Хочу жить на Западе! О мифах и рифах заграничной жизни (fb2)

Хочу жить на Западе! О мифах и рифах заграничной жизни (оформ. wotti)   (скачать) - Яна Анатольевна Сиденко - Григорий Б. Иванов - Валерия В. Волковая

Я. А. Сиденко, Г. Б. Иванов, В. В. Волковая
ХОЧУ ЖИТЬ НА ЗАПАДЕ!
О мифах и рифах заграничной жизни


О книге, её авторах и о том, почему не стоит искать счастья в чужих краях


Если в 70–80-е годы на пути пропаганды западного образа жизни стоял мощный «железный занавес» и наличие собственной идеологии, то после перестройки и распада СССР машина соблазнения смогла развернуться в полную силу. То, что когда-то называлось «низкопоклонством перед Западом» и чем грешила лишь небольшая часть советского населения, стало нормой. Яркие упаковки и потрясающее изобилие западных товаров, голливудские фильмы и умелая обработка сознания сделали свое дело — возникли переливающиеся всеми цветами радуги мифы о Западе как стране безоблачного счастья.

Эти мифы очень живучи — ведь сколь бы внимательно мы ни рассматривали жизнь в «цивилизованном мире» в качестве туристов и путешественников, она все равно стоит к нам своим блестящим фасадом. Изнанку ее могут видеть лишь «местные», те, кто живет той же жизнью, что и граждане западных стран.

Яна Сиденко и ее соавторы как раз из категории русских, давно живущих на Западе. В своей книге они предприняли попытку развенчать эти мифы на основании своего и чужого опыта. Попытка абсолютно верная и нужная, причем очень убедительная, поскольку подтверждается массой примеров. Единственный вопрос, который здесь возникает, — вопрос меры. Не делают ли авторы крен в противоположную сторону, не очерняют ли, сознательно или бессознательно, западный образ жизни? Ведь если наши люди по-прежнему уезжают, значит, на Западе все равно лучше, чем в России?

Как выяснилось, авторы сами помнили о необходимости беспристрастности. И потому расставили по всему тексту краткие идеологические отступления, такие самовопрошания, вновь и вновь подвергающие сомнению их собственные выводы о сути западного образа жизни. Я благодарен им за их честную позицию.

Книга «Хочу жить на Западе или О мифах и рифах заграничной жизни» — это сплав из рассказов очевидцев, газетных статей, статистических данных, выдержек из свода законов, эмоциональных впечатлений, сухих наблюдений, цитат из художественных, публицистических и социологических сочинений. Из этого разномастного набора авторы странным образом сумели получить нечто цельное. Я долго пытался определить, к какому же жанру относится это получившееся?

И вот что понял. Их книга похожа на пособие по выживанию в неблагоприятной среде. Не потому, что она дает рецепты выживания, а потому, что она предупреждает — среда неблагоприятная. Причем предупреждает, конечно, не живущих «в Европах» детей долларовых миллионеров, не тех немногих российских ученых и специалистов, кого пригласили на работу западные университеты и корпорации. Их — меньшинство.

Книга адресована большинству — тем, кто, не видя порядка и достатка в нашем неустроенном Отечестве, убежден, что все это можно найти на Западе. Это большинство поразительно доверчиво и не ждет от «цивилизованного мира» и его коренных обитателей никакого подвоха. И именно эти люди, уверенные в том, что все мифы о Западе — правда, в первую очередь разбиваются о его «рифы».

При этом повторюсь, авторы все время говорят — мы только даем вам материал для размышлений, а уж думайте и решайте сами. Но глава за главой, пример за примером собранный авторами материал убеждает и самого недоверчивого читателя, что:

— Западный мир за редким исключением не нуждается в ваших знаниях, профессии и квалификации — он использует приехавших там и так, где и как ему это выгодно.

— Западному миру безразлично, что у вас есть своя культура, мораль, психология вы обязаны принять его культуру, его мораль и его психологию.

— Западный мир не сделает приезжих равными своим гражданам — за редким исключением они всегда будут оставаться для него чужими.

— В западном мире сегодня уже не существует спокойствия и безопасности даже для собственных граждан — тем более они не будут обеспечены для чужаков.

И главное: западному миру не нужны самостоятельные личности — либо каждый приезжий примет его правила, либо будет изгнан.

И тогда напрашивается резонный вопрос: «Если для всего лишь благополучной (и то, вовсе не гарантированной!) жизни на Западе надо так ломать свою ментальность, культуру, взгляды и представления о жизни, то стоит ли она, эта западная жизнь, того?»

Думаю, большинство тех, кто лелеет мечту о «западном рае», после прочтения книги задумаются над этим вопросом.

Наверняка задумаются и те, кто вовсе не собирался уезжать. Книга даст им массу убедительных свидетельств явно пропагандистского искажения бытующей информации о западном мире. И это, уверен, тоже входило в задачу авторов.

Несколько слов об авторах.

Яна Сиденко родилась в 1976 году в Ростове-на-Дону, вместе с семьей (отец был военнослужащим) кочевала по городам и гарнизонам Союза, училась в девяти средних школах.

В 1993 году поступила в Одесский Государственный медицинский университет им. Н. И. Пирогова, через четыре года перевелась на Медицинский факультет Университета г. Грац (Австрия). Окончила учёбу с отличием.

С тех пор живет в Австрии, вышла замуж за русского, мать четверых детей, которых воспитывает в русских традициях и в любви к России.

В 2011 году Яна задумала и осуществила проект — эту книгу о мифах западного мира.

Ее соавторы — Григорий Иванов, проживающий в США, и Валерия Волковая, живущая в Германии.

Григорий Иванов родился в 1966 году в Ленинграде, где окончил физматшколу № 30, а в 1990 году — Ленинградский механический институт им. Д. Ф. Устинова по специальности «радиоэлектронные системы и комплексы».

В 90-е годы работал в частных российских предприятиях компьютерной отрасли. В конце 1995 приехал в Чикаго по приглашению компании, занимающейся консультациями по информационным технологиям. И сделал в Америке техническую карьеру.

Валерия Волковая родилась в 1985 году в Тульской области, в 2002 году закончила Учебно-воспитательный комплекс № 163 с физико-математическим уклоном в Харькове (Украина).

В 2008 году закончила экономический факультет Харьковского политехнического института, затем работала по специальности на государственных и частных предприятиях, занимающихся импортом и продажей оборудования.

С 2010 года проживает в Германии (г. Штуттгарт).

И два слова дополнительно о том, как создавалась книга. Она полностью является сетевым проектом, т. е., и автор, и соавторы, и корреспонденты — живут в разных странах, на расстоянии многих тысяч километров друг от друга и никогда не встречались лично. Можно сказать, что это — один из немногих удачных примеров того, как можно и должно использовать современные сетевые технологии для творческой работы. Кроме того, этот проект создан представителями молодого общественного движения «Суть времени», лидером которого является известный российский политолог и философ Сергей Кургинян.

Итак, книга перед вами. Она ценна, прежде всего, тем, что спокойно, без пропагандистского ража, показывает, как и чем наши сограждане сегодня живут в странах западного мира. И, на мой взгляд, жизнь эта достаточно безрадостна. И не потому только, что там все забюрократизировано и разложено по полочкам, что сильно тяготит русскую широкую душу. Важнее другое — Запад не приемлет чужих, даже смирившихся и готовых подстроиться под него. И если наши олигархи и полуолигархи готовы смириться с этим неприятием ради сохранения своих капиталов, то ради чего соглашаться на такое смирение обычным нормальным людям?

Экспериментальный Творческий Центр Юрий Бардахчиев


Введение

«Хочу уехать на Запад! Жить, как все «нормальные люди»! Как надоела мне «эта страна»! Там, на Западе, всё устроено для человека! Всё служит для блага населения! Не то, что у нас!» Вам знакомы эти фразы? Тогда вы правильно сделали, что открыли эту книгу. Ибо речь в ней пойдёт о самых разрекламированных западных «ценностях», которые делают заграницу такой привлекательной для жителей постсоветского пространства.

Немного статистики: «По данным главы Счетной палаты РФ Сергея Степашина, «за последние три года из России в эмиграцию уехали 1 млн. 250 тысяч человек — главным образом, бизнесменов и представителей среднего класса». Получается, что нынешняя волна эмиграции из страны почти столь же масштабна, как и первая, случившаяся после октябрьского переворота 1917 года, — тогда выехало около 2 млн. человек…. «Надо валить отсюда, хоть тушкой, хоть чучелком», — написал недавно один из пользователей Facebook: эта фраза стала крылатой в интернете. Социологи подтверждают: эмиграционные настроения сегодня посещают каждого второго представителя среднего класса. «Левада-Центр» выяснил: 50 % россиян мечтают уехать из страны, причем, две трети — люди младше 35 лет. 63 % опрошенных хотели бы, чтобы их дети учились и работали за границей.».[1]

Один миллион двести пятьдесят тысяч за три года — это огромная цифра. Куда «валить»? Что скрывается под понятиями «хоть тушкой, хоть чучелком»? Какие именно представления о Западном мире сложились в течение последних десятилетий в умах русских людей? Насколько они обоснованны? Что ожидает нас за границей? Давайте попробуем с этим разобраться по порядку.

Вопрос состоит совсем не в том, почему люди уезжают жить на Запад, а в том, какие мифы присутствуют в их головах, умножая при этом желание жить на Западе. Какие движущие факторы, годами капая в чашу терпения и накапливаясь в сознании жителей России, подталкивают людей к этому непростому решению: бросить свою страну, оставить родных, друзей и окунуться в неизведанные глубины другого государства, другого языка, другого быта и нравов? Какие иллюзии питают люди, эмигрирующие в Европу, США, Канаду и Израиль,[2] что они ожидают там найти?

Какие причины заставляют человека эмигрировать? В большинстве случаев — это поиск лучшей жизни. Удручённые не удовлетворяющим их существованием в «этой стране», люди пытаются прийти к тому, что они ищут, уехав за границу. Одни готовятся годами, другие бросают всё и срываются с места, поддавшись заманчивым перспективам. Уехав, человек, с одной стороны, попадает в чужое окружение с чужими нравами и обычаями, привычками и взглядами, с чужим языком и, мягко говоря, не очень дружелюбно настроенными коренными жителями страны, а с другой стороны, сразу погружается в «мягкую постель» заграничного бытия. «Нет работы и денег? Нечего кушать? Негде спать? Зато посмотри, как прекрасно всё вокруг! Какие чистые, словно с мылом вымытые города и природа, прилично одетые люди, шикарные машины, свежий воздух, честное население, высокооплачиваемая работа. Поработай немного, помучайся, будь готов на всё, приспособься — и вскоре ты заживёшь так же, как они. Достигнешь статуса «цивилизованного западного человека». А это звучит гордо!»

Кто-то больше преуспевает на этом поприще, кто-то меньше. Только вскоре проскакивает в человеке искра, живущая в каждом из нас и именуемая совестью. Точнее, она всё явственней обозначает своё существование, разъедая душу изнутри. Всё это, конечно же, происходит на уровне подсознания. Названный процесс можно условно обозначить генетической памятью, «русским духом» или как угодно иначе. Приходит осознание того, что мы — другие, мы никогда не станем «ими», что мы оставили несравненно больше, чем приобрели и что миллионы таких же сограждан, как мы, предпочли остаться на Родине и бороться до конца, любить свою страну такой, какая она есть. Эти уколы совести очень страшны. В связи с чем как раз и происходит разделение эмигрировавшей публики на две части.

Одни умело заглушают укоры совести, очерняя и осуждая всё, что связывало и связывает их со своей страной, тем самым всё глубже зарываясь в «мягкую постель». Диапазон высказываемых ими мыслей простирается от окуджавских «Я Родину свою люблю, но государство ненавижу!» до «Мне наплевать на судьбу России».

Как писал Мандельштам «мы живем, под собою не чуя страны». Чем мрачнее воспоминания и мысли о своей Родине, тем слабее укоры совести. Она может совсем заглохнуть, когда эмигрант склонится к позиции под названием «гражданин мира». Тут я не могу удержаться от цитаты: «Именно вера и отечество всегда служили олицетворением высших ценностей и упований человека. Всецело поглощенные интересами повседневности, мы все чаще забываем о том, к чему обязывает высокое человеческое призвание. К тому же не утихают голоса, внушающие, что «патриотизм — прибежище негодяев», что современный прогрессивный человек должен быть космополитом. Однако как истинное знание не противоречит вере, так и подлинный космополитизм не исключает патриотизма, ибо кто не осознал себя гражданином своей страны, не сможет стать и полноправным гражданином мира.

Поэтому не стоит питать иллюзий по поводу противников патриотизма, прикрывающихся «фиговым листком» космополитизма, особенно — в его обывательских формах. «Родина там, где нам хорошо» — вот девиз таких «космополитов», готовых продать все на свете в погоне за комфортной жизнью. Предел мечтаний такого «космополита» — чтобы вожделенный заграничный «порядок» установился прямо у него в стране, причем любой ценой. Так, лакей Смердяков из романа Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» сожалеет об исходе Отечественной войны 1812 г.: «и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки-с».[3]

Иллюзия заграничного счастья у людей, относящихся к первой группе, круто замешана на ненависти к России, к её настоящему и прошлому. Такие люди зачастую являются одним из источников неверных представлений, наивных ожиданий в отношении Запада. Они не ведают, что являются слепым орудием в чужих руках в деле уничтожения собственных исторических корней.

А другие прислушиваются к укорам собственной совести и серьёзно задумываются о том, что самой нашей Родины уже завтра может не стать, а послезавтра может не стать и той самой «мягкой постели». У них спадает некая пелена, застилавшая прежде взгляд и разум. Они-то как раз и способны распознать эти мифы западной жизни. Такие люди постепенно превращаются из равнодушных и пассивных наблюдателей в людей, которым небезразлична судьба собственной страны и мира, в людей ищущих, внимательных и честных по отношению к самим себе. Вот эта группа и способна распознать скрытые острые рифы в столь привлекательных лагунах Западного мира, изучить их, передать свой опыт другим. Благодаря таким людям, можно приостановить нескончаемый поток переселения русских в западные пенаты. Возможно, по прочтении этой книги, именно те, кто имеет подобный склад мышления, десять раз задумаются, прежде чем покинуть Россию.

Эта книга посвящена иллюзиям и мифам. Тем мифам, которые десятилетия подряд провоцировали русских людей эмигрировать на Запад и рассматривать его как «землю обетованную» или даже как «рай на земле». Я никоим образом не собираюсь сравнивать и сопоставлять нынешние обстоятельства жизни в России и на Западе. Преимущества внешних материальных аспектов Западной жизни, многие социальные блага, а также материальное обеспечение большого количества населения в «развитых» западных странах очевидны, и оспаривать их было бы глупо. Речь здесь пойдёт о том, что скрывается под этой красивой и богатой обёрткой. О том, что не видно русскому человеку, приезжающему в западные страны в качестве туриста, но очень хорошо просматривается постоянно живущими за границей соотечественниками.

Люди, работавшие над этим проектом, ни в коем случае не ставили своей целью очернение или высмеивание западного мира, хотя, нужно заметить, этого не всегда удавалось избежать. Поймите, авторы ведь тоже люди, не лишённые эмоций. Мы не всегда могли оставаться объективными и беспристрастными. Однако наши эмоции — это не вопли обиженных неудачников, которые не смогли найти себя в новой реальности, все авторы[4] — люди вполне состоявшиеся и успешные по западным стандартам. Мы лишь попытались открыто и честно показать различные недостатки, существующие в странах Запада, не теряя при этом надежды, что эти недостатки могут быть исправлены. Мы в полной мере отдаём себе отчёт, что Россия сейчас не находится в преимущественном положении, по сравнению с Западом. Но если перестанет существовать сама Россия, то вслед за ней перестанет существовать и Запад в тех его привлекательных образах, которые являются для многих русских такими желанными.

Один из помощников в создании этой книги — тоже эмигрант — написал мне: «…не стоит скрывать и плюсов проживания в Европе, иначе книга будет пахнуть «совковой пропагандой» и читать ее будут только те, кто уже заведомо «совок»». Давайте посмотрим объективно: любое публичное слово — это пропаганда — такая или иная. Ещё раз хочу подчеркнуть, что целью книги не являются презентация положительных сторон западного мира или сравнивание жизни в России и на Западе. У этого проекта весьма чёткая цель — детальное развенчивание мифов, то есть того, что представляется нашим согражданам западными благами. Подчёркивание плюсов — это тема отдельного исследования, которым мы в рамках данной книги заниматься не будем. Но главное это не плюсы и минусы, а то, какая именно жизнь ждет иммигрантов.

Замечу только: лично мне термин «совок» глубоко неприятен, и в этой книге он больше использован не будет. Давайте не будем забывать, что слова — это пули информационной войны. Я уже упомянула о благополучных сторонах жизни в западных странах, которые видны невооружённым взглядом, но речь в книге пойдёт именно о том, что скрывается за этим благополучием, что не видно извне. О том, чего не знают и не ожидают люди, уезжающие для «лучшей жизни» за рубеж. Этим упоминанием «плюсов» я хотела бы ограничиться. О «плюсах» говорят все, вопрос только в том, какие из них при детальном рассмотрении могут оказаться «минусами».

Ниже будут приведены только мифы и конкретные примеры несостоятельности этих мифов, а возможность делать выводы будет предоставлена вам самим. Это — достаточно широкий обзор тех сторон западной жизни, которые являлись и являются наиболее привлекательными для граждан России и бывших союзных республик. Все те, кто работал над этим проектом, постарались как можно честнее, а главное, конкретней и обстоятельней изложить факты и события, не перегружая их излишними эмоциями и лирикой, ибо душевных излияний несостоявшихся[5] эмигрантов написано уже достаточно. Сия книга является, скорее, учебно-методическим пособием, рекомендуемым для прочтения всем, желающим жить на Западе. Каждая глава посвящена отдельному мифу, детально развенчивает его со ссылками на источники, рассказы очевидцев и, в некоторых случаях, параграфы законов. Большую часть книги занимают письма эмигрантов, выдержки из публикаций и научных работ, мы лишь обобщаем и комментируем факты, а также добавляем собственные мысли и воспоминания. Этот проект — плод совместных усилий многих людей — как из России, так и из разных стран ближнего и дальнего зарубежья. Я безгранично благодарна моим соавторам, а также всем тем, кто присылал мне мифы, существующие в его окружении, аргументированные опровержения этих мифов и оказывал разностороннюю помощь в создании и издании этой книги. Низкий вам поклон!

Начинается книга с наименее конкретных, трудно доказуемых «мифов и рифов», относящихся, скорее, к устной речи и подтверждаемых большей частью словом чести или свидетельством случайных очевидцев. Некоторые главы связаны друг с другом по содержанию и иногда освещают один и тот же вопрос, но с совершенно разных сторон. Повествование задумано по нарастающей, с развитием до кульминации в описании мифов и реалий глобального масштаба, поражающих своим абсурдом и, может быть, омерзительностью существующих фактов. И, наконец, в конце данного произведения мы поговорим отдельно о мифах частного характера.

В заключение добавлю: если эта книга поможет хоть немногим людям ещё и ещё раз задуматься перед совершением такого ответственного шага, как эмиграция и, может быть, даже удержит некоторых из них от решения уехать, то наша работа не пропала втуне.

Я. Сиденко


Миф № 1
На Западе слово значит всё

«Уезжая из России в Америку, мы, по сути дела, меняем шило на мыло. Но если острие «шила» ощущается четко и постоянно, то «мыло» хорошо замаскировано, да так, что на нем можно здорово поскользнуться.

А пока вы пытаетесь подняться, власть имущие применят к вам это мыло по другому назначению, а напоследок им же и умоют руки…»[6]

Пояснение мифа: здесь имеется в виду утверждение, что данные на словах (пусть даже наедине) обещания, устные договорённости, как и устные справки любого характера, являются на Западе к чему-либо обязывающими и приравниваются к письменным договорённостям.

Этот миф, пожалуй, самый обтекаемый, или, если хотите, наименее конкретный, ибо в качестве его опровержения могут служить лишь свидетельства очевидцев и потерпевших. Тема опирается на личный опыт живущих за рубежом.

Где сказано: «Давши слово, держись, не давши, крепись»? У В. И. Даля — «Пословицы и поговорки русского народа». На Запад это правило, очевидно, не распространяется. Не знаю, как насчёт всех стран Евросоюза (говорят, что в доброй старой Англии слово джентльмена всё ещё значит очень много.). Относительно Австрии могу со всей ответственностью утверждать, что слово, данное в том числе и официальными лицами, занимающими любые административные посты, само по себе никоим образом не является гарантией его исполнения.

Приведу несколько наглядных примеров:

Когда кто-то из жителей Австрии (ваш товарищ, сосед, коллега по работе) собирается в складчину с вами оплатить услуги некоей фирмы, определённого предприятия или совершить совместную покупку, то вы с огромной вероятностью должны рассчитывать на то, что он предназначавшуюся ему половину расходов вам не вернёт, даже если он человек более чем обеспеченный. Как правило, чем выше достаток людей в Австрии, тем неохотнее они платят по счетам. Мало того, бывает и так: после предъявления счёта такой человек вначале внимательно его изучает, а потом сообщает вам, что этот счёт неверный, что такую большую сумму фирма, предприятие, магазин и т. д. потребовать просто не могут. В конце концов, он со знанием дела и обезоруживающей уверенностью объявляет вам, что вас просто обманул поставщик услуг. В ответ на ваши ошеломлённые утверждения, что о цене вы с ним лично договорились заранее, этот человек без тени смущения заявляет вам: он уверен, что вы ошиблись — речь шла совсем о другой сумме. И это очень частое явление в Австрии.

Если вам что-то обещают служащие административных органов, то без наличия свидетелей или без подкрепления обещания письменными документами его можно просто забыть. У вас почти нет шансов, что они действительно напишут, позвонят, за вас похлопочут или что-то уладят, что вашему запросу буден дан ход. В лучшем случае, они вспомнят о своих словах после n-ного звонка и напоминания с вашей стороны, в худшем — сделают вид, что вы с ними и не говорили. Если менеджеры фирм обещают вам денежное вознаграждение за, например, удачное посредничество в продаже их товара и не выдают при этом чека на вознаграждение — не надейтесь! Вас наверняка «кинут». Когда вы, с чувством выполненного долга придёте за обещанными комиссионными, у того менеджера разовьётся острая потеря памяти. Он ни за что не сможет припомнить, что давал вам такие опрометчивые обещания. Окажется, их фирма вообще не прибегает к помощи посредников! Если у вас есть свидетель беседы из числа местных жителей — тем хуже. Вы будете понапрасну уповать на его показания: он из страха попасть в «судебные жернова» будет шарахаться от вас как бес от ладана. Западный менталитет: «Платон мне друг, но задница дороже».

Канада, Германия. А всегда ли держат на Западе данное слово в Большом Бизнесе? Как сообщает газета «Frankfurter Allgemeine», канадский автомобильный мегаконцерн Магна (Magna), в желании получить в свои руки немецкого автопроизводителя Opel, пошёл на хитрость, о которой стало известно слишком поздно. Канадский концерн Магна обещал сохранить максимальное количество рабочих мест на предприятиях автопроизводителя в Германии и, благодаря этим заверениям, получил преимущественное право на покупку 55 % акций автомобильной компании Opel (General Motors).

После покупки Магна начала значительные сокращения на европейских предприятиях Opel. Газета сообщает, что на заводах в Европе будут сокращены более 10 тыс. рабочих мест, из них более 4 тыс. в Германии. При общем количестве рабочих мест на немецких заводах Opel более 25 тыс. человек, это значит, что сокращение затрагивает каждого шестого работника. А ведь именно заверения в сохранении максимального количества рабочих мест послужили поводом для того, чтобы власти Германии отдали свои предпочтения в пользу канадского концерна.

При таком развитии ситуации автопроизводителю Opel уже в 2011 грозит банкротство из-за задолженности, говорил бывший шеф акционерного общества и поставщика автомобилей «Continental AG» Манфред Веннемер, который проголосовал против сделки. Если бы он знал последствия, то не согласился бы в 2009 году выступать в роли доверенного лица данной сделки.[7]

В то время, как General Motors стал неплатёжеспособным, его немецкое «дитя» осталось на плаву только благодаря государственной ссуде.[8]

Из писем эмигрантов:

Австрия. «Однажды мне нужна была компетентная юридическая справка по законам, касающимся детства и юношества. В городе, где я тогда жила, находилось достаточно крупное и известное ведомство, называемое «Адвокатура по делам детства и юношества». Меня направили в нужный кабинет, где сидела миловидная женщина. Мы беседовали около часа. Она подробно ответила на все мои вопросы, а также объяснила мне законы, права и обязанности в связи с интересующей меня темой. Я была приятно поражена, получив такую широкую и объёмную информацию, и даже кое-что законспектировала. Через некоторое время, вплотную занявшись правовым вопросом по названной теме, я заметила, что мне не хватает опоры на параграфы и статьи закона, где прописано всё, услышанное мною. Я написала этой женщине письмо, где вежливо попросила прислать мне ссылки на упоминавшиеся в беседе параграфы и статьи закона. Она ответила быстро. В ответе, написанном в самой вежливой форме, говорилось, что никаких ссылок и номеров законов она мне прислать не может — и вообще, на перечисленные темы она со мной не разговаривала. Спешу вас уверить, что никакого языкового недопонимания быть не могло, ибо немецким языком я владею лучше, чем многие австрийцы».

Выводы напрашиваются сами собой. В мире западного бизнеса слову придаётся роль инструмента для достижения своих целей. Скажете выдумки, частные случаи? Но таких частных случаев — пруд пруди. Кому нужно, тому будет достаточно и этих слов. Или, быть может, у нас, как на Западе, слово тоже ничего не значит?

«Где бы мы, русские национальные эмигранты, ни находились в нашем рассеянии, мы должны помнить, что другие народы нас не знают и не понимают, что они боятся России, не сочувствуют ей и готовы радоваться всякому ее ослаблению».[9]


Миф № 2
Барьер в общении легко преодолим, достаточно выучить язык страны
проживания

Пояснение мифа: с неприязнью на Западе относятся к иммигрантам, пока они недостаточно хорошо владеют языком и, соответственно, плохо ассимилируются в стране проживания. Достаточно хорошего знания языка, чтобы преодолеть это неприязненное отношение.


Барьер в понимании действительно легче преодолевается, когда человек начинает говорить на языке той страны, куда он приехал. Но ограничивается ли всё языковым пониманием? Только ли языковой этот барьер в общении? В связи с этим, данную тему условно можно разделить на две части, которые взаимно переплетены:

1) изучение языка;

2) барьер общения.

Однако углубляться конкретно в это разделение, его обосновывать и изучать его причины и следствия в этой книге я не буду. Это тема большого отдельного исследования — диссертанты, ау!

Из писем эмигрантов:

США. «Коль скоро человек принял решение сменить страну проживания, то язык учить нужно. Желательно, со всеми тонкостями, чтобы потом не жаловаться на то, что среда тебя отторгает.

Барьер общения, по моему мнению, не всегда коррелируется со знанием языка. Бывает, что человек, знающий пару фраз, активно общается, дополняет жестами, что не знает на словах, совершенно без комплексов. И, наоборот, знание языка — не гарантия в преодолении барьера общения.

В начале моей жизни в Америке, у меня было очень много мимолетных, случайных знакомств. Я сам охотно шел на контакты, так как было все интересно. Я изучал новую жизнь, новую культуру. Даже если кто-то откровенную глупость говорил, все равно было интересно: пытался понять, смысл найти.

С годами процесс изучения среды в основном завершился, круг общения устоялся. Большинство моих контактов — в русскоязычной среде, однако есть и американцы, которых я могу назвать друзьями. Эти отношения складывались долго, на основе общих дел, взглядов. Общение с незнакомыми просто ради процесса мне уже давно неинтересно. Если нужно для дела, то я могу спокойно говорить о чем угодно с кем угодно.

Свежий пример неформального общения в рабочем коллективе: коллега съездил в отпуск в Италию, был в Риме, Неаполе, Флоренции. В первый день после отпуска делится впечатлениями, рядом человек 6 слушателей. Я тоже подошел: люблю рассказы о путешествиях. Разговор шел на тему сравнительного анализа ресторанов. Примерно так: «Мы в Риме были в таком-то месте, съели вот это, за столько-то. Потом в Неаполе мы съели то же самое, но дороже. А у нас в Чикаго это можно взять дешевле, но не очень вкусно…» Минут через 10 мне надоело, я ушел.

«Барьер общения» я для себя давно преодолел, это не было очень трудно. Только за этим барьером ничего такого интересного нет. Общение для души — роскошь, которой много не бывает».

Подобные чувства знакомы большинству мигрантов во многих странах Запада, независимо от континента (Европа или Северная Америка). Приведу мои впечатления. Внимание: дальше следует не пиар, но пример! Вот уже 14 лет, как я живу в Австрии. Окончила с отличием австрийский университет. Работаю многие годы врачом в областной больнице. Свободно владею несколькими языками. В социальном, материальном, общественном и правовом статусе я ничем не отличаюсь от средних слоёв австрийского населения. Всего добивалась честно, без связей и знакомств. Мой немецкий — без акцента: немногие распознают по языку, что я не из австрийцев. Большинство друзей и знакомых — местные. После многих терний и кропотливой работы меня наконец-то принимают за свою. О чудо! Никто уже не в силах распознать моего происхождения. Удаётся понимать с полуслова их шутки и намёки, ловко пересыпая чужеземную речь изысканными цитатами. В общем, считаюсь уважаемым гражданином их страны. В западном смысле слова — я полностью состоявшийся человек. Но это всё до поры до времени. Как только люди в разговоре узнают о моём русском происхождении (а я его не скрываю), их отношение ко мне резко меняется. И речь здесь идёт не о вежливости — в ней не отказать любому среднестатистическому европейцу. После первого минутного удивления моментально меняется выражение глаз и лица собеседника. Оно выдаёт гамму мыслей с такой амплитудой: от «что ей конкретно от меня надо?» до «чего она сейчас выкинет?» Затем в их речи сразу появляются надменно-поучительные нотки. Люди начинают с сожалением сетовать на то, как плохо живётся всем нам (русским, украинцам, белорусам, дагестанцам, чеченцам и далее по списку), и на то, какие плохие у нас в стране политика и экономика. Потом они переходят на то, что при Советском Союзе было, мол, ещё хуже и сколько мы тогда всего натерпелись. С этого момента и в последующих разговорах австрийцы начинают снисходительно поучать вас, причём, не важно, о чём идёт речь: о культуре или здоровье, политике или литературе. При этом они всегда дают понять, что разбираются во всём лучше, совершенно не стесняясь собственной некомпетентности во многих аспектах. В общем, всем своим видом они открыто демонстрируют собственное превосходство. Хорошо это или плохо? Безусловно, хорошо для тех, кто изо всех сил стремится стать «цивилизованным» европейцем. Он будет с благодарностью воспринимать любую информацию и с готовностью забывать то, чему он научился «в прошлой жизни». Безусловно, плохо для тех, кто не считает себя и свой народ «недочеловеками» и не нуждается в нравоучениях, заставляющих пренебрегать ранее приобретёнными знаниями и ценностями. Какое место между этими двумя полюсами займёте вы?

Вот некоторые выдержки из исследований по медицинской психологии, относительно вопросов эмиграции:

«Миграционный опыт как источник психогении:

В социологии существует множество определений понятия «миграция». А. Treibel (1990, S. 21) определяет миграцию как «запланированный на длительное время или ставший длительным добровольный переезд в другое общество или в другой регион отдельных людей или групп». Уточнение «добровольный» исключает из данного определения такие явления, как принудительная высылка или беженство. Еще более обобщенное определение миграции дает Немецкий Союз Общественного и Индивидуального Обеспечения: «Миграция… является обобщающим определением процессов переселения отдельных лиц и групп за пределы национальных границ» (Deutscher Verein fur Offentliche und Private Fursorge, 1997, S. 646).

В последние десятилетия в специальной литературе все чаще обсуждается проблема миграции как фактора, способствующего развитию психических заболеваний у людей, поменявших культурную и социальную среду. D. Czycholl (1997, S. 121) рассматривает миграцию как «глубокий биографический перелом» («Einschnitt» — нем.), который часто несет с собой радикальные изменения многих сфер жизни и является сложным для психологической переработки. Grinberg L. & Grinberg R. (1990, S. 28) усматривают в миграции «значительные потери… исключительно значимых и ценных объектов», таких как близкие люди, вещи, места, язык, культура, традиции, климат, иногда профессия, общественные и экономические установки и т. д. Особенно критически миграция отражается на людях, переезжающих в одиночку, без семьи. Нередко случается и такое, что семейные отношения мигрантов, переезжающих семьями, рушатся под воздействием психологической перегрузки, вызванной миграцией. Это влечет за собой потерю не только привычной среды, но и наиболее значимых отношений с другими (Czycholl D., Перевод с немецкого Е. М. 1999, S. 233).

Качество и значение той патогенной психической нагрузки, которую несет в себе миграция, многие авторы обобщают в понятии «отрыв от корней» («Entwurzelung» — нем.). Человек, оторванный от корней, теряет свои инстинктивные и духовные связи с окружающим его миром. То, к чему он привык, его рассуждения, представления, понятия, оценки, чувства и действия теряют свое значение и должны быть переосмыслены, изменены в новом контексте. Таким образом, миграция представляет собой социальное и психическое событие, прерывающее нормальное течение жизни и требующее от человека огромного напряжения, связанного с приспособлением к новым жизненным условиям. Отрыв от привычного жизненного контекста происходит чаще всего резко, в то время как достижение внутренней дистанции по отношению к старому, привычному общественному укладу с его социальными и культурными связями требует длительного времени и связано чаще всего с серьезными внутренними конфликтами (Tuna S., 1999).

Стиль жизни в новой культурной среде с иными нормами и иными формами межличностных и семейных отношений может вести к неуверенности. Неуверенность и беспомощность являются вообще спутниками новых жизненных условий, особенно когда в результате миграции некоторые вещи и ситуации оцениваются неадекватно или когда большие ожидания, связанные с новой Родиной, не оправдываются. Ухудшение материального положения и условий жизни, характерное для начального этапа жизни в новой стране, ведет к неудовлетворенности. Если этот период затягивается, последствиями может стать потеря общественного статуса и социальных связей, что в свою очередь приводит к глубокому экзистенциальному кризису. Недоверие и предрассудки местных жителей в сочетании с языковым барьером приводят к одиночеству и изоляции, что может повлечь за собой психические расстройства (Tuna S., 1999; Weisbrod Т., 2001).

R. Strobl & W. Kilhnel (2000) относятся также к числу авторов, усматривающих связь между психической патологией и миграцией как критическим событием жизни. Они называют две типичных формы реакции на неудовлетворение и жизненные трудности, связанные с миграцией: с одной стороны, девиации и делинквентность[10] как нанесение вреда окружающей среде и социальным нормам, с другой стороны, психические и психосоматические расстройства как нанесение вреда самому себе и собственным нормам. Авторы эмпирически подтверждают предположение, что женщины реагируют на такое критическое событие в жизни, как миграция, скорее увеличением жалоб психического и психосоматического характера, тогда как мужчинам более характерно девиантное поведение, в том числе алкоголизм и наркомания. Все эти критические стратегии преодоления R. Strobl & W. Ktihnel (2000) расценивают как порожденные расстройством идентификации, недостатком чувства собственного достоинства, неуверенностью и страхами перед будущим у мигрантов.[11]

Считаю важным привести фрагменты из исследования, посвящённого проблемам интеграции русских немцев юношеского возраста в Германии. По большому счёту, с теми же сложностями сталкивается множество эмигрантов разных возрастов, выходцев из бывшего Советского Союза:

«Несмотря на растущее количество русских немцев юношеского возраста в Германии, государство не выделяет соответствующих средств, для необходимой поддержки в изучении языка. В связи с напряжённым бюджетом финансирование языковых программ будет далее сокращено. Теперь переселенцам выделяются только 6 месяцев для изучения немецкого языка. В 70-х — 80-х годах предлагались 12–15 месячные курсы, в поздние 80-е -10-ти месячные курсы, а до конца 1993 года они длились 8 месяцев».

Потеря ориентации

Молодые переселенцы выросли в совершенно другой общественной системе и в их окружении присутствовали совсем другие привычки и модели действий. В стране, откуда они прибыли всё было для них знакомым и понятным, в сложных ситуациях они обращались за информацией к родителям или к взрослым из их окружения. В Германии их родители или близкие перестали быть для них опорой, поскольку сами оказались в стадии ориентации и не могут объяснить многих вещей. Молодёжь часто не знает, что им здесь, в Германии делать или как им себя вести. Например, какое образование им получать или чем заниматься в свободное время. В этом скрывается причина того, что они теряют ориентировку.

Образование анклавов

Многие знакомства и родственные отношения, которые возникли во временных местах пребывания для переселенцев, оказывают притягивающее влияние и приводят к тому, что люди поселяются именно в тех жилых кварталах, где уже живут многие из их соотечественников.

Жилые кварталы, заселённые преимущественно людьми, приезжающими из стран СНГ, часто называются местными жителями «Малая Сибирь» или «Новый Казахстан».

В связи со сложившейся жилищной ситуацией не вызывает удивления тот факт, что многие общины жалуются на нарастающие конфликты в данных районах. Таким образом развивается враждебность по отношению к русским немцам и к диспропорции в сторону детей переселенцев во многих школах, что осложняет возможность нормального преподавания. Если в этих районах города присутствует высокий процент безработицы и низкий материальный уровень, то это усиливает частоту возникновения проблем с алкоголем и наркотиками. (Далее в статье обсуждаются проявления насилия со стороны таких подростков в Германии — Я. С.).

Проблемы с самоидентификацией

В связи с несоответствием между этническим самосознанием, этнической принадлежностью и видимыми с обеих сторон культурными различиями у молодёжи возникает личностный конфликт.

Даже когда этническая принадлежность не играет большой роли, всё равно переселенцам юношеского возраста приходится с ней сталкиваться в процессе интеграции. Они должны решить, кто они: русские, немцы или всего понемногу. Как раз этот выбор и является наиболее трудным, ибо многие юноши и девушки не знают, к чему они принадлежат. Найти свой ответ на этот вопрос крайне трудно, поскольку окружающие их родители, учителя, административные служащие, друзья из состава местного населения и просто соотечественники выражают (неточное слово) диаметрально противоположные мнения.

Желание быть немцем среди немцев в большинстве случаев невыполнимо. Русские немцы проявляют себя как русские по множеству деталей. В связи с этим их и рассматривают как русских. Постоянные объяснения и доказательства, что они немцы, а также прогрессирующее отторжение в своей среде утомляют и делают равнодушными. Поэтому всё больше русских немцев юношеского возраста сами называют себя «русскими» и перенимают, таким образом, навязанную им терминологию.

Это ожидание и надежда молодых переселенцев, что им удастся, как немцам, добиться большего признания, лучше встроиться в общество и достичь более высокого социального статуса, чем другие группы переселенцев, вызывают впоследствии особую форму разочарования, которая способна усиливать ненормальное поведение.

Некоторые исследования доказывают, что русские немцы юношеского возраста старше 16 лет чаще всего сталкиваются с боязливостью, неуверенностью, пониженной самооценкой и в результате со страхом перед экзаменами, нежеланием учиться в школе, страхом общения и другими ярко выраженными страхами (сообщает региональная служба немецкого Отдела по Борьбе с вредными пристрастиями г. Штутгарт)» (Немецкоязычный оригинал текста приведён в приложении 1).[12]

Так достаточно ли хороших знаний языка, чтобы легко преодолеть барьер в общении, влиться в западное общество, преодолеть неприязненное отношение к себе и найти своё место в новом социуме? Вы не нашли ответа?

Подробнее к этим вопросам мы ещё вернёмся в мифе № 9.


Миф № 3
На Западе нет взяток и коррупции


Пояснение мифа: взятка — принимаемые должностным лицом материальные ценности, или какая-либо имущественная выгода, или услуги за действие (или наоборот бездействие), в интересах взяткодателя, которое это лицо могло или должно было совершить в силу своего служебного положения. Взятки являются одним из проявлений коррупции. Считается, что на Западе нет взяток и практически нет коррупции.


«Конечно же, в высших кругах Европы и США, случается порой такое, что без дачи взяток не обходится. Но в обычной среде, в каждодневном быту простых жителей западного общества такого точно не происходит. А мы люди маленькие. Так что сможем честно добиться всего, чего добиваемся». Узнаёте? Довольно-таки распространённое мнение. Сразу отставим в сторону вопрос достижения необходимых и желаемых результатов путём протекции, или, попросту — связей. Так как западное общество имеет традиционно сложившиеся многовековые «внутриклановые» или «внутрисемейные» порядки, то связи играют на Западе чуть ли не большую роль, чем на всём советском и постсоветском пространстве. Поэтому эту тему я затрагивать не буду.

Австрия. Предположим, что иммигрант, уже преодолевший первые языковые и адаптивные барьеры, сталкивается с необходимостью уладить любого рода бюрократическую формальность (оформление документов на себя или детей, приглашение родственников, принятие на работу и т. д.). Он приходит в нужное учреждение, где его встречает широко улыбающийся административный служащий.

«Нужен документ — нет проблем, мы его выдадим сейчас же! Только нужно подтвердить подлинность подаваемых Вами документов. Для этого зайдите в кабинет № 1, поставьте легализующие печати на каждую из предоставленных Вами бумаг и заплатите сборы по «Х» евро за каждый документ. Потом возвращайтесь. Уже вернулись? Как хорошо! Теперь дайте справку, что Вы на Родине не привлекались, не женились, не «сидели», не болели и т. д. Нет такой справки? Ай-ай-ай! Ну, ничего, садитесь, пишите: «Я, господин N, на Родине не привлекался, не женился, не «сидел», не болел». Теперь бегите к нотариусу и заверьте Вашу подпись. Этого будет достаточно. Сколько стоит? Если побежите в горсуд, там сборы за заверение «Y» евро, но это за четыре квартала отсюда, вы не успеете, да и очередь там. А вот напротив — частный нотариус, к которому все от нас ходят. У него сборы за заверение подписи составляют «Y x 4», зато это близко, и Вы точно успеете. Заверили? Отлично! Вот Ваш документ. Только на него нужно поставить печать в кабинете № 2. Заплатите сборы в кассу в размере «Z» евро и идите за печатью, за неё платить отдельно».

Вроде бы всё делается честно, быстро и, главное, крайне вежливо. Так вежливо, что человек выходит из учреждения слегка охмелевший от радости. Зато когда он открывает кошелёк и посчитывает сумму сборов, потраченных на одну бумажку, то хмель слетает моментально. Сумма оказывается до того круглой, что глаза лезут из орбит. От скольких обедов придётся отказаться бедному иммигранту?

Курьёзная история. Когда мне для оформления одного из документов в городе Грац (Австрия) потребовалось свидетельство о высшем образовании, я положила на стол оригинал моего диплома об окончании Университета того же города Грац, полученный в том же году, когда я подавала документы. Моему изумлению не было конца, когда служащий потребовал от меня заверить печатью подлинность моего диплома в соседнем кабинете, заплатив предварительно за заверение. В соседней комнате проверили оплаченный чек и, без лишних размышлений, «проштамповали» мой бедный диплом. Так, на моём дипломе за мои же деньги появилась непривлекательная наклейка с печатью, подтверждающая его подлинность. Храню как память и доказательство. И это даже не бюрократия. Такое явление встречается повсеместно в большинстве сфер административной жизни. Это то, что вполне можно было бы обозначить как «узаконенные взятки».[13] Так или не так?

Германия. Что же пишет по поводу коррупции в Германии немецкий журнал «Фокус» в своей статье «Учёная степень. 100 профессоров заподозрены в коррупции»? Как показывает статья, они не столько заподозрены, сколько разоблачены. И это «в Германии, которую нам не перестают ставить в пример как образец неподкупности и законопослушания, коррупция разъела десятки знаменитых университетов».[14] В журнале шла речь о поступлении в Кёльнскую прокуратуру коллективного иска сразу против 100 профессоров из университетов Франкфурта, Тюбингена, Лейпцига, Ростока, Йены, Бейройта, Ингольштата, Гамбурга, Ганновера, Билефельда, Хагена, Кёльна и Берлина. Заслуженные профессора всех факультетов — от медицинского и юридического до экономического и инженерного — брали взятки в размере от 4000 до 20 000 евро, чтобы не очень способные, но очень желающие получить кандидатскую или докторскую степень в итоге её получали. Далее статья описывает, каким образом «учёные мужи» получали эти взятки. Никаких конвертиков с желанным содержимым никто не давал. Все «надлежащие» деньги переводились на счет некоего исследовательского института, а институт переводил их потом профессорам. «Впрочем, на этом «цивилизованном» посреднике взяточники, судя по всему, и погорели».[15] Наконец, «Фокус» сообщает, что два человека, непосредственно причастные к делу, осуждены на три с половиной года заключения, один из них с наложением денежного штрафа (немецкоязычный оригинал текста приведён в приложении 2).[16] Далее можно прочесть возмущённые комментарии немецких граждан, что имена упомянутой сотни профессоров не преданы огласке. А как же демократия, совершенно справедливо спросите вы? Подробно к вопросам демократии мы ещё вернёмся в мифе № 14.

Вот только некоторые выдержки из статьи, опубликованной в 2006 году на интернет-портале Немецкая Волна (Deutsche Welle):

«Пьер Леви, глава французской компании Faurecia, второго по величине в Европе поставщика комплектующих для автомобильной промышленности, признал, что с 2001 года сотрудники его фирмы давали взятки немецким менеджерам из автостроительных концернов Volkswagen и BMW, и Леви об этом знал. После этого признания Леви ушел в отставку. Но это не единственный случай. И не только в автомобилестроении. Участившиеся в последнее время сообщения о коррупции в крупных немецких компаниях заставляют, по меньшей мере, сомневаться в безгрешности западного делового мира. BMW и DaimlerChrysler, Siemens и Karstadt, Audi и Volkswagen — все эти флагманы немецкого бизнеса попали на первые страницы газет по одной и той же причине: в коррупции были уличены топ-менеджеры концернов — члены правления или высокопоставленные сотрудники.».[17]

США. В Америке есть такой господин — Род Благоевич, бывший губернатор штата Иллинойс, занимавший пост с 2002 года в течение более 6 лет.

Немного о нём:

«9 декабря 2008. Благоевич арестован за нарушение федерального закона.

Губернатор Род Благоевич и его управляющий делами Джон Харрис сегодня были арестованы агентами ФБР за дела, которые федеральный прокурор Патрик Фитцджеральд назвал «беспрецедентным» уровнем коррупции, включающим широкую систему взяток в руководстве штата Иллинойс..

Благоевич обвиняется в широком преступном сговоре, включающем попытки продать свободное место избранного президента Барака Обамы в Сенате США или обменять его на финансовые блага для себя и своей жены.

Благоевич также обвиняется в том, что требовал средства на избирательную кампанию в обмен на последующие официальные акции.

Сегодня утром Благоевич помещен под домашний арест в своем доме в районе Норт Сайд (North Side), завтрашний день рождения будет для него невеселым.»[18]

«17 августа 2010. Суд над Благоевичем.

Род Благоевич едва спасается. Бывший губернатор признан виновным по одному эпизоду. Присяжные не смогли прийти к соглашению по остальным обвинениям.

Процесс продолжается со скрипом.

Присяжные признали Благоевича виновным в даче ложных показаний ФБР, но не смогли вынести вердикт по остальным 23 эпизодам, включая рэкет, взяточничество и подлог.»[19]

«2 мая 2011. Вступительные заявления сторон на повторном процессе Благоевича.

Обвинитель провел визуальную презентацию, поясняющую коррупционные схемы.

Адвокат заявил, что, кроме разговоров, никаких доказательств нет.

К присяге приведены новые присяжные: 12 основных и 6 запасных.

Первым свидетелем обвинения будет агент ФБР, который расскажет о секретном прослушивании телефонных разговоров Благоевича.

Следующим будет бывший помощник губернатора Джон Харрис, который уже свидетельствовал на прошлом процессе по эпизоду о продаже сенатского места…»[20]

(Подробности — См. приложение 3.)

Такого рода факты и случаи можно было бы перечислять ещё долго. Но нужно ли? Тот, кого вопрос взяток и коррупции на Западе серьёзно интересует, уже должен был составить себе представление о нём. А для того, кому это неинтересно, дополнительные факты также окажутся бесполезными.


Миф № 4
Запад востребует мой творческий потенциал, мои способности как ученого, я смогу профессионально реализоваться



Пояснение мифа: уехав на Запад, человек сможет найти себе достойную работу, соответствующую его образованию и реализоваться в профессиональном плане. Тем более, если этот человек — учёный.


Поскольку данная тема узкопрофессиональная и обтекаемая, то в ней придётся опираться в основном на впечатления и личный опыт эмигрантов. Сразу скажу, что приводимые в этой книге тексты в рубрике «Из писем эмигрантов» не являются единичными переживаниями. Когда я собирала материалы для кншиги, мне писали в открытый форум множество людей из разных стран Европы, Северной Америки и из Израиля. При этом никто из них не опровергал то, что говорили другие, наоборот — из многих уголков западного мира приходили подтверждения одних и тех же фактов.

Несомненно то, что некоторые люди, уехавшие за границу по приглашению на работу в научных центрах, институтах и лабораториях, нашли свою «нишу» и отлично себя чувствуют. Они работают в той сфере, в которой разбираются, и получают приемлемую зарплату (если даже не сказать высокую, по сравнению с их прежними окладами). Но, надобно честно признаться, столь удачливых «трудящихся» — абсолютное меньшинство. Каким образом они на самом деле попадают в определённые «научные программы», эти люди, как правило, рассказывать не любят. Большинству же наших сограждан попасть на такие рабочие места, мягко говоря, «не светит» никогда. Университетское образование, высокая квалификация, опыт работы по своей специальности не являются для граждан бывшего Советского Союза пропуском для профессиональной реализации на Западе. Скорее наоборот. Они часто служат препятствием при трудоустройстве. Когда иммигрант, который совсем потерял надежду наняться на работу по специальности, подаёт свои документы и дипломы на любую другую должность (часто как-то связанную с его образованием), то нередко получает следующий ответ: «Вы для нас слишком высококвалифицированны». По-немецки этот термин звучит ещё резче — «überqualifiziert», что, приблизительно соответствуют русскому выражению «Больно умный!». По произнесении такой приговор начинает «излучать радиацию», ибо человека регулярно «отфутболивают» с одного места на другое с тем же диагнозом. Не буду говорить обо всех странах Запада, но в Австрии, названный процесс чрезвычайно актуален.

Из писем эмигрантов:

Канада. «И вот приезжает молодой кандидат наук на Запад и до старости корчится постдоком,[21] думая, что вносит вклад в мировую науку. Должность постдока дают обычно на 2–3, максимум на 4 года, потом надо искать новую работу. В Канаде университеты не платят постдокам пенсионные взносы, в отличие от тех, кто работает на постоянной должности.

Некоторые, конечно, быстро раскусывают, что их используют как лаборантов, и превращаются в обычных членов общества потребления с потухшим взглядом. Крайне немногие добиваются позиции профессора, и на этом их жизнь заканчивается: нет свободного времени, их душит административная деятельность, дикая конкуренция за гранты и рутина. Стресс, стресс, стресс. Они не успевают накопить деньги на пенсию, их ждет унылая старость. Работа без выходных и по вечерам — лишь бы не выбросили с этой лодки. Единицы добиваются успеха. Один из таких добившихся успеха, мой знакомый русский профессор (Full Professor) после выхода на пенсию в Канаде принял решение вернуться жить в Москву.

Многим невдомек, что Запад ждет их с распростертыми объятьями не только как лаборантов, но и как морских свинок. Запад, изучает нас как осколки великой державы, составляет подробный портрет российского научного работника, вникая во все отклонения от нормы, выявляя малейшие слабые точки нашей коллективной личности. И он будет использовать в будущем эти слабые точки, чтобы бить по России. Многие мои соотечественники, вероятно, не чувствуя себя в полной безопасности, полностью замыкаются в себе, позволяя раскрыться себе только в семейных отношениях или «имея фан» (предаваясь удовольствиям. — прим Я. С.). Я их не виню. Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива.

А вот, еще миф среди тех, кто не по рабочей визе уезжает, а эмигрирует. «Я — умный или умная, найду работу, и будут меня с моим высшим образованием на этой работе ценить». В результате, годами, а иногда и всю жизнь, эти люди с высшим образованием работают уборщицами в чужих квартирах и офисах. Знаю таких женщин. Одна из них на вопрос, чем занимается, ответила: «Клиню я».[22] Я сначала не поняла, переспросила даже, а она за долгие годы так и не смогла освоить английский, а в Прибалтике раньше преподавала в музыкальном училище, прекрасно знает русскую литературу. Знаю мужчину, который раньше был доцентом в одной из республик СССР (преподавал то ли политэкономию, то ли что-то такое), а в Канаде долгие годы развозил пиццу и выполнял первую попавшуюся грязную работу. Жена его тоже доцентом была. Здесь учит детишек по субботам русскому языку, чтобы не сойти с ума…»

От себя добавлю, мне известно множество таких случаев в Австрии. Люди с высшим образованием убирают в чужих домах и моют унитазы, подносят в ресторанах еду и выпивку захмелевшей публике, работают дворниками и посудомойками. Например, одна моя знакомая, оперирующий врач, с многолетним стажем и богатым опытом работы в России, работает долгие годы в Макдональдсе. А есть и такие, кто попадает в криминальную среду. Жить-то надо!

А теперь спросите себя честно и откровенно: «Насколько велики мои шансы профессионально реализоваться на Западе?»


Миф № 5
На Западе высокое качество жилья и нет коммуналок

Жилой дом «в сердце Европы» — г. Грац, Австрия

Пояснение мифа: в странах Запада добротное, качественное жильё, построенное согласно всем современным нормам, вне зависимости от того, квартира это или частный дом.


Уж кто только не поминал «добрым» словом жильё на постсоветском пространстве! И плохо, и тесно, и грязно, и построено абы как. Надобно честно признаться: многие из них правы. Особенно разговорчивыми становятся люди, когда речь заходит о коммуналках. С неприкрытой иронией вспоминают некоторые, каким несуразным и глупым изобретением были коммунальные квартиры. Скольким людям они испортили жизнь. Мало кто вспоминает о том, что в в свое время коммуналки решали большую историческую задачу, обеспечив многих людей хоть каким-то человеческим жильем взамен землянок, подвалов и бараков.

То ли дело на Западе, там, мол, всё — для человека, включая жильё. А о таких глупостях, как коммуналки, в западных странах знают только по анекдотам о русских. И лишь небольшая часть жителей бывшего Союза с ностальгией вспоминает былое житьё всем миром в общих квартирах. А как же всё-таки обстоит дело с жилищным вопросом на Западе? Попробуем обратиться к отзывам самих эмигрантов, которые с радостью поделились своими впечатлениями по заданной теме.

Из писем эмигрантов:

Канада. «Здесь есть, конечно, симпатичные дома, но средний дом в Канаде низкого качества. Я бы сказала, дома здесь часто картонные[23] (наблюдала строительство, начиная с экскавационныхработ). Каменных домов практически нет. В среднем канадском доме невозможно чувствовать себя как в своей крепости. Стеклянные двери. Однажды я сняла комнату в очень симпатичном доме. Каково же было мое изумление, когда оказалось, что через вентиляционное отверстие из соседней комнаты проникает свет в мою. Про звукоизоляцию вообще молчу. Если снимать квартиру (в Калгари), то в «апартмент-комплексах» (дом с жилыми квартирами для съёма. — прим. Я. С.) часто низкие потолки, убогие кухни, при этом стоимость «one bedroom[24]» в среднем $950 в месяц плюс электричество. Если дешевле, то это совсем убогая квартира. Помню, встретила в церкви переселенцев то ли с Украины, то ли из России, не помню точно. Они с горечью говорили: «Как мы скучаем по нашей квартире! Здесь таких нет»».

Швейцария. «В Швейцарии то же самое. Я снимала три разные квартиры в трех разных городах (Лозанне и двух поменьше) — везде стены картонные, двери тоже. Без преувеличения. Смеяться, громко слушать музыку или телевизор, разговаривать в полный голос (не то что кричать) нельзя. Соседи нажалуются в полицию, та пришлет штраф. Все всегда разговаривают вполголоса — и даже при этом слышно каждое слово. Как-то раз соседа сверху тошнило после вечеринки (извините за подробности) — все было прекрасно слышно.

Вообще, о швейцарском жилье можно говорить долго. Оно на 65 % (!) съемное.[25] Квартплата (примерно от 1000 франков в месяц) имеет свойство повышаться. Обязательно платится ежегодная страховка от пожара. Квартиросъемщик, как правило, ничего не может менять в квартире, в которой живет. Если царапаешь пол, стены — штраф. Ни о каких самовольных ремонтах, перепланировках, смене окон, полов, обоев, любимых россиянами, речи нет. Не представляю, как люди живут годами и ничего не царапают. Любую мелочь, типа установки спутниковой антенны, нужно согласовывать с консьержем.

Планировки. Во-первых, студии. Может, кому-то нравится жить на кухне, совмещенной с коридором и комнатой, засыпать под капанье крана и шум холодильника, пропитывать запахом еды мебель и одежду, лично мне — нет. С ностальгией я вспоминала свою хрущевку-однушку, где были маленький, но коридор и отдельная кухня. Вообще, там популярно все совмещенное. Квартира, которую преподносят как 2,5-комнатную, по факту оказывается однокомнатной с огромным залом-коридором-кухней и отделенной кладовой почему-то с окном. Все встречавшиеся мне туалеты были совмещенные, как у нас в «хрущевках», и часто без ванной — только душ.

И «на сладкое»: особенность швейцарского быта — стирка всем подъездом в одной стиральной машине по расписанию. Да-да, и это не в социальном жилье, а в нормальных домах. Стоят 1–2 стиральные машины в подвале и сушилка. Консьерж составляет расписание — пара часов в неделю на его усмотрение. Если у тебя в эти часы работа или учёба, то это твои проблемы. Ночью стирать нельзя: шумно. Задерживаться со стиркой нельзя даже на 15 минут (ну, это в Швейцарии во всем) — могут остановить стирку и выложить твое белье куда угодно. Кстати, и «постирушка», и сушилка платные. Чтобы постирать, нужно или вставить специальную карточку (следить, чтоб на ней были деньги), или забрасывать монетки (мне приходилось держать запас мелочи). На русскоязычном форуме (swisstok.ch) кто-то жаловался, что стирает после бабки, которая запихивает в машинку собачий коврик, — приходится потом шерсть выгребать. Это, честно говоря, для меня явилось квинтэссенцией идиотизма и убожествазападного существования. И эти люди учат нас культуре обслуживания и уважению к частной жизни!»

