Семен Исаакович Злотников - Утопленник

Утопленник 40K, 8 с.   (скачать) - Семен Исаакович Злотников

Семён Злотников
Утопленник

Действуют:

Женщина

Мужчина

Ранний вечер. Мужчина с приметной косичкой на затылке бродит по берегу, ищет местечко, где бы ему утопиться. Возможно, Мужчина не сильно нетрезв. Но, возможно, и сильно взволнован. Он то присядет на берегу и потянется ногой к воде; то встанет на колени, зачерпнет в горсти и попробует на язык; а то и ляжет на живот и полощет руку в воде. Появляется Женщина. В длинном платье, с сумочкой, с зонтиком, в шляпке. Завидев мужчину, останавливается, наблюдает. Ему, впрочем, не до нее. У него идея: как бы ему утопиться… Наконец, он снимает часы и роняет, платок с шеи и тоже роняет, зажмуривает глаза, пальцами нос и с криком: «Все!» прыгает в воду. Женщина с криком: «Не надо!», торопится к утопающему, на бегу теряет сумочку, зонтик, шляпку, без размышления прыгает в воду. Они оба забавно барахтаются и кричат друг другу слова, какие и полагается кричать в подобных случаях.

Мужчина. Оставьте меня, я не желаю больше жить!

Женщина. Держитесь, мужчина, я вас спасу!

Мужчина. Я хочу умереть!

Женщина. Не сегодня! (Цепко хватает его за волосы.)

Мужчина. Ой-ой… Что сегодня?

Женщина. Сегодня мой день рождения!

Мужчина. Поздравляю! А кто вы?

Женщина. Женщина! Человек! За меня не цепляйтесь!

Мужчина. Я решился уйти!

Женщина. Печально! Не надо цепляться! Не помогаете!

Мужчина. Невероятно!

Женщина. Не надо цепляться, сказала, мешаете!

Мужчина. У вас день рождения, вы не придумали?

Женщина. Спасу, не придумала…

Мужчина. Но это насилие!

Женщина. Это — спасение! Спасти одного — спасти целый мир! За меня! Держитесь, мужчина!


С огромным трудом Женщина вытаскивает Мужчину на сушу. Он безвольно стоит на четвереньках. Она на себе отжимает платье. Оба тяжело дышат.


Женщина. Подумать… могли утонуть…

Мужчина. Мог вообще не родиться…

Женщина. Ну, это, положим… от нас не зависит…

Мужчина. …Мог заболеть и не выжить…

Женщина. Сейчас медицина…

Мужчина. …Мог под машину, под поезд… под нож хулигана… наконец, на войне… сейчас все со всеми воюют… поскользнуться на ровном месте, больше уже не подняться… Да мало ли…

Женщина. Ну, да, от судьбы не уйдешь…

Мужчина. Быть убитым в собственном доме — тоже, скажете, судьба?

Женщина. Тихий кошмар…

Мужчина. Армагеддон!..

Женщина. Такое возможно?

Мужчина. Все можно, когда все возможно!

Женщина. Но — как? Я, по правде, теряюсь…

Мужчина. Подсыпать в суп яду — что, скажете, долго?

Женщина. Недолго…

Мужчина. Или в чай, или в кофе!.. Или в молочный коктейль!.. Да в ухо спящему белены — чего усложнять!..

Женщина (снимает мокрую обувь, чулки). Какое злодейство… И кто на такое способен?

Мужчина. Да хотя бы — жена! Моя дорогая жена!

Женщина (с интересом). Что, ваша жена?

Мужчина. Мучился, искал, выбирал…

Женщина. В общем, выбрали…

Мужчина. Что?..

Женщина. Долго, сказали, выбирали. Продолжайте. (Видит, что он колеблется.) Начали — не останавливайтесь.


Мужчина, стоя на четвереньках, отрешенно мотает косичкой.


Не томите меня, наконец!

Мужчина (стучит себя по голове). Не помещается — тут…

Женщина. Да вы интриган… Мне ж любопытно… Буквально сгораю… Прыгну в реку — дождетесь… (Решительно занимает позицию на самом краешке берега). Считаю до трех: один! Два! Останутся двое сирот и мужчина — два с половиной! Мужчина — допустим, что переживет, о сиротах подумайте!

