Иоанна Хмелевская - Азарт

Азарт [Hazard ru] 458K, 105 с. (пер. Шибаев)   (скачать) - Иоанна Хмелевская

Иоанна Хмелевская
Азарт


Предисловие
(очень короткое)

Только не подумайте, что я пишу эту книгу бескорыстно. Ничего подобного! Я пишу ее, втайне надеясь, что на нее откликнутся казино. Если конкретно, я очень рассчитываю на то, что все казино сделают меня своим почетным гостем, с бесплатным входом и бесплатными напитками. Это их наверняка не разорит, так как коньяк и шампанское я не люблю, а пить больше чем пол-литра мне крайне вредно.

Правда, я не уверена, что мой шедевр вообще прочтут в казино.


Общие замечания

Начнем скромно.

Азарт. Что же такое азарт?

Несомненно, это разновидность страсти. А страсти бывают всякие. И не обязательно они должны принимать отвратительный вид и превращаться в губительные, бывают страсти весьма полезные, однако все они пробуждают абсолютно одинаковые чувства.

Например, рыбалка.

Никто не сравнит невинного рыбака с ошалевшим от азарта игроком, который с треском просаживает состояние предков и свое собственное в Монте-Карло или еще каком-нибудь притоне разврата. Рыбак – существо деликатное, и не любят его исключительно сами рыбы, которые голоса не имеют и скандала поднять не могут. Ну, разве что жена рыбака выскажет то, что думает…

И все же…

Как сжимается сердце, когда поплавок начинает дергаться, какой фейерверк надежды, какой фонтан эмоций: клюет?… Не клюет?… Клюнула!!!

А эта дикая дрожь, когда ты ощущаешь тяжесть удочки, этот взрыв энтузиазма, когда на конце лески трепещет серебристое чудо величиной с мизинец… Дух захватывает!

Правда, на конце лески может оказаться прогнившая конская упряжь, давно уже погрузившаяся в ил, или даже сильно разложившийся труп, предмет радости для писателя-детективщика, для рыбака же – сплошное разочарование, хотя и сенсация тоже. Не станем, однако, углубляться в столь нетипичные события. Никто не знает на восходе солнца, с чем он вернется на закате, и это тютелька в тютельку применимо и ко всем другим областям.

А что такое хождение по грибы?

Идет этакий грибник по лесу, глаза у него бегают вокруг головы, один шаг, другой – и вот он! Господи боже! Да это же белый! Кто не собирал грибы, тому не понять. Сердце стучит как бешеное, все, что можно, пылает, ты испытываешь верх счастья и жадности: один есть, где-то рядом должен быть второй, и еще, еще!…

Осуждать грибников способны, в сущности, только лесники.

* * *

Или возьмем лицо женского пола… Тип волнений, в общем-то, наиболее распространенный и хорошо знакомый. Взгляд обнаруживает некое чудо природы, желанную фигуру… Но вот вопрос: ответит объект взаимностью или нет?… Посмотрит ли? Не посмотрит? Пригласит?… Примет приглашение?…

Да господи, и так ясно, что посмотрит, пригласит, примет приглашение, придет, важно ведь совсем не это, а как раз то самое переживание очередных этапов, безразлично, идет ли речь о свадьбе и детях или лишь об одной бурной ночи.

Эта неуверенность, смешанная с надеждой…

Рыбалка!

Ладно, не будем преувеличивать. Отвлечемся от рыбаков и вернемся к страстям как таковым.

Кто их никогда не переживал, тот прожил жизнь зря и сам в этом виноват.

Ведь, казалось бы, чего ради мужик взбирается на высоченную гору, подвергая опасности как минимум свое здоровье, а то и все остальное, хотя на самой вершине, по большому счету, ему вовсе нечего делать? Ему что, кто-то за это платит? А какого лешего он прыгает с парашютом, хотя его никто не заставляет? За каким шутом переплывает Атлантику на плоту, хотя, если уж он так любит морские путешествия, явно дешевле и, вне всякого сомнения, комфортней было бы поплыть первым классом на шикарном трансатлантическом теплоходе? Так зачем же он совершает все эти странные, нелегкие и опасные вещи, с виду безо всякой рациональной причины? Его толкает страсть. Да-да, именно страсть, и ничто иное.

А азарт – это тоже род страсти. Причем крайне сильный.

Азарт может принимать самые разные обличья.

Ну хорошо, хорошо. Начнем с самого осуждаемого, вызывающего тревогу и негодование, а также горькие слезы у отдельных дам, не понимающих сути дела. Принимая во внимание, что мы лично представляем женский пол, дамские слезы не производят на нас особого впечатления.

Нечего было связываться с азартным игроком.

(А также с алкоголиком, бабником, садистом, скрягой, придурком, истериком, педерастом, каскадером, лентяем, обманщиком и так далее, и так далее. По секрету могу признаться, что сама я предпочитаю азартных игроков.).

Обычно азарт прочно ассоциируется с игрой.

В какой-то мере это правильно. Без игры нет азарта, сама же игра может быть разной. В карты, в рулетку, в лотерею, на бирже, в гольф, в бильярд, на скачках. Игра может также заключаться в подкладывании крупной свиньи начальнику на работе, но сразу же информирую, что этим последним видом игр мы никоим образом заниматься не будем, главным образом из-за отсутствия личного опыта. Остальные виды игр нами более или менее освоены.

Для того чтобы принять участие в игре, нам придется ассигновать кое-какие деньги, без этого никак не обойтись. И вышеуказанные деньги мы можем потерять.

Таким образом, азарт в еще большей степени ассоциируется с потерей денег – совершенно ошибочная и весьма неприятная точка зрения.

Удовлетворение страсти приносит огромное наслаждение, о чем прекрасно знают, например, соблазнители. Или, к примеру, гурманы. И еще многочисленные любители шумных развлечений, которые обожают кабаки и рестораны, ужины и обеды в теплой компании, хорошие вина и печень по-строгановски, сто граммов с селедочкой и обычные пол-литра со свиными ножками или отбивной.

Либо кофе и шарлотку со взбитыми сливками.

И никому почему-то не приходит в голову, что не было еще такого случая, чтобы какой-нибудь официант после съеденного обеда вернул посетителям потраченные ими деньги, неважно, за шарлотку или за пол-литра. Все, что они потратили, пропало навсегда.

А азарт иногда возвращает.

Мало того что возвращает – случается, даже и с верхом.

Это такое же удовольствие, как и любое другое, только посильнее и, что самое потрясающее, временами прибыльное.

Иными словами, выше нами было научно доказано, что азарт совершенно несправедливо подвергается всеобщему осуждению (которое он, пожалуй, должен был бы воспринимать весьма болезненно) и что бытующее мнение о такого рода страстях в высшей степени ошибочно и заслуживает всяческого порицания.

Попробуем его изменить.

* * *

Трудно отрицать, что азарт заметно пострадал от мужчин.

Ибо кто же еще, спрашивается, толпился в притонах, проигрывая состояния и продавая душу дьяволу? Может быть, женщины, а? Конечно!

Женщин в эти помещения вообще не пускали, у них не было никаких шансов.

Сие не означает, что не было желания. Как ни странно, женщина – тоже человек.

В то же время женщины гораздо лучше приспособлены для азарта, причем по одной простой причине. Все дело в том, что есть такой закон природы, сама даже не знаю, где о нем следует написать: в начале книги, в середине, в конце или где придется. Предположим, что где придется.

Закон природы относится строго к различию между полами, и именно поэтому я хотела бы просить женщин обязательно прочесть данное произведение. Мужчин мы уговаривать не будем, они и так с самого начала погрязли во всем этом по уши.

Так вот, природа сама по себе создала честное разделение труда. Действует оно не всегда одинаково, но это неважно. Львица выводит и кормит потомство, а лев, хочешь не хочешь, должен поймать антилопу и притащить жратву, никуда не денешься. Птички сидят на яйцах по очереди, в чем есть свой смысл, ведь птичьей бабе тоже надо малость полетать, а что касается богомолов, то мы не намерены их излишне рекламировать. В основном же особа женского пола сидит с детьми, а лицо мужского пола выполняет прочую работу. По крайней мере, должно выполнять.

Возможно, вследствие природной привычки к своим обязанностям женщины обладают внутренним биологическим барьером. Никто никогда не слышал о главной бухгалтерше или кассирше, которая забрала бы из кассы учреждения все деньги, проиграла их на скачках и потом застрелилась. Не было в мировой истории такого случая. А главные бухгалтеры и кассиры мужского пола? О-го-го! Нет, женщина, конечно, может потратить деньги из кассы себе на шубу или, скажем, на русский бриллиант, потом сесть и заплакать, требуя от мужчины, чтобы он сделал что-нибудь, но вот в казино она их не проиграет. А даже если и проиграет – не застрелится.

Да и вообще, всего не проиграет. Мужчина одним махом бросает на стол рулетки последнюю тысячу злотых (долларов, франков, марок, иен, фунтов, смотря какая валюта в ходу), ставя все на последний шанс, но женщина – никогда. Она поделит этот последний шанс на столько кусочков, на сколько сможет, и всегда еще оставит себе кое-что про запас, хотя бы возможность.

Исключения? А кто сказал, что исключений не бывает? Разумеется, они есть и только подтверждают правило.

Кроме того, женщина, в противоположность мужчине, не вынесет из дома последней ложки и последней простыни в развлекательных целях, не проиграет свою последнюю шубку и собственную автомашину. Страсть к обладанию вещами уравновесит в ней страсть к азарту, и внутренний конфликт, хоть и истреплет ей все нервы, все же значительно смягчит вред от гибельного пристрастия. И вот уже азарт прячет свои когти.


Хотя… С другой стороны…

Кто не рискует, тот не ест…


Ну хорошо, хорошо, не надо сразу кричать. Я сама знаю одну такую, у которой азарт сумел превозмочь законы природы, лишив ее всего наличного имущества, а еще вроде бы нашлась и такая, что, потеряв все блага земные, по собственной воле простилась с этим миром. Нет, не застрелилась. Она прибегла к какому-то снотворному или, возможно, какой-то иной наркотической гадости.

Чем невероятнее случай, тем больше он подтверждает правило…

Вышеупомянутый биологический барьер принимает иногда форму обычного страха – баба просто боится. Правда, безумие в ней бурлит и толкает к обожаемой игре, заставляя выбрасывать деньги в пасть Молоха, но где-то там, в самой глубине души, подсознания и печени, сидит и грызет ее ужасный страх потерь. И парализует ей руки и ум.

Этот тип барьера следует решительно преодолевать, что вовсе не означает, будто мы намерены склонять главных бухгалтерш к приобретению огнестрельного оружия. Удивительно, между прочим, что на столь мимолетную и скоропортящуюся вещь, как красота, женщина готова не колеблясь истратить целое состояние без малейшего шанса на возврат денег, зато там, где существует надежда на прибыль, она умирает со страху.

Где смысл, где логика?

Из вышесказанного, однако, ясно следует, что азартом должны заниматься дамы, а тормоза следовало бы по возможности установить мужчинам.

Хотя из элементарного чувства порядочности я вынуждена признать, что сама была знакома с одним довоенным бонвиваном, который даже в Монте-Карло играл сдержанно. Брал с собой сумму, предназначенную на проигрыш, и, если проигрывал ее, покидал притон дьявола. Если же выигрывал, половину выигрыша прятал в левый карман, а дальнейший разврат финансировал из правого и играл до тех пор, пока хватало его содержимого. Содержимое левого кармана он оставлял на развод.

Другое дело, что в этих развлечениях его всегда сопровождала жена, которую он безмерно любил всю свою жизнь и которой раз и навсегда предоставил право протеста. «Если увидишь, дорогая, – сказал он ей в самом начале их брака, видимо во время свадебного путешествия, – что я лезу в левый карман, бери меня за воротник и утаскивай оттуда». Жена отнеслась к указаниям мужа со всей серьезностью. Он сам признавался мне, уже много лет спустя после войны, что временами жена пробуждает в нем совсем не любовные чувства, однако именно благодаря ей состояние его предков было сохранено.

Как видим, встречаются мужчины, у которых в голове хоть что-то еще осталось.

При случае хотела бы напомнить, что пока еще НЕ СУЩЕСТВУЕТ ОБЯЗАННОСТИ заниматься азартом. Это – развлечение сугубо добровольное.

Зато мы вынуждены смириться с тем фактом, что страсти в человеческом существе бушуют со сверхъестественной силой. Куда там до них совести, разуму, нужде (которой достаточно и того, что она считается матерью изобретений), обязанностям либо каким-то еще порядочным и спокойным чувствам. Страсти побивают все.

А уж страсть к азарту… О-го-го!

Как всем известно, везение – вещь капризная. Везет либо в картах, либо в любви, а исключения опять же подтверждают правило.

Допустим, кому-то карта прет как бешеная, потому что его жену в соседней комнате соблазняет какой-то тип.

Настоящий, породистый азартный игрок просто обожает этого типа. Милый парнишка, да пусть себе соблазняет, пусть, лишь бы только карта продолжала идти! Лишь бы он слишком рано не остановился! Разумный азартный игрок даже заключает со своей женщиной уговор: «Если уж тебе так хочется мне изменить, дорогая, окажи любезность – выбери такой момент, когда я во что-нибудь играю». Женщина, у которой хоть что-то есть в голове, охотно принимает такую договоренность.

Можно и наоборот. Она играет, а он флиртует.

Миром азарта правит и другое правило, гораздо более важное, чем приведенное выше. А именно:

ЕСЛИ УЖ НЕ ВЕЗЕТ, ТО НЕ ВЕЗЕТ!

Это – великая истина, которую труднее всего осознать, а уж следовать ей – буквально выше человеческих сил. Против черной полосы никому не устоять, поэтому ее следует переждать, все это знают, но кто же на это способен?

Места, где бушуют страсти, тоже бывают разные. В основном это казино, но случается, что и обычные парки развлечений поднимаются до нужного уровня. Кроме того, есть еще бега, а также круг знакомых, охотно отдающихся игре, например в покер…

Казино, в общих чертах, представляет собой нечто вроде рая.

Атмосфера в нем соответствующая и уже с порога вызывает дрожь в сердце. Туда не пускают людей моложе восемнадцати лет, поэтому присутствие орущих и бегающих детей исключается.

Принуждения нет никакого, можно играть во что хочется, а можно вообще не играть. Можно сидеть в баре с бокалом, беседовать, молчать, таращиться на других (лишь бы не нахально), рисковать самому, менять величину ставок, можно ничего не делать, просто наслаждаться. Полная свобода!

Подобным образом выглядят и бега, разумеется конные, которые к тому же проходят на свежем воздухе. Они тоже позволяют делать все, исключают какое-либо давление и не требуют назойливо никаких финансовых затрат, кроме возможной платы за вход, которая к тому же у нас уже много лет не взимается. По своему усмотрению и следуя минутной фанаберии, здесь можно играть, не играть, смотреть, не смотреть, кричать, молчать, в конце концов даже спать. Полное отсутствие всяких обязанностей!

Столь чудесные мгновения случаются в жизни редко, и над этим стоит задуматься женщинам, которые, как правило, задавлены огромным количеством обязанностей. Мужчинам задумываться не нужно, у них знания по этому вопросу в крови. С рождения.

Коль скоро, однако, мы решили начать скромно, то о бегах, которые уже были нами основательно описаны, мы лишь упомянем мимоходом, а казино оставим напоследок, отдавая первенство невинным развлечениям.

Рассмотрим проблему в хронологическом порядке. Первым в моих похождениях идет…


Тиволи

Всем известно, что копенгагенский Тиволи представляет собой один из самых старых и самых известных парков развлечений и равных ему в Европе не было много лет. Сейчас с ним сравнялся венский Пратер, возможно даже немного его перерос. Тиволи отличался тем, что в нем, в частности, процветали Automat-halle, или залы игральных автоматов.

Многие годы разные брюзги вешали всех собак на одноруких бандитов. Мы настаиваем на том, что ворчуны эти, по всей видимости, сами когда-то проигрались и отсюда их неприязнь к устройствам, которые по природе своей лишены агрессивности. Пардон, но кто их заставлял играть?

Я прекрасно знакома с этой техникой и торжественно заверяю, что ни один автомат за человеком не бегает, на него не бросается и не вырывает у него силой деньги из кармана. Брюзга сам к машине лезет, а потом ворчит. Некрасиво и неприлично.

Когда-то, еще до того, как электроника села нам на шею, существовали механические автоматы, и в них действительно нужно было дергать за рукоятку, отчего затекала рука. К тому же играть приходилось стоя, отчего в свою очередь затекали ноги и болел позвоночник. В целом требовались довольно приличные физические усилия, в связи с чем всяческого восхищения и благоговейного ужаса заслуживают те датские старушки, которые могли проигрывать на этом устройстве всю свою пенсию, демонстрируя при этом завидные физические кондиции. Насколько мне известно, они ее и сегодня проигрывают, разве что в более удобных условиях, потому что и рукоятка исчезла, и стульчики имеются.

* * *

Все игроки прекрасно знают, что игральные автоматы бывают разные, и не только по своему типу. Одни платят чаще, другие – реже, поэтому ясно, что все бросаются к тем, которые лучше.

Старые механические автоматы почти поголовно разрегулировались, и не потому, что кто-то старался их разладить, а просто сами, в результате энергичных рывков рукоятки.

Тиволи открывался в девять, зал игровых автоматов – в десять. В Дании неизвестно, что такое очередь. Но в половине десятого у входа в зал автоматов стоял хвост баб, с горящими глазами сторожащих тот, единственный, самый лучший автомат. Все делали вид, что стоят просто так, все старались дипломатично протолкнуться вперед, и все были значительно старше меня, хотя у меня в то время уже были дети школьного возраста, а старший сын, пожалуй, уже учился в вузе.

Стояние на страже само по себе вещь весьма важная, по крайней мере так было раньше. По пятницам, субботам, воскресеньям и в праздничные дни, когда в Тиволи толпа народу и автоматы заняты, за спиной играющих бродили, блуждали, а то и просто неподвижно торчали на одном месте кладбищенские гиены, караулящие что-то для себя. Известно, что играющая особа добровольно от автомата не отойдет, но ведь у нее, вероятно, есть какие-нибудь дела. Может, внуки возвращаются из школы, может, она пригласила подружек на frokost (датский второй завтрак, то же, что английский ленч), может, даст о себе знать физиология, а может, она просто проиграется и у нее кончатся деньги. Устремленный на машину взгляд излучал гипнотическую надежду, что это паршивое устройство наконец-то больше ничего не выдаст, больше ничего не выдаст, больше ничего не выдаст…

Разочарование, когда проигравшаяся особа бежала в кассу за жетонами, сохраняя за собой автомат и совершенно явно имея еще в наличии финансовые средства, просто висело в воздухе.

Сохранить место у автомата в принципе не составляло для меня проблемы, несмотря на полное незнание языка. Держать машину может только человек, сидящий рядом. В царящем вокруг шуме я могла говорить этому человеку все, что придет в голову, на любом языке, достаточно было потыкать пальцем, делать разные жесты и озабоченное лицо, известно ведь, что никто здесь не беседует на отвлеченные темы.

Шум же складывался из следующих элементов.

Бряцание жетонов, бросаемых в автомат.

Стук дергаемой рукоятки. Самый худший из всех, просто ужасный, – это грохот выигранных жетонов, сыплющихся в металлическое корыто. Выкрики игроков. Все это, вместе взятое, по части шума оставляло далеко за собой мельницу или ткацкий цех.

Подобное стояние на страже имело место у лучших автоматов. Лицо, стоящее на страже (обычно сидя на стульчике у соседнего автомата), не только рисковало получить нервный тик и расходящееся косоглазие, но к тому же должно было следить за другим лицом у другого соседнего автомата, стоящим на страже за тем же самым. Нужно признать, что датские старушки с поздней весны до ранней осени вели крайне разнообразную жизнь и наверняка не морочили голову своим родным из более молодого поколения жалобами на то, что им скучно…

* * *

Кто сказал, что на автоматах нельзя выиграть?

Лично я была свидетелем следующих событий.

Играю я себе с большим удовольствием в маленьком зальчике недалеко от моего дома. Наверное, следует пояснить, что в течение года я жила напротив входа в Тиволи, на бульваре Андерсена, благодаря чему три раза в неделю любовалась из окна фейерверком, что не имеет никакого отношения к нашей теме. Короче говоря, я играла в зале со стороны этого бокового входа, почему-то там не было толпы и свободные автоматы радушно поджидали клиентов. К одному из таких свободных агрегатов рядом со мной подбежал мальчик, лет этак десяти, бросил один жетон, и у него высыпалось этого мусора пятьдесят штук. Он выгреб все и, плюнув на дальнейшую игру, понесся кататься на электрокарах. Мудрый ребенок!

Я играю в большом зале, поздно вечером, когда толпа уже сошла. Через зал тащится дама, молодая старушка среднего возраста, расползшаяся и, похоже, уставшая. Нашла на полу один жетон, бросила его в автомат прямо рядом со мной, и ей выпало четырнадцать. Она начала играть этими четырнадцатью жетонами, а когда уходила (что самое странное – добровольно), у нее было четыреста. Это я точно знаю, поскольку из чистого любопытства все время за ней считала.

Я играю, вся в проигрыше и бешенстве, когда за моей спиной начинает куражиться какой-то кретин. Южанин, черный, довольно толстый, небольшого роста, страшно элегантный, окруженный толпой баб. Он дергает за рукоятку чуть ли не повернувшись к автомату спиной и объясняет всем и каждому в отдельности, что он всегда выигрывает, что для него этот автомат – ерунда, вот, пожалуйста!… Пожалуйста!… Вот, опять!… О, пожалуйста! Каким чудом я понимала, что он говорит, до сих пор не знаю. На каком языке говорил, тоже не помню. Но самое невероятное было то, что меня не разбил паралич: он выигрывал, а я-то совсем наоборот!

А однажды я видела типа (он даже производил внешне неплохое впечатление), который пытался поднять три мешка жетонов, выдоенных из автомата. До этого я сидела к нему спиной и меня все время раздражал грохот его автомата, и только потом я оглянулась назад. Единственное удовлетворение доставила мне мысль, что самой не нужно тащить такую тяжесть.

Как раз там же, в Тиволи, я наткнулась на автомат совсем иного типа, напоминающий флотацию меди[1]. Страшная вещь. Жетоны для него должны быть большего размера, в отдельных отсеках они громоздятся огромными кучами, жертва страсти вбрасывает свои жетоны, которые толкают собратьев, вся эта громадина постепенно продвигается вперед, туда, где зияет пропасть, нависает над ней и, наконец, должна упасть, свалиться в корыто, а что в корыте – то наше.

Жетоны нависают толстым мощным слоем, уже едва-едва держатся, еще чуть-чуть – и свалятся. Вот сейчас! Нет, еще нет, но через мгновение… Ну! А фигушки, не падает, зараза. Но уж сейчас-то! Сейчас должны свалиться, а?… И опять эта дрянь не падает…

Зато клиент несется за очередными жетонами, еще пять крон, еще десять, и уж тогда вся эта обойма рухнет! С ума можно сойти. Адское нависание производит обманчивое впечатление и лишает любителя остатков состояния.

И все же я встречала таких, кто выигрывал и на этой заразе. Болтался вокруг механизмов старый бородатый тип, который и без грима мог бы запросто сыграть Вернигору. Он старательно выбирал наиболее разгоряченных безумцев и сторожил за их спинами. В конце концов наблюдаемый безумец приходил в отчаяние и пасовал, или же у него попросту кончались деньги, и тогда в дело вступал этот Вернигора. Ситуацию он оценивал безошибочно, ему действительно хватало пары жетонов, чтобы изготовленный кем-то завал падал в его корыто. Вернигора использовал свой шанс, после чего уходил. Он никогда не продолжал играть на одном и том же автомате, прекрасно зная, что соблазнительные остатки опять не будут торопиться упасть. Пусть уж лучше на них нарвется какой-нибудь глупец.

В Брюсселе я как-то встретила у подобного автомата соотечественника. Там был еще и дополнительный соблазн, а именно: на кучах двигающихся жетонов лежали зажигалки и электронные часы, в то время вещь довольно дорогая. Они падали вместе с жетонами. У соотечественника в кармане уже было трое часов, и он охотился за четвертыми. Он признался мне, что у него есть покупатель, которому он продает их по двести франков за штуку и таким образом зарабатывает себе на поездку в Англию. Набрал уже три четверти необходимой суммы и через пару дней уедет.

Сейчас Тиволи идет в ногу с прогрессом: почти все автоматы там заменили новыми, электронными. Несколько штук старых, механических, еще осталось, специально для консерваторов, чтобы им не было обидно, – в Дании уважают человеческие чувства. Новые, как правило, не имеют рукоятки, за которую нужно дергать, – нажимать следует на кнопку. Вот интересно, как их назовут ворчуны. «Однорукий бандит» уже не пойдет, так кем же он будет теперь? Нажимным бандитом?…

Между нами говоря, все это безумство в Тиволи представляло собой чистое искусство ради искусства, так как даже выигрыш был миражом и обманом. За ворота его нельзя было вынести по той простой причине, что никто не менял жетоны обратно на деньги. Все следовало потратить внутри ограды. Правда, было на что. Я уже не говорю о кафе, барах, киосках и страшно дорогих ресторанах, но до сих пор вся территория парка усыпана магазинами, и в принципе там можно купить все, от спичек до автомашин. По-моему, Вернигора неплохо питался на эти жетоны.

Признаться, отсутствие обратного обмена коснулось и меня лично, причем весьма болезненно и чувствительно. В прежние времена я еще об этом не знала. Собравшись однажды на скачки, где меня ждал мой конский сообщник, временно не располагавший материальными благами, по пути я завернула в Тиволи и из имевшихся на благородные беговые цели ста крон проиграла почти семьдесят. Нет, прошу прощения, отнюдь не проиграла, наоборот, вышла из этого разврата с огромным выигрышем, но только в жетонах. Обрадованная доходом, я помчалась в кассу, чтобы мне вернули деньги, и тогда-то выяснилось, что ничего подобного, обратного обмена нету. Я чуть не упала замертво. Оставалось только произвести рациональные закупки в виде сигарет, потому что понятно, что на сигареты человек и так должен будет тратить деньги, здесь или в другом месте.

Сообщник, рыцарь по натуре, не сказал ни слова, только получил защемление челюсти, так как все время скачек простоял с крепко сжатыми зубами.

Теперь в Тиволи все по-другому: жетоны выходят из употребления и игра ведется на обычные, обиходные монеты. Хотя и случается, что человек бросает в пасть Молоха живые деньги, а высыпается ему какое-то барахло, которым можно в лучшем случае заплатить за пиво.


Пратер

Со стыдом вынуждена признать, что понятия не имею, как выглядел Пратер тридцать лет тому назад. Сейчас у него совсем иные пропорции, чем у Тиволи. На большей, чем в Копенгагене, площади залы игральных автоматов занимают значительно меньше места и не бросаются в глаза издалека, а основу развлечений составляют наводящие ужас механизмы, в которых пассажиры передвигаются преимущественно вниз головой. Мне лично доставляет удовольствие мысль, что не я сижу на этой штуке.

Зато никаких расходов не требуется, так как вход в парк свободный. Платить нужно только за явное и горячее желание повисеть головой вниз, так чтобы дух захватывало. Дело вкуса и пристрастия.

Залы игр, собранные в одной части парка, располагают великим разнообразием автоматов, деньги там меняют в обе стороны, и к тому же обслуживающий персонал подает бесплатную выпивку в виде вина и пива. Как я ни люблю Тиволи, все же с большой печалью вынуждена констатировать, что там запрещено даже входить внутрь с напитками или едой, однако я попытаюсь это заведение оправдать. Видимо, слишком часто игроки проливали друг другу пиво на спину…

Во всяком случае, с этой точки зрения Пратер имеет решающее преимущество.

Информация в последний час: в Тиволи уже можно входить с чем хочешь.

* * *

Разумеется, автоматы есть и в казино.

(А также в кафе, на паромах, в вокзальных залах ожидания, в различных игральных салонах и вообще где попало. Однако я не на всех играла, по разным причинам. Больше всего мне понравился один, на пароме Свиноустье – Копенгаген. В этот аппарат можно было бросать шведские и датские кроны, которые как раз у меня имелись, но, к несчастью, я оказалась в компании своего кавалера, который азарт на дух не выносил. Одного его взгляда хватило, чтобы у меня парализовало руки, и мне оставалось лишь бросать на любимую технику тоскливые и жалобные взгляды, но не жетоны.

Если кому-то интересно, от неподходящего мужчины я сразу же после этого избавилась.).

Автоматы в казино представляют собой целую эпопею.

Нет, что я говорю! Не целую. Это сами казино – целая эпопея, а автоматы – только часть ее. Правда, весьма существенная, если они есть даже в Монте-Карло, не говоря уже о Лас-Вегасе.


Автоматы как таковые

В нашей дорогой Польше они появились одновременно со сменой общественного строя и сразу же вызвали у населения живой интерес.

Кажется, первым местом, в котором народ смог до них дорваться, было прежнее кафе «Стылева» на углу улицы Кошиковой и площади Конституции, сейчас… Господи, что же там сейчас? Ах да, магазин «Хортекс».

Вот склероз, чтоб мне дома не ночевать!

И в этой прежней «Стылевой», которая к тому времени, возможно, уже сменила свое название, на втором этаже стояли три автомата, окруженные толпой разгоряченных игроков. Сразу скажу, что толпился там отнюдь не цвет и гордость нации, если, конечно, не считать цветом нации пролетариат, в то время осуществлявший достойную сожаления диктатуру. Автоматы были уже модифицированные.

