Иоанна Хмелевская - Одностороннее движение

Одностороннее движение (пер. Стоцкая)   (скачать) - Иоанна Хмелевская

Одностороннее движение
Иоанна Хмелевская

Когда я писала автобиографию, в папке под названием «Пафнутий» я нашла переписку «Шкоды». В ней – все подробности потрясающей трагедии, разыгравшейся много лет назад.

Всех глубокоуважаемых читателей предупреждаю, что прилагаемое к сему произведение – нетипичное. Никакие трупы нигде не валяются, нет тайн, вообще – нет детектива! И юмором тут тоже не пахнет, поскольку содержание представляет собой душераздирающую сердечную драму.

Так что ко мне потом – никаких претензии!


С уважением Автор.



Мой возлюбленный хозяин!!!

Я отлично знаю, что тебе нет дела до тупой крокодилицы, с которой ты меня оставил. Плевать ты хотел на ее дурацкие письма и рассказы о себе самой. Тебе нужна только я. Поэтому и не подумаю ждать, пока ОНА обо мне напишет, я и сама могу. Не сомневаюсь, что тебе мое письмо гораздо приятнее, чем все ЕЕ дурацкие каракули. Тем более, что она на тебя обиделась и, по-моему, не скоро возьмется за перо.

Вообще-то я на тебя тоже немножко сердита. Ты сам знаешь за что! Как ты мог покинуть меня в таком состоянии, с надорванной выхлопной трубой, не поручив меня ЕЕ заботам?! Так между нами говоря, я тебе тактично напомню, что ты мне эту трубу и оторвал, зацепившись о высокий бордюр тротуара. Я не сумела ее удержать, она взяла да и отлетела...

Сам понимаешь, как мне неприятно показываться на людях с таким попорченным задом, тем более что я рычу диким голосом, и все оборачиваются. Право слово, ты должен был позаботиться обо мне, все обсудить с НЕЙ, велеть немедленно меня починить! Подумаешь, ОНА немножко побегает и похлопочет... я-то важнее!

Должна признать, в последнее время ОНА неплохо со мной обращается. После того жестокого и противного случая в самом начале, когда на повороте ОНА столкнула меня с шоссе в канаву и помяла мне весь капот, ОНА относится ко мне нежно и прочувствованно. Замечу в скобках, что ты очень правильно поступил, что отчитал ЕЕ и не позволил ехать на мне в мастерскую. Представь себе, ОНА очень обиделась, когда ты спрашивал только про меня, слушая по телефону ЕЕ отчет об аварии! Дескать, тебя совсем не интересовало, не случилось ли чего-нибудь с НЕЙ! Да если бы и случилось, какое это имеет значение? ОНА просто рехнулась! Ничего с НЕЙ не было, просто коленку разбила. Так ведь этой коленкой ОНА мне рычаг скоростей сломала... Поделом ЕЙ! Брюзжит и брюзжит, больше ничего! Даже наябедничала про тебя своей подружке, той, у которой ребро треснуло (я никакого отношения к этому ребру не имею, честное слово, подружку саму угораздило!). Потом они сожрали целую курицу и вылакали пол-литра рябины на коньяке. Последнее я горячо одобрила, поскольку побаивалась, что у НЕЕ после аварии будет шок, и, не дай Бог, ОНА мне еще какую-нибудь пакость устроит, пока тебя нет. Я же не знаю, когда ты будешь рядом...

Какая жалость, что они раньше не взялись за эту рябиновку, до того как ЕЙ велели в милиции дуть в трубочку. Представляешь себе, что было бы, объявись тогда коньячок во всей красе? Мы с тобой испытали бы глубокое и полное удовлетворение. Может, у НЕЕ и права отобрали бы? И не видать ЕЙ меня как своих ушей. Ты ведь догадался, как я на НЕЕ рассердилась? Почти как ты! Очень уж мне было обидно, что у НЕЕ хватило ума приложиться к бутылочке только вечером, после всех формальностей. Хорошо, что ты всыпал ЕЙ по первое число.

Урок пошел ЕЙ на пользу, теперь ОНА очень заботлива и пользуется мной осторожно. Но как бы ОНА ни старалась, тебя заменить не сможет. Как я по тебе скучаю! Даже не знаю, как сумею выдержать без тебя целый месяц! Буду писать тебе обо всем, а ОНА пусть подавится!


Целую тебя, мой ненаглядный!

Твоя любящая «Шкода».



Обожаемый господин и повелитель!

Спешу рассказать о моей выхлопной трубе, поскольку понимаю, как это для тебя важно. Представь себе, ОНА наконец-то ее приварила! Если бы ты только знал, до чего я при этом напугалась! Поехала ОНА на мне в мастерскую (которую порекомендовал ЕЙ какой-то тип в «Мотосбыте»). А в мастерской ЕЙ велели на мне въехать на горку из каких-то металлических полосочек. ОНА говорит, что это двутавровые балки. Въезжать было очень трудно, не по прямой, а с поворота, и маневрировать совершенно негде. В первый момент я страшно перепугалась, что ОНА попросит въехать механика из мастерской: он был пьян в стельку! ОНА все меня успокаивала, что, дескать, хорошо знает работников физического труда, они-де во хмелю лучше работают, чем на трезвую голову, а вот насчет их водительских способностей ОНА крепко засомневалась. И въехала сама. Пьяный тип подобрал мне довольно красивую трубу и сам старательно приварил, а ОНА бегала вокруг и смотрела ему под руку: правильно ли он все делает? Я очень сомневаюсь, что ОНА в этом смыслит, но ОНА уверяла, будто в сварке разбирается.

Потом и масло мне поменяла, не сама, конечно, а в другой мастерской, и еще велела меня помыть шампунем. Это было так приятно! Очень уж я не люблю ходить грязной. Я не собираюсь с НЕЙ миндальничать, ты сам знаешь, что самые горячие чувства я оставляю для тебя, поэтому прибегла к уловке: нарочно заскрипела тросом акселератора, чтобы ЕЕ напугать. Очень здорово подействовало: ОНА тут же велела все проверить и смазать. Тебе я по секрету скажу, чтобы ты не волновался: это мой заводской дефект. У меня пружина немного жестковата. Со временем она разработается, а в кожухе у меня ничего не трет! Все мои сестры страдают таким же недостатком. Одна из них довела своего хозяина до умопомрачения, и он ослабил пружину. Тогда педаль газа вообще перестала возвращаться в исходное положение после нажатия, совсем как у тебя по дороге в Ломжу. Помнишь? Я бы никогда не подложила тебе такую свинью!

А сейчас я снова грязная: запылилась, и даже не представляю, где теперь ОНА меня помост. Я тебе скажу, как на духу: по-моему, ты был неправ, не пуская ЕЕ в гараж своего приятеля Квятковского. Напрасно ты ЕЙ внушил, что он женоненавистник. Теперь это мне аукнулось. Даже если бы твой престиж упал в глазах Квятковского, я-то важнее!

Представь себе, ОНА говорит про тебя возмутительные вещи! Дескать, ты мною занимаешься и любишь меня (ведь любишь, правда же?) только временно, а скоро я тебе надоем и чувства твои остынут! Тогда ты меня забросишь и будешь любить каких-то там женщин. Какая несусветная чушь! Разве женщины в силах затмить мой образ в твоем воображении? Ведь даже та единственная, что помогла тебе меня достать, без которой меня тут вообще бы не было, – и та в сравнении со мной для тебя ничто! Я все понимаю, ведь я слышу ваши с НЕЙ разговоры, и разное в них бывает... Нет-нет, я вижу, ОНА в счет не идет, а уж тем более другие! Только меня ты любишь, и в страшные перемены я не верю.

Хотя ОНА говорит, что ради НЕЕ ты переменился... Ну нет, это просто глупость! Ведь это совсем другое дело, нас даже не сравнить: я – и ОНА!

Пока тебя нет, я стараюсь жить с НЕЙ в согласии. Если бы не соперничество из-за тебя, мы бы с НЕЙ нашли общий язык, в конце концов, мы же одного пола. Даже зажигание я включаю для НЕЕ с полпинка за то, что она помнит о сцеплении, я люблю такое отношение, а вот ты про это частенько забываешь. Ну тебе-то я могу простить все, что угодно.

Знаешь, мне иногда ЕЕ немного жаль. Ведь ОНА лишилась твоей любви! Представляю себе, что бы я чувствовала, разлюби ты меня… Да нет, что я говорю! Я вообще не могу себе представить, что ты меня вдруг разлюбишь. Ну, глупая ОНА, легковерная, у НЕЕ такое идиотски доброе сердце, а мы с тобой оба требовательные... Кстати, если бы ко мне ты относился, как к НЕЙ, и вел бы себя так же грубо, я бы этого точно не вынесла!

Забыла тебе рассказать, как меня напугали во всех этих мастерских. Все хором твердили, что «Селектол» очень плохо на меня действует, на нем я очень быстро состарюсь. Я ужасно испугалась и хочу спросить твоего совета. Уговариваю эту дуру, чтобы ОНА купила мне какое-нибудь импортное масло, а ОНА боится сменить марку без твоего совета. Послушная стала не к месту!

Обожаемый мой, я так рада, что в августе мы будем вдвоем хотя бы две недели, когда ОНА уедет. Я очень счастлива, что принадлежу тебе, а не какому-то там хаму. Только вот хочу сделать тебе несколько робких замечаний. Я понимаю, что тебе удобнее ходить в темных рубашках, но я предпочла бы, чтобы ты ради меня носил только белые. И галстук. Ты следишь за собой и всегда выглядишь красавцем, но совсем не обращаешь внимания на свой внешний вид, когда едешь в гараж Квятковского, а ведь едешь-то ты на мне! И цветы, конечно... Не понимаю: ты приносишь мне цветы, а потом их забираешь с собой – как же так, они же для меня!

По правде говоря, я даже не могу понять, зачем ты взял с собой белые рубашки – ведь меня там нет.

Не знаю, написать ли что-нибудь о НЕЙ. ОНА читала мне твою открытку с глупейшими комментариями насчет того, что тебе и дня хватило без НЕЕ, чтобы начать глазеть на каких-то девок. Понятия не имею, что ЕЙ не понравилось. А что тебе еще делать, коли меня там нет? Кажется, в последнее время ОНА паршиво себя чувствует: какая-то усталая и угнетенная, а работы у НЕЕ и впрямь много. Я с НЕЙ заспорила: кто из вас ведет эту дурацкую войну, ты или ОНА? ОНА утверждает, что ты. И говорит, все это из-за того, что тебе нравится выпендриваться и делать вид, будто ты весь из себя герой, паша гарема, Казанова и первый парень на селе, а вокруг тебя одни рабыни и наложницы. Дескать, ты панически боишься, как бы кому не пришло в голову, что ты можешь любить женщину. Естественно, мне бы тоже было очень стыдно, влюбись я в какую-нибудь женщину... И чтобы доказать ЕЙ свою над ней власть, ты начинаешь вести себя как злобный хам, по нарастающей. Я ЕЙ совершенно не верю, но ОНА утверждает, что у меня еще будет время в этом убедиться. У меня такое впечатление, что ОНА очень на тебя сердится, не знаю, справедливо или нет. Интересно, даст ли ОНА мне еще листок бумага – закончить это письмо...

Бумагу дала. Сказала, что я могу писать тебе хоть эпопею – ЕЙ нет дела. И очень правильно.

Так вот, по-моему, ОНА преувеличивает. ЕЙ кажется, что ты мог бы обращаться с НЕЙ вежливо и мило... Дурацкие фанаберии! Может, тебе еще поцеловать ее, обнять, отполировать замшей, признаться в любви?! Экая чушь! Разве ОНА не понимает, что вся твоя нежность – только для меня, что обо мне ты заботишься прежде всего? А ОНА перебьется.

Возможно, не только у НЕЕ такие бредовые идеи, другие женщины не лучше. Самое верное доказательство, что у них не все дома, – та история, когда зимой они всей компанией поехали в лес. ОНА тебе не рассказывала, чтобы тебя окончательно не деморализовать (это ОНА так говорит). Но я-то все тебе расскажу, я слышала, как ОНА пересказывала случившееся своей подруге.

В той лесной сторожке почти не было места, им пришлось ночевать по несколько человек в комнате. ОНА спала вместе с Барбарой и ее мужем, ты их, кажется, не знаешь, но это не важно. У Барбары с мужем кровать стояла у стены, а у НЕЕ – напротив. Был жуткий мороз, градусов двадцать, машины торчали во дворе три дня, и муж Барбары вынул аккумулятор и принес в дом. На третий день утром ОНА проснулась и слышит, как муж Барбары что-то там нежно шепчет. Глаз ОНА не открывала, поэтому не видела, чем он занимается, только слышала шепот. А он говорил ласково, сердечно, прямо даже страстно:

– Мое сокровище, тебе не холодно? Не сквозит? Погоди, вот я мою детку сладкую укрою одеяльцем, будет деточке тепло, не замерзнет моя прелесть...

ОНА говорит, что на миг замерла и не знала, что делать, потому как подслушивать бестактно.

Но эта супружеская пара уже семь лет вместе, и это ЕЕ потрясло. ОНА не выдержала:

– Барбара, это он с гобой так?.. – спросила ОНА с благоговейным трепетом.

Барбара подскочила на постели, как ужаленная

– Как же, разбежалась!!! – рявкнула она не своим голосом. – Ты с ума сошла: стал бы он со мной так говорить! Да он такими речами подавился бы! Ты посмотри, ЧТО он делает!

Тут ОНА тоже вскочила и посмотрела. Муж Барбары делал то, что и положено: под одеялом заворачивал аккумулятор в английский плед. Право слово, просто вчуже стыдно, как ведут себя эти женщины при виде самой естественной заботы...

Такой же заботы я жду от тебя, мой самый любимый. Не от НЕЕ же... Тут я иллюзий не строю. Я ЕЕ сразу попросила проверить мой аккумулятор и давление в шинах, а ОНА отказалась, говорит – денег нет. Собирается идти платить по счетам за телефонные переговоры, ну не дура ли! Пусть попробует проехать на телефоне хоть полкилометра!

Я так на НЕЕ рассердилась за нежную заботу о дурацком неподвижном аппарате, что решила отомстить, и цапнула ЕЕ за палец пружиной, когда ОНА снимала стеклоочистители. На самом деле я очень обрадовалась! Я уже устала бояться, что «дворники» украдут. Конечно, с голым лобовым стеклом как-то не по себе, но погода такая хорошая, что это в глаза не бросается. Если ты хочешь, чтобы я перестала ЕЕ слушаться, – только намекни. Я немедленно исполню любое твое пожелание.

Я-то надеялась, что в воскресенье мы с НЕЙ обе отдохнем. ОНА, казалось, совершенно выбилась из сил. Но кто-то оказал на НЕЕ давление, и весь день мы возили разных людей. Жара стояла страшная, и в конце дня ОНА совершенно перестала владеть собой и мной тоже. Это мне пришлось решать, как и куда ехать, да еще и следить, чтобы не влипнуть в аварию. Ужасно трудно было, спасибо ЕЙ, что не мешала.

В пятницу ОНА стала гадать на картах и попутно объясняла мне, как это делается. И у НЕЕ получилось, что ты там нашел себе какую-то даму, которая через неделю окажется ни на что негодной, и ты ее бросишь. Поэтому ОНА даже не расстроилась. Знаю, что ты очень любишь меня и соскучился по мне. Я бы с радостью поехала за тобой на вокзал, только удастся ли мне ЕЕ уговорить... сама-то я, увы, ездить не умею. А жаль.

Что касается той дамы, так меня только одно волнует. ОНА говорит, ты у дамы можешь что-то подцепить, а тон при этом у НЕЕ такой, что мне все время представляется, будто речь идет о чем-то ядовитом или заразном. Признаюсь, я гак сильно перепугалась! А вдруг эта пакость перейдет и на меня? Обрасту паршой по всему кузову... Просто жуть берет! Дорогой, я тебя умоляю, не бери у дамы ничего такого!

Я знаю, ты мне напишешь ответ. ОНА думает, что и ЕЙ ты ответишь, но со мной, по-моему, тебе приятней будет переписываться. Если нужно будет ЕЙ что-нибудь передать – ради Бога, я все передам. Естественно, я тебе больше нравлюсь: я моложе ЕЕ, красивее и гораздо послушнее.

Целую тебя, мой драгоценный, и специально для тебя урчу мотором, нежно и вкрадчиво. Возвращайся ко мне поскорее! Я знаю, мне ты будешь верен и вечно будешь меня любить, как и я тебя.


Твоя навеки, люблю, скучаю,

«Шкода».



Мой драгоценнейший властелин!!!

Снова пишу тебе, хотя ты еще не ответил мне, а ОНА говорит, что я себя опозорю и лишусь твоего уважения. Во-первых, я верю, что ты напишешь мне ответ, во-вторых, я так по тебе соскучилась, что не могу удержаться от письма, в-третьих, хочу тебе на НЕЕ пожаловаться.

Очень уж много ОНА стала себе позволять! Хотелось бы знать, долго ли еще мне таскать эту мерзкую макулатуру?! Я что, городская свалка? Добро бы еще в багажнике, гак ведь нет, на заднем сиденье все это раскладывает! ОНА стащила вниз эту гору макулатуры уже три дня назад, а приехать на приемный пункт в часы его работы – на это ЕЕ не хватает. ОНА оправдывается, что ТЫ велел убрать все это из дому. Ну и отлично, пусть ОНА и убирает, а я тут при чем? Не портить же мне салон! Я просто возмущена и считаю, что ты должен ЕЙ сказать пару ласковых.

Мало того, я ужасно расстроилась из-за своего фильтра. В мастерской сказали, что ни в коем случае нельзя его промывать, потому что там есть уплотнитель, который при мытье растягивается, и потом приходится покупать новый. Говорят, фильтров в продаже нет. Никак я не могу эту противную гадюку уговорить, чтобы ОНА попробовала где-нибудь его достать, – а вдруг фильтры все же попадаются? ОНА все время отговаривается – дескать, денег нет, и это начинает меня раздражать, совсем как тебя. Хорошо еще, что ОНА не так много на мне ездит. Ты ездишь куда больше.

Сегодня ОНА носилась как угорелая кошка, таскала меня по всему городу, пытаясь у кого-нибудь одолжить хотя бы несколько несчастных злотых, и очень правильно сделала, а то у меня бензин совсем кончается. По-моему, ЕЙ удалось у кого-то стрельнуть деньжат, потому что ОНА купила мне десять литров. Подумаешь, десять литров! Мне бы двадцать, а ОНА твердит свое – дескать, денег больше нет. Идиотский аргумент. Я потихоньку теряю терпение: в конце концов, а на что ОНА годится?! Как ОНА смеет не раздобыть для меня денег?!

Мы даже ни в один магазин не заходили, хотя завтра праздник. Не знаю, что ОНА будет есть. Собирается помереть голодной смертью, что ли? ОНА сказала, что снова меня вымоет, если завтра будет хорошая погода. Мне это не нравится. ОНА моет меня у Вислы, знаешь, за Медзешинским мостом, где у меня отвалилась выхлопная труба. Мне кажется, вода там совсем не такая чистая. По Висле плывет какая-то жуткая пакость, нечто очень странное, тошно смотреть. ОНА говорит, это измельченное дерьмо. Наверное, ОНА права. Все люди входят в воду с ведерками, стоят и с тоской смотрят, не покажется ли чистая водичка. ОНА как-то не выдержала и стала отгребать это «нечто» веником, мне даже стыдно за НЕЕ было. Такое впечатление, будто ОНА подметала Вислу. Добро бы это помогло, а то налипла какая-то дрянь на веник – только и всего.

Как бы я хотела встретить тебя на вокзале! Все время об этом думаю. Не знаю, согласишься ли ты на это, потому что ведь и ЕЙ тоже придется приехать, а я уверена, что уж ЕЕ-то тебе видеть не захочется. ЕЕ общество никакого удовольствия не доставляет: выглядит ОНА хуже некуда. Все время ходит в одном и том же платье и говорит, что не может надеть другого, потому что у НЕЕ нет летней сумочки. Какое нам с тобой дело, есть у НЕЕ летняя сумочка или нет? Не понимаю, как ОНА может нравиться и что мужики в ней находят. Один тип пристал к НЕЙ как раз тогда, когда ОНА мыла меня у Вислы. Мне он совершенно не понравился, ЕЙ, насколько я понимаю, тоже. Если ОНА начнет с ним флиртовать, я тебе сразу сообщу.

Я не уверена, что мне удастся с НЕЙ действительно подружиться. У меня сложилось впечатление, что у НЕЕ ко мне душа не лежит. Сначала, зимой, ОНА еще хоть как-то меня любила, а теперь совсем охладела. Меня это совершенно не волнует, довольно с меня одного хозяина, особенно если это ты. Ты меня любишь, а ОНА только использует. Конечно, ОНА мной занимается, заботится и ухаживает, но это по долгу. А раньше ОНА меня тоже любила, может, даже больше, чем ты. Интересно, что с НЕЙ такое случилось...

Мне кажется, ОНА просто потеряла голову от ревности.

На стоянке у Большого театра ко мне подошел какой-то тип. Нас там много стояло, так он всех обошел, а потом заткнул мне за стеклоочиститель какой-то листок. Я была совершенно одета, и стеклоочистители тоже были на мне, потому что недавно прошел дождь. Тип рекламировал какую-то мастерскую, которая ставит охранные сигнализации, страхует от кражи и тому подобное. ОНА спрятала этот листок, даже не читая, а я со своей стороны не советую тебе пользоваться подобными услугами. Сейчас расскажу почему. Жуткая история!

