Сергей Эс - Визит генералиссимуса

Визит генералиссимуса 151K, 64 с. (оформ. wotti)   (скачать) - Сергей Эс

Сергей Эс
Визит генералиссимуса
Фантастическая повесть, основанная на реальных событиях и документах


Часть 1
Речь И. В. Сталина на двадцатом съезде КПСС

I

Никите Сергеевичу показалось, что в большом зале приглушили свет. Сидящие перед ним делегаты вдруг отчего-то стали плохо видны, будто все помещение подернулось серой вуалью. Он испуганно взглянул на лампу, освещавшую трибуну. Она тоже будто потемнела.

Однако в освещении оратор не сомневался. Он быстро понял, что это потемнело у него в глазах. Причина лежала прямо перед ним.

Поверх больших машинописных листов доклада непонятно откуда появилась маленькая бумажка. Ее, возможно, положил на трибуну дежурный секретарь, который, вроде бы, совсем недавно подходил к ней. Поглощенный выступлением Никита Сергеевич не помнил, подходил ли кто к трибуне и уж точно не обратил бы внимания на то, что подошедший человек мог принести.

Теперь он оторопело смотрел на маленький листочек. Было отчего потемнеть в глазах. На бумажке была выведена невероятная надпись:

"В президиуме сидит СТАЛИН!!!"

Именно так. Слово "Сталин" было выведено большими… нет… огромными буквами. И три восклицательных знака.

У докладчика перехватило дыхание. Его взгляд испугано забегал по сидящим в зале делегатам съезда. Увиденное повергло Первого секретаря в шок.

Присутствующие смотрели не на него. Их взгляды были обращены в одну точку, которая находилась где-то за спиной Никиты Сергеевича.

Не защищенный волосами затылок словно почувствовал жар, веющий оттуда.

Докладчик застыл на месте и некоторое время простоял в неудобной сгорбленной позе.

В зале царила гробовая тишина. Делегаты будто забыли о докладе, никак не реагируя на молчание лидера партии и государства.

Однако Никита Сергеевич не был бы Никитой Сергеевичем, если бы быстро не совладал с собой. Он не был мистиком, не верил ни в бога, ни в потусторонние миры, ни в воскрешение.

Сталин уже три года, как умер. Именно умер (к докладчику стало возвращаться самообладание), а не исчез, не спрятался, чтобы…

(Пот все-таки покатился по лысине. Никита Сергеевич полез в карман за платком.)

…Не спрятался, не скрылся, чтобы вдруг объявиться сейчас живым и здоровым. Никита Сергеевич сам много раз осматривал труп, сам хоронил, сам… (волнение все же сказывалось)…сам посещал его в мавзолее…

Что за дурацкий розыгрыш!!! – Никита Сергеевич неожиданно вспылил. Он сверкнул взглядом за кулисы, куда мог скрыться дежурный секретарь съезда.

Куда он, собака, делся?!

Возникло желание покрутить головой в поисках пропавшего шутника, однако Никита Сергеевич быстро осадил себя: "Не хватало еще! Подумают, что я оглядываюсь на президиум, потому что поверил…"

Он скомкал злосчастную бумажку и отшвырнул ее в сторону.

Зал будто вздохнул. Во всяком случае, так Никите Сергеевичу показалось.

Ну что ж! Сейчас он приведет всех в чувство!

На дворе стоял 1956 год. Проходило последнее заседание двадцатого съезда партии.

Охрипший и вдруг взвинтившийся голос докладчика снова стал долбить сидящих в зале. Никита Сергеевич уже не поднимал взгляда от листов бумаги. Однако тон его выступления изменился. Если еще несколько минут назад он зорко следил за залом, взвешивая реакцию делегатов на свои слова, то теперь перешел почти на скороговорку. Неясный страх вдруг стал ощущаться в каждом его слове.

Хрущев говорил о Сталине, о массовых репрессиях, о зверствах вождя, о культе личности.

Неожиданно докладчик сделал паузу. Он стал перебирать рассыпавшуюся по трибуне бумагу. И вот в его руках появился небольшой машинописный листок.

Взгляд Никиты Сергеевича застыл на этой бумажке. Видно было, что докладчик что-то напряженно и в то же время растерянно вспоминал.

Наконец его брови дернулись. Вспомнил!

Он торопливо выкинул руку с листком вперед.

– Вот!

Слушатели никак не отреагировали на его жест, с напряжением ожидая последующих слов.

– Когда волна массовых репрессий в 1939 году, – почти на крик перешел докладчик, – начала ослабевать, когда руководители местных партийных организаций начали ставить в вину работникам НКВД применение физического воздействия к арестованным, Сталин направил 10 января 1939 года шифрованную телеграмму секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, наркомам внутренних дел, начальникам Управлений НКВД.

Хрущев многозначительно помахал бумажкой.

– Вот она! – выкрикнул он.

Пробежав взглядом по залу, словно предвкушая эффект от того, что он собирается сказать, докладчик наконец повернул листок к себе и стал его зачитывать.

– "ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП(б)… Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата и притом применяют его в самых безобразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманна в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод…"

Всю эту фразу докладчик выпалил на одном дыхании.

В зале стояло гробовое молчание.

Хрущев еще раз пробежался взглядом по слушателям и вдруг смешался. Что-то смутило его. Как-то не так молчали делегаты. Он покосился на бумажку и снова взмахнул ею.

– То есть… – начал было продолжать Хрущев и вдруг… осекся.

Сзади на его плечо легла чья-то тяжелая рука.

Что за наглость!!! Кто это?!…

Хрущев стал медленно поворачивать голову на подошедшего и…

Лицо докладчика окаменело в невероятной гримасе.

Рядом с ним стоял Сталин

– Дай-ка, – негромко проговорил генералиссимус.

– Дай познакомиться, – продолжил Сталин и взял из рук Хрущева телеграмму.

– М-да! – в голосе гостя с того света прозвучало разочарование. – Тоже копия.

Он всмотрелся в листок.

– А где же все-таки оригинал? – он покосился на неподвижного докладчика. – Сегодня мне показывали еще одну копию этой шифрограммы.

Гость хмыкнул.

– И вот незадача. Оригинала никто не видел, а копии две. И самое странное – на разных писульках разные даты. Здесь написано 10 января, а на той стояло 27 июля 39-го года.

Сталин обратил пристальный взгляд на Хрущева.

– Какой оригинал настоящий?

Хрущев вдруг смертельно побледнел.

– Тот, – продолжил Сталин, – на котором среди других подписей членов политбюро должна была стоять подпись Хрущева, или этот, на котором подписи Хрущева быть не могло? Поскольку не был он 10 января еще членом политбюро…

Сталин сделал паузу.

– Копию какого документа выгоднее преподнести съезду? – вновь спросил он.

Хрущев вдруг стал терять равновесие. Он судорожно уцепился за трибуну.

– Ну бог с ними – датами! – неожиданно смягчился гость. – Меня все-таки занимает оригинал. Где же, все-таки, он?

Докладчик, продолжая держаться за трибуну, сделал шаг назад.

– Ну куда же вы? – проговорил Сталин. – У вас сегодня эпохальный доклад. Сегодня вы творите историю. Зачем же убегать?

В зале наконец началось шевеление.

– Товарищи! – отреагировал на движение делегатов Сталин. – Вы здесь все партийные работники. Кто-нибудь из вас видел документы политбюро, которые начинались бы такой фразой: "секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, наркомам внутренних дел, начальникам Управлений НКВД"?

По залу прокатился легкий шум.

– Какие-то нелады с партийной субординацией. Сначала стоят секретари обкомов, а потом уже крайкомов и ЦК нацкомпартий. Кого мы пишем в таких документов первыми? – он обратился в зал.

Среди делегатов опять пробежался шум.

– Нацкомпартий, – вдруг выкрикнул кто-то.

– Правильно, товарищ, – Сталин повел указательным пальцем в зал. – Я только уточню: после 36-го года на особо важных документах мы писали: не "секретарям нацкомпартий", а "секретарям ЦК компартий союзных республик".

В зале раздались возгласы.

Сталин бросил хмурый взгляд на Хрущева.

– И как сюда попали наркомы внутренних дел, начальники Управлений НКВД? Если мы высылаем документы в партийные органы…

Сталин вновь посмотрел в зал.

– Пишут: "для ознакомления наркомам внутренних дел", – опять кто-то выкрикнул из зала.

– Верно! – добавил еще один голос. – Для ознакомления…

Гость чуть заметно улыбнулся.

Хрущев сделал еще шаг назад, спрятавшись от Сталина за трибуну.

– От меня спрятался, – усмехнувшись, проговорил генералиссимус, – а свой зад товарищам подставил. Вот напинают-то.

Хрущев как ошпаренный отпрыгнул назад к Сталину и юркнул в трибуну, втиснув ягодицы внутрь.

– И что за странная фраза? – по лицу Сталина скользнуло недоумение, – "буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата". Какая-то журналистская беллетристика, а не партийный документ.

Х-м! Если все же делить пролетариат на социалистический и капиталистический, то какой он в капиталистических странах?

Сталин покрутил бумажку.

– Наверное, все-таки, – проговорил он, – капиталистический…

– Мне думается, – Сталин перевел взгляд на Хрущева, – в 1939 году члены политбюро такой бы глупости не допустили.

М-да! И что-то не припоминается, чтобы в 1937 году ЦК разрешил пытки. Если ЦК принимает какое-то решение, то для этого собирается пленум, вопрос ставится в повестку дня, проводятся прения, голосования. Ей-богу, не помню… Может, вы и тот документ зачитаете?

– Что это? – спросил Сталин в зал, подняв вверх бумажку.

– Фальшивка! Фальшивка! – закричали с разных сторон.

Сталин покачал головой.

Через некоторое время, когда шум стих, генералиссимус негромко произнес:

– И это эпохальный доклад?

В зале началось движение. Делегаты повставали со своих мест. Многие стали передвигаться по проходам к сцене.

Наконец, у трибуны собралась плотная толпа.

Генералиссимус смотрел на людей.

– Ну здравствуйте, товарищи! – проговорил он.

– Иосиф Виссарионович! – заговорили со всех сторон. – Вы откуда? Вы живы?

Сталин, улыбаясь, кивал им.

– Жив, жив…

– Но как?… но кто?…

– Как же так? – спрашивали с разных сторон, – люди же плакали на ваших похоронах…

– Товарищи! – Сталин постарался произнести это как можно тверже, хотя слышно было, как его голос слегка дрогнул. – Давайте займем свои места.

– Нам предстоит сегодня очень серьезно побеседовать, – проговорил он.

Люди поспешно отхлынули от сцены. Некоторое время в зале царила суета, но, наконец, все успокоилось. На генералиссимуса напряженно и внимательно смотрели сотни глаз.


II

– В то, что я расскажу, трудно будет поверить, – заговорил Сталин. – Но я и не прошу верить, точнее говоря, верить на слово. Слушайте мои слова критически. Вы здесь, чтобы работать головой, и сейчас я задам вам очень сложную задачу. Понимаю, что вы устали. Особенно после такого шквала лжи, которую на вас сегодня вылили, но соберитесь…

Сталин на некоторое время замолчал. Он стоял сбоку от трибуны и одной рукой опирался о нее. Видно было, что годы давали себя знать. Он не мог стоять, не облокачиваясь, однако не уходил со своего места.

– В это трудно поверить, – еще раз негромко проговорил Сталин, – поэтому я расскажу вам все это как очень странный сон.

– Да, – он сделал свой характерный и очень знакомый людям жест в сторону зала, – именно как сон. Если и вы будете воспринимать это как сон, то мне самому все это легче будет рассказывать.

Случилось это в марте 1939 года. Вернее, буду говорить: не случилось, а приснилось.

Приснилось, как сидел я поздним вечером в своей комнате отдыха, которая расположена рядом с рабочим кабинетом. Прием посетителей уже закончился. Я никого не ожидал, и поэтому очень удивился, когда в комнату вошел неизвестный молодой человек лет тридцати. О нем никто не докладывал. Вошел он без сопровождения. Сразу бросились в глаза его странная одежда и прическа. Он был явно не из наших мест.

Молодой человек вошел, глядя прямо мне в глаза. На его лице была злость и решимость. Я удивленно посмотрел на дверь, которую тот закрыл за собой.

Кто он? – подумалось мне. – И почему его пропустила охрана?

Он посмотрел на меня и усмехнулся.

– Не смотрите туда. Охрана ничего не ведает.

Я растерялся.

– Я прошел мимо нее, – сказал незнакомец.

– Кто вы? – спросил я.

– Твой судья.

Разумеется, меня удивило обращение на "ты", и я сразу почувствовал неладное.

Затем этот молодой человек стал говорить мне, что он прибыл из будущего, чтобы казнить меня за совершенные преступления и предотвратить провалы первых дней войны.

В зале пробежался шум. Сталин выдержал паузу и сказал: "Я же говорю, давайте воспринимать это как сон…"

– Он объявил, что прибыл ко мне за моей жизнью.

Конечно, я воспринял это, как заговор против меня, в который оказалась вовлечена и моя личная охрана. Поэтому я не стал никого звать.

Это было бы бессмысленно делать. Коли чужак оказался здесь, значит, охрана точно не появится.

В принципе, в тот момент я прощался с жизнью. И как-то по инерции стал расспрашивать его, из какого будущего он к нам прибыл, и вообще…

В ответ он начал говорить потрясающие вещи.

Сталин качнул головой.

– Он сказал, что прибыл к нам из конца двадцатого века…

Генералиссимус на некоторое время замолчал. В его руке появилась, а затем исчезла трубка.

– Он сказал, что прибыл к нам из конца двадцатого века, – снова повторил он, – что к этому времени Советский Союз уже развален и что в этом развале есть и моя вина, поскольку я погубил миллионы честных коммунистов.

Я не сразу пришел в себя, но как только это произошло, я спросил, о какой войне он упомянул в начале нашего разговора, на что получил ответ, что это будет война с Германией и начнется она 22 июня 1941 года. Последнее высказывание опять выбило меня из колеи.

– И что, – спросил я, – эту войну мы тоже проиграем?

– Нет, – сказал он, – выиграем, но сделаем это ценой больших жертв. Завалим, – сказал он, – врага трупами.

Постепенно я стал брать себя в руки. Мне показалось странным, как он все это излагал. С одной стороны видно было, что он меня люто ненавидел, а с другой – говорил как бы от имени честных коммунистов. Я невольно обратил внимание на то, что он говорит "выиграем", "сделаем", хотя молодой человек из девяностых годов не мог еще родиться к 1941-му году. У меня, конечно, мелькнула мысль, что наука будущего, наверное, действительно добилась таких невиданных результатов, что смогла создать машину времени, но на этой мысли я долго не задержался. Меня зацепили обвинения в мой адрес, которые были чудовищно нелепыми. Я просто не мог представить за собой такой вины, которая привела бы к миллионам жертв. Наука наукой, но с этим тоже надо было разобраться.

– Ну хорошо, – сказал я. – Если вы, действительно, коммунист, и, как я понял, чувствуете свою сопричастность к народу, прошедшему через войну, то вы не можете совершить действия, которые приведут к гибели большого количества людей, честно и искренне борющихся за новую жизнь.

Он насторожился. Я понял, что в его искренности не ошибся, и он готов меня выслушать.

– Мы находимся, – сказал я, – на завершающем этапе сбора информации о деяниях Ежова. У нас есть неопровержимые данные, что он готовит антикоммунистический переворот. Если вы сейчас меня убьете, то мое место займет его человек, и тогда страну зальет море крови.

Я увидел, что он переменился в лице, и понял, что о Ежове он что-то знает.

– Ежова арестуют без вас, – сказал он.

– Нет, молодой человек, – возразил я, – вы, как пришелец из будущего, плохо представляете наше время. Обезвредить Ежова под силу только мне и Берии. С обязательной помощью Берии, – уточнил я, – Ежов еще обладает большой силой, у него создана разветвленная сеть из первых секретарей обкомов и крайкомов, еще совсем недавно он мог запросто арестовать меня на каком-нибудь партийном пленуме. В Политбюро положение нашей группы очень неустойчивое. После того, как полгода назад Ежов арестовал Чубаря, в ней осталось только шесть человек из пятнадцати.

Я увидел, что гость растерялся, и понял, что если обо мне в будущем наговорили невесть что, то информация о Ежове дошла туда в неискаженном виде. Правильно говорит китайская пословица, что солнца рукой не заслонишь. Все переврать не получится.

– Да, – поникнув в голосе, согласился мой судья, – Ежова арестуют в апреле 39-го, а сейчас у вас март. Ваша смерть может помешать торжеству правосудия. Вам, действительно, еще нет адекватной замены.

Неожиданно он вскинул взгляд.

– Ежова я сам устраню, – сказал он, – сразу после вас.

Тут уж я разозлился.

– Молодой человек! – резко сказал я. – Что даст ваше геройство? Ежов окажется жертвой неизвестного убийцы? И при этом нетронутой останется вся его сеть! Которая будет способна к самовоспроизводству. Или вы хотите перебить всех поименно? И сколько вы будете мотаться по стране, оставляя за предателями ореолы героев? Нет уж! Лучше будет, если мы со своими негодяями разберемся сами, без помощи пришельцев!

Тут он окончательно сник.

– Мы с большим трудом, – продолжил я, видя, что инициатива переходит в мои руки, – сместили его с должности. Нами двигали только догадки. Теперь в руках у Лаврентия Павловича оказались все документы НКВД, а в них открылась ужасная картина…

– Хорошо, – сказал он, – сейчас я вас не трону. Но вам не уйти от возмездия.

– Смерти я не боюсь, – заметил я ему. – Однако хочу посоветовать вам, прежде чем устраивать самосуд, тщательно разбираться в ситуации. Я вижу, что вы знали, что Ежов будет арестован в апреле, но, не подумав, заявились убивать меня в марте. Вы говорили о скорой войне. А подумали ли вы, что перетряска руководства страны накануне ее грозит стране катастрофой?

– Но ведь вы расстреливаете лучших военачальников, ослабляете армию.

– А вы хорошо их знаете? Не подумали ли вы, что если они сейчас ходят в соратниках Ежова, то во время войны могут предать? И в каком случае жертв будет больше?

А потом я его спросил: "А сколько будет жертв в той войне?"

– Где-то около тридцати миллионов.

Цифра меня потрясла. Это же каждый шестой житель страны! Но не меньше шокировало "где-то около".

– Так вы еще и не знаете точных цифр?! – едва не потеряв самообладание, закричал я. – И на этом гадании выносите нам приговоры?!

Похоже, что этим я добил его окончательно. Во всяком случае, я увидел, что в своем намерении убить меня он сильно колебался.

