Софья Викторовна Макеева - Дауншифтинг, или Как работать в удовольствие, не зависеть от пробок и заниматься тем, чем хочется

Дауншифтинг, или Как работать в удовольствие, не зависеть от пробок и заниматься тем, чем хочется 1933K, 152 с.   (скачать) - Софья Викторовна Макеева

Софья Макеева
Дауншифтинг, или как работать в удовольствие, не зависеть от пробок и заниматься тем, чем хочется


Введение

Эта книга – фантастическая. Она о том, как придумать себе новую, прекрасную жизнь, начать ею жить и стать счастливее. Как тратить время на то, что нравится, и получать за это деньги? Как обустроить офис на пляже? Как организовать творческий отпуск без жертв? Как за меньшие деньги жить лучше и трудиться меньше? Как вообще не работать и жить припеваючи?

Герои этой книги – бывшие офисные работники, маркетологи, директоры, пиарщики и многие другие – однажды уволились с надоевших работ и обнаружили себя… нет, не на свалке в окружении бомжей, а в Гоа, Таиланде, на Бали и даже в Москве счастливыми и процветающими. Говорите, фантастика? Так и я об этом!

Эту книгу можно читать по-разному. Например, изучать только истории героев – и вы получите в свое распоряжение очень толстый журнал с очерками и интервью, правда, без новостей. Или штудировать советы и практические рекомендации, а затем тщательно выполнять задания тренингов по оптимизации своей жизни.

Еще один вариант: поглощать всю эту пищу для ума и души целиком. Я бы сделала именно так. Мне нравятся истории, которые вдохновляют, и я люблю извлекать пользу из всего подряд.

Наверняка в вашей голове уже крутится слово «дауншифтинг», но эта книга не только и не столько о нем. Она о людях, которые смогли поменять и себя, и свою жизнь, о способах оптимизации бытия и сознания, о том, как жить так, как хочется, и о том, что это – возможно.

Конечно, за границей уже об этом писали. Рассказывали истории, давали советы и фрилансерам, и дауншифтерам, и всем остальным, кто мечтает о свободе от офисного рабства. Но в этой книге практически впервые собраны истории, проблемы, открытия «наших» людей.

Мечта оказывается ближе и доступнее, чем мы думали.

Неважно, планируете ли вы кардинальные перемены в жизни или нет, в любом случае эта книга поможет представить, как это могло бы быть.

Однако не удивляйтесь, если, дочитав до конца, вы обнаружите себя… совершенно счастливым где-нибудь в Гоа. Побочный эффект. Автор ответственности не несет. Предупреждаю сразу.


О ком и о чем эта книга?

Что бы ни говорил автор, у многих читателей само понятие «дауншифтинг» будет четко ассоциироваться с Индией. Что поделать? Стереотипы.

Попробуем с ними разобраться. Поговорим об Индии.

Некоторые герои книги начинали свой путь в Гоа. Разумеется, они путешествовали и до этого, но, оказавшись в Индии, прекращали стремиться к вершине карьерной лестницы, видеть вызов судьбы в решении монотонных рабочих задач и верить в то, что принято говорить на собеседованиях. В свое время в Гоа «пропадали» не только рядовые менеджеры, но и знаменитости. Одно время там жил Петр Буслов (режиссер «Бумера»), намереваясь снять фильм обо всех этих чудесных реинкарнациях при жизни. Если жаждете узнать, какие российские звезды сейчас массово покупают дома и длительно отдыхают в Гоа, то пожалуйте на сайты бульварных газет. Если жить не можете без обсуждения того, каковы индийцы или русские в Индии, или того, чем все-таки привлекает людей эта страна – легкими наркотиками или особой энергетикой, то вам – на многочисленные троллинг-форумы. А с теми, кто останется просто читателем, будет говорить X. P. Voodoo.

Диджея и промоутера Тимура Мамедова называют первооткрывателем Гоа для русских. Сам он такой цели перед собой не ставил, более того, не хотел, чтобы туда приезжали массы людей. Но его работа – это вечеринки, и это само по себе не могло не привлечь толпы. Итак, давным-давно, когда деревья были большими, а в Индию ехали не те, у кого много денег, а те, у кого их вовсе не было, он обрел там свою духовную родину. Ну а дальше пошло-поехало.

«Я приехал в Гоа, когда там не было никаких русских. Если бы мне тогда, пятнадцать лет назад, сказали, что Гоа будет тем, чем он является сейчас, в жизни бы не поверил. Это было известное в мире, посещаемое транстусовкой место. Но там в принципе не имелось никаких условий для комфортного проживания, и до двухтысячного года ни о каком освоении русскими Гоа (а русские туристы полюбили отдыхать непременно в комфорте) речи не велось… И я сделал все возможное, чтобы этого массового «освоения» не произошло. В девяностых большинство друзей еще до поездки в Гоа проходили со мной месячный курс подготовки: я объяснял им, как общаться с местными жителями, что можно, а чего нельзя, – там существовали свои неписаные правила. Это было место не для всех, люди узнавали о Гоа по сарафанному радио.

Помню, в те времена прожил месяц на пляже – в буквальном смысле на пляже – в шатре. В конце месяца заплатил $40 за завтраки, обеды и ужины в ближайшем кафе. Сейчас на эту сумму проживешь два дня. Но дело не только в деньгах, и это сложно объяснить. Представьте: вам восемь лет, вы на каникулах, ничего делать не надо, вы кушаете мороженое, рядом – волшебное море и бабушка, которая покупает вам сахарную вату… Раньше в Гоа царила атмосфера детства: радости, цирка, сказки. Теперь все более коммерциализировано. Хотя, кажется, солнце, песок, море остались те же…

Но тогда люди раскладывали на пляже платочки и загорали голышом. Сейчас есть лежаки, все удобства, но даже лифчика не снимешь. Вечеринки стали не совсем вечеринками. Прежде это был определенный вид безумства: бушующее море голов, старички на танцполе, удивительные фрики кругом, музыка от заката до рассвета… Все это заставляло людей влюбляться в Гоа. Плюс мы придали Гоа некий ореол таинственности, «открывая» его не всем подряд, а лишь избранным. Запретный плод сладок, что детям запрещают, того они и хотят… Загадочность начала привлекать массы. По роду деятельности я занимаюсь вечеринками, и в каком-то смысле я также пропагандировал Гоа, хотя искренне не хотел этого. В 2004 году – после первого приезда московской клубной тусовки – о Гоа узнали все».

Десять лет назад, когда у Тимура Мамедова родилась дочка, он переехал в Индию на ПМЖ. Почему живет в Гоа и сейчас, когда там «все изменилось»? Ответ, по его, мнению, очевиден: «Сравните климат здесь – климат там, людей здесь – людей там, цены здесь – цены там, вечеринки здесь – вечеринки там. Не вижу, что меня удержало бы в Москве. Блага цивилизации? Сейчас они появились и в Гоа, но стоят гораздо дешевле. И мне, и дочке – она часть времени живет со мной, часть со своей мамой в Италии – здесь лучше».

Сейчас Тимур проводит в Гоа девять месяцев в году, остальное время – как настоящий индийский гастарбайтер – зарабатывает деньги в других странах. Впрочем, свою работу он считает самой завидной в мире: «Много ума и сил для того, чтобы ставить пластинки и сводить музыку, попивая пивко, не нужно. А с учетом того, сколько за это платят… в общем, работой это сложно назвать. В Индии я организую всего два мероприятия в год – русское Рождество и свой день рождения, в остальное время играю очень редко, может быть, раз в месяц… Просто потому что лень. Девять месяцев в году занимаюсь тем, чем занимаются все, кто ездит в Гоа. То есть ничем. Просыпаюсь во столько, во сколько хочу (если ребенка в школу не вести), делаю только то, что хочу. Знаете, люди говорят, что приезжают куда-то, например на Байкал или в Непал, и понимают, что это их территория, что им нужно здесь жить всегда. Вот я когда-то приехал в Гоа и понял, что принадлежу этому месту…»

По мнению Мамедова, Индию не зря выбирают те, кому надоела унылая московская рутина. И к дауншифтингу это не имеет никакого отношения: «Тут люди открывают новые перспективы, становятся лучше и добрее… Это место отворяет сознание. Особенно сознание россиян, которые замучены правилами и рамками. А в Индии они сталкиваются со свободой… Не могу это назвать down… Тот, кто ”истарчивается“[1], тот down… А тут только up!»

После того как мы прояснили ситуацию с Индией, настало время разобраться с самим дауншифтингом. Героям этой книги само слово не нравится, они предпочитают себя называть тревеливерами, ушельцами, апшифтерами, тайшифтерами – кем угодно, только не down.

Термин «дауншифтинг» родился в Америке в начале девяностых – тогда в России, в отличие от той же Америки, погоня за успехом и деньгами была более чем оригинальной идеей. Корреспондент «Вашингтон пост» Сара Бен Бреатна в одной из первых статей на тему дауншифтинга предложила посмотреть на «сбавление оборотов жизни» (а это и есть перевод с английского) как на новый вариант успеха. Впрочем, со временем в Англии и США прижился термин simple living («добровольная простота»), а в Австралии – sea change («резкое изменение»). А слово «дауншифтинг», как уверяют отдельные исследователи[2], осталось у европейцев и россиян.

Один из первых российских журналистов, обстоятельно рассказавших нам о дауншифтинге, – Андрей Лошак. Несколько лет назад он снял телефильм «План побега», в котором приняли участие и Тимур Мамедов, и Петр Буслов, и многие другие (в том числе некоторые герои этой книги). Потом СМИ не раз радовали нас историями богатых и знаменитых, которые перебрались из офиса на пляж. Отношение и к слову «дауншифтинг», и к самим героям у массового зрителя было соответствующим – завистливо-подозрительно-снисходительным. Мол, наши люди в булочную на такси не ездят.

Сейчас потихоньку начали ездить… И не только в Гоа. Египетский Дахаб, тайские острова и даже русские деревни – география постепенно расширяется. Теперь на вольные хлеба перебираются не только уставшие от суеты знаменитости и олигархи (да и тогда, по сути, не только они меняли жизнь), но и простые смертные – обычные дизайнеры, журналисты, переводчики, программисты, мелкие предприниматели и так далее. Дауншифтерами – в прижившемся в России значении слова – они себя не именуют. Но, как ни называй (лично мне приглянулись слова «оптимизация» и «даошифтинг»!), «альтернативный успех» уже не экзотика. А, как говорится, наметившийся тренд.


Зачем и кому эта книга нужна?

– Тому, кому понравилась книга Элизабет Гилберт «Есть. Молиться. Любить» (история журналистки, которая после развода и увольнения отправилась в путешествие на год). Потому как эта история вписывается в рамки дауншифтинга.

– Тому, кому не пришлось по вкусу вышеупомянутое издание. Потому как для перемен не нужно ждать развода, нервного срыва и подписания контракта на книгу, да и годом путешествия можно не ограничиваться – герои этой книги убедительно сие доказывают.

– Тому, кто вообще не знает, о чем идет речь в предыдущих двух абзацах, но чувствует себя несколько уставшим от однообразной работы, нехватки времени, а может быть – от жизни в России вообще или в мегаполисе в частности. Или просто хочет новых ярких впечатлений, насыщенной жизни и счастья каждый день. Но не знает, с чего начать и что его ждет.

Лично для меня эта книга ценна тем, что в ней своим личным опытом делятся люди, которые однажды решили изменить свою жизнь. А затем изменили. И не жалуются.

Наоборот – хвастаются.


Вы никогда не задумывались, на что тратите свое время?

Займемся любопытной арифметикой. Обещаю: скучно не будет.

Если вы тратите на дорогу до работы и обратно час в день, то ваши «расходы» на транспорт – около двухсот пятидесяти часов в год (представим, что вы работаете только по официальным рабочим дням). Или десять с половиной дней в год – в пути. Если вы добираетесь до любимой службы полтора часа, то в дороге (в метро, электричках или более комфортных пробках) проходит месяц жизни.

Добавим время, которое вы тратите на сборы на работу (чтобы явиться во всей красе) и походы по магазинам (чтобы приобрести то, что помогает демонстрировать красу – неважно, что именно: костюм, часы или машину). Пусть это будет, например, полчаса в день на сборы и три дня ежегодно на покупки. Еще восемь.

Теперь приплюсуем скромный восьмичасовой рабочий день пятидневной рабочей недели… Хотя к чему скромность? Я, например, прекрасно помню и двадцатипятичасовой рабочий день: с трудом сдавался журнал, и я, как главная, находилась на посту аккурат чуть более суток. И это была суббота. Вам наверняка тоже есть что вспомнить в этом роде. Пересчитайте на дни. Работа «съест» минимум три месяца.

Теперь добавьте время, которое вы проводите, думая о работе и говоря о работе.

Не забудьте о часах, которые уходят на то, чтобы восстановиться после офисных будней за рюмкой чаю, а затем реабилитироваться на следующий день. К примеру, если каждая вторая суббота проходит под знаком «просто прийти в себя» – двадцать пять дней в году коту под хвост.

Помните и о тех драгоценных минутах, которые тратятся на походы по врачам и психотерапевтам, на поддержание социальных связей (корпоративные праздники и прочие официально одобряемые пьянки в том числе), на встречи с нужными вашей карьере или фирме людьми. Суммируем с тысячами секунд, ускользающих во время чтения полезной, но совершенно неинтересной профессиональной литературы, а также журналов и книг (чтобы быть в курсе событий или выглядеть чуть умнее).

Каковы итоги? Месяцев шесть набралось, да?

Не забудьте приплюсовать звонки по рабочим вопросам в нерабочее время: к слову, иногда сотрудники за границей просят работодателей оплачивать не сотовую связь, а время. И компании на это идут. Может быть, вы слегка шокированы? Или не слегка? Или вовсе нет, потому что уже понимаете, что я имею в виду?

Приплюсуйте три-четыре месяца сна, пару недель болезней, полдня походов в фитнес-клуб (вы наверняка его забросите, но это не помешает вам купить абонемент в хороший спортивный комплекс) и – это святое! – неделю для просмотра ТВ или сериалов… Теперь можно радоваться: у вас осталась пара-тройка дней в году. Их можно смело потратить на секс, прогулки по парку, задушевные разговоры с близкими, игры с детьми или изучение, скажем, кендо. Правда, тут уж придется выбирать: на все времени не хватит.

Сайт книги – www.daoshifting.ru – поможет вам проанализировать, на что уходит ваше время, и познакомиться с различными вариантами идеального распорядка дня счастливого человека.


На что вы тратите свои деньги?

Цена у денег бывает разной. Эту мысль очень просто понять после элементарных подсчетов. Если вы на сто долларов в Москве можете прожить день, а в тайской деревушке или русском селе Пупкино пять, значит, деньги в Москве – в пять раз дешевле. При таком раскладе очевидно, что человек, который зарабатывает в два раза меньше вас и живет в Индии, все равно зарабатывает больше вас.

Другой пример: вы выбираете между работой А (с зарплатой в $2000 и восьмичасовым рабочим днем) и работой B (с жалкой зарплатой $500 и одночасовым рабочим днем). Какая работа более выгодна? Казалось бы, ответ очевиден… Но если задуматься и посчитать, то получится: во втором случае вы добываете в два раза больше денег ($25 в час вместо $12,5). Удивительно, но факт: трудясь час в день и получая 500 долларов в месяц, вы зарабатываете больше, чем те, кто ежедневно продает 8 часов за 2000 долларов.

Разницу сразу не видно. Возможно, поэтому люди, зарабатывающие 2000 долларов, не нашли других людей, выполняющих за 1500 долларов всю их работу. Так, чтобы на контроль уходило не больше часа в день.

А еще можно посчитать, сколько стоит проживание в том или ином месте. Иногда оказывается, что мы за счет работы оплачиваем только аренду квартиры и покупку вещей, которые нам необходимы для работы.

Вы не снимаете квартиру? Тем интереснее. Выясним, чем вы в этом случае располагаете – в смысле, жильем и как этим распоряжаетесь. Допустим, вы живете в Москве и зарабатываете одну-две тысячи долларов в месяц. Если монетизировать московскую квартиру за $1000 и снять квартиру в Таиланде или небольшом сибирском городке долларов за триста, вы будете получать $700 дохода ежемесячно. Не выходя на работу. Увеличиваем эту сумму в два-три раза – с учетом покупательной способности денег, например, в Азии. Почувствовали себя олигархом? Или даже так: почувствовали себя свободным?


К чему вы привыкли?

Раз в полгода вы выбираетесь в отпуск. И неожиданно понимаете: так (быстро, зло, спешно, агрессивно, торопливо, неосмысленно) жить нельзя. Лично мне сюжеты о постотпускном состоянии и выходе из него чем-то неуловимо напоминают истории о стокгольмском синдроме, когда жертва сочувствует своему захватчику, оправдывает его действия, возвращается приснопамятное место.

Немного похоже на наши ежегодные возвращения из отпуска (или еженедельные с выходных) в полюбившийся ад пробок и планерок, в обожаемый, но от этого не менее трудновыносимый темп жизни, на бесконечно притягательную то скучную, то нервную работу…

К слову, карьера не везде строится так, как она строится в России сейчас. Кое-где за границей люди работают полдня или уходят в годовые отпуска, когда им надоедает офис (относительно этого на Западе менеджеры иногда вносят специальный пункт в трудовой договор, и такой жест никого не удивляет, даже если годовой отпуск оплачиваемый). Кое-где люди строят свой бизнес так, чтобы как можно скорее отойти от дел и начать наслаждаться жизнью. А кое-где начинают подумывать о карьере и самоопределении в тридцать лет, а до этого просто радуются тому, что имеют. И это не что-то исключительное, они так привыкли жить… А как привыкли жить вы?


Глава 1
Как монетизировать квартиру,
или
Уже набившие оскомину истории о дауншифтерах, живущих на ренту

Не нравится мне эта ваша петербургская жизнь!.. Ни у кого ясного, покойного взгляда… Один мучится, что осужден ходить каждый день на службу и сидеть до пяти часов, а другой вздыхает тяжко, что нет ему такой благодати…

И. А. Гончаров. «Обломов»
Для чего читать эту главу?

Чтобы:

• понять, как это – ничего не делать;

• выяснить, подходит ли это вам;

• рассчитать бюджет бесконечного отпуска;

• наметить на картах подводные камни, о которые вы в любом случае разобьете коленки, а значит…

• научиться решать медицинские вопросы.


Легким презрением и тяжелой завистью пропитаны строки газетных статей о людях, сдавших свои квартиры приезжим карьеристам и уехавших от них подальше – на море или в горы. Над этими людьми иронизируют, им посвящают гневные проклятия эйчары. А они такие все из себя возлегают на берегу моря и совершенно не нуждаются в чьей-либо помощи, несмотря на все офисные пророчества.


На дне. В Таиланде

Halibut – это палтус, донная рыба. А еще название сайта двух москвичей, решивших залечь на дно в Таиланде. Их история более чем типична: тридцатидвухлетняя женщина и сорокадвухлетний мужчина самым обыкновенным образом работали в Москве. Она – бухгалтером, он – топ-менеджером. Жили, как и положено, от пятницы к пятнице, от отпуска к отпуску.

«Лет десять назад приехала в Москву зарабатывать деньги и реализовывать свои амбиции. И реализовывала, реализовывала, реализовывала… – с улыбкой вспоминает Матроска (как вы догадались, это не настоящее имя, а творческий сетевой псевдоним). – Конечно, начальство компенсировало деньгами и сверхурочную работу, и невозможность отдохнуть тогда, когда хочется… Но без нормальных отпусков тяжело работать. Недельный отпуск не решает проблемы».

Подобный режим – без лишних часов сна и «больничных» (долго болеть в Москве нельзя, да и невозможно – это знает каждый практикующий карьерист!) – обеспечил бухгалтера квартирой и синдромом хронической усталости. У топ-менеджера квартира с самого начала была, так что работал он только на второй фактор. Вечный круг «дом-работа-дом-работа» позволял чувствовать себя «маленькой лошадкой, которая стоит очень много денег». Не более того.

ЦИТАТА В ТЕМУ

– Что-то изменилось…

– Стало лучше или хуже?

– Если что-то изменилось, это уже хорошо.

Диалог из фильма «День сурка»

Однажды они сели и посчитали (благо образование и опыт работы помогли), что именно и сколько могли бы себе позволить, если бы просто сдали в аренду свои квартиры.

«Сначала думали ехать в российскую деревню, пожить там. Но оказалось, что тайская деревня обойдется даже дешевле», – вспоминают новоявленные тайцы. «Хотелось пожить какое-то время в удовольствие, а не в ощущении, что ты постоянно кому-то что-то должен», – поясняет экс-менеджер. «Пожить в раю», – уточняет экс-бухгалтер.

Два года планы вынашивались, расчеты обсуждались. Со временем мечты обрели конкретные очертания. Дауншифтеры составили четкую программу-минимум (она же – программа-максимум) на период бессрочного отпуска: высыпаться, смотреть фильмы, читать книжки, хорошо питаться, а самое главное – привести в порядок нервы, уставшие от бешеного ритма жизни.

До этого путешественники бывали в Таиланде набегами – приезжали как туристы на неделю, не дольше. В сентябре 2010 года управленец и бухгалтер уволились и отправились в путешествие. Под пальмами они задумали провести полгода-год, а потом посмотреть, что делать дальше. И делать ли что-нибудь вообще.

К моменту нашего общения тайские москвичи уже шесть месяцев жили на пляже. Точнее, в шестидесятиметровом бунгало на острове Самуи в нескольких шагах от моря.

«Ощущение высокоорганизованной деревни, – делятся впечатлениями дауншифтеры. – Вокруг – кафе, магазины, турагентства. Плюс нормальные дороги, хороший сервис, отличный Интернет, доступное медицинское обслуживание (однажды упали с мотоцикла и без проблем воспользовались туристической страховкой). Цивилизация на берегу моря».

По утрам наши островитяне плавают, завтракают и гуляют, потом читают книги, иногда еще раз купаются и снова едят свежайшие морепродукты и фрукты… Потекли слюнки?.. Добавлю, что птицы щебечут совершенно душераздирающе, когда мои собеседники разговаривают по скайпу. А из вашего окна вместо тропических растений и моря видна только бесконечная стройка и шоссе.

За полгода бухгалтер уже успела отдохнуть и соскучиться по самореализации (слегка снимает напряжение написание текстов в блог, но этого уже недостаточно). Управленец по планеркам и менеджерам среднего звена пока не тоскует. Впрочем, судя по тому, что оба они предпочитают и в своем блоге, и в этой книге оставаться анонимами, очевидно, продолжение карьеры в их планах, возможно, и неосознанно, все же присутствует. Или им пока не удалось принять новый образ себя – неработающих обеспеченных гедонистов, новых русских почти рантье.

«Даже если вернемся в Москву, планируем работать на более щадящих условиях: с полноценными отпусками и без авралов по вечерам и выходным, – поясняет экс-бухгалтер. – Очевидно, по возвращении придется начинать с других должностей и меньших зарплат, но все можно наверстать, если будет желание… Сейчас хочется не гнаться за деньгами, а работать в удовольствие».

В раю – кроме тоски по социальной реализации – возникает еще одна проблема: сократившееся общение с родными и близкими. Если вам не удастся регулярно заманивать друзей и родственников к себе на острова (как, например, делают мои герои), придется ограничиваться общением по скайпу. Или полностью менять круг общения.

Арифметика свободы. Домик «халибутов» (так в шутку называют себя мои герои) стоит 21 000 в месяц (рублей или бат – курс почти один к одному), а на все про все (включая ежемесячные путешествия, разно образную еду, экскурсии и так далее) уходит около 80 000 на двоих в месяц. Эта цифра не значит ничего. Потому что на том же острове можно прожить те же 4 недели на 40 тысяч рублят на троих, а можно и на меньшую сумму – большему количеству людей. И наоборот.

Так, семья еще одной моей героини (подробно о ней – в конце главы) тратит в месяц чуть больше 40 000 руб. на троих, из которых меньше 10 000 уходит на жилье. Секреты экономии традиционны: оставаться в одном месте подольше (можно снять жилье дешевле), покупать поменьше вещей, самим готовить еду (хотя в азиатских странах всегда есть вариант очень дешево питаться в местных забегаловках, но не все готовы пойти на такие эксперименты).


Мораль

Итак, вы интенсивно работаете, задерживаетесь в офисе по вечерам, а в выходные присутствуете все там же – если не физически, то мысленно… Остается добавить желание это изменить, и… у вас есть все предпосылки для того, чтобы отправиться в бессрочный отпуск! От такого счастья вас надежно «убережет», скажем, ипотечный кредит. Так не берите его! ☺

Но не думайте, что, как только вы отправитесь на пляж, все встанет на свои места. Не заниматься ничем не так легко, как кажется. К слову, есть такое проверенное упражнение против лени: если не хочется ничего делать, не делайте ничего. Совсем ничего: не болтайте по телефону, не серфите по интернету, не читайте, не спите, не ешьте. Сидите или лежите. Через пятнадцать-двадцать минут вам неожиданно захочется выполнить ранее поставленные задачи.


Кому подходит этот сценарий жизни

Мамам-одиночкам, желающим провести первые годы жизни с ребенком. Даже суперуспешные леди, привыкшие зарабатывать много, вряд ли будут получать от нашего государства пособие больше 14 000 рублей в месяц – данные от июля 2011 года (незначительно увеличить его могут льготы для отдельных категорий мам). Эта сумма сама по себе повод срочно выйти на работу. Но если к ней добавить стоимость арендной платы за сданное жилье (даже не в Москве, а в Красноярске или Новосибирске), получится сумма, за которую можно снимать скромную квартиру недалеко от пляжа и хорошо питаться, сократив расходы на зимнюю одежду и лекарства от простуд.

Тем, кто устал и хочет отдохнуть. Ничегонеделанье, скорее всего, рано или поздно надоест (сделали ленивое упражнение против лени? Устали, правда?), но перерыв позволит приостановиться и подумать о том, как вы хотите жить. Такие передышки нужно организовывать специально – волевым усилием. Иначе никак. Или так, или с помощью больничного листа (когда организм сам решит, что вам нужно время, чтобы побыть наедине с собой, и место, где можно лениво полежать).

Самая главная ошибка, которую может допустить дауншифтер, – ждать от такого тайм-аута (за счет ренты или накоплений) чего-то большего, чем сон, еда и свободное время. Ничего другого вы не получите. Но и этого достаточно, чтобы не только восстановить силы, но и в образовавшейся тишине понять, чем заниматься дальше, чтобы не было мучительно больно за потраченные годы.

Единого ответа и точных сроков нет. И вопрос, нужно ли человеку для подобных шагов внешнее воздействие или он сам поймет, чего хочет и как этого достичь, – почти религиозный[3]. Я по своему опыту знаю, что новое появляется только тогда, когда мы сходим с привычной колеи и осматриваемся.

В моей жизни была пара тайм-аутов.

В первый я сначала наслаждалась неожиданно свалившимся бездельем, а потом грызла себя, что трачу свое время неэффективно… Мой внутренний тайм-менеджер по фамилии Самоед без перерыва бубнил, сколько планов-графиков я могла бы написать, как бы оттачивала свои управленческие навыки на работе, какое количество языков выучила и каким высокодуховным человеком могла стать за то время, что я сплю, читаю и гуляю по паркам.

Через некоторое время он замолчал. Очевидно, при виде того, что я творю со своей жизнью, он онемел.

В создавшейся тишине я продолжила чтение и прогулки, а потом неожиданно поступила на бесплатное отделение магистратуры психологии, сдав экзамены в объеме бакалавриата (мое первое образование – филологическое). Так же, почти не напрягаясь, я отучилась там два года, с успехом совмещая учебу с новой работой.

Во второй тайм-аут я написала эту книгу, хотя, признаюсь, были периоды, когда мечтала в срочном порядке выйти на работу и получать свой кнут и пряник регулярно и предсказуемо.


Это важно!

Сделайте медицинскую страховку. Когда халибуты упали с мотоцикла и им понадобилась помощь, медстраховка обеспечила им бесплатные рентген, перевязку и услуги переводчика (минимального набора слов на английском для объяснений не хватало).

Или не делайте. Например, можно обращаться к проверенным врачам (если вы коммуникабельны, нетрудно будет найти людей, которые знают хороших недорогих докторов). Безусловно, решение зависит от страны пребывания. Так, в Индии недорогая – по московским меркам – медицина, и поход к врачу без страховки не станет, скорее всего, финансовой катастрофой, а в Таиланде цены выше, поэтому лучше подстраховаться. Если тревожитесь, покупайте страховку.

Выучите английский язык.

Или не учите. Во многих азиатских странах понадобится минимальный набор слов на английском (английский там знают почти так же хорошо, как в России, то есть плохо). Часто придется объясняться, как придется. Если вы к вашему куцему английскому добавите пару улыбок, жестов и слов на местном языке, вас поймут гораздо лучше, чем если вы будете говорить, словом и делом демонстрируя, что только что сдали IELTS на 9 баллов. Если же едете в Европу или Америку, без хорошего знания английского не обойтись. Впрочем, одна русская пара регулярно путешествует по самым разным странам, в том числе и европейским, не зная ни одного иностранного языка. Их любимую фразу, которая помогает решать все вопросы в путешествии, понимают во всем мире: «Money no problem».

Выбирайте страну по себе и под себя. На первый взгляд кажется, что выбирать особо не приходится, потому как бананово-лимонный Сингапур, Кипр и добрый десяток европейских стран дороговато встанут для беззаботно-безработной жизни среднестатистических владельцев московских квартир. На второй взгляд окажется, что даже если выбирать только из азиатских стран (забыв малоосвоенные российскими дауншифтерами Африку и Южную Америку), принять решение сложно. Азия – разная: в Китае может напугать коммунизм и строгости с визами, на Бали – неизвестные насекомые и вараны прямо в бунгало, в Таиланде – чрезмерно улыбчивые тайцы. То же самое в этих странах может вас и привлечь. Так что читайте эту книгу и дневники самых разных путешественников, например на форуме Винского (http//forum.awd.ru). Заранее предупреждаю: некоторые блоги вызывают привыкание!


Как еще бывает. Два года любви и путешествий

История еще одной моей героини – экс-журналиста РБК Людмилы, живущей сейчас вместе с мужем и ребенком в Таиланде, – менее стандартна. Себя она считает путешествующей домохозяйкой, а мужа – бездельником в бессрочном отпуске, но кто-то узнает в них и дауншифтеров.

Людмиле тридцать один год. С шестнадцати она работала журналистом и к тридцати годам сделала неплохую горизонтальную карьеру, попробовав в себя в разных известных московских СМИ: от АиФ до РБК. Ее муж работал верстальщиком в одном из московских рекламных агентств – до тех пор, пока не сдал свою квартиру и не уехал в Индию. Там они и встретились – во время очередного короткого отпуска Людмилы, к моменту которого она несколько лет копила деньги на кругосветное путешествие, но планировала организовать его позже. И все, как в рассказе советского юмориста Аверченко, в заверте… любовь к мужчине. На одной стороне – и мечта о долгих странствиях, на другой…

«Я уезжала от той жизни, которая надоела. И понимала, что всегда могу вернуться к тому же самому… В Москве я была винтиком в системе (в моем случае в системе редакции деловой газеты), личная жизнь происходила от случая к случаю. Жила с мамой в одной квартире, давно собиралась съехать, но снимать жилье дорого, а купить свое на мою зарплату невозможно: в ипотеку не впряглась по принципиальным соображениям», – объясняет Людмила.

АНЕКДОТ В ТЕМУ:

«А не пойти ли мне на работу? – подумал я. И не пошел.

После отпуска она вернулась в родную редакцию и написала заявление об увольнении. Руководство не поняло и не поверило в то, что можно взять и резко бросить все в самый разгар кризиса, когда другие сотрудники под угрозой сокращения цепко держатся за рабочие места. Босс заявление подписал, но предложил подумать и оставить дату увольнения открытой. «Чтобы самой убедиться, что это осознанный шаг, а не блажь, я решила поработать еще три недели», – отмечает Людмила. По истечении срока она взяла горящий чартерный билет и уехала в Индию. «Когда ехала, немного опасалась, куда и к кому я еду: мы знакомы всего месяц! Но дней через десять с меня Москва смылась водами океана, и я успокоилась…» В состоянии спокойствия Людмила пребывает уже два года.

За это время ребята поженились и родили дочку. В Индии. Без каких-либо проблем – языковых или медицинских. Для тех, кому это интересно: ведение беременности, роды и послеродовой уход стоили $700 в индийском госпитале европейского уровня. Впрочем, в Индии можно родить и за полторы тысячи долларов, и гораздо дешевле (а то и бесплатно – если дома, по старинке).

Единственный подводный камень в этом процессе таков: зачастую в Индии операция кесарева сечения стоит дороже, чем естественные роды, и потому может настойчиво предлагаться врачами, даже если медицинские показания кажутся сомнительными (хотя факт это или суеверие рожениц, сказать сложно). Если хотите подстраховаться – берите пакет «все включено».

Через несколько дней после родов и мама, и дочурка отправились прямиком в океан (плавать!), а чуть позже вся семья переехала в более комфортный для жизни с ребенком Таиланд. Свидетельство о рождении и загранпаспорт РФ малышка получила еще в Индии (можно и так, не отправляясь по месту прописки), а за первый год жизни побывала еще в Малайзии и Индонезии. «Мы продолжаем путешествовать так же, как и до рождения ребенка», – поясняет Людмила.

Решение, окончательно принятое под влиянием случайной встречи на курорте, она считает самым правильным в жизни.

«Мы сменили московский – не самый приятный – климат и атмосферу вечной спешки и стресса на размеренную деревенскую жизнь в климате, который можно назвать тропическим. Не скучаем по московским развлечениям. Можем часами висеть в гамаке и читать книгу или просто слушать пение птиц и насекомых, ползать и ходить с ребенком по пляжу, иногда занимаемся йогой или другой гимнастикой, но нерегулярно. Мы ездим за хорошей погодой и атмосферой (где есть единомышленники, где есть чему поучиться – йоге, массажу, духовным практикам, танцам). Планируем жизнь на три месяца вперед, не дольше».


Вместо вывода
Дао рантье, или Постофисный у-вэй[4]

Дауншифтеров, сдавших квартиры и поехавших на эти деньги жить и отдыхать, часто сравнивают со старыми добрыми рантье.

При слове «рантье» мое воображение рисует владельцев гигантских квартир в центре Парижа, хозяев бескрайних пахотных земель или, на худой конец, пары доходных домов или чемодана ценных бумаг. Но если придерживаться словарных определений[5], то под этот термин с легким буржуазным послевкусием наши герои вполне подходят.

Кто же они такие, современные мелкие рантье? Встречается такая точка зрения: москвичи в принципе предпочитают жизнь рантье[6], уступая места на карьерной лестнице и в своих квартирах (доставшихся, как правило, по наследству) амбициозным провинциалам (не в том смысле, что все провинциалы амбициозны, а в том, что в Москву едут именно амбициозные). Не всегда москвичи делают карьеру до этого (некоторые счастливо избегают этого этапа и сразу живут на ренту), и не все уезжают из столицы (кто-то отбывает к родственникам, решая денежные вопросы за счет квартирных). Но если первое (карьера) в анамнезе есть, а второе (пляж) маячит хотя бы в перспективе, то перед нами – привычный сценарий пляжного дауншифтинга.

Впрочем, повадки мелкого рантье могут приобрести не только коренные москвичи или неторопливые жители других крупных городов с высокой арендной платой за жилье.

Можно выделить (и это опять же гипотеза и личные наблюдения) еще одну «группу риска»: успешные гастарбайтеры в самом широком смысле этого слова.

Известный факт: со временем Москва перестает нравиться. Глаза на это явление мне открыла подруга, приехавшая из провинции в Москву несколько лет назад, сделавшая в рекордные сроки карьеру и вышедшая замуж по любви за москвича с хорошим характером и просторной квартирой. Вот подумайте, чего же может она хотеть, приходя домой со своей высокооплачиваемой работы? Ответ: не видеть всегда серого московского неба, всегда серого московского снега и всегда серых московских лиц в метро. Ей хочется неспешной жизни в маленьком городе, где можно встречаться с друзьями чаще, чем на днях рождения, где дорога до работы и обратно не превращается в ежедневный ад, где не бывает регулярных террористических актов, лесных пожаров и прочих столичных штучек.

Многие провинциалы, покорив Москву, возвращаются назад или уезжают в Европу или Азию не потому, что у них что-то не сложилось. Как раз наоборот: потому что сложилось все. Посты заняты, амбиции удовлетворены (или, точнее, предыдущие планки взяты, а новые уже не вызывают острого энтузиазма и прилива сил), квартиры в Москве куплены (или отложены деньги на хорошую жизнь). Обладатели заветной регистрации и свидетельства о собственности (или солидных строчек в резюме) решают подумать и о себе. И обнаруживают, что им здесь не нравится. Не у всех хватает смелости и задора возвращаться к провинциальным зарплатам (которые в три-пять, а то и более раз ниже), отсутствию карьерных перспектив, плохим районным дорогам, медленному Интернету и небогатому ассортименту в магазинах. И тогда эти люди, бросив покоренную столицу на новую волну молодых и дерзких провинциалов, уезжают куда-то в более приятные места. Некоторые из них работают над разными проектами или собой, другие практикуют принцип недеяния (у-вэй), выполняя бессмысленные действия (лежание на пляже и/или созерцание природы) так же хорошо, как ранее выполняли то, что в нашем мире считается действиями осмысленными (например зарабатывание денег).


Заинтересовались такой жизнью?

Читайте дальше на эту тему приложение «Справочник дауншифтера» (разделы «Визы», «Насекомые», «Багаж», «Жилье», «Билеты», «Деньги»).

Если будет желание, выполните тренинг, с которого следует начинать любые изменения в жизни (по этому поводу психотерапевты даже иногда предлагают его в начале терапии), – «Ревизия ценностей». После этого приступайте к тренингу «Ревизия времени» и «Ревизия денег». Тренинг-приложение «Оптимизация жизни» ждет вас в конце книги.


Глава 2
Как организовать офис на курорте,
или
Нетипичная история типичного менеджера

Жизнь измеряется не числом вдохов-выдохов, а моментами, когда захватывает дух!

Джордж Карлин, американский комик
Для чего читать эту главу?

Чтобы:

• понять, как трудно уволиться и как легко начать новую жизнь;

• узнать о тех местах, в которых приятно работать (есть и такие!);

• понять, как разговаривать с начальником об удаленной работе и как поддерживать нужные связи;

• вдохновиться (или наоборот) чужим опытом.


Представьте себе, что ваш офис – это скромное, но просторное бунгало недалеко от моря. По вечерам можно работать на террасе, наслаждаясь густым тропическим воздухом, а днем – если жарко – в комнате с кондиционером. Вы не тратите времени на дорогу в офис и домой, потому что в этом же бунгало – к слову, оно находится на уютном цивилизованном острове – у вас спальня, гостиная и кухня. И платите вы за все удовольствия 400 бат в сутки. В Москве это неосуществимо: ни острова в море, ни самого моря… И за 400 рублей не удастся поселиться даже в хостеле в комнате с десятью иностранными и, если повезет, приличными студентами.


Вместо елок – пальмы!

За пределами российской столицы нет ничего невозможного. Описывая почти идеальное место работы и жизни, я не придумывала ничего: прямо сейчас в таких условиях живет и работает Денис Данилов.

«Я иногда, когда общаюсь с коллегами из России по скайпу, включаю видео, чтобы чуть подразнить. Вид океана и пляжа долго не выдерживает никто, просят выключить камеру», – медленно, очевидно, в ритме своей новой жизни говорит Денис Данилов. Поначалу такая неторопливость чуть раздражает, потом начинает привлекать.

Четыре года назад Денис работал в обычном московском офисе, возглавлял пиар-отдел крупного инвестиционного фонда. Побег на пляж замыслил давно и даже рассчитал, что на завершение дел и подготовку понадобится два года.

Время шло, а расчетные два года оставались по-прежнему впереди… Однажды, с ненавистью ожидая очередного Нового года, Денис решил заранее набраться сил в Гоа: «Для меня Новый год давно перестал быть праздником: пару тысяч человек поздравить, провести и поприсутствовать на десятке корпоративов. Куча денег, встреч, нервов… В декабре у меня, как в анекдоте, елки! Перед тем как их проводить, поехал в Индию».

Денис вспоминает, как он лежал на пляже, а перед ним было море и гигантский экран, на который транслировалось любимое европейское кино. Он ничего не делал и почти ни о чем не думал. Ему позвонил приятель, которого он пару дней назад, уже из Гоа, попросил закинуть денег на телефон – долларов 500: Денис и на отдыхе был все время на связи, как положено типичному российскому менеджеру.

«Сейчас я не представляю, что такие деньги можно тратить на связь с Родиной, их можно использовать совершенно по-другому, – удивляется сам себе Денис. И возвращается к воспоминаниям: – На вопрос “Ну как ты там?” я ответил: “Лежу, смотрю то на звезды, то на экран. Слышу, как плещется море, и пытаюсь найти причину вернуться”. “Элементарно!” – сказал мой друг Саша. – “Ты мне пятьсот долларов за телефон должен”. “Точно! – воскликнул я. – Нужно вернуться, закончить дела и свалить…”»

АНЕКДОТ В ТЕМУ

Если не удается договориться об отпуске с начальством, просто предупредите о нем за 14 дней.


Нетрезвое решение

Денис вернулся в Москву с решением поехать в Индию. Решение не было твердым или ясным…

«Стоял тяжелый декабрь, и я никак не мог позволить себе протрезветь. Потому что, когда я трезвел, у меня рушилась картина мира: вот здесь – я, вот здесь – моя карьера, моя жизнь… А я уезжаю черт знает куда… В этот момент я говорил себе: «Стоп! Наливаем, наливаем… Не думать об этом!»

