Александр Иванович Введенский (поэт) - О девочке Маше

О девочке Маше (илл. Кнорринг)   (скачать) - Александр Иванович Введенский (поэт)


КНИГА ПЕРВАЯ


ГЛАВА I
О девочке Маше, её папе лётчике, её маме художнице и брате Коле

Жила-была в большом доме на большой улице маленькая девочка Маша. Кто ни посмотрит на неё — сразу скажет: «Тебе, девочка Маша, пять лет».

А она отвечает: «Нет, не пять, а пять лет и два месяца».

Машин папа был лётчик. Звали его Николаем Сергеевичем Крутиковым.

Николай Сергеевич Крутиков летал на самолёте высоко-высоко. Часто он даже выше туч летал.

— Выше туч, — рассказывал папа, — небо всегда синее, всегда ясное и всегда солнце светит. Но даже летом там холодно.

Летал папа на самолёте очень быстро. Утром он в Москве, а через три часа он уже в Ленинграде, ещё через три часа он в Вологде, а ещё через три часа он ещё где-нибудь.

Машин папа и с парашютом прыгал. Парашют, когда за плечами сложен, небольшим кажется. А вот когда человек с самолёта прыгнет да за кольцо дёрнет, он распускается и становится как огромный зонтик

Маша видела парашют. Вот как это было.

Прошлым летом, на даче, пошла Маша в поле гулять. Ходит, гуляет, песню поёт:

Птица синяя летит,
Солнце жёлтое блестит,
Речка быстрая журчит,
Лес листами шелестит.

Поёт Маша эту песню и вдруг слышит — высоко- высоко в небе трещит что-то.

Посмотрела Маша на небо и видит — летит самолёт. Вдруг отрывается от самолёта что-то чёрное и маленькое и летит вниз.

«Может быть, это лётчик курицу ел и куриную ножку вниз бросил?» — подумала Маша.

А потом говорит сама себе Маша:

— Какая я глупая! Что это я выдумала? Если бы это была куриная ножка, как бы я её увидела? Самолёт-то ведь высоко летит, а куриная ножка маленькая: мне бы её не видно было. Что же это такое?

И вдруг видит — стало это маленькое большим и лететь стало вниз медленнее.

Летит это вниз (не очень быстро летит), всё ниже, ниже спускается, и вот разглядела Маша, что это такое.

— Ой, — говорит, — да ведь это мой папа! И верно. Это был Машин папа, Николай Сергеевич Крутиков, а над головой его, за плечами, держался огромный-преогромный зонтик-парашют.

— Здравствуй, Маша! — говорит ей папа. — Ты что здесь делаешь?

— Я, — говорит ему Маша, — хожу и гуляю. А ты откуда?

— А я, — говорит папа, — вот с того самолёта спрыгнул. На парашюте. Видишь?

— А как же ты не упал и не разбился? — говорит девочка Маша.

— А вот, — говорит ей папа, — я тебе расскажу, как я прыгал. Прицепил к себе парашют. Он у меня за плечами в небольшой пакет сложен был. Потом стал я на крыло самолёта и прыгнул вниз. Пролетел немного вниз головой, а потом дёрнул вот за это кольцо. Раскрылся парашют, как зонтик, раздуло его снизу воздухом — вот я на нём к тебе и спустился. Поняла?

— Поняла, — говорит Маша. — А тебе не страшно было?

— Нет, — говорит папа, — не очень. Я уж привык прыгать

— А я, — сказала Маша, — даже с табуретки боюсь прыгать, и с крыльца тоже боюсь.

Отцепил Машин папа парашют, сложил его, и стал парашют опять маленький. И пошёл папа с Машей домой чай пить.

Маша шла с папой домой и пела песню:

Птица синяя летит,
Солнце жёлтое блестит,
С самолёта на лужок
Папа делает прыжок.

А Машина мама была художница. У неё было много холста, красок, бумаги и карандашей.

Машина мама всё могла нарисовать. Она дома рисовала, небо рисовала, людей рисовала, волков, медведей рисовала, жуков, собачек, море, лес и речку рисовала.

Вот, видите три портрета? Это мама Машу нарисовала. На первом портрете Маше всего только полгода, она ещё совсем маленькая. На втором портрете Маше два года. А третий портрет недоконченный — это мама сейчас Машу рисует. Видите, лицо нарисовала, а руки и ноги как следует ещё нарисовать не успела.

Очень Маша не любит, когда мама её портрет рисует. Приходится тихо сидеть, а Маше всё вертеться хочется.

Хотела мама Машиного брата Колю нарисовать. А Коля сказал:

— Я не хочу. Мне надо уроки готовить. Сел Коля уроки готовить, а мама взяла и нарисовала его незаметно. Видите, вот он какой. Коля в школу ходил и всё думал о том, кем он будет, когда вырастет.

Утром встаёт Коля и говорит:

— Вот вырасту и стану машинистом.

Домой из школы придёт, отдохнёт немного.

— Нет, — говорит, — не машинистом, а инженером буду.

А вечером, спать ложась, говорит:

— Нет, не инженером буду, а капитаном.

Маша Колю спрашивает:

— А почему ты сейчас не машинист? А почему ты сейчас не инженер? А почему ты сейчас не капитан? Куда тебе расти ещё, чего тебе ждать? Ты и так большой.

— Нет, — отвечает Коля, — я ещё не большой. Мне сейчас только десять лет, одиннадцатый. И я ещё в школу хожу.

А Маша говорит:

— И я тоже в школу хочу.

А Коля ей:

— Ну и хоти!

И уйдёт книжку читать.

Мама говорит ему:

— Коля, нехорошо так отвечать! Это невежливо. А Маша кричит ему вдогонку:

— А вот возьму захочу и пойду в школу!

Но Коля уже и не слушает её. Он сидит и интересную книжку читает.

Постоит Маша, постоит, подумает, а потом пойдёт играть с собакой, с кошкой и с куклой.


ГЛАВА II
Почему собаку звали Петушок, а кошку — Ниточка, а куклу — Елизавета Петровна

У девочки Маши была собака, кошка и кукла. Собаку звали Петушок, кошку — Ниточка, а куклу — Елизавета Петровна.

Как вы думаете, почему Маша их так назвала? А вот почему. Собаку она назвала Петушком потому, что петухи кричат громче всех, а собака Петушок лает ещё громче петухов.

Кошку она назвала Ниточкой потому, что нитки бывают белые и чёрные, а у кошки Ниточки спинка была чёрная, а животик белый — вот Маша и назвала кошку Ниточкой.

А куклу она назвала Елизаветой Петровной потому что у Маши была одна знакомая тётя Елизавета Петровна.

А знаете, откуда все они к Маше попали? Собака с неба упала, кошка из-под земли пришла, а кукла по реке приплыла.

Вот как Маша про это рассказывала.

— Собаку, — говорила Маша, — мне папа на самолёте привёз. Папа с парашютом прыгал, а собака у него в кармане сидела. А кошку брат Коля в подвале нашёл. А куклу мне моя мама на пароходе привезла.

Собака Петушок была совсем маленькая. Она была гораздо меньше девочки Маши.

Утром собака Петушок просыпалась и лаяла. Когда она хотела есть, она тоже лаяла. Когда ей несли кашу или суп в блюдечке, она тоже лаяла. На воробьев лаяла, на людей, на трамваи, на автомобили — на всё, что ни увидит, лаяла.

А когда ела, — молчала. Молчала, не лаяла.

А поест — опять лает. Придёт кто к ним на квартиру — она лает, уходит кто-нибудь — она лает, чихнёт кто-нибудь — она опять лает.

Всё время лает, лает и лает.

Почтальон один раз даже испугался.

— Должно быть, — говорит он Маше, — ваша собака злая. Наверно, она кусается?

А девочка Маша отвечает:

— Что вы! Она очень добрая. Если собака лает, она кусаться в это время не может, у неё рот лаем занят.

А кошка Ниточка была совсем другая. Она на собаку Петушка не была похожа. Мурлыкала она часто, а мяукала редко. А лаять — никогда не лаяла.

Она была очень умная кошка. Когда Маша возвращалась с улицы домой, кошка Ниточка встречала её в прихожей и мурлыкала: «Здравствуй, Маша! Как ты погуляла? Какая погода на улице?»

А когда наступал вечер, Ниточка начинала ходить за Машей. Ходит и мурлычет: «Маша, пойдём спать, уже поздно. Очень спать хочется».

Когда Ниточка хотела пить, она прыгала на стул, становилась на стуле на задние лапки, а передние лапки клала на стол. Тогда все понимали, что кошка Ниточка пить хочет, и ставили ей на стол блюдце с водой. Ниточка всегда воду со стола пила, а ела всегда у печки.

А ещё кошка Ниточка вот что умела делать.

Станет Маша посреди комнаты на ковре и скажет:

«Ниточка, Ниточка, поди сюда!» И Ниточка подойдёт и начнёт ходить вокруг Маши. Тут Маша скажет: «Поваляйся, Ниточка, поваляйся». Тогда Ниточка сразу ляжет на ковёр лапами и животом вверх и начнёт валяться. Вот какая была кошка Ниточка.

А кукла Елизавета Петровна ни на Ниточку, ни на Петушка не была похожа. Она не умела ни лаять, ни мурлыкать, ни мяукать, ни воду пить, ни валяться. Она даже говорить не умела. Она была кукла неговорящая.

Жила кукла Елизавета Петровна на подоконнике. Там у неё целая квартира была — две комнаты и кухня. Первая комната была спальня. Там стояли кровать, шкаф и ночной столик. А вторая комната была столовая. В ней стол обеденный стоял, буфет и два стула. А в кухне была плита, кастрюльки и сковородки.

Эту квартиру Коля из картонных коробок сделал.

В первый день, когда Маша получила от мамы в подарок эту куклу, она даже попробовала её умыть.

Но кукла Елизавета Петровна не любила умываться. Когда Маша стала мыть её мылом, полиняли у куклы щёки и стали не розовые, а жёлтые. И с губ вся краска сошла.

Заплакала девочка Маша, закричала:

— Смотрите, что с куклой сделалось! У неё рот пропал и щёки пожелтели!

— Подожди, Маша, не плачь, — сказала мама. — Сейчас мы её снова красивой сделаем.

Взяла мама кисточку и краски, нарисовала Елизавете Петровне губы и розовой краской щёки накрасила. И стала опять Елизавета Петровна красивая-прекрасивая. Даже лучше, чем прежде, стала.

Но после этого случая Маша не мыла больше куклу.

Ночью Елизавета Петровна спала на своей кровати. Спать Елизавета Петровна умела. Она, когда её положат, глаза закрывала, а когда её поднимут, глаза открывала.

Утром поднималась Маша и шла будить куклу Елизавету Петровну

— Просыпайся, Елизавета Петровна, — говорила Маша. — Вставай, будет тебе спать.

Поднимет её с кровати, наденет на неё розовое платье и белый передник и поведёт в кукольную столовую чай пить. Девочка Маша сидит в настоящей столовой, за большим столом, чай пьёт настоящий и булку с маслом настоящую кушает. А кукла Елизавета Петровна сидит в кукольной столовой, за маленьким столиком, и чашка перед ней стоит маленькая, и булка на маленькой тарелочке положена.

После чая Маша ходила с куклой гулять. А если была плохая погода, то Маша играла в прятки с собакой Петушком, с кошкой Ниточкой и с куклой Елизаветой Петровной.

А в прятки они играли вот как: спрячет Маша в шкаф кошку Ниточку и начинают они все её искать.

Ниточка сидит в шкафу и пищит. А Маша ходит по комнате, ищет Ниточку, будто она забыла, куда Ниточку спрятала, и песенку поёт:

Где ты, где ты, Ниточка?
Спряталась куда?
Не найти нам Ниточку,
Верно, никогда.
Посмотрели мы в буфет —
Ниточки в буфете нет.
Поглядели под кровать —
Под кроватью не видать.
Под комодом нету,
Нет под табуретом,
Нету под диваном,
Нету даже в ванной.
Где ты, где ты, Ниточка?
Спряталась куда?
Не найти нам Ниточку,
Верно, никогда.

Ходит Маша, поёт эту песенку, и ей даже грустно делается, будто бы и вправду пропала Ниточка.

А кукла Елизавета Петровна сидит у неё на руках и молчит. Она видела, куда Маша спрятала Ниточку, да сказать не может: она кукла неговорящая.

А собака Петушок бегает, лает, нюхает пол, потом подбежит к шкафу и начнёт лаять: «Здесь Ниточка, здесь!»

А Ниточка в шкафу мяукает.

Откроет Маша шкаф, выскочит оттуда Ниточка.

Маша радуется.

— Спасибо, — говорит, — тебе, Петушок, что ты Ниточку нашёл. На тебе за это кусочек сахару.

Вот как хорошо они в прятки играли, когда Маша Ниточку прятала! А если пряталась сама девочка Маша, то ходила её искать только собака Петушок. А Елизавета Петровна на кровати лежала с закрытыми глазами, а Ниточка на диване лежала, клубком свернувшись.

Скучно так играть!

А когда Маша Елизавету Петровну прятала, то совсем нехорошо получалось. Найдёт её Петушок и начнёт с ней играть. А он знаете как с куклой играл?

Он вцепится в неё и давай её по полу таскать. А Ниточка ему помогает. Не сразу удаётся Маше отнять у них Елизавету Петровну. А когда и отнимет, приходится её, бедную, причёсывать, переодевать. Всю её истрепали да запачкали, когда по полу таскали.

Вот какие были собака Петушок, кошка Ниточка и кукла Елизавета Петровна.


ГЛАВА III
О зиме, о морозе, о снежных зверях

Однажды вечером шла Маша по улице с мамой и с братом Колей. На улице было холодно. Ветер дул. На небе тучи висели, синие и тяжёлые.

— Из таких туч, — сказал Коля, — летом гром гремит, и дождь идёт, и молния сверкает.

— А теперь, — сказала мама, — наверно, снег пойдёт. Пора уже зиме начинаться.

А Маша говорит:

— А когда снег пойдёт?

Мама говорит:

— Я не знаю. Может, завтра, а может, послезавтра.

А снег не завтра пошёл, а в эту же ночь.

Проснулась утром Маша, посмотрела в окно и видит: вся улица стала белая.

Оделась Маша, выбежала с Колей во двор — видит, и двор тоже белый. Посмотрела на крыши, на деревья — всё белое-белое.

— Всё, как есть, в снегу, — сказал Коля.

— Вон сколько для меня снегу насыпало, — сказала Маша. — Очень я снег люблю.

Снег, снег мой,
Возьму его домой!

А Коля сказал:

— Что ты, глупая! Не бери снег домой: он дома растает. Давай лучше из снега зверей лепить.

— Давай, — говорит Маша.

Сделаем мышку,
Сделаем мартышку,
Осла и телёнка,
Козла и поросёнка.

Хорошо?

— Хорошо, — говорит Коля, — сделаем. Стали они лепить. Лепили, лепили, и вот кого вылепили:

Мышку,
Мартышку,
Осла и телёнка,
Козла и поросёнка.

Красивые вышли звери. Только что белые, а так совсем на живых зверей похожи.

— Ох! — сказала Маша. — Я устала.

— Ну, — говорит Коля, — если ты устала, пойдём домой.

Пришли они домой. Пообедала Маша, чаю попила и спать легла.

На другое утро проснулась и кричит с кровати:

— Коля, вставай скорее, пойдём наших зверей смотреть!

А Коля говорит:

— Подожди, я спать хочу!

А Маша говорит:

— Не смей спать! Вставай скорее!

А Коля молчит и спит.

Стала тогда Маша кричать:

Вставай, вставай,
Вставай, лентяй!
Вставай, вставай,
Вставай, лентяй!..

Прокричала она так три раза, проснулся наконец Коля и вскочил с кровати.

— Ну тебя, — говорит. — Всё равно ты спать не даёшь.

Умылся он, оделся и сел чай пить.

Сидит он за столом, пьёт чай. А девочке Маше кажется, будто уж очень медленно Коля чай пьёт, будто он нарочно не торопится.

Она и стала опять кричать:

Пей чай скорей,
Скорей чай пей,
Скорей пей чай,
Чай пей скорей!

Ну тебя, — говорит Коля. — Даже чаю попить не дает как следует.

Допил он поскорее чай, оделся сам, надел на девочку Машу шубку, калоши, и вышли они на улицу.

И видят: улица не белая, а серая, мокрая. С крыш каплет, всюду лужи.

Пошли они во двор, смотрят — где же их звери?

Где мышка?
Где мартышка?
Где осёл?
Где телёнок?
Где козёл?
Где поросёнок?
Нету никого.

— Ах! — сказала Маша. — Куда же они делись?

— А я знаю куда, — сказал Коля. — Они проголодались за ночь и стали друг друга есть:

Съела мышка мартышку,
Съела мартышка мышку,
Съел осёл козла,
Съел козёл осла,
Съел поросёнок телёнка,
Съел телёнок поросёнка.

Это Коля нарочно так сказал Маше, это он над ней посмеяться хотел.

А Маша сама засмеялась и говорит:

— Нет, неправда. Я знаю, куда они делись. Ночью тепло было, вот они и растаяли. Правда?

— Правда, — сказал Коля.

Дней десять потом снега не было. То дождь шёл, то солнце светило, и мороз даже был, а снега всё нет и нет.

Каждое утро вставала Маша с кровати и бежала к окну посмотреть, нет ли снега. И песенку пела:

Где ты, где ты,
Где ты, снег?
Падай ты скорей
Для всех:
Для вороны,
Для меня,
Для собаки,
Для коня,
И для дяди Пети,
И для всех на свете.

А дядей Петей звали дворника у них в доме. Но дядя Петя, дворник, совсем не любил снега.

— Подумаешь, радость! — говорил он. — Убирай его с улицы да с крыш.

А Маша думала, что если ей снег нравится, так он и всем должен нравиться.

И вот наконец выпал снег. Два дня подряд он шёл. Девочка Маша радовалась снегу, но всё боялась: а вдруг он опять растает? Вдруг опять оттепель будет?

Но на этот раз оттепели не было. Выпал снег и лежит, не тает. Мороз на улице.

Пошли Коля и Маша с горки кататься. Надели они валенки, шубы, надели шапки, рукавички, взяли санки и пошли в сад.

Сели они на санки так: Коля впереди, а девочка Маша сзади. Съехали с горки первый раз, съехали второй раз. Всё хорошо. А на третий раз съехали — глядит Коля, а Маши-то и нет!

Глядит под горку — нет девочки Маши. По сторонам посмотрел — тоже нет девочки Маши.

Что тут делать?

Вдруг катится с горки белый шар.

«Что это такое? — думает Коля. — Зайчик, что ли? Или медведь? Да нет! Откуда же здесь, в саду в городе, взяться зайчику или медведю? Нет, наверно, это собака Петушок или кошка Ниточка».

А шар этот подкатился к Коле и говорит:

— Коля, это я.

Смотрит Коля, а это Маша. Только у неё брови в снегу, шапка в снегу, шубка в снегу, валенки в снегу. Вся девочка Маша в снегу.

Стала Маша ногами топать, варежками хлопать, головой мотать. Весь снег с неё слетел, и стала она снова не шар, а девочка.

И больше уж девочка Маша не падала — она крепко за Колю держалась.


ГЛАВА IV
О том, как Маша заболела

Накаталась Маша на санках вдоволь, пришла со двора домой. Села на ковёр и стала с куклой Елизаветой Петровной играть. Сделала из кубиков горку, покрыла горку простыней, взяла крышку от коробки и посадила на крышку Елизавету Петровну.

— Вот, — говорит, — тебе, Елизавета Петровна, горка, а вот и санки. Садись и катайся.

Съехала Елизавета Петровна с горки и упала.

— Что ж ты, — говорит ей Маша, — такая неловкая! Я с горки два раза съехала и не падала. Я только на третий раз упала.

А Елизавета Петровна молчит. Что ей ответить?

Тогда Маша говорит:

— А ты, Ниточка, умеешь с горки кататься? Ну-ка, поди сюда!

А Ниточка не идёт. Сидит на шкафу и сверху на Машу смотрит.

Тогда Маша говорит:

— Кис, кис, кис! Пойди сюда, я тебе молока дам. Поверила Ниточка, что Маша ей молока даст, соскочила со шкафа и подошла к Маше. Тут Маша схватила её, посадила в коробку и столкнула коробку вниз с горки.

Ниточка испугалась, замяукала, зафыркала, выскочила из коробки. Горка под нею покачнулась. Кубики во все стороны рассыпались.

А собака Петушок услышала из другой комнаты шум, прибежала и давай лаять. Лаяла, лаяла, лаяла…

Маша и говорит:

— Что ты, Петушок, всё лаешь и лаешь? У меня от твоего лая голова болит.

Она даже стихи придумала:

Не желаю
Слушать лаю.
Голова моя болит.
Кошка Ниточка не лает,
Кукла лаять не желает,
Маша лаять не велит.