Смешно! Страны разные, а порядки одни.

Теперь об Австрии: Я жила несколько лет в девятиэтажном доме, где снимали квартиры только врачи и медперсонал. Люди, мягко говоря, не самого низкого достатка. На весь дом — четыре стиральные машины в подвале! Платить, как и в Швейцарии: или монетками, или по карточке. Если не успел вовремя вытащить из машины бельё, ищи его вываленным в кучу где-то по периметру подвала. Таких домов во всей Австрии более чем достаточно.

Что касается коммуналок и высокого качества жилья: я часто навещала одного моего друга, студента, который приехал на учёбу по программе обмена студентами между Россией и Австрией. Он снимал жильё вдвоём с другом в однокомнатном, мокром, заплесневелом подвале, где всегда пахнет гнилью, по серым стенам непрерывно подтекает жидкость и во всех углах цветёт похожий на мох грибок. Что там «Дети подземелья» у Короленко! Это — Европа XXI века! Комнатушка от силы 10 кв.м. с крохотным запотевшим оконцем под потолком переходит в кухню площадью около 2–3 кв. м, причём часть кухни — душ, отгороженный занавеской. Просто из стены торчит шланг, с помощью которого можно мыться. Туалет — один на несколько таких коммуналок в подъезде. Стиральной машины нет в принципе. Маленького бойлера с горячей водой хватает на то, чтобы быстро помыться одному человеку. Потом полдня нужно ждать, пока вода нагреется с помощью электричества. Поэтому ребята носили тюки с грязным бельём для стирки к друзьям или в местные общежития, затем забирали постиранное в рюкзаки и развешивали его в своей затхлой комнатушке. У одного из них стали сильно выпадать волосы и посерели зубы, он часто простужался и всё время кашлял. При этом хозяйка, которая сдавала несколько таких «конур» в подвале, сама обитала над квартирантами в шикарной трёхэтажной вилле. Так жили многие из моих друзей, надо сказать, за довольно немалые деньги.

Вообще, Плесень с большой буквы — национальная особенность Австрии. Без неё не обходится ни одно жильё, ни один, даже самый новый и дорогой, дом. Через какое-то время после обживания помещений в них появляется чёрный или зелёный грибок, который размножается быстрее, чем его успевают уничтожать. Тому жилью, в котором меньше солнца, особенно не везёт. В один прекрасный день ничего не подозревающее население решает передвинуть мебель и с ужасом обнаруживает за шкафами и полками живую, почти что говорящую серо-зелёную поросль. Она красиво бархатится и отсвечивает разными тонами. Если ошарашенные жильцы по глупости вызовут хозяина арендуемого жилья, то он с гневом объяснит, что всему виной сами квартиросъёмщики: они «накапливали» влагу в помещениях и слишком мало проветривали их. Затем он вкатит высокий штраф и заставит незадачливых жильцов делать ремонт за свой счёт. Я много лет размышляла, почему почти никогда не сталкивалась с таким явлением на Родине, но наблюдала его в любых квартирах или домах Австрии. Ответ достаточно прост: у них нет ГОСТов на строительство домов. Точнее, нигде не прописано обязательное встраивание вентиляции в жилые помещения. От вентиляции отказываются повсеместно, в целях экономии отопления, и дружно, всей страной погрязают в плесени. Как пел Высоцкий: «Смешно, да не до смеха».

Из писем эмигрантов:

Канада. «Кстати, когда поминают недобрым словом советские коммуналки, то сразу скажу, что коммуналок на Западе не меньше, а может, и больше. Так как я высылала приличный кусок своей зарплаты семье в родной город, то долго жила в коммуналках. Четыре из снимаемых мной квартир были коммунальными, где жили т. н. roommates (люди, снимающие квартиру в складчину. — прим. Я. С.). Среди моих соседей были две кореянки с бойфрендами (ухажёрами. — прим. Я. С.), приходящими по ночам, одна филиппинка, три канадца, одна канадка, китаец и русская студентка-криминолог с дочкой. Еще один раз я жила в крохотной комнатушке над рестораном, где перед окном был промышленный вентилятор, выключавшийся даже не каждую ночь. Один мой знакомый зашел в гости и огорошено спросил: «Как можно жить в прихожей?». Сейчас, правда, я живу в приличной отдельной квартире, но накопить ничего не удается вообще. Дорого».

США. «В Северной Америке 90 % жилья из фанеры, которое разваливается при ураганном ветре и приходит в негодность и без ветра… Коммуналок, в нашем понимании, нет, зато есть трущобы, вагончики, подвалы и целые микрорайоны, где нормальный человек жить не сможет. В Канаде это менее выражено, а вот её южный сосед США — это действительно страна контрастов. Я работал в Онтарио и Квебеке на перевозках мебели, а США исколесил, как водитель-дальнобойщик, так, что знаю, о чем говорю».

Очень печально читать такие письма. Особенно, когда переживания эмигрантов из разных стран и, даже разных континентов невероятно похожи друг на друга. Каким будет ваше жильё после отъезда на Запад? Быть может, вам повезёт? Хотите проверить на собственном опыте?


Миф № 6
Ипотеки на Западе выгодные и доступные в отличие от российских

Любимое место романтиков — Бакадассе, Италия

Пояснение мифа: предоставление ипотечного кредита на жильё в западных странах — это процедура, которую может себе позволить любой человек со средним заработком. Жилищное кредитование на Западе выгодно и доступно для любого клиента.


В России и в некоторых бывших союзных республиках этот вопрос является на данный момент очень болезненным. Люди не могут позволить себе купить жилье даже в кредит на пару десятков лет. Всё чаще слышны голоса: «А вот на Западе всё гораздо выгодней и доступнее! Там может любой работающий человек позволить себе ипотечный кредит на жильё». На самом деле, с ипотеками не всё так просто, как кажется. Где-то они, безусловно, доступнее, чем на постсоветском пространстве. Где-то их легче получить. В этом мифе, так же как и во всех остальных, мы никоим образом не собираемся касаться всех стран Запада. Предоставим только ту информацию, которой располагаем, чтобы показать читателю, что в этом вопросе не может быть однозначного мнения по типу: «У них — хорошо, у нас — плохо».

Займёмся простой арифметикой. Давайте посмотрим существующие сейчас в России усреднённые данные, касающиеся ипотечного кредитования. Что говорит нам один из самых популярных российских ресурсов «IPOhelp», он же «Ипотека шаг за шагом»: «Ипотечные ставки. Проценты ипотеки.

Ставка ипотеки — ключевой фактор при выборе ипотечной программы. На момент создания нашей книги ипотечные ставки находились в диапазоне 7–12 % по валютным кредитам и 9–16 % по кредитам в рублях. Это самый низкий уровень ставок за всю историю российской ипотеки.»[26]

По данным Сбербанка России процентные ставки — 8,8–12,1 % по валютным кредитам и 9,5–14 % и по кредитам в рублях. То есть показатели соизмеримые.

В то же время процентные ставки по вкладам «Депозит Сбербанка России» для физических лиц в рублях и валюте длительностью на 2–3 года, по данным Сбербанка России (частные банки я сознательно, по многим причинам, не беру в пример), на момент 2011 года составляют 2,9–6,00 % годовых. Если сравнить со ставками ипотечного кредитования, то получается чуть меньше половины.

Теперь возьмём, например, Австрию. Финансовый портал Австрии проводит сравнительную оценку по процентам жилищного кредитования сроком от 10 лет. Установленный процент по жилищному кредиту варьирует в диапазоне 3,5–5,6 %.

А процентные ставки по депозитным вкладам для физических лиц в евро длительностью на 2 года по сравнительным данным австрийских банков составляют 1,6–2,750 % годовых. Если сравнить со ставками ипотечного кредитования, то, как вы видите, тоже получается чуть меньше половины.

О чём нам это говорит? О том, что банковская система диктует и проводит в жизнь, в принципе, одни и те же правила и соотношения, независимо от страны функционирования. Иначе банки не были бы самой востребованной и феноменально процветающей системой — при любых обстоятельствах во всём мире.

Внесём немного разнообразия в пресный мир подсчётов.

Из писем эмигрантов:

Великобритания. «Треть британцев готова уехать из страны для избавления от ипотечных долгов.

37 процентов жителей Великобритании признались, что готовы были бы уехать из страны только для того, чтобы избавиться от ипотечных долгов, сообщает портал About property. Об этом говорят результаты исследования, проведенного компанией HiFX. Согласно данным HiFX, наиболее склонны к этому британцы в возрасте от 25 до 34 лет. Страны, которые рассматриваются ими в качестве возможного места жительства — Франция, Испания, Канада и США.

Более того, только 28 процентов опрошенных сообщили, что довольны экономической ситуацией в стране. Цены на жилье, и без того высокие, продолжают расти. Напомним, в июле 2010 года средняя цена первого дома, который покупали британцы, превышала 210 тысяч фунтов стерлингов.

Ежемесячные ипотечные платежи достигают 75 процентов среднего заработка жителя Великобритании после уплаты налогов. У каждого пятого британца, вышедшего на пенсию, все еще имеется задолженность по ипотеке, достигающая в некоторых случаях 50 тысяч фунтов».

США. Ипотечная индустрия США является двигателем экономики и важным фактором устойчивости финансовой системы. Под каждую ипотеку взятую американцами, правительство выпускает казначейские обязательства (bonds) с различными сроками погашения. Эти обязательства пользуются большим спросом у правительств таких стран, как Китай, Индия, Россия и многие другие.

Примерно до 2002 года рынок ипотек был весьма ограничен из-за строгих правил выдачи кредитов. Существовали так называемые «первичные» (prime) и «вторичные» (subprime) заемщики.

К категории prime относились люди, которые имеют отличную кредитную историю, всегда вовремя расплачиваются по коммунальным платежам, ссудам и кредитным картам. Для prime давались ипотеки по самым низким ставкам, существующим на текущий момент, риск по таким кредитам считался низким.

К категории subprime относились те, кто имел на своем счету задолженности, банкротства, не очень высокий доход и не очень стабильную работу. Такие люди могли получить ипотеку с большими трудностями и по ставке в 1,5–2 раза выше, чем для prime. Для многих из них собственное жилье оставалось недостижимой мечтой, они могли только снимать квартиру.

Переход из одной категории в другую возможен был только в направлении понижения, то есть из prime в subprime, обратное было практически невозможно.

Ситуация изменилась в 2004 году, когда Исполнительный директор Федеральной Ипотечной Ассоциации «Фэни Мэй» (Fannie Mae) Франклин Рэйнс (Franklin Raines) выдвинул идею снижения требований к заемщикам, известную как «Программа A-minus». В результате на рынок недвижимости хлынула новая волна заемщиков из категории subprime, что в свою очередь привело к повышению цен на недвижимость.

Частные компании, работающие на ипотечном рынке, вынуждены были поддержать инициативу Fannie Mae и вводить свои собственные программы выдачи кредитов по сниженным требованиям.

Компании, первыми начавшие играть по новым правилам, сделали огромную прибыль, но в это же самое время в стране стремительно росло количество ипотечных задолженностей, вместе с прибылями увеличивались и риски. На рынке ценных бумаг большую популярность приобрел обмен кредитными обязательствами (credit swaps). Финансовые компании старались избавиться от кредитов повышенного риска, выданных заемщикам из категории subprime, и перепродать их другим организациям. Рынок ценных бумаг оказался перенасыщен подобными кредитными обязательствами. Многие компании утеряли контроль над ситуацией и над своей собственной финансовой отчетностью.

Первый тревожный звонок прозвенел в начале 2007 года, когда о своем банкротстве объявила компания Mortgage Lenders Network, которая в третьем квартале 2006 года выдала subprime-кредитов на сумму $31.3 миллиарда.[27]

Вслед за ним объявила о закрытии всех операций компания American Brokers Conduit, входившая в десятку крупнейших кредиторов Америки в 2005 году.

Волна банкротств, слияний и поглощений, увольнений работников накрыла более тысячи ипотечных компаний.[28]

В середине 2008 года объявили о своем банкротстве крупнейшие банки Lehman Brothers,[29] Bear Stearns,[30] Merrill Lynch.[31] Финансовые аудиты показали, что банки не могут расплатиться по своим обязательствам, связанным с subprime-кредитами, а также выявили многочисленные факты нарушения правил ведения отчетности.

В начале 2009 года правительство запретило выдачу subprime-кредитов без тщательной проверки доходов и вернулось к старым правилам выдачи ипотек.

Чтобы как-то облегчить последствия кризиса для простых домовладельцев, администрация Обамы приняла «Программу доступного жилья» (Making Home Affordable Program — MHA).

Вот что говорится на правительственном сайте, посвященном программе MHA: «Программа является ключевой частью стратегии помощи домовладельцам в том, чтобы избежать потерь домов, стабилизировать рынок недвижимости и улучшить экономическую ситуацию в стране. Домовладельцы могут снизить свои месячные ипотечные платежи и получить более стабильные ссуды по низким процентным ставкам, действующим на сегодняшний день. Те домовладельцы, которые больше не хотят или не могут содержать свои дома, получают возможность разрешения ситуации без полной утраты прав на дом».[32]

Один из сайтов по торговле недвижимостью дает пояснения по программе: «Программа президента Обамы «Доступное жилье» позволяет, как никогда легко, получить ипотеку по фиксированной ставке 2 %. Правительство выделяет $75 миллиардов на помощь домовладельцам, испытывающим финансовые затруднения с ежемесячной оплатой по ипотеке. Те, кто воспользуется этой программой, смогут не потерять свой дом и сэкономить много денег».[33]

Программа «Доступное Жилье» включает в себя несколько направлений для помощи разным категориям нуждающихся:

«Выберите, какая программа правительства подходит для вас?

Программа доступного перефинансирования (Home Affordable Refinance). Если ипотека не превышает 105 % от рыночной стоимости дома, домовладелец все-таки может получить финансирование по низкой процентной ставке.

Программа помощи безработным домовладельцам (Home Affordable Unemployment Program). Домовладельцы, оставшиеся без работы, могут получить отсрочку по ипотечным платежам на время поиска новой работы.

Программа «Доступная Модификация» (Home Affordable Modification Program). Если ипотечные платежи превышают 31 % месячного дохода, то домовладелец может получить новую, т. н. «модифицированную», ипотеку.»[34]

В тексте не случайно выделено слово может (may). В английском языке в таких случаях подразумевается «может, но не всегда получит».

Несмотря на требования правительства, банки часто не спешат оказывать помощь домовладельцам с повышенным риском, а предпочитают спускать программу на тормозах и искать свою выгоду. Вот что иногда происходит с программой «Доступная модификация» (HAMP):

«Вашингтон. Через десять месяцев после того, как администрация Обамы стала оказывать давление на кредиторов, требуя принять какие-то меры для предотвращения потерь людьми своих домов, многие отчаявшиеся домовладельцы вынуждены принимать самые невыгодные условия, но они все равно не получают никакой помощи, а некоторые даже обнаруживают, что их дома проданы безо всякого предупреждения.

Эти заемщики, богатые и бедные, выбрали временные «модификации» своих ипотек, заплатили за все процедуры только затем, чтобы узнать, часто из посторонних источников, что им не дадут никакой помощи.

Сколько таких — трудно сказать. Банки, участвующие в правительственной программе «Доступная модификация», не дают правительству информацию, кто получил отказ и по какой причине. На сегодняшний день было сделано 759 000 временных модификаций ипотек, только 31 382 из них были преобразованы в постоянные новые ипотеки. Это составляет 4 % — во многие разы ниже цели, заявленной президентом Обамой, а именно — 75 %.

На заявке по участию в программе Обамы, которую заполняют домовладельцы, внизу мелким шрифтом написано, что снижение месячных платежей предоставляется только на три месяца. В течение этого срока банк решает вопрос о предоставлении постоянной помощи, при этом заемщики должны отказаться от важных прав на уведомление. Последнее правило позволяет банкам прервать ссудный договор без письменного уведомления и выставить дом на аукцион без всякого предупреждения».[35]

Далее статья рассказывает о злоключениях 58-летней жительницы Калифорнии, чей дом был продан с аукциона, о котором она даже не знала, и как однажды к ней пришли люди, представившиеся ей новыми хозяевами.

Свидетельствует Тэд Ролл, домовладелец, потерявший работу в апреле 2009 года и пытавшийся получить помощь по программе MHA у банка Чейз. Приводим здесь статью с сокращениями:

«На самом деле эта программа существует для политического прикрытия таких банков, как Чейз. Они специально дают домовладельцам отговорки и затягивают процесс, добиваясь потери прав на дом. На конец 2009 года только 4 % домовладельцев, подававших заявку, получили какую-то помощь. К июню 2010 года большинство из этих «счастливых» четырех процентов все равно потеряли свои дома, поскольку размер полученной помощи был слишком мал.

Когда я впервые пришел в отделение Чейз банка и объяснил свою ситуацию, служащая мне сказала: «Как человек, недавно потерявший работу, а следовательно, и существенную часть дохода, Вы идеально соответствуете требованиям программы MHA. Однако Вы обязаны вносить ипотечные платежи вовремя, иначе вы потеряете право пользования программой».

Я аккуратно заполнил все формы, сделал копии необходимых финансовых документов и отправил все в новый ссудный центр в Колорадо, который банк специально открыл для программы MHA. В пакете было 100 листов.

Это был январь.

Примерно через месяц Чейз прислал мне письмо с требованием тех же документов, которые я уже отправил. Я был озадачен.

Это повторялось снова и снова. Они подтверждали получение документа, а потом требовали его опять.

Я позвонил в марте. Счастливый день! После отсылки 318 листов документов моя заявка была наконец-то принята.

Увы, апрель принес новые печали. Опять письмо из банка: оформление моей заявки все еще не закончено.

Я опять послал пакет документов вместе с угрожающим письмом о том, что пожалуюсь моему конгрессмену, если безобразие не прекратится.

Что же дальше? Демократия сработала! Через одну неделю, 18 мая, я получил отказ по моему заявлению. Официальная причина отказа: я не пострадал от потери дохода.

Искреннее восхищение вызывает у меня безжалостный цинизм руководства Чейз банка, задумавшего создать целый ложный ссудный отдел, который служит укреплению общественного престижа банка, но, на самом деле, только сводит домовладельцев с ума и помогает им расставаться со своими домами».[36]

В работе над этим материалом нам помогал специалист по ипотеке Михаил Пипко из Бостона, он работает в этом бизнесе уже 14 лет и многое повидал. Михаил считает, что истинный смысл кризиса состоял в переделе крупной собственности и что, в отличие от Европы, передел произошел без крупных беспорядков. Разорение старых домовладельцев и снижение цены на недвижимость позволят привлечь на ипотечный рынок новых заемщиков — вчерашних выпускников университетов, которые возьмут новые ипотеки, позволяющие в свою очередь правительству США выпустить новые казначейские обязательства, которые можно продать Китаю, Индии и России.

Мы находимся на спаде волны, скоро начнется подъем. Счастье простых домовладельцев в том, чтобы поймать волну.

Израиль. В заключение этого небольшого, но информативного раздела приведу некоторые выдержки из пособия по получению ипотечной ссуды в Израиле автора Юрия Боголюбова:

«ИПОТЕЧНЫЙ БАНК (БАНК ЛЕ МАШКАНТАОТ)

Оставим в стороне различные банковские программы, экономические расчёты и виды льгот. Дело в том, что, даже очень хорошо изучив теорию и зная всё о том, что вам положено, вы не всегда можете это получить. Во-первых, процесс оформления ипотечной ссуды в Израиле достаточно сложен, не случайно на него отводится не менее полутора месяцев. Не зная различных его нюансов, а порой и подводных камней, можно допустить ошибку, которая обойдётся вам в десятки тысяч шекелей в том или ином виде. Во-вторых, работник банка, с которым вы непосредственно имеете дело при оформлении документов, хотя и знает все тонкости, но является лицом заинтересованным. При определённых обстоятельствах у него может быть некоторая личная, в том числе и материальная, заинтересованность выдать ссуду на условиях максимально выгодных банку, но невыгодных для вас. Кроме этого, работник банка не просто служащий, оформляющий бумаги, а профессиональный «иш мехирот» — человек, занимающийся продажей, как рекламный или страховой агент. Он изучал различные технологии сбыта, психологию потенциальных клиентов — короче, он знает, как вас подловить, внешне при этом оставаясь защитником ваших интересов. Поэтому, переступая порог любого банка, вы должны помнить об одном: директор банка виллу себе уже построил, а защита ваших интересов — дело исключительно ваше. Банк — это место, где не только можно, но и нужно торговаться, и гораздо сильнее, чем на рынке, покупая огурцы… Надеемся, что эта книга поможет кому-то избежать ошибок, а кому-то понять, где, когда и как его профессионально обработали…»[37]

Не нужно забывать, что программы банковского кредитования во всех странах Запада были придуманы не для облегчения жизни населения, а всегда являлись одним из факторов, позволяющих банку сделать дополнительную прибыль. В случае с жилищным кредитованием, тот, кто с завистью и надеждой смотрит на Запад, забывает о старой знакомой истине: «Хорошо там, где нас нет».


Миф № 7
Повсеместное страхование на Западе обеспечивает покрытие вынужденных расходов за счет страховок



Пояснение мифа: развитая система страховых услуг позволяет не бояться за завтрашний день. Что бы с Вами ни случилось — болезнь, автомобильная авария, судебный процесс — Ваше благосостояние не пошатнется, бремя непосильных расходов страховая компания возьмет на себя.

Из воспоминаний авторов:

Австрия. «В Европе не только очень популярна, но и совершенно необходима так называемая правовая или юридическая страховка. Она нужна, чтобы оплатить услуги адвоката, расходы на судебные издержки (пошлины, гонорары экспертов, расходы свидетелей и переводчиков), если эти расходы не несёт противоположная сторона; расходы на адвоката противоположной стороны, в случае проигрыша судебного процесса; и залог до 50 000,00 евро. Заключается договор со страховой компанией, выплачивается ежемесячный, отнюдь не малый, взнос (если в страховку включить все возможные составные, то её стоимость превысит 500 евро в год), и вы можете спать совершенно спокойно. Так или не так? Не совсем так.

Эта страховка начинает действовать через 3–12 месяцев (в зависимости от необходимых составных) с момента заключения страхового договора. То есть если вы четыре месяца честно выплачиваете взносы, а на пятый вам срочно нужна правовая защита, то как тогда? Печальные обстоятельства произошли слишком рано?

Но я, собственно, даже не об этом. Согласно договору, юридическая страховка покрывает стоимость консультаций адвоката с частотой 6–12 раз в году, то есть, раз в 1–2 месяца, в зависимости от договора. Оказывается, если вам посчастливится оказаться, с одной стороны, человеком, недостаточно знающим законы, а с другой стороны, человеком, которого периодически обманывают, обворовывают, притесняют и прочее, то вас ожидает большой сюрприз.

Приведу личный пример: на протяжении пяти лет мы с мужем честно платили взносы правовой страховки. За это время нас притеснял бывший хозяин квартиры; два раза торговые фирмы забрасывали нас счетами об оплате по несуществующим договорам; у нас обнулились существенные вклады в облигации, так как компания оказалась финансовой пирамидой; нам не выплатили, согласно договору, причитающиеся деньги, и, наконец, моему мужу, пианисту по профессии, размозжил пальцы на руке какой-то агрессивный парень. Мы честно ходили на юридические консультации. За пять лет около восьми раз. До судебных разбирательств дело ни разу не дошло. Большинство юристов понимающе качали головами, слушая наш рассказ, и говорили примерно одну и ту же фразу: «Вы правы и с человеческой, и даже с юридической точки зрения. Мы совершенно с вами согласны, но в этом случае, к сожалению, ничем не можем помочь!» Потом они дружелюбно прощались и требовали у страховой фирмы уплаты за юридическую консультацию. В один прекрасный день нам сообщили, что расходы на нас слишком высоки и страховка хочет со своей стороны расторгнуть контракт. Оказывается, в 31-листном договоре мелким шрифтом в статье 15, пункт 3.2. прописано, что страховая компания имеет право сама расторгнуть контракт в течение одного месяца, если расходы превышают определённые границы (какие границы, не конкретизировано). Какие расходы? От восьмикратной консультации юриста в течение пяти лет? Без судебных разбирательств? А как же прописанные выше расходы, которые, согласно контракту, должна перенимать страховка? Интересно вычислить, во сколько нам обошлись взносы за пять лет и вычесть из них сумму расходов на консультации адвоката. Как там в песне: «Кто-то теряет, а кто-то находит…».

Если страховая фирма сама расторгла контракт с вами, это невероятно усложняет возможность заключения нового страхового контракта. Расторжение ложится чёрным, неотмывающимся пятном на страхуемого. Он становится кем-то вроде изгоя в «дружелюбной» среде застрахованного мира.

Наша компания сообщила, что если мы не хотим быть «выброшенными», то обязаны согласиться на «выравнивание стоимости» ежемесячных взносов. Хороший термин. Выравнивание в нашем случае составило чуть больше 100 % от исходной величины взноса. Не выровняешь — пошёл вон! Как говорят на Украине: «Бачили очи, шо куповалы, иште, хоть повылазьте!»


Но страховые сферы бывают разными, равно как и возможности страхования. Рассмотрим другие примеры.

США. День 11 Сентября 2001 года стал для многих в США трагедией, но кое для кого появился повод поправить свои дела. Приведем здесь с сокращениями статью Кристофера Браухли, юриста из города Болдер, штат Колорадо. Статья опубликована 19 мая 2005:

«Как страховые компании эксплуатировали 11 Сентября.

Одним из последствий 9/11 стало ограничение свободы людей в Соединенных Штатах в виде новых запретов, законов и санкций, эти же события развязали руки Конгрессу для совершения таких дел, которые никто в здравом уме и не подумал бы разрешить до этого бесславного дня. Одним из знаков этой новой свободы стало Постановление о Страховании Террористического Риска (Terrorism Risk Insurance Act) 2002 года.

9/11 стоило страховым компаниям более $40 миллиардов, история еще не знала единовременных убытков такого масштаба. Такие потери страховщикам не понравились, и, из личного интереса, они решили, что правительство должно что-то сделать, что бы это никогда не повторилось.

На первый взгляд, казалось необычным, что страховые компании просят правительство влезать в свои внутренние дела. Страховые компании — это большой бизнес, а большой бизнес гордится системой свободного рынка, которая работает лучше всего, когда правительство не вмешивается в жизнь людей и корпораций. Однако в этом случае страховщики готовы были сделать исключение, поскольку то, что они просили, влияло на размер их прибыли, а большой бизнес готов поступиться принципами, когда просит правительство сделать что-то для своего обогащения.

Страховые компании заявили, что без помощи Конгресса (значит, налогоплательщиков) они отказываются страховать компании от терроризма. Они рассуждали так, что поскольку в событиях 9/11 нет их вины, то и ничего неэтичного нет в том, чтобы обратиться за помощью к Конгрессу. Так родилось Постановление о Страховании Террористического Риска (Terrorism Risk Insurance Act) 2002.

Постановление предписывает, что в случае новой террористической атаки страховые компании обязаны оплатить только первые $10 миллиардов убытков. Кроме этого, в 2003 году, они ответственны за страховой платеж в размере 7 % страховых взносов, полученных за предыдущий год. Размер этого платежа увеличивается до 10 % в 2004 году и 15 % в 2005 году. За все остальные расходы должны отвечать налогоплательщики, оплачивая 90 % убытков, превосходящих $10 миллиардов, до $90 миллиардов включительно. В 2004 году доля участия налогоплательщиков снижается до $87.5 миллиардов а в 2005 — до $85 миллиардов. Важно помнить о том, что действие Постановления кончается в 2005 году. Этого страховая индустрия боится больше, чем новой террористической атаки.

Чтобы смягчить свои опасения, страховые компании внесли $36 миллионов в избирательный фонд обоих кандидатов на последних президентских выборах и теперь надеются, что хорошие люди ответят за добро добром, оставив в силе и усовершенствовав Постановление 2002 года. Действие постановления должно распространиться на страхование жизни, автомобилей и домов, а также бизнесов. Интересно, что, по сведениям Американской Федерации Потребителей (Consumer Federation of America), за первое полугодие 2002 года прибыль индустрии страхования увеличилась на 66.4 %, что позволяет говорить о том, что последствия 9/11 были для страховщиков не такими ужасными, как для многих других.

Конечно, страховые дельцы не настолько тупы, чтобы уверять всех, что они нуждаются в защите, потому что им недостаточно увеличения прибыли на 66.4 % (это после страховых выплат более чем на $40 миллиардов). Они просто объясняют, что если правительство не заставит налогоплательщиков взять на себя расходы по страхованию убытков от терроризма, то компании будут вообще отказываться страховать от подобной опасности и, в конечном счете, проигравшими окажутся все. Весьма мрачная перспектива для налогоплательщиков, правительства и Конгресса».[38]

И, несмотря на легкое волнение, они, конечно же, получили, что хотели: 26 декабря 2007 года действие Постановления было продлено до 31 декабря 2014.[39]

Да, скажет читатель, терроризм — это ужасно, но меня гораздо больше волнует проза жизни: насморк и зубная боль, детские болезни, дорога на работу и домой, мой автомобиль…

Поговорим об автомобильных страховках. Тема богатая. Есть много хороших страховок. Нет, неправильно! Все страховки очень хороши до тех пор, пока вы ездите аккуратно, не нарушаете правил и не попадаете в аварии. Для страховой компании Вы самый желанный клиент, страховой договор регулярно перезаключается, цена снижается. Однако, когда дорожные неприятности все-таки случаются, то идиллия кончается и сразу становится ясно, кто чего стоит.

Из писем эмигрантов:

США. «Моя жена много лет аккуратно водила машину. Однажды случилось несчастье, она попала в аварию, причем не по своей вине, второй участник с места происшествия скрылся. К счастью, данное происшествие обошлось без последствий для здоровья, но машина не подлежала восстановлению. Наша страховая компания выплатила стоимость разбитой машины. Размер компенсации был вполне достаточен, чтобы купить новую машину примерно такого же класса. В тот момент я испытывал чувство искренней благодарности к страховому агенту и к компании в целом.

Однако через месяц мы получили уведомление о том, что договор о нашей страховке расторгается. В качестве аргумента было названо отсутствие бизнес выгоды (business reasons). Тут я искренне недоумевал — за что? После того, что произошло, я был вполне готов к повышению цены страховки. Да, конечно, они сейчас потратились, но это было первое подобное происшествие за много лет. Мы бы продолжали ездить, они бы продолжали получать свои деньги, но нет: «business reasons» — и точка.

В результате упорных поисков мы нашли новую страховку по двойной цене, жизнь постепенно вошла в нормальную колею».

За каждое нарушение правил в США стоимость автомобильной страховки при перезаключении договора возрастает. Она возрастает даже в том случае, если нарушение не привело к аварии, то есть водитель, превысивший скорость, платит дважды: первый раз — полицейский штраф, второй раз — повышение стоимости страховки. Скоростной режим на дорогах регулируется властями штата, а про нежную дружбу власти и большого бизнеса мы уже слышали.

Во многих штатах ограничение скорости на автострадах настолько низкое, что не нарушать правила просто невозможно, то есть останавливай любую машину и выписывай штраф, превышение скорости всегда будет налицо.

«Страховые компании играют в этой ситуации (необоснованно низких ограничений скорости) огромную роль. Они говорят, что малые скорости сохраняют жизни. Это откровенная ложь. Они поддерживают низкие ограничения скорости потому, что знают: люди все равно не будут их соблюдать и станут получать штрафы за превышение скорости, а страховщики, в свою очередь, будут повышать им расценки. Если допустить, что смысл страховки в том, чтобы покрывать необычные риски, то каждая наценка за превышение скорости — это чистая прибыль, поскольку нет ничего необычного в том, чтобы нарушать необоснованно низкое ограничение скорости. Некоторые страховые компании используют эту прибыль для покупки полицейских радаров и лазерных пушек, потом передают их полиции бесплатно! У полиции всегда не хватает денег, так что они рады таким подаркам, с ними они готовы «наводить порядок на дорогах». За счет повышения страховых расценок стоимость таких подарков окупается менее чем за год. (Цена полицейских радаров составляет около $1200, лазерных пушек — $3800 за штуку). Каждое устройство продолжает служить и приносить чистый доход еще от 3 до 5 лет. Очень недурная прибыль для законного продукта. В каком еще бизнесе можно управлять доходами таким необычным образом?»[40]

Можно порадоваться тому, что иногда на американской земле случаются и победы здравого смысла над продажностью.

15 апреля 2011 года Палата представителей штата Техас приняла закон о повышении разрешенной скорости на новых автострадах штата с 80 до 85 миль в час (со 128 до 136 км/ч). Закон был принят, несмотря на серьезное противодействие представителей страховой индустрии, которые заявили, что увеличение разрешенной скорости приведет к увеличению жертв дорожных происшествий. Между тем Национальное Управление по безопасности движения (National Highway Traffic Safety Administration) объявило, что за прошлый год дорожная смертность в Техасе снизилась на 7 %. Теперь новый закон Техаса должен быть одобрен Сенатом и подписан губернатором.[41]

Будем надеяться, что Сенат поддержит и не поддастся давлению большого бизнеса, а водители не дадут повода страховым дельцам позлорадствовать: «Ага! Мы же предупреждали!»

Даже самые крепкие люди иногда нуждаются в помощи врача. Между пациентом и врачом на Западе почти всегда стоит Её Величество Страховка. Именно она превратилась в главное действующее лицо процесса лечения. В угоду Страховке больные порой выбирают из необходимого лечения самое-самое необходимое, а врачи превращаются в обычных бизнесменов в белых халатах.

Из воспоминаний авторов:

Австрия. «Страхование здоровья — в Австрии явление обязательное и повсеместное. Примерно до середины двухтысячных годов большинство населения страны платило ежемесячные взносы — студенты около 20 евро/месяц, а остальные, согласно постановлению от 2006 года (§ 45/1 ASVG), от 75 до 255 евро/месяц — в территориальную больничную страховую кассу. Эта касса обеспечивала стопроцентное покрытие расходов на посещения врача, больничное лечение и многие лечебные назначения. Примерно с 2005 года в стране началось планомерный вынужденный перевод служащих из ведения территориальной больничной кассы в другие страховые кассы. Это проводилось примерно таким способом: «Хочешь работать на этом месте — переходи в другую страховую кассу. Нет? Тогда не обессудь!..» В других кассах ежемесячные взносы остались примерно такими же, зато к ним прибавилась 20 %-ное покрытие всех расходов на лечение у врачей. То есть раз в квартал людям стали приходить по почте счета, где были суммированы 20 процентов от расходов за посещения врачей всеми членами семьи. Если в семье было много человек, да ещё и были дети, которые имеют обыкновение регулярно болеть, то сумма вырастала до внушительных размеров. По всей стране проходили рекламные акции, что пресловутые «другие» кассы гораздо лучше, так как они покрывают значительную часть расходов на зубные пластинки, протезы и костыли, в отличие от территориальной страховой кассы. А если вашей семье, по счастью, не нужны пластинки, протезы и костыли, зато необходима чуть ли не каждый месяц врачебная помощь? Тогда придётся раскошеливаться, ибо услуги новой, навязанной вам страховой кассы покрывают только 80 % ваших расходов. Да и то не везде. Оплата за зубные пломбы и зубное лечение вообще полностью ложится на пациента».

Немного о зубном лечении:

«Когда я был ещё студентом в Австрии, со мной случилась как-то пренеприятнейшая история. Я пришёл к стоматологу с сильными болями. Тот сказал, что зубной нерв полностью повреждён и подлежит удалению. Спросил меня, делать ли мне местный наркоз. Я спросил: «А за это нужно платить дополнительно или страховка заплатит?» Доктор назвал недоступную по моим тогдашним меркам цену. Я сказал: «Я студент и у меня нет таких денег. Быть может, можно что-то придумать?» Доктор ответил: «Тогда будем делать без наркоза».

Вам когда-нибудь выдирали зубной нерв без наркоза? Мне пришлось это претерпеть. Не знаю, какому русскому врачу придёт такое в голову. Это что — наследие доктора Менгеле? Обычный австрийский стоматолог, каких много. С тех пор я панически боюсь всех без исключения зубных процедур.

Справедливости ради, следует сказать, что другой зубной врач, к которому я, спустя некоторое время, обратился, выслушав страшную историю, сказал, что не нужно волноваться, что он всегда будет делать мне наркоз, а по желанию — даже и тогда, когда наркоза и не требуется. Мы уже больше 12 лет живём в другом городе, за 150 км от того места, где работает этот врач, но я тем не менее до сих пор езжу со своими зубными проблемами только к нему».

Очевидно, доктор, удаливший нерв без наркоза, был лишен не только врачебной этики, но и элементарного здравого смысла. Мог бы предложить заплатить в рассрочку, а то и вообще сделать анестезию бесплатно. Его частная практика бы от этого не разорилась, а благодарный пациент продолжал бы к нему ходить и давать возможность заработать. Но закон есть закон: что не оплачивает страховка, будьте добры, отсчитайте сами. А потом по принципу: «Утром — деньги, вечером — стулья». Думаете, в других странах Запада дело обстоит иначе?

Из воспоминаний авторов:

Германия. Примерно то же самое: «У нас с мужем Techniker Krankenkassa» — это одна из лучших мед. страховых касс в Германии. Она стоит 14 % от заработной платы ежемесячно. Мне нужно было поставить коронку на зуб. Я пошла к врачу. Он посмотрел и выписал счет на 652 евро, из них страховая касса мило согласилась оплатить аж 122 евро. Остальное — самостоятельно. И я решила сделать коронку на Украине.

Но вопрос даже не обо мне. Для нас это, конечно, сумма, но, напрягшись, мы бы ее потянули. А ведь миллионы людей, даже граждан Германии, живут с чистым месячным доходом порядка 1000 евро (это для Германии совсем не много. — прим. Я. С.). И что делать в таком случае им? Да, конечно, можно написать слезное письмо страховке о том, что у меня нет денег, но это все решается по субъективному решению работников. Есть еще выход: поставить темную, металлическую коронку, которая бесплатная, но тогда — улыбаться категорически запрещено».

Из писем эмигрантов:

Израиль: «…За первые шесть лет, я успел поработать на восьми заводах (поначалу пришлось работать в самых тяжёлых условиях на предприятиях, имеющих дурную славу из-за своего отношения к простым рабочим), пока не попал на предприятие, выпускающее алюминиевый профиль, бывшее когда-то государственным заводом и потому сохранившее ещё какие-то остатки человеческого отношения к рабочим. Там, например, платили шикарную премию, составлявшую около 20 % от зарплаты, выдавали рабочую одежду, кофе для ночных смен, денежные подарки на крупные праздники и т. д. Работать бы и работать, но вот случилось несчастье…

В пять пятнадцать утра, идя на утреннюю смену, я поскользнулся на какой-то «банановой корке», упал и поломал ногу. Продолжить свою работу по состоянию здоровья я уже не мог. Травма оказалась серьёзной, и я получил постоянную инвалидность 20 %, благодаря усилиям адвоката, удалось выбить ещё 10 %, итого — 30 % инвалидности. В Израиле каждый человек застрахован в организации, называющейся «Битуах Леуми» (Национальное Страхование). Кроме того, существуют страховки от работодателя в случае травмы непосредственно в цеху, автогражданская ответственность в случае травмы на транспорте, коллективная страховка от потери трудоспособности «Мивтахим», действующая на некоторых предприятиях, и др. В моём случае, я мог претендовать на пенсию от «Национального Страхования» и пенсию по коллективной страховке «Мивтахим». От первой организации я стал получать пенсию почти без задержки, пришлось подождать всего полгода, а вторая страховая компания уже около года всё решает, сколько мне платить и нужно ли вообще это делать.

Каким образом должен существовать инвалид производства на 30 процентов от своей средней зарплаты (именно столько составляет моя пенсия от «Национального Страхования»), похоже, никого не интересует».

Жаль человека, но руководителей «Мивтахим» это действительно не интересует, они скорее могут быть обеспокоены тем, что клиент перестал платить страховые взносы.

В США есть такая организация — Американская Ассоциация за Правосудие (American Association for Justice). Это сообщество профессиональных юристов, ставящее своей целью судебную защиту интересов людей, получивших увечья в результате чужой небрежности. По роду своей работы юристы AAJ часто сталкиваются со страховыми компаниями.

Ассоциация провела масштабное исследование, в результате которого на свет появился список из 10 худших страховых компаний.[42]

Первую тройку в списке AAJ занимают следующие компании:

1. Allstate.

2. Unum.

3. AIG.

Allstate обвиняется в преднамеренном затягивании процесса, в отклонении справедливых страховых исков и преднамеренном занижении страховых выплат. Агентам Allstate было приказано врать клиентам, и они получали вознаграждение за снижение страховых выплат.[43]

Некоторые бывшие работники Unum заявили, что они были обязаны отклонять справедливые страховые требования, чтобы сэкономить деньги для компании.[44] Пытливый читатель, пользуясь приведенными ссылками, может самостоятельно ознакомиться с полным списком AAJ и всеми подвигами, которые числятся за этими уважаемыми организациями. Самое главное, что себя они не забывали. Средняя зарплата исполнительных директоров 10 компаний из списка AAJ за 2007 год составила около $9 миллионов.[45]

Как там провозгласила в своём альбоме группа «Ундервуд»? «Бабло побеждает зло». Этот лозунг могли бы с триумфом взять себе на вооружение западные страховые компании (конечно же, если бы они владели русским языком).

Без страховки на Западе человеку жить очень плохо, но и со страховкой зачастую не лучше. Придется несколько раз быть обманутым, терять трудовые деньги, тратить нервы и здоровье, разочаровываться и снова надеяться. Почти все люди, приезжающие в новую страну, проходят этот путь. Только после этого, да и то не ко всем, приходит понимание ситуации, спокойствие и способность безошибочно различать обман. Добро пожаловать на Дикий Запад!


Миф № 8
на западе умеют по-настоящему работать, не то, что наши «ленивцы»

Индустриальный район Чикаго — Chicago Industrial corridor

Пояснение мифа: западный образ жизни является гарантией высокого профессионализма, сознательного отношения к труду и отличного качества выполненной работы.


В те далекие годы, когда никто еще не слышал слова «перестройка», любимым героем советских юмористов был пьяный сантехник, неспособный починить раковину, нерадивый работяга, выпускающий брак, или ленивый работник жилконторы, отвечающий на все просьбы: «Зайдите через недельку». Люди смеялись остроумным шуткам, но иногда вздыхали — эх, вот если бы дело было где-нибудь во Франции, к нам пришел бы сантехник, аккуратно одетый, пахнущий не перегаром, а хорошим одеколоном, быстро устранил бы неисправность, на прощание поцеловал бы руку хозяйке….

«Утечка газа — вещь серьёзная. В нашем жилье отопление и горячая вода — за счёт газа. В одно прекрасное зимнее утро в доме отключились отопление и горячая вода. Мы бегали по этажам, проверяли газовую колонку, распределитель и все приборы. Никаких отклонений. Только на табло мигал значок поломки в системе. В последующие часы мы внимательно изучали инструкцию по эксплуатации всей отопительной системы, расшифровывали смысл значка о поломке. Тем временем температура в доме резко упала, из крана потекла ледяная вода, дети стали замерзать. Я позвонила в аварийную газовую службу. Рассказала, предупредила о возможной утечке газа. В аварийной службе мужчина сонным голосом ответил мне, что сейчас только началась суббота, и нужно позвонить в ремонтную службу в понедельник. Я опешила….»

Это, что? Письмо советских трудящихся в журнал «Крокодил»? Нет — 10-е годы XXI века, центр Европы, Австрия.

«…У нас поломка в газовой системе, возможна утечка, мы платим ежемесячные взносы и за сервис аварийных газовых служб тоже. В ответ на мои возмущения и просьбы о помощи мужчина невозмутимо сообщил, что он вообще сейчас находится не в городе, а кроме него, нам сегодня никто помочь не сможет. С отчаяньем я положила трубку. По счастью, за это время мой муж сам нашёл и устранил поломку. А если бы не нашёл?»

Из воспоминаний авторов:

Австрия. «На Западе умеют по-настоящему работать!» Я тоже так думала, когда уезжала. А теперь…

История о том, как мы достраивали наш дом (краткое содержание). Я звоню в строительную фирму и заказываю материалы и работников. Меня вежливо и дружелюбно благодарят за заказ и говорят, что на днях позвонит мастер, чтобы приехать и оценить объём работ. Проходит неделя, никто не появляется. Снова звоню в офис. В ответ: «Ах, извините, мы не успели! Прораб придёт завтра». Назавтра приходит мастер, осматривает, радуется, что заказ большой, говорит, что на днях нам позвонят и приедут работать. Проходит ещё неделя, звоню, спрашиваю. В ответ: «Ах, вы так важны нам как клиент, но у нас произошла накладка! Мастера приедут буквально на днях». Проходит следующая неделя. Звоню, ругаюсь. Спрашиваю, им что, не нужны деньги в период финансового кризиса, когда всеобщие заказы со стороны населения сходят на нет? На следующий день приезжают строители, делают работу. Такая, одинаковая, как под кальку, история у нас была со строителями, сантехниками, кафельщиками, электриками и телефонной службой».

В инженерных кругах тоже не все в порядке с профессионализмом. Великобритания. Как показало исследование консультационной строительной компании МакБайнс Купер (McBains Cooper),[46] уровень профессионализма в британской строительной отрасли неуклонно снижается. Многие специалисты ничего не слышали о введении в стране Еврокодов (Европейских строительных норм). Две трети инженеров слабо разбираются в Еврокодах и продолжают проектировать здания по старым британским стандартам.[47]

А как обстоят дела по другую сторону океана? Картина похожая.

Из писем эмигрантов:

США. «Мы купили новую мебель в «солидном» мебельном магазине. Домой весь гарнитур был доставлен в разобранном виде, сборка осуществлялась работниками магазина прямо на дому. После их ухода пришлось вымести из комнат кучи мусора, отчищать грязь с коврового покрытия и стен.

Петли и дверные ручки на новой мебели были приделаны криво, некоторые ручки начали отваливаться через неделю. Да, можно было звонить в магазин и чего-то требовать, но я решил, что проще будет переделать самому».

Сделать сам не каждый может, и тогда люди пишут жалобы, в век интернета это очень просто. Позвольте привести несколько выдержек из Сетевой Жалобной Книги. Антон Павлович Чехов получил бы богатый материал для новых рассказов.


«Нортхилл Констракшн Кампани, Майк Пизутто. (Northhill Construction Co Mike Pizutto).

Маунт Вернон, штат Вашингтон.

Майк обещал начать работу сразу после получения 50 % аванса. Как только мы заплатили, он исчез на две недели, сказал, что у него был запланирован отпуск. Через некоторое время пришли какие-то люди и разобрали нашу старую веранду и потоптали сад. Когда они стали делать новую веранду, выяснилось, что она меньше, чем мы договаривались, и не из тех материалов».[48]


«Компания Partsgateway.co.uk.

Я заказал у них крышку для радиатора автомобиля, они мне прислали совершенно не ту, что нужно. Позвонил по телефону, номер оказался неработающим, на электронные письма тоже никто не отвечает».[49]

Иногда жалобы поступают и на большие известные компании. Вот, например, авиакомпания Дельта опозорилась.

«Я летел из Оклахома-Сити через Атланту в Нью-Йорк. В Оклахоме мы заплатили $50 за два чемодана, сданных в багаж. У стойки регистрации нам объявили, что вылет из Атланты в Нью-Йорк задерживается на 5 часов. Обидно, но что делать, мы сдали чемоданы и ушли. После прилета в Атланту нам удалось попасть на более ранний рейс в Нью-Йорк. Нашего багажа в Нью-Йорке еще не было, я думал, что он прилетит вместе с задержанным рейсом, но ошибался. Багаж остался а Атланте, оказалось, что девочка у стойки регистрации в Оклахоме вообще не оформила отправку в Нью-Йорк. Началась долгая история по вызволению багажа из Атланты. Деньги за перевозку багажа нам так и не вернули».[50]

Что делать недовольному пассажиру? Гордо заявить: «Не буду я больше летать вашей Дельтой»? Вот напугал! Давно прошли те времена, когда хозяин бизнеса беспокоился о каждом недовольном клиенте. Нерадивую девочку из Дельты могут уволить, но та, что придет на ее место, будет не лучше. Майк Пизутто найдет других людей, за чей счет можно хорошо отдохнуть. Почему так происходит в «самой передовой экономической системе»? Над этим и другими вопросами размышляет Андрей Ваджра — киевский политолог и философ, в своей книге «Путь Зла. Запад: матрица глобальной гегемонии»:

«Производитель капиталистической эпохи безразличен к плодам своего труда, психологически он отстранен от них и стремится отдать им как можно меньше своих сил и времени. Его экономический успех определяется способностью быстро избавиться от созданного продукта путем продажи. Для современной экономики западного типа значение имеет только прибыль. На данный момент качество товара и услуг вторично. Аналитические структуры промышленных корпораций и «мозговые тресты» тратят огромные средства на разработку эффективных методик проведения рекламных кампаний (все больше напоминающих по своей сути и форме психические атаки), способных вынудить потребителя приобретать товар не только не нужный ему, но и заведомо низкого качества, который нередко несет угрозу здоровью и даже жизни людей».[51]

Этот труд стоит того, чтобы ознакомиться с ним полностью. Предлагаем любознательным читателям воспользоваться ссылкой в конце страницы.

А может, хотя бы люди благородных профессий показывают пример отношения к делу? Отнюдь…

«В июне 2000 года в Медицинский Центр Университета штата Вашингтон (г. Сиэттл) был доставлен 49-летний Дональд Чёрч, у которого была обнаружена опухоль в брюшной полости. Когда он выписался из госпиталя, опухоли не стало, но ее место занял металлический ретрактор (хирургический крючок). Доктора признались, что по ошибке забыли 13-дюймовый (около 33 см) крючок в животе пациента. Это был не первый подобный случай в медицинском центре, четыре похожих происшествия были зафиксированы в госпитале в период с 1997 по 2000 годы».[52]

«В Госпитале штата Род Айленд 82-летней женщине потребовалось операция по остановке внутричерепного кровотечения. Нейрохирург начал с просверливания отверстия на правой стороне головы пациентки, хотя рентген ясно показывал, что кровотечение происходит слева. К счастью, он вовремя увидел свою ошибку, заделал первое отверстие и начал сверлить второе, на этот раз на левой стороне. Пациентка после операции чувствовала себя удовлетворительно».[53]

Слесарь не ту гайку открутил, врач не в том месте голову просверлил — ничего, все люди могут ошибиться. Без ошибок работает только бухгалтерия, когда рассылает клиентам счета за услуги.

«С началом капиталистической эпохи и постепенным формированием тоталитарной экономической системы, целиком подчинившей целям своего существования современное общество, трудовая деятельность человека теряет свою естественную самодостаточность, индивид становится системным элементом, функционирующим по законам глобальной производственной мегаструктуры. В данных условиях смысл и цель его труда определяются не им самим, а неведомыми ему факторами, труд становится следствием внешнего принуждения, что приводит к его отчуждению».[54]

Говоря попросту, люди-винтики не видят в своей работе иного смысла, кроме получения зарплаты. И, честное слово, трудно бросить камень в чей-то огород, всем надо семью кормить, мы и сами такие.

Наиболее понятно описал этот процесс Карл Маркс в своих ранних работах — «Экономическо-философских рукописях 1844 года»: «В чем же заключается отчуждение труда? Во-первых, в том, что труд является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности; в том, что он в своем труде не утверждает себя, а отрицает, чувствует себя не счастливым, а несчастным, не развивает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свои духовные силы. Поэтому рабочий только вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя. У себя он тогда, когда он не работает; а когда он работает, он уже не у себя. В силу этого труд его не добровольный, а вынужденный; это — принудительный труд. Это не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения всяких других потребностей, но не потребности в труде. Отчужденность труда ясно сказывается в том, что, как только прекращается физическое или иное принуждение к труду, от труда бегут как от чумы. Внешний труд — труд, в процессе которого человек себя отчуждает, — есть принесение себя в жертву, самоистязание. И наконец, внешний характер труда проявляется для рабочего в том, что этот труд принадлежит не ему, а другому, и сам он в процессе труда принадлежит не себе, а другому».[55]

Наш старый знакомый Пьяный Сантехник оказался глобальным видом, живущим во многих странах и говорящим на многих языках. Он может появиться в образе электрика в робе, агента по недвижимости в щегольском костюме или врача в белом халате. Кем бы этот тип ни прикинулся, он всегда будет просить денег вперед и найдет массу уважительных причин, почему не может вам помочь. Если встретите его — гоните прочь!

И последнее: что, собственно, значит это утверждение — на Западе умеют по-настоящему работать? Как можно это оценить со стороны? Скорее всего, по результатам работы, скажете вы. И будете правы. Но какой ценой достигаются такие результаты? Что скрывается за красивой внешностью дорогих автомобилей и домов, за яркими упаковками и гладкими дорогами? Всегда ли условия работы в западных странах хорошие, честные, человечные или мы здесь тоже чего-то не знаем? Безусловно, есть достаточное количество иммигрантов, работающих в чистеньких офисах с кондиционерами и искренне верящих, что у остальных людей на Западе такие же условия работы. Давайте рассмотрим несколько примеров, когда это бывает не так.

Из писем эмигрантов:

Израиль. «С работой беда. Рабочие работают в разнос. Такие вещи, как гигиена труда, право на отдых, техника безопасности и др., находятся на зачаточном уровне. Работник бесправен. Хорошие профессионалы с местным образованием получают неплохие социальные условия, но часто рабочий день составляет 12 часов…

Поначалу пришлось работать в самых тяжёлых условиях, на предприятиях, имеющих дурную славу из-за своего отношения к простым рабочим. Первым моим заводом был Цаг (www.zag.co.il), выпускающий инструменты и оборудование из пластмассы. Работа — посменная, в три смены, выходной — раз в три недели, рабочий день — 8 часов, 6 дней в неделю, в субботу — 12 часов. Если рабочий хочет сделать себе выходной, кроме запланированного при пересмене, ему дают такую возможность, но для этого каждый раз нужно просить начальство. Никакого социального пакета не предусмотрено, так как это работа от агентства по найму временной рабочей силы. Время от времени приходилось наблюдать откровенное издевательство, когда начальник удваивал или утраивал обычный объём работы в единицу времени, включая дополнительные станки и вменяя в обязанность рабочему бегать от одной литьевой машины к другой, как метеор…»

Вот пример, опубликованный на сайте «Израильское право»:

«Правомерны ли действия администрации?

Вопрос: У нас на предприятии ввели «маскорет глобали»,[56] при этом требуют работать неограниченное количество часов, по 12–16 за один рабочий день. Правомерны ли действия администрации и как с ними бороться?

Ответ: Действия администрации незаконны. Через суд Вы можете требовать выплаты соответствующего эквивалента, включая сверхурочные часы.

Адвокат-нотариус Илья Вайсберг»[57]

Я представляю себе этого иммигранта из бывшего СССР, требующего у работодателя в Израиле выплаты эквивалента, включая сверхурочные. Нелегко ему придётся. Особенно при торжестве западного права (об этом подробнее в мифе № 19).

Из писем эмигрантов:

Австрия. «Друг работает в австрийском филиале одной из самых крупных в мире автомобилестроительных компаний «Магна Штаер» (Magna Steyr). Там следующие порядки: подписываешь рабочий контракт на 8 часов, работаешь по 10 часов в сутки. Положенный перерыв на обед — 30 минут, а позволяют отойти только на 15. В итоге рабочие сидят, извините, за подробность, на унитазе с бутербродом в руке. Если возмущаешься, уволят за милую душу. Конечно же, не за жалобы, а по сокращению кадров. Там регулярное перемещение рабочих из одного цеха в другой. Цех закрыли — трудящихся расформировали. Кому не нашли места — уволили. «Финансовый кризис, елки-палки. Уж извините! Конечно же, нам важно ваше мнение! Говорите на здоровье, у нас демократия! Только вот работы для вас, увы, пока что нет». В этой компании есть ещё такое удобное правило. Берут человека на работу. Первый год — пробный. То есть в любой момент могут уволить за оплошность. И увольняют регулярно работников до истечения первых девяти месяцев, поскольку после девятого месяца положено выдавать пособие по увольнению. По прошествии времени вполне могут взять того же, кого уволили, якобы из-за недостатка кадров. Дёшево и сердито…»

Ирландия. «В офисе моего нового работодателя царил полный хаос. Я перешла в эту фирму не столько потому, что они платили на 1000 фунтов в год больше, сколько потому, что они обещали сделать из нас, лингвистов, специалистов по технической поддержке (technical support). Но какое там… Люди приходили на рабочие места и уходили с них с такой скоростью, что им позавидовал бы сам Абебе Бикила.[58] Из-за такой текучки у фирмы не было времени как следует готовить новых работников к работе на телефоне — ознакомить их, как подобает, с продуктами, и пр. Вместо этого их бросали на телефон, как на амбразуру дзота. Мало тех, чья психика выдержит такую изощренную психическую атаку: когда по 8 часов в день 5 дней в неделю совершенно незнакомые тебе люди гневно обвиняют тебя по телефону в полной некомпетенции, а ты даже не имеешь права им рассказать, что происходит на самом деле! И народ — как раз именно поэтому! — бежал… Бежал в другие фирмы, иногда — массово, чуть ли не целыми отделами! Получался, своего рода, замкнутый круг: фирма была снова вынуждена набрать новичков, у которых не было даже и тех небольших навыков, которые с грехом пополам собственными усилиями успели приобрести убежавшие. И все повторялось по новой!

Кто это там у нас в годы перестройки вопил об «эффективности частных компаний?…»»[59]

«Ничем не сдерживаемое стремление к обладанию, однозначный выбор между «иметь или быть» в пользу «иметь», привели к тому, что индивидуальная жизнь современного западного обывателя оказалась в жестких рамках трудовой деятельности, поглотившей практически без остатка все его свободное время…

«Если современный индивид отчужден от того, что он называет «работа», выказывая интерес к ее результатам лишь в рамках рыночных отношений (где качество труда зависит сугубо от возможности его выгодной продажи), то его предки производили, как писал В. Зомбарт, «еще не меновые ценности (определенные чисто количественно), но исключительно потребительные блага, т. е. качественно различаемые вещи.»»[60]

Вот на такой «оптимистической» ноте можно закончить эту главу. Мы постарались быть честными, показав теневые стороны названной сферы, а мнение составлять будете вы.


