Газета Завтра 516 (41 2003) (fb2)

Газета Завтра 516 (41 2003) (Завтра (газета)-516)   (скачать) - Газета «Завтра»


МОР В ЗАКОНЕ

Евгений Нефёдов

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Евгений Нефёдов

МОР В ЗАКОНЕ

"В тот год осенняя погода стояла долго на дворе…" — отметил классик мимоходом, как будто он писал в те годы о нашей, нынешней поре. Она и впрямь на удивленье была чудесна в этот раз, но все проходит, к сожаленью — и вот опять уже всех нас ждут и заботы, и волненья в грядущий месяц, день и час.

Пред нами — выборы. А значит, погода все переиначит, и вместо ясной тишины — в безумном вихре все поскачет: в статьях, опросах, передачах, торговле, драках, неудачах — шизофренических подачах информпиаровской войны…

Однако — стоп. Пути такому поставлен вроде бы заслон: стальной рукой Центризбиркома ввели, что всем уже знакомо, демократичнейший закон — и строго всех накажет он, когда какой-то охламон, готовый к бою, как ОМОН, не ждя команд Большого дома, начнет осенний марафон — и делу нанесут урон непоправимо и весомо его перо иль микрофон.

Оно-то так… И все мы вместе блюдем послушно честь по чести того закона букву-дух. Но что же видим мы вокруг? Велели нам молчать, хоть тресни, но тут же — всем терзают слух вперед прорвавшиеся вдруг слащаво-славящие песни, что так полны хвалы и лести, в расчете на широкий круг — мол, провалиться нам на месте: "единорос" — ваш лучший друг!

Админресурс — брехни основа, трибуна власти — вне оков. Всем нам нельзя сказать и слова, зато птенцы гнезда Грызлова, ватага серых пиджаков, оплот чиновничьих полков, и там, и тут опять и снова, то откровенно и дубово, а то под хитрости покровом, неясным лишь для дураков, себя пиарят нехреново повсюду без обиняков, и тот закон молчит сурово, и тихо дремлет Вешняков…

О них вещают госэкраны, что нашим кормятся карманом, и вездесущи, многогранны их лидеры в любой момент, будь то спасатель или мент, или от власти элемент — они в свершеньях неустанны, реклама эта постоянна, и даже съезд их, что не странно, хвалебной речью и пространной украсил лично президент…

А впрочем, что мы, в самом деле? Чего иного захотели? Им друг без друга — никуда. Их речи — тоже не беда, к ним без особого труда давно привыкнуть все успели… Вон, в Питере на той неделе — словообильно, как всегда — и губернаторшу воспели, избрав беднягу еле-еле, и день рожденья отгудели, когда среди воды сидели и за окно на дождь глядели. Вода, вода, кругом вода…

Вода в словах, речах, докладах, вода в парадах и тирадах — о достиженьях, о зарплатах, об осужденных казнокрадах, о том, как славно и богато Россия будет процветать. Уже ругают "демократов", уже пугают друга-НАТО… А цель одна: народу надо лапшу предвыборную дать, чтоб Думу нужную создать, а с ней любой закон издать, страну вконец дораспродать, о ней не думать, не гадать, упиться властью, как наградой, — и чтоб как всё идет, ребята, так и продолжилось опять.

И продолжалось бы годами. Но выставлялось в новой раме: все те, кто стали господами, а прочих сделали рабами, уже в "державники" идут и в "патриоты" — но не с нами, у них совсем другое знамя, им чуждо Красной Пресни пламя, и память жертв они не чтут. Наоборот, в телепрограмме об этой страшной русской драме — опять по нам огонь ведут!

И прямо в сердце, прямо в лица бесстыдно людям говорится, что пьяный Ельцин — ну и ну! — "отвел гражданскую войну". А та война доныне длится, круша великую страну, которой нечисть так боится и чьи прекрасные страницы опять обгаживать стремится страшила-диктор из столицы, что так похож на Сатану…

И по советским поколеньям, и по вождю сопротивленья, и по народному терпенью — опять цинично бьют в упор. Врут оголтело, без стесненья, плюют в былое с упоеньем, мордуют душу населенью — но нету слова возмущенья с вершины власти до сих пор!..

Так делай вывод, друг-товарищ: с какой ты властью кашу сваришь, куда и кто тебя ведет? Что нас при этой власти ждет — ты видишь сам и понимаешь. Народу власть нужна своя лишь, да агитировать народ, как нам закон внушает тот — еще не время, как ты знаешь…

Но время все-таки — придет!


(обратно)


ТАБЛО

14 октября 2003 0

ТАБЛО

l Встреча в Екатеринбурге В.Путина и Г.Шредера еще раз продемонстрировала полную неспособность и нежелание российской "властной вертикали" развивать социально-экономический потенциал собственной страны и вследствие этого проводить самостоятельный курс на международной арене, подтвердила ее готовность "встраиваться" в любую модель на правах "младшего партнера". Именно этим фундаментальным обстоятельством наблюдатели объясняют нервный срыв президента и его обвинения в том, что некие "евробюрократы мешают вхождению России в ВТО", сопоставимый разве что со знаменитым выступлением Н.С.Хрущева на Генеральной ассамблее ООН, когда всю полноту чувств советского лидера помог выразить только снятый с ноги ботинок...

l Десятилетие НТВ, широко отмечаемое рядом средств массовой информации, продемонстрировало как полную несостоятельность "самого профессионального телеканала России", так и полную утрату им какого-либо самостоятельного политического значения. Единственным искренним и теплым чувством бывших сотрудников "зеленого шарика" стали воспоминания о "творческой свободе" времен В.Гусинского, когда к инструкциям в конверте прилагались значительные суммы в свободно конвертируемой валюте, отмечают эксперты СБД...

l Присуждение Нобелевской премии мира иранской правозащитнице Ширин Эбади, как сообщили из Осло, является свидетельством того, что администрация Буша не отказалась от планов дальнейшего давления на Иран с целью установления в нем проамериканского режима. Заявленное возвращение Ширин Эбади в Иран — уже в роли нобелевского лауреата и официального миллионера — может превратить ее в "естественный центр кристаллизации" для всех сил, оппозиционных "режиму аятолл". Именно этим объясняется игнорирование членами нобелевского комитета кандидатур папы Римского Иоанна Павла II и чешского президента Вацлава Гавела — сегодня Иран куда важнее для Вашингтона, чем все католики планеты и европейские гуманисты, вместе взятые. "Нобель" снова становится важнейшим инструментом политического влияния, как это было в годы "холодной войны" и "перестройки" в СССР...

l Новые обыски по "делу ЮКОСа" и изъятие в Жуковке "сервера компании весом почти в тонну" стали подарком Б.Грызлова к очередному дню рождения В.Путина, такая информация поступила из околокремлевских кругов. Накануне президент через New York Times открыто посоветовал М.Ходорковскому "провести предварительные консультации с правительством" по поводу продажи части акций "ЮКОС-Сибнефти" иностранным инвесто-рам. Данные события еще раз демонстрируют истинные цели "антиолигархической" кампании — передел собственности в России с передачей ее под контроль западным инвесторам при учете собственных финансовых интересов Кремля...

l Новые взрывы в Ираке и нападения на американских военных показывают, что реального контроля за ситуацией в этой стране привезенная на штыках "джи-ай" временная администрация не имеет, а финансовая поддержка со стороны союзников Вашингтона будет в лучшем случае носить символический характер. Так, Япония выразила согласие выделить 1,5 млрд. долл. "на восстановление экономики Ирака", что составит порядка 2% американских затрат. В связи с этим политические перспективы Дж.Буша-младшего на выборах 2004 года представляются крайне туманными и их не прояснила даже победа А.Шварценеггера в Калифорнии. Именно Терминатор рассматривается сегодня в истеблишменте республиканцев как самый перспективный кандидат в напарники Буша в предстоящей президентской кампании. Однако все эти планы могут быть в одночасье перечеркнуты новым "черным вторником" на фондовых рынках, который готовится финансовыми структурами, близкими к демократам, сообщают из Нью-Йорка...

l Покушение на Андрея Андреева может открыть новый виток противостояния "семейных" и "питерских силовиков" на внутриполитической арене России. Попадание скандально известного бизнесмена ("Ингосстрах", Содбизнесбанк, Автобанк) на "линию огня" эксперты СБД связывают с усилением позиций "Единой России" относительно альтернативного проекта "питерских силовиков" — Народной партии...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ "ДЕНЬ"


(обратно)


ТЕЛЕШОУ "УДАРЬ ЗЮГАНОВА!"

Александр Проханов

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Александр Проханов

ТЕЛЕШОУ "УДАРЬ ЗЮГАНОВА!"

Подобно тому, как кричат гагары, когда по их нарядным перьям хлестнут из дробовика, так всю неделю тележурналисты истошно гоготали о "свободе слова", которую у них отобрали. Каким было время этой сладкой, как сахарин, свободы?

Только что отгрохотали танки Грачева, наемные турки замазывали в Доме Советов кляксы мозгов и крови, было запрещено издание двух десятков газет. Мнение народа, не признающего "демократию меньшинства", расчленение Родины, свинскую приватизацию, было вычеркнуто из эфира. Патриотов изображали звероподобными чудовищами, "красно-коричневыми", будь то именитый русский писатель, покоритель Берлина или кубанский землепашец. Свободное состязание мнений выглядело, как безжалостная внутривидовая схватка, когда НТВ и ОРТ напоминали две грызущиеся головы одного дракона. Едва появлялась опасность для чешуйчатого туловища, обе головы поворачивались в сторону возвысившегося противника, поливали огнем, покуда не выжигали печень. Телевидение действовало, как хлыст, которым исполосованный народ гнали к избирательным урнам, заставляя меткими ударами "голосовать сердцем". Телевидение никогда не было "поприщем свободы", но с упорством египетских жрецов возводило пирамидальный храм с олигархическими богами на вершине и безгласными рабами у основания.

Ничто не изменилось на телевидении и сегодня, когда Кремль готовится к очередным "судьбоносным" выборам в Думу. Как и прежде, компартия не допущена к эфиру, будто это не крупнейшая политическая организация России, а кружок самодеятельности в "красном уголке". Зато расплодившиеся самодеятельные коллективы, изображающие из себя "патриотов", "левых", "новых империалистов", эти временные театральные группки, дебютировавшие в кабинете Волошина, мелькают на экране, как снежинки под фонарем. Топчет, подминает под себя эфирное время нескончаемая колонна истуканов "партии власти" — одинаковых, с каменными ногами, похожих то на тувинских гранитных идолов, то на великанов острова Пасхи, то на афганских исполинов Бамиана, у которых талибы отломали носы и руки. "Телевизионные игры", когда веселые диск-жокеи заставляют молодых женщин рассказывать о супружеских изменах, перед носом голодного бомжа смешно размахивают кусочком горячей пиццы, голенькие дети танцуют под рукоплескания лысых морщинистых старцев, — среди этих забав нашего "свободного телевидения" появилась еще она — "пытка Зюганова".

Лидера коммунистов, с целлофановым мешком на голове, приводят в застенок, приковывают цепями к стене. Палачи, сменяя друг друга, дни и ночи, до изнеможения жгут его железом, дерут клещами, поддергивают на дыбу, завинчивают на ногах "испанские сапоги", подвешивают за ребро. Неутомим Караулов, самый изобретательный из палачей, умеющий не только нанести рану, но и посадить на нее ядовитую сороконожку. Не уступает ему Сванидзе, который сначала скальпелем ловко вскроет вену, а потом надолго и самозабвенно припадет к фонтанчику крови алыми сосущими губами. Ревенко лишь учится работать, неумело отрывая жертве ногти, сам при этом едва не падает в обморок. Иногда в застенок Первого или Второго каналов заглянут былые соратники Зюганова, сладострастно, дорожа возможностью во всей красе показаться народу, ударят молчащего, привязанного к стене коммуниста. Порой появятся издатели газеты "Не дай Бог", которую когда-то власть, оскорбляя Зюганова, издала десятимиллионным тиражом. Иногда зайдет Вешняков — спросит: соблюдают ли все, находящиеся в застенке, "закон о выборах".

У этой увлекательной "игры" есть свое неигровое, рациональное содержание. Создав чудовищный, отталкивающий образ "главного коммуниста", а значит, и всей партии, отвратить от "левых" как можно большее количество избирателей. В случае неудовлетворительных выборных итогов обвинить в неуспехе лидера коммунистов. "Срезать" его, составляющего главный стержень партии в эти чудовищные ельцинско-путинские годы "свободы слова, танковых выстрелов и подрывных операций". Заменить Зюганова на "свежего", с точки зрения администрации Президента, руководителя. Посеять в партии внутреннюю смуту, расщепив ее на тех, кто устал быть в коммунистической оппозиции и готов войти в селезневско-горбачевский "социал-демократический проект", и на тех, кто верен "красному смыслу", хранит "ген" советской сверхдержавы, сберегает "левую идею" в России. Такая расколотая партия, по замыслу кремлевских "игроков", перестанет быть политической силой. Осуществится "перестройка" в полном объеме, когда, после истребления Советского Союза, истребят КПРФ — драгоценное хранилище "красного смысла". Потому и подвесили на дыбу Зюганова, и Караулов передает мокрый бич Сванидзе, и у обоих палачей стертые до мозолей ладони.

Коммунисты, берегите своего лидера. Народ, не выдавай Зюганова "кремлевским овчаркам", как палестинцы не выдают израильтянам Арафата. Окружите Зюганова плотной защитой. Не пугайтесь сказать ему доброе слово. Пишите письма поддержки. Взгляните на личины тех, кто науськивает вас на коммунистов, — такие рожи с рогами, клыками рисуют в храмах на фресках Страшного суда.

Зюганов, мужайся. Не дай себя поломать. Не ты один в застенке — вся измученная, избитая, с поседелыми волосами, матушка-Россия. Сладко терпеть за народ. А палачам уготована участь одного генерала, который в 93-м пытал и расстреливал патриотов на стадионе "Красная Пресня". Сейчас он, как тюк, лежит в коляске, ему дарована "свобода слова", но из его полуоткрытого рта вытекает лишь зеленая слюнка.


(обратно)


"БУМАЖНЫЙ ТИГР" ПРОТИВ "КРАСНОГО ДРАКОНА"

14 октября 2003 0

"БУМАЖНЫЙ ТИГР" ПРОТИВ "КРАСНОГО ДРАКОНА"

За последние три месяца проблемы международных валютно-финансовых отношений вроде бы отошли на второй план. "Мертвый сезон" августа сменился достаточно неожиданным восстановлением позиций доллара относительно главного мирового конкурента, евро, в сентябре. В октябре, правда, произошла коррекция курса с 1,13 до 1,17 доллара за евро, но в целом "на западном фронте без перемен".

Чем можно объяснить такую ситуацию? Конечно, в первую очередь тем обстоятельством, что американская экономика показала в III квартале определенную положительную динамику на фоне стагнирующей европейской. Однако вопрос о том, какую долю этой динамики составляет игра с показателями статистики, а какую — реальное оживление рынков, остается открытым. Во-вторых, за полгода оккупации Ирака американцы так и не сумели обеспечить стабильные поставки иракской нефти на мировой рынок. Если бы им это удалось, позиции американской валюты выглядели бы гораздо предпочтительнее, а мировые цены на "черное золото" оказались бы куда ниже нынешних.

"Американцы обеспокоены тем, что военная операция идет с трудом, и 130 тысяч военнослужащих США выполняют в Ираке непосильную задачу, что нет четкого плана выхода из нынешнего кризиса, а солдаты гибнут почти каждый день. Как показывают опросы, многие американцы не склонны поддержать запрос администрации США на выделение дополнительных 87 миллиардов долларов для продолжения операций в Ираке и Афганистане… Союзники, вопреки ожиданиям, не оказали США ощутимой финансовой поддержки, а поступления от продажи иракской нефти оказались незначительными", — писала в номере от 9 октября 2003 года авторитетная Christian Science Monitor

Провал в Ираке и необходимость ежедневно(!) привлекать 1,5 миллиарда долларов внешних инвестиций для покрытия отрицательного внешнеторгового сальдо и дефицита бюджета — вот основные составляющие американского "античуда", которые ставят под угрозу нынешний статус доллара как основного платежного средства мировых трансакций. Однако плавной "смены лидера" в рамках действующей модели глобальной экономики, судя по всему, не произойдет. Хотя бы потому, что такая смена не предусмотрена структурой самой модели, "выстроенной" после 1972 года именно под американскую валюту.

Велосипед не падает, пока он катится — точно так же доллар в его современном состоянии устойчив, пока он подминает под себя всё новые и новые пространства, пока его подпитывают всё новые и новые источники инвестиций. Не случайно величайший финансовый взлет современного американского государства пришелся на первые годы после уничтожения СССР, на годы максимального ослабления и унижения России. Известные слова из выступления Билла Клинтона перед Объединенным комитетом начальников штабов (25 октября 1995 года): "Мы получили сырьевой придаток, не разрушенное атомом государство, которое было бы нелегко создавать… За четыре года мы и наши союзники получили различного стратегического сырья на 15 миллиардов долларов, сотни тонн золота, драгоценных камней и т.д.. Под несуществующие проекты нам переданы за ничтожно малые суммы свыше 20 тысяч тонн меди, почти 50 тысяч тонн алюминия, 2 тысячи тонн цезия, бериллия, стронция и т. д.", — далеко не в полной мере отражали реальную ситуацию.

Значительные доли собственности в других "постсоветских" республиках и бывших странах СЭВ, не говоря уже о многих странах "третьего мира", перешли под контроль американских монополий именно вследствие уничтожения СССР. В частности, в Казахстане в руках американцев оказалось 80% экономики. Для финансового рынка США подобная подпитка реальными активами оказалась как нельзя кстати. С помощью целого арсенала финансовых дериватов каждый "новый доллар" быстро обзаводится минимум четырьмя своими копиями-близнецами, так что понятен тихий триумф того же президента-саксофониста, в 2000 году вместо доклада нарисовавшего перед конгрессменами на доске цифру с одиннадцатью нулями, цифру бюджетного профицита Америки — 200 000 000 000 долларов и со словами: "Давайте, наслаждайтесь!", покинувшего сцену.

Для Америки Буша профицитный бюджет — несбыточная мечта. Дефицит бюджета в 2002 финансовом году составил 159 млрд. долл., а в этом может достичь рекордной отметки в 425 млрд. долл. Прямые вторжения в "героиновый" Афганистан, а также в богатый нефтью и относительно слабый Ирак подвели окончательную черту под десятилетним периодом "переваривания" этих трофеев “холодной войны”. США со своими "баксами" покатились дальше, потому что не могли по-другому.

Однако вторжение в Ирак продемонстрировало всему миру не только американскую мощь, но и — в гораздо большей степени — естественные пределы ее. Получив потенциальный контроль за 40% мировых запасов нефти, США утратили важнейших союзников в Европе. Реакция Франции и ФРГ оказалась для Вашингтона в высшей мере неожиданной, а избранная администрацией Буша стратегия ответа: "наказать Францию, игнорировать Германию, простить Россию" — фактически означает признание нового статус-кво. В результате изменение границ долларовой "зоны влияния" уже сегодня больше всего напоминает басню о латании тришкиного кафтана: в одном месте прибавляется только за счет убавления в другом.

Впрочем, развал "империи доллара" еще не будет означать автоматического возникновения на ее месте "империи евро". Евро изначально создавалось как региональный проект, причем первый вариант этого проекта, экю (ECU, Europian current unit), рухнул в 1992 году под натиском не столько Джорджа Сороса, сколько внутриевропейских противоречий, которых с того времени стало не намного меньше. Поэтому в плане своего реального экономического наполнения евро, несомненно, сильно отличается от доллара, а потому попытки стереть эти различия за счет придания евровалюте мирового статуса заранее обречены на провал. Евро оказалось даже куда сильнее привязано к континентальной экономике, чем в свое время дойчмарка, фунт стерлингов или французский франк — к "своим" национальным экономикам. Евро сегодня — не только ФРГ и Франция, это еще и Португалия, и Греция, и страны "новой Европы" — от Польши до Болгарии.

