Пол Андерсон - Сломанный меч

Сломанный меч 473K, 178 с. (пер. Переводчик неизвестен)   (скачать) - Пол Андерсон

Пол Андерсон
Сломанный меч


Глава 1

Жил человек по имени Орм Сильный, сын Кетила Асмудсона, землевладельца с юга Ютландии. Их род поселился там с незапамятных времен и содержал огромные поместья. Жену Кетила звали Асгерд, она была дочерью Рагнар Хэарибрикс. Так что Орм вышел из хорошей семьи, но, будучи пятым сыном у своего отца, не мог претендовать на большое наследство.

Орм с детства любил море и как только достаточно подрос, почти каждое свое лето проводил в плаваниях с викингами. Он был еще молод, когда умер Кетил и фермой стал управлять старший из братьев — Асмунд. Но однажды, когда Орму минуло двадцать зим, он подошел к брату и сказал:

— Вот уже несколько лет ты владеешь здесь, в Гиммерландии, тем, что принадлежит всем нам. Остальные тоже хотят своей доли. Но если мы разделим земли на пять частей, да еще выделим приданое для наших сестер, мы станем обычными, мелкими землевладельцами и никто не вспомнит о нас после нашей смерти.

— Ты прав, — ответил Асмунд. — Нам лучше держаться вместе.

— Да, но я не хочу быть пятым человеком у одного руля, — сказал Орм, — и поэтому я тебе предлагаю вот что: дай мне три корабля с оснасткой, запасом провизии и оружием, необходимым для тех, кто отправится со мной. Я сам найду себе землю и не буду требовать своей доли. Асмунд был очень доволен, и еще больше он обрадовался, когда два брата сказали, что отправятся с Ормом.

До наступления весны он купил корабли, оснастил их и нашел много бедных и молодых людей, которые были бы рады отправиться на запад. Как только погода прояснилась, хотя море все еще было сурово, Орм вывел свои корабли из Лимфьорда, и после этого Асмунд его больше никогда не видел.

Команды быстро гребли на север, пока не оставили у себя за спиной вересковые поля и дремучие леса под высокими небесами Гиммерландии. После того как они обогнули Ско, подул хороший ветер, и они подняли паруса. Корабли повернулись кормой к своей стране, и, как полагалось, на них подняли драконьи головы. В снастях свистел ветер, обшивка кораблей покрылась пеной, и чайки кричали вокруг нок-реи. Орм, чувствуя себя счастливым, сложил стих:

Белогривые конники моря —
валы, слышу плеск ваш, храпенье и ржанье.
Убегая на запад от здешней весны,
тяжесть ноши для вас наказанье.

Благодаря тому, что он отплыл так рано, ему удалось достичь берегов Англии раньше других викингов и захватить богатую добычу. К концу лета его корабли достигли Ирландии. Там он обосновался и более никогда уже не покидал западных островов, летом он занимался грабежом, зимой — продавал часть добычи для покупки новых кораблей.

Но пришло время, и пришло к Орму желание обзавестись собственным домом. Он со своим небольшим флотом присоединился к огромному флоту Гаторма, которого англичане называли Гатрумом. Следуя за этим лордом как на суше, так и на море, он во многом выиграл, но также и во многом проиграл, когда король Альфред одержал победу у Этандуна. Орм и несколько его людей были среди тех, кому удалось прорваться и спастись. Потом он услышал о том, что Гаторму и другим окруженным датчанам были сохранены жизни при условии, что их окрестят. Орм понял, что его ждет, пусть и небольшой, период мира между датчанами и людьми Альфреда. Тогда он уже не сможет столь свободно получать от Англии то, что он до сих пор от нее имел.

В поисках дома он попал в места, названные позднее страной датского Закона.

Он нашел зеленое, красивое поместье, начинавшееся с небольшой бухты, в которой он мог бы держать свои корабли. Англичанин, живший там, был человеком богатым и достаточно сильным и не хотел продавать поместье. Но Орм пришел к нему ночью, окружил дом своими людьми и поджег его. Хозяин, его братья и большинство его слуг погибли. Говорили, что мать англичанина, которая была ведьмой, спаслась потому, что поджигатели выпустили всех женщин, детей и рабов, выбежавших из дома, и наложила на Орма проклятие, заключавшееся в том, что его старший сын будет воспитан вдали от людей, в то время как Орм взрастит волка, который однажды разорвет его.

Родственникам англичанина, оставшимся среди большого количества датчан, уже заселивших окрестности, ничего не оставалось другого, кроме как принять от Орма вергельд и плату за землю, тем самым сделав его законным владельцем фермы. Он построил большой новый дом и другие строения, и с его деньгами, последователями и славой, которую он имел, вскоре стал считаться вождем.

Прожив на новом месте год, он почувствовал, что было бы неплохо завести жену. Взяв с собой много воинов, он поскакал к английскому графу Ателстейну и попросил руки его дочери — Эльфриды, которая считалась самой красивой девушкой королевства.

Ателстейн долго гмыкал и бормотал, но Эльфрида сказала Орму прямо в лицо:

— Я не могу и никогда не стану женой собаки — язычника. А если ты попробуешь взять меня силой, ты получишь мало удовольствия от этого, в этом я клянусь.

Стройная и хрупкая, с меднокаштановыми волосами и ясными серыми глазами, Эльфрида была полной противоположностью огромному, грузному Орму, кожа которого покраснела от ветра и солнца, а копна волос стала практически белой от солнца и морской воды. Но он чувствовал, что чем-то она сильнее его, и поэтому, подумав немного, он сказал:

— Теперь, когда я на земле, где народ почитает Христа, думаю, было бы разумно для меня примириться с ним, точно так же, как с его людьми. Многие датчане уже сделали это. Я буду окрещен, если ты выйдешь за меня замуж, Эльфрида.

— Это ничего не даст, — закричала она.

— Но подумай, — лукаво сказал Орм, — если ты не выйдешь замуж за меня, я останусь некрещеным, и тогда, если верить священникам, душа моя пропадет. А ты жестоко ответишь перед своим Господом за потерянную человеческую душу, — и он прошептал Эльфриде: — И еще, я сожгу этот дом и сброшу тебя с морских утесов.

— Да, дочь, мы не имеем права терять человеческую душу, — быстро сказал Ателстейн.

Эльфрида не очень долго сопротивлялась, так как Орм был по — своему не таким уж страшным и плохим человеком; к тому же этот союз шел явно на пользу дому Ателстейна. Итак, Орм был окрещен и вскоре женился на Эльфриде и привез ее в свой дом. И жизнь их была довольно спокойной, хоть и не всегда мирной.

В их округе не было церкви; все были сожжены викингами. По желанию Эльфриды, Орм приблизил к семье священника, поселив его в своем доме, а для искупления своих грехов задумал построить для него церковь. Но, будучи человеком осторожным и не желая оскорбить никакую из Сил, он продолжал приносить жертвы Тору зимой и Фрейру весной, прося у них мира и хороших урожаев, как когда-то в море просил удачи у Одина и Эзира.

Из-за этого они ругались со священником всю зиму, и весной, незадолго до того, как у Эльфриды родился ребенок, Орм вышел из себя и выгнал священника из дому, велев ему убираться куда-нибудь. Эльфрида долго упрекала его за это, пока наконец он не завопил, что больше не в силах выносить бабьей болтовни и что он вынужден от нее бежать. И он отплыл со своими кораблями раньше, чем хотел, и провел все лето, грабя берега Шотландии и Ирландии.

После его отъезда Эльфрида родила. Ребенок был большим красивым мальчиком, которого Эльфрида, по желанию Орма, назвала Вальгардом, старинным именем их рода. Но теперь в доме не было священника, который мог бы окрестить ребенка, а ближайшая церковь стояла на расстоянии двух—трех дней пути, и Эльфрида тут же послала туда слугу.

Она была счастлива и горда за своего сына и напевала ему, как когда — то ей пела ее мать:

Баю-баю, птенчик мой,
Самый лучший под луной!
Гонит стадо пастушок.
Солнце село за горой.
Глазки ясные закрой.
Баю-баю, малый мой
Я тебя качаю!
Ходит месяц золотой,
Звездочки зажглись,
Спи любимый мой сынок.
Баю-баю, мой малыш.
Будь благословен:
Ведь с тобою сам Бог,
Чтобы спать спокойно мог
Мой любимый сынок.


Глава 2

Граф эльфов Имрик выехал ночью посмотреть, что происходит в землях людей. Была холодная весенняя ночь с почти полной луной. Иней серебрился на траве, и звезды были все еще сильные и яркие, как зимой. Ночную тишину нарушал лишь редкий вздох ветра в ветвях, набухающих почками, и весь мир состоял из скользящих те ней и холодного белого света. Подковы на копытах лошади Имрика были с серебром и там, где они ступали, звучал высокий чистый перезвон.

Имрик проскакал в лес. Ночь окутала деревья тьмой, но он заметил красноватый огонек. Когда он подъехал ближе, то увидел, что это был свет, пробивающийся сквозь щели плетеной лачуги, стоявшей под огромным корявым дубом, с ветвей которого, вспомнил Имрик, друиды когда-то срезали омелу. Предчувствуя встречу с ведьмой, Имрик слез с коня и постучал в дверь.

Дверь открыла женщина, казавшаяся такой же старой и сгорбленной, как дерево, под которым она жила. Она открыла дверь и смотрела не него; мерцающий лунный свет отражался от его шлема, кольчуги и его серой лошади, поедающей мерзлую траву за его спиной.

— Добрый вечер, мать, — сказал Имрик.

— Никому из вас, эльфов, не позволяла я еще называть себя матерью, вас, рождающих больших детей для людей, — проворчала колдунья. Но она пропустила его внутрь и поспешила налить ему в рог пива. Вероятно, фермеры, проживающие поблизости, приносили ей еду и питье взамен на те небольшие волшебства, которые она для них могла делать. Чтобы сесть на единственную скамью в лачуге, Имрику пришлось согнуться и сбросить с нее кучу костей и другого хлама.

Он смотрел на нее своими странными быстрыми глазами, которые, как и у всех эльфов, были небесно-голубого цвета, без белков или синих зрачков. В глазах Имрика отражались лунные блики и тени древних знаний, потому что он уже долго жил на земле. Но он всегда был молодым, у него был широкий лоб, большие скулы, узкий подбородок и прямой тонкий нос правителей эльфов. Его серебряно-золотые, тоньше паутины, волосы падали волной из-под его шлема на широкие, покрытые красной мантией плечи.

— Что-то давненько эльфы не появлялись среди людей, — сказала ведьма.

— Да, мы слишком были заняты нашей войной с троллями, — ответил Имрик голосом, похожим на далекий шум ветра в лесу. — Но сейчас у нас перемирие, и мне интересно узнать, что произошло за последние сто лет.

— Многое, но мало хорошего, — сказала ведьма, — датчане пришли с моря, убивают, грабят, жгут, захватывая Восточную Англию, а больше я ничего не знаю.

— В этом нет ничего плохого. — Имрик поглаживал свои усы. — До них англы и саксы делали то же самое, еще раньше — пикты и скотты, а до них — римляне, до римлян — бритты и галлы, еще раньше, но это очень длинная история, которая не прекратится и после датчан. И я, наблюдая за ней практически с момента образования земли, не вижу в ней никакого вреда, поскольку так легче убивать время. Я с радостью посмотрел бы на этих пришельцев.

— Тогда тебе не нужно далеко ехать, — сказала ведьма, — Орм Сильный живет на побережье, это на расстоянии ночи пути на плохой лошади, а может, и того меньше.

— Ничтожное расстояние для моего коня. Я поеду.

— Стой, подожди, эльф! — какое-то время колдунья сидела, бормоча, ее глаза смотрели на свет, исходящий от крохотного огня в очаге, два красных огонька вспыхнули среди дыма и теней. Неожиданно она захохотала. И, ликуя, закричала: — Да, езжай, езжай, эльф, к дому Орма у моря. Он сейчас в отъезде, но его жена с радостью примет тебя. Она недавно родила сына, который все еще не окрещен.

При этих словах длинные, заостренные уши Имрика приподнялись.

— Правду ли ты говоришь, ведьма? — спросил он низким и ровным голосом.

— Клянусь Сатаной. Я умею узнавать, что происходит в этом проклятом логове. — Старуха раскачивалась во все стороны, сидя в своих лохмотьях перед гаснущими углями. Тени толкались друг за другом по стене, огромные и бесформенные. — Езжай и посмотри сам.

— Я не рискну взять ребенка датского вождя. Он может быть под покровительством Эзира.

— Нет. Орм — христианин. Но, изменив старым богам, он не верит в нового. Так что его сын не принадлежит ни одному из богов.

— Опасно мне лгать — сказал Имрик.

— Мне нечего терять, — ответила ведьма. — Орм сжег моих сыновей в нашем доме, и моя кровь умрет вместе со мной. Я не боюсь ни богов, ни чертей, ни эльфов, ни троллей. А то, что я говорю — правда.

— Что ж, поеду и посмотрю, — сказал Имрик и поднялся. Кольца его кольчуги звякнули друг о друга. Он накинул на себя огромную красную мантию, вышел и вскочил на белого коня.

Подобно порыву ветра или свету луны, он промчался из лесу по полям. Спящая под луной земля, тенистые деревья, громадные холмы, белые от инея луга широко раскинулись перед ним. Под необъятным, покрытым звездами, небом сгущалась темнота. Разные существа двигались в темноте, но это были не люди — он видел отблески глаз дикой кошки, слышал волчий вой и возню маленьких ног под корнями дуба. Они чувствовали, что проезжает граф эльфов и скрывались подальше, во мрак.

Вскоре Имрик достиг двора Орма. Конюшни, сараи и другие строения из грубо срубленного леса образовали стену, окружающую с трех сторон мощенный булыжником двор. На четвертой же его стороне стоял дом, острые концы крыши которого, вырезанные в виде драконов, смотрели в звездное небо. Но Имрик напротив него нашел небольшой домик. Собаки, учуяв его, ощетинились и зарычали. Но прежде чем они могли залаять, он направил на них свой ужасный взгляд, похожий на взгляд слепого, и сделал им знак. Собаки уползли, жалобно скуля.

Он проскакал к дому, подобно легкому ночному ветру. Только ему одному известным способом он открыл окно снаружи и заглянул внутрь. Лунный свет падал на постель, освещал Эльфриду, окрашивая ее разметавшиеся волосы в серебряный облачный цвет. Но взгляд Имрика сосредоточился только на младенце, прижавшемся к ней.

Лицо эльфа было неподвижно, как маска, но внутри он рассмеялся. Он закрыл окно и поскакал назад на север. Эльфрида пошевелилась и проснулась, почувствовав спящего рядом малыша. В ее глазах еще стоял туман тревожных снов.


Глава З

В те времена народ Фэри все еще населял эту землю, но уже тогда что-то странное нависло над его владениями. Казалось, будто они задержались на полпути между смертным и иным миром; и места, которые днем казались простым одиноким холмом озером или лесом, сейчас светились древним торжественным величием. С давних пор люди избегали этих северных гористых мест, известных как холмы эльфов.

Имрик проехал к Эльхьюфу, который виделся ему не простой скалистой вершиной холма, а замком, с высокими стройными шпилями, бронзовыми воротами, мраморным двором, с комнатами и коридорами, увешанными замысловато украшенными гобеленами из волшебных материй, покрытыми огромными сияющими самоцветами. На зеленой лужайке перед внешними стенами при лунном свете танцевали обитатели замка. Имрик проехал через центральные ворота. Стук копыт коня Имрика разнесся гулким эхом, и ему навстречу выбежали карлики — рабы, встречая хозяина. Он соскочил на землю и поспешил в главную башню замка.

Свет от множества свечей сливался в сплошной поток, сияние замысловатых сплетений цветов мозаики слепило глаза золотом и блеском драгоценных камней. Во все комнаты просачивалась музыка: журчащие арфы, пронзительные трубы и флейты, голосами похожие на горные ручьи. Узоры на коврах и гобеленах медленно двигались, как живые. Во всех стенах и полах, в высоком с крестообразными сводами, проступающими сквозь голубой туман, потолке была какая-то серебряная непостоянность; в каждое мгновение они не походили на себя прежних и в то же время было невозможно объяснить, что именно в них изменилось.

Имрик спускался вниз по лестнице, звон его кольчуги раздавался в тишине. Неожиданно вокруг него стало темно, лишь тускло светил его факел, и воздух древней земли наполнил его легкие холодом. Время от времени лязг металла или вопль проносились по сырым, вырубленным в земле коридорам. Имрик не обращал на них внимания. Он шел вниз, к темнице, передвигаясь, подобно всем эльфам, легко, тихо и свободно.

Наконец он остановился перед дубовой дверью с медными засовами. Она была зеленой от плесени и темной от времени, только у Имрика были ключи от трех больших замков, висевших на ней. Он отпер их, произнося какие — то слова, и распахнул дверь. Она заскрежетала, поскольку триста лет прошло с тех пор, когда он последний раз открывал ее.

В комнате сидела женщина — тролль. На ней была лишь бронзовая цепь, настолько тяжелая, что могла бы служить якорной цепью на корабле, ею женщина была прикована за шею к стене. Свет от факела, светящего из-за двери, падал тусклыми бликами на ее огромную, низкую, с мощными мускулами фигуру. Она была без волос, и зеленая кожа обтягивала ее тело. Когда женщина повернула свою страшную голову к Имрику, в ее пасти сверкнули волчьи зубы. Но ее глаза были пусты, как два черных омута, в которых можно было пропасть. Она уже девятьсот лет была пленницей Имрика и давно была безумна.

Эльф посмотрел на нее, стараясь не встречаться с ее глазами, и мягко сказал:

— Нам нужен подменыш, Гора.

Голос женщины тролля был подобен грому, грохочущему в глубинах земли.

— О-о, о-о-о, — сказала она. — Он снова здесь. Добро пожаловать, кто бы ты ни был, ты, пришедший из ночи и хаоса. Ха, никто не сотрет глумливую усмешку с лица космоса?

— Поспеши, — сказал Имрик. — Я должен сделать подмену до рассвета.

— Поспеши, поспеши, осенние листья спешат в осеннем ветре, снег спешит упасть с неба, жизнь спешит к смерти, боги спешат в забвение. — Голос сумасшедшей женщины гремел по коридорам. — Весь прах и пепел унесены бессмысленным ветром, и только сумасшедший может говорить музыкой сфер. Ха, красный петух на навозной куче.

Имрик снял со стены кнут и ударил ее. Она съежилась и легла на пол. Очень быстро, так как противен ему был скользкий, липкий холод ее кожи, он сделал то, что было необходимо. После этого он девять раз обошел ее, напевая песню, которую ни один человек не смог бы повторить. Пока он пел, она дрожала, раздувалась и стонала от боли. И когда он обошел вокруг нее в девятый раз, она закричала так, что у него зазвенело в ушах, и родила человеческого ребенка.

Рожденного человеческий глаз не смог бы отличить от сына Орма, но это существо орало в ярости и кусало свою мать. Имрик перевязал ему пуповину и взял на руки, где оно тут же успокоилось.

— Мир — это тлеющая на черепе плоть, — пробормотала женщина — тролль. Она лязгнула челюстью и перевернулась, ее всю трясло. — Рождение — это не что иное, как размножение трупных червей. Вот уже нет губ, и череп оскалился черными зубами, и вот уже вороны опустошили его глазницы, и скоро ветер будет обдувать его кости. — Она завыла, когда Имрик закрыл дверь. — Он ждет меня, он ждет на вершине, где туман разрывается ветром, девятьсот лет он ждет. Черный ворон…

Имрик запер дверь и задвинул засовы. Имрик не любил подменивать детей, но случай получить человеческого ребенка был слишком редким, чтобы его упускать.

Когда он вышел во двор замка, он увидел, что надвигается плохая погода. Полчища туч двигались по небу, и от этой черноты скрылась луна. От горизонта на востоке надвигался огромный, расчерченный руками молний, шторм. Ветер выл и свистел.

Имрик вскочил в седло и помчал своего коня на юг. Они мчались через холмы и скалы, по долинам и среди деревьев, раскачиваемых поднявшейся бурей. В проблесках слабого лунного света, разбросанных редкими бликами по миру, Имрик походил на призрака.

Он спешил, его мантия развевалась ветром и походила на крылья летучей мыши. Его глаза и кольчуга сверкали лунным светом. Когда он проезжал по берегам страны датского Закона, был прибой, вода с грохотом обрушивалась на прибрежные камни у его ног, и он чувствовал капли воды у себя на щеках. Время от времени вспышка молнии освещала бурлящую пустыню вод. Затем в наступившей темноте, с каждым разом все сильнее, раздавался гром с гулом и скрежетом несущихся по небу громадных колес. Имрик гнал своего коня с бешеной скоростью. Ему не хотелось встречаться с Тором в этой темноте.

Заехав во двор Орма, он снова открыл окно в комнату Эльфриды. Она не спала и прижимала ребенка к груди, стараясь шепотом успокоить его. Ветер ослепил ее, разметав волосы, которые закрыли ей глаза. Эльфрида решила, что это ветер каким-то образом открыл окно.

Белым светом сверкнула молния. Затем раздался похожий на удар молота гром. Эльфрида вдруг почувствовала, что ребенок ускользает из ее рук. Хватая руками воздух, она вновь ощутила его тяжесть на руках, будто кто-то положил его на них.

— Спасибо тебе, Господи! — простонала она. — Я уронила, но снова поймала тебя, мой маленький.

Громко смеясь, Имрик поскакал домой. Но вдруг он услышал, что его смеху вторят какие-то другие звуки; он придержал коня, внутри у него все похолодело. Между туч прорвался свет луны и озарил фигуру, скачущую галопом по тропе, на которой находился Имрик. Ему удалось разглядеть на огромном девятиногом коне, легко скачущем против ветра, всадника с длинной серой бородой, в шляпе. Лунный свет блеснул на острие копья и в его единственном глазу.

— Эй-э-гей-эге-гей! — Он шел со своим войском мертвых солдат и воющих охотничьих собак. Его рог звал их; стук копыт прозвучал подобно дроби града по крыше. Войско прошло, и дождь обрушился на землю.

Имрик плотно сжал губы. Дикий Охотник не предвещал увидевшим его ничего хорошего, Имрик даже и не думал, что ему удастся так близко встретиться с одноглазым Охотником. Скорее нужно ехать домой. Вокруг блистали молнии: Тор мог запустить свой молот в любого. Имрик, держа сына Орма под мантией, вонзил шпоры в бока своего скакуна.

Эльфрида огляделась, прижала крепко к себе вопящего ребенка. Его нужно успокоить и накормить. Но он не сосал, а кусал ее грудь до боли.


Глава 4

Имрик назвал украденного ребенка Скэфлоком и отдал его на воспитание своей сестре по имени Лиа. Она была так же красива, как и ее брат, у нее были тонкие черты лица. Распущенные волосы, отливающие то золотом, то серебром, падали из-под украшенной драгоценными камнями короны, и в глазах ее были те же, по-лунному голубые сумерки, что и у Имрика. Ее сотканные из паутины одеяния развевались вокруг ее стройного тела, и, когда она танцевала, казались белым пламенем. Она улыбнулась младенцу своими полными губами, и молоко, которым она накормила его, разлилось сладким огнем по его венам.

Много господ Эльфхайма пришли на пир, посвященный именинам, они принесли множество даров: искусно сделанные кубки и кольца, выкованное троллями оружие, кольчуги, шлемы, щиты, одежды из парчи, сатина и золота, амулеты и талисманы. Поскольку эльфы, подобно богам, троллям, великанам и другим существам, не знали старости, они имели мало детей, а разница в возрасте тех, которых имели, исчислялась сотнями лет. Поэтому появление ребенка было большим событием, к тому же особенно почетным считалось вырастить человеческого ребенка.

Пир был уже в разгаре, когда вдруг послышался страшный стук копыт, приближающийся к замку. Наконец затряслись стены, загудели медные ворота, часовые начали дуть в свои трубы, но и без того ни у кого не было желания вставать на пути этого всадника, и сам Имрик встретил его у входа с низким поклоном.

Глаза всадника блестели ярче кольчуги и шлема надетых на его могучую красивую фигуру. Земля тряслась под поступью его лошади.

— Приветствую тебя, Скирнир, — сказал Имрик. — Твой визит для нас большая честь.

Посланник Эзира въехал на залитые лунным светом плиты. На боку у него висел меч, блистающий, как само солнце. Это был меч Фрейра, данный Скирниру на время его поездки за Герд из Ютландии. В руках у него был другой меч, длинный и широкий, он был не ржавый, хотя все еще черный от земли, в которой он очень долго лежал. Этот меч был сломан пополам.

— Я принес дар для твоего приемного сына, Имрик, — сказал гость. — Храни этот клинок в порядке, а когда твой сын вырастет настолько, что сможет взмахнуть им, скажи ему, что великан Больверк может сделать этот меч вновь целым. Настанет день, когда Скэфлок будет очень нуждаться в хорошем оружии, и тогда дар Эзира придется как раз ко времени.

Он бросил сломанный меч на пол, развернул своего коня и исчез под оглушительный грохот копыт в ночи. Эльфы стояли в тишине, они понимали, что, делая этот дар, Эзир преследовал какие—то свои цели, но Имрику ничего не оставалось, как подчиниться.

Никто из эльфов не мог дотронуться до меча, и Имрик позвал своих рабов — карликов и заставил их забрать оружие. Следуя за ним, они отнесли меч в самое глубокое подземелье и замуровали его в стене рядом с темницей Горы. Имрик отметил место руническими знаками и долгое время после этого избегал его.

Шли годы, но от богов больше не было никаких вестей.

Скэфлок рос очень быстро, он был здоровым мальчиком, большим и веселым, с голубыми глазами и рыжевато-коричневыми волосами. Он был шумнее и энергичнее детей эльфов и рос настолько быстрее их, что, когда он уже был мужчиной, они еще совершенно не изменились. Эльфы не имели обыкновения показывать детям свою любовь к ним, но Лиа не могла скрыть своих чувств к Скэфлоку. Она пела ему песни, похожие на море, ветер и шелестящие ветви. Она учила его изысканным манерам эльфов — господ, а также пляскам Корибантов, которые они танцевали босыми по росе, пьяные от лунного света. Некоторые из его колдовских знаний он получил от нее: песни, которые могли ослеплять, затуманивать и манить, песни, которые могли двигать камни и деревья, песни без звука, под которые нимфы танцевали зимними ночами.

У Скэфлока было счастливое детство, которое прошло в играх с молодыми альфами и их друзьями. Их много обитало на вершинах и узких горных долинах; это было царство колдовства, и смертные люди или звери, зашедшие туда, редко возвращались. Не все жители этого царства были безопасны и дружелюбны, и Имрик дал указание нескольким своим слугам следовать за Скэфлоком повсюду.

В туманах водопадов кружились феи, их голоса звенели, отражаясь эхом от утесов; Скэфлок едва различал их сквозь туман, их грациозные светящиеся тела были окружены радугами, как ореолами. Но в лунные ночи, привлеченные, как и другие жители Фэри, белым сиянием, они появлялись и сидели вдоль покрытых мхом берегов обнаженные, лишь с травой и гирляндами водных лилий в волосах, и тогда дети эльфов могли с ними разговаривать. Феи могли многое рассказать: о текущих реках и рыбах, обитающих в них, о лягушках, выдрах, зимородках и о том, что они рассказывали друг другу. О залитом солнечным светом дне рек и о тайных прудах, вода в которых была спокойная и зеленая, и о стремлении водопадов, сияющих радугой, с гулом обрушиться и завертеться водоворота ми.

Были и другие водные места, на которых Скэфлоку советовали не появляться, болота и черные озера не сулили ничего хорошего.

Часто он бывал в лесу и говорил с маленьким народом, живущим там, — робкими гномами, в серых и коричневых одеждах и длинных колпаках, с бородами до пояса, похожими на бороды людей. Гномы жили среди уюта ветвей больших деревьев и всегда были рады встрече с детьми эльфов, но они боялись взрослых эльфов и радовались тому, что ни один из них не сможет пролезть в их жилище, если, конечно, не уменьшится до размера гномов, чего ни один из этих внушающих страх эльфов ни разу не удосужился сделать.

Неподалеку жило несколько кобольдов. Когда-то они славились могуществом в этих землях, но когда пришел Имрик с огнем и мечом, то те, что не были убиты или вытеснены в другие земли, были лишены прежней силы. Теперь они жили тайно в пещерах, но Скэфлок завел дружбу с одним из них и через него приобрел многие знания кобольдов.

Однажды мальчик услышал звуки свирели далеко за лесом, он был поражен их печалью и поспешил в долину, откуда они доносились. Скэфлок научился бесшумно передвигаться, так что предстал перед существом до того, как оно успело его заметить. Это было странное создание, похожее на человека, но с ушами, ногами и рогами, как у козла. Свирель существа издавала звуки, которые были так же печальны как и его глаза.

— Кто ты? — спросил в изумлении Скэфлок.

Существо опустило свирель. Казалось, оно готово было убежать, но лишь вздохнуло и село на бревно.

— Я фавн, — сказал он со странным акцентом.

— Я никогда не слыхал о таком, — Скэфлок сел на траву, скрестив ноги.

В сумерках фавн печально улыбнулся. Первая звезда зажглась над его головой.

— Здесь нет никого из моего рода, кроме меня. Я — изгнанник.

— Откуда ты пришел, фавн?

— Я пришел с юга после того, как умер великий Пан и новый бог, чье имя я не могу произносить, появился в Геллас. Для прежних богов и прежних существ, проживавших в наших землях, больше не осталось места. Священники вырубили священные леса… О, я помню крики дриад, к которым они остались глухи, крики, которые дрожали в жарком, вязком воздухе, как бы желая остаться в нем навсегда. Они все еще звенят у меня в ушах и будут звучать вечно. — Фавн покачал кудрявой головой. — Я бежал на север, но думаю, не были ли мудрее меня мои товарищи, которые остались, боролись и были сражены заклятиями. Я уже давно одинок. — Слезы сверкнули в его глазах. — Нимфы, фавны и боги превратились во прах. Храмы стоят пустые и день за днем превращаются в руины. И вот я… я скитаюсь в одиночестве, по чужой земле, презираемый ее богами и избегаемый ее людьми. Это страна туманов, дождей, жестоких зим, сердитых серых морей и бледного солнечного света, прорывающегося сквозь тучи. Нет больше лазурной воды и пологих холмов, нет больше маленьких скалистых островов и милых сердцу теплых лесов, где нас ждали нимфы, нет больше виноградных лоз и фиговых деревьев, тяжелых от плодов, нет больше величественных богов — ничего этого больше нет на высоком Олимпе…

Фавн замолчал, весь напрягся, пошевелил ушами и прыгнул в кусты. Скэфлок огляделся и увидел своих охранников, приближавшихся, чтобы забрать его домой.

Но чаще он был предоставлен лишь самому себе. Он мог находиться в дневном свете, которого народ Фэри избегал, и Имрик не видел никакой опасности для него в вещах, которые были опасны для смертных людей. Он путешествовал гораздо чаще и дольше других детей эльфов и знал места, в которых бывал, лучше человека, прожившего там всю жизнь.

Из диких зверей наиболее дружелюбными к эльфам были лисы и выдры: считалось, что с эльфами они каким-то образом в родстве. Эльфы знали их язык (вернее то, что можно было назвать языком). От лисы Скэфлок узнал скрытые тропы лесов и лугов, научился различать следы в тенистом лесу и множество других крошечных знаков, которые могли много рассказать тому, кто умел видеть и слышать. От выдры он узнал о мире озер и потоков, научился так же, как она, плавать и прятаться за предметами, которые едва скрывали половину его тела.

Но не хуже Скэфлок знал и других зверей. Самые пугливые из птиц прилетали и садились ему на руки, когда он свистел на их языке. Медведь ворчал слова приветствия, когда он вступал в его берлогу. Олени, лоси, кролики, куропатки старались не встречаться с ним после того, как он занялся охотой, хотя с некоторыми из них у него был заключен мир. Но история обо всех его скитаниях среди зверей будет слишком длинной.

Годы шли своим чередом, он рос. Он бывал окружен по-весеннему робким, зеленым светом, когда леса пробуждались и становились шумными от криков возвращающихся в них птиц, реки звенели тающим льдом и несколько белых цветков, выросших среди мха, казались еще не успевшими растаять хлопьями снега. Лето видело его обнаженным, с потемневшей кожей и побелевшими от солнца волосами, в погоне за бабочками взбирающимся на высокие холмы и затем ради смеха скатывающимся с них вниз по траве; или же гуляющим светлыми ночами которые были призрачными воспоминаниями дня, со звездами над головой, стрекочущими сверчками и сережками сверкающей под луной росы. Проливные осенние дожди омывали его, или же он сплетал венок из ярких как пламя, листьев и стоял в холодном воздухе, переполненном криками улетающих птичьих стай. Зимой он легко бегал среди сугробов или же лежал, припав к земле, среди бурелома, пока бушевал ураган и стонали деревья; иногда он стоял на залитом лунным светом снежном поле и слушал, как трещит от мороза лед на озере, как звуки эти разносятся по всему полю среди холмов.


Глава 5

По мере того как мускулы у Скэфлока крепли, Имрик начал привлекать его к делу, сначала изредка, а затем все чаще и чаще, пока он не стал настоящим воином земли эльфов. Ограниченные короткой жизнью, люди усваивали все быстрее, чем жители Фэри, и знания Скэфлока крепли еще быстрее, чем его тело.

Он научился ездить верхом на лошадях Эльфландии, белых и черных скакунах и кобылах, необычайно красивых, быстрых и неутомимых как ветер и вскоре они несли его галопом от Кэйтнисса до края земли, И ветер свистел в его ушах. Он научился пользоваться мечом, копьем, луком и топором. Он был не так быстр и гибок, как эльфы, но по силе он превосходил любого из них и мог нести военное снаряжение столько дней, сколько было необходимо, а что касается красоты, то любой смертный выглядел бы рядом с ним уродом.

Он много охотился один или в компании Имрика и его слуг. Много рогатых оленей пало под топором Скэфлока, много клыкастых кабанов погибло от его копья. Была и другая забава, похитрее: охота на бешено несущихся через леса и скалы единорогах и грифонах, которых Имрик привел для забавы с края света.

Скэфлок научился также манерам эльфов, их величественности их постоянной загадочности и их изысканной речи. Он мог танцевать под аккомпанемент арфы и свирели в льющемся дождем лунном свете, обнаженный и беззастенчивый, как самый дикий из них. Он умел сам на них играть и петь старинные баллады, которые были древнее человека. Он выучился искусствам скальдов настолько хорошо, что мог говорить стихами, как обычным языком. Он знал все языки Фэри и три языка людей. Он знал толк в яствах эльфов, в жгучих напитках, хранящихся в покрытых паутиной бутылках под замком, но, несмотря на это, у него не притупился вкус к охотничьему черному хлебу и соленому мясу, к дождливо-солнечно-земному аромату ягод и родниковой воде.

После того как у него начала расти борода, женщины — эльфы стали уделять ему больше внимания. Не зная трепета перед богами и имея мало детей, эльфы не жили в супружестве, но такова была их природа, что их женщины более, а мужчины менее склонны к любовным утехам, нежели люди. Он пользовался большой благосклонностью у женщин и много времени отдавал им.

Но наиболее трудной и опасной частью его обучения было обучение магии. Здесь он был всецело под опекой Имрика, поскольку был готов пойти дальше простеньких заклинаний, которые с безопасностью для себя мог бы использовать ребенок. Хотя из-за своего человеческого происхождения и короткой жизни он не был способен выучиться столь глубоко, как Имрик, он стал так же сведущ в этом искусстве, как большинство вождей эльфов. Сначала он научился избегать железа, которого ни эльфы, ни тролли, ни кобольды не могли переносить, но, когда ему сказали и он сам увидел, прикоснувшись к гвоздю в доме человека, что оно для него безвредно, он оставил эту привычку. Затем он выучил руны, которые залечивали раны и болезни, отводили беду и приносили несчастья врагу. Он научился песням, которые могли вызвать или прекратить бурю, принести хороший или плохой урожай, разбудить гнев или поселить мир в душе смертного. Он научился очищать от руды неизвестные людям металлы, которые отливались в Фэри вместо стали. Он научился пользоваться покровом темноты и шкурами зверей, которые он мог надеть и принять вид животного.

Под конец своего обучения он узнал руны, песни и заклинания, которые могли принести смерть, с помощью которых можно было предсказать будущее, подчинить себе богов; но за исключением самых крайних случаев никто не решался их применять, не рискуя быть уничтоженным ими же. Скэфлок часто спускался к морю, он мог просиживать возле него часами, глядя на туманную линию, где вода встречалась с небом, ему никогда не на доедал ни его мощный шум, ни соленый привкус его вод, ни его просторы, населенные ветрами, ни его переменчивость. Он произошел от рода мореплавателей, и море было у него в крови. Он разговаривал с чайками на их лающем языке, а они кружили у него над головой и приносили ему вести со всех концов земли. Иногда, когда он бывал на берегу с другими воинами, из морской пены появлялись русалки, выходили на берег и выжимали свои зеленые волосы, и тогда начиналось веселье. Они были холодные и мокрые на ощупь и пахли водорослями, потом с губ Скэфлока долго не выветривался тошнотворный привкус рыбы, но они все равно ему нравились.

Пятнадцати лет от роду он был ростом почти с Имрика, широкоплечий, с крепкими мускулами, с длинными, цвета соломы, волосами, лежащими на его темной коже. У него было прямое, с грубыми чертами лицо, большой рот, легко растягивающийся в улыбку, громадные, широко расставленные темно-голубые глаза. Обычный смертный, не прошедший школы, которую он прошел, сказал бы, что была какая-то тайна, скрывающаяся в его глазах, которые видели больше, чем глаза обычного человека, и выдающая себя в его походке леопарда.

Имрик сказал ему:

— Ты уже взрослый и тебе нужно не мое старое, а свое собственное оружие, и к тому же меня призывает к себе Эрлкинг. Мы поплывем за моря.

Услышав эти слова, Скэфлок побежал по полям, крича и кувыркаясь, затем погнал свою лошадь бешеным галопом через земли людей, колдуя по дороге просто из желания что-нибудь сделать. Он заставлял горшки танцевать на плите, колокола звонить на колокольнях, топоры рубить дрова, его песни загоняли коров на крышу дома землевладельца, заставляли ветер разносить его сено по всему графству и обрушивались с небес золотым дождем на его двор. Он целовал девушек, работающих в сумерках полей, приводил в беспорядок их волосы, сталкивая их мужей в канавы. Несколько дней после этого шли службы, дабы погасить вспышку колдовства, но к тому времени Скэфлок был уже в море.

Черный корабль Имрика быстро шел под парусами, надутыми ветром, который поднял сам Имрик. Его команда состояла из воинов-эльфов, поскольку он допускал возможность встречи с троллями и морскими чудовищами. Скэфлок стоял на носу корабля, вырезанном в виде дракона, и жадно вглядывался вдаль, еще в детстве ему было дано особое волшебное зрение, и он мог видеть ночью так же хорошо, как днем. Он заметил дельфинов, серебряно-серых под светом луны, и поздоровался со старым тюленем, которого он знал. Как-то раз проплыл кит, вода шумела вокруг него. Вещи, которые обычные смертные моряки могли увидеть только мельком или во сне, были обычными для темных, быстрых глаз эльфов и для Скэфлока: морские русалки, кружащиеся и поющие среди пены, затонувшая крепость Айз, быстрые вспышки белого и золотого цвета и призывный пронзительный крик сокола над головой — это валькирии спешили на какое-то сражение на востоке.

До рассвета судно достигло другого берега, было вытащено на сушу и укрыто от глаз заклинаниями.

Эльфы укрылись под навесом на корабле, но Скэфлок большую часть дня провел снаружи. Он залез на дерево и с любопытством смотрел на вспаханную землю, простирающуюся к югу. Дома здесь были не такие, как в Англии. Среди них стоял мрачный, серый замок барона. Скэфлок подумал с сожалением о скучных жизнях, протекающих во мраке его стен.

Когда прошла ночь, эльфы оседлали лошадей, которых они привезли с собой, и поскакали вглубь страны. К полночи они были в горах, где лунный свет отражался серебром и огромными тенями от скал, утесов, и далекого зеленого свечения ледников. Эльфы ехали по узкой тропе, доспехи звенели, копья были подняты вверх, накидки развевались ветром. Стук копыт отлетал от камней и проносился эхом по дикой ночи.

Сверху хрипло протрубил рог, затем еще один внизу. Эльфы услышали лязганье металла и топот ног. Когда они дошли до конца тропы, они увидели войско карликов, стоящее в боевых порядках у входа в пещеру.

Эти кривоногие существа едва достигали пояса Скэфлока, но у них были широкие плечи и длинные руки. Их черные, бородатые лица были сердиты, их глаза сверкали из-под бровей. В руках у них были мечи, топоры и щиты из железа. Над таким войском эльфы уже однажды одержали победу своими копьями и стрелами, благодаря своей быстроте, ловкости и хитроумным планам.

— Что вам нужно? — прокричал главный. — Не достаточно ли уже эльфы и тролли принесли нам несчастий, разоряя наши земли, уводи наших людей в рабство? На этот раз наши силы больше ваших, и, если вы подойдете ближе, мы вас убьем.

— Мы пришли с миром, Модсогнир, — сказал Имрик. — Мы хотим лишь купить у вас ваши изделия.

— Я знаю твое коварство, Имрик Вероломный — прохрипел Модсогнир. — Вы хотите застать нас врасплох.

— Я оставлю вам заложников, — предложил эльф, и с этим король карликов неохотно согласился. Несколько эльфов остались, разоруженные, в окружении карликов, остальных же Модсогнир впустил в пещеры.

Огни горнов окрашивали скалистые стены пещеры кровавым тусклым светом и всюду над наковальнями беспрестанно трудились карлики. Их молоты взлетали вверх и звенели. Скэфлок вопросительно промычал. Здесь изготовлялись самые искусные вещи в мире: кубки и чаши, украшенные драгоценными камнями, золотые кольца и ожерелья самых причудливых форм; оружие выковывалось из металлов, добытых из сердцевины горы; оружие под стать богам — и действительно, карлики работали для богов, и другое оружие, предназначенное для зла. Могущественными были заклятия и руны, которые карлики могли наносить на металл, и тяжелым было искусство, которым они овладели.

— Я хочу, чтобы вы сделали оружие для моего сына, сказал Имрик.

Крошечные глаза Модсогнира смотрели на высокую фигуру Скэфлока в мерцающем свете. Ею голос прохрипел среди стука молотов: — Да… ты снова принялся за свои старые штучки с подменами, Имрик? Когда-нибудь ты превзойдешь самого себя. Ну а поскольку это человек, он, наверное, захочет стальное оружие.

Скэфлок колебался. Осторожность, приобретенная с годами, преодолевается не сразу. Но он уже давно знал, что это должно было произойти. Бронза была слишком мягкой, а секретные сплавы эльфов слишком легкими для его растущей силы.

— Да, стальное, — сказал он сухо.

— Прекрасно, прекрасно, — Пробормотал Модсогнир и повернулся к своей наковальне. — Позволь мне сказать тебе, мальчик, что вы, люди, будучи слабыми, и ограниченные короткими жизнями, сами того не сознавая, сильнее и эльфов, и троллей, да-да, и великанов, и богов. И то, что вы можете дотронуться до холодного железа, — только одна из причин. Эй, — крикнул он, — Эй, Сиидри, Текк, Драуттнир, идите сюда и помогите!

Быстро заработали молоты, летели искры, стонал металл. Эти кузнецы умели так работать, что прошло немного времени и Скэфлок стоял в шлеме с крыльями, в сияющей кольчуге, со щитом за спиной, с мечом на боку и с топором в руках все это было из сверкающей голубым светом стали. Он поднял высоко свое оружие и прокричал воинственный клич эльфов.

— Ха! — вопил он, вкладывая меч в ножны. — Пускай тролли, кобольды, ха, великаны только осмелятся сунуться в землю эльфов. Мы поразим их подобно удару молнии и предадим огню их собственные земли!

И он сложил стих:

Началась мечей игра,
только свист в горах.
Лязг металла призывает,
звоном в небеса летя:
стрелы гневные снуют,
Топоры, взлетая вверх,
грозно падают на шлемы,
латы и щиты ломая.
Началась мечей игра:
копья сыплются дождем,
люди в ярости бегут,
разрушал строй врагов,
наконец стихает битва,
топоры краснеют кровью,
жадно волки с вороньем
пожирают трупы.

— Хорошо сказано, правда, немного по-мальчишески, — холодно сказал Имрик, — но никогда не применяй свои новые игрушки против эльфов. Пойдем.

Он отдал Модсогниру мешок с золотом.

— Это плата за твою работу.

— Лучшей платой для меня было бы освобождение моих родичей из вашего рабства, — сказал карлик.

— Они так нам нужны, — сказал Имрик и вышел.

На рассвете его войско укрылось в скале и следующей ночью въехало в огромный лес, в котором находился замок Эрлкинга.

Колдовство здесь сплеталось узорами, которые Скэфлок пока не мог распутать. Он смутно различал высокие, тонкие башни, подпирающие луну, синие сумерки, в которых кружились и плясали звезды, музыку, которая трогала и добиралась до самой души, но только когда они оказались в тронном зале, он смог все ясно слышать. И видеть.

Окруженный своими слугами, на троне сидел Эрлкинг. Его корона и скипетр были золотыми, его розовые одеяния сливались со всеобъемлющими сумерками. Его борода и волосы были белы, он был единственный среди эльфов, на челе и щеках которого были видны морщины старости. Лицо его было будто вырезано из мрамора, но в глазах его горел огонь.

Имрик отвесил поклон, а воины его свиты преклонили колено перед своим королем. И тогда, точно ветер загудел, Эрлкинг произнес:

— Приветствую тебя, Имрик, граф эльфов Британии.

— Приветствую тебя, повелитель, — ответил граф, встречая пристальный, наводящий ужас взгляд Эрлкинга.

Мы созвали вождей наших кланов на совет, сказал Эрлкинг, — ибо до нас дошла весть, что тролли опять готовы к войне. Нет сомнений, что они вооружаются против нас, и можно думать, что перемирие будет нарушено в ближайшие годы.

— Хорошие вести, повелитель. Наши мечи залежались в ножнах.

— Эти вести, быть может, не так уж и хороши, Имрик. В прошлый раз мы прогнали троллей, и, хотя нам даже удалось вторгнуться в их земли, прочного мира нет. Иллрид, король троллей, совсем не так глуп. Он не стал бы готовиться к войне, если бы не чувствовал себя сильнее прежнего.

— Я начну готовить мои владения к войне, повелитель, и вышлю разведчиков.

— Хорошо. Быть может, твои люди узнают что-нибудь из того, что упустили наши. — И Эрлкинг взглянул на Скэфлока, который внутренне похолодел, но тем не менее смело встретил его огненный взор. — До нас дошел слух о твоем подменыше, Имрик, — проворчал Эрлкинг. — Тебе следовало бы сначала испросить нашего дозволения.

— Не было времени, повелитель, — возразил граф. — Дитя окрестили бы прежде, чем я успел послать весть и получить ответ. Трудно стало похитить ребенка в наши дни.

— И кроме того, опасно, Имрик.

— Да, повелитель, но дело стоило того. Нет нужды упоминать, что люди могут многое из того, что недоступно ни эльфам, ни троллям, ни гоблинам. Они могут пользоваться любыми металлами, они могут дотрагиваться до святой воды, ходить по освященной земле и произносить имя нового Бога, э, да что там, сами старые боги должны избегать некоторых вещей, которые дозволены людям. Потому-то нам, эльфам, и необходим один из них.

— Подменышу, которого ты подбросил людям, все это тоже доступно?

— Конечно, повелитель. Но ведь тебе ведомо, что такие полукровки по своей природе злы и необузданны. Они не могут быть посвящены в те тайны волшебства, в которые был посвящен мой воспитанник. Главное, чтобы люди не знали о похищении своих детей и не призвали мести своих богов на головы эльфов за эти подмены.

До сих пор беседа о всем понятных вещах текла в неспешной, как это в обычае у бессмертных, манере. Но вот Эрлкинг заговорил резче:

— Можно ли доверять человеку? Если сохранить ему жизнь, он переметнется к новому Богу и будет вне нашей досягаемости. Тем более, что он растет слишком сильным.

— Нет, повелитель. — Скэфлок вышел на середину высокого собрания и взглянул прямо в лицо Эрлкингу. — Я благодарен Имрику за то, что он похитил меня из мира смертных слепцов. Я эльф во всем, и пусть я не эльф по крови, но грудь эльфийской женщины вскормила меня, и язык эльфов — мой язык, и эльфийские девушки любили меня. — Он почти дерзко вскинул голову. — Подари мне жизнь, повелитель, и я буду лучшим из твоих псов, — помни, когда хозяин прогоняет собаку, она становится волком и способна растерзать его стада.

Некоторые эльфы были поражены такой дерзостью, но Эрлкинг, кивнув головой, мрачно улыбнулся.

— Мы верим тебе, — сказал он, — и прежде бывало, что юноши, усыновленные в Эльфхайме, становились его отважными воинами. Но нас тревожит дар, который Эзир прислал тебе в день наречения. Видно, есть у них какая-то цель, и боюсь, она не похожа на нашу.

Собравшиеся вздрогнули, и кое-кто зачурался, начертив в воздухе руны. Но Имрик сказал в ответ:

— Повелитель, в том, что предначертано Норнами, не властны и сами боги. И стыдным для себя почитал бы я лишиться самого многообещающего из своих воинов, убоявшись глухих страхов будущего.

— Быть по сему — согласно кивнул Эрлкинг, и совет перешел к другим вопросам.

Как только совет эльфийских князей закончился, начался разгульный пир. От великолепия королевского двора у Скэфлока голова пошла кругом. Когда, в конце концов, он вернулся домой, его жалость и презрение к людям стали так велики, что долгое время после того он их даже не хотел видеть.

Прошло еще с полдюжины лет. Эльфы совсем не менялись, но Скэфлок вырос настолько, что гномам бывшим в рабстве у Имрика, пришлось переделывать его доспехи. Он стал выше ростом и шире в плечах, чем граф эльфов, и сильней любого мужчины в округе. Он с голыми руками ходил на медведей и диких быков и мог догнать оленя на бегу. Ни у кого во всем Эльфхайме не хватило бы сил согнуть его лук или взмахнуть его секирой, и не только потому, что она была выкована из железа.

Уже длинные пшеничные усы украсили его худощавое лицо, но он оставался все таким же веселым и необузданным любителем буйных шалостей и опасных затей, всегда готовым выпить, пошуметь и наколдовать смерч, только для того, чтобы задрать юбку у девчонки. Скэфлок не раз отыскивал в трясинах чудищ из рода Гренделя и сражался с ними насмерть, получая страшные раны, которые только Имрик умел исцелить своей волшебной силой, однако и раны не могли остановить его. Но бывало, он подолгу валялся на траве и, не шевелясь, праздно глядел на бегущие облака. А то вдруг в образе зверя, чуя недоступное человеку, он обшаривал воды и дебри, то ныряя выдрой, то рыща волком, то коршуном когтя добычу.

— Три вещи мне неведомы, как-то похвастался Скэфлок, — страх, поражение и любовный недуг.

— Слишком ты молод, — холодно сказал Имрик, — и не знаешь, что на этих трех вещах основана жизнь человека.

— Я более эльф, чем человек, приемный отец.

— Да, ты таков пока…

Однажды Имрик снарядил дюжину людей и отправился в поход. Эльфы пересекли Восточное море и принялись грабить гоблинов, живущих на скалистом побережье. Затем они сошли на берег и напали на поселение троллей в глубине страны. Оно было сожжено, после того как эльфы перебили обитателей и захватила их добро. Война еще не была объявлена, но такие набеги, как проба сил, часто устраивали обе стороны. Потом Имрик и Скэфлок пошли со своим войском на север, откуда по вернули на восток по холодному белому морю среди туманов и плавучих льдов, потом, обогнув мыс и пройдя проливом, отправились на юг. Там они сражались с драконами и демонами той страны. Дальше они пошли вдоль побережья на запад и там, где оно поворачивало на юг, снова пошли на север. Самую тяжелую битву им пришлось выдержать на пустынном прибрежье с отрядом изгнанных богов, ослабевших и обезумевших от одиночества, но все еще наделенных страшной силой. В этом бою сгорели три их корабля и никто с них не спасся, но все же Имрик вышел победителем.

Иногда эльфы встречали людей, но не обращали на них внимания, их интересовали только обитатели страны фэри. Они проходили мимо, невидимые смертным очам, разве только мелькнув в них пугающей вспышкой. Не везде им приходилось сражаться, во многих странах они были желанными гостями и во время стоянок торговали с местными жителями. Через три года после отплытия корабли пришли домой, нагруженные товарами и пленниками. Имрик и Скэфлок вернулись со славой, и молва об их путешествии разнеслась по всей земле эльфов и сопредельным странам.


