Оксана Сергеевна Крыжановская - Будь моей девушкой, или мой супер-парень [СИ]

Будь моей девушкой, или мой супер-парень [СИ] 682K, 165 с. (Ёлка и Соколов-1)   (скачать) - Оксана Сергеевна Крыжановская

Пролог


Признаться честно, до того как я познакомилась с Соколовым моя жизнь меня вполне устраивала. Благопристойная семья... ну почти (хотя покажите мне семью, у которой нет старого, массивного шкафа наполненного скелетами?). Классные друзья. Третий курс журналистики в популярном институте. Самый смак студенческой жизни... и тут он! Даже не так - ОН! Мой мучитель, сталкер, сволочь, придурок и повелитель персонального ада: Александр Соколов (хотя потом оказалось, что зовут его совсем по-другому, но я продолжаю по привычки называть его Соколов). О том, как он испоганил мою жизнь, втянув в эти опасные передряги, и вспоминать не хочется. Но сейчас, сидя за решеткой, мне почему-то захотелось вспомнить все, начиная с нашей первой встрече.

Все началось спустя неделю, после того, как отзвенел первый звонок, призывающий детей и подростков сесть на информационную диету и грызть только тяжелый гранит знаний. И хоть прошло уже больше полгода, но я как сейчас помню, что стояла жара...

                                                              Часть первая

                                            Остановите землю, я сойду!


                                     А как возлюбить ближнего своего, если он сопротивляется?

                                                                                                                 Я. Джангирова

Елена

...Осень еще не вступила в свои права, поэтому солнышко радостно припекало, заставляя пока ботинки и куртки томиться на полках, а шорты, юбки и майки, на зависть томившихся, облегать тела молодежи, спешившей на свою вторую учебную неделю. Я, как распоследний дебил, послушалась бабушку (дождь передавали, оденься потеплее!) и одела джинсы с рваными коленками, черную майке с лейблом грубы "Bullet for My Valentine" (группу я эту не слушала, а просто майку понравилась, и я взяла потаскать ее у подруги), надпись которую обвивала роза истекающая кровью. Мужскую, черную пайту с выбеленным черепом, которому из револьвера прострелили мозги и они живописно разбрызгались, создав разноцветный задний фон, и обычные черные кеды с разноцветным шнурками (белым и черным) и надписью на белых "носах"  "Vanitas vanitatum et omnia vanitas" [лат.  суета сует и все - суета (Библия)]. Пайту я из-за жары, понятное дело, сняла, перекинув через ремни рюкзака в форме гроба с картинкой Джека из "Ночь перед рождеством", но это не помогло. Я чувствовала, как мои щеки горят и знала, что сейчас они ярко-красного цвета, что возможно считалось красивым когда-то в древности, но не сейчас. Если б я жила в эпоху князей и кокошников, то никакое натирания свеклой не сравнялось бы с моим природным румянцем. Да любая свекла, посмотрев на мои раскасневшие щеки, скукожилась бы от зависти!

На первую пару я позорно опаздывала уже на сорок две минуты, из-за того что ругалась с бабушкой о том, что надо одеться потеплее, поэтому шла себе не спеша ко второй, одев на голову наушники.

Наушники-капельки я не носила, потому что у меня были проблемы с давлением, и из-за них оно подымалось, от чего у меня носом шла кровь, поэтому я носила черно-голубые "Beats Audi". И сейчас в них играла прикольная переделка детской песенки "В лесу родилась елка".

Я тихо подпевала под нос мужскому басу: "В лесу родилась елка. В лесу родилась елка. Зимой и летом вся в иголках. Ужасно колких...", слегка качая головой в ритм музыки, как в один момент с меня нахальным образов сорвали наушники. Резко повернувшись, чтоб посмотреть в лицо смертника, которому, по-видимому, отказали в эвтаназии, раз он решил покуситься на одну из моих святынь, я с удивлением уставилась в лицо Александру Соколову - новичку с третьего курса истории, который за последнюю неделю стал главной темой для разговоров и сплетен. Нет, правда, за неделю этот парень умудрился проявить себя и в спорте, и в учебе, но главной темой у девчонок, конечно же, стала его сексапильная внешность и величественно отстраненный вид.

Мне такие хмурые типы с выражением лица "мировая скорбь" не нравились, другое дело добрые, открытые и веселее, как Никита Верницкий (тоже еще одна "звезда" этого заведения), поэтому я не понимала, что девчонки нашли в этом парне.

Соколов был примерно метр восемьдесят пять-семь с широкими плечами, подкаченным телом, симпатичным лицом, которое зачастую было с хмуро-ленивым выражением, холодными голубыми глазами и пепельно-блондинистыми волосами - это то, что я слышала из слухов, потому что впервые посмотрела ему прямо в лицо и обнаружила следующее. Лицо у него и вправду было красивое: чистая кожа, тонкие, иронично надломленные брови, миндалевидные глаза, длинный, острый нос  и заостренный подбородок, а губы четко выделены и пухлые, словно он их как маленький надул, потому что мама не купила вон ту желтую машинку. Глаза у него оказались не ярко голубые, как говорила, а с ели заметной зеленой у зрачка. Прическа у  новоустановленного секс-символа была аля-эдвард (наверное, на него девки, поэтому так и реагируют), только покороче. Никаких пирсингов-тоннелей-татуировок парень не носил. Да и одет был в синюю рубашку, украшенную только маленьким черно-белыми пуговицами на воротнике, да серебреными запонками на манжетах в форме трилистника. Дальше, точнее ниже, черные свободные джинсы, а на ногах лакированные ботинки с острым носком и пошлым блеском. И, конечно же, аля-ролекс на руке и очки "стрекоза" с затемненными стеклами, которые он снял так, словно до этого репетировал, для того чтоб снять их не перед моей скромной персоной, а перед десятком камер, честное слово.

- Что нужно? - Злость моя никуда не исчезла,  а наоборот стремительно набирала обороты от понимания, что дернул за мою прелесть не профессор или подруги, а этот типчик со смазливой, нарцисстической рожей.

 Признаться, в тот момент я ожидала любой ответ на своей вопрос (вплоть до глупого купи слона), но не то, что он скажет.

Соколов хмурым взглядом оглядел меня с ног до головы (знаю-знаю, что я вашей, по-видимому, блядской натуре внешностью не подхожу, но торты я любила больше сомнительных типчиков метросексуальной наружности). Уделив особое внимание двум сережкам в правой брови (с металлическими и голубыми шариками), которые я пробила на свое семнадцатилетние и восемнадцатилетние. Потом он слегка закусил свою губу и сказал в приказном тоне:

 - Встречайся со мной. - При этом рожа у него была настолько недовольна, словно он был настоящей звездой, а я журналисткой, задающей слишком личные вопросы.

Первым делом мне захотелось рассмеяться ему в лицо, потом оглянуться. Я вспомнила, как у нас в школе парне издевались над девчонками: предлагали им встречаться и если те соглашались, то высмеивали, а если не соглашали... то все равно высмеивали. Разница была лишь во фразах " дура, подумала, что я буду с тобой встречаться" и "да кто с тобой, корова, захочет встречаться".  Вот только потом ко мне пришло понимания, ведущие с собой под ручки шок и осознание КТО и ЧТО, мне только что "предложил".

Я все же оглянулась, но заметила лишь пару студентов у курилки - беседка с шестью лавочками размещена с боку института на стороне без окон и вся обтянута плетущийся розой - да стремительно бегущую девушку в наушниках, которой я позавидовала. Ее-то разные нарциссы за наушники не хватают и сомнительные предложения не делают.

 Соколов мое действие почему-то привело в негодование. Он так же резко посмотрел по сторонам, словно желал увидать, по меньшей мере, камеру, которая засняла его руку-медленно-поднял-резко-снял-очки-тряхнул-башкой, а потом сделал шаг ко мне, наклонился ко мне же (я была метр семьдесят три, поэтому он на сантиметров десять был выше, от чего навис надо мной он основательно) и жестко потребовал:

- Твой ответ?

Ох, он решил поинтересоваться моим мнением? Какая честь! Аж руками вплеснуть захотелось и поклон отбить до земли.

В любовь с первого взгляда я не верила. А если б и верила, то не поверила бы, что ОН (красивый, спортивный, сексуальный парень, за жизней которого сейчас следили с пристрастью киллера, углядевшего свою цель в мушке снайперской винтовки) влюбился с первого взгляда в меня (полноватую девчонку с детским лицом, писклявым голосом, синими волосами и пацанскими замашка). И даже если б я как дура поверила и в первое и во второе, то его "признание" говорило само за себя.

Только я хотела объяснить ему вышеизложенные думы, как воздух наполнил звон, оповестивший о кончине первой пары. Мне срочно нужно было бежать в аудиторию, чтоб извинить за прогул у препода, с которым у нас (если верить расписанию) будет еще две пары, на которые, надеюсь, он меня пустит.

-  Я подумаю, - кинула я одну из своих любимых дежурных фраз, которая у меня всегда означала отказ, быстро разворачиваясь к двери, с которой уж стайкой воробью выбегали нервные студенты (целую пару не курили, бедненькие!).

 Новоявленный перс на роль моего "бой-френда" останавливать меня не стал. Я уж вздохнула с облегчением, как поняла, что мои любимые наушники остались у него в заложниках.

Это была катастрофа. Мы с ним учились в разных корпусах института, поэтому и дальше пересекаться с ним я не намеривалась, а даже уже начала выдумывать план по сегодняшней смени дислокации после двух пар. А тут мне придется идти к нему, чтоб забрать свою прелесть... гггрррр!

Отвлек меня от поганых дум идущий навстречу профессор, к которому я и бежала на эту самую встречу.

- ПехОва, почему прогуляла первую пару? - поравнявшись со мной, спросил пожилой преподаватель.

Мою фамилию он произносил, делая странно ударение на "о", от чего получалось не пЕхова, а пехОва. Вызывая у меня и моих одногруппников странных ассоциации. Особенно когда учитель качал головой и говорил быстро со своим этим дурацким ударением: ПехОва-ПехОва. А все из-за того, что мы с ним в первый же день сильно поругались из-за синего цвета своих волос (я не виновата, что на курсе единственной неформалкой оказалась!). И прицепился же именно ко мне! Хотя тут повсюду ходят и розовенькие, и фиолетовые, где-то даже зелененькая затесалась. Я мельком видела.

В свое оправдание я наговорила кучу лапуты о пожаре в нижней квартире, которую спасла я, забыв закрутить в душе кран, от чего пожар и был благополучно залит до приезда пожарных.

Препод мне не поверил, но старание оценил, а потом еще похвалил:

- Все-таки не зря Вы, ПехОва, пишите сказки.

Я скромно промолчала этой похвале (и не надо мне тут, никакая она не сомнительная!). Сергей Васильевич - преподаватель по русской литературе - один из немногих учителей который знал, что я хочу стать писателем и уже печатала некоторые рассказы в местных газетах и альманахах. Правда, он относился к моим стремлениям скептически. Прямо как моя мама, от чего я даже заподозрила их в дальнем родстве. Только если мама считала, что это дурость, глупость и фигню-которую-никто-не-будет-читать-потому-что-это-не-любовный-роман, то Сергей Васильевич попросту не считал фентези за достойный жанр, называя их ласково: сказОчками. Но к его умозаключениям скептически относилась уже я, потому что попросту не понимала людей считающих, что кроме русской классики в мире нечего читать. Глупо это как-то, да и вообще не зря говорят: "лучший способ раскритиковать чью-то работу - это сделать ее лучше. Или как говорил Клайв Стейплз Льюис, автор "Хроники Нарни": "Я пишу то, что хотел бы прочесть сам".

Благополучно отмазавшись от препода, я стремглав кинулась на улицу. Как я и думала, две мои подружки уже курили по второй, если уж не по третьей, сигареты, а Надька бесполезно пыталась строить глазки  Ивану Бордуреву. Ему все девчонки строят глазки, точнее строили до прихода Соколова. Даже я на первом курсе была одной из его фанаток, но не из-за тайно любви, а потому что "любоффь" к Бондуреву, была что-то наподобие увлечения одной группой, или актером. То есть симпатия к Ивану - это повод у девчонок вступить в одну из групп. Их было всего две: "ах, он такой секси" и "да он вообще козел". И вступали во вторую обычно те, с кем Иван имел отношения только половые... нет, мытье полов тут не имеется в виду, так что вы подумали правильно.

"Идеальных людей на свете нет" - Иван часто любит повторять это фразу, особенно тем, кто разочаровался в первой группе фанаток и переметнулся ко второй. Но для многих он все же остается идеалом. В конце концов, мечтать никому нельзя запретить.

- Где шлялась? - вместо приветствия спросила Надя.

Более педантичная Катя (педантична в том плане, что понимала, до звонка осталось всего ничего, а на пары она никогда не опаздывала) вначале сунула мне в зубы сигарету, и лишь потом, вопросительно уставилась поверх очков своими каре-зелеными глазами.

С Надей Бойковичь и Катей Мышовой мы познакомились еще на первом курсе и ко второму могли уже здраво называть себя подругами, раз за год мы узнали друг о друге всю подноготную, начиная от религиозных взглядов и заканчивая, кто с кем впервые целовался. Хотя в нашем возрасте тема поцелуев уже для некоторых перестала быть актуальна, но большим мы, увы, похвастаться не могли.

Мы напоминали мне трех толстяков их книги. Нет, не в смысле, что мы были больших габаритов, а в смысле три души нашли друг друга, только нас правильней было назвать: слон, моська и жираф.

Начну, пожалуй, с Кати Мышовой, она же моська, или по погонялу Графиня. Девушка она, что не скажи, была красивая: невысокий рост, миниатюрная фигура, бледное с аристократичными чертами лицо, выразительные глаза и черные длинные волосы. Вообще она вмещала все то, что так любят красивые спортивные парни как Иван. Он, кстати, к ней когда-то подкатывал, но она считала ниже своего достоинства обратить внимание на какого-то там Ивана и ее совсем не заботил тот факт, что в сказках Иван-дурак чаще всего становился принцем, но Графине подавай Мирославов, Владиславов и прочих красивоименных парней, желательно с длинными патлами.  Кроме того, что она была педантичной, в ней жили такие нехорошие качества-паразиты, как рациональность, гордость, высокомерии и много еще умных слов, которыми она любит себя характеризовать. Но и этих троих слов вполне хватит, чтоб объяснить, почему в свои почти девятнадцать, она могла похвастаться только пару поцелуями. Хотя сердец она разбила много. Ко всему она обожала ужасы, черный юмор, и пугать людей, закрывая лицо волосами и хрепя, словно у нее перебита шея. Что не говори, а составить конкуренцию знаменитой героини из "Проклятья" она была способна.

Дальше жираф, она же Надя Бойковичь, или по погонялу Кид. До знакомства с ней я, признаться, считала себя пацанкой. Но Кид открыла мне глаза на истинное значение этого понятия. И уж поверьте ее высокий рост, кубики на животе, мускулы на руках, короткая стрижка светлых волос (про блондинку шутить не буду, так как она по всем параметрам не подходит под это обозначение) и прямой взгляд голубых глаз, лишь малая доля ее пацанятости. Главную часть схемы занимает любовь к машинам (особенно к мотоциклам) и умению понимать что куда и что для чего (в смысле в техники), потом любовь к футболу, пиву и киг-боксенгу, куда она ходит с шести лет и где получила свое прозвище. Ее пацанятость объясняется просто: мать при родах умерла, а отец являлся тренером в том зале, куда она ходит. Вдобавок два брата никак не могли помощь отцу воспитать милую и женственную девушку, и в результате выросло то, что выросло. Как вы понимаете на личном фронте у нее тоже не все гладко, потому как засматриваются на нее только какие же "повернутые качки" как она, а к ним начинают присматриваться уже браться, после чего всякое желание засматривающихся или пропадает, или отпадает... или его отбивают.

Ну,  а теперь перейдем к слону, он же Елена Пехова, или Елка. Почему Елка? Расскажу потом, так как эта история является позорным пятном на моей помятой репутации и вспоминать мне сейчас ее не хочется. В общем, слоном я себя назвать не могу, да если посудить, то никто не может. Да лишние  кило есть, каюсь, но они не кидаются сильно в глаза из-за моего высоко роста, широких плеч, круглых бедер и грудью третьего размера. В общем, я была самая обычной девушкой, и единственной из нашего трио, кто мог похвастаться хоть какими-то познаниями в плане интима. Хотя это тоже не слишком хорошая история, поэтому я так же воздержусь от ее рассказывания. Что еще о себе рассказать? Мой портрет вы уже смогли себе представить, могу только уточнить, что глаза у меня болотного цвета, маленький аккуратный носик (моя гордость!), синие волосы до лопаток и треклятая челка, которая постоянно странно крутиться у корней. Характер у меня не сахар. Я по гороскопу овен, так что являюсь наглой, упертой, вспыльчивой и агрессивной. Вот, пожалуй, и все, вам этого на первое время хватит, а дальше уж как-то сами.

Знаете, если б наше трио было парнями, то про нас как раз можно было снять какой-нибудь идиотский американский фильм. Я бы определенно была толстым пареньком в дебильх подстреленных шортах до колен, полосатой майке (обязательно бело-синей), в засаленной кепке, длиннющих белых носках, кросовках на большой подошве и вечным гамбургером в руках. Ах, еще постоянно пьющий диетическую колу с лилейной мыслю, что так я не потолстею.  Катька была бы худым парнишкой в кедах, потертых джинсах, майке, на которую одета рубашка (тоже полосатая) и очках. Он бы постоянно щурился и с умным видом поправлял очки, которые периодически бы ломали крутые футболисты. И был бы он главным героем, так как сох бы по главной чер-лидерше, подружке одного из футболистов. А вот Надька была бы лысым качком, с мозгами как у гориллы и не выходящим из тренажерного зала, и определенно геем. А то чего он такой сильный с лузирами дружит? А так вполне оправдаемся причина, и сох бы он по парню главной чер-лидерши, да той самой, по ком Катька сохнет!

Дальше мне пофантазировать не дали, так как прозвенел звонок, и я вдруг обнаружила себя сидящей за партой в кабинете литературы, куда стремглав заходил Сергей Васильевич.

Со мной такое бывает, в фантазиях я "вырубаясь" и действую или по принципу "автопилота", или "буксира". "Буксира" - в том смысле, что подружки, привыкшие к мои выпадам из реальности, попросту отбуксировали меня к месту назначения.

 Так как с этим преподом пара была вторая, то он не стал отвлекаться и перешел сразу к тому месту, где остановился до звонка. Рассказывал он что-то  о французской классике. Я слушала его одним ухом, старательно вырисовывая в тетрадке придуманных американских тинейжеров. Я и Катька получились так, как я их представляла, а вот Надю я нарисовал в пачке и с трогательной круглой волосинкой на голове, чем невольно напомнила чувака Алекса из "Стального алхимика". Пару рас Сергей Васильевич пытался у меня что-то спрашивать, но я отнезнанивалась, поэтому мне влепили единицу и до конца пары больше не трогали. Так и прошли две пары, во время перерыва между которыми я успела рассказать подружкам о причине своего опоздания на первую пару и странный выкидыш Соколова. Подружку отреагировали на мою исповедь бурно. Катя сказала: "Хм, Александр. Это ведь твое любимое имя", а Надя поморщилась: "Пижон он какой-то". Когда прозвенел звонок, то препод попросил нас остаться, а потом заявил, что Ирина Николаевна заболела, поэтому следующей пары не буде, но чтоб на остальные мы были как штык.

- Поняла, ПехОва?

Одногрупники, спешащие к выходу, застыли, с ожиданием и насмешкой уставившись на предстающий каламбур. В том, что он будет, никто не сомневался. Уж очень я и Сергей Васильевич любили веселить людей. Может предложить ему съездить и принять участие в рассмеши комика? А что? Денег сорвем, а они никогда лишними не бывают!

- Так точно! - гаркнула я, выровнявшись в стойку смирно и приложив руку ко лбу.

- К пустой голове руку не прикладываю, - поморщился препод.

- А она не пуста, в ней мозг находиться! - заявила я. - Вам та не знать, профессор.

- Боюсь, ПехОва, вы исключение из правил, - деланно вздохнул профессор, разведя руками.

По толпе одногрупников прошлась волна смеха, и только я, было, хотела предложить преподу собрать-таки команду и отправиться на телешоу, бабосы срубать, как прозвучал женский голос в коридоре, явно Светки Мамаева:

- Да, Пехова еще в кабинете.

 - Благодарю. - В наступившей тишине его голос прозвучал, простите за банальность, словно гром среди ясного неба.

Словно море перед Моисеем, перед Соколовым расступилась толпа. Утрешний парень-шутник, напрочь игнорируя направленные на него удивленные взгляды, медленной, ленивой походкой стал приближаться ко мне. Господи, как он шел! Если бы кто-то заснял его походку и выложил на ютуб, то за час это видео набрало бы миллион просмотров!

Вот только было в его походке что-то страшное. Нет, я не буду использовать банальный пример, на подобие, "он выглядел, как лев приближающейся к доверчивой ламе, у которой похоже левозависимость (предупреждение: эта фраза была прочитана страстным голосам)". И нет, он не приближался ко мне, как неудачливый маньяк, к одинокой простушке, желающих острых ощущений, в темной подворотне (предупреждение: эта фраза не была прочитана страстным голосом)".  В общем, не какими из выше прочитанных способов он ко мне не подкрадывался, но у меня почему-то затряслись коленки, и я, совсем не понимая зачем, невольно сделала шаг назад. Перецепившись об скинутый в порыве "отдачи чести" портфель, я полетела спиной назад, упала на пол и больно ударилась копчиком и локтями.

И где же ошиваются герои, ловящие падающих героинь, чтоб встретиться с ними взглядом и сразу же влюбиться, как во всех нормальных шаблонных ситуациях?!

Смеха почему-то не последовала. Вот я бы обязательно поржала над этой дурой и ситуацией: подходить парень к девушке (притом тратя на свой подход все мастерство), а она почему-то шугается его и ко всему падает! Хохма же!

Я хихикнула, но мою хохму никто не поддержал.

- Вставай, - приказал холодный голос.

И как он его натренировать так смог? С детства, что ли перед зеркалом репетировал, вместо того, как все нормальные дети смотрели покемонов и фанатели от Пикачу? А самое обидное, что уроки не прошли даром, и мне вправду захотелось подчиниться, вскочить по стойке смирно и честь отдать! Что? Хороший конец для этого каламбура!

Я открыла глаза, чтоб разведать обстановку перед "выходом", как увидела, что надо мной склонился Соколов. Вообще-то он смотрел на меня нормальным взглядом, в смысле с удивлением и сочувствием, и даже руку помощи протянул, но я почему-то тут же зажмурилась и ответила:

- Я лучше полежу.

На этот раз толпа хохму оценила, и кое-где раздались тихие смешки. Это обнадеживало, пусть они лучше хохочут с меня, лишь бы этот парень куда-то смылся, так как от него мне почему-то хочется стать страусом и позорно спрятать голову в песок.

Что-то в нем было такаю, с виду безопасное, но у тебя оно вызывает ужас. Словно ты увидел в море змею и хоть головой ты и понимаешь, что в воде змея не кусается (кроме морских змей, но они живут ближе к экватору), но ты начинаешь обезумевши кричать и чуть ли не бежишь по воде до берега. Вот так же было с Синицыным, с одной стороны: обычный парень, а с другой: хрен пойми что, от чего меня кидает в дрожь, или сокращенно пиздец полнейший.

 Вот только Соколов в постановке решил свою роль по задуманному сценарию не играть. То есть смываться он никуда не собирался, а наоборот, парень вдруг схватил меня на руки, а потом перекинул через плечо. Это было так быстро, что я и заверещать не успела. Раз - и ты в невесомости, лишь чувствуешь напряженные руки немного выше поясницы и под коленками, два - и ты уже висишь вверх тормашками и рассматриваешь цвет рубашки, которая каким-то образом возникла перед глазами.

Наступила гробовая тишина, она и раньше тут стояла не живая, но Соколов видно решили добить ее гробовой крышкой, чтоб наверняка.

 - Позвольте, - в тишине зазвучал удивленный голос профессора, - куда вы собираетесь нести мою ученицу?

Спасибо, что хоть один заступился, а то отнес бы меня этот маньяк-недоделаный  куда-то насиловать (хотя в моем варианте скорее: убить и съесть), а они бы даже не помогли!

- Я просто хочу поговорить со своей девушкой.

Его заявление словно ударила меня под дых, а про отпадание челюсти не стоит и упоминать. Эту ситуацию можно сравнить только с одним вариантом: ты тонешь, к тебе приближается лодка, кидают круг, и только ты  к нему доплываешь, как круг дергают за ниточку от тебя.  Представился тут же Соколов в рубашке-гавайке с пальмами, шортах с зелеными попугаями, сланцах, пиратской шапке, с выбитым одним зубом и черной повязкой на глазу. Он хохочет и тянет за канат, привязанный к кругу, который я безрезультатно пытаюсь поймать, почему-то голая.

- Девушкой?!

Они это сказали хором, честное слово. Да и притом с запозданием, словно подождали, пока Сергей Васильевич достанет дирижерную палочку, взмахнет руками, задержит их на пару секунд, а потом резко опустит руки, чтоб весь оркестр с названием "одногруппники" воскликнул одновременно: " Девушка?!".

- Какая я тебе "девушка", мудак? - Я со злостью ударила его по спине и уже хотела приказать, чтоб он меня отпустил, как он сам поставил меня на ноги, заглянул недовольно в глаза и с легким напряжением спросил:

- Ты не согласна?

Мозг ничего язвительно придумать не смог (хотя обычно фантазия меня не подводила), поэтому я просто ответила:

- Нет.

- Почему?

Ответить по кочану и показать язык у меня не хватило смелости. Да и растягивать этот каламбур еще на один акт не хотелось, поэтому я вновь ответила просто и понятно:

- Я не хочу.

- Почему?

Он что ли глухой? Или дебила из себя строит? Заладил со своим почему, словно в мире больше нет вопрос! Хотя как говорят: кто к нам с мечом придет, тот с ним в заднице и уйдет.

- Что почему?

- Почему ты не хочешь?

- А почему я должна хотеть?

- Ты не хочешь хотеть?

- Да хочу я хотеть, только тебя я не хочу!

Я чертыхнулась и решила ретировать со своего города с мечом в одном месте.

- До свидания, Сергей Васильевич, - холодно буркнула, после чего схватила свой рюкзак, перекинула через плечо и направилась к выходу, напрямик "расступившегося моря". Словно свисток судьи, оповестивший о конце матча, прозвенел звонок, но никто не тронулся с места. Хотя оказалось, что звонок был гонком перед вторым раундом.

- Ты ничего не забыла?

Точно наушники! Мои бедненькие наушники томятся в плену этого маньяка, а я об этом совсем забыла!

Повернувшись на пятках, я подошла к пленителю ни в чем невинных наушниках, протянул руку и потребовала:

- Отдавай мои наушники.

Соколов вскинул насмешливо правую бровь и нахально заявил:

- Вообще-то я имел ввиду: ты не забыла поинтересоваться моим мнением?

У меня зачесалась коленка врезать ему по одному месту, которое я точно не хочу, как профессор объявил тайм-аут.

- Соколов, Пехова. - Он даже правильно назвал мою фамилию! - Идите-ка в коридор и там разбирайтесь в ваших отношениях.

- Я это и хотел сделать с самого начала, - заявил Соколов, после чего схватил меня за руку. - Пошли, поговорим.

Руку я тут же выдернула, но следом пошла. А за спиной оживали голоса.

- Они что реально встречаются?

- Я думал, он прикалываешь.

- Да нет, вроде бы серьезно настроен.

- А кто это?

- И отхватила же себе, Пехова, парня!

- Что он в ней нашел?

- И правду. Она же толстая.

- Сказала, наша великая модель.

- Не, она реально не компот.

- А вам, парням, только одно и надо от девушек!

- Да точно прикалывается.

- Что за детский сад.

 Я не выдержала и зашагала быстрее, перегнала этого имбицыла и первая скрылась за поворотом.

Мне очень не нравилось подобное отношение, одно дело, когда одногрупники смеются над твоими выходками, но другое когда тебя начинают так обсуждать.

Кому вообще, какое дело? Толстая, не толстая. Компот, не компот. На себя бы посмотрели лучше, уроды моральные!

В порыве злости я вышла из здания института и прошлась до рядом располагающегося парка. Присев на лавочку, я достала пачку сигарет и зажигалку, подкурила последнюю сигарету, блаженно затянулась... и у меня из пальцев вырвали сигарету, после чего кинули на пол и затоптали своими ботинками, купленными явно не на рынке. И не загорелся же!

- Курить вредно, - холодно заявил вор наушником и убийца сигарет в одной роже.

Потрясенно переведя взгляд с его наглой морды на раздавленную сигарету и обратно, я не менее холодно добавила:

- А похищение и уничтожение чужого имущества карается законом.

Такого ответа от меня явно не ждали. У парня удивленно взлетела правая бровь, он хмыкнул и вдруг полез в карман.

Неужели он думал, что я за убийство последней и неприкосновенной сигареты, которую даже менты не забирают, упаду ниц и буду благодарить его, вылизывая ботинок, который и был использован в качестве орудия убийства? Или пожалеет мой язык и даст мне платочек, за которым и полез в карман?

 В битву экстрасенсов мне определенно не попасть, так как Соколов вытащил не платок, а пузатый кошелек. Нарочно медленно открыл, а потом провел по столбику большим пальцем, наверное, чтоб я успела разглядеть каждую купюру.

Господи, сколько в нем фальши! Хотя нет, не так. Почему каждое движение он делает так, словно его на камеру снимают! Невольно появляется ощущение, что я героиня какого-то малобюджетного фильма, которой в пару дали неумеху актера, желающего выебнуться на камеру.

- Сколько? - второй раз за день его голос ударил меня словно под дых.

Проходящая мимо пожилая пара, которая видно решила погулять по парку в этот, возможно, последний солнечный день, на секунду пораженно застыла недалеко от нас.

- Тьфу ты, срамота! - плюнул дедушка под ноги, а потом схватил свою жену под руку и они быстрей засеменил вглубь парка.

Помню, в прошлом году на одной из лавочек в этом парке мы сидели после пар, пили пиво с Надей и Катей, о чем-то болтами (я уже даже не помню, о чем именно у нас был разговор) и случился у нас забавный диалог.

- Скай - это хороший друг Надьки - однажды сказал: "Сейчас шлюхи не интересны. Девушки дают просто так".

- Вы представляете, как у них упал бизнес, - хмыкнула я.

- Зато шлюхи знают себе цену, - рассудительно подвела Катя.

Мы тогда весело засмеялись, а потом еще выпили за упад нравственности. Теперь же эта шутка перестала казаться мне смешной.

Хорошо, что Соколов понял, что сморозил глупость и быстро добавил:

- В смысле: по закону я должен выплатить тебе моральную компенсацию. Вот я и спросил: сколько?

- Знаешь, что, - я резко вскочила с лавочки, подошла и тыкнула его пальцем в грудь (при этом чуть палец не сломав!), - засунь ты свои деньги себе в жопу, придурок. А лучше засунь туда свою голову, чтоб я больше не видела твою противную рожу!

Соколов повел себя странно: задумчиво нахмурился, потер подбородок большим пальцем и вдруг выдал:

- То есть, тебя не устраивает мое лицо?

- Дело не в лице, я просто пижонов не люблю!

- Пижон?

Точечная правая бровь вновь взлетела вверх, от чего ко мне забралась мысль, что он их выщипывает. А может он гей и ему нужна подставная девушка, которая скроит его походы по лазурным берегам?

- Да ты только глянь на себя? - Махнула я на него рукой. - Эти шмотки, очки, часы, прическа волосинка к волосинке и еще надухарился, что каморы в радиусе мили подохли. Так что тут два варианта: или пижон, или гей.

Левая бровь присоединилась к правой.

- То есть, в твоем понятии, если парень следит за собой, то он непременно гей?

 - Да нет, - пошла я на попятные, а потом вздохнула, сжала рукой лоб и решила зайти с другой стороны: - Почему ты хочешь со мной встречаться?

 - Понравилась, - отстраненно ответил Соколов.

- Ну да уж, - хмыкнула я, улыбнувшись на одну сторону губ.  Бабушка говорила, что ее любимый актер так тоже улыбается, и он редко играл положительные роли. - Прям любовь с первого взгляда тебя посетила!

- Не с первого, но посетила.

- Прелестно, - всплеснула я руками. - Елка в восхищении!

Опущенные брови вновь недоуменно взлетели вверх. Хорошо же у него получается показывать свое удивление с помощью бровей! Неужели он их тоже в детстве тренировал?

Эта фраза (про восхищенную елку) стала одним из главных фактором моего погонялова, но Соколову я рассказывать эту историю не стала, а тяжело вздохнула и спросила:

- Соколов, ты понимаешь, что это как-то не зергут, подходить и предлагать встречаться незнакомой девушке?

- Ты Елена Пехова, мое имя тебе тоже знакома, а если и этого недостаточно то, - он протянул мне руку, - приятно познакомиться - Александр Соколов.

 - Милостыню не даю, - гордо ответила я, а потом вновь спросила: - И ты думаешь, имен вполне достаточно, чтоб начать встречаться?

- То есть, ты хочешь, чтоб я за тобой поухаживал?

Да уж, до этого случая я не верила в фразу "женская логика не зависит от пола", но к Соколову она подходит как влитая. Ведь как еще можно объяснить то, что он не понимает простого и понятного "нет", а везде находит повод подкатить? Как там говориться, кажется: "настоящий мужчина никогда не предлагаем дважды, а настоящая женщина никогда не соглашается с первого раза". Интересно, а что скажет автор сего перла о подростках? Хотя там, кажется, про замужество говорилось. Да и к черту вообще!

- Я. Ничего. От. Тебя. Не. Хочу! - раздельно прошипела я, а потом развернулась и, матерясь под нос, направилась прочь из парка, лихорадочно соображая, где бы найти свиней, которым можно было бы скормить труп Соколова, потому что чую, в скором времени его кто-то прибьет.

Александр

Марс проводил разгневанную девушку хмурым взглядом, потом выругался и подфутболил носком ботинка затоптанную сигарету.

Девушка ему не понравилась с первого же взгляда, и дело тут было совсем не в ее фигуре, а в цвете волос и пирсинге.

Марс считал таких людей жестокими. Если они в здравом уме могут причинять боль себе, то неизвестно на что могут пойти, чтоб причинить ее другому человеке. О том, что Елена пробила бровь находясь в пьяном состоянии, и что девушка лишь заметив иголки и кровь падает чуть ли не в обморок, он  не знал. Да если бы и знал, отношение свое не поменял, ведь продолжает она их носить по своему желанию. Еще ему не понравилась в ней чрезмерная эмоциональность и не слежение за собственным языком. Он с детства учился скрывать свои эмоции и взвешивать каждое произнесенное слово. Елена даже не предполагала, что в своих размышлениях о его детстве проявила нехилые способности экстрасенса.

Достав из кармана джинс черны айфон, Марс на автомате, почти не глядя на экран, набрал номер, поднес трубку к ухо и через пару секунд серьезно сказал:

- План провалился.

Выслушав ответ вызванного абонента, он сжал губы и раздраженно ответил:

- Я делал все, как ты сказала, но она только разозлилась и назвала меня геем.

В этот раз абонент говорил намного дольше, от чего скулы на лице Марса напряглись, а во взгляде появился какой-то маниакальный блеск.

- Лэс, я вообще не понимаю, почему я должен унижаться из-за такой как она! И зачем входить с объектом в такой близкий контакт? Обычно слежки вполне хватает, но почему именно я должен начать с ней встречаться?!

Абонент пытался что-то сказать, но парень его грубо перебил:

- Я знаю, что это приказ, но какого черта... - он осекся, глубоко вздохнул-выдохнул, а затем спокойно продолжил: - Обсудим это дома.

Отключившись, Марс еще раз глубоко вздохнул, затем развернулся и направился к выходу из парка.

 Елена

Домой я добралась злая и подавленная. Злая из-за выходки Соколова, подавленная из-за того, что наушники я так и не забрала, поэтому полчаса дороги до дому мне приходилось слушать дребезжания троллейбуса и чириканье двух дамочек на передних от меня сидениях.

Дом, а точнее моя бабуля, словно предвидя мое состояние, встретила меня запахом, а потом и видом поджаристых блинов.

- Леночка, ты чего так рано?

Мою бабушку легко было отнести к разряду святых. В свои семьдесят семь она была молодей, здоровей и с энтузиазмом намного превосходящих всех обитателей этого психической лечебницы, которые обычные люди привыкли называть домом.

Если быстро и по существу то в этом доме лечились, точнее проживали, семеро.

Отчим - Пехов Максим Петрович: сорокавосьмилетний инженер-техник, трудоголик,  любящий проводить дни напролет на своей работе. Мать - Пехова Ирина Григорьевна: сорокапятилетняя домработница, которая дома появляется только ночь, а остальной время проводит... нет, не по косметическим салонам, а по тренингам, потому что занимается эйвоном и другой хуйней. Бабушка - Глафира Аскольтовная: пенсионерка и повар-уборщица-нянька в одном флаконе для четверых детей семейства Пеховых. Старший сын - Пехов Григорий Максимович: студент третикурсник, который за три года так и не посетивший не одного урока, но успешно сдавший экзамены благодаря хорошим связям (и нехилой материальной помощи) с директором института. Средняя дочь - Пехова Ирина Максимом: второкурсница факультета дизайна, любит шмотки, парней, корейские сериалы и корейских актеров, особенно Ли Мин Хо. Два года назад весела девяносто кило и была заядлым атаку, а потом какая-то подружка принесла ей посмотреть корейский сериал (где и снимался этот Ли Мин Хо), после чего она похудела, выучила корейский для того, чтоб смотреть сериалы на оригинале, а сейчас просит отца дать денег на пластическую операцию по смене глаз... в общем стала еще более повернутой, чем была раньше. Младший сын - Пехов Алексей Максимович: девятиклассник, двоечник, хулиган и еще тот гуляка, который без сигареты, бутылки пива, лавочки и друзей не может жить.

Семья у меня, понятное дело, была со  своими тараканами, с которыми она вполне уживалась. Дети Маска мою маму любили, но называли просто Ирой (кроме Лехи, так как он ей был родной), при ссоре не забывая упомянуть о том, что она им не настоящая мать, хотя родители уже больше пятнадцати лет живут в законном браке. Я же с Максом "на одной волне", потому что именно он однажды всунул мне в руки книгу Профессора Толкиена. Макс в подростковом возрасте был роливиком и единственным из семьи кто гордился моими творческими успехами. Мама и бабушка, как я уже упоминала, фетези за жанр попросту не считали, поэтому на мою коллекцию фентези смотрели с пренебрежением. Про братиков и сестричку вовсе и упоминать не стоило. Мы не поладили с первого взгляда. Для Гриши я была слишком повернутой, а для Ирки недостаточно. Еще мне кажется, что они попросту ревновали меня к своему отцу, поэтому отношение со мной налаживать и не хотели. Да я и признаться сильно не старалась. Мне вполне хватало Лехи, с которым наши отношения связывали только к просьбе сигареты, занять денег и отмазаться перед радоками в случае не ночевки дома.

- Да, препод у нас заболел вот и отпустили, - соврала я не моргнув и глазом, но мою бабушку было не так просто провести.

- Отпустили сразу со всех уроков? - Она цепко взглянула на меня и под таким давление не сдаться смог разве что Ленин, и то не факт.

- Нет. Я ушла с остальных, - призналась я, зная, что честность моя бабуля любит и поощрят.

- И почему же? - принялась расспрашивать она, рукой подманивая меня сесть за стол.

Бабушка была мне как подруга, поэтому я сразу же, под горящий чай и блины с густым, цветочным медом, рассказала ей о слишком наглом парне.

Поцокав языком и покачав головой, она словно невзначай сказала:

- А как вообще парень. Да и вообще пора бы тебе уже и жениха найти. Двадцатый год уже пошел, а ты все нос от парней воротишь.

Я лишь вздохнула. В этом и была вся моя бабушка, впрочем, как и любая другая.

- Мне девятнадцать и у меня еще вся жизнь впереди! - упрямо отрезала я. - Может, в ваше время и было нормально после школы сразу замуж прыгать, но я хочу писать, издавать книги, попутешествовать по миру, а не горбатиться на кухне следя за мужем и детьми!

 На этот раз вздыхала бабушка, а потом она покачала головой и сказала:

- Ничего ты не понимаешь.

"Ничего ты не знаешь, Джон Сноу" - чего-то вспомнились слова из "Игры Престолов" и сегодняшний разговор с моим другом Максимом, который заявил, что Джорж Мартин умер.

Поблагодарив бабушку за блины поцелуем в щеку, я направилась в свою комнату. Комната у меня была классная, так как за ее оформлением я следила с пристрастием немецкой овчарки.

Потолок у меня был в виде звездного неба, вдобавок звезды в темните светились, что удобно заменяли ночники. Стены были заклеены обоями с пушистыми облаками, и на одной из сторон была наклеена картина. Ну как сказать, именно картиной она не была, так как я однажды гуляла и увидела закат, который напомнил мне дракона. В одну фотку "дракон" не влез, поэтому я сфоткала его четырьмя кусочками, которые потом распечатала и повесила на стену. В результат у меня получилась красивая и своеобразная картина. Необычные еще у меня в комнату были шторы: темно-синие, на которые я повесила золотые звездочки на золотой нитке "лесенкой". Еще в комнате у меня была большая книжная полка на всю стену, большая кровать под ней, стол с компом, два кресла, журнальный столик, шкаф и много-много разных вазочек, статуэток, мелких безделушек, бутылок из-под дорогой выпивки и цветов, которые я постоянно забываю поливать. про разбросанные вещи и маленький беспорядок не стоит и вспоминать. Я не была грязнулей, просто ленивой и ко всему, когда я убирала в комнате, то потом не могла ничего найти. Бабушка? Ну, она считала, что мы уже взрослые и поэтому убирать должны за собой сами, чтоб уже начать привыкать к самостоятельной жизни.

Скинув в угол сумку, я переоделась в домашние серые штаны и красную майку с целующимися собаками, затем включила комп и полезла в нэт искать информацию о писатели. Если он вправду умер, то это хреново, так как история моего любимого персонажа Джона Сноу закончилась на очень неопределенной ноте (спойлерить не буду), а в цикле обещали еще две книги.

Полазив по нескольким сайтам и не найдя там ничего о смерти автора, я послала Максу смс в вк со словами: "Ты дебил, или притворяешься?", а потом еще несколько часов общалась с ним (он тоже свалил с пар), споря на разные темы и кидая ссылки на новонайденные приколы на ютубе или на прикольные картинки. Конечно, такта не спрашивать меня о Соколове у друга не было, но я грубо ответила, что это не его дело, в тоже время подробно описав происшествие после нашего ухода Наде и Кате. Мнение подружек, как обычно, пошло в разрез: Катька предлога к нему присмотреться, Надька же послать куда подальше.

В общем, в голове у меня было сумбурно. С одной стороны: парень и впрямь был симпатичный, но с другой: он же не красивая сумочки, чтоб "одевать" его лишь для угождения свой самооценке и злорадству одникурсниц. Да и это странное чувство паники и страха, что периодически меня накрывает не лучшие друзья для желания начать с ним отношения. Так что в результате я решила послать его куда подальше,  если он опять ко мне престанет.

                                                                      ***

- Кто-нибудь видел мои уши?! - Ирка бегала по дому как заведенный кролик, лихорадочно ища свои наушники. - Куда они делись?!

Я злорадно улыбалась в кружку, мысленно хихикая. У Ирки была одна привычка, приходя из института кидать свои наушки в вазочку с ключами, чем я нагло и воспользовалась.

- Ба, спасибки и  пока, - я поцеловала бабусю в щеку и направилась в коридор обуваться, а в спину мне неслись злостные голоса брата и сестры.

- Признавайся, мелкий, это ты их взял?!

- Да не брал я твои макароны, чекнутая!

- Я знаю тебя, чепиздик, ты всегда берешь то, что плохо лежит!

- Следить за своими вещами надо лучше!

- Вот! Ба, ты слышала!

- Дети, успокойтесь. А ты Ирочка успокойся. Найдутся твои наушники.

Дальше я не слышала, так как вышла из дома, крикнув на прощанья: "Всем ужасного дня!". Уходя из дома, я всегда это кричу и до сегодняшнего дня "пожелание" на меня никогда не распространялось. Сегодня же толи лимит мой удачи истек, толи карма дополнилась до края, толи еще что-то, но начало дня не о чем плохом мне даже не намекнула. Я проснулась на полчаса раньше будильника, за окном был яркий солнечный день тут же поднявший мне настроение и желание принарядиться. Желание это появляется очень редко, но если оно завелось, то пока его не выполнишь не успокоиться. Поэтому я надела черные, плотные колготки с золотой вышивкой, черное платье с пышной юбкой выше колен и обманкой-корсетом, а под низ черную рубашку, застегнутую на все пуговицы. Аксессуарами мне послужили запонки-крестики, золотая лента завязанная бантом вместо галстука, ножницы-сережки и заколка с золотыми лилиями в волосы. Легкий макияж завершил мой "утренний туалет" и на меня в зеркале смотрела симпатичная девушка-неформалка. Потом меня посетила идея "позаимствовать" у сестры наушники, которая воплотилась в жизнь спустя пять минут после ее прихода. Про то, что настроение взлетело у меня до небес, когда за завтраком я наблюдала за мечущейся сестрой и упоминать не стоит.  Ко всему в троллейбусе (вы не подумайте, что у меня денег не хватает на маршрутку, просто я не любила слишком замкнутые пространства, поэтому предпочитала траллик) ко мне подсел симпатичный парень, с которым мы весь путь переглядывались и улыбались, от чего я стала себя чувствовать чуть ли ни богиней. Особенно когда мы выходили из троллейбуса, и он подал мне руку, которую я с радостью приняла.

Мы несколько секунд стояли на остановке, смотря друг другу в глаза и улыбаясь. Я чувствовала эйфорию, казалось еще несколько секунд и у меня появятся бабочки в животе и захлопают крыльями. Так было до того, как этот симпатичный парень не выдал:

- Сережа.

Знаете, говорят, если ты хочешь узнать человека, то пообщайся с его друзьями. Для меня это является чистой правдой, потому что когда очень близко общаешься с человеком, то ваши вкусы  перемешиваются, словно в блендере. И один из кусочков чужого "вкуса", явно Катиного, всплыл в голове и злорадно заявил: "Что не рожа, то Сережа" - и у меня как отрезало.

Я смотрела на этого парня и понимала, что никакая его симпатичность не заменит того факта, что его имя Сережа. Если бы он представился хотя бы Сергеем, то... хотя нет. Это делу бы не помогло. Ну не любила я это имя и все тут!

- Извини, опаздываю,  - пискнула я, быстро развернулась и направилась по тротуару в сторону института, стуча каблуками.

Я проклинала себя за привзяточность, за расизм, за то, что вырядилась так. Ведь если посудить, то этот парень в жизни бы со мной не заговорил, будь я одета в обычную свою одежду. И что? Каждый день потом так разодеваться? Нет уж, увольте!

В общем, хорошее настроение у меня споткнулось и упало, а вместо него пришла апатия и пресловутые комплексы. Возможно, потом оно потерло бы ногу и поднялось, разогнав остальных, но впереди его ждала подножка в лице Александра Соколова.

Походу этому имбицылу нравилось быть в центре внимания, ведь как еще можно объяснить тот факт, что он стоял на крыльце с большим букетом роз? Внешность его поддалась корректному изменению: вместо прически "аля эдвард" - легкий шухер, словно он помыл голову, взъерошь волосы, да так и пошел, подставив их дороге под порыв ветра. Вместо черных джинс и рубашки - темно-синие, потертые джинсы с подранными коленками, черная майка с сексуальной, полуголой демонессой и кожаная куртка с клепками. Часов и очком на нем уже не наблюдалось, а вместо туфель он напялил кеды.

К сожалению, я слишком поздно поняла, зачем он сделал такой апгрейд, а когда до меня дошло, и я попыталась слинять, было поздно - меня заметили. Убежать на этих чертовых контесах, я не смогла бы при всем желании, не удивительно, что меня легко догнали, потом перегнали, перегородив дорогу, и нагло всунули веник в руки.

- Какого черта?! - воскликнула я, возвращая букет назад.

Брови парня удивленно поднялись. Он перевел непонимающий букет с меня на букет, потом опять на меня и выдал:

- Ты ведь сама говорила, чтоб я за тобой ухаживал, так что держи.

Букет опять вернулся в мои руки и тут же был отдан назад.

- Я такого не говорила! Это была твоя идея!

Веник вновь был сунут в мои руки, и только я открыла рот, чтоб выругаться, как Соколов прошипел сквозь зубы:

- Заткнулась и взяла!

И это подействовало! Я действительно заткнула рот, громко клацнув зубами, руками в то время, прижав букет к груди. Руки тут же закололи шипы, но двинуть руками и оттолкнуть букет я почему-то не могла.

- Ты говорила, что не можешь встречаться со мной, потому что плохо знаешь. Значит, сегодня мы идем на свидание! -  Мыслительный процесс Соколова все больше и больше меня поражал, но ответить я ему не могла. Казалось, что мой рот кто-то заштопал невидимыми нитками, отчего я могла, только стоять и ошарашенными глазами смотреть на этого садиста. -  Я за тобой зайду после последней пары, так что не смей куда-нибудь свалить, а с цвета делай все что хочешь! - сказав все это, он развернулся и ушел, а вместе с ним ушли и невидимые оковы, поэтому я сразу отстранила от себя букет и только сейчас заметила направленные на меня любопытные взгляды проходящих студентов.