– Ступайте к себе с богом! – сказал я ему. – Вы сказали, что в вашем времени будет уничтожен Советский Союз. Так что, я понимаю, у вас своих проблем по горло, чтобы вмешиваться еще и в наши.

Он молча кивнул. Мы посидели еще немного. Я предложил ему чаю.

– Нет, – сказал он, – спасибо! Отправлюсь к себе.

Он задал мне несколько вопросов. О чем, уже не помню. Что-то о нашей работе. Помню лишь, что мои ответы очень поразили его, хотя ничего особенного я не сказал.

В свою очередь он рассказал мне, что я умру в 1953 году, что в 1956 году состоится съезд, на котором я буду объявлен главным злодеем в истории страны, а в 1991 году Советский Союз будет уничтожен.

– Страшную картину будущего вы нарисовали мне, – сказал я ему. – Я думал, что мы будем последовательно строить светлое завтра, а выходит, что история покатится вспять.

И тут я попросил у него разрешения совершить путешествие в будущее.

– Куда бы вам хотелось попасть? – спросил он.

– Раньше мне очень хотелось увидеть коммунизм, но если с историей случится такая катастрофа, то я попросился бы в ту точку, откуда она пойдет. Может, смогу предотвратить.

– Хорошо, – сказал гость. – Но теперь вы задали трудную задачу мне. Переправить вас не проблема. Но я должен буду перелопатить всю историю, чтобы найти эту точку.

Я пожал ему руку.

– Когда я разберусь в ситуации, – сказал он, – я дам вам знать. Вы окажитесь там, где история совершит свой надлом.

Сталин остановился, пошарил в карманах и достал трубку. Некоторое время у него ушло на то, чтобы ее раскурить.

– Он исчез из моей комнаты, опять минуя охрану. О его пребывании у меня никто даже не догадался.

Сталин опять сосредоточился на своей трубке.


III

– А я попал к вам, – наконец продолжил он. – Предварительно мне дали познакомиться с докладом Хрущева, который долго скрывали от народа и опубликовали только в 1986 году. Его спустили только в партийные организации. Широкая огласка могла привести к тому, что повышалась вероятность, что кто-нибудь обнаружит в докладе нестыковки, и люди поймут, что он базируется на фальшивках.

– А кстати говоря, – неожиданно задал вопрос генералиссимус, – никто из вас не успел сообразить, почему фальшивое письмо, которое вам только что зачитал Хрущев, датировано июлем 1939 года? Я уже вам пояснил, почему на второй фальшивке стоит январь, но с чем может быть связан июль?

Он окинул взглядом зал. Делегаты молчали.

– Весной того года была разбита ежовская группа, которая, готовя переворот, уничтожила очень много людей. Ежов расставлял на высокие партийные посты заговорщиков, очищая для них места с помощью ложных доносов и арестов. А его сообщники, как по цепной реакции, множили его зверства по всей стране. Ежов лишь прикрывал этот страшный разгул. Приведу такой пример. Эйхе, письмо которого тоже приводится в докладе, очень жестоко расправлялся с коммунистами в Сибири, а Ежов прислал туда директиву, не препятствовать его действиям.

Только заменив Ежова, Берия остановил разгул казней. Много человек было возвращено из тюрем. И вот теперь делается попытка свалить инициативу самых жестоких репрессий 37 и 38 годов на политбюро. Будто ЦК обеспокоился тем, что аресты, казни и пытки пошли на спад. А заодно и переложить вину с шайки Ежова на партию.

Я задаю вопрос, почему это делается сейчас? – Видимо потому, что не все ежовцы понесли ответственность. Кто-то сумел скрыться от правосудия, а теперь поднимает голову. Берия перед смертью начал выявлять этих людей, за что и был убит. Я не говорю: осужден и расстрелян. Я говорю – убит.

И ведь посмотрите, каким образом можно распознать ежовцев? Достаточно посмотреть, кто раскручивал маховик казней.

Вот какое письмо я получил однажды от спрятавшего здесь свой зад тогдашнего Первого секретаря компартии Украины Хрущева: "Украина ежемесячно посылает 17-18 тысяч репрессированных, – писал он мне, – а Москва утверждает не более 2-3 тысяч. Прошу Вас принять срочные меры".

Тогда я думал, что он просто усердствует и даже прямо написал ему однажды: "Уймись, дурак!" Но теперь я понимаю, что это было не усердие…

Сталин протянул руку к трибуне и взял несколько листков. Он покрутил их, не всматриваясь в бумажки. Его взгляд какое-то время блуждал мимо, пока не зацепился за что-то.

– Вы только посмотрите, что он пишет! – в голосе Сталина послышалась дрожь.

"В докладе Сталина на февральско-мартовском Пленуме ЦК 1937 года "О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников" была сделана попытка теоретически обосновать политику массовых репрессий под тем предлогом, что по мере нашего продвижения вперед к социализму классовая борьба должна якобы все более и более обостряться. При этом Сталин утверждал, что так учит история, так учит Ленин".

Я не стал бы обращать на это внимание, если бы он не задел Ленина.

На самом деле я говорил тогда, что чем больше будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться остатки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее они будут идти на более острые формы борьбы, тем больше будут пакостить Советскому государству…

Думаю, любому непредвзятому человеку ясно, что из слов о том, что остатки эксплуататорских классов будут хвататься за острые формы борьбы, совсем не следует, что при продвижении к социализму классовая борьба должна обостряться, и что мы должны усиливать репрессии и все больше и больше сажать людей.

– Вообще с теорией надо быть крайне осторожным, – Сталин отбросил назад бумажки, достал из кармана платок и вытер пальцы. – Я как-то говорил, что без теории нам смерть, но и догматическое следование ей может оборачиваться человеческими жизнями.

Вот, например, начало Великой Отечественной войны. Нет, даже не столько этой войны, сколько предшествовавшей ей финской компании.

Нас расслабила легкость, с какой мы одолели интервенцию в Гражданской войне. Нам тогда помог, действительно помог мировой пролетариат. Буржуазные армии были сильнее нас, однако они вынуждены были убираться восвояси, поскольку по всему миру прокатились выступления в защиту молодой Советской республики. Враги побоялись, что продолжение войны с нами обернется для них внутренними революциями. И мы восприняли это как аксиому марксистской теории. Мы ведь тогда искренне думали, что любое военное соприкосновение капиталистического мира с социалистическим грозит капиталу революциями. Помните, в начале двадцатых мы ожидали, что революция теперь разразится и в других странах? Но она медлила, и кому-то захотелось подтолкнуть ее. Именно военным соприкосновением. Слава богу, ЦК сумел тогда трезво оценить обстановку и не поддался призывам горячих голов. Но нас обвинили в предательстве интересов мирового пролетариата и стали готовить первый внутрипартийный переворот. Руками преданных нашей общей идее, но заблудившихся коммунистов.

Вы помните, что финскую войну мы объяснили желанием отодвинуть границы от Ленинграда. Это, действительно, так. Но кто-то лелеял другие надежды. Отчасти мы поддались нажиму членов ЦК, которые все еще симпатизировали идее Троцкого о мировом революционном пожаре. Они утверждали, что как только наши танки появятся в Финляндии, пролетарии этой страны поднимутся против своего режима, и вместо нескольких квадратных километров территории мы получим на карте мира еще одну социалистическую страну. Разумеется, документально такие разговоры нигде не фиксировались. Не хотелось, чтобы наши стратегические задачи как-либо просочились нашему врагу. Переговоры о сдвиге границы, говорили некоторые, только усыпляют его бдительность. Именно поэтому многие ответственные лица и пренебрегли подготовкой к этой войне. Финал был страшным. Но не менее, чем наши потери, многих шокировало то, что финские пролетарии, сидевшие по ту сторону окопов, стреляли в бойцов Красной Армии. Это охладило нас. Но не до конца.

Затем был раздел Польши, присоединение прибалтийских республик. И снова кто-то ожидал восторженный прием со стороны трудового народа. И снова испытали разочарование. И даже перед войной с Германией поговаривали о немецком пролетариате – самом революционном в Европе, о колыбели марксизма, о Баварской революции, которая не могла не оставить свой след в его сознании…


IV

Сталин на некоторое время замолчал, отвлекшись на почти погасшую трубку.

В зале царило молчание. Однако некоторые присутствующие делегаты напряглись. Они увидели, что генералиссимус начал постукивать ногтем по мундштуку. Многие знали, что это могло означать, что он собирается с мыслями, чтобы сказать что-то очень важное.

– Почитав эту писанину, – Сталин кивнул в сторону листков доклада, – можно подумать, что достаточно было бы одного моего слова, чтобы осадить любые горячие головы. Весь доклад крутится вокруг культа личности Сталина.

Это доклад труса и подхалима, который действительно боится любого слова вышестоящего начальника и после его смерти, на чем свет стоит, начинает поносить усопшего, оправдывая свое лизоблюдство.

– Я соглашусь с тем, что культ личности был, но проявлялся он совсем не в той форме, как это намарано здесь.

Сталин неожиданно прервался, и изумленные делегаты увидели, как дрогнула трубка в его руке.

– Я знаю, что, когда меня хоронили, рядом с гробом несли на подушечке звезду героя Советского Союза. Этим вы сильно оскорбили меня. Вы когда-нибудь видели эту звезду на моем кителе? Ведь все знали, что я никогда не признавал эту награду. В 1937 году мне стоило большого труда предотвратить переименование Москвы в Сталинодар. В 1949 году вопреки моим возражениям устроили пышные торжества в связи с моим семидесятилетием. Меня заманили туда только тем, что на день рождения съехались лидеры зарубежных компартий, а мне было о чем с ними поговорить.

Однако культ был. Хрущев говорит, что любое слово, высказанное вопреки моему мнению, могло обернуться арестом. Хотел бы спросить: я сам, что ли, приказывал арестовывать? Ведь, насколько мне известно, сажали за это разных людей в разных уголках страны. Я вам что, бог вездесущий, чтобы везде все обо всем знать, и везде приказывать? Вот такие подхалимы и сажали. Такие мерзавцы и нагнетали по всей стране страх перед моим именем. Ходили, выслушивали, вынюхивали, чтобы при первой неосторожности сцапать человека. Я знал об этом, но никак не мог это остановить. Ну где вы видели узурпатора, которого не слушаются подчиненные?

Сталин еще ненадолго прервался.

– Где вы видели узурпатора, – продолжил он негромко, – который ратовал бы за альтернативные выборы? Напомню, что мы намечали в декабре 1937 года так выбирать Верховный Совет. Чтобы не один выдвигался кандидат на место, а два или три, и чтобы выдвигать могли общественные организации. Но именно первые секретари обкомов, вроде Хрущева, на октябрьском пленуме того же года не дали нам с Молотовым провести это решение. И это называется культ?

Культ выражался не в том, что все меня боялись, а в том, что негодяи развернули репрессии против честных людей, прикрывая свои злодеяния именем партии и Сталина. Многие делали карьеру, соревнуясь друг с другом в славословии по моему адресу. Скажу больше: сами репрессии стали возможны, благодаря возводимому культу. Благодаря культу стали возможны карьерные взлеты таких людей, как Хрущев. Культ активнее всего использовался как раз нашими врагами. Бухарин однажды признался, что принуждал своих подчиненных в газете "Известия" расточать похвалы в мой адрес. К сожалению, теперь я должен констатировать, что при своей жизни не понимал всей опасности культивирования своей личности. Повсеместный культ я считал следствием недостаточной культуры людей. Люди, вскормленные молоком царизма, – думал я, – склонны относить все успехи и неудачи к результатам деятельности одного человека. Наши соотечественники еще не прочувствовали, что в стране действует коллективное руководство. Я четыре раза просил снять меня с должности генерального секретаря. Я кое-как добился упразднения самой этой должности. Вернее, после XVII съезда я просто отказался от титула "генеральный секретарь" и стал просто "секретарем ЦК", одним из членов коллегиального руководства наравне со Ждановым, Кагановичем и Кировым. Но на меня навесили чин генералиссимуса. Я опять сопротивлялся. Должен сказать, что меня поставили в очень неприятную компанию с Чан Кайши и Франко.

Это в высшей степени подло, что, пытаясь сделать из меня изверга, в этом докладе приплели Крупскую и Ленина. Да, однажды я сделал выговор Крупской, после чего Ленин потребовал от меня извинений. Но должен напомнить, что больному Ленину был прописан покой и категорически было запрещено говорить с ним о политике. Но Ильич не был бы самим собой, если бы смирился с этим, он постоянно пытался вывести на такие разговоры свою жену, чтобы выведать у нее хоть какую-нибудь информацию. Умница Крупская держалась, как могла, но иногда допускала неосторожность и проговаривалась. И дважды после ее разговора с Ильичем о политике у того случался удар. Вот я и не сдержался однажды, в резкой форме отчитал ее за развязавшийся язык. К слову сказать, ЦК поручило мне следить за тем, чтобы покой Ленина никем не нарушался. Но, конечно, отчитал я тогда Надежду Константиновну не потому, что выполнял поручение…

Быть может…

Сталин заглянул в погасшую трубку. Тут же рядом оказался дежурный секретарь, который предложил ему огонь.

Сталин поблагодарил подошедшего, но от огня отказался, спрятав трубку в карман.

– Курить вредно, – сказал он, едва заметно улыбнувшись. – Я всю жизнь курил и, вот, умер…

Некоторое время он промолчал, простояв с блуждающей улыбкой на лице. Затем его глаза неожиданно стали грустными.

– Извините, – проговорил он. – Вспомнились те времена.

– Быть может, – продолжил он прерванную фразу, – моя резкость по отношению к Надежде Константиновне объясняется моим кавказским происхождением. Я рос в среде, где не привыкли сдерживать эмоции. И кавказские женщины сызмальства закалялись в такой обстановке.

Другое дело – русские женщины. Я часто замечал их какую-то природную робость перед уроженцами юга. Будь на месте Крупской, например, грузинка, я получил бы хорошую порцию в ответ, и инцидент был бы исчерпан. Но, вот, русские женщины…

Я всегда преклонялся перед ними. Не знаю даже за что. Может быть, отчасти и за эту детскую растерянность перед резким словом. Вообще к русским людям у меня всегда было особенное отношение. Наверное, это тоже пришло ко мне от дедов. Я помню, как они уважительно относились к русским. Не у всех кавказцев это проявлялось внешне, но я помню их разговоры меж собой, помню, что они говорили, что с русскими на Кавказ приходят равновесие и спокойствие.

Наверное, нужно родиться кавказцем, чтобы по-настоящему понять русского человека. Многие из моих земляков, увы, воспринимают терпение русских, как слабость, и даже ведут себя вызывающе по отношению к ним. Но надо хорошо чувствовать этот великий народ. Он покоен до поры до времени. Если же разозлить русского человека… Будешь тогда от страха архалук на себе жевать…

Вы помните, какой тост я произнес на чествовании полководцев Великой Победы.

Многое крутилось тогда в голове, многое хотелось сказать: о нашей партии, о несокрушимой армии, о герое-солдате, о стойком труженике тыла, но я тогда произнес тост в честь русского человека…

Этим я сказал практически все, что было на душе, поскольку русский человек – он и солдат-герой, он и великий труженик, он и гениальный полководец, он и настоящий коммунист.


V

– Главный вопрос повестки дня съезда называется "О культе личности" Я буду очень благодарен вам, если вы снесете все мои памятники, чего я не сумел добиться при своей жизни. Буду благодарен, если в Мавзолее вы оставите только одного Ленина. Это, действительно, человек, повернувший колесо Истории. Я верю, что вы сможете дать взвешенную оценку этому явлению в целом, не сводя его только к личности Сталина. Снизу доверху. Я полагаю, что отношение к руководителю должно стать для работника любого уровня лакмусовой бумажкой на предмет его честности, предрасположенности к карьеризму, к способности идти по головам людей к цели.

– Однако… – Сталин неожиданно резко замолчал. Он начал машинально шарить в карманах. Вынул оттуда трубку, и тут же спрятал ее.

– Я хочу перейти к главному, – наконец, проговорил он. – Вы помните, что в начале своего выступления сказал вам, что у нас будет очень сложный разговор.

Сталин обратил хмурый взгляд на делегатов съезда, всматриваясь в многочисленные лица.

– Не для развенчания культа личности заварил Хрущев сегодняшнюю кашу. Ведь, почему-то три года назад он не поддержал предложение Маленкова, рассмотреть вопрос о культе личности.

В зале висела напряженная тишина.

– Не со Сталиным он хотел свести счеты.

Генералиссимус еще некоторое время промолчал. Его ноготь тихонько застучал по трибуне.

– Прочитав накануне текст доклада, вначале я подумал, что Хрущев просто решил отвести от себя лично вину за свою долю репрессий. А ведь эта доля поражает воображение. Сначала в Москве, а затем на Украине он истребил огромное количество людей. Он был одним из самых активных участников репрессий в команде Ежова. Да, именно в команде Ежова. В этом надо искать еще одну разгадку его мотивов. Мне вспомнилось, что в двадцатом году он был среди тех, кто поддерживал Троцкого. Вы помните, что в 27-м году троцкистам не удалось провести массовую демонстрацию своих сторонников. Тогда они собрались на свою тайную сходку и решили подготовить переворот. Как оказалось, они задумали расчистить себе путь к власти террором и казнями. Мне думается, что отчасти на это их науськала пронюхавшая их планы германская разведка. Помните, как много тайн было связано с уходом из жизни Менжинского? На его место сел Ягода, который приступил к воплощению тайных планов троцкистов. Ягоду сменил Ежов. Нет, я не считаю всех сторонников Троцкого законченными врагами Советской власти. Многие искренне заблуждались. Не все были посвящены в истинные мотивы развернувшихся репрессий. Подлость троцкистских руководителей заключалась в том, что они уничтожали своих прозревших и просто разоблаченных соратников. Теми же самыми репрессиями. Кстати говоря, я был против казни Бухарина. Предлагал применить к нему ссылку. Он мог правильно переосмыслить свое положение. Но, увы, вопреки сложившемуся обо мне мнению, я был не всесилен. Большинство проголосовало за казнь.

Хрущев мог быть участником этой команды – глубоко законспирированным участником. Его тайну унесли с собой в могилу и Троцкий, и Ежов, и Бухарин. Сегодня, – подумалось мне, – он, наконец, всплыл. Всплыл, чтобы претворить планы того заговора в жизнь.

Перед тем, как мне попасть сюда, мой гость из будущего ознакомил меня также со всеми делами о реабилитации репрессированных, которые последовали после двадцатого съезда. Скажу, что многие реабилитированы незаслуженно. Их дела не рассматривались во всей своей полноте, как того требует хотя бы чувство справедливости. Это был чисто политический акт. Общим списком оправданы и невинные жертвы, и действительные враги Советской власти. Это и дало мне повод подумать, что руками Хрущева был просто осуществлен реванш троцкистов.