Миф № 9
Западное общество терпимо к эмигрантам, и русские могут легко встроиться в западный социум

Пояснение мифа: европейцы — высокообразованные, воспитанные люди, которые живут по законам свободного демократического общества, где каждый человек достоин признания и уважения, независимо от его происхождения, вероисповедания и других подобных факторов.

Из писем эмигрантов:

Ирландия: «Сергей Михалков…. Когда-то в детстве я читал его книжку «От трёх до десяти», с его знаменитыми стихотворениями — про Фому, про дядю Стёпу. В том числе и одно стихотворение, которое я помню до сих пор

— «Сон». Оно врезалось в память потому, что тогда показалось мне довольно жутковатым. Но этот сон, к сожалению, стал явью:

«Мне снился сон, что я плыву —
Плыву во сне, как наяву:
В далекий край, к чужой земле,
На океанском корабле.
Везут, везут меня туда,
Чтоб там оставить навсегда!
Чужой на палубе народ —
Гуляет, курит, ест и пьет,
На мачте иностранный флаг,
И слышу я чужой язык,
И все вокруг меня не так,
Как я люблю,
Как я привык.
Не покупал билета я
На этот пароход!
За что в какие-то края
Он мальчика везет!
Не знаю, как,
Не знаю, где Я в этот трюм попал,
А только знаю: быть беде!
И я теперь пропал —
Без папы с мамой,
Без друзей,
Без Родины моей!
Смеется кто-то надо мной:
«Попался, пионер!»
А я хочу домой!
Домой!!
Домой в СССР!!!
И если только я смогу
 В чужом порту сбежать, —
Я убегу!
Я убегу!!
Меня не удержать!!!
И вдруг над самой головой
Такой знакомый звон:
Звонит будильник, сам не свой! —
Меня спасает он…
Как хорошо, что наяву
Я не в Америке живу!»

Билет я, конечно, не покупал — его мне купили дяди и тёти, которые хотели, как на картинке, красиво есть и пить. Будь они прокляты!»[61]


Насколько легко могут выходцы из бывшего Советского Союза встроиться, интегрироваться в западный социум? Будут они чувствовать себя чужими или нет? В чём состоят основные сложности на этом пути? Далее по тексту я постараюсь проанализировать две из возможных причин дискриминации иностранцев по национальному признаку в Германии.

Причина первая: несостоятельность немецкой адаптационной и интеграционной программ и, как следствие, культурная самоизоляция многих иностранцев, которая становится причиной негативного отношения местного населения по отношению ко всем иммигрантам.

После Второй мировой войны разрушенная Германия, имевшая значительную нехватку рабочей силы, приняла решение о временном привлечении на свою территорию эмигрантов. По некоторым политическим, экономическим и историческим причинам выбор пал на Турцию. И, уже с начала 60-х годов, приток турецких гастарбайтеров (от нем. Gastarbeiter) с каждым годом стал набирать значительные обороты. На сегодняшний день число людей с миграционным прошлым составляет 15 703 000 или 19,2 % всего населения страны. «24,8 % иностранцев с ненемецким гражданством — это турки, в абсолютных цифрах людей с турецким гражданством в Германии 1 790 560 (или 2,19 % от всего населения Германии). Из людей с миграционным прошлым 18,8 % или 3 014 000 человека имеют свои корни в Турции».[62] То есть всего в Германии проживают около 5 миллионов человек (почти 6 % населения), которые имеют отношение к Турции. В некоторых городах Германии турецкие семьи заселяют целые кварталы, и численность их диаспоры постоянно растет.

Турецкая культура, традиции и обычаи которой веками формировались под влиянием ислама, абсолютно новая, незнакомая и чуждая немецкому народу. Культурный код немцев корнями уходит в католицизм и протестантизм, однако в последние десятилетия немцы теряют то лучшее культурное наследие, которое накапливалось их предками, подменяя многовековые ценности модными веяниями и течениями. Турки, проживающие на территории Германии, не хотят отказываться от своего менталитета в пользу увядающей немецкой культуры и не видят необходимости ассимилироваться. Интеграционные программы, которые немецкое правительство создает для иностранцев, не способствуют адаптации иммигрантов в Германии. В 2010 году канцлер Германии А. Меркель во время конференции молодежной организации Христианско-демократической партии в Потсдаме сама официально заявила о провале мультикультурализма в Германии.

Возникает ситуация непонимания и противодействия двух совершенно разных культур, которые пытаются ужиться «под одной крышей». В результате в среде иммигрантов формируются, по мнению немцев, низшие социальные слои с высоким уровнем преступности и безработицы. Вот что пишет наиболее популярный в Германии журнал «Шпигель» («Der Spiegel») о встрече турецкого премьера Эрдогана со своими соотечественниками в Дюссельдорфе:

«В зале снова и снова звучат слова песни: «Страна принадлежит нам всем». Тысячи прислушиваются. Под этими словами имеется в виду не Германия, а Турция. Сотни турецких флагов развеваются над стадионом, громкие крики, оглушительная музыка. Одна женщина кричит в микрофон: «Слава великой Турции!». Вокруг нее — восторженая толпа. Атмосфера как на футбольном матче на стадионе Iss-Dome. Сборную зовут Ресеп Таййип Эрдоган.

Приблизительно 10 000 человек приехали со всей Германии, чтобы увидеть его. Они говорят: «Немцы никогда не примут нас, зато у нас есть Эрдоган» или «наконец-то кто-то заботится о нас, первый раз турецкий премьер не забыл своих соотечественников за границей.»

Он хочет сразу же воззвать к сердцам людей. «Я здесь, чтобы почувствовать с вами вашу тоску, я здесь, чтобы проследить за вашим благополучием», — говорит он. «Я здесь, чтобы показать, что вы не одни!»

Эрдоган хочет дать людям ясное самосознание. «Вас здесь называют гастарбайтерами, иностранцами или немецкими турками. Но все равно, как они всех называют: вы мои сограждане, вы мои люди, вы мои друзья, вы мои братья и сестры!» Это двусмысленный пароль. «Вы принадлежите к Германии, но вы также принадлежите к великой Турции», — говорит турецкий премьер.

«Я хочу, чтобы вы учили немецкий, чтобы ваши дети учили немецкий, они должны учиться в университетах и получать дипломы магистров. Становитесь врачами, профессорами и политиками в Германии», — говорит Эрдоган. И тогда он повторяет то, что уже вызвало скандал три года назад при его приезде в Кёльн, свое предупреждение об ассимиляции: «Да, интегрируетесь в немецкое общество, но не ассимилируетесь. Никто не имеет права отделять нас от нашей культуры и самоидентификации»».[63]

Разве это не ярчайший пример того, какие фундаментальные ошибки в отношении турецких иммигрантов на протяжении многих и многих лет совершались в немецкой политике?

Мы для Германии такие же иммигранты, как и турки. И массовая неприязнь немецкого народа распространяется на всех, без исключения, иностранцев. У немцев стойкое убеждение, что все иностранцы, проживающие на территории их страны, занимают их место под солнцем, при этом создавая большие проблемы в обществе. Настроения национализма увеличиваются с каждым годом все больше и больше.

При раздумьях о жизни на Западе многим порой кажется, что, переехав жить туда, они заживут той жизнью, которой достойны. Проблемы неустроенности быта уйдут сами собой, а трудности адаптации в новой стране — это приятные хлопоты, о которых не стоит столь сильно беспокоиться. Многие оставляют на Родине все: родных и друзей, продают жилье, увольняются с работы, с каждым днем теряя нарабатываемую годами квалификацию, а взамен получают новые неожиданные проблемы и трудности с незнакомым языком, чуждым менталитетом, дорогостоящим жильем, нехваткой денег. Этот список можно продолжать и продолжать. Кто-то открыто борется с трудностями, понимая, что вернуться назад — значит опять начать все с нуля, а кто-то уходит в себя и пытается заглушить неустроенность алкоголем и наркотиками. Ниже приведены результаты научных исследований, которые показывают причины и приводят статистику развития алкоголизма и наркомании у иммигрантов:

Миграционный опыт как патогенный фактор в клинике алкоголизма

По мнению D. Czycholl, в таких критических ситуациях, как миграция, наркотическое вещество приобретает функцию замещения потерянных объектов. Таким образом, возникшая из этого связь становится основой аддиктивного[64] заболевания (Czycholl D., 1997). Огромная психологическая нагрузка, связанная с миграцией, и большие трудности, с которыми сталкиваются мигранты в связи с новыми условиями жизни в Германии, могут, по мнению Немецкого Отдела по Борьбе с Вредными Пристрастиями, привести к увеличению потребления алкоголя, медикаментов и наркотиков (Deutsche Hauptstelle Gegen die Suchtgefahren, 1998). Специалисты, занимающиеся терапией больных алкоголизмом и наркоманией мигрантов из стран бывшего СССР, указывают не только на случаи формирования патологической зависимости после миграции. Они отмечают резкое осложнение протекания алкоголизма и наркомании у лиц, страдавших этими заболеваниями еще до миграции (Caritas-Centrum fur Interkulturelle Suchtberatung und Therapie, 2000).

«Согласно официальной годовой статистике Германии 2000 года (Jahresstatistik des Bundesverwaltungsamtes 2000), в период с 1990 по 2000 в Германию переехали более 1,5 млн. переселенцев (русских немцев и членов их семей) из стран бывшего СССР. Среди молодых мигрантов все большей проблемой становится наркомания. По мнению некоторых немецких специалистов, около 25 % русскоговорящих мигрантов в Германии в возрасте от 15 до 21 года злоупотребляют наркотиками или являются зависимыми (по Weisbrod Т., 2001). У их отцов нередко формируется патологическая зависимость от алкоголя. В то время как многие из них еще каким-то образом могли до миграции регулировать потребление алкоголя или наркотиков, чтобы оставаться работоспособными, в Германии они поначалу не могут найти работу, а то и не имеют права работать, сталкиваются с проблемами адаптации, теряют ориентацию и структуру и «нейтрализуют» чувство беспомощности и дезориентации наркотическим веществом (Bielek К., 1996).»»[65]

«У меня европейская внешность, и я могу отлично выучить язык. Никто не догадается, что я иностранец/иностранка», — скажете вы. Да, это так. Но готовы ли вы при этом полностью отказаться от своей культуры и традиций и проникнуться несвойственными вам настроениями и менталитетом?

Похожая ситуация с адаптацией и интеграцией русских наблюдается и в других странах.

Израиль. «Организация Joint и правительство Израиля провели совместное исследование в отношении дискриминации репатриантов. Исследование показало, что даже через 18 лет после начала «Большой Алии» подавляющее большинство репатриантов до сих пор ощущают дискриминацию со стороны жителей Израиля. Под руководством профессора Еврейского университета в Иерусалиме Элиэзера Лешема был проведён опрос. Он показал следующее: среди 1025 репатриантов, прибывших в Израиль из стран СНГ в 19 902 005 годах, 82 % опрошенных считают, что к ним относятся как к русским. 25 % опрошенных ответили, что сталкивались с дискриминацией из-за того, что они «русские». Больше всего претензий по данному поводу репатрианты выразили к судебной системе, полиции, службе трудоустройства и ивритоязычным СМИ… 40 % опрошенных родителей отметили, что в школах учителя проявляют дискриминацию по отношению к их детям. 50 % отметили, что их дети сталкивались с дискриминацией со стороны своих сверстников».[66]

Из писем эмигрантов:

Бельгия. «Самое главное заблуждение наших граждан — это то, что приехав сюда ты, наконец, заживешь. Не знаю, каким образом они могут приехать сейчас, но тогда почти все приезжали по программе беженцев. Рассмотрим этот вариант.

Приехав, им надо врать так, чтобы подпадать под Женевскую конвенцию. То есть говорить, что их преследовали по национальному признаку, например. Система давала негативный ответ большинству, т. к. по их сведениям преследований армян, например в Азербайджане, нет. Но из-за огромного наплыва таких «беженцев» система не успевала рассматривать дела. В итоге по истечении определенного количества лет становилось неважно, что человека не признали беженцем, т. к. достаточно было прожить просто определенное количество лет, чтобы получить бесконечное право на проживание.

Однако сколько лет им надо было прожить и в каких условиях?

Для большинства в районе 8-ми лет. Чаще всего без документов и без разрешения на работу. На семью с одним ребенком дают примерно 650 евро. Снять самую мелкую квартиру в самом плохом районе стоит 350–400 евро. Остается 250, из которых надо заплатить 100 за коммунальные услуги. На еду, одежду, хозяйство остается 150 евро в месяц. Ради примера: хлеб стоит 1 евро, банка тунца — 4 евро, курица гриль — 7 евро, килограмм самого дешевого мяса — в районе 10-ти евро, килограмм помидоров — 2 евро, килограмм перцев — 3 евро. Аналог шаурмы — 4 евро. А людей при этом — двое взрослых, и могут быть дети. В общем, на еду будет еле хватать, а есть придется картошку, макароны и каши. Об одежде можно забыть. Российских беженцев я узнаю по изношенной одежде. Зубную пасту и мыло лучше экономить и т. п.

Купить какого-нибудь зефира можно будет раз в неделю, не чаще. При этом жить надо будет в грязном районе, где ночью на улицу выходить нельзя.

Известное нам в России хамство смело можно ставить как пример идеального поведения, по сравнению с работниками различных инстанций в этих районах. Не стоит забывать, что 7 % населения Бельгии голосуют за фашистскую партию. В тех районах ко всем иммигрантам относятся одинаково — не как к людям.

Многие ли выдержат такую жизнь год, два, пять, восемь лет? Большинство семей, которые сюда приезжали, распадались. Конечно, можно найти работу по-черному (нелегально. — прим. Я. С.), выучив язык. Выучить язык занимает время. У большинства взрослых людей на это уходит несколько лет.

Далее, какая работа ждет новоиспеченных работников? Уборка в квартирах, мытье полов, мытье посуды, грязных унитазов — ничего лучше этого не предложат. Особо удачливые устраиваются собирать помидоры на грядках, потом жалуются на постоянные боли в спине и ногах.

Рассмотрим другой вариант. Предположим, вы получили документы, и у вас есть разрешение на работу. Первая реакция таких граждан — сразу перевести их диплом, чтобы поскорее устроиться тем, на кого они выучились. К сожалению, дипломы СССР или России здесь либо не признают вообще, либо признают, но на работу, в большинстве случаев, не берут. Редко берут.

К счастью, сейчас есть программа по обучению профессиям. Более 4000 профессий, от сварщика и крановщика, до программиста или системного администратора. Срок обучения — от трех месяцев до года, в зависимости от сложности. После этого помогают с устройством.

Так что всё будет зависеть от того, дадут вам документы или нет. Большинству не дают, т. к. они не знают, как попасть под Женевскую конвенцию. А тем, кто знает, чаще всего просто не верят. Особенно если человек приезжает с семьей: жену и мужа допрашивают по отдельности и находят неточности.

Еще вариант — приехать по рабочей визе. Квалифицированные специалисты вполне могут приехать, проблемы вряд ли возникнут. Однако закончится работа — закончится и пребывание в стране, если не прожить тут много лет. Точных цифр не помню, нужно прожить в районе 8-ми.

Вот так. Выходит, страна вроде хорошая, много плюсов, есть минусы, только вот иммигрантов, чаще всего, ничего хорошего не ждет. И можно рассуждать о том, как тут хорошо тем или иным людям, но иммигрантам тут хорошо не будет».

Но вернёмся к Германии.

Причина вторая: секуляризованное, постмодернистское немецкое общество пытается сохранить свои передовые позиции путем морального и социального давления на конкурента.

Из воспоминаний авторов:

Германия. «Я очень люблю обувь на каблуках. По моему мнению, она просто делает женщине осанку и даже вполне скромное платье с туфлями на каблуках смотрится очень женственно и нарядно.

Переехав жить в Германию, я была в полной уверенности, что повседневная для меня обувь, роль которой эти туфли на каблуках и играли, спокойно воспримется европейцами. Но, как оказалось, я очень сильно ошибалась.

Как-то жарким летним днем мы с мужем осматривали город. Для меня, тогда еще только переехавшей иностранки, город казался необычайно красивым и полным достопримечательностей. Прогуливаясь спокойным шагом, я любовалась архитектурой домов и вывесками именитых магазинов. И тут я увидела, как одна из женщин, поравнявшись со мной, очень активно тыкала пальцем на мои каблуки, во всеуслышание рассказывала сопровождавшему ее мужчине, как это неприлично девушке появляться в общественном месте в такой обуви. Тогда я подумала, что женщина, наверное, больна и не стоит обращать внимание на подобного рода поведение.

Но каково же было мое удивление, когда через пару месяцев, сидя в кафе с подругой, мы услышали разговор за соседним столиком. Одна из посетительниц очень убедительно рассказывала своему спутнику: «…ты что не видишь, какие у нее каблуки! Я уверена, что они — русские проститутки».

После этого случая обувь на каблуках превратилась для меня из повседневной в «только по случаю». Пожив еще некоторое время за границей, я смогла объяснить себе это поведение. Когда ты чувствуешь, что кто-то превзошел тебя, остается два варианта — достичь уровня превзошедшего или убедить себя и окружающих в том, что превзошедший не соответствует устоявшимся в обществе нормам. Второе сделать намного проще, чем достичь первого.

Я, конечно, и сейчас не отказываю себе в удовольствии хорошо выглядеть, но при этом мое самосознание невольно наталкивается на их стереотипы».

Русская женщина во многом обходит иностранок. Для русских людей одежда — это не только внешний вид, но и часть культуры, которая оказывает непосредственное влияние на наш духовный мир. Такое отношение к одежде невольно заставляет наших соотечественниц выгодно отличаться. Мы умеем подбирать фасоны, сочетать краски, подчеркивать достоинства и скрывать недостатки. Советское образование (система которого и до сих пор еще, слава Богу, не до конца разрушена) позволяет нам вести дискуссию практически на любую тему, аргументированно отстаивать свою точку зрения, вместе с собеседником приходить к истине. С такой женщиной приятно, интересно и легко общаться.

И, в противовес нам, иностранки. С очень узким кругозором для общения, в одежде по принципу «что первое бросилось в глаза, то и надела», без макияжа, в кедах зимой и летом. В такой ситуации им ничего не остается делать, как доказывать себе и окружающим, что русские женщины одеты неприлично, вызывающе и так могут выглядеть только проститутки. С ними неприлично появляться в обществе и, уж тем более, вести беседы на какие-либо темы. Гораздо проще признать того, кто лучше тебя, неприемлемым для общества, чем работать самому над собой.

Для того, чтобы нам влиться в их культуру, придется отказаться от привычной, подобранной со вкусом одежды и обуви, а свои мнения по тому или другому вопросу часто оставлять при себе. Вы готовы к таким действиям? Выбор за вами. Подробней к вопросу западной моды мы вернёмся в мифе № 13.

Приведенные мною выше примеры и письма эмигрантов показывают, как сложно адаптироваться иностранцам на Западе. Даже тем из них, которые многолетними усилиями пытаются устроить свою жизнь на чужбине. Можно рассматривать это как лотерею, надеяться, что именно вам повезёт, но, к сожалению, счастливый билет удастся вытащить далеко не всем.


Миф № 10
На Западе более высокий уровень научно-технического развития общества

Большинство столбов в США деревянные

Пояснение мифа: с детства мы слышали легенды о чудесах западных технологий. Эти технологии входили в наш мир яркой игрушкой, которую отец привез из-за границы знакомому пацану, спортивной формой «adidas» у звезд футбола и первыми японскими магнитофонами. Технологии отечественные в это время оставались в тени, защищая наше мирное детство и беззаботную жизнь.


США. Манхэттэн, Силиконовая Долина, Космический центр имени Кеннеди, автострады и подвесные мосты — неоспоримые символы технического прогресса и могущества, но по ним нельзя судить о положении во всей стране, так же, как о России нельзя судить по территории в пределах Садового Кольца. Своей собственной жизнью живет «Одноэтажная Америка» — прекрасная книга Ильфа и Петрова не потеряла своей актуальности и в наши дни. Читайте — не пожалеете!

«Нью-Орлеан можно было бы назвать американской Венецией», — отмечали Ильф и Петров.

«Город широко распространился на низменном перешейке между Миссисипи и озером Пончертрейн (Lake Pontchartrain)… Город всегда страдал от наводнений и лихорадок. Вода, которая принесла ему богатство, одновременно сделала его несчастным. В течение всей своей жизни город боролся с самим собой, боролся с почвой, на которой он построен, и с водой, которая окружает его со всех сторон. Борется он и сейчас. Но главное уже сделано. Пончертрейн отделён от города бетонной набережной, которая спускается к озеру ступенями. Подступы к городу на много миль покрыты системой плотин, по которым проходят безукоризненные автострады. В многолетней борьбе человека с природой победителем вышел человек».[67]

В начале XXI века природа взяла убедительный реванш. В город пришла беда, которую звали женским именем.

«29 августа 2005 года во время урагана Катрина отказали защитные дамбы и Нью-Орлеан был затоплен, так впервые в истории инженерные дефекты стали причиной почти полного уничтожения крупного американского города…

Комиссия Американского Общества Гражданских Инженеров (ASCE) заявила:

«Катастрофический отказ нью-орлеанской системы защиты от ураганов является одним из страшнейших бедствий в истории страны. Серьезные наводнения и разрушения были вполне ожидаемы от урагана такой силы, как Катрина. Однако значительная часть разрушений была вызвана не самим штормом, а обнаружившимися инженерными дефектами в системах защиты.

.. По всему району дамбы и защитные стены были прорваны более чем в 50 местах. 80 % города Нью-Орлеан было затоплено на глубину более 3 метров.

… из 563 км дамбы повреждено было 272 км…

Город и его экономика были разрушены, значительная часть населения покинула город навсегда. Спустя полтора года после урагана значительная часть города до сих под не заселена и непригодна для жизни. Вполне ожидаемо такая катастрофа серьезно пошатнула веру людей в профессионализм гражданских инженеров»».[68]

Одной из рекомендаций комиссии ASCE стала перепланировка всей системы защиты города от ураганов и наводнений. Видимо, со времен Ильфа и Петрова давно назрели некоторые перемены, которые откладывались в долгий ящик.

«Вот, у них там все на компьютерах», — говорили когда-то ветераны бухгалтерского дела с деревянными счетами наперевес. Да, на компьютерах, но долог и труден путь новых технологий от Силиконовой Долины до деловых кварталов в мегаполисах и контор малых бизнесов по всей «Одноэтажной Америке».

Автору этих строк по роду работы часто приходилось иметь дело с компьютерными программами, на которых держится бизнес «солидных» фирм, приходилось участвовать в решении «проблемы 2000».[69] Многие большие коммерческие приложения создавались на заре эпохи программирования, на тех базовых принципах, которые морально устарели в наши дни. Анализ исходных кодов не оставляет сомнения в высоком профессионализме программистов, стоявших у истоков этих проектов, но большинство этих людей давно ушли на пенсию или в мир иной. Те, кто занял их место, возможно, не менее талантливы, но лишены возможности создать что-то своё, поскольку вынуждены вносить изменения в морально устаревшие продукты, поддерживать их работоспособность. Чем дальше, тем труднее это делать, но бизнес не терпит остановок и редко желает идти на риск и затраты, связанные с разработкой новых программ. Вот и халтурят программисты, теряя квалификацию, мучаются менеджеры, а все вместе ругают хозяев, потихоньку ищут новую работу и надеются, что на их век хватит.

Но это не может продолжаться вечно, рано или поздно такие программные продукты ждет судьба нью-орлеанской дамбы.

Стремительная компьютеризация жизни в сочетании со снижением общего культурного уровня в обществе порой приводит к ситуациям, когда компьютер выступает в роли «божества», приговор которого не подлежит ни обжалованию, ни осмыслению.

Из писем эмигрантов:

США. «Мы летели в отпуск рейсом авиакомпании United. Это было то время, когда, спасаясь от кризиса, многие авиакомпании ввели отдельную плату за сдаваемый багаж. Мы уже изучили новые правила и знали, что наши два чемодана обойдутся нам в в $50. Когда подошла наша очередь, то служащий за стойкой регистрации потребовал от нас $250. На вопрос «почему» он ответил, что так показывает компьютер. Мы показали ему брошюру с новыми правилами авиакомпании и объяснили, что по этим правилам с нас причитается только $50. Он внимательно прочитал брошюру, защелкал кнопками на терминале, на лице его отразилась борьба чувств. «Да, сказал он, вы правы, по правилам с вас причитается $50, но ведь КОМПЬЮТЕР ПОКАЗЫВАЕТ $250, ничего не поделаешь…»

История закончилась вызовом «большого начальника», который разрешил ситуацию в нашу пользу и объяснил, что недавно внесли новые изменения в компьютерную систему, ночью тестировали, наверное, что-то не доделали.

Очередь, задержанная на полчаса, недовольно гудела».

Обратимся снова к классикам: «Стимулом американской жизни были и остались деньги. Современная американская техника выросла и развилась для того, чтобы быстрей можно было делать деньги. Все, что приносит деньги, развивалось, а все, что денег не приносит, вырождалось и чахло».[70] Ко второй категории смело можно отнести системы защиты от наводнений, когда погода хорошая, то от них одни затраты.

Во все времена человек хранит тепло домашнего очага — костер, печь, батарея центрального отопления…

А что может предложить современная Европа, чтобы дома было тепло и уютно?

Из воспоминаний авторов:

Австрия. Центральное отопление в русском, советском понимании слова распространено в Австрии весьма ограниченно. Оно называется Fernwärme, что означает «дистанционное отопление» или попросту магистральные трубопроводы. Стоит, как говорят те, кто имел счастье им пользоваться, недёшево, технически доступно далеко не везде. Три из четырёх самых распространённых видов отопления таковы: электричество, древесина и мазут. Да, да, именно так.

Электроотопление рекомендуется для зданий и сооружений, где отсутствуют другие источники тепловой энергии. В основном, оно осуществляется с помощью электроотопительных приборов и масляных радиаторов. Ночные тарифы на электроэнергию меньше, чем дневные, поэтому многие люди пользуются электрическими отопительными приборами именно в ночное время. Такая ситуация увеличивает риск случайных возгораний. В прессе регулярно появляются заметки о ночных пожарах в домах, даже со смертельными исходами. Учитывая отсутствие в Австрии собственной АЭС (прим. — подробнее см. миф № 27) и крупных электростанций, электричество очень и очень дорого. В среднем отопление квартиры обходится жильцам в 150 евро/месяц, отопление дома в 200–250 евро/месяц.[71] Это сильно бьёт по карману.

Тот, кто хочет здесь жить, должен быть готов к тому, что коренные жители страны, скорее всего, чтобы оправдать жуткую экономию на энергоносителях, проводят в жизнь простой принцип: климат в помещениях является здоровым только, если температура не превышает 18–20 градусов. Если выше — это вредит здоровью (и кошельку тоже). Нередко русские люди, привыкшие ещё с советских времён к горячим батареям, первое время зимой просто замерзают и простужаются.

Вторым видом отопления является сжигание в целях прямого получения тепла всех возможных разновидностей древесины и побочных продуктов или отходов деревообрабатывающей промышленности — как обычных дров, так и обработанной древесины в виде брикетов или гранулята, которые сжигаются в специальных печах, расположенных в жилых домах. Часто жители повышают количество тепла в доме путём сжигания низкосортного бурого угля. Поэтому с наступлением отопительного периода над домами появляются чёрно-серые полоски дыма, а в воздухе разносится до известной степени приятный запах горящего дерева. Вместе с дровами многие стапливают всё ненужное, что попадёт под руку: старую мебель, мусор, журналы и даже использованные памперсы.[72]

Мазутом тоже топит много народу. Часто в городских квартирах посреди большой комнаты стоит небольшая печечка для сжигания мазута и горит себе день-деньской. Путём обычной конвекции воздуха тепло распространяется по остальным помещениям. Из опыта скажу, что зачастую до спальни и ванной оно не доходит. Вследствие этого, там часто сыро и заводится плесень. Понятие Zentralheizung «центральное отопление» означает, как правило, наличие в одной отдельно взятой квартире комнатки, где стоят баки для мазута, колонка для его сжигания с системой распределения теплоносителя по батареям в комнатах.

На эту тему в своё время совершенно справедливо высказался Д. И. Менделеев: «Нефть не топливо — топить можно и ассигнациями».


Согласно данным Федерального статистического ведомства «STATISTIK AUSTRIA», в 2007–2008 годах для отопления домашних хозяйств Австрии использовались следующие энергоносители:[73]

1. Электроэнергия — 42 %.[74]

2. Древесина — 14 %.

3. Природный газ — 13 %.

4. Мазут для отопления — 10 %.

5. Магистральные трубопроводы (центральное отопление) — 9 %.

6. Солнечная энергия — 3,5 %.

7. Далее, с небольшими отличиями следуют тепловые насосы, разновидности угля и жидкий газ.[75]

Из списка видно, что магистральные трубопроводы находятся лишь на пятом месте и по частоте применения сильно уступают предыдущим энергоносителям. Такая ситуация порождает экстремальные проекты экологических движений, как например: отопление сухими кукурузными початками[76] или растительным маслом (это всё когда миллионы людей на земле, в т. ч. в России, голодают). Интернет просто наводнён информацией по этому поводу. В Европе появилась масса движений, предлагающих отапливать пшеницей(!)[77] или даже хлебом(!). Например, вот выдержка из статьи под названием «От старого хлеба к новой энергии — как платный мусор превратить в ценный источник энергии». Написано от лица высшего технического учебного заведения Эсслинген (Германия): «Наш выпускник-отличник Кристиан Альбер предлагает уже с завтрашнего дня обеспечивать работу биогазовой установки путём сжигания старого хлеба. Вопрос остаётся только за политиками…» Далее идёт описание прогрессивного и дельного проекта, предлагающего использование в виде сырья старого хлеба вместо пшеницы и кукурузы. Статья заканчивается воззванием к возможным инвесторам принять участие в проекте.[78] Думаю, излишне говорить, как на эти «новые технологии» посмотрели бы ещё живые блокадники и те, кто после войны никогда не выбрасывал даже крошки хлеба…

Такое «экологическое» отопление отнюдь не решает проблем с загрязнением воздуха. Чтобы производить эти самые початки, зерновые и масло, нужно ещё распахать землю тракторами, работающими на солярке; а количество плодородных, пахотных земель на планете сокращается со страшной скоростью; а люди голодают; а трактора нужно ещё сделать на заводах; а для этого, в свою очередь, нужны гигантские энергетические и природные ресурсы… Продолжить? Интересно, а господа воинствующие экологи действительно не осознают сами эту производственную цепочку или они выполняют чей-то заказ?

Так где здесь более современные технологии, спрошу я вас? Большинство русских туристов, впервые столкнувшись с этим, повторяют одну и ту же фразу: «Да это же каменный век!»

Из писем эмигрантов:

Канада. «В Торонто на каникулах я решил подработать на местном заводике, занимающемся гальванизацией деталей и охотно принимающем на работу иммигрантов. Это одно из тех мест, где у приходящего не спрашивают никаких документов, а только записывают имя с его собственных слов (для ухода от налогов и от полиции). В ту пору я считал, что будущий учитель обязан знать все слои общества, в котором работает… Такие «производства» я никогда не встречал в СССР, только читал про них у Гиляровского. Даже у меня, бывшего студента-химика, перехватило дыхание, едва я вошёл в цех, где по всему полу разлита кислота. К концу 11-часовой смены волосы становятся такими хрупкими, что ломаются, когда надеваешь шапку. Можно, конечно, и проветрить цех, открыв большое окно, но тогда все очень скоро замерзают: на улице мороз. Так весь день и играем с окном — то открываем, то закрываем. Каждый раз для этого надо дойти до оконной ручки по краю огромного чана с кислотой, в ботах 47-го размера (меньших не дают). Если соскользнёшь вниз — твои проблемы. В «кубрике», где едят рабочие, жуткая грязь, бегают крысы. Но замечательно то, что люди, работающие в этом аду, очень любят по любому пустяку доносить друг на друга менеджеру и очень боятся, что на них самих кто-нибудь «настучит»!»

Народы Западной Европы испокон веков привыкли терпеливо трудиться. Они аккуратно возделывали земли, работали на заводах, добывали полезные ископаемые, строили горные дороги, постоянно совершенствуя применяемые технологии и открывая новые.

В шестидесятые годы прошлого столетия произошёл первый, сильный поворот в ценностной системе людей. Произошло то, что иногда называют «революцией нравов». Вместо культуры труда и семьи, работы в направлении научного и технического прогресса, трудовой самоотдачи, акцент перешёл на удовлетворение насущных потребностей и существования по принципу «Бери от жизни всё!».

Второй поворот, логически вытекающий из первого, случился во второй половине восьмидесятых годов, когда, с дальнейшей секуляризацией и сломом остатков традиционного общества, ещё явственней обозначился уход от традиционных ценностей в сторону безусловного поклонения золотому тельцу.

Долгосрочные инвестиции в сферу научно-технического развития вытесняются теми, которые дают быструю и гарантированную прибыль. Распад Советского Союза только ускорил эти процессы, что, в конечном итоге, ещё больше затормозило или сделало вовсе ненужными разработки прорывных технологий.

Германия. Вот, что пишет из Германии инженер по специализированным компьютерным системам летательных аппаратов, выпускник Харьковского Национального Аэрокосмического Университета «ХАИ» Сергей Волковой:

«Зная, какие технологические возможности наличествуют в Европе, я надеялся увидеть в области авиастроения нечто уникальное и передовое, но не увидел. Я был готов к тому, что сверхзвуковых лайнеров теперь уже никто проектировать не собирается, хотя и по материалам, и по электронике сегодняшние возможности на порядок выше, чем в 70-е годы, когда полетели Конкорд и Ту-144. Но даже и подобия нашего многострадального АН-70 я не увидел на их «выставке передовых достижений». Т. е. новых типов планеров или двигателей в грузовом секторе не видно. Да, новые модели самолетов и двигателей есть, у них низкий расход топлива, они мало шумят. Но это все вылизывания того, что было придумано уже очень давно. А новые разработки сводятся, в основном, к установке на самолете систем связи и различных систем для развлечения: видеосерверов, мониторов и т. п. Это, конечно, хорошо и полезно, но это, по большому счету, украшательство старого.

Конечно, есть и новые разработки, например, последние годы, очень много пишут об Аэробусе А-350 и Боинге B-787, у которых из фундаментальных нововведений — обшивка фюзеляжа и крыльев из углепластика. А что дает это новшество, если разобраться? Некоторое облегчение планера и — как следствие — возможность взять больше груза при той же общей массе. Реальный выигрыш от новой композитной конструкции, выраженный в затратах топлива или денег на единицу груза, вряд ли превысит 20 %. Насколько новые самолеты будут эффективнее, покажет практическая эксплуатация. Да, экономия ископаемых ресурсов — это, безусловно, очень хорошо. Однако при новой конструкции, существенно повышаются требования к электромагнитной защите бортовой электроники (алюминиевый фюзеляж хоть как-то экранирует аппаратуру, а углепластиковый уже совершенно ни от чего не помогает). Затраты, связанные с изменением производственного процесса и доведением бортовой электроники, могут сделать данный проект абсолютно убыточным.»

Бросается в глаза очень интересная особенность промышленности и науки. С одной стороны — имеется очень мощный и современный производственный комплекс, который в состоянии обеспечить как нужды самой страны, так и огромный экспорт. Но — с другой стороны — каких-то прорывных вещей не было уже очень давно. К тому же, как замечают сами немцы, качество многих изделий, в частности автомобилей, стало таким, чтобы люди их регулярно меняли и промышленность работала. Причем сказать, что качество выпускаемых автомобилей плохое, нельзя, но они рассчитаны таким образом, что не имеют запаса прочности и, как следствие, срока эксплуатации, как те же автомобили, произведенные в 80-е годы. С одной стороны, понятно, что промышленность должна работать и, таким образом, сохраняется рынок сбыта. Да и экологические нормы становятся всё требовательней и требовательней. То есть если Мерседес, выпущенный в 80-е годы, при нормальной эксплуатации вполне может быть на ходу и сегодня, то Мерседесы, выпускаемые сейчас, уж точно столько не протянут. Причем на сегодняшний день узлы и агрегаты настолько хорошо подогнаны по сроку эксплуатации, что, когда автомобиль начинает ломаться, это происходит лавинообразно. Обычный человек предпочтёт доплатить и взять новое, чем воевать с ворохом поломок, которые начинают резко появляться после 8–10 лет эксплуатации.[79] Причем данный срок эксплуатации — это не брак, а запрограммированное свойство. Ведь умели же немцы делать автомобили, которые ходят по 20–30 лет. Просто сегодня это — не выгодно.

В заключение я хочу сказать, что современный Запад имеет все, чтобы развитием науки и техники изменить жизнь на Земле в лучшую сторону, но большая часть ресурсов тратится не на развитие, а на совершенствование потребления. Налицо возрастающий перекос между возможностями и целями. Как говорил Альберт Эйнштейн, «совершенные средства при неясных целях — характерный признак нашего времени».

Научно-технический прогресс современного Запада не служит развитию общества, а является инструментом обогащения малой его части и источником недорогих удовольствий для всех остальных. Наиболее емко об этом сказал Рей Брэдбери: «Люди — идиоты. Они сделали кучу глупостей: придумывали костюмы для собак, должность рекламного менеджера и штуки вроде IPhone, не получив взамен ничего, кроме кислого послевкусия. А вот если бы мы развивали науку, осваивали Луну, Марс, Венеру… Кто знает, каким был бы мир тогда? Человечеству дали возможность бороздить космос, но оно хочет заниматься потреблением: пить пиво и смотреть сериалы».

Нарастающий разрыв между развитием производительных сил и развитием человека подходит к своей критической черте, называемой «Барьером Питерса» или «ножницами технологического роста», за которым человечество может ждать череда техногенных катастроф и разрушения цивилизации.

Об этом предупреждает политолог Сергей Кургинян в своём выступлении на VIII Глобальном стратегическом форуме РАН,[80] это понимают многие люди в наше сложное время. Для России еще не потерян шанс на преодоление этого противоречия. Всё зависит от нас. Во всяком случае, читатель имеет право на разностороннюю информацию о странах западного мира, которую мы и попытались здесь представить.


Миф № 11
На Западе легко накопить денег на обеспеченную старость

Бездомный спит на тротуаре Ванкувера в Канаде[81]

Пояснение мифа: все, кто работает на Западе, гарантированно получат достойную пенсию. Всех стариков в западных странах ждет обеспеченная старость, позволяющая не знать забот и наслаждаться жизнью. Канада.


Краткое описание канадской пенсионной системы. Государственная пенсия в Канаде (Canada Pension Plan, СРР) была введена в 1966 г. Максимальную базовую пенсию $908.75 в месяц получат налогоплательщики с доходом, в течение 10 лет подряд превышающим Yearly Maximum Pensionable Earnings (YMPE) (на 2009 г. составляет $46,300 и индексируется каждый год).

Иммигранты, приехавшие в Канаду в возрасте старше 26-ти лет, не будут получать полную пенсию по возрасту OAS (Old Age Security program). Расчетная таблица OAS пенсии по возрасту въезда в Канаду по состоянию на июнь 2009 г:

Возраст Сумма в месяц Возраст Сумма в месяц Возраст Сумма в месяц
26 516.96 36 387.72 46 258.48
27 504.04 37 374.80 47 245.56
28 491.11 38 361.87 48 232.63
29 478.19 39 348.95 49 219.71
30 465.26 40 336.02 50 206.78
31 452.34 41 323.10 51 193.86
32 439.42 42 310.18 52 180.94
33 426.49 43 297.25 53 168.01
34 413.57 44 284.33 54 155.09
35 400.64 45 271.40 55 142.16

В 1967 г. была введена дополнительная пенсия для пенсионеров с низким (менее $37,584 на семью) доходом — Guaranteed Income Supplement (GIS). В январе 2009 г. эта пенсия составляла $654.51 в месяц для одиноких и $430.90 в месяц для женатых. Получать эту пенсию могут пенсионеры старше 65 лет и получающие пенсию OAS. За каждые 2 доллара, полученные по государственной пенсии, заработанные после 65 лет, или полученные по индивидуальной или корпоративной пенсии, пенсия GIS следующего года уменьшается на 1 доллар. GIS — единственная пенсия, выплаты по которой не облагаются подоходным налогом.[82]

Все три вида пенсий являются государственными программами. Если для обеспечения CPP создан специальный фонд, то нет никакой гарантии, что к моменту вашего выхода на пенсию сохранятся выплаты OAS и GIS. Население Канады, к сожалению, стареет. В 1999 г. на одного пенсионера приходилось 7 работающих. По прогнозам демографов к 2030 г. на двух пенсионеров в Канаде будет приходиться 5 работающих. Традиционная схема — продать дом и жить на заработанный капитал «работать» уже не будет: покупать будет некому.[83]

Из писем эмигрантов:

Канада. «Например, я приехала в Канаду, когда мне было 38 лет. Я плачу взносы по программе CPP — Canada Pension Plan — Пенсионный план Канады. После того, как я прекращу работу по возрасту в 65 лет (если прекращу), то буду, согласно этому плану, получать пенсию $361 в месяц. Ну, и не смешно ли это? Если у меня не будет моей собственной выплаченной недвижимости и альтернативного источника дохода, то с этими деньгами можно будет только удавиться. Больше ничего…

Некоторые работодатели обеспечивают отдельным работникам дополнительные пенсионные бонусы. Рассмотрим пример научных работников. Постдокам (научным работникам со степенью PhD, аналог кандидата наук) никаких подобных бонусов не положено независимо от стажа. Многим университетским работникам такие бонусы тоже не положены. И если постдок не стал профессором, а профессорами становятся только 20 % постдоков, то такие бонусы ему не светят. Вообще, работающим по контракту такие бонусы обычно не платят.

Конечно, человек может сам найти какие-то пенсионные фонды и вкладывать в них деньги. Только это не очень надежные инвестиции. В результате последнего кризиса многие вкладчики потеряли от 30 % до 50 % своих вложений в эти фонды, то есть их надежды на хорошую или приемлемую пенсию улетучились. Ну и зачем они лишали себя всего, стараясь сохранить на старость? Кроме того, чтобы прибавка к пенсии была действительно большой, нужно ежемесячно вкладывать очень много. Это далеко не всем по карману.

Правительство канадских провинций может доплачивать к пенсии, чтобы доход достиг прожиточного минимума, но это все равно не будет много. Даже если суммарная пенсия окажется с такими доплатами, как $1000, то для человека, не имеющего собственного жилья и альтернативного источника доходов, существование будет жалким».

Испания. «В Испании безработица в первую очередь затронула молодых людей до 25 лет, в три раза превысив среднемировой уровень в этой возрастной категории. В первую очередь потеря рабочих мест коснулась промышленности и строительства».[84]

Безработица среди молодых ударит по старикам, которым государство не сможет заплатить положенные пенсии.

Многие испанские экономисты понимают эту проблему, но не могут предложить действенных рецептов ее решения. В частности, профессор университета Эстремадура Диего Идальго заявляет: «Приватизация пенсионной системы автоматически обеспечит больший объем сбережений и повысит уровень жизни»[85]

Всю спорность утверждения насчет автоматичности покажет наш дальнейший пример из США.

В ведущих странах Евросоюза, таких как Италия, Португалия, Франция, Испания, сокращаются бюджетные траты на 15–24 млрд. евро. Греции предстоит за 5 лет сократить дефицит бюджета с 13,6 % ВВП до 2,6 % ВВП. Зарплаты в бюджетном секторе заморожены на 5 лет. Пенсии не будут повышаться три года, на 5 лет повысится пенсионный возраст для женщин: с 60 до 65.[86] Такое резкое сокращение бюджетных трат не может не повлечь за собой пенсионного кризиса в названных странах.

Австрия. Мировой банк критикует дорогую пенсионную систему: «Австрия вне конкуренции. Только модель в Парагвае имеет похожие по тяжести условия».

Исследования Мирового банка показали местным властям, что в Австрии — одна из самых дорогих пенсионных систем мира. Директор социальной безопасности Мирового банка Роберт Хольцман сказал: «Австрия, в связи с высокими пенсионными затратами, не конкурентоспособна».[87]

«Пенсионная система опрокидывается — появляется необходимость приобретения частных пенсионных страховок.

Поколение, попавшее на «американский пик рождаемости», начинает с этого года во всём мире уходить на пенсию. Кульминация ожидается к 2020 году. Волна выходов на пенсию ожидается следующая: сначала США, потом Европа, затем Азия. Для Австрии и других западноевропейских стран (Германия, Франция.), согласно прогнозам, этот момент наступит к 2025 году. Для государственной пенсионной системы Австрии это будет массивной финансовой нагрузкой. Особенно, когда на пенсию сразу уйдут многие сотни тысяч граждан. Это результаты актуального демографического исследования страховой компании Альянс».[88]

«В связи с несостоятельностью европейской пенсионной системы, в странах Евросоюза предлагается более или менее синхронное повышение пенсионного возраста для обоих полов. Вот данные запланированных повышений.

В Австрии — мужчинам до 65 лет, женщинам до 60 лет.

Во Франции — с 60 до 62 лет.

В Италии — для женщин с 62 до 65 лет.

В Германии — с 65 до 67 лет».[89]

Ещё немного и, чтобы получить пенсию, придётся работать до 70 лет, а там, глядишь, злобный мировой кризис «съел» всё пенсионное финансирование.

Из писем эмигрантов:

Канада. «В той же Канаде и в США стараются удерживать на минимальных зарплатах как можно больше работников. А минимальный заработок почти без остатка уходит на съём жилья/ипотеку, страховку машины (машина там необходима, как безногому — кресло-каталка). Кроме того, он уходит на детский садик для ребёнка (они там ОЧЕНЬ дорогие, а если мать будет сидеть дома, тогда вообще жить не на что), на коммунальные счета, которые существенно выше наших, а в США ещё и на медицину. Откуда же тут накопить? Пожилые туристы с Запада, увешанные фотоаппаратами, которых мы видим в России, это отнюдь не представители «низов».»

США. То, что в Европе еще только предлагается и обсуждается, в Америке уже давно стало нормой. Для людей обоих полов, родившихся ранее 1942 года, пенсионный возраст составлял 65 лет. Для тех, кто родился в 1943 году и позже, пенсионный возраст — 66 лет, и, наконец, для людей, рожденных в 1960 году и позже, пенсионный возраст составляет 67 лет. Никто не поручится за то, что этот рубеж не будет отодвигаться и далее.

У людей есть возможность получать так называемую «раннюю пенсию» (early retirement) начиная с 62 лет, но пенсионные выплаты при этом будут составлять только 70 % от стандартной суммы. Если человек решит удалиться на покой в возрасте 65 лет, то будет получать 86.5 % от полной пенсии.

С другой стороны, государство поощряет тех, кто продолжает работать и после достижения пенсионного возраста. В 2010 году за каждый год, отработанный после 66 лет полагается надбавка к официальной пенсии в 8 %. Однако в реальности, немного людей выбирают подобный путь, 75 % из тех, кто вышел на пенсию в 2008 году, предпочли «синицу в руках» — раннюю пенсию по сниженной ставке.[90]

Размер государственной пенсии зависит от того, сколько лет человек работал и какую зарплату получал. От зарплаты зависит сумма налога выплачиваемого в фонд социального страхования.

В 2011 году ставка налога на социальное страхование составляет 4.2 % для работников, 6.2 % для работодателей и 10.4 % для индивидуальных предпринимателей. В 2012 году ставки возрастут до 6.2 % для работников и 12.4 % для индивидуальных предпринимателей.[91]

Портал Социального Страхования дает возможность рассчитать приблизительный размер своей будущей пенсии.[92]

Возьмем, например, человека, родившегося в начале 1970 года и приехавшего в США в 2000 году в возрасте 30 лет, в расцвете сил.

По нынешнему закону такой человек будет иметь право на полную пенсию в 2037 году, а на раннюю пенсию — в 2032 году.

Если его средняя годовая зарплата была $40–50 тысяч (водитель грузовика, строительный рабочий), то ранняя пенсия будет примерно $1130, а полная пенсия — $1740 в месяц.

Если средняя годовая зарплата была около $60 тысяч (учитель, менеджер среднего звена), то ранняя пенсия будет $1300, а полная пенсия $1940.

При средней зарплате $80–90 тысяч в год (программист) ранняя пенсия может достичь $1500, а полная — $2300.

Нужно помнить, что все расчеты весьма условны, они основаны на сегодняшних деньгах и сегодняшней реальности. Никто не берется точно предсказать, как за двадцать с лишним лет изменится демографическая ситуация, инфляция, законодательство и, вообще, вся жизнь на Земле. Как в анекдоте про Ходжу Насреддина: «…за 20 лет кто-нибудь сдохнет — или я, или осёл, или эмир».

Кроме государственной пенсии, в США широко распространены частные пенсионные накопления, известные под названием «план 401К». Деньги, откладываемые на счета «401К», и проценты по этим вкладам не облагаются налогом, но вкладчики имеют право пользоваться этими средствами только по достижении возраста 59 с половиной лет.

Многие крупные компании имеют свои собственные программы 401К для работников. Работники откладывают на такие счета часть своей ежемесячной зарплаты, компания тоже вносит свою долю на счет каждого работника. Средства, размещенные на этих счетах, могут инвестироваться в паевые фонды, государственные казначейские обязательства, ценные бумаги. Очень часто работники крупных компаний предпочитают вкладывать свои пенсионные деньги в акции компании, где они работают.

Система хорошая, но сильно зависит от колебаний финансового рынка и махинаций лидеров большого бизнеса.

В начале XXI века на всю страну прогремели скандалы, в результате которых десятки тысяч людей лишились своих пенсионных накоплений.

Первый скандал в этой серии случился в октябре 2001 года с энергетической компанией Энрон (Хьюстон, штат Техас). Финансовый аудит выявил многочисленные случаи подлога и нарушения правил отчетности. Акции компании, стоившие около $90 в сентябре 2000 года, упали в цене до $10 и еще ниже. В декабре 2001 года компания объявила о банкротстве, 4000 человек лишились работы, а более 20 000 — потеряли пенсионные накопления на счетах «401К», которые были инвестированы в акции Энрон.[93]

Банкротство Энрон считалось самым большим в США до июля 2002 года, когда произошел обвал акций телекоммуникационного гиганта WorldCom.

9 июля 2002 года стоимость акций WorldCom, в которые были вложены средства пенсионных счетов 401K, упала на 98 % по сравнению с уровнем начала 2000 года. Участниками этих пенсионных программ были более 103 000 работников компании и пенсионеров.

«Я чувствую, что меня предали. Я вложил все мои деньги в акции WorldCom, а теперь, очевидно, все потерял. Я знал, что случилось с Энроном, но думал, что у нас все по-другому»

Неизвестный служащий WorldCom, Вашингтон.

«Я потеряла все свои инвестиции за 10 лет. Теперь, наверное, придется работать после выхода на пенсию».

Лиза Браун, бывший работник WorldCom, Уичита, Канзас.[94]

Для полноты картины следует помнить, что высшие руководители лопнувших компаний сказочно обогатились. После скандалов последовала череда громких судебных процессов, но это уже не относится к теме данной главы.

Финансовая группа Equitable провела исследование о положении американцев, достигших 65-летнего возраста:

— 1 % таких людей можно считать богатыми;

— 4 % имеют достаточный капитал, на который они могут жить, уйдя на покой;

— 3 % продолжают работать;

— 63 % зависят от выплат по Социальному Страхованию, помощи родных, друзей и благотворительных организаций;

— 29 % уже умерли.[95]

Посмотрите на самую многочисленную четвертую группу. Не правда ли, что то же самое можно смело сказать о пенсионерах России и многих других стран. Как видите, по другую сторону океана положение похожее.

Мы желаем всем нашим читателям достойно встретить старость, сохранить здоровье, ясность ума и избежать попадания в группу номер пять.



Миф № 12
На Западе высокий культурный уровень общества

«Что для русского здорово,

То для немца карачун!»

П. А. Вяземский
«Масленица на чужой стороне», 1853
Сан-Карлос де Барилоче, Аргентина. Памятник национальному герою генералу Хулио Рока на главной площади города

Пояснение мифа: страны Запада издревле славились великими композиторами, писателями, художниками и поэтами. Европейская архитектура — одна из самых богатых и изысканных в мире. Театры Европы и США славятся знаменитыми актерами и незабываемыми постановками. Воспитываясь в такой атмосфере, западный человек впитывает любовь к прекрасному с молоком матери.


Из чего складывается культурный уровень общества, по мнению авторов этой книги? Как правило, из двух составляющих: воспитания и образованности. Образованность, в свою очередь, складывается из общих познаний, а также ориентировки человека в таких областях, как литература, музыка, живопись.

Вопросы, поднимаемые в этой главе, нельзя рассматривать отдельно от других проблем, которые были описаны выше или о которых читателю еще предстоит прочесть. Воспитание и образованность — это следствие многих факторов: и общего уровня образования в стране, и отношения общества к образованным людям, и внутренних морально-нравственных ценностей каждого отдельного человека.

Толковый словарь Ожегова толкует воспитание как «навыки поведения, привитые семьей, школой, средой и проявляющиеся в общественной жизни».[96] А. П. Чехов так описывал основные признаки воспитанных людей: «Они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы… Они чистосердечны и боятся лжи, как огня… Они не уничижают себя с тою целью, чтобы вызвать в другом сочувствие. Они не суетны… Если они имеют в себе талант, то уважают его… Они воспитывают в себе эстетику.».[97] Говоря простыми словами, воспитание — это не только умение пользоваться столовыми приборами, но и вектор направления мысли, а еще — элементарный этикет в общении. И если первую проблему с приборами западное общество как-то победило, то со второй им на данный момент справиться достаточно трудно.

Демократическое государство, которое, по мнению западного человека, является эталоном организации общества, провозглашает свободу слова всех своих граждан, причем во всех аспектах их жизни. И граждане, совершенно не стесняясь, высказывают вам свои суждения по тому или иному вопросу, даже если эти суждения никакими фактами не подкреплены. Если гражданам, например, не нравится, что вы русского происхождения, то они всем своим видом, поведением и манерой разговора незамедлительно вам об этом сообщат. Если вы скажете им, например, что живете в Германии, потому что ваш муж немец, то услышите в ответ: «Все иностранки здесь такие…» И дико русскому человеку наблюдать такую невоспитанность и несдержанность, но свобода слова берет свое.

Европейцам порой присущи странные для нас высказывания о том, например, что Гагарин полетел в космос вместо собаки, что у него даже не было высшего образования и Циолковский для него априори должен был остаться неведомым писателем, по причине того, что Гагарин — выходец из крестьянской семьи. А такие люди не могут иметь хорошего образования и, уж тем более, читать художественную литературу. (Предпосылки данного суждения можно прочитать в главе № 15). И тут мне пришла на ум одна русская поговорка: «По себе о других не судят». Если в Германии сын крестьянина порой не смеет и мечтать о высшем образовании, то в Советском Союзе и Гагарин, и Дегтярёв, и Курчатов, и Люлька творили историю и были выходцами из простых семей. И невдомек европейским гражданам, что советская популярность образованности радикально отличалась от их европейской популярности узкой специализации. Это было для нас обычным явлением: иметь дома и Циолковского, и Пушкина, и Лермонтова, и Толстого, и Достоевского и читать их, даже если у тебя всего 3 класса образования сельской школы.

Литература изучалась в советской школе уже с младших классов. И каждый ребенок знал имена Николая Носова, Корнея Чуковского, Сергея Михалкова, Самуила Маршака и мог наизусть цитировать отрывки их произведений. В средних классах все хотели быть похожими на Тимура и его команду, на детей капитана Гранта, а девочки наизусть цитировали Шекспира. В старшей школе было неприемлемо не знать имен выдающихся российских и зарубежных писателей. Уроки музыки давали представление о музыкальных направлениях и о великих композиторах. Так шаг за шагом формировался культурный человек, так строилась культура общества. Это кропотливый и тяжелый труд.

На нынешнем Западе, к сожалению, вследствие сознательно выбранной концепции постмодернизма, многие люди так и остались среди того народа, который в произведении Горького про Данко, сидел в «болоте и темени леса».[98]

Из писем эмигрантов:

Израиль. «Культурный уровень общества? Встречался я с этим вопросом, прежде всего, на работе. Темы разговора, не связанные с деньгами, сексом или политикой, вообще не рассматриваются.

Взрослые люди могут совершенно серьёзно умножать 20 x 10 с помощью калькулятора, а когда его нет, спрашивать об этом у всех присутствующих. В итоге, вспоминают, что калькулятор есть в компьютере, и делают эти сложные вычисления там. Конечно, здесь я веду речь о простых людях — рабочих».

Канада. Учитель Михаил Шатурин так описывает сложившуюся ситуацию в Канаде: «На Западе высок культурный уровень общества? Ага, этот-то «уровень» и был для меня главным мотивом вернуться!

Звоню в Торонто в какую-то контору, спрашиваю, как к ним проехать. На том конце провода вовсе не дворник, а барышня с дипломом бакалавра.

Я — Так-так, эти 2 улицы, значит, параллельны?

Она — О нет, сэр, они не параллельны, они просто идут одна вдоль другой!

Слов «параллельные линии» не понимал и почти никто из доставшихся мне 10-классников (я работал учителем).

Приятельствовал на работе с учительницей английского языка, которая заодно давала уроки игры на блок-флейте. Зашёл разговор о том, сколь легко освоить этот инструмент. Я — русский идиот — решил вставить цитату из «Гамлета» про то, что «играть на флейте так же просто, как лгать», рассудив, что канадская учительница английского должна знать «Гамлета» так же хорошо, как её русская коллега знала бы «Евгения Онегина». Бог ты мой, как она на меня обиделась! Спутала меня с Шекспиром и приняла цитату за выпад в свой адрес, пока я ей пальцем в книжку не ткнул.

С другой учительницей (т. е. именно бакалавром педагогики) в разговоре упомянул Дон Кихота. Она в ответ глазами хлопает. Я уточнил, что имею в виду персонажа Сервантеса.

— ??? Да я, когда в школе училась, не брала курс мировой литературы, откуда я могу про этого Сервантеса знать?!

И впрямь, откуда…

Как-то мои 12-классники (молодые люди 18–19 лет) заспорили «про Вторую Мировую войну». Т. к. был урок физики, я вмешиваться в их спор не стал, а занял позицию наблюдателя. И вот голоса разделились. Одни утверждали, что «Советы были в той войне союзником Гитлера». Другие возражали, что «Советский Союз воевал с Германией, и Германия победила». Лишь только самый продвинутый молодой человек снисходительно заметил, что «в той войне русские помогали Канаде». Это тот культурный уровень, с которым они войдут в жизнь.