Сгорая от стыда,  я прикрыла букетом лицо и засеменила в институт, мысленно клянясь когда-нибудь отомстить Соколову по полной.

На лестницы со второго не третий этаж меня вдруг осенила мысль, что мне впервые парень подарил цветы! Вообще-то раз был второй, но первый был случайным. Я однажды гуляла в одной компании и, проходя мимо цветочного ларька, одна из девушек захотела, чтоб ей купили розу. Так как она была красоткой, то ее желание тут же исполнили, а остальные девчонки стали возмущаться, что тоже хотят. Меня розочкой не обделили, и я помню, потом внимательно ухаживала за ней, от чего она у меня цвела целых две недели.

Я застыла на пролете, взглянула на букет с семью белыми розами в голубой обвертке и вдруг улыбнулась. Оказалось это очень приятно получать от кого цветы не за компанию, а просто так. Теперь мне стало стыдно перед Соколовым за мою реакцию. Я вправду поступила не слишком хорошо, да и он мог не просто пихнуть мне их в руки, а что-то сказать. Да и вообще, кто дарит цветы на крыльце института перед первой парой?! Не мог потерпеть и подарить потом, когда никто не видит?

Хихикнувшая стайка проходящих мимо девушек вернула меня в реальность, и я быстрей засеменила на третий этаж. Реакция одногруппников превзошла все мои ожидания: мне улюлюкали, аплодировали, громко высказывали, про то какого я парня отхватила и как принарядилась. В общем, желания задушить Соколова этим букетом выросло выше Эвереста.

Реакция подружек была очевидна: Катя придирчиво рассмотрела букет, оценивая его стоимость, а Надя лишь фыркнула и заявила, чтоб я на такие банальные трюки не велась.

- Ну, приятно ведь, - не сдержалась я.

- Раз приятно, то не упрямься и начинай встречаться.

Мысль Кати была здравая, но то, что произошло во время нашего разговора, не давало мне покоя. Да и в добавок ранки полученные от шипов роз по время моего обнимания с букетом болели, словно намекая, что это только начало.

Возможно, это была моя бурная фантазия, возможно, я и впрямь стала повернутой на фентези, но меня не помещала предательская мысль,  что я заткнулась и прижала букет не по своей воли. Словно... так стоп! Не хватало мне тут еще навыдумывать мне разного. В своей жизни я общалась со многими "мага, волшебниками, колдунами" и прочей магической компашкой, и на самом дела это были обычные люди, которые мнили из себя не пойми что. Например, однажды один парень заявил, что он некромант, а когда я предложила пойти на кладбище и продемонстрировать свое мастерство, он стал отнекиваться, что я видетили не готова узреть его мастерство. А одна девушка заявила, что она ходим между мирами и когда я спросила, как она этому научилась, то она долго и нудно пыталась мне объяснить, что силу нужно найти в себе и тогда кто-то сверху откроет тебе путь. Что уж сказать о том, что при следующей нашей встречи она уже была какой-то хранительный врат, находящегося прохода у нас в городе. Один парень мне вообще однажды заявил, что я фея, очень меня тем самым позабавив. Не смотря на брет, мне этих людей было интересно слушать, ведь они давали мне новые идеи для книг.

Нет, в мистические силы я верила, так как несколько раз сталкивалась с ними. И чаще всего это были очень неприятные встречи, о которых я бы не хотела вспоминать. Что до Соколова, у меня ведь и до этого в его компании возникало непонятное чувство страха, которое я могу понять. Я боялась не его, а то что он может сделать со мной.  А все из-за другого парня, которого (какая ирония!) звали тоже Александр.

Он сломал меня и чтоб восстановиться мне понадобилось долгих три года и тут нежданно-негаданно заявляется Соколов и требует стать его девушкой. Поэтому я боялась, что этот Александр будет нечем не лучше другого.

- Я не хочу, - ответила я. - Я еще не готова, начат с кем-то отношения.

Подружке понимающе переглянулись и похлопали меня по плечу.

Александр

Закрывшись в пустой аудитории, Марс внимательно следил за голубой пульсирующей сферой у него на руке. В ней отражалась Елена, которая сегодня, к его удивлению, была прилично одета. Если бы не цвет волос и пирсинг, то в таком виде она вполне могла его привлечь.

Признаться, он не ожидал увидеть ее в платье и на каблуках. У него даже на секунду мелькнула мысль, что одеться так она решила для него. Всего лишь на секунду, так как девушка лишь заметив его, тут же развернулась и попыталась сбежать. Как же он разозлился! Он и так чувствовал себя идиотом в этой одежде  и с цветами в руках на виду у всех, ко всему девушка, ради которой он пошел на такие жертвы, смеет выставлять его на посмешище! Все те фразы, что он репетировал под чутким руководством Лэс, вылетели у него из головы, и появилось лишь одно желание - отхлестать ее этим букетом! А потом? Она вернула букет. Притом несколько раз!

Марс понимал, что за то, что он сделал, потом его ждет выговор, но поделать ничего не мог. Эта девчонка относилась к такому виду людей, что заткнуться сама не может до тех пор, пока ей в этом не помогут, поэтому парень не слишком жалел о содеянном.

И почему именно ему дали такое странное задание? Послали бы лучше Эллая, ведь он спец по женщинам. А он - Марс - не зря же получил это имя в честь бога войны, и сюсюкаться с эмоционально не стабильными малолетками был не обучен и тем более не готов.

- Попробуй только повестись на такой банальный трюк! - Голос из сферы отвлек Марса от печальных дум, и он тут же отметил про себя, что сделает все, чтоб доверенный ему объект перестал общаться с этой девушкой.

- Ну, ведь приятно же.

Несмотря на злость, это к удивлению доставила ему удовольствие. Марс впервые дарил цветы, поэтому (хоть он в этом никогда и не признается!) где-то глубоко внутри он волновался. Так что это заявление очень подняло парню настроение.

- Раз приятно, то не упрямься и начинай встречаться.

Марс отметил про себя,  что подружке номер 2 его объекта, после этой фразы, было позволено продолжать общаться и дальше. У него даже появилась мысль, что под воздействием этой девушке объект сдастся и его унижение наконец-то кончаться. Но это мысль тоже бесследно растворилась в злости, стоило раздаться ответу из сферы:

- Я не хочу. Я еще не готова, начат с кем-то отношения.

Елена

Злые голубо-зеленые глаза Соколова смотрели на меня в упор, словно он пытался запомнить и потом пойти рисовать портрет для моей надгробной плиты. Люди на остановке (преимущественно студенты, так как остановка находилась недалеко от института) смотрели на нас кто с удивление, кто с насмешкой. Их было не трудно понять. Мы - то есть я и Соколов - как два соляных столба, застыли на мести (я, сидя на лавочке, он, стоя надо мной) и уже порядком пять минут пялились друг на друга: я - виновато, мой кошмар - зло.

Играть в молчанку-гляделку мне надоело первой, поэтому со вздохом признав победу Соколова, я попыталась как можно виноватее улыбнуться и извиниться:

- Звеняй. Сегодня был просто сумасшедший день! Я так закрутилась, что совсем забыла про наше свидание.

Я не лгала. Мало того, что из-за этого чертового букета мне пришлось шифроваться от любознательных студентов покруче Джеемса Бонда, так еще чертовы контесы стали для моих ног настоящими пыточными инструментами! Честное слово больше в жизни их не надену!.. Да вру - сама знаю, потому что, несмотря на все  упреки и желания отрезать ноги, через несколько месяцев ко мне придет опять желание принарядиться, а каблуки в принаряжение занимает там не последнее место.

Соколов хмыкнул и в этом звуке недоверия, раздражения и идей по поводу моих пунктуальных и мысленных способностей было намного больше, чем если бы он решил мне на несколько часов устроить "головомойку".

Меня это очень обидело и рассердило. Если бы не его чертов веник, который я удачно на третей паре спихнула преподовалке, то мне не пришлось бы чувствовать себя героем фильма "Миссия невыполнима"!.

  - Хорошо, пойдем.

Он схватил меня за руку, но я осталась сидеть на месте.

- А может поедим? В них - я взглядом указала на ботфорды на ногах, - я вряд ли куда-то дойду.

 Опять хмыкнув, от чего я почувствовала себя распоследней дурой, Соколов кивнул каким-то своим мыслям, а затем наклонился и подхватил меня на руки.

- Ты что делаешь, придурок! - мой ошарашенный крик не заставил себя ждать.

Парень поморщился, так как децибелов в крике было значительно больше позволенной нормы, и раздраженно ответил:

- У меня машины недалеко припаркована, или мне подъехать за тобой сюда?

Я быстро оглядела остановку, отметив, что мое место уже заняла задница длинноногой блондинки, которая с призрением глядела на меня, и  поняла, что встанет она, только если я направлю на нее пистолет. К сожалению, у меня его не было, но была идея.

- Соколов, у тебя пушка негде не завалялась?

- Что?! - Парень настолько удивился, что чуть не выпустил меня из рук.

Значит, идея не прокатила.

- Да это я так - мысли вслух, - отмахнулась я. - Ладно, неси уж меня до кареты, мой принц! - патетично добавила я, махнув рукой.

А что? Любая героиня седзи манги, просто спит и видит, как ее на руках таскают "словно принцессу", а чем я хуже?

Мой ручной паланкин, весело на меня глянул, хмыкнул, но понес, слава тебе без каких либо комментариев.

Когда мы оказались в машине (в моделях  не разбираюсь, но она явно была дорогая их категории "спортивная", синего цвета), Соколов взволновано глянул на часы, и я поняла, что походу мы куда-то опаздываем. Надеюсь, Соколов не решил поразить мое слабое женское сердце чем-нибудь эпопейным? А то оно у меня слабое, глядишь и разрыв сердца от впечатления получу!

- А куда мы?

- В кино.

Фух... Протов кино я ничего личного не имею, особенно если это что-то из категории фентези, фантастики или юмора. Или на худой конец триллер или детектив.

- И что за фильм?

- Какая-то мелодрама.

Хм... Ладно, мыло я тоже могу смотреть. Хотя чего еще можно было ожидать от парня? Хорошо, хоть он не выбрал ужасы, а то весь киносеанс я бы пялилась на свои ладошки. Очень уж я боялась крови и отрезание/отпиливание/отщепление/ отрывания различных частей тела, а в наше время режиссеры считают, чем больше этого, тем страшнее фильм. А ведь когда-то ужас на нас могли наводить одни только клоунские красные носы и больше красные ботинки, не говоря уже о баба вылезшей из телика или жуткого скрипа перебитого горла.

Всю дорогу мы молчали, и это меня напрягало, но идей с чего завести беседу у меня не была, да и по Соколову было видно, что он не сильно жажде обсудить со мной какие либо темы.

Припарковав машину возле кинотеатра, парень спросил:

- Сама дойти сможешь?

Мне представилось, как он заносит меня в кинотеатр на руках и под ошарашенные взгляды парочек (ведь большую часть зала, я уверенно будут занимать они) несет к нашему месту... Нет уж, увольте! Я лучше на четвереньках поползу!

- Нет спасибо, я сама!

Эта издевающаяся зараза вновь хмыкнула, от чего я стала просто-напросто ненавидеть это звук и, выйдя, быстро обошел машину, открыл мне дверь и подал руку.

Ха! Джентльмен мне тоже нашелся! Правда, чего скрывать, руку я взяла и потом еще схватила его под локоть.

- Только пошли по быстрее, а то начала уже через десять минут.

Побыстрее? Напялил бы он на себя эти контесы, походил бы в них пол дня и я бы посмотрела, как он  "побыстрее" бы пошел!

Кинотеатр шумел, заполняя собой змейки-очереди. Проходя мимо буфета, я печально вдохнула ароматный запах попкорна, понимая, что тут не то, что за пять минут, тут за пять часов твоя очередь не дойдет. И хоть сильно я не любила попкорн, но здесь делали очень вкусный с вишневым вкусом, который покорил мое сердце лишь одним своим запахом, не говоря уже о вкусе.

- Тебе какой?

Я подняла взгляд на лицо Соколова и удивленно хлопнула ресницами.

- Так тут очередь же, а ты говорил, мы и так опаздываем.

- Просто скажи, какой ты будешь, - уверенно заявил он и самоуверенно улыбнулся.

- Ну, вишневый, - осторожно ответила я, теряясь в догадках, как он за оставшиеся пять минут добудет нам попкорн.

- Хорошо, тогда подымайся на второй этаж, я догоню.

- Ладно. - Пожала я плечами, а потом крикнула удаляющейся спине воображалы: - И попить!

Вы не представляете мое удивление, когда на лестничном пролете между 1 и 2 этажом Соколов меня и вправду догнал с трофеем в руках! Я как та рыбка, выброшенная на сушу, открывала и закрывала рот, выпучив глаза на протянутую большую коробку попкорна.

- Спасиб, - кое-как выдавила я из себя, а потом спросила: - А как?

-  Деньги порой способны на многое, - загадочно ответил он и вновь самодовольно улыбнулся.

- Ну, дела, - недоверчиво протянула я, махая головой из сторон в сторону.

Мне представилось, как Соколов, одетый  в нелепой клетчатой одежде и в пенсне с одним треснутым и одним отсутствующим стеклом, подходит к буфету, достает с кармана револьвер, отсчитывает: "Eins. Zwei. Drei!", выстреливает в воздух  и с потолка начинаются сыпаться деньги. Людям, конечно уже не до буфета, и пока толпа пытается урвать, как можно больше халявных денег, Соколов спокойно подходит к стойке и покупает попкорн с водичкой. Надеюсь, к нам потом не заявиться заведующий буфета сего кинотеатра с возмущением, что червонцы превратились в резаную бумагу.

Я хихикнула, от чего Соколов на меня покосился, но спрашивать ничего не стал.

Возле двери в синий зал, охотник на попкорн протянул девушки билеты и спросил:

- Начался фильм?

- Нет еще, - ответила она и кинула на нас веселый взгляд.

- Отлично. - Соколов откинул штору с двери, пропуская меня, и я, кинув на девушку непонимающий взгляд, прошлась в зал.

Зал, к моему огромному удивлению, был заполнен преимущественно женщинами, и многим из них было уже больше за тридцать. Немногочисленные мужчины, смотрели на Соколова с сочувствием, словно не он меня сюда затащил, а я, притом под дулом пистолета. Только парочкам, на последних рядах, до нас не было никакого дела. Многие из них, не смотря на еще не погашенный свет, уже вовсю целовались.

Одна радует, что места, моя новая головная и ножная боль, выбрал хорошие: в центре зала, как раз посередине экрана. Не радовало только то, что сидящая слева женщина оккупировала подлокотник и сдаваться без боя явно была не намерена.

Плюнув на нее, я кинула в рот пару кусочков розового попкорна и приготовилась смотреть, чего же там выбрал Соколов.

Погас свет, на экране стали показывать трейлеры будущих новинок:  Миньоны, Фокус, Звездный Путь 7, Восхождение Юпитера и еще около пяти фильмом, от чего коробка с попкорном у меня опустела наполовину.  И вот наконец-то, когда я думала, что фильм, на который Соколов купил билеты - это просто череда трейлеров, на экране вылез логотип компании, затем серое небо и большими белыми буквами "50 ОТТЕНКОВ СЕРОГО". Меня словно гром среди ясного неба поразил.

- Ты на что билеты купил? - пораженно прошептал я.

- А что? - кинул на меня сосед удивленный взгляд. - В жанре написано было: мелодрама, драма. Девушкам ведь нравятся подобные фильмы.

- Соколов, валим отседаль! - зло шепнула я этому выбиральщику недоделанному и резко поднялась на ноги, правда через секунду меня дернули на место и немее зло зашипели в ответ:

- Ты чего делаешь?!

Я на секунду задумалась, потом  отвернула голову, что он не увидел мою мстительную улыбку и сказала:

- Хорошо, смотрим и наслаждаемся.

Стоит ли говорить о том, что половину этого фильма я просмотрела так, словно это был сеанс ужасов? То есть, так же прикрывая глаза ладошками. Только не от страха, а от смущения, при этом мерзко подхихикивая.

Александр

Марс выходил из кинотеатра в глубоком молчании. Сказать, что этот фильм его поразил, это то же самое, что заявить: "Властелин колец" самый отстойный фильм за всю историю кино.

Желание Елены покинуть зал в начале фильма, его, что уж скрывать, полчаса сенца очень злило. Он ради нее ходил, выбирал, а она нос воротит?! Притом, нечего странного он в начале фильма не увидел: богатый, успешный мужик, девушка - мышка. В общем, обычная шаблонная мелодрама. Он даже посочувствовал мужику, когда девушка спросила, не гей ли он часов. А вот потом он понял, как же сильно опростоволосился, когда выбрал первый попавшейся фильм и даже не разузнал о чем он вообще.

Возможно, будь на месте Марса кто-то другой, то он не стал бы уж и так переживать. Ну, фильм о любви садиста, что уж поделать. Но Марс был другое дело. Он ненавидел садистов, ненавидел пытки, ненавидел смотреть, как кто-то доставляет боль другому, даже если девушка сама на это пошла, даже если это всего лишь кино. Еще раздражал и злил злорадный смех Елены, но встать и уйти перед ней у него не позволяла гордость. Парадокс, однако.

 - И как тебе фильмец? - спросила Елена, усмехнувшись.

Марс кинул на нее злой взгляд и честно ответил:

- Ужас! И как они только вообще додумались снять такое?!

- Вообще-то этот фильм снять по книге. - Марс удивленно вскинул брови, а девушка кивнула голов и добавила: - Их три части: "50 оттенков серого", "На 50 оттенков темнее" и "50 оттенков свободы".

Еще Елена рассказала, что эта писательница (имени она как не старалась, не вспомнила, да и это было не так важно) начинала с фанфиков по Сумеркам, но ее "эротическое изложении" было слишком жестоким, поэтому она решила написать собственную книгу, в результате чего стала так же знаменитой.

- Неужели кто-то такое читает?!

- И даже смотрят. Ты видел, зал был набит битком.

- И ты такое читаешь?

Елена пожала плечами и спокойно ответила:

- Я смогла осилить только первую книгу, потому что не люблю такое. А так иногда эротику читаю... И не надо так ухмыляться! Бесишь! Знаешь, есть много интересных книг, где присутствует эротика. Вот я недавно прочитала роман "Голые". Довольно психологический и жизненный роман о том, что все мы носим маски и если их снять, то мы становимся просто голые. Еще мне тоже понравился "Жар ночи" и, не смотря на название, книга классная и необычная про два мира: наш и мир снов. Помимо эротики, там еще очень классная фантастика. А романы Филис Каст - это вообще отдельный разговор. Ее цикл "Богини" замешенный на мифах древней Греции - фантастичен!

Они дошли до машины, сели внутрь и замолчали.

Марс помнил, что Лэс советовала после кино отправиться в кафе, но настроение не располагало. Да еще Елена замолчала и грустно уставилась в окно, что наводило на мысль, что поездка в кафе будет еще одним провалом сего "свидания".

Спросив адрес девушки, Марс завел машину и вывел ее на дорогу.

Елена

Молчаливая обстановка в машине угнетала. Я, было, обрадовалась, что выходя из кинотеатра, у нас завязался разговор, но Соколов даже не подумал его продолжить, а самой балаболить не хотелось. Я ж не попугай в конце та концов!

 Когда машина остановилась возле моей лечебницы, то есть возле моего дома, я повернулась и решительно сказала:

- Давай на этом закруглимся?

- В смысле? - Левая бровь привычно изогнулась в удивлении. - Я тебе и так привез домой.

- Да в смысле закруглимся на счет встречания, - пояснила я.

- Это из-за фильма? - его голос был слегка обижен, словно я ему до этого все уши прожужжала о том, что хочу на него сходить, а теперь жалуюсь, какого черта он меня на него потянул.

- Да фильм тут не причем! - с раздражением ответила я, закатив глаза. - Ты не заметил, что туда мы ехали и молчали, обратно ехали и молчали. Тебя это не напрягает?

- Нет, - с непониманием ответил Соколов.

- А меня да!

- Тогда почему ты молчала?

- Да потому что я хочу вести диалог, а не монолог. Поэтому я и говорю: давай закругляйся со своими непонятными желаниями и хватит мне докучать!

- Непонятными желаниями?

Ррр... нет, у него действительно какая-то женская логика! Я ему про поминки, а он про свадьбу!

Я глубоко вздохнула и решила: пока не решу дела с Соколовым из его машины не выйду.

- Ты сказал, что я тебе нравлюсь - ладно, сделаем вид, что я тебе поверю. Потом что хочешь со мной встречаться, не смотря на то, что я не хочу - это тоже ладно. И вот я решила пойти тебе на встречу (знаю-знаю, что все было не так!), но ты ведешь себя так, словно это я заставила тебя идти со мной на свидание.

- Что именно ты от меня хочешь? - С виду Соколов оставался спокойным, но его пальцы, аж побелели, сжимая руль.

Я хотела ответить" Да ничего мне от тебя не надо!", но так, наверное, еще больше бы его запутала, поэтому ответила как можно понятнее:

- Просто обычно если человеку кто-то нравиться, то он интересуется им, пытается узнать его вкусы. Ты же всю дорогу молчал, словно я невидимка. И вот нах мне такой парень сдался? Я уже с одним молчунов встречалась, который меня за руку даже сам взять не мог, поэтому больше мне таких отношений не надо.

На счет парня - сущая правда. Хоть мне тогда было пятнадцать, но ох и намучалась я с ним! Помимо руки, мне приходилось постоянно звонить и приглашать гулять, а потом вытягивать зубцами с него еще каждое слово, про поцелуи и упоминать не стоит. Еще он постоянно опаздывал и однажды я на остановке прождала его целых три часа, хотя ему и надо было всего полчаса, чтоб ко мне доехать. Перестали встречаться мы с ним довольно смешно. Не виделись мы с ним где-то неделю (все потому что я не звонила), я с подружками с горя напилась и попьянее позвонила ему и  договорилась встретиться на следующий день. Вот только на следующий день, из-за похмелья я напрочь забыла о встречи и напомнила мне о ней подругу, которая позвонила и поинтересовалась, как все прошло. В общем, я не пришла и он скорей всего тоже. После этого я встречала его лишь однажды, но он меня не узнал. Вот такая вот печальная история. И нет, не из-за него я три года отходила, но о том парне  сейчас настроения нет рассказывать.

- Значит, это было испытание?

Подобная формулировка вопроса меня удивила, но я задумчиво кивнула головой и ответила:

- Можно и так сказать. Считай, что это было испытание на то, интересно мне с тобой было или нет. И ты его провалил.

- Отлично! - крикнул Соколов с энтузиазмом и завел машину.

- Ты куда? - удивилась я, наблюдая, как за окном все удаляться и удаляться ворота моего дома.

- Я никогда до этого не проигрывал испытания, так что ты должна дать мне еще один шанс.

Даже если я отвечу "нет", не думаю, что этот деградирующий из похитителей наушников в похитителей людей объект меня так просто отпустит, а выпрыгивать из несущейся по дороге машине я не намерена.

- Ладно, - ответила я таким тоном, словно у меня не было и мысли о побеге, поворачиваясь к Соколову и поправляя невидимые очки. - Приступайте!

 Испытуемый (хотя кто еще из нас испытуемый?!) кинул на меня веселый взгляд и приступил:

- Ты знала, что Стивен Кинг никогда не являлся сценаристом фильма "Газонакосильщик"? Его имя было внесено в титрах в список сценаристов, только для пиара, и Кинг через суд добился, чтоб его имя убрали. А фильм был создан на основе рассказа Даниеля Киза "Цветы для Элджернона".

Хм... я этого и вправду не знала, так что меня это удивило. Хотя намного больше меня удивило то, что он "приступил" именно с этого.

Я ждала продолжения, но он вновь весело на меня посмотрел, и в его взгляде я увидела вызов.

- Ах, ты! - воскликнула я, обвиняющее тыкнув в него пальцем.

- А ты что думала, только тебе должно быть интересно? - Мне широко улыбнулись, продемонстрировав ряд ровных белых зубом. Улыбаться мне тут же расхотелось, так как, не смотря на все мои утрешние чистки зубов, из-за сигарет они слегка желтоваты.

- Хорошо! - приняла я вызов, лихорадочно роясь в памяти, чем бы его таким уесть. Спасибо Катьке, которая была очень любознательна и найденными необычными фактами частенько делилась со мной. - А ты знал, что Чарли Чаплин занял второе место в конкурсе подражателей Чарли Чаплина?

Соколов хмыкнул, отрицательно махнув головой.

- Ты знала, что у нарвала бивень, растущий из головы - это на самом деле зуб.

- Один итальянский сказочник, не помню его имя, после того как услышал сказку "Спящая красавица" написал свой вариант. В ней красавица заснула не из-за иглы, а волокно льна, который попал ей под ноготь. Принц, найдя спящую девушку, был настолько поражен ее красотой, что изнасиловал ее. Она забеременела и родила во сне близнецов. Один из близнецов в поисках груди начал сосать палец девушки и именно тот, где застряло волокно. Он высосал его, после чего красавица пришла в себя.

- Мрачная сказочка, - не сдержался от комментария Александр.

- Да почти каждая вторая сказка на самом деле не такая уж и детская. Взять даже Белоснежку, где в конце, кстати, в оригинале мать, а не мачеха, танцует на свадьбе дочери принца в раскаленных, железных сапогах, пока не падает замертво. Или Крысолов, который в оригинале завел детей в реку и утопил. В живых остался только хромой мальчик, который не успевал за остальными. И даже переделанная Красная шапочка тоже не является очень доброй. Ну, это мы что-то отвлеклись. Продолжай.

- Ладно. - Парень задумчиво сощурился. - Чем бы тебя таким удивить? А? Японцы, корейцы и прочие люди восходящего солнца, как известно, едят все, что не попади, но самое ужасное...

- Мозги живых мартышек? - Если он думал, что меня можно этим удивить, то он ошибался. Хотя как оказалось, ошибаясь именно я.

- Нет, новорожденные младенцы.

- Чего?

- Я сам был в шоке, когда узнал. Особенно они предпочитают мальчиков.

- Фее, давай сменим тему,  а то у меня очень живая фантазия.

- Ну, твой ход... Кстати, может, заедем в кафе?

- Нашел, после чего спросить. Хотя против вишневого мороженого я бы не отказалась.

  - Я как погляжу, ты очень любишь вишню.

- Угу, обожаю!

- Почему?

- А ты смеяться не будешь?

- Нет. - Несмотря на ответ, он тут же хихикнул, и у меня появилось такое чувство, что подумал он явно о чем-то неприличном.

- Эй! - Стукнула я его по плечу. - Не смейся, извращенец!

Он еще громче рассмеялся, тем самым подтвердил мои мысли, но потом упокоился и сказал:

- Ладно, я как каменная статуя!

Я кинула на него предупреждающий взгляд и ответила:

- Просто мальчик, с которым я впервые поцеловалась, ел вишневую конфету, и после этого я стала обожать вишню.

Соколов не рассмеялся, и комментировать никак не стал, а только хмыкнул. В это время мы сворачивали, и он повернул голову, поэтому выражения его лица я не увидела.

- Так, теперь моя очередь, - заявил он, когда машина снова выехала на прямую дорогу.

- Почему это?

- Потому что про вишню я не знал.

- Ну, ладно, продолжай.

- О, кстати, про "ну". Оно является самым распространенным словом-паразитом и наши предки использовали это слово для принуждения. Мы же, чаще всего, используем его для того, что бы придавать сказанному большее значение. А вот в хеттском языке "nu" ставили почти перед каждым словом. Кстати, хетты - это древний народ, живший в бронзовый век в Малой Азии.

- Я, кстати, про хеттов где-то слышала... А, я недавно прочитала роман Котенко "Тайна Черной Земли".  Роман был про Египет, и они там упоминались.

- Не удивительно. Хетты и Египтяне несколько веков воевали за контроль над Сирией.

- Значит, я должна два факта.

- Можешь один, про хеттов это я так, к слову пришлось.

- Окей. О! Кстати, "Окей" самое распространенное слово на земле.

- Не удивительно.

Мы затормозили. Как и у кинотеатра, Соколов открыл передо мной дверь и подал руку.

- Ну что продолжим?

- Окей!

Остаток вечера прошел поразительно классно. Мы друг о друге почти ничего не узнали, зато обогатила свои познания о мире. Мороженое было классное, беседа интересной, ко всему официантка зажгла за нашим столиком свечу, создав тем самым нежно-романтическую атмосферу. Признаться честно, я плавилась словно мороженое в вазочке. Закончить этот вечер мог... даже не мог, а должен только поцелуй, который я надеялась получить, в предвкушении стоя сейчас напротив Соколова, возле ворот моего дома. А там уж пусть что будет, даже если эта скотина только играла со мной. Скормить его свиньям можно и потом, а сейчас мое сердце требовало романтики.

- На это раз я прошел испытание? - Блондинистое чудо, казавшееся мне сейчас невероятно симпатичным, улыбнулось.

- Да, - ответила я и хихикнула, вспоминая какие были удивленные лица у соседней парочки. Они та ворковали, а мы устроили самый настоящий бой фактов и новостей.

- Будешь со мной встречаться?

Романтическое настояние толкнуло меня в спину, выкрикивая: "Да! Да! Да!", но не зря бабушка говорила, что у меня цитирую: "поганый характер".

- Если я отвечу "нет", ты завтра опять что-то выкинешь?

С другой стороны, это вполне может сойти за флирт.

- Скорей всего. - Мне вновь продемонстрировали широкую улыбку, которая сейчас казалось до дрожи в коленках обворожительной. - Я ведь уже говорил, что никогда не проигрываю испытания.

 Испытание? То есть я для него испытание?! Нашелся мне тут не доделанная "сойка пересмешница"!

Поганый характер с размаху врезал романтическому настроению под дых, а потом еще добил с ноги в живот.

- Знаешь что, - зло прошипела я, уперев руки в бока, - иди-ка ты отседаль, себе другую испыталку искать! - После чего развернулась на каблуках, чувствую, что мои ноги просто отваливаются от боли. И как я только до этого могла спокойно стоять и еще вдобавок лыбиться, как дура?

- Елена, - окрикнул меня Соколов у ворот.

- Что еще?! - гаркнула я, развернувшись.

- Вот возьми. - Мне протянули руку, в которой были зажаты мои любимые и жестоко плененные наушники.

- Благодарю, - без капли благодарности ответила я и протянула руку, чтоб забрать моих бедолашек, но этот похититель отдернул руки и нагло заявил:

- Дашь свой номер телефона, отдам.

Заскрипев зубами, я все же продиктовала ему номер, ведь он вполне его может пробить у моих одноклассников и тогда наушники мне не видать. Шантажист записал номер, потом позвонил, дождался, когда в моей сумке заиграет мелодия из "Скайрима" и только потом вернул мне наушники.

- До завтра, - мрачно толи попрощался, толи предупредил он, после чего развернулся, быстро забрался в машину и уехал.

Замечательное, мать вашу, свиданьице!

Александр

- И как прошло? - с порога же спросила Лэс.

С виду Лэс напоминала куколку: рост под метр шестьдесят пять, миниатюрная фигура, красивые черты лица, большие голубые глаза и длинные светлые волосы. Вот только внутри куколкой она не была. Один из лучших аналитиков Организации заставлял знающих ее людей обходить стороной и крутить за спиной фиги, в надежде, что взгляд этих обманчиво-ласковых глаз долго на них не задержится.

- Хуже некуда, - честно ответил Марс, разулся и прошел в гостиную, где на диване сидел Эллай, смотря по телевизору футбол.

Элла же можно было назвать мечтой любой женщины. Красивый, спортивный брюнет с обворожительной улыбкой манящими карими глазами мог обольстить даже самую заядлую мужененавистницу. Хотя это не удивительно, раз в Организации он входил в сектор "инкубов".

Увидев, что Марс зашел в гостиную с кислым выражением лица, парень выключил телик и потребовал:

- Рассказывай.

Заняв место рядом с приятелем, Марс подробно рассказал о свидании с Леной. Друзья над проколов с кино не смеялись, зная, какое прошлое было у парня, а вот над продолжением похохотали знатно.

- Да, ну и ляпнул же ты! - весело заявил Эллай,  хлопнув ладошкой по бедру.

- Ты бы еще сказал ей, что это вообще твое задание, - насмехалась Лэс.

- А что мне надо было сделать? - кинул на друзей хмурый взгляд, с вызовом спросил "прокольчик".

- Поцеловать ее, - тут же ответил друг и, ко всему, пожал плечами, тем самым говоря, что тут другого ответа не существует.

- Ты думаешь, от этого бы она не взбесилась? - со злостью спросил Марс, так как о таком варианте он даже не думал.

- Судя по ее поведению, еще как бы взбесилась и, возможно, даже пощечину тебе зарядила. - Марс криво улыбнулся: "Я о том же!", но член сектора "инкуб" еще не закончил: - Но завтра-послезавтра она бы отошла, а теперь еще долго будет вспоминать твои слова и беситься.

- И что мне делать теперь? - Хоть Марс не подавал виду,  но прокол со "свиданием" его очень расстроило. Это было первое задание, которое он провалил... хотя это вообще было задание не по его специализации.

Эллай откинулся на спинку дивана, устремил взгляд на потолок и задумчиво ответил:

- Ты можешь дат ей передышки несколько дней, или наоборот усилить атаку.

- Я не могу терять время попросту, ведь чем быстрее мы закончим задание, тем лучше, - отрезал парень.

- Ты в ней хоть что-то почувствовал? - спросила Лэс.

- Ничего, - с  легкой злостью ответил Марс. - Она вообще не реагирует на "импульсы" и это выводит меня из себя. Если она не та, то мы попросту теряем время.

- Капитан предвещал и такое. В конце концов: отрицательный результат - это тоже результат.

Марс усмехнулся. Такой ответ был неудивителен от аналитика.

- Ненавижу незнание: если это она, то мы должны ее забрать. Если нет, то оставить. Но сейчас мы только ведем наблюдение, а я ненавижу сидеть на месте и ничего не делать.

- Добро пожаловать в разведку! - с широкой улыбкой ответила Лэс.

Елена

- "Я не разрешаю тебе спать. Сука, не спать! Сука, не спать!.."

Через силу разлепив глаза, чтоб найти телефон и выключить будильник, я застонала, мысленно проклиная этого недоделанного испытателя-камикадзе. Вернувшись вчера со свидания, я была так зла и взвинчена, что до четырех часов утра играла в "Биошок", снимаю напряжение на мутантах. Так что вполне логично, что за три часа я не выспалась и была еще злее.

Обычно я ставила будильник за полчаса до того, как надо вставать, что повалять, но сегодня такая роскошь мне не светила. С еще одним стоном я слезла с кровати и направилась в ванную приводить себя в порядок. Зачастую я просыпалась после холодного душа и кружки кофе, но, опять-таки, сегодня мне не помогли даже они, поэтому за завтраком я клевала носом в тарелку, с раздражением слушая переругивания за столом.

Макс ругал Лешу за прогулы, маме жаловалась на Лешу из-за пропавших наушников Ира, а Гриша вставлял свои ядовитые комментарии то туда, то туда. Да, именно так у нас проходили семейные завтраки, обеды и ужины.

Бабушка присела за соседний стул, подперла подбородок кулаком, хитро мне улыбнулась и очень проникновенно спросила:

- А что это за мальчик тебя вчера подвозил? Это тот самый, что тебе признался в любви.

За столом воцарилось молчание, а лица моих родственников тут же повернулись ко мне.

 Их удивление было вполне понятным. Соколов вчера привез меня к восьми и в это время родители еще на работе, а братья и сестра еще где-то шлаються, так что видела нас вчера только моя бабушка.  Хорошо, что этот шантажист меня вчера не поцеловал, а то фиг бы я от бабули смогла отмазаться.

- В любви он мне не признавался - это, во-первых, а во-вторых: да подвез, но это ничего не значит.

Мой телефон, лежащий на столе возле тарелки с остатками яичницы, завибрировал, а песню "Давакин" тут же заставила бабушку поморщиться. Удивленно взглянув на незнакомый номер, я нажала на "прием" и поднесла трубку к уху.

- Слушаю?

- Жду тебя возле дома, - раздался хмурый голос Соколова и следом гудки.

- Чего?! - воскликнула я, а затем вскочила и подбежала к окну.

Кухня у нас располагалась на первом этаже, а окна как раз выходили на улицу, так что рассмотреть  темно синюю машину и Соколова, присевшего на перед машины и пялившегося в телефон, я могла без проблем. И не только я, так как ко мне с обеих сторон присоединилась моя семья.

- Какой симпатичный мальчик, - первая вынесла свой вердикт мама.

- И машина из дорогих, - добавил Макс.

- Где ты такого парня откапала? - обиженно спросила Ира.

- А ты поменьше в телек на корейцев пялься и узнаешь, - поддел ее Гриша.

Между ними тут же завязался спор, а бабушка толкнула меня в спину и сказала:

- Чего стоишь? Иди, одевайся, а то он ждет.

- Да пусть хоть до седины ждет! - прорычала я, но одеваться, все же пошла.

Правда вначале выходить к нему я не хотела, и у меня появился даже план: выйди через задний двор и пойти по переулку к остановке. Но потом я подумала: чего это я должна из-за него мучиться? Ночью прошелся дождь, так что в переулки грязь, и скользить по ней я не хочу.

Выслушав на прощанье вздохи-охи бабушки с мамой и подтрунивание сестры с братом, я уже хотела выйти из дома, как ко мне пришла отличная идея.

- Ира, Леша, хотите прокатиться на этой крутой тачки?

Они еще как хотели, несмотря на то, что родители и бабушка были против. У Гриши был мотоцикл, поэтому ему я не предлагала.

Соколов встретил "младших Пеховых" с удивленно вскинутой бровью, но на мой вопрос: "Подкинем их?", ответил положительно.

Я специально пустила Иру вперед, а сама с Лешой села назад, чтоб с усмешкой наблюдать, как сестры пытается Соколова взять "в оборот". Ее задевало, что такой парень обратил на меня внимание, поэтому желание переключить его на себя было мне понятно. А если у Ирки это получиться, то я еще ей и спасибо скажу. Жаль, но все ее попытки успеха не принесли. Соколов на вопросы отвечал без настроения, односложными ответами, а на попытки выставить декольте "в лучшем свети" даже не взглянул.

Когда мы развезли родственников, парень хмуро спросил:

- И что это было?

Я пожала плечами и одела наушники, тем самым говоря, что разговаривать с ним не намерена.

До института мы доехали в гнетущей атмосфере. Когда машина остановилась, я тут же вылезла на улицу, не давая Соколову проделать свой фокус с открыванием дверей, и, не прощаясь, быстро направилась на курилку.

Катя с Надей уже были там и выглядели они удивленными моим способом "приезда". Про свидание я им вчера вечером рассказала по скайпу, так что их состояние понят было не трудно. Даже Катя "прониклась" его заявлением про испытание и больше присмотреть к нему не советовала.

- И что это было? - спросила Надя.

Я подкурила сигарету и раздраженно ответила:

- А что мне было делать, когда утром он ко мне приехал? Убегать от него через огороды?

- Да уж, упертый парень оказался, - со смешком ответила Катя.

- Его бы упорство, да в нужное русло, - с наигранной печалью добавила Надя.

Пока мы курила, я рассказала про то, что случилось по дороге сюда, точнее, про Иркины попытки захомутать Соколова.

-  Может, заявишь ему, что ты нетрадиционной ориентации? -  хохотнув, предложила Катя.

Все дело в том, что в прошлом году она сама пыталась отмазаться от парня таким образом. В то, что он ей поверил - я сомневаюсь, но приставать, правда, перестал. Наверное, посчитав, что связываться с такой идиоткой себе дороже.

Мне представилось, как я с Катяй под ручку подхожу к Соколову и заявляю: "Прости. Ты хороший парень, но эта прелестница уже украла мое сердце". И как у парня удивленно изгибаются брови, и он издевательски хмыкает. Нет, в это он вряд ли поверит, а вот если вместо Кати будет другой парень...

- Эх, неплохая идея, - задумчиво буркнула я.

Подружки переглянулись и звонко рассмеялись, привлекая к нам внимание других студентов на курилки.

- Да я пошутила! - через смех, проговорила Катя.

- Да я не об этом, - отмахнулась я и рассказала свою идею.

- И где ты парня найдешь? - спросила Надя.

- У меня уже есть один на примете, - ответила я и зловеще улыбнулась.

                                                                      ***

Первые две пары я держалась молодцом и пыталась если не внимательно слушать преподов и записывать, то хоть делать вид, а вот на третьей мои силы кончились и я заснула прямо на учебнике. Разбудил меня острый локоть под ребра. Я дернулась от боли и сонно пробубнила:

- А... Что?

- Не что, а когда, - раздался голос над головой.

Я посмотрела наверх и столкнулась с холодным взглядом Елены Васильевой.

- Что "когда"? - сонно отозвалась я.

- Когда вы за ум возьметесь, Пехова? Хотя на этот вопрос можете не отвечать, так как ответ и так ясен: "никогда". А вот на другой я очень жажду услышать ваш ответ.

Минут десять мой сонный мозг пытали похуже инквизиция ведьм в прошлом. Хорошо, хоть в результате мне поставили кол, а не отправили на него. До звонка я думала не дотерплю и вновь засну, но мысль о кофе помогала. Как только кончилась пара, я тут же схватила Максима под локоток с предлогом "поговорить" и потянула его в располагающееся поблизости кафе.

- Чего тебе, Елка? - раздраженно спросил Макс, наблюдая, как я залпом пью первый стакан с кофе. Второй я уже с наслаждением тянула маленькими глоточками. "Закусывая" каждый глоток дымом сигареты.

Погода на улицы была прохладная, да еще стал моросить мелкий дождь, но курить в кафе было нельзя, поэтому я вытащила друга на летнюю площадку под большой зонт. Не только мы пренебрегли ради сигарет теплом, поэтому соседние столы от одиночества не страдали.

- У меня к тебе есть серьезное дело, - начала я, но друг тут же перебил меня:

- Пятьдесят процентов мои.

- Чего? - растерянно спросила я.

- Просто у тебя такая серьезная рожа, словно ты хочешь попросить у меня помощи в ограблении банка! - пояснил друг, на что я рассмеялась.

Макс был прикольным парнем, с которым мы сдружились совершенно случайно этим летом. В июне моя двоюродная сестра Света пригласила меня с ночевкой на море. Я ехать с незнакомой компанией поначалу не хотела, но сестра умела уговаривать. Какое же было мое удивление, когда в "незнакомой компании" обнаружилась знакомая морда Максима Тополева. И как-то так получилось, что в машине мы ехали рядом и разговорились. Парень оказался такой же повернутый, как и я на книгах фентези и играх, поэтому найти общий язык нам не составило труда. Я, правда, думала, что в конце лета наше общение сойдет на нет, но с осени оно, наоборот, набрало обороты.

Парнем он был высоким, но худощавым с рыжей, немного вьющейся шевелюрой, зелеными глазами и вытянутым лицом,  от чего кажется, что у него вечно слегка удивленное лицо. Ко всему, из-за шрама, ломающего его правою бровь, кажется, что он смотреть на тебе с легкой иронией. В некотором роде он мне нравился: с ним было весло и интересно (а какая у него была классная сережка в ухе!), но ему нравилась наша одногрупница Лиза Путкова (та еще стерва, если честно), поэтому мыслей выйти из "френд-зоны" у меня не было.

- Если честно, дело не такое серьезное, но не менее опасное, - поддавшись вперед и понизив голос, призналась я нарочно серьезно.

- О! Ты меня уже заинтриговала! - вторив за мной, ответил друг.

В этот момент слева от нас послышался звук отодвигающегося стула. Мы синхронно повернули головы и увидели подсевшего к нам Соколова.

Вид у него был хмурый и мокрый, так как дождь подмочил ему прическу. Губы парня были поджаты, а во взгляде читался вопрос: "И что это вы тут делаете?". Кинув на Макса взгляд не слишком дружелюбный, он протянул ему руку и представился:

- Саша.

- Макс, - ответил рыжий, пожимая руку.

- О чем разговариваете? - спокойно спросил Соколов, но от его тона у меня пробежали мурашки по коже.

Дожились! Я с ним не встречаюсь, а чувство такое, словно он застал меня за изменой!

Блин! Если бы знала, что этот сталкер припреться сюда, то поговорила бы с другом по дороге, а то будет как-то нелепо, если я сейчас заявлю: "Знакомься, Соколов, это парень, которого я люблю", а Макс в ответ состроит ошарашенный покерфейс и начнет отнекиваться, что он, дескать, не при делах. Рисковать дружбой из-за призрачной надежды, что у друга вдруг проснуться телепатические способности, он прочтет мои мысли и подыграет, не хочется.

- Составляем план ограбления банка, - раздраженно ответила я.

Соколов себе не изменил: вопросительно вскинул бровь и хмыкнул.

- И как успехи?

- Без Оушена и его одиннадцать друзей плохо, - попытался свести все в шутку друг, но недоделанный похититель даже не хмыкнул, а удивленно спросил:

- Без кого?

Мы переглянулись и уставились на парня одинаковыми удивленными взглядами.

- Кино есть такое: "Одиннадцать друзей Оушена" про ограбление банка, - пояснил Макс. - Посмотри, фильм классный.

- Посмотрим, - ответил Соколов, от чего стало сразу понятно, в чьей компании он собирается его смотреть.

Нет, ну это уже не в какие ворота не лезет!

- Что тебе надо, Соколов? - устало спросила я, закурив еще одну сигарету.

Сталкер поморщился, но вырывать у меня сигарету из рук не стал.

- Я хотел поговорить.

- Говори, - милостиво кивнула я головой, откинувшись на пластмассовую спинку стула.

 - Я хотел поговорить с тобой, - с нажимом пояснил он.

- Тогда я, пожалуй, пойду. - Макс поднялся, но я его остановила:

- Постой. - Тоже поднявшись, я посмотрела на Соколова и ответила: - А я с тобой говорить не хочу!

Вот только уйти мне было не суждено. Схватив меня за руку, парень кинул Максу:

- Уходи.

Я с удивлением смотрела, как друг резко разворачивается и уходит, что было совсем не в его стиле.  Макс не любил когда ему приказывают, не говоря уже о том, чтоб уйти и бросить меня на растерзание этому скоту! Да он шрам на брови получил из-за того, что левой девчонке помог, когда к ней пьяные мужики приставили!

- Садись.

Я не собиралась исполнять его приказ, но вопреки желанию вернулась на место.

Отчего-то мне опять стало страшно. Внутренний голос вопил: "Дура, чего застыла?! Вскакивай, стулом его по горбу, с ноги в пах и беги!", но я послушной куклой сидела и глядела на эту пародию Копперфильда.

Тут уж точно можно мазками двинуться и поверить в то, что Соколов какой-то не доделанный колдун!

- Вот теперь мы можем спокойно поговорить, - заявил парень, а мне самой захотелось стать ведьмой, или хотя бы стать обладателем портативной пушки Aperture Science,  чтоб создать портал и смыться отсюда.

 Александр

Марс, с большим стаканом крепкого кофе, уже почти подошел к кабинету, где у Лены была третья пара, как она вышла в коридор с каким-то рыжим парнем. То, что она вышла в компании парня, его никак не впечатлило, а вот то, что она держала его под локоть - насторожило. "Парочка" его не заметила, так как свернула в другую сторону и направилась к лестнице. Прикрыв себя "тьмой", для отвода глаз, он направился за ними.

"Парочка" дошла до кафе, зашла в него и через несколько минут вышла с двумя стаканами кофе.  С непонятно откуда взявшемся недовольством, Марс наблюдал, как они содеяться за один из столом и Лена с жадностью выпивает один стакан кофе, потому закуривает и принимается за второй. Сняв себя "тьму", Марс выкинул стакан с кофе в мусорку и направился к ним. "Парочка" как раз о чем-то шепталась, склонившись друг к другу. Остаться равнодушным к увиденному у него не получилось. И как бы Марс не говорил себе, что это чувство раздражения вызвано тем, что парень всего лишь мешает ему выполнить задание, остаться равнодушным во время их короткого разговора он не смог. Особенно, когда на его вопрос: "Без кого?", "парочка" переглянулась и посмотрела на него одинаковыми взглядами с немым вопросом: "Как ты его не видел?!". Что уж говорить о том, что Лена не захотела с ним говорить, а решила уйти вместе с этим рыжем Максом?

- Уходи.

Головой Марс понимал, что он и так, в последнее время, нарушил правила и стал использовать силу в корыстных целях, но внутри он желал, чтоб этот рыжий не просто ушел, а больше никогда не смел подходить к Лене. Сделать это для него не составила б труда, поэтому ему стоило очень больших усилий сдержаться.

- Садись. - Еще одно нарушение правил, но угрызение совести он не чувствовал. - Вот теперь мы можем поговорить.

Лена посмотрела по сторонам и это его насторожило. Кинув в нее "импульс" и как в предыдущие разы не получив ответа, Марс слегка успокоился и проговорил:

- Я хотел извиниться за вчерашнее.

- Да неужели, - с сарказмом ответила Лена, скрестив руки на груди.

- Я действительно сказал глупость, поэтому понимаю твою злость.

- Значит, злость ты мою понимаешь, а не желание видеть тебя - нет?

Макс все прекрасно понимал, но слова девушки его все же задели.

- Мы ведь с тобой вчера хорошо провели время, - начал осторожно он и тут добавил: - После кинотеатра, конечно.

- Не спорю, - призналась Лена. - Но один вечер ничего не решает.