Однако, и это – только часть его мотивов.

Вдумайтесь, борьба с культом привязывается только к личности Сталина. Но культ создавался не мной. Значит, его действительные причины остаются не искорененными. И более того, борец с культом, под видом борьбы сам выстраивает свой культ. И он уже борется с системой, которая могла бы, действительно покончить с культом.

Я уже обмолвился здесь о том, что в 1937 году предполагалось провести альтернативные выборы в Верховный Совет. Но именно под предлогом обострившейся борьбы с врагами народа наше предложение с Молотовым было отвергнуто. Кому-то срочно понадобились тысячи врагов. Теперь нам совершенно ясно, кто размахивал жупелом этой борьбы. Первые секретари испугались за свои места. Ведь кому-то дорожки туда были расчищены головорезами Ежова. Зря что ли старались?

Хрущев прекрасно помнит, как прижали нас к стенке секретари крайкомов и обкомов, составившие костяк ежовской команды. Как решил прощупать нашу группу Эйхе, первым приславший телеграмму с требованием повысить лимит на расстрелы. Мы не могли не отступить, поскольку могло последовать уже подготовленное обвинение о нашем предательстве дела Ленина (помните, после вступления в Лигу наций?), чтобы у Ежова появился повод арестовать и ликвидировать всю нашу группу. Я виноват перед тысячами людей, которых сгубили эти лимиты, но в случае нашего исчезновения, счет на жертвы мог пойти на миллионы. Фактически на территории страны развернулась настоящая война. Мы теряли людей, как в настоящей войне – войне, которая велась против страны и партии под изуверским прикрытием имени Сталина. В этой войне были свои полки – по ту сторону фронта к троцкистам примкнули все враги нашей власти: и мечтавшие о реванше бывшие беляки, и лишившиеся награбленного эксплуататоры и кулаки, и почувствовавшие вкус наживы нэпманы, и действующие по приказам из-за границы агенты. В этой войне были и свои орудия, свои снаряды и пули – доносы, аресты, казни и ложь. Мы шаг за шагом одолевали врага в этой войне. Вышинский, став в 1935 году прокурором, добился пересмотра решения о высылке из Ленинграда "социально чуждых элементов". Вы помните, что после убийства Кирова НКВД очистил город от бывших дворян, сенаторов, генералов, интеллигенции. Двенадцать тысяч человек были лишены политических и гражданских прав, многие осуждены по надуманным обвинениям. Политбюро, где тон задавала наша "пятерка", поддержало протест прокурора. Большинство лишенцев смогли вернуться в Ленинград, с них сняли судимости и обвинения, восстановили в избирательных правах, отдали невыплаченные пенсии. В 1936 году тот же Вышинский добился отмены судебных приговоров по закону "о трех колосках", от которого пострадал целый миллион крестьян! Этот миллион крестьян теперь уже мог участвовать в первых выборах в Верховный Совет. И тот же Вышинский, имя которого в будущем превратят в символ репрессий, в 1937 году настоял на пересмотре дел инженеров и техников угольной промышленности и потребовал реабилитации всех, кто проходил по "делу о Промпартии". Тем и другим вернули ордена, звания и, само собой, право избирать и быть избранными. В 1938 году после Хрущева руководить московским горкомом был поставлен Щербаков, при котором уже никто из работников Моссовета, МК и МГК, райкомов не пострадал. Щербакова даже обвиняли в том, что он очень неохотно и очень редко давал согласие на репрессии.

Я уже сказал, что их снарядами была ложь. Вину за репрессии валили на тех, кто их останавливал. Я с большим изумлением узнал, что Вышинскому припишут фразу, что признание обвиняемого является лучшим доказательством. Он говорил как раз обратное…

Устранив Ежова, мы постепенно добирались до его исполнителей. Они несли заслуженное наказание. В 1953 году Берия набрал материалы на Хрущева и других преуспевших в репрессиях преступников, но произошло то, что произошло. Они опередили, убив его…

Вы наверное не знаете, что, придя к власти, Хрущев основательно вычистил архивы, уничтожив огромное количество документов.

Сталин заметно разволновался. И вдруг зал охнул: генералиссимус покачнулся. Сзади мгновенно оказались два человека, которые подхватили его под руки. Люди в зале вскочили со своих мест. Тут же на сцене появились еще три человека, которые торопливо несли большое кресло.

Увидев их, Сталин предупредительно поднял им навстречу руку. Несущие кресло остановились в недоумении и растерянности. Замер и зал.

– Товарищи! – воскликнул Сталин. – Ну что же вы! Опять культ разводите! – Он сделал попытку улыбнуться. – Принесите мне стул, пожалуйста. Только со спинкой. Чтобы можно было навалиться. Спину тяжело держать.

Когда рядом появился стул, генералиссимус с облегчением сел на него и машинально достал трубку. Так же машинально он раскурил ее.

– Почему же коммунисты не остановили эту войну?

Генералиссимус замолчал, надолго задумавшись. Молча и неподвижно сидели и делегаты.

В зале висела напряженная тишина.


VI

– Я имею ввиду рядовых коммунистов, партийные массы, которые составляют основу партии. Члены политбюро – отнюдь не боги. Многие наши поступки диктовались неодолимыми обстоятельствами. Я уже говорил, что мы стояли под дамокловым мечом. Любой отказ запросам от областных секретарей мог привести к перевороту в руководстве с непредсказуемыми последствиями. И хотя свою долю в нашу общую победу руководители партии сумели внести, однако основные наши надежды были обращены в партийную гущу. Оттуда мы хотели получить здоровые импульсы.

После съезда вы разъедетесь по домам, вернетесь к рядовому партийцу. Что это за человек? Почему он – основа нашей партии – не смог противостоять злу? Чего ему, кроме горячего желания служить нашему делу, не хватало? Почему много рядовых коммунистов оказалось послушными игрушками в руках злодеев?

Многие искренне заблуждались. Верили разговорам о том, что в стране кишат враги народа, верили каждому слову своих продавшихся партийных руководителей.

Рядовым коммунистам, убежденным ленинцам не хватало самой малости – образования.

– Да, как это ни звучит странно – именно образования, – проговорил Сталин после некоторого молчания. – Той самой осознанности своих действий, высокой политической культуры. Перефразируя известное выражение, можно сказать: наган в руке был, а Ленина в башке не было.

Именно поэтому я всегда настаивал на развертывании полномасштабной партийной учебы. Именно этой цели служил подготовленный при моем участии "Краткий курс истории ВКП(б)". Одной из основных стратегических задач нашей группы, так и не осуществленных, было освобождение партийных органов от несвойственных им хозяйственных задач. Слияние партии и государства губительно для партии. Она становится трамплином для бесталанных карьеристов, которые разлагают ее изнутри. Она отвлекается от своих коренных задач и в конце концов становится неспособной их решать. Я знаю, что в мае 1953 года было все-таки принято постановление о лишении дополнительного денежного содержания, или так называемых "конвертов", крупных партийных руководителей. По уровню реальных зарплат они ставились на порядок-два ниже, чем служащие госаппарата того же ранга. Проводили это в жизнь Маленков и Берия. Партия могла бы полноценно переключиться на идеологическую работу. Она перестала бы быть приманкой для карьеристов и недоучек, как этого хотел Ленин. Однако Берия был убит, Маленков отодвинут, и практически спустя три месяца Хрущев восстановил партийные привилегии. Он же воссоздал пост Первого секретаря партии.

Сталин снова замолчал. На какое-то время он сосредоточился на трубке.

– Извините, – продолжил он, – я постоянно сбиваюсь, перескакиваю с темы на тему. Но я, ведь, специально к выступлению не готовился… Да и не молод я…

– Сегодня, сейчас, в этом самом зале, – проговорил он, взглянув на трибуну, – вы являетесь живыми свидетелями того, как у нас совершается внутрипартийный, точнее говоря, антипартийный переворот. Через сорок лет, когда вырастут два поколения, воспитанные на антипартийном докладе Хрущева, произойдет переворот антигосударственный. СССР прекратит свое существование.

Сталин опять на некоторое время замолчал. Все увидели, как по его лицу от волнения пошли красные пятна. Тут же появился дежурный секретарь со стаканом воды. Генералиссимус машинально взял стакан и, не отпив, так же машинально поставил его на трибуну.

– Теоретики марксизма еще долго будут ломать головы над нашим периодом истории. Как могло такое произойти? Почему рабочие действовали вопреки своим коренным классовым интересам? Предательство верхов можно объяснить, но почему в девяностых годах на улицах не появились, как в 1905-м, баррикады?

– Я попытаюсь это объяснить по-своему. Но начну с другого примера.

Немецкий рабочий стал оккупантом нашей земли. Спрашивается, где был его коренной классовый интерес? Думаю, пролетарский классовый интерес испарился, как только Гитлер пообещал каждому немцу участок земли в России и рабов. На нашу землю ступили люди, которые видели себя будущими рабовладельцами. Это и был их новый классовый интерес.

Когда однажды Бухарин провозгласил "обогащайтесь!", это тоже было размытием классового интереса рабочих масс. Хотя и неумышленным. Люди, прошедшие через времена нэпа, обогащение понимали только в нэпманском смысле, то есть рабочему фактически было предложено стать мелким буржуа. Мы не могли не отреагировать на смертельно опасный для страны посыл, исходящий из высшего партийного руководства.

Как я узнал от своего гостя из будущего, оказавшись на грани политического банкротства, Хрущев объявил, что к 80-му году будет построен коммунизм. Возможно, что он сделал попытку вдохновить людей, но получил обратный эффект. Произошло новое размытие классового интереса. Рабочему пообещали скорое торжество общества неограниченного потребления, и он увидел себя потребителем, таким же паразитом, как и любой эксплуататорский класс.

Как я понял из рассказов гостя из будущего, в самом худшем варианте все это повторилось с Советским Союзом в девяностые годы. Людям пообещали акции и ваучеры. Они увидели себя акционерами, совладельцами заводов и фабрик, владельцами земельных участков, то есть капиталистами и рантье. Вот вам и подмена коренного классового интереса. Произошло то же вторжение. Но если в сорок первом в нашу страну вторглись иноземцы, то теперь разорили государство его собственные граждане. Именно разорили. Поскольку все капиталистами быть не могут. Кто-то должен стоять за станками. А за станками люди, мнящие себя буржуями, стоять либо не будут, либо будут делать свое дело из рук вон плохо, чураясь его. Страна неминуемо покатится к катастрофе.


VII

– Казалось бы, многих репрессированных троцкистов можно понять, – Сталин опять переключился на новую тему. – Они были искренни в своих намерениях. Ну посудите сами: Ленин критикует Лигу наций, а Сталин вступает в нее. Ленин называет американский империализм главным врагом Советской власти, а Сталин берет его себе в союзники. Марксисты говорят о мировой революции, а Сталин… А Сталин вместо диктатуры пролетариата предлагает альтернативные выборы…

– Ну разве нельзя назвать, – проговорил он, волнуясь, – Сталина предателем?

И снова на некоторое время воцарилось молчание.

– Можно! Если следовать теории, как библии, в которой нельзя изменить ни одного слова.

Но наша жизнь строится не по библии, и теория постоянно требует корректив.

Однако и коррективы бывают разными: и правильными, и ошибочными. Ленин вводит нэп, чтобы спасти экономику, Бухарин говорит "обогащайтесь", обрекая ее этим на крах.

Как видите, ситуации бывают непредсказуемыми. Одно и то же слово ведет к разным последствиям. И потому я вновь говорю, что единственной гарантией для рядового партийца не стать игрушкой в руках обманщиков является учеба. Мы вступаем в партию не для партбилета. И раз уж взваливаем на себя такую ответственность, то должны каждодневно изучать ситуацию, соотносить ее с теорией. Учиться должны все: и млад, и стар. Ответственные партийные работники – в первую голову. Вчера ты в чем-то добился успеха и закостенел. А ситуация изменилась, и твои методы начинают давать обратные результаты.

Но как учить людей, миновавших молодой возраст? Как посадить за парты тех, кто марксизм осваивал на полях сражений, в царских тюрьмах и ссылках?

Ничего другого, кроме периодического обращения к теоретическим трудам и новому практическому опыту, природа не выдумала. Пусть кому-то и кажется, что время, отведенное на прочтение одних и тех же книг, убивается впустую, но знания, соотносимые с новой реальностью, по-новому откладываются в голове, приходят в систему. Мне самому очень многое дало написание "Краткого курса истории ВКП(б)". Работая над этой книгой, многое перечитал, переосмыслил, увидел в новом свете. Полагаю, что каждый общепартийный лидер в течение своего пребывания на этом посту должен написать свой "Краткий курс истории партии". В каждом времени он будет свой. Полный курс пусть пишут академики, но "Краткий курс", как руководство к действию для каждого коммуниста, правильно напишет только партийный руководитель. Считаю ненормальным, когда лидером партии становится человек, не написавший ни одного теоретического труда. Партия должна быть целиком сосредоточена на идеологии. К этому ее обязывает ответственность за рабочий класс. Рабочий класс без своей партии слеп. Как видим, ему очень легко привить чуждый ему классовый интерес.

Товарищи! Время, отведенное мне на сегодня, заканчивается. О многом хотелось бы поговорить. Не хотелось опускаться до полемики с гадким докладишком Хрущева, но поскольку в будущем его окрестят "эпохальным", частично пришлось это сделать. История в конце концов расставит правильные акценты. Смоет грязь. Не такая уж хрупкая махина – Советский Союз, чтобы можно было его легко уничтожить. Уверен, он поднимется. Как и отрезвится в конце концов потерявший политические ориентиры рабочий класс. Главное, чтобы у него была партия, которая сможет правильно осознать и сформулировать его коренной классовый интерес. Товарищи, коммунисты! Помните – на вас лежит ответственность за государство, построенное Лениным, за первое в мире государство рабочих и крестьян!

Вот, наверное, и все…


VIII

Делегаты съезда разошлись глубоко за полночь.

А утром пришедшие мыть зал уборщицы с большим трудом выкурили из трибуны всеми забытого Никиту Сергеевича.


Часть 2
Визит генералиссимуса

I

Ну почему?! – вопрос глухо и больно бил по мозгам.

Почему ничего не изменилось?!

Три человека сидели в небольшой комнате и растерянно смотрели друг на друга.

Несколько минут назад, возвращаясь из прошлого, Артем разве что не светился от распирающей его радости. Он ожидал увидеть изменившуюся (нет! не то слово – возродившуюся) страну: других людей, другие улицы…

Несколько минут назад, после выступления генералиссимуса на съезде начались дебаты. Сталин вышел за кулисы, где его ждал Артем. Они прошли по коридору, завернули в пустой закуток, чтобы скрыться от глаз людей, и в следующее мгновение их в помещении уже не было.

За эти несколько минут они преодолели пятьдесят пять лет и теперь были в две тысячи одиннадцатом году, в квартире Артема, где их ждала жена Артема, Вера.

И вот, ничего… Ничего не изменилось. Их встретила прежняя страна.

Три человека сидели в небольшой комнате и растерянно смотрели друг на друга.

– Вера! А ты точно ничего не напутала?

Артем с надеждой посмотрел на женщину.

– Нет! – ответила она. – Ничего! Пока вас не было, я не отрывалась от телевизора, у меня круглосуточно работал интернет.

– И ничего?…

– Ничего…

– А что такое интернет? – спросил гость.

Вера и Артем обернулись к нему.

– Интернет, – начал объяснять Артем, – это большая мировая сеть… Ну, вроде общемировой газеты и телевидения в одном… передается по обычной телефонной линии…

– О господи! – тут же воскликнул он. – Да, о том ли сейчас надо говорить?! Иосиф Виссарионович! – Артем взмахнул рукой. – Ваше выступление на съезде ни к чему не привело.

– Вот так! – с досадой добавил он, – взял вас сюда, чтобы светлое будущее показать…

Гость некоторое время отрешенно смотрел перед собой.

– Значит, одного выступления мало, – наконец произнес он.

– Вы позволите, – спросил Сталин после небольшой паузы, – мне вздремнуть немного?

Артем и Вера вскочили с мест.

– Конечно же, конечно! У Вас был такой тяжелый день…


II

– Погоди, Артем! – сказала Вера, после того, как они остались одни, – Может, что-то все-таки изменилось? Не должно такое событие пройти бесследно!

– Ну, о чем ты говоришь?! – шепотом вскинулся ее муж. – Ты посмотри, кого по телевизору показывают: тот же самый президент, та же разваленная страна. Да еще и разговоры прибавились о десталинизации…

– Да, пожалуй! Такого шума вокруг этой самой десталинизации не было.

– Но ведь там, на съезде, он все объяснил… – обескуражено проговорил Артем.

Муж и жена некоторое время просидели молча.

– Может, ему надо было остаться? – спросила Вера.

– Нет. Ему нельзя было даже выходить из зала. Для всей страны и мира он умер.

– Но делегаты же его видели…

– А делегаты… делегаты на следующий день проснутся и будут вспоминать это как голос совести.

Вера недоверчиво пожала плечами.

– И что? – спросила она. – Будут затем рассказывать о массовой галлюцинации?…

В комнате снова повисло тяжелое молчание. Артем сел к компьютеру. Вера подошла к нему сзади и, положила руку на плечо.

– Слушай! – совершенно изменившимся голосом прошептала она. – Я теперь понимаю, почему в первый раз ты вернулся из прошлого совсем другим.

Артем вопросительно оглянулся на нее.

– Ну, помнишь, когда ты посещал 1939 год, – пояснила Вера. – Ты уезжал туда озлобленным на Сталина, а вернулся сталинистом.

– Не сталинистом, а сталинцем, – буркнул Артем.

– Ну да, конечно! – поправилась Вера. – Я сама подпала под его обаяние. Только лишь в глаза его посмотрела и прямо обомлела. Какой мужчина!

У Артема округлились глаза.

– Что значит, какой мужчина! – изумленно проговорил он.

– Ну что ты! – тихо рассмеялась Вера, ласково обняв Артема. – Я, ведь, не в том смысле! Я имела ввиду: какой человечище! Какая сила во взгляде! А ведь не грозно, вроде, и смотрит, даже простовато очень. Как твой дядя Коля из Луговушки. А пробирает до костей.

– До сих пор прийти в себя не могу, – добавила она, – такая глыба и не в Кремле, а в нашей квартире… спит на нашей постели. Своими руками ему наволочку, пододеяльник, простыню стелила… Вот сейчас говорю тебе, а у самой аж дыхание забирает… Представляешь – сама стелила!!! И кому?! – ЕМУ!!! Обидно, что никому больше не расскажешь.

Артем усмехнулся.

– Не это, конечно, главное, – проговорил он и задумался.