Минуточку, тут нужно вернуться обратно в Тиволи. Я забыла сказать, что самые старые механические автоматы позволяли вбрасывать в себя только по одному жетону, не давая тем самым повышать ставку, и лишь позднее появились разные усложненные устройства, допускавшие большую свободу в этом плане. Наши автоматы из «Стылевой» разрешали вбрасывать до пяти жетонов, что вышеназванным народом было оценено как пятиместное устройство. Пять личностей толкались у одной машины, каждая бросала по одной штуке, а иногда, в порядке исключения и после многочисленных скандалов, кому-то разрешалось бросить два или даже три жетона.

За справедливостью крайне сурово следили и судорожно ее придерживались не только игроки, но и целое стадо разгоряченных зрителей, сидящих у игроков на шее. Гневные крики типа «Не правда, это не он! Это тот с усами! Тот в красном шарфике! У той пани было два! Эй ты, отвали, ты бросил один!» и тому подобные звучали беспрерывно.

Между нами: «та пани» – это я.

Был там один любитель – знаток механизмов, как правило лично дергавший за рукоятку, против чего никто не возражал, ибо он освоил самый выгодный способ дерганья. В большинстве случаев автомат ему платил, чем, несомненно, и объяснялась необычная уступчивость общества, отказывавшегося от собственноручного развлечения. Дело в том, что автоматы довольно скоро стали прилично раздерганными, поскольку неопытные и страстные азартные игроки вкладывали в дерганье всю силу, сотрясая оборудование до основания, а уж бицепсами их Господь не обидел.

В результате напрочь разрегулированный автомат надлежало дергать с чувством, и именно это умел делать упомянутый знаток.

Автоматы в «Стылевой» теперь уже история.

Возможно, они представляли собой первую ласточку социальных перемен, так как их установили еще в период настойчиво повторявшихся «ошибок и отклонений от линии партии». Каким чудом это могло случиться, понятия не имею. Я в политике не разбираюсь.

Первое серьезное отечественное казино – Салон автоматических игр – я увидела в «Гранд-отеле» (в просторечье – «Гранде»)…

Нужно будет обратиться к собственной книге, чтобы вспомнить, как это выглядело вначале, потому что с течением времени произошли громадные перемены. Появились новые типы техники, некоторые из прежних автоматов полностью исчезли, модифицировался способ игры и получения выигрыша.

Вначале был хаос…

Нет, что это я пишу, какой хаос, это я перепутала с сотворением мира. Вначале было просто здорово: меняешь в кассе деньги на жетоны, жетоны были по тысяче злотых на старые деньги… ну вот, посмотрите, как слаба человеческая память, особенно пораженная склерозом. Не исключаю, что к одним автоматам они были по тысяче злотых, к другим – по две тысячи, а к некоторым – всего по пятьсот злотых. Во всяком случае, совершенно точно, что брать их нужно было в кассе. Это, значит, во-первых. Во-вторых, почти везде стояли стульчики, и можно было играть в комфорте. В-третьих, не было буфета, но, к счастью, ресторан «Гранд-отеля» находился под рукой. За пивом или каким-то иным напитком можно было сбегать к официанту. В-четвертых, в противоположность Тиволи, ни один автомат не высыпал весь выигрыш. Напрямую он платил только до определенного предела, а при большем везении ворчал, бренчал, играл легкомысленную мелодию, столь сладкую для всех игроков, мигал лампочками и не позволял продолжать игру. Должен был прийти техник (возможно, он был инженером или даже кандидатом наук, это неважно, в казино он работал техником, вот и все), разблокировать железяку, зафиксировать выигрыш и принести из кассы деньги. Или же дать выигравшему квитанцию, чтобы тот получил деньги лично. В-пятых, уже тогда там стояли покерные автоматы.

* * *

Дело в том, что автоматы бывают самые разные.

Причем различия заключаются вовсе не в том, дергать нужно или нажимать, поскольку в новых электронных автоматах ручка для дерганья полностью исчезла. Нет, все дело в картинке, которую показывают в окошке.

Самые простые, начиная с тех старых, механических, демонстрировали в окошечке разные сливы, апельсины, черешни, арбузы – короче, витамины, кроме того – колокольчики, а также – что было самой желанной картинкой – три семерки или три так называемых «бара» (это такая надпись). Выигрыш автомат платил только тогда, когда на одной линии выходило три одинаковых фигуры.

В окошке автомата видны три горизонтальные линии, разбитые каждая на три клетки, в которых и показываются эти самые картинки. Нормальный простой автомат платит за то, что показано на его средней линии, например подряд три апельсина или сливы, а комбинации из трех одинаковых фруктов, появляющиеся на верхней и нижней линиях, могут, самое большее, вызывать сердечную боль и зубовный скрежет. Игра при этом ведется единичным жетоном, единичной ставкой.

Чуть более сложные автоматы начали постепенно принимать все более разнообразный вид.

Появились радуги, пейзажи, рога изобилия, разные головы, то человеческие, то звериные, маски, мешки денег, драгоценности и черт знает что еще. Вдобавок эта разномастная гадость отличается тем, что платит за совпадение трех одинаковых фигур сразу по восьми линиям: за три по горизонтали, три по вертикали и две наискосок.

Кроме того, есть теперь и аппараты, у которых в линию располагаются не три картинки, а четыре, и играть можно как в левую сторону, так и в правую, необходимо только, чтобы выпало три одинаковых фигурки подряд. В результате на таких агрегатах единичная ставка превращается в шестнадцатикратную и есть шанс выиграть целое состояние. После чего человек получает инфаркт.

«Бары» вначале были одиночными, то есть могли выйти только на одной линии, лишь позднее появились двойные и тройные, и на экране это могло выглядеть так:


BAR BAR BAR


Или:


BAR BAR BAR

BAR BAR BAR


Или даже:


BAR BAR BAR

BAR BAR BAR

BAR BAR BAR


Довольно монотонно. Но зато как желанно!

Разумеется, эта последняя комбинация была (и есть) самой ценной, поскольку она всегда давала самый большой выигрыш. С другой стороны, все это стало ужасно скучным, картинки поменялись, число фруктов ограничивалось только одним видом, и в результате по экрану бегали одинокие черешни и одинокие «бары». Зрелище весьма отупляющее. Зато вместо фруктов появилось нечто такое, от чего можно заработать тик.

Прибавилось еще одно развлечение, но об этом ниже.

* * *

А ведь есть еще и покерные автоматы, столь любимые картежниками!

На экранчике, как следует из самого названия, появляются карты. Пять штук, как в покере. Выигрывают точно такие же комбинации, как и в настоящем покере: две пары, тройка, каре и так далее. Нужно ли объяснять, что такое пара или каре (в просторечье «карета»)? Ну хорошо, пара – это две карты одного достоинства, а каре – четыре карты, например четыре двойки, четыре дамы, четыре семерки, четыре туза или еще какие-то четыре карты. Теперь, наверное, понятно каждому.

Ну и, как в обычном покере, карты можно заменять, щелчком по кнопке на небольшом пульте вы оставляете нужные, а вторым щелчком меняете ненужные. Это общий принцип, причем большинство автоматов само сохраняет те карты, которые вам нужны. Не всегда, правда, в соответствии с вдохновением игрока, но это уже мелочь, глупое решение машины можно исправить. Наиболее интересные и желанные автоматы имеют к тому же джокера, который, как и в обычных картах, заменяет любую из них, благодаря чему появляется шанс расклада, который не встречается в настоящем покере. Это так называемая пятерка, каре с джокером. Каждый игрок мечтает о ней, стиснув зубы, потому что это самый большой выигрыш. А для сведения новичков – размеры выигрыша за каждую комбинацию указаны на табличке рядом с экраном.

В «Гранде» вначале стояли более покладистые автоматы, они себе голову не морочили, азартному игроку самому нужно было заботиться о своих картах…

Так вот, получаете вы свои пять карт и видите, что судьба подкинула вам подарочек в виде двух валетов. А остальные карты – дрянь редкостная, да к тому же разномастная. Что делать?

Разумеется, оставлять валетов и скидывать гадость, вместо которой, возможно, привалит что-нибудь получше. Меняете карты, глядь, а и в самом деле валет привалил, так что получилась тройка. Правда, какой выигрыш вы за эти три валета получите, да и получите ли вообще, – решает сама машина. Разумеется, за более ценные и крупные комбинации выигрыши значительно больше, чем за такие мелкие.

Минуточку. Минуточку. Прежде всего, нужно упомянуть о дублировании – призрачной возможности, которая, думаю, кое-кого уже свела в могилу. Это своего рода наложение одной игры на другую.

Предоставляли ее, эту возможность, почти все более сложные автоматы, фруктовые и, разумеется, покерные. Она была – впрочем, почему была, она есть, можно сказать постоянно существует, – двоякого рода: «красное – черное» и «меньше – больше», причем «меньше – больше» тоже двух видов. Начнем с более простого.

Отчаявшийся жадный азартный игрок с криком в глубине души «Audaces fortuna iuvat!»[2] нажимает специальную кнопку дублирования, то есть удвоения выигрыша (денежек при этом лишних платить не требуется, зато риск повышается вдвойне). На экране показывается карта рубашкой вверх, а под ней мигают две кнопки: «red» и «black». Что это значит, знают все, а если кто не знает, пусть заглянет в английский словарь. Игрок нажимает на ту кнопку, которую ему подсказывает сердце, и либо угадывает цвет карты, либо нет.

Предположим, он нажимает «красное», карта поворачивается, она и впрямь красная, игрок выиграл и получил свой выигрыш вдвойне.

Он решает рискнуть еще раз и угадать вторично, нажимает второй раз, снова попал, увеличение уже в четыре раза, а вот с третьей картой – фиг.

Игрок выбрал черное, а карта красная – словом, рискнул и потерял все. А внутренний голос ядовито шепчет: «Хитрый теряет дважды!» Так выглядит красно-черное дублирование.

Дублирование по принципу «меньше – больше» может быть двух видов, на разных автоматах по-разному. Первое заключается в том, что появляется закрытая карта, обычно сбоку экрана, и снова мигают две кнопки: «small» и «big».

«Меньше» – это все карты ниже семерки, включая туза, потому что туз здесь идет за единицу.

«Больше» – все от восьмерки вверх. С дрожью в сердце жертва щелкает кнопкой, и хорошо еще, если это автомат, который показывает предыдущие карты, и по ним видно, с чего ходили, с меньшей или с большей. Но и так не обязательно попадаешь.

Другой вариант «меньше – больше»: появляются пять карт, из которых открыта только первая, и из следующих четырех закрытых карт нужно втемную выбрать карту крупнее первой. Настоящая радость, если первая оказывается тузом или даже королем, тогда все карты будут или больше туза, или меньше короля.

Однако иногда первая карта бывает двойкой, и тогда попасть еще на одну двойку – фокус для самых везучих. Дело в том, что, если попадаешь на равноценную карту, это позволяет повторить дублирование. Поэтому джокер, как легко понять, означает безоговорочную потерю денег, так как второго джокера в колоде нет. Ну а в следующий раз подлая тварь установит на первом месте, например, туза…

Из сказанного вытекает, что лучше все-таки красно-черное дублирование, потому что оно не исключает заранее выигрыша и результат зависит от одного лишь вдохновения. В «Гранде» успешно работали оба вида автоматов.

Что ж, самое время обратиться к «Гранд-отелю».

* * *

А, нет, еще рано. Видимо, следует с самого начала сказать, что все автоматы, от самых простых до самых сложных, отличались, отличаются и наверняка до самого конца своего существования будут отличаться одной общей чертой совершенно гранитной консистенции. А именно – они платят сериями.

Уже в Тиволи об этом знала каждая, даже самая глупая баба. Механический подлец ничего не выдает и не выдает, человек без понятия разочаровывается, всаживает в него целое состояние и не выдерживает, уходит. Готова поспорить на все деньги мира, что следующей особе этот вредный парень начнет платить немедленно. Можно считать почти что правилом, что разочарование наступает у самой грани выигрыша, а исключения только подтверждают черную полосу.

И наоборот. Автомат платит как сумасшедший, игрок в упоении, весь осыпан выигрышами, в глазах у него маячат сокровища Сезама, и он переходит на максимальную ставку. Можно поспорить, как сказано выше, что он потеряет все, потому что ни один автомат не платит беспрерывно, разве что он испорчен.

Величайшее и практически недостижимое искусство – умение отойти от автомата в нужный момент. Никто не говорит, что навсегда, ну зачем же, это было бы уже выше нормальных человеческих сил. Но оторваться от одного автомата и найти себе другой или же поиграть во что-нибудь еще, а того пусть погоняет вперед какой-нибудь неудачник.

Так вот, в «Гранде»…

* * *

Именно так я и поступила, руководствуясь собственными советами и собственными знаниями. С трудом, не отрицаю, но все же. Дело в том, что я была в выигрыше, к тому же прилично, автомат платил так, как будто внезапно в меня влюбился, после покера и очередного каре я резонно рассудила, что пора дать ему отдохнуть.

Несколько игр без результата, эльдорадо кончилось, теперь уж он долго ничего не выдаст. Я покинула гада и ушла, даже повернулась к нему спиной, чтобы потерять с ним всяческий контакт.

Не прошло и четверти часа, как ко мне подлетел доброжелатель из числа зрителей и с упреком прошептал:

– Зачем же вы ушли, пани? Он высыпал три покера и два каре. И все еще сыплет!

Вот так-то! Но ведь человек не Господь Бог, чтобы все знать!

Бывает и обратная ситуация. Играла я на фруктовом автомате, а их было там несколько, четыре или пять, может быть даже шесть. И у меня выпали одни апельсины.

(Невероятно трудно сообщать подобную информацию полному профану. Специалист поймет сразу же, а дилетанту придется дополнительно объяснять, что, если на девяти полях экрана появятся девять штук одинаковых фруктов или колокольчиков, «баров» или чего-то еще, это означает крупный, а иногда даже очень крупный выигрыш. Апельсины были как раз самыми дешевыми из всей фруктово-цветочной гадости, но и это совсем неплохо.).

Ясно было, что после целого экрана апельсинов автомат ничего больше не выдаст, поэтому я сразу же перенеслась к такому же автомату рядом. Прошло пять минут, и этот тоже выдает мне полный экран слив. Я перешла к следующему, благо могла себе это позволить, так как толпы как раз не было и автоматы стояли свободными. Не успела я оглянуться, как у меня снова был полный экран апельсинов. Я снова переехала и таким образом обыграла в тот вечер четыре автомата, а что я делала после этого, не помню. Наверное, пошла домой, так как было довольно поздно, что и обусловило отсутствие общества. Даже зрителей у меня не нашлось.

При случае хотела бы заметить, что зрители стали настоящим бичом «Гранда».

После первого, пожалуй довольно продолжительного, периода элегантной, где-то даже изысканной атмосферы там расплодилась, мягко говоря, голь. Наш люмпен-пролетариат, состоявший де-факто из трудящихся, успешно конкурировал с какой-то компанией, происхождение которой я так и не смогла определить. Огромные, толстые мужики, страшно шумные, злые, агрессивные, толкающие и поносящие друг друга на каком-то неведомом мне языке, – может, это был арабский, турецкий, венгерский или еще какой-то. Во всяком случае, Европой тут и не пахло. К тому же они были грязные, а если кто-то из них случайно оказывался чистым, то все равно выглядел грязным. Запахи от них исходили вовсе не цветочные. Мужики эти захватили все казино.

Дополненные нашими родимыми парнями разного возраста, пользующимися сугубо однообразным языком, они создавали совершенно невыносимую атмосферу, отпугивая от салона игр более или менее нормальных людей, если, конечно, азартных игроков можно назвать нормальными людьми.

Как раз из этих сфер и вербовались зрители, которые буквально висели у игроков на плечах. Эти группы людей, как наших, так и заграничных, были невероятно общительны, на одном автомате их играло по трое, а то и по пятеро, и они немилосердно толкались, так как автоматы в принципе – машины одноместные, и пространства около них хватает как раз на одного человека, а не на целую ораву паломников. Тот, кто не мог протолкнуться, глядел на других, издавая крики, комментируя и пытаясь отгадать комбинацию.

Из двух тысяч игроков, может, и найдется один, который любит компанию. В основном же у любого игрока от зрителей мурашки по спине бегут, а жадные глаза сзади просто выводят из равновесия. Человек хочет поиграть сосредоточенно, пожалуй даже интимно, в особенности если он рассчитывает на наитие, пытается время от времени подумать, воспользоваться какими-то магическими штуками, а от этого зрителя за спиной можно с ума сойти. А бывает, что этот паршивец просто приносит невезение. Не говоря уж о том, что редко кто настолько любит общество, чтобы развлекать чужих людей за свои собственные деньги.

Культурные люди, во-первых, смотрят за игрой тактично, а не нахально, и, во-вторых, в ответ на вежливую просьбу прекратить извиняются и уходят. Зрители в «Гранде» скандалили и пялились, ссылаясь на свои права гостей казино. До них не доходило, что тот, кто в данный момент пользуется автоматом, бросает в него живые деньги и как человек, лично в финансовом отношении заинтересованный, имеет, по крайней мере, право, чтобы его оставили в покое. Но нет, они, видите ли, желают смотреть и развлекаться, а деньги пусть ставит этот придурок. Доходило до весьма неприятных сцен, и в результате казино в «Гранде» оказалось на прямой дороге к превращению в обычный притон.

К тому же вышеописанные джентльмены всем кагалом изо всех сил колотили по бедным автоматам кулаками, а сил у них хватало. Следующим их шагом логически должно было стать использование принесенного с собой топора. Кнопки уже совершенно не реагировали на нормальное нажатие. Меня лично поражало, почему обслуживающий персонал казино все это им позволяет, почему не выбросит их вон, каким чудом их вообще туда пускают. Я попробовала выяснить, и что же оказалось?

В доверительном порядке мне было сказано, что это, мол, мафия, какая-то турецко-русско-арабско-цыганская, украшенная нашими соотечественниками, а персоналу, посмевшему сделать замечание, торжественно пообещали каюк. С воодушевлением переходя к рукоприкладству, эти милые люди создали себе теплое гнездышко, в котором могли творить все, что душе захочется.

Персонал хотел еще малость пожить, и никто как-то не стремился на пенсию по инвалидности, поэтому мирился с ситуацией, все более преисполняясь отвращения и мрачных предчувствий.

* * *

К счастью, мрачные предчувствия не оправдались.

* * *

В то время я покинула «Гранд-отель», так как не принадлежала к персоналу и не обязана была выносить все эти развлечения, но прежде чем это произошло, я пережила там еще несколько прекрасных мгновений.

Игроки, как и везде, по большей части знали друг друга в лицо. Возле меня поигрывал один такой, довольно молодой, даже симпатичный и с усами. Однажды он проигрался, а я как раз была в выигрыше, поэтому одолжила ему какую-то сумму, кажется пятьдесят тысяч старыми деньгами. Об обмене на новые тогда еще и речи не было.

Он вернул долг честно и в срок, поэтому через какое-то время я снова одолжила ему денег. Он снова отдал. В третий раз он поступил несколько иначе, но тоже элегантно – пришел с извинениями, что не отдаст, так как нечем, к тому же и отыграться не может, поскольку денег на игру тоже нет.

Я по собственной инициативе одолжила ему еще, и не потому, что сошла с ума, а просто чтобы от него избавиться. Симпатичный он там или нет, а играть я не могла: он сидел у меня на голове, что, как обычно, страшно нервировало, а я прекрасно знала, что, получив деньги, он немедленно уйдет. Что и произошло.

Ему не везло, поэтому я одолжила ему еще сколько-то, и в результате долгу набралось двести пятьдесят тысяч. О таких вещах люди обычно помнят. Я уселась у фруктового автомата, бросив покерный, а он играл на другом покерном за моей спиной. Вдруг я услышала какие-то крики, вернее, один возглас, столь распространенный в народе, что его даже не стоит цитировать. Я обернулась и увидела на его экране большой покер. Редкая вещь, главный выигрыш. А крик был вызван не эйфорией, а отчаянием – он играл одним жетоном, а мог бы играть пятью: полмиллиона вместо пяти миллионов!

Через секунду он примчался ко мне.

– Вы азартный игрок, пани, вы сами мне говорили, – нервно зашептал он. – Согласны ли вы на такой вариант? Я сдублирую. Если выйдет, оба получим по пол-лимона, если нет – оба проиграем. Я вам должен двести пятьдесят, вы получите или вдвое, или вообще ничего. Ну?

Я не была бы сама собой, если бы не согласилась. Он, правда, предложил, чтобы именно я нашла карту больше открытой, так как это был автомат, дублирующий по принципу «меньше – больше», но я с криком отказалась и заявила, что даже смотреть не буду, хотя одним глазком все же подглядывала. Вокруг парня уже собралась целая толпа зрителей, каждый хотел увидеть большой покер, да к тому же еще и сдублированный, сумасшествие, рисковать полумиллионом! Его страстно и горячо предостерегали, но он не дал себя отговорить, закрыл рукой первую карту и нажал на первую попавшуюся кнопку.

Еще прежде, чем он отвел руку, было ясно, что он попал, потому что автомат издал оптимистические звуки, а вокруг поднялся радостный гвалт. Он открыл короля, а первой картой, как оказалось, был валет; если бы он его увидел, возможно, с расстройства сыграл бы не правильно.

Король в его раскладе был единственной картой выше валета, остальные были меньше.

Он немедленно отдал мне мою половину, и мы с ним почти подружились, что не помешало ему затем снова брать у меня в долг, после чего он исчез с горизонта и в конечном итоге так и остался мне должен эти полмиллиона до сегодняшнего дня.

При этом он воспользовался весьма простым методом, а именно исчез из «Гранда» на достаточно длительное время, чтобы я его забыла. Впрочем, я и так узнавала его в основном по свитеру.

Когда наконец, после полугодичного перерыва, он снова появился в другой одежде, я уже не была уверена, он это или нет, и не осмелилась более энергично напомнить о себе.

* * *

Как уже было сказано, мрачные прогнозы в отношении судьбы казино в «Гранде» не подтвердились. Там произошли большие перемены, начало которым положило изгнание коленом под зад всей мафиозной компании. Вроде бы они зашли слишком далеко, устроив в казино громадный кровавый мордобой, который стал последней каплей, и от них наконец-то смогли избавиться.

Теперь в самом казино имеется буфет, так что давно уже не нужно бегать к официанту. Установили удобные кресла. Число зрителей значительно уменьшилось, национальные возгласы раздаются реже, а культурный уровень общества заметно вырос.

Но самые большие перемены произошли в автоматах, и я лично лелею надежду, что это не навсегда, ибо казино как-то поражает своей пустотой. Были убраны старые покерные, и на их месте появились современные, некоторые – интересно модифицированные. Не буду вдаваться в эти модификации, потому что по описанию все равно никто не поймет. Несколько автоматов стали кредитными – это означает, что теперь каждый раз нужно бежать за соответствующим лицом из обслуживающего персонала. Лицу дают деньги, оно подкручивает на машине необходимую сумму кредита, и на нее играешь, ничего не вбрасывая. Это даже удобно, хотя излишний энтузиазм становится утомительным: малую сумму быстро проигрываешь и снова нужно бежать за лицом из персонала. При большом скоплении народа персонал не успевает, к тому же не всегда ясно, где этот персонал искать. Следующим рациональным шагом должна стать установка у каждого кредитного автомата звонков или каких-то иных сигналов. Клиенту не надо будет бегать, достаточно просто позвонить.

Несчастьем казино в «Гранде» является полная невозможность запарковать машину поблизости в рабочее время. Улица Вспульна забита до предела, а на платном паркинге даже велосипеда не поставишь, не говоря уже о машине. Владельцы машин получают шанс на развлечение лишь после пяти часов вечера, да и то если повезет.

Второе же несчастье составляет царящая в помещении температура. Летом жарко, а зимой ужасно холодно. У самых окон – Полярный круг или, может быть, Камчатка. На Камчатке я не бывала, поэтому не уверена. Игроки, хотя и разгоряченные страстью, все же сидят в пальто, что слегка напоминает железнодорожный вокзал.

Казино в «Гранде» вообще нетипичное, потому что там нет ни рулетки, ни какой-либо игры в настоящие карты, оно представляет собой Салон автоматических игр. Но все же мы не сразу покинем автоматы, поскольку, во-первых, мы их очень любим, а во-вторых, играть на них может и дебил, причем не будучи богачом. Другие виды игр, как правило, более дорогое удовольствие.

Что касается необходимых расходов, то основным их элементом является размер ставки.

Единичная ставка, за один жетон, бывает разной. В «Гранде» она установилась на уровне двадцати пяти грошей. Когда-то это была тысяча злотых на старые деньги, и как раз в те времена я затащила в это гнездо разврата свою приятельницу, тоже в душе азартного игрока, но только осторожного, поскольку она не могла себе позволить слишком больших финансовых трат. Я посадила ее у простого покерного автомата, предостерегла насчет дублирования и предоставила самой себе. В нормальный покер мы обе умеем играть превосходно, однако мигающие на экране карты несколько сбивали ее с толку, поэтому меня не удивило, что она сидит неподвижно и таращится на зрелище.

– Эй, посмотри-ка, – сказала она мне как-то беспомощно. – Ничего не понимаю. Что тут у меня произошло?

Я посмотрела. У нее был большой покер от туза – главный выигрыш.

– Почем ты играла? – вырвалось у меня, но ответ я увидела сразу. Разумеется, за один жетон, потому что ей не хватило смелости играть дороже. Выиграла она всего полмиллиона.

Учитывая, однако, что подруга пришла туда с суммой в пятьдесят тысяч, навар не так уж плох.

– Это слишком хорошо, – сказала она, покидая казино с деньгами. – Я этого боюсь.

Так вот, фокус заключается в том, что она могла играть за десять и выиграть пять лимонов.

Можно играть за один жетон, за два, за три, за любое количество вплоть до верхней границы, которая тоже бывает разной. В «Гранде» на покерных автоматах верхний предел составляет пятьдесят, и один раз мне удалось за эти пятьдесят сделать каре.

За это каре, угаданное за пятьдесят, я так ничего и не получила, хотя это была большая сумма денег. Просто меня понесло и я продолжала играть за пятьдесят в надежде сделать пятерку. Благодаря чему потеряла все.

* * *

Но разве я говорила, что основными чертами азартного игрока являются сдержанность и рассудительность?

* * *

Самая высокая ставка дает самый высокий выигрыш, зато позволяет гораздо быстрей проигрывать. Достаточно, чтобы автомат какое-то время не платил, и вы уже оказываетесь в нужде, а после потери денег ускоренным темпом вам больше не на что играть. Неудовлетворенная страсть заест вас насмерть.

Но, с другой стороны, каждому автомату свойственно в момент резкого понижения ставки начать бурно платить. Мы себе играем по десятке или даже по двадцатке, подлый негодяй ничего не выдает, кредит летит вниз с космической скоростью, душа содрогается, мозг пытается пробиться сквозь дымку безумия, нас трясет как в лихорадке, в расстройстве мы переходим на игру за один жетон – и немедленно выпадает что-нибудь крупное. Масть, фулл, каре или даже покер. У нас темнеет в глазах, мы пытаемся это хотя бы продублировать – естественно, фиг. Дублирование не получается, и что же нам делать? Повеситься?

Играть дальше за единицу. Прекрасная комбинация вышла только вначале, если уж эта дрянь не платит – значит, не платит. Переждем это на одном жетоне, а через несколько игр вернемся к своей десятке с надеждой, что черная серия закончилась. Если у нас еще будет за что играть…

К такому выигрышу за единицу нужно быть готовым заранее, потому что иначе нас может разбить паралич и казино потеряет клиента.

* * *

Бывают также автоматы-соблазнители, и «Гранд» такими тоже располагает. Дело в том, что за определенные комбинации они дают специальную премию. Эта премия накапливается, растет, ее видно невооруженным глазом, еще немного, еще один выигрыш, и мы ее получим, она уже наша! Несчастный распалившийся игрок родную мать бросит, чтобы добиться успеха, но ни за какие сокровища не покинет автомат с набранной высокой премией. Он возьмет в долг, вымолит, обратит друзей во врагов, помчится в город и кого-нибудь ограбит, но премии из когтей не выпустит. Сохраняя за собой этот автомат, пусть даже на неделю.

А, кстати. Сохранение за собой автоматов – это отдельный вопрос. Укоренился обычай прислонять стул спинкой к машине, и такой наклоненный стул – для других игроков красноречивый знак. Бывает также, что-нибудь оставляют на кредите, или же сигареты и зажигалку в корыте под экраном. Однако люди слепы как кроты и, во-первых, спотыкаются о торчащие ножки стула, иногда с грохотом его переворачивая, а во-вторых, не видят ни кредита, ни посторонних предметов. Ни на что не обращая внимания, бросаются в бой и начинают кидать свои жетоны, после чего происходят адские скандалы.

Прежний пользователь автомата немедленно набрасывается зверем на слепую курицу, даже если та проиграет свои жетоны. Но могла ведь и выиграть, что тогда? Кому должен принадлежать выигрыш? Незваный игрок скандалит из-за своих жетонов, потерянных в пользу другого, но его никому не жаль, надо было раньше смотреть. Основным источником конфликта являются гипотетический выигрыш и его сомнительный владелец. Один раз в «Гранде» имело место страшное происшествие, еще на старом покерном автомате. Автомат был явно занят, кредит на нем был виден за версту, но примчался такой богом обиженный и бросил свои жетоны, а техника издевательски выдала покер. И начался конец света. Оба игрока, один законный, а второй нелегальный, чуть не подрались, в дело вмешались обслуживающий персонал и праздная публика, в конце концов было принято твердое и безжалостное решение. Нелегал получил обратно свои брошенные в машину жетоны, а выигрыш был отдан законному игроку, однако, прежде чем было достигнуто согласие, происходили поистине жуткие вещи. Вечер получился необычайно развлекательным.

