Кризи$: Как это делается (fb2)

Кризи$: Как это делается   (скачать) - Николай Викторович Стариков

Николай Стариков Кризи$: Как это делается

1. Ху из мистер Кризис?

Вряд ли такие события могут пройти незаметно для нас. Очень вряд ли.[1]

В. С. Черномырдин

Если бы сегодня на нашей планете проводился конкурс на самое популярное слово, то победитель был бы известен заранее. Ни интриги, ни закрученного сюжета из этого мероприятия бы не получилось. Играть в тотализатор, делать ставки и гадать на кофейной гуще не было бы никакого смысла. Лидера знают все. Все о нем говорят, ему посвящены новости и выступления всех политиков, экономистов и просто известных людей. О нем с утра до вечера пишут, спорят, пытаются предугадать будущее. Его проклинают, на него молятся, его обвиняют во всех смертных грехах. Это страшное и одновременно притягательное слово выучили даже ученики младших классов, его слышали дошколята в детском саду. Это КРИЗИС.

Откуда же он взялся? В человеческой истории кризис всегда был связан с какой-нибудь катастрофой или катаклизмом. Либо природные, либо человеческие силы вызывали беду или нашествие, которые приводили к резкому ухудшению жизни. Кризиса без причины не бывало, и эта причина всегда была веской и существенной: «либо мор, либо глад». Если в Древний Рим вовремя не доставлялся хлеб из Египта, то в столице мира начинался голод. Когда нашествие варваров в более поздние византийские времена перекрывало пути подвоза продовольствия, в империи начинались волнения, связанные с его недостатком. Кризис власти во многих случаях приводил к началу гражданской войны, которая, в свою очередь, поглощала жизненные силы страны и вела к усугублению кризиса во всех сферах экономики. Но потом война заканчивалась, а вместе с ней заканчивался хаос. Экономика восстанавливалась, люди жили все лучше и лучше. И так до следующего нашествия, эпидемии или очередного витка борьбы за власть.

Чего в человеческой истории не было никогда, так это кризиса без реальных, видимых причин. Так, чтобы хлеб был в магазинах, люди в подавляющем своем большинстве на работе, все на своих местах, а на пороге – кризис.

Что же случилось сегодня, почему экономика не только нашей страны, а всей планеты захворала? Слава богу, ни чума, ни холера не свирепствуют, инопланетяне нигде, кроме голливудских блокбастеров, не высаживаются. Коровы доятся, рис растет, египетские крестьяне, как во времена Цезаря и Клеопатры, снимают по два-три урожая в год. Газпром без устали добывает газ, саудиты, норвежцы, катарцы, алжирцы и мы – все качают нефть. Даже эстрадные певцы и рок-группы все так же строчат свои шлягеры на потеху толпе. Вроде бы ничего не изменилось – а на дворе кризис. Все вроде точно так же, как было вчера, тем не менее все готовятся к худшему. Так что же произошло?

Это не праздный вопрос. Разберемся, откуда «растут ноги» у нынешнего кризиса, осознаем кому, зачем и почему он необходим, и сразу станет ясно, каким лекарством эту напасть лечить. Тогда с высоты понимания проблемы сможем оценить и действия наших руководителей. Правильные шаги они предпринимают для выхода из кризисного состояния или, наоборот, как говорят либеральные журналисты и экономисты, своими поступками Медведев и Путин подписывают экономике России смертный приговор. В любом случае, надо разобраться с причинами начавшегося кризиса. Для этого нам необходимо внимательно приглядеться даже не к действиям политиков, а к их словам. Именно за последние кризисные месяцы русская лексика обогатилась новыми, доселе неведомыми словами. Вернее, слова эти существовали и раньше, но пользовался ими узкий круг специалистов, а широкой публике эти термины были неизвестны.

О каких словах идет речь?

Самое популярное «кризисное» выражение, как мы уже выяснили, – это сам «кризис». Вторую строчку рейтинга, без сомнения, займет выражение «недостаток ликвидности». Согласитесь, сразу и не поймешь, о чем речь. Какой такой ликвидности вдруг объявился недостаток? Может, наши доблестные органы пересажали (слава богу!) всех наемных убийц и теперь задумавшему злодеяние не найти исполнителя-ликвидатора? Нет, раз кризис экономический, то и речь идет исключительно об экономике. И тут мы сталкиваемся с интересной особенностью современной экономической мысли. Отчего-то все в экономике называется такими словами, суть которых простому человеку практически невозможно понять. «Недостаток ликвидности» – из этого же ряда. Означает этот псевдонаучный термин очень простую ситуацию, с которой хоть раз в жизни сталкивался каждый из нас, – это недостаток денег (ликвидности). Вот так все становится понятно любому человеку – денег нет. Зачем же такие простые вещи называть так сложно?

«Центральный банк РФ признает некоторый недостаток ликвидности на рынке», – говорит председатель ЦБ Сергей Игнатьев.[2]

«Недостаток ликвидности в банках – ключевая проблема кризиса в России».[3]

«Российские банки борются с недостатком ликвидности за счет клиентов»,[4] – гласят передовицы статей в Интернете и в газетах.

Для того и нужны непонятные термины, чтобы прикрыть ими суть происходящих событий, чтобы лишние вопросы не возникали. Представьте себе, что председатель главного банка страны скажет: «На финансовом рынке страны нет денег». А газеты украсятся заголовками: «Недостаток денег в банках – ключевая проблема кризиса в России». Тут же у любого нормального человека возникнут закономерные и разумные вопросы.

♦ А куда, собственно говоря, делись деньги?

♦ Куда делась эта ликвидность?

♦ Почему почти у всех наших банков вдруг не стало денег?

Это так же странно, как если бы у всех продавцов картошки наступил «недостаток картофельной ликвидности». То есть продавцы картошки бы были, были бы ее покупатели, а вот самой картошки почему-то не было бы. Причем у всех картофелеводов сразу. Случись такое со «вторым хлебом», объяснение этому появилось бы моментально: раз ни у кого нет картошки, значит, в стране неурожай. Не уродились клубни, колорадский жук поел, морозом-градом побило – вот вам и кризис «картофельной ликвидности». Но это с сельским хозяйством так просто. А как быть с деньгами? Их-то какой жук поел? Ведь еще полгода-год назад деньги были. И вдруг на тебе – их больше нет.

Кто же ликвидировал «ликвидность» в России?

Ответ на этот вопрос с готовностью дают наши либералы. Во всем виновато российское руководство. Многолетняя бездеятельность, отсутствие должного контроля, сидение на нефтяной игле. Звучит достаточно убедительно. Есть, правда, одно «но». Одинаковые проблемы испытывают одновременно экономики всех стран мира. Ликвидность исчезла не только в России.

«Кризис ликвидности во всем мире»;[5] «Кризис ликвидности в США»;[6] «Проблемы на ипотечном рынке США спровоцировали мировой кризис ликвидности»[7] – эти заголовки любой найдет в Интернете сотнями и даже тысячами. Так можно ли ругать электрика из домоуправления за халатность и пьянство, если в результате аварии от электроснабжения отключен весь город, а то и вся страна? Электрик, может, и вправду запойный алкоголик, но только ему не по силам вырубить электричество в мировом масштабе. Надо разбираться в причинах возникшего кризиса, иначе под видом объяснений нам в очередной раз навешают развесистую лапшу.

Что мы знаем о нынешнем кризисе?

♦ Деньги (ликвидность) исчезли повсеместно.

♦ Сначала это произошло отнюдь не в России с ее «тоталитарным режимом», а в совершенно демократической Америке.

♦ Именно из США в 2008 году кризис, словно цунами, начал распространяться по миру.

Дошел он и до России. Именно дошел, а не родился на нашей земле. Стало быть, претензии по поводу возникновения кризиса надо направлять в адрес Белого дома, а не Кремля. Но что нам США, мы же живем в России! Поэтому и претензии предъявляем к российской, а не к американской власти…

Много стройных и логичных объяснений происходящему придумано за последние полгода. Все перебирать не будем, возьмем для примера самое забавное. Во всем, оказывается, виноват кризис доверия. Так и говорят: «Недостаток ликвидности образовался в результате кризиса доверия между финансовыми институтами».[8] Кто поумнее, говорит о кризисе доверия между банками и компаниями, кто поглупее – расширяет понятие. Нет, мол, доверия к российской власти у населения и бизнеса, вот отсюда и все беды. А как выберут истинно народное, ответственное перед народом правительство, так кризис сразу канет в Лету.[9]

Спора нет, доверие очень важно в финансовых делах. Без него нет ни кредита, ни отсрочек, ни льготных процентов. Но есть вещь еще более незаменимая в денежных делах. Это сами деньги. Если их нет, то как друг другу ни доверяй, как ни люби ближнего и дальнего своего, ничем прокредитовать любезных не получится. Точно так же наличие в баках бензина, бесспорно, является главнейшим условием того, чтобы ваш автомобиль куда-то поехал. Но если нет самого автомобиля, то количество заготовленного вами топлива не имеет ровно никакого смысла. Никуда вы не поедете, пока не приобретете само средство передвижения. Когда нет денег, нет ликвидности, ваша экономика не сможет работать. Можно долго и бесплодно спорить о причинах нынешнего кризиса, пока мы не уясним одну вещь. Если возникает кризис ликвидности картошки, надо искать причину картофельного неурожая. Пойти в бескрайние поля и выяснить, какая напасть – естественная или искусственная – привела к отсутствию корнеплодов. Когда мы хотим разобраться в причинах повсеместного исчезновения денег, мы должны отправиться туда, где они появляются на свет. И только тогда нам станет совершенно ясна причина нынешнего экономического кризиса.

Где же те «поля», на которых «зреют» современные нам деньги?

Без сомнения – в Соединенных Штатах Америки.

2. Об акциях, ипотеке и банках. Добро пожаловать в царство абсурда

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, непременно поджидают близкие неприятности.

Конфуций

Деньги как навоз: если их не разбрасывать, от них будет мало толку.

Фрэнсис Бэкон

Любой из нас знает свойство денег исчезать быстро и легко. Как песок сквозь пальцы, словно вода через решето, – много можно придумать красивых метафор для банального процесса движения денежных средств из одного кармана в другой. Но пусть этим занимаются поэты и прозаики, нас интересует совершенно другое: причины появления или отсутствия средств в экономике. Никто ведь не скрывает, что именно деньги являются причиной возникших глобальных проблем. Так и говорят: мировой финансовый кризис. Однако на этом правда о кризисе и заканчивается. Ведь далее речь идет о его причинах. Глядя на экран телевизора, легко можно решить, что весь мир разом сошел с ума. Еще год назад все было хорошо. Ну, может, не совсем хорошо, но не плохо. И вдруг, как снег на голову, кризис, падение всех индексов, банкротства. Люди волнуются, хотят понять причины. Тут-то им и выдают объяснение – финансовый кризис вызван ипотечным кризисом в США.

Что такое ипотека? Это возможность взять жилье в кредит. Банк оплачивает его стоимость, а будущий жилец берет на себя обязательство погашать долг с процентами в течение десяти, двадцати пяти лет, а то и больше. На Западе ипотечные кредиты были весьма распространены уже давно, ипотека вовсю работала в США, еще когда в СССР пытались строить социализм. Но что интересно, подобного ипотечного кризиса никогда там не было. По версии аналитиков, огромное число американцев вдруг разом не смогло выплачивать свои финансовые обязательства банку. Далее банки забрали себе дома должников и выставили их на продажу. Но почему-то все разом. То есть дома продавали, но их почти никто не покупал, что, в свою очередь, привело к двум последствиям. Во-первых, упала цена на недвижимость, а во-вторых, не сумев реализовать имущество должников, ипотечные агентства сначала сами стали должниками, а затем и банкротами.

Почему же масса американцев разом стала неплатежеспособной? Они потеряли работу в условиях резкого увеличения безработицы? Их сбережения сгорели в обанкротившемся банке? Нет, все эти негативные моменты – рост безработицы, снижение доходов и волна банкротств – являются не причиной, а уже следствием кризиса! А причиной, как нас уверяют, стал кризис ипотеки, или, проще говоря, массовое невыполнение должниками своих обязательств.

Все это не причины, а уже следствия разразившегося кризиса, а нам все объясняют наоборот – выдавая следствие за причину.

Сначала должны быть трудности в экономике, которые приведут к сложностям в кошельках у людей, и только тогда ипотека может зашататься. Разве может быть наоборот – все хорошо, никакого роста безработицы, никаких банкротств банков, а ипотека уходит в глубокий минус?

Итак, мы понимаем, что следствие не может возникнуть раньше причины. Значит, истинная причина ипотечного кризиса вовсе не в резком падении жизненного уровня американских граждан, которое не позволяет им погашать долги за свое жилье.

Так в чем же дело?

Самое любопытное, что эту причину называют средства массовой информации. Повторяют ее так часто, что мы уже перестали задумываться, насколько она неправдоподобна. В изложении одного интернет-издания она звучит следующим образом: «По мнению экспертов, именно выдача большого количества не подкрепленных ничем кредитов в значительной степени повлияла на возникновение кризиса в сфере жилищного кредитования».[10] Другие газеты и журналы также не отличаются оригинальностью. Везде одно и то же: кредиторы раздали кредиты сомнительным заемщикам, которые теперь не могут по этим кредитам платить.

Но как такое может быть? Банк, выдающий деньги кому попало, совершенно точно долго не протянет. Его ждет неминуемое банкротство. Равно как и ипотечное агентство, которое выдает кредит на покупку дома абы кому. Нас хотят уверить, что американские финансисты и банкиры в огромном количестве стали раздавать свои кровные денежки всем желающим, особенно не вдаваясь в незначительные подробности, такие как доход заемщика и наличие у него другого имущества, которое может стать залогом. Иными словами, вели себя, как легкомысленные барышни, а не умудренные опытом акулы капитализма.

Самое смешное, что все это – чистая правда!

Хваленые американские банки делали повсеместно и в массовом масштабе то, за что любой из нас получил бы от своей жены или мужа по голове. Деньги даются с трудом, они зарабатываются потом и кровью – эту истину внушают родители каждому ребенку. К ним надо относиться бережно. Разве можно раздавать их любому просителю с явным риском потерять безвозвратно? Каждый человек хоть раз в своей жизни дает в долг. И чем больше сумма, тем меньше желание ее дать, тем больше опасений. Ведь так? Крупную сумму в долг разумный человек одолжит только тому, кого он хорошо знает. Очень хорошо знает. Просто соседу по подъезду и даже коллеге по работе денег никто не даст, имея хоть малейшие сомнения в возврате суммы. И это правильно – это здравый смысл.

В США все наоборот. Как и в случае с «ликвидностью», были придуманы красивые термины, призванные маскировать странные действия финансистов, способные вызвать ненужные вопросы. Этими словами от постороннего наблюдателя маскировали невероятные вещи.

Оказывается, в Америке ипотечный кредит могли получить такие персоны, которые, согласно здравому смыслу и экономическим реалиям, не должны были его получить никогда. Портрет такого горе-заемщика нарисовать несложно: безработный 70 лет, не имеющий имущества, но имеющий проблемы со здоровьем. Берет он ипотеку на 25 лет. Я, конечно, утрирую, но только совсем немного. Ведь выдавая ему деньги, американские банкиры нарушали свои собственные стандарты выдачи кредитов. Такие граждане не могут получать в Америке стандартный ипотечный кредит. Это значит, что любой здравомыслящий человек не даст такому индивидууму и ломаного доллара, а любой банк, дружащий с головой и со своей службой безопасности, вежливо ему откажет. Так и было в США раньше. Причем причиной отказа становился не только возраст или состояние здоровья заемщика. В расчет принимались немаловажные факты: имели ли такие заемщики в недавнем прошлом просрочки по кредитам, выносились ли в их отношении судебные решения или налагались взыскания на заложенное имущество, не проходили ли они через процедуру банкротства. Все это оценивалось, и сомнительным субъектам просто отказывали.

И вдруг – перестали отказывать. Ни с того ни с сего банкиры стали раздавать деньги практически всем желающим! Причем серьезные суммы – ведь речь идет о покупке недвижимости. Для таких заемщиков, как наш собирательный пожилой и больной заемщик, был даже придуман специальный термин – рынок нестандартного кредитования (subprime market). Были забыты все причины, по которым «нестандартным заемщикам» (subprime borrowers) ранее отказывали. Не принимался во внимание и тот очевидный факт, что нестандартные кредиты являются более рискованными для кредитора и что если раздать массу средств кому попало, то можно легко самому оказаться банкротом.

Странная карусель завертелась на рынке американской ипотеки начиная с 2001 года. Уже в 2002 году нестандартные кредиты составили 6 % от всего объема выданных кредитов, а в 2006 году – уже 20 %.[11] Еще 20 % приходилось на так называемые альтернативные кредиты Alt-А.[12] Что это такое? Это когда заемщик имеет хорошую кредитную историю – всегда возвращал взятые у банка деньги, – но сейчас не может подтвердить свой доход. Итог ошеломляющий: 40 %, то есть почти половина, выданных кредитов были «с душком»!

А остальные? Они были не многим лучше. Чего только ни придумывали американские банки, чтобы раздать больше денег неизвестно кому! Одни банки предлагали кредиты с плавающей процентной ставкой, корректируемой каждый год, начиная с третьего. Сначала ставка, разумеется, была смехотворно низкой. Другие рекламировали кредиты, переносившие первые платежи за новое жилье в будущее. Не требовался первоначальный платеж, не надо было залога. Предоставлялись такие условия, что даже те из американцев, кто и не задумывался о покупке жилья, считая это не по карману, начали менять свою позицию. Кредиты стали брать все, пытаясь разом улучшить свои жилищные условия. Как следствие, в 2001–2005 годах начался быстрый рост цен на недвижимость. В этот же период в два раза выросли объемы строительства домов (по сравнению с 1990–1995 годами), повысился спрос на стройматериалы, мебель и все, что нужно для обустройства дома.

У ушлых американцев появилась новая возможность делать деньги из ничего. Схема была весьма простой. Взяв кредит на покупку дома, который стоил $100 тысяч, можно было спокойно подождать пару лет, практически ничего не платить по кредиту, а затем взять новый. Только оценка дома из-за бурного роста стоимости была уже $200 тысяч. Таким образом, после выплаты старого кредита и небольших процентов по нему чистый заработок составлял почти $100 тысяч. Согласитесь, неплохо. Поняв тему, многие стали брать кредиты исключительно с целью спекуляций, что привело к еще большему росту цен на недвижимость. Рынок жилья начал расти сумасшедшими темпами (по несколько десятков процентов в год).

В результате такого бума нестандартное кредитование стали все шире применять также в «инвестиционных целях». То есть выданные кредиты, договоры с заемщиками, будущие проценты, банки и ипотечные компании стали продавать инвесторам. А проще говоря – друг другу. Театр абсурда расцветал по полной программе.

Не имеющие денег люди брали кредиты, которые им выдавали не имеющие денег организации, сами привлекавшие заемные средства, чтобы раздать их кому попало!

Масса работников разных организаций очень активно делила между собой шкуру неубитого медведя, не особенно утруждая себя мыслями, что этого медведя в природе не существует. Один долг порождал другой, кругом были одни долги. Со стороны же они выглядели как вполне респектабельные ценные бумаги. Дело в том, что торговля долгами также была поставлена на вполне промышленную основу. Продажа ипотечных облигаций и займов осуществлялась по следующей схеме: степень риска невозврата кредита оценивалась рейтинговыми агентствами, в зависимости от этого ценным бумагам присваивалась различная степень «свежести». Высший сорт и первый сорт продавались дороже и быстро находили покупателей. Однако и второй сорт, «осетрина второй свежести», тоже не залеживался. Цена такого «пакета» ипотечных рискованных договоров была низкой и тоже находила своего приобретателя. В итоге довольны были все. Банк скинул с себя договоры с частными лицами, получил за это деньги от инвесторов и мог заново начинать всю канитель. Инвесторы вложили деньги и ждали прибыли, а сомнительные клиенты вновь могли идти за кредитами. Юмор ситуации заключался в том, что инвесторы, а проще говоря, спекулянты, купив по дешевке «второсортные» ипотечные обязательства, опять же «по науке», то есть с помощью рейтинговых агентств, вновь делили их на сорта. Но под названием «высший сорт» (рейтинг надежности) уже были не лучшие из лучших, а лучшие из худших.

И так продолжалось на протяжении 6–7 лет! Экономика США росла, ВВП увеличивался, все были довольны. Огромная масса людей была не только при деле, но и зарабатывала большие деньги, не производя ровным счетом ничего. Вся эта долговая пирамида держалась лишь на постоянном росте цены на недвижимость, которая давала возможность привлекать на рынок ипотеки все новых игроков с новыми финансовыми ресурсами.

Банки, серьезные солидные организации с многолетней, некоторые с многовековой, историей стали играть в одну и ту же азартную игру. Называется она «отдай кому попало как можно больше своих денег». Следствием этого стали забитые почтовые ящики американцев. Только там лежали не рекламные проспекты ближайших супермаркетов, а толстые конверты с договорами с банковскими организациями. В каждом конверте находилась кредитная карточка. Для ее активации не требовалось ровным счетом ничего. Нужно было просто ее взять и начать ею платить, тогда договор с банком считался заключенным. По сути, по почте рассылались самые настоящие деньги, рассылались бездумно, массовым тиражом, всем подряд. Где в истории человечества вы видели такое? Мой знакомый, живущий в США, рассказывал, что у него появилась новая, неведомая ранее проблема: разрезать ножницами полученные по почте кредитные карты, чтобы, не дай бог, кто-то из членов семьи не вздумал ею воспользоваться. Это царство абсурда докатилось и до России: один наиболее «продвинутый» отечественный банк тоже начал рассылать кредитки по почте. Но наши масштабы с американскими, слава богу, были несравнимы.

Итог такой почтовой активности закономерен: массовые невыплаты долгов по кредитным картам. Согласно данным ФРС США, совокупный «пластиковый долг» американцев на начало ноября 2008 года составил порядка $950 млрд.[13] Сумма огромная, и она будет еще возрастать – ввиду роста объема неплатежей увеличивается размер процента по овердрафту, то есть перерасходу средств на счете, что, в конечном итоге, снова оборачивается ростом неплатежей. По данным агентства «Мудис» (Moody's),[14] доля невозвратных карточных кредитов возросла за период с августа 2007 года по август 2008 года с 4,61 до 6,82 %, то есть рост ее составил 48 %. В случае роста безработицы списания по кредитным картам могут принять «поистине исторические масштабы».[15]

Ни один аналитик не забил тревогу, ни один экономист не разъяснил банкирам губительность их поступков. Неужели все они круглые идиоты и не понимают очевидной для любого здравомыслящего человека истины, что все это просто не могло закончиться добром? Неужели американские банкиры не понимали очевидных для нас с вами вещей? Все они понимали. Но был у них один спасательный круг, одна мысль, которая успокаивала нервную дрожь. Случись что плохое – всегда можно перекредитоваться.

Запомним одну очень важную мысль: главным условием ипотечной и карточной вакханалии было дешевое и доступное получение кредитов. Причем не столько для физических лиц, сколько для самих ипотечных и кредитных организаций.

Осознав причину детской беззаботности работников американской ипотеки, мы легко поймем такую же странную инфантильность игроков американской биржи. Потому что причина эта одна и та же. Но сначала давайте разберемся, что же такое акция. Это ценная бумага, свидетельствующая о внесении средств на развитие акционерного общества или предприятия и дающая ее владельцу право на получение части прибыли акционерного общества (предприятия) в виде дивидендов. Такое определение вы можете прочитать в учебниках. И такой акция была на заре становления капитализма. Логика была очень простая: для развития бизнеса нужны средства. Их давал инвестор, получая за это долю в предприятии, которая обозначалась количеством акций. При этом главным мотивом вложения денег в акции был доход, который они приносили своему владельцу, – дивиденды. По сути, кто-то умный и находчивый, придумавший акции и акционерный капитал, нашел альтернативу банковскому вкладу. Вкладываешь деньги – живешь на дивиденды, которые при бурном развитии экономики в XVIII и XIX веках могли быть более выгодными, чем проценты от помещенных в банк средств. Для предприятия такая схема была тоже удобна: выпуская и продавая свои акции, владелец бизнеса привлекал необходимые для расширения средства, при плохом развитии событий можно было сократить дивиденды, а то и не выплачивать их совсем. В случае банковского кредита выплата оговоренного процента была бы обязательной, поэтому выпуск акций привлекал все большее количество компаний.

Первыми придумали и открыли биржу ушлые в торговых делах голландцы. Первая постоянная биржа возникла в 1406 году в голландском городе Брюгге возле дома почтенного господина ван дер Бурса. На доме был нарисован герб в виде трех кошельков, которые на позднелатинском обозначались словом «bursa». Отсюда пошло и название места, где люди «меняли» свои деньги на долю в чужом предприятии. Первая в России Петербургская биржа была организована в 1703 году Петром I, «страстно» перенимавшим на Западе не только жизненно важное кораблестроение и новейшие военные технологии, но и некоторые вредные изобретения вроде табакокурения. Справедливости ради надо отметить, что первые биржи были отнюдь не фондовыми в нашем сегодняшнем понимании, а скорее оптовыми, и торговали там не абстрактными бумагами, а вполне конкретными пряностями, пенькой и сукном. Только не за наличные в небольших объемах, а через биржевых посредников крупным оптом по образцам. Первой же фондовой биржей считается организованная в 1608 году Амстердамская биржа.

Почему там? Потому что именно Голландия, освободившаяся от гнета Испании, была в тот период самой важной торговой державой. Здесь тогда крутились основные мировые деньги. Собственно говоря, по местоположению основного фондового рынка мы можем в любой момент истории определить, какая держава доминировала на мировой арене. Проходит серия англо-голландских войн, и пальму первенства у голландцев отнимают англичане. Да и сегодня, где находятся основные биржи мира? В богатой спокойной Швейцарии? В Израиле, который, по мнению конспирологов, обманул и опутал весь мир? Нет, в Лондоне и Нью-Йорке.[16] И нам сразу ясно, что на мировой арене доминируют вовсе не жители Альп и не евреи, а представители англосаксонских стран.[17]

В стародавние времена парижские и лондонские рантье жили на проценты-дивиденды от имеющихся акций. Передавали их по наследству, оставляли детям. Владеть акциями сильных компаний означало вести сытое существование с гарантированным доходом. Скажите, скольких современных рантье, живущих на дивиденды, вы знаете? Я лично – ни одного. При этом биржевые игроки в числе моих знакомых присутствуют. И дело не в том, что капитал, с которым они пришли на биржу, мал и на проценты от него никак не прожить. Дело в том, что за прошедшее столетие кардинально поменялся весь смысл акций. Точнее говоря, его подменили.

Что имеется в виду? Человеку, знакомому с арифметикой, понятно, что общее число акций любой фирмы должно равняться 100 %. Это значит, что общая стоимость компании, то есть всех ее активов (заводов, мебели, материалов и произведенных товаров), должна равняться стоимости ее акций. Первоначальная логика акционирования и была именно такой: вложив доллар в компанию, инвестор получал право на долю ее имущества, равную доллару. В случае плохого хозяйствования стоимость всех активов фирмы снижалась, следовательно, и вложенный доллар оказывался уже 70 центами. При хорошем течении дела, наоборот, становился 1,5 долларами. Но всегда соблюдалось неизменное правило: стоимость акций была напрямую связана с реальной экономикой. А вернее, с реальным положением дел в конкретной компании. Развивалась компания – росла стоимость ее активов; росли дивиденды, выплачиваемые по акциям, – росла и стоимость самих акций. И наоборот.

Казалось бы, что изменилось? А изменилось все! Сегодня практически никто из биржевых игроков не покупает акции для получения дивидендов. Все покупки на бирже делаются для последующей перепродажи и получения прибыли от роста курсовой стоимости акции. Цена акции, обозначенная на ней, является номинальной стоимостью и может быть 10 рублей, но покупать вам ее придется за 100 рублей. При этом покупка будет выгодной, если прогнозируется, что курсовая стоимость, то есть цена, по которой вы ее можете продать завтра, составит 110 рублей. Так биржа и работает. Принцип прост донельзя: дешево купить, дорого продать. И так по многу раз. За месяц, за год, даже за день. От каждой успешной продажи остается прибыль, от провальной операции образуется убыток. Деньги на бирже не зарабатываются, гласит поговорка, они просто меняют хозяев. В этом бесконечном «купи-продай» нет места ожиданию дивидендов. Это уже не первичный фактор, как ранее, а вторичный. Грядет выплата дивидендов – курс акции просто увеличивается на ожидаемую сумму. Прошел срок – курс вновь снижается.

При этом важно понимать, что выплачиваемые любой компанией дивиденды никак не зависят от курса ее акций! Дивиденды платятся из прибыли, которая образуется в результате деятельности фирмы, а не от удорожания котировки ее акций. Сегодня главное – рост или падение стоимости самой акции, а не доход, ею приносимый. Раз дивиденды уже не главное, соответственно сокращается и средний срок владения акциями одним хозяином: в XIX веке это были десятилетия, в середине XX века – годы, в конце – уже месяцы, а сегодня недели и даже дни. Еще немного, и счет пойдет на часы или минуты.

Ну и что, скажет критик. Пусть система немного поменялась, но принцип остался все тот же. У успешного предприятия растет и курс акций, у неудачников – падает. Нет, поменялась не только система, изменился и принцип определения стоимости акции. Сейчас никто из самых «отпетых» рыночников не скажет, что сумма стоимости акций предприятия равна стоимости ее активов. Потому что курс акций может колебаться очень сильно, и у таких гигантов, как Газпром, выпустивших уйму этих ценных бумаг, маленькое колебание приводит к миллионным и даже миллиардным изменениям конечной стоимости компании. А ведь сама компания ничуть не изменилась. Газ качается, вышки стоят, трубопроводы работают. Без газа Европа замерзнет, значит, и сбыт гарантирован. А курс акций Газпрома может упасть и очень часто падает. Потом растет, потом вновь падает. И за всеми этими колебаниями в реальной экономике ничего не происходит. Абсурдность современного варианта торговли акциями наиболее показательна как раз в дни нестабильности и кризисов. В эти дни цена на акции скачет, как заяц от гончих, падая за день и вновь вырастая на 10–15 %. Понятно, что за сутки дела «Сименс» или «Дженерал Электрик» не могут ухудшиться или улучшиться в такой степени.

Чтобы такая странная ситуация нас не удивляла, придумано красивое словечко – капитализация. Оно означает стоимость компании в виде простой арифметической суммы стоимости всех ее акций. Так и говорят: капитализация Газпрома выросла, капитализация Газпрома упала.

Но это не значит, что в работе компании что-то улучшилось или ухудшилось. Нет, это значит только то, что совокупная стоимость акций скакнула вверх или вниз. К реальному положению дел это не имеет никакого отношения.

Бывает, за один день капитализация компании снижается или увеличивается на 30 %, но ведь ее заводы инопланетяне не взорвали, жучок не поел, а маленькие зелененькие человечки не начали бесплатно трудиться в офисах и фабричных цехах. Поэтому серьезные дяди, решая вопрос покупки какого-либо бизнеса, так и говорят: капитализация компании «X» равна такой-то величине, но на самом деле она стоит других денег.

Такая ситуация возможна только при полной «отвязке» акций от реальной работы предприятия. Акция стала вещью в себе и в очень малой степени отражает реальное положение дел. Именно поэтому мы наблюдаем абсурдную картину, когда акции американских инвестиционных банков, обладающих имуществом в виде стульев, компьютеров и секретарш, могут расти, а акции Роснефти или Лукойла, добывающие то, из чего делается все, могут падать!

Сегодняшнее положение с акциями, которые стали лишь предметом спекуляций на бирже, – практически зеркальное отображение столь же странной ситуации с американской ипотекой. Это и есть уже знакомый нам театр абсурда, называемый в мире «рыночной экономикой». Что нужно для успешного существования биржи и ипотеки? Только две вещи: игроки и деньги. Причем первое не может существовать без второго. Деньги всегда первичны. Стремление к прибыли, как говорят «буржуазные» экономисты, или к наживе, как говорят марксисты, – неотъемлемое свойство капитализма. Вся философия этого строя базируется на принципе: что-то сделать, придумать, привезти и продать дороже, чем это обошлось. Получается прибыль. Но что-то реально делать всегда сложнее, чем не делать ничего. Поэтому и была придумана биржа. Не надо отправляться в далекое плавание в заморские страны, можно попытаться увеличить свой капитал на месте. Акции – это всего лишь дополнительный инструмент для спекуляций, и не более того.

Однако не разоблачению «звериной сущности» капитализма посвящена эта книга. Она совсем о другом – о кризисе и способе его организации. Чтобы закрыть тему с акциями, задам вам один вопрос. Представьте себе, что ваш знакомый, не очень близкий, пришел попросить денег в долг на расширение своего магазина. Какие вопросы вы ему зададите? Полагаю, их несколько: когда деньги будут возвращены и главное, что с этого получите вы. И вы услышите в ответ:

– Я отдам деньги через год-два. Распоряжаться ими буду без вашего ведома. Вовсе не уверен, что верну в конце срока все, что от вас получу. Что же касается выплачиваемого процента, то и этого я не знаю. В конце года соберусь с партнерами на собрание, тогда и решим, сколько вы получите, дорогой инвестор.

Вы дадите такому просителю взаймы?

А зачем вы тогда покупаете акции? Ведь ситуация абсолютно идентичная. Вы отдаете свои деньги неизвестно кому, распоряжается ими компания, вас не спрашивая. Доход на акцию определяется собранием акционеров в конце каждого года. Вы на этом собрании номер даже не шестнадцатый, а сто шестнадцатый. Ну а если вы купили акции мирового гиганта, то никакого влияния на его действия вы, понятное дело, иметь не будете. Даже на собрание вряд ли съездите. Что они там решат, какие дивиденды начислят, знает один всевышний. Нет и гарантии, что через год-два вы сможете получить свои деньги обратно в полном объеме: курс акций может и упасть.

Да не обидятся на меня господа биржевые игроки, брокеры, биржевые аналитики и прочие борцы виртуального денежного фронта. Как можно назвать человека, который на таких условиях вкладывает деньги в акции? Инвестор? Нет, дурак. Если к вам за деньгами придет Вася из соседней парадной и скажет все вышеуказанное, вы ему денег взаймы дадите? Нет, никто никогда в жизни подобную глупость не совершит. А на биржу народная тропа не зарастает. Туда валят толпами. И поскольку биржа была изобретена для ленивых, то для удобства расставания со своими средствами придуманы инвестиционные фонды. Это абсурд в квадрате, виртуальность в кубе. Когда вы покупаете акцию «Лукойла», то хотя бы примерно себе представляете, чем эта компания занимается и какая у нее может быть перспектива. Во главе таких монстров от экономики стоят харизматичные лидеры с предсказуемыми (отчасти) ходами. У этих компаний имеется имущество, и потому есть надежда при самом плохом исходе получить со своих бумажных акций хоть что-то. Отдавая деньги в инвестиционный фонд, вы покупаете уже акции этого фонда, который, в свою очередь, покупает акции неизвестно каких компаний по непонятно каким методикам.

Директор фонда, брокер, штатный аналитик. Кто они такие? Кем будут завтра? Какая ответственность у них перед вами? Никакой. Разведут руками, улыбнутся. Игра есть игра. Так получилось.

Фондов этих много, к счастью, большинство из них опять же находится не у нас. Сетуют иногда аналитики, что население России мало вовлечено в игру на бирже, мол, отсталое. Вот в США все играют. А по-моему, нежелание уходить из реальности в виртуальность и есть показатель здоровья и здравомыслия общества, что во многом одно и то же. В США вся абстрактная виртуальная экономика поставлена на промышленную основу: что ипотека, что биржа. Крупнейшими игроками рынка акций были инвестиционные банки – гиганты с многомиллиардной капитализацией. Они, в соответствии со своим названием, занимались инвестициями, то есть покупали акции компаний и банков на десятки миллиардов. А потом выпускали свои собственные акции, которые, вы будете смеяться, тоже продавались на бирже. Их номинальная стоимость оставалась неизменной, а курс постоянно рос, поэтому их покупали весьма охотно. Совсем недавно я видел по телевизору грустные лица работников муниципалитета одного из маленьких японских городов. Пенсионные сбережения своих стариков они вложили в акции крупнейшего американского инвестиционного банка «Леман Бразерс» (Lehman Brothers). Но летом 2008 года он неожиданно обанкротился. Пенсионные накопления японских стариков превратились в пыль. Такого исхода не ожидал никто. Теперь муниципалы вынуждены экономить: ездят к старикам не на автомобилях, а на велосипедах. Но чтобы вернуть потерянное, крутить педальки придется лет двести.

Жажда прибыли, желание заработать не напрягаясь, не трудясь гонит на биржу все новых и новых игроков. Заработать хотят все, все надеются, что курсовая стоимость акций будет расти. Как остроумно заметил известный экономист Александр Лившиц: «Утром люди пришли в офис, чтобы поработать с ценной бумагой. А к вечеру внезапно обнаружили, что она годится только для бытовых нужд».[18]

Биржа – это азартная игра, это своеобразное казино. Очень часто приводят именно такое сравнение. Но оно не совсем верно. Для казино, как и для биржи, тоже нужны две вещи: игроки и деньги. Однако в казино человек сам делает ставку, сам осуществляет свой выбор. А на бирже добрая половина вращающихся акций принадлежит компаниям, которые ничего не имеют за душой, кроме таких же акций других компаний. То есть в этом случае не сам игрок идет в казино, а доверяет делать ставку некой структуре, имея от нее лишь расписку о получении денег, каковой, по сути, и является акция. А далее начинается настоящее веселье. Эта структура тоже не идет в казино, а доверяет играть другой компании, покупая ее акции. В итоге ставку в казино делает десятый посредник, а от исхода его ставки зависит не он сам и его близкие, а чуть ли не вся экономика, потому что все перепродали друг другу абстрактные бумажки. И когда начинает сыпаться одна абстракция, она тянет за собой все остальные. И кризис из сумрака виртуальности попадает в наш реальный мир.

В какой стране это царство абсурда наиболее сильно развито? В США. Все население здесь – биржевые игроки, все продают друг другу ценные бумаги. И при каждой очередной перепродаже «воздуха» опять-таки происходит магическое увеличение ВВП Соединенных Штатов. Когда понимающие странность такой ситуации эксперты говорят о неизбежности краха американской экономики, либералы улыбаются. Экономика США, говорят они, это 20 % мировой экономики. Все верно, так и есть. Одно забывают уточнить господа хорошие – эти 20 % только в денежном выражении, а не в натуральном. Если отбросить бумажный мусор, за которым ничего не стоит, реальность будет не такой впечатляющей. В кривом зеркале современного финансового мира все «не как у людей». Например, если я взял у вас в долг $100, а вы мне в обмен акцию (расписку), а потом вы взяли у меня в долг те же $100 под мою расписку (акцию), то на самом деле в экономике ничего не произошло. Денег больше не стало. Но это в нормальной жизни. А в финансовой жизни произошло много событий: на рынке появились две ценные бумаги, и ВВП США увеличился на $200. Вот именно из такого теста и слеплено их превосходство в экономическом развитии. Важно понимать, что цифири, написанные в толстых справочниках, не что иное, как туфта, не имеющая отношения к жизни. Реальная экономическая мощь Америки, безусловно, большая, но не в разы превосходит экономики других стран. Ведь их заводы и фабрики уже давно перекочевали в Индонезию, Китай и Тайвань…

Неужели биржевикам, как и работникам ипотечных агентств, не ясно, что подорожание активов не может продолжаться до бесконечности? Что рост всегда сменяется падением? Конечно, ясно. Более того, любой мало-мальски авторитетный биржевой аналитик-игрок скажет вам именно это. То же самое написано в книгах о бирже. Возьмем любую наугад. Например, «Метод Питера Линча» (английское название «One Up on Wall Street»).[19] Автор, давший свое имя методу, Питер Линч (Peter Lynch), уникальная фигура, один из авторитетнейших знатоков биржевой игры. Его перу принадлежат целых три книги об инвестициях. Фамилия соавтора Питера Линча также не может не впечатлять – Джон Ротшильд. Одним словом, не книга, а просто «библия» будущего спекулянта. Извините, инвестора.

Составляющие своего метода Питер Линч перечисляет подробно. Упомянем их все, несмотря на то что для нас не все из них одинаково интересны.

1. Инвестируйте в то, что знаете.

2. Исследуйте рынок в «реальной» обстановке.

3. Выбирайте предприятие, которым может управлять любой дурак, потому что рано или поздно такой руководитель, вероятно, его и возглавит.

4. Будьте готовы к потерям.

5. Акций, как и детей, следует иметь такое количество, которое вы можете проконтролировать.

6. Не стоит стремиться заработать как можно быстрее.

7. Портфель стоит формировать так, чтобы его основу составляли надежные акции, обеспечивающие в первую очередь стабильный, а не сверхвысокий доход.

Первые семь правил – простой здравый смысл. А вот дальше начинается самое интересное.

1. Вы не будете все время выигрывать.

2. Предсказать процентные ставки, перспективы экономики и динамику фондового рынка невозможно.

3. Не инвестируйте во что попало.[20]

Вот так. Отчего же плачут работники инвестиционных банков, паевых фондов и простые «инвесторы»? Черным по белому все написано: все время выигрывать невозможно. Так и по жизни случается, и «по бирже» по-другому не бывает. Не покупайте всякий инвестиционный продукт, потому как за красивой оберточкой из высоконадежного рейтинга может оказаться полный ноль. И самое главное, не пытайтесь соображать головой. Нет смысла думать, что на бирже есть хоть какая-то логика и здравый смысл. Его там нет, как и во всей современной финансовой модели мировой экономики. Предсказать ничего невозможно. А что такое предсказание? Это анализ фактов и моделирование возможных последствий. В обычной жизни факт всегда тянет за собой следствие. Если вы промочили ноги, то с огромной вероятностью назавтра у вас заболит горло. Если же вы поедете на красный свет, то с вами случится авария. В обычной жизни предсказания делать можно: будешь ездить, нарушая правила, – окажешься на кладбище, в инвалидной коляске или на скамье подсудимых, когда ненароком задавишь кого-нибудь. Не хотел давить? Не хотел разбиться? Конечно, не хотел. Но если ездить на красный свет, все это может случиться.

А в финансовом виртуальном мире предсказать нельзя ничего.[21] Даже пытаться не надо. Логики нет. Предприятие может работать отлично, а его акции – падать. Фирма, обладающая реальными активами, будет на бирже котироваться дешевле, чем дутый инвестиционный банк, на балансе которого только офисная мебель и миллиарды долгов разных лиц и организаций. Выходит, в «библии» биржевого игрока совершенно открыто подчеркивается факт того, в чем мы убедились самостоятельно.

Биржа и акции не имеют к экономике никакого отношения.

До смешного доходит. Бывает, что рыночная оценка компании, то есть сумма стоимости ее акций, оказывается меньше, чем денежные средства, находящиеся на ее счетах! И речь идет не об абстрактных фирмах, торгующих «воздухом» или услугами.

Совсем недавно такую ситуацию можно было наблюдать с российской компанией «Сургутнефтегаз», торгующей всем необходимыми углеводородами. 29 октября 2008 года вышла ее отчетность за 3-й квартал: «Денежные средства на счетах „Сургутнефтегаза" оцениваются в $20,5 млрд…».[22] А капитализация компании на закрытии торгов 28 октября 2008 года составляла 35 725 994 705 штук обыкновенных акций по $0,499 (на бирже РТС) + 7 701 998 235 штук привилегированных акций по $0,173 (на бирже РТС) = $19,16 млрд.

Правда, интересно. Деньги, «живые» деньги можно купить за меньшие реальные деньги. А у «Сургутнефтегаза» еще есть здания и буровые, компьютеры и стулья, автомобили и столовые для рабочих. И многое другое. Но если верить рыночной оценке, все это не стоит ни копейки, все бесплатное и бесполезное. Ведь в рыночной экономике полезность человека оценивают зарплатой, а полезность активов – их стоимостью.

Случай забавный. Даже аналитики об этом любопытном факте написали. Например, аналитик ИК «Велес Капитал» Дмитрий Лютягин: «Такого по большому счету быть не может, поскольку балансовые активы „Сургутнефтегаза" – это „живые" деньги».[23]

Ох уж это финансовое Зазеркалье: быть не может, однако это есть…

Брокеры и инвесторы знают, КУДА они вкладывают свои и чужие деньги. Знают, что могут потерять, но все равно несут «ликвидность» на биржу. Почему? Как и в случае с выдачей ипотечных кредитов сомнительным личностям, брокеры полны надежд, что в крайнем случае спад не будет долгим. Цена упадет немного, потом вырастет. А они смогут пережить этот период.

Каким образом? Взяв кредит, как же еще!

Как и ипотека, биржевая игра в крупных масштабах всегда ведется на заемные средства. Тогда небольшая прибыль от одной сделки, помноженная на миллион акций, даст огромную прибыль. Хорошо, если рынок растет на десятки процентов. Но даже если цена растет на десятые доли процента, при огромных объемах – это миллионы полученных из воздуха долларов. Устоять перед таким соблазном практически невозможно.

А давайте зададим простой вопрос: а почему цена акций растет?

Пропустим долгие рассуждения горе-аналитиков. Мы видим, что к реальной жизни акция и ее курс относятся так же, как моральный кодекс строителя коммунизма к реалиям позднего СССР.[24]

Чтобы курс акции увеличился, ее должны хотеть купить.

Но даже не это самое важное.

Главное в увеличении стоимости акции – ее должны МОЧЬ купить.

Иными словами, на бирже обязаны быть те самые две составляющие: игроки и, самое главное, деньги. На биржу должны постоянно приходить новые Буратино с новыми пачками купюр и обеспечивать рост курса акций. Нет покупателей, нет денег на бирже – курс акций обязательно падает. Все биржевые индексы, все эти «никкеи», «доуджонсы» и прочие «насдаки» отражают через сложные формулы весьма простые вещи. Когда спрос, то есть покупки, превышает предложение или равен ему, то курс акций, а значит и индекс, растет. Если продаж больше, чем покупок, – курс акций снижается, индекс тоже идет вниз. Все очень просто. Акции просто не могут быть куплены – это стартовая точка биржевого кризиса. Когда на бирже начинается кризис, начинается паника, брокеры продают акции. Их цена падает еще больше. Но что важно, она не становится равна нулю. Снижение курса означает уменьшение числа покупателей, а не их полное отсутствие. При полном отсутствии желающих купить акции их курс падает «ниже плинтуса», они превращаются в бумагу.

Но почему это происходит? Почему уменьшается число покупателей в момент, когда кризиса еще нет? Когда никто не паникует, когда еще вчера все росло в цене? Почему? Потому что не стало покупателей. Потому что не стало денег для покупки акций. Не у одного конкретного брокера, а у многих разом. Значит, мы можем сказать, что именно неожиданное отсутствие денег на бирже приводит к падению цен на акции. И чем меньше денег, тем больше падает биржевой рынок. Тот, кто покупал акции вчера, сегодня не может это сделать. У него нет денег.

Наличие или отсутствие денег – это и есть практически единственная причина роста или обрушения фондового рынка. И ипотеки.

Отсутствие денег – это и есть тот самый пресловутый «кризис ликвидности». Нет денег, нет ликвидности, нет «дураков» с деньгами.

Но постойте, куда же делись деньги? Какая корова слизала их с рынка ипотеки и фондовой биржи?

Для этого нам надо понять, откуда в современной экономике берутся деньги.

Наш путь опять лежит в США.

3. Федеральная резервная «Печатная Машинка». Кто и зачем грубо нарушает Конституцию США?

Управлять – значит предвидеть.

Императрица Екатерина II

Предвидеть – значит управлять.

Паскаль

Сложно рассуждать о причинах поломки холодильника, если вы никогда не заглядывали внутрь его белоснежной утробы. Невозможно понять, почему погас экран телевизора, развлекавшего вас до этого годами, если не знать, как он устроен и откуда в «ящике» появляются фильмы и передачи. Точно так же бессмысленно пытаться вникнуть в причины финансового кризиса, если не иметь понятия о том, каково современное нам финансовое мироустройство.

Первый вопрос, который стоит задать: что такое деньги? Когда-то, на заре цивилизации, это был самый удобный способ организовать обмен между областями, странами и континентами. Требовалась единая мера ценности, единая шкала стоимости, которая вместе с тем должна была быть компактной, устойчивой к внешним воздействиям. Первоначальные меры стоимости в виде голов скота, шкур животных или соли очень быстро уступили место деньгам, сделанным из более прочных материалов. Вариантов было не много. На некоторых островах Тихого океана «ходили» каменные деньги, которые было нелегко перетаскивать с места на место, поэтому такая система широкого распространения не получила. В итоге металл, а не камень, стал материалом для производства денег, которые действительно превратились во всеобщий эквивалент. Достоверно неизвестно, когда они впервые появились. Принято считать, что самые первые монеты возникли в Китае и Лидии около VII века до нашей эры. Еще через 200 лет персидский царь Дарий совершил экономическую революцию в своем государстве, введя в обращение монеты и заменив ими существовавший до этого в экономике бартер. Это дало мощный толчок развитию страны и стало (наряду с военными успехами) одной из основных причин невероятного расширения персидской империи.

В дальнейшем денежная система испытала ряд удивительных изменений, происходивших на протяжении всей истории денег. Очень долго не было единообразия в выборе металла. Все зависело от того, какими ископаемыми был богат определенный регион. В Древней Спарте, согласно Аристотелю, в ходу были железные деньги. Есть сведения о свинцовых и оловянных деньгах. Но все эти металлы с течением человеческой истории были вытеснены тремя другими. Наиболее простые, мелкие деньги делали из меди, основной ходовой монетой стала серебряная, а золото использовали для чеканки самых дорогих денег. Чеканка монеты также появилась не сразу: сначала сложилась практика клеймения слитков металлов, что должно было дать гарантию веса и пробы. Ведь не будешь же постоянно ходить с весами, чтобы взвешивать, сколько на самом деле драгметалла тебе передали. Функцию гаранта брала на себя власть, она же и стала выпускать (чеканить) монету. Поскольку государств было много, а монет разного веса и чистоты еще больше, то уже в древнем мире появились первые профессиональные финансисты-менялы, бравшие на себя обмен денег.

В таком медно-серебряно-золотом виде мировая финансовая система просуществовала почти до начала XX века. Хотя медная монета существует до сих пор в виде мелочи, при анализе истории денег принято считать, что система была биметаллической, то есть наряду с золотом только серебро играло роль всеобщего эквивалента.[25] Но к началу XX столетия одна страна за другой стали переходить к монометаллической системе, в которой мы живем и сегодня. Всеобщим эквивалентом осталось только золото, а валюта государств стала золотой. В Германии это произошло в 1871 году, в Голландии – в 1877 году, в Австралии – в 1892 году, в Японии – в 1897 году, в России – в 1898 году, в США – в 1900 году.[26]

Главная особенность выпуска металлических денег состояла в том, что для производства наличности необходимо было обладать драгоценным металлом. Все государства были вынуждены жить «по средствам», поневоле соблюдая это правило. Кроме того, в результате всевозможных катаклизмов драгметаллы в монетах истирались, терялись, тонули. А для восполнения этого убытка был необходим тяжкий и долгий труд в серебряных шахтах и на золотых приисках. Средневековые государства испытывали сложности с развитием промышленного производства и торговли отчасти по банальной причине отсутствия отчеканенных металлических денег. Не добывалось столько золота и серебра, сколько финансовых средств требовалось для роста экономики. Отсюда и бурное развитие алхимии, с помощью которой пытались получать золото из других металлов путем химических реакций и колдовства. Спасением стало завоевание Испанией новых заморских территорий. Золото инков и ацтеков широким потоком хлынуло в Европу, обеспечив будущую эпоху Возрождения и промышленный рост. Следом за идальго грабить, то есть осваивать, открытые земли бросились португальцы, французы, англичане и голландцы.

Следующим этапом мировой истории денег стало появление их бумажной версии. В отличие от распространенного мнения сам по себе выпуск денег на бумаге не являлся злом. Поначалу не было и речи о выпуске необеспеченных неметаллических денег. Первые бумажные деньги появились очень давно, примерно в VII–VIII столетии в Китае. Попавший туда Марко Поло язвительно писал, что в то время как европейские алхимики пытаются создавать из различных металлов золото, китайские императоры научились превращать в золото обыкновенную бумагу. Действительно, в XIII веке бумажные деньги уже приобрели в Китае широкое распространение. Они имели форму четырехугольных пластинок и были снабжены особыми знаками и печатями. Изготовлены были весьма искусно. Эти билеты обладали различной покупательной способностью и под страхом смертной казни были обязательны к приему. Помимо кнута имелся и пряник – любой обладатель бумажной купюры мог в любой момент обменять ее на золото.

В России бумажные деньги появились лишь спустя пять веков после посещения Марко Поло Поднебесной. В 1768 году граф Сиверс подал Екатерине II записку, в которой доказывал пользу их введения в России. Эта польза была очевидна, и уже в следующем 1769 году в России были выпущены первые ассигнации. Чтобы новые бумажные деньги пользовались доверием, необходимо было не только обеспечить их повсеместный прием во все казенные платежи. Главным условием успеха ассигнаций, как и в Китае, становилось обеспечение их металлической «составляющей». Для этого в специально учрежденном банке были аккумулированы медные деньги ровно на ту же сумму, на которую было выпущено ассигнаций. Купюры первого образца в России выпускались четырех достоинств: обычные для нас 100, 50 и 25 рублей и экзотические – достоинством в 75 рублей. Последние были достаточно быстро выведены из обращения, так как их легко было подделывать путем перерисовывания 25-рублевой. Все купюры были одного цвета, что и облегчало задачу фальшивомонетчикам. Деньги такого достоинства больше никогда в России не выпускали, памятуя о печальном опыте.

К началу XX века золотым содержанием были обеспечены все основные мировые валюты, уже давно перешедшие в «бумажный» формат. Это значит, что золотой запас державы соответствовал количеству выпущенных ее казначейством ассигнаций, а любой владелец кредитного бумажного билета мог в любой момент обменять его на определенное количество желтого металла. Но зачем вам золото в повседневной жизни? Вполне достаточно возможности его получить при первой необходимости. Такую гарантию везде брало на себя государство, и американский доллар и русский рубль были вполне «золотыми».

В мировой экономике, построенной на капиталистических принципах, твердо соблюдался вполне социалистический принцип – все жили так, как работали. Нетрудовых доходов, то есть не обеспеченных золотом, страны не имели. И так продолжалось до 1913 года, пока в Соединенных Штатах Америки не сделали смелое и поистине эпохальное открытие. Вернее, об этом банкиры знали очень давно. Если обладать возможностью выпускать бумажные деньги, но не быть связанным требованием обеспечивать их золотом, богатство может стать безграничным. А безмерное богатство неизменно идет рука об руку с беспредельной властью. Для обогащения всегда необходима власть, а для удержания и захвата власти всегда нужны деньги. Для получения всемирного богатства нужна всемирная власть. Для сохранения власти над миром нужен неиссякаемый источник средств.

От такой идеи захватывало дух. Но нужно было с чего-то начинать. Для этого требовалось взять под свой контроль эмиссию, то есть выпуск денег, в крупной мировой державе. Вторым условием успеха становилось обязательное устранение с политической карты других держав, способных поставить под сомнение право одной из них выпускать ничем не обеспеченные деньги.

Сопоставьте две даты.

1. В декабре 1913 года в США была создана Федеральная резервная система (Federal Reserve System) – первая в человеческой истории ЧАСТНАЯ ЛАВОЧКА, получившая право печатать деньги.[27]

2. В августе 1914 года началась Первая мировая война.

Итогом мировой бойни стало исчезновение четырех крупнейших мировых монархий, Великобритания и Франция оказались в сложнейшем экономическом положении, а мировая экономика пережила кризис, подобного которому она не переживала еще никогда.

Случайное совпадение? Нет, не случайное.

Процесс создания Федерального резерва в США был весьма любопытным и достоин подробного рассмотрения. В монархических странах чеканка монеты была уделом государственного казначейства, имевшего множество названий в разных странах, однако всегда сохранявшего свой государственный статус. В демократической Америке, как известно, основным законом является конституция. Открываем, читаем: «Конгресс имеет право <…> чеканить монету, регулировать ее ценность и ценность иностранной монеты…».[28] Все правильно, власть в республике Соединенные Штаты Америки принадлежит народу, конгресс – это его представители. Они и обладают полномочиями чеканить монету. Так в США и было до декабря 1913 года, когда народные избранники утвердили эпохальный Акт о Федеральном резерве (The Federal Reserve Act, или The Act of December 23, 1913).[29]

С того момента монету в Америке чеканит частная лавочка. Слово «федеральная» в названии этой конторы смущать нас не должно. Это обыкновенная мимикрия, «федерализма» в ней не больше, чем в частной почтовой службе «Федерал Экспресс» (Federal Express). Возьмите в руки доллар, приглядитесь. Прямо наверху идет надпись «Federal Reserve Note», что означает «Банкнота Федерального резерва».

Понимаете?

Перед вами не доллар США, а доллар Федеральной резервной системы!

Надпись «the United States of America», расположенная чуть ниже, имеет чисто географическое значение, указывающее нам, где находится организация, выпустившая данную банкноту. Эта надпись не означает, что вы держите в руках деньги Соединенных Штатов Америки. Более того, до создания ФРС на долларах как раз и было написано, что это банкнота США. По-английски «United States Note». Впервые бумажные доллары с такой надписью были выпущены в период Гражданской войны в США (1861–1865).[30] Именно тогда и возникли знаменитые сленговые наименования американской валюты «грины», «баксы» и «зеленые». Как известно, доллар (был) зеленого цвета. Особенно много «зелени» на его обратной стороне, где практически нет надписей черным шрифтом и отсутствует портрет государственного деятеля. Бумажные доллары стали называть «greenbacks», что в переводе с английского означает «зеленые спинки».

Так что же такое ФРС? Федеральная резервная система – это частный банк, которым владеют другие частные банки. И она выпускает денежные знаки, которые по старинке, по привычке называются американскими долларами. Была надпись «United States Note» на американской валюте, а потом исчезла. Но поскольку сам «бакс» остался таким же зеленым, то разницы никто и не заметил. Сегодня мы держим в руках кусочек зеленой с цветными разводами бумаги, даже не подозревая, что она не имеет к США вообще никакого отношения.

Что это значит? Это значит, что с 1913 года в Соединенных Штатах грубо попирается конституция этой страны, согласно которой только «конгресс имеет право <…> чеканить монету». Чтобы понять абсурдность такого положения вещей, давайте спроецируем ее на российскую ситуацию. Согласно статье 80 нашей Конституции, «Президент Российской Федерации является главой государства».[31] Согласно статье 87, он «является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации».[32] А теперь представьте себе ситуацию, когда наш президент взял бы да и подписал указ о том, что главнокомандующим армией он назначает господина такого-то. По форме все законно: глава государства подписал указ, вступивший в силу, а по сути – грубое нарушение основного закона, прямо говорящего о том, кто является главой наших вооруженных сил.[33] Точно такая же ситуация незаметно для окружающих сложилась с ФРС. Американский конгресс получил свою власть от американского народа, чтобы пользоваться этими полномочиями только в интересах народа. Как и наш президент, конгресс США не имеет права самовольно, по своему решению, отдать кому-то свои функции или часть из них. Однако отдал же…

В справочниках вы прочитаете другое объяснение сущности Федрезерва: «независимый финансовый орган, созданный для выполнения функций центрального банка и осуществления централизованного контроля над коммерческой банковской системой США».[34] Если вдуматься, то даже в этом сухом тексте написана правда. Только никто не задумывается над прочитанным. Верят на слово, привыкли.

А давайте задумаемся.

Независимая, то есть негосударственная, структура осуществляет контроль над финансовой системой США.

Что составляет эту финансовую систему?

Коммерческие банки, государственных банков в США нет. Значит, ФРС контролирует деятельность коммерческих банков.

Кем была создана ФРС?

Ее основали 12 Федеральных резервных банков.

Кто основал эти Федеральные резервные банки? Государство?

Нет, в США нет государственных банков, они все частные. Учредителями Федеральных резервных банков являются самые обычные коммерческие банки, которые были сгруппированы по территориальному признаку.

Кого контролирует ФРС? Коммерческие банки?

Да. Но ведь ФРС… ими и создана?!

Выходит, что Федеральная резервная система контролирует… сама себя.

Может быть, мы ошибаемся? Проверим себя: заглянем в американский телефонный справочник «Желтые страницы». Там мы сможем найти координаты ФРС и составляющих ее Федеральных резервных банков не на голубых страницах, где напечатаны телефоны государственных организаций, а на белых страницах частных компаний. Как раз рядом с почтовой компанией «Федерал Экспресс». Но кто из американцев и иностранцев обращает на это внимание? Кто из них звонит в Федрезерв? Кто приходит туда по указанным адресам? Не замечают этого глобального обмана и наши соотечественники. Ведь в сообщениях информагентств министр финансов США будет указан вместе с главой ФРС, и они вместе будут говорить на важнейшие темы.

«Сегодня глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке и министр финансов страны Генри Полсон выступят в Финансовом комитете Конгресса США», – передает «РосФинКом».[35]

«…предстоящее параллельное выступление главы ФРС Бена Бернанке на комиссии по экономической политике и министра финансов США Генри Полсона в Китае вызвали очень оптимистичные ожидания в адрес доллара».[36]

Когда простые люди смотрят телевизор, читают газеты, роются в Интернете, то подвох распознать невозможно. Все чинно и благородно. Создается полная иллюзия того, что это два равнозначных государственных чиновника…

Но на этом сюрпризы не заканчиваются. Мало того что Федеральная резервная система совсем не «федеральная», так она еще и не «резервная». У ФРС нет никаких резервов. Ни золотых, ни валютных, ни серебряных. Никаких. Нет ничего – только офисы, секретарши и компьютеры. Но у ФРС есть самое главное – право МОНОПОЛЬНОГО выпуска доллара. Если у вас в руках «печатная машинка», никакие ценности вам и вправду не нужны. Вы сможете напечатать деньги и все необходимое за них получить. Федеральная резервная система имеет такую печатную машинку. Она же выполняет и контрольные функции. Она прокурор, она судья, она же и адвокат. Согласитесь, это очень удобно. Получается, что негосударственная структура осуществляет контроль над финансовой системой США, страны, которая играет доминирующую роль в мире. Значит, ФРС контролирует не только США, но, по сути, и всю финансовую жизнь планеты.