Именно поэтому доллар так уверенно чувствует себя "на западном фронте", а официальные представители США заявляют о том, что "критическим уровнем" для их экономики будет уровень 1,3 доллара за евро — и то лишь вследствие массированного перетока инвестиций на европейские рынки. На "восточном" же фронте ситуация принципиально иная. Бурно растущая (прогноз на 2003 год — 8%) экономика КНР даже по прогнозам МВФ к 2040 году должна выйти на первое место в мире. Независимые эксперты, как правило, называют гораздо более быстрые сроки — 2020 год. Военное давление на "красного дракона" со стороны США и его союзников также исключается, а его перспективы с течением времени становятся все менее положительными: за последние 10 лет НОАК (Народно-освободительная армия Китая) получила 130 новейших систем вооружения, и ее технологическое отставание от американской армии быстро сокращается. Очередным шагом "красного дракона" стала заявленная готовность в период с 16 по 18 октября вывести на орбиту первый китайский пилотируемый космический аппарат. Тем самым КНР становится полноправным членом "космического клуба" наряду с Россией и США, что создает для Америки дополнительные сложности — по крайней мере, в части реализации программы национальной противоракетной обороны.

Всё это вместе взятое только утверждает вашингтонских стратегов в мнении, что именно Китай может бросить вызов Америке в XXI веке. После тотальной неудачи попыток пошатнуть позиции юаня через крах валют стран Юго-Восточной Азии в 1997 году, США перешли к политике "анаконды", стремясь лишить КНР свободного доступа к энергоносителям, что является необходимым условием для дальнейшего роста китайской экономики. Бросок в Среднюю Азию и вторжение в Ирак не в последнюю очередь были вызваны именно этими соображениями. Не исключено, что они же сыграли свою роль и в нашумевшем "деле ЮКОСа", поскольку М.Ходорковский жестко отстаивал проект строительства нефтепровода по маршруту Ангарск — Дацин. Совместными усилиями В.Путина и М.Касьянова реализация данного проекта была отодвинута на неопределенное время, а вероятная продажа части акций "ЮКОС-Сибнефти" одной из американских ТНК (скорее всего, ExxonMobil) может поставить на нем жирный крест, окончательно закрыв доступ Китая к сибирской нефти.

Параллельно ведется игра на понижение конкурентных преимуществ китайской экономики. В частности, на последней сессии МВФ и Мирового банка 3 октября министр финансов США Дж.Сноу заявил о желательности ревальвации иены и юаня. Он пояснил, что искусственно низкий фиксированный курс юаня делает американские товары слишком дорогими, а китайские — слишком дешевыми. Профицит торгового баланса КНР с США достиг в 2002 году 103 млрд. долл. До этого с призывом либерализовать валютную политику к Пекину обратились министры финансов и главы центральных банков стран "большой семерки", собравшиеся в Дубае (ОАЭ) на свою очередную ежегодную встречу. Между тем для сокращения отрицательного сальдо американского торгового баланса хотя бы вдвое курсы азиатских валют должны, как утверждают эксперты, подняться на 20-30%, в том числе юаня КНР — с 8,28 до 5,1-5,3, а иены — со 110-112 до 82-85 за доллар.

Иными словами, на Востоке американцы требуют того, против чего они как бы воюют на Западе. В свое время, а было это чуть ли не в 1946 году, Мао Цзэдун назвал Америку, а вместе с ней "всех капиталистов и реакционеров" бумажными тиграми. Не исключено, что "великий кормчий" при этом имел в виду как раз напечатанные на бумаге доллары. Сегодня у американцев практически не осталось "точек приложения" этой бумажной силы — кроме России. Недавнее присвоение РФ инвестиционного рейтинга агентством Moody`s и рост капитализации фондового рынка страны до отметки 200 млрд. долл., упомянутые выше планы покупки "ЮКОС-Сибнефти" и уже состоявшееся слияние ТНК с British Petroleum — всё это лишь первые ласточки начавшегося процесса прямого поглощения российской экономики западными, прежде всего американскими монополиями. Они идут сюда через услужливо распахнутые Кремлем двери "интеграции в мировой рынок" — точно так же, как пришли в Среднюю Азию, Закавказье и Ирак. Похоже, несмотря на все "сбалансированные" заявления Путина, двуглавый орел не просто отвернулся от "красного дракона" — он активно готовится стать пищей "бумажного тигра"…

Николай КОНЬКОВ


(обратно)


"ЗАСТОЙ БУДЕТ НЕДОЛГИМ..." С бывшим советником премьер-министра М.Касьянова беседует политолог Александр Нагорный

Михаил Делягин

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Михаил Делягин

"ЗАСТОЙ БУДЕТ НЕДОЛГИМ..." С бывшим советником премьер-министра М.Касьянова беседует политолог Александр Нагорный

Александр НАГОРНЫЙ. Уважаемый Михаил Геннадьевич! Как бы вы, известный экономист, политолог, глава Института проблем глобализации, могли охарактеризовать состояние, в котором находится современный мир?

Михаил ДЕЛЯГИН. Вся история человечества после Второй мировой войны представляла собой преодоление раздробленности развитой части человечества. Сегодня эта раздробленность преодолена, единые рынки и, более того, единое информационно-финансовое пространство создано, и выяснилось, что на этом едином глобальном рынке сложился такой уровень конкуренции, который не выдерживают не только слабые, но даже относительно сильные государства. Поэтому рынки сужаются, и объемы спроса на них оказываются недостаточными для развития сложных, изощренных и потому дорогостоящих новых технологий. В результате развитые страны испытывают глубокий структурный кризис — классический марксистский кризис перепроизводства, только он касается качественно нового товара, информации в широком смысле этого слова, куда включаются финансы, технологии и т.д.

А.Н. То есть, по-вашему, цивилизация ненужных вещей трансформировалась в цивилизацию ненужных знаний?

М.Д. В цивилизацию избыточных знаний, "знаний ни о чем", "знаний из телевизора". "Многие знания — многия печали", ну а лишние знания — лишние печали.

Кроме того, надо помнить, что мы говорим не обо всем человечестве, а всего лишь о развитой части его, численно не самой значительной — так называемом "золотом миллиарде" и, возможно, еще нескольких сотнях миллионов, которые пытаются кто просочиться, кто прорваться в развитый мир. Две трети населения планеты живут в совершенно иных условиях; достаточно указать, что, по данным ООН, менее 6% жителей Земли владеет компьютером, 2,4% имеют доступ к Интернету, а более половины не только не имеют телефона, но и никогда в жизни не пользовались им.

Мир очень сильно сегментировался именно в то время, как мы, живущие в относительно развитой его части, считали, что произошло всеобщее объединение.

А.Н. Очевидным лидером такого объединения выступают Соединенные Штаты Америки. Сегодня в рамках "доктрины Буша" они пытаются за счет своего технологического превосходства выйти из системного экономического кризиса. Насколько, по-вашему, оправданна такая попытка?

М.Д. На долю США приходится 30% мировой экономики, более 50% мировой акционерной собственности, почти 80% новейших технологий. Чем выше значение того или иного показателя для конкурентоспособности, тем сильнее доминирование Штатов. Поэтому они по-прежнему определяют глобальные правила игры, по-прежнему остаются фактором, равновеликим всему остальному человечеству, а по некоторым вопросам даже преобладающим над ним. И надеяться, что завтра ситуация кардинально изменится, несерьезно.

Другое дело, что американцы осознали пределы своего могущества, своими руками ощупали эти пределы, в том числе в Ираке, и, чего никто не заметил, в Иране. Они увидели, что действительно могут противостоять всему остальному миру, но такое противостояние в конечном счете нерентабельно. В результате в среде их руководства наметился — подчеркиваю, пока еще только наметился! — переход от политики тотального доминирования к политике рентабельности. Тотальное доминирование по большому счету было отголоском "холодной войны", когда отсутствие Америки где бы то ни было автоматически означало присутствие там Советского Союза и считалось ослаблением США. Сегодня же, оказывается, в мире есть множество мест, которые ни на что не влияют: например, почти вся Тропическая Африка, и оттуда можно уйти совершенно безболезненно.

Но уходить можно по-разному. Можно уйти, оставив после себя пустоту и хаос, как в той же Тропической Африке. А можно поручить контроль за освобождаемыми пространствами каким-то региональным союзникам. В рамках этой концепции, куда Россия может вписаться с минимальными напряжениями во внешней политике, мы можем получить доступ в Среднюю Азию. Не на Украину, Белоруссию, Молдавию, не на Кавказ — словом, не в СНГ, на которые размахнулся Чубайс со своим "либеральным империализмом", и тем более не в Прибалтику — туда нас политически никто не пустит, тут США и Европа, несмотря на все свои разногласия, будут едины. А вот в Среднюю Азию — пожалуйста.

Другое дело, что у сегодняшней управляющей элиты России нет воли даже на то, чтобы урегулировать амбиции полностью зависящего от нас Лукашенко. А ведь руководства республик Средней Азии, даже симпатизирующие нам, — значительно более крепкие орешки…

А.Н. Насколько, по-вашему, глубоки нынешние разногласия между США и Европой?

М.Д. Мне кажется, мы присутствуем при драматическом проявлении очень глубоких, цивилизационных разногласий.

В советские времена мы воспринимали Запад как некое целое, и это было близко к истине. За "железным занавесом" шла глобальная интеграция, и тон ей задавали, с одной стороны, США, с другой — страх перед СССР. Европейские страны в условиях навязанной им после Второй мировой войны открытой конкуренции — экономической, технологической, культурной — постепенно меняли свой облик колониальных метрополий и превращались в некое подобие полиэтничной, мультиконфессиональной Америки. Из ведущих европейских стран этот процесс в большей степени затронул Великобританию, Францию и Германию, в гораздо меньшей — Италию и Испанию.

Но сегодня континентальные европейские элиты не видят возможности продолжать движение по американскому пути. Советской угрозы нет, и ограничивать свои интересы просто незачем. Осознание этого ведет порой к такому антиамериканизму, который нашим "ракетно-квасным" патриотам даже не снился.

Очень важно, что расхождение Старого Света и Нового носит именно цивилизационный, а не коммерческий характер. В экономической конкуренции европейцы, четко осознавая свою зависимость от США, сдают свои позиции с такой готовностью, как будто советские танки все еще стоят в нескольких днях пути от Брюсселя. Однако на поверхность все время проявляется более существенная — поведенческая, мотивационная разница.

Европейцы за несколько сот лет бесконечных чудовищных войн (только в ходе Тридцатилетней войны население Германии сократилось вчетверо!) выработали определенные — и вполне разумные, между прочим, — принципы поведения, которым привыкли следовать даже в ущерб, казалось бы, своим непосредственным интересам. И когда между их интересами и этими принципами возникает конфликт, европейцы склонны автоматически решать его в пользу принципов. Потому что они всем своим историческим опытом запрограммированы на это.

А американцы тот же самый конфликт автоматически решают в пользу интересов: если нельзя, но очень хочется, то нужно. И этот стиль американского поведения в Европе рассматривается в самом лучшем случае как опасное извращение — недаром во время иракского кризиса не где-нибудь, а в Германии, всплывали ассоциации с Гитлером. Вся цепочка инициированных США глобальных кризисов, от Косово и до Ирака, европейцев в этом только убеждает.

А.Н. А каковы перспективы России в идущем процессе?

М.Д. Ничего радужного. В самом лучшем случае — долгий, тяжелый труд. России в течение обозримой исторической перспективы придется быть объектом многосторонней экспансии — экономической и в меньшей степени культурной — со стороны США и Европы; религиозной — со стороны исламского мира; этнической — со стороны Китая. Если мы сможем уравновесить и интегрировать эти экспансии, мы сохраним и разовьем Россию. Если нет — мы будем разорваны на части, и как мир, как цивилизация исчезнем с лица земли.

Это суровая реальность.

А.Н. Способна ли, по-вашему, нынешняя система государственного управления обществом справиться с этой задачей?

М.Д. Нет. Думал бы по-другому — сидел бы не здесь, а в “Белом доме”.

Сегодняшнее государство — система кризисного управления, сложившаяся еще при Ельцине, когда главным было дотянуть до следующего понедельника. Дотянуть любой ценой, и ресурсов — ни денег, ни когда надо было патронов — для этого не жалели. Ситуация с тех пор изменилась, временной горизонт прогнозирования расширился до следующих выборов, но система осталась неизменной.

Единственный период, когда дело обстояло иначе — после дефолта 1998 года, при правительстве Примакова — Маслюкова. Но их деятельность не спасала Ельцина и его систему — она их глубоко и безусловно отрицала, и всё вернулось на круги своя. Самые глубокие стратегические проработки нынешней "вертикали власти" не заглядывают за середину будущего года. Дальше — полный туман и неопределенность. Между тем нынешнего технологического ресурса России в лучшем случае хватит до 2008 года. Если к этому рубежу нам не удастся создать эффективную систему управления, отвечающую современным, весьма и весьма жестким требованиям, историю России можно будет считать законченной.

Это не истерика, не "чернуха", не нагнетание негативных эмоций — это достаточно спокойный вывод, сделанный, в том числе, на основе анализа развития технологий.

А.Н. Что вы подразумеваете под эффективной системой управления? Какова должна быть ее стратегия?

М.Д. Давайте просто сравним основные показатели современной России с показателями Советского Союза, правопреемницей которого она является. Доля в мировой экономике — 1% (было 9%, по оценкам МВФ соответственно: 0,66% и 6%), доля в населении — 2,5% (было 6%), территория — 14% (было 16%), запасы сырья — 35% (было 40%). Что из этих цифр следует? Следует, что мы вынуждены защищать свое право на те же, по сути, территории и ресурсы гораздо меньшими силами, чем до 1991 года.

Отсюда понятно, что возврат к экономической автаркии в границах Российской Федерации попросту невозможен — нас разорвут на части, причем не желая нам зла, а по вполне объективным причинам, преследуя локальные коммерческие интересы корпораций и государств. Но и полное открытие границ невозможно по той же причине — только способы "разрыва" при этом окажутся несколько иными.

А.Н. Можем ли мы использовать опыт "азиатских тигров" — Японии, Южной Кореи, Тайваня и т.д. — для которых характерны жесткое государственное регулирование и экспортная ориентация рыночной экономики в сочетании с не менее жесткой политической системой? Или нам надо держаться либеральных принципов?

М.Д. Мы более разнообразная и более развитая страна, чем "азиатские тигры" в момент их старта. Поэтому госрегулирование — да, и жесткая политическая система как основа эффективного госрегулирования — да, а вот экспортной ориентации уже недостаточно: мы можем развиваться только с опорой на внутренний рынок.

Что же касается либерализма, который осуществляется в России, — это политика открытых финансовых и товарных рынков и поощрения бизнеса любой ценой. Это почти религиозная вера в то, что рынок сам по себе — ответ на все вопросы, а его саморазвитие достаточно для прогресса любого общества. В этой парадигме рынок — абсолютная ценность, а госрегулирование — абсолютное зло. Государство признается сквозь зубы лишь как инструмент, гарантирующий частную собственность и свободу того, кто ей обладает — в том числе и против интересов остальных членов вобщества.

Этот подход неадекватен, так как отрицает необходимость государства и наличие у него неотъемлемых функций по восполнению несовершенств рынка (соответственно сфера ответственности государства тем шире, чем слабее развит рынок). Классический пример неадекватности либерализма — советник президента, который официально считает КНР самой либеральной страной мира. Вероятно, на том основании, что раз либерализм априори — самая эффективная модель экономики, а у Китая — самые высокие темпы роста экономики в мире, там-то самый либерализм и есть. А может, он просто не знает, что господдержка экономики идет в Китае не столько через бюджет, сколько через кредиты нацбанка…

В то же время либерализм популярен, так как соответствует образу действия бизнеса и в целом успешных (а значит, и влиятельных людей), снимает с них ответственность за остальных членов общества, которые "сами виноваты" в своих бедах и оправдывает безделье и безграмотность чиновников (так как активность государства — зло). Существенно, что либерализм насаждается развитыми конкурентами слабых обществ, неконкурентоспособных без активной защиты со стороны своего государства.

В России он исчерпал себя еще в середине 90-х, и путинская попытка усилить государство — реакция на это исчерпание.

Я считаю, что в России у него есть вполне конкретная цена: 12 миллионов человек, с учетом неродившихся из-за резкого снижения уровня жизни. И мы эту цену еще не заплатили до конца, мы продолжаем ее платить каждый день, каждый час. И руководитель, который прекратит эту плату, этот кровавый оброк либерализму, сделает великое дело.

А.Н. Михаил Геннадьевич, вы сказали, что у России для создания системы эффективного управления обществом осталось время максимум до 2008 года. Но 2008 год — это уже совсем рядом, это практически следующие выборы, если, конечно, не будет никаких изменений законодательства или других потрясений. Нынешние выборы уже как бы состоялись, их результаты предопределены, но ведь тот "малый застой", который запрограммирован "на выходе", — он же такой эффективной системы управления не создаст. По-вашему получается, что всё безнадежно и ничего изменить нельзя? Россия обречена?

М.Д. Это проблема политической субъектности. Субъект у нас, к сожалению, пока один — это так называемая "партия власти". Там полно внутренних противоречий и прочей шизофрении, но ничего другого, никакой сформированной альтернативы нет. То, во что вылился блок Глазьева как политический проект, — смешно и грустно одновременно, он стал погремушкой для администрации президента, и очень жаль, что в него оказался втянут ряд весьма достойных людей, начиная с самого Сергея Юрьевича. В компартии я при всем желании политической субъектности не вижу — ваши товарищи не просто несубъектны, они осознанно отказываются от такой субъектности. В результате объективно компартия выполняет роль "оппозиции Ее Величества", это важнейший инструмент поддержания социально-политической стабильности — более важный, чем милиция, ФСБ и даже чем политтехнологи, — нынешнего российского общества, но это не инструмент его преобразования в качественно новое состояние. По крайней мере, в нынешнем виде.

А.Н. А "правая альтернатива"? Вот Чубайс недавно выступил с концепцией России как "либеральной империи". Как вы ее оцениваете?

М.Д. Это прямая заявка на президентство в 2008 году. Тогда у Чубайса будет реальная сила: не только финансовая — финансовая есть и сегодня — но и кадровая. К тому времени вырастет поколение, которого, с одной стороны, не коснулись напрямую грандиозные обманы начала и середины 90-х, а с другой — многие его представители считают обман естественным средством достижения целей. Ложь, умолчания, извращения фактов воспринимаются многими из этого поколения как норма конкурентной борьбы.

Кроме того, Чубайс — один из немногих людей в России, производящих впечатление эффективности. Он — не эффективный менеджер, но эффективный политик. И он научился производить впечатление эффективного менеджера. А самый большой его плюс, как ни парадоксально, — та ненависть большинства населения нашей страны, которую он честно заслужил. Наверное, эта ненависть — единственное, что он в жизни заслужил честно.

Вероятно, в 2008 году власть отводит Чубайсу ту же роль, которую сыграл Зюганов на позапрошлых президентских выборах. Он станет полюсом отторжения, страшным, реальным пугалом, угроза победы которого объединит большинство общества. И президентом России станет преемник Путина, которого "партия власти" выдвинет как альтернативу Чубайсу. Думаю, схема именно такова. Она будет наполняться новыми красками, новыми деталями, но факт заключается в том, что и компартия к 2008 году станет частью этого "всенародно античубайсовского" проекта.

А.Н. И это всё?