А надо вам сказать, что раньше у Маши никогда голова от лая не болела. А тут вдруг заболела.

Перестал Петушок лаять, а голова у Маши всё болит да болит.

Скучно стало Маше. Она даже играть перестала.

Позвала её мама обедать:

— Иди, Маша, садись за стол. Суп стынет!

Села Маша за стол, попробовала съесть ложку супу. Не нравится ей суп.

— Мама говорит:

— Что же ты, Маша, не ешь?

— Не хочу, — говорит Маша. — Невкусный суп.

— Как так невкусный? — говорит мама. — Он же с клёцками. Это твой любимый суп.

— Знаю, что любимый, — сказала Маша, — а есть не хочется. Я сыта.

Мама говорит:

— Ну ладно, супу не хочешь — может, котлету съешь.

Дала она Маше котлету. Поковыряла Маша котлету вилкой, съела кусочек, а больше не хочет.

Дала мама ей киселя с молоком. А она и кисель не ест.

Тогда мама говорит:

— Маша моя, Маша, может, ты больна?

— Нет, — сказала Маша, — я не больна. У меня только голова болит. И мне то жарко, то холодно. И есть не хочется.

Мама говорит:

— Ставь скорее, Машенька, градусник.

Достала мама из ночного столика градусник и поставила Маше под мышку.

— Прижми градусник рукой и сиди, — сказала она Маше, — а я тебе буду сказку рассказывать.

— Хорошо, — говорит Маша, — рассказывай сказку

Вот что рассказала мама Maшe.

Жил-был в лесу медведь. Звали его Петя. Были у медведя лапы толстые, шерсть пушистая и глаза добрые. А в другом лесу жил волк. И звали его Ваня. Были у волка лапы тонкие да крепкие, шерсть недлинная и глаза злые. И вот говорит раз волк Ваня всем зверям, и всем птицам, и всем бабочкам, и жукам, и муравьям:

— Я всех сильней! Верно я говорю?

А ему отвечают все звери, все птицы, все бабочки, все жуки и все муравьи:

— Правда, ты всех сильнее! Только медведь Петя тебя сильнее.

Тут волк Ваня рассердился:

— Как это так он меня сильнее? Не может этого быть! Я пойду его съем.

Дождался волк ночи и пошёл в лес, к медведю Пете.

И вот говорят медведю Пете все звери, все птицы, все бабочки, все жуки и все муравьи:

— Берегись, медведь Петя: идёт сюда волк Ваня и хочет тебя съесть.

А медведь Петя отвечает:

— Что мне волка бояться? Я много больше его. Где ему меня съесть! Он подавится.

Вот вошёл волк Ваня в медвежий лес. Идёт, воет. Листья на деревьях трясутся, луна за тучи прячется. Все звери дрожат, птицы в гнездах нахохлились, бабочки под цветы спрятались, жуки под листьями сидят ни живы ни мертвы, муравьи в муравейник забились.

А медведь Петя ничего не знает, дремлет себе в берлоге да лапу сосёт. Сосёт, сосёт и сосёт. Подошёл волк Ваня к берлоге и говорит:

— Выходи, медведь Петя! Буду тебя есть.

Вышел медведь Петя из берлоги. Лапы у него толстые, шерсть пушистая, а глаза добрые. И сам он огромный-преогромный. Вот он и говорит волку Ване:

— Где ж тебе меня съесть! Ты подавишься.

Посмотрел на него волк Ваня, посмотрел, подумал и говорит:

— И верно, — говорит, — мне тебя не съесть, подавиться можно. Очень уж ты большой!

Сказал он так и пошёл обратно, а медведь опять в берлогу спать лёг.

А тут и утро наступило. Стали все звери бегать и играть, стали все птицы песни петь, стали все бабочки летать, стали все жуки и муравьи по травке ползать…

Вот и вся сказка.

— А теперь, — говорит мама, — вынимай градусник

— Я сама, — сказала Маша. — Я сама хочу посмостреть, сколько у меня градусов.

Посмотрела Маша на градусник, да ничего не поняла. Какая-то там синяя палочка внутри, какие-то там чёрточки, цифры какие-то. Где в них разобраться!

Посмотрела мама на градусник и сказала:

— Ох, у тебя тридцать восемь и пять! Давай я тебя скорей раздену и в кровать положу. И доктору позвоню по телефону. Пусть он придёт.

Стала она по телефону звонить.

— Доктор, — говорит мама в трубку, — доктор приходите скорей, у меня дочка больна.

Повесила мама трубку а Маша спрашивает:

— Мама, а он какой, доктор? Он страшный?

А мама ей даже не отвечает, ходит по комнате туда-сюда. То книжку возьмёт, то газету, то полотенце. Это она о Маше беспокоится и себе места не находит. А собака Петушок и кошка Ниточка чувствуют, что Маша заболела, сидят тихо у её кровати и грустно-грустно на неё смотрят.

А кукла Елизавета Петровна напротив на диване сидит и тоже на Машу смотрит.

Вдруг зазвонил звонок.

— Ах, — сказала мама, — наконец-то доктор пришёл! И вошёл в комнату дядя. Дядя как дядя. Усов нет, бороды нет, на голове лысина, на носу очки. Совсем не страшный дядя.

— Здравствуйте! — говорит ему мама. — Вы, наверно, доктор?

А дядя говорит:

— Да, доктор… А что с тобой, девочка? Что у тебя болит?

— Голова болит, и есть не хочется, — сказала Маша.

Стал доктор смотреть Маше горло, стал её выстукивать да выслушивать. А потом и говорит маме:

— Не беспокойтесь, гражданка, ваша дочь простудилась немножко — вот и всё. Сейчас я ей лекарство выпишу, да на ночь ей горчичник поставьте. А через пять дней она у вас поправится.

Тут мама обрадовалась и сказала доктору:

— Вы знаете, я так волновалась!

А доктор говорит:

— Ну ладно, до свиданья, я пошёл.

Ушёл доктор, и мама в аптеку за лекарством побежала.

А пока мама за лекарством бегала, папа и Коля домой пришли.

Входят папа и Коля в комнату и видят — лежит Маша в кровати. Лицо у неё красное, и глаза блестят.

— Что с тобой? — спросили папа и Коля. — Маша, что с тобой?

— Тише, — ответила им Маша, — тише, не кричите. Я больна, я простудилась. Мне мама сказку рассказывала. У меня доктор был. Я буду лекарство пить, и мне горчичник поставят.

А когда пришла мама, дала она Маше лекарство. И хотя лекарство не очень вкусное было, Маша выпила его и даже не поморщилась. А когда ей горчичник ставили, то, хотя ей и было немножко больно, она только поморщилась, но совсем не заплакала. Такая она была умная.

Зато через пять дней она стала опять здоровой.


ГЛАВА V
Как Маша ездила на ненастоящем паровозе

Прошла зима. Настала весна. Месяц март прошёл, и месяц апрель кончился.

И вот утром первого мая проснулась Маша и увидала: никого дома нет. Ни папы, ни мамы, ни брата Коли.

Сидят перед её кроватью собака Петушок, и кошка Ниточка, и кукла Елизавета Петровна. А больше никого нет.

— Петушок, — сказала Маша, — ты не знаешь, где папа? Петушок в ответ залаял.

— Ниточка, — сказала Маша, — ты не знаешь, где мама?

Ниточка в ответ замяукала.

— Елизавета Петровна, — сказала Маша, — ты не знаешь, где Коля?

А Елизавета Петровна ничего не ответила — она была кукла неговорящая.

— Слушайте, — сказала Маша, — слушайте, я всё вспомнила. Сегодня праздник — Первое мая, и все ушли на демонстрацию. Пойдёмте и мы тоже.

Встала Маша с кровати, вычистила зубы, умылась и надела своё самое красивое платье

А потом она взяла две верёвочки, обвязала их вокруг шеи Петушка и шейки Ниточки, взяла концы верёвочек в одну руку, а куклу Елизавету Петровну в другую руку и сказала:

— Ну, пошли!

Вышли они на улицу. А на улице Маша увидела одни только ноги. Ноги в туфлях, в ботинках, в сапогах. А больше ничего не было видно — так тесно было на улице.

Прошла Маша немного. Вдруг кто-то нечаянно наступил Петушку на лапу. Петушок взвизгнул, дёрнулся, вырвал из рук у Маши верёвочку и побежал.

Ниточка тоже испугалась, тоже дёрнулась, вырвала из рук у Маши верёвочку и побежала за Петушком.

— Куда вы, куда вы? — закричала Маша. — Подождите!

Да где их в такой толпе догонишь! Остановилась Маша на тротуаре, стоит, держит куклу Елизавету Петровну и думает: «Зачем я на улицу вышла? Народу много, ничего не видно. Что нам с тобой делать, Елизавета Петровна?» А Елизавета Петровна ничего ей не ответила — она была кукла неговорящая.

И вдруг Маша увидела паровоз. Большой паровоз, с трубой и будкой, едет среди толпы по улице. Он не настоящий, этот паровоз, он из грузовика сделан. А на вид — совсем как настоящий.

В окно будки машинист смотрит.

— Товарищ машинист, — крикнула Маша, — возьми меня на паровоз!

Остановил машинист паровоз и говорит:

— Полезай скорее.

А как Маше на паровоз залезть? Она маленькая.

Поднял её на руки один гражданин, передал другому гражданину, а тот её какой-то гражданке передал. А гражданка её прямо на паровоз поставила.

Сказала Маша им «спасибо». Потом посмотрела по сторонам и даже зажмурилась.

— Ax, — говорит, — народу-то сколько, флагов сколько! И верно: из будки паровозной вся улица видна. Народу на улице — не сосчитать, флагов — не сосчитать.

Люди идут, поют, танцуют. Музыка гремит, флаги развеваются. В небе самолёты летят.

— Ох, — говорит Маша, — как хорошо!

Вот едет Маша на паровозе по улице. Видит — идут слон, верблюд, зебра и пони.

Это Зоопарк зверей вывел на улицу. Пусть все знают, какие у нас звери в Зоопарке живут.

Загляделась Маша на слона да на верблюда. И вдруг машинист ей говорит:

— А ну-ка, девочка, посмотри в эту сторону.

Посмотрела Маша в другую сторону и даже ахнула: плывет по улице большой пароход. Бока голубые, труба чёрная.

— Ох, — сказала Маша, — пароход! Откуда этот пароход?

— Это, — говорит ей машинист, — пароход не настоящий — он, как и наш паровоз, из грузовика сделан. Но такие пароходы, только настоящие, сделали вон те рабочие, которые за пароходом идут. И плавают сейчас их пароходы по Белому, по Чёрному морю. А такие паровозы, как наш, только настоящие, сделали вот эти рабочие, которые за нами идут. И ходят сейчас их паровозы и в Ленинград, и в Киев, и во Владивосток Поняла?

— Поняла, — сказала Маша. — Всё, всё поняла!

Поплыл пароход дальше по улице, и много-много людей, которые пароходы делают, за ним пошли. А после парохода увидала Маша тракторы. И за ними тоже люди шли.

— Вот, — сказала Маша, — эти люди, значит, тракторы сделали.

А потом увидала Маша ребят. Идут ребята и в руках горшки с цветами держат. Вырастили цветы к празднику.

А потом поехала Маша на паровозе через Красную площадь и увидела высокую трибуну, а на трибуне много-много людей. И все, кто шёл мимо трибуны, кричали «ура». И Маша тоже кричала «ура» и пела песни.

А потом машинист сказал Маше:

— Ты, девочка, где живёшь?

Назвала ему Маша улицу и номер дома. И повёз её машинист на паровозе домой.

Подъехала Маша к дому слезла с паровоза, сказала машинисту «спасибо» и побежала наверх по лестнице. Смотрит — сидят у дверей квартиры Петушок и Ниточка.

— Эх вы, глупые! — сказала им Маша. — Чего вы испугались? А мы с Елизаветой Петровной Первое мая праздновали и на паровозе ездили.

Залаял в ответ Петушок. Замяукала Ниточка. А Елизавета Петровна ничего не сказала — она была кукла неговорящая.


ГЛАВА VI
Как Петушок с собакой догом знакомился

Наступило лето. Деревья стали зелёные. Во всех садах цветы распустились. Птицы громче и веселее запели на ветках.

Поехала Маша на дачу. С папой, с мамой, с братом Колей, с собакой Петушком, с кошкой Ниточкой и с куклой Елизаветой Петровной.

Утром в день отъезда все начали вещи укладывать. Папа и мама достали со шкафа два больших чемодана, Коля достал свой портфель и уложил в него самые интересные книжки. А Маша взяла маленький кукольный сундучок и начала укладывать в него платья куклы Елизаветы Петровны.

Укладывала Маша платья и пела песенку:

Ты, собака Петушок,
Ты не лай, ты не лай.
Уложить в сундучок
Платья куклы не мешай.

А Петушок её не слушал и всё лаял да лаял. А кошка Ниточка ходила и мяукала. Она, верно, хотела пить. Тогда Маша и ей песенку спела:

Помолчи немножко, кошка,
Почему ты так кричишь?
Посмотри-ка, под окошком
Заскреблась тихонько мышь.

Услыхала кошка Ниточка про мышь. Подбежала к окну, стала пол обнюхивать. Видит — нигде никакой мыши нет. Обманула её Маша. Стала Ниточка опять ходить и мяукать.

— Мяу! — говорит. — Молока хочу мяу мяу!

Когда укладывали вещи, мама всё беспокоилась, не забыли ли чего-нибудь, а папа сердился и говорил:

— Ничего не забыли. Сядь, отдохни.

А Коля подошёл к девочке Маше и сказал:

— Ты думаешь, я с вами на дачу еду?

— Ну да, — сказала Маша, — конечно.

— Как же, — сказал Коля, — как же! Нечего мне с вами на даче делать. Я в другое место еду.

— А куда же ты едешь? — спросила Маша.

— Я еду в пионерский лагерь, — сказал Коля. — Знаешь, что это такое?

— Нет, — ответила девочка Маша, — не знаю.

— А не знаешь, так узнаешь, — сказал Коля и побежал снова свои книжки укладывать.

Наконец все вещи были сложены, чемодан набиты платьями, костюмами и бельём- все самье интересные Колины книги засунуты в портфель, и все наряды куклы Елизаветы Петровны уложены в сундучок.

Папа сказал:

— Ну, поехали!

Мама сказала:

— Чувствую, что на поезд опоздаем.

А Маша сказала:

— А я хочу молока и булку с маслом.

Собака Петушок залаяла. Кошка Ниточка замяукала.

А кукла Елизавета Петровна промолчала — она была кукла неговорящая.

Коля сказал:

— Вечно ты, Машка, хочешь есть, когда не надо. А когда надо, тут ты ломаешься.

— Я не Машка, — сказала Маша. — Я девочка Маша — вот кто я. А ты глупый.

— Ах, я глупый? — сказал Коля.

Подошёл он к кукле Елизавете Петровне, сдёрнул с неё шляпу, бросил её на пол и сказал:

— Будешь ругаться — возьму и плюну на шляпу.

Тут Маша заплакала.

Мама закричала:

— Коля, как тебе не стыдно!

А папа сказал:

— Почему ты пионер, никак мне не понять.

— А что? — спросил Коля.

— Да то, — сказал папа. — Не слыхал я, чтобы пионеры маленьких сестёр обижали.

Только хотел Коля сказать, что Маша сама виновата, как вдруг с улицы послышался гудок такси.

Мама вздрогнула, папа закурил папиросу, взялся за чемоданы, и все вышли на улицу.

Собаку Петушка мама взяла на цепочку, кошку Ниточку в корзинку посадила и так в корзинке и понесла.

Сели они в такси и приехали на вокзал.

А на вокзале народу очень много. Кто у кассы стоит, кто вещи в багаж сдаёт, кто в буфете сидит, кто просто так по перрону прогуливается.

И вот тут, на вокзале, случилась беда.

Мама усадила Машу на скамейку, корзинку с Ниточкой рядом с Машей поставила, собаку Петушка к корзинке привязала, а сама с папой стала в очередь за билетами. Сидит Маша на скамейке. А Коля рядом с ней сидит и книжку читает.

— Хочешь, я тебе стихи прочту? — спрашивает он Машу. И прочитал ей стихи. Вот какие:

В дождь и в снег,
В жару и в морозы
По полям и по степям
Ходят паровозы…
Дым валит из трубы,
Серый и пушистый.
Когда вырасту я,
Стану машинистом.

— Последние четыре строчки про машиниста я сам сочинил, — сказал Коля. — Не всё тебе стихи сочинять. Я и дальше могу сочинить.

Но только хотел Коля дальше стихи сказать, как вдруг появился на вокзале какой-то человек, а с ним собака. Большая собака — дог.

Увидел Петушок дога и уши навострил. А дог Петушка увидел и тоже уши навострил.

Подошёл дог к Петушку и стал его обнюхивать.

Это он с Петушком познакомиться хотел. А Петушок вдруг как зарычит…

Дог сначала удивился, а потом почуял, что кошкой пахнет, да как бросится на Петушка, да на корзинку с Ниточкой, да как залает!

Петушок — бежать. А корзинка с кошкой Ниточкой за ним потащилась. Дог за Петушком, Петушок — от дога!

Люди от них в сторону шарахаются. Одну гражданку с ног сбили

Все кричат:

— Держи, держи!

Коля кричит:

— Граждане, держите собаку! Загрызёт она Петушка и Ниточку загрызёт!

А девочка Маша заплакала.

Сначала одна Маша заплакала, а потом и Коля тоже не вытерпел и заревел.

А тут ещё вдруг раздаётся звонок и папа с мамой с билетами бегут.

— Ну, — говорят они, — Коля и Маша, пошли скорей! Уже второй звонок был.

А Коля и Маша плачут.

— Что вы плачете? — говорит мама. — Что случилось?

А сама бежит и их за руки тащит.

Стали Коля и Маша ей рассказывать, как бросился дог на Петушка и как от него Петушок побежал, а мама их и не слушает — некогда. И папа их не слушает, а только торопит:

— Скорее, бегите скорее! А то поезд уйдёт.

Добежали они до вагона. Только вошли в вагон — засвистел паровоз, и поезд тронулся.

Поехал поезд мимо перрона. Поехал поезд мимо здания, где паровозы стоят, — депо называется. Поехал поезд мимо домов городских и выехал в поле, а потом в лес, а потом опять в поле. А потом поехал по мосту через речку. А на речке утки плавали, а на берегу речки рыбаки сидели и рыбу удили.

Но ничего этого не видели Маша и Коля. Коля, правда, перестал плакать, только сидел и всхлипывал, а Маша всё плакала да плакала.

И вдруг открывается дверь и входит с площадки в вагон проводник. В одной руке у него корзинка, а в другой цепочка. А на цепочке собака Петушок.

— Граждане, — говорит, — чья это собака и чья это корзинка с кошкой?

— Мои! — закричала Маша. — Мои!

— Мои! — закричал Коля.

— Наши! — закричали папа и мама.

— Чьи же наконец? — говорит проводник. — Не могу понять.

— Наши общие, — говорит папа. — Мы — одна семья. Вот у меня и билеты на их провоз есть!

— А где же вы нашли собаку и кошку? — спросила мама.

— Я их не искал, — говорит проводник — Когда поезд трогался, я стоял на задней площадке вагона. Вдруг вижу — мчится по перрону маленькая собачка, за ней корзинка волочится, а за корзинкой и собачкой бежит огромная собака — дог. И совсем уже было дог корзинку схватил, да тут прыгнула эта собака ко мне на площадку и корзинку с собой втащила. А дог на перроне остался. Хорошо — корзина не раскрылась, а то несдобровать бы вашей кошке. Я и взял собачку и корзинку и пошёл по вагонам спрашивать, чья собака и чья корзинка.

— Вот спасибо вам! — сказала девочка Маша.

— Пожалуйста, — сказал проводник и пошёл дальше по вагонам билеты проверять.

Потом скоро они на дачу приехали.

Коля молока попил и сразу в пионерский лагерь побежал.

А мама сняла с девочки Маши туфли и чулки и сказала:

— Ну, поди, Маша, побегай босиком.

Вышла Маша в сад. Петушок за ней побежал. А Ниточка на крыльце легла.

Хорошо в саду: цветы растут, деревья шумят листьями. Ходит Маша босиком по дорожкам, осторожно ходит — боится, что её какой-нибудь жук за ногу укусит. А над нею небо голубое-голубое — такого неба она никогда в городе не видала. А в небе жаворонки поют, ласточки и стрижи летают.

Стала Маша посреди сада и запела песенку:

Сад, сад,
Весь в цветах,
Весь в кустах,
Весь в листах.
Сад, сад,
Над тобой!
Небо голубое.
Сад, сад,
Дорогой,
Вот и в дружбе я
С тобой.

