Валерий Петрович Брусков - Поиск-92: Приключения. Фантастика

Поиск-92: Приключения. Фантастика (Антология: Поиск-92)   (скачать) - Валерий Петрович Брусков - Герман Федорович Дробиз - Алексей Константинов - Дмитрий Надеждин - Михаил Петрович Немченко - Николай Михайлович Орехов - Сергей Михайлович Орехов



ПРИКЛЮЧЕНИЯ


Александр Крашенинников
ОБРЯД

Повесть

Перед новолунием — день этот, крайне тяжелый по календарю астрологов, Игорь запомнит навсегда — они с женой отправились с утра в универмаг.

Сразу два приятных события случились у Игоря на этой неделе. Еще зимой он, желая завязать личные отношения с зарубежными странами, отправил письмо в Новую Каледонию, самую отдаленную точку земного шара — теперь это стало возможным. Он знал рассказ Чехова про Ваньку Жукова и, шутя, балуясь, обозначил на конверте: товарищу губернатору. Когда вдруг пришел ответ — из Новой (!) Каледонии (!), — он перепугался и хотел выбросить письмо. Недавние порядки еще помнились, с ними не шути, как еще повернется. Но любопытство паче не только страха, а и самой смерти. Он вскрыл конверт. Письмо внезапно оказалось на французском, хотя он-то писал по-английски (три дня мучительных филологических упражнений), ничего про Каледонию да еще и Новую не зная. Меж страниц, писанных от руки, была вложена фотография оливковокожей мадам в возрасте Игоревой прабабушки, недавно умершей. Он кинулся в библиотеку за словарем. Оказалось, губернатор разыграл Игорево письмо по конкурсу (пять претендентов — такова была теперь популярность родины Игоря и перемен, здесь происходящих). «Любезный Егор, — так он перевел, — я стала рада с овладением письма… Ваш почерк прекрасен…» Два дня Игорь был счастлив, представляя себе, что кроме него ни один человек в городе не переписывается с Новой Каледонией — ведь это все равно, что состоять в переписке с планетой Нептун.

Вторым светлым моментом было то, что тещу, бабку Анну, наконец-то ограбили. К бабке Анне он относился хорошо, даже прекрасно, но деньги ее считал не то что неправедными, а как бы злополучными, ничего от них хорошего не ожидая. Странно было думать, что люди давали их отцу Николаю, прошлый год умершему, за регулярное произнесение слов, которые были им известны не хуже его самого. Нет, не верил он этим деньгам. Да разве не подействовали они на Михаила, сына бабки Анны, самым унылым образом: дала ему бабка Анна денег на свадьбу, а он потратил их на проститутку. Конечно, и с проституткой получилось что-то похожее на свадьбу. Только вот бабку Анну на нее не пригласили.

Деньги Игорю нужны, но он их сам добудет.

Бабка Анна прилетела к ним на такси рано утром да так теперь и живет у них, выходить боится. Придется, видимо, Игорю на время переселяться в ее дом, охранять его, а потом, может, и продавать.

В общем, в пятницу утром он и Люба, катя коляску с малышом, пошли купить сувенир для мадам с Каледонии. Таким приятным письмом было бы неразумно пренебречь, Игорь решил и дальше ковать международную дружбу. С понедельника он был в отпуске. Новоиспеченная топографическая фирма, где он служил, только еще разворачивала дела, не было инструмента, него, несмотря на сезон, побаловали десятью днями.

Стояли сиреневые полупрозрачные ночи, днем же проливались дожди, парило, пекло, рвалась кверху всякая былка, и городские скверы, тряся кудрями, источали головокружительные запахи.

На спуске с Петровской горы посреди улицы стоял желтый фургон, и человек с мегафоном, корчась и дергая ногой, сквернословил в адрес властей. Рядом торчало чучело Президента — кукла из старых газет в очках для горных лыж. Кажется, его собирались сжечь. Но готовилась и противоборствующая сторона, собирая поодаль обломки кирпичей. На Президента было наплевать и этим, с кирпичами, как и на мэра и прочих. Но так уже завелось — бить другой лагерь, все равно за что. Игорь понимал интерес мадам Денивье к его родине.

Возле универмага на затененной тополями площадке сбился уже целый табунок колясок. Притворно сонная старушка в черных чулках сидела поодаль на скамейке, поглядывая на площадку. Люба втиснула их красную меж двух синих, и Игорь наклонился над сыном проверить, крепко ли спит. Игрушечные веки были сладко закрыты, розовый румянец тихо светился на плотных подушечках щек. Игорь едва удержался, чтобы не поцеловать.

В универмаге было широко и пустынно. Лишь в углу толпа давилась за деревянными ложками — кажется, только на них цена осталась доступной. Люба, покинув его, уже летела туда.

Что может потрясти каледонку (каледонийку, каледонянку?) так, чтобы она в ответ прислала что-нибудь этакое? Интернациональные связи должны иметь материальный фундамент.

Он прошел в отдел сувениров.

Четверть часа спустя они, встретясь возле обувных полок, направились к выходу.

— Матушка сегодня опять не спала, — сказала Люба. — Под утро, говорит, задремала и ей приснился папа. Идут они вдвоем по нашей улице, поднимаются к церкви, а на ней вместо креста обелиск. Тут ей словно кто кулаком в спину: это, мол, в память вашего вспомоществования властям предержащим. Церковь, мол, но грудь в крови и грязи, чему и как она может учить людей…

— Страсти какие, — весело прервал ее Игорь, беря под руку.

— Тут она этому говорит, который за спиной: не церковь де в крови и грязи, а ты, антихрист, ее под это подведший. И сразу все сгинуло, матушка стоит па поляне, пчелы жужжат, солнце за облачком тает, и дышится — будто маковую росу пьешь…

— Молодец бабка, — засмеялся Игорь. — Классически повернула. Значит, и церковь под пятой антихриста? — он посмотрел Любе в глаза внимательно и нежно. — Бабка у нас замечательная. Вот бы еще старичка ей откуда-нибудь выписать.

И по смущенной улыбке жены, по тому, как дрогнула ее рука, понял, что и она хочет того же. Он подумал, что ему повезло с женой необычайно: к счастью или к несчастью, он до женитьбы знал женщин немало, стал привередлив, но такой у него никогда не было.

Так, внезапно опять влюбленные друг в друга, скрыто напряженные и счастливые, они вышли на улицу. Далеко за полуразрушенной башней университета, за металлоконструкциями недостроенного театра, за тихой кружевной зеленью предместий стояло сверкающее облако, как бы вдруг вспенившее свои бока и так застывшее — в жабо и взметнувшихся белоснежных мантиях, округло, плотно. Рябые тени на асфальте искрили солнечными пятнами.

Старушки возле площадки с колясками уже не было, поодаль прыгали на асфальте две полуголые девчушки в розовых трусиках и сандалиях. Стального цвета рефрижератор, разогнавшись на ровном участке, вдруг со свистом пролетел за барьерчиком из декоративного кустарника.

Коляски с Димой на месте не оказалось. Красных на площадке было лишь две. Игорь кинулся к ним. Там спали другие дети, такие же розовые, мирные и славные, но чужие. Голову Игорю стиснул озноб, он огляделся, ничего не понимая.

— Игорь! — закричала Люба, до побеления сжав руки на груди.

Он уже бежал к девчушкам.

— Кто ушел с красной коляской, вон там меж синих стояла? — спросил он, стараясь сдержаться, чтобы не дрогнул голос, ненароком не испугал.

Девочки стояли молча на своих «классах», глядя на него во все глаза.

— С красной коляской! — крикнул он.

— Девочки, подождите, не бойтесь, — Люба подбежала, опустилась на одно колено возле старшей, гладя ей плечи. — Здесь был кто-нибудь? Подходил кто-нибудь сюда?

Девочки молчали, выпрямив ноги и сдвинув носки ступней вовнутрь.

— Мы не знаем, тетя, — сказала та, что помладше. — Мы не боимся, мы, правда, не знаем.

Старшая кивнула., опустив руки и теребя трусики.

— Тут много людей проходило, — сказала она наконец. — Мы не заметили.

Игорь опять огляделся, ничего вокруг себя почти уже не видя. Тусклые размытые одежды акаций, серое колеблющееся поле асфальта, бородатая кукла с портфелем, вдруг ирреально прошагавшая по тротуару перед ним. Он кинулся к коляскам, проверяя остальные в сумасшедшей надежде, что Дима каким-то образом оказался в одной из них. От универмага к площадке уже летела какая-то молодая мамаша, мотая полиэтиленовой сумкой. Игорь выпрямился, чувствуя, что голова становится ясной, звонкой и пустой.

Люба бегала по тротуару, останавливая прохожих я что-то бессвязно крича. Девочки поодаль внимательно и серьезно наблюдали за ней.

Игорь отошел от колясок. Голову жгло, не было ни одной сколько-нибудь отчетливой мысли.

Мамаша с сумкой подошла к Любе, и та схватила ее за локоть, глядя ей в лицо и силясь что-то объяснить. Вокруг стали собираться люди. Легонький старичок в пиджаке почти до колен радостно поворачивался то к одному, то к другому, лицо у него блестело и глаза щурились.

— Люба! — крикнул Игорь подходя. — Это, наверно, та старуха, тут сидела, в черных чулках.

— Она, она! — старичок взмахнул руками, и лицо у него стало озабоченным. — Где?! Вы видели?

— Я? — старичок ясно, молодо посмотрел на Игоря. — Нет, я не видел.

Снова задрожали руки, Игорь ступил назад, исподлобья глядя на старичка.

— Игорь, — вдруг сказала Люба, как бы сбрасывая с себя безумие. — Иди туда. Я — сюда.

Действительно, возле универмага шла только одна тротуарная дорожка, переход же через улицу был далеко, метрах в ста. Игорь бросился к переходу, на бегу оглядываясь. Люба, отчаянно семеня в своей узкой черной юбке, уже мелькала вдали. Ее полноватые ноги ступали на асфальт прочно, уверенно, но голову она держала до странности недвижно, и Игорь понял, что она вряд ли что видит перед собой, кроме сына.

Тротуар был малолюден, да и вообще вся улица хорошо просматривалась в оба конца: старухи с красной коляской нигде не было. Но уже подбегая к переходу и случайным взглядом задев пыльный асфальт, он заметил на нем слабые продолговатые пятнышки, в равномерном ритме идущие по тротуару. Отчего он решил, что это след детской коляски (колесо, где-то заехавшее в мазут), коляски с Димой? Может, причиной тому оставшийся в подсознании комочек чего-то черного и вязкого, лежавший у подъезда? Может быть, причиной всего лишь то, что это была единственная различимая мета — здесь прошли с коляской? Чувствуя, как голову заливает жар, он побежал вдоль этих ненадежных пятнышек. Кто-то вскрикнул, шатнувшись сего пути, стариковская палка задела по ноге жестким шершавым наконечником.

Сколько миновало времени с тех пор, как они вошли в универмаг — двадцать минут, полчаса? Ему перехватило горло. Да ведь за полчаса можно сесть в автобус, на электричку, вообще уехать из города! Он остановился, беспомощно глядя, как из-за угла, там, где улица поворачивает направо, — пестро, празднично вытекает змейка дошколят. Что же будет, что будет с Димой? Или… Зачем он им, ей, этой старухе? Нет, лучше не думать…

Как он ждал своего сынишку! Они поженились почти четыре года назад, но детей все не было. Они и хотели, и боялись: отец у Игоря был алкоголик, кончил в психобольнице, а он где-то читал, что всё, и здоровье, и нездоровье, передается через одно поколение, то есть от деда к внуку. Может быть, ученые ошибались, и глупо им верить, но это в Игоря так залезло, что он и Любу напугал. А ну как будет неполноценный! Но Дима родился таким крепеньким и крикливым, так ясно и живо на все реагировал, что уже не хотелось и вспоминать о своих страхах. Он и раньше жил одной лишь семьей, находя в ней не только опору, но и оправдание всей своей жизни. С появлением же сына вообще все исчезло — ничего на свете нет, кроме их троих.

Он опять огляделся, словно не понимая, где находится. Женщина в белых брюках парила в тихом воздухе, едва касаясь шпильками асфальта, воздушный шар ее прически золотился под солнцем, дрожало над мостовой радужное марево, грузовик вгрызался в пространство улицы.

Игорь снова бросился бежать, кое-как нащупывая взглядом тающий пунктир пятен. Детсадовский ручеек пересек ему дорогу, он остановился, бессмысленно уставясь на воспитательницу, почти девочку, сопровождающую ребятишек. Она вдруг заволновалась, начала подгонять отставших. Он, неожиданно для себя озлобляясь, шагнул в сторону, на газон, чтобы обойти препятствие. Последним шел, повернув куда-то назад голову и сонно шаркая сандалиями, круглый беспечный мальчуган. Игорь едва удержался, чтобы не оттолкнуть его. В два прыжка он снова выскочил на тротуар. След от коляски исчез!.. Он кинулся назад, расшвыривая детей. Ударил навстречу крик воспитательницы, ее искаженное лицо мелькнуло в метре от него. Пятна-полоски уходили к универмагу, но там, где прошли ребятишки, их не было. Мальчуган в сандалиях, прижавшись к кустарнику, сдвинув свои мягкие плюшевые колени, непонимающе и бесстрашно таращился на него. Игорь побежал дальше, туда, откуда пришли дети. Автобусная остановка, стая севших на газон абонементов, переполненная урна, свисающая из нее увядшая гвоздика, растрепанный, помятый перелетом газетный лист, наколовшийся на сухой сучок боярышника, стрела бетонного бордюра, песок нечищенного тротуара… Следы больше не появлялись. Он пробежал еще с полквартала, нагибаясь на ходу, и возле размытого дождем рекламного щита остановился.

Ноги стали чугунными, он привалился к кромке щита. Там, на площадке возле универмага, еще была надежда, что кто-то пошутил, может быть, дети решили поиграть, укатили, бросили. Но сейчас ему внезапно во всей наготе стало ясно, что Диму украли с умыслом, возможно, даже выслеживали, ждали момента. И теперь только какое-то чудо может вернуть его. От ужаса и ненависти к похитителям он задрожал всем телом, точно вдруг очутился на морозе.

Он побежал обратно к универмагу, издали стараясь отыскать взглядом жену. В голове горело, ворочалось, он не мог сосредоточиться. Точно бы не до конца понимая, куда и зачем надо спешить, у перехода опять вдруг, остановился.

Облако за универмагом выросло уже в четверть неба, его нижняя часть потемнела, налилась фиолетовым. В недвижном воздухе что-то как бы натянулось, звенело.

Из-за соседнего здания выбежала Люба. Лицо ее было безумным, невидящим, и он понял, что она вряд ли сознает даже, куда вышла. Он не ждал ее с этой стороны. Видимо, обогнула универмаг сквером.

— Люба! — крикнул он.

Она повернулась к нему, вглядываясь, и перешла на шаг. Сиреневая кофточка висела у нее в руке, волочась по тротуару.

— Что ты здесь стоишь?! — тонко закричала она. — Ну чего ты уставился на меня? Ведь говорила, не надо было оставлять его тут, говорила же!

Игорь хорошо помнил, что ни о чем таком и речи не бы то, но смолчал, понимая жену.

Мгновение они стояли друг против друга, точно обессилев.

— Пойдем! — сказал он резко, еще сам не совсем зная, что собирается делать.

И только когда они пересекли тротуар и оказались на одной из боковых дорожек сквера, он понял, что решил правильно. Какого черта было с самого начала бегать по улице, тем более, что прошло уже столько времени после похищения. Так она и будет их поджидать, та, которая увезла Диму.

Он почти бежал, Люба задыхалась, не поспевала.

— Куда мы идем? — сказала она наконец, останавливаясь и глядя на него больными температурными глазами.

— Слушай, — Игорь взял ее за плечи, осторожно встряхивая — чтобы пришла в себя. — Посиди вот здесь на скамейке. Я быстро, десять минут.

Она покорно села на краешек скамьи, слегка забрызганной — после вчерашнего дождя — мелким сором. Полуобморочно посмотрела на него и отвернулась.

Игорь понимал, что эта покорность всего лишь оболочка сотрясающей ее внутри лихорадки, что она и двух—трех минут здесь не высидит. Но куда ж ее тащить — она и саму-то себя теперь не осознает.

— Вот что, — сказал он, как мог властно. — Если разминемся, жди меня возле универмага. Ты поняла?

Она кивнула, теперь уже почти с надеждой глядя на него.

Игорь побежал через сквер.

Не может быть, чтобы они потеряли Диму, не может этого быть… Безумный взгляд жены вдруг вернул ему недавнее озлобление и вместе с ним странную уверенность, что он сможет разыскать сына.

Он миновал сквер и, выскочив на горку, где начинались кварталы новых домов, огляделся. Жены на скамейке уже не было. Он пробежал с полсотни метров вдоль по склону, просматривая сквер с высоты. Двое помятых бродяг, у одного в руке сетка с пустыми бутылками, дед с газетой в кармане, мама с карапузом возле цветника. Коляска лишь одна — бежевая Низенькая гражданочка возле нее в розовом платье, едва удерживающем сдобное тело. Он кинулся наверх, к новостройкам.

Вряд ли Диму увезли на автобусе — здесь они ходят редко. За дорогой, напротив универмага — завод. Идти вдоль улицы, открытым местом, с чужой коляской — тоже вряд ли. Сразу надо было ему сюда, к новым кварталам, сразу!

Через арку в огромном подковообразном доме он вбежал во двор. Двое — даже не разобрал, мамы, бабушки? — с колясками: шоколадная, серая. За спортплощадкой он бросился направо, решив сначала вкруговую, против часовой стрелки. Во дворах шла обычная жизнь: выбивали ковры, разгружали мебель, всегдашний экскаватор терзал только что заасфальтированный проезд. За трансформаторной будкой вдруг открылся пустырь, усеянный валунами, поросший лебедой и крапивой. Игорь повернул назад.

Он огибал яму, вырытую экскаватором, когда в просвете меж дальних домов мелькнули два красных пятна. Он, задыхаясь, кинулся туда. За углом подъезда стояли сразу три: синяя, две красных. Еще не добежав до них и двадцати метров, он увидел, что крайняя — их коляска: резиновая шина на левом заднем колесе светлее, чем на других, месяц назад он поставил новую. Казалось, грудь разрывается, он едва мог дышать.

Но Димы в коляске не было. Разорванный полор свисал вовнутрь, держась лишь на одной кнопке. Должно быть не могли отстегнуть, разодрали. Он с ненавистью глянул па черный раскрытый зев подъезда.


За несколько дней до новолуния Отец решил, что самое время для мессы на Михайловском кладбище.

Дьякон не любил кладбищ, а покойников ненавидел. Нет ничего хуже лежащего человека, если он к тому же еще и неподвижен. Поэтому-то он и возразил, когда сказали, что попадью в случае чего можно убрать. «Никаких случаев, — ответил он, может быть и не по чину дерзко. — Если так, я сделаю сам, вдвоем с Игуменьей». Он только попросил Отца достать ему человеческую руку, да настоящую, не муляж, и лучше от повесившегося — иначе может не подействовать.

Рука была нужна, чтобы выключить попадью на несколько минут, пока Игуменья возьмет деньги. Он обмазал пальцы этого не слишком, конечно, приятного обрубка специальным составом и, когда вошли к попадье во двор, поджег их.

«Не только попадья, но, по-моему, весь переулок окаменел, пока мы там были», — сказал он на другой день, передавая Отцу деньги. Не очень-то Дьякон верил во всякую такую магию, но «славная рука» штука беспроигрышная, не подвела и на этот раз.

Теперь, когда его дело было сделано, — друзу аметиста, атлас, коричное, померанцевое масло и прочее достанут другие, — ему особенно не хотелось на кладбище. Но слово Отца — закон.

К кладбищенским воротам все до одного прилетели на такси — таксисты, чмохи повернутые, за лишний червонец готовы хоть в преисподнюю. На севере мягко, сонно голубело, легкое крыло перистого облака опускалось к горизонту. Точно подраненная, крича и нелепо болтаясь в воздухе, промелькнула черная ночная птица и упала за деревья.

— Привет, — сказал Отец, вальяжно-добродушный, огромный в своей белоснежной рясе, и по-домашнему расстегнулся. Под рясой у него была черная рубашка и черные же выглаженные в стрелку брюки.

Дьякон огляделся. Все были свои, из клана. Остальные, еще не принадлежащие к числу Братьев, видимо, будут позже, их встретит Котис или Пан. Последний таксомотор, набросив прозрачное облачко пыли на придорожный клевер, ускользал за поворот. Пел кузнечик, радостно и тревожно.

Отец, оперевшись рукой о плечо Подруги и приподняв ногу, поправил язычок лакового, немодного, но чрезвычайно дорогого полуботинка.

Подругу не любили. Откуда она появилась, оторва? Поговаривали, что она из учительниц. Это было особенно противно. Кто из них не помнил школы, тошнотворного бубнения про «объективные законы истории» и «победивший пролетариат», безысходную петлю красного галстука да душераздирающие «линейки» с их директорской моралью. Падшая учительница — это было даже пикантно, аристократично — разве они сами не аристократы тьмы и распада? — но она никого не подпускала к Отцу, и тут все ее бывшее учительство проступало совершенно определенно…

— Ну что ж, идемте, — сказал Отец, торжественно выпрямляясь и как то вместе с Подругой одновременно поворачиваясь ко всем.

Сколько ей было лет? Пожалуй, можно было дать и двадцать, и тридцать, и сорок. То, что она умела скрывать свой возраст, как дорогая проститутка, все-таки немного примиряло с ней. Если бы только она хоть внешне была пара Отцу. Атлет, зверь, разве что не рогатый (были убеждены, что рога она ему сделает), и — трясогузка. Говорили также, что когда-то давно, в пору первой их, потом прервавшейся дружбы она научила Оша «французской борьбе» и не где-нибудь, а на могильной плите. Эго многое объясняло.

Кладбищенские ворота были разрушены, кирпичные столбы но обеим сторонам рвано светились оставшейся кое-где побелкой.

Дьякон взял Игуменью под руку, и она встревоженно посмотрела на него.

— Приплод берут другие, — негромко сказал он. — Но до полнолуния, до посвящения Отца в Магистры, еще останется какое-то время…

Она смятенно кивнула. Значит, хранить — ей?

— Приплод будет из той же семьи, — добавил он. — Теперь на них знак.

Пан — сегодня это был он — остался у ворот. Прочие пошли вверх по песчаной широкой дороге, держась на белую фигуру Отца, ровно и мощно шагающего впереди. Над левым его плечом высоко летел, качаясь меж облаков, месяц, плотные, как камни, тени лежали в кустах, и где-то в кладбищенской сырости и тишине совсем по-южному звенела отчаянная — вона оно где, болото — лягушка. Вдруг призрачно и безжалостно вспыхивал в лунном свете никелированный крест.

На кого падет выбор? Их шестеро, исключая Отца, все тертые, жеваные и рубленые, но такого, что предстоит, еще никому из них не доводилось делать. Последнее посвящение, два года назад, оказалось неудачным до крайности, нынче зимой Магистр выпал, исчез, до сих пор никто не знает, где он. Посвящали-то без приплода, его заменили чем-то или кем-то. Приплод, по их Писанию, нужен обязательно. Магистр исчез, это знак: ЕМУ in: угодно. Никто не сомневается, это ОН сделал с Магистром.

Дьякон состоял в клане чуть больше двух лет, до этого год еще был в прихожей, И ни о чем не жалел за эти три года. Никогда ему еще не жилось так размашисто и самозабвенно. Когда он и Игуменья, кончив работу (какофония испытательного цеха и тоска сберегательной кассы), садились на оранжевый мотороллер с двигателем от «ИЖ-Планеты», мир проваливался в тартарары, они служили уже только ЕМУ, и у Дьякона от сознания своей силы и решительности сдавливало виски.

Однажды они заманили в укромное место сынка партийного функционера, студента гуманитарного колледжа. Дьякон отпластнул ему ухо и в тот же день почтой выслал папаше в соседний город. В другой раз подложили мину на престижном Андреевском кладбище и подняли в воздух целую аллею именитых попов. Мир спасется тем, что в обиходе называют злом — это он принял сразу, едва придя в клан. Лишь «зло» освободит человека и выведет его на дорогу к лучшему миропорядку. Человеческое стадо думает, что мир устроен по воле бога или политика. Это заблуждение дорого всем обходится. По воле — да, но вовсе не божьей! И Братья докажут им это…

Воздух здесь, на кладбище, был такой, какого в преисподней уж точно нет. Сыроватый резкий запах молодой крапивы, тягучий аромат клейких еще тополиных листьев, а то внезапно как бы дух только что срезанного подосиновика откуда-то из глубины деревьев бросался им в лицо. Теплый ветер окрестных полей летал над головами, иногда падая вниз. На серебряной дороге перед ними светились, отбрасывая нереальные тени, камешки кварца.

— Хорошо! — вдруг сказал Отец, оглядываясь вокруг. — Чем-то живым пахнет, — он посмотрел на остальных, и голос его странно замедлился. — Сегодня в городе синдикалисты схватили одного. Я подошел — лежит на асфальте лицом вниз. Рядом портфель. «В чем дело?» — спрашиваю. «Столичный», — говорят и протягивают карточку. Оказывается, у него всего лишь талон на жительство в столице. Но они теперь и этих, с талонами, — к ногтю. Я сунул им карточку и пошел дальше. Не успел добраться до перекрестка — сзади грохот. Оборачиваюсь — от моих синдикалистов только облачко дыма. Должно быть, в портфеле была бомба. — Он помолчал. — В городе становится невозможно жить. Не пора ли нам выходить на свет?

Никто ему не ответил. Что отвечать — разве они решают это?

Неожиданный, оглушительный, засвистал в стороне соловей. И почти одновременно впереди сбоку выступили матерчатые фигуры, слабо различимые в тени деревьев. Сколько их там было?

Отец сбросил рясу на руки Подруге.

Группа впереди стояла, опершись на лопаты. Широкие серые одежды скрывали очертания их тел, в полумраке они казались огромными комьями глины с приставленными сверху головами.

Это были кроты, или пластилиновые. Они появились в окрестностях города нынешней весной. Сначала, видимо, шарились по деревням, пахали отдаленные кладбища, потом осмелели, засели здесь, уже как месяц. Никто не знал, кто они такие. Бездомные, без роду-племени, без определенного местожительства. Последнее время город вообще наводнили странники, кочующие бандиты.

Братья презирали пластилиновых, чьей профессией было поднимать могилы из-за золота, теперь невероятно подорожавшего. Выдрав у покойника коронки, разжившись еще какой-нибудь золотой фигней (стопроцентное попадание, никогда не ошибались), они зарывали его снова, восстанавливая могилу с искусством реставраторов. То, что они потрошили покойников, — на это Братья смотрели, как на дело, ЕМУ даже и угодное. Но делать профессией, судьбой — золото… Это могли, конечно, только существа низшие.

До сих пор у Братьев не было с ними ни одной сшибки Что, собственно, им делить? Раза два-три пластилиновые одаривали их мелкой службой, последней была «главная рука», так не понравившаяся попадье. Но, кажется, они становились плохими соседями. На прошлой педеле кто-то насыпал хлорки в ближнюю лощину, где водились жабы, одну Мара нашел мертвой. Жаба — животное, к Братьям благосклонное, и пластилиновые об этом знают.

— Дикий! — сказал Отец туда вперед, как-то упруго выгибая звуки. — Чего вам надо? Я же расплатился.

Пластилиновые стояли молча, только с угрюмой нервностью скрежетнула по камню лопата. Дьякон обернулся. Сзади, контрастно облитые луной, тоже виднелись вытесанные из серого полумрака фигуры.

— Этого мало. Мы знаем, сколько вы взяли, — сказал тонкий сонный ролос из середины пластилиновых.

Дьякон подумал, что это не такое уж плохое начало. Нужно поторговаться, потянуть время, а там подоспеет Пан со свитой. Игуменья сдвинулась ближе к Подруге. Да, женщинам теперь надо держаться вместе, встать спиной друг к другу, если чего.

— На кладбище слишком много посторонних! — вдруг ясно и молодо крикнул кто-то из гробокопателей, стоявших с краю. — Мешают работать.

«Претендент на верхушку в стае», — сказал себе Дьякон.

Они остановились в нескольких метрах от пластилиновых. Тех было пятеро. Кропотливая кротовья жизнь отозвалась некой одутловатостью в их лицах, подсвеченных теперь выражением силы и превосходства. Тот, что с краю, был высокий горбоносый парень с засунутыми за ремень белоснежными рукавицами.

— В чем дело? — сказал Отец.

Сзади приближался осторожный хруст. Дьякона захлестнула ненависть. Что она о себе возомнила, эта падаль? Числом берут лишь клопы.

— Слушай, Дикий, — заговорил Отец, — мы могли бы обсудить это в другом месте.

— Кладбище слишком маленькое, — все так же сонно сказал тот, что в середине. — Нет места для переговоров.

Это был огромный мужик в кепке. В правой руке он, как дубинку, держал за конец черенка титановую лопату. Лезвие лопаты мягко, бархатно посвечивало.

Хрустящие медленные шаги сзади всё приближались.

Отец потянул рясу из рук Подруги. Та встревоженно и недоуменно посмотрела на него. Значит, уходить?

Но Дьякон понял. Горячая дрожь обвалилась у него от груди к животу. Он встал слева от Отца, даже чуть впереди его, во все глаза следя за пластилиновым, который стоял в центре группы рядом с Диким. Это был толстый, чернобородый парень с острыми посвечивающими глазками. За все время никто из Братьев даже мельком не глянул назад. Сердце у Дьякона полетело. Нет, этих ребят хоть режь.

Отец, не спеша, обстоятельно надел рясу: левая рука, правая, рисковый рыцарственный подскок плеч, заюючительное, легкое — ветерок — встряхивание. Пластилиновые уже едва ли не добродушно поглядывали на него.

Дьякон презирал искусство драться, прощая его лишь Отцу. И когда уловил, что в следующий момент Отец метнет финку, он по-простецки, но молниеносно бросился под ноги чернобородому напарнику Дикого. Земля кувыркнулась под ним, над ним, сбоку от него, ботинок чернобородого, обжигая болью, зацепил его за ухо. Дьякон стремительно вскочил и ударил гробокопателя ногой в пах с такой силой, что его тело проехало по гравию. Чернобородый закричал, свертываясь в клубок. Дьякон повернулся. Отец вытаскивал финку из груди Дикого. Пластилиновые рядом с ним стояли, будто окаменевшие, а тех, сзади, уже не было, исчезли.

— Орлик, получается, теперь ты шишкарь, — сказал Отец горбоносому. — Наши дела мы с тобой как-нибудь потом обговорим.

«Нет, Отца надо было ставить Магистром еще тогда, два года назад», — подумал Дьякон.

И пластилиновые, и Братья во все глаза смотрели на Отца и на тело Дикого — кто с ужасом, кто с завистью, а кто с неодобрением: убийство — оно всегда убийство, и лучше бы без этого.

Дикий судорожно всхрапнул и умолк. Его левая рука, лежавшая на животе, свалилась на землю. Дьякон на какой-то момент почувствовал, что дело идет не так, как надо, слишком неудачно, чтобы сегодня служить мессу. Он с тоской посмотрел в темноту кладбищенской рощи, словно отыскивая там некий знак.

— Ну вот и ладно, — сказал Хамеол, выпячивая свои круглые добродушные губы.

Как всегда, не понять было, к чему он это. Парень потаенный, Хамеол не одобрял таких вот столкновений. «Это не по нашей вере», — говаривал он, и был, конечно, прав. По вере бы накинуть из-за кустов петельку или опоить. Но какое уж тут из-за кустов…

— Инструмент, — примиряюще сказал Дьякон, подбирая титановую лопату и протягивая Орлику.

Пластилиновые подняли своего бывшего вожака и под присмотром Братьев потащили. Чернобородый, кое-как оклемавшись, хромал сзади. Теперь, если он согласится копать Дикому могилу, жить ему среди своих дворняжкой; если не согласится — и того хуже…

Место выбрали — захочешь, не придумаешь: могилу председателя какого-то спортобщества. Хотя отчего же: Дикий в своем роде был замечательным спортсменом, будут теперь вдвоем, не скучно. Отец сам заставил чернобородого взять лопату.

Дело было кончено в полчаса. Но и без того потеряли уйму времени. Едва последний пластилиновый, завершив отсыпку холмика, выпрямился, Братья, не говоря ни слова, двинулись по узким извилистым ложбинкам меж могил к часовне.


Часовня стояла в дальнем углу кладбища и была местом, куда люди и в дневное время не ходят. Ночами же сюда не осмеливались соваться даже пластилиновые.

Пан с «прихожей» — приверженцами, пока не окончательно принятыми — были уже на месте. Должно быть, они только что пришли: стояли на площадке перед часовней еще гуськом, не сойдясь в толпу. Пан, в черном плаще с белым подбоем и высоких сапогах, молча прохаживался под стеной часовни. Его голова отбрасывала от факела, пылающего рядом, круглую красную тень.

Дьякон запахнулся — что-то как бы потянуло сыростью. На нем тоже сапоги и плащ, в стычке с пластилиновыми, к счастью, почти не пострадавший. Плащ с зеленым подбоем. Он четвертый среди Братьев после Отца, Пана и Котиса. Но — скучно сегодня Дьякону. И отчего ему сегодня так скучно?

Приплод!.. За историей с Диким он совсем забыл об этом. Пан, Котис, Ерофей, Мара, Хамеол или он, Дьякон. Сегодня после мессы выяснится, кто именно.

Место, где стояла часовня, когда-то находилось за пределами кладбища, в лесу, и вокруг остались огромные ели и лиственницы. Сейчас озаренное нервным, странно раскачивающимся пламенем факела пространство около часовни походило на объятый пожаром храм. Братья, боковой тропинкой степенно войдя в этот храм, присоединились к «прихожей», не смешиваясь однако с пей.

Многих Дьякон уже знал. Вот поп-расстрига, в свое время обрюхативший не одну богомолку. Вдвое старше почти любого из них, он мстил выпнувшей его церкви с увлечением семнадцатилетнего. Случалось, хулиганил и с монашками, а священнику Алексею выбил однажды зуб. Сейчас он шептал что-то соседке, ведьме с распущенными желтыми волосами, и глазки его посверкивали. А вот татуированный сирота Сережа двадцати двух лет. В свое время он не поладил с паханом, когда-то в доисторическую эпоху поступившим по-свински и с Отцом, и когда пахан вышел за ворота, порезал его. Вообще-то, уголовных не брали, но Сережу от подручных пахана защитили, и он с тех пор соблюдал законы Братьев свято. Как и его сосед, школьный отличник Савельев, расплевавшийся с родителем, который вдруг полюбил политику так горячо, что баллотировался на выборах.

Дьякон, неприметно оглядывая собравшихся, вдруг услышал стонущий крик сбитого им на землю пластилинового, на мгновение мелькнула финка в груди хрипящего Дикого. Он провел рукой по вискам — и все пропало. Странно, что не болело ухо, задетое пластилиновым. Должно быть, тут ЕГО метка, она и снимает боль.

Внезапно в дверях часовни появился Отец. Его белый плащ кроваво переливался в свете факела. В проеме незастекленного окна над его головой качнулся и замер блестящий металлический шар. По бокам площадки вспыхнуло еще несколько факелов, и толпа, словно по сигналу, замерла.

Отец взмахнул большим черным вымпелом, конец которого был зажат в его руке. Внезапно где-то за часовней ухнула сова, и ее протяжный глухо-жестяной голос странно оцепенил Дьякона. Он недвижными, широко открытыми глазами уставился на Отца, поднявшегося на каменное возвышение возле часовни. Теперь его голова была точно под металлическим шаром, резко, ярко пылавшим в свете факелов. Отец вскинул подбородок и пронзительным, завораживающим взглядом посмотрел на паству. Неясный шорох прокатился по рядам, лица напряглись, будто сошло на толпу некое вдохновение.

— Братья! — крикнул Отец, выбрасывая руку с вымпелом над головой. — Освободим наши души! Прочь мораль глупцов и ублюдков! Новая жизнь может быть построена лишь на отрицании старой. Железный дух спасет нас, железный дух! Освободимся, чтобы сбросить власть лицемеров…

Дьякон почувствовал, как под прицелом аспидных сверлящих глаз Отца что-то сладко растекается в нем и он перестает быть Дьяконом, превращаясь в некое новое существо. Краем глаза он заметил, что необъяснимое оцепенение охватило и других. Отличника Савельева, казалось, намертво приковал к себе горящий шар над головой Отца, он радостно раскачивал туловищем, не сводя с него взгляда.

— Прочь идиотов, управляющих нами! — голос Отца взвился. — Прочь маразм святош и замшелых девственников, забывших, с какой стороны у человека половой орган! Освободим себя! Соединимся с тем, кто незримо стоит среди нас!

Он выпрямился и вскинул руки:

— Помолимся! Помолимся Сатане! Помолимся!

Повернувшись лицом к черным дырам часовни и шару в ее окне, он трижды перекрестился, ведя крест снизу вверх и справа налево.

Долго и с какой-то отчаянной веселостью молились. У Дьякона начало ломить шею. Плащ Отца отдавал алым и туманил голову.

Внезапно Отец опять повернулся лицом к своему клану. Теперь в руках у него была большая зеленая чаша. Толпа застыла, глядя на него. Он медленно поднес чашу к губам. Казалось, перестал и дышать. Кадык Отца двигался ритмично, с короткими остановками. Вдруг край чаши резко накренился, жидкость плеснулась на плащ, пятная его темно-красным.

— Кровь! — завороженно прошептали рядом с Дьяконом.

— Кровь! — отозвалось в толпе. «Откуда на этот раз?» — подумал Дьякон.

Отец отбросил чашу, и она, со звоном ударившись об утоптанную глину, раскололась.

— Шатан, кра шадай! — крикнул кто-то пронзительно.

— Шатан, кра! — сказал Отец и опустил руки.

Будто освобождаясь от некоего наваждения, толпа шумно вздохнула, качнулась.

— Шатан, кра шадай! — сказал Дьякон трубно, так что рядом вздрогнули.

Эти слова были первыми, что выучил он, когда появился здесь. «Сатана, рви всевышнего!» Тогда, в первую его ночь, было так же тепло, даже душно, но безоблачно, и невдалеке просто разрывался на части соловей…

— Кра шадай! — звеняще вытолкнула толпа.

Поп со своей соседкой внезапно быстрым шагом Двинулись вперед, огибая площадку против часовой стрелки. Устремились за ними и остальные, словно боясь опоздать. Вскоре вся прихожая вытянулась по кругу кольцом вдоль елей и лиственниц. Дьякон очутился меж двух аспидно накрашенных отроковиц, одна из которых вдруг схватила его за руку, вонзив ноготь в тыльную сторону ладони.

Колыхаясь, сбегаясь в узлы, людская цепь сделала еще несколько шагов и вдруг встала. Вторая ведьма вцепилась в Дьякона, и они обе разом вскинули его руки вверх. Дьякон на мгновение почувствовал себя как бы распятым, удивляясь силе этих немощных с виду девиц. Волна взлетевших рукавов, кулаков, растопыренных пальцев пробежала вкруг площадки. Дьякон обернулся к первой ведьме, и ее яркие зубы сверкнули ему из-за черных, точно бархатных губ. Она убрала ноготь, не отпуская однако его руки. Дьякон чуть усмехнулся ей в ответ и отвел взгляд. С кем она будет сегодня, через полчаса?

Он пробежал по цепи глазами, отыскивая Игуменью. Она стояла слева, недвижно, но как-то беспокойно глядя на часовню. Он стиснул ладонь соседки и коснулся бедром ее бедра, как бы что-то обещая — если не на сегодня, то на будущее. Бедро у ведьмы было крепким, почти жестким. Она прижалась к Дьякону и тут же отодвинулась, уколов взглядом влажно-фиолетовых глаз. Оранжевый отблеск пробежал по ее зрачкам.

Внезапно Пан в два огромных шага подошел к факелу и мощно выдернул его из земли. Прихожая замерла, лишь у некоторых, самых неистовых, уже готовых к гульбищу, беззвучно шевелились губы.

Два сатанинских подпаска в фиолетовых рясах проворно подтащили хворост к вкопанному в землю вверх основанием кресту.

Пан повернулся, огромный, зловещий в жарком сиянии факела, и нетерпеливо, требовательно, почти яростно посмотрел на покорную, застывшую в ожидании прихожую. Подпаски отбежали от креста. Пан, опустив факел пламенем вниз, ткнул им в кучу хвороста. Поползли золотые змеи, разбегаясь в разные стороны. Ярко осветились желтые кости черепа, лежащего на торце креста. Прихожая вскрикнула, взмахнув руками и судорожно-сладострастно извиваясь. Ноготь, пронизывая, казалось, руку до плеча, впился в кисть Дьякона.

— Сатана с нами! — закричала звонко его соседка с другой стороны. — Сатана!

Внезапно все смешалось. Прихожая рассыпалась на пары, тройки, четверки. Один из подпасков, хилый, смешной в своей огромной рясе, уже тащил за часовню белокурую ведьму, ходившую с кадилом, и она, обернувшись и как бы прощаясь с кем-то, зловеще-радостно улыбалась золотыми зубами. Сирота Сережа блаженно размазывал по щеке жирный кладбищенский чернозем.

Только туг Дьякон заметил, что большинство, если не все, пьяны. Из дальнего угла донесся гомон, там встревоженно сбилась целая толпа, и Пан, скинув клобук на плечи, быстро пошагал туда. Гомон стих, толпа разбежалась. Мимо Дьякона прошел поп-расстрига, держа за ножку деревянный крест и пользуясь им, как тростью. Его подруга, уже полуголая, головокружительно встряхивая обнаженной грудью, плясала посередине площадки. Дьякон встревоженно огляделся. Прежде такого никогда не было. Море трясущихся, кричащих, поющих. Казалось, здесь собралось полгорода. А ведь давно ли Магистр служил обедню лишь перед какими-нибудь двумя дюжинами, и каждый был проверен.

Тощая ведьма с ногтем еще стояла рядом с Дьяконом, весело глядя вокруг. Неподалеку, как бы выжидая, прохаживался высокий малый в клетчатой рубашке. Дьякон поспешно отошел к часовне и встал в ее тени.

Крест уже полыхал от основания до верхушки, череп наверху почернел и обуглился. Свет пламени пробивал кладбищенскую рощу далеко, почти до свежих могил. К Пану подошла Игуменья и взволнованно, торопливо о чем-то заговорила с ним. Толпа редела, взвизгивания, смех и крики слышались уже меж могильных оград и деревьев.

Дьякон вспомнил, как нелегко ему было войти в число Братьев. Несколько лет назад прошел слух, что в городе появилась какая-то секта, объявляющая прежние нормы поведения идиотизмом и занимающаяся каким-то сатанинским сексом. Вскоре он узнал, что у них есть собственные правила и верования и что они объявили себя «последней силой».

Город за десять лет пережил три обожествления, и всякий раз очередного кумира растирали в пыль, дело заканчивалось неповиновением, забастовками и все более опустошительной разрухой. В городе гуляет свобода, слышен запах тления. Народ мечется между площадными крикунами, вертопрахами и прорицателями. И вот посреди этих беспомощных свиных стад вдруг уверенное, сильное и прямое — Братья. «Добро это зло, — говорят они. — А зло это добро. И мы даем вам его в цари. Мы переплавим вашу жизнь и окрылим ее».

Клан — другие называли его орденом — существовал, как оказалось, уже около десяти лет. Вначале тайно, скрыто от всех, и был он, скорее, заурядной сектой. Но потом, по мере того, как разваливалась окружающая жизнь, стал крепнуть, расти. К приходу Дьякона он располагал уже порядочными средствами и влиянием и поддерживал своих членов, как только мог. Они же платили — обязаны были платить — верной службой, отступник наказывался жестоко. Клан, казалось, не имел внятных целей, по человек, рассказавший Дьякону о нем, все восклицал: «Эго те, кто посмел! Это те, кто посмел!» Те, кто посмел, будут вершить жизнь и встанут над теми, кто не смеет. Это и не скрывалось.

Жизнь у Дьякона (в миру Анатолия) была путаная, нескладная. Родитель, сколько Дьякон помнил, целыми днями лежал на диване, вспоминая свою странную тайную войну, из которой он вышел одноглазым, но с орденом. Война была пошлая, дрянная — один зарубежный вор объегорил другого вора, тому потребовалась дружеская помощь, — но отец верил в «освободительную миссию», неистово, до слез и все говорил о братстве. Не тогда ли в Дьякона залезла мысль, что в этой людской потребности верить во что бы то ни было есть что-то почти физиологическое.

В свое время Дьякон поступил в технологический институт. Выцарапывал образование зубами и ногтями. Но потом бросил. И, как выяснилось, правильно сделал. Расспросив о Братьях и решив связаться с ними, он узнал, что людей с высшим образованием они избегают. Почему-то это заставило его еще больше уважать Братьев, желание быть среди них стало жгучим.

Вскоре он сошелся с Игуменьей. С тех пор они везде и всюду бывали вдвоем.

Любила ли его Игуменья? Она знала, что такое секс, она умела готовить и она заботилась о нем, иногда почти с нежностью. Ей нравилось порой как бы испытывать его, проверять верность ей, Игуменье. Хотя какая может быть верность в клане…

…Площадка почти опустела. Где-то за спиной Дьякона, совсем рядом, возились, слышалось прерывистое дыхание и знакомые влажные звуки. По обугленному остову креста устало вились оранжевые дрожащие хвосты; хворост у подножия весь превратился в угли, которые время от времени го как бы подергивались пепельной пленкой, то обнажались краснотой и жаром. Череп наверху обгорел и покрылся копотью, вид его был страшен, как внезапная морда сторожевой собаки.

Подошел Отец. Теперь здесь были все, кто входил в верхушку Братьев. В роще меж могил продолжалось гульбище. В стороне, похоже, там, где гранитное надгробие директора Сокорева, свистала губная гармошка попа-расстриги. Любовный поединок огня и деревянного креста угасал, завершаясь взаимоуничтожением, нотам, в кустах, на прохладных панелях надгробных плит все еще только взлетало во славу жизни.

Внезапно сбоку выскочила голая ведьма с распущенными волосами и побежала через площадку, сделав на середине колесо — агат сверкнул меж вскинутых к небу ног. Ее молодое стремительное ласочье тело, поблескивающее в робком уже свете креста, мелькнуло перед глазами Братьев, она обернулась, обмахнув их звериным хищным взглядом, и скрылась, легко вскидывая черные от прилипшей земли ступня ног. Это был условный знак. Теперь уже никто из прихожей не мог выйти на площадку.

Но крест держался. Язычки пламени на нем совсем уже захирели, стало темно, а он все стоял, похожий на обугленный скелет с раскинутыми руками. Дьякон отошел подальше от Игуменьи и Пана, встал рядом с Отцом. Напрасно она сегодня старается, ничего он не видит и не слышит.

Тесная мохнатая скука одолела сегодня Дьякона. Высоко, на верхних ветках лиственницы лежит ясноглазый звереныш месяца, сиреневая заря уютно спит за лесом, лесная почва дышит сладкой прелью, а вокруг во всех углах, ложбинках и просто на открытых мостах жизнь в окружении мертвых справляет свою свадьбу. И только, кажется, он, Дьякон, один темен и беспокоен.

Внезапно череп накренился, скользнул вниз и с тонким жалобным треском ударился о землю. От неожиданности все оцепенели. Но в следующее мгновение Подруга кинулась к обгоревшему черепу, поддела веточкой и, просветленная, тихая, подняла над собой. Братья каменно смотрели на нее. Чье-то тяжелое толчкообразное дыхание встало за Дьяконом. Он обернулся. Это был Котис.

Подруга взяла череп в обе руки и двинулась вкруг креста, радостно-сонно переступая обутыми в белые сандалии ногами. Черные дыры глазниц нацелились на часовню, на Отца, Игуменью, Пана, Хамеола, снова на часовню.

— Тихий, белокурый, ясный, — вдруг молитвенно начала бормотать Подруга, остановясь и на неверном свету разглядывая трещины на темени черепа, — на левом ухе родинка, шрам на правой руке, честен, смел, бесстрашен, тверд…

Дьякон откачнулся к часовне. Да, предчувствия еще никогда ею не обманывали. Значит, он должен совершить это, с приплодом. И если сделает все, как надо, — станет правой рукой Отца. Отец выбрал его. Дьякон вдруг ощутил, как радость против воли заливает ею.


Через два дня после мессы Дьякон ждал Игуменью в парке, в северо-восточной части города. Это был довоенный район, тополя здесь росли выше пятиэтажных зданий, а липы от старости потрескались и покрылись изумрудным мхом. Со скамейки, где сидел Дьякон, виднелась железная дорога, временами летели вагоны, до окон скрытые откосом, грязные, с разбитыми стеклами и ржавыми крышами. Близился полдень, огромное облако грозно упиралось в небосвод, доставая уже почти до середины.

Еще никогда Дьякон не чувствовал на себе такой тяжести. Это была тяжесть и отрадная, и угрюмая. За каких-то два года он поднялся среди Братьев головокружительно Еще шаг — и, кроме Отца, в их общине ему не будет равных. Но странно, с каждой ступенькой все меньше хотелось подниматься. Иногда приходила мысль: да хочет ли сам Отец быть Магистром? Магистр со всех сторон повязан. Он властитель, но он и раб. Всякое продвижение к вершине оказывалось одновременно схождением вниз, к несвободе…

Игуменья появилась внезапно, с боковой дорожки, бледная, взъерошенная. Ее матерчатые розовые туфли были в пыли, на правой сидело черное пятно. В руках у нее ворочался и глухо кричал долгожданный драгоценный сверток, она почти бежала, наклонясь и, видимо, едва удерживая его.

Дьякон вскочил. Они наскоро, кое-как перепеленали младенца — оказалось, что мальчик, — и Дьякон сунул в розовый искривленный плачем ротик смоченную в вине марлю. Младенец затих и почти тут же уснул.

— Кто взял? — спросил Дьякон и мощным картинным движением поправил свою черную суконную рубашку под широким кожаным ремнем.

— Не знаю, — сказала Игуменья. — Передала какая-то дамочка в атласных штанах. Ох, и намучилась я!

Ее лицо зарозовело, ярче проступили влажные зеленые глаза, она откинулась на спинку скамьи, проводя ладонями по вискам.

— Понимаешь, — сказала она, — Отец не может ослушаться воли тех, кто наверху, — она кивнула на сверток с мальчиком.

— Что? — удивился он. — Значит, тот Магистр, последний, исчез не по своему желанию?

— Его отозвали. — Она устало потянулась.

— Как — отозвали?

— Ну разве ж я знаю! — в ее голосе скрипуче скользнуло раздражение. — Приплод должен был быть из поповской семьи, а он не захотел или не сумел. Теперь он вообще ничто.

Дьякон тупо посмотрел в просвет отдаленной дорожки, где кое-как брел косматый старик. Его поразило даже не то, что дело с приплодом обстоит так серьезно, а то, что Отец, даже если бы захотел, теперь уже ничего не может изменить. Выходит, они все, как вон тот вагон на рельсах: сойти можно, только рухнув. Разве это по заветам Сатаны?

Пять минут спустя он взял такси, и они помчались в недальний пригород. Держать приплод дома было невозможно. В их-то коммунальной квартире, рядом с трагикомической ищейкой Варварой Алексеевной!.. Дьякон еще накануне, едва зашла речь, что приплод будут брать сегодня, подумал о попе-расстриге. Расстрига имел за городом домишко и с недавних пор — как умерла мать — жил там один. Он и сейчас еще не оставил церковь в покое. Свою былую причастность к этому грандиозному вместилищу елея он оттенил так, что бывшие его однополчане по Христову войску возненавидели его еще больше. В прихожей, едва войдешь, у него стоял для всеобщего обозрения стеклянный ящик, где располагались: дюжина крайних плотей Христа, хвост святого осла, везшего мессию в Иерусалим, голова петуха, кричавшего в тот момент, когда святой Петр отрекался от господа, полный сосуд египетской тьмы и коробочка с вздохом Иисуса. Расстрига с удовольствием демонстрировал эти предметы всем желающим, уверяя, что все подлинное. Да и крестился расстрига — а он крестился не только после еды, но и после того, как покидал постель с женщиной — крестился он на поставленную в углу метлу. Это был самый волшебный поп, каких только знал Дьякон.

Дом расстриги стоял возле шоссе. В кювете росли забрызганные автомобилями жестяные лопухи, узкий выщербленный тротуар был желто-красным от нанесенной на него ливнем глины, а в палисаднике неожиданные, фантастические полыхали тюльпаны.

Дьякон вышел, оставив Игуменью в машине. Окна были фиолетовы и глухи. Он позвонил. Дом стоял немой и недвижный. За спиной Дьякона, как внезапное лезвие по наждаку, проносились автомобили. Он позвонил еще раз и еще. Не слышалось в ответ ни звука. Дьякон прошел в палисадник, приник к окну. В дальней, выходящей окном в огород комнате раскачивалась, стоя на месте, огромная женщина с красным лицом и в расстегнутой кофте. Глухо, тупо, как из-под воды, бил магнитофон, а сбоку, выглядывая из-за двери, лежала на полу голая рука с зажатым в ней стаканом. Внезапно сам расстрига прыгнул на середину комнаты и, уперевшись головой женщине в спину, а руками ниже спины, пошел кругом, притопывая, приседая и одновременно поворачивая ее. Сделав оборот, он выпрямился и что-то радостно, оглушительно закричал — было слышно и отсюда, с улицы. Голая рука за дверью вздрогнула, стакан вывалился из нее и покатился. Расстрига пнул его в сторону и, взметнув согнутые в локтях руки, торжествующе захохотал. Женщина сдернула с себя кофту, оставшись в тугой розовой комбинации. Груди, раздавленные комбинацией в лепешки, грозно нацелились на расстригу огромными шоколадными зрачками. Расстрига пошел на нее, вздрагивая животом и хохоча.

Дьякон вернулся в машину.

— На Трехпрудную, — сказал, не глядя на Игуменью.

И она ничего не спросила, лишь, закрывая мальчишку от сквозняка, искоса посмотрела на него.

Сыто хрюкнул двигатель, таксист молодецки рванул руль и перевел рукоятку передач. Крутанулись и окне деревья, яркий клочок неба, сверкающий тюльпанами палисадник расстриги.

Какого шиша они сразу не подумали о запасных вариантах? Дьякон посмотрел на Игуменью и, встретив ее взгляд, отвернулся.

Не слишком ли она заботится о свертке?

Дьякону вдруг подумалось, что, прожив вместе два года, они никогда не заговаривали о детях. Впрочем, странно было бы совместить их сожительство с детьми.

Игуменья раньше его примкнула к клану. Когда он появился в предбаннике, в прихожей, она была уже среди Братьев. Однажды после мессы он подстерег ее за часовней. Это было против обычаев — ведь он стоял ниже ее. Магистру страшно не понравилось, и он, решив, то этим как бы возвращает власть правил, вскоре привел Игуменью в его комнатку — так она сама пожелала.

Да, это было без месяца два года назад. Дьякон посмотрел на тощую шею таксиста. Вдоль дороги шагала поджарая сосновая роща, а впереди уже вполнеба вырастал гигантский алюминиевый щит с названием города.

Недавняя ведьма о острым ногтем внезапно вспомнилась ему. Он повернул кисть, неприметно ощупывая то место, где была вмятинка, знак, оставленный ею, и усмехнулся. Он уже успел разузнать о ней все, что необходимо: разведена, живет в районе Дачной площади, сейчас одна, сын в санатории.

Наплывал город: серо-голубая сонная геометрия на фоне блистающего — цепь ажурных облаков — неба. Фиолетовая туча сбоку уже надвинулась на южные предместья, пуская оранжевые тонкие рокочущие стрелы.

Через перекресток, двигаясь к центру города, шли демонстранты: белые рубашки с закатанными рукавами, майки, джинсы, кроссовки. Белый щит с багряными косыми буквами: «Начальник, осторожно: справа — пропасть!» Дьякон, полуприкрыв глаза, медленно проследил за ними. Эти шестерки опять протестуют. Против чего? Справа пропасть, слева утес, впереди ворота в живодерню. Завтра они успокоятся, разойдутся по своим загончикам, и их будут доить втрое усерднее.

Как далеко все это осталось! Уже скоро три года, как Дьякон не знает ни правых, ни левых, ни газет, ни выборов, ни всех этих анекдотических прав и обязанностей гражданина. Гражданина, которому дозволено есть, пить, поглощать «культурные мероприятия» и периодически выбирать начальника, который уже давно выбран кем надо. Нет, едва Дьякон ногу за цеховые ворота — мир перевертывается, он, Дьякон, хочет уже в созвездие Всеобщей Воли и Будущих Снов.

Таксист повернул налево и вдруг нажал на тормоз. Заунывно вздохнуло, машина качнулась, останавливаясь. Впереди, заполняя улицу, надвигалась плотная масса людей в черных рубашках и белых галстуках. Это были бойцы Эскадрона Стабильности — партии биржевиков и коммерсантов. На узкой улочке не развернуться. Водитель всадил передачу заднего хода. Громилы Эскадрона, выходя на дело, конфисковывали все подряд, автомобили в первую очередь. Около десятка человек с ножами в руках уже неслись к машине. Такси, воя, полетело обратно к перекрестку, но двое ухватились за капот. Из-за их спины хлопнул пистолетный выстрел. Дьякон сунул руку в карман куртки. У него, как всегда, была с собой граната. Но воспользоваться ею сейчас было бы самоубийством.

Водитель, судорожно вертя головой, крутанул машину вправо, влево. Один из преследователей упал, проехав по мостовой плечом. Второй, держась левой рукой за фигурку слона на капоте, эмблему фирмы, правой перехватил нож. Дьякон понял, что тот готовится метнуть нож в водителя через боковое, открытое, окно. Он привстал, нагибаясь вперед. Автомобиль был новейшей модели, сильно бежал и задним ходом, однако боевик из Эскадрона оказался настоящим чертом. Крупное бровастое лицо его напряглось, он, сгибая левую руку, резко подтянулся и вылетел из-за капота. Дьякон бешено вращал рукоятку на дверце водителя, поднимая стекло и одновременно следя за боевиком. Внезапно глаза боевика остановились, и он, раскинув руки в стороны, упал на мостовую. Из пробитой спины торчало острие заточенного стального прута.

Дьякон оглянулся. Джинсовые демонстранты, обтекая машину, вваливались в улочку. Эскадрон встал, щетинясь ножами и пистолетными дулами. Внезапно над головами трескуче ахнула автоматная очередь. Остановились и джинсовые. Но где-то вдали за черной массой Эскадрона душераздирающе завизжали, этот визг перекрыл топот сотен ног, и Эскадрон дрогнул, растекаясь в щели меж домов. Вдалеке снова ударил автомат, потом другой, но какие-то секунды спустя они захлебнулись, в тишине стало слышно, как стонет раненый, и демонстранты с озверело-радостными лицами бросились на боевиков, молотя их нунчаками, кастетами и кусками арматуры.

Такси выбралось на перекресток, развернулось. Вдоль сквера, шатаясь, бежал парень в униформе Эскадрона, но без галстука — им была перетянута правая рука с оторванной кистью. Таксист, мощно работая всем туловищем, кинул машину в пространство Лесного проспекта. Минуту спустя они были вне опасности. Миновали проспект, повернули направо, пролетели вдоль дендрария. Возбуждение от стычки начало утихать.

Дьякон покосился на Игуменью. Она, приоткрыв уголок одеяла, смотрела на мальчишку, и выражение ее лица встревожило его. Разве она забыла, что предстоит завтра? Чего это она так распустилась?

Мальчонка зашевелился, водя ножками, толкнул Дьякона в бок, и Дьякон посмотрел на сверток, отчего-то не желая отодвигаться.

Его вдруг укололо, что он, не сознаваясь самому себе, то и дело возвращается к завтрашнему. Сумеет ли он выполнить то, что от него требуется? Вопрос вовсе не в его трусости, уж в этом-то его никто не упрекнет. Вопрос в таких вещах, о которых меж Братьями не говорят…

На Трехпрудной жил сирота Сережа. Это была последняя надежда. Больше Дьякон не знал ни одного адреса — в клане это не поощрялось. Ни одного, если не считать…

Сердце у него переместилось под ключицу, колюче нажало там, когда он поднимался к Сережиной квартире. Помоги, Сатана, помоги! Ну как к попу возвращаться — к ночи тот разойдется так, что дом встанет на крышу, уж Дьякон знает.

В подъезде пацанята пуляли из трубочек сухим горохом и с грохотом бросились вниз, увидев Дьякона. Он нажал кнопку звонка, и в груди у него опустело — никто не выходил. Надавил снова, уже почти с остервенением. За дверью глухо зашаркало. Дверь приоткрылась, удерживаемая цепочкой, показался тусклый глаз и старушечья желтая щека с сосулькой седых волос.

— Уехал, завтра вернется, — сказала старуха, жуя слова так, что едва можно было разобрать.

Дверь захлопнулась.

Дьякон уперся кулаком в кнопку звонка. Шаркание удалялось. Он со всей силы ударил по двери и пошел обратно, чувствуя, как усталость пригибает его книзу — ноги едва передвигались.

Туча заняла уже полнеба, передний ее край фантастически клубился в зените, над самой головой. Город помрачнел и как бы осунулся, тени легли на его звонкие черты. Летел по мостовой ветер, расчищая ее перед первым отрядом дождя от всякого мелкого мусора.

Дьякон упал на сиденье и тупо уставился себе под ноги. Водитель терпеливо молчал, должно быть догадываясь, что возит пассажиров щедрых. Ждала и Игуменья, вдруг вытянувшись, выпрямив спину.

— К Трем Дворцам, — сказал Дьякон, и тяжесть, грубо, жестко надавившая на него, поплыла прочь, отпуская.

Ударили по крыше тонкие барабанные палочки, чаще, чаще. Водитель пустил дворники. Мостовая враз потемнела, антрацитово блестя и как бы колеблясь от прыгающих по ней капель. Промчались мимо грузного оштукатуренного забора-стены, мимо волшебно сияющих стекол универсама, под колеса прыгнули трамвайные пути, влажно, сильно захлопали по шинам, и впереди легла царственная эспланада, ведущая к площади Трех Дворцов.

— К этнографическому музею, — сказал Дьякон, когда пролетели площадь.

Сзади во весь небосвод упала молния, затем, рыча, взлетел гром и, раскалывая землю, с чудовищным треском вонзился вслед за молнией. Дождь встал стеной, затуманив пространство. Мостовая бурно помчалась под уклон, вспениваясь, плеща мелкими волнами и вдруг, воронкой скатываясь в ливневую канализацию.

Теперь едва ползли, почти по кузов в воде, и Дьякон мучительно думал, что предпринять. Нельзя же мальчишку целые сутки держать на одном вине, к тому же надо менять пеленки. Да и просто необходимо хоть какое-то укрытие. Как же это он попал! Голова трещала, раскалывалась. Он со злобой посмотрел на сверток.

Они кружили по городу почти час. Свалилась за предместья гроза, схлынула вода, оставив полосы кофейного ила, взмыл голубой сонный пар, и серые лужайки сухого асфальта проклюнулись там и здесь.

— Едем на Дачную площадь, — наконец сказал Дьякон с отчаянием, и что-то в нем дрогнуло.

Игуменья прижала сверток к груди, точно не желая отдавать. Дьякону опять вдруг стало страшно от предстоящего завтрашним вечером.

— Да что с тобой? — прикрикнул он на Игуменью так, что водитель сурово и нетерпеливо покосился на них.

Взметнулись на холм, поворот, еще поворот.

— Здесь, — сказал Дьякон, открывая дверцу еще не остановившейся машины.

Он пробежал двор, оглушительно пахнущий сырым песком, свежевымытыми сосновыми досками, тополиным листом и сиренью. Остановился, вдруг ощутив, что голова и все тело становятся одновременно и невесомыми, и громоздкими. Метнулось в чьем-то окне крыло занавески. Он вошел в подъезд.

Она открыла сразу, и лицо ее как-то и жаляще, и жалеюще улыбнулось. Он молча стоял, глядя на нее и отчего-то чувствуя себя преступником.

— Проходи, — сказала она, и улыбка ее полетела к Дьякону, оплавляя, растапливая все, что в нем было застывшего, промороженного.

— Я не один, — кое-как выдавил он, не отпуская ручку двери.

Но ее улыбка осталась все такой же сияющей, звонкой — черная помада той памятной ночи заменена перламутровой, — и он, думая, что она не поняла, добавил:

— Я со своей…

— Хорошо, — сказала она, слегка по-звериному потягиваясь, приоткрывая волнующе-сонный холмик за отворотом халата. — Где же она?

Дьякон побежал вниз, забыв закрыть дверь.

Когда они возвратились — Игуменья бок о бок о ним, Дьякон не ожидал от нее такой решительности, — ведьма была уже в турой клетчатой юбке, тонкой полосатой кофточке, подобрана и одновременно уютна.

Игуменья, ни слова не говоря, едва кивнув, прошла к дивану. Дьякон изумленно, но и с облегчением следил за ней. Она уже распеленывала ребенка, разбрасывая в стороны углы одеяла. Мальчик спал, чуть подрагивали во сне крохотные ресницы. Вдруг носик его на мгновение сморщился, он поднял трогательно пухлые ручонки с ниточками складок у кистей и потянулся. Глаза у него приоткрылись и тут же захлопнулись. Он по-хозяйски положил ручонки на одеяло, выставив мягкие розовые впадинки подмышек, и опять уснул. Игуменья принялась его тормошить.

На губы ведьмы вспорхнула ласково-ядовитая улыбка, и она скользнула в боковую комнату, потянув Дьякона за собой.

Игуменья выпрямилась, глядя им вслед, и — Дьякон на миг обернулся — лицо у нее потемнело.

— Если ты не возражаешь, — приглушенно-звонко крикнула ведьма то ли Дьякону, то ли все-таки Игуменье.

Что было отвечать? Этот внезапный натиск не то чтобы ошеломил Дьякона, но расклеил, разобрал его мысли на части, и он опять обернулся, точно ища совета. Игуменья все смотрела на него, и взгляд ее — уже все более отстраненный и прощающий — испугал Дьякона. Это что ж, ради мальчишки она готова уступить его?

— Молоко в холодильнике. Подогреть можно в горячей воде, — сказала ведьма через его голову, и Дьякон понял, что вряд ли все это сошлось случайно: похищение приплода на день раньше срока, тяжкие поиски пристанища. И то, как легко он достал ее адрес: «Переулок за Дачной площадью, первый дом во дворе, третий этаж, квартира 37», — сказал Котис.

Котис! Сказал! Дьякон шагнул вслед за ведьмой, крепко закрывая за собой дверь.

Она робко-настороженно улыбнулась ему и отошла к окну. Полуприкрытая белыми дуновениями тюлевой занавески, подхваченная сбоку промытым жарким послегрозовым солнцем, ее фигура вдруг искряще затуманилась, вся одетая в золото.

— Чего ты хочешь? — спросил он задержанным протяжным голосом.

Она прошла от окна к столу кошачьей гибкой поступью и оперлась о спинку желтого дряхлого плетеного стула.

Должно быть, здесь был кабинет. Отделанный под мрамор узкий пенал книжного шкафа, настенные часы с жестяным, в голубых цветах циферблатом, странная стремительная, точно летящая, софа на тонких ножках, угрюмый древний побитый письменный стол с коваными ручками ящиков, тяжелый хобот бра на ярко-сиреневой стене, внезапная стрела продолговатого плафона подвесной лампы на тонком оранжевом шнуре — помещение для поедания фантастических романов.

— Я рада помочь вам, — сказала она.

Глаза у нее были бархатно-синие с накрашенными кружевными ресницами.

Дьякон почувствовал, что грудь ему осыпало каленым песком.

— Так получилось, — сказал он с усилием. — Я бы и сам пришел, один.

— Даже лучше, что вы у меня вместе, — бело-розовая улыбка, взгляд в упор.

Дьякону стало скучно, как тогда, на кладбище. Выходит, она пожелала заполучить его, попутно раздавив Игуменью? Не то чтобы Игуменья много значит для Дьякона, но так он не договаривался.

Ведьма с тихой, как бы печальной усмешкой следила за ним. За стеной с глухим шумом упала струя воды, тут же затрепетав под чьими-то руками, — должно быть, Игуменья готовила молоко для мальчишки.

Разве это по законам Сатаны?

Ах, да о чем он?! Может быть, он забыл, что будет завтра? И что такое унижение Игуменьи по сравнению с этим.

— Я понял, — сказал он, стараясь глядеть ей в глаза, и бесстрашно улыбнулся.