М.Д. Разумеется, нет. На самом деле, Россия имеет замечательный шанс. Она имеет целых полгода на то, чтобы в тихих комфортных условиях избирательной кампании, которая более всего напоминает выборы в Верховный Совет 70-х годов, когда никто не покушается на святое, мог родиться новый политический субъект, новый лидер. При этом он, скорее всего, будет выпихнут вперед, под огонь, самим обществом. Как было, например, в Америке с генералом Эйзенхауэром. Тогда полстраны требовала: "Айка в президенты!", а он не хотел власти — он всерьез задумался о президентстве, только когда многие близкие ему люди заявили, что не будут с ним общаться, если он откажется от выполнения этой миссии и тем самым предаст их ценности и их интересы.

Если такой лидер в России появится — прекрасно. Но может и не появиться, потому что общество деградировало страшно. Самый наглядный пример — то, что Путин в 1999-2000 годах действительно был лучшим кандидатом. И действующие политики ему не конкуренты. Думаю, что СПС, например, вообще не будет выставлять своего кандидата на эти президентские выборы — чтобы только не ссориться, чтобы им дали дожить до 2008 года. Ведь после 1993 года, после расстрела Верховного Совета, правые стали маргиналами. Именно тогда "президент России" стал писаться с маленькой буквы. Для меня это было очень показательно: 5 или 6 октября я открыл газету "Коммерсант", там всё хорошо, всё в шоколаде, мятеж подавлен, демократия торжествует — только вот слово "президент" везде стоит с маленькой буквы. А до этого всегда было с большой…

А.Н. И каков в свете этого ваш прогноз исхода парламентских выборов.

М.Д. В стране существует гигантское неприятие действующей власти. Когда я ушел из аппарата правительства, мне позвонили множество людей, с которыми я давно не общался, и поздравили с правильным решением. Я спрашивал: "Ребята, вы чего? Я же статус потерял, влияние, машину персональную с шофером, кабинет потерял, который больше квартиры, — с чем поздравляете?" Знаете, что мне на эти жалобные песни сироты казанской все отвечали? "Зато теперь ты — нормальный человек, который может заниматься нормальным делом. Теперь ты не будешь вредить стране". Это говорят не коммунисты, не оппозиционеры, это говорят люди, которые к самому понятию "левый" относятся как к раздавленному таракану. То есть отторжение чудовищное не только среди простых людей, но и среди так называемой элиты. Причем отторжение не по какому-то конкретному вопросу: мол, то-то и то-то сделано не так, — а в целом, вообще, по определению.

В этих условиях все протестные настроения по вполне объективным причинам должны идти в копилку компартии. Не Лимонова, не Жириновского, не СПС. Естественный порог коммунистов — 40%. То есть если они вообще ничего не будут делать, за них может проголосовать до 40% избирателей. Но проблема в том, что КПРФ активно работает против себя, и в итоге получит наполовину меньше. Для нее сегодня даже 24-25% — результат почти недостижимый.

А.Н. Этот результат вероятен — в случае массовой фальсификации итогов голосования.

М.Д. Пожалуйста, не рассказывайте мне сказки. Это "Яблоко" может петь про фальсификации, и СПС, и даже "выхухоль". А КПРФ — единственная в России партия, которая физически способна на каждом избирательном участке посадить трех своих наблюдателей. Один может заснуть или выйти в туалет, его можно подкупить или напугать, но с тремя, да еще правильно обученными, ничего сделать нельзя. "Единая Россия" не имеет такой возможности, обо всех остальных и говорить даже смешно. Многие могут заплатить, но если у людей нет идеи, они положат эти деньги в карман, скажут спасибо и пойдут дальше по своим делам.

Но сегодняшняя КПРФ идею тотального контроля реализовывать не станет, как не делала этого ни на одних предшествующих выборах. Потому что сделать это — значит, реально вступить в борьбу за власть. А я уверен, что многие в руководстве партии боятся власти больше, чем любых репрессий. Если перед ними жестко поставить выбор: или в Кремль, или в тюрьму — они выберут последнее. Я не шучу.

"Единая Россия" очень умно, хотя, возможно, и не слишком законно, сделала, что включила в региональные списки губернаторов. Теперь те в лепешку должны разбиться, но обеспечить "медведям" победу на вверенной им территории — потому что это уже вопрос личного статуса, личного переизбрания и т.д. Поэтому 30% голосов всеми правдами и неправдами они наберут. Я не думаю, что они смогут взять конституционное большинство по любым вопросам. В Госдуме будет много одномандатников — представителей регионов, целая "губернаторская партия". Они будут голосовать по приказу администрации президента по любым вопросам, которые не касаются взаимоотношений Центра с субъектами Федерации, но за сокращение числа этих субъектов или назначение губернаторов они голосовать просто не смогут.

Думаю, Жириновский на этот раз получит много — на уровне 10-12% голосов. Прежде всего — за счет разочарования избирателей в компартии. Порядка 7% получит СПС, вероятно прохождение Явлинского и создание фракции Народной партии на основе депутатов-одномандатников.

А.Н. Михаил Геннадьевич, спасибо вам за беседу и высказанные вами прогнозы. Надеемся, что они — в понятной читателям части — все-таки не сбудутся, а диалог с вами на страницах нашей газеты будет продолжен.


(обратно)


ВЕРТОЛЕТ

14 октября 2003 0

ВЕРТОЛЕТ

Последние телесобытия говорят о том, что русскому и другим народам России необходимо приготовиться к страшным испытаниям. Испытаниям едва ли не предапокалиптического характера. Народ же продолжает оставаться пассивным и неразборчивым. Сон всероссийского разума рождает чудовищ, растущих с фантастической скоростью.

Когда Чубайс в программе Сорокиной "Основной инстинкт" убеждает в необходимости построения "империи".

Когда Павловский выступает в швыдковской "Культурной революции" в роли матерого русского националиста.

Когда весь эфир милитаризирован и ментонизирован (от "Менты") при помощи американских боевиков и доморощенных сериалов.

Когда "Новости" смакуют размахиванье президента ядерной дубиной и принятие депутатами закона о "начальной военной подготовке" (НВП) в школах. И готовы уж смаковать новый закон — об отмене отсрочки от армии для студентов.

Тогда наступает момент сказать: "Стоп, что-то тут не так!".

Печально было видеть самодовольное лицо Н. Михалкова в сорокинском шоу. Михалков, поигрывая словесными кламбурами, "урезонивал" Явлинского. А тот напоминал о вымирающем населении, о разорванном экономически пространстве страны — многим просто не по карману доехать до столицы; о том, что "околоимперскими" разговорами элементарно хотят затмить фактическую деградацию державы. Получалось, что восприятие и мозг вельможного киношника затмились новыми "привилегиями", а Гриша Явлинский — большой народу друг.

Конечно, понятие "Империя", как и все истинное золото, не превратится в дерьмо от того, что чубайсовщина протянет к нему лиловую пятерню. Это горящее золото. Это пламя. Пятерня сгорит вместе с чубайсами. Но они могут сделать так, что во вспыхнувшем огне сгорят новые миллионы русских. Потому что из теледебатов стало ясно: либеральная "империя" — новая мания, основанная на стремлении "приватизаторов" к еще большему личному обогащению. К сверхвласти. К тирании. За извращенную ментальность нуворишей (вчерашних советских клерков, начитавшихся поганеньких книжечек Ницше о "сверхчеловеке") ПЛАТИТЬ ПРИДЕТСЯ ВСЕМ НАМ.

Выступление же Глеба Павловского на телеканале "Культура" лишь только на первый взгляд является фарсом.

Медленно и мучительно среди населения начинают возникать очаги религиозно-национального самосознания. Стратеги "реформы" (геноцида и уничтожения) опять хотят сыграть "на опережение". Как стало ясно, это будет игра в тупой "национал-империализм".

В "Культурной революции" Павловский заявил, что "Россия — это государство русских". До последнего времени такие слова считались "разжиганием", люди, их озвучивавшие, подвергались уголовным преследованиям.

Неужели кто-то поверит, что в сознании верхушки и в сознании ее "интернациональной" пиар-обслуги произошел коренной переворот? Что за один день все они из жестких Савлов превратились в апостолов Павлов? Для такой веры нужна клиническая наивность.

Смешно в полемике с кремлевским политтехнологом выглядел наголо обритый товарищ, хотевший казаться "святее папы римского" и утверждавший, что "русским сейчас жить хорошо". И вот уже (О-о!) маргинальными предстали студийные персонажи, защищавшие гонимых "гостей столицы".

Мастера охмурения оседлали новых коней. Вместе со своими хозяевами они превратили-таки окончательно 1/6 часть суши в "Империю зла". Где гнет и смерть, где ложь и воровство, где порок и подлость стали нормой.

Теперь необходимо развернуть "имперскую истерию", "национализм" на уровне футбольных фанатов. Затем можно будет раздать "калаши" опустошенным юнцам и погнать их на любую войну, выгодную "империи олигархов", а также "старшим" империям — ЕЭС или США. Это может быть война с "исламским терроризмом", а может быть и война с Китаем.

В эту информационную политику встроено и тиражируемое всеми СМИ преследование "олигарха-инородца" Ходорковского. О том, что указанная кампания является пиаром власти, раздраженно проговорился немного оттертый ныне от этой власти Альфред Кох. В воскресной порограмме "Намедни" (НТВ) Кох буквально заявил, что это пиар с девизом "бей олигархов", где из-за уголка выглядывает "бей жидов".

Разумеется, всерьез никто упомянутые категории "россиян" трогать не будет. Просто начинает реализовываться запрос на истерию. Обездоленная, зомбируемая, смертельно больная нация должна превратиться в безумного истеричного гиганта, которого вооружат и бросят в пекло войн — отстаивать светлое будущее для магнатов и "золотого миллиарда".

Последнее препятствие на этом пути — мыслящие патриоты. На них ТВ льет кислоту лжи.

Сейчас это происходит с КПРФ.

Какой-то Белянинов трясущимися руками в репортажах всех каналов листает "свою" книжку, где "компромат" на коммунистов. Они, оказывается, разговаривали с Березовским! И вот еще недавно (о кошмар!) Белянинов узнал, что в списке КПРФ много предпринимателей.

Зритель, бодрствуй, когда видишь ложь!

Или когда видишь, как Газманов в репортаже "Вестей" сочиняет вместе с Грызловым гимн "Единой России".

Или видишь, как Шойгу любит собачек в программе "Время".

Или когда сановники в шарфиках болеют за сборную.

Бодрствуй, молись и действуй.

Россия — это все, что у нас есть!

Александр ЕФРЕМОВ


(обратно)


ИМПЕРАТИВЫ

Сергей Доренко

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Сергей Доренко

ИМПЕРАТИВЫ

Более пятнадцати лет мы наблюдаем хаос и разложение в нашем обществе, распад страны, безответственность власти и так называемые "реформы", которые Горбачев проводил зажмурившись, а Ельцин — не приходя в сознание.

Нынешние правители Кремля — Абрамович, Волошин и Путин — продолжили традицию безответственности перед нацией. Единственная реальная власть в нашем нынешнем государстве — это власть коррупции.

Смутное ощущение творящейся неправды перешло в понимание и в непреклонную уверенность большинства нации — мы должны остановить падение России.

Наше неприятие происходящего с нашей страной и с нами основано не на ностальгии по прошлому. Мы не противники прогресса, развития и модернизации страны. Мы не собираемся реставрировать прошлое и превращать Россию в огромный краеведческий музей "старых добрых времен".

Мы смотрим в будущее, и это наше общее будущее. Мы войдем в него как единая нация с единой волей, моралью, этикой. С едиными приоритетами.

Для этого мы должны сформулировать свое понимание основных проблем нашего общества, платформу нашего объединения.

Мы — многонациональная русская политическая нация.

Государство и общество должны признать абсолютным приоритетом укрепление и развитие самосознания жителей России как русских граждан. Речь не идет о национальностях — тут мы дорожим этнокультурными различиями.

Это означает, что мы не признаем никаких региональных или общечеловеческих приоритетов, никаких тенденций развития (либерального рынка, прогресса в его современном понимании, глобализации и прочего) вне и помимо интересов русской политической нации и России как единого целого. Нет ни одного приоритета, которым мы не пожертвовали бы ради сохранения единства России и нашей нации.

Это означает также, что мы против потока незаконной миграции, против создания национальных гетто в наших городах. Гетто, в которых процветает преступность, и где люди не могут ассимилироваться в русской языковой среде и культурно-ценностной традиции. России нужны новые граждане, но это должны быть зарубежные русские. Прочие должны приниматься и размещаться постольку, поскольку мы способны их ассимилировать.

Мы провозглашаем этическую революцию.

Мы требуем от нынешней нечистоплотной власти признать традиционные моральные приоритеты жителей России.

Мы — нация-семья. Мы — нация общественной солидарности.

У нас не может быть слабых и больных, оставленных без заботы. У нас не может быть "не вписавшихся в рынок", брошенных на произвол судьбы. Мы будем считать абсолютным приоритетом такое перераспределение финансов, прежде всего полученных от эксплуатации наших природных ресурсов, которое позволит включить в производительный процесс сильных и избавит от унизительной бедности слабых.

Если рынок не справится с этой задачей, мы будем решать её вне и помимо рынка. Рынок — всего лишь один из методов. Мы используем его, поскольку и когда он удобен для удовлетворения нужд общества солидарности, нации-семьи.

Государство обязано учить и лечить.

Постепенный переход медицины, среднего образования на платную основу связан не с рынком и прогрессом, а с беспомощностью и никчемностью власти.

Мы считаем, что платные медицинские и образовательные услуги могут оказываться только вне и помимо государственных структур, во вновь созданных, а не украденных "приватизаторами" учреждениях.

Государство обязано защищать.

Все правоохранительные и судебные органы действуют сейчас как система вымогательства. Это не наследие социализма или какой-либо другой эпохи. Это фамильная черта нынешнего нечистоплотного и безответственного государства.

Армия также непрерывно доказывает свою неспособность к защите наших интересов на Кавказе. Это происходит потому, что власть выделяет средства главным образом на собственную защиту от граждан России. Средства идут на ФСБ и части внутренних войск, дислоцированные в центральной части России. Власть готовится к победе в возможной гражданской войне, к подавлению возмущения граждан. И душит армию. Власть боится армии, потому что не знает, чью сторону займет армия в возможном внутреннем конфликте. Именно страхом перед армией объясняется то, что министром обороны назначен жандарм, а не кадровый военный.

Мы не одобряем стремления власти держать на Кавказе постоянный очаг напряжения, постоянный очаг войны.

Такой очаг в Чечне служит нынешней власти поводом для оправдания виртуальной "борьбы с терроризмом", прикрывающей коммерческую деятельность приближенных к власти силовиков, торгующих нашими жизнями и нашей безопасностью. Результат политической и финансовой корысти власти — трагедия Норд-Оста.

Россия должна покончить с чеченской проблемой быстро и адекватно. Ответ на сепаратистский вызов единству нашей страны должен быть понятен всем гражданам нашей страны, в том числе и самим сепаратистам. А именно: ответ должен быть тотальным, быстрым, категорически жестким. Жестким ровно настолько, насколько это необходимо для убеждения чеченцев в нашей решимости покончить с проблемой абсолютно любой ценой.

Три месяца на подготовку трёхсоттысячной группировки, месяц на проведение тотальной и беспрецедентной по жесткости операции с уничтожением реальных и усмирением потенциальных врагов России, назначение генерал-губернатора, правящего Чечней в течение следующих 25 лет. За этот срок — усиленная и тотальная культурная, политическая, экономическая ассимиляция населения, воспитание нового мирного поколения чеченцев.

В период операции спецслужбы не должны командовать армией и мешать армии, как они делали это до сих пор. Спецслужбы могли бы применить свои силы в выявлении и решительном подавлении любого криминального бизнеса в России, связанного реально или сколь угодно потенциально с силами сепаратистов в Чечне. А также в выявлении таких бизнес-структур за рубежом для дальнейшей работы против них.

Мы требуем жесточайшей дисциплины государственных служащих всех уровней.

Система повышения дисциплины должна быть скопирована с аналогичных систем в развитых демократических странах. А именно: широчайшая система льгот для госслужащих должна сочетаться с добровольным согласием претендентов на госдолжности на ограничение некоторых свобод. Целый ряд специально созданных служб должны выявлять и передавать в руки правосудия нарушителей законов, а для этого постоянно и перекрёстно провоцировать госчиновников на нарушение законов, нарушать право госчиновников на неприкосновенность личной жизни, переписки, банковской тайны. Западный опыт позволяет избежать ситуации, когда новые контрольные органы превратились бы в новые вымогательские органы по образу и подобию своих коррумпированных собратьев, созданных нынешней властью.

"Презумпция виновности" в отношении государственных служащих со стороны общества подкрепляется деятельностью прессы.

Мы требуем признать право прессы на свободное высказывание мнения, позиции, оценки, суждения.

Журналисты имеют право на собственные расследования с элементами оперативно-розыскной деятельности и на вмешательство в личную жизнь граждан, если и когда речь идет о государственных служащих, о людях, действия и решения которых оказывают влияние на жизнь общества.

Права личности не существуют сами по себе, права личности — это защита гражданина от государственной машины, от так называемых олигархов, ставших государством в государстве, от бандитских, милицейских и прокурорских шаек.

Именно для защиты простых граждан от этих опасностей мы ставим свободу информации выше прав личности. Наше коррупционное государство сегодня имеет право собирать о нас информацию, общество лишено такого права в отношении государства. Это будет изменено.

Мы должны освободить мелких и средних предпринимателей.

Предприниматели в России живут полулегально, ведут двойную бухгалтерию, платят дань государственным вымогателям на всех уровнях. Они не могут подкупить правительство, как это делают олигархи. Им приходится нести двойное бремя — выплачивать и налоги и взятки.

Участие государственных чиновников в регламентировании мелкого и среднего бизнеса должно быть снижено категорически. Мы исходим из того, что любое госрегулирование в этой сфере обязательно означает на практике вымогательство и государственный рэкет.

Итоги приватизации в сырьевых отраслях должны быть пересмотрены и будут пересмотрены.

Сырьевые отрасли — единственный ресурс России. Ресурс развития, ресурс модернизации, ресурс защиты слабых. Мы не можем позволить распоряжаться ими группке циничных и безответственных проходимцев, захвативших ресурс нации путем подкупа и махинаций.

Олигархи заняты сейчас перепродажей краденого: продают ресурсы России западным корпорациям. Цель — замести следы и легализоваться. Важно сегодня напомнить западным корпорациям — мы знаем, что им известно, что они скупают краденое. Позже, во время пересмотра результатов приватизации сырьевых отраслей, мы не сможем не учитывать это обстоятельство.

Мы против импотентной власти, у которой все валится из рук, и которая ведет страну к коллапсу безответственной реформой ЖКХ, безответственной земельной реформой.

Необходимые для нашего общества изменения в этих сферах, необходимое наведение порядка в соответствии с требованиями времени подменяются очередным экспериментом над согражданами. Мы проведем эти реформы, когда избавимся от антиобщественной и корыстолюбивой власти.


(обратно)


НЕ ПУТАЙ РОДИНУ С НАЧАЛЬСТВОМ!

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Лев Сигал

НЕ ПУТАЙ РОДИНУ С НАЧАЛЬСТВОМ!

Социальный протест в нашей стране, как известно, традиционно чаще всего принимал пассивные формы: от голодовок и самоубийств до повального пьянства. Ещё Некрасов писал о душе крестьянина, "что надобно оттудова кровавым лить дождям, а всё вином кончается". В наше время возникла новая экзотическая форма протеста: отказ от гражданства, не предполагающий эмиграцию.

Одно московское либерально-протестное издание смакует на первой полосе историю вологодской многодетной семьи Груздевых, ставших лицами без гражданства потому, что их возмутила длительная невыплата детских пособий. Дескать, эта семья, разорвав отношения с государством как не представляющие взаимной выгоды, приобрела больше, чем потеряла, и её пример является заразительным.