Так сам Денис рассказывает об особенностях того момента и системы принятия решений. Безусловно, проверенной веками, но тем не менее дающей разные результаты. В этот раз – сработало.

После месячного марафона по офисам, клубам и ресторанам Денис с размахом устроил проводы (PR-профессионализм не пропьешь!) и улетел, не обещая вернуться.

Первым делом Денис попал на праздник непослушания. То есть в Гоа – место, где, по мнению опытных дауншифтеров, можно практически все. Легкие наркотики, доступный секс, теплое море, дешевая еда и жилье, безнаказанное вождение в нетрезвом виде – список преимуществ жизни на Гоа никак не вяжется с образом дауншифтера, ищущего откровения и/или себя. Кажется, будто это не отказ от карьерной гонки, а что-то вроде попадания сразу на финиш. Причем без потовыделения на дистанции, в смысле, в офисе.

«Гоа – это территория свободы, ограниченная только смертью. Те, кто этого не понимает, могут заиграться. Возможно, сейчас появилась полиция и спасатели на берегу, но тогда ничего такого не было… А были море, девушки, наркотики, алкоголь, храмы, баньяны [7] , рестораны, пляжи, автомобили, мотоциклы… У людей там срывает башню, потому что вот оно – ВСЕ! Это очень опасный путь, но если случится его пройти, можно обрести свободу. Запретный плод сладок, но, понадкусывав его вволю, приходишь к пониманию того, что действительно нужно, а что блажь. Правда, всем остальным, тем, кто уже «перебесился», смотреть со стороны на то, что мы в Гоа вытворяем, очень неприятно и стыдно».

Денис сравнивает русских в Гоа с детьми, которым надо все попробовать. Мне же это скорее напоминает запоздалый подростковый бунт против непонятных родительских запретов, ранее усвоенных только на словах.

«Поскольку нет стопоров, которые имеются в российском обществе, у многих происходят взрывы вседозволенности. И в этом тоже интересно пожить, а потом через некоторое время прийти в себя… и дальше что-то делать».

Однажды праздник непослушания приелся. Денис отправился в путешествие со своей девушкой: Шри-Ланка, Таиланд, Лаос, Вьетнам… «По дороге» заехали в Москву, где Денису предложили выйти на работу в один известный инвестиционный банк.

«Я уточнил: “Вам же нужны мои идеи, мои организаторские способности и мои связи?” Когда в ответ кивнули, спросил, смогут ли они обойтись без совместных походов в курилку и распивания кофе? Намек поняли. Так я начал работать удаленно».

К тому времени Денис переехал в Таиланд и уже оттуда летал в Лондон – для того, чтобы провести презентации. Работать пляжно-удаленным методом оказалось сложно.

«Конечно, безумно приятно дразнить коллег видами моря по скайпу, но москвичи существуют в своем бешеном ритме, – поясняет Денис. – На природе ты нормализуешься, отходишь от стандарта “busy Russians” (именно так воспринимают за границей вечно решающих какие-то проблемы русских). Признаемся себе честно, иногда мы нравимся себе постоянно разговаривающими по телефону “по делу”, но вот зачем это и для кого?»


А график – на фиг, на фиг…

Последние два года Денис занят своим интернет-стартапом, под который нашел инвестиции. Впрочем, пока он об этом не распространяется.

Денис бросил пить три года назад и примерно тогда же – курить… Говорит, что не нуждается в расслаблении, потому что не напрягается. Происходящее с ним в Москве называет Днем сурка и очень радуется тому, что вырвался из него.

Теперь его, как правило, восьмичасовой рабочий день четко распланирован им самим. «Уйдя от работы, которая была кабалой, сейчас сосредоточенно занимаюсь своими проектами», – подводит итоги Денис. Он не тратит время на дорогу, ненужные планерки и встречи и расходует гораздо меньше денег, снимая при этом два дома – один в Индии (периодически живет и постоянно хранит дауншифтерский скарб там), другой – в Таиланде. Преимуществ – масса: недорогое и качественное жилье, хороший Интернет и дороги, дешевые рестораны, нет проблем с визами, достаточно выехать из страны и въехать обратно (Денис как раз собирается поехать на неделю в Камбоджу – обновить визу). Сравнивать с Москвой Тай сложно даже с большим натягом: за гораздо меньшие деньги здесь доступен принципиально иной уровень жизни.

«Жизнь стала размеренней и насыщенней, более разумной. Я живу в маленьком раю и занимаюсь тем, чем я хочу, в том темпе, в котором хочу. В больших городах, в больших сообществах нет времени на то, чтобы осознать, что происходит, чтобы понять, что тебе подходит, – почти философски замечает Денис. – Вы просто посмотрите, как водят машины в Москве, и все поймете. Каждый стремится догнать другого и обогнать его. В итоге вы все время догоняете кого-то и постоянно едете последними. Когда я спокойно еду 60 км в час и не гоняюсь ни с кем, я еду первым».


Мораль

Дауншифтера, резко сбавляющего обороты, как правило, ждут трудности в принятии окончательного решения и период адаптации. И это… нормально!

СОВЕТЫ ДЕНИСА

Изучайте вопрос. В Интернете море информации о самостоятельных путешествиях. Задавайте вопросы на форумах и не забывайте благодарить помогающих вам.

Заведите блог. Пусть близкие знают, что вам хорошо.

Улыбайтесь. Это главный мегасекрет путешественника: российскому человеку он может показаться глупым и противоестественным, но эти странные люди в Индии и Юго-Восточной Азии с удовольствием помогают тем, кто приходит к ним с улыбкой.


Это важно!

Сохраняйте и укрепляйте социальные связи с Родиной. Вы отправляетесь в приключение, а не умираете для всех. Ведь так?

Подумайте, как ваш уход из компании или бессрочный отпуск можно превратить в праздник. Так, чтобы помнили. И вспомнили при случае.

Смиритесь с тем, что поначалу будет страшно и жалко терять оковы. Спокойствие и уверенность придут. Не сразу.

Если вы планируете в приключении работать, учитывайте разницу во времени и наличие Интернета на пляже.


Кому подходит этот сценарий жизни

Такая жизнь создана для представителей тех профессий, по которым можно работать дистанционно: программистов, журналистов, переводчиков, редакторов, пиарщиков, маркетологов и многих других. Удивительно, как мало задач требуют нашего ежедневного (или даже еженедельного!) присутствия в офисе. Думаю, вы это знаете по себе. Осталось внедрить простую мысль в сознание своих руководителей. Так, как это сделал Денис. Или так, как рекомендует Тимоти Феррисс в книге «Как работать 4 часа в неделю»: он предлагает приучать начальство к отсутствию на рабочем месте постепенно, для начала договорившись об удаленной работе на один день в неделю, а затем увеличивая этот срок. Идеальный вариант – продемонстрировать, что дистанционно вы работаете эффективнее, при этом в рабочее время доступны для обсуждения текущих вопросов. Также рекомендуется сократить время и на общение, например, с коллегами. Скажем, проверять электронную почту два раза (а то и один раз!) в день, а не каждые 15 минут – тогда, когда не хочется браться за большое задание. О «коммуникативных» нововведениях предупредите коллег в автоответе, дав телефон для экстренной связи.

Как правило, просто обращением к логике не обойтись. Вполне возможно, что один вид вашей спины в офисном пространстве успокаивает начальство и дает ему ощущения собственной значимости и контроля над ситуацией. Отнеситесь к тревоге, с которой начальство встретит ваше предложение дистанцироваться, с пониманием. В крайнем случае смело, но уважительно озвучьте переживания начальства, предложите решение проблемы и произнесите слова утешения.

На заметку будущему дауншифтеру. В определенный момент почти каждому отдыхающему дауншифтеру начинает хотеться самореализации или денег. Или того и другого сразу. Некоторые на этом этапе оставляют попытки сделаться счастливыми и возвращаются на работу в офис, другие ищут хорошие предложения по удаленной работе. В этих поисках им (и вам, возможно) помогают две теории.

Первая – теория шести рукопожатий, выдуманная американскими психологами Стэнли Милгрэмом и Джеффри Трэверсом. Согласно ей, любые два человека знакомы друг с другом через цепочку из пяти общих знакомых. Значит, вы уже «знаете» тех людей, которые вам нужны. Осталось найти тех ваших друзей, которые помогут с ними связаться.

Вторая теория – концепция силы слабых связей американского социолога Марка Грановеттера и теория объединителей, о которой рассказывает журналист Малкольм Гладуэлл в книге «Переломный момент». Грановеттер в рамках своих исследований выяснил, что в поисках работы или при решении других социальных задач слабые связи гораздо полезнее и эффективнее «сильных», или близких. Тот, с кем вы редко общаетесь, скорее поможет вам найти заказчика или работодателя, чем близкий друг.

Объединители – это особый тип людей, которые умеют поддерживать отношения со многими (не дружить с двумя-тремя, не общаться с десятью-тридцатью, а поддерживать отношения с сотнями и тысячами). Благодаря существованию объединителей всем остальным не нужно тратить время на поддержание тысяч слабых связей, можно всего лишь общаться с этими чудесными людьми. Хотя бы с одним из них. Дорожите таким знакомым, пусть у него не всегда находится время, чтобы поговорить с вами по душам. К слову, рождение этой книги – начиная от моего знакомства с редактором и заканчивая поиском героев – целиком заслуга слабых связей и объединителей.


Как еще бывает. Туризм и эмиграция в одном флаконе

Миссия немцев в Париже – уберечь меня от тоски по родине.

Генрих Гейне

Офис Артема Ейскова не на пляже, а дома, в небольшой деревушке недалеко от Праги. Я не хочу вас расстраивать, но, скорее всего, в то время, когда вы бегаете по метро или стоите в пробке, он сидит в своем кресле в домашнем кабинете или гуляет по лесу. Он мог бы для полноты картины пить чешское пиво или есть умопомрачительное чешское жаркое с кнедликами, за которые можно продать если не душу, то какой-нибудь парный орган точно… Но Артем вообще не употребляет алкоголь и не ест мясо. Поэтому вы с полным правом можете утверждать, что он не пользуется всеми имеющимися возможностями и будет кусать локти, как только распробует «печено колено».


О погоде и политике

Причины переезда Артема Ейскова и его жены Светланы – политическо-климатические.

«С одной стороны, я плохо переношу долгую русскую зиму, – рассказывает Артем. – Минус 20–30°, да еще и несколько недель, а то и месяцев, никогда не нравились. С другой стороны, есть идеологические причины. Как говорили в свое время советские эмигранты, “эстетические противоречия с режимом”. Окончательное решение уехать мы приняли после парламентских выборов 2003 года. Хотя настроения в обществе были оптимистическими, я тогда работал в экономической журналистике, жена – в правительственном пуле, и мы видели, что закладываются основы для неправильной, на наш взгляд, политики и экономики. Иллюзий после этих выборов не осталось: было много грязи, ее молча проглотили. Звучит немного пафосно… Если проще говорить, то нам становилось неприятно тут жить и работать. И мы подумали: “А зачем?” Ведь мы можем жить на расстоянии от всего этого».

К выбору среды обитания журналисты подошли рационально. Из обязательных требований: климат – более мягкий, чем в России (условие Артема), но не жаркий (пожелание Светланы); близость к исторической родине (тут остались родные и близкие); не слишком высокая стоимость жизни (Артем относит себя к среднему классу по московским меркам); низкая преступность. Азия, Америка, Западная Европа и часть Восточной сразу выбыли. Будущие иммигранты съездили туристами в Чехию и обнаружили, что чувствуют себя там как дома. В отличие от Москвы.

«Несмотря на то, что мы жили в Москве (я переехал в столицу из глубокой провинции, жена – коренная москвичка), мы не любим быстрый темп, предпочитаем спокойствие и размеренность и скорее интроверты, чем экстраверты… – погружается в себя Артем. – Поэтому к чешской жизни, где никто никуда не спешит и никому ничего, по большому счету, не надо, привыкать не пришлось. Это дико нам понравилось!»


На даче в Ближнем Подпражье

Потратив год и семь тысяч евро (на организационные вопросы, билеты и аренду жилья на первое время), в 2006 г. московские журналисты получили долгосрочные бизнес-визы и начали жить в Праге. Адаптироваться к новым условиям, кроме темперамента, помогла четкая установка: «Мы не эмигрируем с целью забыть прошлое, язык, культуру, стать чехами или интегрироваться. Мы уезжаем как бы на дачу». Дача действительно находится в традиционных двух-трех часах езды от Москвы, правда, не на машине – на самолете.

Поначалу новоиспеченные пражане снимали маленькую квартиру, так называемую гарсонку (у нас подобные называют студиями) и внимательно считали деньги, тратя 20 000 крон (около €700) в месяц на двоих (с учетом аренды).

Через полгода заработки вернулись на прежний уровень (Артем и Светлана сотрудничают с ведущими российскими деловыми СМИ, плюс Артем ведет свой собственный проект – сайт http//superinvestor.ru). Фрилансеры переехали в квартиру побольше. В надомной работе есть свои особенности: через некоторое время хочется иметь отдельный от коллег кабинет, даже (а иногда и особенно) если коллеги – члены твоей семьи. Еще через несколько лет экс-москвичи мигрировали в городок недалеко от столицы Чехии.

«Тогда ипотеку давали всем подряд – даже тем, кто заходил в банк по ошибке, – почти шутит Артем. – Мы без вопросов со стороны банка оформили кредит под 6,88 % годовых. Дом нашли немного раньше. Сначала думали о квартире в Праге, но почти случайно заехали в это место (в переводе с чешского “место” – “город”, хотя по российским меркам – деревня с четырьмя тысячами жителей)… Походили по тихим улицам, посмотрели на неторопливых местных жителей и почувствовали себя – опять же – как дома. Купили трехкомнатный каменный барачек (в переводе с чешского “барачек” – “одноэтажный дом”), построенный в конце XIX в., с небольшим двориком».

В будущем жители Ближнего Подпражья (так они сами называют это место) планируют достроить второй этаж и облагородить территорию – чтобы можно было приглашать на летние вакации гостей.


От перемены мест…

Охота к перемене мест помогла Артему оказаться вне игры: он сейчас не так зависит от ситуации в России, поэтому воспринимает ее не болезненно, а скорее отстраненно-иронично, и почти не зависит от ситуации в Чехии, наблюдая за политической и экономической суматохой с добродушной, чуть снисходительной улыбкой.

Если добавить к этому возможность работать и общаться с друзьями по сети, необходимость выходить из дома только в магазин и тот же Интернет, станет ясно, почему ни разочарований в новой стране, ни особых проблем у Артема и Светланы не возникло.

После переезда условия труда, по мнению Артема, принципиально не изменились: фрилансерам неважно, из какой точки мира работать. Условия жизни – улучшились: подходящий ритм жизни, хорошая экология, здоровая и недорогая еда, города Европы в почти шаговой доступности и… совершенно другое ощущение себя при решении вопросов с государством. «Приятно удивила чешская бюрократическая система, – рассказывает Ейсков о том, что он увидел, прорубив свое окно в Европу. – Система сложная, не всегда предсказуемая, но есть четкие алгоритмы, нет хождения по кругу, кроме того, она по большей части не коррумпированная». В качестве доказательства приводит «типичный пример»: знакомая парикмахерша получала разрешение местной власти на открытие маленького салона… Простой русской женщине, открывающей в Чехии свой крохотный бизнес, чиновники сказали очень странную вещь: мол, не можем прийти с предварительной проверкой сейчас, но, если у вас все хорошо, подпишем документы, а проконтролируем потом – и это все для того, чтобы вы могли начать работу сегодня. Когда парикмахерша в чувствах принесла инспектору коробку конфет – согласно древнему русскому обряду кормления духа бюрократии, – чиновница была в шоке.

«Не потому что одной коробки мало, а потому что ничего удивительного она не сделала и ничего за это не ждала. Задача чиновника, причем как он сам ее понимает в Чехии, – работать так, чтобы тебе, мелкому предпринимателю, было хорошо. В Чехии ты не мешаешь чиновнику жить. Если у тебя возникает какая-то проблема, это проблема его, а не твоя, – довольно улыбается Артем, а затем гораздо менее радостно проводит легкий сравнительный анализ того, как оформлял документы в чешской и русской налоговых. – В чешской налоговой за меня заполнили анкету, вежливо проясняя по ходу непонятные вопросы. В России же – буквально за пару недель до этого – в налоговой посмотрели на меня как на червяка и сквозь зубы отправили искать инструкции неизвестно где. Жуткий контраст!»


Что было? Что будет? Чем сердце успокоится?

Сейчас Артем и Светлана периодически приезжают с подпражской дачи в Москву, в том числе для того, чтобы поддерживать деловые связи (так как о существовании фрилансеров могут случайно и забыть, полезно попадаться на глаза редакторам и издателям). В обычные же дни супруги превращаются то ли в чехов, то ли в русских дворян: работают в среднем по три-четыре часа в сутки (хотя иногда «организуют» себе авралы с суточными сменами за компьютером), в остальное время общаются, читают, смотрят фильмы и путешествуют.

Артема и Светлану от гоашифтеров принципиально отличает то, что о будущем они задумываются и даже планируют его. Так, Ейсков намерен развивать свой сайт (пару лет назад http//superinvestor.ru начал приносить стабильный доход; сейчас на сайт заходят 1–1,5 тысячи посетителей в день, одно посещение приносит в среднем один рубль, но это, по оценкам Артема, не предел). А в дальнейшем – жить на инвестиции так, как и положено специалисту: «В своем завтрашнем дне я уверен, нужно подумать и о послезавтрашнем». На государство – российское или любое другое – он не рассчитывает и другим не рекомендует. Сейчас, по его мнению, происходит перестройка финансовой системы, так что, возможно, в будущем у нас сформируются совершенно иные представления о деньгах:

«То, что мы сейчас называем деньгами, не деньги, а средства расчета, которые нельзя хранить. Речь не только об инфляции. Инфляция – видимый результат тех экономических явлений, которые сейчас происходят подспудно. Напомню, тот экономический мир, в котором мы живем, фактически построен в семидесятые годы XX века, а до этого был другой финансовый мир, в котором имелись стабильные валюты, были золото и серебро, а бумажные деньги не считались деньгами. Сейчас нет твердых валют, а будет еще большая волатильность [8]. Поэтому говорить о пенсионном фонде или о запасах на будущее в виде денег или акций бессмысленно».

Артем видит два варианта: жить сегодняшним днем, тратя все, что заработано, или создавать базу, не зависящую от денег. Например, бизнес (какая разница, чем будут оплачиваться востребованные услуги или товары – долларами или патронами для автомата Калашникова, это, по сути, та же валюта). Другая модель «независимой базы» – реальный пенсионный фонд, то есть физически существующие запасы того, что человек планирует потреблять через двадцать-тридцать лет – еду, ткань, бензин. Новая версия испытанных идей наших бабушек – запасы – вполне возможно, будет реализована в виде частных фондов, обеспеченных на этот раз не золотом, а чем-то более энергоемким и/или калорийным: бензином, зерном, тканями.


В тренде – проблемы

Неожиданно (или закономерно?) наш разговор о светлом будущем с «новыми деньгами» и фантастическими «натуральными» пенсионными фондами переходит на Россию.

«Я много критикую страну, но не охаиваю, не говорю, что это ад на Земле. Есть то, что объективно плохо: мороз минус двадцать и серое небо месяцами. Конечно, кому-то нравится снег и холод, кто-то привык страдать от февральско-мартовского депрессняка… Есть еще и всем знакомый “эффект Шереметьево”: когда возвращаешься из цивилизованной Европы и тебя шокирует наполнение понятия “родина”, – напоминает Артем. – После жизни в чешской деревне меня Москва поражает темпами и ценами. К счастью, доходы у меня московские, а не чешские, поэтому разница в ценах не приводит к тому, что я питаюсь булочками, найденными на улицах. Но в хорошем пражском ресторане можно объесться за 600 рублей на двоих. А здесь – встретиться за чашкой кофе».

Ейсков продолжает настойчиво говорить о проблемах и тенденциях (что иногда одно и то же). О том, что в мировой финансовый кризис если Россия и была разрекламированным островком стабильности, то только нефтяным. Что технологические катастрофы (СШГЭС и другие) он предсказывал еще десять лет назад, когда стало ясно, что срок службы зданий, построенных во времена строительного бума пятидесятых – восьмидесятых годов в Советском Союзе, подходит к концу, нового не строится, в ремонт старого не инвестируется достаточно. Что масштабы воровства превышают возможности фантазии… Что в Москве царит культ успеха, причем само это слово понимается специфически:

«Успех – значит, ты имеешь право плевать на нижестоящего; такая вертикаль отношений: верхний гадит на нижнего, тот – на еще более нижнего; чем меньше людей на тебя гадит и чем на большее их число имеешь возможность гадить ты, тем ты успешнее.

Меня часто обвиняют в наличии “комплекса уехавших” (когда иммигрант начинает ругать страну предыдущего пребывания), – поясняет Артем. – Но самое смешное, что есть и “комплекс оставшихся”, его можно сформулировать так: не смей вякать на нашу страну, мы сами будем ее ругать… Это не объяснить логикой, чистая психология: что-то типа “ах, вы отказались с нами страдать!” или “мы хорошо зарабатываем, но при этом живем в России и несем все риски, а вы, гады, мало того, что зарабатываете так же хорошо, но и избежали проблем; вместо этого у вас хорошие чиновники, дороги, цены…” Есть те, кто завидует. Есть те, кто считает сволочью».

Возможно, к этому месту вы начнете возмущаться, обвинять Артема или утверждать, что у него комплекс неофита. В защиту моего героя скажу две вещи.

Первое: его разговоры о Чехии – не бесконечные дифирамбы. Ейсков говорит о лени и медлительности чехов, недоволен тамошними железными дорогами, сетует на сложности визового режима.

Второе: в чем-то я его понимаю. Прекрасно помню свое горе (по-другому назвать не могу), когда мне, после того, как я побывала в солнечно-улыбчивом Таиланде (в первый раз за границей!), пришлось вернуться в суровую сибирскую (тогда жила не в Москве) реальность. Я вдруг поняла, насколько привыкла к плохому (говорю не только о погоде). Честно признаюсь, только крепкий коньяк и такая же дружба с дорогими сердцу людьми помогли в то время с этим смириться.

Одна из моих преподавательниц, психотерапевт с двадцатилетним стажем и дипломами российского (МГУ) и зарубежных вузов, однажды с грустью вспомнила сцену в аэропорту: бодрый самоуверенный европеец, столкнувшись с представителями российской власти, вдруг весь сгорбился, как-то сник и начал смотреть таким знакомым заискивающим взглядом. Вот он – экспресс-тренинг по выученной беспомощности[9], который многие из нас проходят регулярно.

Добавлю еще одно понятие: терапия средой. Беседуя с некоторыми героями этой книги, я думала, что иногда только дистанцированность от некоторых особенностей нашей страны помогла им вернуть и сохранить чувство комфорта, безопасности и собственного достоинства. Конечно, хороший сервис и отношение доступны и в России, но нередко – по моим субъективным наблюдениям – только благодаря связям или за отдельную плату. И, безусловно, есть страны, в которых все хуже и «страньше». И, конечно, есть милые туристические страны, настоящую изнанку и начинку которых мы не видим и не знаем. Не об этом речь.

Арифметика свободы. Средняя зарплата в Чехии – 20 000–22 000 крон (1 крона = 1,6 руб., можете умножать на полтора для простоты расчетов). Семье из нескольких человек понадобится минимум 30 000–45 000 крон в месяц.

Аренда двухкомнатной квартиры в хорошем районе Праги или ипотечные платежи за трехкомнатный дом в ближнем Подпражье составят 15 000–20 000 крон с коммунальными расходами. На еду уйдет 7000–10 000 крон в месяц на двоих (это если почти ни в чем себе не отказывать), на дорогу – общественный транспорт в Чехии хоть и признан образцово-показательным в Европе, но далеко не дешев – еще пара тысяч. Интернет, сотовая связь – еще около тысячи. Медицинская страховка (сейчас иностранцы должны покупать полную) обойдется минимум в 5000 крон на человека в год.

Сверх того – одежда, путешествия и необходимые предметы роскоши.

СОВЕТЫ АРТЕМА

Чехия понравится не всем. В Америке, Канаде, Австралии людям с активной жизненной позицией будет намного комфортнее. Чехия – провинциальное, сонное, ленивое и спокойное царство. «Когда ты приезжаешь туристом и смотришь на эти прекрасные дома, прекрасную погоду и прекрасную еду и говоришь: “Хочу здесь жить!” – подумай, что ничего больше ты тут не увидишь», – отечески наставляет Артем, намекая, что людям с культом успеха в стадии обострения придется в Чехии нелегко.

Чехия не иммиграционная страна, несмотря на то, что каждый десятый житель Праги говорит по-русски. Политика по отношению к эмигрантам становится с каждым годом жестче. Сейчас, чтобы получить долгосрочную бизнес-визу, желательно иметь реально работающее в Чехии предприятие, в котором заняты местные жители.

Своим в Чехии стать сложно. Местные жители ходят, например, в одну и ту же пивную… последние 250 лет. Если мечтаете «очешиться», не надейтесь, что это легко и быстро.

Русскоязычные тусовки во многих странах своеобразны. Часто русские – если знают иностранные языки – избегают общения с себе подобными. По мнению Артема, это объясняется и тем, что хотя существенная часть русскоязычной тусовки, например в Чехии, работает на обслуживание самой тусовки, при этом далеко не все действуют по китайскому принципу «лучшее – для своих». Многие поступают наоборот.

Нужно знать и уважать особенности менталитета, традиции, законы. Например, в Чехии, возможно, окажется трудно привыкнуть к тому, что срочно – это через две недели. Или к тому, что в торговле и услугах нет такого понятия, как обман, потому что взять больше с покупателя – совершенно честно. По этому поводу не надо ругаться – надо торговаться. А в первом случае – спокойно ждать. Не владеете этим навыком? Ищите страну с другим ритмом жизни.

Заинтересовались? В справочнике дауншифтера в разделе «Эмиграция» вас ждут полезные ссылки.


Вместо вывода
Как найти выход из офиса

Верите ли вы в то, что, если будете долго работать, ваша компания или власть отплатит вам сполна? Или в то, что компания, на которую вы работаете, по-настоящему заинтересована в вашем комфорте и процветании? Или что когда выйдете на пенсию, вас не ждут неприятные сюрпризы от государства?

Если да, то заранее предупреждаю: нижеследующее может оскорбить ваши почти религиозные чувства.

Оба героя этой главы отказались от проверенных другими способов жизни. Проверенных, но, к сожалению, не гарантирующих в будущем ничего, кроме возможностей пожаловаться понимающим собеседникам на эгоизм работодателей, непредсказуемость ситуации в России и так далее.

Вряд ли Денис или Артем слушали откровения известного австралийского менеджера и писателя Найджела Марша насчет баланса жизни и работы (тот самый work-life balance), но поступают так, будто знают, о чем он говорит.

А говорит он, что, по сути, компании думают о том, как получить больше выгоды, больше часов работы, больше прибыли от сотрудников. И говорит он так о хороших, заботящихся о своих сотрудниках компаниях, а не о тех, о которых вы сейчас вспомнили (с серыми зарплатами и ненормированным рабочим днем без оплаты сверхурочных).

Именно поэтому такие «хорошие» компании организуют ужины на работе, детские сады, комнаты отдыха, спортзалы прямо в офисном здании, бесплатное такси в ночное время и, разумеется, соцпакеты с медицинской страховкой круглый год и по всему миру. Про соблюдение ТК не говорю. Добро делается не из любви к людям, а по расчету: чтобы сотрудников ничто не отвлекало от самого важного в их жизни – работы. Ощущение опеки, стабильности, сопричастности делам компании, поощрение чувства собственной важности дается не просто так. Всем этим, если хочешь, можно пользоваться, но понимая, что при этом пользуются и вами. По сути, одни ресурсы (деньги) меняются на другие (труд). Ни о каком благотворительном мероприятии в вашу честь или прибыльном способе стать счастливым речи не идет. В некотором смысле вы и компания конкурируете за обладание тем, что есть у вас, – временем, энергией, умом, способностями.

Некоторые эксперты, критикуя капитализм и нынешнюю демократию, говорят о наемном рабстве в принципе. К примеру, известный лингвист Ноам Хомский считает, что демократической в современных демократических обществах в лучшем случае можно назвать только политическую систему. Экономическая же и ныне подразумевает диктат власть имущих и роль второстепенных средств производства для остальных.

Удобно думать, что работодатели отвечают за настоящее, а государство – еще и за будущее. На эти фантазии, к сожалению или к счастью, особо рассчитывать не приходится. Так что планируете вы сами свою карьеру, образование, свободное время или же легкомысленно перепоручаете кому-либо – в любом случае это ваша жизнь и ваша ответственность.

Но вернусь к решению задачи «Поиск баланса между работой и жизнью». Есть две экстремальных точки, которых достичь просто. Во-первых, можно вовсе перестать трудиться: Найджел Марш остроумно рассказывает, как легко он достиг work-life balance, когда год не работал. Во-вторых, можно забыть о жизни. Об этом варианте знает любой хронический трудоголик. Всем остальным представить масштабы помогут два японских термина (определенно, офисно-самурайских): кароси и инэмури (см. словарик ниже).

«Золотую середину» – гармонию в работе и жизни – найти сложно. Единых для всех ответов нет.

Ничуть не шокированы и даже жаждете продолжения банкета? Тогда вам в главу о геокоррекции.

НАСТОЛЬНЫЙ СЛОВАРИК ОФИС-САМУРАЯ

Кароси – неожиданная смерть на рабочем месте, вызванная переутомлением и стрессом. Массовое явление в некоторые эпохи в Японии, между прочим.

Инэмури – сон в транспорте и на работе, в том числе на совещаниях. Если верить Wikipedia и газетным заметкам, инэмури в сознании японцев положительно характеризует спящего, так как является показателем изнурительного труда и недосыпа.

Сараримен (от англ. salaried man – «служащий на окладе») – японский аналог выражения «белые воротнички». Подразумевает отсутствие иных источников дохода (кроме зарплаты), продолжительный рабочий день и, как правило, не очень высокую должность в корпоративной иерархии. Используется по отношению к мужчинам, для женщин существует термин кяриавуман (от «career woman»).

Дацусара – почти дауншифтинг. Точнее, уход сараримана с работы и обретение нового, более интересного или выгодного занятия.


Глава 3
Как легко и просто стать мобильным,
или
Геокоррекция – новый способ решения старых проблем

– Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в своем уме, и ты, и я.

– Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса.

– Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты здесь оказалась?

Л. Кэрролл. «Алиса в стране чудес»
Для чего читать эту главу?

Чтобы:

• понять, что будет, если мы думаем: «там хорошо!» и потом туда переезжаем:

• выяснить, где лучше всего жить, работать и отдыхать;

• научиться на чужом опыте, как воспитывать детей в краю далеком, а то и вовсе в раю на земле.


Лучшая подготовка к путешествию – бескомпромиссный отказ от шаблонов. Этим и займемся. Помните традиционную карту: Россия в центре, сбоку Америки, где-то снизу болтается Австралия? Пора посмотреть правде в глаза: все не так, как мы думали. Если смотреть по карте от Австралии, то мир перевернут с ног на голову. На американской карте мира Россия разрезана пополам. А что творится со стороны ЮАР… о-о-о-о… Это вы найдите в Интернете и раскройте сами[10].

Говорят, некоторые из этих карт не используются в реальности (их предназначение – сводить с ума доверчивых туристов), но глядя, как все оказывается наоборот, понимаешь: наше видение мира не более чем привычка. И не факт, что полезная. Герои главы сменили эту привычку на новую: геокорректироваться по каждому поводу. Их не удивить ни подтасовкой карт, ни видением мира из самых разных точек планеты. Тут, вероятно, у вас возник вопрос…


Что такое геокоррекция?

Новый термин придумал обладатель ника Samlowry, интернет-предприниматель, автор блога with.in, живущий вместе с женой и маленьким ребенком в Таиланде. Придумал не просто так, а чтобы «отстроиться» от дауншифтинга. Дело в том, что внешне его история вполне вписывается в формат «сбавления оборотов»: когда-то вместе с женой они из Петербурга переехали в Таиланд, поняв, что это… легко и доступно. Но его деятельность – веб-предпринимательство – не изменилась, она вообще не зависит от места жительства. Количество времени, которое он тратил на работу, то же: он и до этого работал дома. От идей потребления отказываться Samlowry не собирается, так как любит технические новинки и ценит комфорт. Более того, может вернуться в Россию – если душа запросит. Не то чтобы у него нет принципов. Его принцип – геокоррекция.

Суть геокоррекции проста: вы переезжаете туда, где легче и приятнее удовлетворить потребности, воплотить в жизнь идеи. Меняются задачи – вы меняете среду обитания. Речь не о путешествии, а скорее о переезде в другую страну, причем не всегда окончательном.

Для себя Samlowry в момент интервью ставил задачу – личностное развитие и реализация стартапомании. Сейчас ищет подходящее место на глобусе:

«Удовлетворение от того, что построил схемы, при которых не нужно ничего делать, чтобы были деньги, я получил. Удовлетворение от балдежа в тропиках прошло.

Монотонность жизни надоела, хочется встряхнуться, чтобы реализовать новые проекты. Возможно, в этих целях переедем в Америку: там в тренде альтернативные виды времяпрепровождения, здоровый образ жизни, масса сообществ по интересам…

Кстати, я ненавижу путешествовать. Со скрипом еду куда-то. Мне неинтересны старые развалины, увлекают объекты бытовой и массовой культуры разных стран, начиная от рекламы, заканчивая устройством дверных ручек… Поэтому, думаю, в США будет любопытно: быт там устроен максимально комфортно и неожиданно для постсоветского человека…

Сейчас актуальна тема “Поросенок Петр валит из… Рашки”. Убежать во что бы то ни стало… Мы уезжали совершенно по другим причинам, это не было побегом. У нас появилась идея снять вместо двухкомнатной квартиры в Питере дом в Таиланде. Ведь вернуться можно всегда. К слову, я и сейчас в качестве потенциального места жительства рассматриваю в том числе и Россию, например Калининград. Также в моем личном списке возможных ареалов обитания Стамбул и Одесса. Что останется в итоге из всего этого, пока неясно даже мне».


Геокоррекция: проблемы и решения


Где хорошо, когда мы там есть?

И как найти это блуждающее по всей Вселенной место? Сначала нужно понять, что такое для вас – хорошо. Например, для Samlowry как для человека, зарабатывающего сайтами (причем часть из них – так называемые «серые»), важно наличие хорошего Интернета и отсутствие цензуры. Если для вас так же, то, вооружившись Wikipedia (статья «Интернет-цензура» и др.), вы можете спокойно составить свою интернет-карту мира (приводить готовые карты не стану, самую актуальную информацию по Интернету поможет получить Интернет, а не печатная продукция). Имеет смысл учесть климат, безопасность, особенности визового режима, уровень медицины, стоимость жизни, а при особом желании – индекс счастья.

Специально обученные люди регулярно выясняют Happy Planet Index, этот индекс учитывает состояние окружающей среды, продолжительность жизни и благополучие жителей страны. По итогам, например, 2009 г. Россия заняла почетное сто восьмое место из ста сорока трех. Возглавляют «парад счастья» Коста-Рика, Доминиканская республика и Ямайка, в конце списка плетутся Танзания и Зимбабве.

Таиланд, к слову, на сорок первом месте, Филиппины – на четырнадцатом, Индия – на тридцать пятом. Эти показатели (если на них ориентироваться, хотя, на мой взгляд, они слегка спорные) не гарантируют, что на Филиппинах вы будете себя чувствовать в восемь-девять раз счастливее, чем в России. Скорее, цифры говорят, что вероятность встретить довольных жизнью людей там выше. Впрочем, о том, что счастье, как и несчастье, «заразно», не писал только ленивый. Как и о том, что не только сознание определяет бытие, но и бытие – сознание.

Итак, сейчас Samlowry обосновался в Таиланде, но, как вы уже поняли из его рассказа, продолжает искать страну «по интересам»: такую, чтобы радовала организацией жизни, а также вдохновляла на бизнес-подвиги и хобби-свершения.

Другой пример: для Стаса Кулеша, историю которого вы прочитаете чуть ниже, принципиально важно, чтобы в «стране мечты» говорили на английском языке, там было бы комфортно жить и он не чувствовал себя чужим. Из «развитых» англоязычных стран – Канада, Новая Зеландия, США, Англия, Австралия – под его критерии подходят только две первые. В США его удивляют непредсказуемые законы («Приезжего индийского студента застрелили, когда он вышел из машины. Он не знал, что должен не выходить из авто, а ждать, когда к нему подойдет полицейский. Но нигде этого в аэропорте крупными буквами не написано!»). В Австралии не нравится климат (жара до 50°), а также вездесущие мухи, крокодилы, акулы и змеи. В консервативной Англии, по мнению Стаса, он всегда будет приезжим, сколько бы там ни прожил и как бы хорошо ни говорил по-английски. А вот Канада и Новая Зеландия известны, кроме прочего, благоприятной политикой по отношению к иммигрантам. И с акулами ситуация попроще.

В общем, все герои сходятся в одном: нужно выбирать для себя. Универсальных рецептов гармонии нет. Геокоррекция – возможность оптимизировать жизнь, а не ответ на вопрос, что сделает вас счастливым. Переезды из страны в страну дадут уникальный опыт и ощущение свободы, но и тогда останутся средством, а не целью.


Как отдать все лучшее детям?

Часто именно детский вопрос встает ребром, когда взрослым хочется новой жизни. И однозначного ответа нет. Действительно, мальчики и девочки из привычной среды отправляются… неизвестно куда.

Работая над этой книгой, я общалась как с мамами, которые отдыхают в дороге (малышей укачивает, и все вместе с ними отсыпаются), так и с теми, для которых поездка с младенцем на руках – в целях продления визы, например, – катастрофа. Как получится у вас, если решите воспитывать ребенка в другой стране, сказать не могу. Единственный секрет, которым могу поделиться: очень многое зависит от отношения самой мамы к поездке. Как считают многие психологи, если нервничает и паникует мама, то даже спокойные малыши начинают капризничать. Если мама не видит проблемы в переездах, то и ребенок будет воспринимать их как будни жизни, а то и веселые приключения.

С образованием за границей куда проще, чем с эмоциональным состоянием детей и родителей. Детсады и школы для детей иностранцев есть почти во всех крупных городах мира. Например, в Гоа открыто несколько детских садов (причем два из них – русские) и школ (в основном англоязычных, впрочем, при желании можно отдать ребенка и в индийскую школу). Учитывая, что дети до семи-восьми лет учат языки играючи, ясно, почему родители нередко отдают малышей в иноязычные образовательные учреждения. Так, дочка диджея Тимура Мамедова ходит в международную англоязычную школу в Гоа. Другой герой этой книги – Юрий Зуев – думает о том, чтобы дать сыну образование в рамках школьной программы дома: и время, и знания позволяют. Иногда дети после таких образовательных экспериментов приезжают в Россию, чтобы сдать экзамены в школе экстерном. И сдают, если есть желание.

Что касается высшего образования, то вузы за границей никто не отменял.

С медициной все еще проще, чем с образованием: местные дети тоже болеют, и если вы не едете в страну с очень высоким уровнем детской смертности (а я надеюсь, что вы этого не сделаете), значит, малышей там вылечивают. Конечно, гарантий нет, но есть статистика и личный опыт тех, кто уже поступил так. К этим источникам знаний и стоит припасть, планируя поездку или переезд.


Как не стать запеченным на пляже овощем?

Серьезная, между прочим, проблема. Гораздо труднее, чем работать на кого-то с 9-00 до 18–00, заставить себя делать то, что в целом хочется и нужно, но можно сделать и завтра. «В Таиланде – особая атмосфера. Люди приезжают с планами и натыкаются на мягкую стену, которая лишает их воли. Лень, размеренность, комфорт… Есть все!» – делится проблемами Samlowry. Он испробовал на себе различные методы борьбы с ленью – начиная от препаратов для улучшения мозгового кровообращения и различных систем тайм-менеджмента и заканчивая попыткой организовать коворкинг-центр на севере Таиланда (что-то типа офиса, где работают и иногда живут фрилансеры разных стран). Из всех способов повысить производительность, по его опыту, дает гарантированный результат только спорт: после хорошей тренировки за ноутбуком работается легче и приятнее.

А вот, например, фотограф Светлана Черткова и веб-дизайнер Алексей Кулаков решили заранее застраховаться от проблем с мотивацией и общением. Во-первых, они мигрируют из Москвы не одни, а табором (с ними едут еще два человека, они также собираются работать дистанционно). Во-вторых, планируют создать сначала на Кипре, а потом в Таиланде (таков маршрут путешествия) свой собственный коворкинг-центр.

К новому режиму работы Алексею привыкать не придется. Он давно работает удаленно, и по этому поводу уже долгие годы встает в одно и то же время (независимо от того, будни это или выходные), ведет тайминг рабочего времени, а также ежедневно и еженедельно фиксирует прогресс (на основе идей «Printable CEO» davidseah.com/2005/11/the-printable-ceo-series). Правда, Алексей планируемые «гастроли» называет не геокоррекцией, а thaishifting: «Созвучно с “down shifting”, но смысл получается немного другой: “thai” на сиамском означает “свобода”».

К слову, партнер Алексея – Максим – последние пять лет работает и живет в пути. У Максима вид на жительство в Евросоюзе. Ничто не мешает ему снимать на несколько недель-месяцев домики в разных городах Европы, работать «из дома» и путешествовать с женой и ребенком по окрестностям.

