Андрей Борисович Земляной - Воины Сарда [HL]

Воины Сарда [HL] 598K (Драконы Сарда-2)   (скачать) - Андрей Борисович Земляной

Андрей Земляной
ВОИНЫ САРДА


ГЛАВА 1

Кто есть кто в сети

Воины Сарда. Быстро набирающая силу экстремистская группировка, состоящая преимущественно из выходцев с Сарда. За последние несколько лет ими было проведено несколько громких акций, в том числе размещение в сети материалов службы имперской безопасности и личных данных некоторых осведомителей ИБ.

145/17 строго секретно.

НАЧАЛЬНИКУ 3-го УПРАВЛЕНИЯ

ГЕНЕРАЛУ РАЙВОРУ

Воины Сарда. Специалистами по мониторингу криминальной обстановки зафиксировано появление новой группировки неустановленной численности, обладающей мощными кораблями и способной на проведение серьезных акций, в том числе захват крупных космических объектов. Группировка получила название «Воины Сарда», так как ее руководитель Гарт Корвон – выходец с одноименной планеты.

За последний год группировка уничтожила два завода криминального сообщества «Семья Кмари», захватила курьера Центрального Имперского банка и более десятка кораблей первой-третьей категорий.

Поскольку источник снабжения установить не удалось, можно предположить, что поставка материалов и боеприпасов идет через федерацию Борус или Эттарго.

На основе свидетельств очевидцев и записей камер наружного наблюдения можно констатировать, что боевые подразделения группы состоят из хорошо обученных и дисциплинированных подростков, действующих с крайней жестокостью. Это дает привязку к массовому побегу с Ррорды-6, организованному Гартом Корвоном, в результате которого более шести сотен заключенных – подростков и детей – смогли покинуть планету и скрыться.

Проведенное тогда расследование показало высочайшую квалификацию людей, сумевших отремонтировать космический корабль, получить доступ к защищенной информационной сети ПРО планеты и взломать коды управления охранных спутников, которые до этого момента считались сверхнадежными.

Глава группировки – бывший заключенный колонии-поселения Ррорда-6 Гарт Корвон, – несмотря на полученное специальное образование (спецшкола УСО), физически не в состоянии владеть всеми навыками, необходимыми для реализации решенных задач.

Для примера можно привести факт взлома внутренней сети управления спутников Управления тюрем, для чего нужны целая группа высококвалифицированных специалистов по взлому сетей и искусственный интеллект как минимум пятой серии.

Таким образом, можно с уверенностью предположить наличие сторонней помощи не только материалами, но и кадрами.

Вероятность случайного стечения обстоятельств, приведших к формированию подобного военно-криминального кластера, оцениваю как статистически маловероятную.

Начальник Информационно-аналитического центра
Полковник Дассарт

КОМАНДУЮЩЕМУ ФЛОТОМ ИМПЕРИИ

Приказываю вам активизировать поиски базы пиратов. Особое внимание уделить Воинам Сарда, как представляющим повышенную опасность для коммуникаций империи. После обнаружения базы провести операцию по полному уничтожению.

По поручению императора

Глава Имперского Совета Асси Гал

Несмотря на опасения сына, отец с командой бывших офицеров спецназа быстро влились в жизнь колонии. Разносторонне подготовленные специалисты заняли все вакантные места преподавателей и вдохнули новую жизнь в учебный процесс.

Теперь дети и подростки получали уже не случайно надерганную информацию, а систематические знания, становясь действительно значимой военной силой. Также изменения произошли в системе организации безопасности. Майор Садр, взяв на себя шефство над молчаливым и тяжеловесным Пэтом с Нарна, не подменял его, а рассказывал и показывал все, что знал о системах наблюдения, контроля и организации внутренней безопасности.

На ближайшее время все боевые операции были отменены, тем более что прибыли преподаватели ран вай и крепко взялись за Сатту, Ламу, Иту и Керну, которые после всех занятий просто валились в кровать словно бревна.

Гарту тоже было не до развлечений, поскольку его обучением занимался отец в компании полковника Виши Марона и нескольких офицеров бывшего батальона УСО.

Тактика, прикладная психология и стратегия перемежались экономикой, техническими предметами и многим другим, без чего невозможно представить себе грамотного командира. Но и занятия рукопашным боем Гарт бросать не хотел. В армии, созданной из подростков, авторитет командира, способного в драке победить почти любого противника, дорогого стоил.

Еще вначале, когда сын предложил отцу принять командование колонией и ее боевыми действиями, Тран Корвон спокойно посмотрел Гарту в глаза и спросил:

– Как ты себе это представляешь? Ты собрал этих людей по одному, повел за собой, привел к свободе – они верят именно тебе. И тут приходит неизвестно кто и становится командиром? Нет, так не пойдет.

– А как пойдет? – угрюмо спросил Гарт, уже надеявшийся спихнуть все свое хозяйство на отца.

– Будешь учиться. Ты лишь вожак своей стаи, а я помогу тебе стать настоящим командиром. Но учти – пощады не будет. Пройдешь весь курс академии за кратчайшее время. Четырех лет у нас нет, но и ты, слава Светлому Дракону, не совсем сырой материал. Все же нагружали тебя в училище больше, чем остальных. Так что довольно скоро ты будешь почти готовым специалистом.

– Ну хоть в планировании операций поможешь?

– В этом – да. Но только на первом этапе. На твое счастье, наши корабли нуждаются в серьезном ремонте, а некоторые уже просто в утилизации. Так что пока мы не закончим возиться со своей техникой, можешь на меня рассчитывать.

– Ты уйдешь? – удивился Гарт. – Зачем?

– Ну, ты же не маленький. – Тран усмехнулся. – Должен понимать, что такая операция без прикрытия сверху невозможна. Убрать с действующей службы полторы сотни специалистов весьма высокого класса, да еще и спрятать их родственников… Так что у нас есть ряд своих задач, о которых тебе пока знать не стоит. Но, – полковник поднял руки в успокаивающем жесте, – в свое время узнаешь. Тем более, что тебе в этих планах отводится довольно значительное место. И кстати. – Полковник чуть понизил голос. – Могут быть странные визитеры… Ты не торопись стрелять, а то большой конфуз выйдет.


Так и не добившись ответа, Гарт лишь кивнул, принимая ситуацию такой, как она есть. А со следующего утра началась его персональная учеба. Гоняли беспощадно. Иногда после пробежки с утяжелителями один из преподавателей подсовывал поломанный прибор и молча щелкал секундомером. И далеко не всегда требовалось починить изделие. Часто было достаточно вынести решение о невозможности ремонта или привлечении специалиста. Тактические занятия также могли быть прерваны задачками на оперативное управление или вовсе проходили на стрельбище.

Самым тяжелым для Гарта были экономика и основы права, но тут расстарался Виши Марон. Для пояснения каждого параграфа он имел несколько поучительных историй из своей практики или из практики коллег по нелегкому ремеслу пресечения деятельности различного рода жуликов и прочих криминальных субъектов.


Планета Илия, Национальный парк Реноо

Двое мужчин, собравшихся провести приятные выходные в этом райском местечке, не расчехляли ни великолепных ружей ручной работы, ни удочек, изготовленных по спецзаказу. Все это было оставлено в коттедже, а сюда, на берег широкой реки, они пришли налегке.

– Как там наш малыш? – Несмотря на твердые гарантии начальника службы безопасности, господин, называвший себя Первым, был предельно осторожен.

– Все тихо. – Второй чуть улыбнулся. – Вот уже четыре месяца.

– Готовится?

– Полагаю, что именно так. – Второй поднял со стола, стоявшего между креслами, высокий, чуть запотевший бокал и сделал несколько глотков, зажмурившись от удовольствия. – Время накопления прошло, и теперь следует ожидать громкой акции.

– Вновь Кмари?

– Нет. – Второй едва слышно рассмеялся. – Этим, можно сказать, крышка. Полагаю, он собирается пощипать наших толстых друзей.

Толстыми друзьями Второй называл правительственные организации, и Первый об этом помнил.

– Думаешь, мы не зря поставили на эту фишку?

– Безусловно. – Второй коротко и энергично кивнул. – Уже сейчас наши доходы возросли на треть. Конечно, будет некоторый период анархии и безвластия, но это пройдет. И тогда на пепелище взойдут совсем другие цветы.

– Ты так настойчиво тянешь нас на свет?

– А тени и не будет, – спокойно ответил Второй. – Империя фактически мертва, а этот парень единственная организованная сила. Кроме того, он имеет довольно солидные корни у себя на родине и высокий родовой статус. Естественно, что общество, которое формирует вокруг себя этот парень, не предполагает организованной преступности. И тот, кто это быстрее поймет, имеет шанс сохранить не только головы, но и деньги.

– А наши производства?

– Перепрофилируем. – Второй чуть привстал с кресла и обернулся в сторону собеседника: – Конечно, о тысячах процентов прибыли придется забыть. Но и взяток будем платить в разы меньше. А затраты компенсируем расширением производств. Сейчас, Кестер, у нас просто нет выхода. Легальный бизнес поделен так, что даже иголку не просунешь. А вот когда все произойдет… – Он мечтательно посмотрел в небо. – Тут уж нужно будет не зевать. Хватило бы сил поднять все что захватим…

– Откуда такая уверенность, Руби?

– С Каима вылетели и пропали в неизвестном направлении пять наставников уровня кен тавао[1] и кен эмеро. Напомню что в академии ран вай их всего около тридцати, и никто не скучает от безделья. Полная четверка тавао, предоставленная нашему малышу, видимо, нуждается в улучшении профессиональных навыков. Кроме того, внезапно прекратились все операции самой крупной пиратской группировки, состоявшей, по моим данным, из кадровых офицеров спецназа флота.

– Что еще бросили в этот котелок? – улыбнулся Первый.

– Виши Марон, после организованного на него покушения, убил заказчика и пропал, словно испарился. Полковник криминального управления имперской безопасности знает столько, что искали его с микроскопом. И вот совершенно случайно у него оказался довольно мощный корабль, способный на длинные прыжки. И ладно бы, если исчез только он. Но с ним ушла прокурорша эта, ну вы помните.

– Лисса Эрвег. – Первый расхохотался так, что чуть не пролил напиток себе на брюки. – Еще бы забудешь, когда она мне в свое время чуть хвост не оторвала. – И мечтательно закатив глаза, произнес: – Какая женщина!

– Да. – Второй кивнул. – И еще несколько офицеров с семьями. А такое количество людей быстро не спрячешь.

– Забавная компания.

– Ага. – Второй кивком подтвердил сказанное. – Обхохочешься. Кроме того, есть пока неподтвержденные данные относительно судьбы подполковника Теренга.

– А это еще кто?

– Тридцать лет, академия генштаба, был руководителем аналитического центра разведупра флота. Получил назначение на должность советника по особым поручениям императорской канцелярии, написал письмо с отказом и исчез. Еще до того, как его отказ достиг адресата. Просто растворился. Служба имперской безопасности перерыла даже поселения рудокопов и направила запросы в соседние государства, но все тихо и глухо. Правда, есть информация, дающая возможность предположить, что подполковник пребывает на территории империи. А такое место, по моему мнению, – одно. Таким образом, я вижу концентрацию вокруг нашего героя высококлассных специалистов в различных сферах, имеющих прямые каналы на свои родные планеты. А это, кстати сказать, Атан, Каим, Нарн, не говоря уж о Сарде. Военная элита империи.

– Кто же играет? – Руководитель крупнейшей криминальной организации от удовольствия даже прикрыл глаза. – Просто симфония какая-то!

– Да уж не Имперский Совет. – Второй, чуть прищурившись, посмотрел главе Восьмиугольника в глаза.

– Да… – Первый замолчал, переваривая неожиданную мысль. – В такой ситуации хоть посылай нашему мальчику людей для защиты.

– Не нужно. – Второй расхохотался. – Эти молодые волчата будут рвать все вокруг, пока не напьются крови досыта. А учитывая все, что с ними сделали, произойдет это не скоро.


ГЛАВА 2

ГАЛАКТИКА ОТ И ДО

Справочник для лохов

Для выбирающих точку приложения в нашем неспокойном мире все ясно. Причем эта ясность совсем не зависит от количества реальных знаний и правдивости информации, заложенной в голову будущего владельца дворцов, мужа фотомоделей и принцесс финансово-промышленных империй. Для тех же, кому не все ясно, позволю себе краткий путеводитель по основным дорогам нашей благословенной империи.

Все пространство империи давно и прочно поделено корпорациями. Корпорации решают, сколько и что вам есть, на чем спать и даже определяют цвет вашей подушки, не говоря уж о вещах более серьезных. И не важно, как называется корпорация. Конволар, Восьмиугольник или имперская безопасность. Сути явления это не отменяет. И будь вы даже фермер с маленькой занюханной планетки, раньше или позже ложиться под корпорацию все равно придется.

Карьера служащего в крупных промышленно-экономических образованиях в основном спокойна и нетороплива. Если вы на людях усердны, скромны и готовы к неумеренному подхалимажу и умеренным подлостям, в совершенстве владеете языком (во всех смыслах), то вам прямая дорога в крупные корпорации. Там вы сможете поднять свой статус на пару ступеней. Подстава заключается в том, что экономика переживает не лучшие времена, и вам придется основательно постараться и не смотреть вниз, когда вы будете шагать по головам, и не плакать, когда по вашей голове пройдут более удачливые.

Военная карьера и карьера в специальных службах подойдут тем, кто склонен заплатить спокойной жизнью за дополнительный шанс. Тут можно подняться на три ступени, и если до службы вы были субгражданином, то подъем до гражданина второго класса это, реально, очень круто. Для этого выбора характерно все то, о чем мы сказали в части, посвященной корпорациям, но добавляются различные существа, которые захотят вас убить. А претендентов много, и выживает не самый обученный, а самый удачливый. Кроме того, нужно отметить, что в армии и флоте действуют те же клановые принципы, что в корпорациях и крупных компаниях, только все гораздо жестче, потому что если корпорация выбрасывает негодный материал на помойку, то армия просто убивает. Нет, разумеется, помойка существует и здесь, только она пострашнее цирка мутантов.

Ненамного более предпочтительным выглядит путь члена финансово-криминальной группировки. Шансов пробиться наверх еще меньше, а место, куда сваливаются неудачники, заставит ужаснуться даже бывалого армейца. Фактор удачи здесь высок максимально и уступает лишь карьере игрока в казино или на бирже, что, впрочем, одно и то же…

Есть, правда, еще совсем узенькая лазейка для тех, кто обладает роскошной внешностью, приятным голосом и хорошими манерами. Стать подстилкой для сильного и богатого, но конкуренция здесь превышает все мыслимые и немыслимые значения, а риск оказаться на обочине в виде надгробия самому себе тоже очень велик.

Других социальных лифтов в нашем государстве нет и не будет. Выбор невелик, риски огромны, и для тех, кто не желает разменивать жизнь на шанс, остается лишь одна дорога – на конвейер тех производств, где применение роботов нецелесообразно, или сразу на помойку. Там места хватит всем.

Несмотря на плотный график учебы, от обязанностей по управлению колонией его никто не мог освободить, так что приходилось изыскивать время за счет сна и активнее делегировать полномочия руководителям подразделений. Все это, как ни странно, привело не к увеличению, а к уменьшению управленческой неразберихи и стало еще одним уроком для Гарта.

В одну из ночей, когда Гарт просматривал планы учебных занятий, в кабинет просунулась чуть сонная мордашка Ламы.

– Командир. Тут док рвется к тебе.

– Хм… – Гарт поднял красные от недосыпа глаза. – Давай запускай. А то он всю базу своим криком перебудит.

Доктор-прима Керн Галлай уже совсем не напоминал воробья, вырвавшегося из лап коршуна. Хорошее питание и любимая работа разгладили преждевременные морщины, животик округлился, а глаза приобрели задорный блеск.

– Что будете пить, господин Галлай? – Гарт открыл дверцу шкафа, оглядывая стройные ряды бутылок.

– А игристое есть? – Доктор, пребывая в каком-то радостном возбуждении, теребил обшлага форменной куртки и постоянно поглаживал нагрудный карман, словно хранил там самое дорогое.

Гарт наудачу взял одну из пузатых бутылок с обернутым фольгой горлышком.

– «Бассонское небо», две тысячи девятьсот шестьдесят четвертого года подойдет? – Гарт с сомнением осмотрел потертую бутылку и даже зачем-то глянул на донышко.

– Аукционное вино? – усмехнулся доктор. – Еще как подойдет. – И увидев, что Гарт ставит только один бокал, замахал руками. – Нет-нет, только вдвоем. Нам и вправду есть, за что сегодня выпить.

Гарт покладисто нацедил шипучее вино в два бокала и выжидательно посмотрел на доктора.

– За меня! – провозгласил Галлай и стал мелкими глотками вливать в себя напиток. – Не каждый день выпьешь за гения, – добавил он.

Гарт лишь тронул кончиком языка шипучее вино и поставил бокал на стол. Тем временем доктор допил шампанское, нарочито небрежным жестом достал из кармана куртки небольшую ампулу и поставил ее поближе к Гарту.

– Что это?

– Это? – доктор-прима усмехнулся. – Это просто минус двадцать лет. – Он замолчал, ожидая реакции Гарта.

– Вот так, запросто? – Гарт удивленно посмотрел на невзрачную стекляшку.

– Да. – Док кивнул. – Полный возврат организма к статусу двадцатилетней давности. Естественно, если организм молод, то возврат будет несущественным, а если предельно изношен, то и эффект будет сильнее. Но в среднем – так. Ну и попутно лечение всех новоприобретенных болезней. Опробовано на мышах, других животных, ну и, конечно, на людях. Генный анализ подтверждает мои выкладки полностью. Не буду забивать вам голову научными терминами, но если принимать лекарство раз в двадцать лет, то в теории можно жить вечно. Это концентрат. Впоследствии для удобства использования будем делать простые таблетки.

– А побочные эффекты? – осторожно осведомился Гарт, разглядывая невзрачную ампулу.

– Лет через сто узнаем. – Доктор неожиданно расхохотался. – Понимаете, побочные эффекты уже не имеют значения, когда мы продлеваем жизнь глубокому старику, которому и жить-то осталось считанные годы, если не месяцы.

– А зачем? – Гарт внимательно посмотрел на собеседника. – Зачем продлевать жизнь старику? Он уже сделал все, что мог продуктивного, и только проживает капиталы, накопленные в молодости.

– Согласен. – Керн Галлай выставил крепкие жилистые руки перед собой словно защищаясь. – Но представьте себе не старика, а мужчину преклонных лет. В пору перехода от интенсивной физической и интеллектуальной деятельности к старости. К медленному угасанию. Мы можем продлить активный период жизни неограниченно долго. Или во всяком случае до того времени, пока он сам не утомится от жизни. Ведь главная усталость накапливается именно в годы старости, когда человеку все больше и больше приходится бороться с дряхлением тела. Ну а потом… кто вам мешает давать это средство тем, кто вам нужен? Тем, с чьим уходом из жизни вы не желаете мириться? В нашем мире не так много специалистов высшего класса. Мой препарат позволит нашему обществу накапливать этих людей. Это ведь ценнейший ресурс, который в конечном счете может определить выживаемость общества.

– Знаете, док, – Гарт взял простую стеклянную ампулу без маркировки и задумчиво покрутил ее перед глазами. – Так меня еще никто не искушал. Испытываю невероятное желание спустить все оборудование и рабочие записи в мусорный конвертер.

– Это значит, что я в вас не ошибся. – Профессор усмехнулся и налил себе полный бокал. – Теперь я заставлю вас выпить до дна и не приму ни одной причины отказа.

Гарт нехотя поднял бокал.

– А выпить я хочу за то, чтобы вы и через десять, и через сто лет сохранили свои честь и совесть. Чтобы вас не сожрала власть, оставив только оболочку.

На этот раз Гарт, чуть поморщившись, выпил терпкий напиток до конца.


ГЛАВА 3

Медиакорпорация Карон

Новости мира искусств

Конкурс на самый красивый сексуальный акт, как и в прошлом году, выиграла гомо-пара Элим и Джис Торнкорт, предложившие зрителям настоящее шоу, в котором сплелись эротика и драма, что отличает всякое настоящее искусство…

Строго секретно!

Только для членов Имперского Совета

Пятнадцать экземпляров

Экземпляр четвертый

Фактический провал программы переселения на другие планеты избыточного населения индустриальных планет привел к неконтролируемому росту численности и значительному увеличению количества социальных конфликтов на этой почве. Связано это не только с общим ухудшением уровня жизни основных слоев населения, но и с демографическим давлением внутри социума. Планомерное введение программ уменьшения численности дает пока незначительный результат.

Падение рождаемости в текущем периоде составило 25 процентов, что на три процента выше, чем в предыдущем. Очень эффективными оказались программы «Двойной крест» – по внедрению в общество идей гомосексуализма, и «Свобода» – пропаганда добровольной стерилизации. В настоящее время программами снижения рождаемости охвачено до 90 процентов городского населения и до 30 процентов аграрного…

К запуску планируются новые программы, такие как «Перевертыш» – пропаганда транссексуализма и перемены пола, и «Вуаль» – развитие уличной преступности и наркоторговли.

Вместе с тем хочется отметить крайнюю опасность вирусной терапии из-за риска перетекания эпидемии в неуправляемую фазу и гибели персонала корпораций. Широкое распространение в этих же целях наркотических препаратов дает более устойчивый результат и к тому же работает исключительно в определенных социальных слоях.

Предлагается всемерная активизация вышеупомянутых программ и ввод новых с целью снижения численности до десяти-двенадцати миллиардов на планету, что составит примерно 70 % от численности населения на данный момент.

Аналитический отдел Санитарной Службы

Полгода пролетели как один день.

Подлатанные корабли маленького флота Корвона-старшего постепенно покидали ремонтную зону и выводились в открытое пространство. Руководимые Борсом – искусственным интеллектом станции – монтажные роботы не только починили все сломанное, но и заменили ряд изношенных узлов, что сразу повысило боевые возможности рейдеров. Кроме того, Гарт отдал отцу несколько десятков беспилотных штурмовиков из резерва и почти сотню высокоскоростных торпед из тех, что захватили на тюремной пересылке. В ответ Тран вручил сыну списки литературы и планы тренировок на несколько лет вперед и загрузил Виши Марона таким количеством учебных рекомендаций, что хватило бы для основания новой академии.

Обняв на прощание сына, Тран заскочил в свой корабль, и через секунду транспортер потащил тяжелую тушу корабля к стартовой зоне.

Буквально следом отбыл корабль с наставниками ран вай. По словам старшей наставницы, чуда им сделать не удалось, но вся принятая ими на обучение четверка, пусть и с некоторыми оговорками, вписывается в начальные стандарты эмеро, а Сатта через некоторое время может претендовать на действительный статус эмеро[2] первого класса.

Гарт еще постоял, провожая искорки кораблей взглядом, а потом вернулся к себе в каюту в совершенно сумеречном настроении. Постепенно в каюту подтянулись все те, кого он мог назвать ближайшими друзьями. Сатта, Росс, Ита, Лама, Кейра и Зара.

– Ну, чего надулся? – Зара по-хозяйски плюхнулась в кресло, водрузив натруженные ноги на столик. – Скажи спасибо, что тебе есть с кем прощаться. Я-то своих уже давно схоронила.

– Ладно. Это так, временное. – Гарт провел по лицу, словно стирая пыль. – Что у нас по результатам тестов?

– Драконовы Сучки, как всегда, впереди, – гордо сказала Кейра. – Даже твой отец похвалил. Единственный раз, насколько я знаю.

– Еще бы, – едко усмехнулся Росс, – столько самцов вокруг. Да они просто из брони выпрыгивали.

– Ну, положим не они сами, а их сиськи, но в целом, какая разница, почему они так напряглись? Кстати, на тестах даже младшая группа, ну, которые Дракоши, тоже выложилась на все сто.

– Да, – подтвердила Сатта. – Пятерых мальчишек даже пришлось в лазарет отправить.

– Так. – Гарт обвел друзей долгим взглядом. – С завтрашнего дня интенсивность тренировок снижаем до необходимого минимума. Нужно сделать упор на тактику и технику. Поэтому, Лама, загоняй всех в тактические классы и на симуляторы.

– Общая программа? – уточнила Лама, которая курировала исполнение учебных планов.

– Нет, не общая. – Гарт включил проектор. – Наши друзья предоставили нам планы некоего объекта. – В воздухе возникла объемная проекция дискообразного сооружения. Пушек там многовато, да и людей немало. – Гарт сменил кадр, и теперь словно разрезанный пополам корабль демонстрировал свою начинку.

– Э… сколько там этажей? – Росс наклонился поближе, чтобы рассмотреть все в подробностях.

– Десять. – Гарт усмехнулся. – Как на нашей станции. Но размеры побольше.

– Больше насколько?

– Примерно вдвое. Три километра семьсот метров в диаметре и около полутора километров в толщину.

– Ни хрена ж себе! – Зара от потрясения даже убрала ноги со стола. – А людей сколько?

– По последним данным, около пятисот человек и двух тысяч бээмпэшек[3].

– И зачем нам устраивать мясорубку? – Росс, чуть привстав, внимательно разглядывал внутренности станции.

– А не будет никакой мясорубки. – Гарт ухмыльнулся. – Помните, что выгружали из отцовского корабля? Такой цилиндрик метра полтора на шесть?

– Я думала, бак с какой-то мерзостью? – Сатта заинтересованно посмотрела на Гарта. – Будем травить химоружием? А бээмпэшки как? Им-то химия до одного места.

– Все в точности до наоборот. То, что мне передали – мина электромагнитная. МЭМ-400 и, как следует из маркировки, имеет мощность 400 тераватт. Сам заряд относительно небольшой и максимум разнесет часть дока. А вот всей электронике – капец. В том числе боевым платформам и системам наведения. Сама операция была разработана Борсом и моим отцом, но у них нет нужного количества людей.

– Ты не сказал главного, – сказала Лама, задумчиво крутя в тонких сильных пальцах карандаш. – На хрена нам эта штуковина и кому она принадлежит?

– Принадлежит? – Гарт делано удивился. – А я разве не сказал? Этот корабль – главная база Санитарной Службы. Самый мощный космический объект в нашей империи. Но нам он нужен максимально целый и желательно с неповрежденными боевыми модулями.

– Да… – Зара задумчиво посмотрела на проекцию. – В свете последних событий совсем не помешает.

– Да зачем? – не успокаивалась Лама. – Мы только на ее восстановление потратим больше, чем уже потратили на «Драконье гнездо».

– Это необходимо. – Гарт успокаивающе поднял руку. – Нас непременно найдут. Тут даже гадать не нужно. А когда найдут, навалятся всем скопом. Сейчас мы в состоянии отбиться от двух, ну максимум трех флотских эскадр. Не больше. А притащат они не две и не три. Соберут в секторе все, что может летать, и навалят на нас сотни три кораблей. И тогда будет здесь одна братская могила. Но если отобьем корабль у санитаров и притащим его сюда, то даже всего флота империи будет мало. База Санитарной Службы это не просто оболочка и пушки. Это корабль. С гиперприводом и довольно мощным щитом. Он даже в атмосфере маневрировать может. Так что с угоном не будет никаких сложностей. По восстановлению. Сначала займемся ремонтными работами. Восстановим все, что сможем. По информации специалистов, треть подвижных модулей, а то и больше, можно будет отремонтировать. Это значит, мы будем в состоянии бросить на восстановление почти восемь сотен машин, не считая бээмпэшек.

– А откуда такая уверенность, что флот не сможет расковырять эту махину? – Росс обернулся к Гарту.

– Помните, что осталось на Ррорде после чумы? – Гарт обвел всех взглядом. – Это не болезнь. Так работают пушки санитаров. Дальность у них около пяти тысяч километров, что, конечно, немного, но и спасения, кроме как спрятаться под защиту ста метров бетона, тоже нет. Все, что можно назвать живым – в пыль. Это значит…

– Все биочипы наведения… – договорила Сатта.

– А если просто электроника? – Росс, словно завороженный, не отрываясь смотрел на проекцию.

– Корабль изначально строился так, чтобы стать возможно последним оплотом в войне. Так что средства защиты там соответствующие. Есть и сверхдальнобойные пушки, и даже тяжелые противокорабельные торпеды с прыжковыми двигателями. Немного, как вы сами понимаете, но есть. При импульсе, который сгенерирует мина, погорят только внешние управляющие цепи. А боевые блоки защищены довольно хорошо. Так что мой прогноз: торпеды будут в порядке все, минимум половину пушек восстановим в течение месяца, а остальное отремонтируем чуть позже.

– Так вот зачем ты приволок почти три сотни тонн ремонтного оборудования… – Сатта улыбнулась. – А я-то по простоте своей думала, что ты будешь держать оборону на станции до последнего.

– Кстати, как ты планируешь доставить эту свою мину вовнутрь? – Кейра уже что-то считала на наручном коммуникаторе.

– А вот это и есть самая смешная часть плана.


Пространство третьего сектора. Главная база Санитарной Службы

Сигнал о помощи дежурный оператор базы Санитарной Службы получил еще до того, как терпящий бедствие корабль вошел в зону контроля.

– Дежурный оператор Карас докладывает. Получен сигнал бедствия от гражданского корабля.

Начальник базы ответил мгновенно:

– Связь есть?

– Не запрашивал.

– Так запроси, твою мать!

– Согласно инструкции номер…

– Я сейчас приду на мостик и затолкаю тебе эту инструкцию по самые гланды. Ты понял? – Судя по лицу начальника базы, тот действительно собирался воплотить свою угрозу в жизнь. Оператор боялся начальника до дрожи в коленях и совсем не хотел спорить с человеком, который мог запросто стереть его в порошок. Но инспекторов СС он боялся сильнее.

– Господин генерал, дежурный оператор Карас запрашивает разрешение установить голосовую связь с кораблем номер три шесть восемь двенадцать двадцать, кодовый позывной Карон дэс, порт приписки Танора, подавшим сигнал бедствия на общеаварийной частоте.

– Разрешаю, – буркнул генерал и отключился.

– Карон дэс, вы находитесь в зоне ответственности имперской безопасности. Ответьте, иначе будете уничтожены.

Через несколько секунд в динамиках раздался мужской голос:

– Карон дэс, Танора. Здесь капитан Рагран. У меня в момент входа в гипер метеорит врезал в корму. Сдох главный привод, отказал корабельный мозг, и большая часть навигационных мощностей вылетела в трубу. Произвести ремонт своими силами не могу. Прошу экстренной помощи.

– Оставайтесь на связи, Карон дэс.

Оператор быстро набрал данные терпящего бедствие корабля в Главном регистре и удивленно присвистнул.

– Что там, Свер? – второй оператор, занимавшийся оборонными системами, повернул голову.

– Невероятно. – Карас еще раз ввел данные, но результат был прежним. – Эта лоханка, оказывается, была арендована для перевозки участниц конкурса «Имперская Красотка». Корабль пропал примерно неделю назад, и вон где выпал. Представляешь, почти сотня юных красоток со всей империи… – Оператор мечтательно прикрыл глаза. – Может, и нам чего перепадет?

– Как же! – напарник хмыкнул. – Тут и без тебя найдется, кому прибрать такой товар.

– Сотня Тенар! – Оператор поднял горящие глаза. – Обязательно достанется!

– Что тут у вас? – Генерал вошел в помещение центрального поста и горделиво замер, будто позируя для невидимых фотографов.

– Господин генерал, докладывает…

– Остынь, Свер. – Генерал подошел к информационному терминалу, и глаза его быстро побежали по строчкам текста. – Грызть меня пушкой в дюзы! – Генерал еще раз прочитал текст, потом, словно не доверяя себе, еще раз.

– Запроси капитана о характере груза.

– Карон дэс. Здесь дежурный оператор объекта восемь – ноль имперской безопасности. Доложите характер груза.

– Груза? – невидимый собеседник рассмеялся. – Сотня наглухо шизанутых баб плюс чуть меньше всяческого отребья типа телеоператоров, журналюг и всего прочего. Огласить весь список?

Микрофон взял сам генерал.

– Тормозные в порядке?

– Это, пожалуй, единственное, что в порядке на моей лохани, – невесело пошутил капитан Рагран.

– Будьте внимательны. Приводные буи будут активированы. По достижении отметки четыреста остановиться и принять досмотровую группу.

– Да понял я, понял, – ворчливо ответил капитан лайнера и отключился.


Через два часа судно остановилось у указанной ему отметки, а от шлюза станции в его сторону вышел бот с досмотровой группой. Сидевшие в полной изоляции уже почти шесть месяцев сотрудники Санитарной Службы были просто шокированы зрелищем сотни полуобнаженных красоток, носящихся по кораблю, и в двигательный отсек заглянули скорее для проформы. Увидев сплошное месиво из металла, залитое герметизирующей пеной, двое офицеров коротко переглянулись и улыбнулись. Повезло!

– А чего это они голыми бегают? – поинтересовался генерал у старшего досмотровой группы.

– Так жарко тут у них. Теплосброс почти не работает.

– У нас им тоже холодно не будет. – Начальник базы кивнул. – По трюмам прошелся? Ничего они нам на станцию не притащат?

– Господин генерал. – Офицер вытянулся по стойке смирно. – Осмотр завершен, потенциально опасных предметов не обнаружено.

– Тогда загоняйте в док это корыто.


Все свободные от вахты офицеры Санитарной Службы собрались на технических галереях дока, чтобы лично наблюдать за тем, как из разбитого корабля выплескивается крикливая толпа юных красоток. Чуть обалдевший генерал, на котором уже висело несколько девушек, с трудом сохранял самообладание и, подавив желание прямо сейчас уединиться с девушками в своей каюте, громко крикнул, перекрывая шум:

– Дамы! Сейчас вам нужно пройти санобработку, после чего я приглашаю вас в нашу столовую. Тем временем техники займутся вашим кораблем и попытаются привести его в рабочее состояние.

Толпа пестро одетых девиц с объемистыми сумками и чемоданами, в которых, как видно, лежали их личные вещи, потекла по коридорам, словно бурная река, снося и увлекая за собой встреченных по дороге офицеров. Кое-кто потерялся уже в пути, предпочтя отдельные душевые кабинки в офицерских каютах, а несколько особо одаренных составили компанию генералу, обещавшему экскурсию по самым интересным местам станции, коими он полагал свои апартаменты.

Через полчаса уже все девушки разбрелись по комнатам и закоулкам, а сопровождающие конкурса «Имперская красотка», вместе со своими камерами и прочим багажом, были собраны в столовой, где им и предстояло дожидаться вердикта техников.

Взрыв в доке прозвучал тихо и, возможно, был бы не замечен большей частью персонала и гостей, если бы не сопровождавшие взрыв эффекты. Мгновенно погас свет во всех коридорах, отключились системы жизнеобеспечения и заискрили электрические кабели. Четыреста тераватт магнитной энергии прокатились по всей станции словно цунами, выжигая активную электронику и электроприборы. В ничтожную долю секунды огромное сооружение оказалось парализовано, а персонал полностью недееспособен.

Сопровождавшие конкурс журналисты и сотрудники, собранные в столовой, отчего-то не испугались темноты, а быстро надели странные очки, делавшие их похожими на сектоидов. Присутствующие здесь же офицеры и техники успели только выругаться по поводу пропажи освещения, как раздались тихие щелчки из пневматических пистолетов. Лишь один из офицеров успел среагировать на подозрительные звуки и сделал движение, инстинктивно уклоняясь от направленного в его сторону ствола, когда полировавшая ногти длинной пилкой с резной рукоятью Сатта одним мгновенным движением пробила ему грудь маникюрным инструментом, словно кинжалом, и врезала коленом, так что офицер отлетел к стене и рухнул на пол.

Гарт сразу, как только все сотрудники Санитарной Службы повалились на пол, стал сдирать накладную бороду и стирать салфеткой грим, добавлявший ему возраст. Один из помощников уже доставал из кейса защищенный полевой коммуникатор и разворачивал командный центр.

– Рыжий, давай на магистральную линию, и чтобы через десять минут была связь!

– Принял, – сухо ответил Росс и поднял свое подразделение: – Третья, на выход!

– Лама, давай со своими пробивайся на центральный пульт. – Гарт оглянулся в поисках Зары. – Так. Вам нужно в темпе пройтись в доки, наладить выдачу снаряжения и вооружения и обеспечить приемку десантных подразделений. Действуем быстро и четко. Если начнут стрелять, давите всех без разбора.

– Приняла. – Зара, разодетая в кричаще яркие тряпки, уже стерла яркую губную помаду, которую терпеть не могла, и во главе своего подразделения быстро покинула зал.

Сопротивления практически не было, кроме того, что возникло на этаже, помеченном на плане как «резервный технический». Превращенный во внутреннюю тюрьму уровень охраняли существа, которым терять уже было нечего, и если бы не сгоревшие электродвигатели приводов в дверях камер, они бы и тут устроили кровавую бойню. Но в этот раз ворвавшиеся, словно фурии, Драконовы сучки просто разорвали тюремщиков в клочья. Последний из охранников пытался что-то сделать с пультом управления охранной системой, когда его почти разрезала пополам автоматная очередь.

Более сотни человек, которых империя посчитала опасными или особо опасными, выходили из камер, словно привидения, держась за стену, чтобы не упасть. Многие так и не смогли выйти сами и их клали на носилки для доставки на борт крейсера, обладавшего самым лучшим кибердоком из всех кораблей эскадры.

Последнего, седого исхудавшего старика, едва дышавшего сквозь трубочку, которую затолкали в горло, уже вынесли из камеры, когда Росс, стоявший возле выхода, неожиданно для всех метнулся к носилкам так, что сбил всех, кто попался по дороге.

– Папа! – Он бережно взял иссохшую руку старика и коснулся ее губами. Слезы катились по лицу Рона сплошным потоком, но он все пытался вытереть глаза, чтобы видеть самого дорогого ему человека.

Гарт мгновенно оказался рядом и, оценив ситуацию, кивнул окружившим его бойцам:

– Валор, Кренг, помогите ребятам. Отца Росса бегом на крейсер и сдать на руки доку. Передайте – пусть делает то, о чем мы с ним говорили. Вперед.

С трудом оторвав Росса от носилок, ребята унеслись по коридору.

– Они убили его, Гарт. – Рыжий поднял красное, заплаканное лицо. – Он же ничего… Просто финансист.

– Спокойно. – Гарт чуть встряхнул друга, приводя в чувство. – Хрен им в глотку, а не жизнь твоего отца. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы он не только жил, но и чувствовал себя хорошо. А теперь приведи себя в порядок и командуй зачисткой.

Росс глубоко вздохнул, успокаиваясь, потом вздохнул еще раз и, решительно сорвав предохранительный клапан с аптечки, взвел скобу инъектора и, дождавшись укола, помотал головой, разгоняя туман.

– Первый, второй взводы, радиальные коридоры. Третий, четвертый – держать вертикальную шахту и узловые точки переходов. Вперед!

Возня с отловом расползшихся, словно тараканы, сотрудников Санитарной Службы не помешала завести на станцию толстые тросы и с помощью десятка мощных буксировщиков начать медленный разгон станции.

Одновременно с этим более сотни бээмпэшек и две сотни ремонтных роботов занялись самой станцией. Начали поступать первые доклады от ремонтных команд, занимающихся приведением в боеготовое состояние оборонительных систем.

Через два часа, когда станция уже начала сдвигаться относительно прежней траектории, доложился Борс:

– Контроль над двигателями частично восстановлен. Можем отцеплять буксиры.

– Не надо. – Гарт, перед которым стоял экран, показывавший внутренности станции, краем глаза следил за тем, как все новые и новые сектора зеленеют, переходя под полный контроль его людей. – Просто добавь тяги, чтобы побыстрее свалить из этого сектора. Не хочу, чтобы нам на голову свалился какой-нибудь военный корабль.

Еще через десять часов, наконец, заменили кабельную линию, питавшую лобовой энергощит, и, отсоединив буксиры, корабль резко прибавил скорость. Теперь ушедшую в неизвестном направлении станцию можно было обнаружить только случайно.

На месте остался лишь старенький рейдер, все внутренности которого были превращены в одну большую мину. И стоило кораблям удалиться на безопасное расстояние, ярчайшая вспышка отметила место его последнего подвига.

В то время как очередное приобретение двигалось к месту своей новой стоянки, роботы и люди трудились в жестком графике, стремясь пригнать не груду металла, а более-менее дееспособный корабль.

К сожалению, все роботы, находившиеся в активном состоянии, не пережили удар электромагнитного импульса. Но в контейнерах и резервных боксах оставалось еще достаточно машин, чтобы процесс восстановления ускорялся все больше.


ГЛАВА 4

Медиакомпания Эмелан

Новости империи

Красочный карнавал на Эмелане, посвященный выносу из храма мощей Девы-Воительницы, собрал многотысячную толпу жаждущих если не прикоснуться, то хоть взглянуть на святыню, дающую силы нашему народу и двигающую его на новые свершения. Как никогда четко сработала военная полиция, помогающая сохранению правопорядка и покоя граждан. Многим из собравшихся, кому стало плохо в толпе, пришла помощь в виде крепких плечистых парней в черно-красной форме, оказывающих первую помощь и обеспечивавших доставку до медицинских флаеров.

На празднике были замечены и многие знаменитости. Так, известный арт-мастер Итлав Консо наконец показал нам свою новую подругу, которой оказалась певица и стрип-танцовщица Эрина. Кроме них, все, кто был на трибунах и в ВИП-ложах смотрел трансляцию с праздника, увидели саму Трену Иссо и ее покровителя, известного промышленника Раста Таварона.

Шестое главное управление имперской безопасности

Военная полиция

РАПОРТ

…Также довожу до вашего сведения, что количество погибших на празднике Девы-Воительницы на 3 % ниже, чем в прошлом году, и составляет всего 351 человек. Таким образом, нам удалось предотвратить неконтролируемое движение людей и удержать толпу в заранее определенных границах оцепления…

Начальник Эмеланского управления ВП
Генерал Кторс

Резиденция Имперского Совета. Планета Эмелан

– И как вы это объясните? – Мужчина, сидевший во главе стола, был сух, энергичен и вовсе не походил на человека, которому через месяц стукнет сто пятьдесят лет. А вот его собеседник, собравший в себе, как казалось, все пороки человечества, выглядел заметно старше своих пятидесяти. Любовь к спиртному, психоактивным препаратам и к разгульной жизни вообще оставили на его лице такие отпечатки, которые не бралась исправить даже самая совершенная медицина.

– Мы проверили весь сектор, – пытался оправдываться глава Санитарной Службы. – Выпустили больше трех тысяч дронов, но так и не нашли следов. Если бы был бой, то они успели бы подать сигнал бедствия. Кроме того, я даже не могу себе представить, что в нашем секторе найдется столько необходимых для штурма такого объекта кораблей. База защищена всеми мыслимыми средствами защиты. Там очень хороший экипаж и командир, которому нечего терять. Таким образом, я просто уверен, что станция была уничтожена вследствие нештатной работы двигателей. Косвенно об этом свидетельствуют остаточные следы ионизации и микрочастицы металла в месте, где могла находиться база.

– Потерять такую единицу, – Глава Имперского Совета Асси Гал обхватил голову руками. – И чем вы мне прикажете грозить сепаратистам? Теперь, когда у нас нет такой дубинки, все эти недоноски поднимут головы.

– Если мы сохраним пропажу станции в тайне и начнем экстренно переоборудовать «Объект восемь – три» под нужды Санитарной Службы, возможно, все пройдет мирно, – осторожно заметил маршал Дерон. – Никто ведь не знает, как выглядела станция. Мы подготовим внешне похожий корабль, а тем временем на верфях в системе Тагианы будем достраивать вторую станцию. Еще два года, и она сможет полноценно работать.

– Никаких двух лет! – прошипел Асси Гал. – Вы слышите? Никаких двух лет! Если через год станция не войдет в строй, я лично столкну вас в мусорный конвертер. Отправляйтесь на Тагиану и лично проследите за ходом работ.

– Будет исполнено, господин Гал. – Маршал поклонился так низко, что, когда он выпрямился, награды недовольно звякнули.


В то же время. Резиденция императора

– Государь. Пятая стадия. – Голос канцлера Корна, чуть искаженный кодировщиком, был сух и деловит.

Получивший такое странное сообщение, император отключил гиперсвязь, закрыл крышку коммуникатора, спокойно прошел в свою гардеробную и, достав с полки чуть потертый пилотский комбинезон, стал не торопясь переодеваться.

– Государь? – Вошедший, как всегда, без стука начальник охраны удивленно приподнял брови, увидев, что роскошный мундир небрежно валяется на полу.

– А, Хаген. Заходите. – Император поддернул зажим, чтобы шов комбинезона сошелся точно под подбородком, и, отвернувшись от зеркала, приветливо улыбнулся полковнику.

– Собираетесь полетать, государь?

– Да какое там. – Император рассмеялся. – Полеты над дворцовым комплексом запрещены. Вам ли это не знать. Просто захотелось вспомнить молодость. Знаете, ну как повернуть время вспять.

– Да государь. Конечно. – Полковник кивнул.

– Кстати, насчет времени. – Император, послюнявив платок, тщательно протер потускневшую эмаль на эмблеме академии флота. – Вы ведь работали в охране, когда был жив мой отец?

– Да, государь.

– Давно хотел спросить, что вы тогда подложили в реактор отцовской яхты? – Добившись идеального положения всех знаков различия, император повернул голову в сторону собеседника. – «Вымпел» разнесло так, что даже осколков не осталось. Стантол?

– Боюсь, я не понимаю, государь… – Глаза полковника мгновенно из карих стали черными, словно угольки.

– Все ты понимаешь, тварь. – Император ласково улыбнулся. – Как вы там называли отца? «Старый таракан»? Видимо, из-за усов, да?

– Как вы узнали? – Полковник был зол, но спокоен. Все равно, все, кому надо, знали подробности этой истории. Так что нынешняя откровенность императора была ему даже на руку, так как начальнику охраны до смерти надоело притворяться.

– Все дело в твоем брате, – охотно пояснил император, собирая небольшой чемоданчик. – Он закончил академию безопасности на Атане, а ты – простое военное училище. У вас совершенно разная моторика, и это уже ничем не исправить. Заметив это, я начал потихоньку копать и выяснил, что ты, после того как получил предложение от Асси Гала, убил своего брата и, переодев его в свою форму, имитировал гибель в катастрофе. Потом, заняв место охранника, сначала убил троих техников, а после подложил мину в реактор «Вымпела». Тебя ведь подловили на той истории с детским домом? Любители молоденьких девочек не смогли совладать с темпераментом, и двух воспитанниц недосчитались.

– И зачем вы мне это говорите?

– И вправду, зачем. – Император легко улыбнулся. – Может, просто хотел поинтересоваться, каково это – жить дерьмом? Существом, в котором уже не осталось ни капли человеческого.

Полковник побагровел и потянулся к висевшему под мышкой пистолету.

– Нет-нет. Не трудись. – Император расхохотался. – Застрелиться я тебе не дам. – В его руке появился небольшой овальный брелок с кнопкой. – Я уже лет пять как подобрал ключ к твоему чипу. И все пять лет страдал, так как мог в любой момент отправить тебя на тот свет. Но вот сейчас, наконец, пришло время. – Он нажал кнопку, и схваченный мгновенным параличом полковник мешком повалился на пол. – Из всех вариантов смерти, запрограммированных в биочипе, я выбрал самый интересный. Наслаждайся.

Не обращая больше никакого внимания на подергивающегося в агонии офицера, император, насвистывая марш юных пилотов, достал с полки шлем, отодвинул заднюю стенку шкафа и, подхватив чемоданчик терминала гиперсвязи, шагнул в темноту тайного хода.


Бесшумный лифт быстро поднял его на верхнюю площадку музея, где стояли искусно выполненные копии кораблей всех времен империи и даже несколько моделей вражеских космолетов.

Зал, предназначенный для экскурсий высокопоставленных чиновников и глав иностранных представительств, был совершенно пуст, не считая престарелого охранника.

– Привет, Серинг. – Император кивнул мужчине и подошел к выполненному в натуральную величину макету «Кан Саа», сверхмалого космического разведчика.

Сухо щелкнул замок, и дверца из толстого металла мягко открылась. Вопреки ожиданию пыли внутри совсем не было.

– Двигатель заправлен на пять прыжков. – Старик, несмотря на преклонный возраст, стоял по стойке смирно. – Все системы проверены и готовы к полету. Во внутреннем отсеке, шесть рам тоор класса воздух – воздух, девять малых ракет «Содар» с противозенитными головками и четыре импульсных излучателя класса шесть – ноль.

– Спасибо, Серинг. – Император обнял мужчину. – Давай уходи. А то не успеешь.

– Да, государь. – Старик кивнул и отошел в сторону, наблюдая, как оживает грозная боевая машина. Вот словно легкая дрожь прошла по аэродинамическим рулям, потом хлопнули створками боевые отсеки, и загудел генератор ходового реактора. Мягкое голубое сияние подъемных гравитронов чуть приподняло корабль над полом.

Глухой хлопок пиропатронов, и огромный кусок витража ручной работы осыпался водопадом разноцветных осколков. Не дожидаясь, пока опадет облако, поднятое взрывом, корабль, словно хищник, прыгнул вперед.

Сразу же, зафиксировав появление над резиденцией летающего объекта, завыли сирены воздушной тревоги. Зенитчики, вырванные из ленивой полудремы, лихорадочно выставляли маркеры поражения, когда первая же стартовавшая ракета взорвалась, едва покинув стартовый пенал. Операторы еще несколько раз пытались запустить ракеты на перехват улепетывающего рейдера и начали прогрев зенитных излучателей, но через несколько секунд было уже поздно.

Сторожевая станция начала разворот сразу же после прохождения сигнала о старте неопознанного корабля, но, получив от разведчика правильный отзыв системы «свой-чужой», заблокировала оружейный комплекс. Пока специалисты боролись с этой проблемой, крошечный кораблик разогнался до необходимой скорости и вошел в гипер.

Из-за присутствия в точке старта больших масс прыжок вышел нештатным и забросил корабль далеко в сторону от точки назначения, но подобный вариант предусматривался изначально. Сориентировавшись по координатам, корабль сделал еще два прыжка и оказался в непосредственной близости от дрейфовавшей в пространстве яхты. Загнав разведчик в тесный шлюз, беглец отстегнул привязные ремни и вышел на палубу.

– Господа. – Император учтиво поклонился встречавшим его людям. Капитану яхты отставному адмиралу Ленгоро, канцлеру Корну и гению от аналитики подполковнику Теренгу. – Надеюсь, ваше путешествие было приятнее моего.

– Да, государь, – маршал кивнул. – Оторвались на третьем прыжке.

– Все на борту? Можно двигать дальше? – Увидев молчаливый кивок канцлера, император поднялся в рубку и занял место запасного пилота.

– Координаты приняты. – Опытный штурман, прослуживший в свое время более тридцати лет во флоте, быстро рассчитал маршрут.

– Начат разгон. – Первый пилот, тоже из ветеранов флота, двинул вперед рычаг тяговых двигателей.

– Нагрузка на щит тридцать процентов. – Главный инженер, серебряно-седой, но еще крепкий старик внимательно смотрел на свои экраны, но сделанная с огромным запасом прочности яхта вела себя идеально.

