Николай Григорьевич Мормуль - Катастрофы под водой

Катастрофы под водой   (скачать) - Николай Григорьевич Мормуль

Николай Григорьевич Мормуль
Катастрофы под водой
Гибель подводных лодок в эпоху холодной войны

«Никто не имеет права самостоятельно покинуть аварийный отсек»

(Корабельный устав ВМФ СССР, cт.326)


Введение

Сегодня (на начало 90-х годов ХХ века) в мире насчитывается 1200 подводных лодок. Субмарины имеют в своем боевом арсенале 42 государства, причем пять из них - Россия, США, Великобритания, Франция и Китай, являются обладателями атомных кораблей. Подводные лодки - сравнительно молодое оружие. Только к концу XIX века появились более-менее боеспособные субмарины. Начальный период создания подлодок в разных странах был одинаково труден и весьма часто эта работа заканчивалась неудачей. Многие построенные подводные корабли погибали вместе с их создателями еще на стадии испытаний. Но такова, увы, цена нашего знания и прогресса.

Первую подлодку с железным корпусом построил в 1836 году в Киле Вильгельм Бауэр - человек военный, по специальности артиллерист. После ряда неудачных погружений она затонула вместе с изобретателем и двумя матросами на небольшой глубине. Однако экипаж не погиб, поскольку вовремя предпринял хитроумный маневр.

Для того, чтобы открыть люк, выйти из корпуса лодки и всплыть на поверхность, надо было прежде всего сравнять внутреннее давление с забортным. Попросту говоря, заполнить всю лодку водой. Трюк был крайне рискованный, тем не менее он удался. А Бауэр вошел в историю не только как создатель первой субмарины, но и как подводник, совершивший первый в мире выход с затонувшего корабля.

Позже Бауэр и в Петербурге построил такую же лодку. И вновь она затонула во время испытаний. Судьба явно благоволила изобретателю - без человеческих жертв обошлось и на этот раз. Однако, проявив завидное благоразумие, Бауэр не решился трижды ставить на кон собственную жизнь. Он уехал к себе на родину, в Германию, навсегда охладев к изобретательству.

В Соединенных Штатах первые подлодки появились в период гражданской войны 1862-1865 годов. Их создателем был американец Анулей. Он построил для южных штатов несколько подводных кораблей. Длина их равнялась десяти метрам, а диаметр - почти двум. Нетрудно представить себе, как они выглядели: нечто вроде цилиндра, заостренного к носу и корме. В движение лодка приводилась вручную, с помощью гребного винта. Правда, одна из них была оснащена паровой машиной. В качестве вооружения использовалась мина, просто и незатейливо крепившаяся впереди лодки на шест.

Одна из построенных Анулеем субмарин оказалась особенно невезучей: тонула четыре раза! Первый раз она погибла случайно - захлебнулась от волны проходившего мимо корабля. Экипаж из семи человек погиб, однако командиру спастись удалось. Лодку подняли, восстановили, набрали новых добровольцев. Командира менять не стали, оставили прежнего, возможно, рассчитывали на приобретенный им опыт. Но однажды ночью, при стоянке в базе на якоре, лодка непонятно почему вдруг перевернулась и пошла ко дну. Командир и два матроса спаслись. Лодку снова подняли и позвали на экспертизу самого изобретателя. Стали производить испытания... Однако вместе с Анулеем и очередной командой железный «цилиндр» затонул. Остается только удивляться настырности и отваге первых подводников - но лодку снова подняли! И вновь назначили на нее нового командира и команду. Именно после этого «невезучая» совершила первую в мире успешную подводную атаку. Произошло это 17 февраля 1864 года, когда лодка потопила корвет северян «Хаузабоник» водоизмещением 1400 тонн. Так что едва ли можно сказать, что все предыдущие трудности и жертвы были напрасны. Спустя три года, при осмотре погибшего корвета водолазы обнаружили: лодка торчит в пробоине, образовавшейся от взрыва мины в борту корвета. Видимо, в пробоину ее засосало потоком хлынувшей в «Хаузабоник» воды.

В России первая боевая подводная лодка была построена в 1904 году на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге, по проекту инженера-кораблестроителя И.Бубнова и кронштадского преподавателя минных офицерских классов М.Беклемишева. Свое детище создатели назвали «Дельфином».

«Дельфин» совершил шестнадцать успешных погружений, а вот семнадцатое оказалось для него роковым. 16 июня 1904 года во время учебного погружения он затонул в Неве. И хотя произошло это недалеко от заводской стены, из 37 человек, находившихся на борту лодки, сумели спастись всего 12. Из-за чего погиб «Дельфин», утверждать наверняка сегодня трудно. Одной из причин послужила, видимо, перегрузка. Все-таки тринадцать человек команды (три офицера и десять матросов) и 24 матроса-ученика с других строившихся на Балтийском лодок для подводной экскурсии тогда было многовато... Почему это обстоятельство не насторожило командира, лейтенанта Черкасова? «Дельфину» и прежде доводилось погружаться, имея солидную перегрузку -порой до четырех тонн. Потому-то не вызвала она сомнений у командира и в тот злополучный день. После того, как лодку подняли, осмотрели и опросили оставшихся в живых, всю вину за гибель корабля и экипажа комиссия возложила на лейтенанта Черкасова. Конструктивные особенности российского подводного первенца во внимание приняты не были. Хотя конструкция лодки предполагала весьма затейливую процедуру погружения. Чтобы произвести погружение, для начала требовалось стравить воздух из балластных цистерн. Пока цистерны заполнялись водой, входной люк надо было держать открытым: ведь именно через него и стравливали воздух! Лишь в самый последний момент перед тем, как лодка ныряла под воду, входной люк закрывали... Продольная остойчивость «Дельфина» была невелика, а распределение живого груза, возможно, смещено. Получить при таких «слагаемых» аварийный дифферент и нырнуть с открытым люком было для лодки делом нескольких секунд. Однако акт расследования гласил: Черкасов не успел вовремя захлопнуть люк. Этот вывод тем более несправедлив, поскольку все очевидцы уверяли: командир находился у люка и первым мог бы им воспользоваться. Но он последовал морским традициям и, пропуская подчиненных, погиб вместе с кораблем.

Великобритания свою собственную лодку, «А-8», построила одновременно с нами - в 1904 году. Затонула эта лодка через год, в районе Плимута. Она совершала переход в позиционном положении со скоростью 10 узлов, когда неожиданно начал увеличиваться дифферент на нос. Командир отдал приказ рулевому: внимательнее на горизонтальных рулях! Но рулевой с управлением не справился и подводная лодка зачерпнула открытым люком забортную воду. Погибло 15 человек.

В том же, 1905 году, французская подлодка «Фарадэ» производила погружение на рейде Бизерты в Тунисе. Командир не успел закрыть верхний рубочный люк. Вряд ли стоит уточнять, что эта ошибка командира привела к гибели и лодки, и экипажа. Впрочем, не только конструктивными недостатками первых подводных кораблей были обусловлены их бесконечные аварии. Не менее роковую роль играли также дефекты техники и «промашки» в организации службы. Например, в августе 1904 года американская подводная лодка «Порирайз» затонула на глубине 40 метров из-за неисправного клапана, через который внутрь прочного корпуса и стала поступать вода. К счастью, течь оказалась небольшой и личному составу удалось откачать воду из балластных цистерн прочной конструкции. Лодка благополучно всплыла на поверхность.

Шесть лет спустя подобная же неисправность клапана погубила японскую лодку. Во время учений в районе острова Хонсю она произвела погружение и ... словно растворилась в морской пучине. На следующий день спасатели нашли и подняли корабль. Личный состав находился на своих боевых постах и положение трупов свидетельствовало, что экипаж погиб с достоинством, без паники. А из отчета командира, обнаруженного в кармане его мундира, стало ясно, по какой причине затонула лодка.

В 1906 году французская субмарина вышла из базы для производства стрельб. При третьем погружении она, вопреки плану, через короткое время всплыла. За те две минуты, что лодка продержалась на поверхности, очевидцы успели заметить явный дифферент на корму... Потом, вместе с 14 членами экипажа, лодка ушла на дно. Французские подводники превысили предельную глубину погружения, в результате чего была нарушена герметичность дифферентной цистерны: в нее стала поступать вода. Экстремальная ситуация вынудила экипаж начать аварийное всплытие. Но, видимо, в панике слишком рано открыли в лодке входной люк...

Безусловно, со временем совершенствовалась и конструкция субмарин, и печальный опыт эксплуатации помогал сделать выводы, что «можно», а чего категорически «нельзя» на подводных кораблях. Но на смену прежним неприятностям приходили другие, новые. Например, с появлением на подводных лодках двигателей внутреннего сгорания и аккумуляторных батарей начались пожары и взрывы, которых не было никогда прежде. И по мере того, как возрастала энергонасыщенность подлодок, приобретал хронический характер и этот вид аварийности.

В частности, в английском флоте только в первое десятилетие XX века произошло семь пожаров и взрывов, каждый из которых сопровождался гибелью личного состава подлодок. Надо заметить, техническим изыском подводные лодки оставались не так уж и долго. Практическое применение им нашлось уже в период первой мировой войны. Именно она наглядно доказала, что субмарины играют далеко не последнюю скрипку в любом военном оркестре. За четыре года, с 1914-го по 1918-й, с помощью подводных лодок было уничтожено в общей сложности 237 боевых кораблей водоизмещением более девятнадцати миллионов тонн! Около шестисот подлодок задействовали тогда воюющие государства на арене мировой бойни. Большая часть из этих шестисот единиц приходилась на долю Германии, ей принадлежали 372 подводные лодки. Немцы не без основания считали, что для них исход войны решит подводный флот, и потому с первых же дней действовали на море наступательно, агрессивно. Уже через месяц после начала боев немецкая «U-21» потопила английский крейсер «Патфайндер», а 21.09.1914 г. «U-9» в течение одной атаки потопила три английских крейсера - «Хог», «Абукир», «Кресси». Погибло 1135 моряков; Англичане думали, что они вышли на минное поле. К концу же войны на счету германских субмарин было 192 боевых корабля и 5861 транспорт противника, суммарное водоизмещение которых составляло тринадцать миллионов тонн. Конечно, отчасти этот успех объясняется прозаически: надводный флот самой Германии не был столь многочисленным и крупнотоннажным, как, например, флот «владычицы морей» Великобритании. Иными словами, у немецких подводников имелось значительно больше мишеней. Но, чем ни объясняй блестящие результаты немцев, уже в первую мировую войну им удалось основательно подорвать незыблемый авторитет «владычицы». Впрочем, за это «покушение на авторитеты» дорого заплатили подводники Германии, ведь за четыре года боевых действий количество немецких субмарин убавилось почти наполовину...

Не слишком везло и русским подводникам. Нет, потери наши были несоизмеримо меньше: из 21 лодки, действовавшей на Черном море, мы потеряли только одну, а из 37, действовавших на Балтике - семь. Не везло нам с победами. За всю войну россияне так и не сумели потопить ни одного (!) боевого корабля. А 1915 год стал для нас и вовсе одной сплошной полосой невезения - из пятидесяти выпущенных в этом году на Балтике русских торпед ни одна не достигла цели...

Однако, справедливости ради, мне хотелось бы упомянуть командира подводной лодки «Тюлень» М.Китицына. Ему удалось наиболее отличиться среди соотечественников, потопив 4 парохода, 2 буксира и 20 парусников. Гораздо результативнее нас сражались англичане. Особенно в начале войны, когда их субмарины потопили немецкий крейсер «Хела» и турецкий линкор «Мессудие». А пять подлодок Великобритании, прорвавшиеся на Балтику, уничтожили в течении года 2 немецких крейсера и 14 транспортов.

К 1918 году Россия имела 78 подводных кораблей, основная часть которых была от «а» до «я» построена на судостроительных заводах Санкт-Петербурга и Николаева. Но всерьез зарекомендовать себя отечественные субмарины смогли лишь после Октябрьской революции. 31 августа 1919 года подводная лодка «Пантера» под командованием лейтенанта А.Бахтина успешно торпедировала британский эсминец «Виттория» водоизмещением 1339 тонн. Это был первый потопленный нами боевой корабль! Кое-кто из историков утверждает, что «Виттория» и по сей день остается самой крупной добычей российских подводников. Так или иначе, эсминец оказался не только первой, но и... единственной удачей наших подводных сил за весь период гражданской войны. А уж после гражданской в стране практически не осталось ни опытных подводников, ни исправных подводных лодок... Конечно, молодая республика Советов не могла позволить себе роскошь забыть о достижениях подводного флота кайзеровской Германии. Строительством субмарин озаботилось и руководство СССР. Причем всерьез: к началу сороковых годов количество боеготовых и строящихся советских лодок уже в несколько раз превышало подплав любого из государств мира. И в то же время никакой другой флот планеты не испытал столь основательного крушения планов, как советский... С началом второй мировой войны мы свернули строительство подлодок, сделав ставку на сухопутные вооружений. Опытным корабельным кадрам нашлось «применение» в сухопутных боях. 400 тысяч моряков сражались на наиболее напряженных боевых участках. А полуготовые субмарины почти все так и простояли на стапелях до самого конца Великой отечественной.

Мы вошли в 41-й, имея в составе подводного флота 265 действующих лодок. Для сравнения, подводный флот Германии в процессе Второй мировой войны насчитывал 1188 подводных лодок. Немцы, бесспорно, и в этой, развязанной ими бойне вновь оказались лучшими. С 1939 по 1945 годы они потопили 2759 судов и 110 боевых кораблей.

Уже 4 сентября 1939-го немецкая «U-30» отправила на дно английский пассажирский лайнер «Атения», обозначив тем самым начало неограниченной подводной войны. И с той минуты уже ни один боевой корабль и ни одно гражданское судно, где бы они не находились, не могли ощущать себя в безопасности. Фашистам удавалось проникать буквально повсюду. Например, в октябре 1939-го лодка «U-47» под командованием капитан-лейтенанта Прина пробралась даже в военно-морскую базу Великобритании Скапа-Флоу. Не помешали ей ни боновые заграждения, ни специально затопленные старые суда. Лодка выпустила все торпеды из носовых и кормовых аппаратов по стоящим в базе кораблям, потопила линкор «Ройял Оук» и благополучно ушла от преследования. По существу, на морских просторах реальное противодействие фашистам оказывали в период Великой отечественной не столько мы, сколько наши союзники. Чтобы понять это, достаточно сравнить несколько цифр: за шесть лет, что Германия вела боевые действия, она потеряла в общей сложности 781 субмарину. Но лишь 23 из них были потоплены советским Военно-Морским Флотом. И за всю войну у нас - ни одного попадания в боевой корабль специальной постройки, начиная от эсминца!..

О разнице в подготовке советских военных моряков и кадров наших союзников свидетельствует, в частности, такой факт. В 1941 году по просьбе руководства СССР в Заполярье прибыли четыре английских подлодки. Совершив десять походов, «англичанки» уничтожили в общей сложности 8 кораблей. А двадцать две советские субмарины, прежде чем отправить на дно 4 корабля, семьдесят четыре (!) раза выходили в поход. Даже те незначительные силы, которые немцы выделили против наших северных коммуникаций, сумели держать нас под контролем. Например, в августе 1944-го немецкая лодка «U-365» обнаружила советский транспорт «Марина Раскова». Транспорт сопровождали три корабля охранения. Все три были недавно получены от США, имели самое современное противолодочное оружие. Тем не менее субмарина потопила не только сам транспорт, но и двух «охранников»... Третий уцелел по одной-единственной причине - он ретировался с поля боя. Так что нравится нам это или нет, но в списке асов-подводников, и поныне почитаемых специалистами, значится немало немецких имен. Возглавляет эту, «немецкую», часть списка, бесспорно, капитан-лейтенант Отто Кречмер, командовавший подлодками «U-23» и «U-99».

Его экипаж в числе лучших был направлен в Атлантику - препятствовать прохождению британских конвоев. В октябре 1940-го северо-западнее Ирландии он за два дня уничтожил семь судов из конвоя «СЦ-7». В ноябре того же года потопил пароход и два крейсера, а чуть позже — и вспомогательный крейсер из конвоя «НХ-90»... К марту 1941-го на боевом счету Кречмера было уже 44 судна и один эсминец. 16 марта удача отвернулась от немецкого аса. В этот день лодка Кречмера, действовавшая вместе с тремя другими субмаринами, потопила сразу четыре английских танкера и два сухогруза. Однако безнаказанно уйти ни одна из подлодок не смогла, поскольку все они напоролись на глубинные бомбы. Кречмер остался жив, но попал в плен к англичанам.

Следует отметить и других немецких подводников: командира «U-107» Гессера, только в июне 1941-го отправившего на дно четырнадцать судов, командира «U-101» Фрауенгейма, уничтожившего в ноябре того же года восемь транспортов. В 1942-м командир «U-221» Троер за две ночи сумел разделаться с семью судами общим тоннажем 40 тысяч тонн. Свыше двадцати кораблей и судов - на счету командира Топпа...

В 1951 году в ФРГ вышла книга доктора Генри Тиккера «Застольные разговоры Гитлера» 1941-1942 г.г. У нас она была издана в 1993 году, в г.Смоленске издательством «Русич». Гитлер ценил подводников и постоянно следил за действиями своих подводных сил. Так как я касаюсь спорного и очень больного вопроса - объективности оценки подводной атаки и донесения ее результатов, то считаю полезным сообщить читателю рассуждения, изложенные в этой книге на основе одной атаки немецкой подводной лодки.

Аутентичность «застольных разговоров» подтверждается научными исследованиями и показаниями близких из окружения Гитлера людей, участников этих бесед. Он упрекает своих подчиненных, что в стремлении к правде, они допускают чрезмерный педантизм в сводках по результатам боевых действий:

«29 марта 1942 года; „Волчье логово“. Гитлер начинает день с прочтения сводок за прошедшую ночь, которые ему независимо друг от друга представляют вермахт, полиция и партия... В столовой для рядового состава, расположенной в этом же бункере, где мы все принимаем пищу (имеется ввиду окружение Гитлера в ставке, Н.М.), демонстрировались без звукового сопровождения хроникальные кадры, снятые на фронте, в тылу и во всем мире.»

Предусмотренный текст зачитывал офицер для особых поручений, так что Гитлер мог вносить различные исправления, благодаря которым даже самый глупый зритель должен был все понять. Он (Гитлер, Н.М.) очень радовался возможности посмотреть кадры с изображениями подводных лодок, но заявил, что следует говорить не «еженедельно со стапелей сходит множество подводных лодок», а «неиссякаемым потоком сходят со стапелей подводные лодки» (стр. 137 «Застольные разговоры Гитлера»).

Седьмого мая 1942 года; «Волчье логово». Обедал шеф вдвоем с генералом Гариболди в своем бункере.

Прочитав сообщение агентства Рейтер о гибели английского крейсера «Эдинбург» водоизмещением 10000 тонн, которое ему после ужина положили на стол, шеф заявил, что мы очень ловко заставили англичан объявить об этом. Командир нашей (немецкой, Н.М.) подводной лодки, который отличился, потопив крейсер, не видел, как затонул корабль, и поэтому ограничился донесением о попадании торпеды, в «Эдинбург». Соответственно в сводке ОКВ об этом было сказано крайне осторожно. Но поскольку все говорило за то, что попадание торпеды повлекло за собой гибель крейсера, мы твердо решили, что так оно и есть, принялись утверждать это в полуофициальных сообщениях и, тем самым вынудили англичан признать факт гибели корабля.

Отсюда, считает Гитлер, можно извлечь два урока. 1. Немец не должен скрывать истинное положение вещей. Однако ему следует быть повнимательнее в том смысле, чтобы в своем стремлении к правде не допускать чрезмерного педантизма... Теперь, Гитлер самолично и своей рукой корректирует каждую сводку ОКВ. Гитлер считает столь необходимым шлифовать сводки вермахта потому, что — по его словам — даже какая-нибудь мелочь, будучи тиражирована в огромном количестве, может иметь решающее значение.

В действительности же, британский крейсер «Эдинбург» 30 апреля 1942 года был атакован в Северном Ледовитом океане немецкой субмариной «U-456» и был поврежден в результате попадания торпеды, после чего взял курс на Мурманск. На следующий день он был повторно атакован тремя немецкими эсминцами и получил новые тяжелые повреждения. Лишь теперь стало ясно, что на плаву его не удержать, и команда покинула корабль. Таким образом обстоятельства гибели крейсера были сложней, чем их изобразил Гитлер.

Среди американских асов номер один принадлежит, несомненно, Джозефу Инрайту, командиру лодки «Арчерфиш». С его именем связан самый успешный поединок подводников США - уничтожение японского авианосца «Синано». Линейный корабль «Синано» был спущен на воду перед войной, а 19 ноября 1944 года его передали военно-морскому флоту, как авианосец. Церемония передачи проходила с особой пышностью, мостик корабля украсили портретом императора... Японцам, действительно, было чем гордиться — водоизмещение «Синано» составляло 71890 тонн! Эта цифра являлась абсолютным мировым рекордом не только по тем временам: она оставалась непревзойденной вплоть до 1961 года. Причем около четверти общего веса корабля приходилось на его мощную броню. Спустя девять дней авианосец, укомплектованный 50 самолетами-ракетами и быстроходными катерами, следовал из Йокосуки в порт Куре. В Куре «Синано» должен был принять палубную авиацию и самолеты-разведчики. Протяженность перехода составляла 300 миль, эскортировали авианосец четыре корабля, три из которых были лучшими японскими эсминцами. Этот конвой и обнаружила вечером 28 ноября одиночно патрулирующая «Арчерфиш». Следуя параллельным курсом, Джозеф Инрайт выяснил, что самая крупная цель, «Синано», надежно защищена со всех сторон -по бортам, в носу и корме. Он стал выжидать удобный момент для атаки. Спустя четыре с половиной часа субмарина произвела, наконец, залп всеми носовыми торпедными аппаратами... Семьдесят две тысячи тонн ушли на дно. Из 2515 человек, находившихся на борту «Синано», японцы сумели спасти меньше половины, 1080. Однако вытащить портрет императора с тонущего корабля все же успели, о чем в радиограмме сообщили отдельной строкой. Уничтоженный японский авианосец стал крупнейшим успехом подводников США. И - крупнейшей целью в истории второй мировой войны. Хотя надо сказать, японскому флоту вообще крепко досталось от американцев: они потопили 1178 судов (две трети транспортного состава!) и основательно подчистили стране восходящего солнца перечень боевых кораблей, отправив на дно линкор, 9 авианосцев, 12 крейсеров и еще 143 других боевых корабля. К слову, среди 315 американских подлодок было двадцать четыре «рекордсменки», на счету которых значилось от 15 до 26 уничтоженных кораблей! А командиров Дика О'Кейна и Сэма Дили за особые заслуги наградили почетным орденом конгресса США. Япония была единственной страной, официально использовавшей смертников, в том числе, разумеется, и на подводном флоте. Но, несмотря на самоотверженность камикадзе, оказать достойный отпор японские субмарины не смогли. Из 190 участвовавших в войне подлодок погибло 130, и ущерб, нанесенный ими американцам (3 авианосца, 2 крейсера и 177 других кораблей), был просто несопоставим с собственными потерями.

Не добились заметных успехов в годы-войны и союзники немцев, итальянцы. Они потопили около 150 судов и кораблей, потеряв при этом 84 подлодки из 156. Подводный флот Великобритании был немногим меньше советского — 234 единицы, но к концу второй мировой англичане уничтожили больше вражеских субмарин, чем подводники всех воюющих стран, вместе взятые. Руководство ВМС Великобритании вовремя успело понять: надежно защитить туманный Альбион от натиска фашистских подлодок может только мощная противолодочная оборона... Достаточно быстро в Англии создали и внедрили новое противолодочное оружие, и к 1945 году наша союзница сумела потопить 41 субмарину, 400 транспортов, 9 крейсеров и еще 28 боевых кораблей.

Сложнее всего, как ни странно, оценить победы подводников СССР. Казалось бы, должны существовать вполне определенные цифры по итогам войны. Но вся проблема в том, что в разные годы нашей послевоенной истории и цифры назывались весьма различные. Долгое время никто вообще не подвергал сомнению достижения советских подводников, считавшихся у нас асами. Например, еще пару лет назад в победном списке Валентина Старикова значилось 17 уничтоженных единиц, Ивана Травкина - 13, Николая Лунина - 13, Магомета Гаджиева - 10, Григория Щедрина - 9, Михаила Калинина - 6, Владимира Коновалова - 7, Петра Грищенко и Александра Матисевича — 18. Однако флотский историк Вячеслав Красиков утверждает: в докладах командиров подлодок и высшего командования имели место банальные приписки. Красиков приводит красноречивый пример с докладом командира «Щ-406» капитана третьего ранга Е.Я. Осипова. Летом 1942-го тот рапортовал: потоплено пять транспортов общим водоизмещением 40 тысяч тонн! Как известно, лодку за это наградили орденом Красного знамени, а самому Осипову присвоили звание Героя Советского Союза. Но ни одно из этих потоплений не подтверждается послевоенными исследованиями!... Подобные «нестыковки», по мнению историка, встречаются и у легендарных командиров.

Не более объективными выглядят после исследований и доклады высшего командования Военно-морского флота. В декабре 1943 года нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов сообщает в своей докладной записке Сталину, что 42 подлодки Северного флота потопили 137 вражеских транспортов водоизмещением около миллиона тонн и 43 боевых корабля... Увы, Красиков вынужден вновь прибегнуть к мягкой формулировке «не подтверждается», поскольку документально обоснованные цифры выглядят куда скромнее: потоплено 18 транспортов суммарным водоизмещением чуть более пятидесяти тысяч тонн и 10 военных кораблей. Если исходить именно из этих цифр, то совершенно в ином свете надо расценивать сегодня достижения капитана третьего ранга Александра Ивановича Маринеско, командира подлодки «С-13». В годы Великой Отечественной его имя было на слуху, Маринеско считался асом. Но - одним из многих. Только в мае 1990 года командиру «С-13» было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Количество потопленных Маринеско судов не поражает воображения: за четыре похода, совершенных подлодкой, было уничтожено шесть транспортов. Но каких!.. В начале 1945-го «С-13» в течении десяти дней отправила на дно «Вильгельма Густлова» и «Генерала фон Штойбена». Суммарное водоизмещение обоих судов составляло более 50 тысяч тонн, а число погибших гитлеровцев - без малого 11 тысяч. По данным шведской печати, на лайнере «Вильгельм Густлов» находились двадцать два высокопоставленных партийных деятеля, генералы и старшие офицеры РСХА, личный состав СС, около сотни командиров подлодок, отучившихся на курсах усовершенствования и почти четыре тысячи младших специалистов-подводников... В Германии был объявлен трехдневный траур по погибшим. Пресса того времени сообщила, что командир конвоя, не обеспечивший надлежащего охранения, расстрелян по личному приказу Гитлера. Многие специалисты считают атаку на «Вильгельма Густлова» атакой века. Обстоятельства ее таковы: в конце января 1945-го подводная лодка «С-13» под командованием Маринеско контролировала коммуникации немцев в районе Данцигской бухты, на выходе в Балтийское море. В Данциге располагался гитлеровский учебный отряд подводного плавания и дивизия учебных подводных лодок. С приближением фронта гитлеровцы решили перебазировать в западные районы страны дивизию и отработанные экипажи подлодок. Чтобы перебазировать в общей сложности восемь тысяч человек, использовали океанский лайнер. 29 января «Вильгельм Густлов» с мощным охранением двинулся в путь, а к вечеру следующего дня караван «засекла» советская субмарина. Опытный командир быстро понял, что перед ним - крупная, хорошо охраняемая цель. Маринеско принял решение атаковать ее со стороны берега, поскольку нападения оттуда немцы ожидали меньше всего. Двигаясь параллельным курсом, но с несколько большей скоростью, чем караван, лодке удалось занять удобную позицию для атаки. И, произведя трехторпедный залп с дистанции пяти кабельтов (4 километра 265 метров), «С-13» уничтожила лайнер. Горько сознавать, что заслуги Александра Ивановича Маринеско на протяжении долгих десятилетий были как бы затушеваны и размыты великим множеством других, «неподтвержденных» заслуг. Ведь установить истину довольно просто - всегда можно узнать место постройки корабля, порт его приписки, время ремонта и докования, дату списания или гибели. Было бы желание знать правду!.. К сожалению, до 50-годов наша официальная астрономическая статистика ревизии не подвергалась. Лишь после того, как маршал Г.К. Жуков и Н.С. Хрущев создали комиссию, сравнившую советские документы с документами противника, цифры значительно снизились. Например, в справочнике В.И. Дмитриева «Советское подводное кораблестроение» наши достижения в период Великой отечественной оцениваются уже таким образом: 328 потопленных транспортов и 84 боевых корабля. Тем не менее и эти данные, считает Красиков, привычно далеки от реальности. Подлинные цифры до сих пор остаются для широкой общественности тайной за семью печатями.

Достаточно сказать, что даже выводы комиссии, «корректировавшей» послевоенную официальную статистику, в печати опубликованы не были. Нет у нас по сей день и справочника корабельного состава и потерь Германии, что вызывает немалое удивление у зарубежных историков и специалистов. Самое вредное в нашем лукавом умолчании заключается вовсе не в том, что мы не знаем правды о своем прошлом. На этих мифах почти полвека строятся все учебные программы военно-морских учебных заведений страны. А значит, мы по-прежнему не сделали тех выводов, которые помогли бы нам что-то существенно изменить в своем настоящем.

Общественность должна знать правду, какой бы «невкусной» она ни была. Именно с этим убеждением и писал я книгу, которую держите вы в руках. Моему поколению военных моряков выпал удел принять участие в беспримерной по своим масштабам гонке вооружений. Эпоха «холодной войны» прошла для нас под знаком ожесточенного стремления СССР к паритету в области стратегических вооружений. Разумеется, штурмовщина, царившая тогда в военном кораблестроении США и СССР, не могла не сказаться на качестве «продукции» — надежности кораблей как у нас, так и у наших идеологических противников.

С 1964 по 1970 год я был заместителем командира 339 отдельной бригады подводных лодок в г. Северодвинске. В нашу задачу входила отработка экипажей и проведение испытаний вновь построенных подводных лодок. Эти годы службы остались в моей памяти, как время непреходящей тревоги, изматывающего ожидания очередного чрезвычайного происшествия. Конечно, в СССР уже были созданы десятки атомных субмарин, как торпедных, так и ракетных. В 1967 году вступили в строй головные подводные лодки второго поколения, многоцелевые и стратегические. Мы стремительно приближались к паритету с вероятным противником. Однако высокая аварийность держала специалистов-подводников в постоянном напряжении. Частые возгорания электрооборудования, течь парогенераторов и многие другие аварии, связанные с проектно-конструктивными и технологическими недоработками кораблей, отнюдь не отменяли для военных моряков необходимость нести боевое патрулирование. Прослужив на подводных лодках несколько десятилетий, я не раз имел возможность убедиться, что гибнут лодки, увы, не только во время войн и не только от боевых повреждений. С морем шутки плохи, любые промахи чреваты человеческими жертвами и потерей дорогостоящей техники. Настораживающим потрясением для меня и моих сослуживцев в 1963 году явилась гибель американской субмарины «Трешер»... А после этой, первой катастрофы атомного корабля последовало и великое множество прочих катастроф и аварий. На протяжении тридцати пяти лет собирал я информацию обо всех трагедиях, случившихся у нас, на советском подводном флоте, и за рубежом. Самым обширным источником информации явился, разумеется, личный опыт, поскольку служить мне довелось и в качестве главного корабельного инженера в различных соединениях и объединениях подводных лодок, и на должности начальника Технического управления Северного флота. Неоценимую услугу мне оказали (и продолжают оказывать!) мои бывшие коллеги по флоту, командиры и инженер-механики подлодок. Они всегда охотно и щедро, не жалея времени и сил, делились со мной собственными наблюдениями и воспоминаниями. Спасибо им за это, моим боевым друзьям и соратникам! Мое поколение проторило многие пути, добиваясь повышения надежности субмарин. И хотя они все еще по старинке именуются «лодками», едва ли сегодня это понятие соответствует истине. Современная подлодка вдвое длиннее футбольного поля, выше десятиэтажного дома, а ее вес составляет более 30 тысяч тонн. Общая мощность ядерной установки достигает полумиллиона киловатт-часов, а две турбины, в которые «впряжены» 90 тысяч лошадей, несут под водой это гигантское сооружение со скоростью 30 узлов (55,6 километров в час).

Есть среди подлодок и скоростные, способные проходить до 80 километров в час, и глубоководные. Могут они погружаться и неограниченно плавать на глубине в несколько сот метров, всплывать во льдах, проникать в любую точку мирового океана...

Подводные лодки буквально напичканы современной электронной аппаратурой, обеспечивающей жизнедеятельность экипажа, управление и использование энергетики и вооружения. Но, пожалуй, самая зловещая способность субмарин - это в течение часа доставить свои 20 баллистических межконтинентальных ракет (а в каждой из них по 10 разделяющихся боеголовок!) в любую точку планеты. Кроме того, подлодки вооружены торпедами и торпедоракетами. И, будучи в состоянии поражать цели на дистанции 9-12 тысяч километров, подлодки в считанные минуты могут уничтожить жизнь на земле.

И все же... Какие бы совершенные технологии, какие бы современнейшие достижения научной мысли не использовали военные кораблестроители, противоречие между сложностью техники и ее надежностью сохраняется и по сей день. А потому задача - как предотвратить аварии и катастрофы субмарин, останется приоритетной и для поколений последующих. Главное, чтоб решая ее, мы честно говорили обо всех своих неудачах и просчетах.

Победы и потери подводных лодок мира в период Первой и Второй мировых войн
Количество подводных лодок в странах мира


«Холодная война» на море


С позиций силы

Соединенные Штаты Америки с давних пор стремились к экономическому мировому господству, а после окончания второй мировой войны — и к политическому. Единственной реальной силой, способной сдерживать эти устремления, долгие годы оставался Советский Союз. Конфликт двух сверхдержав, разумеется, в немалой степени подогревался также идеологическими расхождениями.

По существу, «холодная война» между союзниками антигитлеровской коалиции началась еще в период боевых действий против фашистской Германии. Об этой, подспудно протекающей, пока еще никем не объявленной войне свидетельствовало многое: и постоянно отодвигаемые нашими союзниками сроки открытия второго фронта, и усиленная борьба научных, конструкторских идей в сфере военной техники и вооружения. Особенно тех идей, которые позволяли использовать в милитаристских целях атом.

После разгрома Германии и Японии противостояние США и СССР стало более ощутимым. Во время Потсдамской конференции Гарри Трумэн торжественно сообщает Сталину об успешно проведенном американцами испытании сверхоружия XX века -атомной бомбы. Президент США полагает, что с этого момента союзники могут диктовать свои условия сталинской военной машине. Ему ведь известно, что Иосиф Сталин собирается оставить себе всю захваченную Восточную Европу и Балканы — никаких обещанных «процентов влияния»! Лишь единый и могучий лагерь социализма, противостоящий Западу... Но теперь, когда Америка первая обзавелась атомной бомбой, на встрече в Потсдаме от СССР ожидают куда большей уступчивости.

Однако Сталин удивительно равнодушно отнесся к сообщению Трумэна. Дело в том, что «вождь всех времен и народов» обстоятельнейшим образом информирован об этой, ведущейся в Штатах разработке. За «бэби», как любовно называли американцы свою атомную бомбу, Советский Союз давно уже вел довольно результативную слежку.

Руководство этой операцией было поручено Лаврентию Берия. Интересно, что в качестве шпионов СССР зачастую использовал не платных агентов, а идеологических соратников из последнего, распущенного в 1943 году Коминтерна. Известный писатель-историк Эдвард Радзинский в своей книге «Сталин» рассказывает о принципах, которых придерживалась советская «верхушка» в вопросах вербовки и шпионажа. О них, этих принципах, поведал писателю весьма авторитетный свидетель: Василий Ситников, генерал бериевской разведки:

«Как-то я встретил его на улице, - пишет Радзинский. - Он нес старый журнал „Иностранная литература“. Здесь, сказал Ситников, напечатана документальная пьеса „Дело Опенгеймера“. Мы разговорились...»

Нет, вовсе не личностью Опенгеймера заинтересовала старого генерала пьеса. Привлек прежде всего образ бывшего «шефа» - Берии. Ситников стал рассуждать, насколько убедительным получился сценический Лаврентий Павлович и незаметно для себя втянулся в воспоминания. Они оказались весьма откровенными... Например, Берия часто повторял слова Сталина: «Нет такого буржуазного деятеля, которого нельзя подкупить. Для большинства это - деньги. Если деятель остался неподкупен, значит вы просто пожадничали. Но и там, где не пройдут деньги, пройдет женщина. А где не пройдет женщина, там пройдет Маркс».

— Лучшие люди на нас работали из-за идей!.. Если бы написать все, что я об этом знаю! — говорил генерал. — Думаю, напишу...

Однако написать свои мемуары Ситникову так и не довелось: он умер вскоре после разговора с Радзинским. Наверное, все тайны, канувшие в Лету вместе с современниками сталинской эпохи, мы сможем теперь узнать лишь тогда, когда с «Особых папок товарища Берии» будет снят гриф совершенной секретности. В этих папках, хранящихся ныне в Центральном архиве Октябрьской революции, и собраны материалы о создании советского атомного «аргумента».

- Атомная бомба должна быть сделана в кратчайший срок! Во что бы то ни стало. - именно так сформулировал Сталин задачу советских ученых после своего возвращения из Потсдама. Этот наказ вождя Берия и передал физикам, пригрозив суровыми репрессиями в случае неудачи.

Вероятность репрессий оказалась бы несравненно выше, если бы наши «идейные шпионы» еще в 1943 году не начали передавать сведения об американских разработках. Но поскольку данные о «бэби» в Советском Союзе на протяжении почти четырех лет получали исправно, реальная возможность создать ядерное оружие у нас, безусловно, имелась. Руководитель проекта Игорь Курчатов, обладая обширнейшей информацией о технологии и конструкции бомбы, мог одновременно вести разработки сразу двух атомных первенцев: и «позаимствованного» у союзника, и отечественного.

Учитывая нетерпение вождя, Курчатов предпочел не искушать судьбу и пошел по американскому пути. 29 августа 1949 года в СССР успешно прошло испытание атомной бомбы. После взрыва Сталин щедро наградил ученых и сказал: «Если бы мы опоздали на полтора года, то, наверное, попробовали это оружие на себе».

Безусловно, появление ядерного вооружения и в арсеналах Советского Союза, как нельзя лучше соответствовало стратегическим сталинским планам. Вячеслав Молотов, в тот период второе лицо в государстве, позже вспоминал: «После войны на дачу Сталина привезли карту СССР в новых границах. Он приколол ее кнопками на стену: — Посмотрим, что у нас получилось... На Севере у нас все в порядке: Финляндия очень перед нами провинилась и мы отодвинули ее границу от Ленинграда. Прибалтика, эта исконно русская земля, снова наша. Белорусы у нас теперь все, и украинцы, и молдаване тоже вместе... Итак, на Западе у нас нормально. Сталин перешел к восточным границам: — А что у нас здесь?... Курильские острова наши, Сахалин - полностью... Посмотрите, как хорошо — и Порт-Артур наш! — он провел трубкой по карте - Китай, Монголия - все в порядке...»

Разбухшие границы империи окружали безропотные страны-сателлиты. Начиналась эпоха «лагеря социализма». Этот лагерь обладал гигантскими человеческими и материальными ресурсами. Но, чтобы безраздельно править им, требовались тотальный страх внутри и военная мощь извне. Сталин прекрасно понимал, что жестко «закрутить гайки» и покончить с играми в демократию очень помогла бы решительная ссора с Западом. Образ нового врага, дыхание новой опасности стали бы прекрасным поводом для решительных действий.

На помощь пришел... сам Запад. А именно, Черчилль. Выступая в Фултоне в 1946 году, он произносит свою знаменательную речь, в которой призывает Запад «стукнуть кулаком», поскольку Сталин не понимает слабых. Бывшего премьера Великобритании тревожит, что Советы контролируют не только всю Восточную, но и Центральную Европу.

Как известно, в это время Черчилль уже не у дел, следовательно, его речь носит как бы частный характер. Да и официальные лица, президент США Трумэн и премьер-министр Великобритании Эттли, немедленно отказались от заявлений своего предшественника. Однако слово - не воробей. И в средства массовой информации полились потоки информации «об угрозе империализма» и «поджигателях войны»...

У Сталина развязаны руки. С 1946 по 1949 годы формируется могучий «лагерь социализма» - Болгария, Венгрия, ГДР, Польша, Румыния, Чехословакия, Югославия, Албания. Правда, в октябре 1948 года из этой компании изгоняют югославов во главе с Иосифом Броз Тито, зато в октябре следующего, 1949-го, войска Мао Цзе Дуна занимают Пекин и на карте мира появляется необъятная восточная держава коммунистов. Вскоре, при помощи китайских войск, появляется и коммунистическая Северная Корея.

Таким образом, послевоенное формирование закончено. В противовес друг другу идеологические противники сколачивают военные блоки. «Холодная война» объявлена и она начинает раскручивать маховик невиданной гонки вооружений...


Карибский урок

Проведя в 1949 году успешные испытания атомной бомбы, сделанной по американскому образцу, мы не только догнали Америку. Менее двух лет понадобилось советским ученым, чтобы форсированными темпами завершить работы и над своей собственной «выкройкой». Причем отечественная бомба, взорванная в 1951 году, получилась вдвое мощнее по боевому заряду, а по весо-габаритным показателям — наполовину меньше американской. В августе 1953 года мы первыми испытали водородную бомбу, и это водородное «детище» СССР было в 20 раз мощнее того атомного «бэби», что взорвали над Хиросимой американцы...

С начала пятидесятых годов Советский Союз осуществляет и ряд других военных программ, в том числе и в области морских вооружений. Невиданными темпами ведется крупносерийное строительство мощных крейсеров и эсминцев, дизельных торпедных подлодок. Одних только субмарин было заложено тогда более двухсот единиц! В 1958 году у нас появилась первая атомная торпедная лодка, а годом позже - и ракетная.

Наши весьма дорогостоящие заботы по укреплению оборонной мощи были оправданы и объяснимы: международные отношения тех лет развивались крайне противоречиво. Внешнеполитический курс Соединенных Штатов базировался на их явном военном превосходстве. Америка осознанно и откровенно балансировала на грани развязывания войны. Национальная же стратегия СССР предполагала политическое или военное присутствие во всех «горячих точках» мира. В исключительных случаях, если дружественному государству угрожала «агрессия поборников империализма», допускалось и активное вмешательство в конфликт. Рано или поздно, это не могло не привести к открытому столкновению политических интересов обеих сверхдержав. Что и случилось в 1962 году, когда США предприняли попытку силой подавить революцию на Кубе.

Наша страна не могла остаться безучастной к судьбе молодой социалистической «сестры». Уверенные в собственной военной мощи, на угрозу американцев мы ответили также угрозой: на Кубу были доставлены советские ракеты и самолеты, способные нести ядерное оружие.

США в ответ организовали блокаду Кубы, сосредоточив у ее берегов до 180 кораблей с десантом в 100 тысяч человек. По всему миру — в воздухе, на воде, под водой и на суше была объявлена повышенная боевая готовность. Американские войска в Европе, шестой и седьмой флоты, авианосные ударные соединения вошли в Норвежское, Японское и Охотское моря. На боевое дежурство в небо было поднято двадцать процентов стратегической авиации США.

Советские сухопутные силы и ВМФ также были приведены в повышенную боеготовность. В районы конфликта руководство страны направило четыре дизельные подводные лодки 4-ой эскадры Северного Флота «Б-4», «Б-36», «Б-59» и «Б-130». Возглавил этот жестокий поход к берегам Кубы сорокалетний капитан 1 ранга Виталий Агафонов. Надо было преодолеть блокаду американского флота и базировать лодки западнее Гаваны в порту Мариель.

Это было самое яростное противостояние за период всей холодной войны. Бедным «дизелюхам» пришлось пересечь несколько морей и Северную Атлантику с их противолодочными рубежами, штормовыми погодами, периодически всплывая для зарядки аккумуляторных батарей. Руководство страны считало, что в зону конфликта ушли атомные ракетные подводные лодки. Но в 1962 году у нас был один ракетный атомный крейсер, который потерпел аварию с ядерной энергоустановкой и находился в ремонте.

До Азорских островов мучили штормы, после, к Багамам, поднялась температура до 25-30°С. В прочном корпусе началось пекло, люди исходили потом, плавился пайковый шоколад и сыр. Но главное препятствие впереди - Саргассово море — противолодочная система «СОСУС» - наблюдение и оповещение под водой. «Нас постоянно слышали под водой и обнаруживали при всплытии» - рассказывали участники похода.

Первой пострадала «Б-130» - командир Н.Шумков. Из-за поломки дизеля с разряженной до воды аккумуляторной батареей ПЛ всплыла. На нее набросились со всех сторон американские корабли. Спасло срочное погружение, но они начали сбрасывать гранаты, повредили носовые рули, появилась течь забортной воды. Глубина 5500 метров, до поверхности 160. Дышать нечем. Надо всплывать. Всплыли в позиционное положение, вертолеты США уже висят над рубкой, вокруг чужие корабли. В Москву дана неслыханная по дерзости шифровка: «Вынужден всплыть. Окружен четырьмя эсминцами США. Имею неисправные дизели и полностью разряженную батарею. Пытаюсь отремонтироваться. Жду указаний. Командир Б-1ЗО». Этот текст передавался 17 раз, т.к. не проходил из-за организованных янками помех. Они стояли вокруг лодки и одетые в белые панамки и шорты с хохотом смотрели на наших полуголых чумазых, но героических подводников, хватающих свежий воздух. Исправили один дизель и двинулись на NORD-OST навстречу спасателю «СС-20».

Через несколько суток, разрядив АБ, на радость американцам всплыла «Б-36» (командир - капитан 2 ранга А.Дубивко). Преследовали, тренировались в наведении орудий, опасно пересекали курс. Самолеты имитировали атаки. Дубивко зарядил батарею, срочно погрузился и оторвался от преследователей.

Следующей всплыла «Б-59» (командир - капитан 2 ранга Савицкий). Самолеты пикировали, разряжая свои пушки по носу и корме. Только «Б-4» не была обнаружена.

Карибский кризис вплотную поставил мир перед угрозой термоядерной войны. Лишь в самый последний момент Хрущев и Кеннеди успели договориться. Мы вывели с Кубы свои ракеты и самолеты, а Соединенные Штаты сняли блокаду и обязались не проводить интервенцию.

Этот горький урок не прошел бесследно. Он вынудил СССР и США быть в дальнейшем более осмотрительными. С 1963 года, в частности, начала действовать «горячая линия» правительственной связи между президентами обеих сверхдержав. Но кроме этого, общего для всех урока, наша страна получила и собственный урок, как бы «для внутреннего пользования». Конфликт у берегов Кубы наглядно продемонстрировал явное отставание СССР от Соединенных Штатов в области морских вооружений. Военно-морские силы противника обладали (да и поныне обладают!) абсолютным преимуществом по численности авианосцев и амфибийных сил. Они превосходили нас также по количеству атомных подводных лодок, и, прежде всего, ракетных (ПЛАРБ).

Боевое патрулирование атомная ракетная подводная лодка США впервые совершила еще в 1960 году! Помимо этого, были у противника и другие плюсы. Авианосцы США и Великобритании использовались в Норвежском, Средиземном, Японском, Охотском морях таким образом, что могли нанести ядерные удары по территориям стран Варшавского договора. Бесспорно, на состоянии советского флота тяжело сказались волюнтаристские решения руководства страны. Так, при Н.С.Хрущеве значительно сократилось строительство крупных надводных кораблей. Нередко они просто уничтожались на стапелях, несмотря на высокую степень готовности.

После тревожных событий 1962 года руководство Советского Союза было вынуждено пересмотреть роль ВМФ в политике государства и возложить на Военно-морской флот целый ряд новых ответственных задач. Вот как их характеризует адмирал флота Чернавин, Главнокомандующий ВМФ СССР с 1985 по 1992 годы, в своей книге «Атомный подводный»: Начиная с 60-х годов, руководство страной возложило на наш флот готовность к решению следующих задач:

- нанесение ракетно-ядерных ударов по береговым объектам противника;

- срыв или максимальное ослабление первого ракетно-ядерного удара с океано-морских направлений;

- уничтожение ударных авианосных соединений и групп;

- нарушение морских коммуникаций противника;

- борьба с противолодочными силами и средствами;

- защита своего судоходства;

- оборона баз и прибрежных районов базирования сил;

- защита государственных интересов страны на морских и океанских театрах, оказание помощи дружественным странам.

Чтобы ВМФ СССР мог решать эти многочисленные задачи, требовалось не только сформулировать их, но и основательно пересмотреть сложившуюся практику финансирования флота, обеспечив реальные условия для его развития.


Борьба за паритет

Шестидесятые годы проходят под знаком интенсивной борьбы Советского Союза за паритет в области стратегических вооружений. Разумеется, после Карибского кризиса конфронтация двух стран приобретает более сдержанный характер. Но она - продолжается, и международная общественность воспринимает ее, как данность. Правда, некоторого «потепления» удается добиться благодаря договорам, подписанным в 1969-1972 годах между СССР и США. Но это «потепление» длится недолго - до 1979 года, пока мы не ввели свои войска в Афганистан.


В шестидесятые годы были построены две серии ракетных Крейсеров, серия больших противолодочных кораблей, два вертолетоносца. Однако приоритет оставался за подводными лодками, как атомными, так и дизельными. Лишь 4 ноября 1967 года, к 50-летию Октября, флот получил первый стратегический ракетный подводный крейсер (РПКСН) с баллистическими ракетами. В качестве флагманского инженер-механика соединения и члена правительственной комиссии мне довелось принимать участие в испытаниях и приемке головного корабля «К-137», а позже, в 1967-1970 годах, и серийных. И я прекрасно помню то ощущение гордости, которые мы тогда испытывали. Ведь это была самая большая серия кораблей, когда-либо и где-либо построенная!..


Строительство РПКСН различных модификаций продолжалось вплоть до середины 80-х годов. В тот же период у нас создается и мощный подводный флот с крылатыми ракетами, включающий в себя как атомные, так и дизельные подводные лодки. К слову, замечу: американцы считают, что они допустили ошибку, недооценив крылатые ракеты. В последующем США вынуждены были нас догонять. А сегодня все подводные лодки флотов мира имеют на вооружении крылатые ракеты.


С 1969 года наши кораблестроительные программы и программы использования ВМФ приобретают научный характер, к их разработке широко привлекаются Академия наук СССР и научно-исследовательские институты промышленности и Министерства обороны.


В период 70-х - 80-х годов в Советском Союзе продолжается строительство крупных серий атомных и дизельных подводных лодок различного назначения. Непрерывно совершенствуется их оружие и тактико-технические данные. В начале 80-х годов наш военно-морской флот получает головные атомные лодки третьего поколения с твердотопливными баллистическими ракетами («Тайфун») и многоцелевыми крылатыми ракетами. Параллельно идет строительство крупных надводных кораблей. В 1975 году вступает в строй головной тяжелый авианесущий крейсер «Киев», пять лет спустя — головной атомный ракетный крейсер «Киров». В 1990 году сошел состапелей тяжелый авианесущий крейсер нового поколения «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».


К этому времени судостроительная промышленность нашей страны обладает мощнейшей современной базой, необходимой для создания новых кораблей и поддержания в боевом состоянии действующих. Достаточно сказать, что в боевой состав Военно-морского флота СССР ежегодно вливалось почти полсотни новых кораблей. Только на специализированных кораблестроительных, заводах оборонную мощь страны ковали более миллиона человек! Всего же в отрасли морских вооружений трудилось около десяти миллионов. Министерство судостроительной промышленности имело свою разветвленную структуру, в которую входили собственные НИИ, КБ, машиностроительные и корабельные заводы. Помимо этого, на него работали и другие предприятия и научные организации. Так, в создании атомных подводных лодок было задействовано 1200 предприятий страны, в создании авианосцев-более 1500.


К началу девяностых объем производства в советском военном кораблестроении составлял уже около трети общемирового, а суммарное водоизмещение выдаваемой ежегодно «продукции»- 300 тысяч тонн! Атомные подлодки СССР бороздили водные просторы всей планеты, как по собственной квартире, разгуливали подо льдами Арктики. Дизельные подлодки целыми соединениями уходили в многомесячные походы в теплые моря. Мы принимали участие в совместных учениях стран Варшавского договора и наши ракетные крейсера в считанные минуты готовы были дать отпор любому агрессору.


Бесспорно, семидесятые-восьмидесятые годы были «звездными» для флота не только за весь период «построения социализма в СССР». Никогда еще за свою трехвековую историю российский флот не достигал такого могущества в Океане.


Освоение Мирового океана

Осваиваться в различных районах Мирового океана Военно-морской флот СССР начал, по существу, в 1959 году. Именно тогда вышла в Северный Ледовитый океан первая наша атомная подлодка «К-3», в составе экипажа которой довелось участвовать и мне. Под кромкой льда субмарина прошла тогда 300 миль. В сентябре 1960 года в Атлантическом океане появилась впервые на учении «Метеор» четвертая советская атомная лодка «К-14». В июле 1962 года «К-3» достигла Северного полюса и дважды там всплывала. Год спустя «К-115» и «К-178» совершили переход с Северного флота на Камчатку через Северный полюс. В феврале-марте 1966 года две атомные лодки успешно перешли с Северного флота на Тихоокеанский, обогнув при этом Южную Америку и пробороздив Тихий океан. В том же, 1966 году, стратегические подводные лодки в СССР стали использовать на боевом патрулировании по плану! А уже в следующем, 1967-м, советские корабли постоянно несли боевую службу на Средиземном море и в Индийском океане. С 1968 года на Севере, а с 1970-го и на Тихом океане начали постоянно патрулировать наши ракетные стратегические подводные крейсеры.

Однако обилие глобальных задач и ограниченные возможности для их решения всегда составляли нашу национальную особенность. Эта особенность распространялась, естественно, и на отечественный Военно-морской флот.

Хронической слабостью нашего ВМФ являлась недостаточно развитая система базирования, а также специального и тылового обеспечения. Дело в том, что боеготовность подводных атомных сил определяется не только количеством кораблей. Зависит она и от других, куда менее очевидных факторов. Например, от того, насколько вместительны специальные береговые емкости для тепловыделяющих урановых элементов реакторов. Или какое количество радиоактивных отходов способны переработать специализированные предприятия страны.

Самой же «больной» проблемой советского подводного флота в период активного освоения Мирового океана было, конечно, отсутствие заморских баз. Это значительно ограничивало наши возможности, хотя потребность в регулярных выходах неуклонно возрастала.

К началу 70-х годов число обнаруженных нами стратегических подводных лодок противника доходило до 45 единиц в год, многоцелевых - до 87 единиц. Корабельные ударные группы (КУГ), производившие отслеживание за кораблями НАТО и США, находились непрерывно в море по полгода и более. Разумеется, при такой напряженности плавучие базы были не в состоянии обеспечить всех потребностей подводного флота.

Руководство страны предпринимало немало попыток договориться с зарубежными соседями о заходах в их порты советских кораблей. Дипломатические усилия давали иногда положительный результат, но, как правило, очень недолгий. Так, в этот период были заключены соглашения с Египтом и Сирией (1967 г.), Алжиром (1969 г.), Кубой (1970 г.), Гвинеей (1971 г.). В 1972 году мы стали заходить в порты Сомали, в 1977-м - Бенина, годом позже — в порты Сан-Томе и Принсипи. Создание базы ВМФ в Камрани (Вьетнам) обеспечило несение боевой службы нашими кораблями в Индийском океане. А ремонтная база на острове Дашлак, что в Красном море, выручала советские многоцелевые атомные субмарины во время ирано-иракского конфликта.

Но постоянное упорное противодействие США привело к тому, что уже в середине 70-х годов Египет, Сирия, Алжир, Сомали и Эфиопия отказали нашим боевым кораблям в заходах в их порты.

Вместе с тем НАТО и США не упускали ни малейшей возможности продемонстрировать лишний раз свою силу. Американцы открыто имитировали атаки, приводя оружие в боевую готовность, выходили на опасные курсы. А свои учения предпочитали проводить вблизи территориальных вод СССР. Только в период 1970-1971 годов корабли США пять раз заходили в Балтийское море (в общей сложности количество незваных «гостей» составило 10 единиц), шесть раз наведывались в Черное море (15 единиц) и сорок восемь раз - в Японское и Берингово моря (112 единиц). В ответ мы проводили учения и походы в морских районах, прилегающих к США.


Стратегическая борьба на море

Как известно, в 1972 году СССР и США подписали договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1), а семь лет спустя - и ОСВ-2. Однако эти договоры не могли существенно повлиять на наше боевое патрулирование и боевую службу. Ни один из ОСВ не накладывал ограничений на развитие подводных лодок, их районы действия и их оружие. Ко второй половине 60-х в составе ВМС США была 41 атомная ракетная подводная лодка, оснащенная баллистическими ракетами типа «Поларис», в том числе с разделяющими головками. (Тогда же американцы начали проектирование ракет типа «Трайдент»). Ежедневно на патрулировании в море находилось 28-30 стратегических ракетных субмарин, каждая из которых несла на своем борту по шестнадцать смертоносных ракет.

В нашем военно-морском флоте впервые на боевое патрулирование в рамках учения вышла в Атлантику атомная ракетная субмарина «К-19». Было это в июле 1961 года, а десятилетие спустя наши ракетные стратегические крейсеры уже совершали ежегодно от 38 до 43 походов.

К 1985 году в составе ВМФ нашей страны насчитывалось 62 ракетных подводных крейсера, в том числе первые РПКСН «Тайфун». В Мировом океане возрастали теснота и напряженность. Понятно, что в конце концов и Советский Союз, и наш потенциальный противник были поставлены перед жестким выбором: или мы предпримем совместные шаги, дабы избежать опасных ситуаций, или...

В 1972 году СССР и США заключили соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море и воздушном пространстве над ним. Поводом для подписания этого документа послужила трагедия на нашей атомной ракетной субмарине «К-19». Во время операции по спасению лодки, потерпевшей аварию в Северной Атлантике нам постоянно создавали помехи корабли и самолеты НАТО. В результате чего при передаче грузов и заводке буксирных концов на аварийную «К-19» не раз возникали опаснейшие ситуации, чреватые гибелью людей.

Однако и после того, как соглашение было подписано, полностью исключить возможность инцидентов не удалось. За тридцать лет, что в общей сложности длится эксплуатация подводных лодок, субмарины США и СССР сталкивались в море около 20 раз. Случалось это и в наших территориальных водах — в районах Кольского полуострова и Камчатки. Впрочем, могло ли в те годы любое другое международное соглашение или договор сделать безопасным Мировой океан?.. Соединенные Штаты наращивали свои силы в Индийском океане, особенно после того, как приступили к развертыванию там РПКСН типа «Огайо». Заключив договоры с Кенией и Сомали, американцы стали базироваться в портах этих государств. В 1980 году Англия передала США свою военно-морскую базу Диего-Гарсия. Революция в Иране и антиамериканская позиция Хомейни подогревали желание американцев попрочнее обосноваться в зоне Индийского океана и Персидского залива. Разумеется, в качестве ответного аргумента мы увеличили численность 8-й оперативной эскадры в Индийском океане.

Это десятилетие вообще было очень тревожным, вооруженные конфликты чередовались с локальными войнами. В 1964—1973 годах шла война во Вьетнаме, и США задействовали в боевых операциях 15 авианосцев, 6 вертолетоносцев, линкор, 48 крейсеров и фрегатов УРО, 163 эсминца. Помимо этой армады, сражаться с Вьетнамом американцам помогали еще 30 кораблей и 390 катеров их союзников. Ежемесячно палубная авиация совершала до восьми тысяч вылетов. Верный своей национальной стратегии, СССР оказывал широкую военную и экономическую помощь Вьетнаму. В частности, военно-морские силы и сухопутные части вьетнамской армии были оснащены советским оружием. Одержать победу над маленькой республикой Америка так и не смогла, несмотря на свое явное военное превосходство.

В июне 1967 года разразилась арабо-израильская война, в которой Египет, Сирия и Иордания потерпели поражение. Тем не менее присутствие советских кораблей в этом районе существенно охладило пыл флота США. Спустя шесть лет война вспыхнула снова, и в восточной части Средиземного моря вновь сконцентрировались наши корабли и силы 6-го флота США. В 1973 году советские моряки по просьбе правительства Бангладеш тралили минное поле в их водах, а в 1974-м, уже по просьбе египетского правительства, разминировали Суэцкий канал и прилежащие к нему районы. В 1975-1976 годах наши корабли прикрывали переброску кубинских добровольцев в Анголу. В марте 1979-го, во время войны между Китаем и Вьетнамом, была сформирована 20-я оперативная эскадра ВМФ ТОФ - в противовес силам, сконцентрированным Штатами в районе Юго-Восточной Азии... Это, конечно, далеко не полный перечень «горячих точек» того тревожного времени.

Адмирал Чернавин в своих мемуарах приводит любопытную цифру: более 120 кораблей, в том числе 30 - подводных, постоянно находилось тогда на боевой службе. Однако в этом постоянном, изматывающем и опасном соседстве нашего флота с кораблями НАТО и США был и свой немаловажный плюс. Мы изучали и гидроакустические характеристики кораблей противника, и тактику их действий... Учения «Север» (1968г.), «Океан» (1970 г.) и «Океан-2» (1975 г.) неизменно подтверждали высокий уровень мастерства советских моряков.

Со второй половины 80-х годов интенсивность боевой службы резко снизилась. Свою роль в этом сыграло не только изменение внешнеполитического курса СССР, но и начавшийся экономический кризис. Потенциальная же угроза нашей стране с океанских направлений сохранялась, и по-прежнему не хватало нам в Мировом океане военно-морских баз. Учения «Атрина», состоявшиеся в 1987 году, должны были дать ответ на весьма волновавший руководство страны вопрос: способны ли мы при этих «слагаемых» нанести удар возмездия по территории США? Практическую возможность такого удара и проверила на учениях дивизия подводных лодок Северного флота под руководством Главкома ВМФ СССР Чернавина. Положительный результаты «Атрины» позволили руководству страны заявить: несмотря на развернутую против нас подводную систему «Трайдент», мы все еще вполне способны наказать агрессора.


Закат

С началом рыночных перемен в России стал неуклонно снижаться и объем ассигнований военно-морского флота. Предпринятое правительством Российской Федерации реформирование армии и флота свелось, к великому сожалению, лишь к уменьшению численного состава. По официальным данным, к 1997 году корабельный состав ВМФ сократился в два с половиной раза. Допускаю, что подобное сокращение было предпринято с благим желанием оптимизировать численность флота. Однако в целом «как лучше» не получилось.

За последние несколько лет уровень производства в военно-промышленном комплексе страны катастрофически падал и составляет ныне лишь пятую часть «застойных» объемов. Отсутствие финансирования вынудило ВМФ экономить на ремонте кораблей, и это привело к повальной деградации судоремонтной промышленности: около трех десятков отечественных заводов признаны сегодня банкротами. Одновременно прекратили мы ^фактически и строительство новых подводных кораблей. За минувшие пять лет было заложено только две атомные субмарины, в 1993-м и 1995-м годах. Однако при тех темпах, которыми продвигается их строительство, завершится оно не ранее 2010 года. Остановлены работы и на пятидесяти других, ранее заложенных кораблях, хотя двадцать из них имеют весьма высокую, пятидесятипроцентную степень готовности. Не ведется модернизация по теме «Тайфун».

Перечень проблем военно-морского флота можно было бы продолжать еще очень долго, и по сравнению с нынешним количеством «болячек» отсутствие заморских баз в 70-80 годы кажется просто мелочью. Не случайно в одном из своих указов президент РФ Ельцин вынужден был скуповато констатировать: «Анализ состояния российского ВМФ показывает, что он постепенно утрачивает способность защиты политических и экономических интересов страны. В настоящее время военно-морской флот способен решать лишь ограниченный круг задач в наиболее важных районах ближней морской зоны». Красноречивое признание!..

Президент был далеко не первым, кто осознал утраченную нашим флотом «способность защищать». Ошеломляющее впечатление произвело на мировую общественность коротенькое сообщение в норвежской прессе под заголовком «Российский вертолет подорвал две бомбы около американской подлодки». Суть же происшедшего в декабре 1997 года была такова. Российская подлодка должна была произвести запуск двадцати межконтинентальных ракет и произвести их подрыв на высоте - это являлось частью процедуры уничтожения вооружения по договору СНВ. О чем Россия, как положено в подобных случаях, объявила заранее.

Надо сказать, такой способ уничтожения является несколько необычным. Запускать ракеты с подводной лодки, чтобы потом взорвать на определенной высоте, гораздо дешевле, чем их разбирать. Но при этом в атмосферу выбрасывается и около 80 тонн токсичных веществ. Поэтому за всей процедурой от начала до конца внимательно наблюдали с борта гидрографического судна семь американских инспекторов. Двадцать ракет, принадлежащих Северному флоту, размещались на подлодках типа «Тайфун». Однако присутствие грозных кораблей не помешало американской лодке класса «Лос Анжелес» пробраться непосредственно в район операции и расположиться в четырех милях от наших субмарин. На предложение покинуть район подрыва, ответа американцев не последовало. Лишь после того, как российские вертолеты сбросили несколько глубинных бомб, лодка, наконец, «вняла».

По сообщению газеты «Вашингтон пост», Россия выразила свое недовольство послу США в Москве по поводу инцидента в Баренцевом море. Однако Соединенные Штаты не сочли нужным даже комментировать что-либо. Впрочем, не только могущественная Америка не склонна сегодня «миндальничать» с Россией. Даже соседняя Норвегия, член НАТО, стала вытеснять наши рыболовные суда из традиционных районов промысла и предъявлять претензии на часть российского прибрежного шельфа.

Самое печальное, что Россия вступает в XXI век, не имея государственной кораблестроительной программы. По сути, ее, этой программы, не существует уже тринадцать лет, с 1986 года. А указы президента и правительства по кораблестроению, хоть и преисполнены оптимизма, но хронически не выполняются.