Глава 6

Ведьма продолжала жить в чаще леса в полном одиночестве, общаясь только со своими воспоминаниями, и долгие годы они пожирали ее душу, наполненную ненавистью и жаждой мести. Стремясь стать сильней, чтобы отомстить, она вызывала духов земли и беседовала с демонами ветров, и они многому научили ее. И вот она полетела, оседлав помело, на шабаш на Брокене. Ветер развевал ее лохмотья. Жутким было это празднество, на котором древние страшные твари пели гимны у черного алтаря и упивались кровью, но, наверное, ужасней всех были молодые женщины, предававшиеся там чудовищным обрядам и отвратительным соитиям.

Оттуда она вернулась мудрей, чем была до того и с помощником — злым духом в виде крысы. Эта крыса пила кровь из ее иссохшей груди, а ночью забиралась под подушку и нашептывала на ухо спящей. В конце концов ведьма решила, что у нее достаточно сил вызвать того кого она так страстно желала видеть.

Громом и молниями наполнилась ее хижина, голубым мерцанием и запахом серы, но появившаяся при этом тень, перед которой простерлась ведьма, была по своему прекрасна, как прекрасен грех в глазах того, кто предается ему по доброй воле.

— О ты, Многоименный, Князь Тьмы, Недобрый Спутник, — возопила ведьма. — Исполни мое желание, и я заплачу тебе твою всегдашнюю цену.

И тот, к кому она воззвала, ответил ей тихим и мягким, но настойчивым голосом:

— Ты далеко прошла по моей дороге, но еще не всецело принадлежишь мне. Милосердие Небес безгранично, и только добровольно отвергнув их волю, ты будешь потеряна для него.

— Что мне в милосердии? Оно не отомстит за моих сыновей. Я готова отдать тебе свою душу, если ты предашь моих врагов в мои руки.

— Этого я сделать не могу, — ответил гость. Но я тебе помогу обольстить твоих врагов, если только твое коварство превзойдет их силы.

— Этого мне достаточно.

— Но вспомни, разве ты уже не отомстила Орму? Разве не твоих рук дело то, что у него подменили старшего сына, и это может обернуться для Орма большой бедой?

— Старший сын Орма благоденствует в Эльфхайме, да и другие его дети спокойно растут. Я хочу истребить его поганое семя дотла, подобно тому, как он уничтожил моих детей. Ни небесные боги, ни тот, чьего имени мне лучше не произносить, не помогут мне, а потому ты, Черный Владыка, будь моим другом.

Она почувствовала на себе тяжелый взгляд, в котором вспыхивали ледяные огоньки.

— И сами боги тут не властны, — прошептал тихий голос — тебе самой это известно. Один, прозревающий судьбы людские не спеша творит свою волю… Но я помогу тебе. Я наделю тебя силой и знанием, дабы стала ты могущественной колдуньей. И я научу, как тебе наверняка поразить своих врагов, если только они не мудрей, чем ты думаешь. Есть в мире три Силы, и ни богам, ни духам ни людям не устоять против них, их не одолеть ни колдовством, ни превозмочь мощью — это Белый Христос, Время и Любовь. От первой ты можешь дождаться только гибели своих затей, и смотри чтобы ни Он, ни Его люди не оказались на твоем пути. Ты избегнешь Его, если будешь помнить, что Небеса оставили малым сим свободу воли, а потому и не гонят их на свои пути; даже чудеса, и те дают человеку не более чем возможность. Вторая, у которой имен больше, чем у меня самого, — Рок, доля, Закон, Норны, Необходимость, Брахма и иные, без числа, — к ней не стоит взывать, она не услышит. Тебе не дано понять, как она существует вместе с той свободой, о которой я говорил, так же как и то, что в мире одновременно есть старые и новые боги. Но чтобы овладеть великим знанием, ты должна размышлять об этом до тех пор, пока сердцем не поймешь, что у истины столько же ликов, сколько умов стремится постигнуть ее. А третья Сила — Сила смертная, может она и помешать и помочь, но только к ней ты должна прибегнуть.

Ведьма поклялась особой клятвой, и ей было сказано, где и как получить то знание, которого она жаждала. Ее гость покинул хижину, и когда она поглядела ему вслед, нисколько не был похож на того, кого она видела в своем доме. Это был высокий мужчина, удалявшийся быстрыми шагами, несмотря на то, что его длинная борода совсем посидела. Он был закутан в плащ, вооружен копьем, и на лице, затененном широкополой шляпой, казалось, был один глаз. Она вспомнила о том, кто славился своим коварством, кто обманывал и оборачивался, странствуя по свету, и задрожала.

Но едва он отошел настолько, что ведьма уже не могла его ясно видеть в обманчивом свете звезд, как она перестала размышлять о своих нелегких сомнениях и вся отдалась мыслям об утратах и будущей мести.

За исключением того, что подменыш был существом буйным и шумливым, он ничем не отличался от обычного младенца, и хотя Эльфриде пришлось немало с ним повозиться, ей и в голову не могло прийти, что это вовсе не ее сын. По желанию Орма она окрестила дитя Вальгардом, и пела ему, и играла с ним, и радовалась ему. Но ребенок так больно кусался, что выкормить его было настоящей мукой.

Орм обрадовался, когда, вернувшись домой, обнаружил, что у него родился такой красивый сильный мальчик.

— Он станет великим воином, — воскликнул вождь, — потрясателем стали, наездником моря.

Он оглядел двор и спросил:

— А где собаки? Где мой старый верный Грам?

— Грама больше нет, — печальным голосом ответила Эльфрида. — Он попытался прыгнуть на Вальгарда и разорвать его, и я приказала убить бедное обезумевшее животное. Но это так напугало других собак, что теперь они рычат и поджимают хвосты, когда я выхожу с ребенком во двор.

— Это странно, — сказал Орм, — людей нашего рода всегда любили собаки и лошади.

Но когда Вальгард подрос, стало ясно, что животные не подпускают его к себе: коровы при его приближении разбегались, лошади храпели и бились, кошки шипели и лезли на дерево, и ему пришлось рано научиться владеть копьем, чтобы обороняться от собак. Он, в свою очередь, платил животным тем же: осыпал их пинками и бранью а со временем стал безжалостным охотником.

Вальгард рос угрюмым молчуном, склонным к диким выходкам и непослушанию. Рабы ненавидели его за тяжелый характер и злые шутки. Постепенно и Эльфрида, боясь признаться в этом самой себе, разлюбила его.

Но Орм души не чаял в Вальгарде, несмотря на то, что не во всем у них было согласие. Когда он наказывал мальчишку, тот ни разу не заплакал, хотя и тяжела была рука у Орма. А когда он учил Вальгарда владеть мечом и со свистом опускал свой клинок, едва не задевая головы сына, тот и бровью не вел. Вальгард быстро рос и мужал, владел оружием так, будто родился с ним в руках, и никогда ни в чем не выказывал ни боязни, ни мягкости.

У него не было настоящих друзей, но немало находилось тех, кто готов был за ним пойти.

Эльфрида родила Орму еще двух сыновей: рыжеволосого Кетила и смуглого Асмунда, и оба они были многообещающими мальчиками, и двух дочерей: Асгерд и Фреду, притом младшая, Фреда, была вылитая мать. Эти дети ничем не отличались от других детей, смеялись и плакали, сперва играли около матери, а как подросли, принялись шататься по округе, и Эльфрида любила их и волновалась за них. Любил их и Орм, но Вальгард оставался его любимцем.

Вальгард мужал, по-прежнему одинокий, нелюдимый, молчаливый. Внешне он ничем не отличался от Скэфлока, пожалуй только волосы были немного темней, да кожа белей, да в глазах застыла тяжелая пустота. Но складка губ у него была упрямая, он редко улыбался, разве только пролив чью-нибудь кровь или причинив кому-нибудь боль, да и то это скорей была не улыбка, а оскал. Вальгард, который был выше и крепче всех мальчишек в округе, редко общался со своими сверстниками, иногда только составляя из них шайки для дурных дел. Он редко помогал по хозяйству, за исключением забоя скота, и всему предпочитал долгие прогулки в одиночестве.

Орм так и не построил задуманную когда-то церковь, однако окрестные крестьяне сами сделали это, и он не мешал своим людям молиться в ней. Как-то Эльфрида пригласила священника побеседовать с Вальгардом, но мальчик рассмеялся ему в лицо.

— Не желаю я кланяться вашему плаксивому богу, заявил он, — да и никакому другому. Если уж все таки нужно для чего-то взывать к богам, то жертвы, которые мой отец приносят Эзиру, помогают намного больше, чем любые молитвы, с которыми он или ты обращаетесь к Христу. Будь я богом, я скорей даровал бы удачу за кровавые жертвы, но скупца, который только и умеет, что досаждать лицемерными молитвами, я бы прогнал — вот так!

И он обрушил тяжелый пинок на священника.

Орм только посмеялся про себя, узнав об этой истории, а слезы Эльфриды не возымели действия, так что священник получил только скудное воздаяние.

Больше всего Вальгард любил ночь. Ночью он часто вставал и крадучись уходил из дому. Он мог до рассвета мчаться легкой волчьей походкой, точно околдованный лунным светом. Он бродил без цели, чувствуя беспокойство и томление, которые он и сам не умел объяснить, и его уныние рассеивалось только тогда, когда он убивал, калечил или рушил. Тогда он обретал способность смеяться, и кровь тролля стучала в его висках.

Но однажды он обратил внимание на крестьянских девушек, работающих в полях, в платьях, прилипших от пота к молодому телу, и с того дня у него появилась иная забава. Он был силен, хорош собой, и язык его был по-эльфийски боек, когда он давал ему волю. Вскоре Орму пришлось платить своим рабам за бесчестие их дочерей.

Это его не очень заботило, но когда Вальгард повздорил на пиру с Олафом, сыном Сигмунда, и убил его, Орм был вынужден заплатить большую виру. Последние годы Орм сидел дома, а если и путешествовал, то по торговым делам, но в то лето он пошел в викингский поход и взял Вальгарда с собой.

Это была честь для юноши, но он скоро оправдал ее, завоевав уважение других викингов воинским искусством и отвагой в битвах, так что они не обращали внимания на его склонность к бессмысленному убийству безоружных. Через некоторое время Вальгард стал берсерком: он начинал дрожать, кусать край своего щита, на губах у него выступала пена, и он с воем бросался в бой. Меч его быстро делался красным от крови, он не чувствовал ударов, которые ему наносили, и выражение его лица сковывало ужасом врагов еще до того, как оп успевал обрушить на них свое оружие. После битвы, в которой Вальгард нагромождал горы трупов, он некоторое время чувствовал себя обессилевшим.

Только грубые и беззаконные люди решались иметь дело с берсерками, и именно такими Вальгард предпочитал предводительствовать. Каждое лето он отправлялся в набег с Ормом, по вскоре Орм прекратил свои походы и Вальгард набрал собственную дружину. К тому времени как Вальгард вошел в силу, его имя уже наводило ужас. Так же, как и отец, он добывал золото, чтобы покупать корабли. На них он набрал таких отборных негодяев, что Орм ему запретил высаживать эту шайку на берег около своей усадьбы.

Зато другие дети Орма были всеобщими любимцами. Кет был похож на отца, рослый и веселый, готовый и на бой и на пир когда он подрос, то часто стал отправляться в море. Но только один раз пошел в викингский поход, крепко побранился с Вальгардом, и с тех пор уходил в море сам и только по торговым делам. Асмунд, стройный и тихий юноша, меткий лучник, рос не большим любителем сражений, и с годами он все больше занимался хозяйством в усадьбе. Асгерд выросла красивой, но крупной девицей, голубоглазой золотовласой, сильной и невозмутимой, а Фреда сполна унаследовала всю прелесть и красоту своей матери.

Так обстояли дела тогда, когда ведьма решила, что пора ей соткать свою сеть.


Глава 7

В ненастный осенний день, когда воздух пах дождем, а листья стали золотыми, медными, бронзовыми. Кетил с несколькими друзьями отправился на охоту. Они зашли далеко в лес и встретили белого оленя, такого огромного и величественного, что едва могли поверить своим глазам.

— Хо, королевский зверь, — прокричал Кетил, пришпорил свою лошадь, и они понеслись далеко вперед через булыжники и сучья, перепрыгивая бревна увертываясь от несущихся навстречу деревьев, прорываясь сквозь заросли кустов; опавшая листва хрустела под копытами, ветер ревел в ушах, и лес сливался в сплошное многоцветное пятно. Странно, но собаки не были увлечены погоней, и, хотя лошадь Кетила была не из лучших, он оставил далеко позади и собак и остальных охотников.

Впереди перед ним мелькал в белых сумерках белый олень, его похожие на деревья рога, взлетающие к небу во время прыжка. Через некоторое время сквозь голые сучья деревьев начал проникать холодный дождь, но, ослепленный погоней, Кетил его не чувствовал. Также он не чувствовал ни расстояния, ни часов, ни вообще чего-либо, кроме галопа своей лошади и азарта охоты.

Наконец они ворвались на небольшую поляну почти что вместе с оленем. Было темно, но Кетил направил свое копье на белый контур. Но когда он метнул его, олень, казалось, увернулся, потом вдруг растворился, подобно туману, разогнанному ветром, и исчез, только хвост мелькнул среди увядшей листвы.

Кетил начал понимать, что он оторвался от своих товарищей и потерял их. Резкий, холодный ветер рыдал в темноте. Его лошадь дрожала от усталости. И неудивительно, поскольку они находились в незнакомом для него лесу, а это означало, что они проехали далеко на запад от леса Орма. Он вообще не мог понять, как животное вообще не свалилось, выбившись из сил. И от сверхъестественности всего происшедшего ему стало жутко.

Но на другой стороне поляны под огромным дубом стоял дом. Кетил подумал о том, какие люди могут тут жить в таком одиночестве и как они тут могут жить, ведь он не увидел никаких следов хозяйства, но по крайней мере есть убежище для него и для его коня в этом изящном деревянном домике с соломенной крышей и приветливыми огнями в окнах. Он слез с лошади, взял копье и постучал в дверь.

Дверь открылась, за ней показалась комната, обставленная хорошей мебелью, в глубине двора была пустая конюшня. Но смотрел Кетил только на женщину, он не мог оторвать от нее глаз. Он почувствовал, как его сердце повернулось и забилось, словно дикая кошка, рвущаяся из клетки.

Она была высокого роста, платье с глубоким вырезом облегало каждый изгиб ее восхитительного тела. Ее черные распущенные волосы падали до колен, обрамляя идеальный овал ее лица, белого, как морская пена. Ее сочные губы были красные как кровь, у нее был тонкий нос и глаза с длинными ресницами под изящно вычерченными бровями. Они были бездонно зелеными, эти глаза с золотыми бликами и, казалось, смотрели Кетилу прямо в душу. Никогда, подумал в изумлении он, никогда раньше он не знал, как может смотреть женщина.

— Кто ты? — спросила она мягким певучим голосом. — Что тебе нужно?

Во рту у него пересохло и стук сердца, казалось, лишил его слуха но он попробовал ответить: — Я Кетил Ормссон… я заблудился во время охоты, и я прошу убежища для моей лошади и… себя…

— Добро пожаловать, Кетил Ормссон, — сказала она, улыбнувшись ему так, что сердце едва не выскочило из его груди. — Редко кто сюда заходит, и я каждому рада.

— Ты живешь одна? — спросил он.

— Да, но только не сегодня ночью! — засмеялась она, и Кетил обнял ее.

Орм выслал своих лошадей ко всем соседям, но никто ничего но мог сказать о его сыне. Через три дня Орм уже был уверен, что что-то нехорошее случилось с Кетилом.

— Он мог сломать себе ногу, встретить грабителей или как-нибудь еще попасть в беду, — сказал он. — Завтра Асмунд, мы отправимся на его поиски.

Вальгард сидел развалившись на скамье, с рогом меда в руке. Два дня назад он вернулся из своего летнего плавания, оставив корабли и людей в месте, которое оп купил. Вальгард прибыл домой на какое-то время не столько из желания видеть родственников, сколько из-за хорошей пищи и вина, которое подавали в доме Орма. Свет от огня отражался кровью на его угрюмом лице. — Почему ты говоришь это только Асмунду? — спросил он. — Я тоже тут.

— Я бы не сказал, что вы с Кетилом обожаете друг друга, — сказал Орм.

Вальгард усмехнулся и опустошил рог.

— Это точно, — сказал он. — Но все же я поохочусь за ним, и, надеюсь, именно я найду его и приведу домой. Мало найдется вещей более неприятных для него, чем быть обязанным мне.

Он пожал плечами, в глазах Эльфриды появились слезы.

Они начали поиски на рассвете, лай собак разносился в морозном воздухе. Большое количество людей верхом на лошадях рассыпались по лесу согласно оговоренному плану. Вальгард по привычке шел пешком и один. В качестве оружия он пес огромный топор, на голову был нахлобучен шлем, без них бы его можно было принять за дикого зверя. Он принюхивался к свежему воздуху и кружил по лесу в поисках следа. У него был нечеловеческий дар выискивания следов. Через некоторое время он обнаружил остатки тропы. Он усмехнулся, но не протрубил в свой рог, а устремился вперед легкими длинными скачками.

Когда день был в разгаре, он вбежал в густой старый лес, в котором он раньше никогда не был. Небо стало серым, и тучи нависли низко над корявыми деревьями. Ветер кружил опавшие листья в воздухе, похожие на духов, спешащих по дороге в ад, и его плач действовал на нервы Вальгарду. Он чувствовал, что что-то здесь не так, но, не обученный колдовству, он не знал, что именно заставило его насторожиться.

К сумеркам он уже зашел далеко, устал, был голоден и зол на Кетила. Он будет вынужден спать сегодня в лесу, а уже надвигается зима, и он поклялся себе отомстить за это.

Вдруг среди сгущающихся сумерек он заметил огонек. Это был огонь — убежище, даже если это логово разбойников. А если что, прорычал сам себе Вальгард, он получит удовольствие, убив их.

Ночь погнала его к дому. Принесенные ветром капли дождя липли к его щекам. Вальгард осторожно подошел к окну и вгляделся внутрь сквозь щели в ставнях.

На скамье перед огнем сидел счастливый Кетил. В одной руке у него был рог с пивом, другой он гладил женщину, сидящую у него на коленях.

Женщина, всесильные боги, какая женщина! Вальгард тяжело прохрипел. Он и не знал, что бывают такие женщины, как эта, которая смеялась на коленях у Кетила.

Вальгард подошел к двери и постучал в нее топорищем. Прошло достаточно времени, прежде чем Кетил открыл дверь, чтобы посмотреть, кто пришел, в руках у него было копье. К тому времени густо пошел снег с дождем.

Огромный и злой, в дверях появился Вальгард. Кетил выругался. Он отступил назад и пропустил его в дом. Вальгард медленно прошел по комнате. Вода от растаявшего снега стекала с него. Его глаза впились в женщину, прилегшую на скамье.

— Ты не очень гостеприимен, брат, — сказал он и расхохотался. — Ты бросаешь меня на улице во время урагана, в то время как ты здесь проводишь время со своей возлюбленной, меня, прошедшего столько утомительных миль в поисках тебя.

— Я тебя сюда не звал, — мрачно сказал Кетил.

— Нет? — Вальгард все еще смотрел на женщину. Она встретилась с ним взглядом, и ее красные губы растянулись в улыбку.

— Ты желанный гость, — выдохнула она. — Никогда прежде я не привечала такого большого человека, как ты.

Вальгард снова рассмеялся и посмотрел на изумленного Кетила. — Звал ты меня или нет милый брат, но я проведу эту ночь здесь, — сказал он. — А поскольку я здесь вижу лишь одну комнату с кроватью на двоих, а я прошел такой тяжелый, долгий путь, боюсь, тебе придется ночевать в конюшне.

— Ради тебя, нет! — прокричал Кетил. Его сжимающие копье руки побелели. — Будь это отец, или Асмунд, или кто-нибудь еще из наших, он был бы принят как дорогой гость. Но ты, злодей и берсеркер, ты будешь спать на соломе.

Вальгард усмехнулся и взмахнул топором. Копье ударилось о стену и переломилось возле острия. — Убирайся, мой маленький брат, — приказал он. — Или мне тебя вышнырнуть?

Слепой от ярости, Кетил ударил его сломанным древком копья. Бешенство овладело Вальгардом. Он подпрыгнул. Его топор свистнул в воздухе и погрузился в череп Кетила.

Все еще вне себя, он повернулся к женщине. Она протянула к нему руки. Вальгард схватил ее и целовал, пока на их губах не выступила кровь. Она громко рассмеялась.

Но на следующее утро, когда он проснулся и увидел Кетила, лежащего в луже спекшейся крови, встретился взглядом с его мертвыми глазами, что-то вдруг в нем шевельнулось — и он почувствовал раскаяние.

— Что я наделал? — прошептал он. — Я убил своего родственника.

— Ты убил человека, который был слабее тебя, — сказала женщина равнодушно.

Но Вальгард стоял над телом своего брата и грустно размышлял.

— Между нами было много хорошего, между нашими ссорами, — бормотал он. — Я помню, каким смешным нам казался теленок, старающийся подняться на свои дрожащие ноги, я помню ветер, дующий в наши лица, и солнце, блистающее на волнах, когда мы были в море, сквозняки, гуляющие по дому отца на святки, когда на улице бушевал шторм, я помню, как мы вместе с тобою, брат, купались, бегали, кричали. Всему этому теперь пришел конец, ты теперь бездыханный труп, а я встал на черный путь… но спи спокойно. Спокойной ночи, Кетил спокойной ночи.

— Если ты расскажешь об этом людям, тебя убьют, — сказала женщина. — Это его не вернет. А в могиле нет ни поцелуев, ни любви.

Вальгард покачал головой. Он поднял тело и унес его в лес. Он боялся снова притрагиваться к топору, поэтому он не стал вытаскивать его из черепа мертвеца, похоронив его под грудой камней.

Но когда Вальгард вернулся в дом, женщина ждала его там, и вскоре он все забыл. Ее красота затмевала свет солнца, и не было ничего, что бы она не знала в искусстве любви.

Пришел жестокий мороз, выпал верный снег. Эта зима будет долгой.

Через неделю Вальгард подумал, что пора вернуться домой. Кто-нибудь может начать искать его, к тому же драки могут разрушить команды его кораблей. Но женщина отказалась уйти с ним.

— Здесь мое место, и я не могу его покинуть, — сказала она. — Приходи, когда бы тебе ни захотелось, Вальгард, мой дорогой. Я всегда буду тебе рада.

— Я скоро вернусь, — пообещал он. Он даже не подумал увести ее силой, хотя со многими женщинами оп поступал так раньше. Ее добровольное принесение себя в дар было слишком бесценно.

У дома Орма он был радостно встречен его хозяином, который боялся, что Вальгард тоже потерялся. Никто больше не обрадовался его возвращению.

— Я зашел далеко на запад и на север, — сказал Вальгард — и не нашел Кетила.

— Не нашел, — повторил Орм горестно, — должно быть, он погиб. Мы искали несколько дней, и нашли лишь его лошадь без седока. Я буду готовиться к поминкам.

Вальгард пробыл лишь пару дней среди людей, за тем снова отправился в лес, пообещав вернуться к поминкам. В задумчивости смотрел Асмунд на уходящего Вальгарда.

Младшему брату казалось странным, что Вальгард избегает разговоров о судьбе Кетила. И еще более странными казались слова Вальгарда, что он должен отправиться на охоту, теперь, когда уже наступала зима. Медведей в лесу не будет, а остальные звери в это время такие пугливые, что люди не старались их преследовать, прорываясь сквозь снег. Почему Вальгард так долго не возвращался и почему он так скоро снова ушел?

Так думал Асмунд, и, наконец, через два дня после того, как ушел Вальгард, он отправился за ним. После его ухода не было ни снега, ни ветра, и следы были хорошо видны на белом, хрустящем снегу. Он шел один, на лыжах, по местам, где не было ничего живого, кроме него, и мороз вгрызался и вгрызался в его тело.

Через три дня вернулся Вальгард. У Орма собралось много народу отовсюду, шли поминки. Берсеркер мрачно проскользнул через заполненный народом двор.

Эльфрида потянула его за рукав.

— Ты видел Асмунда? — спросила она испуганно. Он ушел в лес и еще не возвращался.

— Нет, — коротко ответил Вальгард.

— Худо было бы потерять двух лучших сыновей в один месяц, оставшись с худшим. — сказала Эльфрида и отвернулась от него.

К вечеру гости собрались в большом зале. Орм сидел на своем высоком стуле, Вальгард по правую руку. Люди сидели на скамьях, поставленных по обе стороны комнаты, вместе поднимая рога среди дыма и пламени от огня, горящего в канавке между скамьями. Женщины бегали туда сюда, следя, чтобы эти рога были все время наполнены.

Кроме семьи умершего, все присутствующие начали веселеть от пива, и много взглядов было устремлено на двух дочерей Орма сквозь туманный играющий красный свет.

На лице у Орма была улыбка, в которой, как и подобало воину, было презрение к смерти; но никто не мог сказать, что под ней таилось. Эльфрида не могла сдержать рыданий, временами она плакала, спокойно и безнадежно. Вальгард сидел молча, осушая рог за рогом, пока его голова не затуманилась хмелем. Его тоска только увеличилась. Вдали от женщины и тревог войны, он не мог ни о чем думать, кроме как о том, что он совершил. И лицо Кетила проплывало перед ним в сумерках.

Пиво лилось рекой, пока все гости не напились и шум их голосов не наполнил зал. Затем громкий стук в центральную дверь прорвался и заглушил шум. Засов на двери был поднят, но звук привлек внимание гостей. В зал ворвался Асмунд.

Свет от огня осветил его фигуру в темноте. Он стоял, качаясь, и был весь белый. В руках он держал что-то, завернутое в накидку. Он обводил комнату пустым взглядом, отыскивая кого-то, и постепенно в зале наступила полная тишина.

— Проходи, Асмунд! — громко прозвучал в тишине голос Орма. — Мы уже начали волноваться за тебя…

Асмунд все еще смотрел перед собой, и те, кто проследил за его взглядом, увидели, что он сосредоточен на Вальгарде. Наконец он монотонно произнес: — Я принес на прощальное пиво гостя.

Орм сидел не шевелясь, хотя кожа под его бородой побледнела. Асмунд поставил свою ношу на пол. Она была замерзшей и твердой настолько, что могла стоять, и он ее поддерживал, обняв одной рукой.

— Пирамида из камней, в которой я нашел его, была страшно холодной, — сказал Асмунд. Слезы показались на его глазах. — Я решил, что это плохое место и что будет позором, если мы устроим поминки в его честь, в то время как он будет лежать там один, лишь в компании ветра и звезд. И я принес Кетила домой… Кетила, с топором Вальгарда в голове!

Он сбросил накидку, свет от огня отразился свежей кровью, той, которая запеклась вокруг топора. Волосы Кетила были покрыты инеем, его мертвое лицо ухмылялось Вальгарду. Его горящие глаза были наполнены пламенем. Он опирался на Асмунда и смотрел на Вальгарда.

Орм медленно повернулся, чтобы посмотреть на берсеркера, который застыл под слепым взглядом, направленным на него, у него самого, как у трупа, отвисла челюсть. Но привычный гнев охватил его. Вальгард вскочил и прорычал Асмунду: — Ты лжешь!

— Все знают твой топор, — тяжело проговорил Асмунд. — А теперь, люди добрые, схватите братоубийцу, свяжите и повесьте.

— Оставьте мне мое право, — закричал Вальгард. — Дайте мне посмотреть на это оружие.

Никто не пошевелился. Все были слишком потрясены. Вальгард пошел к двери через безмолвный зал, в котором лишь огонь в этот момент обладал голосом.

Оружие было составлено рядом. Проходя, он схватил копье и бросился бежать. — Ты не уйдешь! — крикнул Асмунд и повернулся, чтобы выхватить меч и преградить ему путь. Вальгард ударил его копьем. Копье прошло сквозь незащищенную латами грудь Асмунда и пригвоздило его к стене вместе с Кетилом. Они так и стояли, два брата, опершись друг на друга, глядя на убийцу.

Ярость берсеркера овладела, им и Вальгард завыл. Глаза его горели зеленым светом, как у рыси, на губах его была пена. Орм побежал за ним, поднял меч и атаковал. Вальгард вскинул свой нож, отразил удар Орма, отведи меч в сторону ударом левой руки, и вонзил лезвие в горло Орма.

Кровь струилась вокруг него. Орм упал. Вальгард поднял меч. К нему подбегали гости. Они преградили ему путь к бегству. Вальгард убил тех, что были ближе к нему. Его вой пронесся по залу.

Зал кипел людьми. Одни старались забраться подальше в угол, другие схватить безумного. Меч Вальгарда свистел в воздухе. Упало еще трое. Потом принесли широкую доску от стола. Ею они отодвинули Вальгарда подальше от места, где было составлено оружие. Все начали вооружаться.

Но в такой толкотне это шло медленно. Вальгард рубил тех, между ним и дверью: они были безоружны. Некоторые были убиты, некоторые были ранены. Он прорвался вперед. В дверях стоял воин, у него был меч и щит с железным ободом. Вальгард взмахнул мечом, лезвие ударилось о край щита и переломилось.

— Твой меч слишком хрупок, Орм, крикнул он. Воин рванулся к нему, Вальгард отскочил назад и вырвал топор из головы Кетила. Его противник слишком спешил и был неосторожен: первый его удар отбросил щит. Второй отрубил руку воина у плеча. Вальгард выскочил в дверь.

Вслед ему летели копья. Вальгард вбежал в лес. Кровь его отца какое-то время капала с него, пока не замерзла и больше не помогала собакам идти по его следу. Даже когда он скрылся от них, он продолжал бежать, чтобы тоже не замерзнуть. Дрожа и рыдая, он бежал на запад.


Глава 8

Колдунья сидела одна в темноте и ждала. Вскоре что-то проскользнуло в крысиную дыру. Посмотрев вниз, на темный пол, она увидела своего друга. Худой и изможденный, он не стал ничего говорить, пока не забрался к ней на грудь и не напился. Затем он лег у нее на коленях и посмотрел на нее своими злыми блестящими глазками.

— Так как прошло твое путешествие? — спросила она.

— Оно было долгим и холодным, — ответил он. — Я добрался до Эльфхьюфа в виде летучей мыши. Ползая по залам дворца Имрика, я несколько раз был близок к смерти. Они страшно проворны, эти эльфы, к тому же они знали, что я не просто обычная крыса. Но тем не менее мне удалось подслушать их совет.

— Их план таков, как я предполагала?

— Да. Скэфлок отправится в Тролльхайм, чтобы совершить налет на владения Иллрида. Они надеются убить короля или по крайней мере расстроить его приготовления к войне — теперь, когда он открыто объявил об окончании перемирия. Имрик же останется в Эльфхьюфе и будет готовиться к обороне.

— Хорошо. Старый граф эльф слишком коварен, но один Скэфлок вряд ли избежит ловушки. Когда он отправляется?

— Через девять дней. Он возьмет около пятидесяти кораблей.

— Эльфы передвигаются по морю быстро, и они той же ночью будут в Тролльхайме. С ветром, который я научу его поднять, Вальгард будет там через три дня, и еще нужно дать ему три дня приготовлений. Вальгарду нужно предстать перед Иллридом незадолго до Скэфлока, я должна задержать его здесь… гм, ему еще понадобится время, чтобы добраться до своих людей… будет не очень трудно управлять им, поскольку он сейчас преступник и спешит сюда в отчаянии.

— Ты жестока к Вальгарду.

— Я не имею ничего против Вальгарда, поскольку он не принадлежит к роду Орма, но он мое орудие в трудной и опасной игре. Уничтожить Скэфлока будет не так просто, как Орма и двух братьев, как будет легко добраться о двух сестер. Над моим колдовством и силой он лишь посмеется. — Ведьма усмехнулась в темноте. — да, но Вальгард — это орудие, которое я превращу в оружие, и оно пронзит сердце Скэфлока. Что касается самого Вальгарда, то я даю ему возможность возвыситься среди троллей, особенно если они победят эльфов. Моя мечта — сделать падение Скэфлока вдвойне горьким, разрушив Эльфхайм через него.

И ведьма села и стала ждать искусство, которому ее научили прожитые годы.

На рассвете, когда серый, безнадежный свет прополз по снегам и покрытым льдом деревьям, Вальгард постучался в дверь дома женщины. Она тут же открыла и он упал на ее руки. Он был почти мертвый от усталости и холода, весь в крови, глаза его были дикими, лицо ничего не выражало.

Она дала ему мяса, пива и трав, и вскоре он уже крепко обнимал ее.

— Ты единственная, что у меня осталось, — пробормотал он. — Женщина, чья красота и распутство принесло мне это несчастье, я должен убить тебя, а затем себя.

— Почему ты так говоришь? — улыбнулась она. — Что случилось?

Он утопил свое лицо в аромате ее волос.

— Я убил своего отца и братьев, — сказал он, — и теперь я преступник, которому нет прощения.

— Что касается убийств, — сказала женщина, — они лишь доказывают, что ты сильнее тех, кто тебе угрожал. Какое имеет значение, кем они были? — Ее зеленые глаза впились в него. — Но если мысль о том, что ты убил своих родственников, сильно тебя волнует, то я скажу тебе, что ты невиновен.

— А?.. — Он тупо посмотрел на нее.

— Ты не сын Орма, Вальгард Лютый. Я обладаю двойным зрением, и я говорю тебе, что ты рожден не от людей, а от такого древнего и благородного рода, что едва ли можешь себе представить свое настоящее наследство.

Его огромная фигура налилась свинцом. Он схватил ее за запястья, в доме раздался его вопль:

— Что ты сказала?

— Ты подкидыш, оставленный графом эльфов Имриком вместо украденного сына Орма, — сказала женщина. — Ты настоящий сын Имрика от рабыни, дочери Иллрида, короля троллей.

Он отбросил ее от себя. Капли пота выступили на его лбу.

— Ложь! — задыхаясь простонал он. — Ложь!

— Правда, — холодно ответила женщина. Она медленно подходила к нему. Он отступал, тяжело дыша. Ее голос был ровен и непреклонен — Почему ты не похож на детей Орма и вообще на людей? Почему ты презираешь богов и людей, гуляешь в одиночестве, забываясь лишь в ярости убийства? Почему ни одна из женщин, с которыми ты делил постель, не принесла ребенка? Почему звери и маленькие дети боятся тебя? Она загнала его в угол. Ее глаза не отпускали его. — Чем это еще объяснить, кроме как тем, что ты не Человек?

— Но я рос так же, как все другие люди, я могу выносить железо и священные вещи, я не волшебник…

— Это злая работа Имрика, который ограбил тебя, лишив того, что принадлежит тебе от рождения и променяв тебя на сына Орма. Он сделал тебя похожим на украденного ребенка. Ты вырос в душной среде людей, где не могла раскрыться колдовская сила, дремлющая в тебе. Ты можешь расти, стареть и умереть в быстром росчерке человеческой жизни, святые и земные вещи, которых боятся эльфы, для тебя не страшны, но за эту возможность Имрик заплатил ценой принадлежащего тебе от рождения права тысячелетней жизни. Но он не мог вложить в тебя человеческую душу, Вальгард. И так же как он, ты погаснешь после своей смерти, подобно задутой свече, у тебя нет надежды попасть ни на небеса, ни в ад, ни в пределы старых богов — и в то же время ты будешь жить не дольше обычного человека!

При этих словах Вальгард вскрикнул, оттолкнул ее в сторону и выбежал в дверь. Женщина улыбалась.

На улице было холодно, и шумел ураган, Вальгард вернулся в дом только когда стемнело. Он вернулся согнувшимся и побитым, но его глаза блестели, он смотрел на свою возлюбленную.

— Теперь я тебе верю, — пробормотал он, здесь больше верить некому. Я видел духов и демонов, несущихся в урагане, летающих вместе со снегом; они проносились мимо и смеялись надо мной. — Он уставился в темный угол комнаты. — На меня опустилась ночь. Жалкая игра моей жизни проиграна — я потерял свой дом, родичей и даже свою душу, которой у меня никогда не было, и теперь я понимаю, что был всего лишь тенью, отбрасываемой могущественными силами, которые теперь задувают свечу. Спокойной ночи, Вальгард, спокойной ночи… — И он упал на кровать и зарыдал.

Женщина загадочно улыбнулась, легла рядом с ним и поцеловала его. Ее поцелуй был как огонь и вино. И когда он, изумленный, молча посмотрел на нее, она прошептала:

— Речи недостойные Вальгарда берсеркера, могущественного из воинов, чье имя наводит ужас на всех от Ирландии до Гардарики. Я думала, что ты ухватишься за мои слова с радостью и изменишь судьбу, придав ей лучшую форму своим огромным топором. Ты жестоко мстил за меньшие обиды, чем эта, — у тебя украли твое естество и заключили тебя в темницу, в рамки жизни обычного смертного.

Вальгард почувствовал, что к нему возвращается какая-то сила, лаская женщину, он чувствовал, что эта сила растет вместе с ненавистью ко всему, кроме нее. — Но что я могу сделать? Как я могу отомстить? Я даже не могу видеть эльфов и троллей, если они сами этого не захотят.

— Этому я могу тебя научить, — ответила она. — Нетрудно приобрести особое волшебное зрение, с которым рождаются существа Фэри. После этого, если ты захочешь, ты сможешь уничтожить тех, кто принес тебе зло, и будешь смеяться над своим изгнанием, будучи могущественней любого короля людей.

Вальгард сосредоточил свой взгляд на ней.

— Каким образом? — медленно спросил он.

— Тролли готовятся к войне со своими старыми врагами — эльфами, — сказала она. — Вскоре Иллрид, король троллей, пошлет войско в Эльфхайм, скорее всего сначала он ударят по силам Имрика здесь, в Англии, чтобы обезопасить свой фланг и тыл и двинуться затем на юг. Среди сильнейших воинов Имрика будет Скэфлок, поскольку ему не страшны ни железо, ни святые вещи, он необычайно силен и наделен колдовскими знаниями. Этот приемный сын Имрика занимает место, которое принадлежит по праву тебе. Если ты быстро отправишься морем к Иллриду, поднесешь ему богатые дары, предложишь ему свою человеческую силу, а также расскажешь ему о своем происхождении, ты можешь занять высокое место в его армии. Во время налета на Эльфхьюф ты можешь убить Имрика и Скэфлока, и тогда Иллрид наверняка сделает тебя графом британских земель эльфов. После того, научась колдовству, ты сможешь достичь еще большего. Да, ты сможешь научиться, как изменить то, что сделал с тобой Имрик, и стать, подобно настоящим эльфам и троллям бессмертным до окончания этого мира.

Вальгард рассмеялся, визжа подобно раненому волку.

— Это действительно здорово! — крикнул он. — Мне, убийце, преступнику и нечеловеку, нечего терять и есть что выигрывать. Если мне суждено присоединиться к полчищам холода и тьмы, так лучше я присоединюсь к ним со всем сердцем. О, женщина, женщина, что ты сделала со мной, это зло, но я благодарен тебе за него.

Он неистово ласкал ее, но затем, когда он заговорил, голос его был холоден и спокоен.

— Как мне добраться до Тролльхайма? — спросил он. Женщина открыла сундук и достала оттуда кожаный мешок, завязанный на узел.

— Ты должен отплыть точно в тот день, который я тебе назову, — сказала она. — Когда ты загрузишь судно, развяжи его. В нем хранится ветер, который доставит тебя куда нужно, и волшебное зрение, с помощью которого ты увидишь владения троллей.

— А что будет с моими людьми?

— Они будут частью твоего дара Иллриду. Троллям доставит удовольствие поохотиться за ними среди гор. И они почувствуют, что твои люди грешники, за которых ни один бог не станет заступаться.

Вальгард пожал плечами.

— Раз уж мне суждено быть троллем, так пусть уж в крови моей будет и предательство. — сказал он. — Но что я еще могу дать, чтобы ему понравилось? У него, должно быть, море золота, драгоценных камней и других ценностей.

— Ты дашь ему то, что стоит дороже, — сказала женщина. — У Орма две дочери девицы, а Тролли очень похотливы. Если ты их свяжешь и приведешь, только так, чтобы они не успели перекреститься и назвать имя Христа…

— Только не этих двоих, — в ужасе сказал Вальгард. — Я вместе с ними рос и причинил им уже достаточно зла.

— Именно этих двоих, — сказала женщина. — Если Иллрид возьмет тебя к себе на службу, он должен быть уверен, что ты порвал со всеми человеческими связями.

Вальгард отказывался, но она прильнула к нему, поцеловала и оплела его рассказами о черной славе и величии, которые его ожидают. Наконец он согласился.

— Но я хотел бы знать, кто ты, самая злая и самая прекрасная во всем мире, — сказал он.

Она рассмеялась, упав ему на грудь и обняв его.

— После того как ты узнаешь женщин эльфов, ты забудешь обо мне.

— Нет, никогда я тебя не забуду, дорогая, тебя, открывшую мне глаза.

Женщина задерживала Вальгарда в своем доме столько, сколько считала необходимым. Она оттягивала час расплаты с Фэри, притворяясь, будто колдует для того, чтобы вернуть Вальгарду волшебное зрение. Но едва ли это было необходимо, поскольку ее красота и любовь держали его в этом доме крепче, чем цепи.

Повсюду уже лежал снег, когда она наконец сказала: — Тебе пора отправляться.

— Нам, — ответил он. — Ты должна пойти со мной, я не могу жить без тебя. — Он обнял ее. — Если ты не пойдешь добровольно, то я уведу тебя силой.

— Очень хорошо, — вздохнула она. — Хотя, возможно, ты решишь иначе, когда я дам тебе зрение.

Она поднялась, посмотрела на него и провела рукой по его лицу. Она задумчиво улыбалась.

— Ненависть суровый учитель, — сказала она. — Я не думала, что снова придется повеселиться, Вальгард, мне очень грустно с тобой расставаться. Удачи тебе, мой дорогой. А теперь… — она коснулась кончиками пальцев его глаз, — …смотри!

Хорошо убранный маленький домик и высокая белокурая женщина поплыли перед ним, подобно дыму, разгоняемо ветром. И внезапно в ужасе он увидел их не завороженными колдовством глазами обычного смертного, а такими, какими они были на самом деле…

И Вальгард увидел.

Он сидел в грязной плетеной лачуге, где крошечный огонек отбрасывал тусклый свет на кучи костей, тряпья и ржавых орудий и принадлежностей колдовства. Он посмотрел на тусклые глаза ведьмы, на ее лицо — маску из сморщенной кожи, натянутой на беззубый череп. На ее сморщенной груди сидела крыса.

В ужасе он вскочил на ноги. Ведьма хитро смотрела па него. — Милый, милый, — хихикала она, — мы отправимся на твой корабль? Ты поклялся, что никогда не расстанешься со мной.

— Из-за тебя я стал преступником — проревел Вальгард. Он схватил свой топор и замахнулся на нее. Но когда он ударил ее тело куда-то ускользнуло. По полу пробежали две крысы. Топор воткнулся в землю перед дырой, в которую они скрылись..

В бешенстве Вальгард схватил палку и сунул ее в огонь. Когда она разгорелась он коснулся ею тряпья и соломенной крыши. Он стоял снаружи и смотрел как пылает лачуга, готовый ударить топором по тому, кто бы о не появился. Но было лишь играющее пламя, свистящий ветер, снег, который шипел, падая в огонь. Когда не осталось ничего, кроме пепла, Вальгард прокричал:

— Из-за тебя я потерял свой дом, родственников и надежду, из-за тебя я отрекаюсь от своей прежней жизни и вступаю в царство тьмы, из-за тебя я стал троллем. Слушай меня, ведьма, если ты еще жива, я воспользуюсь твоим советом. Я стану графом троллей в Англии, а может быть, однажды, и королем всего Тролльхайма, и тогда я обрушусь на тебя со всей силой, которую я тогда буду иметь. Ты, как и любой человек, эльф или кто-либо еще, вставший у меня на пути, узнаешь мой гнев, и никогда я не успокоюсь до тех пор, пока не сниму с тебя живой кожу, с тебя, которая разбила мое сердце и наполнила его тьмой.

Он повернулся и побежал на восток, вскоре он скрылся в снегопаде. Сидя под землей, ведьма и ее друг усмехнулись друг другу. Все шло так, как они задумали.

Люди, из которых состояли команды кораблей Вальгарда, были худшими из викингов: большинство из них было изгнано из своих родных земель, а любой из них был непрошеным гостем, куда бы он ни отправился. Поэтому Вальгард и купил свою собственную землю, где они могли бы перезимовать. Они жили хорошо, обслуживаемые рабами, но его соратники были настолько вспыльчивы и буйны, что лишь такой человек, как их хозяин, мог их удерживать вместе.

Когда их достигла весть об убийствах, они поняли, что вскоре люди страны Датского Закона придут, чтобы расправиться с ними, и тогда они снарядили корабль и приготовились к плаванию. Но они никак не могли прийти к согласию, куда им плыть теперь, зимой, и было много споров и драк. Так могло бы продолжаться до тех пор, пока их враги не предстали бы перед ними, если бы не вернулся Вальгард.

Он пришел после заката. Огромные заросшие люди сидели и пили рог за рогом, пока их крики не сделали их самих глухими. Многие храпели на полу рядом с собаками, другие вопили и переругивались из-за каких-то пустяков друг с другом. При этом свидетели ссоры были склонны скорее подначить, нежели успокоить их. Туда — сюда бегали испуганные рабы и уже давно выплакавшие свои слезы рабыни.

Вальгард подошел к своему пустому высокому стулу, огромный и страшный, выглядевший еще мрачнее, чем прежде, большой топор, который стали называть Братоубийцей, был перекинут через плечо. Тишина расплылась волнами среди присутствовавших, пока не стало казаться, что лишь огонь в этом зале имеет голос.

Вальгард заговорил:

— Мы не можем оставаться здесь. Хотя вы не были в поместье Орма, случившееся будет воспринято его людьми как повод, чтобы отделаться от вас. Ну и ладно. Я знаю место, где мы можем завоевать больше богатства и славы, туда мы и отправимся на рассвете послезавтра.

— Где это место и почему не отплыть завтра? — спросил один из его капитанов, старый, покрытый шрамами человек по имени Штайнгрим.

— Что касается последнего — у меня есть дело в Англии, с которым мы справимся завтра, сказал Вальгард. — А что касается первой части вопроса, наша цель — Финляндия.

Поднялся шум. Сквозь него прорвался голос Штайнгрима:

— Ничего глупее в своей жизни я не слышал. Финляндия — бедная и пустынная земля, чтобы достичь ее, нам придется пересечь море, которое опасно даже летом. Что мы там можем завоевать, кроме смерти, утонув где-нибудь или попав под власть проживающих там колдунов, или, в лучшем случае, земляных лачуг, в которых мы будем ютиться? У нас под рукой Англия, Шотландия, Ирландия, Оркнейские острова, на юге пролива Валлония, там мы можем получить более богатую добычу.

— Я отдал приказ и вы ему подчинитесь, — сказал Вальгард.

— Только не я, — ответил Штайнгрим. — Должно быть, ты свихнулся, пока скрывался в лесах.

Подобно дикой кошке Вальгард прыгнул на капитана. Его топор упал на голову Штайнгрима.

Один из людей закричал, схватил копье и попытался ударить им Вальгарда. Берсеркер уклонился от удара, вырвал древко копья из его рук и бросил нападавшего на землю. Вальгард вытащил топор из головы Штайнгрима, он стоял среди неясного света и дыма, его глаза сверка ли, как осколки морского льда. Он спокойно спросил:

— Кто-нибудь еще хочет мне перечить?

Никто не пошевелился и не сказал ни слова. Вальгард прошел назад к своему месту и сказал:

— Я поступил так жестоко, потому что мы больше не можем продолжать жить по-старому, так разобщено и вольно, как это у нас было принято. Мы погибнем, если не превратимся в одного человека, головой которого могу быть лишь я. Я знаю, что мой план на первый взгляд кажется неумным, но Штайнгриму следовало выслушать меня до конца. Дело в том, что до меня дошла весть, что этим летом в Финляндии построено новое поместье одним богатым человеком и все, что бы мы ни пожелали, мы можем там получить. Они не будут ожидать викингов зимой, поэтому мы легко сможем захватить это поместье. Плохой погоды я не боюсь, вы же знаете, что я умею ее предсказывать, а я носом чую, что подует хороший ветер.

Все вспомнили, что руководство Вальгарда раньше всегда приносило им пользу. А что касается Штайнгрима, среди присутствующих не было его родственников или названого брата. Все закричали, что последуют за Вальгардом, куда бы он ни направился. Когда тело вынесли и пьянство возобновилось, он собрал своих капитанов.

— Есть место, которое мы ограбим до того, как покинем Англию, — сказал он им. — Это будет не трудно и мы захватим хорошую добычу.

— Какое место? — спросил один из капитанов.

— Поместье Орма Сильного, который больше не может защитить его, поскольку он мертв.

Даже для таких грабителей это показалось слишком большим злом, но они не осмелились перечить своему Вождю.


Глава 9

Поминки по Кетилу превратились одновременно в поминки по Асмунду и Орму. Все пили молча и печально, Орм был мудрым вождем, и его вместе с сыновьями любили и уважали, даже несмотря на то, что он был неверующим. Земля еще неокончательно замерзла, и слуги начали копать могилу сразу на следующий день после убийств.

В могилу был перенесен лучший корабль Орма. В него были сложены драгоценности, и пища, предназначенная для долгого последнего пути. Лошади и собаки были убиты и помещены на корабле, а также в нем были оставлены рабы Орма с лучшей одеждой, оружием и со всем тем, что им может понадобиться. Орм хотел быть похороненным именно так и взял со своей жены обещание, что она выполнит это его желание.

Через несколько дней, когда все было готово, Эльфрида предстала перед умершими. Был мрачный серый зимний день. Эльфрида стояла и смотрела на Орма, Кетила и Асмунда. Ее неубранные волосы падали им на грудь и скрывали ее лицо от присутствующих.

— Я бы убила себя и отправилась бы вместе с вами, но священник сказал, что это было бы грехом — прошептала она. — Жизнь теперь будет тяжелой. Вы были хорошими мальчиками, Кетил и Асмунд, и ваша мать будет тосковать по вашему смеху. Кажется, что только вчера я пела вам колыбельные и вы засыпали у меня на груди. Вы были тогда такими маленькими и вдруг неожиданно вы стали высокими молодыми мужчинами гордостью Орма и моей. А теперь вы лежите так спокойно, на ваших мертвых лицах не тают снежинки. Странно… — Она покачали головой.

— Я не могу поверить, что вы убиты. Я не верю в это. Она улыбнулась Орму.

— Мы часто ссорились. — пробормотала она, — По это ничего не значит, потому что ты любил меня и… и я тебя тоже. Ты был добр ко мне, Орм, а теперь ты мертв, и в мире остался лишь холод, только холод. Вот о чем я прошу всемилостивого Господа: чтобы он простил тебе то, что ты совершал против его законов. Поскольку ты был очень невежественным, но мудрым, когда управлял своими кораблями. У тебя были умные руки, когда ты делал ими колыбели или игрушки для детей… И если случится так, что Господь не сможет пустить тебя на небеса, то я молю Его отправить меня в ад вслед за тобой… да, а если ты отправишься к своим языческим богам, то я и тогда последую за тобой. А теперь прощай. Орм, я тебя любила и люблю. Прощай.

Она встала на колени и поцеловала его. — У тебя холодные губы, — сказала она и растерянно огляделась.

— Ты меня не так целовал. Это не ты лежишь мертвый в корабле… но где же ты Орм?

Они вывели ее из корабля, и люди долго работали, засыпая его землей и насыпая курган над ним. Когда все было готово, захоронение возвышалось со стороны моря и было огромно, и волны бились о его основание, напевая погребальную песню.

Священник, который не одобрил этих языческих похорон, не освятил землю, но он сделал все, что мог, и Асгерд заплатила ему за многие службы, которые он отслужил по душам умерших.

Молодой человек по имени Эрленд Торкелссон, который был помолвлен с Асгерд, сказал:

— Пустым стало это поместье теперь, когда его люди ушли.

— Да, ответила девушка. Холодный ветер с моря принес сухие хлопья снега и украсил ими ее локоны.

— Пожалуй, я и несколько моих друзей останемся здесь, пока не приведем все в порядок, — сказал он. — Потом я женюсь на тебе, Асгерд, и после этого ты со своей матерью и сестрой перейдешь жить к нам.