Кстати, между нами говоря, однажды мне удалось на этом автомате сдублировать «красное – черное» пять раз кряду и выиграть.

Чтобы покончить с «Грандом», позволю себе проинформировать заинтересованных о том, что я использовала атмосферу этого заведения в книге под названием «Тайна». Седой буцефал был настоящим, просто его никто не убивал, он жив до сих пор. Красивого игрока, удачно производившего дублирование, я тоже взяла с натуры. Понятия не имею, кто это был, я его не знаю.

Подождите-ка, секундочку. Похоже, я начала писать продолжение к продолжению «Автобиографии»?…

* * *

Информация в последний час.

Только что в «Гранде» открыт еще один зал, небольшой, но оборудованный интересными автоматами. На покерных ставка составляет один злотый, верхний предел достигает ста злотых, а выиграть можно восемьдесят тысяч, то есть восемьсот старых миллионов, если выпадет большой покер и при этом вы играете максимальной ставкой, то есть за сто злотых. Такого большого покера я там еще не видела, и слава богу, потому что по сто злотых не играла и этот покер пропал бы зря.

К тому же в зале установлен кондиционер, гостей туда впускают с помощью электроники, дверь открывает охранник. Выйти можно самостоятельно. Плохо воспитанных и скандальных особ, а также назойливых зрителей не пускают, что представляет собой источник дополнительного удовольствия.

* * *

Остальные наши варшавские казино более или менее нормальные.

* * *

Большую радость и удовлетворение приносит тот факт, что одно из них находится во Дворце культуры[3]. Наконец-то это здание обрело хоть какое-то осмысленное предназначение!

Обстановка бывшего Дворца умиляет. Приглушенный свет, почти интимная атмосфера, никакой толкотни, а вместо красных галстуков и рабочих комбинезонов персонала – официантки в кабаретных костюмах, не хуже, чем в парижском ночном клубе. Одно удовольствие!

Поскольку я в этом казино бываю редко, то не смогу поделиться более детальными завлекательными наблюдениями. А бываю я там редко по одной простой причине, а именно: туда нужно подниматься по лестнице, которую я ненавижу всей душой. Мне хватает лестниц в собственном доме.

Тем не менее однажды, уже довольно давно, со мной там произошло трогательное происшествие. По какой-то причине, которой я уже не помню, мне нужно было уйти, да еще постараться не опоздать, а потому я заказала такси. Последние пять минут в ожидании такси я провела у очень дорогой рулетки, бездумно на нее таращась.

От автоматов я ушла в выигрыше, поэтому могла себе позволить немного проиграть, и ни с того ни с сего поставила все, что держала в руке, на ноль, и ноль выпал. Я оставила ставку на поле, и снова выпал ноль, а тут и такси приехало. Таким образом, в течение пяти минут я выиграла дополнительно семь миллионов старых злотых.

* * *

При случае, всего один раз за всю книгу, я хотела бы сделать заявление общего характера.

Пусть никому не кажется, что в казино я несказанно разбогатела. Как раз наоборот, я не принадлежу к числу везучих, поскольку родилась в апреле и вынуждена добывать средства к существованию честным трудом. Короче говоря, с одной стороны, мне случается выигрывать, с другой же – существует всеобщий принцип: никогда не надо считать, сколько проигрываешь!

* * *

Поэтому почти обо всех своих неудачах я позволю себе промолчать.

* * *

Несомненно, самым интересным является казино в «Мариотте».

Во-первых, оно располагает всеми видами игр.

Автоматы, рулетка, блэк-джек, покер, а иногда даже так называемое колесо фортуны, так что пожалуйста – есть из чего выбрать.

Во-вторых, оно заботится о своих клиентах и неподходящие лица удаляются быстро и решительно.

В-третьих, размеры ставок там весьма разнообразны: от пятидесяти грошей до двадцати пяти злотых в нынешних деньгах.

В-четвертых, мало того что у них есть буфет, так еще и из соседнего ресторана можно получить любую еду и съесть ее, например, прямо у автомата.

В-пятых, иногда «Мариотт» устраивает дополнительные мероприятия, в которых люди особо везучие могут выиграть разные мелочи в виде автомашины или же слитков золота, а те, кому везет меньше, получают вкусные бутерброды и шампанское. Что касается шампанского, не рекомендую, потому как оно не сухое и ему далеко до «Вдовы Клико», впрочем, это дело вкуса. Некоторые любят сладкую гадость.

В-шестых, не надо ходить ни по каким лестницам.

Достаточно, правда?

* * *

Давным-давно, чуть ли не спустя секунду после изменения общественного строя, в «Мариотте» играли на доллары. Польские злотые успехом не пользовались. И как раз тогда в пещеру разврата направились мои дети, точнее говоря, мой взрослый сын, его жена, а также две особы, бывшие у них в гостях. О долларовом условии они ничего не знали, при себе у них имелась лишь родимая валюта, и запрет на злотые застал их врасплох. Правда, доллары у молодежи тоже были, в количестве трех. Да-да, три доллара мелочью.

Кажется, эти три доллара хранились в кармане моего сына. Он вручил сокровище своей жене с категорическим наказом кутить до упаду. Моя невестка, девушка умная, вполне рассудительно двинулась к рулетке и поставила один доллар (я уже говорила, что женщины поступают более рационально, чем мужчины) на 30, то есть на свой возраст. И, разумеется, выпало 30.

Когда они уходили после целого вечера развлечений, у них было триста долларов.

* * *

Что касается числа лет, то это веками проверенный принцип, который пользуется уважением даже у сверхъестественных сил. Один мой старый знакомый, коллега по прошлой моей профессии, антиазартный человек, который никогда ни во что не играет, в очень давние времена оказался в Монте-Карло. Из вежливости он решил хотя бы раз во что-нибудь сыграть и, естественно, выбрал рулетку. Он поставил на число своих лет, а ему было тогда 32 года. 32 и вышло. Он забрал совсем неплохой выигрыш и больше в этом учреждении никогда не появлялся.

* * *

Возвращаясь к «Мариотту»: от долларов там очень быстро отказались, и я начала бывать там беспрепятственно.

Первым мне врезался в память странный тип.

Молодой, ему еще не было тридцати, довольно крупный мужчина, возможно, симпатичный, но это меня не интересовало. Он меня рассердил и вообще вывел из себя, поскольку беспрерывно занимал автомат, который я облюбовала. Это продолжалось так долго, что в конце концов я спросила обслуживающий персонал, в чем дело и уходит ли он вообще хоть когда-нибудь. Ну и узнала, в чем дело.

Парня заело. Он играл только на этом автомате без перерыва по самой высокой ставке, разумеется проигрывал, у него кончались деньги, он оставлял за собой автомат, мчался в город за капиталами, возвращался и продолжал это безумие.

Персонал им заинтересовался, и из чистого любопытства они подсчитали, сколько же он проиграл. В конечном итоге бедняга всадил в этот ящик два с половиной миллиарда старых злотых.

Наконец, спустя по меньшей мере несколько недель, финансы у молодого человека окончательно иссякли или, возможно, его кто-то усмирил. Он исчез с горизонта, и я смогла подойти к автомату, который нравился мне по двум причинам.

Корыто для жетонов у него было выложено каким-то плюшем, который гасит звук, и стоял он в углу, рядом со служебным входом. В случае если бы какой-то зритель вздумал пристроиться у меня за спиной, он не смог бы глупо оправдываться, будто смотрит на кого-то другого, и я имела бы полное право прогнать его.

Что же касается шума…

Нет, я вообще прекращу писать, если кто-то намерен запретить мне вводить отступления, воспоминания, собственные замечания и тому подобные глупости. Именно такое отступление я сейчас и вставлю, хотя оно и не имеет ничего общего с казино.

Так вот, оказывается, женщины старше сорока иногда страдают чем-то вроде акустической сверхчувствительности. Все звуки почему-то воспринимаются ими гораздо интенсивнее и становятся просто невыносимыми. Отсюда, в частности, и конфликт поколений: сын или дочь обожают самую громкую музыку, а мать от этого чуть с ума не сходит. Продемонстрирую это явление на примере одной моей приятельницы, которая страдала от швейной машинки.

Ее соседка сверху, двумя этажами выше, шила на машинке как бешеная. Машинка машинкой, но моя приятельница призналась мне, что, хоть это и звучит глупо, она слышит даже соседского кота этажом выше. Кот, как известно, животное тихое, и все же до нее эти звуки доходят, что же говорить о швейной машинке, по своей природе устройстве довольно шумном. Дошло до того, что она, юрист по профессии, судья Верховного Суда, человек в высшей степени законопослушный и мягкий по характеру, всерьез стала подумывать о том, можно ли совершить убийство этой швеи-мотористки топором на лестничной клетке и как это сделать так, чтобы ее не поймали.

Я сама с большим удовольствием приняла бы в этом участие, однако страшные события не успели произойти. Однажды в свободную субботу моя приятельница позвонила мне, будучи в совершенно разобранном состоянии.

– Послушай, она шьет, – истерически всхлипывала она в трубку. – С утра! Я больше не могу, не могу, не могу!!!

– Сейчас приеду, – торопливо сказала я. – Продержись еще несколько минут!

Через четверть часа я уже была у нее. Баба действительно шила, и я почувствовала это на собственной шкуре, причем не просто ухом, а всей остальной анатомией. На машинку реагировал весь дом, он резонировал, и все эти звуки отдавались в ребрах. Как бывший архитектор и бывшая жена радиоинженера, я нашла выход немедленно.

– Ее нужно изолировать, – решительно констатировала я. – Достаточно подложить под эту машинку кусочек мягкой фетровой плитки, и все в порядке. Пусть себе шьет до умопомрачения, ты ничего не услышишь.

Моя приятельница даже поверить не могла в такое счастье. Я решила пойти к той бабе, но она от участия в этом походе отказалась, заявив, что за себя не отвечает и может совершить уголовное преступление. Поэтому я пошла одна.

Беседу я провела в дружественных тонах, потому что не я здесь жила и не мне эта машинка отравляла жизнь. При известии о том, что ее слышно во всем доме, баба явно перепугалась. Я предложила ей лично раздобыть для звукозаглушения мягкую фетровую плитку, однако еще до этого баба воспользовалась имеющимся войлоком и тут же старательно воткнула его под ножки своего инструмента. Это немедленно помогло.

Вскоре после этого оказалось, что мягкая фетровая плитка – просто мечта и фата-моргана: это слишком дешевый продукт, чтобы его вообще можно было достать, во-первых; а во-вторых, баба шила на дому нелегально и готова была пойти на любые уступки, чтобы это не открылось. Плитку украл где-то мой коллега по прошлой профессии, я ей ее отнесла, она заменила плиткой свой войлок, а вышеописанная приятельница позвонила мне плача, на этот раз от счастья, и сообщила, что она больше ничего не слышит.

Такое же явление проявилось и у меня, почему я, можно сказать, возненавидела излишний шум.

Чем мне и нравился автомат того придурка.

* * *

Итак, я начала играть на этом бесшумном автомате. Не помню уже, в который это было раз, второй или третий. Платил он довольно прилично, при этом я что-то еще пила. Минеральная вода, грейпфрутовый сок и пиво совершенно мне надоели. Я поразмышляла, что бы еще такое придумать, и вдруг вспомнила о виски. Когда-то я очень любила виски, но не пила его уже несколько лет, и вот, обрадованная открытием, я попросила принести мне этот напиток, причем чтобы виски было немного, а ужасно много воды и льда. И я получила то, что хотела.

Оказалось, автомат тоже любил виски – он платил великолепно. Я здорово выигрывала, и мне вдруг пришла в голову мысль забрать выигрыш и уйти от греха подальше. Но тут же я вспомнила, что сижу здесь не ради прибыли, а для своего удовольствия, так что черт с ним, с выигрышем, наконец-то я могу себе позволить играть за максимальную ставку, за двадцать. Ну и чудесно, так я и играла.

Автомат же, видимо оценив напиток, ни с того ни с сего грохнул мне большой покер. Главный выигрыш.

Довольно долго я бараньими глазами пялилась на эти светящиеся двести миллионов старыми деньгами, не понимая, что вижу. Свое везение я прекрасно знала уже много лет и давно рассталась с глупыми иллюзиями. Главный выигрыш, большой покер без джокера, был для меня чистой теорией, на практике со мной такого просто не могло быть.

И все же было. Именно эту комбинацию и ждал, видимо, тот кретин, который два месяца подряд занимал автомат. Он не выдержал, и выигрыш выпал мне.

Ну и кто теперь будет удивляться тому, что я люблю казино в «Мариотте»?

* * *

Именно в этом казино время от времени раздается могучий крик, по моему личному мнению, для подобных заведений абсолютно не типичный:

– Яйца!!! Яйца!!! Три яйца!!!

К продуктам питания этот вопль не имел никакого отношения.

Есть там две группы автоматов, сейчас, дайте посчитать, – одна из восьми, вторая из шести штук, которые накапливают какое-то количество игр. На ленте над ними видно, сколько денег можно выиграть. Ставка в группе из шести автоматов составляет один злотый, а в другой группе – пятьдесят грошей, но, чтобы иметь шанс получить главный выигрыш, играть нужно по три монеты. Автоматы эти относятся к числу скучных, одни только «бары», иногда черешни, ну и яйца. Конечно, никаких яиц там на самом деле нет, просто какая-то надпись, добровольно признаюсь, что я ее ни разу как следует не прочитала, но надпись эта заключена в овал и действительно напоминает яйцо в профиль. Три таких яйца дают выигрыш, который и написан на ленте.

Еще не так давно все яйца были одинаковыми. Сейчас они различаются, можно сказать, по своему материалу. То есть бывают золотые, серебряные и медные, и именно такая комбинация необходима для успеха. Не три золотых или три серебряных, а именно полный комплект: золотое, серебряное и медное.

Отступление: написав эти слова, я помчалась в «Мариотт» и проверила содержимое яиц. Звучит оно так: ДЖЕК-ПОТ, ДЖЕК-ПОТ, ДЖЕК-ПОТ. (Для точности следует сказать, что на других автоматах яйца содержат иные надписи.).

В прошлом, то есть в девяносто шестом, году сложилась такая ситуация, когда яйца долго не выпадали и сумма, которую можно было выиграть, превысила три четверти старого миллиарда. Началось всеобщее безумие. Разгоряченные азартные игроки выстраивались перед входом уже до открытия, еще более рьяно, чем старушки в Тиволи, бросаясь к автоматам с яйцами, словно голодные гиены на падаль. Они приводили с собой целые семьи: говорят, один тип даже притащил тещу, причем и речи не было о том, чтобы кто-то посторонний принял участие в этом развлечении. Наконец эти три яйца выпали какому-то унылому субъекту, за которым я лично наблюдала. Никакого энтузиазма он внешне не проявил, я немного посмотрела и сообразила, что его наняли, возможно, вместо тещи, а сам субъект получит только небольшой процент.

Затем эти три яйца едва поднялись до половины миллиарда, и на них еще не очень обращали внимание. Пришла китаянка (а может, японка, или кореянка, или вьетнамка, или еще что-то такое с Дальнего Востока, нам их всегда не очень-то просто различать, с таким же успехом это могла быть и гренландка), бросила три жетона, и три яйца выскочили ей прямо с поцелуем в ручку. Учитывая полное незнание языка и определенное различие черт, можно только предполагать, что она, видимо, осталась довольна.

После китаянки наконец проявилась справедливость. На три яйца попал постоянный игрок, которому они принадлежали по праву.

Информация в последний момент.

На этой полоске вверху было уже почти сто сорок тысяч новых злотых, и дело принимало крайне интересный оборот, когда приехал гость из Вроцлава, вбросил три первые попавшиеся пятидесятигрошовки, и три нужных яйца установились ему сами. Вот вам классический пример настоящего везения!

* * *

Второй комплект автоматов, тот, что состоял из шести штук, – более дорогой, так как для того чтобы добиться какого-либо из трех яиц, в него нужно бросать по пять злотых. Если на них попасть за два злотых или даже за четыре, главного выигрыша не будет и яйца пропадут даром.

По неизвестной причине эти автоматы со злотыми дают три яйца чаще, и сумма, которую можно выиграть с полоски наверху, бывает меньше, что, разумеется, смягчает сенсацию.

Представитель молодого поколения, сын моего приятеля, некий Тадзик, обязательно хотел увидеть казино, в котором он никогда не был.

– Нет проблем, – сказала я без лишних эмоций. – Можем поехать хоть сейчас, я тебе все покажу.

Тадзик обрадовался, быстро сбегал домой, чтобы надеть галстук, что не имело никакого смысла, поскольку в моей квартире до сих пор висят галстуки моих сыновей и он спокойно мог надеть один из них, тем более что дело было не в красоте. «Мариотт» не выдвигает в этом плане каких-то сверхвысоких требований, галстук может быть с розовыми обезьянами или даже похоронный – один шут, лишь бы был. Зато на месте выяснилось, что препятствием являются джинсы, что нам вовсе не пришло в голову.

Однако после кратких колебаний, в порядке исключения и по моей просьбе Тадзика все же пустили. Я торжественно заверяла, что, несмотря на джинсы, он будет вести себя прилично, я его знаю чуть ли не с рождения и беру на себя ответственность. Я провела обзорную экскурсию и порекомендовала покерные автоматы, Тадзик поменял свои денежные средства на монеты и уселся играть.

У него было при себе пятьдесят новых злотых.

Раньше моя приятельница взяла с собой в «Гранд» пятьдесят тысяч старых, потом вторая взяла тоже пятьдесят новых. Понятия не имею, почему всем новичкам сумма пятьдесят кажется подобающей и почему они именно столько с собой берут. Не вникая в его взгляды на финансы, я тоже села играть.

Вскоре Тадзик заявил, что здесь ему не нравится и он пойдет к яйцам.

– Можешь пойти, – рассеянно разрешила я. – Там тоже по злотому. Но там скучнее.

Неважно, Тадзик хотел туда, где скучно.

Его дело. Я занялась собственной игрой и еще через некоторое время услышала со стороны этих яично-однозлотовых автоматов пронзительный звон и скрип. Примчался сияющий Тадзик и заявил, что только что выиграл пять миллионов на старые деньги и ему этого вполне достаточно для счастья, казино ему страшно нравится, но он его очень боится и хочет сейчас же уйти.

Ему выпал какой-то из главных выигрышей, наверняка три семерки, но явно не три яйца, а жаль. Во всяком случае, он забрал пять миллионов и больше там не показывался.

Нормальная вещь – человек, впервые попавший в место разврата, как правило, выигрывает.

Кстати, о звонах и скрипах. Яичные автоматы отличаются тем, что крупный выигрыш требует присутствия технического персонала и выплаты наличными. И до тех пор, пока автомат не будет снова включен, это кошмарное устройство играет. Играет!… Это трудно назвать игрой, раздражающее пиликанье на одной струне вызывает желание крикнуть в отчаянии:

– Мама, когда же тот пан наконец перепилит свой ящик?

При этом скрипы продолжаются ужасно долго, а цель их носит дипломатическо-рекламный характер. Чтобы все обратили внимание, что на этой дряни тоже можно выиграть. Может, и правильно, только мне кажется, что легче выиграть, чем выдержать эти звуки, я человек немузыкальный, но и у меня уши вянут. Лица, имеющие слух получше, бледнеют, зеленеют и скрежещут зубами в такт исполняемому произведению.

* * *

Именно в связи с автоматами казино в «Мариотте» окутано тайной, творятся там поистине непонятные вещи.

Самой большой популярностью пользовались и пользуются покерные автоматы, разумеется, если не учитывать периодический всплеск любви к яйцам. Покерных железяк мало, и чаще всего они заняты, тогда как прочие автоматы простаивают даром. Кстати, вскоре в казино появились новые агрегаты, и снова какие-то дурные. И куда только смотрит администрация? Ведь и слепому ясно, что надо плодить именно покерные автоматы. Если народ толпится у карточных, их и следовало бы поставить как можно больше. Интересно, кто это решает…

Однако суть дела не в этом.

Покерные автоматы представляют собой два типа, одни – по злотому, другие – по пять злотых, а совсем недавно были еще и по два злотых.

Пять злотых несколько отпугнули игроков, сейчас они постепенно привыкают, хотя все еще с некоторым внутренним сопротивлением, потому что автомат этот жрет деньги в поразительном темпе. Верхний предел ставки на однозлотовых составляет 20, а на пятизлотовых – 50, причем играть нужно живыми деньгами.

На всех автоматах имеется дублирование, что вполне резонно. При условии, если оно выходит.

И тут мы приближаемся к тайне.

Среди клиентов казино болтается огромное число людей с Дальнего Востока. Учитывая определенное отсутствие точных знаний о человеческих расах, никто не знает, кто это – японцы, китайцы, корейцы или еще кто, поэтому их всех называют японцами или же просто говорят «желтые и косоглазые». Вот они-то и дублируют…

Способ дублирования на всех автоматах одинаковый, оно действует по принципу «меньше – больше» – появляются пять карт, первая открыта, а среди остальных четырех нужно найти большую, чем первая. Белая раса получает в качестве первой карты тузы, короли, джокеры, а если даже пятерки или семерки, то дальше все равно появляются двойки и тройки. Несчастный белый игрок просто не в состоянии угадать более крупную карту, раз ее там вообще нет. Желтая же раса по неведомым причинам вначале получает что попало, но дальше – одни только крупные, а если даже им вначале выпадет король, то где-то там наверняка сидит туз, который они как-то умеют вынюхать. Джокер в качестве первой карты у них вообще никогда не выходит.

Из одной комбинации, из двух пар или тройки, с помощью этого адского дублирования, используя его в каждой игре, «японцы» выигрывают целые состояния, причем дублирование получается у них по пять раз подряд. Как они это делают? Расстроенные игроки белой расы пытаются за ними подсматривать и повторять их действия, но с плачевным результатом, все теряются в догадках, не радиолокация ли это какая или, может, телепатия. Ведь даже если благодаря сверхъестественным талантам японцы отгадывают более крупную карту, то что заставляет выходить первой меньшую? Уж на это-то никакая телепатия повлиять не может!

Подумывали даже о том, чтобы как-то стать похожими на «японцев». Ну, пожелтеть-то довольно легко, хотя бы просто от зависти, только вот с глазками как-то не очень… Видимо, это просто нечто из области метафизики, хотя раздражает невероятно.

Лично я подсмотрела, что у них тоже иногда что-то не выходит. Начинает этакий «японец» скромненько, по одной монетке, и сразу же бросается дублировать. И если у него не получается, он перестает играть. Но уж если выходит, вот тут-то он и разворачивается! Вот тогда-то его и видно, и слышно, потому что машина бренчит, а он уже играет максимальной ставкой и дублирует везение. Как-то раз один из них (я сидела прямо рядом с ним), непрерывно дублируя, набил больше трех тысяч очков, или почти тридцать миллионов на старые деньги. Добрался до шести тысяч, нажал на выброс, получил монеты и спокойно ушел с огромным выигрышем.

Без дублирования они никогда не играют, в отличие от отечественных игроков.

Раз мне удалось сдублировать какую-то мелочь и попасть на большую карту четыре раза подряд.

– Вы уже пожелтели? – спросил с заботой в голосе мой сосед. – Может, это печень?

Это своеобразное явление продолжает бурно проявляться в «Мариотте», и все так же никто не может его понять.

* * *

Главный выигрыш, тот самый покер от туза и без джокера, на однозлотовых автоматах составляет двадцать тысяч злотых новыми деньгами (по-старому, двести миллионов, звучит более приятно), а на пятизлотовых – двадцать пять тысяч.

И если честно, я могу похвастаться несколькими необычайными успехами, потому что нечто подобное всегда приятно вспомнить. А о проигрышах я скорбеть не буду.

После выигрыша в прошлом году (впрочем, может быть, это было три года назад, на точной дате я не настаиваю, время идет быстро) шестисот миллионов за один вечер, что помогло мне выкупить наконец свою машину, я ужасно долго ничего не выигрывала и была очень довольна, если удавалось мало проиграть. В итоге я пришла к выводу, что хватит, высшая сила должна когда-то пойти мне навстречу, шутки в сторону. Время выходить вперед.

Я ухватилась за один автомат с надеждой, что попаду на его добрую полосу. Но необязательный подлец так и не выполнил своей задачи, выбрасывая выигрыши как из милости. Надежда моя несколько увяла, и я с грустью начала играть не по двадцать, а подешевле: то по десять, то по пять, иногда даже по два. Ну и, разумеется, эта стерва выдала мне тот самый большой покер!

Меня чуть удар на месте не хватил. Как раз этот покер я и хотела получить при игре по двадцать, а по пять он был просто потерян задаром!

Пятьдесят миллионов вместо двухсот, стыд и срам! Я так разозлилась, что решила все это проиграть: буду играть по двадцать злотых, хоть удовольствие получу.

И тут свершилось чудо. Всего через две минуты после того, как я стала упорно играть по двадцать, он выдал мне второго большого покера.

Честно признаюсь, я не поверила своим глазам. Некоторое время раздумывала, не снится ли мне все это. Нет, не снилось, автомат действительно выдал два больших покера подряд, случай вообще небывалый. Я отыгралась за все свои потери!

Понятия не имею, что я при этом пила, не успела запомнить, что именно этот автомат любит.

После очередного, к счастью, уже более короткого периода проигрышей мне снова стало казаться, что пора бы фортуне перемениться. Автомат в принципе со мной соглашался, платил довольно прилично, но я и так уже была в проигрыше, потому что вначале немного поиграла на дорогом, по пять злотых, а тот меня невзлюбил.

Играла я на нем по необходимости, все однозлотовые были заняты, поэтому я переменила место, как только один из них освободился. На кредите у меня было примерно две тысячи, вроде бы неплохо, но маловато.

Игрок рядом, точнее говоря, пан Збышек, вежливо предложил мне все это высыпать и закончить игру с выигрышем. Я энергично запротестовала, ничего подобного, я вовсе еще не в выигрыше, продолжу игру: или отыграюсь, или получу удовольствие, что тоже хорошо. Играть за деньги автомата – сплошное удовольствие!

Вообще пан Збышек – я могу это признать публично – приносит мне счастье. Сколько бы раз он по доброте душевной ни просил меня перестать играть, хватать свое и огородами, огородами… Я всегда в таких случаях выигрываю больше, по меньше мере еще столько же. Правда, в тот момент я об этом забыла, но тут сработала высшая сила.

Я не стала уменьшать ставку, играла по двадцать, кредит резко упал, у меня даже появилась мысль об экономии, к счастью, однако, я не успела воплотить ее в жизнь. К тузу и трефовой десятке автомат добавил остальное, и я снова получила большой покер!

Я специально пошла искать пана Збышека, чтобы он сам это увидел. Хороша бы я была, если бы ушла! Он согласился, что, действительно, не следовало. Я еще немножко поиграла на этом же автомате просто из вежливости, после чего вернулась на тот пятизлотовый, с которого начала. Поскольку я была в выигрыше, то наконец-то могла себе позволить поиграть на нем без стрессов.

Играла я по-разному, то по одной пятерке, то по две, то по пять, особых надежд у меня не было, ибо сколько же можно от фортуны требовать. В основном меня мучило дублирование, которое шло как кровь из носа, то есть никак. Кредит у меня метался то вверх, то вниз, в конце концов он упал совсем низко, а я, как человек в выигрыше и вообще легкомысленный, рубанула по пять, пропади все пропадом, и тут машина вдруг сама по себе, с первой же раздачи, без обмена карт, шикарно так устанавливает покер в червях.

У меня не было времени таращиться на него и не верить собственным глазам, потому что эти автоматы при такой комбинации сразу же начинают высыпать часть выигрыша. Пришлось его ловить, так как я все еще не люблю лишнего шума. Тем не менее это было очередное, настоящее, нормальное чудо, которое я вспоминаю с умилением.

* * *

И неужели кто-то мог всерьез подумать, что в подобной ситуации я стану распинаться о проигрышах и неудачах?

Если и стану, то уж не о своих…

* * *

Коль скоро мы с вами занялись «Мариоттом», следует заметить, что казино время от времени устраивает разные соблазнительные мероприятия.

Первое из них заключалось в розыгрыше автомашины, я уже не помню, что это было, «ланчиа», «феррари», «вольво»? Во всяком случае, что-то приличное. Машина эта стояла перед отелем, каждый мог ее видеть и пускать слюни. А лотерейные билеты приобретались тоже путем лотереи, а именно: если за один раз выигрывалось достаточно большое число жетонов, неважно во что, то выигравший получал и билет лотереи. Систематические неудачники не имели ни единого шанса. Чем удачливее кто-нибудь играл, тем больше возможностей он получал, хотя всем известно, что судьба бывает капризной и злорадной. Один ставит на сто комбинаций и проигрывает все, другой осмелится сделать всего лишь одну ставку и получает главный приз. Однако в данном случае надежду лелеяли все, используя самые высокие ставки, только бы получить лотерейные билеты.

Затем состоялась церемония розыгрыша лотереи, во время которой была допущена организационная ошибка. Для проведения лотереи был предназначен зал казино, поскольку руководство не ожидало большого скопления народа, и давка получилась ужасная, как в трамвае в часы пик.

Этот ад земной продолжался довольно долго, так как разыгрывались и выигрыши помельче – колечко с бриллиантом, золотые монеты, карманные калькуляторы, фотоаппараты и тому подобная ерунда. Наконец настала очередь автомашины, и выиграл ее какой-то тип не из Варшавы, похоже из тех, у кого собственные машины уже не помещаются в гараже. Везет же людям.