Между тем большинство развитых стран мира планируют в ближайшие годы увеличить свой военный флот на 20-30 процентов. И основная ставка при этом делается на подводные лодки. Почему, думается, объяснять не надо. В ядерной триаде подводные ракетоносцы имеют заметные преимущества: скрытность, возможность внезапного применения оружия и малое подлетное время ракет. А вывести их из строя способны, опять-таки, лишь подводные лодки и противолодочное оружие... И еще, что тоже немаловажно - по количеству затраченных на доставку одной боеголовки средств морские силы наиболее дешевы.

Российские военные специалисты считают, что для обеспечения безопасности страны ВМФ России должен иметь:

Как известно, по договору СНВ-2 Россия и США могут иметь 1750 единиц ядерных боеголовок. Предполагалось, что ударную силу российского ВМФ составят тяжелые ракетные подводные крейсеры стратегического назначения (РПКСН) «Акула», система «Тайфун» в количестве шести единиц, семь РПКСН проекта 667 БДРМ и двенадцать - проекта 667Б. Имеющиеся на флоте ракетоносцы, по мере их морального и технического старения, нужно было заменить новейшими, четвертого поколения - типа «Юрий Долгорукий». Однако при сохраняющемся уровне финансирования военного кораблестроения и модернизации ракетоносцев к 2003 году в боевом составе России останется... 5-7 устаревших единиц с выработанным ресурсом. Это значит, что мы утратим главное, на чем держится паритет и наша безопасность — морские стратегические ядерные силы.

Сознает ли руководство страны, что мы рискуем войти в XXI век без собственного военного флота? Что если и будем по-прежнему величаться великой морской державой, то исключительно в силу протяженности своих границ?.. Лично мне сложно ответить на этот вопрос. Еще два года назад, в 1996 году. Государственная Дума собиралась разработать законодательные меры по обеспечению боеготовности ВМФ. Однако не сделала этого и по нынешний день. В том же, 1996-м, была разработана и президентская программа вооружений на ближайшее десятилетие.

Увы, предусмотренные программой ассигнования оказались вдвое (!) меньше той суммы, при которой можно удержать военное кораблестроение хотя бы у критической отметки... Если ранее мы отставали от США на 5-10 лет, то к концу девяностых годов этот разрыв значительно увеличился. И мы не просто пассивно отстаем, мы теряем многие передовые технологии и школы, опытнейшие кадры. Ведь стратегия совершенствования подводных сил в будущем сводится к одному: скрытность, скрытность и еще раз скрытность! Кто первый обнаружил ракетоносцы врага — тот и победил. Военспецы США откровенно признают, что сейчас лучшие российские подлодки гораздо бесшумнее лучших американских, а наши РПКСН четвертого поколения типа «Юрий Долгорукий» они считают кораблем XXI века.

«Многие научные программы России в области военных вооружений свернуты, - констатировал в 1995-м издаваемый в Вашингтоне авторитетный научный сборник „Dekade“ - Однако те программы, которые разрабатываются, намного сложнее и прогрессивнее разрабатываемых в США». К сожалению, в области высоких технологий процесс старения идет быстрее, чем в балете, и, «притормозив» на пару-тройку лет, мы рискуем вообще оказаться на обочине прогресса.

Жизнь не щадит тех, кто остается безмятежен к ее горьким урокам. В начале прошлого года вышел в свет очередной указ президента - предписывающий правительству РФ разработать и утвердить федеральную программу «Мировой океан». Правительству же поручено предусмотреть средства на разработку самой программы и финансирование ее первоочередных мероприятий. В указе президент подчеркивает: «Для России военно-морской флот является объективной необходимостью, одним из важнейших инструментов обеспечения своих национальных интересов в Мировом океане».

Очень хочется верить, что создателям этой федеральной программы удастся сохранить нашей стране не только звание, но и мощь Великой морской державы.


По следу «Морской лисицы»


Печальное первенство

10 апреля 1963 года информационные агентства мира передали сообщение, как громом поразившее планету: в Атлантическом океане, всего лишь в 220 милях от берега, исчезла первоклассная атомная подводная лодка военно-морских сил США «Трешер». Исчезла, даже не успев подать сигнал бедствия, и из 129 человек, находившихся на ее борту, ни один не сумел спастись.

С начала атомной подводной эры человечества минуло всего десять лет, и никто, конечно, тогда и предполагать не мог, с какими трагедиями сопряжена эта эра... «Трешер» стала первой в мире атомной подлодкой, потерпевшей катастрофу. Для Америки это было подлинным национальным бедствием. К вполне естественному в таких случаях горю примешивались, впрочем, и другие чувства. Гибель (да еще в мирное время!) корабля, созданного с учетом новейших достижений науки и техники, нанесла колоссальной силы удар по гордости американцев.

Запаниковали и партнеры США по агрессивным блокам, правительства которых согласились представить свои порты для базирования американских подводных лодок с атомными энергетическими установками. Со страниц печати не сходил вопрос: кто виноват в том, что лодка навсегда осталась в океане?

«Трешер» в переводе с английского означает «морская лисица», есть такая разновидность акулы с длинным хвостовым плавником. Внешнее сходство субмарины с этой «рыбешкой» и обеспечило ей имя. Лодка была заложена на военно-морской верфи в Портсмуте 28 мая 1958 года и являлась головной в серии противолодочных атомоходов.

Все тридцать единиц этой серии обладали высокой, до 30 узлов, скоростью и могли погружаться на глубину до 360 метров. Чтобы полнее характеризовать возможности «Трешера», приведу несколько наиболее интересных цифр. Например, мощность атомной энергетической установки позволяла подводной лодке без перезарядки реактора десять раз обогнуть по. экватору земной шар, а дальность плавания на полной мощности составляла сто тысяч миль.

Электростанция подобной мощности могла бы обеспечить потребности города с двадцатитысячным населением! Для улучшения скрытности на подводных лодках этой серии были применены шумопоглощающие покрытия корпуса, амортизаторы и пятилопастной винт диаметром пять метров. Зазоры между вращающимися частями механизмов доводились до сотых долей миллиметра!.. Управление кораблем, его реактором, оружием и системами связи осуществлялось при помощи самого современного электронного оборудования. Запасы воды, дистилированной (точнее, бидисциллята, поскольку на субмаринах для обеспечения работы энергоустановки используется вода двойной очистки) и пресной, необходимой для жизнедеятельности личного состава, пополнялись за счет морской. Вначале забортную воду с помощью испарителей превращали в дистиллят, а затем электролизная установка разлагала его на водород и кислород. Этот кислород специальные устройства автоматически распределяли по отсекам, причем процентное содержание кислорода поддерживалось в точности, как у атмосферного воздуха.

Вооружение «Трешера» было весьма грозным, на своем борту подводные атомоходы несли от 20 до 40 противолодочных ракето-торпед типа «Саброк». Тип «Саброк» представлял собой комбинацию твердотопливной ракеты и малогабаритной самонаводящейся торпеды. Стреляют этой «комбинацией», как обычной торпедой, в подводном положении, из торпедного аппарата. Затем, достигнув поверхности воды, она, уже как баллистическая ракета, летит по воздуху. А в конце траектории - в назначенной точке над целью — от торпеды отделяется двигатель. И активная гидроаккустическая система самонаведения направляет «Саброк» на цель... Приплюсуйте ко всему вышеперечисленному хорошие условия обитания для экипажа, состоящего из 9 офицеров и 85 старшин — и вы вполне разделите уверенность американских конструкторов и кораблестроителей в надежности своего «детища». Из-за чего же, в таком случае, погибла лодка?

Достоверно известно следующее: «Трешер» вышла в море для проведения двухдневных испытаний. Помимо штатных 12 офицеров и 96 старшин и матросов из состава экипажа, на борту корабля находилось также 4 офицера от кораблестроительной верфи и 17 гражданских специалистов. Без каких-либо замечаний подводная лодка в установленное время появилась в районе испытаний и девятого апреля, в 12 часов 22 минуты произвела погружение. После чего субмарина всплыла под перископ. Таким образом, первый день испытаний прошел успешно. По сложившейся в подводном флоте практике проведения испытаний, заключительным этапом является глубоководное погружение, то есть погружение на ту предельную глубину, для которой и спроектирована данная серия подлодок.

Тогда, в начале шестидесятых годов, атомные подлодки США имели максимальную глубину погружения 360 метров.

Порядок глубоководных испытаний всегда и везде примерно одинаков: подлодка погружается не сразу, а постепенно, ступенями. При этом по приборам звукоподводной связи устанавливается надежный контакт с кораблями обеспечения. На каждой ступени производятся множественные замеры, которые позволяют определить прочность корпуса лодки и его конструкций, функционирование механизмов и оборудования, в первую очередь, конечно, связанных с забортом. Фиксируются также параметры всех механизмов и их соответствие проектным данным. Ведь прочный корпус субмарин испытывает давление океана в несколько миллионов тонн!

Глубоководные испытания «Трешера» обеспечивало спасательное судно «Скайларк». Погружение лодка должна была производить ступенями по 30 метров, и каждые пятнадцать минут выходить с обеспечивающим кораблем на связь. Согласно выпискам из вахтенного журнала «Скайларка», 10 апреля события развивались так:

8.00 — произведена проверка звукоподводной связи;

8.02 - глубина 120 метров. Произведен осмотр прочного корпуса, проверена забортная арматура;

8.09 - глубина 180 метров;

8.24 - произведен очередной сеанс связи;

8.35 - глубина 270 метров, на 90 метров меньше предельной;

8.53 - подлодка приблизилась к предельной глубине;

9.02 - произведен сеанс связи с лодкой, «Скайларк» запросил курс «Трешера». Получил ответ: «Курс не изменился»;

9.10 — подводная лодка не ответила на вызов «Скайларка». Не ответила и на повторный.

В 9 часов 12 минут с борта «Трешера» поступило сообщение о наличии каких-то неполадок. Лодка имела дифферент на корму и явно старалась продуть главный балласт: в течение 20-30 секунд слышался шум сжатого воздуха. Последнее искаженное сообщение с субмарины было коротким и невнятным: «Предельная глубина!!!».

Потом раздался приглушенный грохот... Корабельный хронометр «Скайларка» показывал 9 часов 17 минут.

Как было заранее условлено, лодку попытались вызвать на связь взрывами гранат, но и это не помогло. В 11 часов 4 минуты командир «Скайларка» капитан-лейтенант С. Хеккер дал в штаб радиограмму: «Не имею связи с „Трешером“ с 9 часов 17 минут. Вызываю лодку каждую минуту по системе VQC (гидроаккустический телефон - Н.М.), каждые десять минут сбрасываю сигнальные патроны. Все попытки обнаружения безуспешны.

 Последнее принятое от субмарины сообщение сильно искажено, из него можно понять лишь, что „Трешер“ находился на предельной глубине. Мои координаты 41°43’N, 64°57’W. Продолжаю поиск».


Поиск «Трешера»

С этой минуты поиски словно растворившейся в соленых водах «морской лисицы» принимают организованный и массовый характер. Сразу же по флоту было объявлено «SABSUNK1», что в дословном переводе означает «подводная лодка затонула». Характерно, что для этого не потребовалось ни шифра, ни кодов. Сигнал о возможно случившейся на подводной лодке беде дали открыто. Все остальные радиостанции флота в таких случаях обязаны временно замолчать, дабы не служить помехой.

В 13 часов 32 минуты по приказу командующего подводными силами Атлантического флота США в район предполагаемой аварии направлены корабли, самолеты и подводная лодка «Сивулф». Командование спасательной группой кораблей поручено капитану 1 ранга Ф.Эндрюсу, он является командующим того соединения, в которое входит «Трешер».

В 15 часов 30 минут начальник Главного штаба ВМС США Д.Андерсон, получив оповещение о случившемся, докладывает Военно-Морскому министру Ф.Корту, при этом докладе присутствует и представитель Белого Дома капитан 1 ранга Шепард.

В 15 часов 45 минут (спустя четверть часа!) Шепарда принимает президент Д.Кеннеди. С того момента, как радиограмму обеспечивавшего погружение лодки «Скайларка» доставили дежурному офицеру штаба, не прошло и трех часов...

Первым вопросом, который задал Кеннеди капитану 1 ранга Шепарду, было: «Сколько людей на борту?». Шепард не знал, но ответил - ориентировочно 80-90 человек.

К 17 часам спасательные суда обнаружили на поверхности моря масляные пятна и куски полиэтилена и пластмассы, принадлежащие «Трешеру». Сомнений не было, лодка погибла, и командованию ВМС США предстояло уведомить семьи и родственников погибших. В Соединенных Штатах это принято делать до оповещения средств массовой информации. В 19 часов 30 минут родным и близким подводников сообщили трагическую весть, а через полчаса были проинформированы газеты, телевидение и радио. В своем телевизионном выступлении командование ВМС США не зачитывало поименного списка погибших, еще теплилась какая-то надежда.

- Для нас, моряков и кораблестроителей, - сказал перед телекамерами адмирал Андерсен, - нет большего горя, чем узнать о гибели корабля. Но уже на следующее утро тот же адмирал Андерсен сделал более определенное заявление: «Печальная необходимость вынуждает меня прийти к заключению, что подводная лодка „Трешер“, которую мы в течение некоторого времени считали потерянной, в действительности затонула. Безусловно, за прошедшее время у нее было много возможностей дать о себе знать... С глубоким прискорбием и чувством огромного горя я вынужден объявить о том, что атомная подводная лодка, имевшая на борту 129 человек, погибла...»

И 11 апреля 1963 года над всеми разбросанными по миру военно-морскими базами США в знак траура по погибшим морякам были приспущены флаги. Характерно для США, что в этот же день осиротевшим семьям подводников была выплачена компенсация, обеспечившая им беспроблемное существование до конца дней. Оправдалось предчувствие одного из членов экипажа «Трешера» - старшины команды турбинистов Жоржа Кисекера, который пошутил на прощание, сообщая жене сумму страховки: «Чует мое сердце, не пройдет и недели, как ты станешь богатой вдовой».

Между тем к поиску «морской лисицы» подключались все новые и новые надводные корабли, подводные лодки, вертолеты, научно-исследовательские батискафы. Число находившихся одновременно в районе гибели «Трешера» спасательных судов и кораблей достигало 12-16 единиц...

Однако отсутствие какого-либо результата у боевых кораблей заставило передать все поисковые силы и средства науке. Коллектив ученых-океанографов возглавил доктор Артур Максуэлл из Управления военно-морских исследований. Весь район поисков, все сто миль, был разбит Максуэллом на участки. Участки закрепили за соответствующими судами, оснащенными современной аппаратурой: мощными гидроаккустическими станциями, магнитомерами, эхолотами, дозиметрами, подводными фотокамерами. С Тихого океана на десантном корабле доставили батискаф «Триест», способный погружаться на предельные глубины мирового океана.

Но и через месяц после гибели «Трешера» поиски оставались безрезультатными. Однако их не прекращали: отказаться от них значило бы нанести повторный удар по национальному престижу, и без того основательно задетому печальным «первенством». Во-вторых, обнаружение погибшей лодки позволило бы достоверно установить причины ее гибели и предотвратить подобные катастрофы в будущем. В-третьих, общественность и в самих США, и во всем мире была обеспокоена возможностью радиоактивного заражения океана. Никто ведь не знал, как поведет себя реактор, не поставит ли точку на рыбном промысле в этом районе Атлантического океана.

В течение июня батискаф «Триест» совершил пять погружений, одно из которых имело некоторый эффект: был найден баллон воздуха высокого давления (ВВД) и сапог из комплекта спецодежды, используемой в реакторном отсеке. В течение последующих погружений, продолжавшихся до ноября 1963 года, на небольшом участке площадью около двухсот квадратных метров удалось обнаружить кое-какие металлические предметы с «Трешера» - переборочную дверь, трубы. Их принадлежность погибшей субмарине сомнений не вызывала, так как на них имелись соответствующие номера и даже фамилии монтажников, строивших эту лодку.

Учеными было сделано в общей сложности более 250 тысяч снимков. Однако ни тела подводников, ни прочный корпус подлодки, ни ее оборудование отыскать так и не удалось. А это значило, что длительные и объемные поисковые работы практически не помогли ответить на вопрос: что же послужило причиной гибели атомной подводной лодки «Трешер»?


Причины ищет комиссия

Комиссия по расследованию причин катастрофы была создана на следующий день после гибели «Трешера», 11 апреля. В состав этой комиссии вошли видные подводники, специалисты кораблестроители и бывший командующий подводными силами Атлантического флота США контр-адмирал Лоуренс Дзепит. Возглавил ее один из старейших подводников США, начальник военно-морского училища в Аннаполисе, вице-адмирал Бернард Остин. Разумеется, Остин и предполагать тогда не мог, что пройдет каких-то пять лет, и в 1968 году ему снова придется заняться расследованием причин гибели атомной подлодки, на сей раз «Скорпиона».

Работать комиссии было нелегко. В стране циркулировало огромное количество различных слухов и версий. Порождены они были, в первую очередь, неизбежной в подобных ситуациях борьбой ведомств за честь «мундира». Подводники выдвигали обвинения против Портсмутской кораблестроительной верфи, представители верфи не менее ожесточенно обвиняли подводников.

Наиболее реакционные круги пытались отыскать в гибели субмарины «руку Москвы». Официальные представители ВМС США и честные моряки опровергали эти измышления. Например, адмирал Андерсон заявил: «Насколько мне известно, в момент гибели „Трешера“ вблизи не было не только подводных советских лодок, но и советских рыболовных судов». К чести комиссии, клеветническую версию она почти сразу отвергла.

Однако расследование выявило массу недостатков в собственном «огороде» — в кораблестроительной промышленности ВМС США. ...Строительство «Трешера» заняло 3 года и 2 месяца. В августе 1961 года лодку торжественно передали флоту. Командиром «Морской лисицы» назначили капитана 3 ранга Д.Аксена, известного флотским историкам еще и тем, что он входил в экипаж первой атомной подлодки США «Наутилус».

Как правило, американские кораблестроительные кампании устанавливают для своей «продукции» гарантийный срок эксплуатации, предельный срок гарантии — двенадцать месяцев. За этот, гарантийный год плавания «Трешера», было устранено в общей сложности 875 дефектов, и в апреле 1962 года Военно-морской министр США наградил большую группу офицеров инженерно-технической службы ВМС США, в том числе Д.Аксена, орденом «Бронзовой звезды» с формулировкой: «В результате их работы были улучшены боевые качества подводного флота страны».

Недостатки, которые были в гарантийном порядке устранены на «Трешере», в основном касались быта экипажа и удобств эксплуатации. Однако 130 из них относились к конструктивным решениям, а 5 напрямую были связаны с безопасностью корабля. Поэтому по истечении гарантийного срока, летом 1962 года, лодку вернули на судоверфь Портсмута.

Пока подлодкой занимались кораблестроители, командир Д.Аксен ушел на повышение. На его место назначили тридцатипятилетнего капитан-лейтенанта Джона Гарвея. Несмотря на молодость, Гарвей имел солидный послужной список. Он окончил Высшее военно-морское училище, был вахтенным инженер-механиком на «Наутилусе» и принимал участие в первом походе этой подлодки через Северный полюс. В 1958 году Гарвей стал старшим инженером-механиком (по нашим меркам эта должность соответствует командиру БЧ-5) на атомной подводной лодке «Таллиби», затем — старшим помощником командира на атомной подводной лодке «Сидроген». В январе 1963 года ему предложили принять «Трешер».

Через два месяца субмарине предстоял выход в море, но свежеиспеченный командир вовсе не был уверен, что «Морская лисица» к этому походу готова. В суматохе предпоходных дней Джон Гарвей успел написать письмо вице-адмиралу У. Смедбергу. Вице-адмирал был не только начальником управления кадров ВМС США, но и другом отца Джона Гарвея. Об этом письме стало известно уже после катастрофы, и оно было запрещено к публикации министром ВМС Ф. Кортом. Вице-адмирал Смедберг с этим едва ли согласился, поскольку заявлял журналистам: «...такая публикация целесообразна вследствие важности поднятых в письме вопросов». Думаю, все-таки неслучайно некоторые фрагменты письма просочились в печать. Так, армейский журнал США «Арми нейви эйр форс джорнэл» 20 апреля 1963 года сообщил, что командир «морской лисицы» упрашивал адмирала использовать свое влияние и заставить специалистов изменить свое отношение к делу, так как качество строительных и ремонтных работ на лодке вызывает у него, Гарвея, тревогу. К сожалению, Смедберг не смог выполнить просьбу сына своего друга: письмо вице-адмирал получил в день гибели «Трешера»...

Не получив ожидаемой помощи, 8 апреля 1963 года капитан-лейтенант Гарвей признал свою лодку удовлетворительно подготовленной к выходу в море и подписал все документы о готовности. Прочие офицеры корабля также подписали подтверждающие качество ремонта документы. Поставили подписи и специалисты верфи.

Уже потом, после трагедии, будет установлено: к выходу в море подводную лодку подготовили плохо, и выполнили далеко не все необходимые ремонтные работы. Станет известно, что кроме Гарвея, в свое время делали попытки отсрочить ходовые испытания лодки и первый ее командир Д.Аксен и даже «отец» атомного флота США адмирал Хаймен Риковер. Прекрасно представляя себе масштабы риска, требовали одного — дополнительных проверок перед выходом.

Почему же к мнению специалистов ни разу не прислушались?.. Возможно, для человека гражданского это прозвучит и несколько странно, но остановить или хотя бы затормозить запущенную на флоте «машину» было практически невозможно. От исхода предстоящих испытаний зависела судьба всей громадной серии подводных атомоходов, а успех давал возможность США безраздельно господствовать в Мировом океане...

Впрочем, не только в американских ВМС «высшие соображения» отодвигали на второй план мнение толковых и здравомыслящих специалистов. На протяжении моей 30-летней службы на флоте России мне неоднократно приходилось участвовать в государственных и заводских испытаниях вновь построенных и отремонтированных атомных подлодок, как головных, так и серийных. Входил я в комиссии различных рангов, вплоть до Правительственных, но всегда завершение было одним: комиссия подписывала документы о готовности к выходу в море. Хоть и с натяжкой, хоть и под давлением авторитетов и обстоятельств - но подписывала. Мне известен лишь единственный случай, когда командир БЧ-5, электромеханической боевой части, записал в журнал: «БЧ-5 к выходу в море не готова». Командир лодки не придал этому значения, «наверх» не доложил. Развязка была трагической: произошла авария атомной энергетической установки, погибли и переоблучились люди, сама энергоустановка замерзла. Долгие годы потом на ней проводили эксперименты, а в 1982 году лодку затопили возле о. Новая Земля, в заливе Степового...

Так что с точки зрения кадрового военного не произошло ничего необычного и 8 апреля 1963 года, когда в штаб подводных сил в Нью-Лондоне было отправлено донесение о готовности «Трешера» к испытаниям. Командир, безусловно, понимал, что только надежность и безотказность оборудования, безукоризненно-слаженные действия личного состава могли обеспечить безопасность подводной лодки, пережившей десятимесячное плавание и гарантийный ремонт. Однако «Морская лисица» вышла в поход. И он оказался для нее последним.


Версии

В июне 1963 года следственная комиссия ВМС США закончила работу. Было опрошено 120 свидетелей, и двенадцать томов дела составили 1700 страниц свидетельских показаний, сотни тысяч фотографий, карт и рисунков, запечатлевших вещественные доказательства. Тем не менее акт комиссии гласил: «...полученные данные не позволяют определенно утверждать, что же в действительности произошло с подводной лодкой».

Приступая к работе, комиссия сформулировала ряд причин, каждая из которых могла стать причиной гибели «Трешера»:

1. Акт саботажа или диверсии.

2. Ошибка личного состава, приведшая к провалу за предельную глубину погружения.

3. Технические или конструктивные дефекты, приведшие к разрушению прочного корпуса на глубине, близкой к предельной.

4. Потеря плавучести вследствие поступления воды внутрь прочного корпуса из-за повреждения арматуры или трубопроводов.

5. Взрыв боезапаса или реактора.

Большинство из этих версий в ходе следствия было отвергнуто самой же комиссией. И наиболее близкой к правде, по ее мнению, являлась версия о разрушении прочного корпуса на предельной глубине или поступлении воды через поврежденную арматуру или трубопроводы.

Аналогичные аварии имели место в августе 1959 года на «Наутилусе», когда лопнула на глубине 1200 метров охлаждающая магистраль. Диаметр магистрали составлял всего 102 мм, но в результате в отсек стало поступать каждую минуту примерно десять тонн воды. Экипажу, к счастью, удалось справиться с этой опаснейшей аварией, одержать лодку, всплыть и устранить течь. В том же году атомная подлодка «Хэлибат» из-за поступления воды в носовой отсек начала погружаться с дифферентом на нос 60 градусов и лишь немедленно начатое продувание носовой группы цистерн главного балласта спасло субмарину от гибели.

Если проанализировать последние слова командира Д. Гарвея, то можно предположить следующую картину. Пробоина, очевидно, была не очень велика, и Гарвей не сразу оценил грозившую кораблю опасность.

Согласно записи в вахтенном журнале «Скайларка», в 9 часов 12 минут состоялась проверка связи, после чего с подлодки поступил доклад: «Имеем положение при дифференте на корму. Пытаемся продуться». По словам гидроакустика «Скайларка», командир «Трешера» в последний момент сказал: «Испытываем некоторые затруднения. Имеем положительный дифферент на корму. Пытаемся продуться. Ждите дальнейших сообщений». Однако, судя по развитию событий, агония корабля продлилась не более пяти минут.

Авария на лодке произошла примерно на глубине 360-400 метров, следовательно, давление забортной воды составляло 36-40 кг на квадратный сантиметр. Упругость струи с таким давлением можно сравнить разве что с бритвой. Врываясь в отсек подлодки, даже незначительная струя воды под давлением около 40 кг на квадратный сантиметр сметает на своем пути все: приборы, механизмы, кабельные трассы, каюты... А уж люди, конечно, гибнут в доли секунды. Чтобы представить себе силу подобной «струи», достаточно вспомнить, что давление воды в нашем кухонном кране едва достигает одного килограмма на квадратный сантиметр, а в пожарном брандспойте — трех.

Вот как видится развитие ситуации на «Трешере» отечественным исследователям этой катастрофы Т.П. Лисову и А.А. Нарусбаеву: «Около 9 часов 12 минут случилось непоправимое: колоссальное забортное давление сорвало арматуру или разорвало трубопровод в одном из кормовых отсеков. Пробоина была не очень большой, иначе бы лодка затонула мгновенно. Гарвей отдал необходимые распоряжения, а затем снял трубку гидроакустического телефона, вызвал „Скайларк“ и спокойным голосом произнес: „Столкнулись с небольшой проблемой... Имеем дифферент на корму. Пытаемся продуться“. Судя по интонации командира, он еще не представлял масштабов настигшей корабль беды.

Между тем обстановка в корме была ужасной. Струя воды буквально косила оказавшихся на ее пути людей. Плотный туман окутал отсек, вызвав неизбежное в таких случаях короткое замыкание электрических цепей. Это, в свою очередь, вывело из строя системы, жизненно важные для управления кораблем и механизмами. Быстро нарастающий на корму дифферент вскоре превысил допустимую величину, что привело к срабатыванию защиты реактора. Корабль лишился хода...

Едва ли могла иметь успех предпринятая Гарвеем попытка продуть балласт. Ведь расчеты показывают, что при нормальных запасах сжатого воздуха на глубине 360-400 метров можно продуть максимум 200-240 тонн водяного балласта. А количество воды, поступившей в прочный корпус лодки, уже намного превышало эту цифру. Получив отрицательную плавучесть и лишившись управления, лодка начала проваливаться за предельную глубину. Видимо, вышедший из строя гидроакустический телефон не дал возможности командиру сообщить что-либо на „Скайларк“, и на спасательном судне сумели разобрать только обрывок фразы „... предельная глубина...“.

Финал трагедии наступил в 9 часов 17 минут, когда под действием забортного давления разрушился один из отсеков прочного корпуса (именно в это время на спасателе слышали глухой треск). В считанные секунды вода смела все водонепроницаемые переборки и затопила внутренние помещения корабля... (Вот уж где поистине понятна фраза школьного учителя физики, что природа не терпит пустоты! - Н.М.). Оставшийся в отсеках воздух сжимался до такой степени, что возникали пожары. Этим и объясняются следы пламени на кусках полиэтилена, подобранного позже на месте гибели „Трешера“. Однако пожары тут же гасились массой поступающей воды. Смерть экипажа была мгновенной, и безжизненное тело корабля, наполненное водой, устремилось на дно...». Лодка падала более двух километров и при этом, как показали расчеты, развила скорость 110-160 узлов. Гребной винт сыграл роль стабилизатора, перевернув ее носом вниз. По мнению американских специалистов, прочный корпус «Трешера» вполне мог углубиться в грунт более, чем на 150 метров. И это вполне объясняет, почему отыскать «Морскую лисицу», несмотря на продолжительные поиски, так и не сумели.


После катастрофы

По прошествии многих лет, когда погибшие субмарины составляли уже целый список и в США были вынуждены отчасти приподнять завесу секретности, стало совершенно ясно, что общей и основной причиной всех трагедий являлась безудержная гонка вооружений. В сущности, это было ясно и в 1963 году, но лишь узкому кругу лиц.

В 1963—1964 годах обстоятельства катастрофы «Трешера» обсуждались в объединенном комитете конгресса США по атомной энергии. В качестве свидетелей на эти заседания комитет конгpecca приглашал высших чинов ВМС США, в том числе и упомянутого мною ранее министра Военно-Морских Сил Фрэда Корта. Ход обсуждений в конгрессе самой крупной катастрофы в истории ВМС США освещался в печати лишь частично, отдельными выдержками. Но и эти выдержки позволяют понять, что конгрессмены не искали «козлов отпущения» среди личного состава экипажа, строителей, конструкторов или представителей науки. Вина за случившееся была совершенно недвусмысленно возложена на высших военных руководителей США, раскручивавших в те времена гонку атомных вооружений в подводной сфере. Это тем более показательно, что подобный вывод совершенно не отвечал интересам правительства США. Ведь хорошо известно, что стоимость одной американской торпедной подлодки составляет около 65 миллионов долларов, а ракетной - не менее 120 миллионов. А на сто миллионов, по подсчетам финансистов США, можно построить или 25 больниц на 160 коек каждая, или 30 школ на 18000 учащихся, или 5 тысяч жилых домов. И, естественно, правительство США должно было бы доказывать своим налогоплательщикам обратное — что оно не зря тратит огромные средства на создание новых атомных подводных лодок. А тем паче, ракетоносцев, строительство которых тогда начинало набирать силу.

Вполне закономерно, что кораблестроительная программа США после гибели «Трешера» претерпела существенные изменения, хотя официальные представители ВМС США и отрицали это в своих публичных выступлениях. Военная «машина» замедлила свой наступательный ход. Сроки закладки новых лодок и их спуска на воду перестали считать чем-то священным и корректировке не подлежащим, назначенные даты отодвигали порой на полгода и более. К примеру, вступление в строй однотипной с «Трешером» подводной лодки «Барб» переносилось дважды, такая же участь постигла и субмарину «Тиноса». В конце октября 1963-го командование ВМС США сообщило о задержке в окончании строительства тридцати одной атомной подводной лодки — по существу, всех подводных лодок, находившихся тогда на судостроительных заводах страны. «Отец атомного флота США», адмирал Риковер, за неделю до этого заявил средствам массовой информации, что «предполагается задержать на стапелях атомные подводные лодки из-за случаев несоблюдения существующих стандартов».

Чтобы читатель мог оценить всю серьезность заявления Риковера, поясню: одним из таких «стандартов» является, скажем, качество сварных швов прочного корпуса. Так вот, только перепроверка документации по рентгенографическому контролю этих швов занимает несколько месяцев (!). Не говоря уже о практическом устранении обнаруженных дефектов или нарушений методик контроля... Бесспорно, эти задержки в конечном итоге увеличивали стоимость постройки или модернизации атомной лодки. Однако все проводимые в ВМС мероприятия по переоборудованию однотипных с «Трешером» субмарин печать США комментировала под одобрительными заголовками «Урок пошел на пользу».

Мероприятия эти осуществлялись по различным направлениям: кораблестроители увеличивали прочность трубопроводов и арматуры, общекорабельных систем и энергоустановки. В связи с этим лодку или удлиняли на один отсек, добавляя к объему прочного корпуса лишние триста тонн, или снимали с нее часть штатного оборудования. Для всех находящихся в боевом строю подводных лодок типа «Трешер» уменьшили предельную глубину погружения, что, в сущности, было равносильно увеличению прочности.

Произошла задержка и в испытаниях новейшего противолодочного оружия - ракето-торпеды типа «Саброк». Вместе с «Трейдером» затонули находившиеся на борту лодки комплект этих снарядов и уникальная аппаратура их самонаведения. Выясняя причины трагедии, с принятием «Саброка» на вооружение ВМС США медлили почти год. Не отказавшись вовсе от строительства лодок типа «Трешер», руководство военно-морских сил смогло добиться значительного улучшения тактико-технических элементов этой серии кораблей. На них были установлены усовершенствованные приборы замера глубины и гидроаккустическая аппаратура, усиленное торпедное вооружение. В лучшую сторону изменились и условия обитаемости экипажа, а также средства обеспечения скрытности и защищенности.

Головная лодка обновленной серии, «Стерджен», имеет следующие тактико-технические данные: водоизмещение - 4600 тонн; длина - 80 метров; скорость - 30 узлов; вооружение - 4 торпедных аппарата. Однако у комиссии, расследовавшей причины гибели «Трешера», имелись серьезные претензии не только к качеству боевых кораблей. Спустя двенадцать дней после катастрофы в Соединенных Штатах Америки была создана научно-исследовательская группа по изучению проблем, связанных с глубинами мирового океана. Вошли в нее представители науки, промышленности и ВМС США, а возглавил контр-адмирал Эдвард Стэфан.

Основной задачей группы стала организация поиска и оказание помощи затонувшим подводным лодкам. Дело в том, что надежных средств спасения субмарин и их личного состава ни в одной стране, обладающей подводными силами, тогда просто не существовало. Не существует, впрочем, и доныне. Но чтобы создать научную группу и вплотную заняться проблемой, понадобилась гибель «Трешера». Комиссия представила доклад, в котором предлагала группе разработать новые средства спасения личного состава: на самих подводных лодках (всплывающие камеры или целые отсеки) и автономные, по принципу глубоководных роботов.

Благодаря целенаправленному подходу значительно ускорилась разработка быстродействующих систем аварийного продувания цистерн главного балласта. Для них стали применять твердотопливные ракетные двигатели. Принцип действия был таков: при поступлении воды в прочный корпус эти системы автоматически срабатывают. Образующиеся в результате сгорания топлива газы за считанные секунды продувают водяной балласт. И подводная лодка, получив положительную плавучесть, как пробка выскакивает на поверхность.

Разгадать тайну гибели «Трешера» за минувшие с той поры почти четыре десятилетия так и не удалось. «Морская лисица» открыла счет потерям атомной подводной эры и, увы, не осталась на дне Океана в одиночестве...

Мы, российские подводники, искренне сочувствуем американскому народу, так как неоднократно и нас постигало подобное несчастье. Еще за два года до гибели «Трешера» у нас исчезла дизельная подводная лодка «С-80», унеся с собой и жизни 68 моряков. Собственная трагедия двухлетней давности ничуть не помешала Главнокомандующему ВМФ СССР адмиралу флота Сергею Горшкову сурово обличать американских коллег в 1963 году. В газете «Известия» Главком писал: «Катастрофа „Трешера“ - следствие авантюризма технической политики Пентагона, его необузданного стремления любой ценой, как можно быстрее увеличить число подводных лодок в составе действующего флота. Этот случай лишний раз подтверждает, что реальное состояние американского атомного флота далеко не соответствует хвастливым утверждениям военных руководителей».


Загадка «Скорпиона»


Несостоявшаяся встреча

В конце мая 1968 года на пирсе Норфолка, главной базы атомных подводных лодок США, собралась оживленная группа людей. Они пришли встретить возвращавшуюся с моря атомную субмарину «Скорпион». Родственники и друзья служивших на лодке моряков хотели обнять своих близких после долгой разлуки, а должностные лица — поздравить экипаж с успешным выполнением боевых задач.

За три с половиной месяца до этого, 15 февраля, лодка под командованием капитана-лейтенанта Френсиса Слэттери вышла из Норфолка в Средиземное море для участия в учениях шестого американского флота. Проведя эти три с половиной месяца под водой и осуществив все предписанные ей задачи, лодка взяла курс на Норфолк.

Последний сеанс связи со «Скорпионом» состоялся 21 мая: корабль находился в 400 милях к северо-западу от Азорских островов. Кроме того, командир сообщил, что они отклонились от курса на 27 миль.

Но на базе лодку, однако, не дождались, она словно «в воду канула»... В безуспешных поисках исчезнувшего «Скорпиона» приняли участие около шестидесяти кораблей, три десятка самолетов и несколько подводных лодок. И только несколько месяцев спустя, 30 октября, батискафу «Триест-II» удалось, наконец, обнаружить к юго-западу от Азорских островов на глубине 3047 метров обломки субмарины и сфотографировать их.

«Скорпион» был из серии многоцелевых подводных лодок. Корабль спустили на воду в декабре 1959 года, его водоизмещение составляло 3100 тонн, а экипаж - 99 человек. Как правило, командование ВМС США старалось (и старается!) не допускать в открытой печати публикаций об авариях на атомных подлодках. Связано это, в первую очередь, с тем, чтобы не вызывать беспокойства у союзников, в порты которых заходят атомные подлодки США. Да и вербовка рекрутов на подводные атомоходы, как правило, идет значительно легче, если будущий моряк не очень «наслышан» о возможных проблемах.

Обычно все материалы, связанные с атомными лодками, носят в Соединенных Штатах сугубо рекламный характер и, не дай бог, по чьей-то вине произойти утечке информации!.. Однако полностью скрыть от общественности многочисленные случаи аварий и неисправностей на атомных подводных лодках все-таки невозможно, вопреки усилиям руководства ВМС некоторые данные просачиваются и к журналистам. Трудно сказать, испытывали или нет высшие военные чины Пентагона искус утаить от своего народа гибель «Скорпиона» и ее экипажа. Ведь это была вторая по счету катастрофа в американском атомном подводном флоте. И она явно не способствовала повышению авторитета военно-морских сил сверхдержавы. Тем не менее об исчезнувшей субмарине вся страна - как и пять лет назад о потерянном «Трешере» - узнала сразу.

Несколько забегая вперед, хочу отметить, что исчезновение «Скорпиона», вместе с находившимся на его борту экипажем, стало одной из наиболее трудных загадок «холодной войны».

Вновь, как и пять лет назад, была создана авторитетная комиссия по расследованию причин трагедии «Скорпиона». Возглавил ее вице-адмирал Бернард Остин, уже имеющий опыт подобного расследования (напомню, именно под его руководством работала аналогичная комиссия по «Трешеру»). За полтора месяца своей деятельности комиссия провела двадцать три заседания и опросила шестьдесят пять свидетелей. К середине июля 1968 года расследование было завершено. Комиссия констатировала, что во время последнего ремонта корабля на нем не выполнили ряд работ. В частности, из-за нехватки средств не отремонтировали систему аварийного продувания главного балласта. Кроме того, не установили на «Скорпионе» и аварийный радиобуй, автоматически всплывающий при провале лодки за предельную глубину.

Эти недоделки едва ли можно было отнести к числу серьезных. Внимание комиссии они привлекли по иному поводу. Еще в 1963 году, сразу после гибели «Трешера», специалисты определили перечень конструктивных переделок, обязательных для всех подводных атомных лодок США. Система аварийного продувания балласта и радиобуй, как несложно догадаться, тоже значились в этом перечне...

Ответить же на главный вопрос — «почему?», комиссия так и не смогла. В ее заключении было сказано, что превысила предельную глубину погружения и затонула субмарина... «по неизвестной причине».


Секретные страницы

Итак, снова долговременные поиски и гигантский объем осуществленных подводных работ не позволили достоверно установить причину катастрофы. И уже вторая по счету трагедия увязала в тине голословных версий и ничем не обоснованных утверждений. Безусловно, комиссия проверила широчайший круг возможных причин гибели «Скорпиона», начиная от пожара и заканчивая террористическим актом. Не обошлось, конечно, и без дежурной версии «рука Москвы». Хотя достоверно известно, что в мае 1968 года наши надводные корабли и подводные лодки не подходили к месту гибели «Скорпиона» ближе четырехсот миль.

Однако руководство ВМФ США, объявив во всеуслышание, что исчезновение подводной лодки «Скорпион» остается загадкой, которую «...невозможно разгадать никакими свидетельствами, имеющимися сейчас», кое в чем слукавило. По прошествии тридцати с лишним лет, военно-морское ведомство Америки решило приподнять завесу секретности и рассказать, наконец, еще об одной версии, оставшейся тогда, в 1968 году, необнародованной.

Как теперь выясняется, среди прочих бумаг, собранных комиссией по расследованию, все это время хранился небольшой семидесятистраничный документ. В нем высказывалось предположение, что подводная лодка была поражена... собственной торпедой. А именно: по неизвестным причинам одна из находящихся в торпедном аппарате торпед пришла в боевое состояние. Командир вынужден был отдать приказ выстрелить ее за борт. Однако торпеда начала кружить вокруг субмарины и самонавелась на нее. В результате чего произошел взрыв, разрушивший прочный корпус лодки.

Насколько реально подобное предположение?.. В 1968 году к расследованию гибели «Скорпиона» были привлечены также частные гидроакустические лаборатории. По их материалам, в сущности, и удалось установить точное место гибели подводной лодки. Так вот, одна из таких частных лабораторий зафиксировала в районе прохождения «Скорпиона» звуки подводных взрывов. Правда, эти звуки свидетельствовали, что лодка движется на восток. Хотя в то время она должна была идти в противоположном направлении, на запад. Но подобная «нестыковка» как раз подтверждает версию самонаведения торпеды. Возможно, сменив курс, субмарина таким образом пыталась от нее уклониться.

Некоторые научные сотрудники из ВМС США считают, что торпеда с простым зарядом «Марк-37» взорвалась внутри подводной лодки. И в качестве доказательства ссылаются на фотографии, полученные в результате обследования места гибели «Скорпиона» глубоководным аппаратом. На снимках хорошо видно, что подводная лодка расколота надвое и ее кормовая часть вмята почти до середины корабля. Подобные повреждения, бесспорно, могли произойти и в результате удара о грунт, поскольку падать «Скорпиону» пришлось на глубину около трех с половиной тысяч метров. Но вот наличие обломков, также найденных в этом районе, можно объяснить лишь взрывом торпеды...

Координаты места гибели подлодки до сих пор остаются тайной, строго хранимой военно-морским ведомством США.


Исход один, подходы разные

Потеряв в 1968 году еще одну атомную лодку, американцы на несколько лет взяли тайм-аут. Прекратили походы в Арктику, занялись доработкой систем, обеспечивающих живучесть подводных кораблей.

«Осмотреться в отсеках!» - такая команда раздается по громкоговорящей связи на подводной лодке каждый раз, когда есть хоть малейшее сомнение в том, что на субмарине все в порядке. Это стало теперь законом, действующим в масштабе всей страны.

В отличие от Америки, лишившейся в течении пяти лет сразу двух атомоходов, «Трешера» и «Скорпиона», Советский Союз до 1970 года не знал подобных катастроф. Однако сегодня из шести покоящихся на дне Океана атомных кораблей четыре составляют именно нашу, «советскую», долю. В 1970-м у нас погибла «К-8», а в 1986-м, после трагедии на «К-219», мы уже сравнялись с американцами по числу потерь... В первом случае руководство СССР хранило упорное молчание. Правительство не сочло нужным информировать ни «идеологических врагов», ни собственный народ.

В среде специалистов - военных моряков, создателей атомного флота, жестко пресекались любые разговоры на эту тему. Хотя на западе, разумеется, знали во всех подробностях о гибели нашей подлодки. Иностранная пресса называла точные координаты ее затопления и под соусом сенсационности преподносила информацию своим читателям.

Впрочем, нам и прежде доводилось «глотать» нечто подобное. Например, 8 марта 1968 года во время боевой службы в Тихом океане затонула наша дизельная лодка «К-129», унеся с собой и жизни 97 моряков. Главком ВМФ СССР С.Г.Горшков сделал беспрецедентное по своему цинизму заявление, решительно отказавшись и от лодки, и от экипажа. Позже американцы не поленились поднять «К-129» с глубины 5000 метров и предъявить миру как доказательство лживости «коммунистов»...

И только о второй нашей потере, «К-219», промолчать не получилось. Помешал случай: по стечению обстоятельств, именно в этот день между президентами СССР и США была достигнута договоренность о встрече в Рейкъявике. Гибель нашего подводного ракетоносца, произошедшая во время боевого патрулирования у берегов Америки, разумеется, была зафиксирована всеми средствами наблюдения противника и моментально обнародована. Попытайся мы скрыть этот факт, избежать определенных дипломатических осложнений, вплоть до отмены встречи в верхах, наверняка бы не удалось. Таким образом, впервые после Чернобыля наша система вынужденно признала перед своим народом и всем миром наличие серьезных пробелов в отечественной гонке вооружений.

Апофеозом подводных катастроф стала гибель в 1989 году уникальной глубоководной подводной лодки «К-278», более известной как «Комсомолец». По сути, лишь эта, третья потеря, открыла советской общественности «отдельные недостатки» как в системе кораблестроения, так и в организации спасения терпящих бедствие кораблей. Думаю, совершенно излишне уточнять, что весьма различной была не только реакция правительств обеих сверхдержав на случившуюся трагедию, но и отношение к осиротевшим семьям погибших моряков. В СССР родственникам выплатили мизерные деньги, и как сложилась их дальнейшая судьба, уже никого не интересовало. В апреле прошлого года в Москве и Санкт-Петербурге побывали канадские кинематографисты: они снимали фильм о погибших подводниках американских «Трешера» и «Скорпиона» и наших «К-129» и «К-219». Было нестерпимо стыдно и больно сознавать, насколько ощутима разница в материальном положении родственников заокеанских и наших. Я встречался с сыном командира «К-129» - практически все семьи погибших бедствуют...

Отличались, несомненно, и обстоятельства гибели подводных лодок. У американцев «сценарий» был одинаков для обеих субмарин: «Трешер» и «Скорпион» исчезли вместе с экипажем, не успев дать сигнал «S0S» или как-то иначе оповестить об аварии. Ни один человек не спасся. Другими, но тоже общими для всех трех наших подлодок, были обстоятельства советских катастроф. Как правило, аварии происходили на глубине, но кораблям удавалось всплыть и, дав оповещение, несколько часов или суток бороться за живучесть. Продержавшись какое-то время на плаву, лодка теряла остойчивость, плавучесть и тонула. Каждый раз были жертвы, но часть личного состава удавалось эвакуировать.

Что же объединяет все пять катастроф (шестая атомная подводная лодка, покоящаяся на дне Океана, была сознательно затоплена СССР)? Во-первых, ни в одном из пяти случаев достоверно причины трагедии установлены так и не были. Чтобы предположения специалистов обрели, наконец, силу факта, необходим подъем затонувших лодок, а это мероприятие не только баснословно дорого, но и небезопасно. Кроме того, в отдельных случаях и поднимать нечего, кроме остатков разрушенного корпуса. Во-вторых, и в Соединенных Штатах, и в Советском Союзе комиссии по расследованию причин гибели подводных лодок выдвигали практически одинаковые версии о «вражеских происках». Американцы пытались обвинить Москву в умышленном повреждении подводных лодок «Трешер» и «Скорпион», а Москва тоже не оставалась в долгу у своего противника по холодной войне. И высказывала аналогичные предположения в ходе расследования гибели «К-129» и «К-219».

Как в США, так и у нас, взаимные обвинения кораблестроителей и подводников шли бурно и продолжительно. Кораблестроители называли главными виновниками случившегося военно-морской флот, а флот, в свою очередь, считал, что причиной беды послужили исключительно конструктивные недостатки кораблей и недоработки в их проектировании... Вот уже десять лет не иссякают подобные споры в России – в связи с гибелью «Комсомольца».

Однако я убежден, что причины аварийности столь многообразного и сложного сооружения, как подводный корабль, заложены и в самой его конструкции, и в условиях эксплуатации и подготовке личного состава. Создать безотказные технические средства невозможно, как невозможно добиться и полного совершенства в умении их использовать. Сказанное с лихвой подтверждает история создания и развития техники.

Корабль, бесспорно, является мерилом достигнутого человечеством научно-технического уровня. Сравнительно малый замкнутый объем подводной лодки до предела энергонасыщен: для распределения электроэнергии по кораблю используются сотни километров кабельных трасс, тысячи приборов и механизмов, электронно-вычислительная техника. На борту субмарины находится масса оборудования, выделяющего взрывоопасные или токсичные газы и примеси. Плюс к этому — обязательное наличие оружия обычного и ядерного ракетного, плюс потенциальная опасность радиоактивного загрязнения, плюс повышенная влажность, высокие параметры энергоустановки и различных пневмо-гидроустройств... Это, впрочем, далеко не полный перечень всех, мягко говоря, рискованных условий, в которых месяцами находятся люди и эксплуатируется техника.

Субмарина создана, чтобы работать под водой, в глубинах океана, создающего огромное избыточное давление на корабль. От этого миллионнотонного давления экипаж, по идее, должен надежно защищать прочный корпус. Но и на нем, этом корпусе, столько уязвимых точек!.. Ведь для обеспечения различных коммуникаций (прокладки кабельных трасс, трубопроводов, выдвижных устройств) в нем имеется множество отверстий, съемных и входных люков. Коротко говоря, существует колоссальное количество предпосылок для создания аварийной ситуации на подводном корабле.

Понятно, что в период освоения атомной энергетики и наши, и американские специалисты не могли не столкнуться со множеством трудностей. Многие проблемы атомоходов — и здравствующих, и затонувших, еще ждут своего решения. В частности, официальные власти США, рассекречивая материалы расследования гибели «Скорпиона», так объяснили свои мотивы: дескать, нас волнует экология Мирового океана... Волнение, конечно, обоснованное и вполне своевременное. Но если судить по публикациям зарубежной прессы, создается впечатление, что беспокойство у мировой общественности вызывает только одна затонувшая атомная подлодка — «Комсомолец». Лишь к его месту гибели почти ежегодно снаряжаются дорогостоящие экспедиции, чтобы провести там основательные научные исследования... Порой кажется, что мир попросту запамятовал о других лежащих на дне океана субмаринах. Хотя, если мы говорим об экологической угрозе Мировому океану, а не отдельным его районам, то и вопрос следует рассматривать в комплексе. По моему мнению, необходимо периодически обследовать все шесть погибших кораблей, и по мере накопления данных об их радиоактивном состоянии производить обобщенный научный анализ.

* * *

Гибель двух первоклассных атомных подводных лодок произвела в умах некоторых руководителей кораблестроения и ВМС США настоящую революцию. Характерно, что коснулась она, в первую очередь, отца атомных подводных лодок США адмирала X. Рековера. После гибели «Трешера» и «Скорпиона» он, испытывая горькое чувство вины за гибель подводников, стал ярым противником гонки вооружений.

В 1982 году Риковер подал в отставку. В связи с этим в Конгресс США был внесен законопроект о присвоении его имени очередному авианосцу, а самому герою нации — звания пятизвездного адмирала. Дело в том, что в американском флоте высшему званию соответствуют четыре звезды. Присвоение Хаймену Риковеру пятой звезды подчеркивало исключительные заслуги адмирала перед страной.

Но в прощальной речи перед конгрессменами Риковер отрекся от того, что было делом всей его жизни: «Мы все впали в забытье, чреватое всемирной катастрофой! Нас может спасти лишь всеобщий отказ от любых вооружений. Будь моя воля, я бы потопил все ядерные лодки - все до единой! - которые я построил. Нет, теперь я не горжусь своей многолетней службой на флоте!..».

Исследования российских и американских ученых показали, что как бы ни наращивались и ни совершенствовались ядерные силы, они не могут лишить другую сторону возможности нанести ответный удар. Поэтому сохранение существующего ядерного потенциала и, тем более, дальнейшее его наращивание не только чудовищно дорого, но и бессмысленно.


Некоторые послевоенные аварии на подводных лодках США и их союзников


Аварии в ВМС США

После завершения второй мировой войны аварии иностранных подводных лодок, разумеется, утратили боевой характер. В основном это были различные происшествия навигационного свойства: столкновения с препятствиями, посадка на мель, воздействие экстремальных гидрометеорологических фактов.

Так, во время учений французских ВМС в сентябре 1952 года совместно с надводными кораблями в районе Тулона затонула французская подводная лодка «Сибилл» (бывшая английская). Экипаж из 49 человек погиб. Причина гибели не установлена. Комиссия, расследовавшая причины катастрофы, сделала предположения, что подводная лодка, находясь на перископной глубине, пыталась уклониться от столкновения с надводным кораблем. Но не справилась с управлением и провалилась за предельную глубину погружения. В конечном итоге она потеряла плавучесть и погибла вместе с экипажем.

Счастливо отделалась подводная лодка ВМС США «Бергом». Во время учения на перископной глубине ее прочную рубку протаранил эскадренный миноносец «Норрис». Лодке удалось всплыть в надводное положение и своим ходом добраться до базы в Филадельфии, где она была отремонтирована.

В 1955 году во время учений при всплытии под перископ столкнулись подводная лодка США «Дайабло» и эскадренный миноносец. Эсминец получил настолько серьезные повреждения, что потерял ход и был с большим трудом прибуксирован в базу. Субмарина получила повреждение носовой части, боевой рубки и выдвинутых устройств, но в базу пришла своим ходом. В мае 1958 года эсминец «Сильверстейн» протаранил подводную лодку «Стикблэк». Она затонула на большой глубине в 16 милях ОТ Перл-Харбора, но экипаж, состоящий из 82 человек, удалось спасти.

Однако, полностью установить причины невозможно, так как Они зачастую заканчивались гибелью лодок со всем личным составом. Уже через 12 лет после окончания второй мировой некоторые аварии, происшедшие на дизельных подводных лодках США, Англии я Франции, нашли отражение в периодической печати: в основном, это были пожары, поступления забортной воды в прочный корпус, столкновения.

Так, в августе 1949 года в районе северных берегов Норвегии в результате взрыва аккумуляторной батареи погибла подводная лодка Соединенных Штатов Америки «Кочино». В августе 1949 года Соединенные Штаты Америки осуществили свою первую миссию по ведению электронной разведки в Норвежском море против Северного флота России с помощью двух дизельных подводных лодок: «Кочино» - командир Рафаэль Бэнитес и «Таск» - командир Роберт Уортингтон. 25 августа, находясь на перископной глубине в положении под шнорхелем (работа дизеля под водой — Н.М.), «Кочино» произвела зарядку аккумуляторной батареи. В аккумуляторной яме произошел взрыв водорода, затем он повторился во второй яме, возник пожар. Лодка всплыла без осложнений. Океан штормил. Удалось вызвать на помощь соседнюю лодку «Таск», в течение суток продолжалась борьба за живучесть в бушующем море. Однако пожар сделал свое дело, были повреждены системы, связанные с забортом, и подводная лодка затонула. Личный состав удалось пересадить на «Таск». Несколько членов экипажа «Кочино» и «Таск» во время спасательной операции погибли. Причиной взрыва водорода на подводной лодке явилось отсутствие должного контроля за его содержанием.

При стоянке у пирса на одной из верфей Сан-Франциско в феврале 1955 года на подводной лодке «Помодон» произошел взрыв водорода в аккумуляторной яме, погибло 4 человека. На пострадавшую лодку прибыла аварийная партия судоверфи, в это время произошло еще два взрыва, начался пожар, охвативший весь корабль. От огня и токсичных газов погибло еще 6 человек.

Нередки аварии на подводных лодках и с ядерной энергетикой, хотя, как правило, командование ВМС США старается не допускать публикации в открытой печати. Справедливости ради надо отметить, что атомная промышленность США достигла значительных успехов в создании атомных энергоустановок для подводных лодок. Обычно, все новые реакторы для субмарин имеют наземные прототипы, которые позволяют проводить не только доводку реакторов и их систем, но и подготовку обслуживающего персонала электромеханической боевой части корабля к их эксплуатации. Надежность ядерных энергоустановок для подводных лодок обеспечивается стандартизацией всего оборудования, однотипностью реакторов, а также высоким удельным весом (50-70 кг/л.с.). И, само собой, жестким контролем при приемке оборудования и энергоустановки в целом. Испытание этой категории оборудования производится в условиях, приближенных к корабельным. Создаются крены, дифференты, ускорения, взрывобезопасность, водонепроницаемость и т.д.

Тем не менее аварии в ВМС США, как говорят, «имеют место быть». Так, в 1954 году при разрыве второго контура на атомном подводном первенце Америки «Наутилусе», дефект оказался настолько серьезным, что задержал введение корабля в строй на целых пять месяцев. Спустя два года на этой же подлодке была заменена часть экипажа из-за переоблучения, а саму ее поставили на переоборудование для усиления биологической защиты реактора.

Тогда же, в 1956-м, на подводной лодке «Сивулф», имевшей реактор с жидкометаллическим теплоносителем, погибли люди: радиоактивный натрий попал в отсек из-за разрыва трубок парогенератора. Проектанты энергоустановки запретили развивать мощность выше 20 процентов, а впоследствии американцы вообще отказались от этого направления в атомной энергетике. Реактор с жидкометаллическим теплоносителем на «Сивулфе» заменили на водо-водяной.

В 1959 году на наземном прототипе ядерной установки подводной лодки «Тритон» произошел взрыв баллона воздуха высокого давления, четыре человека получили тяжелые ранения, и один из них впоследствии скончался.

Довольно серьезные опасения в ядерных корабельных установках США внушали парогенераторы. В результате негерметичности трубной системы, активный первый контур проникал в отсеки, что приводило к переоблучению личного состава. Впрочем, в те годы течь парогенераторов была «ахилесовой пятой» и советских ядерных установок. Все подводные лодки СССР первого поколения - проектов 627А, 658, 675, 659, 645 имели этот дефект.

Случались неполадки и с главными циркуляционными насосами первого контура (ПЛ «Скипджек»), Создавала проблемы и ненадежность таких важных элементов энергоустановки, как главные конденсаторы турбин. Из-за разгерметизации трубных систем забортная вода попадала во второй контур и приводила к засолению бидисциллята (вода двойной очистки, используемая в атомных установках - Н.М.).

Например, во время арктического плавания «Скейт» в 1959 году была обнаружена повышенная течь в турбинном отсеке через сальник главного циркуляционного насоса турбины. Для устранения причины течи пришлось искать полынью (или тонкий лед), чтобы всплыть и в надводном положении устранить неисправность. Ремонт занял 7 часов. Замечу, что подобная работа выполнялась в 1962 году при первом арктическом походе на советской подводной лодке «К-3» без всплытия.

В 1959 году на глубине 132 метра на подводной лодке «Наутилус» произошел разрыв трубопровода забортной воды. Субмарина срочно всплыла и экипаж отделался легким испугом. А вот на другой подводной лодке, «Хэлибат», на значительной глубине в носовой отсек начали поступать большие массы забортной воды. Лодка получила аварийный дифферент на нос 60° и стала тонуть. Командир вовремя продул главный балласт, аварийно, и только этим спас и лодку и людей от верной гибели.

Подлинный бич подводных лодок - пожары. Так, на том же головном «Наутилусе» в 1958 году загорелась обшивка турбины. Лодка всплыла. Борьба с пожаром длилась несколько часов, погиб один человек. Ситуация усугублялась тем, что на корабле имелось всего 4 противодымных маски, а противопожарные средства вообще в то время были примитивны. Командир корабля тогда сказал: если бы пожар произошел подо льдами, экипаж бы неизбежно погиб. В этом же году на субмарине «Тритон» случилось два пожара, четыре человека получили сильные ожоги.

В июле 1960 года на подводной лодке «Сарго» взорвался жидкий кислород, который принимался для двигателей торпед. Взрыв перешел в мощный пожар, погибла часть личного состава, никакие противопожарные средства справиться с огнем не могли. Дело было на известной военно-морской базе США Перл-Харбор, подводную лодку затопили у пирса и только таким образом справились с пожаром. Разумеется, корпус и все оборудование подлодки получили серьезные повреждения от огня и воды, лодка на длительное время оказалась выведенной из строя.

Частыми были и такие явления, как утечка фреона из холодильных установок, обводнение системы гидравлики в исполнительных механизмах рулей и арматуры дистанционного управления. Это касается подводных лодок «Тритон», «Сивулф», «Сидрагон». Срабатывания аварийной защиты реактора отмечались на «Скорпионе» и других кораблях. Большей частью это были ложные срабатывания, но они лихорадили обслуживающих реактор офицеров и матросов.

Во время кругосветного плавания подводной лодки «Тритон» на большой скорости произошел выброс из системы гидравлики масла. Под большим давлением оно превращалось в пелену тумана и в случае появления искры это грозило пожаром или взрывом. Только благодаря двум матросам, безукоризненно знавшим свое заведование, вслепую удалось отключить напорную и сливную магистрали системы гидравлики и, таким образом, остановить дальнейшее развитие аварийной ситуации.

Имели место на атомных лодках и навигационные аварии - как из-за выхода из строя штурманского вооружения, так и по халатности личного состава. Ряд аварий был связан с использованием новых видов оружия и вооружения. К примеру, на атомном подводном ракетоносце «Патрик Генри» две запущенных из-под воды ракеты упали на собственную лодку, повредив ей легкий корпус. На другой подлодке США, «Скейт», при испытании усовершенствованной линии вала был утерян винт, и субмарину пришлось буксировать в базу другими кораблями.

Таким образом, с наступлением атомной эры в ВМС США навигационные причины аварий отодвинулись на задний план, а лидерство перешло к пожарам, водотечности и потере герметичности систем ядерной установки. Эти причины стали основными - на их долю приходится две трети общего числа аварий.

Даже этот краткий перечень аварийности свидетельствует о тех трудностях, с которыми столкнулись специалисты промышленности и науки США, а также военные моряки в период освоения атомной энергетики на подводных лодках. Однако многие проблемы ждут своего решения до сих пор.

Весьма любопытный анализ аварийности атомного подводного флота США предлагает читателям «Морской сборник» No 6 за 1998 год. Авторы статьи «Прервется ли роковая цепь аварий и катастроф в атомном подводном флоте США» основательно изучили практику эксплуатации американских субмарин начиная с 1955 года, когда вышла в море первая американская подводная лодка с ядерной энергетической установкой «Наутилус», построенная в Гротоне (штат Коннектикут). И хотя я не во всем согласен с оценками и выводами «Морского сборника», думаю, специалистам будет нелишне с ними познакомиться.

С тех пор американскими кораблестроительными верфями построено более 190 подводных лодок с ядерными энергетическими установками. Для сравнения: за этот же период с российских верфей вышла в море 261 атомная подлодка, в Великобритании - 25, Франции — 12, Китае — 6.

За четыре с лишним десятилетия в мировом кораблестроении сменилось три поколения атомных подводных лодок. Причем США добились наибольших успехов среди стран-обладательниц атомных подводных субмарин в области внедрения на подводном флоте новейших технологий (включая возможность проведения видеоконференций на борту ПЛ, на основе глобальной коммуникационной системы «Интернет»).

Значительный опыт в реализации новых технологий американские подводные лодки приобрели при освоении Арктики. За период с 1957 по 1998 г.г. они совершили более 40 походов в Арктику, из них более десятка - совместных, то есть когда одновременно в арктических районах действует 2-3 субмарины. И сейчас ВМС США продолжают осваивать лодку нового поколения «Сивулф». Она имеет длину 106 метров, ширину - 12,2, осадку - 10,9. Подводное водоизмещение - 9200 тонн. Вооружение - восемь 762-мм торпедных аппаратов. Боезапас ПЛА составляет до 50 единиц оружия, включая КР «Томагавк», торпеды Мк-48. Экипаж подводной лодки насчитывает 133 человека, включая 12 офицеров. По оценке американских экспертов, «Сивулф» способна на более качественном уровне решать задачи в Арктике и мелководных районах и обладает наилучшими показателями уровня шумности среди атомных подводных лодок.

Традиционно подводный флот пользуется особым расположением первых лиц Соединенных Штатов. Так, вице-президент США А.Гор совершил поход в Арктику в 1993 году на атомной подводной лодке «Парго». Вместе с тем, за весь период эксплуатации в ВМС США подводных лодок с ядерными энергетическими установками, помимо двух катастроф, закончившиеся гибелью атомных подлодок, произошло также около 60 инцидентов и аварий. В результате чего корабли получили различные повреждения корпусов, механизмов и забортных устройств.

Наибольшее число аварий вызвано навигационными причинами, в том числе нарушением безопасности плавания, потерей операторами обстановки в сложных гидрологических условиях, ошибками в использовании технических средств, неурегулированностью отдельных видов деятельности атомных субмарин в прибрежных районах других государств, прежде всего России.

Представляется весьма закономерным, что наибольшее количество столкновений иностранных кораблей и судов с российскими 70 атомными подводными лодками произошло в Баренцевом море. Это связано с высокой интенсивностью противолодочной деятельности американцев у побережья Кольского полуострова, а подчас и с пренебрежительным отношением командиров многоцелевых подлодок к российским законодательным нормам и российским морским границам.

Конечно, любому подводнику понятно стремление командиров многоцелевых подводных лодок решать поставленные задачи с максимальной эффективностью в любой неоднозначной обстановке, в сложных гидрологических и навигационных условиях. Вместе с тем, нарушение российских морских границ, как правило, не приносит американским подводникам славы. Более того, опасное маневрирование в районах, сложных в навигационном отношении, может привести к катастрофическим экологическим последствиям в прибрежных морях и на территориях Севера РФ, а также прилегающих иностранных государств. Ведь атомная подводная лодка - потенциальный носитель маленького «Чернобыля».

В целом же зафиксировано более десяти столкновений американских подводных лодок с российскими и другими иностранными подводными лодками и кораблями. Последние два столкновения российских подводных лодок случились в 1992-1993 г.г. с американскими субмаринами «Батон Руж» и «Грейлинг».

