Джин Дюпро - Город Эмбер: Побег

Город Эмбер: Побег (пер. Туров) (Город Эмбер-1)   (скачать) - Джин Дюпро

Джин Дюпро
Город Эмбер: Побег




УДК 821.111-312.9-93 ББК 84(4Вел) Д95

Разрешение на издание получено при участии Nancy Gallt Literary Agency

Перевод с английского Александра Турова

В качестве иллюстраций в книге использованы кадры из фильма.

Дюпро Д. Д95 Город Эмбер: Побег. Книга первая Пер. с англ. А. Турова. — М.: Махаон. 2008. — 352 с.:ил.

ISBN 978-5-389-00320-0 (рус.) ISBN 0-552-55238-0 (англ.)


УДК 82 1.111–312.0–93 ВВК84(4Вел)

ISBN 978-5-380-00320-0 (рус.) ISBN 0 562-66288-0 (вига.)


©Jeanne Duprau. 2004

©А. Туров, перевод с английского, 2008

©ООО «Издательская Группа Аттикуc», 2008 Machaon


С любовью маме, моему первому и лучшему учителю.

С благодарностью моим друзьям,

помогавшим мне в работе над книгой, усилиями которых эта книга увидела свет.




Инструкции

В тот день, когда строительство города Эмбера было завершено, Старший создатель и его помощник наконец нашли время, чтобы поговорить о будущем.

— Что ж, скоро здесь появятся жители, — сказал Старший создатель. — Они смогут провести в городе по меньшей мере двести лет, а то и все двести двадцать.

— Этого хватит? — спросил помощник.

— Надеюсь. Точно мы знать не можем.

— А когда придет срок, как они узнают, что им следует делать дальше? — спросил помощник.

— Мы обеспечим их подробными инструкциями.

— Но у кого будут храниться эти инструкции? Ведь их нужно так долго хранить в тайне. Кому тут можно довериться?

— Инструкции будут у мэра города, — сказал Старший создатель. — Мы положим их в специальный контейнер, который запирается на замок с часовым механизмом. Когда время придет, замок откроется.

— А мэр будет знать, что лежит в контейнере? — не отставал помощник.

Нет, мы скажем только, что там хранится важная информация. Но она бесполезна и не имеет никакого смысла до тех пор, пока ящик не откроется.

Значит, первый мэр города передаст контейнер своему преемнику, тот своему и так далее, год за годом, век за веком? И вы надеетесь, что таким образом тайну можно сохранять в течение двух столетий?

— На что же нам еще надеяться? — нетерпеливо возразил Старший создатель. — В этом деле вообще ни в чем нельзя быть уверенным до конца. Вполне возможно, к тому времени в городе никого не останется в живых или не останется ни одного безопасного места, куда они могли бы вернуться.

И вот первому мэру города Эмбера выдали таинственный контейнер, и мэр торжественно поклялся хранить его и никому о нем не рассказывать. Прошли годы, первый мэр состарился, и, когда дни его были сочтены, он рассказал о контейнере своему преемнику, и тот тоже поклялся хранить тайну. Так все и шло много лет.

Но седьмой мэр Эмбера не был таки порядочным человеком, как его предшественники, а может быть, он просто потерял надежду и впал в отчаяние. Мэр умирал от сухого кашля — в те годы эта болезнь свирепствовала в городе, — и он подумал, что тайна, скрытая в контейнере, может спасти его жизнь. Он взял контейнер из тайного хранилища в подвале ратуши, принес домой, вооружился молотком и зубилом и попытался его взломать.

Но силы умирающего были уже на исходе, и он смог лишь исцарапать крышку. Мэр умер, не успев вернуть контейнер на место или хотя бы рассказать о нем своему преемнику. Так тайна оказалась погребена в одном из домов города, в темном чулане, заваленном старыми мешками и картонными коробками со всяким хламом. Год шел за годом, пока не пробил назначенный час. И тогда во мраке раздался щелчок, и замок открылся.


ГЛАВА 1
День предназначения

Небо над Эмбером всегда было черным. Фонари на крышах домов и большие прожекторы на высоких мачтах, установленных на площадях, заливали улицы желтоватым светом. Прохожий, спешивший по своим делам, отбрасывал на мостовую тень — когда человек проходил под прожектором, она становилась совсем короткой, а потом снова удлинялась. В девять вечера фонари разом выключались, и город погружался в такую непроглядную тьму, что с тем же успехом можно было ходить с завязанными глазами.

Но время от времени ночь внезапно падала на город и в самый разгар дня. Эмбер был старым городом, и все в нем, включая электрические сети, обветшало и нуждалось в ремонте. Иногда огни фонарей вдруг начинали мигать, а потом гасли. Это были ужасные минуты.

Замерев посреди улицы или затаившись во тьме своих домов, жители города молча гнали от себя страшную мысль: а что, если городские огни, однажды погаснув, не зажгутся больше никогда?

Впрочем, большую часть времени жизнь текла своим чередом. Взрослые делали свою работу, дети ходили в школу, пока им не исполнялось двенадцать. А в День предназначения — последний день последнего учебного года — выпускники тоже получали работу.