Оказывается, погорел на этом Стефанек, этот ваш знакомый. У него стояла сигнализация, которая выла и ревела, если кто-нибудь посторонний пытался сесть в машину. Сигнализацию надо было все время включать и выключать. Пошел он играть к знакомым в бридж на Гурношленскую, а свой «вартбург» оставил на улице. Мы при этом были, я все сама видела и слышала, потому что ОНА тоже участвовала в том бридже. И меня поставила около «вартбурга». Играли они ужасно долго, вышли в час ночи. По их разговорам я поняла, что Стефан выиграл какой-то там шлем или что-то в этом роде. Он так радовался, что совсем забыл про сигнализацию. Сунул ключик в дверцу, и тут сирена взвыла!

Но как взвыла! Жутко было слушать, я решила, что наступил Судный день! Сирена ревела и орала, как безумная. Стефанек выдернул ключ, попытался выключить сирену – не помогло, там что-то заело. Тут началось столпотворение, люди повыскакивали из домов, милиция приехала, кто-то выплеснул из окна ведро воды – не помогло, сирена все завывала. Стефанек чуть с ума не сошел, выключая все, что под руку попало, милиция ему помогала, люди ругались и скандалили. Стефанек включил мотор – взревело еще страшнее. В конце концов он уехал, завывая по дороге почище пожарной машины. Помчался к Висле. Стефанек уже готов был столкнуть машину в воду и утопить, но туг ему удалось сломать сигнализацию. Тут и оказалось, что сигнализацию ему поставили именно в той мастерской. Правда, Стефанек признался, что он что-то там самостоятельно улучшал, но все равно не советую тебе идти по его стопам. Не дай Бог, я потом так же завою... Такого позора мне не перенести. У «вартбурга» нервы стальные!

Вернулась из отпуска ЕЕ рыжая подружка Кристина, которую ты так часто в последнее время на мне возил. Кристина наткнулась на меня в центре города, когда я стояла у магазина. Она очень долго около меня торчала, все спрашивала, где мой хозяин, потому что была уверена, что это ты на мне ездишь и сейчас выйдешь из магазина. Я ей ничего не ответила. Кристина не знала, что ты уехал, и очень удивилась, когда из магазина вышла ОНА. Когда ОНА предложила Кристине подвезти ее, куда надо, Кристина даже растерялась и вообще забыла, куда собиралась ехать. Сначала сказала, что на Жолибож, потом на Волю, потом на какой-то вокзал... ОНА ее не любит, Кристину эту, и я, признаться, тоже. Иногда я испытываю к ней какую-то неприязнь, не знаю почему. Может быть, потому, что она такая самоуверенная, агрессивная, так нахально присваивает тебя, словно меня вообще тут нет. Словно я какая-то мелочь, а не самая большая любовь твоей жизни. Нет, Кристина мне решительно не нравится!

Жду не дождусь твоего возвращения, а ведь ждать еще так долго...


Целую тебя, сокровище мое, и с нетерпением жду.

Исключительно твоя, «Шкода».


Как это, ты мне не написал?! ЕЙ написал, а мне нет??? Как ты мог!..

Я ужасно разочарована, обижена и если даже тебя прощу, то только потому, что в письме к НЕЙ ты так живо и много интересовался мной, что ОНА даже слегка оскорбилась.

– Одно паршивое колесо этого драндулета заботит его в тысячу раз больше, чем я со всеми потрохами! – сердито сказала ОНА.

Естественно! Что ОНА там себе навообразила?! Я сразу успокоилась и обрадовалась, хотя меня и рассердило ЕЕ дурацкое замечание. Паршивое колесо, ничего себе! Сама ОНА паршивая!

Я ЕЙ отомстила. Это стоило мне немалого самоотречения, но я превозмогла себя и проколола себе шину. Опасаясь, что перепуганная дура может сделать мне что-нибудь плохое, я постепенно и осторожно выпустила воздух из проколотой шины в центре города, старательно выбрав место возле станции техобслуживания. ОНА тут же это почувствовала, а все вокруг стали махать ЕЙ и кричать. ОНА осторожно проехала пару сотен метров до станции, там поменяли колесо на запасное, и ЕЙ не оставалось ничего другого, как только проверить давление во всех шинах, а я ведь давно говорю, что их пора накачать. Наконец-то ОНА сама убедилась. И сразу велела проверить аккумулятор. Из него все испарилось, ОНА распорядилась подлить водички, что немедленно и сделали. Вода бог весть какая: может, дистиллированная, может, прямо из-под крана. Все это время ОНА была бледная как полотно, волосы дыбом, потому что у НЕЕ при себе было только семьдесят злотых, а неизвестно, сколько это все могло стоить! Теперь ЕЙ придется отдавать вулканизировать мою шину, так что пусть ищет денежки!

В ближайшее время ОНА собирается тащить меня в Гдыню, потому что из Канады возвращается ЕЕ тетка и вся семья намерена эту тетку встречать. Тетка приплывает на «Батории». Ладно уж, так и быть – поеду. Неохота, но поеду: после этой проколотой шины ЕЙ с меня причитается. С глубоким удовлетворением я убедилась, что крепко ЕЕ напугала. При этом я рассчитываю, что наконец-то ОНА освободит меня от проклятой макулатуры, которая заняла все заднее сиденье и не оставила места для пассажиров. Придется ЕЙ что-нибудь придумать, родственники с макулатурой в обнимку никак не поместятся.

Твой знакомый договорился с НЕЙ, что пришлет подробный отчет о событиях, связанных с «жуком» главного бухгалтера вашей конторы. Его фамилия Морсакевич? Бухгалтера, конечно, а не «жука». В отчете должно быть объяснение этой загадочной истории. Мне самой интересно, надеюсь, ОНА мне все расскажет.

Разумеется, ненаглядный мой, после того как мне приварили трубу, я не рычу, а урчу, очень даже привлекательно. Как ты можешь задавать такие вопросы! Ведь с самого начала я урчала тихо и нежно. Откуда у тебя взялись сомнения? Л для тебя буду урчать еще нежнее.

Целую тебя, обожаемый мой властелин, хотя я все еще немного обижаюсь. Надеюсь, ты все-таки мне напишешь, во всяком случае, сердечно поцелуешь прямо на вокзале. Ведь эта мерзкая мегера приедет-таки тебя встречать...


До свидания, мое сокровище!

Всегда твоя, «Шкода».



Мой обожаемый господин и повелитель!!!

Пишу тебе сразу же, хотя весточек от тебя пока не было. Но удержаться не могу – очень уж незаурядная история с машиной Морсакевича. Хоть плачь, хоть смейся! Я тебе все расскажу, потому что эта кретинка кому-то дала почитать описание событий, и вряд ли ЕЙ когда-нибудь его вернут.

Так вот, началось с того, что Морсакевич поехал за «жуком» вместе с сыном. Сын у него, как ты знаешь, взрослый, так что имеет права. Машину они забирали где-то на Праге или на Жеране, в пункте «Мотосбыта». Взяли машину в полдень и поехали домой.

Вел машину Морсакевич, ехал нормально, сын сидел рядом. И никто из них не мог понять, почему все остальные водители грозят им кулаками или крутят пальцем у виска. Жестикуляция становилась все оживленнее с каждым новым перекрестком, и сын в конце концов не выдержал. Он попросил, чтобы отец остановился, осмотрел машину, и крикнул:

– Пап, включи правый поворотник! – Морсакевич послушался.

– Да нет же, – сказал сын, – не левый, а правый.

– Так я же правый и включил! – удивился Морсакевич.

Оказалось, что поворотники включаются наоборот. Морсакевичи рванули назад, в пункт «Мотосбыта», там им починили поворотники. Поехали Морсакевичи домой. Очень скоро началось все то же самое: кто у виска пальцем крутит, кто кулаком грозит. Несчастные снова остановились, проверили, и оказалось, что на сей раз поворотники включаются одновременно. Вернулись они в «Мотосбыт», и Морсакевич устроил даже что-то вроде скандала. Чинили машину значительно дольше и в конце концов сказали Морсакевичу таковы слова:

– Ничего тут, господин хороший, не попишешь. Поворотники будут работать или наоборот, или оба вместе. Что выбираете?

Морсакевич решил: пусть уж работают наоборот, он как-нибудь привыкнет. Поехали они наконец домой. Морсакевич прилежно старался вместо правого поворотника включать левый и наоборот, так что они доехали без приключений. По-моему, этот «жук» – тупица несчастный, личность без стыда и совести, раз ему все равно, что о нем подумают.

На следующий день накрылась в «жуке» коробка передач. Морсакевич был в центре, близко от пункта продажи, так что дошел туда пешком и написал жалобу. «Жука» взяли на буксир, приволокли и починили. Морсакевич приехал на машине домой, но зато наутро не мог выехать из гаража, потому что ни одна передача не включалась. По телефону владелец устроил изрядный скандал, приехали техники, забрали машину, но за буксировку пришлось заплатить отдельно, потому что гарантия не предусматривает доставки бракованного товара в мастерскую. Через два дня получил Морсакевич свою дурацкую тачку, поехал домой. Тут жена ему и говорит, что он, дескать, жестоко обращается с машиной, поэтому отныне ездить на ней будет пани Морсакевич. И точно, проездила без приключений целых два дня.

На третий день произошла совсем уж позорная история. У этого «жука» был свой бзик, довольно странный. Я повторить такой трюк не смогла бы. «Жук» этот, стоило нажать на тормоза, делал сперва рывок вперед и только потом замирал на месте. Пани Морсакевич это поняла, усвоила, только привыкнуть никак не могла. Ехала она себе по Аллее Независимости в сторону улицы Халубиньского и оказалась на углу Кошиковой. С Кошиковой, по правой стороне, выезжал «мерседес», который сворачивал влево, на Аллею Независимости. Пани Морсакевич должна была его пропустить, поэтому послушно ударила по тормозам, но забыла, что «жук» рванет вперед. Он и рванул. «Мерс» как раз был на повороте, находясь под действием центробежной силы. Его пальцем тронь – перевернулся бы. А тут и вовсе два раза через себя кувыркнулся. Сбил его «жук» – и замер.

Пани Морсакевич пережила жуткие мгновения, потому что не только милиция приехала, но и толпа зевак собралась, все аплодировали и орали:

– Гражданин начальник, тут не штрафовать надо, а медаль давать: «жучок» «мерса» опрокинул!

Представляю себе, что чувствовал тогда несчастный «мерседес»! Ужас! А этот умственно отсталый «жук» и в ус не дует!

На следующий день снова полетела у него коробка передач, и так портилась она и портилась раз за разом. После очередного ремонта машина проехала всего пару километров, и все рассердились. В мастерской Морсакевичу заявили, что вообще-то коробка передач – слабое место «жуков», и лучше ее просто поменять. Приехала рабочая бригада из Мельца и поселилась у Морсакевича, поскольку оплата гостиницы в командировочные не входила.

Морсакевич, как тебе известно, живет на Вавельской в финском домике. Бригада как-то там разместилась, и три дня пани Морсакевич должна была их кормить. Она жаловалась, что в день получается три кило колбасы, двадцать яиц и поллитра водки. Таких дорогостоящих гостей ей принимать еще не приходилось. Рабочие заменили коробку передач, новая работала как следует, и Морсакевич решил отправиться на «жуке» в отпуск с семьей.

Какое помрачение ума на него нашло, что он поехал в Беловежскую пущу, – никто не знает, а он сам себе удивляется. Естественно, новая коробка передач поломалась в глухой чаще вечером. Вокруг не было ни одной живой души, то есть души человеческой, потому что зверья там – сколько угодно. Совсем стемнело, вокруг раздаются леденящие кровь звуки. Все знают, что там в изобилии водятся зубры, медведи и кабаны. Вся семья спряталась в машину и стучала от страха зубами. Морсакевичи хотели было развести костер, но выйти боялись, да и комары кусали остервенело. Не знаю, выходили к ним на шоссе зубры и медведи (они клянутся, что так и было!) или нет, во всяком случае, дождались бедолаги рассвета, а на рассвете притарахтел какой-то трактор. Морсакевич бросился к трактористу, семья на коленях со слезами молила вывезти их к людям. Тракторист согласился, но за двадцать километров буксировки потребовал двести злотых. Морсакевич от души заплатил, не только из-за медведей, но и потому, что семье уже и есть было нечего.

Несколько дней отпуска они провели в мастерской, коробку передач снова починили, и Морсакевичи вернулись в Варшаву. Глава семьи – человек упрямый и снова поехал отдыхать, но уже не столь далеко. Обратно его приволокли на буксире. Этот способ вождения он познал в совершенстве, только вот встали эти поездки ему недешево.

Насколько я помню, – жаль, что описание событий безвозвратно пропало! – «жук» не ограничился коробкой передач и портил все, что портится. Обрывал тросы сцепления и акселератора, творит что-то непонятное с аккумулятором, своим знаменитым рывком при торможении поразбивал все, что бьется. Морсакевич подсчитал, что каждый самостоятельно проеханный километр обошелся ему минимум в двести двадцать злотых. Кататься на такси дешевле и не так хлопотно, вот он и решил этого дебила продать.

Дал он объявление, откликнулась молодая супружеская пара. Сперва Морсакевич запросил за свою жестянку тридцать тысяч злотых, но он, в сущности, человек порядочный, и проснулась в нем совесть. Он осознал, какое чудовище собирается всучить ни в чем не повинным людям, и в последний момент отказался от сделки. То есть, пытался отказаться, потому как покупатели не позволили – до смерти загорелось им купить этого «жука», они и стояли на своем. Морсакевичу пришлось покориться, но цену он снизил: сказал, что просит только двадцать пять тысяч.

Тут и случилось самое дикое, чего никто не может понять. Молодые супруги тоже оказались людьми порядочными. Заявили, что не хотят наживаться на Морсакевиче, на скидку не согласились и настаивали на тридцати тысячах. Морсакевичи рассердились, не желали брать тридцать, пара заупрямилась, все перессорились. Дошло до того, что они подали друг на друга в суд по поводу спорных пяти тысяч и силой навязывали их друг другу, но никто не хотел брать.

Расходившегося Морсакевича вразумили коллеги, интересуясь, окончательно ли бедняга спятил, коли решил увязнуть в судебной трясине. Морсакевич опомнился, заявление из суда забрал, взял пять тысяч, но чувствовал себя последней сволочью и преисполнился горечи. Он очень надеялся, что «жук» не сдвинется с места и супруги сами убедятся в его коварстве, но ничего подобного! «Жук» сорвался с места, словно у него крылья выросли, и был таков.

Мне все это кажется диким и непонятным. «Жук» окончательно себя скомпрометировал, на его месте я бы сгорела со стыда. И все же я думаю: может, он просто невзлюбил Морсакевича и хотел принадлежать кому-нибудь другому? Ведь у него не было иного способа сменить хозяина, как только скомпрометировав себя. Это как раз вполне понятно...

Какое счастье, что мой хозяин – Ты!!!

Целую тебя, драгоценнейший мой!


Твоя «Шкода».



Мой обожаемый властелин!!!

Ну хорошо, хорошо, я все понимаю. Твои приветы и поцелуи ОНА мне просто не передала. Очень неприятно, что ты не можешь писать непосредственно мне, но ведь наши взаимные чувства – наша общая тайна. Я чувствую твою любовь даже в обращенных к НЕЙ словах.

Вообще-то именно ОНА убедила меня в твоих чувствах. ОНА надулась и рассердилась на тебя, ходит злая и обиженная и говорит, что мной ты гораздо больше интересуешься. Дескать, это ее ты должен любить. Какая дурочка! Знаешь, эти ее глупые иллюзии временами очень раздражают. Мне даже становится ее жалко. Несчастная, ослепленная любовью идиотка!

Встретились мы с Квятковским, и он подложил тебе свинью: заявил, что вовсе даже не возражает, чтобы ОНА приезжала в гараж, это, мол, ты по собственной инициативе не позволяешь ЕЙ туда ездить. Он дал понять, что ты намеренно это делаешь, к тому же предательски выболтал, что Кристина в его гараже бывала. ЕЕ эти слова потрясли, но это проявилось только после того, как ОНА попрощалась с Квятковским. При нем ОНА симулировала полное спокойствие и равнодушие. А потом чуть не кинула меня под трамвай. ОНА была совершенно невменяема, и мне пришлось следить, чтобы ОНА не натворила каких-нибудь глупостей.

Не понимаю, чего ОНА так нервничает! Ведь этот гараж Квятковского не ЕЙ нужен, а мне.

ОНА-то может мыться где угодно! Это я с ума схожу без горячей воды. Я заметила, что больше всего ЕЕ опечалила история с Кристиной. Ума не приложу, в чем дело! «Фольксваген» Кристины – совсем кроха, пусть моется со мной вместе, на здоровье. К тому же, когда тебя нет, Кристина не появляется у Квятковского в гараже. Право, я ЕЕ не понимаю.

Кстати, ОНА моет меня совсем не так старательно, как ты. Правда, от навоза в Висле ОНА отказалась и нашла какое-то озерцо за Гроховом, чистенькое такое. Только какой толк от мытья, если после него ОНА не смазывает меня ни кремом, ни пастой! Я даже боюсь, что у меня краска начнет слезать! К тому же выезжать на шоссе приходится по песку, и на шоссе я выбираюсь снова такая же грязная, как раньше. Пустил бы ты ЕЕ в гараж Квятковского, плевать на твои дурацкие интриги!

Очень скучаю по тебе и не могу дождаться, когда ты вернешься. Месяц твоего отсутствия кажется бесконечным! Я присматриваюсь к другим автовладельцам, и получается, что в сравнении с тобой все они просто хамы немытые, жлобы и гады ползучие. Мой дорогой, любимый, ты у меня – один на свете, и только для тебя мне хочется урчать и ездить! Я знаю, что и я у тебя одна на свете...

Завтра после обеда поедем в Гдыню, потому что из Канады на «Батории» приплывает эта ЕЕ тетка. Мы едем не одни, прихватим ЕЕ мамашу и еще одну тетку, а вернемся послезавтра. Придется там ночевать, потому что «Баторий» должен приплыть послезавтра утром, во сколько – неизвестно. Макулатуру ОНА наконец-то сегодня убрала. Насколько приятнее было бы это путешествие, если бы за рулем сидел ты! Целую тебя, мой возлюбленный, нежно и страстно. Я так скучаю!


Всегда твоя,

«Шкода».



Мой обожаемый властелин!!!

Послушай, я такое пережила, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Какая страшная поездка, ну и натерпелась я! Я очень напугана, хотя недомогание вроде бы прошло... Впрочем, я не уверена, тем более даже сама не знаю, что со мной было. А стеклоочистители!!! Дай расскажу все по порядку, поплачусь тебе в жилетку, иначе не успокоюсь. Какое счастье, что мы с тобой увидимся через каких-то восемь дней!

Туда мы доехали без приключений, на следующее утро ничто не предвещало страшных событий. Семейка, правда, отправилась в порт на рассвете, но у НЕЕ хватило ума не спешить, и мы приехали на место только в полдень. «Баторий» в самом деле приплыл очень рано, но сперва долго стоял на рейде, неспешно причаливал, а затем пассажиры стали сходить по трапу в таможню. Потом тетка исчезла. Мелькнула где-то в толпе в половине первого – и пропала. Наши девушки стали рвать на себе волосы и гадать: вдруг Тереса везла контрабанду и ее арестовали? Может, она потеряла память?.. Но тут тетка отыскалась – в половине четвертого. Мне самой интересно стало, что с ней стряслось.

По-моему, Тереса ненормальная. Оказалось, что из любопытства она встала в очередь за какими-то странным людьми, которые везли чудовищных размеров багаж: ящики величиной с железнодорожный вагон. Тересе страшно хотелось увидеть, что в них такое лежит и как к этому отнесется таможня. За что боролась, на то и напоролась: люди везли коллекцию африканских тамтамов, начиная от крохотных и кончая такими огромными, с полслона. Сперва никто не знал, как брать за них пошлину: как за музыкальные инструменты? Или как за изделия народного промысла? Может, как за кожаный ширпотреб? Вся таможня битых два часа ломала голову, как записать эти тамтамы. В результате тетка ждала все это время, а у самой были два паршивых чемоданчика, и ее вообще пропустили без досмотра. Вышла она наконец оттуда, и мы тронулись в Варшаву на пару часов позже, чем планировали.

Погода испортилась, у Эльблонга начал накрапывать дождь. Разумеется, на мне не было стеклоочистителей: ОНА сняла их после предыдущего дождя. Погода стояла хорошая, ОНА про очистители совершенно забыла. Я уж не стану говорить про НЕЕ гадости, ЕЙ пришлось пережить не меньше моего, и не во всем ОНА виновата. Но стеклоочистители – на ЕЕ совести! ОНА довольно долго ехала под дождем, надеясь, что он вот-вот перестанет. В конце концов между Эльблонгом и Пасленком решила все-таки очистители надеть. Дождь лил уже как следует, стекло у меня было дочиста вымыто, можно было бы ехать и без «дворников», если бы только все проезжающие машины не брызгали грязью. Остановила ОНА меня, вышла и стала крепить стеклоочистители.

Я всеми силами ЕЙ помогала, ОНА же правый очиститель надела как следует, а у левого – не поверишь! – открутила головку от винта! Тоже мне Геркулес, когда что-нибудь нужно сделать – у нее сил не хватает, а тут как крутнет винт, словно люк в подводную лодку закрывает! Винт только хрустнул – и поминай как звали. На левом стеклоочистителе, представляешь? Не могла изуродовать правый, если уж ЕЙ приспичило силушкой похвастаться.