А еще там был один человек, набравший полный чемоданчик лотерейных билетов, в которых он лихорадочно копался, и на весь этот чемодан он не выиграл ничего, даже самого маленького утешительного приза.

Был также организован турнир по блэк-джеку (карточная игра вроде нашей игры в очко), в котором первым призом была поездка в Рио-де-Жанейро как раз на Новый год. Неизвестно зачем я тоже ввязалась в соревнование, ведь, с одной стороны, я в такие вещи никогда не выигрываю, а с другой стороны, вовсе не хотела ехать в Рио-де-Жанейро. Я села играть, пожалуй, только ради того, чтобы досадить одному мужику, который в результате в самом последнем туре потерял первое место, проиграв более везучему игроку, и был глубоко убежден, что в этом виновата я: мол, сидела перед ним и плохо подбирала карты. Он даже вполголоса обругал меня, хотя я не уверена, не был ли это комплимент, так как он предположил, что я пользуюсь необычайным успехом у мужского пола. Это в моем-то возрасте?!

Проходят в «Мариотте» и турниры на яйцах, я имею в виду автоматы с яйцами. Каждый получает по сто жетонов, игра ведется на время, а выигрывает тот, у кого спустя четверть часа остается больше всего. Однажды мне удалось в такой игре завоевать приз в виде кварцевой лампы, а мои знакомые выиграли двухнедельную поездку в Тунис.

* * *

Информация в последний час.

Дирекция «Мариотта» приняла весьма разумное решение и докупила несколько покерных автоматов из числа пользующихся наибольшим спросом. С джокером и по одному злотому.

Правда, не удержались и обзавелись еще одним пятизлотовым, но и он производит совсем неплохое впечатление. Кроме того, пятизлотовые автоматы были перепрограммированы, верхний предел составляет теперь пятьдесят злотых, а за большой покер платят пятьдесят тысяч, что производит еще более хорошее впечатление.

Покер покером, но вот если бы и наше правительство стало так учитывать предложения общественности, мы бы жили в настоящем раю…

* * *

Что-то мы никак не можем окончательно отвязаться от автоматов. Конечно, это прекрасное развлечение, да и стоят они повсюду, однако попробуем все же перейти к игре, наиболее ассоциирующейся с казино и вызывающей наибольшее негодование.


Рулетка

Рулетка как таковая бог знает с каких времен вещь для меня хорошо известная. Я умела играть в нее с рождения и до сего дня не знаю, откуда это у меня. Наверняка это какое-то таинственное свойство моего организма. Каких-либо рациональных и понятных причин этого не существует, так как непосредственно с рулеткой я в детстве не сталкивалась, а играла, самое большее, на привозимых из западных стран детских игрушках, где колесо нужно крутить рукой.

Случилось так, что однажды я оказалась в краковском отеле «Под розой». Видимо, это было не так давно, поскольку казино там уже вовсю процветало. Естественно, я немедленно поспешила в обитель разврата.

Денег, между прочим, было с гулькин нос.

Все мое состояние сводилось к пятистам тысячам старых злотых, поскольку я очень рассчитывала на гонорары за встречи с читателями. Однако оказалось, что рассчитывала я напрасно, поскольку платили мне по безналичному расчету, так что привет. Таким образом, я осталась при этой одной наличной банкноте, с которой могла делать что мне заблагорассудится.

Я остановилась у рулетки. Толкотня возле нее была средняя, можно было пробраться к игорному столу без особого труда. С первого же момента таинственный внутренний голос начал ко мне цепляться, утверждая, что выйдет 28. Я наблюдала за игрой, старательно отмахиваясь от внутреннего голоса. Времени у меня было полно, ставки еще продолжали принимать. Касса обмена на жетоны находилась в двух метрах от меня, я могла обменять свои пятьсот тысяч на что угодно, а могла и поставить их целиком на эти самые 28.

Ничего подобного, я продолжала торчать на одном месте, уставившись на номер в стопроцентной уверенности, что выпадет 28. Шарик покатился, ставки были на все номера, за исключением 28. Душа моя верещала по этому поводу, еще в последний момент я могла просто бросить деньги на эти паршивые 28 – куда там, паралич разбил меня совершенно безнадежно.

Ну и что же вышло? Ежу ясно. Разумеется, 28.

С этого момента я решила в рулетке руководствоваться наитием.

* * *

Рулетка в «Мариотте» выглядит разнообразно не только с точки зрения затрат, там и все столы неодинаковые. Начнем с самых простых различий, математических, лишенных всякой метафизики.

Размеры ставок там разные, кажется, самый дешевый стол – по злотому, может, по два с половиной злотых, а самый дорогой стол – по двадцать пять злотых. В промежутке есть еще столы по пять и по десять. Легко угадать, что чем дороже, тем быстрее на нем можно выиграть и потерять состояние.

Скорее потерять…

(Я проверила и вношу поправку: самая низшая ставка рулетки составляет два злотых пятьдесят грошей. Кажется, ставка за злотый просуществовала всего несколько недель, а может быть, ее вообще не было.).

У рулетки есть еще такое свойство, что в отличие от автоматов она представляет собой как бы коллективную игру. Легко видеть и успехи, и неудачи соседних игроков, и можно учиться на чужих ошибках. А страсти она возбуждает огромные.

На рулетке наиболее ярко прослеживаются закон серии, правящий азартными играми, черная и светлая полосы, а также их свойства. Покинуть рулетку в нужное время, отойти от стола, когда требуется, – это великое искусство, значительно выше, чем на автоматах, и редко кому подвластное.

* * *

Здесь нужно упомянуть об одной проблеме, ибо не каждый располагает такими знаниями. Так вот, некая особа ставит свой обожаемый жетончик, например, на 20. Фортуна к особе благосклонна, выпало 20. Особа получает тридцать пять выигранных жетонов, а тридцать шестой, ее собственный, остается на номере Хотя принуждения нет, можно его забрать и поставить на что-нибудь другое.

Не советую.

И сразу же скажу почему, только перед этим еще раз напомню о размерах ставок. Один жетон – это пять злотых, десять, двадцать пять, в зависимости от стола, можно играть по одному жетону, а можно и по десять Кажется, в наших казино десять жетонов на один номер – это верхний предел Так вот, человек цепляется за один номер, скажем за тринадцать, тринадцать не выходит, он постепенно повышает ставку, добавляя жетоны в надежде, что, если выйдет, он сразу же отыграется…

Не за то отец сына бил, что играл, а за то, что он, этакий молодой кретин, решил отыграться. Это так, мимоходом.

Доходит он до десяти жетонов, идет дальше, на один номер он уже садиться не может, потому что достиг верхнего предела, и он начинает обставлять вокруг сплиты и корнеры.

О господи. Это ведь тоже не все знают…

С научной точки зрения рулетка, а также другие игры в казино были описаны паном Бучным, бывшим крупье, бесспорным специалистом.

Я не собираюсь с ним конкурировать. Тем не менее кое-что следует о рулетке рассказать.

Поле, на которое ставят игроки, выглядит следующим образом:

Одни номера – красные, другие – черные, а ноль – зеленый.

Кроме того, как мы видим, все поле делится на три вертикальные и три горизонтальные части Поэтому можно ставить по-разному: на каждые двенадцать номеров (то есть на сектор целиком), на красное или на черное, на четные или на нечетные числа, на отдельный номер, на два номера сразу, кладя жетон на черте между ними, – это и называется сплит; на четыре номера, кладя жетон на перекрестье линий между ними, и это называется корнер, а также на номера, стоящие рядом на колесе. Все знают, что шарик бегает по колесу, а колесо, естественно, имеет номера, причем вперемешку, а не подряд.

Если бы еще стол имел номера вперемешку, игроки, по всей видимости, свихнулись бы.

Колесо рулетки имеет следующий порядок цифр:

0, 32, 15, 19, 4, 21, 2, 25, 17, 34, 6, 27, 13, 36, 11. 30, 8, 23, 10, 5, 24, 16, 33, 1, 20, 14, 31, 9, 22, 18, 29, 7, 28, 12, 35, 3, 26.

Выигрыши тоже получаются разные, в зависимости от того, на что вы играете. Как подсказывает логика, поскольку цветов два, на них можно выиграть только двойную ставку, то есть вы ставите, например, на красное и, ежели шарик соизволит остановиться на красном, назад получаете в два раза больше.

Секторов по двенадцать номеров три, поэтому выигрыш идет втройне. Вы кладете свои драгоценные жетончики на сектор, к примеру, 1 – 34, и если выпадает любое число из этого сектора, то вы выигрываете в три раза больше, чем поставили.

Чисел на рулеточном поле тридцать шесть, не считая ноля, поэтому выигрыш идет в тридцать шесть раз больше ставки. Теоретически, а на практике – 35 жетонов за один, зато наша ставка остается на игравшемся номере и играет дальше.

Понятно, что можно играть и дороже, ставя несколько жетонов, вплоть до двадцати.

Способы игры бывают разные.

1. Все время на одни и те же цифры.

2. Исключительно на цвет – красное или черное, повышая ставку в случае необходимости.

(Для тех, кто не очень любит математику, тут нужно заметить, что обычное удвоение ставки их не слишком обогатит. Самое большее, что вы можете выиграть, это всего один жетон, даже если дойдете в своем безумии до тысячи. Это легко рассчитать: вы проиграли один жетон, поставили два, проиграли, поставили четыре, проиграли, поставили восемь, в сумме это уже пятнадцать. В этот момент, при ставке восемь жетонов, вы выигрываете и получаете выигрыш вдвойне, то есть шестнадцать жетонов. Разница в вашу пользу составляет один жетон, и так будет всегда. Поэтому ставку следует утраивать, что, правда, сулит больше надежд, но в то же время быстрее приближает к банкротству.).

3. Только на корнеры (перекрестки полей, ставка идет одновременно на четыре номера, и выигрыш таким образом становится во столько же раз меньше, чем при ставке на отдельный номер).

4. Ходом шахматного коня.

5. На собственный день рождения, свадьбы, на номер водительских прав, на текущую дату, на что угодно, что сидит у нас в памяти или что мы считаем для себя счастливым.

(В каком-то очередном мероприятии с призами билеты для лотереи можно было получить, если игрок угадает номер, совпадающий с текущей датой. Например, одиннадцатого числа нужно было выиграть на одиннадцати. На следующий день – на двенадцати. И так далее.).

6. На число лет, но эта возможность касается только не очень пожилых людей, моложе тридцати семи лет, так как в рулетке тридцать шесть номеров. Ну и еще ноль. Не известно, как к нему относиться.

7. Ставя на числа, кончающиеся на одну и ту же цифру, то есть 2, 12, 22, 32, или 5, 15, 25, 35, или же 7, 17, 27 и так далее.

(Я знаю одного пана, который утверждает, что на эту последнюю комбинацию он всегда выигрывает. Вдохновленная его успехом, я попробовала ее применить, но, к сожалению, у меня не очень-то получилось. Главной проблемой было выбрать, с чего начинать и за что держаться, например после часто выходящей тройки. За шестерку? Семерку? Единицу? Черт его знает…).

8. По наитию.

9. На что попало.

10. На любого счастливого игрока. Этот последний способ приводит к тому, что вышеназванный игрок довольно быстро перестает быть счастливым.

11. На неудачника. Разумеется, играя против него.

12. На таблицу умножения. (Предположим, вышла восьмерка, она делится на 2 и на 4, дважды восемь – шестнадцать, трижды восемь – двадцать четыре, далее 32 и 40. Уже ясно, как надо ставить…).

13. Закрыв глаза, на что придется.

14. По зрелом размышлении (весьма сомнительный метод).

* * *

Проиграть можно без особого труда по всем методам.

И тут мы возвращаемся к нашей сироте – к одинокому жетону, поставленному на игровой стол.

Немало лет тому назад я и сама наступила на эти грабли. Я ухватилась за ноль. Играла и играла на этот проклятый ноль, а он все никак не хотел выходить. Я уже ставила по четыре и пять жетонов, иногда даже и по шесть, ускоренной рысью приближаясь к банкротству, когда наконец он вышел. Я облегченно вздохнула и произнесла самые глупые слова в моей жизни:

– Ну уж второй раз ноля не будет.

После чего механически забрала поставленные жетоны.

И что же? Немедленно во второй раз вышел ноль.

Не знаю, как меня в этом казино удар не хватил…

Не сосчитать, сколько раз я видела идентичную картинку, правда, это касалось уже не меня, а других людей. Второй раз совершить подобный идиотизм мне не удалось.

* * *

Тут я снова позволю себе сделать отступление, вроде бы исторического характера. В Тиволи тоже была рулетка, весьма упрощенная. Не шарик бегал по большому колесу, а по вертикальным столбикам трещал стальной зуб, останавливаясь в конце концов на каком-то номере. Это напоминало мальчишку, бегущего вдоль забора и стучащего палкой по штакетинам, а увидеть такое колесо можно в любое время на экране телевизора в нашей телепрограмме «Большая игра»[4].

Способ игры путем пережидания я позволила себе описать в книге «Все красное».

Так было и здесь. Например, четверка все не выходила и не выходила, стальной зуб ее старательно избегал, зато уж когда вышла, то несколько раз подряд. В Тиволи я приобрела первые крупицы знаний о законе серии.

Забыла сказать, хотя это, по-моему, и так ясно, что нет запрета играть даже на все сразу.

Можно поставить сразу и на красное, и на черное, хотя это не имеет никакого смысла, на четное и нечетное, а также на все номера скопом, сколько их там есть. Некоторые так и делают: обставляют все поле, хотя и по-разному, на одни номера ставят один жетон, на другие – половину (то есть ставят на два номера сразу или на сплит), еще на другие – по восемь, и вообще столько, сколько позволяет регламент. А потом выходит номер за полжетона, и в результате они горят, как швед под Полтавой.

Игра ведется исключительно жетонами разного цвета, каждый игрок получает свой цвет, и ему легко запомнить, на что он ставил, к тому же не возникает сомнений, кому принадлежит выигрыш.

Коричневые вон у того господина, и никто под него не подошьется. Обмен наличных на жетоны происходит непосредственно у крупье, не надо бежать в кассу, что великолепно облегчает проигрывание крупных сумм.

У рулетки я наблюдала сцены настоящих финансовых потрясений.

Играл как-то один мужчина, причем в страшном ажиотаже, еще на старые деньги. Выхватывал наличные из кармана и обставлял хотя и не все номера, но зато крупно. Проигрывал он артистически, с каждым оборотом шарика теряя все поставленные жетоны и лишаясь тридцати миллионов. Такая у него была норма, по тридцать миллионов за один раз, я специально подсчитала из простого любопытства. Я на этом столе не играла, просто случайно взглянула, проходя мимо, и задержалась посмотреть, что из этого выйдет.

Сто восемьдесят миллионов он потерял прямо на моих глазах, и явно было видно, что фортуна его не любит. Полюбила ли она его потом или нет, понятия не имею, потому что мне эта забава наскучила и я пошла дальше, заниматься собственными делами.

И наоборот. Играла я у стола, довольно скромно, в основном проигрывая, вместе со мной играли, в частности, два японца. Они не придерживались определенных номеров, а ставили на разные по максимальной ставке, и все у них выходило. С каждым оборотом шарика они выигрывали по тридцать пять старых миллионов, как раз наоборот по сравнению с тем неудачником. После первого же проигрыша они прекратили играть и тут же ушли.

Я лично несколько раз пережила на рулетке настоящее чудо.

Я всегда ставлю на ноль. Без какой-либо веской причины, просто ставлю, потому что мне так нравится, и все. И шесть раз (я это старательно считаю) повторялась одна и та же ситуация, которая выглядела следующим образом.

Поиграв какое-то время, я оказалась в проигрыше и одумалась. Возможно, у меня и деньги были, но я решила, что хватит тратить, а может быть, они у меня вообще кончились. Передо мной лежали оставшиеся жетоны в количестве шести штук. Что можно сделать с шестью жетонами? А, пропади они пропадом, я сгребла все и поставила на одинокий ноль.

И ноль вышел.

А я завершила игру с выигрышем. Потому как, несколько придя в себя после такого потрясения, взяла часть выплаченного выигрыша денежными жетонами, причем теми, что покрупней, за которые, в общем-то, тоже можно играть, только перед этим нужно совсем с ума свихнуться.

Эти-то денежные жетоны я и решила сэкономить и, борясь с соблазном, больше к ним не прикасалась. Сама себе удивляюсь.

И такая необычайная вещь приключилась, со мной в жизни целых шесть раз.

* * *

Столы для рулетки различаются и с точки зрения выпадающих номеров, если можно так необычно выразиться. Переводя на человеческий язык, на одних ноль выпадает чаще, на других – реже или вообще не выпадает, на одних сыплются четверки и семерки, на других – пятерки и двойки, и зависит это, по всей вероятности, от крупье. Крупье посылает шарик рукой, а он тоже человек. Как известно, все люди отличаются друг от друга. У каждого свой размах, каждый пускает шарик сильнее или слабее, и тот летит по-разному. Возможно, однако, что существуют и иные, дополнительные причины, из-за которых на одном столе через каждые несколько игр появляется, скажем, 23, а на другом столе этих 23 весь вечер не увидишь. Возможно также, что шарик любит определенные секторы круга.

Бывает, что пущенный с разной силой шарик упрямо останавливается в одних и тех же местах, например между 17 и 11, и тогда часто выходит 27, или между 12 и 4, и тогда имеются большие шансы выиграть на нуле. Или же шарик капризно выбирает себе каждый раз иные места круга.

Во всяком случае, разные цифры любят повторяться, здесь – одни, там – другие, игрок же может делать все, что ему сердце подсказывает.

Не разум, естественно, разум с азартом не имеет ничего общего.

Мой родной сын играл однажды весь вечер на всех столах одновременно, ставя по одному жетону исключительно на шестерку. И ни на одном столе ни разу шестерка не вышла. Миром цифр правят какие-то таинственные законы.

* * *

Принимая во внимание, что рулетка – игра групповая, ее можно использовать самыми разными способами.

У столов, особенно дешевых, обычно бывает толчея. Достаточно четырех человек, чтобы они начали мешать друг другу. В «Мариотте» и вообще во всех наших казино работает американская рулетка, которая отличается тем, что действует очень быстро. Если не появится перерыв, связанный с выплатой крупных выигрышей, вы едва успеете поставить на свое, а уж о том, чтобы немного подумать, и речи быть не может. К тому же игроки сами затрудняют себе жизнь, потому что тот, который сидит около ноля, лезет ставить на 35, а тот, что около 35, судорожно держится за двойку. Они сталкиваются над столом руками и головами, а крупье безжалостно объявляет: «Ставки сделаны!» Словом, занятие крайне нервное и утомительное, к тому же при большом стечении народа и сильной толчее часть общества сидит друг у друга на плечах и головах, сует в ухо локоть, сбрасывает очки и портит прически. Ужасно!

Зато подумайте только, какие великолепные возможности открываются для флирта!

Казино создано отнюдь не для романов, и вовсе не секс там у всех на уме, но всегда может так случиться, что один человек положит глаз на другого. Дама это или джентльмен, абсолютно все равно, та самая толчея и доставание номеров через людские головы и спины дают возможность физического контакта, что иногда чудесно открывает дорогу чувствам. Если это кому-то нравится, пожалуйста, человек, желающий познакомиться или упрочить знакомство, имеет здесь такие возможности, о которых можно только мечтать, хотя ему придется считаться с тем, что, получив удовольствие, он лишится везения в игре.

* * *

Рулетка позволяет приобрести и опыт общего характера.

* * *

А опыт общего характера выглядит следующим образом.

Или тебе в данный момент везет, или уж нет.

Если да, то ты начинаешь выигрывать. Что ни номер, то как раз то, что надо, и так может продолжаться очень долго. Куча жетонов у везучего игрока все растет и растет, он все больше получает «кэшем» (это странно звучит, но так и есть. «Пожалуйста, кэшем»[5] – так говорят все), теми самыми денежными жетонами, преимущественно по миллиону штука. (Старому миллиону. Сейчас стоимость жетонов дошла до пяти тысяч новыми. Возможно, что, когда эта книга выйдет из печати, они достигнут двадцати или даже ста тысяч.) Человек богатеет и одновременно все больше шалеет, повышает ставки, безумие из него так и прет, если ему в порядке исключения и удается что-то не угадать, он по инерции продолжает обставлять весь стол, а почему нет, у него ведь этого добра еще сколько угодно, так что он может себе позволить делать все, что хочет.

Эта инерция его и губит. Светлая полоса кончается, чего ошалевший игрок не замечает.

Убежденный, что это временно, что хорошая полоса вернется, он продолжает играть резко и в потрясающем темпе теряет все, что выиграл.

После чего вытаскивает из кармана следующие купюры…

Хуже еще. Если в такой момент игрок вдруг решит переждать один оборот шарика, почти на сто процентов гарантировано, что как раз тут-то и выйдет его любимый номер, на который он выше всего ставил весь вечер. Тогда уж его точно хватит удар.

А следовало бы уйти после первого же проигрыша.

Ну ладно, согласна. Бог троицу любит. Уйти после трех проигрышей.

Из двух зол лучше уж, если игра начинается с черной полосы. Еще недостаточно разгоряченный азартный игрок, потерпев первые неудачи, будет играть осторожнее и дешевле. У него не идет и не идет. В зависимости от количества денег, предназначенных для Молоха, он должен либо прекратить играть – невезучий вечер (или же невезучая ночь, невезучий день, время суток не имеет значения) и отказаться от любимого развлечения, либо последовательно переждать этот период невезения. Или же поменять стол и проверить, как у него пойдет на другом.

Дороже всего обойдется как раз упорное ломание недоброй полосы, которое может затянуться до самой смерти. Однако в конце концов наступает такой момент, когда черная полоса кончается и упрямец начинает выигрывать. Он может играть долго, почему бы нет, а если заранее почувствует приход хорошей полосы и поднимет ставку, то сумеет компенсировать первые потери и даже выйти на плюс, но для этого нужно иметь железные нервы и собачий нюх. Обычно же он начинает немного выигрывать и снова впадает в запал, который может его погубить.

Все зависит от того, обычная ли это черная полоса или же ядовитая. Против ядовитой есть только один метод – переждать. Избави боже, не ломать ее! Скорее уж человек себе хребет сломает…

В то время как обычная черная полоса живет в добром согласии с хорошей полосой и они сменяют друг друга. Поэтому если мы предполагаем, что эта черная полоса – обычная, то, хотя проигрыши летят друг за другом, – ну и пусть, главное – не терять присутствия духа, прорваться сквозь туман безумия и выбить из себя искорку мысли: поиграть иначе, возможно на корнеры, на сплиты, сменить стол, сменить облюбованные номера, попробовать ставить на не очень любимые и заброшенные числа, однако в любом случае играть по маленькой. И желанный миг придет. Если умело распорядиться хорошей полосой, то наши доходы увеличатся в мгновение ока, мы окажемся в выигрыше и имеем шанс при этом выигрыше остаться, поскольку первые неудачи на какое-то время научили нас уму-разуму. Теперь безумие охватит нас не сразу, ведь неудачи еще сидят в памяти, как занозы, и заставляют быть сдержанными, мы уже в состоянии предвидеть конец светлой полосы. Компенсировав потери и выйдя на плюс, мы сможем уговорить себя встать от стола и сделать короткий перерыв.

* * *

Клинический случай воздействия такой черной полосы произошел лично со мной в Кракове, в отеле «Форум».

Тамошнее казино ужасно мне понравилось. Я обнаружила там древние фруктовые автоматы, выброшенные из «Гранда», и меня прямо-таки захлестнуло умиление. До следующей встречи у меня оставалось еще два часа времени. Я бросилась к автомату, и тут вдруг у меня так и поперла удача. То есть началась счастливая полоса.

Вскоре я была в очень неплохом выигрыше и продолжала выигрывать, но тут меня оторвали от развлечения те самые люди, с которыми я договорилась встретиться. Ну ладно, я забрала деньги (хочу напомнить, что в казино выигрываются живые деньги), ушла, сделала все, что требовалось, в том числе съела прекрасный ужин, после чего в расстроенных чувствах вернулась в казино.

Расстройство заключалось в конфликте между знанием и страстью.

Прерванная счастливая полоса никогда не возвращается. Я это хорошо знала, но мне страшно хотелось еще поиграть на этом автомате, он мне нравился, поэтому я сама себя убедила, что тут случится какое-то исключение или чудо. К сожалению, чуда не произошло, игру я закончила в проигрыше. А ведь могла поиграть на чем-нибудь другом, никто мне не запрещал.

В этом все дело. Вынужденно прервать черную полосу – сплошная радость. Прервать же добрую…

Может быть, лучше пойти спать, а игру отложить на завтра.

* * *

Постороннему человеку, который прервет нам добрую полосу, мы имеем полное право дать в морду, и любой суд нас оправдает.

* * *

Жадность губит любого, и это железное правило, из которого не бывает исключений.

* * *

Отчаяние тоже вредно. Если мы наметим себе какой-то номер и начинаем упорно и крупно на него ставить, а он с еще большим упорством не выходит – стоит отчаяться. Оставить его в покое или вместо восьми жетонов поставить на него один, или даже полжетона, и не успеем мы оглянуться – пожалуйста! Вот он! И тогда нас тоже хватит удар.

Но предупреждаю: если мы будем настойчиво за него держаться, он может не выйти еще хоть неделю.

* * *

Основой успеха является вдохновение.

Разумеется, это должно быть порядочное вдохновение. Не такое, которое заставляет нас вдруг покупать акции, едва держащиеся на ногах, садиться в первый попавшийся автобус, который едет в совершенно неведомый район, совсем не туда, куда нам надо, съезжать с незнакомого шоссе в неподходящем месте, ставить на лошадь, которая придет последней, и так далее, и так далее. Мы имеем в виду настоящее вдохновение.

Настоящее вдохновение проявляется в едином озарении. Что-то попалось нам на глаза, один какой-то номер, причем мало того, что попался на глаза, он еще и в душу запал… Мы и подумать ничего не успели, впрочем, и не стоит думать.

Умом мы в этот номер не верим, нет в нем никакого смысла, и нет у этого числа никаких оснований выпадать, оно нам не нравится, обычно мы на него не играем. Неважно, вдохновение знает лучше. Если мы на этот номер не поставим, немедленно и крупно, потом будем волосы на себе рвать где только можно.

Вдохновение велит нам поставить на тридцатку, на одиннадцать или на что-то там еще. Бросить целую стопку жетонов на черное. Ждать до последнего момента и поставить на то, что нам приглянулось.

Настоящее вдохновение проявляется редко, зато выиграть на нем можно больше всего.

И больше всего потерять…

* * *

Ослиное упрямство еще более вредно, чем отчаяние.

Видно и ежу, что на этом столе выпадает 17 и рядом стоящие цифры, а в качестве альтернативы выходит 23. Даже если бы мы доигрались до смерти, ничего похожего на ноль, 20 или 32 не получили бы. Но ослиное упрямство велит нам ставить на свои номера и терять целое состояние, и мы его действительно потеряем, если не сумеем взять себя в руки.

Одно дело – последовательность, и совсем другое – ослиное упрямство.

* * *

Существует точка зрения, якобы все в рулетке зависит от крупье, какой номер он захочет, такой и выбросит. Возможно. Мне не раз приходилось играть за столами, где антипатичный и агрессивный буцефал, конечно не один и тот же, скажем так – несколько разных буцефалов упрекали крупье или крупьершу в преднамеренном злостном выбрасывании номеров, которые им не подходят, горячо требуя от них исправиться. Они были настолько «любезны», что на месте крупье я приложила бы все старания к тому, чтобы даже случайно на их номера ничего не выпало, и не исключено, что те придерживались такого же мнения.

Однако крупье – тоже человек, а не компьютер. Я не верю в то, что он может идеально попасть на нужный номер своим глупо скачущим шариком, в район номера – это еще возможно, но отнюдь не в точно рассчитанное место. Чуть соскользнет у такого крупье палец, малейшее колебание, дрожь – и шарик уже летит куда-то в иное место. Что вовсе не мешает при большом опыте…

Впрочем, черт их знает, может, они эти шесть нолей подряд выбрасывали специально для моего удовольствия? Чтобы мне было еще за что играть? Нет такого закона, чтобы меня все не любили!

* * *

Нужно, однако, признать, что в рулетке случаются абсолютно непонятные вещи. Какое-то время тому назад журнал «Твуй стыль» решил сделать репортаж из казино, воспользовавшись в своих целях услугами автора этой книги. Автор, как уже, наверное, всем ясно, неплохо разбирается в этих бирюльках и без труда мог симулировать игру.

Симулировать пришлось потому, что фотографии можно было сделать только в моменты, когда казино не работает, перед открытием, чуть ли не на рассвете. Один крупье пришел пораньше, мы с пани редакторшей получили жетоны, и шарик принялся за дело.

Я была глубоко убеждена, что мы будем попадать раз за разом, поскольку ничего от этого не получаем. А вышло совсем наоборот. Учитывая полное отсутствие потерь и доходов, крупье было абсолютно все равно, и он бросал как попало, мы обе обложили фишками чуть ли не по полстола и тем не менее не угадали ни одного раза. Ни одна из нас. Фотограф долго примерялся, игра шла активно, и ничего. Ни тени успеха!

Меня это крайне удивило. Как известно, можно отгадать даже шесть номеров в спортлото, при условии что вы на эти номера вообще не будете ставить. Если игра симулируется, выигрыш должен быть громадным, ибо в этом и проявляется ирония судьбы, а тут полный фиг. Что бы это могло значить?