– Хотя, в чем-то ты и права, – прошептал он, озираясь на дверь спальни. – И мне он в первый момент дядю Колю напомнил. Даже мысль мелькнула, что кабинетом ошибся. Сатану ожидал увидеть… А встретил очень простого, даже простоватого мужика. Оттого и заколебался сразу же…

– Но взял он меня не этим, – взгляд Артема затвердел. – Фактами! О которых я даже догадываться не мог. И здесь ты права – глыба! Свободные выборы, например. В тридцатые-то годы! Когда ему приписали слова об усилении классовой борьбы! И партию от хозяйственных функций освободить… Не вязалось это ни с борьбой, ни с репрессиями. Я почуял, что что-то здесь не то… что не из его кабинета нагнетается обстановка…

– "Стоп! – сказал я себе. – Кто-то здесь врет и, причем, по-крупному!"

Они на некоторое время снова замолчали.

– А он мне чай предложил, – задумчиво улыбаясь, проговорил Артем. – Представляешь, антиквариат какой – из стакана с подстаканником попить… как в кино…

Но спустя минуту улыбка постепенно сошла с его лица.

– Однако, выходит, – помрачнев, сказал он, – что ни факты, ни простые мужицкие глаза не убедили делегатов съезда.

Вера взглянула на него и грустно вздохнула.

– Пойду, приготовлю обед, – сказала она и вышла из комнаты.

Оставшись один, Артем с головой погрузился в интернет.

Полтора часа ушло на бесполезные поиски хоть какого-нибудь упоминания о появлении Сталина на двадцатом съезде. И, возможно, Артем просидел бы еще неизвестно сколько, но через полтора часа дверь спальни открылась, и оттуда вышел гость.

– Иосиф Виссарионович! – воскликнул Артем. – Вы так мало поспали!

– Много ли старику надо? – ответил Сталин.

Артем покачал головой.


III

Обед проходил в гнетущей атмосфере.

– Ну что вы, – начала успокаивать мужчин Вера, – нет ничего удивительного в том, что о речи Иосифа Виссарионовича ничего не пишут.

Мужчины хмуро посмотрели на нее.

– Ну как вы себе это представляете? – продолжила женщина. – Как об этом скажешь? На съезде выступил умерший Сталин?

Артем и Сталин положили на стол ложки и оба прекратили есть.

– О, господи! – вскинула руками Вера. – Я ведь не этого от вас добивалась.

Сталин посмотрел на Артема.

– А не могла ваша машина дать сбой? – спросил он.

– Я тоже об этом думаю. Но вряд ли!

– Можно ли ее испытать? Заглянуть, например, в будущее.

– Нет, в будущее не получится. И дело здесь не в машине, а в самом времени. Его можно сравнить с листом бумаги. Сзади он исписан, а впереди – чист. Моя машина времени может только читать написанное. Будущее постоянно пишется. Каждую минуту, каждую секунду. Пишется именно сейчас, в переживаемый нами момент. Поэтому мы не можем туда попасть. Некуда просто попадать.

– Но если продолжать вашу аналогию, то и прошлое можно только прочесть, но не изменить.

– Не совсем так. Мы можем как-то влиять на написанное на тех страницах в прошлом, куда попадаем, ведь вступаем же мы там в дискуссии, на нас реагируют, с нами беседуют… Но, вот, выходит, что весь остальной лист остается неизменным. Этого я не знал.

Сталин сомнительно покачал головой.

– Наверное, все-таки не бумага остается неизменной, – проговорил он после некоторого раздумья, – а люди.

Артем удивленно посмотрел на него.

– Люди, – проговорил Сталин, – Именно люди пишут, то есть, делают Историю… а их сложно свернуть с колеи. Одних бесед для этого мало. Имеет место большая инерция – в мотивах, интересах, традициях, корысти, устремлениях, приверженностях, замыслах, жизненных установках, догмах… Сложно повернуть такую махину одним докладом…

Артем и Вера переглянулись. На некоторое время все замолчали.

– Мне хочется прогуляться, – вдруг сказал Сталин.

Артем тревожно посмотрел на гостя.

– А вы сможете? – спросил он.

– Смогу.

Сталин взглянул на сомневающегося Артема.

– Не волнуйтесь, – продолжил он, – ничего со мной не случится. Вы ведь сами говорили, что достали меня из прошлого за тридцать дней до моей смерти. Так что у меня еще целый месяц жизненного ресурса.

– Вера! – обратился Артем к жене. – У нас еще остался костюм твоего отца?

– Зачем? – опередил женщину Сталин.

– Не в кителе же вы пойдете. А моя одежда вам не подойдет.

– Я пойду в кителе! – жестко возразил Иосиф Виссарионович.


IV

Вот какая заметка появится на следующий день в одной из московских газет.

"Не совсем обычную картину наблюдали вчера многие москвичи в центре столицы. По Красной площади прогуливался неизвестный артист, загримировавшийся под… Сталина. Москвичей уже не удивишь промоакциями с использованием образов разных исторических личностей, и поначалу на актера почти никто не обращал внимания. Однако человек в образе вождя подходил к людям и, ничего не рекламируя, просто заводил с ними беседы. Как и подобало его роли гостя из прошлого, он расспрашивал собеседников об их сегодняшней и прошедшей жизни. Заводил разговоры об истории страны. И как подобало его образу, очень правдоподобно удивлялся некоторым рассказам, радовался либо искренне огорчался. Впрочем, огорчения на его лице возникали чаще. После часа прогулки "генералиссимус" практически уже не улыбался. В конце концов, он начал задавать собеседникам совсем иные вопросы. И были эти вопросы не из разряда шутливых.

"Люди добрые! – грустно спрашивал "Сталин". – Ответьте мне, что у вас случилось? Как же так вышло, что могучая и великая страна, которую я вам оставил, вдруг развалилась? Почему на ее территории идут войны? Где единый народ? Где ваша дружба и сплоченность? Где гордость и боль за страну? Почему она так унижена?" Многие недоумевали в ответ, крутили головой в поисках скрытой камеры, но находились и те, кто останавливались и кивали на его вопросы. Прекрасно понимая, что перед ними актер, люди, тем не менее, пытались отвечать на его вопросы и даже начинали говорить с ним, как с настоящим генералиссимусом. Некоторые принимались исповедоваться перед ним, как перед живой иконой. Случайные прохожие делились с человеком, похожим на Сталина, своими переживаниями, жаловались на наступившие времена.

Вскоре вокруг человека в кителе генералиссимуса собралась толпа. Разговоры переросли в дебаты. Люди спорили меж собой, время от времени апеллируя к "гостю из прошлого". "Вот, кто бы нас выручил! – уже слышалось в толпе. – Нам вас не хватает! – обращались они к "Сталину". – Возвращайтесь в Кремль!"

Странный у нас народ. Кому говорили люди "Возвращайтесь!"? Ведь перед ними был артист. Однако еще более поразительным было то, что на глазах у некоторых появились слезы. Первыми не выдержали старики – ветераны войны. Оказавшиеся лицом к лицу с человеком, так сильно напоминавшим Сталина, они заплакали. Увешанные медалями, не согнувшиеся на страшной войне, покрытые сединой, они вытирали трясущимися руками глаза.

Признаюсь, весь остаток дня стояли в глазах эти стариковские руки и слезы. И непростые мысли навеяли эти сцены. Был ли во всей долгой истории государства Российского еще какой-нибудь правитель, за которым вот так плакали бы ветераны? Честно говоря, что-то не припоминается. И способно ли нынешнее руководство сделать что-либо такое, чтобы по нему плакали в будущем наши постаревшие современники?…"


V

– Проведите меня, пожалуйста, куда-нибудь присесть, – проговорил Сталин, – устал я.

Люди, окружившие его плотной толпой, засуетились.

Вскоре генералиссимус расположился на скамейке. Одна женщина протянула ему бутылочку с водой. Рядом со Сталиным сел очень старый человек, который, пока генералиссимус пил воду, неотрывно смотрел на него помутневшими глазами.

– Иосиф Виссарионович, – сказал затем старик, – давно хотел поговорить с вами.

– Деда! – послышалось из толпы. – Какой же он Иосиф Виссарионович? Это артист.

– Не знаю, – ответил старик. – Может, он и артист… Но я вижу Сталина…

– Иосиф Виссарионович! – заговорил старый человек. – Я хорошо помню двадцатый съезд.

Сталин бросил на него быстрый взгляд и едва заметно напрягся.

– Вы были на съезде? – спросил он.

– Нет. Мне посчастливилось там не быть. Но я хорошо помню, что было в стране, когда он прошел.

– А почему вы говорите, что посчастливилось?

– Не знаю…

– Я работал тогда, – продолжил старик после некоторого замешательства, – в Сибири на машиностроительном заводе. И был еще членом горкома партии… Нас там двое было от комсомола – первый секретарь и я.

Созвали как-то нас на расширенное заседание бюро горкома по итогам съезда. Был у нас тогда секретарем горкома Макаров. Он и зачитал нам доклад Хрущева.

Старик смутившимся взглядом исподлобья посмотрел на Сталина. Тот продолжал внимательно глядеть на него.

– Зачитал и молчит, на нас смотрит… – старик запнулся и тяжело вздохнул. – Пока читал, мы все с ума сходили. Сначала думал, что один я. Но потом переглянулись… У всех было ощущение: с ума сошли. Мы. Или Хрущев. Сидим, как оплеванные, – рассказчик сглотнул подкативший к горлу комок. – Тихо так сидим. Макаров говорит: голосовать надо, одобрить. Проект постановления уже подготовлен. Кто за то, чтобы одобрить решения ХХ съезда КПСС об осуждении культа личности, прошу поднять руку. А сам не поднимает. На нас смотрит.

Старик опустил голову и вновь сглотнул.

– А мы на него смотрим, – потяжелевшим голосом продолжил он. – Рука ни у кого не поднимается. Наконец поднял Макаров руку. И мы вслед за ним подняли. Как будто чан с грязью на себя вылили. Потом распределяли, кому в какую парторганизацию идти проводить решения съезда в жизнь. Членов бюро горкома мало, парторганизаций много. Провели на следующий день пленум горкома и распределили окончательно. Задействовали остальных членов горкома. Мне достался мой машиностроительный.

Старик остановился. Его взгляд остекленел.

– На партсобрании, – продолжил он едва слышно, – когда я зачитывал доклад Хрущева, коммунисты кричали мне, что я – предатель.

Старик замолчал.

Сталин тоже молчал. Он сидел, застыв в одной позе. Его лицо будто потемнело, глаза неподвижно смотрели прямо перед собой. Подбородок едва заметно подрагивал.

– Ой, боже! – вдруг воскликнула какая-то женщина. – Переживает-то… как по-настоящему…

– Господин, артист! – неожиданно почти закричал стоящий в толпе мужчина. – Что вы делаете?!

Окружающие удивленно оглянулись на него.

– Это преступление! – продолжил с надрывом в голосе мужчина. – Нельзя так играть Сталина! Это холодный расчетливый тиран! Вы что? Ни одного фильма со Сталиным не видели? Зачем вы тут давите из всех жалость? Зачем людей вводите в заблуждение? Вы талантливы! Мы все видим, как вы талантливы! Но эту роль преступно так играть!

Толпа зашумела. Сложно было понять – в поддержку или в осуждение сказанному.

Артем резко повернулся к кричавшему, пробрался к нему сквозь толпу, взял под локоть и потянул вон.

– Мы так никогда! – продолжал кричать мужчина. – Никогда не избавимся от сталинского наследия! Кто вам позволил изображать его душкой?…

Договорить он не успел. Артем силой толкнул его на тротуар. Мужчина споткнулся и упал.

– Не туда пришел! – полетели вслед ему возмущенные голоса. – Тебе к телеящику надо!

– Кретины, совки! – кричал, поднимаясь, мужчина. – Вернется такой Сталин, и сами же в Сибирь, на лесоповал…

Артем с тревогой оглянулся на Сталина. Тот продолжал сидеть неподвижно, никак не реагируя на происходящее.

Не меняя позы, сидел и его сосед.

Окружающий мир будто перестал существовать для них.

– Я предал тебя, Иосиф Виссарионович, – проговорил старый человек.

Ни один мускул не дрогнул на лице у Сталина. Лишь еще сильнее потемнел взгляд.

– Деда! – раздался из толпы голос. Молодой человек подошел к старику и стал поднимать его со скамейки.

– Деда! – недовольно проговорил он, – Пошли домой! Ты чего перед артистом распинаешься?!

– Не перед артистом… – сказал, поднимаясь, старик. Его мутные глаза блестели от слез. – Сталин это. Я хорошо его запомнил. Я всю жизнь носил в себе… Всю жизнь хотел покаяться перед ним. Будто знал, что встречу…

– Погоди, комсомолец! – вдруг сказал Сталин старику, остановив его рукой.

Все замерли в недоумении.

Однако Сталин продолжал сидеть молча. Его лицо было в растерянности. Видно было, что он хотел что-то сказать, но, казалось, не мог пошевелить онемевшими губами.

– Вы кого-нибудь видели, – вмешался в ситуацию Артем, – из тех, кто был на съезде?

Старик вполоборота повернул в его сторону голову.

– Да. Был там один знакомый моего отца.

– И что?

– Помер он… через неделю после городского пленума.

– Деда! – снова крикнул из толпы молодой человек.

– Умер? – спросил Артем. – А отчего?

Старик пожал плечом.

– Отчего люди помирают?… На сердце записали… Его тоже хотели послать на собрание, чтобы разъяснять… Не знали еще, что он в постели уже… Но он бы не пошел.

– Не пошел?

– Нет! Он рассказывал… – Старик неожиданно запнулся.

– Что рассказывал?

Старик поднял на Артема мутные глаза и продолжительно посмотрел на него.

– О Сталине что-то? – нажал Артем.

Старик вздрогнул.

– Да! – удивленно проговорил он. – Привидел… приснился он ему в Москве.

Артем перевел нахмуренный взгляд на Сталина. Тот продолжал сидеть, опустив голову.

– Многим он в те годы снился, – сказал старик. – Я сам после собрания несколько раз во сне его видел…

Артем еще раз перевел взгляд со старика на Сталина и обратно.

– Да, – подавлено повторил старик, – многим он снился… Все рассказывали об этом… тяжело рассказывали… растеряны все были… Мы ведь все предали его…

Старик снова сглотнул подкативший к горлу комок.

– Бывало в истории не раз, – продолжил он, – что правители предавали свой народ, но чтобы народ предал…

Он еще недолго промолчал и добавил:

– Вот и ниспослана нам за такое предательство божья кара… Вот тебе и ответ, товарищ Сталин, на все твои вопросы…

– Виноват я перед тобой… – едва слышно, будто самому себе, сказал старик.

Над толпой повисла тишина. Казалось, что лишилась всех своих звуков и остальная Москва. Вокруг суетливо проходили люди, на дорогах проносились машины, но будто ничего не было слышно…

– Никто не виноват передо мной… – вдруг тихо сказал Сталин. – Нет, не передо мной ты виноват… Я давно уже умер.

Генералиссимус поднял голову.

– А вот перед ними… – он сделал жест в сторону большого города, – им жить дальше…

Тишина, висевшая над толпой, стала жуткой.

И тут время для Сталина будто остановилось. Долго, очень долго молчал генералиссимус.

Люди понемногу начали переговариваться, и вскоре снова развернулись дебаты. И, как всегда бывает в наших российских спорах, вопросом номер один встал: "Кто виноват?" Гость из прошлого сидел, не реагируя на диспут и застыв в одной позе.

– Больше всех, – наконец тихо проговорил он, – виноват я…

Его лицо вдруг огрубело, обретя жесткость. Все разом замолкли, обратившись к нему.

– И я исправлю свою ошибку.

Сталин снова оглянул всех. В глазах появился острый блеск.

– С того света вернусь, но исправлю!!!

На Сталина с разных сторон смотрели изумленные и потрясенные лица.


VI

У Дмитрия Анатольевича округлились глаза. Он сидел во главе длинного стола на заседании так называемого "родительского комитета". В комитет входили крупнейшие бизнесмены страны, богатейшие люди государства и представители иностранных транснациональных корпораций. Сегодня они заслушивали отчет Дмитрия Анатольевича о ходе подготовки программы десталинизации. Услышав, что президент неожиданно замолк, присутствующие удивленно повернули в его сторону головы.

А тот оторопело смотрел на маленький листок бумаги, который вдруг появился перед ним… будто из небытия.

На листочке была выведена невероятная надпись:

"На территорию Кремля через Троицкие ворота вошел СТАЛИН!!!"

Именно так. Слово "Сталин" было написано большими, нет – огромными буквами. И три восклицательных знака…

У президента перехватило дыхание. Его взгляд недоуменно и испугано забегал по сидящим в зале членам комитета. Увиденное повергло первое лицо государства в шок.

У присутствующих вдруг неимоверно и нелепо вытянулись физиономии, и смотрели они не на него. Все взгляды были обращены в одну точку, которая находилась немного в стороне за спиной Дмитрия Анатольевича…


VII

– Вера! – Артем смотрел на жену растеряно. – Представляешь, о чем меня попросил сейчас Сталин?

Женщина испугано посмотрела на него.

Увидев такую реакцию, Артем поспешил улыбнуться.

– Нет! Ничего страшного, – успокаивающе сказал он, – не волнуйся, ничего особенного не произошло…

Артем только что вернулся из Кремля и стоял сейчас на пороге своей квартиры. А то, что он назвал, как "ничего особенного", несколько часов назад разворачивалось следующим образом.

… Дмитрий Анатольевич сделал усилие над собой и повернул голову. Он почему-то ожидал увидеть за спиной Сталина, не меньше-не больше – именно Сталина. Однако за спиной стояли три человека с винтовками, одетые в форму матросов начала двадцатого века. Один из них хмуро смотрел на президента.

– Что, господин Железняк? – заискивающе произнес Дмитрий Анатольевич, сам не зная, почему он назвал матроса Железняком. – Караул устал?

Матрос удивленно повел бровью.

– А вы догадливы! – сказал он. – За двадцать лет вся страна так устала!…

Только теперь президент заметил, что форма матросов ему померещилась. На самом деле это были военнослужащие кремлевской охраны и в руках они держали не винтовки, а карабины. Однако он не ошибся в их намерениях.

– Нам на выход? – спросил он, поднимаясь с кресла.

– Погодите! – раздался вдруг голос.

В помещение вслед за матросами-солдатами вошел Сталин.

У всех присутствующих ошарашено вытянулись лица. То, что это была не иллюзия, никто почему-то не сомневался. Слишком глубоко ушли они в десталинизацию – до умопомрачения ушли – что оказались способными поверить и в такое. Имя генералиссимуса так часто поносилось на этих заседаниях, что любой мертвец встал бы из могилы.