Она прошла меж столом и софой, по-птичьи пробежав кончиками пальцев по краю столешницы, и остановилась перед ним Но едва лишь он протянул к ней руку, собираясь не то чтобы дотронуться до ее плеча, а лишь как бы пробуя, имитируя это прикосновение, она отодвинулась.

Сколько же ей лет?

Он снова подошел к ней. Она вскочила на софу, взмахнув руками, внимательно и серьезно глядя на него из сиреневого поднебесья. Софа сонно вздохнула, прогибаясь. Дьякон потянулся к ней, и она отбежала к стене — внутри софы певуче всхлипнуло.

Шум воды за стеной оборвался, тишина растеклась по квартире, лишь звонко щелкали жестяные часы.

Ведьма прошлась вдоль стены, протянула ему руку. Дьякон взлетел к ней, заставив софу застонать, но в тот момент, когда он ставил ногу возле ее ноги, она спорхнула вниз и отбежала к книжному шкафу. Сверкнули зубы, качнулась бровь, пьянящее матовое яблоко мелькнуло в разрезе кофточки. Она, искоса, по-птичьи глядя на Дьякона, медленно прошла уже вдоль противоположной стены, чертя по ней пальцем. Он сделал движение сойти на пол, и она, смеясь, побежала в угол, встала там, спрятав руки за спину, — кофточка раздвинулась, приоткрылась, золотистая выемка влажно блеснула на Дьякона. Чувствуя внезапный жар и слабость, он осторожно спустился с софы и мрачно сел на плетеный стул, в тот же момент качнувшийся и придавивший его грудью к столу. Легкий шорох, дуновение, всплеск — и бархатные невесомые руки легли ему на плечи, сходя ниже, ниже. Опустив глаза, он увидел лепестки ногтей, розовые воздушные пальчики, слабую красноватую припухлую царапинку на правой кисти. Сдавив ей руку своей кованой лапой, он прижался губами к этой царапинке. Пролетел, должно быть, месяц, прежде чем она высвободилась. Он поднял руки за голову и обнял ее за плечи, изогнувшись назад. Мягкие шелковые холмики уперлись ему в лопатки. Она отодвинулась, стул заскрипел, затрещал, Дьякон вскочил, почти не владея собой, готовый схватить ее в охапку. Но она опять уже прогуливалась по софе.

Дьякон в замешательстве встал, глядя на нее снизу вверх, и она ответила ему медленным протяжным взглядом. Топая, как бык, он подбежал к ней и обнял за ноги. Она вдруг, смеясь, толкнула его коленями в грудь и запустила руку в волосы — затылок обняло розовой свежестью.

Он обхватил ее одной рукой за талию, оставив другую за коленями, но она, изогнувшись, вдруг как-то выпрыгнула из его объятий и мягко, неслышно соскочила на пол. Он медленно разогнулся, ощущая всей спиной, что она рядом — в метре, полуметре. Едва лишь его плечи распрямились, едва голова сделала движение повернуться, теплые плюшевые ладони закрыли ему глаза, и ее упругое тело прижалось к нему. Он, вдруг, рывком обернувшись, обхватил ее так, что она вся прогнулась и моляще посмотрела на него.

— Вечером, — сказала она. — Не сейчас.

Он, весь дрожа, ослабил руки. Не делая попытки высвободиться, она уперлась ладонями ему в грудь и длинно, весело посмотрела в его пьяные растерянные глаза. Он, точно не в силах больше стоять, сел на софу.

— Вечером, — повторила она, отходя к столу.

Медленно поднявшись и не глядя на нее, он вышел из комнаты.

Игуменья сидела на диване, кормя мальчика. Обхватив бутылку и радостно пыхтя, тот косил глазенками на Дьякона. Солнечный свет золотился в его редких мягких волосиках.

Взгляд Игуменьи с ненавистью уперся в Дьякона и скользнул в сторону. Дьякон, чувствуя себя несчастным, вышел из квартиры.

На улице лился искрящийся, розовый, росистый воздух — такой воздух был в день сотворения мира. Еще висели в отдалении легчайшие хвосты последних уходящих облаков, еще бессильно лежала пригнутая дождем трава, еще сверкали вокруг разлитые по асфальту зеркала, еще напахивало вдруг подземельем от пронизанных сыростью песчаных дорожек, но тянул уже над, газоном случайный тяжело груженный шмель, и солнце пело во все небо, во всю его освобожденную ширь.

Дьякон сел на скамейку в сквере, кое-как ладонью обмахнув ее. Из-за спины сочился темный плотный запах цветущей сирени. На голову вдруг упала тяжелая литая капля, пронзила холодом затылок. За деревьями кто-то шел, погромыхивая пустым бидончиком.

Дьякон внезапно встал и, пройдя мимо огромной, комично торжественной цементной урны, мимо серебряного трепещущего пирамидального тополя, открыл дверь телефонной будки.

Отец был на месте, там, на другом конце провода — дома или еще где, Дьякону пока знать не позволено.

— Слушаю, — голос его донесся светло, празднично.

Дьякон молчал, резкими, короткими толчками дыша в трубку.

— В чем дело? — спросил Отец, как он умел это делать — властно-вкрадчиво.

Дьякон бросил трубку. Он не может, не в состоянии сказать о том, что мучит его. Он не в силах даже выговорить это.


Полиция приехала десять минут спустя, Игорь еще стоял у телефонной будки, откуда звонил. Но он уже понимал, что, похоже, все напрасно: коляску подкинули, прикатили сюда пустой — если бросить, где попало, прохожие тотчас обратят внимание, а здесь простоит и час, никто ничего не заметит. И действительно, на все расспросы жильцы только таращили глаза.

Лейтенант сел в УАЗик.

— Объявим розыск. Держитесь, ничего, надо надеяться, — голубые глаза лейтенанта грустно блеснули, и руки Игоря вдруг ослабли. Он знал, в каких случаях говорят: «Надо надеяться».

Действительно, хоть бы какая-то, хоть бы ничтожная зацепка…

Любы возле универмага не было. Он пошел, почти побежал домой. Она вылетела из-за угла и, подбежав к нему, схватила за рукав. Кофты у нее уже не было — должно быть, потеряла, — на плече сидел огромный рыжий мазок, как бы след растертой сосновой коры.

— Надо надеяться, — сказал он голосом лейтенанта, не в силах молчать и не зная, что говорить.

Она вздрогнула, рука ее скользнула с рукава.

Он проводил ее до подъезда и, подождав, пока она войдет в квартиру, побежал в отделение. Ну что значит «объявим розыск»? Ведь сына же нет, его сына! Какое «объявим», когда надо сейчас же что-то делать, немедленно! О чем они там думают и думают ли вообще? Димы же нет! Да лучше бы его, Игоря, выкрали, посадили, убили — что угодно.

День уже накалился, пылала цинковая крыша бани, плавился асфальт, а вдали над мостовой переливались мягкие прозрачные волны. Серо-зеленый униформенный старик сидел в тени тополя, оперевшись на палку и открыв рот. Его хромовые сапоги, отразясь, отделившись от его фигуры, блистали в витрине соседнего гастронома.

Отделение полиции было за кинотеатром, посередине скучного жилого квартала — гладкостенное, точно пластиковое, здание в три этажа. Миновав кинотеатр, Игорь остановился. Да зачем он туда идет? Какого черта! Розыск уже начался, ведь он сам слышал переговоры лейтенанта по рации. И чем он там поможет, как ускорит? Он огляделся, точно не узнавая города. Гигантская скала облака, радостно вспенясь, нависла над южными кварталами. Под ней на крышах, на кронах деревьев лежала сонная сиреневая тень. Он повернул обратно.

Тротуар и площадка перед универмагом, как прежде, жили празднично, пестро, бодрый молодец у входа продавал очередной «Путеводитель по загробной жизни», черный плакат с длинным мрачным лицом Пастернака свисал с его прилавка, светясь белыми пятнами на месте лба и щек. Снова мирно стояли коляски, и одна из них, обтянутая серым велюром, покачивалась и тонко, скрипуче кричала.

В глазах у Игоря плыло, текло, он в лихорадке обежал универмаг, опять остановился. Что же делать, что делать, Господи?! Мусорная площадка, огороженная кирпичной стенкой, сбоку стенка развалилась, обнажив свежий красный мясной слой кирпичей, расплющенное оцинкованное ведро поодаль, задняя стена универмага в огромных потеках. Он внезапно повернулся и побежал домой. Господи, если ты есть, Господи!

Дома была тишина. Он заглянул в спальню. Люба с мокрым полотенцем на лбу лежала на кровати, недвижно глядя в потолок. Лицо у нее было каким-то радостно-бессмысленным, застывшим — лицо идиота. Сердце у Игоря собралось в жгучий судорожный комок.

За дверью качнулась тень. Он закрыл спальню и прислушался. «Лети стрелой, падай камнем, разнеси беду вдребезги, — бормотал в гостиной быстрый, скачущий голос тещи. — Отними руки, отяжели ноги, преврати в головешку. Белый голубь, черная змея, огненный ястреб…» Игорь приоткрыл дверь. Бабка Анна богохульствовала. В углу вверх ногами была подвешена на шнурке полуразломанная, растрескавшаяся иконка, и она крестилась на нее левой рукой, начиная крест не сверху, а снизу. Сбоку на журнальном столике стоял стакан с водой — вместо освященного вина, как понял Игорь. Под иконкой у ног бабки Анны, вытянув шею и сверкая глазами, валялась со связанными лапами Муська — точно плененный угольно-черный дьяволенок.

— И взял архангел Михаил копье и поразил им дьявола, — быстро, точно спеша, проговаривала бабка Анна, не переставая креститься. — И дьявол, перевернувшись, встал трехногой курицей. И хвост той курицы показывал на храм, где лежал младенец. Тогда пошел отец к тому храму и принял младенца на руки…

Пухлая, подушкой, спина бабки Анны покачивалась и чуть вздрагивала, ноги ее стояли косолапо, как бы обхватывая кошку, а концы завязанного на затылке платка гвардейски топорщились. Нечто медвежьи-солдафонское изображала ее фигура, и Игоря вдруг ударило и жалостью, и ненавистью к ней. Бабка Анна безумной своей молитвой пыталась вернуть внука — знала, что Господь ей тут не в помощь, разве что дьявол.

Игорь повернулся и вылетел из квартиры. Тело точно жгло, он не мог выдержать на одном месте и минуты. Выбежав из подъезда, он встал посреди горячего асфальта, озираясь. Ослепительно блеснула оконная створка, отодвинутая чьей-то рукой, упал к земле ветер и, пригибаясь, прошел вдали под кленами, пошевелив ярко-зеленые трехпалые листья. Сбоку из-за домов выплыл тонкий медовый запах разогретого мазута. Игорь повернул налево к старым кварталам. Там за мостом жил Костя Крепов, Креп, давний приятель Игоря, а скорей всего, лишь знакомый. Кажется, это оставался единственный человек, на которого он мог как-то рассчитывать. Если уж Креп не скажет, что ему теперь предпринять…

Он знал Крепа со школьных лет. После школы оба поступили в университет, учились в одной группе. С тех пор было между ними много всякой чепухи, дружбы особой как-то не образовалось, но дороги их то и дело смыкались, бестолково и неотвратимо. Креп был первым мужем Любы. Они прожили шесть дней — без нескольких часов неделю. В конце этой недели Креп и два его приятеля зашли в сарай к выпить. В сарайчике лежал топор, и Креп, дурачась, поднял его. «Ложись, — сказал одному из приятелей. — Отрублю тебе голову». Тот шутки ради положил голову на полено. Креп взметнул топор, но, опуская, промахнулся: лезвие рассекло шею, едва не задев артерию. Крепа посадили. Люба ездила к нему полгода, но он сказал: «Хватит, я уже умер». В заключении с ним произошло то, что случается со многими: он стал сентиментальным и разучился управлять нервами. Пришел к ним в первый же вечер после освобождения, расплакался, разбил стереопроигрыватель и, уходя, сказал: «Я тебе ее дарю». Люба уже была беременна.

Сейчас, летя к нему, Игорь подумал, что Креп, если захочет, может через своих дружков поднять полгорода. Но какая от этого польза? Диму похитили люди не его круга, это уж точно. Прошлым месяцем Креп в случайной драке сломал руку одному квартирному вору, на следующий день его подстерегли, но он выломал где-то железный пруток и покалечил еще двоих. Кажется, тюрьма добила его — он искал смерти. Что он может сделать для него, Игоря? И захочет ли?

Облако с южной стороны потемнело, налилось, взбугрилось, с его крутого склона, мгновенные и беззвучные, вдруг сбегали оранжевые ручьи. Северная же половина неба вся была заткана лучами солнца, косо бегущими из-за тучи. Мотая крыльями и точно падая, пролетела ворона, ее растрепанный силуэт мелькнул над городом, как посланец потусторонних сил.

Креп лежал на диване, вытянув голые ноги с рыхлыми микозными ногтями. Диван был кожаный, старомодный, с валиками вместо подлокотников. Над диваном висело ружье — какая-то ископаемая штука с раструбом. В сущности, это было все, что наследовал Креп от родителей. На другое хоть и не смотри: стол, покрытый лиловой клеенкой, деревянный табурет, вешалка, посудный шкаф, когда-то белый, теперь пожелтевший, с треснувшей краской.

Креп выслушал рассыпающийся лихорадочный рассказ Игоря, повернув голову к окну и безучастно глядя куда-то в городские пространства. Игорь в отчаянии замолчал.

— Слушай, ведь дерьмовые ребята, — сказал Креп, садясь. — Знаешь, зачем им пацан?

Игорь не сводил с него глаз. Креп потянулся, погладил свои мохнатые рыжие голени. Идиотский эпизод просверкнул в памяти Игоря: Креп рассказывает ему об эрогенных зонах Любы. Он, Креп, любил возбуждать ее, гладя межпальцевые углубления ног.

— Читал когда-нибудь про обряды жертвоприношения? — внезапно спросил Креп, и его глыбастое лицо напряглось.

В голове у Игоря что-то раскатилось, он взялся рукой за край табурета.

— Ты о чем? — спросил он, стараясь приподняться, — Кто они?

И лишь сейчас, после этих своих слов понял, что имеет в виду Креп. Перед глазами протянулись мутные тени.

— Дерьмовые ребята, — повторил Креп. — Я вот думаю, как их найти. — Он по-детски потер кулаками глаза, точно что-то в глазницы вкручивая. — Ну, ты задал мне тему. Я ведь головой, может, с прошлой недели не работал. Сегодня, между прочим, пятница.

— Котя, что за люди? — крикнул Игорь. — Какие обряды?!

Креп медленно отнял кулаки от глаз, глядя на гостя. Должно быть, с самого детства никто не называл его этим домашним именем.

— Есть тут одни пидарасы, — сказал он сонно.

— Когда? — спросил Игорь, не узнавая голоса. — Где?

Креп вздохнул.

— Не знаю, парень. Я только слышал, а так ничего толком не знаю. Ты же меня всего изучил, мне на самого господа бога наплевать, я ничего не боюсь. Ну не знаю!

Игорь смотрел на него, боясь пошевелиться, точно не желая окончательно впустить в себя невозможные, непереносимые слова Крепа.

— Подожди! — сказал Креп, упирая выпрямленные руки в сиденье дивана, и какая-то хищная тень метнулась по его бледному комкастому алебастровому лицу, — На северо-западе, у Пристанища есть ручей, называется Волчий. Там стоит мельница, осталась еще с прошлого века. На мельнице живет один ведьмак, не знаю, как зовут. Ну, вот, если только он… Да и то…

— Он что, из них… из тех?

— Да кто его знает, — досада скучно пробежала в глазах Крепа. — Ну, ведьмак… ну, ты все равно ни хрена не поймешь. Разве только он… Но он гостей не любит, ох, не любит, — Креп мотнул головой, — А так, кроме него, никто тут тебе ничего… Даже вот и не придумаю, к кому, куда еще можно… — Креп звучно поскреб пальцем выше виска.

Игорь выпрямился, преодолевая мучительную боль в затылке, смотрел на Крепа. Да как же это все может быть? Где он находится: в своей стране, в родном городе?! В конце двадцатого века?! Неужели они посмеют сделать это с Димой? С его сыном?!

— Давай, парень, — сказал Креп, так и не признав за ним права на «Котю». — Попутного хрена тебе в задницу. Я бы тебе помог, но, понимаешь, не до этого. Самому хоть в могилу зарывайся. — Он отвернулся, вздыхая, ставя ступни ног на ребро и шевеля пальцами.

Игорь сидел, не зная, что говорить, что делать.

— Я тебе по-доброму объясняю, — с угрюмой нетерпеливостью сказал Креп. — Спускайся в метро и до конечной. Оттуда автобусом до Пристанища, потом спортом вверх по ручью, километров семь.

— Спасибо, — сказал Игорь, чувствуя, как боль заливает грудь и твердеет там, не дает дышать. Да какое, к черту, Пристанище, какой ведьмак, когда искать надо, искать!.. Неужто Креп прав, неужто! И если прав, это может случиться сегодня, сейчас!..

Он выбежал на улицу. За городом, там, где висела туча, временами вдруг обваливался каменистый грохот, медленно затихал, подрагивая. На западе и востоке тоже потемнело, изредка радостно освещаясь отдаленными молниями.

В первой же телефонной будке Игорь набрал номер, который ему дал лейтенант.

— Пока ничего нет, — ответил упругий девичий голос. — Мы вам позвоним. Вот ваш телефон, лежит передо мной.

Игорь вышел из будки, сел на скамейку. Но, уже садясь, почувствовал, что не выдержит и секунды. Что-то надо делать, что-то делать. Он вскочил.

И вот тут, распрямляя скованные усталостью ноги, он понял: ничего другого не остается, как ехать в Пристанище.

На машине нельзя — где ж там проедешь. Он побежал к метро. В вагоне было полупусто в этот будний нелюдный час. Он сел напротив рыхлой сопящей беловолосой женщины с проволочной корзиной на коленях. Сухой холодный воздух тянул по полу, облегчая горящие ноги, вагон под Игорем повело вперед, мягко отпустило — поезд набрал ход, — снова повело, и неожиданно, мгновенно он уснул. Из ирреальной звенящей тишины выплыл полуденный летний пруд, зернистый серый крупный песок отмели, он, Игорь, и соседская девочка Соня, прокапывающие в нем каналы. Внезапно Соня выпрямилась, ее лицо как-то зловеще прогнулось, она схватила его за горло. Рука у нее оказалась огромной, мохнатой и жесткой, в горле возникла каменная теснина, затрещало. Он с силой ударил ее между нор и пробудился. Поезд замедлял ход, женщины с корзиной уже не было, он сидел в вагоне один. Тотчас с полной отчетливостью встало перед ним все случившееся, он застонал, снова закрыл глаза, и в этот момент поезд резко, обрубая, остановился.

Наверху уже сыпались редкие ледяные иголки, ветер, остервенело напирая, хлопал тополиными листами, а вдали, за автостанцией, празднично, ошалело прыгали мелкие яркие градины. Вверху за тучами гигантское чугунное колесо прокатилось по чугунному полу, следом полыхнуло, ослепительным хрусталем озарив пещеру меж землей и небом, и чудовищный раскаленный гвоздь вонзился за ближним сквером, раздирая ушные перепонки. Тотчас освобождение ликующе небо хлынуло на землю.

Игорь вскочил в автобус за мгновение до потопа. Крыша автобуса гремела, вода лилась по стеклам сплошным потоком, пассажиры сидели, как в подводной лодке.

Автобус тронулся только через полчаса. Мелькнула кольцевая дорога, побежали пирамидки садовых домиков, дождь утих, и вдали на юго-западе небо молочно засветилось тонким уже слоем верховых облаков.

Игорь верил и не верил, что полиция поможет. Не верить было слишком мучительно, но и верить он не мог. Кому и чему в этой жизни вообще можно доверяться? Человек враждебен человеку уже просто потому, что каждый по-своему думает, по-своему видит мир. I] если это правда, если действительно кто-то решил принести в жертву его сына, то Игорь должен самолично найти выродков… И роль полиции здесь только роль силы, которая должна помочь ему в этом. Было бы прекрасно, если бы жизнь была построена на законе и согласии. Но есть ли это в действительности и может ли быть?

В стеклах свистел ветер. Шоссе было проложено всего лишь год назад, автобус летел птицей. Игорю же казалось, что они едва ползут.

Выпрыгнули из-за рощи первые усадьбы Пристанища. Поселок был дачным — расчерченным, разлинованным, квадратно-гнездовым. Молодцеватые домики желто-красной шеренгой ушагивали за холм, поднимая над крышами серые круглые трубы. Эта казарменность посреди цветущей бушующей природы на мгновение как-то нерадостно ошеломляла всякого, кто попадал сюда.

Сойдя, Игорь отыскал будочку телефона-автомата.

Долго никто не отвечал. Пять гудков, еще пять, еще пять. Наконец трубка щелкнула, прокрутила кусочек электрической шуршащей тишины, послышалась тонкая робкая хрипотца бабки Анны:

— Алё.

— Игорь, — сказал он.

— Нету, Игорек, ничего нету, никто не звонил, — голос бабки Анны заторопился, задребезжал.

— Как Люба?

В трубке всхлипнуло, швыркнуло, опять кусочек, шуршащая полоска.

— Анна Егоровна, — сказал он требовательно, — ты за ней смотри, пожалуйста. Меня не будет до вечера. Уж как-нибудь давай. И сама держись.

Трубка молчала. Игорь положил ее, как мог, осторожно к выскочил из будочки. Нет, эти негодяи за все ему заплатят, только найти их. В любом случае, в любом заплатят!

Что значит «в любом случае», он, пожалуй, и сам не мог бы сказать, но голову вдруг обнесло яростью, ненависть к похитителям заставила его вздрогнуть. Он подумал, что если этот мельник, или кто он там, поведет себя так же, как Креп, то будет уже другой разговор, не то, что с Крепом. Он знал теперь, что будет действовать, даже пренебрегая собственной жизнью. Господи, да что ему делать с этой самой жизнью!

Ручей пересекал поселок посередине, ложбиной меж двух холмов. Вверх по течению в сторону мельницы не было ни дороги, ни даже тропы. «Значит, мельница-мутовка, без пруда, — подумал он. — Рыбачить негде, никто туда не ходит».

Гроза, должно быть, лишь задела Пристанище. Асфальт был уже сух, трава еще сверкала, но вода с полян скатилась, оставив кусочки коры, погнутые легкие былки, подсыхающие полоски нанесенной глины. Впереди на юге вовсю голубело, хотя солнца пока не было. Береза на опушке то сонно потягивалась, поводя ветвями, то вдруг трепетала, стряхивая последнюю влагу.

Дачник в полосатой пижаме, высоко поднимая ноги, ходил в ближнем огороде и, зачем-то приставив руку к глазам, длинно всматривался в дали своей заурядной местности.

Ноги в кроссовках промокли через пять минут, но одет был Игорь удачно: ветровка и вместо всегдашних джинсов спортивные брюки. Лес пополз в гору, выступили серые уродливые валуны, проплыл за деревьями гигантский, в метр высотой муравейник, внезапно показалась меж деревьев плоская каменистая вершина, и сразу за ней холм круто покатился вниз.

Полчаса спустя Игорь, держа в виду все более тончающий ручей, забрел в странные дебри. Среди ясного дня стало вдруг сумрачно, деревья поднялись, их ветви наверху плотно сцепились, трава, напоминающая осоку, хищно обхватила ноги. Мирные домашние муравейники исчезли, обгорелые пни жутко, нереально торчали в гуще нетронутого леса. Запахло болотом, грубо и раскатисто ухнула неведомая огромная птица, черным парусом мелькнув меж берез и елей.

Слева вдали мигнуло какое-то яркое пятнышко, искорка. Исчезло, опять мерцающе засветилось. Игорь, как-то вдруг оробев, пошел туда, на это пятнышко, Местность понизилась, ноги начали натыкаться на мягкие рыхлые кочки. Пятнышко, пропав, появилось еще левее. Он еще раз повернул. Теперь вокруг были только исполинские косматые ели, дневной свет почти исчез, в углублениях почвы свирепым маслянистым блеском посвечивала вода. Он остановился, глупо озираясь. Пятнышко — огонек, свечечка? — качнулось, отдаляясь, утонуло в сумраке, вынырнуло ярко-сиреневым и вдруг как-то по-человечески — так показалось — подмигнуло. Верховой шелестящий шум пронесся над головой Игоря, в ушах что-то тонко лопнуло. «Не ходи при болоте, черт уши обколотит», — вспомнилась присказка бабки Анны, он хотел улыбнуться, ободряя себя, но ничего не получилось.

Справа, из-под глухого темного сукна ближней ели высунулась рука и поманила а себе Игоря. Он, вздрогнув, подбежал к ели и нырнул под ее шатер. Там никого не было. Он огляделся, напрасно стараясь успокоиться. Вдали, в той стороне, где был огонек, расстилалось за деревьями бело-желтое свечение, точно лежала там тихая цветочная поляна. Он пошел к ней. «У-ух!» — выдохнуло сзади на весь лес. Он кинулся бежать, натыкаясь на прутья березового подроста, на жесткую хвою, спотыкаясь о корни. На лицо, точно маска, налипла паутина, за шиворот упала сухая хвойная иголка, уперлась в шею.

Свечение погасло, сумерки плавали за деревьями. Он встал, горячечно дыша. Густая серая тишина висела вокруг. В той стороне, куда было обращено его лицо, виднелась коричневая вода болота с разорванной пленкой ряски на ней. Синеватый пар или дым, стелясь, вытекал оттуда, тянул кисловатый запах. Голова кружилась, перед глазами вдруг начали распускаться и тотчас лопаться оранжевые цветы. Он попятился, повернул направо, налево и опять остановился, не зная, куда идти. Шагах в десяти от него внезапно упала красная тряпица, похожая на войлочный колпак. Он подбежал к ней. Колпак на глазах почернел, сипло залаял и кинулся прочь. «Это у немцев только черти красненькие, у нас они всегда черные, угольные», — опять вспомнилась бабка Анна. Он с силой, до боли потер виски. Сумерки медленно набрали дневной свет, невдалеке проступил озаренный солнцем прогал, полоска ручья блеснула в стороне. Но он не успел заметить и запомнить, где именно, в каком направлении ручей, день опять растаял, легла полутьма. Игорь стиснул виски. Сумерки не исчезали. Он опустил руки. В лицо тяжело дышало болото, за болотом опять ходило легкое свечение.

«Он черту баран», — прозвенело у Игоря в голове. Он двинулся вдоль кромки болота, намереваясь миновать его стороной. Там, откуда он пришел, было сухо, значит, мельница за болотом. «Нет, шутишь. Напрасно, напрасно…» — бормотал он. Впереди показался меж деревьев пятачок поляны, сбоку выдвинулся кудрявый черемуховый куст, и рядом с ним Игорь увидел растушую из березового пня человеческую голову. Голова была гладкощекой, ясноглазой и с тяжелым морщинистым лбом. Ноги у Игоря окаменели.

— Иди сюда, — сказала голова, и пень под ней качнулся, точно готовый вот-вот развалиться.

Он, чувствуя озноб, подошел. Внезапно клещевидная костяная рука обхватила левую лодыжку. Игорь другой ногой со всей силы пнул в голову. Что-то страшно затрещало, посыпалось, земля качнулась, скользнула. В спину толкнуло ветром, он, наклонясь вперед, почти падая, сделал несколько мощных неимоверных шагов и почувствовал, что стоит в воде. Огляделся. Вокруг была кочковатая разложина с черными торфяными разводьями. Отчаяние подступило к горлу, он провел рукой по лицу.

Лес тут был прозрачный, березовый, на другой стороне разложины виднелась приподнятость. Игорь побежал туда, разбрызгивая торфяную кашицу. В груди что-то раздулось, разбухло, подпрыгивало, сотрясая его. Дважды ноги обрывались в узкие мягкие ямы, он хватался за тонкие, гнущиеся под рукой стволы.

Миновал проподнятость, ввалился в кусты вереса и, выпрыгивая из них, увидел внизу летящий по камням ручей. Еще не веря, что наваждение кончилось, он подбежал к берегу и, наклонясь, окунул лицо в воду. Острые шипы свежо и весело пробежали по коже.

Вдруг вспомнилась молодая синеглазая голова на трухлявом пне и то, с какой ненавистью он ударил ее. Озноб этой ненависти, казалось, и теперь еще не прошел, он чувствовал его. Что-то с ним стряслось, что-то случилось.

Он опять выбрался наверх. В полукилометре вверх по ручью стоял почерневший от старости сруб без окон. Должно быть, это и была мельница. Он побежал к ней, прыгая по валунам, хрустя галечником.

День после грохота, тьмы и потопа опять разгорелся. Тонкий розовый пар струился над дальней лощиной, ручей слепил глаза, и удод в соседней роще горевал как-то покойно, умиротворенно. Солнце клонилось к западу, светило уже косо. Должно быть, он потерял уйму времени.

Мельница стояла ниже переката, очень крутого, почти водопада. Ольха, ивняк, крушина, черемуха плотно окружали ее, оставляя свободной лишь верхнюю часть сруба. Омуток фиолетово поблескивал под ней, радужно пенилась вода, вырываясь откуда-то снизу, точно из-под земли.

Лишь приблизившись, Игорь заметил забор из проволочной сетки, укрепленный на тонких металлических опорах. Не было ни ворот, ни какого-нибудь лаза. Он, продираясь кустами, пошел вдоль забора. Изба-помельня на одно окно, крытый тесом ларь возле нее, белое мощное кольцо жернова с проросшей в середине травой. Из мельничного сруба глухо доносился тяжелый шорох, темный звук плещущей воды вытекал из-под нижних венцов.

Взбираясь на склон, Игорь оступился, его кинуло назад, он ухватился за сетку забора. Где-то за мельницей протяжно и сочно ударил колокол. На крыльцо помельни вышел старик с ружьем.

— Как мне войти? — крикнул Игорь.

Старик молча смотрел на него без всякого выражения на сухом темном лице. Он был в штанах, сшитых, казалось, из тонких полосатых половиков, и черной куртке из грубого сукна, почти войлока.

Игорь, уперев ногу в ячейку сетки и взявшись руками за металлическую перекладину вверху, подтянулся и перемахнул через забор. Колокол снова обронил длинные влажные звуки.

Старик поднял ружье. Сухо лопнуло, ударило в клен над головой Игоря, упала ветка и несколько листьев. Игорь зачем-то поднял ветку и осторожно, медленно выпрямился, не желая показать страха.

— У меня случилось несчастье, похитили сына, — сказал он, держа ветку перед грудью, словно защищаясь ею. — Я слышал, вы знаете, кто мог это сделать.

Старик переломил ружье и вставил новый патрон. Движения у него были тихие, как бы сонные, но точные, уверенные.

— Я не для того здесь поселился, чтобы кому-то помогать, — сказал он. — Помогают только слабые, из страха перед жизнью, понял?

Семидесяти, того возраста, когда люди уже плохо слушают и понимают других, ему, пожалуй, еще не было. Что-то мягко-хищное и как бы умное мелькнуло в повороте головы, когда он, вогнав патрон, посмотрел на Игоря.

Игорь молчал, не зная, что и как отвечать. Выходит, ему все-таки известно, кто украл Диму? Но он не хочет говорить, дерьмо засохшее?

— Я не прошу помощи, я хотел бы только знать, как мне связаться с этими людьми, — голос все-таки прыгал, никак с ним было не совладать. — Я готов выполнить их условия, — губы задрожали, Игорь крепко сжал их.

Старик молчал, как бы что-то обдумывая.

— Не знаю, кто рассказал тебе обо мне, — проговорил он наконец. — Но тебя обманули. Мне наплевать на все, что происходит в том мире. Я не желаю тебе зла, но и добра от меня не жди.

Игорь напряженно смотрел на старика, но не в лицо, а куда-то в ноги. Неужели он не сумеет разговорить его, неужели и тут все кончится ничем? Ах ты, старая обезьяна…

Стоп, все, хватит! Он — твой друг, твой союзник.

— Отец, — сказал Игорь, — какое добро, какое зло? Ведь если с ним что случится, мне не жить. Ты понимаешь, о чем речь? Ребенок, младенец, за что ему все это? И если на мою жизнь тебе наплевать, подумай о другой жизни. Ведь дитя, букашки пока не тронуло.

Старик сощурился, вздохнул, провел рукой по щетине.

— Вот что, парень. Опять ты ошибаешься. Человек должен страдать и мучиться. Лишь через страдание он будет разбужен и поймет, что от него требуется. А требуется вовсе не то, что вы привыкли называть гуманизмом. Ваш гуманизм природе так же нужен, как убережение мышей от когтей лисицы, — он опять вздохнул.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ничего. Я только говорю, что благополучие человеческое противно природе. Оно усыпляет и маскирует от человека великую тайну. А она вон звенит над головой. И может открыться только душе, пережившей потрясение.

— Да о каком потрясении ты говоришь, умалишенный! — крикнул Игорь, подходя к ручью, на другом берегу которого стоял старик. — Ведь жизнь! О жизни моего ребенка идет речь. Ну не головешка же ты, не ка-менюга бесчувственная, что ты… — Он вдруг замолчал, встретив недвижный взгляд старика и понимая, что тот, в сущности, и не с ним, Игорем, говорит. С кем же?

Старик снова поднял ружье.

— Уходи, парень, я тебя не приглашал, — проговорил он. — Переживай свое горе один, мне оно ни к чему.

Игорь сделал шаг назад, исподлобья глядя на старика Уж чего никак не могло быть, так это того, что тот свихнулся. Ни у кого Игорь не видел таких холодно-проницательных глаз. Старику действительно не до него, Игоря. Разговор он ведет лишь с тем, что внутри него самого.

Ах ты, сучья душа! Игорь почувствовал, что злоба расправляет в нем свои шипы и жала.

Он осмотрелся как мог неприметно. Берега ручья здесь были голы, лишь редкая клочковатая трава росла меж камней, песка и галечника. Справа вниз по течению огромный непроницаемый черемуховый куст. Слева три—четыре ольховых уродца в сетке слабой светло-зеленой листвы, за ними сруб мельницы. До нее метров пять—шесть.

Старик все так же держал его на прицеле. Должно быть, сила в руках у него осталась немалая. Игорь оглянулся. Солнце скрывала круглая белая тучка, и оно уже готово было ударить из-за ее края. Справа вдали по верхушкам сосен, отгоняя тень, приближалось яркое световое поле.

— Послушай, дед, — сказал Игорь, нащупывая правой ногой твердую площадочку меж песка и галечника. — Правда, что у нас есть люди, которые… — он сглотнул, — совершают жертвоприношения?

Лицо старика, и без того малоподвижное, вдруг совсем закаменело. Он молча смотрел на Игоря, как бы что-то пережидая. Кончик дула — было заметно — теперь чуть подрагивал. Минуту—две звенела тишина, только мельница глухо и шепеляво бормотала за кустами.

— Уходи, — сказал старик. — Тем же манером, через забор.

Солнце уже выкатывалось, вот брызнула искрами ближняя излучина, озарился ельник, вспыхнул черемуховый куст. И в тот момент, когда лучи ударили старику в глаза, Игорь, мощно оттолкнувшись, прыгнул к ольхе, что у сруба. Выстрел разорвался прямо за его спиной — так ему показалось. Еще секунда, другая, и он упал па траву за срубом, ударившись локтем о камень.

Мельница ворочалась, скрипела, плескала, из-за ее шума ничего не было слышно. Сруб стоял не над ручьем, а чуть в стороне, вода отводилась к нему по деревянному лотку. Мох, использованный в пазах вместо пакли, почернел и проредился кое-где почти до дыр, бревна были в мощных застарелых трещинах, нижний венец в одном месте лопнул, обнажив в разломе желтовато-серую древесную труху. Что она там перемалывала, эта мельница, не самое ли себя?

Руку саднило. Игорь сдернул ветровку, закатал рукав рубашки. На локте набухла кровь, стекала к кисти. Он сорвал лист подорожника, прижал к пораненному месту. Чертов камень, вот же подставился. Он перемахнул через лоток и, легши на землю, осторожно выглянул из-за угла. Старика нигде не было. Единственное окно помельни весело таяло в лучах солнца.

Рука горела. Он, уже не обращая на нее внимания, спустил рукав.

Сколько он себя помнил, никогда не ввязывался ни в ссоры, ни в драки, ни разу никого не ударил. Бить, а тем более убивать — это было неинтеллигентно. «Ваш гуманизм», — только что сказал старик. Исконно добр человек или исконно зол — задавать такие вопросы не имеет никакого смысла. Но бить и убивать — неинтеллигентно. В сущности, вот она, скорлупка. И чуть надави на нее, треснет, раскрошится. Железные существа, стоящие на скорлупках культуры — вот что мы такое. Или нет?

Сбив дыхание — нелегко дались эти десять метров, — он надел ветровку на палку и, держа ее перед собой, придвинулся к углу сруба. «Б-ба-бах», — эхо выстрела трескуче отлетело от стены леса. Ветровка, дернувшись, упала на землю. Старик стоял на мостике через ручей, доставая из кармана своей угрюмой куртки новый патрон. Ружье было двуствольное, но он заряжал его после каждого выстрела. «Вот собака, — подумал Игорь. — Пристрелит ни за что. Ну, погоди, дерьмо, ну, дерьмо».

Он прижался к стене. Бревна были теплые и шершавые, темно-коричневая древняя капля смолы виднелась на одном. Сруб слегка подрагивал, что-то живое, пульсирующее толкалось внутри него. Внезапная, должно быть, последняя, дождевая капля сорвалась с крыши, больно клюнув Игоря. Он поднял голову. Над углом сруба одна доска слегка была сдвинута, очевидно, гвоздь ее уже не держал, полусгнившую. Игорь взялся руками за концы бревен, поставил, пробуя, ногу.

Минуту спустя он был уже под стрехой и, отодвинув доску, пролез вовнутрь. По всему чердаку лежала серая мучная пыль, птичьи крестики темно, лукаво испещрили ее. Лаз, ведущий вниз, был сбоку, в углу. Согнувшись и подходя к нему, Игорь внезапно увидел горку каких-то шаров с дырами. Он дотронулся до одного и отдернул руку: пальцы нащупали твердый острый костяной край. Это были выбеленные солнцем и ветром человеческие черепа. Игорь нырнул в лаз, поспешно отыскивая ногой ступеньки лестницы.

Внизу стоял в углу огромный золотисто-розовый иконостас. Герои этого странного апокрифа поразили Игоря — несмотря на все его состояние. В центре на троне, похожем на табуретку, сидел голый Шварценеггер с лицом буддийского монаха. Его рука была погружена в утробу полотняного кошелька, справа же, ласково и снисходительно улыбаясь в ожидании сребреников, протягивал к нему ладонь дурак с оловянными глазами. С левой доски триптиха грозно следил за ними чугунного вида козел.

Дверь мельницы была приоткрыта — на ладонь, не больше. Кусок ручья с ныряющей в его волнах веткой и угол помельни виднелись там. Игорь кинулся вдоль стен, заглядывая в отверстия меж бревен — где выпал мох. Играющий серебряными монетами перекат, плоская спина мостика, пихтовый сумрак, островок бархатистой крапивы. Вот он! Старик стоял в тени почернелой от старости липы, цепко всматриваясь в кусты возле мельничного сруба. Игорь замер.

Прошло, должно быть, не менее четверти часа. Спина закоченела, фигура розового культуриста торчала с краю глаза. Старик перебросил ружье из левой руки в правую и гибко, молодо шагнул за липу. Фигура его мелькнула меж березовых стволов, исчезла, вновь показалась и пропала окончательно. Игорь стиснул зубы. Неужели уходит, уйдет?! Он бросился к дверям. Внезапно старик вышел на берег ручья шагах в десяти от мельницы. Игорь отпрянул к стене. Шея разбухла от прилившей крови, в ушах загремело. Если старику удастся обнаружить его — все пропало. Он почувствовал, что холод ненависти наполняет его. Старик как-то странно слился в его сознании со старухой в черных чулках возле универмага. Это не была ненависть к определенному человеку — вот к этому старому дьяволу в штанах из половика. Он ощутил вдруг злобу ко всему человеческому роду, допускающему то, что случилось с ним, Игорем. Ах ты, пес, что ты несешь, разве можно вообще об этом говорить так, как ты!

Старик огляделся, медленно поворачивая голову, сделал шаг в сторону от мельницы, повернулся, подошел к ручью и встал, точно слушая. Внезапная ворона, беззвучно раскрывая клюв, пролетела низко над ручьем. Он проводил ее угрюмым неосмысленным взглядом и, крадучись, пошагал к мельнице. Игорь встал в проеме дверей. Хрустнуло, шаркнуло, дверь заскрипела. И в тот момент, когда за ней, уже полуоткрытой, показалась черная суконная фигура, Игорь ударил старика под сердце. Дверь мощно качнулась, старика развернуло, он взмахнул ружьем и выронил его в омуток под мельницей. Игорь выпрямился, чтобы ударить еще раз, но старик, невероятным, непостижимым образом изогнувшись, пнул его ногой в пах. Меж ног полыхнула боль, облив сознание чернотой и разрывая тело на части. Он повалился на старика, обхватив его за шею. Старик рванулся назад, нагнув голову, стараясь освободиться. Руки Игоря поехали, он схватил старика за воротник и, падая, дернул на себя. Суконная терка шваркнула по носу, колено нещадно уперлось в живот. Но голова уже очищалась. Игорь, что оставалось сил, сдавил ему горло. Старик захрипел.

— Говори, ты, паскуда, — заорал Игорь, не понимая себя от боли и злобы. — Где он? Кто украл?

Лицо старика разбухло, рот открылся. Игорь отпустил горло. Старик лежал, дыша, как при смерти.

— Ну! — Игорь встал, кое-как разгибаясь.

— Не знаю, — вытолкнул старик.

Голову заполнило туманом, горизонт накренился. Чувствуя, что язык уже не служит ему, деревенеет, Игорь молча и с яростью ударил старика ногой в челюсть.

— Откуда же мне знать, — застонал старик еле слышно.

Игорь поднял ногу, чтобы наступить ему на лицо, и в широко раздвинутых глазах старика внезапно, показалось ему, мелькнуло его, Игоря, отражение: злобная нечеловечья маска. Он закричал, сам не зная что, и отскочил. Да что происходит, что делается с ним?!

Пошатываясь, Игорь отошел и сел на берег. Вдруг рот его помимо воли судорожно выдохнул, горло свело. Он упал на траву, вздрагивая от рыданий.


То, что ведьма как-то приближена к Отцу, стало ясно вечером. В квартиру вдруг без звонка, без стука вошел Пан, в оранжевой куртке, длинноногий, сутулый, огненноволосый.

— Привет, — сказал он Дьякону, тревожно сидящему в гостиной, и, подняв кверху палец, свернул на кухню, где краешком было видно — летала по столу рука ведьмы с тряпкой.

Дверь кухни тотчас закрылась. Дьякон посмотрел на Игуменью, стоящую возле кровати с мальчишкой. Она отвернулась.

Дьякон, сам не зная за что, опять почувствовал вину перед Игуменьей. Виноват ли он в том, что она любит его, но вынуждена подчиняться капризам той праздничноглазой самочки?

Кухня была заперта четверть часа. Затем дверь вздрогнула, поползла, и в прихожую боком выпал Пан.

— Дьякон, — сказал он, улыбаясь всей своей оранжевой фигурой. — Все идет лучше, чем мы думали.

Дьякон молча кивнул, чувствуя в себе сиротство.

Пан вышел, не прощаясь.

Но и сознавая, что этот визит поднимает ведьму неимоверно, помня и про ее обещание-предупреждение — «вечером», — Дьякон не остался на ночь. Ведьма ему это еще вернет, он понимал. А все же уехал, не мог не уехать.

Что значила для него Игуменья? Не ошибался ли он, говоря иногда себе, что ничего? Может ли один человек ничего не значить для другого? Значил ли он сам для кого-нибудь что-нибудь? Родитель с его орденом и маразматической войной, мать с ее суеверным обожанием Дьякона как улучшенного отображения ее самой. Братья…

Так или иначе, но на трезвую голову Дьякон не мог представить себе, что будет упражняться с ведьмой в то время, когда Игуменья сидит в соседней комнате.

…Назавтра выезжали в полдень. Главной новостью было то, что посвящение перенесли из Пристанища в Клиновую, десятью километрами дальше. По слухам, на Волчьем ручье до полусмерти избили одного старого ведьмака. Ведьмак от Братьев давным-давно отошел, никто из них им не интересовался, но происшествие было слишком недобрым, чтобы пренебречь.

После вчерашней грозы природа стояла притихшая, понурая, точно побитая собака, манная каша сплошной облачности обволокла землю, а на западе опять висели над горизонтом фиолетовые лохмотья. Ехали на машине Пана, он и вел. Ведьма сидела рядом с ним. С ходу, не снижая скорости, миновали Пристанище — звонкий ряд зеленых и красных крыш.

Дьякон хотел повернуться к Игуменье, но почувствовал, что не в состоянии.

Дело не в том, что ему жаль приплод — он не настолько соплив. Но что такое их сообщество? Это соглашение о недопустимости изменить тому, что из тебя сделали и что ты сам из себя сделал. Вся их жизнь — мешок, в который они забрались, предварительно договорившись ни за что оттуда не вылезать.

— Когда выходим туда? — ударив на последнем слове, спросила вдруг Игуменья странным, точно простуженным, голосом.

Ведьма обернулась к ней, улыбаясь и проводя своей золоченой рукой по волосам.

— Решит Отец, — отрывисто и словно против желания сказал Пан. — Пять километров до места. Это час-полтора.

Улыбка исчезла с лица ведьмы. Она долгим, точно стерегущим взглядом посмотрела па Игуменью. Игуменья отвернулась к окну, прижимая к себе сверток. Мальчишка зашевелился, и она принялась качать его, все так же упрямо глядя в окно.

Клиновая, должно быть, когда-то была большим людным селом. Но потом захирела, ужалась, опустевшие окраины поросли бурьяном, кустарником. Теперь это были угрюмые развалины, среди которых стояло несколько бревенчатых домов с крышами из потемневшей от времени черепицы.

Пан свернул направо узкой, щелкающей гравием дорогой и остановился возле одинокой постройки, похожей на деревянную крепость. Подрагивая, раскрылись ворота, вышел пухлогубый Котис в каком-то немыслимом ярко-зеленом трико, махнул рукой. Пан въехал во двор.

Все были уже здесь. Хамеол — улыбчивый мордастенький пряник на резиновых ножках. Угрюмый Мара с вытесанным из желтого мрамора лбом, медлительный, осторожно-хитроватый. Показушно разудалый Ерофей с татуировкой на правой скуле. В сенях, в доме, за воротами, ведущими в огород, мелькали внезапно то рукав платья, то воздушное кудрявое плечико блузки, то роскошное джинсовое бедро.

Вышел на крыльцо Отец в белоснежной шелковой сорочке со шнурками.

— Приветствую всех, — сказал он крепким жизнерадостным голосом и потянулся было взять младенца из рук Игуменьи, но она, уклонясь, отбежала под навес.

Отец посмотрел на Дьякона. Взгляд у Отца поистине сатанинский — насупленные брови, пронзительные черные глаза. Дьякон поневоле опустил взгляд.

Отец, угрюмо качнув головой, ушел в сени.

Дом был княжеский — из тесаных бревен, с рубленым потолком и резными подзорами. Усадьба выглядела хотя и состарившейся, но солидной, обширной: пригон с конюшней и сенником, а сбоку еще один двор с навесом и амбаром. При необходимости здесь, в помещениях и под крышей двора, могла переночевать, пожалуй, рота солдат. Дьякон не знал, кому принадлежит дом, но не сомневался, что он завтра же будет продан. Может быть, его уже продали.

Полчаса спустя собрались за столом, и только тут Дьякон заметил, что нет Игуменьи. Сердце у него заспешило, он почувствовал, что шея набухает. Где же она? Почему ничего не сказала?

Ведьма сидела на другом конце стола и, облетая взглядом противоположный ей ряд, задев Дьякона, насмешливо щурилась. Дьякон понимал, что он теперь для нее едва ли не враг — пренебрег! — и в ответ угрюмо впивался в ее прозрачные поблескивающие глаза. Она, вдруг оттянув слегка краешек губ, постукивала коготками по краю стола.

Посередине возвышался огромный закопченный котел, в котором с тихими вздохами что-то лопалось. Предстояла отнюдь не трапеза. Окна были плотно — ни струйки, ни иголочки света — занавешены, а над столом плоскостью вниз висело огромное зеркало. Потрескивая, брызгая, горели дикарские сальные свечи, и лица у всех были туманно-желтые и как бы колеблющиеся.

Из женщин Дьякон никого почти не знал, кроме ведьмы. Чья-то старческая шея, точно обвисший чулок, чьи-то жеманно завитые крашеные седины, чей-то почти детский блестящий возбужденный носик, чья-то радостно-любопытно надломленная тонкая бровь в окружении щедрого макияжа. Стол был огромным, в половину помещения, и собралось тут, должно быть, полторы дюжины.

Сидели в полном молчании, даже нервная и точно опьянелая ведьма перестала вдруг бегать пальцами, замерла, уставясь куда-то поверх котла. В ушах у Дьякона текла сиплая звуковая тянучка, лица окружающих напряглись и точно исказились. Комнату заполнило что-то густое, вязкое, нельзя, казалось, даже поднять руку. Котел едва слышно гудел, глухо и монотонно.

Внезапно потянул сквозняк, свечи потухли. Испуганно скрипнул стул, вздохнула подошва, задевшая доски пола. Гудение как бы накалилось, стало звонче, по зеркалу побежали слабые красноватые тени, еле различимо озаряя омертвевшие фиолетовые лица.

Издалека, словно через потолок, поплыла музыка. Серебряные змеи па переднем плане, короткие кованые звуки в глубине — «Болеро» Равеля. Неведомый режиссер подобрал точно: глаза остановились, что-то дрогнуло в лицах. Дьякон почувствовал, что голову ему как бы замораживают, а спина становится доской, в которую жестким краем уперлась спинка стула.

В дальнем углу всплеснулся шепот, шорох, легкое движение-кажется, с кем-то случился обморок. Скользнул запах нашатыря, и снова лишь музыка и приглушенное бронзовое гудение.

Белесые тени на поверхности зеркала сгустились, свились, проступили вдруг черты огромного атлетического существа. Это был он, Сатана! Спаянный, сбитый из бугров и глыб, он сидел на дальнем конце стола, соприкасаясь головой с зеркалом. Полувскрик-полувздох встретил его появление.

— Пить! — тяжело, протяжно придыхая, сказал он и повернул голову.

Никто не смел пошевелиться. Все сидели, глядя на него в немом ужасе. Наконец кто-то подал ему стакан с водой. Сатана поднял руку и отвел его в сторону.

— Пи-ить! — опять протяжным голосом, глухо, точно из-под пола, сказал он.

— Крови?! — прошептал кто-то в углу.

— Крови! — благоговейно и требовательно ахнуло сразу несколько голосов.

Дьякон с усилием поднялся и вышел.

В сенях лежал половик солнца, где-то лаяла собака. Пахло нагретыми досками и слегка бензином.

Где же Игуменья? Он вышел на крыльцо. Двор был пуст. На траве темнел след, оставленный машиной Пана. Комок тревоги свернулся в горле Дьякона.

Вздохнула дверь. Дьякон оглянулся. Это была ведьма, теперь одетая в красный шелковый халат с роскошным широким поясом. Когда успела переодеться?

— Знаешь, что это означает? — сказала она, показывая на халат и жалко улыбаясь.

Он посмотрел ей в глаза.

— Сегодня ночью я должна идти к каждому, кто пожелает, — сказала она. — Почему «должна»? Со мной никогда так не поступали.

Голова у Дьякона наполнилась болью.

— Идите вы в задницу! Идите куда угодно! — закричал он. — Ничего не хочу знать.

Он сбежал с крыльца, повернул за угол амбара.

Здесь начинался огород, запущенный, бесхозный. Лишь редкие стрелки лука, шнурки гороха, а дальше отдельные кустики картошки росли меж лебедой, мать-и-мачехой, репейником, крапивой. Дьякон встал у теплой пыльной стены амбара, опершись о нее рукой. Солнце вновь ускользнуло за горку надвинувшихся из-за горизонта облаков, было тепло, сыро и тихо.

Чего она хочет, дура? Чтобы он, Дьякон, защитил ее, пожалел, на худой конец? В самом деле растерялась или только играет? Да трезвая ли она? Чего ж так западать-то. Нет, милая, мы все при одном деле, все при одном ритуале, который здесь называется так, в другом месте этак, а в третьем просто жизнью. И если ты хочешь выбирать, а не быть выбранной, то слишком многого хочешь. Ну, пожалеет он, Дьякон, тебя, а ему действительно было тебя жаль, хотя не сейчас, а тогда, вчера. Может быть, он даже бросит Игуменью ради тебя, и это было бы, пожалуй, лучше всего… Но что от этого изменится, если они при одном ритуале, если они выбраны одними и теми же обычаями и принципами, закованы в эти странные кандалы?

Где же Игуменья? Неспроста, неспроста она исчезла. Почему ничего не сказала ему, не дала никакого знака? Последний раз он видел ее стоящей под навесом с мальчишкой на руках. В дом она не заходила. Какого хрена, надо было подойти к ней.

Солнце опять выпало из облаков, ослепив его, опять спряталось, потянула прохлада, закричал где-то козодой, утомился, смолк, снова закричал, а Дьякон все стоял за амбаром. Что-то он много стал думать, Дьякон. В этой жизни думать не всегда полезно.

— Дьякон! — крикнул со двора шамкающий голос Котиса, должно быть, опять насовавшего в рот всякого съестного дерьма. — Где ты? Дамы приглашают, — он фыркнул, задохнулся и начал кашлять.

Дьякон вышел из-за амбара.

В доме опять был полумрак, но не красновато-торжественный, как прежде, а сиреневый с голубым — что-то двусмысленное, как письмо ловеласа племяннице. Стол уже убрали, ряд стульев стоял вдоль стен. Братья и несколько приближенных прохаживались по комнате, куря, смеясь и балагуря. Женщин не было, и главное, как тотчас понял Дьякон, происходило в соседнем помещении, отгороженном малиновой бархатной портьерой.

Это была привилегия и долг верхушки: потрясение, праздник, выбор судьбы. Два года назад, когда Дьякон участвовал впервые, все происходило не так. Они, окрыленные, заранее взвинченные, готовились неделю, событие же это ни с чем другим не совмещалось, специально для него и был от череды всегдашних забот отрезан целый вечер. Сумрачный Мара припас широкий ремень — перетянуться, чтобы поупражняться как можно дольше. Ерофей съел кусище масла, чтобы не развезло, и опрокинул поллитра водки — все с той же целью продлить несравненную физкультуру.

Их привез сам Магистр, и тотчас по прибытии каждому была вручена желтая мантия, которую полагалось надеть на голое тело. В боковой комнате поставили буфет, под ноги им упали ковровые дорожки, и полудетская душа Дьякона — как давно это было, целая вечность! — задрожала.

Ему, новичку, разрешили — восторг преданности, сознание ответственности — идти первым. Дверь за ним закрылась, он оказался в абсолютной, погребной темноте. Темнота дышала, струилась, плавилась, он же, не зная даже, в какую сторону двигаться, горячечно думал только об одном. Его не волновало, как справиться со своим ближайшим делом — мантия спереди уверенно оттопыривалась на приятные шестнадцать сантиметров («Обычно у мужчин десять—пятнадцать», — сказали ему). Но как потом выйти отсюда? Его никто не проинформировал. Он только знал, что нельзя обратно, через ту же дверь.

Он сделал шаг вперед. Крашеная гладкая доска прохладой ответила ему. Кто-то в углу справа шевельнулся, вздохнул. Он шагнул туда, палец ноги проехал по чьему-то суставу, кажется, коленному. Голова разбухла, бешеный насосик частил с левой стороны шеи. Колено сдвинулось и осторожно прижалось к его лодыжке. Она ждет, она хочет, она рада, что он пришел! Дьякона точно сунули в печь. Он, чувствуя в ушах упругий звон, наклонился, но, как оказалось, не в ту сторону, рука нащупала сухожилия стопы и мягкие ложбинки меж них. «Только три раза, — сказал он внутри себя, помня наказ. — Три!» Пальцы его осторожно двинулись вверх, другая рука уже искала рядом еще одну, необходимую ветвь: кусочек ложа, еще, вот! Страстное восхождение по этим сказочным утесам: все мягче, круглее, теплее, головокружительней. Вдруг почти бесплотный, но ошеломительный удар — через травянистый бугорок пальцы провалились в вулканическую огненную впадину. Дьякон выпрямился, сдирая с себя мантию.

Только три раза! Но, кажется, он ошибся — отнюдь не в меньшую сторону. Да и мудрено ли. Где ты, характер и воля?! Дьякон с усилием выдрал себя из сладчайших тисков. Какого хрена! Теперь куда? Та, что была под ним, еще держала его за плечи, искушение вернуться казалось каменным, чугунным, свинцовым. Тиски — он помнил всем телом — пульсировали, свивались, перекатывались. Ой понимал, это редкий дар и бесценная награда для мужчины.

Чей-то голубой — так ему блеснуло — смех прошелестел слева. Он поднялся, перебираясь туда. Теперь это были две стройные прохладные березы, крепкий живот, сильные плечи спортсменки. Он не только удержался в установленных пределах, но третью, почти медлительную прогулку выполнил не полностью, вернувшись с середины аллеи.

Какие контрасты, какие падения! Широкое плавание меж могучих берегов, страшная каменная теснина, теплый дождь мшистым мягким утром, стремительное маслянистое скольжение с заснеженного пригорка, жесткий неподатливый туннель, земляная норка, сонный омут.

Он, педантичный («Не к добру, — говаривал родитель, — самый счастливый человек — безалаберный»), ни разу больше не сбился: раз, два, три — раз, два, три — раз, два, три… Раз, два, три — не только Христос, но и Дьявол любит троицу. Раз, раз, еще раз…

Раз…

Внезапно — опять конвульсивные тиски, дрожащие руки, накрепко обхватившие его. В чем дело? Он не мог ошибиться, он шел не по кругу, круга не было. И при чем тут круг? Где эти бархатные эластичные покатости, шелковые плечи, пружинистые холмы грудей? Под ним было жесткое узкое ложе. Но как будоражаще, как безумно оно вело себя, как напрягалось, пело, выгибалось, проваливалось, трепетало! Дьякон тотчас понял, что тут пасуют все технологии — а он, спасибо Сатане, знал десятка два приемов, — они для импотентов. Женщина вдруг начала судорожно ощупывать его, точно проверяя, не сам ли это Сатана — у Сатаны не должно быть спинного хребта. Дьякон ощутил мощные толчки, напирающие изнутри, ближе, ближе — и вмиг его распаленное тело окатило священным холодом, он опустел, как выпитый до капли бурдюк.

Так он во второй раз — впервые было однажды на кладбище после мессы — познал Игуменью. Она-то и разрушила его пустейшие первоначальные страхи, смело вытолкнув в боковую дверь и сама выйдя следом.

Сегодня все было не то, все обветшало, потускнело, сморщилось, сузилось…

Да нет, это он сам, он обветшал и сузился — Дьякон. Какое дело ему теперь до того, что там, за портьерой. Как-то не вдохновляет его больше это пиршество из репертуара провинциальных актрисок и артистиков.

Свобода выбора. Она существует там, где люди несвободны друг от друга, и ее нет там, где они свободны. Несвободные, они соединены эластичными нитями идеала, свободные — жестким ярмом обряда. Как щегол в клетке, вольны были вселенские хиппи, не говоря уже о других.

Жалко ли ему пацаненка? Нет. Дьякон помнит, как одним ударом убил кошку, размозжив ей голову о столб. И он, если надо, сделает это с любым живым существом. Дело человеческое. Всякий, даже самый плаксивый и сентиментальный, сумеет это. Нет такого человека, кто не смог бы. В блокадном Ленинграде людоедствовали отнюдь не самые мужественные. Да что там примеры, зачем примеры. Любой в состоянии. Люди, не признающие этого, тоже существуют по обряду и обречены всю жизнь ошибаться.

Он прошелся из угла в угол, избегая встречаться с кем-либо. Да, собственно, никто и внимания на него не обращал. Отец что-то рассказывал Котису, Ерофей раздувался. Хамеол ходил возле портьеры, плотоядно вслушиваясь. Дьякон затененным пространством возле стены внезапно вышел на улицу.

Где она может быть? Он перебежал через двор к входу в амбар. Дверь была на засове. Он выдернул его — металл жалобно взвизгнул. Дверь внезапно отвалилась, бесшумно поворачиваясь на шарнирах, холодный мрак вылетел изнутри. Он осторожно заглянул. Сырой побуревший деревянный пол, груда медово посвечивающих деревянных реек, рассыпанные ржавые гвозди, дальше клубы пружинящей серой тьмы. Внезапно огромная черная птица вымахнула на него из глубины амбара. Он отшатнулся. Крылья со свистом прорезали воздух над головой, в глаза ударил ветер. Дьякон схватился за косяк. Птица — чудовищный фантастический ворон с клювом, похожим на долото, — тяжело перевалила через конек дома. Было слышно, как где-то царапнули по доскам жестяные когти. Дьякон захлопнул дверь, вгоняя засов.

«Если бы она была где-то поблизости, наверняка подала бы голос», — подумалось ему. Он огляделся. Навес с сиреневым «Вольво» Пана, желтоватые соты поленницы в его глубине, пригон с конюшней, сенником и еще какой-то постройкой в отдалении, кажется, баней. Он побежал к этой постройке.

«Постой, — вонзилось в голову. — А не за малиновой ли она портьерой?» Он встал. Жар пролился по нему от груди к ногам, и ноги превратились в бетонные тумбы. Кое-как поднимая их, он шагнул обратно. Опять остановился. «Да что… — он, не додумав, полетел к бане. — Ах ты, жабье вымя, до того ли ей».

Баня плутовато, потаенно стояла в зарослях гигантской малины, залезающей ей на крышу. Окошко осторожно проблескивало синеватым уголком сквозь неправдоподобно мясистые листья крапивы. Дьякон вошел в предбанник. Там, грузный, растрепанный после каких-то могучих битв, стоял диван о желтой обивкой. Дверь была на замке. Дьякон продрался к окошку.

— Инга, — сказал он, вглядываясь в колючий неподатливый сумрак.

С широкой лавки у полка что-то скользнуло ему навстречу.

— Кто там?

— Где пацаненок? Это я, Дьякон.

У окошка качнулась рука, прядь, выплыло усталое несчастное лицо Игуменьи, Она долго смотрела на него, точно не узнавая или проверяя.

Дьякон отогнул гвозди и вынул стекло окошечка.

— Значит, он забрал его?

Она не ответила.

— Слушай, — сказал он, — ну что тебе до него? Тем более, что теперь уже ничего не переменишь. Не я, так кто-то другой.

— Если бы это сделали с твоим сыном?

— Какое значение имеют твои вопросы? Это все бессмысленно.

Она отодвинулась, глядя в пол.

— Я ведь вижу, — сказала она, — ты тоже сомневаешься. По-моему, ты иногда хочешь быть добрее, чем ты есть. Но разве можно быть добрым, оставаясь во зле?

Он длинным и как бы вызывающим взглядом посмотрел на нее, но она так и не подняла глаз.

— Что ты предлагаешь? — неуверенно сказал он. Она уперла подбородок в ладонь.

— Этот мальчишка меня прямо перевернул, — она коротко взглянула на него. — Ты когда-нибудь задумывался, что у нас впереди?

— Я только об этом и думаю.

— Я не могу, мне жаль его, — проговорила она. — Никогда не думала, что со мной произойдет такое… Неужели ты это сделаешь?

— Ты стала психопаткой. Не обижайся, это не ругательное слово. Если я откажусь, мне этого не простят. Но дело не в этом. Ради чего мы тогда все затевали, ради чего наш клан? Чего стоят тогда наши цели, наши клятвы сорвать с себя все оковы? На что еще я могу опереться? Или снова плюхнуться в толпу баранов?

— Но не детоубийством же оправдывать свою жизнь? В чем виноват ребенок?

— Он ни в чем не виноват. Но так получается, что мы несовместимы здесь, на земле.

— Выходит, мы правы, ни в чем не заблуждаемся? — проговорила она тихо. Он долго молчал.

— И мы заблуждаемся, — сказал наконец. — Я искал свободу. Ее здесь нет.

— Так что же? Что же делать?

Он не ответил, глядя вдаль за огороды, где над празднично зеленеющим лесом грубо толпились облака, напирая друг на друга, расползаясь, вновь сталкиваясь, растрепанные, мятые.

Если ты сам не хочешь ничего предпринять, — сказала она, — помоги мне как-нибудь.

Он молча погладил себя по щеке. С ужасающей медлительностью проползла вдали коробочка грузовика и скрылась.

— Если бы суметь найти отца мальчишки… — словно думая вслух, пробормотал он. — Но это же…

— Выпусти меня! — перебила она.

Он не пошевелился.

— Выпусти меня! — шепотом крикнула она.

Он как бы нехотя вошел в предбанник. Замок был с плоской прорезью — безнадежное дело пытаться открыть его. Он тупо подергал за мощное кольцо пробоя. Такие штуки, он знал, с острого конца куются в виде ерша. Не вытащишь и трактором. Ломиком нельзя — замок разворотишь, сразу обнаружат. Впрочем, и не суметь, не поддаются эти замки. Что он скажет Игуменье?

Дьякон медленно прошел к окошку.

— Понимаешь… — начал он.

Стоп! Да ведь она у него, как подросток — в любую щель.

Но окошечко все-таки было слишком узко.

— Раздевайся! — сказал он, заглядывая вовнутрь.

Она, вздрогнув, посмотрела на него.

— Ну! Кофту, платье, всё!

Руки ее прыгнули к пуговицам, одна вверх, другая вниз, и тут же заблудились, ничего не находя.

Он побежал к дому.

Холодильник стоял в сенях, в правом дальнем углу. Дьякон открыл его, чувствуя спиной текущий от закрытой двери холодок — в любую минуту могли выйти. Лампочка внутри не горела. Скользкое ледяное прикосновение какой-то банки, мышиное шуршание полиэтиленового пакета, самодовольно-упругий колбасный бок… Кажется, вот. Он вытащил бутылку с растительным маслом и, закрыв холодильник, быстро вышел.

Игуменья, набросив на плечи кофту, сидела в одних трусиках. Эта ее готовность делать все, что он скажет, уколола Дьякона. Она всегда и всюду слишком уж доверяется ему.

Он заставил ее раздеться догола и смазать маслом плечи, бедра. Она сделала это. Забив камнем торчащие в окошечке гвозди, он приказал ей высунуть, сколько можно, руки и потянул ее на себя. Плечи тотчас застряли. Он стал ее раскачивать вправо, влево, продвигая наружу. Она застонала, схватившись руками ему за ремень. Затея с маслом была, пожалуй, глупой, вряд ли оно помогало. Он, взяв ее за локти резко потянул. Она глухо, с задержанным дыханием, вскрикнув, сдвинулась наконец на него.

— Так вот, значит, как это происходит, когда рождаются, — сказала она.

Он посмотрел на нее. Повернув голову, она улыбалась со стиснутыми зубами.

Но главное было позади. Нерожавшая да с узким от природы тазом, дальше она протиснулась довольно легко.

Он вставил стекло обратно и, когда она оделась, велел ей затоптать все его следы.

— Эх, Дьякон, — сказала она, зачем-то назвав его этим почти не употреблявшимся меж ними именем.

— Ближайший автобус в семь десять, — он сумрачно посмотрел на часы. — Иди задами.

Во дворе было пусто, лишь недавний ворон угрюмо-иронически сидел на крыше амбара. Дьякон прошел в дом.


Еще сидя в автобусе, с помутневшей головой, сжавшаяся в комок, Игуменья составила план. Она знала, что мальчик — внук той выпотрошенной ими старухи-попадья. Вот ее-то и надо было найти в первую очередь. Глуп этот план или умен, удачен или неудачен, она не думала. Она ни разу даже не вспомнила, что есть полиция да и просто люди из ее знакомых, которые наверняка помогли бы ей. Это дело — лишь ее и Дьякона. Как он сказал, так она и поступит. Только вот… Дьякон, конечно, и сам как бы уже обозначил, что готов расстаться с Братьями. Он вроде бы не хочет в этом участвовать, только и платить ни за что не хочет. Выходит, платить должна она, Игуменья?