Опыт эксплуатации подводных лодок с ядерными энергоустановками в американском флоте говорит о том, что их аварийность связана со следующими основными причинами (выражена в процентном отношении к полному перечню причин аварий):

- навигационными - около 49%;

- авариями энергетических технических средств, в том числе ядерных установок - до 31%;

- взрывами и пожарами, в том числе инцидентами с боеприпасами - примерно 16%;

- авариями по другим причинам — 4%.

Согласно статистике, Россия по общему количеству известных инцидентов и аварий своих атомных подводных лодок уступает на сей раз «первенство» ВМС США. Если же взять другой дополнительный критерий — коэффициент аварийности, т.е. отношение общего количества аварий субмарин к количеству построенных, то для американских ВМС результат выглядит еще более пессимистичным. В российском подводном флоте данный коэффициент составляет 0,2, а в американском - 0,3. Иными словами, на каждые 100 атомных подводных лодок в российском флоте приходится около 20 аварий, а в американском - около 30. Соотношение не в пользу США.

Если же сравнить качественный характер аварий, то получается, что большинство аварий американских подлодок в отличие от российских, произошло по навигационным причинам, т.е. почти в два раза больше, чем в российском флоте. Это свидетельствует о наличии в американском подводном флоте серьезных проблем, связанных с безопасностью плавания. Вместе с тем, если сопоставить все инциденты и аварии по тяжести последствий, то для российского подводного флота картина выглядит гораздо трагичней. Мы потеряли четыре атомных лодки, из которых одну в последствии подняли, у американцев погибло две, а в английском и французском флотах - ни одной. Соотношение количества погибших подводников вследствие аварий и катастроф тоже не в нашу пользу. Оно составляет для ВМФ СССР (России) и ВМС США примерно 1,5 к 1,0.

Вопросы технической надежности американских подводных лодок, подготовки экипажей ПЛ, организации поиска и спасения, создание для этих целей эффективных спасательных средств остаются актуальнейшими направлениями обеспечения боеготовности подводных сил ВМС США. От этого зависит безопасность не только экипажей подлодок, но, по оценке командования ВМС, и национальная безопасность. Командование ВМС США и НАТО придают этой проблеме в последнее время приоритетное значение.

Так, в июне 1996 года в Норвежском море проведено крупнейшее за десятилетие учение НАТО «Сорбет Ройял-96» по поиску аварийных подводных лодок и спасению экипажей. С американской стороны участвовала субмарина «Сэнд Лэцс» с глубоководным спасательным аппаратом «Авалон». Учения меньшего масштаба по поиску и спасению экипажей аварийных подлодок командование американских ВМС проводит систематически, один-два раза в год совместно с одной из стран НАТО. В таких учениях, как правило, участвуют специально дооборудованные для этих целей многоцелевые подводные лодки и батискафы типа «Авалон».

Учитывая определенную закрытость информации об авариях и катастрофах американских атомных подводных лодок, начиная с 1955 года и по сей день, все же следует признать, что проблема аварийности в американском подводном флоте, даже с учетом успехов американцев в технологии подводного кораблестроения, стоит достаточно остро. Только за первую половину 1998 года в американском подводном флоте было зафиксировано два аварийных инцидента:

- 11 февраля 1998 года американская субмарина «Ла Холья» в семи километрах от побережья Республики Корея в результате столкновения пустила ко дну южнокорейское рыболовное судно «Янг Чанг»;

-19 марта 1998 года вблизи острова Лонг-Айленд (штат Нью-Йорк) столкнулись «Кентукки» и «Сан Хуан». Обе лодки получили незначительные повреждения и были направлены в базу Гротон для докового ремонта.

По всей видимости, американскому подводному флоту предстоит решить еще массу проблем, включая сокращение присутствия в передовых районах и районах базирования подводных сил ВМФ, чтобы войти в XXI век в менее аварийном качестве, прервав роковую цепь аварий и катастроф, которые сопровождали американский атомный подводный флот всю вторую половину XX века.

В целом же повышение надежности оборудования и систем подводных лодок, автоматизация управления ПЛА, совершенствование средств поиска и спасения остаются актуальными проблемами не только для американских ПЛА, но и для подводных флотов стран всего мира.

Аварии атомных подводных лодок ВМС США 1966-86 гг.

Указанные в таблице аварии приходятся в среднем на 90 атомных подводных лодок. (К 1966 году в США было около 50 таких лодок, сейчас около 130).

В печати также сообщалось, что с момента своего появления американские атомные подводные лодки явились причиной 13-ти случаев радиоактивного заражения прибрежных вод США, Великобритании и других районов. Только за период 1975-98 гг. на атомных подводных лодках США отмечено возникновение 61 пожара.

В печати приводились сведения о том, что за период 1946 -1965 г.г. в ВМС США произошло 62 аварии подводных лодок, причем 7 подводных лодок (в том числе ПЛА «Трешер») погибли.


Аварии в английском подводном флоте

Авторитет Великобритании, как «владычицы морей» ни в коей мере не гарантировал английским морякам безопасности на водных просторах. А невозмутимый характер британцев не спасал их от присущих человеку слабостей. Так, в январе 1950 года шведский танкер водоизмещением 1000 тонн в устье реки Темзы протаранил английскую подводную лодку «Трукулент». Лодка шла в надводном положении, все водонепроницаемые двери, вопреки требованиям безопасности, были открыты. Получив пробоину в носовой части, подводная лодка затонула через две минуты. Офицеров и рядовых, находившихся в момент столкновения на мостике, смыло потоком воды. Из 79 человек экипажа осталось в живых лишь 15. Часть людей, находящихся в машинном отделении, спаслись благодаря умению быстро одеть спасательные аппараты и правильно ими пользоваться. Один человек сумел выйти с затонувшей лодки без аппарата.

Другая английская лодка типа «А», «Афрей», погибла 16 апреля 1951 года. Она погрузилась в проливе Ла-Манш в районе острова Уайт. В установленное время сигнала о всплытии не поступило и позже ее обнаружили на глубине 80 метров в 37 ми милях от места погружения. Экипаж, состоящий из 75 человек, погиб.

Поиски затонувшей лодки затруднялись скоплением в месте ее предполагаемой гибели большого количества кораблей, затонувших во время войны. Их было на дне около 70 единиц. В конечном итоге, удалось провести водолазный осмотр, который показал, что лодка лежит на ровном киле с креном 50°. Входные люки, крышки торпедных аппаратов закрыты. Аварийный буй на штатном месте, рули в строю. Сломанной оказалась шахта РДП (работа дизеля под водой) и через нее в машинное отделение подводной лодки свободно поступала вода. Это и явилось причиной гибели «Афрея». Взяли пробы металла, из которого было изготовлено РДП, и последующие анализы подтвердили несоответствие качества сварных швов установленным требованиям. Всем однотипным субмаринам было запрещено плавание до замены РДП. Однако высказывались предположения, что РДП могло быть сломано во время всплытия при столкновении подводной лодки с надводным кораблем.

В декабре 1954 года английская подводная лодка «Тэлент» во время докования потерпела аварию. Неожиданно всплыл батопорт - плавучие «ворота» сухого дока. Хлынувшая вода сорвала лодку со стапеля и ударила носовой частью о стенку дока. Потом «Тэлент» выбросило волной в реку, где она села на мель. Во время этой нелегкой аварии погибло 4 человека и несколько получили тяжелые увечья. Спустя два года эта подводная лодка на перископной глубине была протаранена неизвестным судном в районе острова Уайт. К счастью повреждение было незначительным и «Тэлент» вернулась в базу.

В 1957 году английская ПЛ «Мактишиан» дважды сталкивалась с надводными кораблями, один из них так и остался неизвестен. Оба столкновения закончились нанесением незначительных повреждений корпуса.

Английская лодка «Сайдон» при подготовке к выходу в море производила погрузку и подготовку торпед к предстоящему учению. В носовом торпедном отсеке личный состав готовил торпеды. На борту находилось 13 человек. Внезапно взорвалась одна из торпед. Поскольку водонепроницаемые двери были открыты, все отсеки заполнились токсичными газами. В носовом отсеке взрыв разрушил прочный корпус, и через образовавшуюся пробоину внутрь лодки начала поступать вода. Все члены экипажа, находившиеся в момент взрыва на «Сайдоне», погибли.

Кроме перечисленных выше тяжелых аварий и катастроф имели место и другие, более мелкие, которые подводники устраняли в процессе эксплуатации, без привлечения заводских мощностей и специалистов.


Английский атомный флот и его аварийность

В ноябре 1955 года начальник штаба ВМС Великобритании адмирал Маунтбеттен, сделал заявление, что его страна намерена приступить к созданию собственных подводных лодок с ядерной Энергетической установкой. Для экономии времени и средств англичане обратились к США с просьбой передать им информацию по ядерным энергоустановкам. Однако тогдашний председатель комитета по атомной энергетике Страус не удовлетворил просьбу английских партнеров.


Лишь в мае 1957 года после визита «отца» атомного флота адмирала Х.Риковера в Великобританию, американцами была предоставлена необходимая информация. А год спустя было подписано американо-английское соглашение о продаже ядерного реактора для первой английской подводной лодки и поставках ядерного топлива.


21 декабря 1960 года, через 18 месяцев после закладки на верфи «Виккерс Армстронг» в Барроу, была спущена на воду первая английская атомная субмарина S101 «Дредноут». Ядерная энергетическая установкаS5Wбыла поставлена из США, и это позволило сократить срок подготовки экипажа за счет обучения его на береговых стендах США примерно на три года. Да еще и сэкономив при этом около 75 миллионов фунтов стерлингов...


Первый командир «Дредноута», коммандер (капитан 2 ранга) Сэмбори, прошел восьмимесячную подготовку на американской лодке «Скипджек». В декабре 1962 года «англичанка» впервые вышла в море на ходовые испытания, а 17 апреля 1963 года - была принята в состав ВМС Великобритании, ознаменовав начало английского атомного подводного флота.


За годы эксплуатации английские атомоходы совершили несколько сот боевых походов, география которых охватывает просторы от Арктики до южной Атлантики, включая моря Ближнего Востока и Азиатско-тихоокеанского региона. Трижды английские субмарины во время арктических походов совершили всплытие в полынье на Северном полюсе: «Дредноут» в марте 1971 года; «Соверен» в октябре 1976 года; «Тайерлесс» в мае 1991 года.


Однако история развития британского флота хранит не только успехи, но и драматические эпизоды, связанные с авариями и инцидентами. Их в ВМС Великобритании за 35 лет эксплуатации атомных подводных лодок случилось около 20. Для сравнения: за весь период развития атомных подводных флотов мира с лодками произошло более200 серьезных аварий и катастроф, в которых погибло около 500 подводников.


В английском атомном подводном флоте до 40 процентов всех аварий и инцидентов происходило по навигационным причинам, что значительно меньше среднестатистических данных по атомоходам всех прочих стран. Вместе с тем число инцидентов на английских лодках, связанных с неисправностями ядерных энергетических установок, значительно превосходит среднестатистические показатели в ВМС Великобритании этот показатель выше мирового среднестатистического уровня примерно на 10 процентов и составляет 40 процентов от общего числа всех аварий и инцидентов.


Так, в 1983 году по этой причине (неисправности в системе охлаждения ядерной энергоустановки) была досрочно (после 21 года эксплуатации) выведена в резерв «Дредноут». Аналогичные дефекты в системе охлаждения присущи английским субмаринам первого и второго поколений, оборудованным реакторными установками типаPWR-1.Данные реакторы установлены на всех четырех ПЛАРБ типа «Резолюшн», на атомных подводных лодках типа «Вэлиант» и «Свифтшур».


Первые ядерные установки PWR-1 спроектированы по аналогии с американской установкойS6W.Однако большинство американских элементов 1-го контура реактора, в том числе его корпус и парогенератор, выполнены из низколегированной углеродистой стали, хотя американский аналог S6W изготовлен из нержавейки. Трубопроводы в английских реакторах первоначально были из никелевых сплавов.


В ходе стендовых испытаний PWR-1 по программе усовершенствования ядерных установок в трубопроводах 1-го контура малого размера, изготовленных из никелевых сплавов, обнаружились трещины вследствие межкристаллитной коррозии. Англичане заменили их на новые, из хромированного сплава, обладающего более высокой коррозийной стойкостью. Но, несмотря на это, и после 15 лет эксплуатации на атомных подводных лодках в системе охлаждения реактора возникали неисправности. Так например, в начале октября в районе побережья Португалии на английской подлодке «Тренчант» произошел инцидент, связанный с утечкой радиации в контуре охлаждения ядерной установки. Субмарину отбуксировали в Лиссабон, в Португалию для уточнения причин происшедшего и локализации последствий прибыли специалисты из Великобритании. Отмечу, что на американских атомоходах с таким жесроком эксплуатации, но с применением нержавеющей стали, технических неисправностей по этой причине в системе охлаждения не отмечалось.


По оценке английских специалистов, дефекты в системе охлаждения приводили к многочисленным аварийным ситуациям, и это делало эксплуатацию атомных лодок первого поколения после 20 лет службы нецелесообразной. В настоящее время из боевого состава выведены все ПЛАРБ типа «Резолюшн» с ядерной энергоустановкой типа PWR-1, а также субмарины типа «Вэлиант». Оставшиеся пять подлодок типа «Свифтшур» с реактором типа PWR-1 ожидает такая же судьба в течение ближайших 5-8 лет, по мере того, как в состав ВМС Великобритании будут поступать новые атомоходы типа «Трафальгар-2» с усовершенствованной установкой типаPWR-2.


Перечень основных аварий и инцидентов в ВМС Великобритании приведен в таблице. Из таблицы видно, что самой несчастливой лодкой по числу аварий стала «Конкерор», на которой их было четыре. Далее следует ПЛАРБ «Ривендж» — три, «Рипалс» и «Резолюшн» — по две аварии и происшествия соответственно.

Навигационные аварии

Даже по далеко неполным данным, самым «урожайным» для английского подводного флота явились 80-е годы, когда произошло более половины всех аварий и происшествий. Бесспорно, этот феномен объясняется довольно просто - именно в восьмидесятые годы в боевом составе ВМС Великобритании насчитывалось максимальное количество атомных подводных лодок.

Примечательно что так называемая «чертова дюжина» фатально зарекомендовала себя и в английском флоте. Так, именно 13 октября 1969 года ПЛАРБ «Ринаун» столкнулась с судном «Мери»...

Анализ данных об авариях на атомных подводных лодках позволяет установить наиболее распространенные причины:

- ошибка в управлении корабельными техническими средствами, в частности при погружении и всплытии субмарин, а также при выполнении боевых упражнений

- нарушение требований безопасности плавания

- отказы оборудования кораблей из-за недоработок, допущенных при их проектировании, производстве, эксплуатации.

А наиболее характерными последствиями аварий атомоходов являются:

- пожары и взрывы

- затопление помещений забортной водой

- повреждение корабельного энергетического оборудования

- ухудшение радиационной обстановки в отсеках вследствие различных нарушений правил обеспечения ядерной и радиационной безопасности (около 30% всех видов аварий на атомных ПЛ).

С учетом накопленного опыта в ВМС Великобритании создана и успешно прошла опытные испытания усовершенствованная ядерная установка PWR-2, предложенная для новейших ПЛАРБ типа «Вэнгард». PWR-2 является одновальной, однореакторной тепловой установкой с мощностью активной зоны в 11-120 мегаватт, обеспечивающей скорость подводного хода в 25 узлов.

Она имеет повышенную агрегатную мощность на валу: 27,5 тыс. л.с. по сравнению с 17-20 тыс. л.с. установки PWR-1 атомных подводных лодок более ранних модификаций. Считается, что установка PWR-2 отличается лучшей ремонтопригодностью и надежностью, .более низкой стоимостью и меньшими шумоизлучениями.

Наряду с совершенствованием ядерной установки командование ВМС Великобритании уделяет значительное внимание новым технологиям в подводном строительстве, включая разработку и внедрение новых, более надежных технических средств и систем жизнеобеспечения атомных подлодок.

Важное место в повышении безопасности плавания занимают различного рода тренировки и учения личного состава субмарин по борьбе за живучесть, в том числе фактическая отработка в море действий по спасению экипажей в случае аварий. Эти мероприятия спасательная служба ВМС проводит ежегодно. А в 1996 году специальная спасательная группа ВМС Великобритании LR-1 принимала участие в уже упомянутом мною выше учении стран НАТО «Сорбет Роял — 96».

В целом командование ВМС Великобритании уделяет первостепенное внимание обеспечению безопасности плавания своих ядерных субмарин. Это дает основание прогнозировать, что с появлением в британском подводном атомном флоте лодок нового поколения, вопросы аварийности на флоте станут меньше актуальны, нежели в 80-е годы.

Аварийные проишествия технического характера


Аварии ПЛ ВМС НАТО (без США) 1966-86 гг.



Промышленные, научно-исследовательские и учебные центры США, обеспечивающие проектирование, строительство, оснащение ПЛ и обучение экипажей



Первая авария на советской атомной энергоустановке в море


Цель - северный полюс

Первое десятилетие эксплуатации атомных подводных лодок было весьма и весьма напряженным. Малый ресурс оборудования, низкая надежность отдельных узлов и механизмов сказались во время первых же выходов в море. Хронический характер в те годы приобрела течь парогенераторов: это объяснялось и неудачным выбором металла, из которых они были изготовлены, и качеством сварных швов, и высокими параметрами среды. Именно течь парогенератора послужила причиной первой отечественной аварии атомной энергоустановки в море.

Эта авария произошла 13 октября 1960 года на подводной лодке «К-8» - третьей по счету атомной субмарине Советского Союза. Корабль был построен на Северном машиностроительном предприятии в Молотовске (ныне город называется Северодвинск) и успешно прошел испытания на Белом море. В декабре 1959 года в тяжелых ледовых условиях совершил переход к постоянному месту базирования - в губу Западная Лица, что в Кольском заливе.

В базе «К-8» дополнительно оснастили навигационным оборудованием, эхоледомерами, подкрепили ограждение рубки, дабы обеспечить кораблю возможность всплывать во льдах. А личный состав приступил к отработке весьма специфических упражнений. Судя по курсовым задачам, лодке в ближайшие месяцы предстояло плавание во льдах Арктики. В принципе, ничего архинеожиданного для военных моряков в этом не было. Подледное плавание уже являлось пройденным этапом для наших извечных соперников, военно-морского флота США. Более того, в 1958-м американская «Наутилус» перешла с Берингова пролива в Северную Атлантику, покорив Северный полюс... Правда, получилось это у «американки» лишь с пятого захода. Но кто станет вспоминать о предыдущих неудачах, если ты - победитель?!

Хоть и позже американцев, но штурмовать Северный полюс неминуемо предстояло и нам. И в этом смысле, конечно, у советских подводников все победы еще были впереди. В отличие от неудач, которые на нашем счету уже имелись. Дело в том, что в ноябре 1959 года другая наша атомная подлодка, «К-3», предприняла первую в истории отечественного флота попытку подледного плавания. Однако завершилась эта попытка откровенной капитуляцией: при всплытии во льдах лодка сломала перископ и потому вынуждена была вернуться. А на обратном пути потек и парогенератор... В результате «К-3» пришлось встать на длительный ремонт. Мне довелось участвовать в этом походе в качестве командира группы автоматики, и я до сих пор помню те чувства разочарования и досады, которые долго и мучительно переживал экипаж...

Течь парогенератора на «К-3» была самым тревожным «звонком», и все это, безусловно, прекрасно понимали. Ученые, конструкторы, специалисты ВМФ усиленно трудились над решением этой проблемы. Но «К-3» являлся атомным «первенцем» СССР, и недостатки, то и дело выявляющиеся в процессе эксплуатации этого корабля, его создателям только предстояло осознать. Понятно, что в конструкции третьего по счету советского атомохода, «К-8», никакие недоработки еще не могли быть учтены. Уже потом, позже, флот выделит науке для ресурсных испытаний несколько лодок с парогенераторами, изготовленными из различных материалов. Благодаря чему с опасной «болячкой» к исходу шестидесятых годов сумеют, наконец, разобраться. Но тогда, в 1960-е, покорение Северного полюса для военно-морского флота было не только вопросом технического могущества. Но и международного престижа.

Именно перебазированной в Западную Лицу «К-8» и доверило командование ВМФ СССР штурмовать полюс. К выполнению столь сложной и ответственной миссии корабль готовили почти девять месяцев. За это время командир субмарины вместе со штурманом дважды успел обследовать на самолете маршрут предстоящего похода, а личный состав «К-8», несмотря на атмосферу строжайшей секретности - догадаться о том, какое задание получит... К 10 октября подготовка в целом была завершена. Командир и экипаж в полном сборе. Энергоустановка работает в турбогенераторном режиме. Параметры в норме. Но инженер-механики продолжают дотошно проверять состояние корабля и 11, и 12 октября... Лишь 13 октября 1960 года субмарина вышла в море.

Возможно, кто-то суеверный заметит: число-то, мол, какое несимпатичное выбрали для выхода!.. Но для находившихся на борту «К-8» - 30 офицеров, 75 старшин и матросов и около двадцати представителей науки, промышленности и вышестоящего командования — день был хорош, невзирая на число. А командиру первого дивизиона Леонарду Никитину он и вовсе казался прекрасным: тринадцатое октября было днем его рождения.


Несостоявшийся праздник

Экипаж «К-8» формировался в Обнинске, начиная с 1957 года. Там же прошли обучение ведущие специалисты и командование корабля. Знакомство с энергоустановкой состоялось на наземном стенде учебного центра. Командиром подлодки был назначен капитан 2 ранга Василий Петрович Шумаков, имевший немалый опыт по дизельному подводному флоту. Заместителем командира «К-8» стал Владимир Алексеевич Каширский, а старшим помощником - капитан-лейтенант Дмитрий Николаевич Голубев, впоследствии удостоенный звания Героя Советского Союза.

Вопреки неписаной традиции, я не хочу ограничиваться лишь именами старших командиров корабля. Завершись тот, первый, поход к Северному полюсу удачей - и флотские историки скрупулезно перечислили бы всех. Но разве вина экипажа, что им достались только тернии «звездного» пути?.. И потому справедливости ради назову и остальных: помощника командира — старшего лейтенанта Н. Заковряшина, замполита - капитана 3 ранга А. Наливайко, командира БЧ-V - капитан-лейтенанта Е. Бахарева, врача — Ю. Виноградова, командиров дивизионов — старших лейтенантов Е. Вишнякова, Г. Колотилова, А. Татаринова, командиров групп - лейтенантов Л. Сухарева, А. Рубайло, Г. Паньшина, Ю. Сотникова, Ю. Дубовского (впоследствии заместителя командира соединения подводных лодок по ЭМЧ), Ю. Чудакова, В. Простакова, О. Белошапко, Д. Ксендзова, Ю. Иванова, Ю. Гетмана, Н. Хмелева, Н. Мясникова, Л. Никитина (впоследствии контр-адмирала, заместителя командующего флотилией по ЭМЧ), М.Б. Джанзакова...

В 10 часов 02 минуты командир задраил верхний рубочный люк. Подлодка погрузилась, и по корабельной трансляции Шумаков торжественно сообщил, что перед экипажем поставлена задача достигнуть района Северного полюса.

В течении последующих семи часов все шло по плану. Уверенно поддерживались и глубина, и заданный ход. К 17.00 в кают-компанию пригласили Никитина — по случаю дня рождения подводники приготовили ему сюрприз. Но едва именинник успел взять в руки подаренный товарищами торт, как по громкоговорящей связи прозвучало: — ...Командиру первого дивизиона! Срочно прибыть в турбинный отсек!.. Пробегая через центральный пост, Никитин узнал от вахтенного инженер-механика: в системе второго контура обнаружена неисправность, по правому борту - большие протечки питательной воды. (Для несведущего читателя уточню: питательной называют воду специальной очистки, используемую в реакторах — Н.М.) Прибыв в турбинный отсек, командир I дивизиона оценил обстановку и вместе с командиром турбинной группы М. Джанзаковым и старшиной 1 статьи Т. Шевченко приступил к ликвидации аварии. Но прежде, чем моряки начали работу в трюме аварийного отсека, на пульте управления главной энергетической установки основательно пришлось потрудиться опытным операторам А. Могиле, Ю. Белову и А. Белову. В подобных ситуациях операторы должны вывести из действия правый борт главного турбозубчатого агрегата и произвести для этого на пульте массу необходимых переключений.

Пока Никитин с подчиненными устраняет причины течи, главная энергетическая установка левого борта работает в турбогенераторном режиме. А субмарина продолжает идти в подводном положении под электромоторами... О том, что произошло дальше, Никитин рассказывал мне так:

«Наша работа подходила к концу, мы возились, наверное, часа два. Там, в глубине трюма, стоит постоянный гул от действующих механизмов, и потому плохо слышно, что происходит наверху. Но вдруг мы поняли: что-то случилось... По боевой трансляции почти непрерывно раздавались команды, дюралевый настил над нами содрогался от грохота множества бегущих ног».

Да, пока на «К-8» устраняли одну аварию, произошла другая, и куда более серьезная. В 19.00 из реакторного отсека поступил доклад вахтенного матроса В.Тарасова: в первом контуре реактора - на сей раз уже левого борта! - падает давление... На пульте главной энергетической установки фиксируют падение давления до 90 кг/кв.см. Показатель - критический, и потому оператор А. Могила вынужден нажать кнопку аварийной защиты реактора левого борта. Проще говоря, вывести его из действия.

Через двенадцать минут на корабле объявлена боевая тревога. Лодка всплывает на перископную глубину и передает на командный пункт Северного флота аварийный сигнал. Оба дизеля запускаются на продувание главного балласта, они же обеспечивают теперь электроэнергией и саму главную энергетическую установку. Приборы, фиксирующие по кораблю газовую и аэрозольную активность, дружно зашкаливают. Но наиболее опасно сейчас в турбинном отсеке. Командир 1 дивизиона Никитин об этом, правда, еще не подозревает: отослав старшину Шевченко наверх, он заканчивает работу в трюме...

«Когда я тоже поднялся в отсёк, - вспоминает Леонард Борисович, - с пульта энергоустановки по трансляции уже поступали команды, свидетельствовавшие, что из действия выводят оба реактора и турбины. Принимая команды и отдавая их сам, я невольно обратил внимание, что мой голос изменился. И с ужасом понял, что вместе с паром в отсек выходит и активный газ первого контура - гелий... Это означало: произошел разрыв или основательная течь парогенератора».

Авария грозила перегоранием стержней урана в активной зоне реактора. Чтобы не допустить этого, надо было срочно приступить к проливке реактора, то есть подавать в него холодную воду до тех пор, пока не ликвидируют опасный излишек тепла. Увы, согласно инструкциям произвести проливку не удалось. Как потом выяснится, в трубопроводе находилась заглушка, поставленная туда еще строителями во время испытания системы на герметичность...

После того, как на субмарине объявили аварийную тревогу, все отсеки, разумеется, были герметизированы. Делается это для того, чтобы не допустить распространения по подводной лодке чего-либо опасного - огня ли, радиоактивного загрязнения... Никто не мог на «К-8» покинуть свой отсек и перейти в другой, хотя, конечно, и в турбинном, и в реакторном люди прекрасно сознавали грозящую им смертельную опасность. Между тем активный газ продолжал свое наступление, и Шумаков, командир лодки, принял решение вывести личный состав из наиболее пострадавших отсеков. Лейтенант А.Рубайло (для однокашников - «Зубило»), прежде чем покинуть свой реакторный, педантично произвел все положенные в подобных ситуациях отключения.

Подводная лодка получила «добро» на возвращение в базу и легла на обратный курс. Двигались под моторами, в надводном положении. Спустя полчаса смогли перевести режим дизелей на вентилирование загазованных отсеков. В радиоактивном пекле продолжали работу аварийные группы. Допустимое время пребывания личного состава в энергоотсеках не превышало пяти минут, и каждые пять минут группы менялись. К 19.30 давшая протечку секция парогенератора, наконец, была выявлена и отсечена. Но трудно сказать, как развивались бы события дальше, не предложи командир 1 дивизиона Никитин нештатную систему проливки реактора. Так как питательной воды на борту субмарины уже не было, для проливки рискнули использовать обыкновенную пресную воду. В нормальных условиях это категорически запрещено. Однако выбора не было, и вместе со старшинами Шевченко и Фурсом Никитин осуществил свою идею. Температура в реакторе начала быстро снижаться...

До базы оставалось еще три-три с половиной часа хода, когда командира БЧ-V Е.П. Бахарева вывели из аварийного отсека с первыми признаками лучевой болезни. Я вновь цитирую воспоминания Л.Б.Никитина:

«Почти у всех начали проявляться признаки лучевой болезни - рвота, головная боль. Корабельный врач выдавал каждому таблетки. В 23.30 ошвартовались в Малой Лопатке. Весь личный состав, за исключением первого дивизиона, отправили отдыхать в казарму. А первый дивизион занимался расхолаживанием энергетической установки и приводил в исходное состояние механизмы и устройства. Ликвидировать последствия аварии помогали экипажи и других, находившихся тогда в базе, подводных лодок. После окончания работ на „К-8“ нас более трех часов отмывали на контрольно-дозиметрическом пункте. В результате такой „отмывки“ у меня на спине почти не осталось кожи. Оценить в море загрязненность отсеков мы не могли, поскольку приборы зашкаливали. Но в базе оценку, конечно, сделали, хотя ее уже едва ли можно было назвать первичной... Прибывший из Москвы специалист по радиационной медицине отобрал по внешним признакам группу из тринадцати человек, в которую попал и я. Нас отправили в Полярный, в госпиталь - там открыли отделение для нашего лечения. В госпиталь направили Рубайло, Скворцова, Бондаренко, Тимошина, Шевченко, Джанзакова, Фурса, остальных сейчас уже не вспомню.

Лечение, впрочем, более походило на простое обследование. Никаких отметок, кроме регистрации в медицинских книжках, нам не делали. Устно сообщили, что в результате аварии на „К-8“ мы получили по 200 бэр и что все пройдет. Однако меня, к примеру, в течение последующих трех лет не допускали к работе с ионизирующими излучениями. И объективно свое состояние в то время могу охарактеризовать так: быстрая утомляемость, непроходящее ощущение усталости, плохой сон, нервозность, нетерпимость к окружающим. Уже после госпиталя стали выпадать волосы».

А вот как оценил состояние экипажа в те дни бывший корабельный врач «К-8» подполковник медицинской службы Евгений Владимирович Савченко: «Больше всех переоблучились, безусловно, руководители энергетических отсеков - командир БЧ-V капитан третьего ранга Бахарев и командир I дивизиона капитан-лейтенант Никитин. После тщательного обсчета доз радиационного поражения всех групп личного состава председатель межведомственной комиссии предложил увеличить расчетные дозы, минимум, еще на десять процентов. Он потребовал также немедленно госпитализировать личный состав энергетических отсеков. Но после того, как подводников обследовали, были приняты обычные для того времени меры. Пострадавших направили на санаторное лечение и предоставили отпуска за 1962 год...». То есть, отпуска дали авансом.


«Перевести с повышением...»

А тем временем командование ВМФ решало дальнейшую судьбу экипажа. Вердикт был таков: в зависимости от степени радиационного поражения офицеров «К-8» можно перевести с повышением на береговые должности, строящиеся корабли или направить на учебу. В апреле 1961 года с подводной лодки уходят 15 офицеров: В.П. Шумаков, Е.П. Бахарев, Л.Б. Никитин, A.M. Рубайло, В.И. Бондаренко, А.А. Могила, Н.Д. Скворцов, Г.А. Колотилов, Д.А. Шарипов, Ю.И. Чудаков, Ю.А. Портнов, Б.М. Кочетов, А.Н. Татаринов, Ю.С. Рудоманов, Ю.М. Болдырев, Б.А. Сташевич. Матросов и старшин срочной службы демобилизовали, причем из 30 уволенных в запас старшин только единицы ушли по состоянию здоровья.

Сейчас, спустя без малого почти сорок лет, известно о судьбе лишь 42 членов экипажа. Все они получили статус ветерана подразделений особого риска, а четырнадцати членам неудавшегося похода на Северный полюс в 1997 году были вручены ордена Мужества. Как гласит народная пословица, вспомнили и о нас, грешных...

Леонард Борисович Никитин, закончивший службу контр-адмиралом и живущий ныне в Обнинске, рассказывал мне:

«Офицеров, конечно, всех по возможности постарались перевести, кто куда хотел. В.И. Бондаренко ушел на дизельные лодки, но затем он снова вернулся на атомные - командиром БЧ-V. Я длительное время был за штатом, так как не соглашался на береговые должности. Потом меня все-таки назначили командиром БЧ-V на головной экипаж атомной подлодки Сормовской постройки. Н.Д.Скворцов и А.Н.Рубайло перешли в учебный центр на g преподавательскую работу. Т.Г.Шевченко тоже длительное время служил в учебном центре, а позже мичманом плавал на подвводных лодках второго поколения. Он-то и сообщил мне, что старшина I статьи Фурс умер через два года после демобилизации, то есть в 1962 году. Было ли причиной смерти именно переоблучение, я не знаю, но думаю, что да. Ведь Фурсу в то время было всего 22 года!.. Командир БЧ-V Е.П. Бахарев, назначенный заместителем начальника учебного центра в Обнинске, тоже умер довольно рано».

В 1961 году экипаж «К-8» пополнили новые офицеры выпускники военно-морских училищ, в командование лодкой вступил капитан 2 ранга Д.Н. Голубев. Однако и в июле, и в октябре аварии паропроизводительной установки повторились. Поэтому в ноябре 1961-го многострадальную субмарину отправили в ремонт и модернизацию на Северное машиностроительное предприятие в Северодвинск.

А лавры покорительницы Северного полюса достались «К-3». Да-да, той самой лодке, что однажды уже ломала свой перископ об арктические льды. К 1962 году на «К-3» модернизировали кое-какие системы — навигационную и деаэрации главной энергоустановки, которая не работала, установили новые эхоледомеры, и предпринятый экипажем обновленной подлодки штурм полюса на сей раз завершился победой.


Горький приоритет «К-8»

В марте 1998 года я находился в госпитале санкт-петербургского научно-лечебного центра ветеранов подразделений особого риска. В последние годы этот госпиталь стал самым надежным местом встреч для пострадавших в авариях подводников-атомщиков. Именно там, на больничной койке, и встретил я капитана 1 ранга Владимира Алексеевича Каширского. Вполне понятно, что наши «больничные» беседы в основном носили характер воспоминаний о памятных событиях нашей молодости, первых успехах и неудачах атомного флота. Вспомнили мы, конечно, и «К-8», на которой Каширскому довелось послужить и замполитом, и старпомом...

Позже Владимир Алексеевич стал командиром атомной подлодки, а в 1970 году его назначили заместителем командира 17 дивизии атомных подводных лодок. Но судьба тесно переплела биографию Каширского с «К-8». И распорядилась таким образом, что ему довелось пережить не только аварию атомной энергоустановки на этой лодке, но и саму гибель «К-8». Все несчастья этой субмарины были первыми. Первая неудачная попытка плавания на Северный полюс. Первая авария атомной энергоустановки в ВМФ СССР. Первая отечественная потеря атомной подводной лодки...


«Далеко за углом»

В 1968 году, спустя семь лет после описанной мною аварии «К-8» завершила, наконец, на Северодвинском заводе ремонт и модернизацию. Лодка прибыла в Гремиху, к постоянному месту базирования и ее принял старший помощник, капитан 2 ранга В.Бессонов. Он считался опытным специалистом по дизельному подводному флоту, и еще будучи командиром БЧ-3 на дизельной подлодке, удостоился ордена Красного Знамени - за испытание первой атомной торпеды на Новой Земле. Подобная награда была большой редкостью для дизелистов, и задача, выполненная в 1955 году кораблем, заслуживает того, чтобы рассказать о ней чуть подробнее.

Для того, чтобы осуществить подобное мероприятие, в 1954 году была создана комиссия под председательством командующего Беломорской флотилией контр-адмирала Н.Д. Сергеева. Комиссии поручили выбрать место для будущих испытаний. По рекомендации гидрографов была выбрана бухта Черная в юго-западной части Новой Земли. Она удовлетворяла всем требованиям, предъявляемым к ядерным полигонам. И, что особенно важно, в бухте могли расположиться все необходимые надводные, подводные, береговые объекты, укрытые наблюдательные пункты и измерительные приборы.

После того, как полигон был создан, из Архангельска доставили три ядерных заряда для торпед, поскольку собирать и монтировать их в торпеды предполагалось прямо на месте. Никто не знал, как поведут себя эти заряды при низких температурах, поэтому их завернули в полушубки и переносили на руках. В назначенное время подлодка приняла торпеду и вышла в точку стрельб. В губе Черной затопили старые субмарину и буксир, поставили надводные цели, привязали «лабораторных» собак и кошек... Испытания прошли успешно, и присутствовавший на них заместитель Главкома ВМФ адмирал С.Г.Горшков остался очень доволен полученными результатами. Вот на таких испытаниях и отличился командир минно-торпедной части Бессонов.

Однако вернемся к событиям конца шестидесятых. Через два года, в 1970-м, Бессонов пошел в свой первый самостоятельный автономный поход. «К-8» предстоял длительный путь в Средиземное море. В это время в Атлантике проходили учения советского ВМФ «Океан», и субмарина получила приказ срочно пополнить запасы продовольствия и регенерации с находящихся в этом районе надводных кораблей. Учитывая скромный опыт Бессонова, никогда прежде не командовавшего атомными кораблями, старшим на время похода назначили капитана 1 ранга В.А. Каширокого, являвшегося тогда, в начале 1970 года, заместителем командира дивизии. Многих офицеров на этом корабле Каширский знал лично, и когда он обходил на «К-8» отсеки, многие офицеры и старшины команд, здороваясь, широко и доброжелательно улыбались Владимиру Алексеевичу.

В ночь с 15 на 16 февраля лодка вышла из Святоносского залива, что на Кольском полуострове. До точки погружения ее сопровождал командир 162 бригады подводных лодок капитан первого ранга Аркадий Жиделев. 15 марта субмарина находилась уже в центральной части Средиземного моря и отсюда начала движение в район учений «Океан».

В Гибралтарском проливе, где проходили учения, «К-8», согласно приказу, пополнила запасы продовольствия и регенерации. Что такое регенерация, наверное, стоит объяснить подробнее. Это вещество, настолько насыщенное кислородом, что выделяет его даже при соприкосновении с обыкновенным воздухом. Регенерация легко воспламеняется от малейшей искры, удара и при контакте с органическими веществами. А температура ее горения достигает трех тысяч (!) градусов. Хранят и транспортируют регенерацию в специальных жестяных банках, называемых патронами. Вот с такими-то «патронами» на борту и отправилась субмарина в обратный путь. Через три недели, оставив позади Гибралтарский и Тунисский проливы, «К-8» вошла в Бискайский залив.

А 9 апреля 1970 года в штаб соединения, где я служил заместителем командира по ЭМЧ, поступил звонок из Москвы:

- Валю Пашина знаешь?

- Знаю, - ответил я, ведь Валентин Пашин был командиром БЧ-V на «К-8».

- Далеко за углом, без хода и связи... Осмотритесь у себя и принимайте меры, - распорядились в телефонной трубке.

В переводе на нормальный язык это означало: подводная лодка, находящаяся на боевой службе, всплыла, и она не имеет ни хода, ни связи.


Бискайский залив. 8 апреля

Шли 52-е сутки автономного плавания. В 22.30 подошла пора очередного сеанса связи. Вахтенный офицер Олег Фалеев получил «добро» от командира и начал маневр подвсплытия. Лодка находилась на глубине 160 метров, и с дифферентом на корму два градуса она стала всплывать. В это время из рубки гидроаккустика, расположенной в кормовой части третьего отсека, повалил густой дым. Фалеев объявил аварийную тревогу, и в центральный пост незамедлительно прибыли командир БЧ-V, командир и замполит. Покуда личный состав выполняет приказ Бессонова - «увеличить ход и дифферент на корму!» - заполыхал огонь и в седьмом отсеке. Судя по интенсивности пожара, горят патроны регенерации.

- Остановились насосы гидравлики! - поступает в центральный пост еще один тревожный доклад.

- Продуть среднюю! - хладнокровно распоряжается командир. Хотя прекрасно сознает, что отсутствие давления в системе гидравлики делает субмарину немой и глухой: для сеанса радиосвязи необходимо задействовать выдвижные устройства. Чтобы понять всю серьезность ситуации, возникшей на «К-8», необходимо представить себе расположение отсеков на лодках класса «Ноябрь». Всего отсеков девять, и у каждого своя функция. Первый - торпедный и жилой, во втором расположены офицерские каюты, в третьем находится не только рубка гидроакустика, но и центральный пост. Четвертый отсек - дизельгенераторный, пятый - реакторный, шестой — турбинный. В седьмом размещены электродвигатели и частично жилье, в восьмом — жилье, камбуз и медпункт, в девятом — снова жилье. И вот на эти девять отсеков приходится одновременно два огненных очага...

Пламя бушует в третьем, то есть в центральном посту, и там уже израсходованы все средства пожаротушения. Значит, вывести всех, кто находится в четвертом, пятом и шестом, практически невозможно: с одной стороны полыхает центральный пост, а с другой - седьмой отсек.

Подлодка всплыла, Бессонов уже в рубке, отдраен верхний рубочный люк. А между тем с пульта управления атомной установкой по трансляции доносится:

- Сброшена аварийная защита реактора!

Каким образом можно остановить распространение пожара по кораблю?.. Только герметизацией аварийного отсека. И Бессонов принимает решение: перевести командный пункт в первый отсек, обеспечив оттуда и трансляцию. Из первого отсека устанавливают связь с восьмым и девятым, а с пультом главной энергоустановки, связь оборвалась. После того, как личный состав эвакуированного центрального поста поднимается на мостик, за ним надежно задраивают верхний рубочный люк... Как известно, на случай тревоги весь личный состав подлодки заранее расписан по своим боевым постам. И как только тревога объявлена, к управлению реактором приступает первая боевая смена, которая сформирована из наиболее опытных специалистов.

В 22.30 на вахту в пульте управления главной энергоустановкой заступили офицеры Валентин Григорьевич Хаславский, Александр Сергеевич Чудинов, Алексей Васильвич Поликарпов и Геннадий Николаевич Чугунов.

Вокруг герметичного ПУ ГЭУ, в котором находилась мужественная четверка, бушевало пламя, температура в маленьком помещении стремительно возрастала. Эти четверо были смертники и дышать им оставалось ровно столько, насколько хватало запаса газовой смеси в баллонах дыхательных аппаратов. Конечно, офицеры понимали, что они останутся в этом отсеке навсегда. Однако никто не покинул боевого поста, и мероприятия, исключающие взрыв реакторов, в точности выполнил каждый из четверых.

Только к двум часам ночи командир «К-8» распорядился вывести на палубу людей, закупоренных по всем отсекам внутри прочного корпуса. С трудом удалось отдраить люк восьмого отсека. Но самостоятельно поднялись лишь четверо — те, у кого были дыхательные аппараты. Остальных пятнадцать, надышавшихся угарного газа, пришлось выносить. Увы, длительные усилия откачать отравленных оказались напрасными, все пятнадцать моряков скончались. В более далеком от пожара, девятом отсеке, обошлось без потерь. Хотя дыхательных аппаратов не хватало и там: на девятнадцать человек наскребли всего шесть «идашек». Тех, кто уцелел в четвертом и пятом отсеках, можно было вывести только через выгоревший центральный пост. В дыму и темноте преодолеть этот путь смогли только пятеро. Но и из этих пятерых, доползших до люка, поднялись по трапу лишь трое... Среди них был и недавно прооперированный корабельным врачом мичман Ильченко. Верный клятве Гиппократа, врач Арсений Мефодьевич Соловей надел на мичмана свой дыхательный аппарат. А сам, конечно же, погиб...

Очень многие, впрочем, в те трагические минуты думали отнюдь не о себе. Например, помощник командира Фалеев неоднократно ходил на разведку в аварийные носовые и кормовые отсеки, чтобы вывести или вынести оттуда пострадавших. Спасая жизнь товарищам, он и сам вконец обессилел и основательно отравился. К счастью, судьба пощадила молодого капитан-лейтенанта. Олег Михайлович Фалеев выжил, впоследствии дослужился до звания вице-адмирала, командовал флотилией и стал начальником штаба Тихоокеанского флота. Но сколько других, таких же чистых душой и сильных духом мужчин, осталось лежать в глубинах Бискайского залива!..


В ожидании помощи

Наступило 9 апреля. На рассвете осмотрелись и подвели итоги страшной ночи. Подводная лодка с заглушенными реакторами и вспомогательными дизельгенераторами лежала в дрейфе. Две аварийных партии безрезультатно пытались восстановить передатчики. Ведь в центре по-прежнему ничего не знали о случившейся на лодке беде. Погода пока благоприятствовала, однако по кормовой надстройке иногда гуляла волна, а в районе седьмого отсека вился пар. Там продолжался пожар, и пламя жадно выедало переборочные сальники... В двух первых отсеках, пока не тронутых огнем, вповалку лежали и сидели измученные, полуотравленные люди. Разумеется, два отсека вместить весь экипаж не могли, и потому часть личного состава устроили на мостике и верхней палубе. Там же, в надстройке верхней палубы, разместили и шестнадцать мертвых тел. Еще четырнадцать оставались внутри прочного корпуса по отсекам.

В 14 часов 15 минут на горизонте показалось судно. Дали пять красных ракет — сигнал бедствия. Через некоторое время к подводной лодке приблизился канадский транспорт «Clyv de ore». Не подавая никаких сигналов, он описал круг вокруг подлодки. Вот как рассказывал потом об этой встрече с «канадцем» В.А.Каширский, находившийся на борту аварийной субмарины:

«На мостике и палубе судна хорошо были видны десять - пятнадцать человек, внимательно наблюдавших за нами. Но, наш сигнал одного лишь флага международного свода „L“ („Прошу остановить судно, у меня есть важное сообщение“), они не приняли. Сделав круг, транспорт скрылся за горизонтом. Зато вскоре появились базовые разведывательные самолеты НАТО, начавшие фотографировать беспомощную лодку в надводном положении».

Погода портилась. Командир БЧ-V капитан второго ранга Пашин с беспокойством докладывал командиру о нарастающем дифференте на корму. Бессонов возражал: это лишь кажется, просто усилилась волна. Однако согласился с Пашиным, что надо продуть корму, использовав для этого часть воздуха высокого давления. Драгоценного при данных обстоятельствах, поскольку пополнить запас было неоткуда, а произвести у себя без электроэнергии и компрессоров - невозможно...

В тщетном ожидании прошла ночь. На рассвете снова продули корму, хотя воздуха осталось совсем мало. Только утром 10 апреля на горизонте вновь появились огни. Снова подали аварийный сигнал красными ракетами. Вскоре к «К-8» подошел и лег в дрейф болгарский транспорт «Авиор». Капитаном на этом судне оказался земляк - мурманчанин Рэм Германович Смирнов. Болгары спустили две шлюпки и переправили к себе на борт 43 подводника. Затейливым путем, через командующего ВМФ Болгарии, передали в Москву шифровку. Обстановка несколько разрядилась. Однако командир БЧ-5 по-прежнему нервничал. Довольно на высоких тонах Пашин доложил командиру, что вода поступает в прочный корпус и надо срочно снимать людей. Корабль - гибнет!.. Бессонов ответил:

- Не паникуйте, ничего с лодкой не будет.

Зайти в отсеки и запустить дизели было невозможно. Убедившись в этом окончательно, задраили верхний рубочный люк третьего отсека, где некогда располагался центральный пост, и стали готовить субмарину к буксировке. Дифферент на корму продолжал увеличиваться, вода доходила уже до кормы ограждения рубки. Тупой нос непривычно оголился...

В ночь с 10 на 11 апреля в район аварии прибыли сразу три судна Морского флота СССР - «Саша Ковалев», «Комсомолец Литвы» и «Касимов». Но к тому времени океан настолько разыгрался, что завести проводники на подводную лодку никак не получалась: толстые капроновые концы рвались как нитки. 11 апреля волнение достигло шести-семи баллов, и потратив на заводку буксира весь день, сделать ничего так и не смогли. Посему приняли решение произвести заводку 12 апреля...

Обстановка в двух «обитаемых» отсеках подводной лодки между тем ухудшалась. Окись углерода просачивалась и в них. Появились признаки отравления угарным газом у находившихся там людей. Из первого отсека, напоминая о себе, стучали в задраенную крышку люка... Бессонов переговорил с командиром БЧ-5, вернулся на мостик и распорядился вывести всех из отсеков на палубу и мостик, а заведомо лишних - эвакуировать на надводные корабли. С «Касимова» с большим трудом спустили вельбот, волна могла в любой момент разнести его в щепки, ударив о борт. Однако обошлось. На «Касимов» же переправили подводников и с болгарского «Авиора». А командир вместе с Каширским и замполитом Анисимовым стали определяться, кто из личного состава останется на подводной лодке.

Получился список из 22 фамилий. Старпом капитан второго ранга Ткачев сойти с подлодки отказался категорически, и командир с ним согласился, внес старпома в список. Пытался остаться еще и механик, но Бессонов заупрямился: понадобишься, мол, только завтра. Отказал и замполиту. Пашин, командир БЧ-5, вновь с тревогой заговорил о критическом дифференте на корму...

Командир лишь отмахнулся:

- Брось, поддифферентуемся. Ничего страшного.

Последнее, что видели уходящие на вельботе, был вздыбленный черный нос лодки, на котором уже отчетливо были видны волнорезы торпедных аппаратов, и длинную фигуру командира. Он стоял на мостике, как монумент, с высоко поднятыми в прощальном приветствии руками...

Подошло еще одно судно, «Харитон Лаптев». Из базы Северного флота спешил на помощь крейсер «Мурманск» с адмиралом С.М. Лобовым, в то время командующим Северным флотом, на борту. Из Североморска двигалась в район аварии и плавбаза «Волга» с резервным экипажем. На подходе были и спасательные средства.

Наступила ночь. Вот как описывает эту последнюю ночь «К-8» писатель-маринист Николай Черкашин:

«... „Харитон Лаптев“, „Комсомолец Литвы“ и „Касимов“ качались на волнах, расположившись друг относительно друга в вершинах огромного треугольника. Их локаторы постоянно работали, удерживая в центре треугольника маленькую светлую точку - радиолокационную отметку от подводной лодки. В 6 часов 13 минут находящийся на вахте второй помощник капитана теплохода „Касимов“ заметил взвившуюся в воздух красную ракету. Судя по направлению, ее дали с лодки. Вслед за этим отметка от „К-8“ на экране локатора стала быстро меркнуть. Очень скоро исчезла и вовсе, а через минуту корпус „Касимова“ вздрогнул от двух мощных ударов. Второй помощник капитана объявил тревогу и дал полный ход. Подводники, находившиеся на „Касимове“, повскакивали со своих мест и выскочили на палубу. Прожекторы выхватывали из темноты на гребнях волны то хлеб в целлофановых пакетах, то пробку, то спасательный круг... Искать людей ночью в бушующем океане оказалось делом очень сложным. На рассвете матросы с баркаса увидели командира с разбитой головой, без признаков жизни. Попытка поднять тело на борт успехом не увенчалась и оно исчезло в пучине. Не удалось поднять и тело штурмана старшего лейтенанта Шмакова. Инженер капитан третьего ранга Рубеко также был мертв, хотя вода в этом районе океана была теплой».

Спустя час капитан 1 ранга Каширский докладывал в Москву: «В 6.13 все три судна наблюдали динамический удар, после чего с „К-8“ был потерян радиолокационный контакт. Предполагаю гибель подлодки. Продолжаю поиски, их ведут все три судна и спущенные на воду плавсредства». Еще через час в Москву был передан список погибших. Всего экипаж «К-8» потерял 52 человека, вот их имена:

старший матрос АСТАХОВ Виктор Николаевич

капитан 2 ранга БЕССОНОВ Всеволод Борисович

мичман БЕЛЕЩЕНКОВ Анатолий Иванович

старший матрос БУРЦЕВ Николлай Степанович

старшина 1 статьи БУСАРЕВ Александр Сергеевич

старшина 2 статьи ГАТАУЛЛИН Рудольф Гатауллинович

старший лейтенант ГУСЕВ Мстислав Васильевич

матрос ДЕВЯТКИН Виктор Николаевич

мичман ДЕРЕВЯНКО Леонид Николаевич

главный старшина ДОБРЫНИН Вячеслав Иванович

мичман ЕРМАКОВИЧ Павел Степанович

старший матрос ИНАМУКОВ Башир Ильясович

старший матрос КИРИН Александр Михайлович

старший матрос КОЛЕСНИКОВ Валентин Александрович

старший матрос КОМКОВ Николай Александрович

матрос КОРОВИН Николай Михайлович

капитан-лейтенант КУЗНЕЧЕНКО Игорь Владимирович

матрос КУЗОВКОВ Вячеслав Иванович

старший матрос КУЛАКОВ Анатолий Александрович

мичман КУЛАКОВ Виктор Григорьевич

матрос КУЛЬШ Александр Сергеевич

старший лейтенант ЛАВРИНЕНКО Анатолий Николаевич

главный старшина ЛЕОНОВ Виталий Васильевич

капитан-лейтенант ЛИСИН Анатолий Иванович

мичман МАЕВСКИЙ Виктор Иванович

мичман МАРТЫНОВ Леонид Федорович

старший матрос МАШУТА Юрий Алексеевич

старший матрос МИЩЕНКО Виктор Михайлович

старший матрос ПАНЬКОВ Евгений Викторович

мичман ПЕТРОВ Евгений Александрович

матрос ПЕЧЕРСКИХ Юрий Филатович

старший лейтенант ПОЛЕТАЕВ Юрий Петрович

капитан-лейтенант ПОЛИКАРПОВ Анатолий Васильевич

капитан 3 ранга РУБЕКО Владимир Петрович

главный старшина САВОНИК Василий Васильевич

матрос САМСОНОВ Евгений Алексеевич

капитан медслужбы СОЛОВЕЙ Арсений Мефодиевич

капитан 2 ранга ТКАЧЕВ Виктор Антонович

мичман УСТЕНКО Алексей Антонович

старшина ФЕДОРОВ Евгений Григорьевич

матрос ФРЕШЕР Константин Густафович

матрос ФРОЛОВ Владимир Федорович

капитан 3 ранга ХАСЛАВСКИЙ Валентин Григорьевич

старшина ЧЕКМАРЕВ Леонид Венидиктович

старший лейтенант ЧУГУНОВ Геннадий Николаевич

капитан-лейтенант ЧУДИНОВ Александр Сергеевич

лейтенант ШАБАНОВ Владимир Александрович

лейтенант ШЕВЦОВ Владимир Иванович

матрос ШИШАЕВ Александр Петрович

старший лейтенант ШМАКОВ Николай Васильевич

старший лейтенант ШОСТАКОВСКИЙ Георгий Васильевич

Особый трагизм последнего принятого командиром «К-8» решения состоял в том, Что вместе с ним на лодке остались совершенно лишние члены экипажа. Для проведения мероприятий по заводке буксира вовсе не требовалось 22 человека... Однако более подробно — и об этом, и о причинах гибели подлодки я буду говорить в последующих главах книги.


Возвращение домой

Общее командование операцией по поиску следов подводной лодки Главнокомандующий ВМФ возложил на В.А.Каширского. На крейсер «Мурманск», находившемуся там командующему Северным флотом. Главком передал: «Спасти „К-8“ не удалось. Вместе с Вами скорбим об этой тяжелой утрате. Экипаж корабля вместе с командиром Бессоновым до конца выполнил свой долг. Командир погиб на боевом посту, спасено 73 человека. Сейчас надо проявить к ним большое внимание. Всех спасенных принять на борт крейсера, оказать медицинскую помощь, провести обследование, дать отдых.

До сих пор неизвестны обстоятельства происшествия. В беседах с личным составом надо восстановить картину событий, имея ввиду, что материалы бесед должны быть переданы Комиссии по расследованию происшествия».

С крейсера «Мурманск» ответили: «Мы тяжело переживаем постигшее флот несчастье. Экипаж „К-8“ до конца мужественно боролся за спасение корабля. Следуем для приема экипажа на крейсер. Лобов».

Теплоход «Касимов» взял курс на встречу с «Мурманском», чтобы передать на него уцелевших подводников. А корабли еще трое суток утюжили район гибели лодки... Затем В.А. Каширскому было приказано прибыть на БПК «Бойкий». Владимиру Алексеевичу предстоял долгий путь: сначала в Балтийск, потом самолетом в Москву, а там по бесчисленному множеству кабинетов, докладывать обстоятельства гибели «К-8»...

Наполовину поредевший личный состав везли к родным берегам, в Заполярье. Туда же мчалась и московская комиссия по расследованию причин гибели субмарины. Советские газеты о случившейся в Бискайском заливе трагедии не дали ни строчки. В отличии от зарубежных средств массовой информации, вовсю трубивших по миру: «Советская атомная подводная лодка класса „Ноябрь“ затонула в Атлантическом океане примерно в 300 милях к северо-западу от Испании. 11 апреля она была замечена в море неподвижной, команда на палубе старалась закрепить буксирные тросы к двум сопровождавшим лодку советским судам. Утром 12 апреля патрульным самолетам американских ВМС удалось обнаружить на том месте, где была субмарина, только два нефтяных пятна. Она считается затонувшей».

Теперь эту новость, известную даже в Африке, предстояло узнать семьям погибших в Гремихе. Но пока оповещали родственников, случилось нечто невероятное. От погибших моряков... вдруг стали приходить письма. Эти письма подводники оставили еще на советских кораблях в Средиземном море, справедливо полагая, что весточка куда скорее подлодки доберется до родных берегов... И начальник политотдела 17 дивизии подводных лодок В.Т.Поливанов снова и снова объяснял несчастным людям, как случилось, что эти письма пришли не с того света.

Встречи с семьями погибших для выживших подводников стали настоящим кошмаром, в каждом доме вновь и вновь приходилось повторять рассказ о случившемся. Отправка осиротевших родственников с далекого Заполярья на «большую землю» превратилась как бы во вторые похороны.

Вновь и вновь восстанавливать подробности трагедии приходилось также для членов приступившей к работе правительственной комиссии. Ее председателем был назначен первый заместитель Главкома ВМФ адмирал флота Владимир Афанасьевич Касатонов. Следственный эксперимент проводился долго и утомительно. На однотипной подлодке уцелевших членов экипажа расставили по тем местам, где их застала авария. И каждого комиссия опрашивала о его действиях, о полученных им командах. Вывод членов комиссии был единодушным - командир действовал грамотно, правильно, решительно.

Привожу выдержки из акта комиссии, который в 1997 году был опубликован в «Морском сборнике». В акте указывается, что гибель «К-8» «... произошла вследствие опрокидывания, вызванного потерей продольной остойчивости, вследствии накопления воды в кормовых отсеках прочного корпуса, проникавшей туда через выгоревшие сальники». Что же касается пожара, из-за которого, собственно, и выгорели сальники, то члены комиссии основывались на двух предположениях.

Первое. Появление огня в седьмом отсеке могло произойти из-за попадания на негерметичные патроны регенерации органических веществ:

— огнем могли быть повреждены находившиеся поблизости кабели, это привело к короткому замыканию между самими кабелями и замыканию на корпус;

— замыкание кабелей в седьмом отсеке на корпус (при возможности замыкания одного полюса в кабеле или электрооборудовании третьего отсека) могло привести к одновременному короткому замыканию и в третьем отсеке;

— короткое замыкание в кабеле третьего отсека могло привести к возгоранию в рубке гидроаккустиков.

Второе. Одновременное появление электрической дуги в третьем и седьмом отсеках могло произойти и от механических повреждений изоляции и замыкания на корпус кабеля и электрооборудования в силовой сети одной полярности в седьмом отсеке при наличии заземления другой полярности в третьем отсеке. Дуга могла вызвать пожар, способствовавший интенсивному выделению кислорода из патронов регенерации.

Как дополнительную причину, ускорившую гибель корабля, комиссия отметила шторм, доходивший в ночь с 11 на 12 апреля до семи-восьми баллов. Особо подчеркнув в акте массовый героизм, профессионализм, высокий моральный дух и выдержку личного состава, члены комиссии ходатайствовали о награждении правительственными наградами всех членов экипажа ПЛ «К-8».

... Спустя четыре месяца, в августе 1970-го, на плацу 17 дивизии атомных подводных лодок Северного флота в торжественном строю экипажей стоял и поредевший экипаж «К-8». Первый заместитель Командующего Северным флотом Герой Советского Союза вице-адмирал А.И. Петелин зачитал Указ Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Командиру подводной лодки «К-8» капитану 2 ранга Всеволоду Борисовичу Бессонову было присвоено звание Героя Советского Союза. Погибших подводников наградили орденом «Красной звезды», были удостоены правительственных наград и оставшиеся в живых. А на сопке в Гремихе заложили камень для будущего памятника.

Время берет свое. События 1970 года стали достоянием истории, а гремихинская база - мощной флотилией атомоходов. Крошечный поселок вырос в город, и в нем появились улицы, названные именами Бессонова и Соловья. И хотя и двадцать лет спустя на гласность еще смотрели криво, в 1992 году мне удалось издать в Париже, в старейшем французском издательстве «Роберт Леффон», свою книгу «Атомная подводная эпопея» и рассказать в ней о гибели «К-8».

В июле 1974 года с должности корабельного инженера Северного флота меня назначили в Гремиху, заместителем командующего флотилией по ЭМЧ. Вместе с сослуживцами мы постарались достроить памятник погибшим морякам подводной лодки «К-8». Мне нравится идея скульптора, изобразившего на гранитном парусе незабываемый момент: корабельный врач капитан медицинской службы Арсений Мефодьевич Соловей передает свой дыхательный аппарат больному мичману Ильченко.

К слову, отец капитана Соловья, Мефодий Соловей, жил тогда в одном из Крымских совхозов. После гибели его сына мы из Гремихи послали к нему делегацию, состоящую из офицеров и того самого, спасенного доктором мичмана Ильченко. Скорбное известие о гибели сына отец принял мужественно. На общем собрании совхоза было принято решение установить на свои средства памятник флотскому врачу. Мефодий Соловей долго переписывался с 17 дивизией подводных лодок, и предложил мичману Ильченко, который был сиротой, усыновить его.

31 мая 1998 года в Гремихе отмечали 40-летие атомного флота. Меня пригласили на этот праздник, как члена первого экипажа первой атомной подводной лодки «К-3». Я не знал и не мог видеть, что такое «Мамаев набег», о котором говорят в народе, но теперь представляю вполне. Некогда располагавшая всем необходимым флотилия стратегических атомных подводных лодок менее, чем за 10 лет «военных реформ» превратилась в так называемый район базирования, в котором нет ни одной «живой» лодки. Городские дома зияют выбитыми и забитыми крест-накрест окнами. По подвалам и дворам гуляют бездомные кошки и собаки, причалы разрушены. С таким трудом создававшиеся учебный центр, энергоблоки, сухой док и другие береговые сооружения разваливаются на глазах. И все это — бывший ядерный щит страны!..


«Невероятное нагромождение ошибок»

Атомная подводная лодка «К-429» (по классификации НАТО «ЧАРЛИ-1») была построена в г. Горьком в 1980 году. Совершив подо льдами Арктики переход с Северного флота на Тихоокеанский, субмарина влилась в состав второй флотилии атомных подводных лодок. После очередного шестимесячного похода в Индийском океане в конце мая 1983 года благополучно возвратилась в базу. Экипаж отправили в отпуск, а лодку поставили в межпоходный ремонт. Впрочем, находясь на заводе, «К-429» почему-то... числилась на боевом дежурстве. Более того, имела на борту ядерное оружие и готовность в девятнадцать часов. А говоря проще, в случае необходимости лодке отводилось на сборы менее суток. Но выйти в море, врядли бы сумела: штатный личный состав грелся на солнышке где-то в отпусках. А «прикомандированный» личный состав 228 экипажа и его командир Белоцерковский не отработаны и, следовательно, не допущены к самоуправлению кораблем. Экипаж к тому же еще и не доукомплектован.

Таким образом, предписываемая на бумаге боеготовность «К-429» - чистая «липа» для вышестоящих штабов, в том числе и для штаба Генерального. Командир первого экипажа этой подводной лодки капитан 1 ранга Н.М. Суворов с отпуском подзадержался, так как с возвращением с моря его ожидала приятная шифр-телеграмма, что он назначен для дальнейшего прохождения службы в г. Петербург. Решил совместить отъезд в отпуск с отъездом к другому месту службы. Имея за плечами десятилетний опыт командования атомной лодкой и многолетние бесквартирные мытарства по флотским гарнизонам, Николай Михайлович мечтал о квартире в Питере и размеренной преподавательской работе.

Однако чемоданный настрой неожиданно нарушил телефонный звонок из штаба дивизии. Комдив Акаев выдал ценное указание: «Отпускам дробь, готовиться к выходу в море, торпедные стрельбы!» - «Но ведь экипаж разъехался» - удивился Суворов. — «Приходи в штаб» — не стал тратить слов комдив.

Суворов пришел в штаб и стал возражать против выхода «К-429» в море. Пытался доказать, что сборный экипаж, это не сборная солянка, к выходу в море он совершенно не готов. Командование дивизии и флотилии доводы командира во внимание не приняли. С утра 23 июня начали собирать «с миру по нитке». И хотя из штатного экипажа сумели разыскать всего процентов сорок, в тот же день, 23 июня 1983 года, лодка вышла из базы. Капитан 1 ранга Н.М. Питулайнин, в то время служивший на Камчатке, позже рассказывал мне, что после межпоходового ремонта корабль передали смежному экипажу всего за три часа! Проверку лодки на герметичность перед выходом в море не произвели, что уже само по себе факт беспрецедентный.

С чем же была связана столь невероятная суета и спешка? Оказывается, в масштабе флотилии и дивизии не был выполнен план боевой подготовки. Над начальниками давлело одно обстоятельство - поддерживать установленный процент боеготовых сил, тем более, что объединение числилось в передовых. Чтобы не получить «фитиль» и не оказаться в отстающих шли на любые меры. Это характерно было, увы не только для второй флотилии на Камчатке. На предстоящих торпедных стрельбах (их должен был выполнить начштаба флотилии) «К-429» хотели использовать, как мишень. А кроме того «отстажировать» на ней командира Белоцерковского с 228 экипажем, укомплектованным едва на половину.