— Я не выйду замуж за тебя до тех пор, пока Вальгард не будет повешен, а его люди сожжены в их же логове, — гневно сказала она.

Эрленд улыбнулся без радости. — Это скоро случится, — сказал он. — Стрела войны уже пошла из рук в руки. И думаю, что, прежде чем они успеют скрыться или собрать свои силы воедино, земля будет освобождена от этой язвы.

— Это хорошо, — покачала головой Асгерд.

Большинство из тех, кто приходил на поминки, ушли, но остались люди из поместья и Эрлевд с полудюжиной людей. Пришла ночь, вместе с ней налетел холодный ветер, неся на своих крыльях снег, он ревел, гуляя по дому. Затем пошел град — множеством ночных разбойников, бегающих по крыше. Комната была большой, темной и мрачной; люди собрались вместе в одном ее конце. Они мало говорили и много пили.

Вдруг Эльфрида сказала:

— Я слышу, снаружи что-то есть.

— А я нет, — сказала Асгерд. — В такую ночь там ничего не может быть.

Фреда, которой не нравился отрешенный взгляд матери, дотронулась до нее и сказала робко: — Ты совсем не одинока. Твои дочери никогда не забудут тебя.

— Да… да, Эльфрида наконец улыбнулась. — Кровь Орма будет жить в вас, а значит, не зря были проведены наши ночи с ним… — Она посмотрела на Эрленда. Будь ей хорошим мужем. В ней течет кровь вождей.

— Кем же мне еще быть, как не хорошим мужем? — сказал он.

Неожиданно раздался стук в дверь. Сквозь ветер прорвался крик:

— Откройте! Откройте или мы сломаем дверь!

Люди схватили оружие. Слуга отодвинул засов и был тут же убит топором. Высокий и мрачный, защищаемый двумя щитами, которые держали перед ним два человека, покрытые снегом, в комнату ввалился Вальгард.

Он сказал:

— Пусть женщины и дети выйдут на улицу, они останутся живы. Но дом окружен моими людьми, и я его сожгу.

Брошенное копье со звоном ударилось о покрытые железом щиты. Сильнее, чем обычно, запахло дымом.

— Разве ты уже не достаточно сделал? — закричала Фреда. — Ты можешь сжечь этот дом, если хочешь, но я скорее останусь в нем, нежели приму жизнь от тебя.

— Вперед! — крикнул Вальгард, и он вместе с дюжиной викингов ворвался в дом, никто не мог их остановить.

— Через мой труп! — крикнул Эрленд. Он схватил меч и напал на Вальгарда, свистнул топор Братоубийца. Меч отлетел со звоном в сторону. Топор воткнулся меж его ребер, и Эрленд упал на пол. Вальгард перепрыгнул через него и схватил Фреду за запястье. Другой викинг схватил Асгер. Остальные окружили этих двоих стеной из щитов. Защищенные шлемами и броней они без особого труда прорвались назад к выходу, убив трех людей, которые пытались их остановить.

Когда грабители вышли, те, кто находился в доме, вооружились лучше и попытались вырваться из него. Но они были убиты или загнаны назад воинами, которые стояли у каждого выхода. Эльфрида закричала и побежала к двери. Ее викинги выпустили.

Вальгард связал Фреде и Асгерд руки на случай, если они не пойдут сами и придется волочить их силой. Крыша дома уже ярко пылала. Эльфрида повисла на руке у Вальгарда. Ее вопли были слышны сквозь рев бушующего пламени.

— Ты хуже волка, какое новое зло ты задумал обрушить на последних из твоих сородичей? Чем тебе не угодили твои собственные сестры, которые не сделали тебе ничего, кроме добра? Как можешь ты наступать на сердце своей собственной матери? Отпусти их, отпусти их!

Лицо Вальгарда было неподвижно, он посмотрел на нее своими пустыми, холодными глазами. — Ты мне не мать, — сказал он, наконец, и ударил ее. Она упала на снег без сознания, а он отвернулся, делая знак своим людям отвести двух захваченных девушек вниз, к бухте, где стояли его корабли.

— Куда ты нас поведешь? — спросила Фреда, Асгерд плюнула, стараясь попасть в Вальгарда.

Он улыбнулся:

— Я не причиню вам вреда, даже наоборот, я сослужу вам службу, поскольку вы предназначаетесь королю. — Он вздохнул. Я ему завидую. Однако, я знаю своих людей, и мне лучше посмотреть за вами.

Те женщины, которые не захотели сгореть, вывели детей из дома. Грабители сделали с ними, что хотели, но затем отпустили. Другие женщины остались в доме вместе с мужьями. Повсюду пылал огонь, остальные здания тоже были преданы огню, после того как были ограблены.

Вальгард оставался лишь до тех пор, пока не уверился, что находившиеся внутри, погибли, поскольку знал, что соседи увидят огонь и поспешат на помощь. Викинги загрузили корабли и вывели их в море, гребя против ветра, который бросал ледяные волны на палубу.

— Так нам никогда не добраться до Финляндии, — проворчал рулевой Вальгарда.

Я думаю иначе, — ответил тот. На восходе, как и говорила ему ведьма, он развязал узлы на кожаном мешке. Тут же забушевал северный ветер. Паруса натянулись, корабли вздрогнули и поплыли вперед.

Когда люди прибежали к поместью Орма, они увидели там лишь обгорелые бревна, кучи пепла и угля и нескольких женщин вместе с детьми, плачущих при неясном утреннем свете. Лишь Эльфрида не плакала и ничего не говорила. Она сидела возле могилы, ее одежды и волосы развевались на ветру. Она сидела не шевелясь. Ее пустые глаза смотрели на море.

Уже три дня и три ночи плыли корабли Вальгарда, не сбавляя хода. Один из них не выдержал натиска волн и затонул, на других не переставали вычерпывать воду. По кораблям прошел ропот, но страх перед Вальгардом пересиливал мысли о бунте.

Почти все время он стоял на носу своего судна, завернувшись в длинный кожаный плащ, покрытый солью от морской воды, и вглядывался в горизонт. Однажды один из членов его команды осмелился поспорить с ним, и Вальгард тут же убил его, а тело выкинул за борт. Он мало говорил, и это устраивало команду, поскольку им не нравилось, когда его тяжелый взгляд был направлен на них.

Он ничего не отвечал на мольбы Фреды и Асгерд, но он давал им хорошую пищу, поместил их в надежном месте под палубой и не давал мужчинам их беспокоить.

Фреда сначала отказывалась от пищи.

— Никогда и ничего я не возьму из рук кровавого убийцы и вора, — сказала она. На щеках ее была соль, и не только от морской воды.

— Ешь, чтобы поддерживать силы, — посоветовала Асгерд. — Ты берешь пищу не у него, поскольку он отобрал ее у других, и может у нас будет шанс сбежать. Если мы будем просить Господа в наших молитвах помочь нам…

— А вот это я запрещаю, — сказал Вальгард, который слушал их разговор, — и, если я услышу что-нибудь подобное, я буду вынужден заткнуть вам рты.

— Как скажешь, — ответила Фреда, — но молитва живет скорее в сердце, чем на устах.

— Хотя она совершенно бесполезна, — усмехнулся Вальгард. — Много женщин в моих руках взывали к своему Господу, но это принесло им мало пользы. Но все равно я не потерплю разговоров о богах на своем корабле. Хотя он не думал, что небеса могут им помочь, все же он не хотел рисковать и тем более не хотел, слышать о том, что было для него навсегда потеряно.

Он задумался, а сестры замолчали. На корабле было тихо, и был слышен лишь свист ветра в снастях, шум бурлящей за кормой воды, да скрип корабельного леса. Над головой плыли серые тучи, из которых шел град или снег, и корабли набирались на бегущие волны и падали с них.

На третий день, почти ночью, когда небо было настолько низким, что само казалось тьмой, они достигли Финляндии. Прилив разбивал свои волны о мрачные утесы, которые выросли перед ними. На их вершинах не было ничего, кроме снега, льда и нескольких искривленных ветрами деревьев.

— Это скверная земля, — сказал, вздрогнув, рулевой Вальгарда, — и я не вижу поместья, о котором ты говорил.

— Держи курс вон на тот фьорд, — сказал вождь. Дул попутный ветер, и мрачные утесы оказались у них за спиной. Паруса были спущены, и гребцы сели на весла. Корабли медленно продвигались сквозь сумерки и всплески вод к скалистому берегу. Вглядевшись, Вальгард увидел троллей.

Они не были так высоки, как он, но практически в два раза шире его, их руки походили на сучья деревьев и свисали до колен, у них были короткие кривые ноги, и плоские, когтистые ступни. Их широкие тела обтягивала зеленая, холодная, скользкая кожа. Почти все они были лысыми, и их громадные круглые головы, с большими носами, огромными, клыкастыми ртами, заостренными ушами и глубоко посаженными глазами, походили на черепа. В их глазах не было белков, они были просто черными впадинами на лице.

Они были почти голыми, лишь некоторые из них носили шкуры, хотя ветер был очень холодным. В качестве оружия они в основном использовали булавы, топоры, копья, стрелы и пращи, метающие камни. Все это оружие было слишком тяжелым для человека. Но на некоторых были шлемы и кольчуги и их оружие было из бронзы или сплавов эльфов.

Увидев их, Вальгард не смог удержаться и вздрогнул.

— Ты замерз? — спросил один из его людей.

— Нет, нет, все в порядке, — пробормотал он. И сказал сам себе: — Надеюсь, ведьма права и женщины эльфов красивей, чем эти. Но они великолепные воины.

Викинги подплыли к берегу и вытащили корабли на сушу. После этого они в растерянности остановились в темноте. Вальгард увидел, что тролли подходят к ним.

Битва была короткой и ужасной, поскольку люди не могли видеть своих врагов. В любой момент тролль мог случайно коснуться железа и быть сраженным им, но в большинстве случаев они знали, как этого избежать. Их смех, похожий на кашель, разносился среди скал, пока они раскраивали людям черепа, или же постепенно отрубали их конечности, или же гоняли их среди гор.

Рулевой Вальгарда видел, как погибают его товарищи, в то время как его вождь стоит не шевелясь, опершись о свой топор. Он завопил и подбежал к берсеркеру.

— Это твоя работа! — закричал он.

— Да, моя, — ответил Вальгард, и их оружие зазвенело. Он быстро убил рулевого, и к тому времени битва уже закончилась.

Капитан троллей подошел к Вальгарду.

— Мы получили весть о твоем прибытии от летучей мыши, которая также была крысой, — проговорил он на ломаном датском. — Мы благодарим тебя за хорошую забаву, которую ты для нас устроил. А сейчас тебя ожидает король.

— Я незамедлительно пройду к нему, — сказал Вальгард.

Он уже заткнул сестрам рты и связал им руки за спиной. Ошеломленные тем, чему они были свидетельницами, они шли, спотыкаясь, словно слепые, по глубокому ущелью среди голых гор, а затем были введены невидимыми провожатыми в пещеру, а потом в палаты Иллрида.

Зал был огромным, он был вырублен в каменной скале и великолепно украшен награбленным в боях с эльфами, кобольдами, карликами и другими существами в том числе людьми. Огромные драгоценные камни сверкали на стенах среди замысловатых гобеленов, дорогие кубки и скатерти украшали столы из черного дерева и слоновой кости, и костры, горящие вдоль всего зала, ос вещали богатые одежды господ троллей и их подруг.

Рабы — эльфы, карлики, кобольды — двигались по залу с блюдами и кубками. Это был большой пир, специально для которого были украдены человеческие дети и дети народов Фэри, а также скот, лошади, свиньи и южные вина. Рычащая музыка, а именно такую и любили тролли, грохотала в дымном воздухе.

Вдоль стен стояли охранники, неподвижные словно языческие идолы, красноватый свет блистал на остриях их копий. Тролли, сидящие за столом, жадно пожирали пищу, переругиваясь друг с другом, стоял оглушительный шум. Но хозяева Тролльхайма сидели спокойно и неподвижно в своих резных креслах.

Вальгард смотрел на Иллрида. Король был необычайно широк, у него было большое морщинистое лицо и длинная зеленая борода. Когда его черные, как два чернильных омута, глаза остановились на пришельцах, страх пробежал мурашками по спине подкидыша и у него появилось желание спрятаться.

— Приветствую тебя, дорогой король, — сказал он. — Я Вальгард берсеркер, пришел из Англии, чтобы занять свое место в твоем воинстве. Мне сказали, что ты отец моей матери, и я с радостью заявляю о своем происхождении.

Иллрид покачал головой в золотой короне. — Я это знаю, — сказал он. — Добро пожаловать, Вальгард, в Тролльхайм, твой дом. — Его взгляд упал на девушек, которые одиноко сидели и ждали, что будет с ними дальше.

— Кто это?

— Небольшой дар, — сухо сказал Вальгард, дети моего приемного отца. Надеюсь, они тебе понравятся.

— Хо-хо, хо-хо, хо-хо! — Смех Иллрида потряс наступившую тишину. — Прекрасный дар. Давно я не держал в руках человеческой девы… да, добро пожаловать, Вальгард!

Он спрыгнул на пол и подошел к девушкам. Фреда и Асгерд слепо озирались. Можно было легко угадать их мысли: — Где мы? Темная пещера, и Вальгард разговаривает с пустотой, но эхо отвечает ему не его же словами…

— Вы должны увидеть свой новый дом, — с вожделением сказал Иллрид и коснулся их глаз. В тот же миг у них появилось волшебное зрение, и они увидели его нагнувшимся перед ними, их мужество пропало и, несмотря на кляпы, которые были у них во рту, долго были слышны крики девушек.

Иллрид снова рассмеялся.


Глава 10

Налет эльфов на Тролльхайм должен был быть мощным. Команды на пятьдесят кораблей были набраны из лучших воинов британских эльфов, корабли скрыты и защищены чарами Имрика и его мудрейших колдунов. Предполагалось, что, благодаря этим заклятиям, они смогут подплыть незамеченными к самым фьордам королевства троллей в Финляндии, насколько глубоко они смогут после этого продвинуться в глубь материка, будет зависеть от сопротивления, которое они там встретят. Скэфлок надеялся, что они смогут прорваться прямо в палаты Иллрида и вернуться оттуда с головой короля. Он рвался в бой.

— Не будь безрассудным, — предупредил Имрик. — Жги и убивай, но не теряй воинов в бессмысленных приключениях. Будет больше пользы, если ты сможешь измерить их силу, нежели просто убить сотню из них.

— Мы сделаем и то и другое, — усмехнулся Скэфлок. В своем нетерпении он походил на молодого скакуна, его глаза горели, темнорыжие волосы выбивались из-под повязки на голове.

— Я не знаю… не знаю. — Имрик выглядел мрачно. — Я не знаю почему, но у меня такое чувство, что ничего хорошего не выйдет из этого похода. Я бы, пожалуй, его отменил.

— Даже если ты это сделаешь, мы все равно отправимся, — сказал Скэфлок.

— Да, ты все равно поплывешь туда. А я, может быть, и неправ. Хорошо, и да сопутствует вам удача.

Ночью, сразу после заката, воины сели на корабли. Луна отбрасывала серебристый свет и тени на скалы и утесы земли эльфов, на берег, на тучи, бегущие на восток, на ветер, заполняющий небеса своими песнями. Лунный свет бежал рябью по белогривым волнам, которые ревели и разбивались об утесы. Он мерцал на оружии и доспехах эльфов—воинов, а вытащенные на берег черно-белые корабли походили на тени и блики лунного света.

Скэфлок стоял, завернувшись в накидку, ветер развевал его волосы. Он ждал, когда последние из его людей поднимутся на корабль. К нему подошла Лиа, бледная в лунном свете, ее волосы разметались, глаза горели.

— Рад тебя видеть, — прокричал Скэфлок. — Попрощайся со мной и спой мне на счастье песню.

— Я не могу тебе пожелать удачи на прощание по-настоящему, потому что не могу подойти к железной кольчуге, надетой на тебя, — ответила она голосом, который походил на дуновение ветра, журчание воды и перезвон маленьких колокольчиков, доносимый издалека. — И у меня такое чувство, что мои заклинания не смогут предотвратить предназначенного тебе роком. — Они встретились взглядами. — Я знаю, хотя не могу доказать, что ты плывешь прямо в ловушку и я умоляю тебя во имя молока, которым я кормила тебя, как ребенка, и поцелуев, отданных мной тебе, как мужчине, остаться дома на этот раз.

— Замечательный поступок для вождя эльфов, командующего налетом, который может вернуться из боя с головой врага, гневно сказал Скэфлок. — Нет никого, ради кого я бы согласился на такой позор.

— Да… да. — В глазах Лиа вдруг блеснули слезы. — Люди, жизнь которых так ужасно коротка, бегут в руки смерти в молодости так же, как в руки девушки. Несколько лет назад я качала тебя в твоей колыбели, Скэфлок, несколько месяцев назад я лежала рядом с тобой летними светлыми ночами, и для меня, бессмертной, эти времена ничем не отличаются друг от друга. И неважно в этом быстром росчерке лет, в какой именно день твой разрубленный труп будет отдан воронам. Я никогда не забуду тебя, Скэфлок, но я боюсь, что целую тебя в последний раз.

И она запела:

К морю весенние ветры летят,
души морские волнуя.
Вот и опять ухожу от тебя
и не уйти не могу я.
Нет, не удержит горящий очаг
Чайки и ветер в море.
Яростный ветер гонит волну.
— Что же наделал ты, ветер?
Любимого взял и оставил одну
плачущей чайкой на свете.
Что же поделаешь? Видно, любовь
тебя удержать не в силах.
Море хоронит вас вновь и вновь
в волнующихся могилах.
Тебя удержать я не в силах.

Скэфлоку песня не понравилась.

Она предвещала неудачу. Он отвернулся и прокричал своим воинам приказ вытолкнуть корабли в море и подняться на борт. Но как только он оказался в море, всякие дурные предчувствия покинули его, к нему вернулся прежний пыл.

— Этот ветер дует уже три дня, — сказал Готланд, его товарищ. — И от него веет колдовством. Должно быть, какой — то колдун плывет на запад.

— Было очень мило с его стороны избавить нас от необходимости поднимать наш собственный ветер, — рассмеялся Скэфлок. — Однако, если он уже три дня двигается на восток, значит, его корабль сделан людьми. Мы поплывем быстрее!

Паруса были подняты, и стройные, увенчанные драконьими головами корабли рванулись вперед. Они неслись подобно самой буре, подобно летящему снегу и холодному осеннему ветру, белые под луной волны бурлили им вслед, это был легкий прыжок через шумящие воды. Пешком, верхом или на кораблях, эльфы были самыми быстрыми во всем фэри, и еще до полуночи перед ними замаячили утесы Финляндии.

Зубы Скэфлока блеснули в улыбке. Он сказал:

На Восток пришли мы рано.
В гости к троллям с песней копий.
Хороши мечей удары.
На Восток пришли мы рано.
Будь судьба добрее к троллям.
Отруби башку больную.
Чтоб была им смерть полегче.
Будь судьба добрее к троллям.

Эльфы спустили паруса и взялись за весла. Флот входил во фьорд готовый к бою, но перед глазами эльфов предстали не вражеские часовые. Наоборот, они увидели другие корабли, вытащенные на берег, — три человеческих судна, их экипажи лежали в крови на камнях берега.

Скэфлок спрыгнул на берег, в руках его был меч, мантия развевалась за спиной.

— Странно, — тяжело сказал он.

— Похоже, они укрылись здесь от бури, и на них напали тролли, — сказал Готланд. — Это случилось недавно — смотри, кровь еще сырая, тела теплые. Тот, кто убил их, должно быть, сейчас докладывает Иллриду о том, что случилось.

— Тогда это необычайная удача! — прокричал Скэфлок, он не выглядел удивленным. Вместо того чтобы протрубить в свой рог, он подал знак своим мечом. Ни он, ни эльфы больше не думали об убитых людях, это были обычные смертные.

Команды спрыгнули на отмель и втащили корабли на берег. Несколько эльфов остались охранять их, остальных Скэфлок повел по тропе в глубь материка.

Они прошли через ущелье, в котором обычный человек бы ослеп, и затем вышли в горы, где снег слепил глаза и вершины гор подпирали небо. Ветер дико кричал и обнимал их своими холодными руками. Рваные облака проносились под луной, и было впечатление, что она мигает. Гибкие, как кошки, эльфы пробирались через скалы и утесы, вверх, в гору, к пещере.

Приблизившись, они увидели группу троллей, выходящих из пещеры, наверное, это были часовые с берега, отправленные назад на свои посты. Среди шума ветра раздался крик Скэфлока:

— Скорее, убьем их!

Он прыгнул подобно леопарду, вокруг него бежали эльфы. Тролли быстро поняли, в чем дело, им все сказал лязг металла, и это были последние звуки, которые они слышали. Но конечно, шум проник в пещеру, и, когда нападавшие вошли в нее, они встретили большое сопротивление.

Лязг оружия усилился, когда они вошли в туннель. Воинственные крики эльфов и вопли троллей носились рваным эхом. Скэфлок и Готланд прорывались вперед, щитом к щиту. Нерасторопные, в большинстве своем невооруженные, тролли падали один за другим под тяжестью ударов их мечей.

Один из воинов ударил Скэфлока копьем. Скэфлок подставил щит, отвел копье в сторону, рванулся вперед и нанес удар. Его стальное лезвие пронзило сердце тролля.

Краем глаза он увидел летящую в него слева булаву, которая могла бы разбить ему голову, но он подставил щит. Удар заставил Скэфлока пошатнуться. Он упал на одно колено, но взмахнул мечом и отрубил ногу стоящему перед ним троллю, а затем поднялся, его меч описал замысловатую кривую, и с плеч другого тролля слетела голова.

Наконец тролли отступили в большую пещеру. Эльфы закричали от радости, что теперь они могут по-настоящему использовать свою силу и преимущества, которыми они обладали в бою перед троллями. Они повыхватывали длинные луки, и в ряды троллей полетели стрелы с серыми перьями. Ряды обороняющихся дрогнули, и начался рукопашный бой. Один тролль редко мог противостоять скачущему, верткому, рубящему, метко разящему эльфу.

Некоторые из нападавших были убиты и лежали с раскроенными черепами, немало было и раненых. Но для троллей это была просто бойня. Королевская охрана твердо стояла в проходе, который вел в праздничный зал их повелителя. Когда эльфы, покончив со всеми остальными, кроме этой охраны, попробовали атаковать этот мрачный строй воинов, мало кому удалось к нему прорваться — там было слишком мало места для того, чтобы использовать их быстроту и умение.

Они отступили, оставив много раненых и убитых. Даже стрелы и копья не смогли бы сломить эту стену из щитов.

Но тут Скэфлок заметил, что арка в проходе была довольно высокой.

— Делайте, как я! — прокричал он. Зеленая кровь троллей струилась по нему, перемешиваясь с его собственной — красной, его шлем был разбит, меч затуплен. Скэфлок разбежался, оттолкнулся копьем от земли и пролетел над головами врагов прямо в зал Иллрида.

Оказавшись на земле, Скэфлок вновь выхватил меч из ножен. Он обернулся — часовые были хорошо вооружены, но оружие еще нужно было успеть обнажить. Его железное лезвие сразило сразу трех троллей.

Все, кто был в зале, повернулись к нему. Неожиданно эльфы прорвали строй троллей — охранников и ворвались в зал короля троллей.

Скэфлок увидел Иллрида в дальнем конце зала и он схватил копье. В своем высоком кресле Иллрид походил на утес. Все бросились к нему. Два тролля, пытавшиеся остановить Скэфлока, были сражены им. Затем на его пути появился человек.

На мгновение Скэфлок застыл в изумлении, увидев свое собственное лицо, смотрящее на него из-под топора. Он поднял свой щит, и как раз вовремя. Однако топор был не из мягкой бронзы или хрупкого сплава, он был стальной и не затупленный в битве, в то время как по щиту было уже нанесено слишком много ударов. Топор ударился о край щита, пробил слой железа и разломил дерево. Левая рука Скэфлока оказалась незащищенной.

Скэфлок попытался зацепить топор сверху мечом. Но незнакомец отпрыгнул назад, выдернув топор с силой, заставившей Скэфлока пошатнуться. Затем он бросился в атаку. Скэфлок отбросил уже ненужный щит. Сталь зазвенела о сталь. Оба они были в шлемах и кольчугах, без щитов, но с мечом было трудно сражаться против топора. Хотя Скэфлок был прекрасно обучен эльфами искусству выпадов и ударов, но его оружие было плохо приспособлено для такого боя. Он попытался защищаться, но был вынужден отступать.

Затем поток сражающихся оказался между ними. Скэфлок оказался вдруг перед троллем, с которым выдержал тяжелый поединок, прежде чем смог его убить.

Незнакомца окружили эльфы. Он прорубил себе путь назад к Иллриру сквозь них. Оставшиеся тролли собрались вокруг него и короля. Быстрым, коротким броском они пробились к двери в задней части зала и скрылись за ней.

— За ними! — прорычал Скэфлок в пылу битвы.

Готланд и другие капитаны убедили его вернуться.

— Это будет слишком безрассудно, — сказали они.

— Посмотри, за дверью темный коридор, ведущий в подземные пещеры, где мы легко можем нарваться на засаду. Нам лучше остаться здесь, чтобы Иллрид не смог натравить на нас чудовищ древней земли.

— Да, вы правы, — неохотно согласился Скэфлок. Его взгляд обежал зал, сначала жадно оценив богатства, а затем остановился на телах эльфов, разбросанных по залитому кровью полу. Он порадовался, увидев, как мало их было по сравнению с мертвыми троллями. Раненых троллей добивали, раненых же эльфов наскоро перевязывали, когда они вернутся домой, их можно будет вылечить с помощью волшебства.

Вдруг глаза Скэфлока наполнились удивлением не меньшим, чем когда он узнал свои собственные черты в лице врага. Две смертные девушки лежали с заткнутыми ртами, связанные возле высокого кресла короля.

Он подошел к ним. Они отпрянули при виде ножа, который он достал.

— Я собираюсь лишь освободить вас, — сказал он по-датски и разрезал веревки на них. Они поднялись, Дрожа, прижимаясь друг к другу. Он снова удивился, когда высокая белокурая девушка проговорила сквозь слезы:

— Уб-б-бийца, какое новое зло ты задумал?

— Почему… — Скэфлок преодолел недоумение. Хотя он выучил языки людей, но очень редко использовал их и говорил с певучей интонацией эльфов. — Почему? Что я сделал? — Он улыбнулся.

— Не издевайся над нами, Вальгард, после всего что ты уже сделал, — сказала девушка с золотыми волосами.

— Я не Вальгард, — сказал Скэфлок. — Я его не знаю, хотя это именно тот человек, с которым я дрался, но должно быть вы не заметили этого из-за толпы. Я Скэфлок из Эльфхайма, я враг троллей.

— Асгерд! — быстро проговорила молодая девушка. Он не Вальгард. Посмотри, у него нет бороды и на нем другие одежды, и говорит он как-то странно…

— Я не знаю, — пробормотала Асгерд — Может, все эти смерти вокруг очередная хитрость? Он колдует, чтобы обмануть нас?.. О, я ничего не знаю, кроме того, что Эрленд и наши родные мертвы. Она начала плакать.

— Нет, нет! — Молодая девушка дотронулась Скэфлока, вглядываясь в его лицо, сияя сквозь слезы, как светит весеннее солнце сквозь дождь. — Нет, незнакомец, ты не Вальгард, хотя сильно похож на него, У тебя добрые глаза, твой рот умеет смеяться, спасибо тебе, о Г…

Он прикрыл ее рот ладонью, прежде чем она успела договорить.

— Больше не произноси этого имени, — быстро сказал он. — Народ Фэри тоже не может слышать этого имени. Но он не сделает вам ничего плохого, я прослежу, чтобы вас доставили туда, куда вы пожелаете.

Она кивнула головой, глаза ее были широко раскрыты. Он убрал руку с ее губ и долго смотрел на нее. Она была среднего роста, но каждый дюйм ее тела светился гибкой, стройной красотой молодости. Локоны ее волос были длинны и блестели медью, отбрасывая красные искры; у нее был широкий лоб, задорно вздернутый нос и большой, нежный рот. Под темными бровями и длинными ресницами были большие, широко расставленные, ясные глаза, их серый цвет всколыхнул в сознании выращенного эльфами Скэфлока какие-то неясные, туманные воспоминания, но он не смог на них сосредоточиться и они быстро покинули его.

— Кто ты? — медленно спросил он.

— Я Фреда, дочь Орма, с земли Датского Закона в Англии, а это моя сестра, Асгерд, — сказала она ему. — А кто ты, воин?..

— Скэфлок, приемный сын Имрика, с английских земель Эльфхайма, — ответил он. Фреда отступила назад, едва удержавшись, чтобы не перекреститься. — Не бойтесь, — сказал он с необычайной серьезностью. — Оставайтесь здесь, пока мы закончим наши дела.

Эльфы начали грабить палаты Иллрида. Начав с дальних комнат, они обнаружили там рабов-эльфов и освободили их. Наконец они вышли наружу. Возле входа в пещеру эльфы нашли дома, сараи, амбары и предали их огню. Хотя все еще дул сильный ветер, погода прояснилась, и пламя ревело, стремясь к морозному, звездному небу.

— Мне кажется, что Тролльхайма можно больше не бояться, — сказал Скэфлок.

— Не будь так самоуверен, — сказал Валка Мудрый. — Мы застали их врасплох. Я хотел бы узнать, насколько выросло их войско и где находится их лагерь.

— Мы можем узнать это в следующий раз. А теперь давайте вернемся на корабли, мы сможем вернуться домой еще до рассвета.

Асгерд и Фреда стояли в оцепенении и наблюдали за эльфами. Странными были эти высокие воины, двигающиеся бесшумно, подобно воде или дыму, лишь звон их серебряных кольчуг разносился в ночи. Их напоминающая цвет слоновой кости бледность, их тонкие черты, звериные уши и горящие глаза казались ужасными для обычного смертного.

Среди них был и Скэфлок, такой же бесшумный и грациозный, он походил на кошку и говорил на их древнем языке. Но в то же время он выглядел как человек, и Фреда, вспомнив, что его кожа была теплой, а не такая шелковая и холодная, как у того эльфа, до которого она случайно дотронулась, решила, что он действительно человек.

— Наверное, он язычник, раз живет среди этих существ, — сказала Асгерд.

— Да… наверное… но он добрый и спас нас от… от…

— Фреда вздрогнула и плотнее закуталась в накидку, которую дал ей Скэфлок.

Рог протрубил отступление, и длинный молчаливый ряд воинов двинулся по горам, вниз. Скэфлок шел рядом с Фредой, он ничего не говорил, но часто посматривал на нее.

Она была моложе его, в ее длинных ногах, в стройном теле еще оставалась милая, игривая неловкость. Она шла с высоко поднятой головой, и ее блестящие волосы, казалось, вот-вот рассыпятся в морозном лунном свете; но должно быть, на ощупь они мягкие, подумал он. Когда они подошли к обрыву, он помог ей спуститься, и ее маленькая рука исчезла в его огромной мозолистой ладони.

Затем неожиданно среди скал проревел быком рог троллей, ему ответил другой и затем еще один, эхо пронеслось среди утесов и растаяло, разорванное ветром. Эльфы остановились как вкопанные, их уши навострились, ноздри расширились.

— Наверное, они зашли вперед, чтобы отрезать нам путь к отступлению, сказал Готланд.

— Это плохо, — сказал Скэфлок, — но будет еще хуже, если мы пойдем на ощупь по темному ущелью, пока сверху на наши головы не обрушатся камни. Мы не пойдем через него, мы пройдем рядом.

Он протрубил сигнал к бою в рог, который нес с собой. Эльфы были первыми, кто сделал огромные кривые рога, и до сих пор их использовали, в то время как люди забыли их еще во времена Бронзового века. Фреде и Асгерд он сказал: — Боюсь, нам снова придется сражаться. Мои люди проводят вас, если вы не будете упоминать имен, которых они не могут слышать. Если вы произнесете их, они вынуждены будут вас покинуть и тогда тролли смогут пустить в вас стрелы и убить.

— Нехорошо умирать, не воззвав к… Нему, — сказала Асгерд. — Но мы послушаемся тебя.

Скэфлок рассмеялся и положил руку на плечо Фреде.

— Что нам еще остается, как не победить, если мы будем сражаться за такую красоту? — весело сказал он.

Он приказал двум эльфам нести девушек, которые не могли поспевать за бегущими эльфами, а остальным воинам сделать стену из щитов вокруг них. Затем они двинулись клином по горам к морю.

Эльфы двигались легко, перепрыгивая со скалы на утес, кольца их кольчуг звенели, оружие сверкало в лунном свете. Когда они увидели скопление троллей, чернеющее под темным ночным сводом, они завопили, ударили мечами о щиты и ринулись в бой.

Но Скэфлок вздрогнул, увидев, сколько было троллей. Он посчитал, что тролли превосходили эльфов по количеству примерно в шесть раз — а если Иллрид смог собрать такое количество воинов так быстро, то какова же его полная сила?

— Да, — сказал он, — каждому из нас придется убить по шесть троллей.

Воины—эльфы выпустили стрелы. Они неслись тучей, но большинство ударялось в щиты троллей и застревало в береге.

Эльфы ринулись в атаку, и битва закипела в ночи. Ревущие рога троллей и поющие — эльфов, по-волчьи завывающие крики троллей и по-ястребиному пронзительные призывы эльфов, гром ударов топоров о щиты и звон мечей эльфов о шлемы неслись гулом к звездам.

Топор и меч! Копье и булава! Расколотый щит, разбитый шлем и проломленная броня! Красный поток крови эльфов перемешивающийся с зеленой рекой крови троллей. Авроры, танцующие танец смерти над Головами!

Две высокие фигуры, едва отличимые друг от друга, мелькали среди общей битвы. Топор Вальгарда и меч Скэфлока прорубали себе кровавый путь сквозь дерущихся. Берсеркер покрылся пеной в ярости, охватившей его, ревел и убивал. Скэфлок дрался молча, лишь громко переводил дыхание, но был не менее яростен.

Тролли нападали на эльфов со всех сторон и не прерывно. Быстрота и проворность эльфов не давали им преимуществ. Скэфлоку казалось, что за каждым провалившимся перед ним перекошенным лицом из залитого кровью снега вырастало два новых. Он вынужден был защищаться. Пот лился потоками по нему и замерзал на ногах, он крепко сжимал свой новый щит и беспрестанно кого-то бил мечом.

И вот перед ним возник Вальгард, безумный в своей ярости берсеркера, ненавидящий все, что было связано с эльфами, а больше всего — приемного сына Имрика. Они встретились грудь в грудь, глаза в пылающие в лунном свете глаза.

Меч Скэфлока ударился о шлем Вальгарда и расколол его. Топор Вальгарда разнес вдребезги щит Скэфлока. Скэфлок нанес удар сбоку и рассек щеку Вальгарда до кости. Берсеркер снова завыл и безостановочно наносил яростные удары по остаткам щита Скэфлока до тех пор, пока его левая рука не повисла, готовая вот-вот отвалиться.

Но Скэфлок ждал своего шанса; и когда его враг выставил свою ногу слишком далеко вперед, он ткнул в нее мечом. Он мог ранить Вальгарда, если бы меч не был затуплен во время боя, но все же Вальгард вскрикнул и упал. Скэфлок рванулся к нему.

Оглушительный удар разбил его шлем и заставил упасть на колени. Перед ним стоял Иллрид — король троллей, размахивая каменной булавой. Вальгард подскочил к нему с поднятым над головой топором. Хотя в ушах у него звенело и боль стучала железом в висках, Скэфлок откатился в сторону. Топор воткнулся в землю. Ослепленный битвой, из-за стены щитов выскочил эльф, пытаясь убить берсеркера, прежде чем тот успеет вытащить из земли свой топор. Молот Иллрида свернул ему шею. Вальгард поднял свой топор и бросил его в образовавшийся разрыв в стене щитов, целясь в эльфа стоящего за ней. Но топор попал не в эльфа, а в ношу, которую тот нес.

Крепость из щитов закрылась и двинулась на троллей, которые начали отступать под напором огромного числа копий. Скэфлок зашел назад за стену из щитов и повел эльфов вперед. Иллрид тоже присоединился к своим воинам. Вальгард остался стоять на прежнем месте, приступ бешенства покинул его.

Шатаясь и истекая кровью, он стоял над телом Асгерд.

— Я этого не хотел, — сказал он. — Мой топор действительно проклят… а может, и я сам? — Он провел рукой по глазам. — Но… они же мне не родные?

Ослабев после приступа ярости, он сел рядом с Асгерд. Сражение шло уже далеко впереди от него.

— Теперь осталось убить только Скэфлока и Фреду, и тогда вся кровь, которую я когда-то считал своей, исчезнет с этой земли, — бормотал он, гладя ее золотые локоны. — И лучше это сделать при помощи тебя, Братоубийца. Я могу убить и Эльфриду, если она еще жива… почему бы и нет? Она мне не мать. Моя мать — огромное, страшное существо, закованное в цепи в подземелье Имрика. Эльфрида, певшая когда-то мне в колыбели, — не моя мать.

Как бы храбро не дрались эльфы, но дела их были плохи. Впереди шел Скэфлок и вел их вперед, крича и отдавая приказы. Его меч сеял смерть, и ни один тролль не мог устоять перед этой свистящей сталью, и постепенно Скэфлок продвигался вместе с эльфами к морю.

В какой-то момент он дрогнул, когда Готланд упал, пронзенный насквозь копьем.

— Теперь я обеднел на одного друга, — сказал он, — а это богатство вновь не отвоюешь. — Вновь раздался его голос: — Да здравствует Эльфхайм! Вперед, вперед!

И наконец остатки отряда эльфов прорвали строй троллей и кинулись к берегу. Валка Мудрый, Флэм Оркнейский, Хлоккан Редлаис и другие великие эльфы погибли, сражаясь в арьергарде. Но остальные прорвались благодаря им на корабли. Некоторые эльфы бежали мимо троллей по склону, разбрасывая остатки награбленного. Это уменьшило количество жертв, потому что Иллрид был скорее склонен получить назад свои сокровища, нежели терять людей в бою.

Оставшиеся в живых эльфы заняли половину кораблей. Остальные они предали огню. Они сели на корабли и начали быстро грести из фьорда.

Фреда смотрела на Скэфлока — прямо над его высокой, залитой кровью фигурой висела луна; он делал рунические знаки и произносил слова, которых она не знала. С кормы подул ветер, он нарастал, пока не перешел в шторм, и корабли с туго натянутыми парусами рванулись вперед. Они плыли все быстрее и быстрее, подобно весеннему ветру, Подобно тучам, колдовству или лунному свету. Скэфлок стоял в радуге морских брызг и пел свою волшебную песню, ветер трепал его волосы, разорванная кольчуга звенела — призрак забытой древней саги, существо из другого мира.

Тьма опустилась на Фреду.


Глава 11

Она проснулась на резной кровати из слоновой кости, окутанная мехами и шелком. Она была умыта и переодета в ночное платье. Перед ее кроватью стоял стол изысканной работы, на нем было вино, вода, гроздья винограда и другие фрукты. Кроме этого, она ничего не видела — лишь сплошные, темно-голубые сумерки.

Какое-то время она не могла вспомнить, г она и что произошло. Затем воспоминания нахлынули на нее, и она начала дико рыдать. Она плакала долго. Но даже в воздухе, которым она дышала, был мир, и когда все слезы были выплаканы, она выпила немного вина: оно оказалось более пьянящим, казалось, чья-то теплая рука легла ей прямо на сердце. Она заснула.

Вновь проснувшись, она почувствовала себя чудесно отдохнувшей. Когда она села в кровати, из всеобъемлющего голубого тумана возник Скэфлок.

На нем не было и следа прежних ран, он широко улыбался. На нем была короткая туника и шотландская юбка. Мускулы играли под его кожей. Сев рядом с ней, он взял ее за руки и посмотрел в глаза.

— Вам лучше? — спросил он. — Я положил в вино лекарство, которое излечивает мозг.

— Мне хорошо, только… где я?

— В Эльфхьюфе — замке Имрика, на холмах эльфов, на севере, — сказал Скэфлок и, увидев как расширились и наполнились тревогой ее глаза, добавил: — Вам здесь не причинят зла, все будет, так как вы захотите.

— Спасибо, — прошептала она, — и спасибо Господу, который…

— Не называйте здесь святых имен, — предупредил ее Скэфлок, — поскольку эльфы избегают их, а вы их гостья. В остальном вы можете делать все, что захотите.

— Вы не эльф, — медленно сказала Фреда.

— Да, я человек, но я вырос здесь. Я приемный сын Имрика Гуильфула и чувствую к нему больше родственных чувства нежели к тому, кто является моим настоящим отцом, кем бы он ни был.

— Как случилось, что вы спасли нас? Мы были в отчаянии…

Скэфлок рассказал ей коротко о войне и набеге, затем снова улыбнулся и сказал: — Давайте лучше поговорим о вас. Кто тот счастливец, у кого могла родиться такая красивая дочь?

Фреда вспыхнула, но начала рассказывать ему о себе. Он слушал, но не мог понять, что это на самом деле означало. Имя Орма ни о чем ему не говорило, поскольку Имрик желая порвать со всеми человеческими связями своего приемного сына, сказал ему, что подмена детей произошла в одной из далеких западных стран; более того, с помощью своих знаний он воспитал Скэфлока так, что убил в нем всякое любопытство к своим родителям. Что касается Вальгарда, Фреда знала только то, что он был ее братом, который сошел с ума. Скэфлок чувствовал в берсеркере что-то нечеловеческое, но было столько других вещей, о которых он думал (особенно о Фреде), что это его особенно не волновало. Он решил, что, возможно, Вальгард был послан демоном. Их сходство, решил он, могло быть вызвано зеркальным заклятием, которое Иллрид мог наложить на Скэфлока по ряду различных причин. К тому же ни одни из эльфов, с которыми Скэфлок говорил по этому поводу, не заметил сходства. Может, это было потому, что они были слишком заняты спасением своих жизней, а может, потому, что Скэфлоку просто показалось, что берсеркер на него похож. Приемный сын Имрика отбросил мысли обо всем этом и вскоре забыл о них вовсе.

Фреда тоже мало думала о сходстве этих двух людей, поскольку она бы никогда их и не спутала. Их глаза, губы, походка, то, как они дотрагивались, и то, как они думали, настолько отличились, что она едва замечала сходство их фигур и лиц. Ей подумалось, что может быть, у них был общий предок — какой-нибудь датчанин, проживший лето в Англии с сотню лет назад, но вскоре она забыла об этом.

Было много другого, что занимало ее мысли. Лекарство, которое она выпила, лишь притупило ужас всего происшедшего, но не стерло его из памяти. Пока она говорила, замешательство и удивление, не дававшие до сих пор прорваться ее горю наружу, сдались под его натиском, и она закончила свой рассказ, рыдая на груди у Скэфлока.

— Мертвы! — кричала она. — Мертвы! Все убиты, кроме меня и Вальгарда. Я… я видела, как он убил отца и Асмунда, когда Кетил был уже мертв, я видела как мать валялась у него в ногах, я видела топор в груди Асгерд — теперь осталась только я, лучше бы я сама умерла.

— Не печальтесь, — неловко сказал Скэфлок. Он никогда не слышал подобных причитаний от эльфов. — Вы живы и здоровы, и я найду Вальгарда и отомщу за ваших родных.

— Это ничего не даст. Поместье Орма лежит в груде пепла, и весь род его умер, кроме одного сумасшедшего и одной бездомной. — Она прижалась к нему, дрожа. — Помоги мне, Скэфлок! Я презираю себя… за то, что боюсь… но я боюсь остаться одна…

Он погладил ее волосы и посмотрел ей в глаза.

— Ты не одна, — пробормотал он нежно и поцеловал ее. Ее губы встретились с его, нежные, теплые и соленые от слез.

— Выпей, — сказал он и подал ей чашу с вином.

Она сделала глоток, потом другой и какое-то время оставалась в его руках. Он успокоил ее, как мог, поскольку ему казалось странным, что она чувствует себя несчастной, И прошептал ей на ухо заклинания, которые залечивали скорбь быстрее, чем это обычно делало время.

И Фреда вспомнила, что она дочь Орма Сильного, который в своем бурном веселые всегда оставался мужчиной и был суров к самому себе. Так же он воспитал своих детей:

«Человек не может изменять своей судьбы, но никто не в силах отнять у него отвагу, с которой он должен ей подчиниться».

Она успокоилась, выпрямилась и сказала:

— Спасибо тебе, Я взяла себя в руки.

Он улыбнулся:

— Тогда тебе пора переодеться.

Перед ней положили платье, сшитое женщинами — эльфами из паутинного шелка. Хотя Скэфлок отвернулся, дав ей переодеться, она покраснела, потому что платье почти не скрывало ее тела. Ей было приятно чувствовать тяжесть золотых колец, которые он надел на ее пальцы и алмазный блеск диадемы на голове.

Они прошли по невидимому полу и зашли в длинный коридор, который появился не сразу, а вырастал из тумана перед ними. Колоннады блистали у мраморных стен, фигуры на богатых коврах и гобеленах двигались в медленном сказочном танце.

То тут, то там проходили рабы — кобольды — существа, представляющие собой нечто среднее между эльфами и троллями, зеленокожие и низкие. Фреда вскрикнула и прижалась к Скэфлоку при виде страшного желтого существа: шествующего мимо них с блюдом. Впереди него бежал карлик к большим щитом в руках.

— Что это? — прошептала Фреда.

Скэфлок усмехнулся:

— Один из китайских Цэней, которого мы захватили во время налета. Он сильный и хороший раб, но, поскольку создания его рода могут двигаться только по прямой, пока не ударятся о стену, карлик идет перед ним и на каждом углу ставит щит так, чтобы он повернул, как поворачивает луч, отражаясь от зеркала.

Она рассмеялась, и он с удивлением услышал ее чистый, подобный жемчужине, смех. В смехе женщин — эльфов всегда была нотка злорадства, смех же Фреды напоминал цветущее утро.

Они сидели одни за столом и ели редкие кушанья, воздух вокруг них дышал музыкой. И Скэфлок сказал: — Блюда с пищей и кубки с вином хороши для пиров, но вдвоем лучшей пищей для любящих глаз Фреды вид — драгоценный алмаз.

Она опустила глаза, почувствовав, что снова краснеет, но не смогла не улыбнуться.

Ее начали мучить угрызения совести:

— Как я могу так веселиться после смерти моих родных? Сломано дерево, чьи ветви укрывали землю, и холодный ветер гуляет по бесплодным полям… — Она перестала выбирать слова и сказала просто: — Мы все становимся беднее, когда умирают хорошие люди.

— Если они были хорошие, тебе не нужно их оплакивать, потому что они покинули этот мир печали и вернулись домой, назад, к Нему. Вообще я думаю, что единственное, что их там может тревожить — это твои рыдания.

Фреда взяла его за руку и они вышли из комнаты. Священники говорят о смерти как о несчастье…

— Она дотронулась рукой до глаз. — Я люблю их, они умерли и я их оплакиваю.

Скэфлок поцеловал ее в щеку. — Ты не должна обращать внимание на болтовню какого-то дурня — священника. Да что он вообще знает?

Они зашли в следующую комнату с очень высоким потолком. Фреда увидела там женщину нечеловеческого происхождения. Рядом с ней она почувствовала себя маленькой, некрасивой и испуганной.

— Вот видишь, я вернулся, Лиа, — сказал ей Скэфлок на языке эльфов.

— Да, — ответила она. — Без добычи и потеряв больше половины воинов. Славный поход.

— Это не совсем так, — сказал Скэфлок. — Троллей погибло больше, чем эльфов, а их пленники, которых мы освободили, расскажут нам много полезного. — Он обнял ее за талию и прижал к себе. Она покорно поддалась ему, боясь эту холодную белую колдунью, которая сердито на нее смотрела. — А посмотри, какую драгоценность я привел с собой.

— Ну и зачем она тебе? — колко сказала Лиа. — В тебе заговорила человеческая кровь.

— Может быть. — Скэфлок был спокоен.

Она подошла к нему ближе и взяла его за руку, вглядываясь в его лицо глазами, наполненными голубыми сумерками и лунным светом.

— Скэфлок, — твердо сказала она, — брось эту девку. Отправь ее домой, если не хочешь убивать.

— У нее нет дома. Я обреку ее на нищету, а она и так слишком много пережила. — И насмешливо: — По чему тебя волнует, что делают два смертных?

— Волнует, — горько сказала Лиа. — Я чувствую, что мое предсказание верно, все тянется к себе подобному… но только не она, Скэфлок! Возьми любую смертную девушку, но только не ее. Я чувствую в ней рок. Ты не случайно нашел ее, и она принесет тебе много несчастья.

— Кто угодно, только не Фреда, — твердо сказал Скэфлок и сменил тему разговора: — Когда вернется Имрик? Король вызвал его на совет, как раз когда я вернулся из Тролльхайма.

— Он скоро будет здесь. Подожди его, Скэфлок, и, может, он сразу же разглядит в ней то, что я только почувствовала и предупредит тебя.

— Я должен бояться девушки. Я, сражающийся с троллями и демонами? — прохрипел Скэфлок. — Это даже не карканье, а просто кудахтанье. — И он увел Фреду.

Лиа, пораженная, смотрела им вслед, затем она прошла через длинный зал, в глазах ее блестели слезы.

Скэфлок и Фреда бродили по замку. Сначала ей трудно было разговаривать. Но зелье, которое она выпила, и произнесенные Скэфлоком заклинания постепенно наполнили теплом ее сердце. Она все чаще улыбалась, иногда смеялась, начала болтать и смотреть на него. Наконец он сказал:

— Давай выйдем из замка, и я покажу тебе кое-что сделанное мной специально для тебя.

— Для меня? — спросила она.

— Но может быть, если Норна будет благосклонна ко мне, то и для себя тоже, рассмеялся он.

Они пересекли дворцовый двор и вышли в бронзовые ворота. За ними был сплошной белый солнечный свет, и синие тени, и ни одного эльфа вокруг. Они вошли в блистающий льдом лес, их обоих укрывала мантия Скэфлока. Изо рта шел пар и поднимался к безоблачному небу. Шумел прибой и ветер шелестел среди темных елей.

— Холодно, — вздрогнула Фреда. Ее красные яркие волосы единственные излучали тепло во всем свете. — Холодно.

— Слишком холодно, чтобы скитаться по дорогам, прося милостыню.

— На свете есть люди, которые примут меня. У нас было много друзей, а наша земля, которая теперь принадлежит мне, думаю, будет… — язык ее отяжелел, — хорошим приданым.

— Зачем идти куда-то и искать друзей, когда они есть здесь? А что касается земли — смотри.

Они поднялись на вершину холма, одного из окружающих долину. И там, внизу, Скэфлок сделал лето. Перед небольшим танцующим водопадом стояли зеленые деревья и цветы раскачивались в зеленой мягкой траве. Пели птицы, в воде прыгала рыба, и олень с олененком доверчиво смотрели на двух людей.

Фреда захлопала в ладоши и закричала. Скэфлок улыбался;

— Я сделал это для тебя, потому что ты рождена для лета, жизни и радости. Забудь о суровой зиме, Фреда. Здесь у нас свои времена года.

Они спустились в долину, сбросили мантию, и сели возле водопада. Ветерок трепал их волосы. Ягоды росли вокруг них тяжелыми гроздьями. Скэфлок взмахнул рукой, и цветы, которые Фреда держала в руках, превратились в бусы, он повесил их ей на шею. Она не боялась ни его, ни его колдовства. Она в полусне лежала на спине, ела яблоко, которое вкусом походило на прекрасное вино и, казалось, так же, как оно, пьянило, и слушала его:

Смех, слетающий с губ дорогой,
Словно воинский клич будоражит
Крепче тяжких цепей нас с тобой
Омут рыжих волос твоих свяжет.
Никогда я не хотел подневольной доли
Но отныне мой удел — рук твоих неволя.
Жизнь для ласки и света дана,
Как прекрасна отныне она.
Околдован и сам я не свой,
Когда ты, дорогая, со мной.

— Это неприлично, — слабо протестовала она, хотя и улыбалась.

— Почему? Нет ничего правильней, чем это.

— Ты — язычник, а я…

— Я тебя уже просил не говорить о таких вещах. И Скэфлок поцеловал ее. Поцелуй был долгий, нежный вначале, дикий в конце. Сначала она попыталась оттолкнуть его, но силы оставили ее и вернулись, когда она присоединилась к поцелую.

— Что, это было так уж ужасно? — рассмеялся он.

— Нет, — прошептала она.

— Твое горе еще свежо, я понимаю. Но горе умрет, а те, что тебя любили, больше его не узнают.

И действительно, горя больше не было. Остались лишь нежность и легкая грусть. Если бы они могли увидеть его!