- Поэтому я и хочу встречаться с тобой как можно чаще.

- Тогда давай дружить, - с усталым вздохом предложила девушка.

Дружбы было не достаточно. Если она окажется той, кем они думают, то во время "пробуждения", ей нужна будет связь намного сильнее дружеской. Именно поэтому Марсу было приказано завязать с ней сильную связь и если не любовь, то хотя бы влюбленность.  Он надеялся, что сможет с первой встречи обворожить ее, но девушка оказалась на удивление твердолобой и все его старания принимала в штыки.

- Мне будет трудно с тобой просто дружить. - Ему вообще, почему-то, было трудно находиться с ней сейчас, особенно когда она хотела променять его на этого рыжего парня, но об этом Марс не мог признаться  даже себе.

Лена страдальчески закатила глаза. Марс ожидал новой вспышки гнева и раздражения, но девушка, к его удивлению, сказала:

- Хорошо, давай встречаться! Но если у нас не получиться, ты больше не будишь изображать из себя сталкера. Договорились?

Хоть выражение его лица осталось прежним, но где-то глубоко в сердце появилось некое чувство радости. Но это Марс списал на радость от того, что его задание наконец-то сместилось в мертвой точки.

Лена

- Тогда давай дружить, - предложила я, вот только Соколов отказался.

Хотя, не скажу, что я надеялась, что он подскочит и радостно закричит: "А давай, подружка!", а значит преследовать меня, этот не стругацкий сталкер, продолжит.

В голове всплыла где-то прочитанная фраза: "Здравствуйте, я - сталкер, и вы мне приглянулись". Звучит смешно, но на деле веселья мала.

Наверное, я сошла сума, так как закатила глаза и сказала:

- Хорошо, давай встречаться!

Нет, даже не "наверное", а так оно и есть. Хотя возможно во всем виноват засыпающий морг, которого кофе так и не взбодрило.

- Но если у нас не получиться, ты больше не будишь изображать из себя сталкера. Договорились? - поспешно добавила я, а то мало еще что.

Мое согласие, похоже, его никак не обрадовало и не огорчило, так как на его покерфейсе не дрогнул не один мускул. Или может он попросту впал в шок? Я имею в виду Соколов, а не его лицо.

- Можешь теперь радоваться, - намекнула я с легким раздражением.

Мне тут же продемонстрировали широкую голливудскую улыбку, такую натянутую, что оставалось только удивляться: как у него харя пополам не разорвалась.

- Я и так рад.

- Сделаю вид, что поверила, - буркнула я, а потом поднялась и направилась к институту, так как звонок на пары меня явно не будет ждать.

Соколов тоже поднялся и присоседился ко мне, подстраиваясь под шаг и странно на меня косясь. Хотя понять его можно было без труда. Со стороны я, наверное, походила на зомби: усталая, вялая походка и лицо только, что вылезшего из могилы трупа. Не хватало только рыка: "Мозги", чтоб меня зомби совсем приняли за свою.

Пары уже начались, что не удивительно. Проводив меня до моей двери, Соколов предупредил: "- После пар я зайду за тобой и отвезу домой", после чего ушел.

И где он только выдрал мое расписание?

Зайдя в кабинет и выслушав нудную лекцию об опоздании, я заняла место возле Кати и через пять минут уже сопела, прикрывшись учебником.

И снился мне Соколов, одетый в черную рясу с ритуальным ножом в руках. Я лежала голая на жертвеннике в какой-то пещере и кричала: "Соколов, имей совесть, хоть одеяла подстели! Я так воспаление легких получи! Тебе же потом меня и лечить!". Потом в пещеру вбежал амон и повязали Сокола за халатное отношение к жертве. И когда его вязали, он вопил: "Протестую! Я бы вылечил ее потом! И вообще я не виноват, как в книге написано, так я и делал! Все по инструкции!". Потом, почему-то, мы оказались в квартире №50 дома 302-бис па Садовой улице и там был Волонд, Бегемот и Коровьев.  Волонд смотрел на Соколова и качал головой, а Бегемот причитал: "Нахал! Где это видано, чтоб одеяло на жертвенник не стелить!" и Коровьев еще добавил: "А еще говорят: двадцать первый век - рассвет цивилизации!". Потом меня кто-то украл и Соколов бежал за нами, крича: "Она сама согласилась. Я ее не заставлял!". Догнал он меня или нет, я не знаю, так как меня вновь разбудил толчок в бок, хорошо хоть не из-за препода, а из-за звонка.

- Что с тобой сегодня такое? - обеспокоенно спросила Катя.

- Я сошла сума, - только и ответила я.

                                                                 ***

- Согласилась встречаться?!

Надя, Катя и Макс смотрели на меня с потрясенным выражением лица.

Друг, вообще-то, не курил и на курилке подошел ко мне, чтоб извиниться за бегство в кафе и поинтересоваться моими делами.

- Ты же не хотела с ним встречаться, - напомнила Катя, как будто я страдаю потерей памяти.

- В некотором смысле, он меня согласиться заставил силой, - со вздохом ответила я.

- Он что ли приставил тебе пушку к голове и заявил, - Надька сложила пальцы "пистолетом" и приставила мне ко лбу: - Слышишь, чика, или ты соглашаешься со мной встречаться, или я заляпаю бетон твоими мозгами! Так что ли?

- Не так, - признала я, с раздражением откинув ее руку. - Просто порой он меня пугает. Почему я не знаю, но чувства очень неприятные.

- Ой, Лен, просто признай, что тебя покорила его упертость, - закатив глаза, сказала Катя.

- Наоборот, она меня пугает! - разозлилась я. - Он говорит, что влюблен  в меня, но искренности в его словах я не чувствую. Поэтому я не понимаю, что именно он от меня хочет!

- Слушай, Елка, - настороженно начал Макс, - может он попросту волнуется или стесняется, поэтому и ведет себя так отстраненно. Ты ведь его уже столько раз отшивала.

- Ты вообще, на чьей стороне? - негодующе спросила я.

- Я не на чьей стороне, просто считаю, что ты к нему слишком несправедлива, - спокойно ответил друг. - Мне, например, к девушке, которую я люблю, страшно подойти, а уж услышать от нее отказ, так вообще... Так что я считаю, что он молодец, раз не пошел напиваться с горя, а пытается тебя добиться.

- Или скорей всего добить, - мрачно буркнула я.

Макс взлохматил непослушную шевелюру и с раздражение сказал:

- Не пойму я вас девушек! Чего ты вообще хочешь? Чтоб он тебя сутками напролет носил на руках и каждую минуту клялся в вечной любви? Хотя и тогда тебе, наверное, чего-то будет не хватать!

- Макс...

Друг раздраженно махнул рукой, развернулся и ушел.

 - Что это с ним? - с удивлением спросила я.

- А ты не знаешь? Путкова начала встречаться с парнем из группы инженеров.

- Понятно, - буркнула я и с раздражением выкинула сигарету в мусорку.

                                                                            ***

Соколов не соврал и после пар ждал меня возле кабинета, наверное, чтоб я не попыталась сбежать. Мои одногруппники смотрели на нас с удивлением, но без комментировать.

 В молчаливой и какой-то гнетущей атмосфере мы дошли до его машины. Я хотела было сесть назад, но парень открыл переднюю дверь, намекая, что ехать я могу только там.

Присев на мягкое сидение, я тут же одела наушники и нажала на "плей" в телефоне.

В голове до сих пор крутились слова Макса. Носить меня рука и тем более постоянно клясться в вечной любви я не хочу.  Во мне все эти мыльные сцены в кино и книгах вызываю рвоту, не говоря уже о том, чтоб в ним я принимала главную роль. Но ответить на вопрос: "Чего же я хочу от Соколова?" я так и не смогла. Хотя нет, один ответ был: "Я не хочу с ним встречаться!".

Возможно, меня трудно понять, ведь если со стороны взглянуть на парня, то он довольной клевый. Красивый, богатый (судя по тачке), довольно умный и, что скрывать, интересный

В мыслях легко представить, как к тебе подходить классный парень и заявляет, что он влюблен в тебя. Но в жизни чувство неравенства очень сильно начинает на тебя довить.  Да и появившийся червячок сомнения, постоянно твердит: "Такие крутые парни не для такой, как ты! Такому, как Соколов, подходят только шикарные девушки с длиннющими ногами и родителями, которые запросто могут выкинуть несколько тысяч долларов на шопинг".  Я же не красивая, толстенькая... да и тело себе, ко всему, испоганила. На этом фоне даже мой "широкий внутренний мир" роли никакой не играет. Я понимаю, что это все комплексы, но избавиться от них за один день не возможно. А еще я очень боюсь, что мне опять разобьют сердце. Ведь такому парню не трудно будет найти себе другую, а я опять буду несколько лет страдать.

Хлопок по плечу выдернул меня из мыслей, я стянула наушники и спросила:

- Что такое?

- Что слушаешь?

Я выдернула наушники, и салом машины наполнился голосом Макаревича:

...Друзьям раздайте по ружью,


Ведь храбрецы средь них найдутся.


Друзьям раздайте по ружью,


И дураки переведутся.



Когда последний враг упал,


Труба победу проиграла,


Лишь в этот миг я осознал -


Насколько нас осталось мало.

- Забавная песня, - вынес вердикт Соколов и весело улыбнулся. - Что за група?

- "Машина времени" - одна из моих любимых.

- Значит, ты слушаешь "русский рок"?

- Не только. Вообще, что понравиться, то и слушаю, но больше русских, так как с английским у меня беда. Есть, конечно, несколько зарубежных групп: горилас, металика, никелбек, ликин парк и другие, но я читаю переводы их песен. Ты, наверное, думаешь, что это глупо?

- Почему? - его удивление было искреннем. - Мне, наоборот, кажется, что это здорово. Многие люди слушаю музыку и даже не понимаю о чем она, а ты, наоборот, хочешь понять суть песни, в которую музыканты вложили свою душу.

- Твоя похвала не заслужена, -  призналась я с кривой улыбкой. - Хоть к музыке я отношусь серьезно, но артисты исполняющие ее меня не интересуют. Мне безразлично кто исполняют песни, как их зовут или когда у них дни рожденья. Я, несомненно, благодарна за песни и часто покупаю, а не скачиваю альбомы, но если бы встретилась с кем-нибудь из певцов, то автограф вряд ли попросила.  Я странная?

Соколов кинул на меня насмешливый взгляд  и ответил:

- Я бы сказал необычная. У меня есть одна знакомая, так она просто кипятком писяеться из-за одной группы. Она знает о ней все, а ее комната увешена постерами. Вот именно это мне кажется странным.

Переглянувшись, мы рассмеялись.

- Включи что-нибудь еще, - попросил парень.

Я пролистала плей-лист и остановилась на Mad Heads XL "Автобус Буратін".

"...Повний автобус буратін


Повний автобус буратін



Прокататися можуть не всі


На такому автобусі


Дерев’яні козюлі в носі


І сміх без причини


Ознака буратіни..."



- Я часто в троллейбусе ее включаю, особенно если плохое настроение и представляю, что еду с буратинами. Настроение подымается мгновенно!

Затем я включила Машины времени "Проводница", Сауроныча "Бронтозябра", Трио Идиота из КВН "Прогресс" и тоже из КВН РУДН  "Винни-Пух и Пятачок". Последняя парню понравилась, и он попросил скинуть ее себе на телефон.

- На нее один парень мульт прикольный нарисовал, я тебе ссылку скину. Какой у тебя логин в вк?

- Где?

- В контакте, - пояснила я.

- У меня нет.

Его откровение меня удивило, так как я еще не встречала подростка без наличия каких либо страниц на социальных сетях.

- Фейсбук?

- Тоже нет.

- Твитер?

- Нет.

- Одноклассники? - закинула я последнюю попытку.

- Нет. Я предпочитаю виртуальное общение живому.

Признаться меня удивляли подобные люди, хотя со стороны ненормальными, наверное, казались именно те, кто зависит от социальных сетей. Я от них не зависела, но порой они помогали общаться тогда, когда встретиться не хватает времени или попросту нет возможности.

- Ну, ок, - ответила я и включила "Террорист" Браина, Дэна Назгула и Сауроныча.

"У этой песенки есть эпиграф:

"Эй, кент, спасибо, что продал кокса.

А теперь сними, пожалуйста, на видео камеру,

Как я пролетаю над этими двумя башнями..."

Когда песня кончилась, Соколов сказал:

- Я не понял эпиграф и кто такой Макмёрфи?

- Эпиграф, скорей всего, про рухнувшие башни близнецы в Нью-Йорке, а Макмёрфи персонаж книги "Полет над гнездом кукушки". Не читал?

- Нет. Интересная?

- Честно не знаю, я только фильм смотрела. Но фильм интересный.

- Кстати о фильмах, может, посмотрим на выходных, то кино об Оушене и его друзей?

- Если не будет других планов, то посмотрим.

Соколов глянул на меня с подозрением, но я и бровью не повела.

Даже если мы начала встречаться, это не означает, что теперь все свободное время я буду отдавать ему. У меня, в конце концов, есть друзья, а еще кровать и интернет, которые порой затягивают меня в свои сети на несколько дней.

Машина затормозила возле моего дома, я повернулась к парню и ожидающе на него уставилась.

Не то, чтоб я хотела, чтоб он меня поцеловал... Хотя, какого черта я вру самой себя! Мне хотелось, чтоб он меня поцеловал со вчерашнего дня. И пусть это будет не французский поцелуй, а простое прикосновение к губам. Вот только жираф по имени Александр расценил мой знак совсем по-другому. Он вышел из машины, обошел ее и открыл мне дверь.

Я вылезла на улицу, и кисло буркнула:

- Пока.

- До завтра, - раздалось мне в спину.

Хорошо, что дома кроме Иры и Леши никого не было, а они не заметили на чем я приехала домой, так как один рубился в доту, а вторая смотрела какой-то корейские сериал со странным названием "Я тоже цветочек". О своем заявление: "Что за глупое название?", я тут же пожалела, как и о решение спросить у сестры, что она такое смотреть. Минут десять мои уши мучили пересказыванием сюжета и восхищенными возгласами, какой Юн Ши Юн лапочка, и какая у него милая улыбочка. От предложения присоединиться, я в прямом смысле отбивалась подушкой, потому что прекрасно знала сестру:  дашь слабину, и она постоянно будет надоедать. Мама с бабушкой она уже затянула в мир дорам, а я присоединять к ним была не намерена. Мне мыльных сериалов, в последнее время, в жизни хватает, благодаря Соколову!

Переодевшись и заняв место перед своим Леней (это я так комп называю, от название Ленова), я зашла вк и увидела, что Максим онлайн. Минуты две я боролась с желанием, а затем плюнула и написала: "Бабы - дуры!" и добавила картинку мартышки с надписью: "Умная женщина сама знает, что дура".

<img style="-webkit-user-select: none" src="http://cs405730.vk.me/v405730204/87c0/HsTredWJS-4.jpg">

В ответ он прислал мне демотиватор: в поиске набрано: "Я ду...", а гугл выбивает варианты: " 1. Я дура. 2. Я дурак что делать" и внизу подпись: "По крайней мере мужчины ищут выход".

<img style="-webkit-user-select: none" src="data:image/jpeg;base64,/9j/4AAQSkZJRgABAQAAAQABAAD/2wCEAAkGBxQSEhUUEhQWFBQXGRwYFRcXGBoXFhUXFRsdFxgVFxcYHSggGBwlHBcXITEhJSkrLi4uFx8zODMsNygtLisBCgoKDg0OGBAQGiwcHx0sLCwsLCwsLCwsLywsLCwsLCwsLCwsLCwsLCwvLCwsLCwsLCwsLCwsLCwsLCwsLCwsLP/AABEIALgBEgMBIgACEQEDEQH/xAAbAAABBQEBAAAAAAAAAAAAAAAAAQQFBgcCA//EAEoQAAEDAgIECAoHBQgCAwAAAAEAAgMEERIhBQYTMSJBUVNhgZPwBxQXUnGRkqHR1BYjMnOzwdMVNEKxwyQzQ1RystLhYoNjtPH/xAAYAQEBAQEBAAAAAAAAAAAAAAAAAQIDBP/EACARAQEBAAIDAAIDAAAAAAAAAAABEQIhAxIxQVEiMmH/2gAMAwEAAhEDEQA/AMNQhWDVfV0VbZCZHR4HMaMMYeXGQSOucUjLACI8u9BX0K++T1v+Yl7CP5hHk8bz8vYR/MK4KEhX3yet5+XsI/mEeT1vPy9hH8wmChIV98njefl7CP5hHk8b/mJewj+YTBQkK++Txv8AmJewj+YS+TxvPy9hH8wmCgoV+8nbefl7CP5hJ5PG/wCYk7CP5hMFCQr95O28/L2EfzC8n6iRDI1Th6YovmEypqjIV8Z4PmHdUSH0Qxkf/YXXk7bz8vYR/MJhqgoV+8nbefl7CP5hHk6bz8vYR/MJhsUFCv3k7bz8vYR/MI8nbefl7CP5hMNigoV+8nbefl7CP5hHk7bz8vYR/MJi6oKFfvJ23n5ewj+YR5PG8/L2EfzCYKChX7ydt5+XsI/mEeTtvPy9hH8wmCgoV98njefk7CP5hHk9b/mJewj+YUwUJCvvk9b/AJiTsI/mEnk+Zz8vYR/MIKGhXzyfM5+XsI/mEeT5nPy9hH8wgoaFbdNantghfIJnuLAHYXRNaCC9kZ4TZXEEbRp3cqqSAQhCAV98GI4M/wB5D/sqFQlffBh9mf7yH8OoQXuyLLoBFltHICWy6SW79/SiEt36kW79S6IQ4fmg5I79SCu0W79aDm3frTLSuk2U8eN/UOU9+NSAHfrWa66VplnDAeCDhHUc/Wf5BdPHx3bfkYv6n5ep0lUVjrAuaziYw4bjlc7epGLUy44QYD1k+s5qd1b0a2GJuXCcLn1KXssW2t9TqM9rtVp4LvhccvNcQnOqOskz37OY42kZO/jv6RkR0n1lXotvvzBTKk0RFG5z2t4R4+Tfu5EvxJTzD39SLd+tcVdSyNpfI4NaN5PfMqAk1qvnHCXN4i5zWYhyhuZspbi8eFqxHv6klu/Wq9Ra3xOcGytMR3XJu3dxnK3ptZWNp4xnyJLKcuF43K5siy8a6tZC3FI63JxknkAG9RrtZIxvY8DlIA918lLzkJxtS9kJvRaQjlHAdcjMg5OG7iTuysupZnVeYCC1MKrTtPGbPlbcHMA3tv32Xi7WSlG+Zo9Id8Fr1ubiSx5azSyxxl8biA3eABy2zcfTyKF1N01NPI8SPc8cV8IDRvvkLkqc07UNko5HsN2kCxsRfhDiIVZ8G44ci536vGd1fCEmFLK8NF3ENHGSbD1pnFpaBxs2ZhO62IK2tTjadWSWRNK1oBc4AE2BO4k7h7kRyNd9kg+jPiB/kQetVEDroP7JN92Px4FlC1jXb90n+7H48CydZrQQhCgFffBh9mb7yL8KpVCV+8F44M/3kX4dQgv1kWXVkWWkcpSlslCqObJcK6t360NQc279aAO/WugPy/mlARHDQsh0k8ipOLikN/RiP5LYGhZxr9ossm2oHAk39DgM/Xv9a6cO5eP7T5ZWg0mbG25PyXsWqtaj6bbNGInkbVg3ec3dcfmrTbv1hc/i365LUmFV3TOgHyPxBzzbzpCPU1tgFSqOpf4zGCb9FzYm2RIvn/0uk4T1vLfjP24ltfa4ulbFfgtIFuIk2ufeB1K16C0UxsbS5oc5wuSc+pUvXqmc2fEf4gHg8VwACPWPer9q/VCWCN43FvvHEuHH69Pm+TPmK/rnoNhi2rG4S22K3GDl/Oy8NQdMEsfC832ebOXDmcPVY+tWXWBwFNKXbsBHWRl71Q9R6cvmkcNzgR/MfzKcvvRxy+Pv9nM8z6quwXybkOi++38lcm6Ehw4cAPTx+tUfRkmyrmudlc2PQf8A9WlAKeL4x5eqzvTdK+jlD4ieDm08o809HEn+s+sBNKwxm21biNt9vNv1+5e3hDcBE3lsQPdb81CyaHfLQMc0XdGTlytIz94W/DnHyVPL/LjEtq3ogS07S42acg1u48pPKSqtp/Rxo57AktycOlpOY938lYNStYWRx7Ca7HNPBJBsRyZbiEx1rqfHJWiEEsbwS45YnXuQAeLNdOO+ttYv2SLDpCNviDiwkhwBzzO8ZKC8G325FYq6kMdAWneAL+0FXfBuPrJQuN/C8f7UlfXOq6vZjNjcmNP2b3tjI3HLNe+sGjoWMsZQZrZMaLuPRZu4elQtE3DWYX7iSw5ubmDbMtIPF71d6XVtrd5sPNYLX9Lt5Unb08768ukPqVWulaYJgSGkOjuTcWN7H0G1la6ajZGCGDCCcx6Mhv6AB1JaShjjHAaB35V72Wp04W6rmvH7pN93/Xp1ky1vXkf2Sb7sfjwLJFCBCEIBaB4LBwZ/vIf9k6z9X/wWbp/vIvw6hBoCVACUD8lpCYe/Wlt360tkW75KoAho/JKEv/SDlo/JKBn35F0Ajv7kQgCb11EyVhZILtITqyX/ALTRmuk9TZ4X4qclwBu0g2c30FO6PWGvi4MkQk6XXa7rIOfqWgEIt361r2FP+kNU8WbBGzpJe73NCgtFauT7dsjgSAd9rD3rTbd/WlS8tmJOrqI0/oVtTFhOThm08YKqWj4ayhcWss5hO54Jb6RhzB9C0Tv/ACQG9+tZslWc7FD0hFUVYDXng3HAY0tZ0FznZlWPV/QopmW/iO/o6ApgBLZMxbztU/WnVxz3GWHfvcPzC40drBUNaGSRtcW/xElpy5bA3VysuXxg52BWbxm6Tl1lUWo0ZNWSh0huBusLMaOi+ZPSrZ9XTRAOcGsA3n3+lSGHiWaa3VjpKzZk8EPDLHcBYWy6Tn1rp4/HO/8AE5crch3puallY4wMlL/4XNYQy46TYKE1W0y2ml+tbdp3njjJ/itxhaDo/QUYaC/hmwvc+4KJ1w1ciMLpWAMcwXy3EX3LU5e38U+dpXWMl9K/ZAPxAEHEA2173vx7lSdTZnwSnFHcO3nFht07jdS2qmlXRUL3OAfsyMIcbDC94bmbGwGK+5TNHpmJzXF7GZPDGmG8zZCW4uAQwFxABvllZcrGp1UFrroIl23iF8Wbxx384Lx0VrlIxoZNEZLZAjJ3XkQfTkrk3S0LixgdfGARZri2z/s4nWs29ja5G5MG+JS8IYTdwaCWubcvvhIuM2mxs4ZZb1Mjc59ZXeh9KunN3NDBxNvid6XEZDjyzUtZR1JpGlaGiN7QH2LbA54iWtvllcggX5FJkIzarWvf7pN93/Xp1ka13X390l+7/r06yJRQhCEAr/4LN033kX4VSqAtA8FYym+8i/DqEGhgd+pAHfqS2QFpAUd/clsgohLd+pL39yUhKR36lUJ39yXv7kpCLd+pAEJXfFK5K4fmgRHr7lKR360d/eogScS6siyqE7/yRZdd/wCSSyDkDv60Lq3f1ot36kHNu/WkIXQHfrRZAh41UNcdWDOdrFlJYBw86wy6+lXBCstnxWeUWldIQgMdZ4GQ2jSSB6RmetOZmVNWA2U3bzcbSxhI3F7jmbcmSvBYOQepAaAr7X8GRDUmgmNgMTv4iC7DYfZIcAPUE8r6IS4TicxzHYmPZa7SRhO8EEEEixCfWSXWGkTT6EbGW7N8jWhrWuaCCJAy9sRIuPtG9iL3Xl9H27NsbpZDGxzCxpw2a2M5MuACQQbEm5sFN2SIar7dWmAsON3Aw4bAD7Mhl4VjZ28gX3Am29ThC7sgBQVfX4f2Sb/QPx4FkC2Dwgfukv3f9en+Kx9RoIQhALQfBVun+8h/2VCz5aF4Kd0/+uH/AGToNCc4DeQN++yTaNz4Q4+MJrWStY7E4XAZuABN3PAG/p6l3STMkDjgw4XFrgQ24IsT9kkHIhaZ7e+1bnmPWEbVvKPWPio6HSsLiOA5uIRkYms3TuLY3GzjYEgjlzCe0r2SAlrRa7m5tGeF2EkdFxvQe20HKPWEpkbyjj4wkMLfNb6hypdg3zW8fEFUKXDlCXEOUJNg3zW+oI2DfNb6hyoOi4co410XDlC4dTs8xvH/AAhL4szzG+yER1iHf0pbhcGlZ5jfZHKk8VZ5jPZCI9ELz8Uj8xnshHicfNs9kfBB69/ciy8fE4+bZ7I+CPE4+bZ7I6OhUe4CTCvDxKPm2eyPgg0UfmM9kfBB72Pe/KgheBoo+bb7ISijj8xvqQe1s+/QksvEUbPNCXxRnm+8qK9UgC8zSN5D7Tvik8Vb0+2/4or1woK8jSt/8vbf/wAkGnbyv7ST/koPWyQhefig5X9o/wD5IFKOV/aP/wCSiuyEllwaYcr/AG3/ABSeLjzn+0VRW/CD+6S/d/16dY+tf1+jtSTZk/V8Zv8A48CyBZagQhCAWheCk5T/AOuH/ZULPVoPgp/xvvIvw6hBddINY4lkji0OYL23kYs23sciMj6V5PbGI5GRPwGQk3t9nFYHDwcshlvzTqpmwOe6xdhiBwg5mxcbI0XpHbY8gMDg27X42uu0PuDhHE7kWkRVRRjhhktw+JsXDFizASWObgjH2cRNuMgZhS9NPExrWNOTQGjI7h1JmNOnCHGPg4GyXD72jL8JcQWC1hwrC+S7fpo4rMixjDI4HGG3bC4NcRwTvcSB6N4QPvHY/O9x5fQjx6PzvcfgmUGnGukYwNNpCWtdivY4DJwgG2bk05Yr9Clwe90Q28ej873H4JTXR2+1/Pl9CchL339KBqa6Pzh6j8Evj0fnD3p1339KLoya+Px+eO5QK+Pzwnd+/Wi6Ia+Px+e31pP2hFzjfWnd/wAkXVDT9oRc432h0dKP2hFzjPaHxTu6MSBp+0YudZ7QSftGHnY/bHxTy6GlAzOkoeej9tvxS/tKHno/bb8U7uluimQ0lDz0XaN+KP2lDz0XaN+Kdpbopl+0oeei7RvR0pTXw87H7bfinaFA1NfFxSx+234roVsfOM9pvxXvhSbMcYHuUHi2qYf42+0Eonb5zfaC9DGOQeoLnYN80eoIE2zfOHrCMQ5R60hp2eY32QuTSR82z2W/BRVb8IR/scv3f9eBY6te1/p2tpJcLWtvHnZobf6+n32CyFGghCEAtB8FP+N95F+FUrPloPgpP9995F+FUoL5NA2R72PF2mNoIzzF3ZG3Eu5KMFsgZwHSDNwvcHBgDgL5WAG625N9IVBj2rwQC2JpBdewzfxDf6EaLrXO2u0yDHgC4DSG7Nr+EA4i/CPHustIQ6HaLGNxb9WYrOLpG4Taws5+VrGw6Up0JGTHe+GOIxBoc4Xa4tJxFpF74MwcjdMmaVlw4rtNomTFoab4S442izt+AG3Skm0vJcEPjY10UsrMTb3bGWiP+IZEEuPQ4IiWZoyIPDw2xa4ubwnYWucC0uDL4QSCQbDjT0Kr1WsEjcwGi+1ADhm10UT5LWxYjZzACTYcLLlUtBVyPhe9gBkBIDPNwn7Buc3Yem2Ytlmgkm9/WuuLvyqCn0nJ9YWkNDZ4YgHNN8MxjBJBO8YzbqXpDpF+0DSWn60xFlrODWsLxIc+Mi+61nDjQTPf3pbd+tQ2k9JuY94a5oDBFcGxJdLKWkb+JgB601k05IGyO4IwtmIabcEwus3c/EQdxuBm4WRlY7d+tBUFUaTkY8xlzTwmgGwbvY55BLnADNu/kvkVzSaTkfsTibaSB8pAbleMxiwN9xxk8u5DE/8A9Iso7Q2kxM1oIIfs43u3W+sBzBa4jeHZHNSKqAhHElRbv1IBIAlSBAd/clSd/chAICVCLCJF1bv60iikHf3IslIQUCEoS2QoObpCF2kIUVU/CL+6S/d/16dY4tl8I37pL/o/rwLGkaCEIQCvHg1r44hNtHsbw4yA57WFwDJ2kgvIBsXt4+NUdLdBtn7ep8bnGSIgtaANtBvaXnnP/IepLPp2lexzHSRYXgh310AuCLc7yLEUJo2mXSlG43xxtOEtu2eBvBfYuGUvHhC9DpmjxNdjiu1uFv10Fg3I5Da24h6liSFdTG5nWKlvfHFfjO1p7nK3OdK6GstNzkfF/jQcX/t9Cwu6RNMbqNZabnIuI/3sG8f+1KNZaW99pFfl2sF9/LtVhKW6aY2yTS9E5sjXOiIkvj+ugubgNNjtbjIAZJwdZKXP6yLP/wCWnzty/WrCkqaesbs7WWlO+SM+mWn/AFUfSel5yPtYP1VhCW6aesbq3WalG6SIeiWn/VSnWim52PtoP1VhN0Jp6xu30opudj7aD9VH0npudj7aD9VYQhNPWN4+lFNzsfbQfqoGtFNzsfbQfqrCLoTT1jdvpRTc7H20H6qDrRTc7H20H6qwlImnrG8fSim52PtoP1UHWim52PtoP1Vg6VNMjd/pRTc7H20H6qBrRTc7H20H6qwi6E0xu30opudj7aD9VH0npudj7aD9VYQhQxu/0opudj7aD9VH0npudj7aD9VYTdIhjd/pRTc7H20H6qPpPTc7H20H6qwhCGNV150zBLSShkkZJaAGiSNziTLE7IMe45BjjfJZUlukRQhCEAhCEAhCEAhCEApXVjR0dTVQ08jnME0jYw5jQ4tdI4NaSCRlc55qKU1qbURxV1NNNII44po5XOIc7KN4eWgMBNza3IgsejNUaKeoqKdk9SH07JnuJhjwuFP9oNtLfO2VwoFuhY46dlTUOe2OZz207GBpfI2I2fI4k2Y0E4bZkkHcBdWHVvTNLDpCvmkqGiKaOoZE7BKcRqCcOQZcW479V1DVFfFU0VPTPkbFJSmQMc4OMcscz9oc2tLmua6+8WIPERZAx05oXYsgmY7aQVDXOieRhcDG7BJG9tzZzTbdkQ4Eb8pVmqkb6KmnjkkMtRMYQxzGhjHMsXvLw4nAAb7uI3TTWLS8bqalpISXx04kc6Qgt2ks7g5xa05hrQGtF7E2JsL2Vg0brXFTaOpomSRyyMlkdUU7myYZYZwGuiLyzDewOYOXFdBH6H1aoqiSZsdVO5kNK+pc7YNaSYbmSMNdJxjCWm/Hnayi9YNBMhhp6iGQyQ1G0wY2hkjHQkNe1zQ4gjhAhwOd+JWHQNZQ0lTWOhqxsZqSaKDHHLtGPnADGSARkHCRYuBN8iBxCF0ZpfaVDZauoB2DS6APa90bnsziY1rG8BmOzjkLgG+9B561asOo2Uzy4PbNGS4j/DmjcWzQG3Gw2B9KnmUFPBT0BbCKo1Uhla2SMNezZO2T2F7ZBtGEtvhdYWzuM02g0/DU0FRT1T4oXiRs1LhjkzlzEuMtDhZ7SBe+8ArnTGnITo+hp4ZGmZkckU7rPGBsspkLW3bmCCA4i5sLDIm4SNZqTA7THiBnkBkBfjbEwMDnM2+FrA+wZhuN++3EoTV3V6nqo6yTazNFNGZWjAwl7L4QDwuC656QrOdZ6M6eZXeMAU7Yxd2zlxYhBscIbgvfFnyW6clGauaxMbBpCKpqw4ywmGC7ZSHOuDjyj4LbC2efQgjDq5TtoaarkkmO3e+PBGxhIdHa9iXC4N8k81Z0PThtdUEue2kB+rlhBEscpMIDgXh0bwTe4N2kZbl23TrBoyjghrNhPFLLI+22bYSEFoxMYQSLLvQWmqWCPSbXytlM7Y9kHMka2aRj9o4uAbwYy7iNiRllvQeOn9DRHRcFYG7E4tgyFrG5k3m2ssheXuxNdlcDLDYBtiWGqGqra+KowSObURNxRR4QWzHCXbMOvcPIY/itkE40jpuOXRIhfNjqjWOqHtLX3LXRiP7WHDe43A7vUmOrOl/FYpZGShk4khkhaQ/hGFznG5aLWN7WJF8wgcanaqNrIqmaWQxR08T5eC0OfKYwHOY0EgZNIueLG3lSQ6v040eytkkms6odT4GsYSHNZtMQJcLixtblVji1qo9tXbN2wppaOoigYWuJ29WWveTgYcLQ4YP9MbVEUemY26JZTR1exqBVOmNts36sxhgGKNhubi9kHlorVmllZWyOlqGtpA1xGyYHua8hha5rnjC8OJBG7JOqDUSOSohZt37Gopn1MLxGA8CMOc5kkZdYHgEXBIOS9tC6bp4o9JXq2mapYzA8xyEPlD9rI62zNm4iWi4ubbgEx1K1kDa7xmtqCLQyRhzg9xGKN0bGtDAcIBdxWAQQGkaenETXwumJLi0iRjWtIABu17XEEgkAjpCi1NaUqMcLRJV+MPa84GfWnA14Be4vlYONrQGjpPphUAhCEAhCEAhCEAhCEAhCEAhCEAhCEAhCEAhCED6l0VLJE+VjcTIy1r7EYmmQ2ZwL4iCcrgb7J/Wap1MRIkYxtnujd9bGcL42bVzXEONrMzvuPEvHQ+nX0zJGxtYTILOc7EThsRYC9gQ6zwbXDmNPEpHSWsu1jqHktElU9pfE1jsMWzFhKx7nE3c1z2W5Hu6EEe/VucMxnZ4MTm4ttFhuxgkNnYrEWc2xG8uAGeSct1Mqy4NwMxF4jA2seb3RCcD7XHGQb9Nt+ScTa6yOp/FjDDsLEBgD7NGFoGHhfaDmB+LeXOde4cQuNFa6TQtjBa2Yxy7VrpS9xuItiGmzhdobxdA4skDQarVGEPwtwlkcgvIy+Cd+zjda983ZW4t5yXFXq5PEWteGAumdAPrGH62MgPabHKxc3M5cIKRh12lawNbGwHZxRF95MZbDJtgSQ/e5xOLoPEvT6dScP6mGz5ZJnA7UtL53Mc/gl9h/dMAO9uZGZughRoObaTx4W46dr3SjG3giI2fY3s6xysLp+dS6vGWYG4g/ZkbSPJ5iM9icVv7tpN92Vt+S8YtZHtmqZgxmKpbI1w4VmbY4nOZwrg33XJspQa/y7R0mwhxOeJP8SwcITT5cPdgcesoIo6r1GEPwtILYn5SMJw1DsEZte+bsjyZXtdN6nQcjI9qTGWXc0FssbsTmBhcGhrsyBIw5ecplms7bbQWjkZT+LNjDS9kjLksficbsdGcDuO7mNItuUHLpLFTxwYGgRyPkD+FjJlDGuBzw2tGzcP4elA8o9VKmVsbo2NIkwFn1jBlJI6FhN3cG8jHMz4x0rxodXppgSzZkCVsFzLG0bV9ywXc4ZHA6zt2RzUno/XeWGOCJsURbAWFmLaG7opXztcRjsDtJHXLbEjg7r34qtbzIzBJTwuGKN2ZkJJhEgZiJfw/75973vkNwAQR41dnx4MLQ67GkF7G4XyXwROLiMMhwu4JzFjey5i0DM5sjg0DZB5kaXNa9uyLQ+7Sb5F7RbpT+o1vkkB2kUT7mN7y7aXfNC0sbO4h/2y1xDuJ28i+a9BrWLSgwgmaKRkry52N0k3DdLkcI+saw2t9ltuO6CsISlIgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQgEIQg//9k=">

Я в ответ прислала картинку, где нарисованная карикатурная женщина кричит:

"- Кто мы?", а три отвечают:

"- Женщины!"

" - Чего мы хотим?"

"- Не знаем!"

"- Когда мы этого хотим?"

"- Прямо сейчас!"

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://pozna.ru/img-2.jpeg" width="378" height="419">

Ответом мне был демотиватор: "Я охотно соглашусь, что все бабы дуры... К счастью, не все женщины - бабы..."

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://mtdata.ru/u9/photo4E8B/20165967404-0/original.jpg" width="457" height="419">

И пошло поехало.

Я ему:

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://s.pikabu.ru/post_img/2013/05/05/8/1367757891_2142516699.jpg" width="320" height="419">

Он мне:

<img class="irc_mi" style="margin-top: 28px;" src="http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/8/100/851/100851191_4387736_5.jpg" width="650" height="363">

Я ему:

<img class="irc_mut" width="529" height="419" style="margin-top: 0px;" src="https://encrypted-tbn1.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcQ5hDZQs-qj2wVkzfk_6dxII-HE7W4hle5Hp5PQH0fwWvtj5j73">

Он мне:

<img class="irc_mi" style="margin-top: 4px;" src="http://cs323621.vk.me/v323621507/1c48/3GTLPzzPteM.jpg" width="455" height="412">

И так далее. В результате получилось, что я гнала на нас, а он защищал.

Когда Макс прислал мне картинку с тремя мужиками, засунувшими головы в трусы друг друга и надписью: "А еще говорят, бабы - дуры!", мой телефон завибрировал.

Взглянув на дисплей, я с удивлением увидела, что пришла смс от Соколова, которого я подписала "шантажист".

"Какой твой логин в контакте?" - гласила смс.

"Елена Елкина" - с удивлением написала я в ответ.

Не успела я отправить Максу картинку с надписью: "Учительница читала сочинение и плакала. Теперь она знала, как провести лето, но годы были уже не те", как ко мне в друзья постучался Александр Соколов, со смешной авой в виде медитирующего чужого.

<img style="-webkit-user-select: none" src="https://pp.vk.me/c621516/v621516802/16393/-nFWGxAobnw.jpg">

"Привет. Я завел себе страницу" - написал он мне.

"Рада за тебя" - ответила я и вернулась к Максу, который уже прислал мне веселую картинку:

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://s.pikabu.ru/post_img/2013/12/23/9/1387806775_1302962294.jpg" width="537" height="419">

Ответить другу я вновь не успела, так как от Соколова пришло еще одно смс, из-за которого я чуть ли не свалилась со стула.

"А как семейное положение ставить?"

"НЕ НАДО НИЧЕГО СТАВИТЬ!!! ПОПРОБУЙ ТОЛЬКО!!!"

Не хватало только, чтоб кто-то из моей семьи зашел на мою страницу и обнаружил это. Да и не любила я свои отношения выкладывать у всех на виду.

"Хорошо" - тут же пришел ответ, и я с облегчением вздохнула.

Александр

Макс с непониманием смотрел, как Лена закрывает за собой дверь.

Кислое прощание его удивило, но он не придал этом у никакое значение. Лена вообще постоянно удивляла его своими перепадами настроения, за которыми он попросту не успевал следить. У него даже идея появилась, что если она не окажется одной из них, то запросто может стать тренером для шпионов. Труднее тренировки, чем попытка понять, что она выкинет в следующую секунду, и не придумаешь.

Дома его как обычно встретила на пороге Лэс с вопросом:

- Ну как?

- Она согласилась.

- Поздравляю, -  ответила девушка и ударила его по плечу.

 - Еще рано поздравлять.

- Отклика нет?

- Нет, и мне кажется, что не появиться.

- Об этом еще рано судить. Притом, ее отец один из нас, а это 50% к пробуждению.

- Где Эллай? - спросил Марс уже в гостиной.

- Со своей подопечной, - ответила Лэс. - Он, кстати, думал, что у тебя не получиться и даже приворот для Лены хотел создать.

- Да такого я не опущусь, - поморщился Марс, а затем помедлил и все же спросил: - Можешь мне помочь создать страницу в контакте?

- Зачем тебе? Ты ведь никогда не хотел их себе создавать. А, - Лэс понимающее усмехнулась, - это из-за Лены? Дай угадаю: она спросила у тебя ник от страницы в вк и когда ты ответил, что у тебя ее нет, то посмотрела на тебя как на сумасшедшего!

- Ты как всегда проницательна, - с иронией ответил Марс.

- Ладно, пошли писать ложное досье для ЦРУ, - со смешком ответила девушка и направилась в свою комнату.

Ее комната была все обклеена плакатами группы Ария, а информации о членах группы аналитик знала даже больше, чем, наверное, сами участники друг о друге.

 - Кстати, послушай. - Марс вытащил телефон и включил песню про Винни-Пуха, которую скачал у Лены.

- Да, это старая тема, - отмахнулась девушка и открыла на мониторе регистрацию в контакте.

- Готов? - с наигранной строгостью спросила она, словно собиралась на него писать досье.

- Нет, - честно ответил Марс и присел за соседний стул.

Через несколько часов, парень с ужасом понял, что писать подробное досье было бы намного проще, чем придумывать ложную информацию на Александра Соколова. Притом чистую ложь написать было нельзя, так как Лена обязательно прочитает о нем. Так что приходилось не лгать, а скорей не договаривать. Единственное, что успокоило Марса, что не надо было ставить свою настоящую фотографию. Лэс быстро поставила на место авы первую попавшуюся картинку у себя на компе.

- Семейное положение ставим? - когда страница была готова, спросила девушка.

- Это еще что? - с недоумением уточнил парень.

- Ну, то, что ты встречаешься с Леной. И кстати, какой у нее логин?

- А это обязательно, я на счет оповещать всем, что мы начали встречаться.

Идея ему эта очень не понравилась.

- Нет, но девчонки такое любят.

Спросив у Лены ник, а потом про семейное положение, Марс с облегчением прочитал просто таки вопящее смс:

"НЕ НАДО НИЧЕГО СТАВИТЬ!!! ПОПРОБУЙ ТОЛЬКО!!!"

Написав ответ: "Хорошо", парень заметил, что Лэс внимательно всматривается в монитор, где бегали столбики циферок.

- Что делаешь?

- Взламываю страницу Лены, - с азартом ответила она.

- Зачем? - недоуменно спросил парень.

- Чтоб читать ее почту, -  словно маленькому ребенку, ответила аналитик. - Она сейчас переписывается с каким-то Максом Тополевым. Точнее перекидываются картинками.

Марс, с внутренне нарастающим беспокойство и разрежением, уставился в монитор, и там действительно были картинки.

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://cs425417.vk.me/v425417834/4a5d/UIYvklYMudE.jpg" width="522" height="419">

<img class="irc_mi" style="margin-top: 91px;" src="http://s00.yaplakal.com/pics/pics_original/5/4/3/3202345.jpg" width="425" height="237">

И следом пришедшая от Лены, которая почему-то была с фамилией Елкина:

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://cs5367.vk.me/u95910711/-14/x_c54dbb6a.jpg" width="576" height="419">

Картинка от Мака Тополева не последовала, а пришло смс:

"Елка, харе) Пошли лучше гулять, если конечно  твой парень тебя на цепь не посадил))))"

"Ага! Продул! Я выиграла!"

" а мы что соревновались? ладно возьми с полки пирожок))))"

<img class="irc_mi" style="margin-top: 49px;" src="http://content.foto.mail.ru/mail/kabyki_05/_answers/i-514.jpg" width="400" height="321">

"только если, это будут волшебные пирожки)))"

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://www.bugaga.ru/uploads/posts/2014-07/1406095636_novye-demki-2.jpg" width="559" height="419">

"я за такие))))"

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://www.pirojok.net/uploads/posts/2012-12/1356819926_demotivators_01.jpg" width="336" height="419">

"ахаха, ктоб сомневался))))"

"да, я такой"

<img data-height="419" data-width="831" id="irc_ilrp_mut" src="https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcRbxYTUHn7lRWwSiUsRk8J2oOKehTWIITkhftJU49oILEZr3Qth6oXd2qjT" height="336" width="468" style="margin-top: 42px;">

"мне нравятся плохишы *подмигивающий смайлик"))))

От Макса Тополева пришел ответ  в картинке:

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://cs303403.userapi.com/v303403511/511/wazyXRicDzg.jpg" width="299" height="419">

"ладно, что ты там на счет гулять? какие предложения?

"вот такие))))"

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/9/107/317/107317544_limon.jpg" width="491" height="419">

"ну ты себе льстишь. с нашей стипухой максимум"

<img class="irc_mi" style="margin-top: 0px;" src="http://ru.fishki.net/picsw/072012/04/post/demotivator/3001.jpg" width="423" height="419">

" все схвачено! у меня у знакомых сегодня вечеринка с текилой. с собой обязательно взять хорошее настроение и сомбреро))"

"а если последнего нет?"

"главное, чтоб первое было)))"

" о его столько, что поделиться смогу))"

"своего парня возьмешь?"

"не знаю. не охота как-то(("

"елка, не тупи. он с виду нормальный парень о_-)))"

"-_-"

"что опять?"

" я боюсь..."

"чего на этот раз?!"

Ответа не было минуты две, а потом Лена написала:

"я боюсь, что мне опять разобьют сердце..."

"блин, если тебе попался один дебил, то это не значит, что все парни такие. или ты хочешь до конца своих дней остаться одна, из-за одного придурка?"

"не хочу"

"значит сейчас берешь звонишь своему парню, потом одеваешь что-нибудь по короче (ты же знаешь как я люблю мини))) и вы через час приезжаете ко мне! иначе я тебя отшлепаю"

"твое предложение такое заманчивое... я о последнем))))

"тогда планы  меняются: берешь своего парня, приезжаешь ко мне... и тогда мы тебя отшлепаем)))"

"ой, ну не соблазняй меня))) ладно. жди))) *пошла надевать латексный костюм*"

"жду))) *пошел искать наручники и плетку*"

Телефон в кармане Марса зазвонил. Парень вытащил его, переглянулся с Лэс, нажал на прием и поднес трубку к уху.

- Привет, Соколов. Планы на вечер есть?

- Нет.

- Отлично, тут меня в гости пригласили, не хочешь составить компанию?

Марс взглянул на аналитика, которая уверенно кивнула головой и ответил:

- Хорошо. Через двадцать минут я подъеду.

- Отлично, - сказала Лена и отключилась.

Елена

Думаю, каждому знакома подобная ситуация: ты не спишь, хоть тебя и вырубает, пьешь много кофе, чтоб вздернуть мозги, и в результате тебе вдруг совсем не хочется спать, да и чувствуешь ты себя вполне бодро и весело. Именно так я себя чувствовала, когда вернулась с пар домой и завела этот несколько часовой разговор с Максимом, который вылился в предложение сходить в гости к его другу. И вот когда я позвонила Соколову, с предложением составить  мне компанию, и начала собираться к приезду своего новоиспеченного парня, мой мозг напомнил мне, что тыкила это конечно хорошо, особенно в хорошей компании, но лимит бодрствования на сегодня истрачен, так что пора и честь знать. Грубо послав мозг куда подальше, крепкой порцией сваренного кофе,  я принялась лихорадочно носиться по комнате в поисках какой-нибудь подходящей одежде. Не то чтоб я хотела приодеться для Соколова… ладно, вы меня поймали. Именно на этого недоделанного шантажиста я хотела произвести впечатление.

Одна моя подруга жить не может без каблуков, косметики и взывающей одежды, но когда она начинает с кем-то встречаться, с ней происходит просто поразительная метаморфоза. Косметики закидывается куда подальше, каблуки меняются на обувь с плоской подошвой, а короткие юбки и открытые кофты на джинсы и водолазки. В свое оправдание она говорила следующее: "Парни должны знать, на что подписались,  а если они хотят постоянно видеть возле себя разукрашенную барби, то пусть ищут ее в другом месте". Со мной же происходило обратное, и когда я начинала с кем-то встречаться, то доставала косметику и красивые шмотки. Наверное, дело было все в тех  же пресловутых комплексах и страха не соответствовать. Притом, какой девушке не хочется, так же как в голливудских мелодрамах, спуститься по лестнице во всеоружии, чтоб у парня челюсть упала?

Боже мой, я никогда не думала,  что буду думать о том, как у Соколова отпадает челюсть при виде меня!  С каких пор я стала такой сентиментальной и охочей к романтике?! Нужно немедленно взять себя в руки, или в скором времени я присоединюсь к группе глупых, влюбленных дур, а мне этого не хочется!