Может быть, просто то, что рулетка абсолютно непредсказуема?

* * *

Вообще-то эмоции утомляют, и даже наш организм требует иногда отдыха. Его может нам предоставить…


Блэк-джек

Блэк-джек…

Кто хотя бы раз в жизни не играл в очко?

Разве что какие-нибудь весьма странные личности, к примеру из тех семей, которые с самого начала увлекались бриджем, что может в какой-то мере служить для них оправданием. Остальным я просто удивляюсь.

В чем заключается блэк-джек, или 21, или очко, знают все. Тут банкир, а тут мы. Мы получаем карту и, ведомые вдохновением (нам кажется, что разумом, но это иллюзия), объявляем ставку. Банкир тоже получает карту. Мы просим следующую, причем наша цель – набрать сумму очков, близкую к 21.

Двойка – это два, семерка – семь, а каждая фигура означает десять очков. Итак, у нас на руках пятерка, шестерка, в сумме одиннадцать очков, и мы страшно хотим прикупить десятку, даму или валета, тогда мы наберем 21 очко. А приходит четверка. У нас пятнадцать. Господи, что же делать?! Остановиться на пятнадцати?

Идиотизм, мы можем рассчитывать только на перебор у банкира, то есть на то, что он наберет в сумме более 21 очка и, естественно, проиграет, а вдруг он наберет, скажем, 17, и как мы тогда будем выглядеть? Как из половины этой… как бы лучше сказать… ну, задницы – форточка.

Ну что ж, тогда берем еще одну…

И – раз: приходит шестерка, у нас 21!

Два: приходит девятка, можно сливать воду.

Три: приходит двойка, и мы снова в мучительных раздумьях.

Опытные люди, умеющие к тому же быстро считать, могут примерно вычислить, что из играющих шести колод уже вышло, мелочь или крупные, и чего можно в большом приближении ожидать, и в соответствии с этими прогнозами или требуют себе еще карту, или нет. Люди, разгоряченные игрой, которых подавляющее большинство, поступают по-разному, в зависимости от типа обуревающего их безумия.

В блэк-джека я поигрываю, когда мне хочется посидеть в казино, отдыхая. В этой игре меня считают полной идиоткой и чем-то вроде наказания Господнего.

В блэк-джеке можно использовать различные модификации, а также выиграть полусухое шампанское.

Для шампанского нужно заполучить три семерки. В первый раз, когда мне пришли эти три семерки, я была в полном изумлении и потрясении. Во второй раз я уже допускала такую возможность. В третий раз, набрав две, я нагло и бесстыже заявила:

– Пожалуйста, третью.

И третья семерка пришла, чем, между прочим, несказанно меня удивила. В четвертый раз я начала считать данное явлением обыкновенным и вполне естественным, после чего жизнь быстренько вывела меня из этого заблуждения.

Поэтому я не настаиваю на шампанском, тем более что полусухого не выношу.

* * *

Особенностью блэк-джека являются суеверия игроков.

Существует убеждение, что предыдущий игрок, то есть получающий карты раньше вас, влияет на продолжение игры. Некоторая доля правды в этом имеется. Возьмет себе этот игрок еще одну карту и захапает валета, а нам придет желанная пятерка. Захапает он, паршивец, пятерку, и нам достанется идиотский валет, а с ним – перебор. Убить кретина мало! И я даже не очень удивляюсь тому джентльмену, который обозвал меня в той игре за Рио-де-Жанейро, значит, не видел он возможности отправиться туда на машине самостоятельно, за собственные деньги.

Мнение, что якобы в игре помогает умение считать карты и помнить, что уже вышло, я лично считаю ошибочным по следующим причинам.

Во-первых, в тех шести колодах, которыми оперирует крупье, всех карт по 24 штуки. 24 туза, 24 двойки, 24 восьмерки и так далее. Средний человек может, в конце концов, даже в запале игры заметить и запомнить, положим, шампанские семерки, кроме них еще тузы, необходимые для выигрышной комбинации, наконец еще и дамы или, например, пятерки, если сложилось некое личное к ним отношение, но все остальное у него скоро потеряется, особенно при быстрой игре. А бесплодные усилия только заставят его нервничать и собьют с толку.

Во-вторых, в игре принимает участие не полный комплект карт, часть из них остается в запасе, называемом специалистами «башмак». Делается это специально, чтобы запутать игроков.

Даже если бы в нас был компьютер или же мы обладали сверхъестественными способностями, все равно не смогли бы отгадать, что осталось в этом «башмаке». Предположим, в течение всех предыдущих раздач вышла только одна двойка, поэтому мы ожидаем, что в конце будут выходить маленькие карты, так как где-то, черт возьми, эти недостающие двадцать три двойки должны болтаться, а тут – фиг вам: случай распорядился, что все они сидят в «башмаке». И мы можем крупно пролететь.

В-третьих, допустим, мы в состоянии считать как бешеные, ни один компьютер нам и в подметки не годится, мы все знаем: не выходили еще три валета, пять тузов, не хватает четырех пятерок, трех десяток, трех троек… И что нам дадут эти знания, если мы и так понятия не имеем, что именно нам придет – недостающая тройка или недостающий валет? То есть опять все в пролете.

Из двух зол лучше уж играть как бог на душу положит.

Я лично была свидетелем, а также жертвой следующих раскладов.

У меня было 17 очков мелкими, то есть я добралась до этих семнадцати на одних малых картах и впала в сомнение. Дело в том, что 17 – это минимальная сумма очков для банкира; если у него меньше, даже хотя бы 16, он обязан продолжать брать себе, и только если у него ровно 17, он может остановиться. Эти 17 очков выпадают у банкира довольно часто, поэтому мои семнадцать дадут мне в лучшем случае ничью, разве что у банкира выйдет перебор, то есть больше 21 очка. С другой стороны, малых карт вышло уже подряд штук семь, если не больше, поэтому по логике должна наконец появиться крупная карта, которая меня добьет. Брать?… Не брать?

Я не стала брать. Следующей картой оказалась четверка. Если бы я ее взяла, у меня было бы 21. Я нехорошо о себе подумала, может даже очень нехорошо. Ну а эту игру я, разумеется, проиграла, так как крупье набрал 18, тогда как у меня остались эти проклятые 17 очков.

И наоборот. Хотя нет, как раз так же. Опять мне шли малые карты, и опять я ждала больших, два полученных туза я разложила на две игры с надеждой, что к каждому мне придет какая-нибудь фигура или хотя бы восьмерка или девятка.

Куда там, пришли двойка и тройка. И я, конечно, опять проиграла.

«Наоборот» относилось к типу рядом со мной.

«Одни крупные, – бормотал он себе под нос, – теперь должна прийти маленькая!» У него было 15 очков, он попросил еще карту и получил… десятку.

Я собственными глазами видела, как шесть тузов вышли подряд. Видела целую серию и малых, и больших, а также полную мешанину. Блэк-джеки один за другим на том же самом поле, что бы человек ни делал – открывал себе новое поле, закрывал предыдущее, тянул по-глупому или вообще не прикупал. Просто ничего нельзя было поделать, и все.

Я не верю ни в какие законы карт.

Опытные и породистые игроки, как правило, останавливаются на небольшом количестве очков, бывает, что даже на двенадцати, рассчитывая на перебор у банкира. Должна признать, что это у них, в общем-то, даже неплохо получается.

* * *

Блэк-джек, по сути дела, игра спокойная, тут можно отдохнуть от поспешных эмоций, к тому же на нем проигрываешь в гораздо более медленном темпе. Говорят, что можно даже выиграть, – это утверждала одна моя приятельница, с рождения обожающая очко. Она закончила игру с выигрышем в пятьдесят тысяч старых злотых, поэтому вполне возможно, что она права.

Разумеется, я видела несколько разных типов, уходящих от стола блэк-джека с большими деньгами на руках, однако упрямо считаю это исключением, что вытекает из опыта ранней молодости. Я тогда играла в обыкновенное очко, с людьми, так как о существовании казино знала исключительно из литературы, игра носила приятельский характер, хотя бывало, что и довольно бурный, а банкиром становился каждый по очереди. Поочередно наступал «стук», то есть утроение пули, и банкир, как правило, забирал самую большую долю… Так что, коль скоро я не могу быть банкиром, выигрыш представляется мне вещью сугубо сомнительной…


Казино как таковые

Голову на отсечение не дам, везде ли так, но, например, в «Мариотте» особый раздел представляет собой дача денег в долг.

Это явление делится на два вида. Один носит частный характер, второй как раз наоборот. Игроки, знающие друг друга, правда в основном в лицо, а иногда только по имени, дают один другому в долг бескорыстно, от доброты души и полного понимания. Более или менее известно, кто здесь богатый, а кто бедный, но не это является решающим критерием. А вот люди, меньше заинтересованные в игре, дают в долг, скажем так, профессионально, под проценты. Для настоящих азартных игроков этим людям просто цены нет, они выступают в виде спасательного круга в тот самый момент, когда вынужденный отказ от игры мог бы нанести пострадавшему непоправимый удар, и вполне возможно, что эти, казалось бы, пиявки уже не одного игрока спасли от потери здоровья.

Но не финансов. Если уж не идет, то не идет…

Однако для порядочного азартного игрока потеря финансов – это так, семечки, ради игры он готов пожертвовать всем.

У обоих видов долгов есть один основной закон – отдавать вовремя.

Человек, который одолжил деньги и не отдал, может распрощаться с надеждой когда-либо что-либо от кого-то получить снова. Он – конченый человек. Разве что придет в назначенное время, скажет что полагается и получит отсрочку долга, у кого-то – бескорыстно, у другого – с процентами. Однако уж второй срок он обязан соблюсти безоговорочно, иначе все перестанут с ним разговаривать и ему придется жить за свой счет.

* * *

Я довольно прилично познакомилась с казино в следующих городах: Варшава, Краков, Вроцлав, Шецин, Дувиль, Ла Боль, Биаритц, СенЖан-де-Лю, Сет, Ницца, Монте-Карло, Ментона, О-ан-Прованс, Форж-лез-О, Ангиен, Баден-Баден, Вена.

Казино в Каннах я осмотрела исключительно снаружи, поскольку попала туда как раз на открытие кинофестиваля и о том, чтобы поставить где-то свою машину, и речи не могло быть.

Все эти казино выглядят похоже. У них есть ярмарочная часть и игровые залы, причем в ярмарочную часть можно войти бесплатно, а вход в залы платный. В ярмарочной части находятся автоматы.

Там я отметила то же самое явление, что и у нас, а именно: самой большой популярностью пользуются покерные автоматы, с джокером, они самые дешевые. Автоматы по два франка обычно окружены толпой, машины по десять и двадцать – ожидают клиентов. Учитывая, что при игре за два франка тоже можно остаться голым, совершенно непонятна подобная слепота различных правлений и дирекций, которые не понимают собственной выгоды и не увеличивают число наиболее желанных автоматов. В Ницце вся толпа сидела вокруг и сбоку, не отводя горящих взглядов от пяти счастливых игроков по два злотых.

Пардон, я хотела сказать: по два франка.

В целом, однако, автоматов там страшное множество, несравненно больше, чем у нас, и повсюду есть такие, которые накапливают премию, вроде как у нас с яйцами. По популярности они почти сравнялись с покерными, чему трудно удивляться, коль скоро над головами игроков светится соблазнительная сумма в полмиллиона франков, а то и больше.

* * *

Игральные же залы выглядят совершенно иначе, чем наши.

Как правило, они занимают целый этаж и состоят из различных комнат размером с соборный неф, обставлены весьма благородно, открываются довольно поздно и в ранние вечерние часы производят довольно глупое впечатление.

Работают две, максимум три рулетки, все остальное – пустота и мертвый сезон, а к этим двум столам невозможно пробиться. Их осаждают игроки. Почему, видя такую толпу, не задействуют большую часть залов, одному только Богу известно.

Зато у них есть крупьерские лопатки для всеобщего пользования.

Это длинная палочка с поперечиной на конце, и каждый может свои жетоны собственноручно толкать вдаль. Их можно также подбросить крупье, выкрикивая свои пожелания, и этот метод практикуется значительно чаще, чем у нас, видимо все из-за той же толкотни. Крупье действуют своими лопатками просто с цирковой ловкостью, но и простой человек тоже сумеет ими воспользоваться.

Но вот сами жетоны – сплошное отчаяние.

Все одного цвета! Я имею в виду жетоны одинаковой стоимости: скажем, по десять франков – все темно-синие, и привет! Жетоны другой стоимости – желтые или красные. Однако самые дешевые, которыми играет большинство игроков, почти не отличаются друг от друга, и несчастная жертва, поставив на поле, сама уже не знает, на что она играет, потому что в запале забывает, а на взгляд их не отличишь. Нет, конечно, какие-то там минимальные различия есть, но такие незначительные, что только тренированный глаз крупье может их заметить. Игрок же, путая себя с другими, либо ставит второй раз на то же самое, либо вообще на этот номер не ставит, потому что на его желанной восьмерке один какой-то жетон уже лежит и он думает, что это его жетон. А фигушки, это не его, а того господина напротив. Ничего странного, что разные жадные и вредные старушки тайком забирали чужой выигрыш.

За исключением казино в Ангиене. Там жетоны одной стоимости разного цвета, точно так же, как у нас. Я играла коричневыми.

Большинство казино подает бесплатные напитки, не крепкие – вино и пиво. Коньяка, виски и шампанского я не пробовала, поэтому не уверена. Только Ангиен включает шампанское в цену входного билета. К счастью, оно сухое.

Я имею в виду, что не пробовала пить указанные напитки в европейских казино. В других местах приходилось.

Кроме того, там не играет музыка. Даже если и раздавались какие-то лишние звуки, я их не слышала, а я к шуму весьма чувствительна. И здесь я позволю себе еще одно отступление, подтверждающее это явление.

* * *

Как-то недавно я вошла в «Гранд», в тот самый эксклюзивный зал, и могучий рев ударной музыки оглушил меня уже на самом пороге. Жестом, так как слов не было слышно, я попросила сделать потише источник этого звука, который звенит не только в ушах, но и в ребрах, в обоих полушариях мозга без посредства слуха, в черепе, в коленях, возможно даже в пятках. Очень любезно звук убавили, и немедленно с резким протестом из угла выскочил молодой человек, сидевший у автомата и, по-видимому, с наслаждением упивавшийся этим ревом.

Я вежливо осведомилась, обязательно ли это интенсивное музыкальное сопровождение, и если да, то я немедленно уйду. В конце концов, он пришел раньше меня. Между нами существует значительная разница в возрасте, и отсюда столь разное отношение к шуму: я его не переношу, но не знаю, как он, в свою очередь, переносит тишину. Оказалось, что безболезненно, таким образом, мы в полном согласии остались в одном и том же помещении.

Собственно, дикий рев мешает всем людям в возрасте старше молодежного, концентрирующим свое внимание на игре. Только молодежь демонстрирует противоположные наклонности, и это можно заметить также в автомашинах. Мчится такой тип с максимально возможной скоростью, а грохот, именуемый музыкой, разносится по всему окружающему пространству, отчего птицы падают на лету и листья осыпаются с деревьев.

Децибелы вредны, и кто поручится, что они не сказываются на дорожных катастрофах?…

* * *

Вернемся к теме.

* * *

Абсолютно общей для всех казино чертой является полная невозможность припарковать машину где-нибудь поблизости.

Из этого правила выделяются только два города: Дувиль и Ла-Боль. В Дувиле попросту еще не начался сезон, а день был будний, и парковаться можно было по всему городу, вроде как у нас в Варшаве возле банков в воскресный вечер, а в Ла-Боль есть середина приморского бульвара, по ширине равного приличной автостраде. Оба направления движения разделены широкой полосой мирного покоя, на которой можно ставить машину в любую сторону, а позже двигаться тоже куда захочешь.

В двух других казино, в Сете и Форж-лез-О, европейский сервис достиг своего апогея: оставляешь машину вместе с ключом зажигания и десятью франками и можешь сразу же предаваться разврату, не заботясь о своем средстве передвижения. Его запаркует персонал казино, а затем и подгонит выходящему клиенту.

Форж-лез-О вообще-то парижское казино.

Существует закон, что ближайшее казино может находиться от Парижа на расстоянии не менее ста одного километра, ближе такой богобоязненный и целомудренный город не имеет права содержать столь непотребное учреждение. Поэтому оно процветает в Форж-лез-О, на расстоянии ровно ста одиннадцати километров. Перед лицом этого сурового закона совершенно непонятным представляется существование казино в Ангиене, который фактически является пригородом Парижа и находится не дальше, чем старый аэродром Ле-Бурже. Возможно, все дело в том, что оно не называется «парижским»?…

Хуже всего с точки зрения парковки дело обстоит в Монте-Карло.

Монте-Карло вообще меня ужасно разочаровало, и, наверное, стоит описать мои похождения там, хотя с азартом как таковым это имеет не так уж много общего. Во всяком случае, там я потеряла свою машину. Нет, не навсегда.

Дворец казино, в общем-то, существует, и почти такой, как в кино. Тем не менее ни в одном фильме не показан тот ад на земле, который имеет место перед этим дворцом. Ну ладно, я согласна, что условия были непростые: лил дождь, а в дождь все глупеют, в особенности водители.

Но ведь персонал казино был пеший…

Место для парковки – это миф и легенда.

Машин там толчется столько же, как на Плас д'Этуаль в часы пик. И ни у кого ни за какие сокровища невозможно узнать, куда надо ехать и где остановиться, каждый из обслуживающего персонала, к кому бы я ни обращалась, просто поворачивался ко мне спиной и убегал, махая руками кому-то другому. Ситуация была абсолютно безнадежной. Наконец я разнервничалась; остановила машину посреди проезжей части и решила стоять до тех пор, пока кто-нибудь не примчится, чтобы выгнать меня оттуда.

Мера оказалась правильной и разумной: не прошло и двух минут, как на меня набросился какой-то деятель в мундире. Он показал мне пальцем, где находится паркинг казино, подземный, вон там, вправо и налево! Хорошо, я поехала туда и въехала в подземелье.

Очень долго я ездила по кругу, не отдавая себе отчета, что съезжаю вниз, столь малым был наклон. Наконец появились свободные места, и я догадалась, что нахожусь на каком-то нижнем уровне, но только в лифте сообразила, что нужно было посмотреть, какой это был этаж. Оказалось, четвертый. Ладно, пусть будет четвертый.

Из лифта я вышла непосредственно на свет божий и очутилась среди довольно многочисленных холмов, клумб, цветов и фонтанов. Дворец казино вместе со всем столпотворением перед ним я увидела внизу, на расстоянии по меньшей мере полукилометра. Дождь продолжал лить, а зонтик я оставила в гостинице в Ницце. На всякий случай я оделась весьма элегантно, и на ногах у меня были самые высокие каблуки из всех имеющихся в наличии. А дорога вниз была крутая.

Я огляделась вокруг, чтобы потом узнать это место, и констатировала, что можно спускаться вниз под козырьком, однако под этим козырьком были уложены идеально гладкие мраморные плиты, такие же крутые, как и все остальные аллейки. Я представила себе, что будет, когда мои лодочки соприкоснутся с этим скользким мрамором, и решила, что из двух зол следовало бы, пожалуй, выбрать дождь, а не быстрый спуск на заднице, однако и по пористому асфальту я спускалась враскоряку. Почему-то мне не пришло в голову снять туфли. Наконец я спустилась, весьма прилично при этом вымокнув.

В холле казино и в прихожей у залов с автоматами сидели две экскурсии японцев. Далее, внутри зала, клубилась толпа, неизвестно почему вызвавшая у меня сильные ассоциации с праздничным богослужением в Казимеже. Я осмотрела все, что надо, поиграла немного на автомате по пять франков, потому что к более дешевым стояла очередь, и отправилась наверх.

Атмосфера там, в этих прославленных игральных салонах, была как на похоронах. Все окостенело, мертво, хотя отнюдь не пусто, какая-то мрачная, молчаливая толпа, сбившаяся в тесные кучки вокруг немногочисленных открытых столов для рулетки. Лица крупье явно выражали глубокое порицание и осуждение, что, возможно, было справедливо, ведь, в конце концов, это место разврата…

Поиграть там мне вообще не удалось. Нет, конечно, при входе каждый гость получает один жетон для затравки, с этим жетоном что-то надо было делать, поэтому я поставила его на что попало руками крупье, так как своими у меня не было шансов, это мое «что попало» не пришло, и привет. В отчаянии я села в баре и пила вино, мрачно рассматривая архитектуру.

И подумать только, что человек годами воображал себе казино в Монте-Карло как место развлечения, возбуждающее и веселое!

Мой элегантный наряд пригодился мне там, как пятое колесо. С таким же успехом я могла бы прийти босой или в шлепанцах, а возможно, даже в джинсах, которых у меня, к счастью, нет.

Ни о каких официантах, бегающих среди гостей с напитками, не было и речи, более того, там не разрешается даже приближаться к столу с напитком в руке. Обслуживающего персонала кот наплакал, и никто не обменивает счастливым игрокам жетоны обратно на деньги – нечего, пусть сами бегают в кассу…

Плюнула я на этот дворец и направилась в новое казино, недавно открытое неподалеку.

И вот уж это было что-то! Зал автоматов размером, на глаз, около двух гектаров, если не больше. Выбор потрясающий! Последнее слово электроники, автоматы уже не нажимные, а просто касаемые, причем на них можно выбрать любую из шести игр! Вот там действительно бурлила бешеная жизнь! По-хорошему, там можно провести целый месяц и не успеть все опробовать!

* * *

С патриотической гордостью сообщаю, что один такой автомат – последний крик техники – уже установлен в «Гранд-отеле». Работающий от касания, и игры на выбор. Ставка составляет двадцать пять грошей.

* * *

Моя эпопея в Монте-Карло заняла в сумме немало времени, а возвращаться в Ниццу по крайне живописной дороге я все же предпочитала днем, а не ночью. Поэтому я вышла и начала поиски своей машины.

На холмы я попала без проблем, их было видно издалека. После чего оказалось, что привет, я понятия не имею, куда дальше, одни только клумбы в каменных обводах, одни фонтаны, все одинаковые, а входа нигде нет. Никакого знака, никакой информации. Дождь уже только моросил, а временами совсем прекращался, и выглядывало заходящее солнышко, поэтому я довольно тщательно обследовала всю эту прелестную территорию. Господи боже, я же въехала лифтом на самый верх, где-то этот лифт должен быть, торчать над поверхностью, не провалился же он под землю?! Но его нет как нет, ничего не торчит, кроме растительности, ну и, конечно, фонтанов, которые выбрасывают струи воды вверх, но не с водой же я вылетела?! Это-то я заметила, несмотря на дождь… Так где же, черт побери, может находиться этот вход?!

Вначале я решила вернуться вниз и войти там же, где въезжала, через пандус для автомашин.

Потом вспомнила о своей езде кругами и переменила мнение. Решила поймать кого-нибудь из персонала и потребовать, чтобы он нашел мою машину, раз уж они сами направили меня в этот гараж. Я уже было направилась вниз, когда наконец на этом безлюдье появился какой-то человек. Я немедленно бросилась к нему, спрашивая в отчаянии, как, черт возьми, войти на паркинг?!

– А вон там, за клумбой с цветами, – ответил он с милой улыбкой.

В драматические минуты жизни я прекрасно владею всеми языками мира.

– О нет, дорогой мой, – решительно заявила я. – За этой клумбой я уже была. Несколько раз. И за другими клумбами тоже. Там ничего нет. Вы должны мне сами показать!

Мое пожелание его явно развеселило, он взял меня за руку и отвел. Господи Иисусе! Вниз вел эскалатор, но ничем не обозначенный, совершенно незаметный в этих цветах и каскадах, к тому же молчащий, так как включается он фотоэлементом!

Я могла бы искать его до Судного дня.

Я проехала на нем кусочек, всего один этаж, потратила некоторое время на поиски лифта, не будучи уверена, тот ли это лифт, который мне нужен, вспомнила, что стою я на четвертом этаже, и наконец увидела свою машину. После всего этого я выехала на ней против шерсти, через въезд, а не выезд, в направлении встречного движения. Наверху стоял мент, который, о чудо, не сделал мне ничего плохого, только с явной жалостью покачал головой.

А где там находится тот лифт, которым я раньше выехала наверх, до сих пор понятия не имею.

* * *

Боюсь, что мне не удалось полюбить Монте-Карло.

* * *

В О-ан-Провансе я нашла trente et quarante[6], и на меня повеяло fin de siecle'em[7].

Очень смешная игра. В принципе она заключается в том, что крупье раскладывает карты в два ряда и выигрывает та масть, в которой сумма очков, подсчитываемая так же, как в блэк-джеке, оказывается в границах между 30 и 40 и более приближается именно к тридцати. Кроме того, можно загадывать, выйдет ли та или иная масть или ее вообще не будет, а это зависит от первой карты выигрывающего ряда, красная она или черная и подходит к выигравшей масти или нет. Вроде бы сложно, а на самом деле очень просто, даже дебил сможет в нее играть, угадывая наобум.

Учитывая, что я играла в trente et quarante первый раз в жизни, я, естественно, выиграла, причем совсем неплохо, так как от возбуждения забыла разменять стофранковые жетоны на более мелкие и играла этими стофранковыми. Оказавшись в выигрыше, я тут же перестала играть, ибо высшая сила дала мне явный знак. А именно: пробудился мой внутренний голос, настойчиво твердивший, что сейчас выйдет черное, выйдет черное, нужно играть, нужно ставить вдвойне, втройне, вчетверо, играй, черт возьми, выйдет черное!!! Но – привет, у меня, как это не раз уже бывало, парализовало руку, я стояла как, пень и ожидала, что получится, вообще ничего не поставив, и, разумеется, вышло черное, ясное дело. Тогда я поняла, что везению пришел конец, счастливая полоса пропала и нечего продолжать дурить. Поэтому я пошла куда-то дальше.

* * *

Самым классическим казино остается казино в Баден-Бадене.

Здесь нет никаких автоматов, только салоны рулетки, блэк-джека, покера и тому подобные. Атмосфера полна достоинства и в то же время живая, и все там какое-то приветливое и фривольно-элегантное. К рулетке можно не просто протолкаться, но даже выпросить жетоны, отличающиеся от других хотя бы своими краями, например с белыми зубчиками. Наверное, как раз благодаря этим белым зубчикам я и выиграла, потому что мне удавалось видеть, на что я ставила, а на что нет, в отличие от всех других предыдущих казино.

* * *

А вот наиболее элегантно одетых дам в казино я впервые увидела в Вене, в конце этого моего аморального турне. Нет, бриллиантов, шиншилл и бальных платьев не было, однако попадались явно вечерние наряды, никаких «адидасов», босых ног или джинсов, зато сверкающие корсеты, лаковые туфли на высоких каблуках, элегантные костюмы и затейливые прически. Должна признаться, приятно было посмотреть.

И по этой причине я назавтра оделась убойно, взгромоздилась на те самые высокие каблуки, намереваясь вновь посетить казино, правда, перед этим решила заглянуть в Пратер. Там, в Пратере, я и осталась до самого конца, поскольку, разумеется, шел дождь, к автоматам я добралась лишь спустя много времени, оставив за собой достойный удивления маршрут, а автоматы находились под крышей, и дождь мне не мешал. Вино и пиво давали. Таким образом, самый шик я выдала в парке развлечений, где каждый может появиться в оконной занавеске, покрывале с дивана и резиновых сапогах.

А ведь кое-кому могло бы показаться, что сбор материала для книги – дело простое и легкое. А ливень в провансальских горах?… А дорожные работы по всей Европе?… А правое переднее колесо в Сент-Жан-де-Лю?… А местный Тур-де-Франс и перекрытый выезд на Ньор из Ла-Рошсюр-Ион?… И так далее, и тому подобное…

Впрочем, ладно. Может, это тоже азарт, но другого вида.

* * *

Коль скоро мы говорим о нарядах, следует обратить внимание и на самих женщин.

* * *

С полной ответственностью заявляю, что в Европе в казино бывает значительно больше женщин, чем у нас. Я специально считала. У одного стола рулетки – двое мужиков и шесть баб, у другого – семь женщин и трое мужчин, неважно, что из этих семи три были как бы одна, так как три приятельницы играли вместе. Везде женщин по меньшей мере половина, не говоря уже о залах автоматов, где их большинство. Часть – в паре с мужчиной, а часть одиноких, разгоряченных и очень довольных жизнью.

Притащит такая несчастная в место разврата свой источник финансов, источник глупый и играть не любит, а ее терзает страсть. Она умоляет дать ей хоть немножко, этот тип нехотя и с трудом выделяет ей какую-то сумму, каковую девица, понятное дело, в одно мгновение продувает, и умоляет дать еще чуть-чуть… При этом разыгрываются столь же интимные, сколь и безвкусные сцены, детали ускользают от игроков, так как происходят в другом месте и в другое время, но и так их легко себе представить. А девицам остается только посочувствовать.

Не исключено, что этим типам тоже следовало бы посочувствовать…

Гораздо более приятное зрелище представляет собой одинокая женщина, которая играет на свои, знает, что делает, знает, чего она хочет, от счастья у нее по спине бегают мурашки, и единственное, в чем она может колебаться, – это пожертвовать планируемой шубкой или нет.

Даже если она ею пожертвует, никто не будет ее за это пилить.

Кстати.

Одного игрока перестали пускать в казино в «Мариотте», потому что туда примчалась с протестом заплаканная жена, утверждая, что он уже вынес из дома последнюю сковороду, последний стул и даже ванночку для купания ребенка. Из жалости ему запретили там появляться, однако, между нами говоря, по секрету, – сомневаюсь, что это супружество долго протянет.