Еще информация на заметку: мой знакомый бизнесмен купил землю в Испании, недалеко от моря, где планирует строить пляжный офис для программистов. Говорю не к тому, чтобы вы учились в срочном порядке производить код, а к тому, что сейчас геокоррекция – исключение, а со временем может превратиться из наклюнувшейся тенденции в рутину жизни.


Как сохранить стабильность?

Многие боятся сдвинуться с места из страха лишиться стабильности. И они правы с точностью до наоборот: бывает, человек переезжает в обстановку, которую на самом деле можно назвать стабильной, и у него случается кризис.

Русскому человеку в комфортной Европе или благополучных странах Азии стабильности может оказаться слишком много. Он там заскучает. Его это угнетает. Нет угнетателя-работодателя, нет неправильного правительства, нет необходимости вставать рано, чтобы постоять в пробках… И человек никак не сможет объяснить ни окружающим, ни себе высветившуюся застарелую депрессию, уныние или банальную неудовлетворенность… Раньше был повод, сейчас нет. Но все равно что-то не так…

«Много работы, с одной стороны, плохо, а с другой, работа оттягивает всю боль, ты ни о чем другом не думаешь, кроме работы или того, как к тебе на ней относятся… А тут появляется время подумать», – рассуждает один из моих героев.

Есть позитивный момент. Человек, подумав, может вернуться к своим любимым проблемам, а может… «почистить карму» – поработать над собой и хроническим несварением мира (с помощью тренингов в конце книги в том числе).

Все, что нужно знать о геокоррекции, вы уже знаете. Карты мира изучили, точки сборки сдвинули, место назначения выбрали (или, по крайней мере, поняли, что никто за вас его не выберет), к основным проблемам подготовились… На сладкое – две увлекательные истории.


Как еще бывает. Свой среди киви

Символ этой страны – киви. Не волосатый фрукт, а серая пушистая птица, похожая на фрукт, названный в ее честь. Если вы запутались, то добро пожаловать в Новую Зеландию. В этой стране антиподов все не как у людей: большинство растений и птиц – эндемики (то есть вы встретите их только там или в Интернете), хищных животных почти нет, зато есть хищные попугаи, которые, по поверьям, могут украсть овцу. И да, многие птицы тут не летают. Не потому что не хотят, а вообще. В лесах гнездятся пингвины, в озерах плещутся редкие рыбы, где-то здесь же извергаются вулканы, величественно раскинулись ледники, а в городах… а в городах все хорошо. Они регулярно попадают в топы самых комфортных для жизни и экологически чистых.

Всего шесть лет назад новосибирский веб-дизайнер Станислав Кулеш писал в своем блоге staskulesh.com о частностях, из-за которых ему не хочется жить в России, а сейчас он там объясняет всем желающим, как переехать в Новую Зеландию.

«Когда уезжал из России, большинство моих одногруппников еще учились в университете. Я не закончил вуз – пошел работать, начал зарабатывать деньги, это увлекло… Когда девушка, с которой встречался, поехала трудиться в Австралию, я решил отправиться в Новую Зеландию, где работал мой друг. Я подумал: раз это рядом с Австралией, смогу в выходные летать к ней в гости.

Нашел языковые курсы на месяц, взял на первый старт $10 000 (чтобы накопить, оказалось достаточным на несколько месяцев отказаться от вечеринок) и прилетел по туристической визе. Заранее предложений по работе не искал: был уверен, главное – желание, а не умение. Предпринял лобовую атаку работодателей, приходил и говорил, что за деньги сделаю революцию в их затхлом Интернете. Сейчас понимаю, что это не отставание технологий, а другой метод ведения бизнеса. Но тогда действовал нагло и взрывал мозги работодателям своими инновационными идеями. Шокировал собеседников (у них так вести себя не принято, там важен социальный этикет, к примеру, вопросы о зарплате принято задавать на третьем собеседовании, не раньше), но работу в итоге нашел.

Через полтора года работы по трудовой визе можно получить вид на ПМЖ. И я его получил. После чего – так совпало – уволился и отправился путешествовать: меня ждали Россия, Китай, Вьетнам, Непал и так далее. Через полгода – столько дозволено находиться вне страны без потери статуса – вернулся, устроился на работу. Полтора года отработал на новой работе, и снова возник вопрос: “Что я тут делаю и зачем?”. Раньше была задача пожить в другой стране, посмотреть на местный уклад, сейчас поставил новую цель – построить бизнес, связанный с веб-разработками. Ушел из конторы и открыл компанию Sliday».

По расчетам Стаса, через год-полтора бизнес станет стабильным. Им можно будет управлять как из Новой Зеландии, так и из любой точки мира. По мнению Кулеша, Новая Зеландия – хорошая во всех отношениях стартовая площадка. Имея здесь вид на жительство, легче передвигаться по миру, проще получить гражданство Америки или Англии, если появится такое желание. У Стаса пока такого желания нет: «В больших странах больше денег, но мне в данный момент столько не надо. Сейчас наиболее комфортно здесь. Найду место лучше – двинусь туда».


Русскоязычные проблемы

Работа в Новой Зеландии, по наблюдениям Стаса, имеет принципиальные отличия от карьеры в России. На работе здесь ценят не умение разгребать авралы и совершать трудовые подвиги, а способность действовать в размеренном темпе. Главное – не результат, а процесс, и русским людям, по наблюдениям Кулеша, это уяснить сложно. Торопиться не принято: нельзя прийти и сделать заказ, который «нужно получить позавчера, и потому сделайте хотя бы завтра». Если работа требует двух недель, она займет две недели. Или – другой пример – если срочно ищут сотрудника, то на это может потребоваться полгода. Это могло бы являться шуткой, если бы не оказалось случаем из реальной жизни.

К моменту, когда беседа подошла к этому пункту, у меня возникло ощущение дежавю (что-то подобное говорил Антон Ейсков о Чехии), но, к счастью, Стас перешел к следующей теме – трудностей в общении.

«Русский» английский слишком категоричен, в нем слишком много «нет» и «нельзя», поэтому русских иногда воспринимают как грубиянов. «В случае с покупкой мороженого это не важно, но если ты общаешься не с продавцом, а с работодателем или партнером по бизнесу, это имеет значение», – поясняет Стас.

«Русский» английский – серьезная проблема, если вы хотите работать на человека или с человеком, чей родной язык – английский. Об этом подробно в своей занимательной книге «Русские проблемы в английской речи. Слова и фразы в контексте двух культур» писала Линн Виссон. Она приводит примеры того, как скромность русских воспринимается как нежелание получить работу, просьбы, сказанные на английском языке «по-русски» (без использования специальных конструкций), – как резкости и так далее. Не буду пересказывать ее книгу или советы Стаса, тот, кто сталкивался, знает. Тот, кому потребуется, подробности узнает сам.

Другая проблема, на которую часто жалуются приезжие в Новой Зеландии, – медицина.

«Долго спорил с одним человеком: он был в шоке от местной системы здравоохранения, а я ее считаю очень удобной, – рассказывает Стас. – Дело в том, что она не похожа на российскую. Врачи тут считают, что с легкими болезнями организм может справиться сам. Например, человек приходит к GP (врачу общей практики, который направляет к узким специалистам или в больницу), говорит о том, что его беспокоит, и получает назначение – леденцы от кашля. А то и вовсе уходит ни с чем. Конечно, если больной ожидал антибиотиков, он может быть расстроен, встретив такой прием. Но задача GP не сделать то, чего хочет пациент, а выявить людей, требующих реальной помощи. Эти врачи десять лет учатся диагностировать болезни и психологические проблемы (вплоть до насилия в семье), регулярно получают дополнительное образование. Прием такого доктора стоит денег – около ста новозеландских долларов, зато все остальное лечение – если GP признал в вас хворого – бесплатное. В России иногда любят поболеть и полечить. Тут такого нет. Зато есть уверенность, что не назначат лишнего и, если будешь реально помирать, реально спасут».


Быт или не быт?

Аренда жилья в этом странном месте сравнима с московской. Например, за 30 000–35 000 рублей в столице России можно снять хорошую однокомнатную квартиру или не очень плохую «двушку». В Окленде, крупнейшем городе Новой Зеландии, за эту же цену тоже можно снять помещение, правда, двухэтажный дом без мебели с четырьмя спальнями и двумя ванными. Именно в таком сейчас живет Стас.

«Окна второго этажа выходят на задний двор, за которым парк с ручьем, водопадом и утками. По утрам поют птицы, в жару стрекочут цикады. До центра и пляжа десять минут на машине, двадцать пять – на велосипеде, полтора часа пешком», – пишет Стас в своем блоге. Да, дом с мебелью стоил бы дороже. Но мебель, к слову, ему досталась бесплатно: крупногабаритный мусор нужно вывозить на свалку за деньги, но раз в год власти вывозят все, что не нужно горожанам, бесплатно, нужно только выставить надоевшие диваны и кресла на улицу… Никто не мешает всем остальным жителям подобрать себе гарнитур, опередив мусоровоз.

Впрочем, не бесплатные подставки под телевизор и дешевая аренда подкупили Кулеша. Комфортность жизни, мягкий климат, хорошая экология (у новозеландцев на этом пунктик) и стабильно работающая государственная система – то, что радует ежедневно: «Сталкиваясь с любой бюрократической проблемой, ты делаешь, как написано, и получается так, как ожидалось».

Арифметика свободы. Минимальные ежемесячные расходы на еду и комфортное жилье составят около тысячи двухсот новозеландских долларов (25 000 рублей). В эту сумму не входят аренда машины, расходы на бензин, покупку одежды, развлечения. Для сравнения: средняя зарплата «свежеприехавшего», по личной статистике Стаса, составляет от двух до четырех тысяч новозеландских в месяц.

СОВЕТ СТАСА

Изучайте официальные сайты по работе и визам в Новую Зеландию, например, immigration.govt.nz. Также поможет сориентироваться в потоке информации staskulesh.com, на многие типичные вопросы есть подробные ответы.

В любом случае, главное – делать выводы на своем опыте. Никто заранее не скажет, понравится вам тут или наоборот.


Как еще бывает. Детский сад с морем

Елена Саяпина несколько лет назад работала аналитиком телекоммуникационной сферы. Она переехала в Москву из Питера, куда в свою очередь когда-то переехала из Краснодара. Елена сделала образцовую карьеру, перспективы который были очевидны:

«Как вариант – идти в инвестбанкинг. Для этого нужно было вложить время и деньги в знания, в том числе и английского языка. Это окупилось бы: хорошая зарплата и высокая должность подразумевались. Единственный минус: все твое время в такой компании на такой должности – не твое; много работы и много командировок. А у меня – маленькие дети, которых мне очень хочется видеть постоянно».

Двойняшек Мишу и Костю Лена и ее муж усыновили, в процессе муж… ушел.

«Он сказал: я передумал, давай прокрутим фарш назад, я ответила, что он может идти гулять с такими идеями. И осталась одна с двумя детьми на съемной московской квартире. Днем с детьми сидела нянька, я работала. Москва – дорогое удовольствие, если у тебя есть двое детей и нет своего жилья. Встал выбор: или продолжать делать карьеру (работа интересная, но с детьми много в этом случае не пообщаешься), или уезжать. В любимом Питере не было такой работы, чтобы можно было жить на съемной квартире и содержать двойню… Об остальных городах не говорю. После Москвы в России везде тоскливо».

Внимательно посмотрев на глобус, Елена остановила свой выбор на Таиланде. Он привлек теплым климатом, лояльным к россиянам визовым режимом, религией (в мусульманскую страну одинокая женщина с двумя детьми ехать опасалась) и кухней (у малышей аллергия на муку и молоко, а в Тае основная пища – рис, соя, свинина). Когда-то Елена приезжала сюда туристом на неделю и подумала, как хорошо было бы здесь с детьми лет семи. Когда ее сыновьям было по два с небольшим годика, она переехала в Тай.

Сейчас мальчишкам уже по пять лет. С мужем Елена до сих пор официально не разведена, по этому поводу шутит, что у них – идеальный брак: «Он счастлив в браке со мной в Химках, а я счастлива в браке с ним в Таиланде. Есть шансы дожить до серебряной свадьбы».

«Можно сказать, что первый год жизни в Таиланде мы существовали на сэкономленные (на суррогатном материнстве и ЭКО) деньги. Такая я жадная мать. Меня многие в России осуждали, что я усыновила детей, не испробовав все способы родить самой. Я отвечала: зачем тратить столько денег, нервов, времени, здоровья, если есть готовые дети. Бери и радуйся жизни!» – улыбается Елена.

О своем «уже отплаканном» диагнозе – бесплодии – она говорит почти спокойно. О своих детях – с большой теплотой. Ей часто не верят, что они – усыновленные: очень похожи на маму!


Чего нельзя купить за деньги?

Елена с самого начала знала, чем хочет заниматься в Таиланде: торговать домами на море. Через некоторое время после переезда она, пересилив себя («ломка была ужасная!

так хорошо было первое время без работы!»), вышла на работу. И об этом не жалеет: «Я продаю людям кусочки рая, ежедневно вижу счастливые лица, горящие глаза. Такие дома покупают не на последние крохи в ипотеку, а просто так, для радости».

Конечно, за несколько лет в жизни в Таиланде возникали и сложности, и проблемы, и продавца рая посещали мысли о возвращении в Москву…

«Все упирается в то, что в Москве я не смогу купить все это. Ни за какие деньги. Сейчас снимаю за 15 000 рублей квартиру с одной спальней, во дворе – бассейн, где дети ежедневно плавают. Сам двор – закрытый, с охранником на воротах, который не выпустит детей без меня или няньки. Море – в пешей доступности. Мы по вечерам ходим на пляж, ужинаем, купаемся… Когда дети засыпают, я совершаю ежевечерний моцион в 10–15 км. И чувствую себя в безопасности, хотя живу в курортном городе – Паттайе, который считается криминальной столицей Таиланда (это для того, чтобы вы понимали, какой тут разгул преступности). Еще одна принципиальная вещь: в Таиланде обожают детей. Любых, в том числе не своих. Расскажу такую историю: мы с другом как-то сидим на пляже, недалеко от нас – пара индусов с маленьким ребенком. Индусов в Таиланде не очень любят, даже есть такая поговорка: “Встретишь змею и индуса, сначала убей индуса”. Уровень симпатии ясен. По набережной идут две тайские женщины не очень тяжелого поведения после отработанной смены… И вдруг они видят ребенка. Бегут в ближайший ларек, покупают ему машинки, начинают сюсюкать… Вообразите: две радостные шлюхи играют с ребенком “врага народа”. Я такую ситуацию в Россию даже представить не могу. Там не то что других – детей своего народа не пестуют! Если мама тебя не полюбила, то и на остальных рассчитывать особо не приходится. Помню, как мои мальчишки подошли в Москве к чужой машине: ее владелец кричал так, будто неоднократно видел, как двухлетние дети голыми руками разрушают автомобили. А здесь недавно мой старший долбанул палкой со всей дури по чужому пикапу. Подошел водитель, посмотрел на ребенка, на палку, на меня и произнес: “Две тысячи бат”. Он не сказал ничего о моих детях, о том, что с ними надо делать и как их воспитывать, что, мол, “понаехали тут”… Просто “две тысячи бат” – причем оценка ущерба справедлива, – и мы расходимся без скандала… Дети в Тае растут в атмосфере любви: на них не принято кричать, им принято улыбаться. Дети – и свои, и чужие – счастье. Малышей берут с собой на работу, с ними часто сидят и нянчатся папы. Это приятно наблюдать, в такой обстановке комфортно жить».

Еще немного сравнительной этнографии: если в России маму, усыновившую двойню, жалели, пугали проблемами с мальчишками или в лучшем случае не понимали, то в Таиланде… не придают значения. «Я не скрываю ничего, но это людям неинтересно в принципе… Вода мокрая, небо голубое, у этой бабы дети усыновленные… И что?» – радуется невниманию окружающих Саяпина.


По-китайски говорить…

Когда Елена уезжала, думала, что останется на год. Год постепенно растянулся… Со временем, когда детки вырастут, семья, возможно, переедет в Бангкок – поближе к университетам. В любом случае Елена уверена: знание трех-четырех языков – серьезная заявка на победу в жизни. Уже сейчас пацаны знают русский, английский и тайский (благодаря няне-тайке), и Саяпина думает, не отдать ли детей в китайскую школу, чтобы они заговорили еще и на мандарине.

Сама Елена трудится риэлтором и журналистом (пишет в местные издания о недвижимости), в свободные от работы сезоны – летом, когда деловая активность затихает, – путешествует с детьми.

Вопросы о будущем и пенсии Саяпину не беспокоят. Может быть, потому, что после того, как она искала и нашла свою первую работу в Питере, ей уже почти ничего не страшно. Опыт действительно экстремальный: у приехавшей из Краснодара выпускницы вуза закончились деньги, но работа к этому времени не нашлась. Чтобы купить газету с объявлениями и билет в метро (достаточно одного – обратную дорогу с места собеседования можно пройти пешком), Лена собирала пустые бутылки на улицах. Конечно, можно было сдаться тогда, но… вы, наверное, уже поняли, что Саяпина не из таких.

Еще одна причина для спокойствия – Елена уверена, что проблемы надо решать по мере возникновения. И, главное, жить сегодня:

«Мою близкую подругу убили в Питере. Помню, как она упахивалась, чтобы успеть отдать кредит вовремя. Я советовала ей забить, мол, деньги подождут… Она работала, чтобы вернуть долги, расплатилась… Через пару месяцев ее убили. После этого стало понятно, что жизнь очень коротка, она может закончиться в любой момент. Одно неудачное возвращение домой – и все. И если не сейчас, то когда жить? Когда море, когда пальмы, когда общение с детьми, когда будет приятно и спокойно?..»

СОВЕТЫ ЕЛЕНЫ

Нужно учить тайский язык. В идеале. Сама Саяпина, правда, не учит: «Это выше моих представлений о добре и зле и пределах человеческих возможностей. У меня есть двое детей, которые говорят по-тайски. Когда мне что-то надо от окружающей реальности, я обращаюсь к ней через них».

Переезд в другую страну не решит твоих проблем, если они внутри тебя. «Зима не нравится? В Тае этот вопрос будет снят. А если проблема в том, что вы гений, а вас не понимают и не признают властелином вселенной, вряд ли миграция поможет, – наставляет Саяпина. – Некоторые приезжают, западают на местных девочек. А те очень умные, знают, где погладить и что сказать. Заканчиваются деньги, заканчиваются девочки… Не нужно иметь иллюзий, будет меньше разочарований».


Вместо вывода
Еще раз о том, о чем много говорили

Об этом твердят мои герои, но я все-таки еще раз повторюсь: переезд в другую страну – это всего лишь переезд в другую страну, а не гарантированное обретение вечного счастья и гармонии.

Но я попробую дополнить и развить эту мысль, не столько на примерах историй в этой главе или книге, сколько вообще. По идее, миграция может помочь не только с климатом, но и в целом со средой, в которой живете. Не хватает в России улыбающихся людей и ранит регулярное хамство? В Таиланде, например, первых будет достаточно, а второе будет случаться, скорее всего, гораздо реже. Сводит с ума непредсказуемость российской бюрократии с ее «двойными посланиями»? В Европе, вероятно, бюрократия будет гораздо более гуманной по отношению к человеку, то есть к вам.

При желании можно выбрать страну, которая поможет вам получить яркие, сильные впечатления, или вырастить детей в атмосфере любви, или дать ощущение защищенности и комфорта, или предоставить разношерстную компанию для новых приключений и поисков, или получить дозу экстремальных впечатлений… Безусловно, не под каждый заказ можно найти страну (с «почувствовать себя властелином мира» действительно выйдет неувязочка). И, конечно, такое «дополнение» себя подходящей страной – не решение внутренних проблем.

Можно учиться жить здесь. Можно переезжать. И в том, и в другом случае лучше иметь меньше иллюзий, чем больше. Местные климат и законы – это то, на что можно в какой-то степени рассчитывать при переезде. Все остальное будет сюрпризом.


Хотите найти свое место в мире?

Вам поможет тренинг «Мой даошифтинг» (см. приложения в конце книги). Завидуете героям или, наоборот, раздражаетесь, когда читаете о них? Попробуйте тренинг «Быть цельной личностью».

Почти решились на перемены? Изучите тренинг «Внутренний враг».

«Справочник дауншифтера» подскажет вам, как собраться в дорогу и освоиться на месте.


Глава 4
Как обрести охоту к перемене мест,
или
Тревеливинг как стиль жизни

Великие начинания даже не надо обдумывать.

Гай Юлий Цезарь
Для чего читать эту главу?

Чтобы:

• узнать, каково это – жить в путешествии;

• увидеть плюсы и минусы великого переселения отдельных представителей народа;

• понять, как менять жизнь на ходу;

• собрать один рюкзак на много лет вперед;

• научиться по пути зарабатывать деньги.


Omnia mea mecum porto, в смысле, «все свое ношу с собой». Для кого-то эта фраза о том, что главное – ум и знания. Но другие на самом деле все свое – как духовные, так и материальные ценности – берут с собой. И возят по всему свету. Так и живут – в путешествии. О том, как до такого можно докатиться (во всех смыслах этого слова), Маша Дубровская рассказала мне по пути с Бали на Филиппины.


Жизнь как путешествие

«Взахлеб читала блог товарищей, годами путешествующих по Индии. Наблюдала за их удивительной жизнью, комментировала посты и почти была уверена, что у них есть скрытые доходы или богатые родители. Во время первого отпуска в Индии какое-то время жила у них, задавала вопросы… У меня был шок: это обычные люди! Они не прожигают жизнь, работают удаленно, живут на честно заработанные сбережения. Тогда я на практике поняла, что жизнь моей мечты – а в Индию я влюбилась – совсем недорого стоит. Поняла, что могу зарабатывать деньги дистанционно. Оказалось, все это не фантастика, а реальная возможность. Вернулась в Санкт-Петербург на свою прежнюю работу фотографа и дизайнера, начала учить хинди (английский знала плохо, но не везде в Индии понимают даже “хороший” английский) и копить деньги. Картина материальных ценностей перевернулась: когда выбираешь между покупкой новой кофточки, потому что старые надоели, и неделей жизни в Индии… вопросов нет! За полгода накопила 120 000 рублей на первое время. Этой суммы мне действительно хватило, чтобы проехать через всю Азию до Индии и прожить там первые семь-восемь месяцев.

Что меня так зацепило во всем этом? Свобода и экзотика, наверное. Мне хотелось жить интересно, а в Индии постоянно видишь что-то новое. Я визуал, я хотела зрелищ и поняла, что и с хлебом там проблем не будет. Первый месяц пребывания в этой стране вогнал в эйфорию. Все прошлое (попытки работать в России) показалось серым и скучным по сравнению с тем, как можно жить.

Знакомые говорили, что это сумасбродство, пророчили, что скоро деньги закончатся и я вернусь… Но когда встал такой вопрос, оказалось, что ехать на заработки в Россию… нерационально: на билеты уйдет такая сумма, на которую в ЮВА можно жить месяцами. Конечно, поначалу было страшно: вдруг что-то случится в незнакомом месте, где нет близких. Но когда ты побываешь в двух странах, понимаешь, что и в третьей не пропадешь. Везде разные обычаи, но люди в принципе похожи. Родственники намекают на стандартную жизнь: свадьба, дети, оседлый образ жизни… Мне кажется, это все впереди. Пока молодая, могу путешествовать. Я знаю, многие говорят: сделаю карьеру – буду путешествовать. Или рожу ребенка – буду путешествовать. И в итоге так и не приходят ни к чему, кроме сожалений об упущенных возможностях».

Тридцатидвухлетняя Мария в пути уже четвертый год. В самом начале бесконечной «дороги домой» в Индии Маша встретила попутчика – Аджея Верма. Когда-то он работал в Москве диджеем, но понял, что такой образ жизни (да и жизнь в России в принципе) не для него. Посчитал, что, сдав комнату на окраине столицы, может жить в Индии без проблем с деньгами, и улетел.

Аджей и Маша влюбились друг в друга и в идею мобильной жизни. Со временем родился термин – тревеливинг, или жизнь в путешествии.

Концепция проста и красива: не скакать галопом по странам, фотографируясь у достопримечательностей, а останавливаться в каждом месте на три-четыре месяца. Это позволяет лучше узнавать страну, ее жителей и… экономить (получать скидки на аренду жилья и байка и покупать продукты по местным ценам в нетуристических местах).

За годы странствий Маша и Аджей летали в Бире (Индия) на парапланах над рисовыми полями, забирались на вулканы в Индонезии, лазили по тайским пещерам, покоряли на мотоцикле безлюдные Гималаи, присутствовали на свадебной церемонии на Бали…

Где-то в районе Пхукета и Пи-Пи (Таиланд) Аджей учился управлять парусной яхтой. Уроки по доброте душевной – просто так, за хорошую компанию, – давал француз, который вместе со своей девушкой на яхте приплыл из Мексики в Таиланд для того, чтобы через Шри-Ланку и Мальдивы добраться до Европы.

Прямо сейчас, когда я пишу эти строки, Аджей и Маша проводят свой 1358-й день путешествия на частном острове с коралловым пляжем, большим домом и интернетом. Владелец острова живет полгода здесь, общаясь с гостями и отдыхая, а полгода – в Австрии. Не знаю, сколько стоит этот конкретный остров на Филиппинах, но, если верить одному из обзоров «Ведомостей», «типовая квартира в спальном районе Москвы стоит как остров в тропиках» (если вас это взволновало, можете прямо по этой цитате и найти разрывающий шаблоны текст).

Аджей и Маша считают, что их стиль – не дауншифтинг, а апшифтинг: они тратят меньше денег на более высокий уровень жизни.

Количество «долгов» перед миром, по ощущению Маши, в ее новой жизни сократилось в разы:

«Раньше хочу – не хочу, а надо встать и делать то, что нужно не мне, а другим… То должна, это, другое… Большая часть того, что должна, была мне не по душе. Не скажу, что работа не нравилась, но сейчас я гораздо более свободный человек. Конечно, и нынче нужно зарабатывать, но есть огромная разница между тем, что я должна была тогда и что теперь».

Арифметика свободы. Бюджет путешественников: $900 в месяц на двоих. Маша зарабатывает, продавая фотографии и рисуя картинки (старается работать не с заказчиками, а с небольшими стоками[11], чтобы тратить меньше нервов). Аджей получает доход от аренды комнаты, монетизирует сайт, планирует научиться восстанавливать мотоциклы: ему нравится возвращать технику с того света.

Их блог http//traveliving.org – один из самых удобных и полезных сайтов о путешествиях, которые я читала, работая над книгой, – также начал приносить прибыль, когда количество подписчиков перевалило за тысячу. Доход от продажи рекламы – от $100 до $500 ежемесячно (сейчас тревеливеры пользуются системой Daos, что и другим рекомендуют в качестве одного из способов извлечения денег из блога).

Можно назвать жизнь тревеливеров аскетичной: они не тратят деньги на брендовую одежду, автомобили и прочее (предметы роскоши в путешествии ни к чему) и покупают то, что на самом деле необходимо. С другой стороны, можно ли назвать скромным трехкомнатный дом на острове? Туда они сейчас покупают бамбуковую мебель. Маша и Аджей арендовали его на полгода за смешные деньги (6000 песо, или 4000 руб. в месяц) и теперь инвестируют в уют. Они живут так, как не каждый олигарх может себе позволить, и делают то, что хотят.

Себя считают не экстремалами, а людьми, ценящими спокойствие и удобство. К действующим вулканам или навстречу цунами – как делают некоторые путешественники – не спешат. Перед каждой поездкой гуглят информацию о погоде, безопасности, традициях, достопримечательностях, транспорте, ценах и прочем, предпочитая легкодоступные комфортные места труднодоступным или слишком «заезженным» туристами. Хотя иногда останавливаются и в тех, и в других – ради интереса и впечатлений, но подолгу в «неудобных» городах не живут.

Иногда окончательный выбор принимают, читая блоги и списываясь с теми, кто уже живет там: в этих целях даже разработали специальный поисковый сервис по блогам http//travelbloggers.ru/travel-search.html. И, конечно, пользуются путеводителями Lonely Planet или Wikitravel.

В настоящем у них есть возможность два года провести на Филиппинских островах (приятные особенности визового режима), но Аджей и Маша пока не знают, воспользуются ли ею. Поживем, говорят, увидим. Хотя на годы вперед они не планируют, но у них есть заветная мечта – путешествие по одной из Америк (или по обеим сразу) на мотоцикле или в домике на колесах.

Возможно, когда-нибудь они осядут на годы в приятном для жизни месте, заведут собаку или кошку (несбыточная мечта тревеливера!) и станут воспитывать детей (впрочем, это можно делать и в путешествии – в отличие от живности, малышей при въезде в некоторые страны не нужно помещать в долгий карантин). Но прямо сейчас… им нравится так!


Топ стран от тревеливеров

Индия. Плюсы: цены, достопримечательности, удобство перемещения, еда, местный колорит. Минусы: проблемы с визами, климат (не позволяет долго жить на одном месте), чрезмерное внимание местных, проблемы с Интернетом.

Таиланд. Плюсы: очень удобная для жизни страна, комфорт почти на европейском уровне. Минусы: продление туристических виз подразумевает постоянные въезды-выезды, местные жители плохо говорят по-английски.

Индонезия (Бали). Плюсы: природа, интересная культура, невысокие цены (при условии, что вы умеете торговаться). Минусы: проблемы с интернетом, хлопотное продление виз, сложности с жильем в среднем диапазоне цен (от $50 до $200 в месяц).

Филиппины. Плюсы: удобный визовый режим, низкий уровень цен, климат, вкусная еда, хороший Интернет, местные жители хорошо знают английский язык. Минусы: цены на краткосрочную аренду комнат и байков выше средних по Азии.


Это важно!

Он проверил свое имущество: одеяло, несколько ножей. Кусок веревки. Копье. Собственно, больше и ничего и не требуется.

Тэрри Пратчет, «Люди ковра»

Настрой. Расслабьтесь! Иногда люди приезжают зажатые, собранные в комок, как ежики, и ждут, что их наколют. В таких ситуациях они сами находят проблемы. Улыбайтесь, будьте открыты – это помогает в общении.

Еще один важный момент. Азиаты часто опаздывают и затягивают дела, так уж сложилось, для них это нормально. Если удивляться, нервничать, думать, что они дураки, то ничего хорошего не выйдет. А если закладывать несколько дней на выполнение обещания, учитывать особенности менталитета, то жить и общаться с ними будет гораздо приятнее.

Медицина. Прививки и страховки – хорошая вещь. Но уже несколько лет Аджей и Маша обходятся без них. Консультации врачей в ЮВА гораздо дешевле, чем в России. Если ориентироваться на те клиники и тех докторов, которым доверяют простые местные жители, а не на ту медицину, которая предназначена исключительно для богатых туристов.

Названия местных аналогов нужных лекарств поможет найти Google. При желании запастись ими (а также вылечить зубы или пройти медосмотр) можно во время редких визитов в Россию.

На всякий случай каждый раз на новом месте путешественники узнают месторасположение аптек и госпиталей.

К местным лекарям/шаманам/хилерам не обращаются, потому что не верят ☺.

Цены на жилье и прочее. Бронировать жилье заранее в Азии нет смысла. По приезде можно посмотреть варианты (чтобы не судить по фото) и, конечно, поторговаться. При желании можно зарезервировать «койкоместа» на первые пару дней, чтобы было время сориентироваться на местности. В этом несложном деле помогут ссылки в справочнике дауншифтера по теме «Жилье».

Еще два неожиданных совета. Первый: выясняйте, сколько платят местные жители за услуги и товары. Можете спрашивать у тех, кто приобрел то, что вам понравилось. Второй: торгуйтесь, называя общую сумму сделки. Для азиатов она важнее, чем доход от каждой единицы товара (или от каждого месяца аренды). Можете оставить email и продолжать торги по почте: распространенная практика при покупке, например, мотоцикла или большой партии товара.

Интернет. Не стесняйтесь находить открытые интернет-сети с помощью Wi-Fi! Шансы найти открытые сети выше на вторых этажах домов неподалеку от кафе или офисов.

Местная еда. К ней нужно привыкнуть. Как правило, пищеварительная система первые дни адаптируется к местной воде и еде, это не повод паниковать.

В остальном же блюда местной кухни (приготовленные на открытом огне со множеством специй) безопаснее «европейских», приготовленных азиатом. Такой парадокс вполне объясним: и специи, и огонь – отличная дезинфекция не всегда мытых фруктов и овощей.

Выбирайте точки общепита, где много местных жителей, смотрите, что они заказывают, прислушивайтесь к себе, и вы сэкономите на еде и лекарствах одновременно.


Как еще бывает. Тайм-аут на год: как директор устроил себе двенадцать месяцев весны

Человек без адреса подозрителен, человек с двумя адресами – тем более.

Бернард Шоу

Вячеслав Красько – любитель создавать себе приключения. В хорошем смысле. В прошлом году он отправился в кругосветное путешествие на целый год и к настоящему моменту уже успел побывать в Антарктиде, Австралии и еще 30 странах.

В дорогу Слава двинулся после семнадцати лет успешной и непрерывной карьеры: среди последних «взятых» постов – должности финансового директора Клинского мясокомбината, «Седьмого континента», компании «Альтиус девелопмент» («дочка» «Базэла»). На его счету многомиллиардные сделки, контракты с иностранными инвесторами, выход на IPO и прочее. Он отрывался от рабочего стола только очень ненадолго, передвигаясь по миру, как он сам говорит, «в скафандре, то есть останавливаясь в отелях четырех-пяти звезд, с трансферами и гидами».

«За счет карьерного роста мои доходы росли, все было стабильно и хорошо. Но где-то внутри зрела идея, точнее, мечта о кругосветном путешествии. Своеобразным толчком стал звонок знакомого… Я сидел на совещании, он набрал мой номер телефона, предложил за $300 билеты в Америку: место прибытия – Колумбия, место отправления обратно – Эквадор, лететь завтра… А я ни испанского языка не знаю, ни хоть какой-либо информацией об этих странах не владею. Плюс у меня скоро заканчивается загранпаспорт…

Сначала отказался. Потом пообщался с известным путешественником Валерием Шаниным, который сказал, что все мои аргументы – ерунда. В последний момент я сказал “да” и поехал… После этого автономного путешествия по неизвестным странам кругосветка превратилась из абстракции в реальный план. В дочке “Базэла”, где я тогда работал, назревала реорганизация. Я решил, что, прежде чем браться за новую работу, можно сделать паузу и позволить себе год настоящей жизни… У меня были даже такие мысли: что бы я делал, если бы узнал, что неизлечимо болен? Вариантов не было: конечно, отправился бы вокруг света! И я подумал: зачем ждать таких обстоятельств?»

В европейских и американских компаниях тайм-аут – полугодовой или годовой отпуск – если не привычное, то уж точно не шокирующее окружающих действие. Я уже упоминала, что иногда трудовые контракты составляются с учетом такой возможности. В России подобная практика вызывает не только удивление, но и подозрения. Когда Красько подал заявление на увольнение и «Ведомости» написали: «Финансовый директор бросил “дочку” Дерипаски ради кругосветного путешествия», служба безопасности начала наводить справки («откуда у него такие огромные деньги?»). Хотя, как уверяет Вячеслав, ни о каких роскошествах речи не шло.

Интервью с Вячеславом я начала в Мексике, а закончила в США. Не потому что мы так медленно и долго разговаривали, а потому что Слава слишком быстро передвигается по миру: за год он запланировал побывать в большинстве точек из рейтинга «100 самых замечательных мест планеты». Подолгу почти нигде не задерживается. Исключением стали запавшие в душу Непал и Буэнос-Айрес, он провел больше месяца и там, и там. В Непале Красько наслаждался горами и общением с гуру, занимался йогой. В Аргентине брал уроки танго, влюбившись в танец и страну.

Кроме этого, он учился метать бумеранг в Австралии, осваивал серфинг на Бали, впервые почувствовал себя капитаном яхты в Таиланде, выдрессировал мотоцикл на Гавайях. Ничто человеческое, впрочем, Славе не чуждо: в Лас-Вегасе он, например, запланировал взять на прокат смокинг и устроить мальчишник.

Несмотря на активную перемену мест, бывший директор уверен, что главное путешествие совершает не по миру, а внутри себя. Билеты и впечатления – средства для этого.

«Я очень рациональный человек: должность финансового директора и экономическое образование обязывают. Но в путешествии решил идти исключительно путем импровизации: сегодня не знаю, где буду и что произойдет завтра. Это не безалаберность. Хочу посмотреть, куда меня приведет интуиция. Когда ты все рассчитываешь, это делает твой ум, а когда отказываешься от планов, тебя ведет душа. Звучит пафосно, но – удивительно! – это работает. Например, четыре раза пропавший смартфон таинственным образом возвращался ко мне, причем однажды я, опять-таки следуя интуиции, наугад нашел вора в метро Буэнос-Айреса… Или другой случай: вышел из поезда в Пекине, не представляя, где буду ночевать и что буду делать (даже путеводитель не читал), ко мне в skype случайно постучалась Лили, намекнув на «незабываемые часы с красивой китайской девушкой». Предложение оказалось не таким уж сомнительным: жительница Пекина(!) Лили изучает русский язык и пока не очень точно формулирует свои мысли. Она мне помогла сориентироваться на месте, показала город.

Случайные места западают в душу, случайные знакомства становятся чем-то большим… В Сан-Франциско скоро встретимся с Райеном из США, с которым полгода назад оказались на одной полке общего вагона индийского поезда. Тогда мы вместе ездили три недели по Индии и Непалу, а сейчас планируем на машине пересечь Штаты. В Чикаго увижусь с молодым миллионером, который ушел на пенсию в тридцать лет. Мы познакомились в Антарктиде, а сейчас задумали новую встречу… Меня зовут в Иран, Израиль, Францию, Германию – люди, с которыми я путешествовал…»

Отдельные знакомые воспринимают его блог www. godvesny.ru как «дневник потребления» и «шоу зажравшегося менеджера». Вячеслава такое внимание к себе не останавливает: он продолжает писать о том, что деньги – лишь средство, чтобы получить впечатления, ощущения, свободу… Смысл жизни в этом, а не в непосильном труде ради заработка или в механическом накоплении. Важность денег Красько не отрицает, но и служителем культа становиться не намерен. После возвращения из кругосветки его ждет Непал: там он планирует написать книгу о своих приключениях и открытиях. Кроме того, в перспективе – фотовыставка (Вячеслав много фотографирует в путешествиях) и бизнес-проект, предполагающий «новый подход в организации путешествий».

Можно назвать историю Вячеслава кризисом среднего возраста. Или сослаться на теорию дядюшки Юнга, согласно которой в середине жизни человек может отказываться от привычной «ведущей» функции и сделать ставку на «дополнительную» (грубо говоря, если человек опирался на логику, то начнет ориентироваться на эмоции, и так далее). Как бы то ни было, в путешествии, по словам бывшего менеджера, изменилась не только его жизнь и круг общения, но и он сам. Слава иначе, чем раньше, смотрит новости: наводнение в Боливии или извержение вулкана в Индонезии для него не картинки по ТВ, а места, в которых он был, в которых живут и сражаются за жизнь знакомые… По-другому, без предубеждения, воспринимает людей других национальностей – девушек из Ирана (они поразили его общительностью и страстностью), парней из Таджикистана, Узбекистана, Армении (он успел проехаться и по этим странам и столкнулся с обезоруживающим дружелюбием и гостеприимством).

А еще Красько теперь может уехать в любую страну мира в любой день – без подготовки. При наличии паспорта и денег, разумеется.

Арифметика свободы. Годовой бюджет путешествия Вячеслава составляет $33 000. Из них около тысячи долларов ушло на визы и медстраховки (он озаботился ими заранее), столько же зарезервировал на непредвиденные обстоятельства.

Основные статьи расходов – еда, билеты, жилье. Конечно, Красько приобрел опыт бесплатных поездок автостопом и радушных приемов в домах случайных знакомых. Но большую часть расстояний он преодолевает за деньги, а ночевать предпочитает в хостелах, а не в спальнике под открытым небом.

При планировании расходов бывший финансовый директор исходил из следующих цифр: один день путешествия (если и не экономить, и не шиковать) обойдется в $100 для развитых и $50 для развивающихся стран.

Вдобавок к прожиточному минимуму Слава запланировал отдельные средства на экспедицию в Антарктиду ($4000), упомянутый «мальчишник» в Вегасе ($1000) и путешествие на яхте в Океании ($2000).

Безусловно, если путешествовать по «безвизовым» развивающимся странам и пользоваться лазейками типа коуч-серфинга (см. ниже), бюджет будет другим.

Следующие истории в этой главе – не совсем о тревеливерах. Скорее, они о людях, которые работу (в том числе и научную) совмещают с путешествиями. Или наоборот: путешествия – с работой.


Как еще бывает. Страна для настроения: экс-редактор радует туристов

Мы с Сашей завтракаем. А кошки – наоборот. Они аккуратно разрывают горячий песок, садятся над ямкой, а потом так же медленно, чуть лениво закапывают. Три тушки в ряд. Кошачий флешмоб на пляже. После такого с опаской относишься к песку и с уважением – к тайским кошкам: почему-то думается о том, что таких вальяжных аккуратисток в Москве еще поискать. Отсюда, с тайского пляжа, утопающего в тропической растительности и океане одновременно, кажется, что там, в столице, даже животные все делают на бегу.

Впрочем, здесь мы не на отдыхе – в отличие от кошек. Я беру у Саши интервью, а Саша работает здесь гидом.