Села ОНА за руль, поехали мы дальше, только сначала бросила мне пару каких-то странных слов. Я даже не поняла каких. Правый очиститель работал, ОНА велела своей мамуле докладывать, что видит. Левая сторона стекла была вся залеплена грязью: ОНА ехала страшно медленно, и все машины нас обрызгивали. Мамуля видела на шоссе сплошь чудеса: то перед нами ехал дорожный знак, то большое дерево выскочило на дорогу, то поворот оказывался одновременно правым и левым. ОНА моментально одурела от такого пилотажа, а я с НЕЙ вместе. Я страшно разозлилась, панически боясь, что ОНА не выдержит и газанет. В таких условиях я бы с НЕЙ не справилась, погодка была не для гонок. Может быть, я и сама виновата в случившемся: я всем нутром старалась не спешить, а результат получился ужасный.

Сперва я сама не поняла, что происходит. Не могу ехать быстрее 60 километров в час, да и все тут! Мне стало дурно. Попробовала прибавить скорость – не тут-то было. ОНА мне помогала, как могла, – бесполезно. Ненаглядный мой, это было очень страшно! Словно паралич меня разбил. Про стеклоочиститель я и думать забыла, плевать, видит ОНА дорогу или нет, я должна прибавить скорость, любой ценой должна вернуть себе былую сноровку!.. Ужас! Тут я поняла, что без врачебной помощи не обойдется.

Дошло это и до НЕЕ, но только когда я перестала стараться и позволила двигателю заглохнуть. Он очень об этом просил – устал, бедняга. Мы были уже неподалеку от Млавы, семь вечера, пасмурно, стемнело рано, движение на шоссе замерло... ситуация безнадежная, почти как у Морсакевича в пуще. Ты же ЕЕ знаешь: ОНА даже капот не подняла, не посмотрела в мотор, только закурила и давай меня уговаривать. Просила меня, умоляла – я и растрогалась. Мне самой хотелось прийти в себя, мотор немного отдохнул, я его уговорила завестись. ОНА облегченно вздохнула, но я-то понимала, что дела по-прежнему плохи. Поехали мы с НЕЙ, а потом все повторилось сначала. Тут ОНА съехала на обочину, решилась поднять капот и заглянуть в мотор, но ничего там не поняла. Да и как ЕЙ понять, если я сама ничего не понимала? Она совсем отчаялась, кругом пусто и темно, на шоссе – ни одной живой души, наконец появился какой-то «мерседес». Он тоже ехал в Варшаву.

ОНА его остановила, водитель оказался человеком сообразительным, вез своего директора, но за него не переживал, бросил его в машине и стал меня осматривать. Вместе с НЕЙ заглянул под капот и в первую очередь проверил искру.

– А бензин у вас есть? – спросил водитель. – Искра-то в порядке, может, бензин не поступает?

Бензина у меня был полный бак, поступал он нормально, они в этом убедились ОНА включила зажигание. Мотор отдохнул и снова заработал, хотя и неохотно. А говорить, в чем дело, никак не желал. Водитель «мерседеса» велел ЕЙ трогать с места, сам поехал рядом Я ужасно боялась, что он махнет на меня рукой и бросит нас на произвол судьбы, поэтому я умолила мотор заглохнуть по новой. Проехать удалось всего несколько метров. Водитель вернулся, снова начал проверять. Оказалось, искры нет. Водитель проверил свечи, аккумулятор, зажигание – все было в порядке. Искра вдруг появилась: мотор согласился сотрудничать! Оба разбежались по машинам, ОНА и водитель. «Мерседес» сразу оторвался от нас, а я все еще не могла ехать быстрее, чем на шестидесяти. От страха я перестала следить за мотором, и он, мерзавец, снова заглох! ОНА готова была зарыдать, фамильные наши бабы, слава Богу, сидели тихо, не приставали. Даже утешали, что жратвы у них много, с голоду не помрут, можно спокойно ждать, когда Господь над ними сжалится.

Вернулся водитель «мерседеса». Он заметил, что ЕЕ сзади нет, наплевал на своего директора и вернулся, чтобы помочь. Ему самому любопытно сделалось, что за неполадки во мне такие. Проверил все, что только можно было, обходился со мной умело, с чувством и толком, в его обществе мне сразу стало лучше. Идиотская искра то возникала, то пропадала. Водитель не мог понять, что это значит, я тоже. В конце концов водитель объявил, что мы поедем вместе. ОНА пусть едет, за ним, а он будет поглядывать в зеркальце. Если что-нибудь случится, он возьмет нас на буксир. Мотор с радостью согласился бы и на такой позор, он все хныкал, что искра совсем пропала, что он устал и просит оставить его в покое, А я смертельно испугалась. На буксире, безвольная и бессильная, отданная да милость какого-то чужого «мерседеса»!!! Столько километров! Нет, только не это!

Мне удалось наконец-то умолить этого лентяя, всю душу вложила в уговоры. Мотор согласился войти в наше положение. Мы тронулись все на тех же шестидесяти километрах: «мерседес» впереди, мы за ним. Я подивилась необыкновенному благородству этого человека. Если бы хоть одна из нас прилично выглядела, я бы еще поняла, но куда там! Представь себе: я – извазюканная, как свинья в хлеву, с отломанным стеклоочистителем, а ОНА грязная, усталая, мокрые волосы сосульками свисают на лоб – пугало! Допустим, он извращенец, у него плохой вкус, но какой ему от нас прок? Я еле ползу, а с НЕЙ в машине сидят три толстые бабы... Нет, это просто редчайшее благородство!

Дождь прекратился, зато пал туман. Нас это слегка утешило, потому что в тумане водитель «мерседеса» не мог ехать быстро. Он, бедный, из-за нас добрался до Варшавы на два часа позже, чем мог бы. Проводил он нас до Жолибожа и только там простился.

И сейчас я сама не знаю, что делать. О, мой Повелитель, вернись ко мне скорее. Мне казалось, я выздоровела, уже на следующее утро мотор вел себя нормально, сказал, что с искрой никаких проблем нету. Мы свободно вытянули восемьдесят километров в час, можем и больше. Правда, ОНА еще не пробовала. И все же мне как-то не по себе. Не знаю, что со мной было. А вдруг повторится то же самое? ОНА ничего не делает, ждет тебя... вот только помыла меня на станции техобслуживания, потому как после этого страшного путешествия мне и на люди-то стыдно было показаться. Все остальное ОНА оставляет до твоего приезда. Я полностью с этим согласна, мне приятнее, когда мной занимаешься ты. Вернись, мой возлюбленный, мне очень страшно, и я не успокоюсь, пока ты не будешь рядом.

Левого стеклоочистителя у меня, разумеется, нет, надо найти новый винт. Уже в двух мастерских сказали, что таких винтов им не завозят, а в магазинах они не продаются. Просто плакать хочется, как подумаю, что тебе придется со мной возиться, вместо того чтобы наслаждаться счастьем нашей встречи. ОНА тоже нервничает, но из-за стеклоочистителя больше боится милиции, чем твоего огорчения. ОНА все время говорит ужасные глупости, что-то насчет того, что ты оставил ее без гроша за душой, гуляешь где-то целый месяц, и ничего с тобой не случится, если по возвращении немножко со мной помучаешься. Говорит, что тебе бы только ездить, а другие пусть ремонтируют и платят. Причем говорит таким тоном, словно это ненормальное положение вещей. Совсем рехнулась! Так ведь и должно быть! Не для того я принадлежу тебе, чтобы доставлять лишние хлопоты, я ведь должна тебя радовать! А хлопочет пусть кто-нибудь другой, мне совершенно безразлично кто.

Я приеду за тобой на вокзал независимо от погоды, я уже твердо решила. Не знаю, успею ли еще написать, боюсь, письма уже не дойдут. Теперь я считаю часы и минуты до встречи с тобой, мечтаю о том мгновении, когда почувствую твои руки на руле и ноги на педалях. Ты оживишь и зажжешь мое сердце, вставив ключ в замок зажигания...

Ненаглядный мой, при одном твоем появлении я тут же выздоровею. Мой мотор урчит только для тебя, тихо и нежно.


Твоя безгранично любящая

«Шкода».



Мой обожаемый повелитель!

Я долго не решалась написать тебе это письмо...

В конце концов все-таки собралась с духом, хотя ОНА говорит, что я такая же дура, как все женщины. Но горе мое притупляется, я начинаю понимать, что ты просто скрывал свои настоящие чувства, что безразличие твое было притворным, а презрение и высокомерие относились к ней, а не ко мне. Ты уезжал такой обиженный и несчастный, ведь мы должны были ехать вместе...

А я осталась совсем больная...

Нет, не могу писать. Мне слишком трудно... Напишу попозже, когда приду в себя. Не хочу тебя упрекать.

Неизменно любящая.


Твоя «Шкода».



Мой обожаемый господин и повелитель!!!

Я постепенно поправляюсь и могу спокойно вспоминать прекрасные мгновения. Увы, как быстро они промелькнули! Первые два дня я чувствовала твою любовь, радость и счастье от нашей встречи. С какой нежностью и гордостью ты наводил на меня глянец в гараже Квятковского! Я ощущала, как твои руки соскучились по мне. Ты бросился ко мне за руль, как только вышел из поезда, хотя лил жуткий дождь, а стеклоочистителя у меня не было, и ты не мог отличить велосипедиста от городского автобуса. Я сознавала, что нас переполняют одни и те же чувства, тебя с ног до головы, меня – от шин до крыши.

Я только гадаю и не могу понять, почему ты так растянул свидание с Кристиной, вместо того чтобы ехать за винтом. Что тебя удерживало там столько времени? Она рыжая и очень неприятная особа. Я думала, мы наконец купим винт, а ты... Ты не успел и снова велел ЕЙ все устроить, а ОНА начинает ко мне относиться как к докучной обязанности.

Два дня нам было так хорошо, как и должно было быть, а потом что-то вдруг переменилось. Ты стал обращаться со мной нетерпеливо и раздраженно! Теперь-то я знаю почему, я вспомнила твой разговор с НЕЙ и знаю, что ты собирался ехать со мной. То, что ехать собиралась и Кристина, для нас не имело ни малейшего значения, главное, что мы были бы вместе. Я понимаю твое разочарование, когда оказалось, что ничего не получится, я больна и не тяну больше шестидесяти километров в час, а потом мне стало еще хуже. Ты оставил меня в таком состоянии и даже не узнал, как я себя чувствую...

ОНА говорит, что ты мог бы и подождать. Не знаю, может, врет? Не допускаю мысли, что ты уехал без важного повода. Я верю, что тебе пришлось так поступить по необходимости. Верю, что ты расстроился так же сильно, как и я...

Это ОНА во всем виновата, я наконец поняла. ОНА очень рассердилась и так на тебя ругалась, что ты не вынес и разозлился, но не на меня, а на НЕЕ. Я совсем этому не удивляюсь, ОНА и камень вывела бы из себя. Я бы рассердилась на НЕЕ за тебя, но сразу же после твоего отъезда ОНА все быстренько сделала и привела меня в такую прекрасную форму, что теперь ничто не помешает нам провести вместе запланированные две недели.

Оказывается, напрасно ты костерил на чем свет стоит того водителя «мерседеса», обзывая его дебилом и неучем. В мастерской никто не мог понять, что со мной приключилось, пока не сделали мне операцию. Меня разобрали на мелкие детальки, все мое зажигание пересмотрели и только тогда обнаружилась причина болезни. Ты в жизни не угадаешь, в чем дело! Представь себе, отломился шпенек, который крепит аппарат зажигания к коленвалу. Отломился он внизу, у самого коленвала, причем неровно. Шпенек просто ходил ходуном на кусочке стали. Иногда коленвал умудрялся цеплять за эти неровности и искра появлялась. В конце концов неровности сгладились, и меня окончательно парализовало.

Лечение не представляло ни малейших трудностей. Мне как следует припаяли этот шпенек к валу. Может быть, делали и еще что-то, я не знаю, не смотрела. Очень трудно смотреть, как тебе делают операцию, для этого нужна немалая сила воли. А тут я была вдобавок так расстроена твоим отъездом... Словом, я просто зажмурилась. А ОНА даже не утешала меня, оставила, и все. Сказала, ЕЙ, мол. плевать, что со мной делают, лишь бы починили. И ушла. Правда, когда ОНА забирала меня из мастерской, то сжалилась, как следует меня помыла и сразу поехала со мной за винтом, так что теперь у меня все на месте. Оба стеклоочистителя прекрасно работают.

Больше никогда не бросай меня так! Мне этого не вынести, тут недолго впасть в неизлечимую депрессию. ОНА полна каких-то дурацких подозрений, говорит, что по делам службы ты сроду гак не спешил и меня не бросил бы. Дескать, тут наверняка какая-то бабенка замешана. ОНА в этом свято уверена, а я ЕЙ не верю. Бабенка, работа... какая разница? Ты ведь не бросил бы меня ни за что на свете, просто это ОНА тебя так рассердила, что ты потерял контроль над собой. Я сама слышала, как ОНА твердила, что у НЕЕ нет денег. Снова нет денег! ОНА и святого из терпения выведет. И вдобавок устроила тебе скандал, что ты опять оставил меня без капельки бензина. А на что ей бензин, если я и так не могла самостоятельно передвигаться? Кстати, а что ОНА думала? Что мы оба будем ездить на газированной воде? ОНА умно поступила, что заранее залила мне полный бак, а то как бы мы с тобой ездили? Я бы очень удивилась, если бы ты после всех ЕЕ скандалов стал бы покупать бензин для НЕЕ. Хочет ездить – пусть сама себе покупает.

ОНА согласилась выслать это письмо экспресс-почтой, чтобы как можно скорее сообщить тебе, что я уже поправилась. Позвони ЕЙ и сообщи, когда вернешься, а ОНА мне передаст. Буду ждать тебя и не поеду в этот день никуда, кроме как за тобой на автобусную станцию.

Ненаглядный мой, нас ждут целых две недели счастья! У НЕЕ уже есть виза и паспорт, ОНА в любой день может взять и уехать. Пусть катится в свой Париж, пусть делает что хочет, наконец-то мы останемся вдвоем! Жаль, что ОНА так скоро вернется...

Целую тебя и с нетерпением жду.


Твоя «Шкода».


P.S. Мы встретили Квятковского. Он говорит, в сентябре тебе предстоит поехать на какую-то конференцию в Братиславу, на две-три недели. Это правда? ОНА очень заинтересовалась. Говорит, если конференция начнется до того, как ОНА вернется из Парижа, ты заберешь меня с собой, а ОНА останется безлошадной, как дурочка. Слушай, а нельзя как-нибудь ускорить эту конференцию?


Твоя «Шкода».



Мой обожаемый владыка!!!

ОНА все-таки успела... Успела отобрать меня у тебя, тебе пришлось ехать одному, и мы снова в разлуке. Просидела ОНА в своем Париже на неделю дольше, чем собиралась, но мне теперь кажется, что лучше бы не было этой лишней недели. Она испортила мне две предыдущие...

ОНА на тебя по-прежнему так же зла, как по приезде. Ходит хмурая, как грозовая туча. Очень ОНА зла за те самые телефонные разговоры, за которые теперь оплачивает счета. Ты все требовал у НЕЕ по телефону какие-то вещи... Я уверена, что совершенно необходимые, иначе бы ты их не просил. ОНА твердит, что денег не было. Знаешь, это невыносимо! У НЕЕ вечно нет денег на наши элементарные нужды! ОНА считает, что на мне ты можешь ездить и в отечественном исподнем, не обязательно в парижском. Это ОНА сама так говорит. Наверное, от зависти.

Брюзжит ОНА еще и потому, что может мной пользоваться, только когда тебя нет. Если ты дома, то не пускаешь ЕЕ за руль. В твоем присутствии у НЕЕ машины как бы и нет. Это верно, а как же иначе? ОНА говорит, до сих пор за все, что у меня есть, ОНА сама платила и продолжает платить. А как же иначе? Пусть платит, принадлежу-то я тебе. Ты мой повелитель, я тебя люблю, и ты меня любишь, а ОНА пусть радуется, что ЕЙ позволяют платить и пусть не лезет не в свои дела!

Очень сомневаюсь, что ОНА тебе напишет. Ее чуть удар не хватил, когда пришлось развозить людям подарки из Франции на такси, а уж стоило тебе заикнуться, что ты хочешь взять меня в Братиславу... Я даже надеялась, что ОНА лопнет от злости – и конец ЕЙ, а мы с тобой сможем поехать. Не вышло... Приступы ярости ЕЕ здоровью не вредят, ОНА только окаменела от злости и все время говорит про тебя плохие слова. А я так мечтала пробыть с тобой еще хотя бы полмесяца, чтобы стереть из памяти позорные переживания...

Как ты мог так поступить?! Как ты мог так отнестись ко мне?! Я очень на тебя обижена, и ты сам догадываешься за что. ОНА говорит, мужчины вообще недогадливы, особенно гам, где дело касается противоположного пола, а уж в вопросах собственных ошибок тупее колоды. Дескать, если я хочу, чтобы ты что-нибудь понял, надо кувалдой вбивать это тебе в башку. Не знаю, что-то не верится... Другие – может быть, но ты не такой! Тем более по отношению ко мне... А ОНА твердит, что я молодая и глупая, что ОНА поопытнее будет, а потому права.

Естественно, речь идет о том страшном случае, когда мы вышли из кино и ты преспокойно отдал ключи от меня, не предупредив меня ни единым словом. И кому – Квятковскому, просто так, ради дурацкой фанаберии! Ты вел себя со мной, как с уличной девкой. Как ты мог?!

До этой страшной минуты я была так счастлива, так довольна, так радовалась, когда ты никого не пускал ко мне за руль и уводил меня из-под самого ЕЕ носа. Ты знаешь, что я люблю только тебя, и стараешься, чтобы никто нас не разлучал. Я всегда на тебя полагалась, а ты меня так подвел! Ты позволил Квятковскому на мне ездить просто потому, что ему взбрела в голову такая блажь! Нет, право, такого я от тебя не ожидала. Я надеюсь, теперь ты все понял и постараешься передо мной извиниться. Ручища у Квятковского твердая, машину он водит резко, а я привыкла к деликатности. Теперь у меня повсюду синяки! Я не уверена, но мне все больше кажется, что я отказалась бы от дополнительной недели, проведенной с тобой, знай я, что такое может произойти.

ОНА говорит, я, мол, еще все узнаю. Издевается, говорит, вот она, дескать, твоя любовь. Сначала вспышки страсти, а потом постепенное охлаждение. Неправда, я в это не верю. Может быть, ты просто немного легкомысленный, тебе случается поступать импульсивно, но ведь ты не перестал меня любить! Конечно, ты любишь меня так же крепко, как раньше. Наверное, перед Квятковским ты просто хотел похвастаться, какая я послушная. Ведь его «рено» даже сравниться со мной не может. Тебе просто не пришло в голову, что меня это заденет, я понимаю и постараюсь тебя простить. Но все-таки мне очень обидно...

К тому же должна признаться, что мне совсем не понравились эти экскурсии на пленэр с Кристиной, с какими-то совершенно чужими людьми, а уж эта немыслимо худая Кикимора совершенно никуда не годится. Кристина мне и раньше не нравилась, но это недокормленное чучело!..

Наконец-то ты начал правильно относиться к Кристине! Я счастлива, что ты не позволил ей переехать на мне через ту грязищу. Она топала по ней сама и такая при этом была злая, что я перестала так люто ее ненавидеть. Наконец-то она поняла, что я для тебя важнее. Но эта! Разве ты не видишь хищных клыков, торчащих костей? Это же скелет, ее кости больно колют меня в сиденье, честное слово! И ради них ты таскаешь меня по пескам и болотам, по кочкам и рытвинам, по грязи и камням, потом бросаешь неведомо где, а сам уходишь. Я что, по-твоему, превратилась вдруг в трактор повышенной проходимости? Каждый раз после наших поездок я жду от тебя нежности и заботы, рассчитываю, что мы поедем к чистой водичке, ты меня помоешь, помассируешь с хорошей полировочной пастой, осмотришь... А ты? Ты ставишь меня наперекосяк на каких-то ямках и кочках, вид у меня дурацкий, масло стекает не туда, куда надо. И удаляешься в компании какого-то существа, которое мы неизвестно зачем взяли с собой в поездку...

Нет, я готова признать, что некоторые из пассажирок оказываются весьма полезны, если подметают салон и вытряхивают коврики. Иногда они очень неплохо это делают, особенно если ты за ними приглядишь. Эти услуги я выношу безропотно. Но вот эта Кикимора! Она пока что ничего для меня не сделала, а ты к ней относишься слишком хорошо. Ты выполняешь все ее прихоти, даже не спрашивая моего мнения. Недавно ты поцарапал меня какими-то колючками и даже не заметил, зато Кикимору перенес на руках через овраг. Зачем? У нее что, эти ножки-палочки поломались бы? Ну и пусть поломаются!

Я очень сердита. Любимый мой, напиши мне, развей мои обиды, ведь ты скучаешь по мне в Братиславе и ждешь нашей встречи с таким же нетерпением, как и я. Ах, как безгранично я была счастлива все две недели, и как меня измууучила [01] третья неделя. Прояви же свои чувства!

Целую тебя, мой единственный хозяин!


Твоя обиженная и любящая

«Шкода».



Мой дражайший властелин!!!