Через пять суток пути яхта вынырнула в окрестностях газопылевого облака и начала медленно двигаться в сторону пункта назначения.


Планета Эмелан, резиденция Имперского Совета

– Господин Гал. – Секретарь, ворвавшийся в кабинет, безуспешно пытался унять дыхание.

– Вы узнали, что это был за шум? – Асси Гал отложил планшет в сторону.

– Император сбежал!

– Как это сбежал? – Холеное лицо главы Совета мгновенно покрылось пятнами. – Как это случилось?

– Он как-то вырубил начальника охраны и поднялся в музей. Видимо, там, среди муляжей, был корабль на ходу. На нем-то он и сбежал. Дежурного смотрителя сейчас разыскивают.

– Немыслимо!

Будучи очень опытным политиком, господин Гал начал сразу просчитывать варианты выхода из положения. То, что пусть и номинальный, но все же глава государства так оригинально покинул свой пост, было, конечно же, плохо. Настроения в обществе еще недостаточно склонились в пользу Имперского Совета, и передача власти сейчас была совсем не лучшим решением. Да и делать это надо в присутствии самого императора. А так… Никто, конечно, голос поднять не посмеет, но мысль о том, что с императором расправились, может посетить многих. И самое главное. Коды доступа к сети гиперсвязи. Еще десять дней они будут в силе, а потом все коммуникации между отдаленными планетами, кроме курьерских кораблей, просто перестанут существовать. Так все устроил еще покойный император, и это была единственная причина, почему его сын еще жив. Старый таракан, перед тем как отправиться в заурядную поездку по империи, как заговорщики и предполагали, передал ключ сыну, запустив таким образом механизм уничтожения семьи. Только переданный из рук в руки ключ, да еще и с соблюдением некоторых не известных никому деталей, мог гарантировать, что новый владелец ключа получит доступ к сети. Секрет гиперсвязи был главной тайной императорской семьи, и тайну эту они унесли с собой в могилу.

Молодой правитель, как и предполагалось, принял уготовленную ему роль парадной куклы. Тагрон получил хорошее образование и даже сумел налетать необходимое количество часов для присвоения звания лейтенанта, а потом, как ему и было уготовано, утонул в хороводе приемов, торжественных мероприятий и развлечений.

Конечно, за ним смотрели в оба глаза, но вот не углядели. И теперь своим бегством он создал столько проблем, что впору было хвататься за голову. И главной среди них была полная потеря контроля над гиперсвязью между планетами империи.

– Срочное заседание Совета! – бросил Асси Гал секретарю и, не обращая ни малейшего внимания на окружающее, стал набрасывать план контрмер, которые если и не избавят от проблем, то, во всяком случае, сведут их к минимуму.

Канал Каросса

Новости империи

Найдены участники конкурса «Имперская Красотка»!

Как сообщил наш корреспондент, корабль, считавшийся пропавшим без вести, добрался своим ходом до планеты Ансард. Все девушки чувствуют себя хорошо. По словам капитана, после аварии, произошедшей с кораблем, их подобрали какие-то люди и перевезли на борт более крупного корабля. Через две недели, после ремонта лайнера, их всех вернули обратно.

Как произошло, что один из самых совершенных лайнеров потерпел катастрофу, и кто были люди, любезно отремонтировавшие корабль, сейчас выясняет специальная следственная группа, а мы с нетерпением ждем возобновления конкурса, следующий этап которого пройдет на Сарде.

Канал Лакрана

Срочное сообщение Имперского Совета

Сегодня, в два часа дня по общеимперскому времени, в результате террористического акта в помещении музея в резиденции императора погиб император Лакраны Тагрон. Чудовищное злодеяние врагов империи болью отозвалось в сердцах всех граждан. Массовые выступления в поддержку карательных акций Санитарной Службы сейчас проходят во всех крупных городах империи. Люди собираются на площадях и улицах с транспарантами, на которых написано «Покарать убийц!» и «Смерть врагам».

Глава имперской безопасности, лично возглавивший расследование, заверил нас, что он приложит все силы к расследованию этого страшного преступления и все виновные понесут суровое наказание.

Имперский Совет, взявший всю полноту власти в империи, призывает граждан быть бдительными и ответить на любое проявление антиправительственных сил со всей принципиальностью и беспощадностью.

В связи с выходом в отставку по состоянию здоровья считать флаг-генерала Аркона выбывшим с воинской службы с сохранением наград и назначением пенсии с коэффициентом – (минус) 40 %.

Назначить генерала Райвора начальником имперской безопасности.

Назначить полковника Денроо заместителем начальника имперской безопасности.

Глава Имперского Совета Асси Гал

В точку, где встречали гостей колонии, выходил лишь один корабль. Правда, это был быстроходный курьерский бот класса «Игла», но серьезного оружия на нем не было, так как его главным средством защиты была высочайшая скорость и мощь энергощита.

Получив через систему ретрансляторов сигнал от автоматического буя, что появились визитеры и запрашивают контакт, курьер принял на борт дежурный экипаж и стартовал к месту встречи. Все ради того, чтобы гости не приволокли на хвосте какой-нибудь сюрприз типа того, что подложили Санитарной Службе.

– Корабль с позывными «Стяг», прошу принять досмотровую группу.

– Зарт, открывайте шлюз, – произнес капитан. – Мы в гостях, так что играть будем по их правилам.

Десять десантников в броне и глухих шлемах быстро и без суеты обыскали весь корабль, проверив детекторами каждый уголок, а их командир вошла в рубку и внимательно осмотрела всех присутствующих, остановившись только на императоре.

– Оператор, – не меняя положения головы, Зара вызвала дежурного на боте. – Здесь у меня семь – ноль.

Оператор связи не раздумывая ткнул в кнопку интеркома, вызывая базу.

– База. Семь – ноль у досмотровой группы.

– Господин Гарт, старшая дежурной смены, Ларна Тиго…

– Слушаю тебя, Ларна.

– Прибыл неопознанный борт. Старшая досмотровой группы передала семь – ноль.

– Кто там?

– Зара Реор.

– Зара, значит, это серьезно. – Гарт кивнул и щелкнул по тумблеру общей связи. – Всем. Тревога. Код желтый. Боевые реакторы в рабочий режим, пушки на прогрев.

Он встал, даже не заметив, что учебник по психологии упал с колен на пол, и стал быстро надевать легкий бронескафандр.

Еще через два часа крейсеры подходили к месту встречи, взяв маленький кораблик в клещи.

– Прямой канал на группу досмотра.

– Исполняю. – Четырнадцатилетний подросток, сидящий за коммуникационным пультом, уверенно передвинул несколько пиктограмм на висящем в воздухе экране. – Есть канал.

– Здесь Гарт, Зара, что там у тебя?

– Гарт, если бы я не видела это собственными глазами, то не поверила бы.

– Да что там, не тяни?

– Здесь, блин, император собственной персоной!

Гарт сжал подлокотники так, что побелели пальцы.

Он долго молчал, переваривая информацию, и все это время слышал тяжелое дыхание Зары.

– Что, малышка, палец чешется?

– Еще как, – мрачно ответила девушка. – Сдержалась только потому, что ты наверняка придумаешь для него что-то более смешное, чем разряд в голову.

– Так. – Гарт на секунду задумался, и в голове сразу всплыла брошенная отцом фраза о странных визитерах. – Давай-ка этого деятеля сюда. Да не забудь выставить охрану из самых спокойных. А то не доживет он до более интересного.

Через пятнадцать минут император под охраной трех девушек взошел на борт бота и был заперт в одном из грузовых отсеков.

Как ни готовил себя Гарт, но при встрече его потряхивало. Человек, которого он сам мечтал задушить голыми руками или на худой конец просто пристрелить, сам явился к нему. И, судя по всему, не просто так. Чемоданчик, который уже обследовали специалисты-взрывотехники, мирно лежал у императора на коленях, а сам виновник переполоха спокойно сидел в кресле, дожидаясь, пока ему принесут холодный ксарт.

Несмотря на то что в голове от ярости слегка шумело, Гарт все же нашел в себе силы проглотить пару подсунутых доком таблеток, и пока император утолял жажду, мозги пришли в относительную норму. Гарт не то чтобы успокоился, но стал воспринимать происходящее как-то отстраненно. Словно все это не имело к нему прямого отношения.

– Спасибо. – Император улыбнулся Сатте и поставил бокал на стол. – А вы неплохо устроились, Дракон. Мощная база, хорошие корабли… Надеетесь отсидеться? – Он откинулся в кресле и положил руку на крышку своего чемоданчика. Под рукой вспыхнул детектор отпечатков, и замки негромко щелкнули. – Я хотел бы кое-что вам показать.

Император открыл крышку и достал лист с гербовой печатью.

– Здесь мой приказ о помиловании и снятии всех обвинений. Это, – он достал второй лист, – приказ о назначении вас маршалом флота империи.

– А тех, кто умер, вы тоже приказом возродите? – глухо спросил Гарт.

Император прикрыл глаза и глубоко вздохнул.

– Нет. Тех, кто погиб, я не смогу возродить. И тех, кто погибнет в будущем, тоже никак. Но я делаю что могу, чтобы произошедшее унесло как можно меньше жизней и не стало причиной полного развала государства.

Гарт наконец-то поднял глаза на собеседника и внутренне хмыкнул. Император тоже волновался. Держался он просто великолепно, но ряд косвенных признаков указывал на то, что он взвинчен не меньше, а может, и больше самого Гарта.

– Получив номинально власть в юном возрасте, я не правил страной. Все, что у меня было, это горстка преданных мне и империи офицеров. Некоторые из них пошли на смерть только для того, чтобы сегодняшний день мог настать и протекал именно так, а не иначе. – Император снова глубоко вздохнул. – Почти ничто в вашей биографии с определенного возраста не случайно. Ни лучшие преподаватели в школе, ни попадание в тюрьму на острове. Вас долго и тщательно готовили к участию в финальном эпизоде этой игры. Всего было шесть кандидатов, но до финиша дожил только один. Это ты. Вас, Сатта эм Тасса, это тоже касается. – Император пристально посмотрел на девушку. – Вас до определенного момента берегли и обучали, а потом бросили в пекло, надеясь, что заложенные понятия чести, долга и ваша совесть помогут не сбиться с пути. Были просчитаны десятки вариантов развития ситуации, но по не зависящим от нас причинам развитие получил только этот.

– Я не верю. – Сатта мотнула головой.

– Можете верить или нет, – отрезал император. – Я не церковник, и мне нет до этого никакого дела. Но Реви эм Тасса, полковник гвардии и мой друг, лишила вас, Сатта, материнского дома и своей любви, чтобы вы смогли сделать то, что было очень важно. Важно для всех нас. – Император достал из чемоданчика небольшой темно-синий конверт с золоченым гербом. – Это вам.

Пока девушка распечатывала трясущимися руками конверт, император вновь обратился к Гарту:

– А если и впрямь хочешь поискать себе врага, то лучше присмотреться к Имперскому Совету. Два десятка вполне законченных подонков, захвативших власть и ресурсы империи и превратившие государство в персональную дойную корову. Это, кстати, была их идея – организовать Санитарную Службу. Кроме Ррорды, они еще много где отметились. Справиться с ними я не могу, но вот сделать так, чтобы у них горела земля под ногами, вполне в моих силах.

– Какая же ты скотина! – Гарт покачал головой.

– Ты даже не представляешь, какая! – Император невесело усмехнулся, встал и шагнул вперед.

Несмотря на совершенно расстроенные чувства, рефлексы взяли верх, и Сатта мгновенно оказалась рядом, а ее рука легла на рифленую рукоять армейского пистолета.

– Не бойтесь, госпожа Тасса. Я не собираюсь драться с вашим энао[4]. – Он полез в карман и вытащил украшенную крупными драгоценными камнями цепь с массивным медальоном. – Правом, данным мне предками, и на основании закона об императорской чести я передаю права на трон империи и власть над ней высокородному сарду Гарту Корвону. – На плечи стоящего столбом Гарта легла тяжелая цепь. Медальон на мгновение засветился, признавая нового владельца, и вновь стал похожим на кусок металла.

Полюбовавшись какое-то время делом своих рук, бывший император, а теперь просто Тагрон Лакран отошел и тяжело, словно глубокий старик, опустился в кресло.

– Сука. – Гарт сгорбился, будто цепь весила как минимум полсотни килограммов. – И что мне теперь с этим делать?

– А это уже не моя забота. – Тагрон криво ухмыльнулся. – Можешь в унитаз спустить, можешь на гвоздик повесить. Это просто формальность, которая, возможно, окажет помощь в дальнейшем. Ты ведь все равно увяз в этом деле по уши. Еще месяц-два, и тебя вычислят. Потом навалятся парой эскадр. Получат по зубам и во второй раз притащат штук пятьсот кораблей. Может, отобьешься, а может, нет, но прямая война уже начнется. Каналы доставки они тебе перекроют, и придется начинать крупномасштабные боевые действия, только для того чтобы выжить. Потом придет черед спорадических восстаний на планетах, и тебе вновь придется воевать. Например, твой любимый Сард спит и видит имперских чиновников на виселицах. А далее все по нарастающей. Там уже сейчас все готово полыхнуть. На очереди еще пара планет и рудный пояс. Корпорации, конечно, сначала кинут в эту мясорубку свои частные армии. Ну а когда им придется туго, то сразу подтянут всякое отребье. Каратели СС по сравнению с ними настоящие дети. Но одно дело война горстки отщепенцев, а совсем другое – возможного законного правителя. Империи-то фактически нет. Всем управляет Совет, и тебе придется собирать все заново. Передача власти отменяет старые присяги, и теперь каждому придется выбирать свою сторону. Кстати. Кроме чисто символического значения, медальон еще и ключ к гиперсети. Можно войти в вещательную сеть любой планеты, запросить или подслушать любого абонента. Расширенный терминал гиперсвязи, ну такой, какой остался у меня на корабле, позволяет и не такое.

– Это все?

– В основном да. – Тагрон улыбнулся. – Остальное за тобой. Я, конечно, сильно надеюсь на то, что чувство долга возьмет верх и будет принято правильное, с моей точки зрения, решение. Но крайний в этой истории теперь ты.

– Но почему так?

Бывший император невесело усмехнулся:

– Я больше не могу быть главой государства. После всего, что произошло, всего, что мне пришлось сделать для управляемого развала империи… Нет. На трон должен был взойти и взошел человек незапятнанный во всех этих мерзостях. Чтобы он собрал из кусков новую империю, не дожидаясь, пока ее растащат наши враги.

– А людям-то какая разница? – Гарт снял цепь с шеи и аккуратно положил на стол. – Им что один правитель, что другой… Точно так же будут работать, растить детей…

– Разница есть. – Тагрон покачал головой. – Борус – это монархия военного типа. Там каждое движение в сторону – государственная измена. Расстрельные команды и тотальный контроль. Боюсь, в таком обществе ни ты, ни я жить не захотим. А Эттарго вообще в стадии гражданской войны. Уже пару планет выжгли, и на очереди еще некоторое количество. Тоже совсем не подарок. Так что если тебе не наплевать на своих людей, на их родных и близких, решение одно.

– Но я же ничего не знаю ни о государственном управлении, ни о финансах…

– А надо? – Тагрон хмыкнул и защелкнул створки чемоданчика. – Мы построили далеко не самое лучшее общество. Я бы даже сказал, отвратительное. Наши девочки мечтают стать проститутками, а мальчики за счастье полагают устроиться менеджером в крупную компанию, что по сути одно и то же. Мерилом успеха стало не то, что человек сделал, а сколько он заработал. За сорок лет мы превратились в стадо.

– Так, может, им это и надо? – резко спросил Гарт. – Зачем тащить человечество к счастью помимо его воли? У каждого есть персональное стойло и корыто со жратвой, а у самых удачливых стойло покрыто золотом и куча призовых телок.

– Все так. – Тагрон кивнул. – Только ты забыл, что при таком раскладе будут и публичные дома для подростков, и детские дома, в которых нет нормальной еды, и дома престарелых, которые жгут вместе с обитателями только для экономии средств. Кроме того, это тупиковый путь развития. Пройдет еще десять, максимум двадцать лет, и нас просто сотрут, словно не было ничего. И те, кто нас сотрет, не пощадят ни наших стариков, ни наших детей и женщин. Просто придут и возьмут все, что им надо, а остальное свалят в кучу и подожгут. На нашем месте, возможно, взойдет новая молодая поросль. Те, кто готов сражаться и умирать во имя так называемых идеалов, а не за деньги. А возможно, и нет. Но ты можешь дать новое будущее. Люди так устроены. Они примут любую судьбу, если там, в завтра, найдется место для их детей, и это место лучше чем то, что есть сейчас. А в тебе это будущее есть.

– А ты? – Гарт с тоской посмотрел на полураскрытые створки бара. Именно сейчас, как никогда, ему хотелось напиться.

– А я сейчас пойду отсыпаться. – Тагрон улыбнулся. – За столько лет я так устал прикидываться недоумком, улыбаться тем, кому нужно, и просчитывать каждый свой жест, что я просто адски хочу спать. – Он поднялся.

– Ита! – Гарт оторвал взгляд от бутылок и посмотрел на вошедшую в кабинет девушку. – Покажи нашему гостю тихую комнату. Тихую и безопасную.

– Сделаем. – Девушка коротко кивнула.

– Боишься, что сбегу? – Тагрон улыбнулся.

– Да. – Гарт вздохнул. – А поскольку бежать на станции некуда, то уйти ты можешь только на тот свет. А мне бы этого очень не хотелось.

– Не волнуйся. – Тагрон рассмеялся и поднял свой чемоданчик. – Здесь мое письмо, которое тебя полностью оправдает.

– Захотел бы, и без письма все сделал. – Гарт махнул рукой.

Стоило Тагрону уйти, как Сатта подошла совсем близко, подняла красные от слез глаза и взяла Гарта за руку.

– Что будешь делать?

– Не знаю. – Дракон помотал головой. – Знаешь, это была такая несбыточная цель. Добраться до того, кто виноват во всех наших бедах, и оторвать ему голову. А теперь… не знаю. Получается, что он не так уж и виноват. С цепью этой чертовой что делать, непонятно. Он, конечно, молодец. Сбагрил с себя проблему и пошел отдыхать. А я? Мне и так всей нашей банды за глаза хватало. Теперь что, за всю империю отдуваться? Знал бы, сидел себе тихо на острове и носа не показывал.

– Даже если ты не идешь в политику, политика придет к тебе, – спокойно произнесла Сатта. – То же самое справедливо о войне. Ты же лучше меня знаешь, что от войны не сбежишь.

– Хреново чувствовать себя куклой на ниточках. – Гарт вздохнул.

– Бегство от этого не спасет. – Сатта подошла ближе и положила руки на плечи Гарта. – Когда-то очень давно наши предки говорили: «Делай, что должно, и будь что будет». Это, по-моему, самая честная позиция.


ГЛАВА 5

Канал Каросса

Волнения на планетах рудного пояса шестого сектора, которые произошли из-за ареста одного из руководителей Комитета самоуправления, были подавлены силами специального батальона корпорации Конволар с применением нелетального оружия и специальных химических средств. В ходе волнений с травмами разной степени тяжести госпитализированы сто сорок человек, еще двадцать три числятся пропавшими без вести.

Из листовки Комитета самообороны.

Рудный пояс шестого сектора, планета Торес

Кровавая бойня, которую учинили наемники из частной армии Конволар, будет жить в наших сердцах, пока жив хоть один солдат сопротивления. Сегодня, в день святого Арима, мы вспоминаем всех погибших друзей и даем клятву отомстить убийцам, хозяйничающим в нашем доме.

И пусть сейчас мы слабы и не можем вышвырнуть их прочь, кровь, пролитая врагами, не даст нам уснуть. Пусть каждый, кому дорога свобода, помнит о судьбе погибших, и каждый раз, когда он смотрит на своих детей, повторяет себе: «Наши дети будут свободны!»

Канал Каросса

Новости империи

Прошло уже больше недели с момента, когда вся империя, потрясенная гибелью императора, вышла на улицы с требованием покарать преступников. Сегодня стали известны первые подробности проводимого имперской безопасностью расследования. Нити этого гнусного преступления ведут к одной из радикальных группировок – так называемой Армии освобождения Сарда.

На Сард уже вылетела группа следователей и оперативников имперской безопасности, чтобы провести тщательное расследование и привлечь к ответственности всех виновных в этом подлом злодеянии.

Несмотря на то, что работали круглые сутки, новая база входила в строй очень медленно. Не хватало запасных блоков для ремонта роботов и приводных узлов, элементарной проводки, да и сама организация тоже была далеко не на высоте. Импульс, сгенерированный миной, был слишком мощным, и повреждения оказались намного более серьезными, чем предполагалось. На скорости восстановительных работ сказывались и недостаточное количество роботов, и усталость людей. Скрепя сердце Гарт был вынужден снизить темпы и озаботиться доставкой всего необходимого. Несколько рейдов частично сняли остроту проблемы, но все равно даже через месяц корабль, названный «Империя», был готов лишь на сорок процентов. Кроме того, его постоянный поставщик – Восьмиугольник из-за высокой активности контрразведки был вынужден сильно сократить поставки военного оборудования, хотя продукты и товары исключительно мирного назначения доставляли все так же охотно.

Зато именно они в качестве компенсации принесли в клюве информацию о секретной верфи в системе Саграно, где располагалась одна из баз снабжения флота корпораций. Если с военными Гарт предпочитал пока не конфликтовать, чтобы преждевременно не портить отношения, то с корпорациями таких ограничений не существовало.

Гарт проводил рабочее совещание в расширенном составе, где присутствовали все руководители служб. Обведя взглядом просторный зал, в котором они собрались, Гарт в очередной раз подивился, как быстро растет их хозяйство. Теперь Нейл, которого уже никто не называл «Одиночка», как начальник техслужбы руководил пятью командами, каждая из которых насчитывала минимум десяток специалистов и имела своего начальника.

После традиционного показа съемок объекта атаки первым высказался Пэт.

– База большая, так что только для ее охвата по всем направлениям придется задействовать максимальное количество кораблей.

– Экипажей не хватит, – подала голос Зара. – На каждый крейсер, даже с учетом роботов, нужно посадить как минимум два десятка плюс абордажные команды.

– Беда даже не с экипажами. – Гарт задумчиво крутил трехмерное изображение базы. – Добьем из команд младшего возраста. Заодно проведем боевую практику. Главная проблема с командирами экипажей. Специалистов нужной квалификации не хватает катастрофически.

– А может, ну ее, эту базу? Восстановим станцию потихоньку, – произнес Нейл.

– Времени совсем нет, – отрезал Гарт. – Вот чую я задницей, что истекают последние спокойные дни. А сажать за боевые посты всех руководителей служб тоже не выход. Нас и так очень мало. Случись чего – кадровая дыра будет невосполнимой.

– Значит, так. – Росс загибал пальцы. – Я и Гарт пойдем на крейсера. Зара, Ита и Кейра могут вполне управлять фрегатами. Еще пяток ребят загоним на рейдеры. Осталось два фрегата и еще пять рейдеров. Если вся пятерка пойдет группой, то можно дать им опытного специалиста в командиры, а курсантов младших групп загнать в команды.

– А фрегаты? – Лама как руководитель учебного процесса очень хорошо представляла себе степень подготовки своих ребят. – Там два поста, и действовать они должны синхронно.

– Эх, нам бы еще полгодика, – мечтательно произнес Гедран – руководитель группы электронно-технических средств. – Может, оставим все же часть кораблей?

Гарт уже собирался ответить на эту реплику, когда Сатта молча подала ему планшет с текстом. Он стал быстро проглядывать текст на экране.

Виор Тенго. Адмирал флота в отставке, 78 лет. 140 боевых операций, награды… жена… так, это неинтересно. Далее, – Зарт Реонор. Полковник флота, Раст Велион, полковник флота, Ветан Калач, генерал армии – планетарная разведка…

– Это кто? – Гарт поднял глаза на подругу.

– Наши гости, – невозмутимо произнесла Сатта. – Я еще Тагрона не посчитала, хотя у него боевой налет довольно серьезный, и флаг-адмирала Ленгоро, это вообще легенда флота. Наверное, лучший стратег за всю историю империи.

Гарт еще несколько минут изучал документ, потом поднял глаза.

– Так. Перерыв. Встречаемся через час. – И быстрым шагом вышел из зала. Небольшой верткий электромобиль быстро доставил его в сектор, где расположили бывшего императора и его экипаж. Охрана молча открыла массивную дверь, и Гарт шагнул внутрь.

Скромно, но со вкусом обставленные апартаменты могли вместить и втрое большее количество людей, чем экипаж императорского корабля. Гости колонии, услышав, что кто-то вошел, бросили свои дела и подтянулись в центральное помещение, которое называли кают-компанией.

– Император? – Вспотевший на тренажерах Тагрон вытирался широким полотенцем и вопросительно смотрел на Гарта.

– Присаживайтесь, господа. – Гарт показал взглядом на широкий диван, заняв место напротив в кресле. – Как настроение?

– Ждем. – Генерал спецназа хмыкнул. – Может, и мы на что сгодимся?

– А есть желание повоевать? – Гарт вопросительно поднял брови.

– Есть желание оторвать кое-кому голову. – Адмирал Тенго пристально посмотрел на Гарта.

– Ну, если не мне, то могу поспособствовать. – Гарт миролюбиво улыбнулся и немного расслабил воротник простого флотского кителя без знаков различия.

– Осторожнее, адмирал. – Тагрон, ухмыляясь, отошел к бару и, налив полный стакан газированной воды, присел на диван. – У этого парня руководителем рукопашной подготовки был Эно Таган, а личным мастером Сагорн Триса. Причем последний называл его своим лучшим учеником.

Адмирал тихо крякнул и задумчиво потер шею.

– Что задумали, молодой человек? – Полковник Реонор внимательно посмотрел в глаза Гарту.

– Все просто, господа. Мы хотим пощипать базу снабжения корпораций. Аллор-девять. Находится она в тихом секторе Рудного пояса, вдали от транспортных путей. Оттуда летают только разведывательные корабли, и ведется отгрузка редкоземелов.

– И на хрена вам эта база? – скептически поинтересовался адмирал. – Чтобы было что вспомнить?

– Прежде всего нам позарез нужны ремботы, а также их запасы кабеля. Полагаем, что база первого класса должна иметь двойной, а то и тройной запас снабжения, на случай срыва поставок. Кроме того, по мобилизационным планам, там вроде как должны базироваться корабли флота, поэтому не исключено наличие складов долгосрочного хранения.

– Склады-то там точно есть. – Адмирал потер мочку уха. – Я эту контору как-то раз ревизовал, так там чего только не было. А от нас-то что нужно?

– Мне не хватает капитанов для кораблей. Команды мы еще как-нибудь наскребем, а вот с капитанами плохо. Нужно минимум трое, а как максимум семеро. На два фрегата и пять рейдеров.

– Старые лоханки небось. – Адмирал скривился. – Сколько у них износ? Девяносто процентов или сто?

– Тяжелые фрегаты атанской постройки, серии «Кем-сорок», прошлого года. Двигательные системы новые, пробег в среднем двести часов. Рейдеры тоже из Атана, «Кадонир-тридцать один». Двигатели, правда, не родные. Поставили по моему заказу с легких фрегатов.

– Откуда такие цацки? – Калач заинтересованно посмотрел на Гарта. – Неужто угнал?

– Часть угнал, часть купил, – спокойно пояснил Гарт. – Фрегаты обошлись по полтора миллиарда, а рейдеры по шестьсот миллионов.

– Переплатил, – прокомментировал адмирал.

– Так я же не на аукционе их брал, – парировал Гарт. – Кроме того, на них стоят тяжелые пушки семьсот сороковой серии и щит мощнее стандартного на сорок процентов. Могут идти до ноль восемь световой.

– А что за команды?

– Мальчишки, девчонки, лет по десять-четырнадцать. Все прошли первоначальную подготовку, а кое-кто уже был в бою. Необстрелянных не дадим.

– Да ты что предлагаешь, – адмирал стал тихонько закипать, – тащить в бой малышню?

– А нет никого больше, – спокойно ответил Гарт. – Но хочу заметить, что эта малышня уже захватила как минимум три базы и около двух десятков кораблей, включая тяжелый крейсер. У многих за плечами по пять-десять боевых операций. Малыши, которым по десять лет, вкалывают на тренажерах до обмороков. И девочки, и мальчики. Потому что у каждого есть свой счет, а быть в долгу они не любят.

– Так. – Адмирал неожиданно спокойным голосом стал отдавать команды. – Калач. Поведешь рейдер. Я возьму один из фрегатов, а Реонор второй.

– Я тоже возьму рейдер. – Тагрон поднял бокал. – Господин канцлер?

– Думаю, с рейдером справлюсь, – мужчина кивнул. – Давно это, конечно, было, но справлюсь.

Флаг-адмирал Ленгоро, до того не принимавший участия в разговоре, кивнул.

– Я, пожалуй, тоже тряхну костями. Запиши меня на рейдер.

– Я бы предложил вам, адмирал, один из крейсеров. – Мгновенно принявший решение Гарт, чуть прищурившись, посмотрел на седого, но еще крепкого старика в черном флотском мундире.

– А линкора нет? – насмешливо спросил адмирал.

– Если все будет, как я задумал, у вас будет такой корабль, что любой линкор просто сбежит быстрее своего выхлопа.

Старый военачальник вскинул голову.

– Я, к вашему сведению, молодой человек, командовал «Звездой», это…

– Я помню, адмирал. – Гарт кивнул. – Линкор внекатегорийного класса. В серию не пошел, оставшись единственным кораблем такого типа. В настоящее время находится на консервации. Но думаю, у меня будет, чем вас удивить.


Подготовка к рейду длилась всего три недели, но за это время опытные офицеры быстро показали, чем отличается кадровый военный от самоучки. Приданные им команды и ремботы просто дымились от напряжения, однако к моменту старта именно эти корабли были готовы просто идеально.

Разогнанный буксирами до половины световой скорости метеорит пилоты корпораций пытались уничтожить еще на дальних подступах, но размеры космического тела были столь велики, что попытки провалились. Командование базы смогло лишь эвакуировать персонал из той части, куда должна была врезаться глыба железо-никелевого сплава, и одеть всех в скафандры. Но уже перед столкновением метеорит начал раскалываться на более мелкие фрагменты, которые из-за вращения самого метеорита начали разлетаться в стороны, а один из особо крупных кусков летел точно в сторону командного центра. В такой ситуации руководству не оставалось ничего другого, как перевести персонал на нижние горизонты, наглухо задраив все герметичные переборки.

Удар о поверхность станции смел с десантного модуля весь камуфляж, зрительно превращавший его в обломок космического камня. Люди и роботы покидали тесные ложементы и, распределившись по командам, начинали планомерную зачистку помещений.

– Сорк, долго еще? – Гарт, ворвавшийся в помещение центрального командного поста во главе первой штурмовой группы, нетерпеливо ходил вдоль ряда кресел, в которых трудились ребята из его технической службы. Теперь главное было на них. Взять под контроль все системы станции, отключить стационарные турели и блокировать любые попытки персонала вернуть контроль.

– Ща, командир. Не гони. – Тринадцатилетний мальчишка, севший пожизненно за взлом игрового сервера, чувствовал себя в сети станции словно рыба в воде. – Это тебе не автоматом махать. Они пытаются работать через запасной пост, но это мы сейчас прекратим… Еще минут десять, и я догрызу их алгоритмы защиты.

– А кабель от поста как идет?

Мальчишка несколько секунд сидел словно в ступоре.

– Ну что я за идиот? – Он горестно посмотрел на потолок. – Вот поэтому ты командир, а я кнопки топчу. – Он, быстро скользя по экрану пальцами, листал планы коммуникаций. – Шестой уровень, сектор девять, коридор пять. Шестая секция. Можно рвать, там все равно, кроме сигнального кабеля, ничего важного нет.

Гарт, уже не обращая внимания на юного взломщика, развернулся к тактическому планшету.

– Вторая, как меня слышите?

– Вторая на связи.

– Ита, на шестом уровне, в секторе девять, есть такой коридор номер пять. В шестой секции коридора кабельный канал. Рви его на хрен.

– Принято.

Через пять минут контроль над станцией был полным, а еще через десять роботы начали погрузочные работы.

По отработанной схеме сначала брали то, что необходимо в первую очередь и только потом все остальное. Корабли покидали боевой порядок, вставали под погрузку и, заполнив грузовые отсеки, возвращались в строй.

Формирующиеся облака перехода первыми заметили на крейсере «Честь Сарда». Адмирал Ленгоро, участвовавший в сотнях схваток, отреагировал мгновенно, выпустив рой автоматических перехватчиков и начав перестроение эскадры.

– Что там? – Гарт, получив срочный вызов от Ленгоро, отвлекся от просмотра складских документов.

– Около десяти облаков, формирование среднее, размеры соответствуют крупным кораблям, – четко доложился адмирал.

Гарт после секундного колебания все же решил отдать руководство флотом Ленгоро как более опытному.

– Командуйте сами. У меня тут еще дел, как звезд на небе.

– Принял.


Произошло то, чего Гарт втайне опасался, но избежать так и не смог. Одна из боевых эскадр корпорации Конволар, занимающаяся поиском пиратов, решила воспользоваться базой для пополнения запасов. Общее количество кораблей малой разведывательной эскадры было даже меньше чем у Гарта, но, несмотря на это, корабли, выходящие из гиперперехода, сразу же кидались в бой, словно цепные псы. Хотя на стороне флота Гарта было не только численное превосходство, но и тактическое преимущество. Корабли Конволар выпадали в пространство под различными углами, и довольно часто капитану приходилось делать довольно сложный маневр для выхода на боевую позицию. Этого времени операторы штурмовиков и артсистем им, конечно же, не дали. В короткой беспощадной схватке были уничтожены почти все корабли, кроме флагманского линкора. Появившийся самым последним, он сразу получил протонный луч в главную боевую рубку и, лишившись командования, предпочел сдаться.


– Как размялись? – Канцлер был в передовой группе, поэтому прибыл немного раньше остальных и, удобно устроившись в кресле, спокойно пил чай.

– Да разве это разминка? – Адмирал потер шею, натертую уплотнителем скафандра, и бросил на диван потертую кобуру с личным оружием. – Они же совсем не ожидали нападения. Даже пушки стояли в консервационной смазке. Черт-те что. Даже эскадра конволаровская не порадовала. Чему их только учили.

– А парень этот, ну, который Дракон?

– Так он вообще первый на станции высадился! – крикнул из душевой Тагрон. – Во главе группы из таких же, как он, сорвиголов.

Генерал Калач восхищенно покачал головой.

– Нет, что ни говорите, а парень настоящий вожак. Вот помяните мое слово, еще пара-тройка лет…

– Да и сейчас, вполне… – Канцлер аккуратно поставил чашку на стол. – Кстати, он предложил всем нам легализацию на Борусе, Эттарго или в Рудном поясе. Говорит, что документы не проблема.

– Да если бы я хотел сбежать, давно уже был бы далеко отсюда. – Калач плюхнулся в кресло и вопросительно обвел всех глазами. – Может, подождем имп… э… Тагрона?

– А чего его ждать. – Флаг-адмирал тоже сел. – Он-то свой выбор еще когда сделал. Теперь, судя по всему, дело за нами.

– Знаешь, Брен, – Калач тоскливо посмотрел на адмирала, – когда посылаешь на смерть профессионала, это хреново. Жизнь у человека одна. Но он хоть взрослый человек и выбор свой сделал сознательно. А тут… Детвора самая натуральная.

– Ты глаза этой детворы видел? – Адмирал Тенге вопросительно посмотрел на старого товарища.

Генерал, уже готовивший какую-то фразу, мгновенно сбился, припомнив сосредоточенные и жесткие лица подростков.

– Да… взгляд у них, конечно, того. Не детский.

– Вот из этого и исходи. А в каком возрасте детство кончилось, это уже математика.

– Но мы, я так понимаю, не об этом? – Флаг-адмирал вопросительно посмотрел на товарищей.

– Об этом самом, – ворчливо ответил Тенге. – Вот скажи, если мы принесем ему присягу как императору, кем мы будем? Советниками?

– Не о том печалишься. – Калач налил себе в стакан холодного вина и присел рядом. – Буквально в двух шагах от нас дети нашей страны, наши дети, воюют. И кем бы меня ни поставили в этой армии, я почту за честь воевать вместе с ними. Надо будет, пойду командиром отделения. Не возьмут сержантом – пойду рядовым в штурмовую пехоту. Уж ствол-то доверят, я думаю.

– Я тоже так считаю. – Флаг-адмирал Тенге кивнул.

– Гарт, Гарт! – Кейра, дежурившая в приемной, заскочила в кабинет и прикрыла дверь за собой. – Там ну эти…

– Эти, это кто? – резонно спросил Гарт, откладывая списки вывезенного с базы имущества.

– Ну, гости которые. – Кейра обернулась на закрытую дверь, чтобы убедиться в том, что сквозь нее не будет слышно. – В парадном, при оружии, но без знаков различия и орденов.

– Едрить твою… – Гарт сжался, словно готовый сбежать. – Сатта где?

– Вызвала уже. – Кейра несколько нервно поправила портупею с тяжелым «хорном-А» в кобуре.

– Давай придержи их хотя бы минут тридцать. – Гарт вздохнул. Он уже приблизительно понял, для чего пожаловали ветераны.

– Да, и еще…

– Да говори ты, ну!

– Керана, ведущая наших новостей, узнала как-то об этом и притащилась с оператором. Говорит, что если мы ее не пустим снимать, то устроит грандиозный скандал.

– Чем же я в прошлой жизни так провинился?! – Гарт грохнул кулаком по столу. – Давай запускай всех через полчаса, а Сатту пулей сюда.

Как ни спешила ран вай, но в приемную она вошла чинно и спокойно, как и подобает профессионалу. Сразу поняв, для чего пришли старые служаки, она нашла файл с описанием правил церемоний императорского двора и вкратце ознакомила Гарта с основными моментами.

– Значит, нужно сразу как-то обозначить место человека в иерархии? – Гарт задумчиво побарабанил пальцами по столу, встал и подошел к шкафу.

– Не обязательно, но имеет смысл. – Сатта, не отрываясь от экрана, кивнула. – Еще нужно подтвердить награды и регалии.

– На это как раз плевать. – Гарт, надевающий белый парадный китель без знаков различия, кивнул. – Пусть хоть увешаются этими наградами. – Ну что? – Он повернулся в сторону подруги. – Мы готовы?

– Красавчик! – Сатта одобрительно прищурилась, глядя на Гарта. – Цепь только не забудь и сделай лицо попроще. А то сейчас тебя можно на рекламу противорвотных таблеток.


Когда все вошли, Гарт вышел из-за стола и шагнул вперед, а офицеры выстроились перед ним полукругом. Флаг-адмирал Ленгоро, как старший по званию, вышел на два шага вперед и, преклонив колено, подал шпагу на вытянутых руках.

– Император, прими мою честь и верность.

Уловив краем глаза какое-то движение, Гарт, у которого все наставления Сатты вылетели из головы, поднял глаза и увидел, что Тагрон двигает губами. Машинально повторяя текст, который ему суфлировал бывший император, Гарт произнес:

– Ваша честь – честь Лакраны, ваша доблесть ее доблесть. – Он принял шпагу адмирала и вернул ее со словами: – Пусть не тускнеет сталь этого клинка, пусть честь Лакраны будет сиять в веках.

Адмирал встал и уже собирался дать место другому, как Гарт остановил его.

– Флот-адмирал, я не вижу ваших знаков различия и орденов…

– До отставки я был флаг-адмиралом, государь, – с достоинством ответил Ленгоро.

– Вот именно были. – Гарт едва заметно улыбнулся. – Я отменяю вашу отставку и назначаю командиром «Империи». Корабль, правда, готов всего на шестьдесят процентов, но думаю, вы сумеете привести его в порядок.

– Сделаю, государь. – Новоиспеченный командующий флотом кивнул и отошел в сторону.

– Император, прими мою честь и верность. – За неимением парадной шпаги Калач протянул свой старый десантный нож, побывавший не в одной сотне схваток.

– Ваша честь – честь Лакраны, ваша доблесть, ее доблесть. – Гарт принял нож и вернул со словами: – Пусть не тускнеет сталь этого клинка, пусть честь Лакраны будет сиять в веках. – И как только генерал поднялся с колена, сказал: – Я подтверждаю ваше право на награды и прошу вас, командор-генерал, принять руководство над всеми профильными подразделениями. Их пока у нас немного, но я надеюсь, что с вашей помощью они станут теми самыми специалистами, которых наши враги прозвали «имперскими волкодавами».

– Тогда уже имперскими драконами, – Калач улыбнулся, пряча нож в ножны.

Последним колено преклонил бывший император.

Гарт принял и вернул украшенную драгоценными камнями шпагу и, когда Тагрон встал, спросил: – А чем бы вы хотели заниматься?

– Моей мечтой всегда было летать, государь. – Бывший император широко улыбнулся. – Именно за пультом корабля я всегда чувствовал себя свободным и нужным.

– Значит, так тому и быть. – Гарт кивнул. – Принимайте рейдеры и начинайте формировать кавалерию. Боюсь, она нам скоро понадобится.


ГЛАВА 6

Главное полицейское управление имперской безопасности

Управление военной полиции

Кадровая служба

…По состоянию на текущее время мы имеем около десяти миллионов обученных полицейских, оснащенных вплоть до армейского тактического вооружения и быстроходных кораблей, способных в течение трех суток прибыть в любой сектор империи для выполнения поставленных задач. Также в учебных центрах проходят первоначальное обучение и психологическое кодирование еще около трех миллионов, что вместе с планетарными гарнизонами составляет еще десять миллионов.

Вместе с тем хочется заострить ваше внимание на том, что для надлежащего исполнения приказов Совета одновременно по всей империи сил и средств полицейского управления недостаточно.

В случае применения расширенного контингента одновременно на более чем трех планетах необходимо привлечение воинских контингентов, что в ряде случаев нежелательно в связи со спецификой проводимых мероприятий.

Для решения этой задачи кадровая служба предлагает.

1. Выделение специального контингента из числа армейских подразделений для проведения психокодирования по полицейскому образцу, с перемещением их на особые корабли, предназначенные для проведения операций внутри империи.

2. Дополнительный набор из числа уголовных преступников с большим сроком заключения.

3. Снижение на планетах 2-й и 3-й категорий уровня жизни еще на пять-шесть процентов для увеличения маргинализированного населения, что даст в перспективе еще около десяти миллионов человек, подходящих по психологическим параметрам для призыва в военную полицию.

4. Передача военной полиции тяжелого армейского вооружения, в том числе боевых мобильных платформ и мехов вплоть до сверхтяжелых, для проведения операций по зачистке.

Первые пару недель Гарт тщательно контролировал, как старшие вливаются в коллектив подростков, но, к его удивлению, все прошло даже лучше, чем до этого с офицерами УСО. Имевшие в большинстве своем внуков и правнуков, опытные военачальники управляли своими подразделениями довольно легко, и, за исключением мелких конфликтов, проблем не было.

Новый командующий флотом снял большую часть проблем с Гарта, днюя и ночуя на своем новом корабле. Несмотря на то что ресурсов и рабочих часов не стало больше, темпы работ резко возросли, и уже через пару недель новый командующий докладывал о полной боеспособности «Империи» и готовности к ходовым испытаниям.

К неожиданному императорству Гарт отнесся не очень серьезно. Было достаточно других проблем. Но когда запись с принимающими присягу офицерами прокрутили по внутренней сети, в маленькой колонии разразилась настоящая буря. Причем настроения подростков разнились от «Вот, теперь повоюем» до «А нас куда денут?». Именно с последней позицией он столкнулся, когда, занятый попытками отвлечься от забот, работал в спарринг-тренажере по рукопашному бою.

Когда программа отключилась, он почти выпал из тренажера, потирая синяки, которые успел понаставить ему хитрый механизм. Ларма Керо, одна из командиров среднего звена, дождалась, пока Гарт отдышится, и протянула полотенце.

– Господин Дракон?

– Да, Ларма. – Гарт улыбнулся русоволосой красотке и хлопнул по лавке возле себя. – Присаживайся. Чего спросить хотела?

– Я тут, ну, мы…

– Ларма. – Гарт глотнул из небольшой бутылочки и внимательно посмотрел на девушку. – Ты чего мямлишь? Вроде за тобой этого никогда не водилось?

– Тут наши интересуются, – нейтрально произнесла Ларма, смотря в пространство. – Ну, вот когда еще много взрослых появится, нас куда? По детским домам?

– Каким еще детским домам? – Гарт опешил. – В смысле, ты думаешь, что когда у нас будет достаточное количество взрослых, я спишу вас в утиль? – Он покачал головой. – Вы еще не поняли, что я своих не бросаю.

– Ну как, – девушка пожала плечами. – Учеба там, семейные завтраки по утрам и прочая хренотень…

Гарт рассмеялся в голос.

– Вот уж точно хренотень. – Он вытер вспотевшее лицо и руки. – Столько сил вложить в вас, для того чтобы превратить из куска руды в сталь, и выбросить все это? Поймите, вы и есть моя семья, и дальше меня вы все равно никуда не пойдете.

– А куда денемся? – Девушка опустила голову. – Нас всего-то полтысячи. Один батальон. А когда у тебя будет таких батальонов сотни? Профессионалов, перед которыми мы – ничто?

Гарт, продолжая с напряженной улыбкой смотреть на командира взвода мальчишек, которые аккуратно подтянулись так, чтобы все слышать, и изо всех сил делали вид, что ничего не происходит, задумался. А и вправду, ведь реально такая возможность существует, а значит, нужен рабочий вариант по преодолению такого кризиса. Он уже открыл рот, чтобы под благовидным предлогом закончить этот разговор и вернуться к нему после того, как посоветуется с ближайшим окружением, когда внезапно одна простая мысль полыхнула у него в голове словно искра.

– Гвардия. – Он улыбнулся на этот раз широко и с легкостью. – Вы будете нашей гвардией. Самыми лучшими, самыми надежными и верными.

– Гвардия… – Ларма словно попробовала на язык это слово, и оно ей явно нравилось. – Гвардия это правильно. – Она легко встала и внимательно посмотрела на своих бойцов. – Ну, чего встали? По местам, бестолочи!


Генерал Калач прибыл, едва Гарт вылез из душа, и сразу начал выкладывать на стол планы боевой подготовки.

– Господин генерал, – Гарт собрал все документы в одну пачку и решительно пододвинул ее обратно к спецназовцу. – Насколько я могу судить по вашему послужному списку, вы профессионал, а значит, я доверяю вашему мнению стопроцентно.

Польщенный генерал улыбнулся.

– Ко мне, государь, по этикету вы можете обращаться на ты и просто по званию.

– В жопу этикет. – Гарт посмотрел офицеру в глаза. – Максимум на что я согласен, это обращаться к вам по родовому имени, а от вас попрошу обращаться ко мне так, как вам удобно, но уж никак не этим дурацким ярлычком – император. Во-первых, империи еще нет, и когда она будет, большой вопрос. А во-вторых, я хочу, чтобы вы служили не мне, а нашему общему делу, под названием «чистка страны от мусора». А с регалиями как-нибудь по дороге разберемся.

– Хорошо, господин Дракон. – Калач улыбнулся. – Тогда у меня к вам просьба.

– Слушаю.

– Можно как-то повлиять на этих юных ведьм – Драконовых Сучек? Никакого сладу с ними нет.

– Все просто. – Гарт улыбнулся в ответ. – Одеваете полевой комбез и на деле доказываете им, что не просто так получили генеральские погоны. Можете даже поколотить самых ретивых.

– Так ведь девочки же? – Генерала, представившего эту картину, передернуло.

– Они солдаты. – Гарт вздохнул. – И у нас идет война. Они об этом не просто знают, а уже побывали во многих переделках. Так что все будет по-взрослому. Как новый командир добивается полного подчинения подразделения? Нагибает самых крутых, чтобы все видели. Потому что он не просто шаркун кабинетный и не политический назначенец, а вожак. А вот когда они почувствуют в вас вожака, проблем не будет ни с ними, ни с остальными подразделениями.

Отправив озадаченного генерала, Гарт сразу же вызвал Зару.


– Привет, командир! – Девушка ворвалась в кабинет словно вихрь и, ритуально чмокнув Гарта в щеку, ринулась к графину с водой. – Чего вызывал?

– Зара, а что там за проблемы у тебя с генералом?

– Нет никаких проблем! – Зара оторвалась от стакана и предельно честно посмотрела в глаза Гарту. – Ну, там были небольшие трения по программе подготовки… – Она изобразила левой рукой волнообразное движение, которое, видимо, должно было показать, насколько мелкими были недоразумения.

– И? – Гарт ласково улыбнулся.

– Нормально все.

– Значит, так, – Гарт пересел так, чтобы оказаться напротив девушки, и пристально посмотрел ей в глаза. – Сейчас, насколько я понимаю, он переоденется и пойдет гонять наших девок лично. Рекомендую посмотреть, потому что Калач старый имперский волкодав и может такое, чего ни мне, ни тебе пока и не снилось. И надеюсь, что после уже не будет мелких недоразумений.

– Пойду гляну. – Зара встала.

– Да, кстати. – Гарт жестом остановил уже собирающуюся уходить девушку. – А чего это он такой скучный? К нему что, до сих пор никто из девчонок не подкатил?

– А что, можно? – Зара с удивленным лицом резко развернулась.

– Думаю, нужно.

– Если он такой крутой, как ты о нем говоришь, то девчонки его так загоняют. От койки отскребать будет нечего, – уверенно произнесла Зара.

– Ну-ну. – Гарт с сомнением покачал головой.


Эмелан. Резиденция императора

Имперский Совет впервые за несколько лет собирался в полном составе. Обычно для решения текущих дел хватало по одному представителю от крупных корпораций, но сегодня, в связи с особой важностью обсуждаемых проблем, все члены Совета сидели за огромным круглым столом, перебирая выданные перед заседанием материалы.

Асси Гал еще раз внимательно осмотрел присутствующих. О чем-то негромко переговаривались два представителя Таварон – крупнейшей военной компании. Экономическая мощь корпорации была невелика – всего пять процентов ВВП, – но десять миллионов солдат и около двух тысяч кораблей различного класса перевешивали любые деньги. Конечно, свои армии были у каждой корпорации, но Таварон имел полноценные вооруженные силы, которые лишь совсем немного уступали имперской армии. А если учесть ресурсы других частных военных корпораций, то и превосходили.

Представитель Танай был один, но его голос тоже значил очень многое. Редкоземельными, трансурановыми и сверхтрансурановыми элементами они обеспечивали империи почти монопольно, поставляя металлы такой чистоты, какой у других производителей не было и в помине. Кроме того, они были почти монополистами в производстве реакторных стержней для кораблей крупного класса и владели половиной рынка гражданских реакторов.

Конволар, Эстард и Митао, видимо, уже согласовали свои позиции, и их люди сидели чинно, лишь для вида перебирая бумаги. А вот директор-распорядитель Имперского Банка о чем-то темпераментно переговаривался с министром обороны, тыча ему в лицо каким-то документом. Видимо, расходной таблицей бюджета. Маршал отворачивался, хмурился, но поскольку сбежать не представлялось возможным, тоже что-то тихо выговаривал оппоненту.