Но неужели ФРС полностью отделена от государства? Да, как церковь в советской России. Если вы возьмете книгу, написанную главой ФРС Аланом Гринспеном, то там вы именно это и прочитаете: «Федеральная резервная система, формально не зависящая от Белого дома».[37] Секрет в том, что ФРС не только формально, но и неформально не зависит от властей США! Однако видимость приличий тщательно соблюдается. Убедиться в этом несложно. Достаточно посмотреть, как осуществляется ротация руководителей Федеральной резервной системы. С виду все благопристойно. Совет управляющих ФРС в составе семи членов назначается президентом США с одобрения конгресса США. Вроде бы государство при этом процессе присутствует, но в том-то и дело, что «вроде». Оказывается, президент хоть и утверждает семерых членов Совета управляющих ФРС, но не имеет права отдать ФРС какой-либо приказ или сместить этих самых управляющих. Ведь по закону Федеральный резерв независим!

Совсем недавно, после победы Барака Обамы на выборах, довелось слушать ведущих утреннего эфира на главной либеральной станции нашей страны. Рассуждая о серьезных вещах, эти ребята демонстрируют уровень знаний первоклассника. Понимания еще меньше. Зато напыщенности, самомнения и, что самое печальное, НЕНАВИСТИ К СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ СТРАНЕ – громадный избыток. Так вот, рассуждая о смене команды Белого дома, они всерьез говорят о возможности замены новым президентом главы Федеральной резервной системы. И приходят к выводу, что его, то есть Бена Бернарки, победивший Барак Обама менять не будет. Мол, коней не меняют во время кризиса. А ведь логика политической системы, установленной в США, должна, по идее, вести к обратному. Раз в четыре года проходят выборы, невзирая ни на какие проблемы в экономике. Если в разгар финансового кризиса не надо менять руководителей, ответственных за финансы, то есть за этот самый кризис, то зачем проводить эти выборы? Следуя логике наших горе-журналистов, надо их отложить и позволить Джорджу Бушу навести в экономике порядок. И уж потом, лет через пять, провести голосование. Ясно, что так никто не поступает, раз написано в Конституции США раз в четыре года, 4 ноября, значит, так тому и быть.

Проходят выборы, приходит новый президент, и меняется вся команда, управляющая страной. Это не только вице-президент и госсекретарь. Это около пяти тысяч человек, состоящих на государственной службе. Приходят новые лица не только на первые роли, но и на вторые и на десятые. Не меняется лишь… глава ФРС.

Почему? Потому, что президент США не может его назначить, как не может его уволить. То есть формально назначение главы ФРС подписывает он, но на самом деле решение принимается совсем в другом месте. Наши журналисты этого не знают и потому строят ненужные догадки. Если бы глава США мог менять главу Федрезерва, он бы это обязательно делал. Иначе получается абсурд: пришла команда демократической партии на все посты, а ключевой финансовый пост занимает тот же человек, что совсем недавно верой и правдой служил республиканцам. Именно против этого курса выступал Барак Обама, благодаря чему получил голоса избирателей!

Убедиться в справедливости этих слов несложно. Достаточно приглядеться к карьере предыдущего главы ФРС Алана Гринспена. Этот уважаемый господин возглавлял Федрезерв целых девятнадцать лет: с 1987 года по 2006 год. Избирали его на этот пост члены совета управляющих Федрезерва, которые назначаются президентом… на четырнадцать лет.[38] Сколько в США президентский срок? Четыре года. Спросите себя, как человек, избранный на четыре года, может контролировать избранного на четырнадцать? Никак. «Фактически, – пишет об этом сам Алан Гринспен, – их должность мало чем отличается от пожизненной».[39]

Структура ФРС крайне запутанна, и это сделано намеренно. Чтобы простой человек махнул рукой и не стал вдаваться в подробности. Люди, выбирающие руководителя Федеральной резервной системы, назначаются на 14 лет. А вот глава ФРС, председатель, назначается, как и президент США, – тоже на 4 года. Казалось бы, логика понятна: президент, уходя, уводит с собой всю свою команду, включая главу Федрезерва. Но на практике все по-другому. Алан Гринспен бессменно руководил ФРС 19 лет. Может быть, не менялась правящая партия? Может быть, это причина несменяемости главы Федрезерва?

Нет, партии менялись. Алан Гринспен руководил ФРС:

♦ при президенте-республиканце Рональде Рейгане;

♦ при президенте-республиканце Джордже Буше-старшем;

♦ при президенте-демократе Билле Клинтоне;

♦ при президенте-республиканце Джордже Буше-младшем.

Каждый новый президент заново назначал его на высший финансовый пост в США. И так продолжалось, пока сам Гринспен не ушел в отставку. Особенности личности? Нет, то же мы наблюдали и в более ранний период: в 1979 году президент-демократ Джимми Картер назначил главой ФРС Пола Волкера. «Как выяснилось впоследствии, до назначения Волкера на пост председателя Картер вообще не знал о существовании этого человека. Кандидатуру Пола предложили Дэвид Рокфеллер и банкир с Уолл-стрит Роберт Руса, которые убедили президента, что именно Волкер способен унять волну беспокойства в финансовом мире».[40]

Очень мило Джимми Картер делает перестановки в своем правительстве. И «по совету друзей» назначает на ключевой пост человека, которого он не то что лично не знает, а не знает совсем![41]

Но вот президентом становится Рональд Рейган. Он республиканец. Команда Картера уходит. Вся, за исключением… Пола Волкера, который продолжает трудиться. Может быть, он беспартийный и именно это позволяет ему остаться при смене партий у руля американского государства? Нет, Волкер – член демократической партии.[42] Но республиканец Рональд Рейган его не меняет, а, наоборот, опять ставит Пола Волкера во главе Федрезерва в 1983 году, когда истекли четыре года с момента назначения его Картером. Так и будет Пол Волкер возглавлять ФРС до 1987 года, пока на этом сверхважном посту его не сменит Алан Гринспен.

Но знаете, что самое любопытное во всем этом? 26 ноября 2008 года Барак Обама предложил создать Консультативный совет по экономическому восстановлению (The President's Economic Recovery Advisory Board). Этот совещательный орган при президенте США будет состоять из неправительственных экспертов. Председателем комитета Барак Обама предложил назначить… бывшего главу ФРС Пола Волкера.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день![43] Кто еще ждет от Барака Обамы решительных перемен?

Решения Федеральной резервной системы не могут быть изменены правительством США или кем-либо другим. Не казначейство США, не какой-либо другой госорган, а Федеральная резервная система выпускает доллары, а вернее, дает их в долг правительству Соединенных Штатов Америки.

Деньги Федрезерв дает государству под залог выпущенных правительством облигаций. Затем, собрав налоги с предприятий и граждан, США отдают долг ФРС с процентами, ведь ценные правительственные бумаги гарантируют их держателям процент. Любопытный момент. Все знают, что государство Соединенные Штаты Америки выпускает ценные бумаги. И никто не задает себе вопрос, а почему это же государство не изготавливает деньги на ту же самую сумму? Эту странность отмечал еще изобретатель электричества Томас Эдисон: «Было бы абсурдным утверждать, что наша страна может выпустить на $30 млн облигаций и не в состоянии выпустить $30 млн банкнот. Оба финансовых инструмента являются платежными обязательствами, однако один выгоден ростовщикам, а второй помогает людям».

Деньгами спекулировать невозможно, у них нет номинальной и курсовой стоимости. А облигациями можно и нужно спекулировать: стоимость облигаций, акций и всех прочих финансовых бумаг постоянно меняется в отличие от стоимости денег. Оттого система финансов США и всего мира так похожа на дом умалишенных…

ФРС является крупнейшим кредитором американского правительства. Так уж устроен мир, что заемщик всегда «пляшет под дудку» своего кредитора. Странно? Эта странность будет понятна вам, если вы поймете, что президент США правит лишь на бумаге. А реальная власть принадлежит вовсе не ему. Поэтому глава ФРС приходит на четырнадцать лет, и, как бы ни менялись партии в Вашингтоне, лишь естественные причины могут помешать ему использовать этот срок до конца.

Не верите – проверьте.

Когда в истории США глава ФРС был сменен победившим президентом?

История создания Федеральной резервной системы похожа на детектив. С чего бы вдруг американское государство, успешно выпускавшее доллары на протяжении почти 150 лет, должно было от этого отказаться? Доллар всегда был очень хорошей валютой. В данном случае я имею в виду не качество его полиграфического исполнения, а покупательную способность. Вспомните романы Марка Твена, Джека Лондона. Сто долларов тогда были сумасшедшими деньгами. Крепкими и дорогими были до XX века и франк, и марка, и фунт стерлинга.[44] Но тем не менее накануне Первой мировой войны один доллар стоил два полновесных царских рубля. Значит, справлялись в Вашингтоне с этой многотрудной задачей, и справлялись неплохо. Учились, можно сказать, на ходу. До появления собственных денег в США использовали испанские, английские и французские. В 1785 году американский конгресс принял постановление о принятии в качестве денежной единицы доллара. В 1792 году в Филадельфии был учрежден монетный двор, и в 1793 году появились первые американские доллары.

Зачем отдавать эмиссию в руки частной конторы? Просто задайте себе этот вопрос. 121 год американские власти сами успешно выполняли свой «супружеский» финансовый долг и вдруг в одночасье отдали это важнейшее право кому-то другому. Почему? Неужели государство само не может начеканить денег? Если оно такой элементарной вещи сделать не может, то что такое государство вообще может?

«…нам было приказано забыть о фамилиях и не обедать вместе в канун нашего отбытия. Мы обязались явиться в назначенное время на железнодорожную станцию у побережья Гудзона в Нью-Джерси, а также прибывать поодиночке и как можно незаметней. У станции нас должен был ждать личный автомобиль сенатора Олдрича, прикрепленный к последнему вагону поезда на юг.

Когда я подошел к тому автомобилю, шторы были опущены, и только слабые проблески желтого света обнаруживали форму окон. Оказавшись внутри, мы принялись соблюдать оговоренное табу, наложенное на наши фамилии, и обращались друг к другу по именам – «Бен», «Пауль», «Нельсон» и «Эйб». Мы <…> решили прибегнуть к еще большей конспирации и отказались от личных имен».[45]

Что это? Описание встречи законспирированных разведчиков? Сходка высших членов мафии? Нет, такими словами один из участников описывал тайное совещание, на котором было принято окончательное решение о создании Федеральной резервной системы. Оно прошло в 1910 году на маленьком острове Джекил в Атлантическом океане. Соблюдая все правила конспирации, банкиры направлялись на остров, скрывая свои имена и фамилии. С прибытием маскировка только усилилась.

«В течение недели или десяти дней мы были полностью изолированы от внешнего мира, не пользовались телефоном и телеграфом. Мы спрятались на заброшенном острове. Там было много цветной прислуги, но они не имели никакого представления о том, кто такой Бен, или Пауль, или Нельсон, не говоря уже о Вандерлипе, или Дейвисоне, или Эндрю. Все эти имена им ни о чем не говорили».[46]

Словно воры, под покровом ночи банкиры тайком пробрались на далекий остров, используя кодовые имена и изменив внешность. На этом совещании, проходившем в одном из конференц-залов отеля, известного сегодня как Jekyll Island Club Hotel, был согласован, а по словам Франка Вандерлипа, был написан, доклад сенатора Олдрича перед конгрессом.[47] Этот человек, Нельсон Олдрич, и предложил создать в Соединенных Штатах частный центральный банк под названием Федеральная резервная система.

Однако для всякого действия нужен повод. Для изменения финансовой модели страны он тоже был нужен – только финансовый. Предлог был придуман весьма благородный. Американскому сенату объяснили, что необходим орган, который будет профессионально бороться с финансовой нестабильностью. Следовательно, сначала следовало создать эту самую нестабильность. И ее создали.

Ни один банк мира не выдержит такой ситуации, когда все его вкладчики разом потребуют свои деньги назад. А если при этом коллеги по цеху откажут банку в кредитах и, наоборот, потребуют немедленного погашения этим банком имеющихся перед ними долгов, крах такого финансового учреждения неминуем. Примерно так и был организован кризис, получивший название финансовой паники 1907 года. При внимательном его изучении мы увидим до боли знакомые картинки, родимые пятна всех будущих кризисов. Все они похожи друг на друга, словно близнецы, но не потому, что вызваны одной и той же экономической проблемой, а потому, что организованы по схожей методике.

В качестве мишени был избран инвестиционный банк Knickerbocker Trust. Это был третий по величине игрок на рынке. Неожиданно возникшие слухи о его серьезных проблемах привели к тому, что вкладчики пошли за деньгами. Руководство Knickerbocker Trust обратилось к ведущему банкиру тех дней – Джону Пирпонту (Джей Пи) Моргану. Но тот отказался помочь, несмотря на то что состоял в приятельских отношениях с владельцем терпящего бедствие банка. Слухи об отказе Моргана подхлестнули панику. Ее пик пришелся на 22 октября 1907 года. С открытия банка и до полудня вкладчики забрали около $8 млн, что соответствует нынешним $50 млн.[48] В полдень Knickerbocker Trust закрылся и прекратил все выплаты. Спасать свои деньги бросились вкладчики других финансовых организаций. 23 октября началась паника в Trust Company of America, втором по величине тресте в стране: за сутки было выдано $13 млн из $60 млн активов. 24 октября 1907 года кризис перекинулся на Нью-Йоркскую фондовую биржу. Один за другим стали закрываться и банкротиться банки (лишь в этот день обанкротилось 7 банков), брокерские конторы и тресты (не только в Нью-Йорке, но и по всей стране).[49]

И тогда на сцену в качестве спасителя выступил… Джей Пи Морган. Именно он «спас» американскую экономику, будучи одним из главных организаторов кризиса. Морган отказался урегулировать проблемы на стадии возникновения, дал им разрастись, а потом решительно приступил к их быстрой ликвидации. Вместе с другими банкирами влил около $25 млн в финансовый рынок Штатов, что стабилизировало ситуацию.

Важно понять, что любой финансовый кризис – это отсутствие денег. Приходят деньги – кризис заканчивается.

Тушить пожар легче всего самому поджигателю. Спрятавший что-то в темной комнате найдет эту вещь быстрее тех, кто не знает, где она лежит.

Банки стали выпускать сертификаты – «заменители денег», чтобы увеличить денежную массу. Сам Морган гарантировал размещение облигаций города Нью-Йорк и тем спас его от банкротства. Авторитет Джона Пирпонта был очень велик, «общеизвестно, что его слово было надежнее любых бумаг».[50]

«Спасающий родину» Джей Пи не забывал и о хлебе насущном. Под предлогом спасения от гибели он приобрел железнодорожную компанию Tennessee Coal, Iron and Railroad (TCI), надвигающееся банкротство которой грозило падением многих брокерских контор, владеющих ее акциями. И хотя президент Рузвельт[51] был противником создания монополий, на это поглощение он закрыл глаза.

Итогом паники 1907 года стало снижение экономических показателей. Рынок акций упал на 37 %; по крайней мере 25 банков и 17 трестов обанкротились; цены на сырье упали на 21 %; производство за год упало на 11 %, а безработица выросла с 2,8 до 8 %.[52] Потери понесли многие структуры. Морган же вышел из кризиса в абсолютном плюсе: заранее зная о грядущем обвале, который сам и организовал, он продал акции дорого, скупив затем их по дешевке, докупил акции других нужных компаний, при этом еще и заработав. Но главной прибылью банкира стал капитал общественного доверия к нему. Ведь все были уверены, что только благодаря вмешательству Моргана кризис так и не стал полномасштабным. В июне 1908 года экономические показатели вновь пошли в гору. В Принстонском университете «героя»-банкира чествовал уже новый президент США Вудро Вильсон: «Всех наших проблем можно было бы избежать, если бы мы назначили специальный комитет из шести-семи государственных мужей, таких как Джей Пи Морган, чтобы решать проблемы нашей страны».

И за словом последовало дело. Для того чтобы разобраться в причинах внезапно возникшего кризиса, была создана Национальная денежная комиссия (National Monetary Commission).[53] В ее обязанности входило изучение состояния дел в банковской системе и выработка рекомендаций Конгрессу. Разумеется, в основном комиссия была укомплектована друзьями и коллегами «спасителя» Моргана. Председателем был назначен сенатор Нельсон Олдрич.[54] Комиссия приступила к работе. Несложно догадаться, что основным итогом ее работы стало «понимание» необходимости создания структуры, призванной регулировать финансовую систему и не допускать в дальнейшем ее кризисов. Затем состоялась таинственная встреча банкиров на острове Джекил, где они приняли решение, что момент для создания ФРС настал.

Федеральную резервную систему представили как панацею от всех финансовых бед. Новый орган только тем и должен заниматься, что контролировать коммерческие банки, следить, чтобы они не заигрались на бирже. А чтобы контроль был эффективным, контрольный орган должен быть независимым…

В декабре 1913 года законопроект о Федеральной резервной системе, продвигаемый Нельсоном Олдричем, оказался перед членами американского сената. Не вдаваясь в утомительные подробности того голосования, хочется отметить, что нашелся лишь один человек, выступивший против. Носивший «ужасную» фамилию сенатор Гильберт М. Хичкок, согласившись с необходимостью создания финансового регулятора, неожиданно предложил поправки к закону, которые нивелировали его суть и смысл для банкиров. Он предлагал сделать Федеральную резервную систему не частной, а государственной монополией. Правом эмитировать (выпускать в обращение) валюту обладало бы опять министерство финансов. Однако по неведомым для нас причинам поправки Хичкока были отклонены, и законопроект был быстренько принят. Президент США подписал его в том же 1913 году, точнее говоря, за неделю, оставшуюся до его окончания.[55]

Торопившиеся к рождественским индейкам и наряженным елкам сенаторы не особенно утруждали себя познанием финансовых истин. Те же, кто понимал, какой переворот в мировой истории сделает акт о Федеральном резерве, убеждали коллег в правоте принятого решения. Ну а банкиры были от него просто в восторге.

«В целом, это замечательный законопроект, и он многое сделает для того, чтобы привести банковское дело и денежное обращение в устойчивое положение»,[56] – сказал Эдмунд Д. Гульберт, вице-президент Merchants Loan and Trust Company.

Он «приведет к эластичному денежному обращению, которое избавит нас от этих паник», – вторил коллеге В. М. Габлистон, председатель Первого национального банка Ричмонда.

«Принятие финансового закона произведет положительное воздействие на все государство, а также окажет содействие торговле. Похоже, что начинается эпоха всеобщего экономического процветания»,[57] – светился оптимизмом Оливер Дж. Сэндз, президент Американского национального банка.

Помните слова Хрущева о том, что к 1980 году советские люди будут жить при коммунизме? Звучали они красиво, но ведь в реальности никто настоящий коммунизм строить в СССР не собирался. Точно так же красивые слова, которыми напутствовали создание ФРС банкиры, не имели к реальности никакого отношения. Федеральная резервная система создавалась не для противодействия будущим финансовым кризисам, а, наоборот, для их организации в нужный момент. Когда-то Америка была покорена европейцами благодаря огнестрельному оружию и кованым латам, которые не пробивали индейские копья и стрелы. Аналогично в начале XX века банкиры получили инструмент, с помощью которого они могли установить свое господство над этой благословенной землей. Обладая контролем над выпуском доллара, тайные владельцы Федеральной резервной «печатной машинки» могли ставить и сменять президентов и полностью манипулировать политикой Соединенных Штатов Америки…

Лучший способ что-то спрятать – это положить на самое видное место. Вся информация о ФРС абсолютно доступна. Не нужны никакие «конспирологические» материалы – в Сети есть официальный сайт Федеральной резервной системы, надо его просто посетить, там все английским по белому написано: www. federalreserve.gov.

Легко найти и обучающий ресурс ФРС: www.federalreserve-education.org.

Зайдите туда, найдите с левой стороны ссылку «History», нажмите ее. И перед вами предстанут рассказ об истории создания «лавочки» и даже портреты ее героев: Джей Пи Моргана и Нельсона Олдрича. Потом нажмите кнопочку с надписью «Structure», вам предложат сделать «Structure Tour», то есть небольшое виртуальное путешествие по Федеральному резерву. Голос из динамика, дублирующий надписи, напоминающий голоса дикторов из голливудских фантастических фильмов, начнет свой рассказ. Посмотрите, послушайте. В существование ФРС сложно поверить. Сложно представить себе, что мир устроен именно так. Но это факт. Надо просто уметь читать, видеть и анализировать.

Особенного внимания заслуживает вторая фраза экскурсии: «Тне FED is mixture of public and private elements».[58] (ФРС является смесью общественных и частных элементов.)

Даже сам Федеральный резерв не говорит о том, что он государственная структура! Разумеется, истинная его сущность не раскрывается. «Смесь», и все. А каков в этой смеси процент «частного» и каков процент «государственного» – нигде не пишется…[59]

Все банально и просто, несмотря на запутанную систему. Задолго до создания Федерального резерва античный поэт Вергилий говорил о том же самом: «О, на что только ты не толкаешь алчные души людей, проклятая золота жажда!»

Ничего с тех пор не изменилось.

А теперь немного отвлечемся. Сложно говорить о высоких материях и финансовых вершинах нашей планеты. Они далеки, малопонятны и уж очень напоминают собой события дешевого детектива. Есть же вещи простые, понятные и известные каждому. Такие, как зеленый «американский» доллар. В начале этой главы мы его внимательно рассмотрели и убедились в том, что все не совсем так, как мы себе представляем. Доллар США не принадлежит США. Но на этом чудеса не заканчиваются. Сейчас вы в этом убедитесь.

Долларовые купюры какого достоинства вы знаете?

Обычно говорят: 1, 5, 10, 20, 50, 100.

Все верно. Более продвинутые пользователи добавляют редкую двухдолларовую купюру. Она считается нумизматической редкостью и, попав в руки понимающего человека, сразу выводится из оборота.

А еще какие долларовые купюры вы знаете?

На этот вопрос отвечают очень немногие. Оказывается, есть целый ряд банкнот, о существовании которых большинство даже не подозревает. Это купюры в 500, 1000, 5000, 10 000 и 100 000 долларов. Не знает их никто по одной простой причине: они запрещены к вывозу из США валютным законодательством страны. Банкноты достоинством $100 000 (золотой сертификат выпуска 1934 года) никогда не находились в обычном обороте и использовались лишь для расчетов между Федеральными резервными банками. Видели их единицы.

А знаете, что, а вернее, кто, изображен на самой крупной долларовой банкноте? Чей портрет красуется на купюре в $100 000? Ответить на этот вопрос будет несложно, если вы вспомните, что деньги Соединенных Штатов печатает не государство. У Федеральной резервной системы свои герои, своя шкала ценностей, свои «любимчики» в «темном лесу» американской истории.

На банкноте в сто тысяч долларов, обладающей наивысшим номиналом, изображен 28-й президент США Вудро Вильсон.[60] Тот самый президент США, который подписал Акт Федерального резерва и создал ФРС. По мнению Федеральной резервной «печатной машинки», именно это величайший деятель американской истории. Да что там американской! Раз Вудро Вильсон напечатан на банкноте, имеющей самую большую стоимость в истории, он и есть «самый человечный человек» всех времен и народов.

Вот так начнешь изучать «фамильные» портреты и сделаешь очень интересное открытие…

4. Выборы в «казино». Что мы знаем об особенностях американской демократии?

Нельзя посеять одно, а получить другое. Какое семя посеяно, то и даст всходы.

Древнеиндийская мудрость

Плащ на золотой подкладке

Все прикроет недостатки.

Лопе де Вега

Представьте себе, что вы особенный человек. Совершенно иной. Отличаетесь от всех самым радикальным образом. Все вокруг деньги зарабатывают, вы же их просто печатаете. Это дает бесконечные возможности. А глубина и безграничность всегда манят человечество. Нас завораживает пляшущий огонь, влечет океан, увлекает звездное небо. Но денежная бесконечность влечет хомо сапиенса еще больше. Ради денег совершаются и совершены миллионы преступлений.

А какие неблаговидные поступки готовы совершить те, кто мечтает о получении финансовой бесконечности? Поистине космические. Слишком много желающих занять место тех счастливцев, которые обладают властью делать деньги из ничего. Эта власть огромна, она открывает любые возможности. Можно нанять лучших ученых, которые сделают выдающиеся открытия. Можно привлечь самых талантливых писателей, режиссеров и журналистов, и они доходчиво расскажут миру, какую огромную пользу человечеству несет современное устройство мира. Самые лучшие врачи, самые смелые военные, самые красивые женщины. Таланты всего мира, ценности всего мира, да и сам мир – все падет к вашим ногам.

Есть только одно небольшое «но». При всей могущественности власть Федеральной резервной системы очень уязвима. Она ведь базируется лишь на одном документе – Акте о Федеральном резерве, отдавшем эмиссию Соединенных Штатов в руки частной лавочки. Это очень хрупкий фундамент. Власть ФРС можно сравнить с огромным авианосцем, вооруженным самым современным, чрезвычайно разрушительным оружием, который держится на плаву благодаря одному прочному канату. Стоит его разрубить, и авианосец пойдет ко дну, и никакое оружие, никакие таланты его капитанов не смогут спасти корабль. В любой момент в США может быть принят другой законопроект, который восстановит нормальную ситуацию и государство само будет печатать деньги. Теоретически это может случиться в любую минуту точно в таком же порядке, как появился на свет Акт о Федеральном резерве. Законопроект, принятие в сенате, утверждение президента – и все.

Так просто? Да, так просто. И в то же время очень сложно. Когда Кощей знает, где лежит его смерть, он это место тщательно охраняет. И в отличие от сказочного злодея ФРС уделяет своему самому уязвимому месту максимальное внимание. Не ларец, не утка и не заяц являются сторожами заветной «иглы», а телевидение, газеты и политическая система США. О Федеральной резервной системе говорят и пишут каждый день, и тем не менее никто не знает фамилий ее владельцев. Никто. Есть только догадки и предположения. Они, эти владельцы, как бы не существуют. А значит, их нельзя скомпрометировать, их невозможно критиковать. Не может быть никаких скандалов, ни сексуальных, ни денежных, связанных с тем, чего не существует. Анонимность и полнейшая тайна – это первое условие сохранения власти.[61] Хозяев «печатной машинки» нельзя убить или шантажировать, их власть не отобрать в результате внезапного ареста. Ее можно лишь ликвидировать, отобрав у ФРС ее функции. Причем не обязательно все. Достаточно вернуть конгрессу право эмиссии. А Федеральный резерв можно и оставить. Регулируйте экономику, уважаемые господа, регулируйте. Кусайся, гадюка, когда я вырвал у тебя жало…

Если существует такая опасность, то необходимо было разработать некую последовательность действий, призванных обезопасить «машинку». Уничтожить ФРС возможно лишь законодательным путем, следовательно, нужно обеспечить лояльность властных структур США. Президент, конгрессмены, политическая элита страны должны тщательно отбираться и проверяться. Контроль над законодательным механизмом и есть контроль над «кощеевой смертью».

Как происходит формирование властных структур США? Путем выборов.

Кто в них участвует? Различные партии.

Следовательно, необходим контроль над политическими партиями. Что проще контролировать, десять партий или две? Конечно, две. Удивительным образом в США политическая борьба осуществляется только между представителями двух партий: демократической и республиканской. Только члены этих политических структур становились президентами США на протяжении всей ее истории. Может быть, в Штатах вообще только две партии? Нет, их там сотни. Почему же только республиканцы и демократы попадают в Белый дом?[62] Потому что только эти партии имеют огромные финансовые средства и неограниченную поддержку масс-медиа. Можно быть чудесным, замечательным человеком, превосходить по своим душевным качествам мать Терезу или Святого Франциска, но шансов на победу в выборах у вас не будет никаких. Это знают политики, и желающие не просто «участвовать», а именно победить, не идут в другие партии. Это знают и избиратели. Они неохотно голосуют за кандидатов третьих партий, не хотят поддерживать независимых кандидатов, потому что у них нет никаких шансов на победу.[63]

Возьмем для примера выборы президента США образца 2008 года. Как известно, на них победил демократ Барак Обама, а его соперником был республиканец Джон Маккейн. Это известно всем. Но уверены ли вы в том, что в избирательном бюллетене было только две фамилии? На пост президента России претендовало в том же году четыре кандидата. Неужели в самой демократической стране их было только двое, то есть в два раза меньше, чем в «деспотической» России? Не может такого быть, ведь выборы – это основа основ американской системы. Это Библия, Коран и Тора американской идеологии. Выборными в Штатах являются свыше 18 тысяч должностей, начиная с президента и заканчивая шерифом захудалого городка. Разве может быть, чтобы на главный пост в стране было всего два кандидата?

Конечно нет. Кандидатов было много, ведь США демократическая страна. Разные партии выдвинули достойных.




Как видите, все в порядке. Весь ассортимент политического супермаркета представлен. Тут тебе и социалисты двух сортов, зеленые и влекущая к корням американской демократии «партия бостонского чаепития».[64] Партия реформ, партия запрета – две независимые партии. Короче говоря, порядок полный – 11 партий, не считая республиканской и демократической. Для окончательной его «полноты» добавим еще одного кандидата, Ральфа Нейдера, который баллотировался самостоятельно. Подведем итог: на пост главы Соединенных Штатов Америки претендовало 14 кандидатов.

А теперь вам вопрос. Кого из 14 соискателей вы успели узнать за время их борьбы за высший пост в США? Убежден на 99 %, что никого, кроме кандидатов республиканцев и демократов. Маккейн и Обама. «Марс» и «Сникерс». Чип и Дейл. «Кока-кола» и «Пепси-кола». Принцип один и тот же. О несерьезности борьбы говорят даже эмблемы двух главных партий США: осел и слон. Шоу и есть шоу. Тут важен дизайн, подача и цветовое решение, а не мысли и идеи. Кто же во время шоу слушает идеи, кто вникает в их суть?

Выборная кампания длилась почти весь 2008 год. Каждый день нам рассказывали по телевизору, говорили по радио, печатали в газетах. Но что? Материалы только о двух кандидатах: Джоне Маккейне и Бараке Обаме. Вот мы и знаем именно этих кандидатов. Все опросы, все рейтинги печатали материалы только об этой «сладкой парочке». Велись прямые трансляции со съездов только ЭТИХ партий. Что же удивительного в том, что результатом такой промывки мозгов стал минимум голосов, отданный за любых других кандидатов, кроме Обамы и Маккейна?



Но ведь нам всегда говорили, что США – это общество равных возможностей. Где же, как не на выборах, получить этому подтверждение. Почему все СМИ говорят только о двух кандидатах, если их четырнадцать?

Потому что свобода есть не только у политиков, но и у журналистов. Они могут писать о том и показывать того, кого считают нужным. Кому интересны заранее обреченные на неудачу статисты? Никому, поэтому все внимание будущему президенту. А его выбирают всего лишь из двух человек, а вовсе не из четырнадцати. Не надо никого заставлять, все телеканалы и все газеты и так будут писать о кандидатах от республиканцев и демократов. Но результат выборов все равно непредсказуем?! Почему же, очень даже предсказуем. Выиграет либо Обама, либо Маккейн. В чем же непредсказуемость?

Но мало девятимесячной предвыборной кампании, когда СМИ говорят лишь о двух кандидатах из четырнадцати. Чтобы уж точно ни у кого не было даже миллимикронного шанса нарушить монополию демократов и республиканцев на власть, придуман еще один хитрый трюк. Он называется праймериз (primaries). Это так называемые первичные выборы, то есть внутрипартийные выборы единственного достойного, которые проходят практически в течение такого же периода времени, как и собственно выборы американского президента. Задача – отобрать из нескольких кандидатов от каждой партии того, кто пройдет во второй тур и будет представлять свою партию в борьбе за пост главы США. В чем хитрость? Да в том, что нам опять рассказывают более полугода обо всех перипетиях отбора только двух партий. Догадайтесь каких? Правильно, все тех же неразлучных демократов и республиканцев. С утра до вечера на телеэкране Обама и Маккейн борются со своими однопартийцами за право быть единственными кандидатами. На протяжении месяцев это новость номер один в новостях Штатов, а значит, и всего мира. А ведь выборы еще не начинались. Но по сути, они уже давно идут, причем самые настоящие. Пикеты, активисты, листовки, значки, телерепортажи, интервью, первые полосы газет и журналов. Американцев готовят загодя – ни одна другая партия (а уж тем более внепартийный кандидат) не может обеспечить к своей персоне такого внимания.

Сами праймериз тоже весьма интересно устроены. Казалось бы, какая разница рядовому гражданину США, какая партия кого выдвинет. Прошли съезды – выбрали кандидатуру, потом все равно гражданин получит на участке бюллетень и своим голосованием выразит отношение к этой партии. Так нет, кандидата выбирают столько времени, которое необходимо женщине, чтобы вы́носить ребенка. Почему так долго? Чтобы промыть мозги своему избирателю до девственной белизны. Все это время обрушивают на бедного обывателя огромный поток информации и прогнозов. Как сложится борьба, если демократы выдвинут Хиллари Клинтон, как будет – если Барака Обаму. И все время о кандидатах только двух партий. А повторение, известно, чья мать…

Кто участвует в праймериз? Логично предположить, что кандидата от партии выбирают члены этой самой партии. Не тут-то было. Оказывается, есть несколько видов праймериз. В закрытых принимают участие только зарегистрированные члены партии. Но если в штате проходят открытые праймериз, то в них может принять участие… любой житель штата, независимо от того, состоит ли он в партии![65] Придумано гениально – выборов официально еще нет, до них почти год, но они вовсю уже идут, а участвуют в них только кандидаты двух партий.

Какое же может быть равенство возможностей?

Какие равные шансы кандидатов?

Какая же это демократия?

Самая настоящая, говорят наши либералы. Это и есть демократия, это и есть эталон для всего человечества. «Действительно, источником мирового кризиса стала экономика США. Но Америка уже на протяжении более чем 200 лет показывала свою удивительную живучесть. А живучесть ее связана с довольно правильной основой. С тем, что Америка – это правовое государство, с тем, что там есть политическая конкуренция».[66]

Наши записные демократы ничего странного не замечают. То ли слепые они, наши либералы, то ли наивные. То ли живут в мире своих грез, не имеющем ничего общего с реальностью. А может, существуют другие, более материальные причины их безграничной любви к Соединенным Штатам Америки?

А теперь смотрите, насколько принципиальным является выбор между двумя кандидатами одной партии, который газеты и ТВ освещают на протяжении месяцев. Хиллари Клинтон или Барак Обама? Кто станет кандидатом демократов? Для всего мира эту новость подают как сверхважную. Кто же победит, кто же достойнее и лучше? А на самом деле никакой разницы нет вообще, ничем их программы не различаются. Почему мы можем это утверждать? Во-первых, потому, что борьба идет в рамках одной партии. Нет у штатовских партийцев левого и правого уклона, нет среди них уклонистов и отзовистов, нет меньшевиков и большевиков. А во-вторых, потому, что после победы свежеиспеченный президент Барак Обама назначает госсекретарем… Хиллари Клинтон, то есть своего соперника, с которым «насмерть» сражался на праймериз, с кем у него были «принципиальные» разногласия. Но вот он победил, стал президентом – и куда же все разногласия делись? А их никогда и не было. Американскому избирателю, по сути, предлагался чисто косметический выбор цвета и пола (как мебели в супермаркете). Что вам больше нравится: президент – черный мужчина с белой женщиной во главе внешней политики или президент – белая женщина с черным мужчиной, главой МИДа? Потому что если бы победила Хиллари Клинтон, она бы точно так же взяла Обаму в госсекретари.[67]

Но и это далеко не все сюрпризы, которые ждут человека, пожелавшего присмотреться к американским «демократическим» выборам.

В разных штатах США количество кандидатов в бюллетенях на выборах президента будет различаться!

«Чтобы попасть в эти списки (то есть в бюллетень. – Н. С.), претенденту на Белый дом необходимо либо официально выдвинуться от достаточно крупной политической партии, либо представить властям нужное количество подписей своих сторонников, при этом ценз для внесения кандидата в бюллетень каждый американский штат устанавливает самостоятельно».[68]

То есть в бюллетенях будут счастливчики, чьи фамилии окажутся повсеместно во всех Соединенных Штатах, и будут участники, которые попадут в списки только в некоторых штатах. Как такое возможно? Представьте себе, что в Башкирии и Татарстане, Санкт-Петербурге и Москве, Владивостоке и Екатеринбурге – везде во время выборов президента России мы бы получали бюллетени с разным количеством кандидатов. Где четыре, где три, где два. Можете себе представить гнев наших правозащитников и либералов? Это же каждому ребенку ясно, что если кто-то отсутствует в списках в некоторых частях страны, то шансов на всеобщую победу у него не будет. Количество штатов хоть и не совпадает с количеством наших административных единиц, но суть-то одна и та же.

Кто стоит в бюллетенях во всех штатах и имеет шансы на победу? Понятное дело, что кандидаты от демократов и республиканцев. Именно эти два господина и ведут борьбу, и в итоге один из этой двойки побеждает. Но даже этого отцам-основателям ФРС недостаточно. Надо подстраховаться от неожиданностей.

Как? Надо, чтобы не только ДВЕ главные партии США были ВАШИ. Надо, чтобы ВСЕ крупные партии США были ВАШИ.

«„Большую тройку" альтернативных политических сил в США составляют три партии: либертарианская партия, партия „зеленых" и конституционная партия. На президентских выборах имена их кандидатов будут представлены в бюллетенях большинства штатов. Кандидаты нескольких третьих партий представлены в бюллетенях десяти и менее штатов».[69]

Итак, кандидаты еще трех партий попадут почти всюду в списки, которые увидят в день выборов избиратели. Таким образом, у них есть призрачный шанс на победу. Если сравнить вышерасположенную таблицу результатов, то мы увидим, что голоса избирателей, кроме демократов и республиканцев, получают кандидаты именно этих трех партий. Зависимость понятная: стоишь в бюллетене – получаешь голоса, нет тебя там – голосов нет. Если стоишь только в одном или двух штатах, то в общем итоге это получается ничто.

Интересная система «равных возможностей» работает в США. Но этим ее чудеса не исчерпываются. Нас ждет очередной крупный сюрприз.

Оказывается все кандидаты на выборах президента США от трех альтернативных партий «большой тройки»… тоже республиканцы или демократы!

Смотрите сами.

1. Либертарианская партия.

«Бывший республиканский конгрессмен Боб Барр официально вступил в борьбу за выдвижение всего за пару недель до национального съезда либертарианской партии, но этого времени ему хватило».[70]

Всего одна цитата, а как много мы узнали. Оказывается, Роберт Барр – бывший член республиканской партии. Обратим внимание и на сроки выдвижения: никаких праймериз партии не понадобилось. Не было полугодичного шоу – хватило одной недели.

2. Партия «зеленых».

Синтия Маккинни. «Она бывший демократ, за плечами у нее годы работы в Палате представителей Конгресса и большой опыт критики в адрес республиканцев».[71]

3. Конституционная партия.

«Священнослужитель-баптист[72] Чак Болдуин… возглавлял в Пенсаколе, а затем на уровне штата Флорида отделение „Морального большинства" – общественно-политической организации известного проповедника и лидера религиозных консерваторов Джерри Фалвелла. Тогда Болдуин трудился на благо республиканской партии».[73]

Вот это номер. Все скакуны, кто имеет хоть какие-нибудь шансы на победу, из одной конюшни. Посмотрите еще раз на таблицу, где указано количество голосов, собранных кандидатами. За исключением независимого Ральфа Нейдера, все собравшие голоса – это Обама, Маккейн плюс большая тройка из той же обоймы.

А нам рассказывают красивые сказки о демократии и свободе выбора. Нет реальной и честной борьбы в США за президентское кресло, нет! Есть красивое дорогое шоу. Неужели Каспаров, Немцов, Касьянов, Познер и другие любители ТАКИХ выборов не знают сути происходящего в США? А если знают и понимают, но продолжают петь осанну Штатам, кто они тогда?

Чтобы подвести итог, скажем, что и кандидаты «третьего сорта» тоже частично из той же обоймы: «Когда отставной дипломат и бывший радиоведущий Алан Кейес боролся за выдвижение в президенты от республиканцев, из всех партийных кандидатов он был наименее заметным».[74] Остальные «борцы» за кресло в Белом доме – это кустарник, деревья и травка для украшения пейзажа американского политического ландшафта, чтобы он не выглядел унылым и однообразным…

Как у самой мощной крепости, у цитадели демократии, как себя любят назвать США, очень крепкая защита. От чужих? Нет, от своих. Чтобы, не дай бог, на американских выборах не победил гражданин США, не являющийся креатурой (ставленником) банкиров с Уолл-стрит.

Первая линия обороны – это две мощные партии, соревнующиеся друг с другом.

Вторая – это три второстепенные партии.

Но есть и третья линия. Дело в том, что граждане США не напрямую, как в России, выбирают президента. Они выдвигают выборщиков, которые уже выбирают главу государства. Тут и проходит третья линия обороны. Каждый американский штат дает разное количество выборщиков в общенациональную копилку, грубо говоря, пропорционально числу своего населения. Есть штаты важные, есть второстепенные, а есть, как сказал бы Ильич, архиважные. Наибольшее количество выборщиков (55 человек) приходится на наиболее населенный штат – Калифорнию. Флориду представляют 27 выборщиков, Техас – 34, наименьшее количество (по 3) имеют Юта, Монтана, Аляска, Вермонт, Делавэр, Вайоминг и Северная Дакота. Для контроля над ситуацией не обязательно присматривать за всеми штатами, надо лишь контролировать самые важные по количеству выборщиков. Именно здесь и не попадут в бюллетени те, кто не должен победить. И это уже гарантия того, что победят те, кто должен…

Представьте себе огромное казино. В центре его стоит рулетка. В ней не 36, а только 14 лунок. И вот уже на протяжении более двухсот лет[75] шарик падает только в две лунки. Всегда побеждают только две цифры: цифра 1 и цифра 2. В остальные 12 шарик никогда не попадает. И так сотни лет. Об этой «особенности» данного казино знают все посетители. Они убеждены, что обязательно выиграет «1» или «2». Разве результат непредсказуем? Непредсказуемым он был бы, падай шарик с одинаковой вероятностью в 14 лунок. А так две цифры имеют вероятность победы 50 %, остальные двенадцать – вероятность 0 %.

На какие цифры вы будете в таком казино ставить?

Не возникнут ли у вас сомнения, что в этом заведении не все чисто?

Не появится ли ощущение странности происходящего, что тут мошенничают? Что механизм прогнил? Что внизу, под бархатом и железом, какие-то «магнитики» к рулетке привешены?

Кстати, найдутся и чудаки. Зная, что вероятность выигрыша на других цифрах нулевая, они все равно на них поставят. Просто из чувства протеста…

Если вы хотите получать огромные прибыли от продажи газированных напитков, вам вовсе не нужно запрещать строительство новых заводов по производству лимонадов. Вам не надо взрывать и старые, не принадлежащие вам предприятия. Достаточно того, что все газеты, телевидение и радио будут с утра до вечера говорить о вашей продукции. Покупатель, зайдя в магазин, купит бутылку именно вашего напитка, а конкуренты исчезнут тихо и мирно.

Так просто? Да, так просто. Человек легко поддается внушению. Каждый! И при этом считает, что уж он-то точно внушению не поддается. Вспомните, сколько рекламы вы видите и слышите за сутки? Если бы она не давала эффекта, если бы мы все не покупали то, что нам навязчиво рекламируют, никто бы рекламу не давал и деньги на ветер не выбрасывал. Раз дают – значит, работает. Раз работает – то и дают. Причем не только в экономике. В политике реклама обладает тем же эффектом. Хотя, Вы, уважаемый читатель, конечно, считаете, что именно на вас все эти уловки не действуют. Должен вас разочаровать…

Нужно лишь учесть одну особенность человеческой психики. Каждый человек считает себя личностью, единицей, а не нулем и хочет, чтобы его уважали. Человек желает сам принимать решение. Ему неприятно, когда ему что-то навязывают, лишая возможности принять решение самостоятельно. Он хочет сам выбрать себе напиток. Поэтому на полке должен стоять не один лимонад, о котором говорят все и везде, а как минимум два. У «Кока-колы» обязательно должна быть своя «Пепси-кола». Иначе покупать «Кока-колу», стоящую в одиночестве, неинтересно. Нет выбора. Точнее говоря, его иллюзии. Потому что человеку в том самом строе, который гордо называется «демократией», дают не выбор, а его имитацию. Дело в том, что и первый и второй напиток через сеть компаний, фондов, офшоров, подставных лиц, зицпредседателей производят одни и те же лица. Что бы вы ни купили, прибыль попадет в тот же самый карман. Этой простой истины никак не хотели понять лидеры КПСС. Надо было обязательно создать многопартийную систему: КПСС-1 и КПСС-2… Этого никто не сделал, и поэтому в нужный момент в СССР не оказалось нового «готового напитка», когда народу осточертел старый.

На Западе давно существует многопартийность. Вернее говоря, двупартийность. Почти везде реально побеждают, а значит, действительно борются, только две, очень редко три политические силы. Остальные простые статисты. Есть две партии, борются два кандидата. А руководство этих партий и кандидатов находится в одних и тех же руках. На самом деле никакой борьбы нет. Есть лишь состязание в красноречии, умении держаться на публике. А по сути, между двумя клоунами, стоящими на сцене, нет принципиальных различий. Есть оттенки, не более того.

Что предлагал Обама? Вывести в течение восьми месяцев войска из Ирака, но зато ввести дополнительные контингенты в Афганистан и соседний с ним Пакистан, где окопалась легендарно-мифическая Аль-Каида.

Что предлагал Маккейн? Оставить войска в Ираке и Афганистане. О вводе войск в Пакистан речи не было.

Что в итоге? В ноябре 2008 года заключен новый договор между США и Ираком, согласно которому янки останутся там до 2011 года. Заключил его уходящий Буш, но с вероятностью 100 % Обама его не расторгнет. Найдутся веские причины, чтобы отложить быстрый уход из Ирака. Это может быть масштабный террористический акт, изменение геополитической обстановки. Предлогом может быть что угодно. А вот в Пакистан «зайти» Барак Обама не забудет. И уже увеличил воинский контингент в Афганистане.

Почему же так происходит? Потому, что внешняя политика США определяется не обещаниями той или иной персоны, данными в ходе предвыборных баталий, а стратегическими интересами этой державы. Под таким углом и надо трактовать поступки самой сильной страны мира. Все остальное – словесная шелуха, обертка для этой горькой политической пилюли.

Сегодняшняя политика вращается вокруг нефтяной и газовой трубы. Углеводороды – это кровь современной экономики. Тридцать процентов мировых запасов нефти находятся на Ближнем Востоке, поэтому США вошли в Ирак. Их интересовала нефть, а не поиски баз террористов или мифического оружия массового поражения. Выйдут ли они оттуда? Разумеется, нет.

Зачем американцам Афганистан? Посмотрите на карту. Рядом Средняя Азия, Китай, Индия, Пакистан, Иран. Нестабильность, искусственно создаваемая в этом регионе, может быть легко переброшена в нужном направлении. Место очень важное: находясь там, можно одновременно угрожать растущему главному сопернику – Китаю, оказывать давление на Россию, держать в узде Индию, угрожать Ирану. Любому, кто знаком с историей, понятна обильно политая кровью истина – афганцев покорить невозможно. За всю историю такого результата не добился никто. Не получится и у американцев, но находиться в этом месте для них столь важно, что контингент в Афганистане удваивается. А чтобы самим нести меньшие потери, придумывается «антитеррористическая коалиция», службу в далекой стране несут… латыши и эстонцы. Стоило уходить из СССР, чтобы опять попасть в Афган? Конечно, «стоило» – теперь жители этих стран могут ездить в США без визы…[76]

Рядом с Афганистаном находится Пакистан, который является союзником Штатов. Что, однако, не мешает американским спецназовцам с завидной регулярностью туда вторгаться. В поисках террористов, разумеется. И без разрешения самого Пакистана. Барак Обама как раз и собирается развивать эту добрую традицию. Цель все та же – нестабильность рядом с китайской границей.

Какие еще важные моменты американской политики мы не оценили? Иран. Здесь мы также увидим преемственность. «У избранного президента США Барака Обамы очень мало возможностей отойти от курса внешней политики, предложенного президентом Джорджем Бушем, – заявила госсекретарь США Кондолиза Райс в интервью газете The Financial Times. Она заявила, что новая администрация, скорее всего, продолжит политику Буша относительно ядерной программы Ирана».[77]

Ничего удивительного – Иран не менее своего истерзанного соседа Ирака богат нефтью и газом. Отсюда и интерес США. Повод – строительство АЭС, возможное создание ядерного оружия. Все, как и с Ираком: страну разбомбят, атомного оружия не найдут. Но никуда не уйдут, а останутся. Оккупация? Упаси бог. Правительство «свободного» Ирана само попросит американцев остаться, чтобы бороться с террористами, то есть с теми, кто начнет бороться с захватчиками своей родины. С таким же успехом гауляйтер Украины Эрих Кох мог называть террористами советских партизан. Ведь что они творили с 1941 по 1944 год, вы только подумайте! Взрывали мосты, портили рельсы, пускали под откос эшелоны. Все это приводило к гибели мирного населения, к невозможности наладить сносную жизнь в освобожденных от большевиков районах. А эти постоянные убийства полицейских и солдат, взрывы бомб, нападения на автоколонны, которые везли хлеб украинским и белорусским детям…

Так в чем же разница между кандидатами в президенты США, если, несмотря на их борьбу и обещания, политика Штатов не меняется ни на йоту? Нет ее? Разница есть. В налогах. Демократы обещают понизить налоги для бедных, а республиканцы – для богатых. И жители США, очень смутно представляющие себе вообще карту мира, а не то что политические проблемы планеты, выбирают не ВНЕШНЮЮ политику, а ВНУТРЕННЮЮ.

Вывод прост. Нет никакой разницы, кто побеждает на выборах президента США. Его внешнеполитические решения, насколько вообще можно прогнозировать мировую политику, уже давно решены теми силами, что устраивают на потеху публике красивое и дорогое шоу под названием «выборы президента США».

Это очень удобно. Играя на шахматной доске и за белые, и за черные, проиграть в принципе невозможно. Оба кандидата ваши. Не нужно подтасовывать результаты, нет нужды в фальсификациях.[78] Вы никогда не задумывались, почему на Западе никогда накал политической борьбы не выплескивается на улицу? Почему там невозможен «майдан», когда проигравший лидер оспаривает результаты выборов и организует беспорядки, плавно переходящие в государственный переворот? Почему неудачник всегда соглашается со своим поражением, причем мирно?

Высока культура политической борьбы, скажут либералы. Нет, никто не рвется к власти только потому, что настоящей борьбы за власть нет. Есть два нанятых одними и теми же силами честолюбца. Есть правила борьбы. Улыбаться, обещать, критиковать. Честная борьба – а там кого выберут. В случае поражения – красивый уход. (Обратите внимание, что проигравшие президентские выборы американские политики обычно уходят в тень.) Все равно, за исключением «косметики», политика будет неизменной. Никогда в США не придет к власти человек, поставивший своей программой роспуск НАТО, создание военного союза с Россией или ликвидацию американской армии в целях бюджетной экономии.

И главное для американского политика – никогда не покушаться на святая святых, на Федеральную резервную систему.

Теперь самое время задать вопрос: а как, с помощью каких сил можно контролировать весь избирательный процесс в огромной стране? Как контролировать пусть две, но весьма влиятельные политические партии? С помощью денег. Деньги и СМИ – вот главные средства политической борьбы. Но даже этот весьма короткий список можно еще вдвое сократить. Деньги дают контроль над СМИ. Значит, нужны только деньги. Газеты, телевидение и радио можно просто купить. И они на Западе давно куплены. Значит, путь к контролю над политической системой США, а через нее и над всем миром, лежит через концентрацию в одних руках финансовых активов. В избирательной системе, построенной в Америке, у кого больше денег и внимания СМИ, тот и побеждает. Если два ваших кандидата будут обладать бюджетами в тысячи раз большими, чем другие кандидаты, шансы на победу будут только у них. Как же сконцентрировать деньги только в своих руках?

Для этого есть прекрасный инструмент – ФРС. Он, собственно говоря, для этого и создавался. Если первичной задачей владельцев Федеральной резервной системы за пределами США стало сокрушение государств-конкурентов, то внутри страны цели поставлены были точно такие же, только в отношении банков и других финансовых институтов. Чтобы никто в США не имел денежных средств и не мог с помощью американского избирательного механизма провести во власть своего человека и простым изменением закона ликвидировать Федеральную резервную систему. Кощея можно убить простым росчерком пера, но Кощей знает об этой угрозе, поэтому давно позаботился о том, чтобы «перо» не попало во враждебные или ненадежные руки.

Наилучшим способом сокрушения конкурентов, наиболее простым и эффективным средством уничтожения финансового могущества противников является финансовый кризис. Все происходит будто само собой. Одни банки разоряются, другие остаются. Рынок есть рынок.

Но не надо думать, что все и всегда у банкиров с Уолл-стрит, придумавших ФРС, проходило гладко и легко. Конкурентов они ослабили и уничтожили, но когда их могуществу на всей планете угрожал лишь один Советский Союз, гнусное предательство чуть было разом не погубило все дело.

В следующей главе речь пойдет о Великой депрессии и об одном американском президенте…

Хотя почему об одном? О двоих…

5. Почему президент Джон Кеннеди был застрелен, а президент Франклин Рузвельт нет

Мы должны держаться вместе или нас, без сомнения, повесят поодиночке.

Бенджамин Франклин

К сожалению, независимость ФРС не является незыблемой. Свобода действий Комитета по операциям на открытом рынке гарантирована законом и может быть ограничена другим законом.

Алан Гринспен, глава ФРС

Президент, губернатор штата Техас и их жены улыбались и махали руками приветствующим их американцам. Солнечный день, отличная погода, отличная видимость. Да и кабриолет «Линкольн Континенталъ» давал отличный обзор. Можно было сделать хорошие кадры. Поэтому медленно двигающийся кортеж снимали десятки фотографов и операторов, среди которых было много любителей. На задних сиденьях автомашины – президентская чета, на откидных сиденьях впереди – чета губернаторская. Настроение великолепное, Даллас празднично украшен. Шум, приветственные крики. Именно поэтому Жаклин Кеннеди не услышала сухого, словно треск автомобильного выхлопа, щелчка. Отвлеклась на публику, махала рукой и лишь, поворачиваясь внутрь салона, увидела, что тело мужа стало заваливаться ей на плечо. Лицо президента исказилось, а правой рукой он схватил себя за шею, из которой хлынула кровь.

– Боже мой, что они сделали? – в отчаянии закричала Жаклин. – Боже мой, они убили Джека! Они убили моего мужа! Джек! Джек!

Неизвестный, стоящий перед рекламным щитом, только что раскрыл свой зонтик. На небе ни облачка, температура около 20 градусов тепла, следовательно, и не жарко. Зачем он раскрыл зонтик? Зачем проделывает им различные движения? Об этом в тот момент никто не подумал…

Впереди на руки жены упал губернатор Джон Коннели: кровавое пятно расплывалось на его одежде. И вовремя он упал! Другая пуля буквально размозжила голову президента США. Жаклин Кеннеди увидела, что кусок черепа ее мужа отлетел назад и упал на удлиненный бампер «Линкольна». Плохо понимая, что она делает, жена президента оставила умирающего мужа и бросилась на капот машины поднимать окровавленный кусок его головы…

Смертельно раненого президента доставили в госпиталь, где он скончался, не приходя в сознание, через 35 минут после покушения…

22 ноября 1963 года, 12 часов 35 минут, город Даллас, штат Техас, убийство президента Кеннеди. Пожалуй, самое известное и самое загадочное. Прошло уже более 45 лет, а до сих пор ответ на вопрос, кто убил 35-го главу Белого дома, остается открытым.

Есть официальная версия. Она гласит, что Джона Кеннеди из снайперской винтовки «Маннлихер-Каркано» итальянского производства застрелил Ли Харви Освальд, убийца-одиночка. Киллер стрелял с шестого этажа здания школьного книгохранилища, где работал. Однако количество загадок в этой истории превышает все мыслимые пределы, поэтому большинство американцев в официальную версию смерти своего президента не верят. Надо признать, что все основания для этого у них есть.

Странности начались сразу же после трагедии. Оцепившая место убийства полиция моментально сообразила, что снайпер должен был стрелять именно из здания книгохранилища. Там копы обнаружили открытое окно, три гильзы и винтовку, зарегистрированную на Ли Харви Освальда и, как выяснилось позже, даже с отпечатками его пальцев. Через 40 минут после смерти Кеннеди полиция уже знала имя, приметы и местожительство его предполагаемого убийцы. Никакой сложности в раскрытии преступления века не было. Убийца не изменил внешность, не спрятался. Однако полиция, зная домашний адрес Освальда, почему-то не послала агентов к нему на квартиру. Освальда… увидели на улице. Сержант полиции Джон Типпит, заметив похожего по описанию человека, попытался его задержать. Освальд, выхватив пистолет, застрелил полицейского. Вызывает недоумение нарушение полицейских правил Далласа: в полицейской машине должны были находиться двое полицейских, в то время как Типпит был один. Затем здание кинотеатра «Техас», где скрылся Ли Харви, было оцеплено полицией, а сам он арестован, но уже без единого выстрела. Согласно официальной версии, пистолет Освальда дал осечку. Задержанный по обвинению в убийстве полицейского и оказался единственным убийцей президента…

Но не все так просто. Существует любительская 26-секундная кинозапись момента убийства, сделанная Абрахамом Запрудером, благодаря которой сцена смерти Кеннеди была изучена покадрово. По официальной версии, были сделаны три выстрела (первый мимо, второй в шею президента с рикошетом в грудь, запястье и бедро губернатора, третий в голову Кеннеди). Так вот, на пленке явно видно, что тело президента в момент второго выстрела отбрасывается назад. А книгохранилище находилось позади кортежа, и пуля, выпущенная оттуда, должна была бы толкнуть тело вперед.[80] Это законы физики, и даже для президентов их отменить невозможно.

При анализе пленки Запрудера возникают и еще более неудобные вопросы. Получается, что на все выстрелы у убийцы ушло около пяти секунд. Для данной полуавтоматической винтовки с телескопическим прицелом это совершенно невероятно, ибо после каждого выстрела надо передергивать затвор. Минимально возможное время для совершения трех выстрелов превышает «норматив» Освальда. Специально приглашенные снайперы не смогли в течение пяти секунд произвести три выстрела, которые якобы сделал не являвшийся снайпером Освальд. Этот результат «достоин» Книги рекордов Гиннесса. Стрельба по движущейся мишени с такой скоростью и такой точностью сделала бы честь любому мастеру. Но все знавшие Освальда говорили, что, несмотря на свою службу в морской пехоте, он был никудышным стрелком.

Но что было делать следствию, если в книгохранилище лежало три гильзы? На это странное несоответствие закрыли глаза. Впрочем, как и на многие другие. Мы часто слышим о «проклятии фараона», благодаря которому все, кто участвовал в обнаружении гробницы Тутанхамона, быстро и загадочно умирали. У Джона Фитцджеральда Кеннеди не было гробницы, но все, кто имел несчастье хоть как-то соприкоснуться с его смертью, сами умирали при довольно странных обстоятельствах. Один дотошный ученый подсчитал, что математическая вероятность этой цепи смертей составляла 1/100 тысячи триллионов. А это значит, что естественным ходом событий она быть не могла.[81]

Первой жертвой «проклятия Кеннеди» стал его «официальный» убийца Ли Харви Освальд. Взятый с поличным, он всячески отпирался от очевидных, казалось бы, улик.

«Я не убивал президента Кеннеди. Я никого не убивал. Я не знаю, что все это значит…» – говорил он. Адвоката ему вызвать, кстати, так и не разрешили. В убийстве Кеннеди он не признался. А через два дня после смерти президента, во время перевозки из одной тюрьмы в другую, Освальд был застрелен. Убийца – Джек Рубинштейн (Джек Руби) – не имел доступа в недра полицейского департамента. Ему это не понадобилось.

Вдумайтесь: к человеку, подозреваемому в убийстве президента, запросто допустили постороннего с улицы, который его убил!

И не просто убил, а застрелил буквально в упор, сунув револьвер 38-го калибра прямо под ребра.[82] И это в самом начале следствия, в стране с жесткими правилами охраны свидетеля убийства или самого убийцы!

Это нереально, это немыслимо. Но это произошло в действительности.

После покушения Ли Харви Освальд был еще жив. Его быстро унесли в контору тюрьмы. Главный агент секретной службы Форест Соррелз увидел возле истекающего кровью Освальда «неизвестного полицейского в штатском», опустившегося на колени. Он делал пострадавшему искусственное дыхание. Агент Соррелз не знал этого человека. После нескольких попыток искусственного дыхания кровь из живота раненого хлынула с большой силой, что приблизило летальный исход. Ли Харви скончался.[83]

Может быть, в США никогда не убивали президентов?

Возможно, могучая сверхдержава в экономике и политике не имела никакого опыта в делах охраны важных персон и расследования злодеяний в их отношении?