Ранее автору этих строк приходило электронное письмо одной из предствительниц этой семьи — Алёны Груздевой, которое рассылалось по правозащитным организациям. Оно написано настолько жёстко, что даже это издание, несмотря на его неизменный антигосударственный пафос, постеснялось его цитировать. Выход из гражданства подаётся этой молодой особой как "разрыв контракта с преступниками, убивающими детей".

По существу, семья Груздевых воспользовалась тем, что в 90-е годы отечественные законодатели кинулись в очередную крайность. В силу этого в России существует сейчас более чем либеральный по мировым меркам правовой статус иностранцев и лиц без гражданства (апатридов).

Однако стоит ли доказывать, что Груздевы поступили с практической точки зрения недальновидно? Достаточно сказать, что Алёна Груздева уже просит восстановить её в гражданстве, чтобы иметь возможность бесплатно получить высшее образование. Между тем, у неё подрастают сёстры. А общепринятые принципы права позволяют любой стране вводить множество ограничений для неграждан. Если их немного сегодня, то кто сказал, что так будет всегда?

Не так важно и то, что подражателей у этой семьи уже быть не может: с 1 июля 2002 года вступил в силу новый закон "О гражданстве", в котором учтена рекомендация соответствующей Европейской конвенции и запрещён выход из гражданства, если нет гарантий принятия в гражданство другой страны. (Ошибочка вышла у либеральных обличителей российской власти). Гораздо важнее другое: то, что позиция этой вологодской семьи основана на ошибочном и исторически отжившем представлении о государстве, которое разделяется массовым сознанием.

"Государство — это совокупность граждан", — вот гениально простая формула Аристотеля. Она раскрывает сущность античного города-государства, где государство и гражданское общество представляли собой единое целое. Аналогичным образом были устроены города-государства средневековой Европы, а у нас в России — Новгород, Псков и Вятка, чьим традициям политического устройства стоило бы, между прочим, уделять гораздо больше внимания.

"Господин Великий Новгород" — это вовсе не поэтический эпитет, а официальное обозначение юридического лица. В качестве "господина", то есть государя, выступал не князь, не посадник и даже не вече. В этом качестве выступал сам Новгород Великий, то есть совокупность новгородцев, воображаемых как одно абстрактное лицо.

Однако современные государства всё же сформировались не из городских республик. Исторически в их основе лежала личная власть монарха по знаменитой формуле Людовика XIV: "Государство — это я". Традиционно в массовом сознании россиян очень сильно именно такое феодальное представление о государстве. Дескать, государство — это если уж не первое лицо, то, по крайней мере, корпорация чиновников. Это отношение выражалось и выражается не только в пресловутой покорности, но имеет и оборотную сторону. Царь-батюшка, а равно и барин нёс в представлении патриархального общества моральную обязанность всесторонне заботиться о подданных или о крепостных, как о неразумных детях.

Разве не это замшелое представление о государстве как о "дурном барине", которого проклинают и от которого хотят убежать, читается в сегодняшней позиции некоторых — и даже многих — внешне как будто бы либерально мыслящих людей? Правда, к этому теперь часто ещё примешиваются раннебуржуазные представления. Что-то вроде упрощённо понятой теории "общественного договора" Руссо.

В конце концов и постсоветские законодатели отдали дань естественно-правовому походу — трогательному с точки зрения морали, но едва ли состоятельному как с научной, так и с практической точки зрения. Ибо было бы глупо сводить публично-правовые отношения граждан и государства к частно-правовым отношениям граждан между собой, которые добровольно устанавливаются и добровольно же расторгаются равными сторонами.

Между тем современная демократия подразумевает, что государство куда ближе к формуле Аристотеля, чем Людовика. Хотя оно и не тождественно гражданскому обществу, но является его, общества (если угодно, народа), официальным представителем. И налоги мы платим, к примеру, не Путину и не чиновникам, а оплачиваем (по крайней мере, в теории) потребности всего общества.

Так что значит сказать: "Государство мне должно"? Не то ли самое, что сказать: "Сограждане мне должны"? Или мы назовём всех сограждан "преступниками, убивающими детей"?

Да, это правовой идеал. На практике, разумеется, государство не слишком хорошо справляется со своей представительской функцией. То есть очень часто над ним довлеют интересы определённой части народа (например, крупных предпринимателей) или собственные интересы чиновников. И так происходит во всем мире, а отнюдь не только в нашей, столь нелюбезной либералам и поверхностным популистам, державе.

Но если определённые интересы довлеют, это ещё не значит, что они полностью вытесняют для представителей власти любые другие мотивы, цели и ценности. Даже восточные деспоты, опиравшиеся на наёмные армии, были вынуждены обеспечивать социальную стабильность — иначе было неизбежно народное восстание, которое ещё в древнем Китае считали проявлением воли Неба.

Что же говорить о современной демократии, где правительство зависит от воли избирателей?

Да, зависимость эта достаточно относительна. Но зададимся вопросом, если "выборы — это фарс", как полагают многие обыватели, то зачем тогда их участники тратят огромные деньги на подкуп прессы и изощряются в "чёрном пиаре"? Не для того ли, чтобы воздействовать на мозги избирателей?

Следовательно, мнение избирателей кое-что значит даже при самой коррумпированной демократии.

Кстати, о коррупции.

Людьми почти всегда движут по большому счёту эгоистические мотивы — даже если это "разумный эгоизм" по Гельвецию (идея, которую популяризовал для нашего народа Чернышевский).

Но что для главы государства, для других публичных политических деятелей важней: собственное материальное благополучие или достойное место в истории? Грубо говоря, какая из человеческих слабостей более характерна для этой породы людей: жадность или тщеславие? Ответ очевиден. Тот, для кого важней деньги, идёт не в политику, а в бизнес. Но разве можно добиться доброй славы, не сделав ничего хорошего для сограждан?

Итак, реальная политика государственной власти — это баланс интересов населения в целом и его наиболее влиятельной части. Понимая всё это, граждане должны не объявлять — в безумном ослеплении — собственное государство врагом, а бороться за то, чтобы представители власти в наибольшей степени удовлетворяли интересы большинства.


(обратно)


О СТРИЖЕНОМ ФИЛЕ В ПРЕДВЫБОРНОМ СТИЛЕ...

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Юрий Чехонадский

О СТРИЖЕНОМ ФИЛЕ В ПРЕДВЫБОРНОМ СТИЛЕ...

История эта — о выборах прошлых, потому что писать о выборах нынешних закон пока не велит… Но опыт былых событий полезен для нас и ныне. И для наших соперников тоже. У них ведь теперь все по-серьезному. Да и как по-другому? Отечество в опасности? Надо его спасать. Защитить интересы людей труда. Восстановить попранные режимом права человека и гражданина. Найти выход из кризиса.

А экономика? А приватизация? А преступность? А промышленность, армия, наука? Серьезные проблемы для серьезных людей. На всё, на всё уже разработаны властью программы, давно уже наготове люди, способные их осуществить. И победы на выборах кое-где уже есть. И серьезные избиратели, понимающие, что к чему, имеются тоже. А вот только с несерьезными избирателями как быть?

К примеру, случай такой. Любят, допустим, молодой человек и его девушка попсовую музыку. И все эти "экономики" и "приватизации" их не волнуют. Они в них не разбираются. И разбираться не хотят. Ни тогда не разбирались, ни сейчас. Им, может быть, Филипп Киркоров всех этих "экономик" дороже. Ну, любят молодой человек и его девушка Филиппа Киркорова и во всем хотят ему подражать.

И что же вдруг однажды они узнают? Однажды они узнают, что, оказывается, Филипп Киркоров собирается на выборах в Думу голосовать за коммунистов! Оказывается, они ему нравятся. Об этом сообщает по телевизору незадолго до выборов его старший друг — эстрадный артист Роман Карцев Но эстрадный артист Роман Карцев не такой уж простачок. Сообщив эту интересную новость, он рассказывает, что ответил на это своему молодому другу. "Я, — говорит Карцев, — сказал Киркорову: "Филиппок! А ты знаешь, что будет, если к власти придут коммунисты? Нет, Филя, ты этого не знаешь. А я тебе скажу. Во-первых, они заставят тебя постричься. Ты этого хочешь, Филя? Во-вторых, они выгонят или заставят одеться с ног до головы девушек, которые у тебя танцуют. Ты этого хочешь, Филя? А еще, Филя, они заставят тебя предъявлять им все тексты твоих песен. И будут их утверждать. Или не утверждать. А потом будут тебя еще прослушивать перед выступлением. Ты этого хочешь, Филя? Если ты этого хочешь, то голосуй за коммунистов!"

Что ответил на это Филя, артист Роман Карцев телезрителям не сообщил. Но вот тот молодой человек и его девушка, которые не интересуются всеми этими "экономиками" и "приватизациями", но интересуются поп-музыкой, обожают Филю и хотят во всем ему подражать, — эти молодые люди в течение нескольких недель до выборов, волнуясь, ждут-пождут, что же скажут на это коммунисты? Что они ответят на жуткие прогнозы артиста Романа Карцева? А коммунисты тогда не ответили. Им не до того было. Они поп-музыкой не интересуются, и некогда им отвечать на такие несерьезные вопросы.

И что же? Пошли голосовать за коммунистов этот молодой человек и его девушка? Вряд ли.

Тем более, что в одном из репортажей с избирательных участков во время выборов показали Филиппа и его знаменитую супругу. И корреспондент, конечно, спросил у Филиппа: за кого, мол, он голосовал? Филипп ответил — за кого. И что бы вы думали? Нет, нет, это были никакие не коммунисты.

Однако дело, конечно, не в Филиппе. И не в поп-музыке. Это лишь один пример. И весь тот разговор о коммунистах, скорее всего, артист Роман Карцев вообще просто выдумал. Или хорошо сыграл. Хотя и не без провокации…

Дело в пропаганде — теперь уже в нашей. В умении кой-чего ненавязчиво, но недвусмысленно объяснять.

Ведь тот, кто не интересуется "экономикой" и "приватизацией", — тоже человек. И он тоже может что-то понять. Только объяснить это надо умеючи.

Например, так, как это делал на заре прошлого века один поэт, прогуливаясь по музею со своим юным другом: "Эти вазы, милый Филя, ионического стиля!"

Конечно, несерьезных вопросов у филиных поклонников может быть больше, чем серьезных. Будем и мы повеселее. Научимся, наконец, на них отвечать. Займемся пропагандой. И контрпропагандой. Иначе к выборам мы не только несерьезных избирателей не приобретем, но и имеющихся, более-менее серьезных, подрастеряем. А то ведь запуганный обыватель и вправду думает: вот патриоты пришли к власти. Разрешат ли они интернет? А принтеры и ксероксы на дому? А пепси-колу? Или погонят фирму обратно в Америку? А американские фильмы, хотя бы хорошие? А рок и рэп? И так далее. Есть люди, которых это волнует...

Так что давайте ответим таким, наконец, хотя бы через четыре года, какой "при коммунистах" будет Филиппок? Стриженый или бритый? И скажем прямо: каким он сам пожелает, таким и будет.

А юмористов всерьез принимать не стоит — на то они и юмористы.

Хотя работают иногда посерьезнее нас...


(обратно)


КРАСНЫЕ, ВПЕРЁД!

14 октября 2003 0

КРАСНЫЕ, ВПЕРЁД!

8-9 ноября в Москве пройдет второй Форум "Будущее левых", в котором примут участие представители более 20 стран мира. Накануне этого события мы обратились к участникам первого Форума (июнь 2003 г., Голицыно) с просьбой оценить текущую политическую ситуацию в стране и перспективы левого движения, задав им ряд вопросов.

Кому благоприятствует нынешнее развитие событий — левым, правым, центристам или, может быть, подобная классификация вообще потеряла смысл?

Игорь Игошин, председатель Комиссии по патриотическому воспитанию и молодежи ЦК КПРФ, депутат Государственной думы. Вряд ли нынешнюю ситуацию можно считать благоприятной хоть для одной политической силы. В истории России неоднократно возникала ситуация, когда вслед за периодом реформ следовало резкое, экстремальное ужесточение политического режима. Достаточно вспомнить "Избранную Раду" Ивана Грозного и последовавшую за ней опричнину. Были подобные примеры и позже, в том числе в XX веке. Сейчас в России также не исключен подобный сценарий. И я не уверен, что какая-либо из нынешних политических сил, да и страна в целом, от этого выиграет. Так что говорить о благоприятных условиях не приходится.

Илья Будрайтскис, "Социалистическое сопротивление", антиглобалистская инициатива "АТТАК". Сегодня мы видим обострение борьбы между двумя группами "партии власти" за важнейшие экономические и политические ресурсы России. Первая — это крупнейшие собственники, так или иначе обделенные политическими инструментами для защиты своих интересов и своего положения. Вторая — это представители бюрократии, репрессивных структур и зависимых от них групп капитала, настроенных на перераспределение собственности. Какова перспектива независимого рабочего движения в условиях, когда правящий класс в целом и его фракции в отдельности обладают в тысячи раз более высокой степенью сплоченности, подготовленными политическими кадрами, значительным полицейским аппаратом подавления? Безусловно, обе группы глубоко враждебны интересам левого движения. Но нельзя не признать, что политические последствия победы каждой из группировок будут неодинаковы для левых. Если относительный успех первой группировки сможет создать определенные условия для развития крупной левой партии в рамках формальной демократии, столь необходимой этой части крупного капитала, то победа второй будет иметь для нас катастрофические последствия. Поэтому нас не должно вводить в заблуждение ситуационное совпадение интересов с одной из групп капитала. Стратегическая ориентация левых должна быть направлена на построение боевой классовой партии на основе марксистской программы, способной взять власть и положить конец частной собственности и угнетению.

Дмитрий Аграновский, адвокат, КПРФ. Ситуация весьма неблагоприятна по отношению к нам. За прошедшие годы режим укрепился и, апеллируя к худшим качествам людей, приобрел устойчивую социальную базу. Кроме того, произошло размывание "образа врага" — большинством граждан Владимир Путин воспринимается гораздо позитивнее, чем Ельцин, хотя сегодня режим стал еще отвратительнее и циничнее. Оппозиция "образца 1993 года" потерпела поражение и полностью отстранена от какого-либо влияния на принятие существенных решений по вопросам жизни страны. Слабым утешением является то, что мы действительно сейчас не несем никакой ответственности за деятельность режима. Другой проблемой является то, что даже не предпринимая абсолютно ничего, КПРФ наберет не менее двадцати процентов голосов — не меньше, но и не многим больше. Это обуславливает застой в партии и отсутствие принципиальных кадровых решений, необходимость в которых давно назрела.

Андрей Карелин, секретарь ЦК Союза Коммунистической молодежи по информационно-аналитической работе. Текущая политическая ситуация в стране является относительно стабильной, что обусловлено прежде всего высокими ценами на нефть. Поскольку они навсегда таковыми не останутся, то будущее чревато кризисами. Кризисы в общем благоприятствуют левым, но при определенных политических условиях ими могут воспользоваться и ультраправые (как было в Германии 30-х годов). Поэтому наша задача: не допустить такого развития событий. В наше время "левизна" всеми понимается по-разному. Одни считают, что "левый" — это тот, кто отрицает наличие социализма в СССР, выступает за права "сексменьшинств" и легализацию "легких наркотиков", требует "свободу Ичкерии" и ругает "антисемитов". Другие полагают, что "левые" должны ратовать за великую державу "в границах Российской империи", колбасу по 2.20 и тотальный контроль государства за гражданами. Третьи думают, что капитализм — это всего лишь "экономический аспект сионизма", следовательно, "левые" должны в первую очередь бороться против "сионизма". По моему мнению, представление о левизне прежде всего должно исходить из отношения к собственности, т.к. "коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности" (К. Маркс). Всё остальное — взгляд на те или иные эпизоды истории, культурные предпочтения, отношение к национальному вопросу, к "правам человека" и т.д. — является вторичным. На мой взгляд, два человека, имеющие совершенно разные позиции по отношению, скажем, к рок-музыке, Исламу или "еврейскому вопросу", могут быть одинаково левыми.

Алексей Лапшин, философ, Национал-большевистская партия. К сожалению, политика, понимаемая как конкурентная борьба социально-экономических проектов, сегодня и в России и на Западе отсутствует. Оптимистичные теоретики постиндустриального общества в своих прогнозах относительно демократизации системы явно просчитались. Новые технологии привели не к расширению демократии, а к окончательному закреплению власти в руках бюрократии и финансовой олигархии. Гражданское общество фактически отстранено от принятия решений. В настоящее время их принимают узкие группы, контролирующие финансовые и административные ресурсы. Значительное отставание России от Запада не только не препятствует, но и значительно помогает нашим "элитам" навязывать свою волю массам в безапелляционной форме. В сознание людей внедряется ощущение "необратимости" происходящих процессов, что в конечном итоге вызывает отвращение к самой политике. Отсюда — глубокая социальная апатия российского общества, его эмоциональное безразличие и к "правым" и к "левым". Политтехнологи работают исправно, и в ближайшие год-два политическая ситуация не будет являться угрожающей для власти.

Илья Пономарев, руководитель информационно-технологического центра КПРФ. Действительно, понятия левые или правые несколько смешались у нас в стране. Во всяком случае основную оппозиционную силу — КПРФ — очень сложно классифицировать как левую или правую. Не знаю, хорошо это или плохо, но в одном я абсолютно убежден: сегодня как никогда благоприятный момент для оппозиции. Власть уверенно наступает на те самые грабли, на которые наступила КПСС в 1980-х — она уверовала в свою непогрешимость и неуязвимость, решая все свои проблемы методом страуса, пряча голову в песок подконтрольных СМИ, замыкаясь в благополучном мирке Рублевского шоссе, противопоставляя Садовое кольцо остальным регионам страны. Поэтому губернаторы — наши потенциальные сторонники. Они, как никто другой, ощущают рост потенциала народного сопротивления. Если он не найдет выхода, то есть если экономическая и социальная политика не начнет учитывать интересы большинства населения на деле, а не на словах, то, боюсь, нас ожидают новые потрясения. Фактически либо сегодня мы, действующие оппозиционные политики, найдем способ изменить ситуацию ненасильственным, демократическим способом, либо она изменится и без нас. Сейчас от этого страну отделяют только высокие цены на нефть. Отдельные представители правящего класса, например богатейший человек России Михаил Ходорковский, понял это и начал искать пути к коррекции курса. Но система не прощает отступников — что мы и наблюдаем последние три месяца. Но этим она дает нам еще один важнейший козырь, которым мы просто обязаны воспользоваться.

Как вы оцениваете настроение российской молодежи? Традиционно считается, что она тяготеет к правым силам. В Интернете онлайновые голосования также выявляют преимущество СПС и "Яблока". С чем это связано? Почему КПРФ, несмотря на очевидный приток большого количества молодых людей, остается в глазах многих наших соотечественников "партией стариков"? Когда и в результате каких действий подобная ситуация может измениться?

И.Будрайтскис. Безусловно, рост протестных настроений среди молодежи является очевидным. Но эти настроения вряд ли пока можно назвать левыми, равно как и правыми. Скорее это политически неоформленная реакция на проводимые неолиберальные реформы. И успех левых в этой среде зависит прежде всего от способности организовать, возглавить и дать четкое политическое содержание конкретным кампаниям против коммерциализации образования, реформы ЖКХ и т.д. Что касается причины небольших успехов КПРФ в плане привлечения молодежи, то это связано:

— с бюрократизацией партии, отсутствием базовых механизмов внутренней демократии, что, безусловно, отталкивает новых людей, не желающих быть "винтиками" для руководства;

— невнятность и непривлекательность партийной программы, исходящей из иррациональных ритуальных слоганов;

— тотальное игнорирование всего богатства левой политической, философской и культурной традиции XX века, неразрывно связанной и с существующей протестной молодежной культурой в России.