Давным-давно мы трудились в одной газете: до сих пор помню, как пререкались по поводу дедлайнов (я была еще маленькой, а Александра уже большой и строгой начальницей). Потом она ушла из журналистики в PR, занималась выборами, работала пресс-атташе известной спортивной команды… И вдруг узнаю, что она… в Таиланде.

Что она делает здесь? Если коротко, у нее два главных занятия: 1) старательно становиться счастливой самой; 2) профессионально делать счастливыми других.

Решение уехать Саша приняла за пятнадцать минут. Знакомая экс-журналистка мечтала отправиться в Таиланд, потому что была в восторге от страны. Саша хотела отбыть куда-нибудь, потому что не была в восторге ни от чего:

«Дома ничто не держало: семьи нет, работа осточертела, кризис среднего возраста накрыл девятибалльным штормом, смел умение радоваться простым вещам… Плюс разочарование в любимой профессии сыграло роль: в последние годы не то чтобы стало противно работать в журналистике, а пришло довольно острое осознание ее обесценивания и, в конечном счете, бессмысленности».

Саша поехала, не зная языка, особо не разбираясь в местных обычаях или менталитете, не готовясь и не раздумывая… Без конкретного предложения работы и брони жилья… Отправилась за риском, за шансом почувствовать себя живой и за возможностью плотнее прикоснуться к буддизму, которым интересовалась последние десять лет.

Работу русские девушки нашли в первую же неделю. Устроились, как и планировали (но при этом почти случайно – через «знакомых знакомых»), гидами в небольшую местную компанию. Как ни странно, в новой профессии очень помог опыт журналистской (поиск и обработка информации) и руководящей работы. Буквально через еще пару недель новоиспеченные гиды спокойно проводили экскурсии для больших групп. Спустя три месяца освоили самые сложные маршруты, которые обычно доверяют гидам, прожившим здесь хотя бы пару лет.

Арифметика свободы. Вместе с арендой жилья Саша тратит на жизнь около 20 000 рублят (напомню: рубль = бат) в месяц. Из них – 2000 на визу (сбор платится в тайской иммиграционной службе ежемесячно – тогда, когда приходишь отмечаться). Оклад у гидов небольшой: в среднем около 15 000. Зарплата зависит от экскурсий (их количество – от желания гида и сезона), составляет – при не слишком интенсивной нагрузке – около 25 000– 30 000.

Сейчас Саша учит два языка сразу – английский и тайский, ныряет в море, путешествует по Азии как экскурсовод и турист, общается со всеми подряд, не гнушаясь даже людоедами из соседних стран (которые уверяют, что самое вкусное в человеке – это печень и ладонь, не знаю, зачем вам эта информация, но не поделиться не могу), тестирует тайскую кухню (более сдержанную и гуманную, чем упомянутая чуть ранее), лично знакомится со штормами. А главное – чувствует себя… Просто чувствует себя:

«Я снова вспомнила, как это – жить. Не работать для того, чтобы жить, а просто жить. И это постепенно выводит меня из подзатянувшегося депресняка».

Летом она планирует вернуться в Россию по делам, а затем, скорее всего, возвратится в Таиланд. На год. В принципе, Сашу можно понять: теплая во всех отношениях страна с неторопливой жизнью, удивительно довольными даже бездомными животными и людьми, гигантскими Буддами на каждом шагу и в принципе не покоряемой стихией вызывает привыкание.


А напоследок от Саши – о туристах. И хоть это вовсе не о ней и не дауншифтинге, но все-таки… и об этом тоже:

«Они здесь возвращаются в детство. И сразу видно, какими они были двадцать, тридцать, сорок, пятьдесят лет назад: вдумчивыми, застенчивыми, наглыми, любимчиками или, наоборот, страдали от недостатка внимания, замкнуто-напуганными или распахнутыми навстречу миру. Честное слово, туристы в Таиланде необыкновенно забавные.

Вот в панорамном лифте самого высокого здания Таиланда – отеля Bayok Sky – тетечка в возрасте далеко за шестьдесят и весом за сотню кг подпрыгивает на месте (по-другому и не выйдет – только вверх, нас здесь столько, что каждый ощущает горячее дыхание соседа). Щеки раскраснелись, полотняная белая панамка сбилась набок. Перебивая меня, она почти кричит: “А я здесь уже во второй раз! Слышите, Саша, я здесь уже во второй раз!”. И понятно, что ей не столь важно донести до меня эту информацию, сколько нужны внимание, одобрение, восхищение. Улыбаюсь и отвечаю, как расшалившемуся ребенку: “Какая вы молодец!” Этого достаточно. Она счастлива. Ненадолго замолкает.

Вот в зоопарке солидный дядечка-бизнесмен, важно надутый по дороге сюда, вдруг забывает о реноме и складывается вдвое, страстно обнимая свой живот в почти истерическом хохоте: “У-хо-ха! Этот гиббон нассал на страуса сверху! У-ха-хо-ха! Да посмотрите же! Саша, это он специально?” Ну да, special for you, – ухмыляюсь про себя. Он тут же спохватывается, заливается краской, опасливо, как малолетний хулиган, озирается по сторонам – не смотрит ли кто укоризненно, мол, не по годам и не по положению вы тут расшалились, уважаемый. Но все увлечены происходящим вокруг, я говорю вслух: “Здесь ведь все – только для вас”, он облегченно выдыхает и в дальнейшем уже не сдерживает эмоций.

Вот папа-мама-сын, устроившиеся на заднем сиденье минивэна, дружно капризничают: “Нам не слы-ы-ышно! Вы столько интересного рассказываете, а нам вапще ни-че-го не слы-ы-ышно!”. Зачинщик – конечно, глава семейства, у него уже обиженно дрожат губы – точь-в-точь как у маминого любимчика, впервые попавшего в детский сад: здесь столько детей и всего одна воспитательница… На обратном пути подсаживаюсь к ним: “Давайте расскажу вам все сначала, раз вы плохо слышали”. Смущенно признаются: “Да мы слышали, но вы на нас не смотрели, когда рассказывали! На всех смотрели, а на нас – нет!” Ну да, это было бы сложно – я же ехала к ним спиной. Но сейчас они рады оказанному вниманию и всю дорогу засыпают меня вопросами. Впрочем, всего не расскажешь.

Каждое утро мы собираем по отелям взрослых, а привозим обратно уставших и перевозбужденных от избытка эмоций детей.

Правда, некоторые не могут расслабиться, напряженно ищут во всем подвоха (“А почему это все здесь нам улыбаются? Наверное, обмануть хотят?”), или ежеминутно калькулируют, опасаясь, что купили не самую дешевую экскурсию (“Так, за эту экскурсию мы заплатили 1500 бат, и сколько мы уже проехали? А почем тут бензин? И сколько еще километров проедем? А сколько стоит билет на шоу? А корм для рыбок включен в стоимость?” и т. д.), или ежесекундно блюдут себя (как правило, это Большие Шишки или Офигенские Красавицы), или находят еще какую-нибудь Важную Причину для того, чтобы чувствовать себя несчастными. Вот их жалко. Возвращаются домой, так и не отдохнув».

Единственное, в чем я категорически не согласна с Сашей, так это то, что, по ее мнению, большинство российских туристов мечтают переродиться в тайских собак. Конечно же, они (вместе с гидами и журналистами) жаждут стать местными кошками. Это нет смысла даже обсуждать.


Как еще бывает. На работу в море: медсестры путешествуют за зарплату

Алена Грудницкая – девушка с почти модельной внешностью, дипломом врача, отличным знанием двух иностранных языков и чувством стиля языка родного. Возможно, вы не поверите, но это она говорит о себе:

«С 15 до 22 лет я представляла собой жалкое зрелище не только из-за своей чудовищной застенчивости и огромных очков, но и потому, что считала себя, как бы выразиться, “негероем”. А негерой в моем представлении никогда не достигает желаемого. В детстве я мечтала путешествовать. Прикоснуться к стене древнего замка, очутиться на тропическом острове… Но у меня не было ни денег, ни связей, я училась в медицинской академии в компании таких же ботаников, как я сама. И вдруг посмотрела фильм «Властелин колец»: синеглазый деревенский мальчик, тоже не герой по всем параметрам, оказался обязанным спасти мир. Это так правдоподобно выглядело! Фильм оказался для меня настоящим спасением. “Даже слабейший из смертных может изменить будущее”. Ну, тогда свою судьбу уж точно можно изменить! До этого я читала “Чайка Джонатан Ливингстон”, где идеи те же, но все их правдоподобие я осознала лишь после “Братства Кольца”. И я стала искать возможность. Ушла в никуда из постылой больницы, чего из моего окружения никто не одобрял… Стала зарабатывать деньги и копить на мечту. Дальше все было по схеме Бильбо Бэггинса: “Опасное это дело – выходить за порог. Стоит только ступить на дорогу, и неизвестно, куда она тебя приведет”.

«Негероя» в Алене Грудницкой признать трудно. После ухода из больницы она работала журналистом, учила в Испании испанский (и заодно английский). После чего отправилась вместе с попутчиком на тропический остров (помогать тому открывать бизнес – тогда там были специальные программы для приезжих инвесторов). Затем вернулась в Россию, чтобы пожить в далекой алтайской деревне – посмотреть, как живут простые люди в глубинке… А однажды вспомнила о своей профессии, которую забросила («Не могла работать врачом за 10 000 рублей только ради записи в трудовой!»), и списалась с украинской компанией, подбиравшей кадры для работы на пассажирских лайнерах. И отправилась в морской круиз. В качестве помощника врача.

Выбор вакансий в море ограничен: официанты, уборщики, стюардессы-горничные, иногда продавцы duty-free магазинов и ресепшионисты. Последние получают больше других (от $1000) и живут в более комфортных условиях. Знание английского на этих позициях обязательно.

«После собеседования прошло несколько месяцев, и я думала, что обо мне забыли. Вдруг звонок из Одессы: “Через два дня ваше судно отплывает из Санкт-Петербурга”.??!!.. Пребывая в состоянии оцепенения, покупаю билет на самолет, прохожу в Питере медкомиссию и курсы по безопасности… и вот я уже внутри мелко дрожащей железной коробки…»

Воспоминания Алены о работе в путешествии можно поделить на две части: впечатления от путешествия и от работы. Избороздив норвежские фьорды, лайнер отправился в Средиземное море. «Помню, как впервые увидела синие фьорды. Три дня в железной коробке – тоска! Выходишь на палубу, а там – ТАКОЕ! Помню, как вырисовался в белой дымке берег Марокко… И белые купола марсельской Нотр-Дам де ла Гард в рассветных лучах…» Когда пассажиров не было, экипаж мог гулять по городам, в портах которых стояло судно. Когда пассажиры были… Это совсем другая история:

«Бич лайнеров – эпидемии. Иногда наш корабль напоминал плавучий госпиталь. Вызовы по самым разным причинам (ушибы, диарея, гнойники, припадки) поступали регулярно, а на корабле всего три медработника. А нужно успеть еще и поспать, потому что завтра – снова смена! В такие моменты я очень хорошо понимала, почему на лайнере, случается, медсестры уходят в горничные, теряя при этом в зарплате, но сохраняя рассудок».

Не только морская болезнь характерна для круизов. Нервные расстройства, оказывается, тоже:

«К нам периодически обращались техники, дежурящие на пейджерах (нам, персоналу, выдают их, чтобы мы были доступны в любой момент). Одному электрику казалось, что он слышит звук пейджера, даже когда тот выключен. Докторам страдать галлюцинациями и неврозами по должности не положено, но в напряжении эта работа определенно держала. Долго в таком режиме работать не очень полезно для психики».

Норвегия, Дания, Исландия, Португалия, Марокко, Франция, Италия и таинственный Гибралтар… Шестнадцать стран, сорок городов, больше полугода в море… После круиза Алена отвыкла ходить по твердой земле, но тягу к странствиям не удовлетворила. Она в шутку ставит себе диагноз: дромомания (страсть к бродяжничеству). И всерьез мечтает о новой работе, которая позволит сочетать зарабатывание денег, интересные исследования и, разумеется, путешествия.


Как еще бывает. Ученье – свет: кандидат наук движется вокруг света

За неделю до моего интервью с Денисом он пытался пересечь Байкал… на коньках. Забег остановило отсутствие лыж: когда конькобежец вышел на берег Ольхона и переобулся, решив прогуляться по острову, оказалось, что выбранные им дороги мало используются в холодное время года, их сильно замело, без снегоступов идти трудно. Пришлось возвращаться автостопом – с рыбаками – на большую землю. Он не сумасшедший, он ученый, полиглот и путешественник.

Последние два года Денис живет за границей, в настоящий момент работает в одном европейском университете, изучает феномен путешествий. Сейчас проводит полевое исследование – где-то между Иркутском и Дальним Востоком. До этого интересовался каучсерфингом (суть явления: через сайт www.couchsurfing.com путешественники ищут тех, кто мог бы дать им ночлег в другой стране).

Все эти феномены представляют для него не только научный интерес. В командировках он всегда «ищет диваны» (даже когда ему оплачивают гостиницу: «Как иначе я пообщаюсь с местными и увижу, как они живут?!»). О коньках и Байкале вы уже знаете. А до этого он путешествовал на велосипеде по Норвегии, Африке и другим странам. К сожалению, у меня нет возможности подробно рассказать его историю в этой книге, поэтому ограничусь несколькими «жареными фактами»: в Африке он иногда ночевал в полицейских участках (там безопасней, чем в палатке на свежем воздухе), а в Норвегии даже питался из мусорных бачков (разумеется, в качестве эксперимента!).

По мнению Дениса, чтобы находить здоровую и полезную пищу в бачках, нужна интуиция и «знание мест» (куда выкидывают, к примеру, слегка просроченные продукты). Он не первый из исследователей погряз в отходах. Как-то пара британских велотуристов путешествовала по Норвегии и в течение месяца – исключительно в научных целях – питалась пищей из бачков. Да и с тем, что в зарубежных бачках лежат отходы, Денис категорически не согласен. «Выброшенные продукты, кстати, там не грязные и даже не пахнут! Это капиталистическая система снабжения, когда продукты, не проданные в определенное время, нельзя реализовывать, их выбрасывают», – говорит он, ссылаясь на явления dumpster diving и freeganism. Фриганы (от free – «свободный, бесплатный») выступают против безграничного потребления, стремясь минимализировать свое участие в традиционной экономике. Они из протеста ищут и находят необходимые продукты и вещи на свалках. Еще раз повторюсь: эти люди не нищие и не бездомные.

Сейчас Денис старается сочетать научные конференции с путешествиями: выбирается в места назначения на большее, чем нужно, время, чтобы оставалась возможность узнать, как живут люди – или как выглядит местность там, где они пока еще не живут.

Так что если вы не только путешественник, но еще и исследователь, подпишитесь на рассылки соответствующих ассоциаций. Стажировки, конференции и научные семинары проходят в самых интересных местах мира. К слову, последнее место работы Денис нашел именно в рассылке.

Арифметика свободы. Свобода, разумеется, бесплатна. Билеты исследователю часто оплачивает приглашающая сторона (впрочем, до Норвегии в свое время он добрался на велосипеде из Санкт-Петербурга). В оплате жилья путешественник также не видит необходимости: в спальнике или палатке можно ночевать на природе, без спальника – на дружественном диване. Еду – привезти из России, заработать на месте (покраской заборов, например) или любым из самых незатейливых способов. Если не хотите, например, рыться в мусоре, собирайте бутылки. Этим в Норвегии не гнушался даже автор этой книги. Пустые бутылки и автоматы по приему посуды есть почти везде. Всего за десять минут (проверено на себе) вместе с высокопоставленными друзьями можно насобирать тары на такую сумму, что вам хватит на большой пакет клубники на всю компанию. Мелочь, а приятно.


Решающему на заметку

Если вы, прочитав о геокоррекции и тревеливинге, категорически не согласны с таким образом жизни (мол, «кто же так делает» или «в наше время до такого не доходило!»)

или, наоборот, мысленно живете во всех странах сразу, возможно, вам помогут идеи профессора психологии Роберта Б. Чалдини. Он проводил исследования по психологии влияния и пришел к выводу, что большинство решений мы принимаем автоматически. Это, между прочим, очень полезный навык: нам не приходится каждый раз тратить время. Но если мы хотим получить то, что действительно нам нужно, придется разорвать порочные связи.

И тогда, делает вывод Чалдини, мы, скорее всего, будем делать так, как те люди, с которыми мы ассоциируем себя, или так, как рекомендуют те, кого считаем экспертами.

В доказательство в своей книге «Психология влияния» Чалдини приводит шокирующие факты: например, количество суицидальных попыток и автомобильных аварий увеличивается после публикаций об аналогичных случаях. Причем есть сходство между героями газетных статей и их последователями. Какой уж тут выбор карьеры или места жительства, если даже вопросы жизни и смерти решаются таким образом. Другая – не менее трагичная по сути, но более забавная по форме – история: в карточке пациента, у которого болело правое ухо, врач написал Place in R ear. Он сократил слово «Right» (правый) до «R», медсестра же прочитала «Rear» (анус). Ни пациент с больным ухом, ни медсестра, капавшая ушные капли ему в анус, не засомневались в правильности советов доктора.

Еще очень интересный факт: если мы в один прекрасный момент с чем-то согласимся или во что-то поверим, то потом, даже получая неопровержимые доказательства того, что ошиблись, будем действовать так, будто на самом деле прошлый опыт – наше все. Автор уверяет, что китайские военнопленные, которые под небольшим давлением писали сочинения во славу коммунизма, со временем начинали искренне ценить преимущества этого строя.

Чем менее заметным и более манипулятивным это давление окажется, тем с большей охотой человек будет приписывать инициативу себе. И действовать соответственно.

Еще одна вредная привычка: мы любим соответствовать чужим и своим ожиданиям. Особенно если уже вложили время и деньги в наш образ. Так, если мы воспринимаем себя только как менеджера или дауншифтера (в любом из случаев потратив на это лучшие годы жизни), нам сложно будет самого себя найти. Представления будут давить на нас.

Другая неприятность: если что-то в дефиците или если есть ощущение, что этого хотят все, или если оно достается с трудом (да еще и в борьбе с другими), мы будем хотеть еще больше! Независимо от того, нужно ли оно на самом деле и действительно ли ценно для нас. Доказано экспериментами над людьми выдающихся ученых и рядовых маркетологов.


Вместо вывода
Будем последовательно непоследовательными

Подведем итоги: принимая решения относительно своей жизни, смело пересматривайте установки и стереотипы, не боясь показаться слишком непредсказуемым и неудобным. Процитирую – вслед за Чалдини – слова, которые приписываются Р. У. Эмерсону: «Последовательность – суеверие недалеких умов».


Хотите жить так, как живут герои этой главы?

Штудируйте разделы «Жилье», «Билеты», «Работа», «Визы», «Стипендии» в Справочнике дауншифтера.


Глава 5
Как стать дауншифтером, не выезжая за МКАД,
или
Неожиданные менеджерские решения

Твоя офисная униформа вовсе не показывает, что ты освобожден от унизительного труда по окраске заборов. Наоборот. Она сообщает окружающим, что в десять утра ты должен прибыть в контору, представить себе ведро краски и до семи вечера красить воображаемый забор внутри своей головы с коротким перерывом на обед. И твой старший менеджер должен быть доволен ходом работы, о котором он будет судить по выражению оптимизма на твоем лице и румянцу на щеках…

Виктор Пелевин. «EMPIRE V» («Ампир В»)
Для чего читать эту главу?

Чтобы:

• выяснить, как люди ищут и находят себя, никуда при этом не уезжая;

• узнать, что они при этом теряют;

• разобраться в том, зачем они это делают;

• понять, сможете ли вы так же или это для вас слишком.


Герои этой главы – в своем роде уникумы. Они сделали почти невозможное: остались в Москве (а некоторые даже переехали сюда!) и обрели в мегаполисе гармонию. В один прекрасный день они перестали видеть в офисном Дне сурка новые возможности, после чего отказались от менеджерских кресел и резко сменили сферу деятельности. Это можно назвать дауншифтингом (им пришлось начинать с нуля, причем далеко не в самых денежных отраслях) или банальной сменой профессии. Безусловно, точно такой же финт можно совершить и в Санкт-Петербурге или другом крупном городе.


Говорите, люди не летают?

Ошибаетесь. Еще как летают. Как птицы. Правда, не все. В мальчишеском возрасте Александр Егоров грезил большими самолетами и был уверен, что, когда вырастет, станет «небожителем».

Путь в небо он решил прокладывать через питерский аэроклуб. Но медкомиссия подошла к девятиклассникам со всей строгостью и потребовала предъявить стопроцентное зрение – как при поступлении в летное училище. «А у меня слева – 0,8–0,9… Это было дикой трагедией, но тогда я почему-то решил не бороться, хотя сейчас знаю прецеденты, когда будущие летчики правдами и неправдами проходили такие медосмотры». С решением вершащей судьбы медкомиссии Александр смирился (правда, как оказалось впоследствии, только на время) и поступил на авиаинженера в институт авиационного приборостроения, ориентируясь при выборе больше на слово «авиационный», чем на что-либо еще.

Впрочем, авиадиплом не помешал ему сделать отличную карьеру в менеджменте: «Когда я закончил, был 1993 год, самый разгар развала всего, поэтому по своей специальности не работал. Поскольку к тому моменту я хорошо говорил по-английски, начал работать в разных иностранных компаниях на менеджерских должностях». Сначала Егоров устроился в питерское представительство телекоммуникационной компании AT&T (сейчас Alcatel-Lucent), и за десять лет из простого инженера вырос в директора по продажам: «Рос так, как обычно растут менеджеры, прошел все возможные ипостаси бизнеса: производство – логистика – контракт-менеджмент – управление проектами (сначала мелкими, потом большими) – продажи. В определенный момент меня переманила компания Nokia, и в 2004-м начал там работать директором по работе с ключевыми клиентами».

При этом Александр продолжал грезить самолетами, а однажды понял, что может летать наяву: в аэроклубе за свои деньги. С этого момента полеты заняли все свободное время: вечером из офиса он убегал на аэродром, выходные и отпуск проводил в небе.

Все было «как надо»: высокий оклад, хороший соцпакет, свободный рабочий график, служебная машина и даже престижное хобби, которое Александр настойчиво путает с диагнозом («Небо – это своего рода болезнь. И эта болезнь не покидала меня все это время»).

«Вообще, многие люди с хорошими зарплатами так делают: сидят в офисах, что-то продают или чем-то управляют, хорошо зарабатывают, а в выходные дни приходят в аэроклуб, летают, общаются… Мне хотелось большего, большего, большего…» – вспоминает о своем жадном стремлении ввысь экс-директор. И однажды Александр осознал (а может, вспомнил), что все-таки хочет стать именно профессиональным пилотом. У него уже имелся большой опыт полетов, необходимые пилотские лицензии, плюс он дополнительно проучился месяц в американской летной школе – чтобы проверить, действительно ли это его дело. Затем вернулся в Россию – перевести дух и – когда и если окончательное решение будет принято – собрать деньги, чтобы продолжить обучение.

«Тут неожиданно подвернулась возможность: одна из ведущих российских авиакомпаний набирала на работу летчиков, которых планировала переучить на большой лайнер. Я честно прошел все необходимые отборы и начал учиться управлять самолетом ТУ-154, – рассказывает Александр о своем пути в небо. – Медкомиссия на этот раз была преодолена без проблем: требования к зрению пилотов-любителей и действующих коммерческих пилотов не так строги, как к абитуриентам летных училищ».


Вниз, к небу

«Для меня это был серьезный дауншфтинг, – вспоминает бывший менеджер. – Отказавшись от должности директора, я попал в ученики: со мной учились молодые ребята, только-только закончившие летные училища. Второй пилот – стажер ТУ-154 – самое низшее звено в летной иерархии, отношение – соответствующее. Зарплата не то что в разы, на несколько порядков ниже той, что была. Раньше мог купить массу всякой ерунды, теперь приходилось экономить. Запас денег, который был, позволил двум моим детям не чувствовать особой разницы, но себя во многом ограничил».

Плюс тогда Александр жил между двумя городами – Москвой и любимым Санкт-Петербургом (сейчас перебрался в Москву), что добавляло трудностей. Впрочем, сложности забывались, как только он садился за штурвал тренажера или самолета:

«Мне повезло с учителями, я как-то сразу вписался в коллектив, учеба меня по-настоящему затягивала. А что касается временной неустроенности и денежных затруднений… Деньги имеют следующую тенденцию: сколько ты зарабатываешь, столько и тратишь, и чем больше зарабатываешь, тем больше тратишь».

Хотя карьеру в западных корпорациях Александр называет своей предыдущей жизнью, особых претензий к ней не имеет. И вспоминает о ней то ли с дружелюбной иронией, то ли с легким удивлением:

«Офисный мир – достаточно своеобразный, особенно если люди работают в западных компаниях и переходят из одной в другую. Формируется такое замкнутое пространство, которое не очень даже связано с тем, что происходит за окном. Люди имеют возможность ходить в дорогие клубы, часто летать за границу, покупать дорогую одежду. Они этим и живут, много-много вокруг этого крутится – и интересов, и разговоров… Этот мир достаточно закрыт: люди сидят в своих кабинетах, компьютер и телефон – то, с чем они в основном общаются. Не могу сказать, правильно все это или нет, это особенности офисного мира».

Александр рассказывает о явлениях, знакомых всем. Впрочем, говорить о них не очень принято. О том, что офисная жизнь иногда – даже нет, во многом – заставляет исполнять определенные роли (босса, подчиненного, менеджера) и играть в какие-то игры. Говорить не то, что думаешь, а то, что понравится клиенту, то, что понравится начальнику, то, что положено говорить на совещаниях. Или о том, что иногда люди пытаются вырваться из этого мира, но, по сути, принадлежат ему. О том, что взгляд из офиса немного суженный… И, конечно, о том, что и в офисах встречаются и разные ситуации, и разные люди, которые настойчиво ищут чего-то нового…

«Не могу сказать, что мне было плохо в офисе, хотя некоторые правила игры было принимать тяжеловато. И не всегда по утрам хотелось идти на работу, и не всегда вечером удавалось с нее переключиться: нужно поужинать с одним, написать письмо другому, составить отчет, додумать тысячи офисных мыслей».

К теме преодоления инерции мышления, минимализации издержек переключения и дрессировке ума мы с ним в нашей беседе возвращались не раз.

Через год после поступления в учебный летный отряд Александр совершил свой первый полет за зарплату в качестве второго пилота. Попав из кабинета в кабину, Александр обнаружил себя в другом мире, тоже закрытом и особом, но не таком, что ли, стерильном:

«Летная профессия – в отличие от менеджерской – не допускает компромиссов. Если в менеджменте еще можно умело перевести ответственность на кого-то – заказчиков, конкурентов, команду, экономику, в конце концов, то за полет несешь ответственность только ты – независимо от погоды, остальных членов экипажа, техники и так далее. От того, насколько ты знаешь самолет и владеешь им, насколько ты умеешь налаживать отношения с коллегами (а это могут быть самые разные люди!), насколько ты профессионал, зависит уважение коллег, твое самоуважение и, в итоге, твоя карьера».

Другое принципиальное отличие этой среды: в нее попадают люди с самым разным жизненным опытом. Например, летчики, которые работали в военных гарнизонах, затем пережили перестройку, развал армии, тяжелые времена, торговали картошкой, возили контрабанду… Или гражданские пилоты, работавшие и в российской глубинке, и в Африке и видевшие столько всего… «Мы постоянно летали с разными людьми: фиксированные экипажи существуют только в начале полетов, через некоторое время происходит раскрепление: каждый раз в кабине новые люди, с которыми нужно провести день в замкнутом пространстве».

Работа летчика предполагает одновременно наличие четких границ (летают по схемам, протоколам) и свободу – причем по трем измерениям, рутину (как правило, в полете не происходит ничего неожиданного) и готовность к риску и творческим решениям (раз в полгода пилоты пересдают квалификационные экзамены и постоянно учатся – на случай нестандартной ситуации). Особое, по словам Александра, ощущение: ехать на работу вечером, когда все возвращаются с работы, и взлетать, когда в городе уже спят или смотрят телевизор. Побочный эффект ночных полетов вполне понятен: хочется спать, сбивается режим дня. Иногда, приезжая с ночного рейса «совсем никакой» (не в привычном для менеджера вечерне-пятничном значении этих слов), Александр начинает сомневаться, правильно ли выбрал новую профессию. Но три-четыре часа отдыха восстанавливают энтузиазм.

«Землю мы видим, как правило, с очень большой высоты. Когда самолет взлетает или садится и можно разглядывать из иллюминатора домики, леса и озера, у нас самая трудная часть работы, мы должны следить за всеми стрелочками и экранами, особо по сторонам головой вертеть не можем… – Александр чуть останавливается на том, как пилот видит мир. И возвращается к сравнениям с прошлой, офисной жизнью. – Еще одно интересное наблюдение: я практически перестал болеть, в офисе была возможность похандрить, но тут, как только захожу в кабину самолета, организм мобилизуется, недомогания отступают. Необычные ощущения».


Все выше, и выше, и выше

В авиакомпании Егоров также быстро делает карьеру: после обучения на ТУ-154 он переучивался на «Аэробус А320» (сначала летал вторым пилотом, теперь командиром), а в момент нашей беседы проходил обучение во Франции на курсах инструкторов.

Зарплата командира большого лайнера сегодня сопоставима с директорской. Нагрузка – выше: стресс, постоянная концентрация и напряжение, особенно поначалу, перепады давления, ночные смены, сидячий образ жизни и при всем при этом – требование почти идеального здоровья. Раз в полгода летчики проходят медосмотр, и тех, кто не соответствуют, списывают. Иногда – на время, иногда – навсегда. Никакие черные буквы на белом фоне не передадут человеческих трагедий: многие летчики ничего другого не умеют, а главное – ничего другого не хотят, только летать.

«Приходится следить за здоровьем, заниматься спортом. Я очень дорожу своей работой: недавно мне предлагали хорошую должность в компании за границей, по-видимому, работодателям до сих пор интересен и мой разнообразный опыт, и лидерские качества. Долго думал над вакансией: в России творится непонятно что, а это возможность пожить и поработать в другой стране. Но как представил, что бросаю самолет и возвращаюсь к сидению в офисе, понял: нет, я еще не налетался! Пока позволяет здоровье, буду летать. Многого надо достичь, многому научиться. Возможно, в будущем стану авиационным менеджером, смогу сочетать менеджерскую работу и полеты».

Кроме реализации «патологического» влечения к небу, работа дает Александру множество открытий, в том числе и в себе самом. Например, он научился полностью фокусироваться на том, что делает, отключаясь от внешних факторов, и даже проблемы в «земной» жизни сейчас воспринимает иначе: «Поначалу было трудно в полетах не потому, что недоставало знаний, а потому, что не хватало внутренней мобилизации. Пришлось развивать этот навык – умение несмотря ни на что (погодные условия, давление окружающих, давление времени, усталость, стресс) делать то, что нужно».

Летчик по-новому учился взаимодействовать с людьми:

«Раньше отношение к ошибкам пилотов было карательное: если человек ошибся, он профнепригоден. Сейчас специалисты признали, что человеку свойственно ошибаться, будь он супермен или пилот. Так что очень важно построить работу с коллегой так, чтобы он распознавал вовремя твои ошибки и не постеснялся сразу же об этом сказать. Это залог безопасности полета и интересное взаимодействие, получаю удовольствие от него».

Кстати, записи всех полетов расшифровываются, и, если есть какие-то отклонения от стандартов, они подробно анализируются и могут иметь последствия для экипажа. «Когда мы со вторым пилотом работаем как единая команда и активно помогаем друг другу, то, как правило, ошибки нивелируются и, несмотря на то, что работа у нас операторская, механизированная, полет получается творческим».

Параллельно с тренингом осознанности, сфокусированности, а также командных и коммуникативных навыков Александр выявил свой секрет счастья: если раньше он думал, что счастье в труде, то сейчас, занимаясь делом своей мечты, переформулировал. Приравнял счастье к тому, как человек воспринимает мир, к умению сохранять особое состояние и настрой независимо от того, что происходит:

«Для того чтобы постоянно воспринимать мир хорошо, правильно, справляться с теми трудностями, которые сваливаются, требуется некая тренировка. Летная работа дала мне такую тренировку. Вообще, авторитетные летчики-испытатели и авиационные психологи говорят, что авиация – постоянная работа над собой. Для каждого – своя».

К примеру, недавно сорокалетний знакомый Александра, бывший финансовый аналитик, получил допуск в качестве второго пилота на Boeing 737. Его небо научило другому: быстро принимать решения (а не долго обдумывать и глубоко анализировать ситуацию, как он привык делать раньше).

Клуб пилотов – экс-менеджеров постоянно пополняется: к Егорову регулярно обращаются люди, которые занимаются офисной работой (юристы, бухгалтера, продавцы) и мечтают летать, он рассказывает о своем опыте, помогает подобрать варианты обучения. «Сейчас нас целая команда!» – рассказывает – кто знает, может быть, о новой тенденции – Александр.

СОВЕТЫ АЛЕКСАНДРА

Главное – хотеть. И не бояться. Вас ждет безденежье (как правило, в первые год – два года работы по новой специальности заработки падают), попадание в другую культуру, возможно, разочарования и – совершенно точно – перемены и необходимость делать непривычные вещи и общаться с непонятными людьми. А также очень много учебы. Но если есть мотивация, остальное – дело техники.

Выучите английский язык. Это обязательно.

Возможны разные варианты реализации желания «Мне бы в небо», но почти все они требуют времени и денег. Например, можно получить лицензию пилота-любителя, а затем коммерческого пилота (это обойдется в несколько десятков тысяч долларов), после чего переучиться на тяжелые самолеты в авиакомпании. Иногда компании переучивают за свой счет, иногда в кредит, но в любом случае вам все это время придется на что-то жить. Другой вариант – пойти на программу переподготовки в летное училище или академию гражданской авиации.

Впрочем, людей на пути к небу не смущает ни наличие денег, ни их отсутствие. Человек, к примеру, может, работать в авиаклубе техником и летать бесплатно или за бензин. Остальное преодолимо. Если есть желание. Да, это все-таки главное.


Сомневающемуся на заметку

Если хочется чего-то добиться, нужно брать и добиваться. Никаких других секретов нет. Вероятно, после этого вы станете чуть более счастливым человеком. Но бывает и по-другому: вы делаете возможное и невозможное, бросаете карьеру в офисе и начинаете ее в небе (или в иной области), а затем понимаете, что это не ваше. Даже теперь (когда все вокруг поздравляют и завидуют) нужно найти в себе смелость, чтобы продолжить поиски.

Случается и так: вы меняете занятие, и снова меняете, и опять… Но вам все равно ничего не нравится. В таком случае дело, скорее всего, не в занятии.

Имейте в виду: меняя профессию или место работы, вы всего лишь меняете профессию или место работы. Счастье, гармония и покой автоматически не прилагаются.


Как еще бывает. Театральные акции

Проблема с крысиными гонками в том, что, даже если вы выигрываете, вы все еще крыса.

Приписывается актрисе Лили Томлин

Эдуард Бояков, журналист по первому образованию, в начале девяностых переехал в Москву. Здесь он получил диплом маркетолога и степень MBA. После чего начал делать то, что положено в подобной ситуации, – работать в крупных компаниях на серьезных директорских должностях. Но к концу десятилетия он вложил свои деньги в акции, а все свое время – в театр. В настоящем Эдуард – директор театрального фестиваля «Золотая маска», руководитель театра «Практика» и массы театральных проектов. «Я смог устроить свою жизнь так, чтобы не зависеть от денег, – говорит Эдуард в одном из своих немногочисленных интервью на тему дауншифтинга. – Это удивительная свобода. Сотни, тысячи людей вокруг, которые гораздо богаче меня, продолжают и продолжают эту гонку, но не могут ответить на вопрос: зачем?» Вопрос, не жалеет ли он о переменах, Боякова искренне удивляет: «Смысл и ценность жизни в том, что человек может прожить несколько разных жизней».


Сожалеющему на заметку

Прожить несколько жизней – прекрасная профилактика болезни «упущенных возможностей». Вы наверняка знаете ее симптомы: человек периодически жалеет, что получил не то образование, родился не у тех родителей, вышел на неправильную работу и упустил какие-то шансы… Идя на риск и что-то меняя, вы живете своей жизнью, а не фантазиями о том, как это могло бы быть.


Как еще бывает. Взять языка

Инна Веревкина, окончив курс PR в английском вузе по стипендии Chevening, очень быстро устроилась в московское представительство крупной фармацевтической компании. Она изо дня в день ездила на работу, писала пресс-релизы и изо всех сил подавала надежды. Но однажды, устав от метро и бессмысленного времяпрепровождения в офисе, уволилась и стала преподавать английский по скайпу, а на досуге – переводить книги. Поначалу доходы упали в несколько раз, зато настроение – сразу улучшилось.

«Я очень долго сомневалась, принимая решение уволиться, – несколько месяцев спать не могла! Ведь уходила фактически в никуда. До этого мне казалось, что работа в офисе на компанию не просто само собой разумеющийся, а единственно возможный сценарий жизни. Мне не хотелось ездить по утрам в офис, но хотелось получать деньги в банкомате, – рассказывает Инна о простых и понятных тайных желаниях менеджера. – Мне не нравилось то, чем я занималась (журналистикой и пиаром), но больше ничего не умела. Спать нормально начала тогда, когда твердо решила: в офис не вернусь, мне не нравится эта работа, сколько можно себя обманывать и уговаривать».

К этому моменту она завела блог в ЖЖ, посвященный изучению английского языка, и нашла свою первую ученицу. «Я знала, что мне нравится английский язык и что я знаю его достаточно хорошо, но не представляла, смогу ли я преподавать постоянно и, более того, жить на это…» – поясняет новоиспеченный педагог. И добавляет, что у нее была небольшая финансовая подушка, но долго валяться на ней в Москве возможности не имелось.

После увольнения в никуда с Инной случилось то, что не происходило уже давно: она вдруг почувствовала себя счастливой. «Мне не надо было никуда спешить, ни перед кем отчитываться и никого контролировать… Я читала, учила немецкий и училась преподавать английский». Ощущение счастья обострилось, когда Инне ответил лингвист Илья Франк (он когда-то преподавал ей немецкий язык и делал это с таким мастерством, что она его почти боготворила) и предложил работать в языковой школе, где занятия ведутся по Skype.

«В том, что моя мечта вдруг стала явью, имелись и элементы везения, и заслуги моего психотерапевта. Она мне очень долго объясняла отличия реактивного и проактивного подхода [12] , а также доказывала преимущества второго. Реактивному человеку на моем месте надо было искать другие офисные вакансии – преподавателя или переводчика – и идти туда, куда позовут. А проактивному – идти и делать то, что хочется. А хотелось мне к Илье Франку – заниматься тем, чем нравится, тогда, когда хочется, там, где хочется».

О преимуществах работы один-два часа в день в любой точке мира, где есть Интернет, Инна может рассказать многое. Но главный выигрыш, по ее мнению, – ощущение комфорта, свободы и возвращение почти потерянного интереса к полезной трудовой деятельности.

Конечно, были дни и даже недели, когда экс-менеджер пересчитывала учеников, как цыплят по осени, и с тоской по деньгам вспоминала теплое офисное место. По этому поводу она развернула активную деятельность: устроилась ненадолго работать на языковые курсы (несколько низкооплачиваемых уроков в неделю ради преподавательской практики и поиска новых учеников), дала рекламу в ЖЖ-сообществах и начала «раскручивать» мотивирующий на изучение английского блог http//englishforme.ru. Через год заработки стали стабильными, а она сама поступила в магистратуру, где изучает модели тестирования. Перерешав уйму тестов по английскому языку, Инна осваивает их создание – пока просто так, ради интереса. Сейчас думает о том, как совместить свое новое увлечение с не менее перспективным и привлекательным преподаванием по Интернету. Надумает – расскажет.


Как еще бывает. На крылышках прокладки и мечты

Екатерина Прокина – обаятельная девушка с отличным резюме. Диплом Высшей школы экономики, четыре года работы маркетологом (из которых два – в Procter & Gamble), знание английского и французского… И… на этом все!

Теперь она работает в школе в будние дни и читает учебники по психологии в выходные. Зарплата отличается раз в пять: школьная учительница зарабатывает около 20 000 рублей и не может позволить себе ездить по миру, покупать вещи в дорогих бутиках или даже арендовать квартиру. Так, как делала это, будучи маркетологом. Где, спрашивается, смысл? Не поверите, но именно его она и ищет.

«Честно говоря, я не замечала, сколько зарабатываю, когда зарабатывала много. Тратить не успевала. Сейчас приходится себя во многом ограничивать. Но оно того стоит. Плюс это учит креативному подходу к тратам и позволяет избавиться от хлама. Раньше оставалась на работе до десяти-одиннадцати часов вечера, но максимум, что я могла сделать на этом месте за все это время, – повысить продажи прокладок на десять процентов… Я задумалась, на что трачу свою жизнь и здоровье… И поняла, что если проживу так до конца лет, буду несчастлива».

Когда к экзистенциальным поискам смысла и отчуждению от процесса и результата труда, добавились проблемы со здоровьем (наше тело, которое, как умеет, говорит нам о том, что с нами происходит!), Катя решила что-то менять. Поменяла работу. Новую нашла почти случайно:

«Основной вопрос был: куда уходить? Я выросла в такой среде и в такое время, когда все вокруг занимались бизнесом, а если ты не в бизнесе, то ты почти гарантируешь себе нищету. Поэтому в свое время я даже не сомневалась, когда выбирала экономфак: это было очевидное решение. Теперь же мне захотелось посмотреть жизнь вне бизнеса. Знакомая учительница посоветовала попробовать себя в преподавании, я провела за нее один урок, и мне… понравилось!»