Нет, история Соединенных Штатов полна печальных дат. Джон Кеннеди стал четвертым президентом США, павшим от руки убийцы. До него были убиты Абрахам Линкольн, Джеймс Гарфилд и Уильям Маккинли.[84] Поэтому американские спецслужбы должны были находиться во всеоружии. И уж если не смогли уберечь президента, то хотя бы сохранить попавшего в их руки подозреваемого было для них делом чести.

Однако страшные чудеса происходили одно за другим. В течение двух лет при странных обстоятельствах из жизни ушли шестьдесят два важнейших свидетеля – люди, которые могли бы многое показать по этому делу.[85]

Вот лишь некоторые факты.

♦ Джек Хантер, полицейский, побывавший сразу после убийства у Освальда на квартире, убит в полицейском участке. У полицейского якобы самопроизвольно выстрелил пистолет.

♦ Джем Косер, журналист, осматривавший вместе с Хантером квартиру Освальда, застрелен в своем доме.

♦ Таксист, который вез Освальда в день убийства президента от книгохранилища домой, погиб в автокатастрофе через неделю.

♦ Ключевой свидетель Ли Бауэрс, видевший, как из-за ограды стреляли «двое мужчин», разбился в автокатастрофе.

♦ Проститутка Роуз Шерами, которая провела ночь с пьяным офицером ЦРУ, сообщившим ей, что «через два дня Кеннеди будет убит», тоже разбивается на машине; столкнувшийся с ней водитель не найден.

♦ Хирург, производивший вскрытие тела президента и снимавший это на пленку, найден в своем доме застрелившимся. Будучи левшой, пистолет самоубийца сжимал в правой руке. Пленка с записью исчезла.[86]

Не избежал печальной участи и Джек Рубинштейн, застреливший Освальда. Через четыре месяца после гибели Кеннеди, 14 марта 1964 года, он был приговорен к смертной казни, но подал апелляцию и выиграл. В декабре 1967 года, когда Руби ждал назначения даты нового суда, у него неожиданно обнаружили рак. Он умер в больнице 3 января 1967 года. Со смертью Джека Руби исчезла возможность распутать запутанный клубок подозрительных странностей и невероятных совпадений. Убийца президента мертв, мертв и убийца убийцы.

А «чудеса» продолжались полным ходом.

♦ Джек Рубинштейн накануне своей смерти дал интервью журналистке Дороти Каллоген. Беседа продолжалась больше часа с глазу на глаз. Но Каллоген интервью почему-то не опубликовала, хотя это была бы стопроцентная сенсация. А потом она сама тоже внезапно умирает от передозировки наркотиков, хотя до этого никогда их не употребляла.[87]

♦ Нелли Коннели, жена техасского губернатора, лично видела, что пуля, поразившая ее мужа в машине Кеннеди, была выпущена «совсем с другой стороны».[88] Но ее показания даже не записали.

♦ Траекторию полета этой «второй» пули следствие нарисовало настолько замысловатую, что в прессе ее окрестили «магическая пуля». Судите сами: попав в шею президента, этот кусок свинца попал рикошетом в грудь, запястье и бедро губернатора.

♦ Три четверти очевидцев, видевших смерть Кеннеди – полицейские, жители города, врачи, – все утверждали: выстрелов было больше трех, стрельба велась спереди, а не сзади, стреляли явно разные люди с разных направлений. Но следствие упрямо держалось версии трех выстрелов Освальда-одиночки.

♦ На пленках, запечатлевших момент убийства, видно, что мотоциклисты кортежа сразу после выстрелов бросились не назад, где расположено книгохранилище и откуда, по утверждению следствия, стрелял Освальд, а устремились вперед, к мосту, откуда видели (или слышали) главную опасность.

♦ Врач Роберт Макклилланд, первым осматривавший тело Кеннеди, записал: «Пуля попала в горло, в затылке – выходное отверстие». После беседы в ФБР он заявил, что ошибся.[89]

♦ Находившийся некоторое время на хранении мозг Кеннеди, по которому можно было понять, откуда прилетели пули, таинственным образом исчез.

♦ Таким же невероятным образом пропали и пули, которыми был убит президент США. В уголовном деле не было ничего. Как утверждала пресс-служба правительства, пули… «распались в теле президента». Это говорилось на полном серьезе, словно убитый Кеннеди был терминатором, а не смертным человеком.[90]

29 ноября 1963 года приказом вице-президента Линдона Джонсона, автоматически ставшего главой государства, была учреждена специальная комиссия по расследованию обстоятельств убийства президента Кеннеди. Во главе комиссии, состоявшей из семи человек (двоих сенаторов, двоих членов палаты представителей, бывшего руководителя ЦРУ Аллена Даллеса и банкира Джона Макклоя), был поставлен председатель Верховного суда США Эрл Уоррен. Комиссия заслушала пятьсот пятьдесят два свидетеля, получила более трех тысяч отчетов судебных и правоохранительных органов, которые, в свою очередь, провели около двадцати шести тысяч бесед. Только свидетельские показания по делу составляли двадцать шесть томов. Однако доклад, который должен был пролить свет на таинственные обстоятельства «преступления века», лишь резко критиковал ЦРУ, ФБР и полицию Далласа за то, что они не смогли предотвратить гибель президента, которого застрелил маньяк-одиночка Ли Харви Освальд, сделавший три выстрела из винтовки системы «Каркано»…

Однако на этом вопрос не был закрыт. Очевидная странность выводов следствия, проигнорировавшего массу фактов, гибель почти всех свидетелей были настолько вопиющими, что в 1979 году конгресс США создал новую специальную комиссию по делу Кеннеди. Она вынесла вердикт: «Кеннеди погиб в результате заговора». Еще через три года результаты этого расследования были отменены – по требованию спецслужб его признали «некомпетентным».

В 1997 году последний из оставшихся в живых член комиссии Уоррена Джеральд Форд признался, что комиссией умышленно были внесены неверные данные в протоколы вскрытия тела. Была «подкорректирована» и траектория полета пули. ЦРУ и ФБР торжественно обещают рассекретить «досье Кеннеди» лишь в 2003 году.

Видимо, до этого момента мы не узнаем правды о том, кто и зачем убил Джона Кеннеди. Так пишут все, кто так или иначе затрагивает далласскую трагедию и последующие таинственные события. Однако мы можем узнать это раньше. Расследование преступления – это дедукция. Дедукция – это логика. Это поиск подозреваемых, это поиск улик и мотивов. Главная улика в деле убийства Кеннеди – это само следствие, его выводы, некомпетентность и торопливость. И ведь убили не богом забытую и одинокую старушку, а президента мощнейшей державы мира. И брат убитого был в тот момент генеральным прокурором (министром юстиции) США. Даже его власти оказалось недостаточно, чтобы обеспечить полноценное и честное расследование. А ведь то, что очевидно нам сейчас, даже при самом поверхностном знакомстве с обстоятельствами дела, было сразу понятно и семье погибшего президента: дело нечисто. Это простым американцам можно показывать и рассказывать что угодно. Но жена Жаклин Кеннеди сама видела, как пуля убийцы снесла череп ее мужу. И она видела, что пуля летела спереди, а никак не сзади, где, согласно полицейской версии, находился Освальд.

Семью Кеннеди было не обмануть. Именно вмешательства Роберта Кеннеди боялись организаторы смерти президента, так торопливо, через два дня, подставившие Ли Харви Освальда под пулю. Брат президента не успел вмешаться, а чтобы шансов изменить ход следствия у него не осталось, главный подозреваемый с помощью «искусственного дыхания» отправился в мир иной.

Что это значит? Только то, что организаторы убийства президента были не просто группой заговорщиков или мафиози, а обладали реальной и огромной властью в американском государстве. Такой огромной, что могли заставить всю правоохранительную машину США делать все, чтобы это преступление не было раскрыто, а семью Кеннеди – послушно закрыть на это глаза.

Кто же мог это сделать? Мафия, кубинские эмигранты? Нажать на курок мог любой, а вот заставить следствие не замечать очевидных фактов, не видеть того, что любой из нас может заметить на пленках и фотографиях, они не могли. Равно как и наш отечественный КГБ. Не обладали такой властью и ЦРУ с ФБР. Ведь эти структуры не сами решают, кого убрать, а кого оставить в живых, даже за рубежом, не говоря уже о самих Соединенных Штатах. У таких структур всегда есть политическое руководство, они не работают сами по себе, они только руки, всегда еще есть и голова. И приказы отдает именно она.

Еще важный факт. Министр юстиции Роберт Кеннеди не решился опровергнуть результаты следствия и выводы комиссии Уоррена. Почему? Потому что он знал, кто убил его брата. И понимал, что даже министр юстиции ничего сделать не может. «Прощайте, но не забывайте», – сказал однажды Джон Кеннеди. Его брат не простил и не забыл ничего. Роберт Кеннеди тоже решил стать президентом. И вот, к слову, еще одна причина, по которой праймериз в США – это нужная и полезная штука. Пока идут эти предварительные выборы, можно заблокировать путь к власти для нежелательной фигуры. После того, что сделал Джон Кеннеди (об этом чуть позже), ни один представитель этого клана более президентом в США стать не должен. Роберт Кеннеди попытался. Он был одним из возможных кандидатов, участвуя в праймериз демократической партии. И фактически победил, чем подписал себе смертный приговор. 4 июня 1968 года, сразу после победы на предварительных выборах в штате Калифорния, которая делала его кандидатом демократов на выборах президента, Роберт Кеннеди был убит в отеле Ambassador.

Его смерть окружена не меньшими тайнами. «В Лос-Анджелесе, в связи с убийством Роберта Кеннеди (с которым меня связывали добрые отношения), тоже не обошлось без запутывания следов преступления. Я могу это утверждать, поскольку мне довелось присутствовать на пресс-конференции в госпитале, где скончался Роберт. Тогда лишь немногим журналистам продемонстрировали документ, где был зафиксирован пороховой ожог на затылке Роберта Кеннеди. Этот ожог мог появиться только при выстреле в упор. Серхан Серхан, которого власти США объявили убийцей Роберта, стрелял в него спереди, а смертельный выстрел был нанесен сзади. Данный ключевой документ фигурировал в деле об убийстве и всего три дня демонстрировался прессе. В ходе же дальнейшего следствия исчез из него вообще. Я лично, в связи со всем вышеизложенным, полагаю, что Роберта убил его телохранитель, стоявший за его спиной и стрелявший в упор»,[91] – такую точку зрения высказал известный обозреватель советского времени Валентин Зорин.

Вновь мы видим удивительную вещь, когда американская власть зачем-то фальсифицирует результаты расследования и скрывает истину. Значит, правду об убийстве Роберта сказать нельзя, точно так же, как и правду о смерти Джона Кеннеди…

Смерть главы такого мощного государства – всегда событие исторического масштаба. Особенно насильственная. Многие руководители разных стран умирали не своей смертью в своих постелях, взорванных самолетах, за обеденным столом. Насильственная смерть правителя – это, по сути, всегда государственный переворот, особенно когда сама власть, оставшаяся после смерти ее главы, всячески пытается что-то скрыть.

Чем же не устроил политическую элиту США Джон Кеннеди? Может, собирался строить в своей стране развитой социализм?

Нет, ревностный католик, Кеннеди был последовательным сторонником американского образа жизни и никогда не собирался строить коммунизм.

Может быть, Кеннеди, словно наш Горбачев, по-тихому, прикрываясь красивыми словами, сдавал геополитические позиции США во всем мире?

Нет, именно в период его правления случился так называемый Карибский кризис, послуживший началом военного конфликта между США и СССР. И Кеннеди проявил огромную твердость, заставив Хрущева пойти на уступки и вывести ракеты с Кубы. Кстати, всего за год до убийства, ведь Карибский кризис случился в октябре 1962 года. Так что слабаком или соглашателем он явно не был.

Может быть, Карибский кризис был единственным проявлением правильного поведения этого президента США, а во всех остальных случаях он вел себя иным образом?

Нет, именно в правление Кеннеди Штаты активно наводили «демократический порядок». Точнее говоря, пытались его навести на Кубе и во Вьетнаме…

Ночью 17 апреля 1961 года ЦРУ начало операцию вторжения на Кубу. Отряды кубинских эмигрантов, прошедшие подготовку в лагерях ЦРУ и сведенные в так называемую «бригаду 2506», высадились на берег в заливе Кочинос у Плайя-Ларга и Плайа-Хирон. Кроме стрелкового оружия у них имелось около 10 танков «Шерман» и 20 бронемашин. 19 апреля 1961 года бои закончились полным поражением «контрас». В головном танке Т-34, атаковавшем американские танки, находился лично Фидель Кастро, завоевавший любовь кубинцев и свой огромный авторитет совсем не на пустом месте.

Может быть, Кеннеди был противником такого решения вопроса?

Нет. План вторжения Джон Кеннеди одобрил сразу после инаугурации, в январе 1961 года. Не бросил американский президент и попавших в плен к фиделистам кубинских эмигрантов. Пленные были выкуплены за $62 млн.[92] И на этом президент Кеннеди не успокоился. Он боролся против врагов своей страны, отстаивал ее интересы до самой последней возможности. После провала военного вмешательства просто поменяли способ устранения неугодного режима. Теперь это экономические и политические диверсии. Подготовлена операция «Мангуст», которая должна была вызвать паралич кубинской экономики. Для дезорганизации ключевой отрасли острова Свободы – производства сахара – используются вредные химические вещества. В «Мангусте» задействованы около 400 сотрудников ЦРУ. Ее финалом должно было стать свержение Кастро. Предпринимаются и новые попытки убийства вождя кубинской революции. Конец активной антикастровской кампании положил лишь упомянутый нами Карибский кризис, когда в обмен на вывод советских ракет США дали гарантии, что вторжение на Кубу не повторится.

Любопытно также, что всеми этими «пикантными» подробностями американской политической кухни занимался не только президент Джон Кеннеди, но и его брат. Министр юстиции США Роберт Кеннеди лично контролировал ход операции «Мангуст». Значит, и он был посвящен в святая святых деятельности спецслужб и доверие к нему у ЦРУ было полное.

Во время правления Кеннеди американцы не только вооружали армию Южного Вьетнама, но и предприняли первые шаги к активному участию в войне. В декабре 1961 года в страну были переброшены первые регулярные подразделения Вооруженных сил США – две вертолетные роты, призванные увеличить мобильность правительственной армии. Постоянно наращивался советнический корпус в стране. Американские советники занимались подготовкой южновьетнамских солдат и участвовали в планировании боевых операций.

Итак, мы видим, что Джон Кеннеди был обычным, если так можно выразиться, американским президентом: последовательно отстаивал интересы своей страны, боролся с ее врагами. И претензий к нему как к лидеру страны у политической элиты не должно было быть. Но – видимо, претензии, очень серьезные претензии – у американской власти к этому президенту все-таки были. Ведь только сама власть могла ТАК вести следствие по делу о его убийстве.

Так почему же Джон Кеннеди, а затем и Роберт Кеннеди были убиты?

На этот вопрос, прочитав главу, вы сможете ответить сами. А теперь, дорогой читатель, вернемся назад. Ведь в этой главе речь пойдет не об одном, а о двух американских президентах. И рассказывать о них мы будем не в хронологическом, а в логическом порядке. На дворе 1918 год. Только что отгремела Первая мировая война. Ее итогом стала ликвидация крупнейших мировых империй, соперничавших с англосаксами, и создание новой империи бумажного доллара. Но пока еще в 1918 году «зеленый», простите за каламбур, был вполне золотым.[93] И у доллара, и у фунта, и у франка сохранялось золотое содержание. Путы золотого стандарта по-прежнему связывали Федеральную резервную систему и ее владельцев, не давая развернуться во всю ширь и залить мир потоком ничем не обеспеченной наличности. Перспективы, от которых захватывало дух, зависели от количества желтого металла в хранилищах. Чтобы иметь возможность печатать деньги сколько душе угодно и не пользоваться этим, нужно быть воистину святым или, в крайнем случае, убежденным большевиком-марксистом. Но мы знаем, что Федрезерв основали, владели им раньше и владеют сейчас не альтруисты и филантропы, а банкиры, финансисты. Они не святые и никогда ими не были. Изначально создание ФРС было цепью продуманных шагов по установлению мирового господства. Часть этого пути успешно проделана, надо двигаться дальше.

Давайте мысленно поаплодируем ребятам. Что ни говори, а придумали они все очень неплохо. Под каждый шаг было подведено обоснование, для каждой горькой пилюли заранее заготовили красивую обертку. Правда, одну и ту же на все случаи. Какое обоснование, какую причину можно придумать, чтобы сделать деньги ОКОНЧАТЕЛЬНО БУМАЖНЫМИ? Да ту же самую, благодаря которой в Соединенных Штатах на свет появилась ФРС.

Кризис – вот любимое обоснование для переформатирования (незаметного непосвященным) финансового устройства мира. Да и для переделки самого мира это средство подходит лучше всего. Поэтому у каждого кризиса несколько целей. Он многослоен, как пирожок. А ведь война – это тоже своего рода кризис, только еще более жуткий, кровавый. Смело можно утверждать, что все изменения, все «этапы большого пути» владельцев ФРС к мировому господству проходили, проходят и будут проходить путем искусственной организации кризиса, будь то обвал на бирже, война или падение курсов валют и ценных бумаг.

Великая депрессия, случившаяся в США в первой трети XX века, является ярким тому примером. Вообще при изучении событий этого кризиса параллели возникают сами собой. Нынешний экономический коллапс наступил сразу после невероятного расцвета. Точно так же было и раньше. Президент США Калвин Кулидж, уходя в отставку в 1928 году, говорил: «Страна может с удовлетворением смотреть на настоящее и с оптимизмом – в будущее». Казалось, так и будет: Америка расцветала. Почему? Потому что Федеральный резерв резко увеличил денежную массу, находящуюся в обороте. И чем выше был подъем, тем ужаснее и тяжелее было падение, которое планировалось просто катастрофическое. Небывалое в истории не только США, но и всего мира.

Зачем?

Владельцы «печатной машинки» готовились за бесценок скупить Соединенные Штаты.

Не всю страну, конечно. Но элементарное чувство безопасности требовало уничтожить все серьезные неподконтрольные им финансовые структуры. Для чего? Чтобы никто и никогда в США не смог бы, воспользовавшись победой на выборах, изменить законодательство и простым росчерком пера уничтожить ФРС. Чтобы никто не сумел таким же способом создать новую ФРС, владельцем которой были бы уже другие люди. Только финансы, только огромная сила денег, помноженная на силу СМИ, может привести политика к власти. Никакой другой финансовой мощи в США больше не должно быть. Это первый аспект Великой депрессии. Так сказать, «защитный». Но был и «наступательный». При общем коллапсе экономики можно было легко и, главное, очень дешево купить наиболее лакомые куски промышленности. Чтобы опять-таки сконцентрировать всю финансовую мощь в одних руках. Хоккейные болельщики со стажем помнят, что подобная ситуация подавляющего доминирования одной силы сложилась в чемпионате СССР. Чемпионат Союза по хоккею превратился в спектакль с заранее известным финалом. Борьба шла за второе и третье места, а первое из года в год доставалось столичным армейцам. Почему? Команда ЦСКА превосходила своих соперников на голову, правдами и неправдами собирая в своем составе лучших игроков страны. Она реально была самой сильной – и ее превосходство старательно поддерживалось из сезона в сезон.

Так может быть, могуществу сообщества банкиров никто не угрожал? Какой смысл им провоцировать проблемы внутри своей собственной страны? Такой вопрос часто задают люди, не очень разбирающиеся в принципах политической игры и плохо знакомые с историей. К 1920 году Джон Морган «безраздельно властвовал над американским финансовым миром».[94] В доме номер 23 по Уоллстрит было построено величественное здание, в котором располагалась штаб-квартира его банка. Это здание стоит до сих пор. Но даже сегодня, если вы приедете в Нью-Йорк, вы можете видеть следы происшествия, случившегося 89 лет назад.

«На фасаде похожего на крепость здания еще сохранились выбоины от взрыва, прогремевшего в 1920 году, когда в разгар рабочего дня перед резиденцией банка взлетел на воздух конный фургон с динамитом и шрапнелью. В результате террористической акции десятки людей погибли и получили ранения <…> установить достоверную картину трагедии так и не удалось».[95]

И это было не единственное покушение на могущество Джона Пирпонта. Накануне Первой мировой войны, то есть когда ФРС еще только начинала свою работу и находилась в зародыше, конгресс США решил раздробить огромную империю Моргана, видимо, уже тогда ощущая угрозу. Так вот, уже на начало 1914 года под его контролем находилось свыше $20 млрд. Это совершенно фантастическая сумма для того периода, хотя и в наши дни она смотрится очень неплохо…

Существуют два способа достижения победы в любой войне: либо разбить противника на поле сражения, либо сделать для него продолжение борьбы невозможным. Разрушить экономическую основу, лишить средств сопротивления. Банкирам, владельцам ФРС, могли противостоять только деньги. Другие, чужие. Так вот средством уничтожения чужой финансовой мощи и был кризис…

«Все богатство, так быстро накопленное в предшествующие годы в виде бумажных ценностей, исчезло. Процветание миллионов американских семей, выросшее на гигантском фундаменте раздутого кредита, внезапно оказалось иллюзорным. Мощные промышленные предприятия оказались выбитыми из колеи и парализованными. За биржевым крахом, в период между 1929 и 1932 годом, последовало непрерывное падение цен и, как следствие этого, сокращение производства, вызвавшее широкую безработицу»,[96] – так описывает Великую депрессию в США Уинстон Черчилль.

Вот всего лишь несколько цифр.

♦ Во время Великой депрессии в США было 15 млн безработных.[97] В другом, не менее солидном источнике мы найдем еще более ошеломляющий результат – 17 млн безработных.[98]

♦ Добыча угля в США снизилась на 42 %, выпуск чугуна – на 79 %, стали – на 76 %, производство автомобилей – на 80 %. Из 297 доменных печей действовало только 46.[99]

♦ Всего за годы кризиса в США потерпело крах фантастическое число предприятий и фирм: 135 747. В небытие ушло 10 000 банков.[100]

Это факты. Такого кошмара не переживала ни одна экономика мира, даже в военное время. А ведь в 1929 году Соединенные Штаты ни с кем не воевали. И на страже стабильности и порядка в финансовой сфере стояла Федеральная резервная система. Между прочим, она как раз для этого была создана – для предотвращения кризисов.

Так каким же образом произошла катастрофа?

Помните, что сказал сэр Уинстон Черчилль? Раздутый кредит. Кредит и раздували. Для создания финансового кризиса первоначально требовалось раздать в долг как можно больше денег. Что для этого нужно? Только две «вещи»: кредитор и заемщик. Для «создания» кредитора Федеральная резервная система быстро увеличила денежную массу почти в полтора раза: с $31,7 млрд в 1921 году до $45,7 млрд в 1929 году. Через построенную систему Федрезерва средства давались «нужным» банкам, которые, в свою очередь, кредитовали другие банки и организации. Через пару уровней наличность расползается в виде кредита по карманам обывателей и мелких предпринимателей.

Заемщика «создавали» средства массовой информации, наперебой предлагавшие американцам брать кредиты для улучшения качества своей жизни. Вспомнили 2007, 2006, 2005 годы? Для надувания финансового пузыря в наше время представители банков в России засели в магазинах бытовой электроники, хватая за руки всех туда приходящих, а в США раздавали ипотечные кредиты всем подряд. Однако жизнь в кредит на Западе стала входить в моду именно накануне Великой депрессии. В Штатах в начале XX века для начала подкорректировали законодательство, предложив своим гражданам легко и быстро разбогатеть. Лохотрон с тех пор практически не изменился – это игра на бирже.

Снизив проценты на кредиты, с одной стороны, с другой – предложили эти кредиты вкладывать в акции. По условиям кредитов, под покупку акций (так называемый маржинальный займ) для игры на бирже теперь не нужно было иметь 100 %-ной стоимости акций. Достаточно было внести всего 10 %, и за эти деньги новоиспеченный игрок получал путем кредитования полноценные 100 % акций. На примере сегодняшнего дня в любой экономической сфере мы видим, что снижение «порога входа» приводит к взрывообразному увеличению числа покупателей. Тех, кто имеет десятую часть, на порядки раз больше, чем имеющих всю сумму целиком. Народ валом повалил на биржу в 1920-е годы, точно так же как россияне – за телевизорами и холодильниками в наши дни.

Кто оплачивал недостающую сумму? Биржевой брокер, который, в свою очередь, брал на эти нужды банковский кредит. В итоге в выигрыше оказывались все: у брокера увеличилось число клиентов, клиент при росте стоимости акций всего на 10 % оказывался в выигрыше, а увеличившееся количество покупателей приводило к удорожанию акций.[101]

Был в этом вкусном сыре и маленький незаметный кусочек мышеловки: владелец акции, внесший десятую часть ее стоимости, должен был в течение 24 часов при первом требовании брокера внести оставшиеся средства. Но такое условие никого не беспокоило. Ведь курс акций за счет огромного притока биржевых игроков взмыл в поднебесье. Начался стремительный подъем. На бирже делались состояния. Чтобы поучаствовать в этом празднике жизни, американцы брали кредиты, на которые покупали акции. В 1923 году фондовый индекс Dow-Jones находился на уровне 99. А 3 сентября 1929 года он достиг рекорда, учетверившись за 6 лет, – 381,17. «Каждый способен разбогатеть на бирже!» – гласила обложка популярного женского журнала. По иронии судьбы, он вышел в свет за день до полного краха. В 1932 году индекс Dow-Jones опустился до 41. Рынок восстановился до докризисных значений спустя 39 лет – лишь в 1954 году индексы превысили уровень 3 сентября 1929 года…

Откуда на волне всеобщего подъема возникает страшный призрак обвала? Так ведь делая деньги и давая их в долг, вы всегда можете и перестать их давать, а старые долги потребовать к оплате.

Механизм организации финансового кризиса довольно прост: новых денег не давать, а старые долги потребовать вернуть.

Так и была сделана Великая депрессия, по этому лекалу выкроен и финансовый кризис образца 2008–2009 годов. Банки, подконтрольные Джону Моргану и его партнерам, потребовали возврата кредитов. Причем массово и разом. Что оставалось биржевым брокерам, которые по договору с покупателем, кредитуя его на пресловутые 90 %, сами занимали эти деньги у банка? Потребовать оплаты от своих клиентов, причем в 24 часа. Что могли сделать несчастные американцы, никогда не думавшие о возможности такого развития событий? За 24 часа денег им было не найти. Оставался один способ – продать акции на бирже.

А теперь представьте себе, что на биржу разом пришли все владельцы акций, причем с одной целью – продать их.

А вот с целью покупки не пришел никто.

Поначалу…

Падение акций на Уолл-стрит началось 24 октября 1929 года, в Черный четверг. Спрос превысил предложение? Нет, спроса просто не было, было одно только предложение. Поначалу…

Началась паническая и отчаянная распродажа акций. Ведь всем была нужна наличность, а вот акции – практически никому.

Весьма любопытный момент: во всех публикациях на тему Великой депрессии и биржевого краха вы всегда прочитаете, что все акции были проданы за бесценок, но никогда не прочитаете, что они были за бесценок куплены.

Кто же покупал все продававшиеся акции?

В первый день инвесторы продали около 13 млн акций. Но это было лишь начало. Потом за Черным четвергом последовали Черная пятница, Черный понедельник и Черный вторник. Было распродано еще порядка 30 млн акций. За копейки, точнее говоря, за центы. Миллионы, буквально миллионы инвесторов были разорены. Убытки составили примерно $30 млрд – столько же, сколько США потратили на Первую мировую войну. Сами организаторы кризиса, зная, когда и как он начнется, заранее избавились от ненужных активов. Теперь эти десятки людей, под аккомпанемент падающих из окон инвесторов-банкротов, стали владельцами практически ВСЕГО.

Вот тогда-то количество банков в Америке сократилось с десятков тысяч до нескольких сотен. И большинство их теперь уже принадлежало «правильным людям». Денег больше не было ни у кого. И что тогда сделала Федеральная резервная система, призванная бороться с кризисом? Думаю, правильный ответ вы уже нашли: вместо того чтобы помочь экономике вливанием в нее финансов, ФРС сделала все наоборот. Объем денежной массы, тщательно наращивавшийся перед кризисом, был после него сокращен с $45,7 млрд в июле 1929 года до $30 млрд к июлю 1933 года.

Теперь можно было двигаться далее. Проблема была создана – требовалось предложить ее решение. Но для того чтобы американский народ принял это решение, а точнее говоря, с ним смирился, проблему следовало раздуть до космических масштабов. Фондовый кризис и падение котировок акций должны были превратиться в Депрессию, писать которую следовало с большой буквы. Инструмент усугубления проблем имелся. Это и была Федеральная резервная система. В ситуации, когда после краха на Уолл-стрит все нуждались в деньгах и экономика США походила на человека, потерявшего большую часть своей крови, ФРС не стала увеличивать денежную массу. Наоборот, она ее сократила в несколько раз! В итоге биржевой крах стал крахом всеобщим. Люди в дорогих костюмах с плакатом «Согласен на любую работу» стали неотъемлемым атрибутом американской действительности 1930-х годов.

Каково же было решение проблем? Новая личность, новый курс. 4 марта 1933 года президентом США стал Франклин Делано Рузвельт. В России отношение к этому политику положительное. Так уж принято считать, что он, не в пример Черчиллю, был более верным и покладистым союзником СССР в смертельной схватке с фашизмом. Но эта книга не о Второй мировой войне, она о кризисе. Франклин Рузвельт Америку из кризиса вывел. В учебниках истории даты Депрессии так и пишут: 1929–1933, полностью связывая выздоровление американской экономики с его приходом в Белый дом. Между тем Франклин Делано Рузвельт был для США весьма горьким лекарством. И его приход к власти был подготовлен и задуман теми же кашеварами, что заварили всю эту страшную Депрессию. Но даже не ее расхлебывание было главной задачей Рузвельта.

Ему предстоял поистине великий труд, сложнейшая и ответственнейшая задача.

Спасение Соединенных Штатов от углублявшегося кризиса?

Нет.

Главной задачей Рузвельта было уничтожение золотого стандарта.

Именно в этом и заключалась главная цель Великой депрессии. Доллар было необходимо отвязать от считавшихся до сих пор вечных ценностей. Доллар сам должен был стать главной мировой ценностью и фактически занять место золота. Но пока оно, золото, играло эту роль само, бумажный бакс всегда был обречен оставаться в его тени.

То, что произошло в США в 1933 году, даже россиянам, пережившим массу неприятных вещей – от большевистской продразверстки до дефолта 1998 года, – покажется совершенно невероятным. Под предлогом «антикризисных» мер Рузвельт провел радикальные преобразования. Демократическими, в современном понимании этого слова, их могла бы назвать разве только Валерия Новодворская. Безработным клеркам, ранее не поднимавшим ничего тяжелее перьевой ручки, дали в руки лопату и отправили строить автобаны и общественные здания. Не хочешь или не можешь копать и долбить глинозем? Хорошо, лишаем тебя пособия по безработице. Деваться было некуда – американцы работали фактически за еду.

Когда вы в очередной раз будете читать о том, каким умницей и патриотом оказался первый в американской истории президент-инвалид, рассказ о событиях 30-х годов пойдет именно в таком ключе. Смело, быстро, решительно. К примеру, в марте 1933 года был создан «Гражданский корпус сохранения ресурсов». Под красивым названием скрывалась не такая уж красивая реальность, очень напоминавшая трудовые армии, когда-то придуманные товарищем Троцким. Но если в СССР идея Льва Давидовича даже видавшим виды большевикам показалась чересчур смелой и осталась просто идеей, то в США она была воплощена. Безработная молодежь «направлялась», а точнее говоря, «отправлялась», в отдаленные регионы страны «для сохранения ресурсов». Работа была тяжелая, под термином «сохранение ресурсов» понималось не только создание лесонасаждений и благоустройство парков, но и очистка лесов, и строительство автомагистралей. К январю 1934 года на них было занято уже 5 млн человек. Оплата – $1 в день.

Да, реформы Рузвельта были решительными и быстрыми, но быстроту им придавал тот простой факт, что кризис углубился настолько, что ставил под сомнение само существование государства. Уже были случаи голодной смерти – и это в стране, где было полно продовольствия. В конце концов, целью банкиров, владельцев ФРС, было вовсе не уничтожение на корню американкой промышленности и государственности, а всего лишь ослабление их для подчинения своей власти. Ослабление состоялось, теперь надо было быстро подчинять, а затем так же быстро восстанавливать государственную мощь.

Это важный момент – реформы Рузвельта проводились не вопреки воле закулисных властителей заокеанской державы, а по их прямому заданию и благословению.

Занятые общественно полезными работами, американцы и не заметили, как быстро изменилась финансовая система страны. Едва придя к власти, Рузвельт объявил так называемые «банковские каникулы». Все финансовые учреждения были принудительно закрыты на одну неделю. Сделано это было вовсе не для «успокоения вкладчиков», а для того, чтобы ни один частный вкладчик не мог забрать свои сбережения. Потому что одновременно было объявлено об отмене золотого стандарта доллара. Тут же свет увидел президентский указ № 6102, гласивший:

♦ «Секция 2. Сим приказом все лица обязуются до мая месяца 1933 года сдать все золотые монеты, золотые слитки и золотые сертификаты – Федеральному резервному банку либо его филиалам или агентствам, являющимся представителями Федеральной резервной системы».

♦ «Секция 9. Кто по своей воле нарушит приказ президента <…> либо какую-либо норму из него <…> будет подвергнут штрафу на сумму не более $10 000 или, если это физическое лицо, то может быть подвергнуто тюремному заключению на срок не более чем 10 лет, либо обоим наказаниям сразу».

Население обязывалось в течение одного месяца (!) сдать все имевшееся у него золото в ФРС. Частное владение золотыми слитками и монетами, за исключением коллекционных, было объявлено незаконным. Взамен американцы получали бумажные доллары, которые отныне заменяли собой золото в качестве средства накопления. Тех, кто не хотел сдавать доллары и другую валюту в большевистском Петрограде, тащили в ЧК. Жителю демократической Америки образца 1933 года, не желавшему отдать накопленный драгметалл, грозил громадный штраф в $10 000 (вспомните, что работали американцы за доллар в день!) или десять лет тюрьмы.[102]

Грабеж своего собственного населения прошел безболезненно, ведь все средства массовой информации преподносили его как важную антикризисную меру. «Консолидация ресурсов страны необходима, чтобы вывести Америку из Депрессии», – говорил Франклин Рузвельт. Под шумок глава страны делал то, ради чего он стал президентом: забирал золото у своего народа. В одном из голливудских боевиков преступники решили ограбить Форт-Нокс, государственное золотое хранилище. Вот туда-то и свезли все отобранное Рузвельтом золото, там оно по сию пору и лежит. Выкупив золото у граждан по $20,66 за унцию, Рузвельт моментально поднял стоимость золота до $35 за унцию, объявив девальвацию национальной валюты.[103]

Золотой стандарт был отменен. Сначала в Соединенных Штатах, потом повсеместно. «После Великой депрессии 1930-х годов золотой стандарт был отменен практически во всем мире».[104]

Это значит, что мировая торговля была подготовлена к тому, чтобы в перспективе эра золота ушла в прошлое. Американец более не мог поменять доллары на золото.

Было сделано главное – теперь американцы могли копить только бумажные деньги, а не золотые слитки или монеты.

Каким образом удобнее всего копить бумажные деньги?

Разумеется, обратившись в банк, открыв там счет, то есть обратившись к банкирам!

Кто создал ФРС? Банкиры. Вся огромная страна разом стала гораздо больше нуждаться в услугах банков. Всем теперь были нужны только бумажные деньги, которые печатала принадлежащая банкирам Федеральная резервная система. Напечатанные ими бумажки возвращались к ним же. А золото? Его обычно кладут в ячейку, и доступа к нему банкиры не имеют. В этом принципиальная разница. С помощью бумажного накопления узкая группа лиц, создателей ФРС, получала контроль над сбережениями всего населения Штатов. Потом, с течением времени, – контроль над сбережениями населения всей планеты.

Очень показателен тот факт, что как только золото в США было конфисковано, кризис в стране резко пошел на убыль. Именно 1933 год – год официального окончания Великой депрессии и год большой золотой Конфискации. Складывается впечатление, что наличие в домах американцев слитков и золотых монет и было основной причиной экономических неурядиц в стране. И когда это досадное недоразумение исправили, все сразу пошло на лад.

Кризис уходил из совершенно другой страны, чем та, в которую он пришел. США были уже совершенно иной структурой. Концентрация денег в руках небольшой группы лиц превосходила все, что когда-либо видело человечество. В одних руках находилась и львиная доля промышленности, и средств массовой информации. На крупных предприятиях, составлявших 5,2 % от общего количества американских заводов и фабрик, было сосредоточено 55 % всех занятых рабочих и производилось 67,5 % валовой продукции промышленности страны. А их акциями владели немногочисленные гигантские концерны. В конце 1930-х годов 1 % собственников владел 59 % национального богатства страны, в то же время 87 % – подавляющая часть населения страны – владела лишь 8 % национального богатства. Джон Морган, к примеру, был фактическим основателем и владельцем не только банков, но и вполне «промышленных» сталелитейной «ЮЭс Стил», электрической «Дженерал Электрик» и других корпораций.

Это было время создания мегакорпораций и всем нам знакомых брендов и концернов. Мы ведь и не задумываемся, как же получилось, что «Проктер энд Гэмбел» производит не только стиральные порошки, шампуни и памперсы, но и чипсы «Принглз», и многое другое…

Соединенные Штаты были окончательно покорены. Американское государство быстро и незаметно поглотили банковские институты. Во главе страны теперь мог оказаться только человек, получивший одобрение отцов-основателей ФРС. А сама Федеральная резервная система в посткризисный 1935 год окончательно приобрела тот вид, в котором мы знаем ее сегодня.[105] Политика Соединенных Штатов стала определяться не интересами населения страны, а интересами «печатной машинки». Далее была Вторая мировая война, еще десятки миллионов жертв и выход доллара на еще большую высоту. Потом по итогам Бреттон-Вудского соглашения он стал единственной резервной валютой планеты и сохранил эту роль до нашего времени.

И все это обеспечил Франклин Делано Рузвельт, находившийся на своем посту с 1933 по 1945 год и умерший своей смертью.

Итак, мы имеем двух президентов, двух патриотов, двух талантливых деятелей. У каждого из них были свои успехи и свои промахи.[106] Их одинаково любили простые американцы. И еще вопрос, кого больше! Кстати, поводов ненавидеть Рузвельта у ограбленных им американцев было значительно больше. Но ни одного группового «Освальда» против него почему-то не появилось.[107] Почему? Потому что убить главу такой страны энтузиаст-одиночка не может в принципе. Любовь или нелюбовь народа тут совсем ни при чем. Кеннеди ненавидела политическая элита, и он был убит. Рузвельта та же элита уважала за четкое выполнение ее директив, поэтому его переизбрали на второй срок и дали возможность умереть на своем посту, словно члену брежневского Политбюро.

Почему же элита США невзлюбила Джона Кеннеди?

4 июня 1963 года он подписал президентский указ № 11110. Согласно ему, Кеннеди давал право Министерству финансов США выпустить долларовые купюры под залог серебра, имевшегося в казне. В результате были напечатаны американские деньги достоинством в $2 и $5, на которых красовалась надпись «Банкнота Соединенных Штатов», а не «Банкнота Федерального резерва».[108]

Своим указом Кеннеди мягко выводил ФРС из сферы печатания денег, возвращая печатный станок в руки американского государства.

Он исправлял нарушение конституции и абсурдность ситуации, когда государство не может само напечатать свои деньги. Это был тихий и незаметный государственный переворот. Это было самое настоящее предательство.[109] Это было то, чего более всего боялись банкиры, основатели Федерального резерва. Чтобы этого не случилось, они скупили СМИ и банки, заводы и корпорации. И вот один росчерк пера – и конец всему. Джон Кеннеди разбил яйцо и взял иголку с Кощеевой смертью в руки. Терпеть это было невозможно. Медлить было тоже нельзя. Ведь за эмиссией мелких банкнот должно было последовать полное отстранение ФРС от печатания денег. Разумеется, под благовидным предлогом. Чем там Федрезерв должен заниматься? Регулировать финансовый рынок, следить, чтобы не было кризисов? Вот пусть регулирует и следит. Но не печатает деньги…

Менее чем через пять месяцев после подписания смертельного для Федеральной резервной системы указа, 22 ноября 1963 года, президент Кеннеди был убит.

Для одних патриот, для других предатель.

Так кто же убил президента Кеннеди?

Надеюсь, теперь ответ на этот вопрос для вас очевиден.[110]

По мнению большинства исследователей, человек с зонтиком, раскрывший его в момент убийства Кеннеди, был «дирижером» стрелкового оркестра. Корректировщиком для снайперов. Находясь рядом с машиной президента, он показывал, какую поправку в прицел нужно внести.

Следствие поисками этого человека не занималось…

6. Почему большевики так любили Лену Голдфилдс, или Кто организовал Голодомор

Голос истины противен слуху.

Лао-цзы

Воззрение, будто взгляд, переходящий из века в век от поколения к поколению, не может быть всецело ложным – чистейшая иллюзия… Ведь за исключением нескольких философских умов, никто и не подумает проверить, верно ли то, что все говорят.

Пьер Бейль

Есть ли сегодня такой финансовый рычаг, который позволит перевернуть мир? Находится ли он в чьих-то руках? Такой инструмент есть – это денежная единица, ошибочно называемая экономистами долларом США. Это – доллар Федеральной резервной системы, главная валюта человечества на сегодняшний день.[111] Обратим внимание на даты: в июле 1944 года в городе Бреттон-Вудсе (США) доллар официально сделали преобладающим средством международных расчетов и резервных активов. Доллар стал главной мировой валютой, единственной конвертируемой в золото именно с 1944 года. В 1914 году, когда свежеиспеченная Федеральная резервная система начала свою работу, доллар еще не был главной валютой мира. Путь к покорению финансовой вершины мира занял у доллара около 30 лет. Срок немаленький для человека, но для истории это почти мгновение. Получив контроль над эмиссией сначала ОДНОЙ из валют, Федеральная резервная система смогла очень быстро оттеснить и даже уничтожить другие платежные средства, расчистив поле для своего зеленого детища.

Почему это произошло так быстро? Потому что средство было использовано самое мощное. В человеческой истории сильнее средства не применял никто, отсюда и поразительно скорый успех. Это – две мировые войны…

Тут важно отметить один интересный момент: ФРС и население США – это не одно и то же. Есть частная корпорация с десятком акционеров, а есть многомиллионный народ, составляющий американское государство. Их интересы не всегда совпадают. А точнее говоря, не совпадают никогда. Простые люди любой страны мира не хотят мирового господства. Обычный человек всегда хочет жить спокойной жизнью, воспитывать детей, строить дом, любить и быть любимым. Ему нет дела до мировых проблем, ему не нужно доминирование его страны на планете. Еще меньше он хочет сложить свою голову на поле сражения. Все люди хотят мира. А вот те, кто создал себе условия для печатания денег из пустоты, пойдут до конца. Для этого они должны уничтожать даже потенциальную возможность присутствия на нашей планете еще одного мирового эмиссионного центра. Американское государство стало всего лишь инструментом для достижения группой неизвестных лиц мирового господства.

Политика современных нам США уже давно определяется не интересами американского народа, который точно так же хочет спокойной жизни, а совершенно другими интересами и другими целями. Более того, в свое время началом борьбы американцев за независимость во многом послужило то, что английская корона запрещала колонистам выпускать свои «честные» деньги. В результате войны за независимость они получили это право, а с созданием Федерального резерва опять его потеряли.

Важно понять, что США сегодня имеют такое же отношение к идеалам американкой демократии, к тем ценностям, за которые боролись отцы-основатели США, как сталинский ГУЛАГ к идеалам революции, которые в Гражданскую отстаивали сотни тысяч бойцов Красной армии.

Для установления гегемонии нужна война. Но народ не хочет воевать. Войны не жаждут жители современных США, войны не желали граждане Третьего рейха. Именно поэтому политики вынуждены придавать своим действиям форму защиты, а не нападения. Люди не хотят нападать на другие страны, но с готовностью пойдут защищать свою. И вот уже 1 сентября 1939 года Гитлер под предлогом нападения поляков на радиостанцию в Гляйвице начинает германо-польскую войну. Президент США Рузвельт, зная, что подавляющее большинство граждан США не хотят участия своей страны во Второй мировой войне, провоцирует Японию на удар по Пёрл-Харбору.[112] Ему нужен был предлог для вступления в войну. Именно поэтому армия и флот США проявили такую «беспечность», несмотря на массу сигналов о подготовке удара со стороны Японии. Однако наиболее боеспособные корабли – четыре авианосца – в день нападения странным образом в Перл-Харборе отсутствовали и не пострадали.[113]

Шаг за шагом Федеральная резервная система вела доллар к вершине финансовой пирамиды. Миллионы, десятки миллионов людей погибли в двух мировых войнах, организованных, по сути, лишь для того, чтобы кучка банкиров могла бесплатно получать мировые богатства.[114] И они достигли желаемого – конференция в Бреттон-Вудсе сделала доллар единственной резервной валютой. Однако Советский Союз отказался от участия в построении нового «долларового мира». Ответом на это нежелание Сталина открыть свою экономику для зеленой бумаги, а вовсе не «недемократические» выборы в Восточной Европе, стала холодная война и противостояние на всей планете вплоть до 1991 года. Но это будет потом, после окончания Второй мировой. Сначала, согласно законам арифметики, должна была начаться Первая мировая. Путь к мировому господству Федеральной резервной системы открылся 1 августа 1914 года.

Логика событий железная: сначала создается финансовый инструмент завоевания мирового господства, затем между собой стравливаются потенциальные конкуренты.[115] Два главных противника англо-саксонского мира, а значит, основные конкуренты его экономики, Россия и Германия были уничтожены путем организации в них внутреннего взрыва. Разве можно сделать революцию? Создать ее нельзя, а подготовить можно. Неслучайно среди спонсоров русской революции «выделяются» те же самые банкиры с Уолл-стрит, чьи фамилии традиционно называются в связи с созданием ФРС: Ротшильд, Морган, Вартбург, Шифф. В Петрограде летом 1917 года работает миссия Красного креста, почему-то состоящая почти полностью не из докторов и гуманистов, а из банкиров и разведчиков. Возглавляет ее Раймонд Робинс, души не чаявший сначала в Керенском, а затем всей своей американской душой полюбивший большевиков. Симпатии к разрушителям вековой державы подкреплялись огромными финансовыми суммами.[116] Не вдаваясь в подробности нашей революции, нельзя не отметить еще один факт. Основным организатором Октября наряду с Лениным был Троцкий, который (это исторический факт) возвратился в Россию делать революцию из США. Жил там Лев Давидович безбедно, хотя его единственной профессией там была «профессия революционера».[117] Но самое интересное – плыл на Родину будущий организатор Красной армии, имея в кармане американский паспорт, то есть будучи гражданином США! Может быть, документ был фальшивым? Нет, самым настоящим. Его выдал Льву Давидовичу… президент США Вудро Вильсон. Выдал лично! Это тот самый президент, чей портрет красуется на купюре в $100 000. Тот, кто подписал Акт о создании Федерального резерва…

Ленин, который терпеть не мог Троцкого и называл его «Иудушкой», прекрасно знал, чьи интересы представляет Лев Давидович. И неприязнь Ильича к товарищу Бронштейну как рукой сняло: Троцкий и его сторонники в июле 1917 года вступают в большевистскую партию. Владимир Ильич не только не против, наоборот – за. Многие из команды Троцкого, едва став большевиками, немедленно получают ответственные посты. Уверен, их фамилии вам знакомы. Только вы можете не знать, откуда эти рыцари революции к нам приехали. Так вот, прибыли ребята из США.

Антонов-Овсеенко, арестовавший Временное правительство, был как раз из этой «колоды».

Как и застывший в бронзе у питерского моста Моисей Володарский…

Как и глава питерского ЧК Урицкий, «в честь» убийства которого начнется «красный террор»…

Все они были большевиками. Но вступили в партию за три месяца до Великого Октября! И сразу получили головокружительные назначения. А до их приезда из США в партии большевиков была зияющая пустота? Никого достойного не было? А если бы бравые парни, так удачно влившиеся в ряды ленинцев, по какой-то причине в Россию не приехали, так что, и революции бы не получилось?

Поверить в тесную связь между воротилами капиталистического мира и пламенными революционерами довольно сложно. На первый взгляд поступок «буржуев» лишен всякой логики и напоминает коллективное самоубийство: банкиры и миллиардеры растят своих «могильщиков», щедро субсидируя антикапиталистические партии. Все это выглядит странным лишь на первый, поверхностный взгляд. Логика есть, и логика железная. Финансируются подрывные антикапиталистические (а значит, антигосударственные!) элементы в странах-конкурентах. Где были самые сильные социал-демократические партии? В России и Германии. Где произошли революции? В России и Германии. А в США, Великобритании и Франции ничего подобного не случилось. Почему? Потому что всевозможным социалистам в этих странах деньги не выделялись. А деньги, тут уж вам любой «революционер» или «борец за свободу» скажет, есть самый необходимый революционный элемент. А вовсе не оружие и не подрывная литература.

Во главе «передовых» движений, работающих в странах-конкурентах, ставятся проверенные и доверенные люди. С верхушкой революционеров поддерживается постоянная связь, партии находятся под контролем создавшей их иностранной разведки благодаря управляемости их лидеров. Как этого добиться? Очень просто – через финансирование.

Все это слова, голословные утверждения, скажет на этом месте критик. Где факты? Вот вам, уважаемые читатели, факты. Истории из жизни. Из жизни молодого рабоче-крестьянского государства под названием СССР, где свергли власть капитала…

История первая. Про Лену Голдфилдс и псевдоним товарища Ленина

Вы помните, почему Владимир Ильич Ульянов стал подписываться псевдонимом Ленин? Сами забыли, спросите друга. В честь Ленского расстрела – можете получить ответ. Это события апреля 1912 года, когда воинская команда открыла огонь по толпе рабочих на золотых приисках, расположенных на сибирской реке Лене. В итоге было убито и ранено несколько сотен человек. Эта история получила огромный резонанс в тогдашней России. Шумела Дума, писали газеты, громил самодержавие эмигрант Ульянов. Позже эта история в качестве наглядного примера бесчеловечности царской России перекочевала на страницы советских учебников истории. Однако есть в ней несколько нюансов, о которых нам не рассказывали.

Почему возник конфликт, закончившийся кровавыми событиями? Рабочие вели борьбу за свои права и требовали восьмичасового рабочего дня, увеличения зарплаты. Отказ выполнить эти и другие социальные требования и привел к столкновениям. Бесчеловечная эксплуатация, антинародный режим, отсталая царская Россия – сколько замечательных ярлыков можно навесить на нашу страну, если скользить по поверхности, не погружаясь в глубь событий. Дело в том, что царское самодержавие и Россия имели к этой истории отношение весьма опосредованное. Оказывается, капиталисты-эксплуататоры, выжимавшие из рабочих все соки, были иностранцами. Ленское золотопромышленное акционерное товарищество, отказавшееся платить своим рабочим достойную зарплату, принадлежало англичанам.[118] Компания «Лена Голдфилдс» (Lena Goldfields С°., Ltd), зарегистрированная в Лондоне, владела контрольным пакетом акций золотых приисков, добывавших не менее трети всего российского золота.

Двойные стандарты поведения в отношении России и русских, которые мы наблюдаем сегодня, уже в начале XX века были у англосаксов нормой. Постоянно твердившие об отсталости и антигуманности российской власти, английские газеты ничего не говорили о том, что самый кровавый и самый известный эпизод борьбы рабочих за свои права произошел с участием представителей именно «гуманной» и «демократической» Великобритании. Не российские, а британские «бизнесмены» довели работников своего предприятия до такого состояния, что их стихийный протест, помноженный на подстрекательство революционеров, властям пришлось успокаивать с помощью огнестрельного оружия. В итоге кровь русских рабочих пролилась позорным пятном на русскую власть, а зарубежные акционеры остались в белых одеждах.

История сибирской золотодобычи является прекрасной иллюстрацией не только принципов бесчеловечной эксплуатации рабочих, но и надувания «финансовых пузырей». Общество «Лензолото» еще в 1905 году, когда оно было прибыльным предприятием, выпустило акции, но дивиденды своим акционерам ни разу не выплачивало. Акции, стоившие по 750 рублей, до 1908 года то повышались в цене, то падали; ни разу, однако, они не поднимались выше номинала (то есть 750 рублей). Но как только англичане взяли прииски в свои руки в 1909 году, курс акций предприятия резко пошел вверх. Причем, как и в наши дни, резкое возрастание биржевой оценки предприятия не было связано с его реальной деятельностью.

В 1909 году стоимость акций поднялась до 1850 рублей. В 1910 году котировки дошли до колоссальной цифры в 6075 рублей. Почему произошел такой рост? Неужели в 10 раз выросла золотодобыча? Разумеется, нет, просто англичане, купившие контрольный пакет, свой основной заработок видели в росте курса акций. Добыча драгоценного металла не увеличивалась, но произошло невероятное вздувание стоимости акций, основным инструментом которого стал вовсе не тот факт, что акционеры стали получать приличные дивиденды. Сказочный подъем ленских акций был достигнут при помощи целой системы биржевых махинаций: при участии «неподкупной» бульварной и солидной печати, биржевых маклеров, сомнительных банков.[119]

Поднаторевшие в зарабатывании в новой для России того времени виртуально-биржевой сфере вполне реальных больших денег, британские акционеры совершенно не собирались развивать предприятие. В этой колоссальной виртуальной игре забастовавшие рабочие с их требованиями увеличения зарплаты и восьмичасового рабочего дня выглядели досадной помехой, мешающей победному шествию растущих котировок.[120] Это все равно, что современного компьютерного геймера, массами убивающего монстров и врагов в своем ноутбуке, отправить копать реальный окоп для победы над противником. Он вас просто не поймет. Так и ленских рабочих понимать никто не собирался: помеху к биржевой прибыли, то есть людей, устранили…

Владимир Ильич Ульянов писал из-за границы: «Ленский расстрел явился поводом к переходу революционного настроения масс в революционный подъем масс». Прошло еще пять лет, и «революционный подъем масс» под руководством самого Ильича смел в небытие министров-капиталистов Временного правительства. Эксплуатации человека человеком был положен конец: большевистская власть в одночасье национализировала все предприятия страны, в том числе и золотые прииски на реке Лене.

Казалось бы, наша история закончена, но на самом деле она только начиналась. Едва успела отгреметь Гражданская война, в которой красноармейцы проливали кровь за освобождение от всяческих эксплуататоров, как молодая советская власть озаботилась добычей золотого металла. 14 ноября 1925 года советское правительство передает концессию на разработку ленских приисков. Кому бы вы думали? Все той же компании «Лена Голдфилдс»! Британский банковский консорциум, владевший «Лена Голдфилдс» и связанный с американским банкирским домом «Кун Лееб», согласно соглашению, получал право добычи золота на протяжении тридцати лет.[121] Конгломерат банкиров, обвиняемый многими историками в финансировании большевистской революции, получал от революционной власти право мыть золотишко.

Любопытно?

Не прошло и года после кончины Ленина, борьба за власть в партии только началась. Наибольшие шансы на победу были у Троцкого, наиболее авторитетного партийного лидера. Будущий победитель этой схватки Сталин пока еще в тени. Занимая пост генерального секретаря Партии, он потихоньку, шаг за шагом, подминает власть под себя. Но в 1925 году первую скрипку играет Троцкий. Концессионные «дела» в правительстве продавливает именно он. Контракт с «Леной Голдфилдс» является крупнейшим в истории новой власти и дает компании хорошую компенсацию за потери, понесенные ею во время революции. Площадь полученной концессии охватывала огромную территорию от Якутии до восточных склонов Уральского хребта, а экономические интересы этой компании теперь выходили далеко за пределы золотодобычи. Теперь это серебро, медь, свинец, железо. По договору с советским правительством в распоряжение «Лены Голдфилдс» был передан целый комплекс горнодобывающих и металлургических предприятий: Ревдинский, Бисертский, Северский металлургические заводы, Дегтярское и Зюзельское месторождения меди, Ревдинские железные рудники, Егоршинские угольные копи.[122]

Чем глубже начинаешь изучать славную историю золотодобычи в молодой советской республике, тем большим циником становишься. Оказывается, согласно договоренности о разделе продукции, доля народной власти в добываемом драгоценном металле была 7 %. Целых 7 %! А доля «Лены Голдфилдс» составляла, как вы уже догадались, жалких 93 %.

Какое же выгодное соглашение подписали советские власти! И главное, зачем? Неужели во всем мире не нашлось больше ни одного предприятия, которое бы захотело мыть золото в Сибири? Неужели никто не мог предложить более выгодные условия? Никто, кроме пресловутой, запачканной кровью русских рабочих «Лены Голдфилдс»?

И делать это она могла никак не меньше чем за 93 %?

Зачем же совершалась социалистическая революция, если все те же лондонские и нью-йоркские банкиры продолжали качать ресурсы из России?

Для этого и совершалась. После ликвидации в России монархии добывать полезные ископаемые в ней стало только удобнее, а прибыль возросла. Мы же для лучшего понимания добавим еще немного фактов из жизни нашей «Леночки». Эта зарубежная компания во главе с англичанином Гербертом Гуедалом вела себя в первом социалистическом государстве на редкость развязно и нагло. При заключении концессионного соглашения пообещала «инвестиции», но не вложила в развитие приисков и предприятий ни рубля. Наоборот, дело дошло до того, что «Лена Голдфилдс» потребовала для себя государственных субсидий и всячески уклонялась от платежей всех сборов и налогов.[123]

И до 1929 года не было на вконец обнаглевшую «Лену» никакой управы. В этом году ситуация разом поменялась. Рабочие приисков провели ряд забастовок, а чекисты – ряд обысков. В результате «Лена Голдфилдс» была лишена концессии.

Отчего же именно в 1929 году положение этой компании в СССР так круто изменилось?

10 февраля 1929 года Лев Давидович Троцкий был выслан из СССР.

И уже в декабре того же года «Лена Голдфилдс» была вынуждена свернуть свою деятельность в России. Пока в стране шла борьба за власть между пламенными революционерами во главе с Троцким, десятилетиями жившими за рубежом «на взносы», с одной стороны, и Сталиным – с другой, наше золото в количестве 93 % утекало за рубеж. С 1930 года золото в Сибири стала добывать уже государственная компания, и вся прибыль пошла в бюджет. Выслав товарища Троцкого из страны, сталинское руководство начало разбираться с «выгоднейшими» договорами, которые заключались с подачи самого эффективного менеджера и самого лучшего организатора большевистской революции. История «разборок» оказалась невероятно длинной и сложной. Просто послать буржуев куда подальше было невозможно, несмотря на явно кабальные для советской стороны условия договора. Международный арбитраж, куда обратились англичане, обязал СССР уплатить «Лене Голдфилдс» 12 млн 965 тысяч фунтов стерлингов, из которых лишь 3,5 млн были непосредственно вложенные капиталы. Остальные 9,5 млн фунтов стерлингов составляла прибыль, которую компания, по ее расчетам, должна была получить за 25 оставшихся лет ее работы по соглашению.[124] А поскольку концессии ее лишили, то ушлая «Леночка» требовала от Союза компенсации, сумму которой строго научным образом взяла с потолка.

Колоссальная сумма гипотетической прибыли, востребованная у СССР, показывает, что решительный разрыв отношений разворошил очень серьезное «осиное гнездо». Причем главной причиной беспокойства влиятельнейших сил Запада стало вовсе не золото, а высылка Троцкого из Советского Союза, что означало разрыв связей пролетарского государства со своими истинными «основателями» из Нью-Йорка и Лондона. Мощь этих закулисных сил была такова, что в 1930–1931 годах США ввели у себя ограничения на ввоз наших товаров, подобный декрет был издан во Франции в 1930 году, а в 1933 году Великобритания ввела эмбарго практически на все продукты советского экспорта.

И все из-за одной компании…

Даже Сталин не мог не считаться с мощью банкирского клана, с легкостью направлявшего политику ведущих держав мира в нужное русло: после серии переговоров в 1935 году СССР заявил о том, что «Лене Голдфилдс» будет выплачена компенсация, и произвел небольшой платеж. В 1940 году, воспользовавшись изменением международной обстановки, когда выращенный Западом Гитлер наподдал своим патронам, Москва объявила соглашение недействительным. Окончательная же точка в этой темной истории была поставлена… в 1968 году! Лишь через 38 лет банковские круги решили помириться с Советским Союзом. Разумеется, не бесплатно: в британских банках с 1940 года хранилось золото, принадлежавшее вошедшим в состав СССР прибалтийским странам. В течение 28 лет оно не передавалось Москве под разными благовидными предлогами и по соглашению 1968 года покрыло претензии неуемной «Лены Голдфилдс»…[125]

А к псевдониму вождя мирового пролетариата Ленский расстрел не имеет никакого отношения. Подпись «Н. Ленин» впервые появилась у Ильича еще в конце 1899 года в ссылке, в сибирском селе Шушенское…

Что ж, плохо, плохо изучена нами биография основателя советского государства. Большой ошибкой будет думать, что КОНТАКТЫ с теми, кто основал ФРС, а затем организовал мировые войны и великие революции, были только у Троцкого. Товарищ Ленин, который, конечно же, не был никаким германским шпионом, тоже был вполне «в теме». И для доказательства этого

История вторая. О «золотых» паровозах, или Как Ильич Давидыча покрывал

В начале 1920-х годов, сразу после окончания Гражданской войны, Лев Давидович Троцкий возглавлял Народный комиссариат путей сообщения. Именно тогда это ведомство заключило с представителями капиталистического мира договор, очень похожий по своей абсурдности и невероятности на концессионное соглашение с «Леной Голдфилд». Речь идет о массовой закупке паровозов в Швеции на заводе фирмы «Нидквист и Хольм».