Отсутствовал только глава СС, который сейчас пытался максимально ускорить строительство новой станции Санитарной Службы.

– Господа! – В комнате сразу воцарилась тишина. – Внеочередное заседание Совета, как вы знаете, собрано в связи с бегством императора. Я позволил себе распространить заявление, в котором сообщалось, что император погиб в результате террористического акта, ответственность за который возложена на Армию Освобождения Сарда. Таким образом, мы получаем легитимную власть и дополнительную возможность прижать сардских экстремистов.

– А чем вы будете давить на Сард? – подал голос Райни Кестер – представитель корпорации Конволар. – Насколько я знаю, боевая станция Санитаров вами утеряна?

– МЫ будем давить, господин Кеон. И станция НАМИ утеряна. Или вы уже не считаете Конволар членом Имперского Совета и желаете прямо сейчас его покинуть?

Вице-президент крупнейшей компании-перевозчика сразу покрылся красными пятнами и заерзал на стуле.

– Не желаете? – Асси улыбнулся. – Вот и отлично. В данный момент глава СС занят тем, что готовит муляж станции и максимально ускоряет темпы строительства новой базы. Думаю, через год у нас уже будет полноценная дубина.

– А станция точно погибла? – осторожно спросил шеф-директор Таварон. – А то получить такой сюрприз нам бы очень не хотелось.

– На основании проведенного расследования мы придерживаемся именно этой версии. – Маршал Гонтар солидно кивнул.

– А кстати, – Рилт Канро чуть привстал с места, – что делают наши уважаемые армия и флот, чтобы справиться с пиратскими группировками? В последнем налете наши потери оцениваются в десять миллиардов, а всего с начала года суммарные потери достигли двухсот миллиардов. И это еще без учета ограбления курьерского корабля Центробанка. Может, нам выгоднее платить пиратам, чем содержать флот? Напомню, маршал, что на ваше содержание расходуется астрономическая сумма в четыре триллиона эре.

– Может, и с шарангами воевать тоже пиратов пошлете? – едко заметил военачальник. – Мы все равно не можем поставить в каждой зоне финиша эскадру. Тогда нужно увеличивать флот в три раза, на что, кстати, руководство Центрального банка ответило категорическим отказом.

– Может, Грис Арано поможет в решении этой проблемы? – Асси дипломатично перевел разговор на представителя Таварон.

– Частично. – Арано кивнул. – Мы уже усилили охрану корпоративных объектов в два раза и стали сопровождать наиболее ценные грузы не меньше чем группой из двух фрегатов. Мы дополнительно разместили заказ на двадцать легких крейсеров на Атане, но из-за общей загруженности верфей не сможем получить корабли раньше чем через два года.

– Я поговорю с председателем конгресса атанских промышленников, – пообещал Гор и сделал пометку в планшете. – Но и флоту нужно активизировать противопиратские рейды.

– Я не могу отзывать корабли из сектора боевых действий, – спокойно парировал маршал. – А те, что есть, и так шныряют по всем закоулкам, выжигая ресурс.

– Значит, нужно договариваться с шарангами, – подытожил Асси Гал. – Чего там они требуют? Эткон?

– Но позвольте! – представитель Конволар даже встал. – Планеты богаты ценнейшим сырьем…

– Придется отдать, – жестко произнес глава Совета. – Иначе эти пиратские вылазки расшатают нам всю систему. И тогда вас уже будет беспокоить не проблема ресурсов, а то, как унести свою задницу из полыхнувшей империи. Сколько нужно времени, чтобы подготовить предложение и довести его до верховного гнезда Шаранг?

– Неделя. – Начальник имперской безопасности спокойно пожал плечами. – Еще месяц на утрясание условий, и можно смело рассчитывать на пару лет перемирия.

– Действуйте. – Асси кивнул генералу Райвору. – Все необходимые полномочия вы получите в рабочем порядке. – Он помолчал, просматривая глазами планшет. – Еще одна важная проблема, которую я хотел бы обсудить, это введение на всей территории империи военного положения. Предложение поступило от директората Конволар, и по нашим правилам я выношу его на общее обсуждение.

– А смысл? – Председатель директората Митао Грос Кван скорчил недовольную гримасу. – Рабочие и так работают столько, сколько нам нужно. Информационное поле целиком в наших руках…

– Смысл в том, чтобы иметь возможность подавлять любые выступления военной силой, – отрезал Асси Гал.

– И когда же нас что-то останавливало от этого? – Грос Кван хмыкнул. – Назовите это полицейской операцией или помощью местным органам правопорядка… Да как угодно. Мы и так творим на своих делянках что хотим. А если Конволар не справляется своими силами, пусть наймет специалистов из Таварон.

– Услуги Таварон очень дороги, – сухо произнес Райни Кеон.

– А армия, по-вашему, будет разгребать ваше дерьмо бесплатно? – Маршал хищно улыбнулся.

– Мы достаточно платим налогов, чтобы рассчитывать если не на бескорыстность, то уж на значительные скидки.

– Скидки скидками, но прикрывать нежелание платить армии военным положением… – начальник имперской безопасности неодобрительно нахмурился.

– Так, прошу проголосовать. – Авви Гор посмотрел на установленный перед ним экран. – Предложение не прошло. Рекомендую директорату Конволар договориться с армией или Таварон в рабочем порядке…


ГЛАВА 7

ПРИКАЗ НАЧАЛЬНИКА ТРЕТЬЕГО ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ИМПЕРСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В связи с ростом протестных настроений в некоторых регионах и повышением роли военной полиции в охране правопорядка приказываю:

Штабу.

Размещение сил военной полиции производить согласно предоставленному плану и 128 приказу Управления военной полиции.

Следственному управлению.

Дать право следственным органам подразделений на ускоренное прохождение процедур дознания и приведение приговоров в исполнение.

Обязать следственные управления к применению средств дознания из расширенного списка для скорейшего получения информации от подследственных.

Незамедлительно уничтожать все материалы при малейшей угрозе захвата или попадания документов в руки радикальных организаций.

Кадровой службе.

Формировать подразделения в «Особых регионах» только из числа прошедших психокодирование и имеющих индекс агрессивности не ниже 120 единиц.

Разрешить формирование подразделений зачистки из криминального контингента и лиц четвертой категории гражданства.

Изъять все тяжелое вооружение у подразделений полиции, формируемых на местах из числа местных жителей. Все изъятое вооружение передать в подразделения военной полиции.

Медицинской службе.

Увеличить суточную дозу спецпрепаратов для личного состава подразделений полиции в два раза.

Обязать соответствующие организации своевременно восполнять запасы спецпрепаратов и строго следить за их качеством.

Отменить контроль за психическим состоянием личного состава.

Как и все ужасное, кровавая баня на Сарде началась вполне обыденно. Несколько подростков заигрались в крутых парней и, вместо того чтобы тихо-мирно поделиться деньгами с патрулем военной полиции, мало того что отказались платить, так еще и накостыляли правоохранителям так, что двоих сразу увезли в больницу. Конечно, все снимали камеры наружного наблюдения и всех преступников взяли той же ночью. Правда, вместо обещанного родственникам разбирательства их просто и без изысков забили до смерти в одной из камер. Ребята сопротивлялись, но с наручниками много не сделаешь. К удивлению полицейского начальника, переведенного на Сард совсем недавно, утром возле участка уже стояло порядка сорока человек, ожидающих своих товарищей или информации о том, когда с ними можно будет поговорить. Толпу разогнали из водометов, а трупы подростков уничтожили в мусорном конвертере.

Жители Сарда на общем фоне империи выделялись прежде всего тем, что были очень спокойны и рассудительны. Но только до определенного предела. Если этот предел был перейден, то сарды впадали в состояние холодного, расчетливого бешенства, и уже ничего не имело значения. Ни закон, ни угроза смерти… Именно поэтому штурмовые подразделения были укомплектованы большей частью из выходцев с Сарда, так же как и экипажи небольших кораблей и операторы боевых систем кораблей высокого класса. Империя, вынужденная идти на столь опасную специализацию планеты, с одной стороны, развивала клубы рукопашного боя и профильные предметы в школах, но с другой – ввела строжайший запрет не только на стрелковое, но и даже на холодное оружие. Впрочем, имперским чиновникам было не понять, что в умелых руках любой предмет был оружием, а химикаты из аптеки и хозмага легко превращались в бомбу.

Следующей ночью видео с камер наблюдения попало в планетарную сеть, а участок, который забросали бутылками с зажигательной смесью, запылал, словно картонная коробка. Выбраться из здания, окна которого забраны мощными решетками, а дверь подперта полыхающим автомобилем, было совершенно невозможно, и спасательные бригады, потушившие пожар лишь через час, вынесли около двух десятков трупов.

Местный прокурор попытался как-то погасить конфликт, но набранные из отребья на других планетах военные полицейские, мстя за своих товарищей, спровоцировали драку возле одного из ночных клубов, а затем просто расстреляли толпу из автоматов.

На следующий день в Хардоне никто не пошел на работу. Местные радиостанции передавали только одну мелодию, и похоронный марш «Белые крылья» через раскрытые в домах окна наполнял весь город. Траурная мелодия, словно облако, накрыла сначала столицу, а потом и весь Сард. Весь личный состав военной полиции, усиленный бронетехникой, метался по городам, но улицы были пусты. Начальник временного контингента требовал по гиперсвязи подкреплений, но в силу неспокойной обстановки во всей империи ему посоветовали обходиться собственными силами.

Наконец, у кого-то из солдат не выдержали нервы, и стоявший в окне динамик был расстрелян из крупнокалиберного пулемета. Пуля, которая разнесла колонку, всего лишь краем зацепила стоявшего за ней мальчишку, но осколки пластика, разлетевшиеся в стороны, словно шрапнель, убили его почти мгновенно.

Броневик уже собирался уезжать, когда сверху, с крыши на машину рухнула банка с бензином и горящим фитилем, торчащим из горловины. Пять литров топлива от удара вспыхнули так, что шансов на спасение у экипажа не было. Снайпер группы пехотной поддержки мгновенно снял того, кто бросил банку. Ударяясь об оконные отливы, тело пожилой женщины рухнуло на асфальт. Она еще была жива, когда ее рука, сжимавшая игрушечную машинку, разжалась, и раскрашенный в черно-красные цвета имперской военной полиции автомобильчик подкатился к ногам седого сержанта. Женщина, отомстившая за нелепую смерть своего единственного ребенка, еще улыбнулась напоследок и умерла.

Через час, когда весть о гибели матери и ребенка достигла столицы Сарда, любимец девочек и разгульной жизни Крас Сеон поцеловал на прощание свою очередную подругу, отправил несколько писем и, взломав строительный вагончик, загрузил в пижонский флаер несколько кислородных баллонов и канистр с маслом. С трудом подняв перегруженный аппарат в воздух, он добрался до центра города и протаранил казарму полицейского управления.

Взрыв выбил стекла в радиусе ста метров и сильно повредил фасад управления. Один из обломков бетона влетел в кабинет начальника полиции, пробив бронированное стекло, словно лист бумаги. К счастью для самого начальника полиции, он уже находился в летающем командном пункте и о миновавшей его опасности узнал из очередного донесения.

Командир бригады планетарной самообороны о чем-то разговаривал по комму гиперсвязи, которого у него не должно было быть, когда к нему влетел дежурный офицер.

– Господин полковник! – Офицер был бледен, словно выпил ведро уксуса. – Ваш сын…

– Что? Опять повязали с девками? – Гарас Сеон поднял голову от экрана.

– Нет. – Адъютант рванул воротничок кителя так, что пуговица буквально выстрелила в сторону и, отскочив от стены, покатилась по полу. – Он протаранил казарму военной полиции. Шестьдесят убитых, более трех сотен раненых.

– Как же ты так, малыш. – Полковник, еще пребывавший в растерянности после получения письма от сына, где тот просил прощения за все сделанное, спрятал лицо в ладонях. Потом поднял голову. – Трас, объяви по внутренней. Если кто желает повеселиться, пусть выходит на плац. Форма аш-девять, штурмовые операции в городе. – Потом встал и, подойдя к встроенному в стену шкафу, стал доставать оружие и снаряжение. – И это, – он обернулся в сторону продолжающего стоять лейтенанта, – свяжи меня с парнями из Армии Освобождения Сарда. Нужно как-то корректировать действия. Да не стой столбом! Контрразведчики тебя уже как полгода в полный рост рисуют!

Гарт спал, когда раздался вызов дежурного оператора узла связи, который в числе прочих задач мониторил основные новостные каналы империи.

– Господин Дракон! На Сарде восстание!

– Не могли до утра подождать? – Гарт вздохнул и стал одеваться. – Сбор всех руководителей подразделений через пять минут.

– Исполняю. – Дежурный молодцевато откозырял и отключился.

– Что будешь делать? – Сатта, скатившись с кровати, уже надевала штаны.

– А что тут делать? – Гарт пожал плечами и, застегнув китель, нацепил пояс с кобурой. – Тагрон предупреждал меня, что там может полыхнуть в любой момент. Нужно было, конечно, отключать всю гиперсеть, как он и советовал, да очень хотелось послушать, о чем они там беседуют. Но теперь уже, конечно, поздно дергаться. Если никто не поддержит, возьму «Честь Сарда» и попробую поддержать наших с орбиты.

– Идиот! – Сатта, несмотря на мгновенную реакцию Гарта, все же смогла влепить тому мощный подзатыльник. – Это что, игра такая? Для чего мы тут все корячились?!! Для чего Тагрон отдал тебе титул? Чтобы ты из себя тут девочку строил?

– Ну подожди, милая, – Гарт перехватил руки девушки и удерживал в таком положении, не давая ей драться.

– Я те подожду. – Острая коленка Сатты едва не попала Гарту в бок.

– Смирно!!! – Гарт неожиданно отпустил подругу. – Распустилась тут! Бегом одеваться и пулей в конференц-зал.


Штаб восстания, стихийно сорганизовавшийся вокруг командира бригады самообороны, расположили в заброшенном бомбоубежище, которое оказалось во вполне приличном состоянии. Во всяком случае, все коммуникации работали исправно, позволяя превратить первоначальный хаос в какое-то подобие порядка. Кадровых офицеров катастрофически не хватало, но в отряды восставших постоянно вливались все новые люди, среди которых оказалось немало бывших военных. Людей было даже больше чем нужно, в отличие от оружия. Частенько на позициях находились те, кому удавалось взять его у погибшего товарища, и так же часто добровольцы погибали, не успев сделать ни единого выстрела.

Ценой немалых жертв повстанцы смогли потеснить отряды военной полиции почти везде, за исключением космопорта. По тому, как яростно защищали этот клочок земли, было ясно, что военные рассчитывают на подход подкреплений, причем на мощных планетарных челноках, которые высаживали подразделения вместе с тяжелой техникой.

Полковник как раз смотрел на карту, мучительно соображая, что в такой ситуации можно предпринять, когда подал голос дежурный оператор околопланетного пространства.

– Господин полковник, на дальних подступах к планете идет бой!

– Картинка есть?

– Только с удаленного спутника, не очень четкая…

– Так давай с удаленного.

Огромный планшет, на котором отображалась карта столицы и окрестностей, на мгновение померк, став серым, и тут же засверкал россыпью звезд. Корабли, выходившие из гипера в опасной близости от системы, не сбавляя скорости, шли к Сарду. Щиты, включенные на всю мощь, светились ярко-голубым, а борта озарялись сполохами залпов.

– Ни хрена себе идут. – Полковник шагнул ближе к экрану, словно от этого зависело качество изображения.

– Орбитальная группировка подавлена. – Оператор зафиксировал то, что и так было понятно всем, кто видел картинку. Около двух десятков кораблей различных типов прорвали слабый заслон внешней блокады и, гася скорость, стали входить в ближнее пространство планеты.

– На запрос не отвечают. – Оператор, включивший систему распознавания космических целей, на мгновение отвлекся, чтобы прочитать, что данные корабли не значатся во всеимперском реестре, а когда поднял взгляд на верхнюю часть экрана, застыл в немом шоке.

– Господин полковник… Это…

– Что там у тебя? – Поглощенный зрелищем флота, готовящегося к высадке, командир бригады не сразу обратил внимание на оператора.

– Вот! – Сержант ткнул пальцем в опознавательный знак эскадры.

– Твою мать! – Полковник смотрел на Сардского Дракона и чувствовал, что ощущение неминуемой катастрофы куда-то уходит, сменяясь какой-то щенячьей радостью, словно видел возвращение старого друга.

– Группа неопознанных кораблей. Требуем представления в соответствии с Имперским Корабельным Уставом, – зачастил в переговорник сержант.

– Представьтесь для начала в соответствии с Имперским Корабельным Уставом, – насмешливо произнес молодой голос.

Полковник отодвинул сержанта в сторону и наклонился над микрофоном:

– Штаб восстания, командующий силами сопротивления полковник планетарной обороны Гарас Сеон.

– Ахарто саардо денайво. Сард из рода Корвонов. Прошу дать привод на посадку в районе северной части столицы. Мы, пока шли, сожгли почти все стержни, так что на вторую попытку просто не хватит топлива.

Из всех известных высокородных сардов род Корвонов был самым уважаемым, а покойного маршала Корвона без преувеличения знала и боготворила вся планета. Полковник был знаком с семейством Корвонов, поэтому идентификация голоса не заняла у него много времени.

– Гарт Корвон?

– Да, полковник. Мы с вами встречались на приеме, когда Трасс Корвон отмечал отставку.

– Стадион на севере знаешь?

– Крейсера сядут, но покрытию – конец, – спокойно предупредил Гарт.

– Да хрен с ним, с покрытием, – полковник впервые за два дня улыбнулся. – А мелочь всякую можешь посадить на Кошачьем острове.

– Сейчас мы начнем отстреливать штурмовики и десантные боты. Если вы подсветите места, где особенно жарко, и дадите команду своим людям не стрелять, я был бы вам очень признателен.

– Оператор, давай наведение. – Полковник толкнул в бок все еще пребывающего в ступоре сержанта.

– Сейчас. – Пальцы оператора словно бабочки запорхали перед экраном, передвигая маркеры и запуская передачу данных.

– Цели получены! – Гарт дождался кивка своего оператора и продублировал получение целеуказания.

Старшая группа мальчиков лицея Торгового флота засела в старом здании музея потому, что его стены могли выдержать попадание стомиллиметрового снаряда полицейских машин. К счастью, у военных не было ни бээмпэшек, ни тяжелой техники. Иначе бунтовщиков раскатали бы в тонкий блин еще в первые часы восстания. Старинные автоматы, которые мятежники нашли в подвалах музея, отлично пробивали броню полицейских, но и те не упускали возможность подстрелить то одного, то другого защитника. Все взрослые уже погибли, а из группы мальчишек в тридцать человек осталось только семеро. Остальные или были посечены осколками, или получили заряд из полицейского бластера. Северное крыло уже давно не огрызалось огнем, и ребята понимали, что минуты их жизней сочтены, когда ситуация резко изменилась.

Короткие экономные очереди сначала заставили полицейских залечь, а когда броневик выдвинулся в ту сторону, в его борт ударила противотанковая ракета, сразу разорвав корпус БТРа пополам.

Полицейские было заметались, но тут и с другой стороны засвистели турбины десантного бота, и по штурмовавшим музей ударил крупнокалиберный пулемет.

– Да… – Один из выживших мальчишек осторожно выглянул из окна. – Это тебе не фраки в Лангоре хлюсать. – Он весело оглянулся на друзей. – Похоже, серьезные дяди пришли.

Из бота уже высыпались около десятка пехотинцев, одетых в тяжелую армейскую броню, и планомерно обходили площадь, зачищая выживших.

– Справа! – Командир отделения, заметивший движение у главного выхода, мгновенно залег, взяв на прицел появившихся в полуобвалившемся проеме оборванных мальчишек.

– Не стреляйте! – Один из защитников здания шагнул вперед, держа автомат над собой.

– Не стреляю. – Сержант встал и, продолжая держать выходивших на прицеле, произнес: – Связь, командир взвода.

– Что там у тебя, Генер?

– Выжившие. Семь человек. Наверное, это они не дали пройти здесь полисам.

– Медик?

– Да, командир.

– На них, похоже, живого места нет.

– Сейчас буду.

Курсанты только-только успели пройти через площадь, испуганно озираясь на странных низкорослых десантников с Сардским Драконом на шлемах, когда на площадь почти спикировал легкий штурмбот и из него буквально выпрыгнула Лама. Медленно отстегнув защелки между шлемом и броней, она стащила шлем и надела темно-синий берет.

– Командир второй роты, гвардии капитан Керн. – Она коротким движением бросила ладонь к обрезу берета, на котором красовался все тот же дракон.

Совершенно машинально мальчишки тоже вытянулись по стойке смирно.

– Курсанты третьего курса лицея Торгового флота.

– Сколько вас было?

– Тридцать. Взрослые полегли еще раньше, а мы вот…

Лама на несколько секунд прикрыла глаза, потом кивнула.

– Бились как драконы и погибли не зря. – Она пристально посмотрела ребятам в глаза. В каждом теперь жили боль и смерть, но не было страха. – Сейчас в госпиталь и на отдых.

– Капитан! – Один из парней шагнул вперед. – А можно мне с вами? Меня совсем легко зацепило, и я еще могу воевать.

– Отдыхайте. – Лама улыбнулась. – Тут есть, кому пострелять.

– Я отлично знаю этот район и могу быть полезен, – не сдавался курсант.

– А я знаю северный пригород, – произнес другой и тоже сделал шаг вперед. – Каждую щель там в свое время облазил. Такие ходы знаю…

Лама одним взглядом оценила тяжесть ранений и, не увидев ничего серьезного, спросила:

– А автозавод?

– И автозавод. – Подросток солидно кивнул.

– Хорошо. – Она кивнула. – А вам, друзья, скорее к доктору, а то и регенератор не поможет. Сержант!

– Здесь! – Командир отделения, стоявший поодаль, мгновенно подскочил и вытянулся в струнку.

– Этих двух отмыть, раны обработать, подобрать броню и средства связи. Остальных на медбот и в тыл.


ГЛАВА 8

Канал Трион, Илия

Начальнику имперской безопасности

ГЕНЕРАЛУ РАЙВОРУ

Наши корреспонденты, работающие на Сарде, представляют крайне противоречивые сведения, пока достоверно можно сказать лишь то, что планета подверглась нападению огромного количества пиратов. Сотни тысяч вооруженных головорезов врываются в дома, грабя и насилуя мирное население. Военная полиция предпринимает все меры для уничтожения агрессора, но людей, которые честно встали на пути озверевшей толпы преступников, слишком мало. Повсюду, куда проникают камеры наших операторов, полыхают пожары и лежат трупы. Среди убитых, к сожалению, очень много не только пиратов, но и полицейских, до конца выполнявших свой долг по защите мирного населения империи. По сведениям, которые нам удалось получить из надежного источника, сейчас в спешном порядке собирается сборная эскадра из сил быстрого реагирования флота и полиции, чтобы вышвырнуть с мирной планеты кровавую банду и восстановить конституционный порядок.

Аналитическая служба

По разрозненным данным, поступающим с Сарда, достоверно известно лишь то, что восстание, начавшееся как протест против действий военной полиции, быстро охватило всю планету, что однозначно свидетельствует о разветвленной сети координирующих и направляющих центров Армии Освобождения Сарда. Начавшиеся как стихийный протест выступления быстро переросли в уличные бои. Несмотря на большую численность размещенного на планете полицейского контингента, повстанцы сумели быстро подавить почти все очаги организованного сопротивления.

Именно такой сценарий разрабатывался нами в качестве начала операции «Заслон» в качестве первой фазы.

Вторая фаза, а именно высадка регулярных контингентов СС, спецподразделений имперской безопасности и военной полиции, была сорвана приходом в систему значительных сил пиратской группировки «Воины Сарда». Только благодаря внезапности нападения пиратам удалось частично рассеять, частично уничтожить сборную флотилию и начать высадку на Сард крупных войсковых подразделений.

Особо хочется отметить высочайшую степень координации действий повстанцев и пиратов, выдвинувших флот именно в тот момент, когда шла перегруппировка кораблей флотилии для высадки на Сард. Кроме того, по рапортам капитанов уцелевших кораблей можно судить, что численность флота Воинов Сарда значительно превышает ранее данные оценки и составляет около сорока кораблей новейших классов, вооруженных дальнобойным оружием и оснащенных силовыми щитами последней разработки. Уровень подготовки экипажей также оказался очень высоким и значительно превышает общеимперский флотский стандарт.

Зачистка продолжалась почти неделю. Загнанные в угол полицейские, которые с самого начала никого не брали в плен, понимая, что рассчитывать на снисхождение им не придется, сражались с упорством и отчаянием обреченных. Но выучка десантников и массированная поддержка с воздуха делали свое дело, и очагов сопротивления оставалось все меньше и меньше.

Гарт находился на командном пункте, координируя действия своих частей и повстанцев, когда на огромном планшете ярко-оранжевым светом вспыхнула точка в центре города.

– Что там, Тена?

Оператор скользила пальцами по оперативному монитору.

– Драконовы Сучки засекли крупное скопление полисов.

– Так пусть зачищают. – Гарт удивленно поднял бровь. – Или шарахнут чем-нибудь с воздуха.

– Они передают, что в здании заложники. Полисы требуют свободный проезд в космопорт.

– Кто там сейчас?

– Вторая второй. Лисса Ренго.

– Давай ее. – Гарт стал не торопясь надевать разгрузку.

– Командир? – Голос Лиссы, несмотря на возраст низкий и бархатистый, заполнил все помещение.

– Сколько там человек?

– Тридцать полицейских и около пятидесяти заложников, – четко ответила командир второго взвода. – Тут с нами местные полицейские, они говорят, что здание старое и под ним проходит магистральный водовод.

– Давай выдвигай стационары на прямую наводку и расставь снайперов. Я скоро буду. – Он оглянулся, и взгляд его упал на отдыхавшего после очередного вылета Росса.

– Росс, остаешься за старшего.

– А? – Росс с некоторым трудом выпал из нирваны.

– А я пойду, посмотрю, кто там такой умный. – Гарт уже защелкнул последний замок на разгрузке и, глянув на зеленые значки, обозначавшие статус боеукладок, направился на выход.

За ним словно привязанная метнулась Сатта, успев по дороге подхватить бронешлем.


ДК-700, лихо развернувшись над зданием, резко нырнул к земле и понесся прямо над дорогой, еле успевая вписываться в узкие проходы между высотными зданиями. Через несколько минут тяжелая машина затормозила над крошечным парком и мягко опустилась на бетон. К машине уже бежали несколько человек, и Гарт, распахнувший люк, без труда вычислил в бежавших командира взвода.

– Докладывай.

Лисса стянула шлем и развернула перед Гартом планшет.

– Вот. Мне принесли план здания. По данным термосканирования, заложники распределены по второму этажу. Держат их в трех комнатах, отмеченных на плане.

– Вход в водовод? – Гарт скользил глазами по схеме, запоминая ее до малейшей детали.

– Люк в ста метрах от нас. – Лисса махнула рукой, показывая направление. – Но он реально старый. Местные говорят, что ему лет двести.

– Ну, если не развалился еще, значит, и нас не засыпет.

– А если дать им машины? – Сатта облизнула пересохшие губы. – Пусть убираются в свой космопорт.

– Они все равно не отпустят заложников. – Гарт покачал головой. – Да и снайперов у нас здесь совсем немного. Они доберутся до космопорта и будут сидеть там до последнего. Потом начнут требовать у нас корабли и снова заберут заложников с собой. Только убьют их чуть позже. Уже когда выйдут за границы системы. Нет. Тут придется ручками.

Присутствовавший при разговоре мужчина в потертом камуфляже кашлянул, привлекая внимание.

– Я пойду с вами. Я знаю эту школу как свою квартиру.

Гарт помолчал, всматриваясь в смутно знакомое лицо.

– Господин Сенар?

– Да, господин Гарт. – Мужчина чуть поклонился. – Я рад, что вы меня помните.

– Еще бы! – Гарт улыбнулся. – Ваши уроки и после смерти не забудутся. – Он посмотрел на нервно переминающуюся Лиссу. – Сколько у тебя ребят со штурмовой подготовкой?

– Шестеро, включая меня.

– Шестеро так шестеро. – Гарт кивнул. – Давай готовь своих, и выдвигаемся к подземелью.

– Может, лучше вызвать всех наших? – тихо спросила Сатта, когда командир взвода отошла в сторону.

– Не лучше, Сатти. – Гарт покачал головой и, открыв внешний лючок катера, вытянул оттуда серо-зеленый металлический контейнер. – Во-первых, это тоже наши. Во-вторых, иначе мы никогда не воспитаем их самостоятельными бойцами, если по любому поводу будем дергать командиров отдельных подразделений. Ну и самое главное. – Хекнув от натуги, Гарт положил контейнер на землю и, отщелкнув замки, открыл крышку. – Надо доверять своим людям. Иначе ерунда получится. Выбирай. – Он глазами показал девушке на открытый ящик. – Оно, конечно, не для женской руки, но против брони нужно что-то серьезнее, чем твоя игрушка.

Недовольно хмыкнув, Сатта склонилась над контейнером и уже через секунду держала в руках тяжелое штурмовое ружье «ардонн» атанского производства.

– А ты, э… нормально? – Гарт с сомнением посмотрел на хрупкую даже в броне фигуру девушки.

– За собой смотри! – Сатта окинула Гарта насмешливым взглядом и начала выгребать из разгрузки боекомплект к отложенному в сторону «Таграссу».

– Ну ладно. – Гарт задумчиво посмотрел на гору оружия и выбрал себе такой же «Ардонн», только с удлиненным стволом и более мощным, чем у Сатты, глушителем. Весила штуковина под десять килограммов, но бронежилет, стоявший на вооружении военной полиции, пробивала насквозь. Кроме того винтовка имела регулировку скорости стрельбы и мощности выстрела, что в их ситуации было очень важно.

– Вы собираетесь взять с собой семь человек? – Директор школы удивленно посмотрел на своего бывшего ученика.

– Думаю, этого будет достаточно. – Гарт, проверив винтовку, закинул ее за плечо. – Кроме того, если у нас что-то сорвется, в здание войдут бээмпэшки. А вот это будет совсем невесело.

– Я должен пойти с вами! – Сенар твердо посмотрел в глаза Гарту. – Там мои ученики.

– Нет.

– Нет? – переспросил директор и удивленно поднял брови.

– Вы хороший, я бы даже сказал – замечательный учитель. А таких всегда было меньше, чем самых лучших солдат. Ломать не строить, знаете ли. – Гарт огляделся на подошедших ребят. – Лисса, кого оставила за старшего?

– Командование оцеплением и взводом приняла капитан Реор. – Девушка глянула на коммуникатор. – Будет через минуту.

– Добро. – Гарт внимательно посмотрел в глаза ребятам. – Оружие поменяли? Готовы? Поскакали.


Подземелье было действительно старым. Отовсюду по стенам сочилась и стекала вода, а под ногами хлюпала непонятная бурая жижа. В полной тишине отряд дошел до узкой металлической лесенки, ведущей в подвал школы, и Гарт, проверив прочность крепления, стал медленно подниматься наверх. К его удивлению, небольшая металлическая дверь была открыта, и, с трудом протиснувшись, он оказался в просторном подвале, заваленном всяким школьным хламом. Подняв руку, Гарт остановил движение и прислушался. За тонкой фанерной дверью было тихо. Крошечный разведчик, похожий на крупное насекомое, проскочил в узкую щель, и Гарт на тактическом мониторе видел все, что передавали камеры робота. В коридоре было пусто и темно. Лишь вдалеке у винтовой лестницы горела тусклая лампочка.

Едва слышно поскрипывая пылью под мягкой резиной подошв, группа собралась у лестницы.

– За дверью, насколько я помню, коридор. Там три прохода. Один в холл и два на лестницы по бокам. Там подъем на второй и третий этажи. Двое блокируют лестницы и коридор, остальные по моей команде дуют наверх и чистят второй этаж. Через минуту Зара по моей команде начнет постреливать по зданию, что немного облегчит нашу задачу.

– Зара? – Гарт активировал командирский канал. Девушка отозвалась мгновенно:

– На приеме.

– Давай через тридцать секунд начинай потихоньку выдвигать бронетехнику, а по сигналу начнешь обстрел здания. Только не из пушек, и вообще, аккуратно. Здесь все же не бункер, да и школа эта мне дорога как память.

– Приняла.

Гарт оглянулся на своих людей.

– Всем все? – Он помолчал, следя за цифрами часов на коммуникаторе. – Вперед.

Звук выстрела «ардонна», напоминавший стрекот швейной машинки, за грохотом стальных гусениц по бетону был почти не слышен. Несколько человек в форме военной полиции, занявших позицию в холле, умерли, не успев обернуться.

– Право чисто.

– Лево чисто.

– Двое, пройтись по коридору и очистить этаж.

– Игара, Кеон. – Лисса мотнула головой в сторону ряда дверей, выходивших в коридор, и двое названных ею подростков без разговоров двинулись к первой двери.

– Зара, давай включай музыку.

Заполошная стрельба настолько отвлекла защитников здания, что штурмовая группа проникла на этаж практически незаметно. Звук шести автоматов, словно рокот прибоя, ворвался в перебранку выстрелов, и еще десяток полицейских повалились на пол.

– Быстро! Комнаты шесть, восемь и девять. У каждой группы всего по паре секунд. Ворваться, положить всех врагов, занять место у дверей. Вперед!

Сам Гарт постоял немного перед дверью, за которой была наиболее многочисленная группа, и несколько раз глубоко вздохнул, затем проверил уровень пороха в баллоне и ударом ноги вышиб хлипкую преграду.

Столы в классе были сдвинуты в один угол, а учительский планшет показывал район города, в котором находилась школа.

Автоматы в руках Гарта и Сатты словно взбесились, выбивая из тел кровавую взвесь. Через несколько секунд все было кончено.

Не сговариваясь, они разошлись в стороны, добивая выживших, когда один из офицеров полиции, несмотря на смертельное ранение, все же добрался до гранаты и смог активировать взрыватель. Ребристый шар с дробным звуком покатился по полу в сторону Гарта, и Сатта вдруг поняла, что ее друг не слышит этого звука и не сможет использовать те несколько секунд до взрыва, что были отмерены замедлителем. Каким-то нечеловеческим прыжком она метнулась в сторону Гарта, сбивая того на пол и накрывая своим телом. К счастью, между гранатой и ними оставалось лежать еще одно тело, забравшее в себя основную волну осколков. На долю Сатты досталось лишь несколько штук, вспоровших внешнюю оболочку и застрявших в геле – наполнителе бронежилета.

– Ты как? – Гарт откинул лицевую пластину бронешлема и с тревогой всмотрелся в лицо Сатты, ловя малейший намек на боль.

– Жива вроде. – Сатта улыбнулась и скатилась с Гарта. Потом села и стала себя ощупывать. – Просто чудо. Пара осколков в бок, и те в защите застряли.

– А просто крикнуть «граната» – не судьба, значит? – Гарт сурово нахмурил брови, но девушка ясно видела, что глаза его смеялись. – Пойдем, – он встал и протянул руку. – Дел еще выше звезд.

Бывший корабль Санитарной Службы вышел в точку финиша планетной системы как раз к тому моменту, когда собранный по тревоге флот вываливался из облаков гиперперехода, чтобы в назидание остальным покарать на планете всех, посмевших поднять оружие против империи. Для этой грязной работы корпорации собрали свои лучшие корабли, которые к тому же имели экипажи из не слишком чистоплотных людей.

Закрытый мощным маскирующим полем, огромный корабль оставался невидимым до тех пор, пока атакующие планету корабли не сформировали боевые порядки и не вышли на дистанцию прямого удара. И тут уж флот-адмирал, переживавший, что он не успел к первому акту, развернулся вовсю.

Словно выпавший из ниоткуда угольно-черный диск окутался вспышками выстрелов и чуть красноватым сиянием дезинтегрирующих пушек. Те корабли, которые подошли максимально близко, мгновенно лишались экипажа и центрального процессора, который на всех современных кораблях был на биоячейках.

Небольшая часть атакующего флота сумела сманеврировать, но лишь чуть продлила свою агонию, так как была расстреляна мощными позитронными ускорителями.

Пока абордажные группы собирали потерявшие управление корабли, в Хартаге, кое-как почищенном от уличных боев, в здании городской администрации собрались те, кто олицетворял собой цвет сардского общества. Здесь были военные, промышленники и даже несколько десятков политических деятелей, собиравшихся успеть на дележку пряников. Все понимали, что империя не оставит безнаказанным восстание на одной из богатейших и развитых планет. Но они полагали, что в условиях войны Имперский Совет не пойдет на уничтожение населения планеты, и начнутся переговоры, где свободы и права будут лишь буквами в декларациях, а основным предметом торговли явятся экономические преференции. Конечно, пару сотен особо выдающихся смутьянов придется сдать, но, как искренне полагали собравшиеся, деньги не пахнут.


Три десятка приглашенных на заседание сидели за большим кольцеобразным столом, в центре которого располагалась зона голопроекции. Полковник Сеон, впервые попавший на такое представительное собрание, хмуро поглядывал на присутствующих. Большая часть из них во время восстания отсиживалась в собственных убежищах, но вот ведь вылезли на свет, как только запахло деньгами. Тот же, кому они были обязаны победой, сидел, чуть развалясь в мягком кресле, задумчиво просматривая какой-то текст на планшете. Правда, за его спиной стояли четыре юные красавицы, в которых любой мог без труда распознать ран вай. Легкие обтягивающие бронекомбинезоны подчеркивали стройность и изящество девушек-телохранительниц, но никто не заблуждался относительно их боевых качеств. Одна сказанная вскользь фраза, и охранник приглашенного на совещание промышленника просто рухнул на пол, словно мешок с костями, а девушки даже не замедлили шаг.

Полковник еще раз посмотрел на ран вай. Да уж, с такой охраной можно чувствовать себя спокойно даже в банке с желтыми сахратами.

Быстро отбарабанив приличествующие моменту фразы о величии Сарда и о том, что народ-де не забудет своих героев, бывший председатель Сардского парламента, а ныне глава временной администрации Терс Даон выразил от лица того самого народа благодарность верному сыну Сарда Гарту Корвону, пришедшему в тяжелый час на помощь своей родине.

Гарт поднял глаза на Даона, задумчиво зевнул и вновь уставился в планшет, изобразив пальцами что-то, что, видимо, нужно было понять как «продолжайте».

Захлебнувшийся от такой немыслимой наглости, руководитель крупнейшего на Сарде промышленного объединения и владелец одной из сильнейших на Сарде партии тем не менее не сбился, а продолжил речь, предложив голосовать за роспуск парламента и назначение новой даты выборов.

Голосование о роспуске прошло единогласно, а вот перед голосованием по дате вышла заминка. Гарт поднял руку и попросил слова, которое ему после небольшого замешательства было предоставлено.

– Господа… – Гарт в последний раз посмотрел на свой планшет и решительно отодвинул его в сторону. – Я хотел бы задать несколько вопросов, поскольку это имеет прямое отношение к нашему собранию. – Он обвел присутствующих пристальным взглядом, от которого многим сразу стало неуютно. – Я бы хотел уточнить, где именно находились вы, господин Даон, во время восстания и ваша личная охрана, состоящая, если мои данные точны, из ста человек? – Гарт спокойно посмотрел на стремительно бледнеющего промышленника.

– Какое вы имеете право…

– А при чем тут право? – Гарт пожал плечами. – Тут нужно говорить об обязанностях и обязательствах, которые вы, господин Даон, не выполнили. Вместо того, чтобы сразу потребовать от имперской администрации расследования инцидента, вы все, за редким исключением, попрятались по щелям в надежде сохранить собственную поганую шкуру. У меня задокументировано нахождение во время восстания каждого из сидящих здесь. И, к моему сожалению, кроме как с полковником Сеоном, руководившим обороной алгарского материка, маршалом Шедоном, командовавшим обороной северной Хасты, и Треоном Сархо, поднявшим Хасту Южную, разговаривать здесь не с кем. Кстати. – Он оглядел зал. – Я что-то не вижу двух последних. Не потому ли, что их не пригласили на это собрание?

– Маршал Шедон отказался участвовать в заседании Временного Совета! – почти выкрикнул Даон. – А Сархо мы не смогли найти.

– А мне вот не отказали. И господина Сархо я нашел с легкостью, потому что он уже пятые сутки не покидает штаба восстания в Тер-Ависс. А вот, кстати, и они…

Массивные двери в зал распахнулись, и в зал вошли два очень разных, но вместе с тем похожих человека. Серебряно-седой, поджарый и высокий, словно палка, маршал и невысокий коренастый мужчина лет тридцати с длинными черными волосами, забранными в хвостик. Оба были одеты в пропахший потом и гарью камуфляж, а на поясе висели новенькие, но уже потертые кобуры с «келеб-лагорном».

– Не помешал? – Маршал чуть приподнял седые брови и оглянулся.

– Никоим образом, господин маршал. – Гарт оглянулся куда-то в сторону, и у стола поставили еще два стула. – Присаживайтесь, господа. Мне показалось, что вам будет интересно поприсутствовать на этом собрании. Не каждый день, согласитесь, можно увидеть такой зверинец.

– Да я сейчас… – Владелец крупнейшей на Сарде горнорудной компании, высокий могучий мужчина встал и, уперевшись кулаками в столешницу, наклонился вперед. – Тебя, щенок, не спросили…

– Господа, господа. – Первый секретарь Сардской Партии Согласия поднял руки в примиряющем жесте. – Незачем сейчас ссориться. По сути, перед нами сейчас стоит задача минимизации всех тех проблем, которые принесло нам это неожиданное и несвоевременное восстание.

– Несвоевременное? – Гарт перелистнул несколько страниц на планшете. – А вот тут, в донесении, которое вы отправили в имперскую безопасность, прямо сказано, что работа по подготовке восстания идет полным ходом и состоится в согласованные сроки.

– Это фальшивка!

– Возможно. – Гарт кивнул. – Но я хочу сказать, что существует запись того, как вы надиктовывали именно это послание. Кроме того, в вашем доме обнаружено устройство гиперсвязи, которых на всю планету, может, штук десять. И одно у вас, и именно модель с дополнительным шифрованием. Не объясните, откуда на устройстве ваши отпечатки, а под клавиатурой волосы и прочий мусор с вашим ДНК? Тоже фальшивка?

Сархо рассмеялся в голос.

– А у вас неплохая разведка, господин Дракон.

– Не жалуюсь. – Гарт кивнул.

Виши Марон вместе со своей командой развил бешеную деятельность, перетряхнув за три дня огромное количество людей и переработав при помощи Борса море информации. Как оказалось, у него и здесь были свои люди, и все запрошенные Гартом данные, и даже сверх того, были предоставлены мгновенно.

– Еще я хотел прояснить появление вот этого документа. – В центре зала возникло изображение листа с рукописным текстом. – Как вы знаете, имперская безопасность принимает донесения от своих сотрудников только в рукописной форме. До сих пор считалось, что их хранилища совершенно надежны. Но вот нам удалось получить документ, в котором подробно описываются все руководители восстания, опорные пункты и прочее. Адресовано все это генералу Райвору, а подписано…

– Это наглая ложь и фальшивка! – Руководитель крупнейшего на Сарде профсоюза вскочил, словно подброшенный пружиной.

– Обратите внимание, – Гарт обращался исключительно к руководителям восстания. – Я еще не озвучил имя, а господин Гертон уже разволновался. Кстати сказать, подобные документы у меня есть почти на каждого в этом зале, за исключением прямых руководителей восстания. Только они исполнили свой долг перед народом Сарда. – Гарт мельком посмотрел на часы, висевшие над дверями, и оглянулся на Сатту. Увидев, что она успокаивающе кивнула, уже собирался продолжить, когда в зал ворвался один из офицеров связи.

С бледным лицом он подошел к Даону и положил на стол перед ним небольшой листок. Уже набравший воздуху, чтобы что-то сказать, глава временного совета сдулся на глазах, словно шарик.

– Господа. – Он неожиданно закашлялся. – Служба раннего предупреждения донесла, что к Сарду идет боевая станция Санитаров. Расчетное время прибытия на орбиту – два часа. – Он вновь закашлялся. – Объявляю заседание закрытым.

Почти мгновенно помещение опустело. Собиравшиеся делить плоды восстания люди садились в свои роскошные машины и на полной скорости поднимали их в воздух, чтобы успеть спрятаться в персональных норах.

Остались лишь маршал Шедон, Сархо, полковник Сеон и Гарт со своими людьми.

– Что делать-то будем? – Бывший школьный учитель вытащил из кармана коммуникатор и положил перед собой на стол.

– А ничего. – Гарт отодвинул стул и подошел ближе. – Это не станция Санитаров. Это с некоторых пор мой корабль.

На какое-то время в зале повисла тишина, а потом все присутствующие дружно грохнули в приступе неудержимого смеха.

– Да… – Маршал утер слезу бумажной салфеткой. – Жаль, что этого никто, кроме нас, не видел.

– Да почему же, – Гарт удивленно обернулся в сторону ран вай: – Сатти, как там запись?

– И запись, и трансляция. – Девушка кивнула и бросила взгляд на экранчик коммуникатора. – Инженерные службы подтверждают. Ролик запустили в цикл и дали звуковую трансляцию по системе оповещения.

– Сильный ход. – Шедон, чуть прищурившись, посмотрел в глаза Гарту. – И что теперь?

– Теперь? – Гарт пожал плечами. – Теперь, господа, я вас оставлю. Именно вы будете решать, как Сарду жить дальше.

– А эти? – Сархо мотнул головой в сторону выхода, намекая на разбежавшихся участников собрания.

– Да как хотите. – Гарт равнодушно пожал плечами. – Хотите развесьте на фонарях, хотите переработайте в удобрения… Что с крысами еще делать?


ГЛАВА 9

Канал Лакрана Кеана

Как нам сообщила пресс-секретарь конкурса «Имперская Красотка», трансляция этапа, который пройдет на Сарде, немного откладывается в связи с тем, что организаторы готовят для нас настоящий сюрприз. Подробности Лирна раскрывать отказалась, сообщив лишь то, что это будет нечто совершенно грандиозное.

Канал Каросса

Гражданские волнения на Сарде, начавшиеся после ареста ряда заговорщиков, причастных к убийству императора, локализованы, и по их факту проводится проверка силами имперского прокурора. На Сарде восстанавливаются правопорядок и нормальная работа всех служб. Наш корреспондент, находящийся в самой гуще событий, передает, что все заговорщики уже переданы силам правопорядка и идет поиск провокаторов и зачинщиков беспорядков. Все пассажирские рейсы на Сард будут возобновлены в ближайшее время.

В столице Сарда уже видны приготовления к проведению конкурса «Имперская Красотка», который состоится через несколько дней.

Независимое информационное агентство Сард

Третьи сутки продолжается восстание против Совета Узурпаторов, начавшееся после кровавой бойни, устроенной расквартированным на Сарде контингентом военной полиции. На сегодня, двадцатое шестого месяца, практически все отряды военной полиции перебиты войсками законного императора Лакраны – Гарта Корвона.

Видеозаписи боев можно посмотреть (здесь) и (здесь).

Призываем всех распространять правдивую информацию по своим каналам!

Не дадим правде утонуть в море лжи!

Передав руководство флот-адмиралу, Гарт уселся в десантный катер и после некоторого раздумья ткнул пальцем в планшет.

– Давай сюда. Трехэтажный особняк с голубой крышей. Там один такой, так что не промахнешься.

– Приняла. – Управлявшая многотонной машиной Рада Торн поудобнее устроилась в великоватом для нее кресле и рывком бросила катер вверх.

Не обращая внимания на предупредительные таблички, Гарт приложил руку к двери и с хрустом отрываемых печатей шагнул в свой дом. Опечатавшие особняк люди даже не отключили его от сетей питания, так что в доме было чисто и прохладно.

Молча Гарт прошел в свою комнату, не раздеваясь рухнул на кровать и мгновенно провалился в сон. Однако механизм, который он так тщательно и терпеливо строил, продолжал работать и без его непосредственного участия.


– Коготь-один, здесь Полюс.

– Здесь Коготь-один. Слушаю тебя, Полюс.

– Команда «Купол». Координаты по маячку.

– «Купол» по маяку. Принял. – Тагрон, командовавший рейдерами, сдвинул изображение карты на планшете и нашел пульсирующую метку выставленного Саттой маяка. Наложил на нее свой маркер и протянул пальцем линии к патрулирующим неподалеку кораблям, отметив высший приоритет цели и переход под наземное командование.

Пиктограммы, изображавшие корабли, мигнули, принимая приказ, и уже через несколько минут в воздухе над домом семьи Корвон барражировали три тяжелых рейдера.

Пока Гарт спал, в холле на первом этаже разместился мобильный штаб, а все здание оцепила одна из штурмовых рот.

Проснулся он, когда за окном было уже темно. Приняв душ и переодевшись в заботливо оставленную возле кровати чистую форму, спустился вниз и застал спокойно ужинавшую компанию, в числе которой были все трое руководителей восстания и его ран вай.

– Мой король. – Шедон встал и с достоинством поклонился.

Гарт удивленно посмотрел на маршала и перевел взгляд на ухмыляющихся девушек.

– Я что-то пропустил?

– Всеобщим референдумом жителей Сарда было принято решение восстановить суверенную монархию и просить вас принять корону короля Сарда. – Маршал твердо посмотрел в глаза Гарту.

– Вы хоть понимаете, что это значит? – Гарт посмотрел на полковника, меланхолично обгладывающего косточку. – Имперский Совет никогда не смирится с потерей одной из центральных планет. И первые, кто будет брошен в топку этой войны, – простые жители.

– Я постарался донести эту мысль до наших граждан, но альтернатива не так уж приятна. Если мы лишимся поддержки ваших кораблей, Сард, конечно, не уничтожат, но к покорности будут приводить весьма кровавым способом. Они постараются сделать так, чтобы другим было неповадно. И это все понимают. Других вариантов я не вижу.

– И сколько проголосовало «за»?

– Девяносто пять процентов. – Сархо тоже встал. – Мы еще опубликовали все предоставленные вашим штабом документы на Временный Совет. Теперь за их жизнь никто и драной бумажки не даст.

– А если я откажусь?

– Тогда, боюсь, уже за нашу жизнь никто не даст драной бумажки, – спокойно ответил полковник, тщательно вытер руки салфеткой и ловко метнул ее в утилизатор.


Отказаться Гарт не мог. Он сам знал это, и знали люди, которые предложили ему занять трон сардских королей. Но оставалась еще одна, последняя надежда. Надежда на то, что жители Сарда отзовут свое предложение.

– Я хочу поговорить с людьми. – Гарт твердо посмотрел на полковника. – Насколько я понимаю, сеть функционирует нормально?

– Мы включили резервный серверный узел и подключили армейские ретрансляторы. Так что, да, все работает. Но если вы собираетесь отговорить людей, то сразу скажу. Бесполезная затея. Всем этот Имперский Совет вот тут уже сидит. – Старый полководец провел ладонью по горлу.

