе Горохе вспомнил. Давай лучше свернем по цигарке, погреем нутро…

* * *

В вестибюле царила полная темнота. Пока спускались по ступенькам, Тимур дважды чуть не упал, поскальзываясь на каком-то дерьме. Вполне возможно, что это было натуральное дерьмо мутов, но Тимур не забивал такими пустяками голову. Он сейчас в ботинках, а дерьмо как-нибудь ототрется при ходьбе. Главное, чтобы не налетели сами муты – вот тогда станет по-настоящему весело.

Но муты не налетели. Зато внизу и вправду стало веселее, потому что Гук откуда-то вытащил и зажег факел. Дальше они продвигались уже в полутьме по большому помещению – настолько большому, что стены полностью тонули во мраке.

Впрочем, вскоре помещение сузилось. Здесь группа остановилась, и шамы достали из наплечного мешка, который нес ворм, керосиновые фонари и складные треноги – целых четыре штуки. Когда шамы расставили их прямоугольником, прицепив фонари, то стало вполне светло – особенно внутри прямоугольника.

– А вы, ребята, хорошо подготовились, – сказал Тимур. – На рынке, что ли, заранее купили?

– Где купили, там больше нет, – пропищал Лыс. – Мы, шамы, все продумываем заранее, в отличие от бестолковых хомо.

– Хочешь сказать, умник, что нырять я тоже буду с «керосинкой»?

– Вовсе нет, дебил. У тебя в рюкзаке есть настоящий подводный фонарь – с аккумулятором. Кстати, пора переодеваться, хомо, – времени немного.

Тимур снял со спины свой здоровенный рюкзак и начал доставать уложенные внутри вещи. Там действительно лежал налобный фонарь со специальным креплением для головы. Но главное содержимое мешка составляли гидрокостюм и все необходимые приспособления для плавания под водой, начиная с коротких ласт-башмаков и заканчивая, собственно, аквалангом с одним газовым баллоном.

Вытащив все это добро, Тимур разделся догола и стал натягивать прорезиненный костюм. Одеваться ему помогал младший шам Гук, а двуглазый Лыс в это время проводил инструктаж.

– Как ты заметил, хомо, платформа затоплена до потолка, – объяснял шам. – Ты спустишься по ступенькам и поплывешь под водой. Твоя первоначальная задача обнаружить состав. Потом ты проникнешь в вагон и посмотришь, что внутри. Учти – твой мачете не только острый, но и очень прочный. Можешь им пользоваться, как колуном.

– А что я, собственно, должен искать в вагоне? – спросил Тимур.

– Ну, точно я не знаю. Скорее всего, какие-то ящики. Возможно – пластиковые мешки. Если найдешь что-то похожее – забирай и тащи наверх. Ворм будет ждать тебя у кромки воды. Мы бы послали его с тобой, но «трупоеды» совершенно не умеют плавать.

– Может, оно и к лучшему.

– Почему?

– Знаешь, Лыс, как-то мне не хочется плавать под водой рядом с «трупоедом».

– У тебя сохранилось чувство юмора, – без выражения произнес средний шам. – Это хорошо, оно еще может тебе понадобиться. Так вот. Тебе прицепят к поясу линь, и ворм будет его потихоньку травить. Длина линя сто метров. Этого с запасом хватит, чтобы добраться даже до дальнего конца платформы.

– Может, обойдемся без веревки? – спросил Тимур. – Еще зацепится где-нибудь.

– Не зацепится, если ты сам не запутаешься вокруг колонн. Но ты старайся плыть по прямой. Сначала найди состав, понял? Затем, если что, линь можно отцепить.

– Понял. Но по мне – только лишняя морока с этим линем. Боитесь, что я от вас удеру?

– Не боимся. Но в крайнем случае мы сможем вытащить твое тело, – сухо пояснил шам.

– Ах, вон оно как? Для отчета, значит?

– В том числе и для отчета. Кстати, имей в виду, что мы сможем с тобой общаться ментально. Если возникнут проблемы – просто подумай об этом. Я пойму.

– А мне от этого какая польза?

– Кто знает? Возможно, я дам тебе какой-нибудь совет.

– Спасибо на добром слове, – сказал Тимур. – Обязательно обращусь к тебе за советом.

– Лучше бы ты справился сам, – с неожиданной мягкостью в голосе заметил Лыс. – Мой совет – это уже крайняя мера… Гук, подай хомо пояс с ножнами. И покажи, как включать фонарь.