В этом заказе все интересно. Во-первых, его объем – 1000 паровозов. Во-вторых, цена – 200 млн золотых рублей. Не менее любопытны и остальные подробности. То, что Швеция не является родиной слонов, известно давно, но тот факт, что наш скандинавский сосед вовсе не флагман мирового паровозостроения, от пламенных большевиков, подписавших контракт, почему-то ускользнул. А между тем у фирмы «Нидквист и Хольм» даже не хватало производственной мощности для выполнения советского заказа. Шведская фирма никогда в своей истории более 40 паровозов в год не строила. Но тут она решила напрячь все силы и собрать в 1921 году целых 50! А далее заказ равномерно распределялся на 5 лет: в 1922 году покупатель получал 200 паровозов, а в 1923–1925 годах – по 250 ежегодно.[126]

Почему задыхавшаяся без паровозов советская Россия упорно старалась закупать их именно у этой шведской компании, осталось «исторической загадкой». Также неясно было, зачем советская сторона соглашалась ждать поставок долгих пять лет, вместо того чтобы купить нужный товар сразу, но только в другом месте. Очень нуждавшаяся в паровозах Совдепия согласилась ждать свой заказ годами, но при этом ведомство товарища Троцкого… оплатило вперед огромную сумму контракта!

Но и это еще не все «чудеса» революционной экономики. Заплатив вперед уйму денег, советская сторона почему-то посчитала это недостаточным. Поэтому шведы получили от большевиков не только аванс в 7 млн шведских крон, но еще и беспроцентный заем в 10 млн крон «для постройки механического цеха и котельной».

Схема сделки была невероятной: сначала красная Россия платит деньги, потом шведы на них строят завод, а потом уже делают и отгружают большевикам паровозы!

Согласно договору, ссуда должна была погашаться при поставке последних 500 паровозов. Если бы советская сторона сократила заказ вдвое, то полученный заем шведы могли уже совершенно спокойно не отдавать. Представим себе, что отгрузка паровозов задерживается по вине шведской стороны. А в тексте договора не было предусмотрено случаев, при которых можно было бы расторгнуть договор со шведской компанией…

Но и это еще не все. Паровозы были заказаны по цене, примерно вдвое превышающей довоенную. И не в обесценивающихся бумажных, а в золотых рублях![127] Получалась весьма пикантная картинка: цены завышены, деньги заплачены, товара нет. И когда будет, непонятно. Любой налоговый инспектор или проверяющий контролер, увидев что-либо подобное, начал бы радостно потирать руки. Дело пахнет крупным скандалом и возможным повышением для раскрывшего аферу.

О странностях «паровозного дела» написал в начале 1922 года советский журнал «Экономист». В статье выражалось недоумение по поводу столь странного способа хозяйствования. Кроме того, ее автор А. Н. Фролов задавал логичный вопрос: а почему надо было заказывать паровозы именно в Швеции? Разве не лучше было бы развивать, а точнее поднимать, отечественную промышленность? На том же Путиловском заводе до войны выпускали 250 паровозов в год. Отчего не дать кредиты ему? Ведь на эти огромные деньги можно было «привести в порядок свои паровозостроительные заводы и накормить своих рабочих».[128]

И правда, в интересах пролетарской власти скорее запустить в оборот свою промышленность и дать заработать пролетариям, ради которых якобы и заварила в России кровавую кашу. Ведь еще к концу 1923 года в РСФСР насчитывалось около миллиона безработных.[129] А советское правительство, явно в ущерб себе, всеми силами старается накормить шведских капиталистов, подписывая невероятно глупый и кабальный договор, с которым явно что-то не так. Если не сказать больше: все с этим договором весьма и весьма подозрительно.

Реакция Ленина на вышеуказанную публикацию журнала «Экономист» весьма любопытна.

Владимир Ильич разобрался в ситуации и сделал правильные выводы? Исправил ошибку товарища Троцкого и объяснил ему и другим товарищам, что пролетарская революция делалась не для того, чтобы так бездарно пускать на ветер колоссальные народные деньги? Что российский пролетарий должен быть накормлен в первую очередь? Что для этого надо экономить каждую копеечку?

Владимир Ильич Ленин действительно разобрался в сложившейся ситуации. Сделал выводы, поговорил с товарищем Троцким. И попросил Феликса Эдмундовича Дзержинского журнальчик «Экономист» прикрыть. «Все это явные контрреволюционеры, пособники Антанты, организация ее слуг и шпионов и растлителей молодежи. Надо поставить дело так, чтобы этих „военных шпионов" изловить и излавливать постоянно и систематически и высылать за границу»,[130] – написал главе ВЧК ОГПУ пролетарский вождь.

А что подозрительный контракт? Он после вмешательства Ильича остался без изменений…

Как вы можете вернуть деньги западным банкирам? Отправите на Запад и в платежке напишете: «Bank of New York. Американским банкирам»? А в графе «Назначение платежа» – «Возврат средств за русскую революцию и победу большевиков в Гражданской войне»? Это сделать невозможно в принципе. Пролетарские вожди не могут отдавать «народные» деньги зарубежным буржуинам. Тем более когда на дворе очень непростое время. Напомню, что в марте 1921 года, когда Россия получала первые 50 паровозов, вспыхнул Кронштадтский мятеж. А когда в 1920 году контракт оплачивался, войска Врангеля еще не эвакуировались из Крыма и Гражданская война не была окончена.

Для отправки денег за рубеж нужен предлог. Надо что-то купить на Западе, и тогда никаких проблем с отправкой золотого эшелона не будет. Например, закупить паровозы. Организует покупку Троцкий, но предельно жесткая реакция Ленина на публикацию в журнале «Экономист» тем и объясняется, что эти действия были спланированы и согласованы СОВМЕСТНО с Владимиром Ильичем. В противном случае такой договор мог бы стоить Троцкому карьеры и места в руководстве большевистской партии.

Вам еще непонятно, почему большевики выиграли Гражданскую войну, а белые, которым «помогали» западные демократии, ее проиграли?[131]

Кстати, согласно всем существующим документам, именно через шведскую банковскую систему в Россию закачивались деньги на революцию. Теперь через нее же они возвращались обратно. Последние сомнения о причинах покупки «золотых» паровозов развеет сумма заключенного товарищем Троцким и одобренного товарищем Лениным контракта. Она настолько велика, что отбрасывает сомнения, что пламенные революционеры просто откладывали что-то на черный революционный день. Напомню, что сумма контракта – 200 млн золотых рублей. Это много или мало? Чтобы это понять, сначала выясним, что такое золотой рубль.

Золотой рубль был дореволюционной полновесной денежной единицей. Находившийся в России золотой запас Государственного банка на момент взятия власти большевиками составлял 1101 млн золотых рублей. Часть золота – 650 млн рублей – была эвакуирована в Казань, затем эти деньги попали к Колчаку, после разгрома которого назад вернулось около 409 млн рублей. В наличии, таким образом, к концу Гражданской войны должно было быть около 860 млн рублей.[132] Но это при условии, что большевики ни копеечки из золотого запаса страны не тратили, а мы знаем, что это было не так.

Значит, 200 млн золотых рублей – это не просто колоссальные деньги.

Это – четверть золотого запаса страны.

И глава революции покрывает другого руководителя той же самой революции? Они просто «крадут» на черный день? Так топорно и так много: четверть золотого запаса страны?! А деньги на строительство социализма и коммунизма не нужны? Наоборот, в момент строительства нового государства деньги большевикам нужны будут до зарезу. Именно отсутствием средств будут объяснять нам историки кабальные условия концессий, заключенных в 1920-е годы.

Вопросов много, а ответ один. Средства, затраченные на крушение конкурента, деньги, выделенные американскими банкирами на устранение Российской империи, должны быть возвращены. Это было одной из договоренностей между представителями западных правительств и большевиками. Потому Ленин так долго у власти и продержался, что нарушал свои договоренности с «партнерами» не все сразу, а постепенно и лишь некоторые. Поставленный у руля России, чтобы ее погубить, он под шумок собрал воедино ее территорию.

И если за революцию 1917 года Россия должна предать Ленина анафеме, то за последующее воссоединение земель, за то, что он не выполнил пожелания своих зарубежных партнеров по окончательному демонтажу нашей страны, он поистине достоин памятника. Вот такой парадокс – сначала сам развалил, потом сам же и собрал.

Ленин не просто знал, кто и зачем сделал революцию в царской России. Он сам, наравне с Троцким, участвовал в переговорах, сам давал обещания, которые потом сам же и нарушал или выполнял в зависимости от обстоятельств. Отсюда и логика его поступков. Царские долги платить не будем. Концессии – дадим. Власть отдавать не будем, а затраченные средства на революцию – вернем…

Есть много свидетельств тому, что наши пламенные революционеры «отдавали» деньги. Самым простым способом был банальный вывоз ценностей за границу. Тем же, кто считает, что средства шли на «мировую революцию», стоит обратить внимание на две вещи. Эту самую «мировую революцию» Ленин и его товарищи делают почему-то только в Германии и Австро-Венгрии и совсем не делают во Франции и Великобритании. А самое главное, что даже сумма финансирования, направленная на крушение Германской империи, не совпадает с цифрами реально вывезенных из России ценностей. Шведская полиция сообщает, что большевики выделили на революционную пропаганду за рубежом (в Германии) 2 млн рублей. Однако осенью 1918 года, то есть как раз в разгар финансирования будущей германской революции, в Стокгольм прибывает Исидор Гуковский, замнаркома финансов Советской России. При нем – ящики, набитые деньгами и драгоценностями. Их сумму источники шведской полиции оценивают от 40 до 60 млн рублей.[133]

Куда предназначались суммы, в 20–30 раз превышавшие «официально» выделенные Лениным на германскую революцию? Обратим внимание и на тот факт, что поток ценностей идет снова именно через Швецию, где в конце ноября 1917 года открылось советское полпредство во главе с Вацлавом Воровским. Миллионы рублей начинают поступать в стокгольмские банки, не в последнюю очередь в «Нюа Банкен» Олофа Ашберга, чья фамилия часто мелькает в книгах о финансировании большевиков немцами. Мы же видим интересную картину: деньги то ввозятся, то вывозятся из России, но каналы их поступления те же самые. Причем когда средства переправлялись через Швецию в Россию, они будто бы были «немецкими». А когда они пошли обратно в 1918 году тем же маршрутом, они что, были отданы Ильичем Германии? И кайзер их потратил на революцию в своей собственной стране?

Чемоданы, набитые конфискованными драгоценностями и валютой, которые перевозили курьеры из охваченной смутой России на Запад, – были первым этапом возвращения аванса на революцию. Потом деньги отдавали, покупая «золотые» паровозы. Можем ли мы быть уверены, что ничего подобного большевистские власти за рубежом не приобретали? Что контракт со шведами единственный в своем роде? Нет, тайны революции еще ждут своих исследователей…

Третьим этапом финансового сотрудничества пролетарских вождей со своими непримиримыми друзьями из капиталистического мира стали концессии. Их было много, и «Лена Голдфилдс» – лишь один крупный эпизод. Были даже… банковские концессии. Кто был первым банкиром в стране победившего пролетариата? Ленин? Матрос Дыбенко? Нет, шведский банкир Олоф Ашберг, через банк которого прогоняли деньги то на революцию в Россию, то из нее – после победы большевиков. А историки говорят нам, что Олоф Ашберг работал на немцев. Но в 1922 году, когда деньги продолжают выкачиваться из «красной» России, Германия лежит в руинах, ее нет на политической карте мира.

Я всегда думал, что лучший друг пролетария – это крестьянин. Ошибался. После пролетарской революции банкир воистину лучший друг пролетария, особенно шведский банкир.

«„Российский коммерческий банк" был учрежден Олофом Ашбергом. Шведский финансист получил от советского правительства концессию на организацию акционерного банка краткосрочного кредитования. Роскомбанку разрешалось осуществлять все операции, аналогичные операциям Госбанка, за исключением эмиссионных».[134]

Но есть факты, прямо указывающие, что в 1920-е годы власти СССР подписали контракты, где со стороны Запада фигурировали не шведские посредники, а представители тех фамилий, что поистине золотыми буквами вписаны в скрижали Федеральной резервной системы США.

«Значительное количество контрактов, концессий и лицензий, выданных ленинской империей американским фирмам во время Гражданской войны и непосредственно перед ее окончанием, служит неопровержимой уликой, свидетельствующей о финансовой поддержке большевизма западными союзниками с самого начала: $25 млн советских комиссионных американским промышленникам за период с июля 1919 по январь 1920 года, не говоря о концессии на добычу асбеста, выданную Арманду Хаммеру в 1921 году, и о договоре аренды, заключенном на 60-летний срок (начиная с 1920 года) с Фрэнком Вандерлипом[135] и его консорциумом, предусматривавшем эксплуатацию месторождений угля и нефти, а также осуществление рыболовства в северо-сибирском регионе площадью 600 тысяч квадратных километров».[136]

Если бы в СССР победил товарищ Троцкий, а не товарищ Сталин, концессия господина Вандерлипа закончилась бы вместе с другими концессиями не в 1930, а в 1980 году.[137] Потом бы их еще продлили лет на шестьдесят. И таких концессий, равных площади европейских государств, было бы не одна и не две. Всю страну, где есть хоть что-то полезное, нарезали бы «инвесторам» на радость. А с каждого заключенного «выгодного» контракта Советский Союз получал бы не львиную долю, а целых 7 %. На протяжении 80 лет. Революция – это не только устранение геополитических конкурентов, это еще и очень выгодный бизнес. Ведь все достояние уничтоженного внутренним взрывом конкурента поступает в полное распоряжение тех сил, что выдавали деньги революционерам.

Вам эта вся история с «инвесторами», «золотыми паровозами», «7 %» и другими экономическими чудесами ничего из новейшей истории России-СССР не напоминает?

Не менее любопытна и третья зарисовка к истории взаимоотношений первого в мире пролетарского государства с его капиталистическим окружением.

История третья. Голодомор и золотой червонец

«Нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал ради 300 % прибыли», – говорил о неуемных аппетитах буржуазии Карл Маркс. Однако в истории России мы можем найти факты, казалось бы, полностью опровергающие это высказывание. Речь идет о послереволюционном восстановлении нашей страны. Молодая советская республика нуждалась практически во всех продуктах промышленного производства: в результате Гражданской войны российская экономика лежала в развалинах. Для зарубежного капитала открывался поистине безграничный рынок сбыта. Взамен советское правительство могло предложить три вещи: зерно, полезные ископаемые и золото. Тут-то и произошло практически невероятное.

Капиталисты неожиданно отказались принимать в торговле с Россией золото в качестве платежного средства!

Это удивительное поведение капиталистических держав вошло в историю под названием «золотой блокады».[138] Почему же это произошло? Необходимость перестать быть сырьевым придатком Запада была очевидна лидерам России и сейчас и тогда. Существовало два способа решения проблемы экономической отсталости и разрухи:

♦ строить промышленность практически заново самыми быстрыми темпами;

♦ медленно восстанавливать производство внутри страны, понемножечку, используя ограниченные имеющиеся ресурсы.

В первом случае преодоление проблемы представлялось возможным за 10 лет, с величайшим напряжением всех усилий страны, во втором – срок восстановления промышленности был непонятен, зато не было и никакого напряжения сил. Те же самые разногласия в то же самое время возникают между двумя вождями, борющимися за власть после смерти Ленина в январе 1924 года. Сторонником восстановления промышленной мощи России является Сталин, выдвигающий теорию построения социализма в одной стране. Несложно догадаться, что главным противником этого был товарищ Троцкий, чья финансовая «пуповина» вела в подвалы американских банков. Сталин считал, что в СССР надо строить заводы, фабрики, железные дороги. Вкладывать средства в улучшение инфраструктуры, строить санатории и дома отдыха для трудящихся. Не только всячески восстанавливать Россию, но и развивать и улучшать ее. Ждать пробуждения пролетариев всего мира не надо – а то ведь можно и не дождаться.

Что предлагал Троцкий? Лев Давидович говорил, что социализм в одной стране построить невозможно в принципе, поэтому масштабное строительство бессмысленно. Что толку строить потолок, не заложив фундамент! А основой счастливой жизни в России может быть только мировая революция. Надо ее совершить, а уж тогда приложится и все остальное. Это значит, не надо садиков и санаториев, не надо фабрик и заводов. Не надо вообще ничего, кроме финансирования мирового революционного движения и создания сильной армии, которая и понесет зарю всему человечеству на кончиках своих сабель. Это значит, что в любой момент СССР может напасть на любую страну по выбору и усмотрению товарища Троцкого и его зарубежных друзей, тех, которым Лев Давидович отправлял «паровозные денежки»…

Борьба шла упорная. Троцкистская оппозиция всеми силами пыталась препятствовать восстановлению страны. Но Сталину удавалось продавливать свою линию. Смотрим на даты: на XIV съезде ВКП(б) в 1925 году был взят курс на осуществление срочного рывка в промышленном производстве – «социалистической индустриализации». И тут же в 1925 году Запад начинает «золотую блокаду». Смысл этого поступка прост – теперь станки и машины СССР может купить только за свои природные ресурсы. Золото будет лежать в подвалах Гохрана мертвым грузом. Нефть, лес и зерно, особенно зерно, – вот что хочет получать Запад за поставки своего оборудования. А эти поставки – основная суть индустриализации. Новые здания мы построить можем сами, но без станков и машин они останутся пустыми и бессмысленными кирпичными коробками. Разрушенная экономика, которая внутри страны была практически уничтожена, требовала изделий тяжелой промышленности. Без западного оборудования ничего не могло получиться. Поставки оплачиваются природными ресурсами, ведь золото у нас не берут!

Неужели Карл Маркс ошибся и мировых капиталистов более не интересовали ни прибыль, ни золото? Нет, слова Маркса о преступлении ради наживы полностью оправдались. Только преступление готовилось особого рода, чудовищное, а прибыль должна была исчисляться тысячами процентов. «Внутрипартийная» борьба между Троцким и Сталиным на самом деле являлась решительной схваткой за контроль над природными ресурсами Советского Союза. Если бы в этой борьбе победил Троцкий, концессиями бы покрылась вся территория СССР и никаких дополнительных мер больше бы не потребовалось.

Но товарищ Троцкий постепенно сдает свои позиции. 14 ноября 1927 года Троцкий и Зиновьев исключаются из партии. Почему? Потому что 7 ноября оппозиция попыталась устроить в Москве и Ленинграде «альтернативные» демонстрации, больше похожие на попытку начала государственного переворота. Ответ Сталина – исключение Троцкого из партии. Затем на заседании политбюро принимается решение о его высылке из столицы.

10 января 1928 года Троцкий отправился в далекий город Верный (нынешняя Алматы). Ехал с удобствами: в распоряжении Льва Давидовича отдельный вагон, в котором, кроме него и ехавших вместе с ним членов семьи, разместились его личный архив, библиотека и все необходимые ему вещи (включая охотничий инвентарь и собаку).[139]

10 февраля 1929 года Троцкий был выслан из СССР.

Что это значит? Это значит, что внутренняя борьба в России проиграна и надо готовить другие способы ее покорения. Военные? Нет, это крайние меры, и к ним прибегнут лишь в случае, если не помогут никакие другие. Пока еще Запад готовится экономически, без военного вмешательства, покорить советскую Россию. Первый шаг к этому сделан заблаговременно – это отказ от приема золота из СССР. Это делает Россию чрезвычайно чувствительной к поставкам своего сырья за границу, что теперь является единственным источником поступления валюты в страну. После высылки товарища Троцкого из СССР Запад наносит очередной удар: вводится эмбарго (запрет ввоза) на поставку на Запад советских товаров. Фактически запрещен экспорт леса и нефтепродуктов, то есть всего того, чем оплачиваются поставки западных машин для разрушенной российской экономики. Снова смотрим на даты:

♦ первая пятилетка начинается в 1929 году;

♦ в 1930–1931 годах ограничения ввели США;

♦ подобный декрет был издан во Франции в 1930 году.

17 апреля 1933 года эмбарго объявляет британское правительство. Оно охватывает до 80 % нашего экспорта.[140] Давайте не будем забывать, что в это время в мире бушевала Великая депрессия. Резко упал спрос на многие товары и сырье. Так вот в условиях кризиса руководство Великобритании действует прямо в ущерб своей собственной экономике. В те годы СССР был главным заказчиком английских станкостроителей. В 1932 году 80 % вывезенных из туманного Альбиона станков шло в Советский Союз.[141] А руководство Великобритании странным образом делало все, чтобы эти поставки стали невозможны.

А знаете, каковы были официально озвученные англичанами причины введения санкций? 26 января 1933 года Британия передает в наше посольство меморандум. В нем изложены три причины невозможности торгов: первая – неоплаченные царские долги, вторая – Англия требует отмены в СССР валютных магазинов для дипломатов.[142] Что же третье? Удовлетворение Советским Союзом претензий нашей старой знакомой – компании «Лены Голдфилдс»[143]

Сначала Запад отказался принимать в качестве оплаты от СССР золото, затем все остальное… кроме зерна! Сталинское руководство ставится перед выбором: либо отказ от восстановления промышленности, то есть капитуляция перед Западом, либо продолжение индустриализации, ведущее к страшному внутреннему кризису. Заберут большевики зерно у крестьян – очень велика вероятность голода, что, в свою очередь, может привести к внутреннему взрыву и смещению власти. Что бы ни выбрал Сталин – в любом случае Запад остается в выигрыше. Иосиф Виссарионович и его окружение решаются идти напролом. С лета 1929 года начинается коллективизация сельского хозяйства.

Государство собирает зерно и отправляет его на Запад, но вовсе не для того, чтобы уморить голодом часть населения страны, а потому, что нет другого варианта оплаты поставок оборудования. Вся надежда Сталина – на новый урожай. Он оказывается мал – в стране случилась засуха. Продовольствие СССР закупить не может ни за золото (золотая блокада), ни за валюту (из-за эмбарго ее нет). Делаются попытки срочно завезти зерно из Персии, где согласны принять золото. Власти не успевают – случается катастрофа. Та самая, что на Украине теперь зовется «Голодомором»…

В 1932–1933 годах умирает масса людей, и только после этого, сразу после этого(!), Запад вновь готов принимать от большевиков нефть, лес и драгоценные металлы.

В октябре 2008 года Европейский парламент признал Голодомор на Украине преступлением против человечества. Виновник назван – это руководство сталинского СССР. Но в документе Европарламента нет ответа на два вопроса:

♦ почему капиталисты так «странно» себя вели, отказываясь принимать у Сталина золото?

♦ почему они хотели получать от нас в качестве оплаты только зерно?

Нет в документах Европарламента ни правды, ни логики. Если Сталин действительно хотел по какой-то неведомой причине уморить голодом всех жителей Украины, то почему же он этого не сделал? Отчего не довел геноцид до конца? Если в 1932–1933 годах умерли не все украинцы, почему в 1934 году власти не продолжили выгребать у них все продовольствие подчистую? Бояться было нечего – люди ослаблены, восстаний нет, утечки информации нет. Где же логика? А ее нет. Как нет и правды. А она в том, что в 1934 году экспорт зерна из СССР вообще прекратился. По распоряжению руководства СССР…

Тщательно организованный Западом голод 1932–1933 годов не дал нужного результата: большевики удержали власть. Они продолжали индустриализацию. Экономические меры не подействовали – Сталин восстанавливал страну любой ценой. Оставались меры военные. Удивительное дело: именно в 1933 году в Германии пришел к власти Адольф Гитлер, открыто писавший о своих захватнических целях в бескрайних русских равнинах…

Поразительным образом переплетены события истории. Невероятно сложно в них разобраться. Но если понимать их логику, их движущие силы, то можно это сделать. И приходишь к таким выводам, от которых просто захватывает дух.

Какова была главная задача владельцев Федеральной резервной системы в промежуток между двумя мировыми войнами?

Отвязать доллар, а вслед за ним и другие валюты от золотого стандарта, чтобы иметь возможность печатать деньги без счета.

Появление в этот момент твердой золотой валюты путало карты банкиров?

Безусловно. В мире, где все «отвязываются» от золота, не должно быть тех, кто к нему «привязывается». Иначе нарушается «естественность» процесса. Да и «бумажная» валюта всегда менее привлекательна, чем «золотая». Золотая валюта – это прямой конкурент. Это вызов!

Появление советского червонца мешало владельцам ФРС?

Конечно. В ситуации, когда появилась новая привлекательная идеология, еще и новая привлекательная золотая валюта – это уже явный перебор. 27 ноября 1922 года появляется советский золотой червонец. До этого денежные знаки Совдепии назывались совзнаками и, словно нынешние доллары, не имели никакого обеспечения. И вот параллельно с ними начала хождение валюта, на банкнотах которой было написано: «Банковый билет подлежит размену на золото. Начало размена устанавливается особым правительственным актом. Банковые билеты обеспечиваются в полном размере золотом, драгоценными металлами, устойчивой иностранной валютой и прочими активами Госбанка. Банковые билеты принимаются по их нарицательной цене в уплату государственных сборов и платежей, взымаемых по закону в золоте».[144]

«Новая денежная единица опиралась на золотую основу. Червонец был приравнен к 10 дореволюционным рублям и формально заключал в себе 7,74234 грамма чистого золота…[145]»

Червонец бумажный равен червонцу, сделанному из золота.

Опасно ли это для банкиров из Нью-Йорка? Может, не тот масштаб?

Лиха беда начало, в России червонец быстро навел «революционный порядок» на финансовом рынке. «Практически сразу после появления червонца начался рост его биржевых котировок. Постепенно червонец вытеснил не только совзнак, но и золотые дореволюционные рубли, и иностранную валюту, которые начали было выдвигаться рынком на роль эквивалента. В результате условный „счет на золото" переключился на реальное „червонное исчисление", а совзнак был отменен».[146]

Будут ли мировые банкиры радостно принимать в оплату новую твердую советскую валюту в такой ситуации?

Конечно нет. Способствовать укреплению золотого советского червонца в качестве платежного средства для них – значит полностью перечеркивать свои собственные планы. Наоборот, надо ставить как можно больше препон этой новой золотой валюте.

Вот вам и истинные причины, по которым Запад в 1925 году отказывался принимать ленинские золотые червонцы.

Вот вам и более глубинные причины появления «золотой блокады».

Цитата с официального сайта Сбербанка:

«Однако в 1925 году западноевропейские государства организовали так называемую „золотую блокаду" СССР, которая исключала в качестве платежей прием золотого червонца выпуска 1923 года. В этой ситуации предназначенное для чеканки „Сеятеля" в 1924–1926 годах золото было пущено на чеканку николаевских червонцев оригинальными штампами, сохранившимся на Санкт-Петербургском (Петроградском) монетном дворе. В 1925–1926 годах их было выпущено 2 млн штук, так как на золотые монеты Российской империи указанная блокада не распространялась».[147]

Почему на Западе принимают николаевские золотые рубли, если запрещают советские червонцы?

Так монеты с царем – это деньги несуществующей страны – Российской империи. Значит, они не опасны. Их ведь больше не производят. А если кто даже тайком еще «нашлепает» их, так это не страшно. Что опасного в куче золотых римских сестерциев? Что опасного в груде золотых наполеондоров? Главное – не количество, а принцип. Николаевский золотой рубль – это прошлое, ленинский червонец – нежелательное будущее…

Странная золотая блокада: одни золотые монеты принимать можно, другие – нельзя. Но странность это для тех, кто мало понимает в истории формирования мировой финансовой системы. Все в мире сложнее, чем мы привыкли думать. Многослойнее. Выведение золота из оборота в отношении одной страны готовит почву для его выведения в отношении всех стран. Так создаются условия для того, чтобы желтый металл был заменен зелеными бумажками.

Что случилось с золотым червонцем? Удалось ли владельцам ФРС его уничтожить?

Золотой червонец пал жертвой, только не интриг, а… торга. «К выпуску данной монеты в СССР возвратились в 1975 году, когда было отчеканено 250 тыс. золотых червонцев», – сообщает нам вышеупомянутый сайт Сбербанка.[148] Возвратились в 1975 году, при Брежневе, перестав выпускать «Сеятеля» еще при Ленине! Что же помешало? «Золотая блокада»? Но червонец перестали выпускать в виде золотой монеты… до объявления «золотой блокады». Червонец ликвидировали сами большевики, прекратив выпуск столь перспективной валюты в 1923 году, то есть за два года до объявления блокады. Вот еще одна цитата с того же сайта Сбербанка: «Монеты были выпущены в 1923 году (в настоящее время отнесены к категории редких монет)».[149]

Вот так – редких монет. Нам любят рассказывать о сворачивании НЭПа, об авторитарном руководстве и административно-командной системе, уничтоживший робкий росток золотого советского червонца. Но всего этого в 1924 году еще не было. Зато 8 марта 1924 года произошла денежная реформа – обмен совзнаков на новые рубли.[150] Власти советской России ввели новую валюту, которая сразу заменила собой слабенькие совзнаки и чуть медленнее вывела из оборота сильный и перспективный червонец. Власти СССР сами же и ликвидировали свою самую устойчивую валюту! Уже в 1925 году 1 червонец был приравнен к 10 рублям и, таким образом, лишился золотого содержания. Помните, как назвали деньги в СССР? Рубли. И только купюру в 10 рублей назвали червонцами. По старой памяти. Так в языке остается эхо экономических потрясений…

Но почему руководство СССР зарезало свою золотую курочку? Во-первых, у руля в СССР пока еще стояли «товарищи», которые отдавали концессии «Лене Голдфилдс» и ей подобным.

Неужели эти «пламенные революционеры» могли пойти против воли и интересов тех, кто финансировал их долгие годы? Нет, не могли. Но циничные революционеры сдали свой червонец владельцам ФРС не за просто так. Смотрите сами.

1922 год – начало выпуска червонца;

1923 год – массовый выпуск червонца – золотой монеты, успехи, рост котировок;

1924 год – прекращение выпуска червонца в золоте;

1924 год – денежная реформа, введение сильного (но не золотого!) рубля;

1925 год – «золотая блокада», первая попытка удушения экономики новой России, санитарная мера против золотого червонца.

А вот еще даты. Сопоставьте. В обмен на отказ от опасной для мировых банкиров игры в золотую валюту было признано пролетарское государство.

1 февраля 1924 года. В этот день Великобритания официально признала СССР. Вслед за бриттами, игравшими вместе с США главную скрипку в политике, признали СССР и сателлиты.

7 февраля 1924 года – Италия, где премьером был Бенито Муссолини; 13 февраля – Норвегия; 25 февраля – Австрия; 8 марта – Греция; 15 марта – Швеция; 18 июня – Дания; 6 июля – Албания; 19 июля – Китай; 1 августа – Мексика; 28 октября – Франция. Последней в этой «полосе признаний» была Япония – 20 января 1925 года.

А как же США? Штаты сделали это лишь в 1933 году. Когда надежды на то, что голодомор свалит большевистский режим, улетучились окончательно…

Не признав СССР официально, США вдруг активно начинают торговать с большевиками. И именно в то самое время, когда останавливается пресс, из-под которого выскакивали новые золотые советские червонцы. В мае 1924 года в самом центре Нью-Йорка, на Пятой авеню, появляется офис компании «Амторг». Она была основана как частное акционерное общество между США и СССР. В справочниках вы так и прочитаете: «торговая организация, занимавшаяся как комиссионер-посредник экспортом советских товаров в США и импортом товаров из США в СССР». Но это стало известно широкой публике только в 1933 году, после того как между США и СССР установились дипломатические отношения. До этого момента компания «Амторг» числилась как предприятие в структуре американского Госдепартамента. Ну а то, что в этой структуре государственного органа США работали исключительно советские специалисты, вообще никому из посторонних знать не полагалось.[151]

За первый же год заключено соглашений на $50 млн. Что закупало советское правительство в Штатах? Не только хлопок и сельскохозяйственные машины. Из Америки в Советскую Россию вывозили образцы новейшей техники и, конечно же, новейшего вооружения того времени. Ситуация была весьма пикантной: страна, не имеющая дипломатических отношений с Штатами, находящаяся с ними в сложном идеологическом противостоянии, под крышей госорганов США спокойно ввозила к себе все американские секреты и достижения! Пушки, танки, самолеты и даже военные корабли экспортировались из США под видом труб, тракторов Форда и старых проржавевших барж. И никто ничего не замечал. С чего бы это? Вспомните безвременно умерший золотой червонец, и эта странная ситуация мигом прояснится…

Вот таким неожиданным образом переплетена наша история с историей развития и роста Федеральной резервной «печатной машинки».

Кто революционера ужинает, тот его и танцует.

И не только революционера.

Кого же еще? Об этом следующая глава.

7. Почему демократия никогда не победит во всем мире?

Газета

Есть самый сильнодействующий яд,

Дающий наибольшие доходы.

Максимилиан Волошин

Если все время будешь говорить один – всегда будешь прав.

Оноре де Бальзак

Страшно неприятная это штука – деньги. Почему? Да потому что они нужны всем: и борцам за свободу и правозащитникам, и журналистам, и даже судьям и адвокатам. Этот прискорбный факт нарушает идиллию. Иной раз видишь по телевизору благообразного политолога или упитанного борца за наши права. Говорит хорошо, убедительно. Кроет почем зря все плохое и хвалит так же горячо все хорошее. А в голове предательский вопрос возникает: а где же этот достойнейший человек деньги получает? Не банальной ли необходимостью получить презренные денежные знаки обусловлен его пафос и обличительная сила? И сразу меркнет ореол борца, исчезает нимб вокруг его головы. «Деньги не исправляют несправедливостей природы, а усугубляют их», – как-то сказал писатель Леонид Андреев.

Деньги и вправду все портят…

Как приятно и легко жить в понятном мире, в котором все уже разложено по полочкам, все разжевано до состояния кашицы! Есть в этом мире силы добра – это Запад. Есть даже целая Империя Добра – это США. У этой доброй страны, озабоченной исключительно правами человека во всем мире, есть очень много стран-друзей. Все они воспитанные, политкорректные и больше всего на свете хотят, чтобы люди всей земли жили в мире, достатке и счастье.

И поэтому тех, кто не желает жить в мире, достатке и счастье, Империи Добра и ее друзьям приходится бомбить. Но только для того, чтобы они перестали быть плохими и стали наконец хорошими, зажили в мире, достатке и счастье.

Все просто и ясно в понятном мире. Думать не надо, анализировать не надо. Но как отличить плохих от хороших? Чтобы сложностей не возникало, плохих покажут по не зависимому ни от кого телевидению и назовут скверными. О них расскажут свободные газеты, никому не подчиняющееся радио и никем не финансируемые глянцевые журналы. У западного обывателя проблем с определением плохих не возникает. Все покажут, все объяснят. И критерий хороший придумали: в плохих государствах демократии нет. Или ее мало, или недостаточно много. А раз они плохие, эти государства, то на вопрос, кто совершает все то ужасное, что происходит на планете, ответ напрашивается сам собой. Эти нехорошие страны все и творят. У них же, как у гоблинов Мордора из сказок Толкиена,[152] других задач и проблем нет, они только и думают, как бы помешать свободному и счастливому миру жить в тепле и уюте.

Но образы из книжного Средиземья не совсем подходят для современных реалий, тогда, словно по команде, в газетах и на телевидении появляются новые штампы. Например, страны-изгои. Первая мысль, которая появляется, когда я слышу этот термин, это что-то библейское. Где они были, эти страны? В каком раю? Какое яблоко надкусили? Кто их оттуда изгнал? Совершенно ничего не понятно. Причем не только автору этой книги, но и маститым политикам. Как российским, и, что уж совсем удивительно, западным. То есть тем самым, кто эти термины активно употребляет, кто их придумал и запустил в оборот. 27 июня 2007 года в эфире радиостанции «Эхо Москвы» беседовали генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер и член Совета безопасности России, председатель Совета Федерации Сергей Миронов. Говорили о проблеме Косово, расширении НАТО, размещении ПРО в Европе, о предложении Путина о совместном использовании находящейся в Азербайджане Габалинской РАС.

Я. де Хооп Схеффер: Единственное, где мы [НАТО и Россия] не сходимся, так это в том, что мы считаем, угроза исходит от государств-изгоев, которые могут разработать ядерную технологию, ракетную технологию…

С. Миронов: А кто определил, что есть страны-изгои? Кто у нас определяет, какая страна – изгой, а какая – не изгой? Вы можете мне сказать?

Я. де Хооп Схеффер: Есть угроза. Есть страны, на которые эта угроза направлена, и то, что вы предлагаете использовать Габалинскую РАС, мне кажется, говорит о том, что вы тоже считаете эту угрозу реальной. Мы видим, что происходит в Северной Корее, мы наблюдаем развитие ракетной технологии. Но я хотел бы, чтобы мне объяснили, есть ли в России ощущение, что это опасно, я должен учитывать это восприятие. Но никто пока мне не смог объяснить, в чем заключается реальная угроза для России десяти неядерных ракет-перехватчиков в Польше?[153]

Не клеится разговор: словно слепой с глухим беседует. Наш Миронов их Схефферу конкретные вопросы задает. А ответа нет, уходит от ответа глава НАТО. А лучший способ «ухода» в такой ситуации (этому политиков и ораторов учат) – вместо ответа самому задать вопрос собеседнику. Именно этот финт и демонстрирует де Хооп Схеффер. Почему на такой простой вопрос генсек НАТО не отвечает? Вопрос-то, ключевой: как врагов определяете, как угрозу замечаете, господин глава военного блока, если собираетесь не существующие в природе ракеты стран-изгоев своими ракетами у наших границ устранять?

Почему? Потому что и сам ответа не знает. Нельзя же сказать: «я с товарищами» и определяю изгоев. Тех туда назначаю, кто мне не нравится, потому что не хочет плясать под нашу дудку. Нельзя и «не знаю» сказать. Был бы ответ – просветил бы нас вместе с главой Совета Федерации России, глядишь, и не боялись бы этих ракет наши политики.

А со страниц западных газет, с экрана «их» телевизора все льется и льется старая сказка на новый лад: о злых гоблинах, что мешают и мешают. Раз так – надо их бомбить и бомбить, до тех пор, пока злые тоталитарные гоблины чудесным образом не превратятся в добрых демократических эльфов. И когда в последней плохой стране победит хорошая демократия, вот тогда человечество ждет золотой век…

Демократия неизбежно победит во всем мире – любимый припев этой набившей оскомину песенки. И поют ее со всех экранов, со всех страниц. Хором поют и поодиночке. Даже не задумываясь над очевидной истиной, что все 6–7 млрд человек населения Земли просто физически не могут жить по высочайшим стандартам современного западного потребителя. Планета не выдержит, ресурсов нет в таком количестве, чтобы все люди земли раз в три года меняли автомобиль и раз в три месяца – сотовый телефон.

Так что же получается, демократия победит везде, но жить одинаково хорошо везде не получится? И тогда для всех станет очевидным тот факт, что общественный строй к уровню жизни никакого отношения не имеет? Демократия будет у всех, а хорошая жизнь только у тех, кто контролирует месторождения нефти, газа и других природных ресурсов. Это, кстати, можно заметить даже сейчас. Есть уйма демократических государств, которые весь «цивилизованный» мир считает именно таковыми. Но расположены они в Африке, Латинской Америке и Азии. И у них полезных ископаемых либо нет, либо контролируют их другие державы, и поэтому жители таких стран не входят в так называемый «золотой миллиард». Демократия вроде бы есть, а процветания все не наступает. Но пока такие примеры единичны, их можно не замечать или объяснять сложностью борьбы с мировым злом.

А вот когда демократия будет везде, несостоятельность, а точнее говоря, лживость приравнивания хорошей жизни к количеству политических партий станет очевидна всему миру.

Десятилетиями орды политологов и платных борцов за чужие свободы твердили сотням миллионов людей, что другого пути к процветанию, кроме победы демократии, нет. И вот она победила. А хорошо живут опять в США, Великобритании и Японии, а плохо – в Мозамбике, Вьетнаме и Колумбии. Что же тогда сказать, чем такую странность объяснить?

Будь вы политиком мирового масштаба, стали бы вы столь прилюдно показывать, что король голый? Стали бы его на улицу выводить?

Нет, не стали бы. Его величество, сказали бы вы, очень занят и потому на публике не появится. Он, сердечный, за демократию борется, некогда ему…

Вывод очевиден.

Демократия не может победить во всем мире.

Более того, демократия не должна победить во всем мире ни в коем случае!

Иначе каждому станет ясно, что она вовсе не цель США и их друзей, а средство подчинения и организации безбедного для себя существования за счет остального мира. Хуже, чем победа демократии во всем мире, для Запада вообще ничего нет. Поэтому именно он, так за нее радеющий, сделает все, чтобы этого никогда в обозримом будущем не случилось. Чтобы всегда в этом мире были «темные силы», которые создают временные трудности на пути перехода всего человечества к всеобщей демократии.

Движение все – цель ничто. Вечное движение к демократии обеспечивает вечное доминирование на планете англосаксов и их приспешников, дает им постоянно высокий уровень жизни. Приятно и почетно всю свою жизнь бороться за победу демократии, получать зарплату в твердой валюте и после тяжелого дня, полного этой борьбы, прогуливаться по уютным улочкам Брюсселя или жарить барбекю где-нибудь в пригороде Лос-Анджелеса. Чуть менее приятно быть в числе передовых людей современности, жить в «темном царстве» и, прогуливаясь по московской слякоти, направляться на прием в американское консульство, где тебе вручат премию, диплом и окажут всяческий почет.

А победит свобода во всем мире, что же тогда будет делать целая армия «правозащитников»? Они же ничего не умеют, кроме как разоблачать темные силы и тоталитарные режимы. А как не станет ни тех ни других, как же им на хлеб зарабатывать? Что будут делать либеральные журналисты? Кому они будут нужны? Кто даст им премии за смелые статьи и разоблачения? Да и кого разоблачать, если все вокруг будут ярыми сторонниками общечеловеческих ценностей и гуманизма? Чем займутся все эти стада еврокомиссаров, сонмы инакомыслящих? Ведь все будут мыслить так же «инако», как они.

Как ни крути, а полная победа демократии – это полная катастрофа для всех «демократов».

А пока мир за демократию борется, оценщиками всего происходящего на планете они и являются. Именно борцы за свободу отделяют эльфов от гоблинов, зерна от плевел. Именно они решают, кого начать бомбить и назвать изгоем, а кого наградить и возвести в ранг великого демократа. При этом совершенно неважно, что происходит на самом деле. Важна лишь оценка происходящего. Саакашвили залил кровью Южную Осетию, уничтожил массу невинных людей. Он кто? Президент суверенной демократии, совершивший, увы, ошибку. Под суд его никто никогда не отдаст, потому что не сам обожающий галстуки Миша решил вдруг повоевать на Кавказе. Его направили, а значит, после исполнения приказа прикроют. Мерзавца, на руках которого кровь осетинских детей, ждет всего лишь отставка, пенсия. Тихая работа в фонде борьбы за что-нибудь хорошее, чтение лекций студентам самого свободного вуза.

А вот президента Белоруссии Александра Лукашенко в «свободной печати» иначе как диктатором не называют. Почему? Выборы провел не такие – вот и диктатор. Да бог с ними, с выборами, скольких детей он убил? Ни одного. Парадокс, однако: убийца хороший, не убийца – плохой. Не надо удивляться: все от критериев оценки зависит. А вся оценочная деятельность у нас в одних руках сосредоточена – в руках Запада.

Посмотрите, кто решает, как идут дела со свободой во всем мире? Всевозможные общественные организации. Где их офисы головные расположены? Все они ТАМ.

«Международная амнистия» (Amnisty International (AI) – международная неправительственная организация, борется за права человека во всем мире. Основана в Великобритании в 1961 году, там же ее штаб-квартира и расположена. Ее национальные секции действуют в 56 странах, организация насчитывает более миллиона членов. Большинство из них – добровольцы, работают за идею, меньшинство – за деньги. В одной только штаб-квартире около 500 человек. Ежегодно «Международная амнистия» публикует отчет о состоянии прав человека в мире. Это и есть основная цель ее существования, о чем руководство наивным добровольцам-энтузиастам не рассказывает. В отчете перечислены почти все страны мира, но главными злодеями выведены… Догадайтесь, кто? Правильно, главные геополитические противники США и их друзей. Ситуация с правами человека у тех, кто посмел «не лечь» под Вашингтон, год от года хуже. Она ужасна в Китае, Венесуэле и Иране. Близка к катастрофе в России, Белоруссии и Сирии. И вполне нормальна в свободном Ираке, на Украине и в Грузии, не говоря уже о самих США или Великобритании.

Кто оплачивает деятельность этой организации? Откуда у нее деньги? Добровольные пожертвования – будет нам ответ. Это ясно, что добровольные. Боевикам в Чечне, ваххабитам в Дагестане тоже рекой текли добровольные миллионы долларов на подрывную войну против России. А этим ребятам из «Амнистии» кто добровольно десятки миллионов тех же долларов выделяет? Филантропы?

Кто финансирует «Транспаренси Интернешнл» (Transparency International)? Эту международную, абсолютно неправительственную организацию, занимающуюся важнейшим для любого жителя Земли делом? Она спасает детей от голода? Вытаскивает попавших в сексуальное рабство малолетних девчонок из лап мафии? Покупает лекарства умирающим от СПИДа? На что неизвестным дарителям не жалко сотен миллионов своих кровных, политых потом долларов?

На борьбу с коррупцией. Важнее задачи у человечества нет. За это получают немалые зарплаты.

Каким же образом борются?

«Формирование антикоррупционного мировоззрения и правосознания граждан, институализация „прозрачности", предотвращение коррупции через обеспечение действенности антикоррупционных механизмов».[154]

Вы что-нибудь поняли? Нет? Ну и ладно. Главное-то совсем другое. Никаких денег не жалко вовсе не на «борьбу с коррупцией», а на составление рейтинга коррупции в мире (Corruption Perceptions Index). Этот рейтинг – манипуляция общественным мнением о целых странах, это формирование отношения одних народов к другим. По сути, это не что иное, как форматирование реальности. Раньше людей разделяли по цвету кожи и форме черепа, теперь – по количеству взяток и партий в их стране.

И снова мы видим, что в «независимых» рейтингах именно противники США и Запада всегда выглядят очень и очень плохо. Именно этим нужным делом и занимаются люди из «Транспаренси Интернешнл» – организации, основанной простым человеком, которому коррупция жить никак не давала. Кто же этот дон кихот? Бывший директор Мирового банка Петер Айген…

Может быть, такова и есть печальная истина? И надо нам согласиться с тем, о чем на все лады кричат нам в уши либералы: мы сами, живущие в России, а заодно и все наши друзья на планете – это уродливые гоблины? Нет, не спешите с признанием этого диагноза. Он ложный. Еще товарищ Сталин мудро сказал, что неважно, как голосуют, а важно, как считают. И ребята из «Транспаренси Интернешнл» считают правильно, даром хлеб не едят: «В рейтинге коррумпированности стран Россия стоит вместе с Гондурасом и Зимбабве».[155] А поймать их на вранье и подтасовке невозможно. Предмет их изучения не потрогать руками и не измерить прибором. Уровень коррупции и степень соблюдения прав человека вещи хоть и важные, но абстрактные. Так их мерят: «…на основании опросов предпринимателей, политиков, журналистов, аналитиков и др., в которых те выражают свое мнение относительно коррумпированности той или иной страны по десятибалльной шкале, где ноль соответствует самому высокому уровню коррупции».[156]

На мировом политическом поле идет матч. Противники пинают друг друга ногами, рвут зубами, ломают кости и хребты. Все, как всегда, обычный матч в политический футбол. Здесь по-другому никогда и не играли. Но судья почему-то замечает нарушения только одной команды. Карточки и штрафные всегда в одни ворота. На все вопросы строго отвечает: я судья, мне виднее…

Хотите выиграть в политический футбол – поставьте судьей своего человека. Это же так очевидно. Откуда деньги у «Транспаренси Интернешнл»? Зайдите на их сайт, посмотрите.[157] Вам предложат ввести номер кредитки и пожертвовать на благородное дело борьбы с коррупцией. Хотите помочь? Прочитайте еще раз принципы их борьбы. Ах расхотелось…

Говорить, что все неправительственные организации живут на пожертвования простых людей, – так же смешно, как утверждать, что Ленин и Троцкий сделали революцию на партийные взносы, Наполеон воевал со всей Европой на деньги парижских санкюлотов, а Гитлер дотопал до Москвы и Каира на подарки немецких домохозяек. Список можно продолжать до бесконечности.

«Хьюман Райтc Вотч» (Human Rights Watch (HRW)[158] – как следует из названия, эта организация следит за правами человека. Во всем мире. Имеет свои офисы в 10 странах мира. Штат насчитывает более 180 человек, а ежегодный бюджет – $21 млн. И они вовсе не безобидные очкарики-филантропы. Это тоже проводники определенной политики, направленной против нас с вами, дорогой читатель. Не верите? Вспомните 08.08.08. Война в Южной Осетии – погибших около 2 тысяч. А глазастые борцы за права человека видят совсем другую картинку. «Представители правозащитной организации „Хьюман Райтс Вотч", побывавшие в зоне конфликта Грузии и Южной Осетии, утверждают, что официальные данные о погибших сильно завышены».[159] «Вотчи» врали так безбожно, что известный доктор Рошаль сказал, что хочет посмотреть в глаза представителям этой организации, которые неизвестно откуда взяли данные, что в Южной Осетии было всего 40 погибших.[160]

Мы живем в мире, где реальность определяется газетной статьей и картинкой в телевизоре. Нет картинки – и события нет. Не написали газеты – так и не было этого. И вот представьте себе: вас и ваших детей (не дай бог!) убивают, а записные защитники ваших прав ничего не замечают. Не видят. Или, почти как Аркадий Райкин в известном фельетоне, говорят: «Он у нас мирный. Беспокоиться не о чем. Одного-двух зарежет, и тишина». Раз критерии оценки только у них в руках, значит, вас и не убивали. Показалось вам…

Знает ли наша власть о том, что представляют собой все эти «независимые», «неправительственные» борцы за наши права и свободы? Разумеется, знает. Отсюда и новости, подобной этой: «Исполнительному директору международной правозащитной организации „Хьюман Райтc Вотч" Кеннету Роту отказали в визе для въезда в Россию».[161] Может, боятся наши власти независимого суждения? Нет, не боятся, а именно знают. Это добрый, далекий от политических реалий доктор Рошаль может искренне удивляться «странностям» позиции правозащитников во время событий в Осетии. А профессиональные политики иллюзий не питают. И потому не дают мистеру Роту визу…

Не поленитесь, поищите. Вы найдете массу интересных сообщений:

«Венесуэла выслала двух правозащитников „Хьюман Райтс Вотч"».[162]

Совсем недавно, кстати, 19 сентября 2008 года.[163]

Много интересного можно написать о «Human Rights Watch». Их «глазоньки» удивительно избирательны и близоруки, когда надо. Вообще-то правозащитников, сделавших борьбу за светлые идеалы своей профессией, совершенно неправильно называют этим гордым словом. Никакие они не правозащитники, а самые что ни на есть революционеры. Только их сегодняшние методы отличаются от способов борьбы их предшественников: эсеров, большевиков и народовольцев. Те бомбы кидали да стачки организовывали, страстно желая развалить свою собственную страну, «тюрьму народов». Эти ненавидят страну не меньше и делают все от них зависящее, чтобы она вновь развалилась: пишут, митингуют, призывают, анализируют, рекомендуют, осуждают, привлекают внимание, возмущаются. Среди них, разумеется, есть и идеалисты, просто не понимающие для чего, как и кто использует их любовь к красивым несбыточным лозунгам. Таких можно пожалеть – их подавляющее большинство. Но меньшинство знает, за что, а точнее, «за сколько», они работают защитниками прав…

Чтобы дать повод разорвать Югославию на части и потренироваться в развале маленького (сначала!) многонационального государства, именно правдолюбцы из «Хьюман Райтc Вотч» первыми рассказали «правду» о сербских зверствах во время войны в Югославии. 1 августа 1993 года «Хьюман Райтc Вотч» опубликовала «Отчет» о якобы совершенном югославскими военнослужащими (20 ноября 1991 года) убийстве 260 захваченных в плен хорватов. Именно «Хьюман Райтc Вотч» выступила в 1992 году инициатором создания так называемых «трибуналов» над руководителями «непослушных» государств, в первую очередь Югославии и Республики Сербская, – Караджичем и Милошевичем.[164] В нарушение устава ООН в феврале 1993 года был создан такой Международный трибунал по «бывшей» Югославии. Вспомните, кого там судили и судят? Только сербов. Хорватов и боснийцев либо не судят вообще, либо оправдывают. Помните, знаменитая Карла дель Понте, прокурор, выпустила книгу, где рассказала, что сотни сербов были убиты албанцами, а их органы использованы для пересадки богатым европейцам. И что? Где трибунал? Где правозащитники? Не знали и не видели? А если бы сербы резали албанцев, сразу бы заметили…

Надо понять, что все эти правдолюбцы создают и имитируют на Западе (а значит, и в мире) голос возмущенной общественности, дают повод для силовых действий, легитимизируют бомбардировки и вторжения. Накануне агрессии против Ирака публикуют документы десятилетней давности о преступлениях Саддама, перед бомбардировками Белграда заливают европейские газеты сербскими «ужасами», во многом выдуманными. Когда надо, «Хьюман Райтc Вотч» не только дает повод для агрессии, она еще и просит «принять меры». В своих заявлениях и обращениях к президенту и конгрессу США руководство этой американской организации требовало применения политических, экономических, дипломатических, полицейских и даже военных санкций к иностранным государствам: Югославии, Индонезии, Македонии, России.[165]

Кто главная мишень критики? Кого рассматривают под лупой? Разумеется, нас. За семь лет – с 1994 по 2001 год, – «Хьюман Райтc Вотч» сделала 172 заявления в связи с нарушениями прав человека в государствах – осколках СССР. Из этого числа 117 заявлений сделано по Российской Федерации. Для сравнения: за тот же семилетний период по Украине не было сделано ни одного. Стоит удивиться: а чем же тогда недовольно население Украины? Почему же студенты и жители Западной Украины приходили на Майдан, если все в стране было так «шоколадно»? Выходит, одно из двух: либо «оранжевая революция» была вызвана исключительно денежными и организационными вливаниями западных разведок, либо правозащитники опять проглядели в «Незалежной» массу нарушений прав человека. В любом случае, такая ситуация очень странна, если не сказать больше. Такую же удивительную слепоту «Хьюман Райтc Вотч» демонстрирует и в Прибалтике. Ведь не было сделано ни одного заявления в связи с нарушениями прав русского населения в Латвии и Эстонии!

Сателлиты США вне критики правдолюбцев. И это касается не только Европы. В важнейшем со стратегических позиций нефтеносном районе Персидского залива наиболее ценным союзником Штатов является Саудовская Аравия. Для США саудиты – главный рычаг воздействия на нефтяные цены. Именно с помощью Саудовской Аравии американцы угробили СССР за шесть лет горбачевской перестройки, обрушив цены на углеводороды в разы.[166] Именно с помощью этого арабского государства и сегодня давят цену на черное золото вниз. Саудовская Аравия вместе с Нигерией постоянно препятствуют снижению добычи нефти, которое может привести к росту цены на нее. Кто еще занимает такую странную для продавца углеводородов позицию? «Свободный» «демократический» Ирак, находящийся под американской оккупацией. Его марионеточное правительство подпишет любое соглашение и поддержит любое решение, нужное его вашингтонским патронам.

И вот «Хьюман Райтc Вотч» внимательно следит за проблемой прав человека в регионе. В Саудовской Аравии режим жесткий, практически средневековый. Тут рубят головы и вешают оппозиционеров и гомосексуалистов без лишних церемоний, чего в Венесуэле и Белоруссии не делали никогда, но Чавес и Лукашенко – диктаторы, а король-саудит для всего мира – великий демократ. В этом разрезе видит ситуацию и неподкупная «Хьюман Райтc Вотч». За тот же семилетний период (1994–2001) она сделала всего восемь заявлений о нарушениях прав человека в Саудовской Аравии.

Обо всех «амнистиях» и «вотчах» можно написать целую книгу. Но везде мы увидим одни и те же признаки крайней претенциозности и предвзятости. Отчего-то все правозащитники во всем мире (а особенно у нас) всегда стоят на точке зрения, которой придерживаются Соединенные Штаты Америки. Вас это тоже удивляло? А удивляться не надо – они же себя называют «правозащитниками». Вот и защищают право США, а точнее, право поглотившей Штаты федеральной резервной «печатной машинки» без устали печатать доллары и устанавливать свою гегемонию во всем мире.

Но разве все эти организации не критикуют США? Конечно, критикуют.

«Международная правозащитная организация „Международная амнистия" выпустила доклад, осуждающий действия НАТО против Югославии в прошлом году как нарушающие нормы международного права. В отдельных операциях Североатлантический союз, пренебрегая жизнями мирных граждан Югославии, совершил, по утверждению составителей доклада, военные преступления».[167]

Речь идет о том, что во время 78-дневных круглосуточных бомбардировок Югославии в 1999 году самолеты ВВС США, то есть НАТО, не раз наносили удары по колоннам албанских беженцев, которых они прилетели защищать. Например, 14 апреля 1999 года около 13:30 на дороге Джаковица – Призрен рядом с селами Маданай и Нейе трижды подверглась бомбардировке колонна гражданских албанцев. Ее утюжили два часа. Женщины, дети и старики возвращались в свои дома на машинах, тракторах и подводах. Не на автобусах. Это значит, люди были для летчиков НАТО как на ладони и спутать их с солдатами было очень сложно, так же как принять трактор за бронетранспортер, а телегу с лошадью – за танк. Середина дня, ясный день. Три захода, два часа бомбежки. В итоге – обугленные трупы.

Не видели? Не заметили ошибку?

Реакция «правозащитников»? Факт зафиксирован, занесен в отчет, опубликован. И все.

Реакция командования НАТО. Она тоже имеется. Они… извинились. Все. Инцидент исчерпан. Теперь все нормально: это была ПРОСТО ОШИБКА. Виновные извинились, о чем же писать?

А вот глава Югославии Слободан Милошевич на процессе в Гааге рассказывал об этих преступлениях просто удивительные вещи. Его слова особенно ценны тем, что президент разорванной на части страны из политкорректных европейских застенков живым так и не вышел.[168]

«Я вам скажу, почему в них стреляли. Стреляли потому, что они возвращались в свое село. Вопреки концепции агрессора, распространявшего через СМИ ложь о том, что албанцы бегут от сербской армии и полиции. Все должны были покидать села, и никто не смел вернуться назад. Кроме бомб, во время агрессии сбрасывались и листовки, в которых граждан призывали бежать. В том же духе действовала террористическая OAK, которая даже убивала непокорных глав семей, которые не хотели прислушиваться к призывам бежать из своих домов и своих сел. Террористы требовали, чтобы граждане бежали. Это еще одно доказательство взаимодействия между силами НАТО и этой террористической организацией, которая использовалась для дестабилизации Югославии».

Для вторжения нужен повод. Если албанцы никуда не побегут, значит, не будет «гуманитарной катастрофы» и ввести войска на территорию суверенного государства будет невозможно.

Позволим себе еще одну цитату из выступления Слободана Милошевича.

«А 13 мая 1999 года, ровно через месяц после предыдущего кровавого злодеяния – уничтожения албанской колонны беженцев, – вновь было совершено массовое преступление. Когда бомбили колонну албанских беженцев, были зафиксированы переговоры летчика с его командным центром. Они были переданы по нашему телевидению. Летчик сообщает, что это не военная колонна, что он видит тракторы, видит крестьян, видит гражданское население. Но получает от командного центра ответ – выполняй приказ! И наносит ракетный удар по колонне… в которой находилось пятьсот-шестьсот человек, которые возвращались в свои дома в село Кориша. Итак, после двух месяцев войны они все еще возвращаются в свои дома, хотя вы утверждаете, что „сербские силы" их выгоняли. Но за то, что они возвращались, НАТО по ним наносило бомбовые удары. При этом погибло человек пятьдесят, а тяжело ранено, а потом умерло от ран еще много людей. Это весьма наглядный, чудовищный пример страданий людей во имя схемы, по которой действовал агрессор, чтобы объяснить свои преступления, совершенные в Югославии. Прошу вас показать фотографии этого преступления против албанских беженцев от 13 мая 1999 года. Обугленные тела, останки жертв, перевернутые тракторы. Посмотрите на убитого ребенка. Это один из двадцати шести детей, которые пострадали при бомбардировке. Один из двадцати шести! Нельзя себе представить более ужасного послания… Прокурору, наверное, скучно, вижу – зевает… Нельзя было направить более ужасное послание албанцам, возвращающимся в свои села, о том, что возвращение запрещено. Кто возвращается, будет подвергнут обстрелу, заплатит головой за свое непослушание. Они должны покинуть Косово, они должны оправдать утверждение, что все бегут от „сербских сил"».[169]

Вы что-нибудь слышали об обвинениях против летчика, бомбившего этих несчастных людей? Против командиров, отдававших ему преступный приказ? Видели по телевизору искаженные благородным гневом лица «правозащитников», настававших и требовавших справедливости?

«Международный Гаагский трибунал по военным преступлениям в бывшей Югославии также проводил специальное расследование действий НАТО. Состава преступления в них эксперты трибунала не обнаружили».[170]

Ничего этого не было. Никого не осудили. В таком «политическом суде» судят не преступников, а представителей проигравшей стороны. Победителей не судят. А Запад – победитель.