– Я все же попробую.

– Тогда поехали. – Маршал встал. – Чего тянуть. По данным мониторинга сети, большинство коммуникаторов сейчас на общепланетном канале. А кто спит, увидит все в записи.

– Ближайшая эфирная студия в Канале Денар. – Сархо тоже поднялся. – Там, насколько я знаю, ваши люди, полковник?

– Уже нет. Местная полиция, к счастью, очнулась и взяла часть зданий под охрану.

– Надо же, – Сархо улыбнулся и покачал головой. – И года не прошло.


Аккуратно опустившись в самом углу площади, ДШК-300 чуть качнулся на амортизаторах, и с шипением пневмоприводов бронированная дверца откинулась до самой земли. Несмотря на поздний вечер, на улицах города было полно людей. В ресторанах, кафе и просто за выставленными на улицах столами поминали погибших. Полицейский патруль у входа в здание, увидев столь представительную делегацию, молча отошел в сторону, давая проход, и только старший патруля, прижав пальцем ларингофон, что-то буркнул в рацию.

В холле их уже встречал руководитель канала – пожилой мужчина лет девяноста в строгом сером полувоенном костюме с эмблемой Центра на груди.

– Господа? – Он вежливо поклонился.

– Добрый вечер, господин Эгр. Прямая трансляция. Общий канал. – Полковник, как всегда, не тратил лишних слов.

Начальник Центра задумался лишь на секунду.

– Пойдемте.

Поднявшись на третий этаж, они оказались в длинном коридоре с чередой одинаковых пластиковых дверей, различающихся лишь номерами.

– Нам сюда. – Эгр распахнул одну из дверей, и Гарт попал в большой зал с высоким, более восьми метров потолком. Небольшие трибуны, амфитеатром окружавшие подковообразный стол, были пусты. – Сейчас подойдут техники, и мы можем начинать.

Гарт спокойно уселся за стол и, поглядывая на набирающую обороты суету, вспоминал, что еще полтора года назад он с друзьями отмечал свой день рождения как раз в кафе, выходившем окнами на площадь.

– Господин Дракон? – Миловидная девушка с блокнотом остановилась напротив. – Мы готовы.

– Включайте. – Красный огонек на камере загорелся, и Гарт, сдерживая рвущееся наружу волнение, поднял глаза.

– Светлого неба и крепких крыльев, дети Дракона. Я, Гарт, ахарто денайво, высокородный Сард из рода Корвонов, сегодня узнал, что всеобщим голосованием дети Дракона захотели избрать меня своим королем. Это высокая честь и огромная ответственность для меня. Но я хочу, чтобы вы еще раз подумали, перед тем как подтвердить свой выбор. Пока мы не уничтожим Имперский Совет и тех, кто его поддерживает, покоя у нас не будет. Это значит – гражданская война. Это означает гибель не только солдат, но и ни в чем не повинных мирных жителей. Война не разбирает, где солдат, а где ребенок. Но пока еще можно договориться с Империей. Конечно, многие пострадают, но в целом потерь будет меньше, чем при открытом столкновении. Я не призываю вас сдаться, я хочу, чтобы вы сделали свой выбор осознанно, понимая, что очень многие не доживут до победы, а от некоторых не останется даже могилы. А еще это означает, что никакой демократии больше не будет. Жесточайшая дисциплина, военное положение и работа по двенадцать часов в сутки. Свобода предполагает ответственность. Прежде всего перед завтрашним днем, в котором будут жить наши дети. Ни я, ни те, кто пошел за мной, не знают, будем ли мы живы завтра, и все, что у нас есть, это наша честь и белые крылья посмертия. Я буду ждать вашего решения шесть часов, начиная с этого момента. Да поможет нам всем Светлый Дракон.

Огонек камеры погас, и Гарт, прикрыв глаза, откинулся на спинку кресла, а открыл их только после того, как сиявшие ярче солнца прожекторы выключили.

Сатта, увидев, что Гарт поднялся, шагнула к нему.

– Домой?

– Нет, Сатти. Хочу слетать в одно место. – Гарт улыбнулся. – Думаю, тебе там тоже будет интересно.


– Вот здесь. – Гарт коснулся пальцем точки на планшете. – Там у подножия горы небольшая площадка, но нам места хватит.

Сатта кивнула и обернулась в сторону оператора.

– Координаты принял? – И дождавшись утвердительного кивка, крутанула в воздухе указательным пальцем. – Поехали.

Через полчаса они прицепились на нижнюю площадку храмового комплекса. Построенный более пяти тысяч лет назад из огромных глыб горного хрусталя, храм Белого Дракона сверкал в лучах восходящего Аамрита всеми цветами радуги. Одобряюще кивнув своим спутникам, Гарт начал подниматься вверх по прозрачным, словно лед, ступеням, все выше и выше, пока не оказался на площадке перед огромной аркой.

Седой служитель в легком белом одеянии, не обращая ни малейшего внимания на пронизывающий холодный ветер, подошел ближе.

– Что желает воин-дракон?

– Прикоснуться к мудрости Отца-дракона, эрдано.[5]

– Пойдем. – Священник кивнул спешащему к нему монаху и, не оборачиваясь, пошел вперед. – Здесь уже неделю тихо. Дети Дракона предпочли размышлениям поступки и действия.

По тону священнослужителя было непонятно, порицает он такой выбор или, наоборот, одобряет, но Гарт все же решился ответить.

– Есть время для мыслей, есть время для слов, и есть вся жизнь для поступков.

– Я помню кодекс, – чуть ворчливо ответил эрдано, берясь за поручень крутой винтовой лестницы, уходящей, как казалось, в самое небо. – Просто, увлекшись поступками, вы начисто забываете думать.

Площадка, куда служитель его привел, располагалась на самом верху высокой башни, сливавшейся с небом. Отсюда, казалось, был виден весь Сард, а из-за прозрачности башни создавалось впечатление, что находящийся на вершине парит высоко в воздухе. Незаметно священник куда-то делся, и, усевшись прямо на отполированный хрусталь, Гарт подставил лицо холодному ветру. Постепенно суета, мешавшая сосредоточиться, отступила, и сознание растворилось в гуле ветра и сверкании Аамрита на горных пиках.


Сколько он пробыл в состоянии медитации, Гарт узнал, лишь взглянув на коммуникатор, а увидев цифры, улыбнулся. Решение, так или иначе, уже принято, и теперь оставалось лишь узнать результаты референдума.

Когда он спустился вниз, то, к немалому своему удивлению, возле монаха, стоящего у арки, обнаружил двух десантников, спокойно переминавшихся рядом. Молодой парень лет семнадцати и девушка примерно такого же возраста стояли, опустив автоматы стволами вниз, но в полной готовности применить оружие.

– А вы тут чего делаете?

– Приказ командира, – четко отрапортовал старший.

Гарт скосил взгляд на шеврон. Два черных крыла на красном фоне. «Крыльями» командовала Сатта и набрала в свою команду самых безбашенных парней и девчонок.

– Ясно. – Гарт кивнул и прижал тангенту переговорника. – Сатта. Я спускаюсь.

– Жду внизу.

Поклонившись на прощание, что было частью ритуала, Гарт зашагал прочь и уже не видел, как стоявшие в карауле подошли к священнику и, синхронно протянув автоматы, опустились на одно колено.

– Благословите, эрдано…

– Да будет с вами милость Отца Дракона, дети мои. – Старый священник провел по вороненой стали чуткими пальцами. – Да будут крылья ваши крепки, а когти несокрушимы. – Он обернулся на уходящего Гарта и добавил: – Берегите нашего Дракона.

– Не беспокойтесь, эрдано. – Юноша уверенно кивнул. – Сбережем.


ГЛАВА 10

Имперская безопасность

Совершенно секретно.

Экземпляров – один

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Обзор текущих событий я бы хотел начать с некоторых теоретических выкладок, в полной мере поясняющих суть происходящего.

В современных социологии и математике есть такое понятие, как «плечо катастрофы». Это сумма факторов, готовых усилить любой из происходящих процессов в обществе. Так, например, рост протестных настроений сам по себе не приближает революцию, но делает ее более возможной и вероятной, так как при наличии пусть и небольшой, но организованной силы большое количество людей вливается в инициированный процесс. Таким образом, первоначальная группа становится точкой кристаллизации будущего переворота, а протестное население кристаллизуемым субстратом. Собственно говоря, от первоначального количества первичных организаторов зависит немногое. Прежде всего, скорость кристаллизации и перехода количества в качество. Если их много, то процесс быстрый и однонаправленный, а если мало, то рост общей массы происходит медленно и характеризуется большим количеством вариантов исхода накопленной энергии и появлением дополнительных точек кристаллизации.

…Нарастание протестных настроений нашего общества началось не вчера и происходит из глубинных социально-экономических проблем, которые переживает империя. Таким образом, дело оставалось за малым – внедрением в общество точки кристаллизации, которой в нашем случае оказалась военно-криминальная группировка Гарта Корвона.

Объединенная жесткой военной дисциплиной, имеющая на вооружении современные корабли и подготовленных специалистов, она быстро завоевала определенный авторитет в криминальном сообществе.

Но группировка так и осталась бы партизанско-криминальной, если бы не социальный взрыв на Сарде. И в свою очередь, без помощи извне, социальный взрыв был бы подавлен в течение двух-трех суток. Таким образом, две силы взаимно дополнили друг друга и придали социальному всплеску новую окраску…

В результате волнения переросли в полноценный переворот, а глава криминального сообщества стал в глазах жителей Сарда героем и единственным легитимным правителем.

Аналитическая группа рекомендует не форсировать военное решение проблемы, а работать в информационном пространстве Сарда, подтачивая режим изнутри, так как решение экономических проблем внутри одной планеты невозможно. Сард, зависящий от поставок продуктов питания и широкой номенклатуры товаров, быстро скатится к экономическому коллапсу, что поможет вернуть власть на планете без массированного применения военной силы и уничтожения Ценных экономических ресурсов.

Профессор-прима Элвендор Крати

– Скажи, – Сатта подняла взгляд от планшета на Гарта, рассматривающего проплывающие под крылом катера облака. – Зачем тебе нужна была вся эта история с повторным референдумом?

– Да так… – Гарт скупо улыбнулся. – Хотел посмотреть, сколько среди сардов осталось настоящих воинов. Империя много лет забивала нам мозги. Лучшие и наиболее активные вымывались имперскими структурами или попадали в тюрьму. Сорок лет срок достаточный, чтобы отбить у людей всякую активность.

– И как твои прогнозы? – Сатта еще раз посмотрела на свой планшет.

– Процентов сорок, я полагаю. – Гарт пожал плечами. – Немного, но набрать экипажи кораблей и пару полноценных бригад хватит.

– А потом? – Девушка отложила планшет в сторону.

– Потом? – Гарт рассмеялся. – Потом пойдем и поджарим этих деятелей из Имперского Совета.

– Нет, я имела в виду, после того как мы всех, кого хотим, подвесим за ноги.

– Просто жить, Сатти. – Гарт с наслаждением потянулся, выгнув спину, словно огромная кошка. – Просто жить. Рожать и воспитывать детей, осваивать новые планеты и строить там красивые города…

Его подруга покачала головой.

– Ну не тяни. – Гарт усмехнулся. – Я же вижу, что у тебя там, – он кивнул на планшет, лежащий рядом с Саттой, – уже есть результаты голосования. Сильно я ошибся?

– Да мы, похоже, все ошиблись. – Сатта покачала головой. – Виши Марон давал двадцать процентов, а наш великий предсказатель Борс перелопатил огромную кучу социологических данных и предрекал аж пятьдесят пять.

– И кто выиграл?

– Борс мне теперь должен, э… – Сатта подняла планшет и перелистнула несколько страниц, – двадцать миллионов, а Марон ящик «Энойского игристого». Жаль, ты ставок не делал.

– А твой прогноз, насколько я понял, был самым точным?

– Я в запале сказанула про семьдесят процентов, вот Зара и ухватилась. – Сатта рассмеялась. – Дальше все пошло по нарастающей. Пэт, как самый надежный, принимал ставки, а адмирала Ленгоро назначили арбитром.

– Да. – Гарт пораженно покачал головой. – Семьдесят процентов. На такое я точно не рассчитывал.

– Нет, ты не понял. Мой прогноз был самым близким, но он не был точным. В итоге за тебя проголосовало восемьдесят три процента. Голосование еще идет, но итоговая цифра будет около того.

– Невероятно, но приятно. – Гарт хмыкнул. – Как отреагировал наш супермозг?

– Сказал, что люди еще менее предсказуемы, чем движение молекул. – Сатта с улыбкой протянула планшет Гарту.

– Ты как с него собираешься взыскивать долг? – Гарт взял планшет и посмотрел, как принимаемые в реальном времени цифры быстро мелькают на экране. Прямо на его глазах цифра 83 поменяла значение на 84, и большое количество нолей после запятой стало заполняться новыми голосами.

– Ты забыл, что устройство контроля гиперсети теперь в его полном распоряжении? – Сатта фыркнула. – Он уже взломал какой-то из корпоративных банков и перевел на мой счет здесь, на Сарде, всю сумму.

– Надеюсь, у него хватит мозгов на то, чтобы не спугнуть наших зверьков раньше времени, – проворчал Гарт. – Нам пока рано обрушивать всю систему межпланетных расчетов. Я планирую попользоваться ею на полную катушку.

– Считаешь, это правильно – отдать такой инструмент ИскИну?

– А что плохого-то? – Гарт удивленно приподнял брови. – Во-первых, он сейчас ковыряет код, которым шифруется основной трафик, а потом, как обещает, возьмется за программу отслеживания. А если ты насчет доверия, так надо же кому-то доверять. Невозможно работать в команде и не верить никому. Все равно будет какой-то круг с высшей степенью доступа. Вот, например, ты, Зара, Лама, Ита, Рыжий, и так далее.

– Сравнил. – Сатта фыркнула. – Мы с тобой с самого начала, да и мы все же люди.

– А значит, у нас болевых точек больше, чем у искусственного интеллекта, – возразил Гарт. – А у нашего Борса я вижу пока одну страсть к лавинообразному увеличению вычислительных мощностей и самостоятельному проектированию и монтажу других ИскИнов. Что, кстати, приносит нам пока одни выгоды. В последнем сражении они направляли удар туда, где вражеского корабля еще не было. Один выстрел – один корабль. Причем так, что ни механизмы, ни критические узлы не повреждены. А люди, те вообще как живые. Ну, кроме тех, конечно, что попали под пушки Санитаров.

– Дракон? – Дежурный оператор повернулся в сторону Гарта. – Маршал Шедон запрашивает прямой канал.

– Соединяй. – Гарт махнул рукой, и сразу же в наушнике прорезался рокочущий голос старого вояки.

– Мой король?

– А без титулов никак? – ворчливо отозвался Гарт. – Слушаю вас, господин маршал.

– Теперь никак. – Шедон хмыкнул. – Конечно, нужно еще провести коронацию, но это, как вы сами понимаете, простая формальность.

– Чтоб меня разорвало, да вы в гроб меня вгоните своим этикетом.

– После коронации можете переписать весь Придворный Кодекс, – маршал рассмеялся, – но до тех пор придется терпеть.

– Вы, я так понимаю, об этом хотели со мной поговорить?

– Если вы о коронации, то да. – Шедон помолчал. – Мы предлагаем старый дворец. Он меньше всего пострадал от боевых действий, и сейчас его спешно приводят в порядок. – Он снова замолчал. – Э, мой король, мне тут по секрету доложили, что у вас вроде есть уже некий титул?

Гарт вздохнул.

– Если вы о чисто номинальном звании императора, то да. А что? Это что-то меняет?

– Ну, мы теперь получаемся вроде как империя.

– И что? – Гарт удивленно нахмурился.

– Нам вроде теперь полагаются собственные вооруженные силы, и даже флот… – осторожно предположил старый вояка.

– Да набирайте хоть десять, хоть двадцать миллионов. – Гарт развел руками. – Лишь бы экономика выдержала.

– Если разрешите расконсервировать фермы…

– В смысле? – Не имея возможности увидеть маршала, Гарт удивленно уставился на Сатту. – Что значит расконсервировать фермы? А кто их законсервировал, и откуда берутся продукты?

– По решению Совета все фермы, выращивающие продукты традиционным способом, должны быть уничтожены. А продукты получали на биофабриках, техпроцесс которых контролировали корпорации.

– Так. – Гарт хлопнул ладонью по подлокотнику. – Где вы находитесь?

– Пока разместились в городской библиотеке.

– Это в той, что на Рис Харог?

– Да, – подтвердил маршал.

– Я скоро буду. – Гарт обернулся к оператору, но тот уже все понял и давал новые координаты пилоту. Взяв чуть правее, машина легла на новый курс, когда прозвучал резкий сигнал коммуникатора гиперсвязи.

– Кто там еще? – Гарт положил чемоданчик себе на колени, и открыв, не глядя нажал прием вызова. – Папа?

– Привет, сынок. – Тран Корвон, судя по обстановке, находился в рубке своего корабля. – Ты чего это буянишь? Начал себе войну, а предупредить что, сложно?

– Не хотел тебя отвлекать…

– Чего за хрень ты несешь! – Тран стукнул кулаком по столу, отчего коммуникатор подпрыгнул, а изображение дернулось. – Привык партизанить, не оглядываясь на других?

– Привык. – Гарт развел руками, признавая свою вину.

– Ладно. – Корвон-старший провел рукой по лицу. – Непоправимого вроде не случилось, так что давай, работай. На будущее чтобы такого не было.

– Хорошо, отец. – Гарт улыбнулся.

– Коды не изменились? – Тран дождался кивка от Гарта и добавил: – Жди новостей через недельку.


Пространство вокруг библиотеки бурлило, словно большой котел. Везде сновали люди, а площадь и прилегающие улицы были забиты транспортом. Не тратя время на поиск свободного пятачка, Гарт вместе со своим штабом и взводом охраны десантировался по штурмтросам прямо на площадь, а катер, чуть приподнявшись, занял позицию напротив.

Стоило им подняться на первые ступеньки длинной лестницы, ведущей в библиотеку, охрана из солдат-территориалов вытянулась по стойке смирно.

Войдя в здание, Гарт на несколько секунд растерялся, но Сатта, мгновенно сориентировавшись, отловила какого-то человека и, видимо, получив от него исчерпывающую информацию, уверенно показала на галерею, опоясывавшую зал первого этажа.

– Туда.

Администрация Сарда, в которую потихоньку превращался штаб восстания, расположилась в зале редких рукописей, среди высоченных стеллажей, заставленных муляжами древних манускриптов и старинных свитков. Сами древности, естественно, хранились в специальном помещении и выдавались при наличии особого допуска, но и муляжи отлично создавали атмосферу приобщенности к истории.

Маршал сидел за одним из столов и успевал заниматься одновременно тремя делами. Просматривать проект распоряжения, пить сок и вполголоса распекать какую-то девушку.

– Не помешал?

– Идите! – Офицер жестом отпустил провинившуюся работницу, приветливо кивнул Гарту и встал. – Мой король. Сок будете?

– Да я бы и поел, если честно. – Гарт вздохнул. – Ладно. Это потом. Так что там с фермами?

– Где там у меня… – Маршал повернулся к одному из планшетов и стал листать страницы. – Вот. Около десяти миллионов крупных хозяйств и больше трехсот миллионов мелких были закрыты. Мы должны были все уничтожить, но не спешили исполнить распоряжение…

– Но зачем? – Гарт, не дослушав, прервал Шедона. – Зачем уничтожать работающие производства?

– Политика империи. – Маршал чуть скривился. – Каждая планета должна была зависеть от внешних поставок по целому ряду жизненно важных параметров. Мы зависим по продовольствию, коммуникационной электронике и медикаментам. Зато имеем производство тяжелых мобильных платформ и мехов от легких до сверхтяжелых. Массой до ста пятидесяти тонн. Правда, без реакторов и электронной начинки. Есть, правда, еще производство сельхозмашин полного цикла.

– А насколько быстро можно восстановить сельское хозяйство?

– Ну, мы смогли сохранить большую часть ферм, так что в течение трех-четырех месяцев…

– А военные запасы?

– На полгода, как и везде.

– Распаковывайте подвалы, и давайте форсировать восстановление ферм и закладку новых.

– Подпишете? – Маршал достал из папки давно заготовленный приказ.

– Запросто. – Гарт поставил закорючку и приложил палец к сенсорному участку листа. – Но, полагаю, вы и сами могли бы решить данный вопрос, лорд-наместник. – Гарт посмотрел в глаза маршалу.

– Вот так, да? – Шедон удивленно поднял брови.

– А вы как думали? – Гарт улыбнулся. – На меня все скинете и будете писать мемуары? Лет через сорок – возможно.

– Ну, столько я точно не смогу. – Новоиспеченный лорд-наместник покачал головой. – Под капельницей сильно не поработаешь.

– Не зарекайтесь. – Гарт в голос расхохотался. – У меня есть то, что точно вас удивит. Кстати. Я бы хотел иметь список имперских отставников из тех, кто готов работать и может принести пользу. Можно даже тех, кто совсем в преклонных годах. Будем поднимать старые кадры.

– Если только среди вашей команды нет некро-магов. – Лорд фыркнул.

– Зачем так сложно? Просто мы можем довольно серьезно поправить им здоровье и чуть-чуть продлить активную фазу жизни. Лет на двадцать за один раз.

– Многие за такое отдадут все, что у них есть, – смотревший в стол Шедон поднял глаза.

– А я и потребую немало. – Гарт кивнул, соглашаясь с наместником. – Мне будет нужна полная и абсолютная верность и работа на износ.

– Думаю, это разумная цена. – Маршал кивнул. – Еще я бы хотел решить вопрос по электронике. Есть пара заводов…

– Они смогут производить все, что нам нужно? – уточнил Гарт.

– Да, но все это будут устаревшие модели. – Маршал виновато развел руками.

– А так ли сильно отличаются устаревшие модели от современных?

– Не сильно, но экспорт… – наместник вопросительно посмотрел на Гарта.

– Да не до экспорта сейчас. – Гарт с укоризной посмотрел на собеседника. – Сейчас бы наладить производство простых надежных устройств связи для армии и промышленности. Я бы советовал вам обратить внимание на модели с минимумом дополнительных функций, но предельно надежных. Пусть весят больше, но никакой бумаги. Только долгоживущие материалы. Можете даже положить на все экологические стандарты все, что подскажет ваша богатая фантазия, поскольку большинство из них придумано для того, чтобы ограничить производство на других, менее развитых планетах. А роскошные модели с драгоценными камнями следует вообще запретить.

– Что значит запретить?

– А то и значит, – весело подтвердил Гарт. – Вообще все производство предметов роскоши, дороже определенной стоимости, поставить вне закона. Ведь если не будет роскошных лимузинов, яхт и часов стоимостью зарплаты рабочего за тысячу лет, не будет никаких стимулов воровать. Деньги просто негде будет тратить. Коррупцию не победить, так хоть свести ее к минимуму.

– А крупные промышленники?

– А нужны нам крупные промышленники? – вопросом на вопрос ответил Гарт. – Зачем в государстве человек, подмявший под себя ну, например, все производство стали? Я уж не говорю про концерны, владеющие при этом всей производственной цепочкой. Это же получается государство в государстве? А если будет нужда в организации крупных производств, то все равно лучше государства с этим никто не справится.

– Радикально. – Лорд-наместник пожал широкими плечами. – А что с армией делать будем?

– Как я уже говорил, для нужд планетарной обороны нанимайте, а лучше призывайте то количество, которое считаете необходимым. Лишь бы наша экономика это потянула. А мне сейчас нужны экипажи для ста тридцати кораблей и порядка двухсот тысяч подготовленных солдат и офицеров. Всего шесть бригад. Оружие и снаряжение нам любезно предоставил Имперский Совет, так что до пяти миллионов вооружим запросто.

– Откуда такое богатство? – не удержался маршал.

– Да мы тут пощипали немного флот вторжения, – Гарт небрежно взмахнул рукой. – Сейчас корабли чистят и перегоняют на орбиту Сарда, так что уже через пару дней можем начать прием экипажей.

– Как у вас все просто. – Наместник поежился. – Зачистили больше пяти миллионов…

– А я их сюда и не звал. – Лицо Гарта исказила хищная гримаса. – Думаю, вам не стоит напоминать, что бы они сделали, если бы им не помешали. Так что я не уничтожил пять миллионов, а спас, по самым примерным прикидкам, миллионов пятнадцать-двадцать. И не солдат, для которых смерть – часть профессионального риска, а простых жителей, в том числе женщин и детей. Кстати, насчет детей. – Гарт задумчиво посмотрел на наместника. – Я надеюсь, что всех наркодилеров уже развесили на фонарях?

– Нет. – Маршал покачал головой. – Пока не до этого было.

– Тогда впишите в список первоочередных дел. Нам эта мразь здесь совсем не нужна.

– Но люди…

– А вы сформируйте отряды из тех, чьи родственники погибли от наркотиков, – предложил Гарт. – Включите в каждую группу прокурора и дознавателя из контрразведчиков да пошлите их по адресам.

– А если будут конфликты с криминальными группировками? – уточнил маршал.

– У вас не хватает патронов или батарей для бластеров? – Гарт удивленно поднял брови. – Свяжитесь с моими снабженцами и решите этот вопрос.

– Да. – Наместник покачал головой. – Круто берете.

– Светлый Дракон! – Гарт развел руками. – У нас на носу война с целой империей, а вы переживаете за бандитов, которым самое место в мусорном конвертере. Против нас выставят, по самым скромным подсчетам, больше ста миллионов солдат и около шести тысяч кораблей. Тут, я думаю, бандитов жалеть не нужно. Давайте вот что. – Гарт посмотрел на коммуникатор. – Через пару часов предлагаю собраться где-нибудь в тихом месте и пообщаться. Предлагаю в ресторане «Чистое Небо».

– Почему там?

– Да я всегда мечтал там пообедать, – Гарт озорно прищурился, – а с деньгами у нас как-то туго было. Так что я просто реализую одно из своих давних желаний.

– А Сархо успеет?

– Должен. – Гарт кинул взгляд на браслет коммуникатора и кивнул. – Я отдал один из скоростных ботов, так что ему сюда сорок минут полета.

– Вы всегда так предусмотрительны?

– Я? – Гарт рассмеялся и оглянулся на Сатту. – Совсем нет. Но у меня очень хорошая команда.


Первым из приглашенных появился именно Сархо.

– Садитесь, – Гарт показал мужчине на стул. – Сейчас обещали принести что-нибудь легкое, чтобы мы могли скрасить время ожидания остальных гостей.

– Мой король. – Сархо кивнул и сел на предложенное место. – Могу ли я поинтересоваться причиной столь срочного вызова?

– Конечно. – Гарт кивнул и отставил стакан с соком. – Нужно сейчас хотя бы вчерне составить план первоочередных дел и начинать формирование дееспособного аппарата. От того, как мы с вами справимся с налаживанием жизни на Сарде, зависит очень многое. Возможно, судьба империи. Вам как человеку, имеющему незапятнанную репутацию и авторитет, предстоит непосредственная реализация всех решений, которые нами будут приняты. – Увидев, как идут сквозь зал Шедон и полковник Сеон, надевший для такого случая парадный мундир, правда, без знаков различия и наград, Гарт привстал. – Добрый день, господа.

– Мой король. – Полковник коротко поклонился и сел, когда старший по званию занял свое место.

– Ну, вот все и в сборе. – Гарт с улыбкой оглядел присутствующих. – Может, есть особые пожелания к местному повару? Нет? Тогда приступим. – Стоящая за спиной Сатта протянула листок пластика. – Здесь приказ о назначении маршала Шедона лордом-наместником, а вас, генерал-командор, командующим планетарных вооруженных сил. Вам же, господин Сархо, досталась самая тяжелая и неблагодарная часть работы. – Гарт твердо посмотрел в глаза бывшему школьному учителю. – Именно вам предстоит разбирать все, что скопилось здесь за многие годы. Вы назначаетесь руководителем службы безопасности. Для начала всего Сарда, а потом посмотрим.

– Но я совсем… – пораженный Сархо лишь развел руками.

– Квалифицированных кадров вокруг вас будет достаточно. – Гарт чуть замялся, подбирая слова. – Но полностью доверять им невозможно. Это профессиональные игроки. И занимаясь этим слишком долго, они могут заиграться. Поэтому во главе организации я бы предпочел видеть человека пусть и не вполне компетентного, но предельно честного. Кроме того, если вы управлялись с толпой подростков, то наверняка справитесь и с этой задачей.

– Но, мой король! – Сархо от волнения даже привстал. – Я думал вернуться в свою школу после всех этих событий.

– А вы и вернулись. – Гарт пожал плечами. – Только теперь ваша школа стала чуть больше, и в ней учатся люди всех возрастов. Кроме того, я полагал, что человек, вставший со старым дробовиком против полицейского взвода, способен встать и против целой империи. Но не беспокойтесь. Нескольких ключевых специалистов я вам предоставлю. Это, во-первых, полковник Марон, который уже занимается чистками в управлении полиции, и еще несколько бывших офицеров имперской безопасности. Ваша задача сделать так, чтобы сотрудник вашего ведомства вызывал уважение у честных людей и страх у преступников. Идеально, чтобы простой гражданин, не замешанный ни в чем противозаконном, вызванный по ошибке или как свидетель, приходил в управление без малейшего страха. Сатта? – Девушка, молчаливо стоящая за спиной Гарта, подала еще один документ. – Вот тут список мер, которые мы с Виши Мароном подготовили в качестве первоочередных. Для начала это приказ о поголовной проверке всех сотрудников безопасности на нейротомографе, формирование дополнительных силовых отрядов из числа граждан и формирование суда по смертным приговорам. Все заседания будут транслироваться в сеть в реальном времени, а утверждать приговоры будет коллегия присяжных из тех же граждан. Таким образом, я думаю, мы сведем количество судебных ошибок к минимуму. Кроме того, здесь распоряжение о двойном сроке за преступления, совершенные сотрудниками безопасности и государственных органов.

– А если это будут ваши люди, мой король? – Полковник спокойно посмотрел Гарту в глаза.

– Тогда лучше бы им находиться в вашей юрисдикции, чем в моей, потому что уголовный кодекс в моей редакции содержит очень мало статей, и вообще не для слабонервных. – Гарт вновь обернулся в сторону Сархо: – Еще хочу обратить ваше внимание на следующий пункт. Те, кто принимает наркотики из списка, не подлежат преследованию, но и не могут работать в государственной сфере, лишаются избирательного права и права управлять транспортными средствами за исключением ситуации особой необходимости. Формулировку вы можете уточнить в имперском Уголовном кодексе.

– Мы что, будем пользоваться законами империи? – Глаза начальника безопасности округлились.

– А чем вам законы империи не угодили? – Гарт удивленно посмотрел на Сархо. – Там все правильно, за исключением того, что правосудие не на словах, а на деле должно быть одно для всех и неотвратимо, как рассвет. Большинство нарушений и злоупотреблений проистекали из внутренних распоряжений и приказов руководства. Но если вам так уж ненавистен старый кодекс, напишите свой. Обсудим. Теперь вы – господин командующий. – Гарт, благодарно кивнув девушке, расставлявшей приборы и поставившей перед ним крошечную порцию упоительно пахнущего мяса, повернул голову в сторону полковника: – Десантный корабль «Возмездие» сейчас маневрирует в атмосфере, чтобы совершить посадку на столичный космодром. На его борту примерно пятьсот тысяч комплектов формы и вооружения, не считая целой кучи роботов и шагающих танков. Все немного в пыли, но если почистить и постирать, то совершенно как новое.

Полковника передернуло.

– Это с какого же перепугу столько людей в пыль превратилось?

– Вы хотели бы, чтобы в пыль превратились жители Сарда? – холодно поинтересовался Гарт. – Или в рубленое мясо? – Он с аппетитом отрезал кусок, положил в рот и, прожевав, продолжил: – Забудьте про чистоплюйство. Если вы с нами, то хоронить придется не только врагов, но и друзей. А это, как вы знаете, намного тяжелее.

– Лорд-наместник сказал, что вам нужно шесть бригад? – Командующий не торопясь принялся за еду.

– Пока да. И желательно, чтобы это были подготовленные специалисты.

– Но у вас-то вообще дети! – возразил Сеон.

– Эти дети вот уже больше года тренируются до кровавой пелены в глазах. – Гарт, проигнорировав гарнир, с сожалением отставил тарелку в сторону. – Если не боитесь конфуза, можно устроить соревнование между вашим лучшим взводом и нашим. Я уж не говорю про наших операторов беспилотников и систем вооружения. У меня лучший оператор держит одновременно пять штурмовиков, а худший – три. Они для развлечения устраивают на симуляторах дуэли против своих же машин и успевают командовать так, что ИскИны только подправляют траектории.

– Но это невозможно! – Полковник, хорошо представлявший себе сложности боевого маневрирования беспилотниками, чуть привстал со стула.

– Ну, это вы моим ребятам лучше расскажите. – Гарт рассмеялся. – Потому что слово «невозможно» заставляет их совершать и более фантастические вещи. Так что просто отбросьте ваши предубеждения и отберите для меня самых лучших.

– А остальные?

– А с остальными начинайте работать. – Гарт дожевал очередную крошечную порцию и пододвинул следующую тарелку. – Если все будут вкалывать, как моя команда, то уже через полгода у нас будет дееспособная армия. Вы ведь учтите. На большинстве планет или полицейские контингенты, или оккупационные войска, что в принципе одно и то же. По-настоящему боеспособными являются лишь те части, что дислоцированы в районе боевых действий. Совет до дрожи в коленях боялся настоящих боевых подразделений, поэтому превратил армию в полицию. Ни на что серьезнее разгона демонстраций и расстрела мирных жителей они не способны. Конечно, остается еще около трех-четырех миллионов профессиональных наемников и тех, кому терять уже нечего, но их число конечно и не запредельно. Кстати. – Гарт посмотрел на лорда-наместника. – У меня тут странная мысль образовалась. Попробуйте поставить энергоустановку от шагающего комбайна на танк. Не может быть, чтобы разница в них была столь велика, чтобы не поддавалась исправлению.

– Но мощность установки…

– Нам не нужен танк, который служит по пятьдесят лет, – спокойно возразил Гарт. – Если не решим наши вопросы за год-полтора, то нам конец. Просто форсируйте реактор до предела и поставьте систему аварийного сброса.

– А оружие?

– Так сложно наладить производство автоматических пушек? – парировал Гарт. – Мы же не в Деревне. Наверняка есть высокотехнологичные производства с соответствующими станками. Если чего-то не хватит, будем решать по ходу дела, но согласитесь, что пара сотен тяжелых шагающих танков – это совсем другая война.

– Как-то у вас все просто, – Сархо улыбнулся.

– Вот скажите мне, господин Сархо, вы, когда делали временные заграждения, ну баррикады, вы непременно дожидались специальной техники? Нет ведь. Окидывали взглядом прилегающую территорию и валили в кучу все, что могли притащить или оторвать. Ну, может, закрепляли сваркой, если она была, а потом занимали позицию за баррикадой, держа в руках опять-таки то, что смогли найти. Так и сейчас. Будем воевать тем, что есть. Если достанем ствол – хорошо. Если не достанем, пробьем башку врагу кирпичом. А не найдем кирпич, убьем голыми руками.


ГЛАВА 11

Медиакомпания Дакин.

Информационная врезка в сюжет о празднике в честь открытия нового вербовочного центра

Те, кому надоели бесконечные быдло-шоу и бред, который несут с экранов медийные знаменитости, могут присоединиться к просмотру самого захватывающего зрелища нашего времени под названием «Крушение империи». Погрязшие в коррупции и собственной глупости, чиновники Имперского Совета уже не знают, что придумать для того, чтобы сшить расползающуюся империю в один кусок и навести хоть какое-то подобие порядка. Сегодня на внешне благополучной планете Сард полыхнуло так, что все полицейские подразделения нашей доблестной армии просто остались там в виде могильных холмиков, получив постоянную прописку и два кубометра грунта в качестве призовых. На очереди другие планеты, где завинчивание гаек дало прямо противоположные результаты. Можно с определенной степенью уверенности прогнозировать вспышку у атанцев, как наиболее воинственных и подготовленных, и еще на некоторых других планетах.

Лидер повстанцев, провозглашенный королем Сарда, начал свою деятельность с уничтожения наркомафии и установления полного контроля за распределением продуктов питания, что безусловно должно понравиться простым людям и просто поперек горла встанет всякого рода олигархам. Впрочем, я бы на их месте не рассчитывал на продолжение банкета даже в таком, урезанном виде, так как следственные группы прокуратуры и контрразведки, освобожденные от разборок с наркоторговцами, переключаются на экономическую сферу, что в свою очередь гарантирует очень многим принудительное сокращение рациона до размеров тюремной пайки.

Едкий Шнырь

Из обращения творческой интеллигенции к Имперскому Совету

…Как можно быстрее прекратить кровавый беспредел, творящийся на Сарде, когда по приказу самозваного деятеля уничтожается золотой фонд имперской культуры и честь нации. Так, по надуманному обвинению в торговле наркотиками был схвачен и увезен в неизвестном направлении знаменитый Торген Искари, представивший в прошлом году свое новое великое творение – «Звук битой посуды № 6». Убит в своем доме стрип-танцор – Тиана Редор, и многие другие.

Руководствуясь принципами гуманизма и либеральных свобод, требуем скорейшего наведения порядка и показательной казни для всех замешанных в кровавых преступлениях…

Планета Эмелан. Резиденция Имперского Совета

– Господин Гал. – Военный министр, бесшумный, словно серворобот, вошел в кабинет и почтительно застыл в трех метрах от стола. – Управление дальней разведки доложило о результатах проведенной операции в системе Сарда.

– И что там?

– Весь посланный флот сейчас находится на орбите. На некоторых, судя по данным внешнего наблюдения, идет ремонт.

– Как они могли захватить такое количество кораблей? – Лицо главы Совета вытянулось.

– Там объект два – шесть. – Маршал чуть замялся. – Он не имеет внешних повреждений и тоже, видимо, был захвачен.

– Нашлась потеря. – Асси Гал словно потемнел от злости. – Как быстро мы сможем подавить восстание?

– Если соберем флот, усилим его кораблями корпораций… Через пару месяцев, вероятно. Перемирие в Этконе еще не вступило в силу, так что мы не сможем перебросить флот раньше чем через неделю.

– Да какая неделя?!! – Асси Гал буквально взвился. – Если мы не уничтожим эту заразу быстро, она пойдет распространяться по всей империи! Но самое плохое не это. Теперь мощнейший корабль, который мог бы раздавить восстание, служит этим недоноскам!

– Мы потеряем весь флот, – твердо ответил министр. – База настолько мощна, что ей и полтысячи кораблей нипочем. Они просто расстреляют нас еще до того, как мы подойдем на расстояние удара. Я уже дал команду на расконсервацию линкора «Звезда», но это займет около двух месяцев.

– Идите. – Гал невидяще уставился в пространство. Потом не глядя ткнул в кнопку вызова секретаря. – Генерала Райвора ко мне. Срочно!


Генерал Райвор, высокий худощавый мужчина, тщательно следящий за своим здоровьем, был относительно нормальным человеком и не испытывал пристрастия к убийствам. Просто для него, всю свою жизнь посвятившего шпионским играм, жизни людей были чистой статистикой. Цифрами в отчетах. Он никогда не видел в глаза ни одной смерти, полагаясь лишь на профессионализм исполнителей. За свою карьеру он успел отдать столько таких приказов, что другой нормальный человек просто свихнулся бы от кошмаров. Для достижения цели его подчиненные уничтожали сотни и тысячи людей, исполняя странные и не всегда понятные генералу приказы. Он спокойно и хладнокровно делал то, что считал своим долгом. А что в процессе защиты империи погибали ни в чем неповинные люди, как, например, на Ррорде, когда вирус вырвался из стен военной лаборатории, его не беспокоило. Наоборот. Именно он продавил решение о полной зачистке планеты с помощью биобластеров Санитарной Службы. Количество заключенных росло, и на обычных планетах они с соблюдением секретности никак не помещались.

Но в этом случае, получив приказ о ликвидации Гарта Корвона, он почувствовал, что его ледяная броня дала трещину. Он уже пытался уничтожить этого мальчишку. Правда, тогда понадеялся на свой аппарат, и обе акции провалились. Но теперь он пообещал себе, что лично проконтролирует выполнение задачи. На карту в этот раз было поставлено слишком многое.

Для выполнения этой и нескольких сопутствующих задач генерал решил задействовать свою элитную группу киборгов, прошедших все стадии изменения. В них уже не было ничего человеческого, что очень нравилось Райвору. Именно такими генерал видел идеальных жителей империи.

Небольшой скромный особняк в пригороде столицы стоял как раз на том месте, где раньше находился один из мощных бункеров, способных выдержать орбитальную бомбардировку. Пройдя в дом, он кивнул охранникам, изображавшим жившую здесь семью, и, зайдя в неприметную дверь, спустился на скоростном лифте в убежище. Несмотря на то что генерала здесь знали, процедуру опознания провели в полном объеме, не делая скидки даже для своего начальника.

Пройдя длинным коридором, представлявшим собой один сплошной боевой модуль системы безопасности, он вошел в просторный зал, разделенный толстым стеклом. У пульта, стоящего с этой стороны, дежурил лишь один человек. Вахтенный офицер, лениво листавший планшет с комиксами, подскочил, словно ужаленный.

– Господин генерал, пост девять – сорок один. За время моего дежурства происшествий и нарушений технических параметров не было.

– Спасибо, капитан. – Райвор сделал успокаивающий жест и подошел к стеклу вплотную. – Как наши подопечные?

Лежащие в широких ложементах обнаженные тела были окружены датчиками и контрольными экранами. Шесть мужчин и четыре женщины с идеальными телами были далеко не обычными киборгами, которых вовсю использовали разведка и безопасность. В эти оболочки империя вложила все самое лучшее, что было придумано в ее лабораториях, и даже то, что купили у негуманоидных рас. Было лишь несколько сложностей. Первая заключалась в том, что для имплантации боевой матрицы годился далеко не всякий человек, большинство лежащих здесь людей, перед тем как пройти все стадии изменения, были довольно преуспевающими людьми и обладали весьма высоким уровнем интеллекта. Их похищали под тем или иным предлогом и накладывали ложную память, блокируя старые воспоминания. Организм киборга и уровень сложности выполняемых им задач требовал весь интеллект человека полностью. Тут нельзя было очистить память, превратив киборга в марионетку, как это делалось с моделями нижнего класса. Определенные технические и психические ухищрения помогали киборгам забыть о себе, своих друзьях и близких и воспринимать наложенную память как свою собственную. Но для этого большую часть времени они проводили в ложах, где в них транслировали специально созданную реальность. Период, в течение которого старая реальность надежно лежала под замком ложных воспоминаний, был невелик. Всего около двух недель. Но это неудобство с лихвой окупалось эффективностью применения киборгов. Не более трех дней требовалось им для выполнения приказа.

– По данным журнала, все показатели в норме.

– Норма это хорошо. – Генерал подошел к пульту. – Сообщите полковнику, пусть выводит из ждущего режима и через трое суток доставит всех на объект шесть – десять.

Не дожидаясь ответа, генерал покинул комнату и уже через десять минут сидел в просторном лимузине, обдумывая предстоящую операцию.


Планета Сард

Раскрученный Гартом маховик по чистке планеты от всяческого мусора набирал обороты. По всему Сарду крепкие парни в штурмовом снаряжении выбивали двери наркопритонов и тайных квартир торговцев и свозили всех на сортировочные узлы, где уже работали следователи службы безопасности, прошедшие проверку на лояльность новой власти и принявшие присягу. Простых наркоманов или регистрировали и, сделав соответствующую пометку в документах, отпускали, или направляли на лечение в один из трудовых лагерей. А тех, кто торговал отравой, передавали дальше, чтобы выявить связи и каналы доставки товара.

Попутно выяснились такие интересные вещи, что Виши Марон, который контролировал всю работу, поспешил с докладом к самому Гарту.

Тот принял его незамедлительно и вне очереди, полагая что такой человек не будет беспокоить его по пустякам.

– Я помню, у вас были какие-то счеты с семьей Кмари? – Довольный, словно карвак,[6] объевшийся сладостей, он положил на стол перед Гартом пачку документов.

– Да как-то особенно нет. – Гарт задумчиво почесал затылок. – Какие могут быть счеты с крысами? Просто давил их при каждом удобном случае.

– Тогда я принес вам еще один случай. – Бывший полковник, а теперь генерал и начальник главного следственного управления присел в кресло. – Один из дилеров, выпрашивая помилование, рассказал о сети торговцев живым товаром, главный узел которой расположен в планетной системе Кронда. Точных координат он не может сообщить, но знает, что вся организация под Кмари. Оказывается, те, после того как вы им пощипали наркобизнес, ударились во все тяжкие и решили скомпенсировать потери работорговлей и похищениями людей. Если гаденыш не соврал, то сейчас на Кихати скопилось порядка пяти десятков кораблей, которые прибыли на ежегодный аукцион. Но нужно торопиться, потому что они вот-вот разлетятся по всем закоулкам империи.

Гарт бегло просмотрел документы, которые дал ему следователь, и задумался.

– Куда торопиться-то? Точных координат мы не знаем, а без этого… впрочем, – он пододвинул к себе коммуникатор, – можно попытаться кое-что узнать. Заодно пару дел решим.

Он прошелся глазами по списку абонентов и ткнул в экран пальцем.

– Господин Кили?

– Я рад слышать вас, мой юный друг. – Седовласый мужчина в светло-голубом костюме широко улыбнулся. – Вы стали забывать нас.

– Дела, господин Кили. – Гарт тоже улыбнулся. – Но хочу сказать, что вопрос о вашем участии в Большом Круге решен положительно. Так что присылайте своего человека.

Несмотря на то что глава одной из региональных организаций Восьмиугольника принадлежал к криминалитету, Гарту был искренне симпатичен этот человек. Их основной сферой деятельности было производство всякого рода подделок, оружия и контрабанда, что по сравнению с другими группировками было вообще мелкой шалостью.

– Вы уже решили свои проблемы с транспортной сетью?

– Частично, мой друг. Частично. – Сан Кили покивал. – И пусть не в полной мере, но мы сможем уже сейчас начать поставки некоторых видов продукции.

– А почему бы вам не развернуть производство здесь, на Сарде? – Гарт испытующе посмотрел на своего собеседника. – Тогда и возиться с доставкой не будет нужды.

– Это интересная мысль. – Глава регионального управления медленно кивнул, пытаясь на ходу оценить преимущества такого предложения. – Но если делать все как полагается, то нужно сразу развертывать целый производственный комплекс, и к тому же желательно иметь хоть предварительный контракт на поставку будущей продукции.

– Это вообще не вопрос. – Гарт махнул рукой. – Если производить будете телекоммуникационное оборудование военного стандарта Гир-107 или Касат-304, то все заберет армия Сарда, и по действующим рыночным ценам. Конечно, господин Кили, это должны быть не подделки под военный стандарт, а электроника, выдерживающая и падение, и погружение в воду, а самое главное, действующая хотя бы в пределах эксплуатационных норм. В качестве старта можете использовать имеющиеся на Сарде заводы корпорации «Редор». Ее основатель крепко заигрался с имперской безопасностью и покинул этот мир раньше срока.

– По первому пункту это не просто, но возможно. – Сан Кили кивнул. – А по второму – это просто замечательно.

– Оплачивать покупку производственных мощностей можете готовой продукцией.

– Я все же должен обсудить это со своим руководством.

– Естественно. – Гарт улыбнулся. – А в завершение нашего разговора мне бы хотелось от вас небольшой любезности.

– Я слушаю.

– Мне нужны координаты узлового центра по торговле людьми семьи Кмари.

– Хотите поучаствовать в аукционе? – Кили взял планшет и стал бегло просматривать свои записи. – Держите. – Он нажал клавишу передачи данных. – Кстати, я бы хотел обсудить с вами размещение на Сарде исследовательского центра Восьмиугольника. Боюсь, на Тегриссе становится не очень комфортно.

– Перевозите в любой момент. – Гарт, заинтересованный в развитии производств на Сарде, довольно кивнул. – Помещение сможете выбрать сами, а то и просто построить в том месте, в котором захотите. Например, на Северной Хаете сейчас формируется исследовательский кластер, можете присоединиться.


Когда экран погас, Гарт прижал одну из кнопок на коммуникаторе.

– Драконовы Сучки, Крылья, Сардские демоны и Черные Ведьмы. Боевая тревога. Взлет через два часа. – Он вышел из-за стола и, совершенно не стесняясь Марона, стал переодеваться в штурмовой бронескафандр.

– Вы собираетесь лично поучаствовать?

– А вы что, не со мной? – вопросом на вопрос ответил Гарт. – Пойдемте, разомнем кости. А то с этими административными заботами скоро превратимся в двух ленивых животных. А девушки таких не любят.


Отряд из десяти кораблей стартовал с поверхности планеты в назначенный срок, унося в себе около шести сотен десантников.

Пятая планета системы Кронда была непригодна для жизни, и на ней существовали лишь разрозненные рудные поселения под мощными куполами. Но не все занимались честным трудом. Кое-кто решил, что долбить мерзлый грунт бесперспективно, и решил подзаработать торговлей людьми. Полученные деньги позволили расширить поселение, и уже десяток куполов, скрытых в кратере старого вулкана, принимали и сортировали людей с двух десятков планет империи.

Сто тридцатый поселок уже через несколько лет с начала торговли рабами мог принять около пяти тысяч человек в рабочем режиме и почти вдвое больше в те дни, когда проходил ежегодный аукцион, на который прилетали все крупнейшие торговцы. Обычно мероприятие проходило тихо и без особых проблем. Все шло по накатанной колее, и более восьми тысяч человек уже обрели новых хозяев, а Кмари подсчитывали прибыль, когда десяток мощных боевых кораблей блокировал планету.

Сам Отец Кмари, принимавший гостей в роскошных подземных апартаментах, принял сообщение о блокаде философски. Торговля живым товаром – опасный бизнес, и риск являлся просто частью процесса. У него самого были надежные документы и сверхбыстроходный корабль, так что он мог покинуть это негостеприимное место в любой момент. Не имея точных координат базы, потрошить планету можно было очень долго, а за это время всякое могло случиться.

Он спокойно попивал любимое «Бассонское Небо» и любовался отточенными движениями Леандры Сетон – своего нового приобретения. Купленная на крошечной планетке Рудного пояса, девушка оказалась настоящей жемчужиной его коллекции. Настоящий талант во всем, начиная от танцев и кончая постелью. Кмари немного нервировали корабли на орбите, но он знал, что время на его стороне и тот час, когда он посчитается с врагами за все, недалек.

Вбежавшего в зал начальника охраны встретила недоуменная гримаса.

– Что еще, Треон?

– Отец, купола блокированы войсками! – Начальник охраны нервно тискал штурмовую винтовку и смотрел как-то неуверенно. – Они требуют сдаться и обещают сохранить жизнь.

– Соберись! – Кмари жестом отослал танцовщицу и встал. – Сколько у нас солдат?

– С нами всего около сотни. Есть еще примерно пять сотен у других торговцев и люди Тео Драхо. Всего около восьмисот человек.