С выходом из базы, Суворов получил шифровку следовать в полигон торпедной стрельбы. Это не совпадало с планом подводной лодки, ей сначала нужна дифферентовка, а она выполняется в другом - мелководном полигоне. В районе торпедной стрельбы глубина достигала двух тысяч метров. Командир доложил старшему руководителю торпедных стрельб контр-адмиралу О. Ерофееву, что лодке надо идти в бухту Саранную для выполнения дифферентовки. Находившийся на борту лодки, начальник штаба дивизии капитан 1 ранга Гусев (однокашник Суворова) советовал командиру все же выполнить приказ старшего. Однако, в сердцах, Суворов просил не вмешиваться в его действия, или брать командование на себя!

В бухте Саранной где глубина составляла 45 метров, заняли точку погружения. Командир дал радиограмму в штаб и на торпедолов - О. Ерофееву, получил квитанцию.

Приняли главный балласт, кроме средней группы цистерн, осмотрелись, из отсеков поступили доклады: «Замечаний нет!». Стали заполнять среднюю группу цистерн главного балласта - порциями в три приема. После приема третьей порции лодка камнем пошла ко дну. Позже выяснилось, что корабль имел отрицательную плавучесть равную 60 тоннам. То есть вес подводной лодки был более на 60 тонн от расчетного. В центральном посту все были «слепые», как оказалось приборы, показывающие глубину - глубиномеры, были отключены. И об этом догадались только лишь тогда, когда лодка легла на грунт. Попытка продуть главный балласт результатов не дала, т.к. растерявшийся оператор на пульте общекорабельными системами произвел действия обратные необходимым. Он закрыл кингстоны, а клапана вентиляции остались открытыми, и драгоценный воздух высокого давления уходил в океан вместо того, чтобы вытеснять воду из цистерн главного балласта.

Через систему вентиляции в четвертый отсек начала поступать вода. Молодец, мичман Лещук, открыл переборку, крикнул в центральный пост о поступлении воды, и загерметизировал четвертый и себя в аварийном отсеке. Израсходовав почти 70% воздуха высокого давления (ВВД) в центральном посту спохватились, что делается что-то не то... лодка не реагирует на продувание главного балласта. Прекратили дуть балласт, осмотрелись, оказалось лодка лежит на глубине 45 метров с креном 15 градусов и дифферентом 0,5 градуса на корму. Единственная польза, которая могла бы быть от такого продувания - обозначение своего места. Вырываясь на поверхность, мощные пузыри ВВД показывали местонахождение ПЛ.

Вдруг погас свет, отключились приборы, в том числе пульт управления общекорабельными системами. Включилось аварийное освещение, воцарился полумрак, тишина. По громкоговорящей связи и телефону запросили все отсеки. Доложились все, кроме четвертого, сколько не вызывали, сколько не стучали в переборку — молчание.

Надо всплывать. В центральном посту весь личный состав на своих боевых местах, начальник штаба дивизии, командир Суворов, командир БЧ—V стали соображать, что делать дальше. Попытки порциями продувать балласт вручную (т.к. пульт вышел из строя) результатов не дали.

Подводная лодка лежала мертвой глыбой, выйдя из подчинения людей. По переборке отсека струились капли конденсата, подтверждая, что за этой стальной перегородкой находится 420 тонн холодной морской воды под давлением четыре с половиной килограмма на квадратный сантиметр, убившей четырнадцать подводников, не покинувших свой боевой пост. Когда, после подъема лодки, командир войдет в отсек, то увидит всех на местах, расписанных по аварийной тревоге, но только мертвыми и поймет, что до последней секунды они оставались верными присяге и Корабельному уставу. Авария выделила им всего три минуты, чтобы успеть доложить на ГКП о поступлении воды в свой отсек через клинкеты вентиляционной системы. Однако закрыть эти роковые клинкеты моряки, увы, не успели.

От воды, попавшей в трюм центрального поста, взорвалась аккумуляторная батарея, вышло из строя жизненно важное оборудование и системы управления, появились смертельно опасные газы (СО). Командир перевел управление кораблем во второй отсек и приказал всем покинуть центральный. Логично было предположить, что через час лодку начнут искать, так как именно это время нахождения под водой было указано в шифровке при погружении. По здравому смыслу на торпедолове через час должны были встревожиться и объявить тревоги. От попавшего в беду экипажа требовалось прежде всего найти способ оповестить о себе. Для этого предусмотрены штатные аварийные буи с радиопередатчиком, телефоном и светосигналом. Буи эти (АСБ - аварийный спасательный буй) часто терялись в море, срывались волной. За это наказывали, нет не конструкторов - начиная от заведующего буем - боцмана и кончая командиром. Способ надежного крепления буя перед выходом в море был на уровне эпохи пещерного человека. Четыре - шесть матросов выстраивались вокруг буя и по команде помощника: «Раз, два - взяли!» пытались его оторвать от места крепления. Запись, сделанная в документе о подготовке ПЛ к выходу в море, о том, что крепление буя проверено и оно в норме, являлось основанием для представителя АСС флота (АСС -аварийно-спасательная служба) о готовности ПЛ к выходу в море. Чтобы упростить организацию службы и избежать наказания, их намертво приваривали к корпусу. Все знали и закрывали на это глаза. Таких буев на ПЛ два, в носу и корме. Отдаются они изнутри прочного корпуса. Поэтому и на аварийной ПЛ «К-429» аварийные буи не всплыли, отдать их не удалось.

В первом отсеке, где старшим оказался командир 228-го экипажа, царила паника. Белоцерковский, который «держал» подводную лодку на заводе в боевом дежурстве и готов был через 19 часов после сигнала уничтожить любого супостата, сейчас, без приказания центрального поста, самовольно готовил к всплытию ВСК (всплывающая спасательная камера). Но она тоже была намертво приварена. Слишком большая была уверенность в том, что у нас на флоте аварии не может быть. Впрочем, в любом случае воспользоваться камерой не смогли бы: лебедочное устройство не работало. Вот уж материал для 1937 года.

Постоянное прослушивание горизонта ничего не давало, их явно никто не искал. Томительные часы ожидания длились невыносимо долго. К утру Суворов принял решение послать на поверхность разведчиков. Добровольцами попросились два мичмана, Николай Мерзликин и Михаил Лестник. Выход решили осуществлять через торпедный аппарат. Чтобы это сделать, надо было сначала из аппарата извлечь торпеду. А поскольку система гидравлики не работала, тащить пришлось вручную.

Мичманы благополучно всплыли в индивидуальных дыхательных аппаратах (ИДА-59) и легководолазных костюмах. Ни торпедолова, ни других кораблей, ищущих подводную лодку, они не увидели. Вдали виднелся берег губы Саранной, на него и поплыли. Вода была всего лишь плюс четыре градуса, но к полудню мичманам повезло, увидели стоящий на якоре пограничный катер. Пограничники их брали, как диверсантов, к счастью - живьем. В этом повезло «К-429» - «диверсанты» на русском языке сообщили все тайны сразу: номер лодки, где затонули, ФИО командира и замполита. О задержанных и их сообщении с пограничного катера дали радиограмму в свой штаб. Мичманов же высадили на берег и они, взяв в охапку свое водолазное снаряжение, через сопки двинулись в родную базу.

Вот таким образом в штабе флота узнали, что погрузившаяся для дифферентовки атомная лодка затонула. Флотилия, только что занявшая первое место по флоту и особенно ее оперативная служба, зашевелились. Волевые адмиралы наморщили лбы, снова принимались только правильные решения. Все понеслось, как в кинофильме. В сторону бухты с затонувшей подлодкой неслись вертолеты, быстроходные спасатели и даже подводная лодка. После двенадцати часов пребывания на дне экипаж услышал, наконец, щелчки гидролокатора, дробью рассыпавшиеся по корпусу ПЛ, и шлепанье винтов над головой.

Спасатели наладили связь с лодкой, с «К-429» отвечали ударами кувалды по корпусу. Решили выпускать людей по 4 человека - максимум, что позволяет один торпедный аппарат. Так и поступили. Но, вместо штатных 87 человек на борту вышло в море 120. Эти лишние 33 человека считались проходящими стажировку и дыхательными аппаратами для них никто не запасся. Торопились, не до аппаратов, главное план БП. А часть аппаратов осталась в четвертом отсеке, но это была еще не вся беда. Многие подводники не умели пользоваться индивидуальными спасательными аппаратами, хотя в книжках боевой номер, запись о сдаче зачетов и прохождении практики, имели место быть. В реальности же многие оказались не готовы к предстоящему испытанию.

Погиб молодой матрос Синяков, прямо в торпедном аппарате... погиб мичман Закиров, он первым выходил через кормовой выходной люк. Закиров сделал все правильно: приготовил аппарат и снаряжение, включился, но за три метра до поверхности воды запутался в буйрепе (веревка по которой он поднимался на поверхность, к концу которой был прикреплен буй, выпущенный с торпедного аппарата подводной лодки) и скончался от переохлаждения.

Ошеломляющее разгильдяйство проявили спасатели Тихоокеанского флота, из подаваемых ими сверху на ПЛ баллончиков, некоторые оказались пустыми, в нужную минуту не нашлось тросов, не работали компрессора, их срочно, самолетом, пришлось доставлять от дорожных ремонтников. Устройство лодки толком никто не знал, поэтому на ходу по чертежам объясняли, что им делать, поэтому вскрыли лючок, через который в лодку хлынула забортная вода, а не сжатый воздух. Личный состав лодки приступил снова к борьбе с поступающей водой: дырку, открытую водолазами, в конце концов забили деревянной пробкой. «Ради бога, — отстукивали подводники „морзянку“ кувалдой по корпусу, — ничего не трогайте, мы сами...».

На спасательном судне находился уже сам Главнокомандующий ВМФ С.Г. Горшков. Пришла еще одна подводная лодка, но организация спасения не улучшилась, а прямой помощи от нее не было, но для доклада наверх очень убедительно: — «В операции по спасению принимает участие и подводная лодка».

Четверо суток не спал Суворов, требуя баллонов и исправных аппаратов ИДА, подбадривал слабых, четверо суток выходили потерпевшие подводники через торпедный аппарат и кормовой люк. Главком написал им записку, которую доставили на ПЛ вместе с аварийно спасательным имуществом и пищей: «Товарищ Суворов, товарищ Гусев, я восхищаюсь Вашими действиями, — писал Главком - прошу принять все меры к спасению личного состава». Содержание записки Суворов довел до каждого, в кормовые отсеки по телефону, в носовых — персонально. «Держитесь, — говорил командир, - наверху нас ждет сам Главнокомандующий».

Командир, с затонувшей лодки, выходил последним. Под водолазным костюмом был только мундир капитана 1 ранга и дифферентовочный журнал. Справился он с задачей успешно, подводники представляют, как сложно одевать без помощи громоздкое и тяжелое снаряжение. Не успел Суворов переодеться, как ему сразу подсунули ручку и «Журнал готовности корабля к выходу в море». «Николай Михайлович, подписывай, горим, на твою же пользу», — говорил комдив Алкаев, тот самый, что разносил Суворова за доклад о неготовности лодки к выходу в море. Потом подсовывали бумажки еще, еще и еще... Рубаха-парень, выручая начальство, подписывал все. Не подозревал, что он готовый заложник.

Лодку стали поднимать, операция длилась два месяца, при подъеме не все ладилось, он был рядом, на плавбазе и принимал участие во всех операциях. Параллельно велись допросы. Не знал командир, что пока он занимается подъемом корабля, на берегу идет другая работа. Герой, которому сам Главком писал восторженную записку, превращался в главного виновника катастрофы. Сначала Суворова исключили из партии, это развязало руки прокурору. А партия, освободившись от «скверны», еще до решения суда клеймила командира на партийных и служебных мероприятиях.

На совещании руководящего состава Северного флота в 1983 году адмирал В.Н. Чернавин, недавно назначенный тогда начальником Главного штаба ВМФ, так охарактеризовал обстоятельства гибели «К-429»: «Лодка упорно сопротивлялась неправильным действиям экипажа и не хотела тонуть. Но он ее все-таки потопил». (Автор присутствовал при этом разборе). Зал оживился. Впервые признана вина личного состава.

В журналистском расследовании катастрофы «К-429» Виктор Терешкин пишет: «В сентябре, в небе над Камчаткой, грохнули „боинг“. СССР демонстрировал нерушимость своих границ. А тут у подводников такой позорный случай... Надо было врезать виновному на полную катушку. „Если бы такая авария случилась далеко от базы, - сказал Суворову адмирал Сорокин, начальник Главного политического управления ВМФ, — все были бы награждены высокими правительственными наградами. А так уж очень близко утонули. Некрасиво“. Суворов был заложником системы, которой преданно служил всю свою жизнь. Чиновники ее дело свое знали. Все документы, проливающие свет на аварию, были заменены новыми. Журнал дифферентовки, который командир вынес на груди, покидая лодку, „потеряли“. Его обвиняли во всем - те самые люди, которых он выручал, те самые начальники, которых он покрывал, подписывая бумажки задним числом».

Следствие тянулось полтора года. Все открестились от командира. За это время всех, кто был замешан в истории с аварией «К-429», перевели на другие места службы. Жена командира, Зинаида Васильевна, поехала в Москву. Думала, там-то поймут, разберутся... Пошла на прием к влиятельному родственнику самого Рекункова, Генерального прокурора СССР. Женщина все рассказала, показала необходимые документы. На Политбюро, сказал родственник, - докладывали не так... Суд шел семь дней в казарме военного городка. Военный городок закрытый, казарма, где проживают подводники, тоже. Да и на Камчатку без пропуска не попасть. Впрочем, и попадать было практически некому. Приехал адвокат из Москвы, которого упросила Зинаида Васильевна. Но он перед процессом попал в автомобильную аварию, поэтому, наверное, ему больше хотелось домашнего покоя. Суворов просил вызвать в суд начальников, которые послали его в море, несмотря на его рапорты, что и экипаж, и лодка к этому не готовы. Однако судьи отговаривались и для отказа находили причины: один в море, другой в командировке, третий для суда не требуется, четвертый не относится к делу. Наивный командир принес стопку грамот, подарков, которыми его награждала система за его верную службу. Не понимал, что решение уже принято, там, наверху, а здесь спектакль в назидание другим.

«Встать, суд идет! Именем Союза Советских... Суворова Николая Михайловича лишить свободы с содержанием в колонии поселения сроком на 10 лет». Кроме того командиру вменялось нанесение материального ущерба на 20 миллионов рублей и снижение боеготовности флотилии подводных лодок. Командиру БЧ-V подводной лодки «К-429», как «сообщнику» вменили 8 лет. Прямо в казарме обоих взяли под стражу.

Пока судили командира, «К-429», поднятую со дна моря, поставили в ремонт к стенке завода, стоимость ремонта определили в 320 миллионов рублей. Когда Суворова везли в столыпинском вагоне в «места не столь отдаленные» через весь Союз, в октябре 1985 года у стенки завода «К-429» снова затонула, никто не погиб, экипажа на ПЛ не было, а вахта успела разбежаться. Отсидел Суворов 2,5 года, вышел по амнистии, сейчас на пенсии. Помилован. «К-429» утопили на берегу! - бросила в лицо главному военному прокурору Вооруженных Сил СССР жена командира, Зинаида Васильевна Суворова, и она была права. Хотя, конечно, есть грех в этой катастрофе и самого Суворова, об этом подводники не спорят. Для того, чтобы отдать команду при закрытом рубочном люке: «По местам стоять к погружению, к проверке прочного корпуса нa герметичность», не нужен ни командир дивизии, ни, тем более, кто-то вышестоящий из флотилии. И хотя действия командира ничего не меняют в главном: гибель «К-429» и 16 членов ее экипажа стало результатом насилия над командиром его прямых начальников. На стороне Суворова был Корабельный Устав ВМФ и множество других руководящих документов, и они это знали. Суворов получил приказание принять подводную лодку, когда уже большая часть личного состава уехала в отпуск. Решение доукомплектовывать экипаж, если в нем сменилось 30 процентов штатной численности, запрещено Курсами боевой подготовки. В таком случае экипаж выводится в резерв и начинает отработку с нуля. К тому же расследованием было установлено, что ПЛ имела неисправности, при которых она не имела права на выход в море. Обязанностью штаба дивизии и других специалистов было - запретить выход в море. Следствие сделало однозначный вывод виновно командование дивизии. Именно в таком виде дело и было первоначально направлено в суд. Но... заседание состоялось только через полтора года и за это время всякие «подводные течения» напрочь развеяли уверенность Фемиды. Козлом отпущения стал командир.

В предыдущих главах я рассказывал о том, как реагировал на гибель двух своих атомных подводных лодок Конгресс США, потеряв в шестидесятых годах «Трешер» - 1963 г. и «Скорпион» - 1968 г. Америка сделала все, чтобы впредь не допустить подобных катастроф. Мероприятия, предложенные тогда комиссией вице-адмирала Бернарда Остина и внедренные в Военно-морских силах и промышленности, показали неплохую результативность. К чести ВМС США, с 1968 года и по сей день, на протяжении тридцати лет в ВМС США не погибла более ни одна атомная подводная лодка.

Мы в восьмидесятых потеряли три атомных подлодки: «К-429» - в 1983 году, «К-219» - в 1986 году и «К-278» - в 1989-м. (Да еще взрыв реактора на подводной лодке на заводе в Чажме — в 1985-м, в предверии Чернобыля). Автор в это время был арестован и до суда, его возили в течение 2,5-х лет по пяти тюрьмам, психушке, в «столыпинских» вагонах, забитых «андроповскими» уголовниками. С щемящей тоской понимая, свою невозможность оказать влияние на происходящее. Суворов, как в воду глядел, говоря на суде в своем заключительном слове: «Не скажете правды, не научите на горьком опыте других, будут еще аварии, будут еще жертвы».

Наше стремление, к установленному проценту боеготовых сил (любой ценой!) иногда оказывалось только на бумаге. В последствие аукалось в море. Причем ситуации повторялись порой почти с анекдотической точностью. В мае 1998 года газета «Российская газета» поместила небольшую заметку под заголовком: «Не плавала, но утонула». В ней сообщалось: «Атомная подводная лодка, входящая в состав Второй Камчатской флотилии, затонула вчера ночью возле пирса на берегу Авачинской бухты на глубине 17-18 метров».

Как позже станет известно, эта лодка проекта 670 была выведена из боевого состава флотилии и уже несколько лет не выходила в море. Атомный реактор был заглушен, активная зона с борта субмарины выгружена. По уточненным данным, во время перешвартовки произошло столкновение двух кораблей, в результате чего, один из них, проекта 670, пошел ко дну. Оперативный дежурный штаба флотилии отказался подтвердить или опровергнуть этот факт. Сослался на то, что это может сделать только командующий флотилией, который в настоящее время отсутствует. В то же время начальник управления по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям полковник Валерий Сухоборов сообщил, что информацию о ЧП в его ведомстве получили совершенно случайно.

Позднее представители флотилии заверяли местное население — дескать, никакой опасности нет. Тем не менее специалисты управления по делам ГО продолжают держать под контролем уровень радиации на берегу бухты вблизи Петропавловска-Камчатского. Радиационный фон, по заявлению полковника Сухоборова, пока не меняется.

Список членов экипажа «К-429», погибших 23 июня 1983 года

Капитан-лейтенант КАСПАРОВИЧ Игорь Юрьевич

Капитан-лейтенант КУРОЧКИН Виктор Моисеевич

Старший лейтенант ПЕТРОВ Анатолий Ильич

Лейтенант ТУЛАСОВ Владимир Георгиевич

Мичман ЖАРИКОВ Инокентий Михайлович

Мичман КОЛЕСНИКОВ Николай Николаевич

Мичман КУЗЬМИН Александр Иванович

Мичман ЛЕЩУК Владимир Александрович

Мичман ПОРТНОВ Владимир Николаевич

Мичман ЧЕРЕМУШИН Анатолий Евгеньевич

Старшина 2 статьи СУЛТАНОВ Флюр Амарзанович

Старшина 2 статьи ЯШКИН Леонид Иванович

Старшина 1 статьи КОНРИНСКИЙ Андрей Владимирович

Матрос ЗАКИРОВ Рафик Малинович

Матрос СИНЮКОВ Николай Петрович

Матрос ШВЕДОВ Алексей Дмитриевич


Лучший корабль современности


Эра подводных ракетоносцев

Проведя более 20 лет в ядерном подводном противоборстве и сделав два мощных витка в гонке вооружений, США и СССР создали стратегические и многоцелевые атомные подводные лодки и приступили к еще более мощному - третьему витку. И та, и другая сторона заявила об этом открыто. Американцы — как всегда, с помпой, наш министр обороны, в то время им был маршал Д.Ф.Устинов - сдержанно. Используя уже накопленный опыт, создатели новых атомных лодок предусматривали единую систему строительства, базирования, эксплуатации и восстановления боеготовности по принципу малых и больших циклов - с расчетом примерно на 30 лет. В США новой системе было присвоено условное наименование «Трайдент» («Трезубец»), в СССР — «Тайфун».

Атомные ракетоносцы «Тайфун» стали самыми большими и совершенными подводными кораблями. Лодками их уже не называли. Да и какая там «лодка», если водоизмещение этого ракетного подводного крейсера стратегического назначения (РПКСН) составляет 25 тысяч тонн, ширина — 25 метров, высота — 26, а по длине он вдвое больше футбольного поля! В такой «многоэтажке» есть практически все, вплоть до сауны и комнаты отдыха. Даже воздух, которым дышат моряки, ничем не отличается от атмосферного, хотя кислород добывается из забортной воды и автоматически распределяется по отсекам. Помимо традиционных торпед, главным оружием ракетоносцев являются 20 баллистических ракет с десятью разделяющимися ядерными головками, каждая из которых весит почти 100 тонн и способна атаковать наземные цели на дистанции 10 тысяч километров — с самонаведением и высокой точностью поражения. Примерно такие же характеристики и у американских лодок «Огайо».

Правда, у нас «Тайфунов» всего шесть единиц, а у американцев их «Огайо» - восемнадцать, и на каждой по 24 ракеты...

Наша держава оказалась догоняющей стороной, хотя 16 сентября 1955 года мы первыми осуществили старт баллистической ракеты с подводной лодки. Тем не менее в 1960 году США уже имели три подлодки с шестнадцатью баллистическими ракетами на борту. А мы такого уровня достигли лишь к началу семидесятых.

Головная лодка этого типа, «К-137», была принята в состав ВМФ к 50-летию Великого Октября - 4 ноября 1967 года. Главным конструктором «К-137» являлся академик С.Ковалев, дважды Герой Социалистического труда и лауреат Ленинской и Государственной премий, ответственным сдатчиком - В.Фролов. Председателем правительственной комиссии назначили контр-адмирала А.Петелина, Героя Советского Союза. Мне посчастливилось принимать личное участие в заводских и государственных испытаниях этого удивительного корабля. И как члену правительственной комиссии, и в силу занимаемой должности - заместителя командира соединения атомнных подводных лодок. Сразу после спуска корабля на воду, в Северодвинске, его посетили высшие руководители страны: Л.Брежнев, А.Косыгин, министр обороны А.Гречко. Этот визит не был формальным мероприятием. Брежнев и Косыгин с многочисленной свитой обошли весь корабль с носа до кормы, а это, учитывая их возраст, было приличной нагрузкой. Особенно всем интересовался Косыгин. Он и решения принимал на месте. 6 сентября 1967 года состоялся первый пуск ракеты из шахты подводного ракетоносца, а уже в октябре произвели успешную залповую стрельбу из нескольких ракет. Командиром «К-137» назначили капитана первого ранга В. Березовского, впоследствии он стал контр-адмиралом, Героем Советского Союза.

В феврале 1970 года американский президент Р.Никсон отмечал в послании к Конгрессу: «Неотвратимой реальностью семидесятых годов является наличие у Советского Союза мощных и совершенных стратегических сил, по многим параметрам приближающихся к нашим, а по некоторым категориям даже и превосходящих их...». Недостатком нашего проекта была малая дальность стрельбы, вынуждающая подводные лодки совершать переходы к берегам США в район боевого патрулирования, а следовательно - преодолевать противолодочные рубежи НАТО. Однако к 1972 году мы совершили рывок. В состав ВМФ вступила субмарина проекта 667-Б с ракетами РСМ-40, имевшими дальность полета до девяти тысяч километров.

Эти подводные корабли могли поражать цели уже из любой точки Мирового океана или не выходя из собственной базы. Командиром головной лодки этого проекта был В.Фролов, впервые в ВМФ СССР получивший звание контр-адмирала, будучи командиром корабля. Вступление в состав ВМФ ракетоносцев проектов 667 и 667-Б и их модификаций окончательно закрепило паритет подводной ядерной мощи сверхдержав.

Опубликованная в «Морском сборнике» (N10 за 1994г.) таблица дает представление о динамике наращивания этих сил в США и СССР с 1967 по 1986 годы:

Таблица наглядно показывает, что СССР постоянно и значительно отставал от США. К сожалению, Соединенные Штаты ранее нас осознали важность размещения ядерных стратегических сил под водой и раньше начали внедрять многозарядные головные части этих ракет. Деятельность по созданию ракетных субмарин была не только трудной, но и опасной. Не обошлось без издержек, гибли люди и корабли. Низкий поклон матросам и старшинам, мичманам и офицерам, честно выполнившим свой долг на погибших ракетных подводных лодках - «С-80», «К-129» и «К-219»...


Катастрофа «К-219»

В 1986 году, пять месяцев спустя после Чернобыльской трагедии, в советских газетах появилось короткое сообщение ТАСС:

«Утром 3 октября на советской атомной подводной лодке с баллистическими ракетами на борту в районе примерно 1000 км северо-восточное Бермудский островов в одном из отсеков произошел пожар. Экипажем подводной лодки и подошедшими советскими кораблями производится ликвидация последствий пожара. На борту подводной лодки есть пострадавшие. Три человека погибли. Комиссией специалистов в Москве проанализирована сложившаяся ситуация. Комиссия пришла к выводу, что опасности несанкционированных действий оружия, ядерного взрыва и радиоактивного заражения окружающей среды нет».

7 октября ТАСС вновь коротко информировал страну о судьбе аварийной подлодки: «В течение 3-6 октября экипажем нашей подводной лодки и личным составом подошедших советских кораблей велась борьба за обеспечение непотопляемости. Несмотря на предпринятые усилия, подводную лодку спасти не удалось. 6 октября в 11 часов 03 минуты она затонула на большой глубине.

Экипаж эвакуирован на советские корабли. Потерь в составе экипажа, кроме тех, о которых сообщалось 4 октября, нет. Обстоятельства, приведшие к гибели лодки, продолжают выясняться, но непосредственной причиной является быстрое проникновение воды извне. Реактор заглушен. По заключению специалистов, возможность ядерного взрыва и радиоактивного заражения среды исключается».

Сообщение вызвало у меня Настоящее потрясение. Будучи участником создания и освоения этих ультрасовременных стратегических кораблей, я подписался в акте приемки под словами, характеризовавшими РПКСН как «лучший корабль современности». И это не было лишь громкой фразой - лодки данного проекта подтвердили нашу оценку безупречным выполнением поставленных задач в течение 20 лет!

Других публикаций в прессе, как это было тогда принято, не появилось. Я же в то время находился в заключении и не располагал другим источником информации, кроме газет. Из них узнал и о Чернобыльской катастрофе. Сразу обратился в многочисленные инстанции, даже М.Горбачеву написал, предлагая свои услуги эксперта и практика. Я был уверен, что со своим тридцатилетним опытом общения с ядерными реакторами буду значительно полезнее на Чернобыльской АЭС, а не в колонии. Разумеется, никакого ответа не получил. Позже мне удалось наладить доставку необходимой документации, однако предпочитаю не уточнять, каким образом. Погибшая «К-219» не давала мне покоя. Снова и снова я задавал себе вопрос: как можно было утопить лодку с запасом плавучести в несколько тысяч тонн, имея в наличии весь экипаж и лишь один загазованный отсек?.. Ведь экипаж располагал мощностями обоих реакторов, полным запасом воздуха высокого давления и стопроцентным комплектом индивидуальных спасательных средств. Все механизмы и системы, включая пожарные и водоотливные средства, резервные источники энергии были исправны. Не говоря уже о том, что подавляющее большинство их на лодке продублировано...

Все, что мне оставалось в моем вынужденном безделии, так это сутками анализировать ситуацию, опираясь лишь на собственный опыт. И все же - вспомнил! Еще в середине семидесятых на этой лодке, в ракетной шахте N 6 произошла подобная авария. В шахте были неисправности, и о них знал личный состав перед выходом в море. Однако тогда авария не имела серьезных последствий. Лишь после освобождения мне удалось встретиться с командиром БЧ-5 этой лодки, капитаном второго ранга Игорем Анатольевичем Красильниковым и увидеть фотографии терпящего бедствие корабля, сделанные с вертолета. Побеседовал я и с членами комиссии по расследованию, а также с офицерами, которых хотели отдать под суд. В 1997-1998 годах уточнил многие детали непосредственно у командира лодки И. Британова, старшего помощника И. Курдина и штурмана Е. Азнабаева. Опираясь на все эти свидетельства, я и излагаю обстоятельства гибели «К-219».

Что же произошло? В одной из ракетных шахт произошла утечка окислителя и взрыв. В конечном итоге возник пожар в ракетном четвертом отсеке, локализовать огонь не удалось. Он распространился по кораблю. Часть личного состава отравилась парами топлива и продуктами горения. Командовал лодкой в том походе капитан второго ранга Игорь Петрович Британов. Был дан приказ покинуть четвертый отсек и перебраться в пятый. Троих — капитана третьего ранга А.Петрачкова, матросов Смоглюка и Харченко, вынесли в бессознательном состоянии. Вскоре они скончались.

Подводная лодка всплыла, и в действие ввели второй борт энергоустановки. Пожар в четвертом отсеке не стихал, несмотря на поступление воды. Более того, произошло короткое замыкание и сработала аварийная защита реактора правого борта. Сигнализация, выведенная на пульт, свидетельствовала: две компенсирующие решетки не дошли до требуемого нижнего положения... Нужно было попытаться опустить решетки вручную, иначе в любую минуту реактор мог запуститься. Ничего сложного, впрочем, не требовалось. Достаточно было найти место, куда вставляется специальный ключ, и повернуть его до упора. Однако в отсек трижды посылали аварийные партии - каждый раз они возвращались ни с чем. Трудно представить себе экипаж, в котором моряки реакторного отсека не знают, куда надо вставлять ключ. Тем не менее факт есть факт.

Оставалась последняя надежда. В седьмом отсеке служил опытный матрос Сергей Анатольевич Преминин, один из трюмных, непосредственно обслуживающих реактор. Он-то и отправился в одиночку в отсек и через некоторое время доложил по трансляции на пульт управления главной энергоустановки: «Работы выполнены!». Все облегченно вздохнули: худшего не случится. Но случилось непредвиденное - в результате пожара произошел разрыв системы воздуха высокого давления, и этот воздух проник во все отсеки. Подводники, борющиеся с пожаром, сразу почувствовали себя, как в снижающемся самолете. Само по себе повышенное давление не представляло опасности, достаточно было продуть уши. Беда заключалась в другом. Поскольку давление в соседних отсеках повысилось, выходные люки реакторного отсека не открывались: в этом единственном необитаемом отсеке давление оставалось на уровне 1 атм. И одному человеку было просто не под силу открыть выходной люк. Конечно, каждый подводник, от командира до матроса, знает, что необходимо сделать, чтобы отдраить переборочную дверь - надо открыть клапана выравнивания давления. Но Преминин был слишком ослаблен угарным газом, чтобы самостоятельно добраться от крышки реактора до клапанов...

На помощь Преминину направили аварийную партию, но и она не смогла вызволить матроса. Между тем ситуация в соседнем отсеке настолько осложнилась, что посылать аварийные партии вообще стало слишком рискованно, они могли и не вернуться.

Я не могу без боли комментировать этот трагический эпизод. Отсек держал Перминина, словно капкан. В течение долгого времени на пульте управления ГЭУ и центральном посту слушали его слова и сдерживаемые всхлипывания. С Сергеем говорили командир БЧ-5 и командир первого дивизиона, но матрос понимал, что он обречен...

Лодка медленно, но неминуемо продолжала увеличивать осадку на ровном киле. Экипаж эвакуировали на ботах на советские суда. Командир остался в рубке вместе с девятью членами экипажа, чтобы до конца бороться за живучесть корабля. Но когда субмарина, оголив винты, начала зарываться носом и рубку стало захлестывать волной, подводникам пришлось покинуть корабль. В реакторном отсеке остался один матрос Преминин. Что испытывал этот здоровый, находящийся в полном сознании человек, пожертвовавший собой, чтобы не допустить в неопределенном будущем цепной реакции на дне океана? Увы, этого мы не узнаем никогда... Дифферент нарастал, потом погас свет, лодка начала погружаться и еще задолго до того, как она легла на дно на глубине 5000 м, океан сплющил ее корпус, как тюбик зубной пасты.


Главком докладывал трижды

О том, как восприняло это происшествие руководство страны, рассказал в своей книге «Атомный подводный» Главнокомандующий ВМФ адмирал флота Владимир Николаевич Чернавин, последний Главком ВМФ Советского Союза. Он пишет:

«Командир корабля капитан второго ранга Британов доложил нам о пожаре на „К-219“, когда уже стало ясно, что локализовать огонь не удается и стратегическая лодка, вынужденно нарушив свою скрытность, всплыла на поверхность. Получив первый сигнал об аварии, я, как можно более срочно, сделал доклад министру обороны С.Л. Соколову. Он спросил обеспокоенно:

- А что там случилось и как?

- Еще не знаю, разбираемся, - ответил я.

- Разбирайтесь!

Разговор получился короткий, довольно спокойный. Хотя я себя чувствовал отвратительно. Надо же, такая неприятность, подобных аварий у нас давно не случалось и, конечно, входить в должность с таким происшествием — не позавидовать самому себе.

Продолжал докладывать министру обороны о том, что нам становилось известно. Создал группу из флотских специалистов и Специалистов промышленности, которая по мере поступления Информации вырабатывала рекомендации и меры по спасению корабля. Вдруг мне позвонили из секретариата ЦК:

- Завтра в 10 часов будет заседание Политбюро, где Вас будут слушать по поводу аварии на подводной лодке. Ваш вопрос значится первым. Необходимо подготовить короткий доклад.

Я, разумеется, не предполагал, что меня будут слушать. Воспринял это с беспокойством, но понимал, что тяжесть аварии соответствует вниманию такого уровня. Лодка стратегическая, на борту 16 ракет со спецзарядами, ядерные торпеды, два реактора. Случилась неприятность недалеко от США, да еще накануне встречи М.С. Горбачева с Р. Рейганом в Рейкьявике. То есть политический резонанс может быть весьма серьезным. Свою задачу, готовясь к заседанию Политбюро, я видел в том, чтобы коротко, доходчиво, без специальных подробностей рассказать на основе той информации, которой мы располагали, что же произошло на атомоходе. Так и сделал. Слушали меня очень внимательно и, как я убедился, с пониманием, о чем идет речь. Об этом свидетельствовали и задаваемые вопросы. На Политбюро даже спрашивали об опасности выделения водорода из аккумуляторных батарей. Я пояснил, что водород, смешиваясь с воздухом, образует гремучий газ...

Вопросы задавали М.С. Горбачев, Н.И. Рыжков, Е.К. Лигачев, Л.Н. Зайков, Ю.Д. Маслюков. Я говорил, что сейчас главное не дать подводной лодке затонуть. Опасность в том, что горящие отсеки задраены, поэтому бесконтрольны, так как на лодке, к сожалению, нет приборов, по которым можно было бы следить за состоянием покинутого личным составом отсека. Пожар же в отсеке страшен еще и тем, что выгорают сальники многих забортных устройств и возникает возможность поступления воды из-за борта. Все всё понимали, обстановка была деловой, спокойной, что, конечно, позволяло более взвешенно и обстоятельно анализировать ситуацию. Довольно спокойно вел себя в этой критической для Вооруженных Сил обстановке министр обороны. Я сам ему звонил дважды в день. Иногда ему приходилось давать долгие объяснения... На следующий день меня опять слушали на Политбюро.

А в третий раз я докладывал членам Политбюро, когда лодка уже затонула. Все внимание было сосредоточено на вопросах: безопасны ли торпеды, ракеты, реакторы? Насколько вероятен ядерный взрыв, взрыв реактора? Каковы могут быть масштабы радиоактивного заражения? Я давал теперь уже подробные разъяснения. Для анализа обстановки привлекались ученые самого высокого ранга. Там же рассматривался вопрос об официальном сообщении. Как известно, оно было кратким.

Для выяснения причин аварии и гибели лодки была создана Государственная комиссия во главе с членом Политбюро Л.Н.Зайковым. Но, какова бы ни была первопричина аварии, далее командир и экипаж допускали много ошибок, и, прежде всего, не сумели локализовать пожар, допустили его развитие и загазовывание всего корабля токсичными продуктами сгорания. Еще перед выходом в море у них случились незначительные утечки окислителя в одной из шахт. Неисправность устранили, не придав особого значения. Когда окислитель проявил себя в море, они посчитали, что это еще не авария, что снова возникла неисправность, которую уже устраняли. Было упущено время, а далее авария развивалась неудержимо. Но и потом можно было избежать многих ошибок. В частности, лишь потому, что не были приняты меры предосторожности, некоторые моряки получили отравление.

В общем. Государственная комиссия пришла к выводу, что в аварии и ее последствиях вина личного состава превалировала». Гибель «К-219» стала первой военной катастрофой эпохи перестройки. Однако уроки Чернобыля советскими руководителями уже были усвоены. Москва незамедлительно поставила в известность Вашингтон, что произвело благоприятное впечатление за океаном. «Если бы Горбачев сохранил стандартную для Советского Союза секретность и опровергал катастрофу вопреки очевидным фактам, он, возможно, породил бы недоверие к встрече в верхах», - писала в те дни газета «Нью-Йорк Таймс».


Не валяй дурака, Америка!

Основание для построения еще одной гипотезы о причине гибели лодки дает сообщение из американской прессы. 05 октября 1986 года газета «Вашингтон Пост» сообщила: «Американские специалисты-подводники подтвердили, что еще до того, как Горбачев известил Рейгана о случившемся, Соединенные Штаты уже знали о происшедшем на советской подводной лодке. Хотя они и не пожелали раскрыть детали относительно того, кто первым передал сообщение об аварии. Вероятно, оно поступило от американской субмарины, осуществляющей слежение за советской подводной лодкой. Такое слежение - обычная практика».

Позднее в американских газетах появилась информация, что в первой половине октября 1986 года «атомная подводная лодка ВМС США в ходе патрулирования в Атлантическом океане получила повреждение корпуса в результате столкновения с подводным объектом и прибыла в порт приписки Нью-Лондон (штат Коннектикут) для ремонтных работ в сухом доке». В статье уточнялось, что выявленные повреждения касались носовой донной части корпуса и обтекателя гидроакустической станции. Странные повреждения обнаружены и на корпусе «К-219». После всплытия лодки старший помощник командира капитан третьего ранга С.Владимиров и штурман Е.Азнабаев заметили вдоль левого борта — от аварийной шахты в сторону кормы — двойную борозду, отливающую металлическим блеском. Ее могла провести оторванная взрывом крышка ракетной шахты. Но не исключено, что борозду оставила и пришедшая в непосредственное соприкосновение с нашей субмариной иностранная подводная лодка.

Вероятность столкновения с американской подлодкой косвенно подтверждается еще одним обстоятельством. Вопреки обыкновению, американские военные не стали поднимать шума по поводу катастрофы советского атомохода в водах Атлантики. «Офицеры Пентагона ведут себя так, будто существует взаимная заинтересованность США и СССР не трезвонить на весь мир о потере советской субмарины», - с нескрываемым удивлением отмечал журналист лондонской «Тайме».

Насколько реально подобное столкновение под водой?.. Через шесть лет после катастрофы «К-219», 11 февраля 1992 года, в советских территориальных водах Баренцева моря произошел следующий инцидент. Американская атомная лодка «Батон Руж» водоизмещением 6 тысяч тонн, вооруженная ракетами «Томагавк», занималась сбором разведывательной информации о военно-морской активности в этом районе. Трудно сказать, вела ли «Батон-Руж» слежку за нашим атомоходом типа «Сьерра» или, наоборот, он «пас» американцев, но в какой-то момент оба корабля попали в зону акустической «тени» и столкнулись. На корпусе нашего атомохода остались детали с клеймом «Сделано в США», так что Пентагон не мог отрицать свою причастность к происшествию. Характерно, однако, что его представитель Б.Холл признал: прежде, чем инцидент был предан огласке, данный вопрос обсуждался госсекретарем Д. Бейкером на встрече с российским президентом. Не было ли подобного предварительного обсуждения и после гибели «К-219»?..

Если, конечно, причиной катастрофы послужило именно столкновение двух играющих в кошки-мышки лодок. В этом случае, безусловно, огласка не устраивала бы ни СССР, ни США.

Кстати, в 1992 году я горячо возражал в прессе - и областной, и центральной - против опасных игр с жизнью подводников. «Комсомольская правда» напечала в конце марта мою статью под названием «Не валяй дурака, Америка!» с вопросом в подзаголовке: «Почему бы нам не подать в суд на ВМС США?» В этом материале я писал: «11 февраля с.г. столкнулись подводная лодка США „Батон Руж“ и многоцелевая атомная подлодка объединенных вооруженных сил СНГ.» Безусловно, это стало сенсацией для многих. Но только не для кадровых подводников. За 30 лет флотской службы мне не раз приходилось встречать, а затем и восстанавливать субмарины, которые возвращались из становящегося все более «тесным» океана с исковерканными рубками или поврежденными носовыми оконечностями. Такие повреждения можно получить только от столкновения с подлодками и надводными кораблями. В 70-х в Средиземном море наша атомная подводная лодка с крылатыми ракетами на борту при всплытии столкнулась с надводным кораблем военно-морских сил США. В 1973-м в Карибском море на глубине более 120 метров наша атомная подводная лодка на приличной скорости столкнулась с необозначенным на карте подводным рифом. Удар был настолько силен, что заряженные простыми ядерными зарядами торпедные аппараты «загнуло» на 90 градусов. Только чудом не произошло срыва с фундаментов корабельных механизмов и срабатывания аварийной защиты реакторов.

Был и еще ряд происшествий под водой, после которых осталось немало таинственных недоговоренностей. За последнее десятилетие есть только два случая, когда не вызывает сомнений «авторство» ЧП: последний, 11 февраля 1992 года и аналогичная ситуация в том же Кольском заливе в 1981 году. Различие только в том, что в 1981-м американская подлодка таранила кормовую часть нашего новейшего ракетного подводного крейсера стратегического назначения. Тогда наша лодка всплыла и своим ходом прибыла на базу. Флотская комиссия, в составе которой пришлось поработать и мне (в комиссию входили: вице-адмирал М.М.Будаев, академик И.Д.Спасский - начальник ЦКБ «Рубин», академик Н.С.Хлопкин, Г.А.Гладков от ИАЗ им. Курчатова), в поврежденных цистернах обнаружила куски обшивки рубки, плексиглас, болты с потайными головками. Было установлено, что они принадлежали субмарине США класса «Стерджен». Через несколько суток в районе военно-морской базы Великобритании Холи-Лох всплыла атомная ПЛ США с поврежденной рубкой. Мы попросили перепроверить. Да, доложили нам, лодка класса «Стерджен»... Выводы комиссий тогда в печати, естественно, не публиковались. Только сегодня я могу рассказать о главном из них. Смоделировав ситуацию маневра двух субмарин, комиссия установила, что американская следила за нашей, оставались в акустической тени. Когда подлодка СССР изменила курс, подводный «филер» не успел среагировать и вслепую врезался рубкой в корму. Ни со стороны Российской Федерации, ни со стороны США не последовало дипломатических шагов по поводу февральского инцидента в Кольском заливе. Однако обе стороны признали факт столкновения субмарин в подводном положении, чего нельзя было бы и предположить в доперестроечные времена. Еще один признак демократизации: не наказан командир нашей подлодки. Он, действительно, не виноват. Авторство неуклюжего маневра принадлежит командиру субмарины США. Почему бы американской стороне, в таком случае, не оплатить стоимость ремонта нашей поврежденной лодки? Считаю, что Военно-Морскому флоту СНГ следует обратиться с иском в Международный суд и ее восстановление произвести за счет ВМС США.

Америка - страна с глубокими демократическими традициями, почитающая и соблюдающая законы. Когда сталкиваются, например, два сейнера и Международный суд взыскивает деньги с виновной стороны, ни у кого не вызывает сомнений правомерность таких действий. Почему мы не можем представить иск в случае столкновения подлодок? Для нас же предъявление иска - ВМС США, как виновнику происшествия, не только законно, но и экономически необходимо. Несмотря на обоюдные заверения о незначительности повреждений, думаю, дело обстоит иначе. Удар пришелся рубкой снизу в корпус. Он оказался сильным, так как наша лодка даже просела. Даже неспециалистам понятно, что случается, когда сталкиваются две металлические громадины весом в 8 и 6 тысяч тонн.

Восстановление нашей лодки потребует серьезных материальных затрат. Дружба дружбой, а виноват—плати... Если мы сегодня промолчим, если не будем действовать по принятым в цивилизованном обществе законам, нас просто не поймут — в первую очередь за рубежом.

Обратился я тогда с письмом и к Главкому ВМФ России адмиралу флота Владимиру Николаевичу Чернавину. Сравнительно быстро получил ответ — в виде доклада начальника Главного штаба ВМФ адмирала К.Макарова с резолюцией Главкома «согласен». Думаю, этот документ представляет немалый интерес не только для меня. Привожу его целиком:

«Командующему ВМФ адмиралу В.Н. Чернавину. Докладываю: обращение в ваш адрес контр-адмирала запаса Мормуля Н.Г. о компенсации ущерба за счет ВМС США через международный суд за столкновение нашей ПЛ с ПЛ „Батон Руж“ в феврале 1992 года рассмотрено. Установлено следующее.

1. Международных правил предупреждения столкновений субмарин различных стран в подводном положении не существует. МППСС-72 обеспечивает безопасность плавания кораблей и судов, находящихся только в надводном положении, на визуальной или радиолокационной видимости друг у друга.

2. Учитывая, что вопрос предупреждения столкновений подводных лодок международным правом не урегулирован, оснований для обращения в международный суд нет.

3. В столкновении этих подводных лодок, равно как и любых других судов, виноваты оба командира. Степень вины каждого из них установить в данном случае не представляется возможным.

4. По случаю данного столкновения от имени правительства России вручена нота правительству США. Основной причиной столкновения стало нарушение подводной лодкой ВМС США границы территориальных вод России. Американской стороной факт нарушения наших тер. вод отрицается. Вопрос о данном инциденте обсужден на 6 съезде народных депутатов РФ.

5. Российская и американская сторона признали существование проблемы предотвращения инцидентов с подводными лодками. В мае 1992 года в Москве состоялось первая рабочая встреча представителей ВМФ России и ВМС США по данному вопросу, в ходе которой нами были предложены конкретные меры предупреждения столкновений ПЛ наших стран в полигонах боевой подготовки ВМФ.

Стороны условились продолжить диалог по данному вопросу.

Относительно установления взаимопризнанных границ территориальных вод в ближайшее время будут начаты переговоры экспертов двух стран по линии МИД РФ.

Содержание данного доклада целесообразно довести до Мормуля Н.Г.

Адмирал флота К.Макаров».

Так что нетрудно догадаться: в ближайшие годы «подкорректировать» международное право и тем самым хотя бы отчасти урегулировать сложную проблему подводных столкновений, нам едва ли удастся...


Тайный указ

Что же касается гибели «К-219», то в 1986 году, как это чаще всего и случалось в ВМФ, историю замяли. Официальные органы, расследовавшие причины катастрофы, непрошибаемо молчали. Газета «Вашингтон пост», публикуя мнение американских подводников, писала в том же, 1986 году: «Специалисты ВМС США пришли к заключению, что командир и экипаж подводной лодки заслуживают высокой оценки за то, что быстро сумели всплыть, а также за действия по борьбе с огнем». Однако мнение специалистов ВМФ СССР в корне отличалось от суждения их американских коллег.

Преминина посмертно наградили орденом «Красной Звезды», а вот старшего лейтенанта Н. Беликова, предотвратившего вместе с матросом ядерную аварию, исключили из КПСС. За утерю партбилета - красная книжица осталась в сейфе на одном из боевых постов и ушла на дно океана вместе с кораблем... Как теперь смело пишет газета «Красная звезда», личный состав «... наградили уже тем, что не посадили в тюрьму». В том же, 1986-м, в соединениях ВМФ был зачитан и секретный приказ министра обороны о катастрофе с «К-219» и наказании отдельных должностных лиц.

Экипаж расформировали, командира капитана второго ранга Игоря Британова и командира БЧ-5 капитана второго ранга Игоря Красильникова исключили из КПСС и уволили в запас по служебному несоответствию. Пытались привлечь обоих и к уголовной ответственности. Председатель санкт-петербургского клуба моряков-подводников Игорь Курдин, служивший в то время в одном соединении с Британовым и Красильниковым, рассказывал мне, что ему довелось читать определение следствия. Курдин по памяти процитировал выдержки из постановления о прекращении уголовного дела: «Учитывая чрезвычайную нештатную ситуацию на борту подводной лодки, связанную с аварией ракетного комплекса из-за воздействия на ПЛ извне, не по вине ее экипажа, отсутствие руководящих документов по борьбе с аварией такого рода, а также учитывая длительную безупречную службу на ПЛ капитана 2 ранга И.Британова и капитана 2 ранга И.Красильникова, чистосердечное раскаяние и наличие у обоих несовершеннолетних детей, уголовное дело в отношении Британова И Красильникова прекратить».

Известный флотский журналист Владимир Гундаров, занимавшийся этой темой почти десять лет, пишет, что на протяжении долгого времени высокие инстанции старались наложить табу на любую информации о «К-219». Закрыты материалы комиссии, подпиской о неразглашении государственных секретов связаны все свидетели... Быть может, именно поэтому так долго оставались тайной подвиг матроса и мужество экипажа.

Впервые о подвиге российского матроса Сергея Преминина рассказала в мае 1987 года газета Северного флота «На страже Заполярья». В октябре 1991 года о Преминине и экипаже «К-219» написал журнал «Эхо Планеты». В 1992 году во Франции вышла моя книга в соавторстве с моими командирами Л.Осипенко и Л.Жильцовым «Драматическая история Российского флота», где катастрофе этой субмарины, трагедии и героизму ее экипажа была посвящена отдельная глава. Позднее, в 1994 году, когда наша книга «Атомная подводная эпопея» была издана и в России, о «К-219» узнала и российская общественность.

7 августа 1997 года президент Российской Федерации Б.Ельцин подписал Указ о присвоении звания Героя Российской Федерации матросу Сергею Анатольевичу Преминину (посмертно). Свою роль в этом, очевидно, сыграло издание в Нью-Йорке книги Игоря Курдина, Питера Хухтхаузена и Алана Уайта «Враждебные воды». В начале 1997-го состоялась и премьера одноименного фильма. После этого на имя президента РФ начали поступать письма из-за рубежа. Вот что, например, писал Борису Ельцину Аллан Петти из Баркарского замка в городе Статфорд (Великобритания):

«Этот человек, Сергей Преминин, один из самых храбрых в мире. Он сделал все возможное, чтобы спасти мир от ядерной катастрофы, а затем умер самым ужасным и печальным образом. Я был бы благодарен Вам, если бы Вы могли переслать это письмо родителям Сергея Преминина. Или если бы Вы могли сказать им, что я думаю: их сын один из самых храбрых людей, когда-либо живших на земле, и я всегда буду благодарен ему за его подвиг. Я никогда не забуду того, что он сделал, так как это один из немногих людей, спасших мир ценой своей жизни...».

К слову, конгресс Соединенных Штатов Америки собирается рассмотреть вопрос о награждении Сергея Преминина высшей наградой своей страны - медалью конгресса. Земляки поставили Сергею на его Родине в городке Красавичи скромный памятник. Увы, памятник пришлось демонтировать, поскольку фундамент размыло водой... Впрочем, не все толково вышло не в одних Красавичах. Странно, конечно, но и сам факт награждения Преминина Золотой Звездой Героя РФ в течении двух месяцев оставался в столице секретом. Указ о награждении так и не появился в печати. Как объяснили в администрации президента РФ председателю оргкомитета Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников капитану 1 ранга Игорю Курдину, Указ этот носит закрытый характер и опубликованию не подлежит. Видимо, это только начало большого пути по реабилитации экипажа «К-219».

Командир И. Британов после демобилизации уехал в Свердловск, где нашел работу и получил квартиру. Он продолжает бороться за восстановление справедливости, но кто может сказать, сколько еще лет понадобится, чтобы героев назвать героями?..

Не побоялся в 1989 году подписать первое представление на Героя - Преминина Командующий Северным флотом В.Попов, занимавший тогда должность командира дивизии. Представление положили под сукно. Второе представление Попов подписал, уже будучи командующим флотилией. Тоже не прошло. Упорный адмирал не остановился и уже будучи начальником штаба СФ, подписал в 1996 году третье представление. Его поддержали глава администрации г.Скалистый Г.Цветко, глава администрации Вологодской области В.Позгалев, полномочный представитель президента РФ по Мурманской области И.Меньшиков, Санкт-Петербургский клуб моряков-подводников и многие другие общественные организации.

Командир капитан 1 ранга Игорь Британов передал мне список личного состава РПКСН «К-219», в котором он указал членов экипажа, достойных представлению к государственным наградам:

капитан 2 ранга И.П. Красильников

капитан 3 ранга С.В. Владимиров

капитан 3 ранга В.И. Пшеничный

капитан 3 ранга В.П. Марков (посмертно)

капитан 3 ранга Е.Р. Азнабаев

капитан 3 ранга Г.Я. Капитульский

капитан 3 ранга О.М. Лысенко

капитан-лейтенант Ю.В. Бабенко

капитан-лейтенант В.А. Осипов

капитан-лейтенант С.В. Воробьев

капитан-лейтенант Н.Н.Беликов

лейтенант мед.службы И.А. Кочергин

мичман А.Д.Васильчук

мичман А.И.Байдин

капитан 3 ранга Ю.О.Сергиенко

капитан-лейтенант В.В. Вишталенко

капитан-лейтенант А.И. Симаков

капитан-лейтенант В.Н. Корпачев (посмертно)

капитан-лейтенант И.О. Кретов

старший лейтенант Ю.М. Демьян

старший лейтенант С.Г.Скрябин

старший лейтенант А.К. Коноплев

старший лейтенант О.П. Кузьменко

мичман В.Н. Ежов

мичман В.В. Швидун

мичман В.В.Гаспарян

мичман И.В. Лютиков

матрос В.П. Ананенко

капитан-лейтенант В.В. Киселев

капитан-лейтенант С.А. Прихунов

капитан-лейтенант С.Н. Рязанов

старший лейтенант О.В.Гуськов

старший лейтенант P.M. Долматов

старший лейтенант С.А. Черкасов

мичман В.О. Жданов

мичман Н.Т. Шпаков

мичман В.П. Смолев

матрос В.Л. Майоров

Капитан 3 ранга В.П.Марков и капитан-лейтенант В.Н.Корпачев скончались после эвакуации с подводной лодки от отравления парами ракетного топлива. Всего на субмарине погибло шесть человек.

Список личного состава, погибшего на РПКСН «К-219» 6 октября 1986 года.

капитан 3 ранга А. Петрачков

капитан 3 ранга В. Марков

капитан-лейтенант В. Корпачев

матрос Н. Смоглюк

матрос И. Харченко

матрос С. Преминин

Вечная слава героям-подводникам!


Титановое чудо


Самая глубоководная

В 1984 году в состав ВМФ СССР вступила атомная подводная лодка «К-278», впоследствии названная «Комсомолец». Об этом корабле, единственном в серии, создавались мифы. Так, в западной прессе писали, что это самая большая подлодка в мире. Называли «К-278» и самой быстроходной. Корабль, действительно был велик: его длина составляла 122 метра, ширина - 11,5, а водоизмещение — 9700 тонн. И хотя ни первое, ни второе утверждение не соответствовало действительности, тем не менее корабль был настоящим чудом.

Его сверхпрочный титановый корпус выдерживал погружение на глубину, которой не достигала ни одна лодка в мире - 1000 м. Этот небывалый в истории подводного плавания рекорд был установлен 5 августа 1984 года. По словам штурмана «Комсомольца» капитана 3 ранга Александра Бородина, обжатие было таким, что койку выгнуло, как лук. Гидроакустик, который слушал погружение лодки с обеспечивавшего надводного корабля, вспоминал: «Я из-за вас чуть не поседел... Стоял такой скрип, такой скрежет...»

Но титановый панцирь «Комсомольца» выдержал. Строилась лодка необычайно долго, и на флоте ее прозвали «золотой рыбкой». Корпус был изготовлен из чистого титана, а в ходе использования этого металла возникает, как правило, множество трудностей. Он агрессивен к другим металлам, и сопряжение титановых конструкций с серийным оборудованием потребовало новых технических решений. Однако когда лодка прошла глубоководные испытания на столь ошеломляющей глубине, все усилия оказались оправданными.

Уникальный титановый корабль можно было сравнить разве что с орбитальной космической станцией. Его основное назначение состояло в изучении комплекса научно-технических и океанологических проблем. Он был одновременно лабораторией, испытательным стендом и прототипом будущего гражданского подводного флота — более скоростного, чем надводные торговые и пассажирские корабли, более надежного, чем авиация, ибо эксплуатация подводных лодок не зависит от времени года и погоды. На борту «К-278» имелась одна ядерная установка и вооружение: ракеты и торпеды. Однако лодка не предназначалась для нанесения ядерных ударов по берегу: ее боевая задача заключалась в защите от подводных ракетоносцев противника - «убийц городов».

Не пройдет и пяти лет после столь знаменитого погружения на километровую глубину, как во всех средствах массовой информации появится сообщение в траурной рамке:

ОТ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР И ГЛАВНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ АРМИИ И ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА

«Министерство Обороны СССР и Главное Политическое Управление Советской Армии и Военно-Морского флота извещают, что 7 апреля на торпедной подводной лодке с атомной энергоустановкой, находящейся в нейтральных водах в Норвежском море, возник пожар. Подводная лодка была переведена в надводное положение. Более 5-ти часов личный состав вел мужественную борьбу за живучесть корабля. Однако, принятые экипажем меры результатов не дали. Подводная лодка затонула в районе юго-западнее острова Медвежий на глубине 1500 метров. Имеются человеческие жертвы. С чувством скорби Министерство Обороны СССР и Главное Политическое Управление Советской Армии и Военно-морского флота выражают глубокое соболезнование родным и близким погибших. Светлая память о верных сынах родины навсегда сохранится в сердцах воинов армии и флота, всех советских людей».

Безжизненная «К-278» легла на дно океана, похоронив с собою 42 моряка...

Гибель «Комсомольца», произошедшая уже в период гласности, породила поток публикаций в еще недавно немой прессе. Впервые в истории советского подводного флота подробно описывались обстоятельства трагедии и анализировались ее причины. Общественность узнала наконец о множестве проблем, ранее скрываемых от нее под предлогом секретности.

Что же произошло на «Комсомольце» в роковой день 7 апреля 1989 года?


Объемный пожар

Лодка возвращалась из автономного плавания на небольшой глубине. На борту был второй экипаж под командованием капитана 1 ранга Евгения Алексеевича Ванина. И поскольку она находилась в нейтральных водах Норвежского моря, в 180 км к юго-западу от острова Медвежий и в 490 км от норвежского побережья, до родных берегов оставалось рукой подать...

В 11.00 был объявлен подъем для первой боевой смены, третья — готовилась к обеду. По заведенному порядку, вахтенный офицер Александр Верезгов принял доклады из отсеков. В седьдом — необитаемом — находился вахтенный матрос Нодар Бухникашвили. Черноусый парень из Абхазии не знал еще, что произносит свои последние в жизни слова: «Седьмой осмотрен. Сопротивление изоляции и газовый состав воздуха в норме. Замечаний нет». Последние, потому что уже в 12.03 на пульте вахтенного механика Вячеслава Юдина выпал сигнал: «Температура в седьмом отсеке больше 70°». Юдин немедленно доложил командиру, и тот объявил аварийную тревогу.

Одеваясь на ходу, на главный командный пункт прибежали старшие офицеры. В центральном посту находились командир капитан 1 ранга Е.Ванин, Б.Коледа (старший на борту), командир БЧ-V В. Бабенко, командир дивизиона живучести В.Юдин, а также боцман В. Ткач. Лихорадочно запрашивали объятый пламенем отсек - Седьмой! Седьмой!..

- Люди там есть? - спросил командир.

- Старший матрос Бухникашвили. На связь не выходит...

Глубина 157 метров, лодка потеряла ход. Главная задача - всплыть. Уже дан ЛОХ (система пожаротушения) в седьмой отсек. Лопнула магистраль воздуха высокого давления, и подавать сейчас воздух на продувание значит «подливать масла в огонь». Точнее, подавать кислород в отсек, где бушует пламя. Мичман Владимир Каданцев по приказанию командира подает воздух в корму. Через 11 минут после начала пожара лодка всплыла на поверхность. Согласно записи в журнале центрального поста, это произошло в 11.14, но участникам аварии показалось, что прошла вечность. Поднят перископ, в него видно, как валит пар в районе седьмого отсека, а противогидролокационное резиновое покрытие вспучилось и слезает с легкого титанового корпуса, как чулок.

Между тем огонь из седьмого отсека перекинулся в шестой, и это означало: между ними разгерметизирована переборка. Более того, когда лодка была уже в надводном положении - примерно в 11.40, полыхнул пожар и в пятом отсеке. Вот как доложил об этом Правительственной комиссии при опросе капитан-лейтенант С.А.Дворов (магнитофонная запись): «В этот момент возник объемный взрыв или пожар, не знаю как назвать, в пятом отсеке. На высоте годного метра над палубой и до самого подволока пронеслось пламя голубого цвета, как из огнемета, по всему проходу от кормовой до носовой переборки. Это свидетельствовало о появлении нового очага, связанного с каким-то новым источником возгорания. Но сноп пламени прошел, и через минуту его уже не было. Загорелась одежда, волосы. Люди тушили на себе одежду. У Волкова сильно обгорели руки, у него в руках расплавилась маска. Пострадали и другие. Предполагаю, что это были пары масла, возможно, из масляных цистерн...».

О вспышке в пятом отсеке говорил комиссии и матрос Ю.В. Козлов: «Лежа на правом боку, краем глаза видел: пронеслось что-то синевато-голубого цвета типа вспышки. По времени это заняло секунду, но мне обожгло руку».


Хроника событий

Пожар упорно продвигался из кормы в нос, заставляя людей отступать шаг за шагом. По состоянию на 12.10 обстановка на лодке была крайне сложной: из семи отсеков четыре горят, связи с ними центральный пост не имеет уже почти в течение часа.

Из уцелевших трех отсеков два сильно задымлены. Но провентилировать их невозможно - не запустить вытяжной общекорабельный вентилятор, хотя лодка в надводном положении. Не запущен дизель-генератор, следовательно драгоценная емкость аккумуляторной батареи тает на глазах, и неминуемо приближает то время, когда лодка останется без электроэнергии и не сможет дать радиосигнал. Потерян почти весь запас воздуха высокого давления - его выдуло через неотсеченные разгерметизировавшиеся магистральные трубы в седьмом отсеке. Единственный выход с лодки – это всплывающая камера. Та самая, в которой потом останутся и погибший командир Е.Ванин, и с ним еще четыре подводника.

Что же записано в вахтенном журнале на этот момент?

12.10 - Передано 8 сигналов аварии. Квитанций нет.

12.11 - В первом обстановка нормальная. Водород, кислород, углекислый газ в норме. Состояние личного состава хорошее.

12.12 - Головченко, Краснов во втором потеряли сознание.

12.15 - Перенесли личный состав второго отсека, потерявший сознание, наверх. Всплывающая камера готова принять четырех человек.

Совершенно очевидно, что центральный пост подводной лодки, то есть главный командный пункт, в лице командира (и его помощников), обстановкой не владеет, и что делается в отсеках - не знает.

Следующий сеанс связи начнется только в 13.27. Но уже есть первые жертвы: двоих моряков откачать не удалось, врач дает заключение о смерти мичмана С. Бондаря и матроса В. Кулипина - отравление угарным газом.

Командир дивизиона живучести В.Юдин по приказанию центрального поста с аварийной партией пытается проникнуть в шестой отсек, чтобы оценить обстановку.

Температура переборки между пятым и шестым отсеками не оставляет сомнений: в отсеке продолжается пожар. Уже запущен дизель и провентилированы четвертый, третий и второй отсеки. Дан ЛОХ в шестой отсек из пятого. В 14.18 установлена связь на УКВ с самолетом. На него передают сообщение для командного пункта Северного флота и ВМФ: «Поступлений воды нет, пожар тушится герметизацией отсеков».

Трудно понять успокоительный тон донесения. Ведь постоянный контроль за осадкой и дифферентом лодки не осуществлялся. Между тем, осадка ее увеличивалась, а дифферент на корму возрастал постоянно. Как потом показал анализ снимков с самолета, за неполных два часа — с 15.00 до 16.45 — осадка лодки увеличилась с 8,5 до 10 метров, а дифферент на корму возрос с 2 до 3,5 градусов.

Заместитель главного конструктора «Комсомольца» Дмитрий Андреевич Романов так оценивает состояние корабля в 16.30: «Величина продольной остойчивости достигала столь малых значений, что рост дифферента чреват трагическим исходом, мог бы увидеть и невооруженный глаз специалиста. А посадка подводной лодки не оставляла ни единого проблеска надежды...». Это подтверждается и показаниями членов экипажа.

Например, лейтенант А.В.Зайцев, командир группы живучести сообщил комиссии: «Один градус на корму был приблизительное 13.00, до 16.00 было 3 градуса. С 16.30 до 17.00 дифферент начал резко возрастать. Около 17.00 он составил 6,2 градуса...».