Я же говорила, что мужчины не умеют сдерживать свои страсти!

Зато я не помню ни одного случая, чтобы в казино примчался заплаканный муж и требовал, чтобы его жену туда не пускали…

* * *

Еще одна общая черта всех европейских казино – это большая, чем у нас, возможность потерять деньги. Жетоны можно брать на кредитные карточки и абсолютно везде, к тому же безукоризненно (в отличие от наших) работают банкоматы.

* * *

Ну и повсюду существует регистрация игроков. Платный вход и внесение игрока в компьютер. В первый раз необходимо иметь с собой какой-либо документ, удостоверяющий личность, потом достаточно показать предыдущий входной билет или просто назвать фамилию. Некоторые, глубоко страдая, только потому не бывают в казино, что вынуждены были бы себя раскрыть.

Что касается других игр, то покер в казино малоинтересен. Ты получаешь карты – и привет, их даже обменять нельзя. О перебивании не может быть и речи. Существует исключительно конкуренция игрок – банкир: у кого больше, тот и выигрывает, и сильных эмоций тут трудно ожидать. Хуже еще, даже явный выигрыш не гарантирован, потому что, если банкир не открывается, комбинация у игрока пропадает, будь у него на руках даже покер.

В этом случае ему может грозить, по меньшей мере, апоплексия.

Разве что он оплатит дополнительно специальную страховку, что позволит ему в случае неудачи больше проиграть. Не исключено, однако, что время от времени и выигрывать…

Это так называемый карибский покер, чтоб ему пусто было. Он не пользуется излишней популярностью, и я ни разу не видела около него толпы народу. Мне кажется, что в некоторых казино существуют тайные места для игры в нормальный покер, я бы сказала – покер для игры в обществе, игроков между собой, при этом крупье только раздает карты. Что-то похожее я слышала, однако своими глазами не видела, поэтому не могу утверждать наверняка.

* * *

Конечно, существует еще так называемое колесо фортуны, которое работает, например, время от времени в «Мариотте». Это такое ярмарочно-развлекательное мероприятие. Я лично выиграла на нем свой наряд, которым с удовольствием пользуюсь, а именно блузку с надписью на спине «Casino Poland» и что-то там еще, а также огромное количество летних шапочек. А хотела я выиграть карты, две колоды с блокнотом для бриджа. Между нами говоря, значительно дешевле было бы их просто купить в магазине, но это не одно и то же, выиграть на колесе фортуны приятнее.

* * *

Кроме того, во всех инспектируемых мною европейских казино между залами для игры встречаются многочисленные залы ресторанов и кафе, так что можно одной рукой делать ставки, а другой совать себе в рот продукты питания. Кажется, кое-где можно даже потанцевать, но это уже совсем иная сторона медали.

* * *

Отдельным типом казино являются салоны, где бурлит…


Бинго

Играть в бинго сможет и дебил, потому что это обычное лото. Ты получаешь карты с номерами, ведущий выкрикивает различные номера, если названный номер совпадает с номером на карточке, его нужно у себя зачеркивать. Выигрывает тот, у кого будет зачеркнут один горизонтальный ряд, но это малый выигрыш – для общего успеха, то есть для бинго, необходимо зачеркнуть все номера на карточке. При этом следует громко орать, потому что кто первый успел, тот и съел, а если не заявить вовремя о выигрыше, его можно вообще лишиться.

Банкротством бинго не грозит по очень простой причине. Число карточек, которые игрок покупает себе на одну игру, по необходимости должно быть ограниченным, вне зависимости от их стоимости, потому что игра ведется быстро. Несчастный азартный игрок, даже если бы он имел дополнительные глаза на затылке, и то не смог бы в таком темпе проверить и зачеркнуть номера, например, на десяти карточках, самое большее – на трех. Если он что-то пропустит – проиграет.

* * *

На свой выигрыш он не имеет абсолютно никакого влияния, точно так же, как в спортлото.

Это чисто цифровая игра. Шансы в такой игре есть только у тех, кому вообще везет с числами, кто и в спортлото выигрывает, – правда, там нет такой поспешности.

Размеры выигрыша, как и в обычной лотерее, зависят от суммы, набранной за одну игру, а если в какой-то игре бинго не выпадает, эта сумма переходит на следующую игру, и таким путем выигрыш может достичь космических масштабов.

Варшавский салон бинго когда-то отличался в основном тем, что в него невозможно было попасть. Помещение, хотя и просторное, было все же ограниченно, игроки сидели за столиками, обычно все места были заняты, а у дверей стоял хвост любителей игры, нетерпеливо ожидавших своей очереди. Учитывая, что я не переношу толкотни, я не смогла приобрести личного опыта такого рода развлечений, зато знаю человека, который выиграл в бинго полтора миллиона старых злотых, в те времена, когда за один миллион можно было купить квартиру. Карточка для игры стоила тогда десять злотых.

Однако сейчас произошли изменения, которые полностью обесценивают оптимистичные слова о банкротстве, которые я зря написала выше. Карты для игры стоят по одному злотому, по два и по пять. Каждый может взять любое их количество и проверять номера на компьютерах, которые выполняют эту работу значительно быстрее, чем человек. В зале стоит несколько компьютеров.

Кто хочет, пусть подсчитает, сколько может проиграть разгоряченный неудачник, покупающий на каждую игру, например, сорок карточек по пять злотых. А их проходит примерно десять в час.

Разумеется, никто его не заставляет. Сдержанный человек может точно так же играть по одной карточке за злотый, и таким способом за десять часов он проиграет всего шестьдесят злотых. По сравнению с возможностями, которые дает рулетка, такой проигрыш – просто одно удовольствие.

Выиграть такой человек тоже может, почему бы нет?…

* * *

Люди со склонностью к азарту, при этом опасающиеся любых казино, имеют еще один невинный шанс удовлетворить свою страсть в сугубо домашней обстановке, так как в публичных местах в это почему-то не играют. Я имею в виду…


Кости

В очень давние, просто-таки детсадовские времена, читая или слыша об игре в кости, я была глубоко убеждена, что для нее используются настоящие кости: бедренные там, или ребра, или прочие детали скелета (за исключением черепов, которые мне представлялись слишком большими), и я ни в какую не могла понять, как всем этим играют. Игральные кости как таковые тоже были мне знакомы, потому что ими играли у нас в семье, например в «китайца», однако с игрой в кости эти кубики с точками у меня никак не ассоциировались.

Лишь позднее, видимо в школьные времена, я поняла, как выглядит инструмент разврата и в чем заключается суть игры.

Так вот, главная, можно сказать, базовая игра в кости в обществе строится на самом обычном покере. Основное требование – выбросить все возможные покерные комбинации. Существует целая таблица, я бы сказала, костяной записи, потому что неясно, как это назвать иначе. «Костистой» звучит еще хуже, так что остановимся на костяной. Играть в кости может любое количество людей.

Костей должно быть пять штук. Как карт.

Каждый по очереди имеет право бросать три раза. За время всей игры он должен выбросить:

Пару – два одинаковых числа на двух костях (из этих пяти), неважно какие: две двойки, две единицы, две шестерки…

Две пары – тоже безразлично какие: две тройки и две четверки, две пятерки и две шестерки. Учитывая, что все очки считаются, лучше всего пятерки и шестерки…

Тройку – три одинаковых числа, и опять же самыми лучшими были бы шестерки…

Малый стрит – единицу, двойку, тройку, четверку и пятерку.

Большой стрит – тоже по порядку, но выше: двойку, тройку, четверку, пятерку и шестерку.

Фулл – две одинаковые и три одинаковые костяшки. Например, две четверки и три пятерки. Две единицы и три шестерки. Три единицы и две двойки, отчего человека слеза пробивает, так как меньше очков просто быть не может.

Каре (или карету) – четыре одинаковых числа, и, понятное дело, каждый старается заполучить шестерки.

Покер – или пятерку – как показывает само название, пять одинаковых чисел.

* * *

Игра заканчивается, когда будут заполнены все комбинации, а выигрывает тот, кто наберет наибольшее число очков. Считаются очки очень просто: их столько, сколько составляет сумма очков на костях.

Пара, состоящая из двух пятерок, дает 10 очков, тройка из трех четверок – это 12, достаточно сложить.

Фулл, например две тройки и три шестерки: две тройки – это шесть, три шестерки – 18, вместе – 24.

Малый стрит всегда составляет 15 очков, большой стрит – 20, кому охота проверить, пусть посчитает.

Разнообразие в подсчетах заключается в том, что при большом везении можно получить специальную премию. Каждый имеет право на три броска, но если он выбросит какую-то комбинацию первым броском, то это приносит дополнительные очки. Исключение составляет одиночная пара, которая всегда считается по номиналу, две четверки – это восемь, и больше не о чем говорить. Две пары, получившиеся с первого броска, считаются вдвойне, а все остальное – даже втройне.

Это, так сказать, основные принципы игры.

Их можно произвольно модифицировать, и я лично таких модификаций рекомендую две.

* * *

Первая: более спокойная, более компанейская, но тоже легко может довести до скрежета зубовного.

Начнем с так называемых «оград».

Мы уже говорили, что каждый игрок каждый раз, когда приходит его очередь бросать, имеет право на три броска. Если же игрок выбросит желаемую комбинацию уже с первого броска, два остальных остаются у него в запасе, неиспользованными. Их ему записывают в виде двух палочек, которые по неведомым мне причинам именуются «оградами». Игрок может воспользоваться ими когда захочет. Выбросил он, например, три пятерки, записал себе комбинацию «тройка», то есть три одинаковых числа, а два сэкономленных броска пополнили запас «оград». В следующем круге он первым броском выбрасывает две шестерки, то есть пару, и у него снова два сэкономленных броска, в сумме четыре «ограды». Поэтому в следующий раз он при желании может бросать аж семь раз подряд – три полагающихся по закону броска плюс четыре сэкономленных, а может и воздержаться от расходования своих сбережений до того момента, когда надо будет выкидывать самые трудные комбинации, покер (то бишь пятерку) или фулл.

Полная игра содержит 15 обязательных комбинаций, повторяемых трижды, то есть в три этапа.

А именно, на первом этапе следует выбросить:

1) единицы;

2) двойки;

3) тройки;

4) четверки;

5) пятерки;

6) шестерки (каждой твари по три штуки).

Эти шесть комбинаций составляют так называемую «гору», или верх (так как они идут в таблице записи сверху). И играется эта «гора» иначе, чем остальные, настоящие покерные, комбинации, которые идут следом. Если для любой покерной комбинации нужно обязательно выбросить ее в полном составе (то есть хочешь иметь фулл, будь любезен тройку и двойку вместе на стол выбросить, иначе фулла не будет), то для комбинаций, записываемых в «гору», это не обязательно. Например, тебе на «горе» нужны четверки. Можешь выбросить не три, а только одну или две четверки и попросить их засчитать. Пожалуйста, но за недобор ты получишь штраф. Выбросил одну четверку – штраф 8 очков (не хватает 2 по 4 очка), выбросил две – штраф 4 очка.

Этот штраф и записывается в клеточку четверок в верхней половине таблицы. Но зато если ты выбросил четыре четверки и записываешь их наверх, то тебе напишут 4 очка плюса. Всего в этих комбинациях на «горе» игрок должен набрать 3 + 6 + 9 + 12 + 15 + 18 = 63 очка, тогда «гора» будет у него в итоге сыграна на 0. Если он наберет больше (за счет плюсов), получит 50 очков премии, если меньше (за счет штрафов) – 20 очков штрафа от той суммы, которую он вместо 63 очков набрал на «горе». В результате он окажется в этом случае в минусе, а по отношению к другим игрокам, которые получили премию, разница составит целых 70 очков, и ее уже никак не компенсируешь. Поэтому все держатся за свою «гору» зубами и когтями и нервно подсчитывают: если на двойках они заработали штраф в 4 очка (выкинули одинокую двоечку), то придется поднапрячься на пятерках и выкинуть их не три штуки, а четыре. Тогда премия за лишнюю пятерку (+5) компенсирует штраф за две недостающие двойки ( – 4).

Таблица, которую можно себе один раз нарисовать и потом на веки вечные откопировать, выглядит следующим образом:




Вертикальных рубрик, разумеется, столько, сколько игроков будут принимать участие в розыгрыше. Штрафы и премии записываются в графы на «горе».

Кроме «горы», вам следует выбросить покерные комбинации, к которым прибавляется так называемый «шанс». «Шанс» – это нечто такое, с чем не известно что делать. На выброшенных костях от чистого отчаяния только подсчитываются и записываются очки, экономя на этом две «ограды». Вообще-то от каждой покерной комбинации можно отказаться, просто сразу же вычеркнуть ее, получив на ней три «ограды», или же вычеркнуть ее после первого броска, заработав тем самым две «ограды» (и, естественно, потеряв те очки, которые на ней можно было бы набрать).

Важно помнить, что общий порядок выброса комбинаций на первом этапе абсолютно произвольный, можно бросать молча и брать то, что выпадет, и в «гору», и покерные, все вперемешку.

Дойдя до конца этапа, считают очки и переходят ко второму этапу.

Второй этап от первого отличается тем, что после первого броска нужно во всеуслышание объявить, что именно вы собираетесь выбросить.

Например, у вас две пятерки, двойка, единица и тройка. «Иду на карету», – говорите вы, и теперь вы уже обязаны выбросить эту карету, или каре, то есть вы оставляете себе имеющиеся две пятерки, а остальные кости снова бросаете. Но если вы не наберете четыре одинаковых числа, каре пропадает.

Или же вы решаетесь бросать до малого стрита, оставляете единицу, двойку, тройку и одну пятерку и бросаете одну костяшку, пытаясь выбросить недостающую четверку, и либо достигаете цели, либо нет.

Подсчет очков производится так же, как и на первом этапе, и наступает убийственный третий этап. Учитывая, что «ограды», заработанные и сэкономленные на очередных кругах, переходят на дальнейшую игру, все стараются набрать их для третьего этапа как можно больше.

Третий этап заключается в том, что все комбинации обязательно выбрасываются по порядку, начиная с верхних единиц. Потом двойки, тройки и так далее вся «гора», потом нужно выбросить пару, две пары и все остальное. Разумеется, когда вам нужны единицы, выходят сплошные пятерки и шестерки, а перейдя к пятеркам и шестеркам, вы получаете огромное количество единиц и двоек – это нормальное ехидство судьбы. Игроку начинает не хватать «оград» уже после первых двух пар, и все остальные комбинации по большей части будут вычеркнуты.

Затем подсчитываются окончательные результаты и выясняется, кто выиграл. После чего проигравшие требуют немедленного реванша, а потом вдруг оказывается, что уже взошло солнце и за окном утро.

* * *

Премии выглядят следующим образом.

Вплоть до фулла ничего не происходит. Только начиная с фулла, каждая комбинация, выброшенная сразу, с первого броска, умножается на три, за исключением шанса, который, естественно, всегда выходит с первого броска, разве что кто-то заупрямится и захочет продолжать на этот шанс бросать – имеет право, хотя это и бессмысленно. А вот последняя комбинация, покер, в принципе всегда записывается втройне, даже если выбрасывается двадцатью «оградами». Таким образом, покер на пятерках (пять пятерок) дает сразу же 75 очков, покер на шестерках – 90, а покер на шестерках, выброшенный сразу, с первого броска, считается еще и вдвойне и дает 180 очков. Но это крайне редкий случай. Премирование покера необходимо по той причине, что иначе никто бы и не брался за эти пять шестерок, которые так трудно выбросить.

А трудности только увеличивают эмоции.

* * *

Одну такую игру я прекрасно помню, к тому же у меня сохранилась ее запись, и я без особого труда могу восстановить ее во всех деталях.

Кому это покажется скучным, тот пусть просто перескочит через несколько страниц, а я позже присоединюсь.

Играли пять человек: Ева, Тадеуш, Баська, Павел и я. Первые двое любили азарт спокойный и охотно поигрывали в разные домашние игры, а трое остальных представляли собой сторонников жаркого азарта без каких-либо ограничений. Кости нравились всем. Очередность, выбранная, разумеется, с помощью жребия, выглядела следующим образом:


Павел

Ева

Баська

я

Тадеуш.


– Ого, вижу впереди блестящие перспективы, – сказал Тадеуш мрачно, выбросив при жеребьевке двойку, которая оказалась самым малым числом.

Если учесть, что играли мы по грошу на старые деньги, которые в то время были еще довольно молодыми, банкротство, в общем-то, никому не грозило. Никто его не утешал, как раз наоборот.

– Это он сейчас так говорит, а в конце увидите, что будет выбрасывать, – сказала Ева с возмущением.

Всех оделили чаем, и можно было приступать к игре. Игра происходила за длинным низким столом, который в просторечье называется таксой. Четыре человека сидели с его длинных сторон, а один – Тадеуш – на короткой стороне, вроде как во главе стола. Длина стола позволяла разместить на нем также стаканы и пепельницы.

– Павел, начинай! – приказала Баська.

Павел потряс кости в сложенных ладонях (мы бросали из рук, так как из стаканчика нам не понравилось) и бросил.

– Ну и что с этим делать? – с сомнением спросил он, разглядывая единицу, двойку, две четверки и шестерку.

– Что хочешь, – нетерпеливо отвечала Баська.

– Запиши единичку со штрафом, – посоветовала я, это дешевле всего.

– Пару, – предложил Тадеуш.

– Нет, пара получится слишком маленькая.

– Ладно, пусть будет единичка. И две ограды.

Тадеуш записал ему минус 2, поскольку легко подсчитать, что до обязательных трех единиц ему все-таки двух не хватало, и поставил внизу листа две палочки. Кости забрала Ева.

– Пара, – решительно сказала она, видя две пятерки. – И две ограды.

Баська, уставившись в потолок, долго трясла кости.

– Я хочу что-нибудь приличное, – решительно сказала она и бросила.

Две кости покатились далеко и упали на пол.

Сразу же возникла проблема, как к этому относиться. Принять то, что они показали, бросать заново лишь упавшие на пол кости или счесть весь бросок неудачным и повторно бросать все кости.

Мы остановились на последнем варианте, при условии что потеря инструмента для игры происходит при первом броске. В случае дополнительного броска на покер или фулл то, что на столе, считается, даже если бы остальные кости вылетели в окно. Правило было одобрено, и теперь Баська бросала уже поосторожнее. – Запишите мне четверочки. Две у меня есть. И две ограды.

На горе у нее стало минус 4, что легко можно отыграть. Бросала я. Вышли две двойки, две четверки и единица. Две пары какие-то хлипкие, такие мне ни к чему.

– Запиши мне двойки, – потребовала и заработала штраф – минус 2.

Тадеуш отложил авторучку, собрал кости и сразу же бросил, без долгого потряхивания. Выпали три шестерки.

– Что бы тут такое… – задумчиво начал он, однако Ева немедленно его перебила:

– Ты дурак или что? Запиши себе тройку и не морочь голову! Я же вам говорила, что так и будет! Он еще каре бросит!

Павел вздохнул, потряс разок и осторожно бросил.

– Ой, что-то много у меня. Двоек как собак нерезаных. Целых две. Запиши двоечки.

На горке у него было уже минус 4.

Ева бросала кости в напряженном молчании.

– Две шестерки, две четверки. Пожалуйста, две пары, за двадцать.

У Баськи на этот раз упала только одна фишка, но зато она укатилась под мой книжный шкаф.

Мышки, которая могла бы ее достать, у меня дома не водилось. Зато имелась запасная костяшка.

– Постойте. Павел, положи палку. У меня есть шестая кость, такая же, а та пусть там и лежит. Только если мы будем каждый раз так бросать, придется брать второй комплект, но и эти комплекты быстро закончатся.

– А у тебя их много?

– Штуки четыре. Даже есть и пятый, но на него придется смотреть через лупу.

– Я буду за ней следить, – пообещал Павел, охватив руками края стола.

Баська бросила.

– Просто свинство какое-то, – заявила она с горечью. – Четверки у меня уже есть, а такую пару я не хочу. Пусть будет единица.

– Тогда у тебя уже минус шесть, – предупредил Тадеуш.

– На чем-нибудь отыграю. Иоанна, твоя очередь.

Я бросила. На результат смотрела с отвращением.

– Единица. Одна.

Тадеуш снова старательно отложил ручку, которая тут же покатилась и упала на пол.

– А что, на тебя земное притяжение действует как-то сильней, да? – заинтересовалась Баська.

– Ручек у меня тоже несколько штук, – успокоила я их, – а если что, из-под дивана можно вымести. Это только шкаф такой неудобный.

– Вот она, – сообщил Тадеуш, вылезая из-под стола, и положил ручку на то же самое место, на полочку под настольной лампой. И едва успел ее поймать, прежде чем она долетела до пола. Подозрительно оглядел полочку, положил ручку чуть по-другому и снова успел ее поймать.

– Кто-нибудь мог бы у него ее отобрать и подержать в руках, пока он не бросит? – вежливо осведомилась Ева.

Павел, сидящий ближе всего, выполнил ее желание и поймал вновь падающую шариковую ручку раньше Тадеуша. Тадеуш не пытался у него ее отнимать.

– Я подумал, что человек может преодолеть законы физики, – оправдывался он. – Ну ладно, кто бросает?

– Ты.

– А, я…

Он бросил.

– Две двойки, три, четыре, шесть… Запишу двойки. Есть чем?

– Есть.

Павел отдал ему ручку и, ворча под нос, велел записать себе две тройки. У него стало минус 7. Отыграть столько было уже нелегко. Ева выбросила две шестерки, единицу, тройку и четверку и задумалась.

– И зачем я записала пару из пятерок?… Единица?… Нет. Брошу еще раз.

– На что? – заинтересовался Тадеуш.

– А твое какое дело? Что выйдет, то и будет.

Она отложила на край стола две шестерки, бросила и получила третью.

– Троечку, пожалуйста. И еще одна ограда у меня сохранилась.

Баська собрала кости, Павел расставил руки с одной стороны стола, я – с другой, Ева вдруг вскочила, схватила с кресла покрывало, торопливо скатала его и воткнула под книжный шкаф.

– Можно? – спросила она меня. – Так будет безопасней.

Баська удовлетворенно кивнула, используя это время на то, чтобы потрясти кости.

– Единственный умный человек, – похвалила она и бросила. Некоторое время она разглядывала, что получилось. – Все видят, что выпало ужасное свинство. Я не хочу больше минусов. Сколько у меня оград?

– Четыре.

– Тогда я снова бросаю.

Оставила одну шестерку и бросила. Выпали две единицы, тройка и четверка.

– Зараза, – прокомментировала она себе под нос и бросила в третий раз. Вышли две двойки, четверка и шестерка.

– У тебя две пары, на всякий случай, – заметил Павел.

– Не хочу. Если уж терять, так было бы за что. Четыре ограды, ты сказал? Можете считать.

– Первая! – сказали мы хором. Две единицы и четверка. – Вторая!… Есть третья шестерка…

– Ну и что из этого? Может, я хочу больше?

– Третья… Четвертая! Конец!

– Запиши мне тройку из шестерок. Оград у меня больше нет. Представляю себе, как я все это отыгрывать буду!

Я бросила. Вышло что-то отвратное. Две четверки, единица, пятерка и двойка. Это меня рассердило.

– Пару запиши мне. На четверках.

– Я бы покидал до малого стрита, – предложил Павел. – У тебя только тройки не хватает.

– Ага, так я и разбежалась терять ограды на этого поганца. Сам выскочит или вообще не выйдет. И две ограды не забудь.

Тадеуш переложил ручку в левую руку, а правой взял кости. Бросил.

– Перестал бороться с законами физики, – пробормотала Ева.

– Оттого и пострадал, – вздохнул он. – Что тут у меня? Два, два, три, пять, шесть… И что мне с этим делать?… Знаю! Шанс! Сколько тут в сумме?… Восемнадцать. Шанс и две ограды.

Павел поплевал на руки и осторожно, без размаха, бросил. Все мы, не отрываясь, всматривались в черные точки.

– Что тут у него?… Один, два, три, четыре, пять… Есть! Малый стрит!

– Я же говорила, что он или сам выходит, или вообще не выходит! – воскликнула я.

– Запиши, – торжественно попросил Павел. – Втройне, целых сорок пять очков. И две ограды.

– Он готов выиграть! – предупреждающе и с возмущением обратила наше внимание Баська.

– И что, сейчас его за это убить или попозже? – ядовито спросила Ева и собрала этот малый стрит.

– Попозже, пусть еще немного поиграет.

Если нужно, я бы сама его укусила, да слишком далеко сижу.

Ева бросила.

– Три шестерки, единица и двойка. Тройка у меня уже есть?… А как со штрафами? Ничего? Тогда запиши шестерки как есть. И две ограды.

Тадеуш вписал крестик в соответствующую рубрику, потому что эти верхние шестерки выпали у Евы с первого раза. Три, как и следует. У нее еще не было ни одного минуса. Баська бросила довольно тихо и получила две шестерки, две единицы и двойку.

– Есть у меня пара? Нет? Прекрасно, запиши пару и две ограды.

– Я бы тоже хотела пару, – грустно вздохнула я, бросая. – А фиг. Хотя нет, пара-то у меня есть. А тут что? Один, четыре. Шесть, три, три… Троек у меня нет? Ну так запиши, две штуки. У Павла минус семь, так что и мне можно. И еще ограды.

Тадеуш вдруг счел, что борьба с законами физики приносит ему везение, и снова нацелился ручкой в полочку под лампой. Полочка была стеклянной и к тому же, видимо, несколько неровной, потому что круглая ручка не хотела лежать на ней ни в каком положении, разве что катилась то быстрее, то медленнее. Я вскочила со стула, понеслась в кухню и принесла корытце из пенопласта, сохранившееся от какого-то съедобного продукта. Корытце я положила на полочку.

– На. Из двух зол легче бороться с законами физики, чем с тобой. Клади ее теперь как хочешь.

– Это не то же самое, – запротестовал Тадеуш, но на корытце согласился и взял кости.

Выпали ему две шестерки и какая-то мелочь.

Он записал себе пару, не зная, считать ли это добрым знаком или же совсем наоборот. Павел приступил к потряхиванию.

– Шесть, шесть, два, два… Ладно, пусть будет пара.

– Я человек упрямый, – внезапно проинформировала нас Ева. – Не хочу иметь минусов.

– Дай тебе бог здоровья, интересно, на сколько тебе этих оград хватит…

– Две пятерки, три, четыре, шесть… Бросаю!

Отложила в сторону пятерки, бросила и получила третью.

– Очень хорошо. Пятерки как есть. Три, в норме. И еще одна ограда.

Бросила Баська. Мы забыли оберегать стол, и две кости пришлось доставать из-под дивана.

Будучи самой тощей из всех собравшихся у меня гостей, Баська лично полезла под диван, кроме того, подобным образом она пыталась демонстрировать свое раскаяние. Вылезая, она оперлась рукой об угол стола, а вернее, о блюдце, стоящее на этом углу, которое венчал стакан с чаем.

Правда, неполный, в нем еще оставалось чуть больше половины.

– Не морочьте мне голову, пол лакированный, сам высохнет, – нетерпеливо сказала я, собирая на совок кусочки стекла. – Стаканы у меня еще есть, и вроде бы никто из вас босиком не ходит. Чей это был чай?

– Мой, – с некоторой горечью сказала Ева.

– Сейчас я тебе налью нового, а Баська пусть бросает. Только чуть менее энергично. Тадеуш, прикрой ее с той стороны…

Баська бросила средне, получила две шестерки, единицу, двойку и тройку и впала в глубокое раздумье.

– Шанс, черт бы его побрал, – наконец энергично решила она. – И две ограды. Сколько там получилось?

– Восемнадцать, – ответил Тадеуш, записывая.

Я оторвалась от чайника в кухне, потому что была моя очередь. Выпала никуда не годная смесь. Я отложила в сторону шестерку и решила бросать на что попало. Две четверки, две двойки – на фиг. Еще раз. Две шестерки…

– Запиши тройку. В норме, без оград.

Тадеуш выбросил две единицы, записал их себе и недовольным взглядом посмотрел на пенопластовое корыто. Когда настала очередь Баськи, она покатала кости в руках, заглянула к ним одним глазом и грозно сказала:

– Ну?!

После чего бросила.

Вышли у нее три двойки, которые она и велела записать.

– Ну вот, пожалуйста, понимают ведь, если им сказать, – с удовлетворением добавила она.

– В этом что-то есть, – признала я, потряхивая костями. – Я тоже скажу. Эй вы, там, того…

Слова эти костям не понравились, две двойки мне были нужны как пятое колесо. Я отложила в сторону шестерку и собрала остальные кости.

– Уже лежат в развалинах арабов города, – внушительно сообщила я.

– Ты с ума сошла? – изумилась Ева.

– Откуда я знаю, может, они поэзию любят?…

– Думаю, не очень, – возразил Павел, потому что у меня пришла дополнительно только одна шестерка, от которой мне тоже не было никакого проку.

Я бросила в третий раз.

– Три шестерки. Тройка у меня уже есть? Ну, нечего делать, считайте ограды.

– Первая, – начали они хором. – Вторая…

Я не собиралась излишне рисковать и, как только выпала еще одна шестерка, остановилась.

– Пусть будут шестерки, – распорядилась я, вылетая на кухню за чаем для Евы. – На одну больше. Две ограды я истратила. И бросай.

Тадеуш с легкими колебаниями положил ручку на пенопласт и бросил. Вышли у него две четверки, две единицы и двойка, что я еще успела заметить, так как он некоторое время над ними медитировал.

– Единицы у меня есть. Две пары?… Нет, маловаты. Ладно, что поделать, буду бросать.