И. Игошин. Здесь имеет место эффект масштаба. Скажем, среди сторонников коммунистов очень много людей старших возрастных групп. И поэтому, как бы ни был велик приток молодежи в партию, он не в состоянии сразу изменить картину. Тем не менее, статистика показывает, что левый фланг политического спектра молодеет. Думаю, этот процесс будет развиваться и дальше — молодые всегда тянутся к сверстникам.

Что же касается голосований в Интернете, то нужно понимать: сейчас доступ к Сети имеет далеко не вся молодежь. И как раз у сторонников левых сил таких возможностей меньше — ведь они принадлежат преимущественно к менее обеспеченным слоям населения. Есть и чисто географические причины. "Правые" Москва и Питер голосуют свободно. А как это сделать, если живешь в небольшом городке, где Интернета попросту нет? А ведь таких мест полно, они даже в Подмосковье есть. Так что на интернет-опросы в данном случае ориентироваться бессмысленно.

А. Карелин. Принято считать, что "основной электорат КПРФ — это пенсионеры". В этом высказывании нет фактической ошибки, но есть неполнота, превращающая правду в полуправду. А полуправда, как известно, порой опаснее самой очевидной лжи. Дело в том, что в современной России основной электорат вообще (а не только КПРФ) — это пенсионеры. В результате многолетних "реформ" в нашей стране демографический срез общества изменился в сторону резкого возрастания доли старых возрастов. Пенсионеров стало едва ли не 30%населения, т.е. до 40% среди тех, кто обладает активным избирательным правом. Если же учесть, что пенсионеры — это еще и самая дисциплинированная часть электората, то и выходит, что среди голосующих их удельный вес достигает уже 60%.КПРФ вынуждена с этим феноменом считаться, поэтому и строит свою работу в значительной степени (но отнюдь не полностью!) с расчетом на пожилой электорат. Но, как показывает практика, пенсионеры в большей степени склонны голосовать за тех, кого рекламируют "из ящика", чем за представителей оппозиции (например, в Москве на всех выборах 1993-1999 гг. Ельцин и всевозможные "партии власти" наибольший процент голосов набирали среди пользователей выносных урн). Поэтому КПРФ и предпринимает действия (в последнее время иногда достаточно успешные) для снижения среднего возраста своего избирателя. И, наконец, о настроениях молодежи. Ошибка думать, что она так уж тяготеет к "правым". Количество молодых, голосующих за "Яблоко" или СПС, вряд ли значительно больше, чем за КПРФ. Что же касается реальной политической активности, то здесь левая молодежь, безусловно, сильнее. В действительности, имеет место скорее не "правость" молодежи, а ее аполитичность. И наша задача — прежде всего заинтересовать молодежь политикой, а далее она по большей части будет становиться левой. Не случайно еще в 70-е годы один из идеологов маккартизма сказал: "Пусть молодые балбесы делают, что хотят: занимаются спортом, любовью, пьют, посещают ночные клубы, наконец, дерутся. Лишь бы они не занялись политикой, которая в конце концов окажется марксистской политикой". Именно поэтому нынешний российский режим культивирует и поощряет всевозможные формы отвлечения молодежи от политики, вообще от реалий окружающей жизни: многочисленные помпезные празднества по любому поводу, бессчетные телевизионные игры и олигофреноидные американские видеофильмы и т.п. По той же причине главный удар репрессивного аппарата формируемого псевдоправового полицейского государства направлен против оппозиционной молодежи — режим не боится "красных бабушек и дедушек", но не на шутку обеспокоен любыми попытками самоорганизации своих молодых противников.

Виктор Шапинов, секретарь по идеологии Революционного коммунистического союза молодежи — РКСМ(б). В середине 90-х в категорию "молодежь" входили те, кто вырос в период крушения социализма и прихода капиталистических отношений. Эти люди, с одной стороны, застали только горбачевскую "перестройку" с ее очередями, талонами и прочими "прелестями", с другой стороны, они смогли как-то устроиться во время первоначального накопления капитала, поскольку были молодыми, быстрее соображали и приспосабливались. Теперь подросло новое поколение молодежи. Они видели только капитализм. И большинство из них уже знало, какое место приготовлено для них в этой системе. Именно это поколение сейчас валом валит в левые молодежные организации, а когда подрастет еще чуть-чуть — будет голосовать за левых на выборах. Почему КПРФ остается "партией стариков"? Потому что мало кто из современной молодежи поверит, будто отнять собственность у капиталистов и построить общество на принципах равенства можно без революции, "парламентским путем" или путем "врастания во власть".

Василий Колташов, секретарь Новосибирского обкома СКМ. Имидж КПРФ продолжает оставаться несовременным, хотя некоторые сдвиги, особенно за истекшие два года, произошли. В ряды КПРФ устремились сегодня лучшие представители российской молодежи. Талантливые философы, художники и журналисты, музыканты и дизайнеры. Мыслящие смело и удивительно свободно, это, безусловно, наиболее передовые и наиболее профессиональные представители коллегии творческих ремесел. Это колоссальный потенциал. Его нужно использовать, только эти люди, а не пресловутые буржуазные специалисты, способны создать новое актуальное лицо КПРФ.

Лапшин. Не думаю, что симпатии определенной части молодежи к СПС или "Яблоку" имеют причины чисто политического характера. Дело скорее в психологической ориентации на идеал общества потребления, который предлагают эти партии. Поскольку человек-потребитель — главный герой, влияющей на молодежь поп-культуры, персонажи вроде Немцова вполне могут использовать электорат, "выбирающий пепси". Более же сознательные сторонники "правых сил" — это интеллектуально сформированные глобалисты, принципиально враждебные любой форме "левой идеи".

Что касается КПРФ, то несмотря на разговоры о притоке в ее ряды молодежи, идеологию и эстетический образ партии по-прежнему формируют "старики". Очень сомневаюсь, что стиль "серых пиджаков" сможет привлечь значительное число молодых творческих людей, желающих реально изменить систему. К тому же, вряд ли КПРФ поможет только внешнее омоложение кадров. Пока действия партии остаются обусловленными положением ее номенклатурной элиты, интеллектуальный потенциал "левой" молодежи не будет востребован.

Очевидна разница между политическими предпочтениями молодежи в России и на Западе. Там молодые демонстрируют левые установки, в то время как старшее поколение тяготеет к правым, консервативным ценностям. У нас в стране все наоборот. Это относится и к деятелям культуры. Как вы можете объяснить этот феномен?

Карелин. Во-первых, не совсем корректной представляется формулировка вопроса. Например, в современных США левые силы вообще очень слабы, большинство населения открыто поддерживает весьма "правую" политику администрации Буша, а компартия крайне малочисленна и по среднему возрасту далеко перегнала КПРФ. В то же время очень сильные компартии, включающие много молодежи, имеются в Италии, Испании, Франции, Греции и т.п. Однако тридцать-сорок лет назад в Штатах было повальное молодежное увлечение левыми идеями (хотя компартия была не сильнее, нежели сейчас — просто массовое "новое левое" движение было внепартийным). Многие свидетели говорят, что США стояли тогда на грани мощной "молодежной революции" (так же, как и Франция — "парижский май 1968-го"). Что же касается Востока, то там имеется своя левая традиция — Китай, Вьетнам, Корея и т.д., не менее мощная, и кстати, более успешная, чем на Западе. И эту традицию следует изучать и использовать в практике левого движения в России не в меньшей степени, чем западную.

Шапинов. Старшее поколение всегда более консервативно. Отличие в том, что на Западе старшее поколение не жило при социализме, а у нас жило. Поэтому и получается, что "консерватизм" наших стариков на деле прогрессивен. Но ситуация быстро меняется, молодежь все больше левеет. Это заметил даже один из ведущих идеологов режима — Глеб Павловский. И если уж даже московские мажоры надели майки с надписью "СССР", то что говорить о рабоче-крестьянской молодежи? Она будет леветь, деваться ей некуда.

Колташов. Необходимо уметь различать тяготение к левым политическим ценностям и тяготение к левым этическим и эстетическим ценностям. Эти векторы не всегда совпадают. Российская молодежь, к примеру, проявляет тяготение к левой эстетике и морали, но еще не демонстрирует такой политической ориентации, в то время, как "левое" старшее поколение враждебно относится к этим ее стремлениям и интересам. Картина на Западе схожая, но не столь противоречивая, так как моральный разрыв поколений там меньше, чем в России. У нас, как и во всем мире, есть поп-культура и есть культура протеста — контркультура с явным революционным уклоном в развитии. Поп-деятели лояльны, контрдеятели конфликтны, их творчество направлено на обнажение противоречий общества. Сегодня есть немало удачных попыток компартии наладить сотрудничество с левыми художниками, музыкантами, поэтами и другими творческими людьми.

Пономарев. Во все времена быть левым означало быть прогрессивным, передовым. Однако начиная с конца 1960-х КПСС постепенно перестала быть передовой силой. Оторвавшиеся от широких масс руководители партии завели страну в тупик, закономерным итогом чего стали перестройка и развал СССР. Поэтому у нас "быть передовым" в какой-то момент стало означать "быть против компартии". Отсюда средствами пропаганды в конце 1980-х была сделана вполне логичная подмена понятий, и массовое сознание была внедрена установка: "быть коммунистом, значит быть ретроградом". Это позволило разделить граждан России на две категории: тех, кто хотел двигаться вперед, и тех, для кого идеалом были семидесятые годы прошлого века. Первых "демократы" автоматически записали в группу своей поддержки (хотя взгляды этой категории были далеко не идентичны взглядам "реформаторов", и для их удержания приходилось использовать концепцию "меньшего зла"); остальные же ушли в КПРФ. Так и возникло то самое "электоральное гетто" в 20% голосов, которое сейчас имеет КПРФ. Самое страшное последствие этих действий — то, что сама партия начала меняться, чтобы в максимальной степени удовлетворять запросам этих 20%. Тем самым она все меньше была способна самостоятельно перейти в наступление. Однако сегодня общество меняется. Выросло новое поколение, для которого коммунисты уже не являются ретроградами. Это видно и по деятелям культуры. Если еще совсем недавно признаваться к любви к левым было признаком маргинальности и дурного тона, то сейчас это становится уже модным. Так что ниша для левого движения уже создана, вопрос в том, кто ее займет. КПРФ находится в лучшей позиции для ее занятия, однако двигается в эту сторону мучительно медленно. Молодое крыло компартии — вот та сила, которая обязана взять этот процесс в свои руки.

Мы видим сегодня все нарастающую трансформацию левого движения в России, в чем активнейшее участие принимают молодые члены левых организаций. Однако оно идет одновременно в нескольких разных направлениях. Мы видим тенденцию к "социал-демократизации", смычку с властью — то, что делает Глазьев. В то же время есть и явная тенденция к, напротив, радикализации, набирают силу разные организации левее КПРФ — АКМ, РКСМ(б). Затем, есть национальный, державный уклон — НБП и т.п. Наконец, растут и левые "западного" типа — антиглобалисты, троцкисты, анархисты и т.д. Какое из этих направлений вы считаете наиболее перспективным для России? Насколько глубоки идеологические противоречия между ними? Возможно ли объединение молодых оппозиционеров или они обречены жестко конкурировать между собой?

Пономарев. Я считаю, что этот вопрос решен задолго до нашего рождения, в работах Ленина. Он подробно разобрал природу всех левых движений: и националистических, и профсоюзных, и радикально-левых, и социал-демократических. Мы должны четко стоять на его большевистских, интернационалистических позициях. Но чтобы иметь возможность действовать не по их букве, но по их духу, мы не должны быть догматиками. Напротив, мы должны внимательно изучать труды левых философов XX века — то, что сейчас практически не делается. Необходимо развернуть работу по осмыслению современного исторического этапа с истинно марксистских позиций. На этой основе должна быть создана общая для всей оппозиции платформа. Убежден, что это возможно, и что если это будет сделано, мы сможем реально подойти к реализации нашей основной задачи — взятии власти в свои руки.

Будрайтскис. Я считаю наиболее перспективным — не для России, но для рабочего класса России — то движение, которое действует как выразитель, прежде всего, классовых интересов, опирается на революционную программу и исходит из международной перспективы, осознавая себя частью общего фронта борьбы против капитализма. Партии, лишенные политической программы, построенные на эмоциях, комплексах и пещерном шовинизме я считаю лишенными перспективы на будущее. Я согласен с Ильей, мы должны четко стоять на большевистских позициях и не изменять им в угоду интересам момента.

Шапинов. Среди левых должны образоваться (и этот процесс уже идет) две партии — "партия социальных реформ" и "партия социальной революции". Нишу первой устойчиво заняла КПРФ. Вряд ли она сдвинется с этого прочно занятого ею места. Называться "партией социальной революции" больше всего оснований у Российской коммунистической рабочей партии. На счету РКРП активное участие в восстании 1993 года, в забастовках 1997-98 года, твердая марксистская позиция по вопросам текущей политики. Что касается молодежного движения, то тут революционная позиция всегда будет сильнее, поэтому больше всего перспектив уже сейчас у таких организаций, как РКСМ(б). Троцкисты и т.п. не имеют собственной социальной базы в России и живут в основном за счет помощи иностранных товарищей. Поэтому и воспринимать их всерьез, наверное, не стоит.

Колташов. Мы должны подвергнуть беспощадной критике само буржуазное общество, всю его фетишистскую, эксплуататорскую и античеловеческую природу, а не ограничиваться критикой президента, правительства, курса и т.д. Это наш путь. Не государственнический, по своей природе буржуазный патриотизм, а ориентиры на новое общество, нового человека, новые отношения. Это не означает, что все объединятся в едином фронте, в такой силе нет места консерваторам, националистам, вождистам всех родов. Это должен быть демократический союз левой молодежи. И еще, кто это сказал, что АКМ и РКСМ(б) левее молодежи состоящей в КПРФ и CКМ? Все скорее, наоборот, не в абсолюте, разумеется, но в наиболее ярких проявлениях. В этих организациях явно прослеживается консервативное начало, ориентация на прошлое, защита культа вождей, несвоевременный радикализм, игры в революцию.

Аграновский. Самый тупиковый путь — это сотрудничество с властью. Наши сторонники простят нам очень многое, если мы не запятнаем себя соглашательством с режимом. Так называемый "социал-демократизм" Глазьева есть всего лишь форма приспособленчества к режиму. Тенденция к радикализации, напротив, носит объективный характер. Она вызвана приходом в оппозицию всё большего числа молодежи, которой в принципе свойственен радикализм. Не могу согласиться с тем, что набирают силу какие-то новые организации и направления. Можно говорить лишь о двух сколько-нибудь заметных организациях — КПРФ (плюс родственный ей АКМ) и НБП. Остальные — не более, чем кружки по интересам, не имеющие ни кадров, ни ресурсов. Клоны западных организаций — троцкисты, антиглобалисты и прочие не имеют в России будущего. Идеологические установки КПРФ и НБП весьма близки, как весьма близки взгляды рядовых членов этих организаций. Объединение между ними не только возможно, но и нужно

Лапшин. Прежде всего, следует отличать трансформацию левого движения от политического подлога, совершаемого номенклатурой для укрепления своих позиций в истеблишменте. Пора, наконец, понять, что интересы бюрократии и общества противоположны. Российский государственный аппарат сегодня — не более чем инструмент интеграции в глобалистскую систему и полицейского контроля над населением. Необходимо отказаться от иллюзий, свойственных патриотическому движению и перестать верить в миф о "национально мыслящих" чиновниках. Принципиальная особенность постмодернистского общества в том, что идеология больше не может оставаться закрытой системой. В России эта проблема стоит особенно остро. Для страны, где социальное угнетение пересекается с национальной катастрофой, а политика государства разрывает привычные связи между народами, левая ортодоксия также неадекватна как и ультраправый национализм. Старая историософская схема "вызов-ответ", при которой идеологии позволяли себе нетерпимость к инакомыслию, больше не работает. Современное движение протеста должно быть свободно от догматизма и объединять людей по духу, а не по букве. В сложившейся ситуации национал-большевистская идея представляется мне наиболее открытой для развития.

Игошин. Мы не стремимся к формированию однопартийного государства. А значит, различные политические силы, в том числе и молодежные, не просто будут — они должны, обязаны конкурировать. И это, кстати, совсем не является препятствием для объединения их сил ради достижения общих целей.

Ваш прогноз на политическое развитие России в ближайшие полгода — до окончания президентских выборов. Какова будет судьба левого движения на фоне этих процессов?

Игошин. Никаких радикальных изменений в ближайшее время я не ожидаю. Все они, скорее всего, будут происходить ближе к 2008 году. Именно тогда откроется реальная возможность к обновлению элиты. Не исключаю я и варианта изменения Конституции. Предстоящие выборы расклада сил не изменят. Единственное, что возможно — начало кардинальных политических реформ непосредственно перед, либо сразу после президентских выборов (или, по крайней мере, обнародование их программы). Но вероятность этого оценить сложно.

Будрайтскис. Выборы усилят правые, пропутинские силы и создадут еще более управляемый парламент, чем предыдущий. Путин скорее станет президентом, чем нет. Кризис существующей политической и экономической системы будет прогрессировать. Наш успех, прежде всего, будет зависеть от нас самих.

Пономарев. Думаю, что существенных перемен не произойдет. Оппозиция, скорее всего, сможет завоевать несколько дополнительных мест в парламенте по партийным спискам, но потеряет в одномандатных округах. В целом результат выборов спровоцирует дальнейшие структурные изменения в КПРФ и ускорение процесса ее обновления.

Шапинов. Сейчас в России период стабилизации капитализма. Цены на сырье высокие, прибыли тоже высокие. Поэтому маятник, скорее всего, качнется еще дальше вправо. Возможно, внутренняя борьба "питерских" и "семейных", если ни одной стороне не удастся добиться быстрой победы, а также "дело ЮКОСа", приведут к небольшому ослаблению режима, но без активности масс, забастовок, акций протеста, перекрытий дорог, это ослабление будет очень кратковременным. Шансы левых в целом хуже, чем на выборах в Госдуму 1999 года.

Колташов. Наивно ожидать серьезных и быстрых перемен, путинский застой продолжается, правда наметилось его постепенное затухание, он вступил в стадию завершения. Однако в ближайшие год-два политическая ситуация в стране существенно не изменится. Впрочем, уже твердо наметилась динамика полевения, первенство в этой динамике получит та политическая партия, которая сможет наиболее актуально ответить на вопрос времени. А прозвучит он примерно так: "Кто здесь понимает, что происходит и знает что делать?" Но ответ потребуется не в форме скучных "экономических программ", далеких от реального знания истории настоящего, а в виде современного образа, яркого обозначения целей. Какие формы примет ответ левых новым эмоциональным ощущениям народа и новым его запросам на идеологические ориентиры? Это будет живая, динамичная картина образов, а не скопление букв на страницах газет. Достаточно уже сегодня погрузиться в левую молодежную среду, например, такую, какую образует Новосибирский комсомол. Люди здесь живут в очень быстром ритме, что выражается в том искусстве, к которому они привержены. Это динамичная музыка, быстрое в клиповом варианте кино, лаконичное и значимое слово статей, книг и поэм. Современный образ, имидж организации как современной. Но это еще не ответ на вопрос завтрашнего дня, это только обозначенное направление.

Лапшин. Ожидать радикальных перемен в результате парламентских или президентских выборов просто наивно. Их цель не изменение, а сохранение и укрепление существующего статус-кво. Усилия сейчас следует сосредоточить не на выборах, а на создании в России подлинного гражданского общества. Разумеется, я не имею в виду модель Сороса, а говорю о воспитании гражданина, ответственного за судьбу своей нации, чувствующего боль других и готового к действию. Экономические программы улучшения жизни обывателей этого добиться не могут. Чтобы вывести людей из апатии, нужен прорыв, красивая цель, принципиально отличная от всего, что предлагает общество потребления. Ведь человеку, на самом деле, невыносимо скучно жить в таком мире, независимо от того, богат он или беден. Те, кто сегодня найдут необходимые слова и своими поступками завоюют доверие, станут героями завтра.