«Лорд Робертсон, генеральный секретарь НАТО, назвал обвинения „Международной амнистии" необоснованными и сказал, что Североатлантический союз, бомбя Югославию, оставался в рамках международного права, включая законы о ведении боевых действий. При этом он сослался на недавнее решение прокурора Гаагского трибунала Карлы дель Понте не возбуждать дело против НАТО».[171]

Мы просигналили, а остальное нас не касается. НАТО бомбил суверенную страну, не имея санкции ООН, нарушив все международные нормы. А представитель «Хьюман Райтc Вотч», давая интервью, крайне корректен: «„Международная амнистия" не ставит под сомнение и не осуждает проведение всей операции в целом, как и само решение о проведении бомбовых ударов против Югославии, а разбирает отдельные случаи нарушения международного права».[172]

Ваше право убивать мы под сомнение не ставим, но надо делать это гуманно…

Пишут они о тюрьме Гуантанамо, где люди уже семь лет сидят без суда. Важно ведь не только поднять проблему, но и дать ей оценку, и вывод сделать. У заключенных нет статуса военнопленных, на них не распространяется Женевская конвенция 1949 года. Их пытают. У захваченных и отвезенных на Кубу[173] людей нет вообще никакого статуса. Он до сих пор не определен. Это происходит в США, то есть в «цитадели демократии». Преступления налицо. А против США за грубейшие нарушения прав человека правозащитники ввести эмбарго не предлагают, миротворцев в Гуантанамо и Техас ввести не требуют. То, что в России или Венесуэле – страшное преступление, в США будет ошибкой. И империя останется Империей Добра…

Зато сколько пафоса и разговоров о том, что Барак Обама приказал тюрьму в Гуантанамо закрыть. Но что это меняет? Люди без суда сидели семь лет, их пытали. Теперь тюрьму, вероятно, закроют. И это все? А виновных в беззакониях судить будут? Конечно нет. Но давайте уж будем последовательными и не будем применять двойные стандарты к истории и политике. Раз закрытие тюрьмы в Гуантанамо как бы исчерпывает вину перед всеми невинно пострадавшими, тогда и хрущевская реабилитация как бы исчерпала вину советского руководства за необоснованные репрессии его предшественника. Не рассматривали проблему под таким углом зрения?

Разве Джорджа Буша кто-то из правозащитников требует отдать под суд? А для судебного преследования мистера Буша есть очень много фактов, которые все знают. Например, вторжение в Ирак, поводом для которого послужило утверждение, что Саддам Хусейн имеет оружие массового поражения и готов применить его против Запада. Вошли в страну, разворотили ее всю. Никакого оружия так и не нашли. Даже не удосужились его завезти с собой, чтобы сохранить лицо. Саддама Хусейна повесили. А что делать с мистером Бушем? Проводить на пенсию? Выходит, если бы Адольф Гитлер сказал, что в Польше в 1939 году и в СССР в 1941 году есть ядерное оружие и славяне готовы его применить, так фюрер правильно сделал, что напал? Поступки одинаковые, последствия одинаковые – а оценки диаметрально противоположные. Такая разница при оценке и называется пропагандой.

Слышу возмущенные возгласы: не нравятся вам оценки этих организаций, так создайте свою и оценивайте, боритесь, как вам нравится! Предложение разумное. Одно только «но»: никто вам на Западе трибуны не даст. Печатать будут ИХ, интервью брать у НИХ, отчеты озвучивать только ИХ. Отвечать на запросы ИХ, а не ваши. И в телекартинке все время будут ОНИ. А вы боритесь, боритесь, пожалуйста. Вы же вольны, у вас свобода. И у нас тоже свобода, свобода вас не показывать и не публиковать…

Чтобы вас услышали на улице, нужен рупор или мегафон. В современном обществе – это средства массовой информации. Они на Западе почти все сплошь независимые, свободные. Цену этой независимости мы увидели в августе 2008 года. Все, как одна, телекомпании показывали грузинские «Грады», стреляющие по Цхинвалу, и говорили, что это русские стреляют по Гори. Все серьезные печатные издания излагали одну и ту же версию событий, согласно которой большая Россия напала на маленькую Грузию.

Разве могут ошибаться все разом? Очень маловероятно. Особенно если все свободны в изучении фактов, независимы в выводах и могут показывать все, что считают нужным. Может, не ошибались, правду говорили? Нет, прошла пара месяцев, и теперь факт грузинского «начала» той войны и массовой гибели осетин уже никто не отрицает. Может, не имели другой информации? Просто не хотели ее иметь. В те августовские дни казалось, что российские каналы и западные СМИ рассказывают просто о разных войнах, так разительно отличалось все, что говорили с экрана. Если бы телеканалы «CNN» и «Sky News» существовали 22 июня 1941 года, они бы вели прямые репортажи с места событий, информируя мировую общественность о том, что советские войска ранним утром, под грохот артиллерии и завывание пикировщиков, перешли границу Германии…

Так что же выходит, нет на Западе свободы слова, раз все говорят одну и ту же ложь?

Да, свободы слова там нет. Ее вообще нет нигде. И боюсь разочаровать некоторых читателей – вообще быть не может. Слишком много различных нюансов имеет мировая политика, чересчур извилист ее путь, чтобы власть какой-либо страны могла допустить, чтобы кто-то из самых лучших побуждений показал сюжет или написал статью, которая перечеркнет разом десятилетия тончайшей игры их дипломатов и разведчиков. На Западе силу СМИ поняли гораздо раньше России. И поэтому у нас в начале XX века газеты могли выражать разные точки зрения, ругать самодержавие или его восхвалять, а «там» всегда высказывалась только одна позиция. С небольшими вариациями, как в романе про Гулливера: яйцо бить с тупого конца или с острого. На эту тему дискуссия на Западе всегда была острейшая, лучшие умы выдвигали свои аргументы. Полемика на страницах газет не стихала. А вот более важный вопрос – а надо ли вообще бить яйцо? – никто не обсуждал…

Очень часто можно услышать, что современная российская власть взяла под контроль все средства массовой информации. Да ведь любая сильная власть только так и поступает. Действия наших властей в мельчайших подробностях повторяют давно уже сделанные ходы Запада. Там все СМИ уже давно в надежных руках, оттого как заведенные в нужный момент и несут сущую ерунду и откровенное вранье. Все основные средства информации Запада контролируются и направляются из одного центра. Именно это и объясняет загадочную слепоту и глухоту западных масс-медиа во время событий в Южной Осетии. Прошла команда, как их освещать, – они так и освещали. Врали талантливо, умело, показывали только Саакашвили, а российских политиков – нет. Осетинских – тем более. И только в октябре на канале ВВС вышел в эфир репортаж британского журналиста, который через два месяца сумел узнать правду: Грузия начала войну первой, в Осетии погибли мирные люди. Неужели для этого надо так много времени? Нет, просто прошла команда чуть-чуть приоткрыть правду и слегка сместить акценты. Сигнал к смягчению позиции по осетинским событиям был весьма конкретный. В интервью американским и европейским журналистам Медведев и Путин рассказали о том, что на самом деле произошло в Южной Осетии. Главу иностранного государства пускают в свой эфир только в том случае, когда предварительно достигнута договоренность об этом по дипломатическим каналам. Совершенно ясно, что президента и премьера России обязательно спросят о событиях в Осетии. Так же очевидно, что они скажут в ответ. И вот только после их появления со словами правды в эфире западных СМИ сами «независимые» и «свободные» деятели пера вдруг написали и сняли свои репортажи.

Запад заметил преступления Саакашвили не потому, что ранее ошибался, а потому, что массированная информационная атака российских СМИ дала свои плоды. Отрицать очевидное стало невозможно. В этом огромная заслуга и Валерия Гергиева, давшего концерт в уничтоженном Цхинвале.

Почему же западные СМИ все время ошибаются в одну сторону? А это вовсе не безобидные промахи. Именно расчет на то, что в телевизоре будет нужная картинка, а в газетах правильные фотографии, придавал уверенности Саакашвили, что он сможет молниеносно решить осетинский вопрос. Какая разница, что будет с людьми, сколько их погибнет, если на всех экранах мира будут показывать совсем другое. Там должны быть жертвы осетинских сепаратистов, рассказывающие о несуществующих зверствах. Там должны быть грузинские танки, заваленные цветами. Плачущие старухи, чьи слезы корреспондент будет объяснять счастьем освобождения, а не горем по убитым родственникам. Никаких руин, никаких трупов. Победная поступь демократии и ее апогей – митинги жителей Цхинвала с танцами и песнями (снятые в любом другом грузинском городе). Глава мятежной республики Эдуард Кокойты – в наручниках, под конвоем грузинских полицейских. Хороводы вокруг портретов молодого и решительного Мишико. Слава ему – Грузия вновь едина! Все по канонам жанра: хорошие победили, гоблины проиграли. А что происходило в действительности, кто это узнает?

В августе 2008 года мир правду узнал. Пусть не весь, не всю и не сразу. Будем надеяться, что это конец трагедии осетинского народа. Начало же трагедии практически не известно даже у нас. Еще до официального распада СССР, еще до путча, зимой и весной 1991 года в Цхинвале людей убивали десятками и сотнями. Звиад Гамсахурдия, ставший президентом Грузии, выпустил из тюрем массу уголовников. Амнистировал их и сразу присвоил им милицейские звания, по принципу – чем тяжелее статья, тем выше звание. Мерзавцы выбирали дом побогаче, заходили в него, потом ставили всю семью от стариков до младенцев над арыком и перерезали им горло.[174] После чего весь скарб грузили на машины и вывозили в Грузию.[175]

Почему мы вспомнили эти страшные картины? Не только в связи с событиями августа 2008 года. В Советском Союзе западные правозащитные организации не работали, их туда не пускали, поэтому главную роль в освещении событий играли советские правозащитники. «Зимой и весной 1991 года в Южной Осетии и прилегающих районах работала группа наблюдателей правозащитного центра „Мемориал". Если судить по информации официального сайта этой организации – Дмитрий Леонов, Александр Соколов, Александр Черкасов».[176] Мой друг, писатель Сергей Стукало, в то время был офицером армии. Он своими глазами видел в Цхинвале трупы с перерезанными глотками. И таких было много. Но для того, чтобы факт гибели был зафиксирован группой наблюдателей правозащитного центра «Мемориал», нужна была справка о смерти. Разумно? Нет, это издевательство. Людей убивали одетые в милицейскую форму грузинские уголовники, а справки выдавали грузинские же органы власти. Еще не распался СССР – это апрель 1991 года, но справки о смерти выдают только на грузинском языке. На ней изображен флаг, под которым убийцы в мундирах и без мундиров убивали мирных жителей Осетии.

Как должны были поступать люди? Осетины за документами не ходили, делали справки временные, на простом листочке с печатью. Так вот, правозащитники такие справки не учитывали. Разговор простой – нет гербовой бумаги, значит, никого не убили. Апогеем стал случай, когда офицер-десантник, возмущенный такой позицией, силой притащил одного «мемориалиста» во двор дома, где лежали трупы, и буквально ткнул его туда лицом. Десантник был здоровый и ненароком сломал правозащитнику руку. Тот пожаловался командованию – офицера очень серьезно наказали.[177] Несмотря на то что борец за права видел погибших, в отчет «Мемориала» факты зверских убийств не попали. Вы можете его прочитать сами и в этом убедиться: http://www.memo.ru/hr/hotpoints/osetia/old90.htm, а потом задать себе вопрос: почему? А вернее, зачем?

Газеты и телевидение – это страшное оружие. И оно без контроля быть не может. Если вы не повесите замок на склад с автоматами, то завтра из них будет стрелять кто-то другой. Не будете кормить свою армию – станете кормить чужую, говорил Наполеон. Так и со СМИ: не будете ими заниматься, не станете кормить журналистов и направлять их действия – это с удовольствием сделают ваши противники и направят в нужную для себя сторону. Тем более что Запад буквально собаку съел на этом поприще.

«Все не так, как кажется на первый взгляд. „Дженерал Электрик" владеет медиаконцерном „Эн-Би-Си", „Дисней", „Эй-Би-Си", „Виаком", „Си-Би-Эс", а „Си-Эн-Эн" входит в огромный конгломерат „АОЛ Тайм Уорнер". Большинство наших газет, журналов и издательств принадлежат гигантским международным корпорациям».[178]

Цитата эта принадлежит Джону Перкинсу, написавшему великолепную книгу о тайной работе американских корпораций, которые стремились выдавать как можно больше кредитов суверенным государствам. Причем выдавать так, чтобы их не отдали. Тогда страна оказывалась в кабале. Что дают США в долг? Бумагу, компьютерные нолики. Они для самих американцев не стоят ничего. Что должны отдать им взявшие доллары страны? Недра, голосование в ООН, территории для размещения баз. Свою независимость и свою душу. В августе 2008 года США дает кредит Грузии. Выглядит благородно: большая держава помогает побитой маленькой. На самом деле Грузия его отдать не сможет и еще глубже увязнет в американской паутине. Грузинские парни будут и дальше гибнуть в Ираке и других горячих точках в борьбе с несуществующим международным терроризмом. Надо будет Вашингтону – опять может пролиться кровь на Кавказе.

Все крупнейшие телеканалы, газеты и радиостанции на Западе уже давно скуплены и многие годы поют песни, написанные для них банкирами – владельцами ФРС. Для контроля информационного поля им не нужны все каналы информации, достаточно основных, создающих информационное поле. Задача СМИ – формировать мнение. И журналисты это делают, кто за зарплату, кто по идейным соображениям.

Наиболее вопиющим примером мастерских манипуляций сознанием своей аудитории отличается радио «Эхо Москвы». Идеология этой станции ничем не отличается от идеологии «амнистий» и «вотчей»: Запад всегда прав. Под этим соусом подаются и все новости. Под этим прицелом ведутся программы. Вот вам яркий пример. Есть такое движение «Наши». Его смысл – патриотическое воспитание молодежи. Дело важное и нужное и, к сожалению, новое. Все, что было сделано в этом направлении в СССР, забыто и отброшено. Начали с чистого листа – отсюда и несуразицы, перегибы. Но в целом направление верное.

Как «Эхо Москвы» движение «Наши» называет?

«Нашисты».

Чувствуете, как умело влияют на ваше отношение? Ведь можно сказать: члены движения «Наши», просто «Наши». Вариантов много, богат русский язык. А прогрессивные образованные журналисты говорят «нашисты». Вроде ничего плохого не сказали, а осадок уже остался. Негатив появился: слово «нашисты» очень похоже на «фашисты», а это у любого нормального жителя России может вызвать только отторжение. А между тем к фашистам это молодежное движение никакого отношения не имеет. Гастарбайтеров не бьет и не убивает, свастики на домах не рисует, «хайль Гитлер» не кричит. Почему же тогда именно «нашисты»? Потому что это яркий образец манипулятивной технологии. Использование слова, крайне отрицательно окрашивающее молодежное движение, – это не просто случайность или погоня за красным словцом. Это сознательная манипуляция вашими эмоциями и вашим мнением.

Вот вам обратный пример. Как вы думаете, обиделись бы журналисты «Эха», если бы в одной из газет или на каком-либо телеканале их начали постоянно называть «эхесовцами»? А что, где «эхо» – там «эхесовцы»! Как отреагировали бы сотрудники станции? Реакция их понятна. Между тем сами используют именно такой прием для формирования у вас определенной точки зрения. Используют постоянно, изо дня в день и весьма талантливо.

Будьте бдительны и внимательны. Информационная война не затихает ни на минуту и идет, между прочим, в вашей голове. Старайтесь понимать, видеть и не позволять собой манипулировать, как бы благообразно и благопристойно ни выглядели эти манипуляторы, какие бы красивые слова они ни говорили. Зрите в корень, как сказал бы Козьма Прутков…

«Правозащитники» живут с нами, обычными жителями России, как бы в параллельных мирах. Все у этих господ от нас отличное: ценности, мировоззрение, восприятие действительности. У народа одни герои, у них – другие. Результаты проекта «Имя России» – самое яркое тому подтверждение. «Итоги проекта „Имя Россия" нельзя назвать неутешительными. Они ужасающие»,[179] – пишет рупор «борцов за свободу» «Независимая газета».

Что же такое стряслось? Кого выбрал народ России?

Первое место: Александр Невский.

Второе место: Петр Столыпин.

Третье место: Иосиф Сталин.

На мой взгляд, результат вполне закономерный. Три государственных деятеля. Как считают наши либералы?

«Ни Пушкина, ни Менделеева. Хочется повторить еще раз: ни Пушкина, ни Менделеева. Или, если разжевывать, ничего позитивного. Ничего и никого, кто работал на Россию, для России, во славу России».[180]

И Пушкин, и Менделеев – это гордость нашей страны. Но когда надо выбрать одно имя – наш народ выбирает тех, кто в трудный момент смог спасти страну от гибели. Александр Невский спас нас от порабощения Тевтонским орденом и от уничтожения ордынцами. Столыпин остановил одну революцию и начал реформу, предотвращающую вторую, и только гибель от руки убийцы помешала ему довести начатое до конца. Сталин спас страну от нацистов. Его фигура самая сложная и спорная, но факт великой победы является неоспоримым.

И народ помнит. Помнит святого князя, помнит убитого премьера, помнит жестокого генерального секретаря. А для «правозащитников» все это пустой звук – «ничего и никого, кто работал на Россию, для России, во славу России». Подача информации газетой крайне предвзятая. Не замечает либеральный журналист, что, описывая итоги конкурса «Имя России», он говорит… как бы помягче выразиться… не совсем правду. Дело в том, что в первые двенадцать мест вошли и Пушкин, и Менделеев, об отсутствии которых печалилась либеральная газета, и даже Достоевский.[181]

Опять народ, по мнению наших либералов, оказался не прав. Так уже не раз было в нашей истории. Русским «борцам за свободу» постоянно, просто хронически не везло с народом! Он постоянно не оправдывал их ожиданий. Сначала простые граждане России не слушали Герцена, потом сдавали в полицию народовольцев и разночинцев. Затем они разбивали головы боевикам в 1905 году, после 1917-го вызывали ярость Ильича, устраивая непрекращающиеся крестьянские бунты. Потом не хотели идти в колхозы. После развала Советского Союза народ точно так же не оправдал ожиданий младореформаторов. Наконец, на всех парламентских выборах этот «темный» и «невежественный» народ почему-то не хотел голосовать за передовых и замечательных «Яблоко» и СПС. На парламентских и президентских выборах жители России опять выбрали не того. И все бы хорошо, но вот с народом России не повезло…

Не надо питать иллюзий. Свобода слова, права человека, свободная пресса – это орудия в невидимой борьбе, непрерывно идущей за господство над миром. А наш мир имеет финансовое устройство. Плохо ли, хорошо ли – но это так. Главное сегодня – деньги, ими меряется все: сила государств, правильность идеологий, степень успеха и важности людей и континентов.

Федеральная резервная система. «Печатная машинка». Раньше войны велись за обладание землями и ресурсами. Теперь главное – кто будет печатать деньги. Остальное можно просто купить: журналистов, полезные ископаемые, политических деятелей, земли и территории. Сначала купить то, что продается. Потом попытаться купить то, что сопротивляется.

Вот теперь самое время поговорить о сегодняшнем кризисе.

8. Кризис: как это делается

Нет более тонкого, более верного средства уничтожения существующего базиса общества, чем безудержное печатание денег. Оно разворачивает законы экономики в сторону разрушения, причем настолько незаметно, что ни один из миллиона не замечает этого.

Джон Мейнард Кейнс

Кто же будет сторожить самих сторожей?

Ювенал

Раздумьями о причинах нынешнего кризиса заполнены все журналы и газеты. Расхожей фразой стало упоминание ипотечного рынка США в качестве главного виновника кризиса. Издания более «продвинутые» охотно пишут о бесконтрольной эмиссии ничем не обеспеченного доллара. Именно это и есть, по мнению аналитиков и политологов, главная причина всех случившихся несчастий. Так ли это?

И да, и нет. Доллар и его эмиссия есть суть экономического обвала. Но доллар это не причина, доллар – это следствие. Истинная причина называется «Федеральная резервная система». Согласитесь, не сами собой печатаются зеленые бумажки с портретами американских президентов, кто-то ведь решает, сколько и когда выпустить самых главных денег на нашей планете. И вот эти добрые джентльмены наштамповали долларов сверх всякой меры, поставив тем самым в трудное положение экономики всех стран мира…

Приевшееся словечко «инфляция», – неотъемлемый спутник современной экономики, ставший чуть ли не членом каждой семьи, – оказывается, существовала не всегда. В старые добрые времена инфляции не было. Она появилась, когда экономическая система приобрела знакомый нам сегодняшний вид – то есть когда деньги стали печатать просто так.

В период с XVIII века до Первой мировой войны уровень цен в США и большинстве стран Европы практически не менялся. С 1870 по 1913 год стоимость жизни в США повышалась на 0,2 % в год.[182] Так было, когда цены устанавливались в «золотых» или «серебряных» деньгах. Корова или лошадь, как стоили сто или двести лет определенное количество драгоценного металла, отчеканенного профилями европейских монархов, так и стоили. Неслучайно, читая классиков русской литературы, мы можем узнать удивительные для нас цены на обеды, чарки водки и съем квартиры в дореволюционной Москве или Петербурге: это копейки, в крайнем случае рубли. Вспоминаемые сегодня большинством населения бывшего СССР с ностальгией советские цены были, в сравнении с царскими, очень высокими. В 1980-е годы мороженое стоило 20 копеек, а на 1 копейку можно было купить лишь коробок спичек. В царской России на копейку можно было сытно покушать. Куда же все это делось?

Говоря языком экономики, выросла денежная масса. Сильно выросла, да во всем мире. На территории России она почему-то начала разбухать именно в годы перестройки, когда бывшие незыблемыми на протяжении десятилетий цены вдруг побежали впереди зарплат. Каждый раз выход цен в нашей стране на новый уровень сопровождался, вернее говоря, предварялся, каким-либо катаклизмом. Пала царская Россия – копейка стала анахронизмом, пал Советский Союз – анахронизмом сделался рубль. Ведь сегодня на один рубль вы не сможете «съесть» ничего…[183]

Подобное явление мы видим на нашей планете повсеместно. И везде рубежом резкого изменения цен, рубежом появления инфляции является… Первая мировая война. Может быть, инфляцию вызвали боевые действия давно минувших дней? Нет, и ранее, в войнах XVIII и XIX века, правительства разных стран включали печатный станок и начинали выпускать не обеспеченные золотом денежные знаки.[184] Тогда цены взмывали вверх. Например, в США во время войны за независимость были выпущены дензнаки, давшие американцам поговорку «не стоит и континенталки».[185] Но сразу после окончания каждой из войн, когда валюта дешевела, деньги вновь становились деньгами, а цены возвращались к исходным рубежам.

Почему же после Первой мировой этого не произошло? Взлетевшие на время боевых действий цены по их окончании резко упали вниз. Но до довоенного уровня не снизились.[186] Потому что после каждой войны печатный станок всегда выключали, а после этой победившая Федеральная резервная система, наоборот, включила на его на полную мощность. Похожую картину мы увидим и после Второй мировой войны. К ее окончанию инфляция в США уменьшилась, но цены к уровню 1939 года уже не вернулись.[187] После того как доллар действительно стал мировой резервной валютой, безудержно стали печатать именно его. Именно к этому и стремились банкиры, организовавшие ФРС.

И как говорил незабвенный Михаил Сергеевич, «процесс пошел». В 1913 году, когда резервная система была создана, денежная масса на душу населения в США составляла около $148. К 1978 году она составляла уже $3691. Стоимость доллара 1913 году, принятая за единицу, к 1978 году уменьшилась приблизительно до 12 центов. В 2006 году потребительские цены в США были почти в 15 раз больше, чем в 1939 году.[188]

Итак, на протяжении столетий цены незыблемы, инфляции нет. Зато с момента создания ФРС все последующие десятилетия родившаяся инфляция никуда уже и не исчезала. Наоборот, она становилась все более серьезным экономическим фактором. Иногда она даже ставила под угрозу существование целых государств. Нет, речь не о Советском Союзе. В 1971 году президент США Ричард Никсон установил государственный контроль над зарплатами и ценами![189] Сейчас об этом вспоминать не любят. Но тогда экономика США была в весьма плачевном состоянии, раз пришлось применять вполне «социалистические» меры.

Почему же инфляция появилась и усилилась только после появления на свет Федерального резерва в Соединенных Штатах? Потом, что доллар быстро стал мировой валютой, и внутренние проблемы американской экономики, вместе с долларом и его инфляцией, стали нашим общим достоянием…

Инфляция – это рост цен. Обладая полнотой власти, эти цены можно увеличивать или снижать. В СССР так и делали, просто переписывая ценники, благо все принадлежало государству. В США государству принадлежит очень немногое. Однако даже в условиях развитого капитализма можно направлять кривую цен в нужную сторону.

«Чтобы поднять цены, все, что требуется от Федерального резерва, – это снизить учетную ставку. Вследствие чего происходит прилив в экономику кредитных средств и бум на фондовом рынке. Затем, когда <…> бизнесмены привыкают к данным условиям, Федеральный резерв может оборвать их кажущееся процветание внезапным повышением учетных ставок. <…> С помощью политики учетных ставок он может раскачивать рынок взад-вперед или вызывать резкие изменения в экономике резким повышением разницы ставок. В любом случае Федеральный резерв будет обладать внутренней информацией о грядущих изменениях финансовой политики и заблаговременно знать о будущих изменениях как в сторону улучшения, так и ухудшения финансовой конъюнктуры»[190] – говорил о действиях этой организации конгрессмен Чарльз Линдберг, являвшийся в свое время ярым противником ее создания.

В своей книге «Экономические тиски», изданной, кстати, еще в 1921 году, он приводит три принципа, согласно которым ФРС создает экономические кризисы. Эти принципы универсальны и достойны того, чтобы мы их повторили:

1) увеличение денежной массы всеми возможными способами (чем больше, тем лучше);

2) создание кредитного ажиотажа, поощрение населения и бизнеса брать кредиты (чем больше, тем лучше);

3) резкое сокращение денежной массы и требование возврата долгов.

Даже самый отпетый скептик сможет найти эти «родимые пятна» среди череды событий, предшествовавших кризису 2008–2009 года. Вспомним ипотечный кризис в США. Чтобы он случился, сначала должен был начаться инвестиционный бум, а цены на недвижимость стремительно поползти вверх. Для создания бума, точно в соответствии с рецептами своего ненавистника, ФРС снизила процентную ставку: с 6 % в 2001 году к концу 2003 года она упала до 1 %. Денег в экономике много: юридические лица охотно их одалживают. От них не отстают и лица физические. В одном только 2005 году американцы набрали кредитов на $750 млрд.[191] Раз есть деньги, к тому же дешевые, то в стране начинается потребительский бум. Покупают не только одежду и продукты, но недвижимость и акции. Дешевые деньги способствовали активному росту на фондовом рынке, где рост индексов с 2003 по 2007 год составил свыше 60 %. Игра на бирже и скупка-продажа домов становятся наряду с футболом и бейсболом национальным видом спорта американцев. Население США, как и в 1930-е годы, с удовольствием клюет на перспективу легкого зарабатывания денег. Индексы и курсы акций бьют все рекорды, уверенно преодолевая все новые отметки. Чем выше стоимость этих виртуальных активов, тем лучше выглядят отчеты финансовых компаний, банков и инвестиционных фондов. В глазах простых американцев (и не только) привлекательность инвестиций в их ценные бумаги возрастает. Игра в биржевую рулетку ширится повсеместно, но ее эпицентр, конечно же, в США. Вместе с увеличением стоимости активов различных компаний растут доходы рядовых граждан. То, что это благосостояние виртуальное, – никто не догадывается. Люди покупают акции в качестве «пенсии», на «черный день». На самом деле у них появляются ценные бумаги, которые могут к пенсии стать не дороже бумаги, на которой они напечатаны.[192] Но кто им это объясняет? Никто не думает о плохом, все думают только о хорошем – экономика растет день ото дня. А черный день пришел гораздо раньше, чем его можно было ожидать…

В Россию кредитование приходит с небольшим опозданием, но, как казалось, всерьез и надолго. Давайте вспомним наше недавнее прошлое, поразмыслим о том, что говорили тогда специалисты и аналитики.

«Через два-три года в России начнется бум потребительского кредитования, считают в компании Ernst&Young (E&Y). По оценке ее экспертов, до 20–30 % автомобилей и бытовой техники россияне будут покупать в кредит, а банки одолжат им на эти цели до $2 млрд. Таким же станет и спрос на ипотечные кредиты после неизбежного падения ставок до уровня менее 10 % годовых в валюте, считают в E&Y».[193] Это 2003 год.

«Банки смягчают условия получения займов. В России начался „бум" потребительского кредитования».[194] Это год 2004-й.

«По мнению экспертов, сегодня наибольшим спросом у населения пользуются потребительские кредиты. В прошлом году объем потребительских кредитов увеличился на 95,7 % и достиг 1,1 трлн рублей».[195]

«За последние три года рынок потребительского кредитования вырос более чем в пять раз. Доля кредитов населению в активах банковской системы увеличилась в три раза, а соотношение розничных кредитов и ВВП – почти в четыре раза. По оценкам экспертов, сейчас доля потребительского кредитования по отношению к ВВП составляет 3,8 %, что существенно ниже, чем в странах Западной Европы и США. Так, в Америке этот показатель равен 74 %, в Европе – 50 %».[196] Это написано в 2005 году.

«Потребительское кредитование в России развивается бурными темпами. Создается впечатление, что банки всеми способами пытаются выдать, а возможно, и навязать частным лицам как можно большее количество кредитов… События трех последних лет показывают, что у нас практически стопроцентный ежегодный прирост физических объемов потребительского кредитования».[197] Это написано в 2006 году.

«По итогам первого полугодия портфель автокредитов МКБ превысил $96 млн, увеличившись с начала года более чем на 20 %».[198] Это 2006 год.

Именно малое количество кредитов и спасет российскую экономику от краха. Но в 2005–2006 году, с точки зрения аналитиков, это недостаток, который надо побыстрее устранить. Надо срочно вкачать в нашу экономику как можно больше кредитных денег. И их качали всеми силами. Спасла Россию, как всегда, неготовность населения. Темное у нас население, привыкло в основном жить по средствам, не влезая в долги.

Вспомнили те славные времена, когда объявления о кредите без документов за 15 минут уже не вызывали удивления? Но тот кредитный «бум» среди населения был лишь верхушкой айсберга. Коммерческие структуры брали в долг огромные суммы. На Западе. Отчего же не брать, «коли дают», да еще и так дешево?[199]

Смешно и грустно смотреть на «специалистов». Они все знают, им все ясно. Все будет всегда расти, удваиваться, утраиваться. Цена на все ресурсы складывается на рынке. Она объективна, ею никто не управляет. И вообще, все в этом мире происходит само собой. Кризис тоже получается сам собой, потому, что 10 тысяч безработных афроамериканцев не заплатили свои ипотечные платежи. Даже ваше рождение, господа «специалисты» и «аналитики», результат случайности, а вовсе не следствие приятного развлечения ваших родителей в один из субботних вечеров…

Непонимание финансового мироустройства ведет к фатальным последствиям.

Из-за ложного понимания делаются прогнозы, которые потом стыдно читать тому, кто их делал. Яркий пример – прогноз специалиста-банкира, взятый из первого попавшегося интернет-интервью. Вы и сами найдете их во множестве, эти образчики человеческой слепоты.

«Да, снижения ставок (ипотечных. – Н. С.) стоит ожидать в течение двух-трех лет, для этого есть все причины. Давайте начнем с того, что сейчас все большее число банков начинает осваивать программы ипотечного кредитования».[200]

Интервью давалось 20 сентября 2006 года. Прошло два года. Дальше вы все знаете сами…

Со второй половины сентября 2005 года ФРС начала увеличение процентной ставки. К 2006 году она достигла 5 %. То есть в то время как у нас кредитная вакханалия только разворачивалась, в США уже начинали готовить почву для будущего кризиса. Для его полной готовности потребовалось несколько лет. Все должно было начаться с мелочей, плавно придвигаясь к рубежу, с которого кризису будет дана окончательная отмашка.

Одно лишь увеличение Федеральной резервной системой процентной ставки вызвало целую цепь событий.

1. С конца 2005 года многие заемщики, особенно «второго сорта», не смогли выплачивать свою ипотеку и другие кредиты. В связи с увеличением процента снизилось количество новых кредитов. Как следствие, на рынке началось падение цен на жилье и увеличение сроков экспозиции объектов.[201]

2. Это привело к еще большим неплатежам по кредитам. Ведь если вы взяли кредит без первого взноса на всю стоимость дома, а он вдруг подешевел, то ближайшие 25–30 лет вы будете выплачивать ипотеку, переплачивая реальную стоимость дома. Проще – отдать дом банку и отказаться платить.

3. К началу 2006 года подошло время платежей у тех, кто взял ипотеку с отсрочкой выплаты тела кредита на 5 лет. Это и так были не очень платежеспособные люди, а тут еще и вырос процент по их кредитам с плавающей ставкой, привязанной к процентной ставке ФРС. Их выплаты моментально увеличились в несколько раз – пошли новые отказы от платежей.

4. Дома стали продавать спекулянты (для фиксации прибыли), банки (для реализации залога). Спрос упал, предложение резко выросло. В итоге цена упала еще ниже.

5. Далее начались трудности, а затем и банкротства компаний, занимавшихся нестандартными кредитами. Следом за ними вниз пошли инвесторы, приобретавшие их ценные бумаги. Ипотечные облигации упали в цене, новые выпуски не нашли покупателей. Потом трудности докатились и до тех, кто покупал акции инвесторов, скупавших акции ипотечных фондов. И понеслось…

История ипотечного кризиса содержит очень много вопросов. Эти вопросы точно так же можно задать и по поводу кризиса фондового рынка, о котором мы поговорим ниже.

Почему рейтинговые агентства присваивали ипотечным бумагам высокие рейтинги надежности?

Почему никто не замечал, что за этими дутыми ценностями реально ничего нет?

Почему умные аналитики, как заведенные, твердили, что рынок недвижимости и рынок акций будут расти и расти?

Но как же иначе? На крючок ведь нужно насадить наживку…

Аналитик по-английски звучит как «энэлист» (The Analyst).[202] От оценки «аналистов» зависело больше, чем вы себе можете представить. Вся пирамида строилась и росла на их уверенных прогнозах. Работало это так: чтобы купить дом, американец взял в кредит у банка $100. Банк, выдавший такой кредит, не оставляет закладную на этот дом у себя на балансе, а выпускает производную ценную бумагу на ее основе и продает ее другому банку. Тем самым первый банк, выдавший такой кредит, получил деньги для выдачи еще одного кредита. Второй банк, скупивший кучу таких закладных у других банков, выпустил на них ценную бумагу, обеспеченную уже не домом, а только бумагой. Умные аналитики считают, что недвижимость подорожает и дом, отданный американцем в заклад банку, будет стоить уже $200. Поэтому второй банк смело выпускает вторичную ценную бумагу, называемую «дериватив».[203] Инвестиционные фонды, которые тоже наслушались «аналистов» и ждут «роста рынка», покупают у второго банка эти деривативы и в свою очередь выпускают свои ценные бумаги. В итоге выпущено ценных бумаг на сумму $300 на дом, который стоит $100. Однако он вопреки ожиданиям и благодаря манипуляциям Федеральной резервной системы с процентной ставкой дешевеет до $50. А сам заемщик платить не может или не хочет. Если теперь банк даже продаст его дом, то сможет покрыть только $50 из своих долговых обязательств. Второй банк оказывается в такой же ситуации. Оставшиеся «неприкрытыми» $250 оплачивать некому. Банки не могут расплатиться по выданным обязательствам – они банкроты. Следом наступает банкротство инвестиционного фонда, на деньги инвесторов, по совету «аналистов», накупившего дорогостоящего воздуха…[204]

Пока рынок растет, цены растут, вся эта система работает. Подобных бумажек в США, по разным оценкам, выпустили от $2 до $9 трлн.

Когда есть деньги, рынки растут, растут и цены. Стоит же прикрыть денежный «краник», поднять процентную ставку – и очень быстро валится эта великая абстрактная пирамида.

Для того же, чтобы обвалить всю мировую экономику, одних ипотечных проблем явно недостаточно. Но они хорошо подходят в качестве бикфордова шнура настоящего полномасштабного кризиса. И понятного объяснения: потом будет удобно рассказывать читателям, что как и почему произошло. Но ведь, как известно, одного бикфордова шнура для взрыва недостаточно. Нужна еще и взрывчатка. Так и для кризиса мирового масштаба нужны серьезные финансовые проблемы.

И их заботливо создали загодя. Для надувания финансового пузыря были придуманы не только производные ценные бумаги со странным названием «деривативы», обеспеченные исключительно мнением аналитиков. Настоящей взрывчаткой для финансового рынка стало то, что в обычной жизни должно спасать людей от проблем. Это – страховка. Страховка от печального случая, когда эмитент ценной бумаги не может выполнить свои обязательства. Хорошая идея? Отличная! Еще лучше она будет, если эту страховку оформить… тоже в виде ценной бумаги. И игроки рынка ценных бумаг смогут ее друг другу перепродавать. При этом риски будут застрахованы. Получается чудесная ситуация: ты продал мне бумагу, что в случае проблем с моими «деривативами» платишь ты, я продал тебе ценную бумагу, что в аналогичном случае с твоими бумагами плачу я. Что же выходит? А выходит, как в известном монологе Аркадия Райкина: «я уважаю тебя, ты уважаешь меня – мы с тобой уважаемые люди!» Вернее говоря – люди застрахованные. Риска нет – все застраховано. «Си-Ди-Эс»,[205] а именно так назвали эту палочку-выручалочку, стала очередным изобретением финансового Зазеркалья. Добрые слова в адрес этой «ценной бумажечки» сыпались весьма щедро. Особенно любил ее… глава ФРС Алан Гринспен: «уникальное новое средство для повышения ликвидности на кредитном рынке», «эффективный инструмент риск-менеджмента», «волшебный сепаратор рисков», «надежный источник дополнительного финансирования».[206]

В тираж CDS пошли начиная со второй половины 1990-х годов, и были настолько удобны, что вскоре стали популярнее Микки Мауса и попкорна. За малую денежку можно было переложить весь риск на доброго дядю. Да собственно говоря, и риска-то никакого не было – ведь умные «аналисты» прогнозировали вечный и безоблачный рост цен на недвижимость, а значит, и на ценные бумаги. Можно было заработать, перекупив CDSы, чтобы потом их продать подороже.

Простая и очевидная мысль, что не может быть ситуации, когда застрахованы все, включая самих страховщиков, никому в голову не приходила! Ведь в случае дефолта получалось, что платить некому. Все перепродали друг другу бумаги и CDSbi, крайнего нет. Что в итоге? То, что платить придется всем!..

Легкие деньги привлекали в США в сферу торговли абстракциями все новых «буратино»: доходы в сфере финансов и страхования выросли с 3 % ВВП (1953 год) до 7,8 % (2006 год), а доходы от реального производства в тот же период снизились.[207] Пример показывался вполне конкретный: только идиоты и старомодные неучи в XXI веке занимаются инвестициями в такую отсталую вещь, как производство реальных материальных ценностей. Настоящие деньги зарабатываются только там, в виртуальном финансовом Зазеркалье!

На конец второго квартала 2008 года рынок CDS составлял $16,4 трлн в США и $58 трлн во всем мире. Еще в 2006 году во всем мире стоимость Си-Ди-Эс составляла $20 трлн, а в 2004 году $6 трлн.[208] Рост колоссальный! А в принципе, много это или мало? ВВП США в 2007 году равнялся $13,8 трлн, а ВВП всего мира – $54,3 трлн.[209] Долги американских «ипотечников» – просто жалкие гроши по сравнению с огромной суммой, которую перепродали друг другу штатовские финансисты, потихоньку втянув в эту аферу и весь остальной мир.

И это только «пузырек», надутый на американскую ипотеку. Здесь не учтены стоимости остальных виртуальных активов и акций, которыми ежедневно торговали участники всемирного казино. Вся эта колоссальная сумма держалась на постоянном росте цен на недвижимость. Он, в свою очередь, крепился на низкой процентной ставке на выдаваемые деньги, которую держала Федеральная резервная система США. Ниточка была чрезвычайно тоненькой, прямо-таки микронной. Для организации кризиса оставалось только перерезать ее, сделав заемные средства более дорогими. И ФРС начала поднимать процентную ставку. Вместе с ипотечными кредитами посыпались и производные бумаги, обеспеченные ипотечными залогами. Этот обвал начался незаметно, потихоньку. Помните скромные заголовки конца 2007 – начала 2008 года? Основная тема – списание банками США активов. Что и почему они списывали, нам не объяснялось. Про CDSы никто ничего не говорил. Да и зачем пугать простого обывателя тем, что умные с виду дяди в галстуках и пиджаках продали друг другу долгов больше, чем зарабатывает все человечество, вместе взятое!

Раз все участники финансового рынка взаимно перепродали свои бумаги, то и проблемы, и списания начались у всех в одночасье. Залихорадило, но это был еще не кризис. Его можно было преодолеть обычным способом, которым финансисты всегда решали свои проблемы: взятием кредита. Но именно в этот момент Федеральная резервная система «прикрыла» свой конвейер, выдававший на-гора свежеиспеченные доллары. Как? Очень просто. Федрезерв выдает кредиты (то есть создает деньги из ничего) через некое «дисконтное окно».[210] Причем именно сама Федеральная резервная система решает, кому давать деньги, а кому не давать. «Свои» банки получали денежку, а всем остальным в этом отказывали…

Снова, как в старые добрые годы Великой депрессии, случилась ситуация, когда денег занять не у кого, а долги выплачивать надо. У самих же банков средств на счетах не оказалось. Почему? Потому что за красивыми графиками биржевых новостей происходило следующее: продавцы CDS при наступлении «страхового-дефолтного» случая были обязаны выплатить покупателю Си-Ди-Эс полную стоимость «застрахованных» ценных бумаг. Взамен же они получали эти обесцененные ипотечные документы. Вот это и было списанием, о котором рассказывали в новостях. Разницу и списывали…

Почему списывали?. Потому что не могли иначе – не имели права. Вы будете смеяться (а может быть, и взгрустнете), но именно к моменту возникновения дефолтной ситуации в американских финансовых институтах в Соединенных Штатах изменили правила игры! К моменту горения бикфордова шнура рядом с ним заботливо положили взрыватель и динамит. Небольшая организация – Совет по стандартам финансового учета (Financial Accounting Standards Board, FASB)[211] – в сентябре 2006 года издала малозаметное предписание FAS № 157. Это и было не что иное, как взрыватель. Ранее банки зачисляли на свой баланс активы согласно стоимости, по которой они их приобрели. Например, $100. По этой новой законодательной норме банки отныне должны были их считать по рыночной стоимости! То есть $10 вместо $100. $90 просто разом исчезали…

Название для последней недостающей детали (FAS № 157) финансового коллапса придумали очень изящное, в духе политкорректности и свободы: «Измерение по справедливой стоимости».

Кто из вас против справедливости?

Кто против справедливой стоимости?

Кто против того, чтобы стоимость измеряли справедливо?

Все «за»! А за красивым названием тикали часики взрывного механизма. Смысла нововведения до самого последнего момента никто не понимал. Когда поняли – было поздно.

«Согласно недавно проведенному исследованию Deloitte Financial Advisory Services LLP, только 6 % американских компаний имеют четкое представление, какое влияние окажет на порядок оценки их активов и обязательств FAS № 157 „Измерение по справедливой стоимости". Напомним, стандарт, выпущенный американским Советом по стандартам финансовой отчетности в сентябре 2006 года, обязателен к применению для всех отчетных периодов, начинающихся 15 декабря этого (2007 – Н. С.) года».[212]

Мину заложили заранее, рвануть она была должна в первом квартале 2008 года. Так и вышло: квартальные отчеты банков, начиная с первого квартала 2008 года, резко похудели.

Вы когда-нибудь слышали о распоряжении FAS № 157 «Измерение по справедливой стоимости»? Кто-нибудь из «аналистов» вам рассказал, почему банки и финансовые институты разом встали на колени?[213]

Всем были нужны средства для залатывания возникших в отчетах зияющих пробоин. Откуда можно было их взять?

Только продав имеющиеся у банков и других игроков рынка ценные бумаги.

К чему это могло привести?

К массовой и быстрой продаже акций. Значит – к их обесцениванию.

Ситуация до боли напоминала 1929 год в США. Только на этот раз не частные инвесторы, а банковские гиганты бросились распродавать все имеющиеся активы.

Разве могло американское государство само создать ситуацию, которая грозит обвалом ее экономики?

Но американское государство тут ни при чем. В США построена уникальная система, при которой государство является простым наблюдателем, а вовсе не участником игры. Государство давно уже «приватизировали», и оно ведет себя хорошо, никому из истинных хозяев США не мешая.

Федеральная резервная система – независимая от правительства организация.

Совет по стандартам финансового учета – тоже организация независимая.

И государство, американские президенты, сенаторы и конгрессмены этого не замечают…

Вы еще верите, что кризис случился сам собой?

Пора поговорить, зачем же его организовали на этот раз…

9. Почему «печатная машинка» вся в долгах, или Зачем делается кризис?

Сегодня же гордость Уолл-стрит – инвестиционные банки практически перестали существовать. За год им пришлось признать потери, превосходящие их прибыли за последнюю четверть века. Только один этот пример лучше всякой критики отражает реальное положение дел.

В. В. Путин, Давос, Швейцария, 28.01.2009

Представьте себе, что вам в жизни крупно «повезло»: в результате целой серии страшных преступлений у вас на кухне появился печатный станок, выдающий на-гора любое потребное количество денег. Но поскольку ваше «везение» – не результат слепого случая, а финал красивой и виртуозной работы, то вам удалось сделать самое главное – все вокруг готовы считать произведенные вами купюры самыми что ни на есть настоящими. То есть самыми лучшими, самыми надежными, самыми-самыми. Полиция, прокуратура, правозащитники, работники торговли, все готовы принимать в качестве оплаты продукцию вашего печатного станка. Никто из окружающих против этого ничего не имеет. Всех такая ситуация устраивает.

Что вы делаете в такой ситуации? Правильно – день и ночь печатаете деньги. Что произойдет с вашим уровнем жизни? Он начнет расти огромными темпами. Вместе с вами начнут богатеть и жить лучше ваши родственники, близки и родные. Что потом? Затем волна благосостояния начнет расти и накроет ваших друзей и соседей. Вы сможете нанять персонал, водителей, охранников, бухгалтеров – их уровень жизни также начнет увеличиваться. Ваш печатный станок покроет любые расходы. Вы же ничем не сдерживаете свои аппетиты. Не надо иметь дома слитков золота, соответствующих количеству наштампованных вами купюр, не нужны никакие другие «золотовалютные запасы». Отпечатанные вами деньги и есть первоклассная валюта. На нее можно в любой момент купить и золото. Зачем же вам хранить у себя свои собственные бумажки? А прогресс идет дальше – вы уже не на бумаге деньги печатаете, а прямо выпускаете электронные деньги – карточки, банковские счета, – в таком виртуально-безнальном виде ваша продукция тоже востребована и повсюду принимаема. Зачем вам ее у себя хранить? Надо – включили компьютер и нарисовали сколько душе угодно.

Что вы еще делаете? Подчиняете своей власти других людей. Покупаете их, даете в долг, выдаете кредиты. Ведь деньги для вас не имеют значения. Наоборот, ваша задача дать их так, чтобы их вам не вернули. Потери ваши в таком случае практически равны нулю: стоимость бумаги и краски или электричества на работу ноутбука. Зато нерадивый должник должен вам сумму денег. А раз не отдает, то вы забираете его имущество и подчиняете его своей воле. Именно так и действуют США. У руля ставится «правильный» политик, он размещает на своей территории «правильные» военные базы. И так от государства к государству.

Вы можете все. Одного только не можете. Вы не можете оказаться должником.

Почему же Соединенные Штаты Америки имеют самый большой государственный долг в мире? Как может печатающая деньги машинка оказаться в долгах?

Это же невероятно! Чудо чудное…

Но о причинах таких чудес поговорим во второй половине этой главы. Сейчас же на минутку отвлечемся от механизма организации самого кризиса и поговорим о не менее важной вещи – о его целях. Зачем нужен кризис его организаторам? Зачем они создали проблемы для всех живущих на нашей планете?

Для тех, кто хорошо изучил историю возникновения и экономические последствия Великой депрессии, ответ на этот вопрос труда не составит.

Первой важной задачей является банальная скупка наиболее важных мировых активов.

И в первую очередь где? В России? Нет, в США. За один кризис, пусть даже такой, как Великая депрессия, все «прикупить» не удалось. В самой цитадели мировой демократии остались (и развились новые) оазисы независимого финансового благополучия. Правда, эти структуры уже не пытались перехватить денежный станок у банкиров-владельцев ФРС, но само их существование вносило определенные неудобства в плавное покорение нашего голубого шарика.

С момента окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты выучили для себя один горький урок: вооруженной силой они не смогли решить ни одной геополитической задачи. Корея, Вьетнам, Камбоджа, Куба – список поражений американского «империализма» можно продолжать и дальше. Удивляться этому не стоит, удивления достойно совершенно другое: США сами начали новую эру в жизни человечества, окончательно отвязав экономическую и финансовую жизнь от «пут золотого стандарта». В новом мироустройстве именно деньги становились не только главным товаром, но и главным оружием. Осознав свою ошибку, американцы стали использовать в борьбе с СССР именно доллар. И в итоге именно доллар нас и победил.

Экономическое оружие – страшная мощь. Невидимая и незаметная. Десятки банков, разные вывески, разные названия. И вдруг все они, словно по команде, начинают делать одно и то же. Например, выводить свои капиталы из какой-либо страны. Там ведь произошли «недемократические выборы», что в переводе на человеческий язык означает, что руководство этой страны отказалось плясать под американскую дудку. Не захотело отдать свои полезные ископаемые транснациональным корпорациям. Посмело отстаивать свои, а не «общечеловеческие» интересы.

Для того чтобы обрушить целые экономики и обанкротить целые страны, необходимо, чтобы все, а не только некоторые денежные потоки, были вам подконтрольны. Нужно, чтобы под вывесками всех крупнейших банков скрывалась одна и та же финансовая структура, как под маской американских политических партий уже давно прячется одна и та же группа банкиров-хозяев ФРС. Мир изменился – сегодня не заводы, а банки являются главными целями борющихся за власть. Не телеграф и телефон, не мосты и почта, а банки!

Где сосредоточены основные финансовые ресурсы мира? Не секрет, что в США. Именно там и готовятся главные приобретения. Вернее говоря, почти все они уже сделаны. Покупка американских банков была первым, что сделали организаторы кризиса. Но ведь разразившийся кризис в первую очередь ударил именно по банковской сфере? Именно банки чувствуют себя особенно плохо? Это верно. Банкирам сейчас не позавидуешь. Но ведь и во время Великой депрессии разорились не все инвесторы, а только те, кто не знал, когда начнется обвал. Так и многие банковские структуры с непонятной настойчивостью ИМЕННО В КРИЗИС принялись скупать конкурентов.

В добрые докризисные времена крупнейшими инвестиционными банками Соединенных Штатов были: «Бир Стернс» (Bear Stearns), «Леман Бразерс» (Lehman Brothers), «Меррил Линч» (Merrill Lynch), «Морган Стэнли» (Morgan Stanley), «Голдман Сакс» (Goldman Sachs). Названия этих гигантов на слуху, их ежедневно упоминают во всех средствах массовой информации. Вы наверняка их знаете, обязательно их слышали.

Но знаете ли вы, что с ними всеми УЖЕ СЛУЧИЛОСЬ?

Начнем с очевидного утверждения. Если рушится многоквартирный дом, он одинаково заваливает всех жильцов. Квартиры всех лежат в руинах. Если все банки играют в инвестиционное казино, если все они перепродают друг другу деривативы и CDSы, если всех их ставит буквой «зю» положение FAS № 157 «Измерение по справедливой стоимости», то и положение всех их должно быть весьма похожим.

А в жизни мы видим удивительное дело – одни банки спешно скупают «руины» других! Здесь важно отметить, кого покупают, не менее важно – кто покупает. Когда началась скупка, мы тоже легко можем догадаться: в первом квартале 2008 года, когда «Измерение по справедливой стоимости», словно торпеда, пустило на дно балансы самых мощных финансовых мастодонтов.

Первым приказал долго жить банк «Бир Стернс». В марте 2008 года.

«Федеральная резервная система США санкционировала приобретение одного из крупнейших американских инвестиционных банков „Бир Стернс", оказавшегося в кризисной ситуации, финансовой компанией „Джей Морган"».[214]

Покупку совершает… банк «Джей Пи Морган». Создателя ФРС, организатора Великой депрессии. «Удивительное» совпадение?!

Но дальше будет еще интереснее.

«В свою очередь банк „Джей Пи Морган" сообщил, что приобретет „Бир Стернс" по фактически „бросовой" цене $2 за акцию. Еще в минувшую пятницу стоимость одной акции „Бир Стернс" на Уолл-стрит составляла $30».[215]

Вот вам и кризис: крупного конкурента скупают в 15 раз дешевле. За одну неделю «Бир Стернс» так сильно «похудел». Не менее любопытны и подробности сделки. Все финансовые власти США «почему-то» подыгрывают банку Моргана.

«В конце прошлой недели „Бир Стернс" признал, что испытывает кризис с ликвидностью. После этого ФРС согласилась оказать терпящему бедствие банку прямую финансовую помощь, что вызвало неоднозначную реакцию у специалистов. В защиту решения ФРС выступил в воскресенье в эфире ряда американских телеканалов министр финансов США Генри Полсон».[216]

«Сделка будет поддержана Федеральной резервной системой США, которая гарантирует принадлежащие „Бир Стернс" активы на сумму $30 млрд. Напомним, что банк „Бир Стернс" оказался на грани банкротства в середине марта, когда кредиторы перестали предоставлять ему средства из-за опасений, что объем накопленных банком долгов слишком велик. Тогда „Джей Пи Морган" при поддержке ФРС предложил выкупить его акции».[217]

«В марте „Бир Стернс" едва избежал банкротства и, получив кредит ФРС на $29 млрд, был за символическую цену куплен „Джей Пи Морган"».[218]

Сначала „Бир Стернс" испытывает трудности, затем добрая и отзывчивая ФРС оказывает ему помощь. Дает кредит? Вовсе нет. Итогом помощи оказывается 15-кратное падение стоимости акций. Денег гибнущему банку не дали, а помогли советом – продаться «правильным» людям. И предложение было столь убедительным, что владельцы продали банк за копейки, вернее, за центы. Только после этого Федеральная резервная система дает „Бир Стернс" кредит в $29 млрд. Именно после продажи, а не до нее! Иначе банк бы не продался, получив кредитную поддержку. А так ФРС поддержала не старых владельцев банка, а новых, своих. То есть поддержала саму себя. Важную роль в этой истории играет и министр финансов США. Он, разумеется, полностью согласен с решением Федрезерва. А как иначе? Одна команда – одно дело делают.

То же самое дело будет делать и новая вашингтонская команда. У руля встает Барак Обама. Министром финансов вместо бушевского Генри Полсона назначается Тимоти Гайтнер. «Выступая на пресс-конференции в Чикаго, Б. Обама отметил, что США „встретились с экономическим кризисом в исторической пропорциональности", и Т. Гайтнер, „обладающий несравнимым опытом, имеет возможность поразить мировой экономической кризис в самое сердце". Если кандидатура Т. Гайтнера будет одобрена сенатом США, он станет в администрации Б. Обамы главным лицом, ответственным за борьбу с мировым финансовым кризисом».[219]

Кандидатуру одобрили. До этого Тимоти Гайтнер работал главой Федерального резервного банка Нью-Йорка (по 2003 год), то есть был одним из ведущих руководителей ФРС. Теперь он – министр финансов. Заметьте, высокопоставленный сотрудник Федрезерва становится министром финансов, а не наоборот. Это к вопросу, кто кого контролирует.

К вопросу же о том, будет ли Обама бороться с кризисом, хочется добавить, что смена декораций в Белом доме ничего не изменит. Ведь Тимоти Гайтнер на своем прежнем посту в ФРС не только увеличивал вместе с коллегами процентную ставку в нужный момент, провоцируя в США кризис, но и приложил руку к банкротству другого мастодонта финансовой системы США – банка Lehman Brothers. Федеральная резервная система в лице именно господина Гайтнера отказала ему в помощи.[220]

«Власти США, которые проявили невиданную щедрость при спасении других компаний (в частности, выделили $152 млрд мировому лидеру страхового рынка AIG), протянуть руку помощи Lehman не удосужились».[221]

«В ночь на понедельник 15 сентября 2008 года Lehman Brothers обратился в суд с заявлением о банкротстве и просьбой о защите от кредиторов. Банкротиться будет холдинговая компания, долги которой составляют $613 млрд США».[222]

Любопытная деталь: из всех крупных банков США обанкротился именно Lehman Brothers. Почему именно он? Потому что именно его владельцы отказались продавать свое детище за копейки. Хотя предложение они получили. И все от тех же ребят: «Представители трех крупных американских банков – „Сити Груп", „Бэнк оф Америка" и „Джей Пи Морган Чейс" – обсудили пути спасения Lehman Brothers».[223]

Обсудили – значит предложили продать бизнес. Продать дешево, так же, как это сделали владельцы первой жертвы тотальной скупки – банка „Бир Стернc".

«Некоторое время назад „Джей Пи Морган" уже купил один обанкротившийся инвестиционный банк „Бир Стернс". Однако в этой сделке были также задействованы средства Минфина США… В случае с Lehman Brothers министр финансов Генри Полсон отказался дать какие-либо гарантии».[224]

Словно каталы в поезде, и ФРС и Минфин США играют в одну и ту же игру. Продаешь банк – тут тебе и средства Минфина, и поддержка ФРС. Не хочешь продавать – никаких гарантий ни от тех ни от других. Результат – банкротство.

Учредители Lehman Brothers, как защитники Брестской крепости, предпочли смерть унижению плена. Их банк банкротится, что для организаторов кризиса тоже неплохо: чем хуже ситуация, тем дешевле активы и сговорчивее их владельцы. И вот мы уже читаем очередные новости:

«Крупнейший розничный банк в США Bank of America отказался от варианта покупки стоящего на грани банкротства Lehman Brothers и переключил свое внимание на другую ведущую компанию Уолл-стрит – Merrill Lynch & Co».[225]

Все по плану. Уже третий банк из пятерки поставлен в тяжелое положение. У его хозяев перед глазами два варианта: по-хорошему продать или по-плохому обанкротиться. Помогают сделать правильный выбор, как всегда, ФРС и Минфин США.

«Как сообщили близкие к ситуации источники, представители Федеральной резервной системы США теперь настаивают на слиянии Bank of America и Merrill Lynch. Финансовые власти США опасаются, что вслед за вероятным банкротством Lehman Brothers панические настроения инвесторов настигнут именно Merrill Lynch, акции которого в настоящее время выглядят наиболее слабо…»[226]

Хозяева банка выбирают почетную сдачу, а не героическое сопротивление: 15 сентября 2008 года сделка была подтверждена.

«В финансовом мире произошла крупнейшая сделка. Bank of America[227] купил банк Merrill Lynch. В результате Merrill был спасен от банкротства, а покупатель стал самым влиятельным инвестиционным банком в мире».[228]

Вот и ответ на вопрос, зачем все это нужно.

Между делом, поглощая крупнейшие инвестиционные банки, устроители кризиса прибрали к рукам и крупнейшие ипотечные агентства.

«Напомним, 7 сентября 2008 года министерство финансов США объявило о национализации ипотечных брокеров Fannie Мае и Freddie Mac[229]… Для дальнейшей судьбы Fannie Мае и Freddie Mac существует несколько сценариев. Согласно одному из них, оба ипотечных гиганта будут лишены прямой и косвенной поддержки государства, раздроблены на части и проданы в частные руки… Другим возможным вариантом решения может стать замена Fannie Мае и Freddie Mac на одну или две частные компании, которые будут покупать и секьюритизировать ипотеку с кредитными гарантиями правительства США. Такие компании будут управляться частным образом, однако за государством останется право регулировать их целевую норму доходности».[230]

Я всегда думал, что национализация – это когда что-то переходит в собственность государства. Судя по событиям в «цитадели демократии», я глубоко заблуждался. Национализация – это когда частную компанию выкупает государство и… продает в другие частные руки. Или выкупает, а потом вместо них создает «одну или две частные компании», которые будут заниматься тем же самым, что и Fannie Мае и Freddie Mac. Раньше, в добрые патриархальные времена, если кто-то за государственный счет выкраивал себе компанию, это называлось «злоупотребление служебным положением» и каралось по всей строгости закона. А теперь – «национализация» …

Воистину, приходится учиться буквально на ходу. А пока ребята из ФРС, ловко манипулируя не только терминами, но и целыми экономиками, ведут дело скупки дальше.

Сентябрь 2008 года.

«Американские власти закрыли один из крупнейших в США банков – Washington Mutual (WaMu). Его крах, спровоцированный волной изъятия депозитов и последовавшим за этим снижением рейтингов, стал крупнейшим в истории банковской системы США, передает „Рейтер". В тот же день часть операционных банковских активов Washington Mutual Inc приобрел американский банк J. P. Morgan Chase & C°. Inc. Сделка была завершена после получения одобрения со стороны федеральных регулирующих органов….»[231]

Сценарий тот же: власти не помогают, а закрывают терпящее бедствие финансовое учреждение. Покупатель нам тоже знаком – банк J P. Morgan Chase. Есть и ответ на вопрос зачем: «Эта сделка позволит J. P. Morgan стать крупнейшим по размеру депозитов и вторым по величине активов банком в США».[232]

Арифметика простая – ИХ банки становятся первым (Bank of America) и вторым банком в США (J. P. Morgan Chase) по величине активов. Можно не задавать неуместных вопросов, отчего именно эти банки так хорошо себя чувствуют, когда валится вся банковская система. Во время кризиса хорошо себя чувствуют его организаторы и еще некоторое количество случайных счастливчиков. Кто же они?.. Давайте вспомним список из трех банков, которые «обсуждали пути спасения» Lehman Brothers. To есть пытались его купить. Это Citigroup, Bank of America и J P. Morgan Chase.