Правда, чего уж скрывать, я все-таки накрасилась и разоделась. Черно-красный комплект белья, капроновые колготки, зеленая пышная юбка с  черным абажурным подъюбником, зеленая кофта с вышитой сиренью на рукавах и  неглубоким декольте, были одеты и критически обсмотрены в зеркале. Волосы мне бабушка заплела в колосок, а аксессуары я выбрала набор из сережек и подвески в виде цветов сирени (кофта как раз под него и покупалась). Над каблуками я долго чахла, словно Кощей над златом, но все же выбрала осенние полусапожки на низкой платформе. Фиолетовое пальто и одолженный у мамы черный клатч, куда я запихнула телефон, пачку сигарет, зажигалку, розовую помаду, продолговатый флакон духов, немного денег и салфетки, завершили мое принаряжение, так что выходя из дома к ожидающему Соколову я была во все оружии.

Что сказать? Челюсть у него не упала (я ведь даже пирсинг с брови убрала!), но бровь в удивлении приподнялась, и так как дверь он мне открывал и раньше, то списать это на проявление джентльменства, из-за моего очарования, я не могу.

Сам он был одет в черные брюки, зеленую рубашку (и как только подгадал?), галстук в виде черно-фиолетовых ромбов (про это я вообще молчу), пиджак с серебренной, незамысловатой вышивкой и классически ботинки с железными наконечниками на носках. Хорошо хоть прическу аля-эдварт он больше себе не ставил, и его волосы находились в беспорядке, который добавлял в его образ немного бунтарства.

Ехали мы в молчании, но в это  раз из-за меня. Мой парень (как дико и необычно это звучит!) пытался заговорить со мной, но быстро сообразил, что это бесполезно и включил радио.

Нам так жалко свободы


Мы с тобою одной и той же породы


Да, мы слишком похожи


Значит, выберут нас на роли


Совершенно случайных прохожих

И я кричу - остановите пленку


Это кино я уже смотрел


Эй, режиссер, заканчивай съемку


А он смеется в объектив, как в прицел

У меня заиграл телефон и Сколов выключил звук, чтоб я могла спокойно ответить. Звонил Макс, который сообщил, что он уже там, так как его подкинул знакомый. Объяснив как проехать к квартире его друзей, он напыщенно заявил, чтоб я не тупила и стерву из себя не стоила, иначе плетку, которую он взял с собой, использовать не будет. Его заявление меня рассмешило и немного улучшило настроение, так что, отключившись, я повернулась к Соколову и спросила:

- Может, купит чего-нибудь? Неприятно как-то в гости с пустыми руками ехать.

 - Я уже купил, - ответил парень и кивнул на задние сидения.

Оглянувшись назад, я увидела бумажный пакет с картинкой в виде букета роз, внутри обнаружилась бутылка вина и коробка конфет.

- Понятно.

- Думаешь хватить?

- В связи с тем, что я хотела предложить купить пива - хватит.

- Я просто редко бываю в гостях, поэтому не знал, что брать.

- Да норм, если что скинем денег в общаг, - отмахнулась я. - Хотя я думаю, что пьянку-гулянку вряд ли кто-то будет устраивать в будни дни.

- Это радует, у тебя завтра  первая пара у Смородевой, а она не любит прогульщиков.

- Как ты узнал мое расписание? - в негодовании спросила я.

- Как-то узнал, - ответил этот сталкер и загадочно мне улыбнулся.

- Я тебя уже побаиваюсь.

- Ты ведь сама говорила, что я тобой не интересуюсь.

- Интересоваться и тайно узнавать информацию - две разные веще.

- Почему тайную? Любой твой одноклассник знает свое расписание.

- Ладно проехали, - отмахнулась я, так как с ним бесполездно было спорить.

 И кто из нас женщина? Ведь, как известно, их не возможно переспорить, а Соколов всегда выходит победителем в наших спорах.

Мы быстро доехали до нужной многоэтажке, поднялись пешком на седьмой этаж. При этом я где-то на четвертом этаже думала, что уже коньки отброшу, в отличие от даже не запыхавшегося парня. Видно годы сталкерства сказываются.

Дверь нам открыл через несколько минут полноватый парень с веселой фразой:

- Милости прошу к вольному шалашу!

-  А где ноги вытирать? - улыбнувшись, спросила я, вспомнив фразу из Мадагаскара.

Мы переглянулись и рассмеялись, вызвав у Соколова нетерпеливое покашливание.

Парень взглянул на моего личного сталкера, понимающе хмыкнул и гостеприимно указал рукой на коридор.

- Я - Коля, хозяин квартиры.

- Приятно, я Лена.

- Саша.

Коля предложил тапочки и я, из-за колготок, взяла, хотя обычно комнатные тапки не любила, Соколов отказался и протянул парню пакет. Тот  растеряно на него уставился, словно впервые кто-то из гостей додумался прийти не с пустыми руками. Взяв пакет, со смущенным: "Да не надо было",  он добавил:

- Проходите, располагайтесь.

Мы прошлись в гостиную, где находилось уже около десяти человек. В общем счете на халявную текилу пришли четыре девушке и семь парней. Хотя вскоре оказалось, что девушек было три, так как одна была подружкой Коли и тоже тут жила.

Поначалу я чувствовала себя неуютно, так как знала только Максима. Но через полчаса и несколько рюмок текилы, я со всеми перезнакомилась и перестала чувствовать себя как не в свой тарелке, в отличие от Соколова. Тот от выпивки отказывался и беседы ни с кем начинать не ее хотел. Сидел возле меня и только смотрел. Некоторые парни пытались с ним поговорить, но быстро поняли, что он из породы "неразговорчивых" и перестали. Потом Коля предложил поиграть в Манчикен "К Тулху". Соколов отказался, но я его все же уговорила (с надеждой, что он будет мне помогать), о чем в скорее пожалела. В Манчикене "К тулху" есть одно правило, если остается один не "культист", то он и выигрывает, и именно на этом правиле я погорела.

Карата мне поперла с самого начала, притом мы с Максом стали первыми "культистами" и старались друг другу помогать. Но потом меня одна девчонка "благословила" и мне пришлось сменить класс. И так получилось, что уже в конце, то есть когда больше чем у половины игроков был уже 9 уровень,  только я и Соколов остались не "культисты". На нас тут же накинулись, подкидывая к монстрам проклятья и благословения. Я на Соколова плюшки свои пока не тратила, сберегая их на потом, себе в помощь. А потом мне вовсе повезло, и моему парню выпало непотребство раздать свою "одежду" другим игрокам. Я мстительно улыбалась, уже чувствую скорую победу, как тут  эта скотина меня прокляла и я стала "культистом", что автоматически приносило ему победу.  Как я ругалась и злилась, так как осталась с такими классными картами на руках!

Во время игры пить мы не переставали, так что я была уже слегка пьяная, но это не мешало мне на заявления моего бой-френда: "Лена, может хватить пить?", уверенно отвечать: " Я нэ пъяная!". А потом мне в голову взбрело поговорить с Соколовым.

У каждого на алкоголь была своя реакция. Кто-то начинал бушевать, кто-то лез  нежничать ко всем, кто-то принимался петь, а у меня появлялось нестерпимое желание выговориться. Вот и сейчас я уставилась на своего сталкера, мучителя и садиста в одном флаконе и задала самый интересующий меня, на данный момент, вопрос:

- Соколов, вот зачем ты мне нужен?

У него как обычно в удивлении поднялась правая бровь, и он уже открыл рот ответить, но я тут же закрыла его рукой.

- Нет, правда. Зачем? Мне ведь парень совсем не нужен! Ты знаешь, во сколько игр я еще не поиграла? Я как раз в Скайриме начала ветку за темное братство проходить, да биошок все никак пройти не могу. А еще до третьего мастэфект все никак не доберусь, и еще в конце года драго нэйчь третий выйти должен. Понимаешь? У меня на парней ну совсем нет времени, и тут ты. Весь из себя такой. И я тебе совсем не верю. Не чувствую, что ты ко мне что-то чувствуешь!

Соколов резку убрал мою руку, сжал ее и спросил:

- Что ты от меня хочешь?

Ну, вот опять. Нет, чтоб самому головой подумать. Хотя одна мысль в голове промелькнула.

- Поцелуй меня.

Брови опять взлетели вверх, но говорить он ничего не стал, грубо притянул меня за руку к себе и поцеловал. Хотя назвать это поцелуем можно только в огромно преувеличение. Плотно сжатые губы прикоснулись к моим и тут же отодвинулись.

- Довольна? - раздраженно спросил Соколов и криво улыбнулся.

Я кивнула головой, поднялась на ноги, буркнула: "- Я в туалет", вышла из гостиной и отправилась к двери. Быстро обулась, надела пальто и вышла из квартиры, совсем не заботясь об оставшейся открытой двери. Спуститься до первого этажа, на этот раз, мне удалось быстро и даже без отдышки. Вздохнув полной грудью свежий воздух, я поняла, что мне срочно нужно покурить, вот только сумка осталась в квартире, и возвращаться туда у меня не было никакого желания. Хорошо хоть в кармане завалялась сотка, иначе идти домой мне пришлось бы пешком.

 Я уже сделала несколько шагов от подъезда, как в спину мне раздалось тревожное:

- Елка?!

Повернувшись, я увидела Максима.

- Елка, ты куда намылилась? - спросил с тревогой друг, но на вопрос я не ответила, а хмуро потребовала:

- Дай сигарету.

- Я же не курю, - напомнил друг и вновь спросил: - Так куда ты?

- Домой, - буркнула я и развернулась, но сделать шаг мне не дали.

- Постой, - меня схватили за руку, - а как же твой парень?

- Да пошел он в задницу! - зло воскликнула я.

- Да что опять случилось?!

Что случилось? Да, в принципе, ничего не обычного. Просто я поняла, что если встречаться с Соколовым я уже начала хотеть, то после его кривой улыбке все желание отпало.

 - Лена? - в голосе друга было непонимание и тревога.

Я развернулась, кинула на него взгляд и вдруг попросила:

- Поцелуй меня.

Друг выгладил ошарашенным. Признаться, я сама была в шоке от свой просьбы. Но сейчас мне очень хотелось с кем-то поцеловаться, чтоб стереть это неприятное чувство с губ.

- Лена, ты в своем уме? Как же твой парень?

Выдернув руку, я развернулась и пошла, но не сделала и двух шагов, как мне перегородила дорогу фигура Макса.

- Ты куда?

- Искать того с кем можно поцеловаться, - раздраженно ответила я, хотя никого идти и искать не намеревалась, а вообще намеревалась отправиться домой.

Друг схватил меня за плечи, заглянул в глаза и сказал:

- Раз ты так хочешь!

Его губы были горящие и нежные. Я, не задумываясь, ответила на поцелуй и, дразня, провела по верхней губе языком. Его язык тут же оказался у меня во рту, сплетаясь с моим. Поцелуй углубился, мы втянулись и слегка увлеклись. Когда я игриво укусила его за нижнюю губу, он слегка застонал и притянул меня за талию к себе. Не знаю, сколько бы еще мы целовались, если бы друг вдруг не отпрянул от меня. Я открыла глаза и увидела, что он в ужасе смотрел куда-то за мою спину.  Оглянувшись, я увидела Соколова, бурящего нас злым взглядом.

- Я…

- Заткнись! - зло оборвал меня он, а потом скомандовал: "- За мной!" и направился в сторону стоянки.

Кинув на побледневшего друга извиняющийся взгляд, я направилась за Соколовым. Ехали мы в громовом молчании. Мне было стыдно и страшно. Я понимала, что была не право, но как извиниться не знала. Да и стоит ли извиняться? Ведь это отличный шанс разорвать с Соколовым отношения.

Затормозив возле моего дома, парень кинул мне в руки мою сумку и грубо сказал:

- Вали.

Сваливать я никуда не стала, а тяжело вздохнула и, не глядя на Соколова, начала:

- Давай…

- Заткнись! - Я даже губу от неожиданности прикусила. - Расставаться я с тобой не намерен, а сегодняшнее поведение спешу на алкоголь. Но в дальнейшем пить и общаться с ним ты больше не будешь. А теперь проваливай!

Возражать я не стала, потому что понимала - спорить сейчас с ним бесполезно. Вышла из машины и направилась к двери, чувствую, как мой затылок сверлит тяжелый взгляд моего все еще парня.

Александр

Марс с насмешкой слушал пьяный треп Елены про то, что он ей не нужен из-за каких-то игр.

"Могла бы хоть причину посущественней подобрать, чем эту", - мелькнула раздраженная мысль у него в голове, но от тут же заткнул ее куда подальше.

 Когда ему наскучило слушать ее непонятный к чему монолог, он спросил:

- И что ты от меня хочешь?

Он действительно не понимал, что именно Лене нужно от него. На его мнение, все было нормально. Он ведь даже ради нее пришел сюда, хотя подобные встречи на дух не переносил, потому что друзей никогда не заводил и в тусовках не участвовал. Не смотря на то, что он был еще подростком, ощущал он себя как взрослый, самостоятельный человек. Повзрослел Марс очень рано, поэтому принимать серьезные решения и работать на отнюдь не безопасной работе он начал еще с детства. В то время, как дети учились в школах, гуляли и смотрели мультики, Марс оттачивал свою мастерство и нарабатывал себе репутацию на очередном задании. Поэтому в понятии отношений парень был как камень.

- Поцелуй меня.

Хоть он не подал виду, но внутри просьба девушки вызвала у него массу чувств, начиная от шока и заканчивая смущением. Хоть он и понимал, что окружающие его подростки не обращают на них внимание, но целовать девушку на глазах у них не хотел. Хотя и пришлось.

- Довольна? - раздраженно спросил он, из-за неуверенности в себе, и попытался скрыть смущение за улыбкой, что получилось у него не очень.

Девушка, как обычно, повела себя странно: вскочила на ноги, кивнула головой и под предлогом "в туалет" ушла. Ее уход заставил его основательно занервничать, особенно когда Лена не вернулась через пять минут.

Кинув поисковой импульс и не получив от него никакого ответа, парень схватил забытую девушкой сумку и вышел в коридор. Не обуви, не пальто не обнаружилось, да и дверь, вдобавок, была слегка приоткрыта.

Ругая мысленный процесс девушки, Марс молниеносно спустился на первый этаж,  вышел из подъезда и застыл, увидев двух целующихся людей, которые оказались Леной и тем рыжим уродом Максом.

 Хватило крошечного выброса силы, что Максим отшатнулся от Лены. Девушка тут же повернулась, встретилась с Марсом взглядом и побледнела.

- Я…

- Заткнись! - прорычал он и увидел, как в глазах девушки вспыхивает страх. - За мной! - добавил парень и направился к машине.

Он не стал использовать силу, понимая, что даже без нее Лена пойдет за ним.

Марс залез в машину, кинул на заднее сидение Ленину сумку и как только девушка села рядом, тут же нажал на газ.

Ему пришлось приложить не мало усилий, чтоб побороть тот появившейся комок эмоций в нутрии и не разорвать парня на миллионы мелких кусочков.  Злость, ревность, непонимание вспыхнули в нем как костер облитым бензином. Марс не понимал, откуда взялись эти чувства, но испытывать их было для него очень необычно, странно и… страшно. За всю свою жизнь, он второй раз испытывал настолько много эмоция и это пугало его. Слишком он привык оставаться всегда спокойным и равнодушным, но Лена, за короткое время, умудрилась вновь воскресит  в нем их, и это было опасно. Марс был не глуп, поэтому понимал, что задание тут не причем. Дело было именно в нем. Осознание этого ему не помогло, а еще больше напрягло, потому что он не должен был к ней что-то испытывать.

Когда машина остановилась, Марс схватил с заднего сидения сумку, кинул в руки девушки и скомандовал:

- Вали.

Хоть он и понимал, что грубость не лучшее решение если он не хочет провалить задание, но поладить со своими чувствами сейчас не мог.

Девушка не ушла, а тяжело вздохнула и сказала:

- Давай…

- Заткнись! - прорычал Марс, сжимая руль.

Ему хотелось схватить Лену, грубо поцеловать и издевательски сказать: "Тебе ведь этого хотелось!", но он не стал, понимая, что тогда она точно закроется от него.

- Расставаться я с тобой не намерен, а сегодняшнее поведение спешу на алкоголь. Но в дальнейшем пить и общаться с ним ты больше не будешь. А теперь проваливай!

Хорошо Лена не стала ничего говорить и вышла, потому что в противном случае Марс точно бы не сдержался. Проследив, как девушка доходит до дома и скрывается за дверью, он завел мотор и поехал к себе.

Лэс с порога поняла, что что-то случилось. Аналитики, как никто, умели читать мимику людей.

Рассказ Макса заставил двух его напарников задуматься. Первым, как эксперт в области женщин, решил высказаться Эллай:

- Все это лож, что женщины не испытывают сексуальное возбуждение, а уж под воздействием алкоголя даже самая порядочная девушка может испытывать желание. Возможно, Лене захотелось ласки, поэтому она и полезла к тебе с поцелуями.

- Но ведь не на виду у всех! - разгневано ответил Марс.

- Ты думаешь, в ее состоянии она об этом думала? - с усмешкой спросил друг. - Да и ты мог вывести ее туда, где нет посторонних глаз.

- Значит, это я виноват?

- В некотором смысле - да. Она точно не влюблена в тебя, но раз захотела поцеловать то, определенно, испытывает симпатию, а ты не удовлетворил ее желания, вот и она пошла к тому, кто мог. - Эллай развел руки, мол: ты сам упустил свой шанс.

- И что мне теперь делать? - уже спокойнее спросил Марс.

- Прощать быстро определенно не стоит, но и затягивать не надо.

- Сделай вид, что ревнуешь, - сказала Лэс. - Мужская ревность нравиться девушка, но с ней тоже переигрывать не стоит.  А еще тебе стоит поговорить с тем парнем и даже врезать ему, ведь кто стерпит, что его любимая девушка целует другого.

- Надо было ему врезать еще тогда, - добавил Эллай.

Марс задумался и пришел к выводу, что если бы тогда дал волю своим чувствам, то на одном ударе вряд ли бы остановился.

Елена

Дни до выходных тянулись до тошноты медленно. Если раньше Соколов был скуп на эмоции и разговоры, то теперь он вообще вел себя как последняя скотина. Он по прежнему привозил и отвозил меня с института, но даже "привет и пока" не говорил. Только по вечерам писал: "Ты дома?" и когда я отвечала: "Да", добавлял: "Если куда-то собираешься идти - сообщи".

Перед другом, за свою выходку, я извинилась на следующий же день. Мне было очень стыдно, и я боялась потерять его, но друг, на мое извинение, ответил шуткой: "А мне даже понравилось! Может, как-нибудь повторим?", и наши отношения вернулись в прежнюю колею. Мы так же переписывались с ним вконтаке и болтали в институте. Максу Соколов за тот день врезал, но друг от моих извинений лишь отмахнулся и заявил, что заслужил. Хотя если кто и заслужил, то именно я, но бить меня по морде не стал, а наказывал своим постоянным контролем, от чего мне хотелось просто таки выть и дать по морде уже ему.

В одной серии "Сверхестественного" Кроули показывал Дину измененный под его руководством ад, и там для душ была новая пытка - вечная очередь. Но для меня адом стал постоянный контроль Соколова. Он везде следовал за мной, от чего у меня появилась мысль, что он решил подработать моим личным телохранителем. Нет, правда, этот садист даже возле женского туалета меня караулил!

В пятницу вечером, вместо своего обычного контрольного вопроса, он спросил, не хочу ли я в субботу посмотреть у него "Одиннадцать друзей Оушена", но я ответила, что по субботам пишу, поэтому если что посмотрим в воскресенье. Но последней на недели выходной был настоящим мучением. Наверное, я чем-то отравилась, потому что весь день просидела на туалете. В таблетках я не разбиралась, поэтому что именно надо выпить от расстройства желудка не знала. Ко всему мама с отчимом уехали в другой город на очередной мамин тренинг, бабушка ушла в гости к своей подруге, а брат с сестрой вообще не ночевали дома. От Лешки можно было добиться только шуток, поэтому трогать этого мелкого задрота я не стала, а с мучительным стоном слезала с кровати и тащилась в туалет.

Бабушка вернулась к часам шести вечера. Поахала надо мной, дала что-то выпить, накормила чем-то и уложила спать.  Проснулась утром я здоровой и счастливой, полезла за телефоном узнать время, но он оказался разряженным.

Приговаривая: "Сейчас, сейчас я покормлю тебя, мое солнышко", я всунула штекер подзарядки, включила телефон, дождалась пока он загрузиться и через несколько минут просто таки офигела. Сорок два пропущенный звонка от "шантажиста" и двенадцать смс с почти одинаковым содержанием: возьми труппку, ты где, почему не отвечаешь и так далее. В последней он написал, что заехать за мной в понедельник не сможет и что потом обсудит со мной мое поведение. Эта смска вызвала во мне бурю злости.

Обсудим поведение? Он что мой отец?! Да мои родители и то меньше меня контролируют, чем этот сталкер!

Брат с сестрой без шпилек, по поводу того, что мой парень не заехал за мной, конечно же не обошлись. Да еще бабушка с мамой пристали с расспросами, что случилось и не поругались ли мы. Мысленно послав их всех куда подальше, я обулась и вышла из дома, дошла до остановке и на троллейбусе доехала до института.

Настроение было отличным. После всех этих дней под контролем сталкера, его отсутствие было как глоток свежего воздуха. А потом мое настроение вообще взлетела до небес, так как не перед первой парой, не после, Соколов так и не объявился.

После второй пары я и Надя забрались на подоконник, и я поведала ей о своем ужасном выходном, который прошел в обнимку с туалетом.

  - А чего, кстати, Катьки нет? - спросила я, потому что подружка очень редко отсутствовала на парах.

Катя всегда была рациональной (как же противно звучит!), как она себя характеризовала. Она даже на красный свет дорогу не перебегает, не говоря уже о том, чтоб взять и прогулять пары.

- Она заболела той же болезнью, что и ты, - понизив голос, отвела девушка.

- Долбоибизмом? - недоуменно уточнила я.

- Расстройством желудка! - шепнула мне в ответ  Надя.

- Аааа, - понятливо протянула я

- Б! - ответила подружка, показав мне язык.

- Сидели на трубе, - продолжила я, весело корча рожу, которая тут же поведала проходящим студентам о моей болезни... не той, которую подхватила Катька!  - "А" упала, "Б" пропало, кто остался на трубе?

- Епрст! - вдруг зашипела Надя, втянув голову в плечи.

- Ну, как вариант... - задумчиво согласилась я, пожав плечами.

- Да нет! - зло зашипела она.

Надька подскочила ко мне и, схватив мою голову руками, повернула ее на тридцать градусов влево. Хорошо хоть не на девяносто, или вообще  на сто восемьдесят.  Нет, я та наоборот двумя руками и ногами за, уметь делать как та девчонка из фильма. Вот только боюсь без разделения своего тела с духом нечистым (особенно, из-за того, что я в ванне понежиться люблю, а он, судя по всему, пренебрегает даже чисткой клыков по утрам) моя голова назад вряд ли прокрутиться, что несет за собой хоть и неожиданный, но очень трагический конец сюжетной линии моей жизни. Хотя сейчас я готова была поделиться своей шкуркой со всеми демонами и нечистыми духами Ада, если бы они только спасли меня от приближающейся фигуры главного повелителя моего персонального ада (с одной стороны - этим фактом по меньшей мери можно гордиться) Александра Соколова.

- Ахтыжепрст! -  Моя голова инстинктивна попыталась втянуться, словно у черепахи, или на худой конец Бендера, но так как панциря и тем более металлического тела у меня не было, пришлось натягивать на губы улыбку под названием: "не думай, что я тебе рада, это меня так просто перекосило от вида твоей рожи". - Какого черта он тут делает? - тихо шепнула я на ухо подруги.

Я-то думала, его не будет весь день, а не только на первых двух парах.

- Если бы я была знакома, хоть с одним представителем рогато-копытной братии, то непременно спросила бы его и сказала тебе, - раздался в ответ  раздраженный шепот.

Подружка, как и я, чувствовала исходящую от этого смазливого типчика опасность поэтому и нервничала.

- А как же твой Коля?

Коля, или по погонялу Черт, был ее новым парнем, который еще не успел познакомиться с Надькиными братьями. А значит месте ее бой-френда ему осталось занимать не долго.

Ответить Надька не успела (поэтому я просто получила локтем под ребра), так как Соколов наконец-то до нас дошел. Остановился, замер напротив, скрестил руки и ленивым взглядом садиста, с более трехсот летним стражем, уставился на меня. Подружку он проигнорировал (чему, кажись, она была только рада), все цело отдавая свое внимания моей скромной персоне и единственной обитательницы ада, в котором он является полноправным повелителем. А значит, весь его садистский опыт и энтузиазм будет вымещаться только на мне.

- Где ты вчера была?

И главное интонация голоса такая ленивая-при-ленивая, словно если б я вчера вешаться собралась, то ему на это было бы абсолютно наплевать. Если бы не закинутый звонками и смсками мой телефон, то я бы в жизни не поверила, что его действительно интересует, где же я вчера пропадала.

- Где была, меня уже там нет, - философски загнула я ответ, разводя руками.

А что? Ответить правду и сказать, что я попросту в туалете застряла, пока не пришла бабушка и не показала, какую именно таблетку должна была выпить ее не путевая внучка? Представляю, как это будет звучать: "- Милый, проси, но у меня вчера была ср***а, поэтому мне, мягко говоря, было не до телефона". Так что ли ответить?

Он сделал шаг, навис надо мной и грозно сказал:

- Я спросил: где ты вчера была?

От его тона я малехо перес...  то есть передрефела, хоте кажись и "перес" тоже. И вообще, нельзя подвергать мой живот подобному стрессу, у него и так нервы после вчерашнего только успокоились, а тут еще он - пурген ходячий! Хаха, есть "Ходячий замок Хаула", а у меня "Ходячий пурген Соколова"!

- Дома я была! - разгневанно ответила я.

- Почему тогда не отвечала на звонки? - продолжал гнать свою линию, недоделанный дознаватель.

И как в нем умудряется существовать столько плохих слов: сталкер, шантажист, сволочь, садист, вот теперь еще дознаватель добавился! Нет, чтоб где-то доброе и хорошее затесалось!

- Просто я всю ночь играла, а днем отсыпалась. А телефон разрядился, - сказала я полу правду, так как отсыпаться от отлеживаться не так уж и далеко лежат друг от друга.

- Вот как значит ты пишешь, - с ухмылкой подьебал меня он, а у меня аж зубы от злости заскрипели.

- Это вообще не твое дело, что и как я делаю! - разгневанно воскликнула я. - Хоть ты мой парень, но это еще не дает тебе право распоряжаться мной как своей собственностью!

- Да ты хоть знаешь… - Соколов осекся и что я должна знать, я так и не узнала. - Я спрошу у твоей мамы, где ты вчера была, - бросил он и развернулся, а я, с отвисшей до пола челюстью, глядела с шоком в его отдаляющуюся спину.

- Эй, стой! - крикнула я, быстро его догнала и офигевши спросила: - Ты знаком с моей мамой?!

- Да, - равнодушно ответил этот садист.

- Ты что охренел?! - Мне хотелось рвать на голове волосы, и только понимание, что из-за постоянной окраски они и так неплохо лезут, меня остановило. - Как ты вообще умудрился с ней познакомиться?!

- На следующий день, как мы начали встречаться, она позвонила мне и мы мило с ней и твой бабушкой пообщались.

- Что еще за "мило пообщались"? - в шоке уточнила я.

Подобной подлянке я от своих родаков не ожидала… хотя мама с бабушкой у меня еще те проныры. Не удивлюсь если кто-то из них втихаря взяли мой телефон и нашел номер. И как только поняли, что под "шантажистом" находиться именно Соколов? Хотя думая они смогли б найти номер парня их "чада" даже если бы его у меня не было.

- Они просто хотели узнать, кто я такой и немного рассказали о тебе, - ответил Соколов, пожимая плечами.

Ага, представляю это "немного", наверное, рассказали всю мою подногодную.

- И сколько я весила, когда родилась? - кинула я вопрос на пробу.

- Кило и девятьсот грамм, - тут же ответил  этот… этот… этот нехороший человек, взглянув на меня с усмешкой.

Это полный попадос! Караул! Предатели в собственном доме!

- И почему ты мне об этом раньше не рассказал? - теперь над Соколовым попыталась нависнуть я, но рост подкачал, поэтому я просто уперла руки в бока и со всей серьезностью уставилась на его противную рожу!

Если он ответит в духе: "А ты ведь не спрашивала", то я точно ему врежу. Так он не сказал, но дал не менее идиотской ответ… точнее вопрос.

- Зачем? - Да еще посмотрел на меня честными-пре-честными глазами, словно действительно не понимал  какую они мне подкинули подлянку. - Притом, твоя мама просила ничего тебе не рассказывать. И теперь я понимаю почему.

- Нашелся мне тут понимающий! Меня ты нихрена не понимаешь, а мою маму прекрасно понял! - с обидой сказала я, развернулась и быстрым шагом ушла.

Было обидно, особенно из-за мамы с бабашкой. Я, конечно, понимаю, что им натерпелось познакомиться  с наконец-то появившимся у меня парнем, но почему нельзя было дождаться, когда я сама расскажу? Вдруг (та даже не вдруг в связи с подобными выходками!) мы с Соколов расстанемся, они же мне потом все уши прожужжат, какой хорошей мальчик и почему я его упустила.

Был у меня один знакомый Толик. Он встречался с моей школьной подругой, и так получилось, что мы с ним подружились. У нас с ним было много общих увлечений, начиная от компьютерных игр и заканчивая любовью к велопрогулкам. И так получилось, что он познакомился с моей мамой. Парнем он был хорошим и моей маме он понравился сразу же. Потом он расстался с моей подругой, но мы с ним продолжали общаться. Подруга была еще той любительницей меня парней как перчатки, поэтому против нашего общения против ничего не имела. И все бы хорошо, если бы не постоянный мамин скулеж: "Толик такой хороший мальчик. Вы с ним так хорошо смотреться. Почему бы вам не встречаться" и так далее. Дошло до того, что она приглашала Толика к нам в гости, где уже ему промывала мозги на тему: " Какая Леночка хорошая девочка". Потом он нашел себе другу девушку, и мы перестали с ним общаться, но и после этого мама нередко вспоминает Толика и выносит мне мозги "почему же у меня такая непутевая дочь". Боюсь представить, как она будет выносить мне мозги Соколовым!

- Что случилось? - участливо спросила меня Надя, когда я вернулась к ней.

- Кажется, я кого-то скоро убью! - со злостью прошипела я в ответ. - И суд меня определенно оправдает!

                                                                          ***

После пар Соколов, как обычно, ждал меня возле машины. Я хотела было свалить и поехать на тралике, но это шантажист прислал мне смску: "Если попытаешься сбежать, то я точно позвоню твое маме!", поэтому идти к нему пришлось  через "не хочу".

- Злишься? - спросил он меня, когда машина уже плелась по дороге.

- Нет, я испытываю гамму радостных ощущений! - с наигранным воодушевлением ответила я и кисло улыбнулась. - Что не видно?

- Нет.

- Плохо смотришь, или может у тебя близорукость? К окулисту обраться не пытался?

- Лена, не надо ерничать, - с раздражением ответил этот моей-мамы-понимающий-субьект. - Думаешь, мне очень хотелось познакомиться с твоей мамой и бабашкой подобным образом?

- Зато теперь у тебя появился еще один отличный повод меня шантажировать, - с ухмылкой ответила я, а потом спросила: - Может мне тоже познакомиться с твоей мамой подобным образом и накопать на тебя компромат?

Лицо у Соколова приняло какой-то отстраненный вид. Он молчал несколько минут, а потом тихо ответил:

- Даже если бы захотела, то не смогла.

Ерничать мне тут же расхотелось, а Стыд покачал головой и с осуждением на меня посмотрел, Наглость так вообще забилась в угол.

- Она давно?.. - Я хотела спросить аккуратно, но вопрос все равно прозвучал, как тот взрыв из-за сапера у которого руки не из того места растут.

- Когда мне было восемь, - спокойно ответил парень, но я видела, как натянулись его скулы и сжались пальцы на руле.

 Говорить: "Сочувствую", я не стала. Мне не доводилось терять близких людей, поэтому понять, что он испытал, я не могу. Хотелось спросить про его отца, но я не стала, а то с моей удачей утопленника, я только еще больше расковыряю рану.

Соколов, словно прочитал мои мысли, или понял все по лицо и произнес:

- Про отца я давно ничего не слышал, поэтому, не знаю, жив ли он еще.

Слов не было. Мыслей тоже. А парень продолжал говорить:

- Вырастил меня приемный отец. Он хороший человек, поэтому жаловаться на судьбу мне не зачем.

После его слов у меня появилось чувство, что именно Соколов пытается меня утешить. Хотя может он сказал это совсем из-за другой причины.

Машина повернулась влево. Я взглянула в окно и поняла, что мы един совсем не к моему дому.

- Эй, Соколов, куда это ты меня везешь? - опешивши, спросила я.

- К себе домой. Мы ведь вчера так и не посмотрели "Одиннадцать друзей Оушена", так что сегодня будем наверстывать упущенное.

- Ладно, - покладисто сообщила я, понимая, что сейчас мои возмущения будут не к месту, хотя ехать к нему домой мне очень не хотелось.

Жил он не в просто приличном районе, а в очень приличном. Три пятнадцатиэтажки были отгорожены высоким железным забором, а возле ворот нас встретил охранник, который открыл нам эти самые ворота, а потом еще и откозырнул.

Квартира Соколова находилась на девятом этаже, до которого мы поднялись на лифте, в котором играло приятная музыка, кажется, пианино, скрипка и еще чего-то.

Коридоры поражали своими красными коврами на полу и цветами в кадке, а на окнах белоснежными шторами. Всего на этаже было три двери, и, судя по их расстоянию друг от друга, квартиры были явно не трехкомнатные.

Открывать квартиру парень ключом не стал, а позвонил в звонок.

Я с ужасом представила, что дверь нам откроет его отчим или какая-нибудь горничная в зеленой униформе, но на пороге оказалась невысокая блондинка, с широкой дружелюбной улыбкой.

- Привет, я - Леся! Сожительница Саши, - представилась она, и вдруг шагнул вперед и крепко меня обняла, вогнав тем самым мой мозг в шок и смущения. - Ты Лена, я знаю. Мне Саша про много чего рассказал!

Даже представить не хочу, что включала это "много чего". Я кинула на Соколова осуждающий взгляд, но того не проняло и он продолжал покровительственно улыбаться.

- Проходите, - прощебетала Леся, когда наконец-то меня выпустила из объятий.

- Извините за вторжение, - сказала я, когда разулась.

- Да что ты! - отмахнулась она, а потом сказала Соколову: - Эй, Саш, возьму у девушки пальто.

Парень тут же помог мне снять пальто и повесил его на вешалку.

Мы зашли в гостиную, и я совсем не вежливо вытаращилась на обстановку.

Обои персикового цвета с геометрическими фигурами, большой мягкий уголок коричневого цвета, кофейный стеклянный столик, домашний кинотеатр с двумя продолговатыми колонками рядом и четырьмя по углам комнаты, большой, длинный шкаф заполненный книгами, три горшка с декоративными деревьями, а на потолке люстра, чем-то напоминающая прожекторы на дискотеки, только поменьше размеров. В общем, обстановка меня впечатлила, особенно шкаф с книгами.

На диване сидел парень, притом такой красивый, словно только что сошел с отфотошепленой страницы журнала. Девушка тоже была очень красивая, от чего я даже подумала: "И чего это Соколов прицепился ко мне? Вон, какой прекрасный объект для преследования под боком живет!".

- Это Леша, он тоже тут живет, - представила красавца Леся.

- Я - Елена, - представилась я.

- Я знаю, - ответил Леша и широко мне улыбнулся, продемонстрировав просто-таки голливудскую улыбку.

- Дай угадаю: Соколов тебе обо мне очень много чего рассказал, - хмуро буркнула я.

Ответом мне была все та же широкая улыбка.

- Хочешь чего-нибудь? - спросила девушка, заглянув мне в глаза. - Чай, кофе? У нас есть еще апельсиновый, ананасовый и томатный сок. Или может, хочешь есть?

Не смотря на то, что у Соколова нет мамы, эта девушка, по-видимому, ее с лихвой заменяет. Я, конечно, понимаю, что так думать не правильно, но эта девушка мне очень сильно напомнила мою собственную бабушка, которая и заменяла мне мать.

- Нет…

- Лесь, сделаешь нам по бутерброду и кофе, - перебил меня Соколов.

- Да не стоит, - попыталась сказать я, но меня опять перебили:

- Лен, не спорь.

Махнув на него рукой, я произнесла:

- Тогда можно мне вместо кофе ананасовый сок.

- Сейчас сделаю, - пообещала Леся, после чего ускакала на кухню.

- Присаживая, а сейчас за ноутом сгоняю, - сказал Соколов и тоже вышел.

Присаживаться я не стала, а подошла к полке и стала рассматривать книги.

- Если что-то заинтересует, можешь взять почитать, - сказал Леша, подойдя ко мне.

- Спасибки.

Коллекция у них была выдающееся: русская классика, зарубежная, фантастика, фентези, детективы, любовные романы. Мои глаза разбегались, а в голове билось только одна мысль: "Хочу. Хочу. Хочу".

- А можно всю библиотеку домой забрать? - шутя, спросила я, на что мне ответили все с той же широченной улыбкой:

-  Если сможешь унести.

- Или припахать Соколова, - тихо добавила я, но меня услышала и весело рассмеялись.

- А почему ты называешь своего парня Соколов, а не Саша? - отсмеявшись, спросил Леша.

Объяснять, что произнесения имени "Саша", после одного парня, для меня "табу", я не стала, поэтому просто пожала плечами. Парень довольно громко хмыкнул, намекая, что подобным ответом его не провести.

Вернулся Соколов и принялся подключать к домашнему кинотеатру ноут. Когда он закончил, в комнату вошла Леся, принеся с собой просто обалдений запах горячих бутербродов. Поставив поднос на стол, она с улыбкой сказала:

- Налетай.

И я вправду налетела, а потом еще попросила добавки, так как не попросить добавки этого чуда состоящего из французской булочки, французской горчицы, какого-то соуса, салями и сыры было бы кощунством.

Мой парень с усмешкой глядел, как я с довольным урчанием поглощаю бутеры, а потом нагло заявил:

- А еще отказывалась!

Первым мы посмотрели "Одиннадцать друзей Оушена". Его сожители это кино тоже не видели, так что посмотрели с удовольствием. Затем последовало "Пролетая над гнездом кукушки". Я его уже смотрела, поэтому знала, о чем фильм и чем он закончиться, а на остальных он произвел огромнейшее впечатление. Хотя разревелась в конце только я, а потом отправилась на балкон успокаиваться с помощью сигареты.

Балкон у них оказался пределом моих мечтаний. Один широкий подоконник, на который тут же хочется залезть с подушкой, пледом и книгой, чего только стоил. А про удобную кушетку и маленький столик я вообще молчу. На подоконник я все-таки залезла, перекинув ноги вперед, через бортик открытого окна. Вид открывался великолепный, жалко только окно выходило на восток, и увидеть закат солнца отсюда нельзя было. Но рассветы, я уверенна, отсюда встречать само блаженство.

Через несколько минут ко мне присоединился Соколов и тут же заявил:

- Ты что делаешь? Слезай, пока не упала!

Взглянув на парня с раздражение, я хмуро ответила:

- Я тебе не маленькая девочка.

- Сказала та, что пять минут назад ревела как ребенок, - с ухмылкой парировал Соколов.

- Ну, извините, что подобные вещи вызывают у меня слезы, - отвернувшись, ответила я.

Внизу располагался парк, а рядом детская площадка, по которой сейчас, словно муравьи, лазила детвора.

Неожиданно парень подошел ко мне и обнял, притянул мою спину к своей груди. Это действие вызвало у меня неимоверный шок, так как подобное он делал впервые. И я имею в виду не то, что он впервые обнимает меня со спины, а что он вообще сделал то, что и полагается делать парочкам.

- Ты что делаешь, Соколов? - ошарашено спросила я, так как не ожидала от него подобных "телячьих нежностей".

Мы с ним еще даже за руки не держались, не говоря уже об обнимашках.

- Страхую, - просто ответил он, хотя страховать меня нужно именно от таких его неожиданных выпадов, потому что, когда он меня обнял, я от удивления чуть не отпрянула прямо вниз.

- Может, ты меня еще канатом обмотаешь? - буркнула я, неожиданно для себя осознав, что прижиматься к широкой, теплой, медленно вздымающейся груди очень даже приятно. Особенно когда под твоими ногами пустота. Расстраивало только то, что сердце у парня стучало ровно, так как моему вдруг захотелось станцевать канкан.

Выкинув даже наполовину не скуренную сигарету, я сказала:

- Ладно, я слезаю, так что страховать меня больше не надо.

Меня выпустили из объятий, а потом помогли слезть на пол.

Мы вернулись в гостиную и Леся спросила:

- Будем еще что-то смотреть?

- Я недавно классный мультик смотрела "Город герое", - предложила я. - Если хотите, то давайте его посмотрим.

- Нет, - решительно ответила девушка. - Давай посмотрим то, что ты еще не видела.

- Как хотите, - пожала я плечами.

Немного поспорив мы выбрали комедию "О чем говорят мужчины". Говорить о том, что смотрела его уже раз пять, я не стала, так как обожала этот фильм и им сказала, что мне его давно советовала подруга.

После фильма Соколов отвез меня домой, как обычно открыл дверь, дождался, когда я выйду и сказал:

- Завтра я тебя с утра заберу, сегодня просто не получилось.

- Угу, - буркнула я, но с места не двинулась.

Сердце в груди бешено стучало и, казалось, каждый стук отдавал в ушах слово: "Давай. Давай. Давай". Решившись, я сделала шаг к парню, привстала на цыпочки, закрыла глаза и поцеловала его. Он неуверенно ответил, но не успела я войти во вкус, как он отстранился и сказал:

- До завтра.

После чего обошел машину, сел на водительское сидение и уехал, а я стояла, провожала его машину хмурым взглядом и ощущали себя каким-то маньяком, напавшим с поцелуями на девушку.

Нет, ну что это вообще за дела? Я, конечно, понимаю,  что пора гормонов у нас прошла, но где прогулки за ручку допоздна и долгие поцелуи перед домом? Или его сегодняшний прорыв это все на что у него заряда хватило?  Мы с ним уже около недели встречаемся и это все на что его хватило? Сколько ж мне нужно ждать, чтоб он сам решил меня поцеловать, не говоря уже, о чем ни будь большем? И почему у него сердце не стучит как сумасшедшие, ведь он утверждает, что любит меня?! Что у него вообще в голове твориться? И зачем он вообще начал со мной встречаться? Вон с ним красотка Леся живет, встречался бы уже с ней и не пудрил бы мне мозги!

В раздражении я достала телефон и написала Соколову смс:

"Что ты от меня хочешь?".

И вот теперь посмотрим, что он мне ответит!

Александр

Признаться, фильмы Марс вообще не смотрел, отдавая все свое внимание наблюдением за лицом Лены. У нее была такая живая и настоящая мимика, что смотреть на то как она ту хмурит брови, а то легко улыбается было намного интереснее. Не то, что у тех, кто с детства учился выражать ложные эмоции, чтоб никто не мог догадаться об их мыслях. А уж когда Лена расплакалась, то она стала такой трогательно-ранимой, что у Марса просто таки зачесались руки прижать ее  груди и утешительно погладить по голове. Но он сдержался, понимая, что она воспримет эго действия в штыки.

- Так, я курить, - сказала Лена, когда фильм закончился, шмыгая носом. - Где у вас тут балкон?

- Левая дверь, там, в комнате, уведешь, - с улыбкой ответил Эллай.

- И курить, вообще-то, вредно, - с легким возмущением произнесла Лэс.

- Пить - противно, а умирать здоровым, ой, как не хочется, - на ходу пробурчала девушка и зашла в гостиную комнату.

Все улыбки Эллай и все дружелюбие Лэс было подделкой. Просто они были обязаны себя так вести, чтоб в Лениных глазах выгладить нормальными подростками, которые хотят подружиться с девушкой своего соседа.

- Ты увлекся ею? - Вопрос Эллай застал Марса врасплох.

- С чего ты взял? - Фраза была избитая, но другая на ум не пришла.

Эллай с Лэс понимающе переглянулись и их лица стали серьезными, словно у клоуна смывшего свои грим и обнажив лицо старика, уставшего от этих избалованных детей.

- Ты постоянно на нее косился, во время просмотра фильмов, - сухо ответила Лэс.

Если бы Марс не знал ее столько лет, то подумал, что она возможно ревнует.

- Никто не запрещает развлекаться во время миссий с объектами, но для тебя подобное задание первое, так что смотри, слишком не увлекайся, - произнес Эллай, вновь натянув на лицо "грим" с широкой улыбкой. - Если ты влюбишься в нее и она окажется одной из нас, то я буду только рад за вас, но если она - пустышка, то ты сам должен понимать… - скомкано закончил парень. - Не повторяй чужих ошибок.

О том случае знали не многие, но эти двое были посвящены в один из самых трудных периодов жизни Эллая.

Ему тогда было семнадцать, и он беспамятно влюбился в одну девушку, которая оказалась пустышкой - той кто так и не смогла "возродиться". В их Организации было много запретов, и один из них относился к отношениям с простыми людьми. Но Эллай, наплевав на запреты, стал с ней тайно встречаться. И однажды враги Организации нашли эту девушку и шантажом хотели выманить у Эллай информацию. Он на шантаж не поддался. Девушку убили, а его отправили в секцию "инкубов", хотя у него было способности, не только для обольщения женщин.

- Я тебя понял, - серьезно ответил Марс.

Не желая продолжать разговор, он поднялся и направился за Леной.

Он прекрасно понимал, от чего именно хочет уберечь его друг. Вот только, голова и сердца шли вразрез друг с другом.

Вчера его вызвали на отчет по поводу использования силы в другой город начальство. По дороге он решил позвонить Лене, чтоб сказать, что встреча отменяется и в понедельник он вряд ли сможет забрать ее с утра. Когда телефон у девушки оказался отключен, он впервые испытал такое волнение и страх.  Не находя себе место он звонил и звонил ей, пока не додумался попросить Эллай проверить, где она находиться. Но даже когда друг сообщал, что девушка находиться дома, волнение не прошло. Мысли о том, что ее могут найти предатели, сводили его с ума. Разум твердил, что он не должен был испытывать подобные чувства, но успокоить,  вырвавшиеся из под контроля эмоции, он не мог.

Выйдя на балкон, он увидел, что девушка сидит на подоконнике, свесив ноги с окна.

- Ты что делаешь? Слезай, пока не упала! - воскликнул Марс.

Девушка взглянула на него с раздражением и хмуро ответила:

- Я тебе не маленькая девочка.

Марс вспомнил, как она плакала над концовкой фильма и ответил:

- Сказала та, что пять минут назад ревела как ребенок.

- Ну, извините, что подобные вещи вызывают у меня слезы, - отвернувшись, ответила Лена и затянулась.

В этот раз он сдерживать себя не стал. Подошел, обнял ее и притянул к своей груди. Лена от неожиданности дернулась и он еще крепче прижал ее к себе.

- Ты что делаешь, Соколов?

Ее реакция была не удивительна, но все равно в груди что-то екнуло, а перед глазами всплыла картина, когда Максим прижимал и целовал ее.

- Страхую. - Попытался скрыть за шуткой свой порыв парень.

- Может, ты меня еще канатом обмотаешь? - Она даже не пыталась скрыть свое раздражение и это начало слегка злить Марса.

- Ладно, я слезаю, так что страховать меня больше не надо, - сказала девушка, выбросив сигарету.

Хоть ему и не хотелось выпускать ее из объятий, но он все же отступил, а потом помог спуститься ей на пол.

Посмотрев еще один фильм, за смыслом которым Марс опять не следил, он отвез девушку домой, предупредил, что завтра за ней заедет и уже хотел попрощаться и ухать, как она вдруг прильнула к нему и поцеловала.

Ее губы были мягкими и требовательными, а поцелуй отдавал горечью из-за сигарет. Марс почувствовал, как желание большего волной накрывает его, поэтому поспешно отпрянул, понимая, что если поцелуй продолжиться, то закончиться все на заднем сидении машины.

 Успокоиться он не мог долго. Даже холодный душ не спас, потому что в голове все всплывали и выплывали мысли о мягких губах и игривом языке Лены.

А еще Марс впервые испытал стыд, ведь это было лишь его задание, в то время, как девушка, по видимому, начала испытывать у нему чувства. И хоть эта и была его главная цель, но чувствовал он себя при этом последней сволочь.

Когда он вернулся в свою комнату, то взглянул на телефон и увидел, что ему пришло смс от Лены.

С тревогой открыв его, Марс вчитался в следующее предложение:

 "Что ты от меня хочешь?"

Если бы Лена только узнала его истинные мотивы, то, наверное, уехала бы в другую страну, сменив фамилию и внешность.

Присев на кровать, он набрал в строке: "Я хочу, чтоб ты оказалась одной из нас!", затем стер написанное и со всей силы кинул телефон в стену. На стук в его комнату влетел встревоженный Эллай.

- Что случилось?!

Марс поднял на друга печальный взгляд и спросил:

- Как ты так можешь?

Эллай перевел взгляд с разбитого телефона на парня, пожал плечами и признался:

- Сказать по правде, я после нее, стал относиться ко всем женщинам, как к вещам. Невозможно начать испытывать любовь к, скажем, бутылке минералки. Они стали для меня лишь вещью, которую я использую и не больше. Вот и все.