Через минуту Тимур находился в полном облачении. Подпрыгнув несколько раз на месте, он присел, вытянув руки перед собой, потом поводил ими по сторонам. Костюм был тесноват, но, в целом, почти не сковывал движений.

– Мы определяли размер на глаз, – сказал Лыс. – Извини, если слегка ошиблись. Ты готов?

– Готов, – ответил Тимур.

– Тогда ступай к удильщику.

– К какому еще удильщику? – Тимур насторожился.

– Это в переносном смысле. Примета такая – на удачу. Проводите его до воды.

Тимур в сопровождении Гука и ворма дошел до широкой лестницы, ведущей из вестибюля к платформе, и начал боком, чтобы не мешали ласты, спускаться по ступенькам. Когда до кромки воды оставалось несколько ступенек, его тормознул Гук.

– Стой, я дальше не пойду, – пискнул шам. Он привстал на цыпочки и, дотянувшись рукой до лба Тимура, включил фонарь. – Все, теперь можешь нырять. Учти, мы контролируем ситуацию.

«Да идите вы сами к удильщику, контролеры, – подумал Тим. – Дай бог, справлюсь без вас».

* * *

Четыре темные фигуры остановились у кромки зарослей – так, чтобы не выходить на освещенную лунным светом пустошь.

– Ну вот он, этот самый вестибюль, – тихо произнес лейтенант Рыков. – Точнее, вход – сам вестибюль под землей.

– Бывал там? – спросил Латыпов.

– Внутри – нет, – сказал лейтенант. – А вот здесь, на опушке, три дня назад стоял. Мы тогда по следам сбежавшего маркитанта шли, думали, что это Тимур. Но оказалось, что обычный боец. Совсем малехо мы его не догнали – на наших глазах в ворота зашел.

– Это в тот день, когда у развилки наш отряд погиб? – спросил Латыпов. – Вместе с Избранным Борисом?

– Да, старшина, в тот самый день.

– А что это здесь блестит? – Арбалетчик Митяй шагнул в сторону – к разлапистому кусту – нагнулся и поднял с земли конический шлем. – Ого! Шлем кто-то посеял.

– Чей шлем? – спросил лейтенант.

– Точно, что не наш. Примитив какой-то.

– Странно. Трупа рядом нет, а шлем валяется. Ржавый?

– Да нет, – сказал арбалетчик. – Блестит, как новенький. Явно недавно кованый… Постой, ты думаешь, это из тех, кого мы на Волоколамке засекли?

– Да не то чтобы думаю, – сказал Рыков. – Однако вполне вероятно… А ты, старшина, чего думаешь?

– …Не знаю, – ответил Сергей после небольшой паузы. – Я их точно не срисовал… Непонятно, зачем здесь шлем оставлять. Не потерял же он его?

Час назад группа Рыкова находилась около Волоколамского шоссе. Прежде чем пересечь его, осматривали противоположную сторону, где стеной рос многовековой лес. И как раз в этот момент метрах в двухстах правее через шоссе перебежало несколько человек. Или несколько человекообразных мутов – толком на таком расстоянии не разглядишь.

– Я тоже толком не видел, – сказал Митяй. – Поначалу вообще в другую сторону смотрел. Хотя…

– Что? – спросил Латыпов.

– Кажется, какой-то длинный бугай в шлеме там был. Кажется…

Рыков молчал. Он знал больше, чем члены группы, поэтому имел свои предположения. Он тоже почти не рассмотрел людей или мутов, пересекших шоссе. Но Якуб предупредил его, что в процесс поиска сокровищ Гохрана могут вмешаться шамы – в том, конечно, случае, если они что-то выудили из сознания Тимура. Поэтому не случайно все разведчики надели сегодня спецшлемы, предохраняющие от ментальных атак. Ведь береженого Юпитер бережет.

– Вот что, мужики, – сказал лейтенант. – Не верю я в подобные совпадения, но… Не исключено, что нас могли опередить.

– Кто? – переспросил Латыпов.

