Журнал «Итоги» - Итоги, 2012 № 25

Итоги, 2012 № 25 5M, 119 с. (Итоги (журнал)-836)   (скачать) - Журнал «Итоги»


Стой, кто идет! / Политика и экономика / В России


Стой, кто идет!

Политика и экономика В России

Дозрела ли политическая ситуация в России до революционной?

 

Верхи не могут, низы не хотят. Классическое ленинское определение революционной ситуации вполне подходит и к нынешней обстановке. У верхов не получается по-старому, и им приходится изыскивать все более изощренные способы контроля за низами. Последнее ноу-хау — обыски в квартирах знаковых фигур «белого» движения. Низы, в свою очередь, не желают мириться ни со старыми, ни тем более с «модернизированными» методами управления и выходят на очередной «Марш миллионов». Правда, есть и существенное отличие от классики жанра: власть не становится слабее, а оппозиция сильнее. В общем, ситуация патовая. Но отнюдь не «ничейная».

Позиции оппозиции

Спецоперация Следственного комитета России при поддержке ОМОНа, охватившая всю Москву — от престижного центра, где проживает Ксения Собчак, до окраинного Марьина (место прописки Алексея Навального), — главная политическая новость минувшей недели. Разом обезглавить «Марш миллионов», намеченный на 12 июня, вызвав его организаторов на допрос, — до такого верхи додумались впервые.

Правда, последствия «следственных действий» оказались обратными ожидаемым. Во-первых, это повысило явку на Сахарова. Потом пошли анонимные звонки о заложенных в зданиях Следственного комитета взрывных устройствах. И, под занавес, главный следователь страны Александр Бастрыкин заплутал в «подмосковном леске».

Пока равновесие сохраняется. По сравнению с декабрем численность протестантов не уменьшилась. На субъективный взгляд даже несколько выросла. Тем не менее возгласы типа «Ура, мы ломим!», раздающиеся порой из стана «белых ленточек», — выдача желаемого за действительное. Лозунги оппозиции остаются практически теми же, что и полгода назад, и столь же далекими от реалий. Слабость власти, проявившаяся в виде либеральной политреформы, оказалась на поверку политической изворотливостью. Когда угроза миновала, тандем начал ударными темпами ликвидировать образовавшуюся пробоину. И пусть она заделана на скорую руку, никто уже не посмеет сказать про путинскую галеру: «Она утонула».

И выборы губернаторов, и мультипартийность выглядят сегодня для власти уже не так фатально, как полгода назад. Да и сама уличная вольница получила прочную «упаковку» в виде поправок в административное законодательство, известных в народе как «закон против митингов». Кстати, «итальянская забастовка», устроенная «эсерами» в ходе его обсуждения, по факту лишь добавила ему легитимности. Точно так же, как сами депутаты-оппозиционеры, своим поведением доказывающие, что в парламенте есть место для дискуссий, легитимируют Думу, которую на «маршах» требуют распустить.

...Тогда, в декабре — январе, верхи испугались не столько масштабов «низового» пожара, сколько скорости его распространения. Ведь что такое 25, пусть даже 50 тысяч, собравшихся 10 декабря на Болотной? В масштабах всей страны — мизер. Но стоит вспомнить, что Болотная была не первой из поствыборных «гроздьев гнева». За несколько дней до этого, 5 декабря, состоялся митинг на Чистых прудах, собравший около 8 тысяч участников. На следующий день — столкновения между «несогласными» и «нашими» на Триумфальной. Именно там прозвучал растиражированный в Интернете призыв: «Ребята, я Божена, снимайте!» Светская львица Рынска, распевающая «Варшавянку» в полицейском автозаке, — более яркого символа «расширения социальной базы протеста» придумать сложно. В массовом сознании произошел резкий сдвиг: демонстративная оппозиционность в одночасье перестала быть уделом маргиналов. Протест стал модным! Этот «модный тренд» продолжила Болотная площадь. Но она же стала и конечным пунктом на графике роста протестной активности. Восходящая кривая перешла в плато.

В ожидании Махатмы

Лидеры Болотной сделали власти роскошный новогодний подарок — дали время на то, чтобы оправиться и собраться с силами. Следующая после первой Болотной массовая акция последовала, как известно, лишь через две недели. А последующая — аж через два месяца. И это в разгар предвыборной кампании! Похоже, народные трибуны попросту не знали, как им поступить с разбуженной энергией масс. И, есть такое подозрение, не знают и по сей день. На эту мысль наводит и принятый на последнем митинге «Манифест свободной России». Первой из семи перечисленных мер, «которые необходимо предпринять для создания в России основополагающих, фундаментальных политических, юридических, нравственных устоев общества и государства», идет «отставка В. В. Путина как символа системы». Чем-то это напоминает старый анекдот: «Советские конструкторы разработали грибосборочный комбайн. Владельцу остается лишь найти гриб, остальное — дело техники».

Как составители «Манифеста» намерены добиться цели номер один? Нельзя сказать, что план отсутствует, но конкретным его не назовешь: «Наращивание мирного протеста, его массовость приведет к окончательной потере доверия к власти и переходу на сторону народа многих ныне лояльных режиму социальных групп...» Да, вот еще любопытный пассаж: «манифестанты» не верят, что власть можно поменять посредством «путинских выборов». Тем не менее категорически приветствуют приход единомышленников в выборные органы власти.

Нет, все-таки не прав был Владимир Владимирович, утверждая, что после смерти Махатмы Ганди интеллигентному человеку не с кем стало поговорить. В авторах «Манифеста» явственно угадывается духовное родство с гуру индийской «оранжевой революции». Проповедуемая Ганди теория борьбы с британским колониализмом зиждилась на двух слонах: а) бойкот властных институтов (за исключением случаев, когда сотрудничество несет выгоду оппозиционному делу); б) отказ от любой формы насилия, которое лишь умножает беды (ненасильственное же сопротивление позволяет пресечь спираль зла, превращая врагов в единомышленников). По обоим пунктам — почти стопроцентное сходство. Что ж, миролюбие можно только приветствовать. Правда, Ганди понадобилось 32 года, чтобы сделать родину независимой. Конечно, в век информационных технологий события развиваются быстрее. Но и Владимир Путин не чета квелым британцам. Ясно же сказано: «Если я за что-то берусь, то стараюсь довести дело либо до логического завершения, либо как минимум привести это дело к максимальному эффекту».

На фоне железобетонной путинской непреклонности, за которой стоит вся мощь государственной машины, декларации оппозиционеров выглядят маниловщиной. Обыски, изъятие (пусть и временное) загранпаспортов и денежных средств, а также угроза переквалифицироваться из свидетелей в обвиняемых — аргументы посильнее манифестов и массовых мирных шествий.

Пожалуй, единственная новация в тактике «белых» — идея постоянного Координационного совета, «состоящего из представителей различных политических сил и гражданского общества». Однако слова о создании Совета — это еще не сам Совет. Попытки создать подобные единые структуры управления предпринимались и ранее, но все оканчивалось ничем.

Марш отсюда!

Но все эти прорехи в оппозиционных редутах с лихвой компенсируются одним обстоятельством: время работает на оппозицию. Манифесты могут быть сколь угодно пустыми, а митинги — сколь угодно малочисленными. Оппозиции достаточно просто поддерживать тление в очаге протеста и ждать. Чего? Перечитайте Владимира Ильича, уж кто-кто, а вождь мирового пролетариата был докой в таких вещах. Речь идет о статье «Крах II Интернационала» (1915 год) — именно там впервые появилось определение революционной ситуации, описываемой как соотношение желаний низов и возможностей верхов. Но есть в этой формуле и еще одно важное условие: «Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов». В переводе на современный язык — экономический кризис.

Впрочем, и это еще не революция. Она возникает, лишь «когда к объективным причинам присоединяется субъективная» — «способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов не «упадет», если его не «уронят». В общем, пока что можно перевести дух: нужда и бедствия не выходят за рамки среднестатистических, а активность «революционного класса» — за рамки полицейских ограждений. Но нет никакой уверенности, что эта тишина не является затишьем перед бурей.

Экономическая гроза обеспечена в любом случае. Вопрос лишь в сроках и масштабах. В стране со сбалансированной политсистемой экономический кризис совсем не обязательно перерастает в политический. Да, случается, и довольно часто, что одна партия досрочно сменяет у власти другую. Ну и что? Взять ту же еврозону: редкое правительство, сформированное до начала долгового кризиса (2010 год), сумело дожить до сего дня. А в некоторых странах кабинеты сменились по два-три раза. При этом о революции — ни об «оранжевой», ни о какой-либо другой — никто не говорит даже в обанкротившейся де-факто Греции.

Мы тоже стоим особняком. У России отсутствует политическая страховка, а именно — ответственная, авторитетная, структурированная и достаточно популярная оппозиционная сила, готовая прийти на смену нынешним властям. Думские оппозиционеры давно уже перестали восприниматься как самостоятельные политические игроки. Все внимание — на митингующую непарламентскую оппозицию: именно оттуда рано или поздно выйдет будущий конкурент и одновременно партнер нынешних верхов.

Впрочем, личное наблюдение. При появлении в рядах протестующих колонны с молодцами в черных мундирах, сильно напоминающих эсэсовские, либеральная интеллигенция начинает инстинктивно жаться к оцепляющим шествие «сатрапам». У столь разношерстной «сборной» нет никакой возможности выработать совместную позитивную программу. Единственный шанс для нее — состояние полной политической дестабилизации. Но в этом случае вряд ли можно говорить о приходе «несогласных» к власти. Страна просто-напросто погрузится в хаос.

Избежать этого — в интересах как власти, так и оппозиции. Да и вообще всех граждан страны. Способы решения проблемы в общем-то очевидны. Лидерам «несогласных» стоит вспомнить еще один ленинский завет и, перед тем как объединиться, решительно кое с кем размежеваться. Ну а тем, кто находится у руля, как минимум не мешать процессу становления нормальной политической системы. Чем скорее у нее вырастет «вторая нога», тем меньше у нас будет поводов обращаться к творческому наследию классика революционной теории, мирно покоящемуся в двух шагах от Болотной.


Неподследственный начальник / Политика и экономика / Профиль


Неподследственный начальник

Политика и экономика Профиль

Александр Бастрыкин: от питерского юрфака до «подмосковного леска»

 

Александр Бастрыкин едва не пал жертвой новейшего отечественного уотергейта. Что вполне закономерно: ведь до злосчастного «подмосковного леска» были и сюжет с прослушками, и ушаты компромата, и затяжная межклановая война. Этого с лихвой хватило бы на дюжину политических триллеров в духе Юлии Латыниной. А все потому, что своей непосредственностью, столь необычной для высшего российского чиновничества, Александр Иванович извлекает на свет божий то, что нынешняя власть предпочла бы прятать под ковром.

Питерские мы...

На самом деле зря многие удивились той прилюдной выволочке, которую Александр Бастрыкин устроил журналисту «Новой газеты» на ведомственном совещании в Нальчике. Ибо Александр Иванович всегда тяготел к публичности. Впрочем, все по порядку...

Родился глава Следственного комитета России в Пскове в 1953 году. В 1970-м он поступил в Ленинградский государственный университет имени Жданова (ЛГУ) на юридический факультет. Да-да, тот самый... На четвертом курсе он становится старостой группы, в которой учился студент Владимир Путин.

Вспоминают, что наш герой был душой курса: бренчал на бас-гитаре, активно занимался спортом, отменно учился. После окончания вуза он попал по распределению в органы внутренних дел. Но не задержался в советской милиции и двух лет — в 1977 году следователь-стажер Бастрыкин вернулся в ЛГУ для продолжения учебы в аспирантуре и продвижения по комсомольской линии. И то и другое у него получалось на отлично.

Особенно результативным выдался олимпийский 1980 год. Он блестяще защищает кандидатскую диссертацию по теме «Проблемы расследования уголовных дел с участием иностранных граждан», становится секретарем комсомольской организации ЛГУ. В этом же году случилось первое «громкое дело»: исключение из комсомола начинающего рок-музыканта Бориса Гребенщикова. Лидер «Аквариума» тогда попал в самый эпицентр скандала — выступил на разрешенном рок-фестивале в Тбилиси, где улегся на сцену, положив гитару между ног. Гребенщиков в 1980 году работал младшим научным сотрудником в НИИ комплексных социальных исследований, который находился в структуре ЛГУ...

В 1982 году Бастрыкин становится секретарем горкома ВЛКСМ Ленинграда, а в 1983-м — секретарем Ленинградского обкома комсомола. Через пять лет — заместитель секретаря парткома ЛГУ. Из КПСС, как и Владимир Путин, он не выходил вплоть до ее запрета в 1991 году...

В 1985—1986 годах Бастрыкин работал преподавателем на кафедре уголовного процесса и криминалистики юрфака ЛГУ. В те годы на юрфаке учился и многообещающий студент Дмитрий Медведев. Наконец, в 1987 году Бастрыкин защищает докторскую диссертацию. Снова по остро актуальной теме — «Проблемы взаимодействия норм внутригосударственного и международного права в сфере уголовного судопроизводства». В 1988 году он становится директором Института усовершенствования следственных работников при прокуратуре СССР. Там Александр Иванович, «пересидев» заключительную фазу перестройки и распад Союза, внезапно попадает в круговорот новых веяний.

По рассказам его бывших подчиненных, молодому начальнику в ИУСР были очень рады. Туда зачастили иностранные делегации, и сам он часто ездил в загранкомандировки. Где-то к началу 1990 года наш герой вполне в духе того времени стал присматриваться к новым хозяйственным моделям. В институте частенько видели кооператоров из числа бывших силовиков, на некоторых кабинетах появились таблички с непонятными названиями, а на территории вуза прописался кооператив «Лойэр». По слухам, Бастрыкин имел к нему едва ли не прямое отношение. По рассказам сослуживцев, свои «экономические реформы» директор объяснил емкой фразой: «На дворе рынок, а мы в заплатанных штанах». Кончилось тем, что после августовского путча слушатели увидели на дверях ИУСР замок: институт был закрыт, а все его помещения, расположенные в центре города, сданы в аренду. Преподаватели начали жаловаться в Генпрокуратуру, и в итоге Бастрыкин из института ушел. Говорят, что на упоминание аббревиатуры ИУСР главный следователь страны до сих пор реагирует с раздражением. После увольнения найти занятие по душе было непросто: сначала Александр Иванович походил безработным, потом менял одно учебное заведение на другое — Гуманитарный университет профсоюзов, Санкт-Петербургский юридический институт, Санкт-Петербургский госуниверситет водных коммуникаций, Северо-Западный филиал Российской правовой академии Минюста. Был даже такой эпизод: с 1996 по 1998 год Бастрыкин был помощником командующего Северо-Западным округом внутренних войск по правовой работе.

После вступления в должность президента Владимира Путина доктор юридических наук Александр Бастрыкин из теоретика превращается в практика.

В силовом поле

Дальнейшая судьба Александра Ивановича складывается, как и у многих питерских, успешно и стремительно. В 2001 году он становится заместителем начальника Федерального управления Минюста по Северо-Западному федеральному округу, где работает в течение четырех лет. Это будет самым длительным пребыванием Бастрыкина на одном месте в нулевые. В 2005 году включается кадровый лифт. Бастрыкин — руководитель Главного управления Минюста по СЗФО. В 2006 году на четыре месяца уходит в МВД (начальник Главного управления МВД по ЦФО). И вот в октябре 2006 года Бастрыкин становится заместителем генпрокурора, а спустя год на свет рождается Следственный комитет, который сначала находится в подчинении Юрия Чайки, а в 2011 году после изнурительной аппаратной борьбы «отчаливает» от Генпрокуратуры и переподчиняется лично президенту страны.

Стремительное возвышение Александра Бастрыкина в 2005 году возникло не на пустом месте. Согласно апокрифической версии Владимир Путин был озабочен тем объемом полномочий, которые были сконцентрированы в руках Генпрокуратуры после серии громких дел, касающихся перераспределения крупных объектов собственности. Самое известное из них — «дело «ЮКОСа», начавшееся в 2003 году. Тогдашний генпрокурор Владимир Устинов считался ставленником Игоря Сечина. И якобы ради того, чтобы уравновесить «сечинских» Владимир Путин затевает разделение надзорных и следственных функций в Генпрокуратуре. Владимир Устинов пересаживается сначала в Минюст, а затем отправляется полпредом в ЮФО. Из Минюста в Генпрокуратуру переходит Юрий Чайка. Именно его замом и становится Александр Бастрыкин.

По сути, на реформе Генпрокуратуры Путин обкатал одно из своих гениальных менеджерских ноу-хау — «антитандем». Создав две конкурирующие структуры — Генпрокуратуру и СКР, Кремль получил полный контроль над правоохранительным полем и лояльность всех участников процесса. Ведь при неизбежном «искрении» двух силовых ведомств Кремль оставался единственным «предохранителем», защищающим Систему от перегрузок.

Уровень напряжения

Изначально на базе Следственного комитета планировалось создать российский аналог американского ФБР. Предполагалось забрать особо важные дела не только из ведения Генпрокуратуры и других силовых ведомств, в том числе ФСБ, объединив следствие в единой федеральной структуре. Естественно, среди силовиков тут же возникло мощное «движение сопротивления». Цель была достигнута — внутри силовой корпорации возник рабочий уровень напряжения, что позволяло Кремлю контролировать этот важнейший участок властной вертикали.

Самую серьезную победу в противостоянии с Генпрокуратурой Бастрыкин одержал в феврале 2011 года, когда на свет появилось «дело подмосковных прокуроров». Все началось с того, что по подозрению в организации подпольных казино в Московской области был арестован бизнесмен Иван Назаров. Вскоре выяснилось, что он поддерживал тесные отношения с прокурором Подмосковья Александром Моховым. При этом Генпрокуратура постоянно тормозила дела, которые Следственный комитет возбуждал в отношении Назарова и прокурорских работников. Кульминацией конфликта стали вызовы на допросы сына Юрия Чайки — Артема. В СКР намекали, что тот был едва ли не связным между бизнесменом и прокурорами. Напряжение на силовом поле немедленно достигло запредельных значений, и в дело вмешался Кремль, разведя драчунов по углам. Вызвав к себе Бастрыкина и Чайку, Дмитрий Медведев дал понять, что в соперничестве двух силовых корпораций «переход на личности» недопустим.

Впрочем, вскоре Генпрокуратура попыталась нанести ответный удар. В июле 2011 года стало известно, что влиятельный руководитель управления СКР по взаимодействию со СМИ Владимир Маркин принял участие в праймериз от ОНФ и «Единой России» по выдвижению кандидатов на выборах Госдумы. А согласно Закону «О Следственном комитете РФ» сотрудникам этой организации запрещено принимать участие в деятельности общественных организаций. Генпрокуратура немедленно обратила внимание Александра Бастрыкина на сей вопиющий факт. Последовал и еще один болезненный удар: в январе 2011 года г-н Маркин получил специальное звание генерал-майора юстиции. Согласно законодательству генеральские погоны невозможно надеть, не имея в кармане диплома о высшем юридическом образовании. И, как по мановению волшебной палочки, тут же возник оглушительный скандал вокруг одного из малоизвестных столичных вузов, который якобы снабдил Маркина липовым дипломом. Атака была успешно отбита, и Владимир Маркин с удовольствием позировал перед камерами в новеньком синем мундире с золотой звездой генерал-майора на погонах.

Неизвестно, был ли кто из прокурорских в курсе скандальной операции, о которой за несколько суток прозрачно намекнул всезнающий депутат Александр Хинштейн. Но достоверно известно одно: запись покаянной встречи Бастрыкина с главными редакторами была хитом в здании на Большой Дмитровке в течение нескольких дней.

Причины и следствие

Говорят, что среди силовиков Бастрыкин всегда считался «чужим среди своих» — оперативного опыта не имеет, пороху не нюхал, являясь по сути «кабинетным юристом». Но сей факт вовсе не умаляет реноме Бастрыкина как аса криминалистики. Напротив — он признан одним из лучших специалистов в этой области. Люди знающие отмечают его абсолютную память и холмсовскую способность к дедукции. «Александр Иванович, чтобы о нем ни говорили, умеет все — и блестяще составить план расследования, не упустив ни единой мелочи, и по всем правилам собрать вещдоки на месте происшествия, и допрос грамотно провести, и личной смелости ему не занимать», — рассказывает один из его подчиненных. «Горяч бывает и зело крут, — добавляет другой, — о его начальственных разносах в СКР ходят легенды. Хотя если зазря человека обидит — извинится».

Молодые сотрудники СКР, с которыми удалось пообщаться «Итогам», об Александре Ивановиче отзываются исключительно тепло. Дескать, в общении прост и обаятелен, трудоголик, принципиален, лично честен. Может и в жилищный вопрос молодой семьи вникнуть, и приехать к матери погибшего сотрудника, без официоза посочувствовав горю. А вот отставные ветераны морщатся: дескать, матерых следаков в Следственном комитете ныне практически не осталось. Ибо во главу угла председатель ставит личную преданность, а не профессионализм. Не беремся судить, но Бастрыкин без сожаления расстался с наиболее харизматичными следователями ГП, а кадровую брешь закрыл вчерашними выпускниками юридических вузов. Кульминацией кадрового конфликта, долго тлевшего в стенах СК, стало нашумевшее «дело Довгия».

Дмитрий Довгий, будучи правой рукой Бастрыкина, был обвинен в коррупции и осужден на девять лет. Этому предшествовали «несистемные» действия самого Довгия. Например, по его словам, он отказывался «возбуждаться» по громкому делу замминистра финансов Сергея Сторчака, так и не разглядев состава преступления. Потом начал проверку в отношении следаков, которые занимались вторым «делом «ЮКОСа». В итоге Довгий сам оказался на скамье подсудимых.

Понятно, что должность у Бастрыкина политическая. Хотя бы по той причине, что СКР все время был по уши завален резонансными делами: здесь вам и убийство журналистки «Новой газеты» Анны Политковской, и подрыв «Невского экспресса», и теракты в Домодедово, и убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, и бойня в станице Кущевская, и пытки в отделениях полиции в Казани. А тут подоспели уголовные дела против зачинщиков беспорядков на Болотной, повальные обыски у лидеров оппозиции.

Станет ли «подмосковный лесок» точкой в служебной карьере Александра Ивановича? Говорят, что в Кремле главному следователю настоятельно посоветовали погасить скандал «немедленно и любой ценой». И что-де от результатов этого будет зависеть дальнейшая карьера Бастрыкина. Александр Иванович, как мы знаем, сделал все, и даже больше. Так что скорее это не точка, а многоточие. Как намекнули «Итогам» в кремлевских коридорах, не в обычаях Путина отправлять в отставку людей по заявлениям отдельно взятых депутатов или главредов. Возможно, отставка Бастрыкина и состоится, но в другое время и по другому поводу. Ибо причины должны быть отделены от следствия...


Френды в тренде / Политика и экономика / В России


Френды в тренде

Политика и экономика В России

Тина Канделаки: «В политике, как в шоу-бизнесе, shit-парад меняется слишком часто...»

 

Тина Канделаки больше не эпатирует публику своими нарядами и похождениями в свете — ее всецело поглотила общественная деятельность и Интернет. По количеству френдов в соцсетях наша героиня занимает второе место после Дмитрия Медведева. И неудивительно: за какой-то час Тина Канделаки успела высказать свое мнение обо всем на свете: о белых ленточках и социальных лифтах, об аккаунтах новых министров и о мобильниках кремлевских чиновников, о бизнесе, политике, рекламе, о собственных ошибках, разочарованиях и о новых горизонтах...

— Тина, повальные обыски у лидеров оппозиции — это что, сигнал об окончании «медведевской оттепели»?

— К сожалению, это не хорошо ни для властей, ни для оппозиции. Никакого конструктивного диалога пока не получается: одни намерены идти на прорыв, устраивать палаточные городки, рассылать эсэмэски из автозаков, а другие считают, что обысками и репрессиями можно протест остановить. Ни то ни другое не способствует развитию демократии в России. Сейчас у нашей оппозиции нет ни лидера, ни программы, и она все больше превращается в разрозненную группу людей, уверенно двигающуюся к тупику. Их поддерживает часть журналистов, считающая, что оскорблять власть есть способ борьбы с ней. Но, по моему мнению, этим можно добиться лишь эскалации противостояния...

— А что лично вас может сподвигнуть выйти на Болотную и надеть белую ленточку?

— Если бы я поняла, что не могу платить зарплату своим сотрудникам и в этом виновато правительство, то, конечно же, я бы вышла. До тех пор пока могу создавать возможность развития и роста для людей, которые меня окружают, понятно, что никуда не пойду. Мне кажется, что нынешняя власть дает возможность активным людям эффективно реализовывать свои мечты. Существующая стабильность позволяет привлекать инвестиции и работать с лучшими западными проектами. А для иностранных коллег экономическая стабильность играет важную роль. Сегодня происходят очень мощные внутренние изменения, которые дадут качественный рывок в будущем. Но вот когда стабильность сменится застоем и деградацией — тогда ждите и меня на площади.

— Ну, кроме нас с вами, в России есть масса людей, для которых мечта — это поесть досыта...

— Среднестатистический избиратель не думает слишком глубоко, потому что у него нет на это времени. Ему надо деньги зарабатывать. Я хорошо помню, как жила от зарплаты до зарплаты. Получала 40 000 рублей, на которые нужно было оплатить коммунальные услуги, Интернет, купить еду и дать что-то родителям. А вот на туфли уже не оставалось...

И в этом смысле люди исходят из своих личных интересов — они поддержат власть, которая даст им возможность строить карьеру. Но понятных схем карьерного роста сейчас в России по сути нет... Значительная часть американской литературы посвящена рассказам о том, что человек пришел на завод рабочим, его сын на этом же заводе выбился в инженеры, внук дорос до директора, а правнук стал владельцем. Это американская мечта, в России она не сформулирована. Но стоит признать, что власть решила первоочередные задачи: например, проблему безработицы, которая сейчас находится на уровне 5,8 процента, то есть значительно меньше, чем в других развитых странах. Однако даже сегодняшняя власть пока не может гарантировать, что построенный мною бизнес передастся, например, моим детям.

— Навальный и Удальцов: вы их считаете героями нашего времени?

— Появился запрос — появились герои. Они оказались в нужное время в нужном месте — они по-другому говорят, и о власти в том числе. Обществу надоело, что о власти можно говорить только в одной тональности. И тут людей поддержал не какой-то маргинал, а хорошо одетый человек, с нормальной биографией — Алексей Навальный, который разочаровался во власти и громко об этом заявил. Ведь многие оппозиционеры — от Навального до Ксении Собчак — успешны, небедны. Но они хотят чего-то большего. Эти люди, скажем так, не встроились во власть — и оказались по другую сторону баррикад. Что есть оппозиция? Это, безусловно, еще одна дорога во власть...

— Вы считаете, что между властью и обществом уже не стена, а баррикада?

— На мой взгляд, основная проблема в том, что между обществом и властью накопилось недопонимание. Решения принимались явочным порядком, народ с ними просто знакомили. Никому не объяснялось: зачем, почему, сколько... Например, мы выиграли право на проведение Олимпиады-2014, но разве в Интернете преобладают положительные отзывы об этом, люди гордятся? Нет. Большинство говорит только о том, что там распилили, разворовали... Почему? Потому что людям нужно подробно и ежедневно докладывать, объяснять, показывать. Как все меняется и на какие деньги... Тем более что сегодня все равно невозможно утаить информацию. Это касается очень многих процессов: неумение государства четко артикулировать свою позицию приводит к непониманию со стороны интересующейся части общества — журналистов, экспертов. Что касается баррикад, то они начали появляться в отношениях с новым поколением, которое вообще не испытывает к государству никакого уважения и тем самым девальвирует само понятие «государство». А это, в свою очередь, приводит к обесцениванию культуры, религии и социального договора — что уже по-настоящему страшно.

— Но претензии-то предъявляют все равно лично Путину...

— Да, нынешняя оппозиция объединилась вокруг антипутинских лозунгов. Опять-таки потому, что нет пространства для диалога. Давно уже стало мемом в Интернете: все хорошее — я сам, все плохое — это Путин. За всем этим я не вижу конструктивной контрпрограммы. У меня возникают вопросы: а есть ли у вас свой собственный план развития, куда вы поведете людей?.. На них у оппозиции ответа нет, и это расстраивает.

— Но вы согласны, что оппозиция должна иметь хотя бы право голоса?

— Уверена, что ее представителям нужно давать слово, и в СМИ не должно быть «стоп-листов». В этом смысле власти следует быть умнее и не бояться критики в прямом эфире. И тогда все сразу станет видно. Острая реакция будет лишь в первую неделю. Но если позиция и оппозиция будут сходиться в прямом эфире ежедневно или каждую неделю, то вопросы закончатся на второй передаче. Когда они 20 раз произнесут «кооператив «Озеро», 28 раз назовут фамилию Тимченко, 48 раз произнесут «Путин» — на этом все закончится. Люди, знаете ли, очень быстро разочаровываются. К сожалению, в политике, как и в шоу-бизнесе, shit-парад меняется слишком часто...

— Вы и в Twitter, и в Facebook, и, кажется, везде. Соцсеть для вас — образ жизни или вы следуете модному тренду?

— Пожалуй, и то и другое. Социальные сети стали не только источником информации, но и средством общения. Я зарегистрирована везде, начиная от Instagram и заканчивая Facebook. Сейчас у меня 1,3 миллиона подписчиков, что позволяет оперативно отслеживать реакцию общества на те или иные социальные и образовательные проблемы, которыми я занимаюсь в рамках проекта Умная-школа.рф. Ни для кого не секрет, что в социальных сетях люди обмениваются новостями раньше, чем они появляются в традиционных медиа. Я думаю, что продюсерам федеральных каналов пора задуматься над тем, чтобы для сокращения срока подачи информации транслировать твиттер-ленту в новостях. Более того, интернет-аудитория сейчас хорошо монетизируется, интерес к Рунету со стороны международных брендов огромен. Поэтому я постоянно занимаюсь развитием своей аудитории. К концу года она составит два миллиона, а через полтора года — три. И тогда я сама смогу генерировать новости и определять отношение моей аудитории ко многим процессам.

— Говоря о монетизации, вы имеете в виду ваш рекламный контракт с известной косметической фирмой?

— Конечно. Если вы обратили внимание, Oriflame начал свою рекламную кампанию не с офлайна, а именно с онлайна. Они стартовали с тизера — небольшого ролика в Интернете. Интересно, что это произошло буквально за месяц до того, как стало известно, что «Яндекс» обогнал аудиторию Первого канала...

— Ну не «Яндексом» же единым...

— Телевидение сегодня несколько отстает — во-первых, в скорости подачи информации. На федеральных каналах практически нет прямого эфира, новости даются с опозданием. А во-вторых, язык новостей на телевидении все-таки достаточно консервативен. Сегодня интерес вызывает именно околоновостное общение. Когда информацию не просто сообщают, а анализируют. Угол зрения является определяющим моментом в борьбе за зрителя. Но сами новости везде одинаковые. Вы можете посмотреть Первый канал, можете зайти на сайт РИА Новости — ничего принципиально иного вы не узнаете. В социальных сетях новость по сути пережевывают, объясняют, как она отразится на тебе, на близких, на мире и так далее. Этого нет в телевизоре: дискуссионных программ не так много, их качество оставляет желать лучшего, к тому же они не прямоэфирные. Поэтому Интернет побеждает.

— Вы стали говорить и одеваться как бизнесвумен. Это пиар-ход?

— Что касается внешнего вида, то я элементарно взрослею. В 25 лет одеваешься более смело, а в 35 более сдержанно. Я давным-давно уже не маленькая девочка, а взрослая женщина. Люди помнят меня по программе «Детали» — я выглядела достаточно провокативно, и это было важной приманкой для зрителя. Безусловно, в жизни я гораздо более сдержанный человек и в выборе моего внешнего образа сейчас доверяюсь профессионалам. Что касается того, что стала более серьезной... Я счастливый человек, который довольно рано понял одну важную вещь: жизнь принципиально изменилась, и если раньше можно было получить одну профессию и на протяжении всей своей жизни работать и зарабатывать деньги, то сегодня мир так стремительно меняется, что одной профессии недостаточно. Своим сотрудникам и студентам говорю: приходит время, когда надо будет несколько раз овладевать разными профессиями, чтобы в современной конкурентной среде зарабатывать деньги. И я счастлива, что поняла это до того, как сформулировался этот тренд. Я была известной телеведущей. Но какие бы сказки ни рассказывали в Интернете, телеведущие в России много не зарабатывают. Есть ставки — от 5 до 7 тысяч долларов за эфир, для топовых ведущих — до 10 тысяч. Больше никто не получает.

— Вам что, не хватало этих денег?

— Ты получаешь деньги, ты известен, но не можешь проявить никакой самостоятельной активности, поскольку занят 24 часа в сутки. Ведущий монетизирует свое имя, открывая продакшн и пытаясь зарабатывать еще и проектами, в которых он сам не является лицом. Но создание собственной компании не гарантирует получение хорошего пакета заказов со стороны телеканалов, так как одно дело — платить ведущему зарплату и совсем другое — давать ему контракт. Но такой успешный кейс в России — редкий случай. Идеальный пример — Леонид Парфенов, потому что у него жизнь жизнью, общественная деятельность общественной деятельностью, но и фильмы на Первом канале регулярно демонстрируются.

— То есть вам стало тесно в ящике?

— Когда я это поняла, стало довольно грустно — я не была журналистом, который занимается самостоятельным производством фильмов или каких-то телевизионных проектов. Я была наймитом, причем в развлекательном жанре. В какой-то момент потолок стал очень сильно давить, двигаться было некуда. К тому же очень страшно, даже и будучи одной из самых популярных ведущих в стране, зависеть от вкуса продюсеров. Каждые полгода мы подписываем контракт. И никогда не знаешь, будут ли люди смотреть то или иное шоу. Всякие истории бывали: и контракт хороший, и зарплата потрясающая, а люди не хотели смотреть. На моей биографии это и «СТС зажигает суперзвезду», и «Идеальный мужчина». Очень сложно зависеть от вкуса и желания аудитории. Встреча с моим партнером Василием Бровко в этом смысле оказалась поворотной. Я и сама понимала, что нужен собственный продакшн-бизнес, чтобы иметь возможность экспериментировать. Но Василий открыл мне абсолютно другой, удивительный мир новых коммуникаций, в который я очень сильно захотела попасть. И дальше уже начинается большая и долгая история компании «Апостол».