Эти «три богатыря» и есть банковские структуры организаторов кризиса.

Двое последних уже кое-кого проглотили. Настало время и третьего «их» банка. Ведь именно Citigroup оказывается… третьим банком Америки по размеру активов![233]

Но про историю с приобретениями «Ситигруп» мы поговорим чуть ниже. Она не только иллюстрирует всю картину скупки владельцами ФРС остатков «чужих» банковских структур, но, как ни странно, дает нам надежду… что у них задуманное не получится!

Пока же посмотрим на «великолепную пятерку». Кто удержался на плаву из пяти крупнейших независимых инвестиционных банков США? Двое: Morgan Stanley и Goldman Sachs. Как же подчинили их? Но это было излишним. Название первого содержит фамилию Морган и тем самым показывает корни этой структуры. Это еще один отросток огромной империи Джона Пирпонта Моргана. С банком «Голдман Сакс» все тоже весьма любопытно переплетено. Оказывается, министр финансов США, который «активно боролся с кризисом» в последнее время правления Джорджа Буша… ранее был главой Goldman Sachs: «Гендиректор Goldman Sachs Полсон стал министром в июне 2006 года».[234]

Кадровые вопросы в щекотливой финансовой сфере являются ключевыми в том финансово-ориентированном мире, в котором мы все живем. Кого попало на этот пост не ставят. Например, бывший глава ФРС Алан Гринспен, которого многие прямо называют отцом нынешнего кризиса, до своего назначения в Федрезерв работал в банке/. P. Morgan Chase. Чей это банк, думаю, повторять не нужно. Так и Генри Полсон пришел на свой пост из «Голдман Сакс», что для нас является лакмусовой бумажкой. Все лошадки, что «случайно» завезут США и весь мир в болото кризиса, питомцы одной и той же конюшни…

Что такое инвестиционный банк? Это ясно из названия – структура, вкладывающая деньги во что-то. Согласно классическому определению: «Основной функцией инвестиционного банка в США является эмиссионная функция – ведение переговоров с торгово-промышленными компаниями о выпуске новых акций и облигаций и техническая подготовка таких выпусков с принятием на себя обязательств по размещению ценных бумаг на рынке и приобретению той их части, которая не будет размещена по подписке».[235]

«Goldman Sachs и Morgan Stanley скоро сменят статус с инвестиционных банков на коммерческие и перейдут под регулирование Федеральной резервной системы США (ФРС). Вчера оба инвестбанка подали соответствующие ходатайства, которые в тот же день были одобрены ФРС».[236]

Разница в США между инвестиционным банком и коммерческим в том, что коммерческий банк имеет право выйти на ФРС и получить денежный кредит, а инвестиционные банки – нет. Они свободны в своей деятельности.[237]

«Уолл-стрит, которую мы знали, перестанет существовать», – цитирует Bloomberg бывшего председателя Федеральной корпорации по страхованию депозитов Уильяма Айзака.[238]

Он прав. Инвестиционный банк – это ворота бизнеса в большую экономику. Он вкладывает деньги, через него идет процесс выпуска новых акций и облигаций на биржу. Через инвестиционные банки происходит процесс размещения Ай-Пи-О.[239] Таких инвестиционных банков «мегаформата» было пять. Одного из них не стало, два купили организаторы кризиса. Оставшиеся два уже принадлежали им же. Зачем так много похожих банков? И вот уже два инвестиционных банка «перепрофилируются» в коммерческие,[240] чтобы напрямую подключиться к печатному станку: «Их деятельность будет теперь более жестко контролироваться государственными органами, но при этом эти банки также получат более широкий доступ к средствам, предоставляемым Федеральной резервной системой».[241]

Какие еще элементы финансовой системы вы знаете, кроме банков? Которые надо скупить для установления полного контроля над финансовым рынком?

Страховые компании. И им «помогают»…

В сентябре – октябре 2008 года в США проходит еще одна «спасательная» операция. На этот раз власти «выручают» страхового гиганта American International Group (AIG). Весьма странная помощь. «В письме в Комиссию по ценным бумагам и биржам Морис Гринберг (глава AIG. – Н. С.) отметил, что „еще не слишком поздно" изменить условия кредита, по которым американские власти выделили $122,8 млрд, чтобы предотвратить дальнейшее банкротство крупнейшего страховщика».[242]

Морис Гринберг вполне разумно заявил, что в нынешнем его виде «план спасения» принесет и бюджету и AIG лишь потери, поскольку в обмен на предоставление кредита правительство США выкупит 80 % акций страхового гиганта по дешевке. Опытный страховщик (ему 82 года), видимо, не понимает, что и почему происходит. А потому только усугубляет трудности своей компании неуместными заявлениями. «По мнению Гринберга, AIG должна иметь те же самые условия кредитования, что и другие финансовые институты».[243] Но вместо этого ФРС предлагает ему двухлетний заем под очень высокий процент. И одновременно с этим AIG и ее менеджеры вызывают неподдельный интерес у нью-йоркского прокурора Эндрю Куомо, который тут же начинает расследовать «необоснованные и чрезмерные расходы» компании. Необычное любопытство в отношении мирных страховщиков начинает одолевать и Федеральное бюро расследования: «ФБР начало расследование в отношении крупнейших американских фирм, в том числе Fannie Мае, Freddie Mac, Lehman Brothers и AIG».[244]

Как говорится, до старости дожил, да ума не нажил. Отдал бы глава AIG компанию по-тихому, по-семейному – ушел бы спокойно на пенсию. За внуков и за своих помощников и заместителей бы не беспокоился. Теперь же прокурор Нью-Йорка публично критикует бонусы руководителей компании. А независимые СМИ «вдруг» публикуют сообщения о неоправданно шикарно проведенных рабочих совещаниях в спа-отелях, а также устроенной для клиентов и брокеров роскошной охоте в Великобритании. Так недалеко и до семейных скандалов вплоть до потери репутации.

Все винтики огромной машины действуют на редкость слаженно.

Федеральная резервная система, государственные организации, силовые структуры и независимые СМИ из кожи лезут вон, чтобы организаторы кризиса купили все запланированное в срок и по дешевке.

Правосудие в США – образец для всего мира. В таком ключе часто высказываются наши западники. В данном случае я с ними согласен на все сто. Эффективность действий налицо. Быстро, результативно. Есть чему поучиться. Прошло всего два месяца, и на ленты информагентств 28 января 2009 года попало следующее сообщение:

«Бывший вице-президент крупнейшей в США страховой компании AIG Кристиан Милтон осужден на четыре года тюремного заключения за сокрытие данных и дезинформацию акционеров».[245]

Итог закономерен – 82-летний глава соглашается продать бизнес.

«Страховая компания American International Group (AIG), спасенная от банкротства правительством США, продаст активов на $40 млрд. Покупателем выступит фонд Maiden Lane II, созданный Федеральным резервным банком Нью-Йорка. Maiden Lane II был создан, чтобы очистить баланс AIG от долговых ценных бумаг, обеспеченных ипотекой. AIG также добавит в фонд $5 млрд наличными. Сделка AIG и Maiden Lane II является частью кампании, которая необходима для избавления AIG от ее обязательств по закладным. AIG была фактически национализирована государством, получив 85-миллиардный кредит от ФРС в середине сентября 2008 года».[246]

AIG была фактически национализирована государством? Нет, не было никакой национализации. Частная лавочка ФРС, ее составная часть, Федеральный резервный банк Нью-Йорка создал фонд, купивший страховую компанию. Причем тут национализация? Государство просто подыгрывает, но ничего не получает. Прокурору просто говорят, где и когда надо поработать. К чему и к кому пристальнее приглядеться…

Что же получается?

Теперь все крупнейшие «вкладчики» планеты войдут в одну обойму. Независимые мегаинвесторы уйдут в прошлое. Куда скажут хозяева ФРС, туда деньги и будут вкладывать. Или наоборот – не будут, даже если это покажется очень выгодным. Аналогично этому, процесс выпуска акций теперь максимально монополизирован. В итоге практически все деньги мира сосредоточиваются в одних руках – будет существовать одно «окошечко» в этот прекрасный финансовый мир.

Так задумывалось организаторами кризиса. Но так, похоже, не получается. Не все у них проходит гладко. В США еще сохранятся островки независимых финансовых институтов. Пусть и небольшие по сравнению со всей консолидированной империей владельцев ФРС, но все же сохранятся. Теперь самое время внимательно рассмотреть историю покупки с приобретениями «Ситигруп». Эта история вновь показала нам, что кризис его организаторам очень нужен! Потому что противодействие их поступкам в Штатах до сих пор есть. «Ситибанк» под шумок кризиса, будучи третьим по величине, задумал проглотить четвертый по размеру банк «Ваковия» (Wachovia). История с продажей-покупкой этого банка получилась почти детективной. Она достойна подробного рассмотрения, потому, что еще раз наглядно показывает нам, как в единой упряжке действуют ФРС и Министерство финансов США. Изо всех сил стараясь, чтобы нужные банки купили то, что надо купить для окончательной монополизации финансовых рынков.

Итак, суть происшедшего. Банк Wachovia зашатался, испытывая сложности. По сценарию организаторов кризиса купить его должен Citigroup. Однако это попытался сделать другой, не «их» банк…

«Wells Fargo… выразил готовность приобрести банк по цене закрытия биржевых торгов накануне в пятницу ($10 за акцию), однако попросил отсрочку на несколько дней для окончательной оценки ситуации. И тут случилось невероятное: Федеральный резерв Wells Fargo отказал, сославшись на якобы авральную ситуацию Wachovia – банк будто бы понедельник не переживет! Почему – неясно, ибо $10 за акцию, как вы понимаете, – еще далеко не трагедия, а низкокачественным ипотечным кредитам только предстояло уйти в дефолт. К тому же еще неизвестно, когда это случится и – главное! – в каком объеме. По предварительным оценкам, в кредитном портфеле Wachovia на сумму $312 млрд дефолту подлежало 42 млрд – именно эти цифры и пытался уточнить Wells Fargo.

Получив отказ Федерального резерва в отсрочке, Wells Fargo устранился от переговоров, и тут же на сцену подкатился Citigroup… Знаете, сколько предложил Citigroup за Wachovia? He поверите: $1 за акцию! Услышав оскорбительное предложение, Роберт Стил, генеральный директор Wachovia, сначала потерял дар речи, а затем эмоционально попытался выразить несогласие. И сразу же схлопотал ушат холодной воды от государственных чиновников: если Wachovia не примет условия Citigroup, в понедельник все активы банка будут арестованы Федеральной корпорацией страхования депозитов под предлогом создания „Ваковией" „системного риска" для национальной экономики!

Шантаж и сам по себе неслыханный, но волосы становятся дыбом, когда узнаешь подробности сделки: Citigroup не только получает Wachovia по цене, меньшей, чем стоимость недвижимости, находящейся на балансе банка, но еще и делегирует… государству, а в конечном счете налогоплательщикам, большую часть рисков по грядущим дефолтам ипотечных кредитов „Ваковии"! Из портфеля в $312 млрд Citigroup великодушно соглашается взять на себя $42 млрд возможных убытков, тогда как остальные потери обязуется покрыть ФКСД…»[247]

Что полагают власти США? Они – за решение проблемы обеими руками! «Соглашение заключено по договоренности с… Федеральной резервной системой и министерством финансов США».[248] Наглое и рискованное поведение Citigroup нам понятно – за ним стоят и Минфин и ФРС, то есть приватизированное банкирами государство. В таком случае можно покупать самый сомнительный актив – проиграть невозможно. Может, мы что-то не так поняли? Нет, все так и есть: «В случае списаний по этому портфелю Citigroup возьмет на себя $42 млрд убытков, если же потери будут больше, то их возьмут на себя американские власти».[249] Если на твоей стороне играет «печатная машинка», да еще подмявшая под себя государство, – проиграть просто невозможно.

«Знал бы прикуп – жил бы в Сочи», – говорили заядлые картежники советского периода. Тот, кто прикуп угадывает, там и живет. А те, кто прикуп назначают, обитают совсем в других местах…

Рейдерский захват (иначе и не назовешь) банка Wachovia продолжался по всем законам жанра.

«В понедельник 29 сентября, как и следовало ожидать после анонса сделки, акции „Ваковии" открылись по цене 1 доллар 26 центов, а в процессе торгов опустились вообще до… 1 цента за штуку! Чтобы представить весь этот кошмар в лицах, поставим себя на место акционера Wachovia – нет, не биржевого трейдера, а рядового счетовода, проработавшего в банке всю жизнь и накопившего к старости аж миллион долларов. Не живыми деньгами, разумеется, а в акциях родной компании. И вот за один день этот миллион долларов превращается… в одну тысячу!

За разговорами о благородном „спасении" Wachovia Citigroup (нью-йоркский банк на каждом углу пиарил жертвенность и бескорыстность, с которой он якобы протянул руку помощи погибающей компании) все как-то забыли о поводе, давшем основание Федеральному резерву отказать Wells Fargo в отсрочке для окончательного оформления заявки на покупку банка по $10 за акцию: у банка, мол, нет свободных средств даже на то, чтобы открыть двери офисов в понедельник. Между тем и после десятикратного сокращения капитализации в понедельник „Ваковия" продолжала прекрасно функционировать. Дальнейшие события развивались, как в первоклассном детективе. Заключительное соглашение между Wachovia и Citigroup планировалось подписать в пятницу 3 октября, и вдруг накануне – в четверг вечером, уже после закрытия биржевой сессии, – мир облетело сенсационное известие: Wells Fargo вернулся за стол переговоров, причем с удивительным предложением: покупка „Ваковии" из расчета $7 за акцию, сохранение целостности компании, отказ от субсидий правительства! Самое важное в предложении Wells Fargo – не столько семикратная перебивка цены Citigroup, сколько добровольное принятие на себя всех долгов Wachovia по ипотечным кредитам. Залившись слезами радости, „Ваковия" молниеносно приняла условия Wells Fargo и тут же – в четверг – подписала окончательное соглашение о продаже – аналогичное тому, что планировалось к подписанию в пятницу с Citigroup. Казалось бы, справедливость восторжествовала, а значит – вздох облегчения на рынке и биржевой спурт на волне национального оптимизма: сохранились-таки белые рыцари в гибнущем королевстве! Не тут-то было: в пятницу Citigroup сотряс горизонты истошным воплем о вероломном нарушении некоего „договора о намерении", который резервировал за Citigroup эксклюзивное право на заключение сделки, и пригрозил Wachovia и Wells Fargo страшными карами небесными, правда, по доброй американской традиции – в форме судебного разбирательства».[250]

Кого должна поддержать Федеральная резервная система, если она действительно заботится о стабильности финансового рынка и интересах государства? Citigroup, покупающего часть банка за копейки и вешающего возможные убытки на США, или Wells Fargo, приобретающего весь банк в семь раз дороже и берущего все убытки на себя? Решение ФРС и американских властей покажется абсурдом, если не понимать тайной подоплеки происходящего: «Хотя официального соглашения между Citigroup и Wachovia подписано так и не было, власти, похоже, отдают предпочтение именно этой сделке. Федеральная корпорация по страхованию депозитов (FDIC) „поддерживает первоначальное соглашение", заявила председатель FDIC Шейла Бэйр».[251]

«Чисто внешне подобная позиция выглядела кошмарным абсурдом: правительство, мол, не одобряет продажу „Ваковии" за $7, зато поддерживает сделку за $1, к тому же еще и за счет налогоплательщиков. В реальности интрига оказалась гораздо изысканнее. В субботу юристы Citigroup вытащили из постели районного нью-йоркского судью Чарльза Рамоса, который наложил временный запрет на сделку между „Ваковией" и Wells Fargo до окончательного выяснения обстоятельств, связанных с пунктом об эксклюзивности в договоре о намерении, подписанном Citigroup. В воскресенье последовал ответный удар: суд вышестоящей инстанции отменил постановление Рамоса, а в Северной Каролине и Нью-Йорке было зарегистрировано сразу два встречных иска против Citigroup федеральными судьями».[252]

А еще говорят о «басманном правосудии» в России! Судя по этой истории, здесь мы ничуть не отстаем от всего «цивилизованного человечества».

«Несмотря на то что вся последующая неделя прошла в формальных переговорах между Wells Fargo и Citigroup, которые якобы пытались достичь компромисса (вроде раздела активов Wachovia: 20 % – Citigroup и 80 % – Wells Fargo), было очевидно, что нью-йоркский банк отступит, поскольку после публичной засветки его сделка смотрелась тем, чем и являлась на самом деле, – подковерным гешефтом. Точка в этой детективной истории была поставлена в четверг 9 октября: Citigroup официально отказался от сделки с „Ваковией" и обещал не чинить препятствий Wells Fargo. Сохранению лица способствовало обещание Citigroup выбить в неопределенном будущем через суд из обоих предателей моральную неустойку в размере $60 млрд».[253]

Эта история – подарок для оптимистов: скупить организаторам кризиса все и всех не удается. И, по-видимому, не удастся. Поэтому будем оптимистами. Будем ими, – а события на мировой арене, нам, при правильном их понимании, оптимизма только добавят.

Но самое время вернуться к американским «чудесам». Соединенные Штаты со все возрастающей скоростью печатают доллары. Их требовалось и требуется все больше: оплата высокого уровня жизни переставшего работать населения, оплата улучшения жизни других государств, выбравших демократию. То есть обладающих важным стратегическим положением, важными природными ресурсами или граничащих со странами, обладающими вышеуказанными особенностями. То, что США обладают самым большим на планете государственным долгом, секретом не является. На сегодняшний день – это около $10,5 трлн. Государственный долг – это когда государство кому-то должно. И американское государство должно больше всех других. Оно постоянно занимает и занимает во все возрастающих масштабах.

«Казначейство объявило, что в этом квартале оно займет огромную сумму – $493 млрд. Исследовательская фирма Wrightson ICAP прогнозирует, что в этом году Казначейство эмитирует облигаций на $1,8 трлн, что вместе с прошлогодней эмиссией на $1,5 трлн превысит суммарные чистые заимствования за последние 27 лет».[254]

Перед нами парадокс – машинка, печатающая деньги, оказывается… в долгах!

Как подобное может случиться? Чем больше вы дадите в долг другим, тем для вас лучше. Это очевидно. Откуда же тогда может взяться долг у самих США? Разве будете вы, имея возможность печатать деньги, брать напечатанные вами купюры в долг у других?

А США, оказывается, берут! Вместо того, чтобы просто напечатать… США берут в долг американские же доллары! Ведь именно в долларах номинированы государственные облигации США (казначейские облигации, Treasuries). И США берут в долг у Китая, у России, у Японии. Именно эти страны являются основными покупателями долговых расписок американского государства, из которых состоит госдолг США. В довершение абсурда – Штаты еще и платят проценты всем держателям своих облигаций.

Неужели это шизофрения какая-то, бред? Увы, здравый расчет. В форме абсурдного заимствования своих же бумажек перед нами открывается страховой механизм. Огнетушитель, пожарная лестница, предотвращающий взрыв клапан. Зная, когда США начали наращивать свой долг, мы можем точно понять, когда они включили свой печатный станок на полную мощность. Потому что, как ни странно это звучит, увеличение государственного долга США означает не уменьшение, а, наоборот, увеличение эмиссии доллара. Чем выше госдолг, тем больше долларов напечатала ФРС. Точнее, наоборот, чем больше оборотов сделал печатный станок, тем выше через некоторое время станет государственный долг Америки.

Если имеешь печатную машинку на кухне, печатание денег проблем не составляет. Проблема в другом – не растиражировать чересчур. Надо же каким-то чудесным способом поддерживать баланс, то есть нельзя допустить перепроизводства денег. Но что такое это перепроизводство? Падение стоимости денег, та самая инфляция. Конечно, вы не можете полностью избавиться от нее. Главное – держать ее узде. Ведь инфляция для вас, если вы просто «клепаете» деньги, очень полезная штука. Все растет в цене – нужны новые деньги. Вы никогда не задумывались о том, почему все хваленые экономисты боятся обратного процесса – дефляции? То есть снижения уровня цен, подорожания денег? Потому что в такой ситуации новые деньги не нужны, а значит, не нужна вся та банковская пирамида, что построена на планете начиная с 1913 года.

Задача, прямо скажем, не из легких. Надо печатать деньги и получать мировые ресурсы за бесценок и одновременно не произвести денег слишком много. Решение было найдено, простое и гениальное.

Надо брать выпущенные деньги в долг.

Под проценты. Но для этого нужно согласие тех, кто уже получил от вас напечатанные вами деньги. Согласятся ли они дать вам в долг?

«Американские ценные бумаги покупают частные инвесторы, пенсионные фонды, банки, корпорации, но в основном другие государства. Больше всего Америка должна Китаю и Японии. На двоих – больше триллиона. Азиатские страны традиционно продают товары за границу за доллары. А огромный запас долларовых платежей хранят, в том числе, в долговых обязательствах США. Также среди ведущих стран-кредиторов – Англия, Бразилия и страны – экспортеры нефти. У России восьмое место. По официальной информации Федеральной резервной системы США, в октябре российское правительство держало в американских облигациях больше $80 млрд».[255]

«Согласно обнародованным накануне Народным банком Китая данным, на конец сентября валютные резервы страны, преодолев рубеж $1,9 трлн США, достигли $1,905 трлн».[256]

«С конца 2001 года по март 2007 года Китай и Япония, вместе взятые, накопили $1,5 трлн в иностранной валюте, из которых 4/5 приходится на долларовые обязательства, то есть казначейские облигации США…».[257]

Выходит, дать в долг соглашаются. Посмотрите на список главных американских кредиторов: Япония проиграла Вторую мировую, Россия – войну холодную. Китай, начав дружбу с США в 1973 году, в 2008 году отметил 30-летие экономических реформ. Эти реформы перевели в Поднебесную львиную долю мирового производства. В основном из США и из Запада в целом. Значительную часть полученных денег китайцы вкладывают в американские облигации, потому что это было одним из условий разворота США в отношении КНР. Кто остался? Англия – брат-близнец Соединенных Штатов, а поставщики нефти арабы имеют на своей территории американские базы.

На мировой арене произошло то же, что случилось в США после изъятия золота у населения, осуществленного Рузвельтом. Тогда американцы стали просто копить бумажки, теперь же это делают целые государства, имеющие «золотовалютные» резервы лишь на словах. На самом деле в запасах России золота не более 11 %. Все остальное – запасы валютные. Но это вовсе не штабеля банкнот. Это даже не валюта, а… облигации. Львиная доля – американские. И не бумажные. А компьютерные, электронные. Когда нашему государству требуется валюта, происходит обратный процесс: облигации продаются американскому государству, получаются доллары, и уже их ввозят в Россию.

Получив бесплатно мировые ресурсы и заплатив за них бумагой, американцы делают блестящий трюк. Они забирают зеленую бумагу, называемую долларами, и взамен них дают бумагу другого цвета, называемую государственными казначейскими облигациями США. Но в XXI веке бумажная форма является рудиментом. Значит, вместо одних цифр на мониторе компьютера рисуют другие. И с них же начисляют виртуальные проценты…

В итоге ресурсы получены, а часть выпущенных ФРС долларов стерилизована. Обезврежена и лежит мертвым грузом, не принося владельцам никакой пользы. Проценты? Это даже не смешно. Какая разница, на какую сумму приписано нулей в американском государственном компьютере напротив строки «Китай» или «Россия»? Когда речь идет о миллиардах и триллионах долларов, лишние миллионы процентов не играют никакой роли. А государственный долг США увеличился ровно на сумму «обезвреженных» долларов…

Красиво и элегантно. Проблема только в том, что сумма этого долга выросла до астрономических величин. США могут напечатать денег сколько угодно, рост их долга косвенно показывает нам, сколько денег они наштамповали. Почему косвенно? Потому что рост госдолга, облигации, – это лишь один из инструментов обезвреживания долларов. Другие нам хорошо известны: это недвижимость и рынок акций. Именно туда уходят напечатанные деньги. Причем уходят добровольно. Банкиры прекрасно понимают человеческую натуру. Что будет делать владелец денег: открывать дело, строить на них завод, выпускать продукцию или просто купит акции, получая в итоге, ничего не делая, едва ли не больший доход? Подавляющее большинство людей выберет простой вариант. И через некоторое время лишится своих денег!

Что нужно владельцу «печатной машинки», чтобы снова запустить ее на полную мощность? Сжечь, уничтожить ранее выпущенную денежную массу. Чем больше, тем лучше. Деньги напечатаны ФРС, выброшены в свет, и их владельцем стал кто-то другой. Этот кто-то получил их не бесплатно, а что-то продав на рынке. Полученные деньги он вложил в акции банка и купил дом. Был у него миллион долларов: половину он вложил в акции, половину – в дом. Начинается кризис: акции теперь стоят уже не $500 тыс., а $50 тыс.; дом не $500 тыс…. а $250 тыс.

Итого: вместо $1 млн осталось $300 тыс. Остальные $700 тыс. просто испарились…

А теперь представьте себе такую «усушку и утряску» денег в масштабе всей планеты. Сколько денег сгорит, сколько исчезнет? Десятки и сотни триллионов долларов, фунтов и евро. Точно подсчитать невозможно. Но каждый день мы читаем в газетах или в Интернете:

♦ «Убытки обоих ипотечных агентств (Freddie Mac и Fannie Мае. – Н. С.) в этом году оцениваются в $14 млрд».[258]

♦ «Крупнейший банк Германии Deutsche Bank понес в четвертом квартале 2008 года убытки в размере 4,8 миллиарда евро. В аналогичный период 2007 года компания заработала миллиард евро».[259]

♦ «Убыток Royal Bank of Scotland за 2008 году может составить 28 млрд фунтов».[260]

♦ «Крупнейший банк США Citigroup доложил о чистых убытках в 5,11 миллиарда долларов за первый квартал 2008 года».[261]

♦ «Крупнейший банк Швейцарии – UBS – объявил об убытках в размере 358 млн швейцарских франков (221 млн евро, или $329 млн) во втором квартале 2008 года и сообщил о дальнейшем списании $5,1 млрд по связанным с высокорисковыми кредитами позициям».[262]

Со второй половины 2008 года подобные новости не прекращаются.

Если первой целью кризиса была скупка активов, то вторая его цель – сжигание денежной массы путем провоцирования сложностей, банкротств и списаний в банковской сфере.

Между прочим, без выполнения первой вторую сделать труднее. Если все основные финансовые институты будут подконтрольны, то будет легко начать их плановое «оздоровление». Сделать этакое медицинское кровопускание мировой финансовой системе. Раньше врачи пускали больным дурную кровь, сегодня изымают из больной системы дурные деньги.

Это очень важный момент. Все говорят, что кризис вызван перепроизводством доллара. То есть, выходит, что кризис – некая досадная случайность, получившаяся в результате паразитирования Штатов на всем остальном человечестве.

Это в корне неверно.

На самом деле кризис вызван не перепроизводством долларов, а их повсеместной «стерилизацией». Не печатанием новых денег, а сверхускоренным процессом уничтожения уже напечатанных в предыдущие годы.

Шарик лопнул не потому, что в него накачали слишком много лишнего воздуха. Он лопнул потому, что его проткнули иголкой. Сознательно, заранее подготовив эту иголочку в виде финансовых страховок Си-Ди-Эс и нового положения о зачислении активов на баланс FAS № 157 «Измерение по справедливой стоимости».

Это значит – кризис рукотворен, неслучаен и обязателен! Это последняя попытка сохранить существующую систему, перезагрузить ее. Сжечь деньги, создать их огромный дефицит и вновь запустить печатный станок.

Но так не получится. Мир безвозвратно изменился – назад к обществу безудержного потребления возврата уже не будет. Мир доллара, который мы знали, умер. Умрет ли и сам доллар? Мы увидим это в самое ближайшее время. В любом случае доллар уже никогда не будет тем всесильным зеленым «змием», которого мы знали раньше.

Теперь можно набросать и последний штрих к общей картине кризиса и положению России в современном мире.

22.09.2008. «Бывший глава РАО „ЕЭС России" Анатолий Чубайс назначен главой государственной корпорации „Российская корпорация нанотехнологий" (Роснанотех)… ГК „Роснанотех" учреждена федеральным законом 19 июля 2007 года для „реализации государственной политики в сфере нанотехнологий, развития инновационной инфраструктуры в сфере нанотехнологий, реализации проектов создания перспективных нанотехнологий и наноиндустрии". В 2007 году на деятельность корпорации правительством РФ выделено 130 млрд руб.».[263]

26.09.2008. «J. P. Morgan Chase & Со. официально объявил о вхождении Анатолия Чубайса в международный совет банка. Как говорится в сообщении банка, экс-председатель правления РАО „ЕЭС России" стал первым представителем российских бизнес-кругов, который вошел в состав главного консультативного органа /. P. Morgan. Как отмечается в сообщении, опыт А. Чубайса будет использоваться компанией при осуществлении инвестиций в Россию и страны Центральной Европы. В совете А. Чубайс будет работать безвозмездно».[264]

Что все это значит? Почему именно Чубайс назначается на пост главы российской государственной структуры, от работы которой зависит будущее страны, ее науки, а значит, и всего населения? Почему именно он возглавил структуру, призванную совершить прорыв в технологиях и придать нашей экономике новый качественный рывок вперед? Еще более непонятным кажется вхождение уважаемого Анатолия Борисовича сразу после этого назначения в международный совет американского банка. И банка не простого, а носящего имя основателя ФРС Джона Пирпонта Моргана. Одного из тех банков, что в мутной воде кризиса активно скупают за бесценок остатки независимых финансовых институтов.

Не понимаете? Тогда пройдитесь по красавице Москве да к названиям улиц приглядитесь. Внимательно читайте: «Большая Ордынка», «Малая Ордынка», «Ордынский тупик». Названия эти возникли в XIV веке вдоль дороги в Золотую Орду. По ней московские князья ездили на поклон грозной силе, по ней возили в Орду дань. А в Москве того времени находилась Татарская слобода. В Москве и сегодня есть Татарская улица, Большой и Малый Татарский переулки. Рядом с Татарской находилась Толмачевская слобода, где жили толмачи – переводчики, татары и русские, служившие при царском дворе. Все они жили вместе, и об этом нам напоминают современные Толмачевские переулки вблизи метро «Новокузнецкая».

Все это признаки того, что знает сегодня каждый: Россия несла на себе тяжесть татаро-монгольского ига. Платила деньги, искала с сильными мира того времени общий язык, в прямом и переносном смысле. А Орда направляла приглядывать за своим обширным «хозяйством» своих представителей – баскаков. Позднее к их чисто экономическим функциям (выколачивание дани) добавились и политические: баскаки трансформировались в послов Золотой Орды.

Побежденные всегда платят дань победителям. Так было, так есть и так будет. Пусть вас не смущают красивые фразы и громкие слова. Реальность всегда выглядит иначе – все в ней решают экономические интересы, то есть деньги. И политика была придумана человечеством лишь для того, чтобы прикрыть фасадом переговоров и договоров эту нелицеприятную истину.

Мы проиграли холодную войну. Наш руководитель Михаил Сергеевич Горбачев предал всех нас. Он сознательно, возможно, из самых лучших побуждений, проиграл борьбу нашим геополитическим соперникам.[265] И теперь Россия, наследница СССР, платит победителям дань. Эта дань из политической (безоговорочная поддержка американской политики) благодаря умелым маневрам российского руководства сузилась до экономической. Это наши деньги, на которые Центральный банк нашей страны закупает американские гособлигации. В те же ценные «золотоордынские» бумаги вложены средства фонда Развития и фонда Благосостояния (бывшего Стабфонда).

Часто можно слышать выражение: «Россия встает с колен». Либералы над ним смеются. Что ж, на то они и либералы, чтобы глумиться над важными для страны вещами. Но акцент пока таков: «встает», а не «встала».

Мы обрели дипломатический суверенитет, но только не экономический. Мы обязаны играть по их правилам, мы обязаны покупать их виртуальные бумаги.

И мы обязаны назначить на ключевой пост Анатолия Борисовича Чубайса.

Он будет смотреть, чтобы мы не изобрели что-нибудь этакого, чтобы рывок России вперед не был опасным для американской «печатной машинки».

Во времена господства Орды баскаки жили во всевозможных «татарских» и «ордынских» слободах. Сейчас они могут жить где угодно, и должности могут у них быть любыми. Но суть от этого не меняется. Баскаки еще здесь, они среди нас. Дань еще платится. Пока…

Экономические аспекты – это далеко не все. Путем кризиса его организаторы решают не только экономические, но и политические задачи.

Пора поговорить и о них.

10. Почему бензин в США дешевле, чем в России? Специальная глава для либералов

Говоря о видимых явлениях природы, знаменитый профессор предостерегал нас не поддаваться первым впечатлениям, так как видимая правда часто противоречит истине. «Ведь правда, неоспоримая правда для всякого непосредственного наблюдателя, говорил Менделеев, что Солнце вертится вокруг Земли, между тем истина, добытая пытливым умом человека, противоречит этой правде».

П. А. Столыпин

Прежде чем приступить к объяснению причин, какие политические задачи решает своим организаторам кризис мировой экономики, очень хочется ответить на один вопрос. Его на все лады склоняют газеты и журналы. Об этом очень любят говорить наши оппозиционные политики. Более того, это их главный козырь. Это альфа и омега постоянной пропаганды неэффективности российской экономики, глупости или коррупционности российского руководства. Это лакмусовая бумажка нашей «отсталости» и неправильности пути, по которому идет Россия.

Вопрос этот явно волнует и вас, уважаемый читатель:

почему бензин в России стоит дороже, чем в США?

В добывающей нефть стране то, что из нефти делают, стоит дороже, чем в стране-потребителе. И действительно, почему? В обычной экономике ведь так не бывает: арбузы в выращивающей их Астрахани будут стоить всегда дешевле, чем в потребляющей овощи и фрукты Москве. Молоко на ферме, где доят коров, стоит всегда дешевле, чем в городском супермаркете. А мы видим странную картину – наш продукт стоит у «них» дешевле, чем у нас. В чем же дело?

Все дело в конкуренции, говорят наши либералы. В Америке масса компаний предлагает нефтепродукты, и поэтому цена всегда рыночная, наценка-маржа – минимальная, а стоимость бензина чутко реагирует на все колебания стоимости барреля нефти. А у нас в России все неправильно, все не так. Вот бензин наш и дороже американского.

На эту тему очень любит говорить Борис Ефимович Немцов. Когда-то он был высокопоставленным чиновником, затем депутатом, затем независимым политиком. Теперь стал просто гражданином Немцовым, но некоторые средства массовой информации с радостью дают ему высказаться. И он ожидания оправдывает, сразу начинает с козырной карты либералов – высокой цены на топливо: «И происходит это ровно из-за того, что основа русского капитализма – это монополия. Причем во всех сферах жизни – начиная от Газпрома и заканчивая, например, коммунальными монополиями или монополиями на рынке нефтепродуктов и так далее. Мы – крупнейший производитель нефти, в то же время наш бензин дороже, чем в США».[266]

В ту же дуду дудит и Леонид Яковлевич Гозман, один из ближайших соратников Чубайса по работе и в политике, и в энергетике, сопредседатель свежеиспеченной партии «Правое дело». На вопрос о высокой стоимости бензина в России он ответил так: «Потому что государство контролирует нефтяную отрасль. Вот как не будет контролировать – будет конкуренция… Есть независимые друг от друга производители, и они борются за потребителя… Когда конкурируют производители бензина, тогда бензин становится дешевле».[267]

Честно скажу, терпение мое лопнуло. И дело даже не в том, что глава партии, претендующей на полноту власти в стране (а именно такую цель ставят все политические партии), рассуждает об экономике на уровне школьника младших классов. Дело не том, что ни Немцов, ни Гозман, ни остальные борцы за нашу с вами свободу не стесняются публично расписываться в своем полном невежестве и непонимании базовых элементов современного экономического мироздания. Дело в том, что своими бреднями о рынке, конкуренции и эффективности они сбивают с толку и сеют хаос в умах и сердцах моих соотечественников.

Поэтому эта глава написана специально для вас, дорогие либералы. Для вас Борис Ефимович, для вас Леонид Яковлевич, для вас, остальные поклонники «американской демократии». Очень хочу надеяться, что книжки вы действительно читаете. И не только чековые. Но если вдруг сами не прочтете, может, кто из читателей вам расскажет, и вы наконец-то узнаете, почему бензин в России дорогой, а в Америке дешевый.

Сначала встречный вопрос: если все дело только в эффективности и рыночности экономики, почему бензин в Европе такой дорогой? Отчего в пример всегда берутся США, где стоимость топлива действительно мала, и никогда не берется цена в Германии, Бельгии или Финляндии? Ответ прост – потом, что тогда все построение рушится: бензин в Европе намного дороже, чем в России. Но ведь экономика Евросоюза не менее рыночная, чем экономика США. Почему же такая разница?

Все дело в налогах, скажет либерал, – в Европе государства обкладывают продавцов топлива высокими пошлинами и налогами. Все верно. Отсюда плавно переходим к вопросу: а почему в США власти таких же продавцов такого же топлива такими же налогами не обкладывают? Им что, деньги не нужны? Нет, очень нужны. Совокупный государственный долг США равняется астрономической цифре в $10,5 трлн. И все время увеличивается. Это значит, что государство, то есть все американцы, должно другим странам,[268] частным инвесторам и компаниям сумму, сопоставимую уже с цифрой годового дохода этого самого американского государства.

Получается очень забавно – Россия и Европа, у которых по сравнению с США государственного долга вообще нет, стараются деньги заработать путем налогообложения всем нужного бензина, а Штаты, находящиеся в долгах, как в шелках, – нет. Почему же правительству Соединенных Штатов Америки не нужны деньги? Ведь не социализм же с человеческим лицом они строят на просторах от Аляски до Калифорнии? Не коммуну же, и не махновское Гуляй-поле, где деньги будут вскорости отменены? Почему Штаты не собирают средства, неужели не хотят отдавать свои баснословные долги?

Нет, не собираются, наоборот, делают долг все больше, продолжая потреблять в два раза больше, чем производят. Об американском госдолге мы говорили в предыдущей главе, а потому не будем повторяться. Сразу перейдем к сути. А зачем деньги владельцам «печатной машинки»? Зачем им налоги? Зачем высокие таможенные платежи? Они просто могут включить свой печатный станок и напечатать этих денег сколько душа попросит. И при этом деньги будут самые настоящие и самые популярные – американские доллары. Ведь недаром Федеральная резервная «печатная машинка», подменившая собой Соединенные Штаты Америки, устраивала две мировые войны, недаром без устали и целенаправленно боролась с Советским Союзом в течение 46 лет, с 1945 по 1991 год. СССР рухнул, и это была последняя сила, способная поставить под сомнение возможность без устали и без ограничения печатать ничем не обеспеченные зеленые банкноты. А в СССР бензин стоил, кстати, сущие копейки…

Союза не стало, а вся мировая торговля всеми важнейшими ресурсами осуществляется сегодня только за доллары. При каждой операции на рынке золота, нефти, газа, продовольствия, металла и т. д. надо сначала купить не товар, а доллары. И только потом ими платить. А это значит, что, напечатав бумаги, точнее, нолики в компьютере, США задорого их продают на мировом рынке. Доллар сам стал товаром, причем более нужным, чем нефть или газ.

Какова себестоимость стодолларовой купюры? Десять центов. Сколько нефти можно купить на нее? При цене в $50 за баррель – два барреля. На самом деле США заплатили за нефть 10 центов. Именно столько стоили им эти сто долларов. Какова себестоимость добычи черного золота? Везде по-разному. В Саудовской Аравии и Кувейте ее можно черпать ведрами, предварительно копнув лопатой. В России так не получится. Наша нефть далеко и глубоко. Она в вечной мерзлоте, в тайге. Там, где люди никогда до этого не жили. Ее нужно достать с большой глубины и транспортировать на дальние расстояния. В Саудовской Аравии коротенький трубопровод приведет черное золото в утробы танкеров. Нам для этого нужны тысячекилометровые «змеи» труб, которые надо проложить по непролазной грязи, тундре и тайге.

Итог прост: наша нефть дорогая. Цена называется разная, себестоимость ее в различных исследованиях колеблется, поэтому не будем называть конкретные цифры. Просто надо понять, что себестоимость эта велика. Но это еще полбеды. А беда в том, что государство наше холодную войну проиграло и распалось на части. В этой трагедии были потеряны территории, загублены сотни тысяч жизней погибших, рано умерших и вовсе не родившихся граждан когда-то великой страны.

Даже крушение автомобиля – это трагедия. Если погибли люди – то человеческая, если уничтожено только транспортное средство – то экономическая. А тут рухнула и развалилась самая большая страна планеты. Считающие всё и вся аналитики почему-то не спешат называть цифру, которая покажет нам, в какую копеечку влетела нам «перестройка» и «новое мышление» с горбачевским ударением на первый слог! Экономические потери от крушения СССР еще никто не считал. Никто не называет цифру, потому что цифра эта будет устрашающая. Промышленность во многом разрушена, целые отрасли потеряны или почти потеряны, население обнищало. Как в таких условиях наполнять бюджет? На какие средства строить дороги, больницы, новые подводные лодки и истребители пятого поколения? Выход только один – обложить налогами все, что связано с углеводородами.

Точно так же поступает и Европа. Там машина есть у каждого, каждому нужен бензин или солярка. Налоги идут в бюджет. Что же тут неправильного? Где коррупция, неэффективность или скудоумие? Почему наши либералы не ругают и не смеются над высокой ценой бензина в Норвегии, одном из крупнейших экспортеров нефти в мире? А в Норвегии цены не только на нефтепродукты высоки, там вообще все стоит намного дороже, чем в Германии или в Греции. Неужели Норвегия имеет самое неэффективное и глупое правительство в Европе? Одновременно с самым высоким уровнем жизни?[269]

Конкуренция тут ни при чем, «рыночность» или эффективность не играет никакой роли.

Бензин в США стоит так дешево, потому что США фактически бесплатно получают нефть, из которой он делается.

А России и Норвегии эта нефть стоит дорого просто из-за природных условий, и бюджеты стран во многом формируются за счет нефтяных налогов. Американцам эти налоги не нужны – их бюджет полнится просто за счет эмиссии доллара.

Представьте себе два завода по производству яблочного сока. Один из них стоит среди яблоневых садов, другой находится там, где их нет. Первое предприятие должно нанять рабочих, собрать яблоки, помыть их, выдавить сок. Потом надо заплатить налоги, высокие налоги. В итоге пакет сока стоит самому предприятию $1, а продает оно его за $2.

Казалось бы, второму заводу еще хуже, ведь он стоит там, где нет яблок. Но есть один нюанс: у второго завода есть могущественные покровители. Это ВМФ США, это ВВС США, это самая большая в мире американская армия. Так уж получилось, случайно, конечно, что США тратят на вооружение столько, сколько все остальные страны вместе взятые. И всю эту мощь надо кормить и содержать. А также поить – тем самым яблочным соком. Поэтому США печатают деньги в огромных количествах. По сути, ничем не обеспеченные. Кроме ВВС и ВМФ. Тех, кто эти деньги брать отказывается, бомбят, называют террористами, коммунистами и фашистами. Уже почти сто лет это происходит. В итоге весь мир – добром ли, силком ли – стал использовать американские деньги повсеместно. И насилие уже и не нужно: раз везде берут зеленые бумажки, значит, за них выгодно торговать. Поэтому первый соковый завод совершенно добровольно отгружает второму концентрат яблочного сока за $1,2. А правительство США со своего завода налоги почти не берет. В итоге у него пакет на выходе стоит дешевле, чем у первого, стоящего в окружении цветущих яблоневых садов.

Ни у России, ни у Норвегии печатного станка нет. Нет его у Франции или Германии, пока их евро находится в тени доллара. Поэтому приходится брать с нефтяных компаний и рядового покупателя топлива большие налоги. Мы живем в России, в нашей стране в конечную стоимость бензина включаются:

♦ налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), процент которого корректируется раз в месяц;

♦ налог на добавленную стоимость (НДС);

♦ акциз на продукты нефтепереработки.

В конечном счете это составляет около 53 % стоимости бензина, который вы заливаете в свой автомобиль.[270] В США налоги меньше либо их нет вообще. Разница в налогах и составит разницу на конечную цену топлива в России и Америке. Удивлены? Не удивляйтесь – вы смотрите в кривое зеркало современной мировой экономики. Какова экономика, таковы и ее гримасы. «Чудеса» в ней многочисленны. Например, жители Китая активно покупают в интернет-магазинах США качественную обувь и одежду. Почему покупают? Потому что Штатах она стоит в несколько раз (!) дешевле. Где произведены эти ботинки и свитера? В Китае…

Мировая экономика в современную эпоху спланирована так, чтобы Соединенные Штаты потребляли на порядок больше, чем производят. Возможно, эта ситуация изменится. Для этого углеводороды должны продаваться «не за доллары». Вы, может, и не знаете, но практически все на мировом рынке продается именно за доллары. Нефть, газ, золото, металлы, продовольствие – все. Доллар – не просто мера оценки. В торговле основными мировыми ресурсами вы приобретаете товар только за доллары. Нефть за евро или за юань вы купить не сможете. Надо сначала поменять вашу валюту на доллар, затем оплатить, в свою очередь продавец нефти поменяет доллар на свою национальную денежную единицу. Так создается искусственный спрос на доллары.

Кризис и доллар очень крепко между собой связаны: одно от другого практически не отделить. Не разрешив проблему, которую создает миру Федеральная резервная система бесконтрольным штампованием денег, не решить и глобальные финансовые задачи. 15 ноября 2008 года в Вашингтоне состоялась встреча руководителей двадцати ведущих экономик мира. Заявленная цель – совместное решение о путях преодоления мирового кризиса. Результат? Нулевой. Внятного решения встреча руководителей мировых экономик нам не озвучила. «Одним из ключевых достижений было установление определенных принципов и осуществление определенных действий по адаптированию наших финансовых систем к реалиям XXI века, потому что все имеющиеся сейчас регулирующие структуры являются регулирующими структурами XX века», – сказал по итогам встречи президент США Джордж Буш.[271]

Сплошной туман – «определенные действия», «определенные принципы». Почему же ничего не было решено? Почему не договорились? Но как же возможно договориться? Как убедить владельцев ФРС не печатать больше денег? Разве можно хоть кого-нибудь убедить добром не существовать за чужой счет? Такой сознательности не проявит ни одно живое существо на Земле. Особенно если до этого оно паразитировало десятилетиями. Вот нет и договоренности. Что же остается?

Борьба, обычная политическая борьба, которая не прекращается ни на минуту. Битва идет за будущее каждой страны и всей планеты. Оружие борющихся – валюта. Деньги. Сразу после встречи руководителей двадцати ведущих экономик мира руководство нашей страны заговорило о продаже наших ресурсов за нашу же валюту. Это не мелочь, как может показаться на первый взгляд. Это поистине историческое событие. Не надо приуменьшать его важность. О чем речь?

Россия начнет продавать свою нефть и газ за рубли. Пока Белоруссии, Вьетнаму. Возможно, Молдавии, Никарагуа. По тому, в какой валюте мы торгуем с той или иной страной, сразу понятна политическая ориентация. Смотрите сами: Украина получила от США «в подарок» Виктора Ющенко. Контракты на российский газ подписаны в долларах. Относящийся к России с огромной любовью Лукашенко подписывает контракты на поставки того же самого газа: с Белоруссией они у нас в рублях! И сразу все понятно. Валюта сегодня – это не просто деньги, не просто эмиссия или средство платежа. Это важнейшее оружие в борьбе с конкурентами. Ранее влияние державы заканчивалось там, куда успели доехать ее танки. Советские, например, доехали до Восточного Берлина – там влияние СССР и заканчивалось. С тех пор мир сильно изменился. Непонимание новых реалий во многом обусловило и крушение Союза. Сегодня влияние державы заканчивается там, куда успела «добежать» ее валюта. Это правило не имеет исключения. США именно потому главная держава современности, что ее доллар проник всюду. Сегодня первой идет валюта, а уже следом за ней подтягивается армия. Танки сегодня играют «полицейские» функции. Их задача – не дать другой державе выдавить валюту из какого-либо региона.

Для того чтобы обеспечивать доминирование своей валюты в мире, США и имеют самую большую военную машину на планете. Любое поползновение, любая попытка покушения на «печатную машинку» пресекаются ими на корню. Они и далее будут пытаться сохранить сегодняшнее положение. Однако в конце 2008 – начале 2009 года в прессе появилась масса сообщений, говорящих нам о том, что мир меняется. По крайней мере, мир пытается сбросить долларовое иго. О торговле за свои деньги вдруг разом заговорили и арабы, и китайцы.

«В столице Катара Дохе прошел саммит лидеров Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Основным вопросом встречи стал вопрос о введении на территории всех шести стран, входящих в ССАГПЗ, единой валюты – „динар Залива". Нефтяные монархии настроены решительно – в официальном коммюнике саммита говорится о намерении ввести ее в обращение уже к 1 января 2010 года».[272]

«Китай разрешит торговлю с некоторыми странами Восточной Азии в юанях для того, чтобы поддержать своих экспортеров, сообщает ВВС News. Согласно пилотной схеме, если у двух сторон внешнеэкономической деятельности будут в наличии юани, они не будут обязаны, как раньше, идти на международный валютный рынок, чтобы обменять их на иную валюту».[273]

Заявления эти осторожны. Это не ультиматумы, это робкий зондаж почвы.

«Однако мы все же полагаем, что к 2010 году страны не смогут полностью перейти на единую валюту. Решения, связанные с монетарной политикой, должны быть скоординированы, пока же мы такого не наблюдаем. Например, страны Залива по-разному реагировали на снижение процентных ставок в США»,[274] – слышатся сомнения с берегов Персидского залива. «Когда схема начнет работать, пока не известно»,[275] – пишут о предполагаемой торговле в юанях.

На наших глазах разворачивается решающая битва. Современные воины не в латах и шеломах, а в костюмах и галстуках. Но результаты их побед или поражений, подобно схваткам их далеких предков, определят будущее нашей планеты. Парадокс в том, что участники сражения никогда не знают, в какой «знаменитой» битве им довелось поучаствовать. Солдаты, сражавшиеся при Ватерлоо или Бородино, были счастливы остаться в живых после кровавой схватки у маленького бельгийского местечка и небольшой русской деревеньки. Понимание величия их победы пришло лишь к потомкам. А сегодня Бородино и Ватерлоо – это почти «бренды». Возможно, что сейчас на наших глазах происходит именно такое судьбоносное сражение. И очень хочется надеяться, что это будет не битва на реке Калке, а битва на Куликовом поле.[276] В любом случае результат будет ясен не сразу. После победы над Мамаем в 1380 году Россия еще около ста лет платила Орде дань. Сколько лет нам платить Дань нынешней «Орде», отдавая природные ресурсы за ее бумажные доллары, которые потом размещаются в «ордынских» государственных облигациях? Ответа на этот вопрос не знает никто. Даже те, кто ежедневно бьется за будущее своей страны за столом дипломатических переговоров во время саммитов и всевозможных встреч. Сейчас время летит быстрее, но терпение нам все-таки понадобится. Ведь понять, кто победил в дипломатических баталиях, вообще очень сложно. Каждая сторона трубит о своей победе. Это военные действия имеют четкий и бесспорный индикатор – если русские танки вошли в Берлин, значит, победила Россия. В политике и дипломатии такого нет. Яркий пример тому – газовый кризис между Россией и Украиной. Проиграла ли Россия, выиграла ли Украина – об этом мы поговорим в последующих главах. Как и о вопросе, зачем Соединенным Штатам понадобилось перекрывать газовый вентиль руками Виктора Андреевича Ющенко…

Мы все должны осознать, что без увеличения веса своей валюты, без расширения «ареала ее обитания» Россия не сможет успешно бороться в жестком современном мире. И именно этим фактом обусловлены недавние заявления Медведева и Путина о необходимости переходить в торговле с зарубежными партнерами с долларов на рубли. Это ключевой момент, это крайне важно. Если Россия отстоит право рубля стать одной из региональных валют, это станет важнейшим достижением. А региональная валюта и есть не что иное, как расчеты за товары в определенном регионе именно в этой валюте. А кто определяет границы этого региона? Где эта граница? Региональная валюта – это первый шаг к валюте мировой. Второй шаг может и не состояться, но потенциал для него будет подготовлен. Даже сохранение доллара в качестве мировой резервной валюты при появлении нескольких региональных валют неизбежно приведет к снижению политического веса США. На политической карте мира появятся новые центры, которые с помощью эмиссии своих денег с неизбежностью начнут шаг за шагом забирать у Америки ее влияние. А значит – и экономическую мощь, и уровень жизни…

Итак, дорогие либералы, поняли, почему бензин в России дороже, чем в США? Надеюсь, больше не будете повторять всякую ерунду про конкуренцию и монополию. Иначе, пардон, придется в вашем уме усомниться – неужели вам непосилен такой несложный анализ? Тогда странно, как же РАО ЕЭС руководили, как в правительстве заседали? Неужели нам опять ничего не остается, как в вашей порядочности засомневаться?

Но я реалист. И потому убежден, что стоны про дорогой бензин и конкурентную экономику слушать нам еще очень долго. Либералы сделали их своим заглавным гимном и отказываться от него так просто не захотят. И будут петь его на все лады: «При каждом удобном случае необходимо задавать властям неудобные вопросы. Например: „Почему, несмотря на огромные запасы нефти, цены на бензин в России выше, чем в США?"».[277]

Услышите такого горе-оратора – и вопрос ему про Норвегию и норвежские цены задайте. Легко неудобные вопросы ставить, сложнее самому дать на них ясный и четкий ответ. Еще сложнее правду сказать – это для них вообще невозможно. Так пусть же попотеют. Эффект от «неудобного вопроса», бумерангом вернувшегося любителю порассуждать о ценах на бензин, окажется поразительным. Точно по Гансу Христиану Андерсену. «Нет более опасного оружия против черта, чем чернила и книгопечатание: они когда-нибудь окончательно сживут его со света», – сказал когда-то великий сказочник.

Пусть так и будет.

11. Когда закончится кризис, и как фьючерсы нефть уронили

Серьезный сбой дала сама система глобального экономического роста, в которой один региональный центр бесконечно печатает деньги и потребляет блага, а другой производит недорогие товары и сберегает напечатанные другими государствами деньги.

В. В. Путин, Давос, Швейцария, 28.01.2009

Для отечества сделано недостаточно, если не сделано все.

Максимилиан Робеспьер

Главный вопрос, который мучит всех: когда же кризис закончится?

И действительно, когда?

Чтобы понять эту истину, нужно спроецировать многосложные (якобы) мировые события на понятную каждому простую человеческую жизнь. Упрощение ситуации не меняет ее сути, но способствует пониманию.

Итак, на одной базе хозяйничали не очень чистоплотные люди. Жить им хотелось хорошо, но много они для этого не работали. И тогда эти ушлые ребята придумали, что и как им делать, когда жить по средствам не выходит. Способов достижения этого много, но все они очень похожи друг на друга. Суть их незатейлива – чтобы получать больше, чем ты зарабатываешь, надо… воровать. Другого способа человечество до сих пор не изобрело, да и вряд ли придумает. Вот и работники базы решили потихоньку присваивать себе содержимое своего склада. Но вместе с уровнем их жизни росли и аппетиты. Через некоторое время недостача на базе стала весьма ощутимой. При первой же ревизии все выплывет наружу. Что делать любителям красивой жизни? Потихонечку списывать незаконно присвоенное. Но если похитили вагон водки, то его за день не списать. Никакая «усушка» и «утряска», никакие «бой» и «крысы» не могут в этом деле помочь. Это сделает лишь одно – время. По бутылочке за день, по ящику за месяц, так понемногу можно списать существующую недостачу, прикрыть финансовые дыры.

Вот именно этим сейчас американцы и занимаются. Количество незаработанных жителями этой страны благ описывается цифрой ничем не обеспеченных денег, которые наштамповала Федеральная резервная система. И теперь владельцы ФРС, через «трудности» банков, через падение фондового рынка, снижение стоимости на природные ресурсы, недвижимость и продовольствие – «списывают» день за днем колоссальные суммы. «Ревизия» – это крах мировой долларовой системы. Надо успеть все списать до ее наступления. Тогда ревизия может ничего и не заметить, уехать восвояси. А парни со склада смогут вновь начать присваивать себе чужое, печатая деньги и получая взамен бесплатно материальные ресурсы. Нужно только успеть, нужно время. Именно поэтому кризис не может закончиться за неделю. Он должен продлиться во множестве квартальных отчетов банков, в которых они спишут миллиарды долларов. Он должен сдуть все ими же ранее надутые пузыри.

Так можно ли кризис окончить быстро? Вопрос поставлен некорректно. То есть, надо ли его быстро заканчивать? Судя по всему, не только не надо, но даже нельзя! Ведь завершить начатое лишь по достижении всех поставленных целей. Но поскольку не боги горшки обжигают, то даже неведомые для нас владельцы Федеральной резервной «печатной машинки» не смогут добиться всего, чего им хотелось. Но надо попотеть, чтобы КПД организованного ими в своих интересах кризиса было максимальным.

И они стараются. Принимают планы спасения американской экономики, которые не могут ее спасти в принципе. К чему сводятся все эти пресловутые планы, что сначала вырабатывал бушевский министр финансов Генри Полсон, а теперь предлагает администрация Барака Обамы? Суть их проста и незатейлива – влить деньги в экономику. Напечатать и влить, под разными благовидными предлогами.

Зададим классический вопрос «монетариста»: сколько? Какова величина планируемой финансовой помощи? Сумма, которая обычно фигурирует, чуть более $780 млрд. Но даже при самом приблизительном подсчете заметно, что ее не хватит. Вспомним, что рынок финансовых страховок составил в США в 2008 году $16,4 трлн. Стоимость фондового рынка США, то есть сумма рыночных котировок всех акций, составляла порядка $10 трлн. Итого примерно $26 трлн. Во всем мире цифры будут более впечатляющими.

И весь этот громадный финансовый шарик взяли и проткнули специально заготовленной иголочкой. «Согласно данным международного рейтингового агентства Standard & Poor's, мировые рынки потеряли в январе $5,2 трлн из-за ипотечного кризиса в США и опасений инвесторов по поводу замедления роста мировой экономики».[278]

За один месяц потери финансового рынка составили в восемь раз большую сумму, чем выделяет американское правительство на его лечение!

Сколько же воздуха всего сдулось из проткнутого организаторами кризиса финансового шарика?

«Суммарная рыночная капитализация всех компаний мира за первый месяц наступившего года сократилась почти на $2297 млрд (7,15 %), показав нисходящую динамику и по итогам года. По сравнению с 31 января 2008 года мировая капитализация снизилась почти на $25 230 млрд (45,82 %). Продолжает уменьшаться и суммарная рыночная стоимость компаний ведущей экономики мира. Так, по итогам прошедшего года капитализация компаний, котирующихся на биржевых площадках США, снизилась более чем на $6796 млрд (41,13 %), сменив восходящий декабрьский тренд на нисходящий январский. По сравнению с последним торговым днем 2008 года сокращение рыночной стоимости компаний США составило более чем $880 млрд, или 8,30 %».[279] То есть получается, что за ВЕСЬ 2008 год и январь 2009 капитализация фондового рынка США снизилась с $16,5 трлн до $5,9 трлн. Сгорело больше чем $10 трлн. Каков вывод?

Кто знаком с математикой в рамках хотя бы школьного курса, легко догадается, что при потере триллионов долларов миллиарды помочь не могут!

Это магия больших цифр. Миллиарды настолько впечатляют обычного человека, что он и не подозревает, что эти деньги никакой проблемы не разрешат. Разве можно лечить болезнь слона, выделяя ему лекарство такими крохотными порциями? А 780 млрд обамовских долларов экономике США что слону дробина.

Так значит, власти США не борются с кризисом?

Конечно нет. Не для этого он затевался, чтобы его сразу и закончить, не достигнув всех возможных результатов. Не удивляйтесь, пора уже перестать удивляться. Никто в США с мировым кризисом и не борется. ФРС и правительство лишь имитируют эту борьбу, тянут время и пудрят мозги наивным американским избирателям. «Инициаторы» пожара не станут его тушить вместе с пожарными, убийца не станет вместе с полицейскими ловить самого себя. Не нужно ждать от организаторов мирового кризиса решительных шагов по его преодолению. Не надо быть наивным. Они делают то, что им надо: скупили, что смогли, в США, сжигают доллары, списывая их с балансов всех своих банков. И теперь готовятся поменять политические режимы, которые еще осмеливаются оспаривать на мировой политической карте всепоглощающую власть Федеральной резервной «печатной машинки».

Неужели Барак Обама не будет делать ничего для преодоления кризиса?

Нет, не будет. Пока не получит отмашки от организаторов кризиса. А если начнет делать, то может получить пулю снайпера. Потому что станет действовать вразрез с интересами владельцев ФРС.

Может быть, заигрались организаторы кризиса, словно дети, которые баловались со спичками, подожгли наш общий дом и теперь просто не знают, что им делать?

Тот, кто будет так наивно думать, сам уподобится младенцу.

Выход всегда там, где и вход. Решение проблемы противоположно ее усугублению. Организаторы кризиса не решают проблем – они их лишь усиливают. Чтобы скорее аннулировать астрономические цифры напечатанных долларов. Чтобы успеть до «ревизии» списать весь вагон похищенной водки…

Решение кризиса не так уж сложно, как может показаться. Судите сами.

В чем суть нынешнего кризиса?