Спела она эту песенку, а тут мама кричит:

— Маша, иди домой ужинать! Иди скорей! Пошла Маша домой на дачу ужинать. И собака Петушок за ней побежала.


ГЛАВА VII
Как Маша в саду испугалась

После ужина стала Маша на крыльце в мяч играть. Мама ей говорит:

— Маша, иди спать!

А Маша не идёт.

— Я, — говорит, — днём выспалась. Бросит мячик об пол и поймает, бросит мячик в стенку и опять поймает.

Тогда уж папа ей говорит:

— Маша, я кому говорю? Иди спать!

А Маша ему отвечает:

— Сейчас, я только ещё один раз мячик брошу.

Да так сильно бросила мячик в стенку, что он отскочил от стены и покатился по полу, на лесенку. Запрыгал со ступеньки на ступеньку и укатился куда-то в сад.

«Вот, — думает девочка Маша, — как мне теперь быть? Что делать? Потеряется мячик в саду, пропадёт. Надо идти скорее искать его». Спустилась она по ступенькам в сад, сделала три шага и остановилась.

У самого крыльца ещё светло было от лампы, а дальше так темно, как в печке, когда её не топят.

Очень темно и очень страшно.

Хотела она домой вернуться, но подумала: «Нет, нельзя возвращаться — потеряется мячик, пропадёт».

Пошла Маша по саду. А в саду темно. Звёзды на небе, может быть, есть, а может быть, нет — ничего не видно. Вот как темно!

Шла, шла девочка Маша и вдруг видит — смотрят на неё из-за кустов три глаза и все три светятся.

Один светится, ещё один светится и ещё один светится. Испугалась девочка Маша. «Ох, — думает, — наверно, это страшный зверь». Заплакала она и говорит:

Зверь, зверь,
Страшный зверь,
Что же делать мне теперь?
Ты меня послушай, зверь,
Ты меня не скушай, зверь!

А зверь молчит, на девочку Машу глядит и только шуршит: шрш, шрш, шрш…

Заплакала девочка Маша ещё сильней и побежала.

А куда побежала, сама не знает. Не то к дому, не то от дома. Ничего не видно. Бежала, бежала, вдруг — бац! — падает ей что-то на плечо. Она в сторону, а сверху опять что-то на неё упало.

Испугалась девочка Маша и думает: «Что это за зверь такой сидит наверху и в меня камнями швыряет?»

Подумала, опять заплакала и говорит:

Бессовестный, безжалостный,
Не бей меня, пожалуйста!
Ты мне лоб расшибешь,
Ты мне в глаз попадёшь.

Сказала она так и дальше побежала. А в саду ветер шумит, деревья качаются. Очень в саду страшно.

Бежит она, бежит. Куда бежит — сама не знает: не то к дому не то от дома. Очень в саду темно. Ничего не видно. Бежит, бежит Маша и горько плачет.

И вдруг остановилась. Да не сама остановилась, а какой-то новый зверь, самый страшный, схватил её за платье и не пускает. Дёрнется Маша, а он ей ногу царапнет, ещё дёрнется, а он опять царапнет — никуда от него не денешься.

«Ох! — думает девочка Маша. — Ох, наверно, это огромный ёж». Вот и говорит она ему:

Ёжик, ёжик,
Не царапай мне ножек,
Не коли меня, не режь,
Не кусай меня, не ешь!

А злой зверь колючий молчит — не отвечает, а держит её крепко. Видит девочка Маша — не отпускает её колючий ёж; дёрнула она руками своё платьице, расцарапала себе руки, вырвалась от ежа и дальше побежала.

Прибежала наконец девочка Маша домой — еле дышит.

— Папа, — кричит, — папа! Закрывай скорее дверь, У нас в саду какие-то страшные звери появились: у одного зверя три глаза и все три светятся. Другой на дереве сидит и сверху камнями кидается. А третий колется и царапается. Очень я их боюсь!

А папа засмеялся и сказал:

— Что ты, Маша, говоришь! Откуда у нас в саду такие звери? Что ты, милая! Давай возьмём фонарь и пойдём со мной вместе в сад, поглядим на твоих зверей.

Взял папа фонарь, зажёг его и пошёл с Машей в сад.

Идут они по саду. Фонарь горит, дорожку освещает, а зверей никаких не видно. Папа идёт храбро, никого не боится, а девочка Маша побаивается: всё-таки ведь она маленькая — всего пять лет да ещё несколько месяцев. Держится она за папину руку. Идёт и боится. Боится, да идёт. Шли они, шли, вдруг подул ветер и задул свечку в фонаре.

Снова стало темно. И вот стоит перед ними зверюга с тремя глазами, о которой Маша рассказывала.

Испугалась опять Маша. Схватила папу за руку и кричит:

— Бежим, папа, бежим!

А папа подошёл к Машиной зверюге, взял рукой три светящихся глаза, положил их на ладонь, засмеялся и сказал:

Вот так штука,
Вот так зверюка!
Не волк и не гадюка,
А просто светлячки,
Светлые червячки.

Разглядела Маша светлячков, и самой ей смешно стало. Маленькие, меньше некуда, а она их испугалась. Посмеялась девочка Маша, и пошли они дальше.

Папа из кармана спичку вынул и снова фонарь зажёг. Фонарь горит, дорожку освещает. Папа идёт, девочку Машу за руку держит, а Маша всё наверх смотрит — боится зверя, который в неё сверху камнями кидался.

Шли они, шли, вдруг с какого-то дерева — бац! — падает что-то на землю.

Девочка Маша испугалась.

— Вот, — говорит, — вот опять кидается! Бежим скорее!

А папа говорит:

— Давай сначала посмотрим, кто кидается и чем кидается.

Посветил он фонарём, и увидела девочка Маша на траве много-много шишек.

— Вот, — говорит папа, — видишь теперь, какой это зверь?

— Вижу, — говорит Маша. — Это ёлка, а с неё шишки падают.

— Верно, — говорит папа, — это шишки. Это они от сильного ветра падают.

Посмеялась Маша, что она шишек испугалась, и пошли они дальше.

Идут, идут и думают:

Кто же третий зверь — колючий,
Злой, огромный и могучий?

Папа шёл, и девочка Маша шла. Шла, шла и вдруг остановилась. Да не сама остановилась, а опять её кто-то за платье схватил и не пускает.

Испугалась Маша и закричала:

— Папа, папа, помоги! Опять меня зверь поймал!

Подошёл к ней папа, посветил фонарём, засмелся и говорит:

Вот так ёжик,
Вот так ёж,
— На шиповник он похож.

— Видишь, — говорит, — чего ты испугалась? Это куст шиповника. А тут под ним и твой мячик лежит. Эх ты, трусиха!

Обрадовалась девочка Маша, взяла мячик и пошла домой спать.


ГЛАВА VIII
Как Маша в гости ходила

Так и жила девочка Маша на даче. А брат её, Коля, тут же, недалеко от неё, в пионерском лагере жил. Когда Коля приходил домой, Маша его спрашивала:

— А что там у вас в лагере есть? Что вы там делаете?

— У нас, — рассказывал Коля, — в лагере всё что хочешь есть. Красные флаги есть, спортивная площадка, речка, огород, мячи волейбольные есть, крокет, трубы и барабаны есть. А делаем мы там тоже что хотим. Наперегонки бегаем, через верёвку прыгаем, в речке купаемся, в лесу ягоды и грибы собираем, в поле жуков и бабочек ловим, на огороде работаем, в волейбол и в крокет играем.

— А мне можно к вам прийти? — спросила Маша. Мне всё это очень нравится. Мы к вам в гости придём.

— Кто же это вы? — сказал Коля.

— Я, кошка Ниточка, собака Петушок и кукла Елизавета Петровна, — сказала Маша.

— Ну что же, приходите, — сказал Коля и убежал обратно в свой лагерь.

На другое утро встала Маша с кровати и говорит:

— Кошка Ниточка, собака Петушок и кукла Елизавета Петровна, собирайтесь, пойдёмте в пионерский лагерь в гости к Коле.

А Ниточка в это время на солнце лежала и мурлыкала. А собака Петушок в это время за воробьями гонялась и лаяла. А Елизавета Петровна в это время на своём стуле сидела, наряженная, в туфельках с помпонами и в голубом переднике с двумя карманами.

Прицепила Маша одну цепочку к шейке Петушка, а другую — к ленте на шейке у Ниточки, взяла Елизавету Петровну на руки и пошла.

Идёт Маша по полю — вокруг цветы красные, синие и жёлтые пестреют, бабочки летают, пчёлы жужжат, а по небу голубому солнце катится и тучи гуляют.

А потом Маша в лес пришла. Идёт она по лесу, а вокруг деревья стоят высокие: берёзы, осины, дубы, листья на деревьях зелёные. Под деревьями ягоды и грибы растут. На деревьях птицы сидят — малиновки и зяблики. А на самый верх взглянешь — по небу голубому солнце катится и тучи гуляют.

Вышла Маша из лесу, вошла в деревню.

Видит — стоит дом, а на доме красный флаг. У дома грузовик стоит и телеги. Люди в дом то входят, то выходят.

Подошла Маша к этим людям и спрашивает:

Вижу я красные флаги.
Не это ли пионерский лагерь?

А ей отвечают:

— Нет, это наш сельсовет.

Пошла Маша дальше и видит — ещё один дом стоит с красным флагом. А на дверях дома ящик прибит. Подходят люди к этому ящику и бросают в него что-то.

Спрашивает Маша этих людей:

Вижу я красные флаги.
Верно, тут пионерский лагерь?

А ей говорят в ответ:

— Тут почта, а лагеря нет.

Пошла Маша дальше. Ниточка на цепочке идёт — упирается. Петушок на цепочке бежит — рвётся из рук. А Елизавета Петровна сидит у Маши на руках и молчит. Вдруг видит девочка Маша огород, а на огороде растут салат и редиска.

— Вот, — говорит Маша, — Растут здесь салат и редиска, Наверно, и лагерь близко.

— Нет, — отвечает Маше народ, — Это колхозный наш огород.

Опять Маша не угадала.

И вдруг увидела Маша большую площадку. На площадке шест стоит. На шесте флаг вьётся красный. А вокруг пионеры в красных галстуках. Кто бегает, кто прыгает, кто в крокет играет.

— Ну, — сказала Маша, — наконец-то мы пришли. Кошка Ниточка замяукала, собака Петушок залаяла. А кукла Елизавета Петровна ничего не сказала — она была кукла неговорящая. Только глаза открыла. Это она умела.

Увидели пионеры девочку Машу и побежали к ней.

— Здравствуй, девочка! — говорят ей пионеры. — Ты чья?

— Я — Маша Крутикова, — сказала девочка Маша. — Папа мой лётчик, Николай Сергеевич, а мама моя художница, Софья Петровна. Она картины рисует. А брат мой, Коля, тут, у вас в лагере, живёт.

— Знаем Колю Крутикова, — сказали ребята, — знаем. Сейчас его позовём… Коля! — закричали ребята. — Коля Крутиков, Крутиков, Крутиков! Коля! Иди сюда скорей. Сестра к тебе в гости пришла.

А Коля уже бежит. В руке у него удочка, а на удочке ёрш болтается. Коля рыбу удил и ерша поймал.

Прибежал Коля. Видит — стоит Маша, а с нею Ниточка, Петушок и Елизавета Петровна.

— Как это ты сюда пришла? — говорит Коля.

— А вот так: шла, шла и пришла.

Повели ребята Машу обедом кормить. Вкусный был обед.

И кошку Ниточку покормили и Петушка. Одной кукле Елизавете Петровне ничего не дали: она есть не умела.

После обеда все спать легли, а потом гулять в лес ходили и с девочкой Машей в мяч играли. А потом проводили Машу домой.

Обратно собака Петушок уже без цепочки бежала, а кошку Ниточку пришлось Маше на руки взять — устала кошка Ниточка. Так и ушла Маша домой.


ГЛАВА IX
Как девочка Маша в школу ходила

И зимой, и весной, и летом слышала девочка Маша от своего брата рассказы про школу.

— У нас школа хорошая, — говорил Коля. — У нас в классе пол коричневый, парты жёлтые, доска чёрная, а на подоконниках красные цветы стоят. У нас в школе весело и интересно. А Маша слушала его и спрашивала:

— А что такое класс? А что такое парты? А зачем доска чёрная?

Коля отвечал:

— Класс — это комната, в которой мы учимся. Парта — это такая скамейка, со столом вместе. Мы на скамейке сидим, а книжки и тетрадки кладём на этот стол. А на чёрной доске мы белым мелом пишем.

— А чему вас учат? — спрашивала Маша.

— Читать, писать, считать, петь и рисовать.

— Ну, — сказала Маша, — петь и рисовать я сама умею, а читать, писать и считать совсем не могу.

Всю зиму, весну и лето думала Маша о том, как бы ей самой в школу пойти, чтобы читать, писать и считать научиться.

И вот прошло лето, настала осень. Ещё и тепло было, и солнце светило ярко, но все уже говорили: «Ну, лето кончилось».

Тридцать первого августа Коля сказал:

— Ура, завтра первое сентября, я в школу пойду! Ура, ура!

«Ладно, — подумала Маша, — и я завтра в школу пойду».

А жила Маша, как вы уже знаете, на даче. И вот тридцать первого августа поехали они все в город: папа, мама, Коля, Маша, Петушок, Ниточка и Елизавета Петровна.

Когда они с дачи уезжали, Маша сказала:

До свиданья, тёмный лес,
До свиданья, поле,
Завтра в школу я пойду
Вместе с братом Колей.

А когда поезд тронулся, Маша сказала:

Очень быстрый паровоз,
Очень быстро мчится.
Завтра в школу я пойду,
Буду там учиться.

А потом Маша в поезде заснула. И собака Петушок заснула, и кошка Ниточка заснула, и кукла Елизавета Петровна. И так они спали и спали, пока в город не приехали. Тут ненадолго проснулись, пока в такси ехали. А потом домой добрались и тут опять спать легли. И папа, и мама, и Коля, и Маша, и собака Петушок, и кошка Ниточка, и кукла Елизавета Петровна — все легли спать.

Спят, спят и сны видят. Папа самолёт во сне видит, мама — пароход, Коля — школу, Маша — школу, Петушок — косточку, Ниточка — мышку, а Елизавета Петровна ничего не видит — просто лежит с закрытыми глазами и, может быть, спит, а может быть, и нет.

Утром первого сентября все проснулись. Папа проснулся, мама проснулась, Коля проснулся, Маша проснулась, и Петушок, и Ниточка, и кукла Елизавета Петровна, когда Маша подняла её с кровати, открыла глаза.

Коля быстро встал, оделся, причесался, чаю попил и сразу в школу побежал. А Маша за ним.

Папа в это время газету за столом читал, а мама на кухне была. Они и не заметили, что Маша из дому ушла.

А Коля тоже не видел, что Маша за ним отправилась. Ему не до того было: он боялся на урок опоздать.

Вышла Маша на улицу. Смотрит — где Коля?

А Коли и не видно. Ребят на улице много, а Коли нет.

«Верно, он вперёд ушёл, — подумала Маша. — Что же мне теперь делать?»

Подошла Маша к одному мальчику и спросила:

— Мальчик, мальчик, ты куда идёшь?

— В школу иду, — говорит ей мальчик. — Отстань, не мешай.

— Ну и я за тобой пойду, — сказала Маша.

И пошла за мальчиком.

Прошли они ту улицу, где девочка Маша жила, свернули на другую, и тут увидела Маша большой дом, и в этот дом, видит, все ребята идут.

Вошла за ними в дом Маша и попала в большую комнату. В этой комнате вешалки сделаны, и на вешалках всякие детские пальто, шапки и шапочки висят. А у вешалки раздевальщик стоит.

— Ну, снимай пальто и шапку, девочка, — говорит раздевальщик Маше.

Сняла Маша с себя пальто и шапку и подала раздевальщику, а тот протянул ей жестяной кружочек.

— Держи его, — говорит, — и не теряй. Это номерок на твои вещи.

Взяла Маша номерок, а что дальше делать, не знает. Стала у вешалки и стоит.

Тут подошла к ней одна большая девочка и спрашивает:

— Ты что, первый раз в школу пришла?

— Да, — сказала Маша, — первый раз.

— Тогда идём со мной, — говорит большая девочка.

Взяла она Машу за руку и повела.

Пошли они по лестнице, пошли по длинному коридору. Смотрит Маша по сторонам: коридор широкий, светлый. Окна большие, а на подоконниках разные цветы стоят.

«Какие красивые цветы, — подумала Маша, — какие хорошие!»

Вдруг слышит, говорит ей большая девочка:

— Вот иди сюда. Здесь твой класс.

И открыла она перед Машей дверь. Вошла Маша в дверь, видит — комната большая-большая. Три окна, на стенах картины висят. И в комнате ребят много-много. Не очень большие ребята тут были — маленькие ребята. А всё-таки побольше и постарше Маши.

Сидят ребята на скамейках, а к скамейкам столы приделаны. «Это они за партами сидят», — подумала Маша. Она вспомнила, как Коля ей о партах рассказывал. А посреди класса впереди всех парт стол стоит, и за столом учительница сидит. А позади стола чёрная доска к стене прибита.

— Садись, девочка, — сказала Маше учительница.

Села Маша за парту, а учительница говорит:

— Ну, ребята, давайте познакомимся. Я ваша учительница, зовут меня Марья Ивановна. А вас как зовут?

— Соня, Светлана, Миша, Роза, Серёжа, Володя, Наташа! — закричали все ребята сразу.

— Тише, — сказала Марья Ивановна. — Замолчите, не все сразу. Лучше я вас по-очереди буду спрашивать. Пусть тот, чьё имя я назову встанет. Поняли?

— Поняли, — сказали ребята.

Начала Марья Ивановна их вызывать.

— Ким, — сказала Марья Ивановна.

Встал один мальчик.

— Я, — говорит, — Ким.

— Ладно, садись, — сказала Марья Ивановна.

— Нина, — сказала Марья Ивановна.

Встала одна девочка.

— Я, — говорит она, — Нина.

— Ладно, садись, — сказала Марья Ивановна.

— Маша, — сказала Марья Ивановна.

Встала девочка Маша и говорит:

— Я — Маша.

И вдруг видит — встает ещё девочка и говорит:

— Нет, я Маша.

А за ней поднимается ещё одна девочка и говорит:

— Нет, они ненастоящие Маши. Это я Маша. Тут Марья Ивановна спрашивает:.

— Подождите, а фамилии вы свои знаете?.

— Я знаю, — сказала девочка Маша. — Я Маша Крутикова.

— И я знаю, — сказала вторая девочка. — Я Маша Петрова.

— И я знаю, — сказала третья девочка. — Я Маша Фёдорова.

— Сейчас, — говорит Марья Ивановна. — Сейчас проверю по списку. Посмотрела она в свой список и опять говорит:

— Есть у меня в списке Маша Петрова, есть и Маша Фёдорова, а Маши Крутиковой нет. Как же так? Ты откуда, девочка? — говорит она Маше. — Кто тебя привёл?

— Я из дому — сказала девочка Маша. — Я сама сюда пришла. У меня тут брат учится.

— А сколько тебе лет? — спросила Марья Ивановна.

— Мне скоро шесть, седьмой будет, — сказала девочка Маша.

— Так тебе ещё нельзя в школу ходить, — говорит Марья Ивановна. — Ты ещё маленькая, иди домой.

Тогда Маша вытянула губы и заплакала.

— А я в школу хочу! — сказала она. — Я не хочу домой.

— Ну ладно, — говорит ей Марья Ивановна, — не плачь. Сегодня, так и быть, побудь с нами в школе. Обрадовалась Маша и перестала плакать. Проверила Марья Ивановна остальных ребят по списку и потом раздала всем ребятам цветные карандаши и белую шероховатую бумагу. И спрашивает:

— Ребята, вы рисовать умеете?

— Умеем! — закричали ребята.

— Ну, нарисуйте тогда каждый что-нибудь.

И все стали рисовать. Серёжа нарисовал трактор, Володя — пароход, Нина — море, а Маша нарисовала собаку Петушка, кошку Ниточку и куклу Елизавету Петровну. Вот как она куклу нарисовала.

Только кончили ребята рисовать, как зазвенел звонок.

— Вот, — говорит Марья Ивановна, — это конец урока. Это перемена.

Вышли все они из класса в большой коридор. Тут Марья Ивановна говорит:

— Давайте, ребята, в кошки-мышки играть.

Стали они все играть. Маша была мышкой, а кошкой был большой мальчик. Но сколько он за Машей ни бегал, а поймать её не поймал.

А потом опять был урок.

На втором уроке Марья Ивановна говорит:

— А кто из вас, ребята, стихи знает?

— Я знаю, — сказала девочка Маша. — Я могу стихи сказать, я их сама придумала. Про ручей стихи, вот какие:

Дорогой ручей,
Напои грачей,
Напои коров,
Напои орлов,
Ручей молодец,
Напои овец…

Всё, — сказала Маша.