Марс грустно усмехнулся. Этот ответ ему ничем не помог, так как начать относиться к Лене, как к вещи он уже точно не сможет.

Елена

В моей лечебнице, помимо людей, обитал еще старый кот породы "дворовой". Он был худой и длинный, как сосиска, с черной, короткой, но мягкой шерстью в белых носочках, с белым пузиком, несколькими белыми пятнами на морде и вечно подрытыми ушами. Притом каждый обитатель лечебницы называл кота по-своему. Макс звал его Черт, мама - Черныш, Гриша - Блохастый, Ирка - Мун (в честь кота из аниме "Шепотом Сердца, хотя из анимешного кота можно было слепить два наших), бабушка - Васька (хотя у нее все коты были Васьки, а собаки Каштаны), Леша - Скотина (в хорошем расположении духа Скотинка), а я - Тушка. Кот не на одно из имен не откликался и нормально относился только ко мне и бабушке. К бабушке, потому что кормит, ко мне, потому что глажу.

Когда мы только переехали, то с нами жила еще немецкая овчарка Багира, которую сбила машина. После нее больше собак мы не заводили, потому что бабушке и так, на то время, приходилась следить за тремя любопытными "щенками". А вот кот до сих пор жил с нами в, смешно сказать, большой собачьей будке, расположенной на заднем дворе. Помимо нее там стояла застекленная беседка, которая защищала от дождя старую, прогнутую кушетку,  кресло, одну ножку которого заменил кирпич, столик с  вырезанными неровными буквами на поверхности "Гриша - скатина!" и рядом более аккуратным: "Сама Дура!" и теми же неровными: "Придурок!". Потом бабушка надавала нам по шеям и вести переписки мы перестали, но воодушевились в словесной, а стол вынесли вначале в гараж, а после постройке беседки сюда.

В холодные зимние ночи, бабушка запускала кота сюда, поэтому в кушетки уже образовалась довольно приличная ямка, в которой он любил спать, свернувшись. Сейчас эту ямку занимала моя задница, а кот блаженствовал на моих ногах, растянувшись во всю длину и мурлыкав, выпиваясь в халат на коленках когтями.

Я курила по счету уже пятую сигарету, гипнотизируя взглядом телефон. Тот оставался к моим потугам равнодушным и ответ от Соколова все не приходил.

То что кто-то из домочадцем могут увидеть меня с сигаретой, я не боялась. Курить я начала в девятом классе, при возвращении домой закусывая с одноклассницами запах сигарет хвоей. Только в этом году я узнала от своей тети Светы, что родаки прекрасно об этом знали и постоянно ей с хохотом рассказывали, как я приходила домой и от меня, помимо сигарет, пахло еще хвоей. Я тогда жутко разозлилась, так как туйка была не самым изысканным деликатесом на свете. Где-то через пол года, как я начала курить, родаки мне заявили прямо, что знают о моей пагубной привычки. Я думала мне кранты и конец света близок, но они мне сказали, что если я хочу курить - то могу не шифроваться по кустам и стали выделять мне деньги на хорошие сигареты, а не на дешевое фуфло. Наверное, их отношении сказывалось тем, что они курила сами, да и в воспитании детей они были не строгими и довольно понятливыми. А еще все дело было в том, что Макс рос в семье военных, точнее, как он не редко шутил: выживал. Из-за своей любви к фентези и увлечением ролевыми играми он не слишком ладил с отцом, братом и матерью, которые просто не могли понять его стиль жизни. Макс рассказывал, что его отец не раз сбривал его под ноль, так как он носил длинные волосы. Перестал общаться он со своей семьей, когда вместо армии, поступил учиться в университет. За все годы нашего совместно проживания я видела его родителей и брата всего пару раз, хотя мы и жили в одном городе. И если его мать и брат еще более менее вежливо с нами общались в эти встречи, то отец вел себя грубо и холодно. Для него успешная карьера сына была не великий показатель. А когда он узнал, что Гриша и Леша тоже не жаждут стать военным, так и вообще внес нашу семью в черный список. Мама же моя жила в семье, где было четверо детей: два сына и две дочери. После ее рождения (она была самая младшая) ее отец скончался, так что бабушке Глафире приходилось поднимать четверых детей самой. Притом она была на половину немкой, и вы сами должны понимать, как в то время к ней из-за этого относились. В общем, жили они бедно, но дружно. А потом дядя Андрей и дядя Олег уехали на заработки, где и обосновались. Сейчас дядя Андрей с женой и двумя дочерьми живет в Москве, а дядя Олег в Питере вместе с сыном, его женой и внуком.  Ну, вернемся к маме. Выучившись на штукатура-маляра, хотя она мечтала поступить в художественную школу, но на это у них не было финансов, она несколько лет работала по образованию, пока не встретила моего отца.  О нем она рассказывать не любит, и я знаю только, что звали его Сергей (это главная причина, почему я "люблю" это имя) и что пожив с мамой около года он однажды исчез, а она в скором времени узнала, что беременна мной. С работы она не задолго до исчезновения отца ушла, потому как тот сказал, что работать ей не зачем, так как он сможет ее сам обеспечить. С животом ее, понятное дело, никто на работу брать не захотел, так что она вернулась к матери, а когда я родилась, стала зарабатывать деньги как могла, работая на консервном заводе, а по вечерам и выходным продавая пирожки и трубочки на рынке. Воспитывала меня бабушка, которая занималась тем, что гнала самогон и продавала его местным алкашам. Потом мама познакомилась с Максом, который уже как два года овдовел и сам растил двух детей, так как к своей семье обратиться за помощью, как вы понимаете, не мог. Так что в нашей семье дети в спартанских условиях не воспитывались. Даже бабушка, не смотря на свой характер, в ежовых рукавицах нас не держала, но уши за курение мне все же надрала.

Макс часто говорил, что мы должны сами решать свою жизнь и научиться отвечать за свои действия, потому что все равно слушать родителей в подростковом возрасте не станем. И так как никто из нас не подсел на наркотики, не принес в подоле и не загремел за решетку, то можно судить, что за свои поступки мы отвечали. А пара выкуренных косяков и отсиживаний в отрезвители не в счет. Молодость, что с нее взять-то.

Пока я размышляла, кот коварно подтянул халат, открыв вид на мои голые под ним колени, и впился в них когтями, заставив меня вскрикнуть от неожиданности.

- Сволочь! -  воскликнула я, затем встала на ноги, вышла из беседки и выкинула кота на землю.

Тот посмотрел на меня с искренним возмущением: "Ты чего? Я ведь любя!", но, не увидев в моих глазах и доли понимая, дернул хвостом и побежал к себе в будку.

 Я направилась к дому, как услышала писклявый звук телефона, который я забыла на столе в беседке. С нетерпением, я кинулась к нему, схватила, включила, кликнула на значок непрочитанного сообщения и уставила в экран.

"Код: 89801

Дорогой Александр, это код для регистрации на VK.com"

Помянув недобрым тихим словом этого криворукого и косоглазого Александра, не смогшего правильно набрать номер, его теску, Дурова и админов в контакте, я развернулась и, кипя от гнева, направилась к дому.

                                                                             ***

- Ты почему мне вчера не ответил? - вместо приветствия спросила я, усаживаясь рядом с Соколовым.

- Извини, я вчера пролил на телефон кофе, - хмуро буркнул он.

Выгладил он как-то странно: бледный, с темными кругами под глазами и кислой физиономией.

- Что с тобой?

Машина затормозила на светофоре, и парень правой рукой протер глаза.

- Просто не выспался.

- И чем же мы таким занимались, что не выспались? - раздраженно спросила я, почему-то вспомнив о его грудастой соседке.

Неужели она помешала ему выспаться?

Ревность пожала плечами и развела руками, а Гордость пендалем выгнала Ревность из сознания, на прощанья погрозив кулаком.

- Раб… в смысле учился, - как-то заторможено ответил парень, зевая.

Ну-ну, учился он как же. Небось, учился новым позам с той блондинкой из какого-нибудь индийского порно!

На этот раз Гордость схватила Ревность за шкирку и с размаху врезала под дых. Та загнулась, но без волшебного пендаля убрать не пожелала.

Больше я ничего спрашивать не стала, хотя Любопытство грызло меня как прихваченная от кота блоха, которая посчитала, что человеческая кровь неплохая замена животной и большую половину ночи грызла меня, пока я не озверела и не ушла спать на диван в гостиной. Притом парень и так был в неахти каком состояние, и отвлекать его от ведения машины было не лучшей идеей.

 Когда машина припарковалась возле института, я быстро выскочила из нее и направилась в сторону курилки, где уже находились мои подруженсый. Катя жила в квартире, как раз напротив института, а Надя в трех остановках, так что они всегда добирались раньше меня.

Стоило мне подойти к ним, как я тут же поняла, что они тоже не слишком хорошее расположение духа.

- Что случилось? - встревожено спросила я.

- Я так больше не могу! - взревела Надя.

Значит, ее братья уже познакомились с ее парнем… точнее бывшим парнем, так как не один пока не задержался на этом месте после знакомства с двумя накаченными бугаями с сестринским комплексом.

- С ними невозможно жить! Никакой личной жизни! Я скоро или с ума сойду, или до старости  в девках останусь!

- Я думаю, они обоими вариантам буду только рады, - хмыкнула я, щелкая зажигалкой, чтоб подкурить сигарету. Зажигала так и не зажглась, поэтому пришлось подкуривать от протянутой Катькой сигареты.

- Ага, - хмуро буркнула Надя. - Я уже представляю, как они меня в психушке с ложечки манкой кормят, приговаривая: "Наденька, умничка. Наденька, хорошая девочка". Бррр…- Ее аж передернула от представленной картины.

 - Почему бы тебе просто не переехать и не жить одной? - спросила Катя. - Ты уже взрослая.

Надя потрясенно вытаращилась на Катю, словно та открыла ей тайну вселенной.

- А ведь это мысль! - наконец воскликнула она. - И как я сама об этом не подумала! Сниму дом и да здравствуй личная жизнь!

- Дом? - удивленно спросила Катя. - Не лучше ли квартиру?

- Не-а, - с брезгливостью ответила она. - Больше чем братья, меня достали соседи, да и Цербера не надо будет каждый день выгуливать.

Цербер был бульдогом: здоровенной, клыкастой и вечно слюнявой массой складок, который любил метить обувь. В этом я убедилась на собственной шкуре, точнее на собственных кедах, которые беззаботно оставила возле двери, проигнорировав предупреждение Надя, так как очень спешила в интересное место. Домой мне пришлось возвращаться в шлепанцах, а кеды отправились в мусорку, так как даже простиранные все равно как-то странно попахивали. Из-за Цербера Надя и правду постоянно ругалась с бабкой-соседкой, который так же воспылал чувствами к ее коврику. Да и вообще жила она в доме, кажись, состоящих из одних бабушек, у которых она была любимой темой для обсуждений, так что ее желания жить без соседей было вполне понятным.

- Но ведь дом будет стоить дороже, да в квартире, по сравнению с домом, жить намного комфортнее, - сказала Катя.

Надя посмотрела на меня, без слов спрашивая, что я об этом думаю.

- Не знаю, - пожала я плечами. - Я всегда жила в доме, поэтому мне, наоборот, кажется, что жить в квартире неудобно. Никакого свободно места, все сжато и скомкано, да еще соседи. Ко всему нет не двора, не огорода. Нет, я бы жить в коробке не смогла.

- Ага, огород, на котором пахать надо, чтоб что-то выросло, - фыркнула Катя. А ведь я ее только однажды попросила помощь собрать мне с картошки кароладского жука, после чего она несколько дне жаловалась на боль в пояснице. - Да и туалет на улице, пока добежишь, и не надо уже будет, а зимой по холоду вообще молчу.

- Вообще-то, у меня дому тоже есть туалет, даже целых два! - обиженно ответила я.

- Ну, у тебя и дом навораченый, - фыркнула подруга. - Думаешь, у Надьке хватит денег снять такой же?

Ну да, с этим не поспоришь. Моя лечебница была и вправду крута обустроена. Трех этажный дом, напоминал мини замок. Окна были деревянные, которые стояли намного дороже евро, а крыша черепичная, с двумя спутниковыми тарелки. Про внутреннее убранство и говорить не стоит. У Макса была своя собственная фирма по разработкам и производству сигнализационных систем, а мама в своем эйвоне-и-еще-какой-то-херне занимала не последнее место и не редко уезжала в другие города, проводя семинары о том,  как она скудно жила пока подруга не пригласила ее в свою команду. Несколько лет она и вправду вкалывала как ненормальная, а теперь занималась только тем, что следила за своими, как она говорила, девчонками. Со стороны их фирма выглядела, как какая-то секта, в которой моя мама "дослужилась" до их главаря. Так что деньгами моя семья располагала приличными, и ни в чем себе не отказывала.

У Надьки папа держал свой собственный зал, а ее братья занимаются профессиональным кикбоксенгом и часто принимают участие в соревнованиях. У Кати же мама была учителем русского языка и литературы в школе, а отец историк и работает в местном музеи, и частенько уезжая на археологические раскопки.

 - Нет, идея с домом мне нравиться, - решительно сказала Надя. - Деньги я возьму у отца, а если он не даст, то объявлю ему бойкот, потому что сил моих больше нет!

- Кстати, у меня тетя Света живет на Старом и она, помниться, говорила, что у них много есть свободных домов, - припомнив, проговорила я.

- О, а ты можешь ей позвонить и уточнить? - тут же попросила Надя, а потом, нахмурившись, спросила: - И где этот Старый находиться?

- И что у него за странное название? - добавила Катя.

- Назван так район из-за того, что находиться не далеко от Старого кладбища, - пояснила я. - А находиться от не далеко от моего района.

- Подожди, - припоминая, протянула Надя. - Это то самое кладбище, где мы еще летом постоянно зависали?

Район на котором я жила назвался Яблоневый, из-за того что там находился огромный яблочный сад, куда в детстве мы не редко лазили или за яблоками, или за тем, чтоб попугать сторожа. Однажды я со своим другом Серегой, после просмотра Карсона, даже накинули на себя простыни и, дождавшись, когда сторож выйдет покурить,  выпрыгнули из-за дома, с протяжным завыванием: "Уууууу!". Сторож вначале побелел, схватился за сердце, а потом заматерился, кинулся в дом и через несколько секунд вернулся с двустволкой. Стрелять он не стал, но драпали мы как зайцы, под крики, что если нас поймают, то ноги повыдергивают. Где-то в километре от сада и находилось Старое кладбище, за забором которого чуть ли не впритык и начинался Старый район. Кладбище и вправду было старое и очень красивое. В детстве с местными ребятами из обоих районом мы там часто играли, особенно круто было играть в казаков разбойников или прятки. У нас там даже нычка была в одном на половину осевшем в землю склепе. И разрешалось там тусить, только тем, кто мог ночь в нем высидеть и не убежать. Я честно отсидела там около четырех часов и думала, что за это время познала весь ужас. А потом заявились мои родители, и ночные посиделки в склепе оказалось простой забавой, в сравнении с разъяренным отчимом, мамой, бабушкой и еще несколькими родителями. Оказалось, родители в моих поисках добрались до нескольких мальчишек, которые и рассказали, что я прохожу испытание на храбрость. Мальчишкам досталось по задницам, а меня на целых четыре дня заперли дома.

- Оно самое, - кивнула я головой, доставая телефон. - Звонить?

- Звони.

Звонок оказался не слишком информативным: да, дома пустые есть, но какие именно тетя не знала, так что нужно было самой походить по району, поискать не слишком ухоженные дома или расспросить соседей.

- Не легче ли в нэти поискать, - выслушав мой отчет, предложила Катя.

- Давайте после пар пройдемся по району, посмотрим, а если ничего не найдем посмотрим в нэти? - внесла я встречное предложение.

- Можно, - согласилась Надя. - Притом, район далеко от цента, значит, дорого брать не должны, притом ты не далеко будешь жить, сможем в мести до института добираться.

- То есть тоже хочешь на халяву поездить? - с лукавой улыбкой спросила я.

- Ну ты же не оставишь подругу в беде и уговоришь своего ненаглядного? - задала Надька встречный вопрос, скопировав мою улыбку.

В ответ я лишь развела руками, но пообещала попробовать. На том и порешили.

После первой пары я отправила Соколову сообщение о том, что после пар пойду гулять с подружками и отвозить меня не надо, и только потом вспомнила, что у него поломан телефон. К моему удивлению мне пришел ответ, чтоб я была осторожной и не гуляла допоздна. Я немедленно написала:

"Соколов, ты ж сказал, что пролил на телефон кофе и он поломался?"

Ответ гласил следующее:

" Так телефон, а не симка. Я с утра новый купил. Куда, кстати, с подругами решили пойти?"

Подумав с минуту, я решила все же ответить:

"Да Надя хочет дом снять, вот и идем выбирать"

 "Так может, я присоединюсь?"

"Нет, а то у тебя уши свернуться в трубочку от бабских разговоров. Ты лучше домой едь, отсыпаться"

"Неужели, ты за меня волнуешься?"

Это сообщение меня удивило. Да и вообще Соколов впервые снизошел до того, чтоб переписываться со мной смсками. Обычно он писал короткие фразы и отвечал такими же, а тут прямо его пробрало на "поговорить".

"Не за тебя, а за прохожих. Еще заснешь, собьешь кого-нибудь, а журналюги подумать, что ты переиграл в ГТА и опять начнут гнать на геймеров!"

"Написала журналюга"

"Вот именно! Так как я лучше других знаю, как мы работаем!"

"Ладно, как вернешься домой, напишешь"

"Обязательно, папочка!"

Я думала, он ответит что-то типа: "И будь осторожнее, доченька", или как-нибудь возмутиться из-за подобного обращения, но он написал следующее:

"Я просто волнуюсь за тебя"

" Ты лучше волнуйся за маньяка, который решиться на нас напасть. Надя вчера рассталась с парнем, и будет только рада на ком-нибудь сорвать стресс"

В голове тут же нарисовалась картина: Надя с безумным хохотом тянет за ногу маньяка в ближайшие кусты,  а тот пытается ухватиться за траву и слезно молит его пожалеть.

"Я не шучу, Лена. В мире существуют такие сволочи, которым твоя подруга ничего не сможет сделать"

Немного подумав над ответом, я написала:

"В мире существую такие девушки, после которых сволочи очень жалеют, что встретили их. Я не шучу, Соколов"

Прошло несколько минут, но парень так и не ответил, а потом прозвенел звонок, и мне стало уже не до него.

                                                                      ***

- А вы бы хотели встречаться с вампиров? - спросила Катя.

Наш разговор начался из-за одной книгу про вампиров под названием "Злодей не моего романа", которую накануне прочитала Катя. Книга, по ее словам, поначалу оказалась довольно классной, да и главная героиня была интересной особой, но к середине интерес пропал, героиня потеряла свою очаровательность, и добила она ее чисто из принципа.

- Не-а, - ответила я, а потом со смешком добавила: - Как известно: путь к сердцу мужчины лежит через желудок, а вампиров довольно странный рацион.

Мы посмеялись, после чего Катя задала другой вопрос:

- А хотели бы стать вампиром?

- Да ну, - отмахнулась Надя. - Я даже ради вечности не поменяю мороженое на кровь.

Надька была просто помешена на этом лакомстве, умудряясь даже простуду лечить с помощью кило фисташковым с орехами. Повторять ее подвиг не советую, если вы, конечно, не такой же помешанный, как она. Я, например, после ее "дружеского совета" попробовать грипп вылечить мороженным заработала себе ангину. И это в июне, когда все нормальные люди нежились на пляже,  а я сидела дому с распухшим горлом.

- Притом, у нас вампиры, вообще-то, были упырями: страшными мертвецами, которые вылизали из могил, чтоб схрумячить тебя. А потом писатели и сценаристы сделал из вампиров мачо-менов, которые только спят в гробах и видят, как их небьющиеся сердца похитят обычные, но несомненно красивые с богатым внутренним миром девушки.

- И это говорит нам так, у кого главный и один из любимых героев вампир, а второй зомби, - фыркнула Катя.

Я развела руки в сторону и философски протянула:

-"Нудно идти в ногу со временем". И притом он не вампир…

- Вот только не надо тут спойлеров! - воскликнула она, так как никогда не любила спойлеры. - И ты когда третью книгу начнешь?

- Да я первую главу уже почти написала, могу скинуть в вк.

- Допишешь, скинешь, - согласилась она.

Дальше у нас разговор плавно перешел на дом, так как мы добрались до нужного района.

- Тетя сказала пройтись по улице Лебедева и Иванушкина, посмотреть на запущенные дома  и пораспрашивать соседей.

Пройдя по переулку, мы вышли на улицу Лебедева и у крайнего дома увидели женщину в фиолетовом халатике, галошах и косынке, которая вилами сгребала листву в костер. Черный поток дыба трубой шел вверх, иногда порывов ветра наклоняясь то на женщину, то от нее.

- Ну и кто пойдет? - спросила Катя.

- Давайте я, - ответила и направилась к погруженной в работу женщине. - Изви… кха-ха… - я закашлялась, так как ветер, словно выждав, когда я подойду к костру, направил дым в мою сторону.

Женщина выпрямилась, повернулась, держа наготове вилы, словно в опасении, что к ней и впрямь может подкрасться упырь, хотя в нашем мире скорей какая-нибудь гопота.

- Чего надо? - настороженно спросила женщина.

В опасении я сделала осторожно шаг назад, а потом попыталась улыбнуться как можно дружелюбно. Правда, этому очень уж мешали двусмысленно направленные в сторону моего живота зубцы вил.

- Извините, я лишь хотела узнать: тут дом нигде не сдается?

- Ааа, - протянула она. Ее лицо разгладилось, а вилы наконец-то воткнулись в землю. - Дома у нас тут пустующие есть, но вот сдает их кто, я не знаю. Пройдитесь, посмотрите.

- Спас... кха-ха… ба, - прокашляла-проговорила я, возвращаясь к подругам.

- Фу, - тут же протянула Катя, вздернув нос, - ты вся костром провонялась.

- Чего только не сделаешь ради подруги, - протянула я, рассмеявшись.

Мы направились вверх по улице Лебедева, на которой все дома оказались в относительной запущенности, особенно из-за опавшей листвы. Притом, кроме той женщины с вилами нам больше не посчастливилось никого встретить. Безлюдность и тишина не слишком прибавляли улице оживленность. Да и небо затянулось серыми тучами, наводя на улицу угрюмую обстановку.

- А вокруг тишина и только мертвые с вилами стоят, - перефразировала я известную фразу.

- Ага, - поддакнула Катя.

- А мне уже нравиться эта улица, - добавила Надя.

- Гляньте, - вдруг воскликнула Катя, указав на дом по левую от нас сторону.

Дом был не большой, с накрененным вправо забором и заросшей почти до колен травой. Но указывала девушка не на дом, а на огромного пушистого кота, который сидел на подоконнике по ту сторону стекла и смотрел на нас явно с вызовом.

- Все опоздали, - хохотнула Катя. - Он его уже занял.

- Как плотоядно он на нас смотрит, словно говорит: "Подойдете - съем!".

- Да уж, с таким котом и собаку не надо держать! - воскликнула Надя.

Коту видно надоело наше внимание, так как его шерсть вздыбилась, а пасть открылась, открыв вид на мелкие, не менее острые зубки.

- Пойдемте отсюда, а то вдруг его давно не кормили!

Мы были уже почти возле конца Лебедева, как увидела довольно запущенный дом. Хотя скорей всего он выбивался на фоне рядом большего, видно летом побеленного, дома с голубым ярким заборчиком, зацементированным участком возле ворот, развивающимся флагом России над крышей и тявкающей собачкой, которая пыталась протиснуть свою моську между зубцами забора. Рядом же дом, который мы приметили, был с каменным, высоким, облупленным забором, выгоревшей на железной двери краской и впереди с заросшей травой, со слегка вытоптанной тропинкой. Над забором виднелась длинная крыша, которая поворачивала влево, полоса стены, и верхняя часть рабы,  с облупленной, посеревшей белой краской.

- Постучим? - предложила Надя.

- А если нам откроют то, что делать будем? - спросила Катя.

- Представимся какими-нибудь хари-кришнами, -  улыбнувшись, предложила я.

Катя положила левую руку на бедро, припустила  второй рукой очки и томно проговорила:

-  А вы верите в бога?

- Ахаха… Тебе только плетки не хватает! - рассмеявшись, добавила я, и вторил за ней: - Вы верите в бога? Нет? - Затем я сделала вид, что дергаю хлыст. - Тогда я тебя накажу, противный!

- Боюсь, тогда нас примут не за служителей церкви, а за стриптизерш, - проговорила Катя, а потом оглядела нас и добавила: - Да и вообще мы не слишком похожи на служителей церкви.

 В это она была права. Я была одета в темно-синие джинсы, кеды и пайту с черепом, да еще сумка в виде гроба, не говоря уже о пирсинге. Надя так вообще была в стилах, джинсах с разорванными коленками и черной косухой со скелетом с одним глазом, который держал в руках бутылку с ромом, на котором был изображен тоже скелет, только в пиратском прикиде, а за плечом у нее висел бэк со Сплинк Нотом. Более-менее одетой была Катя: в сером, вязаном платье до колен, черных лосинах с серебреными вставками по краям, замшевых полусапожках и кожаной куртке.

- На стриптизерш тоже, - заметила Надя. - Ну, кроме одной, - добавила она, взглянув на Катю. Та фыркнула и застегнула куртку, словно ей впрямь придется раздеваться, если в доме кто-то будет и ее приму за стриптизершу.

 - Да уж, с нашим прикидом, нам тогда нужно будет спрашивать: "Вы верите в Дьявола?", - протянула весело я.

- Чтоб нас отсюда с вилами погнали! - фыркнула Катя.

В следующую секунду, калитка возле которой мы застыли, с противным скрипом отворила и вопрос: "Стучать или не стучать?" решился сам собой. На улицу вышел мужик с ведром в руках в потертых синих спортивных штанах образца "СССР", полосатой бело-синей майке и в резиновых розовых шлепках с салатовыми цветочками. Короткие, грязные волосы торчали в разные стороны, а лицо со щетиной было помятое и сразу же могло поведать, чем мужик занимался ночью.

- Извините, - подошла я к нему, дождавшись, когда он выльет ведро в траву и повернуться.

- Че? - Хоть я стояла от него в шаге, но перегар до меня долетел такой, что мне силой пришлось  бороться с подступившей тошнотой.

- Вы не знаете, тут нигде дом не сдается?

- Не знаю, - буркнул он и быстро удалился, на прощанье, одарив наши уши еще одной порцией скрипучего звука.

- Хоть бы маслом смазал, - морщась, протянула я, подходя к подругам.

К сожалению, на улице Иванушкина нас ждал не лучший результат. Посовещавшись, мы решили пойти в магазин, пораспрашивать продавщиц, а заодно купить пива и пойти его куда-нибудь выпить.

- Ну, просто иди на кладбище, и склеп снимай! - возмущалась Надя.

- Может и, вправду, на кладбище сходим? Может, кто склеп сдает, - со смешком предложила я. - Правда там  соседи почти на каждом шагу.

- А они тихие, как раз возмущаться не будут, - добавила Катя.

Продавщица в магазине с затейливым названием "Перекресток", который находился и впрямь на перекрестке в одной улице от кладбища, лишь развела руками. Надя на всякий случай оставила ей свой телефон, если она что-то узнает.

Мы купили два литра пива "Белый медведь", пачку фисташек, сухарики "холодец с хреном" (при этом Надя заявила, что лучше бы с дымком, но так как у нас уже есть один "с дымком", то лучше взять их), пачку сигарет и три литровых стаканчика. Пить пиво мы решили пойти… на кладбище, шутя по дороге, что может, там все же найдем подходящий склеп, который сдается в аренду.

До кладбища нам нужно было пройти через одну улицу, потом мимо разваленного детского садика, нескольких домой и широкой заасфальтированной дороге, которая вела в сторону моря.

На улице мы увидели невысокого, толстенького, лысеющего татарина в джинсах, синей майке и куртке. Он стоял возле белой машины и раздраженно перекидывал по кольцу ключ на указательном пальце.

- Спросить?

- Спроси.

Подойдя к нему, я улыбнулась и вежливо сказала:

- Извините, а тут нигде склеп не сдается?

Татарин вытаращился на меня ошарашенными карими глазами, а сзади раздался хохот.

- Ой, в смысле дом, - исправилась я, чертыхнувшись про себя.

- Нэт! - гаркнул он так, что я аж подпрыгнула от удивления.

- Спасибо, - пискнула я, развернулась и быстренько-быстренько засеменила к схватившимися за животы подругам.

- Это во всем вы виноваты, со своими склепами! - пробурчала я, когда мы отошли, а подруги наконец-то успокоились.

 - Да уж, теперь я точно знаю, что ты ради подруг готова пойти и на все!

Они вновь захохотали, и я присоединилась к ним, так как действительно вышла глупая и смешная ситуация.

На кладбище мы под байки из детства выпили пиво, потом я провела подружек на остановку и направилась домой, так как до моей лечебницы, было, минут пятнадцать-двадцать от силы. А уж с моим шагом и под музыку и то меньше.

Когда я поела, искупалась в душе и залезла вк, мне тут же пришло письмо от Соколова:

"Ты уже дома?"

"нет"

На глупый вопрос, получи глупый ответ! Да и вообще не было у меня как-то настроения с ним разговаривать.

"Почему не написала, что уже пришла?"

"не успела, один сталкер меня опередил"

"Как сходили? Нашли дом?"

 "сходили нормально. дом не нашли"

"А поподробнее?"

"попрдробнее о чем?"

"О том, как сходили?"

"много писать, давай я тебе завтра расскажу, а то мне еще учиться надо.

"Ладно. Учись и спокойно ночи"

"спокойной"

Откинувшись на спинку стула, я несколько минут думала, написать или не написать, то о чем я спрашивала вчера вечером. А потом подумала, да черт с ним. Притом у Соколова вдруг появилось желание разговаривать со мной, а это уже плюс. Поэтому закрыв браузер, я потянулась и решила сделать себе кофе, а потом и впрямь сесть за учебники.

 Александр

- Марс, вставай!

- Что случилось? - сонно спросил Марс, щурясь от света лампы.

- Сработала "сигнализация".

- Лена?! - в ужасе воскликнул парень, вскочив с кровати. Сон как рукой сняло.

Лэс посмотрела на Марса как на душевно больного, а он чертыхнулся и принялся натягивать джинсы.

Если бы "сигнализация" сработала у Лены, то его бы разбудил импульс собственной силы, а не аналитик.

- Подопечная Эллая, - объяснила Лэс, хотя я это уже и так понял. - Две минуты на сборы. Уровень опасности "А". Блок на силу снят, - добавила она и вышла.

Натянув носки и футболку, Марс подошел к одной из стен в комнате и приложил к ней руки. Импульс силы отворил потайной сейф, и в стене образовалось "окно". Достав пистолет, несколько метательных ножей и кулон с голубой сферой на серебреной цепочке, он натянул ее на шею и вышел. В прихожей парень натянул ботинки и куртку, после чего спустился на лифте на улицу. Лэс с Эллаем уже ждали его возле кроваво-крастного мустанга аналитика.

Лэс кинула Марсу ключи, которые он без труда поймал, и залезла на заднее сидение, Эллай занял место впереди, а парень водительское.

- Я прикрою, так что гони со всей силы, - проговорила Лэс, пристегиваясь, и парни вторили за ней.

Машина сорвалась с места, словно конь, которого до этого очень долгое время держали в конюшне и наконец-то выпустили на свободу. Выжав из двигателя максимум, они мчались по дороге, проезжая мимо машин, домов, фонарей с неимоверной скоростью.

- Мы прямо как автобус из Гарри Поттера, - пошутил Эллай, но Марс видел, что он очень нервничает.

Лэс тоже нервно ерзала на заднем сидении. Она была прекрасным аналитиком, но не воином, но так как являлась главой их группы ее присутствие было обязательным, ведь именно ей придется потом писать отчет.

Подопечная Эллая - Света Березова - жила недалеко от центра и к ней группа доехала за несколько минут. Остановившись возле пятиэтажки, Марс скомандовал:

- Лэс, оставайся в машине. Эллай прикроешь меня снизу, а я войду через в окно.

 Света жила на третьем этаже и окна ее комнаты были темные, как ночь. Эллай скрылся в кустах возле дверей подъезда, а Марс прикрыл себя пологом тьмы и стал подниматься по стене, словно она не находилась в вертикальном положении. В другое время за подобные выбросы силы ему грозил выговор, но блокировка на силу была снята и он мог пользоваться силой на полную.

Третий этаж. Балкон. Дверь была открыта. Притом открыта благодаря силе. В комнате было темно, на Марс видел все отчетливо: длинный во всю стену шкаф, заставленный книга, и разными безделушками, старенький телевизор на тумбочке, два кресла, стол, раскладной диван на котором спали двое - мужчина и женщина - и… желтоватая дымка силы, говорящая о том, что на них наложили заклинание сна. Выйдя из комнаты, Марс прошелся по коридору, минуя две двери от комнат и входную. Комната Светы находилась в конце коридора - это он чувствовал благодаря энергии Эллая. Заглушив звуки, Марс резко открыл дверь, собрав на ладошке сферу энергии, которая была готова сорваться во врага. В комнате никого не оказалось. Лишь отголоски чужой энергии. встретил его и горящие в темноте желтые глаза кота.

Выругавшись, Марс развеял силу на ладони, усыпил кота,  схватил его на руки и покинул квартиру.

Уже в машине, парень сказала:

- Их было двое. Один усыпил ее родителей, второй пошел за девушкой. Из квартиры они исчезли благодаря телепорту.

- Черт! - выругался Эллай, а затем повернулся к Лэс.

Девушка сидела с закрытыми глазами, а ее руки, окруженные голубоватым сиянием, лежали на мирно спящем коте.

- Что там? - взволнованно спросил Эллай.

Лэс вздохнула, открыла глаза и ответила:

- Да двое. Мужчины. Оба в масках, поэтому лиц не разглядеть.

- Черт! - с силой ударил кулаками по бордачку парень, на что девушка тут же воскликнула:

- Эй, аккуратнее!

- Извини, - сказала Эллай, и прикрыл глаза ладошкой.

Выйдя и машины, Лэс положила кота лавочку, потом вернулась и скомандовала:

- Возвращаемся.

Мотор негромко завелся, и машина выехала на дорогу. В салоне стояла гнетущая тишина. Все трое понимали - девушку забрали по их вине, и им за это придется отвечать. Хуже всего было Лэс и Эллаю. Девушке потому что она была главной их группы, а парню из-за того, что Света была его подопечной.

Когда они вернулись домой, Марс вернул оружие в тайник, переоделся, вытащил сим-карту из поломанного телефона, взял кошелек, ключи от машины и вышел.

Лэс и Эллай сидели в гостиной, и пили успокаивающий отвар. Парень спиной чувствовала взгляды друзей, но никто из них ничего не сказал, понимая, что попытки отговорить его ни к чему не приведут. Правда Лэс все же произнесла:

- Блок на силу будет снят до утра, но ты аккуратнее, потому что я не хочу еще отчитываться за тебя.

- Хорошо, - ответил Марс вышел из квартиры.

                                                                     ***

Окна в доме Лены не горели. Парень проверил "сигнализацию" и, убедившись, что она не трону слегка успокоился. Около пятнадцати минут он сидел на капоте машины и просто смотрел на ее окно, а потом решительно направился в сторону дома.

Пробраться в ее комнату не составила труда. Не помешала даже настоящая сигнализация, установленная на дверях и окнах. Оказавшись в ее комнате, Марс решил осмотреться. Он был тут впервые, поэтому ему было интересно, как выглядит комната его девушки. Правда осмотреться он так и не смог, стоило ему только увидеть, что кровать девушки пустует.

Первая мысль была паническая: ее тоже выкрали, каким-то образом минуя его защиту. Потом разум напомнил, что это не возможно и в голову пришла другая, более прагматичная: возможно девушка вышла попить воды или в туалет.

Скрыв себя, Марс вышел из комнаты Лены. Не то, что он решил подглядеть за ней в туалете, просто стоять и ждать когда она вернется было выше его сил. Побродив по дому, парень к своему удивлению обнаружил Лену спящей на диване в гостиной.

Она лежала на животе, подгреб под себя одеяло и закинув на него ногу. Руки обнимали подушку, а волосы закрывали ее лицо. Откинув волосы, Марс несколько минут стоил и смотрел на девушку, а потом решительно снял с себя цепочку с голубой сферой и аккуратно одел на нее. Затем он провел над ней рукой, и цепочка исчезла.

Эта был мощный артефакт защиты, и в Организации его за этот жест доброй воли вряд ли погладят по головке, но Марсу было наплевать. Теперь он хоть будет уверен, что в случае беды чужая сила не сможет причинить ей никакого вреда.

Вернувшись в машину, Марс до утра просидел в ней возле дома Лены. Когда часы показали семь он уехал, но лишь за тем, чтоб купить себе новый телефон и стаканчик крепкого кофе.

- Ты почему мне вчера не ответил? - сходу спросила Лена, усаживаясь на переднее сидение.

Марс несколько секунд вспоминал, что вообще было вчера вечером, а когда вспомнил, выругался про себя, но вслух ответил:

- Извини, я вчера пролил на телефон кофе.

Лена внимательно рассматривала его. В ее взгляде было удивление и - что очень порадовало парня - беспокойство.

- Что с тобой? - с тревогой спросила девушка.

Марса так удивило ее поведение, что он чуть не проехал светофор.

- Просто не выспался, - устало ответил парень.

Почему-то этот ответ вызвал у Лены раздражение.

- И чем же мы таким занимались, что не выспались?

Интересно, что она сказала, если бы он сказал правду? Наверное, пулей бы вылетела из машины и умчалась в аэропорт, чтоб улететь на первом же рейсе, подальше от него.

- Раб… - Марс вовремя присучил себе язык, - в смысле учился.

Лена наградила его такими взглядом, что ему на секунду показалась, что она сейчас даст ему пощечину.

Больше она ничего не сказала, отвернулась и уставилась в окно мрачным взглядом. В молчании они доехали до института, и стоило только припарковаться, как Лена кошкой выпрыгнула из машины, не обронив на прощание даже грубость. Марсу это не понравилось, но отчасти он понимал реакцию Лены. Понимал, но поделать ничего не мог. Особенно теперь, когда они вышли на подопечную Эллая. Его успокаивала только одна мысль: артефакт защиты сейчас у Лены.

После первой пары  от девушки пришла смс:

"Сегодня после пар пойду гулять с девчонками, так что подвозить меня не надо".

Это Марсу очень не понравилось, но он понимал, что если будет возникать, то расстояние между ними увеличиться еще больше, поэтому он в ответе написал, чтоб она вела себя осторожнее и допоздна не гуляла.

Ответ пришел даже меньше чем через минуту:

"Соколов, ты ж сказал, что пролил на телефон кофе и он поломался?"

Написав в ответ, что он с утра купил новый телефон, Марс заодно спросил, куда она решила пойти с подругами.

На это  раз ответ заставил его ждать. Марс даже было подумал, что Лена не станет отвечать из-за обиды, но она все же ответила, что несказанно облегчило и одновременно насторожило.

"Да Надя хочет дом снять, вот и идем выбирать"

Три девушки будут одни ходить не пойми где? Это очень опасно! К сожалению Лена на предложение составить им компанию ответила категорическим нет:

"Нет, а то у тебя уши свернуться в трубочку от бабских разговоров. Ты лучше домой едь, отсыпаться"

Усмехнувшись, Марс написал следящее:

"Неужели, ты за меня волнуешься?"

Раньше Марс никогда так долго не переписывался с Леной, и сейчас он с удивлением понял, что ему это очень даже нравиться.

"Не за тебя, а за прохожих. Еще заснешь, собьешь кого-нибудь, а журналюги подумать, что ты переиграл в ГТА и опять начнут гнать на геймеров!"

Сообщение от девушки его очень позабавило. Марс фыркнул и ответил:

"Написала журналюга"

"Вот именно! Так как я лучше других знаю, как мы работаем!"

"Ладно, как вернешься домой, напишешь"

"Обязательно, папочка!"

"Я просто волнуюсь за тебя"

" Ты лучше волнуйся за маньяка, который решиться на нас напасть. Надя вчера рассталась с парнем, и будет только рада на ком-нибудь сорвать стресс"

Это звучало очень самодовольно, но даже ее подружка не способна будет противостоять  их силе.

"Я не шучу, Лена. В мире существуют такие сволочи, которым твоя подруга ничего не сможет сделать"

"В мире существую такие девушки, после которых сволочи очень жалеют, что встретили их. Я не шучу, Соколов"

Марс уже хотел написать ответ, как его отвлек одногруппник, а потом прозвенел звонок и он решил не отвлекать девушку.

После пар Марс все же проследил за девушками, прикрыв себя силой, и понял, что слова лены о сворачивании ушей в трубочку была истинная правда. Но потом он повеселел, наблюдая за их разговором возле второго дома, а уж когда Лена спросила про склеп, то он, наверное, впервые так искренни смеялся. То что девушки решили пойти пить пиво на кладбище его насторожило и привело в негодование. Место, чем тихого и безлюдного кладбища вечером для похищения лучше не придумаешь. Если бы он был одним из них, и его задание было выкрасть Лену, то он бы тут это и провернул. Но опасение Марса были напрасны: никто на девчонок нападать не стал, и ко всему парень узнал много интересных и забавных историй о детстве Лены, большая часть который была об это кладбище. Когда девчонки допили пиво и направились по домам, Марс проводил Лену до двери, выждал некоторое время и отправил смс:

"Ты уже дома?"

Ответ пришел тут же:

"нет"

Реакция девушки удивила, но он все же написал:

"Почему не написала, что уже пришла?"

"не успела, один сталкер меня опередил"

"Как сходили? Нашли дом?"

 "сходили нормально. дом не нашли"

"А поподробнее?"

Ему очень хотелось общаться с девушкой, но Лена отвечала скомкано и с ошибками, а это, как недавно заметил Марс, был признак того, что она подобным желанием не горит.

"попрдробнее о чем?"

"О том, как сходили?"

"много писать, давай я тебе завтра расскажу, а то мне еще учиться надо.

"Ладно. Учись и спокойно ночи"

"спокойной"

Марс перешел через дорого к напротив стоящему дому, присел на бордюр, поднял голову и принялся смотреть на окно Лены.

Ночь обещала быть долгой.

Лена

К концу недели Надя все-таки нашла себе дом, поэтому в субботу мы пошли в боулинг это дело отмечать. Я бы лучше пошла в  бильярд, так как не слишком любила боулинг и была не лучшем игроком, да и ко всему Макс в этот же день зазывал сыграть с ним пару партий в американку. Вот только подружки не любили и не умели играть в бильярд, поэтому пришлось капитулировать и отправиться с ними.

В целом вечер прошел отлично: после нескольких бокалов пива мне стало весело, а после того как я случайно выбила "страйк" настроение поднялось до Эйфелевой башни, но в скором времени накренилась как Пизанская. И все благодаря Кате, точнее ее мании к парням с красивыми именами.

 Мы посадили Надю в маршрутку и стали ждать свой транспорт, как я почувствовала, что все выпитое ранее пиво проситься наружу.

- Пошли оскверним священную рощу? - шепнула я Кати на ушко, так как на остановке стояло довольно много подростков и некоторые из них возможно играли в варик и могли понять двойной смысл известной фразы.

- Пошли, - кивнула она. - А ты знаешь куда?

- Знаю, - ответила я, и мы стали отдаляться от остановки.

 Месту "осквернения" находилось не далеко: в метрах сто от остановки находился парк, один из кустов которого, я надеюсь, послужит для меня пристанищем.

Место я выбрала почти на окраине, подальше от фонарей, и стоило мне только сделать свое дело и натянуть штаны, как рядом появился парень, на ходу растягивая ширинку.

- Упс, - сказал он, увидев меня.

- Свободно, - ответила я, отвернулась и направилась к ожидающий меня Кати.

- С облегчением, - донеслось мне в спину, на что я хмыкнула и зашагала дальше.

Мы не сделали и двадцати шагов от кустов, как раздалось:

- Девушки, а давайте познакомимся?

Обернувшись, я увидела двух парней: невысокого блондина и полноватого брюнета. Тому, кто был пониже, я и уступила куст.

- Оригинальный способ знакомства - возле нелегального туалета, - хмуро буркнула Катя.

- Да уж детям о таком не расскажешь, - добавила я. - Хотя, какой неожиданный поворот был бы в сериале "Как я встретил вашу маму".

Парни похихикали, а потом коротыш сказал:

- Я - Мир, а это Серега.

- Почему "Мир"? - спросила я на свою беду (просто мне было интересно узнавать, как люди получили свои погоняла) и радость подруги, так как парень ответил:

- Полное мое имя "Мирослав", но друзья зовут "Мир".

Я прямо слышала, как шестеренки в голове Кати складываются в слово: "МИРОСЛАВ!".

 - Я - Екатерина, - кокетливо представилась она, заправляя за ухо прядь волос.

- Лена, - нехотя буркнула я, и в этот же момент коротыш произнес:

- Красивое имя.

- Спасибо, - польщено ответила Катя. - Мне твое тоже нравиться.

- Ну так что? Прогуляемся?

- Ну не знаю, - протянула подружка и посмотрела на меня.

В ее взгляде читалось: "Его зовут Мирослав и он мне уже нравиться, так что если ты будешь возникать - прибью!".

- А куда? - повернулась она к коротышке.

Я мысленно застонала, зная прекрасно, как дальше будут обстоять дела: этот Мирослав будет пытаться кадрить Катю, а Серега меня. Хотя из любой ситуации можно выкрутиться с пользой в свою сторону.

- А куда вы хотите? - хоть он и сказал "вы" взгляд его был направлен только на подружку, так что к кому именно относиться вопрос сомнений не возникало, но я все равно влезла:

- Пошлите в бильярд.

Катя очень красноречиво посмотрела на меня, и я ответила ей не менее информационным взглядом: "Или мы идем в бильярд, где ты флиртуешь со своим Мирославом, а я гоняю шары с Максом, или  иду домой!". Прекрасно поняв мой взгляд, она тут же сказала:

- Я "за"!

- Я как раз знаю одно классное местечко, - быстро добавила я.

 - Окей, - ответил коротыш и широко улыбнулся Кати. - Желание  дамы для меня закон.

Ха! Тоже мне джентльмен нашелся!

По дороге Катя с Миром щебетали во всю, мне же приходилось выслушивать сальные анекдоты от этого Сергея, который все норовил подобраться ко мне поближе, а однажды даже умудрился наступить на ногу. Когда список глупых и похабных шуток кончился, он пристал ко мне с вопросами:

- А почему у тебя волосы голубые?

- Вообще-то они синие.

- Какая разница?

- Большая.

- Так почему?

- Просто захотелось.

- Ты гот?

Я чуть не споткнулась. Спасибо хоть не эмо, хотя они у нас уже давно вымерли, как и готы, кстати.

- С чего ты решил, что я гот?

- Ну, просто они обычно красятся и носят черное, и у тебя сумка в виде гроба.

 Да уж черные, порванные на коленках джинсы и пайта с черепом ну очень по-готически! А то, что на сумке картинка с "Ночь перед рождеством" так вообще эталон готичности!

- Нет, я не гот.

- А кто? Хипстер?

На этот раз я все-таки споткнулась.

- Нет, - грубо ответила я. - Я просто неформалка. Понял?

- А парень у тебя есть?

- Есть.

- Да ну? - И он скептически взглянул на меня. - Или ты так от меня отделаться пытаешься?

Я устало вздохнула, уже жалея о том, что не потерпела до дома. Вообще-то мне симпатизирую люди, которые говорят то, что думают, а не скрывают все в себе, но чувство такта я тоже приветствую. Только мысль о бильярде и о Маске, которому я позвонила и убедилась, что он все еще там, помогали мне не сорваться и не поехать домой.

- У меня есть парень, а если бы и не было, то я встречаться с тобой все равно бы не стала.

- Я и не предлагал.

- Какая радость!

- Стерву из себя строишь?

- Да отстань ты от меня! - раздраженно ответила я и поспешила к впереди шагающей парочке.

- Что случилось? - удивлено спросила Катя, когда я поравнялась с ней.

- Ничего, - через зубы прошипела я.

- Серега тебя чем-то обидел? - спросил коротышка, оглянувшись.

- Лену попробуй обидеть, - хмыкнула Катя.

- Неужели у тебя такая бойкая подруга? - засмеялся Мирослав, а затем добавил: - Серега хороший парень, просто иногда грубым бывает. Ты бы присмотрелась к ними. - И ко всему он мне подмигнул.

Нашлась мне тоже тут сваха-недоросток!

- У нее парень есть, - сказала Катя. - Притом очень ревнивый. - В ее голосе проскользнула одобрение.

В этом плане Катя была очень странной: она считала, что парень должен давать девушке свободу и независимости, но при этом ревновать чуть ли не к каждому столбу. В общем, мы наглядно можем наблюдать один из примеров косой женской логики. Хотя не удивительно, что с такими запросами, она так до сих пор и не нашла себе парня.

Коротышка оказался понятливее своего друга и ответил:

- Понял. Попрошу его к твой подруге не приставать.

Потеряв ко мне интерес, парочка продолжила щебетать. Через минут  десть мы наконец-то дошли до "Вавилона" - бара, в котором второй и третий этаж был отведен для бильярда. Поднявшись на третий этаж, у крайних столов я увидела Макса, Колю со своей девушкой, еще несколько парней, с которыми мы распивали тыкилу у Коли на хате, три незнакомых девушки и… Соколова.

Да уж помине черта, а в моем случае Соколова, и он тут как тут!