Если под культурным уровнем общества понимать не только уровень образованности, но и уровень бытовой культуры, то можно прибавить:

— постоянное воровство, которое требует огромного количество видеокамер наблюдения, — ими там всё утыкано;

— постоянную опасность вшей в школе, про которую мы в брежневском СССР не слыхали;

— привычку мыть посуду не проточной водой, а в заполненной водой раковине (т. е. полоща её в помоях);

— отсутствие привычки мыть руки перед едой (как я понял, это характерная «советская» черта, своеобразный маркер: кто в Америке моет перед едой руки, тот, вероятно, советский шпион);

— огромное количество «юмора», связанного с кишечными газами: об этом постоянно говорят (и не только.) ученики на уроке, с искромётным американским остроумием на эту тему прохаживаются в популярном мультике «Шрек», даже в фильме про «американский полёт на Луну» их «астронавты» обсуждают именно этот аспект космической жизни (можете представить себе подобное в устах Гагарина?!).

Далее каждый поживший на Западе продолжит перечень сам.

Добавлю ещё одно: когда я пытался обсудить с канадцами некоторые общественные проблемы, связанные со школой, то постоянно слышал ответы в совершенно одинаковых словах! От Нью Брунсвика до Британской Колумбии незнакомые друг с другом люди не только «думали» одинаково, но даже высказывались в одинаковых выражениях. Прямо как в романах Кафки! Отмечу, что, по моему ощущению, люди Сев. Америки, среди которых я жил, были сплошь «взрослыми детьми «Т. е. никогда не пытались думать самостоятельно, поставленные в тупик вопросом, отвечали: «Да просто так заведено!» (Its just the way of things!), всецело полагались на авторитеты. Т. е. вели себя подобно детям. На тех этажах западного общества, которые я наблюдал, «взрослых» я не встречал: они где-то, разумеется, есть, но управляют «детьми» незаметно. Замечу в сторону, что в советском (позднем) обществе детки, наоборот, быстро вырастали, благодаря хорошему образованию и массе свободного времени. И превращались в типичных подростков: языкатых ниспровергателей авторитетов, насмешников и скептиков, не желающих считаться с реальностью. Прямо, как в песенке у Окуджавы: «Все они красавцы, все они таланты, все они поэты!» Многие так и остались «подростками» до седых волос: ведь для трансформации подростка во взрослого нужно хлебнуть горя и испытать ответственность за себя и за других. А вот это-то и был главный советский «дефицит». Результатами такого затянувшегося тинэйджерства мы могли сполна насладиться в «перестройку». Впрочем, это уже совсем другая песня…»


Австрия. О классической музыкальной, а также общеобразовательной культуре в Австрии рассказывает А. В. Сиденко, пианист, преподаватель, выпускник Государственного Музыкального Училища и Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных, г. Москва. Преподаёт с 1994 года в музыкальных школах различных регионов Австрии.

«Когда я осенью 1994 года приехал в Австрию, в моём ментальном багаже почти что непоколебимо, аксиоматически был укоренён следующий миф: Австрия — это страна с глубокими и живыми классическими музыкальными традициями!

Причина возникновения этого мифа, думаю, несложна: 1) музыкальный народ — любители, профессионалы, школьники, студенты, педагоги — с детства впитывают примеры величайших взлётов творческого человеческого духа; примеры исключительных, уникальных — и тем не менее достаточно массовых, концентрированных на австрийской земле в течение каких-то 150–160 лет от Гайдна до Малера — проявлений классической музыкальной культуры.[99]

Ну, и как не предположить — зная всё это, живя этим, любя всё это, — что существует глубоко укоренённая, живущая, цветущая и «вечнозелёная» музыкально-культурная традиция. Традиция, предполагающая хорошо развитую дидактически и методически,[100] проверенную временем систему музыкального образования — от начального до высшего, — называемую термином «школа»?

Наши замечательные педагоги и профессора с сияющими глазами рассказывали нам на лекциях по истории музыки об их кумирах, — о композиторах венской школы, об их гениальных произведениях…

Писать я буду о том, что наблюдаю вот уже почти 17 лет подряд. То, что я буду рассказывать, могут подтвердить как мои коллеги, эмигрировавшие с бывшей территории Советского Союза, так и австрийские коллеги из тех, кто не поражён вирусом «теплохладности» по отношению к своей профессии.

В музыкальных школах Австрии уже довольно давно распространена система «Stunde zu zweit», т. е. — «урок вдвоём». Это когда на индивидуальном уроке, в классе с одним учителем и одним инструментом одновременно присутствуют два ученика. (То есть, один учится, а второй в это время «гоняет балду». - прим. Я. С.). Тот факт, что далеко не всегда возможно подобрать пару более или менее подходящих друг другу по уровню развития, способностей и интереса к предмету учеников, что прекрасно понимает каждый преподаватель и директор, никого не волнует. Речь идёт об экономии: родители каждого из этих учеников оплачивают полный час обучения, получают же их дети de facto лишь по полчаса занятий.[101] Иногда это вызывает резонные вопросы со стороны родителей, типа: «А почему, собственно, я плачу за полный час, если час делится на двоих?» Их быстро успокаивает директор дежурными и уже годами отшлифованными фразами: «Это правило для всей школьной системы нашего региона, поскольку регион вынужден экономить, ситуация с бюджетом — сами знаете какая…», — и т. п. Родитель говорит что-то вроде: «А… Ну, раз так, то тогда понятно… Что ж делать…» — и согласно кивает головой. Тогда следует момент ободрения: «Но если Ваш ребёнок покажет успехи, то с 3–4-го года обучения можно будет подумать о том, чтобы перевести его на полный индивидуальный час… За те же деньги». Тут родитель обычно «расслабляется»: «Ну, что же, это хорошо, справедливо…».

Как выдумаете, страдает ли качество обучения, если ученик общается с педагогом 25 минут в неделю, вместо 50 минут?

Те, кто ходил в советскую ДМШ,[102] помнят, что с первых же классов были не только уроки по специальности — по 2 часа в неделю, но и уроки сольфеджио — тоже по 2 часа в неделю, и так называемой «музыкальной литературы» — по 2 часа в неделю. Кроме того, в старших классах появился камерный ансамбль — с 5-го класса — фортепианный ансамбль с 6-го — аккомпанемент. Были в старших классах также и уроки теории музыки — по 2 часа в неделю.

Здесь о таком ученик, вернее, его родители, могут только мечтать. Как уже было сказано: 1 час в неделю («урок вдвоём») — специальность, плюс 1 час в неделю 8 недель подряд, за пару месяцев перед переходным или выпускным экзаменом — лекции по темам музыкальной теории.

Отсутствие теоретических образовательных дисциплин вроде истории музыки приводит к тому, что даже хорошие ученики (количество каковых, понятное дело, стремится к нулю) в конце обучения не знают, кто такой Рахманинов, Скрябин, Прокофьев, Шостакович… Имена Листа, Равеля, Малера, Брукнера и др. для них — тоже зачастую загадка. Пианисты не знают таких величайших представителей своей специальности, как тот же Рахманинов, как Рихтер, Бенедетти-Микеланджели, Гульд. Это всё при том, что колоссальное количество записей в любых форматах доступно сегодня в интернете! Нам, представителям поколения 70-х г.р., о таком свободном доступе в сокровищницу мирового музыкального и исполнительского искусства приходилось только мечтать. Нередко ученики музыкальных школ практически совсем не знают знаменитейших симфонических или оперно-балетно-симфонических произведений, таких как, например, 3, 7 симфонии Бетховена, 3 или 4 симфонии Брамса. Шуберта — величайшего австрийского композитора, венца, одного из абсолютных гигантов мировой музыки — не знают ВООБЩЕ, за исключением, пожалуй, его имени, симфоний Чайковского не знают, Шопена знают по крупицам разученного. Продолжать можно долго. Картина удручает.

Ведь если незнание хотя бы имён русских и советских творцов мирового культурного наследия ещё можно списать на контузии, полученные в результате информационной войны, то на что списывать незнание таких имён «своих», немецкоговорящих авторов, как Рильке, Ремарк, Гессе, Манн, нередко — Гёте, Шиллер? Не только мызыкант, но любой образованный человек, закончивший гимназию, а тем более университет, обязан быть знаком с именами и произведениями, составляющими мировое культурное наследие.

«Виноваты конкретные педагоги», — скажете Вы. Да, но мы должны обучить человека игре на инструменте, прежде всего. То, что мы успеваем впихнуть в головы школьников из теоретических знаний всего лишь за 50 минут в неделю, да ещё и «вдвоём», мы делаем. Однако невозможно использовать все уроки по специальности на культурно-музыкальное образование ребёнка — Боливар не выдержит двоих. Попробуйте-ка человеку, желающему стать лётчиком, прочитать только лишь курс истории и теории воздухоплавания, а затем посадите его в самолёт. Полетит? Вот то-то! — отвечу я.

Будет ли хоть что-то улучшаться? Нет. Не будет. Будет только ухудшаться. Хорошо, если не лавинообразно. Если, конечно, не произойдёт чудо. Обычное, чудесное.

Музыкальные школы буквально удушает сегодняшняя финансовая ситуация. Сотням детей в Штирии каждый год не удаётся попасть в музыкалку;[103] частью люди выстраиваются в очередь, частью — отказываются от этой идеи.

При этом катастрофически сокращается финансирование музыкальных школ: «…На шесть миллионов евро должен сократиться бюджет 48 штирийских музыкальных школ. Согласно планам экономии земельного правительства, в будущем на школы выделяется лишь 18, вместо 24 миллионов евро. Два миллиона евро должны быть сэкономлены в 2012-м, остальные четыре — в 2013…»[104]

«… Причиной потери качества преподавания директора называют неэффективную систему: переполненные классы и неправильное распределение средств. Учителя вынуждены работать в своё свободное время, чтобы адекватно продвигать одарённых учеников…»[105]

И ещё один момент, который австрийские директора музыкальных школ небезосновательно считают одной из ключевых причин значительного недофинансирования и катастрофического ухудшения общей ситуации: «…результаты штирийских участников конкурса «Прима ла музика»[106]<…> ухудшились. «Налицо ощутимые потери качества», — говорит Герхард Фрайингер, директор музыкальной школы Айзенерца и председатель Совета музыкальных школ — совещательного органа при земельном правительстве. Предмет критики номер два[107] в связи со всем этим: секция по музыкальным школам земельного правительства занята и руководится людьми, «не имеющими отношения к этой специальности»,[108] которые, по сути дела, как говорит Фрайингер, содержательно не должны были бы иметь с музыкальными школами ничего общего. К тому же они слишком мало прислушиваются к Совету музыкальных школ. Это проявляется также в том, что Совет перестал созываться земельным правительством…»[109]

С многолетним недостатком финансирования связано ещё одно курьёзное обстоятельство: «многостаночность» австрийских учителей музыкальных школ. Педагог преподаёт множество разных специальностей одновременно, причём часто довольно далеко отстоящих друг от друга по виду инструмента и технике игры на нём. Например, одна моя коллега преподаёт гармонь, цимбалы, скрипку, блокфлейту и фортепиано, другая — скрипку и фортепиано, ещё один коллега преподаёт тубу, тромбон, прочую низкую медь, а до недавних пор преподавал и «киборд»,[110] фортепиано и виолончель… «Киборд» — это отдельная песня! Это, понимаете ли, самостоятельная специальность в австрийских школах! Гораздо большее количество учеников хотят заниматься «кибордом», а не фортепиано.

Не лучше дела обстоят и с общей культурой. Кое-что я уже заметил выше — о незнании многими молодыми людьми таких имён, как Рильке, Ремарк, Гессе, Манн и др. Интересно, что имя Менделеева, как создателя одной из фундаментальных основ всей человеческой науки — Периодической системы элементов, сегодня просто замалчивается в австрийских гимназиях. Предположу, что во всех или в большинстве из них. Вопрос о Менделееве я задавал нескольким гимназистам и гимназисткам, обучающимся в разных гимназиях Австрии. Первый раз я задал этот вопрос в 1996 году. Ответ «не знаю» меня настолько ошеломил, что с тех пор я задаю его постоянно. Понятное дело, что имя Гагарина — тайна за семью печатями, что имена Пушкина, Достоевского, Гоголя, Чехова, даже Толстого, несмотря на голливудские «Войны и миры», — пустой звук, трудноразбираемый нерусским ухом. Обо всём этом мне рассказывали австрийские интеллектуалы и просто образованные люди. Интересно, что возраст тех людей, для которых большинство из перечисленных выше имён творцов не является просто колебанием воздуха, — от 45 лет и старше. Они, как и я, считают, что за последние 10–20 лет произошёл лавинообразный «обвал» количества и качества знаний, которые молодёжь выносит из средней школы. Да и университетское образование, по их мнению, отнюдь не улучшилось. (Подробнее см. миф № 21). Очень многие взрослые австрийцы, в возрасте до 45 лет, даже имея высшее образование, никогда не слышали таких имён, как Жюль Верн и Стивенсон, Хемингуэй и Драйзер, Джек Лондон, а иногда даже Шекспир. Поколения детей и подростков в нашей стране выросли на этих авторах, взрослые перечитывали их произведения. Редкий сорокалетний человек на постсоветском пространстве скажет, что он никогда не слышал об этих творцах культуры в прямом смысле этого слова. А в центре Европы — не слышали!

Тенденция «обескультуривания» масс в так называемых развитых западных странах, видимо, имеет глобальный характер. Не удивлюсь, если эта тенденция — лишь одно из внешних, видимых проявлений проекта, имеющего своей целью кардинальное переустройство жизни как человеческих обществ в целом, так и каждого конкретного индивидуума, причём, во вполне обозримом будущем».

Франция: Казалось бы, в стране, со знаменитыми театрами Больших Бульваров, с красивейшей архитектурой, давшей миру громкие имена великих писателей и художников, ситуация должна складываться иным образом. Но.

Из писем эмигрантов:

«На Западе высокий культурный уровень общества? Сущая неправда: во Франции, как и везде, все общество разделено на «слои». Существует большое число ничем не интересующихся людей, никогда(!) не бывших в театре, а об опере и говорить нечего, или не читающих ничего(!) или просматривающих популярные газеты, которые стараются вызвать сенсации на самом низком уровне, конечно же, совершенно не заботящиеся об «образованности своих читателей» (а иначе чем деньги-то зарабатывать?). Множество людей выглядят совершенно безвкусно, просто до смехоты, одетые в эти кричащие, дешевые, по их мнению «модные», вещи…

Другие, культурно более развитые слои стараются держаться обособленно: жить, например, в более дорогих кварталах, чтобы «быть среди своих», тщательно выбирать школу для своих детей и т. д.

Даже, так сказать, «буржуазные» слои не тождественны «культурно развитым». Я близко знакома с очень хорошо обеспеченными «старинными» семьями с длинным генеалогическим деревом, на «воскресном обеде» которых можно просто умереть от скуки, удивляясь тому, как мало интересных и захватывающих тем обсуждается и как много тем, честно говоря, мещанских и стагнирующих. Но, надо отдать им должное, все это выражается в очень хорошем языке, без нецензурных выражений, с большой вежливостью, и никогда никто на свою жизнь не жалуется. Все прекрасно!

Подавляющее большинство людей здесь не читает литературы вообще, не говоря уже о классических произведениях. Все заняты другим: работой, обсуждением налогов, выражением недовольства по поводу политиков или иммигрантов и т. д.

Культура здесь — это роскошь. Опера или балет стоят, ну, скажем, 80 или 100 евро за постановку. Надо иметь такие деньги, также нужно иметь время, то есть надо быть настолько богатым, чтобы позволить себе тратить эти деньги, не работая с утра до ночи. Если у Вас есть дети, то за вечер (на который вы потратите как минимум 160 евро на двоих) вам придется также оплатить по минимальной заработной плате нянечку, а это еще 50 или 60 евро.

Один раз, поехав в «земли на Луаре» — это место во Франции со множеством королевских дворцов, — я случайно встретила одну девушку из Томска. Она мне сразу рассказала о различных дворцах, об их достопримечательностях и истории. Мне это очень бросилось в глаза, так как «здешние» люди рассказывают чаще всего об этих же дворцах следующим образом: «Ну, вот этот очень красивый… очень много туристов… А вот этот красивый, стоит на воде и т. д.». В то же время девушка из Томска говорила, что «здесь Леонардо да Винчи построил интересную лестницу, а здесь он проводил такие вот эксперименты». Это мне показалось характерным для русских людей: они не «расслабляются», а хотят все знать».

Голландия. Вот, что пишет о культуре голландского общества автор Ирина Маленко в своей книге «Совьетика».

«После СССР я чувствовала себя в Голландии так, словно оказалась в мракобесных средних веках. То, что продавая порножурналы и «толерируя» зону красных фонарей, общество унижает достоинство всех женщин, было слишком сложно для их прямолинейного и плоского мировосприятия, в котором форма и упаковка непременно были намного важнее, чем содержание. Голландские женщины считали это унижение делом нормальным, не представляли себе другой жизни и чуть ли не гордились, когда их оценивали по размеру их бюста и форме ягодиц, словно породистых лошадей на рынке. «Мои груди за 20 лет стали только на 4 сантиметра длиннее!» — вопит на всю страну образец «успешной голландской бизнес-женщины» телеведущая Линда де Мол. Остается только посочувствовать человеку, если ему больше нечем похвалиться. Они искренне считали, что выставить свои груди и зады на всеобщее обозрение на пляже есть признак женской освобождённости и их личный свободный выбор, отказывая почему-то в настолько же свободном выборе носить головной платок турецким и марокканским иммигранткам».[111]

В заключение приведём отрывок из книги С. Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием», а читатель пусть решит для себя сам, хотелось бы ему такой, характерно западной культуры и образованности для себя и своих близких.

«В последние два десятилетия СМИ активно пропагандируют новый вид искусства — перформанс (performance). Это сценическое представление без жесткого сценария. Оно соединяет визуальные искусства с театрализованной импровизацией. Корнями оно уходит в футуризм и дадаизм, иногда его называют хэппенинг, бодиарт, концептуальное искусство. Одной из главных концепций этого искусства как раз и является разрушение этических и эстетических норм, снятие всяческих табу. Вот пара сообщений о недавних представлениях, вызвавших большой интерес. С большим успехом в ряде стран (Мексика, Испания, Италия, Словения) три года назад был представлен перформанс «Эпизоо». Автора его называют «современным Франкенштейном». Суть спектакля в том, что обнаженный актер помещается в установленную на сцене «машину пыток». Она имеет компьютерное программирование и гидравлические устройства, которые могут растягивать рот, нос, уши и другие части тела художника, причиняя ему боль. Управлять машиной могут зрители, что приносит им большое удовольствие. Кстати, в Испании этот спектакль был устроен в церкви Святого Эстебана — святого, которого римляне подвергли пыткам. В Словении тот же автор должен был выставить чудовищные человеческие головы, изготовленные из мяса.

Зимой 1999 г. в Доме Америки в Мадриде с большим успехом выступил художник из Мексики с перформансом «Же-Латина». На огромном столе лежала огромная и очень похожая на самого автора обнаженная человеческая фигура, сделанная из сладкого желе и погруженная, как в гроб, в кремовый торт (в газетах тогда были опубликованы прекрасные фотографии). Сам художник, тоже совершенно обнаженный (но в маске), большим мачете отрезал по просьбе гостей и подавал им различные части своего тела. Поначалу представители культурной элиты ели нехотя («Один вид таких вещей вызывает понос», — пожаловалась одна дама). Но потом покушали с большим аппетитом. Как сообщают газеты, детородный орган торжественно съела невеста художника. Оказывается, этим спектаклем автор хотел выразить «каннибализм современного общества». С проблематикой манипуляции сознанием прямо связана принципиальная внеморальность «четвертой власти» — прессы. В последние годы корпорация работников прессы сделала огромный шаг к полному искоренению чувства стыда. Бесстыдство само стало особой технологией, которая обезоруживает нормального человека, делает его еще более беззащитным против манипуляции. Сегодня мы переживаем новый качественный сдвиг — само разоблачение случаев прямой лжи усиливает влияние прессы».[112]

Можно еще долго рассуждать о западной культуре, приводя множество разнообразных примеров. Очевидно одно: культура, созданная в советские времена, во многом превосходила европейскую. Запад не смог сломить нас войной, но попытался уничтожить наше культурное наследие, подменив его саморазрушающейся массовой культурой. И, к сожалению, эта попытка во многом оказалась успешной. Вы готовы «спуститься» до европейского культурного уровня, приобщив к этому ещё и своих близких?



Миф № 13
Западные одежда и обувь — высокого качества

«Нет такого преступления, на которое не пойдет капиталист, ради трехсот процентов прибыли»

К. Маркс «Капитал»
США, конец ноября, температура +5 °C, дождь

Пояснение мифа: Европа издревле считалась законодателем моды. Европейская одежда и обувь — эталон для подражания. Применяя передовые технологии, европейским дизайнерам удается создавать высококачественную одежду и обувь по доступным ценам.


На первых курсах обучения в институте мечтой большинства моих сокурсниц была поездка в Европу. И вовсе не для того, чтобы проникнуться европейской культурой или насладиться красотами архитектуры. Основной целью был «шопинг». Несмотря на то, что советские времена уже давно закончились и к нам в страну хлынула нескончаемая масса долгожданного импорта, в воздухе по-прежнему витал миф о том, что там, «за бугром», одежда совсем другая, из высококачественных материалов, сшитая искусными мастерицами на самом передовом оборудовании, а не это «китайское, тайваньское, турецкое. (список можно еще долго продолжать) барахло», которое мы вынуждены носить. Все эти мифы тщательно поддерживались многочисленным количеством совершенно бесполезных, зато модных журналов, одежда в которых с каждым номером становилась чем менее носибельной, тем более модной. Благо, что эти самые журналы были далеко не всем по карману.

Спустя почти десять лет, я начинаю понимать, почему на Западе так ценен ручной труд, почему вещи с логотипом hand-made стоят огромных денег и люди готовы платить эти деньги. Но, к сожалению, доступна эта роскошь далеко не всем. Давайте попробуем разобраться вместе, в чем причина.

Из писем эмигрантов:

Австрия. «Меня поначалу удивляли и умиляли, а затем настораживали и пугали те изменения, которые на моих глазах из года в год происходили на австрийском рынке одежды и обуви. Вроде бы тема маловажная, не самая насущная, а ведь люди из такого далека едут на Запад, чтобы купить «высококачественные европейские шмотки». Ведь в России продают всё пошитое «ногами» в Турции или Китае, так что о качестве остаётся только мечтать. То ли дело Европа!

А в солнечной Европе вот уже более десяти лет происходят удивительные события. Однажды все магазины внезапно начали гнуть следующую линию: синтетическая одежда — самая полезная одежда в мире! Оказывается, хлопок вреден для здоровья! В нём человек потеет, в мокром белье накапливаются вредные для организма вещества, и в итоге человек заболевает. То ли дело — синтетика! В ней тело дышит. Новейшие технологии одежды позволяют влаге свободно выходить из тела, а холоду и ветру не проникать в организм. Хлопчатобумажное нижнее бельё было выведено из широкого ассортимента как непригодное для ношения. Зато на вакантное место радостно впрыгнули братья нейлон и акрил. Причём, сия «реформа» затронула не только самые дешёвые, но даже особо дорогие магазины. Синтетические истины стали вдруг твердить все продавщицы сразу, одним и тем же заученным набором фраз с одинаковым выражением лица.

Далее, в один прекрасный день во всех магазинах вдруг появились товары и обувь под названием «унисекс». Это значит — подходящие как для мужчин, так и для женщин. В торговых центрах и маленьких лавочках полки товаров мгновенно разделили не, как обычно, на две части, а на три: мужская, женская мода и унисекс. Посередине магазинов появились ряды с серо-коричневой гаммой цветов, мешком висящими робами, бесформенными куртками с капюшоном и ботинками по типу армейских. Вид у этих товаров был самый непривлекательный, но все продавцы убеждённо тараторили, что это самая удобная и практичная мода. Данные товары может носить в семье как муж, так и жена. Дёшево и экономно в придачу. А на следующий день все города окрасились в эти самые серо-коричневые тона, по улицам стали спешить по своим делам существа в капюшонах, половую принадлежность которых с трудом можно было распознать даже при близком рассмотрении. Через год остальные одежда и обувь в магазинах перешли на те же цвета и перестали быть подчёркнуто женственными или мужественными.

Вот ещё один любопытный факт. Как-то в обувном отделе мне бросились в глаза широкие резиновые тапки, напоминающие по форме деревянные башмаки — элемент традиционной национальной одежды простого рабочего люда в Европе далёких веков. Назывались они — «crocs». Вроде бы для огорода обувь была подходящей, но только цены кусались. За одну пару таких «башмаков» приходилось бы выложить в среднем около 40 евро. Внезапно из всех СМИ медовыми потоками полилась реклама этой обуви. Тапки оказались самой удобной, красивой, модной и полезной обувью XXI века. Через дырочки в них ноги всего населения внезапно получили возможность дышать. На все лады расписывались преимущества и привлекательность данного товара. Назавтра, о чудо, города преобразились. Люди заспешили в этих резиновых полуботинках на работу и в офисы, в школу и в театры. По улицам шли люди в приличных костюмах и продырявленных тапках пёстрых цветов. Дети выклянчивали у мамаш немалые деньги на украшения, прикалываемые к тапочкам, которые привлекали с прилавков широким выбором. В школах пошли конкурсы на самые «крутые» и дорогие тапки.

А когда пришла зима, оказалось, что существуют меховые вкладыши. По морозным улицам запестрел народ в пальто и продырявленных резиновых «бутсах» разных цветов с просвечивающимися через дырочки белыми меховыми прокладками. Сейчас выбор этого редкого произведения человеческой фантазии как нельзя широк, а товар как нельзя популярен.

Прошло совсем немного времени, и из продажи исчезли кожаные сапоги. Причём во всех магазинах сразу. По всей стране продавцы упрямо повторяли мне, что кожаная обувь — непрактичная, недолговечная, дорогая. Она плохо удерживает влагу, на ней остаются белесые полосы от снега, она быстро приходит в негодность. То ли дело, обувь из искусственной кожи! На ней никогда не остаётся полос, её можно побрызгать специальным средством, и она не будет пропускать воду. И главное: искусственная кожа — вдвое дешёвле, если мода изменится, всегда можно позволить себе купить новую обувь.

Даже если не брать во внимание всем нам известную истину, что кожа всегда была лучше синтетики, давайте посчитаем! Если кожаные сапоги служат в среднем 6–8 лет, а «кожзам» можно выбросить через 1–2 сезона, то где же тут выгода? Предупреждаю: вразумительного ответа у продавцов вы не найдёте.

Теперь насчёт пошитого «ногами». Львиная доля одежды и обуви, продаваемая в широкой сети магазинов, а также часто в недешёвых бутиках Австрии пошита в странах Южной, Юго-Восточной Азии и в Китае. Внешний вид очень привлекательный. О качестве остаётся только мечтать. Очень часто швы расползаются, нитки «выпотрашиваются», одежда линяет после первой стирки, подошвы у ботинок отклеиваются. В общем, доступные цены западной одежды и обуви с лихвой окупаются для их производителей не только в связи с дешёвой рабочей силой, но и с постоянной покупкой новых товаров, на смену пришедшим в негодность».


Что должен, как правило, человек вкладывать в понятие «качественная одежда»? Прежде всего — это натуральность материалов, из которых она пошита. То есть чем меньше искусственных добавок, тем одежда приятнее и полезнее для тела. Во-вторых, это качество окрашивания вещей. Качественный краситель не линяет при стирке и не оставляет следов на другой одежде, не содержит в себе примесей тяжелых металлов, способных повлиять на наше здоровье. И, наконец, последнее — это качество кроя и пошива.

Исследования, которые провели швейцарские ученые, подтверждают тот факт, что европейскую одежду трудно назвать безопасной для здоровья, а тем более трудно назвать качественной.

С каждым годом все больше и больше людей на планете страдают аллергией. И, казалось бы, неведомый еще несколько десятилетий назад недуг уже набирает катастрофические обороты. Аллергия становится мировой проблемой, ежегодно количество детей и взрослых, страдающих этой болезнью, увеличивается на 5 %.

«Аллергия — это индивидуальная реакция человеческой иммунной системы на определенный материал. «Индивидуальная» означает, что у большинства нет реакции на этот самый материал, у некоторых она проявляется незначительно, и лишь только у ограниченного числа людей она имеет острый характер. Причины развития болезни до конца не ясны, и взгляды ученых на причины аллергий очень сильно разнятся: среди них есть и возрастающее загрязнение окружающей среды, и большое количество гигиенических средств, которые убивают все возможные микробы и не позволяют нормально работать иммунной системе, и действие различных пищевых добавок. Некоторые вещества, применяемые при производстве текстиля, также могут вызывать аллергию:

Формальдегид. Формальдегид используют в промышленности как дезинфицирующее средство. При производстве хлопка и вискозы его применяют в качестве добавки, которая позволяет бороться с бактериями при стирке. Концентрация формальдегида в размере 1 ppm[113] может вызвать у человека раздражение глаз и дыхательных путей, а в размере 10 ppm может вызывать кашель, бронхит и затруднение дыхания. Япония стала первой страной, которая установила предельные нормы содержания формальдегида в одежде. На данный момент в Европе (кроме Швейцарии) разрешено применение до 1500 ppm.

Никель — это металл, который применяют как добавку к другим металлам (например, железо) для улучшения их коррозионных свойств. При контакте с кожей может вызвать аллергию. В производстве одежды применяют никелевые застежки, кнопки, пряжки, петли, молнии и др.

Тяжелые металлы. Потенциально опасными могут оказаться даже красители, которыми окрашивают одежду, так как большинство из них содержат примеси тяжелых металлов (никель, медь, хром, кобальт, цинк). Технология изготовления красителей того или иного цвета включает в себя обязательное применение тех или иных видов тяжелых металлов. Сами по себе эти металлы неопасны, но когда они соприкасаются с кожей, через пот и кожные выделения, они проникают в наш организм. Токсичность тяжелых металлов при их соприкосновении с кожей еще не доказана, ввиду отсутствия прецедента. Однако такие металлы особо опасны не только тем, что вызывают аллергические реакции, они наполняют организм канцерогенами, которые приводят к раковым заболеваниям и могут привести к различным мутациям, в частности к изменению структуры ДНК.

Средства защиты от насекомых. В современной аграрной индустрии при выращивании хлопка для борьбы с вредителями применяют различные химические средства защиты. Пестициды, гербициды и фунгициды позволяют бороться с насекомыми, сорняками и плесенью, но оказывают влияние и на здоровье человека. В Европе запрещено производство хлопка с применением подобных веществ, однако это не распространяется на текстиль и одежду, импортированную с других континентов».[114]


Да, в Европе существует множество законодательных актов, которые ограничивают или запрещают применение в производстве тех или иных веществ, пагубно влияющих на окружающую среду и организм человека. Но какое количество текстильной продукции вообще ещё производится на территории Евросоюза? Проанализируем этот вопрос на примере Германии.

«В конце 70-х годов в легкой и текстильной промышленности началась серьезная фаза реорганизации, которая продолжала набирать обороты в 80-е и длилась до середины 90-х годов. Эта реорганизация повлекла за собой значительные структурные изменения в промышленности. Количество рабочих катастрофически снижалось: в некоторых регионах, особенно в Баварии и Баден-Вюртемберге, их число было снижено почти на 40 %. Однако таким изменениям способствовал целый ряд причин: ужесточившаяся конкурентная борьба, падение спроса на продукцию и возросшее количество импорта. Необходимость повышения производительности труда и одновременно снижения себестоимости продукции привели к серьезной реорганизации: многие предприятия остановили выпуск продукции или перенесли основные производственные мощности за границу, в страны с более низким уровнем оплаты труда, чем в Европе. Легкая промышленность одной из первых отреагировала на мировые процессы интернационализации. Первыми странами дислокации европейских производств стали страны восточного блока, например Чехия, Венгрия, позже — Китай, Индия или Индонезия. Для многих компаний такое решение стало нисходящей спиралью. Перемещению производства и снижению затрат на ведение бизнеса способствовали равно как снижение цены, так и постоянное давление конкуренции. Для того, чтобы удержаться на рынке, необходимо было постоянно снижать издержки и искать пути удешевления продукции. Это привело к тому, что в настоящее время 95 % всей одежды, продаваемой на территории Германии, производится за ее пределами.

Общее число предприятий, производящих сегодня одежду и текстиль на территории Германии, равно 1288. Из них 43 % (378) предприятий по производству текстиля и 46 % (188) предприятий по производству одежды относятся к малому бизнесу, с количеством работников от 20 до 49 человек.

Для анализа структуры импорта одежды и текстиля в Германии посмотрим следующую диаграмму исследования, проведённого Католическим университетом гг. Айхштетта и Ингольштадта (Германия) от 2007 года:

Она показывает, что, начиная с 1960 года, количество импорта ежегодно возрастало. В 2002 году количество импортированной продукции составило более 19 млрд. евро. Более 95 % продукции, предлагаемой для продажи на территории Германии, было произведено в других странах. Наибольшая часть текстиля и одежды поступила из Азии, в размере более чем 10,7 млрд. евро. Импорт из Китая составляет 5,4 млрд. евро, что является практически половиной всего импорта, поступившего из азиатских стран, и составляет более чем пятую часть всей доли импорта Германии. Из других европейских стран Германия получила товаров на 9,6 млрд. евро: в наибольшей степени из Турции (3,5 млрд.),[115] Италии (2,3 млрд.), Бельгии/Люксембурга (1,1 млрд.), Румынии (1,0 млрд.). Импорт из других стран, таких как Северная, Центральная и Южная Америка или Африка, играет второстепенную роль».[116]

Из вышесказанного следует, что хотя на одежде и нанесены европейские ярлыки, но качественной ее назвать трудно, да и производится она в большинстве своем на тех же фабриках и заводах и теми же рабочими, что и одежда, продаваемая сегодня на территории СНГ.

А теперь хотелось бы вернуться к вопросу о воспетой европейской моде.

Мода — это часть культуры любого народа. Процессы, которые в последнее время происходят в моде, трудно назвать отражением культуры в обществе. Нравственные ценности должны бы направлять общество в одно русло, но мода постоянно пытается повернуть его в другое, доказывая, что все каноны и правила — это пережитки прошлого, нужно не стесняться проявлять себя и показывать всем свое «Я». Это сейчас принято называть индивидуальным стилем. Современная мода — огромная индустрия. И функция ее, скорее всего, не только в создании одежды для общества, но и в формировании у него определенной культуры, мировоззрения, мироощущения. Быть модным сегодня — это, чаще всего, сочетать несочетаемое, и такая одежда не украшает человека, а скорее уродует его. Дизайнеры как бы заменяют наши сложившиеся взгляды о красоте на совершенно противоположные. Человек начинает теряться в этом мире. Сначала его убедили, что белое — это черное, а теперь его можно легко убедить в какой угодно несуразице только лишь потому, что это мода, или новый стиль, или правительство так решило, руководствуясь новыми веяниями. Вот этим и занимается большинство модных западных журналов на протяжении последних десятилетий.

Опытный психолог и обозреватель информационно-аналитической службы «Русская народная линия» Ирина Медведева[117] так описывает современные веяния западной моды:

«Взять хотя бы моду. Проектировщики глобального мира, судя по всему, решили использовать ее в качестве одного из сильнейших средств патологизации психики. Корсаков, Ганнушкин или Кащенко (прим. — корифеи русской и советской психиатрии) могли бы не устраивать свои знаменитые профессорские разборы для студентов-медиков в стенах психиатрических клиник, носящих теперь их имена. Зачем извлекать больных из палаты и приводить в аудиторию, когда можно выйти на улицу и с приятностью устроить практикум на свежем воздухе?

Вот женщина не просто полная, а с болезненным ожирением. Но она в обтягивающих, больше похожих на рейтузы брюках и такой же облегающей майке. Да, не прошли даром так называемые «fat-show», фестивали и клубы толстяков, в которых задавали тон звезды эстрады, тоже, мягко говоря, не отличавшиеся худобой. На эту женщину никто даже не обращает внимания. И разве она такая одна? Между тем это яркий пример сниженной критики, сопутствующей серьезным психическим заболеваниям.

Вот старуха в джинсовой юбке, кроссовках и бейсболке с ярко-красным козырьком. Стиль девочки-семиклассницы. Ганнушкин, наверное, квалифицировал бы это как старческое слабоумие. Но сегодня за такой диагноз в сумасшествии обвинили бы самого Ганнушкина. Это ж так прекрасно, когда человек не помнит о своем возрасте и в семьдесят пять хочет выглядеть как в пятнадцать! Значит, он молод душой, не унывает, верит, что у него еще все впереди…

А вот всамделишные пятнадцатилетние. Он в майке без рукавов, которая всегда считалась атрибутом нижнего мужского белья. Голые плечи обезображены татуировками. На одном плече дракон, на другом — какая-то харя. В ухе масса сережек — по всему периметру ушной раковины. Осветленные, как у женщины, волосы стоят дыбом. Вид довольно кошмарный, но еще уродливей выглядит девица. Синими губами она напоминает покойника, черными ногтями на руках и ногах — того, кто не к ночи будь помянут, а выбритые на голове дорожки похожи на проплешины, которые бывают у страдающих трихотилломанией — очень тяжелым невротическим расстройством, когда больные вырывают у себя на голове волосы, выдергивают брови и ресницы.

Такое явное обезображивание своей внешности называется в медицине «порчей образа». Оно бывает при весьма серьезных душевных расстройствах. Но, если полистать свежие журналы мод, становится понятно, кто индуцирует безумие широкой публике. Журналы причесок будто издаются в помощь ведьмам, чтобы они смогли привести себя в надлежащий порядок перед полетом на шабаш. Все представления о красоте волос вывернуты наизнанку. Всегда ценились пышные, густые волосы. Теперь с помощью особых приемов создается впечатление, что на голове три волосинки. А сколько усилий тратил парикмахер, чтобы добиться аккуратной стрижки, идеально ровной челки! Сейчас же модно стричь вкривь и вкось, сикось-накось. Вдумайтесь в само слова «прическа». Приставка «при» означает приближение. Волосы чешут, приближая друг к другу и одновременно к голове. Теперь же модную прическу уместнее было бы называть «растрёпкой» — неровные патлы еще и старательно хаотизируют. Ну, и, наконец, при самых разных модах на прически, никогда не оспаривалось, что волосы должны быть чистыми. Теперь их нужно специально засаливать и вдобавок превращать в паклю.

Неопрятность вообще сейчас поднята на щит. Юбки с перекошенным подолом или даже в виде лохмотьев, прорехи на джинсах, специально, художественно порванные пятки на чулках, рубашки, торчащие из-под свитеров или нарочно застегнутые не на ту пуговицу, обвислые футболки, трехдневная щетина… Но ведь неопрятность — тоже один из клинических симптомов. А если точнее — одно из важнейших указаний на шизофрению. Психиатрическому больному-хронику свойственно забывать, застегнута ли у него одежда, давно ли он мыл голову или брился…

— Да ладно вам пугать! — возмутится читатель. — При чём тут психиатрические хроники? Мало ли как люди выглядят, чтобы соответствовать моде?

Но нельзя соответствовать моде чисто формально. Мазать губы синей мертвецкой помадой и при этом оставаться доверчиво-радостным ребенком. Демонстративность, неряшество, уродство, непристойность моды диктует и стиль поведения. А стиль поведения уже прямо связан с внутренней сущностью человека. Даже те люди, которые рабски не подражают моде, все равно варятся в этом соку и постепенно привыкают к уродству как к новой норме».[118]

В модной индустрии ежедневно трудятся, пожалуй, миллионы людей во всем мире. Половина из них стоит за станками и действительно занимается производством одежды. Вторая половина доказывает нам, что эта одежда не только создана по передовым технологиям, но еще и соответствует последним тенденциям моды. Вы хотите утратить свою индивидуальность и погрузиться в гонку за навязываемыми тенденциями? Модный мир Запада с удовольствием примет Вас.


Миф № 14
На Западе настоящая демократия

Пояснение мифа: западная демократия дает возможность людям самим решать свою судьбу и влиять на происходящие в стране процессы.


Определение демократии. Демократия есть форма правления, при которой все граждане имеют равный голос в принятии решений, влияющих на их жизнь.

Некоторые теории рассматривают демократию не только как политическую систему, но как идеал и источник вдохновения, тесно связанный с представлениями о том, что есть человек и к чему он должен стремиться, чтобы стать человеком в полном смысле слова.[119]

Мнение народа? О чём вы говорите? Как замечательно подметил Бертольд Брехт разницу между требованиями демократии и её реальностью: «Если бы выборы могли что-нибудь поменять в системе, их давно бы уже отменили».

Из воспоминаний авторов:

Австрия. На Западе, и в частности в Австрии, демократия — «священная корова». Это очень чувствительная тема для всех местных жителей. Вы можете в разговоре с ними свободно критиковать любые темы, но ни в коем случае не высказывайте ваши сомнения в демократии. С этого момента ваш собеседник перестаёт мило улыбаться, внутренне напрягается и как будто начинает тяготиться вашим обществом. Он может открыто критиковать вместе с вами за кружечкой пива политику и законы, культуру и работодателей, но, если вы позволите себе хотя бы надкусить круглое яблоко демократии, то не рассчитывайте больше на свободные разговоры. Эта тема является неприкасаемой. Ни одно пятнышко не должно омрачать светлого облика западной демократии!

Какова же она на самом деле — западная демократия? Вы, действительно, можете выйти, как в старом анекдоте, на площадь и прокричать: «Президент (нужное имя вставить) — дурак!» И вам за это ничего не будет. Вы можете как угодно обсуждать в кругу друзей все современные порядки в стране. Вам будут дружелюбно поддакивать и кивать головой. Но если вы отважитесь выйти с этими же критическими взглядами на широкую публику: написать статью, сделать доклад, открытое выступление, — то всё вокруг вас станет достаточно быстро меняться. Ваши друзья начнут сторониться или избегать вас, у вас вдруг появятся неприятности на службе, с вами станут отказываться работать адвокаты и страховые агенты, вас «внезапно» решит выгнать из квартиры ваш арендодатель. Достаточно быстро вы почувствуете себя неуютно и тоскливо. Лишь некоторые из ваших знакомых, возможно, отважатся сказать вам что-то в этом роде: «Хватит заниматься пиаром, вернись к нормальной жизни!» И все. Никакой поддержки, никакого дружеского плеча. «Борись один и утони, а мы посмотрим!»

«Овца и волк по-разному понимают слово «свобода», в этом суть разногласий, господствующих в человеческом обществе», — говорил Авраам Линкольн (1809–1865), шестнадцатый президент США.

Германия. Берлин. Партийный критик, профессор и преподаватель Высшей школы административных наук Ганс Герберт фон Аним уже много лет критикует немецкую демократию. Он считает, что в Германии её больше нет. «Народ не имеет права голоса. У нас нет ни власти народа, ни власти для народа — тем самым у нас нет и самой демократии», — сказал фон Аним в своём интервью газете «Bild am Sonntag».

На самом деле, в Германии правит «политический класс». Этот класс состоит из профессиональных политиков, около двух процентов всех членов партий, которые «руководствуются в первую очередь своими интересами». «Слишком роскошное и неоднократно противоречащее конституции, государственное финансирование различных партий» он называет «самым страшным грехопадением с момента основания ФРГ». К этому фон Аним также относит «неоправданное раздутие парламента и связанную с ним тенденцию к чрезмерно завышенным зарплатам политических деятелей», «извращённую систему выборов», когда депутатов избирают партии, а не граждане страны.[120]

В 2009 году тот же самый Ганс Герберт фон Аним, автор многих книг, посвящённых актуальной политике Германии, высказался по поводу выборов в европейский парламент: «Парламентские выборы Евросоюза имеют мало общего со свободными выборами!» «Если бы партия Германии на последних выборах ЕС получила меньше чем 1,3 млн. голосов, то она не прошла бы 5 % проходного барьера на выборах в парламент. Все голоса были бы ни к чему. В то время как того же самого количества голосов из Кипра, Мальты или Люксембурга хватило бы на то, чтобы получить 17 мандатов в парламенте. Это же вопиющая несправедливость!

Десятки немецких депутатов были избраны ещё до голосования! Причина: 99 немецких парламентариев ЕС не выставляют свою кандидатуру непосредственно в избирательных округах. Вместо этого люди голосуют за фиксированные партийные списки, согласно которым и устанавливают партийного делегата».[121]

На портале демократической партии Германии опубликована серьёзная статья под замечательным названием «Почему Германия не демократия».

Вот, лишь небольшие выдержки из довольно большой статьи:

«Неужели в Германии демократия? На это вопрос легко ответить, если проверить, соответствует ли она своему определению — «власть народа». Выборы президента ещё раз показали, что в Германии власть исходит не от народа, а от картеля правящих партий. Далее в статье приводится ряд аргументов, свидетельствующих о том, что в Германии нет демократии:

1. Нелегитимность конституционного закона.

2. Выборы в Германии — это фарс.

3. Свобода рыночной экономики?

Не для властного картеля устоявшихся партий.

4. Сизифов труд в марафоне с препятствиями: как правящие партии укрепляют власть картеля с помощью установления порядков выбора в бундестаг.

5. 5 % проходной барьер на выборах в парламент: паника вокруг так называемых «Веймарских соотношений».[122]

6. Противоречащие конституции голосования среди членов фракции.

7. Решения народа? Почти невозможны.

8. Полная несостоятельность прессы, в качестве т. н. «4-й силы». Унификация СМИ.

9. Кому это нужно? Купленные решения.

10. Самоувольнение: государство без граждан.

11. Бросить вызов — единственный шанс для демократии.[123]

Ещё немного о понятии европейской демократии. Есть такой документ под названием «Европейская Конвенция по защите прав и основных свобод человека». Статья конвенции 8.2 посвящена посвящена уважению личной и семейной жизни, неприкосновенности жилища и тайны корреспонденции. Не допускается вмешательство государственных органов в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».[124] То есть все люди имеют эти права, за исключением тех случаев, когда они ограничиваются необходимостью демократического общества. Кто устанавливает критерии необходимости? Где и когда общество, т. е. народ западных стран, голосовал за то, чтобы его телефоны прослушивали или его письма читали? Об этом собирали народное мнение, проводили народное голосование? Такого припомнить не удаётся. И кто, наконец, в таких случаях даст гарантии против злоупотреблений?

США. Ильф и Петров, путешествуя по Америке в тридцатых годах прошлого века, отмечали несоответствие между внешними формами «демократичности» и истиным содержанием американской демократии.

«… право на свободу и на стремление к счастью имеется несомненно, но возможность осуществления этого права чрезвычайно сомнительна. В слишком опасном соседстве с денежными подвалами Уоллстрита находится это право.

Зато внешние формы демократии соблюдаются американцами с необыкновенной щепетильностью. И это, надо сказать правду, производит впечатление.

Генри Форд по положению своему в американском обществе — фигура почти недосягаемая. И вот однажды он вошел в одно из помещений своего завода, где находилось несколько инженеров, пожал всем руки и стал говорить о деле, из-за которого пришел. Во время разговора у старого Генри был очень обеспокоенный вид. Его мучила какая-то мысль. Несколько раз он останавливался на полуслове, явно пытаясь что-то вспомнить. Наконец, он извинился перед собеседниками, прервал разговор и подошел к молоденькому инженеру, который сидел, забившись в далекий угол комнаты.

— Я очень сожалею, мистер Смит, — сказал мистер Форд, — но я, кажется, забыл с вами поздороваться.

Лишнее рукопожатие не ляжет тяжелым бременем на баланс фордовских автомобильных заводов, а впечатление — громадное. Этого молоденького инженера Форд никогда не пригласит к себе домой в гости, но на работе они равны, они вместе делают автомобили. Многих старых рабочих своего завода Форд знает и называет по имени:,Хелло, Майк!», или: «Хелло, Джон!» А Майк или Джон тоже обращаются к нему:,Хелло, Генри!» Здесь они как бы равны, они вместе делают автомобили. Продавать автомобили будет уже один старый Генри. А старый Майк или старый Джон сработаются и будут выброшены на улицу, как выбрасывается сработавшийся подшипник».[125]

В начале XXI века американцы, как большие мастера устраивать «шоу», еще более усовершенствовали внешние формы демократичности. В октябре 2008 года, когда подходили к концу предвыборные кампании кандидатов в президенты Джона МакКейна и Барака Обамы, в Америке появился новый народный герой — «Сантехник Джо» (Joe the Plumber).[126] На самом деле, его звали Джо Вюрцельбахер, он жил в маленькой деревушке Холланд (штат Охайо). Когда предвыборная кампания Обамы докатилась до этой деревни, случилось так, что Джо спросил у кандидата в президенты о подробностях новой налоговой программы для малого бизнеса. Обама проявил самое демократичное внимание к представителю народа и ответил подробным объяснением, которое было растиражировано СМИ. На следующий день имя «Сантехник Джо» стало нарицательным.

15 октября 2008 года на финальных президентских дебатах в Университете Хофстра (штат Нью-Йорк) оба кандидата часто обращались не к аудитории, а к «Сантехнику Джо».

— Эй, Джо, мы снизим тебе налоги на расходы по медицинскому страхованию, —  говорил Обама.

— Послушай, Джо, у тебя будет свобода выбора медицинской страховки, — не отставал Маккейн.

«Галантерейщик и Кардинал — это сила!» — вспомнилось старое доброе кино.

После выборов 2008 года Джо больше не понадобилось водопроводное дело, пользуясь хорошим моментом, он начал карьеру публичного оратора и комментатора новостей. Для остальных сантехников, плотников и электриков жизнь существенно не изменилась, кандидаты в президенты не могут заехать в каждую деревню.

Из воспоминаний авторов.

США. Я работал в штаб-квартире большой компании, известной на всю Америку. Однажды наше высшее руководство решило устроить что-то вроде «дня демократии», смысл его состоял в том, что высшие руководители должны были на денек спуститься с небес на землю и «помогать» обычным работникам. Когда в обеденный перерыв я, как обычно, пришел в кафе, то увидел непривычную длинную очередь. У самого начала очереди стоял… Генеральный исполнительный директор компании, тот самый, кого я раньше видел только на фотографиях, и накладывал каждому в тарелку пюре с сосисками. Поверх белоснежной рубашки и дизайнерского галстука у него был повязан кухонный фартук, заляпаный каплями пюре. Накладывать у него получалось плохо, поэтому дело двигалось медленно. Когда подошла моя очередь, стало видно, что наш Генеральный уже прилично устал — на лбу капельки пота, на губах — резиновая улыбка. Когда я поел, то Генеральный финансовый директор, работавший в обеденном зале, убрал за мной грязную посуду и вытер стол. Обеденный перерыв в тот день продолжался в два раза дольше обычного, остаток дня сотрудники делились впечатлениями. Да, кстати, сосиски с пюре всем достались бесплатно по случаю праздника.

Когда есть надобность, элита посылает сигнал народу: «Мы такие же, как вы, носим рваные джинсы, можем иногда перекусить в Мак-Дональдсе и не боимся убирать грязные тарелки. Верьте нам, идите за нами!»

Многие иронизируют по поводу подобных акций, другие верят в сотрудничество классов и надеются на перемены, а есть еще третьи, которые хотят занять место избранных.

Во времена экономических трудностей демократичность откладывается до лучших времен. Рядовые работники лишаются своих мест без выходных пособий, а высшие руководители при увольнении получают так называемые премии «Золотой парашют», платятся эти премии независимо от качества работы.

Алан Фишман. Возглавлял банк Washington Mutual всего в течение 17 дней, до того, как случилось банкротство в сентябре 2008 года. Уволен с компенсацией $19 миллионов.

Поразительная эффективность — более миллиона за один рабочий день.

Ричард Сайрон. Уволен из обанкротившейся Федеральной Ипотечной Корпорации Freddie Mac в сентябре 2008 года после 5 лет службы. Получил компенсацию $16 миллионов.

Freddie Mac — государственное предприятие, так что подобная щедрость — за счет уважаемых налогоплательщиков.

Чарльз Принс (не путать со старым принцем из Англии). Уволился из Citigroup после 4 лет службы и плохих показателей за 3-й квартал 2007 года. Получил $100 миллионов.

Страшно подумать, сколько бы он мог получить за хорошие показатели.

Стэн О’Нил. Покинул финансовую компанию Merrill Lynch в октябре 2007 года после 21 года службы, получил компенсацию $165 миллионов. Компания объявила об убытках в $8 миллиардов за отчетный период.[127]

«Люди, мы — такие же, как вы!»

Из воспоминаний авторов:

Австрия. «Недавно мы общались с одним из австрийцев. Он страшно возмущался по следующему поводу. Приведу его слова: «Что такое демократия? Это — право народа избирать правила и законы, согласно которым народ живёт. И даже если эти правила и законы принимаются без ведома народа, то народ — то есть такие же люди, как я, — имеет право хотя бы узнать во всех подробностях об этих законах и решениях. А что мы видим на деле? Когда принимали европейскую конституцию, кто нас спросил, а согласны ли мы с её положениями? Никто. Кто дал нам узнать, что это за положения? Никто. Всё приняли, ратифицировали без нашего ведома. А где можно было прочитать подробный текст этой самой конституции Евросоюза, по законам которой мы живём и за неподчинение коим мы будем судимы? Нигде. Я много часов и дней провёл в поисках в интернете текста конституции и ничего не нашёл. Такая же участь постигла и многих других ищущих. Где же тут демократия?» — отчаянно спросил он меня под конец. Ну что тут ему ответишь?»

По словам нынешнего английского неолибеpала Р. Спутана, «недовольство усм^яется не pавенством, а ^иданием законной силы неpавенству».[128]

Канада. Вот что пишет канадский учитель Михаил Шатурин в своей статье «Демократия без кавычек»:

«Одна из расставляемых ловушек такова: альтернативой демократии объявляют диктатуру (желательно, с эпитетом «кровавая»). («Как, разве ты за диктатуру!!») Видать, ничего не попишешь, придётся быть «за демократию»… Демократия, конечно, вещь замечательная. Только есть у неё один маленький недостаток: в природе эта птица что-то уже давненько не встречается…

А вот про то, как работает современная западная демократия, стоит поговорить подробнее. Я в настоящий момент живу на Западе, в Канаде, знаю этот мир, смею думать, неплохо и потому хотел бы рассказать о здешнем опыте. Знаю по многим своим знакомым, что в «преимуществах демократической жизни на Западе» их не мог разубедить ни один философский трактат, но все фантазии рассыпались вдребезги после полугода жизни «за бугром». Тут ведь детали важнее умозрительных построений! Запад любит называть себя «свободным миром». И в России так верили и верят в его свободу! В былые времена, вырвавшись в короткую командировку «туда», человек возвращался с выпученными глазами: надо же, там молодые люди могут ходить по улице с зелёно-малиновыми волосами, и никакие «народные дружинники» им не страшны! Там на предприятиях нет парторгов! «В Лондоне собаки гуляют везде», — говорил персонаж «Бриллиантовой Руки». Когда на Запад приезжаешь не туристом, а поселяешься там, то скоро видишь, что наши с ними «свободы и несвободы» просто очень не совпадали по фазам: у них можно то, чего нельзя было у нас, но и наоборот! Кто свободнее? — вопрос неудачный, ясно, что все мы несвободны, пока живы. «Нет, ну а всё-таки, кто свободнее?» Что ж, измерение количества личной свободы — дело настолько затейливое, что сразу же располагает к упрощениям. Про себя лично могу сказать, что мне свободнее жилось в СССР, многие естественные человеческие чувства и движения не приходилось скрывать и прятать..

Допустим, лектор в американском университете скажет студентам что-нибудь крамольное: нет, не призовёт взорвать ещё пару-тройку небоскрёбов, а, например: «Стремление наших женщин сделать карьеру, передав своих детей на руки «бебиситтерам», не бесспорно и может привести Америку к тяжёлым последствиям». Что ж, сказал и сказал, в «1-й отдел» его для «беседы» никто не вызовет. Но в конце семестра, очевидно, скажут: «Дорогой доктор Х., мы весьма благодарны Вам за сотрудничество! К сожалению, слишком мало студентов заинтересовано в Ваших лекциях, поэтому у нас нет возможности предложить Вам читать курс в следующем семестре. Желаем удачи!» Бедняга начнёт искать работу, разошлёт письма в другие университеты, те, естественно, свяжутся с его прежними работодателями. Через некоторое время он получит несколько аккуратных конвертов: «Дорогой доктор Х., мы благодарим Вас за интерес к нашему университету. К сожалению, у нас сейчас нет и не предвидится новых вакансий, но мы сохраним Ваше заявление на будущее. Желаем удачи!» Скоро он заметит, что его друзья-приятели, с которыми он пил кока-колу в обеденный перерыв, все куда-то подевались, вокруг него — вакуум…

Наверное, у кого-нибудь по прочтении моих записок возникнет вопрос — зачем и кому нужны там все эти феминизмы-мультикультурализмы? Полагаю, для того, чтобы успешно управлять населением, необходимо выбить из-под ног у человека всякую почву — от национальной принадлежности, до половой и семейной роли. Тогда государство, с его послушными СМИ и другими «приводными ремнями», легко заполнит образовавшуюся пустоту. Отныне именно государство, и только оно, сможет объединять плавающих в невесомости людей. Тут всё время говорят:,Чем больше разнообразия, чем пестрее общество, тем прочнее демократия», да и в России многие в это верят. Что ж, тогда самую совершенную демократию надо было строить сразу же после падения Вавилонской Башни! (Очевидно, в те дремучие времена не хватало телевидения и газет, оттого несознательные люди вскоре снова объединились по национальным признакам, и блестящий шанс был упущен).

.. Однажды в Торонто я наблюдал празднование юбилея крупной больницы: уличное движение было перекрыто, и всех желающих катали с песнями на гигантском, более чем 20-ти местном велосипеде. Это была огромная конструкция, где люди, сидящие в 3 ряда, крутили педали. На отдельном сидении ехал «инструктор», управляющий всей махиной. Тогда я подумал, что вот передо мной аллегория западного мироустройства: всё делается дружно, с улыбками и под музыку; перед каждым установлен персональный руль, но — не надо обольщаться, он наглухо приварен, настоящий же рулевой механизм и тормоза находятся совсем в другом месте. Зато педали у каждого настоящие, и их нужно непрестанно крутить. И вся «демократически движущаяся» машина легко обгоняется одиночкой-гонщиком! Занимайте места, господа!»