Честное слово, я делаю что могу. Изо всех сил стараюсь вспоминать только прекрасные минуты с тобой и не думать о твоих промахах, гадостях и безответственном поведении с Кикиморой. Я верю, что ты не хотел меня обидеть и поступал так просто по глупости и недомыслию. Мне кажется, я готова тебе все простить, если ты передо мной извинишься как следует, а в первую очередь дашь Квятковскому понять, кто тут важнее.

Огромное впечатление на меня произвел один страшно глупый инцидент. Такого нарочно не придумаешь! Я сравнила других автовладельцев с тобой... Право, дорогой, ты легко добьешься моего прощения!

Мы ехали вечером из Средместья на Мокотув, довольно медленно, потому что ОНА все решала, не поехать ли ей совсем в другое место. ОНА по своей глупости искала в магазинах атмосферное явление, потому что сетовала, дескать, нигде нет «молний», и подумывала, не поехать ли ей в универмаги на Волю и в Грохув. ОНА что-то бормотала себе под нос и плелась как на похоронах. И вдруг в конце Аллеи Уяздовской мы заметили «сиренку».

Она стояла наискось: ее спихнули на обочину и слегка разбили, а ее хозяин грозил кулаком куда-то в пространство. ОНА догадалась, в чем дело, сказала, что кто-то его стукнул и дал деру.

Мы съехали вниз по Бельведерской, и почти в самом конце улицы стояла другая «сиренка» в аналогичном состоянии, ее владелец тоже грозил кулаком, а патрульная машина милиции как раз отъезжала. Слышно было, как хозяин машины шлет проклятия негодяю и мерзавцу, мы поехали дальше, и возле Променады стояла третья разбитая «сиренка». Патрульная машина даже не стала возле нее тормозить, а газанула дальше. ОНА из любопытства поехала следом.

Признаюсь, мне стало страшно: откуда столько разбитых «сиренок»? И как это получалось, что они попадали в аварии одна за другой? Все владельцы махали кулаком кому-то впереди, значит, кто-то наезжал на них. Не может быть, чтобы все хозяева «сиренок» были идиотами и кому-то переезжали дорогу. Я помчалась за патрульной машиной, чтобы посмотреть, в чем дело и как все кончится.

Четвертую «сиренку» мы встретили уже на Аллее Собеского. Ее тоже столкнули на обочину и разбили сзади, но она была не одна. Перед ней стояла «шкода», такая же, как я, только голубая, а перед «шкодой» – патрульная машина. ОНА остановила меня совсем рядышком, так что я все видела и слышала.

Слушай, в каком состоянии была эта «шкода»! У меня мурашки поползли по коже: разбитая, помятая, измочаленная, фары вдребезги – форменная развалина! Милиционеры как раз вытаскивали из салона владельца. Я не поверила своим глазам, ничего подобного мне видеть не приходилось. Он был в стельку пьяный, голый и босой, в одних плавках, по такому-то холоду!.. И совсем не расстроенный, очень даже довольный!

– А вот я и удрал! – твердил он с превеликим удовольствием. – А вот я и удрал!

Милиционеры очень удивились и стали задавать ему вопросы, а он весьма охотно отвечал. Оказалось, он решил выйти на улицу, а жена ему не разрешала, видела, что он пьян, и спрятала всю его одежду. Даже заперла его в комнате, но он как-то выбрался оттуда, только одежду никак не мог найти. И поехал нагишом. А сделал это специально для того, чтобы охотиться за «сиренками», очень уж они ему противны.

– Я им покажу, этим... – говорил он и добавлял какие-то непонятные, но нехорошие слова.

И действительно, мужик догонял все встреченные по дороге «сиренки» и наподдавал им по заднице, как он сам выразился. И чем наподдавал, «шкодой»! Своей собственной!!! Он, ее хозяин! Разбил ее вдребезги, безжалостно, немилосердно! С ума сошел! Я просто окаменела от его слов. Какое дикое помешательство! И почему он не любит «сиренок»? Этого он объяснить не мог, просто «не нравилась ему морда ихняя»... Это, конечно, не имеет значения, но как он отнесся к собственной «шкоде»!

Ну ладно, я еще могу понять наезд на маленький легкий шлагбаум, который перегородил дорогу, протаранить чащу веток и листьев – ты сам так делал... Но воевать с «сиренками», превратив в таран «шкоду», с ее тоненькой жестью?! Это же преступление! Если бы я не видела всю картину своими глазами, никогда не поверила бы, что люди на такое способны.

Так что сам понимаешь... Перед лицом такого преступного и дикого поведения все твои проступки бледнеют. Может быть, я бы уже тебя простила, если бы ты не затронул так глубоко мои чувства...

Кстати, насчет человеческой глупости! Совсем забыла тебе написать об этом раньше, но очень уж переживала из-за твоего поведения. А сейчас я вспомнила про это происшествие, главным образом потому, что речь шла о женах. Говорят, одни жены – полезные, другие вредные. Неужели, с этими вредными ничего нельзя сделать? Скажем, запирать их на замок или отдавать в «Мотосбыт»? Говорят, что в «Мотосбыт» попало, то пропало, может, и жены эти там пропали бы?

Речь как раз шла о вредительской деятельности жены. Сразу после твоего отъезда мы с НЕЙ приехали в филиал ЕЕ конторы на Крулевской, и на происшествие я смотрела почти равнодушно. ОНА остановила меня на самом краю стоянки, а ты сам знаешь, как там стоят машины: почти целиком на тротуаре, выставив зады на проезжую часть. Машин как раз было очень много, но около дерева виднелось свободное местечко, и ОНА на него нацелилась. ЕЙ пришлось выждать, пока какой-то тип пытался завести «вартбург», который подталкивала его жена. Сперва я не поняла, что это была жена, все обнаружилось только позже. Тип сидел за рулем, жена толкала машину, но у нее это плохо получалось, и тогда тип вышел и поменялся с супругой местами. Мужик старательно объяснил жене, что ей делать (она, кажется, не имела об этом ни малейшего понятия), включил ей вторую скорость и показал педали: вот эту отпустить, а эту нажать. Толкнул мужик машину как следует, «вартбург» и завелся.

Жена правильно выполнила все маневры с педалями, мотор заработал, и на второй скорости «вартбург» рванул вперед. Однако он стоял вплотную к тротуару, чего владелец не учел. К тому же он забыл сказать жене, чтобы та притормозила. Она и помчалась по задам всех припаркованных машин, сминая бамперы, кроша фары и обрывая брызговики. Повернуть руль ей как-то не пришло в голову. Муж несся за машиной с воплями и рвал на себе волосы. Вряд ли ему это помогло.

Потом начались Содом и Гоморра, потому что в конторе люди услышали грохот, в окно увидели, что творится, и высыпали на улицу. Все орали и скандалили, осматривая свои машины, а двое радостно обнялись, потому что поставили машины поглубже, и жена их не тронула. Остальные автомобили – всмятку, но, кажется, владелец «вартбурга» имел страховку, которая покрывает абсолютно все несчастные случаи.

Ну вот, пожалуйста! Жена! Ведь это женщина, правда? Сравни ее со мной и скажи: разве я способна па такую глупость? Как вообще можно сравнивать!

Я согласна, настроение у меня резко меняется, я ведь очень переживаю, но так трудно самой себе все объяснить! Это ведь ты должен меня убедить, ты должен меня утешить! От души верю, что ты это сделаешь.

Целую тебя, мой обожаемый, немного грустно, но с неизменной любовью.


«Шкода».



О, мой возлюбленный властелин!!!

Я знала, что ты меня любишь, знала, что ты мне сам это скажешь, что успокоишь меня! С какой кислой миной ОНА пересказывала мне все, что ты говорил обо мне по телефону! Как жаль, что ты не мог долго разговаривать и ничего больше не успел сказать... Но эти заграничные разговоры слишком дорого стоят, я понимаю. Напрасно ты разговаривал с НЕЙ на всякие посторонние темы, это ОНА тебя сбила с толку.

ОНА вообще натворила тут страшные вещи. Представь себе, на моем заднем сиденье разбила два яйца, не специально, конечно, а потому, что какая-то дура-баба выскочила на проезжую часть прямо у меня под носом. Я успела затормозить, но сзади бутылка молока упала на яйца. ОНА не обратила на это внимания, а у меня не было возможности ЕЕ предупредить. Злосчастные яйца протекли сквозь пакет. Хорошо еще, ОНА сразу заметила и вымыла меня очень старательно.

Затем возник страшный скандал из-за спидометра. По правде говоря, я не совсем понимаю, зачем ты его отключил. Из твоего разговора с Квятковским я сделала вывод, что ты не хотел, чтобы ОНА сориентировалась по числу проеханных километров, куда и когда ты ездишь. По-моему, это не лучшая идея. Не говоря уже о том, что нехорошо бросать подозрения на меня и мой спидометр. Не понимаю, что вы с Квятковским имели в виду и какие там у вас тайны.

Во всяком случае дурацкие ваши интриги ни к чему не привели. ОНА очень рассердилась и поехала к своему приятелю, который прекрасно разбирается в электроприборах. Разговаривали они при мне, я могу тебе все повторить. ОНА заявила, будто ты вытворил со мной что-то неладное, но что именно, она не может понять. Пусть, дескать, приятель сам проверит, в чем дело. Тот посмотрел и сразу же понял, что спидометр не испортился, а просто отключен, после подключения он прекрасно заработал. Тогда ОНА, представь себе, все поняла! Не знаю, как именно, потому что я ЕЙ ничего не сказала. ОНА тут же сообразила, что ты ездишь в рабочее время за город, причем не один, а в компании.

– С какими-нибудь девками, – сказала ОНА – Возможно даже, с какой-то бомжихой, которую он обхаживает по кустам и полянкам.

Этот ЕЕ приятель неуверенно качал головой, хотел ЕЕ утешить, но сам понимал, что ОНА права. Потом ОНА сказала, что ты ЕЕ ни в грош не ставишь, даже не стараешься как следует ЕЕ обманывать. Если бы у тебя в мозгах было хотя бы полторы извилины, то ты отключал бы спидометр перед выездом из гаража, а после возвращения сразу бы его подключал. Тогда ни одна живая душа не проникла бы в твою тайну. Приятель признал, что ОНА права, и я, между нами говоря, – тоже.

Я наконец догадалась, что ОНА сердится на тебя из-за других женщин. Наверное, ЕЙ не нравится, что ты за ними ухаживаешь. Это я могу понять, потому что и мне не по душе, когда ты цацкаешься с омерзительной Кикиморой. Да разве можно сравнить Кикимору со мной? А у НЕЕ, согласись, гораздо больше поводов для переживаний: я-то, по крайней мере, знаю, что я у тебя единственная, а ОНА? Этих женщин вокруг хоть пруд пруди...

Будь готов к тому, что по твоем возвращении ОНА устроит тебе жуткий скандал. ОНА познакомилась с Кикиморой. Так же, как и ты, у тех же самых друзей. Наверное, у НЕЕ был приступ ясновидения, потому что ОНА сразу почувствовала, что вас с Кикиморой что-то связывает. Они обе вышли из гостей вместе, и мерзкая упыриха посмотрела на меня, а в глазах у нее появилось какое-то совершенно особенное выражение. Даже я поняла, что мой вид немедленно напомнил ей тебя. ОНА тоже заметила взгляд Кикиморы, взглянула на меня – и все поняла. У меня такое впечатление, что Кикимора собирается заявить на тебя какие-то права и тоже ждет твоего приезда. Мне это вовсе не нравится. Конечно, женщина гораздо хуже машины, создание низшего порядка. Но куда это годится, чтобы на тебя заявляли права какие-то амебы и одноклеточные! Ты принадлежишь только мне!

ОНА заикнулась о какой-то поездке в Сопот, но не сейчас, а в октябре. ОНА собирается взять меня с собой, а я надеюсь, что ты ЕЙ этого не позволишь. Пусть едет одна, ЕЙ это даже пойдет на пользу, потому что в последнее время ОНА ведет себя как форменная сумасшедшая. Мы вместе поехали на пару часов в Люблин – служебная командировка. ОНА оставила меня на стоянке, вошла в какое-то здание, немного погодя вернулась – и словно ее подменили. ОНА преспокойно подошла к моей сестре-близняшке, которая стояла в нескольких метрах от меня, и начала ее открывать. Естественно, ключи не подходили. ОНА слегка оторопела, но продолжала ковырять ключом в замке. При этом вид у НЕЕ был как у глубоко несчастной фурии. Наконец, к НЕЙ с ухмылкой подошли два мужика. Я отлично знала, что один из них – хозяин моей сестрички, ЕЙ, однако, это было невдомек. Мужики очень веселились, ОНА уже была в ярости, в конце концов владелец машины подал ЕЙ свои ключи.

– Если уж пани непременно хочет взломать машину, – вежливо и даже ободряюще сказал он, – с этими ключами дело лучше пойдет.

Туг ОНА наконец пришла в себя, внимательно огляделась и заметила меня. Я чуть сквозь землю не провалилась, не знаю, кому из нас было больше стыдно. Я готова была отречься от НЕЕ, только не знала, как. Вот дура! Перепутать меня с моей сестрой-близняшкой! Правда, обе мы беленькие, с голубым салоном... Но разница-то просто бросается в глаза: у сестры другой руль, другая выхлопная труба, не говоря уже о содержимом салона! У меня на заднем сиденье по ЕЕ же милости навалены груды самых разных бумаг, а моя сестра была совершенно пуста!

Конечно, ОНА извинилась перед сестриным хозяином, показала на меня... Словом, мужики претензий не имели. ОНА им даже понравилась, они хотели куда-то ЕЕ пригласить, но ОНА отказалась. Единственное ЕЕ достоинство в том, что ОНА не пытается никем тебя заменить, даже когда сердита на тебя. Я этому ничуть не удивляюсь.

Возвращайся скорее! Даже если ОНА настоит на своем и заберет меня с собой в Сопот, мы будем вместе хотя бы до конца октября. Я надеюсь, что осенью ты перестанешь таскать меня по полям и лесам, а противная Кикимора перестанет встревать в наши чувства. Позвони на всякий случай и сообщи, каким самолетом ты прилетаешь, хотя я очень сомневаюсь, что ОНА согласится поехать за тобой в аэропорт – ОНА так на тебя сердита! Уповаю только на то, что ОНА не выдержит и помчится туда, чтобы поскорее излить на тебя свою ярость.

Целую тебя, мое счастье, мой обожаемый, единственный властелин!


Навеки твоя, тоскующая

«Шкода».



Мой ненаглядный повелитель!!!

Только послушай, что я пережила!.. А я-то надеялась, что спокойно дождусь твоего возвращения, без потрясений, вымытая и беззаботная, предвкушая наше свидание! Куда там! Получилось все наоборот, я пережила страшные приключения и все еще не могу прийти в себя.

Эта ЕЕ подруга, которую ты не любишь, – Марта – уговорила ЕЕ поехать в лес. Я знаю зачем, они все время тараторили на эту тему. Им надо было найти какого-то человека, который хочет продать кусок земли у озера вместе с хатой, каким-то сараем и лодкой, а Марта хочет это все купить. Но этот человек живет совсем в другом месте, в Тухольских Борах, и к нему-то они и поехали. Только вот адрес как следует узнать не удосужились. Из-за этого адреса мне пришлось пережить такие ужасы. Ну почему страдать из-за их кретинизма должна я!

В лес они въехали уже после полудня, до этой минуты все было в порядке. Но тут начался форменный кошмар. Они никак не могли найти дорогу и вслепую блуждали по лесу. Я прекрасно понимала, что ОНА сама не знает, чего хочет. Приехали мы к какому-то озеру. Марта сказала, что мужик этот живет на противоположной стороне. ОНА стала это озеро объезжать по жуткой тропинке у самой воды. Я уж не говорю про корни деревьев, которые приходилось переезжать, но сама тропинка шла под уклон к воде! Я все время соскальзывала вниз. Господи, какой ужас я испытывала, когда колеса теряли сцепление с грунтом, боком съезжали к самой воде, я же могла утонуть!!! Я с усилием плелась вперед, но наступил страшный миг, когда прямо перед собой я увидела огромную корягу, лежащую поперек тропинки!

Коряга полностью загораживала проезд, потому что была, собственно, поваленным деревом. Его корни лежали где-то в лесу, а крона – в озере. Ясное дело, надо было возвращаться. Как тебе кажется, что могло произойти дальше? Естественно, развернуться было невозможно, теснота исключала любые маневры, к тому же тропинка неровная, наклонная, озеро в двух шагах. Когда я подумала, что ОНА попробует развернуться, у меня в глазах потемнело! Однако ОНА даже и не пыталась! Просто двинулась по этой жуткой дороге задом!!!

Ты сам знаешь, что радиус поворота у меня разный, в зависимости от того, поворачиваюсь я задом или передом. Эта трасса была чудовищно извилистая, вся в каких-то узлах и петлях! Я изо всех сил цеплялась колесами за грунт, ежесекундно соскальзывала в воду, которая плескалась буквально в нескольких сантиметрах от меня. А эти дурехи еще переговаривались, что берег здесь резко обрывается вниз и озеро глубокое! Конечно, они тоже испугались, но разве это я их туда загоняла?..

Все-таки мы выбрались. На первом же мало-мальски просторном месте ОНА развернулась и дальше ехала передом, но я вся дрожала. Кошмар, я ведь была на волосок от смерти!

Но это еще не конец. Мне предстояли дальнейшие мытарства, может, оно и к лучшему, что я про них не знала, потому что тогда я бы нарочно сломалась, чтобы никуда не ехать. Объехали мы это озеро обычной лесной дорогой, и я уже было решила, что мы выберемся в цивилизованный мир, как вдруг перед нами возник песчаный холм.

Дорога шла в объезд холма, но тоже оказалась песчаной, причем выезженной так, что образовались две глубокие колеи, а между ними форменный крепостной вал. Мое днище завязло бы здесь моментально. Поэтому ОНА решила наплевать на дорогу и проехать прямо по холму. Я очень сомневалась, что это получится, но других возможностей не было.

ОНА сдала назад, разогналась и послала меня на горку. Я застряла на половине. ОНА съехала назад, разогналась побольше, и на сей раз я завязла немного повыше. В третий раз я постаралась, как могла, и до вершины холмика осталось метра четыре. Когда ОНА снова попыталась съехать назад, выяснилось, что из-за моих стараний за нами выросла гора песка. Колеса не держали, буксовали, а я стремительно тонула в сухом сыпучем песке. И в конце концов меня просто парализовало.

Какое страшное чувство! Я существо подвижное, стремительное, главный смысл моего существования – движение! Любимый, я не могу описать свои страдания! Я словно окаменела, чуть не расплакалась! Я была зарыта в какую-то песчаную гряду и не видела никаких возможностей когда-нибудь оттуда выбраться.

Эти дуры-бабы стали делать какие-то несуразности. Вытащили из багажника складную лопатку и пытались меня отрыть. Безрезультатно. Марта куда-то пошла, вернулась с досками, и они стали подкладывать их мне под колеса. Какие доски, какие колеса, я же зарылась выше осей! Наконец они решили, что тут могут помочь только лошади.

Я их не поняла. При чем тут лошади, они же копать не умеют! Если уж раскапывать этот чертов холмик, привели бы лучше собаку! Однако они стояли на своем, и Марта пошла искать лошадь.

К сожалению, лошадь нашлась. Марты долго не было, но вернулась она с каким-то типом, ведущим на поводу конягу. И этого коня – ты себе представляешь?! – они стали ко мне привязывать!

Удивительно, как я не сошла с ума от ужаса и ярости. Как себя вела эта лошадь! Огромная, вертлявая, совершенно непредсказуемая... Она топала, крутилась, переступала ногами и взбрыкивала, причем прямо передо мной! Как только не разнесла меня вдребезги! К моему днищу прикрепили какие-то цепи, вторым концом цепи привязали к лошади, которая гарцевала перед моим носом. ОНА села за руль, мужик дернул коня за недоуздок, тот рванул вперед. Я почувствовала страшной силы рывок – как только передняя подвеска не оторвалась! Но тут же меня освободили из песчаного плена. Я пришла в себя только на твердой земле, на траве, в нескольких метрах от песка.

Конягу отцепили и увели, я спокойно вздохнула. Однако при мысли о том, что ОНА еще может в этой поездке учудить, мне стало не по себе. Не дай Бог, ЕЙ взбредет ездить на мне по лестницам. Я очень неохотно согласилась ехать дальше и точно угадала... ОНА заблудилась, окончательно потеряла дорогу, мчалась напролом через лес, наткнулась на ручеек и, естественно, вогнала туда меня. Я собрала все силы: опушка леса была уже совсем рядом, я слышала, как дамы между собой говорили, что вот-вот выедут из проклятущей чащобы и станут придерживаться только приличных шоссе. Марта оказала мне любезность, вылезла и пошла вперед, чтобы проверить, не слишком ли болотистые берега. Потом она крикнула, что берег в порядке, можно проезжать, ОНА на всякий случай разогнала меня как следует, и мы перескочили ручей, аж брызги во все стороны полетели. Меня всю залило грязью, да еще и какие-то мерзкие червячки прилипли к бокам. Честное слово, я насилу вынесла!

Того, кого искали, мы так и не нашли. То есть, нашли, но совсем не там, где искали. Он жил в нормальном месте, у асфальтированного шоссе. Дамы наткнулись на него, потеряв всякую надежду и собираясь уезжать. Понятия не имею, зачем меня гоняли по рытвинам и кочкам. Человек сказал, что мы ехали по старой дороге. Какого рожна сдалась ЕЙ старая дорога, когда без труда можно было проехать новым шоссе?! Правда, въезд на шоссе загораживал небольшой шлагбаум. Подумаешь! Поднять его – и все дела!