— Как вас занесло в Общественную палату?

— Это был закономерный переход. Все люди, добившись определенного успеха, хотят идти дальше. В какой-то момент у меня появилась возможность приносить пользу — вкладывать деньги в свои образовательные проекты. Однако административного ресурса для решения ряда задач у меня не было. Поэтому, когда мне предложили стать членом Общественной палаты, я согласилась. Пришлось услышать очень много скептических мнений, в том числе и от своего коллеги по программе «Нереальная политика» Андрея Колесникова. Но я сказала: послушайте, если у кого-то там ничего не получилось, это же не означает, что у меня тоже не получится.

— Ну и как, получилось?

— Сейчас как член Общественной палаты могу сказать, что я пока не могу повлиять на глобальные проблемы в сфере образования — на уменьшение бюрократии или, например, на то, чтобы образование стало в большей мере ориентированным на бизнес, чтобы сделать знания студентов более прикладными и упростить их трудоустройство. Я не изменила многое, что хотела бы изменить. Но благодаря Общественной палате появился ресурс для помощи людям. Хотя лично мне статус члена Общественной палаты не дает каких-то особенных возможностей — в смысле, нет зарплаты, нет корочки, нет мигалки. Это просто коммуникационный ресурс, с помощью которого ты можешь обращаться к власти. Власть тоже, знаете ли, разная, у нее много подъездов. И где-то меня могут принять с распростертыми объятиями и со словами «Здравствуй, Тина Канделаки, рады тебя видеть», а где-то просто перед моим носом захлопнут дверь.

— Какие ошибки вы хотели бы исправить?

— Таких ошибок у меня было много. Взять хотя бы историю с «письмом 55» — я не смогла донести до людей свою позицию. Письмо подписывала с одним четким посылом: хотела поддержать судебную реформу, которую проводил Дмитрий Медведев. Он на самом деле сделал много для либерализации судебной системы. Но никто же не говорил про это, все говорили про другое. Если бы нужно было поддержать еще раз — я бы это сделала. Но выстроила бы абсолютно другую риторику, четко объясняя и донося до людей свою точку зрения. Тогда мне это не удалось. Таких случаев, особенно в предвыборный период, было достаточно много.

— Например?..

— Например, история с Михаилом Шацем. Наверное, вообще не надо было вступать в дискуссию — все равно тех, кто настроен негативно, не переубедишь. Вообще-то, занимаясь пиаром, начинаешь понимать, что есть клишированные ситуации и они все время повторяются. Иногда можно сразу предсказать, как история будет развиваться. Вот появляется какой-то инфоповод, тут же появляется контрповод. Контрповод чаще всего в России начинает превалировать... Но не всегда нужно вступать в дискуссию.

— Вы встречались с новым министром образования. За кого молвили словечко, если не секрет?

— Это было интервью для моего ресурса «Умная школа». Меня многие спрашивают: а как вам удалось? Я приложила очень много усилий, чтобы объяснить министру, что я помогу ему эффективно донести свою точку зрения до максимально широкой аудитории. В итоге оказалась права: на видео уже свыше 600 000 просмотров, а в социальных сетях по поводу заявлений министра около 17 000 сообщений. Сам он человек инновационный, имеет аккаунт в соцсетях и очень общительный...

— Складывается ощущение, что наличие аккаунта — это единственное достоинство нового министра образования...

— Приятно, что он не замалчивает, а озвучивает проблемы: «Студенты делают вид, что они учатся, а преподаватели делают вид, что они учат» — мол, с этим надо заканчивать, и халтуру он не потерпит. Обещает сократить уровень бюрократии, решить вопрос детских садов, сократить количество вузов. Конечно же, все эти вопросы на слуху, обсуждаются несколько последних лет. Понятно, что это не первый министр, который делает подобные заявления. Посмотрим, что будет через три месяца, через год.

— Как часто вы звоните министрам по мобильному?

— Понятно, что с Министерством образования у меня более тесные связи, поскольку я занимаюсь этой темой. Мы делали совместные проекты с министерством образования Татарстана, также я достаточно хорошо знаю Аркадия Дворковича, Михаила Абызова по работе в «большом правительстве»... Но, конечно же, не стоит питать иллюзий — круг людей, которые могут напрямую позвонить высокопоставленным чиновникам, очень узок. Да мне это, честно говоря, и не нужно. Как в русских народных сказках: ты появляешься перед золотой рыбкой, и возникает вопрос — а зачем тебе это надо было? Первым лицам нужно звонить в том случае, когда вы отвечаете за национальную безопасность страны и участвуете непосредственно в политическом процессе. Я к этим персонам не отношусь. Кстати, думаю, что многие оппозиционеры гораздо лучше знают мобильные телефоны кремлевских чиновников, нежели я.

— И все же с министрами вы говорите на одном языке?

— Не так много министров, с которыми я так разговариваю. В непосредственной работе становится понятно, общаемся мы на профессиональном языке или говорим о погоде и расходимся. Кто-то меня воспринимает более серьезно, кто-то менее, но, честно говоря, к моим планам на жизнь это не имеет никакого отношения. Всегда найдутся ретрограды, для которых я буду оставаться женщиной из телевизора.

— Как считаете, в России социальные лифты уже заработали?

— В России есть интересная особенность: у нас нет культуры построения карьеры от нуля до самых верхов. Вот, например, назначили Ивана Демидова заместителем министра культуры. И огромное количество людей стало негативно высказываться о нем в блогах. Я редко вступаю в такие перепалки, как пиарщик понимаю, что они бессмысленны. Но тут просто за живое задело, и я обратилась к этим людям: а что плохого в том, что Иван был осветителем? Это же классно. Почему осветитель не может вырасти до министра культуры? Стал же Рональд Рейган президентом, хотя в молодости был артистом. В Америке такие примеры вообще сплошь и рядом, и, по-моему, это здорово...

— Пример Рейгана наводит вас на мысль о политической карьере?

— Поскольку занимаюсь бизнесом, у меня хорошо развито стратегическое мышление, я человек последовательный. Возможность из Общественной палаты перейти в политику была, однако на сегодняшний день у меня нет таких притязаний. Четыре года назад решила, что хочу сделать свой бизнес успешным, и не намерена отступать от своих планов. Только после этого смогу перейти на следующий уровень.


Нам шашечки и ехать / Политика и экономика / Что почем


Нам шашечки и ехать

Политика и экономика Что почем

 

7 тысяч лицензий на оказание услуг такси выдано к середине июня в Москве. При этом, по данным столичного департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры, нелегальным извозом занимаются около 35 тысяч человек. Исполнительный директор Московского транспортного союза Юрий Свешников заявил «Итогам», что денежный оборот нелегальных таксомоторных перевозок составляет миллиард долларов в год. Конец этой вольнице будет положен 1 июля, когда наконец вступают в силу поправки в Кодекс об административных нарушениях, предусматривающие штраф в 5 тысяч рублей за извоз без лицензии. Вне закона окажутся не только бомбилы, но и значительная часть нелицензированных таксомоторных предприятий, работающих по телефонным вызовам. Столичные власти уже пообещали ужесточить контроль со стороны ГИБДД.

Однако, как стало известно «Итогам», рейды уже начались. Наши корреспонденты были свидетелями того, как на Пушкинской площади инспекторы ГИБДД сняли шашечки с нескольких автомашин: у таксистов оказались не в порядке документы. Во время таких рейдов у водителей заодно интересуются лицензией. За ее отсутствие оштрафовать или лишить шашечек пока нельзя — до вступления закона в силу еще есть время. Но нынешний рейд — напоминание, что оно на исходе. За оставшиеся пару недель все, кто занимается извозом и не имеет лицензии (порядка 86 процентов таксистской армии), не успеют обзавестись нужной бумагой. Но власти города, похоже, и не пытаются навязать ее каждому. Они готовят глобальную реорганизацию столичного такси. Вместо бесплатных лицензий хотят ввести платные жетоны и разделить такси на два вида — заказные, которые сами определяют тариф, и стандартные с установленным тарифом. Похоже, извозчиков ждет жаркое лето.


Закрытый показ / Политика и экономика / Что почем


Закрытый показ

Политика и экономика Что почем

 

30 кинотеатров из 80 государственных в Москве не показывают кино. Зато могут накормить, одеть или даже чему-нибудь и как-нибудь научить на разнообразных курсах. Именно поэтому, по словам руководителя столичного департамента культуры Сергея Капкова, часть старых однозальных кинотеатров будет перепрофилирована, часть продана, а остальные снесены. «Эпоха однозальников закончена безвозвратно, — прокомментировал ситуацию «Итогам» первый заместитель генерального директора сети кинотеатров «Синема Парк» Кирилл Иванов. — Подобный бизнес недоходен даже при его субсидировании. Однозальники, особенно в центре, занимают привлекательные для бизнеса стратегические позиции, есть смысл продать их этому бизнесу». В одном зале за день может пройти шесть сеансов. Ни один дистрибьютор не даст такому кинотеатру два или три фильма. Понятно, что одна картина отвечает вкусу отнюдь не всех посетителей. Отсюда и проблемы с заполняемостью. Если зал рассчитан на 500 мест, то при средней заполняемости в 20 процентов может быть продано 600 билетов. Мультиплекс в это же время продаст и 2000 билетов. Остается подсчитать прибыль: при цене на билет в 250 рублей выручка мультиплекса составит 500 тысяч с одной копии. В то время как однозальник сделает кассу в 150 тысяч.

Количество мультиплексов растет. Однозальники на этом фоне выглядят пережитком. Впрочем, закрыты будут исключительно убыточные кинотеатры. Так, «Художественный» на Арбатской площади, пока в списках на ликвидацию не значится, его обещают вновь открыть после грядущей реконструкции. А вот 120-местный «Иллюзион» на Котельнической набережной, в афише которого в ассортименте представлена классика мирового кино, уже закрылся на ремонт до 1 сентября. И хочется надеяться, он станет тем самым, обещанным Капковым, интеллектуальным кинозалом.


Пищевая ценность / Политика и экономика / Что почем


Пищевая ценность

Политика и экономика Что почем

 

516 рублей стоит обед в ресторане в среднем по России — эти данные были опубликованы управляющей компанией 2ГИС. Информация об услугах и ценах в 28 тысячах заведений общественного питания в 150 городах страны от Калининграда до Владивостока собиралась в течение месяца. «В качестве метода исследования был выбран обычный обзвон, — объясняет руководитель PR-отдела компании Наталья Рыжкова, — наши операторы по телефону опрашивали все действующие организации общепита, которые есть в справочнике 2ГИС. Они также уточняли наличие бизнес-ланча и беспроводного Интернета в заведении». Таким образом были отметены совсем откровенные экономварианты с шаурмой и хот-догами, а в список попали кафе и рестораны, в которых можно не просто перекусить, а, как пела группа «Ленинград», «культурно отдохнуть» с полноценным обедом и напитками. Разброс цен по стране получился грандиозным. Самая дороговизна, как водится, в Москве — 990 рублей за обед (вторым идет Сургут — 780 рублей), а самый бюджетный вариант предлагает Горно-Алтайск — 320 целковых.

Цель исследования проста — донести до потенциальной аудитории информацию о том, где и почем можно поесть, а заодно повтыкать в Интернете. Но что, если, вооружившись этими данными, создать отечественный «индекс бигмака» и оценивать уровень жизни в регионе по тому, как часто средний доход позволяет гражданам устраивать себе праздник желудка с выходом? Получается любопытно. Например, вызывающие зависть москвичи, имеющие в среднем, согласно данным Росстата, 46 350 рублей в месяц, могут рассчитывать на 47 обедов, а вот жители Костромской области, которые ежемесячно имеют доход 14 628 рублей, — всего 35, поскольку ланч в столице региона обходится в 410 рублей. В Приморье и того печальнее — за поход в ресторан жители Владивостока выкладывают 690 рублей, а имеют в месяц 18 973, то есть обладают правом на 27 трапез. Но, пожалуй, самым драматичным в этом случае становится сравнение с гастрономическим центром мира — Францией. Средняя зарплата там составляет 1500 евро, в то время как обычное меню из двух блюд с вином обойдется в 20 — итого 75 визитов в заведения общепита. Получается, при желании жители этой страны могут позволить себе не только пообедать в кафе, но и позавтракать, а иногда даже поужинать. О таком «зажравшиеся» москвичи даже не мечтают.


Рубль в авторитете / Политика и экономика / Что почем


Рубль в авторитете

Политика и экономика Что почем

 

65 процентов россиян доверяют национальной валюте. И только потом — американскому доллару. За него проголосовали 11 процентов опрошенных. Такие данные приводит фонд «Общественное мнение» (ФОМ) по итогам опроса 1,5 тысячи человек в 43 регионах страны. Результаты исследования подтверждаются и другими социологическими службами. «Мы тоже довольно часто проводим подобные замеры и получаем аналогичные результаты», — сообщила «Итогам» гендиректор Национального агентства финансовых исследований Гузелия Имаева.

Свой опрос ФОМ проводил в период, когда рубль неуклонно падал. За это время по отношению к «зеленому» он подешевел на 12,2 процента. Казалось бы, на этом фоне данные социологов выглядят слишком оптимистично. Но объяснение есть. Дело в том, что в России две трети населения в принципе не делают никаких накоплений. И вопрос о том, в какой валюте им тратить свою зарплату, растягивая от получки до получки, попросту неактуален. А это без малого почти 95 миллионов человек. «Те же, кто все же делает накопления, как правило, обладают достаточным уровнем финансовой грамотности, чтобы не принимать опрометчивых решений», — добавляет Гузелия Имаева. Таковых в России 23 процента населения.

Сегодня, по данным Центробанка, разместить средства в банках россияне могут по ставке 9,74 процента годовых при инфляции за прошлый год в 6,1 процента. Между тем максимальная ставка по валютным депозитам редко превышает те же самые 6 процентов. И менять рубли на доллары только для того, чтобы разместить их на валютном вкладе, нет никакого смысла. Этим объясняется и тот факт, что только два процента россиян хранят свои сбережения в инвалюте.


Кэш отсюда! / Политика и экономика / Что почем


Кэш отсюда!

Политика и экономика Что почем

 

600 тыс. руб. — именно такой суммой Министерство финансов собирается ограничить покупки гражданами товаров и услуг за наличный расчет. Появившийся на сайте ведомства законопроект оказался несколько мягче звучавших ранее предложений, предполагавших, в частности, обязать работодателей переводить зарплату исключительно на пластиковые карты. Впрочем, вопрос этот не закрыт. А пока и в таком виде ограничение оборота наличности может привести к удорожанию товаров и услуг. Попробуем разобраться.

Минфин предлагает внести соответствующие изменения в статью 861 Гражданского кодекса. Под ограничение может попасть покупка не только дорогостоящего товара (автомобиля или объекта недвижимости), но и, например, детских игрушек, товаров повседневного пользования и того подобного, купленных в большом количестве. Расплатиться за них можно будет только пластиковой карточкой или с помощью банковского аккредитива. В этом случае покупателю придется оплачивать и посреднические услуги банка, являющегося эмитентом карты. А стоимость эквайринга в России одна из самых высоких в мире. Для сравнения: сейчас в Москве средняя комиссия составляет 1,5–1,9 процента от суммы покупки. В регионах она доходит до 2,5 процента. Получается, что при продаже товара стоимостью в 600 тысяч рублей продавец должен будет перечислить банку минимум 9 тысяч рублей, максимум — 15 тысяч. А если речь идет о переводе денег с одного счета на счет в другой банк, то выложить попросят вплоть до 25 процентов.

И хотя международные платежные системы не позволяют включать этот платеж в стоимость товара, отследить это невозможно. «Есть все основания полагать, что такая норма создаст неудобства и бизнесу, и простым гражданам», — говорит руководитель юридического департамента Penny Lane Realty Сергей Поправка. Компаниям при этом придется нести дополнительные расходы по установке в своих торговых точках так называемых POS-систем — терминалов, позволяющих принимать платежи посредством пластиковых карт. Один терминал обходится от 20 до 100 тысяч рублей. Законопроект предполагает, что каждая торговая точка должна обладать такой системой. Закон вступит в силу с 1 января 2014 года. Если, конечно, будет одобрен парламентом. А почему нет? Банковское лобби свое дело знает.


Война за знания / Политика и экономика / Те, которые...


Война за знания

Политика и экономика Те, которые...

 

Ведомство Исаака Калины — департамент столичного образования — предпринял сильный ход, способный свести на нет основные принципы и идеи единого госэкзамена. Пока только для девятиклассников, но ведь лиха беда начало.

Главное, за что билось Министерство образования и на что государство потратило миллиарды рублей, — это создание прозрачной технологии не только проведения самого испытания, но и оценки работ. Суть в том, что ответы школьники пишут на специальном бланке, который сканируется, имена детей зашифровываются, и в таком виде работы отправляются на проверку. Первую, тестовую часть оценивает беспристрастный компьютер, вторую — педагоги, которые даже не догадываются, чья работа перед ними. Чтобы отладить этот механизм, государство трудилось более 10 лет! Но в этом году в Москве система неожиданно сломалась.

В столице, самом компьютеризированном городе страны, у проверяющих вдруг вышли из строя сканеры, принтеры и компы. Девятиклассники, сдававшие математику еще в конце мая, до 13 июня не могли узнать своих оценок. Закрепленная в документах и формулярах норма времени проверки была превышена в два раза. Иван Ященко, проректор Московского института открытого образования, отвечающего за проверку работ, объясняет это «серьезным компьютерным сбоем». Именно поэтому, по его словам, у одних школьников оценки вообще пропали, у других написанные якобы ими варианты ответов не соответствовали черновикам. Экс-глава департамента столичного образования Любовь Кезина, в свое время стеной стоявшая против тестирования, таких методов противления и представить не могла.

Но дети-то при чем? Русский язык, сданный 5 июня, стали проверять только через неделю. Как рассказали «Итогам» педагоги-русисты, все задания им приходится проверять вручную. Автоматическая компьютерная оценка части «А» не работает. Кроме того, некоторые тесты были отсканированы по нескольку раз, и началась такая путаница, что было принято уникальное решение: отдать учителям оригиналы работ. Не зашифрованные, заметим, а поименованные. Это, пожалуй, посильнее всяких митингов против ЕГЭ будет.

Конечно, вполне может быть, что никто не хотел дискредитировать единый экзамен — просто так вышло... Интересно, как отреагирует на эту историю новый министр образования. От этого зависит, возникнет ли такой же сбой, допустим, на ЕГЭ в двух-трех регионах. А случись он, сразу вернется на круги своя старая добрая практика поступления в вузы — по экзаменам, по блату... И все, эпоха ЕГЭ закончится.


Прописные истины / Политика и экономика / Те, которые...


Прописные истины

Политика и экономика Те, которые...

 

Директор Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский, видимо, плохо обучен закручивать гайки. С самой предвыборной кампании Владимир Путин требует от него ужесточения политики в области «миграционных потоков, внутренней миграции». Ромодановский было предложил лишать через суд регистрации даже граждан России, которые больше трех месяцев не живут там, где прописаны. Но лихой прожект под напором критики канул в Лету. Однако после недавней встречи президента и главы ФМС ситуация, похоже, сдвинется с мертвой точки.

Владимир Путин ясно дал понять, что в законодательстве и судебной практике есть правовая возможность ужесточения паспортного режима. По информации «Итогов», обсуждается следующее принципиальное решение: фактическое восстановление советского института прописки. Дескать, это могло бы регулировать миграционные потоки и справляться с валом правонарушений в жилищной сфере. Кстати, ключевое слово тут не «прописка», а «уголовная ответственность» за нарушение правил регистрации, о восстановлении которой и шла речь на встрече Путина с Ромодановским. Вряд ли мера ответственности будет принципиально отличаться от существовавшей в СССР — до года лишения свободы после двух предупреждений. Это для самих нарушителей паспортного режима. При этом лица, попустительствующие нарушениям, подвергались штрафам. То есть если вы, к примеру, сдаете жилплощадь нелегальным мигрантам (не важно, внутренним или внешним), вас накажут рублем. А вот длительное пребывание не по месту постоянной прописки без временной регистрации после предупреждений и, возможно, тех же штрафов может довести до тюрьмы.

Жестко? Безусловно. Но ситуация и правда запущенная. Ладно бы существовали только «резиновые» квартиры, где регистрируются мигранты. Даже в центре Москвы полно натуральных ночлежек, когда в «однушке» на нарах ночуют десятка два гастарбайтеров, что, конечно, немало нервирует их законопослушных соседей.

Короче, главное — не переборщить. К примеру, не стоит использовать административный опыт царя Петра, наказавшего главе полицейского ведомства Антону Дивьеру: «Чтоб всякий хозяин тотчас объявил, кто к нему станет и какой человек, а буде утаит или непрямым именем скажет, таких хозяев с наказанием ссылать на галеру с отобранием всего, что имеет». Да и интересы владельцев нескольких квартир стоит учесть. Чтобы не пришлось ограничивать право вселения в принадлежащую тебе по закону недвижимость.


За родину / Политика и экономика / Те, которые...


За родину

Политика и экономика Те, которые...

 

Президент Кипра Димитрис Христофиас не исключает, что стране придется прибегнуть к помощи иностранных кредиторов. Одним из первых доноров будет Россия. Цена вопроса — 5 миллиардов евро. В конце прошлого года Москва уже помогла кредитом на 2,5 миллиарда. И нет оснований полагать, что не поможет теперь.

С Кипром у нас отношения особые. Объяснение сему — в статистике, которая наводит на мысль, что, спасая Кипр, мы спасаем себя. По итогам I квартала этот остров был на втором месте по объему инвестиций из России: почти 22 процента из 106,8 миллиарда долларов. В то же время крошечный Кипр занимает первое место по вложениям в нашу экономику — 21 процент (69 миллиардов долларов). Причем в обоих случаях превалируют прямые инвестиции. Два основных кипрских банка — Bank of Cyprus и Cyprus Popular Bank — имеют развитую сеть в России, крупным акционером первого является наш предприниматель Дмитрий Рыболовлев. Да что там: редкий олигарх не имеет бизнеса на острове Афродиты или не управляет своими российскими компаниями через кипрские офшоры. Тут и Владимир Лисин, и Алексей Мордашов, и Алишер Усманов, и Роман Абрамович. Зарегистрированы там и «дочки» наших крупных банков.

Будь островная республика быстрорастущим рынком, и вопросов бы не возникло. Но экономика Кипра, тесно связанная с греческой, испытывает столько проблем, что местным гособлигациям присвоен «мусорный» статус. И зачем, спрашивается, нам ее спасать? Ответ простой: это тоже наша родина. Финансовая...


Какая грязь! / Общество и наука / Здоровье


Какая грязь!

Общество и наука Здоровье

Панацея от аллергии лежит буквально у нас под ногами

 

После завершившегося сезона бурного цветения деревьев полку аллергиков прибыло. Как бороться с этой напастью? Западные медики утверждают, что самый высокий иммунитет — у людей, выросших... в антисанитарных условиях. Одним словом, если вы сегодня запрещаете своему чаду копаться в грязи с утра до вечера, то завтра вам придется вести его к аллергологу...

Иммунитет от сохи

Немцы и финны, будто сговорившись, обнародовали исследования, подтверждающие популярную в научных кругах гигиеническую гипотезу. Согласно ей люди все чаще страдают от аллергии потому, что стремятся отгородиться от природы в стерильном мирке. Но ведь наша иммунная система нуждается в тренировке. Когда ее нет, возникает неадекватная реакция на аллергены и, как следствие, астма, поллиноз и прочие неприятности. Эти проблемы гораздо реже беспокоят тех, чье детство проходило на фермах или даже просто за городом, кто постоянно контактировал с почвой и, сам того не зная, знакомился с разнообразными бактериями, обитающими в ней.

Сотрудники группы метапопуляционных исследований отделения биологических наук Хельсинкского университета во главе с профессором Илккой Хански посвятили своему исследованию несколько лет. Все это время они пристально следили за здоровьем 118 финских школьников. «Мы начали наблюдать за детьми, когда им было от 7 до 11 лет, а закончили, когда они уже стали 14—18-летними подростками, — объясняет профессор Хански. — К этому возрасту иммунная система успевает сформироваться, и окружающая среда уже не так влияет на иммунитет, как в раннем детстве». Ученые отслеживали, в какой среде росли испытуемые, а когда те повзрослели, занялись изучением их иммунной системы. В первую очередь взяли анализ крови на иммуноглобулин Е. Высокий уровень этих антител может быть гарантией того, что иммунная система отличается повышенной чувствительностью к раздражителям вроде пыльцы или шерсти животных и человек входит в аллергическую группу риска. Ученые также изучили микробиологический «зоопарк», обитающий на коже подростков. Естественно, у тех, кто провел детство в сельской местности или же рос в непосредственной близости от лесов или ферм, разнообразных бактерий и микробов на коже оказалось больше, чем у их городских сверстников. Зато анализ крови демонстрировал высокий уровень антител, сдерживающих аллергические реакции. У ребят, в 14—18 лет уже страдающих от астмы, богатого разнообразия микроорганизмов на коже не наблюдалось. «Бактерии бывают разными, и не все они опасны для нас, — объясняет профессор Хански. — Так называемых патогенных микроорганизмов, вызывающих опасные заболевания, в почве не так много. Зато там есть масса других. Они могут даже не влиять напрямую на наше здоровье, но при этом взаимодействовать с «нашими» бактериями, обитающими в кишечнике или на коже». Это постоянное взаимодействие и держит иммунную систему в тонусе. В результате она четко, без сбоев отличает реальную угрозу от аллергенов-провокаторов. Когда с детства идет контакт только с определенным и ограниченным набором бактерий, этот навык не «качается».

Пожалуй, выводы специалистов из Хельсинкского университета можно было бы поставить под сомнение. В Финляндии уже несколько лет идет активная пропаганда сельского образа жизни, и данная работа в эту концепцию вписывается. Однако в то же время аналогичное исследование было выпущено немецкими иммунологами из детской клиники Мюнхенского университета Людвига — Максимилиана во главе с доктором Маркусом Эге. Они пошли еще дальше, детально изучив не только состояние здоровья подростков, но и обстановку, которая их окружала. Например, обратили внимание на то, какие виды бактерий и микробов населяют детские комнаты. Результаты получились схожими. Участники исследования, жившие в сельской местности, реже страдали от астмы и атопического дерматита. Единственное, в чем наблюдалось различие, это в выборе подозреваемых бактерий. Так, финские специалисты обратили внимание на то, что на коже подростков, склонных к аллергии, было замечено меньшее количество видов так называемых гамма-протеобактерий, чем у их здоровых ровесников. К этому классу микроорганизмов относятся и те, что вполне безобидны, и те, что возбуждают опасные инфекции. В частности, наделавшая год назад шуму кишечная палочка E. coli входит именно в эту группу. В исследовании немецких специалистов фигурируют Listeria monocytogenes и Bacillus licheniformis, которые относятся к почвенным бактериям. Bacillus licheniformis, например, одна из тех, что образуют гумус из животных и растительных останков. Каким образом именно они могут влиять на защиту от аллергии, исследователи не отвечают. «На самом деле наши исследования — это только начало разработки проблемы, — говорит Маркус Эге, — и на многие вопросы мы сами ответов не знаем».

Пока вывод из всех этих исследований напрашивается один — немедленно отправить детей на все лето к бабушке за сто верст от мегаполиса, чтобы очередная пора цветения в будущем не превратилась для него в пытку. И он справедлив. Главное, понимать, какие опасности могут поджидать неподготовленного маленького горожанина в земле.

Кто не рискует

Руководитель отдела экологической экспертизы EcoStandard group Катерина Веселова перечисляет закопанные в почву риски: «Их можно разделить на три группы. Во-первых, паразиты. Во-вторых, бактерии. В-третьих, химические соединения. Так, паразиты-гельминты, яйца которых попадают в организм с загрязненными почвой пищевыми продуктами, дают широкую гамму симптомов, включая кишечные, например диарею или боль в животе, а также общее недомогание и слабость. Говоря о бактериях, особое место следует уделить сальмонеллам, которые могут выживать в почве в течение девяти месяцев. Что касается химического загрязнения, то последствия проявляются не так быстро, как в случае с бактериологическим загрязнением. К примеру, повышенное содержание в почве свинца после разового контакта не должно привести к ощутимым последствиям для здоровья ребенка. Однако если территорию обрабатывали органическими веществами, обладающими летучими свойствами, то это отразится на его общем самочувствии».

Весь этот джентльменский набор с большой долей вероятности обнаружится в соседней с вашим домом песочнице. По данным EcoStandard group, качество почвы в Москве не соответствует норме более чем в 70 процентах проб — причем это касается не только химического загрязнения, но и превышения по бактериологическим показателям. Поэтому закалять иммунитет все же надо за пределами города — причем чем дальше от Москвы, тем лучше. Иначе есть риск, не излечившись от аллергии, нажить массу иных проблем и только усугубить ситуацию. Так, определенные виды паразитов, заражающих почву, способствуют обострению аллергических реакций. К счастью, риск заражения можно снизить, соблюдая элементарные правила гигиены. Закон «мыть руки, приходя с улицы» никто не отменял, да и от употребления овощей и ягод прямо с грядки лучше тоже воздержаться.

Со столь важными для тренировки нашего иммунитета бактериями отношения выстраивать сложнее, чем с паразитами. «Конечно, контакт с разнообразными микроорганизмами повышает наш иммунный статус, — говорит научный сотрудник кафедры микробиологии биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Андрей Шестаков, — но если человека, который родился и рос в городе, увезти на ферму, то он тут же, скорее всего, заработает массу заболеваний. И вероятность этого выше, если его родители росли в городской среде». По словам эксперта, наши отношения с микроорганизмами приятельскими не назовешь — это скорее жесткое партнерство. Пока все в порядке, в организме царит гармония, но стоит нам дать слабину, как бактерии начинают активно размножаться и из добропорядочного сожителя превращаются в агрессора. Именно поэтому контакт с ними должен выстраиваться постепенно, и обычно так и происходило. Свои первые бактерии человек получал все-таки не копаясь в земле, а потребляя определенные продукты — например, кисломолочные или квашеные. «Раньше сохранить продукты получалось только под воздействием микроорганизмов, — объясняет Андрей Шестаков, — это брожение, если мы говорим о квасе, пиве или кисломолочных продуктах, либо, к примеру, вяление и сыроделие, если мы говорим о продуктах твердых. Сейчас ситуация изменилась, поскольку появились низкотемпературные методы хранения и консерванты. В последнее время в питание вводят пробиотики, чтобы наладить привычный для человека контакт с бактериями».

Воспитывать иммунитет, чтобы в будущем ребенок не страдал от аллергии, по-хорошему надо, когда дитя находится в утробе матери. Если она будет проводить больше времени на природе, чаще употреблять «живые» продукты — грубо говоря, налегать на бабушкину квашеную капусту, то это пойдет на пользу малышу. Далее необходимо следить за рационом новорожденного. И если на первых порах выбор очевиден — грудное вскармливание, то потом при переходе на детское питание следует избегать химических консервантов и отдавать предпочтение естественным вроде кисломолочных бактерий. При таком подходе встреча с нейтральной Bacillus licheniformis и даже потенциально опасной E. coli окажется не опасной, а очень даже полезной. Так нам обещают западные ученые.


«Храните деньги в сберегательной кассе...» / Общество и наука / Телеграф


«Храните деньги в сберегательной кассе...»

Общество и наука Телеграф

 

Нешуточная борьба власти и лидеров оппозиции протекает в строгом соответствии с сюжетными линиями, начертанными великим классиком Михаилом Булгаковым. И то верно. Чего тут мудрить, когда все не только украдено, но и придумано до нас?

Положение, в котором оказалась, например, телеведущая Ксения Собчак, до мельчайших подробностей напоминает судьбу Никанора Ивановича Босого, председателя жилищного товарищества дома 302-бис по Садовой, где была расположена «нехорошая квартира». Напомним, что неприятности Босого начались с доноса представителя нечистой силы в лице Фагота (он же Коровьев) в НКВД: «Спекулирует валютой. В данный момент в его квартире номер тридцать пять в вентиляции, в уборной, в газетной бумаге четыреста долларов». Вскоре в квартиру Босого вошли два чекиста и первым делом спросили: «Где сортир?» В свою очередь происхождение крупной суммы в валюте Ксения Анатольевна объяснила как по писаному: «Деньги в банках я предпочитаю не хранить… В чем они должны быть? В туалетной бумаге? В газетах?» Великая все-таки вещь — русская литература!

Бывший шахтер, а ныне секретарь генсовета «Единой России» и вице-спикер Госдумы Сергей Неверов больше всех заинтересовался судьбой состояния Собчак. По его мнению, «если кто-то позиционирует себя в качестве борца с жуликами и ворами и вместе с тем хранит у себя дома деньги в размере, который подавляющее большинство жителей России даже не представляет, как выглядит, это вызывает массу вопросов». Надо заметить, что подавляющее большинство жителей России вряд ли представляет и как выглядит Lexus GS, находящийся в собственности господина Неверова. Желание «общественности» знать источник происхождения денег Собчак, а также уплачены ли с них налоги, но не интересоваться тем же вопросом у прочих небедных наших сограждан кажется непоследовательным. А вопросов возникает немало. На днях эксперты «Трансперенси Интернешнл — Россия» и НИУ ВШЭ обнаружили факты занижения доходов либо отсутствия объяснений происхождения имущества в декларациях доброй сотни депутатов Госдумы. Среди них даже спикер Сергей Нарышкин, у которого появились обширный земельный участок, жилой дом и немалой площади квартира...