Со времен Античной Греции демократия прошла долгий путь. Появившись на свет как форма народного управления, она превратилась в инструмент управления народом. Не кажется ли вам, что в наши дни древнему изобретению требуется капитальный ремонт?


Миф № 15
Западное школьное образование самое высококлассное

«Франция в 2000 году — Школа будущего». Открытка образца 1901 или 1910 года.

Пояснение мифа: Западное школьное образование одно из самых высококлассных в мире, оно охватывает все аспекты психологического и умственного развития ребенка. Дети, оканчивая западную школу, поступают в лучшие учебные заведения с мировыми именами.


Германия. Для начала мы бы хотели внести ясность и подробно остановиться на структуре школы в Германии. Эта структура сформировалась около двух столетий назад и с тех пор практически не видоизменялась. Она значительно отличается от нашего представления о том, какой должна быть школа, и в этом кроется, пожалуй, основная трудность понимания вопроса.

В возрасте 6–7 лет все немецкие дети поступают в начальную школу и учатся там четыре года. По окончании сдается экзамен, который и определяет дальнейшую судьбу десятилетнего ребенка — в какую из школ он пойдет учиться дальше. Результаты экзамена складываются из двух составляющих — количества баллов и характеристики классного руководителя. Он, впрочем, и выносит окончательное решение. Причем, при желании получения впоследствии высшего образования, ребенку важно попасть именно в гимназию, так как только при наличии аттестата гимназии (Abitur) у него появляется реальный шанс поступить в высшее учебное заведение (см. схему). Со сдачей экзамена тоже не все так просто. Уровень подготовки в начальной школе не дотягивает до гимназических требований. У ребенка остается два варианта — заниматься дополнительно частным образом либо дома с родителями, в противном случае придется навсегда забыть о высшем образовании, а в дальнейшем об интересной, высокооплачиваемой работе. Теперь давайте представим себе семью, где папа ребенка — слесарь, а мама — домохозяйка без профессии. Что ждет его в жизни? Вот как описывает сложившуюся ситуацию один из корреспондентов немецкой газеты «Время» («Die Zeit») Стефан Леберт:

«До третьего класса баварской начальной школы все ее учащиеся имеют равные возможности. И даже в четвертом ситуация похожа. Но потом все меняется. Временами очень трудно сказать, почему жизнь складывается так или иначе. Но иногда этому есть вполне четкое объяснение. Так, например, случилось с моими школьными товарищами Юргеном и Максом, дальнейшая судьба которых окончательно определилась в тот жаркий июльский день, 15 лет назад. Оба были моими лучшими школьными друзьями — настоящими друзьями. В ту пятницу мы последний раз стояли все втроем на школьном дворе где-то на юге Мюнхена, потом шли все вместе домой, получив свои табели с оценками, и никто из нас тогда не мог даже подумать, что мы никогда больше не увидимся. Этот день ничем не отличался от предыдущих дней накануне летних каникул. Три самых обычных ученика, со средней успеваемостью, бежали из школы домой с чувством радости об окончании еще одного учебного года — в этот раз четвертого класса.

Юрген и Макс оказались, как говорится, в похожей ситуации. Наш классный руководитель решил, что чем учиться в гимназии, лучше им пойти в среднюю школу (Hauptschule). Несмотря на то, что оценки наши были одинаковыми, классный руководитель вынес вердикт, по которому оба они были малообучаемы и по зрелости очень отставали от одноклассников. Возмущенная мама Юргена тут же отправилась к учителю со словами, что ее сын обязательно должен пойти в гимназию. «Раз вы так этого хотите.» — был его положительный ответ. Отец Макса, по профессии фермер, тоже пришел поговорить с учителем. Он был согласен с решением о средней школе, в которой его сын мог приобрести настоящее ремесло и позже помогать ему работать в поле.

Итак, наши пути разошлись. Уже в зрелом возрасте я однажды встретил Макса. Он получил аттестат об окончании школы, но должен был оставить профессию столяра, которую получил в этой самой школе, из-за несчастного случая, лишившего его нескольких пальцев на руке. Позже он работал продавцом и маляром. Но, несмотря ни на что, он был таким же милым и жизнерадостным, каким я знал его и раньше. Неудача не заставила его свернуть с намеченного жизненного пути. Через некоторое время наш разговор перестал быть напряженным, и Макс спросил меня о моей жизни: неоконченное высшее образование, школа журналистов. Внезапно он поменялся в лице и добавил: «Да, твоя жизнь должна была сложиться иначе». Он не забыл спросить и о Юргене. Неоконченное высшее образование, затем другая специальность и опять неоконченное образование, школа актера, и вот уже долгое время, как он живет в Париже. Я чувствовал себя ужасно, когда заканчивал рассказ о Юргене совершенно неподходящими словами: «Ему так и не удалось по-настоящему найти себя».

Последний день школы — серьезный перелом в жизни учащихся. До этого времени все они равны, после их судьбы предопределены. Тысячи Максов и Юргенов оканчивают начальную школу ежегодно по всей стране. И с каждым годом ситуация только ухудшается».[129]

Программы обучения гимназии и обычной школы построены совершенно по-разному. При попадании в обычную школу у ребенка остаётся очень мало возможностей получить образование, формирующее целостную картину мира. В итоге, такое распределение приводит к тому, что дети в десять лет уже поставлены на определенную ступень социальной лестницы и двигаться вверх по этой лестнице практически не представляется возможным. С. Г. Кара-Мурза в своей книге «Манипуляция сознанием» так описывает западную школу:

«Новое, буржуазное общество нуждалось в школе для «фабpикации субъектов», ^rapb^ должны были заполнить, как обезличенная pабочая сила, фабpики и кош^ь:. В этой школе Бог был заменен наукой, а в ум и даже в оpганизм ученика внедpялось новое, нужное для фабpики ^едставление о вpемени и ^ос^ащ^ве, разделённых на маленькие, точные и контpолиpуемые кусочки.

На такие же контpолиpуемые частицы pазделялась масса самих учеников — всем укладом школы, системой оценок и ^емий, поощряемой конкуренцией. Школа, «фабpикующая субъектов», не давала человеку целостной системы знания, которая учит человека свободно и независимо мыслить. Из школы должен был выйти «добpопоpядочный гражданин, работник и потребитель». Для выполнения этих функций и подбирался запас знаний, который заранее раскладывал людей «по полочкам». Таким образом, эта школа оторвалась от университета, суть которого именно в целостности системы знания. Возникла «мозаичная культура» (в противовес «университетской»). Возник и ее носитель — «человек массы», наполненный сведениями, нужными для выполнения контpолиpуемых операций. Человек самодовольный, считающий себя образованным, но образованным, именно чтобы быть винтиком — «специалист».. И вот, на мой взгляд, важнейшее наблюдение: «ученики этих классов не имеют книг, только тетради. Здесь не изучают математику или литеpатуpу, а только счет, диктанты и словарь…

Отсутствие книги, первейшего инструмента школьной работы, не случайно. В системе полной средней школы исповедуется настоящий культ книги: действительность здесь познается через книгу, со всеми отклонениями, связанными с абстракцией, неминуемой при такой практике. В полной средней школе ничто не считается слишком абстрактным. Напротив, «неполная» отворачивается от книги и от абстрактного мышления ради «изучения вещей».

Но, было бы ошибкой считать, что все буржуазное общество формируется в мозаичной культуре. Господство через манипуляцию сознанием предполагает, что есть часть общества, не подверженная манипуляции или подверженная ей в малой степени. Поэтому буржуазная школа — система сложная. Здесь для подготовки элиты, которая должна управлять массой разделённых индивидов, была создана небольшая по масштабу школа, основанная на совершенно иных принципах. В ней давалось фундаментальное и целостное, «университетское» образование, воспитывались сильные, уважающие себя личности, спаянные коpпоpативным духом. Так возникла раздвоенная, разделенная социально школьная система, направляющая поток детей в два коpидоpа (то, что в коpидоp элиты попадала и некоторая часть детей рабочих, не меняет дела). Это — «школа капиталистического общества», новое явление в цивилизации».[130]

«Уровень математической подготовки даже в развитых странах вызывает тревогу. Академик Владимир Игоревич Арнольд, например, считает, что школьное образование Франции, Англии и Америки просто гибнет в результате непродуманных реформ, проведенных там во второй половине XX века. Умение пользоваться калькулятором привело к неумению мыслить аналитически и логически, понимать суть физических и математических задач».[131]

Ирландия. «От невежества подавляющего большинства западной (и нашей постсоветской) молодежи просто за голову хочется схватиться. Когда видишь, как впустую пропадает человеческий интеллектуальный потенциал, насколько неразвиты здесь от природы весьма неглупые дети, становится просто больно.

И, когда я увидела, как в Ирландии (Северной) мучают детей, заставляя их «выбирать свое будущее», сдавая экзамены, которые определят, где они будут продолжать образование, уже в 11-летнем (!) возрасте <.>, у меня просто мурашки по коже пошли. И это при том, что первые три года они в начальной школе играют в игрушки и чуть ли не с сосками туда ходят! Оно понятно, конечно: зачем буржуазному государству тратиться на полноценное образование детей каких-то работяг или, тем более, безработных?…»[132]

Организация экономического сотрудничества и развития (Organization for Economic Co-operation and Development, OECD) в 2003 году стала инициатором международной программы оценки образовательных достижений учащихся «PISA». 41 страна принимала участие в этом исследовании, было опрошено около 250 ООО школьников по всему миру. Германию представляли 4660 учеников из 216 школ. Результат неутешительный. Математика — 503 балла, чтение — 491 балл, естественные науки — 502 балла. (Прим. — Китай в последние годы достигает максимума — 600 баллов.) Для сравнения ниже приведены показатели оценки других стран:

Данные Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) о результатах Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA) за 2003 год.

Результаты Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся PIS
Математика Чтение Естественные науки
Гонконг (Китай) 550 Финляндия 543 Финляндия 548
Финляндия 544 Южная Корея 534 Япония 548
Южная Корея 542 Канада 528 Гонконг (Китай) 539
Голландия 538 Австралия 525 Южная Корея 538
Лихтенштейн 536 Лихтенштейн 525 Лихтенштейн 525
Япония 534 Новая Зеландия 522 Австралия 525

Но самое главное, на что обратила внимание комиссия OECD, — ни в одной из опрошенных стран, кроме Германии, возможность получения образования у ребенка не зависит так сильно от социального статуса родителя: «Школы не делают ничего, чтобы дать ребенку шанс на повышение социального статуса, унаследованного от родителей».[133]

Вспомните, как в советской, да и в нынешней, России заставляли образумиться заядлых двоечников? Их оставляли на второй год. И не было больше стыда, чем стать второгодником. Это было мощнейшим стимулом для всех, кто плохо учился. Вспомните, как стремились и ныне стремятся лодыри, а также нерадивые ученики «подтянуть» к концу года все свои двойки и выучить предмет хотя бы на «троечку». А что происходит в Европе?

Австрия. Оставление на второй год скоро уйдёт в прошлое во всех австрийских школах. Такое обещание дала министр образования Клаудия Шмид в феврале 2011 года. Эта реформа уже оговорена с правящими партиями и вступит в силу в новом учебном году, т. е. с сентября 2011 г.[134]

Смогут ли такого рода нововведения улучшить общий уровень школьного образования? Много ли ещё методов повышения успеваемости ребят в западных школах останется после такой реформы? Пусть читатель сам даст на это ответ!

Что такое функциональная неграмотность? Функционально неграмотным считается человек, который, при прочтении фразы или текста, не понимает прочитанного — например, не понимает простой инструкции по использованию того или иного товара или по употреблению лекарств. Функциональная неграмотность не позволяет человеку нормально жить и трудиться. Теперь приведём небольшие статистические данные:

Голландия. В стране насчитывается 250 000 неграмотных (1,5 % населения!) и 1,3 МИЛЛИОНА функционально неграмотных (7,9 % населения).[135]

Ирландия. 25 % взрослых ирландцев, закончивших среднюю школу, функционально неграмотны. Еще 20 % ирландцев могут читать и писать только простые тексты. Всего это — 45 % населения.[136]

Великобритания. В Британии функционально неграмотен каждый пятый взрослый. Это 7 миллионов человек.[137]

В 2006 г. отделение британского Министерства образования сообщило, что 47 % школьников бросили школу в 16 лет, не достигнув базового уровня в функциональной математике, и 42 % не в состоянии достигнуть базового уровня английского языка. Ежегодно британские средние школы отправляют в жизнь 100 000 функционально неграмотных выпускников.[138] (изменил фразу — подойдет?)

Австрия. По данным Еврокомиссии и Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), в 2009 году в Австрии были функционально неграмотными 21,5 % 15-летних подростков, а в 2011 году эта цифра выросла до 27,5 %. Исследования показывают, что в начальной школе детскому чтению уделяют слишком мало внимания. В итоге, к концу 4-го класса качество чтения детей скорее ухудшается, по сравнению с первыми классами.[139]

США. В Соединенных Штатах, согласно журналу «Business magazine», в начале десятых годов XXI века приблизительно 15 миллионов функционально неграмотных взрослых трудились на различных рабочих местах. В США 30 миллионов человек (14 % населения) не в состоянии решать ежедневные житейские вопросы, требующие функциональной грамотности.

Только 13 % населения являются достаточно грамотными для совершения следующих трёх задач: сравнить точки зрения в двух (напр., газетных) статьях; интерпретировать таблицу с данными кровяного давления, возраста и физической активности человека; вычислить и сравнить стоимость продуктов за унцию.[140]

По-моему, данные говорят сами за себя.

Из воспоминаний Авторов:

Австрия. «Что можно сказать о начальных школах? Дети, приходящие в первый класс, НЕ ДОЛЖНЫ уметь читать, писать или считать, иначе им будет скучно, и они будут чувствовать себя некомфортно. В первом классе австрийские дети изучают алфавит, в то время как в российских школах учебники «Русский язык» начинают свои задания, уже исходя из того, что ребёнок умеет читать. Только благодаря этому происходит разрыв в уровне начального образования в 0,5–1 год. То же самое происходит и в математике. Текущие оценки в большинстве начальных школ вообще не ставят. Они отменены согласно современной реформе образования, как элемент, калечащий психику ребёнка. Знания оцениваются только два раза в году, в полугодовом табеле. Так что фактор оценочной ориентации в системе знаний — своих и одноклассников — равно как и здоровая мотивация к учёбе, в данном случае исключаются. Теперь о математике. Говорю со знанием дела, так как уже много лет занимаюсь со старшей дочерью по русской школьной системе параллельно к австрийской школе. В математике первых трёх классов многих австрийских школ вообще нет элементарных азов геометрии, в то время как в русских школах их изучают с первого класса. Задачи и примеры являются зачастую простыми, прямолинейными арифметическими действиями, что-то типа 2+2=4. Задач, требующих подключения логического мышления, догадливости ученика, сочетаемой со знаниями правил, вообще нет. Это, по моему мнению, исключает образное мышление из школьного «рациона» и накладывает соответствующие отпечатки на дальнейшую жизнь и деятельность подрастающего поколения. Неудивительно, что родители жалуются на стресс и неуспеваемость их чадушек, когда те попадают после начальной школы в гимназию, где требования резко повышаются. Оказывается, без логики и математического мышления трудно осваивать большинство предметов. А если предметы трудны и непонятны, то кто же будет грызть гранит науки? Они, в отличие от нас, не учили, что нужно, несмотря ни на что, «учиться, учиться и учиться, как завещал великий Ленин!». Вот и подумайте, какой путь выберут для себя ваши дети, находясь в такой образовательной системе?»

Испания. «Многие испанские дети практически сидят на молоке и сухих завтраках. Огромное количество школьников в возрасте 8–11 лет не знает, каковы на вкус помидоры, шпинат или апельсины (при том, что большинство всех овощей и фруктов, продающихся, например, на территории Германии, испанского производства. Прим. — В. В.). В последнее время количество школьников, которые продолжают образование в университетах, резко уменьшилось. Испанская общественность бьет тревогу: треть испанских подростков бросает школу, не справляясь с учебной программой, а подготовка тех, кто все-таки решается поступить в университет, зачастую оставляет желать лучшего. Многие дети начинают курить в возрасте 11 лет. Употребление наркотиков в 15-летнем возрасте также перестало быть редкостью.»

Бельгия. «Система школьного образования. Дело в том, что здесь есть три ветки, которые ученики выбирают для себя после 6-го класса. После этого класса образование идет еще 6 лет. Варианты:

— Профессиональное образование — ребенок, фактически, говорит, что учиться ему сложно. Далее он в 12 лет выбирает себе профессию и его учат на нее. Сварщик, повар, секретарь… Никаких наук, никакой литературы — ничего. Эти люди обречены быть вот такими, т. е. фактически их образование остановилось в 6-ом классе, когда из математики они прошли еще только деление в столбик. (Программа математики медленнее чем в России.) Таких людей полно.

— Техническое образование — чему-то учат, но в университет после такого идти тяжело или невозможно. Эти люди, окончив школу, не знают, что такое производная, т. к. элементарно это не прошли, следовательно, на технических факультетах им делать нечего. Можно попробовать на психологию, или философию, или языки в серьезный ВУЗ. Или можно пойти в «высшую школу», там дают диплом бакалавра за 3 года, но не учат практически ничему. Смысл таких высших школ лично мне непонятен, специалистов там не делают. Такие люди потом идут работать операторами в коллинг-центрах (телефонистами. — прим.), поэтому зачем им 3 года учиться — непонятно.

— Общее образование — то, что похоже на российское, плюс-минус несколько уроков, например, религия или этика.

Я считаю, что, если человек хочет быть сварщиком, это прекрасно, но решение надо принимать не в 12 лет, пройти какой-то минимум необходимо, поэтому данную систему я зачисляю в огромный минус».

Израиль. «В выпускных школах Израиля ученики сдают два обязательных экзамена по истории: первый — часть «алеф». Он полностью посвящен еврейской истории и истории антисемитизма. Гораздо более интересен второй экзамен — часть «бет». Он посвящен так называемой «всеобщей истории «Таким значимым государствам как, например, СССР, Польше, Франции, США, посвящено всего четыре вопроса. Два вопроса на общую тему и два на тему, так или иначе связанную с евреями. Например, что должен знать ваш ребенок о США как одной из самых крупных держав XX столетия: «Оправдались ли ожидания еврейских иммигрантов в США, касающиеся будущего их детей?»

А если речь заходит о Германии или странах Северной Африки? Тогда «мировая история», которую дети изучают в израильских школах, почти полностью игнорирует эти государства. Вся история Германии и стран Магриба исчерпывается собственно еврейскими бедами и несправедливостью по отношению к евреям. Помимо еврейского контекста, Марокко, разумеется, не имеет никакой истории. Германии в принципе не существует вне истории Холокоста. История государства Израиль присутствует в пяти экзаменационных вопросах из двадцати одного.

Из вышеперечисленного и так уже понятно, о чем идет речь. Согласно курсу истории, утвержденному Министерством образования, евреи — единственный народ в мире, который ненавидят и преследуют. Серьёзные исторические события, не имеющие отношения к евреям, не упоминаются вообще. Или рассматриваются только через еврейскую призму, которая почти всегда является призмой жертвы.

Один комедийный актер, Джеки Мэйсон сформулировал в свое время содержание всех еврейских праздников: «Нас пытались уничтожить. Мы выжили. А теперь давайте покушаем». Уроки истории в школах Израиля выглядят точно также. Но без еды».[141]


Как видим, проблемы во многих странах похожи, несмотря на уровень их экономического развития и количества денежных средств, ежегодно выделяемых на образование.

США. Ситуация, которая складывается в США, еще более неутешительная. И это в XXI веке, в стране, которая считает себя передовой по уровню развития техники и технологий. Давайте рассмотрим её подробнее.

Очень показательно авторское интервью Игоря Панарина на радио «ГОЛОС РОССИИ» от 13 мая 2011 года о плачевном состоянии дел в американской школе (на русском и английском языках). Называлось оно «Малограмотная реформа»:

«В американском Детройте зафиксирован рекордно низкий уровень грамотности — каждый второй не умеет читать и писать или делает это с большим трудом.

По расчетам Национального института грамотности почти у 50 процентов взрослых жителей Детройта возникают проблемы с чтением, письменной и разговорной речью, а также простейшими арифметическими вычислениями. Местный центр по вопросам трудовых ресурсов Detroit Regional Workforce обнаружил, что половина «функционально безграмотных» имеет диплом о среднем образовании. Эксперты считают, что это еще раз подтверждает: Америке необходима реформа образования. Но при этом успокаивают: такая шокирующая цифра — традиционное явление для Соединенных Штатов. Попытки исправить ситуацию предпринимались еще в 90-годы прошлого века, но положительных результатов не дали, отметил в интервью «Голосу России» декан Дипломатической академии МИД России Игорь Панарин:

«В 1999 году, то есть 12 лет назад, президент Клинтон, выступая с ежегодным посланием в конгрессе, поставил задачу, чтобы каждый выпускник американской школы смог прочитать диплом, который ему выдали. Можете себе представить, это задача, которую ставил президент. И, насколько мне известно, это задача не выполнена. Это не только данные Детройта. Я бывал во многих американских штатах — и состояние дел в американской школе действительно очень плохое. И тот факт, что выпускники школ не умеют ни читать, ни писать какие-то элементарные вещи, это, в общем-то, традиция в США. В целом, в школах в разных американских штатах, если речь идет не об элитных частных школах, а об общественных, около трети выпускников по сути безграмотные».

Специалисты говорят, что нынешнее положение дел в американском образовании — следствие ошибок, допущенных в середине XX века. В 1965 году в два-три раза были снижены требования к ученикам школ. Чиновники попытались таким образом уравновесить разрыв в успеваемости между «белыми» американцами и представителями национальных меньшинств.

И если до этой реформы США были на 18-м месте по уровню грамотности населения, то после ее проведения опустились на 49-е. Сильно отразился на американской системе образования и мировой финансовый кризис, считает Игорь Панарин: «При Клинтоне в 1999 году целая образовательная программа была разработана. Президент Буш, когда пришел на второй срок, уделял внимание необходимости улучшения образования. Но во время мирового финансового кризиса в Калифорнии, например, были уволены десятки тысяч учителей. Из-за кризиса там не могли платить им зарплату. И в классах, где было 20–25 человек, теперь 30–40. И, естественно, качество обучения понизилось. Не случайно, что хуже всего дела обстоят в Детройте. Там уровень безработицы — около 30 процентов, это наивысший показатель для США».

Добавим, что нынешний президент США Барак Обама уже не раз говорил о необходимости реформировать образование. В 2009 году по его инициативе стартовала программа «Гонка к вершине» (Race to the Top). Это был конкурс на лучший проект реформы, в нем участвовали представители 48 штатов и нескольких образовательных округов. Победители и финалисты получили денежные призы в размере от 75 до 700 миллионов долларов, а все стоящие идеи были взяты на вооружение Министерством образования.

Летом 2010 года администрация президента должна была представить итоговый проект реформы. Её цель — к 2020 году выйти на 1 место в мире по количеству студентов и в три раза повысить уровень среднего образования. А между тем в апреле (2010 года — прим.) в разных городах Америки стали закрывать школы с недобором учеников и низким уровнем успеваемости. Это вызывает недовольство в обществе. Эксперты прогнозируют, что обсуждение новой реформы будет громким и скандальным».[142]

Капитализм как явление нацелен на получение сверхприбылей от предприятий, а вовсе не на воспитание образованного и интеллектуальноразвитого населения. Люди как винтики в большой машине. Их задача — выполнять четко определенную функцию и приносить, в конечном итоге, прибыль, а не задумываться о проблемах общества, несостоятельном правительстве или развитии будущего. Западная система образования наилучшим образом выполняет поставленную задачу. Взрослый западный человек до конца жизни так и остается ребенком, который смотрит на мир только через узкую призму своего сознания, недопонимая, что же происходит на самом деле. Вы хотите, чтобы ваши дети получили западное школьное образование? Вы всё ещё считаете его лучшим? Решение остаётся за вами.


Миф № 16
В западных школах дети не научатся всякой мерзости

Презерватив на граффити, появившийся после концерта группы «Queen + Paul Rodgers»[143]

Пояснение мифа: Западное школьное образование воспитывает в детях нравственность и способствует высокоморальному развитию личности. Эта его особенность поддерживается и контролируется школьным руководством, а также высшими структурами власти. Поэтому наши дети в западных школах не научатся всяким дурным вещам.


Австрия. 2007 год. «Презерватив — спаситель жизни». Да, да! Именно так. Вы не ошиблись.

«Свой «первый опыт» большинство школьников в Австрии получают в 16 лет. Но, треть из них забывает при этом использовать необходимые средства защиты. Чтобы укреплять сознательность австрийских подростков в отношении «защищённого (безопасного) секса», компания Дурекс (Durex — интернациональная мануфактура презервативов. — прим. Я. С.) спонсирует акцию просвещения, проводимую Министерством образования. По всем школам Австрии вместе с соответствующей информацией будут распространены 300 тысяч презервативов.

Молодые представители со стороны правительства требуют продвижения сексуального просвещения в школах и оснащения презервативами. Этим требованиям следует новая кампания министра здравоохранения доктора Андреа Кдольски. «Мы рады, что можем поддержать эту акцию. Как самый большой в мире производитель презервативов, мы несём ответственность за «безопасный секс». К этому «прилагается» (неясно. может так?) открытая дискуссия о сексуальном здоровье, а также эффективное просвещение»».[144]

Последнее высказывание принадлежит, как вы понимаете, представителю интернационального концерна, производящего презервативы.

Бывший федеральный министр Австрии по здравоохранению, вопросам семьи и молодежи — Андреа Кдольски. Краткая биография:

Андреа Кдольски, по профессии — врач. 11.01.2007 — 2.12.2008 федеральный министр Австрии по здравоохранению, вопросам семьи и молодежи.

На момент вступления в должность была в возрасте 45 лет, не имела детей и была два раза разведена.

Нововведение, предложенное в 2007 году министром по здравоохранению, вопросам семьи и молодежи, — это так называемые «права на половые сношения». Названы они так по аналогии с «правами на вождение» (в немецком языке «Führerschein» — это «права на вождение», «Verkehr» — это дорожное движение или половые сношения, «Verkehrsführerschein», соответственно, — «права на половые сношения», которые изобрела г-жа министр). Запланировано было распространение вместе с презервативами удостоверения такого же розового цвета, как и австрийские водительские права. В рамках своей новой кампании «защищённый (безопасный) секс» г-жа Андреа Кдольски запланировала также рейд с раздачей 80 тысяч презервативов по 1309 школам и 28 дискотекам Австрии. При этом, министр(ша) предлагала, в том числе и лично, раздавать презервативы детям в возрасте от 15 лет, что и произошло впоследствии. Основной упор делался на 15-летних детей, так как они «как раз ещё находятся в подходящем возрасте», согласно мнению организации по борьбе со СПИДом.[145] Госпожа министр Кдольски считает, что как раз юношеством СПИД и другие заболевания (например, сифилис), передающиеся половым путём, перестали восприниматься в качестве угрозы.[146]

Министр лично совершила раздачу в одной из венских школ под бодрое щёлканье фотоаппаратов и урчание камер. Дети восприняли акцию «на ура».

Думаете, после этой кампании по стране прокатилась волна протестов, жалоб на развращение детей? Ничуть. Единственным основанием для протестов некоторых родителей явилось то обстоятельство, что их детей используют в целях. (как вы думаете, в каких?) рекламы, а также фотографируют без согласия родителей. И больше ничего. Министерство ответило им, что речь шла о партийно-политическом мероприятии. Всё. Вопрос закрыт.

А теперь давайте рассмотрим эту ситуацию в применении к Вам лично. Представьте себе, что Ваш несовершеннолетний ребёнок учится в австрийской школе. В это время в школу приезжает министр здравоохранения, пресса, масса представительных людей, операторы с видеокамерами, и всем детям от 15 лет раздаются презервативы с сопроводительной информацией — для того, чтобы защититься от СПИДа и других болезней, передающихся половым путём. Если Вашему ребёнку 15 и больше, ему «повезло», он получил несколько цветных «квадратиков», розовые «права на половые сношения» и дополнительную информацию. Если ему, скажем, 11–12 лет, то он уловил прессу, камеры, министра и раздачу ещё чего-то интересного, услышал от восторженных школьников, зачем это надо, но ничего не получил. Самое позднее, с этого момента Ваша дочь или Ваш сын начнёт себя спрашивать, а что такое этот половой путь? Что это за болезни и КАК они распространяются? Если Ваш ребёнок в силу каких бы то ни было обстоятельств ещё не интересовался или не ознакомился с этой темой, то — можете быть уверены! — после такой акции он с ними ознакомится во всех подробностях. Какую задачу ставит себе большинство подростков после подробного ознакомления с темой? Ответ: «Надо самим попробовать!»

Вы хотите, чтобы Ваши несовершеннолетние дети после таких школьных акций пробовали и ознакомлялись со всем лично? Даже если они раньше этой темой не интересовались? Да или нет?

Многие в ответ на это скажут: «Это вовсе не мерзость, а вполне нормальное современное развитие общества». А разве не мерзость убеждать детей заверениями, что они с помощью презервативов предохраняются от СПИДа и других заболеваний, а на самом деле обеспечивать за счёт детей товарообороты и прибыли интернациональных концернов? А разве это правильно сталкивать ВСЕХ детей в возрасте от 15 лет (а возможно, и меньше) с темой собственных половых отношений, без оглядки на их нравственную, духовную развитость и готовность к таким действиям? Неужели вы всерьёз считаете, что хотя бы кто-нибудь из подростков, получив школьный подарок — презерватив, будет думать не о половых сношениях, а о воздушных шариках?

А может, в других странах Запада дело обстоит совсем иначе? Действительно — иначе. Все такие вопросы уже достаточно конструктивно и энергично решают в Германии.

Германия. «БЕРЛИН. Власти немецкого города Сальцкоттен оштрафовали на крупную сумму, как минимум, восемь семей русского происхождения за то, что родители отказались посылать своих детей на обязательные в начальной школе уроки полового воспитания, а отцов этих семейств приговорили к тюремному заключению. Об этом сообщает пользователь ЖЖ со ссылкой на LifeSiteNews.

По сообщению христианской правозащитной организации «Международное движение за права человека» (МДПЧ), защищающей религиозную свободу и право на домашнее обучение в странах Европы, помимо отказа посылать своих детей на уроки полового воспитания, эти родители также противились попыткам задействовать их детей в школьном спектакле «Mein Körper gehört mir» («Моё тело принадлежит мне»), в котором маленьким детям рассказывали, как вступать в половые сношения.

После того, как власти не смогли заставить родителей подчиниться с помощью штрафов, они прибегли к краткосрочному тюремному заключению глав каждой из семей. Один отец уже провёл в тюрьме семь дней, после чего его отпустили.

Вместо того, чтобы дальше применять к семьям обычные штрафы, государство решило наложить на них особый штраф «бусгельд» («Bußgeld»). Как объяснил руководитель европейского отделения МДПЧ Рихард Гунтер, буквально название этого штрафа переводится как «покаянные деньги», которые «предназначены демонстрировать раскаяние оштрафованного за дурной поступок».

«Бусгельд» — довольно тяжёлый штраф, особенно учитывая то, что с его помощью власти ставят эти девять немецких семей в невозможное положение: заплатить штраф будет означать признать вину, тогда как сами родители не считают себя ни в чём виноватыми.

Как заявил президент МДПЧ Джоэль Торнтон, «подобное преследование сальцкоттенских семей со стороны государства демонстрирует, что чиновники немецкой системы образования твёрдо намерены карать семьи, настаивающие на домашнем обучении, и всех прочих несогласных с законодательством об обязательном образовании, даже если они протестуют против всего лишь одного очевидно сомнительного предмета».

По словам г-на Торнтона, в отличие от американской системы образования, немецкие чиновники «рассматривают детей, в особенности, школьного возраста, как собственность государства», и поэтому ставят убеждения родителей и их права на детей ниже интересов и приказов государства.

Вместе с МДПЧ в ситуацию вмешались юристы немецкого общественного движения за легализацию домашнего обучения «SchuzH» Габриэлла и Армин Экерманн, которые представляют теперь этих родителей в суде.

По заявлению г-на Торнтона, ситуация в Германии вынудила МДПЧ перейти к «более решительным действиям». В их числе подача гражданского иска от лица нескольких подвергающихся преследованиям со стороны государства семей, стоящих за домашнее образование. Целью иска будет заставить немецкие суды признать право родителей самостоятельно преподавать своим детям начальное образование.

В Германии родители-христиане, пытающиеся забрать своих детей из государственных школ, подвергаются невероятному давлению со стороны правительства. Ведь противозаконным считается как домашнее обучение (объявленное таковым в законе, действующем со времён Третьего рейха), так и попытка родителей забрать ребёнка с конкретных уроков, расцененных ими как противоречащие их христианским ценностям.

Чиновников не слишком интересует тот факт, что дети в подобных семьях зачастую учатся лучше своих сверстников из государственных школ; заявленная политика правительства — подавлять с помощью системы образования любые «Parallelgesellschaften» или же «параллельные сообщества», основанные на «отличных от прочих философских убеждениях». (Джордж Оруэлл приветствует! Прим. — Я. С.)

Комитет по делам молодёжи, или же Югендамт — заведение вроде Службы по защите детей, — основной инструмент, к которому государство прибегает, когда штрафы и тюремные сроки не помогают заставить родителей-христиан подчиниться. В таких случаях Комитет рекомендует лишать их родительской опеки над собственными детьми.

В одном из подобных случаев в 2007 году представители Югендамта в сопровождении пятнадцати вооружённых до зубов полицейских ночью против её воли силой забрали от родителей 15-летнюю Мелиссу Бускерос. Однако благодаря судебному вмешательству девочке по закону разрешили вернуться к своей семье по достижении ею 16-летия.

В данный момент МДПЧ представляет в суде интересы находящихся в такой же ситуации Ганса и Петры Шмит. Они судятся с государством за право осуществлять родительскую опеку над собственным 14-летним сыном, Аароном, которого они обучали на дому. На сегодняшний день власти уже оштрафовали Шмитов за домашнее обучение на сумму в 13 000 евро и арестовали их дом.

Некоторые семьи, стоящие за домашнее обучение, вынуждены покидать страну: они уезжают либо в близлежащую Австрию (где, как показывает опыт, немецкие нововведения перенимаются, правда, на пару лет позже. — прим. Я. С.), либо в другие страны. В прошлом ноябре Уве и Ганнелора Ромейке с семьёй попросили убежища в США. Этот шаг, наконец, привлёк внимание к невыносимой ситуации, в которой, по разным оценкам, находятся от 300 до 500 немецких семей.


В Германии мать осудили на 43 дня тюрьмы за отказ разрешить своим детям посещать уроки полового воспитания.

Берлин. В Германии женщина осуждена на 43 дня тюрьмы за то, что отказалась по моральным убеждениям отпускать своих детей на уроки полового воспитания. Предмет является частью программы в начальной школе, в которой учатся ее дети, пишет Аciprensa. В настоящее время дело находится на рассмотрении в Европейском суде по правам человека.

Специалисты организации Alliance Defense Fund (ADF), представляющей права этой семьи в Страсбургском суде, сообщили, что за последние 5 лет в Германии 35 родителей попали в тюрьму или должны были выплатить солидные штрафы за отказ от посещения их детьми уроков полового воспитания в государственных школах.

Глава организации «Профессионалы за этику» (PPE), которая сотрудничает с ADF в деле защиты прав родителей, Тереза Гарсия-Ноблехас уточнила, что за подобные «нарушения» немецкие законы предусматривают тюремное заключение от 4 дней до полутора месяцев или штраф в размере от 200 до 2 тыс. евро. Гарсия-Ноблехас классифицирует эти случаи как нарушение международного и европейского законодательства, где прописано, что «в вопросах морали первыми и главными воспитателями являются родители»».[147]

Очень интересная, однако, формулировка: когда детей, особенно школьного возраста, рассматривают как собственность государства. То есть родителям в современном западном обществе совершенно чётко уделяется второстепенная роль в воспитании нравственности, в помощи духовному развитию личности, в выработке высокоморальной системно-ценностной ориентации собственных детей. И не сметь возражать против системы образования, а то можно и «в кандалы» угодить! Спасибо, если детей вообще не отберут!

Является ли так называемое половое воспитание единственной моральнонравственной проблемой, тревожащей родителей в связи с западными школами? Отнюдь не единственной, хотя и частой!

Из писем эмигрантов:

Бельгия. «У меня в классе было трое курящих «траву»: два араба и один бельгиец. Арабы с бельгийцами не общаются, так что это уже два разных источника наркотиков на один класс. Бельгиец вообще подарил мне 5 «косяков» на Новый год и сказал, что если понравится, то смело обращаться именно к нему. То есть 1 из них был дилером.

Рядом со школой был магазинчик газет и журналов, в котором хозяин магазина продавал детям сигареты поштучно. Вся школа это знала, кроме учителей, естественно. Денег на полную упаковку у 12–13-летних детей обычно нет, поэтому хозяин магазина продавал поштучно по завышенной цене. Я лично ходил с друзьями покупать, так что это не школьные слухи.

В секции настольного тенниса в то же время был у меня знакомый араб, который также неоднократно предлагал зайти ко мне и «дунуть по косяку», т. к. я в то время жил один, а у него дома всегда были родители.

В центре Брюсселя есть черный район, в котором достаточно остановиться на обочине — и сразу подойдет негр, чтобы узнать, какой «травы» тебе надо. Об этом все знают. Полиция закрывает на это глаза. Если не доверяешь неграм — тоже не беда. Садишься на поезд — и за 45 минут ты на границе с Нидерландами. В пограничных городах стоят кофешопы специально для бельгийских паломников. Возвращаешься с горой «травы» для себя и друзей».

Австрия. «В местных школах начинают уроки полового просвещения уже с 3 класса начальной школы. То есть, детям в возрасте 8–9 лет(!) объясняют, как зачинать, вынашивать и рожать детей, какие у кого половые органы и так далее. Учителя должны преподавать эту обязательную тему в рамках предмета «Окружающий мир». Многие дети совершенно растеряны, они не знают, как обходится с такой информацией, некоторые начинают плакать».

Канада. «Педагогический практикум в одной из школ Торонто. Проводится мероприятие, которое на русский язык можно перевести как «неделя буйной фантазии». Учительница велит 13-ти летним ученикам на следующий день явиться в школу «переодевшись наоборот»: девочки в мужской одежде, а мальчики в женской. Несколько мальчиков-мусульман просто отказываются всю неделю ходить в школу, некоторые послушно приходят в платьях, остальные просто игнорируют распоряжение и являются в обычной одежде. Тогда учительница приносит целый ящик своих старых юбок и кофточек и переодевает непокорных. Училка — дура? Не спорю, но почему за всю неделю никто из руководства школы не вмешался в этот балаган? Где родители детей? Очевидно, дело в том, что инициатива учительницы — хоть и «перегиб», но перегиб, совпадающий с «партлинией». Когда в том же Торонто один учитель позволил себе посмеяться над коллегой за то, что тот участвовал в ежегодном «параде гомосексуалистской гордости», насмешника лишили права преподавать и пропечатали об этом в городских газетах».

Великобритания, Швеция. «Британская танцевальная школа преподает девочкам-дошкольницам «искусство танца на шесте».

Мода пошла из Швеции. В британской школе занимаются уже 8 девочек в возрасте от 3 до 5 лет. «Это полезно для здоровья детей и укрепляет в них уверенность в себе», — уверяют организаторы уроков, которые стоят (в переводе в евро потому, что пишет об этом голландская газета) всего 5 евро в час. «В этом нет ничего сексуального, это просто гимнастика». Тем не менее движения на шесте девочки копируют с взрослых. В той же школе учатся «эротическому танцу на шесте» взрослые… язык не поворачивается назвать их женщинами, они же изображены на сайте школы в нижнем белье.

Ранняя сексуализация детей в Британии углубляется. В графстве Эссекс уже есть салон красоты, где наносят макияж на лица девочек годовалого возраста.»[148]

Из писем эмигрантов:

США. «10-летняя дочка наших знакомых на школьном уроке впервые узнала о секс-меньшинствах. Новая информация так сильно поразила девочку, что после этого они с подружкой стали играть в лесбиянок. Именно играть, так же как дети играют в героев любимых книг или в дочки-матери. Все это само прошло примерно через месяц, когда нашлась более интересная игра, а прежнее увлечение потускнело. Родителям этот месяц стоил нескольких лет жизни».

Ещё немного по поводу Штатов. Приведу немного информации из статьи «Наркотики в США»:

«В 2002 году в 44 % школ для старших классов (high school) продавались и употреблялись наркотики. В 2003 году уже 53 % старшеклассников сообщают, что в их школах можно запросто купить наркотики. Это сказывается и на отношении родителей к проблеме наркотиков в школах. Больше половины родителей тинэйджеров, посещающих неблагополучные школы, сказали, что они не перевели бы своих детей в школы, свободные от наркотиков, даже если бы у них была такая возможность. Этот парадоксальный ответ родители объясняют весьма прямолинейно: они не верят, что в Америке существуют свободные от наркотиков школы».[149]

«Мы уже неоднократно писали, что многие явления современной жизни, кажущиеся хаотичными и абсурдными, обретают логику в контексте глобализма. Проект создания всемирного государства предполагает не только отмену границ и единое экономическое и информационное пространство, но и отрыв людей от национально-культурной почвы, традиционной морали, традиционных норм поведения. Именно это и стоит за красивым словом «вестернизация». Хотя, на самом деле, термин обманчив, ибо и в странах Запада многие воспринимают происходящие процессы как нечто чужеродное.

А с другой стороны, отказ от традиционных норм поведения калечит и здоровых людей. Мы в этом много раз убеждались, видя девочек и мальчиков из богатых семей, где родители особенно падки на новые веяния. Изначально сохранная психика таких детей деформировалась от нетрадиционного воспитания. Причем настолько серьезно, что помочь им было намного труднее (а подчас и невозможно!), нежели детям с врожденной психопатологией. Так что вывод о теснейшей связи традиционных культурных норм с психическим здоровьем — это не просто наши теоретические измышления, а результат многолетнего эмпирического опыта».[150]

Так способствуют ли западные школы высокому морально-ценностному развитию личности наших, русских детей? Не принесут ли наши дети оттуда разные нехорошие, пагубные для них привычки и навыки? Что диктует западная система школьного образования, на что просто закрываются глаза, а что уже не в состоянии контролировать органы власти? Вопросов много. Ответ у вас может быть только один. Решайте сами!



Миф № 17
Безопасность для наших детей в западном мире

«Никто так не слеп, как тот, кто не хочет видеть»

Английская пословица

Пояснение мифа: западное общество обеспечивает надежную защиту детей от преступлений, развращения и насилия, алкоголя и наркотиков. оно также заботится о законодательной защите детей внутри семей и вместе с их семьями.


Давайте рассмотрим по порядку все названные моменты относительно западного мира.

Очень печально, когда люди становятся жертвами преступников, но страшнее всего, когда жертвами становятся дети. И Запад здесь не является исключением.

Германия. «Количество насильственных преступлений над детьми нарастает», — пишет актуальный сетевой немецкий журнал RP Online. Из Берлина сообщают, что в 2008 году по сравнению с 2007 годом произошло на 9,9 % больше преднамеренных убийств или покушений на убийство маленьких детей. «Случаи причинения телесных повреждений вдвое увеличились за последние 10 лет. В 2008 году, согласно криминальной статистике, 14 821 ребёнок в возрасте до 14 лет стал жертвой насилия. Поскольку подсчёты статистики совершаются отдельно по каждому признаку, то общее число детей, подвергшимся насилию, составляет 19 тысяч».[151]

Великобритания. «Опрос, проведённый британским Министерством внутренних дел, на тему насильственных преступлений показал, что каждый четвёртый ребёнок в возрасте от 10 до 15 лет стал жертвой преступления. Только в 2009 году было совершено около 2 миллионов преступлений в отношении детей в возрасте до 16 лет».[152]

Австрия. «В 2010 году в Зальцбурге резко возросло количество случаев с применением насилия со стороны школьников.

Руководители школ получают письма учителей, тревожащихся о своей безопасности. Агрессивные школьники способны на все — от избиений ногами до угроз применения ножа. Профсоюз учителей Зальцбурга обвиняет руководство школ в неспособности решить нарастающую проблему безопасности учителей и нежелании серьезно работать над этим.

Дело в том, что много детей психологически не могут справиться с реалиями современной жизни и в результате этого ведут себя в школах крайне жестоко. Часто проблемы связаны с неблагополучными обстоятельствами в семьях. Унижение со стороны родителей, безотцовщина или финансовые проблемы в семье — все это не редкость, и эти факторы сильно влияют на психическое состояние ребенка. Недавно в Зальцбурге сообщали о случае, когда группа школьников пытала своих одноклассников в парке. Угрожая физической расправой, приставив нож к горлу, хулиганы заставляли подростков стоять на коленях, а сами в это время тушили о них свои сигареты. 15-ти летнего главаря группы выгнали из школы — возможно, его ожидает тюрьма. В настоящее время учителям предлагают пройти специальные полицейские курсы самообороны, чтобы бороться с агрессивными подростками».[153]

США. В середине первой декады XXI века за различные преступления ежегодно подвергается арестам более 6 % всех несовершеннолетних (10–17 лет). Это не так плохо, как было в середине 90-х годов, когда этот показатель превышал 9 %.[154]

Печальные факты преступлений со стороны детей и преступлений над детьми в США достаточно широко известны, они регулярно и громко прокатываются в СМИ примерами всё более страшных случаев.

Некоторые причины детской преступности объясняются господствующей системой воспитания, которая диктует, что ребенку нельзя мешать самостоятельно развиваться, и требует от родителей «уважать в ребенке личность». Фундаментальная ошибка такого подхода в том, что невозможно уважать то, чего еще нет, именно родители обязаны эту личность формировать. Когда родителям отводится только роль сторонних наблюдателей и «кошельков», то «личности», выросшие под влиянием телевизора и школы, выходят в жизнь и пытаются любыми путями удовлетворить свои растущие потребности.

Читателю понятны эти проблемы? Ещё бы они не были понятны на территории постсоветского пространства. Но только нужно понимать, что это не русские являются источником и рассадником преступности детей и над детьми, а совсем наоборот. Это вожделенные западные «ценности» потоками хлынули в неподготовленные детские, а порой и родительские, души.

В этой главе нам, к сожалению, не удастся избежать такой болезненной и горькой темы, как насилие над детьми. Иначе трудно будет судить о степени безопасности детей в западном мире.

Австрия. Помните печальную песенку «Всё хорошо, прекрасная маркиза.»?

Пожилой 82-летний доктор, заслуженный детский врач, детский нейропсихолог, профессор, надворный советник, бывший заведующий кафедрой лечебной педагогики областной больницы г. Клагенфурт, через руки которого прошли несколько поколений людей в детском возрасте, оказался в 2002 году на скамье подсудимых за то, что он… убил свою жену. Точнее, он «уговорил» своего, тогда 19-летнего крёстного сына удавить супругу в собственном доме.

Когда юношу арестовали, он показал, что убил женщину по наказу своего крёстного отца, которому он подчинился в силу того, что находился с профессором в течение многих лет в сексуальном сожительстве и боялся его ослушаться. В течение многих лет в случае с парнем означало — с детства. Сразу после этого события, в прессе лавинообразно посыпались много лет скрываемые признания теперь уже взрослых жертв детского врача. Оказывается, «добрый доктор» десятками лет развращал или вынуждал к сожительству своих маленьких пациентов. Многие из них находились в его клинике на стационарном лечении, а также в домах отдыха или интернатах и не могли вовремя рассказать обо всём родителям. На суде выступили с обвинениями 38 человек, которые в детском возрасте, некоторые двадцать и тридцать лет назад, стали жертвами его домогательств. Всего выступало около 100 свидетелей. Процесс длится в течение 73 заседаний.

Доктора признали виновным и осудили на 17 лет тюремного заключения, из которых он отсидел только четыре. Его выпустили по состоянию здоровья, несмотря на многочисленные протесты. О том, что его выпустили, люди узнали лишь увидев его на улицах своего города. Официальные сообщения появились несколько позже. Франц Вурст мирно скончался в доме престарелых в возрасте 88 лет.[155]

Так почему же десятки лет творились такие вопиющие преступления? Почему же получилось в точности по Лермонтову: «Таитесь вы под сению закона / Пред вами суд и правда — все молчи!» Неужели эти факты не были известны до истории с убийством жены? Оказывается, были!

Небольшая деталь: Франц Вурст окончил медицинский факультет Венского Университета в 1944 году. Ещё годы спустя он гордился тем, что был «самым молодым врачом третьего рейха».[156]

Больше двух десятков лет ходили слухи о сексуальных принуждениях (насилиях) со стороны т. н. «общественно неприкосновенного» доктора Вурста. После того, как некоторые из его бывших пациентов обратились за помощью к профессору психологии Ю. Меншик-Бенделе и рассказали о домогательствах, профессор обратилась в 2000 году в комиссию по вопросам этики национальной федерации психотерапии города Клагенфурт. Вурст, в ответ на это, объяснил своё поведение применением особой терапии, направленной на преодоление страха прикосновений.[157] В том же 2000 году его жену нашли убитой. То есть никто из правящих кругов и правозащитников страны не видел и не слышал, как десятки лет десятки детей становились жертвами насильника в белом халате, чья добрая слава этими же десятками лет носилась по стране? Не видели или не хотели видеть?

Из писем эмигрантов:

Голландия. «Юстиция не может запретить клуб педофилов «Мартейн».[158]

Роттердам — Органы юстиции не нашли никаких возможностей преследовать по закону, запретить или распустить общество педофилов «Мартейн» (Martijn).

Таков результат масштабного расследования в отношении этой организации, проведенного в Роттердаме под руководством прокуратуры, о чем в субботу заявила ее официальная представительница. Расследование проводилось голландским центром экспертизы детской порнографии, являющимся составной частью роттердамской прокуратуры. Поводом для него послужило амстердамское дело о детской порнографии. Это дело Роберта М. и его сообщников:

«Роберт, работник детского сада и няня по вызову, признался в насилии сексуального характера над 87 детьми в возрасте от полугода до двух лет. Он снимал свои действия на фото и видео и приглашал других мужчин присоединиться к нему за 50 евро за ребенка. Выходец из Латвии познакомился со своим голландским супругом Ричардом ван О., который тоже был членом клуба «Мартейн», водителем автобуса, в интернет-чате для педофилов, переехал к нему в Голландию (после того, как уже был приговорен в Германии к условному тюремному заключению за хранение детской порнографии), приобрел голландское гражданство и получил разрешение работать в детских садах и яслях».[159]

Результаты расследования показали, что члены или бывшие члены клуба «Мартейн» регулярно подозреваются в хранении детской порнографии или приговариваются судом за ее хранение. Но эти противозаконные факты совершаются не в рамках деятельности клуба.

Прокуратура запросила мнение адвокатуры о возможностях роспуска или запрета этого общества по решению суда. Но, так как индивидуальные наказуемые по закону действия, по которым членам (или бывшим членам) руководства клуба «Мартейн» вынесены приговоры, или действия, в которых они официально подозреваются, не были совершены в рамках работы этой организации, такой запрет невозможен.[160]

Клуб был создан в 1982 году. До 1994 года состоял в Международной ассоциации геев и лесбиянок. Его официальная цель — пропагандирование толерантности к педофилии и легализация сексуальных отношений между взрослыми и детьми. Председатель, Ад ван ден Берг, был недавно арестован за хранение большого количества детской порнографии. В 1987 году он был приговорен за развращение 11-летнего мальчика к условному тюремному заключению. Голландское телевидение показало программу, в которой доказывается, что у него и по сей день есть несовершеннолетний «друг», однако никаких судебных преследований ван ден Берга за этим не последовало. Ван ден Берг активно выступает в средствах массовой информации со своими идеями, ему предоставляется для этого время в эфире (большое интервью в этом году по бельгийскому телевидению). Клуб связан и с католической церковью.[161] Другой его член, Норберт де Йонге, сейчас судится в Европейском суде за право стать педагогом (его исключили из университета после того, как он открыто выступил со своими взглядами на секс с детьми).[162]

Ад ван ден Берг — инициатор создания политической партии для педофилов — Партии Любви к Ближнему, Свободы и Разнообразия (ПЛБСР).

Эта партия не была представлена в парламенте, но существовала официально, и голландский суд «не смог» ее запретить. Суд официально отказался запрещать эту партию, мотивируя свое решение тем, что «свобода самовыражения, свобода собраний и ассоциаций… является основой демократического правления, и ПЛБСР тоже имеет право на эти свободы».[163] Моральные соображения «недостаточны для запрета партии», по мнению выносившего это решение судьи.

ПЛБСР создана в мае 2006 года. В марте 2010 она прекратила своё существование из-за страха внесудебной расправы со стороны населения над ее членами. Целями партии объявлялись «максимизация свободы и разнообразия». Предлагается разрешить детям с 12-летнего возраста заниматься сексом (в перспективе вообще убрать из сферы секса возрастные запреты), голосовать на выборах, играть в азартные игры, употреблять «мягкие» наркотики и самим выбирать, где им жить. С16 лет должно разрешаться употребление «тяжелых» наркотиков и проституция, а человек должен по закону считаться взрослым. Целью партии провозглашались также ликвидация брака как института, легализация появления в общественных местах в голом виде, бесплатный железнодорожный транспорт и широкая программа защиты прав животных (запрет на употребление мяса и рыбы, т. к. это «убийство животных»). Ее члены также стремятся к легализации детской порнографии «для личного пользования» и показа «мягкой» порнографии по телевидению в дневное время и к легализации секса с животными.

Вот такие «равные права для меньшинств»… Вот чем все это кончается. Большинство голландского населения, кстати, (больше 80 %) резко выступает за запрет клуба «Мартейн», но в Голландии можно запрещать только хождение по улицам в парандже, а не пропаганду секса с детьми…»


Вот как описывает современные понятия о Добре и зле С. Г. Кара-Мурза: «Рационализм, «вычистивший» из логического мышления этику и метафизику, выродился в нигилизм — отрицание ценностей («Запад — цивилизация, знающая цену всего и не знающая ценности ничего»). Великим философом нигилизма был Ницше, в нашем веке его мысль продолжил Хайдеггер. Сам Хайдеггер прямо указывает на связь между нигилизмом и присущей западной цивилизации идеологии: «Для Ницше нигилизм отнюдь не только явление упадка, — нигилизм как фундаментальный процесс западной истории вместе с тем и прежде всего есть закономерность этой истории. Поэтому и в размышлениях о нигилизме Ницше важно не столько описание того, как исторически протекает процесс обесценения высших ценностей, что дало бы затем возможность исчислять закат Европы, — нет, Ницше мыслит нигилизм как «внутреннюю логику» исторического совершения Запада.»

Можно сказать, что проблема Добра и Зла была вообще устранена из мыслительного процесса, все свелось к совершенно пустым рациональным критериям — «эффективности», «рентабельности» и т. п.»[164]

Проблемы нынешнего полового воспитания, а также пересмотра «устаревших» моральных нравов и устоев в западных школах мы уже подробно рассмотрели в мифе № 16. Теперь перейдём к вопросам алкоголя и наркотиков.

Германия. «Согласно докладу об алкогольной и наркотической зависимости от 2008 года», количество детей и юношества в возрасте от 10 до 20 лет, которые подвергались стационарному лечению вследствие алкогольного отравления, увеличилось более чем в два раза. А именно: возросло от 9500 в 2000 году до 19 500 в 2008 году.

Особенно бросаются в глаза участившиеся случаи участия 12–17 летних детей в так называемых соревнованиях по «Разгульному пьянству» (Binge Drinking). Чтобы победить в таких соревнованиях, нужно выпить как можно больше в кратчайший период времени. Как правило, участники употребляют за один раз более, пяти алкогольных напитков. Количество «разгульных пьяниц» возросло, согласно докладу об алкогольной и наркотической зависимости, с 23 % в 2004 году до 26 % в 2007 году. Печальна статистика среди юношей в возрасте 16–17 лет: 63 % из них принимали в 2007 году участие в «Разгульном пьянстве». Среди девушек того же возраста эта цифра составила 40 %. (Это значит — каждый второй подросток, если не более! — прим. Я. С.)

Количество 12–17 летних детей, которые принимали алкоголь более одного раза в неделю, возросло в 2007 году до 22 %. (Это значит — каждый четвёртый-пятый! — прим. Я. С.) А у юношей в возрасте 16–17 лет этот показатель в 2007 году даже достиг 54 %.[165]

Давайте подытожим: если ваши дети живут, заметьте, не в российской глубинке, а в центре Европы — в Германии, то в подростковом возрасте у каждого второго из них есть все шансы «приучиться» выпивать более одного раза в неделю и регулярно принимать участие в конкурсах на звание «самого разгульного пьяницы». Со всеми вытекающими.

Из писем эмигрантов:

Бельгия. «В университете, где я учился, курило траву около 10–20 % студентов. Знакомые студенты иногда приходили на экзамен «укуренными» и не сдавали. У многих была наркозависимость.

Кроме того, в университетах очень распространено пьянство, но это, вообще, часть университетской культуры, а также часть бельгийской пивной культуры. На территории кампусов[166] есть специальные здания под дискотеки, которые устраиваются каждый вечер. На них приходят, как минимум, тысяча студентов, а по праздникам в разы больше. Обычно, перед тем как туда идти, студент выпивает водочки или коньячка, а потом, уже разогретый, идет танцевать и догонять это дело пивом. Не знаю практически никого, кто бы туда не ходил, кроме совсем асоциальных людей. Естественно, найти там «траву» тоже не составит труда общительному человеку. Курят её там открыто, все свои.

Кроме того, во всех серьезных ВУЗах есть традиция «крещения» (сильно отличающаяся от американской). Примерно 10 % студентов в ней участвуют, некоторые скрывают это от родителей, но большинство не скрывает, т. к. это норма. В подробности вдаваться не буду, т. к. явление очень непростое, но на этих мероприятиях, кроме всего прочего, еще очень часто организуют алкогольные игры типа «кто первый начнет блевать» или карточные игры на выпивание и раздевание, потом бегают голыми по кампусам, просыпаются утром в кустах и идут на лекции. Я сам в этом участвовал и был «крещен», так что это не слухи.

Я, вообще, спокойно отношусь к этому, в Бельгии такая культура пива (пивные пабы ломятся в пятницу вечером) и университетских веселий. Всех это устраивает, все это считают нормальным. Но я уже видел родителей из СССР, которые привозили сюда своих 12–13 летних детей «подальше от плохого влияния нехороших ребят». При этом они абсолютно не осознают, что здесь их детей ждет бельгийский образ жизни, о котором они не имеют ни малейшего представления».


