Планета Терра (fb2)

Планета Терра   (скачать) - М. Ц. Данных


Каждые семь с половиной минут воздух над космопортом глухо и мощно вздрагивал, синие вихри в центре поля темнели, приобретали четкость материального тела и обращались в огромный, ярко разукрашенный туристский лайнер. Зависнув на несколько секунд, корабль быстро спускался в отведенный ему сектор и исчезал в ангаре. И почти тут же до Дежурного доносился радостный вопль тысяч молодых голосов, приветствующих твердую землю под ногами, яркое небо над головой и все остальные прелести заповедной планеты — планеты, которая сулила месяц увлекательных развлечений и полной свободы.

И не успевал утихнуть веселый шум в одном месте, как новый толчок воздуха возвещал о прибытии следующей порции туристов, готовых после недельного пребывания в космосе разрядить запасы энергии на веселой планете Терра.

Дежурный привык за десятки лет к быстрому темпу жизни молодежи, к суете и шуму, и возне, затеваемой с поводом и без повода. Привык даже к бесконечной, несколько однообразной изобретательности ребят и девчонок, стремящихся во что бы то ни стало обмануть бдительность инструкторов и следящих автоматов и выкинуть что-нибудь эдакое… Привык он и к самой планете, такой же молодой и яркой, как ее вечно меняющееся население. Привык, но не переставал удивляться необыкновенному буйству красок, рожденному водой, воздухом и солнцем этого прекрасного мира. Мощные каменные хребты высились на материках, реки и озера сверкали своей голубизной, лавы выплескивались из вулканов, буйные воды океана лизали песчаные берега.

— Все молодо на планете. Это-то как раз и привлекает молодежь. А мне уж надо что-нибудь поспокойнее. Пройдет еще несколько лет, и для меня все кончится. Пора на покой, куда-нибудь на обжитые планеты, в хижину на берегу ручья, чтобы была рыбка, цветы на скалах, огонь в камине по вечерам и литературный автомат, в который по капле, по слову можно перелить свою долгую и бурную жизнь, начиная… Ох, как давно это было!

Дежурный отвлекся от своих воспоминаний и бросил взгляд на пульт управления. И вовремя!

Воздух не вздрогнул, а словно взорвался. Изящный маленький бот возник из синего марева почти мгновенно и поплыл к люку парадного причала.

— Батюшки, никак Ревизор! — подумал Дежурный и опрометью бросился принимать высоких гостей.

Ревизоры прибывали на Терру и раньше. Прибывали из разных вышестоящих инстанций — из Совета по туризму, из Совета Галактики. На Терре даже сложился определенный ритуал встречи, ошеломляющий гостя. Было вполне естественно показать Ревизору «производство», а общая атмосфера веселья и радости незаметно делала свое дело. Ревизоры уезжали, оставляя в своей памяти добрые воспоминания от командировки, может быть, влиявшие и на их радужные отчеты. Собственно, эти действия были вполне невинны, поскольку и так на планете все было, в общем, в порядке, а отдельные мелочи? — ну где их не бывает.

На этот раз Ревизор представлял

Комитет по охране природы, Сектор заповедных планет. Он был молод и энергичен. Как всегда, сопровождать Ревизора было поручено не профессиональному гиду, а старейшему сотруднику Парка — Дежурному приемного космопорта. Программа осмотра планеты включала посещение всех необходимых пунктов — от стандартного туристского маршрута до хозяйственных служб ремонтников. Внешне это выглядело очень сухо и по-деловому. Психологический подтекст заключался в том, что в намеченные места нужно было попасть в строго определенное время — за это отвечал Дежурный.

Рано утром серый мощный мобиль Совета отправился в путь. В его мягких креслах расположились Ревизор и Дежурный. На небольшой скорости мобиль шел над бескрайней равниной, покрытой желто-зелеными волнами травянистых мхов. Предполагалось, что эта часть пути послужит своеобразной увертюрой к путешествию, убаюкает неизбежное у ревизоров чувство подозрительности. Однако на этот раз произошла осечка. Прошло минут пятнадцать полета. Неожиданно справа по курсу мелькнуло какое-то искусственное сооружение, и через несколько секунд мобиль пересек коричнево-красную стометровую полосу взрыхленной земли.

— Что это? — спросил Ревизор, притормаживая мобиль.

— Черт возьми, опять недоглядели, — выругался про себя Дежурный. — Думаю, — ответил он вслух, — это дело рук туристов, они иногда немного озоруют.

Ревизор приподнял мобиль на несколько сот метров вверх, и на желто-зеленом фоне ярко обрисовалось декоративное гигантское сердце, пронзенное огромной стрелой. Невероятных размеров автоматический алый плуг совершал преступление — выполнял функцию наконечника стрелы. В общем-то происшествие было рядовым, но психологический этюд «Степные просторы» был загублен на корню.