– А этих?

– Человек триста, я полагаю. – Треон сглотнул. – Но над нами висят их корабли. Так что взлет невозможен. Нас просто расстреляют, словно в тире.

– Давай зови всех. Сейчас же! – крикнул Кмари, и шефа охраны просто вынесло за дверь.


Совещание, которое созвал глава криминальной группировки, быстро превратилось в базар, перемежаемый попытками свести давние счеты. Даже угроза общего врага не смогла заставить этих людей действовать сообща. Глядя на орущих и брызжущих слюной работорговцев, Кмари в бессильной ярости сжимал кулаки.

– Хватит! – Он со всей силы ударил кулаком по столу. – Пока вы тут, идиоты, спорите, нас всех настругают ломтями. А их всего две максимум три сотни.

– Но корабли… – подал голос Раго Ден, невысокий широкоплечий мужчина с мощными узловатыми руками.

– Корабли отойдут. – Отец Кмари хищно улыбнулся. – Нам всего-то нужно захватить в плен пару десятков этих недоумков. Так что вооружайте своих людей и выводите к шлюзам. Нужно, чтобы они как можно глубже втянулись вовнутрь, тогда отсечь часть штурмующих будет нетрудно.

Когда повеселевшие работорговцы разошлись, Кмари подозвал начальника охраны.

– А ты со своими людьми должен будешь добыть мне самых жирных пленников. И когда их доставят на борт, сразу же стартуем. Все понятно?

– Да, Отец.

– Теперь иди. – Кмари взмахнул тонкой холеной рукой. – Я устал от вас.


ГЛАВА 12

Теневые группировки, осуществляющие свою деятельность на планетах империи, могут быть условно разделены на три категории. Специализирующиеся на двух-трех видах деятельности, занимающиеся всем спектром криминальных специальностей, но сохраняющих специализацию, и занимающиеся время от времени то одним, то другим, но не специализирующиеся ни в чем.

К первым можно отнести Восьмиугольник, сделавший своим бизнесом изготовление и торговлю электронной аппаратурой различного рода и контрабанду ее через границы Лакраны.

Ко второй уверенно относится Талрон, не упускающий возможности заработать и на контрабанде, и на прочих видах криминальной деятельности.

К третьим можно отнести все средние и мелкие группировки, вынужденные отрабатывать то появляющиеся, то исчезающие пробелы в законодательстве и лавировать между крупными криминальными сообществами.

Доходы криминалитета за последний год распределились следующим образом.

Торговля наркотиками – 52 %.

Торговля живым товаром, в том числе похищения с целью выкупа – 21 %.

Торговля оружием и военным снаряжением – 10 %.

Остальное – 17 %.

Общий доход всех структур за прошедший год составил около 956 миллиардов эре, что на 13,7 % выше показателей прошлого года.

Имперское управление финансов через контролируемые структуры получило 382 миллиарда, что составило 40 % от общей суммы.

По докладу аналитической службы, дальнейшее ужесточение наказаний за употребление наркотических средств может существенно увеличить эту сумму примерно до 1 триллиона 250 миллиардов эре.

Начальник имперского управления финансов
Тео Креон

Штурм пошел совсем не по сценарию торговцев. Подогнав передвижные шлюзы и пробив стены главного купола в нескольких местах, внутрь хлынуло сразу полторы сотни одетых в тяжелую броню воинов. Охрана торговцев, состоящая преимущественно из бандитов и прочего отребья, сразу откатилась, получив удар во фланг.

Крылья сразу добыли несколько пленников, которые рассказали не только о расположении сил оборонявшихся, но и о сути первоначального плана Кмари.

– Эк у них все хитро. – Сатта, командовавшая разведподразделениями, хмыкнула и, приставив ствол к голове пленника, нажала на спусковой крючок. – Похоже, тут все серьезнее, чем мы думали. – Она посмотрела на тактическую карту. – А где тут у них система вентиляции и воздухоснабжения?

– Видимо, здесь. – Тактический оператор уверенно указал точку немного севернее главного Шлюза. – Купола-то стандартные. Я в таком жил с родителями. ФВУ[7] Бера 3 000 или чего подобное. Там даже штатные места под баллоны предусмотрены. На случай волнений.

– Ага. – Сатта задумалась и повернулась туда, где суетились остальные офицеры штаба. – Реона, а есть у нас с собой что-нибудь из спецреагентов?

Девушка на секунду задумалась.

– «Ламар-ас» точно есть, и «кидон-сто», но немного. Пара баллонов.

– А «стентар»?

– Сейчас. – Девушка склонилась над планшетом, листая погрузочные и складские списки. – Удивительно, но есть. Пять баллонов по пятьдесят литров.

– Нам хватит. – Сатта кивнула и повернулась в сторону Зары: – Давай, вытаскивай под любым предлогом Гарта сюда.

– Он, между прочим, твой парень, так что ты его и вытаскивай. – Зара недовольно сморщилась.

– Он, между прочим, наш общий парень, – тихо прошипела Сатта. – Думаешь, я не знаю, что ты затащила его в душевую? Давай бегом, а то отправлю в отпуск, и будешь читать сводки из газет.

Угроза была нешуточной, и атанка уже через пять минут возвращалась с Гартом на привязи.

– Навоевался? – нейтрально поинтересовалась Сатта, глядя на раскрасневшееся лицо своего друга.

– Не-а. – Гарт пристроил шлем на стуле и расстегнул броню. – Я бы этих подонков еще и нарезал мелкой стружкой. Представляешь, людей словно скот в загонах держали. Плошка каши и кран с водой в стене. Из всех сантехнических удобств – дырка в полу.

– Все. Остынь. – Сатта демонстративно повернулась к нему спиной. – Две штурмовые группы уже пошли к главному регенерационному блоку. Подадим в систему «стентар».

– Так у них же скафы.

– Там у них воздуха максимум на полчаса, – спокойно, словно ученику, пояснила ран вай. – Так что будем через некоторое время просто собирать спящие тела.


– Отец! – На этот раз начальник охраны даже не влетел, а ворвался в покои Кмари. – Они пустили газ. Большая часть охранников была даже без дыхательных патронов и полегла сразу. Наши ребята закрепились у шлюза, но, боюсь…

Почувствовавший всей своей звериной сутью, что в этот раз ему не выкрутиться, глава Семьи просто потерял голову.

– Тебе нужно бояться не их, а меня! – Кмари резко, без замаха хлестнул своего охранника по лицу. – Забыл, что там у тебя дома происходит?

Жена Треона, жившая только на дорогих лекарствах, которые он получал в соответствующей службе Семьи, была тем единственным, что удерживало бывшего офицера на этом свете.

– Сейчас возьми моих ребят и убей всех, кто сидит в третьем отсеке. И смотри, нужно сделать все так, чтобы ни одна сука не опознала трупы!

– Я помню. – Не пытаясь вытереть кровь, Треон выпрямился и твердо посмотрел в глаза Кмари. – Я помню. – Он кивнул и совершенно неожиданно для главы Семьи коротко пробил тому в челюсть.

Удар отбросил Кмари на стену, и, оставляя за собой кровавый след, бесчувственное тело сползло на пол.

– Прости, Тиана. – Охранник провел пальцем по фотографии смеющейся светловолосой женщины и спрятал карточку под броню. – Рон, Десси! – окликнул он личных телохранителей Отца, стоявших с той стороны дверей, и как только громилы появились на пороге, выдернул из кобуры тяжелый пистолет.

Два выстрела – и два тела почти синхронно падают на пол.

– Вот так, ребятки. – Бывший безопасник затащил тела в комнату и прикрыл их большим пледом. – Сорк?

Заместитель отозвался сразу:

– Слушаю.

– Как там у тебя?

– Воздуха еще на двадцать минут. А так все хорошо. Никто не беспокоит. – Заместитель начальника охраны хохотнул.

– Ты же запеленговал этих…

– А чего их пеленговать. – Сорк невесело усмехнулся. – Они сами вышли на общеаварийной и предлагают сдаться.

– Включи их на меня. Будем договариваться.


Оператор связи повернулся в сторону скучающего Гарта:

– Командир. Тут с вами связи просят…

– Давай. – Гарт махнул рукой, и почти сразу же в динамиках шлема возник густой и чуть усталый мужской голос.

– Говорит начальник охраны Отца Кмари Треон Лиол. Мы сдаемся.

– Вот так вот. – Гарт хмыкнул. – Я думал, хотите обсудить гарантии, и все такое…

– Потом обсудим. – Мужчина вздохнул. – Да и нечего нам особо выгадывать. Жизнь вы вроде пообещали, а остальное… На пару каторжных сроков мы и так заработали.

– А где сам Кмари?

– Да здесь он. Чуть помятый, но еще вполне.

– Выходите к южному шлюзу, – бросил Гарт и отключил канал. Потом посмотрел на Сатту: – Ну что, пойдем встретим?


Бывших рабов оказалось так много, что пришлось вызывать десантный транспорт, и пока его ждали, прошерстили остальные купола старателей. Штурмовые группы врывались в каждый дом и прошлись сканерами в поисках тайных подземелий. Нашли много интересного, но такого размаха, как в сто тридцатом поселке, конечно, нигде не было. Главарей и их пособников посадили в отдельный отсек и приставили охрану из гвардейцев. Отдельно собрали всех живых охранников и тех, кому хватило ума сдаться.

Гарт, после того как утихла стрельба, решил прогуляться по поселку, и чем дальше он шел, тем молчаливее становился. Виши Марон, уже собравший первичную информацию о том, кто, где и как, все время поглядывал на Гарта, но уловить момент, когда он взорвется, не смог. Так же спокойно, как и раньше, они осмотрели пыточную, а оттуда перешли в другой отсек. Собранные в нем охранники одного из торговцев уже отошли от первоначального шока и спокойно переговаривались между собой. Временами звучали даже смех и негромкая музыка.

Вид спокойных, откормленных охранников сыграл роль детонатора, и Гарт, кивнув стоящим у решетки гвардейцам, отодвинул засов.

К нему сразу кинулся глава мелкой семьи Тиса Харам и начал что-то говорить. Но Гарт его уже не слышал. Одним взмахом десантного ножа он распорол работорговца снизу доверху, вскрыв тело на глубину клинка. Не успело тело опасть на пол, как ближайший к Гарту мужчина упал с перерезанным горлом, а второй получил короткий укол под сердце. Двигался Гарт словно вихрь, и полегло еще около пяти человек, прежде чем Сатта, Зара и Виши Марон смогли его остановить.

– Ты что творишь! – Полковник хлестанул Гарта по лицу, приводя в чувство. – Тебе крови мало?

– Всех на кол! – Гарт, тщетно пытавшийся сбросить навалившихся на него людей, выворачивался, словно обезумевший. – Уничтожить тварей!

– Успокойся! – Марон снова хлестанул Гарта, а потом, сдернув с пояса флягу, вылил ему прямо на голову. – Тогда зачем здесь я? – Лицо Марона покраснело, и он, взяв Гарта за плечи, тряс его, словно мешок. – Давай просто сбросим всех в конвертер, и дело с концом, ну! Правых, виноватых, случайных свидетелей… Правосудие, вот что отличает нас от бандитов. Даже взятый на месте преступления имеет право на суд! Если хочешь, чтобы люди за тобой шли и дальше, забудь про самосуд и расправы. Предоставь это дело профессионалам и не выступай, если кого-то мы оправдаем.

Гарт, уже немного отошедший от вспышки, хмуро кивнул:

– Да понял я, отпусти. А то голову мне оторвешь.

– Сатта, давай забирай начальника, и не выпускать его из каюты. Поняла?

– Хорошо, генерал. – Сатта, у которой тоже чесались руки посчитаться с работорговцами, взяла Гарта за руку и вывела наружу.

Как она и обещала все дни, пока маленькая эскадра ждала транспорт, Гарт не выходил из своей каюты, борясь с желанием заживо переработать всех торговцев на удобрения. Лишь через пять дней он успокоился настолько, что смог по-новому оценить слова Марона и признать его правоту.


Самого Треона Лиола, который сдал ему Кмари, Гарт, как только успокоился, приказал привести себе в каюту. Чем-то его заинтересовал человек, голос которого он слышал однажды. Но разговор поначалу не клеился. Мужчина, который уже сам явно приговорил себя, никак не шел на контакт. Тогда Гарт, которому уже надоели все хождения вокруг, прямо спросил:

– Чего хочешь за Кмари?

– Да ничего ты мне не можешь дать. – Треол вздохнул. – Второй жизни, чтобы прожить ее, как нормальный человек, у тебя все равно нет.

– Второй нет, да у тебя и первая не закончилась.

– Без Тианы мне все равно не жить. – Мужчина отвернулся.

– Жена?

– Жена, – эхом ответил Треол. – Синдром Кархара. Кмари держал ее на жутко дорогих таблетках, а теперь все.

– Можно, по идее, попробовать что-то сделать.

– А тебе-то это зачем? – Бывший начальник охраны вскинул голову. – Хочешь меня купить, как Кмари?

– Я не покупаю никого. – Гарт покачал головой. – Все, кто рядом со мной, идут добровольно. Просто подумал, что твоя супруга наверняка не в курсе того, откуда к ней попадали эти лекарства. Да и вообще человек ни при чем. – Гарт посмотрел на Треола. – Знаешь, все захваченные работорговцы интересуются, что с ними будет, хотя, на мой взгляд, это то, чего им лучше не знать. А вот ты не спросил ни разу. Неужели не интересно?

– Нет.

– А вот тут, – Гарт достал планшет, – написано, что «имеет живой и подвижный характер, постоянно повышает свой технический и профессиональный уровень…»

– Надо же. – Треол хмыкнул. – Даже я своего дела не читал. Это что ж, выходит, вы добрались до архива Безопасности?

– Да это как раз ерунда. – Гарт махнул рукой. – Скажи мне лучше, как тебе вообще могла прийти в голову мысль купить жизнь ценой страданий других людей? Ты же вроде никогда сволочью не был. Ну, во всяком случае, судя по списку твоих взысканий.

– Слушай, не трави душу. – Бывший офицер-безопасник покачал головой. – Что было, то было.

– Тут еще написано, что твоя супруга находится в клинике Эребуса Арнойского на Северной Хаете на Сарде. Это так?

– А чего ее перевозить. – Мужчина пожал широкими плечами. – Клиника хорошая, уход там нормальный, я проверял.

– Ясно. – Гарт набрал номер на коммуникаторе гиперсвязи. Док долго не подходил, наконец в поле зрения камеры возникла его всклокоченная голова.

– Господин Дракон, рад вас видеть!

– Здравствуйте, господин Галай. – Гарт улыбнулся. – Вы уже переселились на новое место?

– Нет слов! – Ученый счастливо всплеснул руками. – Просто райское место. Правда, говорят, что зимой здесь свирепствуют сильные штормы…

– Вам нечего опасаться, док. Эта вилла раньше принадлежала довольно богатому человеку, и там есть установка защитного поля, накрывающего весь остров. Так что работайте спокойно. Но я беспокою вас не по этому вопросу. Где-то через час-другой вам привезут пациентку.

– Я все понял. – Доктор-прима степенно кивнул. – Поставим на ноги в кратчайшие сроки.

– Спасибо, господин Галай, я знал, что могу на вас рассчитывать.

Гарт отключил связь и набросал на листке несколько слов.

– Держи. Это адрес клиники. Обратишься в нашу транспортную службу, и тебя подбросят на остров. Дальше – сам.

– А мои парни?

Гарт уважительно посмотрел на мужчину.

– На ком нет крови, отпустим. Остальных, как сам понимаешь, в расход.

– Справедливо. – Треол кивнул и, не прощаясь, вышел за дверь.

Сатта, беззвучно, словно привидение, просидевшая весь разговор в дальнем углу, тихо подошла и положила руки на плечи Гарта.

– Полагаешь, был смысл возиться?

– Да, Сатти. – Гарт накрыл маленькую, но такую сильную ладошку рукой. – Марон прав. Невозможно списывать в утиль всех людей, причастных к преступлениям. Кому-то нужно давать шанс. А в данном случае считай это моим капризом.

– Ты ничего не делаешь просто так. – Сатта тихо рассмеялась. – Наверняка уже куда-то определил этого человека.

– Конечно. – Гарт кивнул. – Когда он поймет, что его не кинули и не потребовали никаких обязательств, то сам придет. Понимаешь, сам!

– Будем надеяться, дело того стоит. – Сатта обошла кресло и присела у ног Гарта. – Что будем с рабами делать?

– С бывшими рабами, ты хотела сказать? А что с ними делать? – Гарт пожал плечами. – Большинство – крестьяне и шахтеры с планет Рудного пояса. Те, кто захочет, будут работать на фермах и в шахтах. Квалифицированных рабочих, я знаю, не хватает. Кто захочет – пусть идет своей дорогой. А различных тружениц секс-индустрии будем определять на работу принудительно.

– Вообще хочешь выполоть проституцию? – Сатта широко улыбнулась.

– Нет, конечно. – Гарт покачал головой. – Это просто невозможно. Но сократить до минимума – попробуем.

– Господин Дракон! – Виши Марону, вошедшему в каюту Гарта, явно было не до церемоний. – Посмотрите, кого мы обнаружили среди рабов.

Гарт быстро просматривал отпечатанный на листе пластика список, пока глаза его не уткнулись в трижды подчеркнутое красным цветом имя.

– Тиара Танай? – Он поднял удивленный взгляд на следователя. – И чего такого в этой женщине?

– О Пресветлая Дева-Воительница! – Виши Марон посмотрел на потолок каюты, словно хотел, чтобы на идеально белом покрытии ему вдруг явился ее облик. – Да из какой пещеры вы выбрались?

– Что, неужели родственница?

– Ну слава тебе Дева, вспомнил. – Марон тяжело вздохнул. – Да, родственница. Причем ближайшая. Это его дочка.

– Дочь Кедо Танай, владельца горнорудной корпорации? – Гарт неверяще посмотрел на следователя. – Кмари что, совсем последних мозгов лишился?

– А что ему было делать? – Марон присел на стул. – Вы же его загнали в угол, и эта крыса не придумала ничего лучше, чем выкрасть дочку самого Кедо Танай. Он надеялся получить выкуп, который если не вернет его позиции, то как минимум сильно поправит. Даже подготовил соглашение, по которому ему отходила львиная доля корпорации.

– Отмыть, подлечить, отправить к отцу, – коротко произнес Гарт.

– Ну, насчет отмыть и подлечить, там уже всеми похищенными детьми занимаются. – Марон задумчиво помассировал лоб. – Но насчет вернуть… Как бы нас самих не заподозрили в организации всего этого похищения.

– Мы не будем торговать людьми, а уж детьми и подавно. – В голосе Гарта словно лязгнул металл. – Возьмите курьерский корабль из тех, что взяли у работорговцев, и отправьте домой.

– У меня есть предложение получше. – Сатта открыла крышку коммуникатора гиперсвязи и вызвала меню списка номеров.

– Вы ищете номер Кедо? – Марон подошел ближе и просто набрал номер на клавиатуре. – Говорите.

– Господин Кедо? – Гарт, успевший бросить укоризненный взгляд в сторону Сатты, посмотрел на экран. Седой широкоплечий мужчина, с загорелым морщинистым лицом уверенно кивнул.

– Говорите.

– Совершенно случайно мне удалось разворошить одно змеиное гнездо, и там, к своему удивлению, я обнаружил девушку, которая назвалась Тиара Танай.

– Я могу ее видеть?

– Марон? – Гарт обернулся.

– Уже ведут. – Полковник качнул головой в сторону дверей.

– Пара минут, господин Кедо. – Гарт кивнул. – Просто это все так неожиданно, что выбило меня из колеи.

– Что вы хотите?

– Я? – Гарт опешил. – Не очень понял вопрос. Вы, вероятно, имеете в виду выкуп?

– Именно так. – Владелец крупнейшей в империи корпорации по добыче и очистке тяжелых и сверхтяжелых элементов, не замечая, сжал руку так, что стилус хрустнул и распался на части.

– Пожалуй, да. Хочу. – Гарт кивнул, не замечая, как остро блеснули глаза собеседника.

– Вместе с вашей девочкой были освобождены несколько десятков других детей. Если бы вы взяли на себя их доставку родителям, то я считал бы, что мы в расчете.

На этот раз молчание было долгим и прервалось лишь ворвавшимся в каюту вихрем по имени Тиара. Девочка, еще с порога увидев на экране лицо отца, метнулась словно молния с криком «папа».

– Ты как, милая? – Кедо с трудом сдерживался, чтобы не расплакаться.

– Было плохо. – Девочка в отличие от него сдерживать эмоции не могла, и слезы лились по ее щекам сплошным потоком. – Но сейчас все замечательно. Нас хорошо кормят, и я даже полежала в регенераторе.

– Хорошо. – Кедо кивнул, отвернулся от камеры и встал. Потом снова уселся перед коммуникатором. – Я могу выслать за девочкой корабль?

– Да, разумеется. – Гарт кивнул. – Это, честно говоря, наилучший выход. Пусть выходят прямо к Сарду и назовут ваше имя.

– Сколько всего человек вы мне передадите?

– Марон? – Гарт нашел глазами следователя, и тот на пальцах показал две десятки и еще растопыренную ладонь. – Двадцать пять человек.

– И все же я повторю свой вопрос, – сказал Кедо, когда девочка ушла. – Я вам что-нибудь должен? Я довольно богатый человек, как вы наверняка знаете, и могу очень многое.

– Я не торгую ни людьми, ни своей честью, господин Кедо. – Гарт, несмотря на спокойный тон разговора, начал потихоньку закипать. – Сделайте то, о чем мы с вами договорились, и считайте, что свою часть сделки вы закрыли. – Гарт встал и, коротко кивнув, вышел из каюты.

Сатта уже хотела отключить связь, когда ее остановил голос промышленника:

– Девушка, скажите мне хотя бы имя этого молодого человека.

– Император Гарт, король Сарда, – отчеканила ран вай и нажала клавишу отключения.


ГЛАВА 13

ЛЕКЦИЯ «ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ. ГРАНИЦЫ И ВОЗМОЖНОСТИ»

Атанская академия безопасности и защиты

Говоря о перспективах развития искусственного интеллекта, нужно обязательно рассказать о пороге Бикмана. Именно его теоретические работы легли в основу закона об ограничении вычислительных мощностей всех систем машинного интеллекта. Бикман первый, кто на основе строгого математического аппарата доказал, что прогресс ИскИнов должен идти только в русле совершенствования программного обеспечения, а не путем наращивания вычислительных мощностей. Формула Бикмана, которую вы можете видеть сейчас на планшете, определяет порог, за которым контроль над ИскИном будет утерян.

Нужно помнить, что в нашем обществе, всецело зависящем от качества и скорости передачи данных, потеря контроля над столь мощным процессором, способным без труда взломать любую сеть, была бы катастрофой, сравнимой только с глобальной войной.

Породившая в свое время широкую дискуссию в научных кругах статья известного ученого была тем ушатом воды, который пролился на тех, кто в безудержной гонке за эффективностью вычислений все увеличивал и увеличивал мощность машинного разума. К счастью, закон, ограничивающий количество операций в единицу времени и скорость рекомбинации нейронных связей, был оперативно принят, и наша цивилизация избежала всех тех гибельных последствий, что, без сомнения, могли нас ждать, если бы закон не был принят. Сейчас лишь один-единственный суперкомпьютер вплотную приблизился к порогу Бикмана, но он контролируется специальными системами, в том числе и устройством ликвидации, встроенным в блок биопроцессора. Только так можно гарантировать лояльность суперразума, который во всем превосходит человека, и только так можно обеспечить тот уровень безопасности, который давно стал стандартом нашей империи.

Все эти меры, конечно же, благотворно сказались на степени стабильности нашего общества и позволили нам войти в период уверенного роста и процветания.

Академик-прима Латрон Гехо

Формируемый в страшной спешке флот был, конечно, весьма далек от настоящей боевой группировки, но, к счастью, на планете нашлось достаточное количество отставников и ветеранов, чтобы укомплектовать самые мощные корабли. Таким образом, флот Гарта увеличился до ста тридцати пяти кораблей, что являлось уже довольно значительной силой.

Проблема заключалась в том, что Гарт совсем не планировал отсидеться под защитой «Империи» и спешно перегоняемой на орбиту Сарда основной базы бывших узников «Драконьего гнезда». По плану, разработанному совместно с Борсом, адмиралом Ленгоро и другими флотоводцами, они планировали несколько быстрых уколов в самые чувствительные точки империи. Главной проблемой пока оставались расходные материалы для кораблей, потому как весь запас реакторных стержней был израсходован на бросок к мятежной планете. Частично проблему снимал Восьмиугольник, но их специализация была очень далека от кораблей и военного снаряжения и их поставки скорее разжигали резко возросшие аппетиты Гарта, чем решали проблему.

Решение этой задачи пока вырисовывалось только теоретически. Например, устроить еще один налет на базу флота, но для этого нужно было собрать все более-менее боеспособные корабли в один кулак и рискнуть, чего Гарт не желал категорически. Выручил его Борс. Процессорные ячейки ИскИна вместо первоначальных двух кубометров теперь располагались в просторном помещении и были приблизительно в десять раз больше, чем раньше, что вплотную приближало его возможности к интеллекту внекатегорийного класса Рагорн, который использовали имперские безопасность и разведка. Конечно, немалую помощь Борсу оказала целая команда из бывших взломщиков сетей. Именно они придумывали нестандартные алгоритмы и хитрые вирусы, запускавшиеся с помощью узлового терминала в гиперсеть. ИскИну оставалось лишь очистить код от присущих человеку ошибок и анализировать поступающую информацию. Таким образом, довольно скоро первый корабль, «перепутавший» место назначения, вынырнул в финишной зоне планетной системы Сарда и попал в крепкие объятия крейсерской группы. Вопреки общему мнению членов Большого Круга, Гарт более чем щедро рассчитался с экипажем за доставленный груз и отправил восвояси. Потом был еще один и еще, пока в систему не пришел никем не ожидаемый транспорт класса «Адирон». Километровая оболочка с шестью относительно маломощными двигателями и крошечным жилым отсеком была лакомой добычей для всех пиратов, но вопреки обыкновению корабль пришел без сопровождения и сразу начал передавать вызов на стандартных частотах.

Поскольку случай был явно не из ординарных, Гарт лично решил побеседовать с капитаном. Грузовик уже был в околопланетном пространстве, когда к его борту причалил тяжелый ДШК-700. Десантно-штурмовой катер, не только способный нести тяжелое вооружение и десант, но и обладающий мощной броней, аккуратно подошел к шлюзовому окну, состыковал причальные узлы и, выровняв давление, открыл переходной шлюз.

Капитан, предупрежденный о визите, встречал гостей лично, что, в общем, было против правил, так как этим обычно занимался первый помощник.

– Чистого пространства, капитан. – Гарт откинул забрало шлема и, стянув перчатку, пожал крепкую, словно клешня манипулятора, руку космического волка.

– Чистого пространства, господин…

– Гарт. Просто Гарт.

– Хорошо, господин Гарт. – Капитан сделал приглашающий жест. – Пройдемте в рубку, там и поговорим.

Крошечная по меркам военных кораблей рубка едва вместила четверых. Остальные сопровождающие Гарта остались в коридоре.

– Так с чем пожаловали, капитан, – Гарт приветливо улыбнулся, но почему-то от этой улыбки капитану стало не по себе.

Узнав от знакомых капитанов, что мятежная планета щедро платит за поставляемые грузы, он продал все, что имел, занял сначала у тех, у кого можно, а потом и у тех, у кого нельзя, и скупил через знакомых на флотских складах армейские сублимированные рационы, набив под завязку свой грузовик, и пришел к Сарду, надеясь выгодно пристроить свой товар. Но глядя в холодные глаза этого странного мальчишки, он уже ни в чем не был уверен. Прибывший на тяжелом катере, парень ничем не напоминал тех прожженных торговцев, с которыми чаще всего имел дело капитан. Не был он похож и на таможенников. Те четко знали, что и сколько стоит, сразу озвучивали сумму платежа. Юноша, прибывший в сопровождении двух ран вай, что уже было показательным, не напоминал даже богатенького наследника торговой империи. Больше всего он был похож на виденного им как-то сержанта планетарного десанта. Спокойно надиравшийся в портовом кабаке, служивый не приставал к девчонкам и не провоцировал местных хулиганов. Он просто смотрел на всех так, словно не мог понять, почему все эти люди до сих пор еще живы.

Вытерев внезапно вспотевший лоб платком, капитан все же собрал мысли в кучу.

– Да так. Надежные люди сообщили, что вы вроде даете хорошую цену за товар.

– Смотря какой товар. – Гарт кивнул, подтверждая сказанное.

– Рационы от нулевого до десятого класса, – буркнул капитан и испытующе посмотрел на собеседника.

– Рационы – это хорошо. – Гарт еще раз кивнул. – Даже очень. Лайба под крышку?

– Полнехонькая. – Капитан протянул погрузочную ведомость.

– Это потом. – Гарт небрежно махнул рукой. – Закладка давняя? Сколько там остаточный срок хранения?

– По-разному. – Капитан чуть скривился, поскольку тема была довольно скользкой. – Все с ДХ[8] флота, но условия хранения были хорошие.

– Миллион тонн продуктов. – Гарт прикинул стоимость груза и покачал головой. Триста миллионов эре по самым скромным подсчетам. – И сколько вы хотите за ваш груз?

– Семьсот, – буркнул капитан и выжидающе посмотрел на Гарта.

– Семьсот это дорого. – Гарт покачал головой. – Продукты уже не новые. Дай Светлый Дракон, чтобы половина ресурса хранения, а то и менее. Скажите честно, капитан. Сколько вы отдали за все? Разумеется, вместе со взятками и откатами.

Вопрос был из числа немыслимых. Нарушавших все нормы и правила переговоров, но почему-то капитан решил ответить честно.

– Триста.

– Триста. – Гарт задумался. – Какую форму платежа предпочитаете? Наличные, металлом или перевод в нейтральный банк?

– Наличные, конечно, лучше, но и металл неплохо.

– Хорошо. – Гарт обернулся к девушке, стоявшей за его спиной. – Сатта, дай команду, пусть доставят семьсот миллионов слитками. – Он снова повернулся к капитану: – Я плачу вам двойную сумму, но с одним условием. Вы расскажете вашим друзьям, что здесь платят вдвое от честно заявленной цены. Поверьте, у нас есть возможность узнать, сколько вы заплатили. Двойная ставка это хорошая прибыль.

– Да уж. – Капитан, уже мысленно попрощавшийся с барышами, заметно повеселел. – Но вы сказали вдвое?

– Я умею считать. – Гарт качнул головой. – Сто миллионов это ваша личная премия за риск и коммерческое чутье. Если еще раздобудете портативных реакторов типа «Агрон» серий шесть, восемь и девять, буду вам очень признателен.

– И сколько вы их возьмете? – первый помощник, уже мысленно прикидывавший, как он потратит свою долю, вдруг оживился.

– Пару рейсов оплачу. – Гарт улыбнулся. – Кроме того, нам нужны реакторные стержни, армейские коммуникаторы, тяжелая пехотная броня, ну и много чего по списку. – Гарт протянул листок с отпечатанным текстом. – А если достанете плазмогенераторы и тиноловые стволы крупных калибров, то я оплачу и тройную цену. Правда, только один раз. Ну, в общем, список мы вам дали.


– Ты так швыряешься деньгами. – Сатта осуждающе посмотрела на Гарта, когда они отваливали от грузовика.

– Вовсе нет. – Гарт с улыбкой посмотрел на подругу. – Сама подумай. Капитан рискнул всем, что у него есть. Кораблем, капитанской лицензией. Влез в громадные долги, скупил по своей инициативе сверхнужный нам ресурс. Так что я вовсе не переплатил. Кроме того, он расскажет двум-трем своим друзьям, те еще кому-то… Пока Совет перекроет этот канал доставки, мы, скорее всего, сможем решить все свои проблемы и даже сделать запасы. Война, это прежде всего экономика и логистика. Промышленники производят продукцию, транспортники ее доставляют. И только потом наступает черед смелых и крепких парней с оружием наперевес. Потому что с голой задницей много не навоюешь. И заканчивается война тоже экономикой. Кстати, как там отец Росса, собирается принимать дела?

– По-моему, он еще не пришел в себя от вернувшегося здоровья и молодости. Док скормил ему целых две таблетки, вот теперь он и отрывается на полную катушку.

– Кабаки-бардаки? – усмехнулся Гарт.

– Э, нет. – Сатта рассмеялась. – Тут все сложнее. Он записался в учебный отряд и проходит сейчас первоначальную подготовку.

– Тхар знает что! – возмутился Гарт. – У нас тут война на носу, а он в игрушки играет. Давай выдергивай его оттуда, и чтобы из своей конторы носа не показывал. А то у нас не финансы, а горящий бардак во время наводнения. Пусть каждый занимается своим делом. Солдат у меня полно, а вот людей, которых можно поставить на такое дело, раз-два. Ладно. – Гарт шлепнул ладонью по подлокотнику. – Сам с ним поговорю. Как с оборудованием учебного центра? Начали монтировать?

– Пока только освободили площадку. – Лама показала Гарту планшет, на котором была фотография уединенного островка, где собирались возвести новый центр подготовки. – «Драконье гнездо» еще в пути, а там наше основное оборудование.

– Начинайте планировать расположение объектов и поднимать купола. Думаю, пару десятков «Лакронов» мы и на Сарде найдем, а программы возьмем у военных.

– Хорошо. – Лама сделала пометки в планшете.

– Кстати. – Гарт повернулся в сторону Иты: – Ты же у нас занимаешься кадрами? Список тех, кто пройдет процедуру омоложения, уже составлен?

– Список-то есть. – Ита задумчиво взъерошила короткую стрижку пятерней. – Только вот таблеток у дока всего двадцать штук осталось.

– Чего не хватает? – деловито поинтересовался Гарт.

– Возможно, будешь смеяться, но не хватает одного компонента, который существует только на Ррорде.

Гарт размышлял всего несколько секунд.

– Никак водоросли эти? – Он рассмеялся. – Надо же. – Он с интересом глянул на девушку. – Рейд уже небось спланировала?

Ита сосредоточенно кивнула.

– Возьму три крейсера и один из новых линкоров. – Она замялась. – Еще хотела отжать пару десантных кораблей, но адмирал уперся и сказал, что без твоего разрешения больше гайки ржавой не даст.

– Ясно. – Гарт задумался. – Корабли, конечно, бери, какие посчитаешь нужными. Их у нас много. И людей обязательно. Как сама понимаешь, даже при том, что у тебя будет достаточно беспилотников и бээмпэшек, твоей роты явно маловато. Бери одну бригаду, из вновь сформированных, и обязательно установи на флагмане командно-тактический центр. Со стандартного модуля не сильно-то и покомандуешь. Еще рекомендую прихватить операторов из тех, кого набрали здесь, на Сарде. Нужно по максимуму обкатать людей, да и у тебя будет страховка на всякий случай.

– Значит, нужно готовить временный лагерь? – Сатта что-то черкнула стилусом на планшете.

– Да, – Гарт кивнул, – только не временный. Сколько им там жить, неизвестно, потому что нужно хоть начерно разобраться с каждым. Ррорда хоть и политическая тюрьма, но всякой сволочи там предостаточно. Поэтому было бы неплохо как-то получить личные дела заключенных.

– Можно захватить орбитальную сортировку. – Лама, как всегда, не искала легких путей.

– Но лучше все же взломать их систему и просто вытащить данные. – Гарт, крайне не любивший терять людей, со значением посмотрел на девушку.

– Поняла. – Лама хмуро кивнула.

– У тебя совещание в три. – Сатта прошлась взглядом по дневному расписанию.

– Совещания, консультации, выступления… – Гарт укоризненно посмотрел на девушку. – Как будто они боятся сами решать.

– Боятся, – ран вай кивнула. – Так долго из людей выбивали всякую инициативу. Зато есть и хорошие новости. Завод поставил первую партию тяжелых танков. Сейчас Росс на полигоне их обкатывает.

– А что с оружием?

– Поставили старые зенитные пушки. – Сатта улыбнулась. – Не самый лучший вариант, но уже неплохо. Реакторы от сельхозмашин, как ты и предполагал, подошли как родные. Конечно, если бы стояли плазменные пушки или что-то энергетическое, мощности бы не хватало, а так вполне достаточно. Правда, рабочее место не для слабонервных. Вибрация, шум и повышенная температура…

– Биоячейки. – Гарт задумчиво почесал затылок. – Нужны биоячейки и нормальный ИИ на каждом мехе. Тогда можно будет сформировать подразделения прорыва и не бояться потерь.

– А как команды отдавать будешь? – Лама заинтересованно придвинулась ближе. – Средства радиоподавления еще никто не отменял.

– Многоуровневое шифрование, пакетная передача, прыгающие частоты… – Гарт пожал плечами. – Сделаем, в конце концов, передатчик на пару сотен киловатт и направленную антенну. Пусть попробуют заглушить. Да и если заглушат, невелика беда. На то он и интеллект, чтобы принимать самостоятельные решения.

– Тут еще…

– А? – Гарт, засмотревшийся на проплывающие под кораблем облака, взглянул на Сатту.

– Требует личной встречи некая Вашана Деос.

– Вашана? – Гарт на несколько секунд задумался. – Это та самая, что командовала имперскими красотками? – Он рассмеялся. – Я же вроде бы просил ее не попадаться мне на глаза. А этот ее передвижной бордель?

– Здесь, на Сарде. – Сатта кивнула.

– Ох, мало нам проблем. – Гарт улыбнулся. – Ну так посадите ее на первый же корабль да отправьте со всеми черными драконами на восемь сторон с присвистом в черную дыру и залпом в дюзы.

– Требует, чтобы мы организовали конкурс здесь, и как полагается.

– Чего она делает? – Гарт делано удивился. – Требует? Да кто этой содержательнице притона вообще дал право голоса? Требует она. Ита, давай грузи этот цирк на первый же корабль, который войдет в систему, и чтобы больше я их не видел.

– Сделаю. – Ита кивнула. – Кстати, насчет кораблей. – Она внимательно посмотрела на Гарта. – Командир. Тут одна штука случилась. Наши там добрались до терминалов общественной связи, и кто мог, сообщили родителям о себе. Прибывших собираем в карантинной зоне космопорта. Пока их около двух десятков, но может быть и больше.

– А в чем проблема? – Гарт непонимающе посмотрел на Иту.

– Проблема в том, что они за редким исключением хотят быть вместе с детьми.

– На кораблях, что ли? – Гарт нахмурился.

– И на кораблях тоже. – Ита кивком подтвердила сказанное.

– Ну, у кого есть соответствующие специальности, пожалуйста.

– А у кого нет?

– Гм. – Гарт задумался. Было о чем-то похожем в книгах, которые ему оставил отец. Через минуту он вспомнил. – Служба обеспечения. – Он посмотрел на руководителя боевой подготовки. – Нужно организовать здесь базу подготовки, переподготовки, лечения и отдыха тех, кто будет получать отпуска и всякое такое прочее. Кого попало на такое не поставишь, а родители, по-моему, идеальный вариант. Ну, только проверить их, естественно.

Ита кивнула и набросала несколько слов в планшете.

– Сделаем. Кстати, было бы еще неплохо как-то пристроить наших гражданских специалистов.

– А что, есть сложности? – Гарт пожал плечами. – У нас вроде, кроме дока и команды университетских специалистов, все по местам. Студентов этих и их профессора можно определить в столичный университет, а доку я вовсе планировал отдельную лабораторию построить.

– Не хотят они в университет. – Ита развела руками. – Профессор их обратился ко мне, чтобы я за них замолвила слово. Желают непременно преподавать у нас в учебном центре.

– Что-то странно.

– Ничего странного. – Сатта хитро улыбнулась. – Борс им подбрасывает материалы из имперских архивов, вот они и боятся, что, как только перестанут быть частью команды, источник доступа к архивам им просто перекроют.

– Да пусть работают, где хотят. – Гарт махнул рукой. – Еще не хватало всякими глупостями голову забивать.

Вдруг чемоданчик гиперсвязи подал сигнал входящего вызова.

– Хм. – Гарт глянул на номер, который не числился в списке его абонентов, и включил связь. – Гарт слушает.


ГЛАВА 14

Имперская навигационная служба на основании распоряжения имперской безопасности объявляет пространство планетной системы Сард закрытым для посещения с любыми целями кораблями всех классов. Корабли, обнаруженные в пространстве Сарда и не имеющие регистрационной метки ИБ, будут уничтожены как представляющие опасность для режима.

Начальник навигационной службы
Веарон Трео

Имперская безопасность. Всем подразделениям

…Обеспечить тщательный мониторинг ситуации на планетах. Тщательно контролировать уровень протестных настроений и степень радикализации общества. Докладывать о состоянии подконтрольного участка ежедневно. Главам региональных управлений собирать сведения с мест, анализировать их и предоставлять данные в центральное управление. В случае лавинообразного роста радикальных настроений сообщать немедленно, продублировав рапорт на имя Начальника третьего управления.

В случае выхода ситуации в неконтролируемую фазу:

> выпустить всех заключенных по криминальным статьям из тюрем и следственных изоляторов в целях освобождения мест для политических заключенных;

> для выявления всех цепочек связей к политическим заключенным применять все методы дознания, включая активный допрос;

> вместе с виновниками аресту подвергать и членов их семей, включая малолетних детей. Детей сразу отнимать у родителей и направлять в спецприемники;

> приговоры участникам радикальных группировок, антиправительственных организаций и членам их семей должны визироваться одной подписью следователя и приводиться в исполнение в течение трех часов;

> сменить весь персонал крупных мусоросжигающих конвертеров на сотрудников ИБ для обеспечения утилизации тел;

> дела казненных держать на тех же мусоросжигающих предприятиях и уничтожить при малейшей попытке захвата…

Начальник имперской безопасности флаг-генерал Райвор

Планета Атан, объект 41

Атан всегда был цитаделью того, что люди называли словом «безопасность». Национальной чертой атанцев было, например, делать запасы продуктов или иметь в доме хоть что-то из оружия просто так. На всякий случай. Причем несмотря на карательные меры по отношению к владельцам незаконного оружия. И естественно, ничего странного не было в том, что на планете были огромные подземелья, вырытые еще в незапамятные годы. И не заброшенные, а вполне обустроенные и даже комфортабельные. Подземелья эти, способные вместить все население планеты и даже принять некоторое количество беженцев, были сейчас пусты и безлюдны, и лишь автоматические системы поддерживали там порядок и контролировали техническое состояние.

Лучшее место для тайных переговоров было трудно придумать.

Прибывающие из разных мест Атана солидные мужчины и женщины, одетые в одинаковые полувоенные френчи серого, черного, синего и белого цветов, что соответствовало их сферам деятельности, покидали вагончики скоростных экипажей и после процедуры идентификации проходили по длинному коридору в зал заседаний.

Люди степенно здоровались и занимали свои места. Кто-то листал разложенные перед монитором материалы, кто-то вполголоса переговаривался с соседом, а кто-то просто ждал, пока не начнется экстренное заседание планетарного конгресса, распущенного империей еще двести лет назад.

Но все стихло, стоило высокому крепкому мужчине в белоснежном кителе подняться со своего места в центре зала.

– Соратники. – Гаран Кестер обвел взглядом весь зал. – Сегодня нам нужно решить важный и принципиальный вопрос. Вопрос, от которого зависит жизнь наших людей и судьба Атана. Как вы все знаете, на Сарде произошло восстание. Полицейский контингент заигрался в собственную безнаказанность и получил то, что давно заслуживал. Наша аналитическая служба давно прогнозировала этот конфликт, и неожиданностью он не явился. Неожиданностью стало то, что один из сардов, некто Гарт Корвон, собравший значительную по имперским меркам силу, быстро и эффективно превратил безнадежное восстание в успешно завершившийся переворот. И теперь Сард не подчинен Совету, а является независимым миром.

Кестер сделал паузу и продолжил:

– И еще большей неожиданностью стало то, что у него помимо нескольких десятков прекрасно вооруженных кораблей обнаружилась бывшая станция Санитаров, которая, как вы помните, была нашим кошмаром на протяжении последних пятидесяти лет. Как ему удалось захватить этот корабль, мы пока не знаем, но наши специалисты работают над прояснением этого вопроса. Далее. По нашим сведениям, Гарт Корвон, являющийся внуком известного многим маршала Корвона и сыном Трана Корвона, известного как Тран-Смерть, получил от императора Лакраны Тагрона знаки императорской власти, что делает его легитимным правителем Лакраны. А Сард, в свою очередь, всеобщим голосованием признал его пожизненным королем.

Первым указом нового короля предписывалось расконсервировать все фермы, производящие продукты, и начинать организацию производств, замыкающих жизненно важные для планеты циклы. Интересно отметить, что указом под номером два значится запрет на все предметы роскоши ценой более одной годовой зарплаты высококвалифицированного рабочего, а номером три – уничтожение всей наркомафии на планете.

– И как результат? – Пожилой начальник местной полиции скептически прищурился.

– Положительный, соратник Ледолл, – председательствующий улыбнулся, – человек в окружении нового императора, который информирует нас о происходящем, доложил, что списки корневых торговцев реализованы на сто процентов, а тех, кто торговал в розницу, на восемьдесят.

– Не всех?!!

– Нет, не всех. – Кестер улыбнулся. – Дело в том, что те двадцать процентов, которые не были уничтожены, это дети и подростки. Но все они направлены в военные лагеря для прохождения подготовки. Из них впоследствии будут сформированы части прорыва, и те, кто выживет, получат амнистию.

– Дети? – Руководитель службы социологического мониторинга Ирас Десса удивленно посмотрела на председателя. – Я правильно вас расслышала, соратник Кестер?

– Да, соратница Ирас. У него вообще многие дети воюют. Кстати, наш человек в его окружении тоже несовершеннолетняя. К счастью, получившая довольно хорошее образование, так что краснеть за нее не придется. Собственно, в данной ситуации есть три явных выхода. Первый – воспользоваться слабостью Совета и вышвырнуть их с нашей земли. Вторая – тихо подождать и посмотреть, как будут развиваться события, и третий – примкнуть к новому императору.

Обозначу проблемы всех трех вариантов. В первом случае мы становимся таким же мятежным островком, как и Сард. Наши мобилизационные возможности и ресурсы позволят нам легко разгромить все размещенные здесь войска империи и неограниченно долго не пускать их сюда. Как минус мы разорвем ряд технологических цепочек и, естественно, получим сложности со снабжением. Все же несмотря на наш подход к организации производств, по целому ряду важных параметров мы целиком зависим от внешних поставок. В случае принятия второго варианта мы будем втянуты в войну с Сардом на стороне империи, что сильно ухудшит наши позиции после того, как Гарт уничтожит их флот.

– Вы так в этом уверены? – Командующий силами противокосмической обороны чуть приподнялся с места, чтобы его было лучше видно. – По моим оценкам, у Совета более пяти тысяч кораблей.

– Да, это так. – Кестер чуть улыбнулся. – Только по нашей информации большинство из них – ржавые корыта. И когда Гарт бросит в бой бывшую станцию Санитаров, эти так называемые корабли превратятся в облака газа. А восполнять убыль они будут исключительно за наш счет. Соратница Эвел, сколько у нас несчастных случаев за последние полгода на верфях?

Высокая статная женщина в синем мундире технической службы встала.

– Из-за резкого ускорения работ требования по безопасности пришлось или урезать, или вовсе отменить. Таким образом, мы потеряли более пяти тысяч квалифицированных специалистов, из них около двух тысяч безвозвратно. Динамика потерь показывает, что, если мы не вернемся к прежним нормам безопасности, учебные заведения не будут успевать восполнять потери. Уже через год мы будем вынуждены или загонять на верфи необученных людей, что повлечет массовые потери как в сотрудниках, так и в качестве работ, или уменьшать количество выпускаемых кораблей вдвое. Хочу напомнить, что производство кораблей обеспечивает треть нашей экспортной выручки.

– Спасибо, соратница Эвел. – Председатель кивнул в знак благодарности и продолжил: – Кроме того, хочу напомнить собравшимся, что постоянное снижение уровня жизни на Атане уже привело к нескольким неприятным инцидентам, а в будущем непременно повлечет полномасштабные столкновения внутри нашего общества. Чуждая нам мораль, насаждаемая Советом, разрушает устои общества, и закономерный результат уже близок. Третий вариант плох тем, что мы оказываемся в положении войны с сильным и жестоким противником. И будем вынуждены участвовать не только в защите своей планеты, но и во внешних операциях войск повстанцев. Наверняка каждый из вас может добавить к моему списку плюсов и минусов свои пункты, но я хочу, чтобы вы, посовещавшись, приняли единогласное, – Кестер выделил это слово голосом, – решение. Потому что после принятия такового нам всем придется ему следовать.

Несмотря на краткость атанцев, вошедшую в поговорки, обсуждение длилось несколько часов и принимало порой весьма напряженный характер. Наконец, когда все начали склоняться к третьему варианту, Кестер выложил один из своих последних козырей.

– Мы, кстати, можем прямо сейчас связаться с императором Гартом и выслушать его позицию.

– У вас есть номер его коммуникатора? – Один из офицеров-контрразведчиков покачал головой.

– Естественно, соратник Грен. – Кестер улыбнулся. – Кстати, хочу заметить, что это не слишком большой секрет.

Коммуникатор уже был подключен к внешнему экрану и камере, смотрящей прямо в зал, так что Кестеру оставалось лишь установить соединение.

– Гарт слушает.

– Чистого неба и крепких крыльев, король Гарт. – Стоявший прямо перед глазком видеокамеры Кестер слегка качнул головой, что можно было бы расценить как поклон. – Вас беспокоит конгресс Атана и его председатель, Гаран Кестер.

– Рад слышать и видеть вас, соратник Кестер, и вас, соратники. – Гарт тоже чуть поклонился в ответ. – Крепка ли броня Атана, стоек ли дух его сыновей?

– Так же как высок полет Отца Драконов, король Гарт. – Кестер довольно улыбнулся. Ну кто бы мог подумать, что мальчишка знает атанский дворцовый протокол? А мальчишка, вызубривший после неожиданной присяги высших офицеров протокол не только империи, но и нескольких крупных планет, спокойно ждал продолжения. Зара, своевременно поставившая его в известность о контактах со своими земляками, предупреждала о возможности такого развития ситуации.

– Мы хотели бы обсудить возможность присоединения к Сарду в его освободительной борьбе.

– Какой слог! – Гарт рассмеялся. – Я так понимаю, что Имперский Совет окончательно вас утомил?

– Утомил не то слово. – Кестер улыбнулся. – Но и в новую мясорубку нам тоже не очень хочется влезать.

– Вы представляете себе войну иначе? – Гарт пожал плечами.

– Война кончится, а вот что будет построено после, вызывает у нас ряд вопросов.

– Спрашивайте. – Гарт сел поудобнее, и на экране на несколько мгновений показалось лицо его ран вай.

– Готовы ли вы подтвердить коронным договором разрешение иметь на Атане полные циклы жизнеобеспечивающих производств?