Впрочем, мысли эти лишь мимолетно пробегали в ней, ни на миг не задерживаясь, колючие, саднящие, но напрасные. Человек, долгое время пробывший на морозе, иззябнувший, хочет одного: в тепло, в тепло. Таким промерзшим человеком и чувствовала себя сейчас Игуменья. Впрочем, не только сейчас. Все последние годы она жила как бы вне своей оболочки, своего исконного дома. Не признаваясь себе в этом, она хотела, но не знала, как ей туда вернуться. Она с охотой участвовала во всем, что делали в клане. Больше того, нередко старалась быть первой, зачинщицей. Это она в свое время придумала мстить церкви и ее служителям — хотя сама не совсем понимала, за что мстить. Но чем дальше, тем больше она стала тяготиться этой жизнью. Она предпочла бы кого-то убить, чем трястись от мысли, что ее могут в любое время заразить… С появлением Дьякона многое изменилось. Она почувствовала себя защищенной. Но, как ни странно, это лишь усилило желание вернуться в ту исконную оболочку. Если бы она знала, как это сделать! Страшась окончательно потерять всякую опору, она теперь еще крепче держалась за Дьякона.

За Дьякона, который даже в эту минуту не хочет порвать с кланом!

«Слаба, матушка, слаба», — сказала она себе, глядя, как за стеклами автобуса, радостно зеленея, поворачивается вокруг невидимой оси озимое поле.

Только бы старуха была дома!

Автобус взлетел на мост, тихо скатился с него, скрипнул, повернул, прибавил, и впереди пространство города прорезал мощный коридор Зеленой улицы. Она посмотрела на часы: без десяти восемь. Они выходят уже через два часа. Какая уж тут надежда успеть, даже если все пойдет без срывов… Автобус накренился, сворачивая направо, выпрямился и встал, качнувшись и шумно вздохнув воздухом тормозов.

За стеклом соседнего павильона стояла полуобморочная очередь желающих записаться на жительство в шахту. Подземный город был уже заселен элитой, но требовалась обслуга.

Полчаса спустя Игуменья летела по переулку. Оп щетинился сваленными в кучу обрезками горбыля и бракованного штакетника, зиял черными полузасыпанными шлаком ямами, отчаянно вздымался суставчатыми сучьями поваленного тополя. Грозный прифронтовой облик переулка внезапно как-то ободрил Игуменью. Она плохо помнила, где стоит старухин дом, верней, совсем не помнила — ведь приходили они ночью, к тому же она была едва жива от страха. Но когда из-за широкого полнотелого ствола березы выступили крашенные в зеленое столбы ворот и плотный непроницаемый забор, она тотчас их узнала и остановилась. Что она скажет старухе, как объяснит? Да можно ли вообще что-то объяснить, не упоминая о мальчике? Но как же она о нем скажет? Ведь невозможно!..

Отыскав под ногами тоненькую палочку, она долго нажимала на кнопку звонка, вделанную — это-то ей хорошо запомнилось — в столб ворот. Сквозь ставни и стекла окон было слышно, как весело плещется язычок звонка в глухих пространствах дома. Никто не выходил, не отзывался. Игуменья вдруг в испуге отбежала. Переулок был безлюден, напротив же дома стоял пустей в этот час детский садик, но ей показалось, что за ней наблюдают. Она прошла вперед по тротуару, вернулась, чувствуя, как в теплыни вечера у нее зябнет спина. Что же такое, значит, она не успеет? Значит, все пропало? Куда она убрела, старуха? Тело у Игуменьи стало мягким и бескостным, она оперлась рукой о ствол березы.

Из соседнего дома вышла добродушная — лицо из хлебного мякиша — бабушка.

— Кого ищешь, милая? — спросила она тощим жидким голосом.

— Я? — кое-как выговорила Игуменья. — Я так.

— Она у дочери теперь живет, — сказала бабушка издали, не подходя к ней. — Здесь не бывает.

— У дочери? — Игуменья провела рукой по щеке, точно вытирая ее. — А где дочь?

— Да где-то в городе. Не знаю. Где-то в микрорайоне Первостроителей. Там еще универмаг большой, — угрюмое сочетание «микрорайон Первостроителей» бабушка кое-как закончила, продираясь сквозь надолбы «т» и «р». — Больно я знаю, — помолчав, добавила она как бы обиженно.

— А из соседей, может, кто знает? — спросила Игуменья напряженно.

— Никто не знает, — сказала бабушка, — Мы с ней вроде как товарки, с Анной-то.

— Спасибо, — сказала Игуменья. В голове у нее загремело, натянулось, поплыли тени. Ничего не видя и не понимая от слабости, она прошла рядом с мякишем бабкиного лица и, миновав завалы досок и шлака, свернула за угол. Здесь торжествующе звенели трамваи, текла, сухо шелестя, железная река, и внизу, вдали за парапетом, дрожала на солнце раскаленная вода искусственного озера.

Ей удалось взять такси почти тотчас же Она погрузилась в прохладные кожаные объятия и через минуту забыла, какой назвала адрес и назвала ли вообще. Что-то за стеклом плыло, качалось, мелькало, водитель курил и его розовато-серая каменная шея наполнялась краснотой при всякой попытке повернуть носорожью голову. Дома раздвинулись, машину вытолкнуло на площадь Трех Дворцов, справа угрожающе прошагали колонны, и пространство опять сжалось в теснине улицы. Мелькнул кинотеатр с выломанной буквой «о» — щербатое название она не запомнила, — отважно прыгнул под колеса полосатый переход, и машина, замедлив, остановилась.

Игуменья, не понимая, как, сколько, заплатила и вышла. Слева шелестел сквер, а в отдалении торчал красный гофрированный бок. Это и был универмаг Она медленно пошла по тротуару, обхватив себя руками за плечи. В голове как бы что-то тикало, по временам вдруг срываясь, затихая и вновь медленно, но неотступно набирая ход. Лихорадка исчезла еще в такси. Игуменья как-то размякла, ослабла. Что было делать, что?

Она миновала универмаг, свернула в парк за ним, по дорожкам опять выбралась на тротуар. Универмаг уже закрывался, выходили последние покупатели. Значит, времени около девяти. Не было сил посмотреть на часы. Она опять пошла по тротуару, встала возле подземного перехода, тупо глядя, как поднимается наверх бурый, точно вареная в мундире картошка, трясущийся бродяга с бутылкой в кармане. В бутылке что-то плескалось, пузырилось, хлопьями повисая на стенках. Вдруг страшно начало ломить ноги, она поискала взглядом, куда сесть. В поле зрения опять попала бутылка в кармане бродяги, внезапно увеличилась в размерах, грозно зашипела, бродяга вскинул свою вареную голову, и она тоже превратилась в бутылку, соединенную с той, что в кармане, шлангом в гибкой металлической оболочке. Игуменья почувствовала, что сейчас упадет. Напряжение последних дней как бы взорвалось в ней, она точно опустела.

Мимо прошла женщина в кремовом платье, и лицо ее чем-то встревожило Игуменью. Не к добру, не к добру было это лицо. Собирая силы, Игуменья сдвинулась с места, пошла за ней. Да что ж это такое, ведь она заболела, с ума сходит! Женщина удалялась — ослабела Игуменья, не поспеть было за ней…

— Подождите! — хрипло вскрикнула она.

Женщина обернулась. Покрасневшие ее глаза опять ударили Игуменью тревогой. Она напряглась. Лицо женщины превратилось в лицо того мальчика, младенца. Игуменья отшатнулась, закрыв рукой рот, и ноги ее подогнулись. Яркий свет брызнул в голове, собрался в точку, точка стремительно отдалилась, зазвенело, и встала темнота.


Нет, не мог Дьякон вот так сбежать, оставить Братьев. Не то чтобы он считал это предательством, не то чтобы ему недоставало сил рвануть за кромку, за вал, ограждающий дорогу, не то чтобы Братья стали для него некой необходимостью… Вопрос скорее заключался в его отношении ко всей этой жизни. Там, за пределами ее звенела пустота, тишина, та свобода, которой он всегда желал, но которой и боялся. Да, он, Дьякон, выбрал себе дорогу, и что же будет, если он свернет о нее? Жизнь во всех своих проявлениях — тот или иной обряд. Разве обряды безумного города, где он живет, лучше, чем обряды Братьев? Но была еще Игуменья, женщина, которая обладала над ним непонятной властью и которая хотела, чтоб мальчишка остался жить…

Он ни на что не мог решиться и ненавидел себя за это.

На закате стали собираться в дорогу. В этот момент была еще возможность незаметно скрыться, уехать в город последним автобусом. Подруга, главное око клана, переодевалась в боковухе, только что встав после отдыха. Отец сидел в чулане, при оглушительном сверкании трехсотваттной лампочки доводя до последней готовности свои смеси и снадобья. Но Дьякон медлил, ходил по двору, опустевший и беспомощный. Куда ехать, от кого скрываться? От тех, с кем все эти годы жил, не различая, где он, где они? И что ждет его, если он разорвет вдруг эту им же самим протянутую связку? Не страх перед Братьями или перед теми, кто стоит над ними, останавливал его, но — он и сам не говорил этого себе — дуновения свежего воздуха. От кого скрываться — от самого себя?..

Вышли, когда еще не было десяти. Солнце только что село, но воздух был уже продымлен наступающими сумерками. От земли плыла тонкая терпкая сырость, в ложбине плакал коростель, а дальше в лесу волшебно затуманивала поляны сиреневая полутьма.

Узкая лесная дорога была перевита тяжелыми бурыми корнями, какие-то странные огромные кустарники с гладкими отливающими сталью ветвями поднимались вокруг. Малиновые небеса освещали впереди ярко-зеленый вымпел, бронзовый посох, клетку с вороном, большой сосуд, покачивающийся на чьих-то плечах. Над колонной стоял шорох, клубилась пыль, и Дьякону, когда дорога поднялась на возвышенность, было жутко видеть, как вдали, в голове, кто-то ритмично размахивает блестящим, похожим на стилет предметом.

Тревожно белеющий в полутьме сверток собственноручно нес Отец. Дьякон хотел взять — он не дал. Сердце у Дьякона заметалось. Если Игуменье вдруг удастся найти того мужика и он догонит их и бросится на Отца, — живым ему не уйти. Две смерти — не слишком ли? Он, Дьякон, так не договаривался.

Отец шел в середине цепочки, вслед за Паном с его вымпелом. Дьякон передвинулся ближе, чувствуя, как подкатывает бешенство. Нет, мужика он не даст. Это не по заветам Сатаны, то, что может случиться. Пацаненок — уж хрен с ним. Но при чем тут его отец? Разве его смерть угодна будет Сатане?

Они растянулись метров на сто. Котис, шедший теперь первым, с клеткой на плече, перебрался уже через ручей и поворачивал за купу ольховых деревьев у подножия скал. Ворон, просунув через прутья свой чудовищный клюв, положил его на голову Котиса и точно Дремал, Последним же далеко позади Дьякона — он обернулся — хромало через сумерки какое-то существо без плеч, с плоской головой таракана. Месяц, гибко изогнувшись, проскальзывал вдруг сквозь облака, и местность зловеще блестела, вся в омутах глубоких фиолетовых теней. Ручей, поросший ольхой и ивой, кудрявясь, плутал по травянистой ложбине и слева исчезал в лесу, сливался с ним. Справа же, куда они шли, начиналось болото, и надо было подняться наверх, чтобы пройти скальным берегом.

Где он может быть, тот мужик? Не за тем ли кустом, не за тем ли деревом? А если он не один, если их много? Дьякон, напружинясь, вслушался: шорох ног, звонкое шуршание кузнечиков. Голова вдруг очистилась от тумана утомления, а тело стало легким. Вот Котис уже миновал выемку перед подъемом, за ним шагнула в гору прямая, как кол, фигура Подруги, покатился вверх, приостанавливаясь, убыстряясь, незнакомый Дьякону коротконогий комок, должно быть, из прихожей. Дыханье у Дьякона встало, он оглянулся. Мара, тяжело струясь и плеща своими длинными одеждами, шагал за ним с неживым отстраненным лицом. Дьякон точно бы весь превратился в огромное бухающее сердце. До скального выхода им с Отцом метров двадцать. На подъеме к ним не подойти: слева отвесный камень, справа ручей. Пятнадцать метров… Камень грозно навис над ними, высунув к воде известняковый язык — по этому языку кое-как и брела тропа. Десять! Дьякон не отводил глаз от черемухового куста у самого подножия камня. Если он в засаде — то только там. Пять!.. Это всё, она не успела. Он неожиданно почувствовал облегчение.

— По множеству щедрот твоих даруй мне наслаждения, Сатана… — вдруг кристаллически ясно, светло и мощно раскатилось над лощиной.

Резкая боль в голове заставила Дьякона закрыть глаза. Он покачнулся. Мара схватил его за локоть.

— Что с тобой?

— Все в порядке, — сказал Дьякон с усилием.

— Сердце страстно содижды во мне, Сатана, — летел с утеса прозрачный, ледяной чистоты голос, — и дух прав обнови во утробе моей…

— Идем, — пробормотал Дьякон, осторожно высвобождаясь из костяных пальцев Мары.

Отец уже поднимался ниточкой тропы, еле различимой на известняковом ложе.

До места оставалось километра два. Там, на перекрестке лесных дорог, уже должен стоять столб и немного в стороне жертвенник…

С утеса все так же звонко и мощно падало пение, теперь уже в несколько голосов.

Миновали скальный выход, и Отец передал мальчика Дьякону, сам уйдя вперед к Котису. Сверток был мягкий и теплый, руки сразу погрузились в него и точно уснули.

На какой-то неровности, слегка оступившись, Дьякон стиснул сверток, и что-то там внутри шевельнулось, беспомощно и уютно. Дьякон прижал его к животу. Снова шевельнулось. В груди Дьякона дрогнуло.

Шли теперь непроглядным лохматым лесом, почти уже не было видно даже соседа. Совсем рядом в ветвях возилась птица, над головой все ярче и ярче проступал Млечный Путь. Облака исчезли, месяц пропал за утесом. Сверток был неожиданно тяжел, и от него груди и животу Дьякона становилось все горячей и горячей. Подставив колено, Дьякон перехватил его. И в тот момент, когда он выпрямлялся, там внутри глухо, слабо чихнуло, и Дьякон за краем одеяла увидел крохотный розовый лобик.

Так вот, значит, что чувствовала Игуменья в эти последние сутки.

Он сжал сверток, ощущая под руками маленькое тельце. Есть ли у него косточки? Так вот что, значит, она чувствовала.

И по мере того, как они приближались к месту, но мере того, как горячели и горячели руки, все ясней становилось Дьякону, что напрасно он все переложил на Игуменью, что надо было сделать по-другому…

Открылся впереди коридор просеки, в конце которого торчал на фоне малахитовой остывающей зари кривой высокий столб.

Что он теперь может предпринять, что? Бежать? Его настигнут через десяток метров. Притвориться, что плохо себя чувствует? Да о чем он! Тотчас найдутся добровольцы его заменить… Всё, от него теперь ничего не зависит.

Уже различались возле столба фигуры посланных сюда днем. Отец с вороном на плече приближался к ним. Котис следом тащил пустую клетку. Просека шла в гору. Здесь на возвышении было светло и тихо.

Едва возвратись с мельницы от старика, не ужиная, Игорь свалился в постель.

Назавтра все трое: он, Люба, бабка Анна — уже с восходом солнца были на ногах. Что делать, куда идти? Они почти не разговаривали, боясь ненароком затронуть самое страшное. О том, как ходил к Крепову, ездил к старику, Игорь рассказал кое-как, лишь уступая расспросам. Как-то быстро, почти не споря, сошлись на том, что Крепову верить нельзя. Да никто и не слышал ни о чем таком, что сказал Крепов. Такие дикости — казалось странным их даже обсуждать. Тем более, что Игорь и так уже обманулся со стариком, потерял столько времени. Но где искать Диму? В полиции не только не могли ничего сказать, но как будто и не хотели, отвечали по телефону с нервами, бросали трубку. Они полицию не осуждали, может, действительно надоели ей, только ведь и их можно понять: прошли уже почти сутки, а ни следа, ни зацепки.

Бабка Анна ворожбой больше не занималась, присмирела, только плакала, отвернувшись в угол. Люба же, оправившись от шока, металась по квартире, не садясь да и почти не останавливаясь. Игорь молча съел пластик вкрутую приготовленной ею яичницы — два осколка скорлупы посередине сковородки, зажаренный до черноты бок — и встал.

— Всего шесть часов, — сказала Люба, глядя за окно, где полыхал алый прямоугольник солнца на стене соседнего дома.

— Так что же, в квартире сидеть? — ответил он. — Я не могу.

— Я пойду с тобой, — сказала она.

Они дважды обошли кварталы возле универмага, обследовали каждый уголок, не признаваясь самим себе, что еще надеются найти сына, оставленного, брошенного кем-то. Потом мотались по вокзалам и автостанциям, уже без надежды — убить время. Вечером, когда они, отчаявшиеся, обессиленные, брели от метро домой, Люба вдруг решила завернуть в универмаг — то ли желая оттянуть возвращение в пустоту квартиры, то ли в последней попытке отыскать хотя бы какой-то знак, какую-то метку.

Игорь с ней не пошел, отправился домой. Посреди тротуара стояла вислозадая собака, глядя, как на желтые подмигивания светофора бредет отечная старуха в домашних тапочках. Игорю казалось иногда, что город населен лишь стариками и старухами. Величественно-непробиваемые бегемоты, жалкие червяки, угрюмые тонконогие журавли, тряпичные куклы, растрескавшиеся от долголетия кипарисы оккупировали улицы, парламент, церкви, службы управления, загнав молодых в резервации стройплощадок, цехов и контор. О чем они думали, пережевывая настоящее и напрасно стараясь забыть о прошлом? Странно ли, что для них существовало лишь благородство любви и не было ее подлостей? Что унижения человеческого рода преобразились в героизм, а честь умереть стала казаться позором казни? Они жили уже третью, четвертую из своих жизней, и было непонятно, почему молодые терпят их власть. Город, кажется, слишком полюбил старость и сопутствующие ей физические страдания при отсутствии страданий душевных.

Он уже поворачивал к дому, когда его окликнули. Он обернулся. Люба бежала к нему, дыша раскрытым ртом и отмахивая шаги сжатыми кулачками. Он кинулся навстречу. Вдруг зазвенела неожиданная мысль: останется ли он с ней, если… если, не дай бог, не будет Димы? Возможна ли после этого совместная жизнь? Вряд ли она любит его, вряд ли он ее любит. Вряд ли то, что случилось, сблизило их.

Да зачем он об этом! Что он заранее хоронит!

— Там какая-то женщина… — сказала Люба, кое-как дыша. — Говорит, что знает, где Дима…

Они побежали к универмагу.

— Я иду, она мне сзади кричит: «Подождите!» — рассказывала Люба прыгающим голосом. — Оборачиваюсь, смотрю: какая-то маленькая, растрепанная, кофта расстегнута и без одной пуговицы. Подхожу, она в лине вот так переменилась и, смотрю, падает. Я ее подхватила, не знаю, что делать. Потом вижу, глаза открывает. Я ей помогла — к скамейке. Она мне говорит: «У вас сын пропал? Хоть убейте, хоть что делайте, это я украла. У него ваше лицо».

Пять минут спустя Игорь бежал уже к телефону-автомату.

Трубка щелкнула, подышала ему в ухо километровыми электрическими шуршаниями.

— Капитан Усов.

— Его убить хотят, — закричал Игорь. — Через час, через полтора.

В трубке напряглась, выгнулась куполком тишина.

— Подождите, — сказал капитан. — По порядку: кого, кто, где?

Игорь, пытаясь справиться с собой, стал рассказывать то, о чем, казалось ему, должен знать уже весь город: что украден, что ищут вторые сутки, что сведения о нем в полиции.

— Так значит, теперь его несут убивать? — спросил капитан, и в голосе его не слышалось даже любопытства.

Игорь молчал, не зная, что отвечать и можно ли тут что-то ответить.

— Но если это действительно так, — наконец сказал он, понимая, что после этой фразы там, на том конце провода, его уже вообще не будут принимать всерьез.

Трубка опять опустела на целую вечность.

— Понимаешь, парень, знаю я о твоем деле, — вдруг заговорил капитан. — Но никого нет, ни одного наряда, ни одной машины. Я один. Две групповых стычки, на северо-востоке и в районе Песчанки, — он помолчал. — Уже трое убитых, с десяток раненых.

— До нас, значит, дела никому нет?! — крикнул Игорь.

Капитан молчал.

— Ну погибнет же он, меньше двух часов осталось! — ’Ухо, прижатое к трубке, вдруг заледенело.

— Понимаешь… — сказал капитан.

Игорь бросил трубку и выскочил из кабины. К черту, к черту! Чего он никогда не мог понять — как этот город еще существует, не вымер, не превратился в руины, не рассеялся в прах. В прошлом месяце южную окраину оккупировала армия крыс с городской свалки. Полтора часа по шоссе Первопроходцев текла серая омерзительная река, заперев население в квартирах, подъездах, в метро, в наземном транспорте, и некому было унять ее. Троллейбус, в котором сидел Игорь, встал посреди улицы — водитель не решался давить эту угрюмую кашу. Одна из тварей через щель в дверях пролезла в салон, ее долго не могли поймать, наконец кто-то, изловчась, расплющил ей голову, кровь обрызгала сиденье.

Он посмотрел на часы: две минуты одиннадцатого. Значит, они уже вышли, если верить этой в кофте. Он кинулся в гараж.

Выворачивая на шоссе, ведущее к Клиновой, он подумал, что в одиночку дело пропащее, безумная затея. Но друзей у него никогда не было. Искать же просто знакомых… Он всадил передачу, скрежетнули шины, автомобиль, вжимая его в сиденье, полетел, и он почувствовал в себе спокойную ярость, остервенение спешной, но привычной работы.

Даль все больше тускнела, переходя из лиловой в фиолетовую, встречные жлобы обжигали ближним светом. Он опять взглянул на часы: двадцать одиннадцатого. «Они будут на месте не позже половины двенадцатого», — сказала она. Двигатель визжал, на неровностях — чертовы дороги! — машина прыгала, казалось, на полметра.

В Пристанище, вымахивая на пригорок, он краем глаза вдруг выхватил тень, метнувшуюся сбоку. Удар о бампер, еще удар, уже о правую дверцу — оба тяжелые, громоздкие и глухие, мясные. Он посмотрел в зеркало: перевертываясь вверх лапами, крутясь, падала на асфальт огромная черно-белая, кажется, породистая псина. Как она сюда попала в этот час?

Недвижная туша собаки, напоследок еще раз мелькнувшая в зеркале, вдруг вызвала в нем приступ отвращения и ненависти. С его сыном, с его мальчиком они хотят поступить, как с животным. Ну, сволочи, они дорого заплатят.

Он запомнил описание человека, у которого сейчас сын, до самых пустых и неясных подробностей: высок (что значит высок — выше других, тех, кто рядом с ним?), нос прямой, сильный (вот уж примета), над левым глазом большая родинка (ночью-то). Он не спрашивал себя, зачем все это нужно, если тот человек будет держать в руках запеленутого младенца. Но ему хотелось знать, как он выглядит. Сознание, что у неготам есть союзник, поддерживало слабенький комочек надежды.

Но он ненавидел и этого человека. Что-то непоправимое произошло с ним за последние два дня, что-то вырвалось из глубин его существа, уничтожило дыхание участия и соучастия в окружающем мире. Да разве могло быть иначе? О каком прощении и ненасилии говорили ему? Что значат эти догмы морали? Он выскочил из этой колеи, выскочил вообще из того мира. Господи, мадам Денивье, деньги бабки Анны и прочее — это было на планете Уран в прошлом тысячелетии. Он выпал из той жизни, выпал и после чудовищной тряски по ухабам, кажется, опять несется внутри желоба, но это уже другой желоб, и он будет лететь по нему до конца, у него нет другого пути.

Какой-то час, полтора — и Димы не будет в живых. Да что же это, Господи! Господи, которого не может быть в этом опрокинутом мире. Он плюнет в небо — нет его там… Господи, помоги!

Казалось, машина сейчас лопнет, развалится, подвески пробивало каждую секунду — телега была под ним, мчащаяся со скоростью сто пятьдесят километров в час.

Качнулись слабые огоньки Клиновой. Проскочив деревню, он свернул вправо, на проселок — здесь можно было проехать, проскрестись напрямую к скалам под дикарским именем Рыскулы. Он знал эту местность, бывал и в деревне, и на ручье, где — фантастическое дело — все еще водились хариусы: один на каждые полтора километра течения.

Без десяти одиннадцать. Рыскулы они уже прошли — тут до них полчаса ходу от деревни. Опоздал, теперь нужно догонять. Он все же на всякий случай выключил фары, оставив подфарники.

Проселок казался бесконечным, уходящим на ту сторону планеты. Машина ползла и ползла, рыча, переваливаясь с боку на бок, вдруг освобожденно вырываясь на ровное место, снова утопая в ямах и рытвинах, а ручья все не было. Вдруг жестко, глухо выступил впереди забор, рванул голос собаки. Это была усадьба лес-, кика. Значит, поворот к ручью остался где-то позади!

Он мощно развернулся, ударился о березу и, сминая взвизгнувшее крыло, нажал. Где он, этот сворот? Купол ивового куста, угрюмая лощинка, протяжная полоса ровной дороги. Вот! Он не заметил развилку из-за выступающего почти на ее середину кустарника.

Потерял почти пять минут! Он лихорадочно крутанул руль. Дорога здесь была травянистой и узкой, ветки били по стеклам. Неужели не успеет? Он посмотрел па часы, и голову облило холодом. Ведь еще от Рыскул сколько, еще догонять пешком.

Внезапно лес распался, глянуло впереди звонкое звездное небо. За гущей ивняка проблескивала вода. Он выскочил из машины и побежал через луг, за которым в свете тощей пластинки месяца мутно серел скальный выход.

В руке у него была монтировка — возил не в качестве инструмента, а при случае отбиваться от расплодившихся в окрестностях разного рода штукарей. Чем оца ему поможет, не помешает ли скорее, он не думал. Если тот желоб, в котором он сейчас очутился, необходимо пройти, то он должен быть готов на все. Пригодится и этот кусок железа. Жизнь — война на уничтожение, разве не так? Возможно, это и было не так — два дня назад.

Где-то здесь должен быть мостик через ручей. Он свернул к зарослям ивняка, пробежал, хлопая по залитой водой прибрежной траве, небольшое понижение, вылетел на холм, скатился с него и увидел на противоположном берегу разорванную трещинами плаху известняка и скалу над ней. Было ясно, что место тут глубокое, как всегда под скальным берегом. Он, грохоча галечником, кинулся вверх по ручью в поисках переката. Упавший остов сухостойной березы с обломками сучьев, скелет разодранного полусгнившего вентеря, песчаная ладошка уютного пологого мыса, растрепанные мочалки прибрежных кочек. Снова металлический скрежет галечника, и за накренившейся сосной открылась змеистая быстрина. Он перешел через нее — почти по колено в воде — и оказался с другой стороны известнякового выступа.

Катастрофически темнело, тропы отсюда было не различить. Он побежал лесом вверх, ломясь меж рябин, меж березового и соснового подроста. Внезапный камень, проросший среди мха и листвы, неглубокий плоский ров, густо шуршащий под ногами черничником, отчаянная крутизна — и справа тесноту и темноту леса прорезала малахитово-звездная просека. Вдали на дне ее Игорь увидел угрюмый кривой столб и силуэты возле него.

Здесь на возвышении было еще достаточно светло, заря, стоящая за горой, хотя слабо, но доставала до ущелья просеки. Он опять нырнул в лес, держа в виду тропу. Десять минут спустя стали различимы голоса и колебания красновато-желтого света меж ветвей. Он, сжимая потеплевшую под рукой монтировку, пробрался ближе. Да, она была права — господи, какой смысл ей врать, — здесь собрались уж явно не на пикник.

Его опять обнесло холодом, страх и ненависть на мгновение парализовали тело. Что он тут может сделать? Откуда взялись в городе эти псы? Да не все ли равно, возникли они из всеобщего распада и сумятицы пли еще отчего… Они есть, и вся его, Игоря, жизнь может переломиться, рухнуть вот сейчас, здесь.

Он сдвинулся в сторону, вглядываясь. Длиннополые куртки, клобуки, глухие балахоны и, кажется, ни одного лица. Постой, да вот он!.. Сердце у Игоря вздрогнуло, ударило под плечо болью и побежало, грохоча. Человек сидел в стороне, видимо, на пеньке, Дима лежал у него на коленях и, должно быть, спал. Лица было не разобрать, в полутьме различался только нос да плоские лиловые щеки. Но Игорь мог бы кому угодно сказать, что этого человека он раньше не видел — он бы запомнил этот эллипс спины и валуны плеч.

Почему именно его сын, почему? «Да жив ли он?!» — вдруг прокололо.

Отводя ветки, придерживая их, он прокрался вдоль опушки за спину этого, с Димой.

На поляне, на возвышении, было сложено нечто вроде каменного помоста. Посреди него, в углублении, лежал хворост. Так вот, значит, как это выглядит… Он не мог отвести взгляда.

Пламя воткнутых по периметру факелов превратило пространство поляны в огромную мрачную пещеру. Люди внутри нее расположились по кругу, вдоль факелов. Мужик с лоснящимися красными щеками что-то шептал соседке, и глаза его посверкивали. Соседка, огромная молодая баба с распущенными желтыми волосами и подведенными черными губами, подняв голову и глядя куда-то вверх, страшновато улыбалась на его слова. Мелкий, как бы сплюснутый с боков мужичонка крутился в толпе, точно грешник, не находящий себе места. Остальные же стояли недвижно, завороженно, будто и впрямь ожидая каких-то чудес.

Внезапно возле жертвенника появился огромного роста наглухо застегнутый человек в островерхом клобуке. Рядом с ним встал другой, махая кадилом. Повалил сиреневый дым, запахло серой. Тот, что с кадилом, трижды обошел вокруг жертвенника, и после каждого круга клобук вскидывал вверх огромные кривые руки.

— Шатан, кра шадай! — заревело с полдюжины голосов.

Тотчас прокатился гул, как удар молота по огромному пустому железному баку. За жертвенником, там, где должны быгь деревья, на высоте метров десяти возникла белая фигура. Все ошеломленно прянули назад. Все смолкло, только факелы шипели, то ярко вспыхивая, то пригасая.

— Братья! — Фигура в белом сделала шаг вперед, как бы зависая в воздухе, и тишина вокруг точно еще более сгустилась. — Во времена, когда люди стали похожи на овец, погоняемых кнутом страха, голода и неуверенности, когда опять поднимает голову лицемерие, именуемое богом, восславим Сатану! — говоривший поднял руки, смыкая ладони над головой.

На поляне нестройно, но страстно повторили его жест — сонмище взметнувшихся над головами холмиков.

— Слушайте! — голос кликушески взмыл. — Я даю вам веру, я даю вам знамя Сатаны. Сатана! Сатана! Сатана стоит за моей спиной! Человек с рождения расположен к тому, что называют злом. Это его радостная участь. Это знает младенец, кусающий грудь своей матери. Это знает воин, когда в самозабвении крушит своих врагов. Это знает старец, вспоминающий свою жизнь, полную лжи, крови и предательств. Вернемся же к ценностям самой природы! Человек есть зверь, развращенный тем, кого именуют богом. Человек рожден для того, что называют грехом, то есть для наслаждений. Сатана возвращает человеку его достоинство!

— Шатан, кра шадай! — опять закричал кто-то.

Фигура в белом словно еще выше приподнялась на свой невидимой площадке.

— Братья! Сатана дает нам цель и дает закон! Пресытимся во имя Сатаны. Прочь иллюзии и вялость. Сила рук и тела — есть сила духа. За нами пойдут тысячи и миллионы. Покончим с разбродом и шатаниями, возвратим в город подлинную жизнь. Вспомните, что делают с людьми политики. Может быть, человек, не имеющий возможности купить кусок мяса, живет в обещанном раю? — Широкие белые рукава взлетели, и голос загремел: — Сила и несгибаемость на знамени Сатаны. Восславим Сатану! Восславим! Сатана хочет крови. Восславим Сатану!

На поляне вдруг начали раскачиваться нестройно и тяжело, как мокрый лес, задеваемый случайными хвостами ветра. У многих закрылись глаза и головы мотались, будто на резине.

Игорь почувствовал, что грудь ему точно бы сдавливает мохнатая лапа, чадный дым факела превращается в густой белесый туман. Он шагнул вперед, уперся в ствол дерева и тут заметил, что похититель и предполагаемый его союзник с малышом на руках стоит о краю поляны, хмуро глядя в сторону того, в белом. Клобук и его спутник с кадилом опять двинулись вокруг, жертвенника.

— Сатане долгие лета! — прогудел клобук, поднимая и разводя руки, и повернулся спиной к толпе, — Землю, воду, кремень… — шероховатым голосом вдруг начал бормотать он.

Толпа затихла, точно околдованная угрюмыми звуками дикарских слов. Искры от разгоревшихся вовсю факелов рвались в темноту. Тяжелый бок жертвенника зловеще багровел, отражая мотающееся вправо и влево пламя.

— Восславим Сатану! Восславим! — снова пронзительно и властно крикнул человек в белом. — Утолим его жажду!

Мрачное, подземное, пещерное полыхание факелов, перевитое синеватыми струями из кадила, превратило лица в багровые колеблющиеся маски. Сверкали глаза, и какой-то странный шорох бежал по толпе.

Игорь, теперь уже почти не отрываясь, глядел на атлета с Димой на руках. Она сказала: Анатолий., Да есть ли, могут ли быть у них имена?!

Как ему дать знать? И надо ли это вообще делать? Не переменила ли эта сволочь, этот Анатолий своего решения? Неужели он опоздал… Только не глупить, не глупить, выждать момент!

От страха и лихорадки у него ослабли руки. Что же предпринять, что?

Густое утробное завывание поднялось вдруг в дальнем конце поляны и пошло по толпе. Вскинулись руки, радостно ощерились рты, безумные опьянелые взгляды обратились к жертвеннику. Многие раздирали дерн и намазывали землей щеки, лоб, все непокрытые части тела. Фигура в белом исчезла, пропал куда-то и клобук.

Игорь незамеченный пробрался к кусту, перед которым стоял Анатолий со свертком. До него было вряд ли десять метров. Одетый в нечто вроде сутаны, он осторожно и как бы равнодушно наблюдал за происходящим на поляне.

— Утоли его жажду! Утоли! — закричал кто-то, срываясь на визг.

— Крови! — трескуче ахнуло по всей поляне. — Крови!

Игорь сдвинулся вправо, ища точку опоры для прыжка, и в этот момент Анатолий сделал шаг вперед. Игорь отпрянул за куст.

Отчего он не окликнул его? Та женщина не могла обмануть — какой обман, когда все, о чем она говорила — вот тут, перед ним. Отчего не окликнул? Побоялся, что услышат другие? Отчего не кинул веточкой, камешком? Отчего решил — броситься?

Но — сквозь помутнение, сквозь туман — задавая себе эти вопросы, Игорь знал ответ. Все, что пережили он и его семья за эти два дня, все, что перенес малыш… Это было выше его сил — вступать в сговор с одним из похитителей.

Он вдруг понял, что тот желоб, та колея не кончатся, не оборвутся ни со смертью сына, ни с его избавлением.

Толпа подалась вперед, сдвигаясь к центру. На лицах, обращенных к жертвеннику, одновременно и отупелых, и оживленных, появилось что-то восторженное, пополам с болью и мукой нетерпения. Пламя факелов, скачущее в зрачках, казалось неким внутренним, рвущимся наружу огнем. Игорю вдруг подумалось, что такой радости единения, такого искреннего, неподдельного празднества он никогда не видел да и не мог видеть в городе. «А ведь они счастливы, — мелькнула мысль — Не удивительно, что они здесь…»

Да, они счастливы. И будут еще счастливее, взяв жизнь его сына?

— Дьякон! — властно сказал кто-то, и все смолкли. — Пора.

Анатолий приподнял свой сверток на вытянутых руках и повернулся лицом к помосту. Подбородок его вскинулся, глаза полузакрылись. Он сделал несколько шагов вперед и вновь остановился. Толпа образовала полукруг, безмолвно шевелясь.

— Да святится наш союз! — крикнул тот же властный голос.

Анатолий, отчетливо, церемонно ступая, двинулся к жертвеннику. Внезапно в стороне, нарастая, поднялось неясное, но звонкое пение. На середину поляны вышел наглухо застегнутый человек, держа в руке пылающий факел.

Игорь кинулся вдоль опушки. Оглушительно, до самой Клиновой, хрустнула под ногой хворостинка. Он замер.

Анатолий достиг помоста, но не остановился тут, а прошел дальше, к опушке леса. Здесь за помостом на ровном чистом пятачке был расстелен большой белый холст.

Что он будет делать, зачем этот холст? Игорь был теперь уже почти рядом: пять—шесть шагов — и он может прыгнуть.

Анатолий остановился возле холста и медленно, как бы лениво оглянулся.

Вот оно что! Помост скрывает его от остальных. Что он хочет делать?

Внезапно Анатолий, нагнув свою комкастую голову, шагнул через холст. Секунду спустя его скрыл кустарник.

Ах ты, стервец! Значит, хочешь бежать, все-таки попытаться купить себе снисхождение? Остаться безнаказанным?.. Господи, да о чем он! Это спасение. Он хочет вызволить…

Игорь скользнул под черемуховый куст и, осторожно выбираясь с другой стороны через жесткий занавес его ветвей, увидел Анатолия в пяти шагах от себя. Плоская спина торчащего из земли валуна разделяла их.

— Анатолий! — шепотом сказал он.

Фигура в сутане вздрогнула, остановилась, поворачиваясь к нему.

Глаза у Анатолия были, точно осколки стекла. Игорь вдруг почувствовал в себе бешенство. Вот эта тварь-то, что ли, спаситель? Двое суток они сходят с ума. Двое суток этот подлец готовился убить их сына. Спаситель или просто трус? Может быть, благодарить его за то, что не убил, за то, что бросился искать помощи у своих жертв?

Голову затемнило жаром, пальцы сжали монтировку. Сволочи, сволочи! Он рванулся к Анатолию и, коротко взмахнув, ударил его концом монтировки в висок. Анатолий качнулся, открыл рот и, не произнеся ни звука, начал падать, заваливаясь на правый бок. Игорь вырвал из его рук сверток с сыном и бросился в кусты.

Он пробился через малинник и, до ломоты обжегши крапивой кисти рук, выбрался в чистый редкий перелесок почти без подроста. Теперь от поляны его отделяло уже метров сто. Дима возился и хныкал, суча ножками и едва не вываливаясь из рук. Игорь откинул край одеяла и пошарил в складках. Но пустышки не было. Он разворошил пеленки, и рука натолкнулась на плоскую бутылочку с резиновой соской. Игорь вложил ее в ротик сына, и тот затих. Он на мгновение прижался к прохладному лобику и закрыл одеяло, чувствуя одновременно нежность и озлобление.

Здесь в редколесье было почти светло от слабой голубизны в северной части неба. Июньские ночи — на куриный шажок. Игорь огляделся. Поляна осталась на востоке. Значит, ручей должен быть в той стороне, где березняк. Накрепко прижав к себе Диму, он бросился бежать. Вскоре трава стала гуще, почва мягче, начали попадаться кочки. Тонкие болотные березы забелели вокруг. Нога оборвалась в первую заполненную водой торфяную ямку. Он повернул вправо. Опять пошли сосны, прутья лиственного подроста, черничник. Внезапно по обе стороны от него лес распался, он увидел, что стоит на тропе. Несколько фигур чернели невдалеке от него. Тотчас одна из них вскрикнула.

Он на мгновение замер. Лес тут слабый, прозрачный, не скроешься. Да и как бежать — догонят сразу. Какого черта он сюда сунулся! Надо было грести болотом, выбрел бы.

Он снова оглянулся на бегущие к нему размытые фигуры. Голова вдруг наполнилась свежестью, страх пропал. Когда на краю — терять нечего. Он знает, что делать.

Слева метрах в тридцати тропа поворачивала, скрывалась из виду. Он кинулся туда. Но за поворотом по обе стороны тоже оказался сквозящий сосновый лес. Он, кое-как удерживая сверток с сыном, наклонился в поисках палки. Шишки, хвоя, чешуя сосновой коры… Казалось, те, в балахонах, уже дышат за спиной… Вот! Он схватил отсохший сосновый сук и, переломив его, бросился дальше.

Впереди был развесистый куст, почти перекрывающий тропу. Он оглянулся. Балахоны набегали, что-то злобно крича. Легкие раздирало. Всё, дальше нельзя… Забежав за куст, он встал. От перенапряжения грудь была точно наполнена горячим песком, и этот песок пересыпался там, царапая.

Дима крутился в руках, будто выпинывая себя из пеленок, кажется, готовый вот-вот заплакать. Игорь положил его на траву и поправил соску. Что там, в бутылочке, уж, верно, не молоко? Он выпрямился, держа в руках обломки сука.

Топот уже подлетал к кусту. Он, размахнувшись, бросил одну из палок за тропу, в темнеющие там заросли. Преследователи внезапно встали, должно быть, вслушиваясь. Он бросил вторую, метя так, чтобы она ничего не задела на своем пути. Трюк, он понимал, нелепый, несуразный. Но где выход? Его расчет был на то, что это городские псы, в лесу их может сбить с толку что угодно.

— Он свернул, — сказали за кустом.

— Подожди, — второй пробежал вперед по тропе, остановился.

Игорь замер. Только бы Дима не закричал, только бы не…

— Он там! — крикнули за кустом.

Они, ломая подрост, кинулись в ту сторону, где упали обломки сука.

Игорь подхватил сына. Сосняком нельзя — могут заметить. Он повернул назад, уходя так, чтобы куст скрывал его. Минуту спустя преследователей не стало слышно, он двинулся в глубь леса, направляясь на северо-запад, в обход той известняковой скалы.

К часу ночи, дрожащий от усталости, исцарапанный, он выбрался наконец к машине. Заря исчезла, стояла глухая ночь. Где-то в кустах шуршала птаха, а из-за горизонта, заглатывая звезды, неслись огромные рваные облака. Он положил сына на сиденье и сел за руль, не в силах поднять рук.


Игорь не стал заявлять в полицию, только сообщил, что сын нашелся и что все в порядке. Тут не был страх наказания за убийство, тем более, что он знал: по недавно принятым законам этот случай можно легко классифицировать как необходимую оборону. Он просто хотел забыть, навсегда разделаться с этим отрезком своей жизни.

Но забыть не удавалось. Он ходил с сыном на прогулку, наведывался в фирму узнать, как дела, хлопотал о новой страховке под повышенный взнос дома бабки Анны, однако в памяти, точно ерш, торчало все то же. То вспоминался ему момент, когда они обнаружили, что Дима украден, то выплывало лицо сбитого им на землю старика на Волчьем ручье, то поляна за Рыскулами. Иногда ему казалось, что он даже физически уже не ют, прежний, что он превратился в некоего небезопасного мутанта и лишь по недосмотру окружающих еще не разоблачен.

Через два дня, возвращаясь из страхового агентства, он увидел из окна троллейбуса бредущую по тротуару сообщницу Анатолия — он так и не узнал, как ее зовут. Она шла, как ходят одинокие, потерявшие надежду женщины — с видом одновременно и покорным, и непреклонным. Смутные комкастые мысли прокатились в нем, но он не захотел додумать их до конца.

Под вечер он обнаружил, что она ходит возле их дома. Он стал следить за ней. Женщина больше часу провела на скамейке в ближнем сквере, потом торчала около универмага, возле троллейбусной остановки. Наконец он понял, что она прослеживает, когда и куда они выходят с Димой.

Было ясно: эти псы возобновили охоту за их малышом.

На другой день он отправился в оружейный магазин — купить или выменять пистолет.

Город жил уже ставшей привычной жизнью. Волновалась, кричала и взмахивала руками полуквартальная очередь за мороженым, женщина в шерстяной кофте, отделившись от ее устья, тащила набитый до отказа полиэтиленовый мешок, из мешка капало, чертя на асфальте извилистую точечную дорожку.

День был свежий, ясный, с севера тянуло прохладой, а солнце еще не успело разгореться во всю силу. Троллейбусы стояли — должно быть, опять сняли напряжение, — пришлось идти пешком. Приближаясь к перекрестку за универмагом, Игорь услышал резкий бой барабанов и ускорил шаг.

Проспект, куда он вышел, был странно пуст для этого часа. Справа, заполнив всю мостовую, надвигалась колонна одетых в черные сутаны людей. Барабанщики, отточенно взмахивая палочками, шли в первом ряду, а впереди барабанщиков пять белых лошадей везли катафалк, на котором стоял обитый черным бархатом гроб. Игорь прижался к стене. У него не было сил всмотреться в покойника, он уже понял: хоронят убитого им человека.

В первый момент это показалось чудовищно нелепым. Отступнику — такие похороны? Но тут же оп возразил себе: героев-мучеников сотворяют еще и не из таких. Главное — им нужны эти похороны, эта демонстрация своей силы, — а остальное не имеет значения.

Десятка два сутан, отделившись от колонны, встали вдоль перекрестка, отсекая проспект от перпендикулярной улицы. Среди машин, тотчас скопившихся за их спинами, Игорь заметил и полицейскую «Волгу», покорно ткнувшуюся у тротуара.

Толпы горожан следили за процессией, не произнося ни звука. Грозящий ритмичный шорох ног, пронзительный треск барабанов. Мелькнуло мрачное, грубо вылепленное лицо «клобука», позади еще одно — того, что был с кадилом. Внезапно в пространство улицы впился кристальный поднебесный звук трубы. Игорь, чувствуя, как слабеет тело, оперся о стену.

Труба, наступая, усиливаясь, вела «Болеро» Равеля.

— Они идут! — восторженно-испуганно сказал кто-то рядом, и Игорь не посмел оглянуться.

С балкона над его головой бросили цветы, они упали в середину колонны, по плечам и рукавам скользнули под ноги.

Грозное шевеление казалось бесконечным — из соседнего переулка выплывала и выплывала черная река. Это было как тектонический разрыв, как медлительный протяжный сдвиг одной горной массы внутри другой. Покачивались и плескали широкие полы, неясно катилось по плечам солнце, с тяжким шумом дышала под ногами мостовая. Барабанный бой стал тише, труба же все нарастала, заполняя улицу, город, пространство небосвода.

Да, они идут. Игорь жалко улыбнулся, сжимая в кармане коробочку с золотым перстнем, приготовленным в обмен на пистолет.



ФАНТАСТИКА


Олег Объедков
ОТРИЦАНИЕ ОТРИЦАНИЯ

Повесть

…Они не появляются ни на телеэкранах, ни на газетных фото. На многолюдных празднествах и ритуальных церемониях, где не появиться нельзя, фотографы, снимая их, ведут себя суперскромно, допускают многочисленные передержки, а операторы ТВ своими «пушками» стараются почаще давать общий вид зала, а в «крупный план» ловить только лидера. Их лучшая трибуна — печать. Вот здесь они показывают себя во всем блеске, не найти им соперников по слогу, по умению вязать паутину слов.

Анвар Ларист, впрочем, никаких сомнений и не испытывал. Они являлись для него соратниками, даже друзьями. И если в пылу спора он называл их коллегами и злился на что-то, то уже через несколько минут остывал, и вновь в ходу у него были имена или прозвища, данные им однажды в глухих закоулках столичных трущоб и освященные автоматными очередями.

А по мне, их всегда надо было держать на прицеле…

Они не появляются на телеэкранах крупным планом, фотографы при них ведут себя скромно, и телеоператоры слишком быстро ведут панораму, смазывая лица. Но мне хватает мгновений — оплошностей журналистов, и я узнаю их: вон Народный Кибернетик Сокура — кто он сейчас? — наверное, министр информационно-вычислительной техники. Вон Народный Советник Ихона — пожалуй, нынешний глава церкви… Впрочем, я запутался. Это было при Его Величестве Лакусте Первом, сразу после Президента Лариста. А что сейчас, после Лакусты?.. Снова республика? Или доминион церкви?

Хотя неважно, конечно.

Главное, кто-то уходит, а кто-то остается…


Лариста хранил сам Бог.

Много ли надо для легковушки, пусть и двухсотсильной, чтобы отправить ее в металлолом вместе с пряжками, пуговицами и прочими несгораемыми вещами, что останутся от пассажиров? Триста граммов «пластилина» да женские часики «Искра» с детонатором. Рвануло так, что свечой вспыхнули и два грузовика с охраной, чересчур близко прижавшиеся к авто Президента.

Сам Ларист, слава Богу, в это время говорил с крестьянами, собиравшими виноград метрах в ста от дороги. Охранники, сбив с себя пламя, тут же кинулись к нему и заняли круговую оборону. Офицер, командир взвода, умолял Лариста залечь и подавал мне знаки отчаяния.

Но Ларист, опытный вояка, сразу понял, что грохнул «пластилин», а не снаряд от базуки: бронированный «Мерседес» лишь распахнул свои внутренности, но с места не сдвинулся. Баллоны о газом разбросало по окружности, а не в одну сторону. То же самое и с креслами. Достаточно для приметливого глаза.

Крестьяне, и до того молчаливые, после фейерверка совсем приуныли. Ни слова от них Ларист не дождался. Но это, конечно, не от того, что взвод охранников вмиг, превратил их делянку в укрепленный редут, — что им до поля, если оно сельхозкоммуны. Просто им нечего было сказать своему президенту, тот вел страну к Перегруппировке на всех парах.

Возникшую неловкость решил разрядить Ихона. Он быстро расшифровал молчание этих двух крестьян.

— Жаловаться, в общем-то, не на что, — сказал он им. — Верно? А те трудности, что стоят на пути к прогрессу, они всегда ложатся на плечи и правительства, и народа. Так?

Крестьяне, худой высокий мужчина и парень помоложе с большими натруженными ладонями, молчали, не поднимая глаз.

— И мы их преодолеем, — быстро продолжил Народный Советник, — как говорится, не мытьем, так катаньем. Наше дело победит! Я правильно говорю, друзья? Или… Вы же не враги нам?

Один из крестьян, тот, что постарше, вроде бы хотел кивнуть, но тут рванули газовые баллоны на дороге, и они снова превратились в статуи.

Действительно, попробуй разговорись тут, в такой обстановке.

— Ну хорошо, я позабочусь, чтобы вашей сельхозкоммуне досталось побольше талонов на мотоблоки. Авентуза, запиши, напомнишь, — обратился Ларист ко мне.

И пошел своей знаменитой походкой, напоминающей парадный шаг курсанта во время присяги, к уцелевшему пикапу с радиостанцией на борту. Надо было возвращаться домой, в столицу.

Надо было возвращаться, вот уже и Ихона чуть ли не бежал, стараясь не отстать от президента Смрадный чад застилал глаза — покрышки горели удивительно дружно, и я поторопил испуганных людей:

— Ну-ка, землеробы, ваши координаты… Чего язык проглотили? Номер артели? Как она у вас там? «Прогресс и счастье»? «Народ и свобода»?

Крестьянин, тот, что постарше, ткнул меня в грудь здоровенной кистью, а затем стал трясти руками, выделывая такие кренделя пальцами, что будь это речь, а у меня вместо глаз уши, я бы закрыл их — такой бы поднялся шум.

— Вы что, немые совсем?

Тут в «разговор» ворвался тот, что помоложе, он не менее ловко шевелил перед моим лицом пальцами, двигая мышцами лица, шеи и чуть ли не танцевал на месте, пытаясь что-то сообщить мне, причем, кажется, далеко не адрес коммуны…

Их глаза, выразительные до умопомрачения, долго еще маячили передо мной и исчезли, лишь когда мы пересели из тесного пикапа в вертолет. Его прислало аэродромное начальство, услышав взрывы на автотрассе — посмотреть, что там случилось. Седой полковник авиации, казалось, был раздосадован тем, что президента не разорвало в клочья, — так он был уныл при встрече. Но Ларисту было не до настроений летчика, и, быстренько погрузившись в вертолет, мы взяли курс на юго-запад.

Только вертолет набрал высоту, а я более или менее привык к шлемофону, сдавившему мне голову, как в наушниках послышался голос Советника Ихоны:

— Взгляните-ка вниз, президент… Пейзаж довольно любопытный…

Президент посмотрел, и я тоже. В провале открытого люка, между стоек пулеметной турели, пожалуй, в километре простиралась земля, а на ней отчетливо выделялись огромные слова:

ПРЕЗИДЕНТ ЛАРИСТ — НАРОДНЫЙ ИЗБРАННИК

Сколько я ни протирал глаза, понять, что за материал был тут использован, не мог. Камень? Известка? Мраморная крошка?

— Не перестарался ли наш Кузен? — усмехнулся Ларист. — Кого он агитирует? Снизу не прочтешь, только сверху. Но пассажирских линий у нас нет, народ не летает…

— Для армии! — раздался в наушниках голос Ихоны. — Чтобы не забывали…

— Так она у нас разделена по народным отраслям, разве не так? — удивился Ларист.

— Все так, — был ответ, — но ВВС-то в одних руках…

«Наглядная агитация» для военлетов уходила постепенно под брюхо машины. Президент сидел, нахмурясь, и провожал ее глазами.

Что касалось всей этой кухни, то, по мне, он мог не беспокоиться. Кузен, а официально Народный Агитатор Семашко, не сидел без дела и, как говорили в президентских кругах, изукрасил страну в красно-желтый цвет — цвет трассирующих пуль и боевого пути Когорты. А что? Пусть все знают, каково было нам тогда, два-три года назад, когда заваривалась эта каша. Ларист собрал нас поодиночке — кого в лесу под пнем, кого па чердаке у тещи, — объединил под знаменем свободы и повел на штурм диктатуры Аргамеддона. Всем был ненавистен этот режим, и мало-помалу дело двигалось. Тринадцать месяцев назад с этим выродком было покончено, а сам он застрелен собственной солдатней. К власти пришла Когорта и сразу же объявила всенародные выборы. Свободе настолько все радовались, что уже через три дня президентом стал Ларист. Как национальный герой. Единодушно…

«Тилим-тим-тим-ти-м! — тихо послышались позывные государственного радио. — Слушайте последние известия!»

Ларист дал знак летчикам сделать погромче.

«Внимание! По сообщениям наших корреспондентов, только что произошло очередное покушение на жизнь президента Анвара Лариста. В броневой автомобиль народного избранника была подложена пластиковая бомба. По счастливой случайности Анвар Ларист не пострадал. Взрывом разметало броневик, сожжено два военно-транспортных автомобиля, ранено три охранника. Офицер безопасности Авентуза, комментируя событие, сказал, что здесь видна рука врагов Перегруппировки. Но как бы там ни было, добавил личный телохранитель президента, никто не в силах остановить прогресс в стране, Через минуту слушайте отчет наше; 6 корреспондента о выступлении президента в Ларистограде…»

Зазвучала бравурная музыка — гимн Когорты, написанный композитором Тлинтом. Мало кто знал, что под этим именем скрывалась электронно-вычислительная машина из ведомства Сокуры. Она часто выдавала то новые плясовые, то лирику, то патетику.

Я уже привык, что по радио часто цитируют мои заявления, которых я не делал хотя бы потому, что ни разу не видел, как выглядит радиорепортер. Обычно все материалы им давали в отделе Информации, там знали всё, в том числе и то, чего не было. Вот, скажем, сейчас в эфир пойдет отчет о речи президента, которую он и не мог сказать вчера, потому что весь день и полночи провел у Джины. Но президент спокойно воспринимает это, что же тогда мне волноваться?

«Ларист взбежал на трибуну легко и, как всегда, с улыбкой, — послышался в эфире бойкий голос журналиста. — Он показался мне сначала утомленным, но стоило ему заговорить, как видимость эта исчезла… С каждым его словом, с каждой фразой туман, окутывающий будущее страны, рассеивался все больше и больше…»

Я посмотрел на Лариста, он слушал с интересом, как всегда. Это ему нравилось. В своих выступлениях он обычно держался какой-то одной темы — конкретной и практической. И тут он чувствовал себя, как рыба в воде. Но стоило ему отплыть к обобщениям — он сразу же начинал тонуть и, как утопающий за соломинку, хватался за фразы из передовых статей газеты «Наше государство»… Тут же, в репортаже журналиста, перед всеми возникал образ мудрого лидера, съевшего в государственных делах не один пуд соли.

«…Президент говорил умно, толково: „Мы должны придерживаться принципа постепенности, — подчеркивал он, — иначе трудно предугадать, что Произойдет со страной, если мы вдруг сразу раскроем ворота городов, отменим карточную систему, снова введем денежные отношения. Хаос, беспорядок, нищета воцарятся в нашем многострадальном отечестве…“»

«…задуматься над тем, что делать с нашей профессиональной армией. Сегодня она представляет собой отдельную силу. Не считаться с ней нельзя. Пока у нее есть работа. В составе народных министерств наши воины отлично выполняют свой долг на границах промышленных городов, пресекая попытки незаконного перемещения по стране. Но в будущем армия неминуемо отомрет, как явное зло…»

«…по данным Народного Министра Статистики, экономика страны накануне выхода из коллапса, закрепленного талонными отношениями. Наш средний талон за последние месяцы по своему содержанию поднялся с девятого на седьмое место среди стран с талонной системой…»

«…отношения Народной Диктатуры к бандформированиям некоего Лакусты, которые продолжают терроризировать сельское население на окраинах столицы. Конечно же, мятежники не имеют опоры в народе, и дни их сочтены…»

«…да здравствуют прогресс и свобода! Да здравствуют Перегруппировка и Сосредоточение!»

Вертолет давно уже стоял на площадке, но Ларист и Ихона дослушали отчет журналиста до конца. На лице президента разливалось нечто похожее на удовлетворение. Складки лица разгладились, он будто сбросил с себя несколько мучавших его лет.

— Как это хорошо! — сказал советник Ихона. — «Правит не Президент, не Кабинет Министров. Правит сам Народ…» Вы не находите?

— Неплохо. И это действительно так: народ правит через нас…

— Разумеется. Но ведь это надо было сформулировать…

Тут подогнали машину, в которой нам предстояло пересечь столицу до Дома Правительства, я стал ее проверять — нет ли каких сюрпризов? — и дальнейшего не услышал. Но когда Ихона и Ларист забирались в салон, они продолжали беседовать, и вот тут я впервые услышал про эту штучку — «Полимодель». Сначала разговор зашел об утреннем покушении.

— Смерти я не страшусь, за три года Когорты всякого повидал и сам через нее прошел, — говорил Ларист. — Но вот что никак не пойму. Сейчас же время совсем не то, что раньше. Правительство народное, а в нас стреляют, пытаются отравить, подложить взрывчатку. Ну точно так же, как это делали мы, борясь с диктатурой Аргамеддона…

— Пустяки, это недобитые аргамеддонцы и запуганным ими крестьяне, — отвечал Ихона. — Рвутся вернуть власть…

— Мне видится в этом какая-то машинальность, привычка… Год назад били Аргамеддона, сегодня другого…

— Тогда правили генералы и полковники…

— Так и я не рядовой.

— А сейчас — народ, — твердо сказал Ихона. — А народ не победишь, сил не хватит…

Президент замолчал, задумался. Вот тут и сказал Ихона свое слово:

— Слышали новость?

Ларист обернулся к нему — мы с Ихоной сидели сзади.

— Сокур выследил своего давнего недруга, тоже кибернетика. Слух такой, что этот недруг собрал машину не машину, но, в общем, некое устройство… Он его назвал «Полимодель».

— А! — сказал президент. — Что-то такое слышал, но так и не понял, о чем идет речь.

— Эта машина якобы дает предсказания. И очень точные.

— Политические? — спросил Ларист. Он улыбался.

— Нет, о дне смерти человека…

— А! — президент сразу же отвернулся, как будто его это совсем не интересовало, уставился в окно, за которым уже начиналась деловая часть города — мы приближались к центру. — Мистика… Кто же об этом может знать?

— Машина есть машина, — задумчиво сказал советник.

Ларист смотрел на улицы города, где все чаше и чаще стали появляться бронетранспортеры, военные джипы и шлагбаумы, перегораживающие проезжую часть. Но впереди нас два мотоциклиста из президентского эскорта живо объяснялись с патрулями и освобождали дорогу.

Ларист смотрел на все это рассеянно, но вот взгляд его зацепился за что-то. Я проследил, куда он смотрит, и увидел очередной шедевр Кузена — большой транспарант из красно-желтой материи, косо висевший на фасаде здания.

ДОЛОЙ СТАРЫЕ СТЕРЕОТИПЫ!

Чья-то злая рука крупно дописала снизу углем:

Да здравствуют новые!

Президент отвел взгляд, стал смотреть прямо на дорогу, но я снова и снова замечал на многочисленных лозунгах, тянущихся вдоль центральной улицы, следы этого шутника.

ПЕРЕГРУППИРОВКА! ШАГАЙ ВПЕРЕД!

Шутник приписал: «И мимо нас!», разделавшись и с этим призывом…

— А что означает название «Полимодель»? — неожиданно спросил Ларист.

— Ну, я могу только догадываться, — протянул советник. — Машина создает модели предполагаемой смерти… Может быть, поэтому?

— Мистика, — опять сказал президент и повернулся ко мне: — Что у нас сегодня вечером, Авентуза?

Я достал записную книжку, посмотрел. На вечер сегодняшнего дня стояло — «инопланетянин»…


Президент любил забавы. Каждую субботу вечером о его апартаментах устраивалось что-то необычное. Или бал-маскарад в узком кругу (не более десяти человек, без жен). Или просмотр зарубежной комедии. Или просто встреча с каким-нибудь веселым человеком-фокусником, йогом или шулером.

В эту субботу Народный Министр Культуры и Военно-Прикладного Спорта прислал в Дом Правительства пришельца с далеких звезд. Это был весьма дряхлый старичок в пурпурной хламиде, которую ему нашли в затхлых складах Министерства. Когда я обыскивал старичка, он странно дергался, как будто его били.

Вместе с Ларистом в беседе участвовал Народный Министр Общественности Пятницкий. Они усадили человека в хламиде в кресло, подкатили поближе столик со спиртным.

— Так вы говорите, откуда-то прибыли к нам? — начал разговор Пятницкий, улыбаясь в усы. Накануне этой встречи он при мне звонил в Министерство культуры и прикладного спорта, чтобы справиться, не сумасшедший ли будет гость, не буйный ли? Там ответили, что не сумасшедший и не буйный, а так — слегка помешанный. Поэтому Пятницкий заранее расположил себя к веселому времяпрепровождению.

Гость кротко кивнул и потянулся к снеди, расставленной на столике.

— Ешьте, не стесняйтесь, — подбодрил его Ларист и тоже отломил кусок горячей, только что со сковороды форели.

— И откуда же? — не терпелось посмеяться Пятницкому.

— Из казематов, — ответил старичок, старательно обсасывая плавник рыбы.

— Нет, это понятно, а в нашу страну как попали? Откуда? — не унимался министр.

— Как попадают люди? Рождаются здесь, — наставительно ответил старичок. — Вот вы как попали?

Президент засмеялся, а Пятницкий обиделся: он эмигрировал сюда лет двадцать назад.

— Нам сказали, что вы прибыли на Землю с другой звезды, — глухо сказал он. — Что же это: нас ввели в заблуждение?

Старичок аккуратно вытер руки о салфетку, откинулся в кресле. Глаза его удовлетворенно заблестели; видимо, он успел-таки плеснуть себе из многочисленных бутылок, стоящих на нижней полке столика.

— Вам сказали, что я с другой звезды, а мне — что буду разговаривать с президентом. Что такое? Обман со всех сторон…

— Это действительно президент, — внушительно сказал Народный Министр. — Президент страны Анвар Ларист. А я — простой министр, один из сотен. А вон, видишь, в углу сидит? Это офицер безопасности при президенте — капитан Авентуза.

— Телохранитель, значит? — поднял брови захмелевший старичок.

— Телохранитель, да, — сказал Пятницкий. — А теперь представьтесь вы… Как вас звать-величать?

— Сейчас не знаю, — ответил старичок, — а раньше все время меня звали Стамой… Раньше, это когда до казематов…

— Нет, — начал закипать министр. — Ты давай про звезды и прочее, что ты другим говорил…

— В казематах лучше всего говорить про звезды, — сказал хитрый Стама. — А тут, как я понимаю, Дом Правительства?

Ларист кивнул, ухмыляясь.

— Ларист, значит… — уточнил старичок. — уж не тот ли Ларист, чьими бандформированиями пугают людей газеты?

— Отстал ты, старик, — раздраженно ответил Пятницкий. — Теперь Ларист — президент. Это при диктатуре Аргамеддона его называли мятежником и… Бог знает еще кем. А сейчас власть народа, свобода…

— Свобода? А почему я два года маюсь в казематах? — спросил Стама.

Пятницкий встал и заходил по комнате.

— Послушай, старик. Ты зачем здесь? Чтобы рассказать людям о звездах, о жизни на них. Ты это можешь сделать или нет?

— Почему бы не рассказать? Могу, конечно…

Старик плеснул себе еще в стакан, выпил. Глаза его хитро блестели.

— На звездах — тоже жизнь, — начал он. — Но там все другое, совсем не так, как здесь…

— Вот-вот, — подбодрил его министр.

— Там нет власти народа, нет свободы, но нет и казематов, и домов правительства… — продолжил старик.

— Ну, это ты, старик, перебираешь, — возразил Пятницкий. — Если нет казематов, то должна быть свобода. А если нет свободы, то должны быть казематы или что-нибудь подобное.

— Когда человек не знает, что несвободен, он считает, что живет свободно. А там вся звезда — каземат для всех. Поэтому люди живут свободно — без министров и президентов, ведь те в казематы не ходят…

Ларист задумчиво молчал.

— Это де-ма-го-ги-я, — по слогам сказал Пятниц-кип. — Ты, старик, правильно сидишь в каземате. Ты противник диктатуры Народа…

— Я противник любой диктатуры, — сказал Стама, — а диктатуры Народа — особенно, потому что есть большой-большой обман народа…

Старик — «инопланетянин» еще бы продолжал болтать, но Пятницкий вызвал охрану, и того вывели.

— Как это получилось, что он сидит и при диктатуре, и при народной власти? — поинтересовался Ларист. — Узнайте, Пятницкий… Может быть, освободить его — пусть работает…

Вечер не получился, и в этот день президент уснул рано.


«Тилим-тим-тим-ти-им! Последние новости. Час назад неизвестный в форме личной охраны президента Лариста неожиданно открыл огонь из автомата по окнам Дома Правительства. Террорист выпустил пятьдесят четыре пули и был убит на месте охраной. Как сообщил Народный Советник Иотэ Ихона, президент Анвар Ларист не пострадал. Ранен его личный телохранитель капитан Суй Авентуза…»

Ничего себе, ранен! Порезал щеку оконными осколками — вот и вся рана. И не террорист это был, а какой-то самоубийца. Встал на виду у всех, прицелился и спокойно выпустил весь магазин. Был бы еще в запасе, и его бы выпустил, пока остальные глаза протирали.

Ларист в эти секунды занимался обычным делом — колдовал над проектом реформ. Нас спасла толстенная штукатурка на стенах, пули впивались в нее, откалывая огромные куски, но рикошет был почти нулевым. Единственно, мы сильно запылились, да мне щеку поцарапало.

Сразу же после этого во дворе послышались крики, новые выстрелы, и наступила развязка. Когда я выглянул в окно, па асфальте лежал труп, и к нему сбегались люди. К нам же заглянул Ихона.

— Все целы? — спросил он. — Слава тебе, Господи…

Гулкое эхо бассейна, куда мы отправились после этой пылевой бури, разносило наши голоса.

— Эти покушения… — сказал президент, разоблачаясь. — Они здорово отвлекают от дела…

Я расставил с полдюжины охранников вдоль стен, проверил запоры на двери, и только тогда нашел время отозваться на слова Лариста. Он уже плескался в прохладной воде, окончательно приходя в себя.

— Если бы я задумал отвлекать тебя от дела, — ответил я, — я бы действовал точно так же…

— Ты так считаешь? — удивился Ларист, демонстрируя мощный брасс. Тело его просвечивало в прозрачной воде. На загорелой спине отчетливо проступили два длинных светлых рубца: два года назад некто действовал куда эффективней.

Я с уступа прыгнул в глубину, вынырнул и держался вблизи него. Конечно, это непорядок — нежиться в бассейне вместе с президентом, но что поделаешь, если это мой долг.

— Суди сам, Лихой, — разговор был настолько серьезен, что я назвал его подпольным прозвищем. — За последние полгода таких попыток было полсотни, не меньше…

— Шестьдесят семь, — спокойно уточнил он, давая понять мне, что ведет свою статистику. Не так-то он был хладнокровен, этот Лихой.

— Когда мы гуляли по тоннелям, обвешанные оружием и взрывчаткой, их было поменьше… — заметил я, кружа возле него.

— Всего три раза, — подтвердил Ларист.

— И после каждого из них ты отдыхал месяц—два. А мы добывали для тебя медикаменты…

Президент рассмеялся и нырнул, удирая от моих слов. Но когда сто голова снова показалась над водой, я добавил:

— И каждый раз ты был на волосок от смерти…

Тут он сделался серьезным, даже чуть-чуть рассердился.