От одних воспоминаний меня в дрожь бросает и мысли путаются. С другой стороны, все уже позади, а я вышла из этого кошмара без потерь. По справедливости отмечу, что ОНА меня очень хвалила, даже спасибо сказала. Хорошо, что понимает, чья тут заслуга. И конечно, ОНА смыла с меня этих противных червей. Очень они липкие!

А что касается того мужика, то землю с хатой он давно уже продал, так что девушки наши напрасно туда ездили. Марта, однако, постаралась передо мной выслужиться: всю обратную дорогу осыпала меня комплиментами и даже купила немножко бензина. И все-таки... ты сам знаешь, что я люблю ездить, но не до такой степени!

Мне очень хотелось поплакаться тебе в жилетку и пожаловаться на НЕЕ. Ты только представь себе, ненаглядный, эти мои муки в песчаном плену! Машина в прекрасной рабочей форме, полон бак бензина – и не могу двинуться с места!

Все ближе минута твоего возвращения, и я все сильнее по тебе скучаю. Ах, когда же я наконец окажусь с тобой рядом, увижу тебя!.. Особенно после всех моих переживаний. Ты меня утешишь, пожалеешь, похвалишь, займешься мной!

Целую тебя, мой обожаемый, жду всем своим корпусом!


Твоя любящая и расстроенная

«Шкода».



Ах ты злой, подлый, обожаемый властелин души моей!!!

То, что ты сделал... Нет, не могу писать...

Я-то думала, что немного пришла в себя. Стою тихонько, в полной неподвижности, в Сопоте, на стоянке с видом на море. Оно шумит ритмично, ласково, успокаивая и залечивая израненную душу, унимая бурю в сердце. Я полагала, что все у меня прошло, что я смогу все тебе высказать... Оказывается, нет...

При одной мысли о той кошмарной минуте, при одном воспоминании чувства во мне просыпаются с новой силой. То, что я пережила...

Нет, не могу. Я должна успокоиться.

Это было потрясение, открывшее мне глаза. ОНА была права – ты меня разлюбил. Нет, неправда, не разлюбил, – ты никогда не любил меня. Я тебе нравилась, ты использовал меня, я была тебе нужна, может быть, нужна и сейчас. Но ты никогда меня не любил. Это не было ВЕЛИКОЙ СТРАСТЬЮ. Как ты мог?! Как ты мог такое сотворить? Никогда тебя не прощу! Я чувствую себя униженной, опозоренной, чувствую себя... вещью, да, именно вещью! Ты отнесся ко мне как к бездушной вещи.

ОНА говорит, что я должна тебе все объяснить, как сержант новобранцу, иначе ты вообще не поймешь, о чем идет речь. Может быть, ОНА права. Оказалось, ОНА гораздо умнее, чем я сперва полагала.

Неужели я действительно должна тебе все объяснять? Даже камень бы все понял сам.

Неужели ты не видишь вселенской мерзости своего поступка? Ведь это была я, я, твоя любовь, величайшее счастье твоей жизни, я, собственной персоной! Я своими глазами все видела и все слышала собственными ушами. Это ведь в моем салоне...

Нет, не могу. Это ужасно!

Кого ты повез в лес? Это... это барахло, скелетину, старую бульонку, наглую потаскушку, Кикимору! Я везла тебя, такая счастливая, упиваясь твоим возвращением, твоим присутствием... Я так радовалась тебе, что сперва даже не заметила эту дрянь. Но ты очень даже недвусмысленно обратил на нее мое внимание!

Ты вогнал меня в какое-то болото, между кочками и узловатыми корнями, даже не посмотрел, поцарапало меня или нет! Нет, я ненормальная: какое значение имеют царапины на днище но сравнению с кровавыми ранами в душе?! Если бы в тот момент ты стал обо мне беспокоиться, это уж было бы чистой воды издевательством. Спасибо, что хоть от этого ты меня избавил. Надо же, а я-то, глупая, только удивилась и слегка обиделась на такое обращение. Когда ты раскладывал сиденья, я-то решила, что ты собираешься смазать их, заботясь обо мне! Господи, какая безграничная наивность!..

Я не понимала, что ты делаешь, не понимала, что творится. Твое дыхание, твой шепот, интонация твоего голоса... Я не понимала, к кому все это относится, я ведь почти забыла, что с нами приехала эта дистрофичная ведьма... Как я была потрясена, когда поняла, в чем дело!

Ты отдаешь себе отчет в том, что ты сделал? Чему я была свидетельницей? Что я слышала, видела, могла сравнить...

Ты никогда не относился ко мне с такой страстностью, никогда не целовал меня, не прижимал к сердцу, не дарил мне таких объятий!!! А ей, этой Кикиморе... Это с ней... Ей ты отдал то, что должно было предназначаться мне, и только мне, ей ты подарил украденное у меня счастье! В ту минуту она была для тебя важнее меня, важнее всего на свете!

А я? А я в счет не шла...

Что из того, что она – обычная женщина, а я – нечто большее? Ты меня не переубедишь, поступки красноречивее слов, ты делом доказал мне, как выглядит твоя истинная страсть! Меня ты любил иначе...

Теперь я понимаю, зачем я привозила в лес все эти создания низшей расы, зачем ты уходил с ними в лес. Тогда ты хотя бы уходил, имея ко мне немного уважения...

Не знаю, удастся ли мне оправиться от такого удара судьбы. Морской климат идет мне на пользу. ОНА меня особенно не эксплуатирует, я стою себе на стоянке и пытаюсь вернуть душевное равновесие. Если бы я могла перестать тебя любить...

Нет, я тебя не целую – не могу. Ведь тебя целует противная Кикимора...


Твоя несчастная

«Шкода».



О мой властелин, пока, увы, любимый!!!

Я постепенно прихожу в себя после шока ОНА честно повторяет мне все, что ты говоришь ЕЙ по телефону. Не знаю, можно ли тебе верить...

Если бы ты не использовал меня для своих целей так беспардонно и варварски!

Подумав, я пришла к выводу, что твои чувства ко мне настолько исключительны, что женщины, возможно, мне завидуют, а тебя ревнуют. Ведь меня ты, кажется, любишь постоянно. Никогда ни одна женщина не имела для тебя такого значения, как я. Ни о ком ты так не заботился, никем не интересовался столь живо. ОНА говорит, что это нормальные симптомы, что после первых всплесков энтузиазма у мужчин всегда происходит как бы падение температуры и великая страсть превращается в спокойное счастье. Естественно, в тех случаях, когда великая страсть не исчезает бесследно. Я знаю, что ко мне ты по-прежнему питаешь большие чувства, я сама заметила, как ты смотрел на меня, когда я уезжала в Сопот. ОНА рассказывает, как ты расспрашиваешь про меня. Я верю, что ты предпочел бы потерять всех женщин мира, чем меня. Может быть, я должна удовольствоваться этим?

Не могу перестать тебя любить! И это самое ужасное из всего. Я не могу смириться с тем, что ко мне ты относишься с легкой прохладцей, а к Кикиморе – пылко и страстно... Хотя вспышка твоей страсти не так уж долго длится, надо признать. Может, эта твоя страсть к ней пройдет? И эта скелетообразная выдра окажется одним из многочисленных кратковременных увлечений? Вдруг это я – верная и спокойная любовь твоей жизни, а Кикимора... и Кристина, и все остальные – просто несерьезные увлечения? А твое пренебрежительное ко мне отношение было всего лишь следствием обычного мужского легкомыслия?

И что теперь? Как мне с этим смириться? ОНА говорит, что у меня нет другого выхода. Что я сама должна решить, чего хочу. Тебя, такого, как ты есть, со всеми потрохами и пакостями, с безответственными поступками? Или покоя и благодати, без страданий, без потрясений и горького счастья с тобой? Наверное, ОНА знает, что говорит. ОНА считает, что я тебе нужна и это видно невооруженным глазом. Я нужна тебе... Ты меня все-таки любишь...

И я должна от тебя отказываться?!!

Я постепенно успокаиваюсь, хотя сердечная рана не хочет заживать. Говорят, что подобные сцены между мужчинами и женщинами в порядке вещей, что в такие минуты проявляются скрытые бурные страсти, которые в другое время находятся под контролем. Может быть. Мне об этом рассказал «вольво», стоящий около меня на стоянке, мы с ним разговаривали всю ночь, и у меня нет оснований ему не верить. «Вольво» и сам не раз оказывался в подобной ситуации, такой отвратительной и позорной для меня, и относится к этому безразлично. Со мной такое приключилось в первый раз, и надеюсь, в последний. Возможно, я приняла все слишком близко к сердцу. В любом случае умоляю тебя: никогда больше так не поступай! Если поклянешься мне, что подобное никогда не повторится, я попытаюсь тебя как-нибудь простить...

Я начинаю беспокоиться: с НЕЙ творится что-то неладное. ОБА лишена даже того утешения, что есть у меня. Ведь ты ЕЕ любил, я сама была тому свидетельницей, и на нее ты так же страстно набрасывался. А теперь ты ведешь себя точно так же с другими женщинами, такими же, как ОНА, значит, ОНА-то уж точно для тебя ничего не значит. Интересно, знает ОНА об этом или тешит себя иллюзиями?

Наверное, нет. Знаешь, иногда у меня возникает впечатление, что ОНА тебя ненавидит. Я вспомнила, как ОНА много раз говорила об этом одной своей подруге, но я не восприняла эти слова всерьез. ОНА утверждала, что охотно бы с тобой рассталась, но ты не хочешь от НЕЕ уходить. Сама ОНА не может уйти, потому что ОНА у себя дома, но ты-то мог бы! ОНА подозревает, что ты не уходишь из чистого эгоизма: тебе удобнее так жить. Не знаю, что ты в НЕЙ нашел: ОНА вечно скандалит и страдает хроническим безденежьем.

Я лично верю, что в том самом разговоре ты сказал Квятковскому правду. ОНА во многих отношениях очень привлекательна, в ней чувствуется класс, поэтому если уж тебе за кого и надо ухватиться, то за НЕЕ. Тогда ты что-то сказал насчет того, что ЕЕ необходимо подчинить. Если ты так думаешь, то должна сразу тебя предупредить, что ничего у тебя не получится. Не тот у НЕЕ характер. Я с НЕЙ провожу больше времени, чем с тобой, лучше ЕЕ узнала и ясно вижу, что эта идея обречена на провал.

Понимаешь, у НЕЕ слишком непокорный характер. Вместо того чтобы тебя слушаться, ОНА начнет егозить (похоже, уже начала) и рано или поздно любым способом с тобой разведется. ОНА не желает любить тебя черненьким; если уж нельзя беленьким, лучше отказаться от тебя вообще... Мне кажется, ОНА на такое способна, а я начинаю ЕЙ завидовать.

Должна признаться, временами мне немного жаль ЕЕ. Только сейчас я понимаю, что ОНА пережила.

Что касается меня, тут дело ясное. Я тебе определенно нужна, из этого следует, что ты меня, ясное дело, любишь. Мне кажется, это и есть самая главная любовь, а то мерзкое происшествие нам лучше всего забыть. Если еще я получу от тебя письмо...

Невзирая ни на что, я тебя целую...


Твоя неизменно любящая

«Шкода».



Мой обожаемый владыка!!!

То письмо, которое пришло от кого-то другого, но было целиком посвящено тебе, стало бальзамом на мои раны! ОНА так смеялась, что прочитала мне все письмо! Получила ОНА его от какой-то подруги. Выходит, вот оно как!.. Я хорошо знала, правильно угадала... Вот что значит трезво мыслить, невзирая на отчаяние! Паршивую Кикимору постигла судьба, которую она заслужила: она оказалась для тебя ничего не значащим эпизодом. Какое облегчение! Сразу потом раздался твой звонок, и я снова уверена, что только меня ты любишь. О, ненаглядный мой!..

Ты себе не представляешь, как я довольна этим потрясающим отпором, который ты прилюдно дал Кикиморе. Подруга описала нам все с подробностями. ОНА сказала, что ты беспардонная свинья, но рассмеялась и в глубине души была очень довольна, хотя тут же стала вслух размышлять, какую новую девицу тебе удалось склеить. Но мне уже все равно, потому что я понимаю, что я для тебя значу больше всех женщин, вместе взятых. Ни одна из них не сможет заслонить меня в твоем сердце. Всех постигнет та же печальная участь.

Теперь, когда я успокоилась и полностью счастлива, я стала понемногу осматриваться вокруг и интересоваться внешним миром. Думаю, что некоторые явления заинтересуют и тебя.

ОНА стала вытворять какие-то странные фортели. Не понимаю, чего ОНА хочет добиться, но это очень интересно. ОНА переодевается, как на маскарад. На прогулку по пляжу ходит в очень оригинальном прикиде, отчего становится похожа на пугало. Закутывается в два шарфа, причем один-то могла бы спокойно завязывать под плащ. Независимо от погоды надевает темные очки, а теплые носки выворачивает на голенища сапог. То, что у НЕЕ на голове, меня просто поражает: старая шапчонка и какая-то пыльная тряпка. Когда ОНА в таком виде вышла из дому, я ЕЕ просто не узнала. Зато в центр города выезжает, словно только что вернулась из Парижа, в шляпе, на лакированных шпильках и в том самом костюмчике, на который люди оглядываются.

Позавчера ни с того, ни с сего ОНА потащила меня вдоль железнодорожного полотна до самой Хилони, явно преследуя поезд. Зачем?! В Хилони оставила поезд в покое, даже перестала спешить, загнала меня на стоянку, а сама вылезла и отправилась дальше пешком.

У меня сложилось смутное впечатление, что ОНА старается из-за одного мужика. Ты его не знаешь, первый раз мы с НЕЙ встретили его в Варшаве, я тебе не писала об этом, решила, что это мелочь, не стоящая внимания.

На углу Свентокшиской и Маршалковской ОНА заставила меня проскочить перед носом у какого-то «пежо». ОНА слишком поздно сообразила, что хочет свернуть вправо, и стала меня насильно пихать в правый ряд. Я лично никак не желала выполнять этот маневр: что я в правом ряду потеряла? Ну да ладно. Нас резко остановил красный свет и огромное стадо пешеходов. И тут из того самого «пежо», который стоял за нами, вышел какой-то мужчина и с величайшей укоризной в голосе обратился к НЕЙ:

– Уважаемая пани, вас что, давно никто в зад не целовал?

ЕЕ это невероятно рассмешило, и ОНА извинилась, что едва не устроила аварию этому типу, а мне стало обидно. Ведь это меня поцеловали бы в зад, а не ЕЕ. Он вел себя так, словно на свете существует только ОНА, а я вообще в счет не иду. Хам недомытый!

А вот ЕЙ он очень понравился. Теперь ОНА встретила его в Сопоте. Он сразу ЕЕ узнал и стал все время проводить с нами. Похоже, ОНА его очень интересует. Мне кажется, мужчина довольно красив, хотя в сравнении с тобой все мужчины меркнут. Может быть, он ЕЙ нравится, но это не оправдывает ЕЕ дурацкого маскарада.

ОНА к нему прилипла как банный лист. Вчера потащила меня в Гданьск, тоже за поездом. Потом я собственными глазами увидела этого типа. Значит, это за ним ОНА так гоняется, а не за поездами. Должно быть, ОНА повредилась в уме: все время с ним видится и разговаривает, а стоит ему уехать, как ОНА за ним мчится...

Вчера мне не удалось закончить свое письмо, поскольку пришла ОНА и потребовала, чтобы я с НЕЙ поехала. Такого до сих пор не было, ОНА не любит разъезжать по ночам. ОНА затащила меня на рыбачью пристань, не знаю, что там такое творилось, я стояла слишком далеко и ничего не видела. Вроде ловили какую-то рыбу... Однако спустя некоторое время появился этот самый тип. Они вместе подошли ко мне – и я сперва его не узнала. Он вырядился прямо как настоящий рыбак. Не знаю, о чем они там разговаривали, потому что стояли далеко от меня, но я слышала, как он обещал ЕЙ все узнать. Они договорились встретиться на следующий день. Не знаю, что он обещал ЕЙ узнать, но я поняла, что он просто рыбак, а ведь ОНА обожает рыбу – вот и бегает за ним ради этого.

Я тебе не стала раньше писать, потому что очень терзалась своими переживаниями, но ОНА ужасно вымазала меня рыбьим жиром. ОНА не го купила, не то получила в подарок огромного копченого лосося. Только мы отъехали, как ОНА схватила этого лосося и стала его жрать, словно год ничего не ела. Жир тек во все стороны, ОНА подложила пластиковый пакет, но и с пакета капало. Если бы я не чувствовала себя тогда настолько несчастной – с места бы не тронулась за такое! Хорошо еще, ОНА потом сразу же все тщательно вымыла.

После свидания на рыбачьей пристани ОНА пребывала в прекрасном настроении и оставила меня в покое на весь день. Они-то, конечно, виделись и что-то там друг другу рассказывали, но уже на слишком большом расстоянии от меня.

Конечно, я понимаю, что это мелочи и глупости, но тебя они, может быть, позабавят. Я пишу все это, чтобы чувствовать с тобой связь, ведь на душе у меня все-таки неспокойно...

Целую тебя, мой любимый, и так рада, что скоро снова тебя увижу.


Твоя навеки,

«Шкода».



Дражайший мой повелитель!!!

Мы возвращаемся послезавтра. Это письмо не отправляю по почте – вручу его тебе самолично. Как же я счастлива, что ты ждешь меня с таким нетерпением! Как много это для меня значит, особенно после всех кошмаров! Это не я продлила наше пребывание здесь, это ОНА. Очень хорошо, что ты так обругал ЕЕ и потребовал, чтобы я поехала с тобой в Быдгощ. ОНА в бешенстве и решила, что не станет мыть меня перед возвращением, что я встречусь с тобой грязная, как свиное корыто в поганом хлеву! ОНА так и сказала. Придется тебе мыть меня самому. ОНА такая глупая, что ЕЙ даже в голову не придет, как я счастлива, что меня вымоешь ты! Мне это будет в тысячу раз приятнее!

ОНА все время встречается с этим типом, о котором я тебе написала. Из-за него ОНА и продлила свое пребывание в Сопоте. Они видятся каждый день и собираются встретиться в Варшаве, но не сейчас, потому что он пробудет в Сопоте еще три недели. Потом вернется и сразу ЕЙ позвонит. А, кстати! Что касается их разговоров, то я кое-что слышала: они говорили про какую-то контрабанду и какие-то еще глупости. Я в этом ничего не понимаю. Зато я хорошо вижу, что он совершенно не похож на тебя. На меня не обращает ни малейшего внимания, зато с ней носится, как дурак с писаной торбой. Странный вкус!

ОНА сказала мне потрясающую вещь. Наверное, не предполагала, что я тебе об этом напишу. С другой стороны, может, ОНА как раз на это и рассчитывала, потому что хотела, чтобы ты обо всем узнал и рассердился? Сомневаюсь, что ты рассердишься, скорее ты должен быть доволен, ведь мы можем вскоре от НЕЕ избавиться...

Так вот, из Франции возвращаются ее друзья, Барбара с мужем, как раз когда мы будем в Быдгоще, а ОНА сказала, что это к лучшему, потому что тогда ОНА увидится с друзьями без тебя. Они придут к НЕЙ, тебя не застанут, ЕЙ не придется тебя представлять, потому что ОНА не знала бы, как это сделать. При сложившейся ситуации неизвестно, друг ты ей или враг. ОНА говорит, что все-таки враг. И еще ОНА говорит, что минута вашего расставания неуклонно приближается.

Во всем происходящем есть только один ужасный аспект: ОНА вообразила, что я останусь с НЕЙ, ОНА подсчитала, и получилось, что ОНА потратила на меня шестьдесят тысяч, а ты – всего двадцать. Поэтому я принадлежу ЕЙ. Если ты не вернешь ЕЙ эти шестьдесят тысяч, ОНА меня заберет себе. Любимый, верни ты ЕЙ паршивые шестьдесят тысяч! Я не вынесу, если буду принадлежать кому-нибудь кроме тебя! Ведь и ты бы этого не перенес, правда?

Мы увидимся уже через два дня. У меня по-прежнему тяжело на сердце, но я знаю, что при виде тебя все печали улетят из моего сердца, когда я почувствую твою нежность и заботу. Я знаю, ты меня любишь, и никакие прошлые поступки не имеют, в сущности, никакого значения. Но я должна в этом сама убедиться, когда буду рядом с тобой. Ты должен стереть из моей памяти ужасные воспоминания! Я верю, что ты это сделаешь!

Целую тебя, мой единственный властелин!


Твоя тоскующая

«Шкода».



О мой повелитель, злой, подлый, но по-прежнему любимый!

Я перестала тебя понимать. Как ты мог?.. Как ты мог?!!

Наверное, ты сам не понял, в чем дело. Нет, я даже не знаю, что хуже. Я так возмущена, что не могу собраться с мыслями. Твой поступок просто в голове не укладывается! Меня словно оглушили. Как ты мог?!!

Я понимаю, что в Люблине мы пробудем всего два дня, а послезавтра я снова с тобой увижусь. Но я должна дать выход своим чувствам! Я вообще не понимаю, каким чудом мне удалось доехать до места... Меня оторвали от тебя, и я была в жутком состоянии. Не успела я прийти в себя, как уже была на дороге.