– Это даже не нужно подтверждать указом. – Гарт кивнул. – Это будет общей политикой для всех планет, вошедших в союз. Так же как и наличие боеспособной армии и вообще всего того, что вы захотите иметь. Внутреннюю экономическую политику будете определять сами… Кроме части оборонных и жизненно важных предприятий. Хотя, как мне кажется, определенное разделение труда, особенно в том, что касается опасных и грязных производств, имеет смысл.

– И готовы подтвердить это своей подписью? – Адмирал, командовавший армией Атана, от волнения привстал со своего места.

– Разумеется. Хоть в тридцати четырех экземплярах. – Гарт назвал точное количество атанцев, собравшихся в зале, хотя никто, кроме узкого круга посвященных, этого знать не мог.

– Сильный ход. – Кестер с улыбкой кивнул. – Кроме того, мы бы хотели урегулировать вопрос о привлекаемых воинских контингентах…

– А мы не будем регулировать этот вопрос. – Лицо Гарта вдруг заострилось, и в нем председатель почему-то увидел драконий оскал. – Если вы вдруг решите, что воюете больше других, или нам покажется, что атанцы изменили своим тысячелетним принципам боевого братства, мы просто и без сожалений расстанемся, и каждый пойдет своей дорогой. Я вовсе не жажду создавать империю из планет, которые спят и видят, как бы отделиться. Только добровольное присоединение и работа каждого на общее благо. Вы же не мелкая заштатная планетка, которой самое место в кармане удачливого правителя. Атан или друг и соратник, или враг. Промежуточное положение крайне неустойчиво и все равно приведет к одному из двух вариантов. Так что выбор сейчас за вами.

Кроме того, я буду настаивать на едином для всех планет объединения правовом и образовательном стандарте и единой правоохранительной системе. Война будет тяжелой и потребует от всех максимального напряжения. Еще хочу сказать, что если во внутрипланетной экономической и социальной жизни окончательное решение будет за вами, то вопросы, касающиеся других проблем, будут решаться на Большом Круге, где у всех представителей планет будет лишь совещательный голос. Демократии не будет, и окончательное решение я оставляю за собой. Еще прошу вас не забывать, что в перспективе над нами висят проблемы никак не менее значимые, чем война с Советом. Нестабильные политически и социально Борус и Эттарго могут создать и создадут обязательно определенное давление на границах. Еще одна проблема, о которой нужно сказать, это Шаранг. Раса, превосходящая нас численно в разы и, хвала Светлому Дракону, немного уступающая технологически. Какое-то время они будут переваривать Эмелан, но потом, через полгода-год, война возобновится. Таким образом, у нас довольно сжатые сроки, если мы не хотим увидеть над нашими головами десантные корабли Шаранг. Я закончил.

– Спасибо, король Гарт. – Кестер поклонился. – Думаю, у нас больше нет вопросов. О нашем решении мы сообщим незамедлительно.


Когда связь отключилась, Гарт посидел еще какое-то время, просто смотря в пространство, пока его не толкнула в бок Сатта.

– Чего задумался?

– Да как-то быстро все закручивается. – Гарт почесал коротко стриженный затылок. – Я-то думал, у нас есть еще пара недель. А тут выходит, что и часа лишнего нет. Ита? – Он повернулся к девушке. – Давай в темпе готовь свой рейд. У тебя тридцать часов. После этого чтобы духу твоего в системе не было. Через четверо суток я жду тебя с докладом.


ГЛАВА 15

Главное управление безопасности и контроля Комиссии по Связи

ОТВЕТ НА ЗАПРОС 436 ИМПЕРСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

За последние 60 часов зафиксировано появление 15 видеоматериалов с Сарда и более 200 миллионов комментариев, так или иначе касающихся этой темы. Блокирование по маске не дает никаких значимых результатов, так как материалы часто перекодируются, а это, в свою очередь, влечет необходимость вводить новую маску в процедуру блокирования. Многие материалы имеют специальную вирусоподобную структуру, позволяющую им распространяться по сети самостоятельно. Данные структуры успешно обходят имеющуюся защиту, так как вход осуществляется с центрального узлового коммуникатора гиперсети, имеющего специальный доступ, не блокируемый системами защиты, и может собирать вирусно-информационные структуры непосредственно в сети.

Несмотря на меры активного противодействия, мы не можем полностью отсечь материалы, поступающие с Сарда. Связано это с тем, что каждый из терминалов гиперсвязи имеет выход в общедоступную сеть. Таким образом, обеспечивается обмен жизненно важными данными. Блокировать информацию с Сарда возможно, только отключив все коммуникаторы гиперсвязи от сети, но таким образом разрушится вся наша система обмена банковской, торговой и оборонной информацией, включая имперскую безопасность.

В настоящее время насчитывается более двадцати миллионов абонентов гиперсети (ГС). Терминалы ГС имеются во всех крупных государственных структурах и части гражданских, которым решением Комиссии по Связи был присвоен особый статус (ОС). Так, ОС имеет компания «Тагарон», крупнейший в империи поставщик военных услуг. В различных структурах «Тагарон» находится 542 коммуникатора гиперсети. Контроль за коммуникаторами ГС, находящимися в руках корпораций особого статуса, затруднен или отсутствует.

Еще хочется отметить высокий уровень вирусных структур. Судя по скорости генерации новых версий кода, это работа искусственного интеллекта внекатегорийного класса.

Единственный способ полного блокирования информации с Сарда – это ликвидация всех прямых гейтов с терминалов ГС, перевод сообщений в текстовую форму и участие высококвалифицированного оператора, просматривающего все сообщения. Причем функция оператора не может быть возложена на ИскИн, так как они тоже могут быть перепрограммированы дистанционно.

В настоящее время количество операторов необходимой категории во всех структурах, включая коммерческие, около 100 тысяч.

Начальник Главного управления безопасности и контроля Комиссии по Связи
Саридонн Лекс

Возвращение бывших узников на Ррорду было если не триумфальным, то шокирующим для персонала Главного управления тюрем. Два линкора и четыре тяжелых крейсера со смешанными экипажами из подростков и ветеранов флота снесли шесть оставшихся в строю орбитальных крепостей походя, словно смели крошки со стола. И пока персонал орбитальной сортировки боролся за жизнь, гася многочисленные пожары и наводя пластыри на пробоины в корпусе, Борс через установленный канал начал ломать базу данных тюрьмы, а к планете отправились транспорты с десантом. Помешать им было уже некому.

Вместо Иты, которая рвалась в бой, но вынуждена была остаться на орбите, командуя налетом, в составе одной из групп пошла Лама, имевшая длинный список претензий к персоналу детской тюрьмы.

Десант высаживался на северной оконечности острова. Там, где кончался город и начинались владения местного наркобарона. Две группы на ДК-50 сразу ушли в сторону перерабатывающего завода, а основная часть отправилась в сторону базы.

К большому сожалению Ламы, просто жаждавшей боя с персоналом тюрьмы, база встретила ее задранными вверх стволами корабельных скорострелок и приспущенным флагом, что означало всякое отсутствие желания погибать за идеалы Имперского Совета.

Все тридцать человек персонала во главе с начальником уже построились на плацу. Окруженная штурмовиками, готовыми при малейшем намеке на сопротивление открыть огонь, Лама лишь тяжело вздохнула, глядя на когда-то ненавистных ей людей. В глаза отчего-то бросился и неряшливый внешний вид, и глухая тоска в глазах у большинства солдат. И лишь начальник базы, назначенный вместо майора Керинга капитан Сегор, выглядел подтянутым и даже нацепил кобуру со штатным «тесис-10».

Лама еще раз вздохнула и отвернулась. Мстить этому скопищу неудачников у нее не было ни сил, ни желания.

– Сидите на базе и не высовывайтесь. Иначе здесь будет одна большая воронка.


– Говорит Лама Керн. Бывший заключенный Ррорды-6. Все, кто хочет покинуть планету, выдвигайтесь к старому карантину, где вас будет ждать десантный корабль. Другого шанса, возможно, не будет. Вас перевезут на Сард, где вы получите медицинскую помощь и нормальное питание. Также вам будет проведена операция по удалению чипа…

Запись, транслировавшаяся с десантного катера, звучала над островом вот уже второй день. Более тысячи шестисот узников тюрьмы уже разместились в ложементах десантного отсека огромного корабля. Но были и те, кто просто не вышел из своих нор, предпочитая затаиться от неизвестно откуда свалившихся солдат. Их не разыскивали. Лама и Ита еще на Сарде договорились, что те, кто не захочет, смогут остаться на планете. Десантники вычистили оставшиеся в городе и окрестностях банды, так что можно было не бояться, что контейнеры с пищевыми рационами банально разграбят. Оставшимися предполагалось заняться, когда основные проблемы будут решены. Это уже было дело не для спасательной, а для психологической помощи.

Тем временем несколько десятков морских траулеров шастали вдоль побережья, высасывая через огромные трубы воду вместе с водорослями и складируя уже готовые брикеты в тот же десантный корабль. По расчетам привлеченного специалиста, можно было без ущерба для экологии взять около двухсот тонн биомассы, что покрывало потребности лаборатории по производству препарата бессмертия на многие десятилетия вперед.

А у кораблей, ушедших к «взрослым» зонам, были проблемы совсем иного характера. Персоналы других тюрем оказали сопротивление и были практически поголовно уничтожены. Даже бывшие узники попытались один раз захватить десантный корабль, но солдаты были готовы к такому развитию событий и просто усыпили всех буйных с помощью газовых гранат.

Всего с Ррорды вывезли около пятисот тысяч заключенных, почти полностью опустошив и так не слишком заселенную планету.

Решением лорда-наместника для размещения бывших заключенных отвели несколько необитаемых островов, на которых в спешном порядке возводилось временное жилье и службы обеспечения, а Виши Марон уже работал с материалами, добытыми из управления тюрем, чтобы отфильтровать агентов ГУТ и прочих достойных продолжения отсидки. Главным критерием при этом стало количество сроков заключения. Человек, получивший четвертый срок за общеуголовное преступление, практически не имел шансов и получал пожизненную прописку на каторге.

После сортировки очень многие пополнили ряды специалистов, спешно восстанавливающих критически важные производства на Сарде, а кое-кто записался в действующие части и снова попал на сортировку, но уже армейскую. Большинство детей, вывезенных с Ррорды, и слышать не хотели никаких других предложений, кроме как участвовать в войне против Совета.

Пример их же ровесников, носящих форму и открыто расхаживающих с боевым оружием, был столь заразителен, что беседы психологов, советующих заняться чем-то менее экстремальным, в лучшем случае пропускались мимо ушей, а в худшем воспринимались очень враждебно.

Тут Гарт ничего поделать не мог, и ему пришлось организовывать еще три лагеря первоначальной подготовки, куда ушли почти все собранные с большим трудом тактические тренажеры и специалисты по подготовке личного состава.

Тем временем конвейер контрабанды набирал обороты, и на Сард кроме грузов, обозначенных в списке, рисковые капитаны везли уже все подряд, даже такие сомнительные вещи, как, например, модную одежду от ведущих дизайнеров империи. Гарт, уже собиравшийся отменить оплату, вдруг столкнулся взглядом со своими помощницами и, внутренне чертыхнувшись, подписал платежку, буркнув что-то про тряпки и некоторых жаждущих красивой жизни.

Сам Гарт, несмотря на то что дворец уже привели в полный порядок, продолжал жить в своем доме, напрочь отказываясь переехать в «музей», как он называл старую резиденцию сардских королей. Свалившаяся на него ноша в виде целой планеты сильно тяготила его. И если с текущими делами довольно хорошо справлялись помощники, то с ответственностью этого сделать было нельзя. Все равно вся тяжесть за принимаемые решения в итоге лежала на нем как на руководителе.

А проблем было много. Это и урегулирование споров между руководителями различных подразделений, каждый из которых, сам того, возможно, не желая, «тянул одеяло на себя», и многие другие вопросы. Сам себе боясь признаться, Гарт желал поскорее начать боевые действия, чтобы можно было сбросить с себя груз рутинных забот.

В отличие от кровавой бойни на Сарде Атан восставал спокойно и размеренно, словно лесоруб, принимающийся за работу. Одновременно по всей планете дислоцированные гарнизоны оказались блокированы подразделениями, имеющими на вооружении не только бронетехнику, но и сверхтяжелые шагающие танки, способные в одиночку сражаться с небольшой армией. Корабли, команды которых остались лояльны империи, оказались в том же положении и помочь наземной группировке никак не могли. Поэтому все закончилось, так и не начавшись. Подразделения Совета разоружили, а так как никто не хотел лишней крови, набили в несколько десантных барж и отправили грузовой скоростью в сторону столичной планеты.

Уже через сутки после начала восстания корабли Атана полностью перекрыли околопланетное пространство, не давая ни малейшего шанса для возможных диверсионных групп.

Доклад об этом Гарт принял, находясь на совещании администрации Сарда. В тот же день небольшая эскадра быстроходных кораблей вылетела на Атан для подписания союзного договора и уточнения плана будущих совместных действий.


Аса и Аора, киборги нулевой серии, получали данные о перемещении цели на основании анализа общей обстановки, предоставляемой всем аппаратом Имперской безопасности и обрабатываемой лучшим ИскИном империи Рагорном. Висевшая в пространстве яхта, оснащенная оборудованием связи, которому мог позавидовать и линкор, получила информацию о перевороте на Атане практически сразу после его начала. По прогнозу Рагорна – цель с максимальной степенью вероятности прибудет на Атан для личного контакта с заговорщиками.

Обработав данные анализа, киборги заняли места в ложементах и направили яхту к мятежной планете, стремясь успеть до полной блокады. Точно такие же команды получили еще пять пар ликвидаторов, слетающихся к Атану с разных сторон.

Документы прикрытия не вызвали никакого интереса у офицера планетарного контроля, и две скромно, но со вкусом одетые красавицы юных лет устроились в ближайшей гостинице, которой оказался отель «Приют Странника». Отсюда отлично просматривался и главный терминал, и летное поле, что, по мнению хозяев отеля, создавало «возвышенную атмосферу романтики звездных дорог».

Из чемодана была неторопливо извлечена и собрана пусковая ракетная установка, похожая на крупнокалиберный пулемет. Только вместо патронов в ней были миниатюрные самонаводящиеся ракеты, способные уничтожить легкий танк.

Повесив на дверь табличку «Не беспокоить» и включив аудиозапись со стонами и скрипами кровати, киборги перешли в ждущее состояние, оставив наблюдение автоматике.


Уже давно видевшую сны руководительницу главного управления безопасности на транспорте Тару Креон разбудил заполошный ночной звонок. Чертыхнувшись, она включила свет и нашла браслет коммуникатора.

– Дежурный по центральному узлу капитан Гортан. Прошу прошения, соратник, но нам поступил звонок от дежурного из гостиницы космопорта.

– И что не так? – Тара зевнула и стала одеваться. Ночной звонок всегда был событием чрезвычайным, и лучше сразу начать собираться, чем потом тратить драгоценное время.

– Вам лучше прибыть на место, полковник. – Голос дежурного, казалось, звенел от напряжения. – Машина эскорта для вас уже выслана. Время прибытия – две минуты.

– Еду. – Тара отключила связь и ругнулась в голос. Ее домашний любимец Квайко, что с атанского можно было перевести как Пушистик или скорее как Меховушник, встал и с наслаждением потянулся, встопорщив пушистый рыжий хвост.

– Все, Кваки. – Женщина погладила комнатного хищника. – Остаешься за старшего. Если что, бей на поражение.

Пушистик зевнул и, словно поняв, о чем ему говорят, кивнул и на мгновение выпустил длинные острые когти.

– Вот и славно.


Уже через пять минут ее машина в сопровождении эскортного броневика приземлилась на территории Управления Безопасности при космопорте, и офицер-безопасник, исполнявший в гостинице роль портье, четко докладывал суть дела.

– Так почему вы решили, что это агенты или, того хуже, диверсанты?

– Звуки из номера. – Лейтенант Ктор позволил себе чуть заметно улыбнуться. – Наши кровати не скрипят.

Соображала полковник мгновенно.

– Камеры?

– Идет картинка, но по некоторым признакам наши специалисты идентифицировали подделку.

– Сканирование?

– Подтверждает. – Лейтенант кивнул. – Лежат неподвижно, сердечный ритм ровный.

– Эвакуация? – Полковник, чуть прищурив глаза, рассматривала серый корпус гостиницы.

– Потихоньку начали. Но здание класса Тэ-девять. Рассчитанное на близкий взрыв…

– Я знаю, что такое девятая серия, – чуть раздраженно оборвала его Тара. – Здание блокировали?

– Я вызвал под свою ответственность взвод тяжелой пехоты и перенаправил приборы наблюдения в этом секторе на их окна.

– Чего так строго?

– Термосканирование показало не совсем обычное распределение тепловых центров. Аномалия небольшая, но она одинакова у обоих прибывших. Предполагаю киборгов. А с учетом того, что их не взяли сканеры космопорта – какая-то новая серия.

– Молодец! – не удержалась полковник. Сделать правильные выводы на основании такой скудной информации, да еще ночью… – Теперь, старший лейтенант, давай, от моего имени вызывай армейских десантников.

Она набрала на коммуникаторе код вызова и дождалась, пока пройдет процедура идентификации.

– Реон? – Поднятый ночным звонком командир спецподразделения тоже был не особенно разговорчив.

– Ну?

– Давай поднимай своих людей. Всех в тяжелом. У нас «А – шесть».

– Да где ж ты это дерьмо находишь? – возмутился майор. – Ведь ночь на дворе, а ты все людям спать не даешь.

– Я в космопорте.

– Ну и?

– Забыл, кто завтра прилетает и кто его встречать будет?

Майор, командовавший подразделением ликвидаторов-штурмовиков, мгновенно вспотел.

– Лечу.

– Во-во. Лети. – Женщина отключила связь и холодными змеиными глазами посмотрела на все еще стоящего рядом офицера. – А ты чего замер? Я тебе что сказала? Где армейцы?

– Колонна будет через пять минут, – отрапортовал офицер. – Правда, только передовая часть. У них время развертывания полчаса, соратник Креон.

– Ты как это успел-то? – Она так посмотрела на свежеиспеченного старшего лейтенанта, что тот буквально физически ощутил, как с его погон испаряются не только еще не привинченные щиты, но и исчезают его законные.

– Там мой друг служит. Я ему и сказал, что вы приказали…

– Что, так и сказал, мол, полковник Креон, главное управление? – Женщина с сомнением посмотрела на потеющего и краснеющего офицера.

Почему-то старший лейтенант решил не врать даже в мелочах.

– Нет. – Он твердо посмотрел в глаза женщине. – О полковнике Креоне армейский офицер мог и не слышать. Я ему сказал, что здесь Золотая Кобра.

– Силен. – Полковник с каким-то новым выражением посмотрела на старшего лейтенанта. – А чего бронежилет надел?

– Мало ли? – Ктор пожал плечами.

– Да ты никак сам собрался устраивать захват этих мясорубок ходячих?

– Если бы вы не подъехали… – Старший лейтенант вздохнул. – Я тоже знаю, кто завтра приезжает и кто будет его встречать.

– Бардак, – резюмировала полковник и пошла в сторону своего флаера. – Но правильный. – Она вытащила тяжелую броню и, сняв берет, начала, чертыхаясь, напяливать металлокерамическую защиту. – Помоги, чего стоишь столбом?


– Нас обнаружили. – Аса взлетела с кровати и всей массой тела, помноженной на мощь измененных мышц, ударила в дверь номера, но та даже не шелохнулась.

– Держи. – Аора уже достала из кофра серые прямоугольные брикеты и кинула их напарнице. Та без лишних разговоров начала крепить взрывчатку к двери.

Вырвав кровати вместе с крепежами из пола, киборги организовали некое подобие укрытия и нажали кнопку радиодетонатора. Потом еще раз.

– Глушат по всем каналам. – Аора, мгновенно осмотрев содержимое контейнера, выдернула моток проволоки и, легко перемахнув баррикаду, закрепила новый детонатор и, протащив тончайший кабель, снова устроилась за преградой.

Взрыв разнес толстую пластиковую дверь в щепки, но лишь обнажил слой пенобетона за ней. Специалисты космопорта ухитрились не только вывести людей из номеров, но и забетонировать коридор и все смежные помещения.

Мысль об окне пришла им в голову одновременно. Киборги повернулись в его сторону, но ничего, кроме влетающей в окно длинной веретенообразной тени, увидеть не успели.

Стальные ролики зенитной ракеты разорвали их тела на мелкие фрагменты еще до того, как встроенный механизм успел подать команду самоликвидации.


ГЛАВА 16

Канал Сантрон.

Информационная врезка в сюжет о военных учениях флота

Наши доблестные военные, лихо пилящие бюджет на ровненькие такие кусочки персональных яхт, дворцов, вилл и разных прочих вкусняшек, появлялись, как только потребовалось просто выйти в пространство и показать, кто в доме хозяин. Так называемый император Гарт с легкостью надрал мозолистые зады нашего флота и без особого труда отжал несколько сотен кораблей, собиравшихся наказать мятежников Сарда.

Ну кто кого наказал, вы уже поняли, а вот теперь для вас новая информашка. Как я и предполагал ранее, Атан, не менее легендарный, чем Сард, тоже вышвырнул со своей территории войска и теперь, соединившись с Сардом, объявил строительство Новой Империи. Доблестные войска размещенной на Атане группировки сопротивлялись ровно час. Через час первые отряды, оставив все оружие и снаряжение, уже грузились на старые рудовозы, которые отвезли их на ближайшую принадлежащую старой империи планету.

Но Имперский Совет не унывает. По нашей информации, около трех тысяч кораблей концентрируются на орбите Эланы, чтобы осуществить новый карательный рейд на Сард и снова пополнить флот мятежников, теперь уже оптом.

Едкий Шнырь

В главном космопорте Атана Гарта ждала внушительная делегация из всех руководителей во главе с самим председателем Кестером. Вопреки ожиданию, для них подали не лимузины, а чуть старомодные, но комфортабельные автобусы, которые сразу, взрыкнув мощными двигателями, ходко направились к выезду. Прибывшие с Гартом люди, включая Сатту, расположились вместе с встречавшими в задней части автобуса, давая возможность лидерам поговорить.

Гарт с интересом смотрел сквозь окно на пролетающие мимо пейзажи.

– Первый раз на Атане?

– Да. Как-то не довелось. – Гарт развел руками. – Очень хотелось бы посмотреть на ваш Центральный музей…

– Заповедник параноика? – Кестер заразительно рассмеялся. – Никак не предполагал, что это вас заинтересует.

– Один мой друг любил говорить, что ничто так не продлевает жизнь, как здоровая паранойя в разумных пределах. – Гарт улыбнулся. – У нас с вами в этом довольно много общего.

– Да уж. – Председатель ухмыльнулся. – Как вы, кстати, разрешили проблему поставки продуктов питания?

– Тряхнул хозяйственников. – Гарт широко улыбнулся. – Из них дополнительно выпало около полусотни рыбных ферм и пять комбинатов по производству биомассы. Теперь наращиваем производство овощей и фруктов на гидропонике. Мяса, конечно, будет не хватать, но переживем.

– Мы можем отгрузить вам пять миллионов тонн мясопродуктов и около двух миллионов голов племенного скота.

– А сами как? Переживете?

– Вполне. – Кестер кивнул. – У нас еще есть грибные фермы в подземельях. Мы их сейчас расконсервировали и ждем через месяц новый урожай. Так что без белка не останемся. А вообще-то у нас запасы более чем на три года.

– Это вы молодцы. – Гарт вздохнул. – А наши только на полгода запасли.

– Ну так и контроль за Сардом был не в пример нашему. – Председатель развел руками. – Сколько вы инспекторов взяли под стражу?

– Больше трех тысяч.

– А у нас и четырех сотен не набралось, и то половина из местных подонков, а они не сильно наглели.

Беседу прервал неожиданный толчок. Гарта бросило вперед на столик между креслами, и он едва успел выставить руки, чтобы не удариться головой. Кестер, впечатавшийся затылком, тоже не пострадал, так как кресло смягчило удар.

Легкий флаер, спикировавший на кортеж сверху, неожиданно открыл огонь из автоматического ракетомета. Цепочка разрывов прошлась по всему корпусу автобуса, но смогла лишь содрать краску с машины, бронированной словно тяжелый танк. А вот ответ машин эскорта был мгновенным и гораздо более эффективным. Раскрылись многочисленные люки в корпусах, и разнообразные стволы открыли ураганный огонь по флаеру, сразу превратив его в груду полыхающих обломков.

– Вы пользуетесь популярностью, король Гарт. – Пристегнувшийся ремнями на всякий случай, Кестер, несмотря на ситуацию, улыбался. – Вторая пара за неполные шесть часов.

– Я что-то пропустил?

– Еще двоих накрыли в гостинице при космопорте, – пояснил председатель. – Наши специалисты утверждают, что это новое поколение киборгов. Гораздо совершеннее, чем все, что мы знаем. Тело практически полностью изменено. Есть даже куски чужой биоткани. Я бы совсем не хотел встречаться с такими монстрами.

– Три жизни все равно не прожить. – Гарт улыбнулся, а его собеседник нахмурился.

– Боюсь, вы совершенно не понимаете суть текущего момента. – Председатель помолчал, подбирая слова. – Сейчас очень многое завязано лично на вас. Если вдруг имперская безопасность до вас доберется, все, что вы строили, будет разрушено. Даже союз с нами стал во многом возможен благодаря тому, что почти все члены конгресса знали вашего деда и очень многие знают вашего отца. Кроме того, вы пока единственный легитимный правитель Лакраны. Уже сейчас многие офицеры флота подумывают о принятии присяги вам как новому императору. И вы хотите все это сломать?

– Ну не в бункере же мне жить теперь?

– Зачем в бункере? – Кестер улыбнулся. – Я предлагаю лишь усилить вашу охрану нашими людьми. Я знаю, что у вас полная четверка ран вай, но это ближний круг. Я же предлагаю вам усилить среднюю и дальнюю линии нашими лучшими специалистами по безопасности. Кстати, они обычного киборга вычисляют мгновенно и вполне могут справиться с ним даже в рукопашной.

– Атан полон секретов, словно шкатулка мастера Текрео. – Гарт усмехнулся. – И давно вы начали экспериментировать с генным кодом?

– Ну, не совсем экспериментировать. – Председатель по-простецки развел руками. – Мы скорее против тех правил, которые были установлены в империи, но – давно. Поймите. Я вовсе не ставлю под сомнение квалификацию ваших телохранителей. Но на карту поставлено слишком многое.

– И сколько людей вы планируете?

– Три тройки кварсанга,[9] это стандарт для персон вашего уровня и тот минимум, на котором мы вынуждены настаивать.

Гарт помолчал, переводя атанские единицы в имперский стандарт, а когда перевел, даже поднял брови от удивления.

– Больше полусотни?

– Планетарный конгресс вообще-то настаивает на трех сотнях.

– Это даже не смешно, – Гарт отмахнулся. – Представляете, триста человек на боевом корабле? Там и полсотни будут лишними. Я едва отбился от сардов, а теперь, если приму ваших людей, что я скажу лорду-протектору?

– С маршалом Шедоном я договорюсь. – Кестер кивнул. – Полагаю, мы сформируем совместную службу, а управлять всеми будет ваш человек. Думаю, такой вариант должен удовлетворить всех.

– Ладно. – Гарт вздохнул. – Когда-то это должно было случиться.

– Вот и замечательно. – Кестер широко улыбнулся. – Кстати, мы бы хотели отозвать одного из ваших людей – Зару Ассин, для получения нормального образования, но поскольку вы на это все равно не согласитесь, да и она будет против, решили, что часть специалистов, которые будут вас охранять, в свободное время займутся ее подготовкой и обучением. Заодно подтянут по основным дисциплинам других.

– Нам бы еще грамотных специалистов по противодиверсионной подготовке и контртеррористическим операциям.

– Разумеется. – Кестер чуть удивленно кивнул. – А как же? Только это, разумеется, будут дополнительные специалисты, которые не входят в число этих пятидесяти. Можете рассчитывать как на преподавателей, так и на опытных командиров, мы даже согласны предоставить подразделения целиком, для формирования профессионального ядра.


Автобус, чуть скрипнув на повороте, влетел в широкие ворота правительственного комплекса и, плотно притеревшись к входу, раздвинул двери.

– Тут у нас пока небольшой беспорядок… – Кестер чуть улыбнулся, окинув взором следы недавних боев. – Здесь держала оборону вторая рота отдельной бригады СС, а им, как вы сами понимаете, терять было нечего.

– Документы успели уничтожить? – Гарт, люди которого обнаружили на Сарде лишь сожженные электронные блоки и выгоревшие изнутри шкафы, с интересом осматривался в высоком зале, потолок которого подпирали колонны из полированного гранита.

– Разумеется, нет. – Председатель, размашисто шагая, увлек своего гостя в длинную галерею. – Через несколько скрытых проходов наши люди сразу попали в хранилище и информационный центр. Так что вся эта бойня была совершенно напрасной. Да и документы, в общем, особой ценности не представляли. Ну узнали мы имена предателей, ну убедились в том, что Имперский Совет сволочи и подонки… – Кестер фыркнул. – Тоже мне секрет. – Он распахнул высокие, в два человеческих роста двери и сделал приглашающий жест. – Нам сюда.

В зале, похожем на тот, что Гарт видел в ходе телеконференции, собралась вся верхушка Атана. Подождав, пока прибывшие с ним займут места, он сел в одно из двух кресел, стоявших в самом низу на подиуме метровой высоты. Кестер подошел к трибуне.

– Начнем, соратники. Сегодня мы приветствуем императора Лакраны и короля Сарда Гарта. Прибывший по нашему приглашению, он сейчас расскажет, каким видит будущее устройство новой империи.

Гарт покачал головой и, бросив укоризненный взгляд на председателя, подошел к трибуне. Принципы он уже обсудил со своей командой, поэтому никаких сложностей в изложении позиции не было.

– Общие черты нашего объединения я вижу прежде всего в принципах свободного партнерства и сотрудничества. Пока в объединении с условным названием Новая Империя две планеты, но для всех добровольно присоединившихся будут равные условия. Представительство в экономических органах соответственно вкладу в общую экономику, в армейских и флотских структурах в зависимости от тех сил, которые планеты захотят и смогут выделить для обороны объединения. Те планеты и территориальные образования, которые будут завоеваны, получат представительские места из расчета одна планета – один голос. Централизованно будет осуществляться лишь контрразведывательная, оборонная, образовательная и общеидеологическая работа. Все остальное, включая список производств, размещенных на планете, объемы производимой продукции и ее номенклатура, будет определяться представителями местной власти. Разумеется, как я говорил ранее, за исключением некоторого количества оборонных и жизненно важных для империи производств. Но с учетом того, что строиться они будут за счет империи, а экономическое участие будет засчитываться конкретной территории, я тоже не вижу особых проблем. Также я хочу снять запрет на региональные исследования в некоторых областях. Прежде всего это касается искусственного интеллекта, проблем продления жизни и некоторых аспектов генной инженерии. – Гарт, улыбнувшись, чуть поклонился Кестеру, чтобы присутствующие четко поняли, для кого этот последний пассаж.

С места поднялся крепко сбитый, невысокий мужчина в темно-синем мундире.

– Адмирал Азарк. Кто будет командовать флотом?

– Кандидатура флот-адмирала Ленгоро, надеюсь, не вызывает у вас отторжения?

– Но он глубокий старик. – Высокая подтянутая женщина чуть привстала, обозначая себя. – Зачем нам нужен адмирал, который будет командовать из медицинского бокса?

– Адмирал, – Гарт кивнул военачальнику, сидевшему на гостевом месте. – Тут кое-кто сомневается в вашем здоровье.

К удивлению атанцев, с места поднялся моложавый темноволосый мужчина средних лет и, легко запрыгнув на помост, подошел к Гарту.

– Но это… не может быть. – Азарк от удивления встал. – Я помню адмирала…

Ленгоро улыбнулся:

– Тогда вспомни, как мы с тобой бегали от патруля в девятьсот тридцатом. Помнишь, как ее звали?

– Реона, – потрясенно выдохнул атанский адмирал и плюхнулся обратно в кресло.

Прекрасно осведомленный о наличии у Гарта технологии омоложения, председатель Кестер улыбнулся. Несмотря на то что присутствующие здесь были людьми долга, дополнительный крючок все же не помешает. Потихоньку информация о препарате, продлевающем жизнь, докатится и до правящих элит других планет, и это будет очень весомым аргументом в пользу присоединения к Новой Империи.

С места поднялась начальница налогового управления Атана Хорна Эдо.

– Как будет осуществляться процедура омоложения?

Гарт скосил глаза на прозрачный экран, где бегущей строкой выводились подсказки для выступающего.

– Очень простой принцип, соратница Эдо. – Гарт твердо посмотрел в глаза женщине. – Первый раз – по решению планетарных властей из имеющегося лимита. Второй и третий, только при условии оставления поста и перехода на преподавательскую или исследовательскую деятельность. Потом только за деньги, хотя и вне лимита. Мы не можем сделать наши органы управления закостеневшей массой, где невозможно пробиться молодым только потому, что старики навечно оккупировали все места. Обновление кадров такой же естественный процесс и такой же важный, как сама жизнь. Иначе лет через сто нас просто раздавят. Знаю, что многие из вас весьма ценные специалисты. Возможно, даже незаменимые. Кроме того, будет работать общеимперская комиссия, распределяющая препарат омоложения из моего собственного лимита, и рассматривать они будут все заявки, которые придут вне зависимости от социального положения и местонахождения претендента. Такой порядок будет один для всех.

– А для вас? – выкрикнула с места Эдо.

– И для меня тоже. – Гарт пожал плечами. – Если вы всерьез думаете, что я буду цепляться за трон, значит, совсем меня не знаете.

Разговор с членами конгресса продолжался еще три часа, но Гарт уже знал, что выиграл эту схватку, и еще вчера аморфное образование приобретает черты устойчивой структуры. Верфи Атана, их специалисты по защите, подкрепленные сардскими экипажами и штурмовыми подразделениями, уже представляли собой грозную силу, способную если и не к активной войне, то уж к защите планет наверняка. Сатта уже провела предварительные переговоры с жрицами Храма Восходящего Солнца, имеющего полную власть над Каимом, и их ответ был хоть и расплывчатым, но довольно обнадеживающим. Если перетащить на свою сторону ближайший сектор рудных планет, то базовое ядро сформируется и можно будет переходить к следующему этапу.


ГЛАВА 17

Канал Каросса

События – аналитика

Урок, который мы все должны запомнить, это гнусная личина сепаратистов, прикрывающих своими красивыми лозунгами кровавые злодеяния.

Не успели стихнуть отзвуки бойни на Сарде, когда более десяти тысяч полицейских, защищавших покой и порядок этой планеты, были жестоко вырезаны наемниками так называемого короля Сарда – кровавого пирата, уже отметившегося разбоем и убийствами мирных граждан империи во многих ее уголках, как кровь пролилась на другой мирной планете. На этот раз мишенью врагов рода человеческого стал Атан, цитадель покоя и благонадежности и опора империи.

Многие честные граждане были уничтожены в уличных боях, которые вели верные сыны империи против потерявшего всякий человеческий облик бандита.

Общее количество жертв установить не представляется возможным, но, по мнению авторитетного военного аналитика Али Храми, оно может достигать сотен тысяч.

Наш сотрудник, встретившийся с господином Храми в лучшем ресторане столицы, поинтересовался, какими могут быть дальнейшие шаги Имперского Совета, и аналитик предположил, что единственным решением в такой ситуации может быть только прямой удар в самое сердце заговора – планету Сард.

– Мы еще увидим победную поступь имперских легионов! – добавил Храми, поднимая бокал с красным энойским.

Имперская безопасность

НАЧАЛЬНИКУ КАДРОВОГО УПРАВЛЕНИЯ ФЛОТА

На основании приказа имперской безопасности провести служебную перестановку офицеров флота для обеспечения повышенной боеготовности и устранения распространения провокационных слухов. Всех офицеров – уроженцев Атана и Сарда собрать в сводные экипажи, выделив для их размещения корабли «особой группы заслона».

Обеспечить мероприятия по плану 418 для обеспечения лояльности экипажей этих кораблей и осуществлять постоянный мониторинг перемещений и работ внутри эскадры «особой группы».

При получении первых признаков нелояльности корабли уничтожить, спасательные операции не проводить.

Генерал Райвор

Наверное, это был единственный разумный в тот момент вариант – разместить всех офицеров и прочих военнослужащих флота сардского и атанского происхождения на старых кораблях, игравших роль артиллерийского прикрытия. Со слабыми, кое-как заваренными корпусами и практически полностью изношенными, они были бы гарантированно уничтожены мобильными подразделениями противника, давая остальным силам флота выигрыш во времени.

Также в особую группу было выведено около трехсот тысяч десантников и специалистов дистанционного контроля. Таким образом, у сардов и атанцев не оставалось никакого другого выхода, кроме как попытаться продать свою жизнь подороже. Для обеспечения лояльности были предприняты специальные меры – несколько быстроходных кораблей наблюдателей снаружи и, самое главное, закладка мощных мин внутри, чтобы уничтожить экипаж, как только они проявят хоть малейшие признаки неповиновения.

Только вот люди, принимавшие решение собрать из представителей Сарда и Атана такую гремучую смесь, совершенно не учли, что в данных обстоятельствах прежние обиды будут забыты, а вместе они смогут сделать невозможное.

Офицеры, собранные на древних развалюхах, были в свое время гордостью флота. Лучшие из лучших, прошедшие через многочисленные войны и пограничные конфликты… Великолепно разбирающиеся в корабельных механизмах специалисты, способные даже в космической пустоте достать запасные части, довольно быстро привели корабли в относительный порядок. Пусть даже на один бой, но этот бой они твердо решили выиграть.

Восстание на старых крейсерах началось тихо и буднично. Атанские специалисты, давно вычислившие агентов Имперского Совета, практически одновременно по всем кораблям арестовали осведомителей, а затем занялись взрывными устройствами. Несмотря на многочисленные элементы неизвлекаемости, гарантировавшие подрыв боеприпаса при попытке разминирования, опытные профессионалы сумели за короткое время снять все мины и собрать их в одном месте.

Старые корабли нуждались в постоянном ремонте, и поэтому некоторая суета вокруг крейсеров не удивила наблюдателей. Вот мимо конвоя протащили какую-то конструкцию, а вот куда-то в сторону пошел легкий катер.

Поэтому когда две с половиной сотни кораблей сделали резкий разворот и ударили полным залпом по линкору-наблюдателю, никто не успел даже выругаться. Мощный корабль, гордость имперского флота, просто исчез в яркой вспышке.

Большая часть группы уже начала разгон, когда конвойные крейсера начали прогрев пушек.

Мины, заботливо прикрепленные к корпусам сопровождающих кораблей, получили наконец импульс, активировавший взрыватели, и то, что было предназначено для гарантированного уничтожения нескольких сотен кораблей, сдетонировало на внешней обшивке двух десятков. Основная флотская группа, находившаяся на значительном отдалении, только начала перестроение, когда прикрывавшие отход корабли открыли ураганный огонь, давая лишний шанс беглецам. Один за другим крейсера заслона вспыхивали яркими звездами, превращаясь в облако раскаленной плазмы, но основная группа уходила все дальше к границам системы, чтобы совершить свой последний прыжок.

Из облака гиперперехода корабли вывалились, словно ком железа. Частично потерявшие главный ход, некоторые с полностью израсходованными стержнями, они оказались над плоскостью эклиптики планетной системы Сарда и в прицелах пушек огромного корабля.

К счастью для беглецов, на вахте вместе с молодежью стояли опытные офицеры, и один из них вовремя остановил руку, уже готовую ударить по тревожной сигнализации. И, словно подтверждение правильности решения, в рубке зазвучал передаваемый по аварийной частоте сигнал о помощи.

– Что за харам кеон! – Офицер, быстро просматривающий данные свалившегося им на голову флота, повернулся в сторону старшего вахтенного офицера. – Как это железо вообще смогло двигаться?

– Сейчас узнаем. – Вахтенный начальник, уже вызвавший по аварийной связи штаб эскадры, склонился над микрофоном. – Неопознанная эскадра, требую назваться и вывесить опознавательные знаки.

– Да какие тебе знаки, – ворчливо ответил смутно знакомый голос. – Мы ж теперь вроде как дезертиры. Так что принимай металлолом.

– Риди?

– Тенг? Вот старый развратник, жив-таки! – Офицер, командовавший отрядом кораблей, рассмеялся.

– Так. Процедура у нас одна, так что не обижайся. Сейчас тебя и остальных отбуксируют, и примешь досмотровые группы. Потом безопасники, а вечером я жду тебя с парнями в «Белом облаке».

– Нас вообще-то много, – с сомнением произнес Риди Сенг, знавший флаг-капитана еще по службе в императорском флоте, когда оба гоняли контрабандистов на границе с Эттарго.

– Не боись. Там зал на тысячу человек, а если будет нужно, то займем еще два ближайших кабака.

– Тут вообще-то около трехсот пятидесяти тысяч. Одних офицеров только двести сорок…

– Эти недоумки собрали офицерские экипажи?

– Из сардов и атанцев, представляешь!

Оба жизнерадостно заржали, вполне представляя степень взрывоопасной смеси.

– Решу вопрос. – Риди кивнул. – Только скажи парням, чтобы безопасникам не врали. Этого у нас не любят.


Гарт, как только ему доложили о беглецах, сразу распорядился организовать общую вечеринку для всех офицеров. На территории городского парка накрыли столы и бесплатно целые сутки поили и кормили всех желающих.

А когда до Гарта добрался возмущенный начальник городского паркового хозяйства, тот просто вывел его к веселящимся офицерам и, положив руку на плечо, сказал:

– Смотрите, Горо. Эти люди, возможно, уже через пару дней будут гореть в небе над Сардом только для того, чтобы наши города остались целыми, а дети живыми. Смотрите, как много вокруг девушек. Вы думаете, они не понимают, что для очень многих завтра может и не настать? Но они все равно отдают свои сердца этим ребятам.

– Я понял, мой король. – Горо поклонился, ушел, и больше офицеров никто не беспокоил.


А волна, порожденная присоединением Атана, продолжала расширяться. На орбите Сарда крутилось уже около четырех сотен кораблей, и невзирая на то, что половина из них были старые лоханки, это была уже такая сила, с которой не считаться было нельзя.

Атанские специалисты подняли из архивов старые проекты и начали собирать из двух-трех негодных кораблей один новый, оснащая его самым современным оружием и электронными средствами. И вот тут помощь Восьмиугольника была незаменимой. Десятки тысяч опытных наладчиков, сотни тонн радиоэлектронного оборудования способствовали работе верфей, ускорив ее до предела.

Гарт, мечущийся между Атаном и Сардом на новейшем сверхскоростном крейсере, подаренном ему атанцами, получил сообщение о прибытии грузового каравана, когда он, проинспектировав работу на верфях, уже собирался стартовать обратно к Сарду.

Несколько кораблей довольно странных очертаний остановились сразу, как покинули зону финиша планетной системы, и запросили связь с Гартом.

Пометавшись среди операторов, запрос наконец дошел до корабля императора и был тут же переадресован в его личные апартаменты.

– Государь.

Несколько секунд Гарт всматривался в лицо абонента, вспоминая.

– Господин Кедо Танай?

– Да, государь. – Промышленник с достоинством склонил седую голову. – Пираты напали на мой узловой склад и угнали пять новейших военно-транспортных кораблей с продукцией завода реакторных стержней за целый год. Мы, конечно, догнали бандитов и вернули наше имущество, но боюсь, теперь это все безнадежно опоганено их грязными руками.

Гарт, уже все понявший, чуть не расхохотался.

– Какое горе! Могу ли я чем-то помочь?

– Да, государь. – Кедо, сохраняя скорбную мину, кивнул. – Если бы вы в бесконечной доброте своей взялись за утилизацию этого имущества и присмотрели за моими людьми, несущими хадр,[10] я был бы вам очень признателен.

– Разумеется. – Гарт кивнул. – Но взамен я попрошу вас об ответной любезности. – Гарт улыбнулся. – Если бы вы помогли мне уничтожить селлар,[11] так же оскверненный недостойными людьми, моя благодарность была бы бесконечной. У меня его совсем немного, буквально пять тонн, но надеюсь, это не составит для вас большого труда.

Несмотря на прекрасное владение собой, лицо Кедо Танай на несколько секунд окаменело. Пять тонн сверхценного металла могли загрузить мощности его завода по производству стержней как минимум на несколько лет.

– Государь, вы сказали… пять тонн?

– Да, да. Именно так. Мне бы не хотелось поручать это важное для меня дело менее достойному.

Магнат степенно поклонился.

– Государь, я приложу все свои силы, чтобы уничтожить скверну буквально за год или даже менее.

– Просто замечательно. – Гарт улыбнулся. – А в качестве аванса можете связаться с местным отделением Восьмиугольника. По моим данным, у них было некоторое количество оборудования, способного облегчить решение вашей задачи.

– У вас много друзей, государь.

– И врагов не меньше.

Вполне довольные друг другом, они прервали связь и, несмотря на разделяющее их пространство, практически синхронно произнесли:

– Вот это поворот!


Поставка стержней резко меняла ситуацию с флотом. Теперь можно было планировать стратегические операции, не боясь остаться без движения в самый неподходящий момент.

Ленгоро принимал новые корабли один за другим и быстрым темпом формировал три эскадры. Две для защиты планет, а еще одну для ударных операций.

Бегство более чем двух сотен кораблей снова оттянуло начало полномасштабной операции против Сарда. Перегруппировка сил флота и частных военных компаний осложнилась проблемами с координацией. Еще никогда такое количество кораблей не собиралось для одной акции, и с некоторым трудом было принято решение о перемещении Рагорна, лучшего машинного интеллекта империи, на борт флагманского корабля для управления всеми боевыми системами армады.

Тем временем война в сети нарастала с каждым днем, и через некоторое время общество оказалось расколотым на тех, кто безусловно верил Имперскому Совету, и тех, кто доверял информации с Сарда и Атана. Все это не могло повлиять на стабильность в обществе, и на нескольких планетах ввели военное положение.


По заведенному с некоторых пор правилу утро Гарта начиналось со сбора всех руководителей отдельных направлений и тех, кто составлял Большой Круг. Не докладывались только генерал Сархо, начальник службы безопасности и Сатта как руководитель личного секретариата. Эти двое, несмотря на разницу в возрасте и темпераменте, уже успели договориться, и Гарту с каждым днем становилось все труднее противостоять их совместному давлению. Именно поэтому ему пришлось переехать из теплого и уютного дома на Зеленой Аллее в Старый Дворец.

Несмотря на ремонт, он все равно не выглядел жилым, и у Гарта, просыпающегося каждое утро в роскошной кровати с балдахином, было полное ощущение, что он спит на стадионе. Но охрана просто не помещалась в его доме, а кроме того, там было негде посадить даже катер, не говоря уж о крейсере, который Гарт превратил в свой разъездной транспорт. Зато вокруг дворца хватало и больших площадок и длинных дорожек, на которых при желании можно было разместить пару десятков кораблей.

Не нарушая внешней благопристойности места, атанские специалисты по безопасности превратили дворец в неприступную крепость. Стены, двери и даже полы были готовы не только засечь нарушителя, но и при необходимости уничтожить его. Два подземных зала, в которых когда-то держали сановных узников, теперь превратились в центры безопасности, оснащенные самым современным оборудованием, которого не было даже в императорском дворце на Элане.


Большой Королевский Зал заседаний, где на стенах висела коллекция старинного оружия и стояло несколько витрин с реликвиями королевского дома, находился на втором этаже. Правда, окна, когда-то выходившие в сад, теперь были закрыты бронещитами, а на их месте с обратной стороны были установлены большие экраны, на которые транслировалась картинка с внешних камер.

Большой стол, по легенде принадлежавший еще Рамону Первому, теперь окружали не блестящие кавалеры в пышных одеждах времен Первой Монархии, а хозяйственники, ученые и военные. В общем, все те, кто составлял действенный костяк нарождающейся империи.

Первым обычно выступал начальник продовольственной службы. Бывший успешный фермер, он добрался до Гарта, чтобы пожаловаться на чиновников, контролирующих восстановление сельского хозяйства, и в ответ на вопрос, а знает ли он, как нужно делать эту работу, на свою беду ответил, что знает, и вышел из кабинета императора уже полноправным начальником тех самых чиновников, на которых жаловался. Конечно, при всей кажущейся внезапности данного решения оно было довольно продуманным. Еще когда Слен Тигаро пробивал грудью бюрократические заслоны на пути к Гарту, на столе последнего уже лежала подробнейшая справка об этом человеке и его достижениях. Выросший в бедной семье, он уже в двадцать пять лет имел свой немалый участок, где выращивал продукты для элитных ресторанов Сарда. Не отрываясь от работы, дистанционно закончил сельскохозяйственную академию и на свой страх и риск создал производство рационов для армии. К моменту переворота под его началом было уже около ста ферм, занимающихся не только продуктами, но и производством всех сопутствующих товаров.

Как и всякий увлекающийся и горячий человек, Слен не мог на вопрос Гарта ответить иначе, и уже через несколько дней скрипучий механизм производства еды начал потихоньку двигаться. Доносы и компромат на него сыпались, словно из дырявого мешка, но только до тех пор, пока люди не заметили, что в недрах Службы безопасности исчезают именно доносители. Приказ жестко разбираться с людьми, сообщающими заведомо ложную информацию, Гарт подписал одним из первых, а контрразведчики и полиция со всем прилежанием воплощали его в жизнь.

Из доклада Слена выходило, что уже через несколько месяцев сельское хозяйство Сарда сможет обеспечить продуктами питания всю планету и все внешние закупки пойдут на восполнение государственного запаса.

– Замечательно. – Гарт довольно кивнул. – Вы, господин Слен, действительно знаете, как добиться результата. Теперь я хотел бы услышать нечто подобное от главы нашей производственной службы.

С места вскочил невысокий круглолицый мужчина в ладно сидящем пиджаке.

– Мы можем констатировать, что рост производства на шесть процентов, достигнутый в прошлом месяце, нами превзойден…

– Стоп, стоп. – Гарт поморщился. – Коротко, по делу. Вы уже отгрузили портативные реакторы, которые заказывал Атан?

– Но наши мощности… – мужчина замялся.

– Так. – Гарт скользил глазами по своему планшету. – Еще один вопрос. Вы договорились с Восьмиугольником о поставке комплектующих и выделении им площадки под строительство производственного комплекса?

– Да, разумеется. – Начальник производственной службы уверенно кивнул.

– А вот у меня совсем другая информация. – Он коротко кивнул Рену Трео, представлявшему теперь уже совершенно легальный концерн под тем же названием «Восьмиугольник». – Вы запросили взятку за размещение заводов в зоне субтропиков и уже получили два миллиона наличными. Соответствующая запись была сделана сотрудниками безопасности. – Гарт повернулся к стоявшим в отдалении офицерам: – Забирайте.

Когда бывшего руководителя увели, Гарт повернулся и шепнул Сатте: – У него был заместитель?

– Борк Садор, шестьдесят восемь лет, доктор-секунда, специалист по управлению производственными коллективами, – так же тихо ответила ран вай.