В 16.35 на командный пункт Северного флота с «К-278» поступило донесение: пожар усиливается, необходима эвакуация личного состава. Такой доклад был неожиданностью для командования Северного флота. Командующий СФ передал приказ приготовить всплывающую камеру и доложить обстановку. Его интересовало, заглушен ли реактор, и каково давление в аварийных отсеках, использовались ли там газогенераторы и главный осушительный насос? Эти вопросы свидетельствовали об отсутствии нужной информации на командном пункте флота. С лодки же достаточно уверенно ответили: «Обстановка в пятом отсеке нормальная, газогенераторы не использовались, борьба за живучесть продолжается».

Хотя, в это же самое время в вахтенном журнале появляется запись: «В 16.42 - Приготовиться к эвакуации. Исполнителям сдать секретную литературу. Приготовить секретную литературу к эвакуации». Звучит невероятно, но, посылая бодрое донесение на командный пункт Северного флота, командование лодки считало корабль обреченным и отдавало команду на эвакуацию экипажа. Только вот не сказало, куда именно эвакуироваться... Ведь вокруг, кроме холодных волн Норвежского моря, ничего не было. Наверно, у экипажа был шанс поддержать лодку на плаву в последние часы аварии и дождаться плавбазы «Алексей Хлобыстов», используй он командирский запас воздуха высокого давления для продувания кормовой группы цистерн главного балласта. И такой приказ, отмечу, на «К-278» был получен. Командующий Северным флотом велел личному составу использовать эту группу воздуха для продувания кормовой группы балластных цистерн и докладывать об изменении крена и дифферента.

Однако, как пишет заместитель главного конструктора «Комсомольца», личный состав не мог использовать этот запас воздуха, экипаж не знал, как это сделать... Пытались разобраться по схеме системы воздуха высокого давления, но не сумели. Сказалось отсутствие руководящих документов по использованию технических средств, которое должно разрабатывать командование ВМФ.

За 16 минут до гибели было отправлено последнее донесение с «Комсомольца»: «Дифферент резко нарастает. Весь личный состав находится наверху». Подводная лодка начала погружаться с дифферентом на корму около 80 градусов.

Почему же на «К-278» не выполнили весьма здравый приказ командующего о приготовлении всплывающей камеры? Если бы его успели выполнить, то, вполне возможно, личный состав не переохладился и число жертв было бы минимальным.

Здесь необходимо пояснить, что же такое всплывающая камера на подводной лодке. Если коротко — «групповой парашют» для спасения личного состава с затонувшей подводной лодки. Появились они в 60-е годы, и сначала это были многоразовые устройства с механическим приводом. Принцип использования был прост. В камеру заходило несколько человек, камеру изнутри герметизируют, и она, как мячик, начинает всплывать. Одерживают ее с помощью лебедки, расположенной на подводной лодке. А после подъема, затягивается лебедкой назад, чтобы поднять следующую партию. Потом появились всплывающие камеры на весь экипаж, в виде отдельного отсека. На «Комсомольце» спасательная всплывающая камера была встроена в ограждение рубки, и войти и выйти из подводной лодки можно было только через нее. Камера представляла сферическую капсулу, равнопрочную с корпусом подводной лодки, вместимостью на весь экипаж.

Но воспользоваться ею весь экипаж не успел. Готовили камеру командир дивизиона живучести и два мичмана. Личный состав был уже наверху - на верхней палубе и в рубке. Командир лодки спустился сверху, видимо - проверить, как идет подготовка. При резком возрастании дифферента верхний люк камеры быстро захлопнули сверху, чтобы в нее не попала вода. Впрочем, вода в камеру все же попала, уменьшив запас ее плавучести. Мичман В.Слюсаренко задержался в лодке - он оповещал оставшегося на вахте капитана 3 ранга Испенкова о выходе наверх. Испенкова спасти не удалось, а мичмана Слюсаренко втащили в камеру за руки и закрыли нижний люк. Вот так, по стечению обстоятельств, в камере остались всего пять человек: командир Ванин, капитан 3 ранга Юдин, мичманы Слюсаренко, Черников и Краснобаев. Лодка стала стремительно тонуть.

После того, как камера всплыла на поверхность и люк самопроизвольно отдраился, избыточным давлением выбросило мичмана Слюсаренко. И он единственный из пятерых, кому удалось выжить. Позже мичман так рассказывал комиссии (магнитофонная запись):

«Лодка погружалась, и слышно было, как трескались переборки... Глубиномер показывал 400 м и стрелку зашкаливало. Я спросил: „Какая глубина моря?“ Кто-то ответил - 1500 метров. А командир сказал, что если достигнем дна, то камеру раздавит. И тут под нами раздался удар, как будто взорвалась бомба, затем началась мощная вибрация... Кто-то крикнул: „Включиться в индивидуальные дыхательные аппараты“. Включились только я и Черников: Юдин потерял сознание, у него была судорога, он хрипел. Краснобаев лежал на боку и никаких признаков жизни не подавал. Командир с верхнего яруса стал давать указание, чтобы мы включили в аппарат Юдина, что мы с Черниковым и сделали с большим трудом. После того, как Юдин стал делать редкие, но глубокие вдохи, я полез наверх - посмотреть, что с командиром, так как его уже не было слышно. Он сидел на скамеечке, свесив голову, и хрипел, у его ног лежал дыхательный аппарат. В течение одной или двух минут камера всплывала. И когда она достигла поверхности, избыточным давлением, которое было внутри камеры, с защелки сорвало верхний люк. Черникова пробкой выбросило наверх. Меня тоже выбросило. В открытый люк хлынула вода, в течение пяти-семи секунд капсула набралась воды и камнем ушла на дно. А я остался наверху. Метрах в двадцати от меня плавал мертвый Черников.»

В 18.20 плавбаза «Алексей Хлобыстов» поднимет на борт 30 оставшихся в живых подводников. Таким образом, из 69 членов экипажа четверо погибли во время пожара, 38 утонули или умерли от переохлаждения.


На помощь лодке

Под давлением прессы и общественного мнения военным руководителям пришлось давать отчет о своих действиях. Так, подробный анализ операции по спасению «Комсомольца» сделал в прессе Министр обороны СССР Д.Язов. Вот что он писал в «Литературной газете» 17 мая 1989 года в ответ на запрос народного депутата СССР Г. Петрова:

«Первый сигнал об аварии был получен на командном пункте главного штаба ВМФ и на КП Северного флота в 11.41. Однако ввиду больших искажений нельзя было определить, с какой именно лодки он поступил. Не дожидаясь уточнения обстановки, оперативный дежурный флота объявил боевую тревогу спасательному отряду. В 12.19 был получен четкий сигнал с указанием местонахождения лодки. В 12.34-13.10 в район аварии из Североморска вышел отряд в составе спасательного судна подводных лодок - „Карабах“ и спасательного буксира СБ-406. В 13.17 начали движение плавбаза объединения „Севрыба“ „Алексей Хлобыстов“ и рыболовецкий траулер СТР-612, находившиеся ближе всех к субмарине, на расстоянии 51 мили (около 94 км). На атомном крейсере „Киров“ был отправлен резервный экипаж, прошедший обучение на подводной лодке „Комсомолец“. Нужнее всего в районе бедствия вертолеты, однако авария произошла в 980 км от советских берегов, и запас топлива не позволял им достичь места происшествия.»

Полезны были бы и гидросамолеты, несмотря на то, что их скорость конечно незначительна. Но, во-первых, советские гидросамолеты не могут приводняться при более-менее значительном волнении, а сила ветра составляла 2-3 балла. Во-вторых, угадать время эвакуации было трудно, а при автономном полете гидросамолет может находиться в воздухе не более 20 минут.

Поэтому больше всего шансов оказать реальную помощь потерпевшей бедствие «К-278» было у авиаторов. Спасательные силы Северного флота поднялись по тревоге в 11.54 - через девять минут после того, как всплывшая субмарина сумела связаться с берегом. Подразделение имело достаточно большой опыт по спасению рыбаков, перевозке больных из отдаленных сел Кольского полуострова, по вызволению летчиков, совершивших вынужденную посадку на воде.

В район бедствия послали «ИЛ-38» - мощный многомоторный самолет, способный часами летать над океаном на огромном удалении от берегов. Экипажу майора Геннадия Петроградского поставили задачу установить связь с кораблем и непрерывно докладывать в штаб флота обстановку, а также все просьбы командира.

На подготовку аварийно-спасательного вылета отводился час двадцать минут. За это время нужно было снять вооружение и установить на его месте аварийно-спасательные контейнеры. Но уже через 49 минут самолет оторвался от взлетной полосы...

В 14.18 экипаж Петроградского установил связь с субмариной и уведомил подводников, что ему поручено наводить на лодку корабли и что эта работа уже начата. Спустя полчаса, пробив нижнюю кромку облаков, летчики увидели лодку. Она стояла неподвижная, в направлении север-юг с едва заметным креном на правый борт. У кормы по левому борту обильно пенилась вода, а из боевой рубки тянулся шлейф светлого дыма.,

К 14.40 в небе между островом Медвежий и Мурманском расположились еще три самолета: они вели ретрансляцию переговоров командира лодки со штабом флота. Обстановка ни у кого не вызывала опасений. В 15.20 Ванин попросил прислать на помощь буксир, и Петроградский понял, что, опасаясь последствий пожара, командир лодки принял решение заглушить реактор. Однако в 16.35 летчика замечают, что лодка оседает на корму. На «К-278» уже некому делать записи в вахтенном журнале, и полнее всего дальнейшие события можно восстановить по донесениям Петроградского:

«16.38 - наблюдается дифферент на корму и крен на правый борт.

16.40 - при увеличившемся дифференте из воды показывается задранный нос лодки.

16.44 - дифферент все больше. Вода подступила к основанию боевой рубки.

16.47 — боевая рубка наполовину скрылась в воде.

16.50 — командир лодки передает радиограмму: „Готовлю к эвакуации 69 человек“.

17.00 - рядом с лодкой показались два аварийно-спасательных плотика, на двадцать человек каждый. Из лодки начали эвакуироваться моряки».

Петроградский, спустив самолет к самой воде, с поразительной точностью сбрасывает прямо между плотиками спасательный контейнер. Он видел, как моряки вскрыли его и как надулась лодка. В лодку стали забираться люди... Однако при следующем заходе летчик не обнаружил ни лодки, ни одного из плотиков. Какая мука - быть в нескольких десятках метров от гибнущих людей и чувствовать свое бессилие!

Подлетевший второй самолет, майора Вотинцева, также начал сбрасывать аварийные контейнеры. К сожалению, воспользоваться ими уже никто не смог. В 17.08 «К-278» скрылась в пучине.

Оставшиеся в живых моряки будут подняты на борт плавбазы «Алексей Хлобыстов» через 81 минуту - в 18.29. В день трагедии плавбаза вела промысел в районе банки Копытовская. В 12.15 начальник радиостанции Г. Гаврилов принял радиограмму о бедствии моряков, в которой приводились координаты подводной лодки. Плавбаза немедленно взяла курс в район происшествия. Судно наводилось не только по показаниям приборов, но и ракетами, запускаемыми с борта Ил-38. Как только заметили два плотика, капитан В. Кургузов распорядился спустить на воду два моторных катера. Один из них направился к плотику, на котором находились люди, второй стал подбирать державшихся на плаву.

Следом в район бедствия пришел рыболовный траулер БИ-0612 Беломорской базы гослова. Его экипаж во главе с капитаном М.Гриневичем также спустил катер и включился в спасательные работы. Позднее к ним присоединился экипаж гидрографического судна «Колгуев».

Спасатели тщательно прочесали весь район. На борт плавбазы были подняты тела пяти погибших и двадцать пять уцелевших подводников. Ими тут же занялась медицинская группа во главе со старшим врачом Н. Петровым.

В течение многих дней суда Северного флота продолжали контролировать радиационный фон и искать погибших, чьи тела не обнаружили в день трагедии. Корреспондент флотильской газеты гарнизона Западная Лица Ф.Кольянов записал рассказы, оставшихся в живых членов экипажа «Комсомольца». Сегодня этот документ бесценен. И зная, как недолог век газетной страницы, я привожу статью целиком:

«Они собрались в одной из палат, сели на кровати и стали вспоминать те страшные часы. Никогда не забуду полных боли и тревоги глаз моряков во время этого интервью. Впрочем, какого интервью!.. Я не задавал ни одного вопроса, просто сидел и слушал взволнованный рассказ моряков, записывал. Они говорили все вместе и порознь, перепрыгивая с одного эпизода на другой, и вновь возвращались к уже сказанному.»

Для них эти воспоминания были свежи своей горечью, и еще не поддавались полному осмыслению, не выстраивались в определенный порядок. Поэтому пусть моряки простят меня за то, что работая над этим материалом, я то записал воспоминания в хронологической последовательности. Я сделал это лишь для читателя. Рассказы самих же подводников постарался привести так, как слышал, ничего не меняя и не добавляя.


В отсеках

Мичман Анисимов: В первом отсеке находились Сперанский, я, Григорян и Кожанов. Мы периодически слышали команды, подаваемые в аварийные отсеки. Больше всего боялись, что вспыхнут аккумуляторные батареи... Начали переснаряжать воздушно-пенную систему пожаротушения, - команда была такая – все подготовили, начали давать давление, а его нет... Когда всплыли, был заметен крен на левый борт... У нас в отсеке все водолазное имущество было готово. Если бы поступила команда надеть его, мы бы в течение пяти минут одели друг друга.

Капитан-лейтенант Калинин: В пятом выжили те, кто включился в индивидуальные дыхательные аппараты. А кто включился в шланговый дыхательный аппарат - это такая групповая система дыхания, герметичная от отсека, - те отравились. Система ВСД разгерметизировалась и по ней угарный газ пошел в шланговый... Бондарь и Кулагин от этого погибли.

Капитан-лейтенант Калинин: В пятом только Дворов не обгорел. Он перед вспышкой нагнулся сильно, почти залез под насос, все смотрел, что же с ним такое случилось. И оказался ниже огненного потока. Но сначала все, конечно, были живы, хоть и обгорели.


Надстройка

Капитан-лейтенант Калинин: Первых троих со второго отсека мы откачали быстро, коков Суханова, Головченко и Грундуля доктор быстро ввел в строй. Мы укрыли их одеялами, выставили людей, чтобы следили за ними. Потом Дворов вытащил двоих из пятого - Бондаря и Куханина. Очень тяжелые они были. Доктор делал массаж сердца, я - искусственное дыхание Куханину. Рот в рот. Помню как начальник политотдела искал ампулы адреналина, доктор его еще торопил. До последнего мы за ребят боролись. Уже потом посмотрел на зрачки - вижу: все... Потом поднялись обгоревшие ребята из пятого, у них кожа свисала с рук. Это были Волков, Шостак, Ткачев. Мы их забинтовали, одели.


Борьба за живучесть

Мичман Каданцев: После вспышки в пятом была задымленность. Но минут через 15-20 уже все провентилировали. Без пяти пять механик Бабенко дал мне команду задраить кормовую переборку и сказал: «Постарайся задраить первый запор по вытяжной.» Я туда. Подбежал к кормовой переборке между пятым и шестым отсеками, задраил переборочную дверь и уже на две трети первый запор закрыл, как слышу - вода зажурчала, пошла по трубопроводу. Я понял: лодка садится. Пришлось бросить все, побежал закрывать переборочную дверь между третьим и четвертым.

Капитан-лейтенант Грегулев: Нас в отсеке было четыре человека. Мы с Черниковым в нем приборку делали. Убирали и разговаривали. Он говорит: «Сейчас плавбаза подойдет, но я, наверное, останусь». Мы и предположить не могли, что лодка не выдержит. И тут Каданцев пробегает, говорит: «Вода в четвертом!».

Мичман Каданцев: Прибегаю в центральный, докладываю механику и сразу слышу голос командира: «Срочно всем покинуть корабль!».


Покинуть корабль

Капитан-лейтенант Грегулев: Когда дали команду, я схватил свой приемник (мне флагманский его в день рождения в море подарил), брюки, китель и - наверх. Вижу: придется плыть. Поэтому все оставил и прыгнул в воду.

Мичман Анисимов: А нам Калинин постучал и сказал: «Ребята, одевайтесь потеплее и наверх выходите». Я два мешка с «секретами» взял, потом ящик с документами на спину надел. Когда поднимался услышал, как командир сказал: «Растет дифферент на корму». Наверху с меня волной ящик сбило, сам задержался за козырек. Когда волна сошла, увидел метрах в двадцати плот.

Мичман Каданцев: Когда я выбрался наверх, лодка уже низко сидела. Перед прыжком метр до воды примерно оставался.

Капитан-лейтенант Калинин: Еще до того, как мы начали покидать корабль, я отдал Мише Смирнову партбилет, у меня карманов совсем не было, а он в «канадке» был. Потом, когда лодку покидали, первым делом его взглядом нашел, Миша плотик сбрасывал. Потом хотел плотик перевернуть, но оказался в воде, и его волна головой о рули ударила.

Капитан-лейтенант Дворов: Когда лодка стала погружаться, у меня страха не было. Я с рубки, словно с тумбочки в бассейне, прыгнул: головой вниз и руки вперед.

Мичман Каданцев: А верхний люк всплывающей камеры мичман Копейка захлопнул, он как раз со стороны выдвижных вылезал. Механик со старпомом Авенесовым крикнули: «Закройте срочно люк, там люди!». Копейка ногой - хлоп, и крышка встала на защелку. Если бы те пятеро кто в камере остался, задраили ее изнутри, все было бы хорошо. Но оставшиеся не сумели этого сделать, в камере давление большое создалось. Отсеки лодки заполнялись водой, люди слышали, как переборки рвались и воздух шел в камеру до тех пор, пока в ней не закрыли нижнюю крышку. Поэтому-то, когда камеру вытащило из глубины и она выпрыгнула на поверхность, защелка верхнего люка не выдержала. Крышка слетела...

Капитан-лейтенант Грегулев: Бухникашвили в седьмом сгорел. Колотилин в шестом. Испенков в лодке остался, он на дизеле до последнего сидел, во всплывающую камеру уже не успел.

Капитан-лейтенант Калинин: Володин уже в воде погиб. Он говорил, что поставил станцию на уничтожение.

Капитан-лейтенант Грегулев: Из связистов я Ковалева видел. Он еще шнур на одну руку намотал, а другой греб. Манякин погиб когда уже баркас к нам шел. Буквально нескольких минут ему не хватило.

Мичман Каданцев: Я уже в числе последних уходил, за плот вместе с секретарем парторганизации, Калининым держался. Сначала шесть человек пытались плот опрокинуть, но ничего не получилось, это и спасло...

Капитан-лейтенант Калинин: Если бы мы перевернули плот, его захлестывало бы волнами, и с людьми он утонул бы.

Мичман Каданцев: А так мы на его днище, как в гамаке были.

Капитан-лейтенант Калинин: Те, кто находился на плоту, были как в воде, волна сильная была. Шостак погиб - он из-за сильных ожогов мог только лежать и захлебнулся.


В ледяной воде

Мичман Анисимов: Мне на плот Володя Каданцев помог залезть. Там такой прогиб был, вроде ямы, и в ней все собирались в кучу. Сначала я держался, потом начал захлебываться, но из последних сил встал-таки на колени. Рядом Талант Амиджанович лежал, начальник политотдела. Я все спрашивал у него: «Талант Амиджанович, как себя чувствуете?». Он отвечал так тихо: «Хорошо, хорошо». Потом меня стащило за борт, я за Калинина ухватился. Рядом был Сперанский, силы у него уже были на исходе. Очередная волна ударила, и все, смыло его. И как Волкова смыло, я тоже видел. Умирали все молча. Никто не кричал.

Сам старался двигаться, чувствовал себя плохо, но все время думал о детях, трое их у меня. Как подумаю о них, так сил прибавляется. А Верезгов на жилете был. Рядом с ним Нахалов и Капуста держались. Первым Нахалов погиб от переохлаждения, потом Капуста... Очень тяжело было смотреть, когда на твоих глазах такое происходит, и ничего не можешь сделать. Но все-таки мы в одной связке были до последнего, старались держать друг друга.

Капитан-лейтенант Грегулев: Я глазам своим не верил, когда увидел, как корабль тонет. На сто процентов был уверен, что с ним ничего не случится. Эх, мы столько в него вложили!.. Когда плыл к плоту, мне волны били в лицо. Я воды хлебнул, ориентир потерял и такая мысль промелькнула: «Ну и черт с ним! Сложить руки и вниз». Но потом нашел силы. О семье вспомнил. А еще рассказ Джека Лондона «Любовь к жизни». Его герой полз по тундре, боролся с волками. Нет уж, думаю, надо жить! У одного из наших на плоту руки отказали от холода, так он зубами ухватился за какую-то шинель, вот как держались... Я сейчас смотрю вот телевизор, в Грузии бастуют, а я говорю: «Ну чего вы, вы ведь живете...». Но тяжелее всего было на плавбазе, когда Молчанов умер, мы дружили.

Капитан-лейтенант Калинин: Филиппов погиб, Науменко, Аванесов... Старпом ни о чем никого не просил, держался за плот молча, и только глаза у него были... не передать!

Капитан-лейтенант Грегулев: Мы с Максимовым, зама Максимчука держали минут 40. Он был в «канадке», она намокла и тянула сильно. А потом у меня сильно замерзли руки, не чувствую его. Говорю: «Юра, держись, держись!». Вдруг волна. Я рукой в воде, раз, раз... а его уже нет... А у боцмана Ткача часы шли. Он кричал: «Мужики держитесь, к шести подойдет плавбаза!» Марков шутил до самого конца. Манякин тоже подбрасывал: Ну, что говорил, попались, мужики?!

Капитан-лейтенант Верезгов: Волков обожжен был сильно, но не жаловался. Шостак стонал тихо, тихо, ему было очень больно. Еленик не мог плыть, так ему Коннов свой мешок отдал, за который сам держался.

Капитан-лейтенант Калинин: Если держаться, двигаться, холода почти не чувствуешь. Многих с плота смывало, они снова взбирались. Снова смывало, и снова карабкались наверх. Кто работал, тот и спасся. А кто неуверенно держался, те переохладились и почти все погибли.

Капитан-лейтенант Дворов: Я наплавался очень много, наверно с версту проплыл. Поплыл к плоту, там уже целая гроздь. висит. Игорь Калинин был наверху. Я подплыл, говорю: «Игорь, дай руку!». Он начал меня подтягивать. Тут я чувствую, что если он будет меня так тянуть, то своей грудью я подомну кого-нибудь другого. Тогда говорю: «Брось руку!».

Капитан-лейтенант Калинин: Причем спокойно так говорит... Капитан-лейтенант Дворов; Игорь продолжает тянуть, не бросает. Я опять: «Брось, отпусти!». Игорь отпустил. Я тогда переплыл на другую сторону плота, и сам на него залез. Схватил Орлова, подтянул за шиворот, он уже почти захлебывался. Потом чувствую, валиться начал, волна была сильная. Я на самом краю висел, начал падать и схватился за руку Григоряна. Держу одной рукой Орлова, а Григорян меня тянет. Так мы втроем и висели.

Капитан-лейтенант Калинин: Очень важно было держаться, не расслабляться. Я сам кричал: «Ребята, спасатели идут!!!» — хотя не видел их.

Капитан-лейтенант Грегулев: Ты еще кричал: «Второй плот уже ближе!». Это давало заряд, люди думали, что часть людей пересадят на тот плот.

Капитан-лейтенант Дворов: Я тоже о втором плоте думал. Он в метрах ста от нас находился. Я уже с Юрой Парамоновым плыть настроился. Сейчас, думаю, оттолкнусь, что есть силы и поплыву. Потом уже прикинул расстояние, плот все время сдувает и я остался.

Капитан-лейтенант Калинин: Некоторые испугались стихии. Не верили, чтб в этой воде можно выжить. Да, у меня самого вертелось в голове: 6-15 минут, 6-15 минут. До сих пор считалось, что при такой температуре человек больше не продержится. Лучше бы мы этого не знали. Но вообще обстановка была спокойная, смотришь на соседа, видишь, что он не паникует в ледяной воде, и сам успокаиваешься. И еще надо обязательно чем-то заниматься.

Ведь из тех, кто был на плоту понимал: ну что такого ладошкой грести. Но гребли. Воду шапкой вычерпывали. При волне-то такой!

Капитан-лейтенант Грегулев: А некоторые плавать не умели. Вот матрос Михалев, трюмный. Хороший, добросовестный моряк. И вот он тихо так, молча, ушел только потому, что плавать не умел. Я вспоминаю, как нас в первые годы в училище гоняли. Плавать, бегать учили... Многим это помогло выжить.

Капитан-лейтенант Дворов: Некоторые погибли потому, что сердце остановилось, но плавать они умели. Некоторые оставались на поверхности, спинами вверх. Рядом с плотом плавали Коля Волков, старпом...

Капитан-лейтенант Парамонов: Я был все время в полном сознании и понимал, что на одном плоту будет тяжело продержаться. А тут второй подогнало метров на 50. Вижу, такое безвыходное положение, все можем погибнуть, и решил сплавать за вторым плотом.

Капитан-лейтенант Грегулев: У меня тоже была такая мысль. Но я уже чувствовал, что замерзают ноги. Я скорее снял ботинки и стал растирать ноги.

Капитан-лейтенант Парамонов: Я все же решился. Прыгнул в воду, поплыл. Потом думаю, что это я в ватнике плыву? Снял ватник, шапку снял. Плыть пришлось против волны и второй плот я совсем не видел. Одним словом, потерял ориентир и вернулся назад. Опять залез на наш плот. Потом я на коленях стоял, озирался вокруг, не идут ли корабли? Понимаете, нужно прежде всего морально держаться. Мы и «Варяга» пели, лишь бы в сознании быть, не уходить в себя.


Спасатели

Капитан-лейтенант Калинин: Самолеты очень низко опускались и это нас поддерживало. Мы знали, идет помощь, люди занимаются нашим спасением. А потом летчики начали пускать ракеты. Тут уж мы поняли: наводят. Так бы нас рыбаки ни за что не нашли.

Мичман Анисимов: Корабль я не видел, он сзади был. Собирали нас шлюпкой. Кинули конец и все быстро за него ухватились. Я одного помог поднять, второго. Почти самый последний с плота снялся. На баркасе у начпо судороги начались. Дальше что было, почти не помню. Открою глаза, смотрю - плывем. Глаза закрываю, и снова ничего не помню.

Капитан-лейтенант Грегулев: Я как борт шлюпки увидел, так и отключился. Очнулся на плавбазе. Лежу и думаю: «Чего это я голый?».


Плавбаза «Алексей Хлобыстов»

Мичман Анисимов: Пришел в себя в каюте. Мне дают стакан спирта, разведенного с вареньем. Спрашиваю: «Что это такое?». А мне: «Пей, не спрашивай». Начали растирать, душ, парилка... Потом тепло одели, и я вышел на палубу. Там погибшие лежат, узнать трудно, опухли.

Капитан-лейтенант Грегулев: Никто из нас не заболел, потому что уколы сразу делали, растирание и все прочее, что только можно в море.

Капитан-лейтенант Парамонов: На «Хлобыстове» врачи опытные, а моряки гостеприимные. «Наполеоном» поили из Франции. Врачи не виноваты, что Молчанов, Нежутин и Грундуль погибли на борту плавбазы. Они уже были совсем нормальные и сами ходили. Но у них в организме начался необратимый процесс, связанный с переохлаждением...

Позже некоторые журналисты напишут, что в живых остались те, кто вел себя активно, чуть ли не гимнастику в ледяной воде делал... Человеку, попавшему в холодную воду, как раз наоборот, рекомендуется поджать ноги к животу и прижать руки к телу, чтобы не тратить зря тепло, хранящееся в паху и под мышками. Но как высока оказалась цена этого знания!..


Признание

Все подводники, все до единого, действовали самоотверженно и мужественно. Упорно боролись за жизнь уникального корабля и свою собственную. Их героизм сполна оценила Родина.

В мае 1989-го был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденом Красного Знамени членов экипажа подводной лодки „Комсомолец“»:

«За мужество и самоотверженные действия, проявленные при выполнении воинского долга членами экипажа подводной лодки „Комсомолец“, наградить:

ОРДЕНОМ КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

Аванесова Олега Григорьевича - капитана 2 ранга (посмертно)

Анисимова Юрия Николаевича - мичмана

Апанасевича Игоря Олеговича - старшего матроса (посмертно)

Бабенко Валентина Ивановича - капитана 2 ранга (посмертно)

Богданова Сергея Петровича - старшего лейтенанта

Бондаря Сергея Стефановича - мичмана (посмертно)

Бродовского Юрия Анатольевича - мичмана (посмертно)

Буркулакова Таланта Амитжановича - капитана 1 ранга (посмертно)

Бухникашвили Нодари Отариевича - старшего матроса (посмертно)

Валявииа Михаила Николаевича - мичмана (посмертно)

Ванина Евгения Алексеевича - капитана 1 ранга (посмертно)

Верезгова Александра Геннадьевича - капитан-лейтенанта

Вершило Евгения Эдмундовича - старшего матроса (посмертно)

Волкова Николая Алексеевича - капитан-лейтенанта (посмертно)

Володина Александра Васильевича - капитана 3 ранга (посмертно)

Геращенко Василия Владимировича - мичмана

Головченко Сергея Петровича - старшину 2-й статьи (посмертно)

Грегулева Виталия Анатольевича - капитан-лейтенанта

Григоряна Семена Рубеновича - мичмана

Грундуля Алексея Александровича - матроса (посмертно)

Дворова Сергея Александровича - капитан-лейтенанта

Еленика Михаила Анатольевича - старшего мичмана (посмертно)

Елманова Владимира Ивановича - капитана 3 ранга

Зайца Леонида Анатольевича - старшего лейтенанта медслужбы

Зайцева Андрея Валерьевича - лейтенанта

Замогильного Сергея Васильевича - мичмана (посмертно)

Зимина Вадима Владимировича - лейтенанта (посмертно)

Исненкова Анатолия Матвеевича - капитана 3 ранга (посмертно)

Каданцева Владимира Сергеевича - мичмана

Калинина Игоря Викторовича - капитан-лейтенанта

Капусту Юрия Федоровича - мичмана (посмертно)

Ковалева Геннадия Вячеславовича - мичмана (посмертно)

Кожанова Александра Петровича - мичмана

Козлова Юрия Владимировича - матроса

Колотилина Владимира Васильевича - мичмана (посмертно)

Коляду Бориса Григорьевича - капитана 1 ранга

Кононова Эдуарда Дмитриевича - мичмана

Копейку Александра Михайловича - мичмана

Корытова Андрея Юрьевича - матроса

Краснобаева Александра Витальевича - мичмана (посмертно)

Краснова Сергея Юрьевича - матроса (посмертно)

Кулапина Владимира Юрьевича - матроса (посмертно)

Максимчука Юрия Ивановича - капитана 3 ранга (посмертно)

Манякина Сергея Петровича - капитана 3 ранга(посмертно)

Маркома Сергея Евгеньевича - старшего лейтенанта (посмертно)

Махоту Андрея Владимировича - лейтенанта

Михалева Андрея Вячеславовича - матроса (посмертно)

Молчанова Игоря Александровича - лейтенанта (посмертно)

Науменко Евгения Владимировича - капитан-лейтенанта (посмертно)

Нахалова Сергея Васильевича - мичмана (посмертно)

Нежутина Сергея Александровича - капитан-лейтенанта (посмертно)

Орлова Игоря Семеновича - капитан-лейтенанта

Парамонова Юрия Николаевича - капитан-лейтенанта

Подгорнова Юрия Павловича - прапорщика

Савина Артура Георгиевича - старшего матроса

Слюсаренко Виктора Федоровича - мичмана

Смирнова Михаила Анатольевича - капитан-лейтенанта (посмертно)

Сперанского Игоря Леонидовича - капитан-лейтенанта (посмертно)

Степанова Андрея Леонидовича - лейтенанта

Суханова Валерия Ивановича - матроса (посмертно)

Ткача Владимира Власовича - старшего мичмана (посмертно)

Ткачева Виталия Фёдоровича - матроса (посмертно)

Третьякова Анатолия Викторовича - лейтенанта

Федотко Константина Анатольевича - лейтенанта

Филиппова Романа Константиновича - матроса (посмертно)

Черникова Сергея Ивановича - мичмана (посмертно)

Шинкунаса Стасиса Клеменсовича - старшего матроса (посмертно)

Шостака Александра Александровича - лейтенанта (посмертно)

Юдина Вячеслава Александровича - капитана 3 ранга (посмертно)

Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. ГОРБАЧЕВ

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР Т. МЕНТЕШАШВИЛИ

Москва, Кремль, 12 мая 1989 года».

Однако признание, высокие правительственные награды стали только первым шагом на долгом и тернистом пути к истине. Даже сейчас, когда с момента гибели «К-278» минуло уже 10 лет, все еще не смолкают страстные дебаты о причинах гибели уникального корабля...


Запрет на сигнал SOS

Потерпевшая аварию лодка не подала международный сигнал бедствия. В связи с секретностью корабля должностные инструкции запрещали командиру обращаться за помощью к иностранным государствам. Возможно, Ванин и пренебрег бы этим запретом в критической ситуации, но, увы, до последнего момента она командиру не казалась таковой. Как выяснилось позднее, многих жертв удалось бы избежать, если бы сигнал SOS был подан по международным частотам сразу после того, как субмарина всплыла.

И это самый первый, трагический урок «Комсомольца» — необходимо снять запрет на посылку международных сигналов бедствия в случае аварии на военном корабле. В вооруженных силах подача сигнала SOS должна быть не монополией командования, а неотъемлемым правом человека.

Существует многосторонняя Конвенция 1974—1978 годов об охране человеческой жизни на море. Более того, в 1988 году СССР и Норвегия подписали межправительственное соглашение о предоставлении помощи гражданам своих стран, оказавшимся в экстремальной ситуации на море. В рамках этой договоренности в Буде (Норвегия) и в Мурманске были созданы специальные спасательные штабы. Однако штаб в Буде узнал о случившемся лишь через 12 часов после начала пожара и спустя шесть часов после гибели лодки.

По словам начальника Главного центра спасательной службы в Буде У. Сендерланда, для спасения моряков могли быть задействованы как вертолеты Си-Кинг 330-й спасательной экскадрильи, так и норвежский корабль береговой охраны, находившийся в тот момент южнее острова Медвежий. Они могли прибыть в район аварии почти одновременно, а именно, через два с половиной - три часа после получения сигнала бедствия.

Сообщение в еженедельнике «Аргументы и факты» о том, что подводники могли быть спасены, вызвало бурю возмущения в Североморске. Работники военно-морской базы и жители города провели демонстрацию, требуя от командования Северного флота ответа. Руководство поспешило заявить, что у норвежских ВВС нет вертолетов, которые могли бы спасти экипаж «Комсомольца».

На запрос редакции «АИФ» заместитель начальника Главного штаба спасательной службы в Буде А. Осеред дал подробный комментарий:

- На базе в Буде находится два вертолета Си-Кинг. Еще два таких вертолета базируются неподалеку в Лаксэльве. Уже через одну-две минуты после поступления информации из штаба в Мурманске или сигнала бедствия непосредственно с вашей подводной лодки два из этих четырех вертолетов могли бы подняться в воздух. Максимальная их скорость - 215 км/ч, дальность без дозаправки - 900 км. К месту происшествия вертолеты прибыли бы через 2,5 часа.

Короче говоря, норвежские спасатели могли прибыть в район аварии в 13.30, то есть за 3 часа 45 минут до гибели лодки. За пять часов до прибытия советских спасателей...

— Ваши самолеты, — уточнил при этом Осеред, — сбросили спасательные плавсредства в 300 метрах от тонущих моряков. Люди так и не смогли ими воспользоваться. Наши вертолеты сбрасывают надувные лодки с точностью до 5 метров. Но это вряд ли понадобилось бы, так как мы могли поднять подводников на борт вертолетов с помощью трапов. Каждый вертолет Си-Кинг способен принять на борт 18-19 человек. Подняв людей из воды, вертолеты дозаправились бы на острове Медвежий, либо на корабле норвежской береговой охраны «Анденеф», находившемся в 108 километрах от места катастрофы. Мы понимаем причины, по которым советские военные не обратились к нам за помощью - лодка была «слишком секретная». Если уж на то пошло, наши спасатели могли бы дождаться, пока лодка затонет и тут же поднять ваших людей из воды.

Кстати, о секретности. И норвежские газеты, и мировая пресса приводили в те дни подробные тактико-технические данные сверхсекретной лодки. Печатали схемы, показывающие расположение на «К-278» основных установок и вооружения...

Советские военные руководители, включая тогдашнего министра обороны СССР Д. Язова, защищая честь мундира, повторяли один нюанс: а с какого момента, собственно, спасательная операция стала необходимостью? С момента всплытия или с момента затопления лодки?.. В первом случае заверение Язова, что раньше плавбазы «Алексей Хлобыстов» в район бедствия никто прибыть не мог — не выдерживает никакой критики. Во втором случае министр обороны вроде бы и прав: «Возможное время прибытия норвежских вертолетов в случае их вылета с появлением необходимости в эвакуации - 19.30, а корабля их береговой охраны — к исходу суток». Но кому от этого лукавства было легче?..

Свои чувства норвежцы выражали в телеграммах соболезнования. Премьер-министр Норвегии Гру Харлет Брунтланд, министры иностранных дел и обороны направили свои соболезнования тогдашнему руководству СССР.

11 апреля в норвежском стортинге (парламенте) состоятся слушания по поводу пассивности министра обороны Ю.Й. Хольста в чрезвычайной ситуации. Выступая перед депутатами, он изложил следующую версию:

- Около 14.00 главному командованию норвежских вооруженных сил стало известно, что советский самолет направлен на поиск подводной лодки. В 15.57 военная разведка Норвегии получила сведения о возможном спасательном учении в 200 км юго-западнее острова Медвежий. По приказу главного командования туда в 16.15 с базы норвежских ВВС в Анде вылетел разведывательный самолет «Орион». Он обнаружил на воде плотик, облепленный людьми, а также два безжизненных тела метрах в ста от него. Около 17.00 с борта «Ориона» доложили о возможном серьезном происшествии.

(Напомню, что подошедшая советская плавбаза подберет моряков примерно через полчаса - Н.М.). О том, что на советской атомной подлодке произошла авария, стало ясно лишь после возвращения самолета в 19.15.

Причин медлительности военных властей, по словам Ю.Й.Хольста, было две. Во-первых, долгое время считалось, что речь идет об обычной учебной тревоге. Во-вторых, министерство обороны продолжало рассматривать аварию лишь с разведывательной точки зрения и не последовало оперативным предписаниям. Поэтому система гражданского оповещения была задействована только поздно вечером.

Особую озабоченность норвежцев вызывало возможное радиоактивное заражение акватории. Известно, что после аварии на британской атомной подводной лодке около базы Глазго было заражено 5000 кв.м. поверхности моря и под угрозой оказалось здоровье 13 тысяч жителей прибрежных районов Шотландии.

7 апреля в 23.30 норвежские журналисты обратились в Институт радиологического контроля в Осло с просьбой взять пробы на радиоактивность в районе катастрофы «Комсомольца». Уже на следующий день был получен однозначный ответ: повышения радиации, указывающей на повреждение реактора или его протечку, нет.

Менее чем через два месяца после гибели ПЛ, в мае 1989 года, был проведен первый осмотр на грунте. Операцию выполнило научно-исследовательское судно «Келдыш», оснащенное двумя глубоководными обитаемыми аппаратами (ГОА) типа «Мир».


Госкомиссия

Назначенная для расследования катастрофы комиссия именовалась государственной и состояла из 15 человек, из них лишь трое представляли Военно-морской флот. Вот как характеризует состав комиссии один из ее членов, в то время Главнокомандующий Военно-морским флотом, адмирал флота Владимир Николаевич Чернавин в своей книге «Атомный подводный»:

«Большинство членов комиссии - нынешние или прошлые представители Минсудпрома. Я это подчеркиваю только потому, чтобы еще раз сказать о том, что чисто ведомственные интересы были отброшены и все стремились к объективности и только к объективности. Члены комиссии - многоопытные, знающие, высокие профессионалы, люди государственного мышления, люди болеющие за флот и за безопасность нашей страны.

Работала комиссия напряженно, тщательно и пришла к естественному выводу о том, что катастрофа в Норвежском море выявила настоятельную необходимость принятия мер по четырем аспектам:

— улучшению проектирования кораблей;

— повышению надежности техники;

— улучшению подготовки личного состава;

— совершенствованию поисково-спасательной службы страны и средств спасения.

Решение комиссии вызвало удовлетворение у подводников, прежде всего и у офицерского состава ВМФ в целом, ибо каждый из нас представляет себе, что каждый из этих пунктов, реализованный в действительность, будет означать огромные, уже давно вымученные перемены».

В своей интересной и содержательной книге в разделе «Вместо комментария»*), В.Чернавин подводит краткий итог гибели подводных лодок «Комсомолец» и «К-8». Вывод, который делает автор,таков:

«Два десятилетия разделяют гибель подводных атомоходов „К-8“ и „Комсомолец“, ушли в небытие 52 и 42 человека из этих экипажей. Многое, до странности, повторилось в трагедиях — почти один к одному. Командиры обоих кораблей (как и их старшие начальники, находившиеся на борту) однозначно исключали потерю плавучести. Потеря плавучести явилась полнейшей неожиданностью для обоих экипажей».

Люди, которые работали над книгой Главнокомандующего ВМФ адмирала Владимира Николаевича Чернавина, или покривили душой, или забыли, что ими было написано ранее, когда речь Е шла о гибели подводной лодки «К-8».

Итак, автор книги «Атомный, подводный» утверждает, что потеря плавучести «явилась полнейшей неожиданностью для обоих экипажей» и, что «... командиры обоих кораблей исключали возможность потери плавучести». Неожиданностью для них это не могло быть, т.к. командиру «К-8» В.Бессонову командир БЧ-5

В. Пашин дважды, в процессе борьбы за живучесть, настойчиво докладывал: «Вода поступает в прочный корпус, погибнет корабль, надо снимать людей!». «Не паникуйте, - ответил Бессонов - ничего с лодкой не будет». («Атомный подводный», Владимир Чернавин, стр. 347). Чем руководствовался командир?

Неизвестно.

Второй раз В. Пашин докладывал при эвакуации последней группы подводников с подлодки на надводный корабль:

— «Товарищ командир, дифферент почти критический. Мне надо быть на корабле».

- «Брось. Ничего не будет. Поддифферентуемся, ничего страшного. Сходи!». («Атомный подводный», Владимир Чернавин, стр. 348).

Аргументация, прямо скажем, не выдерживает критики.

Я дважды имел беседу с капитаном 2 ранга В.Н. Пашиным в 1972 году. Он рассказывал, что докладывал командиру о критическом состоянии корабля и необходимости эвакуировать личный состав в резких тонах и их разговор хорошо было слышно на мостике (Пашин находился в I отсеке, Бессонов над люком первого). После чего Пашин был высажен с подводной лодки вместе с последней группой. А командир оставил с собой на борту 22 лучших специалиста, хотя утром предполагалось заводить буксир, а не энергоустановку. Энергоустановку «оживить» было невозможно, все три входные люка были загерметизированы, а личный состав выведен из прочного корпуса субмарины.

Для капитана 1 ранга Ванина потеря плавучести аварийной «К-278» также не могла быть неожиданной. До 1989 года, до «Комсомольца», по такой же причине уже погибло две наших атомных лодки, «К-8» и «К-219», а также «малютка» на Черном море. В эти годы Ванин служил на подводных лодках ВМФ СССР, был зрелым, перспективным офицером и мероприятия, проводимые на флоте, его безусловно касались. Информация о причинах гибели изучалась на подводных лодках ВМФ, на сборах по живучести и т.д. А после гибели «К-8» на Северном флоте специалисты НИИ и КБ читали лекции подводникам на соединениях. И тот факт, что «командиры обоих кораблей» и их начальники якобы однозначно исключали потерю плавучести их аварийных лодок, говорит не в их пользу.

Признанный специалист в области подводного кораблестроения доктор технических наук, профессор - капитан 1 ранга Л.Ю. Худяков после гибели «К-8» длительное время ездил по соединениям подводников, читал лекции и рассказывал об особенностях непотопляемости подводных лодок. В 1994 году в Петербурге вышла его книга «Особенности надводной непотопляемости бескингстонных подводных лодок». Знание предмета, эрудиция и причастность автора этой книги ко многим проектам, реализованным в рамках национальных кораблестроительных программ последних десятилетий, его знание не понаслышке повседневных «болячек» флота — все это дает читателю повод со вниманием отнестись к выводам Худякова. Я процитирую: «Гибель „Комсомольца“ произошла из-за утраты лодкой продольной остойчивости, хотя лодка имела еще более, чем 50 процентный запас плавучести».

Надо признать, что грозная опасность потери продольной остойчивости аварийной бескингстонной подлодки, всплывшей в надводное положение недостаточно изучена. И не всегда со всей остротой осознается значительной частью офицеров-подводников, в том числе из-за пробелов в их обучении по специальности. Это отнюдь не голословное утверждение. К сожалению, таков итог моих наблюдений, поскольку мне довелось наряду с другими специалистами, проводить теоретические занятия по непотопляемости подводных лодок с офицерами-подводниками, и Северного флота, в частности, тоже, после трагической гибели в 1970 году отечественной атомной бескингстонной подводной лодки «К-8».

В подтверждение своих слов хочу привести ряд важных фактов, связанных с гибелью «К-8» и «Комсомолец». Обращая внимание на детали, здесь имеет смысл не просто проследить череду драматических событий, но зафиксировать значительное сходство «сценариев», которые были «разыграны» в разное время и в разных условиях. Но с одним и тем же трагическим финалом...

Подобно «Комсомольцу», «К-8» всплыла в надводное положение после возникновения сильного пожара в кормовой части. И на одной и на другой подводной лодке локализировать действия поражающих факторов пожара, в пределах аварийного отсека, не удалось. После того, как возможности борьбы за живучесть на корабле были исчерпаны, личный состав «К-8», как и экипажа «Комсомольца», вынужден был покинуть прочный корпус, выйти в ограждение рубки и на палубу надстройки. Каждая из подводных лодок приобрела опасный дифферент на корму, что свидетельствовало о поступлении воды в аварийный отсек и, видимо, в смежные с ним отсеки. Значительной была вероятность поступления воды и в бескингстонные цистерны главного балласта — по причине неизбежного стравливания из них воздушных подушек в условиях сильного волнения моря.

Последующие эпизоды тоже были общими для обеих подводных лодок. Вновь цитирую Л.Ю.Худякова:

«В трагическую ночь на борту „К-8“ в ограждении рубки оставался командир, накануне отправивший своего командира БЧ-V на одно из подошедших судов, который перед самым сходом с корабля докладывал о критическом состоянии подводной лодки в связи с нарастающей опасностью утраты ею продольной остойчивости.

Особый трагизм последних принятых командиром „К-8“ решений состоял в том, что вместе с ним в ограждении рубки были оставлены члены экипажа совершенно лишние, для проведения намечавшихся на утро следующего дня аварийных работ — заводки буксирного троса или швартовых концов. На лодке оставались 22 человека.

Ночью „К-8“ внезапно затонула. Все оставшиеся на ней люди погибли вместе с кораблем. Увы, нет повода говорить о том, что командир „К-8“ перед роковой ночью в полной мере не осознавал критичность и опасность положения своего корабля. Нет оснований, конечно же, сомневаться в его Личном мужестве, в готовности исполнить свой командирский долг - оставаться на своем корабле до последней возможности. Но все это не делает менее очевидным факт пренебрежения им главной опасностью, грозившей судну.

Автор берет на себя смелость утверждать, что и командир „Комсомольца“, несмотря на то, что его лодка значительное время имела опасный дифферент на корму, который явно свидетельствовал о поступлении воды в отсеки 6 и 7, где бушевал пожар, не в полной мере учитывал вероятность быстрой гибели корабля. Гибели - в результате затопления отсеков и, главное, потери продольной остойчивости.

Командиру ПЛА „Комсомолец“, хотя бы по опыту „К-8“, должно было быть известным то, что сильный пожар может привести к разгерметизации прочного корпуса в самом отсеке, равно как нарушить герметичность поперечных переборок между аварийным и смежными отсеками, с их последующим затоплением.

Из-за малых обычно значений критически гибельного дифферента аварийной бескингстонной подводной лодки, каковой была ПЛА „Комсомолец“, угадать приближение такого критического состояния бывает трудно, особенно в условиях волнения и качки. Переход в него может происходить незаметно и медленно, но заключительная фаза трагедии здесь развивается и завершается в считанные минуты и секунды». Максимальный угол диаграммы продольной остойчивости бескингстонных лодок в крейсерском положении составляет 7-8°. Но для лодки, имеющей затопленные отсеки, увеличенную осадку, даже дифферент в несколько градусов является предупреждающим о наступлении опасности.

Что это значило для «Комсомольца» ? Что спасательные средства нужно было готовить значительно раньше, чем этим озаботились, и на эти средства следовало высадить большую часть личного состава, после того, как все средства борьбы за живучесть себя исчерпали.

«Мне неоднократно приходилось беседовать с подводниками, находящимися сегодня на пенсии, - пишет Худяков - в том числе с бывшими командирами подводных лодок. И каждый раз, когда речь заходила об оценке решения командира „К-8“ перед роковой ночью, практически все они честно говорили о том, что в то время не было четкого представления об особенностях надводной непотопляемости бескингстонных подводных лодок. Не столь уж реальной представлялась гибель корабля, когда лодка имеет малый дифферент и достаточный запас плавучести, а продольная остойчивость „не видна“.»

Однако командир «Комсомольца» после гибели «К-8» должен был бы знать все это и не полагаться на внешние признаки стабилизации посадки подводной лодки. Ему полагалось бы знать и об обстоятельствах гибели подлодки «М-256» проекта А615 в 1957 году. Это же относится и к командиру БЧ-V «Комсомольца», который почти в такой же мере, как и его командир, недооценивал опасность, стоящую за одновременным затоплением отсеков 7 и 6 и при отсутствии возможности поддувать кормовые балластные цистерны.

Надо признать, что и конструкторы субмарин тогда тоже не обращали внимания на повышенную опасность бескингстонных подводных лодок при авариях, связанных с поступлением забортной воды в прочный корпус и цистерны главного балласта.

Формально установленные требования к надводной непотопляемости выполнялись, причем только - на «тихой» воде. До гибели ПЛ «К-8» особые требования к надводной непотопляемости бескингстонных подводных лодок на волнении не выдвигались. Но это не снимает ответственности с конструкторов кораблей.

Сделанный вывод после «К-8» о необходимости иметь кингстоны в концевых ЦГБ в полной мере реализован не был и часть отечественных атомных подводных лодок последнего поколения продолжает оставаться бескингстонными. Актуальность рассматриваемого вопроса сохраняется.

После гибели «Комсомольца» 7 апреля 1989 года в нашей прессе, пользуясь свободой, прошла серия публикаций. Промышленность и конструкторы обвиняли флот, флот обвинял науку и промышленность. И те, и другие искали крайнего. В гибели «Комсомольца» не винили империалистов, поскольку это была уже четвертая атомная, погибшая за 30 лет эксплуатации. Американцы потеряли за этот период две атомных лодки. Их комиссии по расследованию причин гибели винили высшее руководство военно-промышленного комплекса, организовавшего безудержную гонку вооружений в ущерб качеству и безопасности.

Защищая честь мундира, некоторые флотские резко критиковали мероприятия, срочно принимаемые на флоте. Вот одна из цитат: «Военные моряки хорошо помнят 1970 год, когда в водах Бискайского залива затонула наша атомная лодка „К-8“, открыв счет погибшим кораблям этого класса. После случившегося весь Военно-морской флот оказался пришвартованным к причалам. Началась учеба. Подводная лодка, по официальному заключению, погибла в результате потери продольной остойчивости, и по всему Союзу ССР стали разъезжать ученые и неученые мужи, растолковывая подводникам, что такое продольная остойчивость и чем грозит кораблю ее потеря и снижение, хотя даже несведущему ясно: лодка тонет не из-за того, что кто-то не знает формулы продольной остойчивости, а из-за того, что в прочный корпус поступает вода.»

Набравшись «знаний» по остойчивости, подводники утопили не одну еще подводную лодку. «Комсомолец» - последняя из них... Такие высказывания носят опасный характер, особенно для молодых офицеров-подводников. И здесь уместно напомнить слова известного кораблестроителя академика А.Н.Крылова: «...Часто истинная причина аварий лежала не в действии неотвратимых сил природы, не в известных случайностях на море, а в непонимании основных свойств и качеств корабля, несоблюдении правил службы и самых простых мер предосторожности, непонимании опасности, в которую корабль ставится, в случае небрежности, и отсутствия предусмотрительности».

Продолжая мысль академика-кораблестроителя, должен отметить.

Опасны и заявления некоторых руководителей военного кораблестроения, сделанные в книге «Военное кораблестроение и атомная энергия», изданной в 1996 году. В ней говорится о том, что была подготовлена научная, металлургическая, конструкторская и технологическая база для того прыжка в подводном кораблестроении, который с успехом воплотился в атомную подводную лодку проекта 685 - «Комсомолец». Авторы книги считают, что опытовая подлодка проекта 685 подтвердила правильность инженерных и технологических решений, принятых при проектировании и строительстве подобных кораблей. Более того, утверждают, что причины гибели «Комсомольца» ни в коем случае не связаны с титаном. Хотя личный состав, конечно, не мог подозревать о всех сюрпризах, которые ему преподнесет лодка в процессе аварии и мужественно боролся за ее живучесть.

Незадолго до затопления подводной лодки, личный состав зафиксировал два «взрыва», как объяснить их происхождение? Для корпуса подводной лодки использовали титановый сплав. Впервые он был применен для изготовления скоростной подводной лодки проекта 661 в шестидесятые годы. Уже тогда стало известно, что это капризный, сложный и даже опасный конструкционный материал. Он вступает в реакцию с водородом и растрескивается. Тонкая титановая стружка горит и даже способна самовозгораться. Качественная титановая сварка возможна лишь в нейтральной газовой среде. Во время строительства лодки проекта 661 трудности в освоении титана встречались неоднократно: трещали цистерны, сварные швы прочного корпуса, титан съедал швартовые концы и другие коммуникации из инородных металлов. Сварка в дыхательных аппаратах однажды привела к гибели двух сварщиков. Не исключено, что взрывы во время пожара — это растрескивание титана при высоких температурах.

Гибель «Комсомольца» должна заставить всех, кто связан с подводным кораблестроением и флотом, принять меры по предотвращению подобных трагедий и исключить их, по возможности, навсегда.


Возможен ли подъем «Комсомольца»?

8 марта 1968 года на боевой службе в Тихом океане исчезла подводная лодка Тихоокеанского флота «К-129». В течение 10 лет США готовили тайно операцию по ее подъему и в августе 1974 года совершили подъем с глубины 5000 метров. После этого отступления, доказывающего, что технически возможно поднять затонувшую лодку даже с глубины 5000 м, рассмотрим практические проблемы подъема «Комсомольца».

Вскоре после затопления лодка была обследована с помощью технических средств ВМФ и Академии наук СССР, включая подводные обитаемые аппараты «Поиск-2», «Мир-1», «Мир-2», научно-исследовательское судно «Академик Мстислав Келдыш» и спасательное судно «Михаил Рудницкий». «Комсомолец» лежит на плоском участке дна практически без крена и дифферента на глубине 1655 м. Прочный корпус лодки видимых повреждений не имеет, и возможно, ее удастся поднять в виде целой конструкции. Однако в настоящее время технических средств для выполнения таких работ в полном объеме нет ни в бывшем СССР, ни в других странах.

В нашей стране создано специальное КБ в системе Министерства судостроительной промышленности, которое изучило известные способы подъема, а также новые предложения и разработки. Фактически возможности подъема затонувшей лодки, требующей усилия, равного около 6000 т, сводятся к двум вариантам. В первом лодка прикрепляется к двум автономным модулям с балластными цистернами, которые либо надежно захватывают ее лапами, либо заключают внутрь себя. Затем балластные цистерны продуваются (воздухом высокого давления или за счет газификации сжиженного азота), и модули всплывают, увлекая за собой на поверхность лодку. В этом случае используется тот же принцип, что и при всплытии подводных лодок.

Во втором варианте затонувший корабль поднимается с помощью лебедок и прочных канатов с борта специального судна, способного компенсировать создающиеся при подъеме лодки перегрузки.

Особого внимания заслуживает предложение Нидерландского консорциума глубоководных операций. Оно основано на кажущемся более сложным втором варианте. Однако все необходимые для проведения операции технические средства, включая судоподъемное судно и захватно-подъемный механизм, уже сейчас производятся серийно и таким образом не требуют огромных затрат времени и средств на создание. Кроме того, ряд проблем решается за счет применения новейших технологий и материалов, преимущества которых могут быть продемонстрированы на одном примере. В проекте консорциума вместо стальных канатов предполагается использовать капроновые, весящие в пять раз меньше, но в 8-10 раз более прочные. В отличие от других предложений, голландский проект мог бы быть реализован в ближайшие два-три года.

Стремление наших северных соседей участвовать в подъеме «Комсомольца» вполне понятно, ведь речь идет о жизненных интересах скандинавов. В июне 1991 Г.К.Гуссгард, директор норвежского Госатомнадзора и лидер партии «зеленых», заявил в интервью «Московским новостям»: «Москва не имеет права единолично решать вопрос о подъеме „Комсомольца“. Международная научная общественность должна получить исчерпывающие данные, так как неудачный подъем погибшей лодки может привести к Чернобылю в океане».

Технические и экономические оценки возможности подъема «Комсомольца» делались в свое время и отечественными специалистами, по мнению которых операцию можно было бы осуществить в начале 90-х годов. Однако, учитывая распад СССР и сложную ситуацию, в которой оказалась страна, ее экономика и вооруженные силы, эта проблема вряд ли окажется приоритетной в ближайшие годы... Поэтому международные усилия, направленные на организацию подъема «Комсомольца», нужно только приветствовать. Металл, увы, не вечен, и «Комсомолец», действительно, представляет реальный очаг опасности для всего человечества...

Между тем генеральный конструктор ведущего российского КБ по проектированию стратегических подводных лодок академик И.Д. Спасский полагает, что подъем лодки возможен через пять лет.

Правительственная комиссия по расследованию причин и обстоятельств гибели «К-278» внесла предложение о ее подъеме. Это предложение поддержали ВМФ и судостроители, учитывающие, что обследование даст им дополнительную информацию по состоянию подлодки и в первую очередь, ее реактора и двух ядерных боезарядов. Совет Министров в мае 1990 года принял положительное решение. Под руководством академика И.Д. Спасского и была развернута в 1991 году широкая программа по выполнению поставленных проблем.

Для выполнения программы обследования с апреля по сентябрь 1991 года привлекались пять судов Главного управления навигации и океанографии, Полярного НИИ рыбного хозяйства (ПИНРО), института океанологии им. П.П.Ширшова. В исследовательскую группу вошло 65 человек, в том числе 15 докторов и кандидатов наук, 3 флотских специалиста, знающих подводные лодки. Принимали также участие, хотя и не спускались к «Комсомольцу» ученые Норвегии, 185 Нидерландов и Великобритании. Соединенные Штаты Америки предложили и установили на глубоководных аппаратах «Мир» осветительную аппаратуру с мощными газоразрядными светильниками, специально разработанными для этой экспедиции Вудсхольским океанографическим институтом. Наши глубоководные аппараты «Мир» позволяют экипажу из трех человек, производить исследования на глубине 6000 метров и документировать наблюдения с помощью фото и видеозаписей через иллюминаторы. Автономность аппарата - 20 часов, скорость передвижения 5 узлов, и два манипулятора способны поднимать грузы до 70 кг каждый. Для проведения радиоэкологических исследований аппараты оснащены соответствующей дозиметрической аппаратурой.

В августе было произведено 6 парных погружений «Мир-1» и «Мир-2» к «Комсомольцу». На глубину 1700 метров спускались как штатные члены экипажа, так и привлеченные специалисты. Серия контрольных измерений показала 6-7 мкР/час, что освидетельствовало об отсутствии влияния затонувшей подлодки на радиационный фон. То есть радиационная обстановка на тот момент была вполне нормальная.

Всего экспедиция 1991 года в районе работ провела 14 суток, из них под водой 66 часов 33 минуты. Было снято 10 часов видеозаписи, сделано около 100 фотоснимков, взято 32 пробы воды и грунта у корпуса субмарины. Вывод членов экспедиции был однозначен:

— первый контур реактора не герметичен, но выход радионуклидов из него столь мал, что не представляет опасности ни для людей, ни для окружающей среды;

- в целом радиационная обстановка требует периодического обследования, поскольку в реакторе и конструкциях ядерных боезапасов происходит естественная коррозия.

Весьма неожиданными, однако оказались результаты обследования корпуса подводной лодки. По материалам обследования 1989 года считалось, что прочный корпус если и мог получить какие-то повреждения, то только в кормовой части, где был пожар. Тогда не было получено данных о его носовой части. Дополнительное оснащение одного из аппаратов «Мир» теледатчиком — микротелекамера была установлена на щупальцу аппарата - позволило «заглянуть» в трещины, разрывы и другие отверстия легкого корпуса.

Было установлено, что прочный корпус имеет разрушения в верхней части носовых отсеков. Прежде считалось, что крышки торпедных аппаратов закрыты и аппараты герметичны. Но когда к крышкам торпедных аппаратов пропустили глазок микротелекамеры, видеопленка показала: в той или иной степени крышки приоткрыты. Положение подлодки на грунте по сравнению с маем 1989 года почти не изменилось - увеличилось лишь количество ила на корпусе. Удалось найти рядом с «Комсомольцем» и некоторые предметы и устройства с подводной лодки. В районе I отсека в полутора метрах от корпуса нашли на грунте корабельные часы, которые остановились в 17 часов 23 минуты, а в 17 часов 08 минут лодка скрылась под водой. Найдены также детали входного люка, особенно разорванные мощные шпильки крепления комингса люка с гайками, деформированное кольцо кремальерного затвора люка, а также гидрофон бортовой системы гидроакустического комплекса.

Характер разрушений прочного корпуса в I отсеке, а также состав и вид поднятых предметов свидетельствуют о том, что в носовой части лодки видимо произошел взрыв. Расположение предметов на дне и палубе «К-278» указывает на то, что взрыв произошел, когда лодка уже лежала на грунте, или в момент удара о него.

Причиной взрыва, возможно, является наличие газо-воздушной смеси, которая образовалась от взаимодействия морской воды, аккумуляторных батарей и кислорода воздуха и ее детонации. Не совсем понятно наличие нескольких обрывков сетевого трала, обнаруженных на дне около выступающих частей корпуса. Найденные и поднятые с субмарины вещи ныне демонстрируются в Центральном Военно-морском музее в экспозиции «Комсомольца».

Данные, полученные во время экспедиции 1991 года, требуют пересмотра проекта по подъему «К-278». Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1992 года организован Комитет по проведению работ особого назначения при Совете Министров РФ (КОПРОН). Председатель комитета - Тенгиз Борисов. Когда в России убедились, что своими силами с подъемом не справиться, то пригласили голландские фирмы «Смит» и «Хеерема». Голландцы сами предложили свои услуги, и обещали без каких либо условий, поднять и передать лодку нам, ее хозяевам. Эти фирмы считаются очень надежными партнерами мирового уровня, оборот их равен нескольким сотням миллионов долларов, обеспечена поддержка правительства, ни одной рекламации за выполненные работы за последние десятилетия. Численность персонала несколько десятков тысяч человек, спецкран грузоподъемностью 10000 тонн - единственный в мире.

Только за проработку проекта «Смит» и «Хеерема» получили от России около 7 миллионов долларов. А пока шли переговоры, стоимость росла. Обнаруженное в 1991 году повреждение носовой части увеличило стоимость работ до 200 млн. долларов. Так как радиоактивное загрязнение крана стало вполне реальным, то голландская сторона выдвинула условие: Россия должна купить кран, если он будет загрязнен. Стоимость же крана более 1 миллиарда долларов...

Потом грянул путч, потом наступила эйфория победившей демократии. В конце 1991 года речь вместо подъема лодки уже шла о ее консервации на месте затопления.

Усилиями вышеназванных фирм создается международный фонд памяти «Комсомольца» со штабом в Брюсселе. В Комитет фонда «Комсомольца» вошли и наши представители: адмирал флота И. Капитанец, генеральный конструктор И. Спасский.

В апреле 1993 года Правительство России выделило КОПРОНу 4,1 миллиона долларов и 1,2 миллиарда рублей. Состоялась летняя экспедиция 1993 года. Ее результаты оказались потрясающими. Удалось проникнуть внутрь лодки: телекамеры «Миров» зафиксировали разбросанные торпеды, продольную трещину в прочном корпусе и развороченное нутро «Комсомольца». Торпедные аппараты с ядерными боеголовками разгерметизированы. Металлического плутония в боеголовках нет: он превратился в соли, сохранив радиоактивность, но пока внутри торпеды. Однако выход токсичного плутония в океан возможен уже в 1993 году. По оценкам экспертов, последствия выхода Р1 (общий вес которого составляет 6,4 кг) в океан таковы: это создаст предпосылки к закрытию рыбного промысла в Норвежском море с радиусом в 800 морских миль на 700 лет.

По идее, надо срочно консервировать носовую часть «Комсомольца», однако 10 января 1994 года КОПРОН упразднен, а его функции передаются в ведение только что созданного Министерства по чрезвычайным ситуациям. Идет обычная в подобных ситуациях финансовая борьба, а дело стоит. Хотя надо было бы законопатить для начала трещину в носовой части прочного корпуса. Тем более, что обнаружены следы несанкционированного обследования «Комсомольца»...

Экспедиции 1994 года удалось заделать 9 отверстий в прочном корпусе ПЛ, чтобы уменьшить естественную циркуляцию в I отсеке и предотвратить возможный вынос Р1. Поднять всплывающую спасательную камеру не удалось, хотя это пытались сделать. До поверхности оставалось менее двухсот метров, как вдруг заведенный трос не выдержал и лопнул.