То, что ты взял с собой в Быдгощ ту мерзкую блондинку, меня вовсе не касалось. Я уже привыкла пребывать в обществе ничего не значащих для нас женщин. Давно знаю, что ты позволяешь им путаться у меня под колесами непонятно для чего. Может быть, из вежливости. Ты даришь их вниманием, даже страстью, но я для тебя важнее. Я гораздо больше для тебя значу, и ради меня ты бросишь любую женщину без малейших колебаний. Так я думала. Какое ужасное разочарование!

Как ты мог так поступить? Ты подвергал мою жизнь опасности! И ради кого? Ради капризной, развратной, крашеной девки, которой взбрела в голову сумасбродная фантазия! Квятковский не идет с этим ни в какое сравнение!

Ну хорошо, ты затащил меня в Тухольские Боры, в грязь, в чащобу, оставил Бог знает на сколько времени, птичка нагадила мне на крышу... Птичка! Не иначе как страус! И все я терпеливо сносила ради тебя, хотя в душе моей рождалась горечь. А что сделал ты? Вместо того, чтобы утешить меня, почистить, позаботиться...

Неужели ты не понимаешь, что для меня это переживание было последним позором и унижением? Ты пожертвовал мною ради нее! Ты пустил ее за руль, какую-то кретинку, которая понятия не имеет, как со мной обходиться! А на какой дороге это было! Ты и впрямь не отдавал себе отчета, что она могла меня повредить, испортить, даже... убить! Просто чудо, что она не причинила мне серьезных повреждений, но что я пережила! Неужели какая-то избалованная блондинка для тебя значит больше, чем я?.. И тут же страх за свою жизнь, жуткая дорога и ее дурацкие выходки, которые терзали весь мой организм... Куда же подевались твои чувства ко мне?!

Нет, ты не мог сознательно так поступить. Такого не могло быть, на тебя нашло затмение! Я не верю, что ты перестал меня любить, потому что после всего ты немедленно занялся мною старательно и заботливо, нежно закрасил царапину на правом боку, бросил противную белобрысую шлюху, чтобы меня вымыть. Я чувствовала, что нравлюсь тебе, что ты мною гордишься Значит, ты по-прежнему меня любишь так же, как раньше? Скажи, что я не ошиблась, убеди меня! Только вера в твои чувства позволит мне обрести душевный покой и жить дальше.

Но с другой стороны.. Что же это за любовь такая, если она позволяет топтать ногами чувства любимого существа, позволяет рисковать любимым ради первого встречного? Нет, что-то тут неладно

Я тебя не понимаю и очень обижена на тебя. Не хочу допускать и мысли о том, что ОНА была права и ЕЕ предсказания начинают сбываться ОНА говорила, что ты постепенно охладеешь ко мне, я тебе наскучу и ты начнешь обращаться со мной все хуже и хуже. Так оно и есть! Что же это значит?

Я все думаю и думаю над этим, стараюсь взглянуть на события трезво и объективно. Да, ты стал хуже относиться ко мне. Но в то же время ты рвешься ко мне, тоскуешь без меня, не можешь без меня обойтись, протестуешь, когда ОНА меня забирает... И тут же позоришь меня, унижаешь, приказываешь служить кому попало, прогоняешь меня с пьедестала и относишься как к бездушной вещи... Где логика? Неужели ты точно такой же, как все остальные мужчины, и мне придется с этим смириться?

Ну хорошо. Я смирюсь, если так должно быть, вынесу все и всему подчинюсь при условии, что твои чувства ко мне вернутся и останутся такими, как были раньше. Ты можешь делать со мной все, что хочешь, если я по-прежнему буду для тебя единственным любимым существом на свете. Твоя любовь дороже жизни...

ОНА утверждает, что я идиотка, что я слишком сильно тебя люблю, а мужчины презирают сильные чувства. Что я только подзадориваю и порчу тебя, а теперь ты начнешь относиться ко мне как к коврику под ногами и совершенно перестанешь со мной считаться. ОНА добавила, что даже не сочувствует мне, потому что таких идиоток нельзя жалеть, ведь ОНА меня много раз предупреждала. Ну и пусть. Я ЕЙ не верю.

Целую тебя.


Безнадежно расстроенная

«Шкода».



Мой по-прежнему любимый повелитель!

Я так расстроилась, что даже не сумела объяснить тебе свои мысли. Сейчас мне уже чуть полегче, потому что я верю в твои чувства. Этой верой, надеждой на тебя я и жива.

Ты должен понять, что от тебя я жду одного, а от НЕЕ совсем другого! Ну да, ОНА тоже таскала меня по Тухольским Борам и подвергала мою жизнь опасности, я переживала страшные потрясения одно за другим. Но это были кошмары, а не душевные страдания! И вела меня ОНА сама, умело, рассудительно, осторожно. Надо признать, что это ОНА умеет. Пусть даже ОНА загоняла нас в дурацкое положение – потом сама же и вытаскивала. Но от НЕЕ я ничего лучшего и не жду, а вот от тебя...

И после всех моих мук!..

Вот где источник моего разочарования. Ты, от которого я имею право ждать только добра и любви, безопасности, защиты и опеки! Ты обошелся со мной ничуть не лучше, чем ОНА! Когда ты поступаешь со мной так коварно, я переживаю во сто раз сильнее. Неумелая дура у меня за рулем – это пострашнее любого коняги, да что там – целого табуна! Ты понимаешь, каким это было для меня тяжелым ударом? Тем более что я сразу же вспомнила то ужасное путешествие к озеру.

Ты и ОНА – совершенно разные люди. Если ОНА мной рискует, ты должен меня утешать и радовать. Ты обязан всегда помнить обо мне! Я сделаю для ТЕБЯ все, что хочешь, но умоляю: обуздай свое легкомыслие и не причиняй мне таких страданий...

Целую тебя...


Твоя вконец расстроенная

«Шкода».



Мой единственный, горячо любимый хозяин!!!

Значит, ты меня все-таки любишь! Ты скатился по лестнице, как безумный, кинулся ко мне!..

Этот миг вернул мне утраченную веру в тебя! Ах, твоя любовь, такая страстная, горячая! Как ты побледнел, как дрожали твои руки, когда ты разгребал эти жестянки... как счастлив ты был, когда оказалось, что со мной ничего не случилось, что я жива и здорова! Как заботлив ты был, какие нежные слова мне шептал...

Как я испугалась! Еще бы, на меня обрушились сразу два огромных грузовика! Я понимала, что они обязательно столкнутся, а я стояла тут же и не могла шевельнуться, понимая, что оба они рухнут на меня! Я не погибла только чудом! Но весь испуг мгновенно прошел, когда я увидела, как ты выскочил из подворотни. Нет, к нелюбимому существу так не бегут!

Ты стоял около меня и отталкивал прочь ящики и жестянки, чтобы они не повредили меня, не поцарапали. Ты ни на секунду не оставлял меня одну! О, мой возлюбленный!

Не имеет значения, что ты потом уехал в эти дурацкие горы. Я отлично знаю, что ты очень не хотел оставлять меня здесь, но сделал это для моего же блага: ведь на скользких дорогах, обледенелых и заснеженных, на меня мог налететь какой-нибудь кретин, поцарапать и побить меня. Я от всей души ценю твою заботу. Мысль о ней позволяет мне легче переносить наше расставание, я только жалею, что ты не настоял на том, чтобы запереть меня в гараже Квятковского. Там бы я спокойно стояла и ждала тебя... Но, с другой стороны, я не могла бы писать тебе письма! Даже не знаю, что было бы лучше...

На НЕЕ я обижена и не могу слышать ЕЕ болтовни. Дело даже не в том, что ОНА говорит, а в том, КАК это говорится. ОНА заявила, будто тобой руководит не любовь, а страх, что в случае аварии я буду стоить дешевле. Ну и правильно, зачем же тебе бросовая вещь? Не понимаю только, почему ОНА говорила об этом так кисло. Ты же полюбил меня красивой, нетронутой, блистающей, в отличном состоянии. Ты гордишься моей красотой, ценишь мои достоинства! Разве ты мог бы любить старую развалину? Глупости! У НЕЕ совсем плохо с головой.

Ездим мы немного, потому что погода очень уж скверная. Один раз меня совсем засыпало снегом, в другой раз я основательно замерзла, но ОНА не забыла смазать все мои уплотнители глицерином, так что со мной ничего плохого не случилось. Правда, аккумулятор был недоволен, капризничал, но я хорошо воспитана и в благодарность за эти уплотнители заставила его работать, и мы с НЕЙ поехали.

Эти жалкие дурочки, которые претендуют на тебя, уже успели натворить глупостей. Две, Кикимора и та последняя блондинка. Они встретились со мной на улице, каждая по отдельности. Торчать возле машины в такую погоду они не могли, поэтому сунули мне за стеклоочистители записки. Разумеется, каждая отдельно и в разное время. ОНА вытащила эти записки и прочитала, при этом как-то странно выражаясь. Листочки ОНА не выбросила, а спрятала в сумочку, бормоча что-то про доказательства. Дескать, любезные соперницы сами на блюдечке предоставили ЕЙ нужные доказательства для решающего разговора с тобой. Вслух ОНА этих записок не читала, так что не знаю, что там написано. Наверняка меня это не касалось.

С мытьем огромные трудности. Из-за постоянной слякоти я выгляжу как форменная грязнуля и даже рада, что ты меня не видишь в таком состоянии. Каждые три-четыре дня ОНА моет меня у приятелей в гараже, но очень боится мороза. Тут ОНА права. После мытья никто меня не вытирает как следует, а если разгоряченной выехать на мороз – я обязательно заболею. ОНА уже готова совсем меня не мыть. Говорит, что, если в результате мытья со мной что-нибудь случится, ты от НЕЕ не отвяжешься. Я с удовольствием ЕЕ слушала. Я согласна быть самым грязным драндулетом, лишь бы только чувствовать твою заботу. Ничего, что ты увидишь меня в таком виде, зато потом сам вымоешь, вытрешь, отполируешь, – и я снова увижу в твоих глазах сияние восторга и гордости. Ах, как я жду этой минуты!

С нетерпением ожидаю хоть какой-нибудь весточки от тебя. Ты так убивался, что приходится оставить меня здесь, что сейчас, наверное, ни о чем кроме меня и думать не можешь. Невозможно, чтобы ты не позвонил, не спросил про меня, не проявил своей возродившейся любви! Прошло всего несколько дней, а как я по тебе соскучилась!

Целую тебя, мой возлюбленный!


Твоя почти совсем счастливая

«Шкода».



Мой драгоценный властелин!!!

Ты не обманул моих ожиданий. Я в упоении слушала ЕЕ рассказ, ОНА специально разговаривала со мной, словно чувствовала, какое наслаждение ОНА мне доставляет! Ах, какой скандал ты закатил ЕЙ по телефону за то, что ОНА вообще на мне ездит! Эти угрозы, предупреждения, расспросы обо мне – просто бальзам на мою душу! ОНА издевалась над этим, как могла... Подумаешь! Главное, что для тебя я – единственное создание на свете, о котором ты по-настоящему заботишься, которое ты действительно любишь! Можешь не сомневаться, я отвечаю тебе взаимностью!

– Он трясется над каждым твоим винтиком, как овечий хвост, – презрительно уведомила ОНА меня. – Если бы мог, на руках бы тебя носил!

Ах, ненаглядный, носи меня на руках, дрожи над каждым моим винтиком! Нет, лучше я тебя буду возить! И беречь все свои детали только для тебя!

Еще один тип подложил тебе свинью: сначала Квятковский, а потом этот, какой-то дебил. Ты его вряд ли знаешь, разве что в лицо. Он приехал оттуда, где ты сейчас. Он тебя видел и не придумал ничего лучше, как тотчас примчаться к НЕЙ и насплетничать. Вообще-то этот тип не примчался, а просто встретил ЕЕ в центре города и уселся ко мне в салон. Они разговаривали во мне, поэтому я все слышала.

Он сказал, что ты там с какой-то гурией – он так выразился – и живешь с ней в одном номере. Услышав незнакомое слово «гурия», я вздрогнула, но сразу успокоилась: если ты с гурией живешь в одном номере, значит, она – не автомобиль, и мне нечего беспокоиться. Так вот, якобы ты ухлестываешь за этой гурией просто сумасшедшим образом, говоришь всем, что она – твоя жена, но в это никто не верит, потому что за женой так не волочатся. Дословно повторяю то, что этот тип говорил. Я, правда, не все поняла. Волочиться можно на буксире, но речь вроде шла о чем-то другом. Так вот, ты с ней носишься как дурак с писаной торбой, а она нежится. И все ужасно дорого обходится. Так и было сказано.

ОНА даже не расстроилась, хотя огорчилась, я это почувствовала, и произнесла странные слова:

– В виде исключения на сей раз за свой счет, а не за мой. – ОНА говорила очень ехидным тоном, а ЕЕ приятель сказал, что ему очень приятно это слышать.

Потом ОНА поблагодарила типа за ценные сведения и сказала, что ЕЙ нравится четко знать, что есть что. ОНА вроде как даже была довольна, хотя этого я уж никак не могу понять. На всякий случай пишу тебе об этом.

Сначала о твоих делах, теперь о моих. Послушай, ОНА возила во мне КОТА! Кот – такое животное. Я пишу об этом с дрожью, ведь кот меня поцарапал! Правда, совсем слегка и почти не видно, но мне было очень неприятно. ОНА поехала за этим котом на Охоту, к своей подруге, я ее не знаю, первый раз в жизни видела. Дамы вынесли какую-то клетку и поставили ее на заднее сиденье, а сами сели впереди. Из клетки скоро вылез огромный кот (я знаю, что это кот, они его так называли) и начал по мне лазать. Вскарабкался на подлокотник, полежал у заднего стекла, потом слез и стал вытворять нечто невообразимое: драть когтями обивку! Я помертвела, а эти дуры даже внимания не обратили. Кот царапнул меня пару раз и все, но только потому, что мы уже приехали. Дамы вытащили кота, втолкнули его обратно в клетку и унесли. Я с облегчением вздохнула. Господи, как бы я была несчастна, если бы принадлежала ЕЙ! Неизвестно, что ОНА во мне возила бы! Ты бы так никогда не сделал. Хорошо еще, что все обошлось.

ОНА тебе не напишет, в этом я уверена. Обо всем, что здесь творится, ты можешь узнать только от меня, поэтому я постараюсь ничего не упустить. События довольно неприятные, но в основном касаются ЕЕ, а не меня.

К нам пристал пьяный. Он стоял у дома как раз, когда ОНА вышла и собиралась куда-то ехать. Был вечер, кругом – ни души. ОНА села в меня, а пьяный стал дергать ручку, чтобы тоже влезть. У НЕЕ достало ума не открывать ему дверь, ОНА просто опустила боковое стекло и спросила, чего ему надо. Он хотел куда-то ехать, неведомо куда, поскольку язык у него заплетался и непонятно было, что он мелет. Пьяница требовал, чтобы ОНА его подвезла. ОНА, естественно, отказалась, потому что пьяница был очень уж мерзкий и грязный, включила зажигание и собралась ехать, да не туг-то было. Пьяный рухнул мне на капот, и ОНА не могла двинуться прямо. Он вдобавок за что-то ухватился, поэтому даже задним ходом ОНА не сумела его стряхнуть. Я испугалась, что он поцарапает меня пряжкой от брючного ремня, но у него и ремня-то, наверное, не было. ОНА резко сдала назад, и пьяница свалился, но рук не разжал, прицепился и давай бежать за нами. Так мы доехали почти до конца улицы. Тут она резко газанула назад, пьяница отцепился, а ОНА на первой скорости поехала кружным путем, чтобы пьяницу не задавить. Еле мы от него убежали.

У нашего дома одна «варшава» сломала фонарь. Она мчалась под горку, как тот самый грузовик, и спровоцировала аварию. Я с самого начала знала, что она не впишется, но стояла на сей раз далеко от нее, в безопасности. ОНА поставила меня в самый конец стоянки, чтобы и другим место оставить. Оказалось, что ОНА очень умно поступила. «Варшаву» выбросило с поворота, она отлетела влево и сбила фонарный столб. Столб упал в двух метрах от меня.

Просто не верится, на какие глупости способны люди! Во всем виноват водитель, он вел машину как последний кретин, «варшаву» разбил и самому досталось на орехи. Его увезла «скорая помощь», так ему и надо. А ОНА теперь все время ставит меня в самом конце стоянки, потому что, говорит, кто его знает, когда мимо проедет очередной кретин.

По правде говоря, меня все это очень пугает, и я жду не дождусь твоего возвращения. В твоем присутствии мне ничего не страшно. Твои звонки по телефону поддерживают меня, я потерплю до твоего возвращения. Ах, возлюбленный мой, самый милый и дорогой человек на свете! Насколько же легче ждать, когда знаешь, что ты думаешь обо мне и заботишься даже издали. Я поняла, что только твое несчастное легкомыслие было причиной всех размолвок между нами, а когда ты осознал, что мог бы меня потерять...

Нет, теперь ничто не сломит мою веру в тебя и твои чувства! Эта гурия, за которой ты волочишься, меня не касается, ты ведь вернешься ко мне, безжалостно ее бросив! С женщинами можешь делать все, что хочешь, я ведь не ревную тебя к перчаткам или сумкам. Их у тебя много, а я одна! Я безгранично тебя люблю!

Целую тебя и радостно урчу мотором.


Твоя упоенно счастливая

«Шкода».



Мой дражайший господин и повелитель!!!

Значит, все-таки не ОНА – самый глупый человек на свете. Вчера мы встретили еще худшую идиотку, и чувство справедливости заставляет меня обо всем рассказать.

Погода стоит очень переменчивая, достаточно немного солнышка и ветра – и слякоть высыхает. Я нарочно пишу об этом с самого начала, чтобы ты не боялся, что я езжу по такой погоде. ОНА использовала солнечный денек, и мы поехали в Гроец, вроде бы по ЕЕ служебным делам. Мы уже возвращались, когда ОНА вспомнила, что оставила в той конторе папку с бумагами.

Точнее, дело было так.

Как ты сам знаешь, там холмистая местность. На подступах к Варшаве мы преодолели два холмика, дальше пошла ровная местность, и мы обе увидели, как кто-то толкает «фольксваген» в сторону Гройца. Тут ОНА вспомнила, что оставила папку с документами, и повернула обратно.

Мы снова увидели бабенцию, которая дотолкала «фольксваген» до подножия холмика, перед ней был пологий скат, и мы думали, что теперь мотор заведется, и она сядет в машину. ОНА даже успела мне сказать, что тут бы и сесть в машину... но ничего подобного не произошло. Бабенция продолжала толкать, и под горку у нее получалось лучше. «Фольксваген» разогнался, даже рванул хозяйку вперед. Потом вырвался у нее из рук и весело помчался по заснеженному шоссе. Мы поравнялись с этой чудачкой как раз в тот момент, когда она махала руками и вопила:

– Стой!! Ты с ума сошел?!! Ты что делаешь?! Подожди!

Не знаю, кто тут с ума сошел, явно не «фольксваген», который делал то, что нужно: набирал скорость. На шоссе он держался неплохо. Мы с НЕЙ слегка офонарели: остановились возле бабенции и таращились на «фольксваген», а он изо всех сил пытался удержаться на шоссе. Увы, ему это не совсем удалось. Он наехал колесом на ямку и свернул в сугроб. От сугроба отскочил, переехал через все шоссе и ткнулся в канаву на противоположной стороне. Слава Богу, ничего с ним не случилось.

Его хозяйка, которая толкала «фольксваген» под горку, стояла, словно окаменев. ОНА предложила дамочке подвезти ее вниз, та согласилась, и мы тронулись в путь. Дамы разговорились. Ты не поверишь! ОНА вежливо заметила, что садиться в машину надо было чуть раньше, на горке, а эта невиданная ослица страшно удивилась и спрашивает: «А зачем садиться?» Оказалось, ей даже в голову не пришло сесть в машину, она просто подумала, что под горку легче толкать, чем в гору. Она полагала, что машина разгонится и сама доедет до следующей горки. Да уж, разогналась!

На вопрос, почему автомобилистка собиралась всю дорогу толкать машину, та рассказала, что в гроецкой мастерской ей испортили мотор. Она выехала оттуда, а после горок, на ровном месте, мотор вдруг чихнул и перестал работать. Хозяйка даже заглянула под капот, но она в технике не разбирается, даже не знает, как мотор должен выглядеть. Вместо мотора она увидела под капотом большое колесо, а с ним рядом – какую-то палку, небольшую, так что вряд ли это мотор. Бестолковая тетка решила, что мотор украли, оставили только кусочек. Этот кусочек поработал и заглох. Автовладелица и решила дотолкать машину до мастерской и устроить там страшный скандал.

Вместо капота дама открыла багажник и показала «кусочек мотора». Оказалось, это монтировка. ОНА выслушала весь страшный рассказ до конца, и у НЕЕ дух перехватило. ОНА стояла и не могла вымолвить ни слова. Ты же знаешь, у меня тоже мотор сзади, поэтому ОНА поняла, в чем дело, взяла ключи у идиотки, попробовала включить зажигание и поняла, что у «фольксвагена» просто-напросто нет бензина. ОНА подняла капот и показала дурище, где должен быть мотор. Потом к НЕЙ вернулся дар речи, и ОНА пообещала отвезти хозяйку «фольксвагена» к бензоколонке, там ей одолжат канистру, и она заправит машину.

Так они и сделали. На бензоколонке мгновенно сообразили, с кем имеют дело, потому что вместе с канистрой сел парень из техобслуживания и мы довезли их до «фольксвагена». Там мы и оставили наших попутчиков, а ОНА поехала в Гроец, потому что снова забыла про папку с документами. В Варшаву мы возвращались другой дорогой, через Мщенов, потому что ОНА заявила, что с такой дурищей ЕЙ во второй раз встречаться не хочется и ради этого ОНА готова ехать хоть через Владивосток. Наверное, ОНА права.