Сталин подошел к освободившему креслу председательствующего и сел в него. Он бросил удивленный взгляд на раскрытый перед ним ноутбук. Тут же рядом оказался Артем, который быстрыми движениями пальцем по сенсорной панельке перелистал открытые на компьютере страницы.

– Вот! – сказал он. – Список присутствующих.

Сталин всмотрелся в него.

– Это что? – спросил он. – Что-то вроде вашего политбюро?

– Надо же! – проговорил он через некоторое время. – Сплошные руководители корпораций. Откуда они в СССР?

– Не в СССР… – ответил ему Артем. – Они за первые годы девяностых такими стали. Этот, например, до реформ торговал гвоздиками на базаре, этот преподавал физкультуру в техникуме, этот был инженером на авиазаводе…

– А корпорации откуда у них? – недоуменно спросил Сталин.

– Бывшие государственные предприятия и целые отрасли…

– Присвоили, значит… – помрачнел Сталин.

– Выкупили… – робко возразил кто-то из присутствующих.

– На зарплату преподавателя? – отреагировал генералиссимус.

Он окинул тяжелым взглядом присутствующих.

– Сволочи!

Это было единственным словом, которое адресовал Сталин так называемому "родительскому комитету". Наверное, большего они не заслужили.

– Капитан Смирнов! – обратился он к старшему группы военнослужащих. – Будьте добры, препроводите их, пожалуйста, в Лефортово. Пусть посидят там, пока пройдут следственные мероприятия, соберутся с мыслями перед народным судом.

– А иностранцев? – спросил Смирнов-"Железняк".

– Они совершали преступные деяния на территории нашего государства? В любой стране таких людей предают суду…


VIII

Перед воротами тюрьмы автобус встретил начальник караульной службы. Первое время он оторопело смотрел, как под дулами карабинов из дежурного кремлевского автобуса выводят известнейших людей страны, но когда увидел, что группу арестантов завершил первый тандем страны, обмяк и облегченно выдохнул из себя большую порцию воздуха.

– Доставлены вам по личному приказу Сталина! – отрапортовал ему капитан Смирнов.

– Как размещать? – нисколько не удивившись услышанному и даже не потребовав никаких сопроводительных документов, спросил начальник караула, – в одиночках?

– Как хотите! – махнул рукой Смирнов-"Железняк".

Начальник караульной службы взял под козырек и дрогнувшим голосом проговорил "Наконец-то!"

– Наконец-то! – повторял он, пожимая обеими руками руку капитана. – Наконец-то, камеры по прямому назначению использовать будем…

Когда арестанты проходили мимо него, он вдруг резко повернулся к колонне и залепил оплеуху одному из них.

– Товарищ майор! – воскликнул Смирнов-"Железняк".

– Извините! – ответил ему с проступившими слезами на глазах начальник караула. – Ради такого готов понести любое наказание…

– С наказанием определитесь сами, – отреагировал капитан и тут же сам съездил кулаком по лицу следующему заключенному.

– Это чтобы вам, – подавляя в себе волнение, проговорил он начальнику караула, – не скучно было в камере одному сидеть…

Впрочем, скучать в камере им не пришлось бы из-за чрезмерной тесноты. На арестантов со всех сторон полетели тумаки.


IX

…Теперь Артем стоял на пороге своей квартиры и растеряно смотрел на жену.

– Ну так говори! – нетерпеливо проговорила Вера. – О чем тебя еще попросил Сталин?

Артем перевел дух.

– Когда я вернулся из Лефортово, он попросил меня еще раз съездить в прошлое и привезти к нему Надежду.

– Какую Надежду?

– Алиллуеву…

Вера охнула.

– Он попросил, – проговорил Артем, – взять ее в вечер ее гибели. Сказал, ждать ее перед входом в дом и забрать после того, как она войдет в подъезд.

– О, господи! – воскликнула женщина. – Она, кажется, застрелилась.

– Да, – проговорил Артем. – А представляешь, когда-то я верил в то, что она была убита по приказу Сталина. Боже мой!…

– Боюсь везти ее сюда, – сказал он после недолгого молчания.

Вера удивленно посмотрела на него.

– Я как-то перечитал все, что есть в интернете об истории их отношений, и знаю, что ее смерть сильно потрясла Сталина.

Артем нервно прошелся по комнате.

– Конечно, в этой мусорнице, – продолжил он, – понаписано много гадостей, но никто не может не обойти тот факт, что Иосиф Виссарионович очень часто подолгу сидел у ее могилки. Он так и остался до конца жизни вдовцом.

Не осталось никаких личных рассказов Сталина об их отношениях, только воспоминания близких и посторонних людей, но я как-то подумал вот о чем…

Артем на некоторое время замолчал, раздумывая. Вера ожидающе смотрела на него.

– Он женился на Надежде, когда ему было за сорок, а ей около двадцати. Но что такое мужчина в сорок лет? В эти годы у всякого мужчины происходит перелом, переоценка жизненных ценностей. И представь себе, в этот переломный момент в его жизнь входит молодая женщина… В таком положении рядом с молодой женой любой мужчина может стать почти ребенком. Нет, даже не так… не ребенком, конечно… он как бы сбрасывает годы… Нет, даже не годы… – Артем начал путаться, подбирая нужные слова, – какие-то закостенелые стереотипы, взгляды… Молодая женщина, свежая не только телом, но и внутренним миром, если она сильная по натуре, может спасти его от возрастного цинизма, может вдохнуть в него… вернуть утрачиваемое восприятие мира. И если это случится, он может сильно привязаться к ней, может глубоко полюбить молодую жену. А добавь сюда еще и внешние потрясения, революцию, войну, когда дом для него с сильной, молодой, красивой и умной женщиной становится опорой и поддержкой… куда он может прийти и сбросить усталость, окунуться в восстанавливающую чистоту и свежесть…

Вера смотрела на мужа округлившимися глазами.

– Артем! – с изумлением проговорила она. – Откуда в тебе это?!

Артем взглянул на нее и смутился.

– Не обо мне речь, Вера! Я просто очень много думал об этом. Можем ли мы про себя сказать, что часто ходим на могилки своих близких, родных и подолгу сидим там?…

Вера хотела что-то сказать, но так и застыла с раскрытым ртом.

– …Да, – продолжил Артем после некоторой заминки, – он потерял ее. Она… умерла… Причем, ушла из жизни так нелепо…

Взгляд Артема остановился.

– Он подолгу сидел у ее могилки, – продолжил Артем задумчиво. – Можно представить себе, как сильно тосковал он по ней. Несложно предположить, что она нередко снилась ему.

Ты как-то рассказывала, что было с тобой, когда ты потеряла отца, какие ты видела сны о нем. Поэтому ты легко можешь представить себе, какие могли быть сны у него. Когда утром просыпаешься на мокрой подушке, с горькими мыслями и сожалением, что все увиденное было только сном. И ноги сами несут тебя к могилке…

Сегодня он решился попросить меня привезти ее, – продолжил Артем тихим голосом. – Он хочет снова увидеть ее живой – живой!… после двадцати лет таких вот снов, но живой по-настоящему… Ох! Боюсь… боюсь… боюсь…

В комнате повисло молчание.

– Здесь есть еще одна проблема, – заговорил Артем. – У историков существуют предположения, что именно она предложила Сталину Хрущева. Аллилуева училась в Промакадемии, в которой Хрущев был секретарем партячейки. Пишут, что она была от того в восторге. Кроме того, ее явно обхаживали недруги Сталина. Ведь тот, будучи генеральным секретарем, ведал кадровой работой. Возможно, Хрущева и подсунули ему через его жену. Сталин знал о том, что около нее крутятся его недруги, и на этой почве у них случались ссоры.

У Веры округлились глаза.

– Не думаешь же ты, – сказала она, – что он хочет встречи с ней для выяснения отношений.

– Не думаю.

Муж и жена снова замолчали.

– А о женщине ты подумал? – вдруг спросила Вера. – Представь себе: возвращается она после банкета домой, а попадает неизвестно куда, где ее встречает муж, вдруг постаревший на двадцать лет.

Артем обескуражено посмотрел на жену.

– Но и его понять можно, – проговорил он. – Он точно знает дату своей смерти и хочет уйти, напоследок повидав ее… попрощавшись… Ведь это не удалось ему сделать при ее жизни…

Артем опять в растерянности пожал плечами.

– Оттяни их встречу – тихо сказала Вера.


X

Пролетели несколько напряженных дней в непрерывных встречах, заседаниях, совещаниях. Тысячи людей протоптали коридоры Кремля. Долгое время Артем не мог застать Сталина свободным. Но однажды генералиссимус сам позвонил ему и пригласил прийти.

В назначенный час Артем вошел в приемную Сталина. Секретарь кивнул ему и, показав на дверь кабинета, предложил войти.

У Сталина еще не закончилось совещание. Во главе длинного стола сидел неизвестный Артему человек. Сам Сталин сидел по правую руку от председательствующего.

Артем скромно присел на стоящий у входа стул.

В кабинете бушевала нешуточная дискуссия.

– А в какие сроки теперь разрабатывать гособоронзаказ? – спрашивал председательствующий. – Оборонщики жалуются, что контрактов до сих пор нет. Следовательно, и в этом году заказ будет сорван.

– До 1 января, – отвечал ему подтянутый пожилой человек с погонами полковника, – необходимо заключить договоры, проавансировать производство. Но идут постоянные задержки. В том числе и из-за закона о проведении конкурсов. Поэтому необходимо немедленно отменять для оборонной промышленности 94-й закон. Для нас он является не только вредным, но и преступным. Ведь в отличие от Запада в России создана не матричная система производства, а система целевого узкоспециализированного производства. Если фирма "МиГ" выпускает легкие истребители МиГ, она никогда не будет производить тяжелые истребители фирмы "Сухой".

– Узкоспециализированное производство, – заговорил на другом конце стола пожилой полноватый человек, – категорически не приемлет проведение конкурсов. Ценовая политика, по логике, должна устанавливаться самим государством. Должны быть выделены преференции, предприятия должны освобождаться от налогов, поборов. Им должны снижать тарифы на электроэнергию, тепло, перевозки. Обязательно надо отменить НДС, это перекладывание денег из одного госкармана в другой…

Артем глядел на Сталина. Тот сидел молча. Он не вмешивался в спор и даже не посматривал в сторону выступающих. В его руках была трубка, которую, похоже, он даже не раскурил.

– …Это вообще мыльный пузырь! – резко заговорил третий человек в ответ на чью-то реплику о программе перевооружения. – Просто шумиха! Развалены абсолютно все хозяйственные связи, системообразующие институты находятся в стадии трансформации. Нет КБ, головных институтов, фактически уничтожено производство. В свое время программа вооружений Советского Союза расписывалась на две пятилетки вперед. Я лично принимал участие в разработке программы по тематике ГРАУ МО. А промышленность параллельно создавала программу по развитию ВПК. Все это было увязано, иначе любая самая эффективная военная система останется в виде чертежей…

– Товарищи! – перебил выступающих председательствующий, – мы так сегодня ни к чему не придем. Выступайте с конкретными предложениями.

– Есть ряд мер, которые позволят выправить ситуацию, – заговорил военный. – Первое – немедленно восстановить всю систему головных институтов по отраслям: авиация, ВМФ, ракетная техника и так далее. Они должны отвечать за развитие технологий, за создание новых материалов, подготовку кадров. И за нормативно-правовую базу. Сейчас же нет законодательной базы развития и формирования системы вооружений.

На этой фразе Сталин поднял удивленный взгляд на полковника.

– Второе, – продолжал тот, не заметив удивления генералиссимуса. – Должен быть принят закон об обязательном исполнении гособоронзаказа всеми предприятиями и организациями вне зависимости от форм собственности.

Взгляд Сталина потемнел. Он опустил глаза и стал, наконец, раскуривать трубку.

Председательствующий укоризненно посмотрел на него, но ничего не сказал.

– Обязательно должен быть принят, – продолжал военный, – пятилетний план производства систем вооружений, который даст возможность производить изделия военного назначения с длительным циклом производства. И еще на пять лет должны быть пролонгированы работы по ним. Тогда можно планировать развитие, брать долговременные кредиты и создавать единую технологию производства. В режиме "старт-стоп" работать нельзя. Нельзя на один год размещать заказы на такие системы, как надводные корабли, подводные лодки, самолеты, тяжелые ЗРК, бронетехника, цикл производства которых более шести месяцев. Су-30, например, делают 18 месяцев, значит, оборонзаказ идет не на один год, а на два. Ту-22 – около 30 месяцев. А Ту-160 – минимум три года при нынешнем штучном, а не серийном производстве…

– Золотые слова, – иронично произнес еще один из присутствующих, – "брать долговременные кредиты и создавать единую технологию производства". Кем создавать?! На заводах нет людей! Специалисты разбежались, новые не подготовлены. Рабочих нет. Средний возраст работников на типичном оборонном предприятии семьдесят… вы только подумайте! – семьдесят лет! Те, кто потенциально мог бы работать, сейчас протирают штаны менеджерами в разных фирмах либо охранниками, к станку они уже не станут… "Восстановить всю систему головных институтов по отраслям". Из кого?!…

В кабинете поднялся шум…


XI

Когда совещание закончилось и Сталин с Артемом оказались в кабинете одни, тот подошел к генералиссимусу.

– Как дела? – спросил Сталин, приподнявшись и пожав ему руку.

– Все дела сейчас у вас.

Было заметно, что генералиссимус еще не остыл от обсуждения, продолжая о чем-то хмуро думать.

– Странно видеть вас не во главе совещания, – улыбнувшись, сказал Артем.

– А что мне во главе делать? Мои председательские годы остались в сороковых…

– Но все хотят, чтобы вы были с нами, взяли руководство страной…

Сталин поднялся и отошел к окну.

Артем продолжал смотреть на него.

– Вы слышали, – мрачно спросил Сталин, – о чем здесь говорилось?… Законодательной базы, видите ли, им не хватает!… – Сталин выругался. – Я конечно, отстал, но неужели за двадцать лет так далеко ушли от социализма, что не можем взять ту законодательную базу? Или она плохое вооружение давала?

Сталин нервно прошелся по комнате. Чувствовалось, конечно, что не о законодательной базе он думал.

– Эта неделя, – проговорил он, неожиданно просверлив Артема взглядом, – стала для меня неделей дикого абсурда. Я представить себе не мог такого нагромождения нелепостей в государстве. Ресурсы утекают за границу, которая превращена в решето, но закрыть ее нельзя, потому что после ее перекрытия страну нечем будет кормить и нечем лечить. Сельского хозяйства нет, страна сидит на продовольственной игле, фармацевтическая промышленность разгромлена, страна сидит на лекарственной игле… Разве это государство?! – Сталин, разволновавшись, задымил своей трубкой. – И что в ответ? Одни разговоры ни о чем! Вокруг да около! Не о том, как запустить заводы, а о том, какие установить пре-фе-рен-ции.

Сталин с явно издевательским тоном растянул последнее слово.

– Не было такого в мои председательские годы!… Почти неделю я разбираю здесь вашу ситуацию и не могу ухватить за ключевое звено. За что ни возьмешься – все рассыпается тут же в руках, в рамках одного рабочего совещания.

Артем непроизвольно раскраснелся, став похожим на школьника-двоечника, которого отчитывает завуч.

– Иные требуют надавить сверху, – продолжал Сталин. – Железной рукой, приказами, суровыми мерами. По-сталински, говорят, надавить!

Генералиссимус зло усмехнулся.

– Но на что давить? – На болото?! На него невозможно давить! Нельзя! – Утопнешь!

Артем слушал его и виновато молчал. В присутствии шагнувшего из пятидесятых годов Сталина все вдруг увиделось совсем в ином свете. В том числе и его, Артема, личная роль. Ведь, кто бы ни сидел до этого в Кремле, все это творилось в его времени, при его, Артема, вольном или невольном участии. Все это делали его современники, которые вместе с ним учились в школах, вместе с ним носили пионерские галстуки, играли в зарницу, спорили, мечтали, вступали в комсомол. Он рос с ними, играл, учился, читал одни и те же книги, смотрел одни и те же фильмы. И вот теперь его ровесники растаскивали страну, сплавляя свои доходы за границу. Значит, по большому счету и он лично что-то упустил, где-то в чем-то не доспорил еще на пионерских и комсомольских диспутах, не доубедил своих бывших друзей, одноклассников, сокурсников, коллег…

– Сталин им нужен! – со злым сарказмом сказал генералиссимус. – Сталин был в свои годы Сталиным потому, что другой была страна, потому, что за его спиной стояла Система! Без нее никакие преференции, никакие кредиты, никакие единые технологии не спасут положения. Просто не сработают! Уйдут, как вода сквозь песок. У нас было много слагаемых успеха в войне с Германией: и армия, и полководцы, и тыл, и заводы, и институты, и колхозы, и работящие руки, и светлые головы. Но все это сработало, потому что было скреплено этой самой Системой.

– Сталин был Сталиным, – продолжал он, сильно волнуясь, – потому что работал совсем в других условиях. Мы в Кремле принимали решения, зная, что в стране работают заводы и колхозы. Что там есть готовые трудиться с полной отдачей люди. Вот как раз этого я за целую неделю совещаний не уловил. Ни простых тружеников в цехах не разглядел, ни лидеров среди них, которые взвалили бы на себя ответственность.

Сталин был Сталиным, потому что ему от Ленина досталось самое ценное наследство двадцатого века – партия большевиков – те, кто болото превращают в твердь… Ведь, Система – это не просто заводы, колхозы, рабочие, крестьяне, ученые, это еще и те, кто ведет за собой, кто поднимает и повсеместно организует людей, для кого наши общие задачи являются делом жизни… кто это делает не потому, что имеет от этого пре-фе-рен-ции, а потому, что это надо делать… Эти люди – несущий стержень Системы.

Но где эта партия большевиков?! Когда вчера ко мне приходили представители "левой", как они себя назвали, оппозиции, не увидел я в их лице стержня. Зато кучу программ начитался. Все лощенные и… гнилые. Не увидел в их программах главного – связки с народом, который они клянутся поднять… не понял, как они будут рабочих в цеха возвращать, инженеров в конструкторские бюро… Программные полководцы без армий… Все сражения собираются проводить не на реальных фронтах, а заперевшись в штабах, в кабинетах московских министерств…

Сталин прошелся по комнате, остановился, бросил короткий взгляд на Артема и сосредоточился на трубке.

– Вы не можете организовать мне командировку? – вдруг спросил он.

– Куда? – оживился Артем. – В тридцатые годы? К Хрущеву? Да! Надо остановить его. От него все пошло…

– Нет! – жестко перебил его Сталин.

Артем удивленно посмотрел на собеседника.

Генералиссимус некоторое время промолчал, о чем-то напряженно думая.