Аграновский. В ближайшее время ситуация в политической жизни России не изменится. Поэтому у нас есть время для того, чтобы перегруппироваться и начать новое наступление на власть. Режим показал свою неспособность решить ни одну из стоящих перед страной проблем, вызывает недовольство во всех слоях общества, поэтому его кризис — вопрос времени. Мы должны быть готовы к этому. КПРФ имеет стабильную поддержку в обществе, поэтому может позволить себе самые неожиданные альянсы с любыми противниками режима. Приведу пример — у одного человека коробок, у другого — спички. Они могут ненавидеть друг друга, но огонь зажгут только вместе. Еще раз скажу — нам простят почти всё, кроме предательства. Коммунисты, вперед!

Материалы подготовил Андрей Смирнов


(обратно)


ПРЕДКИ ПОДВЕЛИ...

Анна Серафимова

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Анна Серафимова

ПРЕДКИ ПОДВЕЛИ...

Вслед за беззаветно любившим Русь Пушкиным, вскричавшим в приступе чувств: "Угораздило же меня с моим умом и талантом родиться в России!" — вскричу и я: "Угораздило же меня в России, где более 150 наций и народностей, родиться русской!" Да, как было бы хорошо, родись я хоть кем из более чем 150! Предел мечтаний — родиться некоренной для страны нацией, составляющей около 1% населения и владеющей почти 90 процентами богатств страны! То-то было бы хорошо! Но подкачали предки с обеих сторон. И все обозримые родовые ветви подкачали. Что ж, Анна, русская душою и по графе в старом паспорте, не меняемом до последнего именно потому, что там — эта графа, ничего не поделаешь, быть тебе титульной, самой притесняемой, а теперь и самой порабощаемой национальностью, поскольку торгуют гордые сыны гор и предгорий именно русскими.

Добро бы ещё ген какой затесался спасительный: кареглазость, курчавость и пр., на что можно было бы сослаться. Мол, я по паспорту русская, а по морде лица — сами видите, благородных каких-то кровей.

Так нет, вся моя родня — сплошь сине-зелено-сероглазые блондины да русаки. Противно смотреть! Куда податься бедной русской?

Почти всю жизнь испытываю дискриминацию по национальному признаку. Родилась, росла, заканчивала школу в национальной автономной республике, где при поступлении в вуз национальность всегда играла огромную роль: если ты местный, то у тебя большие преимущества и при сдаче экзаменов, и при прохождении по конкурсу. Оно понятно: надо растить нацкадры, заимевшие письменность лишь после революции. Это ведь наш нынешний шеф-распорядитель, контролёр, гуру — Америка — решила национальный вопрос легко и просто: уничтожила многочисленные индейские племена, вывела формулу: “нет народа — нет проблемы”. А у нас, сиволапых русских, этот вопрос всегда решали по-другому. И правильность таких решений мы чувствуем ежедневно и ежечасно: что в центре Москвы при просмотре мюзикла, что в далёком Страсбурге.

Впрочем, нужно отдать должное — преимуществом при поступлении в вузы пользовались не только местные нацкадры, но и все из 150 малых народов с большим чувством собственного достоинства. Такое положение тоже было в интересах решения национального вопроса и дружбы народов: чтобы вуз был многонациональным, факультеты разноплемёнными. Если семья была смешанной, то собиравшийся поступать в вуз предусмотрительно записывался нацменом, что играло порой решающую роль при поступлении. Приезжало много абитуриентов из ныне независимых стран, где обучение уже тогда было сильно платным, чтобы, имея все преимущества, получить образование в центре России, где зачастую потом и оставались, поскольку не имевшим денег на взятку при поступлении на малой родине и потом ничего хорошего там не светило. А в России неплохо устраивались. Разве плохо устроился Каха Бендукидзе? И таких ках несть числа. Одни кахи повсюду.

Учась в вузе, решила открыть для себя мир и стала ездить в недорогие студенческие туры по своей великой Родине — Советскому Союзу. Открытия были действительно удивительными. В том числе о себе самой. Узнала, что я — оккупант, поработитель, кровосос и захребетница. Виденные мною частные дома и личные подворья порабощенных ничем не выдавали в них угнетаемые массы. Совсем даже наоборот. Самые шикарные дома в наших деревнях Нечерноземья ни в какое сравнение не шли с фазендами стонавших под нашим игом. Но это только потому, что они — очень работящие, а мы — лентяи и пьяницы.

Вообще, по моему зоркому наблюдению, самые ленивые на земле — наши северные народы. Не сеют и не пашут, подлецы! Все их ссылки на климат и прочие природные условия — смехотворные отговорки. Сколько земли у лоботрясов! Вот бы где банановые плантации устроить! Так нет, ленятся, негодяи! Климат! Плохо танцору, всё мешает.

Но наконец-то стараниями лучших немцев свободолюбивые республики стали свободолюбивыми странами, и населяющие их свободолюбивые народы, вышвырнув всех и всё, от чего может русским духом пахнуть вплоть до памятников, стали свободно жить-поживать. Но добро, несмотря на их трудолюбивость, что-то всё не наживалось, а как раз напротив, проживалось то, что было создано ленивыми русскими, занятыми в национальных республиках в самых трудоёмких областях промышленности. И что же делают в таком случае обретшие свободу народности? Они покинули свои шикарные дома и прибыли к поработителям, чтобы ютиться в бытовках, кладовках. Опять-таки порабощаемы! Конечно, не все. Большинство устроилось опять так, что нам и не снилось: апартаменты, виллы, мерседесы — всё у них, ках.

А что же русские? Да они даже не учтены как субъект права в российской конституции. Нет нас! А на нет и суда нет. Какие зарплаты, пенсии, пособия, образование, лечение? Мы — фантом. Мёртвые души. Братская могила.

Если ты русский, то уже виноват перед всеми за все и вся . Если посмел вслух назвать свою национальность — экстремист, великодержавный шовинист. Все другие национальности, гордящиеся великими соплеменниками, написавшими где-то когда-то какую-то картину или пьесу, которую даже в каком-то ДК сыграли или где-то кому-то спели на бис — это сознательные граждане с чувством национального достоинства. Это чувство нужно всемерно поощрять и пестовать, строя культурные центры и школы за наш, русский шовинистический счёт.

Вот будь я!.. Кто косо посмотрел, поставил двойку в школе, незачёт в вузе, вынесли выговор за прогул — я тут же: антисемитизм! Зависть! Притеснения! Опять-таки всегда в кармане гражданство исторической родины, не выдающей своих преступников никому. К примеру, убила я Талькова — и на обетованную! Ку-ку! А ну-ка, дотянись! Украла пару-тройку сотен миллионов — туда же. И больше я вам не Сара Зильберштейн, а Бена-Цви-Ара. И мне хорошо! С миллионами везде хорошо. А уж на обетованной!

Но! Придётся доживать свой горький русский век. Благо, у русских он сейчас недолог. Попеклись всё-таки о нас в этом плане братские народы: жить будете плохо, но недолго. Сказано — сделано: стали убивать, грабить, морить голодом и холодом, отключая от систем жизнеобеспечения, созданных русскими руками. И за это им всем огромное русское спасибо!


(обратно)


ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ УКРАИНЫ В РОССИЮ

Валерий Поздняков

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Валерий Поздняков

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ УКРАИНЫ В РОССИЮ

Август 2003 года. На Украине "элита" празднует 12-летие раздела великой страны на клановые уделы (российская "элита" это событие уже отпраздновала), а мне вспоминаются события 20-летней давности, в какой-то степени ускорившие этот раздел.

Июнь 83-го. Я прибыл в столицу Афганистана в качестве военного советника. Меня и мою семью поселяют в охраняемых афганцами домах нового микрорайона (старого микрорайона для размещения аппарата советников и их семей уже стало не хватать). В Кабуле по ночам идут уличные бои, и разноцветные автоматные трассы проходят мимо окон пятиэтажек. В подъезд соседней с нами пятиэтажки попадает ракета, выпущенная из гранатомета. Вылетают стекла. К утру стрельба стихает и город возвращается к мирной жизни.

Афганцам не привыкать к войне. Это их привычный исторически сложившийся образ жизни. Но только за прошедшие с середины XIX века полстолетия англичане отвоевали у них и сделали своими колониями половину самой густонаселенной территории Афганистана. Теперь две трети афганцев-пуштунов живут за линией Дюранда, не признаваемой афганцами за границу. Договор об отторжении этих территорий (в основном теперь пакистанских) был заключен после второй англо-афганской войны. Договор этот был навязан Афганистану миссией Мортимера Дюранда, секретаря по иностранным делам колониальной Индии. Несмотря на поражение англичан в этой войне, миссия Дюранда, подкрепленная военными угрозами и подкупом афганской знати, увенчалась успехом для англичан и разделением афганского народа. Даже крупные пуштунские племена оказались разделенными линией Дюранда. Но кочевые и полукочевые племена и сегодня свободно перемещаются через не признаваемую ими границу. И никто не пробует помешать им, устроив на путях традиционных кочевий пропускные пункты и таможни, ведь все пуштуны с детских лет носят оружие. День, когда их разделили линией Дюранда, никто и не подумает праздновать как День независимости Афганистана. В нашей же стране разделившая нас "элита" пытается выдать черное за белое, и навязала народу "праздник" по поводу его разделения, назвав Днем независимости России, Украины, Казахстана… В России потихоньку убрали слово "независимость" из названия "праздника" разделения, но суть от этого не меняется.

Попробуем выяснить, чем обернулась для нашего народа эта "независимость.

Решили мы с женой встретить новый 2003 год у ее дальневосточных родственников. Если раньше к нам в Керчь приезжали на лето родственники со всего Союза позагорать на пляжах двух морей, то с приходом "незалежности" желание ездить к нам пропало. Слишком дорого стала обходиться поездка через границу материально и морально. Во-первых, пограничные поборы не всем по карману, а во-вторых, унизительно, когда свои своих же топчут. Наши правители-разделители уверяют, что "незалежность" (независимость) это хорошо, и жить народу русскому, границами разделенному, тоже хорошо. Но лучше, как говорится, "один раз увидеть, чем десять раз услышать ". Может, и действительно на Руси жить где-то и кому-то стало лучше? И мы поехали...

ПОГРАНИЧНЫЙ КОНТРОЛЬ

Перед выездом с Украины мы с женой стали свидетелями эпизода, напоминающего действие из пьесы трагикомического содержания.

Место действия — Харьков, плацкартный вагон поезда "Керчь-Москва".

Действующие лица: два доблестных украинских пограничника и лицо, не имеющее гражданства, называющее себя скотником из села Новогуповка, Вольнянского района, Запорожской области.

Действие разворачивается следующим образом.

Пограничник. "Ваш паспорт, гражданин... Что, паспорт советского образца? Так он давно уже недействителен. Почему до сих пор не поменяли?"

Выясняется, что гражданин в советском паспорте не поставил своевременно (более 20 лет назад) штамп о разводе с первой женой, с которой и жил-то менее года. Теперь он вынужден ехать в Курскую область исправлять ошибку, допущенную советской бюрократией. Ему эта поездка не нужна. Она нужна чиновникам теперь уже не советской, а украинской, еще более коррумпированной бюрократии. Оказывается, что он незаконно женат. Его дети стали незаконнорожденными, а сам он — лицо, незаконно проживающее на территории "незалежной" Украины. О необходимости определиться с гражданством его предупредили в последний раз и, процитировав слова российского президента "Кто хотел определиться-давно уже определился", вынудили под угрозой штрафа и принудительного выселения пуститься в путь через новоявленные границы и таможни. О "почетности" службы на этих, разделяющих наш народ, границах можно судить по действиям "служивых".

Пограничник: "С этим паспортом вы для нас никто. А деньги у вас есть?”

Гражданин, игнорируя вопрос о деньгах: "Справку дали в милиции"... Достает справку следующего содержания:

Справка

Дана гражданину Тепеневу Анатолию Геннадиевичу, 15. 07. 1956 года рождения, уроженца деревни 1-е Бутырки Черемсинского района Курской области, для пути следования в посольство России с целью документирования.

Действительна до 28. 12. 2002 года.

Начальник ОГП и ИС Вольнянского района УМВД Украины в Запорожской области капитан милиции (печать, подпись) Е. А. Антонова.

Прочитав "творчество" капитана Антоновой и вдоволь насмеявшись над тем, что в Курской области есть посольство России для "документирования" гражданина Тепенева, пограничники вернулись к обработке самого гражданина.

Пограничник: "Ты хоть понимаешь, что эта справка полная чушь? ...Не понимаешь?.. Удивительно! Ну а денег все-таки сколько с собой везешь?.. Что, только 300 рублей?!.. Вот высадим тебя сейчас, тогда будешь знать, как ездить с "липовой" справкой, без документов, да еще и без денег".

Поняв, что поживится не удастся, пограничники удаляются, выискивая очередную жертву в процессе паспортного контроля. Я же понял, что у гражданина Тепенева неприятности, связанные с его " документированием", только начинаются, и что будут они как по месту его проживания двадцатилетней давности, так и при обратном следовании через российско-украинскую границу. Хорошо еще, что оформляет Тепенев не российское, а украинское гражданство. Российского гражданства ждал бы Тепенев, гражданин непонятно какой страны, по новому закону о гражданстве в течение 5 лет, истратив гораздо больше средств и сил на свое "документирование". При этом дети его в течение 5 лет так и оставались бы незаконнорожденными.

РОССИЙСКАЯ ПУТАНА В ИТАЛИИ ЦЕННЕЕ, ЧЕМ ИНЖЕНЕР В РОССИИ

Введение закона о гражданстве в России стало неожиданным для моего родственника Анатолия К., инженера, недавно закончившего московский вуз. Учиться в Москву он приехал с Украины, в Москве женился, в Москве остался работать, в Москве родилась его дочь и продолжает учиться жена. Родители его давно живут в России, но у него до сих пор украинское подданство, которое, впрочем, до недавнего времени ему совершенно не мешало. Но вот президент сказал: "Кто хотел определиться — давно уже определился", и теперь Анатолию российского гражданства нужно ждать не менее трех лет. Ему при этом нужно регистрироваться, перерегистрироваться, оформлять вид на жительство…. И за все нужно платить: за кучу справок, за благосклонность чиновников, за то, что по велению наших правителей-разделителей стал ты иностранцем по отношению к собственным жене, дочери, родителям. Их российское гражданство лишь уменьшит срок пребывания Анатолия в кандидатах на получение этого гражданства с пяти до трех лет. В течение этих лет он будет отчислять от своей зарплаты 30% подоходного налога, а не 13%, как Абрамович, Алекперов и другие наши миллиардеры. Вот основная причина введения этого мерзопакостного закона — обогащение властно-олигархической верхушки за счет разделения собственного народа.

А вот калужская теща Анатолия рассказала мне о том, как моментально стала итальянкой дочь ее соседей Надя X...

Надя закончила пединститут, и вместо того чтобы в школе учить детей, занялась челночными поездками в Италию, реализуя итальянские товары в Калуге. Со временем возможность поездок в Италию осложнилась, и несостоявшаяся учительница занялась в Италии другим "бизнесом", в результате которого то ли по неосторожности, то ли намеренно обзавелась ребенком. По итальянским законам ребенок, рожденный в Италии (пусть даже от проститутки), автоматически становится итальянцем, и Надя как его мать получает итальянское гражданство. Отец Нади всем знакомым в Калуге рассказывает о карьере своей старшей дочери как о значительном достижении, а происхождение своей итальянской внучки от неизвестного итальянца называет улучшением породы. Он надеется на то, что и младшая дочь пойдет по стопам старшей. Младшая же, после окончания медучилища в Калуге, навестила старшую сестру-итальянку и, вернувшись оттуда, заявила: "Лучше быть проституткой в Италии, чем медсестрой в России".

Оценивая отношение государства к своим гражданам по вышеприведенным примерам, можно сказать: "Русская проститутка в Италии ценится несравненно выше, чем русский инженер в России".

КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО?

В Москве у дочки гостили чуть больше недели. Напротив их дома, в микрорайоне Коньково, расположен престижный деткомбинат. Три года назад, чтобы устроить в единственную бюджетную группу своего московского внука, моя жена стала преподавать в деткомбинате английский язык. Треть детей в коммерческих группах были чеченцы. Их родители, очевидно, неплохо устроились в Москве, если могут платить за пребывание своего ребенка в деткомбинате от 200 до 400 долларов в месяц, приезжая за ним на дорогих иномарках. Это их город, и бежать отсюда они не будут, как не побегут армяне, таджики, узбеки, молдаване, азербайджанцы и другие, чьи национальные диаспоры устроились в России лучше, чем у себя на родине. И выбирают для проживания лучшие места, вытесняя оттуда русских. Например, в Сочи уже 40 % армян, Москву сегодня нельзя считать русским городом, а вот в столице еврейской автономии Биробиджане уже и евреев-то нет. Уж слишком там холодно и голодно. Национальные богатства тоже в основном принадлежат не русским, и они об этом сами говорят. Вот, например, открывшийся в декабре 2002 года в Интернете сайд "Азербайджанцы в России" рассказывает о том, что в России азербайджанцы контролируют 12 % промышленности, 20 % торговли, а так называемый сектор "Криминальные дела" на 38% принадлежит тоже им. Сумма денег; зарабатываемых всеми российскими азербайджанцами, составляет 25 — 26 миллиардов долларов в год. Для азербайджанцев (армян, молдаван, киргизов, китайцев...), проживающих в России, российские города — это их города, базары — это их базары, дома и улицы — это их дома и улицы, детсады и школы — это их детсады и школы. В том же микрорайоне Коньково, недалеко от деткомбината, куда ходил мой внук, расположена школа для корейцев, которая значительно лучше оборудована, чем школы для обычных московских детей.

После недельного пребывания в Москве мы продолжили наше путешествие в поезде "Москва — Хабаровск ". От Москвы до Хабаровска более 8 тысяч километров по железной дороге. Стучат колеса, меняются пассажиры. В Иркутске их сошло почти половина, но в вагоны хлынула масса китайцев, заполнив все свободные места. Они едут до Читы, затем пересадка на Забайкальск. В Забайкальске, на границе с Китаем, оптовая база китайских товаров, строится большой китайский торговый центр. Часть китайцев едет в Забайкальск за товаром, часть, закрыв свои магазинчики в Иркутске на новогодние и рождественские праздники, едут в Китай. Некоторые остаются в Китае до февраля, чтобы встретить китайский Новый год. В наше купе тоже сел пассажир, но не китаец, а киргиз по имени Паша. Он более двух лет живет в Иркутске у своего брата, который проживает там уже 10 лет, имеет российское гражданство и свой магазин. Паша тоже занимается торговлей и едет вместе с китайцами на их оптовую базу в Забайкальск. Оттуда, уже автомашиной, он привозит китайские товары себе и своему брату для их реализации в Иркутске. Паша живет там пока по регистрации, регистрируясь через каждые три месяца за 800 рублей. Может, регистрация стоит и дешевле, но он, не торгуясь, отдает через каждые три месяца 800 рублей и свои документы, по его словам, "тому, кому надо", и нет проблем. Никуда он больше не ходит, не стоит в очередях у кабинетов многочисленных чиновников ОВИРа, а 800 рублей для него не деньги.