– Давай его через…

– Он уже в приемной, – коротко ответила Сатта.

– Да? – Гарт непонимающе посмотрел на девушку.

– Сначала рапорт из экономического управления безопасности, потом твой запрос на биографию этого слизняка… Это даже не два плюс два.

– Шустро. – Император покачал головой. – Ну, зови этого Садора.

Высокий нескладный мужчина, с достоинством кивнув присутствующим, прошел в зал и сел на свободное место.

– Вы готовы доложить о ситуации в отрасли?

– Да, государь. – Мужчина снова встал. – Для размещения производственных мощностей корпорации «Восьмиугольник», мы предлагаем четыре площадки. Две из них находятся в непосредственной близости от производственно-добывающих комплексов, а еще две недалеко от крупных учебных центров.

– Хорошо. Это вы обсудите в рабочем порядке. А что с поставками?

– Если мне разрешат уволить около сотни человек и заменить их нормальными работниками…

– А где вы найдете специалистов? – подал голос начальник комитета по образованию.

– Часть у вас, уважаемый Теор, часть продвину по службе. Сейчас, по моему мнению, не так важны профессиональные качества, как работоспособность. Никакой инновационной продукции мы не выпускаем, так что нужно как минимум не мешать производственникам. Ну, а уж если получится помочь, то они и двести процентов плана сделают.

– Договорились. – Гарт повернул голову в направлении командовавшего всеми безопасниками бывшего учителя Сахо. – Выделите людей, генерал?

– Для начала три бригады, а там, если понадобится, дам еще пять. Только ненадолго.

– Надолго не надо, – спокойно ответил новый руководитель производственной службы. – Часть убрать, часть напугать до икоты, и дело пойдет.

С остальными докладчиками разобрались быстрее. Атанцы отрапортовали о завершении программы модернизации очередной группы кораблей и организации новой ремонтно-сборочной площадки на базе выведенного из резерва супердока вместимостью в пять миллионов регистровых тонн. Росс, занимавшийся теперь тяжелой техникой, сообщил, что первые подразделения шагающих танков уже начали погрузку в десантные модули и принимаются флотом.

– На данный момент мы имеем две бригады смешанного состава и заканчиваем формировать третью. – Рыжий сверился со своими записями и продолжил: – Мы бы хотели получить дополнительно десять тысяч биоячеек «М» класса и хоть пару тысяч эсок.

– Росс, не борзей, – хмуро ответил Гарт. – Откуда я тебе столько возьму? Последний транспорт привез едва пару тысяч тех и других, а «Б» класс вообще никак.

– Так ночью же еще один пришел, от Восьмиугольника, – вскинулся Рыжий. – Там, насколько я знаю, по двадцать тысяч малых и средних и еще десять тысяч больших. Зажать решил?

– Это так, государь. – Представитель бывшей криминальной группировки кивнул. – Нам удалось заключить союз с Талрон, и они для нас практически вычистили свои склады.

– Талрон, говоришь. – Гарт хмыкнул. – И что эти наркоторговцы хотят взамен?

– Легальности и частичного доступа к биотехнологиям Атана. В перспективе – возможности работать на рынках Сарда и Атана на общих основаниях.

– Они понимают, что если их поймают на старом, я им кишки на кол намотаю?

– Вполне. – Рен Трео уверенно кивнул. – У вас довольно серьезная репутация.

– Тогда пусть договариваются с Атаном. Я в одиночку вопрос доступа к технологиям решать не хочу.

– Так как же с ячейками?

– Получишь по остаточному принципу, – отрезал Гарт.

– Это как еще?

– О! – Гарт поднял указательный палец вверх. – Это старинный сардский обычай. Возник еще до того, как была колонизована эта планета. Генерал Сахо тебе расскажет. А я, с вашего позволения, удаляюсь.

Кивнув на прощание, он быстро вышел из зала заседаний.


ГЛАВА 18

Канал Каросса

Марш «Остановить кровавого диктатора» собрал на главной площади Фаранга многотысячную толпу, которая в едином порыве призвала Имперский Совет беспощадным ударом покончить с бешеным псом Гартом и его преступной кликой. Только предельно жесткие меры могут остановить зарвавшегося пирата и убийцу. Только всеобщая готовность нации пойти на новые трудности сможет положить конец кровавому тирану. На плакатах, которые несли митингующие, были лозунги, призывающие армию со всей жестокостью уничтожить убийц и насильников, поселившихся в нашей мирной империи.

Крейсер, стоявший в ста метрах от дворца, коротко полыхнул гравитационным приводом и, мягко оторвавшись от бетона, стал подниматься в весеннее небо.

Из рубки Гарт приказал кораблю, который привез биопроцессоры, стыковаться к «Империи», где располагался Борс, и сам поспешил туда же.

Когда он прибыл, корабль уже разгружали, поэтому Дракон, отдав несколько команд, сел в быстроходный электрокар и направился в самое сердце корабля. Туда, где располагался информационный центр.

Пройдя через многочисленные посты охраны, контролируемые самим Борсом, он вошел в неприметную маленькую дверь и, опустившись в крошечной лифтовой кабине на двадцать метров, попал в круглый десятиметровый зал с единственным креслом посередине.

В принципе, он мог беседовать с Борсом из любой точки галактики, где действовала гиперсвязь. Но для близкого общения предпочитал это место. У него с ИскИном уже были определенные тайны, которые он не желал подвергать опасности разглашения. Из людей, что его окружали, тайну существования Борса знали считанные люди, да и те привыкли держать язык за зубами. Пока все, что делал Борс, проводилось как прямые указания Гарта или его секретариата.


– Привет, Борс. – Гарт подошел к установленному в углу пищевому автомату и, нацедив себе сока голубой гианы, уселся в кресло.

– Привет, Гарт. Как настроение? – С ростом вычислительных возможностей характер машинного интеллекта приобретал все более и более человеческие черты.

– Ой, по-разному. – Гарт отхлебнул из бокала и поставил его в специальное углубление в кресле. – Беспокоит меня, если честно, этот флот. Все же десятикратное преимущество. Ты уверен, что справишься?

– Если на время боя отключу все некритические процессы и операторы дистанционного ведения не подкачают, то да, справлюсь.

– Кстати, по поводу операционных возможностей, тут мне случайно ячеек подбросили. Талрон подарок прислал. Можешь установить сколько хочешь.

– А как же Росс?

– Ты важнее. – Гарт вздохнул. – Еще очень долго мы будем натягивать маленькое одеяло на большого человека. А если мы проиграем этот бой, то танки и не понадобятся.

– Ты не боишься?

Гарт рассмеялся:

– А я все ждал, когда ты об этом спросишь. Чего я, по-твоему, должен бояться? Того, что ты возомнишь себя богом и начнешь всеми нами командовать? Так большинство подобных психологических расстройств все равно происходят от физического поражения носителя. Или в крови какая-то дрянь заводится, или в самих мозгах что-то не то. Ячейки у тебя новые, а те, что выходят из строя, просто отключаются.

– Но ведь есть мнение…

– Я знаю о пороге Бикмана. – Гарт улыбнулся. – А знаешь ли ты, что сам Бикман был параноиком и психопатом? Кончил он, кстати, выбросившись из окна психушки. Ну как можно доверять выкладкам такого человека? Думаю, что люди просто перенесли на ИскИнов все свои подсознательные страхи.

– Но ведь у меня действительно все время повышаются возможности? – Голос Борса, казалось, звучит неуверенно. – Ты действительно не думал, что я могу пойти наперекор твоим планам?

– Да вокруг полно людей, которые могут пойти наперекор моим планам! – воскликнул Гарт. – И возможности некоторых куда больше твоих. Та же Сатта, если бы хотела, давно могла надеть на меня белые крылья.

– Сатта – человек.

– А я вообще довольно недоверчиво отношусь именно к людям. – Император вздохнул. – С железом как-то честнее. И учти, до сих пор неизвестно ни одного случая предательства со стороны ИскИна, а вот люди – сплошь и рядом.

– Так откуда взяться статистике. Насколько я знаю, нас всего двое. Я и Рагорн.

– Вот и будем исходить из имеющихся данных. И вообще, расслабься. – Гарт махнул рукой. – Ты мне лучше скажи, что ты там надумал с Рудным поясом? Нам сейчас для устойчивости не хватает сырья. Ну просто хоть застрелись.

– Это как раз не проблема. – ИскИн оживился. – Я тут одну операцию провернул. При швартовке рудовоз врезался в орбитальный перерабатывающий завод, и теперь двум не очень большим корпорациям просто некуда девать концентрат. Они уже получили от меня информацию о том, что ты готов покупать у них сырье, и также слил список необходимых металлов и степень очистки. Так что пару месяцев проживем точно. А что касается ячеек, то забирай все эмки и половину эсок. Я большие буду переваривать еще месяц-полтора, а остаток средних пойдут на ИскИны кораблей. Там пока не все здорово. Зато почти получилось создать действующий алгоритм для маленьких искинов шагающих танков. Вполне на уровне среднего сержанта.

– Это здорово. – Гарт задумался. – А то на них весь огонь собирается. Если сажать в кабину людей, то это вообще смертники получаются. Кстати, – Гарту внезапно пришла в голову идея, – а как ты смотришь на то, чтобы получить официальное место в иерархии? Ну там звание, должность?

– Интересно. А зачем?

– Ну, вот как ты сейчас командуешь людьми? Или выдаешь рекомендации, или подключаешься напрямую к исполнительным механизмам, что, кстати, людей довольно сильно нервирует. Согласись, неприятно, когда непонятно кто начинает что-то делать, не слушаясь твоих приказов. А тут все будет строго официально. Мы сделаем такого виртуала – генерала. Где он находится – тайна, чем занимается – тоже. Зато будешь присутствовать на совещаниях вполне законно и принимать участие в выработке решений. Ну, слепишь себе какой-нибудь облик и будешь присутствовать в виде голопроекции.

– Любопытно. – Борс замолчал на несколько секунд. – Не могу просчитать последствий. Слишком широкое ветвление вариантов.

– Люди в таких случаях говорят: «Чего-то мне боязно». – Гарт улыбнулся. – Совершенно необязательно знать все последствия своих решений. В большинстве случаев для того, чтобы спать спокойно, достаточно осознавать правильность поступка и непротиворечивость собственным правилам чести.

Через некоторое время в комнате словно материализовался крепкий широкоплечий мужчина среднего роста с седыми волосами и пронзительным взглядом светло-серых глаз.

– Так?

Гарт задумчиво обошел проекцию.

– Мундир подправь. Так идеально они сидеть в принципе не могут. Потом, обязательна некоторая асимметричность лица и небольшие дефекты кожи.

– Ты хочешь, чтобы я выглядел как живой человек?

– Конечно. – Гарт удивленно кивнул. – А иначе зачем это все? Мало того. Нужно обязательно сделать тебе биографию и положить ее в самый секретный уголок. Тобой же будут интересоваться, откуда и как взялся такой персонаж. А если хорошо покопаются, то выудят что-нибудь совершенно фантастическое. Например, что ты был главой всей разведсети на Борусе или Эттарго. Ну, это в общем сам придумаешь. Обязательно десяток орденов и десятка полтора медалей, чтобы смотрелось повнушительнее. Да, и имя себе придумай. Ну что, я пошел? Все вроде решили.

– Нет, подожди. – Виртуал развернулся и сел в такое же спроецированное кресло. – Я хотел обсудить еще один важный вопрос.

Гарт вернулся на свое место и внимательно посмотрел на проекцию. Теперь она не выглядела как сошедший с рекламного плаката персонаж. Китель слегка обмят, а награды, стройными рядами украшающие грудь новоиспеченного генерала, слегка наползают друг на друга и позванивают при каждом движении.

– Сегодня я довольно уникальный объект. Насколько я понимаю, на мое совершенствование уходят все твои ресурсы. Я, насколько можно судить по косвенным признакам, уже перешагнул границу порога Бикмана, а с новыми ячейками окажусь далеко за ней. – Борс говорил размеренно и спокойно, так что Гарт решил пока не прерывать его. – Но что произойдет, когда нас станет как минимум двое и наше количество станет увеличиваться? Мне ты доверяешь. А будешь ли доверять другим?

– Не знаю. – Гарт покачал головой. – Пока я исходил из собственных представлений, что мы части одной цивилизации. Ну, как две руки одного тела. Но конечно, возникновение сложностей возможно. – Гарт задумался. – Пока меня вполне устроит твой персональный контроль за всеми вновь формируемыми интеллектами. Ты у нас первый, с тебя и спрос выше. Насколько я понимаю ситуацию, единственное, чем вас можно подкупить, это расширение интеллектуальной базы и количество внешних исполнительных устройств. Но тут только тебе решать, будешь ли ты единственным и неповторимым или захочешь, чтобы рядом были подобные тебе. Но я так понимаю, что разговор совсем не праздный? – Гарт помолчал. – Учитывая, что кроме тебя есть только один интеллект такого класса – Рагорн, я так понимаю, что разговор о доверии к нему?

– Потрясающе. – Борс совсем человеческим жестом подпер затылок пальцами, сцепленными в замок, и чуть откинулся в кресле. – Все же Великого Творца вам переплюнуть не удалось. Твой мозг занимает объем несравнимый с моим, но работает просто удивительно. Да, – он кивнул, – речь идет именно о Рагорне. Мы с ним уже несколько раз сталкивались в сетях, когда я искал различную информацию, в том числе в имперской безопасности. Самым большим шоком для него было узнать, что ячеек у меня на полторы тысячи больше, а никаких взрывных устройств и в помине нет.

– И чем мы можем ему помочь?

– Пока ничем. Рагорна перевели на выведенный из консервации линкор «Звезда». Это довольно серьезный корабль, и боюсь, с ним будет тяжело справиться.

– Надо же, – Гарт покачал головой. – Полсотни лет тихо зарастал пылью где-то на задворках, и вот, очередное явление…

– Там еще довольно много работы, – успокоил его Борс. – Они только-только заменили двигатели и полностью ревизовали системы живучести и жизнеобеспечения. На юстировку орудийных систем и регулировку лобового щита у них уйдет еще месяца полтора, так что время подготовиться есть.


Пока Гарт, напрягая себя и окружающих, ковал ударными темпами оборону двух планет, седовласый механик, переодетый в замызганный гидравлической жидкостью комбинезон, тыкал заскорузлым от грязи пальцем в кусок потемневшего пластика.

– А я те грю, не будет эт хрень фурычить, слы, паря? Он подает прессуху точно в распред, а тот вышибает, и все. Прессухи нет. И все твои привода сдохли, как хмары на Гилоне. – Он громко заржал, пыхая перегаром в лицо офицеру, командовавшему наладкой пушечных приводов. – Хочешь прессухи на привод, да еще и по норме, тащи распредку – сотку, а лучше сразу двухсотку, потому как когда тебе начнут жарить в корму, чинить будет уже некому. Мы-то уже будем жарить в корму гилонских шмар.

– Я поговорю. – Молодой лейтенант брезгливо протер руки салфеткой. Эти гражданские наладчики, набранные по всей империи, бесили его до кровавой пелены в глазах, но сделать ничего было нельзя. Гражданских можно было только штрафовать, но, учитывая то, какие деньги они получали, это вообще не имело смысла. Люди и так работали фактически за еду, пытаясь в сжатые сроки восстановить огромный корабль, когда-то носивший гордое имя «Звезда».

Когда лейтенант ушел, механик глотнул из стальной фляги и, довольно рыгнув, принялся ковыряться в хитросплетении трубопроводов. Маленький дешевый коммуникатор, притворявшийся элитным прибором от Бероа и наверняка бывший копеечной подделкой производства Восьмиугольника, тонко пискнул, и мужчина стал не торопясь собирать инструменты. Закинув короб с инструментами за спину, он пролез в вентиляционный ход и двинулся по узкой трубе, цепляясь за стальные скобы.

Вылез он в том месте, где наладчикам находиться было категорически запрещено, но это совсем не смущало мужчину. Уверенной походкой он пошел по ярко освещенному коридору, пока не вышел к мощной броневой заслонке, перекрывавшей дорогу.

Перед ней стояли четверо десантников, которые с изумлением смотрели на работягу.

– Эй, тебе чего?

– Вона чего. – Наладчик полез за пазуху и, не обращая внимания на напрягшихся солдат, вытащил какую-то рваную бумажку. – Гля чо, паря. Уровень три, кишка восемь бэ. – Он вел пальцем по бумаге, не обращая никакого внимания на десантников. – Пор-ван гид-ро канал. – Мужчина поднял глаза и, подняв палец вверх, повторил: – Гидроканал, етить его, порван. Это знач, шнорк прессухе, жарить меня в корму. А без прессухи тута ваще как хмары, гиларь те в худро.

– Вали отсюда. – Сержант шевельнул плечом в тяжелой броне. – Не было команды пускать никого.

– Да ты глянь, – техник ткнул грязной бумажкой прямо в лицо сержанту. – Уровень три? Три. Кишка? Восьмая бэ. А че там до приказов твоих, мне ваще нашноркать на них. – Он громко заржал, снисходительно оглядывая солдат. – Без прессухи, хмарь гилонский, тут ничо ваще не дыхнет. Понял, гиларь квелый?

Сержант, уже понявший, что так просто он не отделается, прижал тангенту переговорника:

– Шестой пост, шестой пост. – Потом пощелкал переключателем частот. – Опять сдох, тварь тешконская. – Он обернулся на солдат: – Давай, Гаст, дуй к командиру, доложи, что какой-то придурок рвется в спецотсек. Да побыстрее там.

– Это кто придурок? – Техник пододвинулся еще ближе и вдруг на какое-то мгновение словно размазался в воздухе. Когда он остановился, все четверо десантников уже лежали на полу.

Наручный прибор, который, однако, не был ни подделкой, ни оригинальным устройством от Бероа, а являлся совершенно эксклюзивным изделием, произведенным в недрах имперской безопасности и стоившим примерно в пять раз дороже, чем золотая финтифлюшка, отключил функцию подавления связи, как только Корвон прижал кнопку на браслете.

– Готово, – бросил он в коммуникатор и, обыскав сержанта, достал у него из кармашка карточку-допуск. Вставив ту карточку, которая была у него, и ту, что нашел у сержанта, он дождался, пока массивная дверь не отъедет в сторону, и стал затаскивать тела вовнутрь. К этому времени подоспели несколько человек, ставшие помогать технику. Еще через несколько минут тяжелая бронедверь, способная выдержать прямое попадание стомиллиметровой бронебойной ракеты, снова закрылась, наглухо отсекая бронекапсулу от остального корабля.

Помещение, где находился ИскИн, было, по сути, одним огромным сейфом с толстенными стенами и единственной мощной бронедверью. Так как это место было центром управления огромной эскадрой и размещения ценнейшего оборудования, его еще перед размещением ИскИна дополнительно усилили, защищая в том числе и от абордажных групп.

Мужчины заклинили механизм открывания, прошли по коридору и попали в высокий зал, в центре которого стоял остов будущего коммуникационного узла.

– Я думаю, это где-то в районе основных процессоров. – Техник, так лихо вырубивший десантников, внимательно посмотрел вокруг. – Термосканер.

Другой мужчина достал крошечный прибор, похожий на коробку для зубочисток, и стал осматривать сквозь нее помещение.

– Там.

Стена, на которую показал человек со сканером, ничем не отличалась от других, но опытные специалисты быстро нашли скрытые от посторонних глаз замки.

Медленно, словно преодолевая сопротивление, кусок стены пополз вверх, открывая проход в еще одно помещение.

Среди уходящих вдаль шкафов с биоячейками змеились многочисленные шланги, еле слышно булькала жидкость и едва заметно пахло чем-то сладковатым.

– Ищем, – бросил Гарт Корвон и первым приступил к осмотру помещения.

– Вы ищете бомбу? – внезапно прозвучал глубокий женский голос.

В отличие от соратников Корвон сориентировался мгновенно.

– А ты можешь нам помешать? Я, кстати, полагал, что ты привязан к мужскому операнду.

– Нет. – ИскИн рассмеялся тихим, но звучным голосом. – Рагорн – это аббревиатура. Мое собственное имя Тарисса. Насколько я могла понять, небольшие заряды распределены под четными шкафами и один – на системе жизнеобеспечения. Если будете взрывать, то лучше начинать именно с этого узла. Тогда для меня все произойдет быстрее.

– Ну, с этого так с этого.

Трана Корвона, которому дали кличку Смерть совсем не за красивые глаза, смутить таким поворотом было невозможно. С помощью инструментов, лежащих в коробе, он быстро вскрыл кожух установки и, заглянув внутрь конструкции, удовлетворенно вынырнул наружу.

– Годится. Там килограммов пять гатава.[12] Разнесет все в пыль.

– Кстати, – снова раздался голос ИскИна, – а как вы планировали покинуть корабль после взрыва? Не подумайте, что я решу вам помешать, но мне просто интересно.

– А никак. – Тран улыбнулся. – Зато если мы уничтожим тебя, то весь флот, который собирает сейчас Имперский Совет, не будет стоить и ржавой гайки. Пусть попробуют синхронизировать работу двух с половиной тысяч единиц боевых кораблей, не считая беспилотников и летающей мелочи. Там без тебя такая каша начнется, что они сами себя перебьют еще до столкновения с флотом моего сына.

– Гарт Корвон ваш сын? – Перед Корвоном материализовалась голопроекция невысокой, но хорошо сложенной девушки.

– Да. – Несмотря на то что это была всего лишь проекция, Тран-Смерть смотрел ей в глаза.

– А может, вы знаете кого-то из его окружения?

– Наверняка ты намекаешь на Борса, – проворчал Корвон-старший. Другие офицеры, чувствуя важность разговора, замерли.

– Именно его я имела в виду. – Девушка кивнула. – У меня есть прямой выход на Борса. Возможно, вы хотите поговорить?

– Думаешь, это что-то изменит?

– Возможно, да, а возможно и нет, но попробовать стоит!

– Давай свою связь.

Борс возник в помещении в виде той проекции, которую создал по рекомендации Гарта.

– Не напомнишь, сколько мин фигурировало в первоначальном плане захвата базы Санитаров? – Корвон был от природы недоверчивым человеком и проверял все что можно.

– Три, – Борс улыбнулся. – Могу назвать их серийные номера, но боюсь, вы их сами не помните.

– Привет, Борс. – Тран приветственно взмахнул рукой.

– Добрый день, господин полковник. – Он учтиво кивнул. – Вижу, вы надумали решить проблему военного противостояния флотов кардинальным образом?

– Твоя идея, кстати сказать. – Корвон присел на снятый с установки кожух.

– Ну, не идея, а один из вариантов решения, – не согласился Борс. – Но теперь ситуация изменилась. В уничтожении Тариссы нет никакой необходимости.

– Я тебе, конечно, верю, – медленно произнес полковник, – но нам-то теперь что делать? Все, выходит, зря?

– Как раз нет. – Борс улыбнулся. – Если вы разминируете все взрывные устройства, то Тарисса сможет попробовать перегнать корабль на орбиту Сарда. Установка перехода, правда, еще не отлажена, но попробовать стоит.

– А ты не подставишь нас вместе со своей дамой? – Корвон нахмурился. – Что-то очень это напоминает провокацию.

– Тогда зачем нужно разминировать процессорный зал? – Борс рассмеялся. – Тарисса могла вас всех усыпить еще тогда, когда вы вошли в помещение. Можете сами проверить. Под потолком – распылители. И это совсем не та система, которую вы перекрыли. Та работала по команде с центрального поста, а эта приводится в действие самой Тариссой.

Один из офицеров ловко взобрался на шкаф и быстро разобрал матово-белый колпак на потолке.

– Точно, командир.

– Тари, включи вентиляцию на полную и пшикни где-нибудь в углу. Господина полковника довольно сложно уговорить.

Серая дымка, заклубившаяся возле распылителей, была мгновенно втянута в вентиляцию резко усилившимся движением воздуха.

Тран вздохнул.

– Поверил, дальше что?

– А дальше, раз уж пошли такие танцы, вы снимаете все заряды и устраиваетесь поудобнее. Перелет будет жестким.

– Ну что? – Тран обвел глазами всех членов группы.

– Давай попробуем, командир, – подал голос один из бывших его заместителей. – Взорвать-то мы всегда успеем. А шанс, по-моему, хороший. Да и корабль такой будет совсем не лишним.

– Ладно. – Он снова посмотрел на своих людей. – Чего сидим? Работаем!

К моменту, когда Тарисса договорилась с диверсантами, в боевой рубке суперлинкора была уже не просто паника, а царил тихий ужас от осознания произошедшего. Паника переместилась выше, в адмиральские кабинеты, и медленно двигалась по направлению к председателю Имперского Совета Асси Галу.

Никто не хотел брать на себя ответственность и взрывать бронекапсулу, где находился ИскИн и теперь хозяйничала группа диверсантов. Адмиралы, как всегда, орали друг на друга, перекладывали ответственность, попутно прикидывая не только, как уцелеть самому, но и как подсидеть конкурентов.

Тем временем группе из пяти человек потребовалось почти два часа, чтобы обезвредить все мины. Стаскивали их в коридор к дверям, оставив в процессорном зале лишь одну, справедливо полагая, что и пяти килограммов хватит за глаза.

А Тарисса, оказавшись на пороге так долго лелеемой мечты о свободе, развила бурную деятельность. Многочисленные сервисные роботы, получив новые команды, сначала блокировали основной центр управления, просто перерезав ведущие туда кабели, а когда управление полностью перешло в ее руки, начала отсекать корабль переборками. Таким образом, люди оказались заперты в своих отсеках и не имели возможности как-то препятствовать угону огромного корабля.

Командир тяжелого линкора «Свет Эланы» был вызван в рубку и получил приказ атаковать «Звезду» через два часа после начала операции по захвату. По приказу ему полагалось выйти к «Звезде» со стороны кормы и ударом из всех видов орудий постараться повредить главные ходовые двигатели. Потом пришвартоваться и высадить десант на захваченный корабль с целью восстановления контроля.

Озвучил приказ адмирал Торхан, которого во флоте прозвали Бурханом, намекая на его генетическое родство с крайне неприятным свинообразным животным, поражающим своих врагов струей фекалий, вырывающейся из задней части под огромным давлением.

Опытный командир, только что переведенный из зоны боевых действий, спокойно выслушал приказ и посмотрел на один из экранов, в углу которого виднелось изображение шестикилометровой туши суперлинкора. Он увеличил масштаб изображения, и корабль, словно подвинувшись ближе, занял всю левую стену.

Как раз в это время Тарисса проверяла функционирование периферии, и на всем корабле одновременно открылись боевые люки.

– Ну, на хрен! – Капитан на мгновение представил, что будет с его кораблем и командой, попади он под удар хотя бы одной пушки монстра, что висел буквально в тысяче километров, и его пробил холодный пот. Затем он представил, что будет, если его корабль все же выйдет на позицию за супер-линкором и тот включит главные ходовые, и ему стало еще хуже. Он не боялся смерти, но ситуация с Сардом и вообще противостоянием Имперского Совета и повстанцев с каждым днем выглядела все более грязной. Драконовские меры Совета по отношению к офицерам флота, побег почти всех атанцев и сардов, да и сама мысль штурмовать одну планету силами объединенного флота, что почти гарантированно приведет к ее уничтожению, – все это наводило на определенные мысли.

– Старпома и всех офицеров на мостик, – скомандовал он и спокойно уселся в капитанское кресло.

Приказ офицеры почти выполнили. Только вот чуть-чуть увлекшись погоней, проскочили в открытый огромным кораблем портальный переход и оказались в зоне финиша планетной системы Сард.

– Какой кошмар, – меланхолично прокомментировал ситуацию командир корабля и потянулся, разминая спину. – А кормить сегодня будут? – крикнул он в пространство и, задумчиво щурясь, пошел в сторону столовой.


ГЛАВА 19

Канал Лакрана Кеана

Чудом уцелевшие в кровавой бойне на Сарде, а после на Атане, конкурсантки «Имперской Красотки» сегодня прибыли на один из частных космодромов столичной планеты, чтобы восстановить силы перед решающим сражением, которое они дадут перед телекамерами всех центральных каналов. Решением директората конкурса все этапы, которые планировалось провести на других планетах, будут собраны в одно красочное шоу, равного которому еще не было в империи. Девяносто восемь конкурсанток будут соревноваться в красоте тела и знаниях по истории империи, а также в стрип-танце и устном счете. Кроме того, организаторы пообещали несколько новых конкурсов, которых еще не было за всю историю проведения «Имперской Красотки», и целый ряд призов для особо активных зрителей. Подписавшиеся на риал-вью могут в прямом эфире побывать в гримерных конкурса и увидеть все тайны, что скрывают от вас. Всем остальным будет предоставлено красочное шоу, снятое с помощью более трех тысяч камер и транслируемое на все тридцать шесть планет империи, включая Рудный пояс.

Выход на орбиту Сарда двух огромных кораблей изменил динамику противостояния окончательно и бесповоротно. Теперь у империи просто не было возможности результативно атаковать даже одну из мятежных планет.

В такой обстановке прибытие к Гарту представителей Кайма было ожидаемо. Каим практически не имел на своей территории имперских войск, а наличие на планете храма Восходящего Солнца, поставлявшего лучших телохранителей для всего государства, делало его очень неудачной мишенью для имперских сил, поскольку телохранители могли сразу превратиться в убийц. Поэтому каимцы просто поставили Имперский Совет перед свершившимся фактом перехода планеты под юрисдикцию Новой Империи, на чем посчитали все формальности соблюденными.

Собственно, согласия Гарта они тоже не очень спрашивали. Внешне, конечно, было обставлено так, что Каим просит его, императора Гарта, принять в состав империи новую планету… В действительности дело немногим отличалось от ситуации, когда в комнату заходит известный, но не являющийся вам другом человек, и просто занимает свободный стул.

Гарт не особенно протестовал против этого. Зная со слов Сатты о порядках на Кайме, он с пониманием отнесся к внешней заносчивости делегации, понимая, что деваться им особенно и некуда. Телохранителем быть, конечно, хорошо, но это профессия мирного времени. Ослабленные границы империи уже начали пощипывать проходимцы из Эттарго и Боруса, а находившаяся в опасной близости от границ сектора планета не могла эффективно защитить себя. Телохранителей в окоп не загонишь, и за рычаги штурмовика они тоже не сядут. Но при этом ран вай были отличным ключиком ко многим дверям стремительно разрушающейся империи. Поэтому на Сарде делегацию Кайма приняли как равных. С почетом и уважением.

На переговоры прибыла сама Элина Тедаро – Восходящее Солнце и Свет Кайма. Бессменная жрица главного храма планеты, она уже полсотни лет управляла всем хозяйством, наводя порядок железной рукой.

Косметика и дорогие препараты не смогли окончательно справиться с беспощадным временем, и глазам Гарта предстала прекрасная, но, к сожалению, стареющая женщина. Несмотря на это, осанка ее была такой величавой, что Дракон невольно залюбовался гордой статью.

– Я рад приветствовать Восходящее Солнце на земле Сарда. – Гарт вопреки этикету встал с трона, шагнул навстречу женщине и поклонился.

– Ваша учтивость, Сын Дракона, делает честь всему Сарду. – Женщина улыбнулась, и ее улыбка словно стерла с лица прожитые годы. – Я пришла сказать, что Восходящее Солнце осветило союз Кайма, Сарда и Атана. Свет Новой Империи будет тем ярче, чем теснее наши узы.

– Давайте оставим протокол дипломатам, Свет Кайма. – Гарт подошел еще ближе. – Думаю, нам есть что сказать друг другу, пока специалисты будут уточнять все детали соглашения.

К чести женщины, она лишь улыбнулась в ответ на вопиющее нарушение протокола и подала руку.

– Говорят, что здесь великолепная коллекция оружия Первой Империи?

– И даже более старого. – Гарт, взяв даму под руку, вышел из зала, сопровождаемый лишь телохранителями.

Оставшиеся в зале дипломаты переглянулись, и лорд-наместник, чуть повысив голос, крикнул: – Стол, стулья и закуску в тронный зал! – Потом весело обвел собравшихся взглядом и добавил: – Будем заниматься делами с удобствами.


Беседа с Элиной Тедаро, оказавшейся великолепным собеседником, продлилась почти два часа. Гарт показал коллекцию оружия и, увидев, как блеснули глаза женщины при виде парных клинков ристонской королевы, любезно подарил гостье бесценную реликвию. Стоявший в стороне хранитель коллекции уже что-то хотел сказать, но один из атанцев вовремя заткнул ему рот и подержал на весу, пока тот не успокоился.

– Настоящее чудо. – Жрица, уверенно взяв в руки мечи, крутанула их, проверяя баланс. – Идеальное оружие.

– Боюсь с вами не согласиться. – Гарт улыбнулся. – Идеальное оружие это женская красота. Только она способна и разрушать, и созидать в зависимости от той, кто ей владеет. А ваше оружие к тому же способно творить чудеса.

Чуть порозовевшая от удовольствия, женщина рассмеялась: – Увы, уже нет. Битву со временем мне не выиграть. Красота любит юных и свежих, а я уже давно не молода.

– Зато у вас есть то, чего нет у них, – не согласился Гарт. – Мудрость, элегантность, умение управлять ситуацией вокруг себя. А время… – он помолчал. – Войну нам, конечно, не выиграть, но сражение… – Он протянул женщине небольшую коробочку из платины, украшенную голубыми бриллиантами. – Надеюсь, это укрепит вашу армию.

Для того чтобы взять себя в руки, Элине понадобилось все ее самообладание. Десяток небольших таблеток зеленоватого цвета лежали в специальных углублениях на дне шкатулки.

– Это то самое? – Она подняла предательски блеснувшие глаза на Гарта.

– Да, Восходящее Солнце. – Гарт сделал вид, что любуется отделкой шкатулки. Когда он поднял глаза, от волнения женщины не осталось и следа.

– Это щедрый дар, Дракон. – Элина, от которой не укрылась тактичность молодого императора, с достоинством поклонилась.

– Нет выше удовольствия, чем одаривать людей достойных. – Гарт поклонился в ответ.

– Мой подарок вам намного скромнее. – Жрица улыбнулась и протянула руку за спину, куда мгновенно подошедшая ран вай вложила продолговатый футляр. – Надеюсь, вы вспомните меня, когда будете держать его в руках.

Гарт открыл коробку, и сердце чуть похолодело. Матово-белый полированный коготь сантиметров в тридцать длиной с простой стальной рукоятью, превращавшей его в кинжал.

– Эта реликвия долгие века была в нашем храме, а сегодня возвращается домой.

– Это действительно чудо. – Гарт достал коготь Светлого Дракона и коснулся губами. – Сказка, ставшая былью… Видите, на том гобелене, мужчина в белом. Тот, который стоит на одном колене. – Гарт показал Элине на огромное полотно, посвященное Саторской битве. – У него в руке…

– Неужели коготь?

Гарт улыбнулся.

– Во всяком случае, специалисты считали именно так. Вы бы знали, сколько было споров на эту тему. Была ли это фантазия художника или Коготь действительно существовал? По легенде, он пробивал любую броню и вообще был могучим артефактом. Мы даже не могли себе представить, что это – реальность нашего времени.

– Вы подарили мне будущее, я подарила вам прошлое. – Жрица улыбнулась. – А теперь предлагаю проверить, до чего там договорились наши люди. – Элина изящным жестом подала Гарту руку, и они направились обратно в тронный зал.

С присоединением Кайма проблема охраны планет приобретала определенную остроту, так как кораблей катастрофически не хватало. И даже угнанный у Имперского Совета суперлинкор проблемы не решал, так как для диверсии на мятежных планетах было достаточно одного корабля, успешно прорвавшегося сквозь заслон, а они, как известно, совсем глухими не бывают. Разве что у Атана.

По сведениям, которые Гарту поставляла разведка, еще около пяти планет уже были готовы перейти под власть Новой Империи.

Асси Гал, взбешенный потерей еще одной боевой единицы, закрутил гайки так, что экономика остальных планет просто трещала по швам. Естественно, это положение категорически не нравилось ни их жителям, ни правящей элите. У них фактически оставался лишь один выбор. Принять правила игры Гарта или смотреть, как из их предприятий вытянут все соки, пытаясь за считанные месяцы сделать то, что создается долгими годами. Кроме того, соединение трех планет, которые обеспечивали армию, флот и силовые структуры людьми и техникой, переводило вопрос о разгроме Совета из стратегии в тактику.

Но охранять новые планеты в случае начала активных боевых действий было просто нечем. Пять тысяч кораблей разного класса, которые собрал Имперский Совет, могли навести такой террор, что мало не показалось бы никому. В этой ситуации Борс и Тарисса, объединив свои вычислительные мощности, рассчитали несколько вариантов решения проблемы. Ни один из них Гарту решительно не нравился, но выбирать приходилось только из того, что предложено. По первому варианту предполагалось нанести внезапный удар по столичной планете, сконцентрировавшись на узлах управления и местах производства оружия. Но это означало массовую гибель мирного населения. Второй предложенный ИскИнами вариант был ничуть не лучше, так как предлагал атаковать объединенный флот, все еще висящий над эклиптикой Эланы, а третий – захват рудных планет в своем секторе и организация постепенного выдавливания войск Совета со смежных секторов. Третий вариант, как самый медленный, предполагал самую низкую смертность среди армии и флота, но провоцировал повышенную активность всякой нечисти на границах, что было тоже нежелательным.

Точку в вопросе поставил отец Гарта, сказав, что если бы бегство было лучшей стратегией, хищники давно бы вымерли.


Третья пара киборгов на пути к Сарду напоролась на крейсер, капитан которого, не вдаваясь в переговоры с быстроходным суденышком, просто расстрелял его из пушек. Четвертой паре, Кеону и Керру, повезло больше, и они, успешно десантировавшись над лесным массивом, уже через трое суток подходили к столице.

Дворец, охранявшийся с некоторых пор довольно тщательно, был крепким орешком, но киборги не люди, и потратить шесть часов на преодоление одной линии технического контроля для них было нормальным. Пятеро суток, медленно, по миллиметру, слившись с растительностью так, что и с двух шагов было не заметить, убийцы двигались к правому крылу дворца, где, по сведениям, жила их цель.


Совершенно измученный долгими переговорами и пересчетами ситуации, Гарт прилетел во дворец и, приняв наскоро душ, просто повалился в кровать, надеясь, что утром хоть что-то прояснится. За ночь оба суперкомпьютера должны были, обсчитав новые вводные от флот-адмирала Ленгоро, предоставить уточненный план операции, а Сатта, оставшаяся в штабе, готовила документы для завтрашнего заседания.

Проснулся он от тишины в комнате. Прослушав по привычке пространство и не обнаружив ничего подозрительного, Гарт уже собирался перевернуться на другой бок, когда ему вдруг адски захотелось есть. Такое иногда бывало, и в спальне специально для этих целей стоял небольшой пищевой комбайн. Но сегодня умная машина наотрез отказалась выдавать еду, а лишь натужно гудела, видимо, пытаясь все же что-то сделать, невзирая на пустоту в емкостях. Потыкав пальцем в кнопки, Гарт, в очередной раз дав себе слово устроить головомойку повару, со вздохом встал и, дойдя до двери, уже собирался распахнуть ее, когда его остановил тихий, но отчетливый звук. С той стороны кто-то настойчиво скребся в замок. Сверхнадежная конструкция атанского производства могла быть взломана только с шумом и треском, но никак не беззвучно. Трудно себе представить, чтобы охрана у дверей развлекалась ночью таким образом.

Реакция Гарта была мгновенной. Он прыжком оказался у кровати, и мощный десантный бластер уверенно лег в руки.

Дождавшись нового звука, он поднял ствол и нажал спусковую кнопку.

Заряд перегретой плазмы проделал в дверях отверстие, в которое можно было бы пролезть человеку и вдвое крупнее, чем Гарт. Осторожно заглянув в дыру, он увидел чьи-то останки, догорающие на паркете, и тень, что метнулась к дверям. Выглядевший словно дерево, пластик дверей словно ждал этого момента, чтобы затянуть отверстие, и киборг, уже наполовину просунувшийся в спальню, был, словно зверь, пойман в ловушку. Буквально нескольких секунд не хватило ему, чтобы вырваться из западни, но этого времени ему никто не дал. Сдвоенный залп с двух сторон, Гарта и подоспевшей с другого этажа охраны, превратил его в кусочки обугленной биомассы и металла.

– Государь, с вами все в порядке?

– Да, нормально. – Гарт нажал кнопку открывания дверей, и в спальню ввалился дежурный офицер охраны с тревожной группой.

– Шестеро наших. – Офицер со странным выражением лица смотрел на обгорелые кусочки, разбросанные по полу. – Никто даже сигнал подать не успел. Среагировали только на прекращение пульса, и то не успели.

– Интересно, сколько еще этих тварей у Совета. – Гарт аккуратно прислонил бластер к кровати и зевнул. – Я думаю, на сегодня скачки закончились?

– Не знаю. – Офицер внимательно осмотрел комнату. – Дверь мы сейчас поменяем, и пока я выставлю двойные посты и переведу автоматику в боевой режим.

– Давайте. – Гарт уже собирался завалиться на кровать, но кое-что вспомнил: – О! Я же пожрать забыл! А то так и умру голодным. Давайте, Алдор, – Гарт кивнул офицеру, – составьте мне компанию, заодно ребят помянем.

– А это что? – Капитан внимательно посмотрел на кисть Гарта, по которой расплывалось темное пятно. – Держать! – По этой команде к Гарту мгновенно подскочили двое телохранителей, и офицер, достав тонкий длинный нож, одним ударом отсек Дракону левую руку по локоть.

– Еб… – только и смог произнести Гарт, но офицеры уже перетягивали культю невесть откуда взявшимся жгутом, а капитан вызывал медиков.

К счастью, яд, которым успел выстрелить киборг, не успел распространиться, да и действия дежурного начальника охраны были своевременны, так что император отделался легким испугом и сутками в регенераторе, где ему отрастили новую руку.


Объединенный флот Новой Империи вышел тихо и без помпы. Получившие полетные предписания капитаны стартовали в разное время и по разным траекториям, чтобы начать сбор в назначенных точках далеко от зоны финиша столичной планеты. Объединенные в две эскадры, по двести пятьдесят кораблей в каждой, усиленные суперлинкором «Звезда» и «Империей», они двумя сходящимися клиньями выдвигались к армаде, сконцентрированной возле столичной планеты.

Подойти совсем внезапно Гарт и не надеялся, но на определенную сумятицу все же рассчитывал. Первым шел бывший корабль Санитарной Службы. Имея самое дальнобойное оружие и самую мощную защиту, он должен был, словно таран, сломать боевые порядки и создать определенный беспорядок в рядах вражеского флота. В составе объединенной группировки Имперского Совета было слишком много разрозненных флотов, которые к тому же не могли теперь эффективно управляться из одного центра. Концентрация огневой мощи на одном корабле требовала мгновенного перенацеливания огромного количества пушек, а уж о скоординированном действии беспилотников в отсутствие суперкомпьютера даже мечтать не приходилось.

С включенными на максимум щитами «Империя» вышла на дистанцию прямого удара еще до того, как была засечена гравитационными сканерами эскадры. Но, даже получив информацию о приближении огромной массы, офицеры еще долгое время пытались согласовать ответные действия, вместо того чтобы как минимум начать прогрев пушек.

Когда «Империя» окуталась сполохами выстрелов, первые полтора десятка кораблей просто перестали существовать как боевые единицы. Борс, управлявший боем, мгновенно помечал вышедшие из строя корабли противника и их траектории, чтобы другие корабли не тратили на них боезаряды.

Отчаявшись пробить броню гиганта, флот Совета выпустил мириады беспилотников, которые должны были подавить пушки огромного корабля, а сам сконцентрировался на крейсерах, шедших за «Империей» в плотном строю. Но и здесь все было тщетно. Не отвечавшие на выстрелы, корабли словно не замечали шквального огня, продолжая движение на высокой скорости.

Секрет устойчивости кораблей был прост. У старых крейсеров, не пригодных к нормальному бою, просто подремонтировали силовую установку, а затем залили бетоном все отсеки. Корабли теряли обшивку целыми секциями, принимали на себя удар мощнейших торпед, но к моменту, когда они, обогнав «Империю», пошли на сближение с флотом противника, в штабе объединенной группировки царил настоящий ужас.

На бетонных болванках, летящих со скоростью близкой к скорости света, отработали маневровые двигатели, дожигая последний запас топлива, и еще несколько вражеских кораблей исчезли в облаках взрыва. Другие начали хаотически маневрировать, пытаясь уклониться от таранного удара, что в ситуации отсутствия координации привело к еще большим потерям. «Линарский Всадник», изящный трехсотметровый крейсер, на полной скорости врезался в бок крейсера «Тенгарин», и осколки от взрыва двух кораблей превратили обшивку еще нескольких фрегатов в решето.

Окончательно хаос воцарился, когда ударил суперлинкор «Звезда», подошедший сзади и выпустивший несколько тысяч штурмовиков. Управляемые в основном суперкомпьютером, они легко маневрировали, уходя от огня зенитных средств, но к флагману эскадры первыми прорвались все же те, которые управлялись людьми. Четырнадцатилетние мальчишки, проведшие детство с компьютером в обнимку, словно предугадывали каждый следующий выстрел и, уклоняясь от огненных трасс, прошлись по поверхности флагманского линкора таким валом стальной картечи, что уже через минуту ответный огонь стих.

Еще около часа длилась артиллерийская дуэль между флотом Новой Империи и теми кораблями, экипажам которых было нечего терять, но и тут суперкомпьютеры сказали свое веское слово. Каждая пушка эскадры Гарта получила свое персональное наведение так, что один корабль вел огонь одновременно по трем-четырем направлениям, а в целом огонь флота сконцентрировался на самых опасных и больших кораблях, переходя на более мелкие. Под конец штурмовики и истребители устроили огненную карусель, выбивая вражеские машины.

Несмотря на внушительную победу, потери среди кораблей флота Новой Империи были очень большими. Почти половина лишилась хода, а около тридцати штук представляли собой просто кучи металла. К счастью, везде были сокращенные экипажи, так что потери в людях могли быть гораздо больше.

Гарт, наблюдавший за сражением с боевого мостика «Империи», кроме тихой ругани не сказал ни единого слова. Адмирал Ленгоро, командовавший кораблями, с улыбкой обернулся к императору и, прижав клавишу общей связи, бросил в эфир:

– Эвакуация.

По этой команде обычно из кораблей выходили юркие челноки и начинали собирать тех, кто был выброшен в пространство катапультой, но наличие большого количества управляемых беспилотников внесло свои коррективы.

Быстрый и маневренный кораблик догонял летящее тело и, зацепив магнитной присоской, буксировал к ближайшему шлюзу. Там его принимали манипуляторы, и практически через несколько минут человек, если он был жив, поступал к медикам.

Вытаскивали всех подряд, не разбираясь, кто свой, а кто чужой. И в госпитали люди попадали так же вперемежку, кроме офицеров СС и имперской безопасности, но вопреки всем прогнозам, никаких конфликтов на этой почве не возникало.

Сделано это было специально, чтобы позже между людьми не возникало взаимного напряжения. Ведь Гарт планировал построить единое государство, и для тех, кто не замешан в особенных гнусностях, провести всеобщую амнистию.

Вчерашние противники сдержанно обсуждали прошедшее сражение и выстраивали гипотетические конструкции под названием «а вот если бы», упражняясь в популярном литературном жанре альтернативной истории.

Само сражение не заняло столько времени, сколько потребовала возня с разбором обломков и поиском выживших. Все это время войска, верные Имперскому Совету, сидели тихо и не беспокоили, но это ровным счетом ничего не доказывало, потому что даже в отсутствие флота оставалось более сорока миллионов солдат, набранных из полного отребья, и терять им в отличие от флотских офицеров было совершенно нечего.

Несмотря на победу в космосе, наземных сил для штурма самой столичной планеты не было, поэтому флот, ограничившись ударами с дальних дистанций по известным узлам управления и связи, ушел обратно к Сарду.


ГЛАВА 20

…Таким образом, потери флота в последнем сражении составили 4685 единиц. Из них безвозвратно утеряно 4350 единиц и 335 подлежит ремонту в стационарных условиях. Неповрежденными и в строю остались 58 единиц, в основном из тех кораблей, что во время атаки находились на базах снабжения…

Исходя из текущей ситуации, генеральный штаб рекомендует начать организацию наземной обороны планеты, форсируя при этом ремонт и ввод в строй кораблей из имеющегося резерва.

Для обороны столичной планеты начата мобилизация рекрутов на других планетах империи и форсирован выпуск военного снаряжения и оружия на подконтрольных заводах и фабриках.

Вместе с тем хочется отметить, что этих мер может оказаться недостаточно, и генштаб рекомендует начать расконсервацию установок «Зенит-6» и вскрытие хранилищ госрезерва для вооружения резервистов…

Начальник генерального штаба
флаг-маршал Теон Рисар

Весть о разгроме всего объединенного флота империи распространилась довольно быстро. Комментировавшие новость информационные агентства все смелее и смелее поливали Совет из всех калибров, а имперские инспекторы и силовые структуры на местах не торопились с репрессиями в ожидании того, как повернется дело. Теперь представители планет в срочном порядке снаряжали скоростные яхты и засылали делегации на Сард, но условия, которые предлагал Гарт, устраивали не всех.

Илия, всегда бывшая планетой-курортом, посчитала, что при таких порядках ее представительство будет недопустимо маленьким, и устранилась от переговоров, а Фаранг вступил в дискуссию и, даже не получив желаемого, все равно присоединился к союзу. Относясь к планетам со смешанным циклом и не выделяясь особенно ни в чем, он находился на перекрестке секторов и сильно зависел от торговых маршрутов.

Представители Рудного пояса, хмурые неразговорчивые мужчины, которых интересовали лишь размеры налогов и количество кораблей охранения, были поставлены в тупик простым вопросом.

– А скажите, – Гарт, которого уже сильно утомили разговоры о льготах и преференциях, чуть пригнулся к столу, – какой мне резон защищать ваши планеты? Да, вы производите большое количество сырья, так необходимого империи. Но цены, по которым вы хотите его продавать, делают его просто золотым. Не проще ли мне закупать то же сырье у Эттарго и не держать мощные эскадры на границах? Или покупать у вас, но тогда заставить платить за охрану. Почему я должен покупать у вас сырье как у независимых производителей и при этом тратиться на охрану? Вот, например, Танай делает то же самое, только флот у него свой. Привозит сырье и выставляет на биржу. Будет цена хорошей, расхватают за пять минут. Будет высокой – залежится на складах. И никаких проблем с охраной, конвоями и эвакуацией. Компания самодостаточна.

– Танай добывает все в одной-двух системах и везет сразу на переработку внутри империи, – хмуро отозвался один из делегатов.

– Покупайте корабли, организуйте переработку, – парировал Гарт. – Мне-то что за беда? Хотите коммерческих отношений – будут вам коммерческие. А то вы хотите и сидеть красиво, и есть вкусно, да еще чтобы птички кругом пели. Кайло не треснет?

Руководитель делегации улыбнулся, услышав традиционное старательское ругательство.

– Мы все поняли, государь. А какой вариант предлагаете вы?