Мужчина (тихо, едва слышно). Убийца…

Женщина. Жена?

Мужчина (хватается руками за голову и кричит). Убийца! убийца!

Женщина (кричит). Ваша жена?

Мужчина. …Коварный, безжалостный! Без сантиментов! Без памяти, родственных чувств! Без обязательств! (Медленно поднимается с колен, посиневшие губы дрожат — то ли от обиды, то ли от холода.) Зверею при мысли о ней… Хочется выть…

Женщина (не сразу). Все-таки объясните: что она совершила?

Мужчина. Что?.. (Удивленно смотрит.)

Женщина. Вам — конкретно — что сделала — она??

Мужчина (еле слышно). Если бы знать…

Женщина. Не понимаю…

Мужчина. Не знаю!.. (Руками всплеснув.) Не знаю! Не знаю!.. (И повторяет.) Господи, я же не знаю… Не знаю…


Молчат.


Женщина (наконец). Допускаю, что вам нелегко… В таком состоянии — сложно… Говорить, вообще функционировать… (Молчат.) Потом, может быть, успокоитесь — вспомните… Захочется — сами расскажете, а не захочется… Дело такое… Я все понимаю, поверьте… (Молчат.) И вообще, можем тему сменить… И вообще, подумать — на свете столько приятных вещей… Занятных… (Молчат.) Вот меня, например, в последнее время… вдруг, заинтересовала теория взрыва… А, кстати: как она вам?

Мужчина (не сразу). Кто?..

Женщина. Теория?

Мужчина (не сразу). Какая еще?..

Женщина. Взрыва, взрыва? (Смеется.) Вселенского взрыва, вы что?

Мужчина (не сразу). В смысле?..

Женщина. Ну, во вселенском, ну, как бы?.. В смысле — происхождения, как бы?.. Нашей вселенной — в смысле?.. То есть — от взрыва?.. (Ждет; не дождавшись ответа.) Неужели не слышали?

Мужчина. Нет.

Женщина. Да неужели? (Он молчит.) Лично, помню, меня с детских лет занимало: что было тогда, когда не было ничего? Вам, вообще, интересно, что было до вас? Мне очень интересно… (Он почему-то молчит.) Из ничего получилась земля… Реки, озера… Леса, горы… Все такое… Даже, смотрите, получились мы с вами… (Смеется.) Такие вот странные, такие вот милые… Что, серьезно, не слышали? А просто, оказывается, был взрыв…

Мужчина. Террористы?..

Женщина (смеется). Тогда еще не было террористов! Совсем ничего не было! То есть, совсем ничего — понимаете? Даже материи — вы понимаете? (Вдруг, умолкает, смотрит на него с ужасом.) Про материю вы понимаете, надеюсь?


Мужчина молчит, опустив низко голову.


Материя, в общем-то… Даже не знаю, как вам объяснить… Популярно… Это, знаете, как бы… Ну, это — мы с вами, что ли…


Молчат.


Мужчина. Я сейчас — дурак дураком, извините… Разумеется, я понимаю: материя. Я же портной.

Женщина (с интересом). Модельер?

Мужчина. В этом роде…

Женщина. Как современно!

Мужчина. Вы про серьезные вещи толкуете, а у меня в голове — простите, коварство любимого человека. Чудовищных размеров. Как ваша вселенная. Даже побольше.

Женщина (с улыбкой уточняет). Нашей.

Мужчина. И нашей. А, может — и нашей, и вашей. И даже еще…


Молчат.


Женщина. Все-таки вы мне скажите… Возможно, что вам полегчает, если поделитесь: в чем, собственно, дело?

Мужчина (не понимает вопроса). В чем?..

Женщина. Ваша жена — говорите — убийца?

Мужчина (убежденно кивает). Да: коварный; безжалостный; без сантиментов…

Женщина. Допустим…

Мужчина. …Лишенный человеческих обязательств…

Женщина. Если она, как вы говорите, убийца — тогда как понимать, что вы живы?.. Пока что, я видела, вы сами хотели себя того…

Мужчина. Я не знаю, что лучше: ждать, пока тебя укокошат или уйти самому и не мучиться?

Женщина. Хотите сказать…

Мужчина. Не хочу больше мучиться.

Женщина. То есть, вам проще уйти самому? Скорее погибнуть — чем побороться?

Мужчина (глотая слезы). Хотя бы оттуда знак… Только один маленький значок… У меня случались минуты, когда я мечтал о борьбе — как вы говорите…

Женщина. Мечтали — уже немало.

Мужчина. Мечтал, это было.

Женщина. Уже по-мужски.

Мужчина. …Я был готов на ножах, на копьях, на топорах… На шпагах, на пистолетах…

Женщина. Способов сколько угодно: например, топором по башке!

Мужчина. …Я вряд ли смогу вразумительно объяснить, как это во мне происходило на деле: меня, как в мультяшках, вдруг, словно умножали на два… и одно мое я кровожадно набрасывалось на жену, а другое мое я, подобно коршуну, взлетало над облаками и там(Расправляет руки по сторонам и плавно машет.) Я — другой — там не спешно парил… Я — другой — оттуда не суетно созерцал то, что творилось внизу, подо мной… Или, как говорит моя старшая дочь: ловил дикий кайф…

Женщина (с интересом следит за его полетом, смеется). Эй, вы, там! Что вы там видите, эй! Вам оттуда хорошо видно?

Мужчина (откликается ей откуда-то с высока). Как в кино!

Женщина. Как идет сражение? Кто кого?

Мужчина. Несмотря ни на что я ее побеждаю ее!

Женщина (весело кричит). Молодцом! Не сдавайтесь!

Мужчина (вдруг, замирает; руки широко по сторонам, глаза сузились, лицо ожесточилось). Вот, я вижу в который раз, она с длинным ножом наперевес бежит прямо на меня;

я в это время стою к ней спиной;

я, по виду, спокоен, — но это, понятно, спокоен только по виду: внутри же у меня все напряжено;

изнутри я подобен натянутой тетиве;

курку пистолета;

меня только тронь;

неким внутренним чувством, фибрами или спиной — называйте

как знаете, — ощущаю ее приближение, волну ее лютой ненависти ко мне — подумать, ко мне, ее мужу, супругу, отцу детей! — и вот уже нож, длинный и острый, вонзается мне прямо в спину!

Женщина (морщится). Больно, наверное?

Мужчина (по прежнему сосредоточен). Да, очень больно: в спине…

Женщина. Ох, бедняга…

Мужчина (продолжает грезить наяву). Но меня не возьмешь, я с торчащим промежду лопаток ножом, скачу на диком коне, без седла, впереди табуна…

Женщина (тихо). Лихо, однако…

Мужчина. Да, лихо: ржущая смерть — про табун иначе не скажешь;

от топота тысяч копыт жалобно стонет земля;

в разные стороны, в ужасе разбегаются звери;

разлетаются птицы;

солнце трусливо скрывается за облаками.

Женщина. Где в это время жена?

Мужчина. Впереди табуна.

Женщина. Спасается бегством, бедняжка…

Мужчина (кивает): Теперь мой табун, по моей же команде, скачет строго колонной по одному…

Женщина. А это еще зачем?

Мужчина (сомнамбулически). Мы проскакали прямо по ней.

Женщина (прикрывшись руками, в ужасе). Как? Всеми копытами?

Мужчина. Да.

Женщина (потрясенно повторяет). Вы хотите сказать — что копытами?

Мужчина (тихо, обреченно). Конь за конем. И конь за конем. И конь за конем…


Тишина.


Женщина (наконец.) Ух, знаете… я должна закурить… (Озирается в поисках сумочки; находит; ищет место, где бы присесть; устраивается на берегу, погрузив ноги в воду; закуривает.)


Молчат.


(Бултыхает ногами.) Речка течет, ничего ей не делается… Я была маленькой — она текла… И до сих пор…


Молчат.


(Опять, вдруг, вздыхает.) Как представила ваших коней… в мыле, с пеной в ноздрях… похотливых… отчаянно ржущих… стучащих копытами… Боже, ужасный конец… Несчастная женщина… Я, может быть, не права, но мне ее жалко…


Тишина.


Она вас хотела убить?

Мужчина (тихо). Угрожала.

Женщина. В каких выражениях? Возможно, она сгоряча — а вам показалось? Бывает, и я любимому мужу скажу, вдруг, такое… Так за это — топтать?

Мужчина. Я прочел…

Женщина. Как прочли? Где прочли, в дневнике? В ее переписке? Где, в интернете?