Почти случайно Катя познакомилась с директором одной из московских школ. На собеседовании она немного сумбурно рассказывала о себе, о поисках чего-то иного, о наболевшем – выпускниках школ, которые массово идут получать финансовое образование, руководствуясь тезисом «бабло побеждает зло», а потом не получают удовольствия от работы. Директор подал идею – стать вожатой и вести занятия по профориентации. Со временем к этому добавилось преподавание экономики.

«В качестве тренировки перед выходом на работу отправилась на лето в лагерь, – вспоминает Катя. – Это стало настоящим испытанием: я попала в лагерь детей группы риска (это ребята, которые реально растут на улице), я их сначала вообще не понимала, не представляла, как так можно жить… Искала общий язык, читала литературу, советовалась с коллегами…»

Благодаря летней шоковой терапии первые уроки в школе прошли без жертв, хотя проблем хватает и сейчас.

Возникают непростые ситуации: например, ребята из старших классов – а 26-летняя Катя работает в основном с подростками – иногда строят ей глазки вместо того, чтобы учиться; и, конечно, встречаются непростые дети, требующие особого внимания. В процессе адаптации к школе экс-маркетологу пришлось пожертвовать мягкостью характера и стремлением к диалогу с каждым: в работе с большими коллективами, по мнению Кати, это скорее мешает.

«Помогает искать нужный стиль общения и себя в этой работе то, что я понимаю: у меня есть чему научить детей, а им есть чему у меня научиться. Когда пришла работать в школу, начала видеть смысл в том, что делаю, – рассказывает Катерина о своем пока еще не окончательном варианте ответа на Главный вопрос жизни, вселенной и всего такого. – Эти занятия – преподавание, помощь в профориентации – стали как будто продолжением меня. У меня не было разделения: делаю одно, хочу другое, говорю третье, я вся была как будто бы в едином порыве…»

Сейчас Екатерина думает, чем заниматься дальше: к неприятным моментам работы в школе преподавательница относит бюрократическую деятельность (бесконечные планы, отчеты и бессмысленная необходимость «присутствовать», чего хватает и в школе). «Конечно, в бизнес не вернусь. Работая в школе, я оценила особую прелесть хороших международных компаний: хотя тот мирок маленький и узкий, но – по сравнению с жизнью в России вообще – безопасный и уютный. Думаю, чем заниматься, как исправлять дальше ошибки своей профориентации».

В целях оптимизации жизни Катя планирует перейти на полставки, сократить трату времени на ту часть школьной работы, в которой не видит смысла, и освободить несколько дней в неделю для очередного нового. Школьная учительница экономики не считает, что деньги – это мелочь. Сейчас, после двух лет работы в школе, планирует дополнить свою любимую работу другой – не менее любимой, но более доходной. Например, коучингом, чему учится прямо сейчас.


Это важно!

Учитесь еще раз! Если вы бакалавр, а то и дипломированный специалист, получивший документ об образовании тогда, когда о бакалаврах и магистрах никто не слышал, вы можете смело поступить в магистратуру по непрофильной специальности на бюджетной основе. Ваша смелость будет ограничена только вашими познаниями в выбранной области (придется сдавать все то, что люди учили в бакалавриате четыре года, и наверняка кое-что еще). Вы можете освоить новую профессию, фактически не инвестируя в нее денег. Удивительный подарок судьбы на старости лет (или чуть раньше)!

Не стесняйтесь учиться бесплатно. В том числе и за границей. Существует множество программ для особо одаренных: стипендия Chevening, программа студенческого обмена Erasmus, стажировки для преподавателей Fulbright. Информацию о программах, по которым вы можете получить магистерскую степень, PhD или пройти стажировку, можно получить:

• на сайтах ассоциаций по выбранной вами специальности,

• в вузовских брошюрах (к слову, студенческая мобильность в России не слишком развита, нынче ее интенсивно прививают в вузах – по этому поводу регулярно проводят разъяснительные встречи; никто не помешает вам прийти и получить информацию, даже если вы не студент),

• по ссылкам в конце книги в разделе «Стипендии».

Или немедленно перестаньте учиться или мечтать об этом. Все, что вам нужно, вы наверняка знаете уже сейчас. Надо провести ревизию знаний и научиться активно пользоваться багажом, а не таскать его по жизни. Например, Инна и Катерина, безусловно, учились преподавать, но сами при этом учили других тому, что уже знали, – английскому языку и экономике.

Иногда учеба – точно так же, как и работа – заполняет вакуум бессмысленной деятельностью, отвлекает от тревоги и боли. Тогда полезнее остановиться, чем продолжать.


Кому подходит этот сценарий жизни

Самим героям.

И только.

Вам, если вы захотите повторить их подвиги, придется искать что-то свое. И никак иначе.


Вместо вывода
Обо всем богатстве выбора и о бедности как некоторых его последствиях

Карьера в России – это чуть меньше, чем карьера. Не надо долго думать, чтобы понять: у нас нет возможности сделать карьеру учительницы, комбайнера или библиотекаря… Ни денег, ни славы в этом случае мы не получим, разве что легкое мазохистское удовольствие – и то на любителя.

Поэтому прекратите тешить себя иллюзиями, будто у вас богатый выбор и вы могли (или до сих пор можете) стать тем, кем захотите, и что все профессии хороши, и что вы (или ваши знакомые) выбрали свою должность менеджера среднего звена от чистой души…

«У вас задатки и склонности педагога, дитя мое. – констатировал я. – И вы это знаете».

«Ну мало ли у кого какие задатки, – предсказуемо обиделась пациентка. – Я же свободная личность. У меня есть выбор, как жить. А я выбрала жить нормально. Так банковское или е-менеджмент?»

Истинный учитель истины Авраам Болеслав Покой

К чему это я? К тому, что, по сути, назвать героев этой главы дауншифтерами можно только с большой натяжкой. Скорее они прекратили покраску забора внутри своей головы под заботливым присмотром старшего менеджера (см. эпиграф к этой главе) и занялись тем, что им на самом деле нравится делать. То, что некоторые из них при этом потеряли в доходах, далеко не всегда становится особенностью периода смены профессии. Иногда это особенность страны, да и времени, в котором живем.

Не все так очевидно и однозначно, как мы привыкли считать. Как пишет Питер Баффет (да-да, сын того самого Уоррена Баффета, успешного американского инвестора) в своей книге «Послать деньги на…»: «В далеком 1969 году, например, молодому человеку понадобилось бы немало воображения и смелости, чтобы сказать: “Знаете что? Я, пожалуй, стану биржевым брокером”». Наверное, почти всегда и везде есть давление моды, ожиданий родителей и друзей, страха нищеты и неустроенности и списка (в некоторые времена и в некоторых странах очень короткого!) хорошо оплачиваемых профессий и доходных отраслей. А на другой чаше весов – желания и занятия, которые по-настоящему нравятся.

Напоследок еще одна цитата из той же книги (понимаю, что к сыну миллионера, отказавшемуся от карьеры финансиста и ставшему музыкантом, можно относиться с иронией, но в его истории при желании можно увидеть и выход из зоны комфорта, и преодоление среды): «Люди, ставящие вознаграждение за труд выше процесса труда, рискуют. Поскольку вознаграждение у человека можно отобрать, а процесс – нет». Вот такой незатейливый расчет для более осознанных инвестиций своего времени и сил.


Заинтересовались такой жизнью?

Читайте на эту тему приложение «Справочник дауншифтера», раздел «Стипендии».

Если вам кажется, что переменам мешают денежные вопросы, ответить на них поможет тренинг «Ревизия денег».


Глава 6
Как уйти из социума, не устраивая секты,
или
Ушельцы из города на гребне новой волны дауншифтинга

Что в городе за жизнь? Не жизнь, а плен!

Толпа, менты, машины, мусорные груды,

Вонь, рэкет, стрессы, шлюхи, МММ,

Начальник – гад, работа – швах, друзья – иуды.

Вода из крана – медный купорос,

Соседи – твари в пятом поколеньи.

Невроз, артроз, тромбоз, лейкоз, понос —

Болезни городского населенья!

Тимур Шаов. «Деревенька»
Для чего читать эту главу?

Чтобы

• понять, зачем люди из столиц отправляются в села;

• выяснить, каким образом это их делает свободнее;

• оценить иронию самого факта переезда ярых индивидуалистов в деревни.


Мои герои, халибуты из первой главы, устав от жизни в мегаполисе, выбирали между российской и тайской деревней. Предпочли последнюю – и не жалеют. А есть люди, которые выбрали первую – и тоже довольны. Сами себя они называют иногда дауншифтерами, иногда – чтобы уйти от ассоциаций с пляжами и морем – ушельцами. Или даже так: ушельцами от потреблятства – именно такой «термин» предложил бывший московский менеджер Мустафа Ибрахим, переехавший в Челябинскую область.


Крысиные бега в беличьем колесе

Дипломированный психолог из Волгограда Мустафа Ибрахим (это, как вы, наверное, уже догадались, не настоящее имя, а сетевой псевдоним) переехал в Москву и занялся консалтингом. Через несколько лет стал руководителем тренингового отдела крупной американской компании, купил квартиру в столице и начал вести соответствующий статусу образ жизни: покупал престижные наряды, ездил отдыхать за границу, нанял няньку-сиделку для своего пуделя. Именно смерть долго болевшей любимой собаки – почти члена семьи – стала одним из поводов для перемен: образовался вакуум, начали появляться вопросы… А затем и ответы:

«Пришло понимание того, что эта система зарабатывания денег для меня превратилась в самоцель… в беличье колесо и крысиные бега. Поясню. Если ты хочешь получить высокооплачиваемую работу, ты должен определенным образом выглядеть, одеваться… Ты должен носить статусные вещи, ходить в статусные места и так далее. Это все требует денег. Грубо говоря, если тебе подняли зарплату с десяти тысяч на прежней работе до тридцати тысяч на новой, то это не значит, что разницу в двадцать можно откладывать в кубышку… Если на следующей неделе после повышения ты продолжишь приходить на работу в старом костюме, шеф тебе скажет: “Ты лицо фирмы. Мы тебе достаточно платим, будь добр, одевайся соответствующе…” В какой-то момент приходишь к выводу, что зарабатываешь деньги для того, чтобы зарабатывать деньги… К концу моей московской жизни времени хватало только на работу. Выходные уходили на то, чтобы выспаться, набраться сил – и опять кинуться в бой. И это тоже оказалось для меня решающим фактором. Я решил с этим покончить. Понял, что это не мое. Это расходится с моими целями».

Так Мустафа рассказывал о своих мотивах, например, в телешоу. Но если собрать информацию по разным СМИ, окажется, что дело не только в пуделе или деньгах. Причин «взять и поменять все» у руководителя отдела хватало: начиная от конфликта с шефом и заканчивая увлечением суфизмом и желанием писать книги на лоне природы. Мустафа сказал – Мустафа сделал: продал квартиру в Москве и поехал в Челябинскую область, в деревню неподалеку от Аркаима (места древних поселений, куда Мустафа когда-то приезжал в составе экспедиций и еще тогда заприметил).

Если поначалу бывший менеджер щедро делился своими размышлениями и открытиями новых миров с корреспондентами и ведущими ток-шоу, то затем – встретив, очевидно, иронию и непонимание – ограничил взаимодействие со СМИ и «системными журналистами» и сконцентрировался на потенциальных и реальных ушельцах. С ними он сейчас много и охотно беседует в Интернете, радуясь, когда «их полку» прибывает.

В одном из интервью Мустафа рассказывал о «наболевшем»: «Мы чувствуем неприятие со стороны окружающих. Месседж такой: топ-менеджеры бесятся с жиру, это гламурные персонажи, которым что-то надоело, и они едут под пальму загорать и ничего не делать…» Кстати, ничего не делать Мустафе не удается. Купив и обустроив деревенский дом, он понял, что жилище для него слишком велико, и… открыл там же гостиницу. В ней поначалу и готовил, и прибирался сам, не забывая писать притчи и наслаждаться природой и свободой от офисных рамок.


Агротуризм на злобу дня

Психолог с предпринимательской жилкой организовал артель «Лапти-тур», которая работает в модной на Западе, но пока еще совершенно не понятой в России нише агротуризма. Это когда туристы едут отдыхать не на пляж, а в село. Да еще и работают там.

WWOOF (от англ. World Wide Opportunities on Organic Farms или Willing Workers on Organic Farms) – специальные программы агротуризма, в рамках которых туризм совмещается с работой на фермера. Иногда такой «турист-батрак» платит что-то принимающей стороне (если работа во время «тура» чисто символическая), но чаще живет и трудится бесплатно. Эта программа действует по всему миру: трудовой визы для неоплачиваемой краткосрочной работы, как правило, не требуется, достаточно стандартного туристического набора документов и договоренности с фермером из той местности, в которой хочется проявить себя.

По словам Мустафы, первое время окружающие удивлялись его турпакету, включающему ежедневную бесплатную работу, но уже сейчас никого это предложение не шокирует. Впрочем, PR-акции по стимуляции любви к работе на свежем воздухе не мешают Мустафе то ли в шутку, то ли всерьез цитировать слова Ницше: «Каждый, кто не может посвятить себе две трети дня, должен быть признан рабом».


Куда пришел ушелец?

Бывший менеджер ценит комфорт. Он отремонтировал и благоустроил восьмикомнатный дом, провел туда Интернет и спутниковое ТВ. Традиционный туалет во дворе и прочие наверняка вспомнившиеся вам атрибуты сельской жизни Мустафа относит к стереотипам. То ли по этой, то ли по какой другой причине в деревне его «нормальным» не считают. «Теперь я стал реальным местным сумасшедшим. В буквальном смысле. Я и сейчас вижу, как при встрече со мной у деревенских бабуль так и тянется рука ко лбу… перекреститься. И то правда: чего только про него уже не говорили, да и поверить легко – на башке два хвоста, один на затылке, другой на подбородке, патлы и бороду подвязывает, прости Господи!» – пишет Мустафа Ибрахим в блоге на www.derevnyaonline.ru.

Отношение местных понятно. Удивительно другое: индивидуалист, желая свободы от рамок, отправляется в русскую[13] деревню, известную консервативностью и коллективизмом в самым разных – в том числе и негативных – смыслах этих слов.

Даже самой сильной духом корпорации может только присниться такое удивительное единство мыслей и чувств. Эксперты пытаются объяснять этот феномен тем, что крестьяне в трудную минуту привыкли опираться только на людей, которые рядом[14]. Как ни толкуй данное явление, общество этого типа, скорее всего, сможет принять человека, отказывающегося придерживаться правил, только на правах героя, изгоя или сумасшедшего.

Кстати, есть шансы получить особый статус (и возможность не исполнять социально желательных обязанностей) и в офисной жизни. К примеру, многочисленные программисты и даже некоторые высокопоставленные IT-специалисты отвоевали себе негласное право носить ту одежду, которая им нравится, и мыться так часто, как им удобно.

Неудивительно и то, что новые русские крестьяне на интернет-ресурсах агитируют тех, кто остался в городе, к переезду, предлагают им продающиеся по соседству дома и помощь в устройстве на новом месте. Ведь ушельцу, переехавшему в забытую миром деревню, в чем-то сложнее, чем дауншифтеру в Индии или Таиланде. Во-первых, за границей какое-никакое, но есть русское комьюнити тех, кто сбавил обороты. Во-вторых, отношение к приезжим из России благожелательное – как к туристам, тратящим деньги, а не как к чужакам из Москвы, скупающим землю отцов.

В-третьих, у новоиспеченных жителей пляжей обычно нет иллюзий, что однажды они проснутся индийцами или тайцами – своими людьми.

Тот же Виктор Сергиенко (более известный в сети как Кошастый, обещавший в свое время глобальный кризис и переехавший по этому поводу в деревню на полное самообеспечение) заинтересован не только в отдалении от города, но и в «невыделении из окружающих крестьян». И то, и другое он называет главными мерами «пассивной защиты».

Освоиться в селе будет легче тем, кто, живя на земле, продолжит работать в городе, или тем, кто займет понятные сельчанам должности учителей, журналистов районной газеты, работников местной администрации.

Арифметика свободы. Точных цифр не назовет никто.

Кошастый в крайних случаях предлагает выкапывать в лесу землянки и жить там. Понятное дело, жилье необязательно выкапывать своими руками. Более традиционный домик в деревне можно и купить, причем почти за любую цену.

Независимо от того, как вы решите вопрос с жильем, вам придется потратиться на лопаты, семена, Интернет и прочие предметы первой необходимости. Тот же Кошастый к таковым, например, относит полтонны соли (у него именно столько), короб спичек и ящик мыла. Но если вы не ждете глобального кризиса и не ставите своей целью полную автономию от городской жизни, можете ориентироваться не на его метод (он выложил в сети четкие инструкции, пересказывать не буду), а на свои представления о будущем и нужды в настоящем.


Кому подходит этот сценарий жизни

Тем, кто раньше времени хочет выйти на пенсию. Или выйти вовремя, но иметь представление, что делать дальше. Гораздо приятнее выращивать цветы в деревне, чем выполнять не самые легкие функции метробабки в городе.

Художникам, поэтам и прочим творческим людям.

Этюды на пленэре, сельские музы, пряный аромат местной сакуры и навоза… Э-эх!

Неисправимым романтикам, готовым не только мечтать, но и работать. Им придется сложнее всего.


Как еще бывает. Чичерина творит в деревне

Чуть больше года назад певица Юлия Чичерина вместе с семьей переехала в подмосковную деревню. Впрочем, карьеру она не бросила. Более того, уверена, что на селе творить приятнее. В доме своей мечты певица обустроила спортзал и даже студию, где сейчас пишет песни. О причинах переезда она рассказала автору этой книги в коротком интервью:

«За всю свою бурную жизнь я сменила много квартир и, конечно, жила в Москве. Но после двух лет в городе я твердо решила перебраться туда, где нет этой сумасшедшей суеты мегаполиса и загазованного воздуха. На просторе и думается, и мечтается по-другому. Только здесь можно отключиться и почувствовать, что ты действительно живешь, увидеть звезды и рассмотреть небо над головой.

Творческому человеку крайне сложно работать, когда все вокруг звонит, шумит и отвлекает. Не зря же многие поэты или музыканты предпочитают писать по ночам – именно тогда все вокруг затихает. А преимущество деревни в том, что тут не надо ждать ночи – здесь тихо всегда. Именно поэтому, когда вопрос встал о строительстве жилья, мы решили построить не просто дом, а дом-студию, где можно и жить, и творить».

Большую часть времени Юлия проводит в селе, несколько раз в месяц выезжает на гастроли по России и съемки в Москву. Ее дом – необычной формы с огромными треугольными окнами до пола – стал местной достопримечательностью. Бабушки к нему водят внуков на экскурсии – посмотреть на экзотику.

Сейчас Юлия ни на что не жалуется, только хвастается: говорит, на природе здоровье стало лучше, настроение – прекраснее не бывает, а главное – дышится свободнее и работается продуктивнее.

Деревенскую идиллию иногда нарушает погода: так, во время строительства из-за дождей не могла проехать техника, но даже это не помешало сотворить дом за месяц с небольшим. Пасторальную картинку, придуманную и воплощенную в жизнь ею самой, Юлия описывает с удовольствием:

«Была попытка разведения огорода, но это оказалось не так легко. За всем этим нужно ухаживать, холить, лелеять, чтобы выросло что-то действительно съедобное. У нас росли некоторые овощи, но они получились очень специфического вкуса. Мне больше нравится иметь дело с цветами, деревьями.

Мне здесь настолько комфортно, что я бы и не выезжала отсюда, если бы не любимая работа ☺. Тусоваться я вообще не люблю, это потеря времени. А здесь все создано для жизни и творчества. Помимо творчества мы увлекаемся строительством, сейчас почти доделали баню. Изучаем все технические новинки – например, экологически чистые устройства для дома, солнечные батареи. Нам интересно все, что не приносит вред природе и окружающей среде».


Вместо вывода
В деревню, в глушь, в Саратов

Если верить отдельным газетным публикациям, идея переезда в экологически чистые деревни овладела умами заскучавших жителей мегаполиса лет пять назад. Свежо предание, да верится с трудом. Во-первых, опрощение Льва Толстого пока никто не отменял. Во-вторых, римский император Диоклетиан в свое время отправился возделывать огород, а на все призывы вернуться к власти отвечал: «Если бы вы видели, какую я вырастил капусту, то не стали бы ко мне приставать со своими бессмысленными предложениями». Но даже если не ходить далеко в историю, то и я – в каком-то смысле – потомственный «ушелец». Мои родители однажды оставили крупный промышленный город на севере России, куда в свое время уехали на заработки, ради дома на «своей земле» на юге Сибири. Да-да, это я то ли в ужасе, то ли в восхищении замирала перед тридцатью сотками, на которых предстояло сначала закопать, а потом выкопать картошку. Это мне приносили соседи кроликов, сбежавших из моих инновационных клеток (экспериментальное животноводство было моей слабостью)… Но вернемся от моих кроликов к нашим баранам.

Уход в деревню далеко не однозначен. С одной стороны, даже проповедник сельской жизни Мустафа говорит: «Чтобы зарабатывать деньги в России, нужно жить в Москве». О дорогах, Интернете и возможности получить хорошее образование в селе напоминать не будем. Тем, кто подзабыл об этих пасторальных прелестях, о них наверняка напомнили герои этой книги в предыдущих главах, когда аргументировали свой переезд на пляж.

С другой стороны, трудно не согласиться с этологом, лауреатом Нобелевской премии Конрадом Лоренцем, который в своей книге «Восемь смертных грехов цивилизованного человечества» бичует перенаселенность городов, опустошение жизненного пространства (то, что мы привычно называем плохой экологией), гонки наперегонки с самим собой…

В 1974 г., когда слово «дауншифтинг» еще не придумали, ученый рассуждал об изматывающей спешке, которую подгоняет страх проиграть в искусственно созданной конкуренции, об отсутствии времени на размышления, об исчезнувшей радости бытия, о том, что деньги перестают восприниматься как средство и начинают видеться как цель… «Все мы, живущие в густонаселенных культурных странах и тем более в больших городах, уже не осознаем, насколько не хватает нам обыкновенной, теплой и сердечной человеческой любви», – пишет Лоренц. Почти слово в слово Лоренцу вторили психологи на одной из недавних московских конференций. И даже пытались придумать названия для специфических «городских неврозов», уточняя, впрочем, что у деревенских жителей – свои особенные проблемы.

Как бы то ни было, многих горожан деревенский рай настоятельно влечет. Как посчитали аналитики центра «Индикаторы рынка недвижимости», три процента коренных москвичей ежегодно переезжают на ПМЖ в регионы. Эта цифра не отражает того, сколько людей покупают домики в селах и участки земли, так сказать, на будущее – пока еще ниоткуда не увольняясь и никуда не переезжая. Некоторые публикации об этом тренде даже светятся надеждой: привыкшие к цивилизации ушельцы проведут хорошие трассы и Интернет в российскую глубинку… К примеру, актер Петр Мамонов «сделал» в деревне, где обосновался, дорогу.


Глава 7
Как заняться своим делом,
или
Истории тех, для кого важен не только инвестиционный климат

Вот еще что я не понимаю: кассеты для дополнительной мотивации, книги для дополнительной мотивации… Ведь все так просто: вы либо хотите, либо нет! Если вам хватило мотивации, чтобы пойти в магазин за книгой по мотивации, может, у вас достаточно мотивации?

Джордж Карлин, американский комик
Для чего читать эту главу?

Чтобы:

• понять, как сделать бизнес на том, чем нравится заниматься;

• выяснить, сколько можно заработать на своем хобби;

• узнать, зачем люди стремятся из больших городов в море и на острова.


Множество анекдотов и афоризмов посвящены сложной взаимосвязи работы и хобби, а также простой сути и того, и другого. Обобщая народную мудрость: работа – это некий монстр, поглощающий удовольствие и выделяющий деньги. Хобби – монстр наоборот. Наша задача-максимум в этой жизни – поддерживать баланс экосистемы в таком состоянии, чтобы живы были оба проглота. Герои этой главы отказались признать очевидное (что жизнь есть страдание, а мир в этом паноптикуме монстров – недостижимая гармония). И превратили свое хобби в бизнес. Или бизнес – в удобное дополнение к хобби.


Вся соль – в море!

Пару лет назад, в разгар мирового экономического кризиса, петербургский бизнесмен Александр Шилов продал свою долю в соляной компании (бренд «Зимушка-Зима») и уехал на Балеарские острова, чтобы всерьез предаться своему увлечению. О том, что его так захватило, он рассказал мне во время зимовки в Москве:

«Это было несколько лет назад. Почти случайно оказался на яхте в Средиземном море, мы двигались от острова к острову… Это оказалось чем-то совершенно нереальным для меня тогда! Удивительная морская эстетика, необыкновенная, непредсказуемая жизнь на воде, динамичная среда обитания… Ты находишься дома, но при этом передвигаешься. До этого мне даже в голову не приходило, что такое возможно и что это доступно каждому. Море зацепило меня. Вернулся в Россию и понял, что море мне очень нужно. Через несколько месяцев получил в английской школе шкиперскую лицензию с правом управления судном, предварительно выучив наизусть темы из учебника и заодно английский язык. Снова отправился с друзьями на яхте в Грецию, теперь уже в качестве капитана. Очередной поразительный опыт. До этого редко приходилось принимать в сжатые сроки столько самостоятельных решений. В этот порт идти или в другой? Можно выходить в такую погоду или нет? Ежечасно отвечаешь на вопросы, от которых многое зависит: не обратишь на какие-то детали внимания – будешь стоять в шторм в море без провизии в течение суток или что-нибудь в этом роде. Мелких ошибок наделал много, но глобальных происшествий не было ни одного. В общем и целом это стало для меня революцией: когда-то млекопитающие вышли из моря на сушу, я совершил обратное. Морская жизнь очень естественна (в отличие от городской), а в Средиземноморье при этом еще и комфортна. Это идеальный баланс взаимодействия с природой.

Я считаю, что чем меньше ты приспособлен к среде обитания, тем сильнее ты можешь стать. В мегаполисе люди могут вообще не думать о жизни, за них уже разработаны все маршруты: нет работы – получи востребованное образование, есть работа – делай карьеру. Не нужно принимать ответственных решений, нужно действовать по правилам, и сразу – или же через несколько ходов – продвинешься в игре. В других, менее структурированных и формализованных условиях, например в море, гораздо выше уровень осознанности жизни: привычные схемы и стереотипы не работают. Каждое действие нужно быстро и максимально объективно обдумывать. Еще у меня есть один пунктик – острова: жизнь на них принципиально отличается от материковой, меня это привлекает. Очень здорово было пожить несколько месяцев на небольшом – восемьдесят квадратных километров – острове. Когда вернулся на большую сушу, потянуло сразу же обратно».

В резюме Александра – образование политолога, по которому он не работал ни дня (решил, что грязное это дело) и добрый десяток бизнесов, которыми занимался вместе с другом. Они торговали печенью трески, организовывали концерты любимых фанк-групп, продавали видеорекламу: что-то получалось, что-то не очень. Например, просроченными консервами печени трески была заставлена одна из комнат в доме Александра, а сам он на нее смотреть с тех пор не может. Надолго задержались в соляном бизнесе: за шесть лет партнеры организовали собственное фасовочное производство и продажи через трех дистрибьюторов.

Ситуация с соляным бизнесом была стабильной, и Александру поначалу удавалось сочетать плавание с работой: сотовая связь и Интернет есть в каждом порту и даже в море…

«Но это совершенно разные ритмы. Представьте: раннее утро, выходишь на палубу – перед тобой бирюзовое море. И тут звонок: “Александр, фура пришла, но никого нет. Можно как-то по-быстрому решить вопрос?” – вспоминает моряк. – Самое сложное – сохранить состояние работоспособности, когда у тебя полный релакс. Звонки шли как из другого мира…»

«Этот» же мир был наполнен иным. Встречами. В Греции Александр познакомился с немецким яхтсменом-пенсионером, который два года назад вышел из дома, погрузился на небольшую парусную яхту и отправился в сторону Марокко, по пути заглянув в Средиземноморье (где они с Александром и встретились). На Ибице нашел общий язык с известным современным художником, который построил себе дом в виде католической церкви с прозрачной крышей. «В один из вечеров к нему приехали девчонки, владелицы массажного салона, они делали всем желающим аюрведический массаж. Ты лежишь в церкви, смотришь через стеклянный потолок на звезды, на тебя капают ароматические масла, и в этой же комнате кто-то удивительно талантливый – а других в тусовке нет – поет песни или играет на инструментах», – останавливается на особенностях земной жизни во время морского плавания Шилов.

«На яхте – это сложно объяснить как. Это совсем иначе, чем как бы то ни было. Нет никаких ограничений маршрута: вот море, иди в любую сторону. Хочется на пляж во-о-он на том острове – ОК, полчаса, и мы там. Яхта – комфортный дом, способный перемещаться в пространстве гораздо лучше, чем вагончик Элли из страны Оз», – пишет он в своем блоге. Постепенно путешествие на яхте из хобби стало бизнесом: Александр научился не только рулить штурвалом, но и организовывать отдых для больших компаний.

На зимовку Александр вернулся в Москву (на Средиземноморье не сезон, а в столице его ждала должность бизнес-директора), чтобы летом 2011 г. опять уйти в большое плавание. В свободное от директорских задач и реализации морских бизнес-идей время Шилов вместе с партнером организовал закрытый официальный чемпионат мира по кикбоксингу в тяжелом весе для тридцати зрителей. Нестандартные мероприятия – страсть Александра: его компания LATEO Mediterranean продает не только круизы (в этом, по его словам, нет уникальной идеи), но и «подборки впечатлений»: встречи с известными людьми, выставки, события, тайные уголки природы.

«Когда мне было шесть лет, я “забыл вернуть” в школьную библиотеку книжку “Юный моряк” с морскими узлами и прочими штуками. Эпизод вылетел из памяти. Совсем недавно родители прислали мне эту книжку со словами: “А помнишь?..” Я с удивлением вспомнил».

Арифметика свободы. Получение шкиперской лицензии обойдется ориентировочно в €1000, организация фирмы – около €1500 (собственное предприятие за границей поможет вам оформить вид на жительство, если возникнет такая необходимость), аренда яхты – €2500–4000 в неделю (при долговременной аренде возможны скидки), стоянка в порту – от нуля (в портах Греции) до десятков тысяч евро – в некоторых популярных и почти закрытых портах, где отдыхают знаменитости и олигархи. Ожидаемая прибыль от проекта – 25 %.


Как еще бывает. Попутный ветер перемен

Если вы заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться.

Марк Твен

Море, скалы, остров… Бутылочные и драконовы деревья, последние похожи на гигантские пучки укропа или грибы с другой планеты и нигде больше в нашем мире не встречаются. Как и еще двести видов растений с этого острова. Остров населяют люди, которые говорят на древнейшем бесписьменном языке. Добрые островитяне без истории, оружия и преступлений. Да, хищников там тоже нет. Этот заповедник старой культуры и уникальной природы не плод моей фантазии, а вполне реально существующее место – Сокотра, место жительства и работы Дениса Романова. Он оставил Москву (а вместе с нею и должность руководителя аналитического отдела информационного агентства «Мобиле») лет десять назад ради ветра, солнца и моря.


Виной всех перемен в его жизни Денис считает виндсерфинг. Первые уроки он взял в Москве, но здесь ходить под парусом можно только летом, а кататься хотелось постоянно. Почти случайно (уже после поездки в Хургаду, которая совсем не понравилась) Денис нашел в сети информацию о Дахабе – небольшом городке на южном Синае в часе езды от Шарм-эль-Шейха.

«На сайте была одна лишь фотография моря с гнущимися на ветру пальмами и короткий текст, написанный Владимиром Титенковым, первым русским, открывшим Дахаб. Текст гласил, что Дахаб совсем не похож на остальной Египет, что тут почти всегда дует ветер и есть волны, которых мне так не хватало.

Оказавшись в Дахабе, порадовался приятной компании серферов – до меня в Дахаб уже приехали тренироваться спортсмены Ольга Малышева и Владимир Куликов (он живет в Дахабе до сих пор). Владимир Титенков, с которым мы сразу стали друзьями, уже окончательно переселился к тому времени в Дахаб, сменив небольшой, но довольно успешный торговый бизнес в России на жизнь у моря.

Вся русская тусовка жила тогда в старом бедуинском кемпинге (бывшая израильская казарма), где паруса и доски свалены в кучу, а люди ночевали в кельях 3×3 м с одним окошком и бетонной кроватью.

Жить в то время в Дахабе можно было с бюджетом $30–50 в неделю, практически ни в чем себе не отказывая…

На тот момент моя работа руководителем аналитического отдела информационного агентства “Мобиле” позволяла половину года находиться в поездках (разработанная нами информационная система помогла сократить отдел с пятнадцати человек до двух с одновременным увеличением числа заказчиков втрое). Я начал ездить в Дахаб постоянно, обрастая там снаряжением, которое хранил на месте.

Примерно через год надоело мотаться в Москву и общаться там с заказчиками, для которых основной ценностью была их постоянно меняющаяся доля на рынке. Изучать предпочтения покупателей телевизоров и мониторить розничные продажи уже не хотелось.

Таким образом, в России меня уже почти ничто не держало. Я стал искать варианты работы или бизнеса в Дахабе, попутно начав изучение английского, который был совсем на нуле.

Поскольку Володя Титенков уже начал заниматься проектом серф-станции, а конкурировать с другом не хотелось, я с радостью ухватился за возможность аренды дайвинг-центра. Он был расположен прямо на мысе Лайтхауз, где я и катался под парусом».

Денис нашел партнера и инвестиции в Москве и открыл дайвинг-центр. Все было новым: страна, арабский менталитет, сам дайвинг… Об этом времени Денис вспоминает ностальгически:

«К сожалению, “романтический” период, когда я рассекал по дахабской набережной на растабайке с рекламой клуба, своими руками обустраивал клуб, чувствуя себя монополистом на новом рынке и живя при этом на $50 в неделю в небольшой комнате на крыше кемпинга, довольно быстро закончился. Количество клиентов, а вместе с тем и объем офисной работы росли. Появились конкуренты – первый инструктор по дайвингу, своровав клиентскую базу, начал работать на себя на базе соседнего клуба. Начались проблемы с подбором персонала… Число сотрудников на зарплате перевалило за десяток. Это привело за собой весь ворох социально-трудовых глюков, которые люди привозили с собой из России».

По мнению Романова, некоторым людям дауншифтинг (даже с выходом на новую работу инструктором) противопоказан: безделье и жаркий климат размягчают волю, и через пару месяцев человек начинает играть в овощ на полном серьезе. К слову, пары, проводя друг с другом 100 % времени (вместо 10 % – как в Москве), по его наблюдениям, нередко распадаются. Отношения сохраняют только самые крепкие союзы или те, что сложились уже после адаптации к условиям дауншифтинга.

Со временем бизнес становился более стабильным и скучным: после увеличения единовременного количества клиентов клуба до двадцати рутины стало больше, а романтики меньше. Сам Дахаб из местечка для своих превратился в курорт со всеми вытекающими из этого последствиями. В Дахаб – так же, как в свое время и в Гоа, – начали массово съезжаться дауншифтеры. Причины очевидны: уровень цен, море, климат, тусовка, активные виды спорта, возможность заработать инструктором на условиях фриланса, если захочется. Число туристов росло еще более интенсивно.

Продав свою долю, но не сойдясь с новыми владельцами во взглядах на развитие дайвинг-клуба (к этому времени он занимал бо́льшую долю рынка в Дахабе), Денис ушел из компании. По словам Романова, этот бизнес был для него не целью, а средством (для занятий виндсерфингом). Сейчас «минимальный прожиточный минимум» в Дахабе, а также постоянный доступ к волнам и ветру может обеспечить оставшаяся в собственности Дениса кофейня. Но Романов неисправим: он снова начал делать то, что ему интересно, и снова с нуля. Денис считает, что слово «бизнес» лучше всего употреблять в его исконном значении «то, чем ты занят». То есть речь, по идее, должна идти не о зарабатывании денег, а о том, как с помощью средства – денег – добиться настоящей цели. Хотя, по его мнению, «у денег есть сильная “метафизическая” сущность, которая норовит стать твоей целью», этого Романов старается избежать.

Свои деньги Денис сейчас инвестирует в IT-проект (универсальную систему автоматизации сферы услуг, которую уже начал опробовать на ресурсах dahab.su и www.socotra. ru), а свое время – в новую любовь, остров Сокотра. Там он работает гидом в собственной фирме, развивает экотуризм, открывая для людей новую планету на маленьком острове недалеко от Африки.

«Сокотрийский проект специфичен. Здесь очень красиво, но быт совершенно не обустроен, зачастую шокирует туристов. Навряд ли в ближайшие годы сюда приедет жить еще кто-то из русских. Чтобы поселиться тут, нужно любить и понимать остров и его жителей. Тогда будет уютно и комфортно. И если знаменателем в Дахабе был виндсерфинг, то на Сокотре – сама возможность жить в этом удивительном месте.

Мы пытаемся показать осколки счастливого бытия туристам, которые по полгода не видят солнца и звезд, проводя большую часть жизни в кресле. Это сложно. Часто люди покупаются на красоту места и жестко разочаровываются, увидев счастливые лица, для которых ценность денег зачастую непонятна. Сокотрийцы напрочь лишены присущего европейцам гедонизма. Например, еда здесь – всего лишь топливо, у которого итог – один… Никто из сокотрийцев не тратит свое время на кулинарные изыски. Рыба и мясо рубятся на куски, отвариваются непродолжительное время. Имея пару десятков коз, которые сами пасутся вокруг дома, и океан, они вполне довольны. У них есть все, включая свежее натуральное молоко, мясо и рыбу, которые составляют основной рацион питания. Цивилизация пришла на остров недавно – первый частный автомобиль появился в 2001 году.

Даже мне после многих лет жизни в Дахабе, приходится привыкать к этой неспешной жизни без чрезмерных желаний, без жажды денег и заботы о завтрашнем дне».

Хотя Романов еще не стал своим на Сокотре, но, приезжая в Россию по делам, он определенно чувствует себя островитянином. Так, по привычке, заходя в магазин, говорит «Здравствуйте», улыбается незнакомцам в метро. Только получив раздраженные и недоуменные взгляды в ответ, понимает, что здесь это неуместно. Он разучился поддерживать традиционные разговоры о завтрашнем дне, обсуждать покупки и смотреть теленовости. Он был бы совершенно неприспособленным к жизни человеком, если бы не умел выживать и наслаждаться жизнью по всему миру.

Арифметика свободы. На открытие дайвинг-клуба в Дахабе ушло $25 000, эти деньги были вложены в аренду помещения, покупку восьми комплектов снаряжения, фотоаппарата и ноутбука. Инвестиции окупились на второй год работы.

СОВЕТ ОТ ДЕНИСА

Считать и прикидывать надо всегда. Любой бизнес-план устаревает через месяц, его нужно держать в голове и понимать, чего ты хочешь достичь, какие средства у тебя на это сейчас есть и чем ты готов рискнуть.


Это важно!

На смену ориентиров и адаптацию к новому образу жизни понадобится полгода-год. За это время вы найдете новую нишу и новые ценности. Возможно, в том числе материальные.

На доходность бизнеса имеет смысл смотреть через год, когда будет ясна сезонность.

Монетизировать удовольствие – непросто. Но даже если бизнес из хобби не получится, останутся отличные воспоминания и опыт.


Вместо вывода
Захватывающий бизнес

Работая над этой книгой, я знакомилась и с владельцами ресторанов в Индии, и с другими русскими предпринимателями, начавшими бизнес за рубежом.

Бизнесом за границей, отнимающим силы, нервы и деньги, никого не удивишь. А вот хобби, ставшее чем-то большим, поражает. Точно так же, как и истории, в которых люди не раздумывая отказываются от старых привязанностей к стабильным доходам и надежным компаниям (своим собственным в том числе) ради новой авантюры. Они последовательны в одном: они не меняют свое время на деньги. Вместо этого они рискуют, проигрывают, выигрывают и продолжают играть.

С большой иронией они относятся к вопросам о том, не боятся ли, что этими приключениями испортят себе трудовую книжку или C.V. И с большим уважением – к тем, кто не боится менять свою жизнь снова и снова и каждый раз добиваться возможного. Ну и невозможного иногда тоже.


Глава 8
Как устроить побег из социума, чтобы не было мучительно больно,
или
Топ-менеджеры в духовном поиске

…Вы будете смеяться – мне так жалко президента:

Работа-то собачья – и нет сочувствия ни в ком.

А власть? Что власть: химера! Цена ей – три копейки:

Ведь пашешь как верблюд, ведь пашешь как галерный раб —

Не выйти прогуляться, не выпить на скамейке,

с мужиками не гульнуть…

Не говоря про баб!

Торчишь на страже мира, демократии, прогресса,

Теряешь зубы, волосы – и нервы на нуле…

Тимур Шаов. «Случай в Кремле»
Для чего читать эту главу?

Чтобы:

• понять, почему подающие надежды топ-менеджеры предпочитают материальным ценностям духовные;

• попытаться узнать, как и на что они при этом живут;

• сориентироваться в том, к чему они приходят, выходя в астрал;

• выяснить, чего хотят те, у кого есть все.


Деньги – это условность. Это бумага. И даже не бумага. Например, несколько лет назад один самый обычный человек взял и придумал биткойны – электронную валюту. Теперь его странная фантазия присутствует на вполне реальных биржах, с биткойнами проводятся вполне реальные аферы и на их продаже зарабатывают вполне реальные деньги в других, более привычных, валютах. Деньги – это условность, но истории, когда люди оставляют очень большие деньги ради очень туманных перспектив, все равно удивляют. Герои этой главы – топ-менеджеры и бизнесмены, которые отказались от бизнеса ради… А вот ради чего, они лучше расскажут сами.