— Хорошие стихи, — сказала Марья Ивановна. — Очень хорошие.

Другие ребята тоже стали стихи говорить. А потом Марья Ивановна спрашивает:

— А кто из вас, ребята, читать умеет?

Три девочки и три мальчика сказали:

— Мы умеем.

А девочка Маша и другие ребята сказали:

— Нет, мы не умеем.

— Вот, — сказала учительница, — вы в школе все должны научиться читать и писать. А считать вы умеете? — спросила она ребят.

— Я до тринадцати умею, — сказал Коля.

— Я до восьми, — сказала Нина.

— А я до двадцати, — сказала Маша Фёдорова.

— А я до пяти, — сказала девочка Маша.

— Ну, вот и посмотрим сейчас, как вы считаете, — сказала Марья Ивановна. — Мы сейчас будем в птичек играть. Идите сюда, Маша Крутикова, Митя и Петя. Вы будете птички. Бегайте и руками машите, будто крыльями.

Вышли Митя, Петя и девочка Маша, стали по классу бегать и руками махать, будто крыльями.

— Ну-ка, сколько птичек летит? — спрашивает Марья Ивановна.

— Три! — закричала ребята. — Три!

— А ну-ка, идите сюда ещё, Зина, Роза, Володя и Миша. Бегайте и вы с ними… Сколько теперь птичек стало?

— Семь! — закричали ребята. — Семь!

— А теперь пускай Маша Крутикова и Петя на место сядут. Сколько теперь птичек осталось?

Девочка Маша пошла на место, посчитала, подумала и говорит:

— Пять птичек осталось, я знаю.

— Верно, — сказала Марья Ивановна.

— Ну, а теперь мы все споём песню про синичек Хорошо?

— Хорошо, — сказали ребята.

Песня про синичек
Прилетели десять птичек,
Десять маленьких синичек,
Сели, сели на сосну,
Спели песенку одну…
В небе звёзды заблестели,
Три синички улетели,
А осталось, скажем всем,
На сосне синичек семь.
Тут сказали две синицы:
«Мы летим к ручью напиться».
Ночь стоит, всё небо в звёздах.
Спят синички тихо в гнёздах.
Мы синичек не разбудим,
Мы считать синичек будем.
Мы сумеем сосчитать:
Всех синичек стало пять.

Спели они песню. А тут опять звонок зазвонил.

Кончились на сегодня уроки, — сказала Марья Ивановна. — Теперь становитесь в пары и идите из класса. Вас уже ваши мамы ждут.

Вышла Маша с ребятами из класса, смотрит — и её мама в коридоре стоит.

Догадалась мама, куда Маша убежала, и пришла за ней в школу. А Марья Ивановна подошла к маме и говорит:

— Берите вашу девочку домой, а через год её непременно к нам в школу приводите. Очень она нам всем понравилась.

Пошла девочка Маша с мамой домой. А через месяц мама отдала её в детский сад.



КНИГА ВТОРАЯ


ГЛАВА I
О том, как Маша в детский сад пришла

Когда мама первый раз повела девочку Машу в детский сад, Маша сначала сильно упрямилась и не хотела идти.

На улице был дождь, стояла осень. Панели и мостовые были скользкие. Люди шли под зонтиками и в калошах, подняв воротники. С деревьев слетали жёлтые листья.

Маша сказала:

Не пойду в детский сад,
Листья по ветру летят.
Не хочу гулять в саду,
Не хочу и не пойду.
Лучше солнца подождём,
Не пойду я под дождём.

А мама ей говорит:

— Маша, какая ты глупая девочка! Ты думаешь, детский сад — это сад?

— Да, — говорит Маша, — я так думаю. Уж если говорят сад, так, значит, это сад.

— Ну, — сказала мама, — сейчас мы придём, и ты увидишь, что это вовсе не сад, а дом.

— Как так — дом? — сказала Маша, и тут она увидела, что это и верно дом. Большой, каменный, голубого цвета. Они вошли с мамой в парадный подъезд, поднялись по лестнице на второй этаж и вошли в квартиру. Прямо так, без звонка, открыли дверь и вошли.

Квартира была большая. В ней было, может, шесть — семь комнат. Все двери в комнатах были открыты, и первое, что Маша увидела, это дети, много-много детей, совсем маленьких, просто маленьких и не очень маленьких. Совсем маленькие были меньше Маши, им было года по три, по четыре, просто маленькие были такие, как Маша, им было лет пять, а не очень маленьким было, может быть, даже шесть лет. И все дети бегали, прыгали, шумели. Когда Маша увидела сразу столько детей, она сначала даже испугалась и сказала:

— Мама, их очень много, а я одна. Я их почти всех боюсь.

А мама засмеялась и говорит:

— А помнишь, Маша, как ты в школу ходила? Ведь тогда не боялась?

— Ну что ж, — сказала Маша, — там дети большие были, они меня не трогали.

Тут подошла к Маше и маме руководительница и говорит Маше:

— Идём, девочка, со мною. Ты у меня в средней группе будешь.

А мама поцеловала девочку Машу и сказала:

— Ну, Маша, до свиданья. Будь умницей, в половине шестого я за тобой приду.

Пошла Маша в комнату, где были маленькие девочки и мальчики, — такие маленькие, как она сама.

Когда она вошла в комнату, все дети окружили её и стали на неё смотреть, а Маша стояла и смотрела на них.



— Девочка, девочка, как тебя зовут? — спросил её один мальчик.

— А тебя как? — спросила девочка Маша.

— Меня — Вова.

— А меня — Маша, — ответила Маша. — Маша Крутикова.

— Маша — гречневая каша, — сказал Вова.

Потом дёрнул Машу за косичку, запрыгал на одной ноге и запел:

Маша — гречневая каша,
Маша — гречневая каша,
Маша — каша, простокваша,
Вот ты кто,
Вот ты кто!

Тогда Маша обиделась и сказала:

— Я не каша и не простокваша. А я просто девочка Маша.

А Вова всё прыгал на одной ноге и дразнил её:

Маша — гречневая каша,
Маша — гречневая каша,
Маша — каша, простокваша,
Вот ты кто,
Вот ты кто!

Бедная девочка Маша собралась было уже заплакать, уже две слезинки показались у неё на глазах, одна — на правом глазу, другая — на левом. Но тут вошла девочка. Чёрненькая девочка, чуть-чуть побольше Маши, и сказала:

— Вова, как тебе не стыдно новеньких дразнить! Какой ты глупый! — А потом она говорит Маше: — Ты, Маша, на него не смотри. Он у нас всегда новеньких дразнит. Пойдём, я тебе весь наш детский сад покажу.

Взяла чёрненькая девочка Машу за руку, и пошли они осматривать детский сад. Очень Маше детский сад понравился. Всюду на стенах висели картинки. Везде было много игрушек: и кукол, и автомобилей, и тракторов, и трамваев игрушечных, и мишек, и мячиков. В одних комнатах дети сидели и слушали, что им рассказывали воспитательницы, в других пели, в третьих играли в игрушки.



Один мальчик рассказывал детям сказку (он её, наверно, сам придумал). Маша остановилась возле него и тоже стала слушать.

— Жил-был в муравейнике муравей, — рассказывал мальчик. — Звали муравья Андрей. Надоело ему сидеть в муравейнике, он и говорит своей тёте: «Тётя, я хочу на речку поползти, рыбу поудить». А тётя ему говорит: «Что ты, муравей Андрей, как же ты будешь рыбу удить! У тебя даже удочки нет, и ты простудишься. Надень хоть пальто и калоши». А муравей Андрей калош не надел, пальто не надел и шапки не надел. Но с собой шапку взял. Пришёл он на речку. По речке волны ходят, ветер дует, на небе тучи гуляют. Холодно. Стал муравей Андрей рыбу ловить. Рыбы не поймал, а сам замёрз. Начал он кашлять, начал чихать. «Ох, — думает, — правду тётя говорила — простудился! Поползу домой». Хорошо, дома ему тётя муравейная чаю с малиной дала, а то он совсем заболел бы. А так ничего, наутро поправился… Вот и вся сказка.

— Видишь, Маша, — говорит чёрненькая девочка. — Он сам такую сказку придумал. А он совсем маленький — ему только четыре года.

Тогда Маша сказала:

— Я тоже умею сказки придумывать. И у меня есть собака Петушок, и кошка Ниточка, и кукла Елизавета Петровна. А тебя как зовут?

А чёрненькая девочка говорит:

— Меня зовут Наташа, мне пять лет. Давай с тобой дружить.

— А как мы будем дружить? — спросила Маша.

— Я буду тебя любить, а ты будешь меня любить, и играть мы будем вместе. Вот как будем дружить, — ответила Наташа.

— Ладно, — сказала Маша, — я согласна.

А потом они пошли в комнату, где была их группа, и к ним пришла руководительница, и все они стали петь песни.

А Вова даже вприсядку танцевал. Он так хорошо танцевал, что Маша сказала Наташе:

— Нет, он, наверно, всё-таки хороший мальчик. Смотри, как он пляшет.

— Ну да, — ответила Наташа, — конечно, хороший. Он только новеньких любит дразнить, а так ничего.

Стала Маша со всеми мальчиками и девочками играть. Они в куклы играли, они Машу на автомобиле возили, они трамвай по рельсам пускали. Автомобиль гудел, трамвай звенел, а куклы были такие, что даже умели говорить «мама».

Наташа всё время была вместе с Машей, и, когда стало половина шестого и пришли в детский сад мамы за детьми, сказала Наташа Маше:

— Маша, Машенька, когда выходной день будет, приходи ко мне в гости.

— Ладно, — говорит Маша, — скажи только адрес и свой телефон. Приду к тебе в гости.

Сказала Наташа адрес. А Маша ей свой адрес и свой телефон дала. Вышли мама с Машей на улицу.

— Ну что, — спрашивает мама, — понравилось тебе в детском саду?

А Маша отвечает:

Очень весело в саду,
Я опять туда пойду.


ГЛАВА II
О том, как Маша была в гостях

Каждый день ходила Маша в детский сад, с каждым днем он всё больше и больше ей нравился. И с Наташей она очень подружилась.

И вот, когда настал выходной день, собралась она в гости к Наташе. А погода в этот день была очень скверная: и снег шёл, и дождь, и ветер свистел. Но Маша на погоду не смотрела. Ещё утром она сказала:

— Петушок, кошка Ниточка, мы сегодня в гости пойдём.

Петушок и Ниточка не поняли, что она им говорит, но вид сделали такой, будто поняли. Петушок даже полаял немного, а Ниточка мяукнула три раза, словно хотела сказать: «Да, знаю, пойдём». Но ведь Петушок вообще лаять любил. Он всегда лаял, когда надо и когда не надо. А то, что Ниточка мяукнула три раза, так это она, может быть, пить захотела. Ну, а может, они и поняли, что в гости пойдут. Кто их знает!

Пошла Маша к маме и говорит:

— Мама, мама, скоро ты меня в гости к Наташе поведёшь?

— Маша, — говорит мама, — уж я даже и не знаю, как мы пойдём. Смотри, какая погода плохая. То снег идёт, то дождь. В такую погоду хороший хозяин собаки не выгонит.



— Ну что ж, — сказала Маша, — а мы потеплее оденемся, Ниточку я в платок заверну, а у Петушка шерсть тёплая, он и так добежит. Пойдём, мама. Мама, пойдём! Мама, какая ты! Мама, ведь ты обещала!..

— Нет, нет, и не проси, пожалуйста! — рассердилась мама. — Если погода лучше не станет, никуда не пойдём, будем дома сидеть.

Тут Маша обиделась и заплакала. Пошла в угол и села на пол. Сидит в углу и плачет. «Бедная я, — думает про себя Маша. — Бедная я девочка! Была бы я мамой, я бы всегда своих детей отпускала, куда им хочется».

Потом говорит она маме из угла:

— Почему мальчишкам всё можно? Почему Коли с утра дома нет? И папы нет, а мне так ничего нельзя.

— Коля старше тебя, — отвечала мама, — у него здоровье крепче. А папа не мальчишка — он взрослый, он лётчик. Он ко всякой погоде привык.

— Я знаю, что лётчик, — отвечает Маша, а сама плачет. — Я тоже хочу ко всякой погоде привыкнуть!

И вдруг зазвонил телефон. Мама сняла трубку:

— Я слушаю. Вам кого? — А потом положила трубку на стол и говорит: — Чем плакать, иди лучше к телефону.

Подошла Маша к телефону, а сама плачет, никак перестать не может.

— Я слушаю, — говорит она в трубку. — Я плачу и слушаю. Кто меня спрашивает?

— Маша, это ты? — говорит голос в трубке. — Здравствуй. Это я, Наташа. Когда ты ко мне придёшь? Отчего ты плачешь?

— Ах, — сказала Маша, — когда я тебе скажу, почему я плачу, ты и сама заплачешь. Меня мама к тебе в гости не пускает.

— Почему не пускает? — спрашивает Наташа грустным голосом и сама чуть не плачет. — Как же это так? А моя мама пирожки к обеду печёт и крем сливочный делает.

— Так, — сказала Маша в трубку. — Просто так не пускает. Она говорит, что погода плохая и что если погода лучше не станет, так она меня и не пустит. Что же нам делать?

— Давай вот что сделаем, — отвечает Наташа. — Ты сядь у себя у окна, а я сяду у себя у окна, и будем смотреть на погоду. А как только она на моей и на твоей улице чуть лучше станет, так и позвоним друг другу по телефону. Хорошо?

— Хорошо, — вздохнула Маша и повесила трубку.

Потом села она на стул около окна, а Петушок и Ниточка уселись на подоконнике. Посадила Маша на колени куклу Елизавету Петровну, стала смотреть в окно и песенку петь:

Снег, снег, ты не падай,
Дождик, дождик, перестань.
Солнышко, меня обрадуй,
Поскорей в окошко глянь.

Поёт Маша песенку, а за окном то снег падает, то дождь идёт.

Полчаса Маша сидит у окна, час сидит, два сидит— всё так же скверно на улице.

И вдруг смотрит Маша, начал будто бы стихать дождь, и снега не видно.

— Ах, — прошептала Маша, — неужели наконец погода исправилась?

Вслух ей страшно было эти слова сказать. А то мало ли что, вдруг скажешь громко — и опять дождь пойдёт.

Но нет, кажется, и вправду кончился дождь и снег. Бросилась Маша к телефону, сияла трубку. А в трубке какой-то треск, какой-то звон, и слышно, тоже кто-то кричит.

«Ой, — думает Маша, — что же это такое, телефон, что ли, испортился? Кто это там кричит в трубку?»

Послушала она ещё немного, слышит — кричат в трубку:

— Будьте добры, позовите Машу!

— Ох, — говорит Маша, — это, может, меня! Это я Маша. Кто меня зовёт?

— Ты — Маша? — говорит Наташин голос — А это я, Наташа. Я тебе звоню, звоню…

— А я, — говорит Маша, — тебе звоню. У нас дождь кончился, и снег кончился, и солнце в окно смотрит. Сейчас пойду маме в окно погоду покажу, и пойдём. До свиданья.

— До свиданья! — крикнула ей Наташа, и они обе повесили трубки.

Пошла Маша к маме.

— Мама, — говорит она, — мама, поди-ка сюда, посмотри в окно.

Подошла мама к окну, посмотрела.

— Видишь, — говорит ей Маша, — солнце.

— Вижу, — говорит мама.

— Ну так вот, — сказала Маша. — Значит, пойдём к Наташе.

— Ну ладно, — говорит мама, — значит, пойдём. Одевайся только потеплее.

Оделась Маша потеплее. Даже маминым платком под пальто повязалась и рукавички надела. И кошку Ниточку стала она тоже в платок заворачивать. А Ниточка не даётся, не хочет, чтобы её заворачивали. Рвётся из рук и мяукает.

— Маша, — говорит мама, — ты что делаешь? Ты что, думаешь и Ниточку с собой брать?

— Да, — отвечает Маша. — Ей же без нас скучно будет.

— Нет, — говорит мама, — я прямо не знаю, Маша, что с тобой сделалось. Ну кто с собой в гости кошек берёт? Видишь, ей даже вовсе и не хочется из дому уходить.

А кошка Ниточка, и верно, мяукает, рвётся из Машиных рук.

— А может, она притворяется?.. — сказала девочка Маша. — Ниточка, — говорит она, — Ниточка, хочешь ты в гости к Наташе пойти?

А Ниточка прыгнула на шкаф и мяукает оттуда.

— Ну ладно, не хочешь — не надо, мы с Петушком да с Елизаветой Петровной пойдём, — сказала Маша.

Надела Маша шубку на Елизавету Петровну и прицепила цепочку к ошейнику Петушка. Взяла мама в одну руку цепочку, а другую руку девочке Маше протянула, а Маша протянула одну руку маме, а в другую руку взяла куклу Елизавету Петровну, и они вышли на улицу.

Прошли по одной улице, свернули направо, прошли по другой улице, свернули налево и наконец пришли к Наташе.

Когда они пришли к Наташе, там уже были гости.

Там был Вова и две девочки из детского сада. Одну звали Валя, а другую — Галя. Валя была толстенькая, а Галя — худенькая. У Вали глаза были голубые, а у Гали — чёрные. Валя громко смеялась и прыгала по комнате со скакалочкой, а Галя сидела в том углу, где были куклы, и тихо разговаривала с Наташей.

— Вот моя подруга Маша пришла! — закричала Наташа, оставила кукол и побежала к Маше здороваться.

— Здравствуй, — сказала Маша. — Насилу мы из дому вырвались. Такой всё время дождик был!

— Да-да-да, — сказала Наташа, — такая всё время плохая погода была!

А Вова сказал:

— Это не погода, а просто урода.

Валя засмеялась, а Галя говорит:

— В такую погоду очень легко можно простудиться.

Наташа говорит:

— Знаешь, Маша, что у меня есть? У меня рыбки есть, ёж и черепаха. Пойдём, покажу.

Подвела она Машу к большой стеклянной банке, в которой плавали красные рыбки, и говорит:

— Вот они, мои рыбки.

В банке на дне песок. Наташа покрошила в воду белого хлеба, и рыбки начали его есть.

Плавают рыбки
Без всякой улыбки!

— крикнул Вова.

Он всё-таки всех любил дразнить, а не только новичков. Всех, даже рыбок.

— Вот мой ёж, — сказала Наташа, показывая Маше на ежа: он сидел в другой банке. — Только он не живой — он чучело.

Чучело, чучело,
Ты меня замучило!

— крикнул Вова.

Валя засмеялась, а Галя сказала:

— Всё ты, Вовка, дразнишься. А Наташа его не слушала.

И Маша его не слушала. Она смотрела на рыбок и на ежа, и они ей очень нравились. Ах, как ей было жалко, что это не её рыбки, не её ёж!

— А вот и черепаха, — говорит Наташа. — Её можно потрогать, ты её не бойся. Она твёрдая и холодная и зимой всё время спит.

Потрогала Маша черепаху, вздохнула и даже хотела заплакать, так ей жалко было, что это не её черепаха.

Черепаха
Спит без страха!

— крикнул Вова.

Тут уже засмеялась не только Валя — даже Галя не выдержала и стала вместе с ней смеяться.

А Маша даже не улыбнулась, так ей было грустно.

Потом она подумала и говорит:

— А у меня собака Петушок есть. И она живая и вовсе не спит зимой, всё время лает и бегает… Петушок, полай, пожалуйста, я тебя прошу, — сказала она ему.

А Петушка, знаете, не надо долго просить. Он всегда с удовольствием лает. И когда он залаял, Вова испугался и вскочил на стул.

— Ой, — закричал он, — я собак боюсь! Ой, она, наверно, кусается!

Тут все девочки стали над ним смеяться, и Маша тоже улыбнулась.

А потом Валя сказала:

— Давайте в школу-мячики играть.

А потом они играли в поезд и в Чапаева, и Вова так хорошо свистел — совсем как паровоз, и стрелял — совсем как пулемёт, и так ловко и быстро ездил на стуле, словно на коне, что тут Маша даже сказала Наташе на ухо:

— Нет, он всё-таки, наверно, хороший мальчик. И, наверно, не трус. А что он моего Петушка боится, так его все сначала боятся. У нас даже почтальон первое время его боялся.

Потом вошёл в комнату Наташин папа. Он был военный человек; он послушал, как Вова из пулемёта строчит, и спросил его:

— А что такое танк, ты знаешь?

— Знаю, — сказал Вова. — У него вместо колёс цепи. Это такой автомобиль, он где хочешь пройдёт.

А из девочек никто не знал, что такое танк. Потом, когда они от Вовы да от Наташиного папы о танках услышали, они вспомнили, что видели танк когда-то на улице, но просто не знали, что он так называется.