В общем, и слугам народа, и лидерам оппозиции можно посоветовать следовать рекомендации из фильма «Иван Васильевич меняет профессию» (снят по пьесе того же Михаила Булгакова) хранить деньги в сберегательной кассе, а также увещеваниям жены Босого: «Покайся, Иваныч! Тебе скидка выйдет!» Ну а сотрудникам правоохранительных служб, проводящим оперативные мероприятия, стоит помнить бессмертную мудрость Коровьева: «Сегодня я неофициальное лицо, а завтра, глядишь, официальное! А бывает и наоборот… Еще как бывает!»


Старый конь... / Общество и наука / Телеграф


Старый конь...

Общество и наука Телеграф

 

Мужчинам не стоит обзаводиться потомством слишком рано — исследование американских ученых показало, что чем старше отец, тем больше шансов у его детей и внуков прожить долгую жизнь. Старение организма напрямую связано с длиной теломер — структур ДНК, находящихся на концах хромосом и защищающих их от разрушения. С возрастом теломеры укорачиваются, а затем клетки и вовсе теряют способность к воспроизводству. Этот процесс идет практически во всех тканях. Однако в сперматозоидах, через которые сильный пол и передает детям свою ДНК, конечные участки хромосом с течением жизни, наоборот, удлиняются. Соответственно чем старше отец, тем более длинные теломеры наследует его потомство. Эти выводы генетики подтвердили экспериментально, изучая образцы крови группы молодых филиппинцев. Так что торопиться с детьми, мужчины, не надо: подкопите силы, средства и те самые теломеры.


В тесноте, да не в обиде / Общество и наука / Телеграф


В тесноте, да не в обиде

Общество и наука Телеграф

 

Когда смотришь на несуразное строение, будто бы зажатое в тиски двумя соседними домами, задаешься вопросом: неужели в нем можно жить? Тем не менее спрос на самый узкий дом в Кельне, недавно выставленный на продажу, очень высок. Владелица помещения, не лишенная чувства юмора, просит за здание шириной 2,56 метра 666 тысяч 666 евро. Для такого худышки сумма немаленькая. Сама хозяйка в 90-х годах покупала кота в мешке — свой будущий дом она не видела. В то время он представлял собой одноэтажную постройку с магазином, а само место официально числилось как незастроенный участок с временно установленным киоском. Ни продать, ни сдать в аренду. Пришлось обратиться к архитекторам. Арно Брандлхубер придумал простейшее решение: сделал перекрытия между стенами соседних зданий, таким образом превратив пустое пространство в дом-офис. За свою идею автор получил несколько архитектурных наград.


Любовь на век / Общество и наука / Телеграф


Любовь на век

Общество и наука Телеграф

 

Иногда для того, чтобы понять, что партнер тебе не подходит, и века мало. У черепахи Биби, обитательницы австрийского парка рептилий Нарр, ушло на это 115 лет. Даже такой супружеский стаж не стал гарантией счастливого брака — Биби на старости лет абсолютно охладела к своему Польди, дело дошло до развода... по разным вольерам. Черепашья чета живет вместе с самого рождения — за всю жизнь они не провели друг без друга и дня. Но, видимо, 115 лет — критический возраст для этих рептилий. Биби стала раздражительной и агрессивной — дело дошло даже до того, что она искусала Польди. Сотрудники парка пытались возродить у пары былые чувства — устраивали им романтический ужин, выводили на прогулку, но все тщетно. Увы, вечной любви не бывает...


Последствия обжорства / Общество и наука / Телеграф


Последствия обжорства

Общество и наука Телеграф

 

Вселенной придется изрядно постареть. А все из-за открытия, сделанного профессором из Оксфорда Роджером Пенроузом и армянским астрономом Вахой Гурзадяном. Они уверены, что наш универсум существовал и до Большого взрыва. Ученые обратились к данным, полученным аппаратом WMAP, который отслеживает реликтовое излучение — «эхо» Большого взрыва. И обнаружили как минимум 12 примеров концентрических кругов, состоящих из 5 колец интенсивного радиационного излучения. По мнению Пенроуза, каждое из них — напоминание о мощнейшем гравитационном потрясении. Согласно выдвинутой им теории время от времени Вселенную пожирает супермассивная черная дыра. Она накапливает материю, пока та, превратившись в раскаленный сгусток, не начинает расширяться по новой. И эта история уже успела повториться несколько раз.


Не по средствам / Общество и наука / Телеграф


Не по средствам

Общество и наука Телеграф

 

Не повезло будущим нобелевским лауреатам — размер самой престижной премии в мире, присуждаемой за эпохальные научные открытия, уменьшился на 20 процентов. Если в прошлом году победители в общей сложности получили 10 тысяч шведских крон (примерно 1,4 миллиона долларов), то в этом на вознаграждение лауреатам выделено всего 8 тысяч (1,1 миллиона долларов). Такой вердикт вынес совет директоров Нобелевского фонда, созданного еще в 1900 году на средства известного изобретателя, предпринимателя и мецената Альфреда Нобеля. В последние годы расходы на все мероприятия, связанные с премией, превышали доходы от вложения капитала — ведь вознаграждение выплачивается из процентов от сделок с ценными бумагами. Поэтому режим экономии коснется не только выплат — урежут и затраты на проведение торжественных мероприятий, в первую очередь прием у короля Швеции. Успокаивает одно — вряд ли сокращение Нобелевского фонда повлияет на число научных открытий — как-никак в число лауреатов попадают люди, для которых не деньги являются главным приоритетом.


Никакой чернухи / Общество и наука / Телеграф


Никакой чернухи

Общество и наука Телеграф

 

«Обед в белом» — это когда гости в белом за белыми столамипьют белое вино. Такое зрелище стало уже традиционным для Парижа в середине июня.


: Empty data received from address

Empty data received from address [ http://www.itogi.ru/russia/2012/25/179078.html ].


Разговоры на обочине / Общество и наука / Культурно выражаясь


Разговоры на обочине

Общество и наука Культурно выражаясь

Конфликт, обещавший перерасти в войну между «Новой газетой» и главой Следственного комитета, завершился рукопожатным миром. Александр Бастрыкин извинился перед журналистами. Писатель и публицист Михаил Веллер попытался оценить разрушения, нанесенные гражданскому обществу этим «эмоциональным срывом»

 

Думаю, что ни один здравомыслящий человек не мог допустить мысль о том, что «Новая газета» решила возвести напраслину на могущественную фигуру председателя Следственного комитета и обвинить его черт знает в чем, рискуя при этом крепко пострадать за клевету. Ведь совершенно очевидно, что в этом случае Александр Бастрыкин, никуда никого не вывозивший, не выводивший и никому не угрожавший, должен подавать в суд и на «Новую газету», и на руководителя ее отдела расследований Сергея Соколова, и на ее главного редактора Дмитрия Муратова. С тем, чтобы они по крайней мере расплатились большими деньгами своего владельца, будь то Александр Лебедев или еще кто-либо, за то, что позволяют себе порочить честь и достоинство серьезного государственного лица. А коли таких угроз со стороны Александра Ивановича не последовало, то и его ответ и запоздалые извинения, принесенные, кстати, после того, как все СМИ раструбили о том, что о «лесном скандале» доложено президенту, можно расценивать лишь как неуклюжее оправдание.

Беда в том, что граждане, стоящие у руля и ветрил корабля государства российского, не ощущают себя фигурами государственного масштаба и более того — не в состоянии себя таковыми осознать. У них просто в голове не укладывается, что государственный человек не может иметь личной жизни, укрытой от глаз граждан. Что он не принадлежит себе, а делает то, что должен делать по законам государства и для блага государства. Что его поступки диктуются не эмоциями, а только законом и пользой для государства.

Проблема упирается в то, что властные рычаги находятся сегодня в руках «правильных пацанов». Они, что самое удивительное, обучались в прекрасных, в том числе ленинградских, вузах. У них хорошее образование и ученые степени, все они в прошлом комсомольцы и члены КПСС. Как известно, в обычаях «пацанов» считается совершенно нормальным прогнуть того, кто стоит поперек пути. При этом они верят лишь в силу и, используя таковую, опасаются только одного: еще большей силы. Все остальное их не пугает. Вопросы перетираются и разруливаются ко всеобщему удовлетворению. Вот по этим законам главный следователь огромного государства и побеседовал «у обочины дороги» со строптивым журналистом, который, по его мнению, его оскорбил.

Заметьте, что журналист эти оскорбления высказал в печатной, публичной форме, а затем публично же, под телекамерами, принес за них свои извинения. Повторю: если, по мнению начальника Следственного комитета, в словах и статьях этого журналиста содержится состав преступления, то его положено привлечь к ответственности: завести дело, довести его до суда и осудить виновного на определенный срок по соответствующей статье. Если же председатель Следственного комитета этого не делает, то он сознает лучше прочих граждан, что никакого состава преступления тут нет. Вот в вывозе «на обочину» и в запугивании с использованием служебного положения, административного и силового ресурса состав преступления вполне может просматриваться. Если бы дело происходило в США, то не только главный следователь, а хоть бы и президент страны в такой ситуации абсолютно однозначно сел бы в тюрьму. Ведь по закону ряда цивилизованных стран это очень серьезное преступление, это угроза лишения жизни. У нас же, как правило, все сходит с рук тому, кто сильнее.

Власть дала понять, что пресса не смеет раздражать власть, не то с прессой можно разобраться.

Но есть у этой истории и другая сторона. Почему ребята из «Новой газеты» не подали в суд на действия Александра Бастрыкина, а ограничились открытым письмом? Думаю, дело в том, что метастазы внегосударственного мышления распространились так ветвисто и глубоко, что и руководству газеты не пришло в голову, что угроза жизни человека— это уголовщина, по поводу которой принято подавать в суд. Во-вторых, и Муратов, и Соколов, да и все остальные прекрасно понимают, что поскольку обвинение не сможет представить ни одного свидетеля, то дело это, как говорится, тухлое. Да и в наше правосудие у граждан нет никакой веры, что тоже, заметьте, характерно для эпохи.

Долгие годы разговоры неолибералов о том, что у нас складывается не государство, а хунта, большинством людей всерьез восприниматься не могли. Но произошедшее между Бастрыкиным и Соколовым — ведь это уже атрибуты классической хунты! Ребята забыли, что они, будучи призванными блюсти законы государства, прежде всех других подпадают под действие этих самых законов.

Как подметили древние греки, когда боги хотят кого-то покарать, то лишают его разума. Ощущение такое, что некоторых наших чиновников боги все-таки решили покарать, потому что они начинают совершать поступки, необъяснимые с точки зрения нормальной логики. Государство не только не осознает, что оно делает, но с благими намерениями действует во вред себе самому.


Очевидец / Общество и наука / Спецпроект


Очевидец

Общество и наука Спецпроект

Сергей Капица — о том, в чем Галилей клялся церкви, а советский ученый — партии, почему на советском телевидении запрещалось показывать половозрелых крабов, что сенатор Кеннеди хотел узнать про нашу гражданскую оборону и за что изобретатель Петрик пообещал заплатить 100 тысяч долларов

 

Сергей Капица из тех людей, кто переносит научные подходы в жизнь. В науке нельзя без смелых экспериментов и решительных шагов, и настоящий ученый не может обойтись без них и в жизни. Главное — быть уверенным в собственных предположениях и выводах.

— Сергей Петрович, говорят, вы предлагали канонизировать Галилея.

— Не совсем так. В 1980 году президентом Европейского физического общества был известный итальянский физик-ядерщик Антонио Зикики. Когда совет общества заседал в Риме, Зикики, который был вхож во все правительственные сферы Италии, устроил нам встречу с Папой Римским. Нас было человек двадцать, из СССР кроме меня были еще Понтекорво, Канторович и Черенков. В Ватикане нас привели в зал, где стояли четыре ряда стульев для гостей и впереди трон для папы. Иоанн Павел II пришел с сенсационным заявлением: через 400 лет после того как Галилей был осужден, в Ватикане сочли нужным пересмотреть его дело. Назначена специальная комиссия, которая работала довольно долго. Отменить старое решение она сочла невозможным, но иначе его интерпретировала. Тогда папа опять пригласил ученых в Ватикан. Если первый раз нас принимали в аскетичном зале, то на этот раз встреча была в одном из самых пышных помещений Ватикана — Королевском зале. Все было очень красиво и торжественно — сцена для папского трона и две группы кресел для почетных гостей: с одной стороны сидели князья церкви, с другой — князья науки. Я сидел с лауреатами Нобелевской премии и другими большими научными шишками, а напротив были кардиналы в красных шапочках и парадных одеяниях. Папа говорил о моральных проблемах и ответственности науки. Он сказал, что есть два типа знаний: знания, получаемые путем наблюдения, опыта и рассуждений, — и этим занимается наука, а есть знание, полученное путем откровений, хранителем которого является церковь. Это знание более высокого порядка, чем то, которое получается научным путем, но одно не может оспаривать другое. Важно правильно интерпретировать то, что получено наблюдениями. В случае с Галилеем из-за неправильной интерпретации церковь вмешалась в мирские дела. Я хотел спросить, готовы ли они сделать Галилея святым, ведь он страдал за свою веру, но так и не решился.

— Как вышло, что вы занялись историей науки?

— Увлечение пошло, видимо, от деда. Алексей Николаевич Крылов имел громадную библиотеку, которая хранилась частично дома, частично в здании Академии наук, в его большущем кабинете. Значительная часть этих книг была посвящена кораблестроению и прочим специальным вещам. Но кроме своей прямой специальности дед серьезно занимался историей науки. Он перевел на русский язык работы Ньютона, дополнив их подробными глубокими комментариями; интересовался сочинениями Эйлера. В его библиотеке была коллекция книг многих великих людей. В октябре 1945 года в возрасте 82 лет Алексей Николаевич скончался. В его кабинете в здании Академии наук был организован мемориальный музей, и при его создании мне предложили отобрать книги, которые я хотел бы оставить себе. На память о деде я забрал часть библиотеки. Эти книги до сих пор стоят у меня в Москве. Конечно, в наши дни изучать механику по Ньютону или математику по Эйлеру бессмысленно. Но я обратил внимание на то, что в книгах есть материал, который актуален и сегодня: это предисловия. Там авторы объясняют, зачем они написали книгу... Поставленные в единые рамки, ограниченные объемом, они должны были кратко описать ход своей мысли — и это интересно с исторической и методической точек зрения. В какой-то момент мне стало понятно, что собранные вместе предисловия разных ученых могут раскрыть путь развития науки от эпохи Возрождения до наших дней.

Я занимался этим около трех лет вечерами — дома и в библиотеке. Работа требовала времени: тогда ксерокса не было, но материалы надо было копировать. Примерно четверть этих материалов пришлось заново перевести на русский язык с оригинала или с других изданий.

Самое длинное и абсолютно современное предисловие принадлежит Кеплеру: на 20 страницах он рассуждает о Боге, о соотношении науки и религии. О том, что Богу — Богово, кесарю — кесарево, а ученым — знание. Еще о Боге много писал Коперник, он адресовал свое предисловие Папе Римскому и составил его так хитро, что 70 лет его сочинение не запрещали. Позже, при издании моей книги, возник вопрос, с какой буквы писать слово «Бог» — с прописной или со строчной. У меня везде, где надо, Бог написан с большой. Такой же спор был у Солженицына с цензурой, это описано в его книге «Бодался теленок с дубом», и он проиграл, а мне удалось каким-то образом оставить прописную Б.

Каждому персонажу нужно было написать биографию и подобрать хороший портрет. Я старался найти портреты великих ученых в молодости, зачастую именно в этом возрасте они делали свои открытия. Все привыкли видеть на портретах маститых старцев и никто не узнает, например, Макса Планка в молодости. Я стремился подбирать гравюры, потому что они гораздо лучше воспроизводятся, чем фотографии, к тому же это вносило единообразие. Главная коллекция гравюр находится в Эрмитаже, где директором тогда был Борис Борисович Пиотровский. Он меня очень ласково принял и рассказал, что гравюрный кабинет основан еще Павлом I, который интересовался этим видом искусства. Это одна из самых больших коллекций в мире — около полумиллиона листов, и чуть ли не со времен Павла кабинетом заведовала некая старая дама. «Если вы сумеете ее очаровать, она вам откроет доступ к коллекции», — добавил он. Я пошел к этой даме, и мы с ней поладили. В результате я провел там дня три. Она мне показывала необычайные вещи, среди них, например, серийные офорты Рембрандта, где по ряду отпечатков можно видеть, как возникает конечный продукт. Сейчас такие вещи выставляются, а тогда я впервые увидел эти листы. В Эрмитаже я нашел хорошие гравюры с портретами многих моих авторов. Любопытный эпизод: мне нужен был портрет Гука — современника Ньютона, который написал книгу об основах микроскопии. Я написал в Лондонское королевское общество. Мне ответили: да, действительно, портретов Гука нигде нет, ни скульптурных, ни живописных, потому что после его смерти Ньютон, став президентом Королевского общества, велел все портреты ученого сжечь. Пришлось поместить вместо портрета Гука титульный лист его сочинения. А Ньютон вообще был несносным человеком: не терпел никого рядом с собой. Поэтому не создал школы, был один как перст. Это привело к тому, что английская наука после Ньютона пришла в упадок на весь XVIII век. Ньютон долго прожил, больше 80 лет, и под конец жизни занялся теологией, причем это было весьма похоже на ересь: он усомнился в догмате Троицы. В то время в Англии шли борьба с папством и утверждение англиканской церкви, и тех, кто допускал малейшую критику церкви, немилосердно истребляли. Ньютон жил и работал в Кембридже, друзья понимали, как много он значит, и перевели его в Лондон, где могли присматривать, чтобы он не слишком вдавался в вольномыслие. Потом его как абсолютно честного человека сделали директором монетного двора. Талант Ньютона проявился и на этом поприще: он укрепил денежное обращение, и при нем чуть ли не в пять раз увеличилось производство монет.

Интересный эпизод был связан с Галилеем. Он обнаружил спутники Юпитера и описал это в «Звездном вестнике». Но чтобы протащить публикацию, он начинает книгу с посвящения церковной власти. Фактически это решило судьбу книги. По существу это точная копия тех заключений, которые мы должны были писать по каждому изданию. Мы их называли «клятвами» — в них утверждалось, что в книге нет ничего противного партии и правительству. Наверное, академический цензор тоже заметил сходство, потому что вызвал меня и стал уговаривать этот текст удалить. Но я сказал, что не могу: мол, пользуюсь академическим изданием сочинений Галилея под редакцией Сергея Ивановича Вавилова, который был президентом Академии наук, и что-либо менять было бы неправильно. Конечно, полностью победить цензуру не удалось: вставить Фрейда и Гамова мне не дали, но всего не сделаешь.

— Ведь именно в эти годы родилась телепередача «Очевидное — невероятное»?

— Когда работа над книгой «Жизнь науки» подходила к концу, меня пригласили принять участие в подготовке учебного кино для школьников. Было сделано два фильма о законе сохранения энергии и законе сохранения импульса. После этого я получил предложение комментировать научно-популярное кино на телевидении. Тогда существовало хорошо налаженное производство научно-популярных фильмов: были студии в Москве, Ленинграде, Киеве, очень хорошая студия в Свердловске. Снимали там много и качественно, и на телевидении решили сделать эти работы доступными широкой аудитории. Моя роль сводилась к тому, что я должен был говорить: давайте посмотрим фильм про тараканов, про металлы и так далее. Довольно скоро оказалось, что это не очень-то интересно — ни мне, ни зрителям. И тогда возник тот формат, который существует и сейчас — с тех пор он практически не изменился, — передача о месте науки в современном мире. Идея принадлежала Жанне Фоминой — по ее инициативе также появились такие передачи, как «Клуб кинопутешествий» и «Кинопанорама». Она умела находить людей, которые обеспечивали высокий уровень программ. Для меня это было непростое решение. Помню, я спросил у известного физика, члена президиума АН СССР Льва Арцимовича, идти ли мне на телевидение. «Попробуйте, — ответил он, — но стоить это вам будет дорого. Это неизбежно отразится на отношении к вам коллег-ученых и разрушит вашу академическую карьеру». Так оно и оказалось. Но, по-моему, это стоило того: ведь я получил трибуну, откуда перед громадной аудиторией можно говорить о проблемах науки и общества — тех проблемах, которые я много обсуждал и с Львом Андреевичем, и с моим отцом. Думаю, что без этой домашней работы мне было бы трудно вести свои передачи и рассчитывать на их успех.

— Как к телекарьере отнесся ваш отец?

— Скептически. Журналистов он считал недостойными собеседниками и почти никогда не давал интервью. Даже когда в 1978 году получил Нобелевскую премию, спасался от прессы в Барвихе, в правительственном санатории. А я за него отдувался, должен был отвечать на все вопросы журналистской братии, а потом докладывать обо всем отцу. Но иногда журналисты все же пробирались к нему. Как-то я приехал в Барвиху и застал отца в парке на скамейке с одной очень эффектной дикторшей с Центрального телевидения. Когда я подошел, она заулыбалась: «Смотрите, какой у вас знаменитый сын». Отец ответил: «Это я знаменитый, а он только известный».

Название передачи предложила Ирина Александровна Железова, которая была старшим редактором всего отдела. Оно происходило из научно-популярного фильма, снятого Киевской студией. Название показалось привлекательным и закрепилось на долгие годы. Работа над программой меня увлекла. Очень много сил и времени ушло на овладение собой: надо было научиться держаться, думать и говорить перед камерой. В этом мне очень помогло терпеливое, полное веры в успех отношение моих коллег — профессионалов телевидения. Многие говорили мне: «Зачем вещи, которые известны любому кандидату наук, рассказывать устами великого академика или Нобелевского лауреата?» Может быть, кандидат что-то расскажет даже лучше, но магия личности является решающим фактором на телевидении. Иногда я и сам удивляюсь тому, как люди воспринимают телевидение. С моими родителями жила старушка Марья Сергеевна, помогала им по хозяйству, замечательно готовила. Как-то мы с ней вместе смотрели одну из моих первых передач. И вот она, сидя рядом со мной на диване, спрашивает: «Сергей Петрович, когда вы там говорите, вы же меня видите?» Думаю, что она была не одинока.

С самого начала мы отказались от написанного текста: хорошо продуманные тезисы и ясная голова — вот с чем нужно приходить в студию. Передача записывалась на видеомагнитофон; тогда не было современных возможностей видеомонтажа. В большинстве случаев надо было мгновенно включаться после показа очередного кинофрагмента и так же четко подводить к следующему. Иногда сигналом к тому, что через шесть секунд я закончу говорить, служил мой жест — я снимал очки. В других случаях я должен был точно уложиться в окно. Такие жесткие рамки заставляли очень дисциплинировать речь. Рекордным был случай, когда часть фильма была вынута из передачи и надо было срочно заполнить это место рассказом на семь минут восемь секунд. Я смог относительно складно говорить, не глядя на часы, и уложить рассказ в семь минут четырнадцать секунд!

— Наверняка крупных ученых заполучить было не так-то просто…

— Прошло немало времени, прежде чем наша деятельность начала получать признание в высоких научных кругах. Крупные ученые — а именно их участие для нас было принципиально важно — поняли, что от них ждут в передаче не отчета, не ликбеза, а дают возможность поделиться своими взглядами на мир и познание, поразмышлять о природе вещей, о перспективах науки. Причем шире, чем это возможно в их повседневной работе. Участие в передаче стало престижным делом. Расскажу о конкретной, но весьма поучительной истории. Это была прямая дискуссия между крупнейшими экономистами СССР и США, между двумя людьми, стоявшими в науке на разных идейных позициях. Все развивалось в течение трех дней летом 1977 года. Во вторник мне позвонил отец и пригласил на обед: «Будут Николай Николаевич Иноземцев и Василий Васильевич Леонтьев. Приходи, если тебе интересно». С академиком Иноземцевым, крупным российским экономистом и историком, я знаком не был, а с американским экономистом русского происхождения профессором Леонтьевым мне доводилось встречаться и в Москве, и в Нью-Йорке. В свое время он окончил Ленинградский университет, два года занимался планами материального баланса, после этого уехал в Германию, а с приходом к власти фашистов окончательно перебрался в Штаты. В США он стал лауреатом Нобелевской премии по экономике за разработку идеи материального баланса как инструмента исследования экономики. Жена Леонтьева была антисоветски настроена и в СССР, кажется, так ни разу и не приехала. А сам он приезжал в Советский Союз как гость Академии наук почти каждый год, хотя был эмигрантом и даже невозвращенцем. Во время обеда Василий Васильевич рассказывал про только что законченный доклад «Прогноз мирового экономического развития», подготовленный по заказу ООН. Эта крупная экономико-математическая работа представляла собой первую попытку глобального применения методов, разработанных Леонтьевым для описания экономики отдельных стран. Она заняла несколько лет и потребовала около трех миллионов долларов.

А я смотрел на Василия Васильевича и думал, что хорошо бы сделать с ним передачу, и в конце концов спросил Иноземцева, очень аккуратно: «Может, пригласить Леонтьева для участия в нашей передаче?» Николаю Николаевичу мысль понравилась: «Интересная идея». — «А вы бы приняли участие в таком разговоре?» — «Это надо согласовать». Это он, член президиума АН и советник Брежнева, говорит, что надо согласовывать! «А с кем?» — спрашиваю. «Ну хотя бы с Лапиным». Лапин был главным телевизионным начальником.

Обед закончился, все пошли в гостиную пить кофе и коньяк, а я пошел звонить Лапину. Объяснил ему, в чем дело, рассказал про Леонтьева, что он вызывает аллергию у некоторых наших экономистов… «Что же, — говорит Лапин, — если Иноземцев согласен, я не против, действуйте». Я возвратился в гостиную и говорю: «Николай Николаевич, вопрос согласован». Это было в среду, в четверг Леонтьев был занят, и единственное окно у него было в пятницу — с часа до двух. За два дня нужно было получить студию, но я всем говорил, что Лапин распорядился. В пятницу я приехал на своей машине в Институт научной информации по общественным наукам, где в 12 часов заканчивалась пресс-конференция, на которой выступали Иноземцев и Леонтьев как сопредседатели Советско-Американской комиссии по сотрудничеству в области социальных наук. Я приглашаю их ехать на студию, будучи в твердой уверенности, что их ждут роскошные лимузины. Как назло, машин не оказалось. Пришлось нам всем ехать на моем разбитом «Москвиче» через весь город в жару. Я обычно избегаю садиться за руль, когда еду на съемку. Дважды случалось, что незапланированные диалоги с милиционерами приводили к срыву записи. Ровно в 13.00 мы вошли в 6-ю студию. Вся аппаратура была в полной готовности, стулья и свет уже стояли. Мы начали беседу. Она длилась немногим более часа и представляла исключительно интересный и поучительный разговор двух опытнейших знатоков своего дела. Оба, и Леонтьев и Иноземцев, были абсолютно точны в своем разговоре. Основной смысл состоял в том, что есть две экономики: плановая — директивная и рыночная. Леонтьев предложил красивый образ: рыночная экономика — это парусный корабль в открытом море. Если положиться только на ветер, корабль занесет совсем не туда, куда нужно. Искусство капитана в том и состоит, чтобы, используя стихийную силу ветра, направить корабль по верному пути. В этом был его главный тезис — управляемая рыночная экономика. Эту тему они и обсуждали с Николаем Николаевичем. Передача вскоре была смонтирована, мы, как обычно, включили в нее эпизоды кинохроники. Поскольку это был очень ответственный случай, я показал готовую передачу заместителю Лапина Мамедову, а он и говорит: «Все прекрасно, но уберите эти глупые картинки». Это единственная наша передача без киноиллюстраций, практически полностью передающая беседу двух выдающихся ученых СССР и США. Вскоре, осенью, она была повторена.

На тему экономики мне запомнился еще один случай. Весной 1984 года, в мае, меня пригласили на шашлык к Игорю Александровичу Соколову. Это был ответственный сотрудник ЦК партии, с которым я соприкасался по линии Пагуошского движения. Туда был также приглашен Абел Аганбегян, наш видный экономист. Был хороший шашлык и хороший коньяк. Абел рассказывал о состоянии нашей экономики, что она идет к полному краху и как надо ее спасать при помощи инвестиций и коренных реформ. К концу вечера, часов в одиннадцать, я говорю: «Абел, ты так все блестяще рассказываешь, давай завтра запишем передачу». И он согласился. Теперь надо было достать студию. Это в одиннадцать-то часов вечера! Я звоню дежурным на телевидение: «Ребята, мне нужна студия!» — «Ты же знаешь порядки! Сказал бы заранее, так же нельзя! Ты что, выпил?» — «Я выпил, но дело не в этом. Завтра мы должны рассуждать на экономические темы». В итоге нам выделили студию, гигантскую, там в футбол можно было играть. Выгородили площадку, и мы записали два с половиной часа разговора с Абелом о том, как наша экономика идет к краху и как ее спасти при помощи инноваций. На следующий день Абел уехал в Новосибирск.

Мы сделали подробную расшифровку этой передачи, чтобы ее монтировать. И тут в силу ответственности дела я решил послать стенограмму в Госплан, прямо тигру в пасть, хотя никто от нас этого не требовал, решения мы сами принимали. Отправили… Стоит лето, июнь, проходит две, три недели, никто ничего нам не отвечает… Тогда я попросил нашу ассистентку Надю, очень умную и очень красивую женщину, поехать в Госплан и разузнать, в чьей мусорной корзине лежит синхрон нашей передачи. Она поехала и обнаружила стенограмму на столе у одного из примерно десяти заместителей председателя Госплана. Может быть, глядя больше на нее, чем на рукопись, он сказал, что со всем согласен, только написано у нас очень неряшливо. Надя объяснила, что это — дословная расшифровка, которая нужна не для публикации, а для монтажа, чтобы решать, что выкинуть, что оставить. И спросила: «Вы можете завизировать и поставить печать?» Глядя на ее прелести, он подписал нашу стенограмму, призвал помощника, и тот поставил печать. Так мы получили документ с визой Госплана.

Мы смонтировали две передачи о том, как спасти страну при помощи инноваций и коренных изменений. Решили показать ее в сентябре, когда начинается сезон. В газете с телепрограммой дали анонс — фотографию Аганбегяна и о чем он говорит. Наша передача три раза прошла по центральным каналам, в последний раз ее показали во второй половине дня в воскресенье. В понедельник было заседание коллегии Госплана, посвященное экономике Сибири, на которое был приглашен Аганбегян. Выступал министр нефтяной промышленности и начальник Госплана Байбаков, и половина его выступления была посвящена проклятиям в адрес Аганбегяна ну и частично в мой адрес. Он говорил, что передача эта — совершенно безответственное дело, мы дезинформировали советский народ о состоянии нашей экономики, совершив идеологическую диверсию. В результате было организовано две комиссии: одна со стороны КГБ — по вопросу разглашения государственной тайны, а вторая со стороны ЦК — об идеологической ошибке на Центральном телевидении. Приходят эти комиссии, а им предъявляют полную стенограмму передачи с визой и печатью Госплана! Правая рука не знает, что делает левая! И ведь никто не требовал от нас этой визы, просто у меня было счастливое прозрение.

Началось расследование. Моих помощников лишили премии, мои лучшие друзья говорили, что дни мои на телевидении сочтены, а я молчал. Но ничего не происходило, и мы продолжали выпускать нашу передачу в еженедельном ритме. Так прошло, наверное, несколько месяцев. Когда надо было подводить черту под расследованием комиссий, меня вызвали к зампреду Гостелерадио Владимиру Ивановичу Попову. Я его знал, мы с ним в теннис играли. Мы явились к нему в кабинет, и он стал мне и моим коллегам выговаривать: «Как вы безответственны! Страна в таком положении! Зачем вы лезете в экономику? Рассказывайте лучше про свои галактики и одуванчики». Мы не оправдываемся, просто молчим. Попов нам минут пятнадцать так выговаривал, а когда мы пошли к выходу, он пошел нас провожать. Я уже выходил из комнаты, когда Попов вдруг похлопал меня по плечу и говорит: «Знаешь, Сергей, вы все правильно сделали». Время было тогда непонятное, у власти был Черненко. Через два месяца генсеком стал Горбачев, и первый пленум ЦК обсуждал те самые проблемы, которые мы подняли в нашей передаче. Меня это не удивило: утром того дня, когда мы пили коньяк и ели шашлык, Аганбегян провел три часа у Горбачева и рассказал ему то же, что и нам: экономическое исследование было сделано по его заданию.

Меня часто спрашивают, была ли у нас цензура. И была, и не была. Наша цензура была как при Галилее — надо было представить своего рода клятвенное заявление, что в материалах нет ничего противного вере и отечеству, и еще заявление специальной комиссии экспертов, что передача удовлетворяет таким-то требованиям. Этих требований был целый том. Я помню, например, что нельзя было показывать в кадре половозрелых крабов. Потому что тогда было разное законодательство, касающееся ползающих и плавающих морских тварей. Пока крабы плавают, они рыбы, а когда они ползают, то это другое дело. И поскольку взрослые крабы могут и ползать, и плавать, становится непонятно, что это такое и какие правила к ним применимы. Когда меня пригласили работать на телевидение, сказали: «Вы все знаете про половозрелых крабов и должны сами за все отвечать, а мы будем за вами смотреть». Это самая разумная система, и у меня практически никогда не было серьезных затруднений с цензурой. Разве что один раз с военными, когда я рассказывал про ускорители: тогда мощные ускорители рассматривались как космическое оружие. Мне сказали: «Вы нарушили, нельзя было об этом рассказывать». — «Ну покажите, что именно было нельзя говорить». — «Нет, не можем, это секрет». На этом мы и разошлись. Такие были времена.

— Как в таких условиях вы смогли снять передачи про засекреченных ученых?