Человек большого пляжа

Десять с лишним лет назад вице-президент «Rolls-Royсe Москва» Роман Комаров пришел на работу ночью, сжег все бумаги, закрыл офис на ключ и решил больше не возвращаться. И не вернулся. Такого от молодого и перспективного менеджера не ожидал никто. Его карьера складывалась более чем стремительно: в российское дилерство компании Rolls-Royce Роман пришел работать в двадцать лет, еще будучи студентом Финансовой академии, через несколько лет стал вице-президентом этой фирмы. Из своего дома в Гоа Роман по скайпу рассказал, как это было:

«Был управляющий директор из Америки, он стоил для компании больших денег. Когда он уезжал в Америку, я продавал больше машин. Это всех удивляло. Но это бизнес: есть мальчик, который хорошо продает и стоит компании значительно меньше. Хотя все было не так просто: Rolls-Royce – очень консервативная компания, а тут я, мальчишка, еще студент. Руководство центрального офиса Rolls-Royce в Англии было категорически против моего назначения, и я увидел в этом вызов, возможность показать, на что способен. При этом не относился к происходящему слишком серьезно. Скорее так: будто зашел на новый уровень игры и двигаюсь дальше… Статусные вещи, интервью ведущим мировым телеканалам, международные конференции, телохранители, перекрытие трасс во время визита президента Rolls-Royce мира, рекламные съемки на Красной площади в окружении обворожительных фотомоделей… Show must go on.

Почему однажды решил больше не возвращаться в офис? Решение пришло постепенно. Я общался с богатыми и влиятельными людьми страны и мира и не увидел в их глазах счастья. Они находились на самой вершине социальной пирамиды. у них были власть, деньги, статус… До этого представлял свою жизнь так: стремительная карьера, высокое положение в обществе, финансовый успех. Но увидев в глазах этих людей усталость, а у некоторых еще и страх, подумал, что, может быть, такой путь не приведет к счастью… Начал задавать вопросы, искать ответы. Происходили случаи, которые заставляли задуматься. Так, я встретился с принцем Англии Майклом Кентским, когда тот совершал автопробег на винтажных автомобилях Bentley по России. Увидев его, я подошел и представился: “Добрый день. Роман Комаров – вице-президент компании “Rolls-Royce Москва””. В ответ услышал: “Приятно познакомиться – принц Англии Майкл Кентский”. И вдруг подбежала его свита, оттащила меня от принца. Мне стали шептать, что самому знакомиться нельзя: нужно быть обязательно представленным официально, согласно протоколу. Я сказал – нет проблем. Меня подвели к нему, и он, глазом не моргнув, познакомился со мной еще раз. Мне вдруг ясно увиделась вся эта этикетная фальшь, марионеточный спектакль, причем без тени иронии, хотя, по сути, это смешно. Также я знал, что дети некоторых моих клиентов – очень богатых людей – играют в песочницах под дулами автоматов охраны… Были лихие девяностые годы, каждую неделю кого-то убивали. Не хочу вдаваться в подробности, но и ко мне одно время телохранители были представлены не только для того, чтобы открывать дверь машины. В целях личной безопасности я был вынужден прожить полтора года в Америке, оставив за собой функцию поддержания отношений с центральным офисом Rolls-Royce. В США познакомился со своими “вторыми родителями” – шаманами, которые открыли для меня другой мир, нематериальный. Начал медитировать, живя среди небоскребов в центре Нью-Йорка – наверное, в самом неподходящем для медитаций месте…

Когда стало возможным возвращение в Россию, продолжил работать в Rolls-Royce, но духовные поиски не оставил: год взаимодействия с шаманами и медитации не прошли бесследно. Учился в эзотерических школах, проходил психологические тренинги. Погружался в это, но не привязывался ни к какому направлению. Во всем был еще и определенный фан: прийти с работы домой, снять костюм от Версаче, положить золотой Rolex, переодеться в штаны за пять долларов и пойти на тренинг, где никто не знает твоего социального статуса. Со временем – несмотря на то, что взаимодействие с иностранным руководством завода не требовало постоянного внимания и оставляло мне достаточно времени, – я почувствовал, что для нового нужно полностью освободить пространство, и ушел из бизнеса».

«Industrial exemption» в двадцать первом веке – это когда тебя не волнует, что о твоем пиджаке подумает капитан галеры, где ты прикован к веслу. Все остальное – это производственная одежда. Даже если ты носишь «Ролекс».

Кстати сказать, особенно если ты носишь «Ролекс».

Виктор Пелевин. «EMPIRE V» («Ампир В»)


Выход из системы в прямом эфире

Оставив Rolls-Royce и Москву, Роман начал путешествовать по миру. По пути он закончил несколько эзотерических школ и получил второе высшее образование – на этот раз психологическое. Сейчас Комаров ведет тренинги и семинары, а также в прямом эфире с веранды дома на берегу моря – радиопередачу на «Балтик+»[15]. «Человек большого пляжа», как представляют его на станции, поставил перед собой в качестве радиоведущего амбициозную цель – помочь людям расстаться с иллюзиями о системе. О какой такой системе? Сейчас все поймете.

«Большинство людей живет в определенной системе. Она может быть разной (в зависимости от политического устройства страны и религиозных верований), но держится всегда на страхе завтрашнего дня, который внедряют в наше сознание социальные институты и семья. Ведь ни одному обществу не нужны счастливые и свободные люди, так как ими невозможно управлять. Очень важно страх будущего преодолеть, это жесткий экзамен. Если его сдаешь, мир начинает заботиться о тебе и давать то, что тебе действительно нужно.

Как-то ночью я сидел на балконе, слушал шум морских волн, смотрел на звездное небо. И понял, что я хочу отсюда вести радиопрограммы в прямом эфире на Россию. Все вокруг сказали, что я сумасшедший, что это неосуществимо технически. Да и в реалиях современных российских СМИ никто не даст вести программу без цензуры. Тогда я придумал коммерческий проект, который интересен не только мне, но и радиостанции, и слушателям. Встретился с директором радиостанции, зажег его идеей, предложил разыгрывать для лучших радиослушателей призы – бесплатные путевки в Гоа. Смог убедить, что невозможно сделать пилотный вариант передачи, и впервые вышел в прямой эфир сразу из Гоа. Мне интересно было сделать оригинальный проект. Выбирать темы, которые интересны самому, например: “Брак как узаконенная проституция”, “Вам предложили стать Богом. Ваши действия?”, “Мораль как духовная импотенция” и т. д. Не использовать подставные звонки, не врать и, самое главное, не находиться в студии в России. Быть мобильным: я уже вел данные программы в прямом эфире не только из Гоа, но и с острова Бали, и из Египта. При этом я четко осознаю, что меня слушают тысячи, слышат сотни, действительно изменяют свою жизни десятки, а выходят из Системы единицы. Поэтому Система может спать спокойно».

АНЕКДОТ В ТЕМУ

Если ты будешь упорно работать по восемь часов в день, то со временем станешь начальником и получишь право работать по двенадцать часов в день.


Лень, кайф и пофигизм

Зимой Роман Комаров живет в Гоа, в остальное время – ездит по миру, заглядывая и в Россию, где остались и друзья, и родители. В свободное от поездок и радиопередач время Роман ведет тренинги, пишет книгу и пребывает в состоянии лени. Последнее, по его мнению, непременное условие душевной гармонии.

«Давным-давно на своей первой эзотерической школе я в шутку предложил свой путь самого эффективного духовного развития: лень, кайф, пофигизм. Лень – это дар Вселенной, которая дается многим, но только избранные умеют ею пользоваться. Отсюда вывел свою собственную теорию энергетического накопления и взрывов: большинство людей разбрасывают себя по пустякам, а ведь можно спокойно гулять, загорать, релаксировать, а когда тебе нужно сделать что-то действительно важное, ты “взрываешься” и быстро решаешь ситуацию. Кайф – это значит заниматься тем, что тебе нравится. Если не получать удовольствия от жизни, она не будет иметь смысла. Пофигизм – это эмоциональная невовлеченность в то, что тебя лично не касается. Например, однажды зашел к знакомым, когда передавали новости о подлодке “Курск”… Они сидели у телевизора и не могли оторваться, смотрели один выпуск новостей за другим. Я сказал, что это перебор. Меня обвинили в бездушии. Я ответил: если вас на самом деле это волнует, можно поехать туда и поддержать родственников моряков, послать медикаменты и так далее, но вы этого не делаете и не собираетесь… Мало кто признается в этом, но, как правило, люди переживают для того, чтобы показать другим, и самое главное, самим себе, какие они хорошие и соболезнующие, а в глубине чувствуют облегчение, что это случилось не с ними.

Сначала история про трех китов – лень, кайф и пофигизм – была шуткой. Но прошли годы, и я понял, что доля шутки не так велика, что это – мое и обо мне. Со временем добавил к своим идеям свободу как внутреннее состояние и еще ряд пунктов.

Если коротко, то это:

1. Изучить и понять себя.

2. Изменять в себе то, что считаешь нужным.

Одновременно всегда принимая себя полностью таким, какой ты есть в настоящем.

3. Полюбить себя. Только по-настоящему полюбив себя, мы можем полюбить и мир вокруг.

4. Разрешить себе делать то, что ты хочешь, независимо от мнения социума. Этот четвертый пункт некоторых пугает:

не призываю ли я к опасному для других поведению? Но если человек пройдет первые три пункта, то он не убивает, не ворует, не насилует и так далее не потому, что боится УК или геенны огненной, а потому что ему это не надо.

Помочь могут практики, медитации, семинары, путешествия, непосредственное общение с “проснувшимися” людьми. Вы можете спросить, отчего я не включил в список классическое психологическое образование? Оно, конечно, может дать вам определенные знания, но по большому счету классическая психология давно уже не соответствует даже своему названию. Слово психология в буквальном переводе с греческого означает “наука о душе”. С моей точки зрения, психология сегодня выполняет роль некоей клизмы, которая тоже полезна и даже нужна в определенных жизненных ситуациях. Но при помощи клизмы вряд ли возможно решить фундаментальные проблемы души ☺».

Роман подчеркивает, что, хотя он много у кого учился, свою «религию» придумал сам. Точнее, речь идет не о «религии», а о психотехническом мифе.

Позволю себе небольшое отступление. Психотехнический миф – это, грубо говоря, психологическая картина мира конкретного человека или группы людей, которая может соответствовать научным канонам или противоречить им. Например, вы можете верить: то, что с вами происходит, зависит исключительно от вас. Или наоборот. Можете полагать, что мир о вас позаботится. Или наоборот. Считать, что все должно даваться с трудом. Или наоборот. Руководствоваться соображениями, что кто-то может навести порчу, а кто-то ее снять… Или что прав был Юнг и вам нужно встретиться с вашей Тенью. Одни такие психотехнические мифы строить и жить помогают, другие – нет. В любом случае – понимать, чем вы почти неосознанно руководствуетесь, полезно. Да, и история об осознаваемом и неосознаваемом тоже немного похожа на миф ☺. После того как я окончательно вас запутала, дам слово Роману и его «психотехническому мифу»:

«Пол моего храма – мягкий песочек, стены отсутствуют, купол – яркое звездное небо. Не принадлежу ни к какой духовной традиции или психологической школе. При этом очень благодарен тем мастерам, которых я встретил на своем пути. Но нельзя стать вторым Буддой. Или вторым Кришной. Или вторым Романом Комаровым. Можно стать только первым. Самим собой. Люди, которые интересуются духовным развитием, зачастую выходят из гонки социальной матрицы (успех – карьера – деньги) и включаются в другую, основанную на чужих концепциях и верованиях, – в гонку за просветлением и духовным ростом. Не заявляю о своей особой миссии, не утверждаю, будто слышу голоса сверху. И я против того, чтобы кто-то следовал моим путем или за мной! Любое “последование” – это тупик. Возьми у Учителя то, что нужно тебе (а точнее, все, что из нужного тебе сможешь взять), поблагодари его и продолжай свой путь. Поэтому я не навязываю людям свое видение мира, а помогаю каждому найти или более осознанно продолжить движение по собственному уникальному пути. И, конечно, делаю все это потому, что мне нравится. И из-за лени, конечно ☺. Благодаря ей разработал психотехники, которые сам так и не смог найти у других. Не нужно прикладывать никаких усилий, интенсивно дышать, скручивать себя в сложные позы и т. д. Достаточно лечь, закрыть глаза, максимально расслабиться и под мой голос совершать различные внутренние путешествия.

Мною был создан семинар “Путешествие в Я” – необычное внутреннее приключение, предоставляющее возможность приобрести совершенно иное качество жизни. Люди всего лишь за пару вечеров меняются, а затем меняется их жизнь.

Не стоит засорять сознание непонятными для многих концепциями о великой духовности. Нужно честно признаться себе, что в первую очередь мы хотим быть счастливыми. Наконец-то вспомнить о своих самых сокровенных мечтах. Ведь счастье не конечная станция, а способ передвижения.

В книге Ричарда Баха «Иллюзии, или Приключения мессии поневоле» есть замечательная притча. Взяв за основу более для меня симпатичный вариант ее перевода, я немного его изменил:


Когда-то на дне одной великой большой реки жили некие существа – молодые и старые, богатые и бедные, хорошие и плохие. И смыслом их жизни было цепляться за камни, искать пропитание, размножаться и умирать.

Но одно существо, наконец, сказало: «Я устал цепляться. Не хочу больше так жить. Не могу больше так жить. Я хочу отпустить эти камни и отдаться на волю потока. И хоть я не вижу этого своими глазами, я верю, что поток знает, куда направляется».

Другие существа засмеялись и сказали: «Дурак! Только отпусти свой камень, и твой обожаемый поток завертит, закружит тебя, ударит о камни, и ты погибнешь».

Но он не послушался их и, набрав побольше воздуха, разжал руки, и в тот же миг течение перекувырнуло его, завертело и ударило о камни. Однако когда река почувствовала эту сущность как естественную свою часть, она понесла его нежно и плавно на вершинах своих волн.

И в других местах этой великой и длинной реки подобные же существа, видевшие в первый раз такое, кричали: «Глядите, чудо! Он такой же, как мы, однако он летит! Смотрите, Мессия пришел, чтобы спасти нас!» И тогда тот, которого несло течение, сказал: «Я никакой не Мессия. Я такой же, как и вы. Река с радостью освободит нас и поднимет вверх, если мы только осмелимся отцепиться от камней. Наше истинное предназначение заключается в этом странствии, в этом отважном путешествии». Но они лишь громче закричали: «Спаситель! Мессия! Укажи нам путь!», а цеплялись за камни все крепче и крепче.

А когда они снова взглянули наверх, его уже не было, и они остались одни и начали слагать легенды о Спасителе».

От себя могу добавить, что всегда существует выбор: двигаться собственным путем или потихоньку тащить свое тело на кладбище.


Как еще бывает. Срединный путь садовника и бизнесмена

Жизнь Юрия Зуева когда-то можно было назвать мечтой бездельника. Точнее, хорошо поработавшего бездельника. Организовав торговый бизнес в России, он отправился в Европу, снимал квартиры в Италии и Эстонии, катался на лыжах (в свое время получил диплом преподавателя лыжного спорта)…

«Все деньги, которые зарабатывал, тратил, как в том анекдоте, на “Феррари”, кокаин и на женщин, остальное – не помню, на какую-то ерунду. Ничего не делал. Когда надоедало кататься на лыжах, летел в Эмираты, купался в море… Потом возвращался в Европу. Были все эти традиционные “Гуччи – Версачи” – шестисотые “Мерседесы”… Однажды в Эмиратах наблюдал за работой садовника, подумал: это мне было бы интересно. Казалось, самые счастливые люди – садовники. Они живут на курорте, их кормят, поят, а они еще и цветы поливают! Так как у меня не было английского языка, работать там не остался. Но помню, что хотел и думал об этом».

Удивительно, но мечта обеспеченного гедониста, знавшего все о том, какие лыжные ботинки модно носить в этом сезоне, почти сбылась через добрый десяток лет.

Седьмой год Юрий Зуев живет в Индии, наведываясь в Россию только за визой и общением с родными – раз в год. Раньше он одевался в брендовых магазинах, сейчас носит сланцы за два доллара, шорты и футболку – за пять. Часов не носит никаких. А еще старается не причинять зла, делать добро и укрощать ум. Да, он буддист. К тибетскому буддизму Юрий Зуев пришел окольными путями – через японское дзюдо, которым занимался двадцать с лишним лет. В Индии ему жить удобно: за день можно добраться до духовных учителей, получить наставление.

Он не монах, и на ритуалы тратит «всего» от получаса до трех часов в день, хотя обеты (насчет добра, зла и всего прочего) соблюдает и все остальное время.

«Знаете историю о змее, заползшей в узкий стебель бамбука? Она физически не может повернуться назад, она задохнется, если начнет разворачиваться. Так и я, вступив на эту тропу, не могу двинуться обратно, виляя своим разумом. Если принимаешь эти обеты осмысленно, наверное, это ноша на всю жизнь».

Каждый день Юрий встает около шести утра, занимается духовной практикой, затем поливает сад. Потом иногда работает шеф-поваром в маленьком семейном ресторане, который открыла жена, когда ей захотелось самореализации. У Зуева оказалось весьма подходящее образование: «Мой друг, тоже спортсмен, после десятого класса предложил пойти в кулинарное училище, потому что там было много еды и девушек. Кроме того, туда принимали без экзаменов, а учился я плохо. Идея мне очень понравилась».

Сейчас Юрий зарабатывает на жизнь тем, что рисует дизайн-проекты и реставрирует старые дома в Индии – от бунгало до гостиниц.

«Я пожил в Италии, а там, наверное, заразный воздух в плане красоты… Я реставрирую, как могу, людям нравится. Нигде специально этому не учился. Но я не курю, не пью, мне нечего делать, приходится убивать время – кроме практики – чтением различной литературы. Возникали какие-то проблемы, я их решал. Могу быть сисадмином, сантехником, садовником, электриком, водопроводчиком, дизайнером».

Торгово-удаленный бизнес Юрия закончился уже давно: менеджеры, управлявшие его компанией во время турне по Европам, параллельно открыли фирму, перевели туда заказы от клиентов. Эти новости он узнал почти последним.

Знакомые называют сегодняшнюю его жизнь аскетичной. Юрий смеется в ответ:

«Я живу в особняке с пятью комнатами, в которых шестиметровые потолки. Огромный сад, море в ста метрах…

В отдалении от шумных туристических зон, несмотря на то, что это – Морджим. Мы переехали сюда, потому что было далеко ездить в ресторан из другого места – на машине тратил на дорогу двадцать минут. За все это я ничего не плачу. Я восстановил особняк человеку, он не смог приехать, сейчас “смотрю” за садом. До этого также жил в большом доме, который своими руками привел в “человеческий вид”. Определенно, я не аскет. Конечно, раньше я тратил по $20 000–30 000 за короткую поездку, снимал квартиры в нескольких странах мира… Но потом это стало неинтересно. Ну и деньги закончились, наверное. Когда питаешься в дорогих ресторанах, особо не задумываешься, что можно по-другому. А потом и это оказывается неважным, и другое – ненужным».

Свою жизнь он называет сказочной и сравнивает эту сказку с «Алисой в Зазеркалье»:

«Сказочность – в спокойствии ума. То, что раньше беспокоило меня и сейчас – других людей, заботить перестало. Практически любая проблема несущественна. То есть она существенна только для беспокойного ума, но если он не контролирует тебя, а ты не пытаешься контролировать его, то все воспринимается по-другому. Когда беспокоящие эмоции осознаны пустыми по своей природе с самого начала, тогда они прекращают «развиваться» в разные поступки… Проведем такую аналогию: спокойную поверхность воды можно использовать как зеркало, но если вода всколыхнется (заволнуется), она не будет отражать мир таким, каким он есть».

О будущем, как и положено буддисту, Зуев не переживает, ведь оно наступит так, как не ожидаешь. О прошлом не сожалеет, оно уже прошло. Живет настоящим – только оно и существует, если верить Юрию.


Как еще бывает. Предприниматель на школьной скамье

Александр Машинцев в прошлом – успешный питерский предприниматель (его компания занималась девелопментом). В настоящем – путешественник, фотограф и автор учебника по тайскому языку. Последние годы живет в Таиланде, куда переехал по этическо-психологическо-политическо-экономическим причинам:

«Я решил изменить свою жизнь не в одночасье. После первых поездок в ЮВА меня заинтересовало мировоззрение местного населения. Оно сильно отличалось от привычного менталитета среднестатистического россиянина. Сначала я захотел понять, в чем же заключается такое разительное отличие. Тут же подоспел и так называемый средний возраст, когда принято подводить промежуточные итоги и анализировать ориентиры. Я четко понял, что великая российская мечта стоять в угарной пробке на “Порше Кайен” (желательно с мигалкой) никак не входит в область моих приоритетов, а идеология рублево-успенского направления может рассматриваться лишь как карикатура в лубочном стиле на западное общество. Поскольку я разочаровался и в современном западном обществе, то карикатура на него также не представляла интереса. Но вокруг вся жизнь была пропитана именно такими ценностями, от бытового уровня до генеральной линии партии. Поэтому, выбора-то не оставалось, надо было уезжать туда, где как минимум не насилуют мозги, ну и найти достойные человека ориентиры. Это, пожалуй, главное, что подвигло меня на смену жизненного уклада.

Вторая причина вытекает из первой – в России большие инвестиционные риски, мягко говоря. Прямо же говоря – невиданная доселе коррупция. Заниматься бизнесом стало попросту невыгодно. Я бы мог поименно назвать и этих чиновников (вы можете часто их видеть по ТВ говорящими красиво), и их расценки, только зачем? Все и так все знают, и что толку? Цинизм слуг народа перешагнул все мыслимые пределы, и находиться в такой атмосфере без риска душевному здоровью не представляется возможным.

Иногда становится жаль соотечественников, насаженных на вертикаль трубопроводной демократии, но я гоню эти мысли – каждый сам кузнец своего счастья, а оно может быть разным».

Первые два года жизни в Таиланде Машинцев потратил на изучение тайского языка. Он учился в специальной школе для взрослых ежедневно по восемь-десять часов. В Министерстве образования Таиланда сдал экзамены по тайскому языку, культуре, традициям, экономике, политике, фольклору и так далее. Продолжает учиться до сих пор.

После сдачи диплома переехал из Бангкока в культурную столицу Таиланда город Чиангмай. Куда, кроме более хорошей экологии и более размеренного ритма жизни по сравнению с Бангкоком, Александра привлекла религия. Точнее, по его мнению, вовсе не религия:

«Понять себя и этот мир помогает буддизм. Буддизм традиции Тхеравада сложно назвать религией, здесь отсутствует понятие Бога. Скорее, это симбиоз философии и повседневной практики, с помощью которого можно научиться конструировать жизнь по собственному образцу, если возникнет такое желание».

Хотя считает, что материально-техническая база должна быть прочной, об этой стороне вопроса не распространяется. Как и о личной жизни. Из интернет-ресурсов, впрочем, можно узнать, что у него новая жена и маленький ребенок, но насколько информация точна, неизвестно. Очевидно одно – и дела, и личная жизнь оставляют ему много свободного времени: он работает над второй частью учебника по тайскому языку, занимается спортом, путешествует, пишет статьи, фотографирует…


Как еще бывает. Операция «Адаптация»

Люк Кассади-Дорион работал программистом в Сан-Франциско. Сочинял книги о том, как правильно писать код, и занимал пост IT-директора крупной американской компании. Много работал и много зарабатывал. Особо, по его словам, счастлив не был, зато брал карьерные барьеры один за другим. Ничего не предвещало перемен, кроме разве что увлечения йогой. Когда в 2004–2005 годах случился экономический кризис, экс-директор решил поменять все.

В Индии, куда он поехал на пару месяцев изучать санскрит и йогу, Люк случайно встретил женщину, которая предложила ему работу преподавателем йоги в Таиланде. Он поехал попробовать – на год. До сих пор там.

Сейчас Люк по-прежнему учит принимать позы, а также оканчивает университет в Бангкоке и ведет телепередачу на тайском ТВ. В ней рассказывает, как путешествует по стране и живет в самых разных, порой далеко не туристических местах. В рамках работы телеведущим Люк пробует местные блюда, спит в странных жилищах (например, устроенных над морем), общается с простыми жителями и практикует йогу.

Кроме этого, Люк успевает еще и фотографировать, устраивать выставки фотографий, писать статьи и книги на английском и тайском языках. Тайский язык он учил в течение полутора лет: занимался с учителями по десять часов в неделю и общался только с местными жителями.

«Я открыт для новых возможностей, и перемены – важная часть моей жизни, – говорит в интервью Люк. – Я не связан планами и счастлив».

Его историю можно назвать образцовой адаптацией. Он научился общаться с местными жителями, работать с ними, учиться у них и учить их самих. При этом не притворяется одним из тайцев, делает ставку на то, что он – другой, и вообще такой, какой есть. Даже его телешоу называется с долей иронии – «Фаранг Пок Пок»: фарангами тайцы называют иностранцев.


Вместо вывода
Жажда условных подкреплений

Деньги, конечно, имеют значение. Вопрос только в том, какое именно. Как писала, например, Карен Прайор в своем бестселлере «Не рычите на собаку!», деньги – это условное подкрепление. Такое же как свисток для дельфинов или «похвала» (слово «хорошо») для собаки. «Люди могут бесконечно работать ради денег, которые по сути являются обычными условными подкреплениями… Много работают даже те, кто уже заработал денег больше, чем сможет потратить. Такие люди впадают в настоящую зависимость от условного подкрепления», – вполне логично пишет ученый-бихевиорист.

Согласитесь, если посмотреть с этой точки зрения на истории героев в этой главе, они выглядят куда более свободными и разумными, чем многие миллиардеры. Такой парадокс.

Если уверены, что без условных подкреплений с многими нулями в конце вам никак не обойтись, то попробуйте тренинг «Ревизия денег» (в приложении «Оптимизация жизни»).


Глава 9
Как искать и находить свое призвание,
а также трогательная и интересная история одного дизайнера

Есть только два способа прожить свою жизнь.

Первый – так, будто никаких чудес не бывает.

Второй – так, будто все на свете является чудом.

Альберт Эйнштейн
Для чего читать эту главу?

Чтобы:

• узнать, что может спровоцировать жажду перемен;

• понять, как и когда надо начинать все в своей жизни преобразовывать;

• узнать, как бросить все, заняться творчеством и стать еще более счастливым чело веком;

• как найти свое призвание и добиться признания.


Когда я начинала писать эту книгу, то была уверена: для того, чтобы человек решился на перемены, он должен быть недоволен. Собой, судьбой, начальником, правительством или хотя бы погодой. Все оказалось не совсем так. Да, я общалась и с такими людьми, которые однажды понимали, что так дальше нельзя, и начинали искать новые способы жить. Но некоторые мои герои не испытывали острого разочарования, зато в один прекрасный день они с удивлением открыли, что можно жить по-другому: лучше, интереснее, комфортнее, радостнее, насыщеннее… И постфактум – уже после кардинальных изменений – обнаруживали, что было и скучно, и серо, и как-то не так. Они не искали ничего нового, новое само нашло их.

Неожиданно для себя я открыла еще и третий «вариант» дауншифтинга, когда жизнь ставила ничего не подозревавшего человека в очень жесткие рамки и зачастую перед не самыми приятными фактами… Такие люди обнаруживали себя в больнице с серьезным диагнозом или после катастрофического развода… Трудности преображали их. Они отказывались от прежних сценариев, привычных ролей, а заодно и должностей.

С одной стороны, это можно объяснить тем, что смена условий труда, профессии и места жительства почти ничего не значат – если верить шкале стрессовых ситуаций Holmes & Rahe (Медицинский университет Вашингтона) – по сравнению с разводом или серьезной болезнью[16]. С другой, можно вспомнить австрийского психолога Виктора Франкла, который после трех лет заключения в концлагере написал книгу «Сказать жизни ДА» и разработал собственную психологическую теорию. Франкл в своих книгах и на лекциях рассказывал о пережитом (и этот стресс вряд ли возможно перевести в баллы) и предлагал искать смысл во всех проявлениях жизни – даже самых страшных.

Вернусь от попыток объяснить к попыткам описать. Я много общалась с людьми, судьбы которых «вписывались» в вышеупомянутый третий вариант, но подробно остановлюсь только на одной – трогательной истории талантливой художницы.


Дизайнер, которая ходит сама по себе

Дизайнер Яна Франк (известная в сети как Миу-Мау) сбавила обороты жизни из-за диагноза – рак. Однако в чем-то этот диагноз оказался спасительным – она перестала тратить время на неинтересные заказы и карьерную гонку и увлеклась тем, что ей нравится. Сейчас она много рисует, пишет книги о том, как организовать свое время и найти призвание, ведет отличнейший блог.

Признаюсь, придуманный и нарисованный ею ежедневник «365 дней очень творческого человека» – моя настольная книга. Правда, пользуюсь им редко (встречи и дела планирую в Google-календаре), зато любуюсь и листаю постоянно: он очень милый, а предложения Яны по самоорганизации действительно работают. Ну, и надпись мне льстит ☺.


Творчество на фоне краха

Коротко перескажу биографию Яны Франк. В девятнадцать лет она приехала в Германию с большим животом и без образования (уехала из Таджикистана в 1991 г., потому что там была война, перед отъездом отучилась четыре года в художественном училище, но не успела его окончить). С маленьким ребенком на руках получила диплом об образовании, сделала карьеру, поработала и главным дизайнером, и арт-директором крупных медиахолдингов. А затем, как она говорит сама, потерпела полный крах:

«На фоне потери и смены работы я пережила феерический развод, по сравнению с которым меркнут все самые страшные голливудские триллеры, и в какой-то момент очнулась в больнице со страшным диагнозом. Я была в шоке, но у меня не было депрессии. Не знаю, откуда это у меня, подозреваю, что передалось по наследству, но, узнав свой диагноз, я первым делом сказала: “В таком возрасте умереть от рака? Ни за что! Нет, я на это не согласна. Стерплю все, что пропишут, вынесу какие угодно терапии, но непременно выживу!” В тот момент мне давали шесть недель, но я эйфоризировала и боролась. Через некоторое время наступило улучшение, но год спустя – резкое ухудшение. Появились метастазы в печени. Я опять твердила: “Я чувствую себя здоровой, я уже почти выбралась из этого кошмара, вот увидите, я не умру”. К этому моменту врачи попросту решили, что я сошла с ума, не справившись с ударами судьбы, но согласились, что это не худший вид безумия. Разумеется, просто закрывать глаза на факты и веселиться не получилось. Я лежала в больницах, глядя в потолок, многие месяцы. И у меня было время подумать о том, что я сделала не так, и о том, что изменю, если выживу. В первую очередь я поймала себя на сожалении о времени и силах, которые вбухала в зарабатывание денег. Я много работала над не очень близкими мне проектами в ущерб тому, что греет душу. Деньги не сделали меня счастливой, а о несостоявшихся книгах и картинах я искренне сожалела. Я пообещала себе впредь пытаться жить так, чтобы было не о чем жалеть.

В последующие годы последовательно училась претворять это обещание в жизнь: научилась отметать ненужные мне контакты и заказы и делать то, что для меня важно, даже если это не совсем нравится и подходит окружающим.

Начала много рисовать и заниматься искусством, преподавать, писать книги.

После двух лет, почти полностью проведенных в больнице, изменила свою жизнь. Я занимаюсь тем, что приносит мне радость, жертвуя тем, что приносит большие деньги. Периодически исчезаю на две-три недели – попадаю в больницы или очень больная лежу дома. Зато во все остальное время “отрабатываю” пробелы с великим рвением.

Очень хочу прожить еще долго, потому что творческих планов у меня наберется на пятьдесят лет вперед. Сейчас сил и здоровья мало, но при каждой возможности я бросаюсь исполнять любые творческие планы. Творчество дает мне ощущение, что я жива. У меня всегда тысяча идей в голове – только успевай воплощать, это ли не прекрасный смысл жизни?»


Полезное сумасшествие

Когда Яна Франк с больничной койки сообщила окружающим, что хочет рисовать иллюстрации, они сказали: «С ума сошла! Тебе бы сейчас деньги загребать там, где ты себе сделала имя, а ты меняешь профессию!». Ее это не смутило и не остановило. Вот уже много лет она занимается тем, чем хочет, зарабатывает этим и даже снова «сделала» себе имя. В ЖЖ-дневнике она с большой охотой консультирует тех, кто ищет себя, призвание или немного времени и места для творчества в жизни.

Она считает «талантом не то, что человек теоретически хорошо может, если заставить, а то, что доставляет удовольствие: если нет мотивации, удовольствие от процесса – единственное, что может заставить человека взяться за дело». И всем работающим исключительно из-за денег рекомендует зарабатывать деньги тем, что им нравится. От себя добавлю такой пример: если большую часть рабочего времени вы ищете туры, а отчеты и проекты, вписанные вам в должностные обязанности, делаете с неохотой тогда, когда откладывать больше нельзя, то подумайте о… собственной турфирме. Один знакомый пиарщик, работавший на серьезном телеканале, так и сделал: ушел из офиса, чтобы продавать путевки, писать о разных странах и, разумеется, путешествовать почти задаром благодаря своим уникальным поисковым способностям.

Еще один, на мой взгляд, очень важный совет Яны – о мотивации. Если мотивация есть – появится и время, и возможности: «Все малоприятные дела делаются потому, что они как-то ведут к желанному. Если вы никак не можете заставить себя что-то сделать, значит, за этим нет чего-то желанного, к чему оно загораживает путь».

Секрет удачи при смене профессии, по мнению художницы, в том, чтобы отличить то, что хочется всего лишь попробовать, от того, чем хочется заниматься долго. Долго – это минимум пару годиков, а лучше лет пять. Именно столько, по ее ощущениям, времени нужно для того, чтобы добиться успеха в новой отрасли. Если то, что вы делаете, вам не нравится, но и остальным заниматься годами не хочется, ищите дальше.

Один из способов поиска «того самого занятия» Яна предлагает в своем авторском ежедневнике: выписать «великие дела, которые хочется вершить», а затем зачеркнуть из них половину (а затем проделать эту процедуру еще два раза). После этого, возможно, в списке останутся именно те проекты и желания, на которые стоит тратить время и силы. Впрочем, этот совет полезен для тех, у кого не меньше восьми великих дел в планах. Если вы пока еще не определились со списком грандиозных мечтаний – прислушивайтесь к себе и, если будет желание, присматривайтесь к другим. Так, как рекомендует Миу-Мау:

«Есть вариант поинтересоваться другими бизнесами, карьерами, посмотреть вокруг, кто что делает. Иногда вдруг что-то возникает на дороге, и появляется мысль: “Вот так я тоже хочу!” На самом деле это тоже увлекательная фаза в жизни – смотреть разные чужие странички, магазины, сервисы, прислушиваться к своим чувствам. У меня была подруга, которая где-то год вот так ходила и задавала себе вопрос: “Хочу ли я такую работу?” Чуть ли не везде побывала – в банке, в магазине с кондитерскими изделиями, глядела на менеджера отеля. Кончилось, к слову, тем, что она начала делать гигантские декорации для витрин и шопинг-моллов и работает в этой области уже лет семь (а была специалистом по производству дыхательных аппаратов для ныряльщиков)».


Вместо вывода
Перемены как лучшая профилактика дауншифтинга

Виктору Франклу, о котором я упоминала в начале этой главы, приписывают авторство термина «воскресный невроз». Под этим «диагнозом» подразумевается ощущение подавленности, пустоты, скуки, апатии, которое люди испытывают после окончания рабочей недели.

Если в вашей душе хоть чем-то отозвался этот почти медицинский эпитет… Или если вдруг оказались близки встречавшиеся раньше ироничные метафоры «эффект Шереметьево», «комплекс гастарбайтера» и тому подобное… Или душа радуется от того, как понимают ваши чувства авторы песни, как «каждую пятницу я в говно, а каждый понедельник я огурцом»[17]… То не откладывайте на завтра то, что можно поменять сегодня.

Не ждите разочарования, болезни, потрясений, после которых решите бросить все, что надоело и наболело. Ищите то, что хорошо именно для вас в настоящее время.

Я не знаю, что это может быть. И не знаю, быстро ли вы это найдете. И у меня нет гарантий, что в следующий вторник в 17–46 вы станете чуть более счастливым и гармоничным человеком.

Я уверена в правоте журналиста и художницы Натальи Ольховой, которая не устает повторять подрастающему поколению (к которому относит в том числе и тридцатилетнюю меня) следующую фразу:

«У нас есть только время и смелость. И времени с каждым днем становится все меньше».


Глава 10
Как увеличить доходы, сократив рабочее время,
или
Настоящая оптимизация всей жизни

– Но если ты перестанешь ходить на работу, тебе нечем будет оплачивать счета!

– Ну, мне никогда не нравилось это делать…

Диалог из фильма «Офисное пространство»
Для чего читать эту главу?

Чтобы:

• узнать, кто такие свободные агенты и как примкнуть к этой формации;

• открыть для себя секреты работы по четыре часа в неделю;

• понять, как тратить меньше, зарабатывать больше, а главное – быть при этом счастливым.


Мы – как, впрочем, и все люди во все эпохи – живем в уникальное время. Только подумайте: раньше для человека было естественно жить в одном месте всегда – если, разумеется, он не цыган, не кочевник, не художник или не вольный стрелок. Еще совсем недавно для людей было нормально работать солидную часть жизни на одну компанию – ну, если он не свободный художник, «шабашник» или еще какой асоциальный элемент. Что происходит сейчас, когда мобильность становится стилем жизни? Что будет считаться типичным через несколько лет, а может, и в следующем году?

Я остановлюсь на двух почти обыкновенных историях – Дэниела Пинка и Тима Фэрриса. Сейчас они нас удивляют и вдохновляют, но очень скоро их исключительность может стать нормой. Если уже не стала.


Новые стандарты работы от Дэниела Пинка

Когда-то Дэниел Пинк работал спичрайтером вице-президента США Альберта Гора, но однажды его в буквальном смысле начало тошнить от работы. «Я стал свободным агентом, после того как меня вырвало в вазу после очередного совещания у Эла Гора, на которого я работал спичрайтером», – говорит он в одном из интервью. Он начал работать журналистом-фрилансером и писать книги. Сейчас его маленькая дочь удивляется тому, что офисы могут находиться не дома, а там, куда нужно ехать.

Первая же его книга, «Нация свободных агентов», стала бестселлером. Работая над ней, Пинк выяснил, что около 25 % американцев (сейчас он говорит о 40–50 %) принадлежат к новой нации. Свободный агент – человек, который в некотором смысле работает только на себя: микропредприниматель, фрилансер. Пинк пишет, что когда-то слово фрилансер имело пренебрежительный оттенок. В 1960-х годах, к примеру, так называли проституток, не имевших сутенера. Сейчас «альтернативные формы занятости» (речь уже не о проституции) вызывают интерес, уважение и зависть. «Свободные агенты не являются ни работодателями, ни работниками; они одновременно и то, и другое. Это может звучать как головоломный дзен-коан, однако такова главная особенность новой экономики», – говорит Дэниел Пинк в своей книге. Свободные агенты могут легко наниматься в крупные корпорации – чтобы повысить свою компетенцию и наладить связи. И так же легко увольняться – если им становится интересно что-либо другое. «Зачастую удаленная работа становится для сотрудников компаний “легким наркотиком”, попробовав который, они неизбежно перейдут к употреблению более “тяжелого наркотика”, становясь чистопородными свободными агентами, для которых не существует никаких ограничений», – рассказывает Пинк о новой форме зависимости от свободы, ответственности за свой труд, мобильности, возможности регулировать свой доход и распределять рабочее время. По его мнению, свободные агенты гораздо более гибко реагируют на экономические кризисы, чем «люди организации», и даже организуют – если, разумеется, захотят – действующие профсоюзы.

Уже сейчас отдельные крупные инновационные компании идут вслед за рынком труда, предоставляя сотрудникам свободный график работы и прочие удовольствия. Хотя не факт, что этим свободным графиком захочется воспользоваться. Так, во время посещения питерского офиса Google я мечтала превратиться в программиста и не уходить отсюда никогда: массажные кресла, разнообразная еда в холодильниках, барабанная установка в комнате отдыха, душевые кабины… Да-да, я описываю обычное место работы.

Но вернусь к свободным агентам и Дэниелу Пинку. По его мнению, уже через десять лет корпорации будут стимулировать работников не только стандартами и лояльностью (останутся и такие компании), но и свободой (подобных фирм станет больше, чем сейчас). Данная модель управления персоналом, по прогнозу Пинка, станет не экспериментальной, а общепринятой. Изменится, по его мнению, и представление о лидерстве: лидерство станет горизонтальным. Модели сотрудничества будут напоминать скорее совместную работу над Wikipedia, чем традиционную вертикаль власти.

Надеюсь, после всего вышесказанного вы поймете, почему лично меня слегка разочаровывают статьи и книги некоторых российских HR-специалистов о дауншифтинге. Они пишут о «деструктивном явлении» и предлагают советы, как быть собой, но «не нанести убытки» компании или как вовремя выявить подозрительный элемент и не взять его на работу.

Понятие нормы меняется прямо на наших глазах. В России, может быть, это не так заметно, как, например, в Австралии, где почти четверть населения прямо заявляет, что сбавляет обороты. Зарубежные исследователи вместо того, чтобы причитать о непредсказуемости людей, желающих свободы творчества и отказывающихся носить офисные маски, пишут научные работы на тему, как привлечь «креативный класс». Последний, по мнению ученых, кроме производства и потребления инноваций озабочен еще и достижением work-life balance (а достижение гармонии вполне может со стороны выглядеть «деструктивным» дауншифтингом). Конечно, это также социальный заказ, но куда более свежий.