- Елка! - увидев меня, закричал Макс, а потом еще махнул рукой.

- Смотри Александр, - сказала Катя, но пальце тыкать не стала, ибо ей это не позволяло сделать воспитание.

- Это кто? - спросил Мирослав немного настороженным голосом.

- Ее парень.

- И кто из них? - В голосе отчетливо было слышно облегчение.

- Блондин в синей рубашке.

Коротышка удивленно на меня взглянул, столкнулся с моим злым взглядом и поспешно перевел взгляд на Катю.

Да-да. Знаю-знаю. Фраза: "вы хорошо вместе смотритесь" совсем не про нас. И дело было вовсе не в том, что Соколов был красивым молодым человек со спортивным телосложением, а я просто симпатичной, полноватой девушкой. Дело все было в одежде и  окружающей нас ауре.

Александр сегодня надел синюю рубашку, рукава которой закатил до локтей, черный галстук, черные брюки, ботинки и часы. Прическа у него была зализанная, с косой челкой (он подстригся!), что мне невольно вспомнились герои корейских дорам и захотелось взлохматить руками его шевелюру. От него исходила какая-то властная, высокомерная, самовлюбленная аура. А три незнакомые девчонки просто пожирали его глазами. Представляете, как расширились их глаза, когда Соколов проследил с улыбкой, как я к нему подхожу, а потом обнял меня за плечи и поцеловал в макушку? Хотя мои глаза, наверное, расширились все же больше, и я даже застыла, на что Соколов отстранился, с удивлением заглянул мне в глаза и спросил:

- Ты чего?

Я почувствовала, как щеки опаляет жаром. Это чувство было неприятное и приятно одновременное, а еще до ужаса неожиданное и стыдное. Все было из-за того, что Соколов не часто проявлял ко мне такое внимание, поэтому оно и било меня, как кирпич свалившейся на голову с небоскреба.

- Ух, ты, Елка в смущении! - подколол меня Макс, на что я гаркнула:

- Заткнись, ушлепок! Лучше плесни мне виски и готовься плакаться и скавчать, что хочешь к мамочке!

Компания - все кроме Катьки - с опаской и тревогой смотрели на меня. Они та не знали о нашей войне с Максом в бильярде, которая продолжается уже несколько месяцев.

- Леня, все нормально? - с удивлением спросил Соколов, но ответил Максим и вовсе не ему:

- Слышишь ты, курица, сама готовься быть раздавленной! В этот раз я сделаю тебя!

- Мечтай, сосунок! - с ухмылкой ответила я, а потом повернулась к компании и сказала: - Привет всем кого знаю, и не знаю. И для тех с кем незнакома - я Лена.

- Точнее Елка, - со смешком исправил Макс.

- Не начинай! - огрызнулась я.

Он единственный кто лично присутствовал на моем позоре. Катя на этот новый год заболела и все каникулы провалялась в кровати, а Надя с семьей уехала отмечать его в другой город к бабушке, поэтому я и оказалась на тусе с Максом где и случилось то неприятное недоразумение.

Трех незнакомых девушек звали Катя, Инна и Света. Пришедших с нами парней подружка представила, и уже уединились с коротышкой на балконе, где стояли несколько диванов и пепельницы. Хоть официально место то и называлась "курилка", но  чаще там заседали именно парочки, так как в зале можно было курить. Кроме зимы, конечно, потому что в мороз окна никто открывать не станут, но осень нас радовала теплыми деньками, поэтому пока курить можно было и тут.

Я направилась к одному из столов, на котором стояла табличка "зарезервировано" (когда я позвонила Максу, то сказала, чтоб он забронировал наш любимый стол), убрала табличку на столик у окна, включила свет и принялась натирать кончик кия мелом. К сожалению, я не думала, что все-таки сюда попаду, поэтому перчатку с собой не взяла. Соколов тоже направился со мной и с любопытством глядел, как я "полирую" кий.

За соседним столом двое парней играли в русский. Они мне приветливо кивнула, так как тоже были тут завсегдатаями, и мы даже несколько раз устраивали с ними спарринг. Слева - за американкой - весело смеялась  компания из шести парней и трех девушек. Играли из них только двое, так как остальные были заняты пиво и собственно девушками. Еще два стола - в другом конце зала -  заняла наша компания, а один - прямо - сиротливо стоял в темноте.

- А ты, каким чудом тут оказался? - спросила я, сдув крошки мела.

- Твой друг Макс предложил пойти и я согласился.

- Любишь бильярд? - тут же оживилась я.

- Не очень.

Его ответ меня почему-то огорчил. Это тоже самое, если бы он заявил, что моя любимая книга или фильм, на его мнение, слишком скучная и на один раз.

Любовь к бильярду привил мне Макс, не тот, что друг, а тот, что заменил мне отца. Это было первое место, куда мы с ним пошли после нашего знакомства. Только он и я. Поначалу бильярд мне не нравился. Шары у меня так и норовили прыгать за стол, а кий натер кожу между большим и указательным пальцем, потому что по-другому мне было неудобно его держать. Еще он водил меня в тир, где мы сбивали свечи. И к его друзьям-роливикам - пострелять из лука, пофехтовать или поиграть в настольные игры. И несколько раз на роливые игры и рыцарские турниры, проходящие в Судаке. И на конные прогулки. И на путешествия в горы на несколько дней, а то и недель. И к некоторым известным писателям-фантастам. И на разные выступления рок и фолк групп. И отмечать день Перуна в Симферополе мы ездим каждое лето вот уже восемь лет. А однажды на рок-фест в Крым, где бы были целых три дня. Макс по-настоящему заменил мне отца, поэтому называть его "отчимом" у меня просто не поворачивался язык. Жалко потом его компания разрослась, и он стала все больше и больше времен проводить на роботе. Но я ему очень благодарна за все те дни, которые он подарил мне.

- А я очень, - ответила я, отложила кий и принялась доставать с полки разноцветные шары, некоторые из которых были в полоску.

К нам подошел Макс с двумя стаканами виски со льдом в руках. Это была наша некая традиция: когда кто-то промахивается, мы пили за его неудачу и это энтузиазма не прибавляло. Поставив стаканы на столик, он взял кий и тоже принялся его "полировать", я в это время выставляла шары на столе. Когда мы закончили, то одновременно подошли друг к другу и выкинули руки вперед в "фигуру" из известной считалки "камень, ножницы, бумага".

- Я разбиваю! - с насмешкой сказала я, показав ему язык, так как у меня была "бумага", а у него "камень".

Черный шар врезался в выстроенные в треугольники шары с гулким стуком. Они разбрелись по столу и застыли на месте, а один шар в полоску полетел в лузу.

- Мои полосатые, - проговорила и принялась обходить стол, чтоб выбрать лучший угол для удара.

 Второй шар тоже угодил в цель, а вот с третьим я не рассчитала силу, и он чуть-чуть не долетел до лузы, но хоть закрыл ее от шаров Макса.

- За тебя, неудачница! - отсалютовал мне друг стаканом и слегка отпил.

 Я презрительно скривила губы и отошла от стола к Соколову.

- Тебе, наверное, скучно наблюдать за нами, так что можешь пойти к остальным, - предложила я, кивнув на столы за которыми находились наши ребята.

- Мне и тут нормально, - ответил Соколов и улыбнулся мне.

Он держал в руках стакан с тускло-желтым напитком, по-видимому, ананасовым соком. Алкоголь парень не пил (точнее я этого не видела) и я спросила почему.

Его лицо стало хмурым, а взгляд задумчивым.

- Просто не люблю алкоголь и пьяных людей.

- Соколов, я - пью, - зловеще сказала я, понизим голос, словно оповещала не об очевидном факте, а признавалась в том, что я - рептилоид.

Тут же вспомнился анекдот про сборище анонимных алкоголиков: "Здравствуйте. Я - Алесей и я - алкоголик. Ну, что? Выпьем за знакомство?!".  Интересно, а есть сборище анонимных рептилоидов? Если бы и было, то туда бы ходите только те, кто смотрит этот… черт! Забыла, как называется этот канал, который крутит подобную ересь. И, наверное, большая часть анонимных рептилоидов составляли бы пенсионерки.

-  Я знаю, - фыркнул парень, усмехнувшись, но потом его лицо вновь стало хмурым, и он серьезно сказал: - Пить и напиваться - это две разные вещи.

Макс во время нашего разговора за один раз забил два шара сразу, но с третьим ему не повезло - он задел мой шар и они вдвоем упали в лузу.

- И кто из нас лузил? - хохотнула я и схватила свой стакан. - За тебя неудачник! Хоть спасибо я тебе тоже должна сказать!

Отпив маленький глоточек обжигающего и разносящего по груди темпо виски, я взяла кий и направилась к столу, а мое место подле Соколова занял Макс.

- И давно у вас такие баталии происходят? - со смешком спросил мой парень у друга.

- Не поверишь - с третьего дня знакомства! - Соколов вопросительно поднял бровь и Макс объяснил: - Хоть мы и учились вместе, но познакомились и стали общаться только в этом год - летом. Когда мы познакомились, пошел у нас разговор о бильярде, и Елка расхваливалась, что чуть не с пеленок играет, и вообще родилась с кием в руках прямо на бильярдном столе.

- Эй! - закричала я, выпрямляясь, так как до этого наклонилась к столу. - Я такого не говорила!

- Ну, ладно, так она не говорила, но расхвалила свое мастерство до Эвереста!

- Рыжик! - возмущенно воскликнула я. Так я его называла не часто, так как ему такое обращение очень не нравилось.

- Ладно-ладно, - примиряющееся поднял он руки, так как я уже направилась к нему, недвусмысленно сжимая кий в руках. - Бей уже давай!

Я вернулась к столу, ударила, забила полосатый шар, а он продолжил:

- В общем, хвалилась она знатно, ну я тоже неплохо играл, поэтому и предложил ей сыграть, когда мы вернулись с моря и, - друг помолчал  и со вздохом произнес: - И она меня сделала. Я та думал раз девушка, то поддамся…

- Ой, только не надо тут! Поддавался он, как же! - фыркнула я и забила еще один шар.

- В первый раз я действительно поддался, но увидел, как она играет и стал серьезным…

- Но выиграл всего лишь на четвертый раз, - злорадно напомнила я.

-  Потому что ты шары постоянно к стенке подгоняла и это твое: "За тебя, неудачник!", когда я не попадал - сильно злило!

- Поэтому ты решил воспользоваться моей фишкой, - фыркнула я, хотя и была не против.

- Херэ балаболить. Бей уже!

Я показала ему язык и начала примеряться к двум шарам в разных частях стола, но на одной горизонтали. Выбрав подходящую траекторию, я поднесла к шару кий, готовясь ударить, как…

- Почему ты называешь ее Елка?

Рука дрогнула, шар полетел намного левее, чем я задумывала, стукнул об кончик другого, тот полетел в бок, стукнул черный, а то по инерции дальше и прямо в лузу.

Черт! При желании такие кульбиты хрен пропишешь!

- Ахаха! - злорадно рассмеялась Макс. - За тебя, удачница из неудачниц! - И осушил свой стакан за несколько глотков.

- Это ты во всем виноват! - накинулась я на Соколова, обличительно ткнув в его сторону указательным пальцем.

- Я?

- Да! Потому что нехрен под руку говорить!

- Это у тебя просто руки корявые! - вступился за Соколова Макс.

- Лена, притом это просто… - начал было мой парень, но осекся под мои прожигающим взглядом.

- Нее, это не просто игра, - зловеще проговорил Макс. - Это игра на желание!

Друг подмигнул мне и сказала:

- Ну что? Готова тянуть шараду?

- Что еще за шарада? - с тревогой спросил Соколов.

- Все очень просто: в баре стоит банка, в которой находятся бумажечки с желаниями. Писали их не мы, а наши друзья, так что никто из нас понятие не имеет, что же там выпадет в следующий раз.

Первая игра с Максом у нас всегда была на желании, а остальные уже на интерес, но самое палево то, что желания были не банальные, типа: "покукарекай три раза" или "поцелуй вон того парня", а очень необычные и порой забавные. Мне однажды выпало желание: "купить букет роз и подарить первому встречному парню в два часа ночи на городской площади" (хорошо, что мне попалась парочка, и я отдала их под предлогом: подарили цветы своей девушки). Еще отвести лучшего друга в стриптиз-бар (как радовался Макс, а потом благодарил Славу, узнав его почерк!), провести один день в какой-нибудь благотворительной организации, сделать суши-вечеринку, купить дюжину шариков и раздарить детям, сходить в театр на пьесу и в такой опере. На выполнения задания давалась неделя, и пока не у меня не у Макса не возникали проблемы с их осуществлениями.

- А если желание будет не выполнимое или неприличное? - в голосе Соколова росла тревога, как столбик в плеере при увеличении громкости.

- Соколов, у нас нормальные друзья, - с раздражением ответила я.

Он что думает, что кто-то напишет "убить президента" или "скинуться с моста"? Или что мы настолько тупы, что пойдем это исполнять?

- Извини, я не имел в виду ничего такого.

- Ты кстати тоже можешь что-нибудь написать, - предложил Макс, когда мы спускались на второй этаж к бару. - У нас правило: с одного человека - одно желание.

- Можно, - кивнул он головой.

За барной стойкой стоял наш знакомый бармен Антом, поздоровавшись, он спросил:

- И кто продул?

- Я, - призналась с мировой скорбью в голосе.

- Тогда тяни, - с широкой улыбкой протянул бармен мне трехлитровую банку, наполовину наполненную сложенными бумажными листами.

Покопавшись в банке, я выбрала листок и потянула его наверх. На секунду мне показалось, что лист в моих руках как-то страну дернулся, словно хотел вырваться и остаться со своими братьями. Развернув "шараду" я вчиталась в желание.

- Вот черт!

- Что там? - с любопытством спросили Макс и Антон одновременно.

- Сменить прически и цвет волос, - с тоской прочла я.

Самое обидное, что почерк я не узнала и поэтому сказать "пламенное спасибо" было не кому.

- Ты узнаешь почерк? - спросила я у друга.

Тот рассмотрел листок и покачал головой.

- Нет. - Затем он повернулся с Соколову и спросил: - Ну, так будешь писать желание?

- Буду.

Антон выделил моему парню ручку с листком, тот быстро том что-то написал и кинул в банку.

Заказав у Антона еще два стакана с виски и один с ананасовым соком, мы поднялись на третьей этаж.

- Лена, может сыграем? - спросил Соколов, на что я тут же ответила:

- С радостью!

- Ну, тогда развлекайтесь детки, а я пойду к остальным, - сказал Макс и направился к нашим ребятам.

Игрок из Соколова был неахти какой, но мне все равно понравилось с ним играть. Когда время перевалило за двенадцать и все стали расходиться, я чуть ли не силком вытянула Катю из рук коротышки, потому что доверить ему отвести подругу домой не могла. Хоть коротышка и показался мне нормальным парнем, но гулять вмести с компанией одно дело, а остаться сам на сам - другое, особенно когда один из них пьян в стельку. Решающим фактором стал Соколов, который спокойным и холодным, как айсберг, потопивший Титаник, голос заявил, что отвечает за подруг своей девушки головой и сам отвезет ее домой. Катька была пьяна (и когда только успела так наклюкаться?) и поэтому ее нехорошие качества-паразиты скрылись, заменившись противоположными и не менее нехорошими, но даже они струсили под взглядом Соколова, поэтому девушка слабо согласилась ехать домой. К нам присоединился еще и Макс, а остальные оправились пешком или на такси. Мы отвезли сперва Катю, так как в машине она слегка размякла и парням пришлось вдвоем чуть ли не несли ее в квартиру. Я пошла с ними, так как одно дело, когда подругу приносят пьяную в компании подруги и совсем другое, когда какие-то левые парни.

Я  позвонила в дверь три раза и через несколько минут  нам открыла теть Нина в фиолетовом с желтыми ирисами халате. Она не была заспанной, что радовало, потому что разбудить ее мне очень не хотелось, но и открывать дверь Катиным ключом и без разрешения влезать в квартиру тоже.

- Леночка, - удивленно спросила тетя Нина, а потом перевила взгляд на парней и обмякшей на их руках дочку. - Кто эти молодые люди?

- Это наш одногруппник - Максим и мой парень - Александр, - ответила я, сразу дав понять, что парни не левые, а хорошо нам знакомые.

- А что с Катенькой?

- Она просто выпила немножко и уснула в машине.

Губы тети Нины слегка сжались: она не люби когда дочка напивалась, но благо это было редкое явление.

- Ну, проходите. - Отошла она от двери.

Я зашла в квартиру, и парни проследовали за мной.

- Чай будете?

- Нет, спасибо, - ответила я, помогая Кати снять сапоги.

Когда сапоги и пальто было снять, парни отнесли подружку в комнату, уложили на кровать, и я заботливо укрыла ее пледом.

- Спасибо, что привезли мою кулему домой, - сказала тетя Нина, когда мы новь оказались в коридоре.

- Да не за что, - сказала я и Макс одновременно.

Тетя Нина вдруг серьезно посмотрела на Соколова и строгим голосом истинного учителя сказала:

- Леночка - хорошая девочка. Позаботься о ней.

- Обязательно, - ответил Соколов и взял меня за руки.

Под ручку мы и спустились с пятого этажа на улицу.

Было приятно держать его за руку, хоть в голове и возникали противные мысли о том, что от волнения у меня вспотеет ладонь и ему будет неприятно. Но, слава богу, обошлось.

Соколов отвез Макса и направился ко мне домой.

- Ты сегодня был странный, - сказала я.

Его руки почему-то на несколько секунд сжали руль, но спросил он спокойным, даже каким-то ленивым голосом:

- С чего ты взяла?

- Просто в прошлый раз, когда мы были у Коли на квартире, ты вел себя отстраненно. Не с кем не говорил и казалось, что тебе неприятно и скучно там находиться. Сегодня ты был более дружелюбным.

Эта была истинная правда. После двух партий, мы присоединились к остальным и даже сыграли несколько раз по парам. Вдобавок Соколов начал общаться с Максом и несколькими парнями, и у них даже произошел спор про то, какие страны входили в СССР.

- Просто до этого я никого не знал, поэтому не знал о чем с ними разговаривать.

Неужели Соколов смущается разговаривать с незнакомыми людьми? Хотя о чем я? Соколов и смущение вещи не совместимы.

- Значит с незнакомыми парнями ты заговорить не смог, а незнакомой девушке запросто предложил встречаться? - пошутила я, пытаясь его развеселить, но Соколов все равно остался каким-то мрачноватым.

- Я знал тебя, - только и ответил он.

Интересно и когда он узнал меня? Следил за мной как недоделанный стралкер или у цеэру досье на меня прочел?

- И каким это образом ты знал меня?

Соколов задумался, а потом ответил, при этом мне казалось, что он говорит словно заученный текст:

- Видел тебя в институте и заинтересовался. Потом начал расспрашивать о тебе твоих однгруппников.

Как-то нескладно получается. Если бы Соколов обо мне расспрашивать у одногруппников, то уже через пару минут об этом сплетничал бы весь курс. Как же! Ведь такой как я заинтересовался такой как он! Сплетни ходили и сейчас, притом не очень лестные, а несколько девушек с других факультетов грозились набить мне рожу, но у меня был личный телохранитель в лице Нади, да и Соколов вечно вертелся рядом, привозил и увозил меня из института, поэтому девушки и не высовывались, не желая терять при нем лицо.

- Вот так сразу увидел и заинтересовался? - недоверчиво уточнила я, оставив пока свои мысли о расспрашивании одногруппников.

- Не сразу, - признал он. - Впервые когда я тебя увидел, то ты мне показалась странной. Твои волосы и пирсинг - не очень-то можно назвать нормальными. А потом я увидел тебя в парке: ты сидела на лавочке, болтала ногами, ела странное зеленое мороженое, хотя было довольно прохладно, и смотрела на небо. И почему-то меня это заинтересовало, и я стал наблюдать за тобой. Ты сидела там долго, около получала, и хоть оно было серого цвета, но ты все равно на него смотрела, словно рассматривала картину гениального художника. И улыбалась.

Я ошарашено слушала Соколова, так как до этого не замечала в нем такого романтика. Я хорошо помню тот день: меня выгнал с третей пары Сергей Васильевич, потому что я перекидывалась записками с Катей. Чтоб повысить себе настроение я купила фисташковое мороженое, хотя не сильно то его и люблю, а потом пошла в парк ожидать конец пары. Небо тогда действительно было серое - мое самое любимое. Вот Катя любит чистое голубое небо с белыми пушистыми облаками, Надя - при закате, когда она окрашивается в красно-оранжевый цвет, а я - серое.  Это цвет меня почему-то успокаивает и благодаря нему мне очень хорошо думается. О чем я тогда думала, не помню, но раз улыбалась, то значит о чем-то хорошем.

- После этого я заметил, что пытаюсь найти тебя в толпе, и что мне хочется узнать о тебе как можно больше. - Помолчав, он добавил: - Прости за признание. Так мне посоветовали сделать Лэ… Леся и Леша. Я никогда до этого не признавался, поэтому и спросил их совета, они и сказали мне вести себя уверено, потому что девушки таких любят. Я сильно нервничал, поэтому и перестарался.

Соколов и нервничал? Никогда бы не подумала. Да он вел себя, тогда как напыщенный, самовлюбленный кретин!

- Лихо, однако, у тебя уверенность переросла в хамство! - пораженно воскликнула я.

- Я действительно вел себя так ужасно? - Искоса взглянул он на меня.

- Ужаснее некуда! - подтвердила я. - Мне даже хотелось тебя убить и скормить свиньям!

- Свиньям? - с недоумением спросил Соколов, кинув на меня насмешливый взгляд.

- Ну, - замялась я. - Однажды я с отцом поехала к его другу Славе в одну деревню посмотреть на катакомбы. Славик и рассказал мне одну историю. У них раньше была свиная ферма, которой заправляли муж с женой. Жена у него была гулящая и однажды нервы мужика не вытерпели, и он убил ее и ее любовниками, и скормил их трупы свиньям. От них остались только волосы и ногти, потому что свиньи их не едят, и только поэтому менты смогли вычислить мужика и посадить.

Закончив историю, я принялась ждать насмешливые комментарии Соколова. В том что они последуют я не сомневалась, но мои экстрасенсорные способности как не работали, так и продолжали не работать, потому что парень спросил совсем о другом:

- С отцом? - его голос показался мне ужасно холодным и каким-то… неживым что ли. - Я думал, у тебя нет отца.

- Ну не с отцом, а с отчимом, - поправила я. - Просто Макс мне как отец, а слово отчим мне кажется слишком грубым.

- Понятно, - Соколов заметно расслабился, затем насмешливо протянул: - И ты поверила в эту историю? Это просто глупая деревенская байка, чтоб пугать детей и неверных жен.

- Можешь смеяться, но мне тогда было всего одиннадцать и история меня действительно проняла. Я до сих пор свинину не ем. Да и вообще свиней опасаюсь.

Парень весело рассмеялась.

- И как же ты хотела меня им скормить, если к ним и подойти боишься?

- Уж как-нибудь бы да смогла, - зло буркнула я.

Несколько минут в салоне стояла тишина, а потом он спросил:

- Почему Максим называет тебя Елкой?

- Опять ты за свое! - в сердцах воскликнула я.

Соколов нахмурился и холодно заявил:

- Просто мне интересно, почему он тебя так называет.

И тут я поняла его реакцию. Кроме Макса меня действительно никто так больше не называл, и со стороны, наверное, это выглядела так, словно друг называем меня придуманным им прозвищем, что очень сближает нас.

- А ты смеяться не будешь? - сдавшись, спросила я.

- А надо? - хмыкнул парень.

- Не надо! - тут же ответила я и со вздохом приступила к исповеди: - Дело было на новогоднюю ночь. С Катей и Надей у меня не получалось отпраздновать новый год, поэтому я договорилась отмечать его с Максимом и его друзьями. Точнее сам новый год я отметила с родными, а потом к часу подъехала к ним на квартиру, и стукнуло мне же в голову приехать к ним в костюме.  Так уж получилось, что накануне мама привезла мне с Москвы красивое, шерстяное платье зеленого цвета. Я на рынке купила красные бантики - знаешь, которые на елку вешают? - и украсила платье, словно елку. В уши надела сережки в виде шариков, а на голову обруч со звездочкой. В общем, я была вылитой елкой. Когда я приехала все уже были изрядно на веселее, и костюм мой им показался до ужаса забавным. В общем, через некоторое время я дошла до их кондиции, и не помню, кому в голову пришла мысль поставить меня на табуретку и водить вокруг меня хороводы. А потом кто-то запел знаменитую песенку "В лесу родилась елочка" и все его поддержали. Когда песня была допета, я воскликнула: "Елка в Восхищении!" и… и в общем толи кто-то задет табуретку, толи меня ноги подвили, но я упала, притом упала на парня и… и сломала ему руку.  Как ты понимаешь: конец новогодней ночи у нас прошел не слишком весело. После этого Макс и стал меня называть Елкой.

- Забавная история, - сказал Соколов, но веселья в его голосе не было, и нажал на тормоза.

Взглянув в окно, я увидела родной дом.

- Что завтра… точнее уже сегодня будешь делать?

- Стричься, - со вздохом сообщила я. - И краситься.

- А точно, желание, - хмыкнул он.

- Оно самое.

Наступила тишина. Я повернула голову и взглянула на Соколова. Тот смотрел на меня каким-то странным взглядом: словно хотел убежать от меня куда подальше и в тоже время остаться.

Выждав пару секунд, я поддалась вперед и поцеловала его, закрыв глаза. Он тут же ответил, притом намного увереннее, чем в прошлый раз. Запустив руки в его волосы, я наконец-то сделала то, что хотела с того момента как увидела его - взлахмотила их. Он меня обнимать не стал и через пару минут опять-таки отстранился первым, а потом повернулся к лобовому стеклу и сказал:

- Хочешь, я отвезу тебя в парикмахерскую?

- Не нужно, - ответила я и вышла из машины. - Спокойной ночи.

 - И тебе, - донеслось мне в спину, а затем звук мотора и шин.

Черт! Черт! Черт! После того молчуна-парня, имя которого я напрочь забыла, я поклялась, что больше никогда не буду брать инициативу в свои руки, и что я делаю? Правильно, беру и проявляю инициативу уже второй раз!

В голове моем появилась фигура Инициативы: сгорбившейся, с трясущимися руками и ногами, глазами сердечками и текущей по подбородку слюней… Брррр!

Все с этого момента я больше не буду проявлять инициативу! Если Соколову не хочется меня целовать, раз он так быстро от меня отстраняется, то значит пошел он гулять на голубые берега! Я к нему больше и пальцем не прикоснусь!

Вот только свое слово я нарушила уже вечером… Притом так нарушила, что случай с елкой нервно играется с детскими кубиками в сторонке.

                                                                        ***

Разбудил меня телефонный звонок. Я сонно нашарила свой айфон на тумбочке, автоматически нажала на прием и поднесла трубку к уху.

- Мммм? - сонно вопросила .

- Привет, - сказал бодрым голосом Соколов. - Ты еще спишь?

- Ммм, - нелестно отозвалась.

В трубке помолчали, а потом неуверенно протянули:

- В общем, я хотел вечером пригласить тебя к себе.

- Ммм, - согласительно буркнула.

- Тогда в шесть жду тебя у себя.

- Угу, - согласилась, отключилась и тут же провалилась в сон.

Проснулась я около часа, провела утрени процедуры, позавтракала и позвонила тети Кати - маминому парикмахеру, которая иногда красила и подстригала и меня. Договорившись с ней на два часа, я оделась и поехала в парикмахерскую. Приехала я без двадцати два, поэтому двадцать минут могла спокойно полистать журналы, выбирая себе новую прическу. Как именно подстричься я понятия не имела, а вот с цветом определилась - иссянно-черный, или как любят мрачно-таинственно описывать писательницы шевелюру главного гг - цвет вороньего крыла.

- Определилась? - подошла ко мне тетя Катя, в десять минут третьего.

- Да. Вот эту, - указала я на фотографию в журнале.

У тети Кати удивленно поднялись нарисованные брови.

- Ты уверена? У тебя длинные, хорошие волосы.  Не жалко? Притом, тебе придется каждое утро выравниваться. У тебя волосы вьются, и прическа не  будет смотреться.

- Буду выравниваться.

- Ну ладно. Садись в кресло.

Через два с половиной часа я наконец-то вылезла из кресла и счастливо уставилась на себя в зеркало. Почему так долго? Да потому что тетя Катя решила сделать не так как в журнале, но оказалось, что так она не смотреться. Притом волосы у меня вьются, а прическа должна быть очень ровной, так что около часа она только поправляла и выравнивала длину. Но это того стоила, так как я стала совсем другой. Нет, честно! До этого моя прическа состояла из косой челки, которая крутилась и жутка меня бесила, и просто спадающих до лопаток волос. Теперь же моя челка была ровная, немного выше бровей, чтоб были видны сережки. На затылке у меня теперь было коротко подстрижено и даже слегка подбрито, а затем волосы косо шли вниз, до плеч. Причесон, повторюсь, меня изменил - эта признала даже тетя Катя. Лицо визуально вытянулось и стало не таким полненьким. В общем, отражение в зеркале мне нравилось, и наглядеться я на себя просто-таки не могла. Об утраченных волосах я не жалела. Я и так всегда носила короткие прически, а потом вдруг решила их отрастить. Вот за два года они у меня и выросли до лопаток. Катя завидовала и злилась - она с детства отращивала волосы, так как у нее была мечта идиота отрастить их до пят, но пока они только были до поясницы. Сколько кремов, масок и прочей лабуды она вмазала себе в волосы посчитать страшно, но волосы ни в какую не хотели расти, и как длинна была, по ее словам, с седьмого класса, так и осталась до сих пор. Я же за волосами не следила и поэтому, опять по ее словам, они у меня так быстро и растут. Интересно, что она скажет, увидев меня? Кстати…

Достав из кармана телефон, я набрала Катю.

- Привет, алкоголикам! - весело закричала я, краям глаза заметив, что на меня с удивлением оглянулся проходящий мужчина.

- Чего тебе надобно, старче? - трагически прохрипела она.

- Так плохо? - сочувственно спросила я. - Может тебе минералочки привезти?

- Гильотину мне привези.

- От мамы сильно получила?

- Нет, - в голосе проскользнула усмешка. - Сказала, что мы пили шампанское. Она же после того случая, думает, что мне от него плоха. Посетовала, правда, что я его пью, но ругать не стала.

В той истории я не участвовала, но слышала, как говориться, из первых уст. То был девятый класс. Катя со своими одноклассниками впервые попробовала пиво с водкой, и как вы понимаете, хорошо ей от этого было только поначалу. Пришла, точнее ее привели, Катя домой в дрова, и всю ночь ее рвало, но маме она сказала, что они пили шампанское. Так как ее мама не пьющий человек, то она ей поверила и до сих пор считает, что от шампанского ее доченьки становиться очень плохо.

- В общем, приезжать мне или не приезжать?

- Приезжай. С пивом.

- Ок, заметано! - Усмехнулась я и отключилась.

Купив два белых медведя по 0,5, я села в маршрутку, и где-то на середине пути мне позвонила Надя. Я взяла трубку с желанием подразнить ее рассказом о том, что случилась после того как она уехала домой, но она без приветствия сказала:

- Цербер пропал.

- Как пропал? - хорошее настроение, как ветром сдуло.

- Я убиралась дома, дверь входная была приоткрыта, он видно ее лапой и на улицу. - Подруга всхлипнула. - Он же места тут не знает. И чужие собаки…

- Так, успокойся! Я сейчас заеду за Катей, и мы скоро будет у тебя, ты пока походи, позови его.

- Я уже ходила, звала.

- А соседи ничего не видели.

- Неееет…

- Так, Наденька, успокойся. Мы скоро будем.

- Хорошо, - она отключилась.

Катя сказала, что будет готова через минут пятнадцать, поэтому заходить к ней я не стала. Присела на остановочную лавочку, включила музыку, одела наушники и закурила. Через минут двадцать она все-таки явилась, и это притом, что договорились о встрече мы еще в маршрутки, и я только минут десять добиралась до остановки. Увидев меня, она застыла, ее глаза в удивлении расширились, а изо рта вырвался пораженный возглас:

- Охренеть!

- И как тебе? - кокетливо сказала я, подходя к ней.

- Охрененно! Тебе очень идет! А с чего такие резкие перемены?

- Так я вчера в бильярд продула, и желание вытянула: подстричься и перекраситься.

- Ах, точно, ты мне что-то такое говорила. Знаешь, во Франции, когда женщина хочет изменить жизнь, она меняет прическу, или когда ждет перемен в жизни, я точно не помню.

- Надеюсь, перемены будут к лучшему.

Мы вызвали такси (к ее району ходит лишь одна маршрутка, и то от остановки еще минут десять идти) и за пятнадцать минут доехала до Надькиного дома, но нашли подружку в нескольких улицах от ее халабуды. Подружка была все в слезах, с ошейником и любимой игрушкой Цербера в руках - желтой, резиновой уткой, которая противно пищала. Я от каждого писка нервно вздрагивала, так как звук ну просто вылитый крик жертвы, варящейся в котле в Аду. Надя даже не вздрагивает, а Цербер наоборот кайф ловит, адская псина.

Подружка увидела меня, и ее выражение лица стало точь-в-точь  как у Кати.

- Охринеть!

- Правда ей идет? - спросила Катя.

- Очень идет. И выгляди она не обычно, и совсем на себя не похожа.

- И как успехи с поисками? - с тревогой спросила я.

- Никак, - всхлипнула носом Надя.

- От соседей тоже никаких вестей?

- Никаких.

В общем, мы пошли искать Надькину собаку. Соседи у подружки и вправду оказались слепыми и глухим, прям как кот с лисой из "Буратина", а в их глазах так и виделся обходной путь в страну дураков. Прошло около часа пока мы не нашли Цербера. И кто мы мог только подумать где? На детской площадке, недалеко от школы. Я честно не понимаю, как можно любить  этот набор складок и банку слюней в одном бутерброде, но Цербер у многих вызывал желание потискать его. Вот и девчонок на площадке посетило это желание, и когда мы подошли, то увидели чудную картину: собака носилась между тремя девчонками, оставляя после себе тропинки слюней, и радостно лаила. Надя тут же в слезах полезла обнимать свой завод слюней, чтоб убедиться, что с ним все в порядке. На обратном пути мы выслушивали ее сюсюканье о том, какой у нее добрый и общительный песик, и как мамочка переживала за малыша. Свои поиски мы решили отметить два по два белым медведем, но когда мы дошли до магазина, то раздалась песня из "Теории Большого Взрыва" - такой был ринктон у Катиного телефона.

- Вы идите, а я догоню, - сказала подружка.

Я и Надя зашли в магазин и принялись выбирать сухарики и семечки к пиву.

- Девчонки! - радостно забежала в магазин Катя. - Пиво отменяется! У нас на вечер другие планы наметились!

- Мирослав звонил? - с усмешкой спросила я, увидев в глазах подруги счастливые огоньки.

- Какой еще  Мирослав? - удивленно спросила Надя.

Дороги до ее дома как раз хватило, чтоб рассказать, что было после того, как Надя уехала. В доме у Нади начался настоящий  хаос - Катя сказала своему коротышке, что с ней будет еще две подруги и одна из них свободная, поэтому обе подружки носились по дому в попытке привести себя в порядок. Катя вышла из дома не накрасившись, что было для нее и впрямь редкостью, поэтому сейчас она старательно пыталась нанести штукатурку чужой краской, а Надя бегала в поисках подходящей одежды, так как вещи она все еще не разложила и многое было в пакетах.

Я сидела на диване в компании Цербера и белого мишки, и меланхолично наблюдала за вихрями под именем Катя и Надя, так как собиралась я не спеша и без желание кого-то закадрить.

На мне были надеты черные, с порватыми коленками джинсы, мои злаибучие ботильоны на каблуке, от которых у меня уже начали болеть ноги, черная рубашка, галстук с длинным, тонким кинжалом, который с далека может показаться крестом,  жилетка с красивыми, серебряными пуговицами и расписными краями. Горы штукатурки я на себя не накладывала и пользовалась только синей тушью и помадой. Катя была в кедах, синих джинсах, белой водолазке и серой пайте, на что она сильно сетовала, так как в противном случае надела б платье и туфли. Надя же одела высокие сапоги на шпильке, черную юбку, немного выше колен, черную с бахромой и глубоким декольте кофту, и легкий плащ темно-синего цвета. Про боевую раскраску говорить не буду, но атомный взрыв духов выгнал меня из комнаты на свежий воздух.

- Лена, у тебя та бледно-розовая помада с собой? - Выглянула из окна Катя. - Можешь дать?

Помада никак не находилась, поэтому пришлось высыпать все на диван, и тут раздался Надин голос:

- Девчонки, такси приехало. Черт, и у меня телефон отрубился!

Увидев наконец-то помаду, я впихнула ее в руки Кати и принялась заталкивать все свои пожитки назад. Чего я только при этом не нашла! Не зря говорят: сумка девушки, как бездонная яма.

С наружи раздавалось требовательное ПИ-ПИ!

- Сейчас! - крикнула Надя в форточку. - Девчонки, давайте быстрей!

Она была уже готова, оставалась только Катя, которая красила перед зеркалом губы.

- Я все! - крикнула подруга и вышла на улицу, мы за ней, чуть не выпустив на свободу обескураженного от такого кидалова Цербера. Его же до этого все - ну кроме меня - тискали и гладили, а теперь вообще бросают на произвол судьбу.

Я села на переднее сидение, так как не любила заднее и спустя  пару минут обнаружила, что забыла у Нади телефон с наушниками.

- Потом заберешь! - воскликнула она, на мое предложение вернуться за ним. - У меня вон телефон вообще разрядился, но я же не осталась дома, чтоб подождать пока он зарядиться.

- Притом мы опаздываем, - поддакнула Катя. - И вообще, зачем он тебе? Мы же в кино идем!

Да, мы идем именно в кино, так как парни в наше время, как я гляжу, разнообразностью идей для свиданий не блещут. Надеюсь это будет не "50 оттенков серого".

- Чего вы на меня накинулись, блин! - сказала я раздраженно.

Катя ответила с не меньшим раздражением:

 - Потому что у тебя есть парень, а у нас нет, и если из-за тебя не появятся в ближайшее время, то мы поедим в Тайвань, изменим тебе пол, и будем пользоваться тобой всякий раз, как приспичит!

Водитель - довольно молодой мужчина - фыркнул под нос.

- Вот видите, с какими нимфоманками приходиться общаться? - трагическим шепотом сказала ему я, на что тот улыбнулся и заявил:

- Вы классные девчонки, так что если парни, к которым вы едите, не слепые кретины, то все у вас получиться.

Надя с Катей тут же заулыбались, а я закатила глаза, на что водитель опять фыркнул под нос.

Когда мы подъехали к кинотеатру, то девчонки тут же выпрыгнули из такси и устремились к ожидающей нас троице, а я заплатила и только потом вышла.

 - Привет, - подойдя, сказала я. - Я - Лена.

- Лена? - удивился Мирослав. - Ты выглядишь совсем по-другому.

- Приму за комплемент, - ответила я.

Двух парней звали Леша - тоже коротышка, только темненький - и Дима - высокий и худощавый брюнет. Дима тут же взял в оборот Надю, а мне достался Леша, или ему досталась я, смотря с какой стороны посмотреть.

- И на какой фильм мы идем? - спросила я Лешу.

- Звезда Юпитера, - ответил он. - Сеанс в пять сорок, так что у нас есть еще пятнадцать минут.

- Круто! Я видела трейлер, и он был очень крутой.

- Нравиться фантастика?

- Фантастика, фентези.

- А видела "Район №9"?

- Конечно, видала! Раза четыре. Фильм очень классный.

И мы с ним завели беседу о фантастике стоя в очереди за попкорном, а по дороге до зала насоветовали друг другу кучу фильмов, которые обязательно надо посмотреть.

Когда погас свет и пошли трейлеры, зал огласил звук Катькиного телефона.

- Алло? - громко зашептала она. - Мама, я в кинотеатре. В центре, который. Позвоню, когда фильм кончиться.

- Поставь на безвучку, - сказал Мирослав.

- Сейчас, - ответила подружка, нажала кнопку на телефоне и кинула его в сумку.

Наконец-то начался фильм… который поразил меня своей тупость, глупость и на столько дырявым, растянутым и нелогичным сюжетом, что под конец этой двух с половиной часовой пытки мне хотелось выть и кричать от несправедливости мира и тупых сценаристов. И его я столько времени ждала?!

В общем, выходила я из зала злая и взвинчивая, и на вопрос Леши: "Как тебе фильм?", ответила одним неприличным словом.

Но вся моя злость исчезла, через пару минут, прямо как интересность этого фильма, стоило мне возле кинотеатра увидеть Соколова.

Был уже девятый час. Небо затянулось хмурыми, грозовыми тучами и где-то были слышны раскаты грома. Соколов, хмурый как погода, стоял, прислонившись к капоту своей машины, и мрачно смотрел на нас.

- Ой, Александр, - сказала Катя, каким-то надломленным голосом.

Он медленно подошел к нам, застыл напротив меня, сложив руки на груди, и вдруг лживо ласковым голосом, как у змея-искусителя с Райского дерева, спросил:

- У вас тут нигде свиных ферм нет?

- Не надо меня свиньям скармливать! - тут же испуганно спросила я, так как его вид прямо кричал о том, что если бы он мог, то привез бы одну из свиней с собой, которой и скормил меня прямо тут, не отходя от кинотеатра.

- А что мне с тобой тогда сделать? - опять-таки ласковым голос вопросил парень.

- А что я вообще сделала? - перешла я в наступление. - Ну, сходила с подружками в кинотеатр.

Соколов иронично взглянул на троих "подружек", задержав особое внимание на Леши, стоящим как раз возле меня, а потом ответил:

- Я не против того, чтоб ты гуляла с подружками, - выделил интонацией голоса он это слово, - но не тогда, когда у нас с тобой запланирована встреча.

- Подожди, - растерялась я. - Какая встреча?

- Лена, я сегодня утром звонил тебе, и мы с тобой договорились, что к шести ты приедешь ко мне. Представляешь мое удивление, когда ты не приехала не к шести, не к семи, и даже не к восьми. Твой телефон не отвечает, твоих подружек тоже. Твоя бабушка сказала, что ты уехала днем, куда неизвестно, а Катина мама оповещает, что ты с ее дочкой в кинотеатре.

В голове всплыло воспоминание: мне звони Соколов, говорит о встречи в шесть часов у него дома, и я согласительно мычу в ответ.  На душе стало поганей некуда, ведь со стороны кажется, что я киданула его и пошла веселиться с другими парнями

- Соколов, прости! - Неожиданно для себя, я ощутила, что на глаза наворачиваются слезы. - Просто я была тогда очень сонной, и наверно подумала, что разговор мне приснился, а потом меня два часа мучила парикмахер, и у Нади Цербер пропал, мы его целый час искали, и потом Кати этот Мирослав позвонил и они как чокнутые стали собираться, и я телефон забыла, а Надин разрядился, а Катя в зале на безвучку…

Соколов неожиданно протянул руку и заправил прядь волос мне за ухо.

- Тебе идет новая прическа, - спокойно сказал он и со смешком добавил: - И цвет.

- Так ты меня простишь? - с надеждой спросила я.

- Прощу, если перестанешь называть меня Соколов.

- Ладно, - с облегчением ответила я, добавив: - Саша.

- А теперь прощайся с девочками, - он вновь иронично взглянул на парней, - и поехали.

- Куда? - тревога опять набрала обороты.

А что если он впрямь повезет меня на свиную ферму в качестве назидательного урока… возможно только назидательно.

Соколов словно прочитал мои мысли, а может, увидел промелькнувший в моих глазах страх, и рассмеялась.

- Не волнуйся, поедим ко мне домой.

- Это звучит еще страшнее, - буркнула я, но все же повернулась и сказала: - Пока девочки… и мальчики, - поспешно добавила я, а то это было бы не слишком разумно с моей стороны, так как если у Кати не сложиться с коротышкой, то она может в этом обвинить меня.

Мы спустились с лестницы и направились к машине. Когда я залезла в салон и взглянула в окно, то увидела что "девочки" о чем-то горячо говорят, кидая на машину настороженные взгляды.

- Тебе надо было потом перезвонить мне, - через несколько минут молчания, сказала я.

- Кто же знал, что у тебя такая дырявая память, - издевательски ответил Соколов. - Да и занят я был, так что даже не додумался перезвонить.

Занят он был? И чем, позвольте, спросить? Или тут надо уточнять "кем"?

На этот раз Ревность получила от Гордости и Стыда одновременно.

Мне уж точно после всего не стоит его ревновать, или наоборот стоит? Зачем ему такая девушка, которая при первой возможности лезет целоваться к другому или вообще кидает его и идет гулять с "девочками?

Так как Стыд был занят Ревностью, Самобичевание пожало плечами и ушло само, без волшебного пендаля вдогонку.

Мы подъехали к его дому, поднялись на лифте на девятый этаж, зашли в квартиру… и я поняла, чем он был занят… и какая же я дура!

Гостиная была в серых шариках, разнообразных, разноцветных цветах и таблетках-свечах. Стол уставлен тарелками с разной едой, бокалами, бутылкой вина.

Вот честно, после этого мне самой захотелось поехать на свиную ферму, облить себя кетчупом и отдаться на съедение свиньям!

- Извиняй. Еда остыла, а свечи почти все сгорели.

Его "извиняй" было словно контрольный выстрел в голову.

- Это ты меня извини, - проговорила я, села на диван и схватила бутылку с вином - выпить хотелось неимоверно. - Штопор есть?

Соколов сходил за штопором, забрал у меня бутылку, открыл и разлил вино по бокалам.

- Ты же не пьешь, - напомнила я, или это он мне сразу два бокала опустошить предлагает?

- Не пью, - подтвердил парень. - Но хочется. - Он подсел ко мне на диван и пригубил вина.

Да уж. Давила ты парня, Пехова. Он с тобой скоро точно алкоголиком заделается, и ты его из жалости бросить не сможешь, так как именно ты его и довела до этого.

В голове тут же вырисовалась картина: Соколов лысый, грязный, с лицом алкоголика со стажем, в засаленной серой майке и спортивных синих штанах, сидит  в кругу таких же алкашей, а я с обвисшим лицом и грудью, в коротком розовом халате, в бигудях и с сигаретой в черных и половину отсутствующих зубах, хожу возле стола и наливаю всем водки, периодически получая от Соколова или его дружков одобрительные похлопывания ладошкой по заднице.

Пить мне тут же расхотелось, и я отставила нетронутый стакан в сторону.

Соколов удивленно и с долей насмешки вскинул правую бровь - а он это умел делать чертовски выразительно! - и поинтересовался:

- Не хочешь?

- Я есть хочу, - соврала я, а живот услужливо подсказал, что не соврала.

Точно! Я ведь завтракала утром - точнее днем, но она для меня было как утро - да в кинотеатре маленький стакан попкорна съела.

Я накинулась на еду, как алкоголик на бутылку. Еда хоть и была холодной, но очень вкусной. Запечное мясо, толченая картошка и какой-то странный, но очень вкусный салат из стручковой фасолью, брокколи, сыра, кукурузы, ялтинским луком и еще чего-то, просто-таки довели мой живот до экстаза.

- Леся готовила? - спросила я, когда тарелка опустела.

- Как догадалась?

Эх, у Соколова в семье евреи точно где-то затесались!

- Как будто ты умеешь готовить! - фыркнула я.

- Умею, - обиды в его голосе не было, а только констатация факта.

- Омлет и гренки? - продолжала фыркать я.

- И это тоже.

- Я тоже умею готовить, но мои блюда не многим приходятся по вкусу, - призналась я.

- Почему?

- Просто я люблю экспериментировать с приправами и ингредиентами. Одно время я скармливала эксперименты семье, но они не долго выдержали, поэтому я чаще всего травлю себя или Катю.

В экспериментах с едой я впрямь порою вытворяла что-то из породы фантастики… в смысле не то, что вкус фантастичный, а в смысле, что такого в природе просто нет и быть не должно. Одна моя проба сделать облет с копченой тюлькой чего стоит.

- Может посмотрим кино какое-нибудь?

- Ты видел "Район № 9", - вспомнился мне фильм.

- Нет.

- Тогда давай его.

Через десять минут - когда со стола все было убрано, фильм скачан, перекинут на флешку и вставлен в дивиди - мы поудобнее уселись на диван и приступили к просмотру.

Через некоторое время я придвинулась и положила голову на плечо Соколова. Было немного неудобно, но мне комфорт компенсировало ощущение твердого и теплого плеча под щекой.

Знаю-знаю, что я буквально ночью клялась, что больше к ними не полезу, но одно дело сказать, что-то в запале и раздражении, но совсем другое сидеть сейчас рядом с ним, чувствовать его близость и приятный запах духов. И в общем… да, я наплевала на свои слова и полезла к нему. Он ответил на мой поцелуй сразу же, что меня несказанно воодушевило. Одна моя рука обняла его за шею, а вторая зарылась в волосы. Вот только целоваться боком было неудобно, поэтому я залезла к нему на колени. Его руки - Алилулая! - наконец-то таки оторвались от дивана и одна стала перебирать мне волосы затылке, а вторая притянула за шею ближе к себе. Я укусила его за губу и услышала сдавленный стон. На этот раз через несколько минут он отстраняться не стал, но и дальше не действовал - это радовало и огорчало одновременно.