И вот, когда они говорили про танк, вошла Наташина мама. И с нею Машина мама. Наташина мама сказала:

— Идите обедать. Обед на столе. Но сначала, пожалуйста, вымойте руки.

Все пошли мыть руки, а когда сели за стол, то к супу были поданы вкусные пирожки с капустой. Все девочки съели по три пирожка подряд без передышки, а Вова — тот шесть штук съел. На второе были куриные котлеты, а на третье — сливочный крем, и лучше того крема никогда, наверно, ничего не было. Очень, очень вкусный был крем. Все так наелись, что захотели спать и пошли по домам.

А на прощанье Наташа подарила Маше мишку, очень большого, но, конечно, тоже неживого.


ГЛАВА III
О том, как папа уехал

В этот день, как всегда, Маша пришла в шесть часов из детского сада. Мама была дома. Коля тоже. Кукла Елизавета Петровна сидела на диване рядом с мишкой. В волосах у неё был красный бант, а на шее — белый.

Диван стоял перед зеркалом, и казалось, что мишка и Елизавета Петровна всё время смотрят в зеркало, всё время любуются собою. Кукла Елизавета Петровна, наверно, думает: «Ах, какая я красивая! Я гораздо лучше мишки». А мишка думает: «Здорово я хорош! Далеко кукле до моей красоты». А Ниточка лежит на полу, на ковре, и спит. Все сегодня дома, как всегда.

Мама, конечно, рисовала картинки. Коля строил из железных палочек не то мост, не то подъёмный кран, а радио кричало: «Слушайте, слушайте, слушайте!..»

— Маша, — сказала мама, — что у тебя хорошего в детском саду?

— Всё у нас хорошо, — сказала Маша, — всё хорошо. Только один мальчик зарезался.

— Как — зарезался? — испугалась мама. — Совсем?

— Совсем, — сказала Маша, — с кровью. Он себе кухонным ножиком палец порезал. Так кричал! Прямо жалко было смотреть, когда ему йод на палец лили.

— Это что! — говорит Коля. — У нас в школе лучше было. У нас сегодня одна девочка на улице ворону нашла с подбитым крылом и на урок принесла. И мы этой вороне перевязку делали, а она меня в руку клюнула. Вот, видишь, какой синяк? А потом мы ворону покормили, и теперь она у нас в школе будет жить.

— А у нас, — сказала Маша, — а у нас… — И она не знала, что бы ей сказать такое, чтобы это было интереснее вороны. А потом вдруг вспомнила. — А у нас, — сказала она, — сегодня в младшей группе мышь с мышатками по комнате бегала. Из детей никто не испугался, а руководительница на стол вскочила с ногами.

Так сидели и говорили Коля и Маша, может быть, целых два часа. А мама слушала их и рисовала картинки. Картинки были маленькие, их потом должны были в книжке напечатать. Мама рисовала их красками.

А потом Маша перестала разговаривать с Колей. Она села рядом с мамой и стала смотреть, что мама рисует. Мама нарисовала синюю тучу. Из тучи сверкала молния. Под тучей на земле стоял дом. Шёл сильный дождь. В окно дома высунулась с непокрытой головой какая-то женщина, и глаза у неё были такие, словно она сейчас горько, горько заплачет.

— Мама, — сказала Маша, — почему эта женщина плакать хочет?

— Потому что она ждёт свою дочку. Муж этой женщины ушёл в лес дрова рубить, а дочка, маленькая девочка, ему обед понесла, и вдруг началась гроза. И ветер подул, и дождь полил, и молния засверкала. А муж в лесу, и дочка где-то в лесу. Вот и беспокоится эта женщина, думает — как бы чего с ними не случилось.

Маше стало жалко эту женщину, ещё больше она пожалела её мужа и дочку. Но потом она увидела другую картинку. На ней тоже была туча с молнией, и тот же дом и та же женщина, но она уже не у окна, а у раскрытой двери. Дождь льёт по-прежнему, но она улыбается, потому что видно, как выходит из лесу её муж — дровосек, а на руках у него сидит девочка и машет матери рукой.

— Вот видишь, — говорит мама Маше, — вот они и домой пришли. Сейчас переоденутся, обогреются, поужинают, спать лягут.

А Маша сказала:

— Наш папа тоже что-то долго домой не идёт.

А потом мама кончила рисовать картинки и говорит:

— Маша, давай я тебя нарисую.

— Давай, — отвечала Маша. — Только рисуй недолго, а то мне скучно станет.

И пока мама её рисовала, Маша пела песню:

Гром гремит, блестит гроза,
Дождик льётся наконец.
Я смотрю во все глаза:
Где же, где же мой отец?
Где же, где же он летает?
В небе молния блистает,
Гром грохочет, дождик льёт,
Мчит по небу самолёт.
В нём бесстрашный мой отец,
Красный лётчик, молодец.

Эта песня Машина любимая. Она пела её и летом, и весной, и в плохую, и в хорошую погоду, и даже осенью, и зимой, когда грозы совсем не бывает. А потом Маша легла спать и уснула.

Сколько она проспала, она не знала, и проснулась оттого, что мама плакала. В комнате горел свет, и было похоже на то, что сейчас вечер или ночь, но только не утро. Мама плакала, а папа гладил её по голове и говорил:

— Ну что ты плачешь! Это же очень интересный перелёт. И ведь я вернусь месяца через три — четыре. Ну перестань, ну не плачь.

А Коля стоял в одной рубашке и всё время спрашивал:

— Папа, а на Камчатке белые медведи есть? Папа, а Камчатка дальше Владивостока или ближе? Папа, а ты нам оттуда письма писать будешь?

А папа смеялся и говорил:

— Нет, белых медведей там нет, они в Ледовитом океане живут. Камчатка дальше Владивостока, и письма писать буду.

Тогда Маша встала с кровати и сказала:

— О чём вы все разговариваете? Я ничего не пойму.

— Да вот, Маша, — сказал папа, — завтра уезжаю в Хабаровск, в Сибирь, а там буду летать на Камчатку и над Ледовитым океаном. Поняла?

— Поняла, — сказала Маша и заплакала пуще чем мама. Но плакали они обе недолго. Что же тут плакать?

Раз надо папе летать — значит, надо, не о чем и говорить! А папа даже доволен, ему даже нравится, что его на такие трудные полёты посылают.

— Ну, — сказал папа, — кончили плакать?

— Я кончила, — сказала Маша. А мама улыбнулась и сказала:

— Я тоже кончила.

— Тогда, — говорит папа маме, — пои меня чаем.

— И мы, — закричали Коля и Маша, — и мы будем с папой чай пить!

И вот Коля натянул штаны, а Маша надела халатик, и все сели за стол и пили вместе с папой чай. Папа говорил и смеялся, а мама иногда задумывалась и опять становилась грустной. А потом мама стала складывать в чемодан папины вещи, и Маша и Коля помогали, и было уже около часу ночи, когда они наконец легли спать.

Когда Маша легла спать, она подумала: «И вот сейчас я увижу во сне интересные вещи: и Сибирь, и Хабаровск, и Ледовитый океан, и белых медведей. Вот сейчас закрою глаза и всё, всё сразу увижу».

Но когда она закрыла глаза, то сразу же уснула так крепко, что ничего во сне не видела. А если что и видела, то утром всё забыла. Она даже вначале не поняла, почему это на полу стоит папин чемодан. А потом вдруг вспомнила: сегодня вечером папа уезжает надолго.

Она быстро позавтракала, и мама повела её в детский сад. В детском саду Маша шепнула на ухо Наташе:

— Сегодня мой папа уезжает в Сибирь, в Хабаровск. А потом будет летать и на Камчатку и на Ледовитый океан.

— Ох, — сказала Наташа, — какая ты счастливая! Может, он тебе оттуда белого медвежонка привезёт.

— Может быть, привезёт, — сказала Маша. — Я и сама так думаю, что, может быть, привезёт, только ты никому об этом не рассказывай. Хорошо?

— Хорошо, — отвечала Наташа, — не буду. А почему нельзя рассказывать?

— Так, — говорит Маша. — Это секрет. Я сама его всем расскажу.

И вот сказала Маша об этом по секрету на ухо Вове, и Гале, и Вале, и всем другим детям. И все другие дети очень завидовали Маше и спрашивали её:

— Маша, а ты бы хотела с папой полететь?

— Я бы хотела, — отвечала Маша, — да мне не на кого маму, Петушка, Ниточку и куклу Елизавету Петровну оставить. А теперь ещё у меня и мишка есть. Мне его Наташа подарила.

И весь детский сад целый день говорил только о том, что Машин папа летит на Ледовитый океан, и даже в самой младшей группе дети играли в белых медведей, и в льдину, и в челюскинцев.

А когда Маша пришла домой, то там все уже были в сборе: и папа, и мама, и Коля.

— Садитесь скорей обедать, — сказала мама, — а то папа на поезд опоздает.

Сели все за стол, но есть как следует никто не мог. Один только папа ел. А мама совсем ничего не ела, только Машу и Колю заставляла есть.

— Да мы сыты, — говорили Маша и Коля. — Ты лучше сама ешь, чем на нас смотреть.

А когда встали из-за стола, папа взглянул на часы и сказал:

— Ну, пожалуй, пора и в дорогу. Коля, вызови-ка по телефону такси.

Коля вызвал такси, и все стали одеваться. Папа надел новое коричневое кожаное пальто с меховым воротником и лётчицкий шлем на голову, а мама надела меховое пальто и меховую шапочку, потому что осень была очень холодная. И Маша оделась, и Коля, и все пошли на улицу и сели в такси. Приехали на вокзал. Коля пошёл брать перронные билеты, а когда вернулся, все пошли к поезду.

Папин вагон был в хвосте поезда. Где-то впереди шипел паровоз, и в тёмном воздухе сверкали искры, выскакивая вместе с дымом из трубы. Но дыма видно не было. Правда, если присмотреться очень внимательно, то чуть-чуть он всё-таки был виден.

На перроне у вагонов толпились отъезжающие и провожающие. Кто-то плакал, кто-то смеялся, и вообще было очень интересно. Маша даже зашла вместе с папой к нему в вагон. И вагон и папино купе ей очень понравились. Всё в вагоне блестело или медью, или красным деревом, а внутри было много всяких кнопок и рычажков, и каждую кнопку хотелось Маше потрогать и каждый рычажок повернуть. Но было страшно: повернёшь — и мало ли что случится? Кто знает! Даже папа не знал, для чего сделаны все эти кнопки и рычажки.

А пока Маша была в вагоне, мама всё время беспокоилась, барабанила пальцами в окно и что-то говорила, а что она говорила, через два оконных стекла не было слышно. Но можно было догадаться. Наверно, она говорила, чтобы папа скорее вывел Машу из вагона, а то вдруг тронется поезд. А Маша и сама не знала, чего ей больше хочется — уехать с папой или остаться с мамой. Поехать на Камчатку интересно, но в то же время очень жалко маму.

Наконец папа вместе с Машей вышел из вагона. И все стали с ним прощаться. Он долго, долго обнимал и целовал маму, потом Колю, потом Машу. И мама плакала, и Маша плакала, и только папа и Коля не плакали. Они мужчины, и им плакать нельзя.

А потом папа вошёл на площадку, какой-то человек махнул флажком, и папа уехал. Не было ни гудков, ни звонков, ни свистков, а просто отошёл поезд и увёз папу. И на том месте, где только что стоял поезд, увидела Маша блестящие рельсы и чёрные шпалы, и на них медленно садился и таял мокрый снег.


ГЛАВА IV
О том, как мама заболела

Уже, может, неделя, может, полторы прошло с папиного отъезда, уже было от него одно письмо и две открытки с дороги. Уже три раза с тех пор падал снег и несколько раз шёл дождь, и только два дня за всё это время показывалось солнце.

А в доме у Маши все жили по-прежнему. Всё было хорошо. Маша ходила в детский сад. Петушок лаял и ходил гулять на улицу и во двор. Кошка Ниточка мурлыкала и пила молоко. У куклы Елизаветы Петровны был теперь на голове жёлтый бант, а у мишки на шее — зелёный. Коля ходил в школу и строил из железных палочек мост и железную дорогу. А мама рисовала картинки, часто вздыхала и каждое утро перед приходом почтальона старалась угадать, будет ли сегодня письмо от папы или не будет.

Вообще всё было спокойно и хорошо. И вдруг…

И вдруг случилось несчастье.

Когда в этот день вернулась Маша из детского сада, она увидела — лежит мама на диване, покрывшись белым пуховым платком, и спит. Маша ещё в детском саду очень удивлялась, что мама так долго не идёт за нею. За всеми мальчиками и девочками давно уже пришли мамы, а Машина мама всё не шла и не шла.

Наконец руководительница Елена Васильевна сказала:

— Маша, давай я тебя домой отведу. Ты свой адрес помнишь? Или мне надо в мою записную книжку посмотреть?

— Помню, — сказала Маша.

Потом она назвала свою улицу и номер дома, и Елена Васильевна отвела её домой. И вот теперь Маша вошла в комнату и увидела, что мама дома и что она просто спит.

Маша сняла с себя пальто и калоши и тихо-тихо, на цыпочках, подошла к дивану, залезла на него и села у маминых ног.

Лицо у мамы было красное. Спала она крепко, но неспокойно. Вздыхала во сне, стонала и охала.

— Мама, — сказала Маша, — проснись! Что с тобой? Но мама ничего не отвечала; она повернулась на другой бок и продолжала спать.

— Ох, — сказала Маша, — ох, что же это с ней такое? Мне страшно!

Тут Маша услышала два звонка и очень обрадовалась. Раз два звонка — значит, это к ним, это, наверно, Коля идёт.

Так и оказалось. Кто-то из жильцов открыл дверь, и в комнату вошёл Коля.

Он вошёл в комнату, как всегда, громко стуча ногами. Он уже было раскрыл рот, чтобы рассказать о том, что случилось у них сегодня в школе, но ничего не успел сказать, потому что Маша, увидев его, сразу же показала ему пальцем на маму и зашептала:

— Тише, тише, не топай ногами! Мама сегодня за мной в детский сад не пришла и теперь спит. Посмотри, какая она красная. Может, она заболела?



Тогда Коля подошёл на цыпочках к дивану, посмотрел на маму и сказал:

— Маша, надо её разбудить и узнать, что у неё болит. Может, надо скорей доктора звать.

Маша подумала немного и сказала:

— Ну ладно, давай разбудим.

— Мама, — стали они будить её оба вместе, — мама, проснись, что с тобой? Почему ты спишь? Почему ты такая красная? Может, у тебя болит что-нибудь?

Наконец мама проснулась, открыла глаза и сказала:

— Маша и Коля, мне очень скверно. У меня сильно бок болит и голова. И во рту всё пересохло. И на свет больно смотреть. Дайте мне воды попить.

Маша дала ей воды, а Коля сказал:

— Мама, я за доктором Иваном Николаевичем схожу. Пускай он тебя посмотрит и послушает.

— Коля, только не выходи без пальто на лестницу, а то и ты простудишься, — сказала мама.

А он не слышал её, он уже вышел из комнаты. Тогда Маша побежала за ним, нагнала его в передней и сказала:

— Коля, мама говорит, чтобы ты не выходил без пальто на лестницу, а то и ты простудишься.

Скажи ему Маша эти слова в другое время, он, наверно, не послушался бы да ещё и обругал бы её. Ну, например, дурой или ещё как-нибудь иначе. А тут он ничего не сказал, сразу же послушался и надел пальто.

Доктор Иван Николаевич жил на их же лестнице, только двумя этажами выше.

Коля взбежал наверх, позвонил, вошёл в квартиру и, увидев доктора, сидевшего за столом, сказал:

— Доктор Иван Николаевич, у нас мама заболела. Приходите к нам.

— Ладно, — ответил Иван Николаевич. — Сейчас руки вымою, халат надену и приду.

В комнате доктора на стене висел громкоговоритель и пел какую-то весёлую песню, а Коля слушал эту песню, и ему было совсем не весело.

«Вот, — думал он, — папа уехал, а мама заболела. И остались мы с Машей одни. Что нам делать?»

А доктор Иван Николаевич тем временем мыл руки и спрашивал:

— Тебя, мальчик, как зовут? Ты, мальчик, в школу ходишь?

— Да, — ответил Коля, — меня зовут Колей, и в школу я хожу.

А сам ждал с нетерпением, скоро ли доктор Иван Николаевич вымоет руки и наденет халат. «Ведь маме-то может быть, всё хуже и хуже делается, — думал Коля, — а он тут возится»

Наконец Иван Николаевич кончил мыть руки, надел халат, а на голову — меховую шапку, и они спустились по лестнице, вошли в Колину квартиру и прошли в комнату к маме. Доктор долго-долго выслушивал маму. Потом опять пошёл мыть руки, потом сел за стол и стал писать рецепты. Потом пошёл в переднюю, а Коля за ним.

Пока доктор был в комнате, он почти всё время молчал. Ему, должно быть, не с кем было говорить. Мама лежала совсем больная и не могла разговаривать — она только охала и стонала, а разговор с Машей и Колей доктор, наверно, считал неинтересным для себя разговором. Но когда Коля вышел в переднюю, доктор Иван Николаевич вдруг заговорил с ним.

— Слушай, Коля, — сказал он. — Ты, я вижу, сейчас единственный мужчина в доме.

— Да, — ответил Коля. — Папа недавно в Хабаровск уехал, а оттуда полетит на Камчатку и на Ледовитый океан.

— Так вот что, — сказал доктор Иван Николаевич. — Мама твоя очень серьёзно заболела — у неё сильное воспаление лёгких. Вот, возьми рецепты, пойди в аптеку и закажи лекарства, а завтра я опять приду. Только смотри, чтобы ни ты, ни твоя сестра не шумели, не шалили и не ссорились. Понятно?

— Понятно, — ответил Коля.

— И мне понятно, — сказала Маша.

Она вышла незаметно в переднюю следом за Колей и всё слышала, что говорил доктор.

И вот Коля побежал в аптеку, а Маша пошла обратно в комнату к маме. Она подтащила к дивану кресло и села в кресло с ногами, а лампу накрыла поверх абажура ещё газетой, чтобы яркий свет не падал маме в глаза. Она посадила к себе на колени куклу Елизавету Петровну, раздела её и сказала шёпотом:

— Ты, Елизавета Петровна, наверно, больна. Вот у тебя и щёки красные, сейчас я тебя послушаю.

Маша послушала ей грудку и спинку, а потом опять сказала шёпотом:

— У тебя воспаление лёгких, тебе надо лежать тихо. Поняла?

А кукла Елизавета Петровна лежала у неё на коленях тихо-тихо, и глаза её были закрыты.

Скоро вернулся Коля и принёс из аптеки лекарства.

— Маша, Машенька, тебе пора ложиться спать, а я буду здесь готовить уроки и посижу с мамой.

Первый раз услышала Маша, что Коля назвал её Машенькой. И так ей это показалось странно и необыкновенно, что она даже не стала с ним спорить, не стала говорить, что спать ещё рано, а сразу послушалась и пошла спать. А когда она умылась и разделась и легла в кровать, она позвала его:

— Коля, поди-ка сюда на минуточку.

— Ну вот, я пришёл, — говорит Коля. — Спи. Спокойной ночи.

— Коля, а кто же меня завтра в детский сад отведёт? — спросила Маша.

— Я тебя отведу, — сказал Коля. — Я встану завтра пораньше и, перед тем как идти в школу, отведу тебя в детский сад.

— Коля, а кто же с мамой останется? — опять спросила Маша. — Ведь она больная. Как же она будет одна?

— Мы попросим соседку Марию Петровну с ней посидеть, — сказал Коля. — Спи. Спокойной ночи.

И девочка Маша заснула. И немного погодя пришла к ней на кровать кошка Ниточка. Свернулась клубочком в её ногах и задремала. А на полу у Машиной кровати заснул Петушок. Спала мама. Но долго-долго не мог уснуть Коля. Он приготовил уроки, сдвинул два кресла — сделал себе кровать, — улёгся и глаза закрыл. Но заснуть не мог. Он всё думал о том, что теперь будет. Давать ли папе телеграмму или не давать? И что делать, если вдруг соседка Мария Петровна не сможет завтра посидеть около мамы? А когда он переставал думать, то снова начинал прислушиваться, как дышит, стонет и охает во сне мама. Но наконец и он уснул. На другой день утром Коля встал рано, пошёл на кухню и вскипятил чай, напоил и накормил Машу, потом сбегал за соседкой Марией Петровной и попросил её присматривать за мамой. Потом он отвёл Машу в детский сад, а оттуда сам побежал в школу.

И на третий, и на четвёртый, и на пятый, и на десятый день мама всё ещё была так же сильно больна. Она чувствовала себя то лучше, то хуже.

Каждый день приходил к маме доктор Иван Николаевич, а иногда с ним приходили ещё два каких-то доктора, и все они выслушивали и выстукивали маму.