Мужчина (не выдерживает, со слезами восклицает). В глазах!


Женщина, вдруг, словно онемев, с ужасом смотрит на него.


Приговор! В любимых глазах! Мне! Бесповоротно!


Тишина. Мужчина стоит, закрыв руками лицо. Женщина задумчиво курит. Наконец, он молча садится поблизости. Болтает ногами в воде.


Мужчина. Сигарету позвольте? Если не жалко, конечно…

Женщина. Сигарету? — Не жалко, ну, что вы! (Протягивает ему пачку, зажигалку.)

Мужчина. Никогда не курил. Захотелось.


Она молчит.


Признайтесь, я вас шокировал?


Женщина, было, хотела ответить — впрочем, с грустной улыбкой пожала плечами.


Не знаю, как это происходит у других… Я в себе обнаружил: когда человека очень любишь — в ум обязательно влезет такое, чего в нормальном уме не придумаешь…

Женщина. Я тоже мужа люблю… И тоже случались фантазии… Но чтобы такие…

Мужчина. А вы, может, знаете, как в таких случаях? Может, у вас есть инструкция?


Она молчит.


Ну-ну, предлагайте.

Женщина (не сразу). Ну, хотя бы, по крайней-то мере, не табуном…

Мужчина. Чем, сковородкой? По темечку?..


Женщина задумчиво на него смотрит.


Подушкой во сне?.. Мышьяку в салат покрошить?..

Женщина (удивленно). Почему в салат?

Мужчина. Обожает салаты. Древесные соки: ива плакучая, тополь, акация, дуб, саксаул… Можно, кстати, и в соки подсыпать, а можно, знаете, еще… (Вдруг, закрывает лицо руками, вдруг плачет.) До чего я дошел? Я таким не был… Не то, чтобы смерти кому-то — царапины, не дай Бог… (Плачет.)

Женщина (сочувственно тянется к нему рукой). Ну, зачем же вы так? Послушайте… Не надо бы, а?

Мужчина. Птичьи гнезда не грабил…

Женщина. Я разве сказала?

Мужчина. …Никого не насиловал…

Женщина. У меня даже не было в мыслях… (Перебирается ближе к нему.)

Мужчина (сквозь рыдания признается во всем). Банков не грабил, чужой жены не желал…

Женщина. Да вы ангел — заметно на глаз…

Мужчина. Жены, бывало, меня желали — я говорил им: нет!.. Нет, говорил, нет!.. Нет, нет!.. (Вдруг, страстно целует ей руки, прижимает к груди и бормочет.) Нет, нет, говорил… Ни за что, говорил, нет…

Женщина (смеется). Да вы успокойтесь…

Мужчина (не только не успокаивается, но обнимает ее и целует с нарастающей силой и страстью). Я унижен, я оскорблен…

Женщина (все же, пытается протестовать). Постойте…

Мужчина (в порыве откровения тут же ее и заваливает). …Я ею жил, молился, дышал…

Женщина. Вы меня положили на камень!..

Мужчина (в угаре собственных признаний, похоже, ее не слышит). …Она меня подкосила…

Женщина. Камень, я вам говорю!..

Мужчина (как в забытьи, признается). …Я думал, она мне от Бога… Что мы предназначены — думал…


Крича и борясь, они неожиданно скатываются в реку — там барахтаются, плещутся, брызгаются, захлебываются, оба тонут.


Мужчина (вцепившись в нее мертвой хваткой). Боже, спасите меня, спасите!..

Женщина (отбивается). Отпустите меня!..

Мужчина (не сдается). Я же тону!..

Женщина (все равно отбивается). Оба потонем!..

Мужчина. А так я один!.. В ваш день рождения!..

Женщина. Вспомнили!..

Мужчина. Боже, мне страшно!.. Хотя бы скажите, как вас зовут?

Женщина. Не цепляйтесь!

Мужчина. Перед вечностью — как вас зовут?

Женщина (пихается). Афродита! А вас?

Мужчина (все равно цепляется). Гименей! Не хочу умирать!

Женщина. Сами хотите на дно и меня!.. Гименей, вашу мать!.. (Хлещет его по щекам). Будьте мужчиной! Да будьте же! будьте, черт побери! будьте, наконец! будьте!!


Мужчина ослабил хватку и камнем пошел на дно.