Начальник Главного управления по проведению работ на морях и водных акваториях Министерства по ЧС контр-адмирал М.Г. Толоконников заявил по итогам экспедиции: «Специалисты пришли к выводу, что лучше всего не трогать лодку. При подъеме она может разрушиться».

Мнения ученых в России разделились, некоторые физики также считают, что «Комсомолец» неопасен. Научно-исследовательский институт Вооруженных сил Норвегии в своем докладе сделал специальный вывод о том, что: «Утечка радиоактивных материалов из корпуса подводной лодки „Комсомолец“, которая затонула в 1989 году в Норвежском море и покоится теперь на глубине 1680 метров, не представляет и не представляла никакой угрозы». Институт Норвегии изучает заражение морей и океанов в результате военной деятельности. Это исследование было предпринято по заданию 25 государств, в том числе стран НАТО и России. Для нас это имеет особое значение: ведь Россия, как правоприемница СССР, несет моральную ответственность за возможное загрязнение Норвежского и Баренцева морей в результате гибели «Комсомольца».

Один из руководителей указанного института. Пер Туресен, назвал выступления средств массовой информации «настоящей истерией». Ситуация, по его словам, не представляет опасности:

«Рыбаки могут вздохнуть с облегчением. Им абсолютно не стоит опасаться того, что утечка радиоактивных веществ из корпуса „Комсомольца“ может подорвать рыболовную промышленность».

В общем, авторы доклада рекомендуют оставить в покое подводную лодку «Комсомолец». Любые работы с ней, тем более попытки поднять ее на поверхность, связаны с большим риском из-за возможного развала корпуса. Лучше субмарину не трогать.


Как пытались поднять всплывающую камеру «Комсомольца» с телом командира

Подъем самой подлодки, о котором спорят по сей день, может обойтись в 200 миллионов долларов. Подъем нашей тихоокеанской ПЛ «К-129» с глубины 5000 метров обошелся США в 500 миллионов долларов.

Научно-исследовательское судно «Академик Мстислав Келдыш» и глубоководные аппараты «Мир-1» и «Мир-2» (те самые, что погружались к «Титанику») были на месте гибели подлодки семь раз.

...Самой сложной была экспедиция 93-го года, которой предстояло поднять с 1600-метровой глубины спасательную капсулу, ставшую могилой командиру Евгению Ванину и двум членам экипажа. Вот что вспоминает Анатолий Сагалевич, участник той экспедиции:

- Аналогов этой операции в мире не было, потому что не было никаких специальных средств для зацепа и подъема подобных конструкций с морского дна. В нашем распоряжении было небольшое судно «КИЛ-164», пришедшее из Мурманска, на котором была установлена большая лебедка с кевларовым тросом. Подъем капсулы должен был осуществляться через блок, закрепленный на мощной кормовой П-раме, и с помощью специального устройства, которое необходимо было ввести внутрь капсулы через открытый верхний люк. Это устройство, весящее 150 килограммов, мы назвали «зонтиком».

Операция началась 23 августа и завершилась через четыре дня полной неудачей. «Зонтик» удалось ввести внутрь камеры только с третьей попытки. В условиях сильных течений «Мир-1» постоянно относило, и было трудно удержать его у капсулы напротив люка. Потом была проделана сложнейшая работа по зацепу капсулы. Началась она в 9 утра 26 августа, а чека, защелкнувшая стальной палец подъемной скобы на дне, была выдернута командиром Виктором Нищетой в 1 час 37 минут ночи 27 августа.

В тот же день в 5 часов 10 минут начался подъем на поверхность - со скоростью 5 метров в минуту. Выбрано было уже 2250 метров троса, осталось всего 200. Водолазы были готовы на 20-метровой глубине перецепить капсулу на нормальный стальной трос... Вдруг по радиосвязи приходит сообщение: «Все кончено: оборвался трос».

Капсула снова ушла на дно.

Часы показывали 10 часов 30 минут - больше суток без сна, но после такого вряд ли уснешь...

Кстати, подсчитано, что, по самым скромным подсчетам, подъем самого «Комсомольца» обойдется в 200 миллионов долларов. Споры о целесообразности такого проекта до сих пор не утихают.


Список подводников экипажа атомной подводной лодки «Комсомолец», погибших 07 апреля 1989 года

Капитан 1 ранга Ванин Е.А.

Капитан 1 ранга Буркулаков Т.А.

Капитан 2 ранга Аванесов О.Г.

Капитан 2 ранга Бабенко В.И.

Капитан 3 ранга Максимчук Ю.И.

Капитан 3 ранга Володин А.В.

Капитан 3 ранга Испенков A.M.

Капитан 3 ранга Манякин С.П.

Капитан 3 ранга Юдин В.А.

Капитан-лейтенант Волков Н.А.

Капитан-лейтенант Науменко Е.В.

Капитан-лейтенант Нежутин С.А.

Капитан-лейтенант Смирнов М.А.

Капитан-лейтенант Сперанский И.Л.

Капитан-лейтенант Марков С.Е.

Лейтенант Зимин В.В.

Лейтенант Молчанов И.А.

Лейтенант Шостак А.А.

Старший мичман Ткач В.В.

Старший мичман Замогильный С.В.

Мичман Бондарь С.С.

Мичман Бродовский Ю.А.

Мичман Валявин М.Н.

Мичман Еленик М.А.

Мичман Капуста Ю.Ф.

Мичман Ковалев Г.В.

Мичман Колотилин В.В.

Мичман Краснобаев А.В.

Мичман Нахалов С.В.

Мичман Черников С.И.

Старшина 2 статьи Головченко С.П.

Старший матрос Апанасевич И.О.

Старший матрос Бухникашвили И.О.

Старший матрос Вершило Е.Э.

Старший матрос Шинкунас С.К.

Матрос Грундуль А.А.

Матрос Краснов С.Ю.

Матрос Кулапин В.Ю.

Матрос Михалев А.В.

Матрос Суханов В.И.

Матрос Ткачев В.Ф.

Матрос Филиппов Р.К.

Вечная слава героям-подводникам!


Плавучая «Хиросима»


Невезучая «К-19»

Моряки, как, впрочем, и все люди, вступающие в контакт со стихиями, достаточно суеверны. Например, они твердо убеждены в том, что бывают корабли везучие и невезучие. Конечно, многое на корабле зависит от экипажа, и от порядка, раз и навсегда установленного (или так и не установленного). Как бы то ни было, но одни лодки служат годами без малейших происшествий, а другие - не выходят из череды несчастий.

Первая ракетная атомная подводная лодка СССР под тактическим номером «К-19» по кличке «Хиросима» перенесла все виды аварий, которые только могут быть на корабле: столкновение под и над водой, пожар, ядерную аварию главной энергетической установки, вывод из строя реактора, переопрессовка первого контура, поступление забортной воды в прочный корпус... И так она прослужила на Северном флоте в авариях и ремонтах 30 лет.

Казалось, предвестником несчастий послужил символический эпизод при спуске лодки со стапелей: традиционная бутылка шампанского не разбилась о форштевень после первого броска. Однако еще при строительстве в трюме «К-19» произошел пожар, в результате которого двое специалистов получили тяжелые ожоги.

Следующая авария оказалась не менее серьезной. Во время швартовых испытаний на подводной лодке осуществлялся первый пуск реактора. Как правило, он производится под контролем командира БЧ-5, офицеров пульта управления и специалистов завода. К сожалению, организация работ была низкой, и приборы, измеряющие давление в контуре, оказались отключения. Пока разобрались, почему они не показывают, дали давление, в два раза превышающее норму и допустили переопрессовку систем первого контура. Необходимо было провести ревизию первого контура реактора. Но это означало, что ввод лодки в строй затянется еще на многие месяцы. Следовательно, потребуются немалые дополнительные затраты. Да и виновных по головке не погладят.

Аварию скрыли. Но ввести в строй «К-19» тогда все равно не удалось. Дело в том, что при швартовых испытаниях был также выведен из строя один реактор. Опуская компенсирующую решетку, деформировали внутреннюю сборку. Материальный ущерб составил 10 миллионов рублей. Спустя восемь месяцев, 4 июля 1961 года, лодка находилась в Северной Атлантике на учениях (командир — капитан 2 ранга Н.В. Затеев). В этот день и дала о себе знать система первого контура реактора, переопрессованная во время швартовых испытаний... В сущности, подобные аварии тогда были запрограммированы - гарантийный ресурс парогенераторов составлял 500-1000 часов. Но кто знает, не скрой специалисты самого факта аварии — может, и не случилось бы худшего.

Из-за резкого падения давления воды и падения уровня вследствие большой течи первого контура сработала аварийная защита реактора. Дабы не сгорела его активная зона, надо было снимать остаточное тепловыделение, то есть подавать в реактор холодную воду. Повреждение тепловыделяющих элементов (твэлов) реактора, в которых находится уран, привело бы к опасному росту радиоактивности и угрозе жизнедеятельности личного состава. Штатной системы для этой цели тогда не существовало. Было принято решение смонтировать нештатную систему для охлаждения реактора.

Эта работа требовала длительного нахождения специалистов - офицеров, старшин и матросов в необитаемых помещениях реакторного отсека, в зоне воздействия радиации. А в данном случае - активных газов и аэрозолей.

Забегая вперед, скажу, что эта задача была выполнена очень дорогой ценой: переоблучились командир дивизиона движения капитан-лейтенант Ю. Повстьев, командир группы автоматики лейтенант Б. Корчилов, старшина 1 статьи Ю. Ордочкин, старшина 2 статьи Е. Кашенков, матрос С. Пеньков, матрос Н. Савкин, матрос В. Харитонов, главный старшина В. Рыжиков. Через неделю после доставки в госпиталь все они скончались, поскольку получили дозы облучения от 5000 до 6000 бэр.

Дозу облучения, значительно превышающую допустимую, получили и командир БЧ-5 капитан 3 ранга А. Козырев, капитан-лейтенант В. Енин, старший лейтенант М. Красичков, главный старшина И. Кулаков. Козырев скончался летом 1970 года. Врачи заявили, что его кровеносная система была практически разрушена и только могучий организм позволил ему прожить и проработать еще почти девять лет. Похоронен капитан 1 ранга А.Козырев в Севастополе в аллее Героев.

Но вернемся к событиям 1961 года. «К-19» осталась с одним работающим реактором, с отсеками загрязненными радиоактивными газами и золями. Связаться с берегом было невозможно из-за потери изоляции антенн...

В это время в Северной Атлантике проводилось учение ВМФ под кодовым наименованием «Полярный Круг». Дизельная подводная лодка «С-270» под командованием Жана Свербилова подвсплыла на сеанс связи и в зашифрованных донесениях было одно сообщение, которое встревожило командира: «Имею аварию реактора. Личный состав переоблучен. Нуждаюсь в помощи. Командир К-19». Субмарина «С-270» шла в составе группы подводных лодок, осуществлявших поиск и слежение за американскими ракетоносцами, эта группа называлась «завесой».

О том, что произошло далее, Жан Свербилов рассказывал так:

«Мы тут же полным ходом пошли к предполагаемому месту встречи с подводной лодкой, терпящей бедствие. Часа через четыре обнаружили точку на горизонте. На наш опознавательный сигнал зеленой ракетой получили в ответ беспорядочный залп разноцветных сигнальных ракет. Это была „К-19“.

До этого никому из нашего экипажа не доводилось видеть первую ракетную атомную лодку Советского Союза. Команда ее находилась на носовой надстройке. Ребята махали руками, прыгали, кричали: „Жан, подходи!“, узнав от командира мое имя.

К моменту подхода на мостике был дозиметрист, который контролировал уровень радиации. Если на расстоянии 1 кабельтова прибор показывал 0,4-0,5 р/час, то после нашей швартовки к борту уровень поднялся до 4-7 рентген/час, что превышало всякие нормы.

Я посмотрел на часы. Было 14.00. Николай Затеев попросил принять на борт 11 человек тяжело больных и обеспечить его связью с флагманским командным пунктом (ФКП). То есть с берегом. На носовой надстройке среди возбужденных людей на носилках лежали три человека с опухшими лицами, как потом стало известно - лейтенант Борис Корчилов, главный старшина Борис Рыжиков, старшина 1 статьи Юрий Ордочкин. Всех разместили в первом отсеке, в нем сразу стало 9 р/час. Наш доктор Юрий Салиенко обработал каждого спиртом и переодел в аварийное белье. Облученную одежду выбросили за борт.

Я дал радиограмму на ФКП: „Стою у борта К-19. Принял одиннадцать тяжелобольных. Жду указаний. Командир С-270“. Примерно через час в мой адрес от главкома ВМФ и Командующего Северным флотом пришла радиограмма примерно одинакового содержания: „Что Вы делаете у борта К-19? Почему без разрешения покинули завесу? Ответите за самовольство“. Я обратился к Затееву, чтобы он составил и дал шифровку о состоянии своей лодки и экипажа. Часа через полтора ФКП приказал еще двум лодкам — командирами на них были Вассер и Нефедов - следовать к „К-19“...

Пытались буксировать „К-19“, но это было не под силу нашей „дизелюхе“. Я предложил Затееву пересадить всех его людей ко мне, а от „К-19“ отойти на полмили и ждать Вассера и Heфедова. Но он ответил, что не имеет приказа покинуть корабль, а если я отойду от борта, это деморализует его людей...

К трем часам следующих суток подошла подводная лодка Григория Вассера и стала пересаживать людей. Их раздевали догола и по носовым горизонтальным рулям они переходили голыми. Деньги, партийные и комсомольские билеты закладывали в герметичный кранец. На наши лодки перевели еще 68 человек и мешки с секретами. ФКП приказал мне и Вассеру идти полным ходом в базу.

По пути следования в наш адрес шли радиограммы разного содержания. Так, начальник медицинской службы флота рекомендовал кормить облученных фруктами, свежими овощами, соками. А у нас к тому времени и картошка кончилась... Представители особого ведомства интересовались причиной аварии. На этот вопрос помощник командира „К-19“, Володя Енин предложил послать запрашивающего куда подальше, но я ответил, что имею на борту 79 человек, нуждающихся в медицинской помощи. Потом пришло радио, что будем пересаживать людей на идущие навстречу миноносцы...

Начала портиться погода, поднялся шторм с большой волной, дождем и ветром. На третьи сутки мы обнаружили, что нас отслеживают локаторы, и поняли, что это миноносцы. Связались с ними по УКВ. А обстановка такая: то мы видим эсминец где-то в небе, то нас взметает волна и эсминец где-то в пропасти.

Сообщил в штаб флота, что подходить к эсминцам было рискованно. Получил отказ. Выбрали диспозицию прикрытия другим эсминцем и пришвартовались, с эсминца на рубку подали тяжелую металлическую сходню. Людей с „К-19“ предварительно собрали в центральном посту и боевой рубке. Перебежало 30 человек, затем эсминец и лодку начало бить друг о друга. С каждым ударом у нашей подводной лодки пробивались цистерны главного балласта. Нужно было отходить.

При отходе боковой киль эсминца распорол весь левый борт нашей подводной лодки. Имея большой крен на левый борт, со скоростью 6 узлов мы поплелись в сторону базы. На подходе к Полярному начали дезактивацию „С-270“.

Пришвартовались к третьему причалу. Сойдя на берег, я не знал кому доложить - такое количество генералов и адмиралов я видел впервые. Наконец, увидел начальника штаба Северного флота Анатолия Ивановича Рассохо. Ему и доложил. Генерал-медик попросил на пирс судового врача; вызвали доктора. Салиенко настолько растерялся перед обилием большого начальства, что отдал честь левой рукой... С лодки начали выгружать мешки с секретной документацией, но они так фонили, что решение было одно сжечь. Весь экипаж отправили в баню на санобработку.

Через несколько дней мы с замполитом С. Софроновым решили сдать партийные и комсомольские билеты экипажа „К-19“ в политотдел дивизии капитану 1 ранга Репину. Он с ужасом смотрел, на лежащие на его столе документы, затем вызвал молоденькую вольнонаемную секретаршу и приказал запереть их в сейфе».


Буксировать или затопить?

В июле 1961 года заместителем начальника электромеханической службы бригады атомных подводных лодок в Западной Лице являлся В.А. Рудаков. Впоследствии вице-адмирал Рудаков стал начальником главного управления кораблестроения ВМФ, лауреатом государственной премии СССР. С Владимиром Андреевичем мне довелось служить на первой советской атомной подводной лодке. На «К-3» он занимал должность командира дивизиона движения, а я был его подчиненным.

Работая над книгой, я написал Владимиру Андреевичу письмо (сейчас он проживает в Москве, на пенсии) и попросил поделиться воспоминаниями об аварии на «К-19».

Ответ его привожу почти дословно, поскольку таких цифр и подробностей, которые сообщил Рудаков, не было даже в акте комиссии, а это очень важно для истории и подводников будущих поколений.

«Я собирался убыть в отпуск - встретить из роддома жену. Однако через оперативного дежурного получил команду прибыть на службу. Приехал в Малую Лопатку, где базировалась бригада. Информация была скудная: „Авария главной энергоустановки на „К-19“, давление в первом контуре правого борта равно нулю. Есть пострадавшие“.

В тот же день на спасательном судне экипаж атомной лодки „К-33“ (это вторая атомная лодка такого же класса, как „К-19“) был отправлен в район аварии. „К-19“ находилась у острова Ян-Майн примерно 1000 миль от базы. От штаба 206 отдельной бригады подводных лодок пошел начальник штаба капитан 2 ранга B.C.Шаповалов, от службы радиационной безопасности группа химиков, дезактиваторщиков и дозиметристов.

6 июля мы подошли к назначенному району. Туда же подоспел и эсминец проекта 56, на борту которого находилась Правительственная комиссия и руководитель работ по спасению „К-19“ - первый заместитель командующего СФ вице-адмирал Васильев. Во время перехода я неоднократно обращался через Шаповалова к командованию с просьбой разрешить посещение лодки. С командиром БЧ-5 подводной лодки „К-33“ М.В. Переоридорогой мы подобрали группу и составили план первоочередных работ и осмотров. В состав группы включили всех нужных специалистов: моториста, электрика, трюмного, двух управленцев, двух турбинистов, специалиста реакторного отсека, двух дозиметристов.

Команду на посещение лодки наконец-то получили от Правительственной комиссии. Оделись мы с Переоридорогой и группой в полный защитный комплект с изолирующим противогазом, проверили включением, вами проинструктировали свою группу и на баркасе подошли к эсминцу с комиссией.

Стояла прекрасная штилевая погода с небольшой зыбью. Лодка хорошо видна в полутора-двух милях от нас. Недалеко от нее лежали в дрейфе буксиры. Я поднялся на эсминец и прошел в кают-компанию, представился председателю комиссии Исаченкову, в то время это был заместитель Главнокомандующего ВМФ по кораблестроению и вооружению, его заместителям - академику А.П.Александрову и министру судостроительной промышленности Борису Евстафьевичу Бутоме. Было много знакомых лиц, привлеченных к работе в комиссии: главный конструктор С.Н.Ковалев, начальник Главного управления из Министерства среднего машиностроения Николаев Николай Андреевич (в то время Средмаш занимался атомной энергетикой - Н.М.), Игорь Дмитриевич Спасский из ЦКБ „Рубин“, в то время заместитель главного конструктора. От ВМФ были контр-адмирал В.М.Прокофьев, контр-адмирал В.П.Разумов, офицеры из Главного управления кораблестроения и технического управления ВМФ, а от Северного флота - начальник технического управления СФ капитан 1 ранга Иван Александрович Заводский и флагманский инженер-механик подводных сил СФ Э.Л.Кульницкий.

Члены комиссии были очень встревожены. Председатель поставил задачу: „Проверить объективно, в каком состоянии лодка: поскольку на борту нет ни одного члена экипажа, нужна информация, возможна ли буксировка „К-19“ в базу“. Далее разговор продолжил „А.П.“ - так между собой называли специалисты академика Анатолия Петровича Александрова. Предварительно Исаченков бросил в мою сторону фразу: „Академик Вас давно знает, все команды по технике и советы будет давать он“.

А.П. попросил меня доложить план работы группы. Вариант был такой: 7 человек (Рудаков - старший) идут через кормовой люк, 5 человек (старший Переоридорога) через рубочный люк центрального поста. Производится проверка радиационной обстановки по отсекам, состояния тормозов на линиях валов, наличия воды в трюмах, поступления забортной воды внутрь ПЛ, температуры в помещениях, наличия работающих механизмов, освещения, показания приборов, вентилирования аккумуляторных батарей. Попытаемся запустить дизель-генераторы.

Перечень и порядок работ был одобрен. В заключение А.П. напутствовал нас (цитирую, поскольку это запомнил дословно и буду помнить до конца дней своих):

„Ничего не делайте с реактором. Работают насосы — пусть работают, стоят - пусть стоят... Я опасаюсь, Владимир Андреевич, что он может пойти на мгновенных“.

Под словом „он“ академик имел ввиду, конечно, реактор... К подводной лодке подошли на баркасе. На борту „К-19“ не было ни души. В отсеках темно, жарко, гуляла по отсекам проникающая радиация, да плавали в воздухе разные золи, заражая все живое и загрязняя все, что попадется на пути. Сначала высадили носовую группу. Гамма-активность у двери в ограждение — 5 рентген, ближе к вентиляционным патрубкам уже около 10 рентген.

Высаживаемся в корме, сами повозились с люком, после открытия активность — около 20 рентген. Спустились вниз, в прочный корпус лодки, за полтора часа выполнили все запланированные осмотры и работы.

Впечатление не из приятных: полное отсутствие освещенности, только свои, переносные аккумуляторные фонари. Было очевидно, сборы экипажа на эвакуацию проходили поспешно, но все сделали правильно: личные вещи, предметы повседневного обихода, даже деньги — все оставили на месте. Активность по мере продвижения в нос, ближе к реакторному отсеку, росла и довольно значительно. На переборке между девятым и восьмым отсеками она составляла около 40 рентген, а между восьмым и седьмым турбинным около 50 рентген. Кроме того, в седьмом отсеке в корме на настиле была вода высокой температуры и активности. Дозиметрист доложил, что заход группы в турбинный отсек невозможен, иначе радиоактивные ожогов не избежать. Остановились.

Работающих механизмов, звуков поступающей воды, истечения воздуха или пара в десятом, девятом, восьмом и седьмом отсеках мы не отметили. Носовая группа проверила с первого по четвертый отсеки. Вентиляция аккумуляторной батареи была собрана на естественное вентилирование правильно, поступления воды не наблюдалось (после буксировки в Западную Лицу, в базе, обнаружится незначительное поступление через штуцер трубки охлаждения гирокомпаса забортной воды - Н.М.). Попасть в пятый отсек к дизель-генератору не удалось - не смогли открыть дверь. Как позже выяснится, кремальера двери со стороны пятого отсека была заклинена. Активность в носовых отсеках была ниже, чем в кормовых и составляла 10-15 рентген. Однако и в корме и в носу субмарины имело место значительное загрязнение аэрозольной активностью. В результате, заслушав мнение всех членов группы „десанта“, и оценив обстановку, я пришел к выводу о невозможности проведения каких-либо работ на подлодке. Находиться на „К-19“ людям в таких условиях было нельзя.

Вместе с тем мы пришли к выводу, что процесс стабилизируется. Каких-либо выбросов с реактора не произошло, а в процессе буксировки лодки через системы „теплового хвоста“ начнет постепенно охлаждаться первый контур и реактор.

Лично со мной во время осмотра ПЛ произошла неприятность. На пульте управления главной энергоустановки пришлось снять на доли секунды маску дыхательного аппарата. Дыхание задержал, но... потом щитовидка трещала полгода и грудь фонила основательно и долго. Я поднялся на мостик и когда эсминец приблизился к „К-19“, в мегафон продиктовал все председателю комиссии. На баркасе нас доставили на спасатель, и там сначала на юте нас обкатили водой и произвели наружную дезактивацию. Сняли все до формы „ноль“, потом повели в стационарную помывку, где мы хорошо помылись и хорошо „приняли“ спирта.

Дозиметрист насчитал мне по внешнему облучению 80 бэр плюс досадное глотание золей.

Несмотря на неудачу нашего „десанта“ (я ведь про себя рассчитывал запустить дизель-генератор, провентилировать подлодку, а по возможности, запустить и механизмы!), польза от этого посещения была прежде всего в том, что мы дали возможность определиться с судьбой лодки. Ведь стоял вопрос и о ее затоплении. Принятые меры технического плана позволили осуществить буксировку „К-19“ в базу, причем без аварий и поломок, затоплений и пожаров. Погода позволяла буксировать лодку со скоростью 13 узлов и 10 июля 1961 года ее поставили к причалу СБР в Западной Лице.

Вместе с тем даже после осмотра не появилось никакой ясности - по какой же причине произошла авария. Бесспорно было одно: давление в первом контуре было, и не на нуле, а значительно выше. С приходом в Западную Лицу я вырвался в Полярный, в госпиталь. Мне нужно было поговорить с Рыжиковым, старшиной реакторного отсека. На мой вопрос: „Какое было давление в первом контуре по прибору, расположенному в отсеке?“ старшина ответил, что 87 кг/см2. А прибор пульта управления главной энергоустановки показывал... О кг/см2. Это и был ответ, где „дырка“ и какая она, и что полагалось делать!

Хотел я лично осмотреть „сотую сборку“ первого контура, но не получилось: сидел и работал в комиссии, писал акт. Пропуск на лодку отобрали, сказали, много получил. Потом меня отправили в отпуск, и я, наконец, увидел сына Григория, которому уже стукнуло 9 дней».

На «К-19» произвели восстановительный ремонт, но флотская молва уже прочно приклеила невезучей субмарине кличку «Хиросима». И в этой связи вице-адмирал Рудаков писал: «Корабль был, действительно, невезучий. И хотя о покойниках плохо говорить нельзя, во многом эта невезучесть, на мой взгляд, была обусловлена какой-то легкостью в отношении к любому делу со стороны командира, покойного Коли Затеева. Ведь с приходом „К-19“ в Западную Лицу черная северодвинская полоса не закончилась. 18 ноября 1960 года лодка пришла, а 19 ноября крышкой ракетной шахты раздавило голову моряку. Через неделю погиб моряк в девятом отсеке при проворачивании линии вала. Так что и до аварии энергетики в 1961 году с „К-19“ были одни сплошные недоразумения...».


Список подводников экипажа атомной подводной лодки «К-19», погибших 04 июля 1961 года

Капитан-лейтенант Ю. Повстьев

Лейтенант Б. Корчилов

Главный старшина Б. Рыжиков

Старшина 1 статьи Ю.Ордочкин

Старшина 2 статьи Е. Кашенков

Матрос С. Пеньков

Матрос Н.Савкин

Матрос В. Харитонов

Вечная память героям-подводникам!


Встреча со «шпионкой»

В 1975 году американская пресса сообщила, что атомная лодка США «Гетоу» в ноябре 1969 года столкнулась в подводном положении с советской субмариной в Баренцевом море. Вообще таких столкновений произошло за 30 лет более двадцати, и, к счастью, ни одна из подводных лодок не погибла. Показательно было другое: пресса не скрывала, что поход «Гетоу» в Баренцево море осуществлялся по плану Центрального разведывательного управления США. За последний период таких операций было совершено более двух тысяч.

Подводной лодке тогда, в 1969-м, вменялась в обязанность шпионская деятельность по секретной программе. Ее командиру Л. Буркхардту разрешили не только заходить в территориальные воды СССР, но и приближаться к берегу на 4 мили, производить радиоперехват и следить за советскими подводными лодками. В случае, если американскую лодку-нарушителя начнут преследовать советские корабли, против них разрешено было применить боевое оружие. Иными словами, лодка могла развязать войну.

С лодкой-шпионом, получившей такие неограниченные полномочия, и «встретилась» не кто-нибудь, а «К-19». Занимаясь в полигонах боевой подготовки отработкой задач в подводном положении, она столкнулась 15 ноября 1969 года с американской субмариной. В 7 часов 13 минут раздался удар в носовой части. Несмотря на принятые меры, дифферент на нос возрастал, лодка погружалась. Однако после продувания главного балласта был дан полный ход, и «Хиросима» благополучно всплыла.

Осмотр показал наличие повреждений обтекателей торпедных аппаратов. «Гетоу» получила удар в районе реакторного отсека. И вот здесь-то произошел эпизод, который вполне мог завершиться ядерным конфликтом. Командир минно-торпедной боевой части американской субмарины дал приказание приготовить к стрельбе три ракеты и ракето-торпеду «Саброк» с ядерным зарядом. Ведь торпедные аппараты всплывшей «К-19» были повреждены. А мишень она представляла прекрасную. Командир «Гетоу» Буркхардт оказался благоразумнее, он отменил решение своего подчиненного и взял курс на запад.

Вот как докладывал об этом столкновении командиру дивизии 12-й эскадры подводных лодок СФ старший на борту «К-19» капитан 1 ранга Лебедько. В то время он был заместителем командира дивизии.

РАПОРТ

Доношу обстоятельства столкновения подводной лодки «К-19» с неизвестным подводным предметом в 07ч 13м 15 ноября 1969 года.

В 04ч 00м 15 ноября с.г. подводная лодка находилась в полигоне на глубине 40 метров. Курс 90°, скорость 4 узла. На вахту заступила вторая боевая смена. В центральном посту находились: командир подлодки капитан 2 ранга В.А. Шабанов, вахтенный офицер помощник командира капитан 3 ранга Н.В. Беликов, дублер вахтенного офицера командир группы управления БЧ-2 лейтенант П.Н. Марцин, вахтенный механик командир 3-го дивизиона инженер капитан 3 ранга А.Н. Курков и вахтенный штурман командир БЧ-1 капитан-лейтенант К.П. Костин. В 04ч 05м я отпустил отдыхать командира подводной лодки.

В 04ч 42м по расписанию должен был состояться сеанс связи. Разобравшись с вахтенным офицером, как он думает выполнять маневр всплытия (капитан 3 ранга Беликов Н.В. допущен к самостоятельному управлению подводной лодкой проекта 658М), я приказал ему всплывать на перископную глубину. Действуя по моим указаниям и под моим контролем, вахтенный офицер выполнил следующие действия: в 04ч 25м центральному посту была готовность No 1. Беликовым и мною были проверены боевые посты акустиков, радиометристов и БЧ-1. Весь личный состав на постах находился по готовности No 1. Кроме этого, в центральный пост мною был вызван второй штурман капитан-лейтенант В. Федотов.

После прослушивания горизонта на курсе 90° ПЛ легла на курс 160° для прослушивания кормовых курсовых углов. Акустики доложили, что горизонт чист. Затем был вновь прослушан горизонт в ШП на курсе 90° и в 04ч 40м горизонт был обследован в режиме «Эхо» на курсовых 60°-0°-60°. Давая посылки прямо по носу на ст. «Плутоний» и, включив ходовые огни, в О4ч 41м подводная лодка всплыла на перископную глубину. Во время всплытия в боевой рубке находились вместе со мной вахтенный офицер и дублер вахтенного офицера. Наблюдение на командирском перископе вел вахтенный офицер, я находился у зенитного перископа.

Сразу после всплытия мною были обнаружены огни сейнера слева 120°, идущего контркурсом. Ясно был виден красный отличительный огонь. Кроме этого, прямо по корме я также обнаружил два белых огня. Видимость была полная, облачность 2-3 балла, волна — 3 балла. Акустики этих целей не слышали. По моему приказанию была открыта радиолокационная вахта. Дистанция до целей составила 45 и 60 кабельтов соответственно. Цели уходили за корму.

Поддифферентовали ПЛ для меньшей бортовой качки и удержания ее на глубине 10 метров. Затем был поднят «Сегмент» и штурман начал производство замеров. Все время нахождения на перископной глубине мною постоянно осуществлялся контроль за надводной обстановкой с помощью перископа и РЛС. В носовых секторах РЛС целей не обнаруживала. Ранее обнаруженные цели уходили все дальше за корму.

В 05ч 58м штурмана закончили замеры и я дал приказание вахтенному офицеру погружаться на глубину 40 метров. Вахтенный офицер в целом маневр погружения выполнил правильно, но за плавучестью ПЛ контроль не осуществлял, передоверившись вахтенному механику. Так как главный осушительный насос на откачку из уравнительной вахтенным механиком был пущен поздно (с погружением), то подлодка на ходу в 4 узла начала быстро погружаться. Стоявший на горизонтальных рулях матрос Латышев действовал при этом неуверенно и поэтому вахтенный механик вызвал боцмана мичмана Красникова для оказания помощи матросу Латышеву.

Видя, что подводная лодка быстро погружается, я вмешался в действия вахтенного офицера и вахтенного механика. Приказал дать пузырь в среднюю группу. ПЛ задержалась на глубине 60 метров. Пузырь был снят в 06ч 09м, «К-19» находилась на глубине 40 метров. Была произведена поддифферентовка и до 07ч 10м лодка оставалась на глубине 40 метров. Курс 90о, скорость 5 узлов.

Разобрав с вахтенным офицером его ошибки, я приказал далее действовать по распорядку дня и в соответствии с суточным планом. На корабле был сыгран подъем личного состава и затем объявлен завтрак.

В 07ч 00м вместе со мной в центральном посту находились: вахтенный офицер капитан 3 ранга Н.В. Беликов, вахтенный механик инженер капитан 3 ранга А.Н. Курков и штурмана капитан-лейтенанты В. Федотов и К.П. Костин.

Был получен доклад от акустиков, что горизонт чист. Считая, что горизонталыцик матрос Латышев отработан слабо, я решил посмотреть, как он будет осуществлять погружение в спокойной обстановке и приказал ему погружаться на глубину 60 метров.

Матрос Латышев погружение произвел правильно и в 07ч 10м ПЛ была на глубине 60 метров. Курс 90°, скорость 5 узлов, дифферент 0,5 градуса на нос. Глубина места 206 метров. Горизонт по докладу акустиков в этот момент был чист. Из отсеков последовали доклады об их осмотре и отсутствии замечаний.

Примерно в 07ч 12м, решив уточнить суточный план, я взял журнал и в это время в носовой части ПЛ раздалось два последовательных, почти слитных, сильных удара. Корабль вздрогнул, было ощутимо сильное сотрясение корпуса и буквально вибрация его носовой части... Получив дифферент около 3° на нос, «К-19» начала погружаться.

Не вдаваясь более в подробности случившегося, я дал команду немедленно всплывать в надводное положение и продуть среднюю группу главного балласта. Несмотря на продувание средней, лодка продолжала медленно погружаться с дифферентом 4° на нос. Глубина была 65 метров. Дал приказание продуть аварийно весь главный балласт. Из-за неодновременного продувания концевых цистерн главного балласта начал быстро расти дифферент на корму. Все это время я следил только за плавучестью лодки и за положениями горизонтальных рулей, которыми управлял матрос Латышев. С появлением дифферента на корму, который начал быстро расти, я приказал вахтенному офицеру, чтобы он увеличил ход до 8 узлов. Дифферент, по моим наблюдениям, достиг 23о на корму, лодка быстро всплывала. Для уменьшения дифферента вахтенный механик открыл клапана вентиляции главного балласта носовой группы.

В 07ч 15м ПЛ всплыла в крейсерское положение с креном 5о на левый борт. На корабле в этот же момент мною была объявлена боевая тревога и дано приказание осмотреться в отсеках и включить ходовые огни. Первый доклад был, что замечаний нет, после чего я прошел в боевую рубку, где уже находился у перископа командир лодки капитан 2 ранга Шабанов. Я также осмотрел горизонт в зенитный перископ. Визуально горизонт был чист. Видимость полная. Море 3 балла. Облачность 5— 6 баллов.

В 07ч 20м горизонт также был осмотрен РЛС, целей не обнаружено. Акустики доложили, что горизонт чист. После выравнивания крена, образовавшегося из-за неравномерности продувания главного балласта, мною было разрешено отдраить верхний рубочный люк.

В 07ч 50м был включен прожектор для осмотра поверхности моря и начато дополнительное продувание балласта низким давлением.

В 08ч 08м дали средний ход обеими моторами и подводная лодка начала циркуляцию в районе столкновения. Всего было сделано около трех циркуляции, ничего существенного не обнаружено.

В 08ч 18м передали радиограмму на командный пункт флота о столкновении на глубине 60 метров с неизвестным предметом в Ш=69°32'С, Д=36°05'Вост., и об обнаружении течи через переднюю крышку торпедного аппарата. До этого времени радио на КП флота не посылал, так как пытался выяснить, с кем же все-таки я столкнулся.

В 08ч 50м приказал ложиться на курс в базу. В 15ч 20м лодка ошвартовалась в бухте Ягельная.

Дополнительно к рапорту доношу, что личный состав второго экипажа «К-40» действовал четко, решительно, без паники, немедленно выполняя каждое мое приказание.

Заместитель командира

18 дивизии ПЛ ПЛ КСФ

капитан 1 ранга Лебедько.

Помимо этой, снятой с подлинника, копии рапорта бывший заместитель командира дивизии (ныне контр-адмирал) Лебедько прислал мне и подробное письмо. Содержание этого письма имеет самое непосредственное отношение к столкновению «К-19»:

«Столь подробный рапорт, по существу дела связан, Николай Григорьевич, с тем, что командование 3 флотилии подводных лодок, в частности, Г.Л. Неволин, несмотря на очевидность конфигурации повреждений, считало, что столкновение произошло в надводном положении с судном. Либо явилось результатом удара об грунт. Веры, получается не было всему экипажу... Это же стало причиной того, что мужественное поведение людей никого не заинтересовало.

Через три дня после столкновения я отвел поврежденную лодку в Пала-губу. Дал возможность экипажу в течение суток оправиться от тяжелейшего стресса. Потом опять начались допросы и комиссии. По подсчетам 1-го института ВМФ, условия гидрологии и собственные помехи „К-19“ позволяли ей обнаружить идущую субмарину на дистанции 300-400 метров. Но „Гэтоу“ стояла на стабилизаторе!.. По тем же подсчетам института, сила удара была настолько велика, что если бы „К-19“ имела скорость на 1-2 узла больше, она разрезала бы американскую лодку пополам. Думаю, что в 1-ом институте, возможно, сохранились какие-либо документы по этому случаю, но у меня туда входа нет.

А вот, что дословно докладывал адмирал флота начальник Главного штаба ВМФ Н.Д. Сергеев Маршалу Советского Союза М.В. Захарову, начальнику Генерального Штаба ВС 9 ноября 1970 года: „Общей причиной столкновений подводных лодок является несовершенство существующих средств подводного наблюдения на подводных лодках проектов 62 7А, 658М и 675. Своевременное обнаружение малошумных целей существующими гидроакустическими станциями не обеспечивается“.

Столкновение „К-19“ с „Гэтоу“ заставило руководство ВМФ всерьез заняться проблемой, изложенной Н.Д. Сергеевым в его докладе. Но личному составу лодок твердили обратное, дескать, средства наблюдения у нас вполне современные, нужно только уменьшать шумность лодок и грамотно эксплуатировать материальную часть... Этому верили. В 1989 году на Камчатке В.Н.Чернавин убеждал в этом специалистов 2-ой флотилии, касаясь шумности 675 проекта. В 1992 году начальник военно-морской академии адмирал Поникаровский убеждал в этом же меня, ссылаясь на свой опыт командования лодкой проекта 675. Наверно, до этих больших начальников доклад Н.Д. Сергеева так и не дошел...».

Соперничество в океанских глубинах делает столкновения под водой не случайными, но это не значит, что они происходят по злому умыслу — ни один командир на такое не пойдет. Как правило, подобные столкновения — результат несовершенства акустических средств и ошибок в управлении подводной лодкой. Они неизбежны, как, впрочем, и столкновения надводных кораблей.

А «К-19» эта участь постигла даже не один раз, а дважды. При возвращении с полигонов боевой подготовки в базу на входе в Мотовский залив, она столкнулась с рыболовным траулером. Густой низкий туман и какие-то неполадки с радиолокацией на подлодке, нарушение траулером элементарных правил предупреждения столкновения судов едва не привели катастрофе.

На ходовом мостике «рыбака» находился лишь один рулевой матрос. Траулер вынырнул из тумана перед носом субмарины, когда поправить дело изменением курса было невозможно. Это все равно не исключало столкновения, которое пришлось бы в борт подлодки. Только своевременно отданная и четко выполненная команда: «Реверс оба ГТЗА», спасла положение. Малюсенький «рыбачок» получил от грозного ракетоносца лишь «щелчок» по носу и разбудил пьяную команду...


11 лет спустя...

Утром 24 февраля 1972 года на командный пункт Северного флота поступила информация: в Северной Атлантике после пожара на глубине всплыла атомная подводная лодка, находившаяся на боевой службе. Есть человеческие жертвы. Субмарина не имеет хода.

Это снова была «К-19». Командовал ею капитан 2 ранга В. Кулибаба. В район аварии был немедленно послан крейсер «Александр Невский» с резервным экипажем для лодки и командным пунктом из специалистов управлений флота во главе с вице-адмиралом Л.Г. Гаркушей. В состав этой группы был включен и я, как главный корабельный инженер Северного флота.

Вслед за крейсером вышел спасатель «СС-44», но еще в Кольском заливе его выбросило штормом на камни. Шторм, действительно, был злющий. Крейсер получил множество повреждений: в носовой части образовалась громадная трещина, затопило два кубрика и кают-компанию офицерского состава. По переходным коридорам гуляла забортная вода, потеряли изоляцию почти все дизель-генераторы, эти резервные источники электроэнергии и исчез шифровальщик... И все же крейсер прибыл в точку аварии. Еще во время перехода был получен приказ срочно представить план спасения лодки. Причем никакими дополнительными сведениями в каком же состоянии «К-19» это указание не подкрепили. Прямой связи с «К-19» не было, и нам пришлось строить гипотезы.

Зная, сколько времени работали реакторы, можно примерно рассчитывать параметры главной энергоустановки, если она охлаждается лишь естественной циркуляцией, а также оценить состояние контуров. Раз лодка не имеет хода, значит, вспомогательные источники электроэнергии - аккумуляторные батареи и дизель-генераторы - не используются. Почему? Варианта три: либо они неисправны, либо к ним по каким-то причинам нет доступа, либо некому их обслуживать. Рассуждая таким образом, мы и составляли план спасения лодки. А по мере поступления дополнительных сведений с берега вносили необходимые коррективы. Оказалось, что в своих прикидках мы не далеко ушли от истины.

Прибыв в район аварии, мы смогли понаблюдать за поведением лодки на волне. Тем более, что высадиться на нее было невозможно — шторм лютовал по-прежнему. Стало ясно, что лодка имеет тенденцию к дифференту на корму и крену на правый борт. Это обстоятельство обеспокоило не только нас, но и созданную в связи с аварией военно-промышленную комиссию в Москве. У всех была свежа в памяти первая гибель советской субмарины в Бискайском заливе в апреле 1970 года. Та лодка, «К-8», тоже всплыла после пожара на глубине и затонула с дифферентом на корму через несколько дней из-за потери продольной остойчивости.

Комиссия взяла под жесткий контроль все наши действия. Для руководства спасательной операцией недели через две (морской переход длился двенадцать дней) из Москвы прибыл первый заместитель главнокомандующего ВМФ СССР адмирал флота В. Касатонов. Первым делом он замкнул на себя все решения, даже второстепенные. Считаю, что именно централизация и единоначалие в борьбе за живучесть лодки помогли не потерять больше ни одного человека.

По мере того, как я буду описывать дальнейшие события, буду их комментировать. И вот почему: большинство аварий развивается по одному сценарию, неправильные действия экипажа имеют одни и те же причины и повторяющиеся с поразительной точностью последствия.

Итак, лодка возвращалась с боевого патрулирования в Северной Атлантике, до прибытия на базу оставалось восемь суток. Как правило, аварии происходят при возвращении с боевого патрулирования. Объясняется это тем, что от постоянных перегрузок устает техника, расслабляются люди.

Во время плавания на этих широтах общий подъем дается в 11 часов, примерно за час до рассвета. Утром 24 февраля на вахте стояла третья смена; первые две спали. Лодка шла на глубине 120 метров.

Сигнал аварийной тревоги взревел в отсеках в 10.23. «Пожар в девятом отсеке!» - сообщил голос в громкоговорителе. В девятом трехэтажном отсеке находится вспомогательное оборудование, камбуз и кубрик. Он служит убежищем, поэтому у него более прочные переборки. Особой паники сообщение не вызвало: за автономное плавание то была третья тревога. В первых двух случаях положение исправлялось в считанные минуты.

Вот что произошло за несколько минут до сигнала тревоги. Кроме вахтенной смены, все матросы отсека спали, лишь кок готовил завтрак. Хотя по соседству готовилась пища, вахтенный матрос Кабак почувствовал запах гари. Он спустился на нижний этаж и обнаружил горящий электроприбор для дожига угарного газа. Увы, зачастую катастрофы и начинаются именно с незначительной поломки.

За несколько дней до описываемых событий в верхнем уровне девятого отсека лопнул трубопровод системы рулевого управления. Была ли причиной тому технологическая недоработка или естественный износ после двенадцати лет эксплуатации - трудно судить. Тем не менее около 500 л гидравлического масла пролилось наружу. Экипаж отремонтировал трубку и собрал пролившееся масло. Мы уже никогда не узнаем, какая из этих двух операций была выполнена некачественно. В любом случае через несколько дней капля масла просочится на нижний уровень и упадет на электроприбор, раскаленный до 200°С. И с этой минуты начнет свой отсчет авария. Обычно технические отказы, служащие причиной крупных аварий, являются результатом допущенной ранее небрежности.

Вместо того, чтобы немедленно объявить аварийную тревогу и приступить к тушению пожара, матрос бросился будить ответственного за этот прибор старшину отсека Александра Васильева. К сожалению, множество раз аварии приобретали катастрофические размеры из-за неправильных действий экипажа. На кораблях, где выучкой личного состава занимаются не формально, каждый знает назубок свои действия в случае возникновения нештатной ситуации и не растеряется.

На «К-19» время для тушения пожара было упущено. Васильев первым героически ринулся в пекло, и первым погиб в огне. Несмотря на мужественные действия экипажа, погасить пожар не удалось. Отсек быстро заполнялся продуктами горения, а аппаратов индивидуального дыхания на всех не хватало, так как часть их находилась на боевых постах. Еще одно свидетельство непродуманности организации корабельной службы и плохого руководства действиями. Многие из участвовавших в тушении пожара были отравлены окисью углерода. Даже спустя несколько недель после пожара ее содержание в этом отсеке составляло 32 мг/л при допустимой дозе 0,005 мг/л.

В результате пожара лопнула магистраль воздуха высокого давления, и в огненное пекло мощной струёй стал поступать кислород. Через систему вентиляции левого борта пожар перекинулся в соседний носовой отсек, к пульту управления главной энергоустановкой.

В центральный пост прибыли командир корабля В. Кулибаба, командир БЧ-5 Р. Миняев, начальник штаба соединения В. Нечаев. Как всегда по сигналу тревоги, переборки между отсеками уже были загерметизированы - личный состав каждого из них должен бороться с пожаром до последней возможности. Но командир тут же приказал восьмому отсеку принять людей из девятого. Когда отдраили переборочную дверь, в отсек вместе с моряками ворвались клубы ядовитого дыма. Люди надели аппараты индивидуального дыхания, но дым валил уже через вентиляцию. Кулибаба приказал всему личному составу, не занятому на боевых постах, покинуть кормовые отсеки. Это спасло жизнь многим. Таким образом, большая часть подводников, в том числе и матрос Кабак, успели эвакуироваться в смежный отсек. Который, к сожалению, вскоре тоже оказался в огне...

Тем временем лодка всплывала. Она шла с большой глубины, и ей был жизненно необходим ход. А для работы реактора нужна электроэнергия, основное оборудование для выработки которой помещалось в восьмом отсеке. Но в восьмой уже сплошным потоком валил через прожженный трубопровод воздух высокого давления, смешанный с продуктами горения. Электрики задыхались, но отойти от своих механизмов не могли — лишившись хода, лодка рухнула бы на глубину. Позже аварийная партия обнаружит старшину команды электриков мичмана Виктора Николаенко в противогазе у своего поста мертвым. Погибнет и командир электротехнического дивизиона капитан 3 ранга Л. Цыганков.

Когда угарный газ добрался до пульта управления ГЭУ, командир дивизиона движения капитан-лейтенант Виктор Милованов приказал всем покинуть пульт, оставив с собой лишь старшего лейтенанта Сергея Ярчука. Оба включились в аппараты, но Ярчук начал задыхаться и сорвал маску. Он умирал на глазах своего командира, но Милованов ничем не мог помочь: необходимо было срочно заглушить оба реактора... Заглушив их и, убедившись, что все поглотители сели на нижние концевики, командир дивизиона движения покинул пульт. Кормовые отсеки лодки были загазованы, и, пробираясь по ним, Милованов потерял сознание. В центральный пост его, уже с кровавой пеной у рта, доставил матрос-турбинист.

Турбинистам, помещающимся в седьмом отсеке, тоже пришлось нелегко. Отсек наполнялся смертоносным дымом, но отойти от маневровых устройств в аварийной ситуации - значит обречь лодку на неминуемую гибель. Мичман Александр Новичков принялся помогать растерявшимся матросам надеть противогазы, выводил задыхающихся из отсека. На его счету много спасенных жизней, только свою он не сумел сохранить.

Старшина Казимир Марач включился в аппарат сам. Но стекла на маске запотели, и показания приборов были не видны. Протирка стекол заняла всего несколько секунд. Но их оказалось достаточно, чтобы Марач задохнулся.

Здесь же, в турбинном, погиб и лейтенант Вячеслав Хрычиков: поход на «К-19» был его первым плаванием.

При всем уважении к памяти мертвых нельзя не сказать: эти жертвы - результат плохой выучки экипажа. Подгонка аппаратов индивидуального дыхания для каждого матроса должна быть произведена с самого начала его службы на лодке, а включение в них отработано до автоматизма. На хороших лодках эта операция повторяется с замерами времени еженедельно.

В полной темноте члены экипажа с громоздкими противогазами на голове попытались запустить резервные дизель-генераторы в пятом отсеке. Старший лейтенант Е. Медведев начал готовить их к пуску, не дожидаясь приказания, - он понимал, что после глушения реакторов необходим источник электроэнергии. него вместе с мичманом Шишиным вынесут из отсека без сознания. Пытаясь запустить дизель, они сорвут мешающие противогазы с запотевшими стеклами. К счастью, оба останутся живы, но дизели запустить им не удалось. Более того, обессиленная группа не смогла вручную до конца закрыть захлопки подачи воздуха к дизелям. Поскольку снаружи в это время начинался шторм, через эти захлопки в пятый отсек залилось около 200 тонн забортной воды. Она затопила дизель-генераторы и вентиляторы общесудовой системы вентиляции, а также аппаратуру дистанционного пуска механизмов реакторного отсека.

Все на подводной лодке устроено так, что в аварийной ситуации любое жизненно необходимое действие для корабля вступает в яростное противоречие с инстинктом самосохранения. Хочется скорее бежать из отсека, который заливает вода или охватывает огонь, а нужно, наоборот, задраивать переборки. Вокруг полыхает пожар, а необходимо оставаться на своем посту, чтобы продолжали работать турбина, реактор, дизель-генератор. Ясно, что в отравленном угарным газом отсеке малейший вздох означает смерть, поэтому прежде всего нужно помочь надеть противогаз тому, от кого сейчас зависит работа агрегата. Только превозмогая собственный страх, подводник дает шанс выжить всей лодке и, значит, себе самому.

В эти минуты всех мобилизует необходимость действовать. Действовать раньше, чем приходит понимание надвигающейся опасности и страх за собственную жизнь. Однако, чтобы эти действия были эффективными, они должны быть отработаны, как я уже говорил, до автоматизма.

Командир первого отсека Валентин Заварин получил приказание с аварийной партией начать эвакуацию людей из кормовых отсеков. В какой-то момент он потерял сознание и очнулся уже в ограждении рубки - лодка всплыла. Увидел промозглое предрассветное небо, нависающее над самой водой... Лодка сидела низко - балластные цистерны продули лишь немного, так как запас воздуха нужно было беречь. «К-19» передала сообщение об аварии, но уверенности в том, что худшее позади, не было. В ограждение рубки вытащили спасательный плот.

Сюда уже пришел врач Пискунов, которого только что привели в чувство с помощью нашатырного спирта и чистого кислорода. Под его руководством стали делать искусственное дыхание всем, кто не подавал признаков жизни. Если бы не настойчивость спасателей, не досчитались бы значительно больше людей.

Отдышавшись, Заварин вновь пошел в корму. Напарником он выбрал лейтенанта Смирнова. Им предстояло дойти до девятого отсека, ощупать переборку, загерметизировать все отсеки и проверить положение захлопок и клапанов.

Отсеки были настолько задымлены, что луч фонаря тонул буквально в метре. Стояла нестерпимая жара. Заварин отдраил переборку восьмого отсека, и ему стало не по себе: там лежали погибшие. В каюте управленцев тлели постели, дым шел из поста химслужбы. О том, чтобы пробраться в девятый отсек, нечего было и думать.

А попасть туда, ох, как нужно - в последнем, десятом отсеке находились двенадцать подводников, отрезанных огнем от своих товарищей.


Пленники кормового отсека

Десятый отсек на лодках этого проекта тоже жилой: в нем восемь спальных мест для матросов, каюта командира группы автоматики с тремя постелями и каюта начальника секретной части. Здесь же находятся два торпедных аппарата и солидный запас торпед.

Объем отсека - 139 кубических метров, однако, весь он заполнен различной техникой. Остается лишь узкий 5-метровый проход, разделяющий восемь коек в два яруса, да две каюты.

В то утро в отсеке спали двенадцать человек: два офицера - капитан-лейтенанты Борис Александрович Поляков и Владимир Иванович Давидов, три мичмана - рулевой-сигнальщик Владимир Иванович Киндин, Иван Петрович Храмцов и Иван Иванович Мостовой и семь матросов - Валерий Андреевич Саранин, Николай Геннадиевич Кирилов, Василий Петрович Михайленко, Владимир Петрович Троицкий, Вячеслав Анатольевич Демин, Валерий Николаевич Борщев и Владимир Дмитриевич Столяров.

Далее предоставлю слово командиру группы дистанционного управления Б. Полякову, сменившемуся с пульта в 4 часа утра. «По сигналу тревоги опытный подводник знает что делать:

существует Устав корабельной службы и Руководство по борьбе г за живучесть, в которых расписано каждое движение. Так и тогда, вскочив по сигналу аварийной тревоги, прежде чем анализировать ситуацию, мы задраили отсек, изолировав его от остальной части лодки. И лишь потом осознали свое положение.

О том, что пожар произошел в соседнем, девятом отсеке, нам могли не сообщать - гул пламени доносился до нас, все сильнее накалялась непроницаемая переборка. Я оказался старшим по званию и принял командование отсеком на себя». Согласно инструкциям, штатный командир отсека, оказавшийся в другом месте в момент тревоги, переходит в подчинение командира этого отсека. Отсюда необходимость подготовки каждого подводника на взаимозаменяемость.

«В первую очередь требовалось установить связь с центральным постом. Однако командир БЧ-5 не отвечал. По-видимому он включил на постоянную связь тот отсек, в котором положение самое критическое, чтобы не пропустить сообщение, от которого зависит судьба лодки. Помимо громкоговорящей связи, существует и второй канал - аварийный телефон, но и он молчал.

Минут через пятнадцать люди стали падать и извиваться, как ужи. Значит, система вентиляции была негерметична, и угарный газ все же поступал в отсек. Я еще раз прошелся по всем клапанам специальным ключом, в одном месте даже сломал головку. В десятом отсеке есть глубиномер, и по нему мы следили за отчаянными попытками остальной части экипажа всплыть на поверхность. Установлен здесь и дифферентомер, за показаниями которого мы наблюдали с не меньшим волнением. Все знали, как тонут лодки - с дифферентом на корму или на нос, пока же все шло нормально. Неприятнее всего было то, что очень скоро мы оказались в полной темноте - электропроводка сгорела одной из первых.

Момент всплытия мы определили сразу. Более того, по тому, как нас закачало, мы поняли, что надвигается шторм. И сразу все почувствовали облегчение - мы покинули враждебную стихию морской пучины. Никто из нас тогда не мог и предположить, во что выльется наше вынужденное заточение».

Представьте себе положение этих двенадцати моряков. Они оказались в ловушке в тесном помещении (потом подсчитали, что на каждого из них приходилось не более кубометра), в полной темноте и с весьма ограниченным запасом воздуха, доступ которого в любой момент мог прекратиться. Связи с внешним миром тоже нет. Что происходит с лодкой, удалось ли локализовать пожар, они не знают. Каждый их них невольно думает о том, что в эту минуту лодка может пойти ко дну. Предпринять что-либо для своего спасения они не могут — достаточно вдохнуть полглотка воздуха в соседнем девятом отсеке, чтобы упасть замертво. А сколько еще зараженных отсеков впереди, неизвестно. Может быть, и на лодке в живых-то остались одни они...

«Сложность нашего положения, - продолжает Поляков, - усугублялась тем, что мы были обречены на бездействие, в то время как остальные члены экипажа боролись за спасение корабля. Поэтому я решил посадить одного человека на связь. Этот вахтенный лежал на двух торпедах и на них спал. Другие самым тщательным образом приготовились к осаде огнем и водой: проверили герметизацию, закрепили торпеды и оборудование перед предстоящим штормом.

День пролетел незаметно. К вечеру нам удалось связаться по аварийному телефону с командиром первого отсека Завариным. Это было настоящее чудо: огонь прожигал насквозь даже металлические переборки, а кабель между концевыми отсеками уцелел. Заварин сказал мне, что вызволить нас из отсека нет никакой возможности — в девятом настоящая топка, но о нас помнят и делают все, чтобы помочь. Нам приказывали также не пытаться освободиться самостоятельно: проход по загазованным и, возможно, радиоактивным отсекам означал бы верную смерть.

В первую очередь наши товарищи постарались обеспечить нас самым необходимым - воздухом. Хорошее знание всех систем позволило быстро найти решение. Огню не удалось уничтожить трубопровод для дифферентовки лодки, по которому обычно подается вода. Теперь по ней стали подавать воздух, а по системе питьевой воды и кингстон глубиномера снималось избыточное давление и удалялся углекислый газ.

Не скажу, что нам дышалось, как на берегу моря. Воздух шел нагретый, с густым запахом масла. Впоследствии мы даже соорудили нечто вроде фильтра из куска шерстяного одеяла, чтобы ослабить постоянный привкус масла в горле. Но и этот воздух мы экономили, как могли. Все, кто не были заняты делом, лежали, чтобы расходовать минимум кислорода.

Ночь мы не спали, хотя делать было нечего. В какой-то момент мы обсудили создавшееся положение и все возможные варианты.

По моему мнению, надежды на то, чтобы выбраться из отсека, пока лодка еще в море, у нас не было. Пожар в соседнем отсеке бушевал до сих пор, и переборочный люк наверняка прикипел. Так что мне казалось, что вызволить нас смогут только на заводе в Полярном, провентилировав зараженные отсеки и вырезав переборку автогеном. До берега идти на буксире суток десять, да прибавьте к этому несколько дней, пока подойдет помощь. Короче, сказал я, мы здесь засели дней на пятнадцать, из этого будем и исходить. Мои предположения не сбылись.

Как Робинзон после кораблекрушения, на второй день мы провели полную инвентаризацию имущества. После воздуха следующей жизненной необходимостью была вода.

В десятом отсеке находится одна из цистерн пресной воды объемом 6,1 кубических метров, однако к концу плавания она была пустой. Но мы знали, что в каждой цистерне всегда есть мертвый запас - вода, находящаяся ниже уровня водозаборника.

Мы обвязали оказавшегося среди нас трюмного матроса веревкой и осторожно спустили его в трюм с миской и куском шланга для отсоса. Через некоторое время раздался его голос: „Держите!“. В люке нащупали полную миску. Вкус у воды оказался специфическим, но об этом никто не думал. В темноте мы не могли видеть и ее цвета, как потом выяснилось, от ржавчины она была густого желтого цвета.

Хотя мы не знали, на сколько дней нам хватит этой воды, оснований для паники не было. Дело в том, что подводная лодка всегда обильно потеет: на борту температура 20-22°С, а за бортом - минус 4. Если бы вода в цистерне кончилась, нам достаточно было промокать тряпками запотевшие поверхности, а потом выжимать их в ту же миску. Так что водой я никого не ограничивал — пили, сколько хотели.

С пищей было сложнее. Разумеется, и десятый отсек имел неприкосновенный запас. Но в плавании многим здоровым матросам еды не хватало, или просто хотелось вкусного. В каждом отсеке подлодки в специальных бачках хранится неприкосновенный запас продуктов, он должен быть опломбирован, но... В наличии части НЗ не оказалось... Мы нашли три пятисотграммовые пачки сахара, три банки сгущенки, три банки квашеной капусты, две упаковки макарон - человек на десять каждая, три трехлитровых банки сливочного масла не первой свежести и в неограниченном количестве соль. Не так много на двенадцать человек на пятнадцать дней! Но тогда мы еще не думали о том, сколько же времени нам придется провести в этой мышеловке.

С продуктами поступили так: утром каждый получал свою дневную порцию - прямо скажем, более чем скромную, - и дальше делал с ней, что хотел. Некоторые съедали сразу, другие растягивали на весь день. Правда, и у хороших едоков особого аппетита все эти дни не было.

Из спасательных средств обнаружили только четыре аппарата индивидуального дыхания - лишь четверо из отсека должны были заступать на посты по боевой тревоге. Но в одном из них баллончики, заправленные кислородом, оказались пустыми. И все же, по очереди дыша кислородом, нам всем удалось встать на ноги, откачать даже серьезно отравившихся моряков.

Из других полезных вещей нашли магнитофон, только музыку мы так и не послушали. Я тут же реквизировал батарейки - в отсеке была 2,5-вольтовая лампочка, которую с помощью батареек зажигали ненадолго. Но и этим фонариком попользовались недолго. Лишь несколько раз мы зажигали его, чтобы посмотреть иногда на переборку с девятым отсеком, или просто друг на друга. А потом батарейки сели, и мы погрузились в полную тьму.

На второй день мы в последний раз связались с внешним миром. Я доложил обстановку командиру корабля Кулибабе и старшему в походе Нечаеву. В то время капитан 1 ранга В. Нечаев был заместителем командира 18 дивизии подводных лодок. Старый подводник дал мне несколько советов:

— Ты там, главное, гальюн обустрой. Пользуйтесь пустыми банками, а заливай все это дело гидравликой.

Мне приказали также принимать самые жесткие меры, если кто-то из пленников не выдержит и попытается прорваться на „свободу“. Такая попытка могла закончиться гибелью для всех. После этого разговора телефон замолк совсем.

На третий день заточения начался ураган. Мы заранее как следует закрепили торпеды, чтобы при случайном падении не произошел взрыв, так что аврала в связи с непогодой не было.

В один из первых дней слег матрос срочной службы, начальник секретной части. Он жаловался на почки, его знобило. Именно на него и был израсходован обнаруженный среди припасов спирт. Мы пропитали им простыни, завернули матроса и навалили на него одеял. Больной пропотел и почувствовал себя лучше.

С самого начала и избрал своим местом постель возле переборки с девятым отсеком. Ее состояние постоянно внушало опасения - от жары металл пузырился. Нам приходилось набирать в отсек через специальный заборник забортную воду и плескать ее на переборку для охлаждения. После этого мы некоторое время чувствовали себя, как в парилке, потом люк остывал. Но с этого места я мог контролировать весь отсек и в случае паники помешать попытке выбраться наружу. На трех человек я мог полагаться, как на себя. Вязать нам никого, правда, не понадобилось, однако на пятый день нашего заточения ситуация стала критической.

Постепенно мы все начали замечать, что дышать становится труднее. После пяти-шести шагов ощущение было такое, будто ты пробежал десяток километров. У всех постоянно болела голова от углекислого газа, и боль становилась все сильнее. Видимо, первый и центральный отсеки были загазованы настолько, что подача воздуха стала невозможной.

Сначала мы надеялись, что это - временные трудности. Но время шло, а положение только усугублялось. Кто-то предложил испытанный способ: намочить носовые платки мочой, зажать ими лицо и попытаться проскочить через загазованные девятый и, возможно, восьмой отсеки. Однако мне удалось убедить желающих испытать судьбу, что после едва закончившегося пожара и пронесшегося урагана вряд ли через отсеки можно пробраться быстро. К исходу дня мы тем не менее попрощались, некоторые даже поручили заботу о своих ближних тому, кто уцелеет».

В десятом отсеке не знали, что в соседнем девятом содержание угарного газа составляло 32 мг/литр, а допустимо 0,005 и нам удалось за 20 суток снизить его содержание до 0,5 мг/л. Но личный состав сделал невозможное — к вечеру 28 февраля поступление воздуха в десятый отсек было восстановлено.

«На следующий день мы услышали за бортом шум винтов - это подошли спасательные суда.

Надо сказать, что если темнота отняла у нас зрение, то слух вполне позволял ориентироваться во времени. День начинался с ритмичного шума мотора — к девятому отсеку подходил для осмотра катер. Примерно через час над лодкой зависал вертолет, значит, уже светло. Объявлялся подъем, хотя была ли в нем нужда? Все эти дни прошли в таком нервном напряжении, что практически никто из нас не спал, так, иногда отключались на несколько минут.

Важно было чем-то занять людей, поэтому распорядок у нас оставался флотский. После завтрака все в полной темноте принимались за приборку отсека — лодка обильно потела, и все металлические части приходилось протирать досуха; проверялась продолжавшая беспокоить нас переборка девятого отсека. Потом отправлялись за добыванием воды, а еще несколько человек шли пошарить за баллонами воздуха высокого давления. Когда лодка стоит на базе, запасливые подводники всегда норовят, как белки, сделать запасы на время похода и прячут там банки с консервами. Сразу скажу, что все эти попытки в полной темноте оказались безуспешными.

Сохранили мы и круглосуточную вахту. Кто-то постоянно находился на связи на аварийном телефоне, который так больше и не заговорил, и еще один моряк дежурил у переборочной двери. Основной задачей этого вахтенного был контроль за ее температурой, но оставалась и надежда услышать за нею голоса пришедших вызволить нас спасателей. Однако лишь на второй или третий день девятый отсек посетила аварийная партия. Потом огонь разгорелся еще сильнее, и надежда наша угасла. День заканчивался для нас, когда над морем спускалась темнота, и слышимые нами работы прекращались.