— Нам нередко приходилось преодолевать разного рода запреты. В 1980 году было столетие Абрама Федоровича Иоффе. В Ленинграде на празднование юбилея собрались все его ученики, и мы хотели снимать это событие для телевидения. Буквально накануне выезда мне звонит помощник и сообщает, что все телевизионные камеры в Ленинграде на ремонте и снимать нельзя. Приезжайте, говорит, мы вам расскажем подробности. Я приезжаю и узнаю, что камеры-то в полном порядке, но ленинградское начальство, первый секретарь обкома Романов, категорически против того, чтобы Центральное телевидение снимало про Иоффе и ленинградский Физико-технический институт. Тогда я обратился к тем, кто меня поддерживал в ЦК, и они обещали разобраться. Через несколько часов мне звонят и говорят: «Ты знаешь, все камеры починили!» Мы поехали и сняли всех главных атомщиков страны. В своей речи Юлий Борисович Харитон замечательно рассказывал о том, как он молодым человеком пришел в институт, как встреча с Иоффе определила его путь в науке, и мне тогда пришла в голову идея записать интервью с Харитоном. Я попросил камеры не убирать, а снять наш разговор с Юлием Борисовичем. Перед съемкой подскакивает телохранитель: «У вас есть разрешение снимать академика?» Я через плечо отвечаю: «Вопрос согласован. В случае чего нас поправят». Сказал на их щучьем языке. Он понял и тут же отскочил. По-видимому, это был первый случай, когда Харитон показался на экране со своими тремя звездами Героя Социалистического Труда. И никто нас не поправил.

— Как вышло, что вы снимали и людей искусства — Плисецкую, например?

— Наше главное действующее лицо — личность, человек, а уж потом ученый. Поэтому в наших передачах мы часто говорили о роли эмоций в жизни людей, о чувстве юмора и остроумии, о психологии человеческих контактов. И, конечно, с разных сторон и с разными людьми обсуждали проблему творчества, его законы и загадки. Праздновалось десятилетие Театра на Таганке. В кабинете у Любимова, где все стены были расписаны автографами артистов и друзей театра, я стоял рядом с Плисецкой и ее мужем Родионом Щедриным. Вдруг ко мне подходит один малознакомый подвыпивший тип и говорит: «Сергей, ты все делаешь передачи с учеными, а слабо тебе с Плисецкой сделать?» Я стою рядом с Майей, и тут такой вызов! Мне ничего не оставалось, как сказать: «Майя Михайловна, наши зрители предлагают идею. Вы согласились бы с этим?» Она была несколько растерянна, но ответила: «Интересно! Я спрошу Щедрина». А он: «Ну если тебе хочется — конечно. Известная передача…» Уговор состоялся. Сразу возникали вопросы: как делать передачу, где снимать? Незадолго до этого мы были в Ленинграде и снимали передачу об автоматах, автоматическом производстве, и решили в начале показать знаменитые часы «Павлин» из Эрмитажа. Действительно, музей — замечательное место для съемки, и когда зашел разговор о Плисецкой, я подумал, что хорошо было бы снять ее в музее. Но Майе не подходит Эрмитаж, она не женщина XVIII века, ее надо снимать в другом интерьере, и тогда мне пришло в голову сделать это в Пушкинском музее. Как всякий нормальный человек директор Пушкинского музея Ирина Антонова очень резко относилась к телевидению и редко кого в музей пускала, но все же мы договорились с этой замечательной и умной женщиной. Понедельник — день, удобный для съемок: и в музее, и в Большом театре выходной. В субботу, вооруженные букетом роз, мы поехали к Плисецкой разработать план беседы. Майя Михайловна встретила нас с довольно подробными записями своих мыслей о классике и новаторстве в искусстве и науке. Но я сказал ей: «Это все замечательно, большое спасибо, но оставьте все бумажки дома». В понедельник точно к 15 часам Майя Плисецкая приехала в музей, и съемка началась. Мы оба волновались, и вот первый кадр: проход по большой парадной лестнице музея наверх. Прожектора залили все огнем, стоят теле- и кинокамеры. Плисецкая одета в строгий костюм, я иду вместе с ней. А как рядом с такой роскошной женщиной идти? Мгновение съемки приближается. Наконец команда: «Мотор!» Я ужасно волновался, однако чувствовал, что Майя Михайловна идет так, как надо, — она это умеет, знает и делает лучше всех. Иду рядом и веду так называемую непринужденную беседу. К счастью, звук не записывался, только проход. Мы доходим до середины лестницы, и вдруг — «Стоп!». Из бокового входа появилась уборщица с ведром и веником. Кадр был нарушен. Надо идти снова, теперь нам уже легче, и у нас есть о чем поговорить. Майя мне рассказывает, что аналогичная история у нее была на съемках фильма в русской деревне. Режиссером был француз. Во время съемок на заднем плане появился некий незапланированный персонаж. Режиссер остановил камеру и попросил через переводчика сказать, что, мол, прошу господина на заднем плане покинуть съемочную площадку. Переводчик через громкую связь это объявляет — ноль внимания. Режиссер вновь настоятельно просит господина покинуть площадку. Тем временем мы продолжаем подниматься наверх, мы уже совсем близко от камеры. «Тогда переводчик берет дело в свои руки и говорит: «Эй ты там, иди отсюда на…» — и это мне Майя рассказывает громко, четко артикулируя. Я к ней поворачиваюсь и говорю: «Знаете, Майя, один процент наших зрителей — глухонемые, которые умеют читать по губам...» И под эту реплику мы вышли из кадра. Этот кадр так и поставили в передачу, и мы получили десятки писем от глухонемых: «Как вы разрешили Майе Плисецкой так выражаться на Центральном телевидении!»

— А как вы отнеслись к тому, что про вас стали сочинять анекдоты? Например, такой: Сенкевич, Дроздов и Капица отправились в экспедицию, и Капица всех замучил умными разговорами. Ночью Дроздов просыпается. Сенкевич сидит у костра и что-то жарит. «Что-то не нравится мне этот Капица, такой нудный», — говорит Дроздов. «Не нравится — не ешь», — отвечает Сенкевич.

— Это признак популярности. Однажды, незадолго до Нового года, меня вызвал Мамедов. «Сергей Петрович, — говорит, — хочу вам показать, прежде чем давать в эфир». Нажимает на кнопку — на экране возникает Хазанов, который довольно ловко меня пародирует. Энвер Назимович очень внимательно смотрит, как я на это реагирую. А я реагирую естественным образом — смеюсь, мне это определенно нравится. Появилась даже песня Высоцкого, посвященная нашей передаче: «Письмо в передачу «Очевидное — невероятное» с Канатчиковой дачи». Замечательный артист, голос эпохи так прореагировал на то, что я делаю. Я считаю, что это одна из самых высоких оценок той деятельности, которой я занимался, и выражена она в бесспорно талантливой манере.

— Передача «Очевидное — невероятное» в 1991 году была закрыта по решению руководства канала. Как вы это пережили?

— Это было время, когда на экране царили Кашпировский и всякие другие Чумаки. Разумное слово не находило места в общественном сознании. Кризис передачи «Очевидное — невероятное» совпал с кризисом отношения к науке в общественном сознании, но наука переживет любые кризисы. Сейчас благодаря усилиям продюсера Светланы Поповой передача вновь появилась на нашем телевидении, и мы по-прежнему выходим раз в неделю. Как раз завтра у нас очередная запись. В следующем году исполняется 40 лет «Очевидному — невероятному». Мне — 85. Получается, я почти полжизни веду эту передачу. Представить страшно!

— Еще одна ваша важная ипостась в деле популяризации науки — редактирование журнала «В мире науки». С ним тоже хватило проблем?

— Если сейчас главная проблема издателя — деньги, то тогда были политические проблемы. Однажды летом, в выходной день, мне в истерическом состоянии звонит директор издательства: «Что вы сделали! Напечатали фамилию Сахарова. Немедленно приезжай, будем разбираться». Я приехал и вижу, что действительно в одной статье про космологию упомянута эта фамилия. Директор издательства Владимир Карцев кричит, что было указание Сахарова не упоминать. Я говорю: «Где это указание? Я все указания получаю и такого не видел, я бы знал». — «Было указание!» Он вызывает цензора, и тот говорит, что да, было такое устное указание. А журнал уже напечатан, лежит тираж 30 000, его уничтожить — это разорить редакцию. Я говорю: «В Японии стали продавать «Плейбой». Японский моральный кодекс запрещает такие картинки, как в «Плейбое», но журнал, тем не менее, продается, а все критические места вымарываются черной тушью (что, конечно, делает картинки еще более неприличными). Давайте сделаем то же самое!» «Нет, — говорят, — тогда все будут обращать внимание на это место, сразу поймут, что вымарано». Тогда я предложил позвонить Велихову, он в то время был вице-президентом Академии наук и соучредителем нашего журнала. Велихов говорит: «Приезжай ко мне в Жуковку». Я поехал в Жуковку, а они сидят в редакции и ждут. Суббота, лето. Нахожу Велихова в бане, в очень теплой обстановке, он зовет меня присоединиться: «Раздевайся, залезай к нам». Я отвечаю, что нет, не могу, у меня документ государственной важности. «И что тебе надо?» — «Напиши на полях, что ты согласен». Он расписался. Я возвращаюсь в редакцию и говорю: «У меня был великий дед — Алексей Николаевич Крылов, так он говорил, что это только о любви говорят, а о делах пишут. У вас нет документа, а у меня есть». Цензор был вполне удовлетворен, и таким образом все кончилось благополучно. Если бы мы что-то вымарывали, изымали тираж, то был бы скандал, а так никто и не заметил, и никаких последствий не было.

— Правда ли, что так называемое новое мышление, которое проповедовал Горбачев, родилось в умах ученых?

— Вскоре после начала перестройки возникла идея создать книгу, в которой ученые разных стран могли бы высказать свои взгляды на взаимоотношения науки и общества в ядерную эпоху. Я вошел в редколлегию этого издания и посвятил ему немало сил. Вместе с профессором Стэнфордского университета Мартином Хеллманом мы написали вступительную статью «Наука и современный мир. Призыв к переменам». Вся книга получила название «Прорыв» — Breakthrough, а вышла в 1988 году. Во время подготовки издания меня пригласили в лондонский Королевский институт. Я уже однажды там выступал — рассказывал про свои ускорители. И теперь снова поехал туда говорить о самой актуальной проблеме современности: как уберечь мир от ядерной катастрофы. За год до этого там же выступал британский министр обороны, заявивший, что стратегическая оборонная инициатива — это самое выдающееся достижение науки после изобретения атомной бомбы, которое перевернет концепцию обороны. А теперь я был приглашен выступить там же и объяснить, что СОИ — совершенно бессмысленная вещь, которая вносит нестабильность, технически неисполнима, а денег туда можно вкачать сколько угодно. После книги «Прорыв» было решено организовать выступление двух ученых в ООН. Нас с Карлом Саганом пригласили рассказать, что такое современное ядерное оружие.

Слушание было в Вашингтоне, руководил всем этим сенатор Кеннеди, а нашу делегацию возглавлял Велихов. Огромный зал Расселл-билдинга, масса народу, масса телекамер, в президиуме три сенатора, четыре наших ученых и четыре американских. В общем, почтенная публика. В своем выступлении я использовал стихотворение Байрона. Удивительно, до какой степени воображение художника позволяет заглянуть за пределы сегодняшнего дня и дать прогноз того, чего еще не было. Но, несмотря на всю эту лирику, меня перебил сенатор Кеннеди и сказал: «Профессор Капица, что вы можете сказать о советской гражданской обороне? Наши специалисты утверждают, что у вас такая гражданская оборона, что весь Союз может закопаться на две недели под землю, пережить ядерный удар, а уж потом вылезти и дать нам так, что никому мало не покажется». У меня секунда на соображение. Я ответил: «Сенатор Кеннеди, когда вы готовите большой проект, вы уделяете много внимания тому, как его название будет звучать сокращенно, потому что это создает в общественном мнении образ всего дела. Один из первых больших компьютеров назывался MANIAC, что вызывало некие ассоциации. Сейчас идут переговоры START, которые должны привести к сокращению стратегических вооружений. А гражданская оборона в Советском Союзе известна народу как ГрОб — по первым буквам слов «гражданская оборона». Дружный хохот, и вопрос снят.

— Важнейшей проблемой современного общества вы называете распространение лженауки. Как вам кажется, этот процесс по-прежнему набирает обороты или тормозит?

— Торможения пока не видно. С тех пор как я занялся популяризацией науки, проблема стала еще острее. Деятельность всевозможных шарлатанов и астрологов стала более широкой. Это существенный вопрос, который отражает растерянность в умах в наше переходное время. Объемы средств, которые обращаются в этой сфере, сравнимы с финансированием науки в целом. Отношение к науке в государстве напоминает мне анекдот про лошадь и цыгана, который в целях экономии стал давать ей вдвое меньше овса — и ничего, ходит. Тогда он сократил паек еще вдвое — опять жива. Цыган снова урезал количество овса. Наконец лошадь сдохла. Так и наука. Нельзя же так долго испытывать ее на выживаемость!

— Вам никогда не хотелось позвать на передачу какого-нибудь лжеученого, разоблачить его в эфире? Например, Петрика, который пропагандирует систему очистки воды.

— На одной конференции он меня преследовал с маниакальной настойчивостью. Уговаривал поддержать его и взамен дать мне сто тысяч. Я уточнил: «Рублей?» Он гордо заверил: «Долларов!» На этом наше знакомство, к счастью, закончилось. А вообще в самом начале телекарьеры я приглашал знаменитого уфолога Ажажу, и мы говорили про НЛО. Была такая идея — пригласить и прилюдно разоблачить. Для этого была выстроена следующая мизансцена: мы сидели за узким столиком, я — в профиль (это очень агрессивная поза), а он такой маленький, тщедушный человек, смотрит в камеру, и был образ, что я как коршун на него налетел и прямо-таки заклевал. Результат был прямо противоположный желаемому: все симпатии зрителей оказались на стороне уфолога. Мы получили пять тысяч возмущенных писем — как вы могли так оскорбить человека? Это было по неопытности, сейчас бы я так снимать не стал, со всеми собеседниками, независимо от их точки зрения, я доброжелателен. Правда, приглашаю только тех, кого уважаю.

— Сергей Петрович, в 80-е годы мой отец тоже преподавал в Физтехе, и тогда, я помню, всех взбудоражила история, как на вас напал какой-то псих с ножом…

— С топором, милая! Это случилось в Физтехе в 1987 году. Я прочитал лекцию, иду к себе в кабинет. Вдруг почувствовал сильный удар по голове сзади. Боли не было: я даже подумал, что кто-то резко хлопнул мне в ухо, такая дурацкая шутка. Я обернулся и получил второй удар по голове. Только тут я понял, что какой-то парень бьет меня топором. И тут со мной что-то случилось, что-то во мне взорвалось, какие-то запаянные первобытные инстинкты. Я ничего не помню, помню только, как очнулся через какие-то секунды лежащим на нем сверху, и топор уже у меня в руках. Это был небольшой туристский топорик, но очень остро заточенный. Этот парень подо мной барахтается, дерется, и я чувствую, что он очень сильный. Я замахнулся и тут понял, что это непедагогично — на глазах студентов убивать человека. Что делать? Отпустить-то его тоже нельзя! Я держу топор и думаю, куда бить. Все это опять же доли секунды. Это в кино они барахтаются минут пятнадцать, и все ничего. Решаю бить по глазам. Но это страшный удар, я бы убил человека, предварительно изувечив его, и мне потом с этим пришлось бы жить. Тогда я решил ударить его по зубам. А в это время жена как раз вставляла себе зубы, и я знал, как это дорого. Тогда я перевернул топор и ударил его обухом по лбу. Ударил сильно, он сразу затих и лежал как колода. А я встал, сказал студентам, чтобы смотрели за ним, потому что он опасен, и пошел на кафедру. Моя помощница Наталья Ивановна потом долго вспоминала, какой испытала ужас, когда открылась дверь и вошел профессор Капица с топором и весь в крови. Я сказал ей, чтобы вызывала милицию и «скорую», а дальше опять ничего не помню.

Меня отвезли в Боткинскую, где незадолго до этого уговаривали лечь на операцию по поводу радикулита, но я не хотел трогать позвоночник. И вот лежу в сумрачном состоянии и вижу знакомого нейрохирурга, который говорит: «Я хотел ваш спинной мозг, а мне достался головной». Такой вот ужастик.

— Кем был нападавший?

— Он работал в реставрационных мастерских в Ленинграде, восстанавливал иконы, а еще состоял в черносотенной организации «Память», и я у них считался главным жидомасоном. Потом, оправдывая свой поступок, он писал, что хотел избавить родину от страшного врага. Он три раза приезжал в институт, чтобы выследить меня. Судить его было нельзя: он был официальным сумасшедшим, так что его отправили в закрытое психиатрическое учреждение — что-то среднее между психушкой и тюрьмой. Страшное, говорят, место. Кстати, по этой же технологии был потом убит священник Александр Мень. А я тогда употребил все свои связи, чтобы эта история не попала в печать. Это могло спровоцировать других психов. Так что об этом не писали, и я нигде об этом не рассказывал. Хотя слухи, конечно, ходили. Как-то в Академии наук я встретил академика Котельникова, и он говорит: «Сергей Петрович, я слышал, вы кого-то убили!»

— Вы как ведущий передачи «Очевидное — невероятное» должны допускать, что есть не только очевидное, но и невероятное. Для вас в жизни есть чудо?

— Главное чудо — то, что мы живем. Сама наша жизнь — это, конечно, большое чудо. Рождение ребенка и то, что происходит с ним на наших глазах, когда за полтора-два года он достигает такого колоссального прогресса, — это тоже совершенно невероятно. Хотя очевидно!


Без труда / Дело


Без труда

Дело

Почему правительство не хочет знать всей правды о безработице в стране

 

В ближайшие годы в стране должно быть создано не менее 25 миллионов рабочих мест — об этом еще кандидат в президенты Владимир Путин говорил. Не о плане по валу, заметьте, а именно о рабочих местах. Потому что о состоянии экономики прежде всего судят не по росту ВВП и даже не по оттоку или притоку капитала. Главное — сколько новых вакансий возникает в экономике ежегодно.

Так вот, чтобы решить эту глобальную задачу, надо как минимум знать, сколько в стране безработных. А с этим у нас вышел большой конфуз. Статистика, как оказалось, знает не все. И Росстат, и правительство имеют весьма приблизительное представление о трудовых резервах государства.

Как считать...

По данным Росстата, в апреле по сравнению с мартом количество занятого населения приросло аж на 1,5 процента (более чем на миллион человек), а число безработных убавилось на целых 10,3 процента — на 502 тысячи человек. В том же месяце уровень безработицы, рассчитанный по методике Международной организации труда (МОТ), снизился до 5,8 процента экономически активного населения. То есть значительно меньше, чем в США, и в разы ниже уровня безработицы в потрясаемых долговым кризисом Испании и Греции. Тем более удивителен такой результат на фоне отмечаемого тем же Росстатом падения промышленного производства, стагнации в секторе розничной торговли и услуг. Новый министр труда и социальной защиты Максим Топилин уже заявил, что кризис в Европе не повлияет на стабильность нашего рынка труда. На чем основан такой оптимизм?

«Правительство оперирует цифрами, не отражающими реальный масштаб безработицы», — уверен заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН Евгений Гонтмахер. Статистическое ведомство традиционно трактует уровень безработицы двояко. Одни данные даются по количеству официально зарегистрированных в службах занятости, вторые подсчитываются по более гибкой методике МОТ. Но российская безработица, судя по всему, оказалась не по зубам никаким методикам.

К примеру, по данным того же Росстата, общая численность безработных, классифицируемых по критериям МОТ, в 3,5 раза превысила результат, полученный службами занятости. Последние вообще демонстрируют по этим показателям большие успехи: в конце апреля по сравнению с мартом число клиентов там поубавилось на целых 4,5 процента. Объяснение такое. По опросам, в том же апреле 68 процентов безработных искали вакансию самостоятельно, без содействия служб занятости.

Так, может, стоит ориентироваться на показатели, полученные по методике МОТ?

Но и к ней стоит относиться с осторожностью. Исследование МОТ проводится путем социологического опроса нескольких десятков тысяч человек в разных регионах. При этом в число безработных записываются только те, кто согласен на любую работу и готов заступить на трудовую вахту чуть ли не на следующий день. А например, квалифицированный инженер, ищущий место, подобающее своей квалификации и не готовый работать дворником, под категорию безработного не подпадает. И таких привередливых, как считают эксперты, не менее 5 миллионов человек — больше, чем число тех, кто признан безработным, их насчитывается 4,4 миллиона. То есть в числе этой категории нетрудящихся оказывается едва ли не седьмая часть всех трудоспособных граждан, или около 10 миллионов человек.

Но это еще не все. Если судить по тому, за какое количество работников работодатели отчисляют страховые взносы в социальные фонды, то к указанным цифрам придется прибавить еще порядка 15 миллионов. Выходит, не права официальная статистика: реально не имеющих работы в России больше, чем в той же Испании или Греции. Возразите, дескать масштабы разные? Правильно. Но и в относительных показателях (по отношению к общему числу трудоспособного населения) наши порядка 30 процентов реальной безработицы — это больше испанских и греческих 22—25. И чуть ли не в четыре раза больше уровня безработицы, например, в США.

Кстати, МОТ обращает внимание еще и на то, что количество так называемых самозанятых в России составляет порядка 25 процентов трудоспособного населения. Причем оно растет. По данным МОТ получается, что их абсолютное число — на минуточку — около 18 миллионов человек. Это индивидуальные предприниматели, люди творческих профессий, фрилансеры, те, кто продает выращенную на приусадебных участках или в индивидуальных фермерских хозяйствах продукцию на рынке, разного рода сезонные рабочие, частные строительные бригады, домработницы, прочие работники теневого сектора экономики и, наконец, откровенный криминал. Каждый четвертый трудоспособный россиянин не работает ни на государство, ни на частных работодателей.

В правительстве уверены, что новая волна кризиса до российского рынка труда не докатится. А если что и случится, у государства достаточно ресурсов для того, чтобы не допустить коллапса. «По сравнению с 2008 годом у нас есть законодательная рамка, чтобы очень быстро развернуть пакет антикризисных мер», — говорит Максим Топилин. «Рамка» действительно есть. Существует даже закон «О занятости населения в Российской Федерации», принятый еще в далеком 1991-м. Однако сами граждане, как показывают опросы, не слишком верят, что государство в состоянии помочь им найти достойную работу.

Помощь утопающим

Согласно опросам ВЦИОМ, проведенным, правда, еще в марте прошлого года, в проблемах безработицы россияне склонны винить именно государство, а не мировой кризис. Об этом тогда заявили 68 процентов опрошенных. А вот работодателей клеймили только 15 процентов. И вряд ли за год этот расклад изменился существенным образом. Не верят наши сограждане и в эффективность работы госслужб занятости. Тем более что с 1 января этого года их финансирование из ведения федерального центра было передано на уровень регионов. Правительство оставило за собой только выплату пособий по безработице и разных видов материальной помощи. Размер пособия сегодня не превышает 4900 рублей в месяц.

«Как правило, в эти службы обращаются только те, кто отчаялся найти работу самостоятельно. Это либо инвалиды, либо матери с малолетними детьми на иждивении, либо лица с недостаточной подготовкой. То есть те, кого работодатели не хотят брать по причинам, никак не связанным с квалификацией соискателей», — поясняет Евгений Гонтмахер.

Большинство вакансий в базах данных трудовых бирж — это рабочие профессии, на которые действительно существует дефицит. Но при этом понятно, что работа сварщика или фрезеровщика требует соответствующих навыков и квалификации. Остальные — это низкооплачиваемый и неквалифицированный труд, на который соглашаются только те, кто находится в совсем отчаянном положении. Может сложиться впечатление, что в России существует острый дефицит именно на рабочие профессии. Однако это лишь половина правды.

Проблема в том, что службы занятости предлагают только те вакансии, о наличии которых им сообщают работодатели. А делают это далеко не все и нерегулярно. «Такая структура предложений в службах занятости не соответствует структуре самой экономики, где сфера услуг становится все более доминирующей», — считает ведущий научный сотрудник Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Нина Вишневская.

Но вернемся к данным Росстата. Так вот, показатель, демонстрирующий падение безработицы на десять процентов с хвостиком в течение месяца, как признают сами статистики, основан именно на данных из служб занятости. По мнению экспертов, это могло произойти вследствие случайного совпадения факторов. Например, из-за увеличения сезонной занятости — на сельхозработах или в коммунальной сфере. В конце концов, на ситуации могла сказаться и естественная убыль трудоспособного населения. И понятно, что к реальной безработице эти цифры никакого отношения не имеют.

Иными словами, точных данных о том, сколько в России людей, не имеющих постоянной работы, у правительства нет. Как нет и данных о том, в каких отраслях существует переизбыток рабочей силы, а в каких — ее дефицит. Есть, правда, информация Росстата о том, в каких регионах безработица выше средней по стране. Известно, скажем, что наиболее депрессивным в этом смысле является Северный Кавказ. Но этого явно недостаточно.

С аналогичными проблемами сталкиваются не только в России. Американцы, например, уже в 1990-е годы сделали серьезные выводы: статистические службы ввели подсчет так называемой расширенной безработицы. Там к цифре, полученной по методике МОТ, добавляют также «лиц, которые в настоящий момент не работают и не ищут работу, но дают понять, что желают и могут работать и искали работу в последние 12 месяцев». Острые дискуссии о необходимости изменить методику подсчета людей, не имеющих постоянного источника дохода, сегодня ведутся в Германии, во Франции и в других странах.

В России тоже задумались наконец о необходимости создания хотя бы единой базы данных о безработных, объединив в нее информацию всех существующих служб занятости. Правда, эта работа, как пояснили «Итогам» в Минтруда, началась недавно, и сроки ее окончания пока не определены.

Зато опрошенные «Итогами» эксперты прогнозируют, что в случае обострения ситуации в экономике в первую очередь будут высвобождаться рабочие руки в таких отраслях, как машиностроение, пищевая и химическая промышленность, туристический бизнес, банковская сфера. И если сейчас средний срок поиска работы в России превышает 7 месяцев, то в дальнейшем будет еще хуже. Ведь уволенными в первую очередь окажутся не те, кто занят в производстве товаров и услуг, а менеджеры среднего и низшего звена. И существующая «законодательная рамка» вряд ли сможет предложить им взамен что-то иное, кроме мест, занимаемых сегодня трудовыми мигрантами из-за рубежа.


Интеллигентно выражаясь / Дело / Капитал


Интеллигентно выражаясь

Дело Капитал

«Да простят меня Немцов с Навальным, но в нынешних условиях в России нет социально-экономической основы для протестного движения»

 

Средний класс в России эфемерен так же, как модернизация. Вспомним слова одного из видных политиков Сингапура Го Кенг Сви: «Модернизация — это как слон; трудно дать ему определение, но легко признать, когда видишь это животное». Так же и с этим самым классом. Сложность его распознавания предопределяет и частоту упоминаний в самых разных дискуссиях — от обозначения социальной основы противодействия коррупции до обоснования запроса общества на перемены. Поговорим о последнем, а именно о тезисе: российский средний класс стал главным двигателем протестов в стране.

Полноте, господа, а не путаете ли вы, не смешиваете ли две социально неоднородные страты: средний класс и интеллигенцию? Повторюсь: четкой идентификации среднего класса нет! Ни в не к ночи будь помянутой «Стратегии-2020», ни среди экспертного сообщества. Не считать же критериями по-вциомовски размытые «стабильный доход, достойное жилье, сбережения, возможность получения платного образования и медицинских услуг, наличие автомобиля». Про интеллигенцию, напротив, сказано немало. Например, так: интеллигенция — это группа индивидуумов, обладающих «критическим способом мышления, высокой степенью рефлексии, способностью к систематизации знаний и опыта». В широкой трактовке к интеллигенции относятся студенты, пенсионеры, фрилансеры, люди творческих профессий, временно (официально) не работающие, представители реального сектора экономики. При этом совершенно не обязательно у них есть сбережения, стабильный доход или автомобиль. Именно интеллигенция, а не мифический средний класс — социальная основа протестных выступлений в столицах.

Конечно же, в интеллигенцию входят многие представители среднего класса. Но средний класс в России крайне разнотипный. Как отмечается в недавнем докладе ЦСР, «средний класс Москвы делает упор на тему правосудия и правового государства, а в других слоях чаще распространен запрос на расширение государственного вмешательства в реальном секторе экономики». И пусть «различия, — как пишет ЦСР, — в восприятии приоритетных проблем по линии «средний класс — прочие массовые слои» в основном не носят антагонистического характера», противоречия все же есть. Главное из которых — дилемма «либерализм — этатизм», «дикий рынок» или «активное государственное участие в экономике».

Однако это вопрос скорее мировоззренческий. С текущим же положением в прикладной экономике и социальной сфере оппозиционеры как будто согласны. Не зря же в принятом на московской акции 12 июня Манифесте свободной России о социально-экономических проблемах страны не сказано ни слова. Да простят меня Немцов с Навальным, «превращение страны в сырьевой придаток Запада и Китая» — фигура речи, не более. В нынешних условиях у нас нет социально-экономической основы для протестного движения. Вторая волна кризиса пока на дальних подступах к российским границам. К нашим извращенным антирыночным правилам игры в экономике и средний класс, и интеллигенция приспособились, уход в «серый» сектор экономики воспринимается ими и как протест, и как благо. Да, страну разворовали, но, возможно, неуплаченные Ксенией Собчак налоги с полутора миллионов евро — это, как сказал один радиоведущий, «не ваше собачье дело»: сначала олигархов раскулачьте, а потом с девушки требуйте.

В то же время интеллигенция наша ветрена как футбольный болельщик: сегодня она носит на руках Горбачева, Ельцина, Путина, Медведева, а завтра ищет им подобающее место на свалке истории. То, что действующий президент избран законно (это многократно признано самой оппозицией), ее мало волнует. Даже если Путин уйдет в отставку, интеллигенция все равно в день его рождения будет дарить ему уличные подарки.

Без сомнения, недовольных властью среди интеллигенции, среднего класса, буржуазии много. Первая протестует ногами, второй голосует оттоком капитала, третья снабжает несогласных ресурсами. Но ни одна из упомянутых страт до сих пор не озаботилась выработкой конструктивной простой и понятной программы, не озадачилась привлечением и поддержкой пользующихся авторитетом в элитах персоналий, не обеспокоилась распространением своих убеждений среди населения.

Власть же, наоборот, обладая организационными, административными и информационными возможностями, топорно игнорирует объективную необходимость инкорпорирования некоторых оппозиционных представителей в борьбу с наиболее зримыми пороками государственной пирамиды, недооценивает перспективы просвещенного, по мысли известного экономиста Владислава Иноземцева, либерального квазиавторитаризма, не артикулирует заинтересованность в расширении диалога с обществом.

Неизбежность перемен до определенного момента можно бойкотировать, но рациональнее эти процессы возглавить. К тому же маргинализация, люмпенизация протеста рано или поздно поглотит тот реформаторский позитив, что свойственен текущей стадии оппозиционного движения.


Устраивает ли вас существующий политический режим? / Дело / Бизнес-климат


Устраивает ли вас существующий политический режим?

Дело Бизнес-климат

День России ознаменовался не только праздничными шествиями и протестными маршами, но и обысками в квартирах ряда лидеров несистемной оппозиции. Политически активные граждане тут же заговорили едва ли не о признаках наступающей диктатуры. А более продвинутые эксперты — об угрозе для предпринимательской среды в нашей стране. Ведь бизнес любит тишину, а не уличные протесты, закручивание гаек и обыски с изъятием наличности. От +5 (устраивает) до –5 (не устраивает)

 

Отвечу прямо: действующий политический режим меня устраивает, как устраивает любой режим, который более или менее устоялся. Ведь инвестиционному бизнесу на самом деле все равно, в какой стране вы ведете бизнес — в Замбии, Нигерии или России. Ему важно, чтобы правила игры (или их отсутствие) были одни и те же на горизонте инвестиций и выхода из них — то есть в пределах 7—8 лет. Другое дело, что в нашей стране режим крайне неэффективный, он не использует существующую экономическую ситуацию для развития даже на 5 процентов. Поэтому если вы поставите вопрос: «Нынешний политический режим приносит пользу или вред?» — я бы, безусловно, ответил: второе. Для людей, которые живут и работают в нашей стране, такой режим невыгоден.

Денис Саклаков

уп­рав­ля­ющий пар­тнер ком­па­нии Eurasia Investment Solutions

 

 

На самом деле все познается в сравнении. Я помню то время, когда люди мечтали о возможности выехать за границу, свободно заниматься предпринимательством, иметь больше чем шесть соток земли и т. д. Сегодня мы можем позволить себе значительно больше, чем когда-либо, причем без беспредела 90-х. Но, к сожалению, мы пока далеки от истинной демократии, а самое главное, от равных правил и последствий за их нарушение. Очевидно, что мы еще не там, где хотелось бы быть, но не стоит забывать, с чего и как недавно мы начинали. Для меня эволюция лучше революции.

Андрей Даниленко

пред­се­да­тель прав­ле­ния Наци­ональ­но­го со­юза про­из­во­ди­те­лей мо­ло­ка

 

 

Я доволен раскладом сил в правительстве. Наконец наступила некоторая стабилизация. Несколько месяцев все ждали перемен в руководстве страны, принятие многих важных для бизнеса решений застопорилось. Сейчас наступило время для нормальной работы. Бизнес-климат в целом я оцениваю хорошо. Думаю, что руководству страны нужно быть жестче к представителям власти на местах. Иногда мы сталкиваемся с тем, что распоряжения из Москвы не выполняются из-за саботажа региональных администраций. Необходимо создать жесткую систему исполнения поручений правительства на местах.

Сергей Чернин

пре­зи­дент ГК Кор­по­ра­ция «ГазЭнер­гоСтрой»

 

 

Я заметил, что всегда у нас в России любят резать правду-матку, все у нас должно звучать категорично — «устраивает — не устраивает». Но ведь многое познается в сравнении. Вот сейчас бизнес-климат и ситуация в стране лучше, чем 15 лет назад? Я думаю, что, безусловно, лучше, и это не только мои ощущения, но и мысли моего окружения — друзей, близких. Создается впечатление, что в целом наблюдается позитивная динамика. Конечно, можно говорить о том, что мы развиваемся не с той скоростью, с какой хотелось бы, но это уже другой вопрос.