Один доктор после выслушивания всегда говорил: «Так-так-так-так…» А другой доктор всегда очень громко сморкался, и когда слушал маму, то качал головой. А доктор Иван Николаевич любил расспрашивать Машу о том, чем её сегодня в детском саду кормили.

— А манная каша была вкусная? — спрашивал он. — А кисель был вкусный? А котлеты были вкусные?

И Маша ему отвечала:

— Манная каша всегда невкусная. А кисель сегодня был очень вкусный. А котлет не было, пирог с мясом вместо них был… А Колю кормит наша соседка, Мария Петровна: суп ему варит и макароны.

Когда доктора уходили, в комнате становилось совсем-совсем скучно. Даже Петушок не лаял и Ниточка не мяукала.

Они оба, должно быть, понимали, что нельзя шуметь, когда в комнате лежит больной человек.

Но наконец, на одиннадцатый или двенадцатый день, мама начала поправляться. Она начала пить и есть как следует и стала даже книжки и газеты читать. А на пятнадцатый день пришёл опять доктор Иван Николаевич с двумя другими докторами. Они всё выслушивали и выслушивали маму, а потом сказали:

— У вас после болезни лёгкие стали слабые. Вам надо на всю эту зиму на юг уезжать. Например, в Сухуми.

— Ах, — сказала мама, — хотя у меня и есть в Сухуми подруга, но всё-таки как же я поеду? Куда я дену сына и дочь?

А доктора отвечали:

— Этого мы не знаем. Это уж ваше дело. Одно только помните, что вам нельзя ни беспокоиться, ни волноваться, ни огорчаться… Ну, до свидания, мы пошли.

— Ах, — говорила мама, — что же мы будем делать? Никак, никак я не могу уехать!

А Коля сказал:

— Мама, не плачь. Тебе нельзя плакать. Я придумал, как мы сделаем. Ты возьмёшь с собой в Сухуми Машу, а я в Москве останусь. Мне нельзя школу бросать. Я думаю, я смогу у своего товарища Мити жить. Ты ведь знакома с его мамой и папой. У него отдельная комната, и там, кроме кровати, диван стоит, и я на диване спать могу.


ГЛАВА V
О том, как Маша со всеми прощалась


Так и пришлось сделать, как Коля предложил. Всё равно нельзя было ничего лучшего придумать. И вот стали они готовиться к отъезду.

Маша пришла в детский сад и на этот раз не на ухо, а прямо так, полным голосом, сказала всем мальчикам и девочкам, что она с мамой уезжает, на всю зиму на юг, в Сухуми.

— Что же это за город такой? — спросил Вова.

— Никогда я не слыхала, — сказала Наташа. А Вова сказал:

— Это там, где Чёрное море. Знаю.

— А где Чёрное море? — спросили Валя и Галя.

— А где Чёрное море, я не знаю, — отвечал Вова. А Маша сказала:

— Наташа, Наташа, пойдём пошепчемся, мне надо тебе что-то сказать.

Они взялись за руки и пошли в уголочек. Сели на пол, и Маша сказала:

— Наташа, что мне делать? Я и не знаю.

— А что? — спросила Наташа. — Что случилось?

— Куда я Петушка и Ниточку дену? — ответила Маша. — Ведь помрут они без меня.

Тогда Наташа подумала и сказала:

— Знаешь что, ты отдай их мне. Пускай они у меня будут. У меня они не умрут.

— Спасибо тебе, Наташа, — сказала Маша, — ты очень добрая. Я думаю, им будет у тебя хорошо, только бы их черепаха весной не съела.

— Что ты! — говорит Наташа. — Черепаха не ест ни людей, ни кошек, ни собак.

В половине пятого Коля зашёл за Машей в детский сад, и они пошли домой.

— Мама, — сказала Маша, — всё устраивается: Наташа берёт Петушка и Ниточку.

— Мама, — сказал Коля, — у меня тоже всё устраивается: Митя меня берёт к себе жить. И я вам уже билеты на самолёт купил. Послезавтра утром вы полетите в Одессу, а оттуда можете пароходом поехать. Я думаю, так будет интереснее и спокойнее, чем в поезде трястись. Увидите Одессу, поедете по Чёрному морю.

— Ну, — говорит Маша, — если мы послезавтра едем, так надо мне сегодня Петушка и Ниточку отнести, а то завтра будет некогда.

— Петушок! — крикнула она. — Ниточка! Подите сюда! Подошли к ней Петушок и Ниточка.

Петушок лаять начал, Ниточка начала о её ноги тереться и мурлыкать. А Маша сказала:

— Вы — мои хорошие! Остаётесь вы жить без меня. Улетаю я послезавтра. Будете вы у Наташи жить.

Сказала так Маша, и на глазах у неё выступили слёзы. И Петушок вдруг заскулил, и Ниточка замяукала. И оба они словно заплакали.

— Не плачьте, Петушок и Ниточка, — сказала им Маша. — Не плачьте, вам у неё хорошо будет.

Потом посадили они с Колей Ниточку в корзинку, взяли с собой Петушка и пошли.

— Вот они, вот я их и привела к тебе, — сказала Наташе Маша. — Мы уже послезавтра уезжаем.

А Наташа сказала:

— Давай их сюда, я сейчас их покормлю.

— Не надо кормить, — сказала Маша грустным-грустным голосом. — Они у меня сытые. Я их недавно кормила.

— Ну, а может, они в дороге проголодались, — отвечала Наташа.

И дала Петушку косточку с мясом, а Ниточке котлетку и молока. И стали они оба есть. И Петушок стал есть. И Ниточка.

Вот так сытые! А может, и правда они были сытые. Может, они просто жадные. Другие кошки и собаки всегда есть будут, сколько им ни дай.

Потом Маша сказала:

— Ну, Наташа, нам надо идти. Нам надо маме вещи помочь уложить.

— Что ж, — отвечала Наташа, — если надо, так надо, я тебя не задерживаю.

Тогда Маша встала со стула, села на пол и говорит:

— Петушок, Ниточка, идите сюда, я с вами прощаться буду.

Подошли к ней Петушок и Ниточка, погладила она их, поцеловала каждого в носик, и по одной слезинке упало из её глаз на их носики.

— Прощайте, Петушок и Ниточка, прощайте! Ведите себя хорошо. Прощайте! — Встала с пола и пошла с Колей к дверям.

А Петушок и Ниточка удивились, что Маша без них уходит, что Маша их в чужой квартире бросает, и побежали за ней.

Выбежали Маша с Колей на лестницу. Слышат — визжит за дверями в Наташиной квартире Петушок, мяукает Ниточка. Слышит это Маша и никак слёз удержать не может. Думаете, легко ей было с ними расставаться? Ведь она так сильно их любила! Всю дорогу она плакала. Только когда к дому подошла, перестала, чтобы маму не расстраивать зря.

А на другое утро в последний раз пошла Маша в детский сад.

Руководительница Софья Ивановна сказала:

— Дети, давайте мы сегодня Маше проводы устроим.

— Какие проводы? — закричали все мальчики и девочки.

— А вот какие. Давайте мы весь день сегодня будем петь, плясать, и стихи говорить, и сказки рассказывать, чтобы Маша этот день надолго запомнила, чтобы наш детский сад она не забыла.

И вот начали все мальчики и девочки петь, плясать, стихи говорить и сказки рассказывать. Прощальную спели:

Милая Маша,
Ты уезжаешь.
Милая Маша,
Ты нас оставляешь.
Милая Маша,
Скорей приезжай.
Милая Маша,
Прощай!

А после того как они эту песню спели, Вова станцевал вприсядку, ещё лучше, чем тогда, когда Маша в первый раз пришла в детский сад.

А потом Валя рассказала сказку про индюка, вот какую:

— Жил-был индюк. Огромный, красный и синий индюк. Он всё время ходил и говорил: был-был-был-был. И ещё жила лягушка. Она всё время говорила: ква-ква-ква, а все слышали, будто бы она говорит: два-два-два. И ещё жила курица, и она всё время говорила: куда-туда, куда-туда. Вот пошли они вместе гулять. И пошли, конечно, в лес. Ходили-ходили, бродили-бродили — смотрят, дом стоит. Хороший дом, железный. Они в него и вошли. А в этом доме волк жил — ну, откуда было им знать, что тут волк живёт? А его даже и дома сначала не было. А потом он вернулся. Вот подходит волк к дому и говорит: «Вот я сейчас войду туда в дом и съем всех, кто ко мне в гости пришёл». А курица вдруг закричала: «Куда-туда, куда-туда!» Волк и говорит: «Как куда-туда? К себе в дом я хочу войти. Только кто же это кричит? Может, медведь без меня пришёл, да и кричит теперь? Ох, не люблю я медведя, боюсь его!» А тут индюк закричал: «Был-был-был-был!» — «Ах, — сказал волк, — значит, и верно медведь ко мне забрался, да ещё, может, не один, а с медведицей». А тут лягушка заквакала: «Ква-ква-ква—два-два-два». Волк испугался и убежал. А они в его железном доме жить остались…

— Вот и вся моя сказка, — сказала Валя. А Галя сказала:

— А я могу стихи прочитать. Называются они

Сорок сорóк
Небо широко,
Река широка,
На небе сорока,
Под нею река.
Летит сорока
И видит вдруг
За речкой широкой
Зелёный луг.
А на лугу
Под горкой
Лежит сырок —
Хороший сырок,
С красивой
Красной
Коркой.
Стала сорока
Сзывать подруг:
«Скорее, скорее, Сороки!
За речкой широкой
Зелёный луг.
А на лугу
Под горкой
Для нас, голодных, крикливых сорок,
Лежит
Хороший,
Вкусный
Сырок,
С красивой
Красной
Коркой».
Сорок сорок
В короткий срок
Слетелись и сели
Под горкой.
Сорок сорок
Съели сырок,
С красивой
Красной
Коркой.

— Вот какие стихи я знаю, — сказала Галя.

А одна девочка, Леночка, из младшей группы, подумала, подумала, и говорит:

— Я когда через год большая буду, я тоже такие стихи скажу.

— А почему ж ты их сейчас сказать не можешь? — спросила её Галя.

— Потому что мне ещё трудно говорить, — отвечала Леночка.

После Галиного стихотворения все сели и начали рисовать. Каждый хотел подарить Маше какую-нибудь картинку на память.

И так весь день они рисовали, читали стихи, сказки рассказывали и плясали, а в половине шестого пришла в детский сад за Машей мама.

— Ну, — сказала Маша, — прощай, Наташа, прощай, Валя, прощай, Вова, прощайте все другие мальчики и девочки!

— Прощай, прощай, Маша! — закричали Наташа, Валя, Галя, Вова и все другие мальчики и девочки. — Не забывай нас, возвращайся скорее.

— Никогда я вас не забуду, — сказала Маша, — никогда, никогда! — И пошла с мамой домой.

Они пришли домой и увидели, что у них в комнате сидит Митя и играет с Колей в шахматы.

— Слушай, Коля, — сказала мама, — а что, если бы ты сейчас вместе с Митей отвёз наши вещи в аэропорт? А то мы ведь завтра рано улетаем, проводить ты нас не сможешь — тебе в школу надо, а нам с Машей одним трудно будет с вещами управиться.

— Что ж, — отвечали Коля и Митя, — конечно, так и сделаем.

Они отвезли вещи, а потом вернулись обратно, и Коля попрощался с Машей и мамой. Мама заплакала и сказала:

— Бедный Коля! Остаёшься ты один, без нас… А Митя сказал:

— Вы не плачьте, ему у меня хорошо будет. А Маша сказала:

— Уж вы, Митя, пожалуйста, его не обижайте.

— Попробовал бы он меня обидеть! — говорит Коля. — Я его гораздо сильнее. Вот сейчас чемодан несли, так он даже запыхался, а я нет.

Ещё раз попрощался Коля с мамой и с Машей и ушёл.

И остались мама с Машей одни в комнате. Как-то тихо и пусто стало кругом. Все вещи с письменного стола были убраны, картины со стен сняты, и было сразу видно, что завтра мама и Маша уезжают надолго.


ГЛАВА VI
О том, как Маша на самолёте полетела

И вот настал вечер накануне их отъезда. Маша ещё с утра говорила кукле Елизавете Петровне:

— Вот сейчас у нас утро, а через три часа будет день, а потом обед, а потом вечер, а после вечера ночь. А там и снова утро. Вот тут-то мы и полетим.

И весь день в детском саду Маша была весёлая, а теперь, когда Коля уехал и они остались с мамой совсем одни, — она немного пригорюнилась.

Вечером мама сказала:

— Маша, завтра надо очень рано встать, я прошу тебя сегодня лечь пораньше.

А Маша отвечала:

— Может, я лучше совсем сегодня не лягу. Мне вовсе и спать не хочется.

Мама в это время лежала на диване, укрытая одеялом, а Маша сидела у неё в ногах и разглядывала книжку с очень интересными картинками. На одной картинке был нарисован паровоз; он бежал по рельсам через снежное поле, из его трубы шёл дым, а машинист смотрел в окошко. А на другой картинке было нарисовано море, а на третьей картинке было дерево, а на дереве сидели птички: первую птичку девочка Маша называла Василёк, потому что она была синяя, вторую—Желток, потому что она была жёлтая, а третью птичку она называла Воробей, потому что это и был воробей, и никак его иначе не назовёшь. А больше никаких птичек на картинке не было. Может быть, они уже улетели с дерева, а может, ещё и не прилетали. Для каждой картинки девочка Маша придумала стихи.

Про паровоз такие:

В поле вьюга и мороз,
Всё же мчится паровоз.

А про море такие:

Жили в море две волны,
Были больше, чем слоны.

А про птичек она ничего придумать не могла. Только было она начала придумывать, как мама ей опять сказала:

— Маша, милая, я тебя очень прошу, ложись-ка спать.

Тогда Маша вздохнула. Закрыла книжку и говорит:

— Хорошо, лягу. Но спать всё равно не буду. А то вдруг проспим. Вот сейчас куклу Елизавету Петровну уложу, а потом пожалуйста, и сама лягу.

Раздела она куклу Елизавету Петровну, сняла с неё платье и туфельки и положила её на широкую кровать. Закрыла кукла глаза и уснула. Потом подошла Маша к телефону, сняла трубку и набрала номер: четыре — пятьдесят четыре — девяносто семь.

А когда там ответили, Маша сказала:

— Здравствуйте, это я, Маша. Не спит ли уже Наташа? Если она не спит, позовите её, пожалуйста, к телефону. Мне очень нужно с ней поговорить.

Когда Наташа взяла трубку, девочка Маша сказала ей:

— Здравствуй, Наташа. Что ты сейчас делаешь?

— Я, — отвечала Наташа, — сейчас свою куклу Соню укладываю, а скоро сама буду ложиться. Я уже почти вымыла руки.

— А я, — говорит Маша, — может, сегодня и совсем рук мыть не буду. Боюсь, не успею. Мы утром на самолёте летим. — А потом Маша вздохнула и говорит — А что делают сейчас Петушок и Ниточка? Позови их к телефону.

И Наташа подняла к трубке сначала собачку Петушка.

А Маша сказала в телефон:

— Петушок, здравствуй! Это Маша. Помнишь ли меня? Петушок услышал её голос и залаял в трубку.

А потом Наташа поднесла к трубке кошку Ниточку, и Маша сказала в телефон:

— Ниточка, здравствуй! Это я, Маша. Скучаешь ли ты обо мне?

Ниточка услышала её голос и замяукала в трубку. Тут Маша не выдержала и заплакала. Сквозь слёзы она пробормотала:


<...пропущены две страницы...>


Скоро они пришли на большую площадь, и там около одного фонаря стояли четыре человека. Мама подошла к ним и спросила:

— Вы, граждане, автобуса ожидаете, чтобы в аэропорт ехать?

— Да, — ответил маме какой-то гражданин в очках. — А эта девочка тоже лететь собралась? — И он показал на Машу. — Неужели она не боится?

А Маша сказала:

— У меня папа Николай Сергеевич Крутиков сам лётчик. И я ничего не боюсь. Я только волков и гусей боюсь.

Тут подъехал автобус, и в него сели четыре гражданина и мама с девочкой Машей. И поехал автобус по улице Горького, а потом по Ленинградскому шоссе, а потом свернул налево, и все четыре гражданина сказали разом: «Вот и аэропорт». Автобус остановился, и все вышли из машины.

Прежде всего Маша увидела большой, красивый дом белого цвета, с широкими стеклянными дверями. Они все вошли в эти двери и попали в комнату, где стояли столы. И там четыре гражданина сели пить чай, и мама села и заказала чай себе и Маше. На этот раз Маша стала тоже чай пить; она подумала: раз все пьют, значит, верно, так и нужно.

Вдруг в эту комнату вошёл какой-то человек и сказал:

— Кто летит на Одессу, приготовьте ваши билеты и идите за мной. Сейчас отлетаем.

И четыре гражданина и мама с девочкой Машей встали из-за стола и пошли за этим человеком в другие широкие стеклянные двери. Когда Маша вошла в эти двери, она увидела прямо перед собой большое-большое поле, покрытое жёлтой осенней травой, а на поле то тут, то там стояли самолёты, хотя скорее про них можно было сказать, что они лежали, а не стояли, потому что сами они были длинные и крылья у них были длинные, а высокими их нельзя было назвать. Некоторые самолёты стояли тихо, а у некоторых уже вертелся пропеллер, и от этих самолётов шёл страшный шум.

Потом Маша посмотрела на небо и увидела, что оно стало совсем светлое, что звёзды уже исчезли и появилось солнце.

Человек, который спрашивал у всех билеты, пошёл по полю, и четыре гражданина и мама с Машей пошли за ним. Они подошли к самолёту с неподвижным пропеллером. Сбоку у самолёта была открыта дверца, и вниз к земле спускалась маленькая железная лестница в четыре ступеньки. Внутри самолёта, по обоим его бокам, стояло по три кресла, а посередине был проход.

Маша села в кресло и стала смотреть в окно. Она увидела, что тот человек, который привёл их на поле, вдруг махнул флагом. Тогда самолёт страшно зашумел, сдвинулся с места и побежал по полю. Он бежал то очень быстро, то медленно, то опять очень быстро и сильно подскакивал на кочках. Четыре гражданина вдруг достали из пакетиков вату и стали совать её себе в уши. Они крикнули маме:

— Гражданка, заткните себе и вашей девочке уши ватой, а то шум будет такой, что прямо оглохнете!

А самолёт всё бежал и бежал по полю. И вот наконец Маша увидела, как человек с флагом махнул флагом ещё раз, и почти сразу после этого вдруг прекратилась тряска. Маша посмотрела на землю. Земля была уже где-то внизу, и самолёт не касался её больше своими колёсами.

— Ах, — сказала мама, — ах, мы, кажется, летим! А Маша захлопала в ладоши и вдруг запела:

Выше птички Желтка,
Выше птички Василька,
Выше, выше Воробья
Полечу сейчас и я!

Уши у неё были заткнуты ватой, и шум в самолёте от мотора был такой, что она и сама не слышала, что она поёт.

А самолёт поднимался всё выше и выше над землёй. Маша смотрела в окно и видела, как большой дом аэропорта стал совсем маленьким, а потом куда-то исчез.

Скоро не стало видно и Москвы. Они летели над лесами, полями и реками. Казалось, что они летят очень-очень медленно — почти что на месте стоят. Маша даже крикнула маме:

— Ох, как мы медленно летим! Прямо тише едем, чем трамвай.

А мама в ответ Маше:

— А вон, посмотри, видишь внизу лес?

— Вижу! — крикнула Маша.

— А теперь?

— А теперь уже не вижу, мы уже его пролетели.

— Вот, значит, как мы на самом деле быстро летим, — сказала мама. — Поняла теперь?

— Нет, — ответила ей Маша, — ничего не поняла! Это просто лес такой маленький, словно садик, вот и все.

Но хотя и казалось Маше, что летят они очень медленно, а всё-таки лететь было интересно и совсем не страшно. И леса, и поля, и реки, и сёла — всё казалось сверху очень красивым. Когда они пролетали над городами, то улицы в городах казались чистыми, словно вымытыми, и весь город был виден сразу, а за городом были видны луга, и по лугам ходили коровы. И это было занятно — сразу видеть и трамвай на улицах и коров на лугах.

Вдруг треск и шум в самолёте затих, и Маша, посмотрев в окно, увидела, что земля стала боком. Тут Маша испугалась и сказала шёпотом:

— Земля стала боком! Неужели мы падаем?

Но один пассажир, в кожаном пальто, засмеялся и крикнул ей:

— Вынимай, девочка, вату из ушей! На посадку идём. Сейчас остановка будет.

Всё ближе и ближе подлетала земля к самолёту, и наконец коснулся самолёт земли и снова запрыгал по кочкам. А потом остановился.