— Ты должна подумать о своем будущем, Фреда, а в особенности о той крови, которая течет теперь лишь в тебе. Я предлагаю тебе богатства и чудеса Эльфхайма, не прося никакого приданого, кроме тебя самой, я буду оберегать тебя со всей силой, которой я обладаю, а первым из моих утренних даров тебе будет моя негасимая любовь.

Это нельзя было вызвать искусственно, все получилось само собой, искусство эльфов лишь растопило печаль и поторопило рвущуюся на волю любовь, поскольку ее цветам не нужно никакого солнечного света, кроме молодости.

День закончился, ночь легла на долину лета. Они лежали возле водопада и слушали пение соловья. Фреда уснула первой.

Лежа рядом с ней, держа ее в своих объятиях, слушая ее тихое дыхание, вдыхая аромат ее волос и чувствуя тепло ее тела, Скэфлок вспомнил, как она появилась перед ним со всеми своими радостями и печалями, и вдруг что-то понял.

Скэфлок приготовил для нее ловушку, просто ради забавы. Во время своих путешествий он редко встречал подобных человеческих дев одних, а когда встречал, то они казались его эльфоподобному уму слишком громоздкими как телом, так и душой. Фреда оказалось человеком, которая пробудила в нем страсть, и ему стало интересно, как смертные девы могут любить, и он тоже попался в эту ловушку.

Но это Скэфлока не беспокоило. Он лежал на траве и улыбался Большой Медведице, которая мерцала в своем бесконечном вращении вокруг Северной звезды. Холодные, хитрые женщины-эльфы многое умели, но, может быть, потому что они всегда держали свои сердца запертыми, ни одной из них не удалось завладеть его сердцем. Фреда…

Лиа была права. Все тянется к себе подобному.


Глава 12

Через несколько дней Скэфлок отправился один на охоту. Он шел на волшебных лыжах, которые несли его, подобно ветру, через горы, долины, замерзшие реки и занесенные снегом леса, и к заходу солнца он был уже в шотландских землях. Он повернул домой, на плече у него висела убитая косуля, но вдруг увидел мерцающий вдалеке свет костра. Он отправился к нему, держа копье наготове.

Подойдя ближе, он разглядел одну из могучих фигур, что сидела на корточках, держа над огнем кусок лошадиного мяса. Несмотря на холодный ветер, на существе была только волчья шкура, топор лежащий рядом, блестел с какой-то неземной яркостью.

Скэфлок почувствовал присутствие Силы, а когда он увидел, что у существа была одна рука, мурашки пробежали по его спине. Встреча один на одни с Тором в ночи не считалась большой радостью.

Но убегать было слишком поздно, бог заметил его. Скэфлок вышел к костру и посмотрел в темные, желтые глаза Тора.

— Приветствую тебя, Скэфлок, — сказал Асгард. Его голос походил на шум ветра во время грозы. Он продолжал жарить мясо.

— Приветствую тебя, господин. Скэфлоку было слегка не по себе. Эльфы, не обладая душой, не поклонялись богам, но в то же время не было ничего враждебного между ними и Эзиром — наоборот, многие из них были слугами в самом Асгарде.

Тор качнул головой, сделав Скэфлоку знак снять с плеча ношу и присесть возле костра. Молчание длилось долго, разговаривали лишь языки пламени, шипя и ярко освещая огромное, мрачное лицо Тора.

Наконец он заговорил:

— Чувствую запах войны. Тролли собираются напасть на Эльфхайм.

— Мы тоже об этом знаем, господин, — ответил Скэфлок. — Эльфы готовы.

— Война будет тяжелее, чем ты думаешь. У троллей теперь есть союзники. — Тор угрюмо посмотрел на пламя. — На карту сегодня поставлено больше, чем знают эльфы и тролли. Концы многих нитей вплетены Норной в эти дни.

И снова наступило молчание, пока Тор не заговорил.

— Да, вороны кружат низко, и боги склонились над миром, который сотрясается от поступи шагающего по нему Времени. Вот что я тебе скажу, Скэфлок: тебе понадобится дар Эзира. Обеспокоены сами боги. И поэтому я, бог битвы, сегодня на земле.

Ветер развевал его черные волосы, горящие огнем глаза встретились с глазами человека.

— Я должен тебя предупредить — сказал он, — хотя боюсь, что мое предупреждение не сможет ничего изменить против воли Норны. Кто был твой отец, Скэфлок?

— Я не знаю, господин, да это меня и не волнует. Но я могу попросить Имрика…

— Не надо. Все, о чем ты его должен попросить, — это никому не рассказывать того, что он знает, и прежде всего тебе самому. Поскольку день, в который ты узнаешь, кто был твой отец, будет черным днем, Скэфлок, и то, что в результате этого знания случится с тобой, обрушит несчастья на весь мир.

Он вновь качнул головой, и Скэфлок быстро удалился, оставив косулю в качестве дара за совет. Но когда он бежал домой и ветер свистел у него в ушах, он думал о том насколько можно верить предупреждению Тора.

Его мучил вопрос о том, кем он был на самом деле, а ночь казалась полной демонов.

Он летел все быстрее и быстрее, не обращая внимания на треплющий его ветер, и все равно он не мог обогнать того, что, казалось, было за его спиной. Только Фреда, думал он, переводя дыхание, только Фреда сможет прогнать поселившийся в нем страх.

До рассвета перед ним появились стены и башни Эльхьюфа, они вздымались высоко к небесам. Охранники — эльфы протрубили в рог сигнал страже, стоящей у ворот. Скэфлок промчался через открытые ворота в дворцовый сад к ступенькам замка. Сбросив лыжи, он побежал в главную башню.

Имрик, вернувшись этим вечером в замок, разговаривал наедине с Лиа.

— Ну и что с того, что Скэфлок увлекся смертной девушкой? — Он пожал плечами. — Это его дело, и вообще это ерунда. Ты ревнуешь?

— Да, откровенно ответила его сестра. — Но дело не только в этом. Посмотри сам на эту девушку. Ты обязательно почувствуешь, что она каким-то образом станет оружием против нас.

— Гм… да. Граф нахмурился. — Расскажи мне, что ты знаешь о ней.

— Ну, ее зовут Фреда, дочь Орма, она из уничтоженной семьи, проживавшей на юге, в стране датского Закона…

— Фреда… дочь Орма… Имрик был ошеломлен.

— Что! Да это… значит…

В комнату ввалился Скэфлок. Его изможденный вид поразил их. Ему понадобилось немного времени, чтобы собраться с мыслями и начать говорить; затем он рассказал о случившемся с ним.

— Что Тор имел в виду? — прокричал он в конце. — Кто я, Имрик?

Я понимаю, что он имел в виду, тяжело ответил эльф, и поэтому тайна твоего рождения останется со мной, Скэфлок. Все, что я тебе скажу, это то, что ты произошел из хорошей семьи и можешь не стыдиться своей крови… — и он начал говорить в своей мягкой, спокойной манере, пока Скэфлок и Лиа не ушли от него, успокоившись.

Но когда они ушли, он забегал туда-сюда, бормоча себе под нос: — Кто-то каким-то образом толкнул нас на эту коварную дорогу. — Он крепко стиснул зубы. — Лучше всего отделаться от девушки… хотя нет, Скэфлок будет защищать ее со всей силой, и, если я пойду против нее, он это быстро поймет и… Тайна должна быть сохранена. Скэфлока она не будет особенно волновать, здесь он мыслит подобно эльфу. Но если он что-нибудь узнает, то и девушка наверняка поймет, что они нарушили самый суровый закон, данный человечеству. В отчаяния она будет готова сделать все что угодно. А нам нужен Скэфлок.

Имрик вынашивал разные планы, он подумал, что, может, нужно соблазнить Скэфлока другой женщиной. Но нет, его приемный сын в состоянии распознать любое зелье, и к тому же даже боги не имеют власти над любовью. Если эта любовь умрет сама собой, то тайна просто больше не будет иметь никакого значения. Но Имрик не смел надеяться, что все может так просто решиться. Правда о родителях Скэфлока должна быть похоронена, и чем скорее, тем лучше.

Граф эльфов начал вспоминать. Насколько ему это удалось (трудно удержать в памяти в порядке сотни прожитых лет), он вспомнил, что, кроме него самого, все известно только одной.

Он послал за Файрспиром, отличным воином, все еще молодым в свои двести лет, но хитрым и сильным колдуном.

— Примерно двадцать лет назад, на юге в лесах жила ведьма, — сказал он. — Может быть, она умерла или живет где-нибудь в другом месте, но я хочу, чтобы ты нашел ее… и, если она еще жива, убил.

— Хорошо, господин, — покачал головой Файрспир. — Если я могу взять несколько охотников и псов, то мы бы могли отправиться на поиски вечером.

— Бери все, что тебе нужно, и отправляйся скорее. Не спрашивай меня о причинах моего приказа и не говори о нем после.

Фреда встретила вернувшегося Скэфлока с ликованием. Кроме ее удивления перед великолепием Эльфхьюфа, ее охватывал испуг, хотя она делала мужественное лицо, когда Скэфлок покидал ее. Обитатели замка, высокие, гибкие эльфы и их женщины бессмертной красоты, карлики, кобольды и даже более древние существа, служившие им, вюферны, с которыми они ходили на охоту, львы и леопарды, которых они держали в качестве домашних животных, грациозность лошадей и собак — все это было для нее чужим. Прикосновение эльфов было холодным, лица эльфов походили на лица статуй и в то же время были не по-человечески подвижны, речь, одежда, сам уклад жизни, который сложился здесь за многие столетия, отталкивали ее. Мрачный аромат замка, который одновременно был голой вершиной холма, колдовство, парящее в бесконечной теплоте его сумерек, существа, живущие на вершинах, в лесах и водах, — угнетали ее своей странностью.

Но когда рядом с ней был Скэфлок, казалось, что Эльфхьюф лежит на краю небес. (Да простит ей Бог за то, что она так думает, и не сменит этот мир язычества на священный холод и темноту монастыря.) Он был веселый и озорной, она не могла не смеяться рядом с ним, он пел песни, все в ее честь, а его руки и губы будили безумство, которое не прекращалось до тех пор, пока веселье не растворяло саму плоть и не превращало их в единое вечно поющее. Она видела его в сражении и знала, что мало воинов как из земель людей, так и из земель Фэри могли устоять перед ним в бою, и этим она гордилась; в конце концов, она сама происходила из рода воинов. И она была не просто дочерью или сестрой, не так ли? Потому что чары, которым она не смогла противостоять, так быстро растворили ее горе и наполнили ее счастьем, У нее не было выбора: Скэфлок не стал бы ждать, когда кончится год траура, а кто еще мог бы быть лучшим отцом внукам Орма и Эльфриды? Но с ней он был всегда нежен.

Фреда знала, что он ее любит. А иначе почему бы он стал уделять ей столько своего времени, он, который может иметь любую из женщин — эльфов? Она не могла знать, почему и насколько глубоко она проникла в его душу, которая раньше ничего подобного на знала. Скэфлок не осознавал своего одиночества, пока не встретил Фреду. Он знал, что, если он не заплатит определенной цены, а этого он никогда не сделает, когда-нибудь он умрет. Его жизнь будет лишь короткой вспышкой в долгой памяти эльфов. Было приятно иметь кого-то, похожего на себя, рядом.

В первые дни, проведенные вместе, они много что делали. Ездили на быстрых лошадях, катались на изящных лодках и обошли много холмов и лесов. Фреда была умелым стрелком из лука: Орм хотел, чтобы женщины его семьи были способны защитить себя. Когда она шла среди деревьев с луком в руке и ее волосы блестели медью, Фреда походила на молодую богиню охоты. Они смотрели на фокусников и актеров, слушали музыкантов и скальдов, которые развлекали эльфов, хотя их искусства были часто хитры и утонченны для человеческого глаза и уха. Они были в гостях у друзей Скэфлока: гномов, которые жили под корнями деревьев. У стройных белых водных фей, у старого фавна с печальными глазами, у разных диких животных. Хотя Фреда не могла с ними разговаривать, она всегда с интересом за ними наблюдала.

Иногда она думала о будущем. Когда-нибудь она, конечно, должна привести Скэфлока в землю людей и окрестить его благое деяние, за которое ее сегодняшние грехи несомненно будут прощены. Но не сейчас. В Эльфхьюфе не существовало времени, она не чувствовала, как проходят дни и ночи, и было столько всего…

Она бежала в его объятия. То, что до сих пор его мучило, исчезало, когда он видел ее: молодую, стройную, гибкую, с длинными ногами, скорее девочку, чем женщину, и в то же время его женщину. Он обнял ее за талию, подкинул в воздух и снова поймал. Они оба громко смеялись.

— Отпусти меня, — задыхалась она, — отпусти, чтобы я могла тебя поцеловать.

— Сейчас, — Скэфлок снова подбросил ее и произнес заклинание. Она стала совершенно невесомой и повисла в воздухе, болтая ногами, задохнувшись от радости и удивления. Скэфлок подтянул ее к себе, и она повисла перед ним и поцеловала его.

— Вот мне и не нужно сгибать для этого шею, заявил Скэфлок. Он тоже стал невесомым и вызвал к ним облако, не сырое, а похожее на белые перья, на которое они и сели. Из его середины выросло дерево, его ветви были тяжелы от множества плодов, и между его ветвей светились радуги.

— Когда-нибудь, сумасшедший, ты забудешь, как делать какой-нибудь из своих фокусов, упадешь на землю и разобьешься на мелкие кусочки, — сказала Фреда.

Он подвинул ее ближе к себе и посмотрел в ее серые глаза. Затем Скэфлок посчитал веснушки на ее носу и за каждую из них поцеловал ее. Надо тебя всю раскрасить, как леопарда, сказал он.

— Тебе нужны для этого поводы? — мягко спросила она. — Я и так твоя, мой милый. Как прошла твоя охота?

Он вспомнил и нахмурился: — Хорошо?

— Тебя что-то беспокоит, милый. Что случилось? Всю эту ночь раздавался шум рогов, топот ног, стук копыт. С каждым днем я вижу все больше вооруженных эльфов в замке. Что это, Скэфлок?

— Ты же знаешь, у нас война с троллями, — сказал он. Мы ждем, когда они нападут на нас, потому что в горах нам будет трудно использовать нашу скорость, а они смогут полностью использовать свою силу.

Она вздрогнула: — Тролли…

— Не бойся, — Скэфлок справился с неприятным чувством. — Мы встретим их у моря и разобьем. Любой, пришедший на нашу землю, останется в ней, у нас ее достаточно, чтобы закопать их. А затем, когда их главные силы будут сломлены, будет несложно разрушить Тролльхайм. О, схватка будет веселой, но Эльфхайм просто не сможет не победить.

Он сказал:

Не бойся, дева, за вождя
Твой страх обрадовал меня.
И я приму, как дивный дар,
Блеск глаз твоих, волос пожар.

Тем временем он стал развязывать ее пояс. Она покраснела.

— Тебе не стыдно? — сказала она и прикрылась его одеждами.

Скэфлок поднял брови. — Почему? — спросил он. — Что там такое, чего нужно стыдиться?

Файрспир выехал на заходе следующего дня. На нем и на дюжине тех, кто за ним следовал, были налеты зеленые охотничьи тупики, поверх них развевались черные накидки. Наконечники их стрел и копий были из сплава серебра. Впереди лошадей мчались собаки, огромные свирепые животные с красными и черными гривами, горящими, как горны, глазами и с клыками, с которых капала слюна. В жилах этих псов текла кровь Гарма, Фенрира и собак дикого Охотника.

Гудел рог Файрспира, они мчались вперед. Барабанная дробь копыт и разносилась среди холмов. Подобно ветру они летели меж покрытых инеем деревьев в ночной тьме. В этом полете теней были видны лишь сверкание серебра, драгоценных камней, украшавших эфесы, да кровавый оскал собак, и больше ничего, но шум скачки разносился из конца в конец лесов, по которым они проезжали. Охотники, угольщики, разбойники, заслышав шум, вздрагивали и вспоминали о святых символах — кресте или молоте, дикие звери убегали прочь.

Ведьма услышала приближающийся отряд, она сидела в укрытии, которое построила на месте своего дома, когда. Она подползла к крохотному огоньку и пробормотала: — Эльфы охотятся сегодня ночью.

— Да, — прошипел ее приятель. А когда шум приблизился, добавил — И думаю, они охотятся на нас.

— На нас? — ведьма вздрогнула. — Почему ты так решил?

— Они едут прямо к нам, а ты враг Скэфлоку, а значит, и Имрику. — Крыса в испуге забралась ей на грудь. — Скорее, мать, скорее позови его, или мы пропали.

У ведьмы не было времени на обряды и жертвоприношения, но она провыла заклинание, которому была обучена, и чернота, темнее самой ночи опустилась на огонь.

Ведьма пала ниц. Холодные голубые языки пламени осветили ее. — Помоги, — простонала она. — Помоги, эльфы идут.

Глаза смотрели на нее без гнева и без жалости. Шум охоты приближался. — Помоги, — завопила она.

Он заговорил, его голос был похож на ветер и, казалось, шел откуда-то из глубины: — Зачем ты зовешь меня?

— Они… им нужна… моя жизнь.

— Ну и что? Я слышал, как ты сказала однажды, что твоя жизнь для тебя ничего не значит.

— Моя месть не завершена, — стонала она. — Я не могу умереть сейчас, не узнав, удалось ли мне выполнить то, за что я заплатила ценой своей души. Хозяин, помоги своему слуге!

Охотники приближались. Она почувствовала, как земля затряслась под копытами лошадей.

— Ты мне не слуга, а рабыня, — прошелестел голос. Какое мне дело до того, выполнила ли ты, что хотела или нет? Я — повелитель зла, имя которому тщетность. Ты думала, что вызвала меня и заключила сделку? Нет, ты сбилась с пути, а это совсем другое. Смертные не продают мне своих душ. Они просто их отдают.

И Повелитель тьмы исчез.

Ведьма закричала и побежала. Собаки за ее спиной залаяли и заметались, почуяв запах. Колдунья превратилась в крысу и забралась в нору под дубом друидов.

— Она рядом, — крикнул Файрспир. — И… Ха! Здесь ее запах!

Свора псов приблизилась к дубу. Полетели комья земли, собаки откапывали свою жертву, разрывая корни и лая. Ведьма выскочила, превратилась в ворону и взмахнула крыльями. Зазвенела тетива лука Файрспира. Ворона упала на землю. Она превратилась в оленя, псы кинулись на него. Крыса спрыгнула с груди ведьмы, и ее раздавило копыто лошади.

Псы разорвали ведьму на части. Но прежде она успела крикнуть эльфам: — Проклинаю! Пусть на Эльфхайм обрушатся всевозможные беды! И скажите Имрику, что Вальгард — подменыш жив и знает…

Это были ее последние слова.

— Охота была легкой, — сказал Файрспир. — Я боялся, что нам придется искать ее где-нибудь далеко в чужих землях. — Он принюхался к ветру. — А раз так, мы можем неплохо поразвлечься остальную часть ночи.

Имрик щедро наградил своих охотников, но, когда они встревоженно рассказали ему о словах ведьмы, он нахмурился.


Глава 13

Будучи внуком Иллрида и сильным воином, способным держать в руках железо, Вальгард занял почетное место при дворе троллей. Но господа смотрели на него искоса.

В нем текла также и кровь эльфов, он пришел с земли людей, и еще они ему завидовали — незнакомцу, который едва овладел их языком с помощью специальных заклинаний Иллрида, сразу стал считаться равным им. У Вальгарда не было друзей в Тролльхайме. Да они и не были ему нужны. Вид, запах, привычки троллей были слишком ему не по нутру.

Но они были бесстрашны и очень сильны. Их колдуны обладали силой, которая даже и не снилась обычным смертным. Тролли были самыми сильными среди народов Фэри, кроме… пожалуй, Эльфхайма. Но это Вальгарда вполне устраивало, потому что именно там находился объект его мести и через него он намеревался получить то, что принадлежало ему по праву от рождения.

Иллрид рассказал ему о своих планах.

В течение всего перемирия мы готовились к войне, — рассказывал король. — В то время как эльфы ничего не делали, а лишь развлекались. Нас не так много, как их, но вместе с теми, кто пойдет с нами, мы намного превзойдем силы эльфов.

— А кто пойдет с нами? — спросил Вальгард.

— В основном это племена кобольдов, которых мы победили или сделали своими союзниками. У них давние счеты и с троллями и с эльфами, но я обещал им добычу, свободу и что они займут второе после нас положение среди народов Фэри, когда мы станем главными. Они бесстрашные воины, и их немало. Еще у нас много союзников из дальних стран: демоны Байкала, Шэни Китая, Они Кипангу, чертенята мавританских пустынь, всех вместе их довольно много. Конечно, они придут лишь ради грабежа и на них нельзя полностью полагаться, но я смогу их использовать в битве. Будут также воины, которые прибудут по одному или мелкими группами, оборотни, вампиры, упыри и подобные им. И еще у нас много рабов — карликов, которые станут сражаться в обмен на свободу, а они могут держать в руках железо.

Против этого войска эльфы будут сражаться одни. Они смогут собрать нескольких старых кобольдов и карликов, но их будет мало. Лучшее, на что они могут надеяться, — так это на помощь Сидов. Но я узнал, что они намерены держаться в стороне до тех пор, пока не нападут на их остров, а мы постараемся этого не делать… в эту войну.

Конечно, повелители эльфов могущественны и сведущи в колдовстве, но я и мои вожди тоже. — Иллрид рассмеялся, его смех походил на кашель. — О, мы сломаем Эльфхайм, как сухую палку о колено!

— Ты не можешь позвать на помощь етунов? — спросил Вальгард, который все еще осваивал имена обитателей мира, в который попал. Они ведь сродни троллям, не так ли?

— Даже и не думай об этом! — резко ответил Иллрид. Мы больше не осмелимся обратиться за по мощью к этим великанам, точно так же, как эльфы не обратятся к Эзиру. — Он вздрогнул. — Мы не хотим быть их заложниками больше, чем мы уже есть сейчас, — заложниками борющихся за луной Сил. Даже если бы они и откликнулись на наш призыв, ни мы, ни эльфы не осмелимся позвать их, потому что, если Эзиры или Етуны открыто спустятся в Мидгард, другая сторона двинется на них, и тогда состоится битва, которая будет последней.

— Как это все связано с тем, что ты мне говорил о… новом боге?

— Лучше не будем говорить о тайнах, которые мы не в состоянии понять. — Иллрид Неуклюже обошел пещеру, в которой они говорили при свете факела. — Из-за богов ни один житель Фэри не осмелится пойти против людей, а именно крещеных людей. Безобидное колдовство, украденная лошадь или ребенок — все, что можем себе позволить, и то редко. Потому что сейчас они только иногда пугаются, а если начнут нас действительно сильно бояться, они обратятся к богам, под чьим покровительством находятся, и будут услышаны. А хуже всего то, что они могут все вместе воззвать к новому богу, и это будет конец Фэри.

Вальгард вздрогнул. Той же ночью он отправился к одинокой могиле Асгерд, выкопал ее и положил в небольшую лодку. Он поплыл на юго-запад, несомый ветром, который Иллрид научил его поднимать, пока не достиг небольшой шотландской деревни.

Вальгард отнес завернутое тело к церкви. Он вполз на церковное кладбище и в дальнем углу его выкопал яму, положил в нее тело и засыпал его землей так, чтобы никто ничего не заметил.

— Теперь ты спишь в священной земле, сестра, как и хотела, — прошептал он. — То, что я совершил, — зло, но, может быть, ты помолишься за мою душу… — Он в страхе огляделся вокруг, он, который никогда ничего не боялся. — Почему я здесь? Что я делаю? Она мне не сестра. Я существо, созданное колдовством. У меня нет души…

Он закричал и побежал назад к лодке и плыл на северо-запад так, будто за ним гнались дьяволы.

Пришло время начинать войну. Иллрид был хитер и не хотел собирать все свои силы — тогда бы лазутчики эльфов смогли бы увидеть, сколько их было на самом деле. Части его флота отплывали с разных мест, на борту каждого флагманского корабля находился колдун, они следили, чтобы все корабли подошли к назначенному месту одновременно. Они должны были встретиться на севере английских земель эльфов, там тролли смогли бы спокойно высадиться на пустые берега. Иллрид собирался там разбить морские силы эльфов и затем двинуться на юг по суше и по воде, чтобы окружить остров. На нем он оставит часть своих сил, которые расправятся с оставшимися в живых эльфами, в то время как его основной флот отправится по каналу к оставшимся провинциям Эльфхайма. Тем временем другая часть его армии двинется на эльфов из Финляндии и Уэльса. Таким образом, тролли нападут на короля эльфов с запада и с востока, а как только Англия будет полностью завоевана, они пойдут на север и раздавят его.

— Эльфы — быстрые воины, но, я думаю, на этот раз тролли окажутся проворнее, — сказал Иллрид.

— Сделай меня графом Англии, — попросил Вальгард, — и ты увидишь, что в моем графстве не останется ни одного живого эльфа.

— Я это уже обещал Груму, — сказал Иллрид. — Но ты, Вальгард, поплывешь вместе со мной, и я сделаю тебя вторым человеком в Англии после Грума.

Вальгард сказал, что это его вполне устраивает. Его холодные глаза смерили Грума, и он подумал, что с этим троллем может случиться какое-нибудь несчастье и тогда он, Вальгард станет графом, как и обещала ему колдунья.

Он сел на флагманский корабль вместе с Иллридом и королевской охраной. Это было большое судно с высокими бортами и с носом, который карлики оббили для тарана железом. Он был весь черный, кроме лошадиного черепа, который был вырезан на носу.

Оружие было из нежелезных сплавов, хотя у многих оно было каменным, поскольку больше подходило к их необычайной силе. Поверх черного шлема Иллрида была надета золотая корона, на нем был плащ из шкуры дракона, который не рвала даже сталь. Все остальные тоже были богато одеты. Это была шумная, самоуверенная команда. Лишь на Вальгарде не было украшений, и выражение его лица было мрачным; но его железный топор и латы пугали самих троллей.

Большинство кораблей было в королевской части флота, все необычайно большие, с каждого доносились крики, вой рогов и топот ног. Длинные суда троллей двигались медленней кораблей эльфов, они были шире, тяжелее и сделаны с меньшим искусством, поэтому утро застало их еще в море. Тролли спрятались под тенты от ненавистных лучей солнца, а корабли плыли, невидимые человеческому глазу.

На следующую ночь весь флот собрался в одном месте. Вальгард ужаснулся. Казалось, флот покрыл все воды до горизонта, и каждый корабль был набит воинами, за исключением тех, которые везли огромных, лохматых лошадей троллей. Капитаны кораблей были опытны и посвящены в планы Иллрида, и каждый корабль пришел в точно назначенное место.

Разными были корабли и воины, приплывшие воевать против Эльфхайма. Длинные высокие черные суда троллей находились в центре в виде тупого клина, острием которого был корабль Иллрида. Справа и слева по борту были кобольды, одни на судах, построенных троллями, другие — на своих стройных красных кораблях со змеевидными носами; они были веселее троллей, на их серебряные латы были надеты фантастические одежды, и в руках у них были легкие мечи, копья и луки. Крылья флангов продолжали чужеземцы: огромные, ощетинившиеся копьями Шэни, Они с катанами в руках; гибкие бесы на галерах с гребцами рабами и оружием, сложенном на палубах; баржи с крылатыми демонами Байкала; покрытые железом карлики; чудовища гор, лесов и болот, чьим оружием были лишь зубы и когти. Всеми ими командовали тролли, но лишь самые надежные из них были в первых рядах. С тыла флот также защищался троллями. За первым клином стоял второй, а за ним находился резерв.

На кораблях заревели рога, им ответили трубы кобольдов, гонги Шеней, барабаны бесов. Тучи низко на висли над мачтами, и море забурлило и побелело от работы весел. На снастях и мачтах загорелись огни, осветив лица голубым светом. По окрашенным луной мрачным снежным облакам двигались чьи-то тени.

— Скоро мы начнем сражение, — сказал Иллрид Вальгарду. — И ты сможешь отомстить, кому хотел.

Берсеркер ничего не ответил, он смотрел вперед сквозь темноту.


Глава 14

Больше месяца после налета на Тролльхайм Имрик готовился. Ему удалось мало узнать о враге, потому что Иллрид и его колдуны надежно окружили свои земли чарами, но он знал, что их силы состоят из многих существ и что, наверное, они сначала ударят по Англии. Поэтому он постарался собрать корабли и воинов своего королевства и послал гонцов за помощью в другие земля.

Из других земель мало кто пришел. Каждая провинция Эльфхайма готовилась к войне самостоятельно: эльфы были слишком высокомерны для того, чтобы делать что-то вместе. Более того, казалось, что почти все наемные воины Фэри уже были наняты Иллридом несколько лет назад. Он обратился к Сидам в Ирландии, пообещав им богатую добычу после захвата Тролльхайма, и получил холодный ответ, в котором говорилось, что уже достаточно богатств сверкает на улицах Тирнан-Ога и в пещерах лепрехунов. Граф эльфов обнаружил, что остался практически один.

Но все равно их силы были велики, а поскольку их войско росло с каждой ночью, с каждой ночью росла и их радость. Никогда, думали они, такие могущественные силы не собирались вместе в Эльфхайме. И битва будет возле их дома, в водах и берегах, которые они хорошо знают. Некоторые из молодых воинов заявляли, что английские эльфы смогут не только разбить флот троллей, они смогут без чьей-либо помощи одержать победу в войне с Тролльхаймом и подчинить себе их волю.

С Оркнейских и Шетландских островов приплыл Флэм, сын того самого Флэма, который погиб во время последнего налета эльфов на Тролльхайм, он жаждал мести. Он и его братья были одними из лучших шкиперов в Фэри, и вода за их кораблями окрашивалась в черный цвет, когда они плыли на юг.

Из серых гор и торфяных болот Пиктландии пришли вожди диких племен, они были в кожаных одеждах, в руках они несли оружие с кремневыми наконечниками. Они были ниже ростом и тяжелее настоящих эльфов, их кожа была темной, длинные волосы и бороды черны. В их жилах текла кровь и троллей, и кобольдов и даже еще более древних народов, а также женщин Пиктов, похищенных много лет назад. С ними пришла меньшая часть Сидов, которые ушли к Пиктам сотни лет назад; сильные угловатые лепрехуны, скачущие, как козлы; высокие красивые воины, шагающие в блестящих латах с высоко поднятыми копьями или проносящиеся на грохочущих боевых колесницах, к колесам которых были приделаны лезвия мечей, которые косили в бою врагов.

С юга, со скалистых берегов Корнуолла и Уэльса, пришли самые древние эльфы острова: на конях и колесницах, одетые в латы, их знамена рассказывали о давно забытых победах; с ними — зеленоволосый, бледнокожий народ, живущий у моря; несколько полубогов, которых создали римляне и потом забыли о них; застенчивые, тихие лесные эльфы. Клан приходил за кланом.

Земля Англов и Саксов в основном были пустынны, потому что большинство существ, живших там когда-то, ушли или были изгнаны как злые духи, но те, кто остался, откликнулись на призыв. Хотя часто эти эльфы были стары и бедны, в бою они были непобедимы, потому что многие из них восходили своим происхождением к Уэйлеяду и к самому Одину. Они были лучшими кузнецами графства, поскольку в их жилах текла также и кровь карликов, многие из воинов решили драться огромными молотами, выкованными ими.

Но самыми могущественными и благороднейшими были те, кто жил вокруг Эльфхьюфа. Эти господа, которых Имрик собрал вокруг себя, превосходили всех остальных не только своим происхождением, но и красотой, мудростью и богатством. Они наряжались на битву, как на свадебное пиршество и целовали свои копья, как невест они знали ужасные заклинания, приносящие зло врагам и оберегающие друзей. Молодые эльфы смотрели на них со страхом и почтением, что не мешало им однако наслаждаться их пищей и винами.

Фреду завораживало зрелище собирающегося войска. Вид этих нечеловеческих существ, бесшумно скользящих во тьме ночи, возбуждал в ней удивление, восторг, страх и гордость. Ее Скэфлок занимал высокое положение среди них и обладал большей силой, чем любой король в стране людей.

Но он был господином бездушных существ. Тут она вспомнила об огромной, медвежьей силе троллей. А что если ему будет суждено погибнуть в схватке с ними?

В его голову пришла та же самая мысль.

— Может, мне лучше отправить тебя к твоим друзьям в землях людей, — медленно сказал он. — Вдруг случится так, хотя я в это не верю, что эльфы проиграют сражение. Действительно, все предзнаменования против нас. А если этому суждено случиться, то тебе лучше здесь не оставаться…

— Нет… нет… — она посмотрела на него испуганными серыми глазами и положила голову ему на грудь.

— Я тебя не оставлю. Я не могу.

Он погладил ее сверкающие волосы: — А я за тобой потом вернусь.

— Нет… Может так случиться, что там кто-нибудь, каким-нибудь образом убедит меня или заставит остаться, хотя я не знаю, кто способен на это, разве что священник, но я слышала о таких случаях… — она вспомнила прекрасных женщин эльфов и то, как они смотрели на Скэфлока. Она выпрямилась. Голос ее стал решительным. — Я тебя не оставлю. Я остаюсь.

Он радостно обнял ее.

Пришла весть, что тролли вышли в море. Эльфы перед своим отплытием устроили в Эльфхьюфе пир.

Огромным был праздничный зал Имрика. Фреда, сидя возле Скэфлока рядом с высоким креслом графа, едва различала стены зала. Холодный голубой туман, который так любили эльфы, казалось плавал по залу подобно дыму, в то время как сам воздух был чист и благоухал цветами. Свет падал от многочисленных свечей в тяжелых бронзовых подсвечниках, свечи горели ровными серебряных — ми огнями, и их свет отражался от щитов, висящих на стенах, и золоте.

Блюда, кубки и чаши из драгоценных металлов стояли на белоснежных скатертях и были все украшены драгоценными камнями. И хотя она привыкла к тому, как едят эльфы, у Фреды закружилась голова при виде такого количества пищи: мясо, дичь, рыба, фрукты, пряности, сладости пиво, мед, вина — все это украшало столы в этот вечер.

Все были богато одеты. На Скэфлоке была туника из белого шелка, камзол, богатство узора которого слепило глаза, вышитый золотом пояс, кинжал в богатых ножнах, украшенных камнями, обувь из шкуры единорога и короткая отороченная горностаевая накидка, настолько алая, что казалось кровью, стекающей с его плеч. На Фреде было платье из тонкого паутинного шелка, на котором радугой переливались всевозможные цвета; на ее груди сверкало алмазное ожерелье, ее талию окружал золотой пояс, обувь ее была из бархата. Головы обоих украшали диадемы как знак того, что здесь сидит господин Эльфхайма и его леди. Богатые эльфы были одеты не менее нарядно, но даже вожди более бедных племен, пришедших отовсюду, блистали золотом.

Всюду звучала музыка, не только дышащая древностью мелодий, которые нравились Имрику, но и арфы Сидов и трубы народов, пришедших из далеких стран запада. За столами разговаривали, раздавался быстрый, короткий говор эльфов, смешки, подшучивание, обмен легкими колкостями и смех поднимался к потолку зала.

Но когда все затихли и вперед выскочили шуты, раздались крики, требующие танца мечей. Имрик нахмурился, поскольку он не любил, когда предзнаменования становились доступны всем, но большинство гостей хотело этого, и он не мог отказать.

Эльфы вышли на середину зала, женщины сняли с себя все, а мужчины лишь наиболее тяжелые одежды, слуги принесли для каждого мужчины по мечу. — Что они делают? — спросила Фреда.

— Это старинный боевой танец, — объяснил ей Скэфлок. — Я должен быть скальдом во время него, думаю, потому, что ни один человек не сможет станцевать его и остаться невредимым. Даже если он знает все такты и фигуры танца. Они будут танцевать девяносто девять строф, которые в это время сочинит скальд, и если никто не будет ранен — это предзнаменование победы, но если кто-нибудь будет убит — это означает поражение и гибель, даже легкая рана — это дурное предзнаменование. Мне не нравится эта затея.

Эльфы—мужчины встали лицом друг к другу в два ряда и высоко скрестили мечи; рядом с каждым мужчиной стояла женщина. Ряды тянулись далеко и скрывались в сумерках зала — длинный коридор с крышей из сверкающих лезвий. Скэфлок стоял перед креслом графа.

— Давай, начинай! — крикнул Имрик так, что по залу пронесся звон.

Скэфлок начал свою песнь:

Начался жестокий бой.
К берегу врага теснили,
топоров и мечей игрой,
песней копий над водой
меж собою говорили.

Когда он начал петь, мужчины двинулись в танце друг на друга и в такт строфам раздавался звон мечей. Женщины тоже двинулись вперед, изгибаясь в пляске, и каждый мужчина, взяв правую руку женщины в левую, кружил ее в сужающемся коридоре, где искрились и звенели мечи.

Скэфлок пел:

Начался жестокий бой
Вакханалия безумий.
Обагренные войной,
уязвленные стрелой
в ряд щитов кровавых.

В легком, гибком, волнующемся, словно волна, танце, женщины уворачивались от звенящих, сверкающих лезвий. Мужчины двинулись навстречу друг другу, поменялись местами, развернулись и кинули друг другу мечи, которые пролетали едва не касаясь гибких, белых тел женщин.

Скэфлок пел:

Но волков голодных вой,
птицы клекот над тобой
погребальный пир пророчат.

Танец кружился так быстро, что человеческий глаз едва мог за ним уследить, и лезвия мечей мелькали вокруг женщин. Затем клинки ударились друг о друга низко над полом и в этот момент женщины перепрыгнули через них. Затем каждый из мужчин взмахнул блистающим мечом над изгибающимся телом своей партнерши. И снова воины начали фехтовать а женщины прыгать и уворачиваться от ударов сверкающих вокруг них мечей.

Песня Скэфлока лилась не прерываясь:

Начался жестокий бой.
Этот танец смерть танцует,
крепко обнявшись со мной
в этой пляске огневой
словно в страстном поцелуе.

Сгибаясь, увертываясь в танце, белая от неистовства, Лиа выкрикнула:

— Эй, Скэфлок, почему бы твоей девушке, так о тебе заботящейся, не станцевать с нами на счастье?

Скэфлок не прерывал песни:

Начался жестокий бой.
Танец этот много значит.
Не кощунственной игрой
пылом страсти огневой
Фреда принесет удачу.

Но вдруг дрожь пробежала по рядам эльфов; потому что Лиа, вслушиваясь более в слова песни, нежели в ее ритм, наткнулась на меч. На ее шелковых плечах вспыхнула рана. Она продолжала танцевать, ее кровь запачкала тех, кто был рядом с ней. Скэфлок заставил себя петь дальше:

Начался жестокий бой.
Лишь судьбе исход известен.
Что-то станется со мной.
В этой битве роковой
жди, Тролльхайм кровавой мести.

Но другая женщина, потрясенная случившимся с Лиа, сбилась с ритма танца и была ранена. Имрик приказал прекратить танец, пока кого-нибудь не убили. Пир прервался, воцарилась недобрая тишина, и был слышен лишь шепот.

Огорченный Скэфлок ушел вместе с Фредой в их покои. Там он ее оставил на какое-то время и вскоре вернулся с широким, вышитом серебром, поясом. К внутренней стороне пояса был прикреплен пузырек.

Он отдал его Фреде.

— Это мой прощальный дар тебе, — тихо сказал он. — Мне дал его Имрик, но я хочу, чтобы его носила ты. Хотя я все еще думаю, что мы победим, я все же не уверен после того, что случилось во время танца мечей.

Она молча взяла его. Скэфлок сказал:

— В пузырьке сильное и редкое лекарство. Если с тобой случится несчастье и враги будут стоять перед тобой, выпей его. Ты будешь мертвой в течение нескольких дней и любой, проходящий мимо тебя, ничего с тобой не сделает, он просто не обратит внимания или откинет в сторону — так обычно тролли относятся к трупам. Когда ты придешь в себя, тебе, может, удастся убежать.

— Зачем убегать, если ты умрешь? — горько спросила Фреда.

— Может быть. Но тролли не убьют тебя сразу, а самоубийство запрещено христианам, не так ли? — Скэфлок широко улыбнулся. — Это не самый радостный прощальный дар, но он — лучшее, что у меня есть.

— Нет, — вздохнула она. — Я возьму его, спасибо. Но у нас у обоих есть друг для друга лучший дар.

— Да, — крикнул он и какое-то время они снова были счастливы и веселы.


Глава 15

Следующей ночью, на севере встретились корабли эльфов и троллей. Когда Имрик, стоя вместе со Скэфлоком на носу флагманского корабля, увидел размеры флота врага, он вздрогнул.

— У нас, английских эльфов, главные силы Эльфхайма, и все равно их более чем в два раза больше. О, почему эти господа не послушали меня, когда я говорил, что Иллриду нужно перемирие лишь для того, чтобы приготовиться к новой войне. Почему они не послушали, когда я уговаривал их всех вместе раздавить Иллрида.

Скэфлок знал кое-что о соперничестве, тщеславии и лености эльфов, которые вызвали такое бездействие. Да и сам Имрик был не безупречен. Но сейчас уже слишком поздно во всем разбираться.

— Не может быть, чтобы все они были тролли, — сказал человек, — а кобольдов и подобный хлам не стоит особенно бояться.

— Кобольдами не стоит пренебрегать. Когда у них есть необходимое им оружие, они хорошие воины. — Луч луны осветил на мгновение напряженное лицо Имрика.

— Колдовство и нам и им мало поможет, поскольку здесь наши силы примерно равны. А что касается силы войска, мы слабее.

Он покачал своей серебристой головой, в глазах его мерцал голубой лунный свет.

— На последнем совете у короля я настаивал, что лучше всего нам собрать силы Эльфхайма вместе, оставив троллям отдаленные провинции, даже Англию. Но остальные господа с этим не согласились. Сейчас мы сможем убедиться чей совет был лучшим.

— Их, господин, — нагло сказал Файрспир, — по тому что мы сейчас перережем этих свиней. Что — отдать им Эльфхьюф? Мысль, не достойная тебя.

Он взял свое копье и стал жадно смотреть вперед.

Скэфлок тоже, хотя он видел преимущество врага, думал лишь о битве. Не раз уже смелые воины вырыв победу у превосходящего их врага. Он жаждал встретить Вальгарда, сумасшедшего брата Фреды, который принес ей столько несчастья, и раскроить его череп.

И в то же время, подумал Скэфлок, если бы Вальгард не привел силой Фреду в Тролльхайм, он, Скэфлок, никогда бы с ней не встретился. Так что в каком-то смысле он был должником берсеркера и то, что он быстро убьет его, а не станет вырезать на его спине кровавого орла, будет уплатой этого долга.

С обоих сторон боевые рога протрубили сбор. Опустились паруса, исчезли мачты и корабли, соединенные канатами, двинулись на веслах навстречу друг другу. Когда они сблизились, в лунный воздух полетели стрелы — ураган, который свистел над волнами, и успокаивался, наткнувшись на дерево или на плоты. Три стрелы отскочили от кольчуги Скэфлока, четвертая пролетела рядом с его рукой. Он увидел, что не всем так повезло, были и убитые стрелами троллей.

Луна стала реже показываться сквозь бегущие тучи, но огни святого Эльма носились среди морской пены и волны поднимались холодным белым блеском. Чтобы убивать света было достаточно.

Затем между кораблями заметались копья, дротики и камни. Скэфлок метнул копье, которое воткнулось В мачту флагманского корабля троллей. В ответ к нему прилетел камень, который со звоном отскочил от его шлема. Он оперся о перила, слегка оглушенный, и море окатило его звенящую голову соленой водой.

Рога пронзительно завопили и две линии кораблей встретились вплотную друг к другу.

Корабль Имрика столкнулся с кораблем Иллрида. Началась схватка. Меч Скэфлока ударился о топор тролля и поразил его руку. Он давил на ряд вражеских щитов своим щитом, на который сыпался ураган оглушительных ударов, и бил мечом. Слева от него сражался Файрспир, потрясая копьем, вопя и в ярости боя не обращая внимания на летящие в него копья. Справа невозмутимо и молча сражался Аягор из Пиктленда со своим длинным топором в руках. Обе стороны обменялись ударами, и как только падал какой-нибудь из бойцов в линии стоящих вдоль борта, на его месте тут же появлялся другой. Затем Скэфлоку удалось вонзить меч в горло тролля. Как только тот упал и Файрспир вонзил свое копье в следующего стоящего за ним, тролля. Скэфлок перепрыгнул через перила, в образовавшийся в линии врагов разрыв, и убил врага, стоящего от него слева. Справа на него напал другой воин, но в этот миг свистнул топор Ангора и голова тролля полетела в море.

— Вперед! — прорычал Скэфлок. Близстоящие эльфы двинулись за ним. Они стояли спиной к спине, беспрерывно рубя стонущих и рычащих вокруг них троллей. И в этом реве другие эльфы тоже прорвались на борт вражеского корабля.

Сверкали мечи, лилась кровь. Звон и лязг металла заглушал шум ветра и моря. Среди битвы маячила фигура Скэфлока его глаза сверкали как голубые языки пламени ада. Он должен был стоять немного впереди эльфов, чтобы его железная кольчуга не причиняла им вреда; но они защищали его спину, в то время как его железный щит останавливал троллей нападавших спереди, его меч поражал подобно змее. Вскоре враги отступили от него и ушли с носа корабля.

— А теперь, к корме! — пронзительно крикнул он.

Эльфы двинулись вперед. Тролли дрались яростно. Эльфы падали с разбитыми черепами, сломанными костями и страшными ранами. Но все равно постепенно тролли отступали.

— Вальгард! — проревел Скэфлок заглушая шум. — Где ты, Вальгард?

Подменыш вышел вперед. От виска по его щеке струилась кровь.

— Меня оглушило камнем пращи, но сейчас я готов биться с тобой.

Скэфлок закричал и побежал ему навстречу. Команды расступились, освободив им место. Эльфы захватили корабль до пяртнерса, тролли сгрудились на корме, и на какое-то время и те и другие обессилили. Но все новые и новые эльфы перебирались на борт врага, а стрелки методично посылали со своего судна потоки смерти из стрел с серыми перьями.

От меча Скэфлока и топора Вальгарда сыпались искры. Безумство не охватывало берсеркера; он был холоден и спокоен и стоял на раскачивающейся палубе твердо, как скала. Скэфлок ударил мечом о рукоятку топора, меч не повредил твердое, обтянутое кожей дерево. Наоборот, меч отскочил от него в сторону. Затем Вальгард откинул ударом топора щит и тут же нанес удар в незащищенное место.

У него не было времени, чтобы по-настоящему размахнуться, поэтому его удар не прорвал кольчуги Скэфлока. Но левая рука Скэфлока онемела и повисла. Вальгард попробовал нанести удар в шею. Скэфлок упал на одно колено, приняв опасный удар на шлем. В то же время он ударил Вальгарда мечом по ноге.

Почти без сознания от полученного удара, Скэфлок упал. Вальгард заковылял в сторону, раненый в бедро. Они закатились под скамьи и бой прошел мимо них.

Грум, граф троллей, повел своих воинов в атаку, к носу корабля. Его огромная каменная булава крушила черепа направо и налево. На него напал Ангор Пиктлендский, взмах меча — и тролль оказался без правой руки. Грум перехватил свою падающую булаву в левую руку и нанес удар, который переломил шею Ангора; затем тролль уполз в трюм, чтобы залечить свою рану особыми рунами.

Скэфлок и Вальгард снова появились на палубе, нашли друг друга в суматохе боя и возобновили схватку. Рана на руке Скэфлока уже затянулась, в то время как Вальгард все еще истекал кровью. Приемный сын Имрика нанес сокрушительный удар, который проломил кольчугу берсеркера; меч наткнулся на ребро. — Это за Фреду! — прокричал он. — За то зло, которое ты ей причинил.

— Думаю, я ей причинил его меньше, чем ты — прокряхтел Вальгард. Ослабев, шатаясь, он тем не менее ударил топором по мечу Скэфлока. Меч со звоном переломился пополам.

— Ха! — крикнул берсеркер; но прежде чем он успел воспользоваться своим преимуществом, перед ним подобно дикой кошке возник Файрспир, а за ним и другие воины Эльфхайма. Эльфы захватили корабль.

— Ты видишь, мне нет смысла оставаться здесь, — сказал Вальгард — хотя я надеюсь вновь встретиться с тобой, братец.

И он прыгнул за борт.

Он хотел освободиться от кольчуги, чтобы она не утянула его на дно, но в этом не было необходимости. Во время боя много кораблей было затоплено. Он ухватился левой рукой за плавающую рядом мачту. В правой руке он все еще держал топор Братоубийцу. «Может, его лучше выбросить, — подумал он. — Но нет — проклят он или не проклят он — хорошее оружие».

Другие тролли, спрыгнувшие с корабля, освободились от оружия и тоже держались за мачту.

— Братья, мы доплывем до корабля и победа будет за нами.

На борту флагманского корабля троллей раздался победный клич эльфов. Скэфлок спросил.

— Где Иллрид? Он должен быть на борту этого корабля, но я его не видел.

— Наверное он летает над нами, наблюдая за сражением. Имрик сейчас делает то же самое в виде чайки. — Ответил Файрспир. — Давай пробьем это дурацкое корыто и вернемся на свой корабль.

Там их уже ждал Имрик.

— Ну как сражение, отец? — радостно спросил Скэфлок.

Голос графа эльфов был мрачен:

— Плохо, как бы хорошо не дрались эльфы, троллей в два раза больше. Часть их войска беспрепятственно высаживается на берег.

— Плохие новости, — сказал Голрик Кокуоллский. Мы должны драться как демоны, чтобы не проиграть сражения.

— Боюсь, что мы его уже проиграли, — сказал Имрик.

Скэфлок не мог понять этого сразу. Оглядевшись, он увидел, что флагманский корабль стоял в одиночестве. Корабли обоих флотов были разбросаны по морю, поскольку канаты, соединяющие их, разорвались в бою. Но флот троллей пострадал от этого меньше, и к тому же большинство кораблей эльфов были окружены со всех сторон кораблями неприятеля.

— К веслам! — закричал Скэфлок. Им нужна помощь. К веслам!

— Неплохая идея, — усмехнулся Имрик. Корабль двинулся к самому центру боя. На него посыпались стрелы.

— Стреляйте! — кричал Скэфлок. — Почему вы не стреляете, черт возьми?

— Наши колчаны практически пусты, господин, — сказал эльф.

Заслонившись щитами, эльфы начали грести в сторону боя. Два корабля из их войска были окружены тремя судами наемников и одним троллей. Когда эльфы приблизились, на них налетели сверху демоны Байкала.

Эльфы яростно отбивались от них, но сражаться с врагами, которые с копьями обрушивались сверху, было трудно. Они выпустили в небо свои последние стрелы, но все равно смерть налетала и налетала сверху.

Несмотря на это, им удалось подплыть к кобольдам. С их корабля в эльфов полетели стрелы. Скэфлок перепрыгнул через перила, в руках у него был меч, выкованный эльфами. Эти маленькие существа не выдерживали близкого боя. Одного из них он разрубил пополам, второй закричал и упал на палубу с распоротым животом. С плеч третьего полетела голова. Файрспир проткнул своим копьем двоих одновременно и тут же пнул еще одного в грудь. Остальные эльфы перебрались на борт. Кобольды отступили.

Скэфлок нашел их сундуки со стрелами и перебросил их через борт на свой корабль. Вместо того, чтобы продолжить резню и двинуться к корме, он прорубил отход. Кобольды больше его не интересовали. Тетивы луков эльфов зазвенели, и демоны исчезли в небе.

На них надвигались тролли. Скэфлок увидел, что два их корабля сражались против кобольдов, Они и бесов.

— Если они справятся с ними, думаю, мы можем позаботиться о троллях, — сказал он.

Зеленокожие воины подплыли, проревели свой боевой клич и хлынули на палубу корабля эльфов. Скэфлок побежал им навстречу, поскользнулся на залитой кровью палубе и упал. Со свистом в его грудь летело копье, с такой силой пущенное, что могло пробить кольца его кольчуги. Горлик Ковуоллский прыгнул между копьем и Скэфлоком, и упал сраженный прямо в сердце.

— Спасибо, — сказал, поднимаясь, Скэфлок. Перед ним были тролли. На его щит и шлем сыпались сверху удары. Он ударил по ногам, один упал. Но прежде чем он успел вновь размахнуться мечом, над ним согнулся еще один тролль. Его удар был направлен прямо ему в лицо. Он поднял над собой обитый железом щит. Тролль завопил и отошел шатаясь, и не переставая кричать. Скэфлок подбежал к эльфам.