Дальше все пошло вроде бы ничего. До самого вечера благополучно претворялись в жизнь все пункты программы: с риском для жизни Ревизор и Дежурный спустились на каноэ по горной речке, вместе с группой туристов поужинали только что пойманными раками и устроились на ночлег под открытым небом в очаровательной горной долине рядом с говорливым ручейком. Дежурный успокоился после утреннего происшествия и благодушно сидел у костра, потягивая из чашки чай. Языки пламени стали ослабевать, и иссиня-черное небо, казалось, приблизилось на расстояние вытянутой руки.

Чирк — маленькая яркая точка мелькнула в небе. Чирк — тут же ответила ей другая. И через минуту прямо над головами ярко засверкал звездный дождь.

— Что это? — второй раз за день спросил Ревизор.

— Вы разве не знаете, — удивился Дежурный, давно привыкший к этому зрелищу. — Рой мелких метеоритных тел вошел в атмосферу. Красиво?

— Красиво. Я никогда не видел такого. Разве здесь не чистили ближний космос?

— А зачем? Сооружений в космосе у нас нет, нуль-транспортировке они не мешают. Более того, в этой системе количество роев многократно усилено, для чего лет тысяч сто назад взорвали четвертую планету системы. Теперь из того места, где была планета, гравитационными вихрями выброшены на орбиту Терры ее мелкие обломки.

— Но ведь закон запрещает разрушение планет в любых системах?

— Тогда этот закон не распространялся на планеты 8-го класса и были модны космические аттракционы.

Дежурный не стал говорить еще об одном аттракционе, который ожидался следующей ночью.

— Не знаю, не знаю, — пробурчал под нос Ревизор.

Еще один психологический этюд пошел прахом…

Следующий день начался хорошо. В пепельной дымке вставали вершины гор, ярко пылал костер, отдавая свое тепло продрогшим людям и большому медному кофейнику. После завтрака серый мобиль взмыл высоко вверх, прорвал полог полупрозрачного тумана и засверкал на солнце капельками росы.

Легли на курс. Предстояло посетить реставраторов, трудившихся над одним из хребтов ближайшей горной страны. Вскоре показались клубы бурого дыма, вырывавшегося из ущелья.

— Обратите внимание на северный склон, — сказал Дежурный. — Что вы можете сказать о его внешнем виде?

— Гм, пожалуй, ничего. Не вижу ничего особенного.

В этот момент они перевалили за гребень.

— А теперь — на южный. Мобиль вильнул в воздухе. И было от чего. Гигантские, тридцатиметровые буквы, высеченные энергетическим лучом прямо из монолита, гласили всему миру: «Маня+Ваня=Любовь».



— А ведь северный склон всего месяц назад был не лучше, — сказал Дежурный. — Наши реставраторы умеют работать, не правда ли?

— Какова допустимая энерговооруженность туристов? — спросил Ревизор.

— Около мегакрата.

— А сколько потребуется энергии, чтобы ликвидировать эти штучки?

— В среднем, чуть больше двухсот.

— И часто такое случается?

— Нет, что вы, так резвятся не более одного человека на десять миллионов.

— И это при приеме трех миллионов человек в день? Многовато.

К ним подлетел Руководитель работ, но Ревизор почти не расспрашивал его. Путешествие продолжалось. Ревизор уступил водительское место Дежурному, а сам связался по радио с Большим аналитическим центром планеты и задал работу его вычислителю.

Обед в (маленьком уютном ресторане на вершине горы вернул было Дежурному оптимизм, но ненадолго. Ревизора заинтересовала проблема мусора. Уже в полете он время от времени направлял визир мультипликатора на яркие цветные точки. И несмотря на то, что Дежурный старался вести мобиль подальше от туристских трасс, и в степи, и в горах то и дело попадались следы пребывания человека. Иногда это были небольшие обрывки пластика, иногда целая палатка, вездеход, мобиль. Попадались вещи и совсем уже удивительные — гигантские сети для ловли диких животных (их на планете еще не было!), пластиковая скульптура молодой девушки, сидящей на берегу ручья (размером не менее 25 метров) или стадо мустангов-роботов, застывших в тех позах, в каких оставили их лихие наездники, когда им наскучило это развлечение.

Планируя инспекторскую поездку, Дежурный отвел осмотру очистительных работ второстепенную роль, но Ревизор решил иначе. После обеда и краткого отдыха Ревизору предложили осмотреть парки для подводной охоты (рыба на Терре уже была, и немаленькая). Но Ревизор в воду не полез. Пролетев мимо парков, он долго вел мобиль вдоль берега, пока не наткнулся на место, которое впоследствии назвал в своем докладе «позором планеты». Это был широкий мелководный залив, отделенный от моря невысокой песчаной косой.

Сверху залив напоминал лужайку, покрытую яркими цветами, по которой ползали два коричневых жука. Опустились ниже. Два буксира утюжили мелкую лагуну, куда господствующие ветры и течения сносили плавающий мусор из океана. Вигвамы, байдарки, вездеходы, телевизоры и просто обрывки пластика покрыли чуть ли не всю акваторию. Самое смешное заключалось в том, что некоторые телевизоры работали и под жуткой морской свалкой мелькали туманные силуэты певиц и футболистов, каких-то чудовищ и деревьев, машин и пейзажей.