Борис Уэцкий

ос­но­ва­тель ком­па­нии «Рус­ский ну­миз­ма­ти­чес­кий дом»

 

 

Нынешний политический режим меня не устраивает. Власть демонстрирует неуважение к людям, точка зрения которых отличается от ее собственной. У нас нет независимой судебной системы. Нет свободы средств массовой информации, нет контроля со стороны общества над властью. Нет социальных лифтов и четкого разделения и независимости ветвей власти — все контролируется из Кремля. Есть ощущение, что света в конце тоннеля мы так и не увидим. Мы понимаем, что нынешняя власть не изменится, она не готова отвечать тем требованиям, которые предъявляет действительность. Между тем стране необходимы перемены, это объективная реальность, и верхи это вроде бы понимают. Но последние события указывают на то, что у нас идет радикализация власть имущих. Например, Совет Федерации принимает закон о митингах всего лишь с одним против, причем сам законопроект был доставлен в верхнюю палату в час ночи и принят уже на следующий день в 10 утра!

Андрей Хартли

вла­де­лец фаб­ри­ки «УралМин»

 

 

В понедельник утром после прочтения новостей я бы ответил нет. К обеду же, когда в голову приходят мысли об альтернативе нынешнему режиму, я начинаю понимать, что и оппозиция пугает меня не меньше. Вечер встречаю с надеждой, что заявления о реформировании российской экономики и политики, которые были сделаны до президентских выборов и сразу же после инаугурации Владимира Путина, все-таки начнут претворяться в жизнь. Деваться-то некуда, и кто бы ни был у власти, ему все равно придется двигаться вперед. Да и к тому же стоит признать, что в сравнении с той же Африкой, например, мы не так уж и плохо устроились.

Альберт Еганян

уп­рав­ля­ющий пар­тнер «Вегас-Лекс»

 

 

Нет, существующий в нашей стране политический режим меня не устраивает. Я исхожу из того, что власть объективно работает на ухудшение инвестиционного климата в стране, потому что именно он приносится в жертву тому характеру власти, который мы сейчас имеем. На чем власть держится? На страхе, запугивании и отборе собственности. Страх же и порождает плохой инвестклимат. В начале своего пути у нынешней власти был выбор: можно работать нормально, и тогда в стране будет хороший климат, а можно держать всех в страхе, но тогда и благоприятного бизнес-климата не будет. В итоге был выбран второй вариант.

Максим Авербух

ге­не­раль­ный ди­рек­тор ЗАО «Завод Элек­тро­мет»

 

 

Я считаю действующий политический режим далеким от идеала. Он не устраивает меня по многим параметрам, хотя вообще-то мне трудно угодить. Но, учитывая нынешний политический ландшафт и условия внешней среды, я абсолютно не вижу альтернативы. К тому же у меня есть ощущение, что мы медленно и мучительно, но все же движемся вперед.

Андрей Иванов

ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор кад­ро­во­го цен­тра «ЮНИТИ»

 

 

Давайте посмотрим на простую статистику, она даст ответ на ваш вопрос. Деньги из нашей страны утекают десятками миллиардов долларов, и это не ошибки и погрешности или специфика отношений к нашей стране одного-двух инвесторов. Это тенденция, которая говорит о том, что нынешний бизнес-климат самих бизнесменов не устраивает. Гарантий сохранности инвестиций в нашей стране практически никто дать не может, вот деньги и утекают туда, где и гарантий больше, и политических рисков меньше.


БРИКС на диване / Дело / Капитал / Загранштучки


БРИКС на диване

Дело Капитал Загранштучки

 

Недавно российская биржа ММВБ-РТС запустила торги инструментами, позволяющими заработать на развивающихся странах, не выезжая за пределы страны. Это фьючерсы на индексы стран БРИКС: контракт IBVS-8.12 на бразильский фондовый индекс IBOVESPA, SNSX-6.12 — на индийский фондовый индекс Sensex, HSIF-6.12 — на гонконгский фондовый индекс Hang Seng и ALSI-6.12 на южноафриканский фондовый индекс FTSE/JSE Top40.

Что дает российскому инвестору возможность работы с индексами Бразилии, Индии, Китая и ЮАР? Страны БРИКС занимают 27 процентов территории суши, их население превышает 3 миллиарда человек (42 процента населения мира), здесь сосредоточено 46 процентов мировой рабочей силы. В 2011 году совокупный вес экономик стран БРИКС составил около 25 процентов, прирост ВВП — более 7 процентов в год.

Кроме того, что это существенная доля от экономик мира, причем наиболее быстрорастущая, это еще и, если можно так говорить, самодостаточная экономика.

Есть несколько интересных временных периодов, в которые одновременно доступны торги фьючерсами на одни и те же индексы на нескольких площадках сразу. Во-первых, это период между 10 и 12 часами по Москве, когда можно одновременно совершать сделки в России, Индии и Гонконге, причем между 11 и 12 часами доступна еще и площадка JSE (ЮАР). Во-вторых, это время между 17.00 и 18.45 по Москве, когда одновременно работают бразильская биржа, российская и южноафриканская. Это дает возможность в эти периоды времени совершать сделки почти прямого арбитража между фьючерсами на индексы стран БРИКС на «родной» для данного индекса площадке и на соответствующий ему фьючерс на бирже другой страны — партнера по группе.

Полезные торговые сигналы для работы на российских фондовых индексах и на фьючерсах на нефть дает китайский индекс Hang Seng. Часто он технически опережает колебания нефти и фондовых индексов других стран БРИКС, т. е. сначала мы видим разворот Hang Seng, а спустя некоторый промежуток времени — от нескольких минут до нескольких суток — начинаются соответствующие движения черного золота и индексов стран группы.

Чем в принципе интересно инвестирование в индексы стран БРИКС для классического инвестора, работающего по схеме buy-and-hold? В первую очередь тем, что это простой способ сильно расширить географию инвестирования по сути на все основные развивающиеся страны и повысить устойчивость портфеля к отдельно взятым российским событиям, сохранив привычную для отечественного инвестора высокую доходность.


Горслужащий / Дело


Горслужащий

Дело

Георгий Полтавченко: «Я прекрасно понимаю, что ни за один, ни за два губернаторских срока не решу накопившихся за десятилетия городских проблем, но я обязан сделать для Петербурга что-то полезное»

 

Место и время встречи изменить нельзя. Да, собственно, никто и не собирается: с 21 по 23 июня пройдет очередной, 16-й по счету Петербургский международный экономический форум. Традиционно в ПМЭФ принимает участие президент России. Спустя четыре года его вновь откроет Владимир Путин. А вот Георгию Полтавченко, ставшему губернатором Санкт-Петербурга лишь в конце августа 2011-го, предстоит дебютировать в роли радушного и гостеприимного хозяина…

— Разведка донесла, Георгий Сергеевич, что 12 июня вы провели в Варшаве. Болели за наших в матче с поляками на футбольном Евро.

— Ошибочка вышла. На праздничные дни выбирался под Выборг, порыбачил немножко. Футбол же смотрел по телевизору. Жаль, что россияне не выиграли.

— Хотел спросить о том, что было до и после матча. О марше с последующим мордобоем.

— Это безобразие, на мой взгляд. Коль поляки разрешили акцию, полиции сразу следовало действовать жестко, не допуская драк.

— Но идея шествия по чужой столице тоже, согласитесь, выглядит провокационно...

— Вести себя надо прилично везде, в том числе в гостях. Однако, повторяю, ответственность за безопасность людей несут организаторы.

— Наши болельщики отличились и после первой игры, избив ни в чем не повинных стюардов. Это удар по репутации страны. Создается определенный образ России, который потом никакими экономическими форумами не исправить.

— Надеюсь, у нас обойдется без маршей. Хотя сегодня в этом смысле сложно что-либо гарантировать. Не исключаю, найдутся желающие порезвиться и на фоне ПМЭФ, но мы сделаем все, чтобы не дать испортить праздник. Форум очень важен и с политической, и с имиджевой точки зрения.

— У вас дебют, Георгий Сергеевич. Первый блин, можно сказать…

— Не переживайте, раскатаем его как надо, без комков.

— Ваша предшественница в Смольном Валентина Матвиенко любила подчеркивать, что каждый год шла игра на повышение: увеличивалось количество участников форума, качественно улучшался их состав. Тенденция сохранится, проседания на сей раз не случится?

— Могу сказать, что заявок вновь подано больше, чем в состоянии принять ПМЭФ, из-за чего некоторым пришлось отказать в аккредитации. Что касается политического веса ВИПов, подтвердивших свой приезд, он лишь возрастает. Достаточно назвать Генри Киссинджера, лауреата Нобелевской премии. Бизнес будет представлен первыми лицами ведущих мировых компаний от General Motors до Cisco Systems и Carlsberg Group. Это объяснимо: Россия, где произошла смена руководства, опять вызывает повышенное внимание Запада.

— Смена — сильно сказано. Рокировка…

— Да, президентом в третий раз избран Владимир Владимирович, премьер-министром назначен Дмитрий Анатольевич, но правительство ведь очень значительно обновилось. В стране начинается очередной этап преобразований и реформ, серьезные игроки мирового уровня хотят из первых уст услышать, по какому пути предполагает двигаться Россия. В первую очередь в экономической сфере. Полагаю, Владимир Владимирович на форуме еще раз обозначит основные векторы.

— Путин не обходит вниманием родной город. Он ведь бывал здесь и после возвращения в Кремль?

— Неоднократно. Владимир Владимирович владеет ситуацией в Петербурге, в том числе по проектам, которые разрабатываем или вынуждены по тем или иным причинам временно приостановить.

— Типа?..

— Речь о наиболее затратных стройках вроде Ново-Адмиралтейского моста или Орловского тоннеля. На все не хватает денег, приходится урезать аппетит. В доходной части городской бюджет по разным причинам теряет около тридцати миллиардов рублей. С другой стороны, те проекты, которые целесообразно реализовывать сегодня, доведем до ума. Обязательно закончим Западный скоростной диаметр, это позволит вывести лишний транспорт из центра. Конечно, нам приходится вносить коррективы, учитывая экономические реалии, в которых находится не только город или страна, но и весь мир. Мы живем не на острове, российская экономика жестко завязана на процессы, происходящие вовне. К примеру, все видят, с какими проблемами столкнулась Европа, это не может рикошетом не бить по России… Об этом тоже будет разговор на форуме.

— Контракты заключать планируете?

— С Газпромбанком, с Минобороны России… Серьезные, масштабные соглашения. Отдельно упомяну меморандум с концерном Fiat, который готовится к подписанию в ближайшее время. Автомобильный кластер Петербурга расширяется постоянно, но тут история особая. Итальянцы собираются построить завод, способный выпускать ежегодно до 120 тысяч машин марки Jeep. Изначально сумма инвестиций оценивалась в два миллиарда рублей, сейчас речь идет о тридцати миллиардах. Однако и это не все. Концерн планирует создать в Петербурге полноценный Центр исследований и развития, что позволит задействовать интеллектуальный потенциал города — наших ученых, инженеров, дизайнеров, проектировщиков... Иными словами, работа найдется не только для рук, но и для головы. Кроме того, уже вне рамок форума осенью запустим завод по производству грузовых автомобилей, а в перспективе — и пассажирских автобусов фирмы MAN. Недавно наша делегация побывала в Мюнхене и принципиально обо всем договорилась с немецкими партнерами.

— Выступать на форуме собираетесь?

— Мне интересно поучаствовать в дискуссии на тему «Переосмысление идентичности европейских городов в эпоху глобализации». Хочу прочесть доклад о программе по сохранению исторического центра Санкт-Петербурга, к разработке которого мы привлекали экспертов по урбанистике, архитекторов, иных специалистов. Считаю, наш святой долг сберечь уникальное лицо города-музея. С другой стороны, мегаполис должен развиваться, соответствовать современным требованиям. Нельзя превращать живой организм в мумию. Как пройти меж двух огней? Ясно, что необходимо создавать комфортную среду для проживания и работы, расселять коммуналки, разгружать центр от транспорта, приводить в порядок инфраструктуру, ремонтировать сгнившую и обветшавшую сеть инженерных коммуникаций. Задачи не из легких…

— Можно, перебью? Вспомнил, как в фильме «В бой идут одни старики» молоденький летчик-новобранец спрашивает у пожилого механика: «Почему вы на меня так смотрите?» А тот отвечает: «Ты у меня четвертый». Так вот вы, Георгий Сергеевич, извините, у меня пятый. Похожие речи о реформе ЖКХ слышал и от бывших хозяев Смольного — Гидаспова, Собчака, Яковлева, Матвиенко. Теперь ваш черед произносить правильные слова. Только воз и ныне там…

— Поясню. Иные горячие головы советуют мне без сожалений сносить старую рухлядь и строить новое. Но я понимаю: так нельзя. Истина по обыкновению находится посередине. Может, умные мысли услышу и на дискуссионной площадке форума. Понятно, что проблема не решается в один присест, да и озадачились ею не вчера. Были программы, которые вполне успешно работали. Например, «Фасады Санкт-Петербурга», по благоустройству дворов, созданию пешеходных зон в центре. Но это отдельные шаги, а вопрос надо ставить комплексно. Разработанная нами программа абсолютно реалистична, хотя и стоит приличных денег.

— Каких?

— Первый этап — примерно триста миллиардов рублей.

— Представляете, где взять такую сумму?

— Буду докладывать руководству страны, защищать проект. Мы предполагаем финансирование из трех источников: городской бюджет должен взять на себя инженерную инфраструктуру и коммуналки, государство поможет с ремонтом объектов федеральной собственности и выводом транспорта из центра Петербурга, ну и, конечно, не обойтись без участия частного капитала.

— На какой срок рассчитана программа?

— На десять лет.

— Понятно: или ишак, или падишах…

— Знаете, когда руководство страны направляло меня сюда, прекрасно понимал, что ни за один, ни за два губернаторских срока не решу накопившихся за десятилетия городских проблем, но я обязан сделать для Петербурга что-то полезное. Это мой долг, а служить я привык честно, как и положено российскому офицеру, тем более генералу.

— Вы, кстати, где живете — в новоделе или в старом жилфонде?

— Сейчас в новом доме, но до девятнадцати лет обитал в коммуналке на Невском, 5. У нас была одна комната, и в общем-то ее хватало. Как говорится, в тесноте, да не в обиде. Дружил с ровесниками, пропадал сутками во дворе, как и все мальчишки...

— В город, знакомый до слез, вы вернулись спустя одиннадцать лет. Вряд ли предполагали, что окажетесь здесь в статусе градоначальника?

— Честно скажу: никогда не готовился к этому. Даже не чаял!

— Время на раздумья вам давали?

— Совсем немного. Сначала согласился, а потом уже испугался. Но было поздно… Долго не размышлял по одной причине: это же счастье — послужить родному городу. На посту губернатора я девять месяцев, и уже пришло понимание, куда идти и что делать. Общее направление видел и раньше, но теперь появилась конкретика, на что обратить внимание в первую очередь.

— Ситуация по сравнению с осенью прошлого года изменилась заметно. Особенно в политическом смысле. ЗакС у вас теперь не ручной…

— А зачем Петербургу управляемое Законодательное собрание?

— Спросите у депутатов Госдумы, они объяснят.

— Происходящие процессы вполне логичны. Растет политическое сознание граждан, что, на мой взгляд, свидетельствует о том, что жизнь в стране меняется к лучшему. Люди ведь всерьез начинают интересоваться политикой в двух случаях: когда становится совсем невмоготу или же, наоборот, когда в целом все неплохо и можно заняться предметами не первой необходимости.

— Кто-то явно созрел для первого.

— Знаете, есть разные теории. Читал мнение, что при уровне валового регионального продукта в 12,5 тысячи долларов на человека появляется средний класс с неподконтрольной государству собственностью, и люди начинают проявлять общественную активность в различных формах. Валовый продукт в Петербурге в 2011 году достиг тринадцати тысяч долларов на человека. По идее, улицы города уже должны заполнить люди с вилами и каменьями, а последний марш несогласных, прошедший 12 июня, собрал около тысячи участников.

— Кто считал?

— У нас полиция не накручивает и не преуменьшает, дает реальные цифры. Хорошо, пусть не тысяча, а две. В любом случае в десятки раз меньше, чем в Москве. Могу объяснить. У петербуржцев обостренное чувство справедливости, если что-то не так, они молчать не станут. Вспомните хотя бы, как народ упорно сопротивлялся планам строительства «Охта-центра». Вывод напрашивается один: у горожан сейчас нет поводов для масштабного недовольства.

— А как же декабрьские и мартовские выборы? Обвинения в масштабных фальсификациях?

— Шум, а не реальные нарушения. У меня есть результаты опроса, где 48 процентов участвовавших в выборах говорят, что их голос учтен верно.

— Это менее половины.

— Да, а сомневаются в правильности подсчета двадцать процентов. Значит, спекуляций на горячую тему больше, чем фальсификаций.

— Но вы же не станете спорить, что власть нервничает. Иначе зачем в Москве вызывали бы на допрос лидеров оппозиции в день «Марша миллионов», а в Питере закрывали на ремонт сквер перед Исаакиевским собором аккурат в момент, когда там стали прогуливаться рассерженные горожане? Несолидно как-то, мелко…

— За действия Следственного комитета ответственности не несу, а что касается сквера, можете не поверить, но о ремонте я узнал из запроса депутата ЗакСа от «Яблока» Максима Резника. Стал разбираться, оказалось, работы были запланированы в прошлом году, деньги в бюджет заложены. Ремонт уже завершен, все желающие могут опять там гулять, хотя, на мой взгляд, полезнее заняться делом… Сейчас много говорят о новом законе о митингах, некотором ужесточении наказания. Но будем объективны: ответная реакция пошла после того, как отдельные товарищи переступили черту дозволенного, стали откровенно хамить работникам правопорядка, призывать к насилию. Мы же помним, что творилось на Болотной 6 мая... Государство должно защищать себя и законопослушных граждан. Да и к представителям силовых структур во всем мире отношение уважительное. Почему этого нет в нашей стране?

— Его, уважение, надо сначала заслужить.

— Так опять договоримся до того, что в полиции все плохие. Это неправда. Подонки и негодяи есть везде — и во власти, и в журналистике. Наверняка такие встречаются и в структуре МВД, но недопустимо мазать всех черным цветом.

— Вы рассуждаете как классический чекист.

— И не стесняюсь в этом признаваться. В органах госбезопасности прослужил долгое время, но мне не стыдно ни за один день. Пятой линией, работой с диссидентами, никогда не занимался, моя специализация иная — контрразведка, борьба с терроризмом на воздушном транспорте, оперативное прикрытие госграниц…

— Первое интервью с вами я записывал лет двенадцать назад, после вашего назначения полпредом президента в Центральном федеральном округе. В кабинете на Старой площади меня поразило сочетание иконы в углу и бюста Дзержинского на столе…

— Феликса Эдмундовича мне, молодому лейтенанту, преподнесли коллеги на день рождения, когда я только пришел в органы. Конечно, за тридцать лет мое отношение к Дзержинскому трансформировалось, не стал бы сегодня его любить столь же горячо, как раньше. Но формула о горячем сердце, чистых руках и холодной голове по-прежнему кажется мне универсальной для тех, кто выбрал профессией служение Отечеству. Бюст же — своего рода память, он сопровождает меня по жизни. Впрочем, в кабинет губернатора перевозить его не стал, чтобы не нарушать интерьер, который неизменен, наверное, со времен Собчака, если не дольше. Дзержинский стоит у меня дома. А икону, давным-давно подаренную отцом-наместником Троице-Сергиевой лавры, в Смольном повесил. Образ молитвенника земли русской Сергия Радонежского…

— Вы во всех делах благословения у Господа просите?

— Как и положено верующему человеку.

— Поэтому, наверное, и на будущее не загадываете: все в руках Божьих?

— Вы о губернаторских сроках? На мой взгляд, тема излишне политизирована. Слышал, часть депутатов ЗакСа даже намерена требовать, чтобы я досрочно сложил полномочия и назначил выборы. Да, 65 процентов горожан поддерживают возврат к избирательной системе, и я среди них. В то же время более половины петербуржцев считают, что мне надо доработать до конца срока. И эту точку зрения разделяю. Неправильно было бы не воспользоваться кредитом доверия. Поэтому до 2016 года никуда уходить не собираюсь. Если только на сей счет не будет указаний высшего руководства страны. А дальше — посмотрим. Сохраню поддержку горожан — пойду на выборы. Да, ораторскому искусству я не учился, есть люди, которые с трибун говорят получше, но я привык отвечать делами. Надеюсь, Петербург оценит их по достоинству. Готов подписаться под словами архимандрита Иоанна Крестьянкина из Псково-Печерского монастыря, однажды сказавшего: «Невозможно, чтобы все нас любили, но мы должны любить всех».

— Неужели получается, Георгий Сергеевич?

— Стараюсь. У меня нет личных врагов, тех, кого считал бы таковыми. Не скажу, что всех обожаю, но и ненависти, злобы не держу. Согласитесь, уже немало на посту, который занимаю. И это не пустые слова. Ради города и ради людей стараюсь. Буду и дальше работать над собой…

Санкт-Петербург — Москва


Сверхпроводник / Автомобили / Тест-драйв


Сверхпроводник

Автомобили Тест-драйв

Lexus GS 450h — на тест-драйве «Итогов»

 

Еще немного, еще чуть-чуть. Сзади уже напирают, виснут на хвосте, а особо нетерпеливые идут на обгон, не деликатничая с дистанцией. Мы же понуро тащимся по соблазнительно вихляющим альпийским дорожкам со скоростью 40 км/ч, выжимая из никель-металлгидридных элементов последние электроны: эксперимент есть эксперимент. Все! Прежде чем батарея нового Lexus GS 450h окончательно истощилась, мы протянули километра два. Как же радостно теперь скомандовать «Полный вперед!» и почувствовать рывок, сопровождаемый рокотом мотора — обычного V6, а не электрического…

Считается, что покупка гибридной машины скорее повышает статус владельца, тешит эго, чем экономит деньги или бережет экологию. По большому счету все так: четыреста тысяч рублей, которые придется добавить к цене GS 350 AWD, чтобы заполучить в хозяйство бензоэлектрический GS, когда еще отобьются, а водила пыхтящего рядом КАМАЗа обязательно оценит мизерный выброс СО2, обдав вас ароматной струей сизого дыма. Гибрид — это модно, престижно, прикольно (нужное подчеркнуть), но только не выгодно. Рассуждая так, противники электричества забывают об одном: мощный полногибридный автомобиль — это драйв! Вот и GS 450h задействует электродвигатель именно в те моменты, когда бензиновому коллеге особенно необходим помощник, — при езде на подъем и во время скоростных обгонов. Что на серпантине, что на автобане ты король.

Столь же классно настроено и шасси: крены минимальны, а чуткий руль вкупе с задним приводом уговаривают похулиганить. На шоссе с ростом скорости баранка застывает в нулевой точке, и машина словно вгрызается в полосу. 180, 220, 240 километров в час — а «Лексусу» хоть бы хны: прет себе по прямой, как примагниченный. И все-таки лучше держать крейсерские 160—170 км/ч. Дело не в том, что дальше начинают потеть руки: просто становится трудно разговаривать или слушать музыку — зачем тогда, спрашивается, 835-ваттная аудиосистема Mark Levinson с 17 динамиками и таким чистым звуком? Какие бы волшебники ни работали в Lexus, аэродинамический фон полностью не выключишь. Зато на умеренных скоростях GS 450h — настоящий филиал Третьяковки: если в салон и пробиваются звуки, то приятные. «Р-р-р!» — это хорошо поставленным голосом напоминает о себе V-образная «шестерка». Не истошным визгом бензопилы и не спортивным басом, а солидным баритоном уверенного в себе мужчины.

Захотелось новых ощущений? Не вопрос, надо лишь разобраться с шайбой возле ручки вариатора. Программа ECO — для тех, кто не торопится: автоматика снизит отдачу силовой установки, сгладит реакции на газ и переведет климат-контроль в режим экономии. В SPORT S машина охотнее откликается на команды, отданные правой ногой, а в SPORT S+ сверх того зажимает подвеску и делает руль еще чувствительнее и немного тяжелее.

Расход порадовал: после часовой поездки в «дефолтном» режиме NORMAL на приборке высветились 8,5 литра на сотню. Более скромный GS 250 в аналогичных условиях ел десятку.

Едет новый Lexus уж точно не хуже прежнего, а как у него с остальными дисциплинами? Главный инженер модели Йоcихико Канамори не лукавит, рассказывая, как другие водители сами, не дожидаясь морганий в спину, освобождали его GS левый ряд. Увидев такой «фейс» в зеркале, машинально подвинешься. Серьезный дядя. Только white tie больше не его стиль: если предка еще можно было назвать чопорным, то тут — сплошной атлетизм с поправкой на респектабельность. Особые приметы гибрида, выделяющие его на фоне остальных GS, — голубые эмблемы и шильдики, немного другие фары и замаскированные выхлопные трубы. Если разориться на исполнение F Sport, получаем подруливающие задние колеса, броский обвес и несколько околоспортивных штришков внутри.

Содержимое салона в любом случае под стать премиальному бизнес-седану: мягкие пластики с красивой текстурой, честный металл, не вызывающее сомнений дерево. А искусная дорогая прострочка? А возможность, не вставая с места, сдвинуть правое сиденье или наклонить его спинку, добавив места заднему пассажиру? А «климат» с наноионизатором (!), который отключает часть воздуховодов, если в соседнем кресле никого нет? Плюс всевозможный хай-тек: активный круиз-контроль, работающий даже при нулевой скорости, система автоматического торможения, камера ночного видения, а в недрах огромной ниши, словно в глубине кинозала, прячется 12,3-дюймовый экран. GS каков угодно, только не аскетичен.

А какие тут кресла! Вроде ничего особенного: ну куча регулировок, ну память, ну вентиляция, ну добротная кожа. Анатомическим место рулевого не кажется. Но доверишь ему спину — и вылезать не хочется. Во втором ряду стало просторнее, мебель отлично спрофилирована, больше того — благодаря по-новому скомпонованной тяговой батарее у GS 450h наконец появился удобный багажник.

Пожив в дорогой, продуманной машине пару дней, начинаешь искать, к чему бы придраться. И находишь. Вот проекция приборов на стекло — замечательная штука, однако качество графики все еще хромает. Освоиться с мышкой-манипулятором получается не сразу: в нужный пункт меню попадаешь со второй-третьей попытки. Бардачок огромен, но пространство крадет встроенная этажерка... «Чтоб я так жил!» — скажут в Одессе и будут правы: это не претензии, а так, пожелания. По главным параметрам — комфорту, вместимости, динамике и статусности — этот «бизнесмен» многих уложит на лопатки.


Внедорожник / Автомобили / Exclusive


Внедорожник

Автомобили Exclusive

Петр Прусов: «Первый конкурент «Нивы» появился лишь через десять лет после ее выпуска. Это был «японец» Suzuki Vitara. Полностью слизанная машина»

 

Есть такой анекдот. Мол, отечественные автомобили такие плохие, потому что сотрудники «АВТОВАЗа» оставляют руки на проходной. Но одну вазовскую модель ругать до сих пор считается дурным тоном. Ровно 35 лет назад в СССР с конвейера сошла знаменитая «Нива», открывшая миру новый класс автомобилей, известный сегодня как кроссовер. О том, как российский внедорожник покорил мир, включая Японию и Антарктиду, а потом ушел в небытие, а также о других секретных отечественных автомобильных проектах «Итогам» рассказал создатель «Нивы» и бывший главный конструктор «АВТОВАЗа» Петр Прусов.

— Петр Михайлович, где научились конструировать легковые автомобили? Они ведь у нас всегда экзотикой считались.

— Экзотика... Детство я провел в Белоруссии, в деревне Зубки. Так там вообще никакого транспорта, кроме гужевых повозок, не было. В школу ходил пешком. Мне в армии даже присвоили звание мастера спорта по лыжам, хотя специально я нигде не тренировался. Выходит, отсутствие хороших дорог не всегда во вред. Учиться пошел в техникум механизации сельского хозяйства, который находится в месте под названием Городок. Там давали много рабочих профессий. И техника-механика по автомобилям, тракторам и сельхозмашинам, и слесаря-сборщика, и сварщика, и тракториста-машиниста широкого профиля, и водителя третьего класса. Учился я, правда, своеобразно. Мне не очень везло с иностранными языками. Начинал учить французский, но в то время у СССР были хорошие отношения с Китаем, и в сельских школах стали вводить китайский язык. При этом у нас его преподавала та же учительница, что и французский. Так как в китайском много фраз, похожих на наши ругательства, то она бледнела, краснела, заикалась, а у меня все отскакивало от зубов. И я говорил, что язык знаю лучше преподавателя. А в техникуме вообще-то немецкий учили...

Потом я поступил на заочное отделение Горецкой сельхозакадемии. Оттуда нас с другом вышибли со справкой об окончании первого курса, после того как мы украли возлюбленную одного нашего товарища, которая по совместительству оказалась дочкой ректора. И в армию.

Служил в Киселевичах под Бобруйском в танковом полку. Где-то писали, что я поехал добровольцем в Алжир, бывшую французскую колонию. Так вот я действительно там был. Но желания моего никто не спрашивал. Отправили на корабль, высадили в пустыне, выгрузили технику для травления мин и только тогда сказали, где мы и зачем. Задача у нас была такая. На старой допотопной технике нужно было разминировать Сахару на алжиро-марокканской и алжиро-тунисской границах. Тралили вместе с французами. Там даже обелиск общий стоит погибшим во время этой операции. Подрывался народ на минах. Никто из европейцев не согласился этим заниматься. Только СССР в знак солидарности. Я тоже, кстати, подорвался. Получил ранение в ногу, уполз в пустыню и на солнцепеке вырубился. Нашли на четвертые сутки. Маме прислали сначала похоронку, а потом — что жив. У нее были густые черные волосы, а после этого резко поседели. В общем, нам пообещали досрочную демобилизацию, но, когда вернулись в Белоруссию, почему-то взяли свои слова обратно.

На последнем году службы поступил в вуз. Но так как абитуриенты-дембеля в Минске должны были оставаться в распоряжении мотострелкового полка, то мы с другом решили уехать подальше. Выписали все институты, где была специальность «Машиностроение», бросили жребий и уехали в Запорожье.

— На каких машинах набивали руку?

— Не было такой строгой привязки. Учеба давала общее представление. Например, я специализировался на шасси — коробка передач, мосты, подвески, тормоза. Потом сузил специальность до легковых автомобилей, за что меня преподаватели ругали. Хотя диплом писал по грузовику.

— Когда прибыли на «ВАЗ»?

— В 1970 году, как раз когда завод выпустил свой первый автомобиль. Группа у нас была большая — 20 человек. И все стали работать в службе главного конструктора. Жена тоже работала на «ВАЗе» — занималась сиденьями и ремнями безопасности. Начал я с конструктора без категории. Тогда считалось, что для повышения необходимо отслужить три года. Но главный конструктор настоял, чтобы я прошел аттестацию уже через год. Так мне была присвоена сразу вторая категория, а еще через год дали должность ведущего конструктора.

— За какие такие заслуги?

— Первые два года я кем только не работал. Был дежурным. Потом первым заменил фиатовскую деталь на «копейке». Случилось так, что из-за увеличения клиренса на 25 миллиметров для наших дорог у «Жигулей» начался большой износ шин. Когда мне поручили разобраться с этим, то выяснилось, что забыли поменять точку согласования кинематики. То есть было большое изменение колеи и схождения. Итальянцы, кстати, были упертые и не признавались. Говорили, что если поднимать их Fiat 124, то получится совсем другой автомобиль. После испытаний поменяли рычаг, но механики встали в позу и сказали, что внесение изменений в линию сборки займет минимум четыре месяца. Тогда гендиректор Поляков пришел и сказал, чтобы справились за два дня. Все заявили, что это невозможно, но уложились в полтора.

— До «Нивы» добирались только на «Жигулях»?

— Не совсем. Вторым моим проектом был даже не автомобиль, а двухъярусная железнодорожная платформа для перевозки автомобиля. Так что все, кто сегодня делает платформы в России, должны знать, что истоки берут свое начало на «ВАЗе». Потом был прицеп «мыльница», который сваривался из двух сбитых кузовов.

А еще нас с коллегой Миллером как-то запрягли заниматься ширпотребом, к которому мы не имели никакого отношения. Лица, которые им занимались, заболели, а срок по выпуску чугунной сковороды и утюга наплитного подходил. Вот нам и поручили. Сковорода хорошая была, глубокая. Хозяйки жалели, что ее сняли потом с производства. Уж очень здорово на ней блины получались. А утюг по сегодняшним меркам — настоящий раритет. У него были два чугунных основания, штампованная крышка, ручка и захват. Две плиты ставились на грелку. Потом снимали одну — гладили. Ставили обратно — снимали другую. Я любил рифмовать: «Утюг наплитный — дурак набитный».

— Сковорода помогла в конструировании автомобилей?

— Нет. (Смеется.) Даже утюг не помог. После этого ошеломительного успеха нас бросили заниматься «Чебурашкой». Это был первый малолитражный мелкогабаритный автомобиль в СССР — прообраз «Оки». Нам достался прототип, на котором негде было разместить рулевое управление, не было места для запасного колеса, для аккумулятора, а торсион задней подвески выходил за пределы машины. Все это в результате уместили. Ну а настоящий автомобиль — это, конечно, «Нива». Было два варианта конструкции. Прошел мой, после чего я и стал ведущим конструктором проекта.

— Чья была заслуга, что СССР первым в мире решил заняться кроссовером?

— Наверное, это заслуга главного конструктора Соловьева, который пытался создавать собственную вазовскую школу. Тогда шло наращивание выпуска автомобилей, ставили «двойку», «тройку», а управление создавалось не под проектирование, а под сопровождение фиатовских моделей. Однако конструкторскую школу можно создать, только если постоянно проектировать, а не держать свечку. Двигателем всего процесса был генеральный директор Поляков. Мы все были молоды и амбициозны.

У меня в голове портрет вазовца разных десятилетий. В 1970-х — амбициозный и ничего не боящийся. В 1980-х — более консервативный и с оглядкой на матчасть. В 1990-х — начале 2000-х — это уже эпоха материализма, пофигизма и «чего прикажете». Сейчас мы потихоньку начинаем возвращаться в 1980-е годы...