В соседнем купе едет из Молдавии в Хабаровск русская Татьяна со своим 15-летним сыном на постоянное место жительства. Российского паспорта у нее не будет, в соответствии с новым законом о гражданстве, еще целых 5 лет. Сначала ей нужно будет оформить регистрацию, а затем вид на жительство. Причем если не успеешь в течение 3-х месяцев оформить вид на жительство, что, весьма вероятно, при постсоветской бюрократической системе, которая намного бюрократичнее и коррумпированнее, чем была советская, то вновь придется регистрироваться и вновь заполнять какие-то бланки, брать справки, за что-то платить, стоять в бесконечных очередях. Русская Татьяна — не киргиз Паша и денег лишних у нее нет. Ее бывший муж, молдаванин, давно имеет российское гражданство. Он работает на российском Севере, где нашел себе новую жену. По рассказам Татьяны, русские в Молдавии — граждане второго сорта, отношение к которым со стороны молдаван откровенно враждебное. В Молдавии при оформлении выезда в Россию у нее забрали паспорт советского образца и выдали молдавский загранпаспорт, в котором ни слова по-русски. Ей нужно было оформить кучу документации: копии паспорта, свидетельства о рождении, трудовой книжки. Родители умерли, поэтому ее сестра пересылала из Хабаровска свидетельство о смерти родителей. От бывшего мужа, молдаванина с российским гражданством, нужно было получить разрешение на вывоз сына в Россию. За получением документов на выезд ей приходилось от румынской границы, из города Унгены, где она проживала, ездить в Кишинев. Платить приходилось за все и везде: за оформление паспорта, за копию его перевода на русский, за срочность оформления, таможенные сборы, за багаж, в налоговую инспекцию и за многое другое. При пересечении молдавско-украинской границы украинский пограничник забыл поставить в паспорте штамп о регистрации въезда на территорию Украины, и в Харькове, перед выездом в Россию, пограничники на основании отсутствия этого штампа потребовали заплатить за незаконное пребывание на украинской территории штраф. Теперь Татьяна с сыном в России радуется тому, что она среди своих, русских, едет к родной сестре в Хабаровск и думает, что все ее невзгоды позади. Боже, как же она ошибается! Ее ждут-не дождутся в Хабаровске российские чиновники-вымогатели, которые ничем не лучше молдавских или украинских. Они точно так же будут трепать ей нервы и опустошать кошелек при регистрации и оформлении вида на жительство. Ей, молдавской гражданке, нужно будет добиться через суд, причем она сама не знает через какой (то ли молдавский, то ли российский), чтобы ее бывший муж, российский молдаванин, перечислял алименты на своего сына. Ей нужно на что-то жить с сыном, а значит, устроиться на работу, что с ее молдавским паспортом будет не просто. С зарплаты у нее будут высчитывать не 13 %, а 30% подоходного налога, как с иностранки, а иностранкой, в соответствии с законом о гражданстве (спасибо нашему президенту и депутатам) она будет еще в течение 5 лет. И все ей будет даваться тяжело, совсем не так, как ее бывшему мужу-молдаванину, киргизу Паше и китайцам, заполонившим Дальний Восток, а теперь уже и Сибирь.

Сегодня на вопрос "Кому живется весело, вольготно на Руси?", на который не могли найти ответ 7 мужиков в некрасовские времена, можно ответить: "Кому угодно, только не русским".

МАЙОРУ МИЛИЦИИ СТЫДНО ЗА СВОЕГО ПРЕЗИДЕНТА

Ещё два года назад мы приезжали на Дальний Восток с Крыма без регистрационно-бюрократических поборов, но они уже были в Москве и на позорных новоявленных границах, разделивших в одночасье народ с тысячелетней историей. А сегодня мы поневоле становимся нелегалами. Два года мы откладывали часть нашей пенсии для поездки к дальневосточным родственникам моей жены, но ныне на регистрационно-бюрократические поборы не хватит и всей её пенсии. А какая может быть радость встречи после толкотни в коридорах ОВИРа?

Уже через два месяца после принятия инициированного президентом федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской федерации", направленного на дерусификацию страны, последовал его вояж на Дальний Восток, где Путин в очередной раз выразил фарисейскую озабоченность окитаиванием Приморья и Приамурья. За принятием дискриминирующего соотечественников закона последовало введение миграционных карт, и теперь тот, кто надумает навестить своих родственников, рискует быть обобранным до нитки.

Совмещающий должность главы МВД и лидера пропрезидентской "Единой России" Борис Грызлов в теленовостях утверждал, что введение миграционных карт необходимо для отслеживания миграционных потоков и не ущемляет интересов граждан, въезжающих в Россию. Те же, кто пересек границу до введения миграционных карт, могут получить их совершенно бесплатно по любому документу, удостоверяющему личность. Поскольку я подозревал, что главной целью нововведения является не отслеживание миграционных потоков, а опустошение карманов своих же соотечественников, то обратился за разъяснением к начальнику паспортно-визовой службы майору милиции Канифорову Виктору Николаевичу. Высказывания своего министра майор прокомментировал так: "Министр всех тонкостей не знает. Миграционная карта выдается иностранному гражданину, временно находящемуся на территории России. О том, что вы иностранный гражданин, я могу судить только по вашему паспорту. Отслеживание миграционных потоков с помощью миграционных карт не эффективно. У нас есть город Тында, куда 5 лет назад заехали корейцы рубить лес. Они разбежались по всей стране, и теперь их не отловишь. Такие не будут регистрироваться, разбегутся и с миграционными картами, и будут бегать, пока не попадут в поле зрения правоохранительных органов ".

— Миграционная карта предусматривает обязательную регистрацию, а что для этого нужно сделать?

— По месту пребывания на территории России вы в течение 72 часов обязаны зарегистрироваться. Для этого вы берете во втором кабинете бланк заявления и заполняете его. Платите в сберкассу 120 рублей: 20 рублей — госпошлина и 100 рублей — в местный бюджет. С паспортом, заявлением и платежными квиточками идете к начальнику милиции. Это всего в двух кварталах от нас. Он дает разрешение на вашу регистрацию. Затем возвращаетесь к нам, мы быстренько вас регистрируем и ставим штамп о регистрации в вашу миграционную карту.

— Судя по толпе в ваших коридорах, "быстренько" очевидно не получится. Кроме того, можно не успеть зарегистрироваться в течение 72 часов и по объективным причинам: в результате болезни, приезд совпадает с праздниками, выходными и неприёмными днями у вас и в милиции. Что ждёт нас в этом случае?

— Тогда на вас, как на иностранного гражданина, составляется протокол за нарушение правил пребывания иностранцев, находящихся на территории России. Максимальный штраф — 8000 рублей, минимальный — 500 рублей.

— У моей жены только в Амурской области родственники в 4 различных районах, и если тратить по трое суток на регистрацию, то вместо общения с родственниками придется общаться с чиновниками, а если везде платить за регистрацию, то не хватит и её пенсии (140 гривен или 800 рублей).

— Я бы ввел по отношению к соотечественникам чисто символическую плату, или же отменил её вообще, но, к сожалению, не я издаю эти законы.

— Моя жена здесь родилась и прожила более двух десятков лет, здесь родился наш сын, здесь она учительствовала после окончания института, здесь живет ее мать и похоронен отец. Ее мать, заслуженную учительницу на пенсии, хорошо знают в Свободном, а об отце-фронтовике, прошедшем с противотанковой пушкой от Москвы до полей Манчьжурии, неоднократно писала местная печать. Неужели все это не дает ей никаких привилегий и её приравняли к торгующим на рынках Свободного китайцам?

— Даже не приравняли, а поставили на одну чашу весов.

— Но все это в высшей степени несправедливо и является, по сути, геноцидом по отношению к собственному народу!

— В принципе, да. Но что я могу сделать? Не я же издавал эти законы.

— Через всю Европу, от Норвегии до Италии, можно проехать, пересекая границы различных государств, лидеры которых и не думают наживаться за счет иностранных соседей, а наши правители-разъединители обирают своих же соотечественников. Что вы об этом думаете?

— А разве Москва не ввела обязательную регистрацию даже по отношению к гражданам России? Все исходит оттуда.

— Да, рыба, как говорится, гниет с головы…..

К сожалению, наш разговор прервали рвущиеся в кабинет начальника обозленные посетители, но гражданская позиция майора милиции, Канифорова Виктора Николаевича, мне уже была ясна: ему стыдно за президента и парламентариев, создающих репрессивные по отношению к своим же соотечественникам законы. Ему стыдно и за руководителя своего ведомства, пытающегося оправдать их применение к той половине русского народа, которую сделали иностранцами "крестный отец" и его наследник.

ДЕШЕВАЯ РАБОЧАЯ СИЛА

Западные монополии используют в качестве дешевой рабочей силы приезжих с Африки, Азии, Латинской Америки или открывают в этих регионах дочерние предприятия, получая за счет нищих африканцев, азиатов и латиноамериканцев сверхприбыли. Тем не менее, миллионеры Запада создавали свои миллионные состояния поколениями. Почему же у нас миллионеры и даже миллиардеры появились мгновенно, как по мановению волшебной палочки?

Дело в том, что наши скоробогатые — это временщики, которые собираются жить на своей родине до тех пор, пока они её полностью не разграбят, используя принцип "разделяй и властвуй", но по отношению к своему, а не к чужому народу. Для них отделённые братья стали чужими, с которых можно драть "три шкуры" и поставлять энергоносители не по мировым, а по внутренним ценам. Половина русского народа, разделённого противоестественными границами, стали иностранцами по отношению друг к другу и используются временщиками в качестве дешевой рабочей силы.

В конце февраля 2003 года мы с женой возвращаемся домой в Крым от ее дальневосточных родственников пассажирским поездом "Благовещенск — Москва". В вагоне чистота, ковровые дорожки, разрисованные шторки на окнах, тепло, но не жарко, так как проводники регулируют температуру в вагоне по желанию пассажиров. Поезд "Москва — Керчь", скорый и "международный", по сравнению с этим пассажирским, ужасен. Вагоны грязные и ободранные, отапливаемые углем, который почему-то никак не хочет разгораться, а если уж разгорится, то в вагоне не продохнуть: вентиляция в вагонах стала излишней роскошью. Прогорел уголек в топке (не может же проводница кочегарить всю дорогу) — ныряй под матрас, чтобы не замерзнуть. Не желают разжигаться и работающие на угле изношенные титаны. Когда мы выезжали из Керчи, то за чаем бегали в соседний вагон, днем мучились от жары, а ночь провели, укрывшись вторым матрасом. Цены за проезд в этом поезде, "скором и международном", значительно выше, чем в российском пассажирском. Впрочем, чтобы не платить за "международность", значительная часть пассажиров едет до Белгорода, затем автобусом до "зарубежного" Харькова, и, пока оставшихся в поезде пассажиров "чистят" российско-украинские пограничники и таможенники, успевают в Харькове на этот же поезд.

Пока же наши испытания в "международном" поезде еще впереди, до Москвы 4000 километров и мы подъезжаем к Красноярску. В Красноярске появился новый сосед по купе — командировочный из заполярного Норильска. Узнав о том, что мы с Украины, сказал: "А у нас ваших хохлов много, даже в газете пишут". В доказательство того, что о хохлах пишут газеты, дал прочитать заметку в красноярском выпуске еженедельника "Аргументы и факты" под названием: "Кто заплатит за китайца?". В ней один из норильских предпринимателей спрашивает, во что ему обойдутся наёмные работники-иностранцы. Он желает именно их труд использовать на своем предприятии, так как они готовы работать за небольшую плату. Сосед по купе утверждал, что едут в Норильск на заработки вовсе не китайцы, а русские из бывших республик Союза. Действительно, зачем китайцу искать работу в далеком Норильске, если средняя зарплата китайца сегодня втрое выше зарплаты россиянина? Очевидно, корреспондент еженедельника никогда не бывал в Норильске. Из ответа норильскому предпринимателю следует, что "работодателю придется платить госпошлину за право привлечения иностранной рабочей силы в размере 3000 рублей за каждого рабочего-иностранца, а сам подданный другого государства за разрешение работать вносит пошлину в размере 1000 рублей". Мало того, что бедных русских "иностранцев" обложили регистрационными поборами и высокими подоходными налогами, так они еще и за право работать по 1000 рублей должны выкладывать! А поскольку и с предпринимателя дерут по 3000 за каждого из них, то и работать они будут даже не за небольшую, а за мизерную плату.

По приезду в Москву мы еще недели две погостим у дочки, и я буду забирать внука-первоклассника со школы. А на автобусной остановке около школы наклеено объявление: "Принимаются на курсы водителей троллейбусов приезжие из стран СНГ. Осуществляется помощь в регистрации. Предоставляется общежитие".

Почему же так желают в Москве принимать на работу "иностранцев"? И зачем им помогать регистрироваться? Причина та же, что у норильского предпринимателя: "иностранцы" — дешевая рабочая сила. А помощь в регистрации оказывается потому, что не каждый желающий получить работу сможет выдержать бюрократическую волокиту и мздоимство, которые сейчас творятся в ОВИРах.

О том, что приезжие с Украины стали в Москве дешевой рабочей силой, я знаю давно. В декабре 2000 года нашей попутчицей в "международном" поезде "Москва — Керчь" была молодая русская женщина Жанна из причерноморского села Заветное. Сейчас она работает по контракту кондуктором в пятом автобусном парке "Мосгортранса", а поехала в Москву на заработки потому, что в Керчи остановились практически все предприятия и ей, бывшему бухгалтеру, уже не нашлось работы. Со слезами на глазах она рассказывала о своих бедах. Она работала по две смены, чтобы навестить свою 12-летнюю дочь, которую оставила на престарелую мать. В Москве она, работая с 5 утра до 9 вечера, получает на руки чуть больше 3000 рублей, из которых 1200 платит за общежитие. Подоходный налог с неё берут 30%, а не 13, как с москвичей. Впрочем, москвичи на таких условиях работать не хотят, поэтому водители и кондукторы из ее автопарка в основном контрактники с Украины. А поборы за регистрацию пополняют не только бюджет Москвы, но и карманы правоохранителей: в день получки сотрудники милиции дежурят у проходной автопарка в надежде на поживу и собирают дань с тех, кто не успел своевременно пройти или продлить регистрацию. Не желающих платить забирают в участок, где используют на уборке помещений и других работах.

Не отстают от своих российских коллег и украинские, “законно” очищающие карманы российских "иностранцев".

Возникает вопрос: чем грабители законные, собирающие дань со своих соотечественников за регистрацию и "иностранную" принадлежность, отличаются от воров в законе? Разве только тем, что грабят своих соотечественников в несравненно больших масштабах, используя наше разделение себе во благо. Их стратегия заключается в следующем: " Мы будем в Киеве грабить "москалей", а вы в Москве — "хохлов". Чем больше они будут ненавидеть друг друга, тем скорей забудут, что являются одним народом с тысячелетней историей".

Стучат колеса. Поезд идет в многонациональную Москву. Туда стекаются все богатства России, оттуда, увы, исходят сегодня и все наши беды, но Москва — это ещё не вся Россия, как и Киев — не вся Украина.


(обратно)


КОСМОС СЕВЕРА ЕВРАЗИИ – И РОССИЯ КАК ИМПЕРИЯ

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Г.ГАЧЕВ

КОСМОС СЕВЕРА ЕВРАЗИИ – И РОССИЯ КАК ИМПЕРИЯ

Тип государства и стиль правления образуются в соответствии с природой каждой страны и характером народа.

Монтескье в "Духе законов" писал, что для большой равнинной страны естественна монархия, централизованное правление. Так это было в Египте, в Вавилоне, где вокруг больших рек — Нила, Тигра, Евфрата — складывались монархии с политико-хозяйственными функциями. Подобный характер и назначение имеет государство и в России. Север Евразии, где в итоге исторического развития сложилась Россия, — это в основном равнинная плита Ледовитого океана до полосы гор Центральной Азии, "с южных гор до северных морей" (как пелось в почти гимне СССР "Широка страна моя родная"), с относительно однородным климатом, ветрами, без естественных крупных преград в виде гор и рек, что позволило растекаться по этому пространству сначала державе татаро-монголов с юга, из степей, кочевников — с Востока на Запад и Север, а потом Руси, народу лесовников-земледельцев — с Севера на Восток и Юг. Природа так "похотела". Если на сравнительно мелком расчлененном и дифференцированном пространстве Западной Европы естественно было сложиться множеству разнообразных этносов, наций и государств, то однообразная равнина Севера Евразии "похотела" в какой-то период истории образоваться в тот космоисторический организм, который стал Россией и СССР, как ее продолжением и пиком.

Каждый космоисторический организм имеет свою сущность, энтелехию ("целевую причину"), что ведет и содержит его с начала до конца и одушевляет как "призвание", "национальная идея". Историческое призвание Руси было — освоить, цивилизовать Север Евразии, что она и выполнила, покрыв его территорию великой державой — Россией.

В процессе своего складывания она вовлекла в свою историю и судьбу "неволей иль волей" многие этносы и принесла им русско-европейские формы быта и культуры, приобщила к мировой цивилизации, к единому историческому процессу. Так в античности Рим, растекаясь по ойкумене из Италии во все страны света, вовлек в свою историю и причастил к своему хозяйствованию и правопорядку многие земли и народы, которые затем отпочковались в особые исторические "личности": Испанию, Британию, Сирию, Византию... Так из более краткосрочной империи Карла Великого выделились будущие Франция и Германия, из Священной Римской империи — Австрия, Чехия, Бельгия и др. А Британская империя выпестовала США, Канаду, Австралию, Индию...

Вот и с Россией в XX в. стали протекать аналогичные процессы. Уже в рамках России-империи многие этносы развивались, дорастали до того, чтобы стать нациями и образовать национальные государства — и после Революции 1917 г. действительно самоопределились: Финляндия, страны Прибалтики... Вырывались к самости и Украина, и Грузия, и др. Но энергией большевиков Россия-империя была восстановлена как Советский Союз. При этом, подобно тому, как намеревались перескочить стадию капитализма и буржуазной демократии прямо в бесклассовое общество, социализм и коммунизм, так и в идеологии интернационализма предложили этносам перескочить через фазу нации и национальной культуры и "без России, без Латвий жить единым человечьем общежитием" (по слову Маяковского). Однако внутри советской цивилизации, в республиках, латентно продолжались процессы нациеобразования: развивались национальные культуры, складывались политические "элиты", потенциальные нации набухали своей субстанцией. И вот когда в "перестройку" ослаб центр, центробежные тенденции выплеснулись — даже Россия вышла из СССР, передав свою государствообразующую миссию... Что ж? Истощились силы русского народа на многовековой работе по цивилизации Севера Евразии. Русь полегла костьми, создавая Россию, переливая кровь и кровяные тельца русских людей — в Северную Азию, на Кавказ и Украину, а сердцевинные земли исконной Руси в мерзости запустения "неперспективных деревень" оказались.

Надорвалась Россия еще и в период СССР в коминтерновском экспорте мировой революции и социализма на иные континенты: в страны Восточной Европы ("страны народной демократии" после Второй мировой войны), в Азию (Китай, Корея, Вьетнам...), аж в Африку и Латинскую Америку (Куба, Никарагуа...).

Как трагический герой в избытке сил и в гордыне самоуверенности своего ума заступает за положенные ему Судьбой и богами пределы и меру, так и Россия заступила за положенный ей космос Севера Евразии — и переступила за черту южных гор (в Афганистан) и за нулевую изотерму января на Запад в сторону Европы...

Естественно, начался откат и отпад, чему мы и свидетели ныне. Отвалились куски, вроде бы безвопросно входившие в тело России: Малороссия, Беларусь, топорщится Северный Кавказ.

Россия сморщивается, и ее редкое и редеющее тело не в силах покрывать и удерживать прежние земли... Что-то будет — вот в чем вопрос.

Все равно Россия остается огромной страной со многими вкраплениями разных этносов внутри, и свято место Севера Евразии не может быть оставлено историей пусто. И, естественно, его занимать по-прежнему России. Но уже — как империи или как большому национальному государству?

Русский народ ведь тоже не прошел стадию нации, а Русь, развившись в Россию-империю, не прошла фазу национального государства. Не предстоит ли им ныне пройти экстерном эти перепрыгнутые классы истории?.. Задним числом и умом?

Чтобы разобраться в этом, полезно оглянуться и подумать, что представлял собою космоисторический организм России в его "классическом" состоянии, в становлении и свершении его "энтелехии", в состоянии "цветущей сложности" (термин К. Леонтьева) — в XIX и XX вв.