Так что сам видишь. Оказывается, существуют женщины еще глупее НЕЕ. Я восхищаюсь самообладанием «фольксвагена». Как же надо любить свою, прости Господи, хозяйку, чтобы позволить столкнуть себя с горки и отпустить! Как детскую игрушку, ужас! Мне показалось, у него был вид смирившегося со своим несчастьем.

В результате мы приехали домой, когда уже стемнело, места на стоянке мы не нашли, и ОНА оставила меня на улице. Если погода испортится, меня всю забрызгают как не знаю что! До чего ж я этого не люблю! Вообще-то, между нами говоря, я предпочла бы иметь гараж. А если бы и ты поселился в этом гараже!..

Нет, я не могу так много требовать. Но мои чувства к тебе безграничны, и я хотела бы постоянно тебя видеть! Мне приятно даже просто ждать тебя, когда ты где-нибудь меня оставляешь и я знаю, что ты вот-вот вернешься...

Разумеется, не в тех случаях, когда по твоей милости я остаюсь в отвратительных условиях. Контраст между мечтой и действительностью... Сам понимаешь!

Целую и жду...


Навеки твоя

«Шкода».



Мой ненаглядный повелитель!!!

О, возвращайся скорее! Осталось всего четыре дня!!! Я знаю, мы поедем за тобой на вокзал. ОНА обещала даже выйти на перрон. Не знаю, почему ОНА так ядовито об этом говорит. Если бы я могла встретить тебя на перроне!.. ОНА говорит, что сделает тебе сюрприз, ЕЙ будет очень интересно на тебя взглянуть, когда ты выйдешь из поезда вместе со спутницей. ОНА говорит все это очень издевательским тоном, и я не понимаю, как ты должен реагировать, ведь ОНА для тебя ничего не значит! ОНА сказала, что ты даже не спросил ЕЕ, как ОНА себя чувствует, когда ОНА была такая простуженная и охрипшая, – ты спрашивал только про меня. Так и должно быть! Простуда у НЕЕ уже прошла, так о чем беспокоиться?

ОНА совершенно перестала обо мне заботиться. Совсем меня не моет, вчера таскала по каким-то страшным вертепам, царапнула днищем по камню... Не волнуйся, ничего не случилось, я прекрасно себя чувствую. Только вот грязная я невероятно. ОНА совсем не покупает мне бензина, сказала, что за четыре дня как раз проездит все, что есть в баке, а потом оставит меня для тебя без единой капли. Что ОНА, собственно, о себе воображает? Даже масло не проверяет, хорошо хоть, я мало его расходую, у меня еще есть в запасе. Возит каких-то типов с грязными ногами, ковриков на полу сроду не вытряхнет. Если ты не вернешься как можно скорее, я превращусь в свиной хлев!!! ОНА взбунтовалась и говорит, что не станет возиться с дурацким драндулетом... это я-то дурацкий драндулет!!! Сама ОНА дурацкий драндулет! Твердит, что ОНА не станет копаться на морозе, коль скоро у тебя есть теплый гараж – вот сам и возись! Недостойная мерзавка! ОНА никогда не заслуживала твоих чувств.

Я было собиралась ЕЙ отомстить и проколоть шину в каком-нибудь неудобном для НЕЕ месте, но ведь ОНА вполне способна бросить меня на улице с проколотой шиной до твоего возвращения! Тогда я не сумела бы поехать за тобой на вокзал. К тому же ОНА сейчас только в городе, никуда больше не ездит, ЕЙ и не было бы никаких неудобств! Придется терпеть!

Вернись ко мне скорее, я чувствую себя совсем покинутой и заброшенной. ОНА такая бессердечная! ОНА мне прямо сказала, что я всегда любила тебя, а не ЕЕ, ОНА об этом знает, потому и относится ко мне равнодушно. ОНА мне сочувствует, но не настолько, чтобы жертвовать собой. И уж наверняка ЕЙ не придет в голову чистить меня только для того, чтобы твоя очередная пассия не запачкала себе платьице. Дескать, все твои обожательницы пусть хоть в канализации утонут, ОНА и глазом не моргнет! Тут я с НЕЙ согласна...

Погода по-прежнему очень противная. Я бы хотела, чтобы ты завел собственный гараж, только для нас с тобой. Мне кажется, тогда я выглядела бы намного лучше...

Целую тебя и с нетерпением жду.


Твоя стосковавшаяся

«Шкода».



Мой ненаглядный, но такой жестокий повелитель!!!

Я больше не в силах выносить твою жестокость.

Знаю, что ты уехал по служебным делам всего на три дня, это письмо я даже не сумею послать, но ты прочитаешь его после своего возвращения. А не писать я не могу – меня переполняют чувства...

Неплохая была мысль – притвориться, что ты возьмешь меня с собой, а на самом деле оставить в гараже Квятковского. Я стою там, чистенькая и сверкающая, и все время размышляю. Очень тяжело на сердце...

Нисколько не сомневаюсь, что ты рассердился не на меня, а на НЕЕ. Но ты уязвил мое самолюбие, отказавшись сесть за руль. Ты должен был знать, что мой внешний вид ни о чем не говорит, стоит меня вымыть – и я снова буду красивая. Я думала, ты бросишься ко мне, поведешь меня сам своей любящей и нежной рукой, я с тоской ждала этой минуты. А что сделал ты? Даже не глядя на меня, равнодушно сел и сказал, что не станешь компрометировать себя за рулем такой дряни. Такой дряни!.. Это обо мне!

ОНА вела себя просто ужасно. Яд, который сочился из ее речей, ехидство – все это куда страшнее и хуже скандалов, которые ОНА тебе столько раз устраивала. Я чувствовала, как ты нервничаешь и сердишься все сильнее и сильнее. Хорошо, что ты отомстил ЕЙ, назвав престарелым цветочком, но зачем же вымещать злость на мне! Ты был так груб, мыл меня жесткой струей воды, вытирать меня поставил какую-то глупую деваху... Правда, ты меня сам отполировал, но потом!..

Ты оставил мои ключи Квятковскому! А я тебя так просила никогда больше этого не делать! Я боюсь Квятковского, а теперь оказалась полностью в его власти. Он очень грубо и жестко водит машину... хорошо, что ему не хочется пока в меня садиться: ведь потом пришлось бы меня мыть. Он даже не перекатывал меня на другое место. А ты снова не принял во внимание мои чувства. Неужели нужно попасть в аварию, чтобы твоя любовь вернулась?!

Квятковский все-таки ведет себя бестактно. Он пригласил в гости какую-то худую брюнетку – пусть, его дело, – но потом она стала выкидывать какие-то странные коленца, даже пнула меня в бампер. А Квятковский очень активно участвовал в этих ее коленцах. Они были у меня за спиной, я не видела, что они там делали, но, по-моему, то же самое, что и ты со своими барышнями. Хорошо, что ему не пришло в голову затащить ее в мой салон. Он, правда, доказал мне своим поведением, что все мужчины время от времени впадают в подобное умопомешательство, но уж меня-то он мог бы не впутывать в свои безобразия! Ему бы проследить, чтобы его девица меня не пинала!

Я верю в твою любовь, но мне не хватает нежности. Вот вернешься ты завтра, а как мне тебя встречать? Неужели меня ждут новые неприятности и разочарования? Нет, не может быть, ты поймешь, что это ОНА такая невыносимая, а не я. Я ведь не меняюсь, я существую для тебя!

Жду твоего возвращения...


Огорчённая, но всё ещё твоя

«Шкода».



Дорогой мой хозяин!!!

Не знаю, по-моему, это слишком...

Я стараюсь успокоиться, уговорить самое себя... ОНА все время твердит, что ты – ненадежная личность, что нельзя полагаться на твои слова, так как никогда не известно, насколько они отражают твои настоящие чувства и мысли. Я тоже в этом убедилась... Ты капризен и делаешь только то, что тебе хочется в данный момент. Может быть, ты хотел сделать пакость ЕЙ или как-нибудь подольститься к Барбаре? Зачем?.. Я знаю только одно: рана в моем сердце никогда не заживет.

Я вынесла Кикимору. Вынесла Кристину. Усилием воли простила тебе позорный эпизод в Тухольских Борах. Перетерпела Квятковского. Отреклась от собственного достоинства и позволила себя унижать, рисковала ради тебя здоровьем и жизнью... Ты для меня – все, мой мир, моя жизнь, я принадлежу тебе и люблю тебя. Твои чувства, сознание, что для тебя я – нечто единственное и исключительное, было мне наградой.

Ты отнял у меня и это.

Женщины... Какое мне дело до женщин, ведь никогда ни одна из них не заурчит для тебя мотором, не рванет с места, не помчит тебя со скоростью сто двадцать километров в час! Никто не будет слушаться тебя, как я. Ни одна из них меня не заменит!

Но эта «симка»...

Не столь даже важно, что ты говорил, неважно, что ты нашел в ней столько достоинств, – ты мог говорить так из вежливости. Уже случалось, что ты скрывал свои истинные чувства. Но я видела блеск твоих глаз, когда ты смотрел на нее, видела, как ты коснулся ее багажника... Если ты мне изменишь с ней...

Ты вонзил мне в сердце кинжал. Боюсь, такого мне не пережить. Что ты в ней нашел, скажи, ради Бога?! Она ничуть не моложе меня, это неправда, ее привезли из Франции в подержанном состоянии, это же сразу видно! У нее переставленный спидометр, она прошла вовсе не сорок тысяч километров, а целых семьдесят! Она сама мне проговорилась! О, с каким презрением она глядела на меня и какими глазами – на тебя! Я видела, что ты нравишься ей гораздо больше, чем муж Барбары, хотя тот любит свою «симку» очень нежно! Мерзкая, неблагодарная сука, показала свой характер... А ты смотрел на нее с таким же блеском в глазах, ты сразу с ней спелся...

ОНА тоже это заметила. Держалась ОНА очень равнодушно: на сей раз это касалось не ЕЕ, а меня. Только сейчас я понимаю, что все твои женщины были для НЕЕ тем же, чем для меня – эта мерзкая «симка». Ревность есть ревность... И цвет-то у «симки» какой противный – красный, вульгарный, наглый, вызывающий... А тебе нравится, я вижу, как твое сердце к ней тянется!

Если тебе так нравится ее цвет, может, сразу перейдешь на пожарные машины?

Ты сказал, что, естественно, предпочел бы «симку». Как это?! Значит, на мне ты ездишь за неимением лучшего? Выходит, я для тебя такое, барахло, что ли, которым ты довольствуешься лишь за неимением лучшего?!

Разве я заслужила такое отношение? Разве я хоть раз в жизни сделала тебе что-нибудь дурное? За что мне такие унижения и позор? Я слушалась тебя, любила, понимала с полуслова, полужеста... А ты?!

И ты сказал все это при ней... Ты опозорил меня в ее глазах. Когда я вспоминаю, как любила тебя, как счастлива я была возле тебя!.. Как ты меня любил, как счастлив был со мной... Ты защищал меня от града, переживал, когда возле меня столкнулись два грузовика, проверял, не ездил ли на мне Квятковский...

Сердце мое разрывается на части. Не может быть, чтобы чувства твои так безвозвратно угасли, это твой каприз, фантазия, плохое настроение... это скоро пройдет. Эта французская гиена вскружила тебе голову. Барбара с мужем разрекламировали ее, ты сам в этом убедишься и вернешься ко мне.

ОНА говорит, что любовь идет по дороге только с односторонним движением...

Какие невыносимые мучения!.. С той самой минуты ты ездишь на мне совершенно равнодушно, не обращая внимания на мои тоскующие взоры. Куда подевались нежные прикосновения, заботливые жесты! Ты держишь мой руль, как кусок бесчувственной деревяшки! Опомнись, приди в себя!!!

Не знаю, оправлюсь ли я от такого удара...


Твоя несчастная, отчаявшаяся

«Шкода».



Мой властелин!!!

По крайней мере, я еще могу тебя так называть... Ты мой единственный хозяин, я принадлежу тебе, и ничто не в силах этого изменить. Об остальном лучше не думать...

Я знаю, как ты бегаешь за ней, за этой отвратительной красной «симкой», и не изменил мне до сих пор просто потому, что не можешь. Тебя к ней пока не допускают. И это для меня утешение, только очень уж позорное.

Быть с тобой, быть рядом... Лишь это горькое счастье мне и остается. Хочешь не хочешь, но ты должен обо мне заботиться. Мыть меня, менять масло, полировать... Ты делаешь это в собственных интересах, не из любви ко мне, но это нас все-таки связывает. Ты ездишь со мной с прежним удовольствием, я чувствую, как радует тебя мой рывок с места, и тогда я ощущаю отголоски прежнего счастья...

ОНА утверждает, будто я отношусь к самой глупой категории женщин, которые говорят мужчинам: «Будь каким хочешь, только оставайся со мной!». ОНА меня презирает, за мою якобы рабскую натуру. ОНА-то сумела освободиться от своих чувств к тебе, от любви – или безумия? Но я не могу. Не понимаю, как ОНА могла променять тебя на другого мужчину, – мне это не под силу!

А все указывает на то, что ОНА уже нашла тебе замену. Тот самый тип, о котором я писала тебе из Сопота. Отсюда это ЕЕ неожиданной равнодушие к моей судьбе. Они вдвоем ездят на «пежо» этого типа. ОНА совершенно перестала о тебе думать. Может быть, тебе так даже удобнее, у тебя будет больше свободы. ОНА перестала к тебе придираться и устраивать скандалы. Хочет, чтобы ты вообще от нее ушел, и до сих пор не выгнала тебя только из-за меня. Отдашь ей те шестьдесят тысяч злотых, что ОНА на меня потратила, – и можешь выметаться. ОНА хорошо знает, что ты не примешь обратно те двадцать тысяч, которые вложил в меня, и не оставишь ЕЙ свою «шкоду».

Я и так все время чувствую себя твоей. В те дни, когда между нами не происходит ничего плохого, я начинаю надеяться. Ведь ты ко мне привязан, не может быть, чтобы ты от меня отказался... Сам убедишься, что ничто на свете не заменит тебе моих чувств!

Любовь – улица с односторонним движением... ОНА все время это повторяет. Не может быть. Не верю! Не хочу верить!

Ты оставил меня с НЕЙ на несколько дней, но я спокойно к этому отнеслась, потому что вижу, как «симка» ездит по Варшаве, значит, она не с тобой. Сегодня утром мы с ней встретились, и она сделала вид, что вообще меня не узнает. Потом мы встретились еще раз, после обеда, и ОНА поставила меня на стоянку подальше от этой красной гадины, поняла, что я не хочу с ней встречаться. Даже странно, как ОНА понимает мои чувства. Я отвыкла от такой заботы...

ОНА поставила меня подальше, и нас разделил зеленый «пежо», потому что люди собирались компанией: Барбара с мужем и ОНА с мужчиной из Сопота. Я называю его так, чтобы ты знал, о ком речь, на самом деле он из Варшавы. Они все пошли пить кофе в ресторан гостиницы «Европейская», а мы остались на стоянке. Ты не представляешь, как себя вела' эта красная шлюха! Разве что на голову не вставала, чтобы привлечь внимание «пежо», но он сразу ее раскусил и относился к ней, как к грязи под ногами. Он знал, что делает.

А вот со мной он был чрезвычайно любезен. Сказал, что заинтересовался мной еще в Сопоте, но как-то не было случая познакомиться. Он был очень рад нашей встрече и надеется, что они будут повторяться в дальнейшем. Должна тебе признаться, что его тактичный интерес очень меня растрогал, он вел себя со мной, как с настоящей дамой.

Не то, что ты! Я была очень ему благодарна, даже настроение улучшилось. Я подумала: может, и ты опомнишься и заметишь, что я тоже чего-нибудь да стою. Я поняла, как велика моя любовь к тебе, потому что чем больше «пежо» за мной ухаживал, тем больше я жалела, что это не ты...

Если бы не ты, я бы заинтересовалась им еще больше, поскольку он мне очень" симпатичен. Но ты затмил собой весь мир...

После того, что я пережила с тобой, меня уже ничто не потрясет. Я почти спокойно перенесла несчастный случай с фургоном Польского Радио и Телевидения. Фургон ехал довольно быстро, вдруг откуда ни возьмись на мостовую выскочил какой-то малый. Понятия не имею, откуда он взялся. Фургон отскочил влево, и в ту же секунду из ворот слева выехал джип. Чтобы не столкнуться с джипом, фургон свернул еще круче влево, чтобы объехать джип сзади, но не сумел и столкнулся с фонарным столбом. И замер.

Мы успели притормозить, джип тоже. Водитель фургона остался невредим, выскочил из кабины и помчался вдогонку за парнем, из-за которого и случилась авария. Парню было на вид лет восемнадцать, взрослый уже, но форменный кретин: вместо того, чтобы убежать, он еще стоял и смотрел на аварию, и только потом бросился бежать. Водитель его догнал и чуть не разорвал на кусочки. Надорвал ему ухо, подбил глаз и выбил зуб. И правильно! Водитель вступился за свой фургон, который погиб по вине этого дурня. Милиция появилась молниеносно, первая патрульная машина возникла случайно. Стражи порядка вырвали парня из рук водителя и занялись машинами.

И тогда выяснилась страшная вещь: оказалось, что фургончик замкнуло на городскую осветительную сеть, и всякого, кто пытался дотронуться до его корпуса, било током. Водитель рвал на себе волосы, милиция не знала, что делать. В конце концов отключили электричество на всей улице, оттащили фургон от столба, и все постепенно пришло в норму. Приехала аварийная бригада энергосети, что-то там починила, а милиция принялась отлавливать свидетелей.

ЕЕ тоже записали в свидетели, и теперь ЕЙ придется выступать в суде. Не понимаю, почему ЕЙ, а не мне, я-то ведь все видела гораздо лучше. Кроме того, ОНА до смерти испугалась и наверняка в суде все перепутает. Я была почти спокойна. Мои внутренние переживания сделали меня равнодушной к чужим трагедиям.

ОНА права, я сошла с ума. Прошло два дня, а я так тоскую по тебе! Хотя знаю, что меня не ждет ничего хорошего, что ты всякий раз будешь снова убивать мои надежды и отравлять мое убогое счастье. И все-таки... Лучше терзаться и страдать рядом с тобой, чем спокойно жить вдали от тебя. Я должна быть рядом, чувствовать тебя, касаться, ощущать на себе твою собственническую гордость.

Как меня терзает страх, что ты встретишь в своих скитаниях эту французскую красную куртизанку!

Ах, как ты меня некогда любил!..

Если бы ты мог вернуть мне хотя бы половину твоих давних чувств...


Вечно твоя, несчастная

«Шкода».



Несчастье моё, злой, но всё-таки любимый!!!

Да, я не боюсь признаться, какое удовольствие доставила мне ярость этой красной шлюхи! Я даже не собираюсь прилично выражаться в ее адрес. Она очень злилась и чувствовала себя униженной, так ей и надо, потому что она все время охотилась за тобой, а за ее руль села ОНА. Просто так, из каприза, чтобы проверить, как эта драндулетина ездит. Именно так ее обозвали Барбара с мужем и ОНА. Я прекрасно знаю, что в первую секунду красная дрянь не собиралась слушаться, но потом вспомнила, что ОНА как-то связана с тобой и может на нее настучать. Поэтому «симка» вовремя опомнилась и завелась. Из шкуры вон лезла, чтобы выпендриться. ОНА похвалила «симку», но без всякого энтузиазма, поэтому я не обиделась. ОНА может хвалить все, что угодно, ведь не из-за НЕЕ я страдаю. Ты, твои мысли, твое мнение...

Хочу напомнить тебе, что ты у меня первый. Никто не касался меня до тебя. А у нее ты будешь третьим... Третьим! Неужели ты этого добиваешься: стоять в очереди охотников сесть за ее руль, куда она пускает всех без разбору?!

Мало того. Об остальном напишу тебе с огромным злорадством, у меня есть право на такие чувства. Я уверена, что красная выдра скроет от тебя это происшествие, а я тебе расскажу все как есть. Интересно, что ты почувствуешь после такой компрометации обожаемой «симки»!

Мы поехали в какую-то деревню, не помню ее названия. Я все время думала о тебе, даже не замечала дороги. Барбара с мужем купили там кусок земли с кособоким домишкой. Они не уверены, что лучше: снести домишко и построить нормальный новый дом или отремонтировать старый. Туда отправились несколько человек, в том числе и ОНА. ОНА прибыла последней, потому что выехала позже. Они все собирались осмотреть участок, а потом переночевать в гостинице, которую устроили в старом замке.

На месте все оказались поздно вечером, уже темнело. Мы подъехали к ограде дворцового парка. Изумительный парк, даже вспоминать его – наслаждение. ОНА уже выбрала место на стоянке, нацелила меня туда, но вдруг подняла голову—и резко сдала назад. Я не поняла почему, пока не увидела, как там, на стоянке, маячит красная «симка». Какое облегчение, что ОНА поставила меня подальше от этой мерзавки! ОНА что-то бормотала себе под нос, я расслышала только последние слова:

– ...надо их предупредить, а то эти птеродактили уже расселись по деревьям...

Ну да, деревьев там было много, я стояла как раз между ними. Я посмотрела на деревья, пытаясь понять, о чем ОНА говорит.