«Наркомания среди подростков и молодёжи является самой опасной тенденцией для здорового общества. В Голландии целью профилактики наркомании принято считать снижение риска потребления «тяжелых наркотиков», за счет «легких» форм наркотиков, которые легализованы. В Англии, в рамках профилактики наркомании среди подростков, их обучают умению употреблять наркотики, сознавая всю ответственность этого».[167] В Австрии при лечении наркозависимости, в том числе и у подростков, чаще всего основным достижением считается перевод пациента с нелегальных наркотиков на легальные (в виде таблеток). После этого многие называют и считают себя излечёнными от зависимости — определяется словом «clean» (чистый).

В Швейцарии идут многолетние споры о том, разрешать или нет употребление производных конопли (марихуана, анаша, гашиш, план) для курения. Под давлением заинтересованых сил, несмотря на многочисленные опросы и протесты населения,[168] в 2010 году было принято решение о местной легализации продажи и курения производных конопли в городе Цюрих. Это было названо «научным экспериментальным (пилотным) проектом» и одобрено парламентом города Цюрих. Городские власти получили срок в два года, чтобы проверить: «Возможно ли проведение такого эксперимента?»[169]

«В Германии и Австрии использование производных конопли считается легальным. Германия, Финляндия, Голландия, Канада, Чехия, Польша стимулируют сельхозпроизводителей с целью активизации культивирования этого растения, освоения современных технологических процессов ее переработки. Другие европейские страны активно изучают опыт выращивания данной культуры».[170] Причём выращивание конопли страны никак не связывают с распространением наркотиков.

«В Канаде легкие наркотики также используются в медицинских целях. Граждане Бельгии могут употреблять марихуану. Однако если потребитель нарушит общественный порядок, то будет преследоваться по закону.

Полиция Великобритании не имеет право арестовать курящего марихуану англичанина. Стражи порядка обязаны отобрать «травку» и сделать внушение».[171]

И вы думаете, что ваши дети будут просто равнодушно проходить мимо всего этого? Вы уверены в этом?

В заключение коснёмся вопроса о защите детей внутри семей и вместе с их семьями.

Есть такая организация, которая называется Всемирная федерация психического здоровья (ВФПЗ). Основана она в 1948 году. Активно работает и процветает по сей день. Первым президентом ВФПЗ был психиатр Джон Р. Риз, одним из её соучредителей — канадский психиатр Г. Брок Чисхолм. В своё время ими были предложены новые методы работы со школьниками, направленые на ослабление воспитательной роли семьи, которую эти господа считают «одним из важнейших препятствий на пути к улучшению душевного здоровья».[172] Более подробно об этих идеях мы поговорим в главе № 25.

Вот так! Семья уже не «ячейка общества», а препятствие, а дети являются собственностью государства (см. глава № 16). И хотя, между первым и вторым утверждениями лежат годы, но эти годы, как можно заметить, были активно использованы на укрепление вышеперечисленных принципов и внедрение их в общество. С каждым годом данные тенденции, к сожалению, только нарастают.

Больно, печально и грустно обо всё этом говорить. Но ещё больнее переживать падение собственного ребёнка, если оно происходит почти что на ваших глазах в таком желанном и надёжном западном мире, где всё будто пронизано сознанием правильности и правоты. Остаётся только закончить эту главу словами героя «Записок из подполья» Достоевского: «Вы хвалитесь сознанием, но вы только колеблетесь, потому что хоть ум у вас и работает, но сердце ваше развратом помрачено, а без чистого сердца — полного, правильного сознания не будет. И сколько в вас назойливости, как вы напрашиваетесь, как вы кривляетесь! Ложь, ложь и ложь!»


Миф № 18
На Западе низкий уровень преступности

Тюрьма-люкс в Леобене, Австрия[173]

Пояснение мифа: преступность — понятие криминологии, означающее совокупность всех фактически совершенных, противоправных деяний, за каждое из которых предусмотрена уголовная ответственность, а также массовое негативное социально-правовое явление, обладающее определенными закономерностями, количественными и качественными характеристиками.[174] В странах Запада противоправных деяний очень мало, так как стражи правопорядка всегда начеку, а совесть и воспитание жителей западных стран не позволяет им совершать преступные действия или даже просто смотреть в сторону, если в их присутствии нарушается закон.


Что влияет на уровень преступности в стране? Не претендуя на высокую научность, рискнем назвать два очень важных фактора:[175]

во-первых, качество правоохранительной системы;

во-вторых, отношение общества к преступным деяниям.

Наша книга не может всесторонне осветить эти глобальные проблемы, а лишь обобщает личный опыт авторов и их помощников. Миф № 19 хорошо дополняет данную главу.

Великобритания. В середине 2009 года газета Дейли Мейл (Daily Mail) обнародовала шокирующую официальную информацию: оказывается, число насильственных преступлений в Объединенном Королевстве больше, чем в любой другой стране Евросоюза. Более того, по этим показателям Британия обогнала даже США и Южную Африку, которая считается одной из опаснейших стран мира.

За отчетный период на 100 тыс. жителей Великобритании в среднем совершается 2034 насильственных преступления. Неожиданно, что, по данным Дейли Мейл, на втором месте в этом списке оказалась маленькая Австрия с результатом 1677 преступлений на 100 тыс. жителей.[176]

Австрия. Попробуйте угадать, что обязан сделать австрийский полицейский, заметив вора во внеслужебное время? Не спешите отвечать с точки зрения элементарной порядочности и здравого смысла, а то и ошибиться нетрудно.

«Полицейский уличил и поймал преступника в свободное от службы время — сделано предупреждение! Злоупотребление властью?

Невероятно, но факт: один полицейский уличил в своё свободное от работы время преступника и задержал его, исполнив, таким образом, свои служебные обязанности. Однако вместо благодарности неравнодушному сотруднику влепили выговор — за злоупотребление властью. Согласно служебному уставу, стоимость потенциальной добычи вора была слишком низка для принятия мер такого рода.

Подозреваемый взломщик накануне в Вене выбрал себе место преступления неудачно: как раз, когда он взломал помещение для велосипедов в одном из жилых домов, мимо шёл, прогуливаясь, полицейский, одетый «по гражданке». Внимательный сотрудник заметил обвиняемого и немедленно, прекратив свой отдых, вступил в свои полномочия, подавил сопротивление предполагаемого преступника, задержал его и доставил, в конце концов, лично своим коллегам в ближайший полицейский участок.

«Стоимость добычи вора должна составлять минимум 36 337 евро».

Несмотря на успех, это будет, вероятно, последнее полезное деяние смелого сотрудника, сделанное по собственной инициативе, ибо вместо благодарности он получил резкое порицание. Причина: он злоупотребил властью — о «самостоятельном заступлении на службу» (sich In-Dienst-Stellen) при таком преступлении не могло быть и речи. Для принятия таких мер стоимость добычи вора должна составлять, согласно полицейскому уставу, больше 36 337 евро.

В данном случае, на первый раз на это (нарушение устава. — прим. переводчика) решено было посмотреть сквозь пальцы и ограничиться неофициальным предупреждением».[177]

Получается, что полицейский, завидев вора, должен вспомнить устав и, продолжая прогуливаться, достать калькулятор и начать высчитывать предполагаемую сумму ущерба совершаемого преступления. При этом можно «самостоятельно заступить на службу» и вмешаться только тогда, когда гипотетическая сумма украденного уж точно солидно превысит пороговую в 36 337 евро. Чтобы перекрыть все возможные погрешности подсчёта… Абсурд? Таков устав!

Некоторые выводы из этой печальной заметки:

— Тот самый неравнодушный полицейский, которому влепили неофициальное предупреждение за нарушение устава, в следующий раз, по меньшей мере, задумается, попав в сходную ситуацию, прежде чем «самостоятельно заступить на службу» и бороться за справедливость.

— Коллеги этого полицейского и в его отделении, и по всей стране получили недвусмысленный урок о том, как именно следует правильно понимать служебные обязанности.

— Подобный полицейский устав не выполняет главной задачи — не защищает законопослушных граждан от криминально-житейской мороси мелких и крупных краж, а служит интересам полицейской бюрократии, косвенно помогая преступникам уйти от заслуженного возмездия.

После этого не стоит удивляться странной реакции полицейских в ситуациях, когда люди просят о помощи.

Из писем эмигрантов:

Австрия. «Один раз прямо к нам в дом со стороны балкона зашел человек, просящий подаяние. Для нищего он был довольно хорошо одет, агрессивным тоном потребовал денег на том основании, что он безработный. Мне удалось его выставить, но моя семилетняя дочка тогда сильно испугалась. Когда этот товарищ в следующий раз появился в нашем микрорайоне, она, завидев его во дворе, стала мне кричать, что он опять пришёл. «Нищий» выругался в её адрес и погнался за дочерью, она прибежала домой вся в слезах. Я была дома без мужа, поэтому вызвала полицию.

Полиция приехала через 45 минут, когда обидчика и след простыл. Два полицейских вежливо объяснили мне, что они, конечно, всё понимают, но в Австрии законодательством не запрещено просить милостыню по домам — это раз. То, что я чувствую угрозу для себя и своего ребёнка со стороны «нищего», явление чисто субъективное — это два. Полиция вмешивается, только если при этом совершается кража или нападение с телесными повреждениями людей, — это три. И, если я боюсь за своего ребёнка, который играет на площадке возле нашего же жилого дома, то нужно просто лучше следить за детьми — это четыре. После этого они вежливо попрощались и уехали».

«Я ехал по скоростной автомагистрали на своём легковом автомобиле. Был ясный солнечный зимний день. Дорога была почти пустая. Чтобы обойти идущий далеко впереди грузовик с прицепом, заранее перестроился в левую полосу и обгонял на допустимой скорости в 130 км/ч. В момент, когда до грузовика оставалось всего несколько метров, его водитель, очевидно, не посмотрев в зеркало заднего вида, тоже стал перестраиваться влево. Несмотря на торможение, моя машина все равно оказалась между задним левым колесом грузовика и бетонным разделительным ограждением. Дальше последовало то, что стоило мне нескольких седых волос: удары о колесо грузовика, отчаянные попытки удержать руль и мысли о том, что вот-вот перевернусь. Чудом удалось удержать машину в равновесии и затормозить на левой полосе, а грузовик начал стремительно скрываться с места происшествия. Я, несмотря на все переживания, успел заметить тип грузовика, чем он был гружён и начало номерного знака. Номера были австрийские.

Оказалось, что сзади на медленном ходу всю эту историю наблюдал водитель другого легкового автомобиля — тоже с австрийскими номерами. Он подъехал ближе, не останавливаясь, убедился, что водитель жив, ударил по газам и тоже скрылся.

В ближайшем полицейском участке полицейский, жевавший всё время жвачку, сказал убийственную фразу: «Я Вам могу сказать только одно: мы его не найдём». Я попытался объяснить ему, что город Фёлькермаркт (Völkermarkt), с номерными знаками которого был грузовик, находится всего в 70–80 км от места происшествия, что городок этот — маленький, и можно легко запросить во всех транспортных фирмах о машинах, выехавших с грузом в названное время, что машину со следами двух ударов на прицепе обнаружить не так-то сложно, тем более что известны первые цифры её номера, но полицейский уговорить себя не дал.

Я подумал, что, может быть, к русским у полицейских предвзятое отношение и поехал на следующий день в районное управление полиции со своим другом. Мой друг, пожилой, заслуженный австриец, доктор наук, человек небезызвестный в том городе, долго пытался добиться помощи и поддержки от родной полиции, но тоже безуспешно. Дело посчитали безнадёжным, а факты недоказуемыми.

А теперь скажите мне: может ли быть торжество правосудия над преступностью при полной безынициативности полиции как органа охраны правопорядка? Чем больше безнаказанности — тем больше преступлений. Или я не прав?»

Какие мысли возникают у вас при слове «тюрьма»? Решетки на окнах, серые стены, тесные, холодные камеры. Кто не сидел, тот боится, а кто сидел, не хочет туда возвращаться (мы так думаем, как люди не сидевшие). Оказывается, бывает совсем по-другому.

«Цветные диваны, масштабные спортивные сооружения, тренажёрные залы — и уютные помещения для уединения с подружкой. Это что такое замечательное? Шикарный отель? Оазис для оздоровительных процедур? Солнечный клуб для одиночек под пальмами?

Не угадали! Это выполненная в жанре высокого дизайна тюрьма города Леобен (Австрия). Этот Центр Правосудия, как ещё называют тюрьму в стиле Люкс, был построен в 2005 году. Он располагает местами для 205 мелких преступников и, с момента постройки там, в зависимости от сезона, как выразились бы гостиничные служащие, свободных мест нет.

Кого это удивит? Эта тюрьма в Леобене, самая современная в Европе, предлагает своим вынужденным гостям спортивные сооружения, (столы для настольного тенниса. — прим. Я. С.), мультимедийный зал, молельню и общую кухню со свободным доступом на балкон. Этот ассортимент завершают компьютерные и языковые курсы.

От многоместных камер отказались. Стандартная камера занимает 10 кв.м. включает в себя интегрированную чайную кухню и отдельный санузел. Кровать, шкаф, Полки, стол и стулья изготовлены из светлой берёзы. Окна, только частично затянутые решёткой, простираются от пола до потолка. На стенах висят яркие картины, везде стоят растения.

Особым местом для заключённых является комната, площадью 20 кв.м., для уютного уединения парочек. Здесь влюблённые могут безмятежно наслаждаться вдвоём и заниматься чем угодно. Душ и кухня прилагаются.

Архитектор Йозеф Хоэнзин рассматривает своё творение как наглядный пример гуманного отбытия наказания. В своём интервью он подчеркнул: «Тюрьма в Леобене отражает человеческое достоинство. Только таким образом можно вернуть людей на путь истинный».

Тот же самый архитектор строит сейчас тюрьму в Берлине (Гайденринг). Работы должны быть завершены в конце 2011 года. Планируется перенять некоторые удобства, существующие в тюрьме Леобена».[178]

Такие тюрьмы пока еще не стали нормой, но, очевидно, служат образцом для подражания и указывают то направление, по которому должна развиваться западная пенитенциарная система. Вчитайтесь еще раз в слова архитектора о человеческом достоинстве — это не сумасшедший дом и не КВН, а извращенный западный гуманизм в действии.

А мы-то думали, что тюрьмы придумали для того, чтобы в тяжёлых условиях жизни у преступника было достаточно возможностей задуматься о содеянном, раскаяться и исправиться! Оказывается, всё наоборот! Только в условиях пятизвёздочной гостиницы, со всеми удобствами, с бесплатным пропитанием и оздоровительными мероприятиями преступник вернётся на путь истинный.

Несколько лет назад заключённые многих тюрем Австрии устроили громкие забастовки и протесты с требованиями начислять им пенсионные взносы за время отсидки. Освободился и вышел на пенсию — красота! Особенно за счёт обычных граждан, которым когда-то причинил зло.

Из писем эмигрантов:

Канада: «На Западе уличная преступность очень сильно зависит от района: упаси вас бог забрести в сумерках в «плохое место». Каждый житель крупного города прекрасно знает, где кому можно ходить, а где нельзя. Очень велико число преступлений на сексуальной почве и связанных с наркотиками. Оно и понятно: в СССР сексуальность не разжигалась искусственно до масштабов всеобщей жажды (при помощи рекламы, легальной порнографии, проституции, узаконенной во многих странах Запада, «гей-движений», специальных уроков в школе и т. п.). На Западе всяческое выпячивание животного естества — важная часть манипуляции обществом (озабоченными управлять легче, а хлопот с подобными «кроликами» меньше).

Про наркотики и говорить нечего: живого наркомана я впервые увидал на Западе, в СССР только читал об этом. В свою очередь, потребность в наркотиках — одно из последствий жизни в «обществе конкуренции». Наряду с немотивированной, подсознательной ненавистью к окружающим людям, совершенно непонятной советскому человеку. В СССР никто не мог бы и вообразить стрельбу в школах и в университетах, которая стала уже рутиной на Западе. Соответственно, не нужны были и металлодетекторы в школьных вестибюлях. Гораздо меньше было немотивированных убийств вообще. Мирного западного обывателя, когда он оказывается вне поля досягаемости видеокамер, патологически тянет излить свою ненависть и жестокость, желательно, на тех кто послабее».

Италия. Такие фильмы, как «Крёстный отец», показывают мафию институтом с понятиями чести, традиционности, работоспособности. Иногда мафия вынуждена быть жестокой, но это всегда оправдано убедительными причинами. Мафия с маркой «сделано в Голливуде» имеет свой шарм. Этот миф о достаточно симпатичной мафии детально и скрупулезно развенчивает известный итальянский журналист Роберто Савьяно в своей книге «Гоморра». Эта организация (неаполитанская Каморра) заправляет всем — от торговли людьми до индустрии моды. Её годовой оборот составляет порядка 150 миллиардов евро. За последние 20 лет Каморра уничтожила более 10 тысяч человек по всему миру.

Мафия, которую показывает Савьяно, — это бессовестные эксплуататоры, безжалостные наркодилеры и жадные до денег фальсификаторы. Он описывает подразделения убийц, продавцов наркотиков, которые пробуют новые наркотические коктейли на беззащитных наркоманах и о т. н. «крёстных отцах», которые выкалывают глаза и вырезают языки своим жертвам. Савьяно сам был на местах преступлений и многое видел своими глазами. Книга уже переведена на многие языки, в том числе и на русский.[179]

В 2008 году увидел свет одноименный фильм режиссера Матео Гарроне. Этот фильм принципиально не похож на голливудскую мафиозную классику.

«Сознательный отказ Гарроне делать зрелище основан на дегероизации скотства… Удручающе неприглядная «Гоморра» — это, пожалуй, дисциплинарное взыскание, своего рода кара классике фильмов про мафию, примиряющих с ее существованием.»[180]

Как отмечает писатель Александр Богатырёв в книге «Мы и они», в традиционном обществе запреты на совершение противоправных действий находятся на уровне подсознания, культуры и веры, тогда как в обществе либеральном эти запреты переходят в область рационального знания.

«Это знание, очень сильно отличается от веры, так как предполагает и возможность не следовать этому знанию. Да к тому же любой юридический закон обладает вполне конкретным свойством, выражаемым в просторечии: «Не пойман — не вор!».

То есть запрет из внутреннего, безусловного, переходит в разряд чисто внешних, который можно и нарушить, если знаешь, что не поймают. Если в первом случае человек имеет «внутреннего полицейского», который всегда с ним и от которого никуда не денешься, то во втором случае этот самый внутренний, невидимый и неосязаемый (но зато абсолютно строгий) заменяется на вполне осязаемого внешнего, с которым и сговориться можно (если взятки берёт), и обмануть можно (если он дурак). Таким образом, запреты культурного плана гораздо более серьёзные, чем запреты юридические, и именно этой самой жёсткостью запретов объясняется очень низкий уровень преступности в странах чисто традиционной культуры».[181]

США. Что именно может произойти, если внешние запреты вдруг исчезнут, прекрасно показала ситуация в Нью-Орлеане в 2005 году, когда город был затоплен в результате урагана Катрина.

Вскоре после того, как ураган Катрина прошел через город, 30 августа 2005 года, некоторые жители Нью-Орлеана, оставшиеся в городе, начали грабить магазины. Люди искали пищу и воду, которую нельзя было найти в других местах, но многие тащили самые обычные вещи. Новостные сводки Нью-Орлеана наводнили сообщения об угонах машин, кражах, убийствах и изнасилованиях.[182]

Корреспондент агентства Associated Press рассказал о том, что в то время, когда вода уже доходила почти до пояса, в городских магазинах толпы людей тащили все, что могли унести: еду, одежду, напитки, электронику. Для транспортировки добычи часто использовались промышленные корзины для мусора, которые легко плыли по течению. Один из свидетелей отметил, что такая ситуация — это прекрасная возможность для всех «униженных и оскорбленных» отомстить обществу за свои страдания.[183]

Для стабилизации обстановки в район бедствия было направлено около сорока тысяч вооруженных бойцов армии и Национальной Гвардии. Законность и порядок в Нью-Орлеане восстановились только тогда, когда восстановились внешние запреты.

Американцы не стесняются позорных страниц прошлого, а вполне успешно делают на них бизнес. Среди экскурсий по достопримечательностям Чикаго есть одна особенная, которая называется «Неприкасаемые». Туристам дадут почувствовать дух Чикаго времен Сухого закона, провезут по знаменитым малинам, борделям, подпольным игорным домам и местам гангстерских разборок. Популярность экскурсии не падает, есть много желающих всего за 30 долларов прикоснуться к славе крутых парней — Аль Капоне, Морейна, Диллинджера.[184]

Тот, кто сегодня просто восторженный турист, завтра может быть готов преступить закон. Данные Министерства юстиции США говорят о том, что многие криминальные показатели в обществе имеют устойчивую тенденцию к росту в течение последних 20 лет.[185]

Осужденные, отбывающие тюремное заключение более 1 года:

1980 г. — около 0.3 млн.

2009 г. — 1.5 млн.

Отбывающие заключение менее одного года или находящиеся под судом:

1980 г — около 0.2 млн.

2009 г — 0.8 млн.

Условно-досрочно освобожденные, находящиеся под полицейским надзором:

1980 г — около 0.2 млн.

2009 г. — 0.8 млн.

Лица, которым тюремное заключение заменено испытательным сроком, штрафом, исправительными работами и т. д.:

1980 г — около 1 млн.

2009 г — 4.2 млн.


По последним данным, население США составляет более 311 миллионов человек. Это значит, что более 2.3 % населения или сидят, или готовятся сесть, или могут быть посажены, если сделают что-то не так.

В 1980 году, когда население США составляло 226 с половиной миллионов, на долю подобных людей приходилось около 0.75 %.

Количество обвиняемых в Федеральном Суде США по делам, связаным с наркотиками:

1980 г — около 7 тыс.

2008 г. — около 30 тыс.

Количество арестов, связанных с употреблением наркотиков:

Взрослые:

1980 г — около 500 тыс.

2007 г — около 1.7 млн.

Подростки до 18 лет:

1980 — около 200 тыс.

2007 г — около 250 тыс.

Из приведенных цифр видно, что темпы криминализации и наркотизации общества существенно опережают темпы роста населения.

В современной Америке есть такие виды преступлений, которые пока еще не очень хорошо известны в России. Одно из них — «кража идентичности» (identity theft).

Это явление — порождение системы потребительского кредита и современных компьютерных технологий, при этом никого не грабят на улице, а все происходит сложнее…

Из воспоминаний Авторов:

США. «Экономический кризис, начавшийся в 2008 году, больно ударил, в том числе, и по продажам автомобилей. Автопродавцы стали изобретать новые схемы по сохранению своих бизнесов. Очень важное место в этих схемах занимает облегченное получение кредита. Участились случаи выдачи автокредита без предварительного взноса и с облегченной процедурой проверки.

Лично я всегда вовремя платил за телефон, газ и электричество и не имел долгов по кредитным картам и автомобильным ссудам, поэтому мой кредитный рейтинг весьма высокий.

Эта история произошла в 2010 году.

Я получил по почте красивый пакет из автосалона, расположенного в соседнем штате. Сначала подумал — реклама, хотел выбросить сразу, но что-то меня заставило открыть, и, как оказалось, не зря.

В пакете оказался комплект документов на покупку (мной!) нового внедорожника Лексус, стоимостью более $60 тыс. Судя по бумагам, машина была мне отдана вообще без предварительного взноса, под 100 % финансирование, ну да, у меня ведь кредит хороший.

Во многих автосалонах сейчас висят большие транспаранты «Drive now, pay later!» (Поезжай сейчас, плати потом), судя по всему, это был примерно тот же случай. На мое имя был открыт кредит в солидном банке. Первая оплата — через месяц. Поздравляем с покупкой!

Я сразу же пошел в наш полицейский участок, заявил обо всем, они завели дело. Мы с полицейским детективом позвонили в автосалон и долго беседовали с менеджерами по продажам, через которых проходила эта операция. На следующий день ко мне домой приехал представитель автосалона, проводящий внутреннее служебное расследование. Я посмотрел на «мою» подпись на документах о покупке, на «мое» водительское удостоверение с чужой фотографией. Человек на фото мне был совершенно незнаком, мне сказали, что он тоже русский.

Через неделю обнаружилась покупка второй машины на мое имя, а еще через неделю — третьей. Это были новые внедорожники класса люкс Инфинити и Ауди, еще по $60 тыс. каждая. Истории всех автосалонов были похожи — покупка без предварительного взноса, поддельные документы. Каждый кредитор, выдавая кредит, знал только про свою машину, но не знал про две остальные, информация еще не успела дойти до кредитных бюро.

Вот такая корпоративная жадность.

Через некоторое время домой пришло официальное письмо, извещающее о том, что в одной из кредитных компаний в штате Техас были украдены из компьютеров конфиденциальные данные клиентов, всем предлагалось принять меры по защите. Спасибо, конечно, только это запоздало немного, меры я уже принял. Очевидно, что с этой кражи данных все и началось, это был совсем не тот случай, что я кому-то где-то лишнее сказал или мой домашний компьютер взломали.

Одна из украденных машин засветилась, проехав без оплаты по платной дороге (Лексус украли, а доллар пожалели!). Мне домой прислали письмо, там была фотография машины, такая, что номер был отчетливо виден, и требовали оплатить штраф. Пришлось доказывать, что я тут ни при чем, посылать копии документов, чтобы от меня отстали.

Поскольку на мое имя было открыто целых три кредита, то пришлось долго объясняться со всеми кредиторами. Когда они видели копию полицейского протокола, то претензий не предъявляли, даже сочувствовали, но пришлось долго оформлять разные бумаги, чтобы позаботиться о всех формальностях. В результате этой истории я в деньгах не пострадал, только на почтовые расходы и долгие телефонные разговоры пришлось потратиться, весь остальной мой ущерб был исключительно моральный.

Спустя два месяца в полиции мне сказали, что дело передано в ФБР, там много народу завязано и пострадавших, таких как я, тоже много. Когда кого-нибудь поймают, я, может быть, узнаю. Из ФБР ко мне пока никто не приходил.

У этой истории был еще один побочный эффект. В тот промежуток времени, когда банки мне уже «простили» долги, но информация еще не прошла по всем инстанциям, ко мне домой стали ходить сборщики долгов (collectors). Это такие независимые организации, работающие по контракту с банками и получающие свой процент от собранного. Чисто внешне эти люди выглядят как классические рэкетиры из кино. Действуют они на грани закона, приходят обычно поздно, где-то после часа ночи и ведут себя откровенно нагло. Расчет на то, что сонного человека легче подавить. Со мной у них не вышло. К счастью, некоторая спортивная подготовка, полученная в прошлом, помогла мне быстро выпроваживать непрошеных гостей. Всего у меня было пять таких ночных визитов, потом все кончилось, видимо, всем наконец-то объяснили ситуацию».


Германия. Останемся ещё немного с темой угона автомобилей. Газета «Немецкая волна» (Deutsche Welle) сообщает, что в 2009 году в Германии было украдено 40 тысяч автомобилей. Зачастую воры похищали ключи от машин из квартир владельцев или из автосалонов. В отличие от предыдущего опыта, сейчас машины уже не разбирают на запчасти в Германии, а сразу перегоняют их за границу. Убытки от автомобильных угонов в прошлом году составили в общем 180 миллионов евро.

В 2010 году министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер заявил, что активность организованных преступных группировок в Германии продолжает нарастать. За прошлый год ущерб от их деятельности увеличился вдвое и составил 1,3 миллиарда евро.

Как видно из этой истории, честный образ жизни в западных странах — это еще не гарантия спокойствия. Бывают ситуации, когда нужно защищать репутацию и мир в своем доме.

«Ну, какая может быть на Западе преступность?» — спросит любой турист после посещения одной из стран Евросоюза. «Вы посмотрите, как всё спокойно, тихо, надёжно. Мы с уверенностью гуляли где угодно и ничего с нами не приключилось!» Это мнение широко распространено. Хорошим ответом на него может послужить небольшой эпизод, происшедший с одним моим знакомым, который приехал туристом в Австрию из российской глубинки.

«Вы представляете, — сказал он нам по прибытии с горящими глазами. — В Австрии — почти что коммунизм!» И продолжил, в ответ на наши изумлённые взгляды: «В Вене метро бесплатное, я целый день ездил по всему городу, и нигде не было турникетов!» Мы засмеялись. Ему было невдомёк, что билеты покупаются в специальных кассах и, хотя турникетов, действительно, нет, зато есть регулярные контроли и высокие штрафы (в размере 70 евро) за безбилетный проезд. Парню просто повезло.

Точно так же многие поколения людей, которые хотели эмигрировать на Запад, представляли его себе неким «раем», где все люди честные, где нет беззаконий и бандитизма, где двери квартир и домов не запирают, где на ночных улицах никто не нападает на людей, где стражи правопорядка всегда начеку, умело ловят и справедливо наказывают преступников. Эти представления быстро разбиваются от первой встречи с реальностью.

А я лично знаю человека, который жил именно в такой стране. Это моя бабушка и рассказывала она мне об СССР сороковых-пятидесятых годов.

У меня нет оснований ей не верить!


Миф № 19
Торжество Западного права над преступностью

Бывшая тюрьма на о. Алькатрас, США

Пояснение мифа: на Западе ни одно преступление не остается безнаказанным, закон суров, но справедлив для всех.


Недавно всю Россию взволновало дело Анны Шавенковой.[186] Многие считают, что на Западе подобное развитие событий было бы невозможно, если пьяный «отморозок» собьёт на автомобиле человека, то он обязательно понесёт суровое наказание. Что ж, давайте посмотрим.

Австрия. В начале мая в центре города Грац разразилась ужасная трагедия. Девятилетний мальчик возвращался вместе со своим старшим братом домой после игры в футбол в городском парке. Они как раз переходили площадь на зелёный свет, когда услышали полицейскую сирену. Потом произошёл страшный удар. Мальчик был сбит машиной, за которой на тот момент уже через полгорода гналась полиция.

За рулём, в невменяемом состоянии сидел 17-летний житель верхней Австрии. Он сдал на права всего месяц назад. Незадолго до описываемой трагедии полиция отобрала у него права из-за столкновения с другим автомобилем. Юноша был за рулём без прав и с 1,78 промилле алкоголя в крови.

На площадь водитель въехал на красный свет, сбил девятилетнего мальчика так, что тот отлетел на 72 метра от места удара. Мальчик погиб. После этого водитель врезался в другой автомобиль, развернулся и сбил насмерть мотоциклиста (50-летнего мужчину, отца троих детей).

После судебного разбирательства преступнику присудили 4,5 года тюремного заключения.[187]

О том, какие в Австрии тюрьмы, мы уже говорили в мифе № 18.

Скажете, единичный случай? Ничуть!

Германия. «В июле 2003 года Мерседес мощностью в 500 лошадиных сил с 34-летним инженером фирмы «DaimlerChrysler» за рулём ехал по автомагистрали со скоростью 220–250 км/ч. Свидетели показали, что водитель на огромной скорости стал теснить легковой автомобиль марки Kia, который находился в этот момент на обгонной полосе магистрали. Водитель автомобиля 21-летняя женщина не справилась с управлением и вылетела с автомагистрали на близстоящие деревья. Женщина и её двухлетняя дочь погибли на месте. Водитель Мерседеса, согласно его показаниям, не успел увидеть в зеркало заднего вида, что Kia потеряла управление и врезалась в деревья, он не остановился, а продолжал свой путь. Поэтому, благодаря действиям защиты на суде, по обвинению в бегстве с места происшествия водитель был оправдан.

Судья города Карлсруэ открыто высказала своё негодование по поводу того, что водитель ни на мгновение не выказал чувства вины или раскаяния, а также что знакомые обвиняемого, призванные в качестве свидетелей, отвечали с большой неохотой и старались всеми способами уйти от ответа.

Перед последним заседанием суда в отношении судьи Бригитты Хекинг посыпались угрозы расправы вплоть до убийства. Заключительное заседание проводилось при повышенных мерах предосторожности. Решение суда: обвиняемый лишается водительских прав сроком на 18 месяцев и приговаривается к полутора(!) годам безусловного тюремного заключения. Адвокат требовал оправдательного приговора и заявил, что будет подана апелляция».[188]

США. Каждый день в новостных сводках можно найти сообщения о дорожных происшествиях с человескими жертвами, когда виновник скрывается с места аварии.

6 июня 2011 г. Дэйли Ньюс из Нью-Йорка передает, что полиция ищет водителя машины Ягуар, который сбил 51-летнего пешехода и скрылся. Пострадавший находится в критическим состоянии.[189]

15 июня 2011 г. Чикаго Трибьюн сообщает, что 8-летняя Мариелла Крисотомо, катаясь на велосипеде, была сбита внедорожником, который скрылся. Девочка была доставлена в больницу, где скончалась через 12 часов. Свидетели показали, что Мариелла каталась около своего дома и не нарушала правил. За рулем внедорожника сидела женщина. Полиция ведет поиски.[190]

Полиция ищет, но не всегда находит, а если находит, то не всегда удается привелечь виновных к ответственности. Вот, например, такая история.

В 1987 г. в городе Эвансвиль (штат Индиана) водитель Дэвид Кайфер сбил Барбару Майзик, которая совершала утреннюю пробежку. Женщина погибла на месте, через несколько дней тело было обнаружено, и полиция начала расследование. Кайфер скрылся с места происшествия и объявился в доме своего брата в штате Иллинойс. Братья вместе избавились от машины — скрутили номерные знаки и продали машину на запчасти. Полицейское расследование зашло в тупик. Благодаря счастливым случайностям, полиции все-таки удалось найти доказательства и привлечь Кайфера к ответственности только в 1999 году. Суд присяжных признал Дэвида Кайфера виновным в так называемом «преступлении класса D» — бегстве с места аварии со смертельным исходом потерпевшего. Через некоторое время апелляционный суд снял это обвинение, в связи с истечением срока давности по «преступлениям класса D», который в штате Индиана составляет 5 лет.[191]

Подобные происшествия — трагедии для родителей и семей — болезнь века, вспышки которой, оказывается, возможны в любой стране, где есть автомобили. Утверждение, что такого рода преступления часто остаются практически безнаказанными только на территории постсоветского пространства является, безусловно, ошибочным. Во многих странах Запада примеры говорят сами за себя. Анализ причин и способов лечения этой болезни века выходит далеко за рамки данной книги.

Меня давно удивлял тот факт, что в Австрии и Германии, по словам одного моего знакомого юриста, наказания за воровство или укрытие от налогов часто более строгие, чем за преступления, повлекшие за собой смерть людей. Какое наказание получили «убийцы за рулём», вы могли увидеть выше. Для сравнения пара примеров:

Укрытие от налогов, законодательство Германии (уголовный кодекс):

Strafgesetzbuch (StGB) § 370.

Параграф 370. Укрытие от налогов.

Наказанием с лишением свободы до 5 лет или с денежным штрафом наказывается тот, кто даёт неправильные или неполные данные:

1. Финансовым органам власти или другим органам власти о значительных фактах в отношении налогов.

2. Держит в неведении финансовые органы относительно значительных фактов в отношении налогов <…> и, вследствие этого, уменьшает налоги или получает налоговые преимущества.

В особенно тяжелых случаях это деяние карается наказанием в виде лишения свободы сроком до 10 лет.[192]

Воровство, законодательство Австрии (уголовный кодекс):

Strafgesetzbuch (StGB) § 130

§ 130. Профессиональная кража или кража в рамках криминального сообщества.

Профессиональная кража или кража в рамках криминального сообщества карается наказанием в виде лишения свободы сроком от 6 месяцев до 5 лет, профессиональная кража в крупных размерах, а также кража со взломом или с применением оружия — в виде лишения свободы сроком до 10 лет.[193]

Великобритания. «С главы Скотленд-Ярда Иэна Блэра будут сняты обвинения в том, что он скрывал от общественности смерть бразильца, по ошибке застреленного полицейскими в июле 2005 года. Как сообщает The Sunday Times, британская прокуратура после расследования пришла к выводу об отсутствии состава преступления. Ранее независимая комиссия по расследованию жалоб на действия полиции обвиняла Иэна Блэра в сокрытии информации об убийстве Жан-Шарля де Менезеша, а родители погибшего требовали для начальника британской полиции отставки и тюремного срока.

Теперь жалоба семьи погибшего электрика останется неудовлетворенной.

27-летний гражданин Бразилии Жан-Шарль де Менезеш, проживший в Лондоне четыре года, был застрелен полицейскими в вагоне метро 22 июля 2005 года. По сообщениям друзей бразильца, Менезеш не любил ездить в метро, а после взрывов 7 июля даже подумывал о покупке мотоцикла, чтобы избегать подземки. В тот злополучный день сотрудники спецслужб следили за ним от самого дома, где, как предполагалось, живут двое из четверых террористов, пытавшихся взорвать бомбы в лондонском транспорте 21 июня, до станции Stockwell.

По первоначальным утверждениям полицейских, они приняли Менезеша за одного из террористов, потому что он был одет не по погоде,[194] вез с собой объемный рюкзак и не остановился по требованию стражей порядка. После этого они открыли огонь на поражение. Однако данные независимого расследования и кадры видеокамер метрополитена показали, что ничего подозрительного в поведении бразильца не было, а стрелять в него начали уже после задержания. По свидетельству очевидцев, Менезеша даже не вывели из вагона: его просто уложили на пол и расстреляли, когда он не оказывал никакого сопротивления».

Канада. Учитель Михаил Шатурин делится своим опытом работы в индейских резервациях Канады:

«Бросается в глаза отсутствие любых законов — как общеканадских, так и старинных, индейских. На резервации, помню, крали всё что ни попадя. И ножами друг в друга тыкали по пьянке часто. Мои ученицы, равно как и местные женщины, работающие в школе, регулярно приходили с подбитым глазом, этого вообще стыдиться не принято. Любимой забавой молодежи — что на резервации, что у эскимосов — есть и было взламывать местный магазин по ночам (в подобных местах эти сооружения всегда в результате перекочёвывают в стальной ангар). Директор школы в резервации (которого я, правда, не застал, он занимал этот пост прежде моей директрисы) был, вообще-то, как говорят на трескучем официальном языке, «лидером сообщества обучающих и учащихся», но имел при этом хобби — насиловать малолетних учениц прямо в служебном кабинете. После того, как он сделал это много раз, так что всем в посёлке его проказы порядком надоели, его заставили уйти «по собственному желанию», выдали хорошие характеристики и отправили «сеять разумное, доброе, вечное» в другой посёлок (тамошних девочек, известное дело, не так жаль). У эскимосов, помню, ситуация была очень похожая: каждый год в маленьком посёлке через издевательства проходят многие подростки и дети. И… ничего после этого с преступником не происходит».[195]

Тот же автор продолжает тему «торжества права над преступностью» в Канаде: «Следует также вспомнить, что в рамках западного права обычно выигрывает в суде та сторона, которая имела возможность вложить больше средств в оплату адвокатов. Поэтому шансы жертвы преступления доискаться правды в суде, поддержки полиции и вообще правовой защиты будут определяться набором обстоятельств: кто с кем задумал тягаться, в каком районе совершено преступление и т. п.»

США. В перестроечные годы многие СМИ настойчиво внедряли в сознание людей светлый образ западной правовой системы. Образцом для подражания выставлялись случаи, когда разногласия между соседями или супругами улаживаются в суде через адвоката. Автора этих строк опыт жизни в США научил, что в таком толковании ситуации заинтересованы, прежде всего, сами адвокаты, которые остаются в выигрыше независимо от исхода дела.

Для обычного американца судебный процесс не имеет ничего общего с поиском справедливости и свершением правосудия, это увлекательное шоу, соблазнительная игра, в которой победа достается более хитрому и красноречивому адвокату.

Народ любит сериалы в жанре «Драма из зала суда» (Courtroom drama), но в жизни избегает судиться: если проиграешь — останешься банкротом, если выиграешь — отдашь все адвокату.

Народное творчество, такое как анекдоты, является точным индикатором отношения людей к определенной части общества. В Америке всегда было много анекдотов об адвокатах (lawyer jokes), а в последнее десятилетие они стали еще более популярны.

Американский народ изображает своих служителей закона жадными до денег обманщиками, ленивыми и нечистыми на руку. Наиболее популярные образы адвоката — это стервятник, акула и змея.

Вот несколько самых невинных lawyer jokes.

«В прошлую зиму было так холодно, что я видел моего адвоката идущего по улице с руками в своих собственных карманах».

«— Вы очень дорогой адвокат. Если я заплачу $500, Вы мне ответите на пару вопросов?

— Конечно. Какой второй вопрос?

— Почему в Америке так много адвокатов?

— Святой Патрик выгнал из Ирландии всех змей».

Многие из подобных анекдотов нельзя привести в нашей книге по соображениям приличий.

Шутки шутками, но сами американские адвокаты стали серьезно тревожиться об упадке морали и этики в своем профессиональном цеху. Профессор юриспруденции Американского Католического Университета (Catholic University of America) Лиза Лерман в 2002 году провела масштабное исследование под названием «Скользкая дорожка от амбиций к жадности и обману. Адвокаты, деньги и профессиональная честь».[196]

Исследование начинается с признания двух фактов: во-первых, в 90-е годы в США ускорился процесс поляризации доходов, то есть богатые становятся еще богаче, а бедные — беднее; во-вторых, среди богатейших людей страны значительную часть составляют адвокаты.

Автор приводит данные, свидетельствующие о росте богатства и снижении этических норм среди служителей закона.

1) Роскошные офисы адвокатских контор.

2) Увеличение почасовой оплаты за услуги адвоката со скоростью гораздо выше инфляции.

3) Рост прибылей адвокатских контор.

4) Участившиеся случаи отказов от работы pro bono.[197]

5) Количество часов, представленных клиентам к оплате.

В последние годы многие крупные адвокатские конторы требуют от сотрудников выставлять счета клиентам на 2300–2400 часов в год и увязывают выплату премий с выполнением таких задач. В приватных разговорах сотрудники обсуждают, как можно послать счета на 2300 часов без обмана и без отказа от личной жизни. Некоторые говорят, что нормально засчитывать время, проведенное в туалете — «Я же читаю там документы!».

(Если работать все 52 недели в году по пять дней в неделю по 8 часов в день без отпусков и праздников, то выходит 2080 часов. — прим Г. И.)

6) Рост стоимости обучения в юридических школах.

По данным автора, в 1999 году средняя стоимость обучения в частной юридической школе вместе с расходами на проживание составляла $32 763.

(В 2010–11 — только один год, например, в Юридической Школе Колумбия обойдется студентам уже в $74 000.[198] — прим Г. И.)

Молодые юристы выходят из стен университетов с долгами в несколько сотен тысяч долларов, которые нужно срочно погасить за счет клиентов.

7) Увеличение выплат из клиентских страховых фондов.

Такие фонды, как правило, учреждаются влястями каждого штата для компенсации потерь людей, пострадавших от недобросоветных адвокатов.

В конце 90-х годов среднегодовые выплаты из таких фондов составляли $26 миллионов. Эта сумма — только малая часть всех денег, украденых адвокатами у людей. Фонды штатов не в состоянии покрыть всех потерь и компенсируют лишь незначительный процент.

8) Увеличилось число адвокатов, попадающих за решетку за воровство.

Наиболее типичны случаи, когда адвокаты воруют у своих клиентов или партнеров, представляя к оплате ложные счета за работу или требования о компенсации расходов.

Далее Лиза Лерман спрашивает «А почему мы жадные?» и пускается в анализ культурных особенностей общества потребления.

Одним из спусковых крючков жадности она считает высокую конкуренцию, как между адвокатскими конторами, так и между работниками внутри каждой конторы. Конкуренция часто порождает нездоровую атмосферу — ревность, завистничество, подсиживание. Другой причиной автор считает напряженный рабочий график, часто приводящий к подрыву здоровья и расстройству семейных отношений. В патологическом стремлении к богатству автор видит попытку компенсировать отсутствие нормальной жизни.

В качестве примера морального разложения слуг закона приведена история супружеской пары из Чикаго Гарри и Морин Фэйрчайлд (Gary and Maureen Fairchild). Оба супруга считались успешными адвокатами, и официальный годовой доход семейной пары за 1994 год составлял $800 000 (восемьсот тысяч долларов). Оба: и муж, и жена — попались на крупном воровстве, были лишены адвокатских лицензий и отданы под суд.

Что заставило их воровать? Пусть с этим вопросом разбираются клинические психологи. Но, если у меня возникнут недоразумения с соседями, я постараюсь договориться по-хорошему, в крайнем случае — плюнуть и забыть обиду и до последней возможности избегать того, чтобы доверять свою судьбу акулам, стервятникам и змеям.

Одним из краеугольных камней либерализма и свободного рынка считается так называемая «свобода контракта» (freedom of contract). Она определяется как свобода индивидуумов и корпораций заключать между собой любые соглашения без вмешательства со стороны властей.[199] На первый взгляд — прекрасное правило, но только тогда, когда в договорные отношения входят стороны приблизительно равные по своему статусу и возможностям, в противном случае «свобода контракта» приводит к откровенному подавлению слабых сильными.

В эпоху раннего капитализма принцип «свободы контракта» входил в прямое противоречие с любыми попытками правительства обуздать рыночную стихию, такими как минимальная зарплата, фиксированые цены или антимонопольный закон.

В начале XX века в штате Нью-Йорк существовал закон, ограничивающий число рабочих часов в хлебопекарнях до 10 в день или 60 в неделю. В 1905 году Верховный Суд США признал этот закон неконституционным и ограничивающим права и свободы индивидума на продажу рабочей силы. Аргументы заботы о здоровье рабочих были признаны неубедительными.[200]

Сейчас, сто с лишним лет спустя, как в США, так и в Европе для «свободы контракта» поставлено много ограничений в виде трудового законодательства. Однако влияние этой свободы по-прежнему распространяется на жизнь большинства людей. При аренде жилья, получении ипотеки, визите к врачу и во многих других ситуациях требуется подписать документ, в конце которого оговаривается множество особых условий. Когда все идет хорошо, никто не обращает внимания на эти условия, но в любой спорной ситуации они нужны, чтобы освободить бизнес от излишней ответственности. Для обычного человека выход один: «не нравится — не подписывай».

Большинство людей никогда не читает такие документы до конца, даже при хорошем владении языком нелегко разобраться в хитросплетениях языка юридического без специальной подготовки. Многие недавние иммигранты ходят жаловаться в юридические консультации на нарушение своих прав, на что им показывают документ и говорят: «Посмотрите, вы же сами это подписывали!». Можно бороться за свои права и нанять адвоката, чтобы тот оспаривал каждую букву контракта, но, как мы уже говорили выше, этот путь не каждому по силам.

Как говорил английский писатель и священник Чарльз Колтон (1780–1832): «Закон и справедливость — две вещи, которые Бог соединил, а человек разъединил». Если вы все-таки решитесь искать справедливости у западного правосудия, то копите деньги, запасайтесь терпением и не думайте, что ваша моральная правота обеспечит благополучный исход.



Миф № 20
На Западе нет нищеты

«Жизнь подорожала, так как перестала быть предметом первой необходимости»

Армянское радио
Бездомный в Париже[201]

Пояснение мифа: русская народная пословица учит: «от сумы да от тюрьмы не зарекайся», а западный мир обеспечивает всем достойную жизнь. люди могут иметь скромный достаток, но никогда не опустятся за черту бедности, у всех будет гарантированный угол и кусок хлеба.


США. Бедность в Соединенных Штатах имеет циклический характер: от 13 до 17 % населения постоянно живет ниже официального уровня бедности, и около 40 % попадает за черту бедности на какое-то время в течение 10 лет. Около 43.6 миллионов (14.3 %) американцев жили в бедности в 2009 году, и около 39.8 миллионов (13.2 %) — в 2008 году. Официальный уровень бедности в США в 2011 году определялся как годовой доход $22 350 на семью из 4 человек. Большинство американцев (58.5 %) проведут хотя бы один год за чертой бедности в возрасте от 25 до 75 лет.[202]

После того, как были обработаны результаты переписи населения 2009 года, газета USA Today сообщила: «Число людей, живущих в бедности, достигло наивысшего уровня за последний 51 год (т. е. так плохо, как в 2009 году последний раз было в 1958 году)».[203]

Работая над этой главой, авторы решили совершить прогулку по Чикаго и узнать о бедности из первых рук, поговорить с теми, кого обычно не замечают белые воротнички, спешащие в кондиционированные офисы.

На главной улице Чикаго Мичиган Авеню, около музея искусств «Арт Институт»,[204] мы познакомились с Рики Грэнтом. Его не интересуют шедевры искусства, он бездомный и просит милостыню.

— Я потерял работу, живу на улице и пытаюсь выжить, — говорит Рики Грэнт. — Я работал строителем, получил травму на работе, потом была операция, и я больше не смог работать — он сильно хромает на правую ногу.

— Ох, ребята, тяжело жить на улице! Ох, тяжело, но я стараюсь, как могу пройти через все это. Все, что я могу, это молиться Богу и надеяться, что для меня что-то измениться к лучшему. Живу я в разных местах: в ночлежках, в приютах при церквях, иногда сплю в парке. Была у меня жена, но она ушла, семьи у меня больше нет.

Я должен постараться наладить свою жизнь, должен хотя бы попробовать. Иногда находятся люди, которые мне немного помогают, дают мне приют, но я должен и сам пройти свою половину пути, чтобы выбраться отсюда.

Такая жизнь меня убьет рано или поздно, я только надеюсь, что что-нибудь изменится к лучшему, стараюсь хранить веру в Бога и молиться.

— Живу в ночлежках, денег нет, ищу еду по помойкам, вот у меня табличка, — он показывает кусок картона с надписью «подайте на пропитание» и несколько полиэтиленовых мешков с объедками, — вот где я нахожу себе еду, а без этого помер бы с голоду. Хорошо, что еще остались люди, кому не наплевать, а так — чертовски трудно жить на улице. Все, что я могу, молиться и пытаться выжить.

Одна из жемчужин Чикаго — Букингемский фонтан,[205] он особенно красив в солнечные дни. Среди гуляющих горожан и туристов, старающихся сделать красивые фотографии, мы заметили человека, копающегося в мусорном баке, и подошли познакомиться.

— Меня зовут Деррик Вильямс. Я уже восемь лет живу на улице. Когда-то я работал уборщиком, меня несправедливо уволили, обещали заплатить выходное пособие, но так ничего и не дали. Я получаю талоны на бесплатную еду, иногда хожу в благотворительные организации за горячим обедом. Зимой я ночую в приютах, а летом — на улице. Стараюсь крутиться, как могу, чтобы прожить.

У меня остались сын и дочь, они живут с моими родителями, у меня нет денег, чтобы съездить их проведать, иногда я им звоню. Вот, так уже восемь лет.

Этот парень — просто счастливчик, по сравнению с предыдущим: получает талоны на еду, хотя это не спасает его от необходимости копаться в мусоре.

На Стейт Стрит нашим собеседником оказался 57-летний Тони Джонсон, разорившийся бизнесмен, просящий милостыню около входа в магазин дизайнерской одежды.

— Я живу на улице, — говорит Тони, — иногда люди приглашают меня в ресторан и кормят.

— Тут столько бездомных людей, но они (власти. — прим Г. И.) почему-то помогают тем, кто в других городах и странах. Направляют миллионы долларов в Китай и еще куда-то, а у них под носом люди живут на улице.

У железнодорожного вокзала мы встретили старика, выпрашивающего мелочь у прохожих. От наших предыдущих знакомых он отличался белым цветом кожи и внешностью, напоминающей спившегося художника, мы почти не ошиблись…

— Меня зовут Фил Бернстин, мне 61 год, — выглядит Фил лет на десять старше.

— Я иллюстратор. Когда-то я служил в армии, немного учился в колледже. Сейчас я живу в Чикаго, ну, на самом деле, в пригороде. Живу где-то около уровня бедности. Иногда, зарабатываю себе на жизнь азартными играми, когда-то мне даже удалось немного скопить. Питаюсь я на благотворительной кухне. Иногда заваляются кое-какие деньги на еду.

— В будущем я хочу добиться успеха в своем деле и делать самое лучшее, на что я способен.

Интересно, какое дело он имел в виду, — подумали мы, — нищенство, или иллюстраторство?

— Я верю, что каждый может помочь изменить мир в лучшую сторону.

Вежливо попрощавшись с нами, этот аристократ среди нищих направился в ближайший МакДональдс, подтягивая на ходу грязные джинсы.[206]

Наша прогулка оставила сложное впечатление, мы еще раз почувствовали, какая тонкая грань отделяет «успех» от «обочины жизни». Болезнь, разорение, серия неудач — и вот уже «белый воротничок» отложит в сторону свой лэптоп и, потихоньку от людей, полезет в мусорный бак.

Вот что пишет из Канады учитель, биолог Михаил Шатурин:

Канада. «Экспертами в данном вопросе правильнее всего выбрать кого-либо из многочисленных бездомных, ночующих на решётках теплотрасс самого благополучного западного города — Торонто. Или тех стариков, что тысячами замерзают каждую зиму в нетопленых квартирах крупных американских городов при исправной системе отопления: просто платить за тепло нечем. Или кого-нибудь из, примерно, 40 млн. граждан США, которые не имеют медицинской страховки (дорого-с) и, соответственно, доступа к какой бы то ни было медицинской помощи. Или тех, кто лез на стену от зубной боли, ожидая, когда зуб «переболит» и выпадет сам: стоматология не покрывается медицинскими страховками даже в Канаде (где остальная медицина оплачивается государством), а идти к зубному — без штанов останешься.

Ещё можно всмотреться внимательнее в фотографии 30-х годов, где засняты огромные очереди за бесплатным супом в Нью-Йорке, опустившиеся безработные и разорившиеся фермеры. Можно ещё прочесть замечательную документальную книгу МакВильямса «Бедствующая Земля» (о сельскохозяйственных рабочих США).

Мне скажут, что это, мол, дело прошлое, что теперь такого в Америке нет. Не спорю: поскольку США с тех пор усиленно эксплуатировали другие народы и целые континенты, то такой вопиющей нищеты сейчас там нет. США стали богаче, а другие народы и континенты, соответственно, беднее. Но ведь, говоря о нищете на Западе, имеют в виду какую-то мифическую «несовместимость» западной жизни с нищетой! Тут-то и стоит вспомнить все эти документы XX-го века, а также и художественную литературу, которую мы читали в советском детстве («Отверженные» Гюго, романы Диккенса), чтобы понять: западный образ жизни очень даже с нищетой совместим».

Германия. Печальная статья о бедности в современной Германии еще раз подтверждает эту истину. Приводим здесь статью с сокращениями:

«Нищета в Германии. Новые «низшие слои».

Некоторые пали очень низко, другие, так и не смогли подняться: В Германии распространяется нищета. Она захватывает как безработных, так и недостаточно зарабатывающих, а также неудавшихся предпринимателей.

Семья Бергеров живет будто в музее. С садом, гаражом и балконом. В коридоре стоят тапочки, в зале сын разбросал игрушки. На стене — весёлые фотографии из отпуска. Сейчас это выставка из их прошлого, через пару недель Бергерам придётся покинуть дом.

Петер и Гизела Бергер, 58 и 44 лет от роду, оба с высшим образованием архитекторов, не могут себе больше позволить выплачивать арендную плату. Сберкнижки, акции, страховки — всё пропало. Остались только долги в 300 тысяч евро. «Посмотрим, кто теперь захочет сдать нам квартиру», — говорит Петер Бергер.

Ещё совсем недавно, в начале девяностых оба работали и хорошо зарабатывали. Они купили себе в кредит две квартиры в Лейпциге в качестве гарантии пенсии и сдавали их внаём.

И тут Петер потерял работу. Точнее он был уволен по сокращению кадров. Новую работу Петер найти не смог. Он, честно проработавший на строительную фирму, слышал отовсюду только следующий ответ: «Вы слишком старый». В 48 лет.

Петер постарался открыть дело — безуспешно. Из-за кризиса строительства их квартиры в Лейпциге никто не хотел снимать. Они стали понижать арендную плату и должны были ежемесячно вносить 500 евро за кредит. Долги не уменьшались, они росли. Это был второй удар.

Но его жена продолжала работать и получать зарплату. Если будут квартиросъемщики в Лейпциге, то есть надежда.

Весной 2004 уволили Гизелу Бергер. Из-за недостатка товарооборота. Это был третий удар. Теперь у них почти нет прибыли, зато есть убытки. Аренда. Проценты по кредиту. Проценты с процентов. Бергеры разорены.

Это история семьи Бергер. Она складывается из трёх факторов: жилищный кредит, потеря работы, кризис строительства. Ни тяжёлых заболеваний, ни финансовых махинаторов, ни несчастных случаев. Ничего такого, что мы и так читаем ежедневно в газетах. Трагедия становится буднями: в Германии не должно произойти ничего особенного, для того чтобы ввергнуть в нищету целую семью. Как замечательно для Германии!

«Восходящее общество» — социальные исследователи десятилетиями так обозначали жизнь в Германии. Общество, в котором не все были богатыми, но все были уверены, что через десять лет будут иметь больше, чем сейчас. А их дети через двадцать лет — ещё больше. «В Германии XX столетия действовало коллективное обещание: жизнь каждого улучшается, пусть медленно, но постоянно», — сказал геттингенский социолог Бертольд Фогель.

Республика разделена. Ещё ни разу в её истории не было такой пропасти между богатыми и бедными. «С одной стороны увеличивается благосостояние населения, а с другой, — растёт количество людей, в экономическом смысле выброшенных за борт», — отметил берлинский социальный аналитик Мартин Кронауер. Согласно новому отчёту федерального правительства о соотношении богатых и бедных, почти половина всего фактического имущества Германии принадлежит всего десяти процентам немцев из самого богатого сословия. Другие десять процентов немцев не имеют ничего. У них есть только долги.

Так в Германии появляется новая прослойка неимущих. Она не похожа на пролетариат прошедших дней, она так же разнообразна, как и оставшееся общество. К ней принадлежат неудавшиеся адвокаты или архитекторы, так же как и люди с мизерной зарплатой или получающие социальную помощь. Одни упали со своих высот, другие туда и не поднимались. Все они встретились на дне. Но у них есть кое-что общее: в финансовом плане они уже ничего не ждут от жизни.

По всей стране можно встретить людей, принадлежащих к этим новым нижним слоям общества. В Гамбурге, Берлине и в Шварцвальде — или в Мюнхене в доме, где живёт семья Бергер.

Недавно они опять были в социальной службе. Спрашивали, есть ли для них социальная квартира. «Возможно, через три года», — ответили им. Семье осталось ждать только три недели. Потом им придётся покинуть собственный дом.