Открыли дверцу, и все пассажиры и мама с Машей сошли по лесенке на траву. И лётчик вышел из кабины, отошёл шагов за тридцать в сторону от самолёта и закурил трубку. А Маша подошла к нему и стала на него смотреть. Посмотрела-посмотрела, а потом говорит:

— Здравствуйте. Это вы нас везли?

— Я, — сказал лётчик, — я вас вёз. А как тебе, очень страшно было?

— Нет, — говорит Маша, — мне не было страшно. Только я бы хотела выше туч полететь.

— Что ж, — сказал лётчик, — может, сейчас и придётся так лететь. Кажется, дождь собирается. Ну, садись в самолёт. Сейчас дальше полетим.

Села девочка Маша в самолёт, и все сели, и снова самолёт затрясся по кочкам, а потом взлетел. И на этот раз он поднялся высоко-высоко над землёй. И вот он влетел в тучи, и земли не стало видно. Маша видела в окно только белый туман.

Летим в тумане,
Словно в сметане,

— сказала Маша. — Ничего не видать.

А потом поднялся самолёт ещё выше, и видела Маша под собой тучи, и это было похоже на море, только не на простое, а на молочное, с большими молочными волнами. А над этим молочным морем было синее небо и яркое жёлтое солнце. Так они и летели над этим морем, и только кое-где в этом море были дырки, и в этих дырках была видна земля, совсем не похожая на ту, которую видела Маша под Москвой. Тут совсем не было видно лесов — тут были степи, и поля, и холмы…

А домики в деревнях были белые.

И вдруг кончилось молочное море, и впереди Маша увидела настоящее синее широкое море. А на берегу этого моря стоял большой, красивый город.

— Вот и Одесса, — сказали пассажиры. — Вот и приехали, сейчас будем спускаться.

А когда самолёт остановился и Маша вышла из него, то оказалось, что остановился он на таком же поле, как и под Москвой. И города никакого тут не было, и моря. Только воздух был тёплый.

— А где же Одесса? — сказала Маша. — Я хочу в Одессу, нам на пароход нужно.

Тут к ним подъехал автобус, и четыре гражданина и мама с девочкой Машей сели в этот автобус и поехали. И через полчаса они приехали в город с высокими каменными домами, с садами и с морем. Этот город был Одесса.

В этом городе к морю спускалась огромная, широкая лестница, а рядом с лестницей вниз и вверх бегали вагончики. Одно было обидно: что лестница спускалась всё-таки не к самому морю, не к самой воде, а шла она до какой-то некрасивой улицы, а за улицей был забор, за забором какие-то дома и мастерские, и только за ними шумело и билось волнами о каменный берег зелёное море, которое называлось Чёрным.

В городе на улицах было много народу, в магазинах продавали цветы и вкусные пирожки с орехами. А ещё Маша заметила, что всюду в садах стояли деревья с почти зелёными листьями, а в Москве ещё вчера Маша смотрела на деревья, и там на них даже жёлтых листьев не осталось.


ГЛАВА VII
О том, как Маша на теплоходе ехала

Вечером мама с Машей пошли на пристань и сели на пароход, который назывался теплоход «Грузия». Каюта была маленькая, но очень чистая и светлая. Стены были белые, умывальник белый, и кровати тоже белые. И стояли они не рядом или друг против друга, а одна кровать стояла на полу, а другая висела над ней, прикреплённая к стенам.

Маше очень понравилась верхняя кровать.

— Мама, — сказала она, — ты будешь спать на стоячей кровати, а я на висячей.

— Что ты, Маша! — сказала мама. — Ведь ты же оттуда свалишься.

— Никогда я не свалюсь, — отвечала Маша. — Посмотри, ведь тут сбоку решётка сделана.

А там, и верно, была сделана решётка, для того чтобы во время качки нельзя было с кровати упасть.

Тут вдруг теплоход загудел, да так громко, что они обе вздрогнули.

— Ах, — сказала Маша, — пойдём скорее наверх! Я хочу посмотреть, как мы от пристани отплывать будем.

Когда они поднялись на палубу, они увидели, как медленно стала отодвигаться от борта парохода пристань, как люди, стоявшие на пристани, начали махать пассажирам белыми платками и кричать: «Пишите, пишите, пишите! Счастливого пути!»

А пассажиры на пароходе тоже махали белыми платками остающимся и тоже кричали: «Пишите, пишите, пишите! Счастливо оставаться!»

Маше всё это очень понравилось, и она тоже стала кричать: «Пишите, пишите! Счастливого пути! Счастливо оставаться!»

А пароход отходил всё дальше от пристани, и внизу, у его борта, билась, словно кипела, белая морская пена. Он уже разворачивался, становясь носом к выходу в открытое море, и люди на пристани делались всё меньше, и их голоса слышались всё тише и тише.

Когда вышел теплоход из бухты в открытое море и когда увидела Маша, что море тёмное и на небе нет ни звёзд, ни луны, она подумала: «А не заблудимся ли мы ночью?», и спросила у мамы:

— А вдруг мы на какой-нибудь остров наедем?

— Что ты! — сказала ей мама. — Никогда этого не бывает. Капитан дорогу по морю так же хорошо знает, как ты — дорогу от дома до детского сада.

— А где капитан сидит? — спросила Маша.

— Вон на той палубе его каюта, — отвечала мама. — Только туда ходить запрещено.

— А он какой, — спросила Маша: —старый или молодой?

— Я не знаю какой, — сказала мама. — Становится холодно. Пойдём в каюту.

Они пришли в каюту, мама прилегла на нижнюю кровать и говорит:

— Машенька, я что-то устала, я полежу немного, а ты сама, когда спать захочешь, разбуди меня, и я тебе помогу забраться на верхнюю кровать. Только, пожалуйста, сиди в каюте и никуда не ходи. Хорошо?

— Хорошо, — говорит Маша, — никуда не пойду. Я буду с Елизаветой Петровной шёпотом разговаривать.

Закрыла мама глаза и заснула.

А Маша стала с куклой Елизаветой Петровной шёпотом разговаривать.

— Елизавета Петровна, — сказала Маша, — нравится тебе на пароходе ехать? Мне тоже очень нравится. Только мне очень скучно, мне хочется на палубе посидеть, на море посмотреть. А ещё мне хочется капитана увидеть. Елизавета Петровна, — шептала Маша, сама поглядывая на маму, спит мама или нет, — Елизавета Петровна, а может, мы сходим с тобой ненадолго на палубу? Ведь мама спит, она и знать не будет.

Прошептав всё это Елизавете Петровне, Маша взяла куклу на руки и тихо-тихо, на цыпочках, вышла из каюты.

Она прошла по белому узкому коридору, поднялась по лестнице и вышла на палубу. Было совсем темно, берегов не было видно ни справа, ни слева. Дул ветер, в море были волны, и теплоход даже качало немного, но Маше нравилось, что теплоход качался, — ей хотелось, чтобы его побольше качало.

Маша пошла дальше и вдруг увидела магазин. В пароходном магазине продавали то же самое, что и в обыкновенных магазинах на земле: масло, булки, сыр, колбасу, ветчину, яблоки и всякую другую еду.

Потом Маша увидела каюту, около которой висел почтовый ящик. На дверях этой каюты было написано: «Почта».

— Смотри, Елизавета Петровна, — сказала Маша, — видишь, тут и почта есть. Значит, можно письмо написать кому-нибудь, а потом морские пароходные почтальоны, должно быть, его на лодке на берег отвезут, а там уж оно дальше поездом поедет.

Так обошла Маша кругом по палубе весь теплоход и хотела было уже идти к себе в каюту, но вдруг вспомнила, что она не видела капитана.

Тогда она сказала:

— Елизавета Петровна, пойдём к капитану в гости, пойдём на него посмотрим.

И вот подошла Маша к той лестнице, по которой ходить запрещается, как говорила мама, и взошла по ней на самую верхнюю палубу. Выше этой палубы на теплоходе ничего не было. Только мачты были выше неё.

Дверь в каюту была открыта, и Маша увидела, что эта каюта была похожа на хорошую, большую комнату. За столом сидел человек в синей тужурке и читал книгу, а на столе перед ним стоял стакан чаю.

— Здравствуйте, — сказала Маша. — Вы капитан? Можно к вам зайти?

— Да, — сказал человек, — я капитан. А ты кто?

— Я — девочка, меня зовут Маша, а это моя кукла, Елизавета Петровна, — отвечала Маша.

— А ты откуда взялась? — спросил её капитан.

— Я из Москвы, — отвечала Маша. — Мы с мамой прилетели в Одессу, а теперь вот едем с вами, кажется, в город Сухуми. У меня мама нездорова, у неё лёгкие слабые, а папа сейчас летает то на Камчатку, то на Ледовитый океан.

— Так, — сказал капитан. — А что ты от меня хочешь?

— А я ничего не хочу, — говорит Маша, — я только на вас посмотреть хотела.

— Хорошо, — говорит капитан, — смотри. А чай с конфетами пить будешь?

— С конфетами — буду, — ответила Маша.

И вот стала она пить чай с конфетами. А капитан тоже пил чай, но конфет почти не ел. Он рассказывал Маше, какие бывают бури, какие бывают акулы, какие киты и какие пингвины.

— Когда бывает большая буря, — говорил капитан, — то даже такой пароход, как наш, качает так, что ходить почти невозможно, и волны тогда такие высокие, что если поднимется пароход на волну, так до низу так далеко, как с третьего этажа до земли. И волны окатывают пароход водой, и тогда быть в плавании невесело, и сам ты мокрый, и кругом вода, и качает крепко. Но такие бури бывают не так уж часто, и вообще мне море нравится.

— И мне, — сказала Маша, — тоже море нравится. Так бы я всё ехала и ехала на вашем пароходе.

Так сидела Маша и говорила с капитаном, и вдруг капитан спросил:

— Маша, а где сейчас твоя мама?

— Она спит, — сказала Маша, — она в каюте.

— А она знает, что ты ко мне пошла?

— Нет. Откуда же ей знать! — отвечала Маша, — Я сама шла, шла и пришла.

— А в какой же вы каюте едете? — спросил капитан.

— Я не знаю в какой, — сказала Маша. — У нас одна кровать стоит, а над ней другая висит. На нижней мама спит, а на верхней я буду спать.

Тогда капитан задумался, а потом сказал:

— Знаешь, Маша, у нас на пароходе таких кают много. Как же нам быть?

Тут Маша сказала:

— А вдруг мама уже проснулась! Она будет беспокоиться, огорчаться, когда увидит, что меня нет. А ей это нельзя, ей доктор запретил.

А капитан говорит:

— Ладно, я придумал. Сейчас мы и маму твою отыщем, и ты свою каюту найдёшь. Ты тут посиди, а я сейчас приду, только никуда не уходи.

И капитан вышел из каюты. А Маша сидела, держа на руках Елизавету Петровну, и говорила ей:

— Елизавета Петровна, что мы с тобой наделали! Что же теперь будет?

А мама спала, спала в каюте и вдруг проснулась и говорит:

— Маша, Маша, долго ли я спала?

И никто ей не отвечает. Маши-то в каюте и нет. Ведь она к капитану ушла.

Тут мама ещё раз говорит:

— Маша, Машенька, где ты?

Встала мама с кровати, видит — нет Маши в каюте. Вышла она в коридор. Думает, может, Маша нарочно её попугать вздумала и за дверь спряталась.

Нет, и в коридоре нет Маши. Тут мама сказала:

— Ах, где же она, где же она, моя Маша?

И побежала по коридору, потом наверх по лестнице, выбежала на палубу.

На палубе дул ветер. На одной скамейке сидели два гражданина с поднятыми воротниками.

— Граждане, — сказала им мама, — не видели ли вы девочки с куклой на руках?

Один гражданин сказал:

— Я как будто бы видел.

А другой сказал:

— А я как будто не видел.

Тогда первый гражданин сказал:

— Ты, Иван Петрович, потому не видел, что ты спал.

А второй гражданин обиделся и сказал:

— Сам ты спал! Ты её, верно, во сне видел.

А первый гражданин сказал:

— Нет, я не спал, это ты спал.

А второй гражданин сказал:

— Нет, ты спал, а я не спал.

И вот начали они спорить, кто из них спал, а кто нет.

Видит мама — не добиться от них толку, и дальше побежала. Весь теплоход вокруг по палубе обежала — нигде нет девочки Маши!

А мама всё ходила, ходила и искала Машу. Ходила и думала: «А вдруг моя Маша упала в море!» И тут она так испугалась, что села на скамейку и заплакала.

— Маша, — плакала она, — бедная моя, любимая Маша! И как это только я могла заснуть и не закрыла дверь на ключ! Вот теперь моя Маша, наверно, утонула…

И вдруг над самой маминой головой заговорило радио: «Граждане, граждане, граждане, слушайте, слушайте! Девочка Маша пяти лет с куклой находится в капитанской каюте».

Понимаете ли вы, как мама обрадовалась, когда она это услышала!

Побежала мама в капитанскую каюту, а Маша бросилась к ней навстречу и сказала:

— Ты что, плакала?

— Ну конечно, — отвечала мама, — плакала. Да и как же мне было не плакать, когда я думала, что ты в море упала!

Тогда Маша сказала:

— Мама, прости меня, я никуда больше без тебя ходить не буду.

И пошла спать.

Они плыли ещё три дня на этом пароходе, и все эти три дня Маша никуда не отходила от мамы. И чем дальше они плыли, тем становилось всё теплее и теплее. Днём светило солнце, в море играли дельфины и низко, над самой водой, летали чайки. От левого борта был виден берег, и на берегу — горы, покрытые лесом.

На третий день под вечер подошёл теплоход к Сухуми. Уже было совсем темно, и с теплохода были видны только огни, горевшие в сухумских домах, а самих домов не было видно. Теплоход остановился у пристани, на борт поднялись носильщики; один взял мамины и Машины вещи и вынес их на пристань, потом пошёл по набережной, а оттуда свернул на какую-то улицу.

Мама и Маша шли за ним. Маше очень хотелось спать, она несла на руках куклу Елизавету Петровну, и кукла лежала у неё на руках и спала. Глаза у неё были закрыты, и у Маши тоже глаза то закрывались, то открывались. Она шла и наполовину спала, а наполовину не спала.



То ей казалось, что она плывёт по улице на пароходе, а из-за угла ей навстречу вылетает на самолёте кит, и когда ей это казалось, это значило, что она уснула, а когда она видела маму, улицу с невысокими домами и высокими незнакомыми деревьями, носильщика и Елизавету Петровну, это значило, что она проснулась. Так она и шла — то засыпала, то просыпалась. Наконец они постучали в калитку какого-то дома; там громко залаяла собака.

«Верно, это Петушок, — подумала Маша. — Верно, мы в Москве. Должно быть, всё это мне приснилось: и про самолёт, и про пароход, на котором мы по морю ехали».

Но это был не Петушок, это была большая чёрная собака, и звали её Алёшкой.

— Алёшка, Алёшка! — позвала хозяйка домика; потом она вышла маме навстречу, расцеловалась с ней и сказала — Здравствуй, здравствуй, Надя! Как давно мы с тобой не виделись! Это что же, твоя дочка?

— Да, её зовут Маша. А Маша сказала:

— Мою куклу зовут Елизавета Петровна. Мне очень, очень хочется спать.

Хозяйка посмотрела на Машу и говорит:

— Смотри-ка, Надя, дочка-то твоя совсем спит. Давай-ка мы её уложим поскорее.

Они раздели Машу, потом уложили её в кровать. И тут наконец Маша уснула по-настоящему. И во сне она увидела Наташу, и Вову, и Валю, и Галю, и капитана. И капитан пел песенку:

В море буря злится,
Ветер веселится,
В море кит ныряет
И пингвин играет.

Очень глупая была песня. Но поди-ка, услышь во сне умную! Никто никогда во сне умных песен не слышал.


ГЛАВА VIII
О том, что Маша увидела в Сухуми

Утром мама и Маша проснулись от солнца.

Солнце было такое яркое и такое весёлое, что, когда оно заглянуло в комнату и лучи его упали на Машу, оно словно хотело сказать: «Маша, вставай!»

Маша сразу поняла, что такое солнце не переспорить, — и, если оно встало и поднялось на синее небо, значит, надо вставать и Маше.

И вот Маша открыла глаза и увидела сидевшую на стуле, около постели, куклу Елизавету Петровну. И кукла показалась Маше сегодня ещё красивее, чем всегда.

Она была сейчас, в это солнечное утро, такая румяная, и глаза у неё блестели, и новый красный бант прямо сверкал в её золотых волосах.

Маша вскочила с постели, подошла к маминой кровати и сказала:

— Мама, мама, смотри, какое солнце! Тут, верно, лето вернулось.

И когда мама встала и открыла окно, в комнату подул такой тёплый ветер, словно и правда это был июль, а не начало ноября.

— Маша, — сказала мама, — завтра я отведу тебя в детский сад, а сегодня пойдём гулять. Хорошо?

— Конечно, хорошо, — отвечала Маша. Оделись они, выпили чаю и вышли на улицу.

На улицах росли пальмы. Они росли прямо на мостовой. Вдоль панели стояли невысокие белые и серые домики, и при каждом домике был сад. А в садах стояли зелёные деревья: бананы, магнолии, бамбуки, мимозы, мандариновые и лимонные деревья.

Было очень тепло.

Маша и мама вышли на набережную, похожую на оранжерею в Ботаническом саду.

О гранитную стенку набережной бились морские волны.

По одну сторону города было море, по другую — высокие горы, и на некоторых самых высоких вершинах лежал снег.

На такие горы было интересно смотреть. Они были разноцветные. Самая верхушка у них белела от снега, потом, пониже, шёл зелёный цвет — сосны и ели; потом, ещё ниже, красный и жёлтый — дубы и берёзы. А потом густой зелёный и светло-светло-зелёный — магнолии и кипарисы, мимозы и эвкалипты.

— Маша, — сказала мама, — знаешь, куда мы с тобой пойдём? Пойдём мы в обезьянник.

— В какой обезьянник? — спросила Маша.

— А вот на той горе есть большой сад, и в нём в больших клетках под открытым небом живут обезьяны. Их привезли из Африки.

И вот пошли мама и Маша по широкой, красивой улице, а потом поднялись на гору. На самом верху горы был забор и закрытые синие ворота.

Возле ворот открылось окошечко, и за окошечком оказался кассир. Он продал маме и Маше билеты, и через маленькую калиточку вошли мама и Маша в обезьянник.

Ох, сколько там было обезьян!

Были большие, взрослые, сильные обезьяны, были маленькие и были совсем-совсем маленькие, только недавно родившиеся.

В одной очень большой клетке сидели четыре обезьяны-матери со своими восемью детьми.

Каждая обезьянья мать следила за своими детьми, чтобы они не дрались и не шалили.

А обезьяньи дети всё время прыгали, карабкались вверх по решётке и играли друг с другом.

А когда в клетку вошла уборщица и наклонилась, чтобы подмести пол, четыре маленькие обезьянки забрались ей на спину и на плечи и, сидя у неё на спине, грызли орехи, теребили ей волосы и боролись.


Уборщица их совсем не боялась — она только отмахивалась от них. Они спрыгивали на пол и бросались врассыпную, но видно было, что они её тоже не очень-то боятся. Стоило ей наклонить голову, как они снова вскакивали ей на спину.

А звали всех этих обезьян совсем как людей: Митя, Максим, Сонечка и Володя. Даже Маша одна там была.

Очень было интересно и смешно на них смотреть.

И всё-таки в этом обезьяннике случилось одно несчастье с куклой Елизаветой Петровной. Небольшое, правда, несчастье, но всё же несчастье.

Кукла Елизавета Петровна, как и всегда, сидела у Маши на руках, и вот, когда Маша подошла слишком близко к одной клетке, неожиданно к самой решётке подскочила обезьянка и — раз, два, три! — сдёрнула с головы Елизаветы Петровны красный бант, а потом отскочила обратно и ловко-ловко обвязала бант вокруг своей головы.

— Ах! — сказала Маша.

А мама закричала:

— Отойди скорей, Маша, от клетки, а то она и у тебя что-нибудь стащит.

Одна кукла Елизавета Петровна ничего не сказала. Она ведь была кукла неговорящая.

Маша подумала: «Стоит заплакать или не стоит?» А потом решила, что не стоит плакать.

— Ну что ж, — сказала она, — пускай обезьянка кук-лин бант носит, а я Елизавете Петровне дома другой повяжу.

Потом подошли мама и Маша к железной клетке, где сидела большая обезьяна — одна.

Она была очень добрая и хорошая обезьяна. Но её ненадолго посадили в эту клетку, отдельно от её обезьяньих детей, и она сильно по ним скучала.

Сторож сказал Маше:

— К этой клетке можешь подойти поближе. Ты не бойся, она тебя не тронет — она тебя только погладит. Эта обезьяна очень любит детей.

И Маша подошла к решётке, а обезьяна просунула через прутья решётки лапу и осторожно погладила Машу. Тогда и Маша протянула к ней руку, погладила её лапу и почесала ей голову.