К двум четверкам у него после первого же броска добавилась третья, и верхние четверки перестали быть для него проблемой, при этом он сохранил одну ограду. Я поставила стакан с чаем под локоть Еве, которая сразу же отпила из него.

Павел начал потряхивать кости.

– Так вы говорите, надо что-то говорить? Ну так я им такое скажу, у них глаза на лоб полезут. Могу даже в прозе. Я вам покажу, если вы мне это… Я хотел сказать, если вы мне не это…

Кости, видимо, перепугались, потому что Ева, которая как раз собиралась снова хлебнуть из стакана, вылила на себя почти весь чай. У Павла разом вышли четыре шестерки.

– Ну вот, я же говорила, что он выбросит карету! – с ужасом воскликнула Баська.

– В другой раз не говори таких вещей, накаркаешь, – попросил Тадеуш.

– Черт, – сказала Ева.

– Карета с первого броска, – с удовлетворением отметил Павел. – Вдвойне, это будет семьдесят два, если я правильно считаю.

– Негодяй, – высказалась Баська.

– Я не жадная, и чая мне для тебя не жалко, – сказала я Еве. – Я тебе еще налью, только уж если вы хотите его выливать, то, может, лучше сразу за окно, зачем в квартире-то пачкать. Там сыро, моросит, так что еще немного жидкости большой разницы не составит. Нет, подожди, в ванную пойдешь позже, а сейчас бросай, твоя очередь.

Стряхивая с себя струи напитка, Ева бросила. Две тройки, двойка, четверка и шестерка. Она оставила тройки. За следующие два броска ей не пришло больше ни одной. Мы начали считать ограды. Одной ей хватило – третья тройка, она велела эти три тройки записать и понеслась в ванную. Кости схватила Баська.

– Лучше бы из этого были две пары, – гневно фыркнула она при виде двух шестерок и одной пятерки. – Ладно, ничего не поделаешь, бросаю. Третья шестерка… Нет, мне этого мало. Еще раз! Считайте ограды.

– Первая… вторая… третья… Все!

Четвертая шестерка ее удовлетворила, она записала ее наверх, так как из двух зол лучше было потерять каре, чем оставить «гору» в минусе.

Павел записал каре вниз как каре, потому что благодаря броску с руки оно считалось у него втройне, а к верху это не относится. Баська же наверху как раз вышла на ноль, компенсировав все свои минусы.

Я бросила, с горечью и упреком посмотрела на две четверки и приступила к дальнейшим броскам. Два броска – ничего. Ограды! Использовав одну, я получила три четверки. Записала их наверх.

Тадеуш переложил ручку в левую руку и бросил. Две четверки, шестерка…

– Четверки у меня уже есть. Ладно, будь что будет…

Он начал бросать к этой одной шестерке, и сразу же вышли две пары, шестерки и пятерки, один забор сохранился. Кости взял Павел.

– Забыл, что я им говорил, а так здорово подействовало…

– И так неплохо, – успокоила его я, – две пары, восемь и восемь – шестнадцать. Хочешь такие?

– Хочу. Запиши. И две ограды.

– Зачем тебе столько оград? – скривилась Баська.

– На черный день. Кто теперь?

– Ева. Она там сохнет или устроила постирушку?

– Иду, иду, – сказала Ева, выходя из ванной в моем халате. – Ты не возражаешь, что я надела твой халат? У меня все мокрое.

– Могу тебе также одолжить блузку и кофту. И даже какую-нибудь юбку. Но это потом, сейчас иди бросай.

Ева бросила. Две шестерки и помойка. Она уже сделала движение, чтобы бросать дальше, и остановилась.

– Нет, ничего не выйдет. Запишите шанс. Сколько там?… Двадцать одно. Очень хорошо.

– Кому как, – заметила Баська и пробормотала что-то себе в ладошку. Бросила. – Три единицы? С ума от этого можно сойти. И оград у меня нет?

– Есть три, – ответил Тадеуш.

– Ладно, буду бросать. Все равно, будь что будет.

Две четверки, пять, шесть и один. Ирония судьбы, четверки у нее уже были записаны. Она отложила в сторону пятерку и шестерку, бросила еще раз, получились две пары.

– Записать! В норме.

Я получила две пары и пошла в кухню за очередным чаем для Евы. Тадеуш выбросил две пятерки, две тройки и единицу. Две пары у него уже были, записал себе минус три. Павел бросил осторожно: две двойки, тройка, четверка и шестерка.

– Так и тянет на большой стрит. Но не буду. А может?…

Он вдруг схватил одну двойку, потряс и вытряс недостающую для большого стрита пятерку.

– Записать! И одну ограду!

– Вот уж действительно судьба слепа, всю дорогу ходит не туда, куда нужно, – провозгласила в пространство Баська.

Ева молча бросила, недоверчиво косясь на стакан, который я как раз поставила рядом с ней на стол. Глянула и вскрикнула.

– Вот это да! Раз, два, три, четыре, пять! Я правильно вижу? Малый стрит! И два забора!

– Бедному и ветер в лицо дует, а богатому и черт детей качает, – пробурчала Баська и обратилась к зажатым в руке костям:

– Вы себе представьте, что я богатая, хорошо?

Ей пришли две тройки, и она велела записать их наверх. Тадеуш записал, тоже наверх, четыре шестерки. Павел выбросил три пятерки и записал как тройку. Оград у него было больше всех, и он их старательно хомячил. Ева, храбро отодвинув стакан с чаем, выбросила две тройки, двойку, четверку и шестерку. Тройки у нее уже были.

– Ну хорошо, попробую подурачиться, – безнадежно заявила она и стала бросать дальше, оставив себе одну шестерку. После трех бросков их у нее стало три, и тогда она сообразила:

– Хорошо, а на что мне это все? Шестерки у меня уже есть. Тадеуш, что ж ты мне не сказал, что у меня уже есть?

– Я думал, что ты бросаешь на покер, – оправдывался Тадеуш.

– На покер, ха-ха-ха! Считайте ограды. Сколько их у меня?

– Тринадцать.

– Ну ладно.

Хор отозвался сразу же. При четвертом броске она получила две четверки и потребовала записать ей фулл.

– Ну! – предупреждающе сказала снова Баська своим ладошкам.

В последнюю секунду нам удалось прикрыть стол руками, и ни одна кость не слетела на пол.

Две шестерки, две тройки, а ей нужны были пятерки.

– Что-нибудь придумаю, – решила она. – Сколько у меня оград?

– Пять.

Третьим броском она получила третью шестерку и также записала фулл.

– Обращаю твое внимание, что у тебя все еще нет пятерок, – уведомил ее Тадеуш. – И тебе нужно их четыре, иначе останешься в минусе.

– Прошу меня не расстраивать, – ответила Баська. – Пойду налью себе чая, кто еще хочет? Сиди, я твою кухню знаю.

Потребность в чае высказал Павел. Баська забрала два стакана и вышла. Я начала бросать.

– Один, два, три, пять, шесть… О нет! Не скажу, куда могут отправляться эти стриты. Тадеуш, сколько там у меня?… Семь. Постой, у меня еще есть законнные броски.

Я получила еще две пятерки, всего три.

Слишком мало. После двух оград пришли две шестерки.

– Урожай фуллов. Ладно, записывай.

– Так бороться с этой физикой или нет? – бормотал Тадеуш, весь в сомнениях. Он положил ручку в корытце и бросил.

После чего при виде многочисленных четверок расстроился и начал бросать дальше всеми костями, явно тоскуя по пятеркам. После двух заборов он набрал их четыре и записал себе с большим облегчением. Верх он заполнил и вышел на плюс 5.

Баська вернулась с дымящимся чаем в нужный момент, как раз к своей очереди. Подала один стакан Павлу, который поставил его в корытце под лампой, а второй стакан поместила рядом со стаканом Евы. Взяла кости и бросила.

– Оград у меня нет, да? Тогда пусть они задумаются, что делают!

Кости как-то не особенно задумались и сделали ей назло. Шесть, пять, четыре и две двойки.

– Большой стрит прямо-таки напрашивается, – поощрительно заметил Павел.

– Еще чего… – начала она воинственно, но вдруг схватила одну двойку и покатила ее по столу. Появилась недостающая тройка.

– Вот это да! У тебя было видение? И еще мне одна ограла осталась!

– А я хотела бы пятерки, – тяжело вздохнула я.

Хотеть я могла себе сколько угодно, а вышли две шестерки и две четверки, и я не имела представления, что мне с ними делать. Оставила шестерки, остальное бросила, и вышла одна пятерка. В отчаянии я оставила пятерку, и с первым же забором вышли четыре. Вот и я верх заполнила.

Начал играть Тадеуш, уместив ручку на блюдце возле стакана Павла.

Испортил пять оград, чтобы выбросить фулл, потому что не захотел бросать на стриты. Павел забрал кости, потряс ими, и вдруг одна из них выскользнула у него из кулака. Кость стремительно понеслась через весь стол в направлении Баськи. Баська, пытаясь ее поймать, резко вытянула руку, выстрелив ею, как из пращи, и без промаха попала Павлу в глаз. Схватившись за глаз с хриплым воплем, Павел стукнул локтем в полочку под лампой, и его стакан вместе с корытцем грохнулся на пол, весь чай вылился Тадеушу в ботинки, а кости разлетелись по всей комнате. Тадеуш зашипел, потому что чай был еще горячим, и начал торопливо сдирать с ног обувь.

– Столько натворить одним замахом – большое искусство, – охнул он в изумлении.

Расстроенная Баська, перегнувшись через него, пыталась оторвать руку Павла от лица и обследовать его глаз. Тадеушу некуда было отодвинуться, так как за ним была стена. Я ей тоже мешала, поэтому вскочила, оттолкнув стул, который перевернулся назад и спинкой разбил стекло в книжном шкафу. Нам грозило всеобщее разрушение.

– Это злой дух пролетал через твою квартиру, – убежденно сказала Ева, предусмотрительно не трогаясь с места.

– Боюсь, он все еще летит, – обеспокоенно ответила я.

– Может, это у него такой длинный хвост? – нервно сказала Баська. – Убери ты руку, посмотри, ты еще видишь? А вторым видишь? Я не нарочно, честное слово!

– Первым тоже вижу, – сказал Павел, осторожно выглядывая на свет из-под ладони. – Кучу звезд и какие-то разноцветные кусочки. Какое счастье, что я не ношу очков!

– Конечно, не нарочно, если бы нарочно, никогда бы в жизни так не попала, – заверила я Баську, которая продолжала приставать к Павлу:

– А нас видишь? Или только разноцветные кусочки? Они что, двигаются, летают? А может, ты хочешь водички попить? Убери же, бога ради, руку, дай посмотреть! А что ты видишь между кусочками? Тебе больно?

– Может быть, вы мне все-таки позволите снять носки? – вежливо спросил Тадеуш, прижатый к спинке стула.

Павел наконец отвел руку от глаза, и оказалось, что заметных повреждений он не получил. Он поморгал, огляделся и заявил, что больно не очень, а число звезд и разноцветных кусочков явно уменьшается. Ева решила, что злой дух вместе со своим хвостом уже пролетел, встала с дивана и начала собирать с пола кости.

Нашла четыре штуки, пятая куда-то завалилась.

Я вытащила второй комплект, чуть более угловатый, чем первый. Точнее говоря, мне ничего не надо было вытаскивать, кости хранились в стаканчике на полке у самого стола, я их просто высыпала.

– И чего я так разнервничалась? – гневно сказала Баська. – Сейчас все уберу.

– А что тут убирать, – махнула я рукой и отправилась на кухню за щеткой. – Лучше налей ему чаю. Чая должно хватить, разве что со стаканами возникнут проблемы прежде, чем мы закончим эту игру.

– В таком случае давайте играть быстрее, – предложил Тадеуш и развесил свои носки на подлокотнике кресла. – Кто должен бросать? Постойте, кажется, мне нечем писать.

Павел, по-видимому, уже избавился от декораций перед глазами, так как без особого труда нашел под ногами пенопластовое корытце, отряхнул его от чая и уместил под лампой. Среди осколков стекла отыскалась шариковая ручка. Я замела стекло, стакан и блюдце в угол прихожей, предупредив Тадеуша, чтобы он туда не наведывался, пока не обуется, а мусорную кучу обозначила щеткой, водрузив ее сверху. Ситуация вернулась в состояние равновесия.

– Тебе бросать, – сказал Тадеуш Павлу. – Сможешь?

– Почему нет? – ответил Павел и бросил.

Увидев единицу, тройку, шестерку и две пятерки, он решил оставить пятерки и уже следующим броском получил третью. После второго броска ему выпали две шестерки, нужные ему как дырка от бублика.

– Тогда тратим ограды…

– Первая, – начал хор, – вторая… третья…

В конечном итоге первый этап выиграл Павел, которому удалось выбросить еще и большой покер, то есть пять шестерок. За ним шел Тадеуш, сразу же после него – Ева, потом я.

Баська, понятное дело, в конце, поскольку пятерки не выпадали ей ни за какие сокровища и она не смогла набрать их в достаточном количестве.

Весь фокус с большим покером заключается в том, что результат в этой последней рубрике всегда умножается на три и пять шестерок дают 90 очков. Это очень существенная позиция, сравняться с которой могли бы только фулл и каре, выброшенные с первой попытки.

Мы перешли ко второму этапу.

– У тебя ноги не мерзнут? – спросила я Тадеуша. Как говорится, лучше поздно… – Может, дать тебе грелку или какие-нибудь носки?

– Грелку не надо, а вот носки бы пригодились. Или тапки домашние. Ноги все еще мокрые, чего я в запале до сих пор не заметил.

– Пожалуйста, у меня от сыновей что-то осталось…

– Самое паршивое время года, – вздохнула Баська. – Уже холодно, а еще не топят.

Тут я вспомнила, что где-то завалялся электрический обогреватель. Поставила его у двери в другую комнату и включила. Ева развесила на нем свою юбку и блузку, а также носки Тадеуша, ботинки пристроила носами вверх. После чего вернулась к столу, и Павел снова начал бросать.

Он сразу же выкинул три тройки и без каких-либо проблем записал их. Ева записала две единицы, то есть минус один. У Васьки вышел фулл из трех пятерок и двух единиц.

– Теперь буду набирать ограды про запас, – заявила она, – даже если мне придется все зачеркивать.

– Пока тебе ничего не надо зачеркивать, у тебя все само выходит, – заметила я, с грустью соглашаясь на свои две двойки.

Заняв почетное второе место сразу же за Павлом, Тадеуш примирился с пенопластовым подносиком и перестал воевать с ручкой. Он выбросил пару шестерок и, страшно довольный, записал.

– Как-то все резко стартуют, с визгом шин, – высказался Павел, бросая. – О, две пары. Только мне такие не нужны, запиши мне две единицы. Я тоже буду собирать ограды про запас.

– Если две единицы – это блестящий старт, то я предпочитаю быть скаковой лошадью, – язвительно заявила Ева. – Что там? Три, три, два, четыре, пять… Пожалуйста, мне две тройки. И две ограды.

– Ты хотела сказать – клячей? – поправила ее Баська. – Это Павел со своим стартом все сглазил… У меня две единицы, пусть так и останется.

– Один, два, три, четыре, пять, – считала я в изумлении. – У меня малый стрит, записывай скорее!

Тадеуш остановился на двух тройках. Павел выбросил большой стрит, и ему опять можно было ни о чем не беспокоиться. Ева записала пару из двух шестерок. Я выбросила три шестерки и записала их как тройку. Тадеуш получил две шестерки и две тройки, но тройка и пара у него уже были, поэтому он нехотя остановился на двух парах. Павел вздохнул и попросил записать пару из двух пятерок. Ева получила две пары чуть крупнее: шестерки и четверки. А Баське ее две пары – четверки и двойки – не понравились, и она остановилась на одной двойке.

– Опять ты вовсю набираешь минусы, – обратила я ее внимание. – Пары у меня нет? Тогда пиши. Из шестерок.

После одного из очередных бросков мне выпали три четверки, я страшно обрадовалась и решила приготовить себе чаю. Чай требовался не обязательно горячий, сойдет и холодный, но чайник оказался пуст. Я налила воду, поставила чайник на плиту и вернулась в комнату.

За это время Тадеуш тоже успел выбросить и записать три четверки.

– Четверок мне не надо, – предупредил Павел. – Четверки у меня уже есть. Две тройки… Тройки у меня тоже есть. Эти кости глупые, что ли? – Он на некоторое время задумался. – Бросаю на карету, – объявил он. – Категорически. Или, еще хуже, на покер!

– Он сошел с ума, – в ужасе констатировала Ева.

– Вовсе нет. Больше оград у меня не будет, это единственная возможность.

Он снова начал бросать всеми костями, презрев одинокую четверку. Мы следили за ним с огромным любопытством. Одна шестерка вышла сразу, потом долгое время ничего, при четвертой ограде у него их было уже четыре, а шестым броском он добился своего покера. И еще у него оставались четыре ограды.

Ева получила две пятерки, четверку, двойку и единицу.

– Пятерки у меня уже есть?… Сейчас… Если я запишу одну двойку, на сколько минусов я выйду?

– Восемь, – подсчитал Тадеуш.

– Восемь… А четверка и шестерка, это десять? Пиши одну двойку!

– Теперь у тебя двойки полезут, как муравьи, – предсказал ей Павел.

Баська согласилась на две четверки.

– Добавлю к ним. Бросаю на четверки, чтобы никто ничего не говорил!

Третью четверку она получила сразу же, и у нее сохранилась одна ограда.

– Четверок мне больше не надо, – грозно предупредила я.

Разумеется, тут же пришли две, и я просто не знала, что с этим фантом делать. Отложила пятерку и шестерку и заявила, что буду бросать до двух пар.

Я израсходовала на эти две пары пять оград, а по пути получила каре из пятерок. Обычная ирония судьбы, однако, коль скоро я заявила, что буду бросать до двух пар, никакая другая комбинация не считалась. Тадеуш опять не выбросил ни одной двойки, зато у него была шестерка, и он раздумывал о шестерках наверху. Двумя бросками он получил четыре. У Павла было две пятерки.

– С двумя парами я даже и связываться не буду, – решил он. – Бросаю пятерки.

Тадеушу пришли четыре четверки, он ужасно обрадовался и записал каре. Он явно вышел в лидеры. Павел заметил опасность и решил мобилизоваться. Заявил, что бросает на верхние пятерки, хотя с руки не получил ни одной.

– Раз кости сошли с ума, то, может, они хоть как-то ошибутся, – пояснил он генезис своего решения. Ему не хватало уже только одной мелочи – тройки.

– Я знаю, что я буду вычеркивать, – заранее объявила Ева. – Так и есть, долой большой стрит! За это прошу записать мне две ограды.

– И мне, пожалуйста, большого долой, – потребовала Баська при виде двух единиц.

Я себе выдумала фулл, он не пришел, и я в таблице выглядела хуже всех. Тадеуш вдруг заметил, что у него еще нет тройки.

– А сама она не могла прийти? – мрачно спросил он и бросил.

– Может, и могла, но, видно, не хотела.

Ева, к собственному изумлению, заработала покер, у Баськи вышло недостающее каре. Я велела зачеркнуть мне большой стрит и записать две ограды. Тадеуш сделал то же самое, с большим трудом получив перед этим свою упрямую тройку.

– Считаем! – распорядился он.

После двух игр оказалось, что лучший все еще Павел, сразу же за ним – Тадеуш, Баська вышла на третье место, а я перешла на последнее.

У Павла оставалось две ограды, у Евы – ноль, у меня две, у Баськи семь, а у Тадеуша шесть.

Мы начали третий этап, самый страшный.

– Единицы, – безрадостно объявил Павел. – Так они мне сейчас и выйдут.

Получив одну, он даже удивился.

Ева не выбросила ни одной, что было нормально, и записала минус три и две ограды. Баська получила одну, я тоже, а Тадеуш опять же ни одной. Все мы упорно набирали заборы.

– А теперь я буду бросать, например, пятерки, – мрачно оповестил всех Павел.

Он мог спокойно говорить подобные глупости, так как третий этап все равно играется в жестко установленном порядке.

– Ну, ну? – неожиданно проявила горячий интерес Баська.

Подвох не помог, двойка выпала у него только одна. Он ее записал, и минус у него на горе вырос до 6. Ева тоже получила одну двойку, минус 7. У Баськи вышли многочисленные шестерки.

– Заборы у меня есть? Тогда попробую. Раз… два… Меня сейчас удар хватит. Оградами! Есть одна… Три! Пиши, двойки в норме, два забора я испортила!

– Еще чуть-чуть осталось, – успокоил ее Тадеуш.

Я остановилась на одной двойке, и у меня стало столько же, сколько и у Павла. Тадеуш выбросил две.

– Бросаю… бросаю… на шестерки! О черт…

У него вышли две шестерки, а фактически ему нужны были тройки, которых не появилось ни одной. Он повторил операцию.

– Две, в норме. Сколько это выходит?… Минус девять? Остаются пятерка и шестерка… Пиши! Без оград.

Ева бросила.

– Ах, – сказала она взволнованно, – целых две! Сколько это… Семь, десять… Можно отыграться. Пиши! И две ограды!

– Две! – крикнула счастливая Баська. – Пиши! И две ограды!

Мы уже добрались до одной пары, когда Тадеуш внезапно задержался посреди броска и как-то странно повернул ухо в направлении прихожей.

– Мне кажется или у тебя в кухне действительно что-то пыхтит? Или, может, стреляет?

В ту же секунду до меня донесся характерный звук, и я сорвалась со стула.

– Господи боже, чайник!!!

Пустой раскалившийся чайник стрелял как бешеный. Несколько мгновений я не знала, что делать, потому что руками его невозможно было взять. Вслед за мной в кухню ворвалась Баська.

– Тряпкой!

– Нет, у меня только рукавичка… Где эта зараза… Вот она!

За это время Баська нашла тряпку, обернула ею чайник, хотела схватиться за ручку, но тряпки было слишком много, а она схватилась неудобно, и раскаленный чайник рухнул на пол. Ноги нам удалось уберечь. Я подняла чайник и быстро сунула под кран, он немного пошипел и успокоился. Я налила воды и снова зажгла газ.

– Надо его прокипятить пару раз, а то будет вонять. У меня уже есть такой опыт, я в жизни сожгла разных чайников штук двадцать.

– А какой-нибудь запасной есть?

– Есть, только очень большой.

– Лучше большой, чем слишком маленький. А, это тот, который ты держишь в ванной… Действительно, на целый армейский полк хватит…

Тадеуш любезно подождал с бросками до нашего возвращения. Вышли у него две четверки.

– Лучше уж эти, чем единицы, – высказался он.

Павел тяжело вздохнул, бросая на две пары.

И как ни странно, получил их, причем не самые плохие, две пятерки и две тройки. Ева получила еще более крупные пары – две шестерки и две тройки, Баська – две пятерки и две четверки, по очкам то же самое, что у Евы. Мне повезло меньше – две четверки и две единицы.

– Ничего не поделаешь, запиши. Удивляюсь, что эти две пары вообще вышли.

– Я тоже удивляюсь, – подтвердил Тадеуш, получив две пятерки и две тройки.

Павел начал следующую комбинацию, тройку, и сразу получил смесь.

– Если уж бросать, то хоть на старшие, – заявил он, откладывая в сторону одну шестерку.

После двух бросков у него была все та же одна шестерка. Пришлось прибегать к оградам.

Уже после первой он получил вторую шестерку и три единицы.

– Вот тебе и тройка. Не хочешь такую?

– Не хочу. С таким же успехом я мог бы ее сразу зачеркнуть.

Вторая ограда дала перебор – еще две шестерки.

– А нельзя это записать как карету? – спросил он расстроенно.

– Нельзя, – решительно ответила Ева. – Каждый бы так хотел.

Мы уже добрались до «шанса», после старательного вычеркивания обоих стритов, когда Тадеуш снова стал прислушиваться.

– Мне кажется, что твой чайник снова стреляет, – сказал он неуверенно, прежде чем Павел успел взять в руки кости.

Я встала и направилась в кухню значительно спокойнее, чем в прошлый раз, хотя и была несколько удивлена, потому что налила очень много воды и она попросту не могла выкипеть. И все-таки проклятый чайник исхитрился снова оказаться пустым. Он подпрыгивал на плите, а вода находилась на подносе плиты и на полу. Причину я отгадала сразу.

– Лопнул, зараза, черти бы его взяли…

– Можешь ему этого не желать, это уже случилось, – успокоила меня Баська, которая опять прибежала за мной. – Ну что? Идти в ванную за вторым чайником?

– Иди. Его тоже нужно будет прокипятить, потому что я давно им не пользовалась.

Водрузив на плиту чуть ли не пять литров воды, я решила, что теперь можно долго не волноваться, и вернулась в комнату, оставив лужи на произвол судьбы. Павел перестал трясти кости и бросил на каре. И получил его сразу же!

– Ну, знаете, это уже невыносимо! – выкрикнула Баська. – Даже когда он проигрывает, то все равно выигрывает! Как он это делает?

– Он уже почти списал горку, – с удивлением сказал Тадеуш, записывая Павлу 72 очка. – Если бы у него не было на горе минусов, мы могли бы уже лезть под стол и плакать.

– Если бросишь еще и покера с первого броска, я тебе в своем доме ни куска еды не дам. Изо рта буду вытаскивать…

– У меня две пятерки, – сообщила Ева. – Сколько оград?

– Одиннадцать.

– Считайте… Первая… вторая… Зараза!

На второй ограде ей пришли еще две пятерки. Покер. Именно сейчас, на каре!

– Похоже, что с покером я могу заранее попрощаться, – мрачно сказала она.

– Извини, пожалуйста, – сказал Тадеуш. – Я ошибся, посчитал Павла вместо тебя, это у него одиннадцать. У тебя было только шесть оград. Осталось еще четыре.

– Ты меня чрезвычайно обрадовал!

– Да тихо вы! – воскликнула Баська. – У меня две пятерки. А палок сколько?… Только точно, без ошибок!

– Одиннадцать.

– Ты уверен, что не Павла опять считаешь?

– Уверен. И не себя…

– Ну хорошо. Уже третья пятерочка… Еще один нормальный бросок. Есть!

Разумеется, у меня вышло хуже всего, одна пятерка. Меня это рассердило, я собрала все кости. Одна шестерка. Ни одной…

– Сколько у меня оград? Уже вижу, шесть. Черт бы их побрал. Считайте!

Со второй оградой пришла четвертая шестерка, четыре ограды сохранились мне на покер.

Тадеуш искоса глянул на Павла.

– Чем дольше трясти, тем лучше будет результат…

– Только, пожалуйста, не до завтра, – попросила Ева спустя некоторое время.

– У кого результат, а у кого нет, – заметил Павел, увидев, к чему привели шуточки Тадеуша. – Хотя… Единичек как муравьев.

– Карета из единичек, – сказал Тадеуш. – Трижды четыре – двенадцать. Записываю!

– Боже милостивый, сколько же у него этих оград?!

– Восемнадцать, – посчитал Тадеуш. – У меня нехорошее предчувствие. Рекорд при покере был двадцать семь.

– И вышел?

– Нет. Тот тип выбросил его двадцать восьмым броском, который уже не считался. Не помню, кто это был.

– Какой-нибудь бедный неудачник, – высказался Павел и бросил.

Вздохнул, отодвинул в сторону одну шестерку и стал бросать дальше. За нормальные броски он набрал три.

– Ну а теперь эти семнадцать оград…

– Первая… вторая… третья… – начали мы. – А вот и четвертая шестерка!

На седьмом дополнительном броске пришла и пятая шестерка.

– Я же говорила, что у тебя слишком много этих оград! – упрекнула его Баська.

Ева выбросила сразу же три шестерки. Когда она перешла к оградам, шестерок было уже четыре.

– Первая… – начал хор. – Вторая… третья… Есть!

– Нужно установить какую-нибудь премию за сохранившиеся ограды, – пробормотал Павел.

– Мы над этим подумаем, – пообещала Баська. – Что тут у меня? Две пятерки… Ладно, не будем требовать многого.

При пятом дополнительном броске она сменила пятерки на шестерки и заработала покер на десятом. Я знала, что у меня нет шансов, однако порядочный азартный игрок никогда не сдается.

К собственному удивлению, я добилась успеха последней оградой.

– Кто-то в конце концов должен провалиться, – вздохнул Тадеуш. – Видимо, это буду я.

Он ошибся в своем предвидении: потратил на покер всего пять дополнительных бросков из своих восемнадцати. Шестерки шли как бешеные. С огромным интересом мы ожидали окончательного подсчета очков.

В середине арифметических действий я вдруг увидела какие-то странные полоски дыма, тянущиеся из передней, и почувствовала странный запах. Вроде бы знакомый, и все-таки чужой.

Прежде чем я успела высказаться по этому поводу, что-то сверкнуло, грохнуло и погас свет. Внезапная темнота была встречена всеобщим стоном.

– Ничего, ничего, у меня есть свечи, – поспешно сказала я. – Мне как раз показалось, будто что-то коптится. Только спокойствие… У кого-нибудь есть под рукой зажигалка или спички?

Павел щелкнул зажигалкой. При ее свете я нашла на книжной полке подсвечник со свечой, всего один раз схватив при этом Тадеуша за голову. При свете одной свечи я нашла вторую.

– В кухне над раковиной стоят еще четыре, в том числе две толстые, – объявила я. – Кто хочет, пусть принесет. Я поищу здесь, помнится, они лежали под атласами.

Хоть я и догадалась, что не использовавшийся годами чайник выкинул какой-то номер, а пробки выбило, но как для того, чтобы выключить плиту, так и для замены пробок мне нужен был свет. Кроме того, я вовсе не была уверена, что авария не захватила что-нибудь еще, и на всякий случай предпочла вооружиться вспомогательными средствами.