Да девушке странные существа: если нас домогаются, то мы злимся, а если не домогаются, то тоже злимся. Угодить нам бывает действительно сложно, потому что чаще всего мы сами не знаем чего хотим. Вот у меня в школе была одна подруга Лариса. Ее идеалом был парень, который услышав на вопрос: "Что будешь?", ответ: "Что-то вкусненькое", не станет допытываться, что же она такого хочешь, а пойдет и купит ей что-то вкусненькое. По ее "философии": парень должен вспомнить, что она любит и купить это. Не знаю как у Ларисы, но у меня за день желание чего-то съесть или выпить меняются через каждый час, а то и несколько минут.

Сейчас я определенно знала, что хочу Соколова. Во мне словно был затянут узел, и освободить от этого натяжения меня мог только он. К сожалению, хочет он меня или нет - я не знала. Точнее не чувствовала… кх… так, где можно почувствовать. Хоть я и сидела у него на коленях, но мои собственные колени мешали мне прижаться к нему.

Ну, какого черта ты медлишь! - воскликнуло Томление, и все остальные поддержали ее кивками голов.

Боже мой, я безоговорочно и безраздумана в него влюбилась и хотела его!

Да, мне очень хотелось Соколова. Хотелось, чтоб он уложил меня на диван. Хотелось, чтоб лег сверху, чтоб я могла ощутить его тяжесть тела. Хотелось чувствовать его руки, и губу, и его всего.

И я вновь взяла на себя инициативу…

- Лена, хватит! - вдруг хрипло, но резко сказал Соколов, прервав поцелуй, а его рука вдруг с силой сжала мою руку… руку, которая полезла расстегивать пояс на его штанах.

Вот теперь это точно был контрольный в голову!

Я резко от него отскочила, кинулась в коридор, схватила свои батильоны, открыла дверь, выбежала босиком в коридор, нажала на кнопку лифта и тут меня "догнал" Соколов.

- Лене, - в его голосе была тревога и удивление.

- Хватит! - зло закричала я. - Просто хватит!

Лифт открылся, я зашла в него и сказала:

- Хватит с меня всего, Соколов.

После нажала кнопку первого этажа, и лифт медленно закрыл меня от стоящего напротив и с непониманием глядевшего на меня парня.

Я знала, что была не права, но сейчас злость, обида, ревность и неудовлетворение душили меня, закрывали мне глаза и сжимали мое сердце.

Наверное, бабушка была права: мне нужно было родиться мужчиной, потому что сейчас я и правда чувствовала себя как парень, которого бортанула его любимая девушка.

 Лифт открылся и… Соколов стоял напротив, как ни в чем не бывало. И он не выглядел запыхавшимся!

- Лена, почему ты разозлилась?

- Почему? Нашел, что спросить, - хмуро ответила я. - Ты бы еще спросил, почему у женщин женская логика.

Он нахмурился.

- Лена, я не понимаю тебя.

- Я себя тоже, - фыркнула я. - Поэтому будь так добр отойди с дороги, и я пойду разбираться с собой куда-нибудь в другое место.

Соколов продолжал стоять и хмуро на меня смотреть, а потом он сказал:

- Ты разозлилась, потому что я… остановился?

Я рассмеялась:

- Не льсти себе, Соколов! На тебе свет клином не сошелся.

- Только не говори, что ты, как в прошлый раз, пойдешь приставать к своему другу Максиму? - яд так и сочился в его голосе.

- Почему бы и нет? - пожала я плечами, а потом вспомнила одну фразу: - Секс дружбе не помеха,  как говориться.

Я понимала, что веду себя как идиотка, но поделать тут ничего не могла. Мне хотелось злить и драконить его.

 Соколов взглянул на меня таким взглядом, что мне на секунду показалась, что он сейчас войдет в лифт и убьет меня в нем, а тушку сам съест, или изнасилует с особой жестокостью и садизмом. Но не убивать, не насиловать меня парень не стал.

- Обувайся, я отвезу тебя домой.

 - Я хочу пройтись. Может, вернусь к своим подружкам.

Соколов все-таки шагнул ко мне в лифт, но опять таким не затем, чтоб убить или изнасиловать, а затем, чтоб перекинуть через плечо, отнести до машины и усадить на заднее сидение. Сев на водительское место, он завел мотор и машина тронулась.

Хотелось выпеть, и я даже пожалела, что так и не притронулась к тому бокалу, потому что опьянение было бы отличным оправданием. Хотя я и так была опьянена, вот только не от алкоголя, а от более ядовитой, горькой и губительной хрени.

Я легла на "мини диван"  и запела:

- Прочь из моей головы

Над Москвой на метле

Через тернии к звездам

С буквой "У" в левом, верхнем углу

В треугольнике…

Я напивала ее до самого дома. Повторяла раз за разом, словно мантру, а может просто уговаривала мысли о Соколове покинуть мою голову.

Когда машина затормозила, я так же босиком выпрыгнула на улицу и, приплясывая, под напевающий в голове мотивчик, направилась к воротам. Дойти до них мне не дал Соколов, вставший у меня на пути скалой угрюмости.

- Чего тебе еще надо, Соколов? Хотя это риторичный вопрос, потому что тебе ничего не надо.

- Лена, давай поговорим?

- А давай расстанемся?

- Из-за этого?! - гневно воскликнул Соколов. - Из-за того, что я тебя остановил, потому что не хочу спешить?!

М-да с такой точки зрения я на это не смотрела.

- Нет. - Я опустила взгляд под ноги и меня прорвало: - Из-за того, что мне стыдно. Из-за того, что я чувствую себя блядью, которая лезет в штаны к мужикам. Из-за того, что не могу сдерживать свои эмоции к тебе. Из-за того, что я вновь влюбилась, хотя поклялась себя больше не впускать это сраное чувство в сердце. Из-за того, что вопреки клятве, я хочу любить и быть любимой. Из-за того, что я опять-таки клянусь не брать инициативу на себя, но все же нарушаю свои слова. Из-за того, что я хочу тебя. Из-за того, что не знаю, хочешь ли ты меня в ответ. Из-за того, что не понимаю тебя. Из-за того, что порой хочу тебя убить. Из-за того, что порой хочу поцеловать. Из-за того, что ревную. Из-за того, что люблю. - Я подняла на него взгляд. - Это достаточно?

- Достаточно, - кивнул он головой и добавил: - Достаточно и даже предостаточно для того, чтоб остаться со мной. - Подойдя ко мне, он обнял меня, немного приподнял, поставил мои ноги на свои - одетые в домашние тапочки. - Не надо стыдиться. И мне нравиться твоя инициатива. И я хочу тебя, но в тоже время хочу пока не спешить. И я тоже порой хочу, и убить тебя, и поцеловать. И я ревную тебя так сумасшедший. И порой хочу закрыть тебя в комнате, чтоб никто не смог даже взглянуть на тебя. И я люблю тебя.

И впервые за период нашего встречания Соколов наклонился ко мне и сам меня поцеловал. И это был очень страстный поцелуй. И был он настолько долгим, что успел хлынуть и пройти дождь, вымочивший нас насквозь, но мы на это совсем не обратили внимание.

Александр

Разбудил Марса телефонный звонок. Нащупав на тумбочке телефон, парень на автомате нажал на прием, поднес к уху и по-военному отчеканил:

- Слушаю!

- Ээээ… Это Александр Соколов? - раздался из трубки недоуменный голос.

Мозг Марса тут же из режима "сонный" переключился в режим "бодрствующий" и он сказал уже "своим голосом":

- Да, это я. Кто говорит?

- Это Максим, Елкин друг, - раздался ответ уже более облегченным голосом. - Привет.

- Привет, - хмуро буркнул Марс, так как из-за того раза все еще относился к рыжему с настороженностью и раздражением. - Чего звонишь?

Максим помедлил с ответом, так как даже через трубку почувствовал, что у  "Соколова" ухудшилось настроение.

- В общем, я хотел тебя пригласить сегодня вечером сыграть в бильярд и заодно, так сказать, выпить и поболтать о жизни.

Марс хмыкнул, понимая, как нелепо звучало это предложение, и с каким выражением лица Максим его предлагал.

- Я подумаю и перезвоню, - ответил парень, хотя в голове уже решил послать рыжика куда подальше.

- И… ты… это… извини еще раз за тот случай, - неловко проговорил друг Елены.

- Да ничего, - ответил Марс таким тоном, что Максу сразу стало понятно: еще раз полезешь к моей девушке и одним ударом не отделаешься.

- Тогда до связи?

- Да. До связи, -  ответил парень и тут же отключился.

Полежав немного в кровати, меланхолично понаблюдав за белоснежным потолком, Марс рывком встал с кровати и направился в душ. Когда утрени процедуры были выполнены, он направился в тренажерную комнату, где около часа занимался, потом принял душ и направился на кухню завтракать. Через минут пятнадцать входная дверь открылась, и в квартиру вошли Эллай с Лэс. Марс тут же напрягся, но не из-за людей, а из-за кусочка незнакомой силы, которую они принесли с собой.

 - Что это? - с удивлением спросил парень, когда на стол Эллай поставил статуэтку нэцкэ в виде лисы в плаще.

- Это кицунэ - лиса-оборотень в японской мифологии и заодно магический маяк, - разъяснила Лэс. - Передатчик закрепляется на определенном человеке и срабатывает тогда, когда пробуждается его сила.

- Я о таких впервые слышу, - с легким восхищением и недоумением сказал Марс.

- Мы тоже раньше не слышала, - хмуро ответила Лэс. - Этот маяк очень требовательный, потому что не так-то просто его привязать к человеку. Нужна сильная эмоция, которая оставляет след, так что тут надо еще подгадать, на что именно крепить заклинание.

- Так значит, - осенено произнес Марс.

- Это принадлежало Свете Березовой, -  подтвердил Эллай. - Так как тут импульс силы не большой, то мы его поначалу и не почувствовали.

- Но как он к ней попал? - задумчиво спросил Марс, а потом сам себя исправил: - Точнее кто ей его дал?

Эллай присел на соседнюю табуретку и ответил, хмуро глядя на статуэтку:

- Света занималась коллекционированием разных статуэток, и в последнее время увлеклась нэцкэ. Мы проверили память ее родителей и узнали, что еще до того как мы вышли на нее, некая Ольга Таращева - одноклассница Светы - подарила ее. Лица этой Ольги в памяти нет, так как дочка о ней только рассказывала, но в гости не приводила. В тот день, когда ее похитили, Света узнала, что ее бабушка скончалась, поэтому, скорей всего, у нее и случилось пробуждение, которое и активировало маяк.

- Наши враги действуют на шаг вперед, - зло заключила Лэс. - Но зато мы теперь сможем изучить этот маяк и использовать.

Марс мысленно усмехнулся: аналитике всегда умели в любо ситуации разглядеть пользу.

- Постойте! - вдруг требовательно воскликнул парень. - А до того, как маяк активируется его можно засечь?

Лэс с Эллаем переглянулись, и в глазах у них читалось одинаковое: "Опять он за свое!"

- И не нужно так на меня смотреть! - разозлено ответил Марс. - Ведь если у Лены есть подобный маяк,  и если она пробудиться, не захватив меня, то они узнают об этом раньше. И кстати, кого захватила Света?

- Скорее всего эту Ольгу, - хмуро ответил Эллай. - Она ведь и мне о ней говорила, но я не придал значения, пока мы не обнаружили эту статуэтку. Она ведь с этой Светой больше двух лет была знакома. Так что там и прикопаться было не к чему! Ведь это просто невозможно проверять всех  с кем она контактировала на протяжении нескольких лет.

- Притом, мы обычно проверяем только тех, кто познакомился с объектом несколько месяцев назад, полгода максимум, но не как не больше года, - добавила Лэс. - А уж два года и подавно! Да мы и предположить не могли, что кто-то будет входить с объектом в такой длительный контакт.

- Да уж, - произнес Марс.

Это действительно было просто нереально. Люди организации обычно тратили на объект месяц-два, и если за это время человек не пробуждался, его просто вычеркивали из списка потенциальных пробужденных. Да и кто будет готов целых два года выжидать? Ведь заранее неизвестно: пробудиться объект не пробудиться. Притом потенциальных объектов много, а пробужденных мало, так что это просто невозможно настолько долго выжидать одного, потеряв при этом возможность проверить других.

  - Но на счет Лены ты прав, - задумчиво добавила Лэс. - Ее отец перебежчик, и если он еще жив, то изменники должны будут проверить его дочку. А уж в свете того, что они так долго следят за объектами, то кто-то из ее круга общения может оказаться изменником.

Марс вспомнил о приглашении Макса и рассказ о нем друзьям.

- Ты обязательно должен пойти туда и расспросить этого Макса! - решительно сказала Лэс. - Если он скрывается, а я уверена в этом, то отклик силы те не сможешь почувствовать, так что попытайся его разговорить: откуда он, кто его родители, как познакомился с Леной и в том же русле. И позвони Лене и спросила о ее планах на вечер, и если она сегодня куда уйдет, то мы проверим ее дом.

- Так значит можно найти маяк, когда он не активирован? - с надеждой спросил Марс.

- Следы силы невозможно скрыть полностью, я попытаюсь провести обряд "обнаружения тени", и может что-то да найду, - пояснила Лэс.

Как свет оставляет тени, так и сила следы, которые при старании можно обнаружить, главное хоть приблизительно знать, где искать.

- Я сейчас позвоню Лене, - сказал Марс и достал телефон.

Удача была на их стороне, так как Лена сегодня вечером с подружками шла в боулинг отмечать новоселье Нади.

- Отлично! - Хлопнула Лэс в ладоши, а Марс позвонил Максу и уточнил где и когда они встречаются.

                                                                    ***

(прим.автора: в общем, в истории про новый год возникла несурадеца, так как по идеи Лена с Максом подружились летом, и уж точно не могли новый год праздновать вместе, так что я потом перепишу, что они учились на третьем курсе и были знакомы уже больше двух лет)

Макс оказался довольно дружелюбным и болтливым парнем. Он без всяких проблем рассказал, что живет в городе с самого рождения, что отец у него милиционер, а мама юрист и у нее собственная фирма. Что выбрал он профессию из-за дяди, который сам работает журналистом в газете "Свежие новости" и что он заразил его "жаждой к правосудию" еще с детства. Так же он поведал ему много историй из детства, когда Макс представлял себя крутым журналистом и с фотоаппаратом наперевес лазил по своему району и в поисках сенсаций. И на несколько сенсаций он и правду набрел: раскрыл нелегальное выращивание и продажу конопли в одном из соседних домов; обнаружил, что дядя Вова с соседней улицы избивает свою жену и падчерицу; и даже однажды помог отцу раскрыть дело об кражи машины. Родители, видя стремления своего ребенка, хотели, чтоб он пошел по их стопам. Мать, чтоб он выучился на юриста и в будущем стал судьей, а отец, чтоб он стал следователем, но Макс остался предан своей мечте и после школы пошел учиться на журналиста. И теперь у него появилась новая мечта: выучиться и работать на телевиденье, в вечерних новостях.  С Леной же рыжий познакомился два года назад, на море. Девчонкой она оказалась интересной, так что он рад был продолжить их общение. Так же он клятвенно заверил, что к Лене  испытывает только дружескую симпатию, и он вообще уже третий год сохнет по своей однокурснице, но все не может набраться смелости и открыть свои чувства.

Неожиданно для себя, Марс понял, что ему вполне комфортно находиться в этой компании. Кроме Макса, парень еще разговорился с одним парнем Стасом, который увлекается страйболом и оружием. Стас даже пригласил его на следующий матч по страйболу, который будет проходить на следующей недели. Еще Марс пообщался с Колей, который подошел к нему и рассыпался в таких благодарностях за ту бутылку вина, что парень даже немного опешил от неожиданности. Ну да, купил он бутыли вину  за семнадцать тысяч долларов. Но Марс ведь никогда не ходил к кому-то в гости, поэтому даже не знал, что нужно взять с собой. Он и так подумал, что подарок вышел слишком дешевый, а тут Коля заявляет, что не откроет это бутылку пока у него не родиться сын, а может и то, когда его сын не закончит институт, чтоб выпить с ним на пару.  Конфеты тоже были дорогие (за них его поблагодарила Элля - девушка Коли), но их пришлось съесть, так как они, в отличие от вина, с годами лучше не стали бы. Единственное, что раздражало Марса  - эта девушки, которые крутились возле него, а уж когда они узнали, что у него вдобавок имеются деньги, так и вовсе принялись кокетничать и флиртовать. В результате Марс не выдержал и заявил, что у него есть девушка, но это не остудило их пыл, а только воодушевило.

Нет, Марс не состоял в целибате, и он с лет пятнадцати вел активную половую жизнь, вот только с девушками из организации. С ними было все намного проще: не было никаких намеков, если тебе кто-то понравился, то ты подходил и прямо заявлял, или к тебе подходили. И если нет - так нет. Да - так да. И оба понимали, что это на время, так как в любой момент тебя могли отправить на задание. Не было никаких признаний в любви и обещаний ждать. Они просто получали физическое удовольствие и расходились. Конечно, у них были и женатые пары, но это редкость, особенно в секции инкуб, ведь кто сможет выдержать, что твоего любимого человека могут отправить, например, соблазнить кого-то другого? Из воинов тоже не многие женились, а те, кто и находили себя пару, в скором времени переходили в другие секции.

Макс понимал, чем именно его привлекла Лена. Она, в отличие от девушек в организации, была совсем другой. Намного эмоциональнее, открытей… живой. Она была как солнце, а он -  Икар, стремившийся подняться к нему.  И Марс уже начинал чувствовать, как крылья его привычной реальности потихоньку начинают плавиться, от жизненного жара Лены.

- Елка, скоро подрулит, - сообщил рыжий, подойдя к нему.

Марс слегка вздрогнул, так как задумался и даже не услышал, как тот подошел.

- Так она же с подружками новоселье обмывает?

- Она сказала, что они познакомились с какими-то парнями и один понравился Катьки, и что скоро они подойдут сюда, - ответил рыжий и его тон был немного взволнованный.

Лену, Катю  и Надю рыжий считал своими "дружбанами", но при этом понимал, что они девушки, и что "по-мужски" разобраться с парнями они не смогут, ну кроме Нади.

- С какими парнями?

Макс с опаской покосился на бой-френда Лены, так как его тембре голоса не обещал ничего хорошего.

- Придет, и увидим, - ответил рыжий, про себя зарекаясь даже в шутку переходить с Леной черту дружбы и тем более не потакать пьяным девичьи желанием. - Ладно, я пойду наш стол займу, - добавил Макс и направился на первый этаж.

  Рыжий не знает, какой черт дернул его тогда поцеловать Лену. Как любой парень он, конечно же, иногда оценивающе глядел на подружку, но и в мыслях не думал выходить из зоны дружбы. Просто тогда Максу было очень хреново из-за того, что Ирка Путкова нашла себя нового хахаля. Да еще текила хорошо удалила в голову. И ему попросту хотелось человеческого тепла, а тут Лена со своими поцелуями. Хорошо, что их тогда Соколов остановил, а то Макс под воздействием алкоголя и желания вряд ли бы сдержался и не воспользовался ситуаций. А потом конечно бы жалел, так как не верил в байки о том, что секс дружбе не помеха. Поэтому рыжий понимал, что виноват и до сих пор чувствовал перед Соколовым вину, и даже считал, что парень Лены его пожалел, ударив всего один раз. Он бы на одном ударе точно не остановился бы.

Соколова Макс считал отличным парнем, и даже немного ему завидовал: у него-то хватило смелости добиться любимой девушки! Он же перед Иркой начинает вести себя как какой-то придурок, то не может сказать и слова, то, наоборот, говорит какие-то глупости, так что не удивительно, что она считает его ненормальным. А еще Марс уважал Соколова: другой бы на его месте, с такой-то внешностью, нашел бы себе девушку покрасивее. Нет, рыжий не считал Лену уродиной, а наоборот симпатичной, интересной девушкой, но он все-таки предпочитал стройненьких, а Елка была полноватой. Так что то, что Соколов заинтересовался девушкой не только из-за внешности, прибавляла ему огромное уважение в глазах Макса. Сам же парень уже третий год сох по первой красавицы их курса, хотя она была слегка повернутой на диетах, моде и меняла парней как перчатки. Порой Макс спрашивал себя: как он может любить ее так долго? И даже находил себе других девушек, а потом видел Ирку, чувствовал, как у него сердце начинает бешено стучать в груди, и понимал, что ему никто кроме нее не нужен. Он ведь и влюбился в нее с первого взгляда. Как зашел в первый учебный день в кабинет и как увидел, что она красит губы розовым блеском так и понял, что влип он серьезно и надолго. Еще бы смелости набраться и сказать ей об этом!

Елена появилась приблизительно через полчаса, и за это время Марс прокрутил в голове, наверное, несколько сотен версий четвертований этих неведомых парней и не меньше сотни наказаний для Лены, большая часть которых была довольно фривольной.

- Елка! - первой увидел девушка Макс и помахал ей рукой.

Марс увидел парней и понял, что опасаться ему нечего. Один вовсю строил глазки Кати, а второй держался сзади и недружелюбно смотрел на кампанию, которая насчитывала около пятнадцати человек. Но не сдержаться и тут же не заявить на девушку свои права он не смог, поэтому когда Лена подошла к нему,  с немым вопросом в глазах: "А ты тут, какого черта, делаешь?", он счастливо улыбнулся и обнял ее, а потом еще и поцеловал в макушку.

Лена застыла как соляной столб.

- Ты чего? - Загляну в глаза девушке, со смешком спросил Марс, понимая, что ему очень нравиться заставлять Лену краснеть.

- Ух, ты, Елка в смущении! - со смехом закричал Макс, и только Марс хотел повернуться и наградить его отнюдь не добрым взглядом, как услышал:

- Заткнись, ушлепок! Лучше плесни мне виски и готовься плакаться и скавчать, что хочешь к мамочке!

- Леня, все нормально? - с удивлением спросил Марс, так как не понял с чего это у девушки такие перемены настроения. Или она так повела себя из-за смущения?

- Слышишь ты, курица, сама готовься быть раздавленной! В этот раз я сделаю тебя! - ответил язвительно Максим, от чего Марсу понял, что он понятие не имеет, о чем они говорят и это ему очень не понравилось.

Через некоторое время выяснилось, что Макс с Леной уже давно соревнуются в бильярде и относятся к этой игре с рвением фанатиков. Сам Марс относился к бильярду довольно прохладно, и когда Лена проиграла и обвинила в проигрыши его, то на его заявление о том, что это всего лишь игра, так на него глянула, что он решил больше этот вопрос не подымать.  А вот то, что они играют на спор и что желания написали их друзья и скинули в банку, натолкнули его на одну мысль.

Когда они пришли к барной стойке, и Лена потянула желание из банки, то Марсу хватило одного импульса силы, чтоб исправить желание "устроить фото-сессию в готическом стиле", на "подстричься и перекраситься".

- Вот черт! - Как он и думал, желание Лене не сильно понравилось.

- Что там? - полюбопытствовал Максим и бармен за стойкой.

- Сменить прически и цвет волос, - с всемирной тоской ответила девушка и Марс даже на секунду задумался, что может не надо было этого делать, но потом он посмотрел на сини волосы Лены и понял, что надо было и обязательно.

Когда ему дали ручку и листик, то Марс написал желание про фото-сессию, решив, что так будет правильнее.

Конец вечера прошел отлично. Марс сыграл пару партий с Леной, продул, но девушку интересовал не выигрыш, а сам процесс, от чего парень заразился ее азартом, и когда они играли по паром даже начал получать удовольствие. Потом Марс развез пьяную Катю и более-менее трезвого Макса по домам, и направился к дому Лены.

- Ты сегодня был странным, - вдруг произнесла Лена.

Марс растерялся и на секунду испугался ее слов, но потом успокоился и спросил:

- С чего ты взяла?

- Просто в прошлый раз, когда мы были у Коли на квартире, ты вел себя отстраненно. Не с кем не говорил и казалось, что тебе неприятно и скучно там находиться. Сегодня ты был более дружелюбным.

Мысленно Марс с облегчением вздохнул, так как подумал совсем не о своем отношении к людям,

- Просто до этого я никого не знал, поэтому не знал о чем с ними разговаривать.

- Значит с незнакомыми парнями ты заговорить не смог, а незнакомой девушке запросто предложил встречаться? - шутя, спросила Лена.

Марсу ее вопрос не понравился, потому не пойми откуда взявшееся Чувство Вины, вдруг презрительно скривилось и заявило: "Ага, незнакомую! Да ты на нее досье раз семьдесят читал, да потом еще пару недель следил, как какой-то безумный фанат!".

- Я знал тебя, - все-таки произнес он, чтоб сгладить неловкое молчание.

- И каким это образом ты знал меня?

Лэс предупреждала его о подобных вопросах, поэтому и заранее написала ответы, и один из них Марс и озвучил:

- Видел тебя в институте и заинтересовался. Потом начал расспрашивать о тебе твоих однгруппников.

Чувство Вины тут же покачало головой и насмешливо произнесло: "Как то не складно получается! И я хоть не Станиславский, но все равно скажу: "Не верю!". Особенно про одноклассников. Если бы ты у кого-то про нее спросил, то слухи поползли бы, а ты все доклады читал, да следил!"

- Вот так сразу увидел и заинтересовался? - Скептически уточнила Лена, и Марс понял, что заученные ответы ей явно не придутся по вкусу, и вспомнил тот день… который почему-то очень четко отпечатался в его памяти:

- Не сразу. Впервые когда я тебя увидел, то ты мне показалась странной. Твои волосы и пирсинг - не очень-то можно назвать нормальными. А потом я увидел тебя в парке: ты сидела на лавочке, болтала ногами, ела странное зеленое мороженое, хотя было довольно прохладно, и смотрела на небо. И почему-то меня это заинтересовало, и я стал наблюдать за тобой. Ты сидела там долго, около получала, и хоть оно было серого цвета, но ты все равно на него смотрела, словно рассматривала картину гениального художника. И улыбалась. После этого я заметил, что пытаюсь найти тебя в толпе, и что мне хочется узнать о тебе как можно больше. - Марс замолчал, а Чувство Вины пустило умиленную слезу и заявило: "Складно сочиняешь! Даже я проникся!". - Прости за признание. Так мне посоветовали сделать Лэ… Леся и Леша. Я никогда до этого не признавался, поэтому и спросил их совета, они и сказали мне вести себя уверено, потому что девушки таких любят. Я сильно нервничал, поэтому и перестарался.

- Лихо, однако, у тебя уверенность переросла в хамство! - Лена с удивлением глянула на него.

- Я действительно вел себя так ужасно?

- Ужаснее некуда! Мне даже хотелось тебя убить и скормить свиньям!

- Свиньям? - с удивлением спросил Марс и кинул на девушку насмешливый взгляд

- Ну, - замялась я. - Однажды я с отцом…

Марса словно дубиной по голове стукнуло.

У Лены ведь не было отца, потому что он ушел от них, когда ее мама была беременна. Об этом Марс знал из досье, а так же о том, что как раз в это время ее отец покинул организацию и присоединился к изменникам. О том, что у него была, родилась дочь, организация узнала совсем недавно, и тут же выслала группу на проверку. Но если ее отец знал о ее рождении, то он мог запросто появиться несколько лет назад и подарить ей какой-нибудь предмет с маяком.

Одним ухом Марс слушал голос Лены и, когда она закончила, спросил:

- С отцом? Я думал, у тебя нет отца.

- Ну не с отцом, а с отчимом, - ответила девушка. - Просто Макс мне как отец, а слово отчим мне кажется слишком грубым.

- Понятно. - С плеч Марса словно сняли тысячетонную плиту, а потом он насмешливо заявил: - И ты поверила в эту историю? Это просто глупая деревенская байка, чтоб пугать детей и неверных жен.

- Можешь смеяться, но мне тогда было всего одиннадцать и история меня действительно проняла. Я до сих пор свинину не ем. Да и вообще свиней опасаюсь.

- И как же ты хотела меня им скормить, если к ним и подойти боишься?

- Уж как-нибудь бы да смогла.

Несколько минут в салоне стояла тишина, а потом Марс вновь спросил, почему Макс называет Лену Елка. В первый раз он спросил,  когда они играли в бильярд, после чего девушка проиграла и обвинила в этом его, хотя он не понимал почему. Неужели ему нельзя поинтересоваться, почему Макс называет ее Елкой? Или неужели эта такая большая тайна? История оказалась не такой уж и тайной и довольно забавной, но выслушав ее, парень не развеселился, а наоборот нахмурился. Ему очень не нравилось, что у Лены с Максом в прошлом есть столько много совместных воспоминаний. Марс понимал, что глупо ревновать к прошлому Лены, но поделать нечего не мог, потому что это рыжий, в отличие от него, знал девушку намного больше и дольше.

- Забавная история, - только и сказал Марс, потом остановился у дома девушки и спросил: - Что завтра… точнее уже сегодня будешь делать?

- Стричься, - со вздохом сообщила она. - И краситься.

- А точно, желание.

- Оно самое.

Наступила тишина. Лена повернулась и посмотрела на Марса, а тот разрывался от двух чувств. С одной стороны Желание толкало его в плечо и кричало: "Ну, давай! Целуй ее, идиот! Что застыл как истукан? Видишь, как она на тебя смотрит, а ты тупишь!". А с другой Чувство Вины ядовито говорило: "Да, давай целуй. Ведь это твое задание, так почему бы не совместить приятное с полезным? И перед начальством выслужиться и девчонку поиметь, а если она пробудиться, то и силой подзарядиться!". А еще был Страх, который боялся, что она обо всем узнает раньше времени и возненавидит его.

Лена, в отличие от Марса, медлить не стала и, наклонившись, поцеловала его. Марс тут же ответил, чувствуя, как его руки невыносимо чешутся прижать девушку к себе и залезть ей под рубашку. А Лена в это момент запустила руки в его волосы, хотя Марс перед тем, как отправиться к Максу, заехал в парикмахерскую и сделал себе прическу по последнему писку моды. Когда парень понял, что еще секунда и его руки вырвутся из-под контроля, то он отстранился от девушки, отвернулся к лобовому стеклу и сказал, слегка хриплым голосом:

- Хочешь, я отвезу тебя в парикмахерскую?

- Не нужно, - ответила с легким раздражение Лена и вышла из машины. - Спокойной ночи.

 - И тебе, - отозвался Марс, после чего ударил по газам, чтоб как можно быстрее доехать домой и принять холодный душ.

Дома его уже ждали Лэс и Эллай, и почему-то странно на него косились.

- Что случилось? - настороженно спросил Марс. - Вы что-то нашли?

- Нашли, - ответил Эллай, пытаясь сдержать улыбку. - Но только не то, что искали.

- А что вы нашли? - удивился парень.

- Лучше один раз увидеть, как говориться, чем сем раз услышать, - оповестил Эллай, а потом не сдержался и отрывисто рассмеялся.

- Да что вы нашли?! - начал злиться парень.

- Присядь, я покажу, - с ехидной улыбкой ответила Лэс.

Марс присел на диван и закрыл глаза. Девушка прижала руки к его вискам, так же закрыла глаза и сосредоточилась, направляя часть воспоминания в разум парня.

Марс видел глазами Лэс: вот он в комнате Лены, ходит, обсматриваеться, рассматривает книги, бижутерию, косметику, диски, залазите в шкаф посмотреть на гардероб и его привлекает классическая, мужская шляпка, он тянуться к ней но вдруг раздается пораженный голос Эллая:

"Лэс, ты не представляешь, что я нашел!"

Он поворачивается, подходит к Эллаю, который держит коробку в руках, заглядывает в нее, а там…  продолговатый, синий фалоимитатор, с черными, готическими буквами, слаживающимися в имя "АЛЕКСАНДР".

На это воспоминание обрывается, так как Лэс засмеялась в голос.

-Он совсем новый, она видно им еще не пользовалась, - со знанием произнес Эллай и сам заржал.

А Марс ошарашено смотрел на хохочущих друзей и просто не знал, что сказать.

                                                                    ***

Утром Марс позвонил Лене, дождался пока она возьмет труппку и промычит что-то непонятное в место приветсвия.

- Привет, - с наигранной бодростью спросил Марс - Ты еще спишь?

- Ммм, - опять промычала девушка.

Марс недоуменно помолчал, а потом произнес:

- В общем, я хотел вечером пригласить тебя к себе.

- Ммм.

Приняв это за положительный ответ, Марс добавил:

- Тогда в шесть жду тебя у себя.

- Угу, - на этот раз внятно ответила девушка и отключилась.

- Она будет к шести, - оповестил друзей Марс. - Так что приступим!

Ночью, после того как друзья наржались вдоволь, они обсудили находку и пришли к выводу, что Лена уже не девочка, а значит у нее есть физические потребности, которые нужно удовлетворять. Марс понимал, что и у него есть тоже физический потребности, которые он не прочь удовлетворить с Леной, но Чувство Вины начало давать с удвоенной силы. Тогда Лэс предложила просто устроить для Лены романтический вечер с цветами, свечами и вкусной едой. Марс еще купил прикупил серых шариков, и до четырех часов они готовили квартиру к приходу Лены, потом Лэс с Эллаем ушли, напоследок заявив, что они будут развлекаться всю ночь и не станут их беспокоить. Марс запустил в друзей диванной подушкой, еще раз все перепроверил и приготовился ждать девушку. В десять минут седьмого он зажег свечи, так как и предполагал, что девушка опоздает на минут пятнадцать-двадцать. Но не через полчаса, не через час девушка так и не появилась. Ее номер телефона не отвечал, подружек тоже, Макс понятия не имел где Лена, а ее бабушка сказала, что она ушла днем, а куда не знает, но продиктовала ему номер Катиной мамы, так как та следила за свое дочкой, как немецкая овчарка и всегда знала, где она находиться. Бабушка оказалась права: тетя Нина сказала, что Катя с Леной и Надей поехали в кинотеатр.

Марс немного успокоился, так как первой его мыслью было, что ее выкрали предатели. Потом к нему пришло недоумение: почему Лена его прокидала? Он напридумывала себя кучи причин, на что она могла обидеться (а с нее станется обидеться даже просто так)  и, ожидая ее у кинотеатра готов был извиниться за все на свете, но его девушка появилась в компании своих подружек и еще троих парней, с которым она что-то активно обсуждала.

Ревность поднялась в нем, как девяти балловая волна.

Подойдя к компании, Марс нарочно ласковым голосом спросил:

- У вас тут нигде свиных ферм нет?

- Не надо меня свиньям скармливать! - испуганно воскликнула Лена и смотрела она на него такими испуганными глазами, словно он маньяк какой-то, что еще больше взбесило парня.

- А что мне с тобой тогда сделать?

- А что я вообще сделала? - возмущенно спросила она. - Ну, сходила с подружками в кинотеатр.

Макс иронично взглянул на троих парней, задержав особое внимание на стоящим рядом с его девушкой парне.

- Я не против того, чтоб ты гуляла с подружками, но не тогда, когда у нас с тобой запланирована встреча.

- Подожди. - Девушка растеряно наморщила лоб. - Какая встреча?

Это вопрос взбесил парня похуже Лениных "подружек".

- Лена, я сегодня утром звонил тебе, и мы с тобой договорились, что к шести ты приедешь ко мне. Представляешь мое удивление, когда ты не приехала не к шести, не к семи, и даже не к восьми. Твой телефон не отвечает, твоих подружек тоже. Твоя бабушка сказала, что ты уехала днем, куда неизвестно, а Катина мама оповещает, что ты с ее дочкой в кинотеатре.

- Соколов, прости! - Воскликнула пораженно девушка. - Просто я была тогда очень сонной, и наверно подумала, что разговор мне приснился, а потом меня два часа мучила парикмахер, и у Нади Цербер пропал, мы его целый час искали, и потом Кати этот Мирослав позвонил и они как чокнутые стали собираться, и я телефон забыла, а Надин разрядился, а Катя в зале на безвучку…

Так вот  значит как.

Марс ощутил облегчение, понимая, что Лена не прокидала его и действительно раскаивается. Протянув рука, он заправил прядь волос ей за уху и ласково сказал:

- Тебе идет новая прическа, - и со смешком добавил: - И цвет.

Свет, хоть и темно-синий, понравился парню, прическа как-то неуловимо изменила Лену. Особенно ему понравилась ее открытая шея, которую тут же захотелось поцеловать.

- Так ты меня простишь? - спросила девушка.

Ему вспомнился Эллай, который спросил, почему она до сих пор называет его Соколовым, поэтому парень ответил:

- Прощу, если перестанешь называть меня Соколов.

- Ладно, - ответила девушка и тише добавила: - Саша.

Хоть это было не его настоящее имя, но парню понравилась, что Лена его так назвала, а то этот Соколов у него уже в печенке сидело.

- А теперь прощайся с девочками, - Соколов вновь иронично взглянул на парней, - и поехали.

- Куда? - В голове лены проскользнули тревожные нотки.

Ее реакция его насмешила.

- Не волнуйся, поедим ко мне домой.

- Это звучит еще страшнее, - буркнула Лена, а потом повернулась и сказала: - Пока девочки… и мальчики.

Когда они уже ехали по дороге, Лена сказала:

- Тебе надо было потом перезвонить мне.

- Кто же знал, что у тебя такая дырявая память, - насмешливо сказал Марс, а потом добавил: - Да и занят я был, так что даже не додумался перезвонить.

Лена больше ничего не сказала, только странно на него покосилась, сузив глаза, а потом вздохнула, тряхнула головой и уставилась в окно. В молчании они доехали до дома Марса, дошли до квартиры и зашли внутрь.

Когда Лена очутилась в гостиной, то она пораженно обвила украшенную гостиную, а потом Марс не сдержался и издевательски заявил:

- Извиняй. Еда остыла, а свечи почти все сгорели.

- Это ты меня извини, - проскулила Лена, села на диван и схватила бутылку с вином. - Штопор есть? - спросила она с видом мученика.

Сходив за штопором, Марс открыл бутылку и разлил вино в два стакана.

- Ты же не пьешь, - удивленно сказала девушка.

- Не пью, - подтвердил парень. - Но хочется.

Лена посмотрела на то, как он пьет вино, после чего поморщилась и отставила свой стакан в сторону.

- Не хочешь?

- Я есть хочу, - ответила девушка и накинулась на еду.

Потом они решили посмотреть кино, уселись на диван и минут пятнадцать действительно глядели в экран, пока девушка не придвинулась к парню и не положила свою голову на его плечо. Марс не вовремя вспомнил фалоимитатор, от чего в его голове появилось множество картинок о том, как можно его использовать на Лене.

А потом девушка его поцеловала и он понял, обняла, залезла на колени и парень понял, что больше держать руки в узде у него нет сил. А уж когда Лена укусила его за губу, то он понял, что сегодня девушка вряд ли вернется ночью домой.

Когда возбуждение достигла такой точки, что низ живота у Марса сдавила от боли, он почувствовал, как рука Лены расстегивает его пояс, он неожиданно для себя схватил ее руку и сказал:

- Лена, хватит!

Марс понял, он не может так поступить с ней.

Он безумно хотел ее тело, но намного больше ему хотелось получить ее душу. И если он сейчас переступит через эту черту, то когда Лена узнает о том, что это было всего лишь его задание, то он потеряет ее. Она не сможет простить, что он воспользовался ей подобным способом, а он не может думать о ней, как о бутылке с водой.

Лена резко вскочила с его колен и кинулась в коридор, открыла дверь и кинулась на лестничную площадку.

Марс тяжело вздохнул и направился следом. Он понимал, что его ждет серьезная разборка, но пусть лучше она будет на него сейчас злиться, чем потом ненавидить.

- Лене. - Годы тренировок помогли, поэтому он легко мог добавить в голос тревогу и удивление.

- Хватит! - зло закричала Лена, стараясь на него не смотреть. - Просто хватит!

Лифт открылся, девушка зашла в него и, глядя под ноги, сказала:

- Хватит с меня всего, Соколов.

После нажала кнопку первого этажа, лифт медленно начал закрываться. Перед тем как стенки сомкнулись, Лена взглянули на него и в ее глазах Марс увидел страх и стыд. Выругавшись, Марс за несколько секунд спустился на первый этаж, благодаря силе,  и принялся ожидать, когда лифт откроется.

- Лена, почему ты разозлилась? - Это был глупый вопрос и Марс это понимал, но сейчас ему нужно было прикинуться глупцом.

- Почему? Нашел, что спросить. Ты бы еще спросил, почему у женщин женская логика.

Это был ее защитный механизм - и парень прекрасно это понимал. Ей было стыдно и страшно, поэтому она и грубила, стараясь показаться равнодушной.

- Лена, я не понимаю тебя. - Он ее прекрасно понимал, и ему очень не хотелось делать ей больно, но лучше сейчас, чем потом.

- Я себя тоже. Поэтому будь так добр отойди с дороги, и я пойду разбираться с собой куда-нибудь в другое место.

- Ты разозлилась, потому что я… остановился?

- Не льсти себе, Соколов! На тебе свет клином не сошелся.

- Только не говори, что ты, как в прошлый раз, пойдешь приставать к своему другу Максиму? - эта мысль Марса действительно взбесила.

- Почему бы и нет? - Напыщенно пожала Лена плечами. - Секс дружбе не помеха,  как говориться.

Марс слишком хорошо знал смысл этой фразы, и то что Лена может придерживаться такой точки зрения, его не просто взбесило, а довела до высшей точки раздражения. Парню захотелось зайти в лифт и преподать девушке несколько уроков воспитания, чтоб  подобные мысли вылетели из ее головы и больше там не появлялись. И чтоб желательно там остались мысли только о нем.

- Обувайся, я отвезу тебя домой, - хмуро сказал Марс, переведя взгляд на ее босые ножки.

Ножки у нее оказались очень красивые: небольшие, аккуратненькие, с ровными пальцами и накрашенными синим лаком ногтями. Проглотив ком в горле, парень поспешил перевести взгляд на ее лицо.

 - Я хочу пройтись. Может, вернусь к своим подружкам.

Марс шагнул в лифт, перекинул девушку через плечо и направился к машине.

Оказавшись в машине Лена легка на задние сиденья, уперла ноги в крышу машины и запела:

- Прочь из моей головы…

Когда машина затормозила возле ее дома, то Марс даже оглянуться не успел, как лена уже выпрыгнула из машина и, пританцовывая, направилась к дому.

Расставаться на такой ноте явно не стоило, поэтому Марс вышел из машины, обогнал девушку и загородил ей путь.

- Чего тебе еще надо, Соколов? - Ядовито спросила девушка, а потом насмешливо добавила: - Хотя это риторичный вопрос, потому что тебе ничего не надо.

- Лена, давай поговорим?

- А давай расстанемся?

- Из-за этого?! - В этот раз изображать эмоции Марсу не надо было, так как гнев был самой, что не наесть настоящий. - Из-за того, что я тебя остановил, потому что не хочу спешить?!

Девушка опустила взгляд под ноги и тихо сказала:

- Нет. Из-за того, что мне стыдно. Из-за того, что я чувствую себя блядью, которая лезет в штаны к мужикам. Из-за того, что не могу сдерживать свои эмоции к тебе. Из-за того, что я вновь влюбилась, хотя поклялась себя больше не впускать это сраное чувство в сердце. Из-за того, что вопреки клятве, я хочу любить и быть любимой. Из-за того, что я опять-таки клянусь не брать инициативу на себя, но все же нарушаю свои слова. Из-за того, что я хочу тебя. Из-за того, что не знаю, хочешь ли ты меня в ответ. Из-за того, что не понимаю тебя. Из-за того, что порой хочу тебя убить. Из-за того, что порой хочу поцеловать. Из-за того, что ревную. Из-за того, что люблю. - Лена подняла на взгляд, и Марс увидел в ее глазах слезы.- Это достаточно?

Сердце в груди Марса бешено застучало, отбивая одно лишь слово: "Люблю… люблю..люблю…люблю…"

- Достаточно. - Кивнул онголовой. - Достаточно и даже предостаточно для того, чтоб остаться со мной. - Шагнув к девушке, парень обнял девушку, немного приподнял и поставил ее ноги на свои. - Не надо стыдиться. И мне нравиться твоя инициатива. И я хочу тебя, но в тоже время хочу пока не спешить. И я тоже порой хочу, и убить тебя, и поцеловать. И я ревную тебя так сумасшедший. И порой хочу закрыть тебя в комнате, чтоб никто не смог, даже взглянуть на тебя. И я люблю тебя, - и это были искрение слова, потому что он действительно любил ее.

Марс был опьянен. Слова любви стали для него как доза спайса в вену. Он наклонился к Лене и поцеловал ее, не сдерживаясь, так как давно хотел.

…А затем Икар приблизился к солнцу и его крылья сгорели.

Елена

Настроение у меня было по десяти бальной шкале все сто балов. Я просто парила от счастья, при этом улыбаясь, как обкуринная, от чего одногруппники смотрели на меня, как на нарика какого-то, а Витя Мартов вообще поинтересовался, что я курила и могу ли поделиться с ним. Но я ничего не употребляла и настояние у меня была такое из-за Соколова.

Если бы кто-нибудь месяц назад сказал, что из-за этого недоделанного садиста-сталкера, я буду чувствовать себя самым счастливым человеком на земле, а то и во все вселенной, то я бы посоветовала сходить ему в больницу проверить голову. И вот сейчас я находилась в эйфории и все из-за Соколова (хоть его я и начала называю Саша, но в голове все равно именовала Соколовым).

После того воскресного вечера прошло  пять дней, и каждый день мне, кажется, я влюбляюсь в него все сильнее и сильнее. Соколов стал вести себя совсем по другому, и раньше казавшие мне отвратительные тилячьи нежности, теперь заставляют сердце бить все сильней и сильней. Особенно когда он берет меня за руку, обнимает или целует. В этом  деле он взял на себя полную инициативу, и я этому была только рада. А еще, в перерывах между поцелуями, мы с ним начала разговорить намного больше, чем раньше, от чего домой я стала возвращаться за полночь (хотя виноваты больше все же поцелуи).

"Елка, приколись)))" - отвлекло меня от мыслей о вчерашнем походе в парк, где мы с Соколов несколько часов бродили, взявшись за руки, сообщение от Макса.

<img style="-webkit-user-select: none" src="http://forum.grodno.net/index.php?action=dlattach;topic=504126.0;attach=426841;image">

Быстренько пройдя тест, я написала:

"У меня а, хотя есть и доля б, так как из ванны я обычно бегу, если слышу телефон))) А у тебя?"

"В)))"

"Так я тебе и поверила))) Что-то я не разу не видела, чтоб ты покрывал свое теле страстными поцелуями)))"

"Так ты мне ни разу комплементы и не делала!"

"Хорошо, в понедельник прихвачу попкорн и сделаю)))"

"А попкорн за чем???"

"А как такое зрелище без попкорна смотреть???)))"

"ахаха)))"

"Пройди лучше этот"

<img style="-webkit-user-select: none" src="http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/2//66/253/66253162_1289047893_cru.jpg">

"Час заценю))"

"У меня получилось: Я ненавижу, потому что мои друзья хотят бабушек))) И это чистая правда)))))

"Ахаха… А у меня: Я ем, потому что я сексуален Джонни Деппа))))

"Не льсти себе, рыжий))))"

"Елка, ну признайся, что ты восхищаешься мной)))"

"Комплементы получишься от меня только в понедельник, так что и не надейся)))"

"<img style="-webkit-user-select: none" src="http://img0.joyreactor.cc/pics/post/%D0%B4%D1%80%D1%83%D0%B7%D1%8C%D1%8F-%D1%82%D0%B5%D1%81%D1%82-%D0%BB%D1%83%D1%87%D1%88%D0%B8%D0%B5-%D0%B4%D1%80%D1%83%D0%B7%D1%8C%D1%8F-%D0%BF%D0%B5%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B0-779630.jpeg">  Только еще надо приписать: друзья говорят тебе комплименты, лучшие друзья говорят комплименты, только заранее запасшись попкорном"

"Черт! У меня одни лучшие друзья, даже нигде обычного друга не затесалось)))"

"<img style="-webkit-user-select: none" src="http://img0.joyreactor.cc/pics/post/%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D1%81%D1%8B-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D0%B0-31190.jpeg">"

")))) Я мега дружилюбна"

"А я недавно прошел тест кто я из Игр Престола"

"Тебе что делать больше нечего?

И кто ты?"

"Женская, бля, логика))) Я - Джон Аррен"

"Хм… Ладно, я сейчас тоже пройду"

Набрав в поиске "Кто ты из "Игр Престола" и перейдя по первой ссылке, я к удивлению уставилась во всплывшее окошко: "Закажите сейчас со скидкой 30%: "Камасутра - книга о познании любви"!". Со смущением нажав на кнопку "Спасибо, не надо", я в еще большем удивилась увидела, что данный тест находиться на странице Космополитен, созданный для поклонниц данного сериала. Пройдя тест, я написала ответ Максу:

"У меня получилась Игритт" - а потом уточнила: "А ты тест, часом, не на сайте Космополитена проход?

"Что??? Нет, вот этот  http://aeterna.qip.ru/test/view/208666/"

"Тогда я пройду твой, а ты мой - http://www.cosmo.ru/stars/krupnim-planom/tekst-kto-ty-iz-geroin-seriala-igra-prestolov/"

"А нечего, что он для баб???"

"Ой, рыжик, не трусь)))"

"Да иди ты!"

"И ты иди… тест проходить!" - написав это, я перешла по ссылке и стала проходить тест.

"Дзинь!" - оповестил контакт о приходе нового сообщения, когда я читала третий вопрос.

Решив, что это Макс ответил, какая он женщина, я продолжила проходить тест, и через еще несколько вопросов вновь прозвучало: "Дзинь!".