В отсутствии денег в мировой экономике, в кризисе ликвидности.

Как это получилось?

После сознательных действий ФРС и ее помощников на фондовом и финансовом рынках возникли проблемы у многих компаний. Их капитализация, то есть совокупная стоимость их акций, резко упала. В этих условиях компании стали распродавать все свои зарубежные активы, чтобы улучшить свои платежные балансы. Продавая акции в Бразилии, Украине или России, все инвесторы «уходили» в доллары, ведь американская отчетность ведется в них. Начался рост курса доллара, вызванный резким повышением спроса на него. Вслед за первой волной, «уводящей» деньги, пошли вторая и третья. Люди, хоть они и брокеры, хоть и клерки, существа очень зависимые. Вспомните: летом 2008 года никто не покупал в России доллары по курсу 24 рубля. Наступила осень, за ней зима. И вот уже все бросились скупать баксы по 30, затем по 32, а потом уже и по 35 рублей. Что же не покупали доллар, когда он был дешевый, почему начали, когда стал дорогим? Где же логика?

А она проста – человек всегда покупает то, что будет дорожать, и не покупает то, что будет дешеветь. Дайте ему направление движения, убедите примером, и он сделает все как надо. Дождется роста доллара на 30 % и побежит его покупать, даже не задумываясь над абсурдностью подобных действий. Финансисты действуют точно так же. Когда доллар начал расти на мировом рынке, все кинулись его покупать. Масса до тех пор спокойных инвесторов стала делать совершенно очевидные для себя вещи: продавать то, что дешевеет (нефть, акции, металлы), и покупать то, что дорожает (доллар). В итоге нефть стала дешеветь еще больше, а доллар продолжил дальше расти.

Распродав все свои активы и переведя всю вырученную сумму в доллары, инвестор начинал задумываться над своими дальнейшими действиями. Ведь доллар тоже не конечная цель, а всего лишь средство. Если сидеть на мешке с зелеными, то денег больше от этого не станет. Деньги требуют вложения и преумножения.

Куда их вкладывать, если дешевеет все сырье падает недвижимость, и в мире наблюдается сильная нестабильность?

Во что-то сверхнадежное и сверхстабильное. Золото? Да, спрос на него увеличивается в период нестабильности. Но есть в мире кое-что получше. Что же это такое? Таким инструментом являются уже знакомые нам государственные облигации США (трежерис). Все инвесторы и начинают их покупать. Почему их, а не золото? Недаром Федеральная резервная система отвязывала доллар от золота. В итоге в современной нам экономике золото – вовсе не самое надежное вложение денег. Ведь цена на него скачет, как заяц в лесу. Купишь сегодня за одни деньги, и нет никакой гарантии, что получишь прибыль, а не убыток.

Кто продает трежерис на рынке?

Федеральная резервная система. Она создана, чтобы регулировать финансовую махину США. Для этого у ФРС есть два механизма: вбрасывать деньги в экономику через «дисконтное окно», то есть давать кредиты, и покупать-продавать государственные облигации США.

Когда ФРС продает облигации, денег в экономике становится больше или меньше?

Облигации продаются за доллары, следовательно, деньги изымаются из экономики, а вместо них владельцу долларов дается расписка Соединенных Штатов с обязательством вернуть данную суму с процентами через определенный промежуток времени. В результате денег в экономике становится меньше. Чем больше продано трежерис, тем меньше свободных денег в экономике. Нет денег у банков, никто не дает кредитов, никто не покупает акции – все инвесторы купили государственные облигации США. Значит, продажа облигаций, то есть работа ФРС, лишь усугубляет кризис. Вместо его прекращения Федрезерв делает все для его усиления. Ведь очевидно, что для прекращения проблем в финансовой сфере необходимо действовать ровно наоборот. Надо не продавать, а покупать облигации, впрыскивая в экономику деньги.

Почему же Федрезерв не поступает таким образом и не скупает гособлигации США?

При скупке трежерис в оборот вышло бы большое количество долларов, которые, грубо говоря, обесценили бы сами себя. А долларов должен быть недостаток, чтобы они были в цене, поэтому их надо изымать из экономики и сжигать уже внутри самой эмитирующей их системы. Среди своих банков, без лишних глаз, без лишней суеты.

Под громкий аккомпанемент свободных СМИ о борьбе с кризисом ФРС ежедневно продает облигации.[280] Долг США растет. Кризис усиливается. Обезвоженная экономика каждый день обезвоживается все сильнее. Ведь пылесос, включенный организаторами кризиса, отсасывает из мировой экономики средства каждый день. Когда мы слышим, что инвесторы вывели десятки миллиардов долларов из России, мы должны понимать, что эти деньги засосал пылесос Федрезерва, что они вложены в облигации. И точно так же деньги вывели из Мексики и Боливии, Исландии и Украины. Наша «демократичность» или «непрозрачность» тут ни при чем. Пылесос не спрашивает у денег ни национальности, ни происхождения. Он втягивает всех.

Как можно преодолеть кризис?

Совершенно очевидно, что выход из кризиса потребует времени. Но первое, что нужно сделать, – это закрыть Федерезевр на пару недель. Устроить банковские каникулы наподобие тех, что организовал штатовским банкам в начале своей карьеры Франклин Рузвельт. Надо, чтобы прекратились продажи государственных облигаций США. Если уж нельзя их покупать из-за опасения обесценивания доллара, надо, по крайней мере, не продавать облигации, чтобы остальные деньги остались в экономике. Самое забавное, что эти идеи можно вычитать в книге бывшего главы Федрезерва Алана Гринспена!

«Когда государство тратит слишком много, оно вынуждено прибегать к заимствованиям. С этой целью оно продает казначейские ценные бумаги, тем самым выкачивая из экономики средства, которые иначе были бы вложены в частный сектор».[281]

Представьте себе картину. Запаниковавший инвестор перевел средства в доллары и пришел покупать облигации. А ФРС не работает. Табличка на «дисконтном окне» висит наподобие советской «Ушла на базу, вернусь не сразу». Что делать бедному спекулянту, то есть инвестору? Пойдет покупать облигации у других владельцев. Для этого предложит цену больше той, что заплатил владелец. И тем самым уменьшит доходность облигации. Допустим, облигация стоит $100, а ее доходность составляет 4 %. Это значит, что через год владелец получит $104. Следовательно, продать облигацию можно за 101, 102, 103 доллара. Покупка ее за $104 не имеет смысла, а за $105 несет прямой убыток покупателю.

Что это значит? А это значит, что перепродавать друг другу трежерис инвесторы долго не смогут. И тогда перед ними снова встанет вопрос, что же делать с мешком долларов, на котором они сидят перед закрытой на переучет Федеральной резервной системой.

Вариантов будет не много.

1. Не делать ничего. Вариант плохой – время идет, инфляцию никто не отменял, деньги тают.

2. Купить акции.

3. Купить природные ресурсы: нефть, металлы, золото.

4. Купить недвижимость.

5. Положить средства в банк под проценты.

Как мы видим, практически любое решение инвестора помогает преодолевать кризис, так как он вкладывает деньги в экономику, а не вынимает их из нее. Но никто «почему-то» не подталкивает события в нужное русло. Почему? А вдруг некоторые инвесторы вообще могут додуматься до совершенно крамольных вещей. И открыть заводик где-нибудь в Оклахоме, начать что-то конкретное производить, создать рабочие места….

Для скорейшего преодоления кризиса Федеральная резервная система должна прекратить работу.

И одного этого условия будет достаточно.

Но она работает. Ее руководители предлагают новые планы по борьбе с кризисом. Это значит, что нынешний кризис не закончится очень быстро. И настанут новые кризисы. Ведь не все задачи еще решены…

Одним из интереснейших вопросов нынешнего экономического «чуда наоборот» является понимание, с помощью какой волшебной палочки удалось с июля по декабрь 2008 года обвалить цену на нефть более чем в четыре раза. Ведь инвесторы еще летом покупали нефть по $147 за баррель, а «аналисты» в один голос предвещали стоимость в $200 к концу года. И тут цена, как на саночках, покатилась вниз. Но как же это возможно? Ведь если верить теоретикам рыночной экономики, то такому падению цены должно предшествовать такое же сокращение потребления нефти?

Вы верите, что в декабре 2008 года мировая экономика стала потреблять 1 баррель нефти там, где еще в июле потребляла 4 барреля?

Нет, это невозможно. Потому что причина не может наступить позже следствия. Потому что следствие не может наступить раньше причины. Что в нашем случае следствие? Падение стоимости нефти. Что в нашем случае причина? Кризис. Но ведь сначала наступил ипотечный кризис в США. Разве заемщики американских банков покупали в ипотеку бензин? Разве они в нем, в бензине, живут? Нет. Не выплатив деньги банку и отдав ему свой ипотечный дом, они либо переезжают в съемное жилье, либо, в самом плохом случае, начинают жить… в автомобиле. Уж машина-то точно есть у каждого американца, кто решил купить себе дом. Именно дом, не коробок спичек. Заметьте, начало кризиса – это момент, когда у американца на жилье не хватает, а не на бензин! Да и то потому только, что он вдруг стал должен выплачивать ежемесячно существенно большую сумму, чем первоначально планировал. Которая увеличилась из-за роста процентной ставки ФРС. Так причем здесь сокращение потребления нефтепродуктов? Почему этот американец начнет потреблять меньшее количество бензина?

Еще не закрылись предприятия. Еще не рухнул финансовый рынок, не было массовой безработицы. Да собственно говоря, ее не намечалось и концу 2008 года, когда кризис был в самом разгаре. На начало 2009 года безработных в США около 11 млн человек.[282] Это очень много, спорить тут не о чем. Вопрос в другом. Нам все время говорят, что нынешний кризис невероятно сильный и глубокий и такого не было в США и мире со времен Великой депрессии, то есть с 1929 года. И именно как критерий глубины проблем выставляют это огромное число безработных. Действительно ли не было ничего подобного в истории США?

«В апреле 1980 года основные процентные ставки в США перевалили за 20 %. Автомобили перестали продаваться, дома остались недостроенными, миллионы людей потеряли работу – к середине 1980 года уровень безработицы возрос до 9 % и продолжал повышаться вплоть до конца 1982-го, чуть не дотянув до 11 %».[283]

Это написал не Геннадий Зюганов, не Уго Чавес и не Фидель Кастро, а Алан Гринспен. Бывшего главу ФРС сложно заподозрить в желании очернить свою родину. Значит, все именно так и было. И уровень безработицы был в 1982 году точно такой же, как в начале 2009 года. Вы когда-нибудь слышали о страшном кризисе 1982 года? Нет. И не слышали по двум взаимоисключающим причинам.

1. Кризис был, но рассказ об этом нарушил бы глянцевую картинку превосходства экономики США над экономикой СССР. Зачем начинать в 1985 году Перестройку, чтобы построить у себя модель, обанкротившуюся за океаном тремя годами ранее. Нелогично. Поэтому никто о кризисном 1982 году нам и не рассказывает.

2. Вторая причина еще банальнее – никакого страшнейшего кризиса в 1982 году в США не было.

Вывод в любом случае неутешительный для либеральных сказочников. Если кризис был, то странно, что о нем забыли все независимые газеты, свободные журналисты, умные «аналисты» и честные политики. Если его не было, то количество безработных не является в американской экономике показателем силы кризиса. Владельцам ФРС проще дать безработному негру пособие, нашлепав еще немного долларов, чем мучиться его трудоустройством. К тому же раздача денег бедным стимулирует спрос и приводит к росту экономики. Никогда над этим не задумывались? Вспомните: наверняка кто-то из родственников и знакомых рассказывал о «добром» американском государстве, дающем деньги неимущим «на пропитание» и одежду, помимо пособия по безработице. Как в Древнем Риме: выдача хлеба и зрелища в виде гладиаторских боев. В США своим безработным обывателям дают и хлеб, и многочисленные зрелища.

Иными словами, нет ни одной причины, по которой у бывшего американца-домовладельца, пусть и безработного, не останется денег на бензин!

Откуда же сокращение потребления нефти в разы может наступить в мировой экономике в целом, если даже в США не будет сокращаться ее потребление? Ведь нас учат, что сначала проблемы появились в США и лишь потом повсеместно. Нарушается логика, ее просто нет. Вы мне объясните, господа экономисты, как ипотека с бензином связана? Ведь отсутствие денег на заправку не может быть причиной кризиса, это его явное и страшное следствие! Но следствие не наступает раньше причины, а значит, причинно-следственная связь совсем другая, иная, чем нам говорят.

Цена на нефть упала не из-за неплательщиков ипотеки. И не из-за банкротства пары-тройки ипотечных агентств. Дело совсем в другом. Цену на нефть сознательно и грубо уронили. Ведь кроме экономических у организаторов кризиса есть и несколько политических целей. И все они имеют непосредственное отношение к углеводородам. И для их выполнения цена на нефть должна рухнуть очень быстро и очень резко. Тогда эффект будет наибольшим. Бюджеты государств, инвестиционная политика крупных компаний строятся исходя из высоких ожиданий, под прогнозируемый рост цен берутся кредиты. И вдруг все это через какие-то полгода сменяется падением, таким же рекордным, каким был и взлет.

Как же манипулируют ценой на нефть?

Для этого в арсенале «печатной машинки» есть достаточно любопытный механизм. Называется он «фьючерс». Это соглашение о купле или продаже некоторого актива в определенном количестве на фиксированный срок в будущем по цене, оговоренной сегодня. То есть компания «А» обязуется продать компании «В» нефть по цене «С» в день «D». Если такой контракт регистрируется на бирже, он и называется фьючерсом, если не регистрируется, то носит гордое имя «форвард». В чем же подвох? Как принято в современном мире финансовых абстракций, мир фьючерсов и форвардов такой же виртуальный. Дело в том, что на самом деле… никто ничего никому не продает.

Работает эта забавная штуковина так. Ваш приятель хочет купить машину. Вы, зная это его желание, предлагаете ему купить машину за $100 1 сентября 2009 года. Заключаете с ним фьючерс на поставку авто и берете доллар предоплаты. Но у вас нет машины, которую хочет приятель. Поэтому вы идете к другому другу и предлагаете ему продать вам автомобиль за $99. Заключаете с ним фьючерс на продажу машины, даете доллар залога. У этого товарища тоже нет нужного автомобиля, но есть обязательство его продать в точно очерченный срок по фиксированной цене. Далее он тоже ищет желающего продать ему авто к 1 сентября 2009 года, но уже за $98. И цепочка может продолжаться до бесконечности. Суть ее всегда одна и та же – за фьючерсами в 99 % случаев нет самого товара. Это спекуляция в чистом виде и ничего больше. Друг другу перепродают не нефть, а бумаги, гарантирующие ее поставки. А как же нефть? Но нефть никто покупать и не собирается…

Возвращаясь к примеру с машиной: последний в цепочке перепроданных фьючерсов должен найти авто к означенному сроку или найти другого спекулянта, желающего поиграть в эти игры и готового заключить фьючерс на поставку машины. Наступает 1 сентября 2009 года. Фьючерсы обязательны к исполнению. Последний, кто не нашел машины по означенной цене, получает убыток или прибыль. Приняв на себя обязательство поставить машину по $97 и не найдя желающего продать ему фьючерс за эти деньги, он обязан купить саму машину за ту цену, сколько она стоит реально на рынке именно 1 сентября. Если цена авто будет выше $97 – он в убытке, если опустилась ниже – он в прибыли. Но машины-то люди продают друг другу реальные. Фьючерсы же – сплошной виртуал. Предположим, что машину можно купить 1 сентября за $101. Тогда убыток брокера с этого контракта составит разницу между ценой фьючерса и реальной ценой товара. То есть: $101 – $97 = $4.

Теперь внимание! Брокер не покупает машину, он просто выплачивает тому, кому обещал продать авто, образовавшуюся разницу в $4! Но у того, в свою очередь, тоже есть подтвержденное фьючерсом обязательство продать машину, только уже за $98. Он выплатит контрагенту $3, оставив один доллар себе. И так это и пойдет по цепочке фьючерсов. Все заработали деньги, один деньги потерял. Машина с места не двигалась, и ее даже никто не заказывал. Если же рыночная цена авто не увеличилась, а упала, то все получилось бы наоборот. Покупатель машины ее бы не покупал, а выплачивал бы разницу. И в убытке были бы другие посредники.

Фьючерсы – это тоже своего рода казино. Пустышка, в которой деньги переливаются и перетекают, не производя никаких материальных ценностей, а просто меняя хозяев. Но кроме азарта и легкой прибыли это еще и сильнейший инструмент, который может направлять цену в нужную сторону. Важно понять, что не фьючерсы ориентируются на рынок, а рынок на фьючерсы. Не реальная торговля нефтью формирует цену виртуальной торговли ею, а наоборот! Фьючерсов ведь ежедневно продается во много раз больше, чем настоящей «живой» нефти.

Хотите повысить цену нефти? Для этого определенное количество биржевых игроков должны одномоментно начать заключать фьючерсы хоть друг с другом, хоть с «честными» участниками рынка, на поставки черного золота по более высокой цене. Для того чтобы остальные брокеры начали тоже играть на повышение, требуются две вещи: создать информационный фон и деньги. В начале 2008 года информагентства запестрели сообщениями, в которых говорилось о росте спроса на нефть, о малых запасах в США, о потенциальных военных конфликтах, о природных катаклизмах. Словом, обо всем том, что якобы может сократить потоки углеводородов, ежедневно «выливающиеся» на рынок. «На Нью-Йоркской бирже заключаются контракты на покупку нефти за $200 за баррель с поставкой в конце года. Конечно, такой поворот событий может случиться только в одном случае – в случае крупного геополитического конфликта на Ближнем Востоке. Добавим к этому и возможность ураганов в Мексиканском заливе, и нефтяную блокаду со стороны Венесуэлы и ряда других стран. Брокеры прогнозируют устойчивый рост цен после того, как количество сделок на покупку нефти превысило в десять раз рост двух прошлых месяцев и достигло рекордного показателя в 5533 контракта. В первые дни нового года цены на нефть в Нью-Йорке достигли рекордных $100,09 за баррель».[284]

Как вы будете реагировать, если ежедневно ваш мозг начнут атаковать такими сообщениями? Может быть, и устоите, не пойдете покупать нефть по $110. Но рядом ваши коллеги брокеры будут смело заключать фьючерсы на декабрь 2008 года по $200 за баррель. И их будет много. Вы не поддадитесь этому настроению? Но в газетах будет опять:

«Мировой спрос на нефть в 2008 году вырастет на 2,5 %. Таким образом, ситуация на рынке нефти определяется ростом спроса на нефть в основном со стороны развивающихся стран. При этом резервы роста добычи ограниченны. В связи с этим вероятно сохранение цен на достаточно высоком уровне».[285]

«Сырьевые продукты будут дорожать».[286]

«Нефть будет дорожать ближайшие 25 лет, считают представители американской нефтяной промышленности».[287]

И так каждый день, во всех газетах, на всех радио, по всем телеканалам. Ведь все основные средства массовой информации так или иначе принадлежат владельцам Федеральной резервной системы. А значит, будет подаваться нужная информация. Все аналитики будут дышать оптимизмом и предсказывать многолетний рост цены на ресурсы. Все, что будет способствовать созданию настроения роста, будет печататься, все негативное – пропускаться или не замечаться. Для создания ажиотажа не лишними будут небольшие локальные военные конфликты…

И брокеры начнут покупать нефть по растущей цене.

С информацией мы разобрались – ее станет вдоволь, да такой, как требуют хозяева. Что же станет со второй фьючерсной составляющей, с деньгами? Но с ними полный порядок. При самом неблагоприятном исходе, если не удается направить цену в нужную сторону, убыток составит разницу между фьючерсом и реальной ценой. Что такое это разница, пусть миллионы, пусть даже миллиарды долларов для машинки, которая их печатает? Ничто. Что такое для нее потеря денег? Пустой звук, пшик. Финансами снабдить свои инвестиционные фонды, своих брокеров Федеральная резервная «печатная машинка» сможет с легкостью.

Затем, после периода искусственно созданного безудержного роста цены на нефть, начнется такой же искусственно созданный спад ее стоимости. Все будет наоборот: газеты станут пессимистами, аналитики будут рыдать в объектив, а биржевые сводки напоминать репортаж с поля боя. Потери, потери, потери.

В создании нужного эффекта активное участие принимают и организации. Например, Международное энергетическое агентство.

«Международное энергетическое агентство (МЭА) снизило оценку спроса на нефть в 2008 году на 390 тыс. баррелей в сутки (б/с) – до 86,8 млн б/с».[288]

«Международное энергетическое агентство впервые за четверть века ожидает снижения спроса на нефть».[289]

Что же это за структура? Международное энергетическое агентство (International Energy Agency (IEA)) объединяет 27 государств – крупнейших мировых потребителей нефти. Создано оно в 1973 году, когда арабы своим нефтяным эмбарго поставили Запад в крайне сложное положение.[290] Кто у нас крупнейший потребитель нефти в мире? США. Кто еще? Китай, Япония, Индия и Южная Корея – на них вместе со Штатами приходится 45 % потребления углеводородов. Заинтересованы ли покупатели нефти в снижении цены? Конечно. Они с радостью подпишутся под решением, которое поможет им здорово сэкономить, – хороша ложка к обеду. Опускать цену Штатам будут помогать потребители нефти, а помогали поднимать – ее производители.

Вернее говоря, поднимают и опускают цену на нефть биржевые спекулянты, инвестиционные фонды, странная система фьючерсов. Цену обваливает «печатная машинка», а заявления ОПЕК или Международного энергетического агентства лишь создают нужный для этого информационный фон. Еще в апреле 2005 года министр нефти Катара Абдулла Аттия «честно» заявил: «Если цена на нефть слишком высока, не стоит винить в этом ОПЕК. Картель сделал в этой ситуации все что мог. Эта ситуация находится вне контроля организации».[291] А редактор по вопросам нефти и газа британской газеты Financial Times Эд Крукс был еще более откровенен: «Сила ОПЕК бледнеет перед влиянием, которое оказывают на энергетику погода и глобальные инвестиционные фонды. Вместе с нефтепродуктами ежедневные объемы нефтяной торговли на мировых биржах сегодня в десять раз превышают совокупный объем ежедневной добычи сырой нефти во всем мире. Если спекулянты решат, что цена нефти должна упасть, никакая ОПЕК ее не остановит».[292]

Вы еще верите, что цена на нефть упала сама собой?

Вспомните, что как раз в 2008 году все основные инвестиционные банки в Штатах перешли под контроль банков владельцев Федеральной резервной системы…

А еще в июле 2008 года Саудовская Аравия, добывающая больше всех нефти, вдруг решила беспрецедентно увеличить свою ежесуточную добычу на 550 тыс. баррелей – до 9,7 млн. На такой уровень производство «черного золота» в этой стране не выходило с 1981 года.[293] Но ведь это вызовет падение цены на нефть? Конечно, именно с июля 2008 года цена барреля со $147 начала стремительно падать вниз. Неужели саудитам не нужны деньги, зачем они сбивают цену на свой товар? Нет, деньги им нужны. И именно поэтому Саудовская Аравия старается продать максимальное количество нефти по июльской максимальной цене. Потому что знает: курсом барреля в 2008 году движет отнюдь не баланс спроса и предложения. Цену на нефть будут тянуть вниз с помощью фьючерсов, причем очень быстро…

Нынешняя экономика и вправду больна. Люди на бирже торгуют не нефтью, а бумагой, называемой фьючерсами. Но именно они, а не обладатели нефтяных месторождений, определяют цену на черное золото. Потому что объемы продажи виртуальной фьючерсной нефти в разы превышают продажи нефти реальной. Так виртуальный мир направляет реальность в нужную сторону.

Таково сегодня бытие нефтяного рынка. Политика же всегда имеет дело с реальными фактами. Каковы факты – такова и политика. Сегодня углеводороды – главная ее составляющая.

Давайте в этом убедимся.

12. За что США не любят Венесуэлу, Иран и Ирак?

Любят родину не за то, что она велика, а за то, что своя.

Сенека

Вот смотрю я на вас и думаю: еще выпить или вы мне уже нравитесь?

Анекдот

Возможно ли понять политические цели, которые ставят перед собой организаторы финансового кризиса? Для этого надо сначала выяснить политику, которой следует американское государство, в чьих недрах очень сложно разглядеть владельцев Федеральной резервной системы.

Для наглядности посмотрим таблицу.


Доказанные запасы нефти по данным 2007 года[294]


Углеводороды – на сегодняшний день главное сырье современной экономики. Это то, из чего делают все. И где же это «все» находится? Где его основные запасы – там и будет главный накал политической борьбы. Вокруг нефтяных месторождений уже давно крутятся вихри политических новостей.

Саудовская Аравия – ближайший союзник Соединенных Штатов. Причем с солидным стажем: еще Франклин Делано Рузвельт встретился в 1945 году с королем Ибн Саудом на борту американского крейсера. Именно американская компания «Стандарт Ойл» (теперь Chevron) в марте 1938 года обнаружила нефть в Саудовских песках. Далее дружба приобрела явный нефтяной оттенок. Для ее добычи западные компании учредили Arabian American Oil Company (Aramco), которая качала нефть в американские закрома, пока в 1976 году саудиты ее не национализировали. Но сделав это, сохранили полную покорность политике США. И американцы на своих партнеров не «обиделись». Именно саудиты своим «неожиданным» увеличением добычи нефти в три раза обрушили цену на нее и поставили СССР в очень сложное положение.[295]

Подробности сближения саудитов и американцев замечательно описаны в книге Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы». Полученные за нефть деньги арабы инвестировали в развитие своей страны. А строительство всего и вся осуществляли США. Деньги не покидали страну, их напечатавшую, а прямым ходом шли к нужным подрядчикам. Следом за дорогами, небоскребами и инфраструктурой пришли американские военные базы. Сегодня Саудовская Аравия находится под надежным американским контролем.[296]

Канада – очень интересный случай. Возможность проверить свою эрудицию. Кто является главой этой страны? Не знаете? Тогда спросим по-другому: какой строй в стране кленового листа? Самый популярный ответ – республиканский. Ответ неправильный. Перед вами, читатель, плод многолетних манипуляций нашим сознанием. Что имеется в виду? На самом деле Канада – монархия. Именно монарх в этой стране является главой государства, в настоящее время этот пост занимает… Елизавета II, английская королева. Ее официальный титул – «Елизавета II, Божьей милостью Королева Соединенного королевства, Канады и других королевств и территорий, Глава Содружества, Защитница Веры». Она царствует в Канаде с 6 февраля 1952 года. Наследником короны является Чарльз, принц Уэльский. А чем дальше, тем интереснее. Оказывается, премьер-министры, парламентские партии, выборы – все сплошь бутафория. Россию все время упрекают за имперское мышление и говорят сакраментальную фразу – «время империй прошло». Опомнитесь, господа. Британская империя никуда не делась. Она просто спряталась. Замаскировалась. Российская империя – та действительно перестала существовать. Она ведь была такая отсталая – в ней, стыдно сказать, главой был наследственный монарх. А еще в этой ужасной империи угнетались национальные окраины. Например, Финляндия. Русский царь являлся финским монархом, был главой Финляндии. В Хельсинки были парламент, премьер-министр, но официальным главой страны являлся Николай II. Он напрямую, минуя российское правительство, управлял правительством финляндским. Именно поэтому в Финляндии была на границе с Россией таможня и своя денежная единица.

В «отсталой» Российской империи раньше была такая же система управления, какая в «передовой» империи Британской сохранилась до сегодняшнего дня! Разницы нет никакой. Она только в том, что мы проиграли геополитическую схватку из-за революции и потому стали «отсталыми». А англосаксы нашу революцию организовали и стали светочем свободы. Они свою империю как бы распустили, сохранив при этом ту же систему управления, что существовала у нас до пресловутого 1914 года.

Кроме Великобритании, британский монах является также главой государства еще в пятнадцати странах (!). Неужели это результат прежних колониальных отношений между этими странами и метрополией? Да, все они сегодня независимы и монархия своя у каждой страны, но вот монарх у всех… один и тот же! Это так же забавно, как если бы после распада СССР на пятнадцать независимых государств главой двенадцати из них стал бы Борис Ельцин. Узбекистан, Молдова и Украина были бы совершенно свободными в выборе своих целей развития, в них проходили бы выборы, менялись премьер-министры, но главой был бы в любом случае президент России. Как вы думаете, какова была бы политика Узбекистана, Молдовы и Украины в таком случае? Пророссийская или антироссийская?

Очень удобная система была построена англичанами. Для европейских монархов Англия – страна монархическая. Здесь все чинно, благородно. Никаких смутьянов-республиканцев, никаких карбонариев и заговорщиков. Для всех подрывных элементов Великобритания – страна невиданных свобод, где отсутствует деспотия и унижение человеческого достоинства. Вы когда-нибудь слышали, чтобы революционеры боролись против английской монархии? Чтобы хоть раз ее обличали? Нет. А ведь она была ничем не лучше монархии германской или российской. Все разговоры о том, что английская королева царствует, а не правит, рассыпаются в прах при первом же знакомстве с фактами и документами. Правит, и еще как правит! Глава английской короны даже сейчас, в наше время, имеет право:

♦ объявлять войну, не согласовывая это с парламентом;

♦ назначать премьер-министра (причем того, кого хочет, а не обязательно главу победившей на выборах партии);

♦ распускать парламент;

♦ руководить вооруженными силами.

И это еще не все. Помните, что в фильме «Обыкновенное чудо» говорил король, блестяще сыгранный Евгением Леоновым: «Как почетный святой, почетный папа римский нашего королевства…» Шутка? Утрирование? Нет, чистая правда. Автор пьесы Евгений Шварц писал о Великобритании. Ведь британская королева еще и глава Англиканской церкви. А главой церкви Католической является Римский Папа…

А теперь важный нюанс: все вышеперечисленные многочисленные полномочия королева Великобритании имеет не только в Великобритании, но и в Канаде, и в Австралии, и в остальных странах, где она глава государства![297]

Как вам сия «замаскированная» империя? Почему не пользуется британский монарх этими полномочиями? Отнюдь, не прочь воспользоваться. И Канада и Австралия участвовали во всех мировых войнах на стороне англичан. Войну Германии от их лица объявлял британский монарх, хотя в 1914 году никакой кайзер не мог даже теоретически угрожать этим далеким территориям! Аналогичная ситуация была и в 1939 году: 1 сентября войну Польше объявила Германия. Посмотрите на карту. Что в этой ситуации угрожает Австралии? Что угрожает Южной Африке и Канаде? Ничего. Если спросить граждан этих стран: захотят ли они воевать? Разумеется, нет. Но в демократической англосаксонской империи все решает самодержавная королева. Результат вы прочитаете в учебниках: 3 сентября 1939 года войну Третьему рейху объявляют Великобритания, Австралия, Индия, Новая Зеландия, Франция; 4 сентября – Южно-африканский союз; 7 сентября – Канада.[298]

Может ли страна считаться независимой, если ею руководит глава другого государства?

Может ли страна считаться независимой, если войну от ее имени объявляет глава другого государства?

Может ли страна считаться независимой, если ее парламент может в любой момент распустить глава другого государства?

Может ли страна считаться независимой, если ее армией командует глава другого государства?

Нет. Об этом не любят говорить, но это так и есть. Тот факт, что королева назначает премьером все же лидера победившей на выборах партии – результат установившейся традиции, а не торжество закона. Если в Канаде вдруг победит на выборах партия, желающая «отпустить» провинцию Квебек и заключить военный союз с Россией или Китаем, королева сразу же такой парламент распустит…

Третьи по размеру запасы нефти в Иране. И почему же США так активно до самого последнего времени наседали на Тегеран, рассказывая разные вещи о его якобы очень опасной ядерной программе? Почему угрожали Ирану ударами? Чтобы заставить руководство Персии[299] дрогнуть и сдать свои природные запасы американцам. Точнее, вернуть их под контроль Запада. Дело в том, что Соединенные Штаты уже контролировали Иран полностью. И только досадная ошибка – возмущения иранского народа – позволила Ирану выскочить из-под тяжелой англосаксонской лапы, наложенной на его природные богатства. В августе 1941 года советские и британские войска оккупировали Иран. Важность этого богатого нефтью кусочка земной поверхности была такова, что Сталин в страшные летние месяцы 41-го года держал на границе с иранцами две армии и только осенью перебросил часть войск под Москву. Не менее важным считали Иран и англичане. Во главе Ирана союзники поставили шаха Мохаммеда Реза Пехлеви. Вскоре после окончания Второй мировой (1946 год) наши войска вернулись на родину, а вот англосаксы задержались там надолго, оставив в качестве рычага влияния нефтяную компанию, из недр которой потом выросла «Бритиш Петролеум» (Би-Пи, ВР). В 1951 году демократически избранный иранский премьер Мохаммед Моссадык национализировал всю нефтяную промышленность страны. Англосаксы были в ярости: они возлагали на иранского премьера большие надежды – в 1951 году журнал Time назвал его человеком года.[300] В октябре 1952 года правительство Моссадыка разорвало отношения с Англией. В феврале 1953 года Моссадык предложил шаху покинуть Иран, заявив, что монарх должен царствовать, а не управлять. Но события пошли по другому сценарию. Не оправдавший ожиданий Моссадык был свергнут в результате организованных американскими спецслужбами уличных демонстраций и беспорядков. Говоря современным языком, в результате «оранжевой революции». Остаток жизни он провел под домашним арестом. А полнота власти перешла в руки шаха. И он 19 сентября 1954 года подписал соглашение с Международным нефтяным консорциумом, вернув контроль над иранской нефтью в руки западных монополий. Львиная доля доходов от продажи углеводородов уплывала в США и Великобританию. В обратном направлении шли поставки передовых технологий. Правда, весьма специфического свойства: в 1957 году при содействии ЦРУ была создана тайная полиция САВАК.

Но это не помогло – контроль над Ираном США все же потеряли. 11 февраля 2009 года исполнилось 30 лет с того момента, когда в Иране произошла исламская революция, свергнувшая шаха и установившая исламскую республику на основе теологического принципа «велаяте-э-факих» (правление праведного богослова) по имени Рухолла Мусави Хомейни.[301] Процесс изгнания американской марионетки – шаха – занял почти месяц. Официально датой начала Исламской революции в Иране считается 8 января 1978 года, когда была расстреляна первая крупная оппозиционная демонстрация в городе Кум. Далее протесты и демонстрации привели к бегству шаха за границу и прибытию в страну аятоллы Хомейни. Последовали уличные бои в Тегеране и даже раздача оружия населению, пока иранская армия и силы безопасности не заявили о своем нейтралитете, что означало победу революции. Требуя выдачи бежавшего шаха от США, иранцы захватили американское посольство в Тегеране и объявили его персонал заложниками. Весь мир наблюдал полное и публичное бессилие Соединенных Штатов Америки. Провалилась даже спецоперация по освобождению заложников, что, по сути, стоило карьеры президенту Джимми Картеру. По иронии судьбы огромный провал американцев привел к власти Рональда Рейгана, будущего могильщика Советского Союза. Любопытный момент: освобождение заложников в Тегеране состоялось сразу после объявления Рейгана президентом. Удивительно? Нет, тайные контакты между противниками во всех конфликтах продолжаются…

Иранская революция вносит серьезные коррективы в политику США в регионе. Всякое противодействие планам мировой «печатной машинки» должно наказываться. Тем более что невозможность качать иранскую нефть моментально сказалась на американской экономике. На протяжении 1978 года инфляция в США выросла с 6,8 до 9 %, а в январе, когда свергли шаха, стала обозначаться двузначной величиной (12 %).[302] Государство взяло под контроль цены на бензин, и летом на заправках в США появились длинные очереди, которые мы по своей наивности считаем исключительно социалистическим «завоеванием».

Революция в Иране случилась в 1979 году. И возмездие не заставило себя ждать. В роли шпаги Запада выступил молодой и перспективный иракский диктатор Саддам Хусейн. Едва придя к власти в том же 1979 году Хусейн уже в 1980 году напал на Иран. Эта война длилась 10 лет и стоила жизни миллионам людей! Саддам Хусейн был недавно повешен американцами за убийства мирных жителей. Но его агрессию против Ирана они оценивали очень положительно. Это стало началом крепкой ирако-американской дружбы. До этого революционная партия БААС национализировала иракскую нефть. Ответом американцев стал разрыв дипотношений. Но вот началась ирако-иранская война, и все старые обиды разом были забыты. В феврале 1982 года Багдад был вдруг вычеркнут из американского списка государств, «поддерживающих международный терроризм», что свидетельствовало о начале расширения торгово-экономических и военных связей.[303] В декабре 1984 года в Багдаде вновь открылось посольство США, немедленно начавшее снабжать иракских военных разведывательной информацией со своих спутников-шпионов. Нуждавшийся в средствах Ирак получил $ 345 млн в 1984 году, в следующем 1985 году – уже $ 675 млн, а в конце 1987 года Ираку был обещан самый большой заем такого рода для отдельной страны во всем мире – $ 1 млрд.[304]

На что тратил деньги Саддам? На войну с Ираном. Кто давал кредиты? США. Значит, на чьи деньги Саддам Хусейн убивал иранцев? На американские.

(Почему же пришлось в итоге товарища Хусейна вешать? Потому что он вышел из-под контроля. Решивший начать собственную игру иракский диктатор выдвинул крамольную мысль – продавать свою нефть не за американские доллары, а за иракские динары[305]…)

Отношения Ирана с США, как видим, очень сложные. Огромные месторождения иранской нефти неподконтрольны Вашингтону. Установление такого контроля – одна из ключевых задач современной американской политики. В ход идут угрозы и ласковые обещания. Очень кстати и военное присутствие США в граничащем с Ираном Афганистане. С момента появлении американцев производство наркотиков там выросло в 40 раз. Талибы искоренили посевы мака, «борцы с международным терроризмом» сделали Афганистан крупнейшим его производителем. Тонны наркотиков промышленным способом идут не только в Россию, в Европу, в Китай, но и в Иран. Для противодействия наркотрафику иранцы вырыли в пустынной местности ров пяти метров в глубину, четырех метров в ширину и протяженностью 800 километров![306] Там же протянуто 144 километров колючей проволоки. Но это не помогает, и наркотики убивают иранскую молодежь. Как и российскую, как и китайскую. Вам понятно, почему США не хотят уходить из Афганистана?

Далее в нашей таблице следует Ирак. С ним все ясно, он на сегодняшний день оккупирован США. Американцы воспользовались поводом 11 сентября 2001 года, чтобы взять нефтяные скважины страны под контроль.[307] Под предлогом поиска химического оружия американцы вошли в суверенную страну и, не найдя ничего подобного, вовсе не спешат ни уходить, ни извиняться. Говорят, что уйдут в конце 2010 года. Но США в совершенстве овладели искусством оставаться там, откуда они «уходят». Ушли солдаты – остались нефтяные компании. Ушли нефтяные компании – вновь придут солдаты, чтобы нефтяные гиганты могли спокойно вернуться.

Следующим в таблице идет Кувейт. Здесь, как и в Саудовской Аравии (и еще в Мексике), иностранные нефтяные компании полностью лишены возможности инвестировать в освоение нефтегазовых запасов.[308] Вы когда-нибудь слышали что-то плохое об этих странах? О невозможности работать? Об удушении свободного предпринимательства? О страшной неэффективности нефтяной отрасли? Я лично нет. Почему политологи и экономисты не обличают арабов за нежелание пустить к себе нефтяных гигантов? Потому что Кувейт, обладающий крупными запасами нефти, был «спасен» американцами от Саддама Хусейна. И с тех пор на его территории находятся военные базы «спасителей» – «Али аль Салем» и «Ахмед аль Джабер». Свободно ли правительство Кувейта в своих действиях?

«Цены на нефть, скорее всего, не поднимутся выше 40 долл./ барр., даже если Организация стран – экспортеров нефти (ОПЕК) снизит объемы добычи на ближайшей встрече, – считает представитель Совета по вопросам нефти Кувейта Муса Марафи. Он отметил, что на стоимость „черного золота" сильно влияет увеличивающиеся товарные запасы нефти в США, невыполнение решений о допустимых квотах по добыче нефти рядом стран – членов ОПЕК и продолжающееся влияние со стороны стран, добывающих нефть и не входящих в ОПЕК, передает Associated Press».[309]

«В 2009 году стоимость нефти будет колебаться между 40 долл./ барр. и 60 долл./барр. Такое мнение высказала министр финансов Индонезии Шри Мулуани Индравати. Она также отметила, что в 2009 году бюджет будет основан на стоимости нефти 45 долл./ барр., передает Reuters».[310]

Эти два сообщения появились на лентах информагентств с разницей в два часа. Как видите, Кувейт – редкий пессимист, а Индонезия – оптимист. Отчего же такая разница восприятия? Оттого, что на территории Кувейта базы США есть, а в Индонезии – нет. Поэтому «свободный» Кувейт вместе со «свободным» Ираком и совершенно свободной Саудовской Аравией почему-то всячески стараются опустить цену на нефть, делая такие заявления. А «честная» Индонезия, как и положено нормальному торговцу товаром, старается, чтобы он подорожал.

Если смотреть таблицу далее – то все будет аналогично. Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) – тоже имеют на своей территории американские базы «Аль Дафра» и «Фуджара» и тоже входят в «контрольный пакет» углеводородов, принадлежащий США. Да, кстати, это государство стало независимым лишь в 1971 году, когда английские войска покинули его территорию.

Далее по количеству запасов идут Венесуэла, Россия и Ливия. Добавим сюда Иран, и что же мы видим? Все страны, указанные в таблице, то есть богатые нефтью и неподконтрольные США, считаются «недемократическими». Выходит, дело в запасах нефти и в контроле англосаксов над ними! И выборы тут ни при чем, да и демократия тоже.

Методы установки контроля над запасами у США всегда однотипны. Это выборы, государственный переворот и военное вмешательство. Существует всего три варианта. Между собой они могут пересекаться. Сегодня более «модным» способом являются выборы (Украина, Грузия), в 80-90-е годы XX века чаще использовалось военное вторжение (Панама, Гренада, Ирак). А раньше любимым методом США был старый добрый государственный переворот.

1903 год – когда французский инженер Фердинанд Лессепс, построивший Суэцкий канал, решил проложить канал, соединяющий Атлантический и Тихий океаны, его идеей быстро заинтересовались американцы. Французов потихонечку отодвинули от реализации проекта. Панама, на территории которой собирались строить канал, была тогда провинцией Колумбии. США настаивали, чтобы эта латиноамериканская страна передала Панамский канал под их управление. Колумбийцы отказались, тогда американцы прислали войска, а группа колумбийцев под диктовку США объявила об отделении от Колумбии и организации нового государства Панама. Следом был заключен договор, по которому зона Панамского канала переходила к США на вечные времена, а Панама должна была получать ежегодную арендную плату.[311] В 1977 году президент страны Омар Торрихос заключил с США два новых договора, заменивших старый договор о статусе Панамского канала. Город Панама стал столицей независимой республики, местопребыванием президента и правительства, контролировавших зону канала и сам канал. А 31 июля 1981 года Торрихос был взорван в своем самолете. Президентом Панамы становится генерал Норьега, в течение 20 лет бывший агентом американской разведки. Однако в отношении своих бывших патронов генерал вел себя неуступчиво. 20 декабря 1989 года США вводят в Панаму свои войска, отстраняют от власти Норьегу, обвиняя его в наркоторговле. Генерал был арестован, вывезен в США и осужден на 40 лет, став первым главой иностранного государства, осужденным за нарушение законов США, опередив в этом печальном списке даже Милошевича. Ныне у власти в Панаме встали представители семейств, правивших до Торрихоса. Договор, вернувший канал Панаме, никто не отменял, он действует. Но обе стороны его «не замечают».

1914 год – США оккупируют Гаити под «соусом» наведения порядка. Уйдут они только в 1934 году.

1933 год – кубинские военные во главе с Фульхенсио Батистой при поддержке США устраняют президента Мачадо. Батиста будет править Кубой, пока его не свергнет Фидель Кастро.

1954 год – ЦРУ организует переворот в Гватемале. Президентом страны был выбран реформаторски настроенный Хакобо Арбенс. Гватемалу на Западе называли не иначе как «образцом демократического процесса». Но вот Арбенс начал земельную реформу – до этого в стране 70 % земли владели 3 % населения. И отношение к Гватемале сразу поменялось. Американские ВВС даже бомбили столицу страны, город Гватемалу. К власти пришел полковник Карлос Кастильо Армас. Земельную реформу отменили, отменили налоги на дивиденды и проценты, выплачиваемые иностранным инвесторам, отменили голосование.[312] Четыре десятилетия пришедшие к власти военные боролись с левыми повстанцами. Итог – 200 тысяч погибших.

1965 год – Индонезия. Голландская колония, во время Второй мировой войны была оккупирована японцами. После окончания войны последовало еще четыре года борьбы и независимость в 1949-м. К 1963 году в стране установился авторитарный режим, друживший с СССР, армия была вооружена советским оружием. Далее события очень напоминали свержение иранского премьера Моссадыка в 1953 году. Власть взяли военные. То, что случилось далее, сегодня практически забыто. Произошла настоящая Варфоломеевская ночь. По разным оценкам, от 300 до 500 тысяч человек было убито. Коммунистическая партия Индонезии была вырезана полностью, вместе с ними этнические китайцы и безземельные крестьяне. В отдельных районах Восточной и Центральной Явы, на Бали и в Ачехе были вырезаны целые деревни. Кто же надоумил индонезийских военных так поступить? Почему правозащитники не заметили этих страшных преступлений?

1973 год – Чили. Приход к власти Пиночета. Десятки тысяч погибших за 17 лет его правления. В 1964 году ЦРУ предоставило $4 млн кандидату в президенты Чили Эдуардо Мнтальва, который был главным конкурентом левого политика Сальвадора Альенде. Но выборы выиграл Альенде. Тогда ЦРУ организовало переворот Пиночета.

Наша экскурсия по лабиринтам американской политики весьма поверхностна. Рамки данной книги не позволяют подробно остановиться на таких любопытных моментах, как «События в Венгрии 1956 года», «Пражская весна», «Польская Солидарность»…

Наше время тоже богато примерами политики США, призванной взять под контроль нефтедобывающие страны. Один из наиболее ярких – Венесуэла. 14 декабря 1922 года огромный фонтан нефти вырвался из-под земли около Маракайбо. Уже к 1930 году Венесуэла была крупнейшим экспортером нефти в мире. Страна начала богатеть. Однако закончилось все очень печально. Виновата ли в этом пресловутая «нефтяная игла»? Да, но еще больше виноваты международные финансовые институты (вроде МВФ) и руководство Венесуэлы, бездумно выполнявшее все их распоряжения. В результате с 1978 по 2003 год доход на душу населения упал на 40 %.[313]

В итоге в 1998 году президентом был избран офицер-десантник Уго Чавес, ставший проводить политику, направленную на перераспределение доходов от венесуэльской нефти в пользу самой Венесуэлы и особенно бедных слоев ее населения. Он приступил к созданию систем всеобщего образования и здравоохранения, установил жесткий контроль над государственной нефтяной компанией Petroleos de Venezuela. Нефтяные прибыли стали направляться на строительство больниц и школ, борьбу с безграмотностью, проведение аграрной реформы. Завоевав таким образом поддержку малообеспеченного большинства населения, Чавес приступил к национализации предприятий в других отраслях промышленности. В 2000 году он был переизбран в связи с принятием новой конституции страны. А в 2002 году чуть было не лишился власти. Сценарий свержения Уго Чавеса был очень похож на украинский «майдан»: в столицу Венесуэлы Каракас стали организованно свозить «несогласных». Но была и своя изюминка. На фоне митинговых страстей был подготовлен внезапный арест ДЕМОКРАТИЧЕСКИ избранного президента группой изменивших присяге военных. 11 апреля 2002 года Чавес был арестован, но уже 14 апреля вернулся на президентский пост при поддержке лояльных частей армии и многочисленных сторонников. Три дня во главе страны стоял Педро Кармона, который руководил «оранжевой» венесуэльской революцией и никакого права занимать пост главы Венесуэлы не имел. Но за это время США успели признать новое руководство страны. Оплот свободы поспешил оказать поддержку человеку, который сверг насильственным путем законно избранного президента, приветствовав переворот, «благотворный для венесуэльской демократии».[314] Где же их хваленые принципы? Их нет и никогда не было. Эти принципы существуют лишь в двух местах: на бумаге и в головах либералов, но только не в реальности…

Американская марионетка Педро Кармона, этот «великий демократ» Венесуэлы, за три дня своего руководства успел совершить ряд шагов, сделавших честь даже вождю немецких нацистов. Он распустил парламент, приостановил работу генерального прокурора и государственного контролера, а также отменил принятое в годы президентства Чавеса законодательство, перераспределившее часть национального богатства в пользу малоимущих. И все. Десятки тысяч сторонников свергнутого президента устроили «антимайдан» и освободили арестованного Чавеса. Педро Кармона бежал. Куда? Разумеется, в США. Отчего же Уго Чавес так не любит Соединенные Штаты Америки? Почему делает постоянные антиамериканские заявления? Отчего обвинял американские спецслужбы в организации своего свержения и вновь подозревает посла США в подготовке переворота?

Потому что для США свержение Уго Чавеса – одна из приоритетных задач. Оппозиция финансируется и ждет своего часа. Любопытна в этой ситуации и позиция «независимых» мировых СМИ. «Венесуэльский президент Уго Чавес ушел в отставку под военным давлением после массовой демонстрации оппозиции, завершившейся морем крови. Чавес удерживается на армейской базе Фуэрте Тиуна в Каракасе»,[315] – такая надпись сопровождала фотографию, сделанную агентством «Ассошиэйтед Пресс» 13 апреля 2002 года. Через один день, когда Чавес возвратил себе власть (то есть «вышел» из отставки обратно!), то же самое агентство ни одним словом не прокомментировало странную игру венесуэльского президента. Никто из западных СМИ не говорил о военном перевороте, все твердили об «уходе» Чавеса и невозможности его правления после пролития крови демонстрантов…

Прислушайтесь к Чавесу: словно приговоренный к смерти, он имеет удивительную для нынешних политиков возможность свободно говорить правду: «В феврале 2008 года, после объявления независимости Косово, Чавес заявил о том, что не будет признавать суверенитет этой республики, добавив, что подобные шаги направлены на ослабление России, дестабилизируют регион и создают ряд опасных прецедентов. По словам Чавеса, США также спровоцировали беспорядки в Тибете, чтобы испортить имидж КНР накануне Олимпийских игр».[316]

После переворота госсекретарь Кондолиза Райс открыто посоветовала президенту Венесуэлы извлечь урок из последних событий. Но Уго Чавес как умный политик и сам понял, что без сильных союзников ему не удержаться у власти в стране, напичканой нефтью, которая так интересует Соединенные Штаты. Противостояние с американцами автоматически толкает его в сторону Китая и России. Потому что на сегодняшний день на мировой политической карте игроков только трое. Это консолидированный Запад во главе с США, Китай и Россия. Все остальные, пусть не обижаются, не игроки, а участники процесса. Любопытно, что сближение с Пекином и Москвой повышает необходимость для Штатов убрать Чавеса от власти как можно скорее. Это политический замкнутый круг…

Что сближает между собой Венесуэлу и КНР? Нефть. Китай старается гарантировать себе как можно больше надежных источников углеводородов, чтобы обеспечить свою растущую экономику. В условиях, когда большинство нефтедобывающих стран контролирует Запад, это очень важно.

«Венесуэла готова поставлять нефть в Китай в течение „последующих 200 лет". Такое обещание дал президент латиноамериканской страны Уго Чавес на встрече с представителем азиатского государства Си Цзиньпином. Ожидается, что между Каракасом и Пекином будет подписан ряд соглашений. У. Чавес напомнил, что Венесуэла поставляет в КНР 330 тыс. баррелей нефти в день и планирует довести в 2010 году поставки до 1 млн баррелей, передает Associated Press».[317]

Китайско-венесуэльские отношения развиваются с 2001 года. Российско-венесуэльские – примерно с этого же времени. Для России Венесуэла важный союзник также в нефтяной сфере. Только важны не поставки, а скоординированные действия, которые не допустят понижения американцами цены на черное золото. Пока это не дает больших результатов. Так кажется стороннему наблюдателю. Нефть падает. Но кто знает, какой была бы цена на нее, если бы США смогли взять Венесуэлу под свой контроль, свергнув Уго Чавеса?

Венесуэла – ключевой союзник России в ОПЕК. Бойкий и решительный Чавес прямо-таки мобилизует членов организации и противостоит подконтрольному Штатам арабскому лобби этой организации. Свержение Чавеса стало бы серьезным ударом по нашему бюджету, а значит, по доходам значительной части населения России. Этого допустить нельзя. И российское руководство принимает некоторые меры…

Помните осенний марафон российской эскадры, направившейся к берегам Южной Америки проводить военно-морские учения совместно с венесуэльцами? Вы никогда не задумывались над тем, почему именно в это время отправились туда российские боевые корабли?

23 ноября 2008 года в Венесуэле должны были состояться региональные выборы. Пустяки? Нет, не пустяки. А потенциальная первая ступенька к свержению венесуэльского президента.

«Чавес считает, что оппозиция попытается на предстоящих выборах добиться победы в главных штатах и городах, чтобы в последующем отстранить его от власти. „Если они (оппозиция) добьются победы, то в следующем году они попытаются сбросить Чавеса, но я им этого не позволю", – заявил лидер Венесуэлы».[318]

Когда же прибыла наша эскадра?

25 ноября 2008 года. Почему после выборов, а не до? Потому что нельзя давать повод говорить о вмешательстве, но нужно показывать свою решимость предотвратить нежелательное развитие событий. Наша эскадра прибыла в Венесуэлу. Чтобы оказать поддержку своим присутствием венесуэльскому президенту и блокировать в случае необходимости очередную «оранжевую революцию».

Каковы были итоги выборов? Сторонники Чавеса победили в семнадцати провинциях, оппозиция – в пяти. Были ли беспорядки? Нет, их не было. Все обошлось тихо и мирно. Американцы не стали раскачивать ситуацию. Все-таки на будущее задел у них остается: оппозиция победила в столице. Ведь как известно, все революции делаются именно в столицах. Но не в ноябре 2008 года и не в Каракасе. Почему? Может, так вышло случайно или же чего-то не хватило. И может быть, и прибытие российской эскадры все же сыграло свою роль.

Вы знаете досконально, кто находился на борту наших кораблей, что стояло в их трюмах? Кто гулял по улицам в морской форме?

Я – нет. Но факты упрямая вещь. И факты говорят нам, что сразу после выборов президент России прибыл в венесуэльскую столицу. Чтобы поздравить Уго Чавеса? Безусловно. Но гораздо важнее договориться о координации усилий, о том, какими мерами стараться остановить уменьшение цены на нефть. Все предельно просто – падение режима Уго Чавеса неминуемо привело бы к катастрофическому падению стоимости нефти. Пенсия стариков в далеком сибирском селе и зарплата солдат-контрактников из новеньких горных бригад в Дагестане зависит от результатов выборов в Венесуэле. Зависит напрямую! Но в современной политической культуре политики никогда не говорят прямо. И наши, и их. Поэтому официально заявленной целью неожиданного двухмесячного плавания нашей эскадры объявляются военные учения в территориальных водах Венесуэлы. Точной даты прибытия и начала этих учений в СМИ не печаталось – газеты писали «в ноябре». Это значит, что в случае обострения обстановки эскадра могла и поспешить…

Какова была реакция США? Запретить плыть российской эскадре невозможно. Остается только создавать нужный информационный фон, высмеивать Россию, высмеивать ее флот. Ирония в данном случае, – последнее прибежище. От бессилия – это надо правильно понимать…

«На сообщения о будущих совместных учениях ВМФ России и венесуэльских сил у берегов США в Вашингтоне ответили с иронией, усомнившись в возможностях военно-морского флота РФ. „Найдется не много кораблей, которые смогут преодолеть столь далекое расстояние", – заявил официальный представитель американского Госдепартамента Шон Маккормак, передает РБК».[319]

Вслед за хозяевами и наши доморощенные либералы начинают смеяться над плаванием. Это их мнение, и они могут его свободно высказывать? Безусловно. Но вы, уважаемые читатели, должны понимать, что это не мнение – это работа).

«Вчера в рамках празднования 60-летия принятия международной декларации прав человека госсекретарь США Кондолиза Райс вручила премию госдепа „Защитник свободы" российской журналистке Юлии Латыниной. Премия „Защитник свободы" ежегодно присуждается иностранному журналисту или некоммерческой организации (НКО), которые проявили отвагу и стали лидерами в борьбе за права человека».[320]

Премию дали в декабре 2008 года. За что?

«Юлия Латынина – это независимый журналист, писатель и радиоведущая из России, – представила Юлию Кондолиза Райс. – В своих расследованиях и жестких комментариях Юлия вскрывала случаи коррупции и злоупотребления властью правительственными чиновниками, а также вопиющие нарушения прав человека, как со стороны властей, так и со стороны частных лиц, в основном на Северном Кавказе. Проявляя большое мужество, она открыто защищала попавших в беду коллег-журналистов во времена усиливающейся самоцензуры или принудительного молчания».[321]

Если «независимая» журналистка получает награду и деньги из рук высших руководителей США, так ли независима она на самом деле? В подобном случае это всего лишь хорошо оплачиваемая работа. И как на всякой приличной службе, за качественное выполнение этой работы полагаются премии.

Представьте, что во время футбольного чемпионата России клуб ЦСКА выплатил премию имени своего клуба известному футбольному судье. За честность, за мужество, за справедливость заплатил ему ЦСКА. Клуб считает, что именно этот судья самый достойный в российской лиге. Строго борется с грязной игрой, спуску нарушителям не дает. Имеет клуб право так считать? Имеет. А через неделю, конечно, совершенно независимо от полученной премии, именно этот арбитр дал два пенальти в ворота «Спартака» и «Зенита», обеспечив тем самым победу ЦСКА в двух матчах кряду. Как вы думаете, выплати футбольный клуб деньги судье, что получится? Возьми судья эту премию, что выйдет? Судью с соревнований точно снимут. Причем навсегда. А наши либеральные журналисты с ног до головы в премиях, грантах, стажировках и лекциях. Но все сплошь независимые и неангажированные. Вы еще удивлены, что во время войны в Южной Осетии Юлия Латынина называла в радиоэфире российских солдат «вражескими войсками»?

В случае же с походом российской эскадры задание у либералов было другое. И она и ее коллеги покатывались со смеху говоря о походе российской эскадры. Ржавые корабли. Поиграть мускулами под носом США в Латинской Америке. Смешная попытка угрозы Соединенным Штатам. Примерно в таком ключе давались все едкие комментарии по поводу плавания нашей эскадры. На самом деле никто никакими мускулами играть не собирался. Не было никакого желания давить на США, в которых 4 ноября 2008 года были президентские выборы. Россия отстаивала свой простой и понятный интерес. Российская власть боролась за то, чтобы стоимость наших природных ресурсов не опускалась владельцами Федеральной резервной «печатной машинки» «ниже плинтуса». Это только в рассказах либералов мир прекрасен и удивителен, в нем есть Империя Добра, которая, любя, по-отечески перевоспитывает бомбами и кока-колой неразумных тоталитарных деток по всему земному шару. Лишь в их сладких речах не за горами золотой век человечества с повсеместной победой демократии. Надеюсь, что вы, уважаемый читатель, теперь отчетливо понимаете, что все это сознательная и наглая ложь. Идет жесточайшая подковерная борьба. Борьба за ресурсы, дающие ключ к власти над миром. И отнюдь не Россия стремится поглотить всю остальную часть суши и повсеместно установить свою гегемонию. Мы защищаемся. Россия борется за свой суверенитет, за свою целостность, за свою территорию, за свои природные богатства. За свое будущее. Специфика этой схватки в том, что она идет по всему земному шару, поэтому даже защищаться надо не только на территории своей страны. Большинство эпизодов этой тайной схватки никогда не станет достоянием общественности и ляжет на полки архивов под грифом «совершенно секретно». И борьба не прекращается ни на минуту, и даже выборы в США ее не останавливают.

«Президент Венесуэлы Уго Чавес прибыл в Москву. В ходе официального визита состоятся встречи с президентом России Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным, сообщает ИТАР-ТАСС».[322]

Это июль 2008 года. Сначала визит до выборов и своих и американских, обсуждение и договоренности.

«Прошло чуть больше двух месяцев со встречи в Москве Дмитрия Медведева с президентом Венесуэлы Уго Чавесом, как последний вчера снова нанес визит в Россию».[323]

Это уже сентябрь 2008 года. Еще один визит. Начинается кризис. Американцы начали обрушение цены на нефть. До выборов два месяца.

«Президент Медведев прилетел в столицу Венесуэлы Каракас. Здесь его поджидал команданте президент Уго Чавес».[324]

Это уже 27 ноября 2008 года. Поздравления с победой на выборах и обсуждение дальнейших действий. Понимая логику борьбы, вы сможете предсказать будущие события.

В чем заинтересована Россия?

В стабильности в Венесуэле. В том, чтобы у власти оставался Уго Чавес, с которым американской «печатной машинке» не договориться, который ненавидит ее всем сердцем.

Как можно отстранить Чавеса от власти? Военным переворотом?

Этот вариант не прошел. Но может получиться еще раз. Однако это сложный путь. Есть способы и попроще. Его можно не переизбрать на новый президентский срок. Дело в том, что в Венесуэле, как и в России, в Конституции заложено ограничение количества президентских сроков, которые может занимать один человек. Надо не дать Чавесу изменить этот пункт, и тогда он либо уйдет сам, либо нарушит Конституцию, и это послужит отличный повод для очередного переворота.

Идет борьба за будущее Венесуэлы. За что борются США и Россия? За Чавеса или против Чавеса? Нет, за контроль над нефтью, за цены на нее. Так уж сложилось, что России надо, чтобы «друг Уго» был на своем посту как можно дольше, а нашим американским «партнерам» – наоборот. Китай в «венесуэльском» матче играет на нашей стороне.