– Не в Хрущеве дело… – сухо сказал он.

Артем вперил в него изумленный взгляд.

– Вы помните аплодисменты, – проговорил Сталин, – которыми награждали делегаты двадцатого съезда речь Хрущева до нашего появления там? Помните, как до этого на экстренном пленуме смещали Маленкова? Со всей страны свозили на военных самолетах делегатов, чтобы создать перевес.

Команду Маленкова смещало большинство на пленуме. А откуда взялось это большинство? – С мест! Сработало нечто большее, чем Система. Это характеристика той материи, из которой плетется Система. Да! – Каждая ниточка, взятая в отдельности, слаба. Да! – Система играет роль ткани, которая придает всем ниточкам силу. Но если материал начинает гнить, то ткань рано или поздно порвется. Вот я и хочу увидеть, как выглядит этот материал сегодня, после того как ткань порвалась.

– Значит, вы не в прошлое хотите попасть? – изумление на лице Артема смешалось с растерянностью.

– В настоящее.

– Но почему не в пятидесятые, например, когда еще можно предотвратить скатывание?

Сталин нахмурился, о чем-то задумавшись.

– А вы знаете, что предотвращать? – спросил он, спустя некоторое время. – Вновь поднять компанию чисток и тем самым загнать партию в гроб? Да, мы постепенно устраняли инициаторов репрессий на местах, тех, кто рьяно повышал лимиты на расстрелы, но кто приходил им на смену? Новые уже не расстреливали, но продолжали размывать партию. Они были будто продолжением своих предшественников.

Сталин сосредоточился на трубке.

– Хотя, может, – продолжил он, – кого-то просто портило место, испоганенное их предшественниками… – Сталин снова прошелся по комнате. – Помните рассказ старика на площади, о том, как одобряли доклад Хрущева на местах?… Я почему-то уверен, что тот комсомолец, не будь он докладчиком, тоже в цехе кричал бы "Предатель". Но на заседании горкома он поднимает руку. Такое в большевистской среде было немыслимо. Куда девается его совесть? Мы слишком просто объясняли все наши огрехи: партия правящая – значит, приманка для карьеристов, отсюда и ее проблемы. Но почему начали идти против совести те, кого не назовешь карьеристами? Что за болезнь начала разъедать партию?

Да! Можно было бы опять воспользоваться вашей машиной, пропутешествовать во времени на тот экстренный пленум, остановить делегатов. Но что толку от того, что глядя тебе в рот, они проголосовали бы на этот раз правильно? Все равно это были уже другие люди. То есть, тем самым мы загнали бы болезнь внутрь, и через годы она снова бы вылезла. Ведь, казалось бы, мы сделали все возможное для оздоровления партии после черной полосы тридцать седьмого года. Уходя в мир иной, Сталин обеспечил преемственность. В политбюро его сторонники остались в большинстве. У страны было здоровое руководство. Но не дошли руки до мест! Сталинское большинство в политбюро было смещено одним пленумом.

Разволновавшись, Сталин стал усиленно дымить трубкой.

– Вот и выходит, – проговорил он, немного успокоившись, – что не будь Хрущева, все равно рано или поздно кто-нибудь другой прочитал бы этот доклад, и если не на двадцатом, то на следующем съезде. Страна все равно катилась к сегодняшнему финалу.

На некоторое время Иосиф Виссарионович и Артем замолчали.

– Да! Можно было бы опять вернуться в пятидесятые, – негромко проговорил генералиссимус. – Но с чем? Знаем ли мы болезнь? Бывает, что иную болезнь можно распознать только тогда, когда она вызреет. Вот почему, прежде чем отправляться назад, в свое время, хочу разобраться с итогами партийного развала здесь. Надеюсь, что после разгрома Системы увижу болезнь вызревшей. Хочу увидеть порвавшуюся ткань, чтобы понять, что за гниль ее разъела.

Они снова замолчали.

– Но на этот раз, – сказал, наконец, Сталин, поглядывая на часы, – мне понадобится костюм вашего тестя…

– Значит, в настоящее? – озадачено проговорил Артем. – Но куда же вас везти?

– В глубинку, – ответил Сталин. – Там, где люди живут не для выгоды и не пишут программы, где столичный абсурд становится очевиднее. А заодно хочу увидеть, есть ли за верхушкой левой оппозиции айсберг…


XII

Собрание Кусть-Таркской городской организации КПРФ началось с традиционного вручения грамот и новых партбилетов.

Правда, поначалу случилась заминка.

Сидящий в президиуме первый секретарь обкома партии, товарищ Коваль, объявил, что на собрании в качестве почетного гостя присутствует внук Сталина – Евгений Яковлевич Джугашвили. Он предложил ему выйти к сцене и вручить победителям соцсоревнования грамоты.

Гость растерялся. Поначалу он решил, что ослышался.

– О каком соцсоревновании идет речь? – спросил он.

– Это наше соцсоревнование районных и городских партийных организаций области, ставшее традиционным! – гордо пояснил первый секретарь. – Его итоги подводятся ежегодно по сводной таблице показателей – количеству распространенных партийных изданий, протестных акций и пикетов, количеству принятых в партию, по коэффициенту отношения общего количества участников ноябрьской и майской демонстраций к числу жителей населенного пункта… ну и так далее…

Выслушав это, гость помрачнел и отказался от почетной миссии. Не захотел он также занять место в президиуме, оставшись в зале.

После торжественной части перешли к основной повестке дня. Первый секретарь Кусть-Таркского горкома, товарищ Леонов, вдохновленный полученной грамотой, в хорошем спортивном темпе прочитал главный доклад.

Первый секретарь обкома удовлетворенно слушал его, время от времени переговариваясь с соседом по президиуму, и блуждая взглядом по залу.

Иосиф Виссарионович (это был, конечно, он, а не его внук Евгений) сидел вместе с Артемом на самом краю предпоследнего ряда. Ему очень хорошо был виден зал, все участники собрания, благо что зал был заполнен только на треть и хорошо просматривался с его места.

Первое время Сталин изучающее присматривался к собравшимся, однако вскоре опустил взгляд и только слушал выступающего.

А в докладе говорилось об антинародной политике режима, об успехах в работе фракции КПРФ в госдуме. Несколько слов было упомянуто о том, что депутат областного законодательного собрания от Кусть-Тарки, которого на выборах поддерживали коммунисты, сразу после избрания порвал связь с городской организацией, принял на должности помощников совершенно посторонних лиц, в результате чего первый секретарь горкома и его заместитель стали безработными, потеряв должности помощников, которые имели у депутата от Кусть-Тарки предыдущего созыва. Работа городской парторганизации от этого сильно осложнилась, а это грозит неблагоприятно сказаться на сводных показателях соцсоревнования в предстоящий отчетный период. В связи с этим докладчик обратился с трибуны к первому секретарю обкома с просьбой выделить для Кусть-Таркской городской организации строчку помощника какого-нибудь другого депутата областного законодательного собрания от КПРФ.

Первый секретарь обкома что-то чиркнул в своем блокноте, не выказав, однако, никакой реакции на высказанную просьбу.

После основного доклад было заслушано выступление еще одного гостя – депутата от КПРФ областного законодательного собрания, в котором тот подробно рассказал о своей работе над законами в комитете по экологии, членом которого он являлся.

Были объявлены прения. И тут спокойный ритм собрания нарушился. Перед тем как к трибуне вышел первый записавшийся, один из участников собрания поднял руку.

– У меня вопрос к секретарю обкома… – выкрикнул он.

Первый секретарь горкома, товарищ Леонов, с неудовольствием посмотрел на нарушителя регламента.

– Выступление первого секретаря обкома, товарища Коваля, – ответил он, – запланировано на конец собрания. Он ответит на все ваши вопросы, которые вы сейчас можете послать в президиум в письменном виде.

– Я настаиваю! – крикнул бузотер. – Это очень серьезный вопрос. Я записался на выступление, но прежде хочу услышать от него важную информацию, потому что намереваюсь высказать свои предложения.

Первый секретарь горкома рассержено посмотрел на него.

– Опять вы, Смирнов, лезете! Ну хоть сегодня, при таких важных гостях посидели бы тихо!

Он оглянулся на секретаря обкома, ища поддержки, однако тот неожиданно благосклонно кивнул.

– Товарищ Коваль! – начал с места возмутитель спокойствия. – Как вы прокомментируете последние события в Москве?

– Вы имеете ввиду арест первых лиц государства? – ответил гость из областного центра, не поднимаясь с огромного офисного кресла. – Никакой подробной информации о случившемся у нас нет. Мы расцениваем это, как обычный дворцовый переворот. Антинародный режим перед выборами стремится облагородить свой имидж. Кто стоит за инициаторами переворота – пока совершенно не ясно. Во всяком случае, это не прогрессивные силы. По сделанным заговорщиками заявлениям можно судить, что это квазипатриоты. Нам это стало совершенно ясно после того, как представители Центрального Комитета нашей партии посетили руководителей переворота. В результате часовой беседы нашим руководителям не было предложено ни одной министерской должности в правительстве. По-моему это наглядно свидетельствует, кто на самом деле держит в руках нити переворота… Хотя должен признать, что многие одиозные министры отправлены в отставку. Но это лишь доказывает, что перед выборами режим избавляется от непопулярных лиц, как змея от старой кожи.

Последние слова вызвали дружные аплодисменты. Некоторые даже встали, хлопая в ладоши.

И, может быть, именно от этого очень пронзительным показался крик Артема. Он вскочил с места.

– Неправда! – прокричал Артем.

Все недоуменно повернулись в его сторону.

– Не так все было! – продолжил Артем.

Все в зале, опешив, смотрели на него.

– Вы кто? – наконец спросил Коваль.

– Это сопровождающий Джугашвили, – проговорил первый секретарь горкома.

– Сопровождающий? А почему в зале? Товарищ Джугашвили разве нуждается в сопровождающем?

– Не нуждается! – неожиданно сказал Сталин, поднимаясь с места.

Он надавил рукой на плечо Артема, усадив того, затем вышел из ряда и направился к трибуне.

– Евгений Яковлевич! – громко проговорил секретарь горкома, предварительно заглянув в список гостей. – Вам никто слова не давал.

– Разве? – отреагировал Сталин, подойдя к трибуне. – А мне показалось, что товарищ захотел разъяснений по поводу московских событий. Я, вот, только что оттуда…

– Евгений Яковлевич! – с возмущением сказал первый секретарь горкома. – Вы злоупотребляете авторитетом своего деда…

– Я сам дед и есть… – ответил Сталин.

– Евгений Яковлевич! Займите свое место…

– Не Евгений Яковлевич, а Иосиф Виссарионович…

В зале повисла тишина.

– Кто?! – едва выговорил первый секретарь.

– Сталин!

Генералиссимус так жестко взглянул из-под бровей на первого секретаря, что тот замер с раскрытым ртом.

Несколько секунд все стояли не шелохнувшись.

Наконец, первый секретарь горкома ущипнул себя.

Следом щипки пробежали по всему залу.

– Не теребите себя, – с хмурой усмешкой проговорил Сталин. – Все равно не проснетесь. Уж слишком глубоко и сладко вы спите… Лучше послушайте, что я вам скажу… пока снюсь.

Он оперся о край трибуны, встав так, как стоял на двадцатом съезде.

– Завтра после пробуждения, – продолжил он, – вам будет о чем подумать.

Он еще раз обежал взглядом по присутствующим в зале. Хмурое выражение не сходило с его лица.

– Это что за…? – и здесь он употребил одно грузинское слово, которое в русском языке имеет целый спектр переводов-синонимов – от "свинства" до "проституции".

Однако, несмотря на то, что это было сказано по-грузински, смысл произнесенного дошел до каждого.

– О каком соцсоревновании идет речь?! Я вижу в зале фронтовиков. Вы можете припомнить, чтобы батальоны и дивизии на фронте устраивали соцсоревнование по сводной таблице показателей, кто больше снарядов по врагу выпустит или кто на сколько километров фронт передвинет?…

О каких депутатских успехах в законосочинительстве можно рассуждать?! О каких пробелах в законодательстве вы говорите? Этого режима?! Который, придя к власти, разрушил советское законодательство, и теперь вы помогаете ему делать замену социалистическим законам?!

Почему вместо того, чтобы бороться с режимом, вы встраиваетесь в него? Разве для этого вам отдают свои голоса на выборах? Люди голосуют за коммунистов, чтобы они сменили режим, а не улучшали его. И я не понял, какой значок был у выступавшего депутата.

– Это депутатский значок, – быстро вставил первый секретарь горкома, – его выдают всем депутатам.

– Значок, – проговорил Сталин, – в виде трехцветного флажка, под которым против нашей страны воевали власовцы.

– Это государственный флаг Российской Федерации, – начал оправдываться первый секретарь. – Разве мы можем не подчиняться? Этот значок на статус депутата указывает. Народного избранника. Нам же с народом работать…

Он что-то хотел сказать еще, но Сталин посмотрел на него таким жестким взглядом, что товарищ Леонов осекся и, отодвинувшись со своим креслом назад, постарался спрятаться за спиной соседа.

Сталин продолжительно посмотрел в его сторону, а затем перевел такой же жесткий взгляд на зал.

– Здесь есть коммунисты? – спросил он.

Зал оторопело молчал.

– Я спрашиваю, есть в Кусть-Тарке коммунисты?

Снова протянулась долгая минута молчания. Это было жуткое, тяжелое молчание. Некоторые присутствующие не выдерживали взгляда генералиссимуса и отводили взгляды.

Сталин потемнел. У него едва заметно дрогнул подбородок.

– Есть! – вдруг раздалось из зала. Сталин перевел взгляд на голос, но никого не разглядел. Присутствующие сидели, не шелохнувшись.

– Есть! – снова повторил кто-то.

Сталин наконец увидел говорившего. Это был убеленный сединами очень старый человек. Он с большим трудом поднялся, прямо глядя на Сталина. Все увидели его увешанную медалями грудь.

Генералиссимус посмотрел на него.

– Скажи, солдат, – сказал он, – ты, ведь мой современник, помнишь нашу эпоху. Что здесь произошло? Почему этот человек, – он показал пальцем на спрятавшегося первого секретаря горкома, – носит партийный билет коммуниста? Почему он – ВАШ СЕКРЕТАРЬ?

Старик некоторое время не сводил ошеломленного взгляда со Сталина, а затем повернулся и крикнул кому-то в зал:

– Василий! Ты почему молчал, когда товарищ Сталин спрашивал коммунистов? Встань тоже! Расскажи Иосифу Виссарионовичу, как ты за Леонова голосовал.

По залу прокатилось замешательство. Спустя некоторое время из рядов поднялся человек, которого назвали Василием. Это был такой же убеленный сединами человек.

– Мы же – партия! – проговорил он, опустив взгляд в пол. – Не могли не голосовать…

Сталин нахмурился.

– Как же было не проголосовать? – заговорил третий человек, точно такой же старый. – Если большинство за него… большинство, ведь, не может ошибаться…

– Товарищ, Джугашвили! – наконец опомнился Коваль. – Это что за… волюнтаризм?! Вы что из себя возомнили?! Вы где находитесь?!

– Помолчите, Коваль! – вдруг выкрикнул поднявшийся мужчина средних лет. – Вы сами-то как первым секретарем обкома стали? Лично приезжали делегатов на областную отчетно-выборную конференцию отбирали. Ходили с Леоновым обсуждали поименно, чтобы "непроверенные" люди на конференцию не попали. Затем нам список делегатов на городской конференции выдвинули на утверждение.

Коваль вдруг вскипел.

– Упоров! – вскричал он. – Вы опять здесь фракционизм разводите!… Леонов! – он обернулся к первому секретарю горкома. – Я же приказал исключить Упорова из партии! Почему он до сих пор здесь?!

Леонов покраснел и окончательно вдавился в кресло.

– Приказалка ваша в партии не действует! – парировал Упоров. – После вашего отъезда разбирали меня на контрольной комиссии. Да аргументов у них не хватило, чтобы исключить… А я вовремя напомнил им, как вы на "плавающий" съезд ездили…

В зале поднялся шум.

Упоров вышел из ряда и направился к трибуне.

– Спасибо, отец! – сказал, подойдя к Сталину. – А теперь отдохните! Я вижу, вам тяжело стоять. Теперь речь скажу я.

Сталин смешался.

– Идите-идите! – настойчиво проговорил Упоров. – Присядьте на первый ряд.

– Впрочем! – он неожиданно переменил тон. – Вам место – в президиуме!

Все удивленно переглянулись.

– Товарищи! – Упоров обратился в зал. – Давайте сменим президиум! Переголосуем!

По залу прокатилось замешательство.

– Да! Конечно! – выкрикнул кто-то. – Давно это надо было сделать!

– Упоров! – вскричал первый секретарь горкома. – Прекратите самодеятельность! По уставу не положено переизбирать…

– Устав не запрещает переизбирать президиум! – отреагировал Упоров, надавив на "не запрещает". – Был я в городской думе. Там действительно работает жесткий регламент. Все заседание расписывают по минутам. Но там принимаются законы. А у партийного собрания главным продуктом является совесть. Ей должно быть подчинено все! Если что-то пошло против совести, то регламент можно пододвинуть.

– Правильно говоришь, Упоров! – прокричал кто-то из зала. – Молодец! Ставь на голосование!… Только кресло из президиума уберите…

В зале поднялся шум…


XIII

– Спасибо, товарищ… – начал Упоров, обращаясь к Сталину.

Несколько минут назад собрание переизбрало президиум, и теперь Иосиф Виссарионович сидел там. Упоров, раскрасневшийся от случившегося, стоял за трибуной и собирался с мыслями. В зале отсутствовали первые секретари обкома и горкома. Как только началось нерегламентное голосование, Коваль встал и демонстративно пошел к выходу. Следом за ним поспешили Леонов, депутат областного законодательного собрания с власовским значком на груди и еще несколько человек.

– Имейте ввиду, – крикнул Коваль, задержавшись у двери, – что обком считает ваше сегодняшнее собрание сорванным! Все решения, принятые вами с этой минуты, будут считаться недействительными…

…И вот теперь Упоров собирался с мыслями. Присутствующие терпеливо ждали.

– Спасибо, товарищ… – он опять обратился к Сталину. – Так и хочется назвать вас по имени вашего деда – Иосифом Виссарионовичем!

Генералиссимус едва заметно улыбнулся в усы.

– Знаете! – проговорил Упоров. – Есть у Маяковского такие слова: "Я себя под Лениным чищу"… А теперь, вот… Мы все тут чистим себя под Сталиным. Как же вы сильно похожи на своего деда! Как будто сам Сталин живьем сюда из кинохроники заглянул… Если бы не вы, мы так и просидели бы сегодня под Ковалем… Спасибо… сам даже не знаю за что…

Он дружелюбно улыбнулся, немного помолчал, но через некоторое время его лицо вдруг стало невеселым.