– Если бы знать наверняка. Надо тут пошукать осторожно, может, следы какие найдем… И вот еще. Что бы ни случилось, огонь открывать лишь в случае крайней необходимости. Ночью слышимость хорошая – можем привлечь внимание маркитантов…

* * *

Тимур, спускаясь по ступенькам, погрузился по грудь и лишь потом, оттолкнувшись ногами, плавно ушел под воду. Он сразу решил, что поплывет вдоль стены, чтобы не заплутать в мутной и грязной воде. Тимур помнил из рассказа отца, что хвост эшелона стоял около платформы в начале тоннеля – значит, нужно плыть вдоль стены к ближнему концу платформы. И логика здесь простая – ныряльщик не добрался бы до тоннеля, если бы состав находился в дальнем конце.

Правда, оставался один нюанс. Отец вроде бы говорил, что в тот момент вода не доставала до потолка. Следовательно, разведчик предположительно мог доплыть по поверхности до дальнего конца платформы и уже там обнаружить состав. Но это были предположения. А начинать поиск, так или иначе, следовало с ближнего конца.

Как и опасался Тимур, он различал происходящее под водой максимум на три метра – дальше все сливалось в темную муть. Чтобы лучше ориентироваться, он нырнул глубже и поплыл, видя пол. Справа темнела стена, покрытая мелкими ракушками. Потом она закончилась, образуя угол, и Тимур повернул направо, следуя заранее намеченному плану.

План оказался верным. Преодолев всего несколько метров, Тимур увидел, что стена делает очередной поворот направо. Он уже хотел поплыть в эту сторону и вдруг разглядел прямо перед собой контуры длинной, уходящей в темноту конструкции. Вагон?

Да, это был вагон. Правда, внешне он больше напоминал очень большой контейнер, покрытый темными наростами разной формы. Кое-где стенка вагона вспучивалась. В этих местах, скорее всего, образовались щели, но их затягивала какая-то серебристая хрень, похожая на фосфорицирующий мох.

С начала погружения Тимур держал в правой руке мачете. Сейчас он осторожно ткнул его острием в стенку, но результат превзошел ожидания. Клинок легко вошел вовнутрь, словно корпус вагона изготовили из тонкого картона.

Тогда Тимур попробовал прорубить нечто вроде широких дверей. Он думал, что эту часть стенки придется затем отгибать, но на деле оказалось еще проще – внешне массивный корпус элементарно рассыпался, едва Тимур выполнил продольный разрез. В результате образовалась здоровенная дыра с рваными краями.

Когда мутная взвесь опала и рассеялась, Тимур увидел в свете фонаря, что вагон на полутораметровую высоту заставлен аккуратными продолговатыми ящиками. Внешне они походили на плоские чемоданы и даже имели ручки. Тимур это рассмотрел, потому что на ящиках, в отличие от стенки вагона, не было толстых поверхностных наслоений вроде ржавчины. Возможно, это как-то зависело от типа материала, из которого изготовили ящики.

Но Тимура в данный момент интересовали не материал и форма тары, а то, как быстрей доставить груз на поверхность. Он занырнул в дыру и, держась одной рукой за верхний ящик, опустился на ноги. После чего попытался поднять ящик, но тот не желал отрываться от нижнего «чемодана», словно был к нему приклеен. Впрочем, что-то подобное следует ожидать, когда один предмет лежит на другом в течение двухсот лет в условиях повышенной влажности и кислотности.

Тогда Тимур просунул между слипшимися ящиками кончик клинка и стал осторожно пропихивать его внутрь. Через некоторое время затея увенчалась успехом – верхний «чемодан» сначала зашатался, а затем и подался вверх. Тимур убрал мачете в ножны и, взявшись за ящик обеими руками, приподнял его.

«Чемодан», несмотря на его плоскую форму, оказался очень тяжелым – настолько, что Тимур не смог плыть – так и пошел по полу, отталкиваясь ногами и подпрыгивая, как лягушка. Слава Юпитеру, он хорошо запомнил маршрут, который к тому же был коротким – по прикидкам Тимура не более пятидесяти метров, а то и короче. Он уже добрался до начала лестницы, когда ощутил очень неприятное в его ситуации чувство – будто кто-то смотрит ему в затылок. Но не успел обернуться, потому что «услышал» внутри головы резкий и требовательный голос Лыса:

«Тимур, возвращайся быстрей!»

«Что случилось?» – машинально подумал Тимур.

«Я уловил постороннюю активность. Быстрее!»

Тимур попытался прибавить ходу, но сумел преодолеть лишь две или три ступеньки. А в следующее мгновение его буквально парализовало чувство чудовищного страха. Не контролируя себя, Тимур, как восковая кукла, обернулся и застыл от ужаса.