Вот хроника поединка.

1998 год – избрание Чавеса президентом. Один ноль.

2000 год – переизбрание его на этот пост. Два ноль.

2002 год – свержение и арест Чавеса. Два один.

2002 год – его возвращение к власти через три дня. Три один.

Конец первого периода.

2004 год – противники президента добились проведения референдума о доверии руководству страны. Но большинство венесуэльцев (более 59 %) поддержали президента, и его власть лишь укрепилась. Четыре один.

2004 год – на референдуме сторонники смещения Чавеса получили около 40 % голосов. Это дает им надежду. Четыре два.

2006 год – Чавес второй раз был выбран на пост главы Венесуэлы (до 2012 года). Пять два.

2 декабря 2007 года – граждане Венесуэлы не поддержали законопроект, позволяющий президенту Венесуэлы переизбираться неограниченное число раз. Поправки к Конституции не прошли.[325] Пять три.

Ноябрь 2008 – победа Чавеса на местных выборах. Шесть три.[326]

И наконец, последняя на момент написания этой книги информация.

Февраль 2009 года – Уго Чавес победил на референдуме об отмене ограничений на переизбрание президента. Теперь в 2012 году он сможет вновь выдвинуть свою кандидатуру на выборах 2012 года на новый шестилетний период. Семь три.

Второй период закончен. И сразу начинается третий. Он будет проходить на ваших глазах…

Бросим еще один взгляд на таблицу, с которой начинали эту главу. На девятом месте по размерам нефтяных запасов Ливия, на десятом – Нигерия. Обе страны весьма специфические. Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия[327] – пример не просто демократического, а сверхдемократического государства. Демократии здесь хоть отбавляй. Она здесь победила уже давно, полностью и повсеместно. Народовластие в Ливии и вправду стопроцентное. Государство, правительство и партии официально в стране упразднены. Законодательный орган – Всеобщий народный конгресс. Функции правительства выполняет Высший народный комитет. Но в последнее время и его лидер ливийской революции Муамар Каддафи решил упразднить. Каддафи даже заявил, что теперь каждый ливиец будет наличными получать свою долю от продажи нефти. Правда, не очень большую – чуть больше тысячи долларов на брата…

Ливия, государство многострадальное, до 1912 года входила в состав Османской империи, с 1912-го по 1941-й являлась итальянской колонией. С 1951 года стала независимой страной, управляемой королем. Нефть начала экспортировать в 1961 году. Как водится, деньги почти все оставались за рубежом, так как черное золото добывали «эффективные западные монополии». В 1969 году произошла революция, и к власти и пришел Муамар Каддафи, устроивший наиполнейшую демократию с отменой всех государственных органов. Нефтяных гигантов сразу потеснили – теперь нефтедобыча перешла под управление государственной Ливийской национальной нефтяной компании (Libyan National Oil Company, NOC). Вместе с ручейком нефтедолларов иссякли и симпатии «цивилизованного мира». Каддафи разом взял да и национализировал всю «нефтянку», попав за это в разряд изгоев. Да по сию пору там и находится…

Спросите любого, кто является крупнейшими нефтедобывающими державами. Вспомнят Саудовскую Аравию, Иран и Ирак, не забудут Норвегию и Россию, назовут Венесуэлу и Кувейт. Даже Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты прозвучат, а вот страну, которая занимает седьмое место[328] по добыче черного золота (и 10-е место по запасам), скорее всего, никто не помянет. Это бывшая британская колония Нигерия. Федеративная республика Нигерия. Между прочим, самая многонаселенная страна Африки: в ней живет порядка 115 млн человек. Это мусульмане, христиане, сторонники традиционных верований. Большой ошибкой будет назвать жителей Нигерии «ниггерами». Во-первых, это «не политкорректно», во-вторых в Африке есть страна Нигер, можно легко запутаться….

Этническая картина страны и вправду пестрая. Названия народов, населяющих Нигерию, такие же «нераскрученные», как и их родина. Европейцам по книгам и фильмам известны пигмеи, масаи, бушмены и готтентоты. А тут – ибо (или игбо), йоруба, хауса, эдо, ибибио, тив и т. д. и т. п. Все эти народности и племена живут на земле, в недрах которой, по разным данным, находятся от 25 до 35 млрд баррелей нефти. Нефтедобычей занимается Национальная нефтяная компания Нигерии (Nigerian National Petroleum Company), которая контролируя процесс, создает совместные предприятия с мировыми гигантами. Нигерия крепко сидит на «нефтяной игле»: добыча черного золота дает до 20 % ВВП и обеспечивает до 80 % доходов бюджета. Но куда идет сам бюджет, сказать очень сложно. Дело в том, что есть у Нигерии своя особенность – ею с 1963 года за небольшими перерывами правят военные диктаторы. Из сорокалетнего самостоятельного развития этой страны 30 лет прошли в условиях военных режимов. А каждому порядочному африканскому диктатору нужна пенсия…

Если в целом в Африке жизнь означает вода, то для Нигерии это не вода, а нефть. Течет нигерийское черное золото не на абстрактный «мировой рынок», а во вполне конкретные страны. Это только постороннему наблюдателю кажется, что вся нефть продается в мире совершенно беспорядочно и все покупают ее у всех. На самом деле покупатели и продавцы сильно привязаны друг к другу и редко меняются. Так вот Нигерия является одним из основных поставщиков нефти в Западную Европу и занимает пятое место по поставкам сырой нефти в США.[329] И выполняет поставки, как отрапортовали бы в СССР, раньше срока и с комсомольским задором…

Две страны, две истории. До «демократии» в ее классическом (и несуществующем в природе) западном стандарте одинаково далекие. Какую из двух стран чаще обвиняли во всех смертных грехах? О ком вы слышали больше негатива? Убежден, что о Ливии. Потому что она замешана в темной истории со взрывом самолета над городом Локерби? Но это было очень давно. А в Нигерии очень часто сегодня убивают граждан западных стран. Как в боевиках про сицилийскую мафию. Едет мотоциклист, достает пистолет. Бах-бах – и директор филиала крупной нефтяной монополии убит в своем авто. Еще в Нигерии есть повстанцы, партизаны. Они воруют людей, требуют выкуп. Власти с ними борются. От этого ужас еще мрачнее: «Смертная казнь, внесудебные казни, расстрелы полицейскими без суда и следствия, убитые политики в преддверии выборов, насилие над женщинами, убитые правозащитники и застреленные редакторы газет».[330]

А в Ливии все тихо и спокойно. Руководителей нефтяных компаний Запада там не отстреливают – потому что их там почти нет. Но Ливия, если почитать западные газеты, страна тоталитарная, диктаторская, а Нигерия такая замечательная.[331] Отчего такая разница в подходе? Оттого, что одну страну США контролируют и именно поэтому там убивают западных нефтяников, а другую они под себя еще не подмяли. Разобраться, кто есть кто, очень легко. Нормальный продавец будет всегда заинтересован в росте цены на его товар. Здравомыслящий продавец не будет заинтересован в падении цены, к которому приведет увеличение предложения. Толковый продавец будет готов сократить предложение, чтобы увеличить цену своего товара. Что же делают Ливия и Нигерия, обе являющиеся членами ОПЕК?

«Лидер ливийской революции Муамар Каддафи не исключает, что Триполи может резко сократить или даже вовсе отказаться от экспорта нефти по тем „невыносимо низким ценам", которые установились на мировом рынке… Каддафи заявил, что Триполи может вообще отказаться продавать нефть по таким низким ценам, которые установились в последнее время, и приостановить ее экспорт».[332]

«Как отмечает газета, страны – члены ОПЕК сейчас разошлись относительно необходимости провести очередное и крупное сокращение объемов добычи. Так, Нигерия заявила, что „не хочет" уменьшать производство нефти, с тем чтобы не лишиться в нынешнее сложное время валютной выручки».[333]

Как и в случае с инвестиционными американскими банками, кризис призван помочь владельцам ФРС подчинить себе не большую часть нефтяных месторождений мира (на сегодня), а все без исключения!

И тогда их гегемония на планете будет полной. То, из чего делают все, черное золото, будет течь только в ту сторону, куда они разрешат. Растущий Китай может быть остановлен в любой момент. Да и вообще, что сможет «вырасти» на нашей планете, какая сверхдержава может на ней появиться, если ее в любой момент можно задушить, перекрыв финансовый поток и нефтяной вентиль?

Именно за создание этой страшной для планеты монополии и идет сегодня борьба.

Но остается у американских банкиров одна проблема. На Земле есть не только нефть, на ней есть и газ. И газ распределен на географической карте совсем не так, как черное золото. Самые большие запасы природного газа расположены в России…

«Шерше ля газ…»

Теперь поговорим о газе. Но начнем издалека, где вроде бы газом и не пахнет… возможно. Но это только так кажется…

13. Про Британскую термальную единицу, колхозный витаминный градус и Джорджа Буша

Я знаю, что лающие собаки не кусаются. Но я не уверен, что это знают собаки.

Максим Литвинов, народный комиссар иностранных дел СССР

Следуй своей дорогой, и пусть люди говорят что угодно.

Данте Алигьери

Помидор – отличный овощ: полезный, вкусный, красивый. Из него можно приготовить множество замечательных блюд, соусов, кетчупов. В мире томатам обеспечен спрос. Растить этот овощ выгодно и почетно. Пока цену на него не начинает контролировать рыночная мафия. Тогда радость успешного труда, выраженная в налившихся соком помидорах, начинает не соответствовать затраченным усилиям. Это обидно. Работал, пахал, как раб на галерах, – а рыночная цена на результат тяжелейшего труда намеренно сбивается шайкой сговорившихся мерзавцев. И управы на них не найти. Органы правопорядка куплены, в газеты не обратишься, власти «томатной проблемы» не замечают. Что делать? Даже создание «организации производителей томатов» не помогает. Далеко не все фермеры – двухметровые детины с каменными лицами и с железной хваткой натруженных рук. Есть помельче да послабее. Рыночная мафия к ним и заходит. И вот уже они, смущенно смотря в пол, на общих собраниях начинают нести явную околесицу про благотворность низких цен на томаты для блага всего человечества. И продают свои помидоры перекупщикам за копейки, сбивая цену и топя всех остальных…

Если вы думаете, что мы говорим о проблеме колхозного рынка в вашем городе, то глубоко заблуждаетесь. Мы – о мировой экономике. Торговля ключевым ресурсом – нефтью – устроена именно так. Цену на ней сегодня определяет вовсе не спрос, а ничем не обеспеченная денежная масса, которая через хитрую систему фьючерсов, громадным половодьем, денежным селем смывает цену на черное золото в нужную сторону. Эта денежная масса сегодня определяет на этой планете все. Но ведь она не сама по себе производится. Ее печатает Федеральная резервная система, которая принадлежит частным «концессионерам». А значит, именно этим добрым дядям мы должны сказать спасибо за нынешний кризис. Как, впрочем, и за все предыдущие, и за все последующие…

Так хорошо окопались перекупщики томатов, что никому из производителей спуску не дают. Свою мощь демонстрируют публично, прямо как в цирке. На ваших глазах, уважаемые зрители, эта высокая цена на нефть исчезнет. И появится новая – низкая. Но вспомним даты, когда же цена на нефть начала стремительное падение?

«Нефть марки WTI преодолела психологический барьер в $120, поднявшись до $120,58 за баррель».[334]

Это сообщение датировано 8 августа 2008 года. В эту ночь началась война в Осетии. На момент ее старта никакого катаклизма на нефтяном рынке не наблюдалось. С максимума в $147 15 июля 2008 года цена в начале августа опустилась всего лишь до $120. Впервые поднялась до такого уровня 6 мая того же года.[335] Колебания – плюс-минус 15 %. Обычная ситуация для рыночной экономики.

Смотрим дальше. Окончание войны в Южной Осетии положил «План Медведева – Саркози», принятый на встрече президентов России и Франции во время переговоров в Москве 12 августа 2008 года. На следующий день «цена нефтяной корзины ОПЕК (OPEC Reference Basket of Crudes) продолжила снижение и упала до $109 за баррель, говорится в сообщении организации».[336]

«Аналисты» нам всегда убедительно рассказывали, что начало военных действий приводит к росту цены на нефть. Нестабильность поставок, непредсказуемость рынка. Но в августе 2008 года все произошло наоборот. Цена на нефть повысилась аккурат накануне военного конфликта, а с момента начала войны стала падать.

«Средняя мировая цена на нефть марки Urals, основного экспортного сорта России, в 2008 году составила $94,4 за баррель, несмотря на начавшееся в августе снижение мировых цен на нефть, заявил РИА „Новости" замначальника отдела таможенных платежей Минфина РФ Александр Сакович».[337]

А дальше…

26 августа 2008 года Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. И вот, словно раздался выстрел из стартового пистолета. Только забег начался в обратном направлении. Есть еще одно любимое словечко в арсенале «аналистов» – «тренд». По-русски это значит направление движения, или просто направление. Казалось бы, трендов может быть всего два: рост или падение. На самом деле есть и третий: туда-сюда, вверх-вниз, небольшой рост, потом небольшое падение. Для такого явления также есть свое заумное словечко – «волатильность». Высокая волатильность – это значит цены на нефть или курсы валют шатаются, как пьяные, в разные стороны. И в какую сторону стоимость качнется в следующий раз, точно так же как в случае с алкоголиком, угадать невозможно. Но когда цена начинает падать и падать, это и есть устойчивый тренд. Что делают все брокеры и маклеры, если видят, что товар стабильно дешевеет? Начинают его продавать. Цена падает дальше. Значит, для падения цены надо игрокам на бирже «показать тренд». И в августе 2008 года его продемонстрировали…

«Как мы видим, несколько недель назад цена пробила облако[338] и зафиксировалась ниже. Это очень серьезный сигнал, говорящий о том, что произошла смена тренда. На данный момент нефть нашла поддержку на уровне $111–115 за баррель».[339]

Опять мы видим «случайное» совпадение дат. К дате признания независимости Осетии и Абхазии, к 26 августа 2008 года, стало понятно, что нефть спикировала. Значит, покупать ее в надежде на рост не стоит, лучше продавать – ведь она будет стоить еще дешевле. До этого все комментарии в основном говорят, что это временное падение, скоро рост продолжится (покупайте – скоро продадите дороже) и т. д. и т. п. А 26 августа идет четкий сигнал – нефть будет падать. Она должна падать.

«Средняя цена на нефть в сентябре составила $97 за баррель».[340] Нефть покатилась вниз. Вернее говоря, ее подтолкнули туда фьючерсы. А их направила вниз «печатная машинка». Так неужели поведение России спровоцировало падение цены на нефть? И да, и нет. Кризис, как мы уже убедились, был подготовлен и запущен в жизнь в первом квартале 2008 года. Иголку воткнули в накачанный деньгами финансовый шарик. Могли ткнуть аккуратно, медленно вынимая ее наружу, могли и не вынимать, сжигая деньги совсем медленно. Но после того как Россия публично выставила США на всеобщее посмешище, организаторы кризиса воткнули в шарик не только иголку, но и пырнули его ножом. Финансово-кредитный краник закрылся. И моментально начался всеобщий обвал. Поступить иначе в ситуации, когда Российская Федерация принародно отлупила ближайшего союзника Соединенных Штатов и те помогли своим грузинским друзьям лишь добрым словом и гуманитарной помощью, владельцы ФРС не могли. На кону стоял престиж, уважение к США со стороны всего мира, страх перед ними. А значит, речь шла о готовности и дальше безропотно принимать ничем не обеспеченные доллары. Маленькая, казалось бы, незначительная победа русской армии неожиданно поставила вопрос о доверии к единственной сверхдержаве со стороны всего мира. Это был вызов. Ответом владельцев ФРС стал обвальный финансовый кризис.

Если у вас в Кремле хватает наглости давать отпор при $120 за баррель, то что вы скажете при $20?

Тут как тут и наши либералы. Борцы с кровавым режимом, борцы «за вашу и нашу» свободу. «Обвал фондового рынка – за период, истекший с мая, он составил 57 % – обусловлен дисфункциональным характером российского государства и экономики»,[341] – ставит диагноз Г. К. Каспаров. Хорошо обличать темные силы, когда у самого ответственности ноль. Сложнее понять всю картину. Хотя она на самом деле вовсе не так трудна для понимания.

Есть многоквартирный дом. Люди в нем живут разные. Сильно разнится их уровень доходов, менталитет и привычки. Кто-то сделал в своей квартире евроремонт, кто-то спит на полу, предпочитая уюту спиртные напитки. Но есть у всех жильцов общие вещи. Их две – канализация и водопровод. Какой ремонт ни делай, каким «эффективным» менеджером ни будь, а отдельный водопровод с отдельной канализацией в многоквартирном доме никто к себе проложить не сможет. Во-первых, это стоит сумасшедших денег, а во-вторых, дом для этого не приспособлен. Место в нем выделено только для одного водопровода, для двух или трех места нет.

Но кто заведует в доме водоснабжением? Сантехник, разумеется. И вот этот тип взял да и перекрыл воду в доме. И холодную, и горячую. И на кухне, и в ванной. Перестала работать и канализация – воду-то взять неоткуда. В полном расстройстве семья директора завода, живущая в евростандарте, неудобства испытывает и жалкий алкоголик. Всем одинаково плохо. И никто не может решить проблему самостоятельно. Каким бы умным, талантливым и успешным он ни был. Вода не идет одинаково во все трубы, если перекрыт кран, регулирующий ее доступ. Аналогично этому – печатающая все деньги мира частная структура (ФРС) перекрыла кредитный краник. Люди в доме больше не могут ни помыться, ни сделать всего остального. Компании, страны и люди больше не могут получить кредиты. Да вдобавок сантехник не просто отключил воду – он еще и требует вернуть долги ЖЭКу. И пока все не выплатят, воду грозится не подавать.

Каким бы великим демократом или семейным тираном ни был любой жилец данного дома, включить воду, обеспечить ее доставку в свою квартиру он не может. Но вода нужна. Что остается делать? Договариваться с сантехником. Вот к таким договоренностям подталкивают все неугодные режимы. В американской трактовке – это полная сдача своих позиций, передача под контроль США и Запада всех своих ресурсов. Такие «договоренности» мы уже проходили с незабвенным Михал Сергеичем. Он сдал все и вся. Варшавский договор, союзников по всему миру, ушел из Африки накануне победы сил, которые поддерживали СССР десятилетиями (Нельсон Мандела в ЮАР), отдав все в руки Запада. Он разрешил оклеветать нашу историю, разрушил нашу армию и, как апогей всего, развалил вверенную ему богом и народом страну. А какие жертвы на алтарь дела мира во всем мире принес Запад? Что скрепя сердце отдали США, в чем они пошли на уступки? Да ни в чем! Более того, нарушили все договоренности и обещания. В НАТО вступили не только страны Варшавского договора, но и бывшие республики Союза. И конца этому процессу не видно. Ему и не будет конца. Запад не успокоится, пока, образно говоря, в НАТО не вступит независимая и демократическая Рязанская область наряду со свободным Татарстаном и еще более свободным Алтайским краем. Все наши «договоренности» с Западом кроились по одному убогому лекалу: мы отдаем все, а они – ничего. Точно так же капитуляцию Берлинского гарнизона в мае 1945 года можно назвать «договоренностью». Все признаки таковой налицо: огонь прекратили после переговоров, людям жизнь спасли, конфликт закончился и наступил мир. Нюансы, вроде сдачи в плен одной из «договаривающихся» сторон поголовно, можно и не упоминать…

Так возможно ли договориться с сантехником? Либералы считают, что да. И обязательно нужно. Точно так же считали американские индейцы. Они наивно думали, что если отдать англосаксам этот холм или эту равнину, то их оставят в покое и позволят спокойно охотиться на бизонов. Получилось договориться? Нет, миллионы индейцев погибли. Большинства племен больше не существует. «По данным США, на время прихода европейцев на землях 48 штатов проживало 12 млн индейцев. К началу XX века чистокровных индейцев осталось 250 тысяч. 70 % индейцев – беженцы в собственной стране, согнаны со своей земли. США провели геноцид, не сравнимый ни с чем: они истребили 99,6 % индейцев».[342]

Все уцелевшие индейцы в США живут в резервациях. Знаете ли, что это такое? Отнюдь не область обитания команчей или сиу. Это не автономная национальная область, как это сделано в России. Разница колоссальная: у нас никто эвенков и чукчей не трогал и не обижал. Скальпов с них никто не снимал. Одеял, зараженных оспой, никогда им не продавал.[343] Где они жили, там и живут по сей день. И именно в областях их проживания были организованы национальные автономии. В США же индейцев насильно переселяли в специально отведенные им места! Это практически полная аналогия с высылкой чеченцев и крымских татар Сталиным после войны. Только у нас выслали некоторые народы, а у них – всех «не белых» и «не черных». У нас они давно вернулись домой, и происшедшее по праву считается трагедией и преступлением, а в США это ежедневная реальность. Извиняться никто не собирается. На территории резерваций даже законы другие. Например, там можно открывать игорные заведения, а на территории США – нельзя. Поэтому казино делают на кораблях и в индейских резервациях. Знаменитый Лас-Вегас именно там, в резервации…

Всю правду не говорит никто. Она всегда пахнет не очень приятно. В России XX век стал страшным испытанием для страны и ее народа. Но поскольку часть правды, искусно приправленную огромными сознательными дозами лжи, стали говорить только о нашей стране, то у всех окружающих и у нас самих сложилось впечатление убогости и «неправильности» России. Наши партнеры по потенциальным переговорам не рассказывают своему населению правды о финансовом устройстве мира. Они «забывают» не менее пикантные моменты своей истории. И со стороны все выглядит белым и пушистым. Только случайно, из газетных публикаций можно узнать шокирующие вещи. Например, в Австралии, где главой страны, как мы помним, является английская королева, до 1967 (!) года аборигены не имели гражданских прав. Ими занималось министерство «флоры и фауны», именно по этому ведомству они проходили. А с 1915 по 1969 (!) год детей аборигенов в массовом порядке забирали из семей – для «ускоренной ассимиляции». Их направляли в приемные семьи или приюты.[344] Для тысяч людей это стало личной трагедией.

Представьте себе – вы живете в тихой, мирной Австралии. Кругом демократия. Солнышко светит, океан плещется. А к вам домой приходят и отбирают ваших детей! Просто потому, что вы абориген. Потому, что вы – «флора и фауна». Потому, что сотни поколений ваших предков жили на этой земле, пока туда не пришли англосаксы и не стали ссылать в Австралию своих каторжников. И забирают ваших детей по закону! Жаловаться некуда и некому. Точно так же поступали нацисты в оккупированной Польше. Они отслеживали «расово чистых» детей и забирали их у родителей для насильственного онемечивания. В итоге подонков повесили в Нюрнберге. Что с другими преступниками? Ничего. Премьер-министр Австралии Кевин Радд… извинился. И все. Вопрос закрыт. Даже в денежных компенсациях аборигенам отказали.[345]

А теперь вернемся к нашей томатной истории. Обидно, горько видеть производителям томатов, что плоды их труда продаются за бесценок. И противостоять давлению рыночной мафии пока получается лишь иногда. Удается лишь отбивать атаки и отражать попытки подчинить себе очередного томатного производителя. Но ведь палитра овощей не исчерпывается томатом. Не помидором единым жив человек. Жив он еще и огурцом. И вот приходит такой «огуречный» фермер на рынок. Хочет продать урожай. А там, на рынке, все те же лихие ребята. И разговор похожий. Цена, говорят, на твои огурцы будет привязана к цене на помидоры. Но ведь всем известно, что цену на помидоры контролирует рыночная мафия, что сбивает ее, когда захочет. Будь вы фермером, выращивай вы огурцы, согласились бы вы с тем, что цена на вашу продукцию будет привязана к чему-то, что от вас совершенно не зависит?

К чему мы использовали все эти продовольственные аллегории? К тому, что на мировом рынке энергоресурсов все именно так и обстоит. Контрольный пакет нефтяных месторождений принадлежит Соединенным Штатам Америки. Благодаря этому они могут произвольно поднимать или обрушать цену на черное золото. Благо и контрольный пакет на мировые финансы тоже находится в их руках. Но на рынке природного газа все обстоит по-другому. 56,4 % мировых запасов газа находится в России, Иране и Катаре.[346] Самые большие у нас, на втором месте Иран. Думаете, цену на газ Штатам уронить невозможно? Вы их недооцениваете. Не имея возможности контролировать газовые запасы мира, они:

♦ во-первых, пытаются это сделать. Отсюда постоянные попытки влезть в Иран. Вовсе не заботой о безопасности человечества из-за ядерной программы Тегерана вызвано неуемное стремление США нанести удар по Ирану;

♦ во-вторых, они построили такую «рыночную» систему, которая позволяет контролировать цену на газ, не прикасаясь к месторождениям.

Что это значит?

Вы когда-нибудь слышали о британской термальной единице? Если вы не газовик, вероятнее всего, нет. А зря, потому что это очень интересная единица. Она-то и позволяет контролировать цену на газ, не имея «контрольного пакета» самих месторождений газа…

Но сначала еще раз вернемся на рынок. Только не на мировой, а на колхозный. Вы пришли туда купить пару килограммов огурцов и помидоров. Задаете продавцу самый обычный в таком случае вопрос: сколько стоит? А в ответ слышите нечто любопытное.

– Сколько стоит килограмм? – говорит торговец. – Не знаю, сколько он стоит. Нужно пересчитать формулу.

– Какую формулу? – интересуетесь вы.

– Формулу расчета цены килограмма огурцов. У нас на рынке, – уточняет торговец, – для этого используется «колхозный витаминный градус».

– Что используется? – не понимаете вы. – Какой колхозный градус? Я не градусник хочу купить, а овощи!

– Так я тебе, дорогой, и говорю, чтобы узнать цену килограмма огурцов, надо формулу пересчитать. Через колхозный витаминный градус. Этот градус значит, сколько витаминов останется в одном миллиграмме овощей, если его сварить в одном миллилитре воды.

Тут уж вы начинаете терять терпение.

– Хватит издеваться, – ваши нервы понемногу сдают. – Сколько стоит килограмм огурцов, скажите, а не пудрите мне мозги своими витаминными градусами.

Тут уж начинает сокрушаться продавец.

– Зачем, дорогой, обижаешься? Все у нас честно. Все у нас по науке. Теперь никто огурцы просто так не продает. Все считают только через колхозный витаминный градус.

– Ладно, – сдаетесь вы, – считайте через свой градус, только мне в килограммах скажите, а то ничего не понятно. И побыстрее считайте.

– Сейчас сделаем, – отвечает торговец. Достает калькулятор и начинает считать: – Дело это не быстрое, однако. Но все скажу честно, как считаем. Что плюсуем, что умножаем. А считаем так: берем цену железнодорожного билета Краснодар – Москва, умножаем на поправочный коэффициент 0,79, к этому плюсуем курс украинской гривны к иранскому динару, взятый в первый четверг девять месяцев назад, и все это делим на цену помидоров на нью-йоркской бирже вчера вечером. Итого один миллион колхозных витаминных градусов будет равен…

Что бы вы сказали, если бы вместо четкой цены за килограмм рыночный торговец стал бы проделывать подобные вычисления?

Те же, кто торгует природным газом, с калькулятором и листком бумаги просто не имеют права расставаться. Иначе цену на свой товар они не смогут рассчитать. Дело в том, что цена на природный газ… привязана к цене на нефть. В итоге это означает, что Россия, обладающая самыми большими запасами газа в мире, не может сама определять цены на свой товар. Это очень забавно: цену на нефть Россия не может самостоятельно определять потому, что есть рынок нефти, есть фьючерсы на нее, есть масса поставщиков и огромное количество потребителей. Значит, есть ценовые ориентиры, на которые – хочешь не хочешь, а приходится ориентироваться. И цену на газ Россия тоже не может определить самостоятельно, потому что… мировой рынок газа еще не до конца сформировался и он не имеет собственных отдельных ценовых ориентиров. В итоге цену на наш газ определяет пресловутый «рынок» нефти, который контролируется американцами.

Вот теперь и поговорим о британской термальной единице. Что это за зверь? Поскольку цена на газ привязана к цене на нефть, то их надо между собой сопоставить. И тут возникает проблема: природный газ – это газ, а нефть – это жидкость. Как их сравнивать? Первое, что необходимо сделать, – перевести цены на нефть и газ в одинаковые (сопоставимые) единицы измерения. В мировой практике для этого и используется британская термальная единица (British thermal units; сокращенно б. т. е.). Британская термальная единица – это количество тепла, необходимое для того, чтобы нагреть 1 фунт воды на 1 градус по Фаренгейту (1 б. т. е. = 252 кал = 1,055 Дж). Один баррель нефти содержит 5,825 млн б. т. е., один кубический метр газа содержит 36,6785 б. т. е.[347]

Вы уже почувствовали легкое веяние высшей математики при попытке выяснить элементарный вопрос? Вам надо узнать стоимость своего природного газа – нет ничего проще. Нагрейте 1 фунт воды на 1 градус по Фаренгейту! Это не шутка, это не издевательство. Именно так устроена современная продажа газа, именно так вычисляется его стоимость. Никогда о британской термальной единице не слышали? Политики и экономисты просто берегут вашу психику и сразу говорят вам о цене за кубометр газа в американских долларах. Расскажи они вам всю формулу вычисления, так вы с большой долей вероятности сойдете с ума.

Как же все-таки определяется цена на газ? Вы обращали внимание, что стоимость кубометра, по которой мы его продаем, скачет, как температура у больного? У вас не было ощущения, что так сильно меняющаяся буквально за дни, а то и за часы цена на самом деле «высосана из пальца»? Значит, вы – нормальный человек.

Дело в том, что не существует никакой единой и общепринятой методики или формулы, по которой высчитывается цена на природный газ!

Подобных формул – пруд пруди!

Справедливости ради заметим, что в британских термальных единицах котируется цена газа (USD на миллион б. т. е.) на англоамериканских рынках. Там чаще всего используются «две простые формулы» для определения цены газа. Обе – исходя из цены нефти за баррель. Так как баррель нефти содержит 5,825 млн б. т. е., то верхней границей цены одного миллиона б. т. е. газа считается 1/6 стоимости цены барреля нефти. Вы еще не запутались? Нить не потеряли? Тогда добавим, что при таком расчете данная формула, как правило, завышает цену газа. В качестве нижней границы используется 1/10 цены барреля нефти. Таким образом, большей частью цена газа колеблется в коридоре между 1/10 и 1/6 от цены барреля нефти.[348] За один миллион британских термальных единиц! Обратите внимание, что цена, рассчитанная «на строгой научной основе», может различаться почти на 50 %, ведь именно такова разница между 1/10 и 1/6.

Если так продают природный газ, почему бы таким же образом не продавать огурцы и помидоры? Почему бы не ввести в оборот колхозный витаминный градус?

Понемного чувствуешь отупение, а ведь мы познакомились пока только с одной формулой расчета. В последнее время она стала весьма популярной. Ее еще иначе называют формулой «топливного паритета» (burner tip parity). В основе данной формулы лежит «топливная конкуренция» между газом и отопительным мазутом. Согласно этой формуле, цена миллиона б. т. е. газа = –0,5 + 0,1511 × цена барреля нефти.

Жуть. Ничего не понятно. Почему так, почему не иначе? Чье воспаленное воображение нарисовало такую схему продажи газа? Почему его нельзя просто продавать, как весь остальной товар на земле, по стоимости за единицу товара, а не за абстрактные британские термальные единицы? А как тогда контролировать мировые энергетические ресурсы тем, кто стремится подмять этот мир под себя?

Вдумайтесь: рыночная цена – по формуле! Это такой же бред, как казино с гарантией выигрыша. Казино строятся, чтобы игроки в них проигрывали (или выигрывали) свои деньги, а свободный рынок, как нас учили, существует, чтобы определять цену на товар исходя из баланса спроса и предложения. Но никакой спрос и никакое предложение на рынке газа почему-то не работают.

«Надо отметить, что в мировой практике точная формула цены большинства контрактов на поставку газа является коммерческой тайной».[349] Что это значит? Это значит, что под каждый контракт формула пишется специально! То есть под каждый контракт цена будет тоже особенная. Это значит, что никакого рыночного механизма в продаже природного газа не существует. Каждый раз идет политический торг, политики определяют стоимость газа, а потом газовики рисуют под уже решенную цифру красивую формулу. Это все равно как если бы теоремы в математике писались с конца. Сначала результат, а потом расчет под него. Сначала «четыре», а уж потом «дважды два». Изменилась цена, стало «три», а не «четыре»? Меняем формулу – теперь будет «трижды один»…

Неслучайно мы начали разбор бредовых формул именно с рынка Северной Америки, чтобы ни у кого не было соблазна, как обычно, обвинить в «мути», окутавшей мировой рынок газа, Россию. Это идея не наша. И термальная единица – не российская, а британская!

Не будем изучать все имеющиеся формулы, побережем нервы. Уж простит меня читатель за то, что я приведу еще один вариант. На каждой формуле можно смело защищать диссертацию.

«Более точная цена газа может быть получена при помощи регрессионного анализа с учетом сезонных факторов… Согласно регрессионному анализу, цена российского газа может быть выражена формулой: цена 1 млн б. т. е. газа = 1,5762 + 0,1009 х цена барреля нефти. Согласно данной формуле, цена газа зависит только от цены нефти в текущий период. Однако при использовании такой формулы цена будет колебаться вместе с колебаниями цены нефти. Традиционно цена газа рассчитывается с лагом в 9 месяцев, что замедляет изменения в цене на газ по сравнению с изменениями в цене на нефть. Для получения аналогичной формулы в регрессионное уравнение включается как текущая цена нефти, так и цена нефти с лагом в 9 месяцев. Данный подход дает более консервативную формулу для цены газа: в момент роста или снижения цены нефти цена газа изменяется медленнее, чем цена нефти. Модифицированная формула цены газа имеет следующий вид: цена 1 млн б. т. е. газа = 0,714 + 0,046 х цена барреля нефти + 0,0975 х цена барреля нефти 9 месяцев назад».[350]

Давайте честно скажем, что под любую заданную цену мы всегда сможем подобрать симпатичную убедительную формулу…

Так что же надо делать России, чтобы получать максимальную выгоду от торговли своим природным газом? Прежде чем ответить на этот вопрос, вспомним, что же такое этот газ собой представляет и где его используют. Природные газы – газы, заполняющие поры и пустоты горных пород. Встречаются в земной коре в свободном состоянии, образуя при определенных условиях крупные газовые скопления, и в виде растворов в подземных водах. Главные составные части природного газа – метан, этан, пропан и бутан (в порядке уменьшения их содержания). Для тех, кто плохо знаком с химией, скажем, что из этого газа можно получать массу полезных вещей. Ведь по сути газ – это газообразная смесь углеводородов, проще говоря, «газообразная нефть»! Поэтому природный газ можно и нужно использовать не только как недорогое топливо, но и как сырье для химической промышленности. Но если сжигать природный газ стали еще в середине XIX века в Дагестане, то как сырье он стал использоваться примерно на столетие позже. Углеводороды, входящие в состав природных газов, являются сырьем для создания формальдегида, метилового спирта, ацетальдегида, ацетона, уксусной кислоты и других органических соединений. Путем конверсии кислородом либо водяным паром из метана, являющегося основным компонентом природных газов, образовывают синтез-газ (СО+Н2), широко используемый в химической промышленности для получения аммиака, спиртов и прочих органических продуктов. Путем пиролиза и дегидрогенизации метана получают водород, используемый в основном при синтезе аммиака, а также ацетилен, сажу. Природные газы применяют и для производства углеводородов олефиновой группы, главным образом этилена и пропилена, которые в свою очередь выступают сырьем для последующего органического синтеза. Из них получают различные пластические массы, синтетические каучуки, искусственные волокна и другие продукты. На сегодняшний день промышленность потребляет около 44 %, а производство электроэнергии порядка 31 % объема природного газа. Остальное приходится на коммунально-бытовой сектор и транспорт.

Британская термальная единица и жесткая привязка к стоимости барреля нефти стоят на страже интересов Запада, преграждая путь России к выгодной торговле своими ресурсами. Нет, конечно, и сегодня экспорт газа не является убыточным, но деньги, которые можно за него получать, и те, которые мы получаем, отличаются в разы.

Что же делать?

Отделить продажу газа от продажи нефти. Отвязать цену на газ от цены на нефть. Пусть цена на нефть, увлекаемая вниз фьючерсами, падает – цена на газ не должна падать. А для этого необходимо объединить усилия продавцов газа. Благо здесь никакая Саудовская Аравия нам помешать не может. Мы по запасам первые, второй – Иран, который с радостью поддержит наше движение и сделает все, чтобы насолить ненавидимым им Соединенным Штатам Америки. Дело сдвинулось с мертвой точки в 2006–2007 годах: «Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи предложил России создать „газовый ОПЕК"».[351]

Понимая всю игру, несложно предсказать реакцию «печатной машинки», у которой из-под носа могут увести контроль над ценообразованием альтернативного нефти топлива. «США и Евросоюз считают, что создание „газовой ОПЕК" поставит под угрозу энергетическую безопасность всего мира и позволит манипулировать ценами».[352]

«Еврокомиссия выступила против идеи создания картеля производителей газа по модели ОПЕК, после того как крупнейшие производители газа – Россия, Иран и Катар – сообщили об укреплении сотрудничества. „Комиссия в принципе против картелей для торговли продукцией, и углеводороды здесь не исключение. Мы считаем, что лучшие условия для продажи таких продуктов, как газ, – это свободный и прозрачный рынок"».[353]

Но в 2008 году газовая ОПЕК стала реальностью. Кризис, мешающий всему, в этом случае, наоборот, подвиг всех к более решительным действиям. Ведь угроза удушения Ирана и России низкими ценами на нефть автоматически вела их к желанию более дорого продавать свой газ. А в нынешнем королевстве британской термальной единицы цена на газ должна упасть к середине 2009 года, догоняя рухнувшую цену на нефть.

«21 октября министр нефти Ирана Голямхоссейн Нозари сообщил, что Россия, Иран и Катар согласовали условия создания „газовой ОПЕК". „В ходе встречи мы приняли важные решения. Существует потребность в создании «газовой ОПЕК», и теперь достигнуто соглашение о ее создании" – сообщил Г. Нозари после трехсторонних переговоров, в которых также участвовали министр нефти Катара и глава Газпрома Алексей Миллер».[354]

США не могли оставить это без внимания. И сроки, и логика противостояния относили ответные шаги Вашингтона на долю Барака Обамы. Однако и Джордж Буш вовсю старался. Как мог…

Джордж Буш был президентом США целых восемь лет. За эти годы он сделал много. Именно в его правление государственный долг США достиг космических величин. Борьба с СССР точно так же высасывала силы из Соединенных Штатов, как борьба с США опустошала казну Союза. Уже при Рональде Рейгане государственный долг Штатов вырос с $700 млрд до $2 трлн в 1990 году.[355] Это наглядно показывает нам, что американцы испытывали те же трудности, что и политбюро ЦК КПСС. Только результатом нехватки средств в социалистической экономике становился дефицит продуктов и товаров, а американцы запускали на полную мощность свой «печатный станок». Можно долго рассуждать на тему, что произошло бы в мире, если бы в 1985 году КПСС возглавил бы не молодой и энергичный Михаил Горбачев, а менее молодой и менее энергичный Григорий Романов, но цифры – вещь весьма упрямая. А они показывают нам, что два обстоятельства помогли США выйти из кризиса: «печатный станок» и падение Советского Союза. Причем второе помогло в итоге прикрыть первое. Сразу после крушения СССР американская экономика обрела буквально второе дыхание. Эта истина запечатлелась во всех статистических данных, проглядывает сквозь цифры всех отчетов и мемуаров. «К концу 1993 года реальный ВВП не только вырос на 8,5 % по сравнению с кризисным 1991 годом, но и демонстрировал годовой темп роста на уровне 5,5 %».[356]

США продолжали жить не по средствам даже после победы над своим геополитическим соперником. Просто темпы роста государственной задолженности несколько снизились. При пришедшем на смену Рейгану «папе»-Буше в 1993 году США были должны всему миру уже $3 трлн.[357] Но, как известно, победителей не судят. Есть и еще одна известная римская мудрость – горе побежденным…

Так вот именно Буш-«сын» довел долги США до цифры в $10,5 трлн. Эта цифра пугает владельцев «печатной машинки» не только своей величиной. Она страшна и своим сравнением. Всего лишь чуть более 10 лет назад, в 1997 году, ВВП США составлял практически такую же величину – $10 трлн. Это значит, что Соединенные Штаты сегодня должны всему миру цифру сопоставимую с производимым всем их государством продуктом. Сегодня ВВП США больше 10 трлн, но этот рост обеспечен не новыми прорывными технологиями, а простым ростом цен. Именно инфляция украшает статистические отсчеты Соединенных Штатов, позволяя обывателю дышать чуть спокойнее. Но владельцы ФРС публикуют их не для собственного успокоения, а для введения в заблуждение всех остальных. Сами они прекрасно представляют себе истинную картину, и кризис – это и есть их решительный ответ и попытка изменить неблагоприятные обстоятельства.

Джордж Буш ушел. Его винят сегодня во многих грехах. Ему ставят в вину многочисленные ошибки. Он проглядел 11 сентября 2001 года, ввел войска в Ирак, влез в Афганистан. При его согласии начались беззакония в Гуантанамо, а недальновидная политика Федеральной резервной системы во главе с Аланом Гринспеном создала все предпосылки для финансового коллапса. Но давайте будем справедливы. За восемь лет его правления США стали не сильнее, а слабее. И это его большая заслуга. Только не перед американским политическим истеблишментом. Именно во время его руководства наша страна смогла остановиться у края пропасти, где маячил дальнейший распад и безграничный хаос на просторах от Владивостока до Калининграда. Мы смогли остановиться. Мы отошли от опасной черты. За это надо сказать спасибо не только руководителям России, но и… Джорджу Бушу. В сущности, он неплохой парень. Симпатичный дядька. Вы его видели?

Он ушел от нас, ушел навсегда. Его крылатые выражения больше не будут сопровождать важные международные события. Он больше не будет украшать собой телеэфир и придавать смешной оттенок грустным и даже трагическим происшествиям. Он ушел, унося в качестве главной награды не премию мира или «Оскара», а пыльный ботинок сорок второго размера. И это очень символично. Потому, читая слова президента Соединенных Штатов Америки Джорджа Буша, нельзя не усомниться в здравости его ума и законченности его образования. Такого богатое наследство крылатых глупостей и случайных афоризмов до сих пор не оставлял ни один политик в человеческой истории. И именно благодаря этому место в ее анналах Джорджу Бушу гарантировано.

Разве Джордж Буш сам принял все эти решения, которые ему теперь ставят в вину?

Разве мог человек, который так говорит, сам руководить страной?

Эта книга получается грустной. А для успешного движения вперед нам нужно хорошее настроение. Пусть Джордж Буш поможет нам еще один раз. Давайте немного посмеемся. Перед последней главой, в которой нам уже будет не до смеха…

Говорит Джордж Буш

– Откровенно говоря, преподаватели – это единственная профессия, представители которой преподают нашим детям. (18.09.1995).

– Полагаю, что мы стоим на пути к еще большей свободе и демократии, с которого невозможно свернуть. Но все может измениться. (22.05.1998)

– Я уверен, что люди и рыбы могут вести мирное сосуществование. (Сагино, 29.09.2000)

– Природный газ – полусферический. Мне нравится говорить о том, что он полусферичен в природе, потому как это то, что мы можем встретить по соседству. (Остин, 20.12.2000)

– Стоило бы спросить того, кто мне задал вопрос. У меня не было возможности спросить того, кто мне задал вопрос. А о каком вопросе идет речь? (Остин, Техас, 08.01.2001)

– Я намерен сохранить исполнительную власть не только за собой, но и за моими предшественниками. (Вашингтон, 29.01.2001)

– Мы готовы вести работу с обеими сторонами, чтобы снизить уровень террора до уровня, приемлемого для обеих сторон. (Вашингтон, 02.10.2001)

– Моя поездка в Азию начинается в Японии по очень важной причине. Она начинается здесь, потому как вот уже на протяжении полутора веков Америка и Япония составляют самый крепкий и самый продолжительный из всех союзов новейшего времени. Из этого союза родилась эра мира в тихоокеанском регионе. (Токио, 18.02.2002)

– У вас тоже есть негры? (Вопрос к президенту Бразилии Фернандо Кардозо, штат Сан-Пауло, 28.04.2002)

– Вы свободны! Свобода прекрасна! Но, знаете, требуется время, чтобы восстановить хаос и порядок – порядок отдельно от хаоса. Но мы это сделаем! (Вашингтон, 13.04.2003)

– Для меня большая честь пожать руку храброму гражданину Ирака, чью руку отрубил Саддам Хусейн. (Вашингтон, 25.04.2004)

– Хочу поблагодарить моего друга, сенатора Билла Фриста, за то, что он сегодня с нами. Он женился на девушке из Техаса, чтобы вы знали. Карин тоже здесь. Она техасская девчонка, как и я сам. (Нэшвилл, штат Теннеси, 27.05. 2004)

– Наши враги обладают технологиями и ресурсами. И мы – тоже. Они не перестают думать о том, чтобы навредить нашей стране и нашему народу. И мы – тоже. (Вашингтон, 05.08.2004)

– Слишком много хороших докторов остаются не у дел. Слишком много хороших акушеров и гинекологов не могут заниматься любовью с женщинами по всей стране. (Поплар-Блафф, штат Миссури, 06.09.2004)

– Кроме того, мы с президентом подтвердили нашу готовность решительно бороться с террором, укоренять наркоторговлю и отдать должное тем, кто портит нашу молодежь. (О беседе с президентом Чили Рикардо Лагосом, Сантьяго, 21.11.2004)

– Я считаю, надо немедленно разрешить телятам перейти нашу границу. (Оттава, 30.11. 2004)

– Когда мы теряем человеческие жертвы, это всегда момент грусти и скорби. (Вашингтон, 21.12.2004)

– Идея о том, что Соединенные Штаты готовятся напасть на Иран, просто смехотворна. К этому могу добавить одно: мы рассматриваем любые возможные варианты. (Брюссель, 22.02.2005)

– Мы с удовольствием будем анализировать и работать с законодательством, которое надеется успокоить мысли свободной прессы о том, что вам не отказывают в информации, которую вам не следует видеть. (Вашингтон, 14.04. 2005)

– В интересах нашей страны отыскать тех, кто готов причинить нам зло, и послать их куда подальше. (Вашингтон, 28.04.2005)

– Я думаю, молодым рабочим – прежде всего молодым рабочим, были обещаны пособия правительства – обещания были обещаны. А пособия мы не можем выплачивать. Такие вот дела. (Вашингтон, 04.05.2005)

– Я потрачу много времени на программу соцобеспечения. Мне это дело нравится. Мне нравится этим делом заниматься. Думаю, это во мне говорит материнское чувство. (Вашингтон, 14.04.2005)

– Видите ли, теракты не только способствовали ускорению спада, теракты напомнили нам, что мы ведем войну. (Вашингтон, 08.06.2005)

– Я хотел сказать, что этому парню палец в рот не клади, но это, наверно, в переводе будет выглядеть не очень. Ничего, если я скажу, что я вам палец в рот не положу? (Обращаясь к премьер-министру Люксембурга Жан-Клоду Юнкеру, Вашингтон, 08.06.2008)

– Работа у меня такая – думать дальше своего носа. (Вашингтон, 03.08.2005)

Вряд ли Барак Обама порадует нас такими же перлами. Ему не до шуток. Кризис? Нет, кризис закончится тогда, когда это станет необходимым. Газ и нефть – вот настоящая головная боль президента США. Причем газ – на первом месте…

14. Таиланд, Греция, судно «Фаина» и газовый конфликт с Украиной

О, друзья мои! Нет на свете друзей!

Аристотель

Когда смотришь телевизор или читаешь газету, многие события в мире вызывают удивление своей странностью или неожиданностью. У вас такие ощущения были? Очень хочется надеяться, что после прочтения этой главы загадок станет гораздо меньше. Дело в том, что в подавляющем большинстве случаев серьезные социальные или экономические потрясения не являются случайностью. Только в газетах и по телевидению нам не рассказывают истинной подоплеки событий. Имеющий глаза и голову должен догадаться сам…

То, что Россия и Иран неизбежно будут пытаться создать «газовую ОПЕК» и отвязать продажу газа от продажи нефти, было ясно очень давно. Получится у них или нет – это другой вопрос, но попытаться Москва и Тегеран просто обязаны. Чем больше газоносных месторождений по всему миру будут контролировать компании из России и Ирана, тем легче будет процесс консолидации «газовиков». Значит, чтобы противодействовать созданию «газовой ОПЕК», нужно, наоборот, не давать русским и иранцам влезать в любые другие газоносные страны. То есть для начала необходимо вытеснить Москву и Тегеран отовсюду, не допустить заключения компаниями из этих стран контрактов, выдавить их в рамки государственных границ. Это первый этап. Второй – создать условия, при которых будет невозможен независимый экспорт газа из Ирана и России. Третий этап – поссорить между собой Москву и Тегеран, вбить между ними клин и тем самым развалить едва нарождающуюся газовую организацию.

Первый этап наиболее «простой». Нужно пристально смотреть, куда зачастят высокопоставленные российские газовики и нефтяники, и своевременно принимать меры. Совсем недавно – осенью 2008 года – наши взоры были прикованы к событиям в Таиланде. Что же там произошло? Народные волнения, одна политическая сила попыталась сменить путем демонстраций, протестов и захватов аэропорта своих политических оппонентов. Но почему именно тогда и почему именно в Таиланде?

Обратимся к новостной ленте.

10.11.2003. «Chevron Offshore (Thailand) Ltd., дочерняя компания корпорации Chevron Texaco, объявила об открытии залежей нефти и газа».[358]

Компания «Шеврон» – одна из крупнейших западных нефтяных монополий. О чем это нам говорит? В королевстве Таиланд добыча и разработка углеводородов находится под контролем «печатной машинки». И тут в это царство свободы вторгается непрошеный российский «Газпром».

18.11.2005. «Документ предусматривает возможность совместной реализации „Газпромом" и ПТТ[359] при участии Внешэкономбанка крупных проектов в нефтяной и газовой отрасли в Таиланде, России и третьих странах. Сотрудничество будет осуществляться в области поисково-разведочных работ, транспортировки и реализации природного газа, нефти и других энергоносителей, строительства трубопроводов. Стороны также намерены сотрудничать в области строительства объектов хранения нефти и газа, распределительных сетей. Одним из таких проектов… станет строительство в Таиланде газопровода, „который обеспечит оптимальное движение газа по тайской территории"».[360]

«Строительство трубопроводов» – это только начало. Ведь в эти трубопроводы нужно что-то качать. А значит, русские могут начать либо поставки своей нефти и газа в Таиланд, либо разрабатывать местные залежи. Что хуже для Запада, сказать сложно. Между тем сближение Таиланда и России обретает форму. 27 декабря 2006 года Россия и Таиланд установили безвизовый режим. Мелочь? Нет, не мелочь. Попробуйте установить безвизовый режим с США, Эстонией или Грузией. Получится? Нет. А почему? Неужели русские так угрожают безопасности Тбилиси и совсем не угрожают безопасности Бангкока? Отсутствие виз – это показатель близости между странами. Помните подарок США – отмену виз для Латвии и Эстонии за их участие в операции в Афганистане?

Есть от чего насторожиться. События же нарастают.

25.03.2008. «Построить нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) и нефтебазу в Таиланде предложила „Газпрому" крупнейшая таиландская энергокомпания РТТ Public Company Limited… центр по переработке нефти в Таиланде позволил бы российскому монополисту снизить затраты на логистику до конкурентоспособных и, таким образом, привлечь больше покупателей в регионе. „Россия может использовать нас как базу для укрепления своих позиций в Азии. В настоящее время ей принадлежит в регионе лишь небольшая доля из-за высоких расходов на логистику"».[361]

«Укрепление позиций в Азии»? Нет, США такой «хоккей» в Азии не нужен. Особенно на фоне того, что за две недели до любезного приглашения «Газпрома» американская компания «Шеврон» заявила о своих аппетитах в отношении тайской нефти и газа.

11 марта 2008. «Благодаря небывалым доходам от продажи нефти вторая по величине нефтяная компания США приготовила $3 млрд для разработки газового месторождения в Сиамском заливе… Ожидается, что разработка начнется в 2011 году. Заметим, что компания еще в сентябре сообщала о том, что вложит в разработку месторождения $650 млн, но, видимо, решила скорректировать свои планы для ускорения добычи. Предполагается, что разработка месторождения и усовершенствование производимых на нем работ позволит удовлетворить растущий спрос на газ в Таиланде».[362]

Ради чего американцы вдруг «скорректировали» свои планы? Отчего торопятся вложить в Таиланд огромные суммы? Потому что Россия начинает их плавно оттеснять. До 2011 года времени много. Глядишь, и разработкой тайских месторождений займется не «Шеврон», а «Газпром»…

А руководство Таиланда дает все больше оснований для опасений. Дело доходит до того, что Бангкок закупает топливо не у старых добрых друзей из «Шеврон», а у русских!

15.7.2008. «Кабинет министров Таиланда одобрил план по приобретению у России партии дизельного топлива, – сообщило во вторник со ссылкой на заявление премьер-министра страны Самак Сунтаравет агентство „Рейтер"… Предполагается, что ежемесячно в Таиланд будет поступать 300 тыс. тонн российского дизтоплива, что составляет четверть месячного потребления данного вида топлива в стране. Самак не назвал компании, которые будут участвовать в поставках, отметив лишь, что первые партии топлива могут начать поступать в страну в течение двух месяцев».[363]

Господа скептики, те, кто верит, что «революции» происходят сами собой, а не тщательно готовятся, не напомните ли, когда начались беспорядки в Таиланде? Не помните? Так вот, они начались в августе 2008 года. Не дожидаясь двух месяцев, по истечении которых должны были начаться поставки в Таиланд российской солярки!

02.09.2008. «Наших туристов беспорядки в аэропортах Таиланда не коснулись, но сказались на желании петербуржцев посетить королевство… Аэропорты южно-азиатского королевства не принимали и не отправляли самолеты на прошлой неделе только с пятницы, 29 августа, по воскресенье, 31 августа…»[364]

Это для нас с вами – полное откровение, что за желанием перемен в правительстве Таиланда могут стоять американские спецслужбы. Для самих тайцев это очевидный факт. Почему мы можем так утверждать? Потому что они не хотят поддаваться давлению и действуют достаточно решительно. Не углубляясь в хронологию бангкокских беспорядков, мы можем это увидеть со всей очевидностью. Тайцы используют старый метод кнута и пряника. Пряник – это отставка премьера Самака Сунтаравета 17 сентября 2008 года, а кнут – аресты зачинщиков бунта.

05.10.2008. «Тайская полиция в воскресенье арестовала бывшего мэра Бангкока Чамлонга Сримуанга, организовавшего в августе ряд акций протеста против правительства Таиланда. Как уточняет агентство АР, задержание было проведено на одном из избирательных участков Бангкока, где проводятся выборы на пост мэра столицы. Ордер на арест Сримуанга, а также еще девяти оппозиционных деятелей был выдан властями Таиланда 27 августа. Сримуанг и его сторонники обвиняются в организации мятежа, что, согласно тайским законам, равносильно государственной измене».[365]

Беспорядки не утихают.

08.10.2008. «Два человека погибли и 410 ранены в ходе массовых беспорядков в Бангкоке».[366]

Но и правительство не сдается. Оно не только не идет на попятную, а, наоборот, показывает американцам свою решимость. Тайцы посмели посягнуть и вовсе на святые для США вещи – на поставки вооружения!

23.10.2008. «Правительство Таиланда аннулировало сделку по ремонту и модернизации американских вертолетов Bell-212 и вместо этого покупает у России вертолеты Ми-17. Правительство Таиланда решилось нарушить монополию США на поставки военной техники и закупить у России вертолеты. Сделка беспрецедентна: до сих пор эта крупнейшая в Юго-Восточной Азии страна приобретала вооружение только у американцев. Глава правительства Таиланда Сомчай Вонсават (он также исполняет обязанности министра обороны) утвердил контракт на покупку трех вертолетов Ми-17».[367]

Никогда в тайской истории не было закупок российского вооружения. Всегда предпочитали американское. И вдруг именно в такой кризисный момент перестали! У вас есть какое-то другое разумное объяснение?

Дальнейшие события, приведшие к бессонным ночам в аэропорту для наших туристов, мы опустим. Перейдем сразу к финалу.

02.12.2008. «Премьер-министр Таиланда Сомчай Вонгсават согласился уйти в отставку в соответствии с обнародованным сегодня решением Конституционного суда Таиланда, признав, что его партия фальсифицировала результаты выборов… Сегодня Конституционный суд Таиланда постановил распустить две основные политические партии страны и запретить премьер-министру Сомчаю Вонгсавату и еще 36 членам главной правящей партии „Народная воля" заниматься политикой в ближайшие 5 лет».[368]

Чтобы никому было неповадно впредь закупать российские, а не американские вертолеты…

Так значит, мы в Таиланде проиграли? Да, проиграли. Потому что все наши усилия были сосредоточены на другой задаче. В ноябре 2008 года были выборы в Венесуэле. Это для России куда больший приоритет. Мало у нас сил? Не хватает на «два фронта»? Да, не хватает. Но у них тоже не хватает. В Венесуэле, что куда существеннее, они ведь проиграли…

Движемся дальше. Как мы уже говорили, второй этап борьбы с «газовой ОПЕК» – создать условия, при которых будет невозможен экспорт газа. Как это можно сделать? Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо понять, как вообще происходит экспорт природного газа. Его качают по трубопроводам. Второй вариант – после сжижения газа его перевозят на танкерах подобно нефти. Сжижение газа дает возможность везти его дальше и дешевле. Однако в этом вопросе мы для англосаксов опасности не представляем. Почему? Потому что только 18 февраля 2009 года «в России запущен первый завод по сжижению природного газа».[369]

Значит, для нашего удушения надо перекрыть традиционные пути транспортировки голубого топлива. Это – трубопроводы. На сегодняшний день Россия строит два трубопровода. Названия их несложно запомнить: это Южный поток (South Stream) и Северный поток (Nord Stream). С какими европейскими странами у России в последнее время наиболее теплые отношения? С Италией, где премьер Берлускони даже рискнул говорить о безвизовом режиме Россия – ЕЭС, и Германией, где Владимир Путин получил «Саксонский орден благодарности». Такая теплота вызвана «нагревом» от планируемых газопроводов, которые по удивительной случайности ведут именно туда.

Северный поток выходит из Выборга и, проходя по дну Балтийского моря, финиширует в немецком Грайсвальде.

Южный поток выходит из Новороссийска, идя по дну Черного моря в болгарский порт Варну. Далее две его ветви пройдут через Балканский полуостров в Италию и Австрию, хотя их точные маршруты пока не утверждены. «„Газпром" обсуждает новый вариант маршрута газопровода South Stream из России в Евросоюз через Черное море – из Сербии в Словению и затем в Северную Италию, пишет „Коммерсант". Глава „Газпрома" Алексей Миллер уже публично заручился поддержкой лидеров Словении, показав Австрии, отношения „Газпрома" с которой обострились, что South Stream может обойти ее стороной».[370]

Отчего же отношения с Австрией у российской газовой монополии вдруг обострились? У Черкизовского мясокомбината не обострились же отношения с Австрией? Нет. А у Российской Федерации? Тоже нет. Почему же у «Газпрома»? Потому что идет активное противодействие строительству наших газопроводов. Но с Австрией, куда планировалось завернуть газопровод через Сербию и Венгрию, «вдруг» не удалось договориться. Поэтому теперь считается, что газопровод из России пойдет в Болгарию, Сербию и Венгрию, но затем не в Австрию, а в Словению и уже оттуда на север Италии.

Почему же Австрия стала столь неуступчивой? Потому что Соединенные Штаты Америки строят свой альтернативный газопровод. Он носит красивое название «Набукко», что в переводе на русский язык означает имя вавилонского царя Навуходоносора. Строительство этого газопровода начинается в Ахыбозе, неподалеку от Анкары. Далее Nabucco должен соединить турецкий город Эрзурум с австрийским городом Бумгартеном. Вот отсюда и вся неожиданная несговорчивость Австрии. Ее задача – тормозить и мешать строительству нашего газопровода и всячески помогать строительству альтернативного.

Все предельно ясно. Для двух газопроводов, ведущих в одном направлении, газа не хватит. Один должен задушить другой. Кто побеждает? Борьба идет на наших глазах. Вы, возможно, даже не догадываетесь, что картинка в программе «Время» – это всего лишь эхо подковерных газовых битв, идущих за будущее вас и ваших детей. Цена вопроса – доходы России, а значит, и каждого ее гражданина. Мы же видим, что с падением цены на нефть падает деловая активность, зарплата и доходы предприятий. Не будем сейчас обсуждать «нефтяную иглу» и наше на ней сидение или несидение. Факт остается фактом – газ и нефть колоссально влияют на доходы всех жителей России. Или почти всех. Значит, победа нашего газопровода для нас всех жизненно важна.

«„Набукко" очень хороший проект. Современный, экологичный. Название у него в библейском духе.[371] Все хорошо. Одно плохо – для него нет газа. Пока поставлять для «Набукко» газ согласился лишь Азербайджан. «Остальные поставщики являются теоретическими. Среди них… Иран и Ирак»».[372]

Куда же подевались все остальные потенциальные поставщики?

Оказывается, в июле 2008 года Газпром заключил соглашение с Туркменией о покупке всего объема газа, который эта страна может предложить![373]

А еще и Узбекистан продал нам весь свой газ на корню![374]

Вот и выходит, что в