Четырехчасовая рабочая неделя от Тимоти Фэрриса

Тимоти Фэррис предложил людям то, от чего сложно отказаться, – возможность работать по четыре часа в неделю. Сначала он долго и мучительно приходил к этой идее сам. В процессе бросал учебу и восстанавливался в университете, нанимался в разные компании и увольнялся оттуда, а также постоянно организовывал что-то свое – от курсов по скорочтению до фирм, торгующих биодобавками.

В один прекрасный день Тим обнаружил, что стал весьма успешным бизнесменом. «Одно было плохо: жизнь у меня вызывала отвращение, я работал по двенадцать часов семь дней в неделю», – пишет Фэррис. В отпусках он торчал в интернет-кафе по десять часов в день, а однажды довел себя до нервного срыва. История была бы банальной, если бы Тим не оказался способен найти выход: подобно Мюнгхаузену, он вытащил себя за волосы из болота собственной жизни. Он решил автоматизировать все, что только можно, отдал большую часть работ на аутсорсинг и сократил свое участие в бизнесе до минимума.

Секрет его успеха прост: делать больше за меньшее количество времени. Больше дел и больше денег. Например, когда он был еще наемным работником, то придумал обзванивать клиентов до начала или после окончания рабочего дня – тогда, когда поднимают трубку не секретарши, а менеджеры, которые действительно принимают решения. И это дало эффект! «Забудьте о тайм-менеджменте. Ни в коем случае не следует делать с каждым днем все больше, пытаясь заполнить суетливой возней каждую минуту», – советует он.

Когда он решил оптимизировать свой бизнес, то, воспользовавшись правилом Парето 20/80, отказался от восьмидесяти процентов клиентов, которые приносили ему двадцать процентов дохода. Также Фэррис совершил героический поступок – отказался от тех клиентов, которые тратили его нервы, даже если с лихвой окупали это. С таким же правилом – 20/80 – он рекомендует подходить и к рабочему времени: отсечь маловажные задачи (те самые 80 % задач, от которых зависит только 20 % результата) и ограничить рабочее время (оставив эффективные 20 % рабочего времени). Жесткие сроки помогают сконцентрироваться, отсечь мелочи и достичь результата максимально эффективно. Ревизию 20/80 он рекомендует проводить каждые 2–4 недели, чтобы держать себя в тонусе.

Также Тим Фэррис предлагает отказаться от бесполезной информации (к ней он относит почти все, что доходит до нас через СМИ) и посещения собраний (это залог успеха, а не провала!).

Он категоричен и в распределении полномочий: все решения стоимостью до… (впишите подходящую сумму) долларов, которые сотрудники могут принять, не связываясь с начальством (то есть Тимом Фэррисом или вами), они должны принять сами. Трудоемкие, затратные по времени, четкие задачи нужно отдавать на аутсорсинг, даже если вы наемный сотрудник. К сожалению, его идеи по найму секретарш в индийских компаниях реализовать в России сложно: русский язык индийцы знают гораздо реже, чем английский. Но, согласитесь, идея стать боссом, поручая скучные задания другим людям и освобождая время на то, в чем вы действительно наиболее эффективны, весьма привлекательна.

Тим придумал концепцию «новых богатых», цель которых – сделать так, чтобы на тебя работали другие, получать регулярный доход, тратя минимум времени на заработки, заниматься тем, чем хочется, сочетать мини-отставки (продолжительные отпуска) с периодами загруженности, реализовывать мечты, а не работать ради работы или денег.

Освободившееся в процессе оптимизации жизни время Тим тратит на учебу, хобби и путешествия, которые, к слову, позволяют ему еще и экономить на товарах и услугах премиум-класса. Он поставил себе цель не стать мультимиллионером, интенсивно работая и откладывая деньги, а сразу жить так, как мультимиллионер. И реализовал ее: летал на самолетах, жил в виллах на берегу моря, катался на горных лыжах… Как вы, наверное, уже догадались, все это он делал не в Америке, а там, где желанное более доступно.

Мобильность позволила получать максимум удовольствия за минимум денег, а свободное время – реализовать себя в полной мере. Между делом Фэррис выиграл чемпионат по китайскому кикбоксингу, научился профессионально танцевать танго, выучил несколько языков, написал пару бестселлеров и т. д.

АНЕКДОТ В ТЕМУ:

Рабочий день сокращает жизнь на восемь часов.


Это важно!

Постепенно приучайте себя (далее следует выжимка из кучи книг и личного опыта автора книги, которую вы держите сейчас в руках):

– проверять почту только 2 раза в день (увидите, как правило, чаще и не надо, а вот реже – можно!);

– сворачивать общение, которое можно – по транзактному анализу[18] – отнести к времяпрепровождению (болтовня без особой цели, посвященная, например, современной молодежи, «этой стране», машинам, сумкам, поездкам и так далее) и любимой в России игре «Да, но…» (человек жалуется и спрашивает совета, а потом объясняет вам, почему так не получится). Удивитесь, как много времени уходит на подобное общение. И еще столько же – на бессмысленный серфинг по Интернету. Разрешите себе серфить только после того, как установленный вами (!) рабочий день (трех– или шестичасовой) закончится. Возможно, вы удивитесь, что после быстро сделанной работы серфинг в Интернете или вовсе не интересен, или более осознан;

– работать удаленно. Время, которое вы обязаны находиться в офисе, вам не принадлежит. Вы не можете уделить его хобби, чтению, прогулкам или сну. Сделаете работу быстрее – будете работать больше: проверено миллионами служащих по всему миру. При любой возможности приучайте своего начальника к мысли о том, что вы прекрасно работаете из дома или в пути;

– отказываться от тех клиентов и заказов, которые приносят двадцать процентов доходов и требуют восемьдесят процентов времени и нервов. Да, жалко, но надо резать. Тим Фэррис смог. А вы чем хуже?

– разделять то время, в течение которого вы работаете, и то, когда нет. И четко ограничивать рабочее время. Никакой проверки корпоративной почты перед сном! Жестоко, конечно, но справедливо;

– быть здесь и сейчас. Поставьте будильник, который будет своим звонком напоминать вам о том, что вы сейчас делаете и зачем, каждый час вашего трех– или шестичасового рабочего дня. Почему я снова говорю о его продолжительности? Во-первых, как мы с вами уже посчитали, если тратить больше времени на работу, да еще и добавить пару часов на дорогу, то времени на жизнь не останется. А хочется, чтобы оставалось! Во-вторых, именно столько, если верить психологам, человек может работать творчески. Дальше падают и производительность, и настроение ☺. Конечно, встречаются экземпляры, которые хорошо работают по многу часов несколько месяцев, но затем, как правило, им нужен полный отдых в аналогичном объеме. Лучше ориентироваться не на исследования и ТК, а на комфортный и приятный для вас режим дня;

– работать в потоке. И отказываться от издержек переключения. Теорию потока придумал психолог Михай Чиксентмихайи. Если коротко, то поток – особое состояние, когда человек полностью вовлечен в то, что делает, и наиболее эффективен (можно соотнести с духовными практиками в буддизме и даосизме). При этом главная награда – само занятие, так что никакого насилия над собой человек не совершает. Работается замечательно, время летит незаметно, на выходе – отличный результат. Наверняка такие состояния были и у вас. И вы знаете, как их запустить. Из традиционных спусковых крючков напомню о правильно и творчески организованном рабочем пространстве, ночной тишине, сплоченной команде разношерстных участников проекта.

Для того чтобы войти в поток, людям требуется разное время. Многие говорят о четверти часа, но лично вам может требоваться как две минуты, так и полчаса. А теперь внимание: выйти из потока легко! Телефонный звонок, срочное письмо, сообщение в «аське», другая задача по работе, в которую надо погружаться… И начинайте концентрацию на задаче заново! Если у вас всего три-шесть часов рабочего времени, очевидно, вы не сможете тратить несколько часов на вхождение в поток. Симптомом, что у вас проблемы с этим самым потоком, может быть то, что вы наиболее эффективно работаете в нерабочие часы – тогда, когда все ушли и никто не отвлекает.

Если хотите работать меньше, придется пожертвовать модной нынче идеей «быть на связи». Вы или на связи, или в потоке. И там, и там получается редко – в основном у менеджеров по продажам;

– отказаться от траты времени на дорогу. Сделать это можно по меньшей мере двумя способами (если придумаете третий, поделитесь!). Первый – начать работать удаленно. Второй – переехать ближе к работе. Так сделал один мой знакомый, и сейчас он доезжает до работы за десять минут. На велосипеде. Он отказался от общественного транспорта и получил возможность приезжать домой на дневной сон. Если вы в состоянии контролировать свой трудоголизм, попробуйте такой парадоксальный дауншифтинг.


Как прекратить зависеть от денег

Независимость от денег (идея встречается и у Тима Фэрриса, и у Роберта Кийосаки в книге «Богатый папа, бедный папа», и у многих других) – это не то, что вы думаете. Не максимально возможная зарплата или постоянный доход от ренты. Настоящая независимость от денег – независимость от страха потерять их, от жажды получить их больше, а также четкое понимание того, что вам действительно необходимо.

Вы можете быть богатым человеком или бедным, но если вы подчинены тому, что вам хочется (или положено) потреблять, вы не так свободны, как кажется. Не буду пересказывать идеи Роберта Кийосаки (возможно, вы читали его книгу «Богатый папа, бедный папа»), процитирую один диалог с «богатым папой»:

«У многих людей есть своя цена. Есть потому, что в них (в этих людях) живут страх и жадность. Сначала страх остаться без денег мотивирует нас усердно трудиться, но однажды, получив деньги, мы попадаем в сети жадности и желания, которые заставляют нас думать обо всех тех великолепных вещах, которые можно купить за деньги. Возникает жизненный шаблон».

“Какой шаблон?” – спросил я.

“Шаблон – встать, пойти на работу, оплатить счета, встать, пойти на работу, оплатить счета. Жизни людей с этим шаблоном пожизненно управляются страхом и жадностью. Предложи им больше денег, и они продолжат свой цикл, лишь увеличив расходы. Это то, что я называю крысиными бегами”».

Напомню, это пишет человек, который учит тому, как стать богатым. Такой цели я перед собой не ставлю, поэтому предлагаю начать с малого – попробовать избавиться от «маниголизма». Лечить будем хирургическим путем – отсекая ненужные траты.

Вовсе не обязательно становиться аскетом (я первая в ряду противников крайностей!), но стоит внимательно присмотреться к тому, как мы живем, на что тратим деньги и как это можно оптимизировать.


Великая оптимизация расходов

Покупаем. Некоторые особо рьяные критики потребления предлагают брать товары на помойках (я об этом писала в предыдущих главах).

Другие настаивают, что треснувшие чашки или чудом оставшиеся в живых блюдца из разных сервизов не могут служить причиной для покупки новой посуды. Мол, у таких предметов – свой шарм, время только придает им привлекательности. К слову, во многих ресторанах Франции, по моим личным наблюдениям, эти устои блюдут.

И то, и другое, на мой взгляд, слишком радикально (очевидно, я еще не достигла высот духовного развития). Если и вы решите пока не оставлять культ потребления, рекомендую приносить денежные жертвы во время путешествий. Я давно перестала приобретать одежду и технику в Москве: сумма, сэкономленная на покупках в Праге или Париже, превышает стоимость авиабилета в оба конца за сто евро (не забудьте научиться покупать дешевые билеты в справочнике дауншифтера, в разделе «Билеты»).

И еще: если вы журналист или блогер, смело договаривайтесь с компаниями о пробных экземплярах – тогда ваши игрушки станут бесплатными. Не поверите, но у меня и сейчас в почте лежат предложения о тестировании нескольких новинок, за которые гики отдали бы все на свете, кроме разве что обновлений для любимых программ.

Еще один совет из серии «хозяйке на заметку». Хорошо бы прекратить смотреть рекламу – это сберегает и время, и деньги, и нервы. «Идея рекламы в том, чтобы объяснить, как плохо то, что у нас есть. Три тысячи раз в день нам говорят, что наши волосы, мебель, машина не те, что мы не те, но все можно исправить, если просто пойти за покупками. Мы находимся в глупой ситуации, когда мы идем на работу, а может, и на две, потом дома падаем усталыми на диван и смотрим ТВ, где нам говорят: «Ты неудачник», поэтому надо ехать в магазин, чтобы купить что-нибудь… в итоге надо работать больше, чтобы платить за вещи, которые нужно купить… Мы вступаем на беговую дорожку: работать – смотреть – покупать», – остроумно рассказывает Анни Леонард в шокировавшем откровенностью потребителей и производителей фильме «История вещей».

Двигаемся. Никто не спорит, спорт полезен. Но фитнес-центры и прочие заведения к активному образу жизни не имеют прямого отношения. Элитные клубы – показатель статуса. Тема для разговора. Элемент имиджа. Возможность почувствовать, что вы заботитесь о своем здоровье. Повод купить новый спортивный костюм. Или два.

Не свежая, но полезная идея: чтобы заняться спортом, спортклуб не обязателен. Можно прогуляться по набережной, покататься на велосипеде в лесу, сделать зарядку в скверике… В парках Пекина китайцы занимаются спортом массово и бесплатно – видела своими глазами. При этом выглядят они куда более здоровыми, чем мои знакомые девицы, украсившие свои изможденные фитнесом тела нарощенными ресницами и ногтями. К слову, красотки называют себя «спорт-пакетом», но почему-то бодрые восьмидесятилетние китайцы, скачущие в парках, внушают мне куда больше веры в спортивные перспективы человечества. Вдобавок такая физическая активность – без мук, жертв и даже годового абонемента – гораздо приятнее.

Александр Шенбург в книге «Искусство стильной бедности. Как стать богатым без денег» подсчитал, что европейцы ежегодно выкидывают миллиарды евро, покупая для успокоения совести абонементы в фитнес-клубы, но не пользуясь ими. Сам Александр прежде ходил работать в офис и думал, что здоровье можно купить. Но занимался спортом все реже и реже. Сейчас у него нет абонемента (как и постоянной работы), поэтому он ведет действительно активный образ жизни: бегает по лесу и подтягивается на перекладине в дверном проеме спальни. Немного мудрости от гуру богатой жизни, не стоящей ни копейки:

«Самый стильный вид спорта – ходьба (на свежем воздухе). Раз в несколько лет у нее меняется наименование. Сейчас ее, кажется, называют просто «walking», но делят на hill-, nordic-, power-, zen-, race-, aqua-, vital– и body-walking. Журналы стремятся открыть новый вид спорта каждые две недели, хотя людям нужно всего-навсего двигаться на свежем воздухе, а не посещать дорогостоящие курсы по тай-чи, квигонгу или сенфи».

Александр настойчиво напоминает нам, что яркие одежды и специальные прибамбасы необязательны для занятий спортом: та же Мадонна во время турне просила перекрыть на пятнадцать минут лестницу в отеле, в котором останавливалась, и бегала по ней.

Допускаю, не все могут, как Мадонна, заграждать пролеты, чтобы заняться бегом, поэтому некоторым приходится покупать абонемент в пафосный спортклуб. Чтобы демонстрировать свой статус. Это так, но… никакого отношения к спорту не имеет ☺.

Учимся. Как получить знания, не платя слишком высокую цену? Или не платя вообще ничего? Повторю то, что уже говорила: не стесняйтесь получать образование бесплатно. В принципе, можно вовсе никуда не поступать и приходить на лекции вольным слушателем. Старая добрая и почему-то забытая традиция. Забытая всеми, кроме преподавателей – как правило, они не возражают против присутствия жаждущих знаний.

Не стесняйтесь не только учиться, но и не учиться. Если вам кажется, что учитесь где-то не там или не на то… не тратьте свое время только потому, что много времени уже потрачено. Каждый игрок на фондовой бирже объяснит вам, что это типичная ловушка. Успешные предприниматели – те, кто вовремя выходит из неперспективных предприятий. Вам нужно относиться к своей жизни с не меньшим уважением.

Станислав Кулеш, успешный веб-дизайнер, живущий в Новой Зеландии, так и не закончил вуз. А сын Ричарда Баха – Джеймс Бах, ставший в 20 лет самым молодым техническим менеджером компании Apple Computer, в свое время бросил даже школу. Джеймс учился – и продолжает учиться! – самостоятельно.

Можно даже не вспоминать Роберта Кийосаки, который говорит, что самый опасный совет, который можно дать ребенку сегодня, – идти в школу, получать образование, искать работу. Раньше это было залогом успеха, сейчас не гарантирует ничего. А постоянное самообразование и финансовая грамотность спасут мир в каждом отдельном случае.

Зачастую на курсах и в университетах мы платим не за знания: их можно почерпнуть в книгах и на видеолекциях в Интернете. Деньги мы меняем на статус, мотивацию, общение, связи… Это, безусловно, важно, но если вы хотите всего лишь обучиться писать статьи, программировать, делать кукол, читать и писать на иностранном языке, фотографировать, сможете обойтись и без сэнсэя.

Смело договаривайтесь об обмене услугами. Я бы самодовольно приписала себе авторство идеи, если бы не встретила на днях несколько обсуждений темы в сети.

Затея проста: дизайнер учит танцора тому, как делать открытки хэндмейд, танцор преподавателя английского – плясать ча-ча-ча, а преподаватель – дизайнера английскому… Одно время мне так нравилась эта идея, что я училась английскому, танцу живота и дизайну бесплатно, точнее, в обмен на услуги.

Реализуем мечты и пробуем новое… И снова наша любимая игра в оптимизацию расходов за счет мобилизации. Герои этой книги брали уроки танго в Аргентине, учили хинди в Индии, испанский в Испании, китайский в Китае (не сравнить с ценами на курсы китайского в Москве!), водили яхты в Таиланде, а еще летали на парапланах, занимались йогой, покоряли пещеры, горы, реки, моря, вулканы… И экономили серьезные деньги за счет того, что делали это в нужном месте в нужное время.

И даже едим. Тот же «новый бедный» Шенбург жалеет тех, кто ходит в рестораны: очевидно, у них так много работы, что некогда даже спокойно поесть. Согласитесь, еда и обслуживание во многих местах общепита оставляют желать лучшего.

Сейчас вновь становится модным увлечение домашней кухней, и на ней уже делают деньги книжные издательства и ведущие кулинарных курсов.

Вы можете стать домашним шеф-поваром без них. И воспринимать это не как ограничение, а как роскошь. Что-то в данном тренде есть, согласитесь?

Также есть что-то и в том, чтобы не готовить еду, если процесс не нравится. Если мучаете себя кулинарией из соображений прибыли, знайте: есть мнение, что питаться в ресторанах выгоднее, чем дома (мол, дома вы закупаете по розничным ценам, а ваш труд стоит дороже, чем труд повара и посудомойки). Конечно, эту точку зрения можно оспорить, но я к тому, чтобы вы бесстыдно делали так, как хочется. И то, и другое сочтем за оптимизацию. Аргументацию придумаем потом.


Вместо вывода
Как сделать так, чтобы было все как у людей?

Никак. Это невозможно. В «наше время» люди взяли привычку жить как попало. Вернее, как им вздумается. Тим Фэррис живет в приключениях, а Маша Дубровская – в путешествиях. Кто-то за спокойствием отправляется в деревню, другой – на морской пляж. Одни счастливы, когда увольняются и становятся свободными агентами, иные довольны статусом вечных студентов. Так, моя знакомая Инга сделала своим профессиональным навыком получение стипендий на обучение за границей. Ей нравится учиться и не нравится работать. Чем не оптимизация жизни? Но и Джеймс Бах, бросивший школу, определенно оптимизировал свою личную систему образования.

Только и это еще не все. Есть те, кто неожиданно меняет профессию, уходит в море, улетает в небо, а то и остается на земле – но в совершенно ином качестве… И те, кто бросает работу и неожиданно начинает жить как миллионер. И, конечно, те, кто настойчиво продолжает делать карьеру в офисах, ничего не меняя.

Совершенно очевидно: «как у людей» уже не получится. О том, что надо искать то, что подходит именно вам, твердит каждый первый герой моей книги.

Найти то, что оптимально, поможет забавный термин «синдром отложенного счастья». Это когда человек считает, что станет счастливым (отдохнет, выспится, займется любимым делом или просто сексом, погуляет с собакой или женой – добавьте нужное) тогда, когда купит дом (закончит работу над важным проектом, приобретет машину – также вставьте свой вариант). Чем больше счастья и жизни откладывается на потом, тем сложнее, печальнее, тяжелее жить сейчас. Поэтому остановитесь и… прислушайтесь к себе, к тому, чего вы изволите. Не откладывайте на завтра то, чем хотите заниматься и как хотите себя чувствовать уже сегодня. В этом отгадка. Одна из…

Не хватает времени ни на что? Испытайте на себе «Тренинг новых возможностей».

Ни на что не хватает денег? Вам в помощь – «Ревизия денег».

Подумываете о переменах, но сомневаетесь? Познакомьтесь с тренингом «Оптимизация себя».


Заключение

Книга подходит к концу, но истории, рассказанные в ней, продолжаются… За время работы над текстом я, признаюсь, привыкла слушать звуки моря утром и мексиканскую сальсу вечером и даже путаться, где сейчас утро, а где вечер (все на этой планете относительно). Расставаться с окошком в чужую насыщенную жизнь немного жалко: это интереснее любых сериалов! Очевидно, не зря мой редактор опасалась, что я не допишу книгу и уеду на море. Она знает жизнь ☺.

Героев этой книги можно назвать дауншифтерами, или оптимизаторами, или даошифтерами. Ни одно мое название не мешает им называть себя совершенно по-разному (ушельцами, тревеливерами, геокорректорами), жить в разных местах, работать на разных работах (а то и не работать вовсе!), учиться разным вещам (или не учиться!), покупать разные штуки за разные цены (или – вы, наверное, догадались, что я сейчас напишу, – не покупать!)… Единственное, что их объединяет: они однажды задумались, отказались от прежних стереотипов (работы, потребления, бытия) и начали получать больше удовольствия от жизни.

Говорят, что сильные эмоции и яркие идеи «заразны». Мои герои – и я чувствую это на себе – заражают:

…чувством свободы и раздвигания границ (Что может быть лучше?)

…желанием реализовать детские мечты или то, что кажется сейчас нереальным… (Иначе зачем жить?)

…ощущением, что думать, говорить и делать то, что хочется, – совершенно нормально и естественно (А вот остальное, возможно, и патология…)

…осознанием того, что играть – можно и нужно! (Но не в социальные роли, а просто – играть!) …пониманием, что самое главное делается не вчера и не завтра. (И вообще, все, что делается, – делается только сегодня!)

Но прямо сейчас мы станем гадать. Не на кофейной гуще – на тесте. Он поможет предсказать то, склонны ли вы к дауншифтингу.


Приложения

Для чего это читать?

Чтобы:

• узнать, насколько вы готовы к дауншифтингу (хотите верьте, хотите нет результатам теста);

• понять, как работать над собой (если вдруг возникнет такое непреодолимое желание);

• узнать, где покупают билеты, находят работу и получают информацию обо всем подряд опытные тревеливеры;

• подготовиться к путешествию. По своей жизни в том числе.


Тест «Ждут ли вас перемены?»

Все хотят, чтобы что-нибудь произошло, и все боятся, как бы чего-нибудь не случилось.

Булат Окуджава

Внимательно прочитайте утверждения и поставьте себе по одному баллу за каждый ответ «да». Суммируйте результаты.

В детстве и юношестве вы переезжали из одного города в другой.

В последние два года в вашей жизни произошли значительные перемены (развод; серьезная болезнь).

У вас есть смутное чувство неудовлетворенности жизнью.

Вы недовольны происходящим в политике и экономике России.

Офисные игры вам кажутся скучными.

Часто вы проводите на работе больше восьми часов в день.

Вас не устраивает то, что вам приходится говорить и делать не то, что вы думаете.

Вам не хватает времени на хобби или общение с близкими людьми.

Среди ваших знакомых есть те, кого можно назвать дауншифтерами. Или вы очень хотите, чтобы такие появились.

Вам хочется новых впечатлений.

Вы чувствуете себя ограниченным рамками, связанным обязательствами, несвободным.

Вам не нравится климат в том месте, где вы живете.

Итоги теста

0 баллов. Удивительно, что вы прочитали эту книгу до конца. Или вы начали читать ее с конца?

1–4 балла. Возможно, вам хочется чего-то нового, но к кардинальным изменениям вы не готовы. Не потому, что не можете, а потому, что, скорее всего, не хотите ничего менять.

5–8 баллов. Вы или на пороге перемен, или недавно их совершили и сейчас «адаптируетесь» к новой жизни. В первом случае прислушайтесь к своим желаниям и мечтам, во втором… во втором – тоже!

9–12 баллов. Перемены почти неизбежны, как говорится, так жить больше нельзя. Конечно, никто вас не будет заставлять бросать работу или профессию, переезжать в русскую или тайскую деревню или еще как-то менять жизнь, но что-то значительное вот-вот произойдет. Точнее, вы заставите это произойти.

13 баллов и больше. Вы сжульничали ☺.


Тренинг «Оптимизация жизни»

Эти тренинги можно читать параллельно с книгой (по ходу повествования я иногда указываю, какой тренинг к какой главе хорош на десерт), а можно после. Как захочется. Можно и вовсе не читать. На то и бонус.


Упражнение «Ревизия жизни»

Итак, первое домашнее задание – составить список ваших ценностей (то, что для вас важно: душевное спокойствие, материальный достаток, статус, здоровье, ничегонеделанье, отношения, семья, дети и так далее).

Зачем нужно определяться с ценностями?

Во-первых, для того чтобы осознать, что для вас наиболее ценно и какое время вы этому уделяете в данный момент.

Во-вторых, чтобы перехитрить матерых дауншифтеров и оптимизаторов жизни. Некоторые герои моей книги говорят, что ничегонеделанье в их жизни приводило к кризису. Данная проблема – не частный случай: иногда люди, начав работать меньше, впадают в депрессию и перестают получать удовольствие от жизни. В некотором смысле это закономерно. В случае, если работа отнимает много времени и сил, она выполняет почти такие же функции, как алкоголь.

Работа отвечает на вопросы свободного времени и наших желаний, создания проблем и их решения, общения, удовлетворения амбиций, видения себя героем или жертвой (в зависимости от личных предпочтений), ответственности за свою жизнь, наконец. Поясню эту странную фразу. К примеру, у человека нет личной жизни (или есть, но такая, про которую говорят, что лучше бы ее не было) и есть какой-то внутренний конфликт, который мешает разобраться с ситуацией. Как быть? Копаться в себе – больно, решать проблемы и смотреть на жестокую реальность – страшно, не решать – как-то неловко перед окружающими, а иногда и перед собой. Но всегда есть выход – внеурочная работа. Человек в этом случае занят, у него есть оправдание перед собой и другими, более того, работа отнимает все его силы, и уже предыдущая проблема так не зудит… В каком-то смысле это гармония ☺.

Или другой вариант: все прекрасно в семейной жизни, но не умеет человек жить там, где все хорошо. Ему становится скучно и нечего делать. Ему нужны авралы, катастрофы, внутреннее напряжение, героические поступки. Или внимание и признание – как воздух… Работа поможет и с этим. Она удивительным образом решает многие задачи в жизни. Правда, проблемы при этом не исчезают, скорее наоборот – медленно вызревают, чтобы, как правило, в самый неподходящий момент лопнуть. Вполне может быть, что у человека нет других интересов, кроме работы (но и она ему в тягость). Вот такой парадокс.

Когда человек волевым усилием преодолевает зависимость, появляется вакуум. Поэтому сейчас, на всякий случай, будем думать над тем, чем заполнять пустоту, если она возникнет.

Для проведения ревизии своей жизни можете воспользоваться таблицей ниже, можете придумать другую удобную для вас форму.



Когда составите список ценностей, проранжируйте их по значимости и соотнесите с вашими планами и занятиями в настоящем. На этом этапе могут обнаружиться интересные вещи, например, что максимум вашего времени и ресурсов уходит на ценности, которые для вас не приоритетны, а то и вовсе не ваши.

После того как вы определились с тем, что для вас важно, и удивились тому, на что тратите время, перейдем к очередному главному. К мечтам. Ваши «великие задачи» должны не только соответствовать вашим ценностям, но еще и вдохновлять вас.

Пусть родители, психологи или эйчары говорят, что цели должны быть четкими, определенными и земными. И поехать учиться танцевать танго в Аргентину, стать летчиком или актером, а то и вовсе не работать – что-то совершенно неразумное и безнравственное. Прекратите их слушать – они не отвечают за вашу жизнь… Ваша жизнь не должна нравиться им, она должна нравиться вам. Ставьте перед собой те цели, которых мечтаете достичь, а не те, которых было бы достичь неплохо

Не можете определиться с ценностями вообще и мечтами в частности?

Попробуйте старое доброе упражнение: представьте свою могильную плиту и надпись на ней. Выполняя задание, вы вряд ли захотите прочитать у себя на могиле «Она поддерживала идеальный порядок в доме и всегда гладила простыни». Или: «Он быстрее остальных отдал ипотеку». Или: «Они героически добирались до работы, которую ненавидели, по полтора часа, для того чтобы отдать кредит за квартиру, которая им не очень нравилась, но из-за которой им приходилось и работать, и добираться на работу по полтора часа»…

Если ваши ценности и мечты связаны с крупными материальными тратами, не стесняйтесь этого. С одной стороны, что в этом плохого? Даже Далай-лама любит часы, хотя и немного стыдится этого. С другой, с помощью «материального» вы найдете то, что вам действительно нужно, – в тренинге «Ревизия денег».

Осознав свои ценности и мечты («великие задачи»), подумайте над планами на ближайшее будущее и занятиями в настоящем. Возможно, вам захочется – с учетом того, что вы в себе открыли, – изменить точки приложения усилий. Не отказывайте себе в этом удовольствии.


Упражнение «Ревизия времени»

Этот тренинг – два в одном.

Во-первых, он поможет вам понять, на что уходит время.

Во-вторых, он сам собой научит вас тратить время эффективнее. Ничего специально делать для этого не надо. А заставлять себя – противопоказано.

Четыре проверенных упражнения (можно делать любое из них, а можно – все).

1. Тайминг. В течение трех дней записывайте, на что уходит ваша жизнь. Принимать меры по оптимизации категорически запрещается. Записывайте. И наблюдайте.

2. «Кто здесь?» Поставьте на телефон или часы будильник, который бы звонил каждый час (или каждые два часа – как вам удобнее). Когда прозвонит будильник, задавайте себе два вопроса: «Что я сейчас делаю? Зачем я это сейчас делаю?» Узнаете о своем времяпрепровождении много нового. Соотносите то, что вы делаете, с вашими ценностями, мечтами и планами. А теперь самое сложное: никакого осуждения – только терпеливое наблюдение за своими привычками.

3. «Мало-помалу…» Составьте список из одной-трех задач (или точек приложения ваших сил), ориентируясь на список ценностей вообще и колонку мечтаний в частности. Задачей может стать все что душе угодно – занятия спортом, изучение иностранного языка, написание книги, поддержание отношений с близкими, нахождение новой работы / места жительства, работа над собой (психотерапия, медитация, другие практики) и так далее. В конце дня записывайте, сколько времени ушло на реализацию каждой задачи. Вы и представить себе не можете, каких результатов может добиться человек, ежедневно тратя на что-либо всего лишь два часа!

4. «Еще один день…» Зачеркивайте день в календаре (или в специальной табличке с датами) по его окончании. Ежедневно отмечая, что подошел к концу очередной день жизни, вы, скорее всего, начнете внимательней относиться к тому, на что тратите время.


Упражнение «Ревизия денег»

То, что людям нужны деньги, неудивительно. Удивительно, что они нужны в разных и, как правило, нематериальных целях. То есть, конечно, хлеб, вода и кров – это то, что необходимо. А вот покупая все остальное, вы хотите получить что-то иное.

Английский психолог Адриан Фурнхам долго изучал феномен денег и пришел к выводу, что финансы сводятся к психологии, а не математике. Он определил четыре группы потребителей, которые меняют свои деньги на следующие ощущения:

– безопасность (ключевые слова: стабильность, безопасность, страх, единство, гарантии, доверие, стойкость, влияние, страхование, защищенность, надежность и так далее; образ, предложенный Фурнхамом, – Volvo);

– власть (ключевые слова: активность, агрессивность, аппетит, империя, зависть, рост, гордость, риск, жажда, статус, высший класс, совершенство, инвестиции, превосходство; образ – Porsche);

– любовь (ключевые слова: ребенок, шоколад, дом, счастье, свадьба, развод, партнер, медовый месяц, радость, наследие, привязанность, природа, родная душа, единомышленник; образ – VW Beetle);

– свобода (ключевые слова: приключения, возможности, вокруг мира, мечта, независимость от денег, свобода, размышления, импульс, эксперимент, проба, азарт, уединение, гибкость, оковы, бродяга, путешествие, пески, неизвестное; образ – внедорожник).

Идея следующая: люди не покупают дорогие часы или машины, они покупают ощущение власти, привлекательности, новых возможностей и так далее. И реклама не продает товары, она продает потребности и желания, зачастую нами не вполне осознаваемые.

Маркетологи давно этим пользуются. Пришло время воспользоваться и нам.

Итак, включаете телевизор, открываете журнал и начинаете наблюдать за собой: на какие слова и образы вы реагируете? Каким себя хотите видеть? В чем нуждаетесь?

Предупреждаю: ответы «нужны эти туфли» или «жизнь не мила без новой модели iPhone» неправильные. Думайте еще. Можете перечитать список ключевых слов или мысленно покатать «образы-машинки» (лучше придумать свои символы, те, что упоминаются выше, могут быть не близки, потому что исследование – иностранное).

Чем отзывается сердце? Чего хочется? Каким себя представляете с этой новой штукой? Что вы покупаете за деньги на самом деле?

Когда вы определитесь с потребностями, станет ясно, что купить их сложно, практически невозможно. Что делать дальше?

Понаблюдайте за своим желанием (понравиться, выглядеть лучше кого-либо, почувствовать себя в безопасности, почувствовать свою власть или статус, быть наконец-то свободным – впишите нужное) и за страхом (не понравиться, выглядеть хуже кого-то, быть беспомощным, почувствовать себя униженным, быть зависимым – опять же впишите нужное), не присоединяясь ни к первому, ни ко второму…

И только тогда принимайте решение, включаться или нет в гонку потребления, подкармливать свои страхи и желания или искать другие решения привычных проблем.

Не поверите, но даже за несколько минут наедине с самим собой ваш внутренний ребенок (а есть у вас и такой ☺) будет вам благодарен куда больше, чем за новую вещицу. Он же вам и подскажет, как еще можно позаботиться об этой неутолимой (во время шопинга – точно!) тоске.

Еще один важный момент: иногда мы покупаем дорогие вещи только потому, что они дорого стоят. Продавцы давно это знают, и даже иногда распродают залежавшиеся остатки, ставя на них цену ВЫШЕ средней. А если они потом зачеркнут ее и укажут цену со скидкой до ПРЕЖНЕЙ цены, поймают покупателей еще на один крючок: нам нравится покупать вещи, которые стоят дорого, за меньшую цену. Все эти игры разума были бы смешны, если бы не влияли на нас тогда, когда мы думаем, сколько денег нужно для жизни.

Так легко забыть о том, что деньги – всего лишь идея.

Эта идея помогает менять ваши ресурсы (время и силы) на чужие. Производителям, продавцам, работодателям выгодно, чтобы вы отдавали свои ресурсы по минимальной для них цене. И вообще, чтобы вы были заинтересованы в отдаче своих ресурсов им. В середине прошлого века американский консультант по маркетингу Виктор Лебов говорил:

«Наша чрезвычайно продуктивная экономика… требует того, чтобы мы сделали потребление стилем жизни, чтобы мы превратили покупки и использование товаров в ритуалы, чтобы мы искали в потреблении духовного удовлетворения… Нам нужно, чтобы вещи потреблялись, горели, изнашивались, заменялись и выбрасывались во все более растущем масштабе».

Если вы даже на полминуты допустите мысль, что идея потребления могла быть вам навязана, что она не ваша, – это даст свободу. Свободу покупать то, что нужно вам на самом деле.


Упражнение «Мой даошифтинг»

Что-то не устраивает в жизни? Пора найти свой путь, то есть Дао. И переключиться на него!

Найти путь поможет простой принцип Времени – Места. К оптимизации этих двух параметров сводится весь даошифтинг (как его ни назови – дауншифтингом, тайшифтингом, апшифтингом или альтернативной моделью успеха).

Время. То, как вы сейчас тратите время (Хватает ли вам его? На что его бы вам хотелось тратить? Удовлетворены ли вы темпом и своей жизни? Считаете ли эффективной свою трату времени?)

Место. То, где вы находитесь. Нравится ли вам там, где вы сейчас находитесь? Квартира? Офис? Город? Страна? Планета?

Берете два этих измерения вашей жизни и по шкале от 0 (совсем не удовлетворен) до 10 (полностью удовлетворен) ставите баллы. Можете для наглядности отложить их на оси координат, где (10;10) будет счастье нон-стоп, а (0;0) – то место и время, куда лучше не возвращаться (или не попадать). Пофантазируйте, как вам будет в точке (10;10). Чем вы там будете заниматься? Где жить? с кем общаться?

Когда картинка станет ясной, напишите план. Причем начинайте от точки финиша (с конца!): именно так рекомендуют делать и Тим Феррис, и Яна Франк, и многие другие. Например, если вам хочется жить и работать в Таиланде, то план может выглядеть так:

10) найти место для комфортной жизни и работы; 9) просмотреть сайты с предложениями по жилью, списаться с теми, кто там уже работает; 8) найти дневники адекватных людей, которые готовы помочь советом и предложением по жилью и работе … 5) найти удаленную работу на первое время жизни там; 4) просмотреть сайты на предмет удаленной работы … 3) откладывать по … рублей в месяц, чтобы через полгода накопить … рублей, которых хватит на … месяцев/ лет жизни в Таиланде.

Возможно, вам не понравится этот тренинг. Если вас не устраивает длина ног (или еще чего-то) или привычки партнера (партнерши), то, куда бы вы ни переехали (даже если вместе с ним/ней) и на что ни тратили бы время, эти показатели совершенно точно не изменятся.

Поэтому я собираюсь сейчас провести резкую психотерапевтическую интервенцию.

Вам что-то не нравится, и вы точно ЗНАЕТЕ, что изменить это невозможно в принципе? Можете переживать и дальше. Это даст возможность фантазировать об идеальном себе (о своем совершенном теле, партнере, родителях и волшебных способностях) и о том, как все ДОЛЖНО было быть. Больше не даст ничего. Такой источник бесконечной боли и надежд, а не изменений.

Я не могу запретить вам питаться из него и заполнять свое время и пространство фантазиями и страданиями. Но когда вы захотите, сами примете это неизменяемое за вашу норму (то есть за то, что менять не надо – оно такое, какое есть, и такое, какое надо). А освободившееся время и пространство потратите на реальные изменения в вашей жизни.


Упражнение «Новые возможности»

Вас наверняка хотя бы раз в жизни удивляло, как много дел можно сделать, когда какие-то негодяи взяли и отключили Интернет. Неизвестно откуда вдруг появляется свободное время и энергия…

Следующие эксперименты над собой могут открыть для вас массу новых возможностей.

– Продержитесь два дня без Интернета.

– Проживите пару дней без компьютера и телевизора.

Да, я знаю, вы наверняка жалели таких людей, но, возможно, после этого эксперимента над собой вы станете им завидовать.

– В течение недели проверяйте почту всего один раз в сутки (разумеется, предупредив коллег о нововведениях). Если «ломка» будет сильной, увеличьте дозу до двух раз в сутки. Не чаще!

– Отключите телефон на два дня. Если у вас есть особо тревожные родственники, предупредите их, придумав, зачем вам нужна тишина.

– В течение недели на все предложения о покупках – независимо от цены – отвечайте: «Это слишком дорого». Называйте свою цену.

– В течение недели говорите, что вы заняты или устали, тогда, когда заняты или устали. Возможно, у вас не останется отговорок для прогулок с собакой или игр с детьми, но зато вы прекратите тратить свое время на разговоры и занятия, которые случаются некстати.


Упражнение «Быть цельной личностью»

Читая истории моих героев, прислушайтесь к себе. Что они вызвали в вас? Если зависть и раздражение, это… очень хорошо ☺. Если восхищение – ничем не хуже.

Все это – отличный материал для работы над собой. В теории Юнга есть понятие Тени – того, что спрятано нами же от самих себя, не признано, не принято. В других концепциях есть понятие проекции – когда те черты, которые не можем принять в себе, мы «проецируем» на других, а потом строим с этими «другими» (а точнее, со своими чертами в них) отношения.

Объяснения сложные, но методика проста: смотрим, что раздражает (восхищает, вызывает зависть), ищем в себе. Это не обязательно должны быть черты характера один в один.

Приведу пример: вас бесит чья-то безответственность. Обращаете внимание на свое «бешенство», выделяете черту – безответственность. Подбираете к этой характеристике нейтральный синоним (подбирать нужно самим, не со словарем), например, независимость, свободолюбие и так далее. Затем пытаетесь «уличить» в этом себя. Так как многие характеристики часто ходят в парах, поищите и то, что вам кажется противоположностью найденного качества (в случае антонима к независимости это может быть зависимость или беспомощность). Если откроете и то, и другое в себе, удерживайте бесценные находки во внимании.