Охренев от полученного результата, я зашла в вк и охренела повторно, так как помимо письма от Макса, меня ждало еще одно, притом от человека, от которого я не ждала его получить.

"Ленчик, приветик) Как ты там поживаешь?" - гласило сообщение от Алекс Шторм.

Макс же написал: "Я, мать вашу, Серсея Ланнистер!"

"А я - Тайвин Ланнистер, так что не смей ругаться при отце, доченька!" - ответила я другу, а потом подруге: "И тебе привет, Шурка))) Дела норм: учись, пишу уже третью книгу, с парнем недавно начала встречаться. А ты как там, на Украине поживаешь???"

"Какой еще такой парень?? Неужели ты забыла своего Александра и наконец-то нашла себе парня??? Поживаю отлично! Львов очень красивый город, и люди там хорошие. Вот недавно на параде была - красота!"

Алекс Шторм, она же Александра Штормовая, была моей лучшей подругой еще со школьной скамьи. Перевилась она в нашу школу в десятом классе, ее посадили за мою парту, и так получилось, мы сдружились. Потом я поступила на журналиста, а она на переводчика, но мы все равно продолжали общаться. Когда на Украине началась вся эта фигня, и Крым вернулся в Россию, то неожиданно Шурка оказалась патриоткой и перевилась в Львовский институт, где уже проживала полгода. У Шурки не зря была фамилия Штормовая, потому что по характеру она действительно была, как шторм, ураган и цунами в одном флаконе. Она всегда умела найти приключение на свою задницу, и частенько тянула меня следом. Знаете, в сериале "Друзья", в одной из серий шел разговор об одном чуваке по кличке Гендальф. Так вот Шурка могла составить ему не хилую конкуренцию, или наоборот стать отличной парой.

Нет, правда, порой ее выходки вводили меня в шок и смущение. Взять тот случай, когда она позвонила мне в два часа ночи и сказала собирать, так как ждет меня в такси возле дома. И куда вы думаете, мы поехали? Никогда не догадаетесь! На корабль к ее другу пить виски! Приехать мы туда приехали, а вот с уездом были проблемы, так как была зима, дороги замело, и такси к нам подъехать не могло, и мы четыре дня тусили на том корабле в компании ее друга Славика, виски и карт. Или пришли мы однажды к ее другу покурить траву (признаюсь, балуюсь я ей порою). Сидим, курим, разговариваем об учебе, и тут я спрашиваю хозяина квартиры, на кого он учиться, а он отвечает: "на следователя-криминалиста". Я тогда чуть косяком не подавилась! Или еще случай: купила она себе однажды дорогущие туфли за две тысячи гривен, пошли мы это дело обмывать и напились, понятное дело, сильно. Пора было ехать домой, подошли мы к остановке и тут как раз одна  маршрутка отъезжала, так эта сумасшедшая с криком: "Это моя!", побежала за ней (на шпильках!), на ходу сняла новую туфлю (предупреждаю: этот трюк не рекомендуется повторять в трезвом состоянии) и запульнула ею в заднее стекло маршрутке! Потом оказалось, что маршрутка совсем была не ее, а туфлю переехала машина. На мое восемнадцатилетние она вообще учудила: я тогда сильно поругалась в родителями, от чего на свое др была без денег и в плохом настроение, так она позвонила каким-то друзьям, которые накрыли для меня поляну, и еще денег подарили! Напились мы тогда, опять-таки, а точнее сказать "как всегда, в ее компании" сильно, и на утро я помимо похмелья, обнаружила, что у меня пробита бровь! Шурка тогда заявила, что это ее подарок и что если я ее сниму, то она не будет со мной разговаривать, так что пришлось носить. Вторая серьга появилась почти при таких же обстоятельствах, только на двадцатилетие, и снять мне ее тоже не разрешила, заявив, чтоб я ее носила и вспоминала о ней, так как тогда она уже решила переехать во Львов.

В плане знакомства с новыми людьми Щурка обладала поистине способностью магнита. Я даже, признаться, не знаю, как так получилось, что мы с ней столько лет дружим, так как зачастую она не долго общалась с людьми.

"Не поверишь, его тоже зовут Александр)))

"Ого! Везет тебе на них, подруга. И кстати, как там поживает другой Александр, который продолговатый и сининький?)))

Прочитав это, я залилась краской.

Продолговатый и сининький "Александр" - это… фалоимитатор, который Шурка подарила мне, перед тем как уехать, со словами: "Пользуйся и думай о своем Александре… или можешь думать обо мне". Тогда я запульнула им в нее, а потом спрятала его под кровать в коробку из-под обуви.

"Пылиться твой Александр, так что если хочешь, можешь его забрать и пользоваться сама!"

"Спасибо, но у меня есть Миша)))"

"Миша в смысле новый парень, или тоже продолговатый и сининький?"

Меняла Шурка парней часто, а порой и девушек. Она была бисексуальной, притом никогда этого не скрывала и нередко бросала парней из-за девушек, или наоборот девушек из-за парней. А однажды вообще умудрилась встречаться с парнем и девушкой одновременно, до того как они не узнали об этом.

"Миша в смысле парень… и я, кажется, люблю его"

"Опять? *иронично*"

"На этот раз все серьезно. Мы уже три месяца живем вместе"

Три  месяца для Шурки и вправду был большой срок, так как обычно она встречалась недели две, месяц от силы.

"Ого! Тогда могу тебя поздравить, с меня пре встречи шампанское и цветы!"

"Ловлю на слове! Завтра же и отдашь)))"

"В каком смысле завтра? Подожди, ты что приезжаешь???"

"Уже приехала. Миша захотел познакомиться с моей мамой, и мы приехали на неделю)))"

"Круто! Я, заодно, познакомлюсь с этим героем, сумевшим тебя приручить)))"

"А я со смельчаком, который приручил тебя)))"

Договорившись с подругой встретиться завтра, я откинулась на спинку стула и радостно улыбнулась.

Выходные обещают быть очень интересными!

                                                                        ***

Я страдальчески застонала, с усилием открыла глаза и огляделась: обстановка была незнакомой, и после несколько минут работы мозга, я поняла, что нахожусь в Щуркиной квартире. Квартира пустовала, так как ее мама переехала в дом за город, досматривать парализованную инсультом бабушку. В комнате пахло жареной яичницей с колбасой, на что мой живот возмущенно заурчал. Вот только Голод, Тошнота и Головная Боль отошли на второе место, и гордое первое место заняли Страх и Паника.

Поднявшись на ноги, потому что почему-то спала на полу, используя вместо подушки большого плющевого медведя, я по стеночке доползла до ванны и уставилось в зеркало. Оттуда на меня печально глядела помятая рожа с красными глазами, мешками под глазами, с размазанной по губам и подбородку красной помадой. Наличие последнего заставило меня удивленно нахмуриться, а в голове тут же всплыла картина: мы с Шуркой решили написать стихи, при этом подруга заявила, чтоб писать стихи нужно накрасить губы красной помадой. Откуда она взялась и как мы ей мазюкались я не помню, и Слава Богу!

Внимательно оглядев лицо, язык, живот и на наличие нового пирсинка и не найдя его, я с облегчением вздохнула, а потом головная боль намекнула, что вывод был поспешный. Точнее не именно головная боль, в боль в ухе. Немного повернул голову, я увидела в ухе круглую сережку, в которой с содроганием узнала кольцо в бровь.

Я вновь взглянула в зеркало и попыталась вспомнить, почему у меня накрашены губы. И воспоминание мне очень не понравилось…

Так как красной помады не у меня, не у Щурика не обнаружилась, она хотела послать за ней в магазин Мишу, на что я заявила, что не стоит, я позвоню Соколову, и он нам ее привезет. Щурик идею одобрила и даже помогла найти его номер в телефонной книге, потому что я переименовала Соколова с "шантажист" на "любимый стралкер", и все не могла найти.

В душу забрело очень нехорошее предчувствие. Выйдя из ванной, предварительно умывшись, я прошлась на кухню, где и обнаружила Соколова… очень злого и рассерженного Соколова.

- Доброе утро, Саша, - попыталась буднично сказать, но получился  какое-то хриплое скуление.

- Доброе, - очень недобро прорычал он. - Присаживай.

Я тут же села за стол, напротив него, и, втянув в голову в плечи, принялась ожидать наихудшего.

- Так значит, - нарочно спокойным голос начал Соколов, уставившись на меня злым взглядом, - еще и куришь, и я имею в виду не сигареты.

- Ну, иногда, - покаянно призналась я.

Да и что мы там выкурили? Один косяк на троих!

- Отныне не будешь, - заявил Соколов, и только я было хотела взбунтовать, как он хмуро добавил: - Лена, я не собираюсь запрещать общаться тебе с подружками, курить сигареты и иногда выпивать, потому что понимаю, что ты все мои слова будешь воспринимать в штыки, из-за своего характера. Но наркотики - это совсем другое дело!

- Да я курю раз в полгода, а то и раз в год, - буркнула я.

- И зачем? - спросил он меня таким тоном, что я невольно почувствовала себя ребенком, который перед обедом съел все конфеты.

 - Ну, чтоб расслабить, - задумчиво ответила я.

- В мире, что больше не существует других способов, чтоб расслабиться? - в том же тоне продолжил Соколом, и на секунду мне показалось, что он меня сейчас в угол на колени отправит.

- Существует, - с неохотой признала я.

- Значит, с сегодняшнего дня мы с тобой будет составлять список "как можно расслабить без использования наркотиков" и… - Соколов осекся, и у него удивленно приподнялись брови.

Ну да, первое из списка "расслаблений", пришедшее мне на ум, заставило меня смущенно покраснеть, и это не укрылось от глаза Соколова.

- Ладно, проехали. - Парень кашлянул в кулак и спросил: - Хочешь есть?

Меня тут затошнило, от чего я сжала рот рукой.

- Понятно, -  сухо констатировал Соколов, после встал, подошел к холодильнику, открыл его и вытащил банку с огурцами. Слив рассол, Соколов протянул мне кружку и в ответ получил щенящий взгляд обожания, на фоне которого реклама про разные кормы для собак нервно ушла грызть свои сухпайки в сторонку.

 Выпив залпом стакан с "живой водой", я задала самый животрепещущий на данный момент вопрос:

- Мы вчера сильно чудили?

В ответ Соколов протянул мне желтую тетрадку с корабликами, в которой оказалось всего три листа, исписанные моими корявыми, здоровенными каракулями, в которые я попыталась вчитаться.

Стол

Стол, кровать, картина, книжка,

Табуретка и покрышка.

Шурик, бля, хуйню несет,

А Гриша все к нам не идет."

- Что за Гриша? - в шоке спросила я, на что парень отвил с ухмылкой:

- Это ты меня спрашиваешь?

- М-да, - протянула я и со смешком прочла в тетрадке:

"В детских файлах имя Гриши не обнаружено"

Дальше было еще интересней:

"С (видно "ш" мне было слишком трудно написать): Ну такой. Ну, Вот Такой. Знаешь?

Я: Какой такой?

Оказалось у чувака ник: Вот такой J

Я: Какой?

С: Та хуево какой!"

Тут та память и напомнила, что Щурик рассказывала мне про своего друга-художника со Львова, у которого погоняло "Вот такой", при этом мой мозг не мог понять, что "Вот такой" - это ник, а потом что Гриша и Вот Такой - это один человек.

На следующей странице было написано следующее:

"Моя хамсичка! - Шурка

Моя селедка - я"

Мозг вновь напомнил, что мы с чего-то начали читать объявления о работе, и вычитали, что в рыбный корпус требуются продавцы, после чего  принялись описывать,  как мы видим друг друга на этой работе. И придумали мы эти прозвища, когда я отказалась идти продавать селедку, и подруга заявила: "Эх, ты, хоть хамсы принесла, дома рыбы три года не было!". Тогда нам показалось это очень забавным, и мы смеялись до слез.

- Понятненько, - пробормотала я и отложила тетрадку куда подальше, мысленно обещая ее потом спалить, от греха подальше.

И нужно же мне было это записывать!

- Понятненько, - передразнил меня Соколом. - Ты еще главное не видела.

- Главное? - осипшим голосом спросила я.

Парень кивнул головой, гаденьком ухмыльнулся и пояснил:

- Это вы без меня чудили, а когда я пришел, назначили меня летописцем и заставили записывать под диктовку  ваши стихи.

 И Соколов протянул мне другую тетрадку, где было написано следующее:

1)." Я вижу зомби под партой сидит

И все конфетками хрустит.

Я вижу летающего слона

В экзотическом небе рядом с бамбуковым лесом.

А этот пряник хуево кусается.

Зубы с неба осыпаются.

Девка раком на лугу стоит,

А зомби все сидит и хрустит.

И плед почему-то мне ноги сживал"


2)."Однажды мы гуляли с тобой вдвоем в ночи

Вдали сверкали ночные фонари

И сердце от страха сжималось в груди

И ты сказала: "Милый, то селу жгут упыри".

Может быть показалось,

может быть упырей и нет.

Только от них остался

Ярко-кровавый след.

"Наверное показалось" - сказал я ей в ответ.

"- Ведь упырей проклятых уже полгода полвека нет"

Но тут она открыла красивый ротик свой

И белые клыки сверкнули предо мной.

Вцепилась Елена в горло мое,

Я понял: "сегодня не трахну ее!".


 3)"Вот однажды пришли ко мне гости одни

И они принесли ко мне чудо траву

Я хотел их убить, только не было звезд,

И луна, как назло, упиздячила вдаль…

Только дым косяка был мой верный дружбан,

Направлял он меня в темно-синий туман.

А бельчиха в саду доедала харчи,

Ну а дед с сединой мне морали читал.

Он хотел, чтобы я стал отличным ментом,

Только я, как всегда, косяка нахапал.

И ушел я в свой мир, где летали сурки,

И скафандры на них нападали порой…

Тут я понял, что мне не мешало б поспать,

Только вот у меня улетел, бля, чердак…

Я пытался поймать… человека в дали,

Ну а он убегал, и кричал: "Помоги!"

Он и сам ведь хапал… И привиделось мне,

Что я словно кальмар. И как кракер в ночи…

И вдруг сел я в такси, а пред мной осьминог.

Я сказал: "Тормози!" и вдруг выстрел в висок.

Тут вот кот замурчал, я увидел, что он

Был отличный пацан! И ебал он весь двор.

Я вообще-то не плох, и у дам на меня

Есть отличный подход… Только влом их ебать…

Улетел мой верблюд, сойка скрылась в ночи…

Докурив свой косяк, накурился я в щи!"

И внизу было подписано: "Вот что пишут авторы по накурке!".


- М-да уж… Стихи это явно не мое, - хмуро произнесла я.

- Ага, - хмыкнул мой парень. - И даже красная помада это не исправит.

- Значит, я действительно позвонила и попросила привести мне красную помаду? - тоскливо спросила я.

- Нет, - ответил Соколом, и только я, было, решила вздохнуть с облегчением, как он добавил: - Ты требовала ее привезти. И можно сказать: шантажом ее у меня выманила.

- Шантажом? - скептически уточнила я, так как из нас шантажистом был именно он.

- Ага, - Соколом весело улыбнулся. - Ты заявила, что если я не привезу тебе помаду, то ты начнешь писать эротические рассказы с моим непосредственном участием, а потом свяжись меня и будишь их зачитывать в слух.

- Да уж, это серьезный шантаж, - покачала я головой.

- Глядя на твои стихи - очень-очень серьезный, - потешался надо мной Соколов.

- Может стихи я и не умею писать, зато неплохо пишу фентези, - заступилась я.

- Я знаю, - ответил парень.

- Откуда? - Недоверчиво взглянула я на него.

- Читал на СамИздате.

У меня банально отпала челюсть.

- Ты читал мои книги? - смешивая в едино восторг, ужас, недоверие и радость спросила я. - И как тебе?

- Нормально, - просто ответил он, тем самым испоганив мне настроение.

Нет, я не ожидала, что Соколов начнет хвалить меня, словно великого писателя, просто я ненавидела, когда о моих произведениях говорила: "Нормально". Нормально можно сказать о новой купленной кофте, или о кличке кота, но не как не о вещи, которой ты посвятил несколько лет своей жизни, которую растил словно собственного ребенка, в которую вложил часть себя, кусочек своей души. И даже если книга не является гениальным произведением искусства, для тебя она всегда будет чем-то волшебным и главным, потому что в ней - часть твоей жизни.

Соколов увидел, как изменилось выражение моего лица, и спросил:

- Я что-то не то сказал?

- Нет, - ответила я и, желая съехать с темы, спросила: - А где Шурка с Мишей?

- Они уехали к Сашиной маме где-то час назад.

- Как ехали? А ключи от квартиры?

- Сказали отдать соседке напротив, так что если хочешь, то ешь и собирайся.

Еще раз взглянув на тарелку с жареной яичницей и колбасой, я поняла что даже под дулом пистолета не смогу запихнуть в себя это.

- Я опять-таки откажусь.

- Тогда я отвезу тебя домой.

И на этой ноте мы покинули Шуркину квартиру.

                                                                     ***

Перед Соколовым мне было очень стыдно, поэтому чтоб загладить вину, вечером я пригласила его в одно особенное место.

Мне хотелось для него принарядиться, но погода на улицы была хмурая и холодная. Теплыми деньками природа стала нас радовать все реже, хотя это и неудивительно для октября.

Кутаясь в пайте, я вышла из машины и взглянуло в небо.

Оно было моего любимого цвета - серым с черными разводами и белыми мазками.

- И куда дальше? - спросил парень, так как о том, куда именно мы идем я ему не сказала.

- Увидишь, - заговорчески ответила я, подмигнув.

- Ты меня уже заинтриговала, - с улыбкой ответил Соколов, протянув мне руку.

Я взяла его за руку, парень притянул меня к себе и обнял, чтоб не так было холодно.

- Ты почему так легко оделась? - с легким укором спросил он.

Сам он был одет в теплое пальто, а шарфик отдал мне еще в машине.

- Да сейчас привыкну, просто в машине пригрелась, - отмахнулась я, на что парень лишь покачал головой и притянул меня к себе поближе.

Подойдя к двери одной пятнадцатиэтажке, я нажала на домофоне номер квартиры и стала ожидать, ловя на себя недоуменный взгляд Соколова.

- Кто там? - раздался из домофона мужской голос.

- Здравствуйте. Это Елена Пехова.

- Опять ты? Ладно, сейчас открою.

Через несколько минут дверь нам открыл мужчина лет тридцати пяти в спортивных синих штанах и черной майке с надписью "Последняя чистая майка".

- Ты сегодня не одна, - с удивлением сказал он, взглянув на Соколова, а потом протянул ему руку и представился: - Дмитрий.

- Александр, - отвел парень и обменялся с ним рукопожатием.

- Значит, нашла себе молодого человека? - Дмитрий насмешливо на меня взглянул. - Ну, я же говорил. Ладно, пошли, а то холодрыга тут.

Мы зашли в подъезд и направились к лифту.

- Как успехи? - спросил у меня Дмитрий.

- Хорошо, я уже третью книгу начала писать.

- Это радует. - Мужчина мне улыбнулся. - Я, кстати, приготовил тебе пару интересных книг. Зайдешь потом заберешь, заодно и чаю попьете согреетесь.

- Спасибо.

Мы зашли в лифт и поднялись на последний этаж.

- Держи, - протянул мне Дмитрий ключи. - И недолго там, на улице все же не май месяц, - сказал он напоследок и направился к двери одной из квартир, а я взяла Соколова за руку и потащила на маленькую железную лестницу, ведущею на крышу.

- Кто это? - спросил Соколов, когда за нашими спинами раздался дверной хлопок.

 - Дмитрий Григорьевич Листов - художник.

Добравшись до конца лестнице, я открыла замок и распахнула дверь на крышу.

Мы зашли на нее и застыли.

- Что это? - через несколько минут изумленно спросил Соколов, потрясенно взгляну на меня.

- Я, - пояснила, так как на картинах я была худей и со светлыми волосами до лопаток.

- Я понял, что это ты Лена, - раздраженно отозвался парень.

Вся крыжа была разрисована одной большой, уже слегка выцветшей картинной, которая вмещала в себя пять маленьких.

На первой я сидела на краю крыше на парапете, свесив ноги, подняв голову, и задумчиво глядела на серое небо. На второй я стаю на ногах, раскинув руки в стороны, а за моей спиной распахнулись маленькие былые крылья. На третьей я шагаю вперед. На четвертой падаю вниз, волосы бьют по лицу, а маленькие крылья не могут меня поднять. На пятой лежу на асфальте в луже крови и с поломами крыльями, а вокруг меня темные безликие лица с пустыми глазами.

Достав из сумки покрывало, я постелила его на парапет и присела, перекинув ноги на ту  сторону. Соколов присел рядом и меня.

 - Это нарисовано баллончиками, но у Дмитрия дома есть картины и на полотнах, - сказала я. - Потом пойдем к нему пить чай и посмотришь.

Соколов не ответил, лишь сильнее прижал меня к себе. Некоторое время мы сидели в тишине, наблюдая за небом. Потихоньку небо стало становиться все темнее, а где-то за хмурыми тучами садилось солнце.

Наконец, когда я набралась смелости, то произнесла:

- Когда-то я была совсем другой: занималась в модельном агентстве, одевалась броско: короткие юбки, шпильки, тонны косметики, таскала золотые побрякушки. Ходила по дискотекам и имела кучу знакомых. Но это была не я. Понимаешь, раньше мы жили очень бедно, а я еще ко всему была не слишком общительна и постоянно читала книги,  поэтому в классе стала девочкой для насмешек и издевательств. Ко всему я не могла спокойно реагировать на издевки, чем еще больше распаляла азарт одноклассников. А потом родители разбогатели, мы переехали в другой дом, а я перешла в другую школу и решила для себя, что там подобное не повториться. Если у тебя есть деньги, то "друзей", оказалось, очень легко заводить. Я подружилась с одной девчонкой Машей, которая и потащила меня в модельное, а так же таскала по дискотекам и познакомила с кучей народа, которую я не редко поила на халяву. И ник-то из них не знал, что на самом деле мне это модельное и дискотека была до одного места, что я очень люблю читать книги, еще тот задрот и что характер у меня довольно паршивый. Они знали меня, как дочку богатеньких родителей и не больше. Это сейчас я понимаю, что это глупо и дружбу деньгами не купишь, а тогда мне было все равно, потому что одно из желаний моего детства сбыла - я была в центре внимания и имела кучу "друзей", которые постоянно звонили мне и звали гулять. А потом я влюбилась. Сильно. Того парня звали Александр, и мы с ним начали встречать. И через некоторое время он стал просить у меня деньги, а я была слишком влюбленной и не ничего не замечала. Со временем денег ему нужно было все больше, и дошло до того, что я начала воровать деньги у родителей. А потом к нам в класс перевилась Щурка и мы с ней подружились, именно подружились, потому что она узнала меня истинную. Вообще тогда смешно получилось: я пошла в книжный магазин купить новую книгу Андрея Белянина, и в тот же магазин зашла Щурка. Помню, она очень удивилась, увидев, там меня и даже заявила, что думала, что фифы вроде меня умеют только журналы мод читать, на что я обиделась и заявила, что не только фентези читаю, но еще и пишу его. Тогда я только-только начинала пробовать себя в этом деле, и честно не думала, во что это перерастет. Но это я уже съезжаю с темы. В общем, узнав об Александре, Шурка мне тут же сказала, что он какой-то странный тип и что я должна послать его куда подальше, на что я послала ее, потому что была глупой влюбленной идиоткой. Вот только Шурка очень упорная девушка и честно не знаю, почему она решила помочь мало знакомой девушки, но она все-таки помогла мне и узнала правду об это Александре. Оказалось, что он баловался карточными играми и в этом деле ему не везло. Когда он узнал, что у меня богатые родите, то и решил, окрути меня, чтоб я стала его спонсором. Поначалу я ей, конечно же,  не поверила, и она потащила меня в, можно сказать, "подпольное казино", где я и увидела все своими глазами. Но самое паршивое оказалось то, что многие в школе знали об его "увлечении", и даже Маша. Поругались мы Александром тогда сильно, я ему даже нос разбила. Но одна его фраза запала мне очень сильно в душу: он назвал меня глупой курицей, у которой кроме денег ничего нет. И я поняла, что отчасти он прав, потому что я действительно стала очень сильно полагаться на деньги. В тот день я случайно и забрела сюда. Тогда тут не стоял домофон и крыша была открытой. Я долго тут сидела и очень многое для себя переосмыслила, а потом поднялась на ноги, раскинула руки в сторону… и в это  момент меня за талию сдернул с парапета Дмитрий, который решил, что я решила спрыгнуть с крыши. Потом он пригласил, точнее затащил, меня в свою квартиру угости чаем и выслушал, помог советом. После этого я посла всех своих так называемых друзей, Александра, Машу, ушла и модельного, стала одеваться, так как мне нравиться, перестала строить из себя не пойми кого и стала общаться только с Шуриков и Дмитрием. Он вообще во много мне помог, например, если бы не он, то я, наверное, никогда бы серьезно не взялась за писательское перо. Он, так сказать, подтолкнул меня раскрыть свой талант. Эту картину, - кивнула я на крышу, -  он нарисовал через несколько месяцев и назвал ее "Перерождение".

Рассказав все это Соколову, я почувствовала себя опустошенной. Вспоминать все это и тем более рассказывать человеку, которого я люблю, оказалось очень трудно, хотя мне казалось, что я оставила эту историю в прошлом.

- Ладно, пойдем пить чай, - поспешно сказала я, потому что вдруг испугалась того, что может сказать Соколов. - А то я что-то замерзла. - Я поспешно поднялась на ноги,  глубоко вздохнула и взглянула вниз. - Вид отсюда просто фантастичный!

- Лена…

Я повернулась, взглянула на Соколова… и вдруг, что-то толкнуло меня в спину, и я полетела вниз.

Марс

Марс слушал рассказ Елены и чувствовал, как его сердце сжимается от боли. Девушка говорила спокойным, даже слегка ленивым голосом, но парень понимал, как трудно дается ей слова. Особенно произношение имени того парня.

 - Ладно, пойдем пить чай, - произнесла Лена и поспешно поднялась на ноги. - А то я что-то замерзла.

Соколов взглянул на нее снизу верх, и сердце его на секунду остановилось, а затем забилось с удвоенной силой.

Она была такой ранимо-прекрасной на фоне серого неба… и ему на секунду показалось, что белые разводы в небе, словно приняли форму крыльям за ее спиной.

- Вид отсюда просто фантастичен!

В этот миг Марс осознал, что не может больше скрывать от нее правду. Она доверилась ему, привела в место, которое слишком много для нее значит, и в котором он не достоин находиться.

Он должен ей все рассказать и если после этого Лена его возненавидит, проклянет и пошлет его куда подальше, то Марс примет это.

- Лена…

Девушка взглянула на него своими большими  зелеными глазами, в которых была грусть и тоска… и в следующую минуту волна чужой силы толкнула ее в спину и она полетела вниз.

- Лена! - закричал в ужасе Марс и прыгнул следом за ней.

Сила вырвалась из плена, как дикое животное из клетки. Она подхватила Марса, который сжал Лену в объятьях, и аккуратно спустило их на землю.

 - Какого хрена! - закричала Лена, взглянув на Марса с ужасом. - Мы парили! Мы, мать твою, парили в воздухе! Какого **** хрена!

- Лена, я тебе все объясню, - попытался успокоить ее парень, но она все кричала и уже перешла на благой мат.

Марс вздохнул, направил импульс силы и Лена закрыла рот.

- Мммммм! - в ужасе замычала она и попыталась вырваться из его рук, но еще один импульс силы сковал ее тело.

- Выходите, - зло сказал Марс.

Двое парней подошли к ним, и  Марс с удивление  признал в них людей организации, хотя до этого думал, что на них напали предатели.

- Какого черта вы делаете?! - зарычал он.

Один из парней с недоумением взглянул него и задал другой вопрос:

- Первая твоя?

- Я спросил: какого черта вы делаете?!

Сила угрожающе оскалилась в сторону двух парней, и они это почувствовали.

- Эй, успокойся, - сказал второй. - Это обычная проверка. С ней бы ничего не случилось, мы страховали, а если бы она пробудилась, то сила не дала бы ей умереть.

 Не став больше ничего слушать, Марс развернулся и направился в сторону своей машины.

Он знал, что для того чтоб пробудиться нужный колоссальный выброс эмоций и адреналина и не редко организация устраивала "несчастные случай", в попытке пробудить силу.  Но в тот момент он так испугался за Лену, что был готов разорвать на части этих двух кретинов.

Дойдя до машины, Марс аккуратно усадил Лену, которая смотрела на него ошарашенными глазами, на первое сидение, потом занял водительское место и завел машину.

Лэс как обычно открыла входную дверь, почувствовал сковывающую силу на Лене и произнесла:

- Значит сегодня.

- Да, - коротко ответил Марс, заходя в прихожую. -  Только почему нас не предупредили?!

В гостиной он усадил Лену на диван, и встал напротив нее. С двух сторон встали Лэс и Эллай.

- Лена, - начал Марс спокойным голос, - я тебя сейчас отпущу, а ты пообещаешь, что не будешь кричать и пытаться убежать, а спокойно нас выслушаешь? Хорошо?

Невидимые оковы спали с Лены, и гостиную огласил отборный русский мат.

- Про мат ты ничего не говорил, - хмыкнул Эллай, - а надо было.

- Лена! - повысил голос Марс.

Девушка замолчала, а потом выдала:

- Есть че выпить?

После трех бокалов вина девушка готова была их выслушать, и слова взяла Лэс, она как аналитик могла точнее и проще все объяснить.

- Понимаешь, Лена, в мире существуют люди, наделенные необычной силой…

- Магией? - в голосе девушке смешалось испуг и восхищение.

- Можешь называть ее так, но мы просто говорил "сила" или "энергия", - пожала Лэс плечами. - Но появляется она не у всех и не с рождения, а только после восемнадцати лет и при очень сильном всплеске эмоций и адреналина, пре это когда человек - как мы говорим -  "пробуждается", он может наделить своей силой и человека, с которым его связывают крепкие чувства. Не редко бывает, что родитель "захватывает" своего ребенка, или лучшего друга, или… возлюбленного.

Лена медленно перевела взгляд на Марса, и у того сжалось сердце. Он уже представил, как девушка орет на него, и даже бьет, но не то, что она холодно на него взглянет и отвернуться, словно он пустое место.

- Значит сила при "пробуждении" может захватить даже того, кто ей не наделен, или только тех, кто тоже может "пробудиться"? - спокойно спросила Лена. - И может ли сила "захватить" тех, кому еще нет восемнадцати?

- Хм… быстро схватываешь, - одобрительно заметила Лэс, а затем добавила: - Из тебя мог получиться бы неплохой аналитик.

- А что тут сложного, особенно для того, кто с детства читает про магию? - хмыкнула Лена.

 - А насчет вопроса, то сейчас я тебе наглядно покажу.

Лэс сходила на кухню и принесла две литровые бутылки, одна из которой была наполнена, а другая пустая. Открутив крышки на бутылке и поставив их на стол, аналитик произнесла:

- Предстать, что полная бутылка - это человек, который дожжен сейчас пробудиться, а пустая - это находящийся рядом близкий ему человек. Возраст и наличие и отсутствия силы не имеют значения. А теперь сожми со всей силы полную бутылку и держи, пока я не скажу отпустить.

Лена резко сжала бутылку и вода под давление хлынула вверх, но опровергнув закон всемирно тяготения, на пол не упала, а застыла на месте.

 - Когда "пробуждаешься" - то энергия льется из тебя, как вода из этой бутылки, - пояснила Лэс, - а потом энергия стремиться вернуться назад…

Вода хлынула назад в бутылку, но полностью войти в нее не смогла, так как Лена продолжала сжимать ее в руках.

- Но наш внутренний сосуд, не может принять ее всю назад, потому что это было бы слишком сильная нагрузка для нашего тела, поэтому она стремиться заполнить того, кто соединено с "пробужденным человек" сильной эмоциональной связью.

Остаток парящей в воздухе воды хлынул в пустую бутылку и наполнил ее наполовину.

- Можешь отпустить бутылку, - сказала Лэс, и девушка разжала руки. - Потом у "пробужденных" энергия восстанавливается вновь, и пополняться, в то время, как у "захваченного" энергия восстанавливаться не может, поэтому после того, как он использует всю приобретенную силу, он становиться вновь обычным человеком. Поняла?

- Да, - кивнула Лена головой. - Значит Соколов из "захваченных", а я из потенциальных пробужденных, поэтому он и пытался создать со мной крепкую связь, чтоб я в случает "пробуждения" захватила и его. Но как вы обнаружите этих потенциальных? И что происходит с силой, если, например, у "пробужденного" нет сильной с кем-то связи?

С каждым ее словом у Марса сжималось сердце. Лена говорила задумчивым, спокойным голосом, словно рассказывала Лэс сюжет недавно прочитанной книги.

-Нет, правда, из тебя получился бы отличный аналитик! - воскликнула Лэс, а потом ответила на вопросы: - Сила передается по наследству, и если один из родителей был "пробужденный" то это 50% на шанс, что и ребенок пробудиться, а если оба родителя, то на 100%. При этом, во второе поколения сила не передается, так что нам приходиться серьезно следить за тем, чтоб мы не вымерли. А насчет второго вопроса, то если два варианта: 1) сила не находит другого сосуда и стремиться вернуться к "пробужденному". Такие люди очень редко выживают и, как бы так выразиться, нередко едут мозгами. Они получают колоссальную силу, и она может опьянить кого угодно. 2) Сила взывает природный катаклизм: шторм, землетрясение, цунами. Был такой случай, что пробужденная сила вызвала извержение вулкана, под которым погибло несколько сотен человек. Поэтому ты должна понимать, что мы должны проверять каждого потенциально пробужденного, чтоб  подобное не происходило.

- Понимаю, - подтвердила девушка, а затем помедлила и спросила: - Значит мой отец один из вас?

Лэс медлила дольше, а затем неловко произнесла:

- Понимаешь, твой отец один из…

- Поехавших мозгами?

- Типа того, - кивнула девушка головой. - Он когда-то служил в организации, а потом ушел к предателям.

- Это еще кто?

- Понимаешь, у организации сильный контроль над использованием силы и многих это не устраивает. Они считают, что если у тебя есть сила, то ты выше остальных. Многие из таких хотят с помощью силы получить власть, или деньги, в то время как организация учит нас, что сила нам дана за тем, чтоб следить за миром. Конечно не так, как это делают какие-то там супер-герои. Мы действием незаметно, потому что понимаем, что если люди узнают о нас, то может начаться еще один крестовый поход, ведь сейчас оружие стало намного сильнее, чем в прошлом. Люди всегда боялись неопознанного, и если сейчас они узнают, что среди них есть те, кто сильнее их, то кроме страха и зависти мы нечего не получим.

- Да, ты права, - сказала Лена. - И из-за чего ушел мой отец?

- Прости, но это я не знаю. Это засекреченная информация.

- Понятно, - пробормотала девушка. - И что теперь? Вы сотрете мне память.

 - Зачем?

Лена посмотрела на Лэс словно на сумасшедшую, а потом осторожно заявила:

- Ну, я как бы узнала вашу тайну, и не "пробудилась".

- И что дальше? - усмехнувшись, спросила аналитик. - Побежишь рассказывать всем, что в мире живут маги? Или напишешь статью в газету? А насчет "пробуждения", то ты не пробудилась сейчас, но это не значит, что не сможет через год, десять, а то и двадцать лет.

- Не поняла, - наморщила лоб Лена. - Вы же пытались, в некотором смысле, "меня убить", чтоб я пробудилась.

- Понимаешь с "пробуждением" не все так просто. Да, в это раз ты не "пробудилась", но почему именно объяснить никто не сможет. Может быть, в тебе еще слишком мало энергии для пробуждения, может быть "попытка убийства" не подходит, для твоего пробуждения. Многое зависит от характера человека и его отношению к окружающему миру. Конечно, нельзя сказать на все 100%, что ты пробудишься, но 50% - это тоже не мало. Чаще всего, когда человек готов к пробуждению, то от него начинает исходить энергия, которую мы можем почувствовать. Мы называем это "отклик силы". Сейчас я в тебе ничего не чувствую, но я не могу с уверенностью заявить, что не почувствую ничего и завтра.

- Как у вас все запущенно, - покачала головой Лена.

- Не без этого, - ответила аналитик.

- Постойте, но если люди могут "пробудиться" сами, то зачем вы пытались меня принудить "пробудиться?

- Все дело в том, что как ты и сказала, Марс, то есть он, - кивнула Лэс на парню, - из "затянутых", и получил он силу в восемь лет, и она у него уже на исходе.

- А как вы силу то проверяете, или у вас есть где-то табло, как на батарейках дюрасел, которое показывает остаток энергии?

- У нас есть шар, - со смешком ответила аналитик. - В этот шар направляется импульс силы, и он начинает сиять, как лампочка. В зависимости от того сколько дней горит шар определяется уровень энергии. В восьмилетнем возрасте шар у Марса горел 215 дней, сейчас же 12.

В гостиной повисло неловкое молчание. Лэс с Эллаем переглянулись, и аналитик протянула:

- Я, наверное, сходу в магазин, а то у нас сок кончился.

- Я с тобой, - отозвался Эллай.

- Подождите, - сказала Лена и взглянула на Лэс. - Можете меня заодно до дома подкинуть.

 - Тебе лучше остаться ночевать сегодня у нас, - решительно ответила Лэс. - Ты сегодня слишком многое пережила, в смысле попытка убийства, кого угодно может выбить из колеи.

- Со мной все нормально, так что я поеду домой, - непреклонно ответила Лена.

- Лена, ты остаешься у нас, - сказал Эллай. - Тебе нужно отдохнуть, привести мысли в порядок и выспаться.

- Все это я могу проделать и дому! - с раздражение отозвалась девушка.

 Около получаса Лэс с Эллаем уговаривали ее остаться, и она под двойным давлением все же капитулировала, позвонила родителям и предупредила их, что останется у Нади, потом позвонила подруги и попросила ее прикрыть. Затем девушка ушла в одну из гостиных комнат, прихватив с собой еще одну бутылку вина и бокал.

Все это время Марс сидел на одном месте и наблюдал за ней, но девушка делала вид, что его тут нет, а когда она уходила в комнату, и он позвал ее, то проигнорировала, даже не взгляну на парня.

- Она довольно спокойно ко всему отнеслась, - с наигранной жизнирадостью произнес Эллай.

 - Ну, это и неудивительно с учетом того, что Лена с детства читает фентези, и сама его пиши, кстати, и довольно хорошо, - сказала Лэс, а затем задумчиво добавила: - Странно то, что с учетом ее характера, она Марса даже "поддонком" не назвала.

- Спасибо, за утешение, - хмуро буркнул Марс.

- Хотя, возможно, у нее действительно аналитический расклад ума и она все прекрасно поняла, - "утешила" его Лэс.

 - Я думаю у писателя художественней расклад ума, - произнес Эллай.

- Ну не скажи, - возразила аналитик. - Ведь нужно продумать столько всего: характер персонажей, их поведение, окружающий мир и то, как персонажи влияют на него. Наличие фантазии - это конечно хорошо, но нужно еще разложить мысли по полочкам и записать так, чтоб читателю был понятен весть твой хаос в голове. А у Лены довольно интересная идея в ее книгах: она пишет о разных персонажах в разных книгах, которые действуют в одно время, притом синхронно и часто встречаются друг с другом. А чтоб все это сопоставить и выровнять одной фантазии точно не хватит. Нужно ведь столько всего продумать о многих персонажей, так что у нее голова соображает довольно хорошо. Жаль, что она не пробудилась.

- Как вы думаете, она меня простит?

Лэс строго взглянула на парня. До этого ей казалась, что Лена довольно взбалмошная и не умеющая сдерживать эмоциональные порывы барышня, но после их разговора, аналитик поняла, что она довольно рассудительная, и начала испытывать к девушке симпатию. Притом, как женщина, аналитик слегка сочувствовала Лене, так как Лэс "пробуждалась" сама, без помощи организации.

- Простит, в каком именно варианте? - раздраженно спросила Лэс. - В а) простит, что ты все это время притворялся, или б) простит, что ты вначале притворялся, а потом влюбился в нее? Потому что если "а" то она погорюет и забудет тебя, а если "б" то отсюда возникнут еще два варианта: а) ты уедешь, а она будет страдать из-за своих и твоих чувств, и б) ты уйдешь, а она будет очень сильно страдать из-за своих и твоих чувств.

- Я, в отличие от вас, не "перерожденный", и силы у меня осталось очень мало, - раздраженно ответил Марс, так как ему очень не понравились выводы.

- Хорошо, - легко согласилась Лэс. - Вот только, ты с восьми лет живешь и работаешь в организации, и как думаешь: сможешь ты так просто так взять и кинуть то, чем занимался всю жизнь? Сможешь жить без силы?

Лэс внимательно смотрела на Марса ожидающим взглядом, а тому не было что сказать, потому что аналитик была права: он не сможет жить без силы. И, ко всему, у него были один давний счет, который он поклялся отплатить.

Елена

Я чувствовала себя уставшей и опустошенный. Казалось, рассказ Леси иссушил меня, вампир свою жертву. Я когда я с ней разговаривала, то представляла себя, что это все происходит не по-настоящему, в книге. Теперь же осознание "прочитанного" накинулась на меня, похуже чем после прочтения Кастанеды.

Когда я оказалась в отведенной мне комнате, то первым делом ущипнула себя за руку. Было больно, но посчитав, что возможно этого не достаточно для того, чтоб проснуться, я укусила себя.

Стало больно и обидно, и в кровати своей я не проснулось с мыслью, какой мне приснился классный сон.

Подойдя к стене, я хорошенько приложилось об него лбов. В ушах зазвенело, а перед глазами закружились ухмыляющиеся рожи Соколова.

 - Боже мой, - с ужасов сказала я, съехала по стеночки на пол и рассмеялась.

Хохотала я долго и со вкусом: истерически, навзничь, до хрипоты, пока гордо не сдавила горечь и с глаз не потекли слезы. И теперь я завывала, как волчица на полную луну.

Было больно, горько, обидно… и противно, от того, что отчасти я понимала мотивы этой некой организации и Соколова.

Подойдя к столу, где оставила открытую бутылку вина, я села возле кровати, достала телефон и включила первую попавшуюся песню.

- За дверь я выгнал в ночь.

Но выйти вон и сам не прочь…

Вспомнился Антон Городенский, который гадал по плей-листу. Да уж, выпавшая мне песенка…

-… Какая грязь, как власть

И как приятно в эту грязь упасть… - пел Кипелов, а и я пела вмести с ним, заполняя мысли словами, чтоб не дать появиться в голове другим мыслям и главное воспоминание.

Пила вино я прямо из горла, потому что в комнате не обнаружила ничего подходящего, для использования вместо пепельницы, и струшивать пепел пришлось в захваченный стакан.

Следующая песня была не менее "удачливой". В ней солист группы Би-2 пел, как он медленно сходит с ума, от чего я опять с горечью рассмеялась.

Несмотря на открывшуюся правду, мне в это раз было не так больно, чем когда я узнала об первом Александре. Известия о том, что в мире существует магия, меня тоже шокировали, но отчасти я всегда в нее верила, да и это извести отошло на задний план, из-за известия о том, что для Соколова я была всего лишь заданием.

Какая ирония: одни Александр соблазнил меня и использовал, чтоб получить деньги, а второй силу.

- Мама, скажи, где нормальные парни. Это, что есть лживы и коварны. Вымерли все джентльмены и романтики. Мама вокруг одни хитрые гады! - пропела-прошептала я и почувствовала, как слезы вновь текут по щекам.

Хотелось выть, раскрошить тут всю и пойти набить морду Соколову, но я сдержалась, разделась до трусов и майки, залезла на кровать и почти мгновенно провалилась в сон.

                                                                  ***

Утром я долго лежала в кровати, смотрела на потолок и набиралась храбрости выйти из комнаты, чтоб поговорить с Соколовым. То, что разговора не избежать, можно было предсказать даже без всяких способной, но я решила для себя, что буду вести себя спокойно и адекватно. Не буду при нем истерить и тем более плакать. Он и так разбил мое сердце, но гордость свою я трогать не позволю.

Когда я приподнялась на локтях, то обнаружила, что на краю кровати лежит аккуратно сложенное полотенце, черные штаны и майка, а сверху записка.

"Ванна налево, последняя дверь".

Скомкав записку и кинув ее на пол, я решила проигнорировать "подачку", но моих шмоток в комнате не обнаружилось. Как и пустой бутылке и "пепельницей". Хорошо хоть пачку сигарет оставили.

Минут пять я решала, как поступить лучше: выйти из комнаты в одном белье, завернутой в полотенце или в предложенной одежде. Потом плюнула, натянула майку со штанами и вышла.

В коридоре летал запах яичницы с колбасой,  от чего я вспомнила вчерашнее утро, точнее тогда был уже обед, и поняла, что отныне никогда на завтрак питаться подобным не буду.

Приняв дух, я направилась на кухню, где обнаружился Соколов. Он стоял у плиты, одетый в смешной фартук с вышитыми сливами.

- Доброе утро, - произнес он, не оборачиваясь.

- Доброе, - хмуро ответила я, а потом рассмеялась, вновь вспомнив вчерашнее утро.

Мы ведь с ним поменялись ролями. Даже не вериться, что прошел всего один день.

- Будешь завтракать?

- Не хочу.

- Кофе?

- Ладно.

Соколов налил в кружку кофе, повернулся и взглянул на меня, но тут же опустил глаза на пол.

Взяв полную кружку и пустую, я залезла на подоконник и закурила. Соколов вновь на меня взглянул, но говорить ничего не стал.

 - Где моя одежда? - через несколько глотков кофе, спросила я.

- Лэс ее постирала и она сушиться.

- Это что ли намек, что я грязнуля? - попыталась пошутить я, но Сколов кинул на меня короткий взгляд и серьезно ответил:

- Нет.

- Значит, она сделала это для того, чтоб проснувшись, я тут не убежала, а поговорила с тобой, - задумчиво произнесла я. - Ну ладно, говори.

Выключив конфорку, Соколов отставив сковороду, затем повернулся, прямо взглянул мне в глаза и серьезно сказал:

- Я хотел извиниться и объяснить…

- Можешь не утруждаться, я тебя простила, а Леся мне вчера все и так объяснила, - с нарочным равнодушием и легкой усталостью сказала я, хотя внутри сердце у меня обливалось кровь, но я не собираюсь показывать, как он сломал мое сердце. - Сила у тебя кончается, поэтому тебе нужно было от кого-нибудь подзарядиться, а тут как раз подвернулась я - это поняла еще вчера.

- Почему же ты тогда не кричишь на меня, не называешь ублюдком, нос мне не разбиваешь?

- Тебе? - спросила я, затушила сигарету, допила кофе и поставила рядом.

- А кому же еще? - удивленно вопросил он.

- Нет, Соколову я, конечно же, нос бы расквасила, но ты ведь не он. Соколова вообще в природе не существует, а бить незнакомых людей мне мама запретила еще в детстве.  - Соколов нахмурился, а я добавила: - И вообще это я должна просить у тебя прощение, ведь я к тебе лезла. Тебе скорей всего было противно…

- Лена, заткнись! - прорычал Соколов.

И только я хотела послать  его затыкать свое следующее задание, как парень вдруг подскочил ко мне, схватил за шею, притянул к себе и поцеловал.

Гордость и Чувство Собственного Достоинства попытались оттолкнуть меня от парня, но Соколов лишь прижал меня крепче к себе.

- Я люблю тебе. Понимаешь?! - произнес он, немного отстранившись. - И ты не представляешь, как трудно мне было испытывать к тебе это чувства, понимая, что обманываю тебя и использую. Лэс с Эллаем… то есть Леся с Лешей, советовали тебе ничего не говорить, потому что я не могу быть с тобой. Но и оставить тебя в таком состоянии я не могу! Я не хочу, чтоб ты считала, что к тебе без злого умысла никто не может прикоснуться. - Соколов пальцами погладил мою щеку. - В тот раз я чуть не сдержался, и лишь понимание, что ты, в конце концов, узнаешь правду, меня остановила.

Сказать, что я опешила от его признания, это значит сильно недооценить чувство которое я испытала. Я ведь действительно думала, что он лишь играл влюбленного в меня парня…

- Почему ты не можешь быть со мной? - мой голос мне показался ужасно хриплым, но со звенящей в нем надеждой.

- Лена, понимаешь, нам запрещено заводить отношение с простыми людьми, если бы ты пробудилась… - Соколов осекся, увидев мой злой взгляд.

- Значит, если бы я "пробудилась", то ты и силу б поимел, и меня в придачу? А теперь, когда я не оправдала твои ожидания, то люблю, но остаться не могу? Чего же ты тогда не дождешься, когда твоя сила исчезнет, и ты не станешь обычным человеком? Хотя о чем это я? Кто же в здравом уме расставиться с нее?

- Лена, пойти, у меня есть… - начала было парень, но я холодно перебила его:

-  Отпусти меня.

Соколов опустил с моих плеч руки и отошел на несколько шагов назад.

- Тебе нужно было послушаться своих друзей и ничего мне не говорить, - произнесла я и вышла из кухни.

Забрав с балкона свою мокрую одежду, я скрепя зубами натянула ее на тело и направилась в прихожую. Когда проходила мимо кухни, то меня окутал теплый воздух, который высушил мою одежду. Хотелось язвительно сказать: "Премного благодарна!", но сдержалась, молчаливо дошла до прихожей, одела пайту, кеды и вышла из квартиры… из пустых признаний и надежд… из его жизни.

Конец первой части.


X