На него сквозь толщу воды быстро надвигалась приоткрытая пасть с мерцающими во тьме глазами. Именно так – приоткрытая пасть, а над ней светящиеся огоньки глаз. Еще через миг Тимур понял, что слева и справа находятся такие же пасти, и сознание пронзила паническая мысль: «Аспид!!!»

Тимур не мог двигаться, потому что был парализован в полном смысле слова. Казалось, еще секунда, и пасти многоголового монстра разорвут его в клочья. Но тут произошло удивительное. Головы аспида вдруг замерли в каком-то полуметре от Тимура, так и не впившись в него. Затем неведомая сила рванула Тимура назад и поволокла вверх и прочь – подальше от зубов подводного чудовища.

Тимур не сразу осознал, что случилось, а когда сообразил, что ворм тащит его за веревку, то уже пробкой вылетал из воды. И тут же, потеряв опору в виде водяной «подушки», грохнулся спиной на ступеньки. Хорошо еще, что в последний момент Тимур инстинктивно выпустил из рук тяжеленный «чемодан», а то бы тот запросто мог размозжить ему голову.

Ящик шлепнулся рядом, подняв кучу брызг. Но Тимур даже не подумал его доставать. На карачках преодолев пять-шесть ступенек, он был готов драпать и дальше, однако его остановил визгливый крик Лыса:

– Достать ящик! Немедленно!

Тимур не знал, кому предназначался крик, но подействовал тот отрезвляюще. Он поднялся, развернулся к воде и выхватил из ножен мачете. Внезапный паралич исчез, будто его и не было, но тело била противная мелкая дрожь. Именно поэтому Тимур не рискнул спуститься к воде за ящиком – вне зависимости от того, кому конкретно адресовалась команда двуглазого шама.

А вот «трупоед» команду выполнил. Он нагнулся к воде, поднял ящик и зашагал по ступенькам. Однако успел сделать не больше двух шагов, потому что из воды блестящими черными молниями вылетело сразу несколько голов аспида с раззявленными пастями. Две из них впились в ноги ворма, а третья, на двухметровой шее, попыталась дотянуться до Тимура.

Но водяной змей просчитался, если надеялся застать жертву врасплох. Тимур уже овладел собой, и самое главное, к нему вернулась его мгновенная реакция. Он не стал уклоняться от выпада аспида, а встретил его разящим боковым ударом. Р-раз! И башка монстра со стуком покатилась по ступенькам, так и не успев захлопнуть пасть. Уж что-что, а отрубать башки самым разным тварям Тимур научился виртуозно.

Зато две оставшиеся башки с лихвой отыгрались на «трупоеде», не предоставив ему ни единого шанса. Застигнутый врасплох коварной атакой сзади, ворм уронил ящик на лестницу и запрокинулся на спину. Остальное было делом техники.

«Трупоед», конечно, трепыхался. Но чего он мог сделать в таком беспомощном положении, да еще голыми руками? Через мгновение аспид затащил беднягу под воду, и она тут же окрасилась в багровый цвет.

Лишь теперь Тимур сумел перевести дух. На подрагивающих ногах, пятясь, он добрался до верха лестницы и там остановился. Рядом, как будто из воздуха материализовались, возникли оба шама. Лыс держал факел, а Гук – наплечный мешок погибшего ворма. Посветив факелом вниз, Лыс что-то в сердцах буркнул под нос и уже затем произнес отчетливо:

– Надо же, ящик развалился. Придется собирать в мешок.

– Что там? – спросил Тимур. Он видел, что на ступеньках разбросаны какие-то блестящие желтые пластинки, но на привычные круглые монеты они не походили.

– Думаю, что золото, – сказал средний шам. – Хомо, возьми мешок и собери.

– Вам надо, вы и собирайте, – равнодушно отозвался Тимур.

– Если ты боишься аспидов, то они больше не вернутся. Ситуация взята под контроль.

– Да идите вы со своим контролем… Просто я сильно устал, пока вы тут прохлаждались. Так что собирайте свое золото без меня.

Лыс некоторое время молчал – то ли думал, то ли обменивался мнением с младшим шамом. Затем пропищал:

– Ладно, золото соберет Гук. А ты пока переоденься, нам надо спешить. Но мы не прохлаждались, тут ты ошибаешься, хомо. Если бы не мы, ты