Гром ударов звучал среди густо падающего снега. Поднялся ветер, он начал раскачивать корабли и бить их друг о друга, сбросил всех сражающихся с различных частей корабля на палубу. Вскоре щит Скэфлока от огромного количества ударов по нему стал ненужным. Он бросил его в тролля, с которым обменивался ударами и вонзил свой затупившийся меч в его сердце.

Затем кто-то схватил его сзади. Он отбросил за спину свой стальной шлем. Ничего не произошло, крепкие как ветви дуба руки сжались еще сильнее. Повернув голову, он увидел, что тролль был весь одет в кожу с капюшоном и перчатками. Скэфлок попробовал вырваться из рук так, как его учили эльфы, резко развернулся, но тут же попал в медвежьи объятия. Корабль качнулся и они оба упали на палубу.

Скэфлоку не удалось выскользнуть. Он знал, что существу ничего не стоит поломать его ребра, словно деревянные стрелы. Он уперся коленями в живот тролля, обхватил руками его толстую шею и изогнулся дугой.

Пожалуй, спина любого другого смертного не выдержала бы такого напряжения. Скэфлок почувствовал, что сила покидает его подобно тому, как выливается вино из чаши. Он собрал всю свою силу и волю воедино, сосредоточив ее в мускулах ног, спины и рук, которые сжимали горло тролля. Казалось, они будут лежать на палубе вечно а он понимал, что он не продержится.

Затем тролль начал слабеть, жадно хватая воздух ртом, царапая руки Скэфлока. Скэфлок ударил его головой об основание мачты, потом еще раз, второй, третий, с такой силой, что обтянутый кожей череп раскололся.

Скэфлок лежал на теле тролля, задыхаясь, кровь стучала в висках и сердце казалось выскочит из груди. Затем он сквозь туман увидел, что над ним склонился Файрспир. Он с почтением сказал:

— Никогда еще ни эльфу, ни человеку не удавалось убить тролля голыми руками. Твое деяние достойно подвигов Беовульфа и не будет забыто до конца этого света. Теперь мы победили.

Он помог Скэфлоку подняться. Оглядевшись, Скэфлок увидел, что корабли наемников исчезли.

Но какой ценой… На трех кораблях эльфов не осталось и двух десятков эльфов, большинство из оставшихся в живых были тяжело ранены. Корабли несло к берегу, их команды состояли из трупов и нескольких воинов, которые едва могли поднять меч.

Вглядевшись сквозь мрак, Скэфлок увидел еще один корабль троллей, который двигался в их сторону. На его борту толпились тролли.

— Боюсь, что мы проиграли, — прохрипел он. — Нам остается лишь спасти то, что мы можем.

Беспомощные корабли несло к берегу, где их ждали тролли на своих огромных черных лошадях.

Из падающего снега возникла чайка, ударилась оземь и превратилась в Имрика.

— Мы сделали все, что смогли, — мрачно сказал граф-эльф. — Почти половина флота троллей уничтожена. Но эта половина в основном корабли их союзников, а мы… мы разбиты. Та часть нашего войска, которая в состоянии сражаться спасается сейчас бегством, а остальные, подобные этим, ожидают своей участи.

Внезапно слезы, возможно первый раз за многие столетия, блеснули в его холодных глазах:

— Конец Англии. Боюсь, что и Эльфхайму конец.

Файрспир сжал в руках копье.

— Мы будем сражаться, — завыл он, в его голосе была усталость и тоска.

Скэфлок покачал головой, но когда вспомнил о ждущей его Фреде, силы вернулись к нему.

— Мы будем сражаться, — сказал он. — Но сначала нам нужно спасти наши жизни.

— Было бы неплохо, если тебе удастся это сделать, — с сомнением сказал Файрспир. Скэфлок снял свой шлем.

— Мы начнем с того, что снимем наши латы, — сказал он.

Эльфам с трудом удалось подвести корабли друг к другу. Они перебрались на один из них, подняли мачту и парус. Но положение их все еще было тяжелым, поскольку по ветру были приближающиеся к ним тролли, а оба судна, и тролли, и эльфы, находились поблизости от берега, к которому дул ветер.

Скэфлок боролся с рулевым веслом. Тролли налегли на весла, желая догнать корабль эльфов или загнать его на риф, темнеющий впереди.

— Это будет трудно сделать, — сказал Имрик. — Труднее, чем они думают!

Скэфлок невесело усмехнулся и вгляделся вперед сквозь падающие хлопья снега. Он увидел как волны разбиваются о риф, услышал их рев сквозь визжащий ветер. За ним была отмель.

Тролли двигались на них. Скэфлок прокричал команду и надел свой шлем. Корабль развернулся, подпрыгнул на волне. Слишком поздно поняли тролли, что он собирается сделать, и попытались отвернуть. Скэфлок ударил тараном в середину их корабля, от удара заскрежетало дерево. Неприятельский корабль был брошен на риф и раздавлен.

У Скэфлока не было надежды спасти корабль, но используя вражеское судно как защиту и одновременно точку опоры, он смог выдержать удар, который, к тому же, приходился на дальнюю часть рифа, где море не было таким бешеным. Когда его корабль ударился о риф, его отделял от отмели лишь узкий каменный гребень.

— Спасайся, кто может! — крикнул Скэфлок. Он прыгнул на скользкий камень и затем в воду. Он поплыл к берегу. Его товарищи были с ним, кроме тех, кто был ранен и не мог двигаться. Им было суждено остаться на разбитом корабле и утонуть, видя перед собой берег.

Они вброд добрались до берега и уже было прошли сквозь линию троллей, но один из седоков их заметил.

— Разбегайтесь! — крикнул Скэфлок. — Большинство спасется!

Он бежал, продираясь сквозь метель, и видел как копья пронзали эльфов, как топтали их копыта. Но большинству из выбравшихся на берег удалось скрыться. Высоко в небе парила чайка.

Но сверху на птицу упал огромный орел. Скэфлок застонал. Спрятавшись за камнем, он видел, как орел спускался на землю, в когтях его была чайка. И на земле птицы превратились в Иллрида и Имрика.

На графа-эльфа посыпались удары булав троллей. Он лежал, не шевелясь, в луже своей крови, пока они его связывали.

Если Имрик погиб — Эльфхайм потерял одного из лучших своих вождей. Если он жив то — о горе ему! Скэфлок пополз по покрытой снегом земле. Он почти не чувствовал ни усталости, ни холода, ни ран. Эльфы разбиты, и теперь у него лишь одна цель: добраться до Эльфхьюфа и Фреды раньше троллей.


Глава 16

Воины Иллрида укрылись от солнца и отдыхали два дня, поскольку битва их тоже утомила. После этого они отправились на юг, часть по морю, другая часть сушей. Корабли достигли гавани Эльфхьюфа той же ночью. Команды высадились на берег, ограбили все, что смог найти за стенами замка, а затем окружили его и стали ждать другую половину войска.

Сухопутное войско с Грэмом и Вальгардом во главе, двигалось медленнее. Всадники рыскали по селам и все, встретившиеся им мелкие группы эльфов, были убиты, не без потерь со стороны троллей. Удаленные поместья были разграблены и сожжены, а их обитателя были прикованы цепями за шеи, впереди вереницы пленных шел Имрик. Получив пищу, вино и женщин Эльфхайма, тролли повеселели и не очень спешили в Эльфхьюф.

Но каким-то образом обитатели замка уже к заходу солнца знали о ночном сражении, которое Имрик проиграл. Позднее, увидав с высоких стен замка костры лагерей, окруживших их, черные корабли, причаливающие к берегу, они уже не сомневались, что тролли одержали победу.

Когда Фреда стояла возле окна своей спальни и всматривалась в него, она услышала тихий шорох шелковых одеяний. Она повернулась и увидела перед собой Лиа. В руке эльфы блистал нож.

В глазах ее были боль и злоба. Лицо ее больше не походило на лицо идола, вырезанное из слоновой кости древним южным мастером. Она сказала по-человечески: — Что-то не особенно ты плачешь о любимом, которого клюют вороны.

— Я заплачу, когда узнаю, что он мертв, — ответила Фреда ровным голосом. — Но в нем было так много жизни, что я не могу поверить, что он лежит где-нибудь мертвый.

— Где же он тогда, какой смысл ему прятаться? — Бледные полные губы Лиа сжались. — Видишь этот кинжал, Фреда? Тролли окружили Эльфхьюф, а твой закон запрещает тебе покончить со своей жизнью. Но если ты хочешь бежать, то я охотно помогу тебе.

— Нет, Я буду ждать Скэфлока, — сказала Фреда. — И разве у нас нет копий, стрел и необходимых орудий? Разве не достаточно у нас пищи и воды? Разве не высоки стены замка и не крепки ворота? Пусть те, кто остался в замке, защищают его ради тех, которые ушли.

Лиа опустила нож. Она долго смотрела на стройную сероглазую девушку. Наконец она сказала:

— Кажется, я начинаю понимать, что Скэфлок нашел в тебе. Однако твой совет — это совет человека — глупый и безрассудный. Разве могут женщины защитить крепость от ветра, который свалил их мужчин?

— Они должны попытаться… или погибнуть как их мужчины.

— Нет, не так. У них есть свое оружие. Женское. Но чтобы использовать его, мы должны открыть ворота. Ты хочешь отомстить за своего любимого?

— Да… стрелой, кинжалом или ядом, если понадобится!

— Тогда отдай троллям свои поцелуи: быстрые как стрелы, острые как ножи, горькие и смертоносные как яд в чаще. Так поступают женщины Эльфхайма!

— Да скорее я нарушу Его закон и убью себя, чем стану блудить с убийцами моего мужа! — вспыхнула девушка.

— Человеческая болтовня, — усмехнулась Лиа. Она улыбнулась по-кошачьи. — Какое-то время ласки троллей даже позабавят меня. По крайней мере, это будет что-то новое, а после прожитых столетий трудно найти что-то свежее. Мы откроем ворота Эльфхьюфа, когда придет наш новый граф.

Фреда опустилась на кровать и закрыла лицо руками. Лиа сказала:

— Если ты хочешь отправиться к своим безмозглым людям, я только буду рада отделаться от тебя. Завтра на рассвете, когда тролли уснут, я выведу тебя из замка, можешь взять с собой все, что тебе необходимо. После этого ты можешь делать все, что ты хочешь — ты можешь бежать в земли людей и присоединить свой голос к пронзительному завыванию монахинь. Так ты наверное и сделаешь. Желаю удачи И она ушла.

Какое-то время Фреда лежала на кровати, тьма и отчаяние охватили ее. Она не могла плакать, рыдания застряли у нее в горле. Все кончено, ее родные, ее любовь.

— Нет!

Она села и сжала кулаки. Скэфлок не умер. Она не поверит в это, пока сама не поцелует его мертвые губы. И после этого, если Бог будет милостив к ней, ее сердце разорвется и она упадет рядом с ним. Но если он жив, если он лежит тяжело раненый и может быть окружен врагами и ему нужна ее помощь…

Она торопливо начала собирать то, что казалось ей необходимым. Его шлем, кольчугу, его одежды к ним, топор, меч, щит, копье, луки и много стрел. Для себя она тоже взяла легкую кольчугу, такие здесь обычно носили женщины — эльфы. Кольчуга ей подошла и она не могла не улыбнуться в зеркало, когда надела на свои яркие локоны шлем с золотыми крыльями. Ему нравилось видеть ее в подобных одеждах.

Все должно быть из металла эльфов, поскольку лошади фэри не могут выносить железа.

Она взяла также вяленую рыбу и другую провизию, меха, одеяла и все, что могло пригодиться.

— Я становлюсь хозяйкой! — сказала она, снова улыбнувшись. Пахнущее домом слово радовало ее, как вид старого знакомого. Затем она собрала вещи, применения которым она не знала, но которых у Скэфлока было много: шкуры волка, выдры и перья орла, покрытые рунами палочки и лесные сучья, странно украшенное кольцо.

Когда все было собрано, она позвала Лиа. Лиа посмотрела в изумлении на фигуру Валькирии, стоящей перед ней.

— Что ты собираешься делать? — спросила она.

— Мне нужно четыре лошади и чтобы ты помогла мне нагрузить одну из них тем, что я собрала. А потом выведи меня отсюда.

— Еще ночь, тролли не спят и рыскают повсюду. А лошади эльфов не могут скакать днем.

— Не важно. Они быстрее любых других лошадей, а скорость — это то, что мне сейчас больше всего нужно.

Ты сможешь добраться до церкви еще до рассвета, если сможешь проскользнуть мимо троллей, ну а твое оружие и латы на тебе защитят тебя на время. Но не надейся, что сможешь долго владеть золотом Фэри.

— У меня нет золота и я еду не в земли людей. Я прошу открыть мне северные ворота.

Глаза Ана расширились, но она пожала плечами.

— Глупо. Какой прок в теле Скэфлока? Но пусть будет так, как ты хочешь. — Она смягчилась и добавила:

— Поцелуй его за Лиа, прошу тебя.

Фреда ничего не сказала, но она знала, что живой или мертвый Скэфлок этого поцелуя не получит.

Когда она выезжала, густо валил снег. Бесшумно открылись ворота и охранники кобольды, которым за их службу была обещана свобода, помахали ей вслед. Фреда скакала, оглядываясь. Без Скэфлока все чудеса Элфхьюфа были лишь пеплом.

Ветер за вывал вокруг нее. Она нагнулась к уху лошади и шептала:

— Скорее, скорее, ты лучший из скакунов, скорее. Неси меня на север, к Скэфлоку! Найди его своим колдовским чутьем и ты будешь спать в золотой конюшне и гулять без седла по летним лугам все свои сотни лет.

До нее донесся пронзительный крик. Фреда резко выпрямилась в седле. Ужас обуял ее. Она ничего не боялась так, как троллей, а они заметили ее.

— О, скорее, скорее, мой конь!

Ветер свистел ей навстречу, едва не вырывая ее из седла. Она ничего не видела, но слышала топот копыт за спиной.

Все быстрее и быстрее на север, ветер ревел и визжал, преследователи гикали и копыта звенели барабанной дробью. Она оглянулась назад и увидела троллей, мчащихся словно ночные тени. Ей оставалось лишь остановиться и умолить их именем Иисуса вернуться.

Снег пошел сильнее. Тролли отстали, но она знала, что они будут преследовать ее неустанно. Двигаясь на север она сближалась с шагающей на юг армией Иллрида.

Время летело подобно ветру. Она увидела вдали на холме отблески огня — наверное, горящее поместье эльфов. Должно быть, войска рядом, а всюду в окрестностях рыскают разведчики.

Как бы в ответ на ее мысли справа от нее раздался вой, зазвенели копыта. Если они ее поймают…

На ее пути возникла чудовищная фигура, гигантская лохматая лошадь, чернее ночи, с глазами горящими как угли на ней сидел всадник в черной кольчуге с огромными мускулами и отвратительным лицом — это был тролль.

Фреда закричала. Но прежде чем она успела произнести святые имена, он стащил ее с седла, прижал ее к себе одной рукой, а другой закрыл ей ладонью рот.

— Хо, хо, хо! — расхохотался тролль.

Из ночи, все еще задыхаясь от долгого бега и страха, что пришел слишком поздно, выпрыгнул Скэфлок. Он вставил в стремя ногу, заскочил на лошадь тролля, и вонзил ему в горло кинжал. И поймал падающую Фреду.


Глава 17

Когда войско троллей подошло к Эльфхьюфу, на башне замка протрубил рог и огромные бронзовые ворота широко раскрылись. Вальгард въехал в них.

— Хитрость, — пробормотал он.

— Думаю, что нет, — сказал Грум. — В замке остались только женщины, которые ждут, когда мы воспользуемся их услугами. — Он рассмеялся. — Что мы и сделаем! Что мы и сделаем!

Копыта громко застучали о плиты внутреннего двора. Здесь было тепло и спокойно, и холодный голубой полусвет отражался на стенах подпирающих небо башен. Сады дышали дурманящим ароматом, плескались фонтаны и чистые ручьи бежали мимо маленьких беседок.

Женщины Эльфхьюфа собрались возле главной башни замка, чтобы встретить завоевателей. Хотя Вальгард уже видел женщин-эльфов во время похода на юг и обладал ими, но при виде этих у него перехватило дыхание.

Одна из них вышла вперед, ее тонкие одежды подчеркивали каждый изгиб ее тела. Рядом с нею меркла красота остальных, как меркнут звезды от лунного света. Она сделала глубокий реверанс перед Грумом, ее ресницы прикрыли ее холодные таинственные глаза.

— Приветствуем тебя, о господин, — скорее пропела, чем сказала она. — Эльфхьюф повинуется тебе.

Граф надулся.

— Долго уже стоят этот замок, — сказал он, — и немало он выдержал штурмов и налетов. Но вы поступили мудро, решив подчиниться воле Тролльхайма. Беспощадны мы к нашим врагам и щедры к друзьям. — Он самодовольно улыбнулся. — Скоро и ты получишь от меня щедрый дар. Как твое имя?

— Лиа, господин, сестра Графа эльфов Имрика.

— Не называй его так, поскольку теперь я, Грум, граф в этом королевстве острова Фэри, а Имрик один из моих рабов. Введите пленников!

Медленно, с опущенными головами, волоча ноги, проходил цвет Эльфхайма. Лица их были мрачны, плечи согнуты под тяжестью большей, чем тяжесть цепей. В волосах Имрика застыла кровь, там, куда он ступал своими босыми ногами, оставались кровавые следы. Эльфы шли молча и даже не смотрели на своих женщин. Их повели вниз, в подземелья. За ними потянулись менее знатные пленники.

С кораблей прибыл Иллрид.

— Эльфхьюф наш, — сказал он, — и мы оставляем тебя, Грум, управлять им, пока мы не подчиним себе остальные земли эльфов. Еще остались английские, шотландские, уэльские владения эльфов, а также много эльфов шатаются среди гор и лесов, так что у тебя будет достаточно хлопот.

Он прошел к главной башне замка.

— Прежде, чем уйти, мы должны сделать одно дело, — сказал он. — Имрик захватил нашу дочь, Гору, девятьсот лет назад. Выпустите ее на свободу.

Лиа схватила за рукав человека, последовавшего за королем, Вальгарда. Ее взгляд был решительным.

— Я приняла тебя сначала за Скэфлока, человека, который жил среди нас, — выдохнула она. — Но сейчас я чувствую, что ты не человек…

— Да, я — Вальгард Берсеркер из Тролльхайма. Хотя, некоторым образом, мы со Скэфлоком братья. Я подменыш, рожденный от Имрика и тролли Горы, оставленный вместо ребенка, который и стал Скэфлоком.

— Тогда… — Пальцы Лиа впились в его руку. Она прошептала:

— Так ты Вальгард, о котором рассказывала Фреда? Ее брат?

— Он самый. — Его голос отвердел. — Где она?

Он начал трясти ее.

— И где Скэфлок?

— Я… не знаю… Фреда сбежала из замка, она сказала, что пошла искать его…

— А раз у меня нет вестей, что ее поймали, значит, она с ним. Это плохо!

Лиа улыбнулась.

— Наконец, я поняла, что имел в виду Тор, — прошептала она сама себе, — и почему Имрик держал в секрете…

А Вальгарду она сказала смело:

— Почему ты думаешь, что это плохо? Ты уничтожил весь род Орма, кроме этих двух, а их ты вовлек в худшее зло, которое для них можно было придумать. Если ты ненавидел дом Орма, то лучшей мести тебе и не придумать.

Вальгард покачал головой.

— Я не имею ничего против Орма и его рода, — пробормотал он. И оглядевшись с внезапным удивлением, как бы проснувшись от тяжелого сна: — Хотя должно быть, я их ненавижу, раз принес им столько зла… своему брату и сестре… — Он положил руку себе на голову. — Нет, они мне не брат и не сестра… да?

Он отвернулся от нее и поспешил за королем. Лиа медленно пошла за ним, все еще улыбаясь.

Иллрид сидел в высоком кресле Имрика. Он смотрел на дверь, ведущую вглубь замка и весело улыбнулся, когда услышал шаги своих охранников.

— Они ведут Гору, — пробормотал он. — Мою маленькую девочку, которая когда-то смеялась и сидела у меня на коленях. — Он положил свою тяжелую руку на плечо подменыша: — Они ведут твою мать, Вальгард.

Она вышла из зала, огромная, сморщенная, согнувшаяся под тяжестью столетий, которые провела в тесной темнице.

— Гора… — Иллрид привстал и снова опустился в кресло.

Она огляделась вокруг, почти как слепая.

— Кто звал Гору? — спросила она. — Кто зовет Гору, зовет мертвую. Гора умерла, господин, она умерла девятьсот лет назад. Они похоронили ее под замком; ее белые кости подпирали его тянувшиеся к звездам башни. Дайте бедной мертвой женщине-троллю отдохнуть.

Вальгард отпрянул, подняв руки, как бы желая от чего-то защититься.

— Гора! — крикнул Иллрид. — Гора, ты не узнаешь меня, своего отца? Ты не узнаешь своего сына?

Ее голос прозвучал далеким ветром.

— Как мертвая может узнавать кого-либо? Как мертвая может родить? Мозгу, рождающему сны и мечты, суждено стать лоном для трупных червей. Муравьи ползают там, где когда-то билось сердце. О, верните мне мою цепь! Отдайте мне моего возлюбленного, который держал меня под землей, во тьме.

Она заплакала.

— Не будите бедную, испуганную покойницу, господин, не будите сумасшедшую, поскольку жизнь и разум живут тем, что пожирают то, что их породило.

Она наклонила голову, как бы прислушиваясь.

— Я слышу стук копыт, — тихо сказала она. — Я слышу, как стучат копыта, и конь несет своего седока к концу света. Это скачет вперед Время, и снег падает с гривы его коня, и копыта его высекают молнии, и там, где Время уже пронеслось подобно ветру, остаются лишь увядшие листья. Оно подъезжает ближе, я слышу, как миры расступаются перед ним… Отдайте мне мою смерть! — пронзительно закричала она. — Дайте мне снова заползти в мою могилу и спрятаться от Времени!

Она зарыдала и упала на пол. Иллрид подозвал охранников.

— Уведите ее и убейте, — приказал он. И, повернувшись к Груму:

— Повесьте Имрика за большие пальцы над раскаленными углями, и пусть висит, пока мы не завоюем Эльфхайм, тогда у нас будет время подумать о достойной ему награде.

Поднявшись, он закричал:

— Хо, тролли, готовьтесь к походу! Мы отплываем немедленно.

Хотя его войско ожидало, что будет пир в Эльфхьюфе, никто, увидев лицо короля, не посмел с ним спорить. И вскоре его черные корабли отплыли на юг и скрылись на горизонте.

— Нам больше достанется, — рассмеялся Грум, глядя на удаляющиеся корабли. Он заметил, как бледен был Вальгард и добавил: — Я думаю, тебе лучше сегодня вдрызг напиться.

— Я так и сделаю, — ответил берсеркер. — И я отправлюсь сражаться, как только смогу собрать войско.

Затем вожди троллей собрали вместе женщин замка и каждый выбрал себе какую хотел. Грум положил свою единственную руку на талию Лиа.

— Вы поступили мудро, что подчинились нам, — он усмехнулся, — поэтому я хочу, чтобы ты по-прежнему занимала здесь высокое положение. Ты по-прежнему будешь дамой графа.

Она послушно пошла за ним, но, проходя мимо Вальгарда, улыбнулась ему. Берсеркер не мог оторвать от нее взгляда. Никогда он не видел таких женщин; да, с ней он мог забыть темноволосую колдунью, которая посещала его воображение ночами.

Тролли пировали несколько дней, затем Вальгард повел воинов против другого замка, который еще не сдался, в нем была часть уцелевших эльфов. Хотя замок не был большим, но его стены были высоки и толсты, а стрелы эльфов не подпускали троллей близко.

Вальгард ждал весь день. Перед закатом он прокрался, прячась за кустами и камнями к самой стене замка, ослепленные дневным светом, эльфы его не видели. Когда стемнело, затрубили рога и тролли начали штурм. Вальгард поднялся и закинул на зубец стены огромный крюк. По канату, привязанному к его концу, он забрался на стену и протрубил в свой рог.

На него кинулись часовые эльфов. Несмотря на то, что он был вооружен железом, ему пришлось выдержать тяжелый бой с ними. Но тролли быстро нашли канат и поднялись к нему. Когда они очистили достаточно места, те, кто был внизу, подставили лестницы. И вскоре сил собравшихся на стене было достаточно, чтобы прорваться к воротам и открыть их для остальных.

— Затем началась резня. Много эльфов было взято в плен и отправлено в цепях в Эльфхьюф. Затем Вальгард грабил и сжег все в окрестностях замка и вернулся с богатой добычей.

Грум мрачно приветствовал его — он думал, что имя Вальгард становится слишком знаменитым среди троллей.

— Ты мог бы остаться в замке, который завоевал, сказал он. — Здесь слишком тесно для нас двоих.

— Вот именно, — тихо сказал Вальгард, смерив графа холодным взглядом.

Но Грум не мог не устроить пир в его честь. Вальгард сидел рядом с ним. Женщины суетились вокруг троллей, и Лиа подносила Вальгарду рог за рогом с крепким вином.

— За нашего героя, вождя всех воинов, как в землях людей, так и в Фэри, — сказала она и выпила. Серебряный свет просвечивал ее шелковые одежды, и голова Вальгарда закружилась не только от выпитого вина.

— Ты можешь отблагодарить меня лучше, — закричал он и посадил ее себе на колени. Она жадно поцеловала его.

Грум осушил свой рог и гневно закричал; — Прочь отсюда, вероломная сука! — И Вальгарду — Оставь мою женщину в покое. У тебя есть своя.

— А эта мне больше нравится, — сказал Вальгард. — Я тебе отдам за нее трех.

— Твоих трех я могу просто забрать у тебя, если захочу — я, твой граф. Здесь все мое. Оставь ее.

— Добыча должна доставаться тому, кто может с ней лучше распорядиться, — усмехнулась Лиа, не вставая с колен Вальгарда. А у тебя только одна рука.

Слепой от ярости тролль вскочил, доставая из ножен меч.

— Помогите! — закричала Лиа.

Топор Вальгарда, казалось, сам запрыгнул в его руку. И прежде чем неуклюжий Грум успел поднять свой меч, оружие берсеркера воткнулось в его шею.

Он упал к ногам Вальгарда, истекая кровью, с искаженным белым лицом.

— Ты страшный человек, но она хуже, — сказал Грум и умер.

В зале поднялся шум, зазвенел металл и тролли повскакивали со своих мест, и собрались вокруг Вальгарда. Одни призывали убить Вальгарда, другие клялись, что будут его защищать. В какой-то момент казалось, что вспыхнет драка.

Затем Вальгард схватил окрашенную кровью корону которая раньше принадлежала Имрику, и одел ее себе на голову. Он вскочил на высокое кресло графа и закричал, требуя тишины.

Постепенно воцарилась тишина, было слышно лишь тяжелое дыхание. Обнаженное оружие блестело, страх усилился, и все взгляды устремились на Вальгарда.

Он заговорил с металлом в голосе:

— Это случилось раньше, чем я хотел, но это должно было случиться… Какая польза Тролльхайму от калеки Грума, бесполезного в сражении, способного лишь жрать и спать с женщинами, которые могли бы достаться лучшим воинам? Я, происхождение которого не хуже любого в Тролльхайме, я, показавший, что умею побеждать, более подхожу на место графа. Более того, я граф волею моего деда, короля Иллрида. Это принесет благо всем троллям, прежде всего английским. Я обещаю вам победы, богатства, роскошную жизнь, славу, если стану вашим графом.

Он вытащил топор из шеи Грума и поднял его.

— Если кто-нибудь хочет оспорить мое право, он должен сделать это над моим трупом… ну… Верность же тех, кто будет предан, будет оплачена тысячекратно.

При этом те, кто был с ним при осаде замка, радостно закричали, другие же, не желая драться, один за одним присоединялись к ним. Все кончилось тем, что Вальгард занял место графа и пир продолжился. Грума не очень любили, а присутствующие родственники были дальними и получи вергельд.

Позднее, в спальне, наедине с Лиа, подменыш пристально смотрел на нее.

— Второй раз в жизни женщина толкнула меня на убийство — сказал он. — Будь я умнее, я бы разрубил тебя на три части.

— Я не буду противиться этому, господин. Лиа положила свои белые руки ему на плечи.

— Ты знаешь, что я этого не в состоянии Сделать хрипло сказал он. — Это лишь слова. Моя жизнь и так слишком черна.

Позже он спросил ее:

— А ты делала это с эльфами… со Скэфлоком?

— Все равно я твоя, господин, — прошептала она и поцеловала его.

Вальгард стал управлять Эльфхьюфом. С ранней весны он стал часто выезжать, разрушая крепости эльфов, охотясь с воинами и собаками за беглецами. Почти все поместья были сожжены, а когда эльфы пытались обороняться, он обрушивал на них свою армию. Пленных эльфов он посадил в подземелье или сделал рабами, но большинство было убито, а их женщин он делил между своими воинами. Сам он не брал ни одной, он не хотел никого, кроме Лиа.

С юга пришла весть, что войска Иллрида все дальше теснят эльфов. Все земли Валленда и Фландрии в Фэри находились под контролем троллей. Лишь на севере, в Скании, эльфы были еще свободны; но они были окружены и уничтожались так быстро, насколько позволяли троллям густые леса. Скоро тролли вступят на центральные земли, в которых лежит королевство Эрлкинг.

Люди тоже замечали некоторые отблески происходящего — далекие огни, скачущие галопом тени, штормовые ветра, приносящие бронзовый звон. И выпущенное на волю колдовство приносило много вреда; дох скот от чумы, гнило зерно, на семьи обрушивались различные несчастья. Иногда охотник натыкался на затоптанную, залитую кровью поляну и видел воронов, клюющих трупы, которые не походили на людей. Люди запирались в домах, клали железо под порог, и просили своих богов о помощи.

Но шли недели, и Вальгард все чаще оставался в Эльфхьюфе, потому что он уже побывал во всех замках и крепостях, которые он смог найти, от Оркнея до Корнуолла и те эльфы, которые остались, были надежно спрятаны. Они нападали из засад на его воинов, и немало троллей не возвращалось в замок, уходя из него; они добавляли яд в пищу и воду; подрезали жилы лошадям; заставляли их оружие и латы ржаветь; вызывали снежные бури, такие, что казалось, сама земля восставала против захватчиков.

Несомненно, Англия была под властью троллей и с каждым днем их власть усиливалась, но никогда еще Вальгард не ждал так весны как сейчас.


Глава 18

Скэфлок и Фреда укрылись в пещере скалы, стоящей на берегу моря, далеко на севере от холмов эльфов. За скалой начинался лес, который к югу становился гуще, а на севере оканчивался вересковыми полями и горами. Темной и мрачной была эта земля, не населенная ни людьми ни народами Фэри, а значит самая безопасная во время войны.

Они редко пользовались колдовством из-за страха быть обнаруженными троллями, но Скэфлок много охотился в виде волка, выдры или орла, чьи шкуры принесла Фреда, а также делал пиво из морской воды. Стоило большого труда выжить в этих холодных безрадостных землях — такой суровой зимы не помнили в Англии со времен великого льда.

Пещера была сырой и холодной. Ветра шумели у ее входа и волны бились о камни ее подножия. И когда Скэфлок вернулся однажды после своей первой долгой охоты, ему вдруг подумалось, что он нашел плохое место.

Посреди пещеры весело горел огонь, дым от него выходил наружу по трубе сплетенной из прутьев и свежеснятых шкур. Другие шкуры покрывали пол и стены, а одна висела у входа и защищала пещеру от ветра. Лошади были привязаны в дальнем конце пещеры, и жевали сено, которое Скэфлок сделал из морских водорослей.

Оружие было начищено до блеска и составлено в ряд, так, будто пещера была праздничным залом. Рядом с оружием на стене висели гроздья красной зимней ягоды.

Фреда сидела на корточках перед огнем и жарила мясо на вертеле. Скэфлок остановился у входа. Сердце его забилось при виде Фреды. На ней была лишь короткая туника. Она походила на птицу, готовую вот-вот взлететь.

Она увидела его, и глаза ее радостно загорелись. Она молча подбежала к нему, и они обняли друг друга.

Он спросил удивленно:

— Как ты все это сделала, дорогая?

Она рассмеялась.

— Я не медведь и не мужчина, которые приносят охапку листьев и говорят, что это дом, в котором они будут зимовать. Некоторые из этих шкур и многое другое у нас было, а остальное я достала сама. Видишь, я — хорошая хозяйка. — Прижавшись к нему, она задрожала. — Тебя так долго не было, и время тянулось так медленно. Мне надо было что-то делать днем, чтобы устать и уснуть ночью.

— Это место не для тебя. Тяжела и опасна жизнь в изгнании. Я должен увести тебя к людям, где ты будешь ждать нашу победу или же забудешь о нашем поражении.

— Нет… нет, ты никогда не сделаешь этого!

Она взяла его за уши и потянула к себе, пока их губы не встретились. Затем она сказала, то ли смеясь, то ля плача:

— Я тебе уже сказала, что не оставлю тебя. Нет Скэфлок, отделаться от меня будет трудно.

— Это правда, — сказал он, помолчав. — Не знаю, чтобы я без тебя делал. Рядом с тобой забываешь о всех бедах.

— Тогда не оставляй меня больше одну.

— Я должен охотиться, дорогая.

— Я буду охотиться с тобой. — Она показала на шкуры и на жаренное мясо. — Я умею это делать.

— И не только это, — рассмеялся он. Он снова стал мрачен. — Я буду охотиться не только на дичь, Фреда, но и на троллей.

— И я с тобой. — Выражение ее лица тоже стало мрачным. — Или ты думаешь, что мне не за что им мстить?

Он гордо поднял голову и затем снова поцеловал ее.

— Пусть будет так! Орм мог бы гордиться такой дочерью.

Она провела пальцем по его подбородку.

— Ты не знаешь, кто был твой отец? — спросила она.

— Нет. — Он вспомнил слова Тора и ему стало не по себе. — Я не знаю.

— Не важно, — улыбнулась она. — Просто я хотела сказать, что он тоже мог бы гордиться. Думаю, Орм Сильный отдал бы все свои богатства за такого сына, как ты — за то, чтобы Кетил и Асмунд не были слабыми. А когда бы ему это не удалось, он обрадовался бы, что ты взял его дочь.

Зима ужесточилась и жить стало еще тяжелее. Голод стал нередким гостем пещеры и холод пробирался через шкуру, висящую у входа к огню, и лишь закутавшись вместе в медвежью шкуру Фреда и Скэфлок могли согреться. Целыми днями они скакали по бесконечно белой пустоте в поисках дичи.

То тут, то там они натыкались на остатки сожженных поместий эльфов. Скэфлок белел и часами после этого не разговаривал. Иногда им попадались живые эльфы, изможденные, в рваных одеждах. Но Скэфлок не старался собрать отряд. Он бы только привлек внимание врага, а защититься был бы не в состоянии. Если бы можно было ожидать помощи откуда-то, тогда бы в таких отрядах был бы смысл. Он все время искал троллей. Если он находил их следы, тут же его лошадь и лошадь девушки пускались в дикий галоп. Если троллей было много, они пускали в них стрелы издалека и убегали. Или же Скэфлок дожидался дня, затем пробирался в различные укрытия, в которых спали тролли, и перерезал им горла. Если их было не больше двух или трех, он нападал на них, и звон его меча и жужжание стрел Фреды были последними звуками, которые они слышали. Эта охота была безжалостной, с обеих сторон. Часто они сидели, затаившись, в своей пещере и видели рядом с ней своих преследователей, и лишь колдовство спасало их от прямого взгляда троллей и скрывало их следы. Стрелы, копья и камни свистели мимо них, когда они убегали от толпы троллей, убив двух-трех из них. Из своей пещеры они видели корабли троллей, проплывающие так близко, что можно было сосчитать заклепки на щитах воинов.

И было холодно, холодно…

Но именно здесь они по-настоящему нашли друг друга. Они поняли, что их тела — не главное в их любви. Скэфлок не знал, как бы он сражался с троллями без Фреды. Ее стрелы убивали их, засады, которые она устраивала, были коварны, а поцелуи, которыми она его осыпала в короткие промежутки мира, вдохновляли его на новые сражения. А для нее он был самым великим, самым смелым и добрым из людей, ее мечом и щитом одновременно, ее возлюбленным и названным братом.

Она чувствовала себя немного виноватой, что ей не очень не хватало ее веры. Скэфлок объяснил ей, что ее слова и символы не дадут ему колдовать.

Со своей стороны она думала, что будет богохульством, использовать их ради преимущества в войне двух бездушных народов; лучше молиться молча. А что касается войны, это была война Скэфлока, а значит и ее тоже. Когда-нибудь, после победы, она отведет его к священнику и, конечно же, Господь не откажет в вере такому человеку.

Суровой была жизнь в изгнании, но она чувствовала, что приспосабливается к ней, мускулы ее окрепли, чувства обострились, она стала сильнее духом. Ветер гнал кровь по ее венам; звезды отдали часть своего света ее глазам. Когда жизнь была на острие меча, она научилась ценить каждое ее мгновение.

Странно, думала она, что даже когда им холодно, страшно и они голодны, они никогда не ссорятся. Они думают и поступают как один человек, будто они вышли из одного и того же чрева.

— Однажды я похвастался Имрику, что никогда не знал страха, поражения и любви, — сказал Скэфлок. Его голова лежала у нее на коленях, она расчесывала гребнем его взъерошенные ветром волосы. — Он сказал, что это три конца и начала человеческой жизни. Тогда я его не понял. Теперь я вижу, что он был мудр.

— Откуда ему знать? — спросила она.

— Этого я не могу сказать, потому что эльфы познают поражение очень редко, страх — еще реже, а любовь никогда… Но встретив тебя, дорогая, я узнал и первое, второе, и третье одновременно. Я уже начинал становиться больше эльфом, чем человеком. Ты снова меня сделала человеком, и я чувствую, как во мне умирает эльф.

— Во мне теперь тоже есть что-то от эльфов. Я все меньше думаю о праведном и священном и все больше и больше о том, что полезно и приятно. Мой грех тяжелеет…

— Тут ты как раз делаешь все правильно. Болтовня о долге, законе и грехе ничего хорошего не приносит.

— Ты богохульствуешь… — начала она. Но он прервал ее рассуждения поцелуем. Она забыла о своих дурных предчувствиях.

Но вскоре тролли закончили разорение земель эльфов, они разошлись по крепостям, выезжая очень редко и такими большими силами, что нападать на них стало невозможно. Скэфлок, сделав запас оленьего мяса, стал мрачен от безделья. Он целыми днями просиживал в пещере.

Фреде хотелось развеселить его.

— Теперь мы в большей безопасности, — сказала она.

— Какой в этом прок, если мы не можем сражаться? Мы лишь ждем конца. Эльфхайм умирает. Скоро все королевства Фэри будут принадлежать троллям. А я… я сижу здесь!

Однажды он вышел из пещеры и увидел ворона, кружащего в небе.

— Какие новости? — крикнул ему Скэфлок на вороньем языке. Это звучало не совсем так, поскольку язык зверей несколько отличается от человеческого, но смысл был именно таким.

— Я прилетел с юга навестить своих родных, — ответил ворон. — В Валленде и Уэлленде тролли, скоро они будут в Скандии, а войска Эрлкинга отходят все дальше и дальше в центральные земли. У воронов богатый пир. Но они должны спешить за воюющими, поскольку война не будет долгой.

Гнев охватил Скэфлока, он схватил свой лук и выпустил в ворона стрелу. Но когда он упал мертвый к его ногам, гнев его прошел и его место заняло раскаяние.

— Я не должен был убивать тебя, брат, — тихо сказал он, — тебя, не сделавшего ничего плохого, а приносящего скорее пользу, очищающего этот мир от зловония прошедших битв. Ты был дружелюбен и беззащитен, но я убил тебя, а не врагов своих.

Он повернулся к пещере и вдруг зарыдал. Фреда обняла его, успокаивая как ребенка, и он выплакал свои слезы у нее на груди.

Этой ночью он не мог уснуть.

— Эльфхайм погибает. Еще до того, как растает снег, от него останется только память. Мне больше ничего не остается, кроме как поехать к троллям и утащить с собой в последний путь как можно больше из них.

— Не говори так, — ответила она. — Это будет глупым предательством твоей веры и меня тоже. Куда лучше и смелее жить и сражаться.

— Чем сражаться, — горько спросил он. — Корабли эльфов затоплены или сожжены, воины убиты или закованы в цепи. Ветер, снег и волки живут в величавых замках, а враги сидят на тронах наших вождей. Одинокими стали эльфы, голодные, без оружия, голые…

Она поцеловала его. Вдруг перед его глазами, словно вспышка молнии, блеснул высоко занесенный в тем ноте меч.

Он долго сидел в оцепенении и затем проговорил:

— Меч… дар Эзира да, меч!..

Беспричинный страх охватил ее:

— Что ты имеешь ввиду? Какой меч?

Они лежали в темноте, прижавшись друг к другу, и он шепотом рассказал ей все, прямо на ухо, будто боялся, что ночь может подслушать. Оп рассказал о том, что Скирнир привез сломанный меч, как Имрик замуровал его в стене подземелий Эльфхьюфа и как Тор предостерег его, что близко то время, когда понадобится этот дар.

Он почувствовал, что она задрожала, она, охотившаяся на вооруженных троллей. Она сказала робко и неуверенно: — Мне это не нравиться, Скэфлок. Это ничего хорошего не принесет.

— Ничего хорошего? — закричал он. — Да это же последняя наша надежда. Один, предсказывающий будущее, должно быть, предвидел день падения Эльфхайма и дал нам меч. Безоружны? Ха, мы им еще покажем.

— Нельзя принимать ничего из рук языческих богов. Это принесет несчастье. О, милый, забудь о мече. — молила она.

— Да, несомненно, у богов свои цели, — сказал он, — но они не обязательно не совпадают с нашими. Фэри — это шахматная доска, на которой Эзир и Етуны передвигают эльфов и троллей, играя в игру недоступную для нашего понимания. И мудрый игрок заботится о своих фигурах.

— Но меч находится под Эльфхьюфом.

— Я до него доберусь как-нибудь. Я уже придумал.

— Меч сломан. Как ты… как мы найдем этого великана? Как его можно заставить вновь выковать меч против родственных ему троллей?

— Должен быть способ. — В голосе Скэфлока звенел металл.

— Уже сейчас я знаю, как мы можем узнать это, хотя это опасно. Да, мы можем погибнуть, но дар богов — это наш последний шанс.

— Дар богов. — Она заплакала. — Послушай, это не принесет ничего, кроме несчастья. Я чувствую это, у меня внутри что-то холодное и тяжелое. Если ты примешься за поиски меча, то наши дни вместе сочтены.

— Ты тогда уйдешь от меня? — спросил он пораженный.

— Нет, нет, милый… — Она прижалась к нему, слепая от слез и темноты. — Это лишь предчувствия… но я знаю…

Он крепче обнял ее. Он поцеловал ее, пока у ней не закружилась голова и она не рассмеялась; в конце концов она прогнала страх, потому что он был не достоин невесты Скэфлока, и развеселялась.

Но появилась какая-то тоска, которой раньше не было. В глубине души она чувствовала, что им недолго оставалось быть вместе.


Глава 19

Через несколько часов, прискакав бешеным галопом от пещеры, они слезали с коней. Ночь еще не кончилась. Скэфлок не мог ждать, когда погибал Эльфхайм. Полумесяц выглядывал из-за туч и его тусклый свет отражался на снегу и покрытых инеем деревьях.

— Дальше мы не можем идти вместе. — Шепот Скэфлока прозвучал неестественно громко в тишине чащи, которая их скрывала. — Я проберусь к Эльфхьюфу один, в виде волка.

— Зачем так спешить? — Фреда прижалась к его руке, по ее щекам текли слезы. — Почему хотя бы не дождаться дня, и не пойти, когда они уснут?

— Нельзя превратиться в волка при дневном свете, — объяснил он ей. — В замке день и ночь не имеют значения, троллям все равно, когда спать. В замке мне могут помочь. Прежде всего, я надеюсь на Лиа.

— Лиа… — Фреда прикусила губу. — Мне не нравится вся эта безумная затея. А у нас больше нет выхода?

— Больше мне ничего не приходит в голову. Тебе, дорогая, придется ждать здесь, пока я не вернусь. — Он посмотрел па ее печальное лицо, как — бы стараясь запомнить каждую его черту. — Запомни, тебе нужно до рассвета сделать для лошадей навес из шкур, чтобы укрыть их от солнца. Я буду вынужден возвращаться в виде человека, чтобы унести меч. Значит, мне придется идти только днем, при свете я вернусь сюда только к завтрашней ночи. Не рискуй. Если сюда придут тролля, или же я не вернусь к третьему вечеру, уходи. Беги к людям и свету!

— Ждать я смогу, — сказала она ровным голосом, — но уйти отсюда, не узнав жив ты… — она задохнулась — или мертв — это выше моих сил.

Скэфлок соскочил с коня на снег, который скрипнул под его ногами. Он быстро разделся догола, дрожа, он прикрепил шкуру выдры к пояснице, а орлиную положил на плечи и затем обернулся в волчью шкуру.

Фреда тоже слезла с коня. Они поцеловали друг друга.

— Прощай, милая, — сказал он.

Он отвернулся, не в силах больше видеть тихо плачущую девушку. Он встал на четвереньки и произнес нужные слова. Затем он почувствовал, что тело его видоизменяется, изменяются его органы чувств. Фреда смотрела как он на ее глазах будто бы таял и наконец перед ней стоял огромный волк с горящими зелеными глазами. Он ткнулся холодным носом в ее ладонь, и она погладила его жесткую шерсть. Он убежал. Он бежал по снегу мимо деревьев, через кусты, бег его был легок и быстр. Быть волком было странно. Кости, мускулы, жилы — все было другим. Ветер трепал его шерсть. Он видел все тусклым и бесцветным. Но он слышал каждый звук, каждый вздох и шепот, ночная тишина вдруг стала наполненной множеством звуков — многие из которых были слишком тонки для человеческого уха. И он чувствовал носом воздух так, будто тот был живым существом; бесчисленное количество тончайших запахов раздражало его ноздри. И были ощущения, для которых у людей нет слов. Это было все равно что оказаться в новом мире, в мире, который ощущаешь совершенно по-другому. Он и сам изменился, не только телом, но и рассудком.

Он стал думать по-волчьи, мысли его стали как бы уже и острее. Когда он был зверем, он не мог думать обо всем том, что занимало его голову человеком, а когда же он снова превращался в человека, он не мог вспомнить всего, о чем думал и что чувствовал, будучи зверем. Вперед, вперед! Ночь пролетала милями под его лапами. Он почувствовал запах зайца — заяц притаился неподалеку, вытаращив в испуге глаза. Из его волчьей пасти потекли слюни. Но человеческая душа погнала свою огромную серую оболочку вперед. Кричал филин, деревья, холмы, скованные льдом реки пронося мимо и луна устало. Плыла по небу; он продолжал бежать.

Наконец под серебристыми облаками начали вырисовываться башни, вершины которых упирались в небо, покрытое морозными зимними звездами.

Эльфхьюф, Эльфхьюф, любимый и павший, теперь угрожающе чернел перед ним. Он стал подкрадываться к его стенам. Все волчьи чувства были насторожены, нет ли поблизости врагов? Он почувствовал змеиный запах троллей. Он поджал хвост и оскалился. Замок пах троллями — и что хуже всего, страхом, болью и удушающим гневом. Своими волчьими глазами он не мог разглядеть вершины стены, под которой притаился. Он слышал шаги часовых над собой, он чуял их и дрожал от желания перегрызть им горла. Спокойно, спокойно, сказал он сам себе. Они прошли, они прошли мимо него. Пора снова превращаться. Будучи зверем, он должен был заставить себя измениться. Он скорчился, почувствовал, как все в нем двигается и меняется, и в голове у него поплыло. Затем он расправил широкие орлиные крылья и поднялся в небо. Теперь его зрение было нечеловечески острым, и счастье полета, ветра и небесной бесконечности пропитало каждое его перо. Но у сурового орла было достаточно воли, чтобы справиться с этим величественным опьянением. Его глаза не были глазами совы, а на высоте он представлял собой хорошую цель для стрел троллей. Он пролетел над двором, ветер свистел в его перьях. Он сел у ступеней башни, густо поросшей плющом, и скрылся в ее тени.

И снова он превратился, на этот раз в выдру. Теперь его нюх не был таким острым как у волка, хотя все равно он был лучше человеческого, но его зрение и слух стали острее. Его тело приобрело гибкость и настороженность, каждый волосок, кончики усов чувствовали необъяснимым для человека образом; и его быстрота, гибкость, блеск его шкуры доставляли удовольствие глупому, самодовольному и веселому уму выдры. Он лежал тихо и неподвижно. Он услышал крики со стен замка, должно быть кто-то заметил орла и ему лучше здесь не задерживаться. Оп побежал вдоль стены, прячась в тени. Выдра была слишком большой, чтобы быть в безопасности — лучше бы он был лаской или крысой, но она была лучшее, во что он мог превратиться. Хорошо что Фреда принесла эти три волшебные шкуры.

Дверь была приоткрыта и он проскользнул вовнутрь. Он знал каждый угол и поворот лабиринта. Он понюхал воздух, и кончики его усов зашевелились. Сквозь запах троллей пробирался также густой запах сна. Он обрадовался. Он почувствовал, что неподалеку ходят несколько троллей, но встречи с ними он легко сможет избежать. Он пробрался к праздничному столу. Всюду спали тролли и пьяно храпели. Гобелены были порваны, мебель разбита, тысячелетние орнаменты из золота, серебра и драгоценных камней украдены.

«Было бы лучше, — подумал Скэфлок, — если бы замок захватили кобольды. Они по крайней мере воспитаны. А эти грязные свиньи…» Он побежал вверх по ступеням в палаты Имрика. Кем бы ни был новый граф, скорее всего он спит там… и Лиа вместе с ним. Выдра прижалась к стене. Он тихо прорычал, обнажив острые как иглы зубы. Его желтые глаза засверкали. Он почувствовал тролля. Граф поставил часового и… Подобно серому удару молнии на тролля прыгнул волк. Сонный часовой не сразу понял, что его ударило, пока клыки не впились в его горло. Он упал, замахал руками, пытаясь защититься от зверя на его груди, и умер. Скэфлок припал к земле. Кровь капала с его зубов. У нее был горьковатый привкус.

Они могли услышать шум… нет, ни звука тревоги, никто не проснулся… к тому же замок был слишком большим… Ему придется оставить тело, а его могут найти, пока он будет искать меч. Да, конечно же, на него наткнутся… нет, подожди… Скэфлок превратился в человека и перерезал горло тролля его же мечом, чтобы не было видно следов зубов. Они могут подумать, что часового убили в какой-нибудь пьяной ссоре. Лучше бы они так и подумали.

Так он мрачно рассуждал, вытирая с губ и сплевывая кровь, И снова выдра бежит вперед. Дверь в комнаты Имрика была закрыта, но он знал секретный свист, который открывал замок. Он тихо просвистел его, толкнул носом дверь, и вошел. На кровати Имрика спали двое. Если граф проснется, это будет концом поисков Скэфлока. Он тихо пробрался к кровати, каждый шорох казался невыносимо громким. Перед кроватью он встал на задние лапы. Среди серебряно — золотых волос на подушке лежала голова Лиа. Рядом с ней голова человека, выражение лица которого мрачно даже во сне, но каждая черта его лица напоминает ему его собственную. Значит, новым графом стал элодей Вальгард. Скэфлок еле удерживался, чтобы не впиться волчьими зубами в это горло, не выклевать орлиным клювом эти глаза, не сунуть нос выдры в его распоротый живот. Но это животные желания. Осуществить их — значит устроить шум, а это будет стоить ему меча. Он дотронулся носом до гладкой щеки Лиа. Ее длинные ресницы поднялись, она широко раскрыла глаза, она его узнала. Она очень медленно села. Вальгард пошевелился, застонав во сне. Она застыла. Берсеркер бормотал. Скэфлок услышал обрывки его речи: — подменыш… топор… О Мать!

Лиа опустила одну ногу на пол. Затем, опираясь на нее тихо встала. Подобно тени скользнула она через комнату, затем через вторую и третью. Скэфлок бежал за ней. Она бесшумно закрывала за собой двери.

— Теперь мы можем поговорить, — прошептала она. Он предстал пред ней в человеческом обличье, и она упала в его объятия плача и смеясь одновременно. Она поцеловала его, и он на мгновение забыл о Фреде, осознав, какая женщина была в его объятиях. Она увидела это и потянула его к постели.

— Скэфлок, — шептала она, — милый.

Он взял себя в руки.

— У меня нет времени, — твердо сказал он. — Я пришел за сломанным мечом, даром Эзира.

— Ты устал. — Она провела рукой по его лицу. — Ты мерз, голодал и рисковал жизнью. Отдохни, Скэфлок, я тебя утешу и обогрею. У меня есть потайная комната…

— Нет времени, нет времени, — проворчал он. — Фреда ждет меня, вокруг нее тролли.

— Фреда. — Лиа побледнела. — Значит эта смертная все еще с тобой.

— Да, и она стала доблестным воином Эльфхайма.

— Я тоже неплохо поработала, — зло и весело сказала Лиа. — Вальгард убил из-за меня Грума, графа троллей. Он сильный, но я им управляю. — Она подошла ближе. — Он лучше троллей, он почти как ты — но он — не ты, Скэфлок, и я устала притворяться.

— О, скорее! — Он потряс ее: — Если меня поймают, это будет концом Эльфхайма, и каждая минута против нас.

Какое — то время она стояла молча. Затем она посмотрела в окно, на тучи закрывавшие луну, на тихую, холодную землю, ожидавшую рассвета.

— Да, — сказала она. — Что может быть лучше и естественней того, что ты спешишь к своей любимой… к Фреде? — Она обняла его, весело улыбаясь. — Хочешь узнать, кем был твой отец, Скэфлок? Рассказать тебе, кто ты на самом деле?

Он зажал ей рот ладонью. Он испугался.

— Нет! Ты же слышала, что сказал Тор!

— А ты заставь меня замолчать, — сказала она, — поцелуем.

— Я не могу ждать… — Он подчинился ей. — Теперь мы можем идти.

— Холодным был поцелуй, — грустно сказала она.

— Холодным, как холоден любой долг.

— Хорошо, пойдем. Но ты голый и без оружия. Ты не сможешь унести железный меч в зверином обличье, а значит тебе лучше одеться. — Она открыла сундук. — Вот, выбирай, что хочешь.

Он в спешке натягивал на себя одежды. Богато украшенные мехом, они должно быть были перешиты для Вальгарда из одежд Имрика, они были ему как раз. На пояс он повесил молот. Лиа набросила на себя ярко-красную накидку.

Они спускались все глубже и глубже. Коридор был тихим и холодным, но эта тишина оглушала. Они наткнулись на часового. Скэфлок схватился за молот. Но тролль поклонился, приняв Скэфлока за подменыша. За жизнь в изгнании у Скэфлока выросла густая, как у Вальгарда, борода.

Они добрались до подземелья, в котором горящие факелы отбрасывали тусклый свет. Шаги Скэфлока разнеслись по коридору. Лиа молча спешила вперед. Наконец они пришли к камню на стене, на котором были высечены руны. Рядом была закрытая дверь. Лиа указала на нее рукой.

В этой темнице Имрик держал мать подменыша, сказала она. — Теперь он сам там висит, повешенный за пальцы над горящим огнем. Пьяный Вальгард часто спускается сюда и бьет его кнутом для развлечения.

Скэфлок сжал кулаки. И все равно он не мог не подумать о том, что было ли это хуже того, что сделал Имрик с женщиной — троллем, и со сколькими другими? Не была ли Фреда… Не был ли Христос, о котором она ему рассказывала, прав, что зло порождает зло и ведет к Рагнарек; что наступит время, когда мстительность и гордыня уступят место любви и прощению? Но Имрик усыновил его, а Эльфхайм был его землей. Почему он не должен знать свое человеческое происхождение..? Он ударил молотом по стене. До них донесся шум, крики, топот ног.

— Тревога, — сказал Лиа.

— Наверное, они нашли часового, которого я убил.

— Скэфлок ударил сильнее.

— Тебя кто-нибудь видел? — спросила она.

Меня могли заметить, когда я пролетал в виде орла. — Оружие Скэфлока сломалось. Он выругался и стал бить его обломком. — У Вальгарда хватит ума догадаться, что это не обычное убийство, если ему скажут об орле. Он пошлет троллей обыскивать замок, и они нас найдут… Скорее!

Шум наверху нарастал. Скэфлок вставил оружие в щель на стене и начал расшатывать камень. Раз, два, три, и камень вывалился из стены. Он просунул руку в углубление в стене. Руки его задрожали, когда он вытащил меч.

К широкому лезвию пристали комья земли. Он был двугранным и таким огромным и тяжелым, что взмахнуть им мог только самый сильный из людей. Хотя он долго пролежал в земле, он не заржавел и не затупился. Рукоятка и эфес блестели золотом, они были выкованы в форме дракона. На самом лезвии были руны, которые прочитать Скэфлок не мог.

— Оружие богов. — Он держал его с благоговением. — Надежда Эльфхайма…

— Надежда? — Лиа отступила назад, подняв вверх руки как бы защищаясь от чего-то. — Сомневаюсь! Теперь, когда он у нас, я сомневаюсь!

— Что ты имеешь в виду?

— Разве ты сам не чувствуешь это? Сила, заключенная в этой стали обозначена этими неизвестными рунами. Этот меч не оружие богов, он скорее от богов. Он проклят, Скэфлок. На нем лежит проклятье! — Она задрожала от холода, но не от холода темницы. — Мне страшно Скэфлок. Я думаю, будет лучше, если ты его снова замуруешь в стену.

— Но у нас больше нет никакой надежды!

Он завернул меч в мантию.

— Пойдем отсюда.

Лиа неохотно пошла к лестнице.

— Едва ли мы сможем выйти незамеченными. Я буду говорить за нас обоих.

— Нет, это опасно для тебя. Как ты потом объяснишь, что была со мной?

Она обернулась, лицо ее просветлело.

— Ты беспокоишься обо мне?

— Да, конечно, как обо всем Эльфхайме.

— А… о Фреде?

— О ней я беспокоюсь больше чем о чем либо — больше чем о богах, людях и фэри вместе взятых. Я люблю ее.

Лиа вновь пошла вперед. Голос ее стал безразличным:

— Я смогу позаботиться о себе. Я скажу Вальгарду, что ты меня обхитрил или заставил меня идти силой. — Они вышли наружу. Всюду суетились часовые, раздавались их крики.

— Держите! — закричал тролль, увидев их. Выражение лица Лиа было холодным как лед.

— Вы схватите своего графа? — спросила она.

— Простите, простите, господин, — пробормотал, запинаясь, тролль. — Просто… я только что вас видел, господин… — Они вошли во дворцовый двор. Скэфлок весь напрягся в ожидании, что за их спиной раздастся крик, каждый нерв кричал ему беги. — Бежать! Бежать!

Он продолжал медленно идти. Снаружи несколько троллей. На востоке появились первые блики восхода. Было очень холодно. Лиа остановилась у восточных ворот и сделала знак, чтобы их открыли. Она посмотрела отрешенным взглядом в глаза Скэфлока.

Отсюда ты сможешь найти дорогу сам, — спокойно сказала она. — Ты знаешь, что теперь будешь делать?

В общем, да, — ответил он. — Я должен найти великана Больверка и заставить его доковать меч.

— Больверк — зло делающий — даже его имя предупреждает. Я, кажется, начинаю догадываться, что это за меч, и почему ни один карлик не осмелится его снова выковать. — Лиа покачала головой. — Я знаю, Скэфлок что теперь тебя не переубедишь. Даже полчища ада тебя не остановят — только смерть, или если у тебя пропадет желание сражаться. А что будет делать твоя дорогая Фреда во время твоих поисков?

— Она отправится со мной, хотя я попытаюсь ее убедить укрыться где-нибудь. — Скэфлок гордо улыбнулся. — Мы неразлучны.

— А как ты узнаешь, где найти великана?

Лицо Скэфлока потемнело.

— Я знаю, что это нехорошо, — сказал Скэфлок, но я могу поднять из могилы мертвеца. Мертвые многое знают, а я знаю, как заставить их говорить.

— Это безрассудно, мертвецы ненавидят, когда кто-то прерывает их бесконечный сон, и мстят за это. Ты сможешь устоять перед духом?

— Я должен попробовать. Я думаю, что мое колдовство достаточно сильно, чтобы защититься от него.

— Может не твое колдовство, а… — Лиа помолчала и продолжила: — Фреда — Она увидела, как кровь отлила от его щек и губ. Она тоже побелела. — Она действительно так много для тебя значит?.. — прошептала она.

— Да, — хрипло сказал он. — Ты права, Лиа. Я не могу этим рисковать. Пусть лучше Эльфхайм разрушится, чем… чем…

— Нет, подожди! Я тебе расскажу, что я придумала. Но прежде ответь мне на один вопрос.

— Скорее, Лиа, скорее!

— Скажи мне только одно. Если Фреда тебя покинет — нет… нет, нет, не говори мне, что она этого никогда не сделает, я просто спрашиваю, если он должна будет уйти от тебя, что ты тогда будешь делать?

— Я не знаю. Я не могу этого себе представить.

— Может быть — ты одержишь победу и вернешься снова сюда? Снова станешь эльфом?

— Может быть. Не знаю. Скорее, Лиа!

Она улыбнулась своей кошачьей улыбкой:

— Просто я хочу вот что тебе сказать. Чем будить простого мертвеца, обратись к тем, кто будет рад тебе помочь к тем, кто сами будут мстить через тебя. Разве Вальгард не убил всю семью Фреды? Подними их из могилы, Скэфлок!

Какое-то время он стоял не шевелясь. Затем он бросил меч, обнял Лиа и крепко ее поцеловал. Затем он снова поднял меч, вышел из ворот и побежал к лесу. Лиа смотрела ему вслед. Если она была права и это тот самый меч, то должно было произойти то же, что уже случилось когда-то. Она рассмеялась.

Вальгард узнал, что того, кто так на него походил, видели в замке. Его возлюбленная рассказала ему, удивляясь и дрожа, что что-то околдовало ее, когда она спала, и она ничего не помнит. Но на снегу остались следы, и псы троллей пошли по ним. На закате граф поскакал со своими воинами в погоню.

Фреда стояла в чаще и смотрела сквозь залитый лунным светом лес в сторону Эльфхьюфа. Она ждала уже вторую ночь и так замерзла, что холод казался частью ее самой. Она забилась под навес к лошадям, но они были холодными и пахли эльфами, дома лошади были теплыми. Странно, подумав о лошадях Орма, она почувствовала себя одинокой. Ей казалось, что она — последнее живое существо в этом мире лунного света снега. Она не осмеливалась плакать. Скэфлок, Скэфлок! Жив ли ты еще? Поднявшийся ветер гнал густые тучи по небу, и казалось, что луна убегает от огромных черных драконов, которые проглатывают ее и тут же выплевывают. Ветер стонал и ревел вокруг нее, трепал ее одежды, впивался зубами в ее тело.

Хэй, хэй, — пел он, нанося вокруг нее сугробы, которые белели под лунным светом, — хэй, эгей, ату ее. Хэй, хэй — ответили эхом рога троллей.

Фреда замерла. Страх пронзил ее подобно кинжалу. Они охотятся — а на какую дичь им еще охотиться как не на…

Скоро она услышала лай псов, все ближе и ближе, Огромные черные собаки с горящими углями вместо глаз.

О Скэфлок! Фреда бросилась вперед, не слыша собственных рыданий. Скэфлок! Тьма окутала ее. Она ударилась о ствол дерева. В ярости она забилась об него, уйди с дороги, ты, отойди, я нужна Скэфлоку… О! Во вновь пробившемся сквозь тучи лунном свете он увидела незнакомца. Он был высоким, его накидка развивалась как крылья. Он был старым, его длинные волосы и борода блестели в лунном неясном свете серым волчьим цветом; но копье, которое он нес, не могло принадлежать человеку. Хотя его широкая шляпа отбрасывала тень на его лицо, она увидела, как блеснул его единственный глаз. Она побежала назад, задыхаясь, она хотела закричать мольбу небесам. Голос остановил ее, он был сильным и могучим, частью ветра и в тоже время двигался ровно как ледник: — Я пришел с добром, а не со злом. Ты хочешь, чтобы твой мужчина вернулся?

Она упала на колени. Вдруг, в мерцающем, дрожащем лунном свете, она увидела то, что было за падающим снегом, за холодными милями. Она увидела холм, на который взбирался Скэфлок. Он был безоружен, шатался от усталости, и собаки бежали по его следам. Их лай заполнил все небо.

Видение исчезло. Она посмотрела на стоящего перед ней.

— Ты — Один, — прошептала она, — не хочу иметь с тобой никакого дела.

— Я могу спасти твоего любимого — и я единственный, кто это может сделать, потому что он язычник. — Под взглядом его единственного взгляда она словно остолбенела. — Ты уплатишь мне мою цену?

— Чего ты хочешь? — задыхалась она.

— Скорее, псы вот-вот его нагонят!

— Я уплачу… Я…

Он покачал головой.

— Тогда клянись своей душой и всем, что для тебя снято, что, когда я приду, ты отдашь мне то, что у тебя за поясом.

— Я клянусь! — закричала она. Слезы ослепили ее. Один не мог быть так настойчив из-за обычного подарка, лекарства данного ей Скэфлоком. — Я клянусь. И пусть земля и Небеса покарают меня, если я нарушу мою клятву.

— Хорошо, — сказал он. — Тролли пошли по ложному следу, а Скэфлок здесь. Женщина, помни о своем обещании!

Тучи снова закрыли луну и стало темно. Когда тучи разогнало, Странника уже не было.

Но Фреда этого не видела. Она обнимала своего Скэфлока. А он, ошеломленный, что каким-то образом спасся от зубов собак троллей и оказался перед своей любимой, жадно целовал ее.


Глава 20

Они два дня отдыхали в пещере, прежде чем Скэфлок засобирался в путь.

Фреда не плакала, рыдания застряли у нее в горле.

— Ты думаешь, что это будет для нас как рассвет, — сказала она на второй день. — Но это ночь.

Он посмотрел на нее удивленно.

— Что ты имеешь в виду?

— Этот меч весь пропитан злом. То, что мы собираемся сделать — зло. Из этого ничего хорошего не выйдет.

Он положил ей руки на плечи.

— Я понимаю, что ты не хочешь тревожить сон своих родных. Я тоже. Но кто еще из мертвых поможет нам? Останься здесь, если ты не можешь вынести этого, Фреда.

..нет …нет, я буду рядом с тобой даже у самой могилы. Я не боюсь своих родных. Живые они или мертвые, Но мы любим друг друга; а ты любишь меня. — Фреда опустила голову, губы ее дрожали. — Послушай, ни ты, ни я, даже не подумали об этом, у меня дурные предчувствия. Совет Лиа — не добрый совет.

— А зачем ей желать нам зла?

Фреда покачала головой и не ответила. Скэфлок сказал:

— Должен признаться, что мне тоже не нравится твоя встреча с Одином. Не в его правилах назначать низкую цену, но я не могу, понять что ему нужно.

— И меч… Скэфлок, если этот сломанный меч снова будет выкован, на свет выйдет страшное зло. Оно принесет с собой нескончаемые несчастья.

— Троллям. — Скэфлок выпрямился. Его глаза вспыхнули голубым светом. — Другой дороги нет, хотя та, на которую мы встали будет тяжелой. Ни один человек не может избежать уготованной ему судьбы. Так лучше встретиться с ней смело, лицом к лицу.

— И я буду рядом с тобой. — Фреда положила голову ему на грудь, она плакала. — Я тебя прошу только об одном, милый.

— О чем?

— Не уезжай сегодня. Подожди еще один день, всего один и мы поедем вместе. — Она схватила его за руки. — Один день, не больше, Скэфлок.

Он неохотно покачал головой:

— Зачем?

Она ничего не ответила, и в ее объятиях он забыл о вопросе. Но Фреда помнила. Даже когда она крепко обнимала его и чувствовала, как бьется его сердце, она помнила, и это придавало горечь ее поцелуям.

Каким-то образом она знала, что это была их ночь — летняя ночь.

Солнце поднялось, его тусклый свет едва пробивался сквозь огромные тучи принесенные с моря. Ветер выл волком, разбивая вдребезги волны об утесы. Стемнело, и по небу разнесся далекий стук копыт, лай и визг, заглушающие шум ветра. Даже Скэфлок задрожал. Это скакал Дикий Охотник.

Они оседлали двух коней, два других везли их вещи, потому что они не собирались сюда возвращаться. К спине Скэфлока был привязан сломанный меч, завернутый в волчью шкуру. На боку у него висел меч, выкованный эльфами, в левой руке он держал копье. Оба всадника были в шлемах и кольчугах.

Фреда оглянулась на пещеру, когда они тронулись в путь. Холодной и мрачной была она, но в ней они были счастливы. Она посмотрела вперед.

— Поехали! — крикнул Скэфлок, и они пустились в галоп.

Ветер заунывно пел волынкой. Дождь со снегом и морские брызги блестели под белым мерцающим светом луны. Море неслось от горизонта и яростно бросалось на рифы и прибрежные камни. Когда волны откатывались от берега, камни скрежетали, напоминая стонущее, хрипящее чудовище. Вся ночь состояла из бури, снега, вздымающихся волн, ее шум несся в бегущие по небу тучи.

Луна поднялась выше, и не отставала от их несущихся вдоль утесов галопом лошадей.

Скорее, скорее, лучшие из лошадей, скорее. На юг, вдоль моря, пусть лед дробится под вашими копытами, пусть ваши подковы высекают искры из камней, скорее, скорее! Скачите, пусть ветер кричит у вас в ушах, скачите сквозь белый от лунного света мокрый снег, скачите через тьму и земли врагов. Скорее, скорее скачите, на юг, чтобы приветствовать мертвеца в его могиле! Раздался рог тролля, когда они проезжали по заливу Эльфхьюфа. С волшебным зрением или без него, они не видели замка, но они услышали стук копыт у себя за спиной, который скоро остался далеко позади; тролли скакали медленно, к тому же они не поскачут туда, куда они держат сегодня путь.

Скорее, скорее, через леса, где ветер плачет в покрытых льдом ветвях, носясь между деревьями и царапаясь своими острыми когтями — через замерзшее болото, через холмы, через голые поля — скорее, скорее!

Она начала узнавать дорогу. Ветер все еще кружил по воздуху снег с дождем, но тучи стали реже, и луна отбрасывала блики на пахотную землю и пастбища, покрытые снегом.

Она здесь бывала раньше. Она помнила эту реку. Здесь она охотилась вместе с Китилом, вон там в один из жарких солнечных дней они ловили с Асмундом рыбу, а на том лугу Асгерд собирала маргаритки и плела им из них венки… когда это все было?

Слезы замерзали у нее на щеках. Она почувствовала, что Скэфлок дотронулся до ее руки, обернулась и улыбнулась ему. Ей тяжело было выдержать это возвращение, но он был с ней, а когда они были вместе, он могли вынести что угодно.

Медленно, не говоря ни слова, они въехали рука об руку в то, что когда-то было поместьем Орма. Они увидели огромные сугробы, белые от лунного света, из которых торчали обгорелые бревна. А у залива возвышался склеп.

Вокруг него развивался огонь, ревя и сверкая бледно-голубыми языками — холодный и мрачный он поднимался высоко в небо. Фреда перекрестилась, вздрогнув. Так загорались на закате огни на могилах языческих героев. Наверное, ее приезд на неправедное дело зажег этот огонь, земля, в которой покоился Орм, не была христианской. Но в какие бы далекие земли смерти он не заехал, он оставался ее отцом.

Она не могла бояться человека, у которого сидела когда-то на коленях, слушая его песни. Но все равно она дрожала.

Скэфлок слез с коня. Одежды его были мокрыми от пота. Никогда он раньше не использовал заклинаний, которые должен был произнести сегодня.

Он пошел вперед, и вдруг остановился, схватившись за меч. В свете луны и огня на вершине холма чернела неподвижная фигура, вокруг ревел огонь. Если ему придется сражаться с духом…

Фреда застонала, ее голос был похож на голос потерянного ребенка:

— Мама.

Скэфлок взял ее за руку. Вместе они пошли к вершине холма.

Женщину, которая сидела там, не обращая внимания на огонь, можно было принять за Фреду, удивленно подумал Скэфлок. То же смелое лицо, те же широко расставленные серые глаза, те же каштановые волосы искрят красной медью. Но нет, нет… она была старше, она была опустошена горем, щеки ее были впалыми, глаза бессмысленно смотрели в море, ее волосы развивал ветер. На ней была легкая меховая накидка, под ней какие-то лохмотья.

Когда Скэфлок и Фреда вошли в свет, она медленно повернула голову. Она смерила его взглядом.

— Добро пожаловать, Вальгард, — сказала она устало. — Вот я, здесь. Ты больше не можешь причинить мне зла. Ты можешь лишь убить меня, а это мое самое заветное желание.

— Мама. — Фреда упала на колени перед женщиной.

Эльфрида посмотрела на нее.

— Не понимаю, — сказала она наконец. — Похоже, это моя маленькая Фреда, но ты умерла. Вальгард увел тебя и ты не могла прожить долго. — Она покачала головой, улыбнулась и протянула к ней руки. — Как мило с твоей стороны, что ты покинула свою тихую могилу и пришла ко мне. Мне было так одиноко. Подойди, моя маленькая умершая девочка, подойди, положи мне голову на грудь и я спою тебе колыбельную, которую пела, когда ты была еще ребенком.

— Я жива, мама, я жива… и ты жива… Посмотри, потрогай, я живая. А это не Вальгард это Скэфлок, который спас меня. Это Скэфлок мой господин, и твой новый сын…

Эльфрида встала на ноги. Она опиралась о руку дочери.

— Я ждала, — сказала она. — Я ждала здесь, а они решили, что я сошла с ума. Они приносят мне еду, но долго со мной не остаются, потому что бояться сумасшедшей, которая не хочет покинуть своих умерших. — Она тихо рассмеялась. — Ну и что же здесь безумного? Сумасшедшие те, кто покидает своих любимых.

Она посмотрела Скэфлоку в лицо.

Ты похож на Вальгарда, — так же тихо сказала она. Ты такой же высокий как Орм, и ты похож на меня и на него одновременно. Но твои глаза добрее, чем у Вальгарда. — И она снова еле слышно рассмеялась.

— Пусть теперь говорят что я сумасшедшая! Я просто ждала, и вот, из ночи и смерти ко мне вернулись двое моих детей.

Скэфлок и Фреда помогли ей спуститься с холма.

— Мама жива, — шептала девушка. — Я думала, что она тоже умерла, но она жива, и она сидела здесь одна зимними ночами. Что я наделала?

Она зарыдала. Эльфрида успокаивала ее.

Скэфлок больше не мог ждать. На каждом углу кургана он воткнул в землю покрытые рунами палочки. На большой палец левой руки он надел бронзовое кольцо с кремнем. Он встал у западного конца могилы с поднятыми руками. Восточную сторону кургана омывало море, и луна бежала мимо рваных туч. Падал снег с дождем.

Скэфлок начал произносить заклинание. Оно высушило ему горло и сжало его тело. Потрясаемый силой, бушующей внутри его, он делал знаки поднятыми руками.

Огонь заревел громче. Ветер кричал, как рысь, и тучи поглотили луну. Скэфлок прокричал:

Проснитесь, вожди, павшие воины!
Скэфлок зовет вас песней бессонной.
Я заклинаю вас священными рунами,
покиньте могилы, встаньте и молвите.

Курган застонал. Выше взметнулся сноп пламени. Скэфлок продолжал:

Откройся могила. Выйдете, мертвые!
Герои сраженные, в землю ушедшие.
Встаньте с мечами, покрытыми ржавчиной,
с щитами разбитыми, кровавыми копьями.

Затем курган открылся, объятый огнем. У его входа стоял Орм со своими сыновьями. Вождь заговорил:

— Кто ты, посмевший меня разбудить, землю разверзнув песней и рунами? Страшись, незнакомец, гнева умерших. Дай им покоиться с миром во тьме.

Орм стоял, опершись о копье. Он был покрыт инеем и землей. Его глаза сверкали огнем, бушующим вокруг него. Справа от него стоял Кетил, неподвижный и бледный, рана зияла на его голове. Слева стоял Асмунд, его руки лежали на копье, торчащем из его груди. За ним во мраке был виден корабль, Скэфлок видел, как пробуждается его команда. Он прогнал страх и сказал:

Не остановит ужас меня.
Руны вас свяжут. Встаньте в молвите!
В ребрах у вас поселятся крысы,
если не скажете, что я прошу.

Голос Орма прозвучал далеким ветром:

Мертвых сон глубок, волшебник.
Яростны духи, от сна пробужденные.
Месть их страшна и горе тому,
кто из могилы поднимет их кости.

Фреда вышла вперед.

— Отец! — крикнула она. — Отец, ты не узнаешь свою дочь?

Пылающие глаза Орма остановились на ней, и в них погас гнев. Он наклонил голову и стоял среди ревущего пламени. Кетил сказал:

Рады мы видеть Деву прекрасную.
Здравствуй, сестра, солнцем сияющая.
Холод могильный в мертвой груди.
Но ты согрей нас, рыжеволосая.

Эльфрида медленно подошла к Орму. Они посмотрели друг на друга. Она взяла его за руки, они были холодными как земля, в которой он лежал. Он сказал:

Не был спокоен сон мертвеца.
Слезы твои разрывали мне сердце.
Ядом змеиным пропитан был я,
если рыдания слышал твои.
Я прошу тебя, родная будь счастливой, пой и смейся.
Смерть тогда — приятный сон, среди мира роз цветущих.

— Но это выше моих сил, Орм, — сказала она. Она дотронулась до его лица. — В твоих волосах снег. Земля у тебя во рту. Ты холодный, Орм.

— Я мертв. Между нами Могила.

— Так пусть ее больше не будет между нами. Возьми меня с собой, Орм!

Его губы коснулись ее губ. Скэфлок сказал Кетилу:

Где живет огромный Больверк
пусть расскажет мне умерший.
Расскажи мне, воин павший,
как заставить мне Больверка
выковать булатный меч.

Кетил сказал:

Зря задумано злодейство.
Ты поплатишься несчастьем.
Позабудь о злом Больверке
Горе лишь приносит он.
Уходи от нас скорее,
если хочешь еще жить.

Скэфлок покачал головой. Тогда Кетил проговорил, опершись на меч:

Там на севере в Утгарде,
глубоко в горах Етунхайма
великан-кузнец живет.
Попроси корабль у Сидов,
чтоб отправиться на Север
и поведай великану,
что готовит Локи грозный
разговор мечей кровавых.

Теперь заговорил Асмунд. Печаль была на его лице, горестным был его голос:

Страшна и горька, брат и сестра,
судьба, что Норною вам уготовлена.
Лучше б не знали вы заклинаний,
правды тогда не открыли б ужасной.

Ужас охватил Фреду. Она не могла говорить, она крепко прижималась к Скэфлоку, и они стояли и смотрели в большие печальные глаза Асмунда. Он медленно говорил, пламя белело вокруг его черной фигуры.

Даже для мертвых священен закон.
Вы же в грехе и неведении.
Горькую правду открою я вам:
брат и сестра вы кровные.

Курган с грохотом закрылся. Пламя погасло.

Фреда рванулась от Скэфлока так, как будто бы он превратился тролля. Он пошел к ней, спотыкаясь как слепой. Она простонала и побежала от него.

— Мама, — шептала она. — Мама.

Но курган был пуст. Никогда больше и никто не увидит Эльфриду.

Небо низко нависло над морем, падали редкие снежинки. Фреда сидела на кургане и смотрела перед собой. Она не плакала. У нее просто не было слез.

Скэфлок вернулся из под навеса, под которым стояли лошади. Голос был мрачен, как и наступающий рассвет.

— Я люблю тебя, Фреда.

Она не сказала ни слова. Он снова заговорил.

— Я не могу не любить тебя. Какое нам дело до того, что мы по воле случая оказались одной крови с тобой? Это ничего не значит. Я знаю страны, страны людей, в которых подобные браки — обычное дело. Фреда, останься со мной, забудь этот проклятый закон…

— Это закон Господа, — сказала она тихо. — Я не могу сознательно нарушать его. Мой грех и так уже слишком велик.

— На бога, который встает между людьми, которые так много значат друг для друга, я бы не обращал внимания. Такого бога я бы даже к себе близко не подпустил.

— Да. Ты был и остаешься язычником! — вспыхнула она. — Усыновленный бездушными эльфами, ради которых ты готов даже мертвых поднять из могилы и обречь на страдания. — Она стала мертвенно бледной. — Возвращайся к своим эльфам! Возвращайся к Лиа!

Она встала. Он тоже. Он попытался взять ее за руки, но она с силой вырвала их.

— И нет никакой надежды?

— Нет. — Она отвернулась и пошла от него. — Я пойду в соседнее поместье. Может быть, мне удастся искупить свой грех. — Неожиданно она повернулась к нему.

— Пойдем со мной, Скэфлок! Пойдем, забудь свое язычество, окрестись и примирись с Богом.

Он покачал головой.

— Только не с этим богом.

— Но… Я люблю тебя, Скэфлок, я тебя так люблю. И хочу, чтобы твоя душа попала на Небеса.

— Если ты любишь меня, останься со мной. Я до тебя даже не дотронусь, разве что… как брат. Останься со мной.

— Нет, — сказала она. — Прощай.

Она побежала.

Он побежал за ней. Снег хрустел под их ногами. Когда он догнал, остановил ее и попытался поцеловать.

Он увидел, что она отпрянула от него так, будто он замахнулся на нее ножом.

— Ты даже не поцелуешь меня на прощание, Фреда? — спросил он.

— Нет. — Она смотрела в сторону. Он едва слышал.

— Я не смею.

И она снова побежала.

Он стоял и смотрел, как она удалялась Ее волосы блестели бронзовыми искрами и были единственным ярким цветом в этом серо-белом мире. Она скрылась из виду. Он повернулся и пошел в другую сторону.


Глава 21

Через несколько дней суровая зима начала умирать. В один из вечеров, на закате Гулбан Глас Мак Грики стоял па вершине холма. Южный ветер уже принес первый, неуловимый запах весны.

Он стоял опершись о копье и смотрел, как тающий снег сползал по склонам к морю. Запад краснел закатом. А с востока надвигалась тьма и плыла рыбацкая лодка. Обычная лодка простых смертных, купленная или украденная у какого-нибудь англичанина. В ней сидел человек. Но было что-то странное в нем, и его изорванные одежды были покроя эльфов.

Когда он подплыл и прыгнул на берег, Гулбан узнал его, Ирландские Сиды жили отчужденно от всего Фэри, но когда-то они торговали с Эльфхаймом, и Гулбан помнил как однажды с Имриком приплывал молодой и веселый Скэфлок. Но сейчас он был худым и мрачным, даже более, чем того заслуживало горе его народа.

Скэфлок вошел вверх по холму навстречу вождю, фигура которого чернела под красно-зелено-голубым небом. Подойдя ближе, он узнал Гулбана Гласа, одного из пяти наставников Улстера, и приветствовал его.

Вождь ответил на мрачное приветствие, склонив го лову в золотом шлеме, его длинные темные волосы коснулись его подбородка. Он не смог удержаться и слегка отшатнулся, почувствовав зло завернутой в волчью шкуру ноши, покоящейся на спине Скэфлока.

— Мне сказали ожидать тебя, — сказал он.

Скэфлок устало удивился.

— У Сидов такие длинные уши?

— Нет, — сказал Гулбан, — но они чувствуют, когда что-то, чему суждено случиться, близко. А с чем это еще сейчас может быть связано как не войной эльфов с троллями? Поэтому мы ждали эльфа, который должен прийти со странными известиями. Видимо, это ты и есть.

— Да! — фыркнул Скэфлок. На лице его были глубокие морщины, глаза налиты кровью; он не следил за своими одеждами, как когда то он делал это в Эльфхайме даже в самые тяжелые времена.

— Пойдем, — сказал Гулбан. — Луг Длинной Руки должно быть считает, что это что-то очень важное, поскольку он позвал все Племя Богини Дану, а также господ других народов страны Сид на совет в пещере Круахан. Но ты устал и голоден. Сначала мы пойдем в мой дом.

— Нет, — сказал человек с грубостью не свойственной эльфам. — Я не могу ждать, не устал и не хочу есть. Я должен спешить. Проводи меня на совет.

Вождь пожал плечами. Он свистнул, и две красивые быстрые лошади страны Сид подскакали к ним. Они заржали, пятясь от Скэфлока.

— Им не нравится твоя ноша, — сказал Гулбан.

— Мне тоже, — коротко ответил Скэфлок. Он поймал лошадь за шелковую гриву и запрыгнул в седло. — Быстрее!

Лошади понеслись, почти так же быстро, как скакуны Эльфхайма, пролетая мимо холмов и долин, полей и лесов, прудов и замерзших рек. В сумерках Скэфлок различал мелькающую мимо него страну Сид: всадников в сверкающих латах, со страшными копьями в руках, угловатого лепрехуна, стоящего у входа в свою нору, странное лицо человека с клювом, гигантского, завернувшегося в мантию, с серыми перьями вместо волос. Ветер носил по воздуху легкий туман. Постепенно наступала ночь. Зажглись звезды, яркие, как глаза Фреды… Нет! Скэфлок гнал от себя подобные мысли.

Вскоре всадники достигли Пещеры Круахан. Четверо часовых подняли свои мечи, приветствуя их. Они взяли у них лошадей, и Гулбан ввел Скэфлока в пещеру.

По-морскому зеленый цвет заполнял большую, увешанную коврами, сводчатую пещеру. Ярко сверкающие сталактиты свисали с потолка, их свет отражался от щитов висящих на стенах. Хотя в пещере не было костра, было тепло. Пол был услан камышом. Его хруст под ногами был единственным звуком, который слышал Скэфлок подходи к столу совета.

Вокруг него стояли вожди народов Лупра, низкие, сильные, грубо одетые; Удан Мак Аудайн, король лепрехунов и его танист Бег Мак Бег; Гломар О. Гломрах с могучими мускулистыми руками; вожди Кону Мак Рихид, Гэрку Мак Гайрд, Метр Мак Митнан и Езирт Мак Бег, одетые в шкуры и золото.

Но во главе стола стояло Племя Дану, дети матери земли дану, пришедшие из Тирнан-Ога Золотого на совет в пещере Круахан. Они сидели молча, они были красивы, на них было приятно смотреть, в них чувствовалась необычайная сила. Они были богами Ирландии до того как Патрик принес туда Святого Христа, и хотя они вынуждены были бежать от Креста, они по-прежнему обладали могучими силами и жили в роскоши, как и в прежние давние времена.

Луг Длинной Руки сидел на троне во главе стола, по правую руку от него — воин Агнус Ог, а справа от него — морской король Мананнан Мак Лир, другие представители Племен Богини Дану тоже были здесь: Эохаид Мак Элатан Дагда Мор, Дав Берг Яростный, Кас Коррах, Колл Солнце, Кехт Плуг, Мак Грайна Орех и многие другие не менее достойные; вместе с господами пришли их жены, дети, арфисты и воины. Славное зрелище они представляли собой.

Но не для Скэфлока, которого больше не волновала ни величественность, ни удивление, ни страх. Он подошел к ним с высоко поднятой головой и приветствовал их.

Раздался сильный голос длинной Руки:

— Добро пожаловать, Скэфлок Эльфхаймский, выпей вместе с вождями страны Сидов.

Он сделал знак, чтобы Скэфлок сел в свободное кресло между самим Мананнан и его женой Фаид. Слуга принес золотые кубки с вином Тирнан-Ога, и, когда они его выпили, полилась музыка арф, запели барды.

Крепким и сладким было это вино: оно влилось в Скэфлока подобно огню и развеяло его усталость. Но от этого он стал еще мрачнее.

Ангус Ог, беловолосый воин, спросил:

— Как идут дела в Эльфхайме?

— Вы знаете, что плохо, — выпалил Скэфлок. — Эльфы сражаются одни и проиграют — точно так же Тролльхайм по одиночке проглотит остальные народы фэри.

Луг твердо ответил:

— Дети Дану не боятся троллей. Нам, победившим Фоморов, нам, уступившим Сыновьям Миля и все равно ставшим их богами, чего нам бояться? Мы бы с радостью отправились на помощь Эльфхайму…

— Да, с радостью! — Дав Берг ударил кулаком по столу. Его волосы были красными как факел в голубых сумерках пещеры, его крик разбудил спавшее в пещере эхо: — Мы уже сотни лет не воевали по-настоящему! Почему нам не отправиться в Эльфхайм за победами и славой?

— Ты прекрасно знаешь почему, — сказал Эохаид Мак Элатан, Отец Звезд. Он сидел завернувшись в мантию цвета голубых сумерек, и маленькие яркие огоньки мерцали на ней, в его волосах и глазах.

— Это не просто война. Она часть долгой борьбы между старыми богами Юга и их врагами из Вечного Льда; и трудно сказать какой именно стороны следует опасаться. Вступив в эту войну мы рискуем потерять нашу свободу и стать пешками в общей игре за раздел мира.

Скэфлок сжал подлокотники кресла так, что руки его побелели. Его голос немного дрожал:

— Я пришел просить не помощи в войне, как бы она не была необходима. Я хочу попросить у вас корабль.

— А можно узнать зачем? — заговорил Кролл.

Скэфлок быстро рассказал о даре Эзира и добавил:

— Мне удалось выкрасть меч у Эльхфа и узнать при помощи колдовства, что у Сидов я смогу получить корабль, который доставит меня в Етунхайм. Вот за ним я и пришел сюда. — Он склонил голову. — Да, я пришел как нищий. Но если мы победим, вы убедитесь, что эльфы не скупы.

— Я бы хотел увидеть это лезвие, — сказал Манан нан Мак Лир. Он был высоким и сильным, с серебристо-золотыми волосами и белой кожей. Его глаза навивали сон, они были то зелеными, то серыми, то голубыми, голос его был мягок, хотя мог перерасти в рев. Он был богато одет; нож его был украшен золотом, серебром и драгоценными камнями, но на плечах его была огромная кожаная мантия, по которой было видно, что она пережила много дождей, бурь и солнца.

Скэфлок развернул сломанный меч и Сиды, которые могли дотрагиваться до железа, точно так же как и переносить дневной свет, столпились вокруг него. Но они тут же отскочили, почувствовав какое зло было заперто в этом лезвии. Ропот пробежал по их рядам.

Луг поднял голову и тяжело посмотрел на Скэфлока.

— В злом деле ты замешан, — сказал он. — Демон спит в этом мече.

— А чего вы ожидали? — пожал плечами Скэфлок. — Он приносит победу.

— Да, но он приносит также и смерть. Когда ты возьмешь его в свои руки, он станет твоим собственным проклятием и убийцей.

— Ну и что с этого? — Скэфлок снова завернул меч. Меч звякнул, в наступившей тишине этот звон прозвучал очень громко, и было что-то леденящее в этом звоне.

— Я прошу у вас корабль. Я прошу именем дружбы, которая была между Сидами и эльфами, именем вашей доблести, как воинов и именем милосердия как сыновей матери Дану. Вы мне дадите корабль?

Стало еще тише. Наконец Луг сказал:

— Становиться трудно не помочь тебе…

— А почему не помочь? — закричал Дав Берг. Он высоко подбросил свой нож и вновь его поймал. — Почему не собрать войско Сидов и не выступить против вероломного Тролльхайма! Представьте, какое унылое и серое зрелище будет представлять собой Фэри если эльфов раздавят!

— К тому же тролли все равно нападут на нас потом, — добавил Конан.

— Успокойтесь господа, — приказал Луг. Нам нужно все обдумать. — Он выпрямился. — Но так или иначе, ты — наш гость, Скэфлок Приемный Сын Эльфов. Ты сидел за нашим столом и пил наше вино, и мы помним, как нас раньше принимали в Эльфхайме. И мы не можем отказать в таком маленьком одолжении, как корабль. И еще, я, Луг Длинная Рука, и Племена Богини Дану вольны делать что захотят, не спрашивая позволения у Эзира и Етунов.

Тут поднялся шум, сверкнуло поднятое вверх оружие, мечи зазвенели о щиты и барды запели воинственные песни. Среди общего шума Скэфлок услышал спокойный и тихий голос Мананнана; он говорил Скэфлоку:

— Я дам тебе корабль. Величиной он всего с лодку, но он лучший в моем флоте. А поскольку он очень сложен в управлении, а путешествие обещает быть интересным, я поеду с тобой.

Этому Скэфлок обрадовался. Большая команда на корабле привлекала бы много внимания, а морской король был лучшим матросом, которого только можно было желать.

— Я могу поблагодарить тебя на словах, но достойней сделать это клятвой названных братьев. Завтра…

— Не надо так спешить, — улыбнулся Мананнан, и с тревогой посмотрел на Скэфлока. — Сначала мы немного отдохнем и попируем. Я вижу тебе нужно немного развеяться, и к тому же, путешествие в Страну Великанов нельзя предпринимать, не подготовившись к нему хорошо.

Скэфлок ничего не сказал против. Внутри он разозлился. Не развеется он за эти дни. Вино лишь будило память…

Он почувствовал как его легко коснулась чья-то рука. Он повернулся, перед ним была Фанд, жена Мананнана.

Величественной и прекрасной была женщина племени Богини Дану, она была рождена богами, а говорить об их великолепии не нужно. И среди них она выделялась.

Ее шелковые волосы, золотые от солнечного света летних вечеров, стекали волнами из-под ее короны к ногам. Ее одежды сияли оттенками радуги, ее округлые белые руки сверкали драгоценными камнями, но ее красота затемняла любые украшения.

Ее большие фиолетовые глаза смотрели прямо вовнутрь Скэфлока. Ее тихий голос лился музыкой: — А ты бы отправился в Етунхайм один?

— Конечно, госпожа, — сказал Скэфлок.

— Ни один смертный не возвращался живым оттуда, кроме Тьялни и Ресквы, которые путешествовали туда вместе с Тором. Ты или слишком смел или слишком безрассуден.

— Какая разница, где умереть? В Етунхайме или где-нибудь еще?

— А если ты останешься жив… — Она выглядела более огорченной, нежели испуганной. — Если ты останешься жив, ты действительно принесешь оттуда меч и выпустишь его на свободу… зная, что в конце концов он повернется против тебя самого?

Он безразлично покачал головой.

— Я вижу, ты смотришь на смерть как на своего друга, — сказала она тихо. — Странная подруга для такого молодого мужа.

— Зато самая надежная, — сказал он. — Можно быть уверенным, что смерть всегда будет на твоей стороне.

— Я вижу ты обречен, Скэфлок Сын Эльфов, и это меня огорчает. Со времен Ку Кулайна не рождалось у смертных такого человека как ты. И еще печально мне видеть, как веселый, радостный мальчик, которого я помню, вырос в мрачного, черного человека. Червь завелся у тебя в душе, и боль подталкивает тебя к смерти.

Он ничего не ответил, опустил руки и посмотрел на нее.

— Но горе тоже умирает, — сказала она. — Ты можешь его пережить. А я постараюсь защитить тебя, Скэфлок.

— Прекрасно! — проворчал он, не в силах больше сдерживаться. — Ты будешь оберегать своим волшебством мое тело, а она будет молиться о моей душе!

Он повернулся и пошел к винным чашам.

— Печальным будет твое Путешествие, Мананнан, — сказала она мужу.

Морской король пожал плечами.

— Пусть он делает, что хочет. Поездка все равно меня развлечет.


Глава 22

Через три дня Скэфлок стоял на берегу моря и смотрел, как лепрехун выводил корабль Мананнана из грота. Это было небольшое стройное судно. Его серебристый корпус казался слишком хрупким для суровых вод. Мачта была покрыта узорами из слоновой кости, а паруса и снасти были обшиты крашеным шелком. На носу была изящная золотая фигура Фанд.

Она сама пришла их проводить. Никого больше не было на берегу в тумане утра, Племя Богини Дану уже попрощалось с ними. Туман блестел в ее волосах подобно каплям росы, глаза ее сверкали еще ярче, чем прежде.

— Пусть тебе сопутствует удача, — сказала она Мананнану. — Возвращайся скорее на зеленые холмы Эрин и золотые улицы Страны Молодости. Мой взгляд будет направлен отныне только на море, мои уши будут прислушиваться к шуму волн ночью, я буду ждать, когда ты вернешься.

Скэфлок стоял в стороне. Он думал о том, как бы его провожала Фреда.

— Нам пора, — сказал Мананнан. Они подняли паруса. Скэфлок взялся за рулевое колесо, а бог взял аккорд на арфе и запел:

Из моря глубин и небес высоты
зову тебя, ветер бессонный.
Тебе лишь под силу меня унести
туда, где господствуют волны.
Подуй с южных гор далекой земли.
Прошу тебя, слышишь ли, песней.
Неси по равнине морской корабли
на север дорогой известной.

Когда зазвучала музыка, подул сильный ветер и корабль рванулся вперед на холодные, зеленые волны, брызгающие солью. Быстрым был корабль Мананнана, как корабли эльфов и вскоре серый берег уже нельзя было отличить от облаков плывущих по горизонту.

— Мне кажется, что просто плыть на север недостаточно, чтобы найти Етунхайм, — сказал Скэфлок.

— Да, — ответил Мананнан. — Для этого требуются определенные заклинания, но больше всего — крепкие руки и сердца.

Он вгляделся вперед. Ветер трепал его волосы, его лицо было и загадочным, и веселым, и холодным, и суровым одновременно.

— В землях людей начинается весна, — сказал он. — Тысячелетия я не видел такой плохой зимы как эта. Етуны сейчас в силе. Мы плывем в вечные льды, в их дом.

Он оглянулся на Скэфлока.

— Давно я не путешествовал на край земли. Или я не король океана? Я не должен был ждать так долго, мне нужно было уйти из этого мира когда Племя Богини Дану были еще богами и были в полной силе. — Он покачал головой. — Даже боги Эзира не возвращались невредимыми из своих редких визитов в Етунхайм. А что касается нас двоих — я не знаю. Я не знаю.

И затем добавил весело:

— Но я плыву, куда хочу! Нет таких вод в девяти Мирах, где не бывал Мананнан Мак Лир!

Скэфлок ничего не сказал, он был погружен в себя.

Корабль слушался рук, как живой. Ветер пел в снастях и радуга светилась над прекрасной фигурой Фанд на носу корабля. Ветер был холодным, но уже восходило солнце. Оно разогнало туман и рассыпало алмазную пыль по волнам. Волны бились о борта и шумели, по голубому небу плыли белые облака. Скэфлок не мог не почувствовать свежести наступающего утра. Он сказал:

Ясным днем холодный ветер
парус рвет, волнует море.
Если б ты была со мною,
жизнь казалась бы прекрасной.
Ты — печаль и радость, Фреда!

Мананнан подошел к нему вплотную.

— Такое плавание потребует от воина всех его сил. — сказал он. — Не оставляй ничего на берегу.

Скэфлок гневно ответил:

— Я не звал с собой тех, кто боится смерти.

— Человек, который не хочет жить, не очень опасен для его врагов, — сказал Мананнан. Затем быстро взял свою арфу и запел одну из военных песен Сидов. Странно она звучала среди безбрежного пространства, заполненного волнами, облаками и ветром. Какое-то время Скэфлоку казалось, что он видит огромные войска, приготовившиеся к сражению, солнце сверкает на их шлемах и на стройных лесах копий, взвиваются вверх знамена и трубят рога, и несется по небу ощетинившаяся лезвиями, косящими врагов, колесница.

Они плыли три дня и три ночи. Ветер дул в их спины и корабль летел по волнам, как ласточка по небу. Они питались вяленой рыбой, сыром и сухарями, из морской воды они заклинаниями получали пресную. Они мало говорили, поскольку у Скэфлока не было настроения к разговорам, а Мананнана это устраивало; он не был человеком и мог подолгу молчать, погружаясь в свои мысли. Но они много и тяжело трудились вместе и постепенно их уважение и дружелюбие к друг другу росли, и они пели вместе могущественные песни, которые несли их по волнам к Етунхайму.

Корабль плыл быстро. Они чувствовали как с каждым часом их сближения с сердцем зимы на севере, становилось холоднее и темнее.

Солнце спускалось все ниже, пока не стало бледным диском на горизонте, едва различимом среди бегущих штормовых туч. Холод становился неумолимым, он пробирался сквозь одежду, кожу и кости прямо в душу. Брызги застывали льдом на обшивке корабля, а золотая Фанд на носу корабля покрылась инеем. Дотронуться до металла означало лишиться кожи на пальцах, дыхание застывало льдом на усах.

Все глубже и глубже вторгались они в мир ночи, плывя по мрачным, сверкающим серебряными искрами морям, между призрачных, освещаемых луной гор — айсбергов. Небо было сплошной чернотой с бесчисленным количеством ярко горящих звезд, между которыми носились северные огни, напоминающие Скэфлоку о пламени на кургане. В этой бессмысленной, безжизненной пустыне, был слышен лишь шум ветра да бегущих волн.

Они достигли Етунхайма не так, как приплывают в обычное королевство Мидгарда. Просто они заплыли дальше, чем смогло бы судно обычных смертных, в воды, которые становились все холоднее и безжизненней, пока наконец их путь не стали освещать лишь звезды, луна и дрожащая аврора. Скэфлоку казалось, что это царство лежит не на земле, а в каком-то странном измерении, находящемся на краю всего, где мироздание вновь уходило в дыру, из которой когда-то поднялось. У него было чувство, что море, по которому он плывет — Море Смерти, не связанное никак со всем остальным живым миром. Они потеряли отсчет во времени. Луна и звезды вращались здесь как-то по другому здесь были лишь волны, ветер да ужесточающийся холод — здесь времени не было. Заклятия Мананнана перестали действовать. Подули встречные ветра, против которых любой другой корабль плыть бы не смог. Снег слепил глаза. Из темноты чудовищами появлялись айсберги, и путешественникам с трудом удавалось избежать столкновения с ними.

Но, пожалуй, самым ужасным были туманы — неподвижная, беззвучная, серая пелена, которая падала замерзшими каплями на палубу, пробиралась под одежды и бежала по коже к ногам, пока не начинали стучать зубы, слепила так, что ничего не было видно, на расстоянии вытянутой руки. Передвигаясь на ощупь, все проклиная и дрожа, Скэфлок и Мананнан пытались справиться с погодой колдовством — но тщетно. У них было чувство, что Силы собрались наверху и жадно всматривались в их корабль.

Но наконец они достигли земли. Они увидели ярко горящие звезды, над гигантскими горами и сверкающими зеленым светом ледниками. Волны бились об утесы, за которыми простиралась эта земля, огромный, безжизненный мир скал, льда и ветра, ревущего над древним снегом.

Мананнан покачал головой.

— Перед нами Етунхайм. Утгард, возле которого, ты говорил, живет этот великан, лежит, я думаю, на востоке отсюда.

— Как скажешь, — пробормотал Скэфлок. Он уже давно не ориентировался в пространстве. Ни один эльф не знал ничего об этой земле, кроме страшных слухов.

Он больше не чувствовал усталости. Он шел вперед подобно кораблю со сломанным рулем, который плыл лишь потому, что больше делать ничего не оставалось, и никого не интересовало, утонет он или нет.

Но когда он стоял на палубе и смотрел на страшную Страну Великанов, ему вдруг пришло в голову, что Фреда несчастна не меньше его. А может даже больше, потому что он мог забыться в поисках меча, и он знал, что она в безопасности, в то время как она знала лишь, что он вступил на смертельную дорогу, и ничего не могла поделать.

— Мне раньше не приходило это в голову, — прошептал он удивленно, и вдруг почувствовал как слезы замерзают на его щеках. Он молвил:

Не скоро забуду тебя,
любимую, что потерял.
Осталась печальной земля,
забытым остался причал.
Мой путь одинок и суров.
Прости меня, небо и море,
за самую злую беду,
что я причинил тебе горе.

И вновь он ушел в себя. Мананнан не пытался вывести его из этого состояния, поскольку уже знал, что это бесполезно. Корабль плыл на восток.

Все было неподвижно в этой пустыне камня и льда. Но он чувствовал, что жизнь была недалеко от них. Эта земля породила тех, кто угрожал богам викингов — Аса-Локи, Утгард-Локи, Хеля, Фенрира, Гарма, который поглотит луну в конце мира.

Корабль проплыл большой путь и Мананнан вглядывался в каждый фьорд. Королю моря становилось не по себе, потому что он все явственнее чувствовал запах Утгарда, и даже ему не очень хотелось приближаться к этому черному городу.

— Мне сказали, что Больверк живет в горе, — сказал Скэфлок. — Значит должна быть пещера.

— Да, но эта проклятая гора изрыта пещерами.

— Эта пещера должна быть большой. Со следами кузницы.

Мананнан покачал головой и вновь направил корабль к берегу. Когда они приблизились к утесам, Скэфлок почувствовал их настоящие размеры. Они взмывали так высоко, что не было видно их вершин. Было впечатление, что их каменные стены падали на него.