В кухню отправилась Баська, вытащив из-за стола и Павла, что имело смысл, поскольку он был значительно выше ее. Однако вначале у него были трудности с вылезанием в темноте, ему мешали ноги Тадеуша, поэтому Баська успела заметить в кухне табуретку и влезть на нее. Табуретка эта отличалась тем, что стоило взгромоздиться на нее, как две ее ноги внезапно вырастали вверх, а горизонтальная плоскость одной стороной опускалась вниз. Баська об этом понятия не имела, поэтому резкое изменение уровня почвы под ногами оказалось для нее полной неожиданностью. Пытаясь за что-нибудь ухватиться, она выпустила свечу и вцепилась в ручку пыхтящего на плите чайника. После чего рухнула вниз, Павел поймал Баську только потому, что она свалилась прямо на него, чайник же беспрепятственно полетел дальше, и пять литров горячей воды вылилось им на ноги.

Послышался грохот. Швырнув Еве целую пачку свечей, я помчалась в кухню, осветив наводнение и Баську с Павлом, сплетенных под буфетом, с которого сыпалась огромная кипа корреспонденции и разных других бумаг. Осознав, что кое-какие бумаги могут мне пригодиться, а вода вряд ли пойдет им на пользу, я со страшным воплем бросилась на помощь макулатуре. Мой крик донесся до Евы и Тадеуша, они подскочили, при этом Тадеуш умудрился сбросить на пол торчавшие из полки телефонные книжки за последние тридцать лет, блокноты обрушились на полочку под лампой и расколошматили ее вдребезги. Ева же споткнулась о кресло и шлепнулась в него со всего размаху. Кресло, будто только этого и дожидалось, с готовностью заскользило по лакированному полу к окну. Его движение остановила лишь батарея, замаскированная толстым слоем зелени в виде свисающего сверху аспарагуса. Каким-то чудом аспарагус умудрился не свалиться, и то хорошо: горшок, в котором он обитал, был столь чудовищных размеров, что запросто мог укокошить Еву.

Наконец все как-то утихомирилось, и, размахивая свечой, я полезла посмотреть, что там стряслось с проводкой. Как выяснилось, угадала я правильно: вылетели пробки. А виноват был электрообогреватель, что-то там у него внутри закоптилось, вот и произошло короткое замыкание.

Пошуровав в шкафчике со счетчиком, я устранила проблему со светом. Правда, обогреватель пришлось выключить.

– Что, свечи больше не нужны? – спросила Ева, выдергивая из волос ветки аспарагуса. – Зараза, здорово колется…

– Ваши вещи уже сухие, – сообщила Баська. – Зато наша обувь мокрая. Хорошо еще, что вода была не очень горячая. Так кто в конце концов выиграл?

Тадеуш закончил расчеты, отпихивая ногами стопки телефонных книжек.

– Павел. На четыре очка! У него 682, а у меня 678. Карета меня сгубила, нужно было бросать на более крупные…

Он встал, вышел в прихожую в одних носках, явно намереваясь отправиться в ванную, и немедленно наступил на стекла, заметенные в угол и прикрытые щеткой. В суматохе щетку кто-то толкнул, она зацепила осколки и усеяла ими пол. Не отличаясь навыками индийского йога, Тадеуш попытался резко отпрыгнуть в сторону, как-то странно споткнулся и упал на испорченный обогреватель, все еще маячивший в дверях во вторую комнату. Будучи на колесиках, обогреватель прокатился через все помещение не хуже, чем кресло с Евой, и врезался в столик у балкона, заставленный цветочными горшками. Один из горшков с жутким грохотом полетел на пол. К счастью, у меня тогда еще не было телевизора, иначе все могло бы кончиться гораздо хуже.

Правда, Тадеуш не слишком изрезал себе ноги, поскольку очень ловко наступил на плоские стекляшки от книжного шкафа, избежав смертоносных стаканных осколков.

* * *

И после всего этого станет ли кто-нибудь удивляться, что именно эту игру я запомнила во всех подробностях?…

Думаю, что она пригодится в качестве инструктажа, если бы кто-то захотел поиграть в кости.

* * *

И вторая. (Модификация. Это я напоминаю потому, что из-за всех предыдущих страниц любой человек мог забыть, о чем тут вообще идет речь.).

Так вот, эта игра в модифицированном виде может выглядеть гораздо острее, а играется она следующим образом.

В распоряжении каждого игрока есть только один бросок, и никакими «оградами» он себе голову не забивает. Если первый игрок не использует свою попытку, кидает следующий. Если у второго выйдет какая-то комбинация – при этом выигрывают комбинации как минимум двух шестерок, – он может продолжать бросать. Если промахнется, все пропадает, однако он может записать себе набранные очки в любой момент, но, записав очки, заканчивает бросать и передает кости следующему. Две пары считаются вдвойне, а все остальные комбинации – втройне. Третий бросок считается еще раз вдвойне; например, кто-то третьим броском выбросил три пятерки, то есть пятнадцать, умножить на три, это уже 45, и еще вдвойне – в сумме 90. Это весьма соблазнительно, каждый старается добраться до этого третьего броска, а его еще мучает и четвертый, потому что, естественно, после третьего вдвойне считается все, и тут, как говорится, «жадность фраера сгубила». Иногда ему везет, но чаще все, что он насобирал первыми двумя бросками, пропадает.

Игра идет до какого-то заранее установленного предела, наиболее практично играть до 2000 очков. Кто наберет их первым, тот выигрывает у всех столько, сколько очков им не хватает до двух тысяч. Играть можно по гроту, по злотому или по сто долларов, если в игре участвуют сумасшедшие либо миллионеры, и это уже чистый, ничем не замутненный азарт.

* * *

В кости можно играть также в «семь-одиннадцать». Это игра между игроком и банкиром, что-то вроде карточного «очка», для нее используются две кости, а выигрывает тот, кто первым этими двумя костями выбросит число 7 или 11 – 3 и 4, или 2 и 5, или 5 и 6, или что-то еще, что дает в сумме 7 или 11. Игра ведется на ставку, объявленную игроком, и он либо теряет эту ставку, либо получает ее вдвойне. Банкир один, а игроков вокруг него может сидеть сколько угодно, играют по очереди, причем в домашней компании банкир меняется, им может, и даже должен, поочередно быть каждый, ибо практика показывает, что в основном банкир выигрывает больше всех.

Не следует играть с людьми скупыми и трусливыми, а также с супругами, имеющими разные пристрастия: муж – скряга, а жена – азартный игрок или наоборот, и после первой же игры можно попасть в суд в качестве свидетеля в деле о разводе или об убийстве, совершенном в состоянии аффекта.

Кроме того, кости совершенно явно демонстрируют тайные свойства игроков. Выбросить пять шестерок за одним замахом – это вещь редкая и не каждому удается. Так вот, я лично знала одного такого типа, который эти пять шестерок выбрасывал раз за разом без каких-либо особых усилий, причем кости принадлежали мне и абсолютно точно не были фальсифицированы, что доводило до отчаяния и бешенства всех остальных игроков.

И что же оказалось? Выяснилось, что вышеуказанный тип был давним и закоренелым «голубым».

Кости, видимо, знали об этом с самого начала.

Поэтому играть с гомосексуалистами я тоже не советую.

Ну и еще одно, чего нельзя обойти. А именно…


Бридж

Нет лучшей проверки характера, чем бридж, причем проверка не грозит никакими опасностями. Сравниться с бриджем может только какая-нибудь экстремальная ситуация, в которой человеческий характер проявляется во всей красе: под градом рвущихся снарядов или же у самой вершины Эвереста. Однако, в отличие от бриджа, там человек может запросто лишиться жизни, не говоря уж о таких мелких проблемах, как тяготы военной жизни, борьба со стихиями или вояж в труднодоступный Тибет. Сыграть в бридж значительно проще.

Бридж – это некоторым образом коллективная игра, во всяком случае партнерская. Думаю, нет смысла рассказывать здесь об основах игры в бридж, несколько человек сделали это значительно лучше меня, но дело в том, что эти преподаватели оставили без внимания сопутствующие обстоятельства. Казалось бы, благородная игра, почти такая же, как шахматы, спортивная и вроде бы весьма далекая от азарта, а сколько страстей она может пробуждать – о-го-го! Достаточно только один раз услышать, как жена обращается к своему мужу: «Ты – придурок!!! И это я еще ласково говорю!!!» – причем, следует отметить, это говорит женщина тихая, уступчивая, культурная и прекрасно воспитанная, – чтобы понять, что тут мы имеем дело с эмоциями крупного масштаба.

Во время бриджа с огромной легкостью и чуть ли не с первого же мгновения выявляются следующие человеческие черты:


склочность

хамство

деспотизм

сдержанность

эгоцентризм и собственничество

мегаломания

жадность и скупость

полная глупость

легкомыслие

любовь к риску

трусость

блестящий ум

зловредность

упрямство

склонность к мазохизму

склонность к вранью

благородство и великодушие

общая культура и такт

христианское милосердие

беспощадность и полное пренебрежение к остальным людям

добросердечие

жестокость

хорошее и плохое воспитание

мужество

и, собственно говоря, весь остальной характер.


Поэтому, если кто-то хочет быстро узнать человека, пусть сыграет с ним в бридж.

Бридж сразу, при первой же торговле, определит, считается ли человек со своим партнером, учитывает ли его информацию, информирует ли его в свою очередь сам и совместно с ним принимает решение об игре или же, напротив, плюет на него, пренебрегает им, информацию примет, но свою не покажет, а может быть, наоборот, не обращает на нее внимания, проталкивает свое, сам принимает решение, возможно не правильное и лишенное смысла, возможно также, что и правильное, бывает по-разному. Но принимает он его сам, один. После чего, увидев карты партнера, его же еще и обложит.

В ходе игры благородная и сдержанная личность молчит как рыба, вне зависимости от того, какой идиотизм им удалось сторговать. Личность же с прямо противоположными чертами науськивает, скандалит, подсказывает, смертельно мешая разыгрывающему, а бывает, что и силой вырывает у него из рук карты и саму игру, разрушая всю его концепцию. А иногда подглядывает в карты соперников и предлагает ходы, что вообще уже переходит всяческие границы, и с такими никто играть не садится.

А после игры все эти черты проявляются еще ярче, потому что есть возможность высвободить свои эмоции: хамские выкрики или успокаивающие слова; сваливание вины друг на друга или честное признание ошибок; полное осуждения молчание или слова горячей похвалы; упреки, претензии и злобная ругань или великодушное преуменьшение неудачи; бросание карт и опрокидывание стульев или философское спокойствие; бешеное скрипение зубами или радостный смех…

Правда, радостно улыбаться при виде проигрыша может только идиот, но ведь вполне может статься, что у идиота доброе сердце и благие намерения и ему хочется поднять вам настроение.

Во всяком случае, у нас есть шанс по достоинству оценить доброе сердце идиота и, если потребуется, взять у него взаймы…

Позже мы замечаем и разные другие вещи.

Когда нужно получить робера, то есть выиграть всю игру, один с диким упорством борется до конца, не обращая внимания на потери, другой тут же разочаровывается и поддается, третий рационально считает очки и старательно раздумывает, что для него более выгодно, четвертый упрямо прет вперед, не слушая голос рассудка, пятый совершает глупость за глупостью назло партнеру, а заодно и себе, шестой достигает вершин коварства и вероломства… Из всех вылезает их подлинный характер даже лучше, чем по пьянке.

Кроме того, в течение всей игры выявляется отношение нашего постоянного партнера по жизни лично к нам. Партнеры не постоянные и не наши нас не особенно интересуют, разве что речь идет о нелюбимой подруге и ее муже.

Благодаря бриджу я узнала, что:

– один тип, вроде бы уважающий и обожающий меня, на самом деле считал меня полной идиоткой и чувствовал себя несправедливо мною задавленным;

– второй тип, якобы любивший меня больше жизни, считал меня невыносимым и смертельно раздражающим существом;

– третий тип, вроде бы мною пренебрегавший, de facto уважал и ценил меня;

– четвертый тип просто любил меня, тоже больше жизни, в чем без бриджа не признавался ни за какие сокровища;

– пятый тип считал, считает и всегда будет считать меня обыкновенной неизлечимой кретинкой, от которой это свое мнение вынужден скрывать из вежливости;

– шестой тип вообще меня не переваривал, хотя делал вид, что любит и хочет провести со мной остаток жизни вплоть до глубокой старости;

– седьмой тип относился ко мне как к нормальному человеку, что меня удивило, так как я думала, что как раз наоборот;

– восьмой тип, который ловко притворялся интеллигентным человеком, оказался тупым козлом.

Вышеприведенный список включает моего мужа, сына, пару ухажеров и пару друзей.

По означенной причине бридж представляет собой игру крайне ценную и полезную, и в нем стоит принимать участие даже по сто долларов за очко. Неплохо бы только заранее знать, у кого мы могли бы одолжить эти доллары в случае нужды.

Кстати, вроде бы как между делом сообщаю, что из-за одного глупого хода я бесповоротно потеряла потенциального и весьма желанного любовника.

Говоря о настоящем бридже, я, естественно, даже не упоминаю о худших его сортах. Дело в том, что существует, например, болтливый бридж, в котором, не скрою, преуспевают в основном женщины, хотя, к счастью, не все. Я знаю одну такую даму, которая утверждает, что не переносит болтливого бриджа, после чего с первой сдачи и до последней рот у нее не закрывается ни на минуту. Иногда болтают все четверо, разумеется на отвлеченные темы, подобные примеры уже несколько человек описали, в частности Магдалена Самозванец и Агата Кристи.

Мукой для настоящих игроков являются игроки in spe[8]. Достаточно одного такого игрока, который только еще учится и который:

– тормозит игру, надо всем размышляя и бесконечно колеблясь;

– неуверен в себе, задает глупые вопросы, благодаря чему сразу же становится ясно, у кого что на руках, и все удовольствие от игры испорчено;

– торгуется безо всякого смысла, оглушая нормального партнера;

– отзывается без очков в картах;

– пропускает малые шлемы[9];

– разыгрывает партию, как идиот, подвергая партнера опасности инфаркта…

…чтобы у всех остальных темнело в глазах.

Для того чтобы со стиснутыми зубами выдержать несчастного ученика, требуется исключительное благородство характера вкупе с гранитным самообладанием. Разве что все заранее решили принести себя в жертву этому адепту знаний, но тогда никто не будет относиться к игре всерьез и каждый с болью в сердце заставит себя проявлять верх терпимости.

Правда, один раз так и произошло…

Я играла страшно напряженный бридж с двумя нормальными партнерами и одним бриджевым придурком. Подчеркиваю, бриджевым, в остальном он был достаточно умственно развит. Настал момент, когда они отчаянно защищали робер, мы играли по старой записи, с прогрессией, а моим партнером был как раз придурок. Из торговли было ясно, что у них прекрасная бескозырная карта, а игрок слева от меня держит трефы. Так вот, не правда, он отнюдь не держал трефы, трефы были у меня, шесть штук с тузом и дамой, а у него самое большее мог быть четвертый король с мелочью. Позднее выяснилось, что у него был третий король. Я в нужный момент назвала трефы, партнер меня поддержал, на этой фазе своих бриджевых знаний он думал прямолинейно, так что кое-какие трефы у него должны были быть, возможно валет или хотя бы десятка. В остальном почти все было их. Почти…

Они рванули в торговле во всю мощь, остановившись на пяти без козыря с контрой и реконтрой (то есть запись будет вестись вчетверо).

Контру назначила я, пытаясь их напугать, потому что и игра была бы повыше, и мне масть была бы предпочтительней, а этот по левую руку нагло еще раз удвоил реконтрой. Разумеется, всем было ясно, что посадить их можно лишь одним-единственным первым ходом, а именно в трефы, лучше всего в валета. Я не сказала ни одного слова, даже глазом не моргнула, будучи абсолютнейшим образом уверена, что этот мой придурок вообще не помнит, что я называла в торговле, а если и помнит, то понятия не имеет, что это означает. Я даже не затаила дыхания, заранее печально покорившись своей судьбе, а он держал всех в напряжении, отчаянно ощупывая все свои тринадцать карт. Наконец он принял решение.

И вышел в валета треф!!!

Вот тут я действительно чуть не подавилась.

Позже оказалось, что, конечно, я правильно угадала, торговля ему ничего не говорила, он ее вообще не помнил, а вышел просто так, во что попало. Поистине чудо, что это оказался валет треф.

Принимая во внимание, что кое-какая мелочь была у нас и в других мастях, а расклад оказался для нас выгодным, противники остались без пяти. После партии. С контрой и реконтрой!

Так что бывает по-разному.

Хотя нет. Есть какой-то закон. Тот, кто не умеет играть, оказывается в наибольшем выигрыше, и я сейчас остановлюсь на этой закономерности, только напомню себе и всем читателям бриджевые афоризмы. Звучат они следующим образом:

Не ходи, буйвол, в то, чего нет на столе[10].

Кто играет в пики, у того и результат.

Пика и бубна ходят парами.

Маленькие бубны мне жена сдавала.

Прорезка давит игру.

В Пиньчове уже день (если кто-то слишком долго думает).

В Филадельфию! (Восклицание, которое раздается тогда, когда кто-то хочет посмотреть предыдущий расклад. Ходит такая сплетня, что в Филадельфии существовал специальный музей, где на стенах были представлены все возможные расклады карт. Вот пусть и едет туда и там рассматривает.).

Хороший хозяин всегда повторяет (это означает второй ход в одну и ту же масть).

Последний теленок из хлева (последний козырь).

Туз берет раз.

Зритель должен быть тихим и без запаха.

Трефы – масть небольшая.

Картинка на картинку, говорил святой Игорь.

Картинку в шею!

Бери свое – и в кусты.

Если нет того, что сказано, то садишься с тем, с кем играешь.

Карты при медалях! (Восклицание, адресованное дальнозорким, играющим без очков и держащим карты в районе середины стола, что страшно мучает честных противников и доводит до отчаяния партнера.).

Больше пока не помню.

Возвращаясь к упомянутой закономерности: есть такая игра, как…


Покер

О покере написано столько, что я не хочу подставляться. Позволю себе только поправить одно незаслуженно распространенное мнение.

Все знают, что такое покерное лицо. Оно должно быть каменным, неподвижным, не меняющим выражения, даже если игроку в этот момент все отовсюду вырывают. Такой игрок любым способом блефует, оболванивает противника и выигрывает.

Ничего подобного.

Я игрывала в покер обильно, хотя по большей части в домашних компаниях, что не мешало выплачивать друг другу суммы порядка пятнадцати или двадцати злотых на очень старые деньги.

Постоянную команду игроков объединяют не только знания, опыт и умения, но и общие переживания. С лицами мы творили самые разные вещи, но каждый умел взять себя в руки. И разумеется, каждый хотел выиграть, хотя бы даже вышеуказанные восемнадцать злотых.

И тут в игру включилась одна моя приятельница, одновременно страшно жадная на развлечения и перепуганная этим своим желанием. В покер она играть не умела, но знала покерные комбинации и более или менее понимала, в чем все это дело заключается.

Что она вытворяла, заглянув в свои карты, ни в сказке сказать, ни пером описать. Лицо ее заливалось краской, она дергала себя за волосы на голове, закрывала глаза, испускала стоны, синела и бледнела, стучала зубами, бормотала что-то себе под нос и издавала громкие крики. Она то неожиданно перебивала максимальной ставкой, то страшно колебалась, добавлять ли один злотый, кривилась и хохотала – в общем, выдавала полный набор человеческих возможностей. Нет, она не срывалась со стула и не переворачивала стол, однако стакан с чаем – да, и с большим успехом, а кроме того, постоянно на всех нападала.

И все это она совершала без какой-либо связи с силой карт, которые она держала в руке, причем совершенно не нарочно, просто от эмоций.

Все мы из-за нее чуть не сошли с ума. Ни за какие сокровища нельзя было узнать, что у нее есть: две шестерки или четыре туза, синеет ли она от счастья и восхищения или же от отчаяния и тревоги. Набрала она что-нибудь или совсем наоборот. Проверять ее или перебивать. Она так заморочила нам всем головы, что в результате закончила игру с огромным выигрышем, обставив всю эту опытную компанию. Все единодушно заявили мне, что больше с этой гадиной не будут играть никогда.

Так что если кто-то сочтет, что она изобразила покерное лицо…

Если говорить в общем, то я вам покер не рекомендую. Для него нужно иметь очень много денег, талант и везение. Без какого-либо из указанных факторов это развлечение закончится весьма плачевно, а чудо может произойти максимум один раз.

Кроме того, описываемые в литературе и показываемые в фильмах встречи каре с фуллом на тузах, двух каре, каре с покером и тому подобные, когда игроки ставят все свое имущество и выигрывают или теряют фабрики, дворцы, имения и бриллианты жены, в природе происходят невероятно редко. Обычно это встречи двух пар, иногда двух пар со стритом или же стрита с тройкой, а чаще всего одной большой пары с меньшей парой. А кто же, скажите мне, будет ставить на кон дворцы и бриллианты, имея в картах стрит?

Признаюсь, однажды подобные эмоции случились и со мной. Я вошла в такой раж, что поставила доллар, один из двух моих собственных.

Мне выпала масть, и действительно была борьба – у противника тоже была масть. Но моя была крупнее – туз, затем валет и мелочь, а у него тоже туз, но дальше десятка. Доллар оказался счастливым, я его не проиграла.

Да, но ведь после какого количества игр произошла такая встреча двух мастей?!

Породистый покерист и из двух пар сумеет извлечь прибыль, однако, прежде чем человек станет породистым покеристом, он уже двадцать раз обанкротится и умрет с голода. Без денег выиграть вообще невозможно.

Со мной тоже раз было такое. Не скажу, где и с кем я играла, мои финансы ограничивались двумястами злотых, все еще на старые деньги и очень давно, базовая ставка составляла один злотый, противники у меня были опытные, но тут пошла везуха. Карта валила мне как слон, к сожалению, я все получала из прикупа, а не из руки.

Они же играли осторожно, не перебивали, самое большее – проверяли, а я перебивать втемную не могла, не будучи уверена в прикупе. Если время от времени один из них и перебивал, я опять-таки не могла перебивать дальше, потому что, допустим, он перебьет до двухсот, я его подниму до шестисот (столько я к этому времени уже выиграла), а он пойдет на тысячу двести – и что дальше? Откуда я возьму эту тысячу двести, из носа? Я вынуждена была проверять: выходить из игры мне еще не хотелось, а единственный проигрыш меня просто выбил бы из нее.

В результате я закончила играть с выигрышем в те же шестьсот злотых, а могла бы заработать целых шесть тысяч. Мораль – без денег в покер не садись.

Конечно, я здесь не имею в виду покер с различными обманщиками и шулерами, которые раскладывают меченые карты при тасовании и вытягивают из рукава четвертую даму. Вообще давайте задвинем обманщиков и шулеров подальше, за горизонт, так как игра с ними не приносит никакого удовольствия. Я говорю об игре порядочной, честной, хотя, признаю, излишне эмоциональной…

Но даже несерьезная, домашняя игра в покер тоже доставляет кучу эмоций. Я играла в покер в кругу друзей и знакомых, ставка составляла 10 грошей, потому что монет мельче ни у кого не было, но и этих десятигрошовок не хватало, вследствие чего они были заменены жетонами в виде небольших мембранок для глухонемых. Нет, не так. Мембранок для слуховых аппаратов, испорченных или севших, я в этот вопрос не вникала, во всяком случае предназначенных для выбрасывания.

И, оперируя этими мембранками, при ставке в десять грошей мы ухитрялись проигрывать друг другу суммы порядка восьми миллионов злотых.

Разумеется, этих миллионов ни у кого не было, выше двухсот злотых мы играли на запись, в долг, старательно накапливая эти долги, возвращая их друг другу и, как легко угадать, никогда их не получая. Что не препятствовало поистине пламенным взрывам чувств.

При этом все мы оставались кристально трезвыми, поскольку игра проходила у меня дома, а я в то время не располагала ни каплей алкоголя.

Так что в покер я вас не зову, игра это резкая и, как легко увидеть, небезопасная, однако я рекомендую вместо этого…


Бега

Разумеется, лошадиные.

Все ипподромы мира представляют собой невероятно красивый пленер. Как правило, они полны зелени, цветов и свежего воздуха. Ставки не грозят разорением даже полному кретину, который безошибочно выбирает для игры самых плохих лошадей. Как правило, игрокам не вредит и обман, так как какая-то лошадь обязательно выиграет и на нее можно случайно попасть, а игрокам все равно, откуда они получат столь желанный выигрыш. Пусть расстраиваются тренер и хозяин лошади.

Единственное, что может повредить, это собственное идиотство, которым отличаются мужчины.

Вот пример.

Таксист, с, которым я не так давно ехала на ипподром в Лонгшамп, по доброте душевной и сугубо доверительно назвал мне лошадь номер четырнадцать: в первом заезде четырнадцатый номер в качестве темной лошадки придет первым.

Прекрасно, я не возражала, лошадей я не знала, даже не успела посмотреть программку, так что эта лошадь номер четырнадцать спокойно могла выигрывать, мне это было без разницы.

Разумеется, я на нее поставила, целых пять франков, то есть примерно два с половиной злотых. Голодной смертью это мне в любом случае не грозило. А эта четырнадцатая вообще не пришла, проиграла.

Так вот, настоящий идиот мужского пола, получив от туземца такую информацию, сияющий и алчный, всадил бы на номер четырнадцатый все имеющееся у него состояние, тысячу франков, десять тысяч, сколько смог бы достать. И остался бы ни с чем. А ограничься он сотней или двумя франков, и горечь разочарования была бы не меньше, и даже тарталетка с рыбным паштетом застряла бы у него в горле, как кость.

В этом-то все дело. Кто теряет разум и самообладание, тот и на невинных бегах сумеет довести себя и свою семью до крайней нужды, хотя и совсем не обязан этого делать. Кто его заставляет? Никто, кроме собственного безумия.

Настоятельно предостерегаю от безумия.

Не буду останавливаться на подробностях игры на бегах по той простой причине, что мне пришлось бы процитировать саму себя, а это мне представляется неприличным. В двух книгах, «Бега» и «Флоренция – дочь Дьявола», этот вопрос был рассмотрен подробно и исчерпывающе. Хочу только сообщить, что сейчас ставка составляет один злотый или два, и за эти два злотых каждый может без малейших препятствий:

– получить столь же сильные эмоции, как и за две тысячи,

– наслаждаться прелестями пейзажа и дышать свежим воздухом,

– несколько часов подряд любоваться фауной большой красоты,

– встречаться со знакомыми,

– млеть от наслаждения при виде проигравшихся, тех, кто потерял всякую меру и вытащил у себя из карманов последние остатки состояния,

– плевать себе в бороду, что вообще не сыграл или сыграл слишком мало,

– плевать, как указано выше, что вообще не надо было играть,

– ничего не делать.

Как видим, гамма возможностей весьма впечатляющая. И все это за каких-то два злотых!

Недавно на бегах в Служевце произошел такой случай. Пришел какой-то человек, не имевший о лошадях ни малейшего понятия (ну конечно, он отличал их от кошек, собак и аистов). Сыграл на пятерку, то есть на пять лошадей подряд на одном купоне, за один злотый, случайно угадал и получил восемнадцать тысяч. Явление редкое, но возможное. Это так, кстати…


Послесловие
(чуть длиннее, чем предисловие)

Еще раз напоминаю: обязанности играть не существует нигде!

Мы можем посещать и осматривать залы, помещения, скаковые дорожки, казино, парки развлечений и всяческие малины, не теряя ни гроша, кроме платы за вход. Можем при этом наводить сказочный марафет (разумеется, женщины; извращенцами мужского пола мы ни в коей мере не намерены здесь заниматься), соблазнительно одеваться и купаться в успехе. Можем сыграть, пережить момент диких эмоций и иногда даже выиграть. Можем дать выход страсти и изменить ее направление. Вместо того чтобы плакать в углу у печки, потому что кто-то нас бросил, мы можем заставить себя подняться, причесаться, покраситься и махнуть в казино. Если мы выглядим ужасно после двух недель слез, можем утешаться тем, что никто на нас не будет обращать внимания, коль скоро все заняты игрой и никому нет дела до того, что мы появимся там в образе помела.

И мы можем быть почти уверены, что не встретим там ни одной своей подружки, которые так довольны жизнью…

А соблазнять мужчин заняться азартом ни к чему. Они и так уже сделали немало плохого…


1

Флотация – процесс промывания породы для добычи меди.

(обратно)


2

Фортуна награждает смелых (лат.).

(обратно)


3

Дворец культуры – высотное здание в центре Варшавы, долгое время бывшее ее символом.

(обратно)


4

Аналог российского «Поля чудес».

(обратно)


5

Cash (англ.) – наличные.

(обратно)


6

Тридцать и сорок (фр.).

(обратно)


7

Конец столетия (фр.). – Стиль в одежде и архитектуре конца XIX в.

(обратно)


8

В надежде (лат.).

(обратно)


9

Малый шлем – двенадцать взяток из тринадцати в одной игре. Большой шлем – тринадцать взяток.

(обратно)


10

Большинство этих бриджевых премудростей более или менее рифмованы, однако переводчик решил сохранить их оригинальный смысл.

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие (очень короткое)
  • Общие замечания
  • Тиволи
  • Пратер
  • Автоматы как таковые
  • Рулетка
  • Блэк-джек
  • Казино как таковые
  • Бинго
  • Кости
  • Бридж
  • Покер
  • Бега
  • Послесловие (чуть длиннее, чем предисловие)
  • X