Потом мама и Маша пошли домой.

А на другой день повела мама Машу в детский сад.

Этот сухумский детский сад был по-настоящему сад, а не только по названию, как в Москве.

Правда, и здесь был дом и были в доме комнаты, но стоял этот дом в большом, красивом зелёном саду. Когда на небе светило солнце, дети весь день проводили на воздухе.

В этом детском саду было много детей. Тут были дети грузины, армяне, абхазцы, мингрельцы, греки, сваны, осетины и русские.

Все они говорили по-русски, а кроме того, каждый из них умел говорить на языке своего народа.

И все они умели петь разные песни на своих языках.

— Маша, а ты что умеешь петь? — спросила Машу заведующая.

— Я, — сказала Маша, — умею петь песню про моего папу. Он лётчик, он всё время летает.

И Маша спела свою любимую песню:

Гром гремит, блестит гроза,
Дождик льётся наконец.
Я смотрю во все глаза:
Где же, где же мой отец?
Где же, где же он летает?
В небе молния блистает,
Гром грохочет, дождик льёт,
Мчит по небу самолёт.
В нём бесстрашный мой отец,
Красный лётчик, молодец.

— Вот какая моя песня, — сказала Маша.

Тогда вышла вперёд одна девочка гречанка и говорит:

— А я знаю стихи про мою маму, она доктор. Потом девочка прочитала эти стихи на греческом языке, и Маша не поняла, что они значат, и тогда эта же девочка гречанка прочитала их ещё раз, по-русски. И по-русски они вот что значили:

Доктор, доктор
В дом пришёл
И больного
Там нашёл.
А больной
Лежал
Стонал.
А больной
Лежал,
Кричал:
— Доктор, доктор,
Помогите,
У меня
Болит живот! —
Дал ему лекарство доктор
И сказал, что всё пройдёт.

Вот какие стихи сочинила греческая девочка.

А потом один мальчик грузин, которого звали Валико, очень хорошо танцевал кавказский танец лезгинку.



И когда он танцевал, все дети и Маша хлопали в ладоши и кричали: «Асса, асса!»

И это было очень весело. А в конце дня заведующая детским садом сказала:

— Дети, завтра великий праздник — завтра девятнадцатая годовщина Октябрьской революции. Приходите пораньше в детский сад, и мы будем отсюда смотреть на демонстрацию.

Когда Маша пришла на другое утро, то все дети были уже в сборе. Все они сидели на скамейках или на траве и пели песни. И Маша села тоже рядом с ними и тоже запела.

А потом по улице пошли люди с флагами, со знамёнами, с плакатами и с цветами.

Солнце сильно грело, было очень тепло, все люди шли в белых платьях и белых костюмах, и можно было подумать, что это первое мая, а вовсе не седьмое ноября. Маша даже загорела за этот день.

И когда она пришла домой, мама сначала подумала, что Маша где-нибудь перемазалась, — такая она стала чёрная.

А вечером Маша села писать письма.

Она, правда, не сама их писала — она говорила маме, что хочет написать в письме, и мама писала. Первое письмо написала Маша папе.

Вот какое:

«Милый, дорогой папа! Я тебя очень люблю. У тебя там, на Ледовитом океане, наверно, очень холодно, а у нас тут очень тепло. Я без тебя очень скучаю и маму слушаюсь. Один раз не послушалась, но больше не буду. Приезжай к нам. Целую тебя. Маша».

А внизу, под письмом, Маша сама нарисовала море и пароход, а под картинкой попросила маму написать стихи.

Вот какие:

Папа, папа,
Тут тепло,
И красиво,
И светло.
У тебя там
Снег и льды,
А у нас
Цветут сады.

«Приезжай скорее! Ещё раз целую тебя».

А второе письмо написала Маша Наташе.

Вот какое:

«Милая моя, любимая Наташа! Я была с мамой в обезьяннике. Обезьяны мне очень понравились. Я поступила тут в детский сад, и тут это и вправду сад, не так, как у нас в Москве. Но всё же я очень без тебя скучаю. И без Вали, и без Гали, и без всех. Тут один грузинский мальчик танцевал очень хорошо кавказский танец лезгинку. Но о Вове я тоже скучаю, он тоже очень хорошо танцует вприсядку. Напиши мне поскорее, как живут у тебя мои Петушок и Ниточка. Здоровы ли они, кушают ли и скучают ли обо мне. Скажи им, что кукла Елизавета Петровна им кланяется. Ох, Наташа, как я без тебя соскучилась!

Целую тебя, и Петушка, и Ниточку. Твоя Маша».

А под письмом она нарисовала картинку: пальму, а рядом с пальмой высокую гору. И под картинкой попросила маму написать стихи.

Вот какие:

Эта самая гора
Возле нашего двора.
Эта пальма круглый год
Во дворе у нас растёт.
Рядом с ней цветы цветут,
Жаль, Наташи нету тут.

«Приезжай, Наташа, поскорее. Ещё раз целую тебя!»

А третье письмо хотела Маша Коле написать, да очень она за день устала.

— Мама, — говорит Маша, — ты Коле сама напиши. Я очень устала, спать хочу.

Разделась Маша и легла спать.

А в открытое окно с улицы влетела ночная бабочка. Она летала по комнате, шуршала сухими крыльями и ударялась о лампу.

Мама сидела за столом и писала письма папе и Kоле, а Маша спала.


ГЛАВА IX, И ПОСЛЕДНЯЯ
О том, как Маша вернулась в Москву

Вот и два месяца прошло с тех пор, как Маша приехала в Сухуми.

Уже стоял декабрь месяц. И под Москвой, и под Ленинградом, и на Украине, и в Сибири уже лежал в лесах и на полях снег, трещали морозы, и люди ходили в шубах, в валенках и рукавицах. А тут было всё так же тепло. Деревья качали зелёными ветвями, и в цветнике на набережной распускались свежие цветы.

Правда, часто шёл дождь, но дождь тоже был тёплый, а не такой холодный, какой бывает осенью в других городах.

Машина мама с каждым днём чувствовала себя всё лучше и лучше. Она совсем перестала кашлять, и у неё не болел больше бок.

Как-то утром мама сказала:

— Маша, знаешь, скоро мы домой поедем.

— Очень скоро или не очень? — спросила Маша.

— Очень, — сказала мама. — Дней через пять — шесть.

— А как мы поедем, — спросила Маша: — сначала поплывём, а потом полетим? Так? Да?

— Нет, — сказала мама, — сейчас лететь холодно будет. И плыть тоже нельзя — в это время года бывают бури. Посмотри-ка на море. Видишь, какое оно сегодня страшное?

Маша посмотрела на море и увидела огромные чёрные волны с белыми гребешками. Волны ударялись о набережную, и холодные брызги перелетали через бульвар и цветник и падали на середину улицы.

— Да, — сказала Маша, — по такому морю на пароходе ехать и правда страшно. Сразу можно утонуть.

А мама сказала:

— Мы с тобой знаешь как поедем? Сначала на автобусе, а потом на поезде.

Эти пять — шесть дней, которые оставались до отъезда, прошли очень быстро. Один раз мама и Маша отправились в горы. Горы были высокие, с гор были хорошо видны город и море. Сверху море казалось совсем не таким страшным, как внизу.

И вот наконец настал день отъезда.

Утром мама и Маша встали рано-рано и пошли на автобусную станцию. Там они сели в большой автобус, без крыши и без окон, и поехали.

Вот это была дорога! По такой дороге Маша ещё ни разу не ездила. Эта дорога то поднималась, то опускалась, то сворачивала вправо, в горное ущелье, то загибала влево и шла совсем близко от моря. И всё время видны были горы— зелёные, жёлтые и снежные.

Маша сидела в автобусе, смотрела по сторонам и пела песню:

Горы, горы, сколько вас!
Вижу я, что очень много.
Как мне нравится Кавказ,
Как мне нравится дорога!

Семь часов ехали мама и Маша, а потом приехали в большой, красивый город, который назывался Сочи. И тут они сели на поезд, и поезд помчался прямо в Москву.

Утром, когда Маша проснулась и посмотрела в окошко вагона, она увидела снег. Но снег этот лежал не на горах. Гор тут совсем никаких не было, ни высоких, ни маленьких, ни зелёных, ни снежных. Снег лежал прямо на поле, и видно было, как люди ехали в санях, закутавшись в шубы.

Маша сначала даже заплакала:

— Не хочу я снега, не хочу зимы! Почему вчера была весна, и море было, и листья на деревьях, а сегодня нет?

А мама сказала:

— Маша, а ты санки любишь? А ты свой детский сад любишь? А брата Колю любишь? А Наташу любишь? А Петушка и Ниточку любишь?

— Люблю, люблю, люблю, люблю, люблю, люблю! — ответила Маша.

— Ну так вот, мы к ним и едем. Чего ж ты плачешь? Давай лучше чай пить.

Маша перестала плакать и начала думать о детском саде, о Коле, о Наташе, о Петушке и Ниточке.

— Мама, а когда мы приедем? — спросила Маша. — Сегодня?

— Нет, — сказала мама, — завтра утром.

«Ох, как еще долго!» — подумала Маша.

Поезд мчался быстро-быстро, а Маше казалось, что он еле плетётся, так захотелось ей поскорее приехать в Москву.

На остановках, когда поезд стоял десять минут, Маша говорила:

Что с тобою, паровоз,
Что ты мчаться перестал?
Неужели ты замёрз,
Неужели ты устал?

А когда они отъезжали от станции, Маша, подгоняя паровоз, говорила:

Дорогой паровоз,
Я тебя попрошу:
Торопись, паровоз,
Я ужасно спешу!

Весь этот день Маша не могла себе найти места. Она даже не играла с куклой Елизаветой Петровной. Она спрашивала маму:

— Мама, мама, а что, папа тоже уже в Москве?

И мама отвечала:

— Пожалуй, что уже и в Москве. Он писал мне, что к нашему приезду и он вернётся.

И от этих маминых слов Маше ещё сильнее хотелось в Москву.

И вот, на второй день путешествия, рано утром поезд подошёл к Москве.

А Маша в это время спала и никак не хотела проснуться.

— Маша! — говорил ей кто-то мужским громким голосом. — Маша, проснись!

— Не хочу просыпаться, — отвечала Маша, — Я в Москву хочу, я к папе хочу.

И какая-то собачка лаяла ей в уши.

А Маша сквозь сон говорила:

— Не лай, собака, не лай, не буди меня. Я домой хочу, я Петушка хочу видеть.

— Маша, ну что ты так разоспалась! — кричал ей какой-то мальчик.

А Маша продолжала спать и только бормотала во сне:

— Что ты, мальчик, кричишь! Не мешай мне спать, я во сне моего брата Колю вижу.

И тут мама засмеялась и сказала:

— Да проснись ты, глупая девочка, мы уже в Москве. Посмотри-ка, кто нас встречать пришёл!

Открыла Маша глаза, смотрит, а перед ней папа; ещё смотрит, а перед ней Петушок; ещё посмотрела и увидела Колю.

— Папа! — закричала Маша. — Петушок! — закричала Маша. — Коля! — закричала Маша. — Ах, как я без вас соскучилась!

Все вчетвером они вышли из вокзала и поехали домой. Всю дорогу до дома Маша рассказывала папе, Коле и Петушку о своём путешествии, о самолёте, о море, солнце и горах. Вдруг она спросила Колю:

— Коля, а Коля, откуда же Петушок взялся? Он же у Наташи был!

— А я ещё вчера к ней сходил, — сказал Коля, — и забрал у неё Петушка и Ниточку. Петушка мы с папой взяли с собой тебя встречать, а Ниточка дома осталась.

И верно. Когда Маша приехала домой, она сразу же, ещё в передней, увидела кошку Ниточку.

Кошка Ниточка вскочила на стул; потом она спрыгнула на пол и начала валяться; потом она начала ласкаться к Маше. И куда бы Маша ни шла, кошка Ниточка ходила за ней и мягкими лапками хватала Машу за ноги и за руки, чтобы Маша её погладила. Вот как она обрадовалась Маше.

Потом Маша захотела пойти в столовую; она нажала дверную ручку, но дверь почему-то не открылась.

— Папа, — сказала Маша, — папа! А почему у нас столовая закрыта?

А папа сказал:

— Я не знаю, почему она закрыта. Она вечером, наверно, откроется.

— Вот тебе на! А зачем же она вечером откроется?

Папа не знал, что ей ответить. Он засмеялся и сказал:

— Ну, мало ли зачем. Откроется вечером, и всё тут.

«Видно, от него толку не добьёшься, придётся и вправду вечера ждать», — подумала Маша.

Потом она попила чаю и решила лечь спать.

— Елизавета Петровна, — сказала Маша, — Ниточка и Петушок, и вы и я — все мы сегодня рано встали, все мы не выспались, пойдёмте спать.

Взяла Маша Елизавету Петровну и пошла в свою комнату, а Петушок и Ниточка за ней побежали.

Всё было в Машиной комнате так, как она оставила, когда уезжала. На своём месте сидел мишка, висел сверху мяч, и на полочке лежали книжки. Маша опустила шторы, чтобы стало темней, уложила в постель Елизавету Петровну, уложила мишку и спела им колыбельную песенку.

Вот какую:

По дорогам ходит сон —
Раз, два, три, четыре, пять,
Всем приказывает он
Спать, спать, спать, спать!

И под эту песенку уснули Ниточка, и Петушок, и мишка, и кукла Елизавета Петровна. А конец песенки спела уже мама.

Вот какой конец:

И к тебе приходит сон,
И тебе бормочет он:
«Спят деревья, спят цветы,
Поскорей усни и ты».
Раз, два, три, четыре, пять,
Спать, спать, спать, спать!

И под эту песенку заснула сама Маша.

И спала Маша до обеда.

А к обеду столовой ещё не открыли. И обедали они все на кухне.

После обеда Маша позвала Колю к себе в комнату и сказала:

— Коля, Коля, хороший мой Коля, скажи, пожалуйста, почему столовая закрыта?

А Коля вдруг засмеялся, и глаза у него стали хитрые.

— Вот ещё, так я и скажу! Если закрыта — значит, так надо. Подожди — скоро откроется.

И вдруг в шесть часов вечера у парадной двери зазвонил звонок. Коля побежал открывать дверь и закричал из передней:

— Маша, иди-ка скорей сюда! Смотри, кто пришёл!

Маша побежала в переднюю и увидела Наташу.

Они обе так обрадовались, что сначала даже ничего не могли сказать друг другу.

Они стояли и смотрели друг на друга, а Наташина мама раздевала Наташу, снимала с неё пальто и валенки.

Наконец и Маша и Наташа сказали вместе:

— Здравствуй, Наташа, как я без тебя соскучилась!

— Здравствуй, Маша, как я без тебя соскучилась!

И тут обе засмеялись, взялись за руки и пошли в Машину комнату.

— Знаешь, — сказала Наташа, — к тебе не одна я пришла. К тебе и Вова придёт, и Галя с Валей.

— А знаешь, — сказала Маша, — у нас почему-то с утpa столовая закрыта, а почему — не могу тебе сказать. Я папу и Колю уже спрашивала, спрашивала, а они только смеются и ничего не говорят.

— А ты бы маму спросила, — посоветовала Наташа.

— Маму, по-моему, нечего спрашивать— откуда ей знать, она ведь со мной вместе приехала. Как ты думаешь, почему столовую закрыли?

— Я думаю, — сказала Наташа, — что…

Но тут опять зазвонил звонок. Коля опять побежал открывать дверь и опять закричал:

— Маша, Маша, это к тебе!

Маша пошла в переднюю и увидела Вову, Галю и Валю.

Вова сказал:

Здравствуй, Маша,
Радость наша!

Ты с Кавказа приехала, а я теперь умею лезгинку танцевать.

А Валя засмеялась:

— Машенька, Машенька, как мы все рады, что ты приехала!

А Галя спросила Машу:

— Ты, наверно, с дороги очень устала. С дороги все всегда устают.

Маша сказала ей:

— Я тоже всем вам очень рада, а устать я не устала, я уже выспалась. Идёмте ко мне в комнату. Я вам что-то скажу.

Когда все уселись в Машиной комнате, Маша сказала:

— У нас с утра столовая закрыта, говорят, только вечером откроется. Мы даже обедали на кухне. Как вы думаете, почему?

— Я думаю, — сказала Валя, — может быть, у вас там пол провалился.

— Какие ты глупости говоришь! — сказала Галя. — Если пол провалился, так и вечером туда не войдёшь. Я думаю, у вас там потолок красят.

— Тоже, умная! — сказал Вова. — Если бы потолок красили, там бы маляры были.

— А может быть, они там и есть, — говорит Валя.

— Нет, — вздохнула Маша, — никого там нет! Я уж под дверью подслушивала, там совсем тихо.

— А я думаю, — сказала Наташа, — я думаю…

Но и на этот раз не успела она сказать, что она думает, потому что в комнату вошёл Машин папа, лётчик Николай Сергеевич Крутиков, и крикнул:

— А ну, ребята, все в столовую!

И все побежали в столовую.

Ещё из передней было видно, что в столовой горит какой-то необыкновенный свет. Какой-то он был и красный, и синий, и зелёный.

И вот они все увидели, откуда шёл этот свет.

— Ах! — крикнула Маша.

— Ах! — сказала Наташа.

— Ах, ах, ах, ах! — закричала Валя.

— Очень красиво, — сказала Галя.

— Вот это так да! — закричал и запрыгал Вова. — Вот это так ёлка!

И это правда была ёлка. Большая, пушистая, зелёная.

На всех её ветвях горели синие, красные и зелёные электрические лампочки. На самой верхушке сверкала огромная звезда; внизу, у самого ствола, стоял дед Мороз с огромной белой бородой, и вся ёлка была увешана золотыми и серебряными нитками с конфетами, пряниками, орехами и игрушками.

А в ногах у деда Мороза лежал большой пакет.

— Маша, — сказал папа, — разверни пакет.

И когда Маша развернула пакет, все увидели, что там лежали подарки. И на каждом подарке было написано, кому он дарится.

Вова получил паровоз, Валя и Галя — по большой книге с картинками, Наташа — игрушечную собаку, которая прыгала и мотала хвостом, а Маша — новую куклу, немного поменьше Елизаветы Петровны.

Маша сказала:

— Эта кукла будет дочкой Елизаветы Петровны, и я назову её Наташенькой.

— А я назову мою собаку Петушком, — сказала Наташа.



Целый вечер сверкала ёлка разноцветными огнями, и всем было очень весело.

А перед самым уходом домой Вова сказал:

— Ребята, а я новую песню придумал. Хотите, вас научу?

И Вова запел:

Я сейчас начну считать:
Раз, два, три, четыре, пять.
Только кончу я считать,
Все давайте спать, спать!

А когда они спели эту песню, то все попрощались с Машей и ушли. А мама стала укладывать Машу спать и спросила её:

— Ну что, рада ты, что домой приехала?

— Очень, — сказала Маша, — очень рада. А завтра я в мой детский сад пойду, да?

— Ну конечно, пойдёшь, спи только скорее, — ответила мама.

— Я скоро-скоро буду спать, скоро-скоро… — пробормотала Маша и закрыла глаза, а мама потушила свет и вышла из комнаты.


Вот и весь рассказ о девочке Маше, о собаке Петушке, кошке Ниточке и кукле Елизавете Петровне.

А о том, что с Машей было, когда она выросла, вы узнаете, когда и сами подрастёте.



Оглавление

  • КНИГА ПЕРВАЯ
  •   ГЛАВА I О девочке Маше, её папе лётчике, её маме художнице и брате Коле
  •   ГЛАВА II Почему собаку звали Петушок, а кошку — Ниточка, а куклу — Елизавета Петровна
  •   ГЛАВА III О зиме, о морозе, о снежных зверях
  •   ГЛАВА IV О том, как Маша заболела
  •   ГЛАВА V Как Маша ездила на ненастоящем паровозе
  •   ГЛАВА VI Как Петушок с собакой догом знакомился
  •   ГЛАВА VII Как Маша в саду испугалась
  •   ГЛАВА VIII Как Маша в гости ходила
  •   ГЛАВА IX Как девочка Маша в школу ходила
  • КНИГА ВТОРАЯ
  •   ГЛАВА I О том, как Маша в детский сад пришла
  •   ГЛАВА II О том, как Маша была в гостях
  •   ГЛАВА III О том, как папа уехал
  •   ГЛАВА IV О том, как мама заболела
  •   ГЛАВА V О том, как Маша со всеми прощалась
  •   ГЛАВА VI О том, как Маша на самолёте полетела
  •   ГЛАВА VII О том, как Маша на теплоходе ехала
  •   ГЛАВА VIII О том, что Маша увидела в Сухуми
  •   ГЛАВА IX, И ПОСЛЕДНЯЯ О том, как Маша вернулась в Москву
  • X