– Кстати, с Ковалем ушла примерно третья часть собрания. Если бы не вы, – сказал он Сталину, – пропорция была бы обратной. В зале осталась бы третья часть.

Он горько усмехнулся.

– Слышали, – продолжил Упоров, – что сказал нам Коваль на прощание? Не удивлюсь, если областная контрольно-ревизионная комиссия своим решением исключит из партии несколько сидящих здесь.

Зал зашумел.

– Да уж! – крикнул кто-то. – Упорова – самым первым!

Стоявший у трибуны человек побледнел.

– Ну что ж, – сказал он. – Это освободит меня от некоторых табу…

Он замолчал, растерянно опустив взгляд.

– Рано или поздно, – продолжил он, – я должен был своим единомышленникам кое-что рассказать.

Он оглядел зал. Участники собрания притихли.

Упоров еще раз оглянулся на Сталина, задержал на некоторое время на нем взгляд, а затем снова повернулся к залу.

– Пять лет назад к нашему секретарю обкома пришли на прием два человека… как сказали бы в таком случае – люди неприметной наружности. Они просидели у него в кабинете три часа. После этого Коваль срочно собрал бюро. Это было закрытое заседание. Позже один из членов бюро хвастливо брякнул в беседе со мной, что наша де организация набирает такой авторитет, что к нам с предложением помощи приходят даже сотрудники ФСБ. Они де называют себя убежденными сторонниками коммунистов и даже оказывают оперативную помощь. Первым делом они нашли в кабинете первого секретаря подслушивающие устройства. Позже от того же члена бюро я узнал, что Коваль раздобыл через них аудиозапись заседания предвыборного штаба тогдашнего губернатора, и что ее прослушивали на закрытом заседании бюро. Однако после того, как этот член бюро рассказал еще и о разных нестыковках этой шпионской записи, у меня возникло подозрение, что Ковалю подсунули дезу. Сопоставив все это, я пришел к мнению о том, что с этими визитами "друзей" из спецслцжб не все чисто. Когда я сказал о своих выводах тому члену бюро, он сказал мне, что я ничего не понимаю в политике, и что теперь у нас есть свои люди в ФСБ.

Упоров на некоторое время замолчал, чему-то невесело усмехнувшись. Присутствующие в зале смотрели на него округлившимися глазами.

– Почему я все это рассказываю? – продолжил он. – Да потому что это все туфта! Вся эта помощь! Не туфтой является только наша преступная наивность. Она просто поражает! Ведь, казалось бы, сам приход людей из спецслужб с предложением помощи, когда у руководителей обкома все напичкано "жучками", должен был насторожить. Трудно поверить в то, что эти "сочувствующие" спецы не знали, что их приход к коммунистам сразу станет известен в их ведомстве. Почему бы не задуматься над вопросом, не специально ли они нам подосланы? Сложно ли найти в кабинете первого секретаря подслушивающие устройства людям, которые сами же их там устанавливали?

А вместо этого наших руководителей распирает от сознания, что они имеют "своих кротов" в "святая святых" режима – спецслужбах. Вообще, я давно замечаю трепетное до слепоты отношение секретарей обкома к людям в погонах. А вы помните, как три года назад нашему кандидату неожиданно помогла на выборах одна воинская часть? Та самая, которая до того случая стопроцентно голосовала за выдвиженцев власти. От нее вдруг принесли сто процентов, отданных за нашего кандидата. Руководство обкома взахлеб рассказывало об этой новости, и никого не насторожило то, что кандидат-коммунист на тех выборах все равно далеко отстал от своего соперника, а избирательные протоколы от военных поступили в избирком только тогда, когда завершался подсчет голосов и было уже ясно, что эти данные ничего не изменят. Такое ощущение, что к нам просто втирались в доверие. Создается впечатление, что режим таким образом устанавливал над нашей организацией контроль.

Упоров еще раз остановился. Он некоторое время промолчал, собираясь с мыслями. Зал напряженно молчал.

– В принципе, этого, – продолжил он, подавшись всем своим корпусом в зал, – и следовало ожидать. Причем, по вполне объяснимым причинам. Это касается не только нашей областной организации…

Было бы странно, если бы режим не разрушал реальную оппозицию всеми доступными ему способами. Особенно коммунистическую оппозицию.

Сегодня всем очевидно, что коммунистическая идея является очень крепкой. Ее сторонники являются самыми верными ее последователями, почти фанатическими приверженцами. Поэтому просто так, "в лоб", ее не уничтожишь. Физическое устранение коммунистов приводит к тому, что на их места приходят другие, более решительные и более радикальные. Гонения этих людей заставляют уходить их в подполье, а история показала, что коммунистическое подполье практически неуязвимо и смертельно опасно для ее противников. И поскольку людей левых настроений ни уничтожить, ни остановить нельзя, то проще сделать неработающей их партию, и тогда эти люди будут биться вхолостую.

Сегодня коммунисты действуют в уникальной ситуации, в какую они не попадали в течение всей истории ни разу. Они работают под "огромной лупой". Все их действия контролируются. Их лидерам невозможно укрыться от всевидящего ока спецслужб. Им невозможно даже конспиративно где-то собраться, чтобы обсудить какие-либо строго закрытые и засекреченные вопросы. Невозможно даже скрыться где-нибудь в эмиграции, как это успешно делали большевики. Будьте уверены, что даже в социалистическом Китае до них дотянутся руки российских спецслужб. Нет, не для того, чтобы физически устранить, а для того, чтобы неотрывно контролировать… и направлять… Хотя… – Упоров вдруг побледнел, – кого-то и физически устраняют… Вспомните Илюхина… Рохлина… или хотя бы нашего Прошакова из соседнего с нами Северного района, которого прочили в первые секретари обкома. Вспомните, как нелепо и странно он погиб.

Докладчик на некоторое время замолчал, снова собираясь с мыслями.

– Впрочем, не только через спецслужбы легко попасть в наши ряды, – продолжил он. – В принципе, это может сделать любой человек с улицы, независимо от возраста и социального положения. Бывает, достаточно постучать себя по груди кулаком, сказать "о своих несгибаемых коммунистических убеждениях" и об антинародном режиме, и ты – с партбилетом. А если после этого горячо выступить на митинге, написать пару статей, постоять с красным флагом в пикете, то рост по партийной иерархии тебе обеспечен. Ведь, действительно, достаточно всякому человеку со стороны сказать любому из нас о "советском воспитании", о глубоко хранимых где-то партбилетах и прочих вещах, чтобы "растопить" нашу душу. Особенно сегодня, когда мы так сильно нуждаемся в сторонниках.

Можно быть уверенным, что сегодня все коммунистические партии постоянно наводняются агентами режима: "слухачами" и агентами влияния. Очень часто эти агенты делают в этих партиях успешную карьеру, активно продвигаясь в руководящие органы всех ее звеньев. В этих условиях иные наши организации становится управляемыми из-вне.

– Сталин, в свое время, – выкрикнул кто-то из зала, – чистки в партии проводил. Исключали попутчиков.

– Чистки сегодня, – ответил Упоров, – обоюдоострое оружие. Как показала практика, сегодня из партии вычищают именно самых деятельных и моторных, самых убежденных. Вы помните, год назад в соседнем районе исключили из партии Егорова, который возглавлял районную организацию в девяносто третьем году, когда многие из нас боялись открыто говорить о своих убеждениях. Вслед за Егоровым из партии была исключена почти в полном составе его первичка. Много и других вопиющих случаев. Такое ощущение, что чисткой занимаются как раз "кроты". Убирают всех, кто мешает подчинять партийную организацию режиму. Да, сегодня наша областная организация превратилась в подстилку местной администрации. Руководители областной партийной организации совсем перестали критиковать действия местных властей. Более того, иногда даже хвалят их.

Упоров замолчал, и в зале установилась напряженная тишина.

– Выходит, – вдруг раздался голос Сталина, – что коммунистическая партия сегодня своим врагом раздавлена.

– Придавлена, – проговорил после замешательства Упоров. – Сейчас-то мы собрались.

– Для чего? – хмуро спросил Сталин. – Чтобы соцсоревнование обсудить?

Воцарилось тяжелое молчание. Сталин еще некоторое время просидел, задумавшись. Лицо его вновь помрачнело. Наконец он поднялся и вышел к трибуне.

– Теперь посидите Вы, – сказал он Упорову.


XIV

Некоторое время Сталин простоял у трибуны, собираясь с мыслями.

– Раз уж мы попали в неординарные условия, – наконец, заговорил он, – в состояние войны, которую враг ведет с нами, глубоко проникая в наши ряды, то должны быть абсолютно новыми, не имеющими прецедента в мировой истории, неординарными и методы нашей работы. Вопрос стоит так: как выстроить свою деятельность, чтобы она была неуязвима как для воздействия извне – от явных врагов, так и изнутри (и это главная особенность момента) – от врагов, затесавшихся в партию?

Согласен, это сложный вопрос, – генералиссимус обежал взглядом сидящих в зале, – но чем берет враг? – Тем, что, проникая в наши ряды, расставляет своих людей на ключевые позиции, либо, находя зацепки у наших кадров, заставляет их работать на себя. А, значит, самым уязвимым звеном нашей работы становятся кадры. Когда-то я говорил, что кадры решают все. Однако это было правильным для правящей партии. В условиях же неограниченного контроля со стороны этот принцип нуждается в пересмотре.

Противник влияет на нашу организацию через кадры, а, значит, в первую очередь, должен быть изменен характер влияния кадров на партийную работу. В условиях, когда наша структура у врага как ладони, нашу организацию легко подчинить, взяв ее за голову, поэтому первое – партийные комитеты не должны иметь пирамидальную структуру. Власть не должна сосредотачиваться в одних руках. Для первых лиц должно быть установлено жесткое правило ротации. Этого не надо бояться. Если в партии есть безусловный крепкий лидер, то его мнение будет иметь вес, какую бы должность в партийной структуре ни занимал. Напомню, что Ленин никогда не был первым секретарем, однако в его влиянии на партийную работу сомневаться не приходится. В наших организационных построениях должна работать простая математическая формула: "от перестановки мест слагаемых сумма не должна меняться", то есть ценные кадры должны иметь возможность вносить свою лепту в процессы принятия решений, будучи на любом месте партийной структуры.

Второе, быть может, не менее главное: на первый план должны выйти рядовые большеви… партийцы.

Еще в наше время гипертрофированное влияние секретарей обкомов да и нижних уровней уже заставило обратить на себя внимание ЦК. Тезис "Кадры решают все!" многими был понят, как "Кадрам дозволено все!".

Сталин неожиданно замолчал, о чем-то задумавшись.

– Ведь поглядите, – вдруг вернулся он к предыдущей мысли, – казалось бы, ситуации, в которых работает партия, разные, но в этом ключевом моменте сходство просто поражает. Подобно тому, как сегодня внешний враг разрушает партию через кадры, в наше время то же самое и тоже через кадры делал враг внутренний.

– М-да! – задумчиво проговорил Сталин. – Быть может это и есть та самая болезнь, которая сегодня так странно вызрела…

Его взгляд ушел глубоко в себя. Помрачневшее лицо стало гнетуще воздействовать на присутствующих.

– Мы, конечно, чувствовали это, – сказал он сухо, – и по-своему пытались поднять вес партийных масс. Ведь, если вспомнить, я еще тогда возражал против пирамидальной структуры политбюро, отказываясь от должности генерального секретаря. Если вы поднимите документы ЦК, посвященные этому, то увидите, что большое значение мы придавали необходимости развития критики в партийных организациях любого уровня. Мы полагали, что благодаря этому партийные секретари будут постоянно находиться под влиянием партийцев. Но теперь, спустя большое время и видя итоги, к которым пришла партия, можно сказать, что этого явно недостаточно. Одна критика не может повлиять на всесилие партийных секретарей, если она никак не отражается на принимаемых партийными органами решениях. Ведь именно в руках секретарей находится важнейший для партии процесс выработки решений. А тут хоть критикуй, хоть не критикуй, но, не обладая всей полнотой информации, сложно влиять на них. Партийцы вынуждены принимать и руководствоваться тем, что готовят для них партийные секретари. Критика недостатков работы нивелируется тем, что альтернативы, глубокой, проработанной альтернативы предлагаемым решениям все равно никто не может подготовить. А если и находятся такие, то у большинства они не могут вызвать должного доверия, поскольку глубокие, сложные вещи сложно и объяснить неподготовленному большинству в течение одного собрания или пленума. Поэтому партийцы практически всегда и принимают то, что предлагают первые секретари. Просто на веру. Поэтому мы и уделяли большое внимание партийным кадрам, старались воспитывать их и повышать их роль, и, как теперь становится видно, в ущерб самой партии. В общих словах новый принцип должен звучать так: массы решают все! Роль коллектива на выработку решений должна стать абсолютной. Именно участие всего партийного коллектива в управлении партийными делами является залогом неуязвимости партийных организаций в условиях контроля со стороны врага, как внутреннего, так и внешнего. А для этого должна быть исключена кулуарность не только в принятии, но и подготовке вопросов партийных собраний. Все проекты решений должны заранее обсуждаться в партийных организациях, до общих собраний и пленумов.

И, наконец, я перехожу к третьему организационному принципу, который диктуется условиями работы "под лупой", как это здесь было верно обозначено. Я назвал бы данный принцип рассредоточением сил. Сегодня мы действуем практически в состоянии войны, и, казалось бы, нам надо собирать силы в кулак. Но как раз от этого стереотипа кулака мне бы и хотелось уйти. Ведь мы воюем не регулярной армией, а партизанскими отрядами. Можно легко себе представить, что если бы в годы войны партизаны не были бы рассыпаны по лесам, а всей своей массой собрались бы где-нибудь в одном месте, в одном кулаке, то противнику расправиться с ними было бы гораздо легче. Партизанам во время войны с Германией было даже проще. Они могли позволить себе воевать партизанскими соединениями, поскольку основные силы врага были отвлечены на фронте. Сегодня же враг всей своей мощью навален на партизан.

Принципиальный организационный момент такой работы заключается в максимальной самостоятельности, почти автономизации работы партийной массы, партийных ячеек – автономизации, максимально возможной в рамках единой деятельности.

Во-первых, это такая работа, на которую режим при всем своем старании повлиять никак не сможет. Ибо относительная автономия низовых организаций сделает невозможным ни рулить ими с помощью внешнего контроля над партийной вертикалью, ни пресечь ее из-вне, поскольку вестись она будет в самой гуще народа, и для ее пресечения понадобится такое количество "слухачей", которое ни один режим набрать не в состоянии. Здесь эффект "большой лупы" уже сработать не сможет.

А во-вторых, низовые ячейки ближе всего к населению, они лучше всего чувствуют настроения людей, поэтому в этих делах им лучше действовать по обстановке, лучше полагаться на их чутье, чем на опусы, сочиняемые в Москве. Вы помните, большевики приходили к власти, не имея программы, как таковой. Все, чем они располагали, это Манифест Маркса и Энгельса, их работы и статьи Ленина. А у Ленина практически каждая статья была написана на злобу дня. Многие партийные установки менялись резко, сообразуясь с изменениями ситуации в стране.

И здесь я логично от организационных моментов перехожу к содержательной части партийной работы. Чем, собственно говоря, должны заниматься "партизанские отряды"?

Сегодня я наблюдаю с одной стороны упор КПРФ на выборную деятельность, а с другой стороны – упор других компартий на уличную борьбу. И в докладе на сегодняшнем собрании говорилось о том же: о выборах, пикетах, листовках, газетах. А где ваша работа на предприятиях, почему ни слова не сказано о заводских партячейках?

– Товарищ Джугашвили! – раздался голос из зала. – Законом деятельность партийных организаций на предприятиях запрещена.

Сталин нахмурился.

– Что значит, запрещена? – спросил он.

– Еще в девяносто первом году Ельцин указ выпустил.

– Я не о Ельцине спрашиваю, – жестко сказал Сталин. – Вы сами себе запретили на предприятиях с рабочим классом работать?

– Закон! Против него не попрешь! Посадить могут!

– И что?! – Сталин наконец нашел взглядом того, кто выкрикивал с места.

– Как, что? Тюрьма, однако…

Сталин потемнел лицом. Он достал трубку, и все увидели, как задрожали его руки. Прошла минута напряженного молчания, пока генералиссимус набивал трубку.

– Вы семьдесят лет жили при Советской власти, – наконец заговорил он. – И, наверное, забыли, что для того, чтобы эта власть пришла на нашу землю, люди осознано шли на тюрьмы и ссылки. Меня самого царский режим семь раз отправлял за решетку. Если бы после первого же заключения каждый из большевиков сказал бы себе: "Хватит! Надо делать только то, за что царь в тюрьму не посадит", социалистической революции у нас никогда бы не случилось.

Зал опешил. Протянулась еще одна минута долгого молчания.

– Сейчас, – робко произнес человек из зала, – не такие тюрьмы, да и из ссылки не убежишь.

– Почему, – ответил Сталин, – о миллионах погибших в Отечественной войне за то, чтобы вы жили, вы вспоминаете, а о загнувшихся в царских тюрьмах за то, чтобы у вас были бесплатные медицина, образование, за то, чтобы не было безработицы, и за, чтобы ту же самую Великую Отечественную страна могла выиграть, вы не помните?!

И вновь в зале повисла пауза.

– Но сейчас на предприятиях, – опять раздался неуверенный голос, – фактически нет рабочего класса. Промышленность разрушена. Да и в постиндустриальном обществе рабочий – не тот, что был в начале двадцатого века.

– Вы в теорию хоть изредка заглядываете, товарищи коммунисты? Как бы ни была разрушена промышленность, но она работает, выпускает товар. Функционирует товарное производство, а значит, классы никуда не делись. Сам процесс производства делит людей. Классы – это большие группы людей, различающиеся по их отношением к средствам производства… Кем бы ни были абстрактный дядя Коля или парнишка Вася, они стоят у чужих станков и производят продукцию, которая им не принадлежит. Чем они принципиально отличаются от путиловского рабочего прошлого века?

Сталин посмотрел в зал и, выдержав паузу, продолжил:

– Отличаются, скажете вы! Образованием, одеждой, дачей, машиной, но это второстепенные отличия. Главное, еще раз повторюсь: они стоят у чужих станков и производят продукцию, которая им не принадлежит. И от этого целиком зависит их хлеб насущный, жизнь и благополучие, все их жизненные блага, которые просто разные в разных веках. То есть главный интерес у них – схожий – чтобы крутился станок, работал завод и платилась зарплата.