— Что ты хочешь сказать? По твоему тону судить, здесь нужно не доверять Ихоне, Сокуре, тебе, кстати, тоже… Всем соратникам сказать: довольно, идите на все четыре стороны… Так, что ли? Занимайся своим делом, Авентуза…

— А это и есть мое дело, Лихой, — сказал я ему твердо. — Я тенью за тобой хожу, все время рядом, даже когда ты у Джины время проводишь… Если тебе жить надоело, так и скажи. А то ведь вместе с тобою и я взлечу на воздух, буду отравлен, получу пулю под ребра… А этого я не хочу.

— И я тоже, брат, — ответил на это Ларист. — Больно уж многое мы затеяли, чтобы умирать. Мы еще поживем с тобой, вот увидишь…

Тон его слов был умиротворяющим: дескать, не беспокойся, заткни фонтан и получше гляди по сторонам — все идет как по нотам.

Но мне было отчего беспокоиться. Уж слишком глупые совершались покушения — харакири какие-то или нарочито демонстративные. Неделю назад охранный взвод был почти полностью выведен из строя, пришлось набирать новых. У развилки ведущей из города дороги Лакуста армейский пост подменил своим. Пулеметы с двух бронетранспортеров косили наших людей, как траву, пока одну из этих «сенокосилок» не удалось взорвать, а второй бронетранспортер, видимо, истратив боекомплект, преспокойно укатил по автостраде. Ларист при первых же выстрелах выскочил из броневика и ничком упал на дорогу, а она простреливалась от и до. Пришлось упасть рядом и загородить его своим телом. Семь минут шума, огня, криков, и в итоге пятнадцать убитых, десять раненых во взводе. А возле нас хоть бы одна шальная пуля просвистела, а ведь мы были как на ладони. Ощущение такое, что Лакусте было не до главы государства, просто он что-то не поделил с нашим взводом охраны и разделался с ним.

А один раз какой-то идиот выскочил из кустов и из дамского браунинга стал лупить по бронестеклу, будто проверяя его на прочность. Три раза проверил, а четвертый раз автоматчики ему не дали. После таких вещей поневоле задумаешься. Я умолял Лариста больше не выезжать на встречи с народом, но он о таких случаях становился глухим. Единственное, что мне удалось добиться, это засекреченности того места, куда он направлялся в очередной раз. Риск нарваться на пули сразу уменьшился, ведь к такой акции обычно готовятся заранее…

В тот день была среда. В среду президент всегда планировал свои дела на субботу, и они с Ихоной корпели над бумагами. Как я догадывался, в политике очень важно было подписывать их в определенный день и час, иначе все будет без толку. Когда, наконец, этот вопрос разрешился, Ихона спросил:

— А на вечер… У вас есть что-то свое, или мне позаботиться?

Ларист пожал плечами. Речь шла о традиционной забаве, но он давно уже перестал проявлять здесь инициативу.

— Я созвонюсь с минкультом, — сказал Ихона. — Кажется, у них есть что-то новенькое… То ли канатоходец, то ли акробат…

Президент кивнул, не споря: акробат так акробат.

Я в это время сидел в кресле в своем углу у двери и листал иллюстрированные зарубежные журналы. Там шла какая-то дикая жизнь: никто ни в кого не стрелял, талонов и мятежников не было, а по улицам ходили красивые девушки, улыбаясь прохожим. Буржуазная пропаганда, черт ее подери!

— Развлечения… — вздохнул Ларист. — Тот раз прислали одного — прямо из камеры. Неужели нет интересных людей в столице? Да, кстати, тот ваш изобретатель, нашли его?

— Кого? — не понял советник.

— Предсказателя, — напомнил Ларист. — Помните, вы рассказывали? Собрал машину — «Полимодель», кажется?

— Верно, «Полимодель», — припомнил Ихона. — Предсказывает время смерти и ее обстоятельства…

— Вот, — протянул президент. — Интересно же поговорить с таким человеком. Что толкнуло его к этой идее?

Советник открыл свой блокнот, чиркнул несколько слов авторучкой, кивнул.

— Хорошо, я узнаю. Это по линии Сокуры… Кибернетика, электроника…

А я сидел словно на иголках, переваривая предыдущие слова советника. Они выскользнули как бы мельком, Ларист даже не обратил на это внимания. А там было очень и очень важное. «Предсказывает… обстоятельства». Как это? Почему это по линии кибернетики? Это как раз по моей линии — безопасности президента…

Надо бы как-нибудь при случае напомнить Ларисту про эту «Полимодель», как бы не забыть. Мистика, но все же. Если даже в ее предсказаниях один процент правды, то и тогда ей цены не было бы.

Шестьдесят семь раз пытались убить Лариста. Истинно, его хранил сам Господь. Ведь когда число таких попыток насчитывается десятками, вероятность случайной смерти неизмеримо возрастает. Президента в этом случае могли застрелить мимоходом, даже целясь в сторону. Это понятно. Там, где стреляют, смерть витает над каждым.

Сейчас нет лучшей мишени для Лакусты — отчаянного головореза, бывшего десантника, — чем Ларист. И: с судьбы во многом схожи. Оба восстали против Аргамеддона, увели в подполье своих солдат, объединив вокруг себя всех недовольных в округе. Оба искусно вели бои в городских условиях, используя любую оплошность противника. У Лариста отряд был раза в два больше, но объединяться в одну боевую единицу они на стали — по тактическим причинам. Город — не лес, (де можно спрятать дивизию. Поэтому безопаснее всего было действовать маленькими группами — они мобильнее, могли быстро появляться под носом врага и моментально исчезать в канализационных люках. Только в день решающего штурма столицы Ларист послал ему записку — помоги! Но Лакуста почему-то своих людей на штурм столицы не вывел.

Придя к власти, Ларист распорядился первым делом раскупорить всю канализационную систему столицы и начать ее ремонт. Диктатор Аргамеддон почти все входы и выходы ее залил бетоном, и работы ожидалось много. Но не прошло и месяца, как мирное время опять закончилось — Лакуста возобновил борьбу, теперь уже против бывшего единомышленника. Видно, не понравилась ему должность Народного Инспектора, которую ему предложил президент. Видно, гораздо больше по вкусу было Лакусте стрелять в правительственные войска. И опять в люки стали лить бетон вперемешку с минами, начались кровопролитные ночные бои, отчаянные покушения на президента.

Правда, некоторое время назад в ожесточенном бою при выходе из окружения отряд Лакусты был здорово потрепан. Это произошло на третий день после уничтожения охранного взвода президента, и солдаты не щадили никого. Лакуста потерял около двухсот человек, но сам, правда, сумел ускользнуть с горсткой товарищей. Можно было считать, что он теперь долго не поднимет головы, будет зализывать раны. Это мне, кстати, напомнило Июньское поражение Когорты. Тогда тоже от двухсот пятидесяти человек осталось лишь семнадцать — Ларист сумел вывести их из-под огня. Но он буквально в считанные дни пополнил свой отряд, даже превысивший прежнюю численность, и уже через месяц все его соратники была министрами. А вот пополнит ли свои ряды Лакуста?

Как сейчас помню тот день, когда Ларисту вручали высокую международную награду — Звезду Лидера. Для этой церемонии к нам приехал ее учредитель — монарх пограничной страны Его Величество Ливан Второй. Встречу соорудили помпезную, Ларист сам удивился и, помнится, недоумевал: как так — страна на грани экономической катастрофы, повсюду талоны, даже на сами талоны свой талон есть, а тут такое торжество. Столы, выставленные во дворе Дома Правительства, ломились от яств, военные музыканты, через каждые десять минут меняя друг друга, беспрерывно играли бравурные марши, понаехали со всей страны бывшие соратники по Когорте — среди них я заметил много знакомых лиц, а еще больше — незнакомых. Конечно, большинство прибывших присоединились к Когорте в самые последние дни, и всех их в лицо запомнить было невозможно. Тем более, что они затем, после назначения их Народными Руководителями, немедленно отправились на места проводить линию Когорты — вершить праведный суд, восстанавливать попранную справедливость и претворять в жизнь политику Перегруппировки и Сосредоточения. С моей точки зрения, одно было хорошо — все они прекрасно знали друг друга, следовательно, чужой сразу же был бы обнаружен.

Его Величество король Ливан Второй находился в том прекрасном возрасте, когда изрядно увлекаются международными торжествами и церемониями. Впрочем, в его стране ему ничем другим заниматься не приходилось, всем остальным ведал парламент. Единственное, что мог позволить себе во внешней политике монарх, это вручить кому-нибудь из соседей свой королевский знак — Звезду Лидера. В нашей стране он последовательно вручал ее Суту, Ремизу, Моргену, Янтрею, Аргамеддону — всем диктаторам, правившим до президентства Лариста. Теперь вот наступила его очередь.

Я знал, президент охотно отклонил бы столь одиозную награду, но Народный Советник Ихона настоял на обратном.

— Звезда Лидера — это символ международного признания, — сказал он. — Он традиционно вручается главе правительства. Если вы откажетесь, будет большой скандал, все европейские лидеры имеют эту Звезду…

Я слышал, как выругался президент и отступил перед лицом хитрой дипломатии.

Торжества шли полным ходом, звучала бравурная музыка, президент чертыхался, но терпел, монарх же наслаждался новым обществом. Видимо, там, у себя за рубежом, ему до смерти надоели одни и те же лица. Наша страна Ливану Второму казалась настолько экзотической из-за постоянных переворотов, что, нарушая этикет и отослав в сторону свиту, он настойчиво просил Лариста рассказать ему один из армейских анекдотов. Ларист отнекивался, но после очередной рюмки все-таки размяк и рассказал. Это была весьма бородатая побасенка про двух террористок и старшину, и мне казалось, что ее знает весь мир, но Ливан Второй так давился смехом и так затем удовлетворенно поблескивал глазами, что стало понятно: он приезжал к нам из-за анекдотов.

После этого разговор естественно повернул к терактам. Его Величество Ливан Второй, с удовольствием наблюдая за тем, как охрана обыскивает каждого, кто хотел бы представиться ему, заметил:

— У нас в монарха стрелять станет разве что сумасшедший. Поэтому у меня всего один телохранитель — медик по образованию. По походке, манере держаться, по дрожанию рук и блеску глаз он безошибочно определяет тех, кто не в себе… Экономия средств ошеломительная.

Вот тут-то и произошел эпизод, который меня насторожил. Подошел очередной соратник, пожелавший представиться, — это был один из народных наместников на востоке страны. Ливан Второй пожал ему руку, как делал это и другим, но вдруг сказал:

— О, да мы, кажется, знакомы… Вы подходили ко мне в прошлый мой приезд, помните? Только имя ваше было тогда другим…

Народный Наместник с востока смутился, но поспешил отречься от предыдущего знакомства, дескать, Его Величество обозналось.

— Нет, как же, как же… — оживился король. — У вас на щеке тогда был шрам, вы говорили, что обожглись о ствол то ли пулемета, то ли миномета… Держу пари, он у вас скрыт под бородой, не так ли?

— Это старая история, Ваше Величество, не будем ее ворошить…

Но монарх не унимался.

— И вашего Народного Министра Энергетики, я заметил, тоже тогда звали по-другому… Был вроде… э-э… не припомню, к сожалению. А сейчас он Ротонг.

— Но тогда, Ваше Величество, и главу государства у нас звали иначе, — пошутил Народный Наместник, Оп был совершенно спокоен.

— Да, да, верно, — улыбнулся король, — припоминаю…

Президенту быть мнительным, конечно, ни к чему, но зато для меня вот такие штучки — это первый хлеб, Любое подозрение должно быть проверено, не террорист ли это? Однако, что я мог сделать? Единственно, шепнуть при случае Ихоне. Тот меня выслушал и пообещал разобраться.

Наконец, Звезда Лидера была вручена, и полутрезвого, веселого монарха на реактивном лайнере в сопровождении двух истребителей проводили домой. На обратном пути, с аэродрома в столицу, в президентскою бронемашину напросился Сокура, Народный Министр Кибернетики.

— Ну, как дела? — спросил его Ларист, не оборачиваясь. Он сидел рядом с водителем, а мы с Сокурой расположились сзади.

— Потихоньку, — ответил Сокура. По его рассеянному взгляду, по тому, как он сосредоточенно сморкался в платок, было видно, что его заботит другое. Президент молчал, и Кибернетик, выждав момент, спросил:

— Мне сказали, вы интересовались «Полимоделыо»?

— А что это такое? — полюбопытствовал Ларист, хотя я точно знал: он понял, о чем идет речь.

— Да не стоит серьезного внимания, — тоже притворился Сокура. — Одна поделка моего знакомого. Считается, что она предсказывает смерть…

Президент кивнул головой.

— Вспомнил, мне говорили…

— Вы хотели познакомиться с ее конструктором… — напомнил министр.

— Да-да, верно… Завтра суббота.

Тут машину здорово тряхнуло — совсем ни к черту стал асфальт, мы с Сокурой подскочили, а Ларист вынужден был даже опереться о панель, как бы говоря водителю: «Эге, парень, не так резво…»

— К сожалению, президент, это не получится, — вздохнул Народный Министр.

— Отчего же? — спросил удивленно Ларист.

— Да при аресте наши немножко перестарались…? Он отстреливался и умер, не приходя в сознание…

Ларист помолчал, размышляя, затем повернул свою голову к нам и съязвил:

— Хороши у вас знакомые, Сокура, если им приходится отстреливаться…

— Это наш противник, — сухо заметил Народный Министр.

Президент снова отвернулся и некоторое время молчал.

— Какова же цена этой «Полимодели», если она не предупредила хозяина? — наконец улыбнулся он. — Чушь.

— Зря улыбаетесь, президент. То-то и оно, что она это сделала… Причем с поразительной точностью во времени и пространстве. А все остальное — я тоже удивляюсь — видимо, нужно отнести к психологии…

Мы еще некоторое время ехали молча. Президент по своему обыкновению рассматривал дорогу и длинную нескончаемую цепь бронетранспортеров, которые стояли через каждые сто метров на пути от аэродрома до столицы. Сокура просматривал какой-то журнал, а я думал о том, как бы поудобнее выпросить у него эту машинку. Знай я заранее, какое оружие выберет в поединке с Ларистом Смерть, я бы его из рук этой госпожи обязательно выбил. Но Сокура сам предложил президенту:

— Если хотите, я пришлю «Полимодель»… Скажем, завтра утром.

— Конечно! — не выдержал я.

Автомобиль уже пересек последний контрольный пост и заезжал во двор Дома Правительства. Сокура на мои слова никак не реагировал. Он ждал, что скажет президент. А тот сказал:

— Не знаю, коллега… А впрочем, пришлите. Будет время — посмотрю…


«Тилим-тии-тим-ти-им! Последние новости, закончился визит в нашу страну Его Величества короля Ливана Второго. Президенту Анвару Ларисту вручена высокая награда — Звезда Лидера. Подписан ряд межправительственных документов, расширились культурные связи между двумя странами. Теперь о внутреннем положении. В городе-коммуне Солнечном сохраняется напряженная обстановка, вызванная забастовкой металлургов. К городу подтянуты части Народной Армии, входящие в состав министерства металлургической промышленности. По некоторым сведениям, растут силы мятежников под главенством Лакусты. В ряде районов страны, а также среди солдат и офицеров воинских подразделений Народной Армии нелегально распространяются листки о наборе в бандформирования. Воинские части столицы, входящие в состав Административно-хозяйственного Управления, приведены в полную боевую готовность…»

Я выключил радио и спросил:

— Ларист, помнишь тот эпизод, когда король узнал старых знакомых в нашем аппарате? Как это тебе понравилось?

Мое «ты» не позволяло ему сказать: не твое дело, парень, гуляй себе по своей дорожке. Но именно это позволяло, увы, обернуть все в шутку.

— Теперь у него знакомых будет больше, Авентуза. — Только и всего.

— Но как тебе то, что двое наших — тот, что с востока, и Народный Энергетик, служили у Аргамеддона?

У Лариста была свободная минута: похоже, он подписал одни бумаги и ждал, пока принесут другие. Я давно заметил: после таких полуофициальных торжеств, когда на столе полно напитков, количество бумаг «на подпись» неизмеримо возрастало. Ларисту просто некогда было их читать, он подмахивал листки, только глядя, что на них уже стоит подпись Ихоны. В таких случаях мне казалось, что государством запросто можно управлять, стоя за спиной у президента.

— Как тебе это? — снова повторил я.

Ларист, прямо сидевший в кресле в ожидании бумаг, расслабился и откинулся на спинку.

— То, что ты имеешь в виду, — сказал он, — конечно же, верно. Но посмотри и на другое… Энергетика у нас единая, так? Случись что, остановятся заводы, фабрики, погаснет свет во всей стране… Да что там свет, жизнь остановится, не так ли?

Я молчал.

— Следовательно, политика политикой, а специалист Должен заниматься своим делом, Авентуза… И при диктаторе Аргамеддоне, и при диктатуре народа… Если честно, я спокойнее себя чувствую, зная, что энергетик не наломает дров на этом месте — он там был, когда я затвор не отличал от прицела, понимаешь?

— А что же он имя сменил, энергетик? — презрительно спросил я.

— И это объяснимо, если разобраться… Когда мы с тобой этот дворец штурмовали, не было у нас другой задачи, как сковырнуть диктатуру Аргамеддона и его прихвостней… Так?

— Ну, — сказал я.

— Вот тебе и ну. Мы же и специалистов считали за прихвостней, вот в чем дело… Но ведь какая бы цель нас ни вела на борьбу с Аргамеддоном, мы вовсе не желали разрушить экономику страны, создать в ней хаос… Но это осознаешь только сейчас, год спустя, Авентуза. А тогда мы же ими столичные тюрьмы наполнили бы, вспомни, такое стремление было… И они, боясь, что мы это сделаем, перед переворотом, извини, как тараканы, поперли в Когорту… Диктатор был обречен, и они это почуяли. А раз к нам пришли, то и имя сменили. Кто же бы им поверил, если бы они представились: министр при полковнике Аргамеддоне, хочу с оружием в руках доказать, что полковник глубоко не прав…

Мне оставалось только хмыкнуть.

В эту минуту из Военно-Административной Канцелярии принесли бумаги, которые он ждал, но Ларист уже разошелся в своей политграмоте и, подождав, когда офицер выйдет, продолжал с той же горячностью:

— Перед любым правительством всегда стоят две большие задачи, запомни их, Авентуза… Первая, текущая — поддерживать порядок в стране на таком уровне, чтобы сегодня не было хуже, чем вчера, а завтра — чем сегодня, понимаешь? И вторая, перспективная — чтобы сегодня было лучше, чем вчера, а завтра-лучше, чем сегодня… Первая задача — основная, базисная, без нее ничего не решишь. Но вторая по своему характеру важнее первой, понимаешь? Она же о том, что за будущее будет у народа, поэтому и важнее… Но для того, чтобы ее решить, нужно решить первую задачу. А тут нужен старый фундамент, нужны старые кадры… В конце концов мы заменим и энергетика, и… свиновода, и прочих — на лучших специалистов, но тут нужно время… Где их возьмешь, лучших-то? Их надо вырастить…

Ларист вздохнул, а я подумал: он здорово поднаторел за последнее время. Значит, наука президентства все-таки пошла ему на пользу. Ишь, как объясняет — как в военном училище: первое, второе, третье — рассчитайсь! И сразу все понятно, а следовательно, все так и нужно. Но ведь мы-то не в училище…

— Ну, а как с тем — из восточной провинции? — упрямо сказал я. — Он-то не энергетик, беды особой не будет, если его сменить.

Президент удивленно посмотрел на меня. Ему, видно, казалось, что всех бывших при Аргамеддоне следовало приставить к тому же делу, раз они его вели.

— Извини, Анвар, — пояснил я. — Но у меня тоже две задачи. Первая — текущая: сохранить тебе жизнь сегодня, а вторая — перспективная: сделать все, чтобы ты жил и завтра…

Тут президент по своему обыкновению громко расхохотался и махнул рукой: все, замяли, хватит об этом. Тем более, что по селектору сообщили: в приемной посылка от Народного Кибернетика. «Полимодель».


Поскольку это было моим делом, я и занялся посылкой. Главное было в том, чтобы она не оказалась из разряда тех посылок, что мы десятками посылали Аргамеддону по разным каналам, в том числе и по военной почте. Но, видимо, у диктатора был специалист по подобным штучкам, ни одна из них своей цели не достигла, и его ждала другая судьба. Тем более другая судьба должна быть у Лариста.

Убедившись, что президент свой кабинет покидать не собирается, а со двора на его окна никто через прицел не смотрит, я спустился на первый этаж в приемную. Дежурный лейтенант — молодой, с румянцем на щеках и с нахальным выражением глаз — показал мне записку и вручил чемодан. Размашистым почерком Со-куры на фирменном бланке Народного Министерства Кибернетики было написано: «А. Л.! Посылаю вам „Полимодель“. Работать с ней — сплошное удовольствие. Ваш Сокура».

— Открывайте! — приказал я дежурному.

Лейтенант хихикнул, посмотрел наверх, будто я делал что-то самовольное, но, поймав мой взгляд, повиновался.

В чемодане находилось неизвестное электронное устройство, сродни, как мне показалось, походной радиостанции, телевизору и пишущей машинке.

— Компьютер! — безошибочно опознал прибор лейтенант, — Вот эта хреновина с клавиатурой — вводное устройство, а экран — дисплей… На курсах проходили…

— А минирование вы на курсах проходили, лейтенант? — спросил я его. — Знаете, сколько «пластика» можно уместить под обшивкой?

— Так это же из Министерства Кибернетики! — удивился дежурный. — Принес мой знакомый, я его хорошо знаю…

Наглость в его глазах исчезла, и я смягчился, попросил показать, на какие кнопки нужно нажимать, чтобы «телевизор» — или как его там? — «дисплей» заработал. Дело в том, что двадцать лет назад, когда я учился, компьютеры были только в учебниках, и хорошо еще, что я это слово знал.

Лейтенант уверенно щелкнул тумблером, заиграл па клавиатуре, высветил что-то на экране, тут же стер и удивился отсутствию места для смены каких-то дискет — он это место назвал «памятью». Наконец он догадался:

— В нем всего одна программа, только какая?

Название «Полимодель» ни о чем ему не говорило так же, как и банальная фраза, выполненная готической вязью, под экраном: «От судьбы не уйдешь». Зато мне она говорила о многом.

Лейтенант зашлепал по клавишам, как заправская машинистка, и на экране выступили слова:

«Авентуза — козел»

Вот чему учат в наших военных училищах! Пока я выговаривал дежурному офицеру, а он стоял по стойке «смирно» и выслушивал все, что я о нем думал, надпись замигала на экране и исчезла. Зато выступили другие слова:

«ОЧЕНЬ ПРИЯТНО. МЕНЯ ЗОВУТ „ПОЛИМОДЕЛЬ“. Я ПРОГНОЗИРУЮ БУДУЩЕЕ С ТОЧНОСТЬЮ 0,999(9). ПРОШУ, ВАС НАДЕТЬ МНЕМОШЛЕМ».

Я мигом сообразил, что за обруч был пристегнут к верхней крышке внутренней стороны чемодана. От него к корпусу устройства тянулся тонкий многожильный кабель.

— Лейтенант, раз начали — продолжайте. Только представьтесь своим именем! — приказал я.

Офицер, шмыгая носом, как десятилетний мальчуган, взял из моих рук обруч-мнемошлем и, сняв фуражку, надел его на стриженую голову. Затем заиграл на клавишах:

«Прошу сменить имя. Меня зовут Ирвинг Трампа».

«ОЧЕНЬ ПРИЯТНО, Я ОЩУЩАЮ ВАС. СКАЖИТЕ ДАТУ СВОЕГО РОЖДЕНИЯ».

Офицер помедлил и набрал:

«28 октября 1985 года».

«СПАСИБО. ТЕПЕРЬ НАЗОВИТЕ СВОЮ ДОЛЖНОСТЬ».

«Заместитель командира взвода охраны Административной Дивизии Народной Армии», — написал Трампа.

«ХОРОШО, ЗНАЧИТ, ВЫ ВОЕННЫЙ. КАКИМ ВЫ, ИРВИНГ, ВИДИТЕ СВОЕ БУДУЩЕЕ?»

У лейтенанта глаза полезли на лоб, и он обратился ко мне:

— Что тут писать? Откуда я знаю?

— Пишите, что хотите! — сказал я строго.

«Вижу себя командиром взвода», — глянув на меня искоса, ввел ответ Трампа.

«КОМАНДИРОМ ВЗВОДА ВЫ БУДЕТЕ. А ТЕПЕРЬ, ВНИМАНИЕ! ПОДУМАЙТЕ И СКАЖИТЕ, КОГДА ВЫ УМРЕТЕ?»

— Она с ума сошла! — воскликнул лейтенант.

— Думайте! — с угрозой в голосе приказал я.

Лейтенант потянулся было к затылку, чтобы почесать его, но, наткнувшись на металл обруча, поправил его, подумал и написал:

«Я умру в возрасте 90 лет».

«РАНЬШЕ!» — поправила его машина.

На лице молодого лейтенанта отразились муки мышления.

«Я умру в возрасте 80 лет».

«РАНЬШЕ!» — бесстрастно возразил экран.

Лейтенант усмехнулся и, набравшись смелости, заявил;

«Я умру в возрасте 25 лет».

«НЕВЕРНО, ИРВИНГ. ПОЗЖЕ. ДУМАЙТЕ».

— «В 50 лет», — наугад ввел число офицер.

«СПАСИБО, ДОСТАТОЧНО. ПРОШУ ЗАПОМНИТЬ ПРОГНОЗ. У МЕНЯ НЕТ ПРИНТЕРА, ВЫ УМРЕТЕ В ВОЗРАСТЕ ШЕСТИДЕСЯТИ ДВУХ ЛЕТ OT ДВУСТОРОННЕЙ ПНЕВМОНИИ. КОНЕЦ».

Лейтенант снял обруч, нервно засмеялся.

— Теперь я заговорен от всех пуль и снарядов! — и воскликнул он. — Придумают же эти ученые…

Я стал сворачивать кабель и закрывать чемодан.

— А что же вы, капитан? Не хотите узнать, когда концы отдадите?

Можно было не отвечать нахальному офицеру, вчерашнему курсанту, но я ответил:

— Я знаю это, лейтенант. Я умру в один день с президентом…

Это было правдой. Я был уверен в этом и готовился к этому. Сколько раз я представлял себе, как это произойдет: как кто-то будет стрелять в президента, как я буду стрелять в этого «кого-то», как будут стрелять в меня… Кому-то рано или поздно надоест играть с президентом в прятки, и тогда начнется. Хорошо бы, конечно, узнать заранее об этом дне — тогда многое можно будет сделать. Скажем, попытаться выстрелить первым, а если это бомба, то перевернуть все вверх дном и найти ее, а если это яд, то прожить этот день на консервах… Или, по крайней мере, надеть чистое белье. Неприятно, когда ты мертв, а на тебе грязная рубашка…

Первой моей мыслью было дать машине отстояться. Если там находится «пластилин с часиками», то когда-нибудь он даст о себе знать. Но потом подумал, что Сокура, если ему это очень надо, придумал бы что-нибудь похитрее — даром он, что ли, кибернетик? Например, включение взрывного устройства при наборе на экране имени президента.

«КАК ВАС ЗОВУТ?» — спросит она.

«Анвар Ларист», — наивно ответит президент.

«ПРЕКРАСНО, — скажет машина. — ВОТ ТЕБЯ-ТО МНЕ И НАДО».

И подключит взрыватель.

Я отволок чемодан в подвал Дома Правительства, где когда-то давным-давно был зал для заседаний, а сейчас размещался стрелковый тир, который мор служить одновременно и бомбоубежищем. Надо было проверить эту версию. Тир был пустынен, и я снова распаковал «Полимодель», включил ее, но отстукивать имя президента поостерегся.

Экран отсвечивал мертвенно-зеленым цветом, а надпись на панели словно завораживала — «От судьбы не уйдешь». Было во всем этом что-то нереальное, фантастическое — оно метило в сердце и нейтрализовало мозг, мешало думать. Но я преодолел это в себе, и ясное понимание ситуации заставило меня выключить «Полимодель». Все это хорошо — вызывать на себя огонь, пробовать возможную отраву на вкус, зажигать спичку, чтобы прочесть надписи в пороховом погребе. Но достойна ли эта роль капитана безопасности?

Лейтенант Трампа несказанно удивился, когда я приперся в приемную снова — с тем же чемоданом — Что-нибудь не так, капитан? — спросил он.

— Так, так, — успокоил я его. — Но есть одна мыслишка… Вызови-ка старшего по взрывной команде, пусть пришлет своих собачек…

— А-а! — догадался лейтенант. — Вы все еще думаете, что эта штука с начинкой! И я рисковал жизнью, когда работал на ней — вы меня подставляли!

— Выполняйте приказ! — хмуро оборвал я его.

Собачки быстро прибыли. Одна из них — наиболее шустрая сука — была натаскана на пластиковую взрывчатку, другая — степенная, вальяжная — специализировалась по нитротолуолу. Они спокойно обнюхали помещение, меня, лейтенанта, чемодан и, виляя хвостом, запросились на улицу. Все было ясно без слов.

Вот тогда я снова поплелся в подвал, включил машину и долго беседовал с ней, снова и снова перебирая данные президента. Но каждый раз машина вежливо отвечала, что Анвар Ларист, 42 года, холостой, президент страны, умрет в возрасте семидесяти одного года от цирроза печени в Женеве.

И я наконец поверил, что машина не только элементарно безопасна, но и лжет еще, как записной фантазер. Такие люди, как Ларист, во-первых, от старости не умирают, а во-вторых, не эмигрирует. Слова «Родина», «патриотизм» и прочие из этого ряда для них еще кое-что значили…

И я затащил чемодан с «Полимоделью» в кабинет Лариста — он даже не обратил на него внимания, так был занят. Ну что ж, пусть развлечется в свободное время, раз этого так жаждут некоторые из Министерства Кибернетики.


«Тилим-тим-тим-ти-им. Сегодня суббота, 12 ноября. Послушайте последние новости. В три часа ночи произошла очередная перестрелка между группой мятежников и военным патрулем в районе, прилегающем к Дому Правительства. Жертв и разрушений нет. Продолжается уборка зерновых на угодьях сельхозкоммун. По данным Народного Министерства Статистики, кукуруза, пшеница и ячмень убраны с семидесяти девяти процентов полей. Новости из индустриальных отраслей. Продолжается забастовка работников металлургической и металлообрабатывающей промышленности. Рабочие требуют повышения содержания продовольственных талонов. Создана Соглашательская Комиссия, которая обратилась к бастующим с просьбой приступить к работе. Новости общественно-политической жизни. Президент Анвар Ларист дал интервью редактору „Государственной газеты“ о руководящей роли Когорты в политической и экономической жизни страны и в дальнейшем подъеме благосостояния народа…»

…Президента Лариста любила самая прекрасная женщина в стране. Так думал президент, так думал я, так думали те, кто днем и ночью охранял ее дом, как военный объект. Но потом оказалось, что их встречу организовал никто иной, как советник Ихона, и самая прекрасная женщина страны стала принимать Лариста у себя два раза в неделю, чаще всего по ночам, когда у него появлялось свободное время. Этот секрет я вытянул у компаньонки Джины — некой Миряны, с которой я подружился, находясь в этом доме по долгу службы.

Однажды, когда выдался случай, я спросил советника Ихону, не пора ли выпустить из казематов законного мужа Джины.

— Первый раз слышу, — сказал этот циник, — чтобы телохранитель требовал себе побольше работы…

А потом целый час убеждал меня, что не в моих интересах раскрывать президенту глаза. Во-первых, потому что муж Джины далеко не агнец и с удовольствием посмотрит на Лариста через оптический прицел, и в результате мне же прибавится хлопот, а во-вторых, в-третьих и в-четвертых, президенту нравится Джина — как человек и как женщина, а это, безусловно, способствует его плодотворной деятельности на ниве Перегруппировки и Сосредоточения. Тем более нужно учитывать, что муж ее — самый отъявленный преступник, после окончания за границей университета он серьезно занялся привязкой анархо-синдикалистских теорий к положению в нашей стране и был посажен за это еще при Янтрее. При Аргамеддоне он был выпущен как борец против Янтрея, но ошибка скоро была исправлена, и он снова был посажен, и тем более не освобожден при Ларисте.

— Рядом с ним Лакуста и прочие — просто овечки, — заявил Ихона. — Те рвутся к власти, а этот убежден, что можно обойтись и без нее, что именно в ней все зло… И вовсе не освобождения своего мужа добивалась Джина, а лишь замены смертной казни семью годами трудармии, что и произошло после ее апелляции к президенту, он сам подписал эту бумагу.

Я тогда подумал, что в последнее время Ларист совершенно не вдумывается в то, что подписывает: с одной стороны, его оглушают бесконечные покушения, с другой — полубессонные ночи в доме у Джины, после которых он обычно ходит как потерянный…

В эту субботу он тоже, как всегда, был не в себе я был счастлив, что его не беспокоят. Вот уже неделю, как я не видел вокруг министров — говорили, что они заняты погашением экономического конфликта в городах-коммунах, и президент мог позволить себе встать на часок позже. Всю эту неделю было непривычно тихо — никто не стрелял в него, не пытался бросить гранату или, на худой конец, украдкой впустить к нему в спальню гремучую змею, коих так много на южных окраинах страны. Это было как затишье перед бурей, и у меня неприятно сжималось сердце.

Утром мы отправились с ним в бассейн, и там, видимо, на голодный желудок, Ларист неожиданно разговорился. Начал он с сожаления о том, что не смог сам отправиться в города-очаги забастовок и там, в прямом общении с рабочими, успокоить их.

— Уже готовится указ о сокращении военно-промышленных частей Народной Армии, — обрадовал он меня.

— Намного? — невинно спросил я.

Ларист чуть смутился:

— Пока на пять процентов, но ведь это только начало…

— А почему бы совсем не снять военную осаду городов? — поинтересовался я.

Ларист, конечно же, поддался на мою провокацию и моментально зажегся.

— Вот чего я не понимаю, так это того, почему ты торчишь на каждом нашем совещании и хлопаешь ушами, когда мы в тысячный раз взвешиваем последствия от сокращения армии…

— Ты взвешиваешь последствия, а я — движений твоих министров, — отразил я его выпад. — Так что мне не до смысла ваших дискуссий… Так что же произойдет, если все-таки увести армию от городов?

— Если одним словом, то — разруха, анархия… Люди разбегутся… Черт-те что начнется. Ведь в чем тут дело? Они же за десять лет привыкли, что из города им не выйти, что это — тюрьма, только большая. Ты вспомни, как это начиналось тогда, лет тринадцать назад. В стране — глубокий кризис… разруха… спекуляция… по ночам какие-то перестрелки… разбой… убийства… Правительство было вынуждено ввести комендантский час во всех крупных городах. Потом закон о временном запрете митингов и демонстраций, об ограничении свободы передвижения… Обуздали прессу… И тут началось! Милиция не справлялась, армия начала наводить порядок — она как раз на профессиональную основу переходила… Заключенных стало столько, что останавливались заводы и фабрики, некому было работать…

— Знаю я это все, — сказал я, — видел собственными глазами. Ведь я в то время как раз в армию и вернулся — командиром взвода был… Тогда деньги еще были, так нам за каждого доставленного премию платили…

— Вот, — сказал Ларист.

— Многие за то лето миллионерами стали, — продолжал я, — только к осени на эти бумажки ничего купить нельзя было… Тогда наш полк объявил забастовку — чтобы платили талонами… Приезжал генерал, разъяснил, что в стране экономический коллапс, некому работать — все или в концлагерях, или в армии…

— Вот, — повторил Ларист. — И тогда решили заключенных ввести на заводские территории, чтобы они там работали — уже голод начинался… И заводы стали концлагерями.

— А потом, — добавил я, — кто-то догадался, что легче вывезти из городов тех, кто не был осужден, а оставить там только зеков…

— Да, — сказал Ларист. — Из столицы всех осужденных убрали в города, а на их место привезли неосужденных — они до сих пор здесь живут. А города начали заселять спецконтингентом и их семьями. Потом армию вывели с улиц в пригороды…

— Экономия была бешеной, — продолжил я, — пришлось на треть сократить армию, в первую очередь, тех, кто был мобилизован по указу. Часть из них уехала в столицу, а большинство вернулось в города, к тем, кого они раньше охраняли…

— Верно. А теперь сам посуди, как быть? Весь наш народ за колючей проволокой под надежной охраной профессиональной армии. Этот чертов профессионализм! Военные готовы сами конфликты провоцировать, чтобы доказать свою пользу… Внешней угрозы у нас нет, на нас все уже плюнули — разбирайтесь, мол, сами… Стало быть, нужда в обороне чисто символическая, Вот подскажи-ка, друг, что тут делать?

— Ситуация из глупейших, — признал я.

— То-то и оно. Вот и приходится нам армию сокращать постепенно — по пять, десять процентов. А как сократим, там и города откроются… Там уже сейчас своя культура самоуправления образовалась — мы ее давим, а она поднимается, мы ее давим, а она крепнет…

— Зачем же давить? — удивился я.

— Так Народные Наместничества тогда зачем? — в свою очередь удивился президент. — Двоевластия нам не нужно…

— Застрелят они тебя, — сказал я.

— Кто?

И я не нашелся, что ответить, все так запуталось. Скорее всего, те и те…


После завтрака все и началось. Я уже говорил, что после ночи у Джины Ларист встает на час позже и до обеда ходит как потерянный. Естественно, все телефоны на это время у нас отключены, связи ни с кем практически нет. Все, как обычно по субботам, ничего удивительного.

Завтрак нам подали в десять — после того, как мы вернулись с водных процедур. Повар из армейской столовой по обыкновению при мне взял пробу со всех блюд и сидел в приемной, чтобы потом забрать посуду. Только он это сделал и ушел — после его ухода не прошло и получаса! — как в кабинет начали стучать. Громко так, нахально.

— Чего надо? — спросил я через дверь.

— Открывай, подлюка, а то стрелять начну! — послышался злой голос дежурного офицера.

Я обомлел. В приемную президента всегда назначали дежурных из самых преданных офицеров — тех, кого ожидало повышение. Этого капитана я хорошо знал — сколько раз резались в золку, вместе прошли огонь и воду последних месяцев. И вот тебе на — рвется с оружием в руках к президенту!

Дверь была бронированной, ее не взять и снарядом, но порохом запахло крепко. Я дал знак Ларисту, и он, сделавшись серьезным, стал искать ключ от сейфа, где лежал его личный автомат.

— А в чем дело? — громко спросил я, стараясь оттянуть время. — Тут никого нет…

Я уже не помню сейчас, о чем я тогда думал. Скорее всего, вспоминал количество боекомплекта. Один пистолет был у меня в руках, а в столике лежал другой. Боеприпасы же к ним, запасные, были в сейфе.

— Открывай …! — было добавлено нецензурное слово. — Тебе все равно живым не уйти. Дом окружен, за все, гад продажный, ответишь!

— Сейчас открою! — сказал я. — Одну секунду!

А сам на цыпочках подошел к окну и осторожно выглянул во двор. Действительно, там была чуть ли не вся рота охраны, и все солдаты, заняв позиции у клумб, за дверью гаража, за высоким бордюром, уставили свои автоматы на наш этаж.

— Ну что, Лихой, — обратился я к соратнику и президенту, — постреляем напоследок, тряхнем стариной… Мы действительно окружены.

Ларист вытаращил глаза. Ключ тотчас же нашелся, и он стал открывать сейф.

— А! Слышу-слышу — в сейф полез! — заорал за дверью капитан. — Только бесполезно это! Ты все равно не уйдешь! Открывай, а то я прикажу шарахнуть по кабинету из орудия!

Мы притихли. Это была серьезная угроза. Тогда нам сразу каюк.

— Авентуза, подлый убийца, открывай! — снова заорал капитан. — Считаю до трех! Раз!

— Что будем делать? — спросил я Лариста. Теперь мы были на равных. Он защищал меня, я — его.

— Два! — раздалось из-за двери.

— Эй, капитан! — закричал тут Ларист. — Погоди-ка считать, Что вы собираетесь с нами делать?

За дверью моментально наступила тишина. Потом кто-то изумленно проговорил:

— Их там двое, капитан…

Снова тишина. Затем капитан осторожно спросил;

— Президент! Это вы?

— Я! — громко сказал Ларист. — А кто — вы?! Подлые изменники, бесчестные люди! Вы не солдаты, вы…

Он замолчал, потому что за дверью его не слушали, там снова поднялся шум.

— Президент жив! — слышались голоса. — Нас обманули!..

Затем раздалась команда капитана: осаду снять, орудия откатить, занять вокруг Дома Правительства круговую оборону… Потом он крикнул нам:

— Я прошу нас простить, президент… Это недоразумение…

— Ты меня, капитан, на пушку не возьмешь! — ответил я. — Видали мы таких…

И я прибавил то место, где мы его видали.

— Постой, — сказал мне Ларист, — по-моему, он говорит правду… — Он стоял у окна и наблюдал, как во дворе засуетилась рота охраны, уже не глядя в нашу сторону.

— Президент! — послышался снова голос капитана. — Включите радио! Там передали, что вы убиты!..

Я поймал взгляд Лариста и осторожно переменил положение, приблизившись к маленькому рубильничку в углу комнаты, ручка его была откинута. Когда я включил его, сразу же зазвонили оба телефона на столе президента, а в кабинет ворвался взволнованный голос диктора:

«…во всеуслышание. На подступах к столице продолжаются бои с мятежниками. Много убитых и раненых с обеих сторон… О! Наш корреспондент наконец-то дозвонился до штаба административно-хозяйственных войск столицы. Слушайте магнитную запись, сделанную десять минут назад…

— …Алло, алло! С кем я говорю, не понял?

— Это центральное радио, майор!..

— А, понял — радио! Слушаю вас…

— Несколько слов о положении и ваш комментарий… Гонорарные талоны вам будут высланы почтой… Одна минута эфира — талон… Говорите!

— Пока, собственно, многое неясно, приятель… Но в одном нет тумана — несмотря на трагическую гибель президента, наши войска будут верны присяге и защитят столицу. Этот подонок, телохранитель президента Авентуза, я уверен, будет отдан под трибунал…

— Майор, майор! Вы слышите меня?

— Да, да, слышу…

— К нам поступило сообщение, что войска покидают столицу. Ваш комментарий, пожалуйста…

— Э, приятель, что вы знаете… Ну раз так, я скажу… У нас есть четкие инструкции, что делать в такой вот катавасии. Раз покидают — значит, того требуют обстоятельства… Может быть, мы гоним противника, окружаем его…

— Может быть, он гонит вас, да?

— Алло, не понял! Что вы сказали?

— Продолжайте, майор…»

Телефонные звонки продолжали трезвонить, и президент, хмурясь, поднял одну трубку:

— Да! Кто это? Кто я? Я — президент Ларист… Да — президент. Да — Ларист… Нет, не президент Лакуста…

Он бросил трубку, взял другую.

— Радио? — переспросил он. — Тогда скажите, что за ахинею вы несете?.. Черт побери, да кто вам сказал, что я убит?.. Прекратите сейчас же!

Он бросил и эту трубку и, крайне рассерженный, подошел к двери и открыл ее. Капитана на месте не было, пришлось звать его. Ситуация начала разъясняться, когда красный от стыда офицер доложил о том, что случилось.

Когда он принял дежурство, все было нормально. Затем поступило сообщение, что Лакуста силами до пяти батальонов, группами по двадцать—двадцать пять человек стал наступать на столицу с южного и восточного подходов, и одновременно столько же, примерно, мятежников проникло в город через канализационную сеть, разминировав некоторые выходы. Это, разумеется, была не рядовая операция Лакусты, но он каждый день совершал какую-нибудь пакость, поэтому дежурный тревожить президента не стал, а лишь написал рапорт и послал его в кабинет с поваром…

Когда дежурный дошел до этого места, я мигом вернулся в кабинет и принес этот проклятый кусок бумаги, на который мы не обратила внимания.

— В это время позвонили из штаба дивизии, — продолжал капитан, — и спросили, слушаю ли я радио, а если слушаю, то почему не реагирую на события. Я спросил: а в чем, собственно, дело? И мне сказали, что президент убит, и спросили, почему охрана спит в то время, как убивают президентов… Я не поверил и включил радио, а там рассказывают подробности, как президент был убит собственным телохранителем Авентузой, после чего убийца заперся в кабинете за бронированной дверью, боясь, что его растерзает охрана… Тогда я сказал по телефону, что по радио убийцей называют Авентузу, и получил приказ задержать его, а если он окажет сопротивление, то принять все меры к его ликвидации…

Ларист слушал и вытирал платочком пот со лба.

— Остальное вы знаете. Я поднял роту и направился к вам… — Капитан стоял перед главой государства, не поднимая взгляда с собственных ботинок.

Президент повернулся и пошел в свой кабинет. Я плюнул под ноги растяпе и направился за президентом. Радио продолжало вещать:

«…Только что нам сообщили, что президент Ларист, кажется, не убит, а только ранен. Наш корреспондент висит на телефоне, но не может дозвониться — в кабинете президента снята трубка… А вот пришли сообщения из городов, охваченных забастовкой: народные министры спешно покидают города и возвращаются в столицу… Через несколько минут мы продолжим сообщения о военных действиях в столице…»

Заиграла музыка, и президент заявил мне:

— Прежде всего, успокоить народ…

Он набрал номер телефона центрального радио, но там было занято. Ларист скривился и положил трубку. Тотчас же раздался звонок.

— Да, — сказал президент. — Да, это Ларист, Это вы, генерал? Хорошо…

Мне были слышны только слова президента.

— Да, я в курсе, — говорил он. — А в курсе ли вы? Что это за маневры с выходом из столицы?.. Неважно, откуда! Будьте любезны повернуть назад и занять все центральные здания…

— … … — щелкало в трубке.

— Да мне наплевать на ваши планы! — фыркнул президент, — Вспомните июль прошлого года… Тогда штаб Аргамеддона тоже зачем-то стал выводить войска из столицы, и он делал это в то время, как мы основными силами просачивались в центр города через каналы и подземку…

— … … — продолжало только щелкать в трубке.

— Мне кажется, что тогда командовали тоже вы, генерал… Точно такая же мания — контратаковать, окружить и ликвидировать… Да это же глупо, посмотритe на карту! Как вы собираетесь окружать противника на юге? Там лес и скалистый кряж — машины, значит, не пройдут…

— … … — говорил что-то генерал.

— В общем, выполняйте мое распоряжение. Через пять минут доложите о начале отхода войск на места постоянной дислокации. А я прикажу дежурному написать приказ об отстранении вас от командования дивизией. Если через час ваши подразделения не будут на своих местах, я его подпишу… Жду вашего звонка.

И президент положил трубку.

— Давайте я напишу! — предложил я. — Это мы мигом, только диктуйте…

— У вас, Авентуза, плохой почерк, — улыбнулся Ларист.

Во дворе Дома Правительства ровно застрекотал тяжелый пулемет, потом гулко ударила пушка.

— Начинается, — спокойно заметил Ларист. — Точно по такому же сценарию, как и мы в июле… Хотел бы я посмотреть на тех, кто вошел в новую Когорту..

Меня неожиданно пронзила догадка.

— Вы имеете в виду… э-ээ… — язык мой еле поворачивался, — наших министров?

Ларист молчал, но это молчание было красноречивее всех слов.

Резко зазвонил телефон.

— Да! — сказал в трубку президент. Послушал и кивнул головой. — Так и продолжайте, генерал. Мы продержимся… — И он снова положил трубку.

— Но ведь… — сказал я, — этот генерал… Он тогда тоже был с нами… А сейчас он в столице…

— Ну и что с того? — спросил Ларист. — Станет руководить где-нибудь в провинции, подальше от Лакусты… Чтобы тот не спросил его: а где вы были, старина, в памятном Ноябре?..

Музыка по радио внезапно оборвалась, и снова послышался голос диктора:

«Только что передали из районов, прилегающих к Пому Правительства. Подразделения повстанцев постепенно овладевает рубежами, занятыми остатками батальона охраны…»

— Уже «повстанцами»! — ахнул я. — Куда же делись «мятежники»?

Ларист рассеянно усмехнулся.

«…Нам удалось связаться с дежурным офицером в Доме Правительства. Он отрекомендовался майором службы безопасности. Послушайте запись телефонного разговора с ним:

„… — Дежурный майор Бариман слушает.

— Это с центрального радио, майор! Сообщите, как вы там?!

— Великолепно, так и передайте радиослушателям… Беспокоиться не о чем. Боеприпасов — недоенная корова, блиндажи железобетонные — пушкой не прошибешь…

— Как здоровье президента Лариста?

— Увы, президент только что скончался от ран на моих руках… Предатель Авентуза, личный телохранитель президента, продавшийся врагам народа за тридцать сребренников, всадил в него всю обойму…“»

— Вот это деза! — воскликнул я.

«Мы временно прерываем свои передачи, чтобы исполнить траурный марш в честь славного президента, народного избранника Анвара Лариста…»

Заиграла печальная музыка.

А за окном уже вовсю шла перестрелка, мы различали минометы, базуки, пулеметы и легкие орудия. Взахлеб заливались автоматы. Во дворе было пустынно, большинство из взвода личной охраны президента, видимо, присоединилось к тем, кто охранял подступы к Дому Правительства.

— Надо уходить, — сказал я. — Прорываться из столицы навстречу войскам…

Ларист грустно улыбнулся.

— Президенты так не уходят, Суи, — он впервые назвал меня по имени. — Они остаются на своем посту до конца. К сожалению, он уже близок…

И тут меня как ошпарило. У нас же есть «Полимодель»!

— Глупости, — поморщился Ларист, — тут не до игр…

Но я уже разворачивал установку и протягивал ему мнемошлем:

— Надевай, надевай! Это займет несколько минут! Помнишь, Сокура говорил, что она уже предсказала смерть своему конструктору?.. Почему бы ей не сделать это и для нас?

Скорее чисто машинально, чем осмысленно, Ларист набросил на себя обруч. Его присоски легли на виски президента.


Он стоял в двух шагах от сейфа под портретом Карла Маркса, от его головы к чемодану тянулся тонкий светлый кабель. Я уже ответил на вступительные вопросы машины, и сейчас на экране стоял вопрос, обращенный непосредственно к президенту:

«КАКИМ ВЫ ВИДИТЕ СВОЕ БЛИЖАЙШЕЕ БУДУЩЕЕ?»

— Я его не вижу, — сказал Ларист.

Я тут же отстукал его слова «Полимодели».

«БЛАГОДАРЮ. А ТЕПЕРЬ, ВНИМАНИЕ! ПОДУМАЙТЕ И СКАЖИТЕ, КОГДА ВЫ УМРЕТЕ?»

«В любой момент», — перевел я на экран его ответ.

«СПАСИБО, ДОСТАТОЧНО. А ТЕПЕРЬ ЗАПИШИТЕ ПРОГНОЗ, У МЕНЯ НЕТ ПРИНТЕРА. ВЫ УМРЕТЕ ЧЕРЕЗ ТРИДЦАТЬ ТРИ МИНУТЫ — ВЗРЫВ БОМБЫ В ВАШЕМ СТОЛЕ».

Президент от неожиданности выронил авторучку из рук.

— В столе! — вскричал я. — Сейчас мы проверим, что это за штука…

Я бросился к столу и стал копаться в его отсеках. Ага! В руках у меня оказалось маленькое, размером с пенал, устройство. У него тоже были свои кнопки и экранчик.

— Что это, Лихой? — спросил я.

Ларист рассеянно посмотрел.

— А, это? Микрокалькулятор какой-то. Новой марки. Подарок Сокуры…

— Я же тебя предупреждал — ни одного предмета сюда без минанализа!

— Да она лежит месяца два, не меньше, — сказал он. — И никаких неожиданностей!

Я покопался в столе еще немного и, не найдя больше ничего подозрительного, осторожно стал рассматривать микрокалькулятор. Иногда я бросал взгляд на экран «Полимодели». Примерно через минуту, не дождавшись выключения, она изменила свой чертов прогноз:

«ВЫ УМРЕТЕ ЧЕРЕЗ ТРИДЦАТЬ ОДНУ МИНУТУ — ВЗРЫВ БОМБЫ НА ВАШЕМ СТОЛЕ».

«На столе» вместо «в столе» — это не укрылось от моих глаз. Вдобавок я нашел утопленную в пластмассу микрокалькулятора металлическую рамку — приемную антенну.

— Такими штучками только танки взрывать! — сказал я, выбрасывая устройство в открытую форточку.

— Черт побери! — удивился Ларист. — Похоже, она говорит правду!

И верно. Машина тут же изменила прогноз.

«ВЫ УМРЕТЕ ЧЕРЕЗ ТРИДЦАТЬ МИНУТ, — вещала она теперь, — РАНЕНИЕ В ГОЛОВУ — ШАЛЬНАЯ ПУЛЯ».

Я бросил взгляд на президента. Он стоял напротив окна, гордо скрестив руки на груди.

— Ради Бога, отойди в угол! — крикнул я и выглянул во двор. Перестрелка шла еще на подступах к Дому, но видно было, как фигурки солдат, перебегая от укрытия к укрытию, постепенно стягивались к зданию. Еще немного, и пули мятежников начнут залетать к нам в гости.

Ларист подчинился и подошел к сейфу. Я уже знал, что он задумал, потому что машина выдала такой прогноз:

«ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ МИНУТ — В БОЮ».

— Ты никуда не пойдешь! — закричал я, вырывая из его рук автомат. — Батальоном есть кому командовать, ты только помешаешь офицерам — внесешь еще большую растерянность!

Моя логика была бесспорной, и Ларист покорно отдал мне автомат.

— Что ты предлагаешь? — закашлялся он.

Я вместо ответа показал ему на экран «Полимодели». Там было написано:

«ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ МИНУТ — ПУЛЯ СНАЙПЕРА».

— Где он, по-твоему, может прятаться? — спросил я его.

Ларист захохотал, закрыв лицо руками. Прошло всего семь минут — а человека не узнать. Вот как бывает!

— Это невозможно! — наконец сказал президент. — Между водонапорной башней и канализационными сетями города — двадцать метров сплошного железобетона… Мы в свое время отказались от этого пути, лете подавить наземные укрепления…

Я бросился в приемную.

— Капитан, — крикнул я. — У вас есть тане отыграть свою честь. Сколько человек в вашем распоряжении?

— Пять внутри Дома и четыре — снаружи, — ответил он и начал расстегивать кобуру пистолета — настолько, видимо, поразил его мой вид.

— Пошлите троих на башню, что в глубине сада. Только побыстрее, есть сведения, что там снайпер…

Дежурный стал отдавать нужные распоряжения — а я уже снова был в кабинете. Что с башней все на мази, я понял по очередным изменениям, волной пробежавшим по экрану «Полимодели». Ларист тем временем, отвернувшись от машины, пытался зажечь спичку. Во рту у него была сигарета из пачки, лежавшей на столе. В жизни президент не курил. Тем более не стоило ему начинать сейчас, когда «Полимодель» сообщала:

«ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ ДВЕ МИНУТЫ — ПАРАЛИЧ ЛЕГКИХ, ОТРАВЛЕНИЕ АЛКАЛОИДНЫМ ЯДОМ».

— Курение опасно для твоей жизни, — сказал я Ларисту, отбирая у него сигарету и швыряя ее вместе с пачкой в окно. — Кто их тебе подарил?

— Аллах его знает, — равнодушно бросил президент. — Обнаружил неделю назад в своих карманах. Понравилась этикетка, оставил…

— Ихона! — воскликнул я. — И ты…

Я не договорил. «Полимодель» мигнула своим зеленым глазом и ловко состряпала новую модель смерти президента. Вот когда я понял, почему она так называлась.

«ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ МИНУТ, — давала мне время для действий машина, — АВИАКАТАСТРОФА…»

— Что это такое? — воззрился я на надпись.

Ларист бросил взгляд на экран, и на его лице проявилась ухмылка.

— Это я подумал: не вызвать ли вертолет?

— Отставить! — твердо сказал я. — Это был бы очередной подарок… Бойся данайцев, Лихой. Они были вокруг тебя все время…

— Но — зачем? — горько произнес президент. — Чем я им мешал?

Его вопросы звучали чисто риторически. Тут нужно было решать другие вопросы, которые задавала сама жизнь.

Впрочем, в те секунды я думал, что их задает машина.

«ЧЕРЕЗ СЕМНАДЦАТЬ МИНУТ, — продолжала она свой отсчет и разворачивала цепочку букв дальше, показывая, что президент отказался от вертолета, но набрел на новую идею, — САМОУБИЙСТВО».

Я бросился на Лариста, как только осознал смысл этой идеи. Он был сильнее меня, но меня вел долг, а его — бредовая мысль. Мы повозились немного, и наконец я отобрал у него пистолет и выкинул для надежности во двор.

Интересно, зайди сюда в это время капитан, что бы он подумал?

— Я хотел покончить со спектаклем разом, — хрипло дыша, сказал Ларист, с трудом поднимаясь на ноги. — Я бы доказал, что с судьбой можно играть один на один… Иначе — все глупо… Через семнадцать минут я так и так буду мертв… Впрочем, уже раньше…

Странное дело, обруч свалился с его головы, а экран продолжал отсчитывать время:

«ЧЕРЕЗ ЧЕТЫРНАДЦАТЬ МИНУТ…» — стояло там.

Зато строчка обстоятельств смерти отсутствовала.

— Надень шлем, — сказал я ему. — Ты мне мешаешь исполнять мой долг.

— Освобождаю тебя от этой обязанности, — усмехнулся он.

Надо было видеть, как я умею кричать на президента — по праву друга. Он, видимо, опешил и послушно набросил обруч на затылок.

«ЧЕРЕЗ ОДИННАДЦАТЬ МИНУТ…» — мигнула строчка. А дальше — дальше ничего нельзя было разобрать. По буквам словно бы проехались на танке — они расплылись, превратились в призрачную лунную дорожку. Что я ни делал — поправлял обруч на Ларисте, аккуратно прилаживал присоски к его вискам, шевелил кабелем, стучал по экрану, как по барометру, — все было тщетно.

— Ну вот и все! — сказал президент.

И сразу в наше сознание ворвались звуки уличного боя: уже совсем близкая перестрелка, разрывы снарядов и вой летящих мин. Несколько шальных пуль щелкнуло о фасад здания. Радио, доселе молчавшее, вдруг исторгнуло знакомый голос диктора:

«…Вот и все. Столица в руках отважных бойцов под командованием полковника Лакусты. Заняты почта, международный аэропорт, телеграф, центральные административные здания. Жители столицы с восторгом встревают повстанцев. Среди них мы видим и славных воинов столичного гарнизона, перешедшего на сторону освободителей. Едва доносится сюда редкая перестрелка у Дома Правительства, где засели жалкие остатки ларистовской охранки… Только что нам сообщили, что труп тирана, называвшего себя президентом, сожжен у водонапорной башни в саду у Дома Правительства, Головорезы майора Баримана не придумали ничего другого, как облить диктатора напалмом и поднести спичку… Собаке собачья смерть, и сегодня ликующая общественность столицы приветствует нового лидера, логикой оружия сумевшего доказать гнилость любой диктатуры, в том числе и демагогически народной…»

Ларист странно осел, будто решил присесть на несуществующее кресло, и начал сползать по стене, приближаясь к полу. Глаза его были уставлены на экран.

Там только что светилась надпись «ЧЕРЕЗ ОДНУЦ МИНУТУ», но теперь появилось:

«ЧЕРЕЗ… СЕКУНД».

И цифры в промежутке начали быстрый отсчет назад.

Когда я в последний раз взглянул на Лариста, он был мертвенно бледен.

«Ух-х-ходи! — шевельнулись его губы. — Прик-к-каз-зы-ваю…»

«9, 8, 7, 6…» — продолжался неутомимый бег цифр.

Все, вот сейчас…

В промежутке показались нули, и тут у меня подкосились ноги…

Сначала я открыл глаза, а потом увидел потолок. Голос Ихоны возник позже.

— …имя этому трюку — «теневой кабинет», — говорил Ихона. — Лидеры здесь — подставки, они нужны для отвода глаз. Программа у них может быть разной, но это все равно. Она так и останется на бумаге, потому что между ею и жизнью — мы…

Я осторожно повернул голову и увидел гостей. В кабинете рядом с президентом сидели Ихона, Сокура и Пятницкий. Они были одеты в черные комбинезоны на молниях, на столе лежали черные береты — именно такую форму я видел на людях Лакусты: в ней удобно маскироваться в темноте подземных коммуникаций.

— Мы не честолюбивы, — продолжал Ихона, — и охотно уступаем первенство всяким аргамеддонам и янтреям. В этом мире испокон веков все было просто: одни работают, другие управляют и распределяют. Но вот появляется лидер и начинает усложнять эту простоту — это, очевидно, тоже закон…

— Сколько таких в истории было…

Это сказал Сокура.

— Нам приходится повторять вслед за ним его слова и делать все по-старому, — продолжил Ихона. — Начинается игра… Извините, но вы, Ларист, и вам подобные в этой игре — пешки…

— А люди? — спросил Ларист. — Кто они в вашей игре?

— Вы имеете в виду народ? — переспросил Ихона. — Они — зрители. Для них, собственно, и идет игра, Ларист… Вот одна пешка прорывается в ферзи, зрители болеют за нее, переживают… Но вот она ферзь, и — ничего не меняется. Понимаете? И тогда они начинают болеть за другую пешку, идущую в ферзи…

— А вы?

— Тогда и мы начинаем болеть за пешку и расчищать ей дорогу. Если этого не делать, зритель, чего доброго, сам захочет сыграть. Вот мы и помогаем этой пешке пройти в ферзи и одновременно убираем старого…

— В этой игре может быть только один ферзь, — подсказал Пятницкий.

— Ферзь с правами пешки, — добавил Ихона. — Для этого мы всячески связываем его, чтобы он, не дай Бог, не начудил со своими идеями…

— Покушения, забавы, — догадался Ларист.

— Много чего, — сказал Ихона.

Сокура посмотрел на часы.

— Ваше время истекло, — проговорил он, — Оставляйте тут все как есть и пойдемте с нами…

Гости начали подниматься.

— А если я снова выступлю? — спросил Ларист.

Наступило молчание.

— Он ничего не понял, — сказал Пятницкий.

Ихона неторопливо подошел к углу, где я лежал, и носком сапога отшвырнул пистолет, к которому я тянулся.

— Увы, Анвар, вас никто не поддержит, — произнес он, подходя к окну. — Единственная сила у ферзя в этой игре — охранный батальон, присягнувший умереть за него… С чем он прекрасно и справляется… Иначе чем объяснить тот факт, что триста подземных террористов справляются с целой дивизией?..

— Армия, промышленность, сельское хозяйство — все в наших руках, — сказал Сокура.

— А народ? — тупо спросил президент. Впрочем, он таковым уже не был.

— Народ — зритель! — повысил голос Пятницкий. — Тебе же сказали — зритель. В этой игре он может только болеть…

— Только болеть, — задумчиво проговорил Ларист.

Ихона быстро отвернулся от окна.

— Идемте, Ларист, — сказал он. — Иначе нам придется убить вас, а это неприятно. Скоро здесь будет Лакуста…

— Двум ферзям в одной игре не бывать, — напомнил Сокура.

— Авентуза, вставай! — сказал Пятницкий. — Вертолет подан. Я лично вывезу вас к границе…


…Они не появляются ни на телеэкранах, ни на газетных фото… Их лучшая трибуна — пресса. Вот здесь они показывают себя во всем блеске — не найти им соперников по слогу, по умению вязать паутину слов. Если бы им надо было, они доказали бы, что мы живем внутри Земли, а звезды на небе — это огни городов Америки. С ними каждый раз открываешь для себя новую истину, которая перечеркивает старую. Они называют это законом отрицания отрицания, что ж, им виднее, и я не берусь утверждать иного.

Анвар Ларист никаких сомнений в их способностях не испытывал, как не испытывает их и сейчас, когда находится в Женеве и лечит свою то ли селезенку, то ли печень — он сам толком не знает. Когда я утверждаю, что у него цирроз и ему нужно покинуть Женеву, где так много любителей поупражняться со скальпелем в руках над живым телом, он только машет рукой и налегает на спиртное. Меня успокаивает лишь одно — Анвар Ларист умрет в возрасте семидесяти одного года, а это не так мало, если судить здраво.

Иногда к нам в гости приходят Аргамеддон и Янтрей. И тогда мы до утра режемся в золку…


Семен Слепынин
СФЕРА РАЗУМА

Фрагменты из фантастического романа

Так связан, съединен от века

Союзом кровного родства

Разумный гений человека

С творящей силой естества…

Ф. И. Тютчев

Еще во сне его слуха коснулись грустные и куда-то зовущие звуки свирели. Сознание просыпалось, и Василя вновь стали томить все те же непонятные чувства и мысли. Откуда приходит загадочный и неуловимый, как туман, пастух? Может быть, не из древних земных полей, а из далеких космических пастбищ?

Мысль до того странная, что Василь окончательно проснулся и рассмеялся. Космические пастбища! Надо же придумать такое. Тут же вспомнил, что через час, когда в полях рассеется туман и вместе о ним уйдет таинственный гость, с внеземной станции спустится другой пастух — профессор дядя Антон. Вот этот никуда не уйдет, с ним можно поговорить, узнать много нового.

За окном уже вовсю трещали воробьи, утренние лучи медленно сползли по стене комнаты и коснулись косяка дверей. Василь вскочил, принял волновой душ, позавтракал и босиком помчался за околицу села.

Поля дымились, искрились травы, и от обжигающе холодной росы захватывало дух. Вот и роща Тинка-Льдинка, похожая по утрам на струнный оркестр — так много здесь было птиц. За рощей степь. В ее просыхающих травах уже путались пчелы, а на пологом холме паслись лошади. Это как раз тот самый небольшой опытный табун, который изучает ученый пастух дядя Антон.

Василь подскочил к своему знакомцу — недавно родившемуся жеребенку, обнял его шею, гладил гриву и приговаривал:

— Хороший ты мой. Хочешь, мы будем с тобой дружить?

— Он хочет к своей маме, — услышал мальчик голос профессора. — Отпусти его. Это еще совсем малютка, сосунок.

Жеребенок смешными неумелыми шагами подошел к своей маме — светло-серой кобылице Стрелке, встал под ней, как под крышей, и начал сосать молоко.

— А имя ему еще не придумали? — спросил Василь.

— Пока нет. Хочешь что-нибудь предложить?

— Вчера бы говорили, что он из старинной породы орловских рысаков. А что, если назовем его Орленком?

— Хорошее имя, — одобрил дядя Антон.

Мальчик сел рядом с высоким светловолосым профессором и задал все тот же вопрос о постоянно тревожившем его воображение ночном пастухе: кто он?

— Кто его знает, — дядя Антон пожал плечами. — Он пасет лошадей только ночью. Но как пасет! Лошади так и льнут к нему. И чем он их приворожил?

— А вы хоть раз видели его?

— Нет. И пытаться не следует. Он этого не любит.

— А что, если он не земной пастух? А что, если он приходит из древних космических пастбищ?

— Космических? Ну это вряд ли, — рассмеялся профессор. Он встал, подошел к Стрелке и посмотрел ей в глаза. Потом сел на бугорок и задумался. Василь понял, что сейчас лучше не мешать ученому пастуху.

Мальчик отошел в сторону и сел под могучим, давно полюбившимся ему тополем. Его крона так разрослась, что казалась густым зеленым облаком. «Тополь-бормотун» — так называл его про себя Василь. И в самом деле: более болтливого дерева не было в окрестных лесах и рощах. Стоило пронестись ветерку, как его ветви и листья начинали переговариваться, шуметь. И даже когда ветер стихал, тополь долго не унимался и продолжал бормотать. Может быть, там шепчутся дриады? Василь поднял голову, но в зеленой полумгле увидел лишь пляску острых, как иголочки, солнечных лучей и птичьи гнезда.

Василь взял из Памяти книгу. Но не читалось. Его внимание привлек небольшой табунок лошадей, проскакавших вдали. Но это обычные лошади. Совсем иное дело табун, где родился Орленок. Такого табуна в мире больше нет…

Ученый пастух все так же сидел на бугорке, глубоко задумавшись. Сейчас он, наверное, советуется со Сферой Разума. Василь уже знал, что у взрослых общение с ней более глубокое, чем у детей. Сфера раскрывает перед ними всю историческую память и все знания человечества. Сейчас профессор, может быть, даже видит своих коллег — ученых «лошадников», живущих в разных странах. Он разговаривает с ними, спорит. Уже не один год они работают с опытным табуном. С помощью Сферы они меняют наследственность лошадей и динамику биотоков. Все это Василь слышал от дяди Антона. Ученые хотят, чтобы обыкновенные лошади стали чуть ли не сказочными. Но зачем? Об этом Василь спросил у профессора, когда тот отключился от Сферы.