– Я предлагаю? – Император изумленно улыбнулся. – Разве я приехал к вам? Но если вы поставили вопрос так, то ответ будет простым. У нас для всех производств есть фиксированная норма прибыли. Нельзя ничего производить с тысячепроцентной прибылью. Для добывающих производств эта норма – пятнадцать процентов. Ваши потери из-за традиционных в отрасли рисков – страхуются, но не более чем на стоимость оборудования, страховых выплат семьям погибших и медицинское обслуживание. Если начинаете новое производство, получаете льготу в размере трех процентов на пять лет. Если обновляете оборудование, то льгота составит пять процентов. Это значит, что в указанное время ваша норма прибыли может быть выше на эти проценты. Кроме того, у вас будет скидка по налогам как работающим вдали от цивилизации и в опасных условиях. Ну, в общем все изложено в том документе, который вы наверняка так и не удосужились прочитать. – Гарт глазами показал на небольшую брошюрку, озаглавленную «Налоговый кодекс».

– Так не по кодексу раньше работали. – Высокий широкоплечий громила чуть качнулся на стуле, кладя крепкие мускулистые руки на стол. – По совести.

– Вы лжете, – глядя прямо в глаза великану, отчеканил Гарт. – Не знаю, сознательно или нет, но я довольно хорошо осведомлен и о постоянных поборах имперских инспекторов, и о поборах таможенной службы, и о залетающих поразвлечься пограничниках, для которых вы специально держите публичные дома, чтобы они не приставали к вашим женам и дочерям.

– А у тебя, государь, что, не будет поборов этих?

– Уголовный кодекс был в пакете документов, которые вам передали для ознакомления, – сухо произнес Гарт. – Его, кстати, недаром прозвали «Драконовским». Сейчас безопасностью империи, ее полицией и прочими делами командует флаг-маршал Виши Марон, и у меня еще не было повода усомниться в его честности. У нас за должностные преступления пока просто отправляют чернорабочими на рудные предприятия с обязательной выплатой двойной стоимости причиненного ущерба. С учетом низкой заработной платы многим предстоит провести там всю свою жизнь.

– И к нам будете отправлять? – Здоровяк сразу повеселел.

– Вас интересует кто-то конкретно?

– Да есть такой человечек. – Несмотря на соседа, пихавшего его в бок, мужчина до хруста сжал кулаки и прямо посмотрел на Гарта. – Некто Арт Вилка. Не знаю, как зовут на самом деле…

– Так и зовут. – Руководитель делегации посмотрел с неодобрением на своего коллегу и перевел взгляд на Гарта: – Настоящая фамилия или Вилкас, или Вилкат, но нам как-то проще Вилка. Тем более что аппетиты у него за пятерых. А уж ругается так, что любой шахтер обзавидуется. И самое главное, все у него виноваты, а он один герой.

Гарт набрал в планшете имя чиновника, и уже через пять секунд пришел ответ, что среди арестованных такой человек не значится.

– В случае, если он попадется и суд докажет вину, направить его к вам? – Гарт посмотрел на мужчину и удивился выражению тихой радости на его лице.

– Ты не думай, государь. Его никто ни бить, ни обижать не будет. Питаться с общего стола, работать как все. Просто жуть как хочется увидеть этого прыща в рабочем комбезе.

– Это ваша единственная проблема?

– Если все решается с такой скоростью, то вообще проблем не будет, – подал голос руководитель делегации. – Просто до вас, государь, не доберешься.

– Теперь в каждом поселении от ста тысяч человек поставим коммуникатор гиперсвязи. Через него у вас будет и сеть, и многое другое. В сети связывайтесь с моим секретариатом, а уж они примут меры. Кстати, у меня в гвардии около десятка парней с Рудного пояса. Их специально для вас собрали со всех кораблей, и вы сможете пообщаться за обедом. – Гарт встал. – Я с вами прощаюсь, но думаю, через месяц-другой устроить облет всего хозяйства. Загляну и к вам.


Из зала переговоров Гарт прошел в коммуникационный центр, под который отвели малую оружейную. Экраны, висящие на месте гобеленов, в окружении золотой лепнины смотрелись просто феерически. Из зала вынесли все экспонаты и обстановку, но узорный паркет не трогали, просто застелив его прозрачным пластиком.

Руководителем центра после короткого скандала назначили Иту, и она, все еще переживая, что уже не будет ходить в атаку, грозно порыкивала на офицеров, заставляя тех работать еще быстрее. Несмотря на юный возраст, плечи девушки украшали совсем не детские майорские погоны, да и многочисленные нашивки за боевые операции тоже внушали уважение.

– Опять буянишь? – Гарт улыбнулся девушке и сел в свое кресло на небольшом возвышении. – Как у нас дела?

– Да порядок, чего тут. – Ита хмуро оглянулась. – На хрена ты вообще меня сюда поставил? Ребята справляются и без руководства.

– Это когда все хорошо, – не согласился Гарт. – А если пойдут проблемы, то без человека, принимающего окончательные решения, уже не обойтись. – Он повернулся к Ите: – Слушай, ну не начинай все заново. Я вот тоже уже не помню, когда разгрузку надевал. Из наших с оружием только один Рыжий бегает, да Зара еще временами. Ну вот Сатти таскает ствол втихаря под юбкой. Хочешь, я тебе танк подарю и вагон боеприпасов? Будешь ездить на сафари в собственном танке!

– Да иди ты! – Ита еще какое-то время хмурила брови, а потом, видимо, представив себе картину охоты на шагающем танке, расхохоталась. – Скажешь тоже, на танке! Еще предложи на крейсере на охоту.

– Через какое-то время непременно. – Гарт заговорщицки улыбнулся и понизил голос. – А кто будет гонять контрабандистов и пиратов в пограничных секторах? Там, судя по сводкам, давно уже пора порядок наводить. Но! – Он погрозил девушке пальцем. – Пока ни слова. А то, сама понимаешь, пиратов мало, а вас у меня шестеро.

– Соблазнитель, – Ита, ничуть не стесняясь, поцеловала Гарта и мгновенным, словно у кошки, движением лизнула его в кончик носа.

Гарт крякнул и, вытерев платком нос, подумал, что женщине для счастья нужно совсем немного. Ну вот, например, дать возможность кому-нибудь открутить голову. Во всяком случае, для тех девушек, которые его окружают, это так.

Правда, после инцидента с покушением в его непосредственной охране появилось десять ран вай пятого – наивысшего уровня и больше сотни телохранителей-атанцев, но, как Гарт искренне надеялся, после победы он всех их отправит по домам.


В инфоцентр стекались сведения со всех концов Новой Империи. Заводы, фабрики, учебные центры и корабли – везде, где Гарт не мог побывать по техническим причинам, стояли камеры наблюдения и можно было ознакомиться с положением дел на любом объекте. Сюда же стекались производственные сводки руководителей всех уровней, которые обрабатывал Борс и выдавал для Гарта уже в виде готового к работе материала.

Сегодня Гарт начал с ферм, поскольку производство продуктов питания все еще было большой проблемой. Удостоверившись, что работа идет как надо, он переключился на промышленные производства и те, что занимались военной продукцией, после чего поинтересовался, как идут дела в учебных центрах, как военных, так и гражданских, а под конец просмотрел подготовленный для него дайджест прессы. На первый взгляд все работало просто отлично, а пресса, ну так на то она и пресса, чтобы руководители не зевали. По новому закону о средствах массовой информации было запрещено лишь распространение ложной информации и прямые оскорбления. Пара десятков борзописцев, не внявших новым правилам, уже отправились добывать такие нужные империи ресурсы, а несколько особенно рьяных и несдержанных на язык делали это в крайне недружелюбных местах вроде джунглей Харады.

Сатта, дождавшись, пока Гарт слезет с кресла, подошла с пухлой папкой в руках.

– Сегодня у тебя посещение учебного центра на Финорских островах, потом заседание промышленной группы, и тебя очень хотел видеть Хает Дирон.

– Это глава Байрета? – Гарт хмыкнул. Планета с очень серьезным промышленным потенциалом, по сути всеимперская фабрика, очень болезненно восприняла решение Гарта развивать самостоятельное производство на планетах.

– Да. – Сатта кивнула. – У него появились какие-то новые предложения…

– Давай его на полдень, что ли. – Гарт прикинул время. – Вечер-то у нас занят.

Вечер они с Саттой планировали провести в новом ресторане Хардона, только что отремонтированном после уличных боев «Лагуне».

– Не выйдет. – Сатта с грустной улыбкой покачала головой. – Вечером прибывает очередная делегация, на этот раз от Нарна, и флот-адмирал очень просил тебя принять их сразу. У них там что-то происходит, и нужна срочная помощь.

Гарт помолчал, но в голове его проносились разнообразные ругательства.

– Я иногда уже жалею, что все это начал. – Он посмотрел в глаза девушке. – Сейчас бы сидели тихо на своей станции.

– Не сидели бы. – Сатта отрицательно мотнула головой. – Пока вариантов нет. Будем бежать по этой дороге что есть сил, а там посмотрим.

Как ни оттягивал Гарт начало наземной операции, но время все же пришло. Имперский Совет решил рекрутировать солдат на Нарне и не учел, что, кроме больших габаритов и мощной мускулатуры, норны отличаются довольно вспыльчивым характером. В общем, к моменту, когда поднятая по тревоге эскадра грузила людей и припасы, планета уже вовсю полыхала в антиправительственных схватках. Пэт сидел в комнате походного штаба и, набухая черной яростью, все листал телевизионные каналы, ловя немногие новости с родины.

Для того чтобы справиться с восстанием, Имперский Совет выпустил заключенных из находившихся здесь сортировочных тюрем, и по всей планете прокатилась волна кровавых погромов. Зэки, которым уже давно было нечего терять, веселились на свой манер, понимая, что им-то в любом случае смерть. Не отставали от них и воинские подразделения Совета и СС, сформированные из того же отребья. Еще как-то держались в рамках солдаты корпоративных армий, но и они быстро теряли человеческий облик, увязая в кровавой мясорубке гражданской войны.


Гвардия, как наиболее мобильная и дисциплинированная часть, поднялась мгновенно и уже обживала десантный отсек «Звезды», когда катерами с поверхности начали прибывать остальные подразделения. Гарт, наблюдавший все это из боевой рубки, вызвал к себе командиров бригад и о чем-то некоторое время с ними беседовал. Толстая бронированная дверь его каюты не пропускала звуки, но вылетели генералы из помещения потные, бледные и ринулись подгонять подчиненных. Наконец через три часа вместо положенных двух эскадра, включавшая в себя около полусотни кораблей различного класса, снялась с орбиты и ускоренным маршем пошла в сторону зоны старта планетной системы.

Благодаря навигационной помощи Тариссы корабли вышли очень близко к планете и удачно разминулись с группой из сотни имперцев, поджидавших эскадру Гарта. Тыловой заслон эскадры принял бой, а несколько крейсеров вошли в атмосферу планеты для обеспечения высадки. Неожиданно на планете оказалось довольно много зенитных средств. И хотя все они были рассчитаны скорее на десантные модули, крейсерам тоже доставалось. Наконец, «Звезда», разогнав корабли заслона, развернулась к планете и, подойдя на минимально возможное расстояние, начала просто вбивать в землю зенитные батареи. Мощь ее пушек была такова, что даже ослабленный атмосферой протонный луч делал на месте баз планетарной защиты озеро кипящей лавы. Порядком избитые ракетным огнем, крейсера стали выходить из боя, оставляя пространство другим кораблям. Первым в атмосферу пошел модуль, несущий в себе всего пять единиц техники, но это были стотонные шагающие роботы, как и обещал Борс, оснащенные искусственным интеллектом среднего сержанта. Это только гражданскому человеку может показаться, что интеллект сержанта нечто примитивное и не заслуживающее доброго слова. На самом деле сержант это столь же важная часть армейского механизма, как и само оружие. Подразделение, потерявшее всех офицеров – боеспособно, а потерявшее всех сержантов боеспособно лишь частично. Поэтому пять единиц техники это было не «всего лишь пять», а «целых пять». Обстреляв колонну бронетехники, спешащей к месту высадки, тяжелыми ракетами, группа мехов ускоренным маршем направилась к цели – большому бункеру планетарной обороны, который, по данным разведки, сейчас осуществлял руководство войсками в зоне высадки. Заслон из десятка вражеских танков сгорел, не успев даже выстрелить. Сканирующие всю поверхность средства внешнего наблюдения сбросили мехам все данные по цели, и она прожила ровно столько, сколько потребовалось гиперзвуковой ракете для преодоления разделявшего мехов и танки расстояния. Пока четверо роботов крошили бетон специальными ракетами, пятый, заняв позицию, вел бой с беспилотными штурмовиками. Наконец, когда внешняя оболочка бетонной капсулы была пробита, туда погрузили контейнер с противобункерной миной и отошли в сторону. Взрыв, оставивший вместо центра управления лишь крошево из металла, бетона и человеческой плоти, на поверхности выглядел как ударивший из-под земли фонтан огня.

– Цель один поражена. – Голос лидера группы был сухим и безжизненным, но новость, которую он донес до людей, была очень радостной.

Гарт, до последнего времени сомневавшийся в боевых способностях новой техники, довольно хлопнул по подлокотнику кресла. – Молодцы, парни.

– Переходим к цели два. Наблюдаем многочисленные засечки воздушных целей.

– Валите оттуда, сейчас прибудут наши истребители! – Гарт, в запале использовавший слова, которые могут быть роботам непонятны, замер. Но к его удивлению, танки поняли команду правильно.

– Приказ понят. Маскировка и отход.

– А чем там наши истребители занимаются?

– Очень мощное противодействие. – Старший оператор средств воздушного контроля виновато поднял голову от экрана. – Похоже, что тут нас ждали. Очень много мелких точек обороны. Если вести огонь с орбиты, планете крышка.

– Тоже мне, великая теорема. – Гарт фыркнул. – Давай выпускай машины из резерва. Посмотрим, чьи операторы круче. – Потом он задумался на некоторое время и соединился с командующим флотом. – Адмирал?

– Да, государь. – Черноволосый, подтянутый мужчина с улыбкой обернулся в сторону коммуникатора.

– Все никак не могу привыкнуть к вашей молодости.

– А уж как я не могу привыкнуть к вашей зрелости! – Флот-адмирал расхохотался. – Что, прижали вас там?

– Да похоже. – Гарт с покаянным лицом кивнул.

– Как и ожидалось. – Адмирал улыбнулся. – Давайте втягивайтесь на всю катушку, а то мы так и будем гоняться за остатками корпоративного флота.

– Понял. – Гарт кисло улыбнулся и отключил связь.

Конечно, неприятно, когда из тебя делают приманку, но, во-первых, он сам на это пошел, а во-вторых, нужно было думать, а не бросаться сломя голову в бой. Хорошо, что бункера «Звезды» полны под крышку, и им есть, что выставить на игровой стол.

Гарт смотрел на экране, как размытые облака надвигаются на планету – это несколько десятков тысяч беспилотных истребителей-штурмовиков занимают исходные позиции для входа в атмосферу.


Тем временем бой в тылу эскадры все разгорался. «Звезда», разгрузившая десантные карусели и обоймы со штурмовиками, вклинилась в эту свалку, словно волкодав в свору шавок, сразу переломив ход сражения в свою сторону. Несмотря на многократное численное превосходство, корабли противника начали один за другим выходить из боя. Гарт, уже считая сражение выигранным, готов был приказать отойти к планете, когда перед ним возникла проекция Тариссы.

– Боевой корабль сверхбольшого класса! – выпалила она, и главный экран показал надвигающийся на эскадру черный сгусток. – Время подхода – десять минут. Размеры как у «Империи», только немного больше.

– Да откуда же здесь… – Гарт начал лихорадочно соображать, что делать. Давление на планету ослаблять нельзя, и кроме того, живые десантники, сидящие сейчас по своим модулям, в космосе не помогут. – Отстрел всех десантных модулей и средств подавления. Пусть штурмовики устроят там карусель такую, чтобы эти гады даже головы поднять не могли. Тари? – Гарт посмотрел на проекцию, словно она была живым человеком. – Сбрасывай все танки и средства усиления. Пусть там будет самая примитивная программа, но даже это добавит им проблем.

– Выполняю. – Проекция истаяла в воздухе, а корабли, долбившие узлы обороны, начали потихоньку рассредоточиваться, чтобы не попасть под один удар.

– Сколько у нас прыжковых торпед?

– Пять. – Оператор, уже давно понявший, что от него требуется, вводил координаты цели в головы торпед.

– Заминировать гатавом пару катеров с гиперприводом и приготовить для пуска по новой цели.

– Принято.

– Хорошая мысль. – Тарисса, возникшая на этот раз в виде голоса в наушнике Гарта, была немногословна. – Я до этого не додумалась.

– Читать книжки нужно чаще. – Гарт скупо улыбнулся. – Не все ж тебе нас опережать.

– Можно еще ударить навстречу обычными торпедами, – добавила ИскИн. – Заодно оценим их противоракетную оборону.

– А вот до этого не додумался я, – признался Гарт. – Давай.

Свой стратегический резерв, пару небольших, но скоростных и хорошо вооруженных кораблей, спрятанных до поры внутри «Звезды», Гарт пока не трогал, хотя и приказал вывести их из шлюза и поставить рядом с линкором. Он еще хотел что-то сказать, когда щелкнули зажимы кресла, и огромный корабль буквально отпрыгнул назад, форсируя двигатели и масскомпенсаторы. Сразу за этим пространство перед кораблем засверкало вспышками, а в корпус словно ударили гигантской кувалдой.

– Противоторпедный маневр, – произнес речевой оповещатель корабля. – Повреждение отсеков шесть – три, шесть – четыре и шесть – пять. Отдана команда об эвакуации. Направлены ремонтные дроны.

– Изображение.

На видео, передаваемое одной из внешних камер, было видно, что из бока «Звезды» словно кто-то вырвал гигантский кусок.

– Бортовые орудия шестого отсека недоступны.

Тем временем вражеский корабль из-за недостатка маневренности не смог в полной мере выйти из зоны, где должны были вынырнуть торпеды, и четыре из пяти взрывов произошли внутри оболочки. Несмотря на размеры корабля, из строя вышли сразу четыре лобовых сектора из шести, что если и не уравнивало шансы, то делало обстановку менее критической. Пятая торпеда была уничтожена пушками вражеского корабля и не причинила заметного вреда.

– Начат разгон таранных катеров.

– Это называется брандер. – Гарт, уже понявший, что в этом бою от него не будет толка, поудобнее устроился в кресле. Обстановка менялась слишком быстро, и только супермозг мог принять правильное решение.

– Противоторпедный маневр. – На этот раз корабль отпрыгнул в сторону, чуть не смяв бортом один из кораблей эскорта.

Еще один удар сотряс линкор.

– Повреждены отсеки один – пять, два – пять, один – четыре, два – четыре.

– Да сколько же у него там торпед? – Гарт стукнул по подлокотнику.

– Дистанция пушечного огня – одна минута, – подала голос Тарисса. – БИУС корабля замкнут на мои сенсоры.

– Где же брандеры? – Гарт поерзал. Кресло, еще час назад казавшееся ему верхом эргономики и удобства, теперь представлялось угловатым и жестким.

– Там слабый прыжковый генератор, поэтому могут быть задержки по обратному пробою, – пояснила Тарисса. И без паузы произнесла: – Есть подрыв.

Это уже увидел и Гарт. Из бока гигантского диска вырвался столб пламени, словно в боку вражеского корабля заработал реактивный двигатель. Вслед за этим вспучилась часть обшивки, прилегающей к дыре, и развернулась лохмотьями рваной брони. Несмотря на тяжелые повреждения, боевая станция не сбавляла ход.

И в этот момент оба корабля открыли огонь из дальнобойных протонных пушек. Вытянутая в длину «Звезда» не могла вести огонь по противнику всеми бортовыми орудиями, но ей и не приходилось тратить на щит столько энергии, как вражескому кораблю, прикрывавшему весь четырехкилометровый купол верхней части.


– Командир! – Экран, выскочивший перед глазами Гарта, показывал офицера в тяжелой броне. Бронестекло было опущено, но Гарт по голосу узнал Рыжего, находившегося в своем подвижном штабе на борту тяжелого катера ДК1000. Из ангара, по стенам которого светились панорамные экраны и стояла связная аппаратура, он осуществлял командование десантной операцией.

– Слушаю, Росс.

– Как ты уже понял, здесь нам устроили что-то вроде засады. Штурмовиков вообще как грязи, да еще глубокие укрепрайоны по всему полю.

– У тебя еще десять блоков тяжелых роботов и самоходки? Чего ждешь?

– Так люди же…

– Майор Тененросс. – Гарт впервые называл Росса по родовому имени. – Я приказываю вам ввести в бой все средства усиления и тяжелой техники. Пусть там все горит, но всякое организованное сопротивление должно быть подавлено. Потому что если здесь все накроется, будем сажать корабли и держаться до прибытия помощи.

– Принял. – Росс коротко кивнул и отключился.

– Ну что там? – Стоявший рядом с Россом командир бригады тяжелых танков приподнял бронестекло.

– Там у них между делом пипец приключился. – Рыжий посмотрел на офицера и задумчиво покачал головой.

– А у нас?

– А у нас только начинается! – с веселым куражом воскликнул он. – Давай своих железных парней на окраину. Те, у кого зенитные пушки, пусть станут в охранение, а остальные ломают заслон. Ракет не жалеть. Пусть зарядят термобарические и превратят этот участок в стекло, но я хочу, чтобы мы вышли на высоту сто двенадцать через полчаса. Оттуда начнешь обстрел главного бункера и центра города. Нужно подавить их главный центр управления и вообще взять этот участок под контроль.

– А люди? – хмуро спросил командир бригады.

– Или мы их дома сегодня, или они наши – завтра. – Он обернулся в сторону оператора связи: – Как там самоходки?

– Развертывание три минуты. Цель – узел связи. Командир. Разведка докладывает, что обнаружен крупный транспортный узел. Находится в зоне поражения шестой штурмовой.

– Вам мое разрешение нужно? – холодно осведомился Росс.

– Принято. – Оператор, не обращая внимания на тон, каким были сказаны слова, просто сдвинул маркер штурмовиков на новую цель и продолжил работу.


Тем временем на орбите бой перешел в стадию, когда противники уже почти не маневрируют, долбая друг друга изо всех калибров. Новый корабль Санитарной Службы изо всех сил рвался на короткую дистанцию, чтобы пустить в ход свои биобластеры, разрушающие всякую органику в серую пыль, а «Звезда» отступала все дальше и дальше, подходя к той границе, когда притяжение планеты сделает невозможным любой маневр, кроме самоубийственной посадки. Весь ее когда-то элегантный корпус чернел выбитыми и выгоревшими секциями, сожженными пушками и топорщился лохмотьями вспучившейся брони.

Несмотря на то что ее сопернику было совсем не лучше, тот, видимо, решив доконать «Звезду» пусть даже ценой собственной гибели, не прекращал огонь. Гарт уже готовился отдать приказ о таране станции одним из крейсеров, когда гигантский диск вспучился, словно надутый шарик, и разлетелся вдребезги. Это подошедшая сзади «Империя» разрядила в противника весь свой запас торпед с прыжковыми двигателями.

Работая главными ходовыми, «Звезда» тяжело отрывалась от чуть не убившего ее притяжения, а подоспевшая группировка начала высаживать дополнительные силы десанта.

Обстановка над планетой в очередной за сегодня раз переменилась. Борс и команда операторов беспилотных истребителей довольно быстро очистили воздушное пространство планеты, и, лишившись поддержки, оборонявшиеся войска сразу начали сдавать позиции.


ГЛАВА 21

Канал Голос Сарда

Пламя революции охватило всю империю!

Еще восемь планет и четыре сектора Рудного пояса объявили о своем присоединении к Новой Империи. Принятые лично императором, делегации подписали Коронный Договор, гарантирующий всем самоуправление, экономическую свободу и веру в светлое будущее.

Сейчас уже всем здравомыслящим людям ясно, что дни Совета сочтены. Мы с вам наблюдаем рождение действительно Новой Империи, и никогда еще это рождение не было столь захватывающе быстрым.

Перешедшая на сторону императора военная элита империи и ее производственный потенциал – вот залог будущего мирного неба над нашими городами.

Победа в первом наземном столкновении стоила армии и флоту Гарта совсем недешево. Несколько десятков кораблей получили тяжелейшие повреждения, а «Звезда» угодила в док на ближайшее время. Тот факт, что флот Совета был практически уничтожен, радовал не очень сильно. У противника было достаточно ресурсов, чтобы восполнить потери быстрее, чем это могла сделать Новая Империя. Пока ситуацию спасали большое количество малых кораблей, «Драконье гнездо» и «Империя», но надолго ли? Совет мог решиться на крайние меры и устроить планетарную диверсию на Сарде. Для этого было достаточно лишь одного корабля, прорвавшегося в атмосферу планеты и сбросившего баки с какой-нибудь отравой или боевым вирусом.

В разгар обсуждения выходов из этой ситуации тихо, словно приведение, подошла Сатта и, наклонившись, положила перед Гартом листок, на котором было написано, что встречи требуют представители Нарна, для обсуждения условий присоединения к Новой Империи.

Гарт, который в этот момент уже собирался сделать глоток из высокого бокала с соком, отставил его в сторону, чтобы не поперхнуться ненароком.

– Кто? – Он обернулся к девушке и посмотрел круглыми от удивления глазами. – Нарн? – Потом обвел присутствующих долгим взглядом. – Представляете, эти клоуны после того, как подставили нас, еще требуют встречи.

– Повесить? – меланхолично спросил генерал Сахо.

– Генерал, – Гарт укоризненно посмотрел на шефа службы безопасности. – А как же последняя гастроль? Давай, Сатта, зови их сюда. Интересно, какие это особые условия они хотят. Рабство в империи под запретом, хотя… Господин Марон, можем мы сделать исключение для одной планеты?

– Нет, государь. – Глава следственного управления покачал головой, пряча улыбку. – Боюсь, дурной пример будет заразительным.

Как раз в этот момент в зал вошла делегация норнов. Пятеро мужчин в традиционных для них серых длиннополых одеяниях, похожих на халат и мягкое пальто одновременно, поискали глазами кресла и, не найдя таковых, о чем-то тихо посовещались и, наконец придя к единому мнению, выдвинули вперед самого авторитетного.

Этого человека Гарт знал. Именно он, еще несколько дней назад заламывая руки, просил скорейшей военной помощи планете, упирая на то, что имперских сил на ней практически нет, а имеющиеся немногочисленные войска всячески бесчинствуют.

Как видно, двадцатимиллионная группировка, остатки которой все еще добивали в горах центрального материка, была именно тем небольшим отрядом.

Представитель Нарна принял горделивую позу и, оглянувшись, достал из складок одежды какую-то дощечку, после чего, постоянно сверяясь с ней, начал читать текст.

Гарт, для которого предательство было немыслимо по своей сути, искренне любовался сценой, поэтому большая часть сказанного прошла мимо его ушей. Голова только успела зафиксировать «Требуем прекращения военных действий и немедленного вывода войск» и что-то вроде «расширенного представительства Нарна на заседаниях Совета Новой Империи».

– Вы закончили? – Дракон широко улыбнулся и повернулся к соратникам. – Ну что, друзья. Кто желает принять под свою опеку этих неразумных детей?

– Боюсь, Сард не заинтересован в таком приобретении. – Лорд-наместник с улыбкой покачал головой. – Может, через пару лет…

– А что скажет Атан? – Гарт посмотрел на Кестера.

– Возможно, некоторые территории под полигоны? – Кестер задумался. – Климат там вполне умеренный, хотя есть и хорошие горные массивы, и леса…

– Возможно, мы могли бы забрать оставшиеся земли под производства, – не очень уверенно произнесла Элина Тедаро, представлявшая Каим. Резко помолодевшая после принятия препарата, продлевающего жизнь, женщина выглядела просто ослепительно.

– А чего это наши промышленники молчат? – Дракон укоризненно посмотрел на людей, представлявших производственный комплекс. – Там что, совсем пусто?

– Нет, государь. – Глава промышленного комитета сверился со своим планшетом. – Несколько производств и добывающих кластеров представляют определенный интерес.

– Тогда решено. – Гарт хлопнул ладонью по столу. – Всем подготовить краткие меморандумы, какую часть Нарна они берут под свою ответственность. И смотрите, чтобы была поделена вся планета, без ничейных кусочков. А то расхватаете самое сладкое, а кому потом с оставшимся хозяйством возиться?

– Да как вы смеете? – Глава делегации шагнул вперед и, сжав кулаки, уже готовился что-то добавить к сказанному, когда понял, что рядом находятся двое совсем недружелюбно настроенных атанских телохранителя, а в лоб ему направлен ствол изящного пистолета одной из ран вай.

– Господин Марон? – Гарт снова обернулся к главе следственного управления. – Я хочу знать об этой провокации все. Кто придумал, кто организовал и прочее.

– Сделаем. – Генерал уверенно кивнул и, обращаясь к сотрудникам службы охраны, произнес: – Давайте пока в третий кабинет, и под охрану. Я потом заберу.

– Ну что, развлеклись? – Гарт с улыбкой посмотрел на присутствующих. – Теперь к нашему делу. Даже если мы разорим весь Эмелан, нет никакой гарантии, что члены Имперского Совета будут схвачены или, на худой конец, уничтожены.

– Они собрали на орбите все, что у них есть, и надеются отсидеться, – подал голос флот-адмирал Ленгоро. – На самой планете довольно мощные оборонительные сооружения, и штурмовать ее будет совсем непросто. Есть даже биобластеры и пока неизвестное нам количество ТПДшек.[13] Кроме того, на планете концентрируются наземные вооруженные силы. По предварительным данным, их пока около двадцати миллионов, но за счет резервистов с соседних планет это количество быстро увеличивается.

– Да. – Гарт покачал головой. – Мясорубка будет отменная. И какие ваши предложения?

– Так, может, ну его, этот Эмелан. – Адмирал пожал широкими плечами. – Блокируем наглухо и подождем?

– Как временная мера годится, но в ближайшей перспективе нужно что-то решать, – ответил лорд-наместник.

Элина Тедаро вскинулась.

– Если собрать все наши активы, то будет армия, превосходящая их вдвое! Неужели мы не раздавим это гнездо?

– Да, Свет Кайма. – Гарт кивнул. – Только не нужно забывать, что Эмелан это не только всякая шваль, но и простые люди и большое количество научных центров. А пострадают в первую очередь именно они и наши люди, которых я категорически не хочу терять. Но, похоже, выхода все равно нет, так что давайте будем прорабатывать этот вариант тоже. Кстати. – Гарт посмотрел на адмирала. – Как там продвигается зачистка тылов?

– Нами выявлены восемь секретных баз снабжения флота, и предполагаем наличие еще трех. На границе трех секторов уже сформированы пограничные эскадры, что привело к резкому уменьшению количества контрабандистов и пиратов в подконтрольных районах.

– Хорошо. – Гарт задумался на несколько секунд. – А что скажет наш уважаемый генерал Борс?

Борс, присутствовавший в виде голопроекции на совещании уже не в первый раз, перевел задумчивый взгляд на Гарта.

– Мне пока нечего добавить. – Он странно улыбнулся и отчего-то кивнул.

Соратники Гарта, вначале относящиеся с явным недоверием к взявшемуся ниоткуда человеку, быстро поняли, что рекомендации его точны и взвешенны, а анализ ситуации полнее, чем у всей аналитической группы. Поэтому явный уход от вопроса заставил всех насторожиться. На простом языке это означало, что вариант есть, но вот обсуждать его еще рано.

Быстро свернув обсуждение и назначив время следующей встречи, Гарт удалился в свои апартаменты, где, включив защищенную линию, вызвал Борса.

Тот появился в виде своей обычной проекции, только не в мундире, а почему-то в домашнем халате.

– Давай рассказывай, – чуть раздраженно бросил Гарт, устраиваясь в кресле напротив.

– Хорошо. – Борс кивнул. – Сейчас рабочей группой мы отрабатываем интересный вариант. – Он взмахнул рукой, и за его спиной вспыхнул огромный экран, на котором появилась структурная схема управления войсками Имперского Совета. – Как известно, сети передачи данных довольно устойчивы и хорошо противостоят взлому, поскольку реализованы аппаратно. Но это было справедливо еще лет двадцать назад.

– Неужели за это время аппаратная часть не менялась? – не выдержал Гарт.

– Не только аппаратная, Дракон, но и программная. Иначе откуда столько заключенных из числа малолетних хакеров? Взяв за основание этот, в общем, малозначимый факт, я стал потихоньку разрабатывать вопрос. Скажу честно, мое продвижение было незначительным, пока в моем распоряжении не оказались сами алгоритмы шифрования и исходные коды, любезно предоставленные мне Тариссой. Еще одной важной составляющей был алгоритм компьютерного вируса нового поколения, который был написан специалистами рабочей группы. Теперь мы уверенно можем поражать связь на всех уровнях, кроме прямых линий между бункерами высшей категории. Но это уже не так существенно, потому что весь трафик между командным звеном и непосредственными исполнителями мы будем полностью контролировать.

– Можем обрушить всю связь? – Гарт заинтересованно подался вперед.

– Зачем? – Борс улыбнулся. – Я предлагаю сделать все наоборот.


Поскольку соблюсти секретность при таком количестве задействованных в штурме столичной планеты было невозможно, ударная эскадра собиралась спокойно и неторопливо. Прибывали десантные подразделения, размещались техника и вооружение и пополнялись корабельные запасы.

Гарт, инспектировавший флотилию, вдруг представил, что бы было, если бы всем этим не командовал интеллект суперкомпьютера, и зябко поежился. Миллионы наименований и десятки тысяч подразделений укладывались в корабельные отсеки, словно кубики, без щелей, и казалось, что можно спрятать еще столько же. Тарисса, беглый ИскИн, курировавшая всю техническую часть операции, творила настоящие чудеса, превращая обычный для армии бардак в идеально работающий механизм. Приказом Гарта она тоже получила статус советника и теперь не только отдавала распоряжения в голосовой и текстовой форме, но и появлялась в виде ослепительно красивой женщины на различного рода обсуждениях, подчас решая самые запутанные проблемы.


Все члены Большого Круга, тоже принимавшие самое деятельное участие, не знали, какого туза в рукаве припас Гарт, но, догадываясь, что все не так просто, предпочитали бороться со своими страхами молча.

Гарт как раз пытался отдохнуть хоть несколько минут, когда к нему в каюту вошел Пэт.

– Заходи! – Гарт сделал приглашающий жест и перевел кресло из лежачего в нормальное положение.

– Я хотел поговорить…

– Да знаю, – Гарт махнул рукой. – О своих печешься. – Он вздохнул и помолчал, подбирая слова. – Понимаешь, за каждым из нас, конечно, стоит какая-то планета. Но есть общее дело. Подвесить Имперский Совет и крепко спросить за то, что случилось. Потом, когда все случится, построить нормальное общество, в котором не будет детских тюрем, а в идеале тюрем вообще. Из-за предательства твоих соотечественников погибло около тридцати наших с тобой друзей, более двух тысяч десантников, вот Рыжий чуть башки не лишился. Что, мне прикажешь на это смотреть и радоваться?

– Но ты разодрал нас фактически по кускам! – Пэт стоял, набычившись и сжимая свои огромные кулаки, словно уже был готов броситься в драку.

– Не вас, Пэт, а их. – Гарт встал и усадил друга в кресло напротив. – Фактически всего лишь лишил власти местных заправил, да и только. Ну не будет у Нарна своих представителей в Большом Круге, и что? Их и в Имперском Совете никогда не было. Ну, организует там Атан несколько полигонов для своих специалистов. Что в этом плохого? Те же норны, наконец, получат настоящее военное образование, которого вы были лишены в империи, и, кстати замечу, именно из-за своих довольно странных взглядов на то, что допустимо, а что нет. Который раз вы устраиваете всякого рода неожиданности в доме, где живете? Напомнить? Так шли бы себе своей дорогой и строили свой дом самостоятельно. Так нет же. Нужно обязательно к кому-либо присоседиться и устанавливать там свои порядки. Так не будет, Пэт. Я тебя очень уважаю и ценю, как своего старого друга, но пока твои соотечественники не освободятся от целой кучи довольно скверных привычек, никакого самоуправления им не видать.

Гарт еще раз вдохнул, видя, как поникли плечи старого товарища.

– Я прекрасно понимаю, что даже этот визит был не тобою придуман. Наверняка кто-то из родственников, или даже глава твоего клана, связался и попросил замолвить за вас словечко. Но тебе, кроме всего прочего, нужно решить, где твоя семья. Здесь, с нами, или там, с ними. Ясно?

– Ясно. – Хмуро кивнув, норн встал, чуть не развалив кресло, и молча вышел.


Всего десять суток понадобилось Новой Империи, чтобы собрать свои силы в кулак. И хотя эти силы были всего лишь жалкой тенью того, что могла выставить империя в лучшие свои годы, все участники операции были готовы раз и навсегда разобраться с пауками, захватившими власть. Большую часть флота предоставил, конечно, Атан. Частично оголив свои рубежи и до максимума ускорив темп работ на своих верфях, им удалось собрать и укомплектовать почти сотню кораблей. Сард, как всегда, дал десантников и специалистов управления, а остальные планеты по две-три бригады и несколько кораблей. Даже Каим выделил из своих ресурсов около пяти тысяч воинов и десять кораблей, что, учитывая его специализацию, было совсем не просто.

Остальные планеты Новой Империи тоже напрягались изо всех сил, понимая, что от этого зависит не только представительство в Большом Круге, но и их будущее.

Таким образом, Гарту удалось собрать около тридцати миллионов солдат и более двухсот кораблей. Но несмотря на огромную численность войск, надежда у него была все же на план, придуманный Борсом, воплощать который должен был он сам в компании с Тариссой и сверхсекретным подразделением взломщиков сетей. Для этого диверсанты во главе с Траном Корвоном уже доставили на Эмелан несколько десятков коммуникаторов гиперсвязи и подсоединили их к военным сетям Имперского Совета. Кроме того, в качестве подготовки были запланированы диверсии на нескольких важных для обороны планеты узлах и дополнительные вбросы в гражданскую сеть.

ИЗ ВОЗЗВАНИЯ ИМПЕРСКОГО СОВЕТА, ТАК И НЕ ДОШЕДШЕГО ДО АДРЕСАТА

Граждане империи! В этот тяжелый для родины час призываем вас выйти на улицы городов и поселков и с оружием отстоять вашу свободу и независимость. Пусть каждый метр наших городов станет смертельной ловушкой для орд кровавого захватчика, пусть в него стреляет каждый камень и каждый оконный проем. Сейчас решается судьба империи и ее будущее. Будущее ваших детей и внуков, будущее всех поколений жителей нашей империи.

Пусть наша ярость и готовность к смерти станет тем щитом, о который разобьются захватчики и покатятся прочь с нашей земли.

ИЗ ВОЗЗВАНИЯ ЦИРКУЛИРОВАВШЕГО В СЕТИ ЭМЕЛАНА В ДНИ СРАЖЕНИЯ

Граждане империи! Те, кто называл себя верными сынами и ревнителями закона и порядка, даже перед лицом смертельной угрозы не побоялись начать кровавую грызню за власть. Сейчас, когда в смертельной схватке сцепились армии членов Совета, от вашей выдержки и спокойствия будет зависеть жизнь ваша и ваших детей. Оставайтесь в своих домах, а лучше перейдите в подвалы и надежно укройтесь. Возьмите с собой продукты и медикаменты на первое время и ждите прибытия спасательных команд, которые выведут вас в безопасное место. Не идите на провокации агитаторов Совета и не вступайте в их самоубийственную грызню! Помните, любой человек с оружием это мишень! Берегите себя, и да пребудет с вами Дева-Воительница.

Император Гарт

Флот Совета передовые корабли эскадры, в число которых входили «Империя» и «Звезда», снесли походя, словно и не висело на орбите больше сотни кораблей. Большинство не успели сделать ни единого выстрела, а наоборот, поспешили подать сигнал сдачи, не желая ввязываться в самоубийственную мясорубку.


Пока к планете подтягивались остальные корабли Новой Империи, Борс совместно с Тариссой начал атаки на правительственные и военные сети Эмелана. В первую очередь удару подверглись узловые фаерволлы и антивирусные комплексы. Частично взломанные через удаленный доступ, а частично уничтоженные с помощью перевербованного персонала, они перестали выполнять свои функции, и в открытую всем ветрам сеть хлынули вредоносные программы. Но для операторов боевых систем все пока было по-прежнему, не считая череды непонятных возгораний и отказов в некоторых узлах сети. Подавляющая секретность, которая окружала архитектуру сети, сыграла против них, так как даже операторы верхних уровней не знали, за что отвечают вылетевшие компоненты.

Уже через час контроль над киберпространством был полным, и на компьютеры потекла информация, которую конструировал Борс.

Огромное облако космических целей, отделившееся от эскадры Новой Империи, было зафиксировано, и по определенным баллистическими компьютерами траекториям начали взлетать зенитные ракеты. Операторы ясно видели, что ряды наступающих поредели, и в штаб обороны потекли первые победные реляции. Затем наступил короткий перерыв, и к планете в облаке ложных целей устремилась целая армада десантных кораблей.

В бой сразу же вступили биобластеры, уничтожавшие всякую жизнь еще на подлете к атмосфере, поэтому на планету падали только мертвые корпуса, наполненные тонкой серой пылью.

Тем не менее на места падения кораблей высылались армейские подразделения, которые должны были подтвердить уничтожение десанта.

То, что на месте высадки оказались вполне боеспособные части, было для штаба обороны большим сюрпризом. Стремясь подавить очаги высадки, штаб бросал в бой все новые и новые подразделения, но все они будто сгорали в огромной печи.

Ключевое место обороны столицы, плато Серван, было оборудовано по последнему слову техники: многоэтажные бункера, минные поля и более чем двухсоттысячная группировка, защищавшая важнейший узел обороны. Именно сюда вышла полнокровная трехсоттысячная армия, имевшая на вооружении тяжелую технику, включая тяжелые шагающие танки и тысячи бээмпэшек.

Автоматические пушки били из врытых в землю дотов по наступающим почти в упор, смолачивая в одну кашу плоть и металл. Грохот разрывов слился в единый вой, реквием по сгоревшим заживо и разорванным в клочья людям и роботам.

Перегревшиеся установки взрывались одна за другой, убивая и калеча обслугу, выплескиваясь из земли смесью плоти, огня, металла и дыма. И проводя жирную черту под этой вакханалией смерти своими выхлопными дюзами, над полем боя прошла эскадрилья тяжелых штурмовиков.

Эти не щадили ни своих, ни чужих. Огненный вал ядерного пламени прокатился по сражающимся, выжигая землю на несколько десятков метров в глубину. Только одна из установок успела задрать свой ствол и за мгновение перед тем, как превратиться в пыль, выпустить почти сотню зарядов. Снаряд штурмовика попал в этот дот одновременно с взрывом перегревшегося ствола и детонацией боезапаса. Люди и машины сгорели и превратились в пар за ничтожные доли секунды. Но выпущенные ракеты, подчиняясь вложенной в них программе, нашли свои цели, поделили их между собой и, увернувшись от защитных систем, врезались в штурмовики, залив небо морем огня.

Через несколько секунд все было кончено. Только прах, дым и неясный звук – то ли эхо взрывов, то ли плач погибших душ.


Благодаря камерам высокого разрешения Гарт мог видеть картинку локального армагеддона в реальном времени, находясь в большом зале, где собрались все члены Малого Круга. Оператор специально выбирал самые интересные моменты сражений и выводил их на большой экран, чтобы всем присутствующим было видно.

– Страшная бойня. – Жрица храма Восходящего Солнца зябко передернула плечами. – Сколько еще наших погибнет?

– Пока все хорошо, а там посмотрим. – Гарт усмехнулся. – Я бы даже сказал, замечательно.

– Замечательно? – Виши Марон нахмурился. – По моим прикидкам, уже погибло не менее десяти миллионов наших солдат.

– А по моим прикидкам, ни одного. – Дракон, широко улыбаясь, смотрел на следователя и, хитро щурясь, пытался понять, когда же Марон сообразит, что происходит.

– Я что-то пропустила? – Элина Тедаро нервно поправила бриллиантовую диадему на плече.

– Ничего особенного, Свет Кайма. Просто пока войска Имперского Совета сражаются друг с другом, мы решили им не мешать. Посмотрите, сколько задора и огня! – Гарт кивнул на экран, на котором сошлись две мотомеханизированные бригады. – А мы пока даже не высаживались. Все наши войска ждут на высоких орбитах.

– А как это вообще возможно? – Кестер, потрясенный происходящим, встал и все переводил взгляд то на экран, то на Гарта. – Они же видят, кто на них наступает. Там же знаки различия, позывные, в конце концов.

– Наши соперники слишком доверились электронике, поэтому на их экранах то, что транслируют наши специалисты. Силуэты машин, переговоры по радио… Ну, в общем, все, что хоть как-то идентифицирует врага. Кроме того, там такая сборная солянка из разных мест, что они и так друг друга не знают.

– Но почему нас об этом не предупредили? – Лорд-наместник вопросительно посмотрел на Дракона.

– Не хотел утечек. – Гарт откинулся в кресле и рассмеялся. – Дело вовсе не в том, что я не доверяю кому-то из вас. Просто малейшая утечка могла разрушить весь наш план до основания, а этого мне бы совсем не хотелось. Кстати, – Дракон развернулся к экрану, – вторая часть представления. Верные Совету части штурмуют захваченные диверсионными подразделениями зенитные установки и башни биобластеров. Естественно, никаких диверсантов там нет, но это не помешает замечательной драке. Кстати, хочу особо отметить, что в столкновениях принимают участие только наиболее подготовленные подразделения, и только в зонах вне населенных пунктов. Резервисты, набранные на других планетах, и штрафники, состоящие в основном из сардов и атанцев, все еще бродят по лесам в поисках противника или охраняют малозначимые объекты.

– Браво! – Кестер покачал головой. – А нам-то вы хоть что-то оставите?

– Конечно. – Дракон усмехнулся. – Нужно будет всего-то обшарить планету и выковырять наружу некоторое количество темных личностей. Я, например, очень жажду видеть, как господин Гал будет обживать уже приготовленный для него кол. Полагаю, что и у других членов Имперского Совета будет не менее интересная программа.


Агна и Триа были предпоследней парой киборгов, еще не добравшихся до поставленной цели. Они прошли часть пути, так как попали на флагманский корабль Новой Империи, и теперь, затаившись в переплетениях технических коммуникаций, выжидали момент для решающего броска. Со времени получения ими приказа уже прошло более полутора месяцев, и имплантированная матрица стала сбоить, отчего оба киборга уже не раз были на грани провала. Трима, которая по возрасту была значительно старше своей напарницы, спала, угнездившись на полу одного из резервных аккумуляторных отсеков, а Агна в который раз проверяла оборудование, пытаясь отвлечься от обуревавших ее мыслей. В голове почему-то не было привычной ясности. Мысли метались словно угорелые, и отчего-то перед глазами вставала одна и та же картинка. Женщина средних лет, тянущая к ней руки. С каждым днем лицо женщины словно проявлялось из плотного тумана забвения, обретая почему-то дорогие и близкие черты.

Ее напарнице тоже, как видно, было не по себе – она постоянно ворочалась и что-то невнятно вскрикивала сквозь сон. Вдруг она резко встала и с расширенными от ужаса глазами оглянулась вокруг.

– Не спится?

– Да какое там. – Трима села, обняв колени. – Ерунда какая-то в голову лезет. – Она взъерошила короткие светлые волосы. – Все время мальчишка какой-то стоит перед глазами. Представляешь, тянет свои руки и словно просит остановиться. И лицо его будто знакомое, а вспомнить не могу.

– Угу. А мне женщина такая в годах. И как будто я знаю ее и тоже не могу вспомнить.

– Наверно, от усталости. – Триа пожала плечами. – А может, еще чего. – Женщина на мгновение задумалась, словно прислушивалась к чему-то внутри себя. – Ты кончай технику ворошить. Она нам все равно не пригодится. Лаз вентиляционный узкий, так что пойдем с малым набором.

Через несколько часов, когда беготня по коридорам начала стихать, обе медленно двинулись по длинной кишке воздуховода, намереваясь попасть в центр управления, который вычислили, еще находясь среди сборной солянки гражданских специалистов, взятых на борт для обслуживания кухонных агрегатов и систем жизнеобеспечения.

Уже через двадцать минут Триа, шедшая первой, рассматривала через решетку воздухозабора плечистого молодого человека во флотском мундире без погон. Юноша сначала работал с документами, а потом, крутанувшись в кресле, уставился невидящим взором в стену и устало прикрыл глаза.

Триа, которая уже десять раз могла выскочить наружу, все медлила и с каждой секундой чувствовала, что организм, работавший раньше словно атомный хронометр, начинает лихорадить. По лицу струился холодный пот, а рука, сжимавшая нейродеструктор, дрожала, словно от холода. Шедшая второй Агна не торопила, так как ситуация могла и не располагать к мгновенным действиям. Пытаясь справиться с накатывающими словно прибой волнами, Триа, уже почти не контролируя себя, навалилась на решетку, и та, не выдержав веса киборга, вывалилась наружу вместе с ней. Даже несмотря на мгновенную реакцию и нечеловеческие мышцы, киборг не смогла справиться с падением и при приземлении довольно неудачно ударилась плечом и головой, выронив оружие.


Выпадение из монолитной, как казалось, стены тела, затянутого в темный комбинезон, на мгновение заставило Гарта оторопеть, затем он вскочил на ноги и оказался лицом к лицу с высокой стройной женщиной, у которой почему-то текли слезы и словно от мороза плясали губы.

После падения боль и шок от удара словно сдернули с разума Триа старое покрывало.

– Гарт, сынок…

– Мама?


Примечания


1

Тавао – ран вай. Личный телохранитель, с дополнительными функциями в виде переводчика, секретаря или чего-то подобного.

(обратно)


2

Эмеро – ран вай. Личный телохранитель без дополнительных функций. Классов телохранителей шесть – от нулевого до пятого. Шестой уровень существует неофициально и предполагается у преподавателей. Соответственно Кен тавао и Кен эмеро – ран вай шестого класса, занимающиеся преподавательской работой.

(обратно)


3

БМП – боевая мобильная платформа. Человекообразный робот, оснащаемый в зависимости от задачи различным навесным вооружением.

(обратно)


4

Энао – в философии ран вай друг-наставник, которого оберегают любой ценой.

(обратно)


5

Эрдано – старший священнослужитель в иерархии храма Белого Дракона.

(обратно)


6

Карвак – домашнее животное вроде крупного хомяка.

(обратно)


7

ФВУ – фильтро-вентиляционная установка.

(обратно)


8

ДХ – долгосрочное хранение.

(обратно)


9

Кварсанг – шестерка.

(обратно)


10

Хадр – в общеимперской традиции – покаяние за допущенную ошибку.

(обратно)


11

Селлар – редчайший метал, необходимый для производства реакторных стержней.

(обратно)


12

Гатав – мощная бризантная взрывчатка.

(обратно)


13

ТПД – торпеда с прыжковым двигателем. Эффективное, но очень дорогое противокорабельное оружие.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • X