Екатерина Александровна Рябова - Аокумо - голубой паук [50 японских историй о чудесах и привидениях]

Аокумо - голубой паук [50 японских историй о чудесах и привидениях] 279K, 107 с.   (скачать) - Екатерина Александровна Рябова

Аокумо
50 японских историй о чудесах и привидениях


Черти и горные ведьмы


Черт-кузнец

(Префектура Исикава)

В одной деревне, на самом берегу моря, жил кузнец. Больше всего в жизни он любил ковать мечи, и потому каждый день из его дома доносились звонкие удары молота.

Однажды на море поднялся сильный шторм. И утром, и вечером темно-синие волны накатывались на берег и с шумом разбивались об него. Однако удары молота и тогда не стихали ни на минуту.

Но вот как-то раз к кузнецу из чужих краев пришел юноша и посватался к его дочке. Смотрит кузнец, а жених собой хорош и складен. Пришелся он по сердцу кузнецу, однако слово есть слово.

— У меня есть условие. К следующему утру, пока не прокричит петух, ты должен выковать тысячу мечей. Только тогда я отдам за тебя свою дочь.

— Так тому и быть. К рассвету я выкую тысячу мечей. Однако и у меня есть условие. Ни в коем случае не заглядывайте в кузницу, когда я там работаю.

С этими словами молодой человек отправился в кузницу и плотно закрыл дверь на засов. Раздался удар его молота, да такой громкий, что кузнец, его жена и дочка от неожиданности подпрыгнули на месте.

— Вот это удар. Аж в животе эхом отдается, — с восхищением сказал кузнец.

Удары молота становились все чаще и сильнее и не прерывались ни на мгновение. А на утро, как только пропел петух, дверь кузницы распахнулась. Мечи блестели на солнце, словно золото.

Так молодой человек получил в жены дочку кузнеца. Кузнец отдал свою кузницу зятю, а сам стал жить-поживать припеваючи. Об остроте мечей молодого кузнеца стали складывать легенды. А он знай кует без устали один меч за другим. Жизнь семьи кузнеца в одночасье изменилась, деньги полились рекой.

А кузнец все нахваливает зятя, вот, мол, какой правильный выбор я сделал. Только не идет у кузнеца из головы, отчего это попросил зять не подсматривать за его работой. Да к тому же красавица-дочка стала на глазах худеть, бледнеть, и румянец со щек исчез, прямо беда какая-то.

Как-то раз дочка и говорит кузнецу:

— Что? — удивился кузнец. — Разве не сказал нам твой муж, что подсматривать за его работой нельзя ни в коем случае.

А дочка нахмурилась и решительно направилась к кузнице. Отцу ничего не осталось, как последовать за ней. Ничего не хочет она больше слушать о запрете мужа. Обошла она вокруг кузницы, и когда, наконец, нашла маленькую щелку, заглянула в нее одним глазом. И тут же с криком упала без чувств. Жена кузнеца, услышав крик дочери, тотчас же прибежала и тоже заглянула в щелку. Тихонько сползла по стенке и упала рядом с дочерью. Ну, тут уж и кузнец не выдержал. Заглянул он в щелку, и ноги у него подкосились.

Посреди кузницы стоял черт. Он держал в руках раскаленный докрасна металл, на который дул огнем изо рта. Размягченный металл он сперва растягивал, затем прихлопывал и закруглял, словно леденцы делал. И работал черт с такой радостью, ни дать ни взять, ребенок малый. Кузнец, увидев истинный облик своего зятя, забыв о страхе, закричал:

— Так ты на самом деле черт!

Черт вздрогнул и обернулся к кузнецу:

— Увидели! — закричал он. В спешке черт схватил в охапку готовые мечи и бросился опрометью к морю. А добежав до берега, кинулся навстречу волнам и побежал по воде.

А кузнец бежит по следам черта и кричит что есть мочи:

— Постой, мы же с тобой как одна семья жили, а ты все мечи забрал. Оставь хоть один!

Черт обернулся и бросил один меч кузнецу.

— На нем же клейма мастера нет! — крикнул кузнец и бросил меч обратно.

Тогда черт второпях нацарапал на мече острым когтем свою подпись и снова бросил меч кузнецу. И тут же унесся прочь в открытое море.

А на мече было выцарапано:

«Начертал великий князь чертей, остановившись на волнах перед долгим путешествием».


Плотник и черт

(Район Тохоку)

История эта случилась в стародавние времена. В одной местности протекала широкая бурная река. Быстрый поток то тут, то там образовывал водовороты, и сколько бы ни пытались соорудить через реку мост, каждый раз его уносило бурлящим течением. Жители двух деревень на противоположных берегах, не зная другого выхода, решили просить построить мост самого известного в округе плотника. С просьбой к плотнику отправились самые старые и уважаемые жители обеих деревень. Плотник охотно согласился помочь. Однако одна мысль не давала ему покоя. «Должно же быть объяснение тому, что каждый мост, что строят над рекой, уносит поток?» Плотник отправился к реке, чтобы осмотреть место, где станет строить мост, и долго наблюдал за бурлящим потоком. Течение было быстрым, на поверхности воды пузырилась пена. Вдруг поднялась высоченная волна, и из реки выпрыгнул черт.

— А, мастер-плотник. Известный мастер-плотник, — закричал черт, поднимая водяные брызги. — Ты долгонько здесь стоишь и смотришь на воду. Задумал что-то?

— Точно так, — сказал плотник, даже не удивившись появлению черта, и добавил: — Пообещал я соорудить здесь мост, и хочу построить его прочным, да крепким. Об этом и думал.

— Значит, не додумался. Человеческие возможности невелики. Даже если ты самый лучший плотник на земле, такая задача тебе не под силу. Есть лишь один способ.

— И какой же? — спросил плотник.

— Отдай мне свои глаза, — сказал черт, как ни в чем не бывало. Хочется мне иметь человеческие глаза. А взамен я построю мост, какой не сможет построить ни один простой смертный. Какой бы бурной ни была река, перекинутый через нее чертов мост ни за что не унести потоку.

— Чертов мост?..

У плотника от такого предложения дыхание перехватило. А черт говорит:

— Ладно. Приходи завтра на это же место, — и с этими словами нырнул в реку.

На следующий день плотник пришел к реке. Крепкий мост был перекинут с одного берега на другой. Оставалось еще кое-что закончить, но подобного моста плотнику не приходилось видеть.

— Вот так Чертов мост! — плотник, как зачарованный, смотрел на мост, внимательно разглядывая, как хитро и умело были уложены балки и перекладины.

Как и накануне, поднялась высоченная волна, закрутился водоворот. А плотник продолжал смотреть на мост, пожирая его глазами, ни на что не обращая внимания. Из реки выпрыгнул вчерашний черт.

На следующий день плотник опять пришел к реке. Великолепный мост был перекинут с одного берега на другой. Тут из реки показался черт и закричал:

— Не забыл про наш уговор? Отдавай мне свои глаза, — и протянул руки, поросшие жесткой, как проволока, шерстью, к плотнику. — Давай глаза!

Плотник, наконец, пришел в себя и посмотрел на черта. Не хочет плотник отдавать глаза.

— Постой, черт. Нельзя ли подождать до завтра? — спросил плотник.

Черт в ответ криво ухмыльнулся.

— Ишь, каков хитрец! Теперь-то ты знаешь, как построить такой мост. Будешь зрячим, сможешь повсюду настроить чертовых мостов. Так не пойдет! Отдавай глаза, как договорились.

— Ладно, будь по-твоему. Подожди только до завтра. Хочется мне еще хоть денек полюбоваться мостом.

— Хорошо, плотник. Смотри внимательно. Второго раза у тебя не будет. А знаешь, я готов оставить тебе твои глаза, если ты сможешь угадать мое имя. Как, попробуешь угадать? — довольный собой черт злорадно захохотал. — Ну, увидимся завтра, — с этими словами черт исчез в речной пучине.

Плотник, как во сне, брел и брел по дороге, забрел в глухую чащу, и только когда у него из-под ног неожиданно выпорхнула птица, он очнулся. Кругом было тихо, лишь изредка раздавался птичий щебет. И вдруг откуда-то издалека донеслись звуки колыбельной. Плотник навострил уши.

У плотника от радости бешено заколотилось сердце. Кироку! Вот оно имя черта. У черта имя, как у человека. Ни за что бы не додумался плотник до такого простого человеческого имени.

На следующий день плотник пришел к реке, а там его уже поджидал черт. Увидев плотника, он потянул носом.

Черт двинулся к плотнику и закричал:

— А вот и нет. Близко, но не то. Плотник, скрестив руки, пристально смотрел на черта. Вода в реке вспенилась. Водоворот стремительно закрутился. Черт подходил к плотнику все ближе и ближе, и тут плотник хлопнул в ладоши и воскликнул:

— Понял. Тебя зовут Кироку!

От неожиданности черт даже рот раскрыл. Из раскрытого рта потекла слюна. Черту не оставалось ничего, как прыгнуть в реку. На воде остались лишь крупные пузыри, которые закрутились в водовороте и исчезли.


Черти из преисподней

(Район Тюбу)

История эта произошла в незапамятные времена. Один паломник ходил по святым местам в горах. На горном плато, покрытом камнями и щебнем, возвышался небольшой холм, вблизи которого был заброшенный и заколоченный храм. Паломник, застигнутый ночью, решил тут и заночевать, свернулся клубочком и заснул прямо на ступенях храма. Тьма сгустилась, была глубокая ночь, как вдруг раздалось странное лязганье. Паломник проснулся. Он увидел трех чертей, которые тащили за собой железные палки. Черти развели костер перед храмом. В красном свете костра красный, синий и черный черти были такими страшными, как бывают на картинах, изображающих преисподнюю.

— Призовем дочку хозяина рисовой лавки, — закричал красный черт.

— Этой ночью ей причитается сто ударов железной палкой, — закричал синий черт.

— Минсай! Минсай! — закричал черный черт.

— Я здесь, — послышался тонкий девичий голосок, и показалась худая фигурка молоденькой девушки. На ней было белое траурное платье и сандалии с белыми завязками.

— За то, что недовешивала на весах, получай! — воскликнул красный черт и ударил ее палкой. От первого же удара девушка упала на землю.

— За то, что недомеряла меркой, получай! — ударил ее синий черт.

— За то, что недочерпывала черпаком, получай! — нанес удар черный черт.

Черти кричали и били девушку. Вскоре ее стенания стали еле слышными, словно стрекотание сверчка. Наконец черти остановились.

— На сегодня хватит. Завтра тебе положено тяжкое наказание в кипящем котле. Так что приготовься, — с этими словами черти исчезли. Исчезла и девушка.

На следующее утро паломник спустился с горы в деревню и отправился к хозяину рисовой лавки. Лавка под названием «Минсай» была внушительных размеров. Кроме риса, там продавали мисо, соль, сушеную рыбу. Паломник рассказал хозяину лавки, что видел минувшей ночью.

— У меня была дочь по имени Минсай, но она давно умерла. Что это еще за басни про наказания чертей?! Ты, наверное, обманщик, и своими речами выманиваешь деньги у людей. Где это видано, чтобы паломник был вымогателем! Меня не интересует весь этот вздор, — с гневом сказал хозяин лавки.

— Если вы не верите мне, поднимитесь со мной на гору этой ночью, увидите своими глазами, — предложил паломник, и лавочник согласился.

С наступлением вечера они отправились в горы и, добравшись до места, спрятались неподалеку от храма. В тот же час, что и прошлой ночью, появились черти: красный черт нес большой котел, синий черт нес большой черпак, а черный черт нес огромную вязанку хвороста.

Черти разожгли костер и поставили на огонь большой котел с водой. Вслед за тем черный черт закричал:

— Минсай! Минсай!

И тут вновь появилась худенькая девушка. Отец умершей девушки хотел было окликнуть ее, но от ужаса не мог ни звука произнести, ни рукой пошевелить. Девушку бросили в большой котел. Раздался крик. Не обращая на это внимания, черти начали выкрикивать:

— За то, что недочерпывала черпаком, получай! Крики и плач девушки постепенно затихли, и, наконец, черти вытащили ее из котла и бросили на землю.

— На сегодня хватит. Завтра тебе положено тяжкое наказание огнем. Так что приготовься, — сказали черти. Некоторое время она лежала, не шелохнувшись, а когда пришла в себя, отжала рукава и подол, с трудом поднялась на ноги, а затем растворилась в воздухе, как привидение.

— Что же я наделал! Продавая рис, я мошенничал с весами, меркой и черпаком, и нет мне за это прощения. Моя бедная дочь умерла, узнав о злодеяниях собственного отца. А теперь ее дух истязают черти.

Вернувшись в город, лавочник открыл двери своего амбара и раздал рис бедным. А затем отслужил заупокойную службу по умершей дочери. Когда служба закончилась, он поднялся в горы к старому храму. Сев на камень у храма, он вознес молитву. Все вокруг заблагоухало ароматом цветов.


Ведьма с горы Якияма

В местности Синею, деревне Инадани жила семья. Как-то раз вечером, когда уже взошла ясная луна, все домочадцы отправились на горячие источники, и в доме осталась лишь одна молодая невестка, которая пряла пеньку, чтобы потом из нитей пеньки ткать полотно и шить кимоно.

В те времена почти все кимоно шили из пеньки. Жители деревень отправлялись в горы, рубили коноплю, стебли шпарили, очищали от коры, а затем, смешав с углями, закладывали в огромные котлы, где томили несколько часов. Протомленную коноплю промывали в речной воде, полоскали, прихватив палочками, высушивали под лучами яркого солнца и, промяв хорошенько, плели из нее нити. Готовую пеньку складывали в бочонки, дно которых устилали корой дзельквы, чтобы ни одна нить не пропала. Это считалось обязанностью женщин.

Прядение пеньки — занятие скучное и навевает сон. Устав от дневной работы на поле, так и хочется закрыть глаза и задремать. Когда работаешь за компанию с кем-нибудь из родственниц или соседок, сон можно побороть разговорами. А в одиночку сон так и одолевает.

Прядет пеньку молодая женщина, и только стала она клевать носом, как дверь в дом распахнулась и со словами:

— Тебе же нужно целый бочонок пеньки напрясть. Придет твоя свекровь, а у тебя работа еще недоделана. Достанется тебе на орехи, — на пороге показалась огромная горная ведьма, потрясая пепельными, спутанными волосами.

— Горная ведьма, — закричала женщина, тотчас стряхнув с себя сон.

Это была та самая ведьма, которая, как говорили, живет в глуши, на горе Якияма, и время от времени спускается вниз, в деревню.

— А, тетушка, присаживайтесь к огню, — забормотала молодая женщина.

Слышать-то ей приходилось, что ведьма эта безобидная, но от страха так просто не отделаешься. Стараясь не смотреть на ведьму, женщина стала быстро перебирать пальцами пеньку. Сидят они рядом, молодая женщина еле дыхание от страха переводит, а горная ведьма пристально-пристально смотрит на нее.

— А давай я помогу тебе, — неожиданно предложила ведьма и, не дожидаясь ответа, протянула свои длиннющие ручищи к готовой для прядения конопле и со всего размаху бросила всю вязанку прямо в огонь. Женщина побледнела от страха, глаза от огня оторвать не может. Вязанка всполохнула ярким пламенем, разгорелась и стала превращаться в пепел. А ведьма знай себе посмеивается.

— Ну, где у тебя тут бочонок для готовой пеньки? — спрашивает.

Женщина тут же принесла бочонок. Ведьма встала на колени возле очага, лизнула пепел и тут же изо рта вытащила готовую пеньковую нить, опять лизнула пепел и опять вытащила нить. Не успела женщина и глазом моргнуть, как бочонок заполнился до краев. Ведьма поставила его перед женщиной, выпрямилась и, прошмыгнув в дверь, была такова.

С этого дня ведьма стала частенько наведываться в деревню и помогать жителям. Раз, спускаясь с горы, помогла старику из деревни, дедушке Яхати, перетащить тяжелые мешки, другой раз, увидев, как несколько крестьян пытаются сдвинуть с дороги неподъемный камень, подняла его, как пушинку, и унесла прочь.

И теперь каждый раз, когда крестьянам была нужна помощь, они обращались к ведьме, называя ее «горная бабушка».

Но однажды весной случилось вот что. Ведьма спустилась с горы и с криком:

— Сил моих больше нет, помогите, голова чешется, нет мочи, — побежала к дому крестьянки, которой всегда помогала в поле. Побелевшие от дождя и ветра волосы ведьмы были спутаны, словно чертополох, до головы так просто и не достанешь. Но добрая крестьянка, даже не скривившись, принялась расчесывать колтун на голове ведьмы. «Ну, как, приятно?» — спрашивает она ведьму, а та разомлела от удовольствия, задремала и стала похрапывать. Крестьянка принялась распутывать очередной клок и вдруг вскрикнула от испуга. В волосах ведьмы оказалось гнездо с маленькими змейками, которые шустро ползали по голове.

— Ой-ой, не могу к ним притронуться, — взвизгнула женщина и, схватив горячие щипцы для углей, стала хватать ими змеек и выбрасывать прочь. Нечаянно она подпалила волосы. Ведьма тут же проснулась, вскочила на ноги и закричала:

— Зачем ты подпалила мои драгоценные волосы?

В страшном гневе она принялась рвать на себе подпаленные волосы. Волоски рассыпались в пепел, и ведьма затопала ногами.

— Вот уж я расквитаюсь со всеми вами! — прокричала она, с ненавистью посмотрела на женщину и умчалась в горы.

— Что за неблагодарность! Можно было бы и повежливее быть, рассердилась крестьянка.

Однако вечером того же дня случилось вот что. Двое деревенских детишек ушли в горы за хворостом да так и не вернулись. Жители деревни в тревоге не могли спать и отправились на поиски. Может, дети в расщелине между скал застряли или дорогу домой забыли, — искали их, искали, да все без толку. Пошел третий день, а затем и десятый, но дети так и не вернулись.

— Что же могло с ними приключиться? — думали крестьяне, собравшись все вместе.

— Что если их похитила горная ведьма. Ведь сказала же, что поквитается со всеми нами, да с тех пор ни разу здесь и не появлялась. Как-то странно все это, — пробормотала та самая крестьянка, которая причесывала ведьму, и побледнела от собственных слов. Все жители наперебой закричали:

— А ведь и вправду поговаривают, что горные ведьмы похищают людей, а потом их съедают.

— Но ведь наша ведьма не питается людьми.

— Ведьма есть ведьма, рано или поздно проявляет свой истинный нрав.

— Несомненно, эта чертова ведьма виновата, — закричали родители, потерявшие детей.

— Сильна ведьма, просто с ней не справиться. Следующий раз, когда она спустится с гор, напоим ее отравленным сакэ.

На том крестьяне и порешили. Прошло несколько дней, и ведьма, наконец, вновь спустилась с горы. Крестьяне, лишь завидев ее, пригласили к очагу, и протянули отравленное сакэ и якимоти, которые начинили золой от костра.

— Горная бабушка, возьми этот гостинчик, — сказали ей крестьяне.

Ведьма обрадовалась и, подхватив сакэ и якимоти, вернулась к себе домой. Ночью жители деревни увидели, как небо над горами запылало, словно в огне пожара.

— Вот это пожар! Не иначе, как начинка якимоти разгорелась.

— Должно быть так, — переговаривались между собой крестьяне.

Горный пожар продолжался еще не один день. И с тех пор горную ведьму никто не видел.


Парча горной ведьмы

(Район Тохоку)

В стародавние времена в местности Тохоку была гора, которую называли Тёфуку. Даже в самые жаркие летние дни вершина ее была убелена снегом и тонула в дымке и облаках. Поговаривали, что где-то там наверху и живет страшная горная ведьма.

История эта случилась осенью. Стояло полнолуние, и крестьяне из деревни у подножия горы вышли полюбоваться луной. Но тут небо затянуло тучами. Подул ветер. Зарядил дождь. И, наконец, с шумом посыпались крупные градины. Дети бросились врассыпную, и каждый, добежав до своего дома, поскорее забрался в постель, но даже схватившись за маму, продолжал трястись от страха.

Между тем завывание ветра превратилось в настоящий рев, крыши домов стало раскачивать вправо-влево, и прогремел чей-то голос.

— Горная ведьма с горы Тёфуку родила ребенка. Приготовьте-ка ей поскорее побольше вкусных лепешек-моти. А не приготовите, придет она полакомиться человечинкой и животинкой.

Слова неизвестного буяна, вызвавшего бурю, пронеслись над крышами домов. Дома зашатались, словно бы неведомый великан пробежался по ним. Но вскоре страшный голос стал удаляться и, наконец, затих. Небо тотчас же просветлело, и, как и прежде, ярко засветила луна.

Наступило утро, крестьяне отважились выйти из своих домов и повели такие разговоры:

— Странное дело, — говорили одни.

— Кто же этот разбойник, вызвавший ночью бурю? — качали головой другие.

— Он сказал, что если мы не приготовим лепешек-моти, то горная ведьма придет полакомиться человечинкой и животинкой. Что же нам теперь делать? испуганно спрашивали третьи.

Больше всего на свете не хочется быть съеденным. Сколько ни толкуй, ничего не остается, как идти толочь рис для лепешек.

На том крестьяне и порешили. Каждая семья принесла риса столько, сколько могла, и стали все вместе его толочь. Толкли, толкли, наготовили целых два мешка лепешек. Только нести эти мешки к горной ведьме никто не хочет.

И тут кто-то и говорит:

— А пусть идут Дадахати и Нэгисобэ. Вечно они нос задирают да хвастаются.

А все остальные крестьяне, услышав это, закивали головами, мол, пусть идут эти двое. На том и порешили. Дадахати и Нэгисобэ, известные всей деревне молодые драчуны и задиры, вечно хвастались своей силой и ловкостью. Вот и пусть покажут, на что способны.

А Дадахати и Нэгисобэ и отказаться не могут, и идти к горной ведьме страх одолевает. Переглянулись они и говорят:

— Так мы ведь дороги не знаем. Если нам дорогу кто-нибудь не покажет, куда же мы пойдем?

Крестьяне опять задумались. Никогда прежде никто из них не поднимался на гору, где живет ведьма. И тут вперед вышла семидесятилетняя старушка, которую все звали бабушка Акадза.

— Раз такое дело, пойду-ка я с вами. Я знаю несколько горных дорог, покажу, как идти.

Крестьяне одобрили ее план. Нэгисобэ и Дадахати взвалили на плечи по мешку, полному лепешек-моти, а бабушка Акадза повела их вперед, медленно поднимаясь все выше и выше на гору Тёфуку.

— Вот и конец наш пришел, — думают про себя Нэгисобэ и Дадахати. Теперь-то уж нас точно съест горная ведьма. Но назад не повернешь, перед соседями стыдно будет за свое бахвальство. Ничего не поделаешь, плетутся они вслед за бабушкой, поднимаются в гору, насвистывая, чтобы не показать страха. Забрались они уже так высоко, что родная деревня кажется не больше бобового зернышка. От страха сердце в пятки ушло. Крепятся они из последних сил и идут дальше. И тут вдруг сильный порыв ветра принес с собой запах свежей человеческой крови. Тут-то двое хвастунов и не выдержали и с криками:

— Ну что такое, что такое, мальчики. Не думайте ничего, ничего и не случится. Ну-ка смелее, идемте вперед! Вперед! — ободрила их бабушка Акадза и, показывая пример, смело зашагала дальше.

Но вот опять подул ветер, сильнее прежнего во много крат. Затрепетала, зашелестела листва на ветвях деревьев, пригнулась к земле придорожная трава. Бабушка Акадза схватилась за корень дерева и переждала ветер. А когда все затихло, и она оглянулась, Нэгисобэ и Дадахати и след простыл, только два мешка с моти остались на дороге брошенными лежать.

Бабушка Акадза из сил выбилась, села на мешки и крепко задумалась. Если и я вернусь в деревню, подумала она, то всем нам конец, съест нас горная ведьма. Не может бабушка Акадза так подвести своих соседей. Пусть горная ведьма съест меня, да на том и успокоится, решила она и вновь отправилась в путь, оставив тяжелые мешки на дороге.

Бабушка Акадза стара уже, ноги не те, что прежде. Пройдет, остановится, отдохнет и снова в путь. Только к заходу солнца добралась она до вершины горы. Смотрит, а перед ней стоит домик, крытый рогожей. А перед домиком сидит младенец, играючи перебрасывает с места на место тяжеленные камни величиной с собственную голову.

«Видно, это и есть дом горной ведьмы», — подумала бабушка Акадза.

— Прошу прощения, я из деревни у подножья, принесла лепешек моти.

Только она это сказала, дверь дома открылась, и оттуда выглянула горная ведьма.

— А, добро пожаловать, добро пожаловать. Вчера вечером родила я ребеночка, и захотелось мне поесть лепешек моти, потому я и послала своего малыша в деревню. Извините, если причинил мой неразумный малыш вам хлопоты.

— Так это он вчера был у нас в деревне? — от удивления бабушка раскрыла рот.

— Ребеночек горной ведьмы только родится, сразу может и летать, и ходить. Ну, где же мои лепешечки?

— Уж больно они тяжелые. Так что оставила я их на горной дороге, полпути отсюда, — сказала бабушка.

— Ну-ка, малыш. Слетай за гостинцем, — приказала горная ведьма ребенку.

А имя у малыша чудное — зовут его Гара. Только поднялся он на ноги, уж и след его простыл, а через миг вернулся с мешками, полными лепешек.

— Вернулся? А теперь слетай и принеси медведя. Сварим мы медвежий суп и положим в него рисовые лепешки. Бабушку угостим, — сказала горная ведьма. Только успел Гара скрыться из виду, как уже вернулся с медведем за спиной.

Раздула горная ведьма угли, растопила очаг, поставила на него огромный-преогромный горшок с медвежатиной и опустила туда лепешки. Такого вкусного угощенья бабушка Акадза отродясь не пробовала.

— Спасибо за угощение. Теперь мне пора в деревню возвращаться, сказала она, собираясь домой. А горная ведьма ей и отвечает на это:

— Зачем тебе так спешить? Оставайся мне помогать. А через двадцать один день вернешься домой.

Ничего не поделаешь, чему быть, того не миновать. Осталась бабушка помогать горной ведьме по хозяйству, то воды принесет из колодца, то ноги горной ведьме разотрет, а про себя все думает: съедят меня, не сегодня завтра. Так прошел двадцать один день.

Бабушка Акадза и говорит с опаской:

— Дома у меня беспокоятся. Можно мне теперь уйти?

— Что же поделаешь. Придется тебя отпустить. Возвращайся в деревню. Хочется мне чем-нибудь тебе отплатить. Подарю-ка я тебе отрез парчи. Это не простая материя. Сколько бы от нее ни отрезали кусков, на следующий день ее становится столько же, сколько и прежде.

А я прослежу за тем, чтобы у тебя и твоих соседей всего было вдоволь, отгоню прочь болезни и призову удачу, — сказала горная ведьма старушке, а затем позвала Гара.

— Гара, домчи бабушку до дома.

— Да я и пешком как-нибудь вернусь. В мои годы не годится летать по воздуху, словно молоденькой, — бабушка замахала руками, отказываясь. Но Гара подскочил к старушке, посадил ее к себе на спину и с радостным криком: «Закрывай глаза», — взлетел в воздух. Бабушка крепко зажмурилась. Летят они, только ветер в ушах звенит. Вдруг все стихло, видно, на землю опустились. Открыла бабушка глаза и видит перед собой родной дом.

— Гара, зайди в гости, отдохни, — сказала старушка, но, оглянувшись по сторонам, обнаружила, что Гара уже скрылся из виду.

Не успела старушка зайти в дом, как услышала, что раздаются оттуда странные звуки. Монахи читают сутры, словно о душе покойного молятся. Да к тому же чей-то плач слышен. Неужто и вправду кто-то умер? Старушка испугалась и вбежала в дом с криком:

— Кто умер?

А в доме все ее соседи собрались. Увидев старушку, соседи завопили: «Привидение! Дух покойной вернулся», — и стали метаться взад-вперед.

— Какое привидение! Это я — Акадза, только что вернулась домой.

— Не может быть! Бабушка Акадза живая вернулась! — тут все соседи принялись плакать от радости.

— А вот и гостинчик от горной ведьмы — отрез парчи, — с этими словами бабушка стала отрезать один кусок за другим и раздавать их соседям, пока не осталось ничего, кроме маленького лоскутка. Однако на следующий день маленький лоскуток, оставшийся у бабушки, вновь стал длинным отрезом, как и прежде.

Жители деревни стали шить из диковинной материи куртки хантэн и заплечные сумки. Радости их не было предела. С тех пор стала деревня жить счастливо, не зная ни нужды, ни болезней, как и обещала горная ведьма.


Уэмон и горная ведьма

(Префектура Коти)

На севере префектуры Коти жила-была горная ведьма. Стоило ей завидеть в горах путника, как она подкрадывалась к нему сзади и окликала. Если путник от неожиданности оборачивался, то он лишался жизни, а если, преодолев страх, продолжал идти, сколько бы раз ни позвала его ведьма, то урожай на его поле в том году выдавался на славу.

В уезде Тоса, в деревне Хонгава, что возле реки Такэ-но кава, жил крестьянин по имени Уэмон. Был он силачом и малым не робкого десятка и как-то раз отправился именно туда, где обитала ведьма. Всего лишь за день он одной киркой вырубил в горе и обработал огнем поле, на котором можно посеять то проса. В те времена на участке, ширина и длина которого была тан, засевали сё проса. Потому участок, шириной и длиной по тё и тан считался огромным. И вот такое поле силач Уэмон выдолбил за один день обыкновенной киркой. Это удивило даже горную ведьму, которая, спрятавшись, подглядывала за

Принято считать, что горные ведьмы — это старые и страшные старухи, однако на самом деле и среди горных ведьм попадаются разные: как писаные молодые красавицы, так и ужасные старухи с всклокоченными волосами. Эта горная ведьма была самая обыкновенная, не слишком красивая, но и не уродина, поэтому Уэмон согласился взять ее в жены.

Так с тех пор Уэмон жил со своей женой — горной ведьмой, сеял просо и в деревню больше не возвращался. Просо в этих местах считалось главной пищей, поэтому больше Уэмону ничего было и не нужно. Супруги выжигали поле, чтобы потом сеять на нем просо, странным способом. Обычно крестьяне выбирали для этого солнечный день, а Уэмон с женой — самый дождливый, по четырем углам поля они разбрасывали колобки из вареного проса и поджигали, поле так ярко горело, что все окрестные горы пылали в огне. Сгорало все в округе: и трава, и деревья, Так они жили не тужили, но как-то раз захотелось Уэмону полакомиться морской рыбой. Перед завтраком он сказал жене:

— Пойду-ка я к морю, поймаю рыбы, — и хотел было выйти из дому, но жена его страшно рассердилась, ни за что не желая отпускать.

Тогда настала очередь Уэмона сердиться:

— Раз я сказал, что пойду, значит, ничто меня не остановит, — сказал он, отмахнувшись от нее. Тогда ведьма закричала ему вслед:

— Уэмон, вот теперь тебе конец, — и побежала в горы. Уэмон, ничего ей не ответив, продолжил путь к морю, но оступился и, упав со скалы, испустил дух.

С тех пор гору, на которой жила ведьма, стали называть Готосан — «Гора пяти то». Поговаривали, что однажды на поле Уэмона некий крестьянин посадил просо. Сколько ни кликала его горная ведьма, он не оборачивался и не отвечал ей. И в том году урожай выдался в пять раз обильнее, чем обычно. А кирка, которой Уэмон долбил гору, все еще хранится в его родной деревне.


Пастух и горная ведьма

(Район Тюбу)

В старые времена в одной местности жил пастух по имени Сандзюро. Как-то раз шел Сандзюро по горной тропе, погрузив мешок с сушеной треской на свою корову.

Пора была холодная, уже и снег начал выпадать. Да к тому же и сумерки стали сгущаться над дорогой. У Сандзюро на душе кошки скребут, подгоняет свою корову, чтобы дотемна домой возвратиться. И тут услышал он, как кто-то кричит: «Эй, эй». И до того голос неприятный, что Сандзюро хотел, не медля ни секунды, пуститься наутек. Но корову бросить не может. Сколько ни бьет он ее по бокам, она идет медленно-медленно. А голос все ближе и ближе. Сандзюро застыл от страха, но все же пересилил себя и оглянулся. За ним, словно ветер, несется горная ведьма с всклокоченными волосами и ярко-красными губами.

— Ну, постой же, Сандзюро, погоди, — закричала она. — Угости меня хотя бы одной сушеной треской, — и протянула руки к поклаже Сандзюро.

Сандзюро бежит сам не свой от страха, корову подгоняет. Вытащил он сушеную треску и бросил ведьме. Ведьма проглотила ее и вновь бежит, руки вперед протягивает. Сандзюро тоже бежит без оглядки, бьет по бокам корову, да бросает сушеную треску ведьме, одну за другой, одну за другой. Наконец, швырнул он весь мешок с оставшейся треской, и пока ведьма ее подъедала, припустил пуще прежнего.

Но через некоторое время ведьма опять стала нагонять Сандзюро и на сей раз закричала страшным голосом:

— Сандзюро, постой, отдай мне свою корову.

Ничего не остается Сандзюро, как отдать свою корову ведьме. Душа ушла от страха в пятки, и он шмыгнул в густой лес.

Не разбирая дороги, Сандзюро понесся по лесу, только ветер в ушах свистит, да ветки по лицу хлещут. Наконец, понял он, что вокруг такая тьма, что и кончика носа не видно. Остановился Сандзюро, а что дальше делать, не знает. И тут, вот удача, завидел Сандзюро вдалеке огонек. Подпрыгнул он от радости и вприпрыжку побежал на свет. Вбежал в дом, а там никого и нет. В доме грязь да пыль, но в очаге еще теплится огонь.

Осмотрелся Сандзюро, никого нет, забрался на чердак и заснул мертвым сном. Вдруг слышит, кто-то вернулся домой и говорит:

— Ну, наелась я досыта. Мешок трески съела, корову. Жаль, Сандзюро упустила.

Понял Сандзюро, что он в доме у той самой ведьмы. Сердце вновь ушло в пятки, задержал он дыхание, не шевельнется.

— Съем-ка я моти вместо Сандзюро, а потом и спать, — решила ведьма и уселась возле очага. А у Сандзюро вдруг от голода живот так подвело, хоть плачь. Губы сами собой сложились и прошептали: «Моти, моти».

— А, божество огня хочет отведать моти, поспешу-ка я с готовкой, сказала ведьма, приняв шепот Сандзюро за слова божества.

Разложив моти над огнем, ведьма задремала. А моти тем временем подрумянились со всех сторон, аж в носу защекотало от аромата. Не может больше Сандзюро терпеть. Оглянулся, нет ли чего подходящего поблизости, и увидел рядом с собой на чердаке тоненькую бамбуковую палочку. — То, что нужно, — решил Сандзюро, свесившись с чердака вниз головой, проткнул палочкой моти и поднял ее к себе наверх.

— Эх, горячо. Ох, какая вкуснотища. Но одной моти сыт не будешь.

Решил он съесть еще одну, а потом и еще одну, да так все моти и съел.

Проснулась ведьма и видит, что все моти съедены.

— Так-так. Пока я спала, божество огня полакомилось моими моти. Ну, что же теперь поделаешь. Пора спать. Где бы мне сегодня устроиться на ночлег, на чердаке или, может быть, в теплом котле?

Сандзюро зашептал:

Тем временем Сандзюро потихоньку спустился с чердака. Ведьма спала крепко и звучно храпела на весь дом. Тогда Сандзюро взял тяжелый камень, закрыл котел большой крышкой и придавил сверху камнем.

Ведьма проснулась и сонным голосом сказала:

— Что за шум? Птицы, не пойте, еще слишком рано. А Сандзюро тем временем набросал вокруг котла хвороста и двумя камешками высек огонь. Ведьма опять пробормотала:

— Что за шум? Птицы, не пойте, еще слишком рано. Огонь стал разгораться, и костер затрещал.

— Что за шум? Птицы не пойте, еще слишком рано, — вновь сказала ведьма, зевнула, а потом истошно завопила:

— Ой, ой, горячо! — но как она ни пыталась выбраться наружу, тяжелый камень накрепко придавил крышку. Так ведьма и погибла.

Когда Сандзюро рискнул, наконец, открыть крышку котла, он обнаружил там лишь огромного мертвого паука.


Жена, которая ничего не ела

(Район Тюбу)

Давным-давно в одной деревне жил жадный молодой парень. Настала ему пора брать в дом жену. Но жадность его не знала границ, хочу, говорит, жену, чтобы и маковой росинки в рот не брала. Идет время, а жены, которая бы ничего не ела, ему никак не сыскать.

Но однажды случилось вот что. В деревню пришла девушка несравненной красоты и сказала:

— Я могу работать и маковой росинки в рот не брать. Возьми меня в жены.

Жадина от всей души обрадовался и тут же ввел ее в свой дом женой. И правда, целый день жена хлопочет, работает, а в рот и маковой росинки не берет. Да к тому же стоит мужу подумать, например: «Вот бы сегодня поесть лапши-соба», вернется домой, а лапша уже стоит на столе, только подумает: «Вот бы жареной рыбы поесть», возвращается домой, а рыба уже над огнем дымится. Ну и счастье привалило!

Но радовался такой чудесной жене он недолго, стали закрадываться у него подозрения. И потому как-то раз он вышел из дома, сказав жене, что идет в горы, а сам тихонько вернулся и заглянул в окошко. Жена, ничего не подозревая, проворно вытащила огромный горшок, насыпала до краев риса и наготовила его столько, что целой семье не управиться. «Неужто, она все это съесть вздумала?» — только успел подумать муж, как жена разложила волосы на пробор, прямо посреди головы открылась широкая-преширокая щель, она навалила туда рису и сразу же прибрала волосы, как было, сделав вид, что и не ела вовсе. Муж, рассвирепев от мысли, что она могла объесть его дочиста, тут же влетел в дом и закричал: «Хорошо же ты меня дурачила!», и, не сходя с места, объявил о разводе, Но жена говорит в ответ, не могу, мол, уйти из дома мужа с пустыми руками, дай мне что-нибудь на память, вот хотя бы только что купленную бочку-фуро. Ладно, говорит муж, отдам ее тебе, а теперь уходи. А жена, выходя из дома, еще раз заглянула внутрь кадки.

— Смотри-ка, какая добротная кадка.

Муж тоже заглянул внутрь. А жена и говорит:

— Может быть, попробуешь хоть разочек влезть.

— Что ж, попробую, — сказал он, залез в кадку, расположился поудобнее. — Ничего не скажешь, отличная кадка.

И тут он пожалел о своем обещании и задумался, нет ли какого-нибудь способа избавиться от жены, не отдавая кадки. Сидит он в кадке, а жадность так и душит его, и вдруг крышка кадки над его головой плотно захлопнулась, и кадка, раскачиваясь, поднялась в воздух, словно взлетела. Муж удивился, стучит кулаками в крышку, кричит, бьется — ничего не получается. А жена, приняв облик чертовки, подхватила кадку с мужем и быстро, словно ветер, помчалась по горной дороге.

Муж устал стучать, сидит на дне и думает, в какую же переделку попал. Наконец, он почувствовал, как кадка шлепнулась о землю.

— Эй, я схватила человека, бегите сюда быстрее! — крикнула чертовка, сев на крышку кадки.

— Куда вы все подевались? Я вкусную человечинку принесла.

Чертовка положила тяжелые камни на крышку кадки и пошла искать чертей. Муж тем временем, собрав все свои силы, стал мало-помалу сдвигать крышку с места и, наконец, выбрался из кадки и побежал вниз по горной дороге. Добежал он до болота, поросшего полынью и ирисами, засел в нем и затаил дыхание. Через некоторое время набежала толпа чертей и чертовок, и с криками: «Человечьим духом пахнет!», — стали рыскать вокруг да около и, наконец, подошли к болоту, где прятался беглец.

— Эх, жаль, заросло здесь все полынью да ирисами. Ведь только дотронется черт до полыни или ириса, как тотчас растает, — запричитали черти и отправились восвояси несолоно хлебавши.

С тех пор в мае месяце на крыши домов люди стали класть полынь и ирисы, чтобы изгонять чертей.


Рассказ о том, как была съедена горная ведьма

(Район Тохоку)

Случилось это давным-давно. В одном горном храме жили настоятель и мальчик-послушник Кондзо. Как-то раз Кондзо отправился в горы собирать каштаны. Чем дальше он шел, тем крупнее становились каштаны. Мальчик, сам не свой от радости, все собирал и собирал каштаны, как вдруг заметил, что забрел в такую глухомань, где ни разу прежде и не бывал.

И тут он услышал, как в зарослях кто-то зашевелился, и оттуда вышла старуха. Подойдя к мальчику, старуха улыбнулась и сказала:

— Мальчик, я младшая сестра матери мужа старшей сестры твоего отца. Сегодня вечером я наварю много сладких каштанов, обязательно приходи на угощение.

Мальчик очень удивился, и так и сяк прикинул, кем же приходится ему старуха, но запутался, так ничего и не поняв. Как бы ни было, она ему вроде бабушки, ну а если так, почему бы и не принять приглашение. Так они и договорились. Старуха опять улыбнулась, да и пошла прочь.

Кондзо обрадовался и, сломя голову, скорее побежал в храм. Вернулся и рассказал обо всем настоятелю.

— Все это выдумки. Это наверняка была горная ведьма, так что идти тебе нельзя. Не ходи.

— Но ведь бабушка приветливо мне улыбалась и все уговаривала, приходи да приходи, говорила. Обещала наварить много сладких каштанов.

— Но ведь она мне приходится бабушкой. А если она и вправду горная ведьма, я от нее убегу. Позвольте мне пойти, — попросил мальчик.

— Ну ладно, если уж так хочешь идти, иди. Я дам тебе амулеты «о-мамори», попадешь в беду, они тебя выручат, сказал настоятель и, достав из ящика три амулета, протянул их мальчику.

— Тогда, настоятель, я пойду, — сказал мальчик и с радостью направился в горы.

— Бабушка, бабушка, это я — Кондзо, пришел поесть каштанов, откройте дверь, — с этими словами он постучался в дом.

— А, пришел. Хорошо, что пришел. Проходи, проходи, — старуха обрадовалась и проводила мальчика в дом.

— Наварила я тебе огромную кастрюлю сладких каштанов. Ешь, сколько душе угодно.

Мальчик сел перед кастрюлей, ел, ел, да так наелся, что живот вот-вот лопнет. И спать ему захотелось, глаза сами собой закрываются.

— Ну что, понравилось? А теперь и поспать не мешает, — сказала старуха и уложила мальчика спать в соседней комнате. Кондзо лег и тотчас же заснул глубоким сном.

Посреди ночи по крыше застучали капли дождя. Мальчик проснулся, оглянулся по сторонам и подумал: «Неужто я и впрямь заснул в доме у горной ведьмы?» — и тут стук падающих капель превратился в слова:

Кондзо, беги через оконце, кап-кап,
Кондзо, беги через оконце, кап-кап.

Кондзо испугался, сон как рукой сняло, заглянул он к старухе, а она, приговаривая:

Обманула Кондзо-дурачка, спит-поспит, ха-ха-ха.
Обманула Кондзо-дурачка, спит-поспит, ха-ха-ха, —

откинула назад волосы, открыла красный рот и принялась чернить зубы. И вдруг глаза ее заблестели, как огонь, рот раскрылся до ушей, и превратилась она в страшную горную ведьму.

Кондзо задрожал мелкой дрожью и думает, как бы ему немедленно сбежать.

— Бабушка, мне по-маленькому захотелось, — сказал он и хотел выбежать наружу.

— Что, Кондзо! Обмануть меня вздумал. Сбежать хочешь, — ведьма тотчас же вскочила на ноги и привязала его поясом — «оби».

— Вот теперь иди, — и подтолкнула его в спину. Кондзо, волоча за собой пояс, вошел в уборную, а там быстро снял пояс и привязал его к столбу. Вслед за тем он вытащил амулет, полученный от настоятеля, и прикрепил его к тому же столбу со словами:

— Амулет, амулет, стань мною, — а сам тем временем быстро побежал прочь. Ведьма, почуяв недоброе оттого, что Кондзо слишком долго нет, дернула посильнее пояс и

Ведьма опять было принялась чернить зубы, но, почувствовав неладное, опять спрашивает: — Кондзо, вышел уже?

Сколько раз повторяла она свой вопрос, столько раз слышала один и тот же ответ. Наконец ведьма, рассвирепев, закричала:

— Обмануть меня вздумал? А ну выходи! — и что было сил рванула пояс, выдернула столб и поняла, что человеческим голосом отвечает ей амулет. Ведьма подскочила на месте и с криком выбежала на улицу. Смотрит, а Кондзо уже так далеко, что кажется не больше бобового зернышка. Горная ведьма с криком:

— Кондзо, стой! — понеслась, словно ветер, протягивая к Кондзо руки. А Кондзо бежит изо всех сил. Вытащил он второй амулет и бросил себе за спину со словами:

— Амулет, амулет, стань здесь широкой рекой. И прямо на глазах появилась широкая река, несущая бурные воды.

— Что это за река? — закричала ведьма, но, не медля, прыгнула в воду и поплыла. А тем временем Кондзо, не помня себя, бежал дальше. Ведьма перебралась на другой берег и со страшным криком: «Кондзо, стой!» бросилась ему вдогонку. Кондзо бросил третий амулет и закричал:

— Амулет, амулет, стань здесь огромной горой. И тут же за спиной Кондзо выросла огромная песчаная гора.

— Что это за гора? — закричала ведьма и стала забираться на нее, однако песок под ногами ползет вниз, поднимется ведьма вверх на два шага и тут же сползет, никак вперед не продвинуться. Ведьма, скрежеща зубами, все-таки перебралась через гору и снова бежит за Кондзо.

— Настоятель, настоятель, откройте дверь! За мной по пятам гонится горная ведьма! — с плачем стучит Кондзо в дверь.

— А не обманываешь ли ты меня, настоятель?

Ведьма ворвалась в храм и стала рыскать по углам. Настоятель уселся подле очага и сказал:

— Подожди его здесь. А пока съешь рисовую лепешку-моти, — и с этими словами начал жарить лепешки.

— Так и быть, лакомство твое я съем, — сказала ведьма, почувствовав, что голод совсем одолел ее, села возле жаровни и начала есть.

Настоятель не спеша жарит моти и, между делом, спрашивает:

— Ведьма, а не покажешь ли мне, как ты умеешь превращаться?

— Покажу. А во что мне превратиться?

— Для начала во что-нибудь огромное. Можешь превратиться в большущее чудовище?

— На, смотри, я превращаюсь.

И распевая: «Ввысь, ввысь, ввысь, ввысь», — стала прямо на глазах расти, пока не уткнулась головой в потолок, и тогда согнулась в три погибели, широко раскрыла красный рот, вот-вот проглотит настоятеля.

— Ну, — говорит он ей, — нехитрая штука. А вот в натто превратиться наверняка не сможешь.

— Натто?

— Да, ведь не сможешь превратиться в маленькое бобовое зернышко?

— Запросто смогу превратиться.

И распевая: «Вниз, вниз, вниз, вниз», — стала уменьшаться прямо на глазах и в конце концов превратилась в бобовое зернышко.

— До чего же удивительное превращение, — сказал настоятель, завернул бобовое зернышко в лепешку, облизнулся и съел его.

Приятного аппетита.


Черт, утонувший в море

(Префектура Коти)

На острове Сикоку жил-был черт. Рассказывают, что жил он в Оокагэ, неподалеку от вершины горы Куроисосан.

Черти, как известно, существа огромные. А этот был просто гигантом. У черта был сын-чертенок, еще совсем малыш. Он всегда путался под ногами у отца, бегал вокруг, рискуя упасть. Чертенок то ластится к отцу, то щекочет его, а отец поднимет малыша на руки, раз — и бросит через горы в соседнюю долину. Чертенок с криками приземлится в соседней долине. А потом машет рукой, зовет отца: «Сюда, иди сюда». Огромный черт одним прыжком перелетит к чертенку и бросает его снова и снова, летать малыша учит.

Дело это не из легких, чертенок утомится, сядет на шею черту, и тот отправляется в полет, собирая по пути огромные камни. Пролетит, приземлится и схватит камень. Так он летает и хватает. А некоторые камни до того похожи на лица людей, что чертенок кричит от восторга и болтает усталыми ножками.

Черт-отец и чертенок пересекают долину за долиной. Черт хватает огромные утесы и взлетает высоко в небо. Так в играх и забавах проводят они время.

Вот однажды черт-отец с малышом спустились вниз по реке Китагава, затем пролетели вдоль реки Анаути и, в конце концов, приземлились в ее устье.

Только они решили отдохнуть, как неожиданно появился старик, он еле-еле плелся и тащил за руку внука. Старик остановился, разрыл мотыгой землю, в яму закопал глиняный горшок и посадил дерево сакаки, посмотрел на небо, приложил горсть земли ко лбу и молитвенно сложил руки. Внук, подражая деду, тоже сложил свои маленькие ручонки. Черт с удивлением посмотрел на них сверху вниз и спросил:

— Дед, что ты делаешь?

Старик, услышав в небе над головой громовой голос, от испуга втянул голову в плечи и с опаской посмотрел вверх. Задирает он голову все выше и выше, никого и ничего не видно, задрал голову так высоко, что шею заломило, и наконец увидел черта. Старик еще больше съежился и задрожал мелкой дрожью.

— Дед, что ты делаешь?

— Э… — только и смог промолвить испуганный старик, а когда, наконец, обрел дар речи, рассказал вот что. Живет он в рыбачьей деревушке неподалеку, в бухте Курэ. Как-то море разбушевалось и унесло одного из его домашних, потом другого, потом третьего, и теперь остались они вдвоем с внуком. И вот чтобы усмирить божеств и защитить себя и внука, старик набил глиняный горшок морской травой, рисовыми лепешками, зерном и бобами, закопал его в землю и возносит молитвы. Послушав рассказ старика, черт взобрался на горную кручу и приставил ладонь к глазам. Всматривался, всматривался он в даль, но не увидел ничего, кроме искрящегося на солнце голубого моря.

— Вон то море штормило?

— Да. Теперь-то на море тихо. Но когда море волнуется, из глубины накатываются широкие и высокие волны, они поглощают и корабли, и людей. Но если на пути им встретится хотя бы один малюсенький островок, он разрезает волны, они сразу успокаиваются, и все заканчивается. Черт никак не мог выкинуть из головы этого старика. Никто не знает, не ведает, сколько утекло воды с того дня, но однажды случилось вот что. Проснулся черт как-то утром, протер глаза, слышит, бушует страшный ураган. Деревья в горах сгибаются, словно сорная трава, дождь льет, будто водопад, горные утесы со страшным шумом раскалываются и падают вниз.

И в этот миг черт вспомнил старика с внуком, тех, что вознося молитвы, закопали в лесу горшок. С рычанием черт поднялся на ноги. Схватил огромный, как гора, камень, лежавший у входа в его жилище, — раз, два, три, — раскачал его как следует, поднял и с криком бросил. Чертенок испугался и заплакал: «Папа!» — однако черт ничего не ответил ему, схватил еще один огромный, как скала, камень и давай его раскачивать. Вся земля затряслась, одна за другой с шумом повалились громадные криптомерии, в обхват, а то и в два толщиной. Черт поднатужился, поднапружился и с криком бросил второй камень, и полетел он со страшным свистом. Чертенок опять расплакался: «Папа!» Черт прикрикнул на него: «Не плачь!» — взял длинную железную палку и проткнул оба камня, словно клецки данго на палочке. «Папа!» — снова закричал малыш. И тогда черт ласково обратился к чертенку.

— Папа собирается в рыбачий поселок. А ты жди меня здесь.

— Нет, я тоже хочу пойти, — сказал малыш и сделал шаг вперед. Огромная слеза покатилась по его щеке и упала на землю. И черт, не в силах отказать малышу, сказал:

— Ладно, если хочешь, пойдем, только садись на камень.

Посадив чертенка на камень, черт собрался с силами и, перевалив через плечо палку с нанизанными огромными камнями, стал спускаться с горы. Однако каким бы силачом ни был огромный черт, тащить два камня размером с две горы — дело непростое, и потому шел он медленно-медленно. Идет черт из последних сил, вот-вот упадет, но все равно шаг за шагом продолжает свой путь. Тело пылает у него, словно огонь, и капли дождя, попадая на него, шипят и превращаются в пар. И так ему тяжело, что в глазах темнеет. Наконец, он остановился на широкой равнине, опустил камни каждый размером с гору на землю и тяжело вздохнул.

Огромной, как шесть стволов сосен, ручищей стер он с лица пот и капли дождя и, протерев свои огромные глазищи, посмотрел на море. Темное море разбушевалось не на шутку. А на берегу малюсенькие человечки, привязав серпы к концам бамбуковых палок, кричат, повернувшись лицом к морю, трясут, машут серпами, суетятся. «Наверное, люди так прогоняют шторм», — подумал черт. Однако волны поднимаются все выше и выше, почти до самого неба, а потом с оглушительным ревом накатываются на берег. Травяные хижины, словно боясь шторма, дрожат, вот-вот упадут, и унесет их в море. А люди все кричат, с воплями бьют в деревянные доски, размахивают бамбуковыми палками с серпами на концах. И среди этой толпы черт наконец-то заметил дедушку и внука.

— Ну, пошли.

Черт, собрав все силы, которые у него остались, поднял камни, нанизанные на железную палку, и сказал чертенку:

— Слезай, будешь ждать меня здесь. Однако малыш поджал губы и замотал головой, ни за что не слезет.

— Ну, тогда не плачь, — сказал черт и зашагал дальше. И тут люди, которых ветер сбивал с ног, а они пытались остановить ураган, вдруг заметили его и, закричав: «Черт, черт пришел», — бросились врассыпную. А черт шаг за шагом шел в море.

Волны, словно безумные, захлестывали его. Но черт, сомкнув плотно губы, шел навстречу ветру. Вода попадала ему в глаза, рот, нос. Черт лишь мотал головой и со стоном продвигался вперед. Однако усталость от дальней дороги еще более тяжким грузом, чем тот, что он нес, навалилась на него, под натиском огромной волны ноги его подкосились, и он упал. Падая, он попытался спасти чертенка и, погружаясь в воду, поднял над собой камень, на котором сидел малыш, но сам с головой ушел под воду.

А волна разбилась об огромные камни, которые нес черт, и бухта Курэ, словно по волшебству, тотчас превратилась в тихую гавань.

Тут чертенок заплакал. Плакал он, плакал, устал плакать и превратился в утес. Теперь те два огромных камня называют Футанадзима, что означает «Острова-близнецы», и они охраняют бухту Курэ. А утес, в который превратился чертенок, зовется Эбосиива — «Утес высокая шапка».

На «островах-близнецах» есть пещеры. Говорят, что это дыры от железной палки черта.


Истории о чудесах


Дзасики Вараси

(Префектура Иватэ)

Поговаривают, что в Тохоку, в старых домах частенько селятся домовые, которых называют Дзасики Вараси. Если в доме поселился Дзасики Вараси, то в глубине дома, в одной из комнат, куда редко заглядывают, раздается поскрипывание и шорох, будто кто-то метет веником. Иногда домовой проказничает. Ляжет человек спать ногами на север, а проснется и обнаружит, что лежит ногами на юг. Это проделки домового.

В доме Сэки Сёдзабуро из провинции Иватэ жил Дзасики Вараси. Когда его сыну Дзэнкити было восемь лет, сын частенько рассказывал, что встречал Дзасики Вараси. Как-то раз дети, собравшись возле дома Сэки, затеяли игру в прятки. Маленький Дзэнкити водил, он бегал туда-сюда, отыскивая своих друзей то в одном, то в другом уголке сада. И тут он услышал чей-то смех. Подошел он к тому месту, откуда раздавался смех, и увидел, как среди мешков с рисом прячется какая-то девочка с коротко постриженными волосами в бело-красном кимоно.

— Ага, попалась! — закричал Дзэнкити и подошел еще ближе. Однако спрятавшаяся в мешках девочка не была из числа соседских ребятишек. Откуда же она взялась? Неужели это и есть Дзасики Вараси…

И в тот момент, как Дзэнкити подумал это, неизвестная девочка выпрямилась во весь рост, улыбнулась ослепительно белой улыбкой и исчезла. Последнее, что успел увидеть Дзэнкити, это широкий пояс оби на ее кимоно, завязанный красивым узлом.

В доме семьи Такахаси из провинции Иватэ, уезда Хиэнуки тоже жил Дзасики Вараси. Один из домочадцев, человек смелый, желая непременно увидеть Дзасики Вараси, решил переночевать в той комнате, где, по словам остальных, появлялся дух.

Установив фитиль масляной лампы так, чтобы комната была лишь слегка освещена, он решил дождаться духа. Вдруг он понял, что в его постели кто-то есть. Открыл он глаза и увидел рядом с собой маленькую спящую девочку с коротко постриженной головой в белом кимоно. Даже у такого храбреца, как он, спина покрылась холодным потом.

Наконец, девочка открыла глаза, ничего не скажешь — настоящая красавица. Она рассмеялась и, выскочив из постели, убежала прочь. На вид ей было не больше трех лет. И до сих пор, если кто-то отваживается остаться спать в этой комнате, то встречается с ней.

Дзасики Вараси появляются и в школах. В начальной школе городка Тооно появлялось несколько Дзасики Вараси, они были похожи на детей шести-семи лет. По словам очевидцев, по вечерам, часов в девять, они начинали бегать между столами и стульями в классах, играя в какие-то игры.

В соседнем уезде, в деревне Цутибути в здании начальной школы до сих пор появляются Дзасики Вараси. Вместе с маленькими детьми они играют в прятки, бегают и прыгают. И так каждый день. Только увидеть их могут лишь ученики первого класса. Ни учителям, ни ученикам постарше они не видны. Многие, прослышав о Дзасики Вараси, специально приезжают посмотреть на них в эту школу, но никто из взрослых их не видит.


Привидение с красной фасолью

Давным-давно в одной деревне в старом храме стало появляться привидение. В полночь, когда вокруг не было видно ни зги, раздавалась песня:

Потолчем красную фасоль, раз-два.
Поедим человечинку, раз-два.

Вслед за песней всегда раздавались странные звуки, будто кто-то и вправду толчет фасоль.

Как-то раз молодые крестьяне решили избавиться от привидения, которое толкло красную фасоль, и направились к старому храму.

Поднявшись в главное здание храма, крестьяне затаились и стали дожидаться полуночи. Стемнело, густые сумерки окутали все вокруг. Подул теплый ветер.

— Ну вот, скоро появится, — зашептали крестьяне и затаили дыхание, почувствовав, как приближается нечто зловещее. В этот момент где-то далеко прозвенел колокол, возвещавший о наступлении полночи.

Потолчем красную фасоль, раз-два.
Поедим человечинку, раз-два.

Несмотря на то, что крестьяне договорились захватить привидение врасплох, неожиданно выскочив и закричав: «Привидение с красной фасолью, выходи», — теперь никто не смог ни пошевелиться, ни слова промолвить.

Вдруг раздался оглушительный удар, и что-то упало сверху. Крестьяне вскочили и хотели бежать прочь, но, опомнившись от страха, решили посмотреть, что это было. Подойдя поближе, крестьяне почувствовали ароматный запах. Оказывается, упал бочонок, набитый сладкими фасолевыми лепешками. Вот это угощение! Как вкусно!

Молодые крестьяне стали уплетать лепешки и съели все до последней. С таким щедрым привидением каждый день можно встречаться!

Следующей ночью крестьяне опять пришли в старый храм и спрятались там, надеясь снова полакомиться лепешками. Однако ни этой ночью, ни следующей привидение не появилось.

Крестьяне пришли к храму и на третью ночь, но ни теплого ветра, ни звуков песни не было. Крестьяне не на шутку расстроились.

— Как же наши сладкие лепешки?

— Неужели привидение больше не появится? — стали они громко переговариваться между собой.

И вдруг откуда ни возьмись, раздались какие-то необычные звуки «тон-тон, тон-тон, тон-тон».

— Это еще что? — зашумели крестьяне, — если сегодня не появилось привидение, которое толчет фасоль, может быть, появится хотя бы привидение, которое раскатывает тесто и лепит лепешки?

И тут, как и в прошлый раз, раздался оглушительный удар, и опять что-то упало на пол.

— Неужели сладкие лепешки? — обрадовались крестьяне и подбежали поближе.

Однако это оказались моченые баклажаны и чайник с чаем.

Что за волшебство! Крестьяне, обнаружив совсем не то, что ожидали, были поражены.

И тут откуда-то сверху раздался голос:

— Не могу же я каждый день готовить вам лепешки! Угощайтесь сегодня мочеными баклажанами и чаем.


Лошадь — разорительница полей

(Район Канто)

В провинции Гумма, неподалеку от Оигами, по ночам кто-то стал вытаптывать рис на полях. Крестьяне выходили из себя от возмущения. Кому это пришло в голову творить такое злодейство, топтать поля, на которых они заботливо высаживали каждое зернышко, чтобы оно, когда придет время, дало тысячу, десять тысяч таких же зерен.

Молодые крестьяне решили каждую ночь караулить поле, поджидать разбойника с палками и мотыгами, а поймав его, прикончить на месте.

И вот как-то ночью, когда над темным полем засветила луна, кто-то вдруг стремительно понесся по полю, высоко подскакивая. Пригляделись крестьяне и увидели, что это лошадь. Стройная и красивая лошадь вытягивала шею, с хрустом жевала рисовые побеги, затем подпрыгнула, легла на землю и потерлась спиной, сминая рис.

— Глянь-ка, это же лошадь, — сказал один крестьянин.

— Да еще какая! Такой красивой мне в жизни не приходилось видеть, сказал другой.

— Давайте догоним ее, — предложил третий.

Оправившись от удивления, молодые крестьяне громко закричали и погнались за лошадью. Однако лошадь, заметив людей, высоко подпрыгнула и неожиданно исчезла.

Крестьяне потоптались на месте, надеясь, что лошадь вновь появится и им удастся ее поймать. Но лошадь той ночью больше не появилась.

На следующий день крестьяне решили пойти по следам лошади и к удивлению обнаружили, что следы прервались на самой вершине утеса. Утес формой напоминал голову лошади, сделал ли это кто-то намеренно, или сотворила сама природа — никто не знал. Утес существовал с незапамятных пор, но неужели он ожил?

Крестьяне решили проверить свою догадку. И ночью несколько молодых крестьян затаились поблизости от утеса. Наступила ночь. Неожиданно высеченная на утесе голова зашевелилась и взмахнула гривой. Стуча копытами, выскочила та самая лошадь.

Наутро они рассказали об этой истории всей деревне. Один старик предложил нарисовать на утесе сеть, чтобы лошадь не могла убегать. И с тех пор, как нарисовали эту сеть, лошадь больше не появлялась по ночам и не разоряла поля.


Праздник цветов у Тэнгу

(Префектура Аити)

В провинции Микава, районе Китасидара, деревне Мидоно жил-был молодой человек по имени Косаку. Больше всего на свете он любил праздник цветов. Как только наступала пора весенних праздников, он перебирался через горные перевалы, отправлялся в самые отдаленные поселки, лишь бы потанцевать. Праздник цветов переходил из одной деревни в другую, во дворе каждого крестьянского дома разжигали яркий костер, ставили на него огромный котел с кушаньем и всю ночь напролет танцевали вокруг. На фоне черных-пречерных, словно лаковая шкатулка, ночных гор ярко горели красные огни, в свете которых танцевала молодежь в масках чертей. И у всякого, кто это видел, захватывало дух от удивительной красоты танцев, посвященных весеннему цветению и будущему урожаю. Косаку минуло двадцать пять весен. И вот как-то раз он отправился за хворостом в горы Хатаморидзава. Собрал он вязанку хвороста, и внезапно напало на него желание потанцевать. Прежде он не раз слышал, что стоит лишь пуститься в пляс в горах или же сыграть на флейте, как тотчас же появятся длинноносые тэнгу. Но только он взмахнул руками и начал кружиться в танце, как забыл обо всех предостережениях. И тут он услышал, что кто-то зовет его по имени: «Косаку, Косаку». В испуге он огляделся вокруг и увидел рядом с собой двух тэнгу.

— Как видно, ты любишь танец цветов, Косаку. Давай-ка потанцуем вместе, — от этих слов у Косаку все нутро перевернулось. Стоит ни жив, ни мертв, словно аршин проглотил, в горле пересохло, ни звука не может произнести. А тэнгу выхватили синюю сеть и бросили с размаху прямо перед собой. Сеть разворачивалась, разворачивалась, пока не превратилась в дорогу, уходящую за далекие горы.

Тэнгу протянули руки к Косаку, схватили его под мышки и, крикнув: «Не смотри вниз!», — пустились вперед по диковинной дороге. Не то летят, не то танцуют. Так миновали они несколько горных перевалов и остановились на высокой скале. А там ярко горел огонь, вокруг которого собрались тэнгу. Красные тэнгу бьют в барабаны, синие тэнгу играют на флейтах, а остальные, не жалея ног, отплясывают неподалеку, что есть мочи, аж земля дрожит. Косаку, позабыв о прежнем страхе, тоже пустился в пляс. Между тем солнце начало клониться к закату, а потом и ночь наступила. Чувствует Косаку, что устал, сил нет, но тут тэнгу приготовил для него жареную рисовую лепешку. И вкуснее этой лепешки, съеденной ночью в горах после танцев, Косаку не приходилось пробовать никогда в жизни.

Наконец-то Косаку решил возвращаться домой. Тэнгу крепко схватили его и, поставив на одинокий утес Обезьяньей горы, крикнули: «Прыгай!» А Косаку, сам не зная почему, ничуть не испугался. Лишь засмеялся. Тогда тэнгу опять схватили Косаку и спустились вместе с ним к подножию горы.

— Ты молодец. Ну, теперь говори, что ты хочешь получить на память в подарок? — спросили они.

— Да ничего особенного мне не нужно. Вот если бы силу раздобыть, ответил Косаку.

— Будь по-твоему. Попробуй-ка для начала выдерни и подними вон этот пень.

Смотрит Косаку, а перед ним толстенный и тяжеленный пень дзельквы из земли торчит, не только поднять, а и раскачать — не раскачаешь. Только дотронулся Косаку до пня, словно пушинку, поднял и взвалил на спину. Вот чудеса. Обрадовался Косаку и, расставшись с тэнгу, отправился домой с пнем на спине.

Пришел он в родную деревню, опустил пень на землю: бах-ба-бах раздался такой грохот, словно землетрясение началось. От этого грохота все жители высыпали на улицу, зашумели. Оказалось, что прошла не одна ночь, как думал Косаку, а целых три дня.

Сначала никто не хотел верить рассказу Косаку о танцах с тэнгу, а когда видели огромный пень, только плечами от удивления пожимали. А от пня дзельквы между тем откололось несколько поленьев, а потом еще несколько, и еще. Годами брали жители эти поленья, но они все не убывали.

Вот так и узнали, что праздник цветов в большом почете среди тэнгу. Даже сейчас перед праздником принято читать охранные заклинания. Правда, случается и так, что заклинания не помогают, и тогда на праздник могут пожаловать тэнгу и устроить беспорядок и неразбериху. Еще поговаривают, что тэнгу зажигают в горах огни и издалека наблюдают за праздником цветов у людей. И даже сейчас порой можно увидеть огни костров тэнгу.


Каппа из Хиго

(Префектура Кумамото)

На острове Кюсю живет множество каппа. В этих историях пойдет речь о каппа из Хиго, в префектуре Кумамото. Во второй половине лета, когда заканчивается сезон дождей, каппа поселяются в реках, а с началом осени перебираются в горы. Каппа поднимаются в горы и спускаются в реки только по определенным дням, в эти дни местные жители остерегаются выходить из дома. Каппа передвигаются темными ночами, тихо-тихо, и только изредка доносится звук «хён-хён-хён». Дети, стоит им заслышать звуки шагов каппа, начинают дрожать от страха и бросаются на руки к родителям.

Дороги, по которым продвигаются каппа, так же как и время, строго определены и проходят по гребню гор. И на таких дорогах нельзя построить даже маленькую горную избушку, потому что проходящая мимо толпа каппа непременно разрушит ее. А если путник ненароком решит остановиться на ночлег где-нибудь на пути у каппа, то они подкрадываются и пугают беднягу.


Сумо с Каппа

Когда-то давно в Хинагу жил знаменитый рыбак по имени Сэнтаро.

Как-то раз он нашел тихую заводь и на закате забросил невод. Через некоторое время он потянул сеть и обнаружил, что в ней барахтается какое-то существо размером с небольшую тыкву. Стало рыбаку не по себе, и он выбросил существо, запутавшееся в его сетях, обратно в реку. За этот вечер рыбаку больше не удалось ничего поймать, и он решил возвращаться домой. По дороге он заметил, что за ним по пятам следуют какие-то маленькие существа. Смотрит рыбак, а вокруг него никак не меньше сорока каппа.

— Господин Сэнтаро, позвольте поблагодарить вас, — услышал он тоненький голос.

Только хотел Сэнтаро ответить, как остальные каппа наперебой закричали:

— Да я и не умею, и не люблю, — попытался отказаться Сэнтаро, однако каппа плотным кольцом сомкнулись вокруг него и ни за что не хотят выпускать. Ничего не оставалось Сэнтаро, как согласиться.

— Ладно, так уж и быть. Только я целый день рыбачил и проголодался. Подождите меня, — сказал он. Каппа расступились и пропустили его.

Рыбак стремглав домчался до ближайшего дома, влетел внутрь, закричал:

— У меня поединок с каппа через несколько минут! Покормите меня чем-нибудь!

Не дождавшись ответа, Сэнтаро взял с домашнего алтаря рис, преподнесенный буддам, съел его, а остатками потер лоб, чтобы благословение будд придало ему силы. Затем Сэнтаро вернулся к месту поединка, где его ждали каппа.

— Ну, так уж и быть, поборемся, но у меня есть условие — никакой щекотки, — сказал Сэнтаро.

— Тогда и у нас есть условие, обещай ни за что не касаться темечка.

Эти условия необходимо строго соблюдать в поединках между людьми и каппа. Хоть каппа и малы ростом, но умеют высоко подпрыгивать. Вот так подпрыгнет каппа и пощекочет противника, а тот засмеется и вывалится за пределы площадки для сумо, а это означает поражение. А вся сила каппа собрана в темечке, стоит лишь дотронуться человеку до темечка каппа, как тот теряет свою силу и проигрывает. Что ж, договор есть договор. Сошлись Сэнтаро и каппа на том, чтобы не нарушать данного слова. Только стали противники сходиться, как вдруг каппа засуетились, стали переглядываться да перешептываться.

— У Сэнтаро глаза блестят, как солнце, ослепнуть можно. Не станем с ним бороться. Разойдемся с миром, — и все, как один, побежали к реке и нырнули в воду.

Сэнтаро пожал плечами, а когда увидел, что каппа исчезли, вздохнул с облегчением. Видно, это рис с алтаря придал Сэнтаро силу ослеплять противника взглядом. Тут Сэнтаро увидел, как из дома, в котором он отведал риса, наконец-то вышел хозяин и направился к нему.

— Господин Сэнтаро, что это вы только что здесь делали? Как будто с невидимкой боролись и бормотали.

— Принесите-ка сюда фонарь, — попросил Сэнтаро, и когда посветили на землю, увидели, что там было множество маленьких следов.


Письмо Каппа

Как-то раз один рыбак причалил на своей лодке к побережью Кавадзири в провинции Кумамото, чтобы заночевать. Только стало смеркаться, как он услышал странные звуки, словно кто-то шагал по воде. «Что за чертовщина?» подумал рыбак и тут же услышал какое-то перешептывание. «Никак каппа здесь водятся», — решил рыбак, но, не придав этому большого значения, опять заснул. Наступила глубокая ночь, вышла луна.

— Проснитесь, уважаемый, — услышал рыбак, открыл глаза и увидел перед собой двух молодых людей.

— Как удачно! Мы хотели просить вас передать письмо. В Когава на берегу реки его будут ждать, не возьмете ли на себя труд доставить?

Рыбак удивился такой странной просьбе, да еще в такой поздний час, но письмо передать согласился.

На следующее утро, только стало светать, рыбак отчалил от берега. Гребет он, а сам все о вчерашней встрече думает. А не каппа ли были его вчерашние гости? Если так, то, выходит, он везет письмо каппа. Человек, если и посмотрит на письмо каппа, не увидит в нем ни единого иероглифа, лишь белый лист.

У рыбака руки чешутся, так ему хочется взять и посмотреть это письмо. Наконец, он не выдержал и развернул письмо. Так и есть, чистый лист бумаги! Не долго думая, рыбак окунул его в реку и снова посмотрел. На бумаге стала проступать надпись: «Нам ничего не удалось, попробуй ты».

О чем это? Непонятно. Ясно только, что дело здесь нечисто, подумал рыбак. Причалил он возле поля с тыквами, нарвал тыквенных стеблей и, выжав сок, написал на бумаге так: «Награди подателя этого письма».

На следующий день рыбак доплыл до Когава в уезде Ясиро. Только он причалил, как на берегу, откуда ни возьмись, появился молодой человек и сказал, что пришел за письмом. Рыбак с невозмутимым видом протянул ему свое письмо. Молодой человек с удивлением прочел и спросил рыбака:

— Нет ли здесь какой ошибки?

— Я ничего не знаю, меня просили только передать письмо.

— Тогда давайте встретимся сегодня вечером там, где речная вода сливается с родниковой.

Вечером рыбак подплыл на своей лодке к устью реки, где бил родник, и его воды смешивались с речным потоком, и стал ждать. Откуда ни возьмись, появилось не меньше тысячи каппа, и каждый бросил рыбаку по рыбе. Этот улов принес рыбаку немалые деньги.


Каппа и силач

История эта произошла давным-давно, когда строили княжеский замок в Томиока. Один молодой парень пришел наниматься на работу, но роста он был маленького, и потому его тотчас прогнали, сказав:

— Такие коротышки нам не нужны.

Паренек расстроился до слез, но ничего не поделаешь, пришлось возвращаться домой. И вдруг на дороге, откуда ни возьмись, появился каппа.

— Что ты плачешь? — спросил он паренька.

Тот и рассказал, как было дело. А каппа ему и говорит, исполню, мол, твое желание, если ты подсобишь мне в одном деле.

— Что за дело? — спрашивает паренек.

— В моем доме завелся страшный призрак с восемью рогами. Ни днем, ни ночью нет мне покоя. Избавь меня от него.

— Ну, это просто. А где ты живешь?

Каппа показал на реку. Паренек, не долго думая, прыгнул в воду, хотел отыскать призрака. Но нашел лишь старую борону, выброшенную крестьянами. Восемь железных зубьев поблескивали в воде. Видно, этой бороны и испугался каппа.

Каппа очень обрадовался, узнав, что паренек избавил его от призрака.

— Завтра утром испытай свою силу. Станешь ты силачом, каких поискать надо, — сказал каппа пареньку.

Вернулся парень домой, наспех поужинал и улегся спать. А проснувшись утром, попробовал поднять огромный камень и, вот чудо, поднял его, словно пушинку. Положил он камень на плечо и, сотрясая землю, зашагал в Томиока. Все, завидя такого силача, удивлялись.

— Возьмите меня на службу, — снова попросил паренек.

Как откажешь такому силачу! Сам князь принял его на службу. Что ему ни прикажут, откатить камни, принести деревья, со всем силач справляется легко.

Однако когда строительство замка стало подходить к концу, князь начал опасаться молодого человека. И, в конце концов, решил, что нельзя оставлять в живых малого с такой недюжинной силой. Приказал князь убить силача. Вырыли подручные князя огромную яму, бросили в нее силача, а сверху набросали камней. Однако сила-то у малого нечеловеческая, знай выбрасывает камни наверх, словно маленькие шарики. Тогда князь приказал засыпать яму песком. И как ни пытался силач выбраться из ямы по песку, на сей раз спастись ему не удалось.


Ямаваро

Когда лето подходит к концу, каппа покидают реки и переселяются в горы, тогда их называют ямаваро.

Говорят, что ямаваро очень любят горные персики. Руки у них могут вытягиваться длинные-предлинные, как у пугала, поэтому для ямаваро достать лакомый персик даже с самой высокой ветви — дело пустяковое. Но стоит человеку появиться неподалеку от персикового дерева, как пугливые ямаваро, бросив свое лакомство, бегут прочь.

А еще рассказывают, что ямаваро частенько помогают людям. Например, когда дровосеки переносят тяжелое дерево, ямаваро подлезают под дерево и поддерживают его снизу. Ну, а если ямаваро помогли тебе в чем-то, непременно нужно приготовить им угощение — красную фасоль или толокно из риса и овса и рассыпать по земле. Простым глазом ямаваро и не увидишь, а угощение на глазах начинает таять, пока не исчезнет до последней крошки.

Однажды молодой дровосек решил посмеяться над ямаваро. Разбросал еду, приготовленную для них, в разные стороны и распугал всех ямаваро, которые подкрались, чтобы полакомиться. В горах кто-то заплакал. А дровосек никак не унимается.

— Ну и ловко я пошутил, напугались до смерти!

Однако на том история не закончилась. Прошло несколько дней, тот самый дровосек рубил в лесу большое дерево, но, размахнувшись изо всех сил, попал не по стволу, а по собственной ноге. Дровосек побелел от ужаса, словно льняное полотно. И тут в горах раздался голос:

— Ну и ловко мы пошутили, напугался до смерти! Смотрит дровосек на ногу, а на ней ни малюсенькой Царапины.

Еще рассказывают, что ямаваро частенько лазят по крюку, на который подвешивают котелок над очагом. Если увидишь, как они раскачиваются на крюке, то нужно просто поиграть с ними, словно с малыми детьми. Однако если огонь начнет щекотать пятки ямаваро, то они могут выкинуть какую-нибудь злую проказу, потому что боятся щекотки.

Ямаваро любят поплескаться в фуро. Однажды один ямаваро тихонько пробрался к человеку, который любил принимать очень горячую ванну. После того, как мужчина вылез из фуро и отправился спать, он вдруг услышал пронзительный крик и увидел, как что-то вихрем пронеслось мимо него. Ванна оказалась чересчур горячей для ямаваро. А вода в фуро после помывки ямаваро была такой грязной, словно в нее налили горелого масла.


Кэммун

(Префектура Кагосима)

На острове Амами на юге Японии живет кэммун — существо, похожее на каппа. Кэммун может оборачиваться и кошкой, и жеребенком, и любит жестокие проделки и пакости. Живет кэммун на тутовых деревьях в горах. На темечке у него пузырь с маслом, этот пузырь светится синим светом, и с наступлением ночи при свете пузырей кэммуны выходят на берег моря и собирают раковины с моллюсками, которые выбрасывает волнами.

Между деревнями Амуро и Ядон раскинулось красивое песчаное побережье, на котором расположен рыбацкий поселок Сайге. Как-то раз двое рыбаков выпаривали морскую воду, чтобы получить соль. И тут появились кэммуны. Проказники стали цепляться за ноги рыбаков, всячески стараясь помешать работе. Рыбаки рассердились и плеснули в кэммунов кипящей соленой водой. С криками кэммуны убежали в горы. Однако через некоторое время огромная толпа маленьких и больших кэммунов вернулась, чтобы отомстить.

Увидев приближающихся кэммунов, рыбаки испугались. Один залез на крышу, а другой сел в лодку и затих. Того, кто был на крыше, кэммуны нашли сразу и разорвали на мелкие кусочки. А тот, что прятался в лодке, чудом спасся. Говорят, что в этих местах до сих пор водится множество кэммунов.

Из деревни Саё один четырехлетний мальчуган ушел в горы, да так и не вернулся. Искали его родители с соседями целую неделю и, наконец, отыскали. Чудное дело: сидит ребенок на ветке тутового дерева, только приблизились к нему, как он тотчас, словно птичка, перепорхнул на другое Дерево. А когда, изрядно побегав за ним, родители его изловили, поняли, что это кэммун вселился в него.

Пригласили ворожею, та положила на темечко мальчику соломенную крышку, которой котел накрывают, и ударила по ней несколько раз палкой. Тогда чары спали, и мальчик вновь стал прежним.

А вот история о том, как кэммун обманул рыбака. Случилось это на перевале между Оокума и Юра. В ту ночь луна мерцала в тумане. Рыбак нес рыбу через перевал, и вдруг, откуда ни возьмись, на дороге появился маленький симпатичный жеребенок. Жеребенок поплелся вслед за рыбаком, стоит рыбаку остановиться, чтобы передохнуть, и жеребенок останавливается. Шли они, шли, и вдруг рыбак заметил, что они по-прежнему на том самом месте, где встретились.

«Так значит, это кэммун», — понял рыбак, но виду не подал, сел и закурил. Неожиданно он выхватил топорик и бросил его в кэммуна. Кэммун в тот же миг сорвался с места и понесся, словно ураган, вниз по горному склону. Грохот раздавался такой, словно с гор огромные камни катятся. Когда шум стих, и рыбак огляделся по сторонам, его рыбы нигде не было.

С тех пор кто бы ни шел через горный перевал поздней ночью, обязательно берет с собой топорик.


Мальчик-лошадь

(Остров Кюсю)

Эта история случилась в давние времена. Жили-были два мальчика закадычных друга. Один рос в богатой семье, а другой — в такой бедной, что его родители концы с концами еле сводили. Но, несмотря на это, мальчики любили друг друга, как родные братья.

Как-то раз мальчики собрались в далекое путешествие. Шли они весь день напролет, а когда стали опускаться сумерки, остановились на ночлег на постоялом дворе. Поужинали и спать легли. Но у мальчика из бедной семьи была бессонница, и он никак не мог заснуть. Ворочается он с боку на бок, а глаза сами собой открываются. Не зная, чем себя занять, стал он рассматривать очаг в полу. Наступила глубокая ночь, а он так и не спал. Вдруг послышалось шарканье, и возле очага вспыхнул маленький огонек. Там сидела хозяйка постоялого двора. Некоторое время она сидела неподвижно, а затем вытащила старинный деревянный ларец, со скрипом открыла его и вытащила маленьких кукол. Куклу-крестьянина размером с человеческую ладонь она положила на край очага, а куклу-лошадь взяла в руки.

«Что это она делает?» — подумал мальчик, исподтишка наблюдая за хозяйкой, которая стала разгребать золу в очаге. Выровняла она золу и положила на нее двух кукол. И тут куклы начали двигаться, словно живые, и будто бы поле золы пахать. Вспахав поле, крестьянин взял в руки маленькое сито и принялся сеять. Семена пустили побеги, и все поле золы покрылось молодой порослью. Согнувшись в три погибели, крестьянин взялся выдергивать сорную траву. Побеги тянулись все выше и выше, и вот уже заколосились. Крестьянин вытащил серп и принялся убирать урожай.

Все это время хозяйка неподвижно наблюдала за куклами — ни бровь, ни глаз, ни губы не шевельнутся. Блики от лампы освещали ее белое, словно маска Но, лицо.

Наконец, кукла закончила убирать урожай. Стукнула крышка ларца, это хозяйка вытащила каменную ступку и деревянный короб и положила их перед куклами.

Кукла-крестьянин вновь зашевелилась, взялась молотить колосья, затем смолола зерна в муку, замесила тесто и приготовила лепешки-якимоти. И тут кукла упала, как подкошенная, и перестала шевелиться.

Хозяйка молча протянула руку и сложила лепешки-якимоти на деревянную тарелку, а затем взяла кукол и каменную ступку и убрала в ларец. Обхватив обеими руками ларец, она медленно поднялась, и тут огонь внезапно погас, и комната погрузилась в кромешную темноту, черную, как лаковая шкатулка. Шаркающие шаги стали удаляться и стихли где-то во внутренних комнатах.

На мальчика тут напало такое бессилие, ни рукой, ни ногой пошевелить не может. Хотел он было разбудить друга, но, сам того не заметив, крепко заснул.

Когда он, наконец, открыл глаза, было уже утро. Его друг сидел возле очага и пил чай. Смотрит мальчик, а рядом с другом сидит хозяйка и предлагает отведать те самые якимоти. Мальчик испугался, подбежал к другу, сел на коленки и зашептал ему на ухо. — Не ешь эти моти!

Но друг то ли не расслышал его слов, то ли сделал вид, что не услышал, он протянул руку, взял и с аппетитом съел лепешку. Ничего особенного не произошло, но когда он съел вторую, превратился в лошадь. Тут-то он понял, в какую беду попал, и горько заплакал. А мальчик-бедняк тотчас выскочил из дома и побежал, куда глаза глядят.

Был у него единственный друг, а он его не уберег, как же он может теперь домой вернуться! Во чтобы то ни стало нужно вернуть другу прежний облик, а как, — неизвестно. Ходил мальчик к разным мудрецам и предсказателям, но никто не знал способа, как помочь его другу.

Много дней он бродил по городам и весям и спрашивал каждого, кого встречал на пути, о чудодейственном способе, и вот однажды встретил он старца с седыми волосами и белой бородой. Мальчик, видя его седины, с надеждой спросил:

— Дедушка, извините за беспокойство. С моим лучшим другом произошла вот такая история, и он превратился в лошадь. Я обошел всех известных мудрецов, но никто не знает, как спасти моего друга. Дедушка, вы много пожили на свете и, наверное, могли слышать о чем-нибудь подобном. Не знаете ли вы, как вернуть моему другу его прежний вид?

Старец утвердительно кивнул.

— Знаю, знаю. Слушай меня внимательно. Пойдешь на восток, иди, пока не увидишь перед собой баклажанового поля. Найдешь семь сросшихся баклажанов, обращенных на восток. Сорви их и скорми своему другу. И тогда он вновь станет человеком.

Мальчик обрадовался, горячо поблагодарил старца и, что было мочи, побежал в восточном направлении. Наконец он выбежал на баклажановое поле. Искал он, искал семь сросшихся вместе баклажанов, но нашел лишь четыре.

А между тем солнце уже зашло. Мальчик, обессилев, лег спать прямо на поле среди баклажанов. На следующее утро он встал вместе с солнцем и вновь принялся искать семь сросшихся баклажанов. Но и в этот день ему не по-. везло. Наступила ночь, а следующим утром он, наконец, нашел баклажаны, о каких говорил старец. Семь темно-лиловых баклажанов были повернуты к солнцу и поблескивали утренней росой.

Сорвав баклажаны, мальчик стремглав помчался на постоялый двор, где остался его друг. А когда, наконец, прибежал туда, увидел, что его друг, превращенный в лошадь, стоит в конюшне, и вся спина его исполосована кнутом.

— Ешь быстрее, — сказал он другу и протянул ему баклажаны.

Съел друг четыре баклажана и отвернул голову, не может больше.

— Если ты не съешь всех баклажанов, то навсегда останешься лошадью! Ешь быстрее, — сказал мальчик и силой стал запихивать в него оставшиеся баклажаны. Когда друг проглотил последний баклажан, он вновь принял человеческий облик.

Мальчики, взявшись за руки, выбежали с постоялого двора и отправились домой. Семьи обоих мальчиков были счастливы увидеть детей после долгой разлуки.

Когда мальчики выросли, то поделили добро богатого мальчика пополам и стали жить в одном доме, словно родные братья.


Дорога духов мертвых

(Префектура Гифу)
История первая

Хида — одна из горных провинций Японии.

Там высятся крутые горы, набегая одна на другую, словно многослойный воротник. Местные жители издавна называли горную гряду, начиная с пика Онтакэ и кончая горой Куробэ, Дакэ — «Адская гора» — и относились к этому месту с благоговейным страхом. Ведь именно с Дакэ связано несколько рассказов о духах мертвых.

Зима в Хида длится долго. Осенью рано выпадает снег, а весной, даже в апреле, земли еще не видно.

Так вот, в одной деревне жил крестьянин по имени Кинъэмон. Перед его домом протекала река, и вода в ней была настолько прозрачной, что можно было пересчитать все мелкие камешки на дне.

Над рекой висел мост, и если перейти этот мост, подняться по дороге наверх, а затем перевалить через гору, то попадешь в соседнюю деревню. Днем по этой дороге проходило множество разного люда: крестьяне с повозками, извозчики с лошадьми, торговцы. Но как только наступала ночь, становилось тихо-тихо, и лишь изредка можно было услышать чьи-то шаги.

Это случилось как-то раз вечером.

Как обычно, вся семья Кинъэмона собралась вокруг очага, мужчины плели сандалии — «варадзи», а женщины занимались шитьем.

«Стук-стук-стук-стук», — со стороны моста послышались шаги.

— Кого это несет в такой час? — с недоумением прошептал Кинъэмон, отложив плетение в сторону.

— Кажется, кто-то идет? — остальные домочадцы тоже прислушались.

Те, кто шли по дороге, должны были направляться либо в соседнюю деревню, либо к дому Кинъэмона.

Кроме шагов, теперь слышались еще тихие голоса. Кинъэмон встал, открыл дверь и прокричал:

— Кто там? Идете по срочному делу через перевал?

Снаружи была непроглядная тьма, ни единой звездочки. И хотя по-прежнему доносились звуки голосов, никого видно не было. Кинъэмона пробрала дрожь, он переглянулся с домашними, но вот и голоса, и шаги стихли, словно бы их проглотила темнота.

Следующим вечером в тот же самый час вновь раздался стук шагов на мосту и тихие-тихие голоса. От ужаса вся семья словно заледенела.

С тех пор, как только наступал вечер, слышались голоса и шаги, кто-то пересекал мост и поднимался вверх на гору. Звуки раздавались чуть слышно, и казалось, что это невидимки переговариваются между собой.

Как-то раз вечером шел сильный снег.

Как и в прежние вечера, послышались подозрительные шаги, а вслед за тем чье-то всхлипывание.

От неожиданности женщины разом вскрикнули. И даже когда плачь растворился в снежной буре, все еще продолжали дрожать от страха.

На следующий день Кинъэмон отправился в город. И со своей бедой пришел за советом к гадателю. Ведь с некоторых пор домашние от страха даже по нужде вечерами из дома носа не кажут.

Предсказатель ему сказал так:

— Дорога, что перед твоим домом, проходит через соседнюю деревню, а затем тянется до горы Татияма. А внутри горы Татияма находится преисподняя. Так что мимо твоего дома через мост проходят духи мертвых, которые направляются прямиком в ад.

Услышав слова предсказателя, даже храбрый Кинъэмон испугался. Он поспешил домой и сразу же передал слова предсказателя.

— Больше ни одного вечера не проведем мы в этом доме, — заявили женщины, побледнев от страха.

Семья Кинъэмона перебралась со своим домом подальше от моста, и сразу после этого произошли следующие события. Кинъэмон, чтобы снять проклятие, созвал бонз и заказал большую поминальную службу. Возле моста зарыли ступу с сутрами и возносили молитвы за упокой душ мертвых.

И после этого шаги духов, пересекающих мост, больше не раздавались. Говорят, что ступа, закопанная Кинъ-эмоном, по-прежнему лежит там.

История вторая

На западном склоне горы Норикурадакэ расположено плато под названием Кантёгахара. На нем разбросано несколько маленьких, не больше пруда, болотец. А поле вокруг этих болот местные жители называют Сэйрэй, что означает «Поле очищения духов».

В старые времена возле плато Кантёгахара была деревня, которая называлась Аоя. Там-то и жил крестьянин-смельчак по имени Хэйдзиро.

Хэйдзиро любил охотиться, особенно в конце осени. Случилась эта история как раз поздней осенью. Выйдя из родной деревни Аоя, Хэйдзиро у подножия горы Норикура, на склоне Сакурагаока натянул тонкую сеть, которой обычно ловил дроздов.

Поговаривали, что по этому склону со страшными стонами и стенаниями проходит бесчисленное множество духов мертвых, и, заслышав их, многие жители деревни бежали без оглядки.

— Говорят, что это духи, а на самом деле просто кому-то во сне привиделось, вот и все. Лисицы это, кто же еще! — Хэйдзиро нисколько не верил этим басням. Было раннее утро, окутанное белой дымкой. Неожиданно Хэйдзиро услышал громкие голоса с той стороны, где была натянута его сеть. «Кто это такой неугомонный?» — подумал он, но, выглянув из окна своей охотничьей сторожки, закричал от ужаса. В белом тумане он увидел живые головы без туловищ, запутавшиеся в сетях. Головы кричали: «Хэйдзиро, Хэйдзиро!»

Хэйдзиро так испугался, что у него поджилки затряслись, он тотчас же захлопнул дверь.

А зловещие голоса все не унимались: «Хэйдзиро, Хэйдзиро!» — кричали они. Казалось, что они кружатся у охотничьей избушки, вот-вот ворвутся внутрь.

Хэйдзиро осторожно выглянул из окна. И не смог сдержать вопля. Зацепившаяся за дерево голова зловеще улыбнулась ему.

— Хэйдзиро поймал духа, почившего всего лишь три дня назад, и собирается его съесть, — раздался страдальческий голос из белого тумана.

Когда туман наконец-то рассеялся, головы растаяли без следа, с ними исчезли и голоса.

В сторожку ворвались лучи утреннего солнца. Хэйдзиро, еле живой от страха, выбрался из сторожки и стал спускаться с горы. Но только дошел он до болот на плато Кантёгахара, как опять сгустился такой туман, что на сун впереди ничего не видно. А туман такой же белый, как и утром. Хэйдзиро от страха показалось, что его тело одеревенело. Он покрылся холодным потом и опустился на землю.

Множество духов мертвых пили воду из болота. В тумане ясно виднелись лишь их головы. С громким хлюпаньем они жадно припали к воде.

Как Хэйдзиро вернулся в деревню, он и сам не помнил. И напала на него хворь. Сколько бы ни расспрашивали его соседи о случившемся, он так и остался нем.


Охотники и горные призраки


Жук-оборотень

(Префектура Иватэ)

В Камиго, в деревне Хатая жил один известный охотник по имени Нуэ. Его так и называли Нуэ из Хатая.

Как-то раз пришлось Нуэ заночевать в горах. Как принято в таких случаях у охотников, он разложил сеть вокруг того места, где решил устроиться на ночлег, чтобы уберечься от нечистой силы.

Посреди ночи Нуэ внезапно проснулся, почуяв что-то неладное. Все вокруг было спокойно. И лишь возле тлеющего костра Нуэ увидел какую-то маленькую букашку, которая ползла к нему. Щелчком он отогнал ее прочь. Букашка отлетела в сторону, повалилась на спину, но затем вновь поползла к Нуэ.

— Ой, приятель. Да ты, кажется, вырос, — сказал Нуэ, когда, щелкнув вновь пальцами, увидел, что букашка превратилась в крупного жука.

Жук опять стал приближаться к Нуэ. Стало охотнику не по себе, и на сей раз он взял жука двумя пальцами и выкинул подальше. Однако жук еще увеличился и пополз к Нуэ. Нуэ подскочил на месте. Пять или шесть раз он пытался выбросить прочь жука, и каждый раз тот возвращался и стал огромным, размером с мышь. Нуэ изо всех сил наступил на жука. Под подошвой охотника тот стал расти и вырос размером с собаку. Нуэ схватил жука и бросил в костер. Языки костра охватили жука, но ему все было нипочем. Стал он не меньше коровы и упрямо продолжал приближаться к Нуэ. Тут-то охотник вскинул ружье на плечо и выстрелил в чудище. Со свистом вылетела пуля. А охотника впервые в жизни охватил такой страх, что он понесся домой без оглядки. Однако чем дальше он бежал, тем глуше становились места вокруг, и вот он оказался возле реки, которой ему никогда прежде не приходилось видеть. Попытался он перейти эту реку вброд, однако вода стала быстро подниматься, и надежда на переправу исчезла. Острые камни, острые колючки сухих деревьев на дне больно впивались в ноги, а река становилась все шире и шире. И тут охотник увидел, что неподалеку огромное сваленное дерево, словно мост, соединяет два берега. А на противоположном берегу что-то белеет. Пригляделся он повнимательнее и понял, что это пегая лошадь. Стоит лошадь, словно Нуэ поджидает. Добрался Нуэ до моста, перебрался по нему на другой берег, а там сел на лошадь. А пегая лошадь, неизвестно откуда зная, где находится дом Нуэ, мигом домчала его. Только слез на землю Нуэ, как лошадь заржала, взмахнула хвостом и поскакала обратно в горы. Нуэ никак не мог взять в толк, зачем жук-оборотень напал на него.

После этого случая Нуэ два-три раза поднимался в горы, туда, где встретился с жуком, но тот больше не появлялся. Не суждено было Нуэ встретить и пегую лошадь, которая спасла ему жизнь.


Голубой паук

(Префектура Иватэ)

Возле высокого пика Хаятинэ берет начало бурная река Хэикава. По берегам этой реки охотился охотник Нуэ. Как-то раз оказался Нуэ ночью в горах, и вдруг прямо перед ним кто-то скакнул и стал расти прямо на глазах, пока Нуэ не пришлось задрать кверху голову, чтобы разглядеть его. Это был голубой демон, которого частенько видели в этих местах. Сначала появляется лишь коротко остриженная, как у монаха, голова, а затем демон начинает быстро расти и превращается в громадину, поблескивающую голубым светом.

— Эй, я голубой демон, — прорычал демон, обращаясь к охотнику.

— А какое у тебя ко мне дело? — спросил охотник, который много повидал на свете и был не робкого десятка. Демон подошел поближе к Нуэ и сказал:

— Знаешь, что-то мне стало скучно. Давай состязаться в превращениях.

— Ну, что ж, давай, — ответил охотник, — только ты начинай.

— Во что мне превратиться? — спросил демон.

— Ты, приятель, слишком большой. Превратись во что-нибудь маленькое.

— Ну, смотри, я уменьшаюсь. Все вокруг окутал голубой дым, а когда он рассеялся, охотник увидел, что демон стал не выше его плеча.

— А еще поменьше ты не можешь стать? Стань таким маленьким, насколько ты можешь.

— Ну, смотри. Я уменьшаюсь, я уменьшаюсь.

Демон стал уменьшаться и оказался размером с паука. Нуэ проворно схватил его, положил в маленькую коробочку для пороха и защелкнул крышку.

На следующее утро охотник открыл коробочку и обнаружил в ней мертвого голубого паука.

Он посмотрел наверх, а там — то самое чудище. Сахэй побелел от ужаса. Тондзо заревел.

— Я же предупреждал! Не шуми в горах! Если еще раз станешь здесь приманивать дудкой оленей, я поймаю тебя.

Он повторил эти слова много раз, а потом стремглав, не разбирая дороги, бросился домой. А как только он вернулся, его тотчас же свалила хворь. Что это было за чудище, называвшее себя Тондзо и умевшее летать по воздуху, был ли это тэнгу, или барсук-оборотень — никто не знал.

Хворь мучила Сахэя девять дней, а на десятый он испустил дух.


Призрак на спине

(Район Тохоку)

Жили-были муж и жена. Работали они, не покладая рук, однако бедность и нужду знали не понаслышке. Но жили они дружно и на судьбу не жаловались. Жена не нарадовалась на ладный нрав мужа, хоть был он глуповат, да и трус ужасный, за что ему вечно попадало от жены. Когда посреди ночи ему нужно было справить нужду, он всегда будил жену и просил покараулить.

Эта история произошла летней ночью. Муж, вздумав пойти на двор, как всегда стал будить жену, которая мирно посапывала.

— Проснись, проснись, я пойду по нужде.

Жена, зевая и потирая глаза, сказала:

— Как можно быть таким ужасным трусом! Пойдешь сегодня один, когда-то нужно перебороть свой страх.

Ничего не поделаешь, пришлось мужу, озираясь в страхе по сторонам, вприпрыжку бежать до уборной. Забежав в уборную, он выглянул из окошечка, чтобы проверить, все ли спокойно вокруг. А, высунув голову из окошка, он уткнулся носом в цветок-луноцвет. Белый цветок свалился с черенка и остался у него на носу. Известно, что у страха глаза велики, и в кромешной тьме белый луноцвет показался мужу привидением. В ужасе с воплями:

— Призрак! Призрак! — он добежал до дома и устроил большой переполох.

Крича, он бросился к жене. Жена посмотрела на его нос и цветок на нем и с недовольством сказала:

— Послушай, муженек. Ты это называешь призраком? — с этими словами она протянула ему цветок.

Муж застыдился своего промаха и после этого случая перестал трусить, как прежде.

Через некоторое время поползли слухи, что на дороге в соседнюю деревню появляется призрак. И хоть до соседней деревни было рукой подать, с наступлением зимы женщины стали опасаться в одиночку ходить по этой дороге, пролегающей по полю мисканта. Резкие порывы ветра качали сухой мискант, и от его шороха и у бесстрашного храбреца на душе кошки скребли. Говорили, что от заката до рассвета среди сухого мисканта с воем: «Бэру-хон, бэру-хон» — бродит призрак.

Потому с наступлением ночи никто не отваживался ходить в этих местах.

Муж, услышав эти разговоры, лишь пожал плечами:

— Все шумят: призрак, призрак. Наверняка, это цветок-луноцвет.

Жена с недоумением покачала головой. Однажды вечером муж, выпив сакэ и порядком захмелев, ни с того ни с сего сказал:

— Пойду-ка я найду этого призрака и разберусь с ним по-свойски.

Жена удивилась, услышав такие речи.

— Перестань, перестань, — попыталась она отговорить его, однако он и слушать ее не захотел.

— Пока я не вернусь, не запирай дверь, — и взяв с собой лишь заплечный мешок, в каких обычно носят детей за спиной, вышел из дома. Дошел он до поля мисканта, но никаких подозрительных звуков не услышал.

— Куда же подевался призрак, который появлялся здесь прежде? пробормотал муж и стал осматриваться. Наступила полночь.

И тут-то муж услышал тот самый вой: «Бэру-хон, бэру-хон». Решив, что призрак требует посадить его «верхом» на спину, глупый муж повернулся спиной к тому месту, откуда доносился вой, и сказал:

— Ну, ничего не поделаешь с тобой, призрак-луноцвет, садись ко мне на спину.

Тут он почувствовал, как нечто тяжелое свалилось ему на спину прямехонько в мешок для переноски детей. От этой тяжести у мужа аж ноги подкосились.

— Ну и тяжелый ты, призрак! Ох, ох, как тяжело, — кряхтя и бормоча, муж еле дошел до дома.

— Жена, я принес призрака, открывай скорей! — закричал он, что было мочи. Тотчас из дома выбежала жена.

Муж остановился у садика рядом с домом и сказал призраку:

— Ну, вот, мы уже в саду, слезай. Однако призрак и не подумал слезать. Ничего не поделаешь, пришлось с призраком на спине войти в дом.

— Ну, вот, мы уже в доме, слезай. Но призрак и не пошевелился. Еле волоча ноги, муж дошел до своей комнаты.

— Ну, вот, мы уже в комнате, слезай.

Наконец, терпение мужа лопнуло, и он свалил груз со спины. То, что он принес, с жутким грохотом упало на пол и замерло.

А муж, еле живой от усталости, повалился на кровать и тотчас же заснул.

На следующее утро жена проснулась, посмотрела на то, что лежало на полу, и принялась будить мужа.

— Муженек, проснись скорее, что-то блестит. Муж протер глаза, смотрит, а на полу лежит целая куча золотых монет.

— Ты же принес целую гору денег, — вскрикнула жена.

— Наверное, это вчерашний призрак-луноцвет обратился в золотые монеты, — сказал муж, в недоумении почесывая в затылке.

В тот же день супруги отправились к сельскому старосте спросить, что им делать с деньгами, чудесным образом оказавшимися у них. Староста признал права супругов на эти деньги. Благодаря этому бедные муж с женой стали богачами и только гадали, кто мог преподнести им такой подарок.


Исся

(Префектура Кагосима)

В одну деревню на острове Токуносима с перевала Инута-фудакэ по ночам спускается гном, которого называют исся. Всегда, в любую погоду, он ходит в соломенном плаще и со сломанным зонтиком в руках, помахивая хвостом, похожим на початок кукурузы. Когда спускается, он прихрамывает на одну ногу.

Если в дождливую ночь выйти на дорогу, то непременно встретишься с исся. При встрече с прохожим он всегда задает один и тот же вопрос:

— Кто ты такой?

Крестьяне окрестных деревень хорошо знают об этом, поэтому, выходя из дома поздно ночью, обязательно берут с собой початок кукурузы. И когда исся спрашивает своим хрипловатым голосом:

— Кто ты такой? — крестьяне поворачиваются спиной к нему и помахивают кукурузой, словно бы хвостом виляют. Тогда исся, решив, что перед ним собрат, никакого зла прохожему не причинит. Ну, а если не обмануть исся, показав ему початок кукурузы, то он заманит человека на берег моря и бросит в воду.

Однако несмотря на свои злобные проделки, исся легко попадаются на обман. Бывает, смелые рыбаки, обманув исся при помощи кукурузного початка, заманивают его на рыбалку.

— Вот если бы ты сел на весла, славная бы получилась прогулка!

— Если бы ты пошел со мной в море, узнал бы, как интересно ловить рыбу!

Исся, услышав приглашение, радостно бежит к лодке и садится на весла. И вместе с рыбаком отправляется на ночной лов.

Исся гребет, что есть сил. А хитрый рыбак знай себе песенку под нос напевает.

Исся, исся,
Поспешай, поспешай…

Исся гребет, что есть мочи. Лодка несется по волнам, словно стрела по воздуху. Когда исся сидит на веслах, рыбы можно наловить целую гору. Но не успеет лодка причалить к берегу, как у всех выловленных рыб выпадают глаза.

Как и среди людей, среди исся попадаются лентяи. Как-то раз ленивый исся отправился в море с одним рыбаком, но греб так лениво, что рыбак не выдержал и выбросил его за борт. Однако большинство исся работают, не покладая рук, и многие хитрые и смелые рыбаки берут их на рыбалку.


Корабль призраков

(Префектуры Сидзуока, Миэ, Токуносима)

В давние времена на море происходило множество страшных историй.

Тот, кто в дождливые ночи выходил во внутреннее море Сэто, в заливе Мидзусима обязательно видел мерцающий под водой корабль призраков. С корабля доносились жалобные и скорбные голоса: «Одолжите нам ковш, одолжите нам ковш», — призраки из воды тянули руки к проходящим кораблям.

Поговаривали, что это духи воинов Тайра и Минамото, получивших смертельные раны в морских сражениях и ушедших на дно. Сколько столетий уже прошло с тех пор, как исчезли дома Тайра и Минамото, а с холодного морского дна по-прежнему доносились голоса.

Даже бывалые моряки, повстречавшись с кораблем-призраком, плотно затыкали уши, чтобы не слышать голосов призраков. Однако как ни затыкали они уши, звуки все равно доносились, а над черной морской гладью появлялось бесчисленное множество белых рук. Призраки жалобно молили: «Одолжите нам ковш, одолжите нам ковш». Но стоило лишь одному из моряков дрогнуть и бросить призракам ковш, как рыбацкой лодке или шхуне приходил конец. Один-единственный ковш на глазах превращался в сотню ковшей, а потом в тысячу, руки призраков разбирали эти ковши, а затем начинали черпать воду и наливать в лодку. Сдавленные печальные голоса раздавались со всех сторон. Так была потоплена не одна лодка. Один из утесов в заливе Мидзусима получил название Сякусима — «Остров ковшей», и на всех кораблях и лодках, следовавших этим маршрутом, обязательно был ковш без дна.

В заливе, вблизи города Токусима, тоже как-то раз появился корабль призраков. Была темная дождливая ночь, дул южный ветер. Рыбачья шхуна бросила якорь недалеко от берега. Молодой рыбак, помощник капитана, проснулся от внезапного шума на море. Словно жужжали тысячи москитов.

Звук то приближался, то удалялся. Наконец, молодой человек смог отчетливо различить слова: «Помогите, помогите».

Казалось, что кто-то хрипит, собрав последние силы. Услышав эти слова, молодой рыбак тотчас вскочил на ноги и отодвинул циновку из мисканта, закрывавшую лодку. Корабль под белым, словно снег, парусом, плыл под водой навстречу их лодке. Огонь на верхней мачте слабо поблескивал, будто светлячок.

Молодой рыбак, не медля ни секунды, принялся будить старого рыбака.

— Корабль призраков, корабль призраков, — закричал он, показывая на белый парусник.

Однако старый рыбак, не открывая глаз, сказал:

— Ложись спать, нельзя смотреть на этот корабль.

Молодой человек от ужаса не смог сомкнуть глаз до самого утра.

Наконец, стало светать, волны утихли, небо прояснилось. Старый рыбак принялся готовить завтрак, заваривая чай, он сказал:

— Это и вправду был корабль призраков. Темными дождливыми ночами, как вчера, духи утопленников пытаются заманить людей в пучину, умоляя о помощи. Говорят, что это духи воинов из домов Тайра и Минамото, погибших в морском сражении при Данноура. Они топят не только рыбачьи лодки, но и большие корабли. Море Сэто лишь с виду спокойное и безобидное, но на самом деле оно таит огромную опасность.

Следующая история — о демоне, которого называют «морским монахом». Она произошла в ночь накануне Нового года. В заливе Ивакуни плыл корабль, перевозивший товары и пассажиров. Облака низко нависли над темным морем, дул ледяной ветер, команда и пассажиры высоко подняли воротники.

Неожиданно корабль остановился. Поднялся переполох. В этот момент из темной воды кто-то высунулся. Когда он поравнялся с кораблем, все увидели, что это черный демон. Своим единственным глазом, блестевшим голубым светом, он внимательно оглядел корабль. Пассажиры закричали от ужаса, несколько человек лишились чувств. И лишь капитан корабля сохранил хладнокровие и смело посмотрел на чудище.

— Капитан, тебе не страшно? — спросил демон хриплым голосом, глядя на капитана.

— Что же страшного! Самое страшное — это торговля, а я и в ней кое-что понимаю. А все остальное — совсем не страшно, — ответил капитан.

Тогда демон моргнул своим единственным глазом и скрылся в пучине, а корабль поплыл дальше, словно ничего и не случилось.

Этот капитан по имени Куваная Токудзо был известным моряком. Он придумал несколько способов сворачивать и распускать паруса, которыми пользуются и по сей день. Это он придумал ставить лодку параллельно ветру, и тогда парус распускается сам собой. Этот способ, названный «хираки», Токудзо придумал, увидев однажды, как ветер надувает женский передник.

Томокацуги — это призрак ныряльщицы за моллюсками, который можно встретить на дне моря.

Этот призрак однажды встретила ныряльщица по имени Сима-но Сёкан. Был пасмурный день, собирался дождь. Поговаривают, что именно в такие дни и появляется Томокацуги. Однако Сёкан и не помышляла о призраке. Как обычно, она обмакнула нож для срезания раковин в морскую воду, побрызгала вокруг себя, постучала ножом о борт и вознесла молитву божествам, охраняющим от опасностей на море. А затем без колебаний прыгнула в воду и медленно стала погружаться на дно.

В этот день вода была мутной. Сёкан знала, что в такие дни можно насобирать немало моллюсков «аваби» у скалы Кагамиива, и решила плыть в ту сторону. Она медленно обследовала дно, когда увидела, что неподалеку от нее, собирая «аваби», плывет еще одна ныряльщица. «Опоздала», — подумала Сёкан и, выдыхая воздух, поднялась на поверхность моря. Как ни странно, рядом со своей лодкой она не увидела другой. «Откуда же взялась вторая ныряльщица?» подумала Сёкан. Набрав воздуха, Сёкан вновь нырнула. Та же самая ныряльщица, в том же платке вокруг головы и набедренной повязке продолжала собирать «аваби». И в тот самый момент, когда Сёкан, наконец, поняла, что перед ней не кто другой, как Томокацуги, Томокацуги обернулась, протянула к Сёкан руку с раковиной «аваби» и стала медленно приближаться. А ног у Томокацуги и не видно. Сёкан хотела уплыть, но ее тело одеревенело, ни рукой, ни ногой пошевелить не может, и в глазах потемнело, как будто ночь наступила. Тут на нее сверху упало что-то вроде сети. Поняла Сёкан, что нужно спасать свою жизнь, вспомнила про нож для срезания раковин и стала отчаянно резать сеть на куски. Наконец, еле дыша, Сёкан поднялась на поверхность. «Неужто спаслась? Если бы Томокацуги подплыла ко мне поближе и улыбнулась, пришел бы мне конец. Меня спас нож для срезания раковин и покровительство божеств». Сёкан вернулась в деревню, а другие ныряльщицы решили не выходить в море в этот день и устроили большой праздник.

Рыбаки из поселка Яидзу однажды встретили морскую ведьму. Как-то раз одна лодка бросила якорь неподалеку от острова Ниидзима. Закончив лов, рыбаки хотели было поднять якорь, однако, сколько ни тянули, вытянуть якоря не смогли. Вот незадача! Тянули они по очереди и все вместе, но никак не могли сдвинуть якорь.

И тут один рыбак предложил нырнуть и посмотреть, за что зацепился якорь. Каково же было его удивление, когда он увидел, что под водой, на их якоре сидит старуха. Подплыл рыбак поближе, а старуха взмахнула копной седых волос, обернулась и прошептала:

— Не говори людям, что встретился со мной. А если проболтаешься, не видать тебе больше рыбы.

И с этими словами она исчезла.

Наконец, рыбаки смогли сняться с якоря, и с этого дня удача не оставляла их. Рыбак, повстречавшийся с морской ведьмой, всегда возвращался на берег с большим уловом. Время шло, а ему нестерпимо хотелось рассказать про свою встречу на дне моря. Позабыв наказ ведьмы, он рассказал о ней. И с тех пор ему не удалось поймать ни одной рыбешки.


Животные-оборотни


Рассказы об огромной змее


Девушка-молчунья и змея

(Префектура Иватэ)

В глухих горах провинции Митиноку жил когда-то известный охотник. И была у него дочка по имени Око — умелая ткачиха. Око слыла молчуньей, ни слова, ни улыбки из нее не вытянешь.

Как-то раз Око сидела подле окна и ткала, но вдруг отчего-то отняла руки от ткацкого челнока и, что-то пробормотав, прыснула от смеха.

Охотник удивился и окликнул дочь, но она, словно бы и не услышав его, вновь что-то забормотала и расхохоталась.

Что же это с дочкой?

Спрятался охотник, чтобы понаблюдать, что будет, и видит, что на окне свернулась колечком маленькая змейка. Каждый раз, когда змейка шевелила кончиком хвоста, Око заливалась смехом и бессвязно бормотала.

Так значит, это проделки змеи!

Охотник выхватил ружье и выстрелил в змейку. В то же самое мгновенье превратилась она в огромную змею длиной больше одного дзё и поползла к Око.

— Ах ты, злодейское отродье, подбираешься к моей дочери! — закричал в гневе охотник и, схватив большой топор, принялся рубить змею на куски, а расправившись с ней, бросил в речку неподалеку от дома.

На лицо Око упали лучи осеннего солнца. Она вздрогнула и очнулась, словно ото сна.

Следующей весной, когда начал таять снег, в речке рядом с домом охотника появилась стая мелкой рыбешки. Сколько бы Око ни выбирала ее сетями, меньше рыбы в реке не становилось.

— Отец, мы ее поджарим или сварим? — спросила Око у отца.

Начал отец читать заклинание, которое испокон веков передавалось по наследству от отцов к сыновьям, да перемешивать воду в реке длинными палочками из мисканта. И вот тут-то маленькие рыбешки превратились в змей, река ими кишмя кишела.

Охотник вспомнил, что случилось минувшей осенью, и ужаснулся.

Он стал вычерпывать змей ушатом и относить на поле неподалеку. Охотник сбился со счету, вычерпывая змей, пока не поймал всех до последней.

С наступлением лета поросло то поле диковинной травой. Трава была густая, высокая, сочная, она покачивалась на ветру, поблескивая на солнце, словно змеиная кожа или рыбья чешуя. И горе было тому зверю или птице, которые попробовали этой ядовитой травы, убивавшей на месте.


Змея у позорного столба

(Префектура Акита)

У подножия горы Тёкай жил силач по имени Кандзо. Он работал не покладая рук на своем маленьком поле, да еще рубил деревья в окрестных горах.

Неподалеку от его дома рос густой лес — лежбище огромной змеи.

Какой бы смельчак и силач ни отправлялся туда, вернуться не удавалось никому. Местные крестьяне не пытались даже приближаться к этому лесу. Ветви густо разросшихся дубов и буков плотно переплелись друг с другом, и даже самым ясным днем было там темно и мрачно.

В эту чащу и отправился Кандзо. «Все говорят, что там водится змея, но ведь никто никогда ее не видел. Должен же кто-то разузнать, что к чему».

Кандзо знай рубит направо-налево нижние ветви деревьев, прокладывает себе дорогу. Забрел он глубоко в чащу, видит, поблескивает черное озеро. И вдруг раздался громкий храп. От него даже крепкие высокие деревья закачались, как былинки на ветру. «Не иначе огромная змея храпит. Ну и дела!»

Выхватил Кандзо свой большой топор и давай рубить деревья перед собой. В тот же миг храп затих. Запахло свежей кровью. Обернулся Кандзо, а там огромная змея, длиной больше дзё, тело толстое, словно жернов, распахнула свою красную пасть, вот-вот нападет на смельчака.

Кандзо нацелился ей в голову и ударил топором. А потом поднял огромный дуб, который только что срубил, и вонзил ей в самое брюхо. Огромная змея не смогла и пошевелиться. Тогда Кандзо накинул на нее крепкую веревку и поволок прочь из чащи. Вытащил он ее на свет, ударил крепко о твердую землю, и тут огромная змея испустила дух.

Кандзо потащил тело змеи по дороге, такая ноша была бы не под силу простому человеку.

Через два-три тё он вышел на оживленную дорогу и подвесил змею на высокую криптомерию, словно преступника привязал к позорному столбу. И всякий, кто шел по дороге, останавливался посмотреть на огромную змею, гадая, кто же смог победить такое чудище.

Крестьяне радовались от всей души. Избавившись от змеи, они смогли ходить в чащу и рубить там дубы и буки. И жизнь у них стала богатая и безмятежная.

А вот семью Кандзо с тех пор стал преследовать злой рок. Его родственники один за другим заболевали неизвестной болезнью и, сгорая от жара, мучительно умирали.

Как-то ночью Кандзо во сне явилась змея и сказала:

— Ты меня убил, победив в бою, Кандзо, и за это я не держу на тебя зла. Но я никогда не прощу тебе, что ты выставил меня у позорного столба на дороге. И да будут прокляты твои потомки до седьмого колена…

На утро Кандзо совершил моленье об убитой им змее, и вся деревня молилась вместе с ним.

И пока был жив Кандзо, он не переставал возносить молитвы. Сорок семь раз поднимался он на гору Тёкай, чтобы утихомирить дух змеи.


Змея Окику и наводнение

После того, как он расправился с огромной змеей с болота Итиро, он стал знаменит в своих краях. Дзюбэй радовался собственной славе, но вот однажды подстрелил беременную обезьяну. Когда он вскинул ружье и прицелился, она, обливаясь слезами, сложила руки, умоляя пощадить ее, но было уже поздно.

А в то время жена Дзюбэя тоже была на сносях.

Жена сильно сокрушалась об убитой мужем обезьяне, между тем подошло время ей рожать. Родила она ребенка с лапами медведя и мордой обезьяны. Жена измучилась, не зная, чем заслужила такое. Дзюбэй молился богам, чтобы отвести от своей семьи наказание. Но следующие три ребенка походили, как две капли воды, на первого.

И, наконец, на четвертый раз у них родилась девочка, прекрасная, как яшма. «Боги смилостивились над нами», — решили супруги, радуясь от всего сердца. Назвали они ее Окику, что означает хризантема, и стали холить и лелеять.

Девочка подросла и превратилась в настоящую красавицу. Как ливень, посыпались на нее предложения руки и сердца. Однако Окику и слышать не хотела о замужестве и отказала всем своим поклонникам. Затворилась в доме, и на улицу — ни ногой. Исполнился ей тогда двадцать один год.

И вот как-то раз, осенним вечером, когда солнце начало клониться к закату, Дзюбэй вернулся домой с гор и увидел, как Окику сидит на пороге дома, смотрит в небо и поет тихонько:

Унесет меня далеко дождь,
Унесет меня далеко ветер.

От неожиданности Дзюбэй замер на месте. — Милая, что ты только что напевала? — спросил он дочку.

Окику серьезно посмотрела на него и сказала:

— Отец, дайте мне слово, что впредь ни за что не зайдете в мою комнату, пожалуйста, пообещайте… — и с этими словами ушла к себе.

А у Дзюбэя с этого мига сердце было не на месте. В ушах так и звучали слова странной песенки. Тревога нарастала с каждой секундой, и, несмотря на запрет дочери, он заглянул в щелку между перегородками ее комнаты. И что же он увидел! Огромная змея с шестнадцатью рогами свернулась в кольцо посреди комнаты дочери. Змея заговорила:

— Давным-давно вы убили змею на болоте Итиро. Этой змеей была я. Затаив злобу, я решила обратиться человеком и родилась на свет из чрева вашей жены, став вам дочерью. Ваша родительская любовь ко мне уничтожила былую ненависть, но раз вы увидели мой истинный облик, я не могу более оставаться здесь, — сказала она, тяжело вздохнув. А затем протянула Дзюбэю драгоценный камень и добавила:

— Если что-то случится, вытащите этот камень и произнесите мое имя. Я тотчас же предстану перед вами в облике вашей дочери. Если же случится вам голодать, стоит лишь лизнуть его, и волшебный камень спасет от голода.

Затем змея Окику призвала дождь и ветер и скрылась из виду.

Гигантская змея Окику поселилась в глубокой ложбине на Восточной горе, однако горные божества изгнали ее оттуда. Она передвигалась на юг, но везде ее преследовали небесные духи и духи грозы, и тогда ей пришлось улететь на север. Но ни на севере, ни на западе, ни на востоке она не была желанной гостьей. Наконец, она решила поселиться в реке Китаками, но на нее напал дух молнии и разбил ее на множество мелких частей. Тогда-то на реке Китаками и случилось ужасное наводнение, и многие жители окрестных селений утонули.

Говорят, что родители Окику жили очень долго, а если случалось быть голоду, их спасал драгоценный камень, подаренный дочерью.


Месть обезьяны

(Остров Кюсю)

Случилось это в незапамятные времена. Неподалеку от одной деревни было небольшое болото. С некоторого времени, на закате в один и тот же час, с болота стали доноситься странные звуки, напоминавшие жужжание прялки: «Дзин, дзин, дзин…»

Эти звуки, проносившиеся над заснувшей деревней, вызывали ужас у местных жителей. По деревне стали расползаться слухи об оборотнях.

И вот как-то раз с наступлением сумерек один известный охотник отправился на болото, чтобы разузнать истинную причину таинственных звуков. Добравшись до болота, он увидел, что над противоположным берегом крутится белое веретено. Только охотник стал приближаться, как в темноте загорелись два красных глаза, которые смотрели прямо на него. Веретено крутила огромная черная тень. Охотник вскинул ружье и выстрелил.

«Дзин, дзин, дзин…»

Веретено продолжало крутиться. Черная тень залилась зловещим смехом. В непроглядной тьме разверзлась красная пасть, огромная и круглая, как полная луна.

«Бах, бах…», — охотник выстрелил десять раз подряд. Однако оборотень продолжал смеяться. В этот момент в одной из окрестных деревень раздался петушиный крик, и смех тотчас же прекратился.

Охотник совершенно растерялся и решил пойти за советом к известной охотнице Ямао. Рассказал он ей, в чем дело. Ответ Ямао был таков:

— У тебя ничего не вышло оттого, что ты целился в черную тень. Следующий раз прицелься в крутящееся веретено. Тогда наверняка расправишься с оборотнем.

Охотник поблагодарил за совет и снова отправился на болото.

«Дзин, дзин, дзин…», — странные звуки разносились по округе, как и прежде.

На сей раз охотник прицелился в белое веретено и метко выстрелил.

Раздался пронзительный вопль, охотнику показалось, что небо над головой раскололось надвое. Земля затряслась, будто великан зашагал по ней, но звуки постепенно стали удаляться, пока не пропали за далекими горами. Охотник бросился в погоню и увидел, что вся земля по берегу болота пропитана кровью. Следуя по кровавым следам, блестящим в свете луны, охотник забрел в глухие горы.

Следы привели его к скале и оборвались прямо перед входом в пещеру. Охотник прислушался, и до него донесся чей-то приглушенный голос из глубины пещеры.

— Вот и смерть моя пришла. Пообещай за меня отомстить.

А вслед за тем послышался протяжный плач. И вот все затихло. Заклубился густой туман и обволок все вокруг.

На следующее утро у охотника родился мальчик. «Станет он охотником и мне опорой», — от всего сердца обрадовался охотник. Мальчик был здоровый и крепкий, но крикливый, просто беда. Кричит с утра до вечера, не дает матери и на часок заснуть. Жена охотника держит его на руках, укачивает, а он никак не унимается. Совсем у матери сил не стало.

— Что же ты так кричишь, словно гром, — сказала она и только взяла на руки малыша, как тот перестал плакать, заснул и стал мирно посапывать. Жене охотника девочка пришлась по душе.

— Не может ли быть эта девчонка оборотнем, который пришел отомстить мне за смерть чудища с веретеном?

Он внимательно следил за девочкой, но ничего подозрительного не замечал. И с ребенком она нянчилась исправно, и жене по хозяйству помогала ловко да умело.

Жена готовила угощение для соседских ребятишек. Поставила столы, расставила чашки для супа и вдруг смотрит, а рыба на столике с угощением для священника бесследно исчезла. Рыба была крупной, специально приготовленной для такого важного гостя.

— Ведь только что здесь была. Куда же она подевалась? — с недоумением спросила жена.

— Наверняка кошка утащила, — ответил охотник.

Ничего не поделаешь, пришлось приготовить другую рыбу, но когда стали собираться гости, и она пропала. Неспроста все это… Пошел охотник на кухню, а там вся рыба исчезла. Чем дальше, тем подозрительнее. «Нужно держать ухо востро», — решил охотник.

Когда закончилось празднование дня рождения, родственники и соседи разошлись по домам. А охотник тем временем взял ружье и спрятался на крыше.

Вот, наконец, ушли и девочки, помогавшие на кухне. Жена с ребенком отправилась вместе с соседками на горячий источник, и дома осталась одна девочка-нянька. Не зная, что за ней следят, она глубоко вздохнула и сказала:

— Привязалась я больно к малышу и его маме, не могу теперь отомстить за убитого охотником мужа. Что же мне делать?

Услышав это, охотник, не медля ни мгновенья, выстрелил в нее.

Девочка, истекая кровью, упала на землю. На выстрел прибежали соседи и жена с ребенком. Увидев мертвую девочку, все побледнели от ужаса.

— Не приближайтесь к ней. Это оборотень, он вот-вот начнет превращаться, — закричал охотник, спускаясь с крыши. А у самого на душе неспокойно. Девочка как была в человеческом облике, так и осталась. Наблюдая за ней, охотник провел всю ночь, глаз не сомкнув.

Наступило утро, за ним полдень, а она так и не превращалась.

— Неужели я и вправду человека убил? Неужели грех смертоубийства на душу взял? — охотник был сам не свой от раскаяния. В день рождения сына убить человека, что может быть хуже. Ни спать, ни есть охотник не мог.

Наступил вечер, жена не выдержала и разрыдалась. Вновь сбежалась родня, смотрят друг на друга сурово, слова не промолвят.

И вот глубокой ночью прелестное лицо девочки стало покрываться морщинами и искажаться, пока не превратилось в страшную морду обезьяны. Платье полопалось по швам, а под ним оказалось тело огромной обезьяны.

Чтобы отомстить за смерть мужа, она превратилась в девочку, а лишившись жизни, последовала за ним.


Монах-отшельник и барсучонок

(Район Тохоку)

В давние времена жил монах-отшельник. Однажды теплым весенним полуднем брел он по горной дороге и увидел, что под сосной, меж ее корней, свернувшись клубком, спит барсучонок.

Подошел монах поближе, смотрит, сладко спит барсучонок, только живот вверх-вниз ходит. И тут напало на монаха желание напроказить. Взял он в руки раковину, что висела у него на поясе, подкрался поближе и загудел, что было сил, барсуку прямо в ухо. Барсук перепугался, вскочил и пустился бежать, но прежде чем скрыться в чаще, обернулся и, сморщив мордочку, пристально взглянул на монаха.

— Вот умора, — воскликнул монах и, схватившись за живот, расхохотался. И до того ему стало смешно, что даже слезы по щекам покатились.

Когда монах, наконец, успокоился, он продолжил свой путь к вершине горы. И вдруг ни с того ни с сего солнце стало клониться к закату. Только что был полдень, а уже сумерки сгущаются. «Что за чудо?» — поразился монах, смотрит по сторонам, а все во мрак погружается, и уже такая тьма вокруг, что и кончика носа не видать. Раз ночь уже, нужно искать место для ночлега. А где же его найти в такой глуши?

Смотрит монах по сторонам и видит, вдали слабо мерцает огонек. Должно быть, в доме. Попрошу-ка я приютить меня на ночь.

Вокруг ни зги не видно, только этот огонек светится. Монах стал на ощупь пробираться вперед, то рукой за ветку зацепится, то ногой о кочку споткнется, но все равно идет к мерцающему огоньку. И тут стали до него доноситься странные звуки: то плач, то голос, распевающий сутры, то звон колокола. Не иначе, как похоронная процессия движется мне навстречу, решил монах.

Монах стал пятиться назад, а процессия вот-вот здесь будет. Делать нечего, решил он забраться на дерево и переждать.

А между тем похоронная процессия приблизилась к этому самому дереву и возле него остановилась. Монах увидел, как под деревом стали копать яму, в которую положили гроб. До его ушей вновь донеслись голоса, распевающие сутры, и процессия удалилась. Плохо дело, под моим деревом теперь лежит покойник, подумал монах.

Бежать нужно отсюда и побыстрее, решил он и стал было спускаться вниз. Но вдруг комья земли полетели из могилы, крышка гроба распахнулась, и покойник в белых одеждах вылез наружу. Выбравшись из ямы, он схватился за ствол дерева и стал карабкаться вверх.

Монах, ни жив ни мертв от страха, цепляется за ветки и лезет все выше и выше. Тут покойник страшным голосом говорит:

— Погоди, монах, вот я до тебя сейчас доберусь, — и ловко карабкается вслед.

Монах поднимается все выше и выше, но тут холодная и гладкая, словно восковая, рука покойника дотронулась до его ноги. Монах завизжал от ужаса, схватился за тоненькую веточку, она хрустнула у него в руке, и монах полетел вниз.

— Ой, больно, больно, больно.

Монах кричал изо всех сил, а когда, наконец, рискнул открыть глаза, увидел, что все вокруг залито солнечным светом и вновь полдень.

Потирая ушибы, подрагивая, икая и прихрамывая, монах затрусил по дороге прочь от этого места.


Пес с кладбища

(Район Канто)

Случилась эта история в стародавние времена. Один охотник вместе со своим сильным и быстрым псом оказался ночью в горах. Весь день в погоне за зверем и птицей охотник перебирался через один перевал за другим и, в конце концов, оказался в глухом месте, далеко от человеческого жилья. В темноте, не зная дороги, он кое-как спустился с горного перевала и неподалеку увидел огонек. «Вот повезло. Попрошу-ка я приютить меня на ночь».

Подошел он поближе и видит: стоит огромный дом, большая редкость для горной глухомани. Остановился охотник подле ворот и крикнул хозяев. В ответ ему раздался громкий собачий лай. А вслед за тем на пороге показалась старуха с белой, как снег, головой.

— Не сердитесь на моего пса. Прошу вас, проходите в дом, погрейтесь у огня.

Старуха внимательно оглядела охотничьего пса. Пес поджал хвост и заскулил.

Усевшись возле огня, старуха какое-то время вела с охотником беседы о том о сем, а потом вдруг и говорит:

— Смотрю я на вашего пса, хорош да силен, ничего не скажешь. Мой пес тоже дюже силен. Во многих боях участвовал он прежде и ни разу не проиграл. А не устроить ли нам собачий бой, посмотрим, какой пес сильнее.

— Что ж, почему бы и не помериться силами, — согласился охотник. Его пес был известным задирой и гордостью охотника. Случалось ему драться и с волками и с дикими собаками, и всегда он загрызал своих противников насмерть.

Старуха свистнула, и тут же, виляя хвостом, к ней примчался пес, что лаял на охотника, когда тот приблизился к дому старухи. Пес был огромный и пятнистый, ни дать ни взять молодой бычок.

Старуха и охотник принялись натравливать своих псов друг на друга, и они сошлись в жесточайшей драке.

Старухины глаза заблестели, словно у дикого зверя, белые волосы вздыбились. Дрожа всем телом, она то и дело выкрикивала:

— Давай, давай. Загрызи его, сожри его, — не успел охотник понять, что к чему, как старухин пес загрыз его пса. Стало светать, и охотник вновь побрел в горы.

— Я отомщу за своего любимого пса, — вновь и вновь повторял он, словно в бреду. И вдруг он увидел, что впереди него идет какой-то человек. Идет так быстро, что и бегом за ним едва ли поспеешь. Стало охотнику любопытно, кто это такой, и он последовал за ним, пока не оказался на кладбище. Человек неожиданно сбросил с себя кимоно, затрясся и превратился в огромного пса. Опустившись на четыре лапы, он принялся разрывать землю и, вырыв из свежей могилы покойника, стал жадно его пожирать. Охотник вскинул ружье и прицелился, как видит, пес, расправившись с покойником, опять затрясся и принял прежний человечий облик. А затем направился прямиком к охотнику.

— Опусти ружье, — сказал человек жестким голосом. — Ты видел мой подлинный облик, и оставлять в живых тебя бы не стоило, однако у тебя ружье, и лишь это спасает твою жизнь. Что тебе от меня надо, говори.

Охотник бросился на землю и стал умолять пса-оборотня:

— Прошу тебя, отомсти за моего пса, — и рассказал, что случилось минувшей ночью. Оборотень, прикрыв глаза, помолчал, а потом сказал:

— Ну, будь по-твоему, — и зашагал впереди охотника. У дома старухи он вновь задрожал всем телом и превратился в пса. Вместе со своим новым псом охотник подошел к воротам дома.

— Бабушка, а не устроить ли нам еще один собачий бой. Посмотрим, кто победит на этот раз.

— Давай попробуем, но победит все равно мой пес.

И вот вновь начался собачий бой. Волосы старухи растрепались, глаза загорелись огнем, она, как и прежде, кричала: «бах».

И в то же мгновенье и дом, и старуха, и пес с кладбища растворились в воздухе, и охотник увидел вокруг себя только горы.


Девушка-фазан

(Район Тохоку)

В стародавние времена в одном селении жили муж с женой.

Дожили они до преклонных годов, а детей так и не нажили. Вот бы нам ребеночка, — мечтали они, и каждой ночью, в час зайца ходили на поклон к святилищу.

«Пошли нам на воспитание, милостивое божество, ребенка, хоть змеенка, хоть чертенка», — молились они от всего сердца.

И вот однажды душной летней ночью привиделся жене сон. Снится ей, что на груди у нее выросла веточка растения коса и покрылась белыми бутонами. Цветки коса маленькие и неприметные. Ранним летом цветет оно в тенистых местах, а его фиолетовые корни напоминают редьку — дайкон. В неурожай и голод многие крестьяне замачивают корни коса и едят вместо редьки, и не подозревая, что это смертельный яд. Увидеть во сне цветы коса — это дурное предзнаменование, а если вырастут они на обочине дороги или под крышей дома, значит, быть беде.

Прошло время, и жена обнаружила, что она понесла.

Настал десятый месяц, и родился у нее не змеенок, не чертенок, а девочка, прелестная, словно цветочек.

Припомнив давнишний сон, жена назвала дочку, как цветок — Косан.

Когда Косан выросла, слава о ее красоте пошла по всему селению.

— Такой красавицы, как Косан, нигде не найти. Каким же должен быть парень, за которого пойдет такая красавица, — судачили соседки.

Кожа у Косан белая, словно светится изнутри, губы алые, как плод граната. А когда побежит, волосы на ветру развеваются, будто птица в воздухе летит.

Исполнилось Косан восемнадцать лет, и сосватали ей красивого соседского парня, под стать невесте. Стали они мужем и женой. Жили они поживали, но с некоторых пор молодой муж начал замечать странные вещи. Как только наступает полночь, Косан выскальзывает из постели и убегает из дому. А минет два часа, возвращается домой, руки и ноги холодные, словно лед.

Сперва молодой муж не придавал этому значения, но, поняв, что так происходит из ночи в ночь, не на шутку встревожился, а нет ли у жены возлюбленного. И вот как-то раз ночью он притворился, что заснул, а сам потихоньку наблюдал, что будет делать жена.

Косан, не подозревая, что муж не спит, осторожно раздвинула фусума и выскользнула на улицу. Выйдя за ворота, Косан прямиком побежала в сторону старого храма на окраине селенья. То ли бежит, то ли летит, словно птица.

И вот, пробежав по тропинке среди буйной густой травы, Косан прошла через главные ворота храма. Тропинка вилась под сенью старых криптомерии, где темно и в самый светлый полдень, потом круто свернула и привела к кладбищу.

Косан мчалась среди замшелых надгробных камней и полуразрушенных пагод, размахивая полами белого платья, словно крыльями. Потрясенный муж следовал за Косан по пятам, боясь потерять из виду.

Косан пронеслась мимо старых надгробий и остановилась возле недавно закопанной могилы.

Словно ураган, Косан стремительно взлетела и кинулась вниз, разбрасывая клочья земли. Выкопав гроб, она вытащила покойника и принялась его пожирать.

Муж остолбенел, не в силах произнести ни звука. Не помня себя, он вернулся домой и упал в постель, трясясь от страха.

Ночь близилась к двум часам, когда Косан вернулась домой, как и в прежние ночи, ноги и руки ее были холодны, словно лед. Она подкралась к мужу и прислушалась к его дыханию. Муж старался мирно посапывать, чтобы не вызвать подозрений, и тогда она, как ни в чем не бывало, спокойно заснула.

Муж той ночью не сомкнул глаз. Он представлял себе, что Косан вот-вот обратится в Яся. Страшно ему было, хоть кричи. «Косан — не человек. Оборотень. Не могу жить с ней больше ни дня. Вот возьмет и съест меня».

— Что случилось? Косан тебе чем-то не угодила? — стали они спрашивать зятя. А он стоит, голову опустил, молчит, не зная с чего начать.

— Ну что же ты? Если есть разговор, что замолчал? — спрашивают родители по очереди. А он лишь одно твердит: «Заберите от меня жену». В конце концов, родители решили, что у их зятя появилась другая женщина, стали они ругать его и плакать. И тогда он решил рассказать, что случилось прошлой ночью.

— Что ты такое говоришь! Как может быть твоя жена Косан оборотнем! Может, дурной сон тебе привиделся? — рассердились родители.

— Это был вовсе не сон. Я вам чистую правду говорю. Чем во мне сомневаться, лучше проследите ночью за Косан и увидите все своими глазами, сказал муж. Мать Косан согласилась. На том и порешили. Как только Косан выйдет из дома, зять прибежит и предупредит ее мать.

Наступила ночь, молодые легли спать. Прошло несколько часов, Косан, удостоверившись, что муж крепко спит, встала с постели и, тихо-тихо ступая, вышла из дома. Тут муж быстро вскочил с постели и сломя голову побежал к матери Косан.

— Матушка, матушка. Косан только что вышла из дома, — закричал он.

— Идем быстрее, — ответила мать и сразу же выбежала из дома, так как спать не ложилась, ожидая прихода зятя.

Была кромешная тьма, небо заволокло темными тучами. И лишь звук удаляющихся шагов Косан указывал дорогу.

Как и предыдущей ночью, Косан пробежала по дороге, а затем свернула на тропинку, ведущую к кладбищу возле храма.

Косан примчалась к свежей могиле, а мать и муж спрятались неподалеку. Косан принялась разрывать землю и вытащила из могилы покойника. А затем с чавканьем принялась поедать его.

В этот момент из-за туч выглянула луна и осветила лицо Косан.

В белом свете луны Косан была ужасна. С жуткой усмешкой на белом лице она жадно поедала труп. Не оставалось никаких сомнений, что Косан превратилась в страшного демона.

И тогда мать Косан, не в силах скрывать своих чувств, крикнула дочери.

— Косан! Что ты делаешь?

Косан, вздрогнув от неожиданности, обернулась и увидела перед собой мать.

Холодная, как лед, ухмылка тотчас исчезла с ее лица. А увидев рядом с матерью еще и мужа, Косан сказала:

— Вы знаете теперь мой истинный, постыдный облик, поэтому отныне мы не можем быть одной семьей.

В тот же момент из тела Косан полился поток синих огней. В голубоватом свете луны Косан превратилась в фазана и, взмахнув большими крыльями, полетела прочь к дальним горам.


Кот Мокити

(Префектура Акита)

В префектуре Акита, на горе Тэцуяма жил рудокоп по имени Мокити. Был он лентяем и пьяницей, поэтому жениться ему не удалось. Жил Мокити вдвоем с котом, которого подобрал на улице лет десять назад.

Как-то раз к Мокити пришел мальчик из питейного заведения, куда Мокити частенько наведывался, и потребовал заплатить долг. Смотрит Мокити, а сумма в несколько раз больше той, на какую он покупал сакэ, Мокити сам не свой от бешенства примчался к хозяину питейной лавки и закричал:

— Да, я выпиваю иногда, но не на такие же деньги! Ах, ты, мошенник, обмануть меня вздумал! На это хозяин отвечает:

— Успокойся, Мокити, Заходи в дом, поговорим, — провел Мокити во внутренние комнаты и рассказал следующее. — Последнее время в мое заведение каждый вечер приходит мальчик, который покупает для тебя бутыль сакэ в один сё и говорит, что ты потом заплатишь. Если ты мне не веришь, останься и подожди здесь, скоро этот мальчуган придет.

— Разве ты не знаешь, что у меня нет детей! — зло сказал Мокити, а у самого от неприятных предчувствий засосало под ложечкой.

Через некоторое время дверь распахнулась, словно от порыва ветра, и послышался тонкий детский голосок:

— Дайте сё сакэ. Деньги заплатит Мокити…

Мокити выглянул из комнаты, и дыхание у него перехватило. Видит: мальчуган, одетый в большую красную куртку хаппи, явно с чужого плеча, получил из рук продавца бутыль сакэ и скрылся в лучах предзакатного солнца.

Порыв ветра захлопнул дверь.

Когда Мокити, наконец, пришел в себя, он молча протянул деньги и выскочил на улицу. Почти вприпрыжку он добежал до дома и обнаружил, что его хаппи висит на прежнем месте, там, где он сам его оставил. Мокити осторожно дотронулся до красного хаппи. Край рукава был влажным. В доме не было слышно ни шороха, даже кот куда-то запропастился. К тому же бутыль под один сё сакэ, которая стояла на кухне, исчезла.

— Не может быть, неужели это был мой кот…

Ему приходилось прежде слышать истории о котах, которые, прожив котами десять лет, превращались в оборотней, но неужто и его кот тоже может оборачиваться человеком?

— А ведь еще говорят, что коты похожи на своих хозяев. Вот и мой кот, прожив со мной десять лет, пристрастился к сакэ. И теперь этот ворюга где-то попивает сакэ за мой счет!

Мокити лег спать, не выпив ни глотка. Он долго ждал возвращения кота, но так и заснул, не дождавшись.

На следующий день Мокити притворился пьяненьким и, как только стало садиться солнце, упал замертво на постель и громко захрапел. Кот лежал в углу комнаты, свернувшись в клубок. Мокити время от времени приоткрывал один глаз и через узкую щелочку поглядывал на кота. И тут кот неожиданно вскочил на задние лапы, подошел к столбу, на котором висела куртка-хаппи, и передними лапами снял ее с крючка.

С криком: «Вот теперь я тебе задам, ворюга», — Мокити швырнул в кота курительной трубкой.

Трубка попала коту по морде, и от неожиданности он отлетел в угол комнаты. А вслед за тем бросился наутек, будто его унесло ветром.

— Подожди, — закричал Мокити и побежал вслед за котом по ночной дороге. Кот несется, как угорелый, аж искры из-под лап вылетают, словно огненный шар летит. И Мокити не сдается, бежит, что есть мочи. Вдруг огненный шар исчез, и Мокити окружила со всех сторон непроглядная тьма.

— Ну и ну. Дороги совсем не видать. Ни вперед, ни назад. Попал я в переделку, — забурчал Мокити, озабоченно вглядываясь в темноту. Но неожиданно вокруг загорелись огоньки — синие, красные — Мокити увидел, что все поле перед ним в огнях, которые медленно передвигаются, словно танцуют.

— Не может быть. Поле оборотней…

От ужаса у Мокити волосы на голове зашевелились. Поговаривали, что тот, кто встретится на этом поле с оборотнями, не вернется домой живым. Мокити затрясся мелкой дрожью, а черные тени перед ним распевали странные песни, вставали и приседали, подпрыгивали и прихлопывали в ладоши.

С белым котом из дома Катаока спляшем, С черным котом из дома Касиваги споем, А с котом из дома Мокити Разопьем бутыль сакэ.

Мокити пригляделся повнимательнее и увидел, что черные тени — это коты разных мастей, трехцветные, черные, белые, пятнистые, и все они танцуют на задних лапах. А когда появился кот Мокити, коты наперебой закричали:

И тут один кот спросил кота Мокити:

— Послушай, а не сыграешь ли нам на флейте?

— Нет, сегодня ничего не получится, — сказал кот Мокити и широко разинул пасть. Передние зубы сломаны, кровь сочится.

И тут самая старая кошка громко и пронзительно мяукнула и, обернувшись к своим сородичам, повела такую беседу.

— Завтра утром Мокити умрет. Кот Мокити перед завтраком должен перепрыгнуть через стол с едой. Когда Мокити съест эту еду, он повалится замертво.

На следующее утро Мокити проснулся ни свет ни заря. События минувшей ночи, оборотни, все казалось дурным сном. Мокити даже не мог вспомнить, как до дома добрался.

Однако только уселся Мокити за стол, чтобы позавтракать, как его кот подскочил к столу и перепрыгнул через него.

— Ах, вот как, — закричал Мокити, — мы с тобой, приятель, десять лет под одной крышей прожили, а ты задумал дурное против меня! Теперь-то я понял, что ты оборотень.

И Мокити отставил завтрак. Кот зыркнул на Мокити и, опустив голову, медленно поплелся к задней двери. С тех пор Мокити его больше не видел.


Кошачий перевал

(Префектура Оита)

Как-то раз один путник брел по равнине в Асо, что на острове Кюсю. Идти было трудно, дорога становилась все более неровной и под конец превратилась в сплошные подъемы и спуски по скалам. «Так, так. Похоже, я заблудился. Ну и попал я в переделку», — подумал путник и, тяжело переводя дыхание, оглянулся по сторонам. Солнце уже начинало клониться к закату. Дул ветер, шелестел бурьян.

И вдруг откуда-то раздалось чуть слышное кошачье мяуканье. Прошло несколько минут, и вновь послышалось «мяу».

«Неужели в этой горной глуши водятся кошки? Так это, верно, и есть Кошачий перевал. Поговаривают, что на Кошачьем перевале живет король диких кошек, и когда кошки острова Кюсю стареют, они приходят служить ему».

От таких мыслей у путника мороз прошел по коже, и он, задрав голову, посмотрел на темнеющий в вышине Кошачий перевал. Говорят, что одни кошки, пришедшие на перевал, через некоторое время возвращаются домой, а другие остаются в горах и дичают. С теми, что возвращаются домой, творится что-то неладное: уши раздвоены, пасть раскрыта так широко, что ужас охватывает. Резвые и прежде, кошки начинают носиться как угорелые, сжав в зубах полотенце, а тихие домашние кошечки могут незаметно подкрасться к открытым перегородкам-сёдзи — и тихо их закрыть. А означает это, что кошка стала оборотнем.

«Пора мне убираться подобру-поздорову, пока я не встретился с кошками-оборотнями. Вот и солнце уже село…»

Путник, вконец обессилев, оглянулся по сторонам. И вдруг среди горных склонов он заметил слабо мерцающий огонек. Да там дом! Видно, и в таких местах люди живут. Вот так удача.

Путник стал перебираться по неровной, крутой дороге через перевал. А там — вот чудо! — прямо среди гор увидел великолепный дом.

Вздохнув с облегчением, путник вошел и сказал:

— Я заблудился, не приютите ли меня на ночь?

Из внутренних покоев вышла женщина и со словами: «Не удивительно заблудиться в наших местах. Если угодно, извольте пройти», — заботливо отвела его в спальню, а сама тут же удалилась. Прошло немало времени, а ему не предложили ни ужина, ни ванной — фуро. Живот подвело от голода, хоть плачь. «Неужто она совсем позабыла про меня», — подумал он и вышел в коридор.

— Извините, не покормите меня чем-нибудь? — сказал он громко.

— Я как раз готовлю ужин. Подождите немножко. Может, пока помоетесь? Фуро вон там, — с этими словами женщина указала на небольшую комнату в конце коридора. Путник обрадовался и прямиком туда направился, но тут вдруг навстречу ему вышла пожилая женщина. Женщина пристально посмотрела ему в лицо, затем огляделась по сторонам и, подойдя поближе, тихонько прошептала.

— Зачем вы пришли сюда? Здесь не место людям. Бегите отсюда. Быстрее, быстрее.

От этих слов путник слегка опешил. А она все твердила: «Быстрее, быстрее», — пытаясь вытолкнуть его на улицу.

— Да ведь я проголодался. К тому же за окном Кошачий перевал, неужели вы хотите меня выгнать?!

Путник даже рассердился. Тогда женщина глубоко вздохнула и сказала:

— Я открою вам всю правду. Лет пять назад вы часто проявляли заботу обо мне. Я — та самая пятнистая кошка, что жила у ваших соседей. Каждый раз, когда, перебравшись через ограду, я шла домой, вы давали мне рыбу, а иногда сажали к себе на колени. Много времени прошло с тех пор. Теперь я пришла к королю диких кошек и служу здесь. Я слышала, что вы собираетесь принять фуро и поесть, но как только вы положите в рот кусочек здешней еды или дотронетесь до горячей воды, ваше тело сразу покроется шерстью, и вы превратитесь в кошку. Так что бегите отсюда, пока не поздно. Если меня увидят, сразу убьют. Но мне вас так жаль.

От ее слов у путника подкосились ноги. Не в силах вымолвить ни слова в благодарность, он только склонил перед женщиной голову и стрелой вылетел из дома.

Бежит он по горной тропинке, ни жив ни мертв, и слышит чьи-то голоса за спиной. Обернулся и видит, что три молодые женщины с черпаками в руках несутся за ним вслед.

Женщины поняли, что его уже не догнать, забрались на высокий утес и, выплеснув воду из черпаков с длинными ручками, попали в путника. А тот, унося ноги, добежал до святилища, и только тогда обнаружил, что на кончике уха и на голени у него выросла шерсть. Как раз там, куда попали брызги из ковшей оборотней.


Краб на горячем источнике

(Префектура Исикава)

В провинции Кага, там, где берет начало река Набэтани, была тихая заводь, в которой, по рассказам крестьян, водился оборотень — хозяин реки. Даже днем над этим местом сгущались зловещие сумерки.

Неподалеку от реки располагались две деревни — Набзтани и Вакэ. В деревне Вакэ земля была бедная, неплодородная, стоило хотя бы три дня не пойти дождю, как поля засыхали, и земля трескалась. И только когда дождь лил без конца, да такой, что соломенные шляпы плесенью покрывались, удавалось собрать урожай.

Случилась эта история во времена Тэммэй. Стояла невиданная дотоле засуха, и жители деревни Вакэ собрались на совет.

— Ничего нам не остается, как идти на поклон к хозяину реки и просить помощи, — решили они и, взвалив на плечи бочонки с сакэ, отправились в путь. Прошли они деревню Набэтани, спустились вниз по течению, пока не оказались возле заводи, над которой, как и говорили люди, даже днем было сумрачно.

Собрали они сухих веток, разожгли костер, откупорили бочонки и стали лить сакэ прямо в воду, а самые молодые крестьяне схватили в руки мотыги и стали бить по воде.

Тут-то это и случилось. Из заводи показался огромный краб. Подняв высоченный столб воды, он вылез на сушу. Всех охватил страх. От испуга молодые крестьяне побросали свои мотыги и побежали без оглядки. Одна брошенная мотыга попала по клешне краба. Краб попятился, волоча раненую клешню, и скрылся в воде.

— Плохо дело, — закричали старейшины, ни живы ни мертвы от страха.

— Беда, беда. Мотыга попала прямо в клешню хозяина реки. Бежим скорее, — с криками и воплями старейшины припустили прочь от этого места вслед за молодыми крестьянами. Им вдогонку хлынул ливень. Загремел гром, засверкали молнии, дождь захлестал так, что и глаз не открыть.

Жители Вакэ, услышав эти слова, повалились на колени, стали до земли отбивать поклоны и молить хозяина реки о прощении.

Прошло лето и наступила осень. Благодаря частым дождям урожай удался на славу. А об огромном крабе — хозяине реки — все постепенно забыли.

Как-то раз один крестьянин из деревни Вакэ, взяв куриного проса и бобового супа-мисо, отправился в горы, чтобы искупаться в горячем источнике. Несколько дней подряд он приходил к источнику понежиться в горячей целебной воде, но вот однажды на противоположной стороне купальни в клубах влажного, горячего воздуха он разглядел чье-то огромное лицо. Ни дать ни взять самурай. Лицо блестящее и смуглое, словно панцирь, все в царапинах. И тут самурай, заметив крестьянина, окликнул его:

— Так значит, из Вакэ, — самурай, услышав название родной деревни крестьянина, загадочно ухмыльнулся. — Я этим летом ногу мотыгой поранил, никак не заживает.

— Мотыгой? Ногу… — крестьянин нахмурил брови. Что-то напомнили ему слова самурая, но как ни силился он сообразить, на ум ничего не приходило. Пытался он припомнить жителей Набэтани, но самурая среди них точно не было. Пока он ломал себе голову, самурая уже и след простыл. Чудно все это.

На следующий день крестьянин отправился домой. Вдруг смотрит, а вслед за ним шагает вчерашний самурай.

— Эй, домой возвращаешься? — спросил крестьянин, а самурай на это вновь загадочно ухмыльнулся. Подошел он к крестьянину, странно волоча ногу. Наверное, и вправду рана еще не зажила, — решил крестьянин.

— Ну, что ж, пойдем вместе, — сказал самурай, и зашагали они по дороге. А крестьянин все свою думу думает — и лицо, и фигура, и голос самурая ему знакомы, а где его встречал прежде, никак не вспомнит. Стало у крестьянина на душе неспокойно. Идут они вместе, молчат, и тут крестьянин и говорит:

— А не зайдешь ли ко мне домой? Уже совсем близко.

Смотрит вокруг, а никого рядом-то и нет. Только что с самураем плечом к плечу шагали, и вдруг он исчез. Оглядывается крестьянин по сторонам и видит, что ему навстречу шагает молодой угольщик.

— Что случилось? — спросил угольщик крестьянина, стоявшего на дороге и озиравшегося по сторонам.

— Не встречал ли ты на дороге необычного мужчину, самурая по виду, — в ответ спросил крестьянин.

— Видел, видел, — закричал угольщик. — Только что встретил странного человека, похожего на самурая. Я спросил его, не в горы ли он направляется, а он в ответ посмотрел на меня так страшно, что мороз по коже побежал. А потом говорит: «Я в этих местах уже тысячу лет живу», — и побрел прочь, волоча ноги, словно краб.

— Краб? — крестьянин присел от страха.

— Ну да. Это был краб. Хозяин реки. Рана его не зажила, вот он и пришел лечиться на источник. Страх-то какой…

И тут крестьянин отчетливо вспомнил слова, услышанные летом:

С этого времени жители Вакэ всякий раз, как отправлялись к речной заводи вознести моления о дожде, непременно подносили хозяину реки различные кушанья, извиняясь за содеянное в прошлом.


Бычья заводь

(Префектура Миэ)

Однажды в Титигатани, что находится далеко в горах Исэ на берегу реки, забрели два дровосека. Река образовывала там глубокую заводь, в которой, как рассказывали местные жители, водился бык-оборотень. Потому заводь и называлась Бычьей.

Напевая такую песенку, дровосеки валили деревья, волокли их вниз по горе, а затем рубили дрова. Так прошло несколько дней.

Как-то вечером дровосеки точили топоры. Вдруг край циновки, висящей у входа в шалаш, приподнялся, и кто-то заглянул внутрь. Огромными глазищами он зыркнул на дровосеков. Не входя в шалаш, незнакомец спросил:

— Да нет, на сегодня нарубили мы уже предостаточно, а теперь точим, чтобы оборотня зарубить, если он посмеет к нам сунуться.

Услышав эти слова, незнакомец резко опустил циновку и скрылся в темноте.

— Странный человек, интересно, откуда он здесь взялся? А вдруг?.. Не может быть, неужели это и был бык оборотень, — дровосеки переглянулись в ужасе. А потом, чтобы успокоить друг друга, решили: «Да нет же, это был просто человек».

— Говорят же, что у быка-оборотня и морда бычья, и тело бычье, и в человека он не может превратиться ни за что. Разве что тень человеческую оближет, — сказал пожилой дровосек.

— Тень?

— Да, в полдень, в самый разгар работы, бык исподтишка лизнет тень человека. И тогда беда этому несчастному. Охватит его жар, обуглится он, как головешка, и умрет.

И, содрогнувшись от собственного рассказа, пожилой дровосек пододвинулся поближе к огню. На следующий вечер незнакомец вновь появился. Просунув в шалаш голову, он снова спросил:

— Чем вы занимаетесь?

Как и накануне, дровосеки ответили:

— Да нет, на сегодня нарубили мы уже предостаточно, а теперь точим, чтобы оборотня зарубить, если он посмеет к нам сунуться.

Услышав эти слова, незнакомец вновь молча исчез в темноте.

И на следующий день странный незнакомец пришел к дровосекам. В тот вечер в шалаше оставался лишь молодой парень.

— Что же ты сегодня один? — спросил незнакомец и уселся.

Парень легкомысленно ответил:

— Снова топор затупился, приятель пошел к кузнецу.

И тут-то незнакомец превратился в ужасного быка-оборотня и проглотил дровосека. Говорят, что и в наше время в безоблачные ночи, когда светит яркая луна, бык-оборотень выбирается из заводи и со стонами и воем бродит по округе.


Пауки-оборотни

История первая. Мужчина-паук
(Префектура Тояма)

В провинции Этю у подножья горы Татияма была деревня.

Летом Татияма кажется темно-синей, а зимой серебряной от снега, лежащего на ее вершине.

Жители деревни, видя перед собой гору Татияма изо дня в день, с раннего утра до поздней ночи, всегда хотели добраться до вершины и увидеть ее вблизи.

И вот как-то раз большая толпа крестьян, взяв продовольствия на три дня, отправилась в путь.

Однако сколько бы они ни поднимались, до вершины было еще очень далеко, и, в конце концов, они заблудились.

Вдруг откуда ни возьмись, раздался оглушительный рев.

«Чудное дело», — подумали крестьяне, и тут густые деревья зашевелились, и оттуда выскочили огромные черные чудища, обликом не то коровы, не то люди. У чудищ было по пять или шесть хвостов. Словно черный ветер, помчались они за крестьянами. В ужасе крестьяне кинулись врассыпную.

Один молодой крестьянин побежал, что было мочи, но споткнулся о корень дерева и упал. В этот миг огромная волосатая рука дотронулась до него. Чуть живой от страха, он вскочил на ноги, стремглав помчался прочь и, в конце концов, смог убежать от чудища.

Добежав до деревни, крестьяне обнаружили, что чудища куда-то исчезли, видно, отчаялись догнать людей. Бледные, словно покойники, крестьяне от страха и слова вымолвить не могли.

В тот же час на плече молодого крестьянина выросла черная шерсть. Как раз в том месте, где до него дотронулась рука чудища. Что бы он ни делал, вывести эту шерсть так

Прошло время и обнаружилось, что молодая жена в тяжести. Подошел день, и она родила детей. Да не одного, а троих. Да и не детей вовсе, а три загадочных яйца. Семья крестьянина только диву давалась: «Что за невидаль». Тут же сообщили семье женщины. Ее родители тотчас приехали.

Собралась вся родня, и решили они разбить загадочные яйца. Так и сделали, а оттуда высыпались сотни, тысячи маленьких паучков.

От удивления никто и рта не мог открыть. Делать нечего, нужно как-то избавляться от научат, бросились их бить, били, пока всех не перебили.

Мать жены спросила у измученной родами и переживаниями дочери:

— Объясни нам, как это вышло?

Молодая женщина расплакалась и сказала:

— Как-то раз я отправилась в горы собирать хворост и там встретила одного обходительного мужчину. Он спросил, одна ли я, а когда я ответила, что одна, предложил мне отдохнуть, а сам сделал всю мою работу, собрал хворост. И с того дня каждый раз, как я шла в горы, непременно встречала этого мужчину, он мне собирал хворост и…

- Напугала ты нас. Уж теперь, сколько бы тебе ни предлагали сделать твою работу, ни в коем случае не соглашайся, — увещевали ее родственники, а она, побледнев, только кивала.

После родов прошло время, и женщина уже стала вставать с постели. Однако она стала видеть перед глазами множество паутинок.

— Посмотри, паутина, — жаловалась она мужу, а он лишь смеялся, не обращая внимания на жалобы.

— Где ты видишь паутину, ее же нигде нет. Не сон ли тебе приснился?

Никому, кроме женщины, эта паутина была не видна.

А она видела перед глазами множество нитей, которые временами пугающе шевелились. Где бы ни была женщина, дома или на улице, повсюду ее глаза залепляла паутина, не давая ей работать.

Чем дальше, тем больше она слабела и чуть слышным голосом все повторяла:

— Паутина… Паутина…

В конце концов, она не могла уже ходить даже по дому и не могла готовить еду.

Женщина, ставшая добычей паука, слабела прямо на глазах и, в конце концов, умерла.

История вторая. Женщина-паук
(Район Тохоку)

Как-то раз, давным-давно, по горной дороге шагал торговец.

Шел он шел, а дорога становилась все неприметнее, и он, наконец, понял, что заблудился.

Солнце уже клонилось к закату, и на душе у путника было неспокойно.

— Вот так история. Где же мне переночевать? Некоторое время он брел без дороги, пока в ложбине между гор не увидел старый храм.

— Вот повезло. Переночую-ка я здесь.

Он вошел в храм. В полу был давно заброшенный очаг, и торговец, набрав поблизости хвороста, разжег огонь.

Пока огонь разгорался, начали сгущаться сумерки. Наконец, темнота, словно тушь, залила все вокруг. Ночная тишина вызывала тревогу, и сколько бы торговец ни старался заснуть, это ему никак не удавалось. Он смотрел в потолок, переворачивался с боку на бок, но все без толку.

И вдруг со второго этажа раздался странный тихий звук, а затем послышались шаги, кто-то спускался вниз по лестнице.

У торговца перехватило дыхание, он осторожно открыл перегородку фусума, и прямо в лицо ему дунул ветер, пахнущий свежей кровью.

Торговец обернулся и увидел, что в комнату вошла женщина несравненной красоты с сямисэном в руках.

Узкие, словно ниточки, глаза пристально посмотрели на торговца. Ее губы были красны, как кровь. Женщина приветливо улыбнулась и сказала:

— Не скучно ли вам одному? Позвольте мне сыграть для вас на сямисэне.

И, настроив сямисэн, она стала перебирать струны. Тут, откуда ни возьмись, вокруг шеи торговца стали обвиваться тонкие нити, затягивающие шею все туже и туже.

А женщина снова улыбнулась и сказала:

— Позвольте мне еще поиграть для вас, — настроила сямисэн и начала играть. Зазвучали удивительные звуки. И опять вокруг шеи мужчины стали обматываться нити, вот-вот задушат.

Торговец вновь перерезал их коротким ножом.

А женщина снова села возле торговца, настроила сямисэн и начала перебирать струны. И тонкие нити опять потянулись к его шее и стали обвиваться вокруг нее. Мужчина тотчас выхватил короткий меч и ударил женщину.

— Что вы наделали? — закричала она страшным голосом, и стремглав убежала на второй этаж.

Всю ночь торговец не мог сомкнуть глаз в ожидании утра. Наконец, в горах забрезжил рассвет. «Что же это была за женщина? Жива она или нет?» С опаской он поднялся на второй этаж, но женщины нигде не было. «Что за чертовщина!»

Торговец обыскал все углы и, наконец, обнаружил нечто, тяжко стенающее и похожее на бамбуковую корзину. Пригляделся он и увидел, что это огромный раненый паук.

«Значит, этой ночью в облике женщины с сямисэном меня пытался убить этот старый паук?!»

Торговец очень удивился и поспешил разрубить старого паука на мелкие кусочки.


Сражения с оборотнями


Старуха с кузницы

Один посыльный спешил с письмом некоего знатного вельможи по горной дороге. Рано утром на пути у него встал горный перевал, пять ри подъема и пять ри спуска. Посыльный, торопясь доставить письмо в срок, решил преодолеть его за день, пока не зашло солнце, и стал шаг за шагом подниматься наверх. Когда он дошел до вершины перевала, увидел, что на краю дороги лежит женщина и тяжко вздыхает. «Не заболела ли она», — подумал посыльный и остановился посмотреть, что с ней. Женщина схватила его за ногу и сказала:

— У меня начались схватки, вот-вот ребенка рожу. Не могу больше и шагу сделать. Помогите мне, не оставляйте меня одну.

Стоит посыльный, не знает, как ему поступить: и женщину не оставишь, и письмо вельможи нужно срочно доставить. Да к тому же солнце быстро стало клониться к горам. А на этом перевале, густо поросшем деревьями, и в самый солнечный день темно и сумрачно, и волки бродят в поисках корма. Остаться в таком месте одной с новорожденным младенцем на руках — означает стать добычей волков. Как подумал об этом посыльный, больше уже от женщины не отошел.

— Не тревожься, я останусь с тобой до рассвета, — сказал он.

Однако на перевале не было даже маленькой избушки. Думал посыльный, думал, как быть, и тут увидел дерево, ветви которого высоко над землей плотно сплелись и образовали подобие сидения, на котором можно было уместиться вдвоем. Поднял он женщину на дерево, усадил поудобнее и сам примостился рядышком.

— Ну, сюда волкам точно не добраться. Знаю, что тебе неудобно, но потерпи, — сказал он женщине.

Стало совсем темно, и тут посыльный услышал какой-то шум. Вытащил он меч и внимательно огляделся. В черной, словно лаковая шкатулка, ночи загорелся какой-то огонек. Огоньки все прибывали, и, наконец, они хороводом закружились вокруг дерева. Со всех сторон послышался волчий вой. Одни волки забирались друг дружке на спину, выстраивая лестницу, а другие по ней поднимались к верхушке дерева, где сидели посыльный и женщина. Волки лязгали зубами. «Вот так переделка», — подумал посыльный. Закрыв собой женщину, посыльный принялся направо и налево рубить своим мечом наступающих волков. Волки один за другим падали замертво на землю. Рубит посыльный их, рубит, а они все прибывают и прибывают. Посыльный разошелся не на шутку. «Посмотрим, — говорит, — кто кого», — и продолжает рубить дальше.

Волки оторопели от такого отпора и собрались под деревом на совет.

— Нелегко будет их съесть! Что будем делать?

— Уж больно строптивый парень нам попался, ничего не остается, как звать старуху с кузницы, — сказал один из волков. Волки радостно завыли и во всю прыть понеслись вниз по дороге.

Посыльный наконец-то смог дать руке передышку и опустил меч. «Кто такая эта старуха с кузницы?» — подумал он. Между тем волчий вой вновь стал приближаться. Волки закричали: «Старуха с кузницы пришла, нет такого человека, который смог бы справиться с ней», — и снова стали забираться друг другу на спину, чтобы достать до верхушки дерева. Тут возле дерева появились два ярко-синих огня и стали медленно приближаться к людям. Наконец, посыльный смог разглядеть огромного белого волка с горящими синими глазами, извергавшего из пасти пламя. С жутким ревом один из волков подскочил к посыльному, но тот ловко нанес удар мечом, и волк отскочил в сторону. Посыльный отразил нападение и следующего волка. А следующим к посыльному приблизился огромный белый волк. Присмотрелся посыльный повнимательнее, а у волка на голове котел одет, чтобы защититься от удара меча. «Вот хитрый! Думает, это его спасет».

И на сей раз посыльный нанес удар не по голове, а в самое брюхо. Огромный белый волк, как и все предыдущие, свалился на землю.

Увидев это, остальные волки бежали, поджав хвосты.

На рассвете с криком «уа-уа» родился малыш. Посыльный отер пот со лба и со словами:

— Я позову людей из деревни у подножия горы, так что потерпи еще немного, — торопливо стал спускаться с перевала. В деревне он рассказал про женщину с ребенком, оставшихся на перевале, и попросил позаботиться о них. А затем посыльный спросил:

— А где здесь кузница?

Ему сказали, что единственная кузница в этих краях находится в соседней деревне на берегу моря. Отправился посыльный, куда ему показали. Видит, по всей дороге тянутся кровавые следы до самого порога кузницы. Посыльный постучал в дверь.

— Я — посыльный, разыскиваю старуху с кузницы, — сказал он.

А кузнец ему и отвечает:

— Бабушка вчера вечером ходила котел мыть, ударилась головой и теперь лежит в постели.

— Позвольте увидеться с ней по срочному делу, — посыльный хотел было войти в дом, но тут неожиданно навстречу ему вылетела старуха. Посыльный выхватил меч и пронзил старуху насквозь. Прямо на глазах рот ее стал превращаться в огромную пасть, и огромный белый волк упал замертво.

Все стали искать настоящую старуху, но отыскали лишь ее кости, спрятанные под полом.


Одноглазый и одноногий великан

(Остров Сикоку)

Когда-то давно жил-был охотник по имени Саэмон. Как-то раз он отправился на охоту, но ни зверя, ни птицы поймать в тот день ему не удалось. Между тем солнце стало клониться к закату. Делать нечего, пришлось охотнику развести возле скалы большой костер и ожидать наступления утра. И тут он услышал какой-то подозрительный звук. В темноте он разглядел великана в соломенном плаще ростом больше двух метров. Прыгая на одной ноге, он приближался к охотнику. Пригляделся охотник повнимательнее и увидел, что великан одноногий и одноглазый. Единственный глаз великана горел, как угли в костре.

— Эй, дядя, можно к твоему огню? — его голосу отозвалось эхо в горах.

— Ну, подходи, — ответил охотник.

— Проголодался я, нет ли у тебя с собой лепешки-моти? — спросил великан.

— Нет, не принес я сегодня моти. Завтра принесу, — сказал Саэмон. Великан молча постоял у костра, развернулся и ускакал прочь.

На следующий день Саэмон отправился на морской берег и набрал белых камешков. Вечером он опять оказался на том же месте, что и вчера, разжег костер и положил камешки в огонь, чтобы они были похожи на жареные моти. Наступила ночь, и вновь раздался звук прыжков великана.

— Эй, дядя, принес сегодня с собой моти? — спросил он.

— Да, садись поближе, — ответил охотник. И тут великан ни с того ни с сего развеселился и сказал охотнику: такое, и если не заткнуть плотно уши, то от страшного великанского крика барабанные перепонки тотчас же лопнут. И тут охотник кое-что придумал.

— Давай померимся. Только уговор. Когда ты закричишь, я заткну уши, а когда я закричу, ты закроешь глаз.

И только успел он заткнуть уши, как великан начал кричать, да так, что горы закачались, огромные камни полетели вниз по склонам, вся листва с деревьев осыпалась. Наконец, великан закрыл рот и посмотрел на Саэмона, мол, ну-ка, попробуй меня перекричать. А Саэмон стоит, не шелохнется, уши-то у него плотно заткнуты. Увидев, что великан закрыл рот, Саэмон сказал:

— Ну что же, теперь моя очередь. Закрывай глаз!

Великан пожал плечами и закрыл огромной, словно корень дерева, ручищей свой единственный глаз. Тут Саэмон взял ружье, зарядил его и выстрелил прямо в ухо великану.

Саэмон оторопел и стал подкладывать веток в огонь, соображая, что же теперь делать. Тут великан увидел белые камни в костре и спросил, облизываясь:

— Что это ты такое жаришь? Никак обещанные моти?

— Ты открой пошире рот, а я набросаю тебе туда вкусных моти.

Великан широко открыл свой огромный рот, а Саэмон бросил туда раскаленных камней, да еще и масла налил. Великан перекувырнулся в воздухе и спрыгнул со скалы. Саэмон обрадовался, решив, что на этот раз разделался с великаном. Однако когда он шел вниз по дороге, услышал чьи-то голоса. Подкрался Саэмон поближе и навострил уши.

— Мама, завтра вечером я превращусь в паука и прокрадусь в дом Саэмона, вот тогда посмотрим, кто кого, — с угрозой в голосе сказал великан.

Вот повезло, что я спустился именно по этой дороге, подумал Саэмон. На следующий день в его доме и правда появился паук. Саэмон быстро смел паука веником на веер и бросил в огонь.


Меч-людоед

(Остров Хоккайдо)

На острове Хоккайдо, неподалеку от местечка Асахикава, в доме старосты одного из поселений айну хранился старый-престарый сверток из рогожи, закоптившийся от времени. Несмотря на это, вывешен он был на самое почетное место, рядом с алтарем, посвященным божествам. А все потому, что из поколения в поколение передавался такой завет:

«Внутри этого свертка лежит необычный меч, и не поздоровится тому, кто осмелится открыть его».

Когда в старые времена на поселок нападали враги, то стоило вознести молитву, как этот меч взлетал в воздух и начинал направо и налево рубить неприятелей, прогоняя их сотни и сотни. Однако старики, знавшие, как остановить меч, давно уже почили с миром, и потому теперь он был крепко связан, и никто не отваживался нарушить завет и даже пальцем прикоснуться к мечу.

Однажды случилось событие поистине невероятное. Неожиданно из свертка исторгнулся яркий, словно молния, луч света, ослепивший оказавшихся неподалеку людей. «Что это может значить?» — гадали домочадцы, с опаской поглядывая на меч. Наступила ночь. Вдруг из свертка донеслось страшное лязганье, и меч, испуская странное свечение, полетел в поселок. Поднявшись высоко над поселком, он стремительно полетел вниз и напал на один из домов.

Семья, жившая в этом доме, погибла, не успев и крикнуть о помощи, А на телах погибших осталось множество ран от острого клинка.

Это невероятное событие переполошило весь поселок. И тогда староста, не медля ни минуты, взял меч и отправился в далекие горы.

— Это место — самое подходящее. Никто не подберет здесь меч, а если он вновь взлетит, то в такой горной глухомани не сможет найти не единой живой души, — подумал он.

Староста положил меч на вершину скалы и без оглядки пустился бежать. Однако вернувшись домой, он увидел такое, отчего душа ушла в пятки: меч уже вернулся домой и висел на своем прежнем месте.

— Когда меч успел вернуться? Кто его сюда повесил? — закричал староста. Однако домочадцы лишь пожимали в удивлении плечами, не зная, что и сказать.

Когда жители поселка собрались послушать рассказ старосты, от ужаса они не могли вымолвить ни слова. А староста вновь решил попытаться избавиться от меча.

— Будь что будет, на сей раз выброшу-ка я его в реку. Привяжу камень и брошу на самое дно глубокой реки Иси-каригава, — с этими словами староста привязал к мечу тяжелый камень и утопил его в реке. — Ну вот, теперь можно вздохнуть свободно, — с радостью сказал он, и крепко проспал всю ночь.

Однако утром его разбудил пронзительный вопль, а затем в дом вбежала молодая девушка.

— Мой отец зарублен мечом! — кричала она.

Староста тут же вскочил на ноги и бросился к алтарю. Там на прежнем месте висел сверток.

Наступил вечер, и меч опять взялся убивать людей. От страха жители поселка лишились покоя и сна.

И тут в поселок забрел один путник. Услышав эту историю, он сказал:

— Это меч-людоед, известный под именем Эпэтаму. Я много брожу по свету, поэтому частенько слыхивал о мече Эпэтаму. Когда нападают враги, лучшего оружия и сыскать трудно. Говорят, что лишь заслышав лязганье меча, враги тут же бегут без оглядки.

— Эпэтаму, способный разделаться с врагами, наверное, замечательное оружие. Но этот меч-людоед убивает наших поселян.

— Все потому, что вы не даете ему еды, — сказал путник. — Лучше всего накормить его камнями. Наевшись камней вдоволь, он сразу же успокоится, — добавил он и вновь отправился в путь.

Староста тотчас же положил Эпэтаму в крепкий железный ящик, рядом с ним уложил пять-шесть камней и крепко-накрепко закрыл крышку.

Начиная с этого вечера, из ящика стал раздаваться скрежет, словно меч и вправду поедал камни. Вечер за вечером, ночь за ночью слышался этот звук, а через месяц меч совершенно затих.

— Мы спасены. Видно, меч на самом деле успокаивается, наевшись камней.

Наконец-то все вздохнули с облегчением. Однако как-то раз ночью меч стал светиться ярким светом, лязгать страшным лязгом и, взлетев в воздух, вновь напал на людей.

Со слезами и мольбами поселяне обратились к божествам:

— Что нам сделать, чтобы избавиться от этого меча? И тогда божество явилось им и изрекло:

— Для того, чтобы отвести это бедствие, идите к бездонному болоту Асамуто. На большой скале возле него соорудите алтарь и возносите молитвы.

Жители, услышав такой наказ, возрадовались, в устье реки Тюбэцугава они разыскали место, указанное божеством. Там, на большой скале они соорудили алтарь и, возложив на него священное сакэ и ритуальные полоски бумаги «гохэй», то вознося руки к небу, то припадая лицом к земле, стали молиться божествам.

Никто не знает — не ведает, сколько это продолжалось, но неожиданно большая скала раскололась надвое. Увидев это, люди закричали. Не помня себя от страха, они бросились в объятия друг другу. Из расщелины в скале появились белоснежные горностаи и стали выплевывать изо рта в бездонное болото грецкие орехи. На глазах болото запенилось, и стали подниматься волны.

— Эти горностаи — посланники горного божества, — вскричал староста. Вознеся меч, он, словно одержимый, стал истово молиться.

С тех пор меч больше не возвращался в поселок. Однако по иронии судьбы сразу же вслед за этими событиями на селение айну напали враги. В тот день в поселке не было никого, кроме одной старой старухи. Храбрая женщина, схватив со стены старый ржавый меч с искривленной рукояткой, взмахнула им и закричала:

— Эпэтаму! Съешь всех неприятелей! Начинай с самых почтенных старцев! женщина принялась танцевать. От этого меч стал издавать звук, похожий на лязганье, и враги, думая, что перед ними меч-людоед, не помня себя от ужаса, бежали прочь.


Знаменитый меч Токагэмару

(Префектура Нагано)

В глухих горах старинной провинции Этиго располагалась деревня Акияма. Говорили, что давным-давно там тайно поселились потерпевшие поражение воины рода Тайра. Дорога, которая вела в эту деревню, была полна опасностей. Если находился смельчак, рисковавший преодолеть ее, то ему предстояло взобраться по окутанной туманом горной тропе на самую вершину и ползком перебраться по ветхому подвесному мосту над бурной рекой Танигава, рискуя вот-вот сорваться вниз. А затем и эта тропинка обрывалась, и дальше можно было продвигаться, только цепляясь за ветви глицинии, словно за веревочную лестницу. Посему гости в эти места заходили не часто.

И вот на берегу реки Накацугава, что несла свои воды мимо деревни Акияма, поселился страшный оборотень и запугал всю округу. Место, где он появлялся, называлось Куродобу, что значит «черная канава». Стоячая вода у подножья высокого утеса была черная-пречерная, и казалось, была готова поглотить человека, даже самым светлым днем там было темно и страшно. И темная пещера раскрывала там свою бездонную пасть. Именно оттуда, как говорили люди, и появлялась женщина-оборотень, ростом больше трех метров, волосы длинные, до земли, а два глаза горят, словно луна и солнце. Она-то и нападала на людей. Рассказывали, что один торговец лекарствами, который пришел из Этиго через горы, увидев оборотня, побросал все свои товары и бежал сломя голову, а спустя три дня после этой встречи умер.

Напуганные люди перестали ходить мимо того места, однако иной дороги, которая вела бы в соседнюю деревню, Ооакияма, не было. И тогда люди обратились за советом к старосте деревни Ооакияма по имени Фукубара Хэйэмон.

«Обращаемся к вам с нижайшей просьбой. Сил нет более терпеть такой страх. Разберитесь с оборотнем…»

Хэйэмон никак не мог придумать способа избавиться от оборотня. Но и отступиться не мог, больно уж он гордился тем, что является потомком клана Тайра. И хоть в Ооакияма было не больше восьми домов, он был убежден в том, что именно отсюда берет начало знаменитая Акияма, появившаяся задолго до их селения.

И наконец Хэйэмона осенила идея. «Так ведь есть же меч Токагэмару! Это знаменитый меч. Стоит врагу лишь приблизиться, как меч сам разрубает его пополам. Меч Токагэмару передавали по наследству в моей семье, лучшего оружия против оборотня и придумать невозможно».

«Да, лучше Токагэмару и быть не может», — вторили ему жители и, переглядываясь, вздыхали с облегчением. Однако смогут ли они и вправду так одолеть оборотня? Тень сомнения вновь легла на их лица и, почтительно поклонившись Хэйэмону, они побрели восвояси с тяжестью на сердце.

На следующий день Хэйэмон с мечом на поясе вышел из дома. Лет ему было уже больше семидесяти, но, верно, оттого, что всю жизнь работал он в поле, зубы его были белы и целы, а волосы и брови черны, и он шел по берегу реки Накацугава, не надевая варадзи и не пользуясь палкой. Берега поднимались с двух сторон, словно ширмы, а между ними текла синяя вода, которая в конце концов попадала в запруду, там река и превращалась в «черную канаву». Хэйэмон стал осторожно перебираться на восточный берег по подвесному мосту. На той стороне реки возле пещеры, облокотившись о камень, мыла длинные волосы женщина. Хэйэмон пригляделся, похоже, женщина из деревенских. «Вот глупая, мыть волосы прямо под носом у оборотня, кто же она такая?» — подумал Хэйэмон и только стал к ней приближаться, как она откинула волосы и встала на ноги. Смотрит Хэйэмон на нее, а она ростом побольше одного дзё будет, и глаза горят у нее огнем, словно хочет поджарить его.

— Да это же оборотень! — вырвалось у Хэйэмона. И в этот момент все и случилось. Раздалось лязганье, и луч яркого света понесся навстречу оборотню.

И вслед за тем пробирающий до костей крик эхом отозвался в горах, и оборотень, рассеченный надвое, упал в реку Накацугава.

Хэйэмон, обливаясь холодным потом, со страхом посмотрел на меч, висевший на поясе. Токагэмару, словно бы ничего и не случилось, был на прежнем месте. Для верности Хэйэмон вытащил меч из ножен, и тут его опять охватил ужас. Токагэмару был по рукоятку в крови.

Несколько лет спустя в этих местах разразился голод. Гречиха и просо на суходольных полях не уродились, и плодов не было даже на горных каштанах и дубах. Жители гор выкапывали и ели коренья, но вскоре даже сорная трава перестала расти. Некоторые деревни по соседству чудом смогли выжить, однако в деревне Ооакияма в живых не осталось никого. Хэйэмон, иссохнув, словно старое дерево, тоже умер.


Истории о героях


Хэно и Косаку

(Префектура Акита)


О том, как Хэно за одну ночь создал озеро

Давным-давно в деревне Мидзунаси жил молодой крестьянин по имени Хэно. Ростом он был больше двух метров, и силища у него была необыкновенная. Говорили, что он силен, как сто человек. Он возделывал поле, рубил деревья в лесу. По вечерам Хэно обычно отправлялся за хворостом. До позднего вечера он рубил хворост и возвращался домой с огромной охапкой, которую под силу было поднять разве что пятерым силачам. Иногда он отправлялся резать траву. Вооружившись острым серпом, он мог нарезать пять огромных охапок.

Однажды вечером Хэно, как обычно, отправился рубить хворост. Он переправился через речку, протекавшую неподалеку от его дома. И тут ему захотелось остановить воды быстрой реки и сделать здесь озеро. А уж если что придет в голову Хэно, никто и ничто его не остановит. Решил Хэно отложить рубку хвороста до завтра и стал сооружать запруду. Словно пушинки, он поднимал огромные камни, складывая запруду, вырывал с корнями деревья, мешавшие строительству, и пересаживал их на другое место. К утру работа была завершена.

Жители деревни только диву дались при виде такого чуда. За ночь на пустом месте возникло озеро, белые гребешки бежали по волнам. На берегу озера были посажены плакучие ивы. Красота, да и только. Крестьяне были очень довольны.

— На берегу мы можем выращивать сочный рис.

— В озере мы можем разводить карпов. Что же за силач сделал им такой подарок? Никто не сомневался в том, что это дело рук Хэно.


О том, как Хэно и Косаку одолели горную кошку

Как-то раз вечером Хэно по своему обыкновению отправился рубить хворост.

Ночь в горах была безмолвной, ни звука вокруг. Лишь стук топора Хэно нарушал тишину и отдавался эхом в горах. Связав хворост в три огромные вязанки, Хэно почувствовал голод, он сел на землю и принялся за еду.

И тут он услышал, как звук чьих-то тяжелых шагов медленно приближается к нему. Хэно стал напряженно вглядываться в темноту. Не похоже ни на медведя, ни на кабана. А может, это какая-нибудь нечистая сила? От этой мысли у Хэно все внутри похолодело, но, не показывая вида, он продолжал есть свой ужин. Шаги раздавались все ближе и ближе, и, наконец, из чащи показалось что-то большое и черное.

— Эй, Хэно! Я черт, живу в этих горах. Как почуял запах твоего ужина, слюнки потекли, хочется попробовать. Не угостишь меня?

В ночной тишине голос прозвучал так громко, словно по огромному колоколу ударили. Даже такой смельчак и силач, как Хэно, испугался. Пригляделся он и увидел, что перед ним стоит страшный черт три метра ростом, поросший густой, жесткой, как металлические иголки, шерстью, с глазами, красными, как тлеющие угли. Хэно молча насадил рыбу, которую ел, на кончик ножа и протянул черту. Черт схватил нож и проглотил рыбу целиком. Съев рыбу, он сразу же притих и, волоча ноги, скрылся в чаще.

На следующий день черт вновь пришел клянчить ужин. Та же история повторялась семь дней подряд. Наконец Хэно не выдержал и спросил у черта:

— Послушай, почему ты приходишь сюда каждый вечер?

Тогда черт рассказал ему вот что. Прежде он жил на горе, что находится неподалеку отсюда. Однако как-то раз в эти места забрела огромная горная кошка и разрушила жилище черта. Семь дней и семь ночей они сражались, но черт так и не смог одолеть горную кошку. Кошка не удовольствовалась этой победой и начала буянить на всех окрестных горах. Дошло до того, что черту и пропитания стало взять негде. Может быть, сказал черт, такой силач, как ты, Хэно, сможет одолеть эту злодейку.

— Ну, приятель, озадачил ты меня. Каким бы сильным я ни был, раз ты не справился с горной кошкой, как же я смогу ее победить? — сказал Хэно. Смотрит он на черта, а тот поник, глаза, красные, как тлеющие угли, стали гаснуть, жесткая, как железные иголки, шерсть жалко обвисла. Всхлипывая, черт сказал Хэно:

— Сто человек не сравнятся с тобой по силе.

— Сказал же я тебе, нет — значит, нет. Разве что тебе поможет какой-нибудь умелый охотник-матаги.

И тут Хэно вспомнил об известном в этих местах ма-таги по имени Косаку. Был он мал ростом, но о его удали ходили легенды. Рассказывали, что Косаку ничего и никого не боится — ходил на гору Мориёси, где жили ужасные демоны, и охотился на горе Цуюкума, где было полным-полно оборотней. Говорили даже, что он прямой потомок самого Бандзи Бандзабуро — прародителя народа матаги. Якобы от него Косаку достался чудесный свиток — настоящее сокровище. Если перед тем, как идти в горы на охоту, помолиться перед этим свитком, то любой выстрел убьет зверя наповал. А если развернуть этот свиток и произнести: «Наму Амида Буцу», то всякая нечистая сила, встречающаяся на пути, трясется от страха и убегает прочь. Косаку точно должен справиться с горной кошкой. Когда Хэно сказал об этом черту, тот от радости заплакал в три ручья.

На следующий день Хэно отправился навестить Косаку и сказал ему о своей просьбе. А уж Хэно Косаку отказать не мог. Положил он за пазуху чудесный свиток, взял в руки ружье, и они отправились в путь.

Подойдя к горе, он, по обычаю матаги, совершил омовение холодной водой, поднял ко лбу свиток и произнес, обращаясь к горным божествам:

— Божество Дайсин, божество Косин, божество Кон-нити-но Косин, божество Торисин, спасите меня и охраните от напасти. Наму Амида Буцу!

Несколько раз Косаку повторил молитвенные слова, и они эхом разнеслись среди гор. Хэно послушно повторил молитву. Заходящее солнце освещало охотников красным светом.

Наконец, Косаку обернулся к Хэно и кивнул ему. Охотники молча стали подниматься на гору. Навстречу им вышел черт и повел вглубь гор, указывая дорогу. Черт напряженно сопел носом, зыркая глазами по сторонам. За ним по пятам шел Хэно. А замыкал шествие маленький Косаку. Ночь спускалась на землю, и, наконец, угрожающая темнота обволокла все вокруг.

Неожиданно над головами путников пронеслось нечто черное. Откуда-то сверху на них посыпались мелкие камни и щебень, шагу ступить невозможно. Черт заметался, вот-вот убежит прочь. Хэно защищается руками от камней. Вдруг огромная лапа ударила Хэно и черта. И Хэно, и черт, оба роста немалого, от этих ударов согнулись пополам.

И в тот же момент лапа с острыми, словно у медведя, когтями вцепилась в плечо Косаку и подняла его на верхушку дерева. Черт и Хэно закричали, но ничем помочь Косаку не могли. И тут прозвучал выстрел. Косаку свалился с дерева. А вслед за ним с душераздирающим воплем на землю шлепнулось нечто черное. Этот вопль многократным эхом отозвался в ночных горах.

Наконец, Косаку рискнул подойти и рассмотреть напавшего. Рукой он поманил Хэно и черта. Это была огромная горная кошка. Она уже испустила дух, но из груди все еще хлестала кровь.

— Посмотрите на ее шкуру, жесткая, словно сосновая кора, — сказал Хэно охрипшим голосом.

— Горная кошка обмазалась сосновой смолой, затем обвалялась в песке, затем вновь обмазалась смолой и вновь повалялась в песке. Оттого и шкура стала твердой, как сосновая кора. Такую ни ножом не проткнешь, ни пулей не прострелишь.

Косаку прижал руку к свитку, спрятанному за пазухой, и содрогнулся от пережитого.


О том, как Косаку превратился в утес

Косаку был храбрецом из храбрецов — ни медведь, ни самый ужасный оборотень ему не страшен. Единственным, кого побаивался Косаку, была его собственная жена. Характера она была вспыльчивого, Косаку и слова ей поперек не смел молвить. Вот и оставалось ему лишь брать свое ружье и бродить по горам.

Как-то раз в июне, в пору посадки риса, Косаку в поле помогали соседи. Среди матаги ему не было равных, но когда дело касалось вспахивания рисового поля или посадки риса, у Косаку все из рук валилось, и ничего толком не выходило. Решил Косаку пойти в горы и поймать оленя, чтобы отблагодарить соседей за помощь. Взяв своего пса, он отправился на гору Ани, где водились олени. Если бы он рассказал жене, куда именно идет и зачем, может быть, она бы и не растревожилась. Но поскольку Косаку сказал ей только, что направляется в горы, она места себе не находила. «Куда это он на ночь глядя собрался?» — с беспокойством думала она.

И тут к ее дому подошла соседка и, решив позлить и без того вспыльчивую жену, сказала:

Тут жена совсем от ревности голову потеряла. Взгляд ее случайно упал на чудесный свиток, лежавший подле алтаря, Косаку забыл его дома. Раз он оставил свиток дома, значит, его слова про охоту — просто россказни. Ревниви-ца схватила свиток и, вырыв яму на заднем дворе, зарыла его в землю.

Прошла ночь, наступило утро, а Косаку так и не вернулся. Промчались семь дней и ночей, и в конце седьмой ночи свиток вылетел из земли, превратился в огненный шар и унесся в небо. Жена была удручена содеянным. Она услышала от соседей, что Косаку превратился в утес на горе Цуюкума. Его пес тоже превратился в утес и стоял, как и в прежние времена, подле своего хозяина.

Обезумев от горя, жена побежала к той горе, куда ушел Косаку, и хотела было подняться на нее, но остановилась.

Никому еще не удалось вернуться живым и невредимым с этой горы. Ее в народе звали Фуки-но яма — «Гора — не вернешься», лишь Косаку до поры до времени удавалось охотиться там. Но даже и он, в конце концов, превратился в утес, что же говорить об обыкновенной женщине.

Если бы она не закопала свиток… Но сожалеть о своей глупости было уже поздно.

А утес Косаку и его верного пса и по сей день чернеет на горе Цуюкума.


Черти с горы Кёдзя

Чтобы задобрить чертей, жители окрестных деревень с наступлением осени приносили к их логову дары нового урожая — рис, бобы и сакэ.

Однажды осенью черти, посчитав, что им поднесли недостаточно много подарков, с воплями и криками спустились с горы, переправились через реку Минэёси и стали носиться по округе и вопить:

— Подавайте нам сакэ! Подавайте нам молодых девушек!

Черти не только отобрали и без того небогатый в том году урожай, но и учинили ужасные безобразия. В одной семье они похитили новорожденного младенца, лишив рассудка его мать. Из другого дома они увели молоденькую девушку. Третий дом они сожгли дотла, лишь оттого, что не понравился прием, оказанный им. Жизни не стало жителям деревень. Собрались они на сходку, чтобы решить, как им быть дальше.

Ведь чтобы дойти до логова чертей, нужно перебраться через перевал Забвения — Бонъярисан. Известно же, что кто бы там ни оказался, забывает о том, куда путь держит и откуда пришел. А если и перейдешь благополучно через перевал, на пути окажется заводь Жизни, Иноти-но фути. Стоит лишь оступиться и упасть в ее воду, тут тебе и конец. Даже если из этой переделки выйдешь, то черти могут тебя убить. Стоит черту лишь пальцем ударить человека, как тот переломится напополам.

— Что же нам делать? — крестьяне глубоко вздохнули и замолчали. И тогда раздался голос:

— Я пойду, — это был молодой крестьянин по имени Синсаку, самый бедный в деревне. А затем раздался еще один решительный голос:

— И я пойду, — это был младший брат Синсаку.

Братья взвалили на спину по бочонку сакэ, взяли множество подарков и отправились в путь. Идут они по горной дороге, поднимаются на перевал. И вдруг чувствуют, что перед глазами словно дымка стелится, и голова тяжелеет.

— Братишка, держись, мы пришли на перевал Забвения, — сказал старший брат.

— Я иду за тобой, брат, — ответил младший.

Переговариваясь между собой, и не давая другому впасть в забытье, братья продолжали свой путь. Но тут им невыносимо захотелось спать.

— Брат, помоги, глаза слипаются, — сказал младший, — старший схватил его за плечи и встряхнул хорошенько. А затем и младший попинал старшего, чтобы тот не заснул. Вот так, словно сквозь облака, братья перебрались через перевал. Однако испытания на этом не закончились. Им предстояло еще пройти по самому краю скалы, под которой блестела заводь Жизни. В голове по-прежнему был туман, уставшие ноги дрожали от напряжения и тяжести груза.

Цепляясь за камни, они ступали шаг за шагом по кромке скалы. Синяя заводь под ними манила своим блеском, словно зазывала погрузиться в нее. А братья продолжали медленно продвигаться вперед. Сколько прошло времени, никто не знает. Им захотелось отцепиться от скалы и упасть в заводь. Но тут они услышали оглушительный рев падающей воды.

— Наконец-то! Водопад Сироито! — закричали братья в один голос.

Это означало, что испытание заводью закончилось. Поднимая столб белых брызг, переливаясь всеми цветами радуги, водопад ревел прямо перед ними. Братья припали губами к холодной, как лед, воде, смыли пот со лба. Усталость как рукой сняло, и с новыми силами они продолжили путь.

— Ну, черти, теперь, сколько бы вас ни было, мы с вами справимся, сказал младший брат, потирая руки.

— Посмотри-ка лучше наверх, — ответил ему старший.

Младший поднял голову и на несколько мгновений потерял дар речи. В скале прямо над ними разверзла свою пасть страшная пещера. Это и было логово чертей…

Решимость, с которой они добирались сюда, тотчас пропала. Стоя на пороге пещеры, они и пошевелиться не могли. Однако, собравшись с силами, братья как ни в чем не бывало закричали:

— Славная сегодня погодка!

— Мы из деревни, сакэ и гостинчики принесли. Черти, увидев бочонки с сакэ за спинами братьев, несказанно обрадовались:

Вскоре в пещере шел пир горой. Черти пили сакэ и драли глотки, распевая застольные песни. Братья делали вид, что тоже пьют вместе с чертями и уже порядком под хмельком, а сами между тем потихоньку выливали свое сакэ на землю. Братья затянули песенку:

Ваша пирушка
Не уступит никакой другой,
А хозяева могут выпить больше
Чем самые веселые выпивохи.

Черти несказанно обрадовались похвальбе и продолжили пить, петь и веселиться. Наконец, черти напились до беспамятства, попадали на землю и громко захрапели.

Тут братья вытащили из-за пазухи короткие мечи, зарубили всех чертей и вернулись в деревню.


История о том, как брат с сестрой победили чертей

(Район Тохоку)

В давние времена в одной деревеньке у подножья горы жили брат с сестрой.

Когда брат был еще совсем маленьким, дети лишились обоих родителей, поэтому старшая сестра заменила ему мать. Что бы ни делали брат с сестрой, куда бы ни шли, они всегда были вместе.

Когда сестра сеяла куриное просо, младший брат удобрял поле, когда сестра полола сорняки, брат помогал ей, а из цветов, выросших вместе с сорняками, плел сестре веночки.

— Сестрица, сестрица, смотри как много там каштанов, — радостно восклицал брат, и сестра с улыбкой собирала упавшие на землю плоды.

— Братец, нам не стоит уходить далеко в горы. Говорят, там живут страшные черти, — говорила сестра с беспокойством, но брат, увлекшись, бежал все дальше и дальше, пока не потерял сестру из виду.

Тут он услышал пронзительный крик сестры:

— Братец, братец, спаси меня!

— Сестрица, что случилось? Сестрица! Продираясь сквозь чащу, брат побежал в ту сторону, откуда послышался крик.

— Сестрица! Сестрица! — кричал брат, пока не охрип, однако все без толку, сестру он больше не слышал. Лишь деревья шелестели на ветру.

— Сестрица! Сестрица! — продолжал шептать брат. Споткнувшись о корень дерева, он упал и разодрал себе руки и ноги. Однако мальчик не сдался и снова пустился бежать. И тут он увидел, что на одной из ветвей кустарника висит платок с головы его сестры. Взял он его и быстро побежал вперед. На ветке вяза он увидел красный лоскуток от кимоно сестры.

«Она где-то поблизости», — решил брат и направился дальше в горы.

Старые толстые деревья плотно сплелись ветвями так, что и солнечного света не видно. У брата дыхание от страха перехватило, но должен он сестру отыскать во что бы то ни стало.

И вдруг он вышел на широкую поляну, посреди которой стоял большой дом. Такого огромного и роскошного дома мальчику ни разу в жизни видеть не доводилось.

Подбежал мальчик к Черным воротам и увидел, что на столбе висит рукав от кимоно сестры.

— Здесь, здесь прячут мою сестрицу, — брат хотел войти в ворота, но, задрав голову, увидел, что ворота караулит огромный Черный черт. Брат отбежал к дереву неподалеку и спрятался под ним.

«Что же мне делать?» — задумался мальчик.

Черный черт лежал как раз поперек ворот, загораживая путь. Послышался раскатистый храп. Черт крепко спал.

«Ну, нужно действовать», — решил мальчик и, подкравшись на цыпочках к черту, стал тихонько проползать мимо него. Случайно он задел ногой черта.

— Что за гадкая мышь! Спать не дает, — пробормотал черт спросонья, но, повернувшись на другой бок, мирно заснул.

У мальчика от страха сердце в пятки ушло. Согнувшись в три погибели, он на четвереньках прополз Черные ворота.

Успешно преодолев первые ворота, он увидел, что впереди стоят еще одни — Синие ворота. Там на карауле был Синий черт.

«Что же мне делать?» — вновь призадумался брат. Он отбежал к дереву неподалеку и спрятался под ним. Синий черт лежал как раз поперек ворот, загораживая путь. И тут брат услышал громкий храп. Черт крепко спал.

«Ну, нужно действовать, — решил брат, — на сей раз буду проползать очень осторожно». Он согнулся и начал медленно проползать, но вновь задел черта.

заснул.

Так мальчику удалось проскочить незамеченным и

Синие ворота.

Но перед ним было еще одно препятствие — Красные ворота, которые охранял Красный черт.

— Что же за наказание! И здесь черт! Что же мне делать? — с отчаянием сказал мальчик.

Как и возле предыдущих ворот, черт лежал как раз поперек дороги и громко храпел. Как и предыдущие разы, мальчик осторожно стал проползать мимо, но вновь задел черта.

— Что за гадкая мышь! Спать не дает, — пробормотал черт спросонья, но, повернувшись на другой бок, мирно заснул.

Так мальчику удалось проскочить последние ворота живым и невредимым. Миновав третьи ворота, он оказался возле порога дома. И тут он обнаружил соломенные сандалии своей сестры. В доме было тихо, не доносилось ни единого звука.

— Сестрица! Сестрица! — стал шепотом звать сестру мальчик, и тут из внутренних комнат вышла сестра. Она жива! У брата от радости сердце быстро заколотилось.

— Братец, как же ты нашел меня? Это дом чертей. Если они найдут тебя здесь, то съедят. Быстрее, пока они не заметили тебя, спасайся, беги домой!

— Ни за что. Я пришел сюда, чтобы спасти тебя. Без тебя я отсюда не уйду.

— Тогда спрячься пока сюда, чтобы черти ничего не заподозрили, сказала сестра, показывая на большую бельевую корзину, которая стояла в углу комнаты.

— Сиди тихо. Вот-вот должен вернуться главный черт, — продолжила она, помогая брату забраться в корзину.

И в тот же момент на пороге показался главный черт, он нес на спине огромную, как утес, вязанку хвороста. Жесткая, как металлические иголки, шерсть топорщилась во все стороны. Взяв из очага тлеющий корень дерева, он, словно факелом, принялся освещать все уголки дома, приговаривая:

— Человечий дух, человечий дух.

— Эй, женщина. Человечьим духом пахнет. Кто здесь прячется? — спросил он сестру.

— Да никого здесь нет, — отвечала она.

— Вранье! Если никто не приходил, почему пахнет человеком?

Главный черт выбежал в сад и принялся разглядывать листву криптомерии.

— Женщина! Вот я тебя и поймал на обмане. Посмотри-ка сюда. Кто-то, проходя здесь, стряхнул с ветвей росу. Кто-то прячется в доме!

Громко фыркая, черт стал бегать по комнате и обнюхивать все вокруг. Подошел он к корзине в углу комнаты, в которой прятался мальчик, и увидел, что из-под крышки торчит кончик пояса от кимоно.

— Женщина! Я нашел, — и с этими словами черт открыл крышку корзинки и, схватив мальчика, вытащил его наружу.

— Простите меня! Это мой единственный брат. Не троньте его! — закричала сестра.

— Не шуми, женщина, — сказал главный черт, и широко открыв рот, так что задние клыки видны, рассмеялся.

— Сейчас я съем тебя, мальчик, — сказал он брату. Сестра быстро придумала план, как спасти брата, и кинулась к черту.

— Вы же самый главный черт, наверняка не проиграете, меряясь силами с простыми смертными.

— Что правда, то правда! — самодовольно кивнул черт.

— А попробуйте поравняться силами с моим маленьким братцем. Если он проиграет, можете делать с нами, что захотите.

Главный черт и полакомиться мальчиком хочет, но и доказать, что в любом состязании выйдет победителем, тоже хочет.

Сестра тотчас же побежала на кухню и принялась готовить ужин. Взяла она две огромные чашки, а в чашку брата вложила еще одну, маленькую. И в нее положила риса с горкой. В огромную чашку главного черта она положила много-много риса, плотно примяла его, положила еще и опять примяла, и так несколько раз. Черт еще и половины не успел съесть, а брат уже рисинки со дна подчищает.

— Ну и дела! Мальчишка выиграл на сей раз. Но, как говорится, побеждать, так трижды. Теперь посмотрим, кто быстрее съест жареные бобы. Тот, кто проиграет, пойдет на сладкое.

Сестра принялась жарить бобы в огромном чане. Для братца она приготовила мягкие бобы, чтобы глотать их было легко. А в кушанье черта она добавила мелкие камешки. И в этом состязании победа досталась мальчику.

Черт несказанно удивился и сказал:

— Ну и дела! Опять мальчишка победил. Но постойте-ка. У нас есть еще одно состязание. Отдохнем ночью, а завтра, с утра пораньше, потягаемся в рубке деревьев. Тот, кто проиграет, станет завтраком!

Только черт улегся, как тут же послышался оглушительный храп. Сестра между тем принялась точить топорик для брата, блестит лезвие, как месяц в небе. А топорик черта она затупила камнем, от лезвия не больше прока, чем от железной палки.

Только стало светать, сестра разбудила черта.

— Проснитесь, проснитесь скорее. Пора состязаться, деревья рубить.

— Эй, мальчишка. Ты тоже просыпайся. В этот раз победа будет за мной.

Взяв топорики, они оба вышли в сад и стали рубить большие толстые деревья. Черт старается, изо всех сил машет топориком, а мальчик спокойно рубит себе дерево и рубит.

Топорик мальчика, остро заточенный сестрой, врезается в дерево, как в масло, а затупленный топорик черта лишь кору с дерева соскребает.

— Опережу мальчишку и съем, опережу и съем, — кричит черт и из последних сил колотит тупым топором по стволу. По лбу пот градом течет, а он не сдается, все колотит и колотит. И тут сестра подбежала к мальчику и шепнула ему на ухо.

— Братец, братец, заруби своим топориком черта. Быстрее, быстрее!

Черт, забыв об осторожности, продолжал колотить по стволу и не заметил, как мальчик подкрался к нему со спины. Брат изо всех сил ударил топором черта по шее, и его голова покатилась по земле.

После того, как главный черт был убит, все остальные черти напугались недюжинных сил брата и сестры. Черный, Синий и Красный черти бухнулись на колени и взмолились о пощаде.

Брат с сестрой забрали из дома чертей все богатства, спрятанные там, и, взвалив их на спины, отправились в родную деревню.

Брат, который благодаря хитрости сестры сумел победить чертей, сделался потом старостой деревни, и они жили долго и счастливо.


Истории о сражениях братьев с оборотнями


История о женщине-змее

(Район Тохоку)

Давным-давно жили три брата. Старшего звали Таро, среднего Дзиро, а младшего Сабуро. Братья росли в бедной деревеньке посреди гор, занимались охотой на медведей и оленей и прославились умелым владением луком, копьем и мечом. Приключилось это как раз в ту пору, когда на соседней с деревней горе созрели груши и каштаны. Тогда никому, кто отправился собирать груши и каштаны, не удалось вернуться. Потому эту гору жители деревни прозвали Модорадзу — «Гора — не вернуться». Поговаривали, что на этой горе живет оборотень-людоед.

И вот однажды старший брат — Таро отправился на поиски оборотня.

На плечо он повесил лук, на пояс — меч. Перевалил он через горный перевал, вскарабкался наверх, кубарем спустился вниз и, наконец, оказался у подножья горы Модорадзу. В лощине между гор он увидел бедный домик, крытый мискантом, а рядом с ним — старую седую женщину, прядущую нить.

— Куда путь держишь, сынок? — спросила старуха.

— Иду сражаться с оборотнем, — ответил ей Таро.

— Вернись, пока не поздно, — сказала она хриплым старческим голосом. Ни один еще не вернулся из этих гор. Чем губить свою молодую жизнь понапрасну, лучше вернись домой.

— Ни за что не поверну обратно. Бабушка, покажи-ка мне дорогу.

— Пойдешь, несмотря ни на что?

— Несмотря ни на что.

— Ну, что с тобой поделаешь. Если не хочешь послушаться моего совета, прислушайся к звуку водопада, что впереди по течению реки. А уж идти тебе вперед или возвращаться — решай сам. Знай лишь, что я тебе добра желала.

— Спасибо, — сказал Таро и, беззаботно улыбаясь, пошел вперед. Наконец, дошел он до огромного водопада, который образовала широкая горная река. Шум воды сам собой складывался в слова.

«Вернись, тон-тон». «Возвратись, тон-тон».

Но Таро это не испугало, он лишь поправил меч на поясе да лук на плече и смело зашагал дальше. Вот прямо перед ним бамбуковая роща. Шелестит бамбук на ветру, а шелест сам собой в слова складывается.

«Вернись, гаса-гаса». «Возвратись, гаса-гаса».

Не робкого десятка Таро. Вновь поправил он меч на поясе да лук на плече и смело зашагал дальше. Вот перед ним разверзлась глубокая пропасть, через которую переброшено всего лишь одно бревно, поглядел он вниз, а там бурная река, и плавает по ней тыква-горлянка, то поднимается на поверхность воды, то погружается в глубину. Семечки в тыкве перекатываются, и звуки превращаются в слова.

«Вернись, пука-пун». «Возвратись, пука-пун».

Но Таро так же, как раньше не послушал предостережения старухи с прялкой, шума водопада, шелеста бамбука, теперь не обратил внимания на слова тыквенных семечек, знай себе ускоряет шаг и идет вперед. Вошел он в темную чащу. Ветви деревьев переплелись так тесно, что темно вокруг, как самой темной ночью. И в этой темноте поблескивает болото. Подошел Таро поближе, а на берегу стоит женщина — ослепительная красавица.

— Иду я в горную чащу на поиски оборотня, — ответил он.

— Ну, тогда путь вам предстоит неблизкий. Может быть, изволите передохнуть здесь, а потом и в путь? — сказала красавица и присела перед ним. А Таро стоит, не знает, что же ему делать дальше.

— Чем стоять, может, лучше присядете. Прошу вас, господин, садитесь подле меня, — сказала она.

Таро снял с плеча лук и сел подле нее. Женщина пододвинулась поближе к нему и вновь заговорила:

— Чем сидеть, может, приляжете, господин. Прошу вас, господин, ложитесь подле меня. Таро снял с пояса меч и лег.

— Доброй ночи, господин, — сказала женщина, внезапно обняла Таро и прильнула к нему алыми губами. И тут она превратилась в огромную змею и задушила Таро.

Прошло несколько дней, а Таро так и не вернулся домой. Тогда настал черед среднего брата — Дзиро. Младший Сабуро предложил идти вместе, но Дзиро храбро сказал:

— С оборотнем я сам как-нибудь разберусь. А ты лучше сиди дома, приготовь еду и жди меня, — и с этими словами направился к горе Модорадзу.

Шел Дзиро по горам и наткнулся на бедный домик, крытый мискантом, неподалеку сидела старая женщина.

— Вернись, — закричала она ему хриплым голосом. Но Дзиро лишь улыбнулся и продолжил свой путь.

Идет он дальше, и тут дорогу ему преградил водопад.

«Вернись, тон-тон». «Возвратись, тон-тон»,

«Вернись, гаса-гаса». «Возвратись, гаса-гаса», — прошелестела листва бамбука. А Дзиро идет дальше.

«Вернись, пука-пун». «Возвратись, пука-пун», — пропели семечки тыквы-горлянки.

Но Дзиро и бровью не ведет, лишь шагает храбро вперед. Забрел он в глубокую чащу на горе Модорадзу, да там и пропал.

Ничего не поделаешь, настал черед младшего брата Сабуро идти на поиски оборотня.

Младший брат, Сабуро, не владел мечом и луком так хорошо, как его старшие братья, однако слух его был остер, как у зайца, нюх тонок, как у лисицы, а глаз зорок, как у ястреба. Когда он дошел до домика старухи у подножья горы Модорадзу, он так же, как и его братья, спросил у старой женщины дорогу. Женщина внимательно посмотрела на Сабуро и сказала:

— За тебя я не тревожусь, ты вернешься живой и невредимый, — и улыбнулась.

Когда Сабуро услышал шум водопада, то звуки сами собой превратились в слова.

«Иди, тон-тон». «Победи, тон-тон».

И листва бамбука зашелестела на ветру:

«Иди, гаса-гаса». «Победи, гаса-гаса».

И тыква-горлянка, что плавала в бурной реке, через которую было переброшено лишь одно бревно, запела:

«Иди, пука-пун». «Победи, пука-пун».

Когда Сабуро вошел в густую чащу, на берегу болота он увидел несказанной красоты женщину.

— Куда изволите следовать, господин Сабуро? — спросила она с обворожительной улыбкой.

— Подозрительно все это, откуда она может знать мое имя? — подумал Сабуро, но виду не показал и подошел к ней поближе.

— Если вы идете на поиски оборотня, то путь вам предстоит неблизкий. Так, может, лучше отдохнуть перед дальней дорогой?

Сабуро стоит, с места не двигается.

— Чем стоять, может, лучше присядете. Прошу вас, господин, садитесь подле меня, — сказала она.

— Чем сидеть, может, приляжете, господин. Прошу вас, господин, ложитесь подле меня.

А тем временем сама потихонечку пододвинулась к Сабуро. Сабуро лег, да только спать и не думает. Левый глаз закроет, а правым за женщиной следит, правый глаз закроет, а левым следит. И вот она обняла его, но тотчас же со страшным криком отпрянула. Изо рта у нее хлынул поток крови. А Сабуро вскочил на ноги, крепко сжимая в руках окровавленный меч, и с криком: «Верни моих брать- ев!» — стремительно пронзил ее в самый живот. И тут из | женщины она на глазах превратилась в огромную змею. Сабуро распорол ей брюхо и там обнаружил останки своих братьев. А громадная змея испустила дух.

Под большим деревом на берегу болота Сабуро увидел бесчисленное множество человеческих и звериных костей, многих убила огромная змея-оборотень, а еще без числа больших и малых мечей, копий и луков.

С тех пор, как была убита змея-оборотень с горы Модорадзу, уже никто не боялся ходить собирать груши и каштаны. И эти дары гор принесли достаток жителям всех соседних деревень.


История о спасении красавиц

(Остров Кюсю)

В старые времена жили-были два брата, больше всего на свете они любили стрелять из лука.

Каждый день братья работали в поле, а старый отец приносил им обед. Как только подходит время обеда, оба работают, обливаясь потом. Но стоит только отцу уйти, как братья бросают работу и начинают упражняться в стрельбе.

Как-то раз к отцу зашел сосед.

— Твои дети толком не работают, а только развлекаются, стреляют из лука. Тебе стоит их остановить, пока не поздно, — сказал он.

И вот когда отец в следующий раз отнес бэнто в поле, он не ушел сразу, а притаился в траве неподалеку, украдкой наблюдая за сыновьями. И правда, все в точности так, как сказал ему сосед. В гневе отец вернулся домой. А вечером строго сказал сыновьям:

— Старый отец каждый день носит вам вкусный обед на далекое поле, а вы, негодники, и не думаете работать, а только развлекаетесь. Уходите вон из дома и поищите себе сами дело.

Братья побрели прочь из дома, отправились они на север. На пути у них встали высокие горы. Поднялись братья по крутой опасной дороге и вышли на широкое плато. А там увидели деревню, домов в семьдесят. Однако людей нигде не видно. И лишь над одним домом вьется тонкий дымок. Заглянули братья, а в доме необычайной красоты девушка готовит ужин и плачет.

— Почему ты плачешь? Не случилось ли чего дурного с тобой? — участливо спросили братья девушку, утирая ей слезы.

— В нашу деревню каждую ночь приходит оборотень. Он съел уже всех жителей. Завтра настает мой черед, потому я решила загодя приготовить ужин для духов предков, а как начала готовить, так слез сдержать не могу.

— А как выглядит этот черт, с какой стороны он приходит?

— На горе Усюнто растет большое грушевое дерево, но как наступает ночь, оно превращается в черта и пожирает людей.

— Не беда, справимся мы с этим чертом. Ты только проводи нас до горы Усюнто.

Девушка повела братьев по дороге к горе Усюнто. Идут братья, переговариваются.

— Брат, не зря же мы с тобой упражнялись в стрельбе из лука. Вот и случай, теперь это нам пригодится.

— Ты только не промахнись. Стрелять-то мы сможем только раз. Я прицелюсь в грудь оборотня. А ты целься в ногу.

— Ну, а если это не собьет его с ног, и он на нас нападет, то ты, брат, прыгай вниз со скалы. А я бегаю быстро, убегу от него по дороге.

Тем временем показалось впереди огромное грушевое дерево. И тогда старший брат сказал девушке:

— Дальше мы пойдем одни. А ты немедля возвращайся домой.

Корни грушевого дерева были не тоньше человеческой ноги, ствол у земли был таким толстым, что и не обхватишь, а выше разветвлялся на тысячи ветвей, которые, словно человеческие руки, тянулись к небу. Братья натянули луки и выстрелили.

Грушевое дерево повалилось, вырывая корнями комья земли. На глазах оно стало превращаться в оборотня с одной ногой и одним глазом. Бесчисленные ветви превратились в тысячи рук и рогов и потянулись, чтобы схватить братьев. Старший брат побежал к скале и прыгнул вниз. А младший брат кинулся бежать изо всех сил вниз по горной дороге. Оборотень хотел догнать его, но упал, попытался встать, опять упал и, в конце концов грохнулся на землю и испустил дух.

И тогда младший брат крикнул старшему:

— Брат, возвращайся в поселок и возьми в жены ту девушку. Позовете к себе отца и будете ему опорой на старости лет. А я дальше отправлюсь, найду другую деревню.

Шел он дальше на север, пока на пути ему не встретилась деревня домов в восемьдесят. И в этой деревне не видно ни одной живой души. И только над одной крышей вьется дымок. Заглянул он в дом, и там сидит девушка лет восемнадцати, готовит ужин да плачет так жалостливо, что сердце от боли разрывается.

— Почему ты плачешь? Расскажи мне о своей беде, — попросил ее младший брат.

Девушка смахнула слезы и сказала:

— В нашу деревню повадился ходить оборотень, что ни ночь, убивает и поедает жителей, а сегодня моя очередь. Вот я и решила приготовить угощение для душ моих убиенных родителей, а принялась за готовку, слез сдержать не могу.

— Ну, не тревожься, я справлюсь с оборотнем. Ты мне только расскажи, каков он, да где водится?

— Как только наступает полночь, он прилетает с ветром и садится на крышу дома. А потом уж забирается внутрь.

Девушка сплела ему толстую нить из хлопка длиной в пять тан. А когда время подошло к ужину, по ее щекам опять потекли слезы.

— Ну вот, это, верно, мой последний ужин, — грустно сказала она.

— Положись на меня, я сумею одолеть оборотня. — И до тебя находились смельчаки, но всех их съел оборотень.

— Не волнуйся. Я рядом, так что ни о чем не думай и ложись спать.

Младший брат привязал к концу стрелы нить, сплетенную девушкой. Положил лук под подушку и стал ждать оборотня.

Наступила полночь. Вдруг на улице подул странный ветер, Девушка от этого звука тотчас же проснулась.

— Нет, это и есть оборотень.

— Ну, тогда за дело.

Младший брат выскочил из дома в сад и посмотрел на небо. В иссиня-черном небе пролегла дорожка, по которой оборотень спустился на крышу дома девушки. В темноте горели ярким огнем два глаза. Брат взял стрелу, к которой была привязана нить, и выстрелил в левый глаз оборотня.

Подул сильный ветер, раздался ужасный вопль, который отозвался эхом в горах, и на этом все закончилось.

На следующее утро брат отправился туда, куда вела нить, и к северу от деревни, на плато Тохара, он обнаружил угли от костра, в которых лежал огромный мертвый паук с восемью ногами. Из его рта тянулась, поблескивая, белая нить.

Когда младший брат вернулся в деревню, девушка выбежала ему навстречу и бросилась к нему в объятия.

— Никуда больше не уходи. Оставайся здесь, оберегай меня, оберегай деревню.

Они стали мужем и женой и остались жить в родной деревне молодой жены. Они часто навещали семью старшего брата, который обосновался в соседней деревне. И старшие, и младшие супруги жили душа в душу и родили много детей. А дети родили им внуков, и у внуков в свое время родились дети, и обе деревни стали процветать, как и много лет назад.


История о сражении сестер с огромной змеей

(Префектура Сидзуока)

К югу от горы Амаги в Идзу, за хребтом Кавадзу раскинулось широкое плато Карэнохара. В глубокую старину здесь извергался вулкан. Оттого издавна местные жители называли это место Хинохара — «Поле огня». Там было болото, в котором жила огромная змея.

«Дорога огромной змеи» начиналась в одном ри к югу от «Поля огня», огибала гору Басара, три ри вела на юго-запад, а перевалив через хребет Хэбииси, доходила до равнины Нагамоно. По этой горной дороге, скрытой от человеческих глаз, огромная змея с «Поля огня» проползала в логово на равнине Нагамоно.

Беда была тому, кто оказывался на пути змеи, выползшей из своего логова. Не спастись было ни человеку, ни зверю. Когда змея свирепела, то повсюду сгущались черные тучи, дул сильный ветер, лил проливной дождь, и потоки воды с гор смывали с лица земли поля и деревни. Река Аохара, которая несла свои воды на восток, реки Ивасина и Нака, что текли на запад, в одно мгновенье выходили из берегов, и тогда спасения было ждать неоткуда. Поэтому жители соседних деревень изо всех сил пытались найти какой-нибудь способ избавиться от змеи.

Однажды в глухих горах Идзу появился охотник из Осю. В погоне за оленями и кабанами он обошел все соседние горы и подстрелил множество зверей. Местные крестьяне, пораженные мастерством охотника в стрельбе из лука, решили рассказать ему о гигантской змее с «Поля огня» и попросить о помощи.

«Если мое мастерство может сослужить кому-нибудь службу, то я всегда готов помочь», — ответил храбрый охотник.

В каждой деревне выбрали самых сильных и крепких мужчин, и отряд, возглавляемый охотником, отправился вверх по течению реки Нака по направлению к «Полю огня».

На горящем в лучах вечернего солнца «Поле огня» не было следа ни зверя, ни птицы. На поверхности большого черного болота не было заметно ни малейшей ряби. Болото лишь чудно переливалось всеми цветами радуги, словно разлитое масло. Крестьяне, спустившись с красно-бурой скалы, остановились на берегу болота и, подбадривая друг друга, принялись постукивать колотушками. Некоторые, вооружившись длинными палками, били по воде, вызывая змею на бой. И тут по поверхности воды побежала легкая рябь, она стала превращаться в волны, а затем закипела, забурлила, и со дна болота донесся пронзительный рев.

Охотник, притаившийся у скалы, не медля ни секунды, выхватил стрелу и натянул тетиву. Через мгновенье над болотом вырос огромный водяной столб, он поднялся до самого неба.

В черном небе загорелись две красные луны.

На миг охотника ослепило. Красные, как кровь, две луны стремительно приближались к охотнику, а водяной столб рассыпался мириадами капель, словно водопад. Это была она — огромная змея. Проглотив охотника, она поползла по пологому склону на юг. Начался страшный ливень.

Как только крестьяне пришли в себя, они бросились каждый в свою деревню, а добежав до дома, принялись наперебой рассказывать о происшедшем. Тогда жители, собравшись все вместе, отправились на поиски охотника. В горах к югу от страшного поля они обнаружили сломанный лук и стрелы, а трава поблизости была пропитана кровью. Не найдя тела охотника, крестьяне закопали сломанный лук и стрелы в землю и на этом месте построили святилище.

Месяцы сменяли друг друга, и, наконец, западные ветры принесли зиму. Две юные сестры, дочери погибшего охотника, отправились в путь по берегу моря на западе Идзу, пересекли Нисина, обогнули мыс Мацудзаки и остановились у подножья гор в Ивасина. Старшую сестру звали Оосуги — «Большая криптомерия», а младшую Косуги — «Маленькая криптомерия». Тоскуя по погибшему отцу, сестры решили посетить эти края.

Оосуги и Косуги расспрашивали местных жителей о смерти отца, собирая все мельчайшие подробности. Но даже самые сильные и храбрые мужчины, которые были тогда на болоте, не могли рассказать, что случилось в тот вечер.

— Пока я смотрел на водяной столб, что поднимался в небо, из болота выпрыгнула огромная змея.

— Словно водоворот, в самые небеса взлетел столб воды, а затем зажглись две луны и взмыли высоко над головой.

— Да нет, это были не две луны. Они были похожи на падающие звезды. А цвета были алого, словно кровь.

Старшая сестра Оосуги внимательно слушала рассказы крестьян об этих мгновениях, потом поблагодарила, взяла за руку младшую сестренку, и они отправились в обратный путь в провинцию Осю. Крестьяне смотрели вслед уходящим сестрам и, сложив руки, возносили молитвы об их благополучном возвращении.

Вернувшись домой, сестры выбрали самые крепкие луки и стрелы из тех, что отец хранил в амбаре возле дома, и с этого дня стали учиться стрелять из лука, посвящая этому все свое время. Задумав завершить дело, начатое отцом: расправиться с гигантской змеей, — они с каждым днем стреляли все точнее и точнее. Прошел год, и старшая сестра Оосуги могла пронзить верхушку дерева на склоне горы. Прошло два года, и она попадала в маленькую змейку на вершине скалы. Прошло три года, и она без труда попадала в крошечное насекомое в воздухе.

Весной четвертого года сестры вновь пришли в Идзу. Глядя на повзрослевших сестер, сжимавших в руках крепкие луки, такие же, как у их погибшего отца, крестьяне забеспокоились. Со всех деревень собрались люди.

— Пора и нам на что-нибудь, наконец, решиться, — и с этими словами те, кто умели стрелять из лука, схватили луки, те, кто владели мечом, взяли мечи. Собралась большущая толпа крестьян с оружием в руках.

Повернувшись к собравшимся крестьянам, старшая сестра Оосуги тихо сказала:

— Мы благодарны за вашу решимость помочь нам. Однако даже нашему отцу не смог помочь отряд крестьян. Сколько бы людей ни отправилось вместе с нами в путь, в сражении с огромной змеей нужна не сила, а хитрость. Говорят, змея ползет по дороге от «Поля огня» до горы Басара, и если вы хотите помочь, то притаитесь в укромном месте на этой дороге. А мы с сестрой пойдем к болоту на «Поле огня» и постараемся выманить змею из ее логова.

Услышав из уст юных сестер такой мудрый план, крестьяне тотчас же разбились на несколько отрядов и приготовились напасть на змею на дороге. А между тем сестры Оосуги и Косуги направились к болоту на «Поле огня».

— Косуги, прицелься хорошенько в левый глаз змеи.

— Хорошо, сестрица, тогда ты целься в правый глаз, и выстрелим в один и тот же миг.

На таком плане сестры и сошлись. Схоронились они под скалой возле болота, а когда солнце начало заходить, на берег медленно выползла змея. Направляясь в логово в долине Нагамоно, она повернула свою огромную голову на юг. И тут-то сестры и выстрелили отравленными стрелами. Обе стрелы пронзили глаза змеи. Ослепшая змея призвала ветер и дождь, а сама поползла на юг.

Тут крестьяне, притаившиеся в укрытии, выскочили на дорогу, стали стрелять из луков, бросать пращой камни, рубить змею мечами. Потеряв дорогу, ослепшая на оба глаза змея извивалась всем своим огромным телом.

— Косуги, нужно сделать последний выстрел, — крикнула старшая сестра.

— Бежим, — ответила ей младшая.

Словно молодые оленихи, сестры побежали по дороге, прицелились в змею, натянули тетиву своих луков и одна за другой выстрелили. Фонтан крови брызнул из змеи, она обезумела от боли, поползла по склону горы, но застряла между двумя большими скалами. Огромная змея не могла двинуться ни вправо, ни влево. Семь дней и семь ночей ужасающий рев разносился по округе, дрожала земля, и словно былинки на ветру, качались большие деревья в горах. Наконец, силы змеи истощились, и она испустила дух.

Сестры, победившие змею, отложили луки и вновь стали обыкновенными девочками. На том месте, где крестьяне закопали змею, они посадили две криптомерии. Криптомерии тянулись все выше и выше, пока не стали огромными, крепкими деревьями.

Ущелье, где между скалами застряла змея, назвали Дзягасами «Застрявшая змея», а место, где сестры прятались в засаде, назвали Анэгакубо — «Пещера старшей сестры». Эти названия сохранились и по сей день.


Привидения в храмах


Краб-монах

(Район Канто)

В горах, в местечке Канисава — «Крабовое озеро» — на берегу озера стоял старый заброшенный храм, про который рассказывали страшные истории.

Когда-то давно в этот храм пришел бродячий монах. Монах был одет в черное грязное платье. Лицо его было широкое и красное от солнца. Глаза блестели, словно огонь. Бродячий монах вошел в главные ворота храма и попросил настоятеля провести с ним мондо. Настоятель проводил его в зал для посетителей, и бродячий монах тотчас же задал вопрос.

— Маленьких ног — восемь, больших — две. Движется задом наперед. Глаза разные. Блестят и сверкают, как луна и солнце. Кто это?

Настоятель закрыл глаза и глубоко задумался. Такого вопроса ему не приходилось слышать прежде. Увидев, что настоятель затрудняется с ответом, бродячий монах выхватил палку и изо всех сил ударил его по голове.

На следующий день местные крестьяне пришли в храм и обнаружили настоятеля лежащим в луже крови с проломленной головой. Что за жестокое убийство, негодовали они. После того, как прошли похороны уби того, в храм пригласили нового настоятеля. Все было тихо и спокойно до поры до времени, но вот как-то раз в храм снова пришел бродячий монах. На следующий день крестьяне нашли бездыханное тело настоятеля, убитого ударом по голове. После этого еще несколько настоятелей погибли такой же ужасной смертью. Поползли страшные слухи. В храме водится призрак! Он убивает каждого настоятеля, приезжающего служить сюда.

С тех пор к храму больше никто не рисковал и близко подходить.

Прошло много лет.

И вот однажды в деревню Канисава приехал монах. Был он известным проповедником, побывавшим во многих местах. Остановился он у одного дома и спросил, где можно переночевать. Памятуя о событиях давно минувших дней, крестьяне ответили ему:

— В нашу деревню никто не приезжает, и остановиться у нас негде. Чуть дальше по дороге есть заброшенный храм, можно переночевать там. Правда, говорят, там живет демон. Если решитесь пойти туда, будьте осторожны.

Монах был не робкого десятка и с радостью отправился в храм. Устроился он на ночлег и быстро заснул. Однако посреди ночи он услышал звук льющейся воды. А затем в темноте зажглись огни. Два огромных глаза с ненавистью смотрели на монаха. Откуда-то сверху раздался скрежет, какой издает точильный камень при заточке ножей.

Нечто подступало все ближе и ближе. И наконец, прямо перед монахом возник призрак с красным лицом.

— А, пришел! Давай устроим мондо, — сказал он трескучим голосом. Маленьких ног — восемь, больших — две. Движется задом наперед. Глаза разные. Блестят и сверкают, как луна и солнце. Кто это?

Монах выслушал вопрос с закрытыми глазами и тотчас же выкрикнул:

— Краб! — и метнул топориком в демона. Тут стены храма задрожали. Нечто огромное и черное вылетело через задние двери храма и понеслось прочь.

На следующее утро монах пошел по кровавым следам, тянущимся от храма, и они привели его к огромному мертвому крабу с расколотым красным панцирем. С тех пор в этих местах больше не появлялись призраки. Крестьянам оставалось лишь гадать, что заставило призрак огромного краба поселиться в старом храме.

Удивительно, но с тех пор, как был убит огромный краб, в озере Канисава, славившемся вкусными крабами, ни одного больше не удалось поймать.


Танцующие привидения

(Район Тюгоку)

Это произошло в давние времена в одном старом храме. Как-то раз в деревню пришел нищенствующий монах и спросил у местных крестьян:

— Да все будет хорошо, — не слушая советов крестьян, монах стал быстро подниматься по дороге, ведущей к храму. Войдя в храм, он прибрался, выбросил паучьи гнезда, стер пыль и в добром расположении духа улегся спать.

Посреди ночи какие-то странные звуки разбудили монаха. Без сомнения, это были привидения, они распевали песенку:

Куча ветхого старья —
Зонтик, плащ и таганок.
Собирайтесь в круг, друзья,
Будет славный вечерок!

Наконец, и монах не выдержал:

— Станцую-ка и я вместе со всеми, — с этими словами он надел на голову чашу для омовения, стоявшую в углу храма, и тоже принялся петь и выделывать коленца.

Привидения выстроились за ним цепочкой. Так они пели и танцевали до самого утра, пока не прокричали первые петухи.

— Ах, уже утро! Какая жалость, какая жалость! — зашумели привидения и одно за другим растворились в воздухе. Вокруг стало так тихо, будто здесь и не пели и не плясали всю ночь напролет.

Вышло солнце, и монах отправился в деревню, там уже столпились крестьяне.

— Смотрите! Монах невредим. Привидения его не съели. Какой смелый монах!

— Заходи в гости, отведай угощения, — стали приглашать монаха то в один дом, то в другой. Монах наелся досыта и сказал:

— Посмотрите, сегодня вечером я избавлю вас от привидений.

Весь день монах обходил окрестные деревни и собирал подаяние, а как только наступил вечер, он вернулся к храму и сел молиться в главном зале.

Когда наступила глубокая ночь, как и вчера, появились привидения, громко распевая:

Куча ветхого старья — Зонтик, плащ и таганок. Собирайтесь в круг, друзья, Будет славный вечерок!

И тут монах громко крикнул:

— Эй, старый плащ, старый зонт, старый таганок, ну-ка успокойтесь немедленно. Отслужу по вам завтра заупокойную службу!

Тотчас подул ветер, и все вокруг затихло. Прошло несколько минут, и к монаху стала приближаться другая процессия, распевая вчерашнюю песенку.

Монах глубоко вдохнул и закричал:

— Я догадался, кто вы такие! Бам-бара-бам — это старый храмовый барабан!

Барабан ответил монаху: «Бам-бам-бам-бам!» А монах продолжал:

— А Гон-горо-гон — это старый храмовый гонг!

Гонг ответил ему: «Гон-гон-гон-гон!»

— Ну, а кто же такой Кон-коро-кон? Наверное, это старая колотушка!

Колотушка ответила: «Кон-коро-кон-коро-кон!»

И вслед за тем привидения растворились в воздухе. Начало светать.

Как только наступило утро, к храму подошли перепуганные крестьяне, они с волнением перешептывались: «Победил монах привидений?»

И тут из храма раздался голос монаха:

— Идите сюда, посмотрите! Вся толпа ринулась в храм.

— Вот каков истинный облик ваших привидений! — сказал монах, указывая на сломанный барабан и старый гонг, валявшиеся на полу в центральном зале. Неподалеку лежал старый таганок. На стене висели колотушка и сломанный зонт. Монах собрал все эти вещи и сжег их на костре, сослужив по ним поминальную службу. С тех пор в храме больше не видели привидений.

А монах отправился дальше собирать пожертвования.


Хосогоси

(Район Тюбу)

Эта история случилась в давние-давние времена в одном старом большом храме. В храме жил настоятель с монахами, и среди них был мальчик-монашек, шутник и озорник. Монашек никогда не слушался наставлений старших. Как-то раз настоятель, устав от постоянных жалоб на проказы монашка, позвал его к себе, чтобы сообщить о наказании.

— Такому, как ты, — сказал настоятель, — не место в храме. Так что с сегодняшнего дня ты можешь отправляться, куда пожелаешь.

Монашек лишь кивнул в ответ и вышел из храма. Настоятелю сразу же стало жалко мальчишку. Он выглянул в окно и увидел, как тот, понурив голову, плетется по дороге.

Настоятель громко закричал ему вслед:

«Странные вещи говорит господин настоятель,» — подумал монашек и зашагал дальше по дороге. Но тут опять послышался голос настоятеля.

Монашек поклонился и продолжил свой путь, не оглядываясь больше. Шел он шел, и вдруг полился сильный дождь, как из ведра. Сверкнула молния, и загрохотал гром.

Монашек спрятался под большим деревом и посмотрел на противоположную сторону дороги, где была бамбуковая чаща. Тут он и вспомнил слова настоятеля.

— Бамбуковая чаща лучше, чем большое дерево…

Вприпрыжку побежал монашек к бамбуковой чаще. И в тот же момент раздался оглушительный треск. Молния попала прямо в дерево, и оно, расколовшись пополам, запылало синим огнем.

Переведя дух, монашек с благодарностью подумал о настоятеле.

Дождь прекратился. Монашек зашагал дальше. Солнце стало садиться, а впереди показалась маленькая горная деревня, в которой монашек и решил заночевать. Зашел он в первый дом и спросил:

— Не приютите ли меня на ночь?

Однако крестьяне лишь развели руками и сказали ему:

— В нашей деревне есть правило: не оставлять путников на ночь.

В какой бы дом ни стучался монашек, ему отвечали то же самое. Монашек уже из сил выбился. Наконец, он постучался в последний в деревне дом. Оттуда вышла приветливая старушка, которая ответила ему то же, что и ее соседи.

— Как мне ни жаль отказывать, но это правило деревни. Мы не должны давать ночлег путникам. — Монашек был готов заплакать. Бабушка пожалела его и сказала:

— Подожди, сынок. Я тебе принесу ужин. И через несколько минут она вернулась с чашкой риса и супом — мисо. А затем она принесла монашку футон.

— Дальше по дороге ты увидишь храм. Говорят, там водятся привидения. Но если ты не боишься, переночуй там.

Монашек поблагодарил бабушку за заботу. Кто бы ни водился в этом храме, все лучше ночевать под крышей, чем на улице, — решил он и поспешил к храму.

Храм и вправду выглядел зловещим. Толстые столбы и высокая крыша покосились, повсюду блестела паутина. Монашек расстелил футон на середине пустой комнаты, но тут вновь вспомнил слова настоятеля.

— Энгава лучше, чем комната…

Монашек взял футон, постелил его на краю галереи и заснул. Сгустилась ночь. И тут из комнаты донесся шорох. Монашек проснулся и тихонько заглянул в щель между перегородками — сёдзи. Посреди комнаты, осматриваясь по сторонам, стояла девушка с тонкой талией. Вдруг из внутренних комнат раздалось лязганье, и страшный голос закричал:

— Не пришел ли сегодня вечером кто-нибудь повкуснее? — с этими словами показался демон с квадратной мордой.

— Неужели сегодня у нас нет никакого угощения? — с этими словами показался одноглазый демон с круглой, как шар, мордой.

Все вокруг стихло. В комнате осталась лишь девушка с тонкой талией, которая продолжала осматриваться по сторонам. Лунный свет освещал ее фигуру. Тут монашек распахнул перегородку сёдзи и ворвался в комнату.

Низко опустив голову, девушка тихо пробормотала:

— А кто же тогда демон с квадратным лицом?

— Давным-давно настоятель этого храма, получив в наследство сокровища, спрятал серебряные квадратные слитки в сундук из павлонии и закопал их под полом храма. Демон, которого вы видели, это дух серебряного слитка.

И в этот момент пропели первые петухи. Девушка с тонкой талией растворилась, словно струйка дыма, а на том месте, где она стояла, осталась лишь деревянная толкушка.

Когда наступило утро, монашек принялся стучать в барабан и бить в храмовый колокол.

Крестьяне, услышав эти звуки, с возгласами: «Вчерашний монашек остался жив!», похватали ножи, мотыги и палки и бросились бежать к храму. Когда все собрались возле храма, монашек обратился к ним.

— Я знаю, как избавить вас от привидений. Прежде всего взломайте пол под комнатой бывшего настоятеля и достаньте сундук из павлонии.

Крестьяне последовали наставлениям монашка и вытащили сундук с серебряными слитками. Затем монашек сказал:

— А теперь идите к храмовому хранилищу, там вы найдете серебряные монеты.

И опять случилось так, как сказал монашек. В хранилище была целая гора монет.

— Ну, а теперь, выдерните столб, что стоит в центральном зале храма.

Крестьяне выдернули столб, вытащили его в сад и там сожгли вместе с деревянной толкушкой. Слитки и монеты перешли во владение деревни. С тех пор привидения больше не тревожили этих мест.

А монашек согласился на просьбы крестьян и остался жить в деревне, а впоследствии стал местным настоятелем.


Хозяин заводи Нэдзамэ-Но Юка

(Префектура Нагано)

В провинции Синею, на реке Кисо, в заводи Нэдзамэ-но юка жил страшный демон — хозяин заводи. Ни одному из местных жителей не довелось ни разу увидеть его, но все настолько боялись его гнева, что каждый год, после ритуалов о-бон было принято жертвовать ему красивую девушку. Поэтому по окончании ритуальных танцев жители с дрожью в голосе переговаривались между собой, кому быть жертвой на этот раз?

И вот однажды выбор пал на дочку пожилой пары. Родители девушки, сидя подле нее, проливали горькие слезы.

— Почему у нас отбирают нашу девочку, которая была нам послана на старости лет? Неужели нельзя забрать нас вместо нее, — причитали они, обняв дочь и не желая отпускать ее от себя.

Однако если жертва не будет принесена вовремя, то демон может в гневе уничтожить все окрестные поля. Многие соседи плакали вместе с родителями девушки, но закон деревни нельзя нарушать.

И вдруг раздался чей-то голос:

— Что у вас стряслось? — спросил священник, пришедший в деревню. Жители наперебой принялись рассказывать про свое горе. Священник сложил руки на груди и глубоко задумался. Затем он сказал:

— Я вознесу моления божеству Ооанамути-но микото и буду ждать решения божества.

Священник стал быстро перебирать пальцами четки и читать молитву. Жители деревни молитвенно сложили ладони, склонили головы и, затаив дыхание, ожидали решения божества. И, наконец, священник поднял голову и сказал:

— Божество сказало, что нельзя больше бояться хозяина заводи и приводить ему на съедение юных девушек. Божество сказало, что вы должны сразиться с демоном.

Жители деревни зашумели:

Священник ответил:

— В течение семи дней вы должны найти беременную кабаниху, взять нерожденного кабанчика, и при помощи него вы одержите победу.

Жители разочарованно переглянулись.

— Да где же в самый разгар лета найти беременную кабаниху!

— Обычно кабанихи носят с начала осенних холодов до апреля, мая.

— Это как клубнику искать зимой!

Тут один из крестьян, вспыльчивый малый, крикнул:

— Не знаю, какое божество или будда сказал об этом, но нет лучше способа, как просто застрелить демона из ружья. Разве можно в это время найти беременную кабаниху?

И тут отец девушки вскочил на ноги, оглядел соседей и ослабевшим голосом сказал:

— Прошу вас, у нас осталось еще семь дней до того, как отдавать нашу девочку. За эти семь дней я обязательно найду беременную кабаниху и принесу сюда нерожденного кабанчика.

И начиная с этого дня, с раннего утра до поздней ночи, отец девушки, вооружившись ружьем, бродил по окрестным горам в поисках беременной кабанихи. Он встретил несколько кабаних, рядом с которыми бежали маленькие кабанчики, однако ни одна беременная кабаниха не попалась ему на глаза. Прошел один день. Прошло три дня. Прошло пять дней. И, наконец, настал последний день. Еле волоча ноги, отец все бродил по горным дорогам. Но ни одной беременной кабанихи ему не встретилось. Обхватив руками огромный камень, отец беззвучно проливал слезы. Неужели все кончено? И тут он увидел то, отчего невольно вскрикнул.

Подле скалы, в кустах мисканта, спала беременная кабаниха. Отец, не думая ни секунды, вскинул ружье и выстрелил в нее.

Известие о том, что отец девушки добыл беременную кабаниху, взбудоражило всю деревню.

Посреди лета найти беременную кабаниху! Да, сила родительской любви не имеет границ.

Ну, теперь наверняка удастся победить демона.

Жители деревни приободрились. Следуя наставлениям священника, они вытащили кабанчика из брюха кабанихи и поджарили его в масле. Затем насадили его на конец багра, привязали к нему канат, сплетенный из стеблей глициний, и опустили в заводь.

Тут синяя, сонная заводь забурлила, и наживка исчезла под водой. Все жители деревни, как один, крепко схватились за канат и, затаив дыхание, напряженно уставились в воду.

Прошло несколько минут, и канат стал быстро погружаться в воду.

— Ну, все, демон проглотил наживку. Потянули канат! — крикнул священник, и тут же все жители деревни потянули канат. Несомненно, хозяин заводи не ожидал этого. Собрав все силы, жители тянули и тянули канат из стеблей глициний. Стало вечереть, наступила ночь, а они продолжали свое дело. Даже старики и дети схватились за канат. Если у кого-то не хватало сил, на его место вставали другие. Наконец, демон сдался. Жители вытащили на берег исполинскую саламандру, длиной больше двух метров. Это и был хозяин заводи Нэдзамэ-но юка.

С того дня в деревне царили мир и благоденствие.


Оборотень Топпотэн

(Район Тохоку)

Случилось это давным-давно. В одной старинной усадьбе по ночам стал появляться оборотень, который расхаживал по округе и завывал, наводя ужас на хозяев:

Топпотэн… Топпотэн…

Владельцы усадьбы сбежали из дома от страха перед оборотнем, и в усадьбу приехали другие. Однако и они долго не выдержали. Больше в усадьбу никто не рисковал приезжать. Люди стали называть усадьбу «Домом оборотня».

Местные ребятишки, жившие неподалеку от «Дома оборотня», до того боялись его, что по вечерам не выходили из дома даже по нужде. Да и не только ребятишки. Даже мужчины не рисковали выходить по вечерам в одиночку.

И вот как-то раз один местный парень решил расправиться со страшным оборотнем.

— Неужели нам не одолеть какое-то жалкое чудище! — вскричал он и отправился к усадьбе. Как только наступила ночь, он услышал страшное завывание:

Топпотэн… Топпотэн…

И тут перед смельчаком появился огромный одноглазый оборотень Топпотэн. Он переваливался с ноги на ногу и пристально смотрел на молодого крестьянина.

— Какое счастье наконец-то встретиться с вами, господин Топпотэн. Вы такой великолепный оборотень, никогда таких не видал! А отчего вы всегда воете одно и то же: «Топпотэн, Топпотэн?» — спросил парень.

Оборотень уселся на пол и стал рассказывать:

— Правду тебе сказать, еще недавно я был обычным грибом и рос на заднем дворе возле этой усадьбы. Но хозяева, жившие здесь прежде, были неряшливы и никогда не прибирались во дворе. Так что я все рос и рос, пока не превратился в великана. Как-то раз мне на голову свалился топпо, который кто-то бросил во двор. Топпо плотно застрял между складок моей шляпки. Больно было, хоть плачь. Стал я тихонько стонать: «Топпо тоттэ», «Топпо тоттэ», мол, «Заберите топпо», «Заберите топпо». Но никто не захотел мне помочь. А потом так и повелось, что я вою по ночам «Топпотэн», «Топпотэн». Дальше со мной случилось нечто воистину удивительное. Каштан так сросся с моей головой, что стал глазом, которым я вижу все вокруг. А когда видишь, можешь и ходить. Тут крестьянин кое-что придумал.

— Вот оно как! Выходит, «Топпо тоттэ» — «Заберите топпо» — превратилось в знаменитое по всей округе слово — «Топпотэн», которое все считают вашим именем. Ну, а теперь такой замечательный оборотень, как вы, наверное, может превратиться во что угодно?

— Конечно, — ответил оборотень.

— А можете обернуться молоденькой девушкой? Оборотень, не долго думая, обернулся девушкой.

— Здорово-то как! — с восхищением сказал молодой человек. — А можете стать бобовым зернышком? Оборотень мгновенно стал огромным бобом.

— Да, это превращение еще лучше, чем прежнее. Однако где же вы видели такие огромные бобы? Нельзя ли стать чуть-чуть поменьше?

Оборотень стал уменьшаться на глазах, пока не стал таким малюсеньким, что его можно было схватить кончиками пальцев. Тут-то молодой человек ловко схватил его и проглотил.

Однако тотчас же он почувствовал жуткую резь в животе. Все-таки он съел оборотня, а не просто бобовой каши! Стремглав побежал парень к реке, где росла целебная трава, спасавшая от разных ядов. Сорвал он пучок травы и проглотил. Тут живот у него раздулся шаром, а потом — раз! — парень пукнул, и оборотень выскочил наружу.

Страшная штука — эти оборотни. Как услышишь такую историю, не захочешь ночью на двор выходить.


Оглавление

  • Черти и горные ведьмы
  •   Черт-кузнец
  •   Плотник и черт
  •   Черти из преисподней
  •   Ведьма с горы Якияма
  •   Парча горной ведьмы
  •   Уэмон и горная ведьма
  •   Пастух и горная ведьма
  •   Жена, которая ничего не ела
  •   Рассказ о том, как была съедена горная ведьма
  •   Черт, утонувший в море
  • Истории о чудесах
  •   Дзасики Вараси
  •   Привидение с красной фасолью
  •   Лошадь — разорительница полей
  •   Праздник цветов у Тэнгу
  •   Каппа из Хиго
  •   Сумо с Каппа
  •   Письмо Каппа
  •   Каппа и силач
  •   Ямаваро
  •   Кэммун
  •   Мальчик-лошадь
  •   Дорога духов мертвых
  • Охотники и горные призраки
  •   Жук-оборотень
  •   Голубой паук
  •   Призрак на спине
  •   Исся
  •   Корабль призраков
  • Животные-оборотни
  •   Рассказы об огромной змее
  •     Девушка-молчунья и змея
  •     Змея у позорного столба
  •     Змея Окику и наводнение
  •   Месть обезьяны
  •   Монах-отшельник и барсучонок
  •   Пес с кладбища
  •   Девушка-фазан
  •   Кот Мокити
  •   Кошачий перевал
  •   Краб на горячем источнике
  •   Бычья заводь
  •   Пауки-оборотни
  • Сражения с оборотнями
  •   Старуха с кузницы
  •   Одноглазый и одноногий великан
  •   Меч-людоед
  •   Знаменитый меч Токагэмару
  • Истории о героях
  •   Хэно и Косаку
  •     О том, как Хэно за одну ночь создал озеро
  •     О том, как Хэно и Косаку одолели горную кошку
  •     О том, как Косаку превратился в утес
  •   Черти с горы Кёдзя
  •   История о том, как брат с сестрой победили чертей
  • Истории о сражениях братьев с оборотнями
  •   История о женщине-змее
  •   История о спасении красавиц
  •   История о сражении сестер с огромной змеей
  • Привидения в храмах
  •   Краб-монах
  •   Танцующие привидения
  •   Хосогоси
  •   Хозяин заводи Нэдзамэ-Но Юка
  •   Оборотень Топпотэн
  • X