— Кому принадлежала первоначальная идея внедорожника?

— Это на самом деле неизвестно. Если говорить о классе, то он был записан в типаже достаточно давно. Но там не было каких-то подробностей. Только то, что автомобиль должен быть с двигателем не более... с массой не более... и что он полноприводной. Это все. Такой автомобиль проектировался на трех заводах. Первым начал работать над ним АЗЛК, когда «ВАЗ» еще не построили. Вторым занялся Ижевск. Мы же начали последними. При этом каждая команда видела этот автомобиль по-своему. У АЗЛК была большая инерционность — на них давили традиции зарубежных джипов и УАЗ. Поэтому они и сделали прототип с упрощенным кузовом и брезентовым верхом.

У нас тоже было много споров. Когда меня спрашивают, как ты рискнул это сделать, то я говорю, что у меня не было выбора. Я понимал, что, если проект будет стоить огромных денег, никто за него не возьмется. Поэтому приходилось использовать то, что было на «ВАЗе». Например, все привыкли, что двигатель большого литража должен быть низкооборотным. Я бы тоже взял такой двигатель, но «ВАЗ» производил легковые авто. Пришлось менять манеру вождения сначала испытателей, а потом и потребителей. Оказалось, что с точки зрения динамики высокооборотный двигатель стал выигрывать. Потом я использовал несущий кузов, потому что на «ВАЗе» не выпускали рам. А вот за дисковые тормоза, независимую переднюю подвеску и цельнометаллический кузов разразилась настоящая драка. Худсовет, кстати, вначале все-таки утвердил кузов с брезентовым верхом, как на УАЗе. Но потом на техническом совете начальство предложило поработать над более перспективным металлическим. По дисковым тормозам все были против, и Поляков тогда сказал, что в случае неудачи мы будем отвечать самостоятельно. В результате на межведомственные испытания допустили только «ВАЗ».

Особенно удивилась лаборатория автомобилей повышенной проходимости, когда в ходе эксперимента «Нива» по вязкой пашне объехала УАЗ с бортовыми редукторами. Они не поверили и предложили повторить эксперимент на собственном автомобиле. Но «Нива» снова объехала советский военный джип за счет динамики на подъеме.

— Много палок в ваши колеса вставляли?

— Конечно. Был у нас один специалист. Громогласный, постоянно нападал. Говорил, что стажировался на «УАЗе» и даже в Италии и что так джипы не строят. А я нигде не стажировался. Однажды он меня допек, и я ему сказал: «Евгений Иванович, знаете, был такой вице-адмирал Макаров. Так вот он говорил, что там же, где побывал он, побывал и его сундук. Но последний так сундуком и остался». После этого он даже разбил стул и жутко сердился.

— Как родилось название у «Нивы»?

— «Ниву» назвали в честь детей — моих и первого главного конструктора Соловьева. У меня были дочки Наталья и Ирина. А у него два сына — Вадим и Андрей. С названием произошла небольшая заминка. Оказалось, что был уже такой комбайн «Нива». Можно было, конечно, переназвать, но для меня это было очень личным.

— Все помнят невероятный экспортный успех «Нивы». А изначально она ведь, наверное, делалась для внутренних нужд?

— Да. Это сегодня кричат, что все с первого раза верили в «Ниву». Скажу вам, что это блеф. Первая программа выпуска была рассчитана на 25 тысяч машин. И лишь когда «Нива» пошла не только на внутреннем, но и на внешнем рынке, пришлось дважды увеличивать выпуск до 75 тысяч машин в год.

А на экспорт «Нива» пошла в удачные 1978—1979 годы. Тогда в Германии и Франции выпал сильнейший снегопад, и по Гамбургу двигались только «Нивы». После этого в Европе началось какое-то сумасшествие по поводу этой машины. Инспекция внешней торговли не успевала штамповать документы на все автомобили.

— Зарубежные аналоги были на тот момент?

— Первый конкурент появился лишь через 10 лет. Это был «японец» Suzuki Vitara. Полностью слизанная машина. Причем сходство наблюдалось не только по габаритам: колея, база, передняя независимая подвеска, пружинная подвеска, дисковые тормоза и даже кузов — все было похоже на «Ниву». До этой модели японцы — кстати, единственный раз в истории — импортировали наш автомобиль на внутренний рынок. Продолжалось это около восьми лет.

Когда японцы посетили «ВАЗ» за шесть месяцев до выхода Suzuki Vitara, то подарили мне проспект этой машины на английском языке. Я полистал и сказал: «О, придется вам платить. Все слизали». Потом, когда мы с ними посидели за рюмкой чая, мне перевели текст. Там было написано: «Соавтору Suzuki Vitara от фирмы Suzuki».

Мы пять лет были, безусловно, впереди, хоть и с голым, что называется, задом. А вообще «Нива» продержалась на пьедестале около 12 лет. Теперь же каждый считает, что должен иметь по 2—3 модели в этом сегменте. Сейчас мы отличаемся только тем, что проигрываем в городе и на шоссе, но выигрываем на бездорожье. К великому сожалению, машина не коньяк — с возрастом лучше не становится. Как бы хорошо она ни продавалась, какой бы рентабельной ни была, ее надо было менять.

— Почему же не меняли?

— Во-первых, у советского правительства не было денег. А во-вторых, почти все говорили, мол, зачем что-либо менять, если автомобиль продается.

— И спустя 12 лет мы начали уступать зарубежным компаниям?

— По многим показателям да. Однако сейчас мы по-прежнему входим в первую тройку по джипам. «Нива» была единственным автомобилем, который побывал в Антарктиде и в Арктике. Кроме того, «Нива» в буквальном смысле закрыла «Алжирское ралли» и «Ралли Фараонов», когда два года подряд все три первых места занимали наши внедорожники. В результате к этим гонкам все потеряли интерес. На «Париж — Дакаре» мы были и первыми. Так что популярность «Нивы» еще долго не падала.

— В Кремль ездили на первый показ?

— Конечно. Вообще тогда все новые автомобили ездили в Кремль на смотрины. Однажды на «Ниве» даже сам Брежнев за рулем уезжал с эскортом охраны. Генсек был любителем быстрой езды. Была также мода дарить «Нивы» верховным правителям. Свои советские внедорожники были у Фиделя Кастро, у китайцев, индусов и французов. Был также у нас один курьезный случай на показе в Кремле. Купили мы японское оборудование на стенды, и вдруг оказалось, что не развивается достаточная мощность. Меня даже вызвали из Тольятти. Прилетел в Москву. Когда я прорвался сквозь всех чиновников и пообщался с механиком, обслуживающим стенд, выяснилось, что его не переключили после тестирования Audi.

— Сколько стоила первая «Нива»?

— Всегда считалось, что машина — вещь недешевая. Первая «Нива» стоила дешевле «шестерки». Примерно 6700 рублей.

— Есть мнение, что «ВАЗ» стал жертвой гигантомании 1960-х. Поэтому и качество плохое — не успевали за всем следить. Согласны?

— Существовавшая система управления огромным заводом к качеству не имеет никакого отношения. Разве в 1975 году завод был меньше, чем в 2000-м? Все проще. Когда началась перестройка и пошел развал СЭВ, все были вынуждены бежать и переносить производство комплектующих в свои страны. Ведь раньше как было? Болгары поставляли одни детали, Польша — другие. А в России мало кто этим занимался. Потом еще и доллар взлетел с 6 до 24 рублей.

— Были у «ВАЗа» секретные разработки? Электромобили, например?

— Да, были такие разработки. Мы делали почтовые электромобили на базе «двойки». Их пустили в экспериментальную эксплуатацию в Тольятти, Киеве и Москве. Однако другие не выходили за рамки опытных образцов или мелких серий, как, например, гольф-кары. Был период, когда мы очень неплохо выглядели на этом рынке. Когда впервые участвовали на гонках электромобилей в Швейцарии — было это уже в годы перестройки, — мы заявились и опоздали на гонку из-за слишком затянувшихся согласований с нашей таможней. Гонка состояла из трех этапов. Нас пустили на последний, который мы выиграли и заняли по итогам всех этапов третье место. Дальше были неплохие результаты на гонках в Турине, кубок Дании и гонка электромобилей в Монте-Карло.

— Как подзаряжались такие авто?

— От обычной бытовой розетки. Занимало это от 6 до 8 часов, то есть заправиться электричеством можно было за ночь. Запас хода составлял 150 километров. Были небольшие легкие гольф-кары, которые сейчас бегают в Нахабине, в Пакистане и на Тайване. Недавно был проект поставки таких электромобилей для определенных зон Москвы, в том числе для спецсопровождения в милиции. Но в Москве сменилась власть, и все как-то позабыли об этой программе.

— И что, проект с электромобилями свернули?

— Пока он находится в замороженном состоянии, по всей видимости. Кстати, скажу вам крамолу. Первый гибрид в мире был вовсе не Toyota Prius, выпущенный в 1997 году.

— Неужто снова наши опередили?

— «ВАЗу» был заказан секретный гибрид для батальона разведки КГБ. Было это в 1987 году. Им требовался автомобиль для прослушивания эфира. Чтобы он мог зарядиться, пройти 25 километров до места прослушки и, не включая двигатель, вернуться обратно. А в обычное время он ездил как обычный автомобиль.

— Как вы считаете, есть вообще перспективы у электромобилей? Вот и Михаил Прохоров решил заняться ими под маркой «ё-мобиль».

— Если была бы воля, их можно было бы внедрять для обслуживания санаториев, зон отдыха и так далее. Но к гибридам я испытываю смешанные чувства. Например, в «ё-мобиле» конденсатор выдается как писк последней моды. Хочу напомнить, что у нас в 1980-х годах ходил автобус на конденсаторах по ВДНХ. Он был хорош тем, что заряжался за полминуты, и этого хватало, чтобы пройти 30 километров до ближайшей дозарядки. Подобный проект был и в Тольятти. Троллейбус шел до конечной остановки, сматывал рога и отправлялся в депо как электромобиль. Потом заряжался и возвращался. В «ё-мобиле» есть свои плюсы, но называть конденсаторы чудом я бы не стал. У них есть и куча недостатков. Они могут работать лишь на очень коротком плече.

— Сложно было работать на «АВТОВАЗе» в конце девяностых?

— На кризисный 1998 год пришлось очень много проектов, которые мы вынуждены были перевести с режима развития на режим выживания. Но были и позитивные моменты. Например, редко встречается, чтобы такая известная западная фирма, как GM, придя в другую страну, развивала не собственный проект, а местный. Так было с Chevrolet NIVA. «Калина» — тоже проект выживания. Кстати, «Нива» — мой первый автомобиль, но «восьмерка», «десятка» и «Калина» — тоже автомобили, к которым я приложил руку. Я часто говорил, что если «Нива» — техническая удача, то ВАЗ 2108 — техническая революция.

— Сейчас уже так не скажешь.

— В России «восьмерка» была первым неопытным образцом переднеприводного автомобиля. Было много споров, что она будет буксовать зимой и скользить на гололеде. Революционность же ее была в том, что вместе с ней на завод пришли новые технологии. Недаром над ним также работала компания Porsche. С момента перестройки более новых технологий в отечественной автопромышленности не появилось. Добиваем то, что было создано раньше. Если вы внимательно присмотритесь к «десятке», «Приоре» или «Калине», то увидите, что база взята именно с «восьмерки».

— Почему ушли с завода в 2003 году?

— Я считал, что люди на руководящих должностях не должны работать, если они старше 65 лет. Меня отговаривали и даже звали обратно. Предлагали должность советника, но я отказался. Сейчас занимаюсь международной сертификацией вазовских автомобилей, в мои функции входит ругать начальство. Я даже попросил снизить мне зарплату, чтобы никто не смог меня шантажировать увольнением.

— Уровень инженерной мысли в России еще позволяет создать качественный автомобиль?

— Качество автомобиля определяется не только этим, а скорее техническими возможностями. Тем более я вот, например, патриот. У меня очень хорошее имя в Германии. Два раза в год я туда езжу. Садимся с фирмой Porsche в кабаке и вспоминаем минувшие дни. В 1976 году меня звали перейти туда работать. Вопрос решался на уровне министров иностранных дел. Но, во-первых, я по характеру такой, что дольше 20 дней не могу жить за границей. Во-вторых, мне предлагали такую работу, на которой не то что говорить — думать надо по-немецки. А с ним у меня еще с юности проблемы... Звала к себе Mitsubishi, они запускали новый джип в 1996 году. Каданников уговаривал не уходить. Но ведь я и сам не хотел...

Тольятти — Москва


Игра мускулами / Автомобили / Новости


Игра мускулами

Автомобили Новости

 

Серых дилерских центров у нас за последние годы поубавилось. Подержанные иномарки возить больше не выгодно, а с поставками новых вполне справляются официальные продавцы: на их стороне поддержка автопроизводителей, льготные кредиты от дочерних банков, гарантия, наконец. Тем не менее всегда существует четырехколесный товар, который, хоть и не поставляется по официальным каналам, пользуется стабильным спросом, — например, все модели Acura, Dodge Durango или Ford Mustang. До недавних пор компанию им составлял и Chevrolet Camaro: muscle car пятого поколения уже два года продается в Северной Америке, а вот с турне в холодную и чужую Россию все как-то не складывалось. Меж тем желающих приобщиться к американской классике среди наших соотечественников хватает: благодаря все тем же серым дилерам «камарики» нет-нет да попадаются на дорогах. Теперь этих ярких во всех отношениях персонажей станет еще больше: джиэмовцы наконец объявили о старте официальных продаж Chevrolet Camaro.

С момента своего дебюта в 1967 году и вплоть до начала двухтысячных легендарное купе являло собой шедевр консерватизма, во всяком случае с технической точки зрения. Классическое нутро с неразрезным задним мостом оставалось неизменным, в то время как кузов от поколения к поколению становился все более обтекаемым. Новый Camaro — совсем другого поля ягода. В его основе лежит платформа Zeta, разработанная специалистами австралийского подразделения Holden, входящего в концерн GM. Привод остался задним, но подвеска всех колес теперь независимая. Под длинным капотом можно обнаружить различные варианты двух силовых агрегатов: 3,6-литровой V-образной шестерки и 6,2-литрового V8. Для России выбрали 323-сильную версию первого мотора и 405-сильный вариант второго, коробка передач всего одна — шестиступенчатый автомат. Забавно: в тех же Штатах, где третьей педалью и пользоваться-то мало кто умеет, Camaro на механике не редкость...

Ценник в зависимости от двигателя составляет 1 миллион 990 тысяч или 2 миллиона 600 тысяч рублей. Список дополнительных наворотов скромный: люк с электроприводом, полированные 20-дюймовые диски да особые варианты окраски. Учитывая, что другие масл-кары, такие как Ford Mustang или Dodge Challenger, у нас не продаются, Chevrolet фактически вне конкуренции: остальные купе либо заметно компактнее, либо дороже. Быть может, его успех поторопит других аутентичных янки?


Рабочий класс / Автомобили / Новости


Рабочий класс

Автомобили Новости

 

То, что седан в России самый популярный тип кузова, ни для кого не секрет. В компании Opel даже подсчитали, что из всех четырехдверок, реализуемых в Европе, на наш рынок приходится 60 процентов продаж. Спрос на седаны гольф-класса растет и в странах Западной Европы (там их берут в качестве альтернативы более дорогим автомобилям сегмента D), но до нас европейцам еще далеко — именно потому мировая премьера нового Opel Astra с трехобъемным кузовом пройдет на Московском автосалоне, который откроется в конце августа.

Модификации с отдельным багажником были в каждом поколении Astra, однако нынешняя претендует на звание самой красивой. Элегантные боковые линии, вытянутые задние фонари — пожалуй, этот аппарат выглядит не хуже своего старшего брата Opel Insignia. Родство с «Астрой»-хетчбэком, конечно, прослеживается, но ощущения, что к пятидверке впопыхах приделали багажник, нет и в помине. Между прочим, на чем-то похожем уже катаются жители США — правда, там автомобиль известен как Buick Verano. Европейская версия помимо некоторых внешних отличий получит собственные моторы и иной набор опций.

Opel Astra Sedan почти на 24 сантиметра длиннее хетча. Подросло и главное достояние, багажник, — до 460 литров. Если к тому же сложить задние сиденья, полезный объем превысит один кубометр. Увы, о содержимом моторного отсека еще мало что известно. Объявленный диапазон мощности — от 115 л. с. до 180 л. с., значит, можно ждать уже знакомых по другим моделям Opel атмосферников в 1,6 и 1,8 литра и 1,6-литровый турбомотор. Кроме того, в скором будущем Opel предложит совершенно новый агрегат с непосредственным впрыском и турбонаддувом объемом 1,6 литра. Будет из чего выбрать! Зато шестиступенчатый автомат стоит принять как подарок судьбы: о механических коробках пока не говорят.

Цены на Astra Sedan объявят позже, но логично предположить, что в прайс-листах новинка окажется между одноименной пятидверкой и Opel Insignia.


Делу время / Автомобили / Новости


Делу время

Автомобили Новости

 

В бизнесе, как и в спорте, нужно действовать быстро. Тем, кто хочет везде успевать и делать это с комфортом, адресуют троицу заряженных моделей бизнес-класса от Audi — седан S6, универсал S6 Avant и нечто вроде большого купе под кодовым названием S7 Sportback.

Кольценосцы уже осенью обретут своих первых владельцев. Все как один с модным четырехлитровым V8 — это двойной турбонаддув, 420 л. с. и 550 Н.м в нешуточном диапазоне от 1400 до 5200 об/мин. Расслабляющегося на заднем сиденье важного пассажира можно немало удивить: ускорение до 100 км/ч у седана мощнейшее — 4,6 секунды. Вот расход горючего его точно не испугает (особенно в сравнении с налогом!): 9,7 литра на сто километров пути — сущие пустяки. Универсал потратит на одну десятую больше.

У S6 и S7 есть базовая комплектация, включающая в себя постоянный полный привод, 19-дюймовые диски, спортивные передние кресла, биксенон и многое другое; в качестве опции доступны система ночного видения, навигация, светодиодные фары и еще куча разных сибаритских штучек. Самая быстрая на данный момент «шестерка» (пока не вышла RS 6) стоит 3 миллиона 408 тысяч рублей, S6 Avant дороже на 80 тысяч. За конкурентов просят примерно столько же. Например, Mercedes-Benz E 500 с полным приводом и 408 силами под капотом отдают за 3 миллиона 450 тысяч. BMW 550i xDrive (407 л. с.) даже чуть дешевле — от 3 миллионов 240 тысяч рублей, ну а любителям сэкономить показан Infiniti M56 (408 л. с.). За него предлагают выложить «какие-то» 2 миллиона 940 тысяч, хотя есть нюанс: привод у «японца» строго на задние колеса.

Красавца Audi S7 Sportback можно обменять на без малого четыре миллиона — переплата относительно 310-сильной A7 с компрессорным трехлитровым мотором составит примерно миллион с четвертью. Не в коня корм? Так ведь другие норовистые четырехдверные купе еще дороже. Полноприводной Mercedes-Benz CLS 500 оценили почти в 4,5 миллиона рублей, а Porsche Panamera 4S и вовсе перешагивает за пять миллионов. Стильные вещицы стоят денег.


Ветреный малый / Автомобили / Новости


Ветреный малый

Автомобили Новости

 

Шустрые, озорные Mini — машины для особых клиентов. В серо-черном океане из унылых до зевоты лимузинов и внедорожников они словно тропические островки — неизменно заставляют обернуться. Малый вес, мощный двигатель, спортивная подвеска, ни с чем не сравнимый дизайн — достоинства этих малюток хорошо известны. Из них же вытекают недостатки: не самый просторный салон, посредственная плавность хода, наконец, немалая для авто таких размеров цена. Вот почему в самой компании свои модели называют нишевыми. Ну а самым главным эксклюзивом должен стать MINI Roadster: экстравагантного «британца» недавно предъявили москвичам.

Новинка, впервые показанная широкой публике во Франкфурте осенью прошлого года, построена на шасси стандартного хетчбэка. Казалось бы, версия со съемной крышей на этой платформе уже существует — так зачем городить такую же машину, но двухместную? Ответ напрашивается сам собой: Roadster, в отличие от привычного MINI Cabrio, выглядит драйвовее и привлекательнее. Тем более что водителю и его единственному пассажиру просторно и удобно, да и по качеству отделки автомобиль не уступает дорогим представителям сегмента C. Что до задних сидений, то их отсутствие отчасти компенсирует солидный по меркам класса багажник, объем которого составляет 240 литров. Интересная деталь, привносящая ностальгическую нотку: матерчатая крыша убирается вручную, хотя предусмотрен и полуавтоматический вариант. Только это вряд ли затруднит хозяина родстера: кровля компактная, и далеко тянуться за ней не приходится.

Набор версий и силовых агрегатов стандартен для всего модельного ряда MINI, за вычетом базового исполнения One. Самая доступная комплектация Cooper Roadster с 1,6-литровым 122-сильным бензиновым атмосферником обойдется в 940 тысяч рублей; более проворный Cooper S Roadster может похвастаться 184-сильным турбомотором, но одновременно взлетит и цена — до 1 миллиона 215 тысяч. Наконец, для любителей скорости предусмотрен особо сердитый MINI John Cooper Works Roadster с двигателем мощностью 211 л. с., однако цена вопроса пока не определена — такой автомобиль появится у дилеров чуть позже.


Вам письмо / Hi-tech / Интернет


Вам письмо

Hi-tech Интернет

Как послать вежливо, вовремя, красиво и конфиденциально

 

Несмотря на богатые возможности современных коммуникаций (голосовые и видеозвонки, мессенджеры, социальные сети), электронная почта по-прежнему остается одним из самых популярных средств общения. В тройку лидеров почтовых веб-служб входит Google Gmail, где (по данным на январь 2012 года) открыто более 350 миллионов аккаунтов пользователей. Добавить почтовому клиенту Gmail несколько полезных функций можно благодаря дополнительным сервисам и расширениям для браузеров.

По шаблону. Красиво оформленные письма обычно производят благоприятное впечатление на адресата. Сервис BrandMyMail позволяет создавать сложные шаблоны писем, содержащие различную дополнительную информацию, в том числе: контактные данные и фото пользователя, обновления его профиля в Facebook и Twitter, фотографии из Picasa и т. п. Для шаблонов используется специальный редактор. Его панель инструментов делится на три вкладки: Layout, позволяющая выбрать шаблон; Design, отвечающая за вид фона и цвета, и Plugins, где собрано около двух десятков плагинов различных сервисов. После авторизации веб-службы BrandMyMail в Gmail необходимо установить соответствующее расширение для своего браузера (Firefox или Chrome). Процесс этот довольно прост и к тому же снабжен подробной иллюстрированной инструкцией. В результате всех этих манипуляций в интерфейсе почтового клиента Gmail при написании письма вы обнаружите несколько новых кнопок. Так, кнопка Send позволяет отправить сообщение с использованием созданного шаблона, Preview — посмотреть, каким ваше письмо увидит получатель. На разные случаи можно создать несколько шаблонов и менять их по мере необходимости.

Согласно расписанию. Если письмо пишется поздно вечером или ночью, то велика вероятность, что оно может затеряться в лавине утренних писем вашего адресата. А ведь большинство людей обычно начинают просмотр корреспонденции с самых новых писем. Чтобы респондент прочел ваше сообщение одним из первых, нужно отправить письмо утром в определенное время (например, когда адресат появляется на работе). Такие функции отложенной отправки предлагают сервисы Boomerang for Gmail и Right Inbox. Расширения для браузеров Firefox, Chrome и Safari позволяют автоматически отправлять письма по заранее составленному расписанию. Для этого в веб-интерфейс Gmail добавляется специальная кнопка, кликнув по которой можно выбрать для отложенной отправки любое время.

Без лишних эмоций. Экспериментальные функции, собранные на вкладке «Лаборатория» в настройках Gmail, уже сейчас открывают некоторые интересные возможности. Например, одна из них позволяет застраховаться от необдуманных писем, написанных в запале. Ведь после включения функции «Отмена отправки письма» у вас будет несколько секунд, чтобы отменить поспешно принятое решение. За это время надо успеть щелкнуть мышкой по появившейся надписи «Идет оправка... Отмена».

С криптозащитой. Часто возникают ситуации, когда доступ к пересылаемой по электронной почте конфиденциальной информации хочется строго ограничить. Сделать это быстро и просто поможет, например, сервис Encipher.It . Для кодирования сообщения он использует мощный алгоритм шифрования AES, превращающий исходный текст в бессмысленный набор символов. Для прочтения письма получатель должен знать пароль, который ему следует предварительно сообщить, например, по телефону. Кодировать и декодировать сообщение можно прямо на сайте encipher.it, скопировав текст в соответствующее окно и введя пароль. Но для автоматизации процесса шифрования в Internet Explorer, Firefox или Chrome лучше установить букмарклет — специальную программу, которая сохраняется в браузере как закладка. Сфера применения Encipher.it может быть более широкой. С его помощью также легко публиковать чувствительную информацию для избранных пользователей в форумах, чатах и социальных сетях.

Резюме. Дополнительные сервисы для веб-клиента Google Gmail позволяют, например, создавать красивые шаблоны писем, автоматически отправлять сообщения по заранее составленному расписанию, застраховаться от отправки необдуманных писем, а также надежно шифровать пересылаемую конфиденциальную информацию.


За связь без брака / Hi-tech / Бизнес


За связь без брака

Hi-tech Бизнес

Абоненты недовольны мобильной связью. Чем ответят операторы на их капризы?

 

К хорошему быстро привыкаешь — эта народная мудрость на 100 процентов справедлива в отношении мобильной связи: еще вчера отдельные граждане гордились одним только наличием сотовой трубки, а сегодня недовольны, если слышат в ней эхо или разговор прервался. Или, скажем, сеть, только что известившая, что абонент находится вне зоны ее действия, сообщает, что связь с ним уже есть. По данным исследования Business Analytica, почти четверть процентов абонентов «большой тройки», обращавшихся с претензиями в салоны сотовой связи, жаловались на качество соединений. Информационно-аналитическое агентство TelecomDaily, рассказывает его руководитель Денис Кусков, исследовало сети всех операторов в более чем 50 регионах России и в каждом обнаружило какие-либо недостатки. Департамент информационных технологий города Москвы постоянно собирает жалобы столичных абонентов и отображает их на интерактивной карте на своем сайте. Но проблема не в том, что граждане с коммуникационного жиру бесятся. Если уж мы говорим об электронной стране и всевозможных мобильных услугах, не только развлекательных, но и критичных для жизни и здоровья человека, например, медицинских или экстренном реагировании на ДТП, то надежность коммуникаций должна быть стопроцентной. Почему это не так после полутора десятков лет бурного развития в нашей стране мобильной связи?

Обыватели склонны винить в неполадках либо телефонный аппарат, либо оператора связи. Правы и те и другие. И даже те, кто утверждает, что производители трубок закладывают в них недолгое время жизни — года два-три. Это правда, но не вся. Конечно, каждый аппарат проходит сертификацию, но каждый стандарт сотовой связи предполагает определенный диапазон параметров. «Поэтому у одной модели чувствительность может быть получше, а у другой максимальная мощность побольше, — рассказывает Александр Голышко, руководитель рабочей группы при Минкомсвязи и АДЭ по разработке концепции будущего регулирования отрасли. — Размер соты ведь определяется мощностью передатчика отнюдь не базовой станции, а абонентского терминала». Связь-то двухсторонняя: телефон периодически излучает «пилот-сигнал», то есть «кричит» окружающим базовым станциям: «Я здесь!» А если этого крика никто не слышит, то и связи не будет. Разработчики могут пожертвовать мощностью излучаемого сигнала, например, в угоду снижению энергопотребления, дабы аккумулятор дольше работал без подзарядки. «Это особенно актуально для более «прожорливых» смартфонов. В этой машинке чего только не понапихано! И все это «кушает» энергию, — отмечает эксперт. — К тому же плохое покрытие 3G поверх 2G «крутит мозги» вашему телефону, поскольку 3G-связь имеет более высокий приоритет, и телефон ее то включает, то теряет». Вот почему при перемещениях между столицей и пригородом можно заметить удивительную вещь: незамысловатый дешевый телефон шустро доставляет и отправляет электронную почту, в то время как дорогущий навороченный смартфон пребывает в состоянии глубокой задумчивости. Но и в мегаполисе с его плотной застройкой похожие проблемы: только что у вас на экране светилось 3G/HSPA, но стоит повернуть за угол — там только 2G/EDGE. Ситуация объяснима: в Москве и в других городах-миллионниках с напряженным трафиком связи операторы каждый день вводят в эксплуатацию сотни новых объектов связи, что требует дополнительной настройки уже действующих сетей. К тому же известные ограничения радиочастотного спектра в столице и Подмосковье зачастую мешают установке необходимого дополнительного оборудования.

А что операторы? Они включились в гонку за 4G. Профессионалы говорят, что нужно два-три года, чтобы как следует «отъюстировать» сеть конкретного поколения. Но наши мобильщики этого позволить себе не могут. Они куют железо пока горячо — работают на потребителей широкополосных услуг, в первую очередь владельцев смартфонов, у коих, по данным Business Analytica, ежемесячные расходы на связь нередко превышают 1000 рублей. А их количество растет как на дрожжах — до 40 процентов в год, и сегодня в России, как подсчитали аналитики TelecomDaily, телефонов с поддержкой 3G уже больше 38 процентов. «Среднемесячный трафик смартфона за прошлый год составил около 150 Мб, а в целом за прошлый год смартфоны сгенерировали 82 процента всего трафика мобильного ШПД, — рассказывает Андрей Алексеев, старший менеджер департамента беспроводных решений Huawei в России, Украине, Белоруссии и Армении. — А еще есть 3G/Wi-Fi-маршрутизаторы, через которые подключаются портативные и планшетные компьютеры. Первые создают больше трафика, чем смартфоны, в 22 раза, а вторые — в 3,4 раза больше, чем смартфоны. Одни обновления операционных систем для ноутбуков способны создать критические нагрузки на сети 2G/3G».

Надо сказать, что операторы о проблемах с качеством знают и пытаются их решить. На этот случай есть масса технических решений по «размазыванию» соты на большую территорию или — с помощью ретрансляторов — туда, где абонентов побольше. Помните, как Владимир Путин ехал по Сибири? Если известен конкретный проблемный участок, достичь отличного качества вполне возможно. Другое дело — поправить его в масштабе всей страны. Загвоздка в том, что сотовая сеть — это живой организм: абоненты все время перемещаются, скапливаясь то в одной, то в другой точке. Заранее спроектировать идеальную сеть, рассчитанную на годы эксплуатации, теоретически возможно, но стоить это будет фантастических денег. «Рост трафика подразумевает нагрузку на опорную сеть пакетной коммутации. Поэтому операторы сейчас нередко ограничивают скорость на радиоинтерфейсе для согласования с пропускной способностью существующей опорной сети, — поясняет Андрей Алексеев. — Для сетей 4G в перспективе потребуются гигабитные оптические линки на каждую площадку базовой станции». Вот и приходится операторским компаниям проявлять чудеса ловкости в поиске компромисса между экономией корпоративного бюджета и объемом покрытия современными сетями.

Проблема эта свойственна не только нашей стране, и поставщики инфраструктурных решений предлагают операторам свои «лекарства»: тут и комплексные решения типа единой радиоподсистемы, где базовая станция может работать в пяти полосах частот и трех стандартах (GSM/UMTS/LTE), и единое коммутационное ядро, и автоматическая оптимизация радиосети, при которой сама сетевая логика автоматически распределяет абонентов по соседним сотам, в зависимости от текущей нагрузки в каждой из них. Такие решения тоже стоят денег и к тому же, говорит Александр Горбатько, замглавы департамента информационных технологий города Москвы, в нашем законодательстве вообще отсутствует понятие «качество связи» — оно исчезло вместе со СНиПами советского образца и радиочастотными службами, которые в те времена мониторили сотни параметров, влияющих на качество услуг связи. Стандарт GSM, между прочим, описывает две с хвостиком сотни характеристик, которые необходимо контролировать для уверенности в качестве, и в Европе их соблюдение имеет для операторов силу закона. Сейчас, рассказывает Горбатько, на базе опыта, полученного в ходе народного мониторинга качества мобильной связи, готовится методика независимой профессиональной экспертизы состояния электромагнитных параметров мобильных сетей. Но кто этим будет заниматься, непонятно. Как, впрочем, непонятно, можно ли точно прописать в законе соответствие между параметрами сигнала на выходе радиопередатчика и эмоциями абонента: кто-то после неудачной попытки выхода в Интернет остается спокойным — ну, бывает, а кто-то скандалит в офисе оператора. Понятно одно: техническая модернизация операторов — это процедура, не имеющая окончания, однако при прочих равных условиях удовлетворенность абонентов качеством связи становится одним из ключевых факторов их лояльности. Если учесть последние тенденции к появлению в нашей стране принципа переносимости телефонного номера, именно нарекания к качеству могут стать стимулом к смене оператора.


Запретам.net / Hi-tech / Интернет / Люди говорят


Запретам.net

Hi-tech Интернет Люди говорят

 

В Госдуму внесен законопроект, предусматривающий создание единого реестра сайтов с запрещенной законодательством информацией. Правда, законопроект не проходил обсуждения в экспертных интернет-сообществах, и потому непонятно, каким образом этот новый список соотносится с тем, который уже действует. К тому же есть большие сомнения, что принцип фильтрации — это то, что поможет избавить общество от нежелательного контента.

Конечно, технологически есть возможность вычленять из магистрального трафика запросы пользователей, адреса и указатели и перенаправлять эти запросы на другие ресурсы или вообще никуда не отправлять. Однако помимо того, что такая технология весьма дорога, мы получим полную перлюстрацию трафика пользователей, что является прямым нарушением Конституции РФ. А государству от этого большого проку не будет. Оно, конечно, может устанавливать свои законы в отдельно взятом суверенном Интернете. Но вот понятие статичного списка адресов лишено смысла, так как контент может размножаться на тысячи сайтов и страниц, мигрировать между интернет-адресами и доменными именами. В Интернете вообще нет статики. Да, информация бывает хорошей и плохой, вот только критерии «плохости» у разных социумов различаются, и поэтому создание всепланетарного реестра плохого контента невозможно. Мне представляется более действенным метод создания «островов»: для детей, для истово верующих, глубоко моральных, людей нетрадиционной сексуальной ориентации и т. д.