Старший класс занимал комнату номер семь в юродской школе Эмбера. В День предназначения двести сорок первого года от основания города в этой комнате, обычно шумной по утрам, парила торжественная тишина. Все двадцать четыре ученика чинно сидели за своими партами, которые давно уже стали им малы, и молча ждали.

Парты стояли в четыре ряда, по шесть в каждом. В заднем ряду сидела стройная девушка по имени Лина Мэйфлит. Задумчиво глядя перед собой, она машинально наматывала на палец прядь своих длинных волос, а иногда наклонялась, чтобы выдернуть нитку из истрепанного подола своего плаща или подтянуть носки, то и дело сползавшие со щиколоток. Она тихонько постукивала ногой по полу.

Во втором ряду, нахохлившись и закрыв глаза, сидел Дун Харроу. Его черные волосы были взъерошены. Густые темные брови, придававшие его лицу всегда серьезное выражение, сошлись в одну упрямую линию. На мальчике была коричневая вельветовая куртка — такая старая, что рубчики на ткани совершенно стерлись.

Лина и Дун думали сейчас об одном и том же: «Ради всего святого, пусть мне достанется работа, о которой я мечтаю». Дун слегка шевелил губами, без конца повторяя название заветной профессии. Желание обязательно сбудется, если повторишь его много раз! А Лина снова и снова представляла, как она бежит по улицам города в красной куртке. Она старалась вообразить себе эту картинку как можно ярче.

Девочка подняла глаза и внимательно оглядела классную комнату, мысленно прощаясь со всем, что окружало ее столько лет. Прощай, карта города в сучковатой деревянной раме. Прощай, книжный шкаф, на полках которого стоят «Книга цифр», «Книга букв» и «Книга города Эмбера». Прощайте, ящики с этикетками, на которых написано «новая бумага» и «исписанная бумага». Прощайте, три лампочки под потолком, висящие так, что, где бы ты ни сидел, они бросали тень от твоей головы на страницу, которую ты читал. Прощайте, мисс Торн — наша классная дама. Она как раз закончила свою торжественную речь, которую произносит каждый год в День предназначения, и сейчас, пожелав им удачи во взрослой жизни, которую они готовы начать, не знает, что еще сказать, и молча стоит у стола, кутаясь в свою потертую шаль. А почетного гостя все нет и нет.

Наконец за дверью послышались тяжелые шаги. Мисс Торн радостно воскликнула: «Ах!» Дверь отворилась, и в классную комнату вошел мэр города Эмбера. Он обвел выпускников неодобрительным взглядом, словно это они опоздали.

— Добро пожаловать, мэр Коул, — сказала мисс Торн.

Мэр растянул губы в улыбке.

— Мисс Торн, сказал он, пожимая учительнице руку. — Мои поздравления. Подумать только, еще один год!

Мэр Коул был крупным, грузным мужчиной с несоразмерно маленькими руками. В одной руке он держал маленький холщовый мешочек.

Мэр подошел к доске и повернулся к классу. Его серое, обрюзгшее лицо было обтянуто, казалось, не кожей, а каким–то жестким материалом. На этом лице редко отражались эмоции, но сейчас оно изображало улыбку.

— Молодые люди, выпускники! — начал мэр. Он немного помолчал, внимательно разглядывая лица учеников. Глаза его, казалось, глядели из самой глубины его черепа. Он медленно кивнул своим мыслям. — День предназначения, не так ли? Именно так. Сначала мы получаем образование. Затем мы служим нашему городу. — Он снова обвел взглядом школьников и кивнул, словно кто–то подтвердил его слова, потом аккуратно положил холщовый мешочек на стол мисс Торн и накрыл его ладонью. — Что это будет за служба, а? Может быть, для многих из вас предназначение станет сюрпризом! — Мэр вновь изобразил улыбку, и его толстые щеки собрались в складки — точь–в–точь занавески из плотной ткани.

Лина почувствовала, что у нее замерзли руки. Она плотнее закуталась в плащ и сунула ладони между коленями. Пожалуйста, побыстрее, господин мэр, попросила она про себя. Пожалуйста, дайте нам выбрать — и пусть все это наконец закончится. Дун мысленно твердил то же самое — только без «пожалуйста».

— Хочу напомнить правила, — сказал мэр, назидательно подняв указательный палец. — Сегодня вы получите работу на три года. Затем переаттестация. Хорошо справляешься? От лично, продолжай трудиться дальше. Но если плохо — то, может, стоит подумать о другой работе? Может, где–то еще нужны работники? Тебя назначат как раз туда. Чрезвычайно важно, — и указательный палец грозно нацелился на класс, отбивая такт отрывистой речи мэра, — чтобы вся… работа… в Эмбере… была выполнена. И выполнена надлежащим образом!

Он взял мешочек и распустил завязки.

— Итак, давайте начнем. Процедура, как вы знаете, простая. Подходим по одному. Опускаем руку в мешок. Достаем бумажку. Громко читаем то, что на ней написано. — Мэр Коул улыбнулся и снова кивнул. Плоть под его подбородком заколыхалась. — Кому угодно стать первым?

Никто не шелохнулся. Лина опустила глаз