В ответ услышал удивительные вещи. Оказывается, некоторые питомцы профессора уже сейчас могли бы промчаться в час почти тысячу километров, если бы не сопротивление воздуха. Но скорость — не главное. Ученые добиваются, чтобы их кони свой немыслимый бег в пространстве превращали в бег во времени. Василь знал, что где-то в космосе время и пространство могут взаимно переходить друг в друга. Но чтобы такое — на Земле? Да еще лошади?

— Именно лошади, — убеждал ученый пастух. — Миллионы лет эволюция словно растила их для этого. Смотри, какое благородство, какая целеустремленность линий и форм! Так и кажется, что кони вот-вот сорвутся с места и, мелькнув в пространстве, умчатся в тысячелетия. Но природа не создала их такими. Не смогла одна. Вот мы и хотим помочь ей. Стрелка и другие взрослые лошади лишь переходные экземпляры. Но их потомство — твой Орленок, Витязь, Метеор — нас обнадеживает. Может быть, они вырастут настоящими хронорысаками.


Незаметно из дальних стран золотой птицей прилетела осень и тихо села на поля и рощи, раскинув свой многоцветные крылья. И Василю пришлось надолго распроститься с лошадьми и вольной жизнью — наступил его первый учебный год. Вместе с двумя десятками мальчиков и девочек он иногда целыми днями жил в школьном классе — многоликом и почти живом творении. Большая светлая комната с партами по желанию превращалась в любую лабораторию — физическую, химическую, экологическую. Меняя форму, она погружалась в воду и даже в недра земли. Но чаще всего парила в облаках. Потому ребята и называли свой класс воздушной лодкой.

Лодка летала над материками и океанами, незримая для живущих внизу. Но сами школьники видели нежную зелень альпийских лугов и блеск южных морей, слышали шелест американских прерий и океанский гул сибирской тайги. Под ними проплывала вся биосфера-основа их жизни, хранительница материальной и духовной культуры человечества.

Многое, очень многое ребята узнавали о мире еще в раннем детстве, когда дружили с феями, дриадами и другими сотворенными Сферой природными существами. Будто сама природа делилась своими знаниями, будто ребята впитывали их вместе с ароматами лугов и пением птиц. Поэтому первоклассники сразу же приступили к таким наукам, какие их одногодкам прошлых времен и не снились.

А как интересно проходили часы после занятий! Однажды в ноябре, когда их родные луга и рощи припорошились снегом, летающая лодка вплыла в сумерки жарких джунглей. Все здесь необычно: лианы, спускающиеся сверху толстыми канатами, мохнатые стволы, оплетенные вьющимися растениями с большими и яркими цветами. В полумраке древовидных папоротников ребята впервые увидели фавна — недоверчивого и пугливого лесного обитателя.

А потом воздушная лодка приземлилась на новозеландском берегу Тихого океана — и вмиг все преобразилось. Вместо душных джунглей — бескрайние синие дали, откуда дули синие свежие ветры. Набегающие волны с шуршанием гладили песок и оставляли у самых ног шипящие ожерелья пены. Ребята шумно переговаривались, но стоявшая рядом с Василем Вика нетерпеливо махнула рукой:

— Тише, ребята! Не видите разве?

В отдалении на прибрежной скале сидела девушка и тихо напевала. Потом подняла руки, шевельнула пальцами и словно коснулась ими невидимых струн: океан зазвучал.

— Морской композитор, — восторженно прошептала Вика.

Все знали, что Вика мечтала о славе степного композитора, хотела преображать шелест трав, пение птиц, свист ливней и грохот грозы в гармонию, в никем не слыханные созвучия и мелодии.

Василю однако морская певунья казалась подозрительной. Ее пышная прическа, похожая на пену прибоя, и купальник цвета розового коралла наводили на мысль: уж не вышла ли она из океана?

— Может, это морская нимфа? — неуверенно проговорил Василь. — В нимф верил даже Гераклит Темный.

— Сам ты темный.

Вика насмешливо посмотрела на Василя, но придумать что-нибудь более язвительное не успела: девушка с ловкостью горной козы спустилась со скалы и подбежала к ребятам.

— Северяне! — улыбнулась она. — Догадываюсь, что вы школьники из краев, где поют сейчас вьюги. Здравствуйте, северяне! Давайте знакомиться. Меня зовут Аолла. Сколько у вас осталось до занятий? Еще целый час? Подождите, я вернусь со своими подругами, и мы устроим праздник.

Аолла вошла в воду, нырнула и стремительно уплыла в зеленую глубину.

— Океанида! — в изумлении воскликнула Вика.

Валы набегали и с плеском ложились у ног. И вот из самой высокой и шумной волны, из ее пены возникли Аолла и десятка два ее подруг. И сразу всеми красками запестрел желтолимонный пляж. Каких только купальников тут не было: красные и розовые, как кораллы, зеленые, как водоросли, кружевные и белые, как облака. И сами океаниды тоже разные. Одни шумные и веселые, как Аолла, другие — тихие, с задумчивой грустинкой на красивых лицах. Одинаковыми были только глаза — синие, как океанские дали.

В груди Василя что-то дрогнуло: вот он, в живом виде, сам красавец океан.

— Океан! Океан! Здравствуй, океан! — восклицали ребята, приветствуя Аоллу и ее подруг.

И праздник получился океанский — широкий и певучий, с хороводами на пляже и с играми на пенных волнах. А в перерывах одна из задумчивых океанид, свидетельница многих событий прошлого, садилась на берегу, и ребята, затаив дыхание, слушали ее рассказы о кораблекрушениях и бурях, о морских битвах и сражениях с пиратами. Потом снова — песни, музыка и танцы.

Летающая лодка побывала затем в эвкалиптовых лесах Австралии, на вершине Эвереста и во многих других местах. В конце учебного года, в мае, она вернулась в родные среднерусские края.

Ребята сидели на сухой, прогретой солнцем траве, а кругом, в низинах, пылали цветы. Апрель и май — пора купавок. Куда ни кинь взгляд, плескалось их золотое море, над которым поднимались зеленые острова холмов.

Перед ребятами, щурясь на солнце, прохаживался их классный наставник — высокий пожилой учитель истории. Имя и отчество у него самые привычные для этих мест — Иван Васильевич. Но фамилия необычная и вполне «историческая» — Плутарх.

— Вот мы, ребята, и дома, — улыбаясь, сказал он. — Во многих странах вы побывали и многое узнали. Но знания не главное. Многознание уму не научает — так сказал один древнегреческий философ. Может быть, кто-нибудь назовет его?

— Я знаю! — вскочил Василь. — Это сказал Гераклит Темный.

— Правильно. А теперь попрошу Вику объяснить, почему его называли Темным.

Вика, сидевшая рядом с Василем, поднялась и растерянно оглянулась. О знаменитом греке она ничего не знала. Василь хотел выручить ее, подсказать, но тут Вика решилась:

— Потому… Потому, что он был негром.

— Негром?! — ошеломленно вскинув брови, переспросил учитель.

Ребята расхохотались так громко, что расположившиеся на соседнем кусте синицы испуганно вспорхнули и улетели. Василь всячески утешал пристыженную Вику, а потом поднял руку и ответил на вопрос учителя.

— Глубина мысли Гераклита была не всегда ясна современникам, — сказал он, — поэтому его и называли Темным. Гераклит обладал одновременно конкретно-образным и абстрактным мышлением, способным, как уверен был сам философ, охватить вселенскую мудрость и гармонию.

— Да, гармоничная личность начинается с гармоничного восприятия мира, — кивнул учитель. — Такой космический взгляд на мир вы усваивали с первых шагов своей жизни, встречаясь с травами и росами, с феями и дриадами, впитывали незаметно вместе с шумом древесной листвы и голосами птиц. Людям прошлых веков странной показалась бы такая природа, такая экологическая среда… А как она возникла, вы увидите завтра на итоговом уроке.

Ребята уже не раз слышали о волшебном итоговом уроке. Интриговал он их до чрезвычайности. Поэтому следующим утром они пришли на то же место раньше условленного времени. Первые лучи ощупывали холмы, врывались в темные низинки, и там золотыми огоньками вспыхивали купавки. И такая стояла тишина, что, казалось, слышно было, как в травах движутся весенние соки.

Через несколько минут появился Иван Васильевич.

— Уже собрались? — усмехнулся он, понимая нетерпение ребят. — Ну что ж, начнем пораньше. Сейчас мы в фокусе особо запрограммированных биополей. Вы проживете всю историю человечества. Не спрашивайте, что это — сон или явь. На это вам ответит потом специальная наука фантоматика.

…В ушах затихающим эхом еще слышалось слово «фантома гика», Василь все так же сидел на траве, — но уже в далеком прошлом, в глухих чащобах древнего леса. А самое удивительное произошло с ним самим. Его тело сплошь покрыто густой бурой шерстью, и это Василя почему-то не испугало, показалось даже забавным. И ходил он смешно — полусогнувшись, на задних лапах, передними касаясь земли. Вдруг Василь замер, скованный необъяснимым страхом, осторожно взглянул вверх — в зеленую мглу листвы. Оттуда послышался предостерегающий крик сородича. Василь легко, словно подхваченный ветром, взлетел, уцепился за сук и глянул вниз. Под деревом рычал опоздавший с прыжком густогривый зверь — гроза древнего леса. Под редкими солнечными лучами, скользящими сквозь густую листву, его рыжая спина искрилась и вспыхивала, как пламя.

Василь завизжал от гнева и вместе со своими сородичами принялся швырять в хищника кору и ветки, Потом, перелетая с дерева на дерево, очутился в безопасном месте; сопя и чмокая от удовольствия, ел вкусные и сочные плоды. И в это время, словно из лесной глуши, послышался голос учителя:

— Вы уже не животные, но еще не люди. Вы живете жизнью природы и пользуетесь ее дарами, не причиняя ей вреда.

Голос утонул в гуле и клекоте внезапно налетевшего ливня. Потом снова выглянуло солнце, стало жарко, леса и поляны курились душными испарениями. И странно: в этом влажном тумане проплывали годы, столетия, и Василь обнаружил, что его беззаботная жизнь в лесу как-то незаметно кончилась. Он уже безволосый и ходит на ногах, а в руках цепко держит грубо отесанные камни. Ими он вместе со своими соплеменниками отбивается от хищников, выкапывает из земли съедобные корни, сочные клубни.

Но не голод больше помнится, а холод. От него не было спасения ни в шалашах из сухих веток, ни в расщелинах скал. Василь дрожал от холода, кажется, тысячи лет. Смутно помнятся долгие переходы по заснеженным равнинам, пугающие ночи, морозные мглистые рассветы… То была суровая одиссея первобытного люда, прошедшая то ли в полуяви, то ли в полусне.

Внезапно Василь вынырнул из вязкого полубытия и зажмурил глаза: в ночи ярко горел огонь, вздымались косматые языки пламени. Огонь, сотворенный руками человека! Повизгивая от наслаждения, Василь грелся у костра, потом вместе с соплеменниками пустился в пляс. Люди хохотали, из широко раскрытых ртов рвались победные крики. И сквозь взвизгивания и хохот в уши Василя тихо, словно из далекого будущего, вкрадывался дружелюбно насмешливый голос:

— Ликуете? И правильно делаете. Вы положили начало великой технологической эволюции. Природа еще не слишком пострадала. Но что дальше?..

Голос рассеялся в тишине проплывающих веков… Вдруг Василь увидел высокое звездное небо, где-то рядом пофыркивали лошади и скрипели повозки. Женщины приглушенными голосами успокаивали плачущих детей. В руках у Василя лук, за спиной колчан со стрелами, а в груди тревога: вместе с племенем он спасается от воинственных соседей-степняков… Звезды и лоснящиеся под ними ковыли потускнели, занавесились мглой… И снова уходящие назад века, снова десятки иных неясных существований. И во всех этих былых жизнях его почему-то сопровождал еле слышный скрип повозок.

Скрип становился громче, все назойливее лез в уши, и Василь пробудился из полунебытия в образе крепостного трудяги горнозаводского Урала. На визгливо скрипучей телеге он везет бурые глыбы железной руды.

«Восемнадцатый век! — мелькнуло в сознании Васи-ля. — Вот они — первые шаги индустрии и той самой железной технологии».

Глазами возчика мальчик видел, как в стороне над лесом вился дым — там трудились углежоги, а впереди густо коптили небо заводские трубы. Возчик взмахнул кнутом, и лошадь прибавила шаг. Телега, окутавшись пылью, въехала в распахнутые заводские ворота и оказалась… в двадцатом столетии!

Теперь Василя зовут Колей, и сидит он уже не на телеге, а на мягком сидении легкового автомобиля. Густая пыль восемнадцатого века сменилась бензиновой гарью, окутывающей улицы большого города. Мальчик ерзал и нетерпеливо спрашивал рядом сидящего отца:

— Мы едем в лес? А скоро будет лес?

Машина выехала в пригород. Среди садов мелькнули одноэтажные домики, чем-то похожие на хаты родного села. А когда за дачным поселком зазеленел густой лес, Василь почувствовал себя почти как дома. Коля же, выскочив из машины, перебегал от дерева к дереву и от души радовался:

— Лес! Настоящий лес!

Но чем дальше мальчик уходил в лес, тем больше Василь «уходил» из Коли и становился самим собой. Нет, думал он, лес какой-то ненастоящий…

На мохнатом стволе дерева, шурша корой и выискивая насекомых, вертелся поползень и зигзагами поднимался к вершине, где стучал его собрат по очистке леса — дятел. Ничего не скажешь: птицы живые, взаправдашние. Василь пощупал листья молоденькой, светившейся под солнцем березки, потрогал и понюхал траву. Все, вроде, настоящее. Но чего-то главного не хватало. И вдруг Василь понял, словно кто-то невидимый подсказал ему, — не хватало очеловеченности. Нет, лес этот не враг человеку, но и не друг. Он, как вся здешняя природа, просто равнодушен, безразличен к присутствию разума. Он неразумен — вот в чем все дело! Биосфера здесь еще не стала Сферой Разума. И приветливые природные существа — феи, русалки, дриады здесь жить не могут.

Сиротливо, неуютно стало Василю. Он заметался, пытаясь поскорее выйти из угрюмого леса. Это ему удалось, но радости не принесло: Василь выскочил на окраину коптящего трубами заводского поселка. Мальчик запинался о шпалы и рельсы, над ним глухо и тревожно гудели провода высоковольтной линии. И Василю стало страшно.

— Есть места и пострашнее. Смотри.

Откуда прилетел знакомый голос? Из воздуха? Из ветра, свистевшего в проводах? Василь уже летел высоко над землей, где дышалось легко, где руками можно потрогать чистые и влажные бока облаков. Он видел города, дороги, пашни, рощицы и редкие леса — запыленные, угнетенные, но все же леса. Чем ближе к густо заселенной Западной Европе, тем меньше зелени, а города почти сливались в единый сверхгород, опутанный паутиной электропередач, затянутый гарью промышленных испарений.

«К чему все это приведет?» — думал Василь.

— К чему приведет? — спросил голос. — Изволь, могу показать, чем все это могло кончиться.

И Василь увидел такое, отчего по спине побежали мурашки. Города разрастались, зеленые поля и леса исчезали совсем. Кислород теперь вырабатывали кислородные фабрики. Они же поглощали промышленные отходы и чад — воздух стал чище и прозрачнее. Люди превратили всю естественную среду обитания в сплошной космический скафандр, окружив планету искусственной атмосферой, заковав ее в железо, пластик и бетон. Кругом — полчища жужжащих машин, густой лес металлических конструкций. И в этих железных джунглях — ничего живого, кроме машиноподобных людей.

— Вот этого уже не было! — испуганно возразил Василь.

— Верно, не было, — согласился невидимый голос. — Но могло быть. Тот вариант развития цивилизации, который вы видели, заводил в тупик. Чем бездумнее человек «покорял» природу, тем больше она становилась Для него чуждой — насилие не рождает близости, не создает родства. Вместо естественной среды обитания создавалась искусственная, синтетическая. Но эта среда формировала такого же синтетического человека с однобоким машинным мышлением, подрывала его духовную и нравственную сущность. Как тут быть? Ликвидировать техническую среду и уйти в леса к полуобезьяньему существованию? Ученые рассудили иначе: пришла пора перевести машино-технологическую эволюцию в русло эволюции биологической. К тому времени — был конец двадцать первого века — стало уже ясно, что биология — высший тип технологии и возможности живого вещества — безграничны… Давайте кое-что вспомним, полистаем страницы древних времен.

И очутился Василь в глубинах палеозойского океана. Был он сначала не то амебой, не то первичной клеткой, потом стал многоклеточной червеобразной протоплазмой. Копошился в теплом иле, ползал — осваивал простейшее механическое движение. И все это в непроницаемой вековой тьме. Но вот забрезжил свет — эволюция сотворила глаза, сложнейший оптический аппарат.

А на каменистой суше — еще ни одного живого существа, ни одного крика. Прошли еще миллионы лет, и Василь из сумеречных вод выкарабкался на песчаную отмель, огляделся. Во влажном тумане, похожем на пар, качались гибкие травы, высились древовидные папоротники. Василь смутно помнит, как он ползал черепахой с крепким, как броня, панцирем — еще одним изобретением природы; потом, сотрясая землю, бегал бронтозавром и вдруг птеродактилем взлетел вверх — эволюция «придумала» перепончатые крылья. Живое вещество осваивало воздушное пространство.

Сверху он видел, как ожившая, ощущающая, но еще не мыслящая материя приспосабливаясь к среде, понемногу «изобретала» все новые «технические идеи». Заискрились разряды у электрических скатов, летучие мыши ориентировались с помощью ультразвуковой локации. Наконец природа сотворила чудо, свое вершинное достижение — человеческий мозг. Материя стала думать… Василя вдруг осенило: живая природа, биосфера создала мозг, конечно же, не случайно и не для своего собственного истребления, а…

— Верно, — подхватил учитель неокрепшую мысль мальчика. — Не для истребления, а для перехода живой природы в качественно иное состояние. Биополя, ультразвуковая локация и даже чудо-мозг возникли на молекулярно-химическом, или, как мы сейчас называем, на первом биоэнергетическом уровне. Могла ли природа сама, без помощи своего мыслящего органа — человека, перейти на второй и более высокий уровень — квантово-механический с его неисчерпаемыми возможностями? Нет, не могла, ибо природа творит только то, что возможно и полезно в ближайшем поколении, из того материала, который находится под руками. Заглядывать в далекое будущее ей не дано. Единственная задача живого вещества — приспособиться и выжить в медленно изменяющихся условиях геологической эпохи. И природа успешно справилась с этим. Но вот в лоне природы возник человек и взял в руки каменные орудия, потом металлические, потом многие другие. На смену медлительным геологическим эпохам пришла стремительная эпоха — технологическая. И природа была застигнута врасплох.

Голос затихал… Вернее, слова странным образом становились собственными мыслями Василя и разворачивались картинами. Мальчик видел, как миллионами лет каждая травинка и бабочка, каждое дерево «привыкали», проспосабливались к ритмично чередующимся сменам зимы и лета, ночи и дня, к вечно повторяющимся ливням и грозам. Но что могли поделать те же хрупкие бабочки и те же деревья перед внезапно возникшими топорами и бульдозерами? Живая природа словно взывала к человеку, к своему неуемному детищу. Василю казалось, что он даже слышал ее жалобный голос, теряющийся в грохоте машин, в скрежете металла. Не торопись, просила она человека, изменяй окружающую среду медленно, миллионами лет, и я приспособлюсь к твоим потребностям познавать мир и повелевать им. Я создам гибкие и послушные тебе биополя, и они заменят заводы и электростанции. В своей микропамяти я буду хранить все, что пожелаешь: одежду и пищу, все твои знания, всю материальную и духовную культуру…

Но природа была нема. Да и человек остался бы глух, если бы и слышал ее призывы. Человек не в состоянии ждать миллионы лет. Все, что он придумывал, необходимо было реализовать немедленно. Иначе — топтание на месте, застой. Темпы технического прогресса возрастали. Стонущая природа с трудом сопротивлялась, залечивала свои раны. Но в конце двадцатого века существование биосферы и ее детища — человека было поставлено под угрозу.

Неизвестно, чем бы это кончилось, если бы не знаменитый Азорский эксперимент, о котором Василь уже кое-что слышал. А сейчас и увидел.

…Под ним Азорские острова двадцать второго века, окутанные силовыми сферами лабораторий — прозрачными, цветными, решетчатыми. В лабораториях — опытные образцы со всех континентов. Деревья, травы и связанные с ними насекомые за десять лет прошли здесь путь эволюции, которая без вмешательства человека длилась бы миллионы лет, если бы вообще началась. И что особенно важно — это было естественное развитие, лишь ускоренное учеными. Сохранился даже естественный отбор: в борьбе за существование побеждал тот, кто быстрее приспособился к нуждам человечества, кто лучше впитал в себя достижения его рук и разума. В увеличенном размере Василь увидел пульсирующую живую клетку. Хрупкая и самая обыкновенная, она питалась уже не только соками земли, но и «соками» микромира, черпала из его бесконечных глубин неведомую энергию. Она, эта энергия, стала для органической ткани столь же необходимой и живительной, как солнечный свет и летние ливни.

Опытные образцы шагнули из лабораторий на материки и в борьбе за существование постепенно вытесняли своих «первобытных» предшественников. Вместо прежних трав прорастали новые; набирали силу внешне, вроде, те же деревья, но в своих сокровенных глубинах совсем другие — энергетические. Каждое дерево, каждая травинка стала чем-то вроде маленькой энергостанции. Леса и поля как бы дышали этой биоэнергией, способной превращаться в любой другой вид энергии и в любое вещество…

— Как все это происходит, вы узнаете, когда станете старше, — послышался голос Ивана Васильевича. — А пока — взгляд с высоты.

Василь поудобнее уселся на облаке, плывущем над землей, и, не отрываясь, глядел на происходившее внизу. Если раньше кичливая техносфера с торжеством, с визгом и скрежетом наступала, раскидываясь коптящими заводами и рощами металлических конструкций, то сейчас она съеживалась, как проколотый воздушный шар. Шоссейные и железные дороги, заводы и электростанции как-то незаметно исчезали, растворялись в пахучих травах, в прохладных лесах. Обратное наступление шло сравнительно медленно, около ста лет, но промелькнуло перед глазами мальчика за считанные минуты.

— Живая природа вобрала в себя техносферу, — снова заговорил учитель, — переложила на свои плечи ее обязанности, ни в малейшей степени не утратив своей естественности, своей изначальной красоты.

— А откуда пошло название «Сфера Разума»? — спросил кто-то из ребят.

Замечтавшийся Василь вздрогнул и оглянулся. Он и не заметил, как удивительное путешествие по странам и эпохам закончилось. Сидел он уже не на облаке, а на пригорке в окружении одноклассников.

— Начало положил русский ученый Вернадский, — старый учитель встал и, разминаясь, прошелся по траве. — Всю материальную оболочку Земли, созданную трудом и разумом человека, Вернадский предложил называть ноосферой — сферой разума. Мы и сейчас пользуемся этим термином, вкладывая в него новый смысл. Если раньше человек естественную среду обитания преобразовывал в искусственную, синтетическую цивилизацию, то наша цивилизация стала органической, естественной. Если до этого людей окружали роботы — скучноватые и туповатые железные детища техносферы, — то сейчас разумная природа подарила нам…

— Аоллу! — вырвалось у Вики.

Ребята рассмеялись.

— Не только ее, но и многих других, — сказал Иван Васильевич. — Уже с первых шагов жизни они приучают нас воспринимать природу по-братски. Искусство, наука, да и вся наша жизнь многим обязаны тем родственным узам, которые связывают нас с ветром и шелестом трав, с цветами и деревьями.

И тут посыпались вопросы, которых учитель, видимо, ожидал.

— А когда появились природные существа?

— Говорят, раньше их не было. Как же люди обходились без них?

— Вот так и обходились, — историк развел руками и, вспомнив что-то, улыбнулся, отчего вокруг его глаз веером побежали морщинки. — На первых порах наши волшебные леса и поля были пустынными, как в старые времена. Но вот сто двадцать лет назад, в дни детства Сферы Разума и моего собственного детства, произошел со мной один забавный случай. Желаете послушать?

— Желаем!

— Пятилетним малышом я вышел из города, — с видимым удовольствием начал учитель. — Поля и рощи манили меня. Сам не свой от радости, я мчался, оставляя позади кусты и деревья. Но вот остановился, огляделся и понял, что обратной дороги не найти. Изрядно перетрусил я тогда. Пригорюнившись, сел на пенек. Вспомнились сказки, населенные волшебными существами. Они, конечно, помогли бы. «Жаль, что феи и гномы живут только в сказках», — почти вслух подумал я.

— Не только в сказках, — послышался вдруг в траве обиженный голосок.

Я вгляделся. Под цветком ромашки, как под белым зонтиком, сидел малюсенький человечек в шляпе и кожаной куртке. Одна нога у него разута, рядом лежал сапожок.

— Гномик? — удивился я.

— Конечно, — человечек все еще хмурился. — Пора бы узнать.

— Но… — я хотел сказать, что это неправда. И вдруг поверил, что передо мной настоящий живой гномик.

— А что ты здесь делаешь? — спросил я.

— Угадай.

— Отдыхаешь.

— Вот и промахнулся, — рассмеялся человечек. — Гномы никогда не отдыхают. Мы народ трудолюбивый. Сейчас я ремонтирую сапог.

Он постучал по каблуку крохотным молоточком, потом осмотрел сапог и остался доволен.

— Вот сейчас можно идти домой. Я живу недалеко.

— А как же я?! Помоги найти дорогу.

Но гномик отказывался, ссылаясь на свою «чрезвычайную занятость». Эти слова рассмешили меня, и я весело упрашивал его. Гномик хмурился, недовольно пожимал плечами и, наконец, сжалился:

— Топай за мной.

Гномик забавно семенил ногами, часто останавливался у колокольчиков и постукивал молоточком по их голубым чашечкам. Цветы, к моему удивлению, звенели, как серебряные. Он рассказывал мне о кузнечиках и разных жучках, с большой симпатией отозвался о муравьях — таких же трудягах, как гномы. Я и не заметил, как подошли к городу. Гномик попрощался и скрылся травах. С тех пор я часто уходил в знакомые поля. Гномика больше не встречал, но чувство, что здесь мой друг, меня не покидало. Похожие случаи с детьми вскоре были отмечены в других странах. Феи, дриады, эльфы на какое-то время появлялись то там, то здесь. Сфера Разума словно спрашивала: понравится ли? Пока, наконец, не убедилась…

— А правда, что природные существа покинут нас, когда мы станем взрослыми?

— Неправда, — возразил учитель. — С некоторыми вы будете встречаться всю жизнь. Они — такая же экологическая среда, как роса на цветах или свежий ветер с полей. Я, например, люблю беседовать с моим давним другом, мудрым лесным старцем. У вас, наверняка, тоже есть свои любимчики. Ну-ка, назовите их.

— Аолла, — выпалила Вика.

Но ее тут же перебили:

— Фея Фиалка!..

— Купавка!..

— Домовой Спиридон!..

Василь сначала помалкивал. Но когда сидевший позади мальчик начал громко расхваливать какого-то своего Попрыгунчика, — не выдержал. Он вскочил и, размахивая руками, закричал:

— Кувшин! Всех лучше Кувшин!


Эта встреча произошла, когда маленький Василь и его дружок Андрей только еще знакомились с неведомым миром за околицей родного села.

Околица… Слово-то какое! Оно звучало как слово вольница; в нем слышались посвисты ветра, журавлиные крики, шелест волнующихся трав. В роще, куда Шли ребята, звучала красивая песня. Поди разберись, кто певунья: девушка из ближнего города или сама фея лугов?

Становилось жарко, и ребята с облегчением шагнули в дубраву, пересекли полянку и вошли наконец в сосновый бор — глухой, тихий и тенистый. Сквозь ветви изредка пробивались паутинки солнечных лучей, и тогда рыжие стволы сосен вспыхивали, отбрасывая на подлесок и лица ребят слабый розовый свет. Иногда прошуршит по стволу поползень да гулко пробарабанит дятел. И снова тишина.

Сосновый бор расступился, и открылось гладкое, без единой морщинки озеро. В нем, как в перевернутом синем небе, недвижно застыли облака. И здесь тишина: все живое спряталось в тени. Одни лишь стрекозы звенели в камышах.

Василь вынул из кармана камешек, подобранный по дороге. Размахнувшись, швырнул его в озерную гладь, любуясь кругами и задрожавшими, заплясавшими в воде облаками.

— Перестань, — сказал Андрей. — Заругают.

— Кто заругает? Ерунда, — ответил Василь и Оросил еще один камень.

Из воды неожиданно высунулась голова с рыжими, прилипшими к узкому черепу волосами. Незнакомец осторожно потрогал свой висок, поморщился, словно от боли, и проворчал:

— Вот разбойники. Прямо в голову попали.

Василь видел, что странный незнакомец обманывает: камень упал в стороне. Рыжеволосый тем временем подплыл к берегу и встал на дно. Вода была ему по колено, влажно блестели его зеленые и будто сотканные из водорослей короткие брюки. Свирепо сдвинув брови, незнакомец погрозил пальцем и прогремел:

— Не засоряйте водоемы!

— А ты, дяденька, кто? — спросил нисколько не испугавшийся Василь. — Водяной?

— Он самый, — рыжеволосый самодовольно разгладил свои усы. — Я хозяин местных вод!

— А русалки здесь водятся?

— Спят, лентяйки, — нахмурился водяной. — Всю ночь плясали под луной, а сейчас спят. Проснутся, я им задам взбучку.

— А ты, дяденька, не ругай их, — уговаривали ребята. — Они ведь устали.

Рыжеволосый вышел из воды и, разминаясь, с удовольствием прошелся. Друзья залюбовались его стройной фигурой, мускулами, игравшими под атласной кожей. Но лицо некрасивое — рябое, курносое, с рыжими и шевелящимися, как у жука, усиками, которыми водяной, однако, весьма гордился.

Он сел на сухой пригорок. Рядом расположились ребята и, желая познакомиться, назвали свои имена. Водяной почему-то ничего не ответил.

— А тебя, дяденька, как звать?

Но лучше бы не спрашивали: вопрос этот, кажется, был ему крайне неприятен. Лицо его стало обиженным.

— Нелепое у меня имя, ребята, — проговорил он. — Смеяться будете.

— Не будем! — обещали заинтригованные ребята. — Назови свое имя! Назови!

Водяной кряхтел, морщился и, наконец, произнес:

— Кувшин.

— Знаю! — воскликнул Василь. — Есть такой старинный сосуд. Пузатый-препузатый.

— Ну какой же я пузатый? — сокрушался водяной. — А все из-за моей матери русалки. Она любила купаться среди кувшинок. Ее так и прозвали — Кувшинка. Свое имя она хотела передать дочери. Но вместо дочери-русалочки у нее родился сын, то есть я. Недолго думая, меня назвали Кувшином. Смешно?

— Нисколько, — заверили друзья, которым этот рассказ очень понравился. Имя Кувшин, сказали они, даже красивое.

— Вы находите? — Кувшин с подозрением покосился на ребят. Но увидев их серьезные лица, повеселел и стал расхваливать свою стихию.

— Вода! — подняв палец, торжественно произнес он. — Колыбель жизни.

Рассказывал водяной довольно нудно. Желая остановить его и заодно показать свою ученость, Андрей спросил:

— Кто еще живет в местной экологической нише?

— Есть тут один тип, — лицо Кувшина искривилось, как от зубной боли. — Пренеприятнейший тип! Ругатель. Видите на том берегу березу со сломанной веткой? Это я случайно надломил, прыгая в воду. И что лее вы думаете? За одну ветку крикливый старикан целый год пилил меня. Он, видите ли, лес бережет…

— Так это же дедушка Савелий! — догадались ребята. — Старик-лесовик! Слышали о нем.

— Только слышали? И ни разу не видели? Завидую вам. Встречаться с ним не советую. Сварливый старикашка, Зануда.

Кувшин доказывал, что дед Савелий вообще не имеет права ругать водяных — существ, как известно, более древнего и знатного происхождения. О дедушке Савелии, о русалках и леших, даже о малютках эльфах Кувшин рассказывал с иронией, подмечая у каждого смешные недостатки. Получалось у него это просто здорово. Правда, Кувшин вынужден был признать, что Аполлон, Зевс и другие «типы» античности более благородного происхождения, чем он сам. Но и о них отзывался пренебрежительно, считая зазнавшимися аристократами.

— Люди восторгаются; Посейдон! Посейдон! — кривил губы Кувшин. — Подумаешь, царь морских глубин!! А я плаваю даже лучше него. Смотрите!

Кувшин взобрался на тополь, стоявший у самого берега, и бросился вниз. Плавно перевернувшись в воздухе, вошел в воду без брызг, без всплеска. И поплыл. Да так, что глаза у ребят засветились завистью и восхищением. Кувшин в воде был быстр, ловок и красив, как птица в воздухе.

— А вы почему не купаетесь? — спросил он, выйдя на берег. Окинул ребят проницательным взглядом и усмехнулся: — Догадываюсь, Плавать не умеете. Какой позор! Теперь понятно, почему вы такие немощные, Ветерок подует — и повалитесь, Заморыши! Хлюпики! Слабаки!

Это было явно несправедливо, и друзья, вскочив на ноги и размахивая руками, стали горячо доказывать, что они играют в спортивные игры и закаляются под дождями, что они ловкие и сильные. И вообще, чем ругаться, лучше бы научил плавать.

— Плавать? А получится ли?

— Получится! Получится! Научи!

В тот же миг друзья раскаялись в своей просьбе. Кувшин швырнул их в озеро, как беспомощных котят. Ребята визжали и суматошно колотили руками, взметывая брызги. Кувшин стоял рядом и учил держаться на воде. Учил решительно и безжалостно. За непослушание он даже отшлепал Василя по мягкому месту.

— Разве так учат?! — возмущались друзья.

— Только так! — с веселой свирепостью отвечал водяной. — И не вопите. А то русалок разбудите. Вот смеху-то будет.

И точно: одна из них уже сидела на кочке и, глядя на барахтающихся ребятишек, хохотала.

— Брысь отсюда! — сверкнул глазами Кувшин.

Русалка проворно скрылась под водой.

Минут через двадцать Андрей и Василь не очень умело, но уже самостоятельно подплыли к берегу и хотели бежать домой. И тут их пригвоздил к месту презрительный голос:

— Улепетываете? Трусы!

Пришлось остаться. Вместе с водяным пробежались до опушки леса, потом сделали несколько дыхательных упражнений.

— Не пора ли обедать? — спросил Кувшин.

— Пора! Конечно, пора! — обрадовались друзья.

Водяной хлопнул в ладоши — и вмиг расстелилась по траве скатерть с узорчатой вышивкой и запахло чудесными медовыми кексами, топлеными сливками, зарябило в глазах от рассыпчатых пончиков и красиво расписанных пирожных.

Василь уже протянул руку, чтобы поскорее отправить в рот лакомый кусочек. Но Кувшин посмотрел на яства с такой яростью, что те мгновенно исчезли.

— Я вас отучу от обжорства! — кричал он. — Это фея избаловала вас. Знаю ее. Легкомысленная и вздорная особа. Модница! Вертихвостка!

Ругался водяной так же здорово, как и плавал. И дал он им всего лишь по тарелке с кашей и по кружке молока с булочкой. Сам Кувшин ел ту же простую пишу и нахваливал. Каша и вправду оказалась очень вкусной и сытной.

После обеда Кувшин отпустил друзей со словами:

— Жду вас, хлюпики, завтра.

Но Андрей и Василь обиделись и твердо решили: к озеру больше не ходить и водяному не показываться. Весь следующий день они играли на лугу вблизи села.

К вечеру вернулись из леса сельские ребятишки. Одни с удовольствием вспоминали дедушку Савелия, другие расхваливали лешего, с которым состязались в беге и прыжках. А девочки восторгались громче всех:

— Какие русалки! Мы с ними играли и купались в реке. А как они поют!

И друзьям стало не то чтобы завидно, а как-то не по себе. Может быть, Кувшин не такой уж плохой? Во всяком случае такого знакомца нет ни у кого.

Утром Андрей и Василь снова отправились к озеру. Под тополем, спиной к ним, сидел водяной. Он казался еще более задиристым, чем в прошлый раз. Особенно смущали друзей его огненно-рыжие волосы. Подсохшие на солнце, они топорщились воинственно и драчливо, как гребень петуха. Но настроение у водяного было как будто хорошее. Он глядел в воду и хохотал над резвившимися мальками.

Услышав шаги, Кувшин обернулся и насмешливо скривил губы:

— А-а, это вы, заморыши.

Друзья проглотили оскорбление молча. И, похоже, это тронуло Кувшина. Не чурбан же он в конце концов.

Сегодня решили учиться брассу. Андрей и Василь все движения усваивали быстро, что приводило водяного в искреннее изумление. Потом пробежка, гимнастические упражнения, прыжки в воду. Кувшин был неутомим, да и Василь с Андреем нисколько не уставали. Напротив, они возвращались домой с таким ощущением, будто за спиной у них выросли крылья. А ложась спать, чувствовали, что их загорелые тела пахнут солнцем, озерной водой и камышами. Утром вновь спешили к озеру, хотя Кувшин был все так же насмешлив, привередлив и кормил одной лишь кашей.

Подкралась осень. Отцветали поля, улетела на юг певунья иволга и словно оставила свой золотистый наряд на листьях березняка. Андрей и Василь купались и в холодной воде. Но когда берега к утру покрылись однажды хрустким ледком, пришла печальная пора расставаться со своенравным, но полюбившимся водяным.

— До свидания, Кувшин! До следующего лета! — ребята то и дело оборачивались и с грустью махали руками.


Любимый с детства тополь-бормотун шумел, а Василь вслушивался в несмолкаемый говор листвы с сожалением и грустью: ничего таинственного он уже не ждал. Он не дошкольник и не первоклашка. Через год, закончив десятый класс, станет взрослым и с детским ощущением мира пора расставаться. Неужели навсегда?

Налетел короткий ливень и умчался с дробным перестуком, а Василь побежал навстречу вышедшему из-за тучки солнцу. Там за рощей паслись кони, тот самый опытный табун. К счастью, сегодня дежурил знакомый ученый-пастух.

— Дядя Антон, разреши проехаться на Орленке.

— Ладно, так и быть, — кивнул профессор. — Только будь внимателен: похоже, Орленок на грани чего то нового. Первый кандидат в хронорысаки…

— Не занесет же он меня в другую эпоху.

— Да нет, пока, думаю, не занесет.

Шагах в двадцати паслись кони. Среди них красавец редкой масти — белой с голубым отливом. Заметив Василя, он поднял голову и навострил уши.

— Орленок, ко мне, — тихо позвал юноша. Но конь услышал, подлетел снежным вихрем и положил голову на плечо Василя.

— Вижу, что вы большие друзья, — рассмеялся ученый-пастух. — Только недолго, ладно?

Василь вскочил на Орленка, и в тот же миг ветер засвистел в его ушах, чудо-грива прохладным белым пламенем плескалась, щекотала плечи и уши. Промелькнул тополь-бормотун, потом табунок обыкновенных, или, как выражается дядя Антон, «диких» лошадей.

Орленок легко взял препятствие — довольно высокий кустарник, доказав, что летать могут не только птицы. Но в лес вошел чутким, осторожным шагом. Минут через двадцать деревья расступились, и Василя ослепил блеск искрившегося озера. Сквозь камыши юноша разглядел петушиный гребень рыжих волос, и ему стало не по себе: бедный Кувшин! Как он давно не навещал его.

С чувством раскаяния Василь подъехал и соскочил на землю. Кувшин обернулся, хмурым взглядом смерил юношу и, скривив губы, процедил)

— Предатель.

— Ты неправ, Кувшин, — возразил Василь. — Сам понимаешь, что я не малыш и нам пора расставаться. Через год закончу школу, получу знак зрелости. В этом будет и твоя заслуга.

— Знак зрелости… В прошлом году Андрей получил знак и забыл… Не приходит. Но ему я прощаю: он стал чемпионом мира по плаванию. Моя выучка! А ты?

— Я занимаюсь конным спортом.

— Кони, — брюзжал Кувшин. — Променять меня на каких-то четвероногих. Тьфу!

Но расстались они по-доброму. Василь помахал водяному рукой, словно собственному детству — ушло, уплыло, растаяло, как дым в небесах… Он тронул коня и хотел было повернуть обратно. Но проскакал немного я почувствовал, что впервые по-настоящему слился с этим теплым, живым, почти разумным существом. Будто стали они единым организмом.

— Лети, Орленок! Вперед!! — воскликнул Василь.

Конь помчался стремительнее обычного. Едва касаясь ногами земли, Орленок стлался, как белая птица на бреющем полете. Травы гнулись под ним и вихрем проносились кусты. И вдруг начались странные вещи: дни и ночи мелькали мгновенно, а солнце летало с востока на запад подобно метеору с раскаленным хвостом. «Уж не выскочил ли Орленок на дорогу времени, — подумал Василь. — Нет, нет!.. Чепуха!» Но когда конь влетел в беззвучную мглу с проплывающими мимо тенями, юноша испугался.

— Остановись, Орленок! Остановись!

Тьма расступилась, засинело небо, замелькали деревья, и у Василя отлегло от сердца. А когда Орленок с рыси перешел на шаг, успокоился совсем. Он дома, в своем времени! В такой же лесостепи, где цветут травы и синеют вдали рощи.

Орленок остановился и стал пощипывать траву. Но почему-то брезгливо, встряхивая головой и фыркая. Трава и впрямь какая-то чахлая и запыленная. В чем дело?

Василь коснулся шелковистой гривы и показал на холм. Понятливый конь вынес его на вершину, и юноша замер в тревожном изумлении. На выжженной солнцем равнине стояли бедные хаты с посеревшей от времени соломой на крышах. Чуть дальше зеленым оазисом дремотно застыл большой сад с липовыми аллеями, ажурными беседками. На берегу пруда белел двухэтажный особняк с колоннадой.

«Неужели дворянская усадьба?» — подумал Василь, и в груди его тоскливо заныло. «Не паниковать!» — приказал он себе и помчался прочь от села. Остановился шагах в тридцати от пыльной ухабистой дороги, по которой уныло брела худая гнедая кобыла, запряженная в телегу. В телеге рыжебородый мужчина и двое ребятишек в латаных рубашонках и лаптях. Один из них посмотрел на Василя и закричал:

— Молодой барин! Приехал молодой барин!

— Не похож, — возразил мужчина, с удивлением глядя на всадника и невиданной красоты коня. — Может, это гость барина?

Василь отъехал от дороги и с бьющимся сердцем остановил коня за кустарником. По южновеликорусскому, говору людей (а он знал их язык), по одежде и другим признакам юноша понял, что заскочил в первую половину девятнадцатого века. Да и в пространстве конь унес его не так уж далеко — в Тульскую или Орловскую губернию. Он видел эти места в хронофильмах на уроках истории и литературы. Он даже побывал в Спасском-Лутовинове — в имении знаменитого русского писателя. В Памяти Сферы Разума, конечно же, хранился этот литературный музей.

Надо немедленно возвращаться. Но опаленные солнцем поля, где звенела колосьями спелая рожь, рощи и перелески — весь этот исторический ландшафт был до того знакомым, что любопытство завладело юношей. Да не эти ли самые места описал Тургенев в «Записках охотника»?

Орленок выбрался из кустарника, взбежал на высокий холм. Василь окинул взглядом травянистую равнину, где полукругом изгибалась река, и у него перехватило дыхание: это же знаменитый Бежин луг!

С реки доносились звонкие голоса ребятишек. И снова Василь подумал: уж не с ними ли провел писатель ночь у костра, слушая их рассказы о домовых, водяных и русалках? Ребята плескались в воде, окликали друг друга, и Василь узнавал — невероятно! — знакомые по книге имена: Костя, Федя, Павлуша… Они!

Но тут ребята, заметив всадника и выскочив на берег, замахали руками и закричали:

— Барчук! Молодой барин!

Василь вздрогнул и, склонившись к уху Орленка, шепнул: «Назад. Лети домой». Орленок красивой рысью — у ребят наверняка замерли сердца от восторга — поскакал туда, где синели в знойном мареве рощи, а еще дальше виднелась зубчатая стена леса. Учуял, видимо, что людей там нет.

«Умница», — с облегчением вздохнул Василь.

Скорость нарастала. Кусты, деревья, облака — все закружилось, завертелось. В посеревшем небе огненным ветром промелькнуло солнце и погасло. И снова мгла столетий с пугающими тенями…

Но вот закружились облака, засинело небо. Но уже родное — Василь сразу почувствовал это. Перескакивая через реки и кустарники, Орленок сбавлял скорость и приближался к той точке пространства и времени, откуда начал свое странствие.

Здесь их ждали. Встревоженный профессор и его коллеги — «лошадники» осмотрели Орленка и, найдя его в хорошем состоянии, успокоились. Василь встретил укоризненный взгляд дяди Антона и виновато опустил голову.

Крепко ему в тот день досталось, особенно от отца. Но зато сверстники с завистью слушали его рассказы о полете сквозь столетия, о том, как он был «барином» в девятнадцатом веке. Словом, стал Василь героем дня.

Первый и нежданный рейд в прошлое оказался удачным, и Василю многое простили. Но и наказали: отлучили от экспериментального табуна, запретили появляться даже вблизи.


Удача подхлестнула Василя. Он отважился поделиться со Сферой своим тайным замыслом. Он знал: все более или менее стоящие догадки уходят в общую копилку человечества — в Память Сферы Разума. Если автор гипотезы не справится, то другие ученые подхватят ее и рано или поздно «доведут до ума».

Василь давно вынашивал свою ослепительно красивую гипотезу. Связана она все с теми же лошадьми. Только это уже не скакуны в прошлое — те почти готовы. По замыслу Василя на земных лугах будут пастись и набираться сил… звездные рысаки! Они покончат с остатками «железной», небиологической технологии в космосе. Они способны будут рвать пространство и мчаться быстрее света.

…Чуткая Сфера Разума уловила смутные, неокрепшие мысли юноши и создала нужный фон. Перед взором Василя звездными спиралями раскинулась родная галактика — Млечный путь. «Верно!» — обрадовался Василь, удивляясь, как точно реализуются, обретают зримый вид его затаенные мечты. На окраине ее, там, где находится Солнечная система, из пахучих трав планеты Земля взмыл в открытый космос всадник на могучем скакуне.

Конь оглянулся и замер, прислушиваясь к голосам бесчисленных миров. Потом сорвался с места и поскакал по лугам Млечного пути, перепрыгивая через овраги черных дыр и реки туманностей. Наконец он миновал последние рощи звездных скоплений и вырвался за пределы своей Галактики. До соседних — миллиарды световых лет. С немыслимой скоростью, рокоча копытами, мчится межгалактический рысак по вечной крыше мироздания, по необозримой космической степи.

— Любопытно, — послышался одобрительный голос. — Поэтично и дерзко! А математическое обоснование? Хотя бы приблизительное?

Да, у Василя уже были готовы некоторые математические выкладки. В глубине души, правда, таилось ощущение их наивности. Ну а вдруг он не ошибся? Вдруг повезет?.. Торопясь и волнуясь, Василь на черном бархате космоса светящимися формулами представил свои доказательства.

Сфера долго молчала. Видимо, шевелила своими таинственными «извилинами», сравнивала, анализировала. У юноши затеплилась надежда… Но ответ пришел сокрушительный.

— Вздор! Чепуха!

Василь обиделся. Сфера могла бы выразиться и поделикатнее.

— Она еще не такое может сказать, — посмеиваясь, утешала его потом одноклассница Вика. — Многие юнцы так и рвутся обессмертить себя, встать рядом с Ньютоном и Пушкиным. Особенно настырны начинающие поэты. Один юный стихотворец, мой сосед, так надоел со своими виршами, что Сфера насмешливо попросила не засорять Память человечества всяким мусором.


Однажды перед началом занятий Саша Федин, их классный заводила, предложил:

— Давайте сходим вечером на Лебединое озеро.

— А повезет ли? — засомневались ребята.

Редким счастливцам удавалось стать свидетелями волшебного зрелища. А ведь еще недавно это озеро считалось довольно заурядным и называлось просто Лесным. Но вот лет пять назад распространились слухи, которым сначала не очень-то верили. На озере будто бы завелись необыкновенные русалки, обладающие редкой музыкальностью и пластикой. Говорили, что танцуют они чаще всего весной, когда расцветают водяные лилии. Слухи все больше подтверждались. В прошлом году двое выпускников их школы вернулись с озера потрясенные: они видели сцены из старинных балетов, исполненные с удивительной грацией. Особенно полюбился русалкам балет Чайковского «Лебединое озеро». Вот так и получил волшебный водоем новое название.

…Идти решили пешком. Солнце близилось к горизонту, когда ребята миновали скалы Трех Братьев и вышли в поля. Незаметно увял закат, выступили звезды. Полная луна то прятала свой лик в белесых облаках, то снова выплывала. Извилистыми тропками потекли в низинах ночные туманы. Все замолкли, прислушиваясь к вечерней тишине. Перепел, притаившийся в траве, вдруг громко прокричал:

— Спать-пора! Спать-пора!

— Ты спи, а нам некогда, — возразил Василь.

Вошли в лес. Старались идти бесшумно, чтобы не вспугнуть русалок, если те сегодня вообще пожелают явиться. Скоро деревья расступились и сквозь прибрежный ивняк блеснуло зеркало воды.

— Лебединое озеро, — прошептал кто-то.

— Тише, — Вика предостерегающе подняла палец. — Вальс Шопена в исполнении симфонического оркестра.

Оркестром было само озеро: звуки, казалось, поднимались из его глубин, стекали с берегов а сливались в нежную мелодию.

Ребята раздвинули посеребренные луной ветви ивняка и ступили на широкую песчаную отмель. Метрах в двадцати от берега в белых платьях под звуки вальса кружились русалки. В тот же миг заключительные аккорды угасли, наступила тишина. Стройный ряд танцовщиц нарушился. Они сошлись и о чем-то заговорили. Одна из русалок взглянула на берег и воскликнула:

— К нам гости пришли!

Русалки, а их было десятка три, шумной толпой высыпали на берег.

— Опоздали, милые, — смеялись они. — Мы уже домой собрались.

Ребята стали упрашивать их станцевать что-нибудь еще. Русалки отказывались, но вид у гостей был таким просящим, что одна из них сжалилась и сказала:

— А что, девушки, пусть решит наша королева.

Русалки расступились и слегка подтолкнули вперед свою скромно державшуюся повелительницу.

— Королева! — зашептались ребята, — Смотрите: в самом деле королева!

Василь стоял как оглушенный: красота девушки поразила его… «Да что это со мной?» — на миг опомнился он. Василь знал, что красивые феи и русалки иногда прикидываются земными девушками, чтобы вскружить головы слишком влюбчивым парням, подшутить над ними. А потом эти ребята становятся посмешищем. Но влюбиться, заведомо зная, что перед тобой русалка, это уж совсем позор…

— Смотри, не влюбись в русалку, — послышался за спиной насмешливый голос Вики.

«Догадалась», — вздрогнул Василь и, обернувшись, сердито бросил:

— Уж как-нибудь постараюсь.

Королева русалок улыбнулась и сказала:

— Пусть будет так, как пожелает этот юноша.

— Ты что молчишь? — возмущались ребята. — Проси! Становись на колени!

Василь справился с волнением и сказал:

— Просим повторить танец.

Русалки во главе со своей повелительницей направились к озеру, оставляя на песке заметные следы. Но на воду волшебницы ступили с легкостью пушинок. Под их туфельками озерная гладь лишь чуть-чуть вздрагивала, расходясь еле приметными кругами. Словно воды касались лапки водомерок или падали сверху крохотные капельки дождя.

Из неведомой дали, из какого-то невыразимо прекрасного мира просочились светлые звуки. Они полнились в чаше озера, плескались. Рассыпчатое эхо, отражавшееся от холмистых берегов, придавало музыке объемность и глубину. А сами русалки казались духами музыки или ее зримым выражением — так чутко каждый их шаг, каждый пируэт отзывался на мелодию и ритмы вальса. Но чаще чудилось обратное: сами звуки соскальзывали с их пальцев, возникали из плавных движений чудо-балерин. Это было идеальное слияние музыки и пластики.

Танец длился минут десять, но пролетел для ребят как один миг. Польщенные аплодисментами, русалки раскланялись. Подолы их кисейных платьев, казалось, таяли в нитях тумана, ползущих над водой. Вот-вот и сами русалки растают в зеркальной глади озера, исчезнут, «уйдут домой»…

Но нет, они и сегодня не могли обойтись без своего любимого балета — зазвучал вальс из «Лебединого озера». Снова русалки закружились, упиваясь своей легкостью и грацией. И вдруг… Ребята не верили глазам своим. Русалки вдруг взмахнули своими белыми платьями, как крыльями, и взлетели!

И вот в небе уже не русалки, а лебеди. Махая крыльями в ритме вальса, белые птицы-балерины летели в ночную высь, туда, где серебрилась вечно струящаяся река Млечного пути. Все выше и все меньше становились птицы… Еще миг, и угасла музыка, а сами лебеди-русалки затерялись среди звезд, рассеялись в тиши мироздания.

— Это неправда! — воскликнула Вика. — Это сон. Нам снится сказка!

— А это тоже снится? — возразил Саша Федин, показывая на русалку, одиноко стоящую на воде.

К изумлению ребят, королева русалок не улетела вместе со своими подругами. Она вышла на берег, чуть прихрамывая и морщась: балетные башмачки, видимо, были ей тесны. Девушка наклонилась, сняла их и отбросила в сторону. Не долетев до травы, башмачки исчезли — ушли в Память. На смену им возникли мягкие я удобные туфли.

— Вот это да! — удивилась Вика, — У нее, оказывается, были антибашмаки. Поэтому и ходила по воде вместе с русалками. И никакая это не русалка, а такая же, как мы. Она разыграла нас!

«Я это предчувствовал!» — мысленно воскликнул Василь, хотя в глубине души признался, что ни о чем не догадывался.

Ребята окружили «королеву». Смеясь, называли ее обманщицей, спрашивали, кто она и откуда. А та молчала и стеснительно улыбалась. Лишь по пути, когда вышли из леса в лунные степные просторы, девушка разговорилась. Живет она и заканчивает десятый класс на одном из спутников Сатурна — Титане.

— У нас такие же леса, луга и реки. Но нашей, созданной людьми природе, к сожалению, далеко до Сферы Разума, И нет у нас ни эльфов, ни фей, ни русалок. А я так хочу стать балериной.

— Этому можно учиться и в студии, — возразил кто-то.

— Можно. Но ваши русалки и феи — это сама стихия танца. Недавно я открыла Лебединое озеро с его изумительной акустикой. Музыкальное озеро! А его русалки — просто волшебницы. Я подружилась с ними и сегодня старалась ни в чем не уступать им. Удалось мне это?

«Еще как!», — хотел сказать Василь, но от волнения не мог вымолвить ни слова. Он плелся позади всех. Шел, словно отуманенный, и не мог даже толком вникнуть, о чем говорили ребята со своей новой знакомой.

Когда подошли к границе города, Саша Федин вздохнул:

— Пора по домам.

— Я еще не освоилась с вашей местностью, — оглянувшись по сторонам, сказала балерина. — Где-то здесь станция миг-перехода, этакая симпатичная часовенка. Но где она? Кто покажет?

— Я! — отозвался Василь. — Я провожу!

Они простились с ребятами и словно окунулись в живой, волнующийся океан: в степи стлались, клубились светлые туманы. Платье девушки сливалось с этим мерцающим дымом. Она будто не шла, а плыла и казалась сейчас Василю одной из улетевших лебедей-русалок.

— Такое впечатление, что ты совсем из другого мира, — сказал он.

— Ничего удивительного, — улыбнулась девушка. — Я ведь инопланетянка. У нас на Титане многое для вас, землян, необычно. Даже имена.

— А как зовут тебя?

— Аннабель Ли.

— Что-то от поэтической старины. Эдгар По?

— Да, в его стихах встречается это имя. Но разве я похожа на его Аннабель Ли?

Нет. И в то же время есть что-то от другого мира…

— Хватит об этом, — прервала его девушка. — Лучше расскажи о чем-нибудь. Вам, землянам, можно позавидовать. Природа у вас такая одухотворенная — не то, что у нас.

Василь посочувствовал ей и стал рассказывать о спутниках своего детства — Кувшине, снегурочке, фее весенних лугов.


…Однажды — это было еще до встречи с водяным — маленькие Василь и Андрей пошли в ближний лес. Играли в прятки. Гонялись друг за другом. И вдруг насторожились: за кустом слышался голос. Ребята выглянули и на лесной лужайке увидели светловолосую девушку. Она сидела на траве, гладила цветы и тихо напевала.

Заметив малышей, девушка удивленно вскинула брови. Потом встала и улыбнулась.

— Не испугались? Ну, давайте знакомиться. Меня зовут тетей Зиной.

— Какая ты тетя, — возразил Андрей. — Может, на год старше моей сестры. А ей всего шестнадцать.

— Ну нет, я на тысячи лет старше. Я родилась в глубокой древности.

Девушка произнесла это очень серьезно, но ребята весело рассмеялись, уверенные, что она шутит. Ведь была тетя Зина такой простой и приветливой, такой сегодняшней. Лицо ясное, как утренний рассвет, а глаза — синие-синие. Не глаза, а васильки. А что за туфельки! Словно они сотканы из стеблей травы и пуха одуванчиков. Но еще удивительнее платье. Так и казалось, что на тете Зине сарафан, сшитый из цветущего весеннего луга. Василь понюхал — пахло фиалками, потрогал — вроде бы обычная ткань. И в то же время живой луг с пахучими фиалками.

— Красиво платье? — спросила тетя Зина. — Это я сама придумала. Весенние луга — мое увлечение и моя специальность. Хотите расскажу о травах и цветах?

— Есть хотим, — признался Андрей.

— Ах, да! Извините меня, хвастунью. И правда, пора закусить. Вы что умеете брать из Памяти? Только мороженое? Сейчас многому научу. Смотрите.

Девушка начала с самого простого, что ребята сумели бы и без нее, — набрала земляники, рдевшей тут же под ногами. А потом на траве расстелилась белая с узорчатой вышивкой скатерть. И чего только здесь не было! Бананы и апельсины с далеких Балеароких островов, рядом ореховые пирожные и торты. Они будто таяли во рту, а когда Василь попробовал медовых кексов, голова у него приятно закружилась. Тетя Зина не отставала от ребят. Под ее белыми зубками так и хрустели поджаристые и рассыпчатые пончики.

— Только не говорите дома, что я кормила вас одними сладостями, — попросила она и смущенно призналась: — Я такая же сластена, как и вы… А хотите попробовать напиток «розовая заря»?

— Разве такой напиток бывает? — засомневался Андрей.

— У меня многое бывает, — с лукавинкой ответила тетя Зина и подала ребятам забавные зеленые стаканчики, будто свитые из листьев и трав. Со дна луговых стаканчиков, наполненных розоватой жидкостью, поднимались пузырьки и лопались, рассыпаясь сияющей пылью. Друзья попробовали и переглянулись: и в самом деле пахло зарей, свежестью росистых полей и даже — странно! — голосами птиц.

— А теперь идемте, я вас провожу, — сказала девушка.

По пути она рассказывала о лугах, что возносятся на заре к распахнувшимся небесам, о птицах, о своих любимых цветах.

Друзья делились со словоохотливой тетей своими мечтами. Андрей заявил, что обязательно станет астронавтом и будет «бороздить звездное небо». Но тетя Зина, улыбнувшись, опять свернула на свое:

— Земные луга с их звездами-цветами лучше и красивее. Да и живут они со звездным небом одной жизнью. Вселенная только для того и развивалась миллиарды лет, чтобы создать фиалки, ромашки, васильки и всю остальную жизнь.

Иногда девушка нагибалась, чтобы ласково погладить цветы, потом, продолжая рассказывать, вела ребят дальше.

— Каждая травинка на лугу и каждая бабочка на цветке испытали в своей жизни уйму космических приключений, — говорила она. — Васильки в поле и деревья в лесу питаются не только земной влагой, но и соками Вселенной. Видите, как трепещут листья на вербах, как волнуются травы? Их колышет не только ветер. Они отзываются на волны тяготения черных дыр, они жадно ловят лучик Полярной звезды… Ну вот, мы почти пришли.

Василь и Андрей, поднявшись на холмик, увидели хаты под высокими тополями и белые облака цветущих яблонь в садах.

— А мне пора, я ухожу, — услышали они за спиной голос девушки.

Странным почудился ее голос, последний звук «у» будто слился с ветром и улетел… Обернулись, а тети Зины нет! Будто она сама стала весенним ветром, а ее изумрудное платье расстелилось цветущим лугом.

Ничего не понимая, друзья с минуту ошарашенно глядели друг на друга. Потом догадались и начали плясать от радости.

— Фея! — кричали они. — Фея!

От взрослых ребята уже слышали о фее весенних лугов. Чаше всего ее можно встретить весной и ранним летом, когда зацветают поля и кукует в лесу кукушка. Ближе к осени фея становится грустной, избегает людей. Лишь изредка слышится ее голос — она поет печальные песни уходящего лета…

— Вот… Вот так я впервые познакомился с феей, — заключил свой рассказ Василь.

Они остановились на высоком холме перед кустами сирени. В их ветвях искрами мелькали светлячки и струился тихий свет. Часовенка-станция, расположенная в низине под холмом, утопала в густом тумане и лишь купол ее сверкал под луной.

— Дальше провожать не надо, — пожав руку юноше, сказала Аннабель Ли.

— Но мы увидимся завтра? Там, на Лебедином озере?

— Пока не знаю, — на красиво очерченных губах девушки мелькнула улыбка, от которой сердце у Василя счастливо дрогнуло.

Он стоял я смотрел ей вслед, пока белое платье не растаяло в тумане.


Проснулся Василь, как всегда, в семь утра. До начала занятий прошелся по берегам Лебединого озера. На знакомой отмели буднично звенели детские голоса, вдали на волнах какой-то яхтсмен отчаянно пытался сладить с хлопающим парусом. Василь ушел разочарованный: самое заурядное озеро. Уж не мираж ли вчерашний вечер? Может быть, сказочные лебеди-русалки и их «королева» — всего лишь красивый сон?

Но нет, вчерашнее не было сном. Василь убедился в этом, как только вошел в класс.

— Ну что, поскачешь вечером на свидание? — насмешливо сощурив глаза, спросила Вика. — К своей длинноногой балеринке?

— Никакая она не длинноногая, — пробурчал Василь. — И никуда я не пойду.

Но он пошел. Сначала, правда, крепился, но с наступлением сумерек неодолимая сила повлекла его к чародейским берегам. Когда совсем стемнело, он оделся в куртку с антипоясом, взмыл в небо и полетел в лунно-звездной мгле. «Словно ведьма на помеле», — усмехнулся Василь, пытаясь сладить с волнением.

Опустился он на той же песчаной отмели. Тихо. Смутно шевелятся нити тумана. Они вдруг дрогнули, откликаясь на зазвучавшую сверху музыку. Оттуда, из мглистого неба, махая крыльями, спускаются ярко-белые лебеди-русалки. Еще крохотные в далекой выси, еле заметные…

Василь встряхнул головой, избавляясь от наваждения. То не лебеди, а трепещущие звезды. Кругом ни души. И такая тишина, что слышно, как вздыхают вдали камыши. Но лунное волшебство озера вновь захватило душу, ожидание чуда не покидало. Так и казалось, что лесистые берега, камышовые заливы и зеркальная водная гладь полны музыкой, как грузные тучи непролившимся дождем. Не было лишь русалок, способных вызвать к жизни накопившийся ливень звуков.

Побывал Василь и на другом берегу озера. Русалки так и не появились. А вместо них возник некто, изрядно испортивший Василю романтическое настроение. В одном из заливчиков вода забурлила, и на берег, позевывая, выбрался водяной. Сутулый, с длинной бородой, он нисколько не походил на Кувшина, но в язвительности тому не уступал.

— Приглянулись наши красавицы-русалки? — с усмешкой спросил водяной. Нахмурившись, проворчал: — Шел бы ты, парень, спать.

— Не твое дело, — оборвал его Василь. — Знай свое место, грубиян.

С озера ушел раздосадованный, а назавтра весь день терзался сознанием своей вины. Он впервые в жизни указал природному существу на его подчиненное положение, точно на слугу прикрикнул. И с наступлением вечера Василь вновь отправился к озеру: надо извиниться перед водяным. Однако в глубине души сознавал, что лукавит: не водяной ему нужен. Ноги сами собой вынесли его на заветную песчаную отмель…..

Сквозь ветки ивняка блеснула лунная дорожка. Из глубины озера выплывали голоса арфы, флейты, скрипок, рояля. Звуки волнами накатывались на берега, отражались и снова наплывали. Василь узнал «Вальс цветов» из балета Чайковского «Щелкунчик». Он осторожно раздвинул ветки и ступил на берег.

Вдали, почти на середине озера, кружились в вальсе посеребренные луной спирали тумана — так удивительно выглядели русалки в своих белых платьях. Музыка внезапно затихла, и русалки стали озираться. Почувствовали, видимо, чье-то присутствие. Решив узнать, кто любуется ими, они направились к берегу. А шли-то как! Не шагали, а как бы плыли, словно изображая пенистую волну родного озера.

Когда волна танцовщиц подкатилась к берегу, одна из русалок узнала Василя и рассмеялась:

— Глядите! Влюбленный приплелся!

«Нахалка», — мысленно ругнул ее Василь. Русалки поклонились ему с подчеркнутой учтивостью. И вот уже их платья расстелились и смешались с ползущим понизу туманом, вслед за ними растаяли в дымке и сами русалки. Василь хмурился: в театрально красивом уходе он уловил насмешку.

На водяной глади осталась «королева», и сердце Василя счастливо дрогнуло: она явно обрадовалась!

— Пришел все-таки, — проговорила она, ступив на песок. — И вчера приходил?

— Приходил, — признался Василь. — А ты хотела меня видеть?

— Хочешь, исполню что-нибудь для тебя? — вместо ответа спросила девушка. — По моему выбору?

— Хочу.

Шагах в десяти от берега Аннабель Ли вскинула руки и словно взмахом дирижерской палочки ьнзвала таившиеся в озере звуки. Они росли и таяли, возникали в небесах и в воде. Грудь Василя стиснула неожиданная грусть. Он узнал печальную «Песню Сольвейг» из сюиты Грига «Пер Гюнт». Но вскоре забыл о старинном композиторе: творила песню сама балерина! Легкая, как птица, она плавно скользила, кружилась, печально стелилась на лунно-зеркальной воде. Она вся звучала, светилась музыкой, уже не одну сотню лет тревожащей души людей.

Скованный волнением, Василь не заметил, как в наступившей тишине девушка подошла к нему.

— Ты превзошла своих наставниц! — воскликнул он.

— Да, эта сюита мне удалась.

— Предложи ее Сфере Разума. Она наверняка примет!

— Рано об этом говорить.

Провожая девушку к той же станции-часовенке, Василь рассказал, как он сунулся в Сферу Разума со своей гипотезой «Звездные рысаки» и какой уничтожающий ответ получил. Аннабель Ли рассмеялась.

— Вот видишь!

— С тобой этого не случится, — уверял Василь. — В твоей песне есть что-то таинственное, как вот в этом звездном небе.

— Ну, разошелся, — недовольным голосом прервала его девушка. — Поговорим лучше о другом. Вот ты хочешь стать космопроходцем. Но ведь я не случайно исполнила для тебя фрагмент из «Пера Понта». Поразмысли над этим.

— Не понимаю…

— А ты догадайся!

Девушка повернулась и стала спускаться с холма, сливаясь с белесым, пронизанным лунными лучами туманом. Василь пошел было за ней, но она остановилась перед цветущей яблоней и как-то странно погрозила пальцем: не провожай! При этом задела ветки, и яблоня осыпала ее белыми лепестками. Так и скрылась она в этом густом весеннем снегопаде, незаметно вошла в темный зев станции миг-перехода. Василь бросился вслед за ней, но в часовенке было уже пусто: улетела!

В глубокой задумчивости Василь отправился домой. У околицы села остановился. Окна многих хат светились, а на улице слышались голоса, смех, звон гитары. Это парни и девушки, его одногодки: весна тревожила, пьянила. «Ночь, туман, струна звенит в тумане», — вспомнил Василь слова русского писателя далекого девятнадцатого века. Бродившие по улице молодые люди будто сами пришли из того же века. В руках у кого-то оказался баян, и под его протяжные переливы парни и девушки запели старинную русскую песню.

Василь опустился на траву. Посидел немного, припоминая содержание драмы Ибсена «Пер Гюнт», и наконец сообразил. Исполнив «Песню Сольвейг», Аннабель Ли дала понять, что Василь, мечтающий о славе волевого космопроходца, похож па героя ибсеновской драмы — безвольного Пера Гюнга.

«И, похоже, она права! — мысленно воскликнул Василь. — Не я владею чувствами, а они мной. Носят меня, как ветер сухие листья… Наверно, я в ее глазах легковесен, как и мои чувства, в которые она не верит. Что ж, если так, не лучше ли стряхнуть чары колдовского озера…»

За серебрившимися холмами и темной рощей послышались отдаленные звуки свирели. Пастух! Давно его не было — пас лошадей в другом месте. Но сегодня перед рассветом он наверняка подойдет к околице села.

Василь поднялся и пошел домой. Парни и девушки уже разошлись. Тишина. Где-то уютно звенел сверчок. Огни везде погасли и лишь окно его хаты светилось…


Шмель уселся на цветок ветреницы дубровной и попытался достать пыльцу. Неудача! Цветок качнулся, и грузный представитель семейства пчел сорвался. Он поднялся ввысь и, словно жалуясь, прогудел у самого уха. «Слишком ты тяжел, — улыбнулся Василь. — Попробуй еще раз».

Василь загляделся на шмеля, потому что не очень слушал классного наставника Ивана Васильевича, сидевшего на пригорке в окружении своих подопечных — тот говорил о вещах отчасти уже знакомых. Иногда он замолкал, с прищуром разглядывая весенний, золотивщийся купавками луг, и продолжал свой рассказ:

— В старину выпускники сдавали экзамены на аттестат зрелости. Уровень знаний определяли учителя, а позже — компьютеры. Потом выпускной бал… Сейчас то и другое сливается в один праздник, в такой выпускной бал-экзамен, какой вашим далеким предшественникам не мог и присниться. Сфера Разума уже знает особенности вашего мышления и характеры, ваши мечты и склонности. Она и скажет свое слово, скажет образно и поэтично.

Шмель снизился, покружился над венчиком цветка. Но сесть не решился, а вновь поднялся и гудел, будто спрашивал: что делать? «Не знаю, дружище, — Василь с сочувствием пожал плечами, — выпутывайся сам».

И тут старый учитель начал рассказывать такое, что Василь нетерпеливо отмахнулся от шмеля: уйди! Оказывается, в свои далекие молодые годы учитель был штурманом легендарного «Витязя», и только последствия какой-то космической болезни заставили его вернуться на Землю.

— В свое время и у меня был выпускной бал, — улыбаясь и щурясь на солнце, говорил учитель, — Вот как выглядел знак зрелости, подтвердивший мою пригодность к профессии астронавта.

На куртке учителя, как на экране, возникло штормовое море, из бурных пенистых волн которого вышел седобородый старец с трезубцем. Кто это? Нептун? Разглядеть мешал все тот же шмель, круживший на сей раз перед самым носом. «Вот наглец», — сердито отмахнулся Василь. Шмель отлетел в сторону, но знак на груди учителя уже погас.

— А сам выпускной бал вы помните? — спросил кто-то.

— Отдельные эпизоды помню хорошо.

— Покажите их! Покажите! — зашумели ребята. Они знали, что Иван Васильевич умеет, не без помощи, конечно, Сферы Разума, оживлять картины своей прошлой жизни.

Холмистая лесостепь вдруг задернулась дымкой и превратилась в синее утреннее море с пологими волнами. Из розоватого тумана красиво и тихо выплывал старинный трехмачтовый парусник. На палубе матросы, один из них — с характерным прищуром глаз. «Неужели это Иван Васильевич?» — подумал Василь.

Белые, как снег, паруса корабля задрожали, заструились, словно отраженные в воде, и — пропали. Наступила тьма: Иван Васильевич, видимо, плохо помнил, что было дальше. И вдруг на Василя обрушился грохот, ослепительные молнии выхватили из тьмы исполинские, с белыми гребнями волны. Шторм швырял корабль, как щепку. «Убрать паруса!» — послышалась команда капитана, и юные матросы с невероятной ловкостью и отвагой засновали на мачтах. Василь понимал: кто-то проверял стойкость ребят, их умение не теряться в самых экстремальных условиях.

Все затуманилось перед глазами, потемнело. Из мглы выступила палуба корабля. По ней с шипением перекатывались волны, грозившие смыть людей. «Рубить мачты!» — крикнул капитан. В тот же миг послышался встревоженный голос: «В трюмах вода. Все к помпам!»

И снова в памяти учителя досадный провал… Через минуту Василь увидел невысокие волны, позолоченные мирным заходящим солнцем. Шторм улегся. Тихо покачивался израненный корабль. На лицах моряков красовались синяки и ссадины, но глаза у всех ликующие: экзамен выдержали! Как бы в подтверждение из подкатившей волны выпрыгнул на палубу седобородый морской бог, взмахнул блеснувшим на солнце трезубцем и крикнул: «Молодцы, ребята!»

И снова тишина и тьма. Но вот засияло утреннее небо с плывущими облаками, где невидимый жаворонок сплетал звонкие серебристые узоры. Зазеленели кругом знакомые луга, а рядом путался в цветах все тот же неугомонный ворчливый шмель.

— Как здорово! — восторгались ребята. — Нам бы такой морской праздник!

— Что ж, начнем свои поиски на море, — согласился учитель.


На другой день с утра учебная лодка приземлилась на новозеландском берегу — том самом, где начинали ребята свои школьные годы. Здесь, оказывается, собрались сотни юношей и девушек — выпускники школ Австралии, Бразилии и Скандинавии, Они тоже жаждали морских приключений на старинном паруснике.

Все с надеждой вглядывались в синие дали: когда же засверкает парусами бригантина? Но океан был разочаровывающе пустынным и тихим, лишь у самых ног мелкие волны с легким шорохом лизали песок. Кто-то из бронзово-загорелых бразильцев предложил покинуть скучный новозеландский берег. Но в это время одна из пологих волн вздыбилась и белесо вскипела своей вершиной. Огромным валом налетела она на берег и осыпала выпускников брызгами, пахнущими морскими глубинами. Из облаков пены вышли океаниды — все как одна в пенисто-кружевных платьях и с коралловыми гребнями в светлых волосах.

— Аолла! — закричала Наташа Быстрова и заметалась среди океанид. — Где Аолла?

— Я здесь, подружка! — откликнулась Аолла.

Последовала сцена, которая многим показалась сентиментальной: Наташа и океанская красавица обнялись и поцеловались.

— И ты все десять лет не забывала меня? — Аолла была растрогана, — Ты не ошиблась. Сегодня ты останешься у нас.

Аолла выбрала из нетерпеливой толпы еще десятка два юношей и девушек. Избранники улыбались: выпускники со знаками «Океаниды» становились обычно океанологами и биологами широкого профиля, художниками-маринистами, композиторами.

— Я хочу стать композитором! — не удержалась Вика и хотела присоединиться к счастливцам.

— Да, у тебя есть способности к музыке. — Аолла внимательно посмотрела на Вику. — Но к музыке другого профиля, и потому ждет тебя кто-то в твоих родных лесах и полях.

Раздосадованная Вика улетела домой. Аолла сочувствующим взглядом окинула других выпускников и сказала:

— Остальных тоже прошу покинуть наши воды. Сейчас у нас начнется морской бал, и вам станет завидно.

— Не будем завидовать, — кричали ребята. — Найдем кое-что и получше!

И пошли они скитаться по морям и океанам, по островам и материкам в поисках своего счастья, своей доли. И чем дальше, тем меньше их становилось: то там, то здесь кого-то из ребят «похищали». К полудню в воздушной лодке осталось около тридцати выпускников разных школ. Лодка миновала Гибралтарский пролив, снизилась и, превратившись в древнегреческую триеру, поплыла под синим небом олимпийской мифологии. Средиземное море — Мекка выпускников!

И сразу же начались чудеса. К новоявленным Одиссеям прилетели сирены — полуптицы-полуженщины с чарующими голосами. У Гомера они голосом околдовывали мореходов, завлекали на свой остров и там убивали. Но эти сирены были, конечно, добрыми и на своем острове собирали выпускников, одаренных исключительными способностями к вокальному искусству. На триере они безошибочно выбрали свои «жертвы» — двух девушек с голосами, пожалуй, не уступающими голосам самих сирен.

Потом были нереиды и сам бог ветров Эол с его удивительной сладкозвучной арфой. Умели древние греки населять свой мир поэзией и красотой! Но то, что увидели ребята утром следующего дня, превзошло все ожидания.

Проснулись они еще до восхода солнца. В сереющем небе таяли звезды, из-за горизонта бледно-розовыми перьями выступали первые лучи. В этом еще робко светившемся веере лучей возникла темная точка и быстро катилась к триере. Ребята пригляделись: по шелковистой водной глади, по ее золотистой дорожке мчалась колесница, запряженная четверкой белых крылатых коней.

— Эос! — зашептались ребята. — Неужели Эос?

Да, в колеснице была Эос — богиня утренней зари с венцом лучей вокруг головы и с крыльями за плечами. На триере воцарилась тишина. Лишь в правой руке богини чуть слышно потрескивал пылающий факел.

Колесница остановилась около триеры, и Эос с утренне-ясной улыбкой жестом подозвала к себе двух девушек и одного юношу. Те со счастливыми лицами сели рядом с богиней. Колесница развернулась и беззвучно умчалась в разгорающийся полукруг зари, как в триумфальную арку.

— Вот уж кому повезло, — со вздохом сказал Нильс Ларсен, выпускник из Швеции. Светлые волосы его розовели в лучах восходящего солнца.

Все молча согласились с ним. Выпускники с сияющими знаками «Эос» становились исследователями планет, солнца и всего звездного неба. Ведь Эос — мать всех звезд.

— А как же мы? — забеспокоились ребята. — Что будет с нами?

Забеспокоились уже около полудня. А до этого к каким только уловкам ни прибегали. По их желанию триера стала подводной лодкой и спустилась в глубины. Но там только рыбы и морские ежи. Лодка всплыла и развернулась в многопарусную бригантину. И опять никого! Наконец, юноши и девушки взмыли на своем корабле ввысь и приземлились у подножия горы Олимп. Оттуда почти каждую весну в громах и молниях спускался к выпускникам Зевс. Но даже этот шумный и хвастливый бог не снизошел, не проявил участия.

— Неужели мы те самые… середнячки? — с горечью спросила Юнона. Не богиня Юнона, а девушка-выпускница, одна из их теперь уже совсем небольшого коллектива.

Каждый год какая-то часть закончивших школу ребят оставалась без желанных знаков. Сфера Разума не решалась сказать что-то определенное об этих юношах и девушках. Их способности раскрывались позже, и все они так или иначе находили свое призвание. Но не получить после окончания школы знаков зрелости и считаться «середнячками» все же обидно, Очень обидно.

А тут еще, растравляя рану, с Тихого океана прилетела Наташа Быстрова с новеньким, только что полученным знаком «Океаниды».

— У нас был грандиозный морской бал, — начала она и замолкла: по унылым лицам Василя и его спутникам смекнула, в чем дело, посочувствовала и покинула подножие Олимпа.

Прилетевшая вскоре Вика оказалась, увы, не столь деликатной.

— У меня знак феи, — улыбаясь, сказала она Василю. — И знаешь, где получила его? Недалеко от твоего села.

На белой блузке девушки — овал. В нем открывались и уходили вглубь такие родные весенние дали, что у Василя защемило в груди. В знакомой степи тихо шелестели юные травы, цвели и пахли фиалки…

— Так это же тетя Зина! — догадался Василь.

— Какая еще тетя, — губы у Вики обиженно дрогнули. — Прошу не оскорблять. Мне вручила этот знак фея весенних лугов, покровительница многих искусств.

Василь, улыбнувшись, поведал, что знал в детстве эту фею под именем тети Зины, и что Кувшин считал ее особой вздорной и весьма легкомысленной.

— Ну и отправляйся к своему Кувшину, — парировала Вика. — Мне жаль тебя, посредственность.

Василь вспыхнул и отвернулся. Вика прикусила язык, но было уже поздно — слово не воробей…

Как ни странно, кандидаты в «середнячки», испытывая взаимное сочувствие, быстро сдружились и понимали друг друга с полуслова.

— Психологическая совместимость бездарей, — с горьковатой усмешкой сострил Нильс Ларсен.

Пообедав под не слишком веселые шутки, ребята решили попытать счастья в другом месте и приземлились в центре Европы, где сходились пути многих древних поверий и сказаний. Из рощ и дубрав здесь могли прийти волхвы и кудесники славян, эльфы германцев, герои скандинавских саг.

Но кругом никого. Даже пчелы и кузнечики попрятались от зноя в сонных травах и притихли. В пустынном небе огненный глаз солнца, словно живой, насмешливо взирал с высоты на неудачников.

«Теперь все», — окончательно пав духом, подумал Василь, но вслух сказал:

— Искупаться бы. Жарко.

— За рощей есть как будто озеро, — отозвался кто-то.

Ребята нехотя, с каким-то вялым безразличием вышли из рощи. Открылся просторный луг, вдали дремало небольшое озеро с плакучими ивами на берегах. Тишина. Под жгучими лучами равнина зыбилась, струилась теплыми испарениями. Но вот, обещая прохладу, из-за горизонта выглянула синяя туча. Тени побежали по зеленым холмам, встрепенулся ветер, и вздохнули, зазвенели травы.

— Гроза. Сейчас она искупает нас, — мечтательно проговорила одна из девушек.

Темная громада не спеша приближалась. Вот, почти у самого горизонта, за седыми бородами дождей сверкнула молния и ворчливо пророкотал далекий гром.

Юноши и девушки переглянулись: там кто-то есть! Может быть, Перун? Животворящий весенний бог древних славян?

— Это он! — уверенно заявила Юнона. — Смотрите, как красиво он шествует. Солнце, выглядывающее из-за облаков, это, по поверьям славян, его сверкающий шит, а молния — пламенное копье.

— Хорошо бы, — сказал Василь.

— Лучше, чем кичливый, изрядно надоевший Зевс, — поддержал его швед Ларсен.

Густая, иссиня-черная туча распласталась над лугами и рощами. Ветер усиливался и гнул травы, трепал верхушки деревьев. Туча шевелилась, колыхалась, и в ее разрывах солнечные лучи будто вибрировали и пели, как скрипичные струны. Вдали фанфарными трубами снова громыхнул гром.

— Вагнер! Музыка Вагнера! — закричал Василь.

— Очнись! — замахали на него руками ребята, — Перун и Вагнер? Чепуха!

«Неужели ошибся?», — подумал Василь.

Просветы в тучах тем временем расширились, и стало видно: над ними, совсем высоко, тянулись облака, верхушки которых шевелились, как рыжие гривы. Красивые облака, величавые и гордые, как львы… И ребята окончательно поверили, что не покинуты, не забыты Сферой Разума. Из бурной весенней тучи сейчас должен сойти их покровитель — древний славянский бог, Юнона даже встала на колено и, протягивая вверх руки, умоляюще взывала:

— Перун! Приди же, наконец! Не томи!

Туча сгустилась. Ее мглистую волнующуюся ткань с треском рвали хлесткие молнии. Одна из них — упругая и кривая, как ятаган, — сверкнула перед глазами Василя и вонзилась в землю. Хлынул синий ливень, В его косых секущих струях, похожих на струны арфы, в трубном грохоте грома Василь вновь услышал не хаос, а знакомую гармонию звуков…

— Василь прав! — воскликнула вскочившая на ноги Юнона. — Узнаю! Это музыка из оперы Вагнера!

Еще яростнее засвистел ливень. Туча клубилась, рвалась с грохотом и звоном. В ее разломах и промоинах сияли столбы солнечного света. А там мчались… Облака? У Василя пресеклось дыхание: там, поверх тучи, по ее холмам мчались кони с развевающимися золотыми гривами. А на конях небесные всадницы, махавшие молниями-мечами.

Юноши и девушки замерли, еще не веря своему великому счастью. Из оцепенения вывел чей-то ликующий крик:

— Братцы! Это валькирии!..

И тут началось нечто невообразимое. Выпускники хохотали, вопили «Ура!», кувыркались. Потом плясали, как малые дети, тянулись руками навстречу сизым струям ливня, глядели в мглистую тучу, в се сияющие разрывы и кричали:

— Валькирии! Валькирии! Возьмите нас!

И облачные девы-воительницы откликнулись. Ураганный ветер с гулом прокатился по равнине. Взметнувшиеся упругие вихри подхватили ребят и унесли в небесную высь. Не успел Василь опомниться, как уже сидел на облаке. Влажноватое и мягкое, оно клубилось, меняло форму и… Не облако это! Волшебный конь!

Конь мчался по туче и с треском высекал копытами гигантские искры-молнии. Впереди и по сторонам сквозь рвущиеся тучи и клочья тумана Василь видел своих товарищей на таких же чудо-рысаках. Подобно ему они лавировали в огненной паутине молний и тоже, наверно, слышали в грозе «Полет валькирий» Вагнера.

И вот одна из небесных всадниц уже рядом. Сняла шлем, и Василь увидел красивое лицо со смелым разлетом бровей. Темные волосы вились на ветру и вплетались в черную тучу.

— Я знаю тебя, ты Василь, — услышал юноша голос, слившийся с голосом бури.

— Верно! Но откуда знаешь?

— Я самая вещая из валькирий.

— Брунгильда! — воскликнул Василь. — Постой! Куда же ты?

Но валькирия, коснувшись рукой его куртки, умчалась в крутящуюся мглу. Василь взглянул на куртку и увидел огненный знак «Валькирии».

— Ура-а! — возликовал он.

Все ребята знали: знак этот связывает человека с космосом. Он станет разведчиком дальних миров! Василь скакал по туче, как по крыше мироздания, и в кричащей буре, в раскатах грома слышал грохот миров я звездных потоков, зовущий гул планет и пугающий рев черных дыр. Это было братание с грозными стихиями вселенной. И был опаляющий восторг, была захватывающая душу удаль, блаженство избранных.

А волшебный конь парил в небесах, временами спускался ниже туч, потом взмывал ввысь и снова снижался. Вдруг он коснулся копытами трав, вихрем пролетел по равнине и растаял.

Василь обнаружил, что стоит на холме рядом со своими товарищами. Вместе с ними он вглядывался в клокочущую черную мглу, освещенную взмахами молний, и звал небесных спутниц:

— Валькирии! Валькирии!

Но все было напрасно. Уже очистилось полнеба, и дождевые ручьи, засверкав на солнце, с шумом сбегали с холма. А туча, погромыхивая и вздрагивая огненными всполохами, уходила все дальше и дальше.

Неужели вместе с ней уходит самая сказочная пора жизни и останутся всего лишь вот эти знаки зрелости на груди? Но знаки удивительные: в овале — живое грозовое небо и упругая молния, извивы и изломы которой складывались в слово «Валькирии». Выпускники с затуманенными грустью глазами провожали тучу и махали руками:

— Прощайте, валькирии! Прощайте!

— Ребята! — воскликнул вдруг Нильс Ларсен и показал на девушек. — Нам нечего грустить. Валькирии не улетели и всегда будут с нами. Вот же они!

И Василь словно новыми глазами взглянул на своих спутниц. Разные эго были девушки: рослая гречанка Юнона и невысокая хрупкая кубинка Тереза, смуглая итальянка Сильвия и белокурая, никогда не загорающая Таня Мышкина. Ее присутствие здесь на миг заставило Василя усомниться: уж не допустила ли Сфера Разума промах? Застенчивая и тихая Таня Мышкина, которую он с детства привык называть Тихой Мышкой, — и вдруг в дружине покорителей космоса?.. Но, вглядевшись внимательней, Василь обнаружил в Танином лице что-то неожиданно твердое, что-то такое, что роднило и ее, и всех этих вчерашних школьниц с промелькнувшими в грозном небе девами-воительницами.

— А ведь верно, — сказал Василь. — Это наши амазонки. Валькирии космоса!

Девушки смеялись и в ответ называли своих спутников викингами звездных морей.

Тем временем туча, уползла за горизонт. За ней вдогонку неслись разрозненные хлопья облаков, похожих на стаю розовых птиц.

Ребята собрались было разлетаться по домам, но тут в небе проплыла еще одна небольшая, но грузная, перенасыщенная влагой тучка и обрушила шумные каскады воды. В лучах закатного солнца дождевые струи выглядели золотыми. Девушки запели и закружились в вальсе. Парни хохотали и прыгали по лужам, взметывая облака искрящихся брызг. За сияющей сеткой дождя девушки казались призрачными, сказочно нереальными. И парни, глядя в их сторону, кричали:

— Валькирии! Валькирии!

А в ответ сквозь клекот ливня слышали звонкие девичьи голоса:

— Викинги! Викинги!

«Где-то сейчас Аннабель Ли?» — вдруг подумал Василь. Вот бы она увидела его в эти минуты! Парень с грозовым знаком «Валькирии» уж вряд ли напомнил бы ей слабодушного Пера Гюнта…


Утром следующего дня валькирии и викинги — все семнадцать юношей и девушек — предстали перед приемной комиссией Академии Дальнего Космоса.

— Слышал уже о вас! Слышал! — с улыбкой сказал председатель комиссии. — И даже немножко видел в небе! Ну что ж, братья и сестры грозы, у нас нет оснований не верить Сфере Разума, а потому будете учиться у нас. В вашу группу включим еще четырех вполне достойных вас девушек с Марса и вот этих трех русских богатырей.

И председатель показал на трех статных парней. Василь чуточку позавидовал: на их куртках красовались совсем уж уникальные, никогда и никем не виданные отметины Сферы Разума — пахнущие степной вольницей знаки былинного богатыря Ильи Муромца.


Алексей Константинов
НОКТЮРН

(Ассоциативная фантастика)

О чем невозможно теоретизировать, о том следует рассказывать.

Умберто Эко

Смеркалось. Сырой непогожий четверг лениво погромыхивал отдаленной грозой. По просторной двухкомнатной квартире, не зажигая огня, бродил задумчивый, лет тридцати шести, худощавый блондин в щеголеватом темно-сером костюме и в мягких домашних тапочках на босу ногу. За незашторенным окном, дожидаясь конца недели, мерз темный город. В субботу теплый циклон разгонит водянистую муть, улицы расцветятся зонтиками ярмарочных павильонов, скверы и парки утратят дикость, а свободные от дел горожане потянутся на пляжи и к киоскам с газированной водой. По крайней мере, таков был безобидный хронопрогноз из последнего, дошедшего еще с полгода назад сообщения их десантного трансвременного модуля «ка-27/28 бт». Это в субботу. Мужчина взглянул на часы, сейчас без четверти девять, значит, через три пятнадцать, в четверг, закончится эпоха. Он тяжко вздохнул и продолжил прерванное было движение. Вот уже минут сорок, если не больше, как он слонялся по своей холостяцкой квартире в поисках запропавшего галстука. Того, голубого с отливом, очень неудобного, вечно давящего и уползающего набок. Галстук был своего рода данью традиции, надевался крайне редко и в исключительно ответственные моменты жизни своего хозяина. Сегодня как раз и случился такой вот момент — блондин собирался повеситься. Но вредный галстук упорно не желал найтись. Это очень смахивало на издевку, и мужчина слегка нервничал, заглянул даже в мусорное ведро: нет, конечно, откуда ему тут взяться? Озадаченно похмыкал и потащился назад в комнату раз на десятый потрошить платяной шкаф. Спальня уже давно стояла вверх дном, там делать нечего, а вот в шкафу, на полке с постельным бельем, кажется, он еще не смотрел.

Утром по дороге в Отдел он, как обычно, завернул к шефу. В приемной Ника тщательно рисовала себе левую бровь, видок у нее был изрядно похмельный, и бурно проведенная ночь читалась в глазах, как в зеркале. Сам сидел в кабинете и, тоскливо подперев щеку, забывал курить, сигарета тлела в отечных старческих пальцах, осыпаясь пепельной трухой на полировку орехового стола. На приветствие Сам длинно посмотрел сквозь него и молча двинул по столешнице малиновый бланк телекса спецсвязи. Противно засосало в желудке, он мельком глянул на бумагу и снова, уже в замешательстве, на шефа. В бланке оттиснулось единственное слово: «Случилось». У Самого в верхах имелись связи, и немалые, информации, к прискорбию, можно было доверять. Сразу стало пусто и глухо. Они ничего не сказали друг другу, отвели глаза. Он еще постоял, помедлил, повернулся и тихо вышел. В Отдел не попал, осознал себя только на улице, когда дождь вымочил насквозь. Вернулся домой, заблокировал замок, отключил телефон, звонок, сигнализацию и сел в кресло. Весь день курил, по очереди пил то водку, то транквилизаторы и смотрел, как в телеэкране беззвучно играют скорбные скрипачи, творя панихиду по рушащимся где-то этажам власти. Ближе к вечеру он тщательно побрился, надел свежее белье, костюм, взялся за поиски галстука, да так вот и бродит с тех пор, давно бы уж вздернулся!

— Вот же нечистая сила, — бормотал мужчина по адресу скрывшегося галстука, перетряхивая в шкафу простыню за простыней. — И так в доме, как после обыска! У нас, черт возьми, свобода или опять, как всегда? Ну был телекс, был, ну вернулись порядки, так все лишь завтра узнают, А галстуки что, уже сегодня от рук отбились?

Поздним вечером деликатно скрипнуло кресло, экран телевизора померк, сумерки сделались серебристыми, а тикавшие на стене часы встали. И сразу сзади раздался чуть глуховатый иронический голос:

— Так по какой нужде вы намерены использовать свой галстук, когда отыщете, любезнейший Арольд Никандрович?

Тот, кого назвали Арольдом, все же непроизвольно вздрогнул, хотя и не удивился, только досадно стало, что непростительно промешкал с этим дурацким галстуком, дождался! Все себе осложнил, идиот! Будто не знал: кто-кто, а «БИЧи» из Бюро Идеологической Чистоты официального меморандума дожидаться не будут. Один уже тут, похоже. Протянул время! Интересно, как им удается проникать в блокированные квартиры?

— Нет, неинтересно, и время тут ни при чем, при чем тут ваш галстук, — настойчиво произнес тот же голос.

Вот это была уже новость, такого над собой произвола Арольд не ожидал. Не веря ушам, он растерянно обернулся, из разжавшихся пальцев в густой ворс ковра, распадаясь, тихо ссыпалась стопка простыней.

— Какого черта, — пробормотал он.

— Ах да, виноват, мне показалось, вы произнесли вслух. — В кресле, спиной к окну, сидел неподвижный субъект в черном, — С вашим галстуком, знаете, такая морока!

— А вам-то он на что? — оторопело вглядывался Арольд, не различая у незнакомца лица. Нет, не то чтобы лица вовсе не было, оно имелось, но какое-то подразмытое, неуловимое, зыбкое. Обличье, а не лицо.

— Мне-то? — хмыкнул неизвестный. — Да на то, чтоб вы на нем ненароком не удавились. Смертный грех ведь, а?

— Не ваша забота! — огрызнулся Арольд, независимо сунув руки в карманы и все больше распаляясь. — И кто вы такой, черт возьми! А? По какому праву?..

— Я здесь по работе, и поверьте…

— Догадался уже!

— Нет-нет, вы не так поняли, вы напрасно, я не из Бюро. Я — ЭкзИм: Экзо, Имидж — Внешний образ, Экз-Им. Нет, не голограмма и не хронокопия. Как бы это поточнее? Дух, редактор Книги судеб, если угодно.

— А-а, редактор, значит, — натянуто улыбнулся Арольд, с облегчением опускаясь в кресло. — А что у вас с лицом? Вы, вообще, не лечитесь? Э-э, нет, я хотел сказать, вы в автокатастрофе там или еще где, н-нет?

— Нет.

— Ага, нет. Так, значит, редактор?

— Дело в том, уважаемый Арольд Никандрович, — мягко, даже как-то вкрадчиво произнес незнакомец, и от плавных интонаций его голоса по телу Арольда приятно поплыли тепло и покой, а лицо посетителя эскизно оконтурилось, — дело в том, что я бы и рад вас не беспокоить, да уж, поверьте, не имею больше выхода. Слишком-то вы ненормальное затеваете. — Лицо говорившего уже успело оформиться и налиться плотью. Теперь перед Арольдом сидел и загадочно ему улыбался аристократической наружности, гладко выбритый, моложавый мужчина, по самые брови покрытый глубоким капюшоном скрывающего тело черного плаща, и с бездонным, примораживающим к себе взглядом. Чувствуя, что опять начинает куда-то уплывать сознанием, Арольд через силу затряс головой и вырвался.

— Та-ак, — переводя дух, проговорил он, стараясь больше не глядеть на посетителя, — стало быть, ЭкзИм.

— Совершенно верно, — подтвердил ЭкзИм.

— И чем же обязан?

— У меня необходимость с вами поговорить.

— А для этого надо вломиться в квартиру, спереть чужой галстук и еще шпионить, о чем я думаю, — мстительно перечислил Арольд. — Очень мило.

— Если вы собрались строить наш диалог в таком ключе, то мы надолго уйдем от основной темы.

— А мне не к спеху. — Арольд демонстративно закинул ногу на ногу. — Время-то вы, как погляжу, остановили.

— Растянул — скажем так, — поправил ЭкзИм.

— Ладно, — соскучился переслушивать его Арольд. — И какая же тема у вас основная?

ЭкзИм обрадованно шевельнулся в кресле, и под ковром жалобно пискнула плитка отставшего паркета.

— А вы в своей жизни никогда не ловили себя на мысли, что, положим, вы персонаж в главе некой Глобальной Книги? — с воодушевлением произнес он. — Нет?

— Нет.

— Хорошо, в таком случае я вас официально ставлю в известность, вы — персонаж.

— Ах, вот так даже?

— Вы напрасно столь скептичны к моим словам, уверяю вас. Дело в том, что всякая книга есть существо живое. Даже не так уж и существо в привычном вам понимании, — заторопился ЭкзИм, — а в широком смысле — творение, этакая своеобразная, знаете, созидающая символьная биосфера Внутренних Образов. Вот, скажем, прочитывая какую-либо писаную вещь, — тематика неважна, тематика — спектр граней обобщенной в каталоге сущности, — итак, прочитывая вещь, которая вас увлекла, захватила, погрузила в себя, вырвав из обыденности, вы что подсознательно делаете? Вы, посредством буквенных, кодово подобранных на страницах символов, созидаете в каком-то ином измерении своего воображения движущиеся образы прочитываемой реальности. Вы видите динамику, краски, лица, осязаете, ощущаете запахи, вы мыслите там! И вот тут очень важно: книга книге — рознь, читатель другому — не пара, но если ваши эмоции, что суть вид энергии, произведут работу — подпитают вами же и созданные образе;, то те оживут, поведут вас, вы в них внедритесь, вы станете своего рода ЭкзИмом в том засимвольном, кстати, совершенно материальном Мире. А время жизни, что ж, время — понятие субъективное, мне ли вам объяснять? Э-э, я понятно выражаюсь? — вдруг словно спохватился он. — Э-э, излагаю? — тут же поправился.

Арольд непроизвольно кивнул.

— Ну вот, — терпеливо улыбнулся ему собеседник, — а я, так сказать, не совсем обычный ЭкзИм, предварительно прочитывать — это моя работа. Оперируя вашими понятиями, я — редактор Книги Судеб Творца. Как недавно уже имел честь представиться.

— М-мда? — протянул Арольд. — И в чьем же воображении, оперируя теперь вашими понятиями, я существую сейчас?

— В моем.

— Ага, в вашем. А вы ЭкзИм, да?

— ЭкзИм.

— Что ж, звучит, — после некоторого раздумья одобрил Арольд. — Не Господь, не Сатана. Работа, значит, такая. Чаю хотите?

— Да-да, разумеется, — оживился в своем углу посетитель. — Только позже, если вы не против. У меня к вам еще есть некоторые вопросы, Ард. Это ничего, что я вас так окорачиваю? Символично, возможно.

— А, валяйте, — вяло махнул рукой Арольд, — окорачивайте. Хоть и не похоже. По-гречески это, вроде, выходит Жар? А может, и не по-гречески.

— По латыни, — мягко поправил ЭкзИм. — Так вот, вы — персонаж, а о судьбе персонажей, естественно, строятся некоторые планы. Смею уверить, в нашем прогнозе самоубийство не предусматривалось, даже наоборот — возлагались определенные надежды. Здесь уж ваша инициатива, собственная. С чего вот только? Эка невидаль — режим сменился! Кто бы другой еще, но для вас-то это новостью не явилось, последние пять лет вы подобною ждали!

— Четыре, — поправил Арольд машинально. — Год была эйфория.

— Согласен, четыре, — снова закивал гость, — пусть будет четыре. Но вы даже в мыслях не держали заранее! Решили так спонтанно и окончательно, что иначе, как взять и реализоваться в вашей действительности, я уже не мог.

Арольд молчал, сосредоточенно собирая в стаканчик раскатившиеся по столешнице карандаши.

— Объяснитесь! — требовательно возвысил голос ЭкзИм. — Что это?! Издержки чересчур широкой свободы выбора? Так это проходит, поверьте.

— Эт’ точно, — едва сдерживаясь, чтобы не нахамить, ядовито хмыкнул Арольд, взбешенный вызывающим тоном ЭкзИма. — Если свобода, так уж точно проходит, прямо на глазах тает. Завтра волонтеров с «БИЧами» подтянут, сегодня вы подсуетились, время тянете, этак скоро не свободы — выбора не останется. — И вдруг не выдержал жарко клубящейся перед глазами клочковатой черноты, взвился: — Объяснений тебе?! Да чихать я хотел! Тошно от ваших шизоидных сюжетов, понял, ты? Устал я! Устал. И им человек — ничто, молодцы, теперь уже персонаж! Пошел вон из моего дома!

Глубокие глаза спокойно глядели на него в упор, и запоздало сделалось стыдно мелочно выплеснутой эмоции. Арольд, вспыхнув, отвернулся, полез за сигаретами, долго прикуривал, нервничал, спички ломались, часы стояли, дождь за окном завис, не двигался, табак оказался сырой и кислый. Ну все одно к одному! Какого черта он так со мной? Нельзя так со мной! Зверею я, когда так говорят, не знаю, что могу тогда сделать, убить могу! И почти не помню после, что делал, что наговорил. Жар какой-то доменный в голове поднимается, пелена в глазах, и несет — разносит просто. Ничто я для них, ага, ничто — знако-символьный образ, вот гад, а! Богема прилитературенная!

— Будь вы ничто, я бы тут не сидел, — резонно заметил ЭкзИм, — а что до прочего — то на вашей совести. — Помолчал, о чем-то раздумывая, и неожиданно предложил: — А давайте-ка так — оставляем здесь пока все как есть и отправляемся вместе в одно охотничье зимовье. В отроги Синих Гор, тем более недалеко, в параллельное надизмерение. Я вам предлагаю нечто вроде прогулки. Идет? Что вас тут держит? Ну и отлично. Представляете: одинокий бревенчатый балаган среди пустынного места. Скалы с фиолетовым отливом на закате, здоровый воздух и свежесть безлюдья. Ветреная ночь…

Черные, бездонные, неподвижные глаза наплывали на Арольда, а если честно, ему и не хотелось из них вырываться. Тело сделалось легким, почти неощутимым, раскрылось и соскользнуло куда-то вниз, в сумрак.


ЭкзИм вел недолго, и дверь с удивительно склочным кодовым замком тоже довольно быстро отыскалась в глубине заросшего репьем оврага. Замок сиплым заносчивым голосом скрытого под корягой динамика тут же принялся поучать назидательными инструкциями по технике безопасности. Когда же «семерка» неожиданно запала, замок моментально переключился в ждущий режим и начал жаловаться на дребезг контактов, вымогать графитовую смазку, а заодно обличать сквалыгу-смотрителя, спекулирующего биосенсорами посередь бела дня в бойком месте. «Заткнись», — спокойно молвил ЭкзИм, и замок, лязгнув язычком защелки, отомкнулся. Жесткая рука ЭкзИма властно вдернула спутника в жарко натопленную избушку, к весело пылающему камину.

— К столу! К столу! — тормошил он Арольда. — Не натощак же помирать! Неясыть, поди-ка, поминки по тебе не сгуляет, там теперь разлюли-малина, привольная жизнь — халва, распутство, арабские девочки! А у нас своя трапеза, — подмигнул ЭкзИм, споро напластывая горячий ржаной каравай. — Свежая оленинка под виноградное-то винцо! А?

У Арда свело желудок и разломило висок. Поясневшая с голодухи память подсказала, что он весь день питался таблетками да дурными вестями.

— К столу! К столу! — зычно трубил ЭкзИм, галантно помогая подняться. Он уж и без плаща — в замшевых светло-песочных, в обтяжку штанах под высокие сапоги, в голубом бархатном камзоле, по груди — золотая змейка шитья, нежный, капельками, жемчуг. Тонкие сильные запястья в кружевном батисте сорочки, открытый ворот, гордая в повороте шея, темные волосы слегка вьются и касаются плеч. Неуловимый взгляд, светские манеры. Сел напротив, подливает в червленые с крупными изумрудами кубки вино из кувшина, делает вид, что тоже голоден и с аппетитом нахваливает самим даже не тронутое мясо, но Арольд не стесняется, сейчас бы он проглотил и комплексный обед из их управленческой столовки, лишь бы жевалось.

ЭкзИм промокнул сухие губы о невесть откуда явившуюся и тут же опять сгинувшую салфетку, поднял дорогой кубок — Ваше здоровье, Арольд Никандрович! — но глотнул с усилием. Облокотился о край стола и задумчиво чуть склонил голову набок, взгляд его сквозь огонь свечи казался немного насмешливым и печальным.

— А знаете, Ард, — начал он негромко, — в чем-то вы, безусловно, и правы. Смерть — действительно единственный выход остаться при своем прошлом! Но! Вот вы постоянно думаете: «произвол, произвол», просто изводите себя этим словом. Как-то неровно вы относитесь к прогнозу Творца. Почему произвол? Допустим, взять ваше старое изношенное светило. Солнце, положим, взять. Ежедневно, помимо вашего хотения, из секунды в секунду оно встает и садится, и вы не зовете это произволом. Или все дело в масштабности событий? В масштабности интеллекта, оценивающего событие? Для Творца и рождение звезды, и рождение ребенка, уверяю вас, — события равного масштаба. Выходит, все же дело в интеллекте, который, по сути, и есть свобода. Отсюда — в любой социальной реальности — либо вы свободны, либо глупы, и тогда, бог в помощь, можете вешаться.

— Хорошенькая у вас логика! — Арольд не на шутку обиделся. — Затеял переворот, а меня еще обвиняет в тупости однако!

— Я не затевал переворота, — живо парировал ЭкзИм, — это у вас психология висельников. Все социальные системы — не более чем антураж, у них процент свободы выбора не так уж и велик, у вас же, я имею в виду человека, он попросту трагически огромен.

— Просил я вот твою свободу! — огрызнулся Ард. — Сначала дают, а потом же и попрекают.

ЭкзИм поиграл бровями, изображая сожаление, и пока оставил реплику без ответа. Взмахом руки изменил сервировку стола на нечто восточное и уж больно изысканное, но впечатления на негодующего Арольда не произвел.

— Защитная форма растерянности — безоглядное хамство, — наконец вздохнул он. — Будто дать свободу так просто. Какую цепь поколений приходится выстраивать в веках, прежде чем на изломе эпох забрезжит хотя бы потенциально свободный персонаж.

Ард апатично возил вилкой по скрипучему блюду с пловом, спорить не хотелось, все философствование такого плана надоело ему до изжоги. Сам вечно — как на коньяк ни пригласит, так Философствует, в Отделе одни философы. Спросить разве, куда все наши десантные хрономодули в будущем подевались? Наверняка же, знает. А ну его к черту! Опять скажет, что не имеет возможности обсуждать побочные темы. И галстук упер. Надоело мне все.

— Хорошо, раз уж вы упорно не желаете ничего понимать, — произнес ЭкзИм устало, — давайте-ка хоть прикинем для какого-нибудь дублера, куда бы пошла сюжетная канва вашей жизни после сегодняшнего вечера. В помощи-то вы мне, надеюсь, не откажете? Надолго не задержу.

— Вот так и хочется вам меня втравить, — сварливо проворчал Арольд и ни с того, ни с сего брякнул: — Где наши хрономодули?

— Свалятся вам на головы, — быстро ответил ЭкзИм и, уже не отвлекаясь, сразу перешел к делу; — Значит, сделаем так: я моделирую причинно-следственный фон, обусловленный динамикой ваших действий или, соответственно, упущенными возможностями в той или иной ситуации, вы же вольны поступать, как вам вздумается. Все демократично. Кроме того, у вас появляется уникальная возможность заглянуть в свое будущее, можно сказать, с того света. Отдохнули?. — ЭкзИм решительно поднялся. — Заглянем вперед?

— А вдруг все же нет? — соурчал Арольд, вставая из-за стола следом.

— До дома тут вам через парк рукой подать, — оборвал ЭкзИм, расплываясь в сумерках дождливого переулка.

Ард оторопело поозирался. Вот черт! И моргнуть не успел!..

А место, действительно, было знакомое, но этой дорогой он ходил редко.


Этой дорогой Арольд ходил редко, старый княжеский парк, что залег одичалой ложбиной почти в центре города, и славный реликтовыми сортами вековых вязов да не менее реликтовой развалюхой-часовенкой, снова зачастил в разделах уголовной хроники: после удачных грабежей здесь опять исправно гулеванила удалая криминальная братва, топившая свою разбойную радость в вине, а случившихся ненароком свидетелей той радости — в затянутом тиной пруду.

Но вот, одиннадцать месяцев назад, без всякой помпы и телерепортажей внезапная новостройка вдруг изрядно потеснила муниципальные угодья. Возводили межведомственную неприкасаемость, планомерно сводя бесхозные вязы, с удивительной быстротой и обилием импортной техники. Две первые ладнокроенные шестнадцатиэтажки высветились над кронами раскидистых деревьев и уже обзаводились влиятельными, не ниже директора торга, жильцами, когда Сам устроил в печати грандиозный скандал и после свирепой публичной грызни потихоньку обменял свою депутатскую сговорчивость на двадцать пять квартир для своих сотрудников. Дело замяли, строительство отнесли чуть в сторону и продолжили. От исторической часовни умудрилось кое-что уцелеть: часть хозяйственного пристроя, приличный кусок парковой стены да разор раскорчеванной аллейки. Ныне все это, заросшее, забурьяневшее, утопленное в крапиве и строительных неликвидах, вплотную примыкало к крайнему подъезду многоэтажного красавца, где волей случая и благодаря определенным качествам своего начальника Арольд полгода назад получил жилье.

Ард потерял тропинку и теперь пробирался густым подлеском, ориентируясь на прожектора круглосуточной стройплощадки, Промокшая куртка липла к телу их похоже, сама-то пыталась согреться, не то чтоб уберечь от простуды хозяина. Не по погоде легкие туфли чавкали внутри стылой жижей и через шаг норовили остаться в раскисшем суглинке навсегда. Впереди протемнел силуэт знакомого балка, от него до родного подъезда оставалось метров тридцать. Сквозь влажную листву уже мерцали телеэкраны в окнах. Ард замученно утерся мокрым рукавом и, передыхая, прислушался. За шелестом сеющего дождя ему почудилось попискивание и приглушенное бормотание рации. Что за черт! Откуда рация? Оп-па: короткая сигаретная вспышка высветила совсем рядом горбоносый усатый профиль в капюшоне армейской плащпалатки. Ард обмер и мигом присел за куст.

«Ну, мы с тобой попали! — под участившийся пульс застучал в виске глуховатый голос ЭкзИма. — Попали! Попали! Засада, тебя ждут!»

— Сгинь, — прошипел Ард. — Чтоб тебя!..

Темнота у балка настороженно шевельнулась, по кустарнику чиркнул острый лучик фонарика. Караульный перемялся с ноги на ногу, сплюнул для самоутверждения и, успокоясь, снова мигнул зажатой в кулак неуставной сигареткой.

«Чего ты орешь? — спросил ЭкзИм. — Я и так слышу». — «Вот сейчас еще увидишь, — мысленно пообещал разозлившийся Ард, — подползу, отберу у него ствол и стрельнусь. Вот тогда увидишь». — «Не стрельнешься — у его револьвера боек спилен». — «Ха, значит, оглушу „БИЧару“, отведу душу, это ж „БИЧ“, я ж их породу за версту чую! Вот и кирпич, кстати, есть, такого добра тут навалом». — «Не оглушишь, оскользнешься, да он и сильней. Так что попинает тебя на радостях, сведет к себе в Бюро находок, так, кажется, на вашем сленге их контора называется? И премию получит. А премию прогуляет в кафе „Треф“, в пьяном виде угодит под штабной джип и через трое суток скончается в палате реанимации под капельницей. Сказать, в какой клинике?» — «Заткнись», — приуныл Ард. Сторожась нечаянных шорохов, отполз по грязи в сторону, распрямился и, не оглядываясь, заспешил прочь.

— В квартире тоже ждали? — спросил он через время, когда от балка уже не могли услышать.

«И ждали, и обыск был. Что покрали, что еще описывают, — помедлив, нехотя сообщил ЭкзИм. — В общем, дома у тебя больше нет».


Рассвет застал его на пляже. День обещал выдаться жарким, солнце раскормленной каплей всплывало со дна моря и в дымке обманчивого расстояния набухало лохматым нечесаным шаром.

Почти до утра Ард петлял повымиравшими настороженными дворами, осознанно двигаясь к заливу, почти до утра пугался шелеста смутных кустов и подолгу пережидал в дождливых подворотнях, прежде чем проскочить очередной перекресток. Свыкание с внезапно ему выпавшей долей изгоя давалось нелегко. ЭкзИм, как только вышли из парка, сразу куда-то пропал или попросту не отзывался, и после двух неудачных попыток снова с ним заговорить Арольд тоже принципиально замолчал.

Теперь, зябко ежась в прибрежном тумане, Ард торопливо раздевался. Закинул в репьи рваную, пугающего вида куртку, следом отправил и безнадежно поползший по швам пиджак, прополоскал, отжал и опять натянул на себя одну только рубашку, вымыл туфли, кое-как размочил и отчистил брюки от бог знает когда взявшегося на них цемента, пересчитал всю наличную мелочь — набралось на пару поездок в городском автобусе. Напоследок забрел по колено в спокойную чистую воду, ополоснулся.

«Сегодня суббота, — смутно припоминал он, выплясывая по холодному песку с одной ногой в скользкой штанине, — выходной и последний день месяца». Завтра по календарю наступает лето, значит, народ загодя разденется еще сегодня, и легкий его наряд едва ли вызовет недоумение. Простуду вот только б не схватить.


Через полчаса, подсушив брюки на сквознячках проходных дворов, он выбрался к проспекту Современников, а еще через двадцать минут сошел с рейсового автобуса на остановке «УХиМПи»-Сквер. Да, вот здесь, за сквериком, и располагалось его родное Управление Хлебопекарной и Макаронной Промышленности, где по всем картотекам Арольд все еще служил в чине ответственного по Отделу хронарного зондирования Пространства.

Управление их, а точнее — научно-производственный комплекс закрытого типа, хоть уж год как расконверсированное до почти полного технологического паралича, хлебов ни теперь, ни прежде не пекло и озадачиваться макаронным ассортиментом тоже не намеревалось. Непонятно, на что еще рассчитывал Сам, позакрывав две трети лабораторий, уволив половину сотрудников, отказавшись от военизированной охраны и распродавая по торгам да аукционам множительную технику из пустующих канцелярий, но на плаву он пока держался и зарплату выдавал исправно. Сам, похоже, так и не оставлял надежды восстановить связь с экипажами хотя бы двух-трех из пятидесяти десантных хрономодулей, потерянных за последние четыре года Управлением в будущем. Самый из них ближайший — «ка-27/28бт», под кодовым позывным «кабинет» — шесть месяцев назад внезапно вышел на связь с расстояния в три астрономических года. Радировал он совершеннейший бред, зато просил инструкций и следующий сеанс назначил им как раз на завтра. Нетрудно себе представить состояние Самого, когда на завтрашней трансвременной связи Арольд, главный его хронолокаторщик, так и не появится…

Ард толкнул стеклянную дверь проходной, издали отсалютовал выглянувшему из-за газеты вахтеру и, бросив на ходу: «Срочное дело!», взлетел по административной лестнице в Отдел.

Гулкая тишина и безлюдье коридоров выходного дня. Делать все надо быстро. Шестизначный код, щелчок. Теперь дверь от себя, и восемь секунд — успеть отключить сигнализацию. Есть! Не сработала. Полезная привычка хранить деньги и документы в рабочем столе. И сразу назад — если вахтер в курсе, «БИЧи» уже едут. Значит, через проходную не выйти, так. Ключи от третьего блока. Коридоры, лестницы, изученные лабиринты переходов, только теперь всё вниз. Стальные решетки подвала. Седьмой блок… Пятый… Третий. Операторская. Индикация пультов в ждущем режиме. Поворот, еще один. Где-то здесь… Ага, обитая железом дверь. Шахта аварийного выхода. Окрашенные в зеленое стальные ступеньки. Снова дверь, эта уже последняя. Успокоить дыхание, так. Лбом в прохладу косяка, постоять. Ключ на два оборота влево. Ручку вниз и на себя.

Обширный пустырь хозяйственного двора, захламленный досками, кабелями, проржавевшими бочками с надписью «яд», остов грузовика с вросшими в асфальт рессорами, в прорехе забора — шуршащая шинами улица. Ард тщательно запер за собой дверь, спрятал связку ключей под четвертой от угла бочкой, пролез сквозь забор, огляделся и небрежной походкой слоняющегося бездельника зашагал вниз по улице перекусить и промочить горло в какой-нибудь ранней пивной.


— Ты рехнулся, брат, какое пиво? Пойди вон воды из крана попей, — объяснили ему тетки-раздатчицы, гремя мятыми кастрюлями, содрали за вчерашний салат, а от рыбы с темной родословной он отказался сам. Вышел на пустующую веранду и, сгрузив с хромоногого стола увечные стулья, первый раз за столько-то времени присел в человеческой позе.

ЭкзИм вырос перед ним прямо из тарелки с салатом.

— Вовсе даже недурно, — произнес он, отсаживаясь на соседний стул. — Вы отлично соображаете в нештатных ситуациях.

— И это всё? — пережевывая дряблые огурцы, удивился Ард.

— Отчего же, я могу похвалить и шире. А что вы хотите услышать?

— А вот хочу услышать, что произойдет с хрономодулем «кабинет»? — хитро прищурился Арольд.

— О-о, — покачал головой ЭкзИм, — вопросы-то вы все задаете не по теме. Могу лишь сообщить, что в Книге Судеб это отдельная глава, так, по-моему, и называется: «Кабинет… не то 27… не то 28». Да, вообще, забыли б вы о своих модулях. — И тотчас, оказавшись близко-близко, осведомился вкрадчиво: — Листаем дальше? Еще пара страничек, и в городе начали происходить события.


В городе начали происходить события. Под старыми лозунгами теперь выступали новые герои, и дикторши с телеэкранов в портовых кафе зачитывали тексты их официальных сообщений с какими-то шкодливенькими ухмылочками, а репортажи с мест стали напоминать фронтовые сводки. На тротуарах и фасадах домов по ночам появлялись нарисованные краской призывы аполитичного содержания, в газетах же замелькало виляющее словосочетание «безответственные элементы», которое после введения комендантского часа мигом ужалось до короткого, как приговор, словечка «экстремисты». Дожди сделались редкостью, зато участились пожары, причем загадочно горел, главным образом, войсковой автотранспорт и, в основном, по ночам. Муниципальное Собрание самораспустилось, а всеми делами теперь заправляли старшие офицеры из Бюро Идеологической Чистоты и сугубо штатский Комитет Национального Согласия, прозванный портовыми шлюхами по каким-то своим профессиональным ассоциациям «КоНСоль». Ехидному народу термин понравился и был зачислен в разряд бранных, применимых к любому разговору — от политики до секса.

Ард загорел, обносился, оброс рыжеватой бородкой и жил, где придется. Правда, на побережье у него имелось несколько конспиративных шалашей, в которых, если лучшего не подворачивалось, он ночевал по очереди, но бессистемно. Долговременных знакомств не заводил, к происходящему приглядывался иронично. Грузчики в доках относились к нему снисходительно и иногда позволяли подзаработать. Кабацкая рвань уважала за постоянное наличие небольшой суммы денег и резко отрицательное отношение к представителям власти.

Весь день Ард без дела слонялся по усеянным отпускниками пляжам, с тоской ошивался у причалов с иностранными судами, пропадал в доках или пропахших тухлой рыбой пивных, а иной раз наведывался в город разнюхать обстановку и заночевать на даче у Самого. Сам остался не у дел, сидел сиднем, но, похоже, не бедствовал — пропивал нос в своей винной коллекции и ругал комитетчиков из «КоНСоли» за прогрессирующий идиотизм. «УХиМПи» его бесславно закрыли, документацию опечатали, а Самого едва не упекли под трибунал за сомнительные эксперименты над временем. Кстати, как он сознался, Арольд шел по той же статье, только в качестве главного пособника в преступных злоупотреблениях хрономатерией. Но пособник вовремя скрылся, вину за погибшие экипажи десантных модулей свалили на него, а старые связи ушли Самого на пенсию.

— Тоже мне, переворотчики бархатные! — костерил Сам нынешние власти. — Путчисты сопливые! Воды нет, жрать нечего, а спросить не с кого — рэ-эволюция! Так их в бога душу к едоене фене! Ни одного прохвоста на заборе не повесили! Чем они там заняты? «Коллективный Разум! Надо воспитывать Всенародное Сознание!» Это что, их сессии-собрания-проголосования — Коллективный Разум? Теперь вот еще Комитет этот хренов… Знаешь, что я тебе скажу, парень? — пьяно наклонялся он к Арольду, прижимая к щеке недопитый стакан. — Когда мне развозят про Коллективный Разум, у меня всегда улучшается настроение. Ха-ха — я уже смеюсь, я умираю со смеху. Коллективный Разум — это общественная уборная: сначала все изливают накопившееся, а после умывают руки.

Потом Сам икал, проливая мимо губ, допивал вино и начинал каяться перед Ардом, что в «БИЧарне» свалил все на него.

— А что было делать? — мямлил он. — Тут же под меня и свидетелей подшили. Наукой, дескать, не занимался, идейной линии не проводил, директивы-де, указания на техсовете огулом хаял, а еще, мол, по матушке оскорблял и глумился над ясными вещами. В общем, парень, показали мне небо в клетку и прочие прелести, тобой бот и откупился. Должник я твой, по гроб должник. Прости уж меня…

Арольд, конечно, отшучивался или помогал ругать режим, но было неприятно и унизительно, когда Сам, небритый и заискивающий, трусливо заглядывал ему в глаза.

«У Самого развился комплекс вины. — Ард зевнул и поежился от свежести. Под утро все-таки чувствовалось, что спишь не на теплых простынях, а под соломенной крышей. — Съезжу, пожалуй, в город, давно не был», — решил он, выбираясь из шалаша. Прихватил завернутый в лист лопуха обмылок и отправился к лиману поплавать.


Стараясь не наступать на бутылочные пробки и каменные от соли, скрюченные окурки, Ард не спеша брел вдоль извилистой черты прибоя. Мелкий песок глубоко проминался под ступнями и неприятно холодил выдавливаемой из себя влагой босые ноги. День возникал тоскливо. Скрадывающая дымка конденсата размыла и без того блеклое солнце. Грязное море, слившись с грязным же небом, не оставило горизонту места. В приподнявшемся с краю тумане — огрызок волнолома, пунктир замерших портальных кранов, кляксы катеров береговой охраны и тень одинокой скалы. Как через вату — рокот потянувшего баржу дизеля и отрывистый всхлип его басовитой сирены.

Пирс сразу же насторожил его пустотой причальных зон. Ни одного катера. Поднятые трапы. Только вездесущие мальчишки, как обычно, пугают медуз, гоняясь в придонном бликовом свете за стремительным полетом мальков. Ард зашел по колено в волну, потянув время, выкурил сигаретку, вздохнул и поплелся к билетной кассе за разъяснениями.

Пенсионный дед-билетер в посеченном молью кителе выставил в окошечко склеротический глаз, пожевал сморщенным ртом и, пришепетывая от возбуждения, выложил с превосходством:

— Доки стоят, забастовка. И порт тоже.

Подстегнутый чужой оторопью, старик откинул раму и, многозначительно рубя фразы, заторопился:

— Сегодня. С утра. В аккурат и начали. Вчерась автобусники забузили. У их «БИЧура» с машин все карты маршрутов посымала. На врага, мол, изверги, так вашу, работаете! Техмастер под следствием. Ну, мы с водилами кто брат, кто сват, кто кореш давний, — гордо прихвастнул он на местоимении «мы», — тут и забастовали. Беспорядки, слышь, в городе. Границу закрыли.

Без перехода:

— Я тебя знаю. Ты с грузчиками у «Якоря» пиво пьешь. Так они вовсе с цепи сорвались. Говорят, майора в таможне словили и на барже заперли, во как! В залог.

Заозирался.

— Волонтеров, слышь, стянули. Ха, думаешь, так просто! А к нам, сюда, много чужаков наехало в цивильной одеже. Ты зыркай, оне все незаюрелые. По холодку на моторках пришли. Часть на перевал двинула. Стерегись, если в город, лучше тропой рви. А мы уж тут до конца будем.

Слегка одуревший от восторженной взвинченности никому не нужного пенсионного волка, Ард отошел в сторону, соображая, как ему быть дальше. Доки стоят, порт бастует. Перевал закрыт. Одна дорога — старик прав — седловиной, через рощу, в верхние кварталы.


За буковой рощей тянулся Старый город, декорированный по щелям переулков пятнами назойливой современности в виде заносчивых транспарантов, крикливых панно и халтурной отреставрированности дряхлых фасадов. Беленые известью глинобитные стены, щербатый кирпич халуп помоложе, уступами — ограды из дикого камня и заросли боярышника. Ни одной ровной улицы — все какие-то пятачки, мыски, площадки, терраски, ветвящиеся дворы, переходящие в полутораметровой ширины проходы между дровяниками или изгородями огородников. Во дворах — фанерные соты жилых клетушек, нужники, сараи, шторки, стекла, развалины, помойки и лебеда. Косые крыши в перелатанной черепичной чешуе. Фигурные трубы печного отопления. Неказистые мезонинчики, дощатые джунгли чердачных надстроек, ржавые стрелы флюгеров, прогнившие углы просевших веранд, над головой в тенетах электропроводки и бельевых веревок чьи-то цветастые простыни, половики, рубашки, еще выше лепные балкончики с фамильной рухлядью и кустами фикусов в рассохшихся кадушках.

Старый город. Вначале «УХиМПи» планировалось строить именно в его черте, но предварительная хроносъемка местности отшарахнула от такого прожекта даже повидавших виды лабораторных крыс. Нет, эти тесные кварталы не были вморожены в «погибший мозаичный пласт», не вращались в «инверсионном фазовом сдвиге» и не стояли на какой-либо иной мало изученной аномалии, они сами являлись аномалией. Это была какая-то жуткая обочина времени, отхожий кювет вдоль столбовой дороги, выгребная яма с продолжающими прибывать пространственно-временными нарезками, целиком автономными, жизнеспособными, энергичными, прорастающими один сквозь другого и урывающими, пятый у двенадцатого, лишний кубометр на лишнюю секунду, лишь бы под клочком белесого неба. Минареты древних мечетей кренятся над не менее древними главками православных церквей, а те мученически неуступчивы в своей безграничной терпимости к стали и бетону индустриальных лет. Подземные переходы внезапно заводят из асфальта в сумрак укромных аллей императорского сада или опускают еще ниже, к мутным каналам с дурным запахом эпохи средневековья. Каскады фонтанов чуть ли не времен Халифата рядом с ажурными павильонами саун и варьете. Но тут же брусчатка кривеньких мостовых, свистящий песок в истончавших водосточных трубах, выжженное безлюдье тупичков я засилье каменной духоты, всего-то в минуте ходьбы от сутолоки пивных баров и склочных очередей в косметические салоны.

Присев отдохнуть, Ард ностальгически припомнил, как восемь лет назад, проводя здесь выборочную перепроверку результатов хроносъемки, он в упоении скитался одиночным маршрутом по этим привораживающим взгляд сколам чужой жизни. То выбредал в современность, гомон и толчею, то нарочно заныривал в самые экзотические и беспросветные глушь, разор и молчание. Так отрешившийся от мира старьевщик роется в куче мусора — ничего не ищет, а просто наслаждается желанием разгребать и разглядывать только ему одному приоткрывающееся прошлое.

«Сидишь мечтаешь?» — встревоженно побеспокоил его мысли ЭкзИм. «А ты все подсматриваешь?» — не обиделся Ард, скорее, даже обрадовался невидимому собеседнику. — «Сейчас и ты насмотришься, — настораживаясь еще больше, пообещал тот. — Ой держись!»

И что-то неуловимо переменилось в пронизывающем пространство настроении, а потом, нарастая и накручиваясь, отрывистыми аккордами пошла какая-то иная временная тональность. Арда сорвало с места и понесло, или это понесло относительно него сорвавшуюся-таки под откос реальность?..

Контраст стремительно сменялся до болезненности рельефным контрастом: только что тут вольготно сибаритствовали — и уже побираются, ремесленничали и элегантно гурманили под тентами дорогих рестораций, — а через смелькнувший проулок уж хлебают угрюмым семейством кислый борщ в загаженном палисаднике. Зной даже за солнцем, хотя миг — и сразу сырая промозглость подворотни, придушенный взвизг, убегающие шаги и забористая ругань. Майки, шорты, панамы, длинноногие девицы поснимали лифчики из-под легкомысленных распашонок, чей-то рассерженный росчерк по тексту, и — лишенные фигур тетки гуртом попылили по воду, навздевав на себя убогого гардероба за все охально заголившееся женское племя… Изможденный актер в черном трико самовыражается пантомимой на заплеванном асфальте, жидкой публике не смешно.

«И вдруг…» — взвинченно предупредил ЭкзИм.

И вдруг на широком месте, среди перевернутых скамеек и непокрытых голов, заметались страсти. Зачем слушать, когда уверен, что истина существует в повелительном наклонении? Над кипящим людским озером полемика независимых ораторов, смещенная мегафонными акцентами в площадную брань. А которые в толпе и без мегафонов, орут и так, на кого ближе, разом, и кто во что горазд, словно взбесились. Арда затерли со всех сторон нервозными плечами и вспотевшими спинами.

— Несмотря! На всестороннюю освещенность! — рвал связки с груды баррикадных ящиков некто в разбитых очках. — Продолжают иметь место! Темные факты!

— Мы обязуемся чаще бывать на местах! — неслось с другого конца площади хорошо поставленным баритоном.

— Че за места такие?! — громко хихикнул истероид с лихорадочными движениями.

У правого уха убежденным баском:

— Как скажет — так соврет! «КоНСолидаторы»!..

Мазохистский пришип слева:

— Ща настоимся, пока войска подтянут.

Сзади ввязался какой-то умник и начал скандировать:

— Льго-оты-для-всех! Льго-оты-для-всех! Разогнать аптекарей!

Кто-то догадался брякнуть ему по голове зонтиком.

— Ох, че уж будет. Терпеть теперя будем, — заохала снизу давимая задами и поясницами бабулька, а ее востроносая товарка истово зашпыняла вокруг себя сухонькими кулачками: — И-иро-ды толстомясыи-и!

— Белены съела, старая! — развернулся локтями, зацепив Арда по скуле, что-то кричавший до этого через толпу рыжий верзила. — Кого терпеть будем?!

— Ой, свят, свят! Креста на те нету! — запричитала товарка.

— Какой на мне крест? Я сроду бусурманин! — наседал рыжий, топчась Арду по ногам.

— Глаза разуй, где ходишь! — наглотавшись висевшей в воздухе озлобленности, взвился на него Ард, получив еще и ощутимый тычок в спину за то, что попятился.

— Мыла! Мыла давай! Гы-гы! — без усилия покрыл мегафоны детина в вельвете и возбужденно хлопнул Арда по плечу: — Да, брат? За такую зарплату пусть они ее нам домой носят, гы-гы. Заждались вас в Бюро находок, Арольд Никандрович.

Ард рефлекторно дернулся.

— Стоять, холера! — прихватил его рыжий за другое плечо.

— Эй, Керя! — реванул детина кому-то впереди. — Кончай балаган! Дергани того с ящиков, пущай полетает!

— Ребята!! Ребята!! — взбурлила где-то свара, — «БИЧ» тута! «БИЧура» пододетая! Вали его!!

— Отстань! Пропади! Я представитель!

— Я те пропаду! Я тя так двину!..

— Вдарь ему! Вдарь!

— Не сметь! — Грохнул выстрел. Стрелял вельветтовый в воздух. — Назад!

— Филера!!

— Мочи гадов!!!

— А-а-а!..

— Солда-а!..

— Га-ады!..

— Солдаты!!!

Искаженное багровое лицо, вывернувшись у Арда из-под локтя, выдохнуло:

— Волонтеры!

Мощные струи водометов взрезали охнувшее тело толпы заранее спланированными секторами. В поле зрения Арда, как в пинком подброшенной кинокамере, по очереди мелькнули грязные облака по кровавому небу, звено пикирующих на город вертолетов, согнутый вопрос фонарного столба и вспышкой удара камень подскочившей к лицу мостовой.

На миг животный ужас скрутил взвывших людей в едино ненавидящий организм, но тут же разметал его на разрозненные безумия и, словно щепу к сточным канавам, понес их, задыхающихся от воды, в тупики перекрытых волонтерами улиц.


Арольд стоял, неудобно подперев задранными руками занозистую стену дровяного сарая, в длинной шеренге себе подобных, вымокших и поувеченных людей — крайним. Лбом в доски, спиной к произволу автоматчиков. Все чего-то ждали. Задержанные — грязные и обессиленные фигуры без лиц — с испугом, стерегущие их волонтеры — бравые парни в полувоенном — с равнодушием. Совсем-то и нестрашные: молодые, негрубые, открытый взгляд. Единственное, пожалуй, настораживало в их облике — одинаковая у всех голубая наколка на запястье правой руки: колокол в жирном обводе круга. Скверные ходили слухи про эту зловещую символику.

Лихорадочно соизмеряя высоту стены со своими скудноватыми возможностями, Ард упустил момент, когда в перемогаемых стонах и сцеживаемых сквозь зубы матерках напряженно зависло затишье. Он осторожно покосился из-под руки назад. У противоположного забора волонтеры натренированно вытряхивали людей из одежды. Пятеро уже нагишом выстроены друг другу в затылок. Для пешего этапа или… Че-орт! Расстреляют на месте!

Усатый лейтенант в каске принимает от роющегося в белье пожамканного в операции рыжего верзилы пестрые книжечки документов, мельком пролистывает и складывает к себе в планшет. Все делается молча, быстро, сосредоточенно, максимально используя шоковую ситуацию. Вельветовый тоже с ними, санитар перевязывает ему рассеченную бровь, тот, морщась, курит и угрюмо ощупывает здоровым глазом проводимых мимо смутьянов. У его ног, укрытый с головой куском брезента, лежит, скорее всего, их же третий, которого узнали в толпе.

Истеричный взвизг потащенной из шеренги женщины, глухой мужской рык, вслед — хлесткий тяжелый удар. Клацнуло по булыжнику выбитое из рук оружие, волонтер полетел в пыль, трое-четверо к нему на выручку. Кого-то взялись остервенело пинать. Шеренга изломалась последним шансом решившихся, арестанты сцепились с охраной врукопашную. Слух изменил — глухота, корпус самопроизвольно крутнул полоборота вправо, автоматный ствол замешкавшегося караульного, царапнув Арду ключицу, удобно лег в «замок». Рывок за ствол, на себя и вниз, с одновременным выпадом гаду ногой в челюсть. Прыжок вверх. Самые емкие из величин — секунды. Кромка сарая, кувырок…

Прорвавшийся слух обварил грохотом оцинкованного ската. В затылок — шматки разнесенной свинцом деревянной балки. Ох, Господи, уйду — поставлю свечку!..

Разлетающаяся в полоумном аллегро иззубренная шрапнель разодранного времени. Клочья событий от не-удерживаемой контуженой памятью окрошки происходящего. А повезет-нет вырваться от подискретно распадающегося пространства — осталось уповать лишь на неподвластное вдохновение стихии.