А что касается криминального контента — а именно он, надо думать, заботит депутатов, то в первую очередь необходимо бросить все силы на поиск источника и применение к нему мер уголовного характера. Думаю, до 99 процентов такого русскоязычного контента, скорее всего, создано и размещено нашими согражданами или соседями, их вполне можно достать традиционными офлайновыми методами. Фильтрация трафика в этой ситуации — это как спрятать голову в песок и делать вид, что ничего не случилось.


Камешек в ботинке / Искусство и культура / Кино


Камешек в ботинке

Искусство и культура Кино

Фильм — обладатель Гран-при «Кинотавра» мог вообще не попасть в конкурсную программу

 

Кира Саксаганская, продюсер фильма Павла Руминова «Я буду рядом», вышла на сцену получать главный приз фестиваля с мобильным телефоном. Она как раз собиралась отстучать мужу Алексею Учителю эсэмэску с именем лауреата — скорее всего, это «Кококо» Авдотьи Смирновой. Супруга Анатолия Чубайса их студии «Рок» не чужая, писала сценарии для Учителя и сняла здесь свой режиссерский дебют «Связь». Решение жюри для Киры, как и для большинства собравшихся, было неожиданностью. Впрочем, приятной. Но многих, особенно критиков и журналистов, оно повергло в шок. «Сериальная слезовыжималка», «триумф телемуви», «сублимация авторского кино», «главное недоразумение фестиваля», «ничего нового о современности» — это цитаты из публикаций. Устно противники фильма выражались совсем неполиткорректно. Они уверяли меня, что это «плевок всем нам в лицо» и «фильм, который ни на каком фестивале не должен получать призов». Недаром председатель жюри Владимир Хотиненко, хорошо знакомый с логикой мышления коллег, предварил награждение фразой: «Я извиняться не буду».

Но мне, поскольку я вхожу в отборочную комиссию «Кинотавра», пришлось отстаивать и наш выбор, и выбор жюри. Павел Руминов, что называется, режиссер со сложной судьбой: вслед за успешной короткометражкой последовал провальный дебют в полном метре «Мертвые дочери», затем возврат к короткому метру и клипам. И вот на фестивальный отбор режиссер представил свою новую работу «Я буду рядом», правда, в совершенно ином виде, чем ее показали на «Кинотавре».

В действительности фильм «Я буду рядом» — это часть пока еще не созданного мини-сериала. Павел уверяет, что им отснято более ста часов материала, из которого можно монтировать разные сюжеты. Замечательно придуманная история молодой женщины, которая, узнав о смертельном диагнозе, находит для своего маленького сына приемную семью, развивалась по принципу «вот новый поворот» в конце каждой условной серии. Сначала героиня мужественно умирала, потом жанр переключался на хоррор с призраком, дальше шло воскрешение и юридический триллер, а завершалось все целой цепочкой морально-психологических уроков для зрителя, ни один из которых не становился финальной точкой. В рамках одного фильма эта череда событий не смотрелась художественно убедительной.

В таких случаях приходится со вздохом отказываться от картины с припевом: «Да нас в Сочи порвут!» Ведь рвут ежегодно за все — за «чернушную жесть», за «сладкие сопли», за «идеологические демарши», за «советское кино», за «народное кино» и больше всего как раз за «телекино», «мыло». К сожалению, предъявлять в конкурсе сжатый в два с лишним часа сериал означало бы заранее вывести его за рамки обсуждения — «телеформат» у нас слово ругательное. Хотя это говорит прежде всего о провинциальности мышления, так как телеформат в мировом кино давно перекочевал на большой экран и ему рукоплещат даже на «Оскаре». Недавние «Маленькая мисс Счастье», «Тужься», «Детки в порядке» и особо любимая мною «Джуно» из этого ряда — кино, которое, развлекая, учит и даже лечит зрителя. Будь оно сделано у нас, его гордо заклеймили бы спекуляцией на чувствах, игрой на понижение и заискиванием перед домохозяйками.

К счастью, реакция продюсеров и режиссера «Я буду рядом» на вердикт кинотавровских отборщиков была необычной. Вместо обид и надувания губ через две недели нам прислали фильм совершенно иной стилистики — простая, внятная история, содержащая в себе то, что у нас принято называть социальной значимостью, а на Западе — терапией. Но при этом неожиданно эмоционально теплая благодаря предельно естественной игре Марии Шалаевой и Ромы Зенчука. Причем заявлена тема, с которой в нашем кино я не встречалась, да и в мировом с ходу не припомню. Случилась частная трагедия — болезнь и приговор врачей. Обычно из этого выжимается безнадежный сюжет о том, как страшно жить и умирать. А в фильме Руминова обреченная мама делает все при жизни, чтобы любимый сын не пропал после ее смерти, чтобы утрата не исковеркала его, чтобы встреча с неизбежным для нее самой не сопровождалась чувством неисполненного долга.

Сам Руминов, комментируя свою картину, сказал: «Я захотел ощутить контакт с другими людьми — не высасывать из пальца подонков. В силу какого-то эволюционного сбоя наши режиссеры фокусируются на негативе. А мне нравится американский «ремесленный» подход. Я хочу сделать студию, чтобы ее фильмы работали как психологический инструмент. Сегодня я вижу смысл кино за пределами борьбы за эстетику». По-моему, тут он перегибает палку. С эстетикой у него все в порядке. Раз она заставляет вспомнить слова Ларса фон Триера о том, что фильм должен беспокоить зрителя, как камешек в ботинке.


Кабаре-оккупай / Искусство и культура / Театр


Кабаре-оккупай

Искусство и культура Театр

Кирилл Серебренников повязал Михаилу Булгакову шикарную белую ленточку

 

Когда после спектакля я перебирала в голове эпитеты, подбирая тот единственный, который бы точно передал впечатление, все из разряда эстетических вытеснялись одним — шикарный. Наверное, мо лодежь сказала бы — круто. И это, ребята, было бы ошибкой. Потому что кабаре обязано быть именно шикарным. Актеры в нем могут быть превосходными, куплеты блистательными, исполнение виртуозным, а все вместе обязательно — шикарным. Да-да, я все помню про авторское обозначение жанра — трагифарс, или трагическая буффонада. Слыхала, что Кирилл Серебренников называет свою постановку блокбастером. Есть в ней и фарс, и буффонада, может быть, и блокбастер, ему виднее, Михаил Афанасьевич ничего про него не знал. А кабаре знал и любил, и оперетку, и вообще мог подписаться под известным суждением, что хороши все жанры, кроме скучного. И уж определенно на мхатовской «Зойкиной квартире» не заскучают даже те, кому не по сердцу придется раскованность режиссера, свободное обращение с пьесой. Хочу сразу заметить, не своевольное. Чувство свободы мне кажется здесь очень важным ощущением. Причем весьма содержательным. Как это ни парадоксально, хотя речь идет о сжимающемся кольце несвобод, когда из всех щелей лезут люди в штатском, головы которых время от времени накрыты лакированными черными шарами, придающими им мистическое (то есть булгаковское) сходство с теми самыми «космонавтами», что оккупируют московские улицы. Этим чувством напоен воздух спектакля, оно существует поверх сюжета. И даже поверх современных актуальных апартов и куплетов (Игоря Иртеньева и Владислава Маленко), чрезвычайно остроумных.

Первая постановка «Зойкиной квартиры» состоялась в Вахтанговском театре в 1926 году вскоре после мхатовских «Дней Турбиных». Автор, как всегда, остался недоволен: «Пьеса оскоплена, выхолощена и совершенно убита». Его мир сузили до едкой сатиры. Огромному зрительскому успеху постановки Алексея Попова сопутствовал шквал разгромных рецензий (историки насчитывают больше трехсот), затем временный, а через три года окончательный запрет постановки. Надо отдать должное цензуре и критикам-охальникам, они часто точнее доброжелателей улавливают скрытые смыслы. Вычеркните из этого отклика эпитеты, и вы получите точную характеристику пьесы: «плоское остроумие диалогов, бульварная занимательность интриги, циничное отношение к изображаемой действительности (опошление трагического и трагедизация пошлого)». Не удивлюсь, если Серебренников что-то похожее услышит в свой адрес. Он-то как раз воспользовался формулой безвестного критика Новицкого и по части диалогов, и по части интриги. Но не только...

Комнаты Зойкиной квартиры, какими их увидел постановщик мхатовского спектакля (он же и сценограф), почти пусты. За годы военного коммунизма, видно, все распродано. Двери настежь распахнуты, и по пустому пространству привидением слоняется худенькое существо без возраста, с жалкими косицами, поименованное в программке Квартира (Татьяна Кузнецова). В минуты разгула оно (она) будет выскальзывать на первый план, пытаясь интонацией филармонического конферансье оборвать распоясавшихся девок и объявить: «Рахманинов!..» Потом в финале, когда из дома одного за другим уведут под белы руки его обитателей, она останется у рояля одна, и в голове мелькнет: ба, да это же Фирс... Только булгаковский — инфернальный. Он не раз повторял: «Я — мистический писатель», и мы, читавшие «Мастера и Маргариту», об этом помним. Потому нисколько не удивляемся, что действие происходит в «нехорошей квартире», что сквозь ее стены проникают китайские драконы, а головы персонажей время от времени посыпают конфетти. Тем более нас с самого начала предупредили. Из преисподней (пардон, из оркестровой ямы) вышел молодой человек и отрапортовал, что люди гибнут за металл, а сатана там правит бал. И повторил для тех, кто не сразу понял и не вспомнил тот знаменитый бал.

И Зойка, какой ее играет Лика Рулла, конечно же, ведьма. Потому и нет в ее образе психологических нюансов. Рыжая бестия. Она не выходит на сцену, а плоской тенью ползет по белой стене, отгребая длинными руками черные мэппинги, и у кого-то невидимого получает заветное разрешение на открытие швейной мастерской — свой билет в рай. Только после этого прозвучит первая булгаковская реплика: «Есть бумажка» — а мы уже знаем продолжение, что без бумажки ты никто. А еще Лика Рулла — примадонна того кабаре, которое устроил Серебренников, и тут с ее шиком мало кто сравнится.

Почему спектакль по пьесе из времен нэпа так ненатужно, легко впитывает в себя современные реалии? Да потому, что и на нашем дворе такое же зыбкое переходное время, вовсе не стабильное, а тревожное. Неизвестно, куда оно вывернет, и вопрос, валить ли отсюда, висит в воздухе. Когда авантюрист Аметистов материализуется («Тебя же расстреляли в Баку!») в Зойкиной квартире и окажется по поддельному паспорту Путинковским, хоть кто согласится, что Булгаков — мистический писатель. С неподражаемой грацией и невозмутимым лицом Михаил Трухин сбрасывает с себя отрепья, свидетельствующие о долгом путешествии, и на каждом лацкане новая ленточка — белая, оранжевая, полосатая, пока не оказывается в майке с до боли знакомым портретом, даром, что ли, он еще в 1926 году выжил, приторговывая портретами вождей. И как не откликнуться на жалобный стон графа Обольянинова (Федор Лавров) про власть, которая «создала такие условия, что порядочному человеку существовать невозможно». Узнавания настигают нас ежеминутно, без нажима, порой по касательной. Как не расхохотаться, когда статная Зоя, встречая на пороге крепыша Гуся (Алексей Кравченко), важняка, крышующего ее увеселительное заведение, инстинктивно спускается ниже на ступеньку. Так и просмеемся весь первый акт, наслаждаясь аллюзиями и упоительными номерами разнообразных девушек из бывших, зарабатывающих здесь на свой билет в Париж (расписание рейсов на афише), среди которых отчаянно прелестна Мымра Светланы Колпаковой.

В одном из писем вахтанговцам, изводившим драматурга поправками, он уже стонал: «...В последнем акте куда я, автор, дену китайцев, муровцев, тоску и т. д.?» С первыми разобрались, а тоску из того спектакля выкинули. Ею наполнил воздух второго акта Кирилл Серебренников. В нашем по большей части черно-белом сознании мораль Булгакова трудно укладывается. Зачислив его в певцы кремовых штор по разряду антисоветских писателей, мы оскопили его не меньше гонителей. Вслед за ними требуем однозначный ответ на вопрос, сочувствует он своим героям или разоблачает: да или нет? Не услышали ахматовское: «Ты так сурово жил и до конца донес/великолепное презренье». Этот спектакль аукается с серебренниковским «Околоноля», только там режиссер мучительно преодолевал высокомерное презрение автора, сгущая черноту. Правильно здесь распевают: «У свободы только белый цвет, у свободы черных пятен нет!»

Совсем забыла сказать, что зонги исполняются в стиле берлинских кабаре 20—30-х годов. Известно, какая в Германии уже звучала музыка.


Вам и не снилось / Искусство и культура / Художественный дневник / Опера


Вам и не снилось

Искусство и культура Художественный дневник Опера

Премьера «Сна в летнюю ночь» в МАМТе

 

У этой премьеры была славная увертюра. В лучших традициях незабвенной борьбы с космополитизмом накануне премьеры наверх поступил сигнал: британский режиссер Кристофер Олден воспевает нетрадиционные сексуальные отношения, примите меры. У свежеиспеченного министра культуры Мединского хватило здравого смысла мер не принимать, однако привкус остался. Взбудораженные родители занятого в спектакле детского хора написали ответ с заголовком «Здравомыслящим людям от родителей оперных артистов», всколыхнулась сетевая общественность, премьерные ожидания накалились. Между тем корреспондент «Итогов» выяснила, что скандалы нынче не те. Пороху им не хватает. Ни блюстителей нравственности с хоругвями (как на «Благовещении» Прельжокажа), ни юнцов с унитазом (как на «Детях Розенталя» в Большом) перед спектаклем не обнаружилось. Ждали важную даму из службы контроля за оборотом наркотиков, но она не пришла. Даже толп подогретых скандалом любопытных не наблюдалось. А напрасно: в Москве после полувекового перерыва наконец-то появилась опера классика ХХ века Бенджамина Бриттена в отличной постановке. Разочарую страждущих: клубнички там нет, разве что мальчика гладят по головке, а влюбившаяся дама носится по сцене в лифчике. Упадка нравственности на сцене в разы меньше, чем в среднестатистическом «семейном» сериале. Из прихотливой пьесы Шекспира со снами, ворожбой и влюбленными, случайно меняющими партнеров, трудно было создать внятное либретто, но Бриттен и Питер Пирс с ним сладили. Именно Бриттен отдал партию Оберона контртенору, а эльфов поручил исполнять хору мальчиков. Режиссер Кристофер Олден усложнил и без того запутанный сюжет собственными идеями. Он перенес место действия в хорошую английскую школу наших дней со всей свойственной ей спецификой, и вместо античных героев населил ее коренными обитателями. Главная ссорящаяся пара, Оберон и Титания, — школьные учителя, повздорившие из-за любимого ученика. Круг «вторых влюбленных» — Лизандр, Гермия, Деметр и Елена — старшеклассники с буйными гормонами. Смирные эльфы здесь забитая мелкая школота, готовая превратиться в посланцев Матрицы. Околдованные сном детки при случае привязывают однокашника к стене, чтоб не буянил. Парочки ведут возвышенные разговоры о зеленом лесном склоне на фоне оцинкованных баков школьных задворок. Речитативы Пэка неотличимы от скаутских речовок, а самодеятельный театр ремесленников, причастных к школе как обслуга, напоминает клуб любителей ролевых игр. И, главное, все перипетии сюжета от ссоры Оберона с Титанией до относительно счастливого финала с тремя свадьбами ощущаются как морок, наваждение и, в конечном счете, полный фирменного британского абсурда хоррор. Он то упрятан в пластику героев, то проступает в дыме школьного пожара. Налицо ее величество традиция, поддержанная с талантом и тактом. Если Шекспир был для Бриттена не догмой, а руководством к действию, то и Бриттен для Кристофера Олдена не икона, а направление движения. Внимательная и чуткая режиссура дополняет и усложняет прежних авторов, наращивает смыслы, выворачивает в странные параллели. Вряд ли постановщик полагал, что возня старшеклассников на школьном дворе напомнит ироничную Impressing the Czar Уильяма Форсайта, а умница-манипулятор Оберон — одного из самых популярных героев современной культуры Стивена Фрая.

Ансамбль солистов и оркестр с дирижером Уильямом Лейси звучат так, будто всю жизнь исполняли только Бриттена. Разве что добавить, что «Сон…» вообще-то совместная постановка с Английской национальной оперой, мировая премьера которой с успехом прошла в Лондоне год назад. МАМТ знал, что приобретает качественный продукт. Жаль, борцы с космополитизмом не в курсе. Ну их-то уже не перевоспитаешь — даже на хороших образцах.


В огне не горит / Искусство и культура / Художественный дневник / Выставка


В огне не горит

Искусство и культура Художественный дневник Выставка

В «Новом Манеже» открылась выставка Анатолия Зверева

 

Большинство работ на выставке «Зверев в огне» собраны Георгием Костаки, одним из крупнейших коллекционеров русского авангарда. Ранее они считались утраченными — почти вся его коллекция погибла во время пожара на даче. Зверевские же произведения сохранились в кладовке — они обгорели, а при тушении были залиты водой. На протяжении многих лет над ними трудились реставраторы, которые решили не восстанавливать сгоревшие участки, оставив обгоревшие края. Удивительно, но пожар не сильно повредил полотна: они изначально были написаны подручными средствами — Зверев использовал то палки, то веники вместо кисти, то гуталин вместо краски. Он брал первую попавшуюся бумагу, черкал и царапал по ней — превращал работу над портретом в настоящий хеппенинг, — такая техника в действии поражала заказчиков, равно как и ее результат. Парой росчерков он добивался потрясающего психологизма и портретного сходства.

Зверев — идеальный образ советского художника в советском романтическом представлении: талантливый, пьяный, живущий без прописки. Тем самым он демонстрировал кажущуюся невозможной степень свободы — отказываясь от семьи и постоянной работы, даже квартиры. Его свободе завидовали, он стал настоящей легендой советского времени, воплощением независимых, подпольных тенденций в искусстве. Ведя кочевой образ жизни и имея неизбежные проблемы с милицией, он нуждался в защитниках — людях, которые буквально каждый вечер его принимали, кормили и обеспечивали ему ночлег. Одним из них как раз и был Георгий Костаки, у которого художник проводил много времени. Благодарил Зверев в основном картинами. Бесконечные семейные портреты, портреты жен и детей — эти вещи помогали ему держаться на плаву. Однако помимо необходимости понравиться он сталкивался с еще более жестким, чем диктат пролеткульта, диктатом вкуса заказчика, поэтому его женщины обязательно выходили красавицами, а мужчины — поэтами. Зверев сам не раз называл свои поздние работы халтурой: «Я был художником до 1960-х годов, а после… стал народным художником!» Для него это была сознательная и необходимая уступка перед своим талантом, во имя свободы. И хотя в коллекции Костаки много острых, на грани экспрессионизма, вещей, эту грань Зверев не переступил. Не совершив революции в искусстве, остался скорее в русле 30-х годов, продолжая линию акварелиста Артура Фонвизина.

И все же многие художники-революционеры вспоминают о нем с неподдельным уважением. Так, в фильме, демонстрирующемся на выставке, звезды советского нонконформизма Дмитрий Плавинский и Владимир Немухин восторженно рассказывают о своем общении со Зверевым, о его эксцентричной манере держать себя и о странностях характера. Для них он и есть единственный настоящий художник.

В советское время, при общей скованности жизни, искусство оказалось единственным выходом в сферу свободы. А у Зверева было все наоборот, и это парадоксальная ситуация. Необходимо признать, что на волне популярности он стал салонным живописцем, и в этом его можно сравнить с Карлом Брюлловым. Писатели, артисты, музыканты, сотрудники иностранных представительств в Москве — все стремились иметь у себя в доме портрет его руки, именно поэтому еще при жизни его так много подделывали. Но подлинные картины для нас — тот след его личности, которому, к счастью, огонь и вода не помеха.


Сироп крепчал / Искусство и культура / Художественный дневник / Кино


Сироп крепчал

Искусство и культура Художественный дневник Кино

В прокате «Гавр» Аки Каурисмяки

 

Главный режиссер своей страны Аки Каурисмяки запечатлел загадочную финскую душу в картинах, где пролетарии, изгои, алкоголики и аутисты живут вне какой бы то ни было реальности или даже вне жизни, как и герой его великого фильма «Человек без прошлого». Но, похоже, финский сюжет для режиссера исчерпан. Он уже снимал во Франции «Жизнь богемы». Так что «Гавр» стал своего рода продолжением той, двадцатилетней давности картины. Ведь его герой — бывший писатель, оставивший парижскую богему и переехавший на старости лет в портовый Гавр. На прошлогоднем Каннском фестивале «Гавр» долго числился среди фаворитов у критиков, прочивших ему важнейшие призы. Но фильм был премирован только критическим сообществом — призом ФИПРЕССИ. Сентиментальные стилизованные сказки с простыми, если не сказать примитивными, сюжетами — явный тренд прошедшего и наступившего киносезонов. Триумф немого «Артиста» подтвердил, что утешение зрители готовы черпать в прошлом. «Гавр» тоже похож на ретро: хотя действие происходит в наши дни и герой клянет Саркози, в памяти фильм остается как вневременная вариация на тему стародавней «Набережной туманов» Марселя Карне. Кино, что называется, винтажное — как платье из бабушкиного сундука, дождавшееся своего часа.

Гавр по-французски означает «тихая гавань, убежище». Хотя трудно себе представить что-то менее уютное: средней руки портовый город, будто весь выстроенный из углов. Впрочем, говорят, власти взялись за его модернизацию, и квартал, где Каурисмяки снимал, уже снесен, так что картинка на экране — настоящее ретро. Здесь живет с собакой Лайкой старикан Марсель (Андре Вильмс), работающий чистильщиком обуви — умирающая профессия в мире кед и кроссовок. Его жена Арлетти (Кати Оутинен) ведет нехитрое домашнее хозяйство, малоразговорчива, что понятно, когда финка изображает француженку, и на наших глазах заболевает какой-то неизлечимой болезнью. Врач, однако, говорит о всегдашней счастливой возможности — чуде. Но откуда чудеса в нищем квартале, ограниченном булочной, овощной лавкой и баром — местом встречи всех соседей? Зато сюда может забежать, скрываясь от полиции, сенегальский подросток, прибывший в Гавр в жестяном контейнере вместе с другими нелегалами. Он едет к маме, вроде благополучно устроившейся в Лондоне. Осталось всего ничего — переплыть Ла-Манш. Но в порту была полицейская облава, всех повязали, а мальчик спрятался. Для коммуны немолодых жителей района паренек становится сыном полка. А бремя главного защитника выпадает расстроенному болезнью жены и безденежьем Марселю. Это он станет вести хитрую игру со следователем (Жан-Пьер Дарруссен), который из плохого перекуется в хорошего, даст отпор доносчику (старенький Жан-Пьер Лео, любимый актер Трюффо), организует благотворительный концерт угасшей рок-звезды (Роберто Пьяцца) и отправит сенегальца к маме. Делай добро, и тебе воздастся — таков нехитрый посыл картины.

Да это же какой-то сериал, телеформат для чувствительных домохозяек! Ну почему ни один из наших кинокритиков, утиравших крокодиловы слезы после просмотра «Гавра» в Канне, не может принять такую историю в нашем кино? Конечно, Каурисмяки крупный режиссер, вдруг пришедший после мизантропии, скептицизма и иронии к мягкому юмору и «плюшевому» сюжету. Но разве только избранным дозволено утешать зрителя сладостным сиропом, двумя чудодейственными финалами и торжеством лучшего над хорошим?


«Итоги» представляют / Искусство и культура / Художественный дневник / "Итоги" представляют


«Итоги» представляют

Искусство и культура Художественный дневник "Итоги" представляют

 

Без слов

Южнокорейский театр «Дон» уникален в своем роде. Актеры этой труппы, обучавшиеся в России по системе Станиславского, в 2007 году создали лабораторию, в которой освоили прием, дающий возможность передать драматическое содержание через телодвижения. Их искусство рассчитано как по нотам и понятно без языка. В Москве театр представит три оригинальных видения классических текстов: «Когда я умирала» Уильяма Фолкнера, «Ревизор» Николая Гоголя и «Тереза Ракен» Эмиля Золя. На сцене «Современника» 19, 23 и 26 июня.

Месть президента

Тимур Бекмамбетов снова в Голливуде. Новый полнометражный фильм, срежиссированный автором «Особо опасен», — «Президент Линкольн: Охотник на вампиров». Это история о том, как величайший президент Америки охотился на упырей, противостоя целой армии кровососов. Один из генеральных продюсеров картины — Тим Бертон, с которым Бекмамбетов работал над мультфильмом «Девять». В прокате с 21 июня.

Пошел четвертый

Единственный концерт в Москве на сцене Государственного Кремлевского дворца дает 21 июня Хосе Кура. Аргентинец по происхождению, земляк Че Гевары и восьмой ребенок в семье, он взобрался на оперный олимп исключительно своими силами. Его щедро одарила природа: сначала он стал хорошим дирижером, затем выиграл конкурс Пласидо Доминго как тенор, а потом стал петь и партии баритонов. Мало того, по дороге к опере Хосе Кура подрабатывал инструктором по бодибилдингу и снимался в сериалах, так что на сцену взошел уверенным героем. Неофициальная табель о рангах маркирует его как № 4 — после легендарных Каррераса, Паваротти и Доминго. Так же, как предшественники, он уже стал удачливым режиссером и продюсером.

Молодо-зелено

19 июня в столичной галерее «К35» в рамках III Московской биеннале молодого искусства открывается выставка Art for Fake. На ней будут представлены работы 12 начинающих художников, создавших свои произведения специально для биеннале. Графика, фотография, живопись, видеоарт и инсталляции — место нашлось почти всем формам современного искусства. По словам кураторов, «все они объединены проблематикой восприятия аутентичности как обязательного атрибута предметов культового потребления в современном мире».


Хоть несвятых выноси / Искусство и культура / Художественный дневник / Что в итоге


Хоть несвятых выноси

Искусство и культура Художественный дневник Что в итоге

 

Если бы не шорт-лист премии «Большая книга», едва ли у меня когда-нибудь дошли руки до книги архимандрита Тихона «Несвятые святые». Несколько месяцев подряд я с легкими угрызениями совести и изрядной долей удивления наблюдала ее в списках бестселлеров московских книжных магазинов, но взяться и прочитать не могла. Чудовищный звон, стоявший вокруг истории с Pussy Riot, а кроме того, шокирующие высказывания протоиерея Всеволода Чаплина и антилиберальные филиппики иерея Александра Шумского с большим запасом выбирали мою внутреннюю квоту, отведенную под религиозную проблематику. А короткий список «Большой книги» тем самым с блеском доказал тезис о безусловной полезности литературных премий.

Во-первых, «Несвятые святые» — просто очень хорошая книжка: трогательная, местами смешная, местами грустная, населенная множеством обаятельных персонажей. Книга, рассказывающая о вере самым понятным способом — через верующих людей, и, соответственно, наоборот — о верующих людях через их веру. Но главное ее достоинство с моей — в данном случае совершенно не профессиональной, а сугубо читательской — точки зрения состоит в том, что она позволяет решить очень важную нравственную дилемму, актуальную, я думаю, не для меня одной.

Не нужно иметь семь пядей во лбу для того, чтобы понять: такая огромная организация, как Русская православная церковь, не может состоять исключительно из носителей ультраконсервативной идеологии, взгляды которых кажутся либерально настроенной публике категорически неприемлемыми, чтоб не сказать — потенциально опасными. Таких людей в церковной среде наверняка не больше, чем в среднем по больнице или микрорайону. Однако официальный медийный имидж, который почему-то избрала для себя Церковь в последние годы, отталкивает очень многих (меня в том числе) не столько в силу причин духовного, сущностного характера, сколько чисто эстетически. Разглядеть за спинами одиозных Чаплина и Шумского, вещающих о необходимости суровой расправы над девицами из Pussy Riot или о чем-нибудь еще более странном (вспомним хотя бы пресловутый православный дресс-код), обычных нормальных людей, из которых, собственно, и состоит Церковь, сложнее с каждым днем — по крайней мере, для людей невоцерковленных.

Именно эту функцию — показать то, что ставить знак между Церковью и ее медийным образом решительно не следует, — и выполняет книга архимандрита Тихона. «Несвятые святые» рисуют Православную церковь такой, какой она, вероятно, в самом деле является — человечной, разнообразной, живой. И такой, какой — если судить по тиражу, перевалившему за 30 000 экземпляров, Церковь хотят видеть очень и очень многие в нашей стране. Однако в связи с этим возникает вопрос: почему сама РПЦ не использует свой мощнейший ресурс для продвижения книги архимандрита Тихона? Почему популяризацией православного бестселлера занимается институт сугубо светский — литературная премия?

Конечно, логично возразить, что «Несвятые святые» — это не теологический трактат, а чистая литература, поэтому и судить ее надлежит исключительно по литературным законам. И это, конечно, верно: книгу Тихона оценили (и, я уверена, еще оценят) и читатели, и критика. Однако то обстоятельство, что Церковь, de facto позволяя вещать от своего имени всевозможным чаплиным, отказывается публично солидаризироваться со светлой, толерантной и — надеюсь, мне простят это слово — истинно богоугодной позицией Тихона, кажется мне странным. Просто проассоциировав себя с героями «Несвятых святых», РПЦ могла бы решить множество своих имиджевых проблем. Провидение (или судьба, как кому больше нравится) даровало церковному священноначалию инструмент для строительства моста, способного связать светскую и православную среду, наладить между ними диалог. Жаль, что этот инструмент не используется.


От сарсуэлы до гимна / Искусство и культура / Художественный дневник / Замечено "Итогами"


От сарсуэлы до гимна

Искусство и культура Художественный дневник Замечено "Итогами"

 

Посвященный Дню России Фестиваль симфонических оркестров мира в этом году прошел в седьмой раз. Седьмой, по поверью, счастливый. И хотя сам фест избаловал поклонников звонкими именами в афише, седьмой действительно получился счастливчиком: такого уровня позитива на длительном официальном проекте не припомнить. Казалось бы, чем могли удивить организаторы после Риккардо Мути и Лорина Маазеля? А ведь придумали. В гости позвали оркестры Южной и Северной Америки, известные российскому меломану только по записям на дисках и в Интернете. Они сполна удовлетворили и наше любопытство, и нашу всемирную отзывчивость, представив по два вечера с разной программой. Национальный симфонический оркестр Кубы и колумбийский Филармонический оркестр Боготы действовали симметрично. В первый вечер «зажигали» латиноамериканскими эксклюзивами — от сарсуэлы до уапанго. Во второй доказывали, что могут исполнять европейскую классику в сугубо своем, приправленном специями стиле. Может, в их исполнении Чайковский был немного сентиментальнее, а Римский-Корсаков немного экзотичнее, чем мы привыкли, но, если уж сравнивать, и российские оркестры вряд ли сыграют эталонного Альберто Хинастеру.

Ожидаемой сенсацией назначили Хьюстонский симфонический оркестр, который сначала представлял Моцарта и Брукнера, а затем уж удивлял эксклюзивом. Российскую премьеру симфонии «Атомный доктор» знаменитого Джона Адамса американцы сочетали с симфонией Шостаковича «1905 год», и удивительно, до чего схожи настроения художников из разных миров в одно и то же время.

Совсем другая, не менее значимая для времени музыка звучала в исполнении Ярославского академического симфонического оркестра, представившего нашего недооцененного современника Авета Тертеряна. Для большей части зала его музыка тоже стала открытием. Но самой большой неожиданностью, как ни странно, стал финальный концерт. Ничто не предвещало: Академический симфонический оркестр под руководством Юрия Симонова и хор имени Свешникова — постоянные и часто выступающие артисты Московской филармонии. Дело в программе, посвященной 1150-летию российской государственности, юбилеям народной победы 1612 и 1812 годов и обозначенной как «Музыка истории российской». Целая россыпь забытых дореволюционных сочинений России заиграла всеми красками. Стихира царя Ивана Грозного на праздник Владимирской иконы Богоматери «Вострубите трубою», «Достойно есть» царя Фёдора Алексеевича, поэма «Русь» Балакирева, «Коронационная кантата» Глазунова, «В честь 300-летия Дома Романовых» Кюи — казалось, что в выжившем с тех времен зале Благородного собрания сработала машина времени. А еще увековеченный в литературе залихватский «Гром победы, раздавайся!» Державина — Козловского и даже известный когда-то каждому школяру «Боже, Царя храни!» Алексея Львова. Все удивляло, не говоря уже о не пришедшемся к случаю и впервые публично исполненном Гимне РСФСР Сергея Прокофьева. Про патриотизм сейчас как-то немодно, но какой уж тут патриотизм, когда такие пробелы в музыкальном обиходе. Так, по сумме восьми вечеров фестиваль-счастливчик запомнился не только музыкой обеих Америк, но и открытиями в отечественной истории музыки.


Доигрались / Спорт


Доигрались

Спорт

Политика выглядывает из-за спин футболистов и фанатов, как бы лицемерно ее ни запихивали поглубже

 

Эта история стара как спорт. Еще в XIV веке английский король Эдуард запретил футбол как вместилище низменных страстей человека. Футбол тогда был другой, инстинкты те же самые. С тех пор за исключением эрозии по причине квартирного вопроса в человеческой натуре мало что изменилось. Политика выглядывает из-за спин атлетов и болельщиков, как бы лицемерно ее ни запихивали поглубже. О спорт, ты — политика и деньги. Сколько бы ни говорили в Международном олимпийском комитете о неофициальности командного зачета на Играх, сколько бы ни игнорировали лидеров этого списка, он неизменно присутствует на самом видном месте на первой странице сайта МОК, и каждый кликает на иконку с национальным флагом своей страны. Чтобы прочитать имена героев и погордиться за свою страну или, напротив, излить горечь и желчь, если эти выступления кажутся провальными. Сама стилистика газетных статей и комментариев в Сети говорит об одном: все, что происходит на стадионе, — это больше, чем состязание тренированных людей. Триумф или позор — и никак иначе. Перед концертом симфонической музыки или кинофестивалем люди не исполняют национальных гимнов, равно как не звучат они в честь ну, скажем, нобелевских лауреатов из разных стран. Спорт же сегодня стал «войной мирного времени», которая иногда становится почти настоящей.