Помимо вахтенных обязанностей мы проводили время в бесконечных разговорах. Матросы в подробностях рассказывали свою жизнь на гражданке, один из них постоянно веселил нас анекдотами и сценками из жизни.

Так проходил день за днем, и постепенно мы потеряли им счет».


Борьба продолжается

Все это время в центральном посту в сложнейшей ситуации принимали решения командир БЧ-5 Миняев и командир корабля Кулибаба. Именно благодаря их хладнокровию удалось сохранить лодку и спасти многих людей. Позднее их действия будут самым тщательным образом проанализированы комиссией. Часто такое расследование заканчивается увольнением, Кулибаба же был награжден орденом Красного Знамени.

Вскоре над кораблем начали летать разведывательные самолеты «Орион». А первое судно - сухогруз «Ангарлес» - подошло лишь через двое суток.

Шторм уже начинался, когда спущенный с сухогруза спасательный катер попытался подойти к лодке, чтобы передать буксирный конец. Двух мичманов - Красникова и Бекетова - тут же смыло. К счастью, их сразу же вытащили за страховочные концы. Волны бросали лодку, как щепку.

Не сразу личный состав «К-19» удалось эвакуировать на большой противолодочный корабль «Вице-адмирал Дрозд», имеющий на борту вертолет. Шторм к тому времени разошёлся так, что мачты корабля порой скрывались за гребнями волн. И подводники просто не поверили своим глазам, когда над рубкой завис вертолет. С него на тросе спустили груз: аппараты индивидуального дыхания, продукты, теплую одежду, фонарики и даже бидон с горячим кофе! Вертолет прилетал еще и еще. Инструкции запрещают полеты в штормовую погоду, но экипаж - Крайнев, Семкин и Молодкин - знал, что каждый вылет может означать чью-то спасенную жизнь.

Впоследствии капитан Молодкин рассказывал:

Главным было взлететь. Вертолет вручную выкатывали на сетку, и человек тридцать моряков удерживали машину, пока набирали обороты. По команде они отпускали ее, и я через секунду уже был в воздухе. Так же с риском садился обратно на палубу.

Вертолетчики эвакуировали с «К-19» около сорока человек. Остальных передали на спасательный буксир «СБ-38», с которого на лодку подавалось электричество и воздух. Эвакуация проводилась так называемым «мокрым способом». Моряки привязывали карабин пояса к тросу, протянутому между лодкой и спасателем, и прыгали в воду. С буксира выбирали линь, и за считанные минуты поднимали их на борт. На атомоходе осталась лишь аварийная партия - восемнадцать измотанных до предела моряков. Одежда промокла, было холодно, уже много суток они питались кое-как. Их необходимо было сменить.

Спасатель взял на буксир плотик с людьми в надежде, что волна забросит его на корпус лодки. Попытка следовала за попыткой, но безрезультатно. Наконец, с борта «Вице-адмирала Дрозд» удалось высадить на лодку радиационную разведку и аварийную партию, которую возглавил старший лейтенант Вячеслав Кондрашов. Морякам никто не гарантировал безопасность, но за Кондрашовым пошли без колебаний, поскольку он был отличным специалистом и надежным человеком.

Эти его качества пригодятся спасателям очень скоро, когда они будут выбирать в ограждение рубки стальной трос. Бухта росла на глазах, но вдруг многометровая часть троса соскользнула с палубы надводного корабля и исчезла в воде. Выбрать его с лодки невозможно, так как он весит слишком много, но и отпустить трос на лодке нельзя: разматываясь, бухта в ограждении рубки сметет и покалечит всех на своем пути. Лица моряков, изо всех сил вцепившихся в трос, налились кровью - расслабься кто-нибудь из них хоть на мгновение, и уже ничто не остановит взбесившийся трос. Им помогли подводники из первого отсека. Кто-то сообразил быстренько притащить лебедку, установить ее в ограждении и закрепить трос.

Нам уже было ясно, что все кормовые отсеки от центрального поста загазованы - кроме десятого, в котором находилось 12 человек. Аккумуляторная батарея была полностью разряжена, запас воздуха высокого давления ниже предельно допустимого. Кроме того, для предотвращения распространения огня на несколько минут открывался клапан затопления девятого отсека. Исходя из обстановки был составлен план, предусматривающий в первую очередь прекращение доступа забортной воды в прочный корпус лодки и обеспечения жизнедеятельности людей, оказавшихся «пленниками» десятого отсека.

Необходимо было срочно провентилировать лодку, а для этого - запустить резервные источники энергии или обеспечить подачу электричества от спасателя. Однако штормовая погода по-прежнему не позволяла приблизиться к лодке. Риск был велик, так как при столкновении можно повредить легкий корпус и цистерны главного балласта. В них тогда бы поступила вода, и лодка неминуемо затонула.

Подключить дизель-генераторы не удалось, оставался только второй, и последний вариант. За три недели мы восемь раз заводили со спасательного буксира «СБ-38» концы питания к электрощиту подводной лодки. Семь раз их обрывал шторм, но при каждом подключении удавалось провести частичную вентиляцию отсек за отсеком, установить нештатное освещение, проверить и закрыть вручную на стопоры забортную арматуру.

Прежде чем запустить в очередной отсек аварийную партию, туда посылалась группа радиационно-химической разведки, которая определяла газовый состав воздуха и допустимое время пребывания в отсеке. Эта процедура занимала несколько часов.

К 18 марта концентрация угарного газа в девятом отсеке - последней преграде к освобождению моряков — составляла 3 мг/л, и адмирал Касатонов принял решение начать операцию по эвакуации десятого отсека.

К этому времени лодка уже буксировалась на базу флота. В отсеках еще оставалась вода, но ее откачка уже не была жизненно важна. Тела погибших сложили в стороне и накрыли простынями, в каждом отсеке установили по три лампочки. Вперед была послана спасательная группа в аппаратах индивидуального дыхания, имеющая по противогазу для каждого из двенадцати пленников десятого отсека.

В девятом отсеке картина была страшная: прогоревшие насквозь листы металла, расплавленные трубы, груды обгоревшего оборудования, среди которых лежали обугленные человеческие тела.

И вот, наконец, в ответ на крики спасателей по ту сторону переборки раздались радостные голоса. Моряки ждали этого момента двадцать четыре дня! Двадцать четыре дня неуверенности и тревоги...

Как и предполагалось, входной люк между девятым и десятым отсеками был наглухо заклинен. Кому-то пришло в голову поддуть отсек с подводниками через трубопровод, по которому им подавался воздух. Ощущение неприятное, но в отсеке создалось избыточное давление, и люк открылся.

Наконец, пленники увидели людей из внешнего мира. Первому же моряку тут же суют дыхательный прибор. Моряк передает противогаз товарищу, тот — соседу, и так пока последнему не останется ничего другого, как его надеть. Вторая срочная мера: пленникам завязывают глаза, за много дней отвыкшие от света. Пробираться по горевшим отсекам они будут на ощупь, держась за спасателей. Однако и вслепую Борис Поляков сможет убедиться, насколько он был прав, воспрепятствовав отчаянной попытке вырваться из мышеловки на пятый день. По девятому отсеку им пришлось практически ползти из-за завалов обгоревшего оборудования.

Через несколько минут все двенадцать оказались в зоне безопасности, а чуть позже вертолетами их доставили в медчасть на надводный корабль. Посыпались поздравительные телеграммы от правительства, министра обороны, главнокомандующего ВМФ, с соседних кораблей - все с беспокойством следили за ходом спасательной операции.

Поздравили нас и экипажи американских кораблей, которые постоянно находились в зоне наших действий по спасению лодки. Они предлагали нам свои услуги, но что они могли сделать? Тем не менее, нам были приятны эти проявления солидарности и симпатии. Правда, английские суда береговой охраны сумели найти себе применение. По собственной, инициативе они встали во главе каравана и принялись расчищать проход, чтобы избежать столкновения с рыболовецкими судами.

Морская солидарность - отличная вещь, но я не могу сказать того же о военных летчиках стран НАТО. Они восприняли аварию «К-19» как большую удачу. То и дело имитировали воздушные атаки, мешая нашим вертолетам проводить спасательные работы. Впрочем, наше возмущение разделяли многие, поскольку вскоре будет подписана международная конвенция, устанавливающая минимальное расстояние, на которое к терпящим бедствие кораблям разрешено приближаться самолетам.

В операции по спасению «К-19» принимало участие более тридцати кораблей и судов ВМФ. К ним успел присоединиться даже вертолетоносец «Ленинград», находившийся в момент аварии в Черном море. Ежедневно по приказу министра обороны в район аварии прилетали два самолета, сбрасывавшие необходимые вещи: спасательные плоты, одежду, инструменты. Большинство этих посылок бесследно поглощало море.

Возвращение лодки на базу, куда ее прибуксировали 4 апреля, было радостным далеко не для всех. Авария на борту «К-19» стоила жизни тридцати морякам. 28 человек погибло во время пожара на лодке, один матрос был смыт волной при переходе на крейсере «Александр Невский» и один офицер, капитан 2 ранга Ткачев, получил смертельную травму во время шторма уже на плавбазе «Магомет Гаджиев» (на ее борту была квалифицированная медицинская группа, но даже вмешательство лучших хирургов не смогло его спасти). Двое погибших — лейтенант Виталий Хрычиков и старшина 2 статьи Казимир Марач - похоронены в океане с соблюдением морских обычаев. Море приняло их в точке с координатами 59°29'с.ш. и 28°54'з.д.

Как водится, отечественная пресса о случившемся молчала. Об этой операции походным штабом был написан подробный аналитический отчет, содержавший множество конкретных предложений. Однако, как показала авария лодки «К-219» в 1986г. и лодки «Комсомолец» в 1989г., этот опыт оказался невостребованным.

С момента аварии прошло двадцать семь лет. Командир «К-19» В. Кулибаба, не покидавший корабля до прибытия в базу, в настоящее время разбит параличом; льгот у него никаких нет, и помнят о нем только сослуживцы.

Б. Поляков, ныне капитан 1 ранга, который благодаря своей воле сохранил двенадцать жизней, был представлен к званию Героя Советского Союза, но получил лишь орден Красной Звезды. Бывшие пленники десятого отсека не растеряли друг друга, продолжают переписываться и встречаются.


Список подводников экипажа атомной подводной лодки «К-19», погибших 24 февраля 1972 года

Капитан 3 ранга Л.Г. Цыганков

Старший лейтенант С.Г. Ярчук

Лейтенант В.В. Хрычиков

Мичман Ф.К. Борисов

Мичман В.Г. Николаенко

Мичман А.И. Новичков

Главный старшина А.П. Васильев

Старшина 1 статьи А.П. Алексеев

Старшина 1 статьи В.Е. Мосолов

Старшина 2 статьи Н.И. Галкин

Старшина 2 статьи П.И. Глушаков

Старшина 2 статьи К.П. Марач

Старший матрос Х.А. Волошин

Старший матрос В.Ф. Губарев

Старший матрос В. А. Кильдюшкин

Старший матрос Р.Ю. Муслюмов

Старший матрос В.В. Расюк

Старший матрос И.А. Сербии

Старший матрос Л.Н. Сидоров

Матрос А.Н. Бабич

Матрос В.В. Гринько

Матрос Н.А. Ефимов

Матрос А.Н.Захаров

Матрос М.И. Кондратенков

Матрос И.П. Мисько

Матрос С.А. Ситников

Матрос Б.Е. Худяков

Матрос М.В. Шевчик

Вечная память героям-подводникам!


Живым в награду - жизнь


Суровый морской закон

Подводная лодка «К-3» была первой атомной субмариной Советского Союза. Когда в августе 1957 года ее спускали на воду, то традиционную бутылку шампанского били не только об киль, но и о реактор!.. За период заводских, государственных испытаний и все последующие десять лет эксплуатации «К-3» не имела ни единого случая травмы или гибели личного состава. И хотя к сентябрю 1967 года на лодке успело смениться три поколения офицеров, старшин и матросов, костяк руководящего звена по-прежнему составляли выходцы первого экипажа.

За короткое время экипаж дважды удостаивали высоких правительственных наград: после успешного завершения ходовых испытаний и по итогам не менее успешного подледного плавания на Северный полюс. А трем членам экипажа, Л.Г. Осипенко, Л.М. Жильцову и Р.А. Тимофееву, были присвоено звание Героя Советского Союза. Лодка числилась в любимицах командования и политорганов ВМФ СССР, и, понятно, ей уделялось самое пристальное и лестное внимание. Вот как об этом вспоминает Александр Яковлевич Лесков, в те годы капитан-лейтенант и помощник командира лодки:

«В результате бесконечных торжественных, никчемных мероприятий, сопровождавших подводную лодку несколько лет после похода на полюс, из нее сделали фетиш. Очень скоро экипажу стало не до боевой подготовки. Измученные отсутствием настоящего дела командиры тихо спивались, потом их также тихо освобождали от занимаемых должностей...».

А 8 сентября 1967 года на подводной лодке «К-3» произошел пожар, в результате которого погибло 39 человек. И эта авария стала первой крупной аварией на советском атомном подводном флоте, повлекшей массовую гибель личного состава...

К середине 1967 года у нас в ВМФ было достаточно много подводных лодок первого поколения, но техническое состояние этих субмарин не позволяло использовать их так же напряженно и регулярно, как предписывали плановые цифры. Ведь не секрет, что у каждого соединения, дивизии и флотилии имелся свой план по использованию боеготовых сил. Что же касается лодок второго поколения, то головные корабли проектов 667А, 670 и 671 уже были построены на Северном машиностроительном предприятии (г.Северодвинск), судостроительном заводе «Красное Сормово» (г.Горький) и Ленинградском адмиралтейском объединении. Однако в то время они только заканчивали ходовые испытания на Белом море. Приемные акты на них подписали четвертого ноября 1967 года, да и то, спеша подгадать с победным рапортом к 50-й годовщине Великого Октября... Поэтому, когда в июле 1967 года на первой флотилии потребовалось направить на боевую службу в Средиземное море атомную торпедную субмарину, поневоле вспомнили о «К-3»: сразу две лодки, первоначально «запланированные» для этой цели, по техническим причинам оказались неготовыми.

На «обласканную» субмарину срочно назначили нового командира, а экипаж усилили прикомандированными офицерами с других кораблей. Помощника командира Лескова, например, назначили на должность за два часа до выхода в море. «Из-за различных предпоходовых неурядиц выход „К-3“ был задержан на трое суток, - рассказывает Александр Яковлевич. — Чтобы наверстать упущенное время и не опоздать на встречу с надводным кораблем, который должен был провести нашу подводную лодку через Гибралтарский пролив, скорость перехода пришлось значительно увеличить. С 14-16 узлов до 21. Следовательно, резко повысилась нагрузка на системы, механизмы и, конечно же, сам экипаж.»

Командиром в том трагическом походе был капитан второго ранга Юрий Федорович Степанов, командиром БЧ-5 - опытный инженер-механик, капитан третьего ранга Виталий Васильевич Зайцев. И уже на третьи сутки похода мы все ощутили, что значит неотработанный личный состав и материальная часть...

В 4 часа 30 минут большие кормовые горизонтальные рули, находившиеся в положении «на погружение», вдруг перестали слушаться управления. За несколько секунд дифферент подводной лодки достиг 20 градусов на нос!.. Дали команду «Реверс!», то есть произвести срочное переключение с переднего на задний ход. Но своевременно выполнить эту команду растерявшийся личный состав не смог. К счастью, вахтенный офицер капитан третьего ранга Каморкин распорядился произвести продувание всего главного балласта. Команда трюмных, четко исполнила приказ, и спасла лодку от неминуемой гибели...

Далее было не лучше. В Средиземном море температура забортной воды на глубине 200 метров составляет плюс 21-23 градуса по Цельсию, а в отсеках, хотя на максимальной мощности работают холодильные машины, она достигает 35-40°. В турбинном и вовсе настоящая парилка, под 60 градусов. Люди на вахте не выдерживали более 2 часов. И вот так, без единого глотка свежего воздуха - на протяжении 80 суток!

Что творилось на земле, мы, конечно, не знали. А Родина по спецсвязи посылала нам лишь две-три фразы из передовицы «Правды». На основании этой «информации» обалдевший от безделья замполит допридумывал содержание политбесед с личным составом. Когда, наконец-то, поступила команда возвращаться домой, на Кольский полуостров, мы все облегченно вздохнули. Но, как оказалось, радость наша была преждевременной. До базы оставалось каких-то суток семь ходу, когда получили новый приказ: произвести разведку в районе Фарерских островов. Там вроде должна была появиться американская ракетная подлодка. Нам следовало установить с ней акустический контакт и организовать слежку. Наши разведывательные попытки успеха, однако, не имели. 8 сентября пришла радиограмма: «Закончить разведку и следовать в базу»...


Сгорели заживо

С нуля часов вахту в центральном посту нес помощник командира капитан-лейтенант А.Я. Лесков. Командир Ю.Ф. Степанов и штурман Олег Певцов (он был также штурманом и при легендарном походе «К-3» на Северный полюс) играли в шахматы в штурманской рубке, расположенной в центральном посту. В офицерской кают-компании резались в нарды, страдая от бессонницы, командир БЧ-5 и замполит. Ничто не предвещало беды. Я снова вернусь к описанию этих минут Лесковым:

«В 1 час 52 минуты по громкоговорящей связи „Каштан“ раздался короткий вызов. Ни я, ни вахтенный механик Буров не успели заметить, из какого отсека мигнула лампочка. Я включил тумблер и запросил: „Кто вызывает центральный?“ Потом отпустил тумблер, и... Сколько лет потом просыпался я среди ночи, заново, во сне услышав те страшные крики заживо горящих людей!.. Эти первые секунды, когда ты еще не знаешь причину опасности, самые жуткие. Они способны напрочь парализовать волю...

Но автоматически последовала команда: „Боцман, всплывай на глубину 30 метров!“. А вслед за этим начались отчаянные попытки осознать что-либо: — Первый, второй доложите, что у вас случилось?! Поднялась ручка переборочного люка, и в центральный пост влетели замполит и механик. На мгновение я увидел за их спинами пламя, словно из сопла самолета и как из первого отсека во второй врываются горящие люди. Но дверь между отсеками тут же захлопнулась.

Пожар в первом отсеке, что может быть страшнее?.. В нем расположено два десятка боевых торпед, из них несколько — с атомными зарядами. Лодка всплыла, это было понятно по характерному шуму вырывающегося из шпигатов воздуха. Командир поднялся в рубку, оттуда послышался доклад:

— Отдраен верхний рубочный люк!

С окровавленной головой командир спустился обратно. Видимо, из-за перепада давления его ударило о массивную ручку люка, кремальеру. Отсек быстро заполнялся угарным газом, все стали натягивать индивидуальные дыхательные аппараты. Однако я не мог себе этого позволить, так как непрерывно отдавал команды и отвечал на доклады.

В базу по радио уже дали сигнал аварийной тревоги. Но напряжение в центральном посту стремительно росло: ожидали взрыва в торпедном отсеке... Прошло еще несколько минут. И вдруг из трюма второго отсека раздался звонок:

- Товарищ капитан-лейтенант, спасите меня, пожалуйста, спасите...

Это был мичман Мусатов, шифровальщик корабля. Шифр-пост, где находился мичман, герметичен, поэтому, видимо, Мусатов сразу не погиб... Не знаю, обещал ли я, что мы его спасем, или слушал молча. Просто не могу это вспомнить. Наверно, есть вещи, которые не под силу хранить человеческой памяти...». Чтобы спасти Мусатова, надо было пройти во второй отсек. И прежде всего - отдраить переборочный люк, за которым уже вовсю бушевало пламя и клубился смертоносный газ... Но в соседнем, третьем отсеке расположен центральный пост. В нем сосредоточено все управление кораблем. Значит, огонь захлестнет и главный командный пункт, а далее пойдет по остальным отсекам, выедая их один за другим, пока не погибнет весь корабль...

Последняя запись в вахтенном журнале «К-3» за 8 сентября была сделана А. Ф. Лесковым в 1 час 59 минут. С момента объявления аварийной тревоги прошло всего семь минут, но сколькими драматическими событиями они оказались насыщены!.. После бесплодной мольбы горевшего заживо шифровальщика Александр Яковлевич потерял сознание. Пришел в себя только в госпитале Североморска, на пятые сутки после аварии.


Заговор молчания

В госпитале Лесков пробыл около двух месяцев. Поместили его в отдельную палату с сиделкой, ковром и телевизором. Бесконечной чередой наносило визиты большое начальство. Поздравляло со вторым рождением, говорило о наградах всему экипажу, и о наградах самых высоких... Но, видимо, кто-то из самых больших «боссов» военного ведомства расценил аварию на «К-3» как сомнительный подарок, «преподнесенный подводниками» к 50-летию Великого Октября. Первоначально назначенную правительственную комиссию заменили другой. И та уже по новой стала перетряхивать возможные причины пожара и оценивать действия личного состава в борьбе за живучесть корабля... Лескова из отдельной палаты с коврами перевели в общую. А на экипаж навесили страшный ярлык: «Авария произошла по вине личного состава».

Дело в том, что одного из погибших матросов нашли в труднодоступном уголке трюма. Комиссия сочла, что матрос забрался туда, чтобы покурить. На подводных лодках первого поколения курить, действительно, было запрещено. Это уже потом на субмаринах появились герметичные курилки с дымопоглотителями, рассчитанные на четверых человек. Но вот на этом шатком основании и выстроила комиссия свои выводы: дескать, от сигареты матроса, или зажженной им спички в отсеке воспламенилась смесь паров масла. В те времена в системе гидравлики подлодок использовалась органическая горючая жидкость, и, разумеется, ни одна лодка не была застрахована от каких-либо неисправностей и прорывов в системе. Однако другой вариант - что парнишка, спасаясь от огня, просто забился в ужасе, сам не понимая, куда и зачем, комиссия отвергла.

Наградные листы порвали. На похоронах погибших в закрытом городке подводников Западная Лица разрешили присутствовать только родителям братьев-близнецов Богачевых. Старшина 2 статьи Н.М. Богачев был электриком, и его место по расписанию было в восьмом отсеке. Видимо, учитывая возвращение лодки в базу, Николай Богачев позволил себе «вольность»: зашел в первый отсек к брату-торпедисту в гости. Там, в торпедном отсеке, оба и сгорели.

«Нам, живым, в награду осталась жизнь», - горько усмехается сегодня А.Я. Лесков. Мертвым, говорят, все равно. Но за что же оскорблена клеймом «сам виноват» память погибших?.. Почему должны страдать их родные и друзья? Ведь нетрудно догадаться, что произошло бы с кораблем, если бы рванули торпеды. И что произошло бы с экипажем, не придави капитан-лейтенант А.А .Маляр собственным телом кремальеру между вторым и третьим отсеками. Он, командир отсека, прекрасно знал суровый морской закон: задраили переборку — значит, не допустили распространения пожара. Понимал, что нельзя пропускать в центральный пост обезумевших от огня людей... Этим Маляр спас жизни оставшимся членам экипажа. А командир БЧ-Ш капитан 3 ранга Коморкин по тревоге ринулся не в центральный пост за замполитом, а в свой, горящий первый отсек... Долг, верность Уставу оказались у этого подводника сильнее инстинкта самосохранения.

После выгрузки трупов и окончания работы правительственной комиссии лодку отправили на ремонт в г. Северодвинск. Обстоятельства сложились таким образом, что в это время там находился первый командир «К-3» контр-адмирал Л.Г. Осипенко, первый командир БЧ-V контр-адмирал Б.П. Акулов и я, автор этих строк, в качестве заместителя командира бригады подводных лодок по ЭМЧ. Мы встретили «К-3» на причале завода и, не дожидаясь, пока выйдет личный состав, спустились в центральный пост. Прошли во второй, затем в первый отсеки... Они еще несли на себе следы недавней трагедии. Говорить было не с кем, так как пришел другой экипаж, да честно говоря, и не хотелось.

Долгие годы командование ВМФ не только замалчивало, но и тщательно охраняло тайну аварии на «К-3». Хотя некоторые организационные и технические выводы были, бесспорно, сделаны. В системе гидравлики, например, была заменена на негорючую рабочая жидкость, улучшена и система пожаротушения.

Лесков же настойчиво продолжал бороться за восстановление справедливости, но неизменно натыкался на яростное сопротивление Москвы. Накануне 20-летия трагедии «К-3», в сентябре 1987 года, Александр Яковлевич написал письмо в «Литературную газету», известному журналисту Юрию Щекочихину. Получил из «Литературки» ответ: «Я не смог ничего сделать. Думаю, что пройдет еще лет пять-семь прежде, чем нам удастся раскрыть эту тайну и добиться справедливости. Ю.Щекочихин.»

Журналист если и ошибся в сроках, то весьма ненамного. В 1989 году я закончил работать над книгой «Атомная подводная эпопея» в которой описал и эту трагедию. Издать ее в России мне отказали. Однако спустя год ко мне обратилось парижское издательство «Роберт Леффон», которое около двух столетий занимается сбором и публикацией информации о происшествиях на море. С ними был журналист С.Костин — он стал впоследствии переводчиком книги. Я согласился и тут же предложил французам проехать к Льву Михайловичу Жильцову и Леониду Гавриловичу Осипенко, моим командирам по подводной лодке «К-3». Первый проживал тогда в Москве, а второй в Обнинске, оба серьезно болели, но, несмотря на это, согласились быть моими соавторами.

В 1992 году книга вышла в Париже, в 1993 году — в Мадриде и в 1994 году — в Праге. За это время мне удалось найти спонсора в Москве — В.Н. Старченко, и с помощью его фирмы издать книгу в России. Это произошло в конце 1994 года, а осенью 1995-го ко мне на квартиру пришли ночью с обыском сотрудники ФСБ. Мотив для вторжения был такой: дескать, в районе Санкт-Петербурга при попытке пересечь границу с Финляндией задержан человек с чемоданом секретных документов. И этот задержанный ссылается на меня, Мормуля... Я конечно, никогда потом так и не увидел ни якобы «задержанного», ни чемодана, ни документов. Но это совершенно не помешало сотрудникам ФСБ изъять у меня во время обыска и книгу «Атомная подводная эпопея», и макет готовившейся тогда мною к изданию книги «Атомные, уникальные, стратегические», и видеокассеты с моим интервью по атомной тематике, которые я давал во Франции и Австрии.

Оказывается, все это было связано с началом небезызвестного «дела» капитана 1 ранга А.К. Никитина. После того, как меня в течении года потаскали на допросы, как свидетеля, из управления ФСБ по Мурманской области пришло уведомление: «Настоящим уведомляю, что 25 сентября 1996 года в отношении Вас в возбуждении уголовного дела в части разглашения государственной тайны... отказано за отсутствием в действиях состава преступления». Дело на самого Никитина, однако не закрыли, следствие тянется уже более трех лет. И лишь в конце сентября 1998 года у меня дома снова появился человек из мурманской ФСБ - чтобы передать повестку из Санкт-Петербургского городского суда. 20 октября там должны были начаться слушания дела Никитина, и меня в связи с этим вызывали в судебное заседание. К великому моему сожалению, приехать я не мог. За месяц до этого мне сделали сложнейшую операцию бедра - передвигаться я был просто не в состоянии.

Пришлось направить письмо судье:

«1191028 Санкт-Петербург Набережная Фонтанки. дом 16, городской суд, судье С.Ю. Голец На Ваш исх. No 48/П-9 от 21.09.1998 года сообщаю:

К сожалению, не могу явиться в суд лично. В течение ближайших четырех месяцев я нетранспортабелен и вынужден пользоваться костылями (справка прилагается). Тем не менее прошу зачитать на суде мои письменные показания.

Я, Мормуль Николай Григорьевич, принимал личное участие в написании доклада „Северный флот“ для экологической организации „Беллуна“. По литературному контракту, заключенному с „Беллуной“, я написал вступление и главу по аварийности. Абсолютно убежден, что в содержании доклада „Беллуны“ по Северному флоту нет никаких секретных данных. Все опубликованные в докладе цифры и факты освещались ранее в открытой печати. А именно:

- в ежемесячной информации НАТО публиковались и публикуются тактико-техничские данные наших подводных лодок;

- в Польше в 1986 году вышла прекрасно иллюстрированная энциклопедия „Jeustrowana emiklopedia wspolczene okretu podwodne“ (David Muller, Dzon Jordan), где показаны все советские атомные и дизельные подводные лодки;

- базирование ВМФ России проиллюстрировано в журнале „Морской сборник“ N 4 за 1992 год;

- к 300 летию Российского флота наши КБ, НИИ, Академия наук выпустили прекрасные издания о ВМФ СССР, которые значительно дополняют данные доклада „Беллуны“.

Я уж не говорю о том, что ежедневно спутники „шпионы“ НАТО поставляют по базированию ВМФ текущую и подробную информацию, которая учитывается на штабных картах. А у нас до сих пор даже документация на списанные из боевого состава и утилизированные подлодки помечена грифом „секретно“.

Капитана 1 ранга Александра Константиновича Никитина считаю честным флотским офицером.

7 октября 1998 года

Н.Мормуль».

Я привожу это письмо с совершенно конкретной целью. Думаю, читатель должен знать о тех препонах, которые и сегодня чинят ищущим правду. А уж тем более, говорящим эту правду вслух... К слову, замечу, что состоявшийся в Санкт-Петербурге суд, несмотря на давление ФСБ, не обнаружил в действиях Никитина очевидного преступления и направил дело на дополнительное расследование. Предполагая подобный исход, юрист объединения «Беллуна» Ион Гаусло и адвокат обвиняемого Юрий Шмидт провели необходимую подготовку для передачи дела Никитина в суд Европейского Сообщества по правам человека. Может, хоть ЕС сможет убедить наших блюстителей «тайн»...

В 1998 году на «К-3», базирующейся в Гремихе, отмечался 40-летний юбилей подводной лодки. Гостевого народу приехало очень много, во втором отсеке всех угощали спиртом и бутербродами, дарили сувениры - искусно изготовленные буклеты. Фотографировались. Я спустился в центральный пост и обошел всю лодку с носа в корму. Особенно внимательно огляделся в пульте управления главной энергоустановкой и реакторном отсеке -родные места!.. Было отрадно, что традиции в содержании корабля сохранились: мои белые перчатки после обхода корабля остались такими же белоснежными. Хотя сейчас на лодке сокращенный экипаж, всего 27 человек. Командир — капитан второго ранга Евгений Анатольевич Федоров, командир БЧ-5 - капитан третьего ранга Николай Васильевич Федоренко. Согласно приказу Главнокомандующего ВМФ, «К-3», получившая в 1962 году почетное звание «Ленинский комсомол», подлежит переоборудованию в музей. Уже два года обсуждается вопрос, в каком именно месте ее лучше установить... И, может быть, после того, как первая атомная субмарина СССР станет музеем, мы и узнаем, наконец, все, что так долго хранилось в секрете.


«Воспоминание штурмана»

Олег Сергеевич Певцов - капитан 1 ранга в отставке, член первого экипажа ПЛА «К-3». Будучи штурманом прошел все этапы испытаний подводной лодки, начиная со стапеля до трагического похода в 1967 году, включительно. Первый штурман в ВМФ СССР, обеспечивший первый поход подо льдами к Северному полюсу. Награжден орденом Ленина.

Книга уже была набрана, как я наконец-то получил письмо от О.С. Певцова с воспоминаниями тех трагических минут осени 1967 года. По прошествии 32 лет время размыло отдельные детали, но дух сохранился. Дословно привожу все его письмо от 5 мая 1999 года, полученное мною из Соснового Бора - бесценные строки истории атомного флота, политые потом и кровью подводников:

«При возвращении с боевой службы, находясь уже где-то в районе Бискайского залива, мы получили радиограмму, в которой было дано новое задание. На рубеже 7 и 8 сентября мы по радио доложили об окончании выполнения задания, пытались уточнить наше место. Полученные результаты по определению места ПЛ вызвали у нас сомнение и, считая наше счислимое место достоверным, мы продолжили движение домой. Я лег спать в штурманской рубке за автопрокладчиком. Дело в том, что за 11 лет службы на ПЛ на своем месте в каюте 2-го отсека я спал 1 или 2 раза.

Сигнал аварийной тревоги я не слышал. Меня разбудил вахтенный штурман капитан-лейтенант Голутва, который был прикомандирован к нам на время боевой службы с другой ПЛ для прохождения стажировки.

Он сообщил мне об аварийной тревоге. Я лично подумал, что это объявлена учебная аварийная тревога и, поскольку я находился на своем месте по аварийному расписанию, то реагировал на его сообщение не энергично. Поняв это, Голутва заметил, что авария фактическая - пожар в I отсеке. Как и всегда я с трудом „задним ходом“ стал выбираться со своего лежачего места. На все это ушло какое-то время и я не стал свидетелем начальных событий.

Помню, что дверь из штурманской рубки в центральный пост была открыта, и я увидел замполита Жиляева у кремольеры переборочного люка во второй отсек. Никаких физических усилий для удержания кремольеры в опущенном состоянии он не прилагал. (Как потом мне стало известно из общения с членами экипажа, замполит и начальник РТС по сигналу „аварийная тревога“ прибежали из второго отсека в центральный пост).

Командир ПЛ Степанов Юрий Федорович (кстати мой однокашник по училищу) запрашивал I отсек об обстановке: „Первый, доложить обстановку!.. Первый, доложить обстановку!..“ и т.д. Ответов не было. (Уже после госпиталя мне стало известно, что командир I отсека, он же командир БЧ-3 по сигналу „аварийная тревога“ прибыл из 2-го отсека, где он отдыхал, в аварийный I-ый отсек и доложил: „Весь трюм в огне, все в дыму, задыха...“ и все).

Затем об обстановке стали запрашивать второй отсек. Ответов тоже не было. (Уже после я узнал, что из шифр-поста, который находился в трюме 2-го отсека, был телефонный звонок шифровальщика в радиорубку, который сообщал, что он не может открыть лючок и подняться наверх из трюма на палубу).

В какой-то момент у кремольеры люка 2-го отсека вместо замполита командир приказал встать мне. Моя рука лежала на кремольере и никаких попыток открыть люк из второго отсека не предпринималось.

Периодически по требованию командира я докладывал температуру переборки между 2 и 3 отсеками, которую определял на ощупь. Помню, что докладывал 70°С, но это было, естественно, субъективное ощущение. Насколько я помню, даже на ощупь, температура менялась (уменьшалась). Видимо, учитывая это, командир принял решение уточнить обстановку во втором отсеке, но это мое мнение.

Командир отдал мне приказание сравнять давление со вторым отсеком. Я побежал почему-то на правый борт к клинкету, по-моему вдувной вентиляции. Командир тут же отреагировал: „Сравнять давление по вытяжной вентиляции“, клинкет которой находился на переборке в штурманской рубке.

Я открыл клинкет и помню только, как под большим напором с гудением через открытые грибки вентиляции в штурманскую рубку хлынул черно-серый с преобладанием серого цвета дым и хлопья. Кто и когда закрыл клинкет я не помню, возможно даже я сам по приказанию командира. (Уже после госпиталя Степанов спрашивал меня о том, что я видел при открытии переборочного люка. Я лично не помню, чтобы я при этом присутствовал. Дело в том, что при беседе командира с боцманом - мичманом Луней, они не сошлись во мнениях. Один из них утверждал, что видел большое пламя, а другой утверждал, что люк полностью открыть не удалось, т.к. этому препятствовало большое количество погибших от удушения людей. Видимо, поэтому и не мог подняться из трюма второго отсека шифровальщик, т.к. погибшие своими телами накрыли палубный лючок).

После попадания продуктов горения в центральный пост начались неприятности и здесь. Из трюма подняли на палубу ЦП матроса в состоянии типа эпилептического припадка. Его удерживали, не давая биться головой о палубу и другие металлические конструкции. В трюме ЦП погиб матрос-ученик, который одел фильтрующий противогаз.

Почему-то запомнился мне Зайцев Виталий, у которого, сидящего у пульта системы громкоговорящей связи, конвульсивно дергалась одна рука. Что делалось в это время с командиром, в памяти у меня не отложилось. Помню только тревожные и полные какой-то решимости глаза. Дело в том, что я сам в это время терял сознание.

Команда на включение в аппараты ИДА была дана, но, по-моему, кроме боцмана ее никто не выполнил. Мне трудно судить почему, но можно предположить, что это могло быть понято, как элемент паники или трусости (по крайней мере, я лично считал так). Возможно этому способствовало в какой-то мере и то, что незадолго до этого аппараты ИДА были размещены по-новому, более аккуратно что ли, но неудобно для доставания их, т.к. много аппаратов было размещено на подволоке.

Видимо, уже после задымления ЦП мы начали всплывать в надводное положение. Я помню, что команда „продуть среднюю“ была дана. Трюмный открыл общий клапан на продувание средней, но, видимо, недостаточно, ибо лодка всплывала медленно. Он делал как всегда, с целью экономии ВВД. Командир быстро отреагировал на это и, отстранив трюмного, открыл клапан на полную катушку.

Видимо, в это время я и потерял сознание. Терял сознание я наверное постепенно, но довольно быстро. Помню только то, что я думал о трудностях, которые предстоит испытать жене, ибо моему младшему сыну было только 8 месяцев, а старшему шел седьмой год.

Уже, находясь в госпитале, в одной палате с приписанным помощником командира капитаном-лейтенантом Лесковым, я узнал от него, что после всплытия верхний рубочный люк открывал он, как и положено, по приказанию. Но первым на мостик вышел не командир с сигнальщиком, а замполит Жиляев. Поэтому в каком состоянии находились в это время командир и командир БЧ-5 я не знаю.

Очнулся я от того, что ко рту мне поднесли аппарат ИДА с открытым кислородным клапаном. Я, видимо машинально, еще ничего не соображая, губами искал загубник. Открыв глаза, я увидел нашего доктора капитана Толю Фомина и еще кого-то из матросов. Доктор спросил меня о том, что смогу ли я подняться на мостик один, т.к. я тяжелый и оказать мне в этом помощь проблематично. Я поднялся на мостик сам, уронив с ноги одну из сандалий. Естественно, возвращаться за ней не стал. Поднявшись в ограждение рубки, я сел на банку и лбом уперся в тумбу перископа. Сильно болела голова. Море было балла 4, вернее волнение. Немного покачивало. Все оборудование рубки было мокрое. На мостике, видимо, был уже командир (я точно это сказать не могу), но помню точно приказание командира доктору организовать в 8 отсеке лазарет.

Радиограмма об аварии была передана установленным порядком, а не 80S по международному своду сигналов, т.к. через какое-то время к нам подошел буксир-спасатель, прилетел наш реактивный самолет. Появился и противолодочный самолет НАТО, обнаруживший нас после всплытия.

Со спасателя к нам на борт были приняты продукты в виде хлеба и мясной тушенки, т.к. наша провизионка находилась в трюме 2-го отсека. На борт был принят со спасателя врач в звании майора медицинской службы, фамилии которого я не помню. По рассказам боцмана или командира (не помню) сначала баркас с буксира подошел с дозиметрическими приборами. Командир, увидев это с мостика, отреагировал на это соответствующим образом и объяснил в чем дело. Баркас вернулся к буксиру и переснарядился. На борт были доставлены, как мне рассказывали, 3 больших ящика с медикаментами и медицинским снаряжением.

Доктор приступил к лечению тех, кто находился в лазарете. У меня он диагностировал одностороннее токсическое воспаление легких. (По прибытии в специальное отделение Североморского госпиталя на рентгеновской аппаратуре сразу же определили двустороннее воспаление. Самым тяжелым больным был признан помощник командира капитан-лейтенант Лесков, с которым мы вместе лежали в адмиральской палате).

Затем для встречи с нами прибыл ракетный корабль на котором прибыли командир дивизии Игнатов, его заместитель по ЭМЧ Зарембовский, врач Мазюк и представитель особого отдела. Я, по-моему, их не видел. По рассказам сослуживцев они открывали переборку во второй отсек, предварительно удалив из ЦП всех тех, без кого можно было обойтись некоторое время. Говорят, что пожар при этом снова возобновился и переборку вновь закрыли. Сам я при этом не присутствовал и, что они там увидели, я не знаю. Во время нахождения в т.н. лазарете 8 отсека я помню, что меня охватил сильнейший озноб. Меня укрывали какими-то одеялами, теплыми вещами. Я много спал. На мостик покурить и на штурманскую вахту командир меня не допускал.

После ракетного корабля прибыл крейсер (по-моему „Чапаев“), который доставил сменный экипаж. Экипаж мы не меняли и дошли до базы силами оставшихся в живых, следуя на почтительном расстоянии от крейсера в кильватер.

Остальное, наверное, Коля, ты знаешь по документам и другим свидетельствам, данным лучше меня. Если ты найдешь в моих свидетельствах что-то полезное для своей книги и для восстановления истинной картины этих печальных событий, буду рад тому, что я помог тебе.

Не мне судить о правильности действий командира ПЛ и командира БЧ-5, но то, что я лично видел - это отчаянная борьба сильных, волевых офицеров за плавучесть ПЛ и жизнь членов экипажа. В их грамотности, компетентности я никогда не сомневался. Я могу допустить, что ошибки в руководстве борьбой за живучесть были. При такой обстановке трудно выбрать оптимальный вариант. Мне кажется, что установление оптимальности действий в такой обстановке со стороны - неблагодарное занятие, тем более, что прошло столько лет. С точки зрения организации я помню только команды, доклады и лица людей, описать которые невозможно.

Уже после отпуска и прохождения медкомиссии нас хотели снова послать в море, чтобы, если можно так выразиться, реабилитироваться и представить к наградам. Но командир, по прибытии на борт ПЛ, еще не спускаясь вниз, потерял сознание. Это мероприятие было отменено».

В 1980 году автор, работая в Севастополе председателем Государственной экзаменационной комиссии (ГЭК) в Высшем Военно-Морском Инженерном Училище, встретил Ю.Ф.Степанова. Долго продолжалась наша беседа. Я знал его с лейтенантов на второй атомной ПЛ «К-5». В Севастополе он преподавал в ВВМУ им. Нахимова.


Список личного состава ПЛ «К-3» погибшего 8 сентября 1967 года.

капитан 2 ранга Горшков Сергей Федорович

капитан 3 ранга Коморкин Лев Федорович

лейтенант Петреченко Александр Иванович

капитан-лейтенант Смирнов Валентин Николаевич

капитан-лейтенант Ганин Геннадий Иванович

капитан-лейтенант Маляр Анатолий Алексеевич

лейтенант Гурин Виктор Михайлович

мичман Буторин Алексей Алексеевич

старший матрос Лаврушкин Владимир Петрович

матрос Романов Владимир Николаевич

мичман Мусатов Владимир Иванович

старшина 2 статьи Таранов Владимир Георгиевич

старшина 2 статьи Пузевич Константин Николаевич

старший матрос Розанов Валерий Николаевич

матрос Осипчук Александр Степанович

старшина 2 статьи Кисловский Геннадий Иванович

матрос Воробьев Александр Васильевич

старший матрос Вигерин Игорь Васильевич

матрос Богачев Владимир Михайлович

главный старшина Михнин Владимир Яковлевич

старшина 2 статьи Иванов Анатолий Иванович

матрос Гарагонич Юрий Иванович

старший матрос Тарабан Виктор Иванович

старшина 2 статьи Юзефович Петр Иосифович

матрос Ярошевич Владимир Николаевич

старшина 2 статьи Гурьев Николай Николаевич

старшина 2 статьи Гайдей Сергей Никитович

матрос Гайвас Аркадий Константинович

матрос Клименчук Владимир Николаевич

матрос Пасталатий Виктор Федорович

матрос Коровин Александр Васильевич

матрос Кузьмицкий Виктор Анатольевич

матрос Соболев Николай Петрович

матрос Боглаев Сергей Федорович

старшина 2 статьи Романцов Борис Митрофанович

матрос Кутепов Анатолий Александрович

старшина 2 статьи Слугин Михаил Иванович

старшина 2 статьи Богачев Николай Михайлович

старшина 2 статьи Зацепин Николай Михайлович

Вечная слава героям-подводникам!


Обреченные на безвестность


Братская могила - океан

24 февраля 1968 года дизельная подводная лодка Тихоокеанского флота с экипажем более 100 человек и тремя баллистическими ракетами на борту, вышла в Тихий океан на боевую службу и... исчезла.

Советская пресса хранила гробовое молчание, и даже морским офицерам Тихоокеанского флота было запрещено вести какие-либо разговоры на эту тему.

Между тем с начала марта по май 1968 года проводилась невиданная по размаху и секретности поисковая операция, в которой были задействованы десятки военных кораблей, суда морского и рыболовного флота, самолеты и вертолеты. Однако не удалось обнаружить ни лодку, ни каких-либо признаков катастрофы.

Взрыв от разрушения корпуса лодки на глубине был зафиксирован донными акустическими системами ВМС США. Затопление «К-129» около острова Гуам замечено с орбиты американским спутником-шпионом. Таким образом, командование ВМС США и ЦРУ практически сразу получили сведения о точном месте гибели подводной лодки: 40°00' с.ш. и 180°00’ в.д. Впрочем у этой осведомленности могли быть и другие корни. Среди множества существующих сегодня версий о причине гибели «К-129» одна заслуживает особого внимания: возможно лодка столкнулась с американской субмариной слежения. Это могла быть «Суордфиш» (типа «Скейт»), которая через три дня после гибели «К-129» прибыла на базу в Йокосука (Япония) с повреждением ограждения боевой рубки. В этом случае американцы, естественно, просто не могли не знать точных координат.

В июне 1968 года, убедившись, что советские спасательные службы прекратили поиски погибшей лодки, ВМС США и ЦРУ приступили к осуществлению секретной операции по обнаружению и подъему «К-129». Их интерес был очевиден: получить доступ к советским баллистическим ракетам, шифрам, кодам, системам связи, управления, технологиям строительства прочного корпуса и т.п.

Дизельных подводных лодок проекта 629 (по классификации НАТО - «GOLF») в Советском Союзе было построено 23 единицы. Головная «К-96» вступила в состав ВМФ в декабре 1959 года. Корабли этого проекта имели следующие тактико-технические данные:

Водоизмещение — 3 533 тонн

Длина - 98 метров

Глубина погружения - 300 метров

Дальность плавания - 27000 миль

Автономность - 70 суток

Экипаж - 59 человек

Количество ракет - 3

Многие модернизировались, на них отрабатывались новые ракетные комплексы и вооружение. Однако, к моменту гибели «К-129» большинство узлов спецбоеприпасов было снято с производства и в новых типах оружия они не использовались. Что же касается шифров и блоков кодирования, то после исчезновения субмарины все документы на флоте были заменены.

В ВМФ СССР пришли к убеждению, что лодка затонула и экипаж погиб. Родственникам подводников сообщили об их смерти, на территории базы подводных лодок заложили камень для установки памятника. Казалось бы, в деле навсегда поставлена точка. Но, как выясниться спустя шесть лет, не для всех.

В 1974 году военно-морские силы и ЦРУ США поднимут с глубины 5000 метров, так и не найденную тогда нами, «К129». Ее обнаружило американское научно-исследовательское судно и, к удивлению специалистов, внешне субмарина почти не пострадала, хотя пережила взрыв, погружение на чудовищную глубину и удар о каменистый донный грунт.

Операция по подъему с помощью поискового судна «Мизар» и судна «Гломар Эксплорер» со специальной баржей началась в мае 1974 года. Строительство огромного сооружения с мощными гидравлическими лапами для захвата лодки, корабля-базы, для осуществления подъема лодки, а также подготовка персонала, велись в условиях строжайшей секретности. Настоящая цель длительных приготовлений во всей Америке была известна лишь троим - Президенту Ричарду Никсону, директору ЦРУ Уильяму Колби и финансирующему миллиардеру Ховарду Хьюзу. Стоимость операции составила более полумиллиарда долларов, подъем длился 40 суток.

В июле-августе (точнее не скажу) лодку подняли. И в то время, как весь мир обсуждал эту грандиозную по масштабам и технической сложности операцию, советская печать хранила возмутительное молчание. Складывалось впечатление, что страна просто отказалась от своих граждан, которых послала охранять безопасность своих границ. Ведь СССР достаточно было опубликовать в «Извещениях мореплавания» или в открытой печати сообщение о гибели лодки с примерным указанием района, - и ни одна другая страна не имела юридического права поднять лодку! Но, если такого сообщения не сделано, имущество считается бесхозным...

Однако в СССР гибель подводников официально не зарегистрирована. На патрулирование лодка направлялась в крайней спешке, с отзывом офицеров из отпусков и приписыванием ряда подводников, не входящих в постоянный экипаж. Даже список личного состава, выходящего в море, не был заверен. В справках выданных семьям погибших подводников ЗАГСом города Петропавловска-Камчатского, в графе «причина смерти» выведены кощунственные, бесчеловечные слова: «признан умершим...». Родственники до сих пор не могут добиться назначения пенсий.

Единственное, что сделала Родина для своих защитников - после подъема лодки МИД СССР направил Госдепартаменту США ноту, в которой обвинял американцев в нарушении международного морского права (подъем со дна океана чужого корабля) и в осквернении братской могилы погибших моряков. Однако, ни то, ни другое утверждение не имели под собой никаких правовых оснований.


Русских моряков хоронили американцы

Зарубежная пресса шумно и многословно освещала беспрецедентную операцию по подъему затонувшей советской подлодки. Однако, зачастую, сообщения были весьма противоречивыми. По одним данным, уже у самой поверхности корпус субмарины переломился, и кормовая часть погрузилась обратно в пучину. По другим, поднять удалось все три части развалившейся лодки.

Столь же взаимоисключающими были и сведения по поводу экипажа. По прошествии шести лет все подводники, как утверждал один из участников работ, «выглядели только что утонувшими», и найдены тела многих членов экипажа, большая часть которого в момент гибели лодки находилась в первом и втором отсеках. Возможно, что свободные от вахты моряки смотрели кинофильм или проводили собрание. Другие газеты говорили лишь о восьми подводниках... По одним сведениям, погибшие были погребены в океане с отпеванием на русском и английских языках, под звуки траурного салюта и гимна СССР, по другим - на суше, на американской территории... Как бы то ни было, советская лодка была поднята американцами, именно они и захоронили русских моряков.

Думаю, при всей разногласице зарубежных средств массовой информации небезынтересно знать, что же, собственно, рассказывали в 1974 году своим читателям западные газеты и журналы?..

Журнал «Тайме». Все началось с ЧП. В марте 1968 года в северо-западной части Тихого океана советская подводная лодка всплыла для подзарядки батареи. Произошел взрыв, причиной которого, возможно, стала искра, воспламенившая газы в корпусе. Прежде чем кто-либо из экипажа успел спастись, лодка погрузилась на дно океана, на глубину примерно трех миль. Но не в неизвестную могилу легла она. ВМС США удалось засечь, используя соответствующую аппаратуру, последнюю агонию подводной лодки... Советский ВМФ был не столь удачлив. Группа советских кораблей вела поиск пропавшей лодки далеко от мест происшествия.

Агентство ЮПИ. Советские дипломаты выражают свое недовольство по поводу того, что тела, личные вещи русских моряков, поднятых ЦРУ с подводной лодки, не были возвращены ближайшим родственникам.

Советская пресса не сообщила своим читателям об обнаружении ЦРУ русской подводной лодки, хотя передачи «Голос Америки» последнее время не глушились. Причина замалчивания русской прессой этого факта, по мнению наших советских собеседников, следующая: это может вызвать антиамериканские чувства и отрицательно повлиять на процесс разрядки напряженности. Ведь русский руководитель Леонид Брежнев должен приехать этим летом в Вашингтон для встреч с Президентом Фордом.

Опрошенные русские не критикуют саму операцию «Дженифер» как таковую. Но, наоборот, они отзываются о ней с восхищением, как о «прекрасно выполненной с технической точки зрения». Русские выразили лишь недовольство тем, как поступили с телами их соотечественников. Один из них заявил: «Если бы мы обнаружили вашу лодку в районе Мурманска, то мы возвратили бы тела». Русские не удовлетворены теми объяснениями, что перезахоронение тел было произведено в полном соответствии с существующими в советском ВМФ правилами. И хотя были сделаны кино- и фотосъемки, запечатлевшие эту церемонию, по всей видимости, они так и не были отправлены в Москву.

«Вашингтон пост». По заявлению специалистов в области международного морского права, затонувшее в международных водах судно, может быть поднято тем, кто раньше к нему успеет. Однако, они признают, что в случае с советской подводной лодкой существуют сомнения и неясности, так как пока мало прецедентов (если они вообще были) предъявления прав на спасение военного корабля другой страны...

Правительственные круги США заявили, что попытка ЦРУ поднять затонувшую русскую подводную лодку может повлечь некоторые последствия, аналогичные тем, какие имели место при инциденте с самолетом У-2.

В 1960 г., после того, как самолет У-2 был сбит над территорией Советского Союза, а пилот захвачен в плен, СССР заявил протест и отменил встречу назначенную между Эйзенхауэром и Хрущевым. Официальные американские лица заявили, что Советский Союз тогда вовсе не собирался делать такой решительный жест, однако был вынужден: ведь Эйзенхауэр открыто признал факт шпионского полета У-2!

В настоящее время необходимо соблюдать определенную деликатность, чтобы избежать действий, могущих поставить Москву в аналогичное положение. Это объясняет политику, проводимую администрацией США с тех пор, как органы печати опубликовали сообщение о действиях ЦРУ по подъему подводной лодки.

До настоящего времени не происходило публичного обсуждения каких-либо дипломатических осложнений. По словам одного высокопоставленного американского чиновника, русские, возможно, хотят, чтобы все закончилось само собой.

Есть и другие причины, объясняющие их молчание: обыкновение не сообщать о трагических событиях у себя. Советский Союз никогда публично не сообщал о гибели подводной лодки в 1968 году. Чтобы теперь заявить публичный протест против американской попытки поднять лодку, придется признать и сам факт ее гибели.

Агентства «РЕЙТЕР». Директор ЦРУ Уильям Колби на днях сделал заявление, что Центральное разведовательное управление готовится предпринять подъем со дна океана остатков подводной лодки, несмотря на то, что это строго секретная информация в результате кражи документов из сейфа, находящегося в управлении фирмы, стала известна широким кругам.

В Вашингтоне выразили сомнение в том, что может быть предпринята вторая попытка по поднятию остатков подводной лодки.

Агентство ЮПИ. Судно «Гломар Эксплорер», зафрахтованное в интересах ЦРУ, подняло часть русской подводной лодки со дна Тихого океана. Успешно подняты две торпеды с атомным зарядом и тело специалиста по атомному оружию, со специальным журналом.

«Гломар Эксплорер» планирует для отправки на место катастрофы этим летом для поднятия остальной части подводной лодки и ракеты с атомной боеголовкой. Две торпеды с атомным зарядом, а также журнал, который молодой офицер держал в руках, были подняты вместе с носовой частью лодки. Тело офицера, согнутое в положении лежащего в койке, так хорошо сохранилось, что в ЦРУ были в состоянии выяснить его личность.

Журнал был первым документом, свидетельствующим, что это была атомная лодка типа «Гольф».

«Нью-Йорк тайме». Директор ЦРУ запросил государственный секретариат США, будет ли дана возможность, для принятия дальнейших мер по подъему обломков подводной лодки. Ответ пока не ясен.

Радиовещательная компания «Нейшинл бродкастинг компания». США провели по крайней мере четыре секретные операции по поднятию затонувшего советского военного оборудования. Поднятие части лодки в августе 1974 года было последней из серии операций. Считают, что кроме ЦРУ в это мероприятие вовлечена какая-то другая организация.

Шифраторы и расшифрованная информация на борту советской затонувшей подводной лодки могли бы оказаться очень ценными для американских экспертов для расшифровки сверхбыстродействующих передач, которые велись между штабом Тихоокеанского флота во Владивостоке и подводными лодками, находившимися на патрулировании до момента гибели данной лодки.

«Вашингтон пост». В результате проведенных работ по поднятию лодки добыт удивительный материал. Обе торпеды подняты на поверхность и погружены в специально оборудованную баржу с целью маскировки от иностранных судов. Операция по поднятию лодки будет продолжена в дальнейшем. Если она пройдет успешно, то ЦРУ овладеет всеми кодами, шифровками, схемами машин управления подводным кораблем. Полученная информация поможет ЦРУ раскрыть секрет советского радиообмена, устаревшие торпеды с ядерными боеголовками доставят бесценную информацию о советской технологии.

«Лос-Анджелес таймс». В опровержение предыдущих сообщений выяснилось, что ЦРУ не удалось извлечь две ядерные боеголовки торпед, затонувших в Тихом океане советской подводной лодки. Из тех частей, что были извлечены, очевидно: ядерные боеголовки были на борту подводной лодки, но сами боеголовки подняты не были. Наличие торпед с ядерными боезапасами установлено путем анализа остатков, обнаруженных на поднятых частях подводной лодки.

ЦРУ планирует продолжить операцию по извлечению частей подводной лодки в этом году, для чего в настоящее время модифицируется специальное оборудование, использовавшееся в прошлой операции.

Мы, разумеется, тоже реагировали на «секретную» операцию ВМС и ЦРУ США. Но в своих умозаключениях по всему свету не трезвонили. Высшие военные чины СССР обменивались информацией в тишине кабинетов.

ОБЗОР ГЛАВНОГО ШТАБА ВМФ СССР ПО СОСТОЯНИЮ ПЛ «К-129»

«Учитывая, что гибель подводной лодки произошла на глубине более пяти тысяч метров, спецбоезапасы должны быть разрушены и определить по ним полную их характеристику не представляется возможным. Если специалистам США удалось поднять боеголовки, максимум информации при неполном разрушении спецбоезапасов будет следующим:

- общий уровень боеприпасов ВМФ на начало 60-х годов

- физические и технические решения, заложенные в конструкцию зарядов

- конструкция отдельных узлов боеприпасов

- количество боеприпасов на подводных лодках ВМФ этого проекта»

Начальник направления Главного штаба ВМФ капитан I ранга Л.Зайцев.

СПРАВКА О СОХРАННОСТИ ТРУПОВ ЭКИПАЖА ПЛ «К-129» И ВОЗМОЖНОСТИ ИХ ОПОЗНАНИЯ

Исходя из имеющихся о чрезвычайном происшествии данных, можно предположить, что трупы членов экипажа находятся в такой степени сохранности, которая позволит произвести опознание (идентификацию) их личности.

Это подтверждается опытом по подъему подводной лодки с глубины 270 метров. После пребывания ее на глубине в течении семи лет трупы сохранились и опознание их было возможным.

Начальник медицинской службы ВМФ генерал-майор медслужбы Е.Иванов.

... В октябре 1992 года директор ЦРУ Р. Гейтс во время встречи с Б. Ельциным передал Президенту России материалы, касающиеся гибели «К-129». Гейтс информировал Президента, что летом 1974 года специально построенное американское судно водоизмещением 36 000 тонн подняло носовую часть советской подводной лодки, затонувшей в марте 1968 года в северном районе Тихого океана. В лодке были обнаружены останки шести погибших, трое из них имели удостоверения личности: Виктору Лохову, Владимиру Костюшенко и Валентину Носачеву в момент гибели было по 20 лет. Остальных опознать не удалось.

Церемония погребения была снята американцами на пленку на тот случай, если русские попытаются обвинить американцев в неуважении к погибшим.

Погребение соответствовало нашему ритуалу. Их все еще ждут.

В апреле 1998 года я встретил в Санкт-Петербурге сына командира «К-129» капитана 1 ранга Владимира Ивановича Кобзаря.

«С 1982 года, - рассказал мне Андрей Владимирович Кобзарь, - я безуспешно пытаюсь получить хоть какую-нибудь информацию о судьбе отца. Неоднократно обращался в различные инстанции: в Московский горвоенкомат, в Главное управление кадров Министерства обороны с просьбой сообщить хотя бы ту информацию, которая рассекречена по прошествии стольких лет. В основном мне отвечали уклончиво. Неужели мы не имеем права знать правду?! Просил я и о том, чтобы мне передали на хранение, как дорогую память, отцовский орден „Красной Звезды“, который он не успел получить перед выходом в море в последний поход. И только в 1985 году, после обращения к Председателю Верховного Совета СССР просьба была удовлетворена...».

Сын погибшего командира подводной лодки любезно позволил мне снять копию с письма старшины 2 статьи В. Лисицына тоже служившего на «К-129». Это письмо Владимир Лисицын написал своим родителям за два дня до выхода в море. Володя окончил политехнический техникум и по призыву в армию был назначен на подводную лодку, на лодке его определили в ракетную боевую часть - вычислителем. Дело шло к демобилизации и предполагалось, что это его последний выход в море. К сожалению, поход, действительно, оказался последним...

«Скоро меня здесь не будет, — пишет старшина маме, Антонине Яковлевне и отцу Владимиру Леонидовичу, — так что письма пока мне не пишите. Месяца через два я сам о себе дам знать. У нас уже составили списки на демобилизацию. Грозятся где-то в мае-июне демобилизовать. Посмотрим, что у них получится из этого. У меня к вам просьба узнать, какие специальности есть в УПИ и какие документы нужны для поступления. Меня интересуют специальности, связанные с вычислительными машинами. Ну вот, кажется, и все. Бегу на корабль. За меня не беспокойтесь. Все должно быть хорошо. Скоро увидимся. До свидания. Целую, Владимир: 22.02.1968».

(Ксерокопия фотографии).

А эта фотография российского моряка-подводника с дизельной ракетной подводной лодки «К-129». Снимок этот вручил в 1994 году Евгению Примакову, тогда директору службы внешней разведки России американский сенатор Р. Смит. Фотография отпечатана с одного-единственного уцелевшего негатива фотопленки, которую американцы обнаружили на борту носовой части подлодки после ее подъема с глубины в 1974 году.

Спустя восемнадцать лет, как негатив оказался в Америке, газета «Известия» подробно рассказала о трагедии «К-129». «Известия» писали, что для этой цели ЦРУ и ВМС США провели беспрецедентную операцию, с использованием самых последних достижений науки и техники, но всю лодку поднять так и не смогли. Дескать она разломалась пополам при подъеме на глубине 2 700 метров. Сообщила газета и о том, что американские моряки захоронили поднятых ими погибших россиян со всеми воинскими почестями, которые предусматривал ВМФ СССР. Засняли этот ритуал на видеопленку и еще в октябре 1992 года передали ее России. До сих пор имена и фамилии всех погибших неизвестны. По одним данным их было в составе экипажа 78, по другим - 105, по третьим - 129 ... И многие в Петропавловске - Камчатском и других российских городах до сих пор ждут своих пропавших без вести сыновей и братьев.

Мы не знаем фамилию моряка, запечатленного на снимке. По номеру на его робе видно, что он из БЧ-3 - минно-торпедной боевой части. Кто знает и помнит его - отзовитесь...

Поскольку полные списки погибших на «К-129» моряков не опубликованы, я считаю своим долгом указать в этом скорбном перечне максимум данных о каждом из членов экипажа. Буду очень признателен, если читатели помогут откорректировать возможные неточности или разночтения, которые, увы, имеют место и спустя три с половиной десятилетия после катастрофы «К-129».


Список членов экипажа подводной лодки «К-19», погибших 8 марта 1968 года.

Штатный офицерский состав:

КОБЗАРЬ Владимир Иванович, 1930 года рождения, капитан I ранга, командир подводной лодки.

ЖУРАВИН Александр Михайлович, 1933 года рождения, капитан II ранга, старший помощник командира лодки.

ЛОБАС Федор Ермолаевич, 1930 года рождения, капитан III ранга, зам. командира лодки по политической части.

МОТОВОЛОВ Владимир Артемьевич, 1936 года рождения, капитан III ранга, помощник командира лодки.

ПИКУЛИК Николай Иванович, 1937 года хождения, капитан-лейтенант, командир БЧ-1.

ДЫКИН Анатолий Петрович, 1940 года рождения, лейтенант, командир электронавигационной группы БЧ-1.

ПАНАРИН Геннадий Семенович, 1935 года рождения, капитан III ранга, командир БЧ-2.

ЗУЕВ Виктор Михайлович, 1941 года рождения, капитан-лейтенант, командир группы управления БЧ-2.

КОВАЛЕВ Евгений Григорьевич, 1932 года рождения, капитан III ранга, командир БЧ-3.

ОРЕХОВ Николай Николаевич, 1934 года рождения, инженер-капитан III ранга, командир БЧ-5.

ЖАРНАКОВ Александр Федорович, 1939 года рождения, старший лейтенант, начальник РТС.

ЕГОРОВ Александр Егорович, 1934 года рождения, инженер-капитан-лейтенант, командир моторной группы БЧ-5.

Прикомандированный офицерский состав:

ЧЕРЕПАНОВ Сергей Павлович, 1932 год рождения, майор медицинской службы, врач ПЛ Приказом ГК ВМФ N 0106 от 18.01.1968 года в связи с тяжелыми семейными обстоятельствами был переведен во Владивосток преподавателем медицинского института. По разрешению ОК КТОФ был оставлен на ПЛ для обеспечения похода.

МОСЯЧКИИ Владимир Алексеевич, 1942 года рождения, старший лейтенант, командир группы разведки ОСНАЗ. Прикомандирован на период выхода в море. Командир группы разведки ОСНАЗ ПЛ «Б-50».

Рядовой и старшинский состав:

БОРОДУЛИН Вячеслав Семенович, 1939 года рождения, мичман, старшина команды рулевых-сигнальщиков.

ЛАПСАРЬ Петр Тихонович, 1945 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения рулевых-сигнальщиков.

ОВЧИННИКОВ Виталий Павлович, 1944 года рождения, матрос, рулевой-сигнальщик.

ХАМЕТОВ Мансур Габдулханович, 1945 года. рождения, старшина 2 статьи, старшина команды электриков навигац.

КРИВЫХ Михаил Иванович, 1947 года рождения, старший матрос, старший электрик штурманский.

ГУЩИН Николай Иванович, 1945 года рождения, старший матрос, командир отделения управления.

БАЛАШОВ Виктор Иванович, 1946 года рождения, старший матрос, старший электрик оператор.

ШУВАЛОВ Анатолий Сергеевич, 1947 года рождения, матрос, старший электрик оператор.

