воспоминания

Станислав Ростоцкий. Счастье – это когда тебя понимают [litres]

В этой книге собраны дневники Станислава Иосифовича и обращенные к нему письма.

Ничего, кроме нас

Элис Берне — редактор, работающая над рукописью, посвященной теме семьи и вины, которая толкает героиню в пучину воспоминаний.

Барракун. История последнего раба, рассказанная им самим

В XIX веке в барракунах, в помещениях с совершенно нечеловеческими условиями, содержали рабов. Позже так стали называть и самих невольников.

Волк среди теней [litres]

Постапокалиптический фэнтези-вестерн с библейскими мотивами – от автора, подарившего имя премии героического фэнтези, которой были награждены Ротфусс, Хобб и Сандерсон.

Рейх. Воспоминания о немецком плене, 1942–1945

Плен во время войны — событие, которое ставит солдата в сложное положение, часто подразумевающее угрозу со стороны не только противника, но и своего государства, и в то

Мои воспоминания. Под властью трех царей [сборник]

В книге впервые собраны практически незнакомые русскому читателю воспоминания последней гофмейстерины императорского двора Елизаветы Алексеевны Нарышкиной (1838–1928).

Лавкрафт. Я – Провиденс. Книга 2 [litres]

Эксцентричный затворник из Провиденса. Смелый путешественник. Отец современного сверхъестественного ужаса.

Почти серьезно…и письма к маме [litres]

Юрий Владимирович Никулин… За этим именем стоят веселые цирковые репризы («Насос», «Лошадки», «Бревно», «Телевизор» и другие), прекрасно сыгранные роли в любимых всеми фильм

Поколение постпамяти: Письмо и визуальная культура после Холокоста [litres]

Возможно ли помнить не свое, а чужое прошлое? Как историческая травма влияет на жизнь тех, кто не был современником катастрофических событий?

В преддверии судьбы. Сопротивление интеллигенции [litres]

Первая книга автобиографической трилогии журналиста и литературоведа, председателя правозащитного фонда «Гласность», посвященная его семье, учебе в МГУ и началу коллекционир

Страницы

X