– Однако, – добавил Сталин после некоторого молчания, – не всякий рабочий может понять, что за этим экономическим интересом стоит и его коренной политический интерес. Классовый. Задача коммунистической партии это ему объяснить. И дяде Коле, и парнишке Васе. Каждому рабочему персонально. Задача коммунистов объяснить рабочему, что вопрос работы станка, вопрос гарантии работы предприятия и гарантии зарплаты непременно упирается в вопрос власти. А для этого коммунисты должны быть там, на предприятиях, среди рабочих…

– Товарищи! – вдруг заговорил один из членов президиума, обращаясь к залу. – Что вы так испугано смотрите? Ей-богу! Разумеется, не надо понимать все сказанное нашим гостем буквально. Конечно, он дело говорит, но работу среди рабочих можно проводить и за проходной. Организовывать в конце рабочего дня у ворот предприятий пикеты и раздавать выходящим работникам наши печатные материалы.

Сталин нахмурился.

– Нет, – недовольно возразил он. – В этом вопросе меня надо понимать буквально. Рабочих надо не только просвещать, но и сплачивать, и организовывать. Ваши листовки и газеты нужны ему не для досужего чтения… Куда вы хотите его с этими листовками после рабочего дня отправить? В пивной бар? На диван? Туда, где из рабочего он превращается в обывателя, глядя на которого, вы и говорите, что рабочий сегодня не тот? Ваша пропаганда и агитация нужны ему в цехах, там, где он и становится рабочим классом по определению, где рядом с ним трудятся другие такие же рабочие.

Сталин сделал паузу, посмотрев на сидящих в зале.

– …Чтобы формировать из таких рабочих коллективов, – заключил он свою мысль, – революционные отряды… Без этого власть у олигархов вы не отберете.

Сталин еще раз оглядел опешивший зал.

– Уличные акции и выборы, – продолжил он после паузы, – можете проводить в свободное от главной политической деятельности время. Как показал опыт Февраля семнадцатого года, да и всех других уличных революций, уличная борьба приводит к власти только очередную буржуазию.

– Да, пожалуй! – сказал вдруг долго молчавший Упоров. – В этом Иосиф Виссарионович прав. Даже если просто начнете раздавать листовки у проходных, госдума примет закон, запрещающий агитацию в радиусе ста метров от предприятий. Режим будет принимать любые законы, которые будут мешать свергнуть его. Выходит, что нам действительно, чтобы возродить социализм, надо будет преодолевать еще и законодательные препоны – идти наперекор законам, которые противник будет намеренно принимать против нас.

– Но как же верховенство права? – раздался вопрос из зала.

– Нас же не убивать и грабить призывают, – ответил Упоров, – а организовывать на предприятиях кружки, распространять там наши газеты и листовки. Под законом надо понимать запрет на воровство, убийства, национальную вражду и другой криминал, а когда запрещают просвещать людей и помогать им защищать их права, это – не закон.

– То, что вы сейчас назвали законом, – добавил Сталин, – режим превратил не в закон, а в правила игры. Согласились бы вы играть с шулером по его правилам?

В зале опять повисла пауза.

– А как же в странах народной демократии? – прозвучала новая реплика из зала. – Левые ведь приходили к власти через выборы.

– При мощной внешней поддержке компартии Советского Союза, – отреагировал на вопрос Сталин.

Он обежал хмурым взглядом сидящих в зале. Никто на это не решался бросать реплики.

– Опыт тех же стран народной демократии, – продолжил, наконец, Сталин, – показал, что как только эта поддержка исчезла, власть у левых партий была отобрана. Не могут долго держаться номенклатурные партии. Те, у которых вертикаль власти выстроена не от классовой основы, а сверху. Да и в самом СССР партийная номенклатура, оторвавшись от своих же партийных масс, тоже власть удержать не смогла.

– Но у Лукашенко и Чавеса нет внешней поддержки и своих рабочих партий, однако…

– Во-во! – перебил Упоров. – У них все и держится на одной личности. Как только Лукашенко и Чавес уйдут, вся их система тут же будет разгромлена.

Генералисимус исподлобья покосился на Упорова.

– Это что? – спросил он. – Намек и на Сталина?

Упоров от неожиданности растерялся.

– Правильный пример привели, – сказал Сталин, вдруг потемнев лицом и уйдя в себя. – Я принимаю этот намек.

– Ну что вы!… – начал было Упоров, однако, увидев остановившийся взгляд Сталина, он тут же осекся.

– Сегодня в Кремле, – сказал Сталин после непродолжительного молчания, – к власти после переворота пришли здоровые силы, хотя тут нас и назвали квазипатриотами. Но у этих сил пока нет связки с рабочими массами. В этом месте ткань сгнила и порвана. А значит, как бы мы ни бились, но сегодня мы имеем всего лишь второе издание Февраля семнадцатого года. Чтобы социализм смог укрепиться, компартия должна навести порядок в своих рядах и в своей работе. В ее внутренних делах на первый план должны выйти партийные массы, а сама она должна вернуться в цеха.

– А вернуться в цеха – это в тюрьмы, значит! – опять крикнул кто-то.

Сталин посмотрел в зал.

– Рабочие партячейки – это сваи, – сказал он, – на которых держится коммунистическая партия. Без них она – не коммунистическая.

И вновь Сталин оказался под перекрестием опешивших взглядов.

– Сейчас компартий много! – вдруг выкрикнул кто-то.

Сталин снова посмотрел в зал, на этот раз продолжительно.

– Я вижу только одну, – сказал он, – но рассыпавшуюся сообразно обстановке на многочисленные партизанские отряды.

– Да, вы разные, – проговорил он после некоторого молчания, – но сегодня это к лучшему. Так вами труднее манипулировать.


XV

Когда по окончании собрания Иосиф Виссарионович и Артем выходили из зала, Артема окликнули. Подошедший сзади человек взял его за локоть и попросил на минуту задержаться.

– Скажите, – негромко проговорил остановивший Артема человек, – кто это был с вами? Люди говорят, что это не внук Сталина. Товарищи видели его фото. Да и выступал он как-то странно… Стопроцентное ощущение, будто сам Сталин говорил…

Артем продолжительно посмотрел в глаза окруживших его людей.

– Сталин это и был! – сухо ответил он. – Завтра прямо с утра постарайтесь вспомнить, что он вам сегодня сказал. И надо действовать, товарищи!…

– Легко сказать: "действовать"! В нашей районной организации и рабочих-то нет.

– Знаю! – ответил Артем.

На него удивленно посмотрели.

– Сейчас практически везде так, – хмуро пояснил Артем. – У нас та же картина. И даже в тех компартиях, которые называют себя рабочими.

– Но как нам, преподавателям и служащим, войти в цеха?

– Будем искать рабочих, принимать их в партию и поручать организовывать своих товарищей. Надо подключать и пенсионеров-ветеранов заводов. Пусть они пойдут в свои бывшие цеха. Им запретить никто не сможет. Конечно, первоначально в цехах партячейки собираться не смогут. Вот тут мы и должны будем им помочь. С помещениями, литературой… Скажем так: если у вас в городе есть хотя бы один завод, вся ваша городская организация сейчас должна заработать на то, чтобы на этом заводе появилась партийная ячейка.

– Ну организуем мы там ячейки, а дальше что? Что они смогут сделать?

– Если в вашем городе, в другом, третьем, по всей стране появятся тысячи таких ячеек, то это будет сила…


XVI

Пролетело еще несколько напряженных дней. Поглощенный работой, Сталин будто забыл о своей просьбе Артему, а тот, как мог, оттягивал ее выполнение. Но, в конце концов, ему все-таки пришлось сделать еще одну поезду в прошлое. За женой Сталина…

…Тридцатилетняя женщина в вечернем платье неуверенно вошла в кабинет.

Сталин сидел за столом и просматривал горы газет. Здесь были подшивки и последних номеров, и пожелтевшие – из архива. На краю стола стоял раскрытый ноутбук, по которому с приглушенным звуком показывал один из новостных каналов телевидения.

Увидев женщину, Сталин застыл на месте. Губы его побледнели, словно сведенные судорогой.

Женщина сделала шаг вперед.

От ее движения Сталин вздрогнул. Некоторое время он просидел, словно окаменев. И, наконец, стал медленно-медленно подниматься.

Надежда Сергеевна продолжительным взглядом удивленно посмотрела на него. Затем она растерянно оглянулась на Артема.

– О, господи! – прошептала она. – Он такой седой и старый…

Услышав ее голос, Сталин снова вздрогнул.

– Не надо! – сказала, повернувшись к нему, женщина. – Не объясняй ничего. Мой спутник мне все рассказал.

Она опять оглянулась на Артема.

– Он объяснил мне, что все это сон… вернее, что я погружена в глубокий сон, что меня усыпили, чтобы сделать операцию, которая поможет мне, наконец, избавиться от головных болей. Что сон такой крепкий, что я, как бы ни пыталась, не смогу проснуться.

Сталин продолжал неотрывно смотреть на жену. Он будто не слышал ее слов.

– Операцию, – негромко проговорил Артем, – мы ей действительно сделаем…

– Только я почему-то, – перебила его Надежда Сергеевна, – не могу вспомнить, как меня готовили к операции, как усыпляли. Помню лишь, как вошла в спальню, а затем – полный провал в памяти…

Артем виновато опустил глаза.

– Я неправильно рассчитал время, – тихо проговорил он Сталину, – прокараулил момент, когда она вошла в подъезд.

Сталин медленно перевел взгляд на него. Видно было, что он силился понять, о чем говорит Артем. Его глаза блеснули от мимолетной влаги.

– Наденька… – едва заметно шевельнулись его губы.

– А голова все равно побаливает, – вдруг пожаловалась женщина, – несмотря на сон, боль не утихает.

– Боль скоро пройдет, – поспешно вставил Артем. – Я ей только что дал таблетки.

Сталин перевел взгляд на него и опять на жену. Он постепенно приходил в себя.

– Идите, Артем… – наконец тихо проговорил он.

Артем с тревогой посмотрел на Сталина.

– Я буду в соседней комнате, – сказал он ему и Надежде Сергеевне.

– Спасибо! – уже тверже сказал Сталин. – Сегодня у вас был трудный день. А завтра будет еще тяжелее. Поэтому идите, поспите. Здесь в Кремле дежурный проведет вас в приготовленную для вас комнату. А мы с Наденькой посидим.

Артем еще раз настороженно взглянул на генералиссимуса.

– Я буду в соседней комнате, – повторил он. – А вам надо отдохнуть…

– Спасибо, Артем! Но вы сами знаете, сколько отведено мне времени. Не хочу терять последние ночи.

– О каком отведенном времени ты сказал? – недоуменно спросила женщина, когда Артем ушел.

– Как ты себя чувствуешь? – будто не расслышав вопрос, опять спросил Сталин.

– Боль, действительно, проходит.

– Ну и хорошо! Сейчас у них не те лекарства, которыми лечили нас.

Женщина удивленно посмотрела на него.

– Иосиф! – с тревогой спросила она. – Ты-то сам как себя чувствуешь?

Сталин растерянно пожал плечами

На некоторое время они замолчали. Женщина удивленно посмотрела на мужа и отвела взгляд в сторону.

Взглянув на ее профиль, Сталин опять вздрогнул. И вновь в его глазах блеснула влага.

– Наденька, – почти неслышно прошептал он.

– Что такое? – оглянулась на него женщина. – Ты что-то сказал?

Сталин продолжительно посмотрел на нее. По его лицу вдруг пробежала тень.

– О чем ты сегодня думала, когда шла домой? – негромко спросил он.

Женщина изумленно взглянула на него.

– У меня сильно болела голова, – проговорила она. – И все мысли были заняты этим.

– Правда? – Сталин чуть заметно напрягся.

– Правда!

Сталин внимательно посмотрел на нее.

– Я ведь вечером нагрубил тебе… – сказал он.

– Да! – проговорила она с вызовом. – Я и об этом думала!… И обо всем… Нельзя так делать!…

– Ты о чем?

– О чем? Вся страна об этом говорит. А он "О чем?"!

Сталин заметно напрягся и, отведя глаза в сторону, неподвижно застыл.

– Ну сколько можно тебе говорить? – не снижая резкого тона, проговорила женщина, – Нельзя село перегибать через колено!

Сталин продолжал смотреть в сторону.

– Наденька! – проговорил он. – В тот день… – он замялся, – в тот год… – Сталин опять замолчал, – когда ты с собой… – он опять запнулся, бросив на жену растерянный взгляд, – когда ты пришла домой после нашей последней ссоры, в стране был голод. Такой, какие были обычным явлением еще при царе, – голос его огрубел и стал четче. – До революции на каждые десять лет приходилось по два и больше голодных года. Но тридцать второй будет последним голодным годом… из-за неурожая. И всё!… Представляешь себе: всё! Страна больше никогда не будет знать их! Колхозы изживут голод, как прививки оспу!… Разве способны сделать это хозяйства, создаваемые "через колено"?

– О чем ты говоришь, Иосиф! Я ничего не понимаю…

– Завтра ты проснешься, Наденька, и тебя встретит другая жизнь…

– А я проснусь? Мне сегодня вечером не хотелось просыпаться!

Сталин мертвецки побледнел.

Меж ними повисла неожиданная пауза.

– О чем ты говоришь?! – с трудом проговорил Сталин. – Прекрати думать об этом!

– Думать?! – с вызовом сказала женщина. – Думать не хотелось бы о твоих пророчествах. После того, что мне рассказывали о колхозах, не верится, что там могут вырасти хоть какие-то урожаи…

Сталин помрачнел.

– Наденька! – его голос натянулся. – Сколько раз тебе говорил, проводи все эти разговоры через голову…

– Которая, не прекращая, болит…

Сталин осекся.

– Прости, Наденька…

Он вдруг резко отвернулся.

– Знала бы ты, – проговорил он, шепотом, словно сам себе, – сколько раз я просил у тебя прощения на твоей моги… – он запнулся.

У женщины округлились глаза.

– Иосиф!!! – прокричала она, вскочив. В ее глазах стоял ужас.

Сталин словно окаменел на месте.

– Смотри! – наконец сказал он, повернув к ней раскрытый ноутбук.

Женщина оторопело посмотрела на движущуюся на дисплее фотографическую картинку. Затем она оглянулась в поисках кинопроектора.

– Ты видишь не просто сон, – проговорил Сталин.

– О господи!

– Прости меня, Наденька!

Надежда Сергеевна словно потеряла дар речи. Она встала и прошлась по комнате, перетрогав руками все вещи.

– Мы с тобой не во сне… – проговорил муж, – а в будущ…

Он запнулся. Женщина остановила на нем шокированный взгляд.

Трясущимися руками Сталин достал трубку, сломал папиросу и стал набивать трубку табаком.

Увидев это, женщина вдруг обмякла.

– Какой странный сон! – проговорила она.

Некоторое время Надежда Сергеевна со скованной улыбкой наблюдала за мужем.

– А ведь, еще вчера, на демонстрации я пожалела тебя, что ты простудишься… У тебя шарф не был повязан… Никита еще сказал мне, что тебе все нипочем…

Услышав имя Хрущева, Сталин прекратил набивать трубку.

– Ты хорошо себя чувствуешь? – спросила Надежда Сергеевна.

– О чем он еще тебе говорил? – с едва заметным напряжением поговорил вместо ответа Сталин.

– Что-то о колхозах, – сказала женщина, не заметив перемены в голосе мужа.

Взгляд ее нахмурился.

– С этого разговора я и завелась. Ты, ведь, знаешь, как я относилась… отношусь к ним. И я спровоцировала тебя на грубость… Нарочно… Захотелось позлить…

– Что он тебе о них сказал? – осторожно спросил Сталин.

– Хвалил тебя.

– Хвалил?!…

– Да! А меня такая злость взяла? Ты сомневался насчет него, а он тебя хвалил.

– Сомневался?… – проговорил будто про себя Сталин.

– Вот и сейчас я вижу, как ты сквозь зубы говоришь о нем. А он хороший…

Сталин потемнел лицом и отвернулся к окну.

Несколько минут прошли в полном молчании. Сталин стоял у окна, не решаясь что-либо сказать. Не говорила ни слова и Надежда Сергеевна.

– Все-таки странный какой-то сон, – наконец проговорила она, – сама сплю, а вижу, как мне сильно хочется спать. Где тут можно устроиться?

– Да! – ответил ей муж. – Поспи Наденька! Тебя проводят. Тебе надо поспать. Обязательно надо поспать…

Женщина удивленно посмотрела на него.

Он стоял к ней спиной, и поэтому она не видела неисчезающий блеск в его глазах, не слышала, как он что-то прошептал…


XVII

После того, как Надежда Сергеевна ушла спать, Сталин долго стоял у окна и смотрел на ночной город. За окном ярко горели многочисленные огни Москвы, капиталистической еще Москвы. Он смотрел на них и еще не знал, что Артем с Верой не смогут уберечь его жену.

По дороге в больницу она все больше и больше станет убеждаться, что происходящее с ней – не сон. Она начнет осторожно расспрашивать Веру об истории. Узнает о капиталистическом перевороте девяносто первого года, узнает, как десятилетия до этого точили страну силы, поднятые двадцатым съездом. Узнает, какой доклад прочитал на нем Никита – тот самый секретарь партячейки Промакадемии, которого она порекомендовала Сталину. По мере разговора с Верой Надежда Аллилуева будет все больше и больше мрачнеть, пока наконец, не замкнется в себе. Ее одолеют тяжелые догадки (позволим себе предположить такое), что она оказалась жертвой страшного обмана, когда ей "дружески" посоветовали предложить кандидатуру Хрущева Сталину. Она вспомнит (позволим себе предположить и такое), как обхаживал ее с разными кадровыми предложениями, предназначенными для ее мужа, Бухарин…

И вот в один из моментов, когда женщины будут находиться в лифте, Надежда Сергеевна вдруг вынет из сумочки пистолет…

Она исчезнет… Просто растворится в воздухе – растворится, чтобы появиться в 1932 году дома, на полу у своей кровати…

Генералиссимус стоял у окна и не знал, что за несколько дней до своей смерти он вернется в свое время, полный решимости и планов… но ничего не успеет сделать. Его хватит удар. Он будет лежать на полу в своей комнате, а его лечащий врач намеренно не будет оказывать никакой помощи, дожидаясь кончины ненавистного ему "тирана". Артем снова вернется к нему, чтобы уложить Иосифа Виссарионовича Джугашвили в постель и закрыть ему глаза.

Но сейчас Иосиф Виссарионович был еще в далеком от своей эпохи времени и смотрел на многочисленные огни Москвы. Капиталистической Москвы, но уже… не царской…

Страна тронулась с места, она собирала силы… перед новым Октябрем…


Оглавление

  • Часть 1 Речь И. В. Сталина на двадцатом съезде КПСС
  • Часть 2 Визит генералиссимуса
  • X