Дальше статья рассказывает о социальной финансовой поддержке, которую всё-таки получила семья Бергер с шестилетним сыном и которая позволила им снять лишь очень дешёвое жильё. В тексте также описывается, как Петер постепенно распродавал всё своё имущество, вплоть до книг и картин. Как они с женой занимались плетением венков, оформлением открыток, выпечкой и продажей пряников и давали уроки латинского, пробовали всюду устроиться на любую работу, но конкуренция была слишком велика. Немало людей в похожей ситуации с таким же отчаянием искали место работы.

3,13 миллионов семей в Германии не справляются с долгами, это в полтора раза больше, чем 10 лет назад. Их долговые обязательства слишком высоки, нет шансов их покрыть. Иногда за личным крахом скрывается просто неумение обходиться с деньгами, но, к сожалению, появляется всё больше примеров несостоятельности простой схемы: работать, брать жилищный кредит, покупать жильё, обустраивать жизнь. То, что десятками лет было нормой, превращается даже для хорошо обеспеченных инженеров в финансовую катастрофу. Как сказал социальный аналитик Мюнхена Дитер Корчак: «Средний класс разваливается на куски»».[207]

Из писем эмигрантов:

Канада. «Кто сказал, что на Западе нет бедности? В Калгари 23 165 семей (не людей, а семей!) официально живет в экстремальной нищете (extreme poverty).

Вы думаете, на Западе нет бомжей? Совсем наоборот, их очень много. Я разговаривала с одним волонтером из Distress Center (телефонная служба поддержки людей, находящихся в стрессовом состоянии). Он говорит, что в Калгари более 2000 бомжей. На самом деле в Калгари в 2008 году было 4060 бездомных. Население города около миллиона».

Из воспоминаний Авторов:

Австрия. «В Австрии, по данным портала Statistik Austria,[208] в нищете живут 12 % населения — это около миллиона человек. Люди не могут позволить себе оплатить услуги ЖКХ, им отключают свет, газ, отопление. За неуплату выбрасывают из квартир. Приходится искать социальное жильё. Желающих много, квартир мало. Наши русские друзья ютились всемером в маленькой, смежной двухкомнатной квартире, где кухня и обе комнаты совмещены, отопление и горячая вода работают с большими перебоями, а дом вот-вот развалится, и таких примеров масса.

По всем городам, у многих магазинов лежат нищие и выпрашивают «копеечку». Они регулярно звонят в квартиры и достаточно упорно просят подать на пропитание. Это явление не из приятных, особенно когда с ними приходится общаться женщине. Полиция сообщает, что просить подаяния по домам не запрещается, даже в самом назойливом виде. Полиция подключается, только если просящие милостыню ограбили кого-нибудь или совершили насилие. Как интересно, особенно когда дверь открывают ваши дети.

От нищеты здесь никто не застрахован. Особенно иммигранты. Они представляют собой социальные анклавы, поселяются, как правило, в таких районах, где почти нет местных жителей, а жильё оставляет желать лучшего. По таким районам вечером ходить крайне опасно. Преступность там очень высокая. А как же дети, школы? А вот так: в классах по 1–2 австрийских ребёнка, остальные — дети со всего мира, почти не знающие немецкого. Ежедневные драки в классах. Дети приходят из школ с синяками на всём теле. Вмешиваться — бесполезно. Там и убить могут.

Недавно я прочитала об очередном мифе: «Даже минимальное социальное обеспечение в Австрии делает возможным удобное существование для бедных». Так вот: после уплаты услуг ЖКХ, примерно для трети всех людей, которые получают социальную помощь в местной организации «Каритас», в день остаётся меньше 4 евро на человека. И это — для покрытия ВСЕХ остальных потребностей. 44 000 человек из тех, кто получает социальную помощь, являются детьми и подростками, это составляет 29 % от всех, кому государство социально помогает. Всего по Австрии 100 000 детей и подростков, живущих в нищете.»[209]

Из писем эмигрантов:

Канада. «Представьте себе, что Вы встали в 6утра и идете на завод, где работаете не инженером, а работягой среди китайцев и индусов уже не первый год. Работа тупая, и платят ровно столько, чтобы не убежали, но Вы уже и этой работе рады, поскольку за время поисков чего-то лучшего спустили все, что привезли из России.

Жена, видя Ваши «перспективы», ушла через пару лет после приезда, Вы одиноки. Вечером бредете домой, заходите в LCBO (продажа ликероводочных изделий — прим. Я. С.) и покупаете что-то для поднятия настроения.

Я не пессимист, но и к такому варианту нужно быть готовым, и готовиться к этому надо в России. Пойдите на стройку, найдите работу потяжелей, желательно среди китайцев, постарайтесь представить себе, что вы в Канаде, для пущего эффекта включите английскую музыку и обращайтесь к бригадиру — «СЭР».

Уверяю, через полгода такого «канадского счастья» все ваши сегодняшние проблемы станут совсем незначительными. Через год после потери здоровья у Вас будут абсолютно другие расчеты и цели.

Иммиграция — это типа лотереи: выигравших немного, но они есть. Они кидают такие фразы: «Наш доход на двоих — 120 тыс», «Сейчас ищу работу на 50 долларов в час», «100 тыс. в год — легко». С этими фразами надо быть поосторожнее, многие понимают их буквально и срываются за океан чуть ли не вплавь. Причем срываются вполне вменяемые в России люди, которые понимают, что в то время, когда закрывали институты и средняя зарплата была 100 долларов, Березовский делал по 100 тыс. долларов в день, несмотря на кризис и проблемы. Интересно, что в России разницу между собой и «аллигархом» они видят, а разницу между собой и человеком, зарабатывающим в Канаде в десяток раз больше, чем они, не замечают.

Эмигрируя, вы ввязываетесь в игру, правил которой не знаете, и расчеты в Канаде совсем другие, поэтому объяснить человеку из России, как иммигранты живут здесь, почти невозможно…

По поводу «везунчиков» в Канаде: это преходящая категория, никто из них даже на пару лет вперед не заглядывает, поскольку сейчас ты на коне, а завтра — под конем. Это скорее подходит к вопросу о Канаде и иммигрантах.

Особенно нестабильная ситуация у программистов: например, поймал волну, получил контракт, всем рассказал, как хорошо в Канаде. Контракт закончился, наступил длинный антракт, во время которого ушли все деньги.

Перед иммиграцией помните, что в России только 20 лет капитализма, а в Канаде 200, так что здесь всё раз в 10 изощрённее, и иммигрант здесь — жертва».

Великобритания. Район Восточного Лондона Эйлсбери-истейт (Aylesbury Estate) считался вполне благополучным до начала 80-х годов XX века. Сейчас он называется «зоной чрезвычайно высокого социального неудобства», где каждые 4 часа совершается преступление.[210] Туда отважились заглянуть корреспонденты портала «Эксперт» и рассказали о том, от Эйлсбери-истейт до Лондонского Сити не просто 4 остановки на метро, а целая пропасть в доходах, образовании, образе жизни и перспективах на будущее. У большинства обитателей этих домов нет работы, банковского счета и каких-либо сбережений. В квартирах не хватает элементарной мебели и царит антисанитария. Хуже всего, что дети, родившиеся в таких районах, с самого рождения попадают в этакую ловушку бедности. У таких детей очень высоки шансы повторить печальный путь своих родителей.

Латвия. Портал «Эксперт» сообщает о том, что в нынешней Латвии главные кандидаты в бедняки — это работающие бюджетники. Например, учитель с высшим образованием, получающий 200 латов (около 282 евро), или полицейский, который получает до 300 латов (423 Евро). Такой зарплаты хватит, чтобы заплатить за квартиру и скромно питаться. Для того, чтобы позволить себе что-то большее, люди стараются подработать, кто как может.

В Лиепае был случай, когда начальник дорожной полиции города каждый год в отпуск ездил в Данию на пушную ферму, чтобы подработать на неквалифицированной работе: он сдирал там шкуры.

Для многих латвийцев жизнь в Евросоюзе приносит все больше разочарований и заставляет вспоминать о другом союзе — Советском.

После исчезновения Советского Союза у правящей элиты западного мира пропал стимул поддерживать минимально приличное существование своих народов. Свертываются социальные гарантии, нарастает поляризация в распределении доходов, на одном полюсе — ночлежка и гамбургер из помойки, на другом — вилла, яхта и персональный самолет.

В 1997 году половиной акционерного капитала Соединенных Штатов владел 1 % граждан США и почти 90 % его принадлежало 1/10 наиболее богатых семейств.[211]

Наша книга — не для представителей этой 1/10 части. Всех, кто не принадлежит к наиболее богатым семействам мира сего и хочет эмигрировать на Запад, мы призываем помнить о русской пословице из начала главы.



Миф № 21
В западных вузах лучшее образование

«Большое видится на расстоянии»
С. Есенин



Пояснение мифа: ВУЗы западных стран дают всестороннее, широкое образование и обеспечивают выпуск грамотных и отлично подготовленных специалистов. В западных университетах можно получить лучшее образование, чем в России.


«Детишек отправило за границу около трети представителей крупного и среднего бизнеса, — говорит Антон Данилов-Данильян, председатель Экспертного совета «Деловой России». — Для начала их вывозят как бы поучиться, а уж вернутся — не вернутся, зависит от того, как здесь будет развиваться ситуация».[212]

Этот миф появился в перестроечные времена. Слова «бакалавр», «магистр», «колледж» звучали загадочно и притягательно. Со временем у многих появилась возможность оценить эти понятия на собственном опыте. Чему же и как можно там научиться? Чем отличаются люди, носящие такие звания?

Из воспоминаний авторов:

США. «Я окончил Ленинградский Механический Институт, факультет приборостроения. В начале 90-х судьба привела меня в компьютерную индустрию, где мне удалось достаточно хорошо реализоваться профессионально. Эта профессиональная дорога, в конце концов, привела в Америку. Только там, через 5–6 лет жизни и карьеры до меня дошло, КАКОЕ ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ У МЕНЯ ОБРАЗОВАНИЕ, да еще «за бесплатно».

На пятом курсе у нас был предмет «Организация производства» — не самый важный и не самый любимый, сдали и забыли. Я вспомнил о нем, когда мне на глаза попалась программа менеджерских курсов для начальников отделов компании, где я работал. На эти курсы посылали не кого попало, а людей, у которых в подчинении было по 100–150 человек. Программа курсов была рассчитана на 2 недели, и стоимость ее была $7500 с человека.

Было время, когда мне приходилось проводить интервью с претендентами на должность DBA (администратора базы данных). В числе кандидатов были свежие выпускники университетов по специальности Вычислительная Техника (Computer Science). Обычно я придумывал несколько условных проблем и просил претендента изложить принципы решения. Типичный ответ «молодых специалистов» был примерно такой: «Эх, жаль, у вас тут нету такого экрана, как нам в университете показывали. Нас учили, что надо кликнуть мышкой сначала слева вверху, а потом внизу».

Абсолютно все находились на грани обморока, когда я просил сформулировать теорему де Моргана.[213] Между тем это вещь очень практическая именно для баз данных, с ее помощью можно проводить оптимизацию запросов. Ладно, думал я, может быть, просто забыли имя автора, и спрашивал их, как можно преобразовать логическое выражение «ИЛИ» в выражение «И» — бесполезно.

Мы проходили этот материал на 3-м курсе в лекциях по Математической логике.

Был случай, когда ко мне подошел начальник отдела и попросил «по дружбе» решить примеры для его сына — студента колледжа. Это оказались расчеты параллельно-последовательных цепочек сопротивлений (Теоретические основы электротехники — 1, 2 курсы). Я быстро сделал, он был доволен, искренне благодарил, сказал «magic».

Почему он подошел с этим вопросом именно ко мне из сотни человек в отделе? Почему в чужой стране я чувствую уверенность в своих силах, не боюсь браться за любые профессиональные задачи, отстаивать свое мнение в любых дискуссиях? Чем старше я становлюсь, тем лучше понимаю, что в меня была вложена частица интеллектуальной мощи Великой Страны, которой больше нет. Я не учился в элитном ВУЗе и не был лучшим студентом на курсе, я один из многих, то, что досталось мне было нормой, а для тех студентов, которых я вижу вокруг себя сейчас, это — космический уровень.

Кроме конкретных знаний, в нас воспитали системное мышление, то есть способность видеть проблемы во всей полноте и докапываться до сути, умение искать то, что мы не знаем. В США этими качествами могут похвастать в основном представители элиты, у обычных людей много думать не принято.

Что стоит в современной Америке получить такое образование, которое в Советском Союзе мне досталось просто по праву рождения?

Всемирно известный Массачусетский Технологический Институт — MIT. Плата за обучение в 2010–2011 учебном году составляет $39 212. Расходы на общежитие и питание — $11 234, учебники и прочие расходы — $2764.[214]

Иллинойский Технологический Институт — IIT. Не такой известный, как MIT, но крепкий и дающий качественные знания. Обучение в 2011–2012 учебном году обойдется в $19 008, общежитие и питание — $12 400. Вместе с прочими расходами общий баланс составляет $34 342…»[215]

Читатель может заметить, что это не такие уж большие расходы для представителей «крупного бизнеса», но мы не для них старались, создавая эту книгу.

«…А вот пример учебного заведения попроще, уровень уже совсем не тот: Университет Северной Айовы (University of Northern Iowa). Подобные университеты есть в каждом штате, они считаются более доступными, «народными». Здесь, в основном, студентам предлагаются программы из области гуманитарных наук, психологии, изящных искусств. Есть и технические программы, но их качество несоизмеримо ниже, чем в первых двух примерах, я думаю, что именно выпускники подобных университетов ко мне на интервью ходили.

В 2010–2011 учебном году стоимость обучения вместе с общежитием и питанием составляет $14 148 для жителей штата Айова и $22 488 для жителей других штатов. Еще $1055 придется заплатить за учебники, независимо от места жительства.[216]

Да, все знают, что есть на свете студенческие ссуды. Их очень удобно брать, но всегда не хочется отдавать.

Недавно взрослая дочь поделилась со мной историей страданий близкой подруги. Проблема стара как мир — девушке хочется замуж, но никак не складывается. Не беда, что характер — не сахар и внешность — не Голливуд, главная проблема — долг $80 000 после окончания университета. Все кандидаты в женихи пугаются и исчезают, как только узнают об этом. Милые девушки, остерегайтесь долгов. Юношей это тоже касается».

Теперь перенесёмся на европейский континент. «Что Америка? Дикий Запад! — подумают некоторые. — То ли дело — Европа! Там все точно, аккуратно, да и уровень обучения очень высок». Возьмём для примера три страны Евросоюза в контексте получения высшего образования в разных сферах: Францию, Австрию и Германию.

Франция. Вот что пишет доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института теоретической физики им. Л. Д. Ландау, профессор Парижского университета «Paris VI» В. С. Доценко: «Историки до сих пор спорят, как же могло получиться, что такие мудрые и образованные древние египтяне столь быстро разучились строить свои замечательные пирамиды. Все произошло на протяжении буквально нескольких поколений (на рубеже IV и V династий, около XXVI века до Р. Х.). <…> Веками учились, по крохам совершенствовали мастерство, передавали все это из поколения в поколение, накапливали знания и опыт, потом выстроили свои три Великие Пирамиды и вдруг разом все забыли, потеряли навык, умение и мастерство, перестали понимать элементарные вещи <…>.

Я теперь знаю, как такое может происходить. Дело в том, что я уже пятый год преподаю физику и математику в Парижском университете (университет имени Марии и Пьера Кюри, известный также под именем «Paris VI», или «Jussieu»). Надо сказать, что Париж — не последнее место на планете по уровню образования, а мой Университет — далеко не худший в Париже <…>.

Сначала небольшая сухая справка. Во Франции уже давно введен и действует «Единый Государственный Экзамен» (ЕГЭ), только называется он у них БАК (от слова бакалавр), но это сути не меняет. <…> У БАКа имеется несколько специализаций: он может быть научным, когда приоритет (повышенный коэффициент) имеют экзамены по математике и физике; он может быть гуманитарным, когда приоритет отдается языкам, философии; он может быть экономическим; и т. д. Человек, сдавший БАК, имеет право безо всяких вступительных экзаменов записаться в любой университет своего профиля, правда только по месту жительства <…> Но вот если ученик сдал БАК с отметкой выше определенного уровня (больше чем 15/20), то он имеет право записаться на подготовительное отделение в одну из так называемых Гранд Эколь (самой известной из которых является Эколь Нормаль Суперьер) — это что-то вроде элитных университетов, — и для поступления в Гранд Эколь после подготовительных курсов нужно выдержать еще и вступительные экзамены.

Далее, в процессе учебы как в Гранд Эколь, так и в Университете, в зимнюю и в весеннюю сессии происходит отсев: если у студента сумма баллов всех экзаменов оказывается ниже определенного уровня, его выгоняют (или, в определенных ситуациях, могут оставить на второй год). Отсев идет серьезный: в моем университете в первую зимнюю сессию выгоняют около 40 процентов студентов, в следующую — еще процентов 30 и т. д. В результате к концу второго года обучения остается едва ли четверть из тех, кто начинал учиться (фактически — это растянутые на два года вступительные экзамены). <…>.

И тем не менее могу сообщить тем, кто еще не знает, что «хотели как лучше, а получилось, как всегда», бывает не только в России. Французское образование (и я подозреваю, что далеко не только французское) — яркий тому пример. <…>.

Так вот, в этом учебном году я обнаружил, что среди пятидесяти моих учеников-первокурсников (у меня две группы) восемь человек считает, что три шестых (3/6) равно одной трети (1/3). Подчеркну: это молодые люди, которые только что сдали «научный БАК», т. е., тот, в котором приоритет отдается математике и физике. Все эксперты, которым я это рассказывал и которые не имеют опыта преподавания в парижских университетах, сразу же становятся в тупик. Пытаясь понять, как такое может быть, они совершают стандартную ошибку, свойственную всем экспертам: они пытаются найти в этом логику, они ищут (ошибочное) математическое рассуждение, которое может привести к подобному ошибочному результату. На самом деле, все намного проще: им это сообщили в школе, а они, как прилежные ученики (а в университет попадают только прилежные ученики!), запомнили, вот и все. Я их переучил: на очередном занятии (темой которого вообще-то была производная функции) я сделал небольшое отступление и сообщил, что 3/6 равно 1/2, а вовсе не 1/3, как считают некоторые из присутствующих. Реакция была такая: «Да? Хорошо…». Если бы я им сообщил, что это равно одной десятой, реакция была бы точно такой же. <…>.

Вот чему несчастных французских детей никак не могут по-настоящему научить, так это обращаться с дробями. Вообще, дроби (их сложение, умножение, а особенно деление) — это постоянная головная боль моих студентов. Из своего пятилетнего опыта преподавания могу сообщить, что сколько-нибудь уверенно обращаться с дробями могло не больше десятой части моих первокурсников. Надо сказать, что арифметическая операция деления — это, пожалуй, самая трудная тема современного французского среднего образования. Подумайте сами, как можно объяснить ребенку, что такое деление: небось, станете распределять поровну шесть яблочек среди троих мальчиков? — Как бы не так! Чтобы объяснить, как учат делению во французской школе, я опять вынужден обращаться к экспертам. Пусть не все, но кое-кто из вас еще помнит правило деления в столбик? Так вот, во французской школе операция деления вводится в виде формального алгоритма деления в столбик, который позволяет из двух чисел (делимого и делителя) путем строго определенных математических манипуляций получать третье число (результат деления). Разумеется, усвоить этот ужас можно только проделав массу упражнений, и состоят эти упражнения вот в чем: несчастным ученикам предъявляются шарады в виде уже выполненного деления в столбик, в котором некоторые цифры опущены, и эти отсутствующие цифры требуется найти. Естественно, после всего этого, что бы тебе ни сказали про 3/6, согласишься на что угодно.

Разумеется, кроме описанных выше, так сказать, «систематических нестандартных знаний» (которым научили в школе), имеется много просто личных, случайных фантазий. Некоторые из них очень смешные: например, один юноша как-то предложил переносить число из знаменателя в числитель с переменой знака, другая студентка, когда косинус угла между двумя векторами у нее получился равным 8, заключила, что сам угол равен 360 градусов умножить на восемь, ну и так далее. У меня есть целая коллекция подобных казусов, но не о них сейчас речь. В конце концов, то, что молодые люди еще способны фантазировать, это не так уж плохо. Думать в школе их уже отучили (а тех, кого не еще не отучили, в университете отучат — это уж точно), так пусть пока хоть так проявляют живость ума (пока они, живость и ум, еще есть).

Довольно долго я никак не мог понять, как с подобным уровнем знаний все эти молодые люди сумели сдать свой БАК, задачи в котором, как правило, составлены на вполне приличном уровне и решить которые (как мне казалось) можно лишь обладая вполне приличными знаниями. Теперь я знаю ответ на этот вопрос. Дело в том, что практически все задачи, предлагаемые на БАКе, можно решить с помощью хорошего калькулятора — они сейчас очень умные, эти современные калькуляторы: и тебе любое алгебраическое преобразование сделают, и производную функции найдут, и график ее нарисуют. При этом пользоваться калькулятором при сдаче БАКа совершенно официально разрешено. А уж что-что, а быстро и в правильном порядке нажимать на кнопочки современные молодые люди учатся очень лихо. Одна беда: нет-нет, да и ошибешься — в спешке не ту кнопочку нажмешь, и тогда может получиться конфуз. Впрочем, «конфуз» — это с моей старомодной точки зрения, а по их, современному мнению, просто ошибка: ну что поделаешь, бывает! К примеру, один мой студент что-то там не так нажал, и у него получился радиус планеты Земля равным 10-ти миллиметрам. А, к несчастью, в школе его не научили (или он просто не запомнил), какого размера наша планета, поэтому полученные им 10 мм его совершенно не смутили. И лишь когда я ему сказал, что его ответ неправильный, он стал искать ошибку. Точнее, он просто стал снова нажимать на кнопочки, но только теперь делал это более тщательно. В результате со второй попытки он получил правильный ответ. Это был старательный студент, но ему было абсолютно до лампочки, какой там радиус у Земли: 10 миллиметров или 6400 километров — сколько скажут, столько и будет. Только не подумайте, что проблему можно решить, запретив калькуляторы: в этом случае БАК просто никто не сдаст, детишки после школы вынуждены будут вместо учебы в университетах искать работу, и одновременно без работы останется целая армия университетских профессоров — в общем, получится страшный социальный взрыв. Так что калькуляторы трогать не стоит — тем более, что, в большинстве случаев, ученики правильно нажимают на кнопочки.

Что касается тригонометрии, то ее изучение сводится к заучиванию таблицы значений синуса, косинуса и тангенса для стандартных углов, 0, 30, 45, 60 и 90 градусов, а также нескольких стандартных соотношений между этими функциями. Старательные студенты, которых в действительности не так уж мало, все это знают и так. Однако вот ведь какая закавыка: я каждый год упорно задаю своим ученикам один и тот же вопрос — кто может объяснить, почему синус тридцати градусов равен 1/2? Я преподаю уже пять лет, и каждый год у меня около пятидесяти учеников, так вот из двухсот пятидесяти моих учеников за все это время на этот вопрос мне не ответил ни один человек. Более того, по их мнению, сам вопрос лишен смысла: то, чему равны все эти синусы и косинусы (так же, впрочем, как и все остальные знания, которыми их пичкали в школе, а теперь продолжают пичкать в университете), это просто некая данность, которую нужно запомнить. И вот каждый год я, как последний зануда, пытаюсь их в этом разубеждать, пытаюсь рассказывать, что откуда берется, какое отношение все это имеет к миру, в котором мы живем, тужусь изо всех сил рассказывать так, чтобы было интересно, а они смотрят на меня, как на придурка, и терпеливо ждут, когда же я, наконец, угомонюсь, и сообщу им, что, собственно, нужно заучить наизусть. Своим большим успехом я считаю, если к концу семестра один или два человека из группы пару раз зададут мне вопрос «почему?». Но достичь этого мне удается не каждый год…

С преподаванием физики дела обстоят похоже, только рассказывать про это скучно: здесь не так много смешного. Потому очень кратко (просто для полноты картины): курс физики в первом семестре в университете имени Пьера и Марии Кюри начинается почему-то с линейной оптики — при этом, параллельно, на лабораторных занятиях студенты зачем-то изучают осциллограф. Затем два занятия подряд они вынуждены зубрить наизусть огромную таблицу с размерностями физических величин (т. е. как выражается в килограммах, секундах и метрах, скажем, гравитационная постоянная, и т. п. — замечу попутно — при этом, они понятия не имеют, что такое гравитационная постоянная). Затем — механика (столкновения шариков, равновесие сил и т. п.), и, наконец, венчает осенний семестр почему-то гидродинамика. Почему именно такая выборка? Понятия не имею! Полагаю, это то немногое, что знает главный координатор (и лектор) нашей секции. Почему именно в таком порядке? Да, собственно, какая разница, в каком порядке все это зубрить?..

Бедные Мария и Пьер Кюри… Они на том свете, небось, места себе не находят от стыда.

Попробую предложить отдаленную аналогию всей этой ахинеи для гуманитариев. Представьте себе, что программа университетского курса под названием «Русская литература» состоит из следующих разделов: 1. Творчество А. П. Чехова. 2. Лингвистический анализ произведений русских и советских писателей XIX-го и XX-го века. 3. «Слово о полку Игореве». 4. Творчество А. Платонова. И на этом все…

Что же касается аспирантов Эколь Нормаль Суперьер (т. е. тех, которые «супер-самые-самые»), то здесь ситуация совершенно иная. Эти ребята прошли такой суровый отбор, что ни вольных фантазеров, ни, тем более, разгильдяев здесь уже не встретишь. Более того, и с дробями у них все в порядке, и алгебру они знают прекрасно, и еще много-много всего, что им полагается знать к этому возрасту. Они очень целеустремленные, работоспособные и исполнительные, и с диссертациями у них, я уверен, будет все в полном порядке. Одна беда: думать они не умеют совершенно. Исполнить указанные, четко сформулированные преподавателем манипуляции — это пожалуйста; что-нибудь выучить, запомнить — это сколько угодно. А вот думать — никак. Эта функция организма у них, увы, атрофирована полностью. Ну а, кроме того, теоретическую физику они, конечно, не знают совершенно. То есть они, конечно, знают массу всевозможных вещей, но это какая-то пестрая, совершенно хаотичная мозаика из массы всевозможных маленьких «знаний», которые они с успехом могут использовать, только если вопросы им приготовлены в соответствии с заранее оговоренными правилами, совместимыми с этой мозаикой. Например, если такому аспиранту задается некий вопрос, то ответом на него должно быть либо «знание А», либо «знание В», либо «знание С», потому что если это ни А, ни В, ни С, то он станет в ступор, который называется «так не бывает!». Хотя, конечно, и у аспирантов бывают довольно смешные дыры в знаниях, но тут эти несчастные детишки совершенно не виноваты: это преподаватели у них были такие. Например, из года в год, я обнаруживаю, что никто из моих слушателей (аспирантов последнего года Эколь Нормаль Суперьер!) не способен взять Гауссов интеграл, и вообще не имеет представления о том, что это такое. Ну, это как если бы человек писал диссертацию, скажем, о месте природы в поэзии позднего Пушкина, и при этом не имел представления о том, что такое синонимы. Но вообще, конечно, из этих аспирантов получатся прекрасные исполнители. Как те «роботы-исполнители», из давнего фильма «Москва-Кассиопея»… И поэтому мне больше нравится преподавать первокурсникам Университета: там все-таки еще есть хоть небольшая надежда кого-то чему-то научить…

В этом учебном году на семестровой контрольной одной из задач была вот какая (я думаю наши восьми-, а может и семиклассники ее бы оценили): «Воздушный шар летит в одном направлении со скоростью 20 км/час в течение 1-го часа и 45-ти минут. Затем направление движения меняется на заданный угол (2#2), и воздушный шар летит еще 1 час и 45 минут с той же скоростью. Найти расстояние от точки старта до точки приземления». Перед контрольной на протяжении двух недель среди преподавателей университета шла бурная дискуссия: не слишком ли сложна эта задача для наших студентов? В конце концов, решили рискнуть выставить ее на контрольную, но с условием, что те, кто ее решит, получат дополнительно несколько премиальных очков. Затем, в помощь преподавателям, которые будут проверять студенческие работы, автор этой задачи распространил для нас ее решение. Решение занимало половину страницы и было неправильным. Когда я это заметил и поднял было визг, несколько моих коллег меня тут же успокоило очень простым аргументом: «Чего ты нервничаешь? все равно эту задачу никто не решит…». И они оказались правы. Из полутора сотен студентов, писавших контрольную, эту задачу решило только два человека (и это были китайцы). Из моих пятидесяти учеников примерно половина даже не попыталась ее решать. А у тех, кто сделал такую попытку, спектр полученных ответов простирался от 104 метров до 108 500 километров. Отдавая работу той студентке, которая умудрилась получить расстояние в 108 тысяч километров, я попытался было воззвать к ее здравому смыслу, дескать, ведь это два с половиной раза облететь вокруг Земного шара! Но она мне достойно ответила: «Да, я уже знаю: это неправильное решение». Такие вот дела…

Мне неизвестно, сколько времени здесь продолжается весь этот образовательный «апокалипсис» — может, лет десять, может, чуть меньше, — но то, что в школы уже пришли преподаватели «нового поколения» — выпускники таких вот университетов — это точно. Я это вижу по своим ученикам.

Что же касается моих коллег — нынешней университетской профессуры… Нет, с арифметикой у них все в порядке, и вообще, в каком-то смысле, все они довольно грамотные люди — стареющее вымирающее поколение. Но, с другой стороны, когда происходит такой всеобщий бардак в образовании, вольно или невольно, но тупеют все — не только ученики, но и преподаватели. Видимо, это какой-то неизбежный закон природы. Разврат развращает…[217]»

Австрия: Медицинское образование в Австрии в девяностых годах находилось в сильном организационном и квалификационном упадке. В 2005–2006 году правительство с большими усилиями провело в жизнь образовательную реформу, которая несколько улучшила положение, но, честно говоря, не намного. Попробую проанализировать несколько аспектов этого образования до и после реформы.

1. Вступительные экзамены. До середины двухтысячных годов не было никаких вступительных экзаменов, равно как и ограничения количества ежегодно поступающих студентов. Любой человек мог идти учиться на врача сразу после окончания гимназии. В итоге, ежегодно поступали несколько тысяч абитуриентов, а заканчивали из них — несколько сотен. То есть количество студентов в процессе учёбы уменьшалось в десять (!) раз. Записывались на учёбу по следующим причинам: из любопытства, чтобы «попробовать себя в медицине», чтобы учиться одновременно на двух-трёх направлениях, а потом выбирать и, наконец, чтобы стать врачом. Трудно представить себе, сколько денег было выброшено и сколько образовательных ресурсов затрачено на тех, кто «пробовал» это направление учёбы. Университеты выпускали безработных врачей, ибо докторов было гораздо больше, чем рабочих мест. После реформы появился сложный, многоуровневый вступительный экзамен, пройдя который студентами становились несколько сотен человек, в зависимости от величины университета. Благодаря реформе, за прошедшие годы сильно сократился разрыв между количеством «свежеиспечённых» врачей и рабочих мест. Но стали происходить интересные события. Вот что пишет одна из самых солидных газет Австрии — «Стандарт» («Der Standard»):

«Более 10 000, записавшихся на вступительные экзамены по медицине.

В июле 2010 года в трёх университетах Вены, Граца и Инсбрука записались на вступительный экзамен по медицине 10 434 человек, которые должны были бороться за 1500 учебных мест…»

Ситуация для ВУЗов на постсоветском пространстве совершенно нормальная. Однако дальше следует непредвиденный поворот:

«Из-за такого большого наплыва абитуриентов (в 2008 их было 8612 — прим. Я. С.) Венскому Университету пришлось арендовать несколько дополнительных помещений… 25 %, записавшихся на вступительный экзамен (а это более 2,5 тысяч человек. — прим. Я. С.) не приходят на него. Таким образом, дополнительные помещения были арендованы зря…»[218]

Далее по тексту предлагается ввести платную запись на экзамен, чтобы избежать злоупотреблений. Вы можете себе представить, чтобы из официально записанных на вступительные экзамены в государственных ВУЗах России не пришли 25 % абитуриентов? Наверное, у австрийцев до сих пор срабатывает старая, дореформенная закваска.

Ещё немного для тех наших сограждан, кто всё же захочет «пробиться» и поступить.

«В связи с «Установкой квот» Национальным советом Австрии от 1 марта 2006 года, на учебном направлении лечебного и стоматологического факультета введены квоты для поступающих. 75 % мест будут заняты гражданами Евросоюза с австрийским аттестатом зрелости, 20 % — гражданами Евросоюза с неавстрийским аттестатом зрелости и 5 % — абитуриентами из стран, не принадлежащих Евросоюзу».[219]

2. Длительность обучения. Как до реформы, так и после неё длительность университетского обучения медицине не ограниченна. Как правило, она составляет около десяти лет. Студенты вначале осваиваются, затем «втягиваются» в учебный процесс, затем едут на стажировку за границу, налаживают личную жизнь и уж потом, быстренько-быстренько стараются закончить затянувшуюся учёбу. Лишь меньшинство старается выучиться лет за семь-восемь. Многим студентам уже под сорок, учёбу они начали ещё в прошлом веке. С помощью реформы правительство постаралось исправить этот перекос, регулярно вводя посеместровую оплату за учёбу, но больших успехов не добилось. Студенты привычно «тянут» из родителей необходимые для учёбы деньги.

3. Процесс обучения. До реформы учёба выглядела следующим образом: студенты учили и сдавали один предмет за другим, а не многие параллельно, как мы к этому привыкли при советской и постсоветской системе. Вначале были практические занятия (протяжённостью 2–4 недели) и лекции с теорией, затем следовало самостоятельное изучение дома и сдача экзамена. В итоге, большинство студентов сидели не в ВУЗе, а за своими письменными столами и зубрили трудные, малопонятные науки. На лекции ходили так: во время практических занятий посещаемость была обязательной, во время всего учебного года — свободной. Так вот, на обычных лекциях посещаемость минимальная. Какой она была до реформы, такой и осталась.

Личный пример:

В университете на двери лекционного зала одного из основных медицинских предметов — акушерства и гинекологии — записка: «При наличии менее четырёх студентов в зале лекция отменяется». Перед глазами мысленно проносятся те же лекции в Одесском Государственном Университете и триста человек в аудитории. Думаю: «Нужно бы получше учить немецкий, ни хрена не понимаю!» Вхожу в зал. Там сидят два бесполых, стриженых, жующих жвачку существа в спорткостюмах, кедах и без грима, одно из них, судя по бюсту, — девушка. Входит убелённый сединами профессор, устало обводит взглядом довольно объёмную, но пустую аудиторию и объявляет отмену лекции из-за недостатка учащихся.

Процесс учёбы, осуществлявшийся большей частью в одиночку, на дому, приводил к печальным последствиям. Изучая один предмет за другим, студент не приобретал навыков целостного восприятия организма человека как сложной системы и болезни как процесса, затрагивающего весь организм. Учащийся лишь перескакивал с одного экзамена на другой, исправно покупая и вызубривая ворох книг и платных конспектов по заданной дисциплине. В итоге, по прошествии 6–7 лет учёбы он замечал, что «увяз» в начальных, доклинических предметах. Просыпалось желание поскорее окончить ВУЗ, человек начинал в судорожной спешке учить и сдавать все клинические экзамены, затрачивая порой ничтожное время на изучение огромных по объёму и важности дисциплин. Ошеломляющий пример, который оценят не только медики: на изучение внутренних болезней (терапии) у многих местных студентов порой уходило и до сих пор уходит 4–5 недель! Детских болезней — 2–3 недели! По-моему, можно дальше не продолжать. Кто знаком с советской и постсоветской системой, вспомнит, что детские и внутренние болезни изучаются годами. Вы хотели бы попасть сами или с вашим ребёнком в руки такого специалиста? Я — нет. Конечно же, этих знаний было недостаточно, чтобы получить «отлично», но на «троечку» вполне хватало.

Реформа ввела т. н. модульную систему обучения, где берутся несколько отдельных дисциплин и изучаются в течение пяти недель с обязательным посещением лекций и занятий модуля — как доклинических, так и клинических. Однако посещаемость обычных, немодульных лекций у учащихся по старому плану после реформы так и не выросла.

После пятинедельного модуля — экзамены. Например: всего за 5 недель занятий бедным студентам приходится освоить фармакологию, патологическую анатомию и патологическую физиологию. Кто знает эти дисциплины, тот поймёт. Это невероятно. Поэтому учащиеся часто бывают дезориентированы, растерянны и только с большой натяжкой могут получить радость от изучения медицины. На подготовку к каждому экзамену у многих студентов по-прежнему уходит лишь пять недель. Хотя при желании можно после модуля растянуть период домашней подготовки хоть на год. Да и сами экзамены проходят не устно, как следовало бы ожидать, а, в основном, в виде компьютерных тестов с вопросами-ответами. Образцы вопросов курсируют в студенческих кругах. Вместо изучения дисциплин, студенты учат ответы «А», «В» или «С». Правильные варианты ответов наполняют интернет. А когда же, собственно, дойдёт дело до изучения сложных взаимосвязей организма человека и патологических процессов, взаимно переплетающихся диагностики болезни и методов лечения, до выработки навыков аналитического мышления и видения за всеми процессами не совокупности цифр и фактов, а живого человека? Не знаю.

4. Диплом. Все, кто учился до или после реформы, независимо от времени окончания учёбы (хоть через 10 лет), получали или получат диплом об окончании Медицинского Университета с заманчивым титулом Doctor Medicinae Universae без единой оценки в этом самом дипломе. То есть при дипломе нет вкладыша с оценками. Никому, в том числе и работодателю, не будет известно, учился студент на «отлично» или он был троечником на грани отчисления. Соответственно, при приёме на работу ни больница, ни пациенты не знают, кому передаётся ответственность, какому врачу доверяются жизни людей. Вы хотели бы попасть к такому доктору, который полтора десятка лет учился по вышеописанной системе, да и то непонятно как? Лично я — нет. А как проверить? На собственной шкуре что ли? Подробнее к этой, очень болезненной теме о врачах и медицине мы вернёмся в Мифе № 22.

Послереформенным студентам вменили в обязанность писать дипломную работу в конце учебного процесса. Это несколько улучшило общую плачевную ситуацию с образованием, ибо несколько усложнило процесс окончания учёбы. Быть может, в процессе сбора и обработки статистических данных о пациентах многие научатся с большим вниманием и интересом относиться к этой замечательной профессии.

Итог: если при вышеописанной системе образования выходят хорошие, грамотные, образованные врачи, то это, скорее всего, не благодаря системе, а вопреки ей.

Германия: «Слабые места немецкой системы образования.

Немцы малообразованны, они не могут правильно считать, читать или грамотно писать. В чём перспектива Германии? Если современная система образования не изменится, то через 25 лет немцы достигнут уровня образования американцев и канадцев: читать и писать ещё сможет большинство, а вот ответить на вопрос, в чём разница между астрономией и астрологией, смогут только элиты.

Я сомневаюсь, что реформа немецкого образования — желанный процесс. По моему (конечно же, субъективному) мнению, здесь видятся следующие (провокационно сформулированные) слабые места в системе образования:

1. В обществе нет желания получать образование потому, что образованность не находит себе места на ценностной шкале граждан этого государства..

2. Естественнонаучное мышление не проникает до основания образовательной системы.

3. Немецкий федерализм создаёт идеальные условия для того, чтобы затормозить процесс образования (организованная безответственность[220]): регионы настаивают на своей высокой образованности.[221] Ситуация такова, что 16 министерств культуры Германии не обязаны сотрудничать и их позиции согласуются только по мелочам во время конференции Министерств культуры.

4. Образование превратилось в бизнес, да и тот, только с быстрой прибылью.[222]

5. На всех ступенях образовательной системы преподавателям не хватает мотивации к достижениям.

6. Инвестиции в образование слишком малы. Недостаточно квалифицированного персонала и оборудования.

7. На всех уровнях, от детсадов до университетов, не хватает образовательных стандартов.

8. Качество высшего образования падает из-за процесса унификации образования (из стен ВУЗов выходят бакалавры, магистры — вместо дипломированных специалистов в конкретных областях) и способствует развитию элит.

9. Развитие элит благотворно для богатых, а также соответствует интересам экономики и государства. Но оно ухудшает образованность остального населения (см. примеры США и Канады).

10. СМИ Германии делают всё для развлечения народа, но почти ничего для его образования.

Образованное население в перспективе не намечается Ни одна из политических партий не работает над ликвидацией вышеописанных процессов и не собирает под своими знамёнами сторонников качественного повышения уровня образования в Германии. Что из этого выходит? Политическая и экономическая элита Германии не желает образованного народа.

Зачем?!

Пусть сидят спокойно перед телевизором, не идут на баррикады и не кричат: «Народ — это МЫ!»»[223]

Западная система образования является зеркалом состояния общества и служит целям поддержания существующего порядка вещей: настоящие знания — для избранных, полезные навыки — для многих, а кроме того — огромные расходы на пути студента к диплому.

Высокая стоимость обучения и наличие западного диплома абсолютно не гарантируют высокого качества, из стен университетов часто выходят недоучки, не знающие и не любящие своего дела. А Вы уверены, что не окажетесь в их числе?


Миф № 22
На Западе самая хорошая медицина

Пояснение мифа: западная медицина — самая высококлассная медицина в мире. Это понятие охватывает как уровень образованности, квалифицированной подготовки врачей, так и качество медицинского обслуживания.


Ах, западная медицина! Вот уже многие десятки лет поколения наших соотечественников в буквальном смысле молятся на медицину стран Запада. Особенно после катастрофических изменений, которые претерпела советская система здравоохранения вследствие крушения государства. Точными ударами обрушивается на большинство жителей постсоветского пространства жестокий принцип: «Медицина — для богатых!» Как сильно многие высмеивали недостатки советской, бесплатной медицины! Как больно обожглись они сейчас! Обиженные и разочарованные, люди устремляются за границу в поисках самого драгоценного: здоровья.

Давайте попробуем вместе обратить свои взоры на Запад. Чего греха таить, многие, имеющие достаточно средств, там лечились и лечатся. Медицинское техническое оснащение у большинства стран Европы, а также в Канаде и США — действительно на высшем уровне. Возможны любые обследования с применением сложнейшей аппаратуры. Для кого они более доступны, а для кого — менее, поговорим попозже.

Я буду писать эту главу от первого лица (прим. — Сиденко Я. А.), с профессиональной точки зрения. Как врач, учившийся не только на Украине, но и в Австрии, а также проработавший достаточное время на Западе, хочу обратить ваше внимание на некоторые проблемы. Государственные финансовые вливания в западную систему здравоохранения достаточно долгое время оставались весьма внушительными. О том, что они последние десять лет катастрофически сокращаются, говорить не любят. А между тем урезания бюджета становятся в некоторых странах Евросоюза всё более серьёзными и болезненными:

Германия. ««Умирание клиник».

Умирание клиник — этот термин используется в политических дискуссиях Германии. С помощью него критики реформ здравоохранения обозначают уменьшение количества больничных мест с последующей угрозой закрытия больниц.

Те, кто критически относится к реформам, опасаются, что, несмотря на реконструкцию госпитальной системы, а также централизацию и приватизацию больниц, последние обречены на массовое разорение, что, в свою очередь, приведёт к потере повсеместного медицинского обслуживания.

По подсчётам исследования, проведённого консультационной компанией Мак'Кинси (Mc'Kinsey), каждая третья клиника вследствие конвергенции[224] будет не в состоянии покрыть свои расходы. Немецкое общество поддержки больниц считает, что к 2014 году в Германии станут «лишними» (закроются — прим. Я. С.) 330 из имеющихся 2200 больниц, по другим подсчётам, — чуть ли не вдвое больше. Соответственно, появляется опасность, что в районах со слаборазвитой инфраструктурой появится острый недостаток организованной медицинской помощи».[225]

Ещё одна фраза, принадлежащая директору «Мак'Кинси» Райнеру Сальфельду: «Немецкие больницы стоят перед самой большой опасностью всего послевоенного времени».

При этом в Германии острый недостаток врачей. Часто семейные врачи так и не находят, кому можно передать их частную практику после ухода на пенсию. Многие врачебные посты не только в сельской местности, но и в больших городах так и остаются незанятыми. Это наводит на размышления, не правда ли?! Что ждёт систему здравоохранения Германии?

Австрия. «В ближайшем будущем в Штирии (регион Австрии. — прим. Я. С.) будет на 770 больничных коек меньше. В общей сложности, бюджет сократится на 250 миллионов евро.

В бюджете 2011 года на здравоохранение было выделено на 90 млн. евро меньше, бюджет 2012 года станет на 160 миллионов легче. В конкретном случае, в Штирии станет на 770 больничных коек меньше: это составляет почти 11 % от общего количества — около 7000 коек».[226]

Кроме того, в рамках этой реформы, только в одном регионе — в верхней Австрии — производится сокращение в размере 760 больничных мест, а также закрываются семь больничных отделений, в т. ч. кардиохирургии, гинекологии, детской урологии, дерматологии, офтальмологии и кардиологии (коронарной ангиографии). Если реформа сразу вступит в действие, то она обещает сэкономить 118 млн. евро.[227] Такие значительные сокращения больничной инфраструктуры и бюджета, по замыслу их инициаторов, сулят сэкономленные миллиарды и, как ни странно, одновременное улучшение качества медицинского обслуживания в стране. Вряд ли эти два понятия совместимы.

Израиль. В главных СМИ страны долго обсуждалась следующая тема: «В Израиле в эти дни лучше не болеть — по всей стране бастуют врачи. Серия забастовок, начиная с 5 апреля 2011, многократно сотрясает всю страну. Медицинские работники требуют достойных условий труда и, в первую очередь, увеличения зарплат. Из-за низкой финансовой привлекательности профессия врача становится все менее престижной, все больше специалистов вынуждены уходить в другие отрасли. В результате страдают пациенты, которые оказались заложниками ситуации. Поводом к забастовке стал провал переговоров между профсоюзом врачей и Министерством финансов о заключении коллективного соглашения. По словам главы профсоюза врачей, «после десяти лет, когда мы воздерживались от забастовок из ответственности перед больными и системой, и бесконечных попыток прийти к соглашению с Минфином, мы убедились, что правительство заинтересовано в нездоровой системе здравоохранения». Забастовка возобновлялась много раз в апреле и в мае, но очередные раунды переговоров закончились безрезультатно. Стороны так и не пришли к взаимному согласию.[228]

Врачи снова вышли на улицы бороться за свои права. Они требуют денег, увеличения числа штатных единиц в больницах и выравнивания материального положения центральных и периферийных клинических центров.

«По утверждению руководства медицинского профсоюза, в Израиле, на данный момент, ощущается дефицит в 5000 врачей, особенно в области хирургии, анестезиологии и лечении недоношенных детей.»

Директор Медицинского центра им. Эдит Вольфсон Ицхак Берлович рассказывает: «Население Израиля растет, а количество койко-мест остается прежним. На доктора надо учиться гораздо дольше, чем, например, на программиста, а начинающий врач получает более скромную зарплату. Он вынужден брать дополнительные дежурства, работать по 18 часов ежедневно ради приработка, а это сказывается на его профессиональной форме.»

Телефоны больниц и медицинских центров страны разрываются от звонков — люди пытаются понять, смогут ли они в эти дни пройти назначенные им медицинские проверки и процедуры. Многие ждали полгода своей очереди и теперь вынуждены отказаться от посещения врача по причине забастовки.

Израильские медики требуют от Министерства финансов 50-процентного увеличения базовой ставки окладов».

Медицина уже не считается привлекательной карьерой для израильской молодежи из-за многолетней учебы, длительного и трудного пути к достойному социальному уровню и необходимости постоянного повышения квалификации. Те тысячи врачей, которые приехали после крушения СССР из разных городов страны, стремительно стареют и уже не горят желанием работать за любые, даже самые ничтожные деньги. И люди бастуют. Быть может, они добьются некоторых улучшений, но изменить разрушающуюся систему здравоохранения своей забастовкой им вряд ли удастся.[229]

Так что же происходит с израильской медициной, которую нам так нахваливают в современных постсоветских СМИ? Да то же самое, что и с медициной других западных стран. Она постепенно заваливается: старая система здравоохранения уже не в состоянии соответствовать новым требованиям, не хватает государственного финансирования, потребности врачей и клиник растут, но никто не собирается, хотя бы частично, работать на добровольнообщественных началах. Это вам не Советский Союз!

Канада. «Кризис здравоохранения.

В Канаде недостаток практикующих докторов, каждый 4-ый канадец не может найти себе домашнего врача. Канадские врачи переезжают на постоянное место жительства в Соединенные Штаты. Статистические данные по Канаде и, отдельно, данные канадской Медицинской ассоциации показали, что на каждого американского доктора, который переезжает в Канаду, приходится 19 (девятнадцать) канадских докторов, которые переезжают в Соединенные Штаты! Врачи в Канаде переутомлены и малооплачиваемы, их зарплаты претерпевают серьёзные ограничения».[230]

Инфраструктура в вопросах здравоохранения страны решает очень многое. Но не всё. Очень большую роль играют кадры.

Из писем эмигрантов:

Великобритания. «Теоретические знания врачей в Англии низкие, в них нет глубины. Одна из причин этого кроется в том, что медицинское образование в ВУЗах здесь длится не шесть, а пять лет. То есть не хватает как раз того шестого года, в котором в наших, русских и украинских, университетах проходят дифференциальную диагностику.[231] В связи с этим с дифференцировкой у них плохо. Также нет глубокого понимания заболевания, основанного на знаниях патологической анатомии и физиологии. Эти недостатки знаний английские врачи компенсируют широкими методиками инструментальных исследований. Чтобы дополнить те знания, которые молодые врачи недополучили в ВУЗе, их посылают на т. н. постдипломную работу (по-нашему — типа интернатуры), которая длится целых 5–10 лет. За это время их обучают в том числе и тому, чему они не научились в университете».

Австрия. Описанные в предыдущей главе (миф № 21) особенности медицинского образования в Австрии позволяют достаточно трезво оценить масштабы ситуации. Примерно полтора десятка лет страна выпускает врачей, многие из которых обучались не самым лучшим образом. Талантливые студенты, которые упорно стремятся к знаниям, получат их в любом случае. Но в образовательной системе страны до сих пор сильно страдает методика, которая позволяет хорошо обучить именно большинство учащихся, обладающих средними способностями. К тому же в дипломе нет оценок, равно как и дипломного вкладыша, следовательно, нет и этого критерия уровня подготовки молодых кадров.

Теперь на основе вышеизложенного читатель сможет увидеть, что немало свежеиспечённых врачей в Австрии не смогли получить достаточно объёмного багажа знаний и высшего — в прямом значении этого слова — образования. Мне не раз приходилось встречаться с такими коллегами в больницах, — было искренне жаль пациентов, попадавших к ним в руки.

Таким образом, определённое количество молодых врачей представляет собой людей с, мягко говоря, недостаточным уровнем образования. Доктора от 40 лет и выше в большинстве своём — очень опытные и грамотные специалисты. Если посчитать, то период, когда большинство нынешних иммигрантов достигнут зрелого возраста и будут регулярно, серьёзно нуждаться в помощи врачей, выпадает как раз на расцвет профессиональной деятельности этого «молодого» поколения, получившего своё образование после 90-х годов. Перспектива незавидная.

Во время многолетней работы в больнице меня часто ошеломлял следующий факт. Основные азы, «три кита» врачебного осмотра пациента всегда были следующими: пальпация, перкуссия и аускультация.[232] Вы увидите: я не зря взяла эту достаточно специфическую тему. Так вот. Как советская, так и постсоветская медицина всегда основывала осмотр пациента и постановку диагноза на этих трёх видах обследования. Уши, глаза и руки у врача всегда при себе — он сможет в любых условиях, как в отлично оснащённой клинике, так и в дремучем лесу, поставить диагноз и оказать первую помощь. Как обстоит дело с этими тремя «китами» в Австрии?

Пальпация. Старшее поколение врачей — в возрасте от 50 лет, достаточно опытные — отлично всё это знают и учили, но они постепенно уходят на пенсию. Что такое пальпация молодые врачи, конечно, тоже знают, но применяют её неохотно, не всегда умело, скорее по инерции. Основной упор они делают на лабораторные, радиологические и инструментальные методы исследования. То есть, приходит больной, рассказывает врачу, на что жалуется, и его сразу направляют на анализы, УЗИ и рентген. Очень часто больного осматривают (если осматривают вообще) только уже имея на руках заключения исследований. Меня удивляло поголовное отправление на рентген всех пациентов с болями в животе — и старых и малых. «Вы идите, сделайте снимок, а потом мы посмотрим, что там у вас», — такая фраза далеко не редкость. Один раз, когда на рентген направили 16-летнего мальчика с незначительными болями и мягким животом, я не выдержала и спросила: «А его-то зачем облучать?» В ответ получила: «Чтобы в случае судебного разбирательства у нас был документ». Ах, вот оно что! Как это я раньше не догадалась!

Перкуссия. Если кто из молодых врачей об этом «странном слове» и слышал, или когда читал — уже хорошо. Большинство докторов никогда не перкутируют, а если очень нужно, то всё равно — не умеют.

Аускультация. Конечно же, при осмотре пациента она является обязательным предписанием. Но на деле её активно применяют только кардиологи и педиатры. Что касается аускультации, пожилые врачи — грамотные специалисты, молодые — оставляют желать лучшего. «А зачем, если есть рентген и УЗИ, компьютерная томография и куча других нужных приборов?»

Разные случаи медицинских оплошностей и ошибок (какими бы они ни были), которые приводили к тяжёлым последствиям, обойдём стороной, ибо, во-первых, мы не представители жёлтой прессы, во-вторых, из чувства коллегиальности и врачебной этики, а в-третьих, здесь замешан больше человеческий фактор, чем недостатки медицинской системы.

Мы обсудили вопросы инфраструктуры и кадров. Следующая большая проблема во многих странах Европы, в США и Канаде — это проблема так называемой «многоклассовой медицины».

Германия. «Фонд здравоохранения. Президент врачебной палаты опасается появления трёхклассовой медицины.

Президент врачебной палаты Йорг-Дитрих Хоппе подверг фонд здравоохранения жёсткой критике. Страховые медицинские кассы он вообще обвинил в коррупции.

«Введение фонда здравоохранения обостряет социальное неравенство в системе здравоохранения», — сказал президент врачебной палаты Хоппе в интервью газете Бильд (Bild.de). Двухклассовая медицина в Германии превращается в трёхклассовую. Государственные страховые медицинские кассы с этого момента начинают получать от фонда гораздо больше субсидий только за 80 определённых заболеваний. «Поэтому кассы посылают т. н. советников в частные практики и оказывают давление на врачей, чтобы те ставили диагнозы согласно названному списку 'хит-парада», — раскритиковал данные события Хоппе. «Там даже размахивают деньгами, — напомнил он, — мы опасаемся, что врачи становятся коррумпированными».

Также и в больницах, из-за сберегательной политики в системе здравоохранения, речь уже давно не идёт о каждом отдельном пациенте, «а только об ориентированной на прибыль постановке конкретных диагнозов». Президент врачебной палаты предостерёг от возникновения «английских масштабов» — с долгими очередями и рационированием услуг. «Это совершенно очевидно, что в Германии существует двухклассовая медицина», — критиковал он. Те, кто имеет государственные страховки, и те, кто застрахован частным образом, обслуживаются разными способами, и эта политика только усиливается благодаря влиянию фонда здравоохранения.».[233]

Из писем эмигрантов:

Швейцария. «В целях экономии государственного бюджета, расходуемого на здравоохранение, в больницах появились нововведения, которые, скорее, относятся к теме, насколько экономия этична, а этика экономна.

При достижении пациентом определённого возраста, он не имеет права на определённые медицинские услуги. Например, пациентам старше 70 лет не производят операции по искусственному протезированию бедра. Операция затратная, протезы дорогие, а пациент неизвестно как долго ещё проживёт. Похожий принцип относится и к вопросам кардиологии. Коронарная ангиография[234] проводится далеко не для всех, кто в ней нуждается, — часто просто по возрастным ограничениям, независимо от состояния пациента.

Но зато проводится так называемая «помощь в суициде». То есть закон предусматривает освобождение от правовой ответственности врачей, которые помогают тяжелобольному пациенту по его собственной воле убить себя. Эта помощь оказывается, в том числе, и для того, чтобы, цитирую, «избежать тяжёлых травм как последствий неудавшихся попыток самоубийства». Короче, помогают «удачно» уйти из жизни. Такой закон действует в Швейцарии, Голландии и в некоторых штатах США.[235] Усиленно обсуждается введение его в Германии».

Хочу привести для тех, кто не знает или забыл, отрывок из клятвы Гиппократа: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла». Очевидно, Гиппократ, равно как и его клятва, сегодня не в моде.

В Германии нет закона, разрешающего помощь в суициде, но и содействие в свободно-ответственном самоубийстве не является преступлением, так как суицид тоже таковым не является. Интересная формулировка. Согласно опросам врачей, 30 % немецких докторов согласны оказывать помощь в самоубийстве тяжелым раковым больным. Нужно бы ещё проверять, не являются ли суицидальные желания следствием, например, депрессии, которую можно и нужно лечить, вместо того чтобы позволить человеку покончить с собой.[236] Смысл состоит в том, чтобы избавить врача от ответственности, когда он помогает больному отправиться на тот свет и дарит смерть вместо того, чтобы дарить жизнь. Система ценностей сдвигается все больше в сторону юриспруденции.

Из писем эмигрантов:

Канада. «В Израиле я зашёл проверить зубы к стоматологу, он насчитал у меня 3 дырки и собрался лечить, выставив предварительно счёт. Я ответил, что повременю, а сам сходил ещё раз к доктору из России. Тот долго осматривал мой рот и, наконец, заявил, что дырок в зубах нет. Прибавив, что подобная «разводка» — обычное дело.

Для получения учительской лицензии в Канаде мне необходимо было пройти тест на туберкулёз. В ту пору я работал в биологической лаборатории, поэтому уберечься от попадания воды на руку было трудно. Вскоре доктор сообщил мне, что у меня размер контрольного пятна — в аккурат 10 мм (т. е. пограничный между нормой и инфицированностью), значит, придётся лечить меня от туберкулёза. Честно признался, что при этом «посадят» печень, да уж, снявши голову, по волосам не плачут…. Пришлось снова идти и переделывать всё у «русского» врача. Разумеется, туберкулёза не было и в помине.