— Куда девается весь этот мусор?

— Запрессовывается в глубокий склон горы.

— Кто предложил эту ахинею?

— Так записано в техническом паспорте планеты. У нее атмосфера находится в весьма неустойчивом равновесии и большое энерговыделение при аннигиляции…

— А нуль-транспортировка?

— Но ведь она требует эквивалентного обмена масс, а все это — продукты, синтезированные из вещества Терры. Куда бы мы ни перебросили их, все равно нужно что-то возвращать обратно.

— Покажите мне, как это делается. К месту очередного погребения мусора они подкатили поздно. Над бескрайней равниной, сгустилась темнота, но не такая черная, как в прошлую ночь. На востоке разгорелось багровое зарево.

— Что это? — снова спросил Ревизор.

— Сейчас увидите…

Из-за горизонта величаво всплывала Селена — спутник этой планеты.

— Какая громада! — изумленно воскликнул Ревизор. — Это что? Неужели естественный?

— Нет, конечно. Мы отняли его у планеты 3-го класса — пятой в этой системе.

— Тоже как декоративный элемент?

— Конечно. А посмотрите какое освещение! Инженеры долго гоняли его вверх и вниз, пока не добились оптимального эффекта скорости прохождения через небосвод и освещения поверхности Терры.

— Да, это впечатляет, — сдался Ревизор.

Все серебрилось вокруг. Даже на горизонте, прямо по курсу ярко блестели в лучах Селены верхушки гор. Внезапно где-то рядом с горами ярко вспыхнул и затрепетал огненный столб многокилометровой высоты.

— Проходят шахту, — предупреждая вопрос, сказал Дежурный.

Мобиль быстро несся к столбу, и вскоре стало отчетливо видно, что сияющие в свете Селены горы сложены из пластикового мусора. В долине между горами медленно вращалась гигантская баранка, из ее центра поднимался огненный столб. Постепенно он темнел, рассыпался на отдельные волокна и наконец погас. Высоко в небе вспыхнули яркие звезды осветителей. Стало видно, как днем. Через несколько минут что-то произошло с ближайшей пластиковой горой. Ее склон вспучился, зашевелился, вытянулся длинным раскачивающимся рукавом смерча. Его вершина медленно и грациозно прогнулась и нырнула в центр баранки. Ожившая гора заметно уменьшалась в объеме. Вскоре последние ее остатки вспорхнули и юркнули в баранку. Смерч исчез.

Ревизор повернул мобиль к столице. Полтора часа летели в молчании. И лишь перед самым приземлением Ревизор сказал:

— Это не парк, а свалка. Только немедленное ее закрытие спасет эту планету. — И подумав, добавил: — Если уже не поздно.



…Прошло два года. Над безбрежным морским простором опускался за горизонт Гелиос. Нежная зелень неба к западу желтела, наполнялась переливами красного и оранжевого света. Море казалось расплавленным металлом. Гелиос поминутно менял свою форму: вытягивался, рвался посередине на две узкие слепящие оранжевые полосы. Не доходя несколько градусов до горизонта, Гелиос на мгновение превратился в черный овал и исчез, растворившись в сияющем небе.

Старый Дежурный заканчивал свою прощальную вахту. Последний раз вздрогнул над космопортом горячий воздух. Bмecто ярких туристских лайнеров уже несколько месяцев старый Дежурный принимал строгие транспорты демонтажников. Вот и последний корабль, опустившийся на планету. Не слышно веселого гомона: демонтажники — люди деловые, им не до проказ беззаботных туристов. Скрежещат механизмы, готовится общая чистка заповедника. Дежурному уже не надо дежурить. В стартовом космопорту есть свои люди, и он может спокойно посидеть и подумать о своей стариковской судьбе и о судьбе этой молодой прекрасной планеты, на которой не останется скоро ни одного разумного существа. Пройдет долгий миллиард лет, и никто не потревожит Терру. Тектонические циклы изменят ее лик. Лавы и наносы углубят подземные свалки пластика, и в них под действием высоких температур и давлений все это превратится в простейшие углеводороды. Подземные воды наполнят песчаные пористые прослойки между плотными глинистыми пластами черной маслянистой жидкостью — естественным полуфабрикатом для новых синтезов. Впрочем, потребуется ли когда-нибудь этот полуфабрикат? Ведь за миллиард лет человечество шагнет так далеко за пределы этой Галактики, что может никому и дела не будет до одной крохотной планеты. Нет, — всем сердцем восстал он против этой мысли, — не так уж много в космосе прекрасных естественных планет, которые напоминают нам Землю — колыбель человечества, прародительницу разума в этой части космоса. Внезапно одна смешная мысль пришла ему в голову: а что если за миллиард лет и на этой планете возникнет разумная жизнь? Вот удивятся тогда геологи обилию жидких углеводородных соединений, погребенных в недрах планеты!