Ах, какое дивное было зрелище! На деревьях сидели огромные птицы, знаешь какие? Павлины! Великолепные роскошные павлины! По крайней мере три штуки. Как раз над этой красной нахалкой. Я знаю, что означает присутствие птиц, и сердце у меня забилось от радостной надежды...

Муж Барбары пришел не скоро, а Барбара – еще позже. Из их разговора я поняла, что они потеряли друг друга и не могли найти. ОНА отчаянно их искала, чтобы предупредить насчет павлинов, но не успела. Муж Барбары вывел «симку» из-под деревьев и поставил со мной рядом, но на сей раз я была даже довольна. Муж Барбары ругался в темноте, что нет воды, а до утра все засохнет! Давно не слышала таких приятных слов!

Я с нетерпением дождалась рассвета, а потом не могла отвести глаз от «симки». Какое зрелище! Ее загадили сплошь, ровным ковром, словно специально старались. Никогда бы не поверила, что птицы на такое способны! Казалось, на дереве сидели коровы. Фантастика! Крыша, переднее и заднее стекло, капот, багажник... Потрясающе!

Эта красная молчала, но едва не лопнула от злости! На нее все смотрели с омерзением. Она пережила позор столетия! Есть все-таки на свете справедливость.

К тому же муж Барбары оказался прав, к утру все засохло. На месте воды не было, они сперва принесли ее в ведре и пытались размочить эту гадость, но не получилось, только переднее стекло оттерли, остальное не поддалось. Кульминацию спектакля устроил нам один тип. Он подошел, оглядел «симку» вытаращенными глазами и спросил:

– Уважаемый, как это вы ухитрились? В хлеву, что ли, машину поставили?

Муж Барбары рассердился, а потом махнул рукой. Пришлось ему ехать на «симке» в том виде, в каком она была. Он еще раз пытался ее отмыть на своем участке, там у них есть колодец, но Барбара его уговорила мыть машину только после возвращения домой, в гараже. Так что твоя «симка» через весь город проехала по уши в дерьме.

И что, ты все еще о ней мечтаешь? . Меня это событие очень порадовало. Как бы ты ни был в нее влюблен, такое происшествие не может не оказать своего влияния! А я чистая и белая...

Надежда умирает последней. Невзирая ни на что... Ты меня унижал, пренебрегал мной, но я все надеюсь. Даже если произошло то, что предсказывала ОНА, и ты бесповоротно меня разлюбил, я все-таки принадлежу тебе. Ты связан со мной, я еще покажу тебе, на какие чудеса я способна, ты меня оценишь по достоинству. И в тебе возродится любовь ко мне... Я жду тебя...


Твоя измученная

«Шкода».



Мой злой и безжалостный...

ОНА говорит, что лак на этой красной выдре начнет трескаться, потому что птичий помет очень едкий.

Крыло ты помял мне от небрежности, тут я не обманываюсь. Ты торопился. Я тебе наскучила, ОНА была права. Я принадлежу тебе только чуть больше года, а уже наскучила...

При этом ты был зол на меня, а не на себя. А ведь я изо всех сил старалась тебя предупредить, показать, что ты поступаешь неправильно! Но ты больше не обращаешь на меня внимания, совершенно перестал меня чувствовать. Хорошо, что до завтрашнего дня меня вылечат, мной занялись очень основательно, и завтра ты меня заберешь.

Мне до смерти обидно, но лучше уж быть с тобой, что бы ты ни делал. Даже если ты будешь устраивать такие сцены, как эта последняя...

У меня просто дыхание перехватывает. Я повторяю себе, что ты все равно ко мне вернешься. Поневоле, но все-таки. И ты так ко мне привык, что тебе даже не надо стараться меня вести, я сама еду. По правде говоря, не перечесть, сколько у тебя было бы аварий, если бы не мои старания...

Я вспоминаю этот кошмарный миг. Сама поворачиваю кинжал в сердечной ране. ОНА называет это мазохизмом. А у меня перед глазами все одно и то же…

Ты дорвался до нее. Блеск твоих глаз, почти сладострастный. Ты рванулся за ее руль, словно к мечте всей твоей жизни, словно без нее ты не можешь жить! И ее триумфальный рывок вперед!.. Да вранье все это, показуха: это она один раз, специально для тебя постаралась! Это она тебя соблазняла! Она сразу же исчерпала все свои возможности, не думай, что так будет всегда!..

Разве ты не понимаешь, как она себя ведет? Эти подмигивания фарами, посверкивание лаком, а уж педали она подсунула бы тебе чуть не под нос, если бы могла! И рычаг коробки передач... а ведь вторая скорость у нее заедает, да, заедает! И она сама к тебе лезет, вульгарная, бесстыдная, никакого самолюбия! Неужели тебя это не коробит?!

Меня утешает только одно: если ОНА говорит правду и ты по натуре изменчив, то и эти твои чувства могут оказаться непостоянными, и твоя пурпурная красотка тебе тоже скоро наскучит, а я пережду: я ведь принадлежу тебе навсегда. Я пережду, стиснув зубы, и ты еще убедишься, что это я – твое счастье.

Может быть, ты начинаешь это понимать. Проводив свою красотку пламенным взглядом, ты повез меня в гараж, велел сделать мне полный техосмотр, сам внимательно все оглядел. Нежности в тебе не ощущалось, но была хотя бы забота. Может, все-таки?.. Вдруг «симка» не более чем мимолетный эпизод?

Мне будет очень трудно жить. Я никогда не смогу быть такой беззаботной, как раньше. Но ради тебя, ради жалкой радости служить тебе я готова на все и вынесу самые страшные мучения. ОНА говорит, что я не должна тебе об этом говорить, я должна скрывать свои чувства, иначе у тебя будет оружие против меня. Иначе ты будешь об меня ноги вытирать. А я-то всегда хотела дать тебе чувство безопасности, уверенности... Делай что хочешь, я все равно останусь с тобой!


Твоя верная

«Шкода».


Продать?.. Меня – продать?!!!

Нет, наверное, я ослышалась. Не может быть, чтобы ты сказал такие страшные слова. Ты можешь меня продать?!!!

Это... это просто невозможно. Это слишком ужасно. Это противоестественно. Наверное, мне приснился кошмарный сон.

Это ОНА выдумала. Непонятно, зачем и почему. ОНА тебя оболгала, очернила тебя в моих глазах, я не верю в такую чудовищную ложь. Ты не мог такое сказать!

Продать меня...

И все-таки... Я убедилась, что это правда. Ты на самом деле собираешься меня продать...

Не могу в это поверить! Я совершенно разбита и подавлена. Внутри все окаменело... Катаклизм, после которого жизни уже не будет. Продать меня...

Продать меня, чтобы... Я даже выговорить не могу! Это бред, кошмар: продать меня, чтобы купить красную «симку»!!

Ты сам это сказал. При мне. Ты уточнил свой план в деталях. Даже теоретически это было недопустимо. Но это реальный план...

Мир лежит вокруг меня в руинах. Ты меня продаешь...

Нет, я не могу с этим смириться! Не могу с этим жить!!! Я должна принадлежать тебе!.. Я пыталась представить себе жизнь без тебя... не могу. Черная бездонная пропасть.

Я должна немного успокоиться.

У меня осталась одна, последняя надежда. Как низко я пала... Надежда, что твой брат не сможет одолжить тебе денег и сделка не состоится. Я согласна принадлежать тебе даже против твоей воли, лишь бы быть с тобой...

Ненавижу твоего брата...

Значит, ты решил меня продать.. Мне все время кажется, что это бред, кошмарный сон, от которого я вот-вот проснусь. Мазохистский кошмар, который я сама и выдумала... Нет, мне такого не выдумать!

Безумно ненавижу твоего брата. Он – соучастник преступления... Я жду, когда ты вернешься от него, и желаю ему всего наихудшего. Я прекрасно знаю, почему ты поехал к нему поездом, не взяв меня с собой. ОНА жестоко открыла мне всю правду, пелена спала с моих глаз. Погода уже не такая плохая, но ливни случаются часто. Ты боишься, что мог бы меня разбить и я потеряла бы товарный вид и ценность. А при этой сделке тебе дорога каждая тысяча злотых. Вот почему ты меня оставил. Ты же знаешь, что ОНА водит меня лучше тебя, ну а в случае чего возместила бы ущерб из своего кармана. Ах, лучше бы ЕЙ меня убить!..

ОНА говорит, что ты и раньше принимал это во внимание. Потому обо мне и заботился, что уже давно намеревался меня продать. ОНА удивляется, что ты ездил на мне в Плоцк, ЕЙ ведь не известно, что я все время стояла в гараже Квятковского. При виде этой красной гадины ты все окончательно решил. А я-то, дура несчастная, верила, что ты меня любишь...

Я начинаю ЕЙ верить.

ОНА говорит, что при продаже... какое страшное слово!.. заберет все деньги, которые в меня вложила. ОНА не собирается давать тебе ни гроша, потому ты и поехал к брату. Я не ожидала, что ОНА окажется такой порядочной по отношению ко мне, и мое разбитое сердце преисполнилось благодарностью.

«Пежо» проводит со мной много времени. Почему-то его общество делает весь этот кошмар не таким мучительным. «Пежо» меня утешает, говорит, что его тоже продавали, у него уже второй хозяин и, если бы твоя сделка выгорела, мы бы с ним жили вместе. Меня собирается купить сосед его хозяина, а в гараже у них есть еще одно свободное место. Для меня это могло бы стать даже поводом для радости... Смешно: я – и радость! Однако «пежо» понимает мое отчаяние и очень сердечно со мной обращается, мне даже неприятно, что я не могу ответить на его доброту так, как он того заслуживает. Потому что он заслуживает большего, чем осколки сердца, разбитого тобой.

Ты решил меня продать...

Завтра ты вернешься из Вроцлава. Завтра решится моя судьба...

Как страшна смерть последней надежды!


Пока твоя...

«Шкода».



Мой обожаемый, единственный властелин!!!

Да, единственный. Я знаю, что говорю. Ты навсегда останешься моим единственным хозяином, потому что я не смогу без тебя жить.

Ты же видишь, я уже спокойна. Я слышала все, ты с дьявольской жестокостью говорил обо всем при мне, в моем салоне. Я знаю, что ты договорился с братом, погода установилась великолепная, послезавтра ты поедешь к нему за деньгами. Ты поедешь на мне в последний раз, это прощальное путешествие. А потом сразу вернешься и завладеешь своей вымечтанной, роскошной красной «симкой»...

Нет, об этом я думать не буду. Хочу до конца сохранить свои чувства к тебе, свою любовь, которая при мысли о «симке» могла бы превратиться в ненависть. Я любила тебя всю свою жизнь, верно и безгранично, и буду любить даже в смертный час.

Я решила покончить с собой, и мое решение бесповоротно. Не бойся, я все устрою так, чтобы с тобой ничего плохого не случилось. Ты ничего не потеряешь, я ведь застрахована. Эта наша последняя поездка будет прекрасным поводом.

Сам видишь, я осталась тебе верна до конца, не то что ОНА ОНА от тебя категорически отреклась и связалась с этим типом из Сопота. ОНА счастлива. Действительно счастлива, ОНА не притворяется. Говорит, что ты – всего лишь мрачный эпизод , очень противный и дорогостоящий, который длился в три раза больше, чем нужно. ОНА все уверяет меня, что мне надо последовать ее примеру и выбросить тебя из головы, что ты неверный, эгоистичный, лишенный сердца лгун, бабник, шантажист, альфонс и ловелас. Может быть, ОНА и права, ты такой и есть, но какое мне до этого дело? Для меня ты заслонил весь мир, был моей жизнью, единственным моим счастьем, и никто после тебя ко мне не прикоснется.

ОНА говорит, что я веду себя как типичная представительница своего пола. Все женщины страстно мечтают о «последних разговорах по душам» со своими мужчинами, а мужчины избегают этих разговоров как огня. Я тоже хочу с тобой поговорить. Это и есть мой последний разговор с тобой...

Я бы хотела, чтобы мы погибли с тобой вместе, но это слишком эгоистичное желание. Ты предпочитаешь жизнь, а мое отчаяние тебя совершенно не касается. Значит, я погибну одна, потому что без тебя жизнь мне не в жизнь. Я даже чувствую огромное облегчение при мысли, что прекратятся наконец мои страдания и жуткая боль в сердце.

Я все устрою еще по дороге туда. Если бы я выбрала обратную дорогу, ты был бы уже при деньгах, а в суматохе после катастрофы их у тебя могли бы украсть. Я хочу остаться верной тебе до конца, позабочусь не только о твоей жизни, но и о твоем имуществе.

Правда, я с трудом подавляю мстительную, ядовитую мысль: если бы у тебя украли полученные от брата деньги, ты бы не мог купить «симку»... Я с презрением отметаю эту мыслишку. Я не могла бы сама себе в глаза смотреть, поступи я подобным образом! Любовь к тебе – это мое счастье, и ее я хочу сохранить до конца.

ОНА говорит, что у меня в голове каша. Любовь к тебе – это не счастье, а крах всей жизни и отчаяние. Ты стремишься быть любимым только для того, чтобы издеваться над любящим существом, потому что такой уж у тебя паршивый характер. К тому же из этого существа тебе непременно нужно доить разные услуги и подарки, изменять любимой, обманывать ее направо и налево, притом очень небрежно, поскольку тебе лень придумать что-нибудь правдоподобное в свое оправдание. Тогда ты стараешься полностью подчинить и подавить любимую, чтобы она и пикнуть не смела. Это ОНА так говорит. Ну да, я помню, сама слышала от тебя подобные высказывания. Ты говорил с Квятковским насчет укрощения строптивых. Я ведь тебя предостерегала, что с НЕЙ у тебя номер не пройдет. ОНА не рвется на роль жертвы. И теперь говорит, что я-то – первоклассная жертва и ты не преминул этим воспользоваться.

Я даже не спорю с НЕЙ. Возможно, ОНА права, ведь ОНА так хорошо тебя знает. Ну и что?

Мне кажутся прекрасными даже твои недостатки. В моих глазах у тебя их просто нет. Ведь я с самого начала хотела тебе служить, это и была цель моей жизни.

Прощай, мой возлюбленный. Я все тебе прощаю. Даже то, что ты добился своего и изменил мне с этой красной потаскушкой. Теперь это не имеет ни малейшего значения.

Никто и никогда не будет тебя любить, как я.

Целую тебя, мой дорогой, в последний раз.


Навсегда твоя,

несчастная и влюбленная «Шкода».


* * *

В прессе появилась заметка:


На шоссе между Сохачевом и Лодзью произошла необычная и весьма внушительная автокатастрофа, которая повергла в изумление всех свидетелей. Едущую со скоростью девяносто километров в час "Шкоду " 1000 MB на совершенно прямом и ровном участке трассы вдруг резко занесло на сухом гладком асфальте. Без малейшего повода она вдруг потеряла управление. Наискось сползая на левую сторону шоссе, она, не уменьшая скорости, врезалась прямо в едущий навстречу грузовик. Водитель грузовика, безнадежно пытаясь избежать катастрофы, в результате столкновения съехал в неглубокую придорожную канаву. Там он остановил машину. У водителя возникли все симптомы шока. Грузовик пострадал незначительно, а "шкода " прекратила свое существование и превратилась в груду металлолома.

В фургоне, ехавшем за грузовиком, оказались свидетели дорожно-транспортного происшествия, которые следующим образом описали случившееся:

" Шкода " мчалась быстро, но абсолютно по прямой, ничто ее не подтолкнуло, все выглядело так, словно она специально полетела на грузовик. В момент удара из нее вылетело все, что было в салоне, во главе с водителем, а сама она вертелась на месте и билась о прицеп грузовика, пока от нее не остались рожки да ножки. Водителя выбросило на обочину, в большую груду песка, и он остался там лежать.

Приехала "скорая помощь " и милиция, водителя "шкоды " отвезли в больницу, где он, к немалому изумлению медперсонала, оказался целехонек, без малейших ссадин и повреждений. Сначала он потерял сознание, но уже через несколько минут пришел в себя и прекрасно себя чувствовал. Врачи не могли в это поверить и провели ряд исследований, боясь, что у жертвы аварии сотрясение мозга. Однако исследования только подтвердили замечательную физическую форму водителя.

Состояние водителя грузовика было намного хуже, он оправился от шока только через три дня. Все это время водитель упрямо и лихорадочно утверждал, что содержимое салона «шкоды» вылетело из нее не в момент удара, а за секунду до этого

– Сперва все из нее вылетело, а потом она ка-а-ак бабахнет в меня!– настаивал он с безумным блеском в глазах. Он также утверждал, что "шкода " специально набросилась на его грузовик. Благодаря интенсивной терапии на четвертый день он прекратил нелепые высказывания и почувствовал себя лучше

Водитель "шкоды " объяснил, что за секунду до аварии наступила какая-то таинственная блокировка рулевых тяг, и он не мог предотвратить столкновение Механик, исследовавший исковерканный автомобиль, не нашел следов странного дефекта Причина аварии не установлена

Оба автомобиля были застрахованы



Уважаемая бывшая дама моего бывшего владельца!

Как ТЕБЕ известно, мои сердце, мозг и другие важные органы находятся сзади. Невзирая на все усилия, мне не удалось их уничтожить, поэтому я жива. Мне сделали серьезную операцию, у меня новое днище и новый корпус красивого бежевого цвета. Я совершенно непохожа на себя прежнюю.

И не только внешне. Я пишу, чтобы рассказать ТЕБЕ, что ТЫ от начала до конца была права. Я жива, и ТЫ не представляешь себе, насколько я радуюсь жизни. Наверное, у меня было умопомрачение или Бог знает что, если я решилась на самоубийство из-за мужчины! Какая глупость!..

Хочу извиниться перед ТОБОЙ за мое дурацкое упрямство и вообще за все то, что я когда-либо делала ТЕБЕ наперекор. Я очень раскаиваюсь и надеюсь, что ТЫ сможешь простить мне мою чудовищную глупость. Иногда мне казалось, что ТЫ меня понимаешь и относишься ко мне сочувственно. Поэтому сейчас я осмеливаюсь рассчитывать на ТВОЕ великодушие.

К своему теперешнему хозяину я очень привязана, он симпатичный человек, и я верно ему служу, но не это главное. «Пежо» остался мне верен, даже сказал, что теперь я ему больше нравлюсь, потому что он обожает бежевый цвет. И меня он тоже обожает. Наконец-то я смогла оценить его чувства и ответить ему взаимностью. Я собираюсь за него замуж. Это очень легко сделать, мы ведь живем в одном гараже.

Наверное, ТЫ не знаешь, что автомобили могут заключать супружеские союзы. Я выдам ТЕБЕ эту тайну. Брак заключается в обмене кислотой из аккумуляторов и лампочками. Если сходство натур велико, машины обмениваются еще и моторным маслом, свечами и тормозной жидкостью. Потом поженившиеся машины составляют семью и все знают друг о друге, даже если находятся в разлуке: важна не материя, а дух. Если владельцы заменяют обмененные детали на новые, это значения не имеет. Случаются и разводы, но очень редко, потому что машинам надо встретиться и отдать друг другу все то, чем они обменялись. Такое не всегда возможно.

От моего жениха «пежо» я иногда получаю известия о ТЕБЕ, потому что он часто с ТОБОЙ видится. Он очень рад, что ТВОИ отношения с его хозяином сложились так хорошо. Я от души ТЕБЯ поздравляю. Только сейчас я на самом деле понимаю все чувства, к которым когда-то относилась бездушно и глупо...

Кстати, я видела красную «симку» в городе. Зад у нее весь помят, правое переднее крыло поцарапано и вдавлено. Жизнь ей медом не кажется, и это должно ТЕБЯ утешить не меньше, чем меня.

Начинается новое лето, всего лишь второе в моей жизни. За год я пережила больше, чем иные за десять лет. Я очень повзрослела. Я счастлива, что живу на свете, и рада, что ТЫ, как я понимаю, разделяешь это мнение.

Желаю ТЕБЕ огромного счастья!


Заново родившаяся

«Шкода».



{ 01 }

Я знаю, что в «Словаре польского языка» есть только слово «измучила», но мне оно кажется недостаточно выразительным.


Оглавление

  • Мой возлюбленный хозяин!!!
  • Обожаемый господин и повелитель!
  • Мой драгоценнейший властелин!!!
  • Мой обожаемый господин и повелитель!!!
  • Мой обожаемый властелин!!!
  • Мой обожаемый властелин!!!
  • Мой обожаемый повелитель!
  • Мой обожаемый господин и повелитель!!!
  • Мой обожаемый владыка!!!
  • Мой дражайший властелин!!!
  • О, мой возлюбленный властелин!!!
  • Мой ненаглядный повелитель!!!
  • Ах ты злой, подлый, обожаемый властелин души моей!!!
  • О мой властелин, пока, увы, любимый!!!
  • Мой обожаемый владыка!!!
  • Дражайший мой повелитель!!!
  • О мой повелитель, злой, подлый, но по-прежнему любимый!
  • Мой по-прежнему любимый повелитель!
  • Мой единственный, горячо любимый хозяин!!!
  • Мой драгоценный властелин!!!
  • Мой дражайший господин и повелитель!!!
  • Мой ненаглядный повелитель!!!
  • Мой ненаглядный, но такой жестокий повелитель!!!
  • Дорогой мой хозяин!!!
  • Мой властелин!!!
  • Несчастье моё, злой, но всё-таки любимый!!!
  • Мой злой и безжалостный...
  • Мой обожаемый, единственный властелин!!!
  • Уважаемая бывшая дама моего бывшего владельца!
  • X