…Опорный столб свежесгоревшего забора прихвачен чалкой за стареющую липу. В опаленной листве внимательная личность с биноклем и в блекло-синем облегающем комбинезоне хронодесантника…

…Присатаневший рев дизелей справа. Тесовые ворота угольного склада. Оборвав запоры, подмяли под себя басом реванувшего кошака, и из срыгнувшего антрацитом и колотым шифером проема сунулось в зной бронированное рыло танка. Волчий инстинкт швырнул Арда в брешь переулка и погнал прочь от утюжащих кирпичную кладку траков…

…Сознание нелепо фиксирует бесполезные приметы летящей в ногах дороги: канализационный люк, стельки от ботинок, снесенные к бордюрам веточки и семечная шелуха, какие-то огрызки, обертки, веревочки, улитка на жухлом стебельке. Мешки с песком, пулемет на турели. Подорвавшийся бронетранспортер, застреленный мальчишка. Армейский кобелиный гогот — под затерзанную гитару с десяток волонтеров насилуют на распаханном гусеницами газоне пьяную девку…

…За разбитым стеклом витрины голые напуганные манекены. Над грудой шуб из множества когда-то живых зверьков — вздернутые на фонарь мародеры…

…Над лохмотьями кренящихся облезлых фасадов — измятый картон скал с меловыми прожилками карабкающихся ввысь лестниц, парящие пагоды уединенных беседок, шпили, башенки, невесомая вязь перекидных мостков, увитые плющом изгороди. Рывок — и под расползшейся прорехой Старого города зелень долины, сахарные кубы современной застройки в кипящем окладе дорвавшейся до тепла магнолии, из бирюзы мелководной бухты — базальтовый клык с воздушными чертогами одухотворенного резцом мрамора, где каждая ступень поет озарением размытого в столетиях зодчего… Господи! В уме ли ты?..

…В доменном жаре души: «Воды! Воды! Полжизни за глоток!» И сразу фонтан — можно даже в него лечь. Гомон и смех. Краса оголенной молодости, трогательный пушок загорелых ножек, Шезлонги, лежаки, манерные дамы в прическах, живописные старцы с бурными биографиями, их юные фаворитки с неоригинальными претензиями. Палитра голов, купальников, торсов, увядающей плоти, детей в черте прибоя…

…Нет такой очевидности, о которой две других не имели бы диаметральных суждений. И Ард давно уже не спорил с собой, но в последние часы он видел Мир однобоко…

— Люди… — хрипло позвал он и осекся. Кое-кто, любопытствуя, покосился, но тут же потерял интерес, как разборчивая псина к пустоте открытой ладони. Сквозь неподвижное пламя свечи — горящий взор ЭкзИма, гранитные ступени просевшей в мох паперти, и его глуховатый неизреченный голос: «К свободе еще надо привыкнуть, Арольд Никандрович».


Гранитные ступени просевшей в мох паперти съелись, словно зубы удрученного жизнью старца. Прахом дальних скитаний легли на дороги их каменные тела, по атомам унесенные на подошвах страждущих. «Иду вперед — и нет Его, назад — и не нахожу Его; делает ли Он что на левой стороне, я не вижу; скрывается ли на правой, не усматриваю». И люди возводят новые храмы со следующими ступенями. И сколько еще их нужно пройти одну за одной? Век за веком сквозь телескопы церквей каждый видел грядущее, а обернувшись, — все те же ступени. Сколько дерзкого порыва, вдохновения, веры и желания одолеть этот ступенчатый подъем волнами окатывало глыбу широкого порога, по мощи и глубине мысли порой превосходя даже самые блестящие места из канонического учения. И сколькие, казалось бы, достаточно способные понять, так и откатились через него назад, приняв за смысл восхождения отодвигающийся конец пути.

Уже глянул из немоты священной бездны, изначально дарованной в осмысление, да так из смертных никем и не постигнутой, величественный иконостас. Уже обволокло иссушенные ноздри сладковатым дымком парящей над свечами вечности. Пусто. Ни дуновения, ни звука. Нечто неявное, не имеющее в данной реальности ни бесформенности, ни образа, не тяготя и не задерживаясь, проплывало через остановившегося на пороге Арда, и он, ничуть не пугаясь того, знал, что это осязаемо истекает время его выбора. Хотел было войти, но так и простоял, молчаливо склонив голову, задумавшись, старея и не видя необходимости входить, если придется все равно выйти назад.

Отпущенное ему время истекло, Арольд очнулся, вздохнул, и врата храма медленно затворились перед ним. Гулко отдалось под куполом запертое внутри эхо. Завилась в искристые смерчики потревоженная сомкнувшимися створками пыль, за спиной хлопанье крыльев, скрип и хохот — то ли птицы перессорились в тени акаций, то ли кладбищенские духи не поделили на погосте прошлые заслуги.

«И что ж не вошел?» — негромко поинтересовался невидимый ЭкзИм уже за церковной оградкой. «А что я скажу?» — пожал плечами Арольд. «А зачем непременно говорить? — повторил ЭкзИм его интонацию. — Ему был бы приятен сам факт». — «Как видишь, мы с ним и без того друг друга неплохо поняли. Впрочем, передай при случае, что я сожалею».

Уснувшая в дорожной пыли пегая шавка всполошилась, видно, приняв их за натурализовавшееся продолжение своего собачьего кошмара, и, поджав хвост, визжа и чихая, понеслась в путаницу душных дворов будоражить воображение уже пробрехавших ей навстречу сородичей.

«Нет-нет! — энергично запротестовал ЭкзИм. — Нам же прямо!» — «Собаки, — коротко пояснил Арольд. — Знаешь, поди-ка, что терпеть их не могу».

Громадная лапища тут же сграбастала его за воротник и, грубо вдернув внутрь сарая, ошарашила негаданной встречей.

— Куда прешь, придурок! — яростно зашипел ему в лицо многолетним перегаром обрюзгший гигант в изодранной клетчатой рубашке. — Благодать на свете блажным да придуркам!

— При-и-вет, Сима, — слабо икнул Ард, осыпаясь с толстых пальцев детины на слежавшуюся солому. — И к-кто ж эт’ тебя так отделал?

— Тс-с! Заткнись. — Отставной пехотный капитан крепко зажал ему рот и, кося припухшим глазом в щель между неплотными досками, ненавидяще процедил: — Вон они, с-суки.

Чувствуя неладное, Арольд сунулся к соседней щели.

Сима после своего сокрушительного сокращения из войск, вместе с ним же и сокращенных, честно продержался на казенных запасах спирта неделю. Потом перебрал множество работ, но везде обсчитывали. На последней закончилось мордобоем, двумя усиленными нарядами полиции и возмещением в рассрочку нанесенного котельной материального ущерба. После чего Сима зажил припеваючи. Теперь же бесстрашный авантюрист, картежник и вор, лихой полночью не раз очищавший беременные плодами ведомственные сады и никогда не пасовавший ни перед какой инстанцией, оказался избит и напуган до бледности. Впрочем, и было от чего. Арольд не верил своим глазам.

— Это же десантники, наши хронодесантники, — бормотал он почти в ступоре.

— Не знаю, чьи они ваши, — зло шипел Сима, — но сукины они дети. Как снег на голову! В предместье погромы. Хватают без разбора. На маяке эти же засели, по докам бьют. Волонтеров, кого так не постреляли, всех в трюмы и потопили, как щенков. «КоНСоль», говорят, всем составом возле ратуши на заборе болтается.

Теперь Ард не верил своим ушам. Черт возьми, что происходит в проклятом городе!

Невнятный вначале наружный рокот рывком усилился. Еще секунда, и, покрыв вопль метнувшегося от стены Симы, по нервам саданул рев могучего мотора. Визг тормозов подмял под себя все звуки и сам осекся тупым ударом разгоряченной массы. Спичкой подломился косяк. Брызнули осколки вывороченных досок. Откуда-то сверху сорвался проржавевший скелет велосипеда и, соскользнув с захлестнувшейся на запястье Арольда членистой цепи, сгинул под обвалом раскатившейся поленницы. По сложной траектории медленно проплыл в иглах косо падающего света отброшенный Симой железный лист. В открывшемся углублении земляного пола — зеленая крышка снарядного ящика, сверху — коробка с капсюлями.

…На месте сшибленной двери из облака оседающего песка — пятнистый капот, разбитая фара, дымящийся протектор…

…Сима, присев, тянет на руки зловещее тело снарядного ящика. На плечи и темя — черепичный ливень, сквозь проломленную крышу блекло-синие фигуры сыплющегося внутрь хронодесанта…

…Рядом врезалось в землю огромное бревно. Сима мнет тяжестью упакованной взрывчатки первого десантника, пока Ард уворачивается от летящего в лицо сапога, выносит вместе с притолокой второго, швыряет разваливающийся ящик на капот и хладнокровно ввинчивает в латунное гнездо взрыватель, похоже, он даже беззаботно при этом насвистывает…

…Из взвеси пыли и опила перед Ардом возникает оскалившийся атлет с непокрытой головой, разбитое лицо в крови, карабин на отлете. Секущий удар прикладом. Ард, чудом отклонившись, наотмашь хлестнул цепью по аккуратно стриженому, с маленькой родинкой над бровью виску, и сам задохнулся в огневом смерче Симиной сдетонировавшей взрывчатки…

Жесткая рука ЭкзИма оборвала пепелящую муку, вернула форму, рассудок и властно выдернула его из пылающей бездны в расфокусированную сизость глубокого вечера.


Пошатываясь, Арольд тупо брел сквозь сумеречную пустоту незнакомой улицы. Дребезжа по смоченной скупым дождиком брусчатке, за ним на лопнувшем ремне волочилось обгоревшее цевье погибшего карабина. Сознание упорно настаивало на том, что в прошлом это был именно карабин, но паралитическая память ничем не могла засвидетельствовать его правоту или же уличить в подлоге. Рядом черным привидением неслышно двигался материализовавшийся ЭкзИм и незлобиво укорял:

— Ну, что у вас, в самом деле, за манера шарахаться от беспризорных собак? К Симе вот понесло. Прохвост и вор. Где он, там обязательно скверная история. Так все удачно складывалось…

Арольд с усилием разжал негнущиеся пальцы, болезненный дребезг за спиной прекратился.

— Домой хочу. Доканал ты меня, — произнес он сипло, обожженное пороховыми газами горло все еще саднило…


…Саднило ободранное велосипедной цепью запястье, да ко всему еще откуда-то взялось назойливое тиканье в правом ухе. Хотя нет, это пошли, наконец, в его комнате настенные часы. «Без четверти девять, — машинально отметил про себя Арольд. — И чего я тут расселся?»

— Вам предстоит еще долгая-долгая жизнь, Арольд Никандрович, — глуховато произнес ЭкзИм, поднимаясь из-за стола. — И множество-множество ступеней впереди, если, конечно, вы нынче же не удавитесь. Да, еще. Не забудьте переобуться, в домашних тапочках можно не совсем удачно соскользнуть с подоконника. Впрочем, вы опять все по-своему. Ну, как знаете.

Оконная рама сбоку от Арда провалилась в бездну, зияющий провал подернулся белесой пленкой, словно экраном, и из серой бумажной мути еще несозданного посеялся, не долетая до паркета, мелкий дождик над раскисшей дорожной глиной. Оступаясь в глубокие рытвины развороченной колеи, бредет под грубым капюшоном накидки одинокий пилигрим. Вязнет в зыби распухшей равнины его измочаленный посох. Стекают с сутулых плеч петляющие ручейки отторгнутой тканью влаги. В размытом свете надвигается из пелены сузившегося пространства стена монастырской обители.

Изображение потускнело и скрылось в складках аспидного плаща ЭкзИма. И плащ, и ЭкзИм неуловимо отдалились, взмыли в бездну, и стена вновь заслонилась от вечности переплетом оконной рамы. На обглоданной кости подоконника остался лежать галстук. Тот, голубой, с отливом, очень неудобный, всегда-то давящий и съезжающий с положенного места вбок. Самовольный галстук. Хотя, помнится, всегда он был неплохой приметой.

В прихожей требовательно забарабанили в заблокированную дверь. Сразу сделалось пусто и глухо. На кухне урчал и фыркал дюжей струей незавернутый кран, вода шумно плескалась из раковины на пол. «БИЧи» ломятся или прискакали снизу затопленные соседи?.. «А, не пойду, — вяло подумал Арольд, — пусть дверь выносят, если не лень».

И вдруг, показалось, рухнул потолок — в комнату сверху посыпались блекло-голубые фигуры до зубов вооруженного хронодесанта. Атлетические парни мигом умчались в прихожую, подорвали дверь, и на лестничной клетке завязалась злая короткая перестрелка.

Створка платяного шкафа гулко отворилась, блеснув изнутри полированной броней шлюзовой камеры трансвременного модуля, и к столу, улыбаясь радушно, вышел Сам.

— Арольд Никандрович, дорогой ты мой! Ну, слава богу, успели! — порывисто обнял он Арда за плечи. — Успели, просто не поверишь, как я торопился! Завтра спалим их «БИЧарню» к свиньям, дотла спалим и камни раскатим, уже почти все модули вернулись. Прямо, как снег им на головы! Я знал-знал, я верил! Так операцию и назвали — «Снег». Ситуацию мы контролируем полностью, пятнадцать крупных городов в наших руках. Пятнадцать! — торопился он, уже возбужденно расхаживая по ковру вдоль шеренги вернувшихся из прихожей десантников. — На подходе создание надежного, не комплексующего по пустякам правительства, Арольд Никандрович, да-да, именно так. И я счастлив теперь же предложить вам в нем какой угодно пост советника.

Запопискивал радиотелефон, Самому подали трубку.

— Да, «Карст» на проводе. Что-о?! Мерзавцы! Расстрелять! И чтобы валялись, чтобы народ видел — есть конкретные сдвиги! Все, конец связи.

— Сам, а ты никак уж и расстреливаешь? — криво усмехнулся Ард, опираясь на подоконник.

— А-а, — раздраженно махнул рукой Сам, не замечая иронии, — саботажников. Саботажников, милый ты мой! И стреляем, и вешаем, ну да ладно. Ты-то как, ничего? Видок у тебя больно усталый. Давай-давай, соберись, подключайся, работы чертовски много!

— Ах, да, да, — опустил глаза и закивал Арольд, незаметно прищучивая пальцем поползший под раму галстук. — Да что мне собираться-то? Сейчас вот галстук повяжу, сразу и министр. Или как там, советник? — > подмигнул он, непринужденно отправляясь в спальню.

— Ха, молодец, шутишь! — хохотнул вдогонку Сам. — Крепкий парень! Мы тут, слышь, у тебя в квартире ненадолго штаб устроим, время-то не ждет.

— Ради бога, устраивайтесь, — снова покивал Ард уже с порога. — Квартира большая, места много. Только прикажи, пусть кран на кухне перекроют. Воды натекло — ходить негде.

— Давайте-давайте, ребята, пошевеливайтесь, — стал распоряжаться Сам, — кран заткните чем-нибудь и тяните мне, тяните стационарную связь. Э-э, а… Секундочку, Арольд Никандрович! Подожди-ка, — припомнил он что-то. — Ты, наверно, не в курсе. На кой черт тебе галстук? — Посмеиваясь, Сам подошел к запертой двери спальни. — Мы ж все галстуки экстренным указом теперь отменили. Алле, Арольд, слышишь? Большой процент удавлений на них среди гражданского населения прогнозируется. Паскудная штука эти галстуки, всю жизнь их ненавидел. Арольд Никандрович, а?.. Арольд!.. Да отопри ты дверь-то, чего там засел?

— Ага, разбежался, сейчас, — злорадно бормотал Ард себе под нос, быстро привязывая галстук к ручке отворенной наружу рамы, о таким расчетом, чтоб, ухватясь за него, другой рукой дотянуться до убегающей к земле пожарной лестницы. — Галстуки он запретил! А ворот я чем держать буду? Твоим указом, что ли? Галстук, он вещь полезная. Вот меня б еще только выдержали.


Андрей Щупов
ЦЕНТУРИЯ

Маленькая повесть

— Я хочу знать, чем это грозит! — упрямо повторил генерал. — Что это будет!.. Египетские храмы? Стада мамонтов или саблезубых тигров? — Он стоял, набычившись, возле большого глобуса и тусклым взглядом всматривался в обманчиво-благополучное многоцветие континентов.

Старший офицер подошел ближе.

— Пока мы можем только предполагать. Никто не подозревал, что вокруг Земли окажется столь мощный экранный слой. Вы ведь знаете: нашей целью была Луна и ничто другое. Но отраженная часть бинарного излучения попала в своеобразную ловушку. Основной поток пробил октосферу и ушел к Луне, произведя расчетные разрушения, малая же его часть возвращается к Земле…

— Меня интересует временной диапазон лунных разрушений! — раздраженно перебил генерал. — Нужен оперативный анализ пород, пыли… Словом, мы обязаны знать, в какое из наших столетий вторгнется этот отраженный пучок.

— Боюсь, — осторожно начал офицер, — мы не успеем выяснить это своевременно. Чтобы добраться до границы каскадного кратера, луноходам понадобится…

— Я прекрасно представляю себе, сколько им понадобится! Но у нас нет времени! Каскад вот-вот ударит по Земле, если уже не ударил. Первый его залп вырвет порядочный кусок материи из нашего прошлого, а дальше? С чем нам придется иметь дело?

— Смею заметить, до сих пор нас это не очень интересовало… Вырванная материя уносилась в бесконечность, и этого было достаточно. Поэтому данные экспертов — весьма приблизительны… Расчеты здесь, — офицер коснулся голубоватой папки.

Хрипло дыша, центурион вогнал меч по рукоять в землю и рывком выдернул. Лезвие вновь сияло. Кровь чудовища, зловонная, черная, осталась внизу, меж жирных земляных пластов, нашпигованных червями и личинками. Вложив оружие в ножны, он обернулся.

Восемьдесят с небольшим человек — все, что осталось от его центурии. Все они стояли сейчас перед ним в перепачканных доспехах, с потемневшими лицами, пряча от него глубоко запавшие глаза. По-прежнему они оставались легионерами, лучшими легионерами претория, но этот день изменил их, вторгся ударом в их души. Сегодня впервые они чуть было не побежали. Гвардия… Воины, не знавшие децимаций, позора поражений. Он остановил их только чудом. Остановил, потому что возненавидел в ту роковую минуту самого себя, затрепетавшего от ужаса, готового отступить, прикрыть голову щитом, чтобы не видеть ничего и не слышать. Лишь униженная гордость была способна породить ту необыкновенную ярость, что распрямила его, стянула тетивой мускулы и швырнула на чудовище.

…Им не удалось зарубить его. Оружие со звоном отскакивало от панциря, оставляя безобидные царапины. Гигантская клешнястая тварь продолжала ворочаться и рычать, вгрызаться в почву, отбрасывая от себя легионеров, обдавая их смердящим прогорклым дыханием. Окриками центурион подстегивал воинов, заставлял их вновь и вновь бросаться на зверя. И, прорвавшись наконец вплотную к темным набрякшим жилам, выпирающим у животного наружу, они врезали их взмахами мечей. Сотрясаемый чудовищным рыком воздух огласился победными криками людей.

Потом, отступив в сторону, они смотрели, как содрогалось в агонии чудовище, как сильными тяжелыми струями билась о землю густая кровь. Черная кровь! И это подействовало на них сильнее, чем весь пережитой бой. Все гуще вокруг панцирного исполина курился удушливый дым. Кашляя, воины отходили шаг за шагом. Где-то внутри зверя неожиданно блеснуло пламя, разгораясь, сбежало на землю и здесь, толкнувшись, о ревом взметнулось над судорожно вздетой клешней.

Проведя рукой по лицу, центурион взглянул на ладонь. Кожу покрывало черное, сажистое, зловеще прочертившее линии судьбы. Присев на корточки, он вытер ладонь о траву и, оглянувшись, встретился взглядом с Фастом. Советник стоял рядом, и вряд ли кто-нибудь мог их сейчас услышать.

— Что скажешь, Фаст?

На узком, чуть тронутом копотью лице советника не дрогнул ни один мускул. Центурион не помнил случая, чтобы кто-то застал советника врасплох с вопросом, Фаст реагировал мгновенно.

— Ты хочешь спросить, что это было?

— Я хочу знать, откуда эта тварь взялась на нашей земле?

— На нашей земле? — переспросил советник. Уголки его губ насмешливо дернулись, лицо искривила непонятная гримаса. То ли он усмехнулся, то ли пытался не выдать собственного замешательства. Медленно центурион поднялся на ноги.

— Что такое! Почему ты молчишь?

— Потому что это не наша земля, — тихо произнес Фаст.

— Что? — центурион внезапно охрип. — О чем ты говоришь, Фаст? Сражение помрачило твой рассудок…

— Не обманывай ни себя, ни меня! — резко оборвал его советник. — Я сказал, это не наша земля, и ты сам скоро убедишься в этом.

Нет, он вовсе не походил на сумасшедшего. И на испугавшегося тоже. Кроме того, было что-то помимо Фаста, этих его слов, что тревожило центуриона. Над поляной словно зависла удушливая тень.

— Фаст!.. — Незаметно для себя центурион сдавил локоть советника. — Но ведь Сутри уже близко! Лукулл там! Он ждет нас… Еще какой-нибудь день пути, и мы соединимся с ним!

Пальцы капканом сжимали локоть, и Фаст невольно поморщился.

— Он не дождется нас.

— Почему? — глаза центуриона недобро сузились. — Кто сможет помешать нам?

Впервые с начала их разговора советник отвел взгляд.

— Не знаю… Я только могу догадываться.

Они замолчали. Центурион видел, что Фаст над чем-то сосредоточенно размышляет, и не торопил его, хотя сдерживать себя ему стоило больших усилий.

— Может быть, ты помнишь тот случай, когда ты оскорбил Акуана? — произнес советник. — Акуан — верховный жрец, и никто не знает полной его силы…

— Глупости! — перебил центурион. Глаза его гневно вспыхнули. — Я служу богам и императору, но не сластолюбивым ничтожествам! Он бессилен что-либо сделать нам!

— Как видишь, сумел. Или у тебя есть другое объяснение? Откуда этот мир? Эта земля, это солнце… Не спеши! Прежде чем ответить, поразмысли. Оглядись повнимательнее.

Центурион хотел возразить, но голос не подчинился ему. Этот человек определенно обладал некой гипнотической властью. Чтобы сбить, сбросить с себя путы наваждения, центурион порывисто обернулся.

Молчаливый лес, пылающее чудовище и черные клочья, парящие в воздухе… Воины стояли нестройной кучкой, многие с надеждой поглядывали в их сторону. Нет, центурион был уверен в своих людях. Страх, обложивший нутро ледяным холодом, конечно же, покинет их. Покинет, уступив место ярости и отваге, как было раньше; в жестоких боях с кимврами, в кровавых и затяжных баталиях с испанскими наемниками. Глазами он отыскал Метробия, высокого безмолвного грека, стоящего чуть в стороне от всех. Вот кто поможет им! Эти места грек знал прекрасно. Сейчас он подойдет к ним и, не изменяя своей обычной мрачноватой манере, укажет верное направление. Скупо, немногословно разъяснит путаницу с маршрутом, и сразу все встанет на свои места. Забудется неприятный разговор о Фастом, и маршем они вновь двинутся вперед. Где-нибудь совсем поблизости, возможно, в нескольких сотнях шагов, они обнаружат наконец пыльную, в мозаичных разводах трещин Домициеву дорогу. Иначе и быть не может. А Акуан… Акуан — всего лишь жалкий придворный льстец, обманом приблизившийся к жреческому трону. И когда подойдет грек…

— Он ничего тебе не скажет, — тихо промолвил за спиной советник.

Даже не оборачиваясь, центурион знал, что уголки губ на вытянутом лице снова насмешливо кривятся. На короткий мир он ощутил жгучее желание ударить Фаста, пресечь эту усмешку. Но сдержался. То, что советник снова угадал ход его мыслей, центуриона не удивляло. Такое случалось и раньше. Но вот подобный всплеск озлобленности против изощренного ума советника был для него неприятной новостью. Взяв себя в руки, центурион брезгливо ощутил, как холодными струйками по вискам стекает запоздалый пот. Чего он боится? Центурион попытался завести себя. Лепета перепуганного Фаста? Или чудовища, что догорает в десятке шагов?.. Ответ нашелся сам собой. Пугающе ясно он вдруг увидел, как по-прежнему в стороне от всех Метробий неловко, словно пробуя землю под ногами, ступал по колючей траве, и черные от солнца руки нелепо шевелились в воздухе, напоминая движения слепца, отыскивающего неведомое.

Центурион будто разрубил в себе что-то, нанес последний решающий удар. Это было ответом самому себе, признанием своего поражения… Да, никто, ни один человек не знал, где они находятся. Никто не мог подсказать, где оборвался их вчерашний путь, где остался Лукулл с войском и где пролегала сегодняшняя их тропа. Он действительно обманывал себя. Весь этот лес, крупные и молчаливые птицы, холодное солнце и встреча с чудовищем — все перечеркивало последние их надежды. Фаст говорил правду. И, признавшись в этом себе, центурион сразу по-иному ощутил дыхание ветра. В короткий миг все вокруг переменилось. Земля под ногами была чужая, и лес, в котором они проблуждали полдня, не был Эпиценийским, не было здесь Домициевой дороги и не было уютного городка Сутри. ОНИ ВОВСЕ НЕ ЗАБЛУДИЛИСЬ!..

Встряхнувшись, центурион устремил взгляд вдаль, на неласковое солнце. Туда же обратились взоры многих воинов. Бледное светило равнодушно покидало их, скатывалось в багровое зарево над бесцветными горами. Стоять и далее, вдыхая едкий чад, размышляя над необъяснимым, становилось невыносимым. Куда угодно, только не стоять! В неизвестность, но только не задерживаться на месте, не давать возможности людям задумываться, окончательно упасть духом. Центурион властно поднял руку…

Через некоторое время змеистая колонна уже двигалась с бряцаньем по тропе, сбегающей между деревьями на дно тенистых оврагов, огибающей холмы, пронзающей облепленный паутиной кустарник.

Центурион уже не оглядывался. Он почти свыкся с мыслью, что вечерний, засыпающий вокруг них лес был чужим, чужим до последнего листочка, до последней твари. Они шли в никуда, лишь потому, что движение спасало от мыслей, от неизвестности. Воины всегда должны оставаться воинами… Он попытался вспомнить человека, скрывшегося от них в лесу. Высокий, длинноволосый, он походил на галла. Чудовище изрыгнуло его, едва они вышли на поляну, но никто и не подумал преследовать его, настолько ошеломила их встреча с панцирным зверем. Сейчас центурион больше всего сожалел об этом упущении. Человек мор бы серьезно им помочь. В стране врага «язык» — первое дело!..

Центурион нахмурился. Впервые, пусть про себя, он назвал эту землю вражьим станом. Но как иначе он мор относиться к ней?.. Неожиданно для всех он замедлил шаг, рука его метнулась к поясу. Он и сам не сразу сообразил, почему остановился. Чутье воина опережало сознание. На миг позже он понял, что слышит далекий, едва различимый рык. Пока это был даже не рык, а лишь смутное колебание воздуха. Но он узнал его! И, толкнувшись, сердце болезненно сжалось. Все повторялось! Загадочный лес о незнакомыми деревьями снова выводил их на гигантских крабов из железа и черной крови. Словно сам рок завладел путями маленького отряда. Или… Глаза центуриона скользнули к небу. Он стоял, забыв о Фасте, о далеком рычании, о том, что десятки взглядов прикованы к нему, десятки ушей ожидают приказа. Он и сам желал сейчас этого приказа, желал получить хоть какой-нибудь намек, знамение, подсказывающее выход. Чего хотят от него боги? Новых доказательств преданности? Истребления чудовищ, помощи?.. Внезапно озарение обожгло его. Он сжал рукоять меча так, словно хотел заглушить эту ворвавшуюся в мозг мысль. Мир покачнулся, и над большой незнакомой землей пронесся стонущий вздох. С готовностью, будто сам подталкивал руку, меч выскользнул из ножен и с хищным блеском описал в воздухе полукруг. Объятый своим жутким прозрением, центурион взглянул на него слепо, словно не узнавая. Нет, небо не молчало, оно взывало к нему, к его людям. Утробный гул, доносимый ветром, звучал нескрываемым вызовом, насмешливыми раскатами плескался в ушах, заранее торжествуя свою победу и их поражение. Что ж… Пусть будет так! Если Эреб восстал, если боги оказались в западне у вырвавшихся из земли титанов, он поможет им! С пылающим лицом он обернулся к легионерам, и четверо оптионов без звука шагнули к нему.

— Фаст!

Советник молча склонил седую голову. Они готовы были следовать за ним.

Уже смеркалось, когда легионеры атаковали врага. Они налетели стремительно, подобно волкам, набрасывающимся на жертву, только жертвами на этот раз оказались еще более страшные хищники. Огромные, с железными челюстями, извергая утробный рев, чем-то похожие на кентавров, они лакомились деревьями, превратив густой лес в пастбище для своих желудков. Уже сотни стволов с серебристой, словно поседевшей хвоей безжизненно лежали меж уродливых пней. Продолжая кромсать их, превращая в сочащуюся смолой щепу, чудовища лениво продвигались к новым, еще трепещущим жизнью деревьям. Глаза их сверкали, и в этих мечущихся всполохах можно было разглядеть суетящихся меж поверженных стволов людей. Рабы, прислуживающие порожденьям тьмы… Они не интересовали центуриона, все свое внимание он перенес на кентавров. По его знаку легионеры, охватившие просеку подковой, бросились вперед. Чувствуя за спиной взволнованное дыхание Фаста, центурион видел, как Солоний и Клодий — два его лучших оптиона — командуют факельщиками. О факелах и зажигательных стрелах они позаботились заранее. Огонь представлял теперь их главное оружие. Неуязвимые против копий и мечей, чудовища пасовали перед стихией пламени.

Бой был удивительно скоротечным. Что ж, так тому и следовало быть. Легионер никогда не пугается дважды одной и той же тени. Воины обязаны набирать опыт, обучаться новой тактике. Окруженные стеной огня из трескуче пылающих вязанок хвороста, кентавры встали. Лишь одно из чудовищ, ослепнув от искр, с ревом попыталось вырваться из кольца и понеслось в чащу, ломая все на своем пути. Но уже через мгновение воины услышали, как с грохотом оно рушится в притаившийся в полумраке овраг. Если бы еще у них было побольше лучников!.. Впрочем, центурион и без того видел, что дело приближается к концу. Рабов, неумело сопротивлявшихся короткими безобидными топориками, сбили в нестройную кучу и проворно опутали веревками. Тем временем одно из чудовищ, слабо рычащее, вдруг вздрогнуло и, в тяжелом вздохе опалив близстоящих людей, выкатило в небо над собой жирный клуб пламени. Легионерам пришлось расступиться вокруг нестерпимого жара, давая возможность огню завершить эту, непродолжительную битву.

Центурион окинул взглядом освещенное заревом пространство и содрогнулся. В ярких всполохах перед глазами представала долина, усеянная мертвым лесом. Место, где проходило сражение, было лишь ничтожной частью протянувшегося широкой полосой кладбища. Чудовища тараном пробуравили лес, и легионерам не было нужды гадать, откуда явились эти кентавры. Путь их напоминал русло высохшей реки. Поваленные, искромсанные деревья густо устилали «дно», и всюду, точно вспоротые вены, торчали обрывки ветвистых корней. Только крутые зеленые берега уцелевшего леса по-прежнему жили. Центуриону показалось, что он слышит шелест успокаивающегося дыхания. Едва заметно покачиваясь под ветром, священный серебряный лес благодарил своих защитников. Центурион улыбнулся. Теперь он не сомневался, что они избрали верную дорогу. Возможно, теперь их путь будет освещен самой Фортуной, и все боги во главе с Юпитером будут следить за победным продвижением центурии. Ону нужны были этому Миру!..

— Надо решать, как поступить с пленниками.

Центурион недовольно тряхнул головой и обернулся к советнику. Долина осталась за их спиной, в лицо снова дохнуло жаром.

— Нам не нужны пленники, — сурово сказал он.

— Ты хочешь убить их?

— Нет, — центурион с усмешкой заметил недоумение на лицах оптионов. Как всегда, один только Фаст понял его с полуслова.

— Значит, мы отпустим их?

— Отпустим? — Солоний удивленно шагнул к ним. — Разумно ли это? Они предупредят о нашем приближении!

— Мы не пираты, чтобы надеяться лишь на удар врасплох! — резко проговорил центурион. — Кроме того, я думал, что вы уже поняли. Мы не можем осквернить эту землю кровью рабов.

Никто не возразил ему. Только Солоний, исполин с лицом, изборожденным шрамами, глухо и несогласно кашлянул. Центурион отвернулся. Что ж, конец этого печального дня оказался удачным. Легионеры вновь обрели дух истинных бойцов, освободились от липкого страха перед неведомым. И главное — они обрели союзников. Надежных и могучих… Боги призвали их сюда, на эту погибающую землю. Боги незримо сражались в их рядах.

Запах мясной пищи тянулся над прибрежным кустарником. Воины заканчивали немудреную трапезу. Ночь прошла для них спокойно, и они были счастливы столь длительным отдыхом. Непривычный холод никого не смутил. Для настоящего воина единственное препятствие — вооруженный враг, погода же, отсутствие уюта и вкусной еды — дело собственной воли. А что-что, но волю римляне воспитывать умели.

Центурион стоял на берегу лесного озера и следил, как в мелкой прозрачной воде стаями шныряют мальки, склевывая брошенную воинами заячью требуху. Они крутились винтом, догоняли друг друга, отбирая пищу, выплескивались на воздух чешуйчатым серебром. Беззаботный пир. Такое не могло продолжаться вечно. Предводитель центурии знал: на земле ли, под водой — везде действуют одни и те же законы. И точно: совсем близко от резвящихся рыбок он заметил черную осторожную тень. Мгновенная атака, беспомощный всплеск. Широкая пасть с зажатыми между иглами зубов плавниками судорожно подергивалась. Лениво шевельнув хвостом, черная рыбина равнодушно проплыла над белеющими на дне потрохами и в одиночестве двинулась в глубину. И тут же на мелководье снова потянулись любопытствующие рыбки, будто и не случилось ничего, будто не уменьшилась их стайка на одного малька.

Вздрогнув, центурион поднял голову. Он не знал, что его заставило посмотреть вверх. Может быть, какое-то внезапное предчувствие.

Над лесом на огромной высоте неторопливо пролетала необычная птица. Она не двигалась, а плыла, странно замерев раскинутыми крыльями, не делая ни единого взмаха. Пожалуй, больше она походила на скользящую в удивительно прозрачной воде акулу. За птицей тянулся вязкий белесый след, и синева неба, рассекаемая мертвенным шрамом, медленно расползалась надвое. Центурион попытался отвести глаза, но не смог. Что-то притягивало взгляд, настойчиво заставляло проследить полет птицы до конца. И он уже был внутренне готов к тому, что случилось в следующее мгновение…

Прямо по курсу птицы возникло неясное пятно. Стремительно оно превратилось в выпуклый дымящийся круг, и круг этот, разрастаясь на глазах, потянулся к земле. Центурион вдруг сообразил, что это совсем не круг и не пятно, а копье. Раскаленное докрасна, оно пронзало небесную сферу и целилось в маленькое озеро. На берегу громко закричали, и сейчас же зазвенело разбираемое воинами оружие. Кто-то отчаянно звал центуриона, но он продолжал стоять, не двигаясь с места, уже зная, что они все равно не успеют ничего предпринять. Все совершалось слишком быстро. От пробитого в матовой голубизне отверстия во все стороны по небу побежали черные трещины. Казалось, снаружи кто-то наваливается тушей и продавливает небосвод. Лазурная ткань беззвучно раздиралась в лоскутья, и там, за этими трепещущими лоскутками, распахивалась багровая тьма. Чем-то все это напоминало тот первый их переброс, когда вместо Домициевой дороги спустившийся с небес пыльный ураган преподнес им Незнакомый Лес… Земля под ногами дрогнула, и солнце, дремотно висевшее у далекого горизонта, встрепенувшись, понеслось огненной свечой, описывая над ними крутую дугу. Ослепительным шаром оно ударило в небесный разлом и грохочуще разорвалось. Это было первым звуком, донесшимся до них. И тотчас, прорвавшись сквозь клубящийся хаос, копье молнии ударило в сердцевину озера. Хлынула на берега вода, и, рассыпаясь в прах, начала исчезать зелень. Лес проваливался куда-то вниз с лопающимся треском. Хвоя вспыхивала, дымясь облачками серебристого пепла. Людей словно вознесло к размазанным, летящим вниз верхушкам, — и тут все внезапно остановилось.

Озера больше не было. Перед уцелевшими легионерами расстилалась унылая пашня. Где-то на горизонте холмами вырисовывался убежавший от них лес, и сразу же за пашней, окаймленной чахлым кустарником, как из тумана, медленно проступали очертания крыш, заборов, неровные коридорчики улиц.

Под раскидистым дубом центуриону соорудили некое подобие ложа из отобранных у жителей деревеньки перин. Он не собирался поселяться в одной из бревенчатых угрюмоватых хижин. Здесь, на воздухе, он чувствовал себя в большей безопасности. Одним взглядом с этого пригорка можно было окинуть окружающие селение поля, зигзагами убегающую к далекой щетке леса накатанную дорогу.

Они с Фастом сидели и наблюдали, как Солоний тщетно пытается допросить местного старейшину. Пухлый человечек упорно не понимал простейших вопросов. Он беспрестанно кивал головой, невпопад улыбался и что-то быстро неразборчиво говорил. Ни один из воинов не мог определить, что это за наречие. Самое удивительное, что человечек не понимал даже языка жестов. Лицо его часто морщилось, изображая собачью преданность, маленькие, как у ребенка, ручки виновато жестикулировали. Все чаще у центуриона возникала мысль, что они пытаются договориться со слабоумным.

И от всех этих жителей не было ни малейшего проку. Избегая легионеров, они прятались по домам, многие на потеху воинам пробовали укрыться в старых пожелтевших стогах. И никто из них не думал благодарить за принесенную деревне свободу, за сожжение чудовищ, чьи остовы до сих пор дымили на полях. Центурион всерьез подумал, что, возможно, Солоний был прав, предлагая не сдерживать уставших легионеров. Они в самом деле заслужили полноценный отдых, заслужили право на добычу, какая бы жалкая она ни была здесь. И в то же время центурион не забывал, где они находятся. Земля, призвавшая их божественной властью на помощь, не потерпела бы грабежей и насилия. И к тому же, что простительно обычному войску — не простительно гвардии. Хотя, может быть, он рассуждал подобным образом потому, что сам, еще юнцом, насмотрелся на пьяных испанцев, врывающихся в жилища, ломающих все, что не под силу унести с собой, глумящихся над женщинами. Человек — это бездонная емкость противоречий. Насилие — извечный закон, насилие — природа всего живущего. Правитель, отказывающийся от насилия, достоин особых страниц в истории, но, нарушив закон, он обречен, вызывая еще более изощренное насилие. Над собой, над своим народом… Человечество, наказанное войной, долее жаждет мира. Излишнее великодушие распаляет кровь, мутит разум, рождая в конечном счете обильное кровопролитие. И тем большее презрение начинал он испытывать ко всем этим людям, выказавшим такое пренебрежение к его сдержанности.

— Они потеряли человеческий облик, — бросил он Фасту.

— Это понятно, они запуганы, — Фаст снисходительно покачал головой. — Чудовища могут вернуться, и они, наверно, думают только об этом.

— Они рабы, и в этом все дело! — возразил центурион. — Не было бы чудовищ, они пресмыкались бы перед кем-либо другим.

— Тогда почему они не пресмыкаются перед нами?

С советником непросто было спорить. Он заставлял не только думать, но и не соглашаться с самим собой.

— Потому что они рабы! И по-рабски слепо преданы старым хозяевам!

Фаст едва заметно улыбнулся.

— Если они преданы из чувства страха, стало быть, нас они не боятся. Ты это имеешь в виду?

— Я сказал то, что я сказал! Они рабы, и этим все объясняется. Они не понимают языка жестов, не понимают милости и снисхождения! Спокойно взирают на то, что панцирные твари топчут их землю. Своим послушанием они предали своих главных покровителей! Предающий свою землю, своих богов, самого себя — низшее из всех существ.

— Если они спасают свою жизнь, можно ли рассудить, что они предают самих себя?

Центурион со свистом выдохнул воздух сквозь плотно сжатые зубы. Спор не являлся его стихией. Походы и битвы ограничивали кругозор воина, и он не стыдился этого. Философы, политики, земледельцы — каждый занимается своим делом. Человек не в состоянии постичь все, за одну единственную жизнь овладеть всей земной премудростью. И все же он стоял на своем:

— Пойми, они не воины, они рабы! Для них предательство — не спасение жизни, а ее суть!

— Тогда в чем различие между обычным воином и воином, захваченным в плен, а значит, превращенным в раба?

Центурион задохнулся от гнева. Фаст издевается над ним!

— Я не понимаю твоих речей. Не понимаю, к чему, ты клонишь!

Советник успокаивающе прикоснулся к его руке. — Хорошо, не будем об этом. Лучше подумаем о том, что ты намерен делать дальше.

— Дальше? — центурион недоверчиво поглядел на Фаста. — Ты спрашиваешь меня об этом?

— Лучше, если о твоих планах будут знать хотя бы оптионы. Кое о чем они догадываются, но догадки — это еще не знание.

Центурион усмехнулся. Все-таки было еще нечто, в чем Фаст не опережал его. Эта мысль бальзамом пролилась на задетое самолюбие. Да, но откуда он мог знать, что еще уготовили им боги! Сражения планировал не он и не этот стонущий мир. Вся стратегия затевалась наверху, куда не доставал человеческий взгляд. Они должны были ждать, ждать и действовать согласно знамениям… В это мгновение ветер шевельнул его волосы, и центурион ощутил ядовитый запах гари. Соперничая с восходящим солнцем, вдали ярко догорало здание. Вернее, не здание, а странное сплетение гигантских труб, колонн и каких-то металлических щупальцев, Смутно центурион ощущал некую связь между чудовищами и этим зданием. Оттого-то он и приказал поджечь его. И вот сейчас с чумазыми лицами по улице устало возвращались отряды факельщиков.

Жалобно что-то прокричал человечек и с неожиданной резвостью бросился к ложу. Солоний подтянул его за треснувшую одежду и, перехватив поперек туловища, коротко взглянул на центуриона. Человечек продолжал поскуливать и делал отчаянные попытки вырваться. Центурион поморщился. Расшифровав это как ясную команду, Солоний поставил человечка на землю, развернул вокруг оси и несильно ткнул кулаком в затылок. Взмахнув руками, старейшина пробежал несколько шагов по дворику и растянулся на земле. Тут же поднялся на четвереньки и сноровисто отбежал в сторону, к заборчику, где уселся, утирая рукавом кровоточащий нос.

— Как видишь, ему не нравится, что мы сожгли логово его хозяев, — язвительно произнес центурион.

Фаст безразлично пожал плечами. Лицо его ничего не выражало, но по блеску черных глаз центурион догадывался, что советник внутренне напряжен. Вероятно, он предчувствовал, что этот их отдых — лишь небольшая пауза между предыдущими и будущими сражениями. А значит, скоро могло снова произойти неведомое, сопровождаемое земным гулом и гибелью неба, внезапным перемещением центурии в неведомые края…

Факельщики тем временем уже разделились на группы и разошлись по дворам. Возле колодца, раздевшись, воины поливали друг друга из ведер, и двое из них гоготали до того зычно, что поглядывающие в их сторону невольно улыбались. В иной ситуации центурион пресек бы этот шум, но сейчас делал вид, будто ничего не происходит. Справились со своим делом факельщики отлично. Центурион и сам бы сейчас не ответил, почему здание из труб и колонн пробудило в нем такую ненависть. Мерзкий ли запах, выжимающий из людей кашель, был тому причиной или сероватый, покрывший липким слоем чуть ли не на всю округу налет? Как бы то ни было, от здания веяло зловещим, необъяснимо опасным, и он поступил так, как подсказывало ему чутье солдата.

Строение продолжало гореть, серые краски его обугливались, и через мешанину огня и дыма оно все более представало в ином, может быть, в своем истинном обличии. Черный скелетообразный остов смотрел безглазыми провалами окон, и оттуда, из этих провалов змеиными языками вытягивались розовые огненные жгуты. Одна из колонн скрежещуще накренилась и, вздымая искристые облака, начала падать. Мутное небо над пожарищем припорошилось золотистой пылью. Центурион удовлетворенно погладил золоченый пояс, провел рукой по богато украшенным ножнам.

Неужели Фаст не осознал, что происходящее ни и коей мере не зависит от них. Может быть, он по-прежнему объясняет происшедшее злыми кознями Акуана? Мысли центуриона вновь вернулись к этому приятному выводу. Что бы там ни придумывали про добродетели, никто из людей не откажется от маленького превосходства над окружающими. И он это превосходство сейчас ощущал! Он знал правду. Правду о том, что они не выбирали свой путь, что вышней властью они посылались туда, где были необходимее всего. Война с подземельем шла полным ходом, и им не следовало ломать головы над уже решенным. Они были воинами, и единственное, что от них требовалось, это умение сражаться. Сражаться во имя Земли, во имя богов… Ничего этого он не собирался объяснять Фасту. Он был уверен, что советник сам очень скоро во всем разберется. Самое важное в этой жизни — по мнению центуриона — было понять все самому. Идея, подсказанная другим, не стоит и ломаного гроша, и никогда даже мудрейшие из учителей не заменят такой бесценной вещи, как личный опыт, не заменят мысль, рожденную собственным умом.

Обернувшись, центурион увидел, что Солоний выпихивает старейшину со двора. Но, несмотря на грозный башенноподобный вид оптиона, человечек проявлял удивительное непокорство. Что-то визгливо выкрикивая, он, изловчась, проскакивал мимо неповоротливого Солония. Сердито пыхтя, оптион ловил его по двору и, поймав, в охапке выносил за калитку. Через минуту все комическим образом повторялось. Видя интерес окружающих, Солоний уже не решался позвать кого-то на помощь или применить что-либо более жесткое, нежели обычные оплеухи. Слишком уж невзрачной выглядела фигурка старейшины рядом с атлетическим торсом облаченного в сверкающие доспехи оптиона.

По всему было ясно, что человечек проделывает это все не забавы ради. Фаст высказал предположение, что его приставили охранять хозяйство дворика. Вероятно, он был близок к истине, потому что старейшина то и дело поглядывал на сарайчик, притаившийся под кронами деревьев, на белый двухэтажный дом, в котором отказался размещаться центурион. Теперь там расположилось около двух десятков легионеров, и, возможно, именно по этой причине человечек не желал оставлять двор без присмотра.

У центуриона уже начинали смыкаться веки, когда загрохотала колодезная цепь. Смех и разговоры прекратились, и эта внезапно наступившая тишина с отчетливо булькнувшим на дне колодезного сруба ведром мгновенно его разбудила.

— Они движутся сюда! — крикнул кто-то.

Соскочив со своего ложа, центурион огляделся.

Еще догорало ядовитое строение, почерневшими тушами остывали на полях сожженные чудовища, но по-прежнему всюду царило спокойствие.

— Выше, — подсказал Фаст, — Они передвигаются по небу.

Подняв глаза, центурион разглядел три крохотных точки, повисших в серой глубине. Но он тут же понял, что точки не висят, они быстро приближаются, принимая округлые, необычные для птиц очертания. И тяжело опускался на землю вибрирующий рокот. Больше всего эти вырастающие твари напоминали огромных стрекоз: пузатые бочкообразные туловища, длинные палочки хвостов и обилие глаз.

Рявкающими командами оптионы уже собирали легионеров, руководили построением. Жестом центурион поманил к себе Клодия и выразительно показал ему на дощатые изгороди. Через минуту сухое дерево уже трещало под десятками крепких рук. Центурия изготавливалась к бою. Все-таки они по праву считались лучшими в легионе. Ни один военачальник не упрекнул бы их сейчас в медлительности, в неумении сражаться всеми доступными средствами. Запрокинув голову, центурион внимательно следил за приближением врага. Эти твари хотели застать их врасплох, напасть сверху, да только теперь им придется отведать их копий, огня и стрел. Он подумал о пращниках. Сейчас это подойдет, камни здесь всюду… Услышав его слова, несколько воинов тут же бросились на дорогу собирать в кошелки метательный груз. Посреди дворика уже высились деревянные шалашики, сидя на корточках, факельщики раздували пламя.

— Может быть, построить людей в черепаху?

— Нет, — центурион продолжал разглядывать из-под ладони увеличившихся в размерах тварей. — Не стоит рисковать, эти птички могут оказаться чересчур тяжелыми… Солоний! Рассредоточь людей возле построек, пращников на крыши. Если понадобится, подожжем один из сараев и поджарим их прямо в воздухе. Огонь держать наготове!

Чудовища уже спускались. Тени их скользнули по двору, зависли над улицей, и оттуда, с высоты, взметая пыль, неожиданно ударил резкий поток воздуха. Гул вырос до оглушительного грохота. Теперь центурион рассмотрел их лучше: головастые, опоясанные десятками выпуклых глаз, с кожей, отливающей металлическим блеском. Этот мир был последователен. Все — от животных до насекомого — скрывалось здесь за слоем металла… Он дал сигнал лучникам. От разожженных во дворе костров навстречу рычащему стрекоту дымными дорожками взвились стрелы. Большую часть огненных гонцов чудовища сумели отшвырнуть бешеным воздушным вихрем, но центурион заметил, что пара стрел ударила под округлое брюхо ближайшей из стрекоз. И, точно испугавшись, чудовище поднялось чуть выше. Кто-то из воинов презрительно засмеялся. Да, железные титаны несомненно боялись их! И тут, заглушая гул, испускаемый крыльями стрекоз, с неба понесся каркающий голос. Все тот же незнакомый язык… Центурион взмахнул рукой. Около десятка легионеров, вооруженных пращами, начали раскручивать кожаные ремни. От напряжения глаза заслезились, центурион на мгновение зажмурился. Рядом возбужденно шевельнулся Фаст.

— Они подымаются еще выше!

Вглядевшись, центурион понял причину: камни настигали металлических стрекоз. Обеспокоенные чудовища теперь беспорядочно кружили над селением. Каркающий голос не умолкал, теперь он явно угрожал воинам.

— Они не осмеливаются вступить с нами в бой! — удивленно произнес советник.

— Это только доказывает, что они не слепцы. Они не могли не видеть, что произошло с их собратьями…

Центурион встревоженно взглянул на исказившееся лицо Фаста. Он едва успел подхватить его, осторожно опустил на перины. Правая ладонь стала липкой от крови. Он непонимающе уставился на нее. Кровь? Откуда?.. Оглянувшись, он интуитивно угадал опасность и отпрянул. Невинный хлопок, почти неслышный за гулом стрекоз и угрожающим криком, — и шлем сорвало с головы. Бешено закружился перед глазами мир. Одно из окон стоящего напротив дома было растворено, и сквозь куцый дымок центурион успел разглядеть притаившегося человека. Рывком подхватив с земли шлем, он бросился через улицу. Темная напряженная спина Метробия перегородила путь. Грек целился из лука. Свист спущенной тетивы — и окно брызнуло осколками. Кто-то там, в доме, пронзительно закричал.

Теперь центурион увидел, что ситуация много сложней. Короткими перебежками по направлению к дворику, занятому легионерами, приближались враги. Выскочившие за центурионом лучники уже приседали на колено, изготавливаясь для стрельбы. И снова — хлопки. Бегущие к ним вскидывали руки, останавливались, повторяя чем-то позы целящихся лучников. С шелестом понеслись стрелы. Нападавшие бросились на землю. Лишь один, переломившись в пояснице, пытаясь выдрать руками стрелу из груди, с хрипом прислонился к забору. Часто и зло посыпались хлопки, и центурион с ужасом увидел, как один за другим лучники валятся на пыльную дорогу. Над плечом центуриона раздробленной щепой треснул косяк от ворот. Он бросил быстрый взгляд на искалеченное дерево. Маленькое, безобидное на вид отверстие… Теперь хлопки доносились со всех сторон. Это походило на западню! У рабов оказалось неведомое Риму оружие, и, дождавшись появления чудовищ, они применили его против легионеров. Один из оптионов окровавленной рукой взволнованно указывал на небо. Стрекозы возвращались.

— Лучников за щиты! Укрыться за изгородями! — центурион на ходу продумывал новый план сражения. Прячась за кустарник, огородами, легионеры должны были выйти в тыл нападающим. И, конечно, на вес золота ценился сейчас всякий владеющий луком или пращой. Незнакомое оружие, поражающее на расстоянии, диктовало новую тактику. К каждому из лучников центурион приставил теперь воина с двумя щитами. Наблюдающие с крыши должны были сообщать о любом продвижении врага. По-прежнему он не допускал даже мысли о возможном поражении. Боги с ними! Отдав необходимые приказы, он бросился к изгороди, глазами приник к щели.

Люди, вооруженные чем-то, извергающим хлопающую смерть, теперь приближались с опаской, неторопливо. С запада их насчитывалось не более десятка, зато со стороны пашни центурион разглядел целую толпу. Правда, наступал пока лишь этот десяток. В то время как одни из них настороженно прижимались к земле, другие стремительно перебегали. И во всем этом чувствовалось некое зловещее мастерство. Наступающие не походили на рабов, и центурион невольно вспомнил их последний разговор с Фастом. Вспомнил и рассвирепел. На самого себя. Нет ничего хуже, чем сомнение в разгар боя!..

Над головой со свистом пронеслась стрела, воткнулась в землю перед приближающимися людьми. Но только одна. Лучники выжидали. Выжидал и он. Вот-вот должен был ударить в тыл нападавшим Клодий со своим отрядом. Когда в ход пойдут мечи, все сразу переменится… С неба каркающе упал голос. Центурион вскинул голову, На этот раз летающие чудовища изменили свою тактику. Одна из них садилась где-то у леса, две же других стремительно пикировали на дворик.

Пращники уже стояли наизготовку. Вот они закрутили ремнями — и в следующую секунду центурион зарычал от восторга. Один из камней угодил в полупрозрачный лоб первой стрекозы, и, дав крен, она круто начала разворачиваться, чуть не столкнувшись со своей напарницей. Еще пара камней ударила ее вдогонку, заставив лопнуть одну из выпуклых глазниц. Чудовище, петляя, спешно набирало высоту. Зато вторая стрекоза успела зависнуть прямо над ними. В горле у центуриона запершило от взметнувшейся пыли. Он не слышал собственного голоса. Что-то там развернулось по краям бочкообразного туловища, и косые вспышки ударили вниз. На глазах центуриона обоих пращников и воинов, прикрывавших их щитами, единым смерчем разбросало по земле. Продырявленный щит гудящим колесом прокатился по двору и застрял между досками забора. Стрекоза тяжело разворачивалась, и, повторяя ее движение, по утоптанному грунту, по стенам дома вихрящимся плугом проходила смерть. Лишь краешком она коснулась изгороди, просевших от старости ворот, но и этого хватило — в воздух полетели древесные брызги.

Сжав зубы, центурион ждал, когда смерч накроет его. Но этого не произошло. Целый и невредимый, он лежал возле разбитых ворот и смотрел, как фонтанами вспухает земля, выворачиваясь свежим дерном наизнанку, как падают лучшие из его людей. В один короткий миг он внезапно осознал, что все кончено. Слишком неравными оказались силы. Одна единственная центурия не могла противостоять миру, облаченному в огонь и железо… Они выполнили все, как надо, и никто из богов не упрекнет их в недостаточном рвении.

— …Такова ситуация на данный момент. — Старший офицер замолчал и, видя, что генерал тоже молчит, добавил: — Думаю, все мы в одинаковой степени заинтересованы в скорейшей ликвидации нежелательных последствий…

— Ядерный взрыв? — остро взглянул на него генерал.

— Да. На этом же полигоне. Каскад обязательно вернется в точку своего рождения. Вандлер доказывает, что при всяком новом отражении каскад испытывает фазововременное смещение. Таким образом, пространственно приближаясь к полигону, каскад приближается к нам и по времени.

— Сколько в нашем распоряжении?

— В данном случае служба оповещения сработает лишь в самые последние минуты.

— Для инициирования взрыва — вполне достаточно, — генерал пристукнул ладонью по столу. — Труднее выбить разрешение президента на внеочередные испытания.

— Но другого выхода у нас нет.

— Знаю! Поэтому и даю добро. Вы уверены, что с импульсом после этого будет покончено?

— Не совсем так. Мы покончим с его содержимым, с материей, захваченной при первом ударе. Каскад же минует нашу временную точку и унесется в будущее, медленно затухая. Но он будет уже пуст. Пуст и безопасен.

— Хочется надеяться, — генерал качнул тяжелой головой.

Рев и грохот смешались воедино. С трудом центурион приподнялся с земли и с удивлением обнаружил, что сжимает в руках тот самый продырявленный щит. Искрами разорвались оба костра, и от этого разметанного пепла стало вдруг темно и душно. Дважды со страшной силой толкнуло в грудь. Задыхаясь, он уже не видел ни стрекоз, ни улицы. Все заволокло густым сажистым смрадом. Внезапно гигантская невидимая ладонь подхватила его, сдавила до хруста ребра и с лютой злобой швырнула на землю. Не успел он перевести дух, как га же рука, сжавшись в кулак, начала наносить по его телу удары. Как деревянный, трещащий от напряжения гвоздь, он уходил в рыхлую почву, стопами утрамбовывая вздрагивающий грунт. Удары смолкли, и тут же на смену им ворвался немыслимой мощи ветер. Растопырив руки, перхая от забившегося в нос и горло песка, центурион падал и снова поднимался, пытаясь удержаться, не дать бешеным порывам взметнуть себя в высоту. Щит вырвало из рук и унесло во тьму. Неожиданно посыпал дождь, быстро превратившийся в ливень, В считанные секунды воздух очистился от дымной клубящейся пыли. И так же стремительно, как и начался, ливень прекратился. Центурион раскрыл глаза и набрал в грудь колючего воздуха. Вокруг него, полузанесенные мокрым отяжелевшим пеплом, лежали легионеры. Исчезли стрекозы, исчезло селение. Не было даже земли. Ноги центуриона утопали все в том же жирном, чуть парящем от влаги пепле. Только сейчас вернувшимся слухом он различил доносящиеся до них громовые раскаты. Долину, края которой он не видел, наполнял светом раздувающийся факел исполинских размеров. Вздрагивая, долина кружилась в хороводе теней.

Вот оно когда все началось! Центурион наконец понял. Небо опять разверзлось, и их, погибающих от неведомого оружия, боги успели вырвать, чтобы перенести сюда, в главную цитадель ада… Огромного великана легче поразить прямо в сердце, и сердце это сейчас находилось перед ними. Где-то здесь Эреб вырвался из подземелья, полчищами разноликих титанов двинувшись на землю… Был день, и было темно. Выл ветер, но он не нес прохлады, не нес воздуха исстрадавшимся легким. И однако они снова должны были действовать! Краем глаза центурион видел, как его люди, те, кто уцелел, постепенно отходят, сметая с себя груды песка и пепла, поднимаются на ноги, стягиваясь в группу за его спиной. Он медленно поднял руку. Крика его все равно никто бы не услышал.

Внезапно земля далеко впереди вздыбилась, вздулась лиловым холмом и лопнула. Словно огромный кулак ударил и разорвал ее снизу, и в небо поползло бесформенное, обжигающее глаза и кожу.

Дракон! Прикрыв лицо ладонью, центурион расхохотался. Эреб выпускал против них самого сильного противника. Не зря погиб Фаст, исчез Клодий с отрядом, — они все-таки заставили пробудиться правителей черного царства. На них посылали Тифона! Подземного дракона, гидру дьявольских катакомб!

— Вперед! — взревел центурион.

Подхваченный ветром хрип унесся за спину. Его не услышали, но его поняли. Воины — несколько десятков оставшихся в живых — устремились за ним. А огромная безобразная голова вздымалась выше и выше, тесня зашевелившиеся тучи, и длинная темная шея все шла и шла из недр, шлейфом ссыпая с себя тлен подземелий. Голова дробилась на множество голов, меняла лики, постепенно сливаясь в единый, не имеющий зрачка глаз. И глаз этот накалялся, изливая на людей жар и ненависть Эреба. На какой-то миг центурион съежился, ощутив себя букашкой, брошенной в жерло вулкана. Но это сразу прошло. Тифон являл собой худший из всех вулканов — но за их спиной стояли боги! От опаляющего взгляда с клубящейся высоты у легионеров лопалась на руках, на лице кожа, брызгающая ручейками кровь тут же высыхала, образуя струпья. Чувствуя, что погибают, они перешли с шага на спотыкающийся бег. Дракон убивал их на расстоянии, не вступая в честную схватку. Успеть! Добраться, сохранив силы для последнего решающего боя…

В розовом тумане меркнущего зрения они налетели на вкопанные колья, увитые колючей проволокой, и, кашляя, принялись прорубать проход. Не слыша ничего, кроме собственного нечленораздельного крика, центурион перестал размышлять о чем-либо. Мысли ушли, обожженные взглядом дракона. Мозг раскалывался от вошедшей в него боли. Единственное, что помнил, — надо идти вперед, идти, не замедляя шага. Там впереди был враг, подмявший огненными стопами священную землю, и этот враг должен быть повержен. Он твердо знал это, и знание обязывало его быть первым. Боги вели его и, значит, вели весь отряд, остатки его центурии.

Проскочив проволочные заграждения, какое-то время они бежали по голой безжизненной земле. Слезящимися глазами центурион снова взглянул на дракона. Ему показалось, что источаемый Тифоном жар слабеет. Дракон оседал, втягивая шею, рев его заметно стихал. Снова колючая паутина!.. Яростно крутанув мечом, почти рыча, центурион продрался через нее и увидел ступени. Еще немного, и он полетел бы вниз. Под ногами распахнулась широкая воронка, и там внизу… Ему почудилось, что из дыма навстречу ему шагнули люди. Он вгляделся. Нет, то были не люди. Двуногие и двурукие твари походили на людей, но отличались безобразно большими глазами и растущими прямо из головы хоботками. Короткие вспышки плеснули из их рук, и что-то остро лопнуло в груди, центурион пошатнулся. Со стоном рухнул на ступени и покатился вниз Солоний. Центурион хотел крикнуть, но чуть не потерял сознание от накатившейся боли. И молча бросился вглубь воронкообразного тоннеля, прямо на бьющие в нею вспышки. Больше всего он боялся упасть, не успев добежать до этих хоботных тварей. Он был уверен, что они вступают в царство Эреба. Дракон не смог их остановить!..

Тварей было всего две, и два удара понадобилось ему, чтобы расчистить дорогу. Еще одна тварь выглядывала из-за тяжелой металлической двери. Гудели невидимые рычаги, и железные створки неумолимо смыкались. Кто-то сунул меч в узкую щель. Совсем рядом центурион разглядел чьи-то вздувшиеся мускулы. Используя мечи вместо рычагов, десятком дрожащих от усилия рук они боролись с дверью, и, уступая канатному клубку мышц и сухожилий, дверь заскрипела. Щель неотвратимо ширилась. Скрежетнуло тягучей нотой, и в лицо пахнуло влажной прохладой.

На бегу выплевывая душащую его кровь, центурион мчался по тусклым коридорам. За ним стлался топот сандалий, сопровождаемый шумным дыханием и звоном оружия. Поворот — и длинное глухое пространство со скамьями… Слепящие вспышки ударили по глазам. Тварей здесь было много. Взвивались хоботки, и всякий раз центурион чувствовал живое, трепещущее на мече. Еще один оптион со стоном упал на каменный пол. Метнувшуюся от убитого тень центурион пришпилил к стене и разглядел обычное человеческое лицо. Он больше не верил этой лжи: металлу и лицам, хоботкам и черной крови. Он должен был успеть, прежде чем умрет. Он знал, что их осталось немного…

Еще одна дверь! Распахнув ее пинком, полуслепой от заливающей глаза крови, он шатнулся к расплывающимся контурам чудовищ. Они хотели раствориться, уйти от него!.. Но он им не даст! Он дошел, и ему не нужно было уже экономить силы. Все без остатка он оставит здесь! Рывком центурион перевернул массивный стол, мешающий ему добраться до двуруких оборотней, и зверем обрушился на них. Он действовал мечом и кинжалом, радуясь, что руки еще подчиняются ему. Визжащие тени бросались на него и, скрючившись, падали замертво. Вспышки их, казалось, ослабели. Они кусали тело не больнее комариков. И, глотая собственную кровь, центурион успевал булькающе смеяться. Они прорвались к сердцу Эреба, тараном вошли в его грудь. И они побеждали! Обретя зрение богов, он вдруг увидел себя, окровавленного, страшного, бьющегося среди всех этих лжелюдей… Что-то пронзительно вскрикнув, крючконосый, прятавшийся до сих пор за спинами хоботообразных человечек вскинул перед собой руку с трубчатым оружием. Два окошечка пустоты вместо глаз излучали страх и ярость одновременно. Часто забили вспышки. Комарики… Распахнув глаза, прислушиваясь к голосу, торжественной медью зазвучавшему в нем, центурион выпрямился, расправил плечи и спину. С внезапным блаженством он вдруг ощутил, как приподымает его могучая внеземная сила, как вливает в его уставшие члены пьянящее тепло и бросает победным толчком на крючконосого дьявола. И, подчиняясь команде небесного голоса, он послушно взмахнул невесомым мечом.

— Жертвы? Что ж, тут ничего не попишешь… — Генерал взглянул на вытянувшегося перед столом офицера и криво усмехнулся. — По крайней мере, мы имеем право сказать, что испытания прошли в условиях, близких к боевым.


Николай Орехов, Сергей Орехов
СЕРЫЙ

Повесть

…мы живем обрывками одной жизни, обрывками второй и третьей жизни; они друг с другом не связаны, да мы и не сможем их связать.

Эрих Мария Ремарк «Черный обелиск»

…нам нужны внешние опоры, дабы образумить свое внутреннее «Я»…

Александр Зиновьев «Иди на Голгофу»


Глава 1. КОШМАР

Владислав Львович Равин сидел, ссутулившись, на краешке стула перед заваленным кипами рукописей столом и от нетерпения пощелкивал суставами пальцев.

«Когда же он закончит болтать по телефону?» — думал Владислав Львович, разглядывая сидевшего напротив нового ответственного секретаря редакции. По телефонам разговаривать — это они умеют. Какой-то щуплый, неказистый. Надо будет его как-нибудь в рассказик воткнуть. А что! Вполне сгодится. Лицо у него вон какое красное, да еще красный галстук на белую рубаху нацепил; чего-то дергается весь — ну прям мотыль на рыболовном крючке! Голосок его тоже на бумагу просится — в трубку не говорит, свиристит, свисток засоренный. И глаза; черты лица мелкие, глазки-пуговки, а зрачки большие. Такие зрачки у страдающих близорукостью. Что же мне этот любитель телефонного общения скажет? Что с моей рукописью решили? Когда же он болтать кончит?!

Владислав Львович вслушался в шум дождя за окном. Дождь еще не вовремя зарядил. Пока отсюда до дому доберешься — вымокнешь весь. Да и время уже — нормальные люди давно по домам сидят. Светлана сегодня обещала прийти, а у меня холодильник пустой. Целый год встречались на чужих квартирах, впервые согласилась прийти ко мне домой, и вот на тебе — подготовился…

— Вы меня извините, — неожиданно прервал размышления Равина секретарь, бросая трубку, — разговор важный был. А вы, простите?..

Моя фамилия Равин, Владислав Львович.

— Да-да-да! Очень приятно! Это я вас пригласил. Я тут человек новый, меня зовут Червякин Мстислав Аполлинарьевич. Где-то ваша… — Секретарь начал перекладывать стопки рукописей на столе.

«Смотри-ка, ведь я почти угадал: не мотыль, по Червякин», — усмехнулся про себя Равин.

— Вот она, нашлась. — Червякин развязал тесемки папки. — Вы договор-то с нами еще при старом секретаре подписывали? Так вот, — Червякин пробежал глазами по тексту договора, не доставая его из папки, — я вас пригласил для того, чтобы предложить несколько доработать рукопись. Понимаете, согласно договору, это должен быть рассказ ужасов! — Червякин попытался изобразить на своем лице что-то ужасное, но получилось такое, что Равин едва сдержался от улыбки. — Жуть, в общем, должна быть, понимаете?

— Понимаю, — Владислав Львович закивал головой. — А у меня не страшно’?

— Нет, ну, конечно, кое-что есть! — Червякин на мгновение подпер лоб сжатым кулачком, но тут же выпрямился и передернул плечами. — Но, понимаете, не то. И мы предлагаем вам доработать рукопись именно в плане, так сказать, эффектов страха. С литературой у вас вполне нормально, претензий нет. А вот с щекотанием нервишек читателю — слабовато. Возьмете на доработку? Договор мы расторгать не будем, только на доработку!