Корабль подплыл к фьорду. Он был огромным, конца его не было, бесконечный лабиринт скал и утесов, заслоняющих собой звезды. Но Скэфлок почувствовал принесенный ветром, едва уловимый запах огня, дыма и раскаленного железа, а также услышал далекие удары молота.

Не нужно было ничего говорить. Корабль вплыл во фьорд. Вскоре утесы сомкнулись за их спиной, отгородив их от ветра, они стали грести. Они плыли быстро, но фьорд был таким длинным, что казалось, что корабль стоит на месте.

Стало еще тише, как будто бы звук замерз и умер, и северные сияния плясали на его могиле. Падали редкие сухие снежинки. Холод все глубже вгрызался в тело. Тишина напоминала Скэфлоку приготовившегося к прыжку зверя, с жадными глазами и вращающимся хвостом. Каким-то образом он чувствовал, что за ним наблюдают.

Корабль медленно огибая повороты и скалы фьорда, причалил к мрачному берегу. Ветер ревел в вершинах утесов так высоко, что казалось, что он носится среди звезд.

Странно было видеть Фанд на фоне Етунхайма.

Наконец корабль подплыл к широкому склону горы, над которой короной сияла Полярная Звезда. По Склону полз ледник, мерцая во мраке и скрываясь в воде.

— Пожалуй здесь мы и причалим, — сказал Мананнан.

Мимо них полетел кусок льда.

— Я думаю нам нужно прежде всего защитить себя, — сказал Скэфлок. Они надели шлемы и кольчуги. Каждый повесил, на пояс меч. Скэфлок взял в руку еще один меч, а Мананнан огромное копье.

Судно медленно выползло на покрытый льдом берег. Скэфлоку не пришлось лезть в ледяную воду, чтобы оказаться на берегу. Мананнан всматривался во тьму. Оттуда донесся скрежет, будто что-то тяжелое тащили волоком по камням.

— Наша дорога темна и пахнет злом, — сказал морской король, — но мы не будем в большей безопасности, если ничего не будем делать.

Они двинулись вперед между огромными ледяными и каменными глыбами. Тьма сгущалась. Они почувствовали зловоние и услышали все усиливающийся шум и шипение.

Подходя к ущелью, из которого выползал ледник. Скэфлок увидел длинное белое существо. Он крепче сжал копье.

Существо выползло из ущелья и направилось на них. Разнесся воинственный крик Мананнана, он ткнул копьем в надвигающееся чудовище.

— С дороги, белый червь! — закричал он. Существо зашипело и кинулось на него. Камни прогибались под кольцами его тела. Он отскочил в сторону и, когда плоская голова оказалась рядом. Скэфлок ударил мечом. Меч ударился как о камень. Разинутая пасть червя смотрела на него. В темноте он едва различал чудовище, но знал, что оно может целиком проглотить его.

Мананнан вонзил копье в горло. Скэфлок вновь ударил в морду червя. Запах гнили заставил его задохнуться. Он обрушил на голову гада град ударов. Что-то брызнуло на него, кровь или яд, и обожгло его руку.

Он выругался и ударил еще сильнее по извивающейся голове. Его меч рассыпался, разъеденный этой кровью. Он услышал, как сломалось копье Мананнана.

Вырвав из ножен свои мечи, они с новой силой бросились на тварь. Червь отступил, они побежали за ним по леднику.

Противно было на него смотреть. Он был белым, его тело было толще большого коня. Голова змея качалась высоко в воздухе, исторгая кровь и яд. Обломок копья Мананнана торчал из его глаза, второй свирепо смотрел вниз.

Скэфлок поскользнулся. Червь напал на него. Но Мананнан оказался быстрее, он подставил щит над упавшим Скэфлоком и ударил червя мечом. Лезвие распороло червю горло. Скэфлок вскочил на ноги и тоже ударил.

Хвост червя начал извиваться. Скэфлока откинуло в сугроб. Червь поймал Мананнана в кольцо, но, прежде чем он успел сжать его и раздавить морского короля, Мананнан вонзил свой меч меж его ребер.

Тут змей уполз от них, скользя подобно снегу по леднику в море. Тяжело дыша и дрожа, путешественники долго сидели прежде чем снова двинуться в путь.

— Все наше оружие повреждено, — сказал Скэфлок. Нам лучше вернуться на корабль за новым.

— Червь может поджидать нас на берегу, а если нет, то наш вид может снова разъярить его, — ответил Мананнан.

Они медленно поднимались по скользкому, таинственно мерцающему леднику. Ветер доносил звуки ударов молота.

Они шли вверх, задыхаясь от усталости, сердца их, казалось, выскочат наружу. Им часто приходилось отдыхать, а иногда даже спать прямо на леднике, но, к счастью, они взяли провизию с собой.

Казалось, что не существует ничего живого в этом царстве холода, но все громче раздавались удары молота.

Наконец они стояли у начала ледника, на полпути к вершине горы, над которой короной блистала Полярная Звезда. Налево уходила узкая, едва заметная в темноте тропа. Она упиралась в отвесные скалы. Путешественники связали друг друга веревкой и начали карабкаться вверх.

Они много раз падали, спасая друг друга, пока наконец не выбрались на площадку, в конце которой была пещера.

На цепи у ее входа сидел огромный красный пес. Он завыл и стал рваться к ним. Скэфлок приготовился убить его мечом.

— Нет, — сказал Мананнан. — У меня такое чувство, что желание его убить принесет нам худшее из несчастий. Лучше постараемся проскользнуть мимо него.

Они сомкнули свои щиты и заслоняясь ими поползли, подобно крабам, мимо собаки. Животное бросалось на них и грызло края щитов. Рев стоял у них в ушах. С трудом им удалось отползти на длину цепи от него.

Они оказались в абсолютной темноте. Они взялись за руки и двинулись на ощупь вниз по скользкому ущелью, часто спотыкаясь о ямы и натыкаясь на острые сталагмиты. Здесь было теплее, чем снаружи, но от темноты казалось, что в туннеле холоднее. Они услышали шум воды и подумали, что это, возможно, одна из могучих рек, бегущая в ад. Все громче и ближе раздавались удары молота.

Дважды раздавался вой, который разносился эхом по туннелю, и они стояли, приготовившись к сражению. Один раз на них двинулось что-то большое и тяжелое, оно высекало искры из их щитов. Они попытались убить его, но так и не узнали, что это было.

Вскоре они увидели красное сияние, похожее на сияние звезды в созвездии Псов. Они быстрее пошли вперед и вошли в ледяную пещеру.

Она тускло освещалась большим, но не высоким пламенем горна. В этом свете свернувшейся крови они различили гигантские орудия, которые могли принадлежать кузнецу. У наковальни стоял етун.

Он был огромным, таким высоким, что они едва различал его голову в мерцающем свете, и таким широким, что был почти квадратным. На его волосатое тело была наброшена драконья шкура. Черные волосы и борода были по пояс. Его ноги были короткими и кривыми, причем правая была изуродована и он стоял согнувшись так, что его руки касались земли.

Когда они вошли, он повернул на них свое ужасное, в шрамах и рубцах, лицо. У него был большой нос и широкий рот. Из-под густых бровей на них смотрели пустые глазницы, он был безглазый.

— Охо, охо! Триста лет Больверк работал один. Теперь пришло время выковать лезвие.

Он взял в руки то, над чем он работал, когда они зашли, и швырнул его в стену пещеры. Эхо долго носилось от стены к стене, после того как оружие ударилось о камни пещеры.

Скэфлок шагнул вперед и сказал:

— Я принес новую работу, Больверк, но она тебе уже знакома.

— Кто вы такие? — закричал етун. — Я чувствую запах смертного, но от него пахнет больше, чем просто от Фэри. И еще я чувствую запах полубога, но он не принадлежит ни Эзиру, ни Ваниру. — Он начал искать их руками на ощупь. — Что-то вы оба мне не очень нравитесь. Подойдите-ка поближе, чтобы я мог разорвать вас на части.

— Мы здесь с миссией, против которой ты не осмелишься ничего сделать, — сказал Мананнан.

— С какой еще миссией?

И Скэфлок сказал:

— Аса—Локи устал от тюрьмы. Он, закованный, хочет войны. Свет свободы померк для Локи. Почини ему меч, ты, Больверк.

И он развернул волчью шкуру и бросил сломанный меч к ногам великана.

Больверк склонился над ним.

— Я хорошо помню это оружие. Именно ко мне обратились Дурин и Двалин, когда им понадобился меч, чтобы откупиться от Свафламира, но они хотели, чтобы это лезвие отомстило ему. Мы вдохнули в него лед, смерть и ветер, могущественные руны и заклинания. — Он усмехнулся. — Многие воины владели этим мечом, потому что он несет победу. Нет ничего на свете, что бы он не смог разрубить, и в то же время его лезвие никогда не тупится. Раны, наносимые им, не могут быть залечены ни врачеванием, ни колдовством, ни молитвой. Но на нем лежит проклятие: он должен напиться крови, и в конце каким-нибудь образом, он окажется роком для того, кто им владел.

— Поэтому, — сказал он медленно, — Тор сломал его, это было давным-давно, и он был единственным во всех девяти Мирах, у кого хватило на это силы; и меч лежал забытый под землей до сегодняшнего дня. Но теперь… теперь, когда, как ты сказал, Локи зовет к оружию, он понадобится.

— Я этого не говорил, — пробормотал сам себе Скэфлок, — хотя я хотел, чтобы ты так подумал.

Больверк его не услышал. Етун поглаживал меч.

— Вот и конец, — прошептал он. Наступает последний вечер этого мира, когда боги и великаны разрушат мироздание, уничтожив друг друга, когда Сурт зажжет пламя, которое поднимется до раскалывающихся от жара небес, погаснет солнце, земля скроется под водой и звезды попадают вниз. Наступит конец моему рабству, конец томлению под горой, конец слепоте — все это исчезнет в языках пламени. Да, я выкую этот меч, человек!

Он принялся за работу. Звон наполнил пещеру, летели искры, мехи подняли ветер, и работая, он произносил заклинания, от которых тряслись стены. Скэфлок и Мананнан укрылись в туннеле.

— Мне это не нравится, лучше бы я не приходил сюда, — сказал морской король. — Злу дается новая жизнь сейчас. Никто не назовет меня трусом, но все же я бы не прикасался к этому мечу; и если ты умный, ты тоже этого не сделаешь. Он станет твоим злым роком.

— Ну и что? — мрачно ответил Скэфлок.

Они услышали шипение, когда великан обмакнул меч в яд. Мехи Больверка пели песни смерти.

— Не бросайся жизнью из-за потерянной любви — убеждал его Мананнан. — Ты еще слишком молод.

— Все люди рождены смертными, — сказал Скэфлок и на этом разговор закончился.

Время шло. Они не могли понять, как слепой великан мог так быстро закончить работу, когда услышали его голос:

— Входите, воины!

Они вошли в тусклый свет пещеры. Больверк протянул меч. Лезвие ярко сверкало множеством маленьких языков пламени. Глаза дракона на рукоятке меча горели, золото сияло как солнце.

— Возьми его! — крикнул великан.

Скэфлок схватил оружие. Оно было тяжелым, но из него в руки вливалась сила. Скэфлоку казалось, что он стал частью его самого.

Он взмахнул им и ударил о каменную глыбу. Она раскололась пополам. Он закричал и замахал мечом над головой.

Больверк тоже закричал:

— Да, маши им весело, направо и налево, — сказал етун. — Руби своих врагов — богов, великанов, людей, не важно кого. Меч выпущен на свободу, а значит, приближается конец мира!

Он протянул человеку золотые ножны.

— Вложи его в эти ножны, и не вытаскивай его оттуда до тех пор, пока не хочешь убивать. — Он усмехнулся. — В нужный момент он запрыгнет тебе в руки. А в конце, можешь не сомневаться, он обернется против тебя.

— Пусть сначала расправится с моими врагами, а что будет после этого меня, не особенно волнует, — ответил Скэфлок.

Мананнан сказал:

— Уйдем отсюда.

Они ушли.

Когда они выходили наружу, пес на цепи отскочил от них, жалобно скуля. Они быстро покатились вниз по леднику. Когда они приблизились к основанию горы, они услышали громкий грохот и обернулись.

Три черных фигуры, выше самих гор, спешили за ними.

Мананнан сказал, вскарабкиваясь на корабль:

— Я думаю, что Утгард-Локи каким-то образом узнал о твоей хитрости, и не желает, чтобы планы Эвира исполнились. Тяжело будет нам вырваться из этой страны.


Глава 23

О войне, которую вели Мананнан Мак Лир и Скэфлок Приемный Сын Эльфов с Етунхаймом, стоит рассказать. Стоит рассказать также о борьбе с яростными волнами, безветренным туманом, с утесами, рифами и айсбергами, с усталостью, которая иногда была такой глубокой, что лишь вид Фанд мог им придать новые силы. Об этом лучшем из кораблей должно слагать песни.

Огромное количество чар и заклинаний обрушили етуны на двух путешественников, желая избавиться от них. Но они уже научились заклинаниям, которые можно было использовать здесь, и на колдовство отвечали колдовством еще более могущественным, не только защищаясь от чар етунов, но и обрушивая в ответ штормы и ураганы на их владения.

Они не пытались вступить в открытый бой с великанами, но они сражались с земными и морскими чудовищами, поднятыми против них етунами. Часто они едва уходили от погони, в особенности часто это случалось, когда они отправились на землю за провизией на долгий период встречных ветров, каждый из дней которого мог бы сам составить отдельный рассказ.

Стоило бы рассказать и о налете на огромную конюшню, откуда они вернулись с лошадьми и богатой добычей. Скакуны, которых они захватили, были самыми маленькими из пони на этой земле — но за ее пределами считались бы самыми огромными и тяжелыми в мире, — черными, лохматыми, со свирепыми глазами и дьявольскими сердцами. Они быстро привыкли к новым хозяевам и спокойно стояли на корабле, в который едва вместились. Они не боялись ни дневного света, ни железа, ни даже меча Скэфлока и никогда не уставали.

Не каждый етун был свирепым и страшным великаном. Ведь некоторые боги Асгарда происходили от этой крови. И часто их принимали как гостей, не расспрашивая особенно, зачем они здесь. Немало женщин было человеческих размеров, и они были хорошо расположены к странникам. И речистому Мананнану жизнь в этом холодном мире показалась не такой уж плохой. Скэфлок даже не смотрел на женщин.

О многом можно было бы еще рассказать: о драконе и его сокровищах, о горящей горе, о бездонном ущелье и о мельнице великанш. Можно было бы рассказать о том, как ловили рыбу в реке, бегущей из-под земли, и о том, что они в ней поймали. О постоянных битвах, о колдунье в Железном Лесу и о подслушанной ими ночной песни авроры — каждая из этих историй достойна рассказа и составила бы отдельную сагу. Но поскольку они не относятся к главной нити нашего рассказа — пусть они останутся в летописях Фэри.

Скажем лишь, что Скэфлок и Мананнан покинули Етунхайм и плыли по водам Мидграда на юг.

— Сколько мы там были? — спросил человек.

— Не знаю. Больше чем здесь. — Морской король вдохнул свежий воздух и посмотрел в чистое, голубое небо. — Уже весна.

Позже он спросил:

— Теперь, когда у тебя меч, и ты достаточно обагрил его кровью, что ты будешь делать?

— Я буду искать Эрлкинга, чтобы присоединится к нему, если он еще жив. — Скэфлок мрачно посмотрел вперед, через бегущие волны на узкую линию горизонта.

— Высади меня на берег на юге канала, и я найду его. И пусть только тролли попробуют мне помешать! Когда мы очистим от них земли Эльфхайма на материке, мы отобьем у них Англию. А потом мы отправимся в их земли и покончим с проклятым родом.

— Если тебе это удастся. — Мананнан усмехнулся. Но конечно, ты должен попробовать.

— А Сиды помогут?

— Это вопрос Высокого Совета. Конечно, мы не сможем помочь, пока эльфы не войдут в Англию, потому что воины не могут оставить свою страну, не опасаясь, что ее разграбят за время их отсутствия. — Морской король гордо поднял голову. — Но как бы ни случилось, во имя пролитой вместе крови, труда и лишений, пережитых нами, во имя наших жизней, отданных друг другу, Мананнан Мак Лир будет с тобой вместе со своим войском, когда ты вторгнешься в Англию!

Они молча пожали друг другу руки. И вскоре Мананнан высадил Скэфлока вместе с его етунской лошадью на берег и поплыл в Ирландию, к своей Фад.

Скэфлок гнал скакуна к далекому Эрлкингу. Гигантский скакун нес его тяжелым, быстрым галопом, высоко вскидывая ноги. Одежды Скэфлока были изорваны, его латы избиты и покрыты ржавчиной, накидка, надетая на него, была протерта до дыр. Он сильно похудел во время своих путешествий.

Он прямо сидел в седле. Морщины избороздили его лицо, которое потеряло всю свою молодость и стало походить на лицо изгнанного бога, на нем играла едва заметная усмешка, которая чаще всего переходила в совершенное равнодушие ко всему. Молодыми были лишь яркие, развеваемые ветром волосы. Так мог выглядеть Локи, возвращающийся с поля Вигрид в последний вечер мира.

Он ехал через горы. Утром шел дождь, и земля была скользкой и грязной, и пруды сверкали под солнцем.

Но еще было холодно, сильный ветер гулял среди гор, развевая накидку Скэфлока. Но это был весенний ветер, шумный и веселый, прогоняющий унылость зимы. Небо было высоким и голубым, солнце выглядывало из-за облаков, заставляло траву сверкать брызгами воды, словно искрами. Раздавался гром, но в туманном воздухе светила радуга.

Крик диких гусей раздавался сверху, они возвращались домой. Дрозд в роще пел свою первую песню, и две белки играли в ветвях дерева, как два маленьких огонька.

Скоро начнутся теплые дни и светлые ночи, зазеленеют леса и расцветут цветы. Что-то шевельнулось в Скэфлоке — какая-то похороненная и забытая нежность.

О, Фреда, если бы ты была со мной…

Солнце катилось к западу. Скэфлок мчался вперед на своем неутомимом скакуне. Он скакал со скоростью, легкой для скакуна-етуна, и поэтому черному коню удавалось кормиться на ходу, срывая себе пищу. Земля вздрагивала под его копытами. Они въезжали в земли фэри, центральные провинции Эльфхайма, придерживаясь гор, в которых мог укрываться Эрлкинг король эльфов, если еще был жив. Они проезжали мимо следов войны — сожженные дворы, сломанное оружие, кости. Все чаще и чаще стали попадаться свежие следы троллей. Скэфлок сжал губы.

Наступала ночь, казавшаяся странно теплой и светлой после ночей королевства, в котором он побывал. Он ехал вперед, не прекращая вслушиваться. Он был совсем недалеко от своих врагов, он их слышал и чувствовал.

Их было шестеро, шесть черных мощных фигур, выделяющихся среди лунного света. Его вид их озадачил — человек в латах и одеждах наполовину эльфов, наполовину Сидов, на скакуне сродни их лошадям, но только еще большем и более мощном, чем их. Они преградили ему дорогу и крикнули:

— Именем Иллрида — короля троллей, остановись!

Скэфлок пришпорил своего скакуна и вынул меч из ножен. Лезвие сверкнуло голубым светом в ночи. Он на полной скорости врезался в группу троллей, расколол шлем и череп одного и убил второго, прежде чем остальные успели что-либо понять.

Затем один из них напал на него справа с булавой, а второй кинулся на него слева с топором. Оба тут же были убиты. Его громадная лошадь заржала, развернулась и лягнула пятого тролля, раскроив ему череп.

Последний закричал и попытался убежать. Меч Скэфлока проткнул его насквозь.

Затем он продолжил поиски Эрлкинга. На рассвете он остановился у реки, чтобы немного вздремнуть.

Он проснулся. Двое троллей крались к нему. Он вскочил на ноги, выхватывая меч из ножен. Они побежали. Меч Скэфлока пронзил щит, плечо и сердце первого. И тут же он вновь поднял свой меч, и второй тролль не успел вовремя остановиться и с разбегу налетел на лезвие. Скэфлок даже не шелохнулся от удара, меч придавал ему необычайную силу.

— Это было слишком просто. — сказал он. — Но наверняка будут схватки и получше этой…

Он ехал весь день. На закате он наткнулся на пещеру, в которой спали тролли. Он убил их и съел их пищу.

Его не волновало, что он оставляет трупы на своем пути и тролли могут пойти по его следу. Пусть попробуют!

К ночи он подъехал к горам. Высокими и красивыми были они, покрытые снегом вершины освещаясь заходящим солнцем. Он услышал пение водопадов и шум сосен. Странно, подумал он, что такое мирное и спокойное место стало местом всеобщей резни. Было бы правильней, если бы он был здесь с любимой Фредой, а не с мрачной черной лошадью и проклятым мечом.

Он поехал вверх по склону, копыта его лошади звенели о ледник. Наступила его ночь, небо было чистым и холодным, поднялась луна, освещая пики гор. Немного позже Скэфлок услышал вдали звуки знакомого рога. Сердце забилось, и он пустил лошадь в галоп. Ветер свистел у него в ушах, и звон железных копыт носился эхом среди гор.

Кто-то сражается!

До него донесся мощный рев рога тролля, а вскоре он уже слышал крики воинов и звон оружия. Мимо пролетела стрела. Он зарычал и пригнулся. Нет времени разбираться со стрелком — впереди дичь покрупнее.

Он выскочил на гребень горы и посмотрел на освещенное лунным светом поле боя. Обычный человек увидел бы лишь вершину горы, над которой кружили снежные демоны, да уловил бы странные звуки в шумящем ветре. Скэфлок увидел замок на вершине горы, его башни взмывали высоко к звездам. Вокруг него на склоне были разбиты черные палатки огромного войска троллей. Один из шатров был необычайных размеров, и над ним развевался черный флаг. А на самой высокой башне замка развевалось знамя Эрлкинга. Короли встретились.

Тролли штурмовали крепость. Они рычали под стенами, как собаки, они ставили лестницы и старались забраться на них. Много орудий войны они принесли с собой: баллисты, бросающие огненные шары через стены, башни на колесах, полные вооруженных воинов, тараны, бьющие по воротам. Крики, топот ног и копыт, лязг металла, рев труб и рогов неслись лавиной по покрытым льдом полям, которые звенели в ответ этому шторму звуков.

Эльфы отбивались от троллей. Блеск мечей, копий и стрел затемнял свет луны, кипящее масло лилось из котлов вниз, лестницы были отброшены от стен. Но тролли продолжали атаковать, а эльфов было слишком мало. Было видно, что эта осада подходит к концу.

Скэфлок поднял меч.

— Ха! — закричал он, пришпорив коня, и помчался к склону.

На пути у него возникло ущелье. Он вдруг почувствовал, как мускулы скакуна напряглись и вот он полетел по небу, и звезды сияют вокруг него. Он приземлился по другую сторону ущелья, так ударившись о землю, что в голове у него загудело, но он тут же рванулся к горе.

Лагерь троллей был практически пуст. Скэфлок ворвался в него и, проносясь мимо одного из костров, выхватил из него горящее полено. Он скакал по лагерю и поджигал на ходу шатры. Вскоре многие из них горели, и огонь переносился на остальные шатры. Скэфлок помчался к воротам замка.

Как и раньше, в левой руке у него был щит, в правой меч, коленями он направлял бег своего скакуна. Прежде чем тролли у главных ворот успели его заметить, он убил трех из них, и его скакун растоптал столько же.

Затем со всех сторон на него кинулись тролля. Его меч свистел, звенел, раскалывал шлемы, латы, рубил мясо и кости. Этот танец смерти не прекращался ни на мгновение, и Скэфлок косил троллей, как созревшие колосья пшеницы.

Они столпились вокруг него, но ни один из них не мог дотронуться до железа, надетого на него, и редкие их удары достигали цели. Но он их не чувствовал — меч был в его руках!

Взмах меча — и голова летит с плеч. Еще взмах — и распорот живот всадника. Еще взмах — разбит шлем и раскроен череп. Большинство пеших воинов погибало от копыт его коня.

Все громче раздавался звон металла. Кровь текла по затоптанному снегу, трупы лежали в кровавых лужах. Черный скакун, его всадник и страшный меч пробивались к воротам.

Паника пробежала по рядам троллей. Скэфлок закричал:

— Привет, Эльфхайм! Отец Битвы сегодня с нами! Выходите, эльфы, выходите и убивайте!

Тролли увидели окружающее их кольцо горящего лагеря и испугались. К тому же они знали скакунов Етунхайма и этот меч. Почему они сражались против Тролльхайма?

Скэфлок носился туда-сюда вдоль ворот на своем ревущем скакуне. Его кольчуга блистала кровью в свете лупы и огня. Его глаза сверкали, как и его лезвие, голубым светом. Он смеялся над своими врагами и звал эльфов выйти из замка.

Испуганный шепот пробежал по рядам троллей:

— Это Один пришел с войной… нет, у него два глаза, это Тор… это Локи порвал свои цепи, близится конец мира… это смертный, одержимый дьяволом… это Смерть…

Протрубили рога, широко распахнулись ворота, и эльфы выбежали из крепости. Их было намного меньше, чем троллей, но их суровые лица светились новой надеждой. Во главе их на белом коне, в сверкающей в лунном свете корове, в кольчуге и в темно-голубой мантии был Эрлкинг.

— Мы не ожидали снова увидеть тебя, Скэфлок, — прокричал он.

— А вот увидели, — ответил человек без тени прежней почтительности — что может его напугать, думал он, его, который говорил с мертвецами и путешествовал за край земли, его, которому больше нечего было терять.

Глаза Эрлкинга остановились на мече, покрытом рунами.

— Я знаю, что это за оружие, — пробормотал он. — И я не уверен, что это хорошо, что он на стороне Эльфхайма. Но… — Он закричал: — Вперёд, эльфы!

Его воины ринулись на троллей, кровавым было это сражение. Мечи и топоры поднимались и опускались напивались кровью и снова поднимались, металл звенел и скрежетал, копья и стрелы заполонили небо, лошади топтали трупы или ревели от ран, воины сражались И падали на землю.

— Тролльхайм! Ко мне, ко мне! — Иллрид собрал вокруг себя своих воинов, двинулся на эльфов и расколол их строй. Его черный скакун ревел, его топор ни на мгновение не останавливался и ни разу не промахнулся, эльфы начали отскакивать от него. Его зеленое лицо освещал лунный свет, оно дышало гневом, его черные глаза горели.

Скэфлок увидел его и завыл волком. Он направил своего скакуна к королю троллей. Его меч свистел и скрежетал, кося врагов направо и налево.

— Ха! — прорычал Иллрид. — Разойдитесь! Он мой! Они поскакали друг на друга по внезапно освободившейся для них тропе. Но когда король троллей увидел покрытый рунами меч, он вздрогнул и остановил коня.

Скэфлок рассмеялся:

— Да, тебе конец. Тьма опустится на тебя и на весь твой злой народ!

— Не все зло, происходящее в мире, совершается троллями. — тихо сказал Иллрид. — Мне кажется, что, принеся этот меч вновь на землю, ты совершил большее злодейство, чем все совершенное мною зло вместе взятое. Какими бы ни были тролли, такими их сделала Норна, а не они сами. Ни один из них не совершил бы то, что сделал ты.

— Ни один бы тролль не осмелился — засмеялся Скэфлок и поскакал на него.

Топор Иллрида опустился на плечо скакуна-етуна. Он вошел не глубоко, но скакун заржал и попятился назад. Пока Скэфлок пытался удержаться в седле, Иллрид атаковал его.

Скэфлок подставил щит. Он покачнулся в седле от удара. Иллрид попытался ударить его в голову. Шлем раскололся, и только таинственная сила меча спасла человека от потери сознания.

Иллрид вновь замахнулся топором. Скэфлок ударил вслепую. Удар был слабым. Но меч и топор встретились брызгами искр, и с громким треском топор раскололся пополам. Скэфлок потряс головой, чтобы прийти в себя. Он засмеялся и отрубил левую руку Иллрида.

Король троллей согнулся в седле. Лезвие меча Скэфлока отсекло его правую руку.

— Не к лицу воину играть с беззащитным врагом, — простонал Иллрид.

— Не ты делаешь это, а меч.

Скэфлок убил его.

Страх обуял каждого тролля, и они отступали в беспорядке, эльфы просто их преследовали. Шум битвы звенел среди гор. В авангарде эльфов шел Эрлкинг. Скэфлок был всюду, убивая врагов лезвием, горящим голубым пламенем, вселяющим ужас.

Наконец тролли дрогнули и побежали. Эльфы свирепо гнались за ними, убивая, тесня их к горящему лагерю. Немногим удалось убежать.

Эрлкинг сидел на своем коне в первых проблесках восхода и смотрел на груды тел под стенами замка. Скэфлок подъехал к нему, вид у него был усталый.

— Это славная победа, — сказал Эрлкинг. — Это была последняя сражающаяся крепость эльфов. Всюду в Эльфхайме тролли.

— Недолго им там оставаться, — ответил Скэфлок.

— Мы пойдем на них. Они растянулись малыми силами повсюду, и много скитающихся по лесам эльфов теперь присоединятся к нам. Мы можем вооружиться оружием убитых троллей. Тяжелой будет война, но мой меч приносит победу. И еще, — добавил он медленно. — У меня есть новое знамя, которое мы понесем впереди нашего главного войска. Оно должно заставить врагов задрожать. — И он поднял копье, на острие которого была голова Иллрида. Казалось, что мертвые глаза смотрят на них, а рот искривился в злой усмешке.

Эрлкинг вздрогнул.

— Мрачно твое сердце, Скэфлок, — сказал он. — Ты сильно изменился. Ну хорошо, пусть будет так, как ты хочешь.


Глава 24

На рассвете Фреда подошла спотыкаясь к дому Торкела Эрлендсона.

Хозяин только что проснулся и вышел посмотреть, какая на улице погода. Сначала он не поверил своим глазам — дева со щитом, в латах и с оружием из неизвестных медных сплавов, в одеждах иноземного покроя шла, как слепая, на него.

Он схватил копье, стоящее за дверью. Но руки его опустились, когда он внимательнее вгляделся в девушку. Он ее знал, изможденная, с пустыми глазами, но это была Фреда, дочь Орма.

Торкел впустил ее в дом. Его жена, Ааса, поспешила за ним.

— Тебя долго не было, Фреда, — сказала она. — Добро пожаловать.

Девушка попыталась ответить. Но слова не шли из ее уст. — Бедное дитя, — тихо сказала Ааса. — Бедное дитя. Пойдем, я уложу тебя спать.

Аудун, следующий по старшинству после убитого Эрленда сын Торкела, вошел в дом.

— Кто это? — спросил он.

— Фреда, дочь Орма, — ответил Торкел, — вернулась каким-то образом.

Аудун подошел к ней.

— Это же прекрасно, — радостно сказал он. Он обнял ее за талию, но, прежде чем поцеловал ее в щеку, он вдруг почувствовал, что у нее горе. — А что случилось? — Спросил он, отойдя в сторону.

— Случилось? — выпалила Ааса. — Спроси лучше, что с ней не случилось. Выйди, я уложу ее в постель.

Фреда долго лежала, молча смотря на стены. Когда Ааса принесла ей пищу, заставила ее поесть и начала гладить ее и успокаивать как маленькую, она зарыдала.

Она долго и беззвучно плакала. И лишь когда слезы кончились, Фреда наконец уснула.

Позднее она согласилась остаться на время в доме Торкела. Она не скоро пришла в себя, они помнили, что она и раньше была не особенно веселой девушкой.

Торкел попросил ее рассказать, что случилось. Она побелела и опустила голову. Он быстро сказал:

— Нет, нет, можешь не рассказывать, если не хочешь.

— Нет причин скрывать правду, — сказала она так тихо, что он едва расслышал. — Вальгард повез меня и Асгерд на восток, он хотел отдать нас одному из языческих королей. Только он подплыл к берегу, как… на него обрушился другой викинг со своими воинами. Вальгард убежал, а Асгерд погибла во время боя. Этот вождь взял меня с собой. И наконец, когда он пошел на дело… в котором я бы не смогла участвовать… он оставил меня в поместье моего отца.

— Ты принесла с собой странные вещи.

— Мне их дал этот викинг. Он их взял где-то еще, далеко. Я часто сражалась на его стороне. Он был хорошим человеком, хотя и язычником. — Фреда посмотрела на огонь в очаге. — Да, он был самым хорошим, самым смелым и добрым человеком. — Ее губы задрожали. — Почему бы ему таким не быть? Он произошел из хорошего рода.

Она встала и медленно вышла из комнаты. Торкел смотрел ей вслед, поглаживая свою бороду.

— Она рассказала не всю правду, — сказал он сам себе. — Но я думаю, это все, что мы от нее услышим.

Даже священнику, перед которым она дрожала, она рассказала не больше. После этого она долго стояла одна на холме и смотрела в небо.

Зима кончалась, это был солнечный день. Белый снег блестел на тихой земле, а небо над головой было чистым и голубым.

Фреда сказала тихо:

— Теперь я совершила смертный грех, не сказав на исповеди, кем был он, с которым я проводила ночи. Но я возлагаю этот грех на свою душу и унесу его с собой в могилу. Всеотец, Ты знаешь, что наш грех был слишком радостен и прекрасен, чтобы называть его этим ужаснейшим из имен. Ты можешь наказать меня, но пощади его.

Она вспыхнула:

— И еще, мне кажется, что я ношу под сердцем то, что ты, Мария должна помнить… а он не должен рассчитываться за то, что совершили его родители. Отец, Мать Сын, делайте со мной что хотите, но пощадите невинное дитя.

Затем она спустилась с холма и почувствовала некоторое облегчение. Она улыбалась, когда встретила Аудука Торкелсона.

Он был немного старше ее, высоким и сильным, умелым мужем и отличным воином. Он улыбнулся ей в ответ смущенно, как девушка, и подошел к ней.

— Я… искал тебя… Фреда, — сказал он.

— Зачем меня звали? — спросила она.

— Нет, кроме… да… это есть… я хотел… поговорить с тобой, — пробормотал он. Он пошел рядом с ней.

— Что ты будешь делать? — наконец сказал он.

Ее радость быстро исчезла. Она посмотрела в небо и на поле. Моря отсюда не было видно, но ветер доносил его шум.

— Я не знаю, — сказала она. — Я не останусь…

— О, ты останешься! — крикнул он. Язык его онемел, и как он ни проклинал себя за это, но сказать больше ничего не смог.

Наступила весна. Фреда все еще жила в доме Торкела. Никто не сказал злого слова по поводу того, что она ждет ребенка. Из-за силы и крепкого здоровья, а может быть, из-за чего-то, что осталось в ней от эльфов, она не страдала по утрам от приступов тошноты. Она много работала, а когда работы не было, долго и далеко гуляла. Ааса была рада помощнице и собеседнице, у нее не было дочерей.

Сначала время было ее мучителем. Ее мучила не столько тяжесть ее греха и потеря родных — это она могла вынести, — сколько потеря Скэфлока.

От него не было ни звука с тех пор, как они расстались на кургане Орма. Он ушел, окруженный врагами, в самые мрачные земли, за вещью, которая обрушит на него несчастье. Где он сейчас? Жив ли он еще, или лежит на земле, и вороны выклевали его глаза, которые смотрели раньше на нее? Хочет ли он смерти, так же как когда-то хотел Фреды? Или он позабыл то, воспоминание о чем не мог вынести, и предал свое человеческое происхождение холодному забвению, которое было в поцелуях Лиа?.. Нет, этого не может быть, он не забудет своей любви, пока жив.

Но жив ли он… и где он?

Все чаще он начал ей сниться, будто бы он стоял перед ней, их сердца бились вместе, и его руки были сильными и нежными. Он шептал ей на ухо, смеялся, читал стихи…

Она изменилась. Жизнь людей казалась ей скучным, унылым кругом, после великолепия двора эльфов и безумных, но счастливых дней, когда они вместе охотились на троллей в диких лесах. Торкел окрестился лишь для того, чтобы от него не отвернулись англичане, она редко видела священника — и, зная, что она грешна, была рада этому. Мрачной была церковь после лесов, холмов и шумящего моря. И не была ли земля Его творением, а церковь лишь работой людей? Она любила Господа, но она редко к нему обращалась.

Иногда она не могла удержаться и садилась посреди ночи на коня и скакала на север. Своим волшебным зрением она видела отблески Фэри — проходящего мимо гнома, проплывающий черный корабль. Но те, кого она осмеливалась позвать, убегали от нее, и ей не удалось узнать о том, как идет война.

Этот едва уловимый глазом мир — мир Скэфлока! И какое-то время он был и ее тоже.

Прошли недели, потом месяцы, и она почувствовала, как ребенок зашевелился в ней. Она увидела свое отражение в пруду и поняла, что теперь она женщина — она стала полнее, грудь ее налилась. Она скоро станет матерью.

Если б он мог сейчас видеть ее.

Нет, нет, это не должно случиться. Но я люблю его, я так его люблю.

Зима ушла, ее вытеснил дождь и раскаты грома. Первая мягкая трава покрыла луга. Птицы возвращались домой. Фреда увидела двух аистов, которых она уже знала, удивленно кружащих над землями Орма. Она заплакала, тихо, как плакал дождь поздней весной. Она почувствовала пустоту в груди.

Нет, нет, она наполнялась не прежним безудержным весельем, но постоянной радостью. Ее ребенок рос в ней. Все исчезнувшие надежды вновь проснулись. Она стояла в тени цветущей яблони. Зима кончилась. Скэфлок был окружен весной с облаками и тенями, с восходом, закатом и светящей свысока луной, он говорил с ней ветрами, море смеялось его смехом. Будет еще зима, а потом еще одна в нескончаемом танце годов. Но в сердце у нее было лето.

Торкел готовился к торговому плаванию на восток, которое он уже давно запланировал со своими сыновьями. Аудуна эта поездка не очень радовала, и, наконец, он сказал отцу:

— Я не поеду.

— То есть как? Ты, желавший этого путешествия больше любого из нас, останешься?

— Ну, я… здесь тоже кто-нибудь нужен.

— У нас хорошие слуги.

Аудун посмотрел в сторону.

— У Орма тоже были хорошие слуги.

— Наша ферма меньше, чем была у Орма, и соседи ближе. И ты что, забыл, что все теперь решили быть начеку, после того, что случилось? — Умные глаза Торкела смотрели на сына. — Ну что случилось, парень? Ты боишься сражений?

— Ты знаешь, что нет. Я не трус и готов убить любого, кто меня так назовет. Просто я не хочу ехать, и все тут.

Торкел медленно покачал головой:

— Из-за Фреды. Я так и думал. Но у нее нет родных.

— Ну и что? Земли ее отца должны быть ее. А я достану денег, я отправлюсь в плавание следующим летом.

— А как насчет ребенка, которого она носит от этого странника, о котором никогда не говорит, но, похоже, все время думает?

Аудун смотрел себе под ноги.

— Ну и что? Она в этом не виновата. И ребенок, которого я с радостью посажу себе на колено, тоже. Ей должен кто-то помочь — да, ей должен кто-то помочь забыть этого человека, который просто ее бросил. Если б я смог его найти, тогда ты бы убедился, что я действительно не боюсь сражений!

— Хорошо… — Торкел пожал плечами. — Оставайся, если ты чувствуешь, что должен так поступить.

Через некоторое время он добавил: — Ты прав, эти огромные владения не должны пустовать. А из нее должна получиться хорошая жена, она родит тебе много сильных сыновей. — Он улыбнулся, хотя в глазах его была тревога. — Тогда ты добивайся ее, если можешь. Надеюсь, ты окажешься удачливей Эрленда.

После того как зерно было посеяно, Торкел уплыл с остальными сыновьями. Поскольку они собирались навестить не одну страну на дальней части Северного моря, приезд их ожидался не раньше осени или ранней зимы. Аудун весело смотрел вслед уплывающему кораблю. Он повернулся и увидел рядом с собой Фреду.

— Ты действительно остаешься, лишь чтобы следить за урожаем?

Уши его загорелись, но он ответил решительно:

— Я думаю, ты знаешь, что не только для этого.

Она ничего ему не ответила.

Дни шли, земля расцветала. Дули теплые ветра, шумели дожди, пели птицы, плескались в реках рыбы, ночи были светлыми… Фреда все сильнее чувствовала как в ней шевелился ребенок.

Все чаще рядом с ней был Аудун. Все чаще она просила его оставить ее. Его печальное лицо будило в ней раскаяние.

Он продолжал ухаживать за ней, произнося неуклюжие речи, которые она едва слушала. Она вдыхала аромат букетов цветов, которые он для нее собирал. И сквозь их листья она смотрела, как он застенчиво улыбается. Странно, что такой большой человек мог быть слабее ее.

Если они поженятся, то, скорее, она возьмет его в мужья, а не он ее в жены. Он был всего лишь Аудуном, а не Скэфлоком. О любимый!

Она вспоминала о Скэфлоке, как вспоминают прошедшее лето в новом году. Он согревал ее сердце, ее любовь к нему походила на спокойное озеро, на котором танцевали солнечные блики. Без конца скорбеть — значит быть слабой.

Ей нравился Аудун. Он был бы надежной защитой для сына Скэфлока.

Однажды они стояли вечером на берегу, море шумело у их ног, и закат окрашивал воды в красный цвет. Аудун взял ее за руки и сказал твердо:

— Ты знаешь, Фреда, что я давно полюбил тебя, еще до того, как тебя увезли. За эти недели я уже не раз просил твоей руки. Сначала ты просто не слушала, потом ты не отвечала. Я прошу у тебя честного ответа, и, если ты так захочешь, я больше тебя не буду беспокоить. Ты выйдешь за меня замуж, Фреда?

Она посмотрела ему в глаза, ее голос был тих и спокоен:

— Да.


Глава 25

В конце лета погода на севере была дождливой. С утра до ночи ветер трогал вершины холмов эльфов, сверкали молнии. Тролли редко решались покинуть Эльфхьюф: банды их бездомных врагов стали слишком большими, они были теперь хорошо вооружены и устраивали хитрые засады. Тролли слонялись без дела по замку, пили, играли и снова пили. Они были мрачны и напуганы, и любое неосторожное слово вело к смертельной драке. В то же время их возлюбленные эльфы стали слишком капризными, и не проходило и дня, чтобы бывшие друзья не становились врагами, и немало воинов погибло в эти дни из-за женщин.

Слухи ползли по мрачным коридорам замка. Иллрид… да, он убит, и его усмехающаяся голова хранится в бочке с морской водой, а во время боя она становится знаменем их врагов. Новый король Гуро не мог держать армии троллей вместе, как это делал старый король, и каждый раз, когда он пытался противостоять врагам, его армии разбивали. Демон на гигантской лошади, с мечом и сердцем из ада, приносил эльфам победы над силами, вдвое превосходящими их.

Уэндленд пал, шептали в коридоре, а страшный вождь эльфов окружил троллей кольцом и ни одного не выпустил живым. Говорят, что там можно пройти из конца в конец широкого поля по трупам троллей.

Крепости в Норвегии, Швеции, Готленде, Дании взяты штурмом, говорил другой, и… хотя это были замки эльфов, построенные так, как они это умеют делать, с расчетом на длительные осады, — они пали столь же быстро, как когда-то сдались троллям, и все их гарнизоны были преданы мечу. Там же был захвачен флот, который теперь использовался для налетов на сам Тролльхайм.

Союзники и друзья бежали. Говорили, что группа Шеней напала на своих союзников троллей в Гардарике и растерзала их. Восставшие кобольды уничтожили три города Тролльхайма.

Тролли, теснимые эльфами, отступали в Валенд. Отступление перешло в бегство и закончилось просто резней на берегу моря. По замку ходили рассказы об ужасной лошади, топчущей копытами воинов, об оружии, пробивающем латы, словно одежды, с никогда не затупляющимся лезвием.

Вальгард становился с каждым месяцем все мрачнее. Он говорил, желая поднять боевой дух:

— Эльфам удалось собрать определенные силы. Вы же видели, как отчаянно сопротивляется человек, который вот-вот умрет? Они собрали последние силы, но этого недостаточно.

Но тролли знали, что все реже и реже приходили корабли с канала и восточных морей, а вести, которые они приносили, были одна хуже другой, пока наконец Вальгард не запретил своим воинам разговаривать с командами этих кораблей: что скрывавшиеся в лесах эльфы объединились под командованием Флэма и Файрспира и силы их росли, и не было никому покоя от их жужжащих стрел, их налетов; что ирландские Сиды готовятся к войне; что страх, отчаяние и злоба охватывают всех и подогреваются коварством хитрых женщин — эльфов.

Вальгард бродил по замку, то поднимаясь на самые высокие башни, где куницы и кречеты плели гнезда, то спускаясь в самые глубокие подземелья, где плели паутины пауки и квакали жабы. Он был мрачен и мог ударить и даже убить первого встречного в приступе слепого гнева.

Он чувствовал себя загнанным в ловушку: этими туманно-голубыми стенами, разбойниками, которые прятались за ними, разъяренными войсками Эрлкинга, всей его жизнью. И ничего с этим нельзя было поделать.

Бессмысленно вести людей в бой. Это все равно что сражаться с тенями. Копье вылетит откуда-то и воткнется в спину тролля, петля сдавит горло тролля, яма с острыми копьями на дне распахнется под ногами коня тролля. Даже сидя за столом, нельзя было чувствовать себя в безопасности: все чаще кто-нибудь умирал от явного отравления, и повар ничего не мог объяснить. К тому же это мог сделать кто-то из троллей, мстя за что-то своему бывшему другу.

Хитрыми и терпеливыми были эльфы, они выждали время, собирая силы. Тролли их не понимали и постепенно начали бояться этой расы, которую уничтожили и которая теперь побеждала их, мрачно думал Вальгард. Но эти мысли он держал в тайне от своих воинов, хотя не мог остановить слухов и ссор.

Все, что он мог сделать, — это сидеть в кресле Имрика, опустошать чаши с вином одну за другой. Лиа ухаживала за ним, и его кубок никогда не был пуст. Он сидел, согнувшись, тупо уставившись в одну точку, пока не падал на пол.

Но часто, когда не был настолько пьян и мог ходить, он медленно поднимался с трона. И, слегка покачиваясь, шел через зал, где на полу валялись в блевотине вожди троллей. Он брал факел и спускался по лестнице в скользкие коридоры подземелья, подходил к двери одной темницы и открывал ее.

Белое тело Имрика, почерневшее от запекшейся крови, освещалось тусклым светом углей, горящих под его ногами. Бесенок все время поддерживал этот огонь, и граф висел, подвешенный за большие пальцы рук, без пищи и воды. Живот его впал, кожа обтягивала кости, язык был черным, но он был эльф, и этого было недостаточно для того, чтобы он умер.

Его большие небесно-голубые глаза остановились на Вальгарде. Вальгард почему-то всегда боялся этого взгляда. Берсеркер усмехался, чтобы скрыть свой страх.

— Угадай, зачем я пришел? — спросил он. Его голос был хриплым, он шатался.

Имрик не сказал ни слова. Вальгард ударил его в лицо, удар громко прозвучал в тишине и заставил его раскачиваться из стороны в сторону. Бесенок отскочил в сторону, его глаза и клыки сверкали в темноте.

— Ты знаешь, если у тебя еще есть мозги, — сказал Вальгард. — Я приходил раньше. Я приду снова.

Он снял со стены кнут. Его глаза блестели, он облизал губы.

— Я ненавижу тебя, — сказал он. Он подошел к Имрику. — Я ненавижу тебя за то, что ты произвел меня на свет, Я ненавижу тебя за то, что ты украл у меня то, что по праву должно было принадлежать мне от рождения. Я ненавижу тебя за то, что ты тот, кем мне никогда не стать, проклятый эльф. Я ненавижу тебя за твои злодейства. Я ненавижу тебя за твоего проклятого приемного сына… А теперь…

Он поднял кнут. Бесенок забрался подальше в угол. Имрик не издал ни звука.

Когда правая рука Вальгарда уставала, он бил левой. Когда устала и она, он бросил кнут и ушел.

Хмель прошел, остался лишь холод и головная боль. Он подошел к окну и слушал, как ревет ветер и шумит дождь.

Лето, которого он так ждал, думая о зеленых лугах и шумящих реках, и которое он провел в бесполезных вылазках против эльфов или сиди в этих стенах, как в темнице. Это ненавистное троллям лето наконец заканчивалось. Но вместе с ним умирал и Тролльхайм. Из Валенда не было ни слова. Последняя весть была о резне в поле.

Неужели дождь никогда не кончится? Он дрожал, стоя у окна. Сверкнула голубая молния, он вздрогнул от громового раската.

Он пошел наверх, в свои палаты. Часовые тролли спали… все ли они пьяницы и убийцы своих собственных родных? Был ли хоть один в этой шумной, рычащей толпе, кому бы он мог излить свою душу?

Он прошел в спальню и остановился в дверях. Лиа сидела на кровати. Она по крайней мере, думал он мрачно, не такая, как все остальные женщины — эльфы, она его не обманывает. Вновь вспыхнула молния. Пол задрожал от громового раската. Ветер ревел и звенел в стеклах. Пламя свечей дрожало.

Вальгард тяжело опустился на край постели. Лиа обвила руками его шею. Ее холодные глаза смотрели на него, ее улыбка, ее запах и кожа согревали каким-то образом, хотя в них не было тепла. Она мягко спросила:

— Чем ты занимался, мой господин?

— Ты знаешь чем, — пробормотал он. — И мне интересно, почему ты никогда не пробовала меня остановить.

— Сильные поступают со слабыми, как они того хотят.

Ее рука скользнула под его одежды, давая ясно понять, что он может с ней делать, он не обратил внимания.

— Да, — сказал он, зубы его стучали. — Этот закон хорош для сильного. Но теперь, когда тролли проигрывают войну… Скэфлок — а по всему тому, что я слышал, это Скэфлок — вернулся с оружием, которое не оставляет ничего на своем пути. Какой в этом законе сейчас смысл?

Он угрюмо посмотрел на нее:

— Но что я меньше всего могу понять, так это сдача сильнейших крепостей. Даже армия эльфов, одерживающая победы на полях, должна была остановиться у таких стен. Почему мы так и не смогли взять те несколько крепостей, которые эльфы защищали, хотя и обрушивали на них все наши силы. В нескольких других все поумирали от голода, но большинство сдалось нам без боя, как эта. Мы ввели в них войска, хорошо вооружили их — и они пали, как только к их стенам подошли войска Эрлкинга. — Он покачал головой: — Почему?

Он схватил ее за плечо:

— Эльфхьюф не сдастся. Этого не может быть! Я буду держать его, даже если боги обрушатся на меня. Ха, я жажду сражения — ничто больше так не развеселит меня и моих усталых воинов. И мы раздавим их, слышишь? И я надену голову Скэфлока на острие моего копья и поставлю его на стену этого замка.

— Да, мой господин, — сказала Лиа, все еще улыбаясь.

— Я сильный, — прорычал он. — Когда я был викингом, я убивал людей голыми руками. Я не ведаю страха, я хитер. Много побед одерживал я, и одержу еще больше.

Его руки опустились, глаза почернели.

— Ну и что с того? — прошептал он. — Почему я такой? Потому что Имрик меня таким сделал. Он вылепил меня по образу и подобию сына Орма. И только поэтому я и живу, и моя сила, и мой облик, и мой ум… Скэфлока.

Он вскочил на ноги, размахивая руками, как слепой, и закричал:

— Я всего лишь тень Скэфлока?

Сверкнула молния адским огнем, выпущенным в небеса. Ударил гром. Ветер выл. От сквозняка погасли свечи.

Вальгард метался в темной, сверкающей молниями комнате.

— Я убью его, — пробормотал он. — Я сброшу его глубоко в море. Я убью Имрика, Фреду и тебя, Лиа, — всех, кто знает, что я на самом деле дух во плоти, вылепленный в форме человеческого тела… у меня холодная кожа, мои руки холодны…

Гром прокатился по небу. Вальгард завыл.

— Да, метни сюда свой молот. Шуми, пока можешь! Своими холодными руками я выдерну столпы из-под чертогов богов. Своими ногами я растопчу весь мир? Я приведу с севера ветер, тьму и льды, и лишь пепел останется там, где я пройду. Я — Смерть!

Кто—то едва слышно постучал в дверь. Вальгард прорычал, как зверь, и открыл ее. Его пальцы впились в горло тролля, стоящего перед ним. Тролль был усталый и мокрый.

— Я начну с тебя, — сказал он. Пена выступила на его губах. Посыльный пытался сопротивляться, но сил тролля не хватило, чтобы освободиться от этих рук. Когда труп упал на пол, ярость берсеркера покинула Вальгарда. Ослабев, дрожа, он прислонился к дверному косяку. — Глупо, — сказал он, задыхаясь.