КИЗЯЕВ Алексей Георгиевич 1944 года рождения, старшина I статьи, старшина команды подготовки и пуска.

ЛИСИЦЫН Владимир Владимирович, 1945 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения борт. приборов.

КОРОТИЦКИХ Виктор Васильевич, 1947 года рождения, матрос, старший гироскопист.

САЕНКО Николай Емельянович, 1945 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения старта.

ЧУМИЛИН Валерий Георгиевич, 1946 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения торпедистов.

КОСТЮШКО Владимир Михайлович, 1947 года рождения, матрос, торпедист.

МАРАКУЛИН Виктор Андреевич, 1945 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения электриков торпедных.

ТЕРЕШИН Виталий Иванович, 1941 года рождения, мичман, старшина команды радиотелеграфистов.

АРХИВОВ Анатолий Андреевич, 1947 года рождения, матрос, радиотелеграфист.

НЕЧЕПУРЕНКО Валерий Степанович, 1945 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения телеграфистов.

ПЛЮСНИН Виктор Дмитриевич, 1945 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения мотористов.

ТЕЛЬНОВ Юрий Иванович, 1945 года рождения, старший матрос, старший моторист.

ЗВЕРЕВ Михаил Владимирович, 1946 года рождения, матрос, старший моторист.

ШИШКИН Юрий Васильевич, 1946 года рождения, матрос, старший моторист.

ВАСИЛЬЕВ Александр Сергеевич, 1947 года рождения, матрос, моторист.

ОСИПОВ Сергей Владимирович, 1947 года рождения, матрос, моторист.

БАЖЕНОВ Николай Николаевич, 1945 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения электриков.

КРАВЦОВ Геннадий Иванович, 1947 года рождения, матрос, моторист.

ГООГЕ Петр Иванович, 1946 года рождения, старшина 2 статьи, моторист.

ОДИНЦОВ Иван Иванович, 1947 года рождения, матрос моторист.

ОЩЕПКОВ Владимир Григорьевич, 1946 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения электриков.

ПОГАДАЕВ Владимир Алексеевич, 1946 года рождения, матрос, старший электрик.

БОЖЕНКО (иногда БАЖЕННО) Владимир Алексеевич, 1945 года рождения, старший матрос, старший электрик.

ОЖИМА Александр Никифорович, 1947 года рождения, матрос, электрик.

ГОСТЕВ Владимир Матвеевич, 1946 года рождения, матрос, электрик.

ДАСЬКО Иван Александрович, 1947 года рождения, матрос, электрик.

ТОЩЕВИКОВ Александр Николаевич, 1947 года рождения, матрос, электрик.

ДЕГТЯРЕВ Анатолий Афанасьевич, 1947 года рождения, матрос, электрик.

ИВАНОВ Валентин Павлович, 1944 года рождения, главный старшина сверх срочной службы, старшина команды машинистов трюмных.

СПРИШЕВСКИЙ (иногда - СПРИЩЕВСКИЙ) Владимир Юлианович, 1934 года рождения, мичман, старшина команды РТС.

КОШКАРЕВ Николай Дмитриевич, 1947 года рождения, матрос, В старший радиометрист.

ЗУБАРЕВ Олег Владимирович, 1947 года рождения, матрос, радиометрист.

БАХИРЕВ Валерий Михайлович, 1946 года рождения, старшина 2 статьи, химик-санитар.

ЛАБЗИН (иногда - ЛОБЗИН) Виктор Михайлович, 1941 года рождения, главный старшина сверх срочной службы, старший кок-инструктор.

МАТАНЦЕВ Леонид Владимирович, 1946 года рождения, старший матрос, старший кок.

ЧИЧКАНОВ Анатолий Семенович, 1946 год рождения, старшина 2 статьи командир отделения радиотелеграфистов.

КОЗИН Владимир Васильевич, 1947 года рождения, матрос, радиотелеграфист.

ЛОХОВ Виктор Александрович, 1947 года рождения, старший матрос, старший гидроакустик.

ПОЛЯКОВ Владимир Николаевич, 1948 года рождения, матрос, ученик машиниста трюмного.

ТОРСУНОВ Борис Петрович, 1948 года рождения, матрос, электрик

КУЧИНСКИЙ Александр Иванович, 1946 года рождения, старшина 2 статьи, старший инструктор.

КАСЬЯНОВ Геннадий Семенович, 1947 года рождения, матрос, ученик электрика штурманского.

ПОЛЯНСКИЙ Александр Дмитриевич, 1946 гора рождения, старшина 2 статьи, командир отделения машинистов трюмных.

САВИЦКИЙ Михаил Селиверстович, 1945 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения машинистов трюмных.

КОБЕЛЕВ Геннадий Иннокентьевич, 1947 года рождения, старший матрос, старший машинист трюмный.

СОРОКИН Владимир Михайлович, 1945 года рождения, старший матрос, старший машинист трюмный.

ЯРЫГИН Александр Иванович, 1945 года рождения, старший матрос, машинист трюмный.

КРЮЧКОВ Александр Степанович, 1947 года рождения, матрос, машинист трюмный.

КУЛИКОВ Александр Петрович, 1947 года рождения, старший матрос, командир отделения гидроакустиков.

КАБАКОВ Анатолий Семенович, 1948 года рождения, матрос, моторист.

РЕДКОШЕЕВ Николай Андреевич, 1948 года рождения, матрос, моторист.

По замене:

КУЗНЕЦОВ Александр Васильевич, 1945 года рождения, старшина 1 статьи старшина команды мотористов = 453 экипаж ПЛ.

ТОКАРЕВСКИХ Леонид Васильвич, 1948 года рождения, старший матрос, рулевой-сигналыцик = 453 экипаж ПЛ.

ТРИФОНОВ Сергей Николаевич, 1948 года рождения, матрос, старший рулевой-сигнальщик = 453 экипаж ПЛ.

ДУБОВ Юрий Иванович, 1947 года рождения, матрос, старший электрик-механик = 453 экипаж ПЛ.

СУРНИН Валерий Михайлович, 1945 пода рождения, старшина 2 статьи, старший электрик-механик = 453 экипаж ПЛ.

НОСАЧЕВ Валентин Григорьевич, 1947 года рождения, матрос, старший торпедист = 453 экипаж ПЛ.

ШПАК Геннадий Михайлович, 1945 года рождения, старшина 1 статьи, старший моторист = 453 экипаж ПЛ.

КОТОВ Иван Тихонович, 1939 года рождения, мичман, старшина команды электриков = 337 экипаж ПЛ.

НАЙМИШИН (иногда - НАЙМУШИН) Анатолий Сергеевич, 1947 года рождения, старший матрос, командир отделения радиометристов = ПЛ «К-163».

ХВАТОВ Александр Владимирович, 1945 года рождения, старшина 1 статьи старшина команды радиотелеграфистов = ПЛ «К-14».

ГУЩИН Геннадий Федорович, 1946 года рождения, старшина 2 статьи, специалист СПС = 337 экипаж ПЛ.

БАШКОВ Георгий Иванович, 1947 года рождения, матрос, машинист трюмный = 458 экипаж ПЛ.

АБРАМОВ Николай Дмитриевич, 1945 года рождения, главный старшина сверх срочной службы, командир отделения электриков = 337 экипаж ПЛ.

КАРАБАЖАНОВ (иногда - КАРАБОЖАНОВ) Юрий Федорович, 1947 года рождения, старший матрос, старший рулевой сигнальщик = ПЛ «К-163».

Стажеры:

КОЛБИН Владимир Валентинович, 1948 года рождения, матрос, моторист = 453 экипаж ПЛ.

РУДНИК (иногда - РУДНИН) Анатолий Иванович, 1948 года рождения, матрос, моторист = 453 экипаж ПЛ.

ПЕСКОВ Евгений Константинович, 1947 года рождения, матрос, старший трюмный = 453 экипаж ПЛ.

КРУЧИНИН Олег Леонидович, 1947 года рождения, матрос, радиотелеграфист = 453 экипаж ПЛ.

ПЛАКСА Владимир Михайлович, 1948 года рождения, матрос, ученик радиотелеграфиста = ПЛ «К-116».

МИХАЙЛОВ Тимур Тархаевич, 1947 года рождения, старший матрос, командир отделения радиометристов = 453 экипаж ПЛ.

АНДРЕЕВ Алексей Васильевич, 1947 года рождения, старшина 2 статьи, командир отделения гидроакустиков = ПЛ «К-163».

КОЗЛЕНКО Александр Владимирович, 1947 года рождения, матрос, торпедист = 453 экипаж ПЛ.

ЧЕРНИЦА Геннадий Викторович, 1946 года рождения, матрос, кок=ПЛ «К-99».

ПИЧУРИН Александр Александрович, 1948 года рождения, матрос, старший гидроакустик. Прибыл на «К-129» учеником гидроакустика 1 февраля 1968 года. Приказом командира дивизии был переведен в 453 экипаж. Однако фактически в экипаж не передавался и участвовал в подготовке подлодки к боевой службе. Перед выходом «К-129» старший помощник командира капитан II ранга Журавин о нахождении матроса ПИЧУРИНА на борту субмарины при докладе командиру дивизии не доложил и поданный им раньше список не откорректировал.

СОКОЛОВ Владимир Васильевич, 1947 года рождения, матрос, электрик = ПЛ «К-75».

Вечная память героям-подводникам!


Послесловие

В апреле 1999 года на телеканале НТВ состоялась премьера телефильма Е. Киселева «Тайна гибели К-129». Фильм создан совместно с американцами к 25-летию операции «Дженифер». Любая крупица информации о гибели «К-129» полезна, читатель уже знает из этой главы сколь настойчиво Правительство СССР хранило тайну «К-129».

28 апреля в «Красной Звезде» Андрей Гавриленко опубликовал статью со смелым заголовком: «Как погибла К-129». И на коварный, уже в течение тридцатилетия, вопрос: «Как?», - отвечает: «Причины гибели К-129 окончательно так и не установлены». Наиболее достоверной причиной гибели он приводит мнение уважаемого и известного подводника, в то время командира дивизии подводных лодок, в которую входила «К-129», контр-адмирала В. Дыгало. А именно, он считает причиной гибели «К-129»: «Ее столкновение с другой лодкой в подводном положении, ее название - „Суордфиш“ (меч-рыба). Маневрируя на критически близких дистанциях она ударила верхней частью своей рубки в днищевую часть нашей лодки».

Эту версию можно было бы принять за достоверную, если бы не те несколько десятков тысяч снимков, которые через несколько месяцев после гибели «К-129» произвела атомная лодка США «Хэлли-бат» с помощью глубоководного аппарата, о чем в мае 1999 года подробно изложил в газете «Совершенно секретно» А.Мозговой;

«... фотокамера запечатлела пролом в 10 футов (около 30 м) сразу за рубкой. Кроме того, оказались сильно поврежденными две кормовые ракетные пусковые установки в ограждении рубки. У них были сорваны крышки шахт. Ближняя к корме шахта — сильно погнута, а головная часть у ракеты отсутствовала. Не было боеголовки и у второй ракеты. Нетронутой оказалась только третья пусковая установка - та, что ближе к носу. А один фоторяд запечатлел скелет русского моряка, облаченного в штормовой реглан, стеганые штаны и тяжелые флотские сапоги. Тысячи крохотных морских червей роились в останках подводника».

Повреждения обоих лодок в верхней части однозначно отвергают версию их столкновения. Подводные лодки не могут делать «петлю Нестерова», входить и выходить из штопора, а архитектура корабля устанавливает критический дифферент и «угол заката» по крену.

Версия американцев о гибели «К-129» от взрыва аккумуляторной батареи не подтверждается статистикой: за период Второй Мировой и холодной войны по этой причине не погибла ни одна ПЛ. Гибли лодки от последствий взрыва АБ - пожаров, повреждений забортных систем. Мощность взрыва АБ никогда не разрушала прочный корпус, и, тем более, ракетные шахты, равнопрочные с прочным корпусом. На этой версии настаивают США.

Даже при взрыве топлива ракет в шахте ПЛА «К-219» в 1986 году пострадала одна шахта, была сорвана крышка и разрушен легкий корпус в этом районе. Характер повреждений на «К-129», как свидетельствуют снимки на месте гибели, в большей степени убеждает, что лодка погибла от столкновения с другим кораблем в надводном положении или на глубине.

А вот как видят развитие событий, связанных с гибелью «К-129», американцы. В 1998 году в США вышла книга Шерри Зонта-га и Коистофера Дрю «Игра в жмурки. Неизвестная история американского подводного шпионажа». В общем американцы, как и мы, придерживаются 3-х версий гибели «К-129»:

- Экипаж не справился с управлением

- Техническая авария, переросшая в катастрофу

- Столкновение с другим кораблем

Но настаивают они на второй причине, связывая ее со взрывом аккумуляторной батареи.

По мнению американцев — Зонтага и Дрю — факт исчезновения советской подводной лодки был установлен благодаря поисковой операции, начатой Тихоокеанским флотом. Командир американской лодки «Барб», которая несла службу в Японском море в районе Владивостока, обнаружил выход в море большого отряда кораблей, подводных лодок и вылет авиации, о чем немедленно донес в Главный штаб ВМС, причем корабли и ПЛ использовали свои гидроакустические средства в активном режиме. Командир «Барб» высказал предположение, что русские ищут свою затонувшую лодку. Он получил приказание продолжать слежение. Ориентировочное место гибели «К-129» американцы рассчитали по данным системы «СОСУС» под кодовым наименованием «Цезарь». Это место совпадало с районом поиска советских сил.

Здесь я немного вернусь к истории. Американцы вначале отказались от внедрения на подводных лодках крылатых ракет и демонтировали такой комплекс на единственной атомной лодке «Хэллибат». В 1965 году ее поставили на модернизацию и за два года вместо крылатых ракет «Регулус-2» оснастили новейшей гидроакустической, видео и фото аппаратурой, мощной ЭВМ по обработке информации, а также встроили в ангары бывших крылатых ракет две глубоководные мини подводные лодки с клешнями для захвата предметов со дна моря. Все это обошлось в 70 млн.долларов.

К моменту гибели «К-129» «Хэллибат» уже имела опыт работы по новой специальности, она искала обломки от ракет в северной части Тихого океана, в районах, куда их отстреливали стратегические лодки Северного флота. Как известно, эти районы сообщались в печати при каждом испытании баллистических ракет.

11 апреля 1968 года лодка вернулась с долгого похода ни с чем, командир получил «разнос» от командования и новое задание, утвержденное Белым домом — искать советскую подводную лодку типа «Гольф» (629 проекта). Цель похода знали только командир Мур и руководитель специальной начинки «Хэллибат» Кук. Для подводников и специалистов - наблюдателей за морским дном потянулись монотонные утомительные дни поисков и непрерывного наблюдения за приборами. Чтобы не терять внимательность, для операторов у телеаппаратуры продолжительность вахты была установлена 90 минут. Каждую неделю перезаряжали пленку в глубоководных аппаратах. Камера снимала 24 кадра в секунду. И вот он долгожданный успех: на стол легли кадры с силуэтом подводной лодки, это была «К-129». Сняли еще 22 тысячи кадров.

После операции «Дженифер» 4 сентября 1974 года (через 6 лет после гибели «К-129») директор ЦРУ Роберт Гейтс в октябре 1992 года передал Борису Ельцину видеопленку с записью церемонии захоронения тел шести моряков, поднятых из носовых отсеков ПЛ. Их перезахоронили в двухстах милях от Гавайских островов 4 сентября 1974 года с судна «Глюмар Эксплорер».

«К-129» уже давно не хранит никаких тайн, кроме одной - тайну своей гибели. Можно ли ее открыть? «Можно!» — считает Александр Мозговой и комдив В. Дыгало, если создать совместную российско-американскую комиссию и добросовестно изучить имеемые материалы и разрешить пока еще живым участникам событий рассказать людям, что они знают.

Время, время... Кобзарю — командиру было бы уже 69 лет, старпому Журавину - 66...

22 октября 1998 года на основании Указа Президента сыну командира Андрею, супруге старпома Журавиной Ирине Андреевне, супруге командира группы Зуевой Галине Николаевне вручены Ордена Мужества. Благодаря настойчивости Журавиной Ирины Андреевны сдвинуто с места дело восстановления доброй памяти о подводниках экипажа ПЛ «К-129».


Тайна гибели «С-117» не раскрыта

Тихоокеанский флот создавался в тридцатые годы нашего века. Времена были тревожными, протяженность морских границ огромная, защищаться нечем. Одной из первых была доставлена в состав молодого флота подводная лодка «Макрель». После отмены имен собственных в названиях подводных лодок, ей был приписан номер «Щ-117», так она стала щукой. Под этим именем она прославилась на всю страну, стала «стахановской», экипаж удостоили правительственных наград. И не напрасно: «Щ-117» доказала, что автономность подводных лодок ее класса можно резко увеличить, и тем самым продлить пребывание в океанских просторах в случае необходимости вести военные действия (сама субмарина в Великой Отечественной войне участвовала, война с Японией была скоротечной).

В 1950 году «щука» получила номер «С-117». 14декабря1952 года подводная лодка вышла на учение в районе южной части Татарского пролива. На следующий день в установленное время связи, лодка молчала. Только через сутки молчания командующий флотом вице-адмирал Г. Холостяков отдал приказ начать поиск. Дело в том, что командир «сто семнадцатой», капитан II ранга В. Красников, прошел всю войну на черноморских «малютках» и тот факт, что он уцелел, ни у кого не оставлял сомнений в его искусном управлении подводной лодкой. Однако ни спасательные суда, ни самолеты следов лодки не обнаружили...

«Опытные» начальники-царедворцы обеспокоились о своей карьере и должностных креслах. До смерти Сталина оставался еще год, и пока он еще крепко держал руку на пульсе страны разворачивая очередной виток репрессий в среде военных. Для доклада о случившемся «вождь всех народов» вызвал командование флотом, а на флот отправил комиссию для расследования во главе с адмиралом В. Андреевым.

«В это время, - вспоминает капитан I ранга В. Тесленко, начальник политотдела Бабушкин ни с того ни с сего вдруг заявил во всеуслышание, что лодка, скорее всего, уведена экипажем в Америку, так как в нем все поголовно - изменники Родины. Что значило тогда подобное обвинение, говорить не стоит. Почему Бабушкин так сделал, я не знаю. Может, решил подстраховаться на всякий случай. Жены офицеров со „сто семнадцатой“ тогда его чуть не убили... Впоследствии начальник политотдела Бабушкин стал контр-адмиралом, инспектором в Главпуре. Я, автор, его видел несколько раз во время проверок Северного флота.»

В докладной записке командующего Тихоокеанским флотом И.В. Сталину говорилось: «Есть основания предполагать, что подводная лодка погибла на больших глубинах. Ввиду того, что достоверных данных о причинах гибели „С-117“ нет, об обстоятельствах гибели подводной лодки можно только догадываться. Гибель могла произойти при следующих обстоятельствах: неправильное управление при погружении, неисправность материальной части, столкновение с надводным кораблем. Вместе с этим были рассмотрены возможности преднамеренного ухода лодки в Японию иди насильственного увода ее американцами. Личный состав имел высоко-моральное состояние и являлся политически надежным, поэтому „японскую“ версию считаем невероятной. А увод подводной лодки американцами, учитывая решимость личного состава, невозможным».

В районе учений флота находился теплоход «Горнозаводск», занимавшийся доставкой в Ванинский порт заключенных. В момент исчезновения «С-117», по записям в вахтенном журнале, теплоход стопорил ход, а капитан и команда на протяжении всего перехода были пьяны. Кроме того, обследование днища водолазами показало наличие на нем вмятин. Однако в конечном итоге гипотеза «столкновение» отпала.

В ожидании решения Москвы местное ЧК начало проверку штаба бригады подводных лодок. Подводников под конвоем каждую ночь возили на допросы, где издевались и глумились, вычисляли «врагов народа». Бывший начальник штаба бригады подводных лодок, капитан I ранга в отставке Ю. Бодаревский (впоследствии вице-адмирал, начальник управления кадров ВМФ) вспоминает: «Почти каждую ночь ко мне домой подъезжал „воронок“ и меня под вооруженной охраной везли на допрос. Допрашивал какой-то полковник. В нашем моряцком деле он разбирался плохо, но зато настроен был агрессивно и заранее видел во мне преступника. Он слушает, слушает, а потом внезапно кричит:

„Вы мне своими морскими штучками голову не морочьте! Выкладывайте начистоту, кто подводную лодку утопил?!“ И так каждую ночь. Успокаивал себя тем, что сидеть буду недалеко от дома. У нас вокруг гарнизона было несколько лагерей».

Вызванных в Москву заслушивали Маленков и Берия. Лаврентий Павлович, например, считал вполне возможным, что американцы могли посыпать море специальным «сонным» порошком и, усыпив команду, увести лодку к себе в Штаты.

Но последнее слово оставалось за Сталиным. Он ограничился внушением морскому министру (в то время было Министерство ВМФ) адмиралу Н.Г. Кузнецову и рекомендовал впредь подобных вещей не допускать. Как только решение вождя стало известно на Тихоокеанском флоте, из подплава исчезли чекисты, следователи и конвои.

Лодку продолжали искать еще в течение года, но безрезультатно. Ходили разговоры, что «С-117» могла торпедировать американская субмарина, так как это случилось в разгар Корейской войны и в Штатах и в Южной Корее особенно не церемонились с соблюдением различных Международных правил. Привожу малоизвестные факты. 26 июня 1950 года южнокорейские корабли обстреляли советское корабельное судно «Пластун». 8 октября того же года два американских истребителя типа «Шутинг стар» с авианосца «Мидуэй» со стороны моря нанесли бомбовый удар по нашему флотскому аэродрому «Сухая речка», находившемуся в ста километрах от корейско-советской границы. В результате один самолет был уничтожен и шесть - повреждены. 27 июля 1953 года над морем на траверзе реки Янцзы американский истребитель сбил транспортный самолет Тихоокеанского флота «ИЛ-12», совершивший полет с Порт-Артура в Уссурийск. Экипаж и все пассажиры погибли.

Причина гибели 52 моряков с подводной лодки «С-117» неизвестна и сегодня, но с уверенностью можно утверждать, что экипаж выполнил свой долг до конца. Я благодарен Владимиру Шигину, разыскавшему в «совсекретных» архивах информацию и списки погибших.


Список экипажа ПЛ «С-117» ТОФ, погибших 15 декабря 1952 года:

Капитан II ранга Красников В. А.

Капитан II ранга Вознюк С. Г.

Капитан III ранга Нечитайло В. Ф.

Капитан III ранга Лавриков А. М.

Капитан-лейтенант Карцемалов В. С.

Старший лейтенант Котов Н. С.

Старший лейтенант Янчев В. П.

Старший инженер-лейтенант Утман Я. М.

Старший инженер-лейтенант Кардаполов А. М.

Старший лейтенант медицинской службы Коломиец А. Д.

Лейтенант Еременко А. И.

Лейтенант Винокуров И. Г.

Старшина 1 статьи сверхсрочной службы Савенок Ф. М.

Старшина 2 статьи Першаков Л. П.

Старшина 2 статьи Бочков В.Н.

Старшина 2 статьи Михаильцев С. В.

Старший матрос Григоров М. И.

Старшина 2 статьи Богуш В. А.

Старший матрос Неволин И. Н.

Старший матрос Ставер Н. К.

Старшина 2 статьи Литовчеико П. К.

Старший матрос Савченко Д. Н.

Старший матрос Иванов Г. М.

Старший матрос Крохалев С. Н.

Старший матрос Зюбин А. Н.

Старший матрос Торгашин Н. Ф.

Матрос Терехов Ю. Д.

Матрос Елагин М. Н.

Матрос Огнетов А. П.

Матрос Бельков А. И.

Матрос Вандышев Н. И.

Матрос Мухин В. А.

Матрос Муравьев Е. А.

Матрос Кривцов И. И.

Матрос Татюник А. А.

Матрос Шихалев А. А.

Матрос Зоткин Т. И.

Матрос Ганжа Г. А.

Матрос Кузнецов В. А.

Матрос Рудковский И. Ф.

Матрос Королев В. С.

Матрос Калькой И. П.

Матрос Зимнов И. П.

Матрос Кириллов В. С.

Матрос Варивода С. М.

Матрос Кацун Г.Я.

Матрос Сенин Г.А.

Матрос Кроваленко М. М.

Матрос Весело Н. А.

Матрос Маркин Н. Д.

Фамилии двух членов экипажа установить пока не удалось.

Вечная память героям-подводникам!


Подводные уникумы


Подводные уникумы

О некоторых важнейших событиях в советском военно-морском флоте мы узнавали спустя лишь многие и многие годы после их свершения. И речь не только о катастрофах. Тайной остаются также подвиги, победы и достижения. Парадокс, конечно, но только из сообщений о трагедии подводной лодки «Комсомолец» мы полностью узнали ее тактико-технические данные и самое главное достоинство - способность погружаться на 1000 метров. Этого не делала, и до сих пор еще не может сделать ни одна боевая подводная лодка мира!

А ведь в ВМФ СССР было осуществлено немало уникальных проектов. Судьбе некоторых из отечественных уникумов и посвящается эта глава.


Парогазотурбинная «С-99»

Подводная лодка «С-99» проекта 617 была единственной отечественной субмариной с парогазотурбинной установкой, работавшей в подводном положении. Установка работала на перекиси водорода, и принцип ее действия был таков: перекись водорода подается в камеру разложения насосом, под давлением 40 кг/см2. В камере, в результате окисления, образуется парокислород. Он поступает в камеру сгорания, куда впрыскиваются также топливо и вода, в результате получается парогазовая смесь, которая и поступает на турбину. А углекислый газ и пар выбрасываются.

Подводная лодка «С-99» была заложена на ленинградском заводе «Судомех» в феврале 1951 года и спустя год спущена на воду. К 20 марта 1956 года субмарина прошла государственные испытания и приступила к опытной эксплуатации с отработкой полного курса задач. Она вошла в состав Кронштадтской дивизии подводных лодок.

Подводная лодка состояла из 6 отсеков. В пятом, необитаемом, располагалась парогазотурбинная установка мощностью 7250 лошадиных сил. Для обеспечения надводного хода имелся дизель, два дизельгенератора, два дизелькомпрессора и один электрокомпрессор.

29 мая 1959 года на подводной лодке, находившейся в полигоне в районе Лиепая, производились испытания по запуску ПГТУ на различных глубинах. На глубине 40 и 60 метров запуски прошли нормально. А при проверке запуска на глубине 80 метров в пятом отсеке произошел взрыв... Лодка, почти без хода, начала погружаться с дифферентом на корму.

Командир подводной лодки капитан 3 ранга В.П. Рябов немедленно дал команду на аварийное продувание главного балласта. Фактор времени был здесь исключительно важен. Расчеты доказали, что если бы командир задержался с принятием решения на 180 секунд, лодка легла бы на грунт и была раздавлена забортным давлением. Однако лодку сумели удержать: на глубине 115 метров при дифференте на корму 20° погружение прекратилось. «С-99» начала всплывать.

После всплытия дифферент составлял 6° на корму. Тем не менее он увеличивался, и это свидетельствовало, что забортная вода поступает в прочный корпус, в кормовой отсек, или повреждены цистерны главного балласта. При продувании балластных цистерн дифферент отходил до 6°, но затем возрастал снова... Затоплены оказались пятый отсек и две цистерны главного балласта No 7 и No 8. Откачать воду из 5 отсека не удалось, и положение - субмарины было незавидным.

Несмотря на то, что после всплытия «С-99» к ней подошли наши корабли, командир принял решение идти в базу самостоятельно. Запустили дизельгенератор и все три компрессора. Шли под электродвигателем в режиме экономичного хода, и продуванием кормовых ЦГБ старались удержать дифферент в пределах 6°.

Переход в базу продолжался 12 часов. За это время смогли откачать воду из кормовой дифферентной цистерны. В кормовом отсеке несли вахту моторист, электрик и рулевой. Все трое были отрезаны от всего экипажа, но продолжали выполнять свои обязанности. И только по пришествии в базу, когда корма была приподнята краном, появилась возможность отдраить выходной люк и выпустить моряков из ловушки.

Анализ этой тяжелой аварии показывает грамотные, четкие и своевременные действия командира и экипажа «С-99». Быстро и правильно были выполнены все первичные мероприятия в отсеках. Проявили высокое мастерство в центральном посту трюмные машинисты, обеспечившие немедленное и правильное выполнение команды по аварийному всплытию. После всплытия командир лодки и командир БЧ-V капитан-лейтенант В.П. Карпов, в целом правильно оценили состояние корабля и предприняли необходимые меры для сохранения его продольной остойчивости. Одним словом, экипаж продемонстрировал отличную техническую и морально-психологическую подготовку.

Однако восстанавливать «С-99» после аварии на флоте не стаяли. К тому времени конструкторы уже разрабатывали новый проект двухвальной подводной лодки с парогазотурбинной установкой. Но и этот, новый, проект 643 тоже не получил реализации: в 1958 году на ходовые испытания в Белом море вышла первая атомная подводная лодка СССР — «К-3»... Полным ходом шло строительство сразу трех проектов атомных подводных лодок. И, конечно же, атомоходы закрывали все проблемы, связанные с двигателем субмарин.

А командир «С-99» В.П. Рябов впоследствии служил заместителем командующего Северным флотом, стал вице-адмиралом. Подводники относились к нему не только с почтением, полагающимся адмиральскому чину, но и с глубочайшим уважением! Как к командиру, сумевшему победить грозную океанскую стихию, и спасти экипаж, корабль и себя!


«Жидкий металл»

Запись в журнале

ЖМТ - так сокращенно специалисты называют атомные энергетические установки, в реакторе которых циркулирует расплавленный металлы — жидкометаллический теплоноситель. Он прокачивается насосами через раскаленные урановые стержни реактора, «снимает» с них тепло и переносит его в парогенераторы. Сюда же подается вода, в результате образуется пар, который идет на турбины, вращающие винт, и на турбогенераторы, вырабатывающие электроэнергию. Таков, в общих чертах, механизм превращения тепла реактора в кинетическую и электрическую энергии.

Атомные подводные лодки с реакторами на ЖМТ строили, наряду с водо-водяными энергоустановками, и в США, и у нас. Американцы установили такой реактор на своей второй атомной подлодке «Си Вульф», мы - на шестой. Уникальная «К-27» проекта 645 была принята в состав ВМФ в 1963 году.

Главным конструктором этого корабля стал Александр Назаров, а главным наблюдающим за проектом назначили Александру Донченко. В истории Военно-Морского Флота России это единственный случай, когда женщина окончила Военно-морскую академию им. А. Крылова (сейчас имени адмирала Н. Кузнецова) и дослужилась до звания инженера - капитана 1 ранга.

Проектирование энергоустановки и корабля было завершено в 1956 году. Два года спустя его заложили на судоверфи Северодвинска, а 1 апреля 1962 года он был спущен на воду.

Я принимал участие в заводских испытаниях ПЛА «К-27» в качестве помощника флагманского инженера-механика соединения подводных лодок по автоматике и телемеханике. Председателем правительственной комиссии по приемке этой подлодки был вице-адмирал Георгий Холостяков, человек легендарной судьбы. Он командовал флотом, пережил сталинские репрессии. Великую Отечественную войну... А погиб в пожилом возрасте от бандитской руки в своей московской квартире.

Заместителем председателя комиссии и научным руководителем назначили контр-адмирала Ивана Дмитриевича Дорофеева, доктора технических наук.

Заводские и государственные испытания выявили как преимущества, так и недостатки энергоустановок нового типа. Установка с жидким металлом была более мобильна, для выхода на мощность ей требовалось несколько минут, тогда как водо-водяной - несколько часов. Параметры первого контура по давлению были на два порядка ниже, а энергоемкость реактора, при равных габаритах, - выше. Выше была и температура первого контура и пара.

Главным же недостатком жидкометаллических реакторов являлась угроза замерзания сплава: в случае, если температура первого контура станет ниже температуры плавления. Поэтому при стоянке подлодки в базе реактор следовало поддерживать на мощности 1,5—2 процента - для обогрева сплава. Значит, постоянно нести вахту. Береговое обеспечение также требовало постоянного источника пара.

К слову сказать, американские ученые применили сплав на основе натрия и калия (реактор на быстрых нейтронах), и у них эти реакторы не пошли. В наших реакторах применялся эвтектический сплав Pb-Vi (свинец-висмут). И еще. Вводили такое эксплуатационное понятие, как регенерация сплава. Это означало, что через определенный период эксплуатации потребуется удаление образующихся в сплаве окислов и шлаков. Именно это и послужило причиной аварии уникальной энергоустановки при кратковременном выходе подлодки в море. По результатам испытаний и походов подводной лодки «К-27» была построена целая серия атомоходов с жидкометаллическими реакторами. Головная этой серии так и не закончив испытаний, позже была разрезана на две части. Носовую часть отбуксировали в Ленинград на завод-строитель, а кормовую оставили в Северодвинске. Что дало повод злословить противникам: «Самая длинная лодка в мире — нос в Ленинграде, корма — в Северодвинске...».

Первым командиром «К-27» назначили Ивана Ивановича Гуляева. Экипаж, согласно заведенному порядку, еще до приемки субмарины прибыл в Обнинск на обучение. Параллельно с водо-водяным стендом в учебном центре смонтировали жидкометаллический, и после окончания курса экипаж Гуляева направили в Северодвинск, к месту строительства подводной лодки.

Успешно выполнив в 1963 году программу испытаний, лодка ушла в главную базу флота, где ей уже было приготовлено стояночное место.

По прибытии к месту базирования «К-27» начала готовиться к своему первому походу в экваториальные широты. Поход был самым длительным для того времени - 60 суток под водой.

В середине 1965 года подводная лодка вышла во второй поход в Средиземное море. Командовал ею капитан 2-го ранга П. Леонов, электромеханической боевой частью руководил Олег Нагорских (впоследствии контр-адмирал) и такие его помощники, как С. Полетаев, А. Иванов, А. Шпаков, В. Ничипуренко, Ю. Сорокин, В. Зубков, В. Соколовский. Они обеспечили безаварийную работу установки в период походов.

Вернувшись из Средиземного моря, лодка пришла в Северодвинск на судоверфь, которая ее родила, и встала к тому же причалу, от которого ее оторвали, словно ребенка от пуповины. Здесь «К-27» снова прочно и надолго связали береговыми коммуникациями, обеспечивавшими жизнь реактора. Предстояла перезарядка реакторов, и кульминационным моментом этой операции была выемка из реактора отработанной активной зоны. После этого, длившегося несколько месяцев, первого этапа последовал осмотр внутренностей корпуса реактора и загрузка в расплавленный металл свежей активной зоны.

Хочу пояснить: «активная зона» - это блок, в котором вмонтированы урановые стержни. Забавно вспоминать, но в первые годы обучения экипажей в Обнинске слово «реактор» произносить запрещалось. Это приравнивалось к разглашению государственной тайны. Даже на лекциях перед своими слушателями преподаватели реактор называли «кристаллизатором». Хотя из магазинных очередей в Северодвинске наши жены приносили порой такие тайны, что мы только диву давались...

После перезарядки реакторов надо было вновь смонтировать системы и механизмы, а также провести швартовые и ходовые испытания.

В мае 1968 года субмарина совершила переход из Северодвинска в главную базу и приступила к отработке курсовых задач. За 2-3 дня «К-27» должна была провести контрольный выход и развить 100-процентную мощность. Однако парогенераторы на левом борту давали хронические микротечи, и это благоприятствовало образованию окислов и шлаков теплоносителя. Командир БЧ-5 А.А. Иванов давно требовал температурной регенерации сплава. Эта операция связана со стоянкой подлодки у причала, а такую возможность найти было не просто, ведь лодка связана с другими системами флота, зависит от погоды, авиации и т.п. И хотя Иванов записал в журнал: «БЧ-5 к выходу в море не готова», мнение главного инженера корабля попросту проигнорировали. Лодка вышла в полигон боевой подготовки.

Кроме 124 человек штатного личного состава, на ее борту находились представители главного конструктора по реакторной установке В. Новожилов, И. Тачков и представитель НИИ Л. Новосельский. В 11 часов 35 минут 24 мая стрелка прибора, показывающего мощность реактора левого борта, вдруг резко пошла вниз. На пульте управления главной энергоустановки находился в это время и командир БЧ-5. Иванов понял: чего он опасался, все-таки случилось... Окислы теплоносителя закупорили урановые каналы в реакторе, как тромбы — кровеносную систему человека. Кроме того, вышел из строя насос, откачивающий конденсат. Тот самый, от которого образовались окислы.

В последующем расчеты показали, что разрушилось до 20 процентов каналов. Из этих разрушенных от температурного перегрева, - попросту говоря, сгоревших - каналов реактора теплоноситель разносил высокоактивный уран по первому контуру, создавая опасную для жизни людей радиационную обстановку. Даже во втором отсеке, где расположены кают-компания и каюты офицерского состава, уровень радиации достиг 5 рентген. В реакторном отсеке он достигал 1000 рентген, в районе парогенераторов -1500... Напомню, что допустимая для человека норма - 15 микрорентген. Переоблучился весь экипаж, но смертельную дозу получили в первую очередь те, кто работал в аварийной зоне.

Возвращение в базу

В марте 1998 года, спустя 30 лет после аварии на «К-27», я в очередной раз находился на излечении в Научно-лечебном центре ветеранов подразделений особого риска и встретился там со своим сослуживцем по атомным подводным лодкам на Северном флоте контр-адмиралом Валерием Тимофеевичем Поливановым.

Поведал ему, что продолжаю работать над атомной темой о подводниках и просил поделиться своими воспоминаниями и фотографиями в период службы на 17 дивизии подводных лодок в Гремихе. Через некоторое время он прислал мне письмо, в котором рассказал об аварии на «К-27». В 1968 году капитан 1 ранга Поливанов был начальником политотдела дивизии, и о событиях на лодке осведомлен был очень хорошо.

«25 мая 1968 года мы с командиром дивизии контр-адмиралом Михаилом Григорьевичем Проскуновым около шести вечера прибыли на плавпричал - встречать пришедшую с моря подводную лодку „К-27“. Это была плановая встреча, никаких тревожных сигналов с моря не поступало. После швартовки на пирс вышел командир капитан 1 ранга Павел Федорович Леонов и доложил:

- Товарищ комдив, лодка прибыла с моря, замечаний нет! Мы с ним поздоровались, а следом за командиром на причал сошли заместитель командира по политчасти капитан 2 ранга Владимир Васильевич Анисов и начальник медслужбы майор медицинской службы Борис Иванович Ефремов. Оба, словно в нерешительности, остановились в нескольких шагах от нас. Я подошел к ним, и после приветствий доктор доложил: обстановка на подводной лодке не нормальная... Специалисты и командир реакторного отсека едва ходят, больше лежат, травят. Короче, налицо все признаки острой лучевой болезни. Я подвел их к командиру дивизии и командиру Леонову и попросил доктора повторить то, о чем он только что рассказал мне. Командир корабля П.Ф. Леонов посмотрел в его сторону и произнес:

- Уже, доложились!..

Доклад врача Леонов прерывал комментариями, дескать, личный состав долго не был в море. В море - зыбь, поэтому травят... И не стоит поднимать паники, если моряки укачались.

В это время к нам подошел специалист из береговой службы радиационной безопасности с прибором в руках и заявил:

- Товарищ адмирал, здесь находиться нельзя, опасно!!!

- А что показывает твой прибор? - спросил я. И услышал в ответ:

- У меня прибор зашкаливает.

Оценив обстановку, комдив объявил боевую тревогу. Подводные лодки, стоявшие на соседних причалах, были выведены в точки рассредоточения. Мы с комдивом убыли в штаб дивизии. Командующему Северным флотом доложили о ЧП по „закрытому“ телефону и шифровкой. Я доложил в Политуправление флота.

Было принято решение убрать весь личный состав с подводной лодки, кроме необходимого числа специалистов, которые должны обеспечивать расхолаживание энергоустановки. Я вновь поехал на причал. По пути приказал сажать в автобус в первую очередь спецтрюмных, вышедших с подводной лодки, видел, как вели под руки лейтенанта Офмана. Его держали двое, и он с трудом двигал ногами... Остальные спецтрюмные также выглядели не краше. Автобус сделал несколько рейсов до казармы, пятнадцать человек, наиболее тяжелых, сразу же поместили в дивизионную санчасть. Посильную помощь оказывали корабельные врачи, в гарнизонном госпитале спецотделений тогда еще не было.

Около 23 часов стали звонить из Москвы, Обнинска, Северодвинска и других городов, связанных со строительством и созданием этой подводной лодки. Все просили информации о случившемся и давали рекомендации по своей части.

Около 2 часов, вспомнив о подобной ситуации с „К-19“, мы с комдивом пошли в госпиталь и начали угощать людей апельсиновым соком и спиртом. На флоте бытовало мнение, что алкоголь повышает сопротивляемость организма к радиации. На следующий день к нам, в забытый богом край, прибыл вертолет с военным и гражданским медперсоналом. С ними также прибыл главный радиолог министерства здравоохранения СССР А. Гуськова, Посетив больных, которые еще не пришли в себя, она пожурила нас за самодеятельность со спиртом. Гуськова безотлучно находилась при больных до самого момента их отправки в первый Военно-Морской госпиталь г. Ленинграда.

Был установлен воздушный мост из вертолетов (аэродрома в Гремихе нет), и в дивизию оперативно доставляли нужных специалистов, материалы, оборудование и медикаменты. 27 мая прибыли два академика А.А. Александров и А.И. Лейпунский (он был разработчиком отечественной установки), заместитель министра судостроительной промышленности Л.Н. Резунов, заместитель Главкома ВМФ адмирал П.Г. Котов, командующий СФ адмирал С.М. Лобов, начальник политуправления Северного флота вице-адмирал Ф.Я. Сизов...

Командование ВМФ решило отправить весь экипаж в 1-й госпиталь ВМФ в г. Ленинград. Пробыли больные там до конца июля. В течение первого месяца умерло восемь человек. А остальные были освидетельствованы, признаны годными к службе на атомных лодках и отправлены в отпуск.

19 ноября 1999 года я, будучи в Питере, зашел в клуб моряков-подводников, что на 9 линии Васильевского острова и получил ксерокопии писем старшины 2 статьи Мазуренко Вячеслава Николаевича, который был на этой ПЛ турбогенераторщиком и попал вместе с экипажем в аварию. Вот свидетельство участника событий 30-летней давности: в 24 мая с. г. исполняется 30 лет как произошла авария ядерного реактора на „К-27“, которая повлекла гибель нескольких моих сослуживцев по атомоходу. 28 мая на личном самолете главкома Северного флота Лобова, пишет старшина Мазуренко, нас первых десять человек отправили в Ленинград в 1-й ВМОЛГ (Военно-морской ордена Ленина госпиталь). Через пару недель пятеро из прибывших умерли. За эти 30 лет жизнь разбросала моих друзей в различные уголки нашей бывшей Великой страны. Я стараюсь поддерживать связь, ни на Украине, ни в России никто не получил материальной компенсации за потерю ни за потерю кормильца, ни за потерю здоровья».

Командир капитан 1 ранга Леонов отправился в госпиталь лишь в конце июля; расхолаживание главной энергетической установки вызвало массу трудностей. Офицеров, знающих и имеющих опыт эксплуатации, было катастрофически мало. Пришлось отыскивать по всему Союзу ранее служивших на подлодках и ушедших в другие организации, училища, НИИ, учебные центры. В Севастополе разыскали братьев-близнецов Придатко - они служили в первом экипаже «К-27», нашли и других. Все, узнав о беде, приехали добровольно.

28 мая, спустя три дня после аварии, уже была назначена правительственная комиссия под председательством заместителя главкома адмирала П.Г. Котова. О том, какое значение придавалось случившемуся, говорит хотя бы состав комиссии: два академика, восемь первых заместителей союзных министров, главные конструкторы и разработчики системы... Итого - 25 человек.

Комиссии предстояло решить и ответить на множество вопросов. Но главными из них были всего два:

Почему произошла авария?

Что делать с аварийной лодкой?

Акт

Комиссия работала 40 суток, и большую часть этого времени в ее работе принимал участие и командир. С помощью Леонова хотели уточнить реальную обстановку на корабле в момент аварии и после нее. В результате в акт было записано примерно следующее:

«24 мая 1968 года в Баренцевом море в подводном положении при возвращении подводной лодки „К-27“ в базу проводилась проверка работы ГЭУ на переменных режимах с подъемом мощности до 90 процентов. На реакторе левого борта при достижении нормативных 90 процентов мощность самопроизвольно начала снижаться. Это было зафиксировано приборами. Однако оператор продолжал высвобождать реактивность, поднимая компенсирующую решетку реактора. В данной ситуации делать этого не следовало. Реактор в конечном итоге заглушили, но сгорело до 20 процентов тепловыделяющих элементов реактора и ядерное горючее, обладающее мощной гамма-активностью, уже было разнесено по 1 контуру. Особенно мощную направленность гамма-поток имел в нос и левый борт. Поэтому первыми умерли торпедист и старшина команды штурманских электриков, оказавшиеся в зоне радиоактивного луча.

Команда спецтрюмных, во главе с лейтенантом Офманом и под личным руководством командира БЧ-5 капитана 2 ранга Иванова приступила к необходимым аварийным работам в реакторном отсеке. Произвела переключения в различных системах вручную. В результате все они получили самые мощные дозы облучения и впоследствии некоторые из них умерли. Несмотря на объективные показания корабельных стационарных и переносных дозиметров, аварийная тревога не объявлялась. Впоследствии командир объяснял, что не сделал этого, дабы не создавать паники на корабле. Его учили, что на реакторе „К-27“ не может быть гамма-активности. Так пояснял Павел Леонов.

Начальник химической службы лодки капитан 3 ранга Донченко настойчиво докладывал командиру об угрозе, которая нависла над жизнью людей. Но командир с ним не соглашался и предлагал выбросить за борт „неисправные приборы“. Более того, жизнь на подводной лодке шла обычным чередом: своевременно были проведены и обед, и ужин.

Авария произошла, как считает комиссия, из-за перегорания активной зоны реактора в результате закупоривания окислами ЖМТ проходных отверстий в каналах реактора. А причиной переоблучения личного состава явилась неправильная оценка обстановки командиром корабля, несмотря на настойчивые доклады подчиненных специалистов о наличии радиоактивности».

Комиссия приняла решение оставить субмарину в базе, в Гремихе. Но для этого требовалось усилить биологическую защиту реакторного отсека. С двух областей. Мурманской и Архангельской, и республики Карелия пришлось собирать всю свинцовую дробь.

Участник последнего выхода «К-27» в море, гражданский специалист Виталий Владимирович Новожилов рассказывал: «Из Москвы и Ленинграда группами прибывали ученые, конструкторы, военные специалисты, чтобы на месте осмыслить причины аварии и устранить ее последствия. Подчеркну, что почти все они принимали личное участие в работах, степень риска которых ни у кого из них, людей знающих, не вызывала сомнений. Вспоминаются такие имена: Б. Громов (ныне академик), В. Степанов, К. Карих, А. Назаров, Г. Тачков (брат И. Тачкова, участника похода), В. Акимов, В. Чистяков, Л. Парнев, Л. Ромашков, Ю. Задерман (начальник технического управления СФ, контр-адмирал), Г. Румянцев, С. Придатко, А. Шпаков...

Когда было принято решение изолировать самый опасный район внутри подводной лодки мешочками со свинцовой дробью, тут же встал Вопрос: „А кто будет заносить и укладывать эти мешочки? Роботов таких нет, приспособлений тоже“. (Позже, в Чернобыле, из сбрасывали с вертолетов - Н.М.). Но вопрос сам собой отпал, когда Слава Степанов положил на стол чистый лист бумаги и сказал: „Пиши, первый - Степанов...“. Через несколько минут лист был заполнен».

Прощай, субмарина…

Почти 15 лет «К-27» простояла в Гремихе. На ней проводили различные технические эксперименты, даже вышли на мощность правым бортом. Потом перебазировали в Северодвинск, чтобы подготовить к затоплению.

В конце 1981 года, будучи начальником Технического управления Северного флота, я зашел на стоящую в заводском доке субмарину. Встретил меня капитан второго ранга Алексей Иванов. Да-да, тот самый командир БЧ-5, решившийся в 1968-м на нелегкий шаг записать в журнале: «БЧ-5 к выходу в море не готова». Во время аварии Иванов получил 300 рентген, однако, отлежавшись в госпитале, попросил оставить его на «своей» лодке. Он ведь в состав первого экипажа «К-27» вошел еще в 1958-м. Командиром турбинной группы принимал подлодку из новостроя и более 20 лет преданно ей служил.

Безусловно, для Иванова не было секретом, что авария навсегда угробила уникальный атомоход. И что выйти в море ему больше не суждено, понимал тоже. Единственное, что сулило будущее субмарине, - это «саркофаг» для реактора и могила на глубине 4000 метров (такова была рекомендация МАГАТЭ для минимальной глубины захоронения твердых РО). Однако привязанность человека к своему кораблю - самая трогательная, самая непостижимая вещь в суровых, порой жестоких буднях военного флота...

Мы прошлись от центрального отсека до кормового. В основном меня интересовал реакторный - там готовили «слоеный пирог» из твердеющей смеси, битума и других защитных долговечных материалов. И я, и Иванов знали, что подводную лодку готовят к захоронению, но об этом, не сговариваясь, молчали.

Поразило идеальное содержание корабля. Чистота царила такая, что по поручням можно было спускаться в белых перчатках. И это - при сокращенном в три раза экипаже. С какой же любовью содержал материальную часть бессменный старожил Иванов!..

В 1991 году, заканчивая работу над книгой «Атомная подводная эпопея», я искал участников событий за тридцатилетнюю историю атомного флота. Наконец встретился с А. Ивановым. Уже будучи на пенсии, он переезжал из Северодвинска в Санкт-Петербург. Привожу его рассказ дословно:

«В сентябре 1982 года лодку отбуксировали в Карское море. Недалеко от северо-восточного берега Новой Земли было намечено место ее затопления. Открыли кингстоны, заполнили главную осушительную магистраль. Я поднялся на мостик, снял флаг и положил его за пазуху. Сходил с корабля последним. Вся моя жизнь практически была отдана этой подводной лодке... С буксира торопили криками и жестами, я прыгнул в шлюпку. Стальное тело лодки, каждый сантиметр которого был мне знаком, спокойно колыхалось совсем рядом. Я поцеловал его и, не выдержав, заплакал. Но субмарина не спешила тонуть: она все больше заваливалась на нос, и, наконец, застыла с задранным хвостовым оперением. Было ясно, что ее нос уперся в грунт. А ведь длина лодки составляла всего 109 метров, значит, затопление, вопреки рекомендациям МАГАТЭ, произвели на глубине примерно 33 метров.

Оставить „К-27“ в таком положении, конечно, было невозможно. Буксир-спасатель „наехал“ на хвост, пробив балластные цистерны, и вскоре вода сомкнулась над ней». Это произошло в точке с координатами 72°ЗГ с.ш. и 55°30' в.д.

На каком-то мероприятии один из участников захоронения ПЛ «К-27» поспешно сунул мне фото «похоронной команды», и исчез не назвавшись.

Список умерших после аварии на ПЛ «К-27»

мичман Владимир Воевода - 07.06.1968 г.

мичман Николай Логунов - 09.01.1995 г.

старшина 2 статьи Виктор Гриценко - 16.06.1968 г.

старшина 2 статьи Александр Петров - 24.06.1968 г.

старшина 2 статьи Владимир Пономарев - 29.05.1968 г.

старший матрос Владимир Куликов - 18.06.1968 г.


«Альфа»

В апреле 1982 года на боевой службе подо льдом в Баренцевом море на подводной лодке «К-123» по классификации НАТО «Альфа» (атомные ПЛ пр. 705. Теплоносителем в реакторе является жидкий металл (ЖМТ) - эвтектический сплав свинца и висмута (РЬ, VI), в результате разрыва первого контура произошел выброс жидкого раскаленного металла в отсек, вытекло около 2 тонн сплава. Подводная лодка отбуксирована в базу, личный состав не пострадал. В заводских условиях реакторный отсек был полностью заменен, операция длилась около 9 лет.

Уникальная подводная лодка XX века - пр.705, «Истребитель подводных лодок». Экипаж - 23 человека (18 - офицеров, 5 мичманов). Водоизмещение - 3600 тонн; скорость - более 40 узлов. Один реактор на промежуточных нейтронах с жидкометаллическим теплоносителем, мощность - 177 мвт. Одна турбина 40000 л/с, один вал, один винт, два турбогенератора по 1500 кВт, 380 в, 400 герц. Построено 7 единиц 1964-1983 гг. в Ленинграде (ЛАО) и Северодвинске (СМП). Проектант — СКБ-143, Волна-Ленинград. Главный конструктор М.Г. Русанов, с 1977 г. - В.А. Ромин. Титановый корпус, разделенный на шесть отсеков, обеспечивает погружение на 400 метров. Комплексно-автоматизированная система всех процессов на корабле позволяла управлять энергетикой, кораблем, наблюдением, связью, оружием, экипажем. Единственный жилой отсек - III. В нем располагался весь экипаж. На первой палубе центральный пост, на второй - каюты, в трюме - кают-компания, камбуз и хранилище сублимированных (замороженных) продуктов в виде готовых блюд. Центральный пост представлял собой уникально оборудованное помещение, где по бортам располагались пульты управления. По левому борту - от носовой переборки в корму - пульты управления движением корабля, погружением и всплытием, электроэнергетической системой, главной энергетической установкой, радиосвязью и радиоразведкой; По правому борту - пульты управления боевой информационной системой, оружием, гидроакустическим комплексом, навигацией и радиолокацией. Таким образом, командир подводной лодки имел возможность одним взглядом окинуть весь экипаж и в считанные секунды принять решение, соответствующее обстановке, отражаемое на экранах и пультах управления. Остальные отсеки необитаемы. Третий отсек, в случае аварии, мог всплыть вместе со всем экипажем как всплывающая камера.

В первом отсеке размещались торпедные аппараты и аккумуляторная батарея, во втором - электроэнергетическая система, в четвертом — ядерный реактор и его оборудование, в пятом - главная турбина (ГТЗА) и в шестом - гребные электродвигатели, приводы рулей, опреснительная установка и другое вспомогательное оборудование. Однако главным недостатком оставалась шумность - уже на 20 узлах лодка становилась глухой. Сейчас (1998 год) все корабли проекта «705» и «705К» списаны.


Чемпион мира по подводной скорости

Чемпионку строили 10 лет

С открытием в XIX веке регулярного сообщения между Европой и Америкой самый быстроходный лайнер награждали призом «Голубая лента». Капитану судна-победителя с большими почестями вручали серебряный кубок, а команда получала солидное материальное поощрение.

Недавно услышал, что «Воениздат» собирается выпускать «Книгу военных рекордов», и мне захотелось поделиться воспоминаниями из своей флотской жизни.

Знаете ли вы, например, что 30 лет назад в СССР был установлен мировой рекорд подводной скорости?

В боевом составе СФ имелась подводная лодка «К-162», аналога которой не было ни в одном флоте мира. Мне выпала честь принимать участие в заводских и государственных испытаниях этого корабля.

31 декабря 1969 года правительственная комиссия подписала акт о приеме в состав Военно-Морского флота этой атомной подводной лодки даже без выполнения ею ракетных стрельб. Почему такая поспешность? Да потому, что еще десять лет назад — в декабре 1959 года - вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О создании новой скоростной подводной лодки, новых типов энергетических установок и научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ для подводных лодок». Реализация этого постановления, по мнению отдельных руководителей, затянулась на недопустимо долгий срок. Вот и спешили, наверстывая упущенное время...

Следует учесть, что для строительства подводных лодок нового класса была необходима и новая отрасль в металлургии. А именно, металлургия титановых сплавов. Когда такая отрасль в СССР была создана, проектирование субмарины было поручено ЦКБ-16 в Ленинграде, а строительство - Северному машиностроительному предприятию в Северодвинске.

Главным конструктором проекта назначили академика Н.Н.Исанина, он же являлся и начальником ЦКБ, а его заместителями стали известные кораблестроители Н.Ф. Шульженко, В.В. Борисов, П.И. Семенов, В.А. Положенцев, А.П. Антонович и Е.С. Корсуков. Главным конструктором атомной энергоустановки был академик Н.А. Доллежаль. В октябре 1999 года Николаю Антоновичу Доллежалю исполнилось 100 лет, его поздравил президент Б.Ельцин.

Десять лет длилось проектирование, строительство и испытания уникальной атомной лодки из титанового сплава. К концу декабря 1969 года все испытания, предусмотренные программой, были закончены. Оставались стрельбы ракетами, однако осуществить подводный старт не позволяла ледовая обстановка в море.

Ходовые же испытания показали ошеломляющие результаты. Скорость подводного хода при 80-процентной мощности главной энергоустановки составила 42 узла против проектных 38!.. Такой показатель достигался не только благодаря мощным турбинам, но и оригинальной конструкции корпуса. Субмарина внешне напоминала кита. В ней размещалось девять отсеков. Носовая часть представляла собой «восьмерку», первый отсек располагался над вторым.

По бокам «восьмерки» было установлено десять контейнеров для противокорабельных ракет «Аметист». А хвостовая часть имела мощное оперение из стабилизаторов и рулей, словно самолет. Прочный корпус лодки был зашит в легкий цилиндрический, и все это, вместе взятое, создавало обтекаемые обводы.

Приведу тактико-технические данные «К-162»:

Водоизмещение:

нормальное - 5197 куб. м,

подводное - 6200 куб. м,

длина-107м,

ширина-11,5 м,

глубина погружения — 400 м,

скорость хода - 44,7 узла,

надводная - 16 узлов,

Ядерные энергоустановки (правого и левого борта): мощность реактора - 117 МВт,

турбины — 2, мощность турбины - 40000 л.с.

Крылатые ракеты с подводным стартом — 10, торпедные аппараты — 4.

Экипаж - 80 человек.

Первым командиром лодки был капитан 1 ранга Ю.Ф. Голубков, командиром БЧ-5 - капитан 2 ранга В.Н. Самохин.

Скоростные испытания проводились в полигоне, где глубина всего 200 метров, причем сверху был лед. Выбрали, естественно, среднюю глубину —100 метров. Пространство для маневра в вертикальной плоскости оставалось весьма ограниченным. Малейшая ошибка в управлении с горизонтальными рулями или отказ авторулевого - и через 21 секунду лодка могла встретиться с грунтом или льдом...

Представьте себе металлический цилиндр весом .6000 тонн, несущийся под водой со скоростью 82,7 километров в час!.. Во время циркуляции гидродинамическим сопротивлением вырвало рубочные двери, лючки, повредило легкий корпус. При скорости более 35 узлов на глубине 100 метров нарастал шум, напоминающий гул самолета. Этот внешний гидродинамический шум вместе с другими шумами создавал в центральном посту обстановку, как в дизельном отсеке при работе дизелей. Уровень шума здесь доходил до 100 децибел.

Интересен и такой факт. При перекладке вертикального руля на скорости 42 узла всего лишь на 3 градуса появлялся динамический крен до 32 градусов, а статический оставался равным 16 градусам. Мы тут же откорректировали инструкцию по управлению лодкой, введя ограничения по перекладке рулей на соответствующих скоростях. Иначе лодка могла войти в подводный «штопор». Когда после скоростных испытаний, длившихся непрерывно более 12 часов, субмарина всплыла, члены государственной комиссии поблагодарили и поздравили личный состав, сдаточную команду, представителей науки, проектантов, ответственного строителя П.В. Гололобова и друг друга с успешным их завершением. За подписью Комбрига В.В. Горонцова и председателя комиссии контр-адмирала Ф.И. Маслова в адрес Л.И. Брежнева с моря направили шифровку: «Докладываем: „Голубая лента“ скорости — в руках советских подводников!».

.Глубокой ночью, насыщенные небывалыми впечатлениями, члены комиссии вернулись в базу, где, несмотря на поздний час, их встретило высокое начальство. После доклада о результатах испытаний состоялся банкет, длившийся почти до утра.

В течении всего следующего, 1970 года, «К-162» занималась опытной эксплуатацией, выполнила оставшиеся пункты госиспытаний. При развитии полной мощности энергоустановками обоих бортов на мерной миле была достигнута подводная скорость 44,7 узла, что и по сей день остается мировым рекордом.

Неконтролируемый пуск реактора

В конце ноября 1980 года на подводной лодке «К-162» полным ходом шли послеремонтные швартовые испытания. Флот чувствовал за собой вину: во время ремонта несколько месяцев было потеряно из-за небрежности личного состава. Перегрузочная команда в процессе перезарядки реактора уронила в загруженные свежие активные зоны посторонние предметы.

Сначала этот факт пытались скрыть. Но он в конце концов у стал известен. Чтобы предотвратить попадание посторонних предметов в урановые стержни и тем самым исключить возможность аварии, пришлось конструировать защитные устройства для каждого канала. Установка защитных устройств потребовала, в свою очередь, выгрузки свежей активной зоны, затем ее повторной загрузки. Все это, понятно, затянуло сроки окончания ремонта. А приближающаяся зима с ее штормовой погодой заставляла торопиться. Да и Белое море скоро должен был сковать лед.

Впопыхах во время монтажа системы управления и защиты реактора перепутали фазы электропитания. И это привело к неконтролируемому выходу на мощность реактора левого борта. В реакторе и системе первого контура резко возросли температура и давление. К счастью, лопнул компенсатор главного насоса — он-то и сработал как предохранительный клапан, предотвратив переопрессовку всего оборудования. Авария закончилась локальной разгерметизацией первого контура и выбросом в необитаемое помещение нескольких тонн слаборадиоактивной воды.

Личный состав не пострадал, в техническое управление флота, где я в то время был начальником, поступил невнятный, но успокаивающий доклад.

На следующий день я вылетел в Северодвинск. Здесь собралась межведомственная комиссия. Ее предложения по восстановлению лодки были простыми и кардинальными. Но... нереальными. Предполагалось заменить часть оборудования «пострадавшей» энергоустановки новым. Но запасного оборудования не существовало в природе! Хотя оно и было заказано при строительстве лодки, для его изготовления требовалось несколько лет. Такое решение могло удовлетворить комиссию, но не флот, поскольку именно флот нес ответственность за свою боеготовность.

Осмотрев место аварии вместе с капитаном 1 ранга С. Защеринским и посоветовавшись с технологами и сварщиками, я, как «хозяин» корабля и председатель комиссии, принял другое решение. Предложил заварить трещину и провести «холодные» и «горячие» испытания атомной установки. Если показатели будут в норме, то проверить и зафиксировать соответствие параметров механизмов и систем спецификационным. Испытания и снятие параметров я предложил производить в присутствии членов комиссии. Однако большинство из них отказались участвовать в испытаниях, кроме проектанта Н.Ф.Шульженко.

Главная энергоустановка выдержала все испытания. Командующий Северным флотом В.Н.Чернавин одобрил мое решение, и подводная лодка, снявшись со швартовых, ушла в главную базу флота.

Десять лет после этого она плавала с заваренной трещиной до конца установленного срока службы.

Думаю, уместно уточнить, что этой аварии реактора на подводной лодке «К-162» предшествовала аналогичная предпосылка в 1961 году на подлодке «К-3». Тогда при подготовке субмарины к походу на Северный полюс проводились длительные испытания системы деаэрации. Как позже оказалось, никчемной для данного типа энергоустановок.

Испытания проходили круглосуточно, изнуряя вахту и притупляя ее внимательность. Параллельно шли профилактические и ремонтные работы с участием привлеченных специалистов. В результате этого столпотворения перепутали фазы питания. В схеме управления и защиты реактора произошел сбой. Компенсирующая решетка, вместо того, чтобы опуститься вниз, пошла вверх, не подчиняясь действиям операторов. Это могло привести к тепловому взрыву, но, к счастью, оператор реактора другого борта старший лейтенант И.Б. Колтон заметил опасное перемещение решетки и обесточил исполнительные механизмы, предотвратив аварию.

К сожалению, из-за сверхсекретности информация о случившемся не нашла должного отражения в документах. Она быстро забылась и выводов из случившегося тогда никаких не сделали.

Однако сам факт повторения на флоте аварии реактора по одной и той же причине привлек внимание сотрудников Института атомной энергии им. И.В. Курчатова и президента Академии наук СССР академика А.П. Александрова. В последних числах декабря 1980 года на флот прибыли квалифицированные специалисты в области атомной науки и энергетики, в том числе Н.С. Хлопкин и Г.А. Гладков.

Я доложил им обстоятельства аварии главной энергоустановки на «К-162» и свое решение по устранению ее последствий, а также рассказал о бедах атомного флота. Н.С. Хлопкин доброжелательно выслушал мой доклад, пригласил меня на атомные ледоколы, чтобы сравнить организацию эксплуатации и обеспечения ледокольного атомного флота и подводного. Мы с ним провели несколько дней в беседах о насущных проблемах атомной энергетики подводного флота. В конечном итоге Николай Сидорович обещал все, о чем мы говорили, доложить президенту АН СССР.

Через несколько дней на флот пришла телеграмма, в которой меня приглашали к 14.30 3 января 1981 года академику А.П. Александрову. Я понимал, что речь пойдет не только о конкретной аварии энергетической установки, но и о проблемах, накопившихся за десятилетия на атомном флоте. Процент установленной боеготовности атомного флота зависел непосредственно от количества перезарядок реакторов, а те, в свою очередь, от возможностей хранения отработанных атомных сборок и их транспортировки.

На совещании у президента присутствовало семь человек, старшим от ВМФ был заместитель Главкома адмирал Василий Григорьевич Новиков. Я еще раз убедился в том, что Анатолий Петрович хорошо знает проблемы ВМФ и глубоко в них разбирается. Помимо ядерной безопасности, на совещании были затронуты и вопросы обитаемости личного состава подводных лодок. Президент АН СССР собрал еще одно, уже расширенное, совещание, на которое был приглашен личный состав подводных лодок, только что возвратившихся из Индийского океана, а также представители Института космической медицины. Результатом этих двух совещаний явилась записка в ЦК КПСС за подписью академика А.П.Александрова. Эта записка стимулировала решение целого ряда проблемных вопросов в ВМФ, в том числе и создание службы ядерной безопасности.