Владислав Львович молча взял папку. Червякин вышел из-за стола.

«О-о! — мысленно воскликнул Равин. — Да ты еще и с сидячую собаку ростом!»

Червякин шаркнул ножкой, протянул руку.

— Итак, имею смелость рассчитывать на скорую встречу.

— Да-да, — пробурчал Владислав Львович, пожимая маленькую ладошку ответственного секретаря. — До свидания!

Он вышел из кабинета и, испытывая какое-то непонятное чувство облегчения, мягко закрыл за собой дверь. «Ну и черт с вами!» — чуть было не крикнул во весь голос, но сдержался, понимая, что все равно сюда придет. Облегчение сменилось тягостным предчувствием предстоящей работы, не сулящей никакого удовлетворения.

«На кой черт я согласился на доработку!» — чертыхнулся про себя Равин.

Он повернулся было к двери, но, так и не решившись войти в только что покинутый кабинет, махнул рукой и, слегка сутулясь, пошел по полутемному коридору к выходу.

Был уже девятый час вечера. «Скоро придет Светлана, а я могу не успеть в дежурный гастроном». Равин поежился, задержавшись на минутку под козырьком редакционного подъезда, зло посмотрел на ползущие по небу свинцовые тучи и, сунув папку под полу пиджака, зашагал к автобусной остановке.

В углу выложенной из фиолетовых стеклоблоков будки примостилась, как курица на насесте, закутанная в выцветшее тряпье и старую засаленную фуфайку старуха. Заметив прохожего, старуха вытянула руку и, непрерывно кланяясь, что-то забормотала. Владислав Львович вынул из промокшего насквозь кармана несколько монеток.

— Благодарствую, родименький, благодарствую! — расслышал в бормотании старухи Равин.

— Бог с тобой, бабуля! Какой прок от твоих благодарностей! — неожиданно для себя разозлился он. — В том, что мне надо сделать, только сам дьявол помочь может!

— Как скажешь, милок, так и будет. Как скажешь… — чуть громче запричитала старуха. Тучи над крышами озарились трепещущим светом молнии.

Владислав Львович запрыгнул в подошедший пустой автобус и, пока не закрылись двери, стоял на площадке и смотрел на непрерывно кланящуюся старуху. Эта встреча окончательно выбила его из колеи, и он, совершенно забыв и о секретаре редакции, и о Светлане, и о том, что дежурный гастроном скоро закроется, доехал, тупо уставившись в окно, до своего дома.

Двести метров до своего подъезда Равин преодолел бегом, шлепая башмаками сорок пятого размера по кипящим лужам. Вода стекала с плеч ручьями, оставляя сплошной мокрый след на старых мраморных ступенях. Он быстро поднялся на третий этаж.

— Владислав Львович! Вымокли-то как! Что же вы зонтик-то не носите?

Равин обернулся. Это была всегда все знающая соседка по площадке Эльза Марковна, принадлежащая к тому типу женщин, глядя на которых, невозможно определить, то ли им тридцать, то ли пятьдесят лет. Она стояла, слегка согнувшись, и, скрестив руки под подбородком, сочувственно качала головой.

«Откуда ее черт вынес?! Вечно появляется, как из-под земли», — подумал Равин.

Он достал ключ и со злостью ткнул им в замочную скважину. Ключ в скважину не попал, однако дверь от толчка приоткрылась.

— Ой! Никак обокрали вас! — Соседка ловко протиснулась боком между Равиным и дверью, осторожно, держась за косяк, заглянула в темный коридор. — У вас там какие-то бумаги летают.

— Нечего у меня красть и нечему летать! — Равин оттеснил рукой соседку, вошел в квартиру и закрыл дверь.

К его ногам скользнули два белых листа бумаги. Владислав Львович нащупал выключатель и включил свет. Это были черновые страницы его старой рукописи. Перешагнув через них, Равин открыл дверь в ванную, подмокшую папку с возвращенным рассказом бросил на стиральную машину, стянул потяжелевший от воды пиджак. Потянувшись за висевшими в углу плечиками, скользнул взглядом по зеркалу и в ужасе отшатнулся — на него смотрела, оскалившись в жуткой ухмылке, черная рожа, напоминавшая скорее африканскую маску, нежели человеческое лицо: дугообразный разрез безгубого рта; два больших отверстия на месте носа; совершенно круглые, навыкат, глаза; лишенный бровей, покатый, отливающий фиолетовым лоб без единой морщины.

У Владислава Львовича подкосились ноги, по телу пробежала волна мелкой дрожи, пиджак выпал из ослабевших пальцев и хлюпнулся на кафельный пол. Равин прижался спиной к стене и зажмурился. Сосчитав до тринадцати, он задержал дыхание, открыл глаза и… увидел в зеркале свое перекошенное от страха лицо. Сделав неуверенный шаг, Равин провел по зеркалу рукой. На пыльной поверхности остался волнистый след. Ничего, кроме собственного отражения, в зеркале не было. «Я с ума сойду, пока допишу этот дурацкий рассказ ужасов, — подумал, приходя в себя, Владислав Львович. — Надо же такому примерещиться!» Еще раз взглянул в зеркало и погладил отросшую за день щетину.

— Эх ты, деятель культуры! — шепотом проговорил он. — Заработался совсем! Тридцать шесть лет на свете прожил, а ума не нажил. Ты бы лучше научился не забывать закрывать дверь на ключ, когда из квартиры уходишь. Понял?

Отражение в зеркале согласно кивнуло.

Владислав Львович с минуту ошарашенно смотрел в зеркало, затем сделал несколько движений руками и, убедившись, что отражение их повторило, и в недоумении пожав плечами, вышел из ванной.

Подобрав в прихожей листы, Равин прошел в комнату. Возле распахнутой настежь балконной двери валялась чудом не разбившаяся, сброшенная с подоконника хлопающей шторой стеклянная ваза. Помянув еще раз недобрым словом свою забывчивость, Равин принялся наводить порядок.

Через полчаса рукописи возвышались стопкой рядом с пишущей машинкой, ваза заняла свое место на подоконнике, и только под балконной дверью поблескивала нанесенная дождем вода.

Равину не хотелось идти в ванную за тряпкой: видение в зеркале оставило неприятный осадок. Потоптавшись перед лужицей, Владислав Львович стал задергивать штору. За окном было тихо, дождь перестал. Деревья замерли в синеватом лунном свете и казались восковыми. Равин выглянул на балкон. После дождя дышалось легко. Вечерняя прохлада скользнула под влажную рубашку. Тишина, вид звездного неба и полной Луны действовали успокаивающе. Слегка задернув штору, он оставил дверь на балкон открытой.

Равин направился к кровати и замер — из-под покрывала, свисающего до пола, высовывалась нога в помятой брючине и в заштопанном на пятке носке. Пять минут назад этой ноги не было. Да и под кроватью никого не было — Равин доставал оттуда листы рукописи.

«Неужели-таки воры, — подумал Владислав Львович. — Где же они прятались? На кухне?»

— Эй, ты, под кроватью! Пылью дышать не надоело? — скорее прошипел, чем сказал Равин. Не дожидаясь ответа, шагнул к кровати и пнул по ноге. — Вылезай, тебе говорят!

Однако непрошеный гость не желал вылезать. На кухне, нарушая повисшую тишину, застрекотал сверчок.

Равин рывком откинул покрывало, присев, заглянул под кровать.

— Э-эй! Ты чего там, умер, что ли, с перепугу?

Мужчина в голубой, как у Владислава Львовича, рубахе лежал на спине, вцепившись левой рукой в пружину матраца. Эта рука мешала разглядеть его лицо. Равин ударил по руке ребром ладони.

— Хватит тут… — начал было он и осекся.

Рука плетью упала на пол. Несколько раз дренькнула освобожденная пружина.

— Ты что? Ты это брось! — Равин встал на колени, подсунул руки под лежащего и осторожно потянул его из-под кровати. — С сердцем, что ли, плохо? Кто же с таким сердцем по чужим квартирам…

Он осторожно двумя пальцами повернул голову незнакомца. Застывший в предсмертном крике рот, открытые, выпученные глаза повергли Владислава Львовича в тихий ужас. Ногам стало холодно. Медленно, не отрывая взгляда от лежащего перед ним трупа, Равин поднялся с колен. Он узнал рубаху, помятые брюки, узнал носки, собственноручно заштопанные на пятках. Это был не вор, это лежал его собственный труп, труп Владислава Львовича Равина.

Равин понимал невероятность происходящего. Вопрос о том, снится ли ему сон, был категорически отвергнут. Он всегда смеялся над теми, кто в подобных ситуациях щиплет себя за руку или за что-нибудь еще. Но коли не сон, значит все происходит на самом деле, и он действительно стоит над собственным трупом. Владиславу Львовичу стало страшно, страшно по-настоящему.

Он попятился и вжался в угол между стеною и книжным шкафом. Надо бежать из квартиры и вызвать милицию: пусть она разбирается с этой чертовщиной. Он двинулся было к двери, но замер. С трупом что-то происходило, показалось, что он пошевелился.

Одежда на мертвеце начала бледнеть, от нее поднялся легкий дымок, вскоре она стала прозрачной и исчезла совсем. Затем исчезла кожа, обнажив мощные ярко-красные мышцы, стянутые белыми сухожилиями. Постепенно бледнея, исчезли и они; на полу остался скелет с обращенными к Разину темными провалами глазниц. Конечности скелета с легким стуком сложились, прижавшись к грудной клетке. Груда костей зашевелилась, приподнимаясь, и развернулась огромным безобразным пауком с головой-черепом. Пялясь на Ра-вина, паук щелкнул челюстью, попятился и скрылся под кроватью.

Владислав Львович не смел пошевелиться. Ему казалось, сделай он хоть малейшее движение, паук выскочит и набросится на него. Потянулись минуты зловещей тишины. Ноги начали деревенеть. Равин попытался взять себя в руки.

— Все это чушь собачья, — зашептал он. — Мне показалось, померещилось. Никакого трупа, никакого паука не было. Вот сейчас загляну под кровать, там никого и ничего нет. Вот сейчас загляну… — Равин усилием воли заставил себя опуститься на колени и заглянуть под кровать. Паук был там.

— Кхе-кхе, — раздалось сбоку.

Равин вскочил и непроизвольно принял стойку обороняющегося боксера. В его единственном кресле, стоящем возле противоположной балкону стены, кто-то сидел. Равин разглядел сидящего и медленно опустил руки.

— Вот это другое дело, — неожиданным басом проговорил ответственный секретарь редакции Червякин, — а то сразу в боевую стойку. Вы что, боксом занимались?

— Занимался, — еле слышно ответил Равин, силясь сообразить, каким образом Червякин попал к нему в квартиру.

— А-а! Ну тогда мне все понятно, кроме одного, — продолжал тот. — Почему вы бокс бросили? Махали бы себе кулаками. Вон они у вас какие здоровенные. Добывали бы себе славу на поле, так сказать, брани…

Равин смотрел на Червякина, пропуская его слова мимо ушей. Вид маленького тщедушного человека немного успокоил его.

— А как ты… как вы здесь оказались? — сдерживая дрожь в голосе, спросил он. — Что вам здесь нужно?

— Глупый вопрос. — Червякин закинул ногу на ногу. — Вы его задали только потому, что это первое пришедшее вам в голову. Но я на него отвечу: я оказался здесь так же, как и в редакции. Вам достаточно?

— Н-нет. — Равин покосился на кровать. — Что вам нужно? И вообще, может быть, вы мне объясните, что происходит?

— Не все сразу, не все сразу! Да вы присаживайтесь, нам есть о чем поговорить.

— А если я вас спущу с лестницы? — сказал Равин больше по инерции. Он понимал, что происходящее малопонятным образом связано с сидящим напротив маленьким краснолицым человеком с красным же галстуком на белой рубахе.

Червякин вальяжно развалился в кресле.

— Я ведь еще даже не сказал, зачем пришел. По-моему, вы просто переволновались. Выровняйте дыхание, расслабьтесь. Вам надо успокоиться.

— Может быть, может быть, — прошептал Владислав Львович. Он взял стоявшую поодаль табуретку, прикидывая ее вес, взвесил в руке, поставил возле журнального столика, сел и покосился на кровать-присутствие мерзопакости ощущалось всем телом.

— Нам, наверное, надо что-нибудь выпить. Что вы предпочитаете?

Равин перевел взгляд с кровати на Червякина. Наглость и самоуверенность этого человека, как ни странно, вернули его в себя.

— У меня есть только чай. Заварить? — вопросом на вопрос ответил Владислав Львович.

— О нет! Не стоит беспокоиться, — криво усмехнулся Червякин. — Я, к тому же, чай не пью: пустой напиток. Я лучше выпью старой, хорошей московской водки.

— У меня нет вод… — начал было Равин и замолчал. На кухне зазвенело, забулькало.

Через несколько секунд в комнату из кухни буквально вкатился чернокожий мускулистый карлик, голый по пояс, в ядовито-зеленых шароварах, босой и совершенно лысый. Он просеменил к креслу и в поклоне, подняв руки над головой, протянул Червякину небольшой сверкающий золотом поднос, на котором стояла наполовину наполненная рюмка и лежал рядом с ней бутерброд с оранжевыми бусинками икры.

Равин ошалело смотрел на происходящее. Попал не в свою квартиру, — мелькнула у него мысль. Но нет, все находящееся в комнате принадлежало ему: и кровать, и кресло, и книжный шкаф.

Червякин тем временем опрокинул в себя водку, не поморщившись, откусил, явно смакуя, бутерброд.

— Напрасно отказываетесь, Владислав Львович. — Червякин причмокнул от удовольствия. — Это одно из немногих достижений человека, которое я ценю.

Карлик опустил поднос и повернулся к Равину. Владислава Львовича передернуло: лицо карлика было сплошь покрыто коростами; в носу торчало кольцо, местами ржавое; неимоверно толстогубый рот перекосился в зверином оскале, обнажив желтые, обломанные зубы; налитые кровью глазки излучали ненависть.

— Максвел, не пугай людей! — небрежно бросил Червякин, выудил из рукава пиджака платок, промакнул им губы.

Карлик укатился в кухню, там что-то звякнуло, и все стихло.

— Может, и вы что-нибудь выпьете? — обратился Червякин к Равину.

Владислав Львович открыл было рот для достойного ответа, но почему-то не смог произнести ни звука.

— Послушайте, Равин, вы прямо в шок какой-то впали. Я думаю, что коньяк пойдет вам на пользу.

Послышался треск разрываемой бумаги. Равин повернул голову. Над кроватью, из стены, из обвисших лохмотьями, прорванных обоев к нему медленно плыл золотой поднос с наполненным до краев коричневатой жидкостью граненым стаканом и неправдоподобно большим красным яблоком. Поднос плыл не сам по себе, его несла рука, покрытая длинными белыми волосами. Волосы на руке шевелились, словно жили сами по себе. В нос ударил запах дешевого коньяка. Владислав Львович вопросительно посмотрел на Червякина.

— Пейте, пейте! — с легкой усмешкой махнул тот рукой. — Я же знаю, вы такой пьете.

Равин глубоко вздохнул и в три глотка осушил стакан. Он ощутил жжение в желудке, в голове легко и приятно зашумело. Страх отступил на задворки сознания.

— Как вас там?.. Ростислав?.. — обратился он к Червякину.

— Мстислав Аполлинарьевич, если вас устроит это имя, — поправил тот.

— Даже так? Ну, ладно. — Равин икнул. — Вы что, демонстрируете мне возможности гипноза? Или еще чего там? Чего вы хотите? Это ведь ваши штучки, да?

— Да. Они со мной.

— Ага, — облегченно вздохнул Равин. — Теперь понятно, откуда вся эта мерзопакость, — махнул он рукой в сторону кровати. — Но зачем?

Червякин молчал, глядя неотрывно в глаза Владиславу Львовичу.

— Вы что? Еще что-нибудь заготовили? Так уж будьте добры, предупредите! Может, вы еще и дьявола во плоти здесь изобразите?

— А вот это самое сложное. — Червякин завозился, устраиваясь в кресле поудобнее, и Владислав Львович увидел выглянувшие из туфлей копыта. — Вы, люди, воспринимаете дьявола по внешности, а не по делам его. Причем каждый представляет его по-своему. Люди даже то, что никогда не видели, наделяют свойством постоянства формы, кроме, почему-то, героев сказок… Ну, взять хотя бы вас. Каким вы себе представляете дьявола?

— Наверное… как Мефистофель, — сказал, немного подумав, Равин, вспомнив Шаляпина в этой роли.

В тот же момент комнату заполнил дикий раскатистый хохот. На месте, где стояло кресло с Червякиным, взметнулся столб пламени, заклубился тяжелый зеленый дым.

Равин инстинктивно закрыл голову руками, в горле запершило, он зашелся в кашле, из глаз потекли слезы.

Все кончилось так же неожиданно, как и началось. Повисла тишина, дым быстро, не расползаясь, напоминая пролитый кисель, исчез под портьерой, прикрывающей балконную дверь. Остался лишь легкий незнакомый и неприятный запах.

Прокашлявшись, Владислав Львович вытер слезы, В кресле сидел гигант, укутанный в черный плащ. Широкий лоб его пересекали глубокие морщины, впалые щеки подчеркивали остроту скул и размеры хищного носа. Бездонные, абсолютно черные глаза смотрели из-под густых, сросшихся бровей с явной издевкой.

— Ну как?! Такая внешность дьявола вас устроит?

Мощный голос бил по ушам, гудел в углах маленькой комнаты, раскачивал портьеры. Снизу застучали до батарее.

Равин болезненно сморщился.

— Устроит, но нельзя ли потише? Мы пока еще не в преисподней.

— Хорошо, пусть будет потише. И все-таки, что скажете? Вы до сих пор считаете, что находитесь под гипнозом?

— Если это и гипноз… — Равин вспомнил о козлиных копытах и поперхнулся. — Если это и гипноз, то вы очень сильный гипнотизер, даже опасный. А если нет, и вы действительно дьявол во плоти, то… — Владислав Львович замолчал, пытаясь представить, что для него в действительности может означать появление дьявола.

— Вам, конечно, интересно узнать, зачем вы мне понадобились?

— В общем-то, да…

— Тогда переходим к делу. — Мефистофель встал, полыхнув алым подбоем плаща, едва не задел головой люстру, подошел к книжному шкафу, снял с полки несколько книг.

Равин узнал свои книги, написанные в разное время и изданные небольшими тиражами.

— Неплохо написано, неплохо! — с легкой усмешкой проговорил дьявол, демонстративно взвешивая книги на ладони и возвращая их на полку. — Но и не хорошо! — воскликнул он, ткнул пальцем в кипу черновиков на журнальном столике. — Средненько!

— Уж как есть. — Владислав Львович развел руками.

— Вот именно — как есть. И лучше у вас не будет, вы просто не сможете, вы просто средненький писатель…

— Вы явились из мира потустороннего только затем, чтобы мне это сказать? — Владимиру Львовичу вдруг стало скучно. Он сам прекрасно понимал, что не гений. Слышать же банальщину от Мефистофеля было просто неловко.

— Не только. Таких, как вы, много. Вы меня заинтересовали своим рассказом только потому, что я в нем упоминаюсь. Написан же он до неприличия бездарно…

— У нас будет литучеба?..

— Спаси и сохрани!.. Я предполагал, что после беседы со мной в редакции вы откажетесь от дальнейшей работы над ним. — Мефистофель положил ладонь на кипу черновиков. — Но вы оказались податливым. Вы действительно считаете, что сможете сделать рассказ лучше?

Равин совсем успокоился. Кроме того, появился какой-то интерес к происходящему, поскольку разговор затрагивал литературу.

— Послушайте-ка, — произнес Владислав Львович, озаренный промелькнувшей у него мыслью. — Вы, быть может, пришли купить мою душу? — Это предположение слегка развеселило его, и он впервые за сегодняшний вечер слабо улыбнулся.

— Я не литературный герой, — вполне серьезно ответил Мефистофель и сердито сверкнул глазами. — Мне не надо ничего покупать, я только забираю то, что сочту нужным забрать. Другое дело — состояние души, ее качество. Еще водки! — Он щелкнул пальцами.

Из кухни снова выкатился карлик с подносом. Владислав Львович покосился на стену.

— Я вам не предлагаю, извините уж, — уловил его взгляд дьявол, — хочу, чтобы вы поняли то, что я сейчас скажу.

Равин невольно напрягся.

— Я слушаю.

— Вам уготована — или, как вы говорите, предписана свыше — судьба серенького, незаметного писателя, имя которого никогда не будет у читателя на слуху. С голоду вы, конечно, не умрете, нищета вам не грозит, но мне интересно: устраивает ли вас подобная перспектива с точки зрения самолюбия?

Вопрос застал Владислава Львовича врасплох. Малые тиражи и невнимание издателей, конечно, вызывали некоторую досаду, но большей частью из-за величины гонорара. О задетом самолюбии он как-то привык не задумываться.

— А вы можете что-то предложить? — нашелся он наконец.

— Да. Я бы хотел, скажем так, из чисто спортивного интереса изменить предписанное свыше. Ваше имя будет известно, и хотя бы иногда вас будут вспоминать.

— ???

— Я предлагаю вам стать не автором, а героем литературного произведения, написанного в жанре вашей последней рукописи.

— A кто будет автором? — спросил Равин.

— Автором будет некий небезызвестный вам ответственный секретарь Червякин Мстислав Аиоллинарьевич, весьма талантливый автор. Слышите, Равин, талантливый. И я хочу, чтобы героем опуса стали вы. Мне нужно ваше согласие. Подумайте.

Тут Равин вспомнил, что с минуты на минуту должна прийти Светлана, и неожиданная злость накатила на него.

— А идите-ка вы, гражданин ответственный секретарь, к дьяволу! — выкрикнул он.

Мефистофель преобразился, став вновь Червякиным, ехидно улыбнулся:

— Не перестаю удивляться писательской братии, с кем ни имел дело — сходство в нелогичности поступков поразительное. Сами посудите: как я могу идти сам к себе? Я перед вашими очами, почтеннейший. И не извольте шутить.

«Нет, каков наглец!» — подумал Равин и сказал:

— Раз по доброй воле не хотите, я пойду и вызову милицию. Пусть с вами и вашей бандой участковый разбирается. — Он встал и подумал, что надо бы Светлану успеть встретить на улице, нельзя ей сюда.

— Послушайте, Равин! — В голосе Червякина послышалось раздражение. — Да сядьте вы, в самом деле! Я всего-навсего хочу довести начатый разговор до конца. А вы — как маленький мальчик!

— Па-ашел ты!.. — бросил Равин и решительно направился к двери в прихожую.

— Вы помните, где дверь? Обойдетесь без провожатого? — спросил, не скрывая насмешки, Червякин.

Равин резко распахнул дверь в прихожую и очутился в каких-то полутемных сенях. Под ногами заскрипел прогнивший пол, с огромными щелями в половицах. Равин поскользнулся, замахал руками и с трудом удержался на ногах. С поросшего плесенью потолка капала вода. Несколько капель угодило Равину за шиворот. «Чертов гипнотизер!» — подумал он, зябко передернул плечами и хотел одним прыжком преодолеть оставшееся до двери на лестничную клетку расстояние, но остановился.

Дверь медленно открывалась, открывалась с жуткой неспешностью, как открываются двери в кошмарных снах. В облаке дождевых брызг возникло неопределенного пола существо, низкорослое и странно передвигающееся, в изодранной фуфайке и развалившихся сапогах. Высоко над головой оно держало зажженную керосиновую лампу, в другой руке сверкнул отточенным лезвием топор.

— Ты что, мать? Ты что? — с трудом выдавив из легких воздух, прохрипел Равин. Он узнал старуху, собиравшую подаяние на автобусной остановке.

Старуха неестественно, словно отражение в воде, заколыхалась, запрокинула голову назад и двинулась на него. Ее лицо закрывал, свешиваясь из-под рваных платков, кусок мешковины, и Владислав Львович понял, что лица просто нет.

Равин почувствовал, как волосы на голове встают дыбом, сделал шаг назад, провалился ногой в щель между половицами, дернулся, что было сил, и… И очутился в комнате сидящим на табурете. Напротив в кресле ухмылялся Червякин.

— Выпейте. У нас будет серьезный разговор.

Равин ощутил в своей руке холодные грани стакана, не задумываясь, залпом опрокинул в себя коньяк. Почувствовал в другой руке яблоко, тут же быстро съел его, стараясь заглушить подкатившую к горлу терпкую волну от чрезмерной дозы. Передернул плечами, крякнул и с ненавистью посмотрел на Червякина.

— Послушайте, как вас там… Я понял, вы хороший иллюзионист, престидижитатор, гипнотизер — мне не важно, кто вы, но зачем вы решили на мне оттачивать свое мастерство? — Пьяная волна ударила Разину в голову. — Какого хрена ты, шарлатан эстрадный, здесь выпендриваешься?

Червякин, холодно улыбаясь, предостерегающе поднял руку:

— Выслушайте меня внимательно, Вы знаете, кто я, Надеюсь, больше не сомневаетесь?..

Равин вскочил с табуретки.

— Слушай, ты, дерьмо! На хрена ты тут меня пугаешь своими шизобредальными ужасами?! Ко мне сейчас девушка должна прийти. Выметайся из квартиры, козел! Выметайся, тебе говорят!!!

Что-то вцепилось Равину в брюки и потянуло назад, Равин оглянулся, Неизвестно откуда появившийся карлик, ощерившись в плотоядной улыбке, тянул его на кровать.

— Па-ашел ты! — замахнулся Равин на карлика. — Чу…

«Чучундра» хотел сказать Равин, но карлик в неуловимом прыжке метнулся ему на спину и впился зубами в шею.

— Максвел! — рявкнул Червякин. — Брысь на место! Не тронь человека, не время еще!

Карлик разжал руки, камнем упал со спины Владслава Львовича и растаял в воздухе.

Равин потрогал укушенное место.

— Ужас тихий, кошмар, — произнес он. Ему вновь, как и несколько минут назад, захотелось убежать из квартиры, неважно куда — главное, чтобы оказаться вне этих стен. Равин затравленно осмотрелся, прикидывая вариант бегства через балкон.

— Это не кошмар — кошмарики, — сказал Червякин. — Вы бы лучше сели, Владислав Львович. Я, честное слово, боюсь за вас. Я собираюсь вам показать нечто, от чего вы можете упасть и убиться здесь, на деревянном полу, а не только падая с балкона на асфальт тротуара. Сами понимаете, раньше времени мне вашей смерти никак не надо. Сядьте, сядьте. — Червякин перестал улыбаться.

Равин сел, у него вдруг появилась уверенность, что закончится этот разговор и с ним закончится вся эта чертовщина.

— Итак, Владислав Львович, в нашей дружеской беседе вы намекнули… — Червякин вздохнул. — …вы намекнули, что ждете в гости некую молодую особу?

— Да, жду, — с достоинством сказал Равин.

Червякин, ни слова не говоря, ткнул пальцем в свободный от ковра участок стены.

Стена исчезла, а там… А там был прокуренный ресторанный зал. В комнату хлынула вульгарно-громкая музыка. Несколько пар, с пьяной откровенностью целуясь, танцевали медленный, очень медленный танец.

— Смотри, возмужалый дурак, смотри! Тебе молодой любви захотелось? — прогремел в самые уши голос Червякина.

Пары, расступаясь, словно на них наезжала кинокамера, отодвигались на боковые планы…

У Владислава Львовича поплыло в глазах.

— Ты сволочь, Червякин, — прохрипел он. На его глазах Светлана взасос целовалась с молодым парнем, а тот сколько было силы сжимал ее в объятиях. — Ты — сволочь, — опять прохрипел Равин, не в силах оторвать взгляда от видения на стене. — Я не знаю, кто ты — ответственный секретарь ли, дьявол ли, но то, что ты самая распоследняя сволочь — это мне ясно. — Какая-то струна-нерв лопнула у Владислава Львовича в душе.

— Нет ничего кошмарнее смерти последней надежды на счастье, не правда ли, Владислав Львович? — донесся до него голос Червякина. — Человек надеялся, надеялся; теплился в душе маленький огонек, еще немного — и вспыхнет большой костер. Но тут появляется некто и пошло заливает огонь ведром воды. Из меня плохой поэт, но в аллегории я всегда представлял себе эту процедуру именно так.

Равин убрал руки от лица и поднял глаза на Червякина. В кресле опять сидел Мефистофель, Владислав Львович не удивился, а просто спросил;

— Зачем ты пришел ко мне?

— Я пришел по твою душу, — ответил Мефистофель.

Владислав Львович улыбнулся мертвой улыбкой. Встал, подошел к кровати, постоял секунду.

— Этот гад там? — спросил он, не оборачиваясь, указывая пальцем под кровать.

— Где ж ему быть?

Равин подпрыгнул и всем своим весом, так, чтобы пружины матраца достали пола, опустился на кровать.

Под кроватью яростно залязгало и защелкало, раздался похожий на орлиный клекот звук.

Равин с холодной усмешкой вытянулся, заложил руки за голову и очень тихо сказал:

— Ты, Червякин, не дьявол, ты обыкновенный глупец с козлиными копытами. У меня больше нет души, ты убил ее. Можешь проваливать на все четыре стороны, дубина.

— Дьявола в помощь призывал? Вот и дождался! Гореть тебе в геене огненной! — послышалось зловещее шамканье из прихожей.

— А ты вообще заткнись, — лениво сказал Равин, глядя в потолок. — Лучше бы деньги вернула, побирушка.

Зазвенела рассыпаемая по полу мелочь. Равин повернул голову. От двери в прихожую через комнату к нему катились, выстроившись по номиналу, несколько монеток. Впереди двадцатник, за ним пятак, следом несколько двушек и копейка. Монетки подкатились к кровати, покружились и свалились в кучу.

Равин сплюнул.

— Идиотка!

Монетки поднялись на ребро и прежним порядком укатились в прихожую.

Мефистофель захохотал.

Равин равнодушно уставился в потолок.

Мефистофель, отсмеявшись, превратился в Червякина и завозился, устраиваясь в кресле поудобнее.

— Продолжим наш разговор, Владислав Львович, вернемся к писательскому труду. Вы — неудачник и в глубине души согласны с этим утверждением. Вы написали серенький рассказ с намеками на ужасы. Вы не сможете его сделать лучше, чем он есть сейчас. Однако, когда в редакции я предложил вам его доработать, вы согласились!

— Жить-то на что-то надо, — вяло отозвался Равин. — Жизнь в материальном мире обязывает.

— Вот именно, — вкрадчиво сказал Червякин. — А для вас жизнь означает поиск самого себя. Вы прекратили этот поиск, занявшись писательством. Следствием чего стало не житье-бытье, а существование.

На кухне зазвенела посуда. Вновь к Червякину прокосолапил карлик.

— Из сказанного мной следует вывод, — продолжил Червякин, дождавшись, когда карлик исчезнет в кухне, — ход событий можно было бы исправить лет пять назад, но теперь поздно: вы не захотите, да и не сможете ничего изменить. Жизнь замерла — вы умерли! Без движения нет жизни!

— Чушь какая-то. Бредятина. Я жив и умирать не собираюсь.

Равин постарался сказать это как можно уверенней, но фраза прозвучала довольно вяло. Последние годы жизни Владислава Львовича были действительно скучны и серы. Пишущая машинка, издательство, редактор, опять машинка. На семинары его не приглашали. С местной писательской братией как-то не сошелся. Критики — и те игнорировали его существование. Да и все остальное — ерунда, однообразные будни. Вот только Светлана…, Или действительно Мефистофель прав — дурак я…

— В ваших мыслях, особенно последней, — неожиданно прервал его раздумья Червякин, — гораздо больше здравого смысла, чем в речах. Вы хотите обмануть себя. А Светлана занята, вы же видели. — Червякин поднял руку и указал на стену. — Еще раз желаете убедиться?

Равин повернул голову. Вновь на стене, как на экране, возник зал ресторана. За столиком у окна сидела Светлана. Рядом с ней заливался хохотом уже другой тип, в тройке, со спортивной прической. Светлана тоже смеялась и, держа в руке фужер с недопитым вином, что-то рассказывала собеседнику.

— Гуляет барышня, веселится по молодости лет, — тоном телекомментатора заговорил Червякин. — Сейчас она рассказывает мальчику о том, что у нее есть знакомый писатель и, возможно, она выйдет за него замуж…

Изображение на стене исчезло. Владислав Львович почувствовал, что его слегка мутит. Он вдруг осознал, до какой степени ему опротивели и книги, и бестолковые скитания по редакциям, и эта квартира, и все, все, все, а теперь даже и Светлана. Ужасно захотелось остаться одному.

— Чего вы хотите? Какого согласия? — произнес он сквозь зубы.

— О-о! Не стоит нервничать. Право — это напрасно. Я хочу одного — вашего согласия стать литературным героем. Речь идет не о тривиальной смене вида деятельности — об изменении способа жизни. Вы будете жить в душах, в мыслях тысяч, миллионов читателей, как Фауст. Автор, благодаря которому данное событие произойдет, действительно талантлив…

— А вам это зачем нужно? — прервал Равин восторженную речь.

— Как зачем?! — удивленно вскинул брови Червякин. — Вы заставляете меня повторяться, Владислав Львович! Ведь подобного хода нет в предписании вашей судьбы. Вам предписано другое, понимаете? Вы должны умереть серым, незаметным человеком, а я хочу все изменить. Если вы согласитесь, мы вместе отпразднуем еще одну победу над ним, предписывающим судьбы. Но сие возможно только с вашего согласия.

— Я не гожусь на роль Фауста, — махнул рукой Владислав Львович.

— Ничего подобного от вас и не требуется. Я прошу лишь вашего согласия на…

— Могу я хотя бы узнать, — нетерпеливо бросил Равин и сел на кровати, — о чем будет рассказ, повесть, Или обо мне напишут роман?

— Это ваше право.

— Только покороче. Я хочу остаться один.

— Это будет описание нашего сегодняшнего вечера.

— Значит, не роман, рассказик… И чем мой сегодняшний вечер закончится?

Червякин помялся:

— Пока тайна. Но уверяю вас, финал будет эффектным! Автор чертовски талантлив!

— Можете писать. Я устал. Оставьте меня одного.

— Все кончено, — тихо сказал Червякин. Он встал с кресла, потер руки. — Вы согласились. Я победил. — Червякин улыбнулся, щелкнул пальцами.

Папка с рассказом, оставленная Равиным в ванной, выплыла из прихожей, замерла посреди комнаты, засветилась голубоватым светом и растаяла в воздухе. Из-под кресла выполз клуб ядовито-зеленого дыма, окутал улыбающегося Червякина, собрался в большой пульсирующий ком и, сорвав с гардины штору и чуть не утащив ее за собой, с ужасным, сотрясающим стены ревом вылетел через балконную дверь.

Владислав Львович сжал голову руками, зажмурил глаза и уткнулся в подушку. Ему казалось, что сейчас рухнет потолок, рассыплются стены, его самого раздавит звуком, однако с исчезновением шара все кончилось. Равин открыл глаза. В кресле никого. Черновики, собранные им и уложенные на столе, вновь разбросаны по полу. Заложило перепонки — догадался Владислав Львович. Он помассировал уши. Тишина взорвалась стуком в дверь.

Кто-то громко кричал: «Что там у вас происходит!? Вы взорвете весь дом!»

Минуту Равин просто сидел и слушал. Буханье в дверь и возгласы соседей после пережитого казались ему музыкой сфер. Однако двери стали уже просто выламывать.

«Надо открыть», — решил он и поднялся.

Под кроватью стукнуло. Равин замер. Ужас вновь обрушился на него, ноги подкосились, защемило под сердцем. Владислав Львович стоял, боясь шевельнуться.

Из-под кровати показался паук. Выползши наполовину, чудовище замерло. В провалах глазниц заиграло алое пламя. Передняя костяная лапа едва заметно дернулась в сторону Владислава Львовича. Раздался короткий свистящий звук, и Равин почувствовал, что его локти притянуло к туловищу чем-то тонким и прочным. Тут же стянуло ноги. Владислав Львович упал как подкошенный. Он открыл рот, чтобы позвать на помощь, но горло перехватила дьявольская паутина, и Владислав Львович оказался под кроватью, перед пылающими неземным огнем глазницами.

В прихожей с грохотом упала выломанная дверь, комната наполнилась топотом ног и возгласами, но Владислав Львович уже почти ничего не слышал, балансируя на грани сознания. Он почувствовал, как чьи-то руки ухватили его за одежду и пытаются вытянуть на свет. Затем над ним появилось лицо, и Владислав Львович узнал свою соседку по площадке Эльзу Марковну. Она держала в руке стальной цилиндр величиной с ладонь. Из него вырвался ослепительный луч. За спиной Равина что-то душераздирающе заскрежетало, и удушливое облако пыли запорошило глаза.

Владислав Львович ничего не мог видеть, он только слышал поднявшийся вокруг невероятный шум и громкие возгласы соседки: «Скорее, Света! Скорее же! Время близится! Круг!!! Рисуй круг!» Паучьи путы опали. Владислав Львович освободившейся рукой протер глаза. Он, как и ожидалось, лежал на полу. Рядом Эльза Марковна, опустившись на колено, стреляла из своего странного цилиндра в сторону прихожей. И рядом стояла Светлана. Она держала в руках непонятный быстровращающийся предмет и поворачивалась с ним по кругу; следом, как раз под этим предметом, по полу тянулась ослепительная белая линия. Линия почти сомкнулась, осталось сантиметров пять, когда что-то на невероятной скорости вылетело из охваченной огнем прихожей. Раздался глухой звук удара.

Светлана, охнув, пошатнулась, но замкнула линию и только тогда, зажавшись, стала медленно опускаться.

Владислав Львович видел ее со спины и не мог понять, что произошло.

Эльза Марковна сунула цилиндр в карман халата и, подхватив Светлану, уложила ее на пол.

Равин, опомнившись, вскочил. Из правого бока Светланы торчал топор. Струйки крови показались в уголках ее губ, лицо побелело, став отстраненно-чужим. Равин не верил глазам. Он посмотрел в прихожую. На пороге лежало что-то непонятное, наполовину оплавившееся.

— Что вы уставились, помогите же мне, — раздался голос соседки.

— Что я должен делать? — в полном смятении спросил Владислав Львович.

— Помогите ее раздеть. Снимите платье!

— Зачем? Надо вызвать врача!

— Делайте, что вам говорят! — Голос был тверд, и Равин подчинился. Он, глядя на торчащий из-под правой груди топор, начал искать застежку на платье. Руки тряслись, пальцы не слушались.

— Да не копайтесь вы, как молодой жених. Приподнимите ее за плечи.

Равин подвел руки под спину и приподнял безвольное тело. Светлана издала жалобный стон. Эльза Марковна, взявшись за ворот платья, с силой рванула. Материя с треском разошлась до подола. Равин хотел отвести глаза в сторону, но не смог. Под земной одеждой был белый с голубым отливом, плотно облегающий тело скафандр! Равин сразу понял, что это скафандр и ничто другое. Соседка отпихнула в сторону кучу изорванной одежды.

— Подержите ее. Сейчас ей будет больно… — Она взялась за топорище, вырвала топор, отбросила его за круг, в груду шевелящихся рук.

Светлана вскрикнула, тело ее опять безвольно повисло на руках Владислава Львовича. Равин ожидал увидеть страшную рану, поток крови, но ничего этого не было, скафандр был цел — ни вмятины, ни царапины.

Эльза Марковна похлопала Светлану по щеке, затем поднялась с колен и стала стягивать с себя халат, стягивать через голову, не расстегивая пуговицы.

Равин просто ошалел. Он смотрел, как соседка сбрасывает с себя предметы дамского туалета. Он никогда не видел, чтобы женщины раздевались с таким, неистовством, и… на Эльзе Марковне тоже оказался скафандр, Она извлекла из незаметного кармана на бедре голубой шарик и начала произносить в него абсолютно непонятные слова. И в тот же миг вокруг поднялся пронзительный, вибрирующий на высоких нотах вой.

Равин окончательно перестал что-либо понимать. Он случайно посмотрел на балкон. На балконе кто-то ворочался, словно оживший сгусток мрака, постоянно меняющийся, пытающийся протиснуться в балконную дверь.

Соседка, перестав говорить, спрятала шарик в карман, бросила быстрый взгляд поверх головы Владислава Львовича и отвернулась. Равин понял: она что-то увидела, оглянулся и чуть не закричал от ужаса.

Раскинув руки, как бы наткнувшись на непреодолимую преграду из стекла, стоял человек. Равин узнал это яйцо из зеркала — овальное, обтянутое кожей фиолетового цвета; тонкий щелевидный безгубый рот; какое-то нечеловеческое подобие носа; глубокие глазные впадины и выкаченные, круглые, неописуемые глаза: не гнев, не ненависть горели в этих глазах — лед, космическую — стужу, холод всей Вселенной излучали зрачки. Исчезли куда-то змеи-руки, смолк выматывающий душу вой… Человек в черной ниспадающей до пола накидке с алым подбоем смотрел именно на него, Владислава Львовича. Равин закричал.

Эльза Марковна рукой, оказавшейся необычайно сильной, повернула его голову. Присев, посмотрела в лицо.

— Не гляди туда, — сказала она на обычном земном языке. — Гляди на меня. Мы улетаем. Успокойся.

Равин уставился на соседку в полном смятении. Перед ним была не прежняя женщина неопределенного возраста, с обтянувшей скулы и щеки насильственно омоложенной кожей, с собранными на затылке «по-домашнему» в хвостик крашеными волосами. Это была совершенно другая женщина, хотя что-то в ее лице и осталось от прежнего облика, какое-то неуловимое общее выражение. И волосы ее были голубого цвета.

— Все вопросы потом, — сказала соседка.

В ту же секунду пол вышибло из-под ног. Владиславу Львовичу показалось, что сверху на них обрушился хрустальный колпак, невероятно-чудовищным ударом отшвырнувший и комнату, и дом, и саму планету Земля за много миллионов километров в черный провал пространства… Они мчались внутри хрустального туннеля, впереди мерцали звезды, позади было Ничто… Красные искры стекали с плеч, срывались с кончиков пальцев Владислава Львовича, с голубых распущенных волос женщины, носившей на Земле оболочку Эльзы Марковны, с колен свернувшейся калачиком Светланы; искры срывались, свиваясь в струи, и гасли кометным хвостом…

— Вот мы и ушли, — сказала женщина. — Можете благодарить судьбу…

Ее последние слова эхом повторились в мозгу Владислава Львовича, и он перестал себя ощущать, будто лишенный тела.

Одна из звездочек впереди выросла в шарик, затем в шар, который продолжал стремительно увеличиваться на глазах и вскоре занял уже почти половину неба. Поверхность его переливалась возможными и невозможными цветосочетаниями.

«Что это может быть? — подумал Равин. — Планета? Какая-нибудь остывшая звезда? Надо было лучше учить в школе астрономию, — сделал он заключение, переведя взгляд на Эльзу Марковну. — Кто она такая, моя бывшая соседка по лестничной площадке?..»

Женщина, словно услышав его мысли, приблизилась почти вплотную, положила руку на плечо и заглянула в лицо с таким выражением, с каким взрослые смотрят в глаза задавшему необычный вопрос ребенку.

— Вы инопланетяне? — спросил он и поразился звучанию своего голоса, как бы доносившегося со дна глухого ущелья.

— Да, мы инопланетяне, — услышал он в ответ. — Спи, ты сегодня устал.

Колючая, искрящаяся волна затопила мозг. Равин почувствовал, что проваливается в бездну. «А как же Светлана?» — успел подумать он.

— С ней все в порядке. Спи… — сказал в мозгу чужой голос.


Глава 2. ИНОПЛАНЕТЯНЕ

Беспрестанными бешеными порывами ветер вспарывал низколетящие тучи о черные клыки скал. Длинные, растрепанные дымные шлейфы сплетались в жгуты и безжалостно размазывались по отвесным стенам исполинского горного хребта. Ветер грохотал в ущельях, ревел в отрогах, сбрасывая вниз невероятные по величине каменные плиты.

Равину нравился этот взбесившийся венерианский мир. Нравился, потому что ничем не напоминал о далекой Земле. И пусть здесь, в сумасшествии ураганов, нечего и мечтать об уединении, о грустных ностальгических размышлениях в тиши, притягательная сила Венеры состояла для него в другом.

Равин переместился к подножию скалы. Вихри песка вперемешку с лоскутьями кислотного тумана неслись по изъеденному в каменное пенистое кружево склону. Равин отыскал след и полетел над ним. След привел в лощину. Равин, помня, что пытаться подлететь ближе бесполезно, остановился.

В лощине, приклеившись к глыбе, раскачивался под ураганным ветром венерианец. Двухметровой высоты существо формой походило на отлитый из гудрона лист березы.

— Ты будешь со мной разговаривать или нет? — спросил мысленно Равин. — Ты можешь хоть как-то дать понять, что понимаешь меня?

Владислав Львович знал, что приручить венерианца, как приручают дикое животное, невозможно. Существо находилось на одной из низших стадий развития разума и по земным меркам соответствовало скорее уровню развития лягушки. Обо всем этом ему рассказывали сверхлюди, но Владислав Львович очень хотел подружиться с венерианцем. Неоднократные безуспешные попытки не огорчали его. Он повторял их вновь и вновь, испытывая бессознательную потребность заботиться о ком-то младшем, более слабом. Такая дружба приятна хотя бы тем, что начинаешь ощущать себя сильным, пусть даже в сравнении.

Венерианец стягивал в лощину туман, никак не реагируя на присутствие Владислава Львовича, — видимо, проголодался.

— Тебе бы только жрать, — сказал Равин шутливо. — Обжора. Сейчас насосешься тумана, и опять с тобой не поговоришь, неделю отсыпаться будешь. Что за жизнь — жрать да спать! Я придумал, я буду звать тебя Жора. Жора — это от слова обжираться. Итак, Жора, ты меня уважаешь?

Венерианец раскачивался под ветром и всасывал пролетающие рядом клочья тумана.

— Ладно, шут с тобой, насыщайся. «Когда я ем, я глух и нем». Можешь молчать, хотя ты и разговаривать-то еще не умеешь, разве что научишься через пару миллиардиков лет.

Владислав Львович испытывал постоянную потребность высказаться, кому-нибудь выговориться, излить душу. Он пытался наладить отношения с живущими за орбитой Сатурна, но был встречен довольно прохладно. «Холодные аристократы», как прозвал их Владислав Львович, находились на более высокой ступени развития и, вероятно, в силу этого — как опять же думалось Равину — совершенно не интересовались ни Землей, ни землянами, ограничивая поле своей деятельности поясом астероидов. Они были к нему равнодушны, как бывают равнодушны пассажиры поезда, проезжающие мимо пасущейся на лугу коровы: пасется себе и пасется, ну, корова — не слон, и пусть себе пасется. Такое отношение угнетало Равина, как угнетало и то, что он ничего толком не мог о них выяснить, даже не мог понять, на какой планете конкретно они живут — на Уране, Нептуне, Плутоне или всех сразу…

Хозяева базы — нынешнего пристанища Равина — являлись представителями цивилизации Белой звезды, они прилетели из центральной области галактики и называли себя сверхлюдьми. Они конкретно занимались Землей и землянами. К Владиславу Львовичу они относились благосклонно, но пропасть в развитии, разделяющая сверхлюдей и человечество, ощущалась настолько явственно, что Владиславу Львовичу волком выть хотелось от сознания собственного ничтожества. Он понял, что изречение «Человек — это звучит гордо!» верно только на поверхности Земли, не далее. Что уж там говорить о разуме, если Равин, к своему великому стыду, никак не мог понять, где находится база: то ли в родной Солнечной системе, то ли за ее пределами, то ли вообще в другой галактике. С одной стороны, после изъятия с Земли он был предоставлен сам себе, мог покидать базу, не спрашивая на то разрешения, — его научили использовать энергию тела и энергию пространства для мгновенных перемещений, — но, с другой стороны, находился под постоянным контролем.

— Кушай, Жора, поправляйся, — сказал Равин. — И пусть тебя не смущает мой внешний вид. Парадного костюма у меня нет, а одежду сверхлюдей я не могу носить, я в ней чувствую себя голым. То, что на мне, — память о Земле, это — мое, личное. И пусть я без туфлей и носки заштопаны, пусть брюки не глажены и рубашка не новая, ни на какой скафандр не променяю. Да и какая разница, во что я одет, если сижу в энергокапсуле. Вот погляди на меня, Жора, глазами, или чем ты там смотришь, погляди. Видишь, я подвешен в воздухе и не могу преодолеть проклятые полметра, встать ногами на твердую землю. Ты думаешь, я не хочу пробежаться по венерианским скалам? Ты думаешь, я не хочу приблизиться и похлопать тебя «по плечу»? Ошибаешься, Жора. Все это я хочу, но не могу. Сижу в капсуле, как в клетке. Мои благодетели говорят: «Ты свободен и можешь летать, куда угодно. Летай, смотри». Я и летаю, и смотрю. Но что интересно, Жора, лечу я, скажем, куда-нибудь далеко-далеко, ну просто посмотреть, есть ли край у Вселенной или нет. А меня заворачивают — «Туда нельзя!» Хочу слетать на Землю, все-таки Родина, а меня заворачивают. На Марс — пожалуйста, на Луну или Венеру тоже — пожалуйста. А на Землю нельзя, А человеку, Жора, необходима Родина, ему надобно общение с другими людьми. Это не патетика, Жора, нет. Я понял: человек в одиночестве, оторванный от других людей, перестает быть человеком. Мои благодетели тоже люди, но они сверхлюди. А сверхлюди, сам понимаешь, они сверхлюди и есть!

Равин вздохнул и продолжил:

— Да, в одиночестве человек перестает быть человеком. Вот и я перестаю им быть. Иногда я себя спрашиваю: «Кто вы такой теперь, Владислав Львович, человек или случайный всплеск заштатной электромагнитной волны?» Так же не пойму, почему меня на Землю не пускают. Светлана мне говорит… Впрочем, она и не Светлана вовсе… А может быть, и Светлана… — Равин махнул рукой. — Запутался я с ней. На Земле она звалась Светланой…, На Земле у нас грандиозный был роман. Я жениться на ней хотел… Э-эх… Так вот, Светлана мне говорит: «Ты — серый». Не в том однако смысле, что посредственный, никчемный. Есть, оказывается, своеобразная формация энергоструктуры — между темными и светлыми, серединка на половинку, ни вашим, ни нашим. То есть, я как бы склоняюсь к силам зла, и в то же время меня тянет к силам добра. Такие дела, Жора. Живешь, живешь и не подозреваешь, что в один прекрасный момент можешь перейти на сторону темных… И ведь, как она говорит, чуть-чуть не перешел. Выбили меня, оказывается, темные из загадочного неведомого мне узла стабильности. Если рассказать, что у меня дома творилось… Я думал, до утра не доживу. Это же, Жора, никакой не Червякин приходил, это князь тьмы, настоящее его имя Аихра-Манью. А Светлана и моя соседка — они вроде разведчиков на Земле. Оказывается, за мной и те, и те следили. Мне потом объяснили, что зло во Вселенной неистребимо, что оно существует для того, чтобы жило добро, то есть одно без другого не существует. Но слишком много стало зла, чересчур много, и основной приток темных теперь идет с Земли. Так-то, мой друг Жора. А ты все туман сосешь. Насосался уже?

Венерианец медленно терял форму листа, оплывая подобно воску, заполнял лощину, превращаясь в озерцо глянцево-черного цвета.

— Спи, животное, — сказал сочувственно Равин. — Ладно, дрыхни. Через недельку я опять прилечу, продолжим беседу.

Равин облетел скалу, взмыл к ее вершине, завис над пиком, обозревая дикий горный край. «Ну, куда теперь?» — подумал он. Возвращаться на базу не хотелось. Что там делать? Светлана, кажется, на Земле, «соседка» занята непонятными консультациями с информационным энергетическим полем своей цивилизации. Куда податься бедному землянину? На Марс?

Бесцветная вспышка в глазах… Равин, как всегда, не успел ничего почувствовать в момент перехода. Под ним на огромной скорости проносился всхолмленный красно-коричневый марсианский ландшафт. Равин прервал полет, мгновенно зависнув над небольшим одиноким кратером среди гигантских пылевых барханов необъятной пустыни. У горизонта висело размытое оранжевое облако — верный признак надвигающейся пылевой бури.

— Скукотища, — подумал Равин вслух. — Ума не приложу, зачем я сюда прилетел. — Ему вдруг захотелось, как в молодости, когда нападала хандра, отколоть что-нибудь ухарское. И он закричал во все горло: — А-га-га! У-лю-лю! Во поле береза стояла!

Он помчался над барханами, горланя во всю мощь легких: «Во поле кудрявая стояла!» Но никто не оценил его вокальных данных в этом мертвом мире, никому он здесь не был нужен. Опять возвращалась хандра.

«А не посетить ли нам урано-нептуно-плутонианскую элиту?» — подумал Владислав Львович и, преодолев за долю секунды кошмарное расстояние, завис в космическом пространстве. В этой части Солнечной системы Равин ориентировался плохо. Он знал со школьных лет, что у Сатурна есть кольца; позже где-то мельком читал о наличии колец у других планет, и на этом все его познания в планетологии заканчивались. Если б знать заранее, что когда пригодится…

Сейчас же перед ним красовался охряный шар с мутно-зелеными разводами жиденькой облачности. Владислав Львович собрался уж было нырнуть к поверхности, но остановился. Из-за края планетарного диска выплыла звездочка орбитальной станции. Равин хмыкнул и очень медленно пошел на сближение. Вскоре увидел бесформенную, с точки зрения земной эстетики, конструкцию. Но еще раньше, чем увидеть, услышал странные звуки: стук по металлу и что-то типа напева «помпа-пом-па-бум-па-бум-па». Существо, похожее одновременно и на медвежонка, и на робота, ползало по конструкции, стучало и напевало себе под нос.

«Вот еще одна загадка, — подумал Равин. — Каким образом я в безвоздушном пространстве могу слышать звуки?»

Существо увлеченно занималось своим делом. Равину стало весело.

— Пам-парам-пам-пам, — подпел он.

Существо тут же распрямилось, став высотой с девятиэтажный дом, и, совсем по-земному замахнувшись лапой-клешней, словно собираясь дать подзатыльник, строго прикрикнуло:

— А ну, брысь отсюда, бездельник! Не видишь, я занят!

Владислав Львович, смеясь, отлетел в сторону и долго летел, не задумываясь, куда, хохоча и кувыркаясь. Почему-то ему вспомнилась история о медведе и майском жуке Боре. Равин остановился, представил себя на месте жука, хихикнул и помрачнел.

— Надоело! — крикнул он. — Слышите, надоело! Туда нельзя, сюда нельзя, отсюда брысь! Что я вам, собачонка?! Все! Надоело! Ухожу от вас. Где-нибудь на куличках пристроюсь. Нужен буду, сами найдете, разыщете, позовете. Адью, братья по разуму.

«Трансплутон», — послал Равин свой энергоимпульс в пространство.

Планетоид немногим превышал размерами Луну. Обычно Владислав Львович зависал в некотором почтительном отдалении, наблюдая за игрой серебристых вспышек света, торопливо разбегающихся по темно-синей, беспрестанно движущейся поверхности океана сжиженного газа. Будто духи тьмы приготовили космическое зелье, вселенское варево, и оставили остывать, пока свет звезд не загустеет в нем. Что-то вздымалось то там, то тут из таинственных мрачных недр и растекалось смоляными наплывами, обозначаясь шевелящимися тенями; что-то пульсировало; и когда Равин слишком долго смотрел, ему виделись в игре теней и огней гигантские черные змеи, возникающие из неведомой глубины и с жуткой грацией скользящие по планете. Равин пугался, иллюзия пропадала, и становилось ясно, что это всего лишь игра света и тени.

Однажды Светлана рассказывала что-то насчет аномально большой массы Трансплутоиа и что возник он очень давно. Еще она советовала не быть слишком навязчивым:

— Представь себе: ты мирно спишь, вдруг тебя будят среди ночи и заинтересованно спрашивают: «Уснул, что ли? Ну, тогда спи».

Трансплутон спал. Равин несколько секунд наблюдал серебряные всполохи света под собой, потом отвернулся. «Нет, — подумал он, — сегодня я определенно на базу не вернусь. Я никуда не хочу — ни к какой звезде, ни к какой планете. Почему бы мне просто не погулять в космических просторах?» Он отдался на волю энергетического потока, идущего из галактического ядра, и, плавно набирая скорость, космической былинкой, влекомой ветром вселенной, заскользил среди миров. Мысли рождались какие-то смутные, хаотичные. Так, он не мог вспомнить, когда последний раз спал. Исчезла потребность во сне — как это понимать? Значит — нечеловек?.. То вспоминал, что в мире людей есть такой процесс, как еда. Едят все что-то, жуют, добывают еду, А он теперь не жует и не добывает. Что же теперь представляет его «Я»?

Равин не сразу заметил, что скорость полета замедлилась. Поток закружил на одном месте. «Как щепка в водовороте», — подумал Владислав Львович и огляделся. Сзади и по сторонам горели звезды, но создавалось впечатление, будто он видит их сквозь толстое стекло. Впереди звезд не было. Лишь темнота пылевого облака с далеким желтеющим огоньком впереди! Движение потока почти совсем замедлилось и вскоре остановилось. Равин удивился, почувствовав, что исчезла энергетическая опора, а сам он падает, приближаясь к желтому огню. По ощущению это напоминало падение во сне. Равину было забавно, но вдруг холодом обдало сердце. Он понял — происходит неладное, нехорошая это воронка. Почувствовав, как надвигаются ее стены, Равин попытался остановить падение. Это почти удалось. И тотчас же из мрака впереди, заслоняя тусклые звезды, возникла темная дуга — пылевое облако испустило протуберанец. «Как щупальце тянется ко мне», — подумал Владислав Львович. Он метнулся в сторону, пропуская выброс мимо, но наткнулся на непреодолимую преграду, которая отбросила его в самый центр воронки. Равин увидел второй выброс, крадущийся по-кошачьи, и, не в силах совладать с охватившей его паникой, заметался в поисках выхода. Он бился о сходящиеся стены воронки, как муха о стекло, и уже, когда понял, что нет ему спасения, явственно почувствовал приближение снизу кого-то огромного, вселяющего суеверный ужас. Равин сразу вспомнил шевелящийся мрак на своем балконе, и сердце его остановилось в спазме первобытного страха. В бесформенном, клубящемся сгустке почудился некто, желающий поглотить его без остатка, растворить в себе, превратив в ничто. Чудовищных размеров рука, многопалая, безобразно уродливая, протянулась в хищном порыве. Равин закричал.

И тут все закружилось, закувыркалось. Равин успел почувствовать легкое прикосновение к спине, затем последовал страшной силы рывок… Воронка исчезла… Еще рывок… В мозгу полыхнули тысячи молний, прошивающих нейроны…

Скручивались и раскручивались желто-оранжевые спирали облаков в удивительном, пронзительно-зеленом небе. Вокруг высились непроницаемо-черные массивы «дальнобойных» экспедиционных шаров, орбитальных конусов, дисков полевых модулей, стоящих на ребре.

«База, — облегченно вздохнул Владислав Львович. — Но что за необычный ракурс? Ах да, я лежу на спине». Пошевелив онемевшими пальцами, прислушиваясь к непривычному электрическому покалыванию во всем теле, он подумал: «Куда меня угораздило забраться? Что это было?» Заметив краем глаза какое-то движение, повернул голову.

По матовому, идеально ровному посадочному полю к нему шла Светлана. Равин невольно залюбовался девушкой. Темные волосы, словно крылья, взлетали и опадали над плечами в такт шагам. Белая ткань скафандра подчеркивала стройность фигуры на фоне фантастического неба. Было в ее походке вызывающее восхищение единство порывистости девочки-подростка с утонченной грацией взрослой женщины.

«Богиня идет, — подумал Равин. — Она вернулась с Земли? Зачем богине спускаться в мир существ, превращающих добродетель в перегной? Богиня должна жить здесь, на небесах… А глаза-то, глаза! Не глаза, а два карих вулкана. Носик вздернут, губки поджаты… Богиня рассержена?.. Похоже, мне сейчас будут драть уши».

Равин сел, оглянулся. Несколько в стороне, рядом с покоящимся в наклонном положении патрульным тором стояли трое голубоволосых мужчин. Сверхлюди улыбнулись Равину — Владиславу Львовичу показалось, что один даже подмигнул ему, — скрылись в торе, и корабль в ту же секунду беззвучно растаял в воздухе.

Светлана подошла, улыбнулась и с иронией сказала:

— Поднимайся, горе-путешественник. Ты стал хуже маленького ребенка.

— Встаю, мамочка, встаю, — ответил Равин в тон, поднимаясь на ноги. — В какой угол мне становиться, или меня ожидает порка ремнем?

— Перестань воображать себя обиженным судьбой джигитом. Удаль тебе, возможно, скоро понадобится. А за то, что вырвали тебя у темных почти из зубов, можешь благодарить не меня, а тех троих. На твое счастье, патруль пролетал неподалеку от ловушки и услышал истошные вопли.

— Знаете что, мадам… — Равин хотел сказать что-нибудь колкое, но передумал. — Мне все надоело до чертиков, даже не до чертиков — до зеленых крокодильчиков. Эти ваши темные, серые, просветленные… Эта ваша сверхмудрость, сверхправильность и сверхбезошибочность. Я хочу домой, на Землю. Мне надоело быть мальчиком для бесконечных поучений. У темных меня, видите ли, из пасти выдернули. Да кто вас просил? Может быть, мне со своей недоразвитостью у темных-то и жилось бы в самый раз?!

— Какую чушь ты говоришь! Успокойся! — Светлана даже не обиделась. — И вообще, Владислав, на Земле ты, когда ухаживал за мной, таким тоном не разговаривал. Я не подозревала, что ты — мужчина с характером.

Равин смутился и, опустив глаза, сказал более миролюбиво:

— Все ты знала. Сама же рассказывала. — Он поднял глаза. — Да, я ухаживал за тобой на Земле. А здесь… — Он запнулся, пытаясь сам себе объяснить причину, разрушившую их прежние отношения. «Если бы я был сверхмужчиной, я бы, конечно, стал ухаживать за сверхженщиной, — подумал он. — А в моем нынешнем состоянии это все равно, что первокласснику влюбиться в завуча».

— Давай оставим эту тему, Владислав. Сейчас есть дела поважнее. Нас ждут.

Светлана взяла его за руку. Здесь, на базе, это произошло впервые, и Равин почувствовал ее ладонь — обыкновенную человеческую ладонь, мягкую, теплую. «Ну вот что ты будешь делать? — подумал он. — Ведь невозможно отличить, ведь разобыкновенная земная баба. Обыкновеннейшая! Я же сотню раз смотрел в ее глаза там, дома. А здесь… Я ее элементарно боюсь».

— Успокойся, прошу тебя, — сказала Светлана.

— Чего уж там, — ответил Равин, пряча глаза.

Искрящийся колодец туннеля возник над ними беззвучно, видимо, Светлана вызвала его мысленно, и они очутились в просторном помещении, в котором Равину ранее бывать не доводилось: стены, плавно скругляющиеся в пол; светящийся мягким зеленым светом купол над головой; несколько кресел непривычной формы и одно кожаное, земное, для него, — догадался Владислав Львович. В одном из кресел сидела Эльза Марковна, одетая в белый скафандр, в каких ходили все сверхлюди. Напротив нее — мужчина. На мужчине был аккуратный, хотя и не новый, серый костюм, туфли… Равин остановился глазами на туфлях. Туфли давно не чищенные, запыленные.

«Откуда на базе пыль?! Неужели землянин?!» — сердце у Владислава Львовича гулко забилось.

— Здравствуйте, Владислав Львович, здравствуйте, наш дорогой! — сказала Эльза Марковна, ласково улыбаясь. — Проходите, присаживайтесь.

Равин на деревянных ногах прошел к предназначенному для него креслу, сел, не в силах с собой справиться, опять уставился на туфли незнакомца.

«Что он здесь делает? Непохоже, чтобы его вывезли, как меня. Сидит, улыбается».

Сзади подошла Светлана, облокотилась о спинку кресла.

— Знакомься. На Земле его зовут Януш. Он из Польши.

— Оч-чень приятно… — Равин кивнул головой и добавил единственное слово, которое знал по-польски: — …панове.

— Пан знает польский? — Януш сверкнул ослепительной улыбкой.

— У-у, не знаю…

— Януш только что с Земли, — сказала Светлана, подчеркивая слова «только что».

— Да, я пять минут назад был на Земле, — Януш опять улыбнулся. — У нас к вам вот какое дело, Владислав Львович, — он переглянулся с Эльзой Марковной. — Вы не хотели бы побывать дома?

Равин сначала растерялся, пожал плечами, потом хмыкнул и спросил:

— Когда?

— Прямо сейчас же, вернее, через несколько минут.

Равин обернулся, посмотрел на Светлану: не шутят ли с ним.

— Я не понимаю, — сказал он. — То не пускают, то вдруг через несколько минут…

— Вам пока действительно нельзя окончательно возвращаться на родную планету, но… Но у вас есть возможность побыть на Земле полчаса, не больше, а затем вас опять вернут на базу. Причем эти полчаса вы проведете с пользой для своей планеты.

— Я желаю, а бог располагает. И что-то вы недоговариваете. Давайте конкретно.

— Хорошо, — Януш закинул ногу на ногу. — Буду говорить конкретно. Вы, Владислав Львович, надеюсь, знаете, что ваша страна имеет на околоземной орбите космическую станцию.

— Конечно, знаю. Ну и что?

— Двое ваших соотечественников сегодня выходили в открытый космос и при возвращении не смогли закрыть внешний люк шлюзовой камеры, он так и остался открытым. Это еще полбеды. Но когда через два дня они повторно выйдут в космос, то люк закроется, а люди останутся в открытом пространстве. Предотвратить их гибель можете только вы, человек Земли.

— А почему не закрылся люк? Что-нибудь заело?

— Не совсем так. Постарались ваши знакомые из противоположного лагеря.

— Темные?

Януш кивнул.

— Чепуха, — сказал Равин.

— Вы ошибаетесь, это не чепуха. Люк абсолютно исправен. Всего только один раз он не закрылся, а потом не откроется. Тоже лишь один раз.

— Да зачем темным это нужно?

— Они решили отложить на более поздний срок получение земной наукой результатов по выращиванию квазикристаллов в невесомости.

— Кошмар какой-то! Ведь люди погибнут.

— Их это не интересует. Кстати, «наука требует жертв» — фраза, внедренная в сознание землян ими.

— Хорошо. Мне ясно. Я должен буду закрыть люк?

— Если бы все было так просто, мы бы вас не беспокоили. Как, по-вашему, космонавты отнесутся к появлению в открытом космосе рядом со станцией человека? Причем в том виде, в котором вы сейчас — в рубашке, брюках, в заштопанных носках. Даже если вы будете в скафандре или в орбитальном модуле — все равно вызовете шок.

— Тогда толком объясните, что я должен делать.

— Очень простую вещь: объявить одному из своих знакомых, будто видели сон, что через два дня с космонавтами случится трагедия. Мы вас высадим на железнодорожном вокзале. В толпе ваше появление не будет замечено. А заберем в аэропорту. По дороге в аэропорт вам и надлежит поделиться впечатлениями от сновидения.

— Что, так просто сказать про сон, и люк заработает?

— Вас что-то смущает?

— Меня смущает способ устранения технической неисправности. Нужен ремонт, а я буду кому-то, пусть и знакомому, сны рассказывать. А-а, я вас понял! — Равин хлопнул себя по лбу. — Этот человек тоже ваш, и когда я передам ему информацию, он сам займется ремонтом.

Януш отрицательно покачал головой.

— Ничего вы не поняли. Я по некоторым причинам не буду открывать всех деталей предстоящего дела. Иначе операция сорвется. Запомните одно: ваш знакомый подъедет на белых «Жигулях», сигналом к началу операции послужит разряд молнии в небе.

— Понял: молния в небе — начало операции.

— Только не забудьте рассказать о сне. На все про все вам дается полчаса. В течение этого времени мы полностью заблокируем район от темных. Но всего лишь на полчаса. Постарайтесь уложиться в срок. В противном случае неизбежны осложнения.

— Неужели я за полчаса не сумею рассказать о сне?

— Как знать. И еще одно, Владислав Львович: ваш мозг имеет защиту в несколько уровней, старайтесь избегать… э-э… острых ситуаций. Надеюсь, вы не раздумали?

— Нет.

— Я думаю, можно приступать, — сказал Януш, повернувшись к Эльзе Марковне.

Та утвердительно кивнула головой. Равин встал, заправил рубашку в брюки, увидел свои носки.

— Подождите-ка! — Он оглядел всех недоуменным взглядом. — Как же я на вокзале появлюсь в одних носках?!