— Может, с ним был еще кто-нибудь? — сказала Лиа. Она подошла к лестнице и позвала: — Оге, спустись сюда! Граф хочет поговорить с тобой или с кем-нибудь, кто только что приехал.

Второй тролль, такой же измотанный и изорванный, появился в проходе. По его щеке текла кровь.

— Нас было пятнадцать, — простонал он. — В живых остались только я и Гру. Они гнались за нами по пятам.

— Какую весть ты принес? — спросил Вальгард.

— Эльфы в Англии, господин. И еще мы слышали, что ирландские Сиды под командованием самого Луга Длиинорукого вступили в Шотландию.

Вальгард покачал своей огромной головой.


Глава 26

Под прикрытием осенней бури Скэфлок повел лучших воинов из войска эльфов через канал. Он был вождем этого воинства, потому что король эльфов задержался, взяв под командование оставшуюся часть войска, которое изгоняло последних троллей с материковой части Эльфхайма. Завоевать Англию, предупредил король, будет нелегкой задачей, а если троллям удастся отразить нападение, то Британия станет для них сборным пунктом, а в дальнейшем и базой для контрнаступления.

Скэфлок пожал плечами.

— Победа следует за моим мечом, — сказал он.

Король эльфов внимательно посмотрел на него, прежде чем ответить;

— Поосторожнее с этим оружием. До сих пор он верно служил тебе, но все равно он предаст. Рано или поздно ему суждено повернуться против того, кто им владеет, может статься, в тот момент, когда его помощь будет нужнее всего.

Скэфлок не обратил на эти слова внимания. У него не было непреодолимого желания умереть немедленно.

— В конце концов, в этом мире еще есть чем заняться, — но как знать, вполне возможно, что судьба не станет хранить его слишком долго. Как бы там ни было, он даже не думал о том, чтобы избавиться от меча. Он давал ему то, чего бы он не нашел больше нигде. Когда он размахивал им в битве, то азарт не затуманивал его рассудок; действительно, его чувства еще больше обострялись, а мысли бежали быстрее и увереннее. Но он, подобно огню, взмывал вверх, оставив плоть, простившись с одиночеством и заодно с тем, что он делал и при помощи чего действовал. Наверное, так чувствуют себя боги. Такие же ощущения, хотя и несколько в ином ключе, возникали у него, когда он был с Фредой.

В тайных бретонских заливах он собрал корабли, людей и лошадей. Он передал весточку вождям эльфов в Англии, чтобы они начинали собирать свое рассеянное воинство. И среди ночи, когда над северным миром подули ветра, он повел свой флот через пролив.

С небес лился дождь со снегом, и все вокруг было черно, лишь вспышки молний на мгновение разрывали тьму, и тогда мельчайшие капли в воздухе и травинки на земле казались абсолютно белыми. В воздухе раздавались раскаты грома. На волнах появились белые буруны и маленькие смерчи, которые катились на запад и с шумом выплескивались далеко на берег. Даже эльфы не осмеливались поднять паруса и шли на веслах. Дождь и морская вода летели им в лицо и вымачивали до нитки. По веслам и мотающимся драконьим головам плясали голубые огоньки. Из темноты надвинулся берег Англии. Эльфы напрягались изо всех сил, казалось, у них сейчас порвутся жилы. На пляж и рифы накатывал прибой. Ветер набрасывался на корабли, пытаясь сбросить их на скалы или столкнуть друг с другом. Скэфлок широко улыбнулся и произнес:

Холодны и страстны поцелуи,
которые белорукие дочери Рана посылают нам.

Стоя на носу качающегося на волнах корабля, он увидел землю, которая была целью его путешествия, и на мгновение его схватила тоска. Он выкрикнул:

Обратно, домой принес меня
завывающий, с крупинками града, ветер.
Теперь я здесь, вблизи любимой Англии.
Она там — за полоской берега.

Увижу ли я ее? О, эта благородная молодая женщина никогда не покинет мои мысли.

Потом настало время всецело сосредоточиться на том, чтобы обогнуть мыс.

Когда это удалось, его флот вошел в тихую заводь, где можно было высадиться и где их поджидал небольшой отряд эльфов, пришедших на помощь. Корабли выволокли на землю и крепко привязали.

Потом команды стали без промедления готовиться к войне. Капитан обратился к Скэфлоку:

— Вы не сказали нам, кто должен остаться и охранять корабли.

— Никто, — ответил он. — Люди нужны на суше.

— Что? Ведь тролли могут подкрасться к кораблям и сжечь их. Тогда у нас не будет пути к отступлению.

Скэфлок оглядел освещенную молнией полоску берега.

— Для меня, — сказал он, — не будет никакого отступления. Я больше не покину Англию, живой или мертвый, до тех пор пока тролли не будут изгнаны.

Эльфы смотрели на него с благоговейным ужасом, казалось, что он, — не один из смертных, когда он стоял, — высокий, закопанный в броню, с колдовским мечом на поясе. В глубине его голубых глаз мелькал зеленоватый волчий огонек. Эльфы решили, что он обречен.

Он вскочил в седло своей лошади-етуна. Ветер раз нес его клич:

— Трубите в рога. Сегодня мы поедем за добычей.

Армия выступила. Почти треть из них ехала верхом. Остальные надеялись вскоре сесть в седло. Как французы или нормандцы и в отличие от англичан или датчан, на суше эльфы предпочитали воевать в конном строю. Дождь лил как из ведра, под ногами хлюпали мокрые листья, сверкали молнии, в порывах ветра ощущалось дыхание приближающейся зимы.

Эльфы взяли оружие наперевес, и в сверкании молний показались улыбающиеся лица. По надетым на руки щитам текла вода, и рожки запели снова.

Скэфлок скакал во главе клина. В тот момент он не чувствовал радости. Мысль о том, что опять придется убивать, вызывала у него тошноту и усталость. Но он знал, что все изменится, когда он вытащит из ножен свой меч, поэтому с нетерпением ожидал начала битвы.

Показались тролли — темная масса, надвигающаяся на них. Должно быть, они почуяли пришельцев и вышли из ближайшего замка, скорее всего из Альфархойя. Их войско, хотя и меньшее по численности, чем у эльфов, следовало воспринимать серьезно. Больше половины воинов было на лошадях, и Скэфлок услышал, как позади него кто-то весело произнес:

— Вот здесь-то я и найду себе четвероногого друга.

Командир на правом фланге был не так воодушевлен.

— Мы численно превосходим их, — сказал он, — но этого недостаточно, чтобы их смять. Не один раз храбрые воины побеждали превосходящего по численности противника.

— Я не боюсь, что они победят нас, — ответил Скэфлок, — но будет плохо, если они убьют слишком многих, потому что следующее сражение может стать для нас последним. — Он помрачнел — проклятие, где же основные силы английских эльфов? Они должны были уже встретить нас. Если гонцов не поймали по дороге…

Рожки троллей протрубили сигнал к битве. Скэфлок тащил свой меч и покрутил им над головой. В свете молний он ослепительно блеснул, отражая голубоватое пламя.

— Вперед!

Он пришпорил коня. И внутри него поднялось великолепное ощущение силы. Над головой летели копья и стрелы, невидимые и неслышимые в реве бури. Ветер дул порывами, не давая хорошо прицелиться, поэтому скоро послышался звон оружия.

Поднявшись на стременах, Скэфлок рубил направо и налево. Тролль сделал выпад в его сторону. Своим мечом Скэфлок отрубил ему обе руки. Приблизился другой, с занесенным топором. Этому клинок вошел в шею. На него бросился воин с копьем, копье отскочило от щита Скэфлока. Он пополам разрубил древко и конем втоптал тролля в грязь.

Топор и меч. Звон и искры. Расколотые доспехи. Растерзанная плоть, воины, оседающие па землю, дьявольский танец молний.

Среди лязга скакал Скэфлок, разя наповал. Его удары разрубали кольчуги и кости больно отдаваясь в его собственных плечах. От нападавших он то укрывался щитом, то отбивал от атаки мечом. Его клинок свистел громче, чем вой ветра и гром. Никто не смог устоять перед ним и он, пройдя со своими людьми сквозь шеренги троллей, напал на врага с тыла.

Но все равно тролли сражались отчаянно. Они перестроились в круги и заняли прочную оборону. Из них полетели стрелы. Атакующие лошади напарывались на выставленные копья. Многие эльфы пали под топором и булавой. Где же подмога, где же?

Как будто в ответ протрубил рожок, потом еще один, и еще — военный призыв, град выпущенных из пращи камней и из темноты возникли сотни воинов.

— Салют, Эльфхайм! — В авангарде ехал Файрспир. С его пики стекала кровь, как дождь с его шлема. На его лице светилось злорадство. Рядом с ним с окровавленным боевым топором появился Флэм Оркнейский. Другие вожди эльфов тоже дрались, как будто возникая из-под земли, чтобы очистить ее от осквернителей.

Теперь было легко разделываться с врагами, и вскоре лишь мертвые остались на песчаных дюнах. Не сходя с седла, Скэфлок устроил военный совет с Файрспиром, Флэмом и их товарищами.

— Мы прибыли насколько возможно быстро, — сказал Файрспир. — Нам пришлось сделать остановку в Рунхилле и захватить его, потому что ворота были открыты, и оставалось совсем мало троллей. Хорошо поработали женщины. Я думаю, они все закончат к нашему приходу в Альфархойе, тем более что большая часть их гарнизона лежит здесь.

— Хорошо, — сказал Скэфлок. Битва окончилась, меч вернулся обратно в ножны, и он почувствовал, как к нему вернулась усталость. Высоко над головой затихала гроза, еще сверкая и погромыхивая, ветер стих, и с сереющего неба лил усиливающийся дождь.

— Силы из Эрина тоже отправились на войну, — сказал Флэм. — Луг высадился в Шотландии, а Мананнан изгоняет троллей из северных вод и островов.

— А, значит, он сдержал свое слово. — Скэфлок немного повеселел. — Мананнан — настоящий друг. Он единственный бог, которому я доверяю.

— И это только из-за того, что он полубог, лишенный большей части своей силы и сосланный в фэри, — пробормотал Файрспир. — Не слишком дальновидно иметь дело с богами… или великанами.

— Ладно, мы победили, поэтому до рассвета мы успеем оказаться в замке, — сказал Флэм. — Сегодня будем отсыпаться в Альфархойе. Как давно не удавалось мне провести ночь в городке, рядом с женщиной — эльфом.

Скэфлок скривил рот, но ничего не сказал. Хотя осень в этом году наступила внезапно и сурово, вскоре она сменила гнев на милость, которая продолжалась необычайно долго. Казалось, будто земля приветствует своих прежних возлюбленных. Некоторые остались лежать в ней навсегда, и воспоминания о них хранил цвет кленовых листьев. Другие деревья шелестели листьям сотен оттенков золота и бронзы, раскинувшись на размытых дымкой холмах под дремлющим небом. Скакали белки, собирая свой маленький урожай, самцы оленей поводил рогами и гордо трубили. Вместе с листьями до земли долетал одинокий крик улетающих на юг гусей. По ночам сверкало невообразимое множество звезд таких ярких, что, казалось, можно дотянуться и вытащить их, как кнопки, из кристальной чистоты неба.

Удача сопутствовала эльфам. На севере и юге, востоке и западе, их враги были сломлены с небольшими потерями для самих эльфов. Потому что они имели не только надежных союзников, но и крепкий тыл, и каждую неделю получали подкрепления, по мере того как король эльфов очищал континент; они с легкостью отвоевывали свои замки. Напротив, тролли были совершенно отрезаны, после того как Мананнан сомкнул блокаду. Поздней осенью среди эльфов были уже слышны жалобы на то, что приходится слишком долго искать кого-нибудь, с кем можно сойтись в бою.

Скэфлок не радовался этому. Прежде всего, он знал, что за этим кроется. Раз Вальгард увидел, что на поле брани его войска изрубят в капусту, он начал отводить их со всей возможной поспешностью в сторону Эльфхьюфа, небольшие отряды оставались для прикрытия и, доставляя беспокойство эльфам, не давали им пробиться к основным силам. Хотя Скэфлок не сомневался, что сможет захватить их последний рубеж, цена могла оказаться слишком высокой.

Это не расстраивало его, но чувство мастерства казалось ущемленным, и он взвешивал различные планы, для того чтобы разрешить ситуацию более изящно. Он думал медленнее, чем раньше, потому что его точила еще одна мысль.

И это произошло из-за самого мира, который он приносил. Жестокие битвы затем превращались в стычки, в одиночные схватки, в ничто. Целыми днями, а потом неделями его меч спал. Потом проснулись воспоминания. Он надеялся, что рана внутри него хоть немного зажила. Он понял, что это не так. Он не мог сказать, что причиняло ему больше страданий — бессонные ночи или сны.

Таким образом, осень перешла в зиму. Все это кончилось в один вечер в Дэйнло, когда Файрспир, которому Скэфлок рассказывал не больше, чем всем остальным, оставляя их в догадках, устал ли он от своей женщины из рода людского или же оставил ее среди людей для охраны, разыскал его и сказал:

— Может быть, тебе интересно будет узнать, я на закате проезжал мимо пруда неподалеку отсюда и видел молодую женщину, которая вполне может быть Фредой Ормсдотер. Она беременна. Мне показалось, что она печальна.

Скэфлок ехал один сквозь сгущающиеся сумерки. Вороной жеребец шел неторопливым шагом, не быстрее, чем лошади смертных. Опавшие листья шуршали под его подковами и танцевали на холодном ветру. Те, которые все еще оставались на ветках, до сих пор сохранили яркую окраску, как будто для того, чтобы свить венок для его седока. В вечерней дымке сгущалась темнота, в ко торой он шел через лес, полный воспоминаний для хозяина.

Скэфлок не согнулся под весом шлема, кольчуги и меча с рукояткой в форме Дракона. Его длинные волосы выбивались, из-под шлема и развевались на ветру. Его темное, обветренное лицо с грубыми сильными чертами несло решительное выражение. Но его сердце бешено колотилось, в ушах стучало, ладони были влажные, а губы сухие.

Сумерки сменялись шелестящей темнотой. Лошадь, хлопая копытами, перешла через холодный чистый ручеек, по которому в сторону моря плыли вытянутые, похожие на маленькие коричневые лодочки опавшие листья. Он слышал крик совы и скрип деревьев — но внутри него стояла напряженная тишина, в которой был слышен лишь стук его сердца.

О, Фреда, Фреда, неужели ты так близко?

Небо было уже усеяно звездами, когда Скэфлок въехал во двор Торкела Эрлендсона. Он прошипел команду, от которой собаки разбежались, ни разу не подав голоса, звука же копыт почти не было слышно. Усадьба была темна, за исключением слабого отблеска огня под входной дверью. Он слез с коня. Его колени тряслись. Потребовалось большое усилие воли, чтобы подойти к двери. Она была закрыта на засов, и он стоял, приготавливая заклинание, которое отодвинет его.

Торкел был уважаемым йоменом, но не предводителем, поэтому его гостиная была невелика, и в ней никто не спал, когда у него не было гостей. Фреда припозднилась, сидя у затухающего очага, как она привыкла. Сзади появился Аудун. Его глаза горели ярче пламени в очаге.

— Я не могу уснуть — сказал он. — Другие могут спать, да еще как! Поэтому я оделся опять, надеясь, что мы сможем поговорить без лишних свидетелей.

Он сел рядом с ней на скамейку. Ее волосы отбрасывали красноватый оттенок. Она не покрывала их, как положено жене, а заплетала в косу.

— Я с трудом верю в такое везение, сказал он. — Со дня на день мой отец вернется домой, и мы поженимся.

Фреда улыбнулась.

— Сначала мне нужно родить ребенка и оправиться от родов. — сказала она, — хотя ребенок тоже появится со дня на день.

Она посерьезнела.

— А ты на самом деле не имеешь ничего против меня — или его? — медленно спросила она.

— Как я могу? — сказал Аудун. — Сколько раз тебе повторять? Это твой ребенок. Мне этого достаточно. Он будет мне как родной.

Он обнял ее.

Засов отодвинулся. Дверь распахнулась, и в комнату подул ночной ветер. Фреда увидела высокую фигуру, возникшую на фоне темноты. Она не могла вымолвить ни слова. Встав на ноги, она пятилась назад, пока не уперлась в стену.

— Фреда, — прохрипел Скэфлок, перекрывая чуть слышное шипение и потрескивание очага.

Ей казалось, что ее грудь стянул железный обруч. Она подняла руки развела их, повернув ладонями к себе.

Как лунатик, Скэфлок подошел к ней. Она сделала шаг в его сторону, потом еще один.

— Подождите! — Голос Аудуна разорвал тишину. Он стоял, отбрасывая огромную тень перед собой. Он схватил стоящее в углу копье и встал между ними.

— Подождите… я, я говорю вам, подождите, проговорил он заикаясь. — Кто вы такой? Чего вы хотите?

Скэфлок начертал в воздухе знак и произнес заклинание. Те, кто спал в задних комнатах дома, не проснутся, пока он здесь. Он сделал это не задумываясь, как будто отогнал муху.

— Фреда, — повторил он снова.

— Кто вы такой? — вскричал Аудун. Его голос сломался на середине фразы. — Что вам нужно?

Он видел, как эти двое смотрели друг на друга, и, хотя ничего не понимал, его пронзила острая боль.

Скэфлок заглядывал через плечо юноши, почти не замечая его.

— Фреда, — сказал он. — Моя дорогая, моя жена. Идем со мной.

Она покачала головой, резко, но продолжая тянуться к нему.

— Я был в стране етунов, я вернулся, чтобы воевать, думая, что время и мечи разрубят нашу связь с тобой, — отрывисто произнес Скэфлок. — Но они не смогли сделать этого. Этого не сможет сделать ни этот смертоносный меч, ни закон, ни боги, ничто сущее в девяти мирах. Кто они все нам? Идем со мной, Фреда.

Она наклонила голову. Ее лицо было искажено борьбой, происходящей внутри нее. Она всхлипнула, почти беззвучно, хотя казалось, что ее ребра сейчас лопнут, слезы полились из ее глаз.

— Ты сделал ей больно! — крикнул Аудун.

Он неумело ткнул копьем. Оно отскочило от широкой, укрытой кольчугой груди Скэфлока и зацепило его по щеке. Лорд эльфов фыркнул, как рысь, и потянулся за мечом.

Аудун ударил снова. Скэфлок отпрыгнул в сторону с необычайной быстротой. Послышалось шипение, когда он доставал из ножен меч. Он расколол древко пополам.

— Уйди с нашей дороги! — выдохнул Скэфлок.

— Ни за что, пока жива моя невеста! — Аудун, вне себя от гнева и страха — не страха смерти, а страха от того, что он увидел в глазах Фреды, — почувствовал, как у него самого выступили слезы. Он выхватил нож и бросился на Скэфлока, намереваясь перерезать ему горло.

Меч взвился высоко и со свистом опустился разрубая кости и мозг. Аудун проехал по полу и ударился о стену, возле которой и остался лежать, как куча тряпья.

Скэфлок уставился на красный от крови клинок в своих руках.

— Я не хотел этого, — прошептал он. — Я только котел отбросить его в сторону. Я забыл, что этому зверю нужно пить каждый раз, когда его обнажают.

Он поднял глаза на Фреду. Она смотрела на него, раскрыв рот, трясясь, как будто хотела закричать, но не могла.

— Я не хотел этого, — закричал он. — Да и какая разница? Идем со мной!

Она пыталась справиться с собой и заговорить. Наконец ей это удалось, и придушенным голосом она произнесла:

— Уходи. Немедленно. И никогда не возвращайся.

— Но… — Он напряженно шагнул вперед.

Она наклонилась и подняла нож Аудуна. Он сверкнул в ее руке.

— Убирайся, — сказала она — Если ты подойдешь ближе, я воткну его в тебя.

— Лучше бы ты действительно это сделала — ответил он. Он стоял, еле заметно раскачиваясь. Из его распоротой щеки текла кровь и капала на пол.

— А если нужно, я убью себя, — предупредила его Фреда. — Только тронь меня, убийца, варвар, который ляжет со своей сестрой, как зверь или эльф, только тронь меня, и я всажу себе нож прямо в сердце. Бог простит мне меньший грех, если я избегну большего.

Гнев взметнулся в Скэфлоке.

Давай, зови своего Бога, хнычь свои молитвы! — сказал он. — Это все, на что ты годна? Ты была готова торговать собой за кусок хлеба и крышу над головой, развратничать, сколько бы священники не распускали по этому поводу сопли… а в чем ты поклялась мне раньше?

Он поднял меч. — Пусть лучше мой сын умрет, не родившись, чем будет отдан этому твоему Богу.

Фреда замерла перед ним.

— Руби, если хочешь, — издевательским тоном произнесла она. — Мальчишки, женщины и младенцы в утробе — это твои враги?

Он опустил огромный клинок и резко, не вытирая его, бросил обратно в ножны. Как только он это сделал, гнев испарился. Вместо него поднялись слабость и огорчение.

Его плечи ссутулились. Голова склонилась.

— Ты действительно отказываешься от меня? — тихо произнес он. — Этот меч проклят. Это не я говорил все эти гадости и убил несчастного мальчишку. Я люблю тебя, Фреда, я так люблю тебя, что весь мир становится ярким, когда ты рядом, и черным, когда тебя нет. Я, как попрошайка, прошу тебя вернуться.

— Нет, выдохнула она. — Исчезни. Уходи. Я не хочу тебя видеть. Никогда. Уходи!

Он повернулся к двери. Губы его тряслись.

— Как-то раз я попросил тебя поцеловать меня на прощание, — спокойно и тихо сказал он, — ты мне отказала. А теперь?

Она подошла к бесформенной фигуре Аудуна, встала на колени и поцеловала его в губы.

— Мой любимый, мой дорогой, — прошептала она, погладила окровавленные волосы и закрыла остекленевшие глаза. — Господь возьмет тебя к себе, мой Аудун.

— Тогда прощай, — сказал Скэфлок. — Может случиться третий раз, когда я попрошу поцеловать меня, и он будет последним. Не думаю, что мне осталось долго жить, да и наплевать мне. Но я люблю тебя.

Он вышел, закрыв за собой дверь от ночного ветра. Его чары рассеялись. Народ проснулся от лая собак и стука подков, который удалялся куда-то на край света. Когда они вышли в гостиную и увидели, что там творится, Фреда сказала им, что ее пытался похитить беглый преступник.

В предутренней темноте ей пришло время родить. Ребенок был крупным, а бедра ее были узкими. Хотя она не издала ни звука, ей было очень больно.

Раз вокруг бродил убийца, нечего было и думать о том, чтобы сразу послать за священником. Женщины помогали Фреде, как могли, но лицо Аасы было серьезно.

— Сначала Эрленд, теперь Аудун, — бормотала она про себя. — Дочери Орма не приносят удачи.

На рассвете мужчины ушли искать след убийцы. Они ничего не нашли, и к закату солнца они возвратились, сказав, что завтра одному или двоим можно будет съездить в церковь. В это время наконец родился ребенок — крепкий орущий младенец мужского пола, который вскоре жадно сосал грудь Фреды. С вечера она, изможденная и дрожащая, лежала в боковой комнате, которую ей выделили, с сыном на руках.

Она улыбнулась маленькому мальчишке.

— А ты красавчик — наполовину пропела, наполовину проговорила она, она еще не совсем вернулась из туманной страны, в которой только что побывала, и ничто не казалось до конца реальным, кроме того, что она держала в руках. — Ты красный, сморщенный и красивый. И для своего отца ты будешь такой же.

И текли слезы, тихие, как лесной ключ, пока у нее во рту не стало солено.

— Я люблю его, — прошептала она. — Прости меня, Господи, я всегда буду любить его. А ты — все, что осталось от того, что у нас было.

Кроваво-красное солнце закатилось, и наступила темнота. Выпуклый месяц показался в разрывах облаков, гонимых резким ветром. Завтра будет буря, долгая осень, приветствовавшая приход эльфов, закончилась, наступала зима.

Пруд съежился под зимним небом. Вокруг него стонали деревья, доносился громкий шум набегающих морских волн.

Поздно ночью ветер перерос в ураган, разгоняя перед собой бесчисленное множество опавших листьев. То и дело по крыше стучал град, как будто по коньку крыши топали подошвы ночных грабителей. Фреда бодрствовала.

Около полуночи она услышала далекий звук рожка. Что-то было в этом звуке такое, отчего у нее побежали мурашки. Ребенок заплакал, и она его прижала к себе.

Рожок затрубил снова, громче, ближе, доносясь сквозь вой ветра и шум прибоя. Она услышала, как завыли собаки. В ночи пронесся стук копыт, заполнив воздух своим торопливым ритмом. Эхо разносилось по земле.

Всадник Асгарда, Дикий Охотник. Фреда лежала, охваченная страхом. Почему же никто в доме не пошевелился? Ребенок хныкал у нее на груди. Ветер стучал ставнями.

Во дворе послышался стук копыт. Рожок заиграл снова, от его рева зашатался весь дом. Собачий лай отражался от стен, звеня бронзой и железом.

Из комнаты Фреды была дверь, ведущая наружу. Кто-то постучал в нее. Засов отложился, и дверь распахнулась. По комнате пронесся ветер, трепля плащ того, кто появился в дверях.

Хотя было темно, она видела его. Ему пришлось согнуться под стропилами. Наконечник копья блестел, как его единственный глаз. Серые, как волчья шерсть, волосы сливались с такого же цвета бородой, а лицо скрывала широкая шляпа.

Он заговорил голосом, в котором слышался ветер, и море, и высокое небо:

— Фреда, дочь Орма, я пришел за тем, что ты поклялась отдать мне.

— Господин… — Она сжалась, ничто не защищало ее, кроме одеяла. Если бы Скэфлок был здесь… — Господин, мой пояс в вашем сундуке.

Один рассмеялся в ночи.

— Ты думаешь, я буду без конца оттягивать. Нет, ты должна отдать мне то, что было под ним, а ты уже родила ребенка.

— Нет! — Она почти не слышала собственного крика. Она спрятала плачущего младенца у себя за спиной. — Нет, нет, нет! — Она села на кровати и схватила распятие, которое висело у нее над головой. — Во имя Бога, во имя Христа, заклинаю тебя — сгинь!

— Мне нет нужды бежать от этого, — сказал Один, — потому что поступив так, ты отвергла его помощь. Теперь давай мне ребенка.

Он отодвинул ее в сторону и посадил малыша на свою руку. Фреда сползла с кровати и повалилась ему в ноги.

— Зачем он тебе нужен? — простонала она. — Что ты с ним сделаешь?

Скиталец ответил откуда-то из безграничной выси над ее головой:

— Его предназначение велико и ужасно. Эта игра между Эзиром и Етунами и новыми богами еще не сыграна. Тирфинг все еще блестит на шахматной доске мира. Тор сломал его, чтобы он не ударил по корням Иггурасила, но я вернул его и отдал Скэфлоку, потому что Больверк, который один мог соединить его снова, никогда бы не сделал этого для Аса или эльфа. Меч понадобился для того, чтобы изгнать троллей, которым тайно помогал Утгард-Локи, — иначе Эльфхайм был бы завоеван народом, который дружен с врагами богов. Но Скэфлоку нельзя оставлять этот меч, потому что то, что в нем заключено, заставит его стремиться окончательно уничтожить троллей, а этого Етуны не позволят, а значит, они вмешаются, и богам придется выступить против и судьба мира окажется поставлена на карту. Скэфлок должен пасть, а этот ребенок, который был зачат при помощи моей хитрости, будет отдан мне и в один прекрасный день возьмет этот меч и пронесет его, до конца исполнив свое предназначение.

— Скэфлок умрет? — Она обхватила его ноги. — И он тоже? О, нет, о, нет!

— А зачем ему жить дальше? — холодно спросил Один. — Если ты придешь к нему в Эльфхьюф, куда он направляется, и помиришься с ним, он с радостью сложит оружие. Тогда порядок вещей не потребует его смерти, в противном случае он обречен. Меч убьет его.

Взмахнув плащом, дикий Охотник исчез. Его рожок протрубил, его собаки лаяли и завывали, стук копыт растаял вдалеке. Единственными звуками были завывание ветра, рев моря и плач Фреды.


Глава 27

Вальгард стоял в самой верхней комнате на самой высокой башне Эльфхьюфа и наблюдал за сборищем своих врагов. Его руки были сложены на груди, сам он был неподвижен, как скала, а его лицо казалось высеченным из камня. Лишь глаза казались живыми. Рядом с ним стояли вожди из этого замка и командиры разбитых армий, которые спрятались в этом последнем и самом мощном их оплоте. Они были усталые и подавленные, многие из них ранены, и они с испугом смотрели на собравшееся в Эльфхайме войско.

По правую сторону от Вальгарда мерцала Лиа, в окна дул легкий бриз, который колыхал ее как будто сотканные из паутины одеяния и шевелил белокурые волосы. На ее губах играла улыбка, а глаза светились сумеречной синью.

Под стенами Эльфхьюфа лежали склоны, белые от инея и лунного света. Там двигалась армия эльфов. Гремело оружие, звенели кольчуги, трубили рожки, стук копыт звонко отдавался по мерзлой земле. От щитов отражались лунные зайчики, и в свете звезд холодно блестели наконечники копий и топоры. Эльфы становились лагерем, палатки окружали замок, замыкая кольцо красных отблесков костров. Неясные тени воинов сновали туда-сюда.

С холмов послышался шум. В поле зрения появилась боевая колесница, яркая, как солнце. Мечи, закрепленные на ступицах, горели огнем. Она была запряжена четверкой огромных лошадей, которые выгибали головы с шелковистыми гривами и хрипели, как штормовой ветер. Тот, который стоял, вытянув руки, позади возницы, был на голову выше остальных. Темные локоны обрамляли серьезное и величественное лицо, глаза ярко горели.

Спотыкаясь, тролль сказал:

— Это Луг Длиннорукий. Он повел против нас племена Дану. Он косил нас, как пшеницу. Земля была черна от шотландских воронов, они отяжелели настолько, что не могли лететь, и спаслось меньше сотни троллей.

Вальгард так ничего и не сказал.

В красном плаще, серебряной кольчуге, Файрспир пришпоривал своего коня, и тот носился вокруг стен замка. Его лицо было ясным и красивым несмотря на жестокое и насмешливое выражение, а его копье торчало вверх, как будто пытаясь дотянуться до звезд.

— Он вел изгоев, — пробормотал кто-то. — Их стрелы летели отовсюду. Они восстали из ночи против нас и оставили за собой пожарища и смерть.

Вальгард не шевелился.

В залитом лунным светом заливе остовы кораблей троллей догнивали, либо лежали разрушенные на берегу. На рейде были видны корабли эльфов, сверкающие щитами и оружием.

— Ими управляет Флэм Оркнейский, их отнял у нас Мананнан Мак Лир, — хрипло сказал один из предводителей троллей. — На море нет ни одного нашего судна. Единственный, кто пробился, рассказал, что берега Тролльхайма грабят и жгут.

Казалось, что Вальгард превратился в глыбу темного камня.

Эльфы на берегу начали возводить конструкцию, которая была гораздо выше, чем все остальные. Туда подъехал человек на вороном коне чудовищного размера и поставил свой штандарт — древко копья, на вершине которого скалилась высохшая голова Иллрида. Мертвые глаза уставились прямо на стоящих в башне.

Голос тролля дрогнул, когда он сказал:

— Это их вождь, Скэфлок Смертный. Никто и ничто не может устоять перед ним. Он отбросил нас на север, как стадо баранов, сея смерть на пути. Меч, которым он сражается, разрубает камень и металл, как будто материю. На самом ли деле он человек, а не дьявол, поднявшийся из ада?

Вальгард пошевелился.

— Я знаю его, — мягко произнес он. — И я намереваюсь прикончить его.

— Господин, не смейте. Этот его меч…

— Спокойно! — Вальгард повернулся и впился в Тролля взглядом, а его слова били, как удары кнута. — Дураки, трусы, но пусть все, кто боится сражаться идут к мяснику. Он не пощадит вас, но вы хоть умрете быстро. Что до меня, я собираюсь сломить его здесь, в Эльфхьюфе.

Тон их разговоров понизился, стал похож на грохот боевых колесниц внизу.

— Это последний оплот троллей во всей Британии. Мы не знаем, как были потеряны все остальные. Наши люди видели лишь знамена эльфов, развевающиеся над ними, когда отступали. Но мы также хорошо знаем, что этот замок, который еще никто никогда не взял штурмом, сейчас полон войск, и их численность превосходит тех, кто находится снаружи. Замок одинаково хорошо защищен как от колдовства, так и от прямого нападения. Нет причины, кроме нашей собственной глупости, по которой мы бы могли потерять его.

Он взмахнул огромным топором, с которым никогда не расставался:

— Сегодня они встанут лагерем и на этом успокоятся. Скоро будет рассвет. Завтрашней ночью они могут начать осаду, но более вероятно, что они пойдут на штурм. Если будет штурм, мы его отразим, и контратакуем их. В противном случае мы сами предпримем нападение, ведь у нас за спиной крепость — на случай, если что-то пойдет не так. — В густой бороде сверкнули его зубы. — Но я думаю, что мы будем гнать их перед собой. Нас больше, чем их, и один на один мы сильнее. Скэфлок и я найдем друг друга, между нами двумя нет особой любви. И я убью его и завладею его победоносным мечом.

Он остановился. Шотландский лорд спросил:

— А как же Сиды?

— Они не всесильны, — огрызнулся Вальгард. — Как только мы перемелем достаточно эльфов, чтобы всем стало ясно, что их судьба решена, Сиды предложат мир. Тогда Англия будет владением троллей, которые будут охранять родную землю до тех пор, пока мы не соберем достаточно сил, чтобы вновь выступить против Эрлкинга.

Его мрачный взгляд скользнул вниз и встретился со взглядом Иллрида.

— И я, — пробормотал он, — буду сидеть на твоем троне. Но что от этого толку? Какой вообще во всем этом толк?

Через некоторое время после того, как шум затих, крепостной из домашней прислуги, собравшись с силами, выбрался из постели, зажег лампу от углей очага и пошел посмотреть, как обстоят дела в доме Торкела Эрлендсона. Он обнаружил, что в комнате Фреды Ормсдотер была открыта дверь на улицу, ребенок исчез, а она сама лежит, скрючившись и истекая кровью на пороге.

Он занес ее в дом. После этого она лежала в жару, выкрикивая в бреду такое, от чего пришедший священник только качал головой и крестился.

Никто не мог ничего от нее добиться, дважды в течение последующих дней она пыталась убежать, но каждый раз ее ловили и приводили обратно. У нее не было сил сопротивляться.

Но в одну ночь она проснулась в одиночестве, мысли ее прояснились — или так ей показалось, — и к ней вернулось немного сил.

Некоторое время она лежала, составляя план. Затем она осторожно сползла с кровати, стиснув зубы, чтобы они не стучали от холода, надела шерстяное платье и длинный плащ с капюшоном, потом взяла башмаки в руки и в одних чулках прошла на кухню, чтобы взять с собой хлеба и сыра.

Проходя обратно через свою комнату, она остановилась, чтобы поцеловать распятие над своей кроватью.

— Прости меня, если сможешь, — прошептала она, — что я люблю его больше, чем тебя. Я — грешница, но это не его грех, а мой.

Она вышла под звезды. Их было великое множество, немигающих и ярких. Ночь была тихая, только иней скрипел у нее под ногами. Она почувствовала холод. Потом она направилась в сторону конюшни.

Замок оставался сумрачным и спокойным, когда день клонился к вечеру. Лиа обхватила руку Вальгарда, которая лежала у нее на груди. Медленно, осторожно она подняла ее, опустила на постель, и соскользнула на пол.

Он повернулся, бормоча во сне. Энергия его бодрствования исчезла, оставив обтянутый плотной кожей скелет, которая провисала лишь в глазницах и на подбородке. Лиа взглянула на него. В ее руке сверкнул нож.

Как легко перерезать ему горло — нет, от нее зависело слишком многое. Если она ошибется — ведь он даже во сне оставался настороженным, как оборотень, все будет потеряно. Она отошла в сторону, неслышно как тень, Прикрыла наготу халатом, подпоясалась и вышла из покоев графа. В правой руке она держала нож, в левой — ключи от замка, забрав их из тайника, в который она сама же ему и посоветовала их положить. На лестнице она прошла мимо еще одной женщины. Та выносила мечи из арсенала. Никто не проронил ни слова.

Тролли метались в тяжелом сне. То и дело Лиа проходила мимо караульного, который не обращал на нее внимания, лишь скользнув по ней взглядом. Женщин эльфов часто отправляли по разным поручениям их хозяева.

Она опустилась в подземелье и, подойдя к двери темницы, в которой сидел Имрик, отомкнула тройной замок. Бесенок таращился на нее сквозь тревожное красное марево. Одним броском Лиа набросилась на него. Он захлопал крыльями, но, прежде чем он успел закричать, уже шлепнулся вниз с перерезанной глоткой.

Лиа раскидала огонь. Потянувшись вверх, она перерезала веревки, которые связывали Имрика. Он тяжело упал ей на руки, а когда она положила его на пол, он растянулся, как мертвый.

Она начертила исцеляющие руны на кусочках обугленного дерева и положила их ему под язык, на глаза и обожженные ступни, на бессильно повисшие руки. Она прошептала заклинания. Плоть сморщилась и почернела. Имрик вскрикнул от боли, но не издал никакого другого звука.

Лиа сняла со связки несколько ключей и положила их рядом с ним.

Когда ты поправишься, — тихо сказала она, освободи пленных эльфов. Их заключили в подземелье для большей безопасности. Оружие будет спрятано в старом колодце за центральной башней замка. Пойдешь за ними только тогда, когда сражение будет в самом разгаре.

— Хорошо, — пробормотал он сухими губами. — А еще я возьму воды, вина, кусок мяса и все, что мне задолжали тролли.

Огонь в его глазах разгорелся так ярко, что Лиа сама испугалась.

Неслышно ступая босыми ногами, она прошла по подземному переходу в башню для астрологов, которая сейчас не использовалась и из которой была видна наружная стена по восточной стороне. Она шла и шла вверх по винтовой лестнице, пока не очутилась среди сложных бронзовых и хрустальных приспособлений. Оттуда она вышла на кольцевой балкон. Хотя она находилась в тени, заходящее солнце ослепило ее сиянием видимых и, еще более ужасных, невидимых лучей. Она с трудом разглядела человека, стоявшего в блестящей кольчуге около стены, как было сказано в сообщении, которое на закате принесла летучая мышь.

Она не могла точно сказать, кто это был. Сидский воин, по крайней мере похож, или — ее сердце дрогнуло — сам Скэфлок.

Она перегнулась через перила и бросила ключи. Связка, сверкнув на солнце, описала дугу и упала вниз. Он поймал ее копьем. На связке были ключи от ворот замка.

Лиа заторопилась обратно, в благодатный полумрак. Как птица, она впорхнула в палаты графа. Только она успела сбросить одежду и заскочить обратно в постель, как Вальгард проснулся.

Он поднялся на ноги и выглянул в окно.

— Солнце почти село, — сказал он. — Пора готовиться к битве.

Сняв со стены рожок, он открыл дверь на лестницу и протрубил длинный сигнал. Часовые, слышавшие сигнал, передали его дальше по всему замку… не зная, что это был сигнал всем женщинам — эльфам воткнуть нож в сердце тролля который имел ее.

Фреда периодически теряла сознание и вновь приходила в себя в мерцающей красными сполохами темноте, чуть не падая с лошади. В сознание ее приводила боль, которая, как меч, прорезала ее наполовину зажившее тело, и она была благодарна ей за это, шепча слова запекшимися губами.

Она меняла лошадей и безжалостно их загоняла. Мимо нее проносились горы и деревья — как камни, если глядеть на них в быстром ручье. Иногда они казались ей нереальными, пришедшими из снов, ничто не было реальным, кроме сумятицы, наполнявшей ее голову.

Она помнила, как лошадь споткнулась и сбросила ее в ручей. Когда она поехала дальше, на ее волосах и платье замерзала вода.

Несколько вечностей спустя, когда солнце опять садилось, красное, как кровавый след за ней, пала вторая лошадь. Первая уже умерла, и эта тоже не поднялась. Она пошла пешком, натыкаясь на деревья, потому что ее зрение отказывало, продираясь сквозь кусты, которые цеплялись за нее ветками, как лапами.

Звон в ее ушах становился все громче и настойчивей. Она не могла вспомнить, кто она такая, и ей было все равно. Ничто не имело значения, кроме того, что она продолжала двигаться в сторону Эльфхьюфа.


Глава 27

На закате Скэфлок приказал трубить в боевые рожки. Эльфы выбрались из своих палаток в сумеречном свете, звеня металлом и мстительно крича. Лошади били копытами и ржали, колесницы со звоном катились по мерзлой земле, и за развевающимися знаменами поднялся лес копий.

Скэфлок вскочил на своего Етунского жеребца. Меч под названием Тирфинг, казалось, зашевелился сам собой на его бедре. Его лицо под шлемом выглядело как маска забытого бога войны, истертая, но безжалостная.

Он спросил у Файрспира:

— Ты тоже слышишь шум за стенами?

— Да, — усмехнулся эльф, — тролли только что обнаружили, отчего так легко пали все остальные замки. Но они не поймают женщин, потому что в этом имении есть где укрыться, а там мы их самих переловим.

— Ты поведешь атаку с тыла, тараном, — без необходимости напомнил он. — Когда мы откроем центральные ворота это должно связать достаточно сил у защищающихся, чтобы ты подошел к задним воротам. Флэм и Рукка проведут диверсионные атаки справа и слева, что поможет нам, когда мы ворвемся внутрь. Я пойду с Сидами и гвардейцами, которых послал Эрлкинг, против центрального портала.

С востока над морем поднялась огромная луна. В ее свете блестели металл и глаза и были видны смуглые отражения знамен и лошадей. Протрубили рожки, и войско подняло очередной клич, который эхом отражался между скал, поднимаясь к звездам. Потом эльфы и их союзники двинулись на битву.

В ночи послышался отрывистый звук. Тролли были потрясены: ведь треть от их числа была убита во сне и убийцы были на свободе, где-то рядом, в лабиринтах замка, — но они были сильными воинами, и Вальгард громким голосом отдавал им приказы. Лучники посылали непрерывный дождь стрел на приближающихся эльфов.

Стрелы отскакивали от щитов и кольчуг, но некоторые попадали. Один за одним воины падали, лошади ржали и вставали на дыбы, мертвые и раненые усеяли возвышенность.

Узкая дорога вела к главным воротам. Эльфам дорога была не нужна, они перепрыгивали через осыпи и скользкие замерзшие валуны, с утеса на утес, из их глоток неслись воинственные крики. Они бросали крюки, которые зацеплялись за верхушки скал, и лезли по веревкам, они проезжали на лошадях там, куда не рискнули бы забраться козы, они вихрем спускались на ровную землю под стенами замка и посылали свои стрелы вверх.

Скэфлок ехал по дороге, так было удобнее командовать колесницами племен Дану. Они ужасно грохотали позади него, колеса высекали искры и крошили камень, тела блестели, как будто только что отлитые из бронзы. Хотя дождь стрел стучал по шлемам, кольчугам и щитам, ни воины, ни возницы не понесли потерь. Он тоже не был ранен и, как молния, пронесся на своем вороном коне по предательской дорожке лунного света.

Таким образом, эльфы пробились к стенам. На них полилась кипящая вода, горящее масло и кислота, полетели копья и камни, и запылал греческий огонь. Эльфы вскрикивали, когда их плоть отделилась от костей, и их товарищи отступили.

Скэфлок дико закричал и вынул из ножен свой меч. За ним эльфы катили сарай на колесах, и под его укрытием он подъехал к воротам.

Скэфлок вставил в скважину первый ключ и по вернул его, произнеся заветные слова. Второй ключ, третий — Вальгард помогал загружать баллисту камнями, под тяжестью которых она скрипела.

Седьмой ключ, восьмой… Вальгард взялся за рычаг, девятый ключ, и ворота раскрылись!

Скэфлок понесся галопом по туннелю в толстой стене и ворвался в залитый серебряным лунным светом дворцовый двор. За ним раздавалось эхо колесниц Луга, Дана Берга, Ангуса Ога, Эоки, Колла, Кехта, Мак Грайна, Мананнана, всего войска Сидов. Ворота были взяты!

Часовые напали на него. Топор ударил по ноге коня-етуна. Скакун заржал и растоптал воинов в кровавое месиво.

Засверкал меч Скэфлока. Звон и лязг металла, крики, свист лезвий неслись к звездам, земля тряслась под колесами колесниц.

Тролли отступали все дальше и дальше. Вальгард завыл, его глаза сверкнули зеленым волчьим огнем, и он побежал со стены вниз на дворцовый двор. Яростно он обрушился на фланг вторгнувшихся. Упал эльф, сраженный его топором, затем второй, третьего он ударил топором в лицо. Его топор пел.

У задних ворот появился Файрспир с тараном. Тролли метали в него камни, копья, стрелы и дротики, пока за их спинами не возникли усталые, облитые кровью, но жаждавшие сражения воины — отряд освободившихся пленников во главе с Имриком. Тролли повернулись к ним, и Файрспир открыл ворота.

— К центральной башне, — завопил Вальгард. — И держите ее!

Тролли стали пробивать себе путь к нему. Они сделали стену из щитов, от которой отскакивали стрелы эльфов, и прорвались сквозь эльфов к главным воротам башни.

Они были закрыты.

Вальгард врезался в них с разбегу. Он разрубил замок и открыл дверь.

Оттуда из темноты в них полетели стрелы. Тролли падали. Вальгард отшатнулся, в его левой руке торчала стрела:

— Женщины-эльфы берегли этот дом для своих возлюбленных, слышишь, ты, жалкое подобие Скэфлока.

Вальгард повернул назад, вытаскивая из руки стрелу. Он выл, вокруг рта его была пена. Он кинулся назад во двор. Его топор сверкал, звенел, не оставляя ничего на своем пути. Ярость берсеркера вновь овладела им. Скэфлок сражался с холодным спокойствием, которое передавалось ему от меча. Огонь был в его руках. Брызгами летела кровь и мозги, головы катились по каменным плитам двора, которые были скользкими от кишок под копытами его коня, — он сражался, сражался, с холодным рассудком и в то же время вознесясь куда-то выше самого себя так, что слился с убийством воедино. Где бы он ни прошел, оставались убитые тролли.

Луна поднялась над водами — странно, но они были очень спокойными — и над стенами замка. Ее свет упал на странную картину. Летали копья, пронзали мечи, топоры и булавы били, и воины кричали от боли. Лошади с пропитанными кровью гривами ржали вставали на дыбы, топтали плоть. Битва носилась взад и вперед по трупам. Превращая их в бесформенные куски мяса.

Тролли дрогнули.

Мало кто остался из них в живых. Эльфы гонялись за ними по замку, за его пределами, до самых гор, охотясь за ними, как за дичью.

— Ко мне, ко мне! — раздался голос Вальгарда в затихающей битве. — Сюда, тролли, сражайтесь!

Скэфлок услышал его и развернул своего коня. Он увидел у ворот подменыша облитого кровью от самого шлема до пят, вокруг него грудами лежали тела убитых эльфов.

Несколько троллей пытались прорваться к нему, чтобы принять вместе с ним свой последний бой.

Вот он, виновник всех зол — меч Тирфинг улыбался губами Скэфлока. Вальгард, Вальгард, близится твой конец! И Скэфлок пришпорил своего коня.

Мельком он увидел сокола, двигающегося со стороны моря, его крыло смотрело на луну. Внутри у Скэфлока похолодело, он понял, что обречен.

Вальгард увидел, что он скачет на него, и ухмыльнулся. Подменыш оперся на стену и поднял топор. Черный скакун несся на него. Он ударил, как никогда не бил. Оружие раскололо череп лошади.

Эту громаду могла остановить только стена. Когда скакун врезался в нее, посыпался расколотый камень. Скэфлок вылетел из седла. Будучи гибким, как эльф, он перевернулся в воздухе, чтобы приземлиться на ноги, но не смог избежать удара о стену. Его кинуло назад в ворота.

Вальгард выдернул топор из головы коня и побежал прикончить своего врага. Скэфлок выполз на четвереньках из туннеля на залитые лунным светом холмы, у подножия которых билось море. Его правая рука была сломана. Он выбросил щит и взял меч в левую руку. Кровь текла по лицу и лезвию меча.

Подбежал Вальгард.

— Много что кончается сегодняшней ночью, — сказал он, — в том числе и твоя жизнь.

— Мы родились в одну ночь, — ответил Скэфлок. Кровь текла по его губам. — Немного времени пройдет между нашими смертями. — Он рассмеялся. — Если я умру, как можешь ты, моя тень, остаться на этой земле?

Вальгард закричал и замахнулся на него топором. Скэфлок поднял меч. Топор Братоубийца ударился о его лезвие и с треском и искрами рассыпался.

Скэфлок покачнулся, устоял на ногах и вновь занес свой меч. Вальгард качался перед ним, безоружный, рычание застряло в его горле.

— Скэфлок! Скэфлок!

Услышав этот крик приемный сын Имрика обернулся. От дороги бежала, спотыкаясь, Фреда. В лохмотьях, в крови, изможденная, но его Фреда снова возвращалась к нему. — Скэфлок — кричала она. — Мой дорогой…

Вальгард подбежал и вырвал у своего обо всем забывшего врага меч. Он взмахнул им и нанес удар.

Крича, он вновь поднял меч. Его лезвие сверкало неземными голубыми огоньками. — Я победил! — вопил он. — Я — властелин мира и я растопчу его! Тьма, приди!

Он размахивал мечом в воздухе. Его рукоятка выскользнула из скользкой от крови руки. Меч подлетел в воздух и упал прямо острием на него. Удар сбил его с ног, и лезвие пронзило его горло, пригвоздив его к земле. Так он и лежал, пригвожденный к земле лезвием, которое сверкало перед его глазами, и жизнь вытекала вместе с кровью из его горла. Он попытался вырвать меч руками, но его грани перерезали ему вены. И это был конец Вальгарда Подменыша.

Скэфлок лежал с рассеченным плечом и грудью. Его лицо было печальным в лунном свете. Фреда склонилась над ним, он улыбнулся. — Дорогая, — прошептал он. — Ты слишком хороша для мертвого, слишком красива, чтобы плакать. Забудь меня…

— Никогда, никогда. — Ее слезы капали на него, как капли утреннего весеннего дождя.

— Ты поцелуешь меня на прощание? — спросил он.

Его губы уже холодели, но она страстно припала к ним своими губами. И когда она снова открыла глаза, Скэфлок был мертв.

Первые проблески света в небе появлялись на востоке, когда Имрик и Лиа вышли из замка.

— Зачем ее лечить, да еще брать в дом? — В голосе женщины — эльфа не было радости победы. — Лучше отправить ее на мучения в ад. Она убила Скэфлока.

— Это был его рок, — ответил Имрик. — И помочь ей — это последнее, что мы можем для него сделать. Эльфы не знают, что такое любовь, но мы можем сделать это, потому что это обрадовало бы друга.

— Не знают, что такое любовь? — сказала Лиа так тихо, что он не услышал. — Ты мудр, Имрик, но и твоя мудрость имеет границы.

Ее взгляд упал на Фреду, которая сидела на покрытой инеем земле и обнимала Скэфлока. Она пела ему колыбельную, которую когда-то собиралась петь своему сыну.

— Ее судьба счастливее, чем моя, — сказала Лиа. Имрик не понял ее, может быть специально. Он покачал головой.

— Все люди счастливее жителей Фэри… и богов, если уж на то пошло, — сказал он. — Лучше жизнь, как падающая звезда, ярко вспыхнувшая во мраке, чем бессмертие, у которого нет ни начала, ни конца. — Он посмотрел на меч, все еще сверкающий в горле своей жертвы. — И я чувствую рок, нависший надо мной, — тихо сказал он. — Я чувствую, что близок день смерти Фэри, и сам Эрлкинг отправится в никуда, и исчезнут боги, и самое худшее, мне не кажется неправильным, что бессмертные не могут жить вечно. — Он подошел к мечу. — А что касается его, — сказал он следовавшему за ним карлику, — мы возьмем его и увезем подальше от нас, за море. Хотя не думаю, что это поможет. Изменить волю Норны невозможно, а меч еще не сделал своего последнего зла.

Он прошел вместе с ними к лодке, чтобы убедиться, что они все делают верно. В это время Мананнан Мак Лир увел Фреду и забрал тело Скэфлока, чтобы попрощаться с одной и самому отдать почести другому. Когда Имрик вернулся, они вместе с Лиа медленно пошли к Эльфхьюфу, потому что начинался зимний рассвет.

На том заканчивается сага о Скэфлоке — приемном сыне эльфов.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава З
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 27
  • X