Мужчина. Все, прощайте!

Женщина (хватает его за косичку, удерживает на плаву). Живите пока!

Мужчина (захлебываясь). Я тону!

Женщина (одной рукой держит его за косичку, другой гребет к берегу). Помогайте мне плыть… Молодцом… Не брыкайтесь, гребите разумно… Руки, ноги, опять — руки, ноги… Вот, можете, если хотите… А то утону, говорит… Лишь бы сказать… Вы, может, буддист?

Мужчина (слабо). Я — портной…

Женщина (гребет к берегу). Ну, подарочек мне в день рождения… (Наконец-то, вытаскивает его на твердый берег, сама падает возле него без сил, тяжело дышит, но улыбается.) Вот это улов… Говорящая рыбка… Подарок судьбы… Прямо в сети… (Смеется.) Утром, еще глаза не открыла — мне померещилось: что-то сегодня случится… Не понимала, с какой стороны, но понимала: случится… Все-таки что-то в природе есть… Не верь после этого: что-то…


Как спасли его — так он и лежит: распластанный, вниз лицом, без движения. Она улыбается.


Смешно, вы мне дважды обязаны жизнью… Первый встречный… Вернее сказать — первый тонущий… Никому еще так не везло… Даже любимому мужу за двадцать два года… (Вдруг, пугается.) Гименей… послушайте… вы меня слышите?.. Эй, вы слышите?..(Переворачивает его на спину; пугается, вдруг, еще больше.) Гименей, Гименей, Гименей… Вы не дышите, Гименей?.. Милый, что с вами?.. (Делает ему искусственное дыхание, рвет на нем рубашку, ритмично давит на грудь, со слезами бормочет.) Миленький, что же вы так, ну, зачем? Не пугайте меня, просыпайтесь. Зачем торопиться, чего еще ТАМ? Неизвестно… Мраком покрыто… А тут, посмотрите: солнышко… речка… птицы поют… и кузнечики — вон как…


Однако, похоже, все ее действия не дают результата; она набирает полные щеки воздуха, вдувает в него; еще набирает — и еще вдувает; еще, и еще, еще… Результат не замедлил сказаться: он ожил; более того — он обнял ее; более того — они в этих объятиях и слились…


Женщина (смеется счастливым смехом). Ну, вот, хорошо… Сердце бьется… Теплые губы… Значит, спаслись…

Мужчина (целует ее, благодарно шепчет). Наконец…

Женщина (целует его). Мой хороший…

Мужчина. Спасен…


Вдруг, откуда-то из близи доносится бабий вопль: «Подлец!»


Мужчина (как будто хлыстом по нему). Терпсихора!

Бабий вопль. Я так ему верила!

Мужчина. Стой, не сегодня!

Бабий вопль. Прощай!

Мужчина. Сегодня мой день рождения!

Бабий вопль. Поздравляю! (Слышно, как в воду, подняв каскад брызг, обрушилось некое тело.)

Мужчина. Нет, Терпсихора! (Нервно носится по кромке берега.)

Бабий вопль. Помогите!

Мужчина (женщине). Помогите ей!

Бабий вопль (повторяется). Помогите!!

Женщина (бродит по берегу, дает утопающей верные указания, как той спастись). Женщина, женщина!..

Мужчина (беспомощно). О, Терпсихора…

Женщина. …В руки возьмите себя и плывите, женщина!..

Мужчина. Возьми себя в руки…

Женщина. …Женщина, не теряйте рассудка, плывите с умом!

Мужчина. Когда-то был ум…

Женщина. … Вы тонете, женщина, вы не плывете!

Мужчина. Плыви, наконец…

Женщина. … Но так вы утонете, женщина!

Мужчина. Так ты утонешь…

Женщина. Она так утонет, смотрите…

Мужчина (обреченно). Утонет…


Солнце давно уже спряталось — ночь над рекой и мужские и женские голоса, и отчаянный плеск воды.


Женщина. Плывите, плывите! Плывите — и, может быть, выплывете!

Мужчина. Умоляю, плыви…

Женщина. Не горячитесь, плывите!

Мужчина. Не горячилась бы, а?

Женщина. Она горячится… Опять она горячится… Ой же, опять…


Постепенно стихают и плески, и голоса. Покой над рекой…


2004.

X