Именно поэтому я не удивляюсь тому, что в эти дни происходит в Польше. Вопрос на самом деле был только в том, насколько удастся облегчить последствия. Когда жеребьевка определила сборные России и Польши в одну группу, а календарь свел эти команды на одном стадионе да еще в День России, — стало ясно, что миром дело не кончится. Более того, при любом раскладе боевое крыло фанатов и ультрас все равно нашло бы повод к драке.

Чем история закончилась — известно: более сотни пострадавших, почти двести задержанных, в пропорции 200 к 20 в пользу хозяев, минимум двое осужденных на реальные сроки российских граждан и с десяток оштрафованных и приговоренных к лишению свободы, в том числе и условно, поляков. Плюс к этому бесконечные пересуды с выяснением, кто виноват и кто первый начал.

Четыре года назад на предыдущем Евро я был свидетелем, как в Берне толпы болельщиков сборной Нидерландов, мало того что пометили все подворотни в центре города, которые потом стоически отмывали местные коммунальщики, так еще и нахлобучили оранжевый дорожный конус на голову памятнику основателю города. Добавить к этому передвижение по городу толпой, вечное подпитие, вопли ночами и повод для страшного национального оскорбления готов. Однако дюжие швейцарцы не отлавливали оранжевых и не пинали ногами впятером одного, значит, не увидели в произошедшем злого умысла. А поляки увидели, просто потому, что были обижены заранее. Понятно, что речь далеко не обо всех гражданах Польши. В той самой колонне одетых в красно-белое было предостаточно и братаний, и совместных фотографий на память.

Российский президент Владимир Путин попенял польскому премьеру Дональду Туску — дескать, вы нас пригласили, а защитить от хулиганов не можете, хотя несете полную ответственность за происходящее. Лукавить, конечно, не стоит. Некий элемент провокации и в «русском марше» присутствовал: были и имперские флаги, и буденовки, равно как и футболки с безобидно-подлой надписью «Смоленск». Но этого было ничтожно мало. Между тем под окнами гостиничных номеров наших футболистов польские радикалы митинговали в память о жертвах катастрофы под Смоленском, и это при том, что вопрос этот, казалось бы, закрыт. Главный тренер сборной России Дик Адвокат и президент РФС Сергей Фурсенко возложили цветы к мемориальной доске, почтив память погибшего под Смоленском Леха Качиньского, но кого это остановило? Свидетели рассказывают о листовках антироссийского содержания на тему смоленской трагедии. Можно ли после этого говорить, что провокаторами были лишь россияне?

Точно так же, как наши заранее планировали марш, польские ультрас планировали и атаки. Естественно, проще всего свалить все на «несносных русских», которые почему-то никого не тронули четыре года назад в Австрии и Швейцарии, а здесь отчего-то буйствуют, причем не только в Варшаве. Во Вроцлаве, где сборная России играла свой первый матч, российские болельщики избивали стюардов, бросали файеры, а один из фанатов выбежал на поле. УЕФА осудила инцидент максимально сурово. Нашу сборную условно наказали шестью «очками позора» в отборочном цикле к Евро-2016 и 120 тысячами евро, пообещав вычесть эту сумму из призовых. Это значит, что первое же пиротехническое шоу будет стоить команде попадания в финальный турнир. Глупо думать, что этот подвешенный на тонком волосе меч остановит наших «буйных»...

Политика обюрокрачивания лидеров ультрас, для которых придумали специальную структуру под названием Всероссийское объединение болельщиков, с треском провалилась. Глава ВОБ, в прошлом известный фанат Александр Шпрыгин по прозвищу Команча, ныне член исполкома РФС, только усугубил ситуацию, заявив, что побитым стюардам досталось поделом. Теперь его шеф Сергей Фурсенко уверяет, что исполком даст оценку словам Шпрыгина. Но понятно, что Команча иного произнести и не мог, иначе он потерял бы остатки легитимности в фанатской среде. При этом совершенно очевидно, что со сборной России обошлись показательно жестко, и этим не закончится. 17 июня УЕФА рассмотрел еще одно дисциплинарное дело в отношении РФС, и вторая публичная порка вряд ли пойдет нашим на пользу.

Как показала недавняя история, жалеть нас вряд ли станут. Слишком давно на чемпионатах Европы не случалось подобных безобразий, а тут отличились не свои, англичане или немцы. Без них Евро заметно обеднеет. Русских же не жалко — бей чужих, чтобы свои боялись.

Политика, голая политика выглядывает из-за фанатских спин... О спорт, ну почему ты — не мир?

Автор — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы»


Чудеса в разрезе / Парадокс


Чудеса в разрезе

Парадокс

На Северном Кавказе обнаружено древнее сооружение, сравнимое по своим масштабам с пирамидами Гизы

 

Мы привыкли считать, что главные мегалиты планеты сосредоточены в Египте, Южной Америке, Китае. Наши дольмены, которые условно причисляют к мегалитическим сооружениям, на фоне пирамид и «великих стен» выглядят карликами. Но совсем недавно на Северном Кавказе обнаружили систему загадочных подземных сооружений. Так, в Кабардино-Балкарии близ селения Заюково открыты загадочные многокилометровые тоннели. Исследователи предполагают, что они соединяли древние поселения, существовавшие на нашей планете тысячелетия назад. Любопытно, что все тоннели концентрируются вокруг огромного подземного сооружения в форме опрокинутой пирамиды...

Чудо-город

«Многие годы мы занимались поисками, выезжали на места предполагаемых подземелий, выслушивали старожилов, — рассказывает руководитель Общероссийского общественного научно-исследовательского объединения «Космопоиск» Вадим Чернобров. — И вот осенью прошлого года выдвинулись на место, где, согласно рассказам аксакалов, находится Старый Город. Это не иносказание, а буквальный перевод с местного наречия. Старожилы говорят, что его построили люди, которые жили здесь до них. Кто тут обитал, что за народ, доподлинно не знает никто».

Объект находится на высоте около километра над уровнем моря. Местные жители показали исследователям одно небольшое отверстие в горе. Вход очень узкий — около 30 сантиметров в диаметре. Проводник поведал, что есть у местного населения легенда: если туда забраться, то вы попадете в огромный город, где есть площади, улицы и дома, но нет людей. Действительно, поисковики попали в обширное подземелье, которое, постепенно расширяясь, тянется вглубь на десятки, а возможно, и сотни метров.

Когда исследователи начали осматривать местность вокруг лаза, то обнаружили широкую расщелину. Может быть, это главный вход в подземелье, ведь если предположить сам факт наличия подземного поселения, вряд ли его жители пробирались сквозь узкую щель. Возможно, спускаясь по лазу, можно будет попасть на «главную улицу». В прошлом году из-за погоды этого сделать не удалось, исследователи перенесли спуск на ближайшее лето. Впрочем, была и вторая находка — неподалеку от Старого Города отыскался еще один лаз. Краеведов Марию и Виктора Котляровых сюда привел альпинист и спелеолог Артур Жемухов, который тренировался в горах и обратил внимание на странное углубление. Сверху навалены камни, растут кусты, и с виду это обычная нора, каких в земле видимо-невидимо. Но Артур заметил, что из отверстия сильно сквозит. Значит, в земле находится большая полость. Он стал расширять отверстие и попал в огромную шахту, которая уводила куда-то в темноту. Один лезть туда не решился, вызвал отряд спелеологов. Они спустились в шахту и поняли, что конца-краю подземелью не видно. «Первое, что бросилось им в глаза, — основные стенки в шахте явно искусственного происхождения, — говорит Вадим Чернобров. — Сделаны они из ровных каменных блоков примерно таких же размеров, как в египетских пирамидах, и сложены по сходным технологиям — один на другой. Каждый весом 50—100 тонн, хорошо обработаны, хотя со временем появились сколы и трещины».

Что это за таинственная кладка? Следов бетона или другого раствора, как и в египетских пирамидах, нет. Каким образом древние строители скрепляли блоки между собой, непонятно, однако ясно, что они стоят уже не одну тысячу лет и в шов не пролезает даже иголка.

Когда спелеологи углубились в пещеру, то обнаружили странную колонну. Она словно висит в воздухе, но при этом намертво прикреплена к стене. Судя по всему, подземелье имеет колоссальные размеры, и людям удалось исследовать лишь его небольшую часть. Вглубь они продвинулись на 100 метров. И уперлись в узкие ходы.

Чудо-машина

То, что подземелье не предназначено для проживания людей, поисковикам стало очевидно, когда они исследовали всю доступную часть пещеры. Оказалось, оно напичкано узкими проходами, куда не протиснется даже ребенок, и крошечными отверстиями, куда с трудом пролезает человеческая рука. Каждая такая мини-полость уходит далеко вглубь: свет от фонариков до дна не достигает. Что это за сооружение? У исследователей сложилось впечатление, что подземная пирамида имеет технологическое, а не сакральное назначение. Она похожа на некую машину, инженерное сооружение неизвестного назначения. «Похоже на некий резонатор, прибор для сейсмологических исследований, разведки, добычи полезных ископаемых или на генератор энергии, — говорит Чернобров. — Сказать точно пока невозможно — аналогов в мире не найдено». Многим приходит на ум аналогия с загадочными полостями внутри египетских пирамид, также не предназначенных для передвижения людей. Человек туда в принципе попасть не может, однако древние строители сделали их на совесть. Эти узкие лазы также ведут вглубь на десятки метров, а вот для чего и куда — большой вопрос. Иногда они заканчиваются рядами дверей с ручками, за которыми находятся помещения непонятного назначения. Версий о предназначении подземных ходов предостаточно: «холодильник» для хранения продовольствия, жилище древних ариев, гигантский кондиционер, воздуховод. Или, например, гигантский генератор энергии… Имеются сведения о том, что во время Второй мировой войны в этих местах видели исследователей из эсэсовской организации «Аненербе», которая, как известно, искала вход в Шамбалу. Говорят, что Гитлер считал Кавказ наряду с Тибетом «местом средоточия Силы» и «центром управления Миром». И якобы рвался к Кавказу как раз по этой причине.

Исследователи, конечно, обращают внимание и на то, что рядом с пирамидой находится тот самый Старый Город. И предполагают, что эти два объекта как-то связаны. Ведь, например, в Турции близ селения Деринкую под землей был найден 8-этажный город, рассчитанный на постоянное и комфортное проживание 40—50 тысяч человек. Там имеются дома, хозяйственные постройки, базары, магазины, источники водоснабжения, колодцы и вентиляционные люки. Словом, чудо инженерной техники, которому не менее 4 тысяч лет. Сейчас в мире раскопано около десятка подземных городов, три из них стали туристическими объектами. При этом известно, что некоторые города имеют подземное сообщение друг с другом. Это огромные расстояния — сотни километров. По мнению некоторых ученых, странный гул, который зафиксирован учеными в разных частях планеты, не что иное, как воздушная тяга в системе рукотворных подземных коммуникаций, расположенных в глубинах земли.

Если этим летом выяснится, что под селом Заюково действительно существовал подземный город, то пирамиду можно будет считать некоей технической установкой, обеспечивающей его жизнедеятельность. И тогда «заюковское чудо» окажется самым крупным рукотворным доисторическим сооружением на территории современной России.


ТВ-рейтинги с 4 по 10 июня / Телевидение


ТВ-рейтинги с 4 по 10 июня

Телевидение

 

Показатели доли телеканалов рассчитываются без учета реального времени их вещания в течение анализируемых эфирных суток


Среднесуточная доля каналов (Москва)

НТВ  (14.3%) ПЕРВЫЙ КАНАЛ  (12.1%) РОССИЯ 1  (12.1%)  ТНТ (7.9%)  СТС (6.1%)  РЕН ТВ (4.8%)  ПЯТЫЙ КАНАЛ (4.3%)  ТВ3 (3.7%)  ТВ ЦЕНТР (3.2%)  ДОМАШНИЙ (2.8%)  ЗВЕЗДА (2.6%)  РОССИЯ 2 (2.6%)  ПЕРЕЦ (2.4%)  РОССИЯ К (2.2%)  КАНАЛ DISNEY (1.5%)  МОСКВА-24 (1.2%)  2X2 (1.1%)  MTV (1%)  МУЗ-ТВ (0.9%)  РОССИЯ 24 (0.6%)  3-Й КАНАЛ (0.5%)  EURONEWS (0.4%)  ДОВЕРИЕ (0.4%)  DISCOVERY CHANNEL (0.4%)


Среднесуточная доля каналов (Санкт-Петербург)

ПЕРВЫЙ КАНАЛ  (12.3%) РОССИЯ 1  (12.1%) НТВ  (11.4%)  ПЯТЫЙ КАНАЛ (10%)  ТНТ (6.2%)  СТС (4.9%)  РЕН ТВ (3.6%)  ИЗМЕРЯЕМОЕ ЛОКАЛЬНОЕ TB (3.4%)  ТВ3 (3.1%)  РОССИЯ К (2.9%)  ДОМАШНИЙ (2.4%)  КАНАЛ DISNEY (2.2%)  2X2 (2.1%)  ЗВЕЗДА (2%)  РОССИЯ 2 (1.9%)  ПЕРЕЦ (1.9%)  ТВ ЦЕНТР (1.5%)  МУЗ-ТВ (0.9%)  РОССИЯ 24 (0.8%)  MTV (0.5%)  EURONEWS (0.4%)


Среднесуточная доля каналов (Россия)

НТВ  (14.1%) РОССИЯ 1  (13.7%) ПЕРВЫЙ КАНАЛ  (13.3%)  ТНТ (8.1%)  СТС (6.1%)  ПЯТЫЙ КАНАЛ (5%)  РЕН ТВ (4.7%)  ТВ3 (2.9%)  ТВ ЦЕНТР (2.4%)  ДОМАШНИЙ (2.3%)  КАНАЛ DISNEY (2.3%)  ПЕРЕЦ (2.2%)  РОССИЯ 2 (2.2%)  ЗВЕЗДА (2%)  РОССИЯ К (1.4%)  МУЗ-ТВ (1.3%)  РОССИЯ 24 (1%)  2X2 (1%)  MTV (0.8%)  EURONEWS (0.2%)


20 программ с самым высоким рейтингом (Москва)

Канал • Программа Доля Рейтинг Пт•Россия 1•Футбол, Чемпионат Европы 39,0 12,0 Пт•Первый•Футбол, Чемпионат Европы 24,5 7,6 Чт•Первый•Пусть говорят 22,7 6,8 Пн•Первый•Время 20,0 6,5 Ср•НТВ•Странствия Синдбада 18,5 5,6 Пт•Первый•Открытие Чемпионата Европы по футболу 19,8 5,1 Пн•НТВ•Новая жизнь сыщика Гурова, Продолжение 15,8 4,8 Пт•Первый•Давай поженимся! 20,5 4,7 Пн•НТВ•Прокурорская проверка 28,0 4,7 Вс•НТВ•Тайный шоу-бизнес: Папики 17,4 4,6 Пн•НТВ•Говорим и показываем 22,6 4,5 Чт•Россия 1•«Поединок» с В, Соловьевым 17,6 4,4 Ср•ТНТ•Универ, Новая общага 14,7 4,4 Пн•ТНТ•Дом-2, Город Любви 15,8 4,2 Ср•НТВ•Сегодня, Итоги 15,0 4,2 Сб•НТВ•Ты не поверишь! 13,9 4,0 Пн•НТВ•Обзор 18,8 4,0 Чт•ТНТ•Дом-2, Город Любви, После заката 17,8 4,0 Чт•Россия 1•Моя большая семья 12,0 3,9 Пт•НТВ•Следственный комитет 11,4 3,8


Топ-20. Новостные и аналитические программы (Москва)

Канал • Программа Доля Рейтинг Пн•Первый•Время 20,0 6,5 Ср•НТВ•Сегодня, Итоги 15,0 4,2 Пн•НТВ•Сегодня вечером (19,00) 16,4 3,8 Ср•Россия 1•Местное время 10,6 3,1 Ср•НТВ•Сегодня днем (16,00) 20,6 3,1 Вс•Россия 1•Вести недели 14,3 2,9 Сб•Россия 1•Вести в субботу (20,00) 12,6 2,8 Вс•Россия 1•Вести (11,00) 17,7 2,7 Вс•Россия 1•Вести (14,00) 13,0 2,7 Вс•НТВ•Сегодня днем (13,00) 13,3 2,6 Ср•Россия 1•Вести (8,00) 26,5 2,6 Чт•Россия 1•Вести (17,00) 14,9 2,6 Чт•Россия 1•Вести (20,00) 9,0 2,5 Пн•Первый•Новости (15,00) 17,1 2,5 Чт•Россия 1•Вести+ 17,1 2,4 Чт•Первый•Новости (7,30) 31,1 2,3 Пн•Первый•Вечерние новости 11,3 2,3 Сб•Первый•Новости (12,00) 17,2 2,3 Вс•Первый•Новости (12,00 сб, вс) 11,5 2,1 Пт•НТВ•Сегодня (10,00) 18,6 2,1


Топ-20. Кинофильмы и телесериалы (Москва)

Канал • Программа Доля Рейтинг Ср•НТВ•Странствия Синдбада 18,5 5,6 Пн•НТВ•Новая жизнь сыщика Гурова, Продолжение 15,8 4,8 Ср•ТНТ•Универ, Новая общага 14,7 4,4 Чт•Россия 1•Моя большая семья 12,0 3,9 Пт•НТВ•Следственный комитет 11,4 3,8 Ср•НТВ•Глухарь 16,9 3,7 Вс•НТВ•Дэн 15,0 3,6 Пн•Первый•Побег 10,7 3,4 Чт•Россия 1•Сваты-4 16,6 3,3 Пн•СТС•Придорожное заведение 11,6 3,3 Ср•ТНТ•Реальные пацаны 12,1 3,2 Пт•Первый•Шесть дней, семь ночей 9,5 3,0 Пн•СТС•Закрытая школа, Заставь себя жить 8,8 2,9 Вт•Пятый•След 8,8 2,7 Вт•ТНТ•Шары ярости 8,5 2,6 Вт•Пятый•Детективы 9,3 2,5 Чт•ТНТ•Универ 9,8 2,5 Чт•ТНТ•Человек-метеор 7,5 2,5 Вс•Россия 1•Записки экспедитора Тайной канцелярии 12,2 2,4 Пн•ТНТ•Никки, дьявол младший 7,7 2,4


Топ-20. Развлекательные передачи (Москва)

Канал • Программа Доля Рейтинг Чт•Первый•Пусть говорят 22,7 6,8 Пт•Первый•Давай поженимся! 20,5 4,7 Пн•НТВ•Говорим и показываем 22,6 4,5 Сб•НТВ•Ты не поверишь! 13,9 4,0 Сб•Первый•Поле чудес 14,0 3,2 Чт•Россия 1•Прямой эфир 12,8 3,1 Вс•Россия 1•Рассмеши комика 15,9 3 Пн•Первый•Познер 9,8 2,9 Вс•Россия 1•Сто к одному 22,3 2,8 Вс•НТВ•Квартирный вопрос 14,3 2,7 Чт•Россия 1•Доброе утро, Россия! 27,2 2,6 Чт•Первый•Телеканал «Доброе утро» 26,5 2,4 Вт•Первый•Вечерний Ургант 10,0 2,3 Пн•Первый•Понять, Простить 15,1 2,2 Вс•Первый•Кто хочет стать миллионером? 8,2 1,9 Вс•НТВ•Очная ставка 9,3 1,8 Вс•НТВ•Своя игра 8,8 1,8 Пт•СТС•Хорошие шутки 5,5 1,8 Пн•РЕН•Семейные драмы 11,9 1,7 Пн•Первый•Жди меня 9,6 1,7


20 программ с самым высоким рейтингом (Санкт-Петербург)

Канал • Программа Доля Рейтинг Пт•Россия 1•Футбол, Чемпионат Европы 42,8 11,6 Вт•Первый•Время 23,2 7,4 Пт•Первый•Футбол, Чемпионат Европы 23,5 6,3 Вт•Перовый•Пусть говорят 22,1 6,3 Сб•Пятый•След 20,3 6,1 Вт•Россия 1•Прямой эфир 20,6 4,6 Ср•НТВ•Новая жизнь сыщика Гурова, Продолжение 16,5 4,6 Ср•Россия 1•Вести (20,00) 17,0 4,5 Чт•Россия 1•«Поединок» с В, Соловьевым 19,7 4,2 Чт•НТВ•Странствия Синдбада 15,2 4,1 Пт•НТВ•Прокурорская проверка 23,0 3,9 Ср•Россия 1•Местное время 12,5 3,7 Вс•НТВ•Своя игра 22,4 3,7 Чт•ТНТ•Универ 16,3 3,6 Чт•НТВ•Сегодня, Итоги 14,4 3,6 Чт•Пятый•Сейчас (22,00) 12,3 3,6 Пт•Россия 1•Моя большая семья 12,1 3,5 Пт•НТВ•Сегодня вечером (19,00) 16,5 3,5 Вс•НТВ•Тайный шоу-бизнес: Папики 13,2 3,4 Ср•Россия 1•Спокойной ночи, малыши! 11,3 3,4


Топ-20. Новостные и аналитические программы (Санкт-Петербург)

Канал • Программа Доля Рейтинг Сб•Пятый•След 20,3 6,1 Ср•НТВ•Новая жизнь сыщика Гурова, Продолжение 16,5 4,6 Чт•НТВ•Странствия Синдбада 15,2 4,1 Чт•ТНТ•Универ 16,3 3,6 Пт•Россия 1•Моя большая семья 12,1 3,5 Пт•Первый•Шесть дней, семь ночей 12,0 3,4 Вс•Пятый•Капкан 12,6 3,3 Вс•НТВ•Дэн 14,4 3,3 Пн•СТС•Придорожное заведение 11,5 3,0 Пт•ТНТ•Универ, Новая общага 11,5 3,0 Ср•СТС•Воронины 11,5 2,8 Вт•Первый•Побег 9,0 2,7 Вт•Пятый•Командир счастливой «Щуки» 10,7 2,6 Чт•Пятый•Детективы 10,2 2,6 Пт•ТНТ•Реальные пацаны 10,0 2,5 Чт•ТНТ•Реальные пацаны (повтор) 11,2 2,4 Чт•Россия 1•Тайны следствия-3 25,8 2,3 Вс•Пятый•Два цвета страсти 14,1 2,3 Чт•Россия 1•Сваты-4 13,7 2,3 Ср•ТНТ•Мистер нянь 7,6 2,3


Топ-20. Кинофильмы и телесериалы (Санкт-Петербург)

Канал • Программа Доля Рейтинг Вт•Первый•Пусть говорят 22,1 6,3 Вт•Россия 1•Прямой эфир 20,6 4,6 Вс•НТВ•Своя игра 22,4 3,7 Пн•НТВ•Говорим и показываем 20,0 3,4 Пн•Первый•Познер 12,1 3,3 Ср•Первый•Понять, Простить 21,3 2,9 Вт•Первый•Жди меня 20,4 2,9 Пт•Первый•Давай поженимся! 13,8 2,8 Чт•Первый•Вечерний Ургант 11,0 2,5 Вс•Россия 1•Сто к одному 19,8 2,4 Сб•НТВ•Ты не поверишь! 7,3 2,2 Чт•Первый•Телеканал «Доброе утро» 22,7 2,1 Пт•Россия 1•Доброе утро, Россия! 24,6 1,8 Вс•Первый•Кто хочет стать миллионером? 7,2 1,8 Вт•Россия К•Игра в бисер 6,1 1,8 Сб•РЕН ТВ•Семейные драмы 13,4 1,7 Вс•НТВ•Очная ставка 10,0 1,6 Ср•Первый•Модный приговор 14,1 1,6 Сб•Первый•Поле чудес 8,7 1,6 Вс•Россия 1•Рассмеши комика 8,5 1,5


Топ-20, Развлекательные передачи (Санкт-Петербург)

Канал • Программа Доля Рейтинг Ср•Первый•Пусть говорят 18,1 5,7 Пн•Россия 1•Прямой эфир 20,5 4,6 Вс•Первый•Пока все дома 23,2 4,2 Сб•Первый•Что? Где? Когда? 17,0 4,1 Сб•НТВ•Ты не поверишь! 13,7 3,6 Вс•НТВ•Своя игра 20,4 3,3 Пт•Первый•Поле чудес 12,7 3,1 Ср•Первый•Модный приговор 20,0 3,0 Вс•Первый•Минута славы, Мечты сбываются! 10,9 2,9 Ср•НТВ•Говорим и показываем 14,4 2,8 Вс•Россия 1•Рассмеши комика 11,2 2,7 Ср•Первый•Давай поженимся! 11,1 2,6 Вт•Первый•Понять, Простить 22,1 2,6 Сб•Первый•Кто хочет стать миллионером? 9,6 2,6 Пн•Первый•Познер 13,7 2,5 Сб•Первый•Жестокие игры 8,6 2,3 Пн•Первый•Телеканал «Доброе утро» 29,8 2,2 Ср•Первый•Вечерний Ургант 9,4 2,2 Сб•НТВ•Квартирный вопрос 11,8 2,2 Вт•Россия 1•Доброе утро, Россия! 23,8 2,2


20 программ с самым высоким рейтингом (Россия)

Канал • Программа Доля Рейтинг Пт•Россия 1•Футбол, Чемпионат Европы 37,2 9,5 Чт•Первый•Пусть говорят 27,4 8,3 Пн•Первый•Время 19,2 6,5 Пт•Первый•Футбол, Чемпионат Европы 20,4 6,0 Вс•НТВ•Тайный шоу-бизнес: Папики 21,6 5,7 Пн•Россия 1•Моя большая семья 16,5 5,3 Ср•НТВ•Странствия Синдбада 15,1 4,7 Ср•НТВ•Новая жизнь сыщика Гурова, Продолжение 15,4 4,4 Сб•НТВ•Ты не поверишь! 15,4 4,3 Вт•Первый•Давай поженимся! 16,8 4,2 Чт•НТВ•Говорим и показываем 21,6 4,1 Вс•НТВ•Чистосердечное признание 15,7 4,1 Пн•ТНТ•Универ, Новая общага 12,2 4,0 Пн•Первый•Побег 12,3 4,0 Пн•НТВ•Обзор 17,4 3,9 Пт•Первый•Открытие чемпионата Европы по футболу 15,5 3,9 Вт•Россия 1•Прямой эфир 15,4 3,9 Сб•НТВ•Русские сенсации, Брат за брата 14,0 3,8 Чт•НТВ•Прокурорская проверка 23,4 3,8 Сб•Первый•В тени солнца нации 13,6 3,7


Топ-20. Новостные и аналитические программы (Россия)

Канал • Программа Доля Рейтинг Пн•Первый•Время 19,2 6,5 Пн•НТВ•Сегодня вечером (19,00) 14,0 3,5 Сб•Россия 1•Вести в субботу (20,00) 15,3 3,4 Пн•Россия 1•Вести (20,00) 11,0 3,4 Пн•Россия 1•Местное время 9,4 3,0 Пн•НТВ•Сегодня, Итоги 13,0 2,9 Вс•Россия 1•Вести недели 13,6 2,9 Сб•Первый•Вечерние новости 13,9 2,7 Вс•НТВ•Сегодня, Итоговая программа 12,1 2,6 Пт•НТВ•Сегодня днем (16,00) 16,2 2,4 Сб•Первый•Новости (8,00) 28,4 2,3 Сб•НТВ•Сегодня днем (13,00) 18,2 2,3 Пн•Россия 1•Вести (17,00) 13,2 2,3 Пн•Первый•Новости (7,00) 31,4 2,1 Сб•Первый•Новости (9,00) 22,6 2,1 Чт•Первый•Новости (7,30) 24,3 2,0 Вс•Россия 1•Вести (14,00) 12,4 2,0 Сб•Первый•Новости (12,00) 15,6 2,0 Пн•Первый•Новости (15,00) 12,4 1,8 Вт•Первый•Новости (8,30) 20,4 1,8


Топ-20. Кинофильмы и телесериалы (Россия)

Канал • Программа Доля Рейтинг Пн•Россия 1•Моя большая семья 16,5 5,3 Ср•НТВ•Странствия Синдбада 15,1 4,7 Ср•НТВ•Новая жизнь сыщика Гурова, Продолжение 15,4 4,4 Пн•ТНТ•Универ, Новая общага 12,2 4,0 Пн•Первый•Побег 12,3 4,0 Пн•Россия 1•Сваты-4 16,0 3,5 Пт•НТВ•Следственный комитет 10,9 3,3 Вс•НТВ•Дэн 15,2 3,2 Пт•Первый•Шесть дней, семь ночей 11,5 3,0 Ср•ТНТ•Реальные пацаны 10,9 3,0 Пн•СТС•Закрытая школа, Заставь себя жить 8,3 2,8 Вт•Пятый•След 8,5 2,8 Пн•СТС•Придорожное заведение 10,9 2,8 Вт•ТНТ•Шары ярости 8,3 2,7 Вс•Россия 1•Долина роз 10,6 2,4 Пн•ТНТ•Никки, дьявол младший 7,5 2,4 Вт•СТС•Крутой и цыпочки 9,0 2,4 Вс•Домашний•Великолепный век 9,8 2,4 Пт•Пятый•Детективы 8,6 2,4 Пн•Россия 1•Ефросинья, Таежная любовь 15,7 2,3


Топ-20. Развлекательные передачи (Россия)

Канал • Программа Доля Рейтинг Чт•Первый•Пусть говорят 27,4 8,3 Сб•НТВ•Ты не поверишь! 15,4 4,3 Вт•Первый•Давай поженимся! 16,8 4,2 Чт•НТВ•Говорим и показываем 21,6 4,1 Вт•Россия 1•Прямой эфир 15,4 3,9 Сб•Первый•Поле чудес 14,1 3,2 Вс•Россия 1•Рассмеши комика 15,1 2,8 Пн•Первый•Познер 10,0 2,6 Вс•Россия 1•Сто к одному 17,8 2,3 Вс•Первый•Кто хочет стать миллионером? 8,9 2,3 Пн•Первый•Понять, Простить 15,1 2,1 Сб•Первый•Жди меня 11,6 2,0 Вт•Первый•Телеканал «Доброе утро» 23,6 1,9 Вс•НТВ•Очная ставка 11,7 1,9 Вт•Первый•Вечерний Ургант 9,7 1,9 Вт•Первый•Модный приговор 13,6 1,7 Вс•НТВ•Своя игра 10,9 1,7 Пт•Россия 1•Доброе утро, Россия! 22,6 1,7 Сб•Первый•Между нами, девочками 8,3 1,7 Вс•НТВ•Кулинарный поединок 11,2 1,7


: Empty data received from address

Empty data received from address [ http://www.itogi.ru/russia/2012/25/179203.html ].


Оглавление

  • Стой, кто идет! / Политика и экономика / В России
  • Неподследственный начальник / Политика и экономика / Профиль
  • Френды в тренде / Политика и экономика / В России
  • Нам шашечки и ехать / Политика и экономика / Что почем
  • Закрытый показ / Политика и экономика / Что почем
  • Пищевая ценность / Политика и экономика / Что почем
  • Рубль в авторитете / Политика и экономика / Что почем
  • Кэш отсюда! / Политика и экономика / Что почем
  • Война за знания / Политика и экономика / Те, которые...
  • Прописные истины / Политика и экономика / Те, которые...
  • За родину / Политика и экономика / Те, которые...
  • Какая грязь! / Общество и наука / Здоровье
  • «Храните деньги в сберегательной кассе...» / Общество и наука / Телеграф
  • Старый конь... / Общество и наука / Телеграф
  • В тесноте, да не в обиде / Общество и наука / Телеграф
  • Любовь на век / Общество и наука / Телеграф
  • Последствия обжорства / Общество и наука / Телеграф
  • Не по средствам / Общество и наука / Телеграф
  • Никакой чернухи / Общество и наука / Телеграф
  • : Empty data received from address
  • Разговоры на обочине / Общество и наука / Культурно выражаясь
  • Очевидец / Общество и наука / Спецпроект
  • Без труда / Дело
  • Интеллигентно выражаясь / Дело / Капитал
  • Устраивает ли вас существующий политический режим? / Дело / Бизнес-климат
  • БРИКС на диване / Дело / Капитал / Загранштучки
  • Горслужащий / Дело
  • Сверхпроводник / Автомобили / Тест-драйв
  • Внедорожник / Автомобили / Exclusive
  • Игра мускулами / Автомобили / Новости
  • Рабочий класс / Автомобили / Новости
  • Делу время / Автомобили / Новости
  • Ветреный малый / Автомобили / Новости
  • Вам письмо / Hi-tech / Интернет
  • За связь без брака / Hi-tech / Бизнес
  • Запретам.net / Hi-tech / Интернет / Люди говорят
  • Камешек в ботинке / Искусство и культура / Кино
  • Кабаре-оккупай / Искусство и культура / Театр
  • Вам и не снилось / Искусство и культура / Художественный дневник / Опера
  • В огне не горит / Искусство и культура / Художественный дневник / Выставка
  • Сироп крепчал / Искусство и культура / Художественный дневник / Кино
  • «Итоги» представляют / Искусство и культура / Художественный дневник / "Итоги" представляют
  • Хоть несвятых выноси / Искусство и культура / Художественный дневник / Что в итоге
  • От сарсуэлы до гимна / Искусство и культура / Художественный дневник / Замечено "Итогами"
  • Доигрались / Спорт
  • Чудеса в разрезе / Парадокс
  • ТВ-рейтинги с 4 по 10 июня / Телевидение
  • : Empty data received from address
  • X