Другой пример: раздражает чужая «мания величия» (в житейском смысле этого слова). В этой характеристике можно найти «желание получить внимание» («нейтральный» синоним), с одной стороны, и «оставленность, заброшенность, одиночество» («психологический антоним» к нейтральному синониму), с другой. К агрессивности «нейтральным синонимом» может быть «активность», к хамству – «прямота высказываний» и прочее.

Примеры приводятся только для того, чтобы была ясна методика. Все нейтральные «синонимы» и «психологические антонимы» (противоположности) должны быть вашими, а не теми, которые здесь написаны.

Важный момент: как правило, если вы сразу понимаете, что в вас этого ТОЧНО нет и быть не может, то это стопроцентно есть в вас ☺. Все мы люди, и ничто человеческое нам не чуждо.

Цель работы проста: никому не подражаем, никого и ничего не отрицаем, а тихо и спокойно ищем в себе то, чего не принимаем в других. А затем это самое – принимаем.

Задача упражнения – не стать идеальным человеком, а быть самим собой и жить полной жизнью. Герои книг – прекрасный материал для этого тренинга. У вас с ними нет реальных отношений, поэтому можете смотреться в них, как в своего рода зеркало. Кривое, разумеется, требующее толкований, интерпретаций и размышлений…


Упражнение «Внутренний враг»

Иногда в нашем внутреннем мире царит хаос. Мысли, чувства, ощущения, намерения, желания противоречат друг другу…

И непонятно, кого слушать ☺.

Хочется перемен, но страшно… Хочется получить результат, но лень что-либо делать… Хочется бросить начатое, но жалко потраченных усилий… И прочее.

В рамках этого тренинга мы попробуем научиться распознавать внутренних врагов и использовать их.

Внутреннего врага узнать сложно: он упрямо вредит вам под благовидными предлогами. Его выдает с ушами и хвостом то, что он НЕ ПОМОГАЕТ вам достичь ваших целей и не учитывает ваших ценностей (с этим мы, кажется, уже определились).

Внутренний враг может, например, предлагать вам такие мысли: «Работа в принципе не может доставлять удовольствия», «Все живут не лучше», «А что подумают люди?», «Все должно даваться с трудом», «Все должно даваться легко», «Какой позор, я делаю это хуже, чем…» и даже «Я король мира» во всех вариациях… Слова «всегда», «никогда», «самый», «должен» и прочие – любимые в лексиконе врага.

Также его может выдать легкомысленная фраза: «Ну и ладно!». Мол, не получилось, и пусть, не очень-то и хотелось!

Если речь о пустяшных вещах, то действительно ладно. Но если вы это слышите от себя, когда рушатся мечты, когда вы оставляете ценности, бросаете цели перед самым их достижением, – совсем не ладно. Тогда за «не очень-то и хотелось» могут прятаться заброшенные желания и боль.

Что делать с внутренними врагами? Замечайте их. Иногда они ретируются лишь от одного этого. Если будет желание поспорить, можете корректировать вражеские высказывания и предлагать свои формулировки.

Есть еще одна методика. Беспощадно эксплуатируйте свои недостатки и психологические проблемы. Сколько раз они делали это с вами? Пора им отомстить.

Особенно хороша окажется эта технология, если вы решили поменять свою жизнь, но пока вам сложно (тяжело работать в свободном графике, без начальника, трудно достигать ваших целей, идти к мечтам и так далее).

Итак, если вы склонны к легкой созависимости и вам легче хлопотать для других, чем для себя, договоритесь с другом «сделать для него» важный для вас проект в поставленный вами же срок.

Если ваш конек – самобичевание или чувство вины, давайте обещания, связанные с вашими ценностями и целями, тем людям, перед которыми будет стыдно их не выполнить.

Если нужен стимул в виде кнута и пряника, придумайте воображаемого друга или договоритесь с реальным, чтобы он вас контролировал, изображая начальника, пока вы привыкаете к свободному режиму.

Если нужно восхищение и соревнование, попробуйте внедрить систему Баттерса, которой он поощрял своих девок в «Саус Парке». Он начертил большую таблицу и «ставил» солнышки-наклейки тем девочкам, которые заработали на поцелуях больше денег. Вы также можете ежедневно отмечать (рисованными солнышками, смайликами, похвалами – чем хочется!) на гигантском листе ватмана выполненные вами задания.

Не брезгуйте никакими комплексами. Если возникает чувство неловкости, вины, обиды, стыда, страха и жалости к себе, сразу думайте: как можно с помощью этих ощущений получить положительный результат? Как я сам могу эксплуатировать свои проблемы и особенности своей мотивации?

Попробуйте отнестись к привычным «проблемным» эмоциям как к способу управления собой. Просто вы так привыкли себя воодушевлять (стыдом и стремлением его избежать), оберегать (страхом), вдохновлять (наказанием и похвалой) и так далее. Звучит немного странно. Но на минутку представьте, что это так. И подумайте, как «методы самоуправления» (отработанные годами!) могут сослужить вам добрую службу на этапе перемен. При желании можете «проработать» эти эмоции с психотерапевтом и найти новые способы мотивации. Если новых пока нет, временно пользуйтесь старыми. Только в своих целях. А не так, как было прежде – когда вы следовали указаниям «внутренних врагов» неизвестно зачем.

К примеру, мне важно, чтобы моими делами интересовались, чтобы «соприсутствовали» в моем творчестве. Поэтому я счастлива, что друзья читали этот текст по главам, делились впечатлениями и идеями, терпеливо слушали мои отчеты, сколько букв я сегодня написала или почему у меня writing block, подбадривали и подсказывали, как можно сделать еще… Это поддерживало, вдохновляло на долгий текст. И оказалось достаточно. Но, признаюсь, собственный график с солнышками я также поначалу подумывала вести ☺.


Упражнение «Оптимизация себя»

Если вы решились на перемены в своей жизни, то решились на стресс. Приятные события способны выбить из колеи. Если же они сопровождаются переездами, сменой работы, изменениями в доходах и статусе – тем более.

Многие герои этой книги выделяли период адаптации – полгода-год – к своей новой жизни. В это время они волновались, боялись, тревожились, иногда даже сожалели и разочаровывались, а затем-таки научались жить по-новому. Так, как хочется именно им и только им.

Потому даже не переживайте насчет переживаний: они придут, и это нормально. Легче адаптироваться тем, кто сразу знает, зачем меняет свою жизнь, для чего освобождает время и пространство. Если не нравится начальник или метро, это одна история. А если есть четкие представления, чем вы займетесь, когда отпадет необходимость тратить время на метро и на начальника, – совершенно другая. Станете волноваться и в этом случае. Но, поверьте, меньше.

Отрицать негативные эмоции (руководствуясь тем, что все вокруг завидуют, а вы в общем-то получили что хотели и должны быть довольны) – делать себе плохую услугу. Эмоции «вылезут» в лучшем случае в виде вегетососудистой дистонии, а то и серьезной болячки. Поэтому дайте себе право на переживания, отнеситесь к ним со вниманием и пониманием. Если будет желание, почитайте психологические книжки, займитесь спортом, погуляйте в парках, помедитируйте, проконсультируйтесь с психотерапевтом – выберите то, что вам ближе и что для вас полезнее. И практикуйте движение к гармонии.

На всякий случай – несколько простых и проверенных упражнений, которые помогут не только во время перемен, но и в рядовые дни.

Начало начал. Если появляются тревожные мысли, проследите за своей мыслью, найдите, откуда она взялась? Мы доверяем нашим мыслям, но, наблюдая за ними, вы, скорее всего, обнаружите в некоторых вместо логики – весьма свободные ассоциации. А то и вовсе бессвязные перескоки (выдаваемые по привычке разума за причины, следствия и прогнозы) от фактов к нагнетанию ситуации, поиску оправданий или поводов себя пожалеть. Самое сложное и правильное: наблюдать за этим, не пытаясь быстро сделать из себя сверхчеловека при помощи самобичевания или зависти к просветленным.

Выжат, как лимон. Упражнение для расслабления. Можете его использовать, когда хотите уснуть или когда злитесь или расстроены. Да и просто так – под настроение.

Итак, сжимаете в кулаках воображаемые лимоны со все большим напряжением. А потом отпускаете пальцы: волна расслабления пройдет по рукам и плечам.

Можно попеременно напрягать и отпускать подобным образом мышцы всех частей тела – начиная от пальчиков ног и заканчивая макушкой головы и лицом.

Еще одно быстрое упражнение на расслабление: постарайтесь за раз ощутить всю поверхность своей кожи. Можно представлять, что она согревается или ощущать ее сразу на всем теле.

Одно лишь дыхание. Дышите. Дышите животом. Это расслабляет диафрагму и позволяет успокоиться. При желании лягте и положите на короткое время (!) книгу на живот, чтобы убедиться, что дышите правильно. Можете мысленно представлять, что дышите тем местом, где у вас «душа болит», или какой-то отдельной частью тела, настойчиво требующей вашего внимания. Дышать с закрытыми глазами или открытыми. Представлять, что вы и воздух вокруг – два сообщающихся сосуда или вовсе одно целое. Считайте вдохи и выдохи. Наблюдайте за дыханием «изнутри ноздрей». Представляйте, как воздух сам собой наполняет и освобождает ваш живот.

Вы почувствуете себя легче даже через пять минут. А если сделаете дыхание ежедневной практикой, наверняка станете Буддой ☺.

Через какое-то время. Не все сразу ☺.

Если вдруг какое-то упражнение или тренинг вам не подходит, не заставляйте себя. Лучше прислушайтесь к своим желаниям и ощущениям. Уверена, вы куда лучший эксперт по себе, чем кто бы то ни было.


Справочник дауншифтера[19]


Билеты

Чтобы найти недорогие билеты, нужно знать, где искать. Сайты лоукостеров можно найти с помощью Wikipedia http//en.wikipedia.org/wiki/List_of_low-cost_airlines.

Но не только лоукостеры укажут вам путь: обычные авиакомпании часто предоставляют скидки (я сама раза три летала за 100 евро в разные города Европы).

Просеять массу предложений и получить то, что нужно, помогут поисковики, например www.skyscanner.ru или www.aviasales.ru.

Полезно делать так.

– Пользоваться гибким поиском (варьировать даты, часто в середине недели билеты чуть дешевле).

– Рассматривать варианты с пересадками (если никуда не торопитесь или хотите побывать где-то еще). Например, когда я покупала билеты в Сингапур, обнаружила, что есть билеты на прямые рейсы, а есть – и это предложение было дешевле – на рейсы через Китай. Я выбрала второй вариант и по пути в Сингапур заехала на неделю в Китай. В итоге к Сингапуру, о посещении которого мечтала, отнеслась прохладно, а в «случайный» Китай почти влюбилась и планирую туда вернуться. Относитесь к пересадкам не как к проблеме, а как к возможности посмотреть другой город или страну.

– Пользоваться поисковыми системами, а потом покупать билеты на сайтах авиакомпаний.

– Обращать внимание, нужно ли указывать промо-код или сразу искать промо-акции (промо-код даст возможность получить скидку на авиабилет, искать его следует там же, где и все остальное в наше время, – в Интернете).

– Отслеживать недорогие предложения можно на новостийных лентах турагенств, например в www.cheaptrip.ru или uletim.ru.


Кстати, если вы планируете передвигаться на автомобиле или мотоцикле, уточните, достаточно ли будет российских прав в выбранной вами стране или нужны международные. Их нужно будет получить до отъезда!


Виза

Узнать информацию по визовому режиму помогут следующие ресурсы:

http//en.wikipedia.org/wiki/Visa_requirements_for_ Russian_citizens

http//en.wikipedia.org/wiki/Visa_requirements_for_ Ukrainian_citizens

Условия получения виз регулярно меняются. Но пока русским в Таиланде, на Филлипинах и Индонезии достаточно легко пересечь границу (имею в виду законные способы). Уточнять визовые вопросы лучше перед поездкой – на сайтах консульств.

Для того чтобы получить визу (если вы уже в путешествии), не нужно возвращаться в Россию или официально работать в какой-либо компании. Консульства разных стран есть практически в каждом государстве, они-то вам и нужны. Информацию можно найти опять же на сайтах консульств.

Обратите внимание: иногда виза при обращении в посольство ставится на более долгий срок, чем штамп по приезде в аэропорт назначения.


Работа

– Удаленную работу искать лучше не через фрилансерские биржи (как правило, расценки там оставляют желать лучшего и конкуренция очень высока), а через знакомых или свой же блог.

– На самых обычных хэдхантерских ресурсах все чаще стали появляться предложения по дистанционной работе. Даже если вас больше не интересует карьера, отслеживайте предложения и там.

– Если живете в том месте, где почта работает хорошо, а товары стоят дешево, то условия для интернет-торговли идеальны! К слову, не обязательно продавать что-то новое. В ассортименте вашего магазина может быть никому не нужное в этой местности старье, продающееся за копейки. Хорошо, если оно не слишком древнее (иначе его вывоз может приравняться к воровству культурного наследия). Главное, чтобы хлам представлял интерес хоть для кого-нибудь (коллекционеров, фриков, модниц, жаждущих винтажа, и т. д.) Разумеется, продавать нужно то, что интересно тестировать вам самим. Если уж оптимизировать жизнь, то по полной программе!

– Если фотографируете/рисуете, прожить на чужбине поможет продажа работ через стоки. Вот несколько ссылок:

http//istock.com

http//shutterstock.com

http//dreamstime.com

http//fotolia.com

Клуб стоковых фотографов: http//zastavkin.com

Если ведете блог, можете продавать контекстную рекламу с помощью Яндекс. Директ, Google Adsense, Begun.ru, а также испытать проверенную тревеливерами рекламную строку Daos.

– Не смущает бесплатная работа? Подумайте о волонтерстве. Такой способ увидеть новые страны ничем не хуже (а может, и лучше!) остальных. Вы будете путешествовать, практиковать иностранные языки, играть с детьми, возделывать рисовые поля, мониторить откладывание яиц морскими черепахами, реставрировать здания, откапывать старинные замки, восстанавливать колодцы в деревнях… Весьма романтично! О волонтерском опыте можно почитать на блоге life-trip.ru (там же, кстати, есть отдельная статья о том, как зарабатывать в путешествии). Подходящие волонтерские проекты – поискать на ресурсах http//dobrovolets.ru, http//world4u.ru.

– Хотите отправиться в круиз в должности горничной или аниматора? Помогут сориентироваться в ситуации форумы http//forum.newworkcity.ru и http//rabotatam.ru (если информации будет мало, загляните на http//cruiz.at.ua/ forum и http//cruiselinejob.ru/forum). Агентство, услугами которого воспользовалась помощник врача Алена, бороздившая фьорды, находится по адресу www.volan-sea.com.ua.


Стипендии

Освоить новую профессию, поучиться, отдохнуть в течение года от работы, пожить в другой стране и посмотреть, как оно там, можно с помощью стипендиальных программ.

– Стипендия Chevening: www.britishcouncil.org/ru/ russia-scholarships-chevening.htm.

– Стипендия Эдмунда Маски: www.irex.ru/programs/ muskie.

– Программа Erasmus: www.esn.org.

– Программа Fulbright: www.fulbright.ru.

– Германская стипендиальная программа: www.daad. ru/?m=1.5&seite=1_5_1a.


Чужой опыт

Насладиться чужим опытом и поучиться на чужих ошибках можно на форуме Винского, там блогеры-дауншифтеры-тревеливеры ведут подробные дневники путешествий и жизни. Разумеется, можно и нужно искать блоги в остальном Интернете.

Несколько «адресов» живущих в пути:

http//travelivingjourney.blogspot.com

www.traveliving.info

http//gingertea.ru

http//journeye.com

Поисковик по блогам: travelbloggers.ru/travel-search.html.


Эмиграция

По этой теме, само собой, нужно покупать специальные книги, изучать форумы и обращаться на сайты посольств выбранных вами стран. Для того чтобы было с чего начать – предложу лишь несколько ссылок.

Сориентироваться по «рабочей» эмиграции поможет сайт и рассылка www.migrationexpert.com (обновления законодательств, программы иммиграции, анкеты, информация по Канаде, Австралии, Великобритании и США). В случае с Канадой будет полезен официальный ресурс www.cic.gc.ca, с Новой Зеландией – immigration.govt.nz.

Если работать не планируете, можете выбирать страны, где есть специальные визовые режимы для покупателей недвижимости или просто обеспеченных граждан. К примеру, подобная программа есть в Андорре, в рамках которой при наличии средств (€30 000 на главу семейства и по 7000 на остальных членов семьи, которые блокируются на счетах на время проживания) и купленной (или арендованной) недвижимости можно претендовать на вид на жительство (без права работы).

Составьте список стран, в которых хорошо, пока вас там нет, и штудируйте программы иммиграции.


Иностранный язык

Хорошо бы знать язык той страны, в которую вы собираетесь поехать. И английский – в минимальном объеме.

Сайты, стимулирующие к изучению английского, которые нравятся лично мне:

– http//bbc.co.uk/worldservice/learningenglish. Сайт ВВС: аудио, расшифровки, упражнения.

– http//lingualeo.ru. Аудио– и видеоматериалы (мультфильмы, сериалы) с расшифровками. Изюминка ресурса: осваивать язык помогает ваш новый друг – (почти) настоящий лев.

Регулярно отслеживать новые образовательные ресурсы можно, например, здесь: http//englishforme.ru/?page_id=30.

Если самим никак, а за деньги – дорого, ищите бесплатные курсы при посольствах, культурных центрах, благотворительных, просветительских организациях. Моя однокурсница когда-то бесплатно выучила турецкий язык на благотворительных курсах, другая таким же методом освоила польский. Все возможно в этом лучшем из миров.


Насекомые

Если вы едете в тропики, приготовьтесь познакомиться с насекомыми. Муравьи, мухи, летающие тараканы будут атаковать вас и ваше жилье. Они приучат мыть посуду сразу после еды и не хранить пищевой мусор дома. Изучите этот животрепещущий вопрос предварительно (в зависимости от страны назначения вас встретят разные существа и связанные с ними проблемы). При необходимости запаситесь нужными средствами защиты и терпением.


Стирка

Некоторые путешественники прекращают стирать: в Таиланде или Европе, например, можно найти дешевую прачечную. В Индии с этим сложнее: по свидетельствам очевидцев, там часто стирают по старинке, то есть «бьют бельем об камень со всей дури». Если не устраивает, стирайте сами или покупайте дешевые «одноразовые» вещи, которые не жалко выкидывать.

Еще один вариант: обходиться в путешествии парой футболок и носков. Эти вещи нетрудно постирать в конце дня (да и завала грязного белья устроить не получится).


Багаж

Если планируете долгое путешествие, этот вопрос нельзя пускать на самотек.

Во-первых, можно приобрести специальную легкую одежду. Джинсы, например, весят около восьмисот граммов, и если вы планируете долго носить на себе рюкзак, брать лишнюю пару – преступление против человечества в вашем лице.

Во-вторых, нужно избавиться от всего лишнего (бижутерии, духов и десяти объективов к фотоаппарату). Многие путешественницы жертвуют и баночками с косметикой. Не поверите, но при этом они не старятся преждевременно и не выглядят неухоженно, а вопреки всем рекламным обещаниям сияют красотой и здоровьем.

В-третьих и в-главных, имеет смысл определить вес багажа, с которым вам путешествовать (а то и жить в путешествии) комфортно, а затем поиграть в игру «Что бы вы взяли с собой на необитаемый остров, если бы можно было взять только десять (укажите ваше число) килограммов?» Учтите: иногда покупать на новом месте, а затем продавать мелкие вещи дешевле, чем платить за перевес.

Комфортнее всего, судя по многочисленному опыту других путешественников, передвигаться с двумя рюкзаками – средних размеров (для основной части багажа, которую можно безболезненно потерять) и маленьким (для денег и документов, с которыми нельзя расставаться ни при каких обстоятельствах).

И еще один полезный совет: если в вашем рюкзаке обнаруживаются вещи, которыми вы не пользуетесь, отправляйте их в посылке домой, оставляйте в тех местах, в которые планируете вернуться, или безжалостно выкидывайте.


Жилье

На первые пару дней имеет смысл забронировать гостиницу или хостел. Дальше можно искать жилье самостоятельно (вы увидите, что берете, плюс сможете поторговаться).

Недорогое место для сна на первое время – хостелы (нечто среднее между общежитием и гостиницей). В хостеле можно арендовать как спальное койко-место в дорме (комнате) на восемь-десять человек, так и отдельный номер.

Сайты www.hostelworld.com, www.hihostels.com вам в помощь. Обращайте внимание на расположение гостиницы, ее рейтинг и отзывы о ней. Еще один важный момент: став членом ассоциации хостелов, вы можете рассчитывать на скидки (обращайте внимание, нужно ли получать членский билет заранее или можно по месту пребывания).

Кстати, пару дней можно переночевать и на чужом диване, воспользовавшись идеей каучсерфинга www.couchsurfing.org.


Деньги

Важно не только заработать, но и сохранить деньги. Поэтому лучше не берите с собой наличные (или берите по минимуму), пользуйтесь банковскими картами (лучше взять несколько на случай блокировки). Оптимальный вариант, если на карточках немного денег (если украдут, не страшно!) и есть возможность регулярно пополнять их с другого счета при помощи интернет-банкинга. Не забудьте сообщить близким данные ваших счетов, чтобы они могли спасти вас быстрым переводом при необходимости.


Ссылки на блоги, сайты героев

Halibut.ru – сайт бухгалтера и управленца, уехавших в длительный отпуск в Таиланд (гл. 1).

http://superinvestor.ru – сайт созданный Артемом Ейско вым (гл. 2), иногда он пишет для него материалы.

http://staskulesh.com и sliday.com – сайты Стаса Кулеша из Новой Зеландии (гл. 3)

http://godvesny.ru – блог Вячеслав Красько, топ-менеджера, отправившегося в кругосветку (гл. 4)

http://traveliving.org – блог тревеливера Маши Дубровской (гл. 4)

http://englishforme.ru – блог экс-пиарщицы, преподающей язык Инны Веревкиной (гл. 5)

http://romankomarov.ru – блог радиоведущего Романа Комарова (гл. 8)

http://kcherty.livejournal.com – блог фотографа Светланы Чертковой (гл. 3)

www.socotra.ru – сайт Дениса Романова, живущего на Сокотре (гл. 7)

http://with.in – блог инетрнет-предпринимателя Samlowry, переезжающего из страны в страну (гл. 3)

http://lateomediterranean.iznutri.com/yachts – блог экс-владельца соляной компании, буддиста Александра Шилова (гл. 7)

и, наконец – http://daoshifting.ru – сайт книги, которую вы держите в руках.


При оформления цветной вкладки в книгу использованы фото: стр. 1 – фото с сайта http://halibut.ru/; стр. 2 – Д. Данилова; А. Ейскова; стр. 3 – С. Чертковой; стр. 4–5 – Е. Саяпиной; стр. 6–7 – М. Дубровской и А. Верма; стр. 8–9 – В. Красько; стр. 10–11 – А. Грудницкой; стр. 12 – А. Егорова и И. Веревкиной; стр. 13 – А. Шилова; стр. 14 – Р. Комарова; стр. 15 – Ю. Зуева; стр. 16 – Я. Франк.


Благодарности

На обложке стоит одно имя. Но в судьбе книги участвовало столько людей, что понадобилась бы отдельная глава для того, чтобы подробно рассказать о вкладе каждого из них.

Я благодарна великим «объединителям»: Екатерине Кожуховой, Светлане Зайцевой, Денису Данилову, которые щедро знакомили меня с другими людьми.

Большое спасибо Виталию Лищенко и опять же Светлане Зайцевой за чтение этой книги в режиме «альфа-тестирования» и добросовестную критику (а также замечания и предложения).

За идеи, связи и добрые слова отдельное спасибо редактору «Эксмо», начальнику отдела деловой литературы Марине Трушковой.

Еще я очень признательна за вдохновляющие идеи и просто поддержку Екатерине Борисовой, Наталье Ольховой и снова Виталию Лищенко, а также многим моим друзьям и знакомым, которых не называю по именам, но помню и дорожу их участием в моей жизни и жизни этой книги.


Фото с цветной вклади


Как монетизировать квартиру


На одни и те же деньги можно купить очень разные вещи! Пара из Москвы, бухгалтер и топ-менеджер, устав от офисной работы с 9 до 6, сдала свое жилье в столице. Этих средств хватило на гигантский дом на пляже в Таиланде, а также вкусную еду, развлечения и путешествия по Азии.


Как организовать офис на курорте


Рабочая атмосфера тропиков: кабинет Дениса Данилова в его тайском доме. Переехав из Москвы в Азию, он работает (возглавляет PR-отдел) в удобном для жизни месте и в удобном для себя ритме. Мечта? Нет, реальность, доступная каждому.


Городок в Чехии (неподалеку от Праги), в котором живет и работает журналист Артем Ейсков. Условия с московскими – не сравнить! Здоровая экология, свежие продукты, лес «в конце улицы» и столицы Европы «в шаговой доступности» – приятные бонусы к дистанционной работе.


Как легко и просто стать мобильным


Светлана Черткова и Алексей Кулаков поженились и отправились в свадебное путешествие. Правда, когда оно закончится, молодожены не знают: после месяца жизни на Кипре они отправились в Азию. Деньги зарабатывают по пути: веб-дизайнер Алексей работает удаленно, Светлана – как фотограф, уже на месте.


Арендовать велосипеды и изъездить остров, купаясь там где душе угодно… Чем не план на выходные?!


Елена Саяпина вместе с двумя сыновьями – Мишей и Костей – переехала в Таиланд, чтобы проводить больше времени с детьми и меньше времени на работе. Сейчас Елена работает риэлтером в Паттайе. В свободное время – а его теперь гораздо больше, чем было в Москве! – вместе с мальчишками плавает в море, путешествует и ездит на острова на рыбалку (на фото).


На «Букварике» спит на тайском пляже простой русский мальчишка. Пятилетние Костя и Миша в затянувшейся на годы поездке на курорт уже освоили тайский и английский. В перспективе – одоление китайского.


Семья Саяпиной много путешествует по Таиланду. На фото: маленький «фаранг» на большом буйволе.


В местном храме во время визита в деревню к тайской няне.


Как обрести охоту к перемене мест


Маша Дубровская и Аджей Верма живут и работают в путешествии. Они придумали концепцию тревеливинга и последовательно воплощают ее в жизнь. Идея тревеливинга проста: не скакать галопом по странам, фотографируясь у достопримечательностей, а останавливаться в каждом месте на три-четыре месяца. Это позволяет лучше узнавать страну, ее жителей и… экономить!


Мотопутешествие по Кашмиру и Малому Тибету. В Машин день рождения тревеливеры прогулялись на лошадях к высокогорному озеру Тулян.


Удаленную работу в путешествии Маша и Аджей сочетают, разумеется, с отдыхом.

Молодая пара на острове Хонг в Таиланде. «Очень красивые места с лазурными лагунами между карстовыми скалами…», – пытается описать неописуемое Маша.


Вячеслав Красько, финансовый директор компании «Альтиус девелопмент» («дочка» «Базэла»), решил устроить себе кругосветное путешествие длиной в год. Он объехал 30 с лишним стран: Америку, Мексику, Непал, Австралию… На фото: Мадагаскар.


Еще один пункт в поездке Вячеслава. Пустыня Сосуслей в Намибии, часть пустыни Намиб, простирающейся вдоль Атлантического побережья южной Африки. Оранжевые дюны на фоне синего неба создают образ красочнее любого рекламного ролика.


Танзания. Килиманджаро. Пять тысяч восемьсот девяносто пять метров. Вячеслав совершил трудный многочасовый подъем по морозу для того, чтобы встретить рассвет на вершине Африки. Говорит, на всю жизнь запомнит слова проводника: «Бодрись. Верь, что дойдешь до вершины. Просто делай шаги. Маленькие шаги. Поле-поле….» (местное «поле-поле» – это наше «мало-помалу»).


Рассвет на вершине Килиманджаро. Как вспоминает сам Вячеслав, это был момент абсолютного счастья.


Новый порт – новые впечатления для Алены Грудницкой, оставившей наскучившую профессию журналиста и отправившейся в круиз по норвежским фьордам, а затем и Средиземному морю в качестве помощника врача. На фото: храм Нотр Дам де ла Гард, Марсель, Франция.


Во время стоянок в портах Алена изучала норвежские, шведские, а потом французские и итальянские прибрежные города (на фото – Вильфранш, один из курортов Лазурного побережья).


Вместе с Аленой на лайнере работали ищущие приключений, впечатлений и заработка горничные, электрики, продавцы, официанты… Все они, как правило, имеют высшее образование, а в море идут за романтикой и сменой обстановки.


Как стать дауншифтером, не выезжая за МКАД


Александр Егоров оставил пост директора по работе с ключевыми клиентами в Nokia для того, чтобы… уйти в небо. Он стал летчиком, а сейчас учит летать других.


Когда Инне Веревкиной наскучило ходить в офис, она сменила профессию: из пиарщика переквалифицировалась в преподавателя английского языка по Skype. Теперь она может жить в любой точке мира, но, тем не менее, пока предпочитает Москву.


Как сделать бизнес на хобби?


Александр Шилов нашел свой ответ на вопрос: как монетизировать удовольствие? Он начал зарабатывать на том, что ему нравится больше всего, – путешествиях на яхтах.


Александр Шилов: «На яхте нет никаких ограничений маршрута – вот море, иди в любую сторону. Хочется на пляж во-о-он на том острове – ОК, полчаса, и мы там. Яхта – комфортный дом, способный перемещаться в пространстве гораздо лучше, чем вагончик Элли из страны Оз».


Топ-менеджеры в духовном поиске



Бывший вице-президент «Rolls-Royсe Москва» Роман Комаров оставил успешную карьеру ради того, чтобы путешествовать, заниматься саморазвитием и наслаждаться жизнью. Со временем он также стал вести радиопрограммы и семинары, «которые дают людям возможность изменить свою жизнь».


Экс-бизнесмен Юрий Зуев сейчас живет в Индии. Он принял буддизм, поэтому теперь деньги не имеют для него большого значения. Он реставрирует дома и занимается тем, чем хочется.


Сына Зуев планирует обучать сам. Уверен, образование и свободное время ему это позволят. Жена Юрия держит небольшой ресторан, в котором он иногда для души работает шеф-поваром.


Как найти призвание


Дизайнер Яна Франк (известная в сети как Миу-Мау) сбавила обороты жизни из-за диагноза – рак. Однако в чем-то он оказался спасительным: она перестала тратить время на неинтересные заказы, карьерную гонку и занялась тем, что ей нравится. Сейчас она много рисует, пишет книги о том, как организовать свое время и найти призвание, ведет отличнейший блог.




Примечания


1

В наркотическом смысле этого слова.

(обратно)


2

Другие исследователи считают, что эти термины близки по значению, но не являются полностью синонимичными. Мол, «добровольная простота» говорит больше о сокращении расходов, а дауншифтинг – о смене приоритетов и отказе от вертикальной карьеры. Лично мне эти нюансы не кажутся принципиальными.

(обратно)


3

У меня есть немного притянутое за уши, но зато научное подтверждение теории о том, что самоорганизация и стремление к развитию заложены в нас от природы. Ричард Докинс в своей книге «Эгоистичный ген» пишет, что когда химики имитировали условия, существовавшие на Земле на самых ранних этапах зарождения жизни, они обнаружили нечто удивительное: если в сосуд поместить простые соединения, а затем подавать энергию, например ультрафиолетовое излучение, через несколько недель вместо простых соединений возникнут сложные молекулы. Возможно, эта история про первобытное болото, точнее про первичный бульон, вам не покажется доказательством того, что вы получите такую жизнь, какую хотите, если у вас будет достаточно времени, пространства и питания… Можете считать, что вам необходим указующий перст, но знайте: в этом случае вы лишаете себя шанса на саморазвитие.

(обратно)


4

Созерцательная пассивность в даосизме. Часто переводится как принцип недеяния, иногда говорят о немотивированности действий. В любом случае это сложное понятие, которое я наверняка употребляю недостаточно точно и осмысленно. Если вас это раздражает, то у-вэй вы пока еще не постигли.

(обратно)


5

Рантье – человек, который живет на ренту. Рента – регулярный доход в форме процентов, получаемый с капитала, имущества или земли.

(обратно)


6

Тех, кому хочется с этим поспорить или прочитать об этой гипотезе подробнее, отсылаю к колонке Александра Разуваева www.finam. info/need/news2332C00001/default.asp, в которой он – а он москвич! – рассказывает о том, что москвичи в целом немотивированны на работу и карьеру, предпочитая жизнь для себя.

(обратно)


7

Баньян – дерево-роща. Баньянами называют деревья, которые развивают воздушные корни, со временем становящиеся дополнительными стволами. Так, например, формируется крона (или корневище) у бенгальского фикуса.

(обратно)


8

Волатильность – упрощенно говоря, тенденция изменчивости.

(обратно)


9

Американский психолог Мартин Селигман проводил эксперименты над собаками для того, чтобы понять механизм образования депрессии. Он обнаружил, что животные, которые получают разряд тока независимо от того, что они делают, оставляют попытки избежать удара током даже тогда, когда это становится возможным. Ученый ввел термин «синдром выученной беспомощности» и связал его с депрессивными состояниями.

(обратно)


10

Например, по этой ссылке: www.escogido7.livejournal.com/23378. html. Ссылки для вашего удобства дублирую на сайте www.daoshifting.ru, чтобы вы могли добраться до любого ресурса одним кликом.

(обратно)


11

Сток – онлайн-площадка для купли-продажи фотографий, иллюстраций.

(обратно)


12

Понятия проактивности и реактивности часто используются психологами. Проактивность подразумевает свободу воли, действия в согласии со своими ценностями, независимость от внешних условий, а также ответственность за себя и свою жизнь, а не поиск причин и виноватых. А реактивность, соответственно, наоборот: когда выбор и действия человека полностью определяются внешними обстоятельствами.

(обратно)


13

В этом тексте речь идет о русской деревне, но если вы заглянете в книгу «The Good Life» Хелен и Скотта Ниринг (супружеской пары, переехавшей во время Великой депрессии из Нью-Йорка в деревню), то убедитесь, что эти явления характерны не только для российской глубинки. «Мы приехали в Вермонт как совершенно посторонние люди. Коренные жители этих мест часто используют слово “иностранцы” (“чужаки”) для обозначения вновь прибывших. К ним относятся с подозрением, их не спешат включать в круг знакомых. Любое сообщество требует согласия со своими законами и следования обычаям. Местные хотят видеть в числе своих соседей тех, кто родился и вырос рядом. В маленьких удаленных сообществах этот критерий ставится выше любых других», – пишут авторы.

(обратно)


14

Об этом еще в 2002 году писал, например, журнал «Эксперт» («Что подумает сосед Василий?»). За десять лет ситуация, возможно, чуть изменилась, но кардинальные преобразования сознания вряд ли произошли.

(обратно)


15

В прямом эфире транслируется на сайте www.balticpl.ru. Записи некоторых программ можно найти на сайте Романа – http// romankomarov.ru.

(обратно)


16

Развод по этой 100-балльной шкале стресса «приносит» 73 балла, серьезная болезнь или травма – 53 балла, увольнение с работы – 47 баллов, смена профессии – 24 балла, переезд в другой город – 24 балла, изменение условий работы – 20 баллов.

(обратно)


17

«Гимн офисного работника» (Семен Слепаков).

(обратно)


18

Транзактный анализ может быть вам знаком по книге Эрика Берна «Игры, в которые играют люди».

(обратно)


19

Отдельное спасибо за ссылки и информацию тревеливеру Маше Дубровской, путешествующей домохозяйке Людмиле и многим другим.

(обратно)

Оглавление

  • Введение
  •   О ком и о чем эта книга?
  •   Зачем и кому эта книга нужна?
  •   Вы никогда не задумывались, на что тратите свое время?
  •   На что вы тратите свои деньги?
  •   К чему вы привыкли?
  • Глава 1 Как монетизировать квартиру, или Уже набившие оскомину истории о дауншифтерах, живущих на ренту
  •   На дне. В Таиланде
  •   Мораль
  •   Кому подходит этот сценарий жизни
  •   Это важно!
  •   Как еще бывает. Два года любви и путешествий
  •   Вместо вывода Дао рантье, или Постофисный у-вэй[4]
  • Глава 2 Как организовать офис на курорте, или Нетипичная история типичного менеджера
  •   Вместо елок – пальмы!
  •   Нетрезвое решение
  •   А график – на фиг, на фиг…
  •   Мораль
  •   Это важно!
  •   Кому подходит этот сценарий жизни
  •   Как еще бывает. Туризм и эмиграция в одном флаконе
  •   О погоде и политике
  •   На даче в Ближнем Подпражье
  •   От перемены мест…
  •   Что было? Что будет? Чем сердце успокоится?
  •   В тренде – проблемы
  •   Вместо вывода Как найти выход из офиса
  • Глава 3 Как легко и просто стать мобильным, или Геокоррекция – новый способ решения старых проблем
  •   Что такое геокоррекция?
  •   Геокоррекция: проблемы и решения
  •     Где хорошо, когда мы там есть?
  •     Как отдать все лучшее детям?
  •     Как не стать запеченным на пляже овощем?
  •     Как сохранить стабильность?
  •   Как еще бывает. Свой среди киви
  •   Русскоязычные проблемы
  •   Быт или не быт?
  •   Как еще бывает. Детский сад с морем
  •   Чего нельзя купить за деньги?
  •   По-китайски говорить…
  •   Вместо вывода Еще раз о том, о чем много говорили
  • Глава 4 Как обрести охоту к перемене мест, или Тревеливинг как стиль жизни
  •   Жизнь как путешествие
  •   Топ стран от тревеливеров
  •   Это важно!
  •   Как еще бывает. Тайм-аут на год: как директор устроил себе двенадцать месяцев весны
  •   Как еще бывает. Страна для настроения: экс-редактор радует туристов
  •   Как еще бывает. На работу в море: медсестры путешествуют за зарплату
  •   Как еще бывает. Ученье – свет: кандидат наук движется вокруг света
  •   Решающему на заметку
  •   Вместо вывода Будем последовательно непоследовательными
  • Глава 5 Как стать дауншифтером, не выезжая за МКАД, или Неожиданные менеджерские решения
  •   Говорите, люди не летают?
  •   Вниз, к небу
  •   Все выше, и выше, и выше
  •   Сомневающемуся на заметку
  •   Как еще бывает. Театральные акции
  •   Сожалеющему на заметку
  •   Как еще бывает. Взять языка
  •   Как еще бывает. На крылышках прокладки и мечты
  •   Это важно!
  •   Кому подходит этот сценарий жизни
  •   Вместо вывода Обо всем богатстве выбора и о бедности как некоторых его последствиях
  • Глава 6 Как уйти из социума, не устраивая секты, или Ушельцы из города на гребне новой волны дауншифтинга
  •   Крысиные бега в беличьем колесе
  •   Агротуризм на злобу дня
  •   Куда пришел ушелец?
  •   Кому подходит этот сценарий жизни
  •   Как еще бывает. Чичерина творит в деревне
  •   Вместо вывода В деревню, в глушь, в Саратов
  • Глава 7 Как заняться своим делом, или Истории тех, для кого важен не только инвестиционный климат
  •   Вся соль – в море!
  •   Как еще бывает. Попутный ветер перемен
  •   Это важно!
  •   Вместо вывода Захватывающий бизнес
  • Глава 8 Как устроить побег из социума, чтобы не было мучительно больно, или Топ-менеджеры в духовном поиске
  •   Человек большого пляжа
  •   Выход из системы в прямом эфире
  •   Лень, кайф и пофигизм
  •   Как еще бывает. Срединный путь садовника и бизнесмена
  •   Как еще бывает. Предприниматель на школьной скамье
  •   Как еще бывает. Операция «Адаптация»
  •   Вместо вывода Жажда условных подкреплений
  • Глава 9 Как искать и находить свое призвание, а также трогательная и интересная история одного дизайнера
  •   Дизайнер, которая ходит сама по себе
  •   Творчество на фоне краха
  •   Полезное сумасшествие
  •   Вместо вывода Перемены как лучшая профилактика дауншифтинга
  • Глава 10 Как увеличить доходы, сократив рабочее время, или Настоящая оптимизация всей жизни
  •   Новые стандарты работы от Дэниела Пинка
  •   Четырехчасовая рабочая неделя от Тимоти Фэрриса
  •   Это важно!
  •   Как прекратить зависеть от денег
  •   Великая оптимизация расходов
  •   Вместо вывода Как сделать так, чтобы было все как у людей?
  • Заключение
  • Приложения
  •   Тест «Ждут ли вас перемены?»
  •   Тренинг «Оптимизация жизни»
  •     Упражнение «Ревизия жизни»
  •     Упражнение «Ревизия времени»
  •     Упражнение «Ревизия денег»
  •     Упражнение «Мой даошифтинг»
  •     Упражнение «Новые возможности»
  •     Упражнение «Быть цельной личностью»
  •     Упражнение «Внутренний враг»
  •     Упражнение «Оптимизация себя»
  •   Справочник дауншифтера[19]
  •     Билеты
  •     Виза
  •     Работа
  •     Стипендии
  •     Чужой опыт
  •     Эмиграция
  •     Иностранный язык
  •     Насекомые
  •     Стирка
  •     Багаж
  •     Жилье
  •     Деньги
  •     Ссылки на блоги, сайты героев
  • Благодарности
  • Фото с цветной вклади
  •   Как монетизировать квартиру
  •   Как организовать офис на курорте
  •   Как легко и просто стать мобильным
  •   Как обрести охоту к перемене мест
  •   Как стать дауншифтером, не выезжая за МКАД
  •   Как сделать бизнес на хобби?
  •   Топ-менеджеры в духовном поиске
  •   Как найти призвание
  • X