Однажды в Торонто пришлось везти в больницу знакомую, которой внезапно стало плохо. Никакой «скорой», естественно, нет — везите сами, на чём хотите. Уложив её в практически бессознательном состоянии на каталку, заехали в приёмный покой. Там — длиннющая очередь самого разного люда, помощь никто оказывать не торопился. Сколько народу в таких очередях «отдаёт концы» — одному богу известно. Появившийся через час с лишним доктор диагностикой себя утруждать не стал, а просто вколол ей какой-то сильнодействующий препарат «от всех болезней», предварительно осмотрев… да нет, не больную, а её карточку медицинского страхования.

Однажды я обратился в клинику маленького городишки на юге Саскатчевана по поводу зубного флюса. Я наивно надеялся, что доктор что-нибудь сделает, дабы облегчить боль. Но вместо этого он выписал мне кучу бланков на анализы, которые я должен был пройти в клиниках других городков, в радиусе около 50 км. Вернувшись домой, я продезинфицировал острый тонкий нож и сам на ощупь вскрыл больную десну, запив свой подвиг хорошей порцией водки.

Рискну предположить, что коммерческая медицина в принципе не может быть качественной и гуманной. Т. е. дорогую и сложную операцию, с большой вероятностью, выполнят хорошо, бизнес есть бизнес, но 95 % больных нуждаются не в сверхдорогом оборудовании и специализированных клиниках, а в элементарном внимании врача. А это в тамошней системе — слишком дорогой и дефицитный товар, чтобы расходовать на кого попало».

Великобритания. Статья швейцарского профессора, заведующего кафедрой кардиологии университетской клиники г. Берн Б. Майера: «В так называемых «Клиниках сердечных болей» (Chest Pain Clinics) в Англии были собраны данные о 10 тысячах пациентов. Данные показали, что у каждого второго должна была быть проведена коронарная ангиография. А проведена она была только у каждого двадцатого. Последующие анализы данных показали, что у некоторых людей (мужчины, белокожие, образованные, принадлежащие к высшему сословию и т. д.) её проводили чаще, чем у других. Это соответствует следующей экстраполяции: «Люди имеют предубеждения. Врачи — это люди. Врачи имеют предубеждения».

Данные также показали: в свете дальнейшего развития сердечных патологий то, что коронарная ангиография не была проведена, опасно отразилось на состоянии пациентов.».[237]

США. «Как когда-то говорил Михаил Жванецкий, «Америка — хорошая страна, пока не заболеешь». И, хотя первая часть этого высказывания более чем спорная (а в моем понимании — вообще не соответствует действительности), я целиком и полностью согласен с его второй частью. В Америке можно позволить себе заболеть, только если вы зарабатываете очень большие деньги или являетесь знаменитостью. Медицина в США, как и все остальное, основана на делании денег, а вовсе не на помощи людям — со всеми вытекающими отсюда последствиями. Результаты этой системы очень плачевны, а наличие медицинской страховки дает лишь частичное облегчение. Если вы хотите, чтобы ваша страховка все покрывала и чтобы вам не нужно было доплачивать ничего из своего кармана, то вы приехали не туда. Если вы хотите доплачивать минимум, то вам придется месяцами ждать разрешения на прием у специалиста, к которому вы можете попасть только по направлению лечащего врача, и обоих вы можете выбрать только из списка, предоставляемого вам страховой компанией.

Другой вариант заключается в том, что у вас есть относительная свобода выбора специалиста (правда, тоже по списку) без направления лечащего врача, но в этом случае вам придется доплачивать, как правило, 20 процентов стоимости всех медицинских услуг из своего кармана. В дополнение к страховке, конечно. Если вам понадобилась срочная помощь, а врач, оказавший ее вам, не входит в предоставленный страховой компанией список врачей, то вам придется заплатить по полной стоимости, что составляет в среднем около $200-$300 за один прием! У вас есть страховка? Нет, у этого врача нет контракта с этой страховой компанией. Извольте заплатить по полной стоимости! Чтобы не быть голословным, приведу пример. Наш сосед по дому сломал ногу и летал в Москву накладывать гипс, потому что ему перелет туда и обратно плюс неделя проживания в Москве обошлись дешевле, чем стоила бы накладка гипса в любом местном госпитале! Я вскоре сам убедился в правдивости его слов, когда мне сделали операцию по удалению дефекта косточки на большом пальце ноги. Операция длилась всего час и стоила $7000, из которых $1500 я заплатил из своего кармана. Это при том, что я плачу за медицинскую страховку $350 каждый месяц. Ведь действительно мне было бы дешевле слетать в Москву, где мне бы сделали эту же самую операцию за одну десятую стоимости в лучшей клинике не менее квалифицированные специалисты, плюс у меня бы еще остались деньги на цветы для женщин и на обед с ними же в хорошем ресторане.

К сожалению, безумная стоимость медицинского обслуживания — это еще полбеды. Найти хорошего врача в Америке сложнее, чем белые грибы в феврале у стен Кремля. Когда я обратился к ортопеду с болями в ноге (я заядлый футболист, поэтому травмы ног для меня — нормальное явление), он сделал мне рентгеновский снимок. Посмотрев на него, врач с умным видом заключил, что он ничего не видит на нем и у меня вскоре должно все пройти само собой. Я уже тогда перестал сомневаться в «квалификации» этого гения мировой медицины, но, на всякий случай, поинтересовался, почему у меня в течение шести предыдущих месяцев ничего не проходило. В ответ он пожал плечами и сказал, что он просто не имеет понятия. Больше информации из него вытянуть мне не удалось. В итоге, я потратил еще год на хождения по врачам, пока не нашел такого, который смог мне поставить диагноз и вылечить проблему единственным уколом! Это всего лишь один пример из моих многочисленных столкновений с хваленой американской медициной. Не буду их приводить здесь, но могу с уверенностью утверждать, что такого уровня некомпетентности и безразличия к больному невозможно увидеть ни в одном страшном сне. Ежегодно от 40 до 90 тысяч смертей в США происходят из-за врачебных ошибок и некомпетентности! Эти факты говорят сами за себя. Равно как и тот, что моя мама в течение восьми лет в Москве успешно лечилась от рака, но в Америке «врачам» понадобилось ровно полгода, чтобы угробить ее.»[238]

Австрия. В австрийской системе медицинского обслуживания в настоящее время существует разделение на три класса, соответственно сумме страховых затрат: на первый, второй и третий. Среди медперсонала всех пациентов (чтобы не догадались) называют по-латински: prima, secunda и, понятное дело, tertia. Нет, не подумайте, что, если вы пациент третьего класса, то вас оставят подыхать на улице. Это не Америка. Если вы застрахованы, то вам, разумеется, окажут любую необходимую медицинскую помощь. Если не застрахованы, то, конечно же, тоже окажут, только потом предъявят длинный счёт. Вы попробуете взять кредит в банке, чтобы оплатить его и, скорее всего, уже через несколько лет погасите все долги. Так что медицинское страхование — вещь обязательная.

Обычная страховка для пациентов третьего класса стоит ежемесячно примерно от 20 до 255 евро в месяц, в зависимости от зарплаты (подробнее см. миф № 7). Пациенты второго класса доплачивают ежемесячно немалую сумму в частные страховые компании, а те, кто платит в частные страховки ещё больше, имеют полное право именовать себя первым классом. Конечно же, в больницах всем пациентам оказывают медицинскую помощь в одних и тех же отделениях, с помощью одинаковой аппаратуры. «Ну, так и в чём же разница?» — спросите вы? А вот в чём.

Больницы. Пациенты класса «tertia» лежат в палатах по 4–6 человек. При поступлении их, как правило, осматривают, ставят диагноз, колют вены и назначают первичную терапию новоиспечённые, иногда малоопытные врачи, проходящие интернатуру. Главврача зовут только при неясных случаях. Далее их лечением занимаются врачи-специалисты. Такие пациенты — на потоке, они — в абсолютном большинстве. Им, в основном, приходится ждать приёма в многочасовых очередях, терпя боль и трудности. О поступлении пациента класса «secunda» сразу извещает регистратура. Его зачастую стараются принять без очереди, осматривает главврач, — а при желании пациента он же колет вены. Дальше начинается гостиничный сервис. Лежат люди в палатах по два человека, сестрички приносят им регулярно то кофе в постель, то свежие газеты. Пациенты же класса «prima» прибывают, как правило, после телефонной договорённости. Их сразу осматривает завотделением или главврач, доктора в интернатуре имеют к таким пациентам весьма ограниченный доступ. Это имеет и свои серьёзные недостатки: постоянно находящийся в процессе профессиональной работы молодой специалист иногда оказывается опытнее заведующего отделением, который занимается больше бюрократией, чем лечением. Это, как говорится, бабушка надвое сказала, кто лучше оперирует: профессор или кто-то из его подчинённых. Пациентов, за которых больница получает много денег, стараются задержать подольше. Таким образом, длительность среднего пребывания у «первоклассных» пациентов выше, чем у обычных, — следовательно, и риска госпитальной инфекции больше.

Палаты у первого класса одноместные, меню — «a la carte»: выбор из множества блюд (хоть клубника со сливками!), обслуживают и обхаживают со всех сторон. На обходе профессор и главврачи подолгу задерживаются возле постелей «перво- и второклассных» пациентов, беседуя о чём угодно. «Обычных» опрашивают быстро, по существу. При мне случилась одна неприятная история: заведующий, который отличался своей общительностью с пациентами, приносящими большую прибыль больнице, зашёл как-то в одноместную палату, куда из жалости положили умирать от рака девятнадцатилетнего парня. Профессор широко улыбнулся, пожал парню руку, спросил, как он поживает, и уже присел, чтобы послушать на край кровати. Тут медсестра громко шепнула ему на ухо: «Это tertia!» Профессор подскочил, пробормотал себе под нос: «Ах, ну, тогда выздоравливайте!» — и вышел вон.

Частные практики. По обычной страховке приёма у врача-специалиста или домашнего врача нередко приходится ждать много недель. Попав же на приём, приходится сидеть в длинных очередях, объяснять доктору за пару минут общения все свои проблемы и получать зачастую не всегда подходящее лечение. Те частные заведения, где платят наличными, принимают сразу, без ожиданий, обследуют внимательно и подробно, лечат серьёзно и в конце обязательно пытаются навязать альтернативные методы лечения за большие деньги (заряженную воду, цветочные настои доктора Бака, аюрведу и прочую белиберду).

Скорая помощь. Свидетельство одного из служащих австрийского Красного Креста, работающего на машинах скорой помощи:

«С недавнего времени в Австрии появились VIP машины скорой помощи (для политиков, власть имущих и др.). Это машины, оснащённые по последнему слову медицинской техники, что-то типа самолёта президента США (Air Force One). Там важные персоны обслуживаются по самому высшему классу. Для остальных людей остаются обычные машины скорой. Что это, как не проявление многоклассовой медицины?»

Ещё одно подтверждение принципа «Медицина — для богатых». Несколько лет назад появилась новая и очень эффективная методика лечения раковых опухолей: так называемая «терапия антителами». Она известна как в России, так и на Западе. Те, кто хочет лечиться этим способом, например, в Германии, должны считаться с расходами от 30 до 40 тысяч евро в год. Нет денег? Тогда это способ — не для вас. Вот так: жёстко и правдиво.

Дания. Смертельно больную раком пациентку в Дании заставили освободить палату в больнице для шефа НАТО Андерса Фога Расмуссена. После этого женщину бросили на произвол судьбы, персонал больницы не обращал на нее внимания. Об этом сообщает британская «Дэйли Мэйл».

44-летняя Сюзанна Ларсен находилась в больнице с диагнозом «рак костного мозга». Она приходила в себя после операции, когда ей вдруг велели освободить палату для шефа НАТО Расмуссена, который сломал руку. Женщину «выставили» в небольшую комнатушку сбоку, где о ней все забыли.

В этой комнатушке не было даже кнопки, с помощью которой она могла бы вызвать на помощь медсестру, если ей станет плохо. Она пробовала стучать чайной ложечкой по чашке из-под чая. Но никто не пришел, и Ларсен пришлось несколько часов пролежать в собственной рвоте. Расмусену же предстояла лишь простейшая операция на руке, которую он сломал, катаясь на велосипеде по Брюсселю.

Расмусен — бывший премьер Дании и пользуется связанными с этим привилегиями.[239]

Великобритания. Считаются ли психиатрические пациенты пациентами низшего класса? Есть ли в такой развитой стране, как Англия, разделение на «достойных» и «недостойных» пациентов? Смотря по обстоятельствам:

Вот примерное содержание статьи, опубликованной на портале БиБиСи: «После выхода в эфир телепрограммы Би-би-си «Панорама» 2 июня 2011 года, в которой было показано, как в одной из английских больниц жестоко издеваются над психически больными пациентами, полицией Бристоля были арестованы четыре медработника. Еще 13 сотрудников были отстранены от работы на время проведения расследования. Часовая программа начинается с кадров, где отчетливо видно, как медработники по-разному издеваются над пациентами: бьют их наотмашь по лицу, наступают подошвами на ладонь лежащего на полу больного, затаскивают одетого пациента в душ и ставят под воду, таскают их за волосы и оскорбляют.

В результате руководством больницы были отстранены от работы 13 сотрудников и принесены публичные извинения пострадавшим пациентам и их родственникам.

Четверо медработников (трое мужчин и одна женщина), которые непосредственно принимали участие в издевательствах над своими пациентами и были задержаны полицией, выпущены под залог.»[240]

Простите, это происходило в одной из африканских деревень или в «цивилизованной» стране Запада? Страшное недоразумение или чувство полной безнаказанности? Это единичный случай или мы просто не всё знаем? Наводит на размышления.

С моей точки зрения как врача, такого рода поведение совершенно недопустимо по отношению к каким бы то ни было пациентам. Опять забыли про клятву Гиппократа? «Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.» Дорогие читатели, а как думаете вы?

В заключение немного коснёмся человеческого фактора.

Австрия. «Синдром эмоционального выгорания у врачей (СЭВ). Принуждение к конвейерной медицине.

Каждому второму врачу Австрии угрожает синдром эмоционального выгорания. Виной тому — непосильные долговременные нагрузки, непомерная бюрократия и неэффективное согласование деятельности.

Вена — согласно современным исследованиям, как минимум 20 % врачей в Австрии имеют ярко выраженные симптомы СЭВ, 50 % находятся под угрозой.

«Больше всего меня пугает (говорит президент врачебной палаты Австрии В. Дорнер. — прим. Я. С.) тот факт, что эти проявления характерны даже для молодых врачей. С растущей угрозой СЭВ падает качество врачебной работы: ухудшается общение с пациентами, учащаются врачебные ошибки, снижается эффективность лечения. И это только основные, сильно заметные примеры, которые являются последствием переутомления, нервного истощения и тщетных ожиданий.

При этом требования, предъявляемые к врачам в больницах и в частных практиках, очень похожи. «Доктора обоих направлений деятельности находятся под постоянным давлением: общение со всё более требовательными пациентами, принуждение к конвейерной медицине, высокая ответственность (особенно, правовая. — прим. Я. С.), а также частые сверхурочные графики работы», — говорит венский профессор, невропатолог В. Лалушек, — в больницах ко всему этому прибавляются суточные дежурства и разные конфликтные ситуации в коллективе, вплоть до организованной травли неугодных»».[241]

Германия. Для сравнения приведу похожую статистику: «На данный момент, согласно опросам людей, принадлежащих к некоторым профессиям, от синдрома эмоционального выгорания страдают 30–35 % немецких учителей, 40–60 % младшего и среднего медперсонала и 15–30 % врачей».[242]

Великобритания. «Социальная и экономическая «цена» синдрома выгорания у медицинских работников очень высока. Например, в Англии 40 % всех случаев нетрудоспособности врачей связаны с эмоциональным стрессом. По данным английских исследователей, среди врачей частных практик выявляется высокий уровень тревоги в 41 % (Dinsdale P., 1995), клинически выраженная деперссия в 26 % случаев (S.Rathod и соавт., 2000). Треть врачей использует медикаментозные методы коррекции эмоциональной нагрузки, частота приёма алкоголя превышает средний уровень».[243]

Замечательно описал процессы, связанные с СЭВ профессор Евгений Шапошников, врач-психотерапевт высшей категории, доктор медицинских наук, академик РАЕН: «Оказывается, заболеть можно не только от плохой, но и от хорошей жизни. Если ваше существование комфортабельно, образ жизни малоподвижен, а рабочий день длится 25 часов (у врачей — гораздо больше. — прим. Я. С.), у вас появляется шанс стать обладателем современной болячки под названием «синдром эмоционального выгорания». Возник этот термин лет 10–20 тому назад в экономически благополучных странах, таких как ФРГ, Швейцария, Англия и Австрия. Это болезнь отнюдь не бедных пролетарских регионов мира, где люди вкалывают, плохо питаются и не отдыхают полноценно. Страдает ею так называемая элита — представители управленческих, интеллектуальных профессий.»

Хочу немного задержаться на ещё одном, широко распространенном мифе, связанном с западной медициной. На эту мысль меня навела моя подруга — опытный врач-онколог с многолетним стажем работы на Западе. Суть мифа: «В западных клиниках можно излечиться от тяжёлых, неизлечимых заболеваний». Это чистейшей воды заблуждение. Русские люди продают всё своё имущество, влезают в неоплатные долги, чтобы только уехать лечиться на Запад. В западных клиниках они, за свои же большие деньги, получают высококлассный уход, но вместе с тем получают и печальную весть, что болезни их от этого не стали излечимыми или менее тяжёлыми. Надежду нельзя терять никогда! Есть специалисты высокого класса в разных областях, но они рассеяны по всему миру, их в том числе очень много и в России, и в бывших союзных республиках. Попадание на соответствующее лечение в одну из западных клиник совершенно не означает, что вы попали именно к одному из таких специалистов.

В целом, система здравоохранения в большинстве стран Запада ещё держится. Она пока находится, в основном, на высоком уровне. Но всё больше крепнет уверенность, что кто-то, наращивая темпы, разрушает эту систему с разных сторон. Она уже качается и балансирует и может в любой момент совсем завалиться. Тогда и перестанет существовать тот «медицинский рай», которым наслаждались многие страны Европы и который расцветал, в том числе, благодаря социальным веяниям и влияниям со стороны Советского Союза, пока он существовал. Обычный современный человек среднего достатка незаметно для себя всё стремительней падает из этого виртуального «Эдема» в жадное чрево оскалившегося, всепожирающего чудовища, имя которому — «многоэтажное человечество».

Напоследок приведу в сокращённом виде воспоминания доктора медицинских наук с 2005 года по специальностям физиология и биофизика Я. Д. Афиногеновой:

Канада. «1) Когда я приехала в Канаду, мне надо было снять швы после небольшой операции на спине. Страховку еще не оформила. Пошла в платную поликлинику. Прождала часа три, заплатила что-то около $130. Пришел некий доктор. Что-то там у меня поковырял в спине. Сказал, что у меня инфекция, что он удалил швы и дал маленький тюбик антибиотика. Пришла домой, решила посмотреть, что там с моей спиной, глянула в зеркало, а там из швов нитки черные как торчали, так и торчат — то есть «доктор» их обрезал, но часть обрезков ниток вообще не удалил. Пришлось мне изворачиваться и с помощью зеркала самой пинцетом куски грубых черных хирургических ниток из спины вытаскивать — кусков 6 или 7 вытащила…

2) Плохо себя чувствовала. Усталость, волосы лезут…. Ходила к врачам — толку нет. Говорят: «Здорова». Поехала в Россию в отпуск. Пошла по врачам. Сразу нашли описторхоз.[244] Тут же положили в клинику и пролечили. Сказали, что, когда приеду в Канаду, чтобы продолжала пить гепатопротекторы[245] и прочее. И, мол, через полгода надо повторить анализы. Приехала в Канаду, пошла к врачу. К одному пришла, говорю так и так. Он на меня глаза таращит и говорит, что таких болезней не знает, что такое в Канаде не лечат, что никаких гепатопротекторов в Канаде в принципе нет и он не знает, о чем я вообще говорю. Посоветовал мне идти по скорой. По скорой — то же самое. У семейного врача — то же самое. Говорят, мы таких болезней не знаем, в Канаде нет никаких гепатопротекторов… Каким-то чудом дали направление к инфекционисту. Я ему все рассказала. Он меня сразил наповал, сказав, что описторхоз не может приводить к усталости и ухудшению качества кожи и волос. Такое здесь не лечат и не диагностируют. Никаких гепатопротекторов, никакого последующего анализа через полгода мне, конечно, никто не выписал и не сделал. Они меня просто послали, как фантазерку, придумавшую несуществующую болезнь. Вероятно, из-за описторхоза у меня был высокий билирубин. Опять же, приходилось заставлять врачей, чтобы они, давая мне направления на плановые анализы, проверяли и билирубин тоже. При этом сам факт повышения у меня билирубина (что совсем не есть хорошо) они просто игнорировали, как я ни старалась получить хоть какую-то пользу от них. В конце концов, все, вероятно, само прошло. (А может, и не прошло?) Чувствую себя гораздо лучше.

3) Очереди к специалистам (гинеколог, невропатолог, окулист, даже онколог) ужасные: ждать приема приходится иногда от 6 до 12 месяцев. Иногда быстрее. Но, как правило, ждать надо очень долго. Особенно опасно это для онкологических пациентов, для которых каждый день и час могут решить исход заболевания.

4) Пришлось однажды принимать лекарство, дающее осложнение на зрение. Проснулась утром — ничего не вижу. Туман перед глазами, и в правом глазе отчетливо двоится. Позвонила в медицинскую справочную на предмет того, что предпринять (там есть такая справочная). Они позадавали вопросы и сказали, что надо идти по скорой, — дело серьезное. Я хотела сама пойти в госпиталь. Они мне говорят: «Не вздумайте даже! Вам самой нельзя. На улице мороз. Мы вам вызовем скорую помощь». Ну ладно, думаю. Пусть вызовут. При этом они меня не предупредили, что эта услуга является платной, хотя везде на каждом углу говорят, что медицина в Альберте бесплатная. Пришлось потом платить $356 из своего кармана, хотя я могла пешком до госпиталя запросто дойти.

5) Когда приехала в Канаду, у меня после игры в волейбол заболели суставы пальцев — травмировала, видимо, и боль долго не проходила. Пошла в поликлинику. Пришла, говорю так и так, пальцы болят, а ещё колено. Мне доктор говорит: «Если вам адвил (русский аналог — ибупрофен, прим. — Я. С.) с аспирином не помогают (а они не помогали), я вам выпишу отличнейший эффективный новый препарат, в котором противовоспалительное скомбинировано с препаратом, защищающим желудок — чтобы побочных эффектов на желудок не было». Выписал он мне рецепт, купила я пилюли, стала пить. На второй-третий день опухла, как подушка, — задержка воды. Пальцы, правда, стали меньше болеть. Решила посмотреть в интернете, что это за препарат. Оказалось, что это Diclofenac + Misoprostol. Когда я прочитала про мизопростол, у меня волосы на голове встали дыбом! Этот препарат применяется для медикаментозных абортов. Повышает тонус матки и эмбриотоксичен в случае уже имеющейся беременности. Этот канадский доктор даже не спросил меня, а не беременна ли я (я не была беременна, но спросить он был ОБЯЗАН!). Он не спросил, планирую ли я беременность и предохраняюсь ли я. Как это назвать?!»


История учит, что медицина и тесно связанная с ней фармакология — это один из самых прибыльных легальных бизнесов на планете Земля. В каждом враче сидит еще и бизнесмен. Задача врача — вылечить больного, задача бизнесмена — получить прибыль и сделать так, чтобы клиент пришел к нему снова. В условиях капиталистической системы вопрос здоровья народа нерешаем, поскольку разбивается об это непримиримое противоречие.

Человек должен быть достаточно здоров, чтобы работать, но слегка болен, чтобы постоянно нуждаться в помощи врача и регулярно отдавать ему часть заработка.


Миф № 23
На Западе легальные и эффективные медикаменты


Пояснение мифа: на территории РФ и СНГ большая часть медикаментов — фальсифицированные или контрафактные. На Западе же всё совсем наоборот: лекарства не только легальные, но и более качественные, эффективные. Так что нужно покупать или заказывать медикаменты только из западных стран.


«Фармацевтический бизнес считается третьим по прибыльности после торговли оружием и наркотиками. Это привлекает к нему недобросовестных предпринимателей. Следует различать фальсификацию лекарственного средства и контрафактные лекарства. Особенно это принципиально ввиду тотальной юридической и фармацевтической безграмотности, когда все лекарственные средства, произведённые с какими-либо нарушениями, называют «фальсификатом».

Фальсификат — это сознательное изменение рецептуры производства лекарственного средства. Замена дорогих компонентов более дешевыми или снижение содержания (а в самом худшем случае и вовсе отсутствие) необходимого компонента лекарства.

Контрафактные лекарственные средства — это лекарства, выпускаемые без разрешения патентодержателя — фирмы разработчика».[246]

Прежде, чем перейти к западному миру, давайте, чтобы не было недоразумений, сразу расставим точки над «i». Вначале мы коснёмся широко распространённого заблуждения, что, в России количество лекарств, которые не лечат (фальсифицированных, контрафактных, некачественных), достигает чуть ли не 70 %. На эту тему в мае 2011 года в программе «Утро России» дал следующее интервью эксперт фармацевтического рынка Давид Мелик-Гусейнов:

«Это статистика, которая раздута журналистами. Мы эту тему активно отслеживаем и видим, что на фармацевтическом рынке сегодня доля фальсифицированных лекарственных препаратов менее 0,5 %, доля контрафактных лекарственных препаратов примерно 3 %, доля некачественной продукции, потерявшей свое качество в результате неправильного хранения, логистики, отпуска из аптеки, — 5 %».[247]

Знание вышеперечисленных фактов предельно важно. Без этой информации читателю не удастся более объективно оценить обстановку на западном фармацевтическом рынке и составить собственное мнение по этому вопросу.

А как же обстоит дело с медикаментами на Западе? Вот уже несколько десятилетий многие наши соотечественники приезжают из заграничных отпусков с пакетами лекарств, в твёрдом убеждении, что все медикаменты, приобретённые ими там, несомненно, легальные и качественные. Не так-то всё просто. Давайте рассмотрим примеры некоторых стран.

Германия. Ещё с советских времён немецкие медикаменты имели в общественных кругах большую популярность. До последних времён марка «Сделано в Германии», равно как и выражение «куплено в Германии» были почти как знак качества. Такие лекарства до сих пор стараются приобретать чаще других. А между тем немецкая врачебная газета «Ärzteblatt» пишет:

«Эксперты сообщают: массовые фальсифицированные лекарственные препараты в обращении.

Гамбург. В Германии находится в обращении большое количество фальсифицированных лекарственных препаратов. В своём интервью газете «Für Sie» эксперт фармацевтического рынка Университета г. Бонн Гаральд Швайм[248] сказал следующее: «По оценкам, от 8 до 10 % купленных медикаментов — фальсифицированы». Неважно, что это: антибиотики, прививки или препараты для лечения СПИДа — в принципе подделывается всё.

«По всей вероятности, на рынке поддельных лекарств можно заработать больше денег, чем на торговле наркотиками», — сказал бывший президент Федерального Института лекарственных препаратов и медицинских продуктов. Причина кроется в том, что этот бизнес обычно гораздо безопаснее из-за более мягких законов.

Самую большую опасность эксперт видит в приобретении медикаментов через интернет, где многие нечестные продавцы предлагают купить, прежде всего, такие оздоровительные препараты, как таблетки для похудения, средства для улучшения потенции или лекарства от выпадения волос. Например, только при продаже через интернет Виагры, речь идёт по разным подсчётам от 30 до 50 % подделок.

Фальсифицированные препараты могут содержать как безопасные составляющие, так и настоящие действующие компоненты в другой дозировке или похоже действующее вещество. Последнее может быть особенно опасно, поскольку побочные явления данного продукта не исследованы. Неправильная дозировка также представляет большой риск для здоровья человека».[249]

Та же газета далее сообщает:

Берлин. «Торговля фальсифицированными лекарственными препаратами принимает и в Германии всё большие размеры. Эксперты считают, что денежные обороты в связи с торговлей фальсифицированными лекарственными препаратами через интернет достигают 30 млрд. американских долларов в год. Эксперт фармацевтического рынка Гаральд Швайм предупреждает о риске для здоровья, а также о финансовых рисках для потребителей.

«В Европе подделываются чаще всего дорогие лекарства», — говорит Швайм, — например, содержащие таксол лекарственные средства для лечения рака груди или препараты, предотвращающие отторжение трансплантированных органов.».[250]

Такие проблемы для потребителей фальсифицированных медикаментов, а также большие доходы для их распространителей характерны не только для Германии.

Австрия. «Австрия наводнена поддельными лекарствами, признаются руководители страны.

За три прошедших года (с 2005 по 2007. - прим. Я. С.) подпольный рынок контрафактных медикаментов в Австрии возрос в три тысячи раз и, несмотря на усилия правоохранительных органов, имеет тенденцию к дальнейшему расширению, признаются руководители министерств здравоохранения и финансов страны. Если в 2005 году австрийские контролирующие органы выявили 55 случаев торговли поддельными лекарствами, то сегодня эта цифра возросла до 170 тыс.

«Мы вынуждены признать, что в стране сформировался настоящий нелегальный рынок лекарственных препаратов, руководимый представителями организованных преступных групп», — с горечью констатировал (прим. — бывший) австрийский министр финансов Вильхельм Мольтерер.

Чиновник, называя сложившуюся ситуацию поистине драматической, отметил, что, к сожалению, Австрия — не единственная страна Евросоюза, которую захлестнули поддельные лекарства. Положение осложняется еще и тем, что развитие быстрыми темпами новой формы торговли медикаментами через интернет практически лишает возможности тотального контроля за качеством продукции со стороны государства.

«Большинство летальных исходов при самолечении связано с употреблением именно нелегальной продукции».[251]

По данным, приведенным статистическими службами министерств, в мире ежегодно оборот контрафактных медикаментов составляет более 30 млрд. евро, а к 2010 году эта цифра должна была удвоиться.

Понимая трудности, возникающие при приведении в порядок гигантского рынка медикаментов, руководители австрийского правительства тем не менее предлагают меры по жесткому контролю за использованием интернета в коммерческих целях, а также по совершенствованию схем распределения лекарственных препаратов с помощью современных технологий.»[252]

Для полноты обзора данного вопроса приведём ещё одну статью, касающуюся Евросоюза в целом.

«Евросоюз: Штрих-код против подделок медикаментов.

Европарламент собирается оснастить упаковки медикаментов новыми средствами учёта, специальными штрих-кодами, которые помогут более точному наблюдению за путями поступления в продажу поддельных медикаментов. В этой сфере (прим. — продаже поддельных медикаментов) в последние годы наблюдается прирост товарооборота в 400 %. В общей сложности, в Евросоюзе обнаружены 2,5 миллиона поддельных медикаментов. Медикаменты, выдаваемые по рецептам, должны быть в первую очередь оснащены новыми штрих-кодами, поскольку они чаще подвергаются фальсификации, по сравнению с легко доступными и более дешёвыми препаратами. С помощью штрих-кода можно будет проверять, откуда поступил медикамент и является ли он настоящим. Оснащение должно произойти в течение двух лет и стоить Евросоюзу около 10 миллиардов евро.»[253]

Пожалуй, тему легальности западных медикаментов мы уже осветили достаточно. Только напрашивается вопрос, если преобразования по борьбе с рынком поддельных лекарств обойдутся Евросоюзу в 10 миллиардов евро, то что произойдёт с ценами на лекарства? Не нужно обладать большой фантазией, чтобы ответить на этот вопрос. А как же тогда быть с доступностью медикаментов для людей разного уровня достатка?

Раз уж мы коснулись вопроса о доступности лекарств, то рассмотрим один из довольно обширных разделов фармакологии, который был широко изучаем в ВУЗах Советского Союза и постсоветского времени: фитотерапию. Лечение травами испокон веков считалось действенной, щадящей и, главное, легко доступной терапией. Студенты медики, а также фармацевты советского и постсоветского периода долго и тщательно изучали этот раздел лекарственных средств, включая выписывание рецептов. Травы, в различных комбинациях и видах приготовления, оставались во всех аптеках легкодоступными и дёшевыми. Примерно то же самое было до сих пор и на Западе. За исключением того, что цены были на порядок выше, но всё равно гораздо доступнее, чем на большинство других лекарств. Что же происходит в Евросоюзе теперь?

Евросоюз. Запрет на лекарственные травы в Евросоюзе.

«Фармакологическое лобби практически продавило свою волю, чтобы избавиться от надоедливой конкуренции природных продуктов. С 1 апреля 2011 года запрещается продажа любых лекарственных трав и любых средств из них, если они не прошли лицензирование. Фарминдустрия хочет контролировать каждый аспект нашего здоровья, и всё, что станет на их пути, будет уничтожено. Отныне, тот, кто захочет продавать лекарственные травы, должен будет провести их через такой же трудный и дорогой путь лицензирования, как и другие медикаменты. Не все смогут себе это позволить и, следовательно, будут сметены с дороги. При этом тот факт, что многие из трав в течение столетий доказали свои лечебные свойства, не играет никакой роли.

Согласно Европейской директиве об использовании традиционных и растительных медицинских продуктов (THMPD), продажа и использование продуктов из лекарственных трав будут сильно ограничены. Эта директива ЕС предписывает унификацию процесса допуска для традиционных видов приготовления травяных лекарственных средств, используемых в лечебных целях… Тем самым в странах Евросоюза будет запрещена продажа лекарственных трав, которые не прошли лицензирование.

Директива THMPD гласит, что те травы, которые приравнены к продуктам питания, как, например, приправы, могут и дальше оставаться на рынке без регистрации. Все остальные лекарственные травы должны до апреля 2011 пройти регистрацию для того, чтобы легально остаться на рынке.

Директива требует, чтобы все средства из лекарственных трав прошли ту же процедуру, что и препараты синтетического происхождения. <…> Фармакологические гиганты могут легко себе позволить дорогое лицензирование, а как должны поступить малые производители, если за проверку каждого травяного лекарственного средства или каждой смеси нужно платить отдельно, когда стоимость проверки может достичь 120 тысяч евро?

Есть ещё одна возможность получить доступ на рынок лекарственных трав: предприятие должно доказать, что данное средство было использовано, а также показало себя действенным и эффективным как минимум в течение 30 лет, из них 15 лет в Евросоюзе. Не каждый может взять этот барьер. Есть средства, которые поступали не из стран ЕС, поэтому невозможно доказать их «надёжное прошлое». Такие средства остаются вне рынка.

Вещества не растительного, а животного происхождения (прим. — например, производные животных жиров) вышеуказанной директивой вообще запрещены.

Если директива THMPD вступит в действие со следующего года, то на рынке ЕС останутся только три категории лекарственных веществ растительного происхождения:

1. Средства, прошедшие лицензирование и проверку, идентичную проверке препаратов синтетического происхождения.

2. Средства, считающиеся традиционными и доказавшие своё действие (прим. — как минимум в течение 30 лет).

3. Средства, не считающиеся лекарственными веществами и не используемые в медицине.

С помощью этого т. н. барьера «фармакологическая мафия» будет в одиночку решать, что хорошо для нашего здоровья, а что плохо. Альтернативы должны исчезнуть. Девиз гласит: «Всё, что даёт природа, опасно, всё, что даёт лаборатория, полезно». Конечно же, эти процессы проходят с оговоркой, что всё делается только для надёжности и здоровья людей.

Как это могло произойти?.. Речь идёт о законах продажи и законах патентования.

Этими законами защищают отнюдь не наше здоровье, а денежные обороты и выгоду крупных концернов. Здоровье человека им, по большому счёту, безразлично. Речь идёт о жадности и желании заработать всё больше денег. Политики и организации здравоохранения оказывают в этом деле всяческую помощь и поддержку. То, что законодательно устанавливает ЕС, приносит выгоду крупным концернам и ущерб малым предприятиям, а также потребителям».[254]

Далее автор статьи призывает, пока не поздно, действовать и не поддаваться на уловки правительства, парламента и мегаконцернов.

Вышеперечисленная информация напрямую связана с вопросом эффективности западных лекарств. Попробуем предположить, почему же так важно ликвидировать с рынка большую часть лекарственных средств растительного происхождения. Наверное, потому, что они дёшевы и не приносят огромных прибылей; наверное, потому, что они достаточно эффективны, имеют мало побочных эффектов и противопоказаний, следовательно, не дают возможность производителю препаратов синтетического происхождения вывести на рынок как можно больше различных лекарств, не дают ему возможность продать препараты, снимающие побочные эффекты, вызываемые предыдущим препаратом, и.т.д. Всё написанное выше логично и понятно. На размышление наводит скорее тот факт, что такого рода серьёзные законодательные изменения проходят разом во всём Евросоюзе и остаются, за исключением некоторых протестов, без большого внимания общественности и СМИ. А как думаете по этому поводу вы сами? Можете не отвечать сразу. К глобальным законодательным изменениям похожего характера мы ещё вернёмся в главе № 27.

У крупных западных фармацевтических компаний есть еще один популярный прием — специальные семинары и лекции для врачей. Доктора приглашаются на презентацию новых лекарств или же принимают идеально одетых и надушенных представителей фарминдустрии прямо у себя в рабочих кабинетах. Всю актуальную и своевременную информацию о последних достижениях на рынке медикаментов врачи получают от представителей бизнеса, от самих фармацевтических компаний. Красочные и информативные презентации часто подкрепляются щедрыми подарками, с маркой соответствующей фирмы, а также определённым «стартовым» количеством лекарственного препарата «для раскрутки». Неудивительно, что после таких презентаций врачи чаще обычного прописывают именно разрекламированный препарат, даже если он менее эффективен, чем другие, и обходится потребителю или государству гораздо дороже.

Кстати, в Госдуме РФ сейчас находится законопроект, который предлагает запретить врачам общаться с представителями фармакологических компаний. Для Евросоюза такой законопроект был бы очень полезен, но, судя по происходящему, всё происходит как раз наоборот.

Из писем эмигрантов:

Канада. «Западные медикаменты легальны? Возможно. Но каким образом это гарантирует их эффективность или хотя бы безвредность? Сколько на Западе людей, ставших жертвами легальных опасных медицинских препаратов!

Опять-таки, тут следует взглянуть вглубь: в западной экономике, основанной на конкурентной борьбе, производство ведётся ради извлечения прибыли. (Как бы нам ни набила оскомину эта формулировка советской пропаганды.) А фармацевтическая промышленность — одна из самых динамичных и прибыльных отраслей. Каждая фирма и фирмочка содержит свой научный центр, где в строжайшей тайне ведёт собственные разработки новых препаратов. При этом, естественно, время, затрачиваемое для тщательного испытания медикаментов, обратно пропорционально получаемой прибыли. В подобной ситуации опасные лекарства на рынке просто не могут не появляться! В СССР не было рыночной гонки и состязания между производителями, стремящимися «выбросить» на рынок свою новинку хоть на день раньше конкурентов. К тому же новыми разработками занимались всесоюзные научные центры. Поэтому риск появления некачественных медикаментов был несопоставимо ниже».

США. В 2010 году в России вышел документальный фильм режиссёра Галины Царевой «Пандемии Лжи». Вот о чём в этом фильме идёт речь: «В августе 2009 года следственно-экспертная группа Агентства по защите здоровья (США), курирующая фармацевтическую промышленность, опубликовала документы, раскрывающие диверсионную деятельность ряда фармацевтических компаний, объединенных в международный картель, которые занимались производством высокотоксичной вакцины от свиного гриппа НШ1. В ходе следствия выяснилось, что все следы ведут к корпорации «Нью-Йорк Партнершип», спонсируемой Трастовой компанией Дэвида Рокфеллера, в которую входят ряд богатейших и влиятельных партнеров с Уолл-Стрит. Доктор-микробиолог Леонард Горовиц, ведущий специалист США по медикаментам и продуктам здравоохранения, предоставил в ФБР неопровержимые доказательства того, что вакцина от свиного гриппа является бактериологическим оружием, так как смешана с высокотоксичными веществами, неизбежно ведущими к полной потере иммунитета и вызывающими более 20 видов раковых заболеваний с последующим параличом мышечных тканей и дыхательных органов».[255]

Так каков же ответ на вопрос: на Западе легальные и эффективные лекарства? Легальные? Большей частью — да, если вам не «повезёт» нарваться на подделку с печальными последствиями. Эффективные? Конечно, вот только иногда неясно для кого. Западная реклама кормит нас высококачественной, тщательно подобранной информацией о своих новинках и чудесах. Пусть читатель сам выберет, где он будет покупать лекарства для себя и своих близких, а мы закончим эту главу словами В. Высоцкого:

«Больно бьют по нашим душам голоса за тыщи миль,
Мы зря Америку не глушим, ой, зря не давим Израиль,
Всей своей враждебной сутью подрывают и вредят,
Кормят, поят нас бермутью. про таинственный квадрат».


Миф № 24
Узкая специализация западных работников — гарантия высокого
профессионализма и качества работы

Flagger — его работа заключается в том, чтобы держать знак[256]

Пояснение мифа: работник западного предприятия знает свой маленький участок дела, но знает его на отлично. Коллектив, состоящий из подобных профессионалов, способен решать большие задачи. Широкая квалификация советских и российских специалистов, напротив, вредит интересам дела, создает ситуацию, когда вокруг много «слишком умных», приводит к падению дисциплины и эффективности производства.


Этот миф стал активно насаждаться в перестроечные времена. Серьезные СМИ расхваливали преимущества узкой специализации, напрямую связывая это явление с экономическими успехами западных стран. Старались юмористы, посмеиваясь над тем, что у нас, мол, каждый знает, что нужно делать начальнику цеха или директору завода, а производство буксует. Трудно было не поддаться, и многие верили долго, пока лично не познакомились с «узкими специалистами».

Германия. Пишет нам инженер по специализированным компьютерным системам летательных аппаратов Сергей Волковой: «Разделение труда. Многие слышали, что в Европе существует резко выраженное разделение труда и что это гарантирует высокий профессионализм персонала и высокое качество выполняемых работ. К тому же вроде бы и общая теория экономики говорит о том, что эффективность труда повышается с повышением степени разделения труда. По своему опыту работы в Германии я могу высказать массу «НО».

С одной стороны, если спектр обязанностей небольшой, то работник средних или небольших способностей может эти обязанности освоить и вполне успешно выполнять. Это, безусловно, эффективнее, чем в случае, если он же будет пытаться охватить многое — и в результате не сделает ничего. Но в то же время излишняя специализация зачастую мешает делу, т. к. работник, сконцентрированный на узком круге задач, начинает терять интерес ко всему, что его непосредственно не касается — и в результате получается ситуация, когда левая рука не знает, что делает правая.

Я лично наблюдал ситуацию, когда весьма квалифицированный инженер нарисовал вполне серьезную схему, разводчик нарисовал по ней плату, а в результате получился сюрприз. Если по вопросам, касающимся схемы, разводчик еще проконсультировался с разработчиком схемы, то про механику вообще никто из них не подумал. И получилась вполне рабочая плата, которую очень трудно куда-либо закрепить по причине полного отсутствия монтажных отверстий и высокой плотности монтажа. То есть вообще никакой крепеж не был предусмотрен. Про него просто никто не вспомнил: ни тот, кто придумывал схему, потому что механика не входит в его компетенцию, ни разводчик платы, т. к. ему не было поставлено четкой задачи — предусмотреть крепеж.

Многие справедливо отметят, что это недоработка руководителя проекта, который должен беседовать с заказчиком и ставить задачи подчиненным; или, на худой конец, заказчика, если тот не оговорил этих деталей. Все это так, но зачастую проект носит исследовательский характер, и требования заказчика весьма туманны и доводить их до такой степени детализации, чтобы очертить вопросы, указанные выше, просто нецелесообразно. И тем не менее даже исследовательские проекты очень часто доходят до такой стадии, что их надо кому-то демонстрировать. А для демонстрации опытное изделие надо собрать, чтобы оно было транспортабельным, чтобы не разваливалось на части при перевозке к месту демонстрации или хотя бы в пределах лаборатории и чтобы не очень позорно смотрелось. Заказчики зачастую далеки от технических деталей, и, если из вашего выставочного образца торчат провода, платы закреплены огромными каплями термоклея и лица, проводящие демонстрацию, стараются не дышать, чтоб оно работало, то вероятность того, что клиенты откажутся от дальнейшего сотрудничества с вами, может быть довольно высокой, несмотря на то, что формально вы их техническое задание выполнили. Вот ведь как, поинтересуйся кто-нибудь из исполнителей: «А как оно должно крепиться?», — и многие проблемы просто не возникли бы. Даже если бы заказчик или руководитель проекта сказал: «Да все равно как — лишь бы можно было уместить в стандартный корпус».

Я уделил данному примеру так много места не случайно. Он очень показателен. Люди, вне зависимости от занимаемой должности, остаются людьми и им свойственно ошибаться. А простой вопрос от рядового исполнителя может сэкономить много времени, денег и репутации. Но, чтобы этот простой вопрос мог быть задан, должны быть люди, видящие дальше своего носа. И узкая специализация, увы, количество людей с широким кругозором только сокращает. Медленно, но верно.

Надо отметить, что в Германии люди, имеющие широкий круг познаний, как правило, могут претендовать на должность руководителя проектов, или на разработку архитектурных решений. Т. е. мнение о том, что чем более узкий ты специалист — тем лучше тебе будет на Западе, мягко говоря, не соответствуют истине. В узких специалистах можно до пенсии сидеть с официальной квалификацией «младший» или «средний», а имея знания по более широкому кругу вопросов, можно продвинуться гораздо выше по служебной лестнице. И, главное, работа будет более интересной.

Мне трудно объяснить тот феномен, что в учебных заведениях готовят все более и более узких специалистов, а при этом в реальном деле люди, имеющие широкие познания (при достаточной их глубине, конечно), ценятся выше — причем, вполне заслуженно. Я могу подтвердить свою гипотезу, но при этом уточню, что это лишь моя гипотеза и она не претендует на истину в последней инстанции. Дело в том, что узкого специалиста гораздо легче заставить работать по бумагам (выполнять планы, писать отчеты), легче контролировать результаты работы, легче его заменить, если он уйдет, заболеет и т. п. Но в то же время работа с узкими специалистами требует более точного планирования и распределения задач и, как следствие, требует широкого кругозора руководящих сотрудников, иногда с ущербом для глубины познаний. Конечно, людей, которые поработали по многим направлениям своей специальности и имеют и «широту», и «глубину», еще довольно много. Но уже четко прослеживается тенденция. Управленцы растут вширь, а исполнители — вглубь. Для этого кое-где уже додумались до промежуточных звеньев управления, например: «Technical leader» (технический руководитель. — прим.). Таким образом, менеджмент все слабее понимает тонкости вверенной ему организации (что ведет к ошибкам и просчетам), исполнители все слабее представляют себе общую задачу (что ведет к безразличию), и в результате не достигается даже декларируемая цель — увеличение эффективности по узкому спектру деятельности.

Ведь даже по своей специальности человек узнает больше, если общается с представителями смежных профессий. Узнает тонкости их специальностей, ограничения, их пожелания. А работа по сухому списку требований — это верный путь к формальному выполнению своих обязанностей, верный путь отписок.

В 20-е — 30-е годы в США проводилась известная серия экспериментов — «Хауторнские эксперименты»,[257] в которых были получены очень интересные результаты. И даже там признали, что если работник знает масштаб и важность всего проекта, то свою часть работы он выполняет лучше, чем если работает просто по заданию.

То ли есть общее стремление увести людей от настоящего и большого, то ли желание все контролировать берет верх, но ясно одно — чрезмерная специализация вредит делу: но тех, кто ее вводит, это не останавливает».

Из воспоминаний авторов:

США: «В 90-е годы я работал в молодом российском компьютерном бизнесе, набирался опыта. Тогда мы впервые начали сталкиваться с европейскими и американскими партнерами лицом к лицу, чаще всего это было на выставках, иногда кто-то приезжал к нам в офис. Случались моменты неформального общения, разговоры о жизни и о работе, многие наши ребята тогда уже достаточно хорошо знали язык.

Если вдруг заходил спор на какую-то горячую техническую тему, то мы часто обращались к нашим гостям, как к высшим авторитетам, ну как же — из самой Силиконовой долины приехал, должен все знать. Ответы мы обычно получали уклончивые, со ссылками на то, что в круг его обязанностей это не входит, что надо у кого-нибудь другого спросить.

Сначала мы удивлялись, думали, что к нам какие-то не такие люди приезжают, потом вспомнили про узкую специализацию и привыкли. Удивляться мы стали по другому поводу: как каждый из нас тут делает то, что там у них делают 4–5 человек, причем за совершенно другую зарплату.

Когда я попал на работу в Америку, то познакомился с узкими специалистами поближе, мне самому пришлось формально «сузиться», ибо никто не позволял заниматься сразу многими направлениями. К счастью, я вовремя сообразил, что поддержание моей квалификации нужно только мне и никому больше, и делал все, чтобы не стать «узким» де-факто.

Типичная рабочая ситуация. Начинается проект. Собираются человек 5–6 технарей, узких специалистов и с ними менеджер проекта (Project Manager или PM). Каждый из технарей знает свой кусок отлично, но почти ничего не знает из области других. PM, как правило, не знает вообще ничего из технической стороны дела, кроме общих слов и терминов. Он работает как посредник, чья задача заставить технарей говорить между собой, чтобы определить требования проекта и наметить пути по его выполнению. PM — тоже узкий специалист, но особого рода.


Вообще, управление, или «менеджмент», как нас приучали говорить в перестройку — обширнейшая тема, которую не в состоянии охватить наша книга. Отметим только одну важную особенность. Руководители производства советской школы — директор завода, главный инженер, главный технолог и т. д. — это были, как правило, люди, прошедшие все ступени карьеры на данном предприятии или на схожем предприятии в той же отрасли. Руководители в США — это отдельный класс людей. На менеджерские должности попадают люди, не знающие на собственном опыте особенностей дела, которым они руководят. Это никого не удивляет, поскольку считается, что «менеджмент» — это отдельная профессия и что настоящему менеджеру все равно, чем руководить — информационными технологиями, продажами нижнего белья или железной дорогой.


Если среди приглашенных в проект технарей не найдется тот, кто хочет и может выйти за рамки формальных обязанностей, то проект будет буксовать не начавшись. Часто бывало так, что PM собирает первое совещание (meeting) по планированию проекта, а люди ни о чем не могут договориться, тогда назначается новый meeting через неделю, потом опять и опять. Если такая ситуация продлиться слишком долго, то могут уволить PM, а к технарям — никаких претензий.

Чтобы проект все-таки задвигался, должен найтись кто-то, кто может из кусочков сложить целое. Иногда в такой роли бывал я. Когда все проходило хорошо, то получал благодарности и поздравления. Когда что-то шло не так, то получал выговоры, без всяких скидок на прошлые успехи, говорили «не лезь, знай свое место». Именно поэтому, немного находится желающих проявлять инициативу, хотя знающие люди есть.

В условиях экономического кризиса и массовых увольнений узкий специалист — идеальный «винтик», который легко выкинуть и заменить. Ему же, в свою очередь, не легко устроиться, часто приходится соглашаться на ухудшение условий.

Страх ошибки и инициативы снижает профессионализм и качество работы.

В коллективе из таких людей пышным цветом цветут интриги подсиживания и прочие прелести».

Из писем эмигрантов:

Канада. «А я-то всегда думал, что для настоящего профессионализма необходима не узкая, а именно широкая специализация, способность видеть всё поле своей деятельности одновременно. Например, тот же врач должен иметь представление о том, как именно действует лекарство, каков его биохимический механизм. И знать не только «заболевания правого уха», но и человеческий организм в целом.

Впрочем, этот самый «узкий профессионализм» западных работников уходит корнями в их систему школьного образования. При помощи многих довольно совершенных технологий, которых я тут касаться не буду, классу к 7-му в детях напрочь «выжигается» умение и желание думать. После этого человек может успешно закончить школу, а потом и университет. Его выдрессируют на какую-либо специализацию: агронома или зубного техника, а может быть, он даже станет профессором того же университета. В таком случае, он будет знать всё про 19-ю хромосому, довольно много — про 18-ю и про 20-ю. Но, если спросить его, где находится Белоруссия, он бойко ответит, что Белоруссия — это африканская страна, расположенная на границе Китая и Бразилии. Может быть, правда, она даже и не Белоруссия, а Розовотанзания, но бомбить её всё равно надо. Потому что там права человека нарушаются — так по телевизору передавали…»

Франция. Приведём размышления по поводу узкой специализации словами одного патриота Франции, по происхождению поляка, несколько лет проучившегося в Москве, прекрасно говорящего по-русски, большого знатока русской литературы:

«Дело в том, что современному развитому обществу нужны только хорошие исполнители. Творческие, думающие люди, конечно, тоже требуются, но их нужно буквально единицы. Поэтому вся система образования должна быть настроена на отбор, выращивание и дрессировку именно хороших исполнителей, а учить думать молодых людей совершенно не нужно: в современном обществе это будет только вредить их будущей профессиональной деятельности, какой бы она ни была. Что же касается творческих личностей, то о них особенно беспокоится не следует — тот, кто действительно талантлив, так или иначе все равно пробьется. В этом смысле, по большому счету, совершенно не важно, каким предметам мы их тут в университете учим (по крайней мере на первых курсах). Вместо физики с математикой вполне можно было бы заставлять зубрить, например, латынь (вот только специалистов таких сейчас не сыщешь). Все равно в своей будущей профессиональной деятельности никакое понимание физики с математикой им не понадобится. На уровне школы и университета важно просто производить отбор и дрессировку самых послушных, трудолюбивых и исполнительных, вот и все».[258]

Из воспоминаний авторов:

Австрия. «Узкая специализация часто встречается и в медицине. Вам нужно пойти к врачу? Тогда, скорее всего, придётся запастись невероятным хладнокровием и терпением. Простая история, каких здесь пруд пруди: мой муж должен был при постройке нашего дома за небольшой срок перенести множество крайне тяжёлых стройматериалов. То есть, приседая и поднимаясь на ноги, он перетаскал только за один день около семи тонн мешков с цементом, бетонной стяжкой и т. д. Последующие дни были немногим легче. Через некоторое время он почувствовал сильную боль при сгибании и разгибании колена, а также невыносимую боль при нажатии в области надколенника. Я, как врач, внимательно осмотрела его колено. Диагноз был совершенно очевиден — синдром (верхушки) надколенника.[259] Нужна была срочная физиотерапия, так как муж почти не мог ходить. В Австрии физиотерапию должен официально прописать лечащий врач, чтобы её, хотя бы частично, оплатила страховка. Я позвонила знакомому врачу, имеющему свою частную практику, всё ему объяснила, назвала диагноз и попросила выписать мужу официальное назначение на процедуры. Он согласился. Принял мужа (за этот приём он, конечно же, получил свои деньги), осмотрел его и сказал:,Чтобы удостовериться в диагнозе, нужно обязательно сделать УЗИ колена, рентген и проконсультироваться у ортопеда». Всё это предстояло сделать в различных частных врачебных практиках, которые были разбросаны по городу и в которые ещё надо было записаться на приём. В больницу идти не имело смысла, т. к. там были гигантские очереди. Я взмолилась: это означает потерю ещё нескольких дней, а то и недели. Муж страдает, и в данном случае все эти обследования совершенно необязательны. И наконец, где же профессиональная солидарность? Но доктор был неумолим: он не может быть уверенным в диагнозе безо всех этих обследований. Пришлось ходить ещё неделю по другим врачам, сидеть с утра и до обеда в очередях, а потом ещё раз записываться к нему на приём. Диагноз подтвердился — синдром надколенника. Физиотерапия была прописана с опозданием на 10 дней, в течение которых муж терпел жуткие боли, несмотря на лекарства.

Придите в любое административное учреждение за какой-нибудь справкой, и вы многократно увидите узкую специализацию на своём опыте. Возьмём тривиальный пример: вам нужно узнать, на каком расстоянии от стены можно расположить дровяной камин (буржуйку), чтобы не было претензий и штрафов во время регулярных проверок обслуживающей фирмы. Вы звоните в городские коммунальные службы. Вам отвечают милым голосом, что на эти вопросы отвечает господин «N» по такому-то номеру. Вы звоните этому господину, и он отвечает вам, что он специалист по отоплению дровяным гранулятом, а не дровами и вы должны позвонить по другому номеру. Вы звоните, вам отвечают, что вы попали в отдел отопления, а нужно в отдел пожарной безопасности к госпоже «М», уж она-то точно всё знает. Когда вы наконец-то дозвонитесь госпоже «М», она, смеясь, спрашивает вас, кто вам дал её номер, так как сама является специалистом по центральному отоплению. Наконец, после многочасовых звонков, вам сообщают: минимальное расстояние от стены — 50 см. Коротко и ясно. Из-за такого простого вопроса вы потратили полдня.

Если же вы решаетесь лично приезжать в городские службы, то ваша участь отнюдь не будет более лёгкой. Вас будут направлять из учреждения в учреждение, от одного специалиста к другому, пока вы, наконец, не добьётесь нужной справки или, плюнув на всё, не уйдёте.

В любых магазинах, начиная от продуктовых и заканчивая техникой, есть свои «специалисты» по рядам. Они стоят в проходах и знают ТОЛЬКО ассортимент в своих двух рядах. Эти милые продавцы укажут вам без труда, что есть на «их» полках, но в беспомощности разведут руками, если вам понадобится товар из соседнего ряда. Даже когда соседний «специалист» не вышел по болезни, они зачастую не смогут вам помочь.

Все эти люди — идеально смазанные шестерёнки одного неплохо отлаженного механизма. Пока они крутятся — механизм работает, но стоит только одной шестерёнке получить зазубрину и выйти из строя, как вся машина заклинивает…

Каждая деталь не может, да и не хочет, менять своё хорошо смазанное место на другое и уж тем более не стремится постичь тайны всего окружающего её механизма».

Большинство людей, поближе познакомившись с «узкой специализацией» искренне удивляются, возмущаются — «Зачем?», «Почему?», «Это же так неэффективно и не профессионально!». Все становится на свои места, если допустить, что экономическая эффективность, качество работы и профессионализм не являются главными мотивами конструкторов этого явления. Тем, кто наверху, и не нужно, чтобы было эффективнее, управляемость ценится гораздо выше. Узкая специализация — это один из инструментов контроля и поддержания существующего порядка вещей в экономической и социальной системе современного Запада.

Берегите свой профессионализм, помните, что знание — сила.


Миф № 25
На Запад