Подобно тому, как человек есть троичное единство — тело, душа, дух — так и каждая национальная целостность есть космо-психо-логос, т. е. единство местной природы (космос), характера народа (психея) и его склада мышления (логос). Эти составляющие находятся и в соответствии, и в дополнении друг к другу. Для описания национальных миров и умов потребен метаязык. В качестве такого годится древний натурфилософский язык "четырех стихий". "Земля", "вода", "воздух", "огонь" суть слова этого языка. Если их понимать расширительно и символически, ими можно обозначать и физические явления природы, и духовные феномены культуры. Ниже предлагается некая космософия России — по образу и подобию историософии, которая есть "мудрость истории".

Какую же мудрость излучает космос России? Россия — "мать-сыра земля", т. е. "водо-земля" по составу стихий. И она — "бесконечный простор". Беспредельность — аморфность. Россия — огромная белоснежая баба, расползающаяся вширь: распростерлась от Балтики до Китайской стены, "а пятки — Каспийские степи" (по образу Ломоносова). Она, выражаясь термином Гегеля, — "субстанция-субьект" разыгрывающейся на ней истории. Очевидно, что по составу стихий ее должны восполнить "воздух" и "огонь", аморфность должна быть восполнена формой (предел, границы), по пространству должно врубиться-работать время (ритм истории) и т. д.

Это и призвано осуществлять мужское начало здесь. Природина, Россия-мать рождает себе сына — русский народ, что ей и мужем становится. Его душа — нараспашку, широкая: значит, стихия "воздуха" в нем изобильна. Он легок на подъем в путь-дорогу дальнюю. Русский народ гуляет, "где ветер да я", летучий, странник и солдат, плохо укорененный.

Потому второго мужа России понадобилось завести (уже не как Матери-Родине, а именно женщине-жене) в дополнение, который бы ее крепко обнял-обхватил: заставой богатырскою, пограничником Карацупою, железным ли занавесом…

Итак, в русском космосе три главных агента истории: Россия = мать— сыра земля, а на ней работают два мужика: народ и государство-кесарь. И оба начала ей необходимы. Народ — это тот малый, что протягивается по горизонтали: из Руси — всю Россию собою покрыть (и в эротическом смысле слова тоже) напрягается, хотя и убогий числом-населением: мал да удал! Но — бегл, не сидит на месте. Потому и понадобилось жесткое начало власти, формы, порядка — и оно, естественно, с Запада натекло. Оттуда же индустрия ("огне-земля" промышленности) и город. Народ = воля, а государь(ство) = закон.

Теперь — о темпоритмах русской жизни и истории.

Представим эту обширную страну в ее начале, со скудным населением, обитавшим в лесах северо-западной Руси. Чтобы заселить и цивилизовать это пространство путем естественного размножения ее флегматического инертного народа (бегл-то он и подвижен — от власти стал), понадобились бы десятки тысяч лет. Однако Россия была окружена более динамичными и агрессивными народами, особенно с юга, жарко-страстными кочевниками-степняками, которые вожделели обладать ею. В защиту от соседей понадобилось выстроить государство. Однако призвание его в России не только милитарное, но и строительное: оно — главный хозяин и предприниматель, толкач цивилизации в этом пространстве лесов, степей, тундр, тайги, льдов океана и вечной мерзлоты, которые, положась на охотку индивида, не освоишь.

Петр с топором и Ленин с бревном — вот символы государства русского типа. Топор, правда, этот применялся не только на верфях при постройке флота, но и на плахе: рубить головы населению, не изобильному и так, без этих прореживаний...

И вот у народа и государства в России разные темпоритмы во времени. Народ тяготеет к натуральному развитию медленным шагом времени, что органично для русского медведя (кому еще и в спячку надо погрузиться долгою зимою) или даже мамонта — таким животным телам могут быть народ и страна русская уподоблены. И естественно, что ритм сердцебиения и кровообращения и всех функций в таком огромном туловище должен быть иным, нежели в средне-нормальных зверях — таких, как волк Германии, лиса Франции или дог Англии. Но соседство с Западом и вплетенность в историю Европы подстегивали, и к страданию для народа и жизни индивида — капилляра в нем мера, скажем, волка ("аршин общий") навязывалась нашему мамонту-медведю — как нормальный пульс, и вытаскивали его на ярмарку-рынок плясать чужемерно и неуклюже, на посмешище. А если не поспевал, подгоняли его кнутом и насилием: слово "ускорение" у государства на устах.

Так и сложилось веками, что русский человек свыкся трудиться не столько движимый своей охотой к зажиточности (он привык довольствоваться малым, как и свойственно мудрому: Сократу, Декарту и Ивану-дураку), но исполняя наряд организующей воли Державы.

Так что "командно-административная система" есть не прихоть на потеху нынешним острословам, но работающий костяк-остов, присущий космосу России. Позвоночники государства и народа искривлены навстречу друг другу и образуют Арку хозяйства у нас, которая тем и крепится, что оба устоя не самостоят колоннами, но падают друг на друга.

Отсюда очевидно, что расчет нынешних реформаторов России — распустить государственную организацию экономики в надежде, что русский человек враз воспламенится эросом труда и станет рыночно вкалывать, вожделея жить, как американец, — без понимания космо-психо-логоса России и темпоритмов русской жизни принят.

Ведь и среди планет Солнечной системы различны по величине годы обращения, и нелепо Юпитер России заставить крутиться с тою же скоростью, что Венера Франции или Марс Германии. Китай-Сатурн свою меру понимает и не спешит...

Все процессы и фазы истории в России медленнее должны бы протекать.

Итак, несовпадение шага пространства и такта времени — вечная судьба и трагедия России, но и закономерность ее истории. К тому же тут еще расходятся интересы народа и личности.

Для индивида, чья жизнь короткомерна, кто "и жить торопится, и чувствовать спешит", западное склонение, ускорение — по душе. Потому индивид в России падок на права человека и демократию.

Какие же последствия и особенности русского логоса проистекают из такого именно склада космоса, эроса и психеи здесь? Русский логос — функция этих четырех аргументов: Россия-мать, народ, государство, личность. У каждого из них — свои слово и логика.

Россия есть рассеянное бытие-небытие, разреженное пространство с островками жизни. "Как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города" (Гоголь). Точка жизни, тире пустоты. Пунктир, а не сплошняк цивилизации: нет связи, дорог, посредства, слабость среднего сословия и среднего термина в силлогизме. "Умом Россию не понять".

Потому строгая философия невозможна в России, но она — на грани с художественной литературой или религией.

Государство в России (как осуществляющее принцип формы в ее аморфности), напротив, порождает и излучает жестко рассудочный логос, догматический, и им обслуживается: формализм, бюрократия, начетничество синодального катехизиса и талмудизм марксистско-ленинской идеологии, культ рассудка и научности, план и предопределение, неприятие случая и свободы воли. Как аltеr еgо, "свое другое" логоса государства, — логос антиподной ему интеллигенции, что так же вестернизована, как и истеблишмент-аппарат, и учится у Запада, и боготворит науку, разум, логичность.

Ну а народ русский — каков его логос? Это — песня, поэзия — и безмолвие. "Народ безмолвствует", "И лишь молчание понятно говорит".

В силовом поле этих трех сверхличных субстанций-субъектов русского бытия бьется логос русской личности: Пушкина, Достоевского, Федорова, Горького, Бердяева... — с "мукой понять непонятное" и "объять необъятное".

Тут есть свои общие черты. Если формула логики Запада, Европы (еще с Аристотеля), это есть то ("Сократ есть человек", "Некоторые лебеди белы"), то русский ум начинает с некоторого отрицания, отвержения, и в качестве "тезиса-жертвы" берется некая готовая данность, с Запада, как правило, пришедшая, или клише обыденного сознания... Оттолкнувшись в критике и так разогревшись на мысль, начинает уже шуровать наш ум в поиске положительного решения-ответа.

Но это дело оказывается труднее, и долго ищется и не находится чего-то четкого, а повисает в воздухе вопросом. Но сам поиск и его путь уже становятся ценностью и как бы ответом.

Модель-схема русского космоса: — это "путь-дорога", "Русь-тройка", космодром в однонаправленную бесконечность. В формуле русской логики "не то, а..." этому соответствует многоточие, незавершенность. Она и ценность, по Бахтину: открытость, вопрошание, не сказанность ни о чем последнего слова. Русские шедевры незавершенны: "Евгений Онегин", "Мертвые души", "Братья Карамазовы"... Есть начало — нет конца. И задушевная мечта русская — начать все снова, жизнь — сначала! Разрушим — и построим, наконец, то, что надо! И не устаем начинать!..


(обратно)


ЭЙДОС РУССКОЙ ИМПЕРИИ

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Ф.ГИРЕНОК

ЭЙДОС РУССКОЙ ИМПЕРИИ

Русское сознание хорошо видит различие между родиной и отчеством.

Родина — это родимая земля, что-то близкое, теплое, уютное. Родина рождает. На родине тебе сочувствуют. Она, как мать, встречает тебя словами утешения. Родина мила, но ей самой нужна поддержка.

Отечество — в отдалении. Из этой отдаленности слышен строгий голос отца. Холодный и повелительный. Отечество требует служения. Оно надзирает, наказывает и поощряет. В нем сила. От него исходит порядок.

В Европе отечество выходило за пределы родины. Вот эта его запредельность сделала возможной империю, т. е. возможность для одного народа отдавать приказы другому народу. Возможность свой порядок распространять среди чужих и называть все это просвещением.

Отечество без родины создает имперского человека, космополита. Этот человек сам себе император. Он умеет сам себя держать в ежовых рукавицах. Обычно империи держатся волей автономных индивидов, самостоятельными людьми.

Русский же человек ищет поддержку вне себя. В другом, в трансцендентном по отношению к нему самодержце. Мы цепляемся друг за друга, сбиваясь в кучу, в социально неструктурированную массу. Империя является для нас необходимым костылем, внешней опорой.

В России не империя опирается на человека, а человек на империю. Империя позволяет нам подняться, встать. Распрямиться. Распрямившись, русский человек видит, что под ногами у него — родная земля, а над ним — имперская крыша. И все это вместе с ним называется Россией.

С осознания того, что русский человек стоит с империей, а без империи он падает, начинается наше сознание. В горизонте имперского сознания русский человек строит свое понимание государства и церкви, а также понимание самого себя.

Русские всегда были и будут идеей. Тем, чего нет, что невозможно осуществить. Мы всегда существовали в невозможности своего существования. Определяя себя как идею, мы определяем себя в качестве апофатиков-нигилистов, антиглобалистов.

И одновременно в качестве романтиков, социально наивных людей. Всеединство — это отказ от возможности быть идеей. Призыв к растворению в фактичности. Конечно, глупо искать какую-то содержательную русскую идею. Мы не американцы. Это у них есть какая-то идея, мечта. А у нас ее нет. Если бы она у нас была, то мы бы ею владели, как владеют вещью. И овладев, стали бы нацией. Наша идея — это мы сами в невозможности нашего национального существования. Мы необратимо имперский народ. Быть для нас — значит быть империей.

Во-вторых, мы всегда решаем наднациональные задачи. Если бы мы решали задачи нашего национального существования, то мы бы занялись удобствами жизни, комфортом существования. Т.е. мы построили бы цивилизацию. Но так как мы решаем наднациональные задачи, мы принуждены быть бедными при всем нашем богатстве. В любой момент жизни нам нужно во что-то верить. Нам нужна идеология. Имперскость нашего существования вынуждает нас постоянно обновлять государство, а не цивилизацию повседневной жизни.

Третья причина имперскости нашего существования — у нас нет воли к власти. А это значит, что у нас нет пространства, в котором бы встречалась возможность повелевать с возможностью повиноваться. У русских возможность повиноваться существует вне связи с возможностью повелевать. И наоборот. У нас повеление существует вне связи с повиновением.

Для того, чтобы у русских появилась воля к власти, к земному, нужно, чтобы мы стали автономными индивидами. Чтобы мы перестали служить, научившись вращаться вокруг своего Я. Нам нужно отказаться от души. Ведь пока у нас есть душа, а не сознание, мы все время будем делать не то, что нам выгодно, а то, что нам хочется. И в нас будет жить Бог, ибо он живет этим нашим хотением.

Русские существуют без воли к власти потому, что наше Я смещено из центра. Незамкнутость существования со смещенным из центра Я делает нас соборными, т. е. беззащитными в столкновении с автономными личностями. Империя — это защита незащищенного соборного человека в момент его столкновения с автономным волевым началом. Тяготы существования соборного человека русская империя возлагает на государство и на церковь. Забвение государством своего имперского назначения ставит русского человека на грань вымирания. Всякие попытки поставить соборную личность выше собора разрушают и личность, и собор.

Почему мы не можем обойтись без имперского костыля? Почему мы даже президента понимаем как самодержца? Потому что у нас, у русских, бытие — это быт. В Европе быт больше, чем ничто, но меньше, чем бытие. В Европе бытие за пределами быта. Запредельность бытия делает возможной трансгрессию быта. В основе любого национального государства лежит бытовая трансгрессия. А это значит, для того, чтобы была нация, Бог не нужен. Ей достаточно бытия. Новые империи, образующиеся сегодня в Европе и Америке, это трансгрессировавшие нации.

Поскольку русские превратили бытие в быт, постольку эта превращенность накладывает запрет на трансгрессию быта. И следовательно, на возможность быть нацией. Русская империя — дело Бога. Нация — дело экономики и интеллигенции. Нацией может стать только тот народ, каждый элемент которого заставляет жизнь вращаться вокруг своего Я. Ничто больше не должно иметь своего центра вращения. Поэтому западные нации составляют лейбницевские монады. Что может обеспечить взаимное притяжение монад? Только интересы. Интересы выше нации. В конце концов и нация — это все тот же определенный интерес, а не какая-нибудь самоценность.

Русские не монады. У нас всякая целостность имеет свое Я, свой центр вращения. И все эти центры смещены имперским сознанием. Если целью нации является интерес, то целью империи является сама империя.

Любой нацией можно пожертвовать ради интересов. А империей нельзя. Потому что она не определена как содержание. Наоборот, ради империи можно пожертвовать интересами. Смещение Я из центра делает оправданной имперскую идею служения.

Все это говорит о том, что Россия не может быть без русских. Без русских она станет Евразией. Пространственным понятием. Лесом и степью, которые может заселить кто угодно.

Можно ли удержать Россию только силой православной веры? Забвение имперского бытия русского человека превратит Россию в новую Византию.

Русские не греки. Но именно поэтому Россия стала полем мистериальных игр Бога, непреднамеренной координацией отечества, родины и империи; земли православной веры и русского человека.


(обратно)


ДУХ ИМПЕРИИ НАД РОССИЕЙ

14 октября 2003 0

ДУХ ИМПЕРИИ НАД РОССИЕЙ

Все в России сегодня говорят об Империи. Ее дух витает над страной. В ней одной ищут спасение для государства левые и правые, "питерцы" и оппозиционеры, силовики и антиглобалисты. Путин с его мечтами о кремлевских кавалергардах мыслит заодно с нацболами, отстаивающими права русских в Латвии. Матвиенко, вознамерившаяся вернуть столицу в Питер, во снах разговаривает с коммунистами, грезящами о восстановлении СССР. ЮКОСу, скрепляющему распавшиеся пространства Сибири, идти по одной дороге с Русской Православной церковью. Чубайс, пришедший к идее антиамериканской "либеральной империи", говорит на одном языке с газетой "Завтра". Имперскость ощущается везде — в актуальной политике и экономике, в культуре и в научных журналах.

Сегодня мы обращаемся к одному из таких изданий — научно-образовательному журналу "Философия хозяйства", издаваемому Центром общественных наук при Московском университете и экономическим факультетом МГУ. Среди авторов журнала — ученые и специалисты, члены академий, профессора, многие из которых составляют активное ядро Философско-экономического ученого собрания.

В новейшем номере целый раздел журнала посвящен осмыслению "Русской имперскости". Три статьи на эту тему мы публикуем в "Завтра" с небольшими сокращениями. Не все суждения авторов бесспорны, но они, в любом случае, актуальны.


(обратно)


РУССКАЯ ИМПЕРСКОСТЬ

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Ю.ОСИПОВ

РУССКАЯ ИМПЕРСКОСТЬ

Имперскость — свойство, способность, образ бытия, связанные с реализацией — настоящей, прошлой или будущей — имперской организации общества, государства, вообще жизни человека, но также и пространства и времени. Осуществленная в яви и полностью имперская организация есть империя, что означает уже сопряжение имперскости с империей.

Когда заходит речь об империи, то на ум не без основания приходит, во-первых, многоэтничность имперского образования, равным образом и любая другая качественная множественность: расовая, конфессиональная, культурная, даже и цивилизационная, во-вторых, этническая или какая-нибудь еще иерархия, когда один этнос или какой-нибудь еще элемент возвышается над другими, осуществляя миссию организации всего и вся в жизнеспособное единство — под своей эгидой. Отсюда: имперский народ (этнос), имперская раса (к примеру, белая северная), имперская культура (той же Англии) и т. д. Империя — это когда есть первый и высший, соответственно — вторые и низшие. Это классика — имперская классика.

Однако не все здесь так просто. Русский этнос, выполняющий имперскую функцию, не был ни первым, ни высшим, хоть и был в главном ведущим, разумеется, с отдельными проявлениями "первости" и "высшести". Во всяком случае русский этнос не только не был в основе своей эксплуатирующим этносом, а сам подвергался эксплуатации, в том числе и от представителей иных этносов, правда, обретавших некое русоподобие. Русская, или как совсем не случайно было изобретено — российская, империя осуществлялась не как эксплуататорская относительно вторых и низших элементов, а как по преимуществу удерживающая пространство и время империя. Сравнимая в чем-то с китайской — Поднебесной — русская империя имела принципиально иную телеологию, архитектонику и историческую драматургию, чем любая классическая, по западному менталитету, империя. Даже само расширение русской империи имело совсем иные задачи, способы и плоды реализации. Отсюда принципиально иная имперскость русской империи, русского сознания и самого русского народа (этноса).

Мы являемся свидетелями прелюбопытного феномена: империальности без империй, во всяком случае без явных империй. Нет как будто бы британской или той же французской империй, а что-то имперское все-таки есть — на пространствах вроде бы бывших империй; нет, кажется, никакой американской империи, но не видеть американской имперскости, проявляемой в масштабе уже целого мира, может только полный идиот; нет вроде бы российской империи — как явной яви, а она все-таки есть, пусть и как атавизм, конечно, не столько империя, сколько ушедшая в тень имперскость, ибо бытие на территории бывшей империи все еще требует имперской — пусть и не по всем параметрам — организации.

Выходит, что империи вовсе не девиация истории, как и не забытое историей прошлое, а что-то естественное, даже и назойливое, к тому же и… весьма актуальное.

Именно так: великий глобалист США из кожи вон лезет, чтобы зафиксировать себя в качестве Великой Глобальной Империи; Европа явно призадумалась относительно своего собственного шанса — Евроимперии; Китай вовсе не собирается отказываться от своей вечной империальности; туркам все чаще и отчетливее снится Османская империя; литовцы вдруг вспомнили о былом Великом княжестве литовском, хоть и всего лишь по поводу транзитных виз с российского материка на российский остров Калининград.

Империй нигде нет, но они везде и всюду в повседневной реальности. Парадокс какой-то, но парадокс, заметим, из самой реальности, а не от выдумки какого-нибудь удачливого юмориста.

Выходит, что не отмахнуться человечеству от империальности, даже несмотря на крушение империй и антиимперские революции. В самом эгрегоре человечества сидит имперскость — разная, несомненно, но все-таки имперскость, а не что-либо иное, ее насовсем замещающее.

И что же нам, русским, чуждаться своей собственной, вообще нам органичной, имперскости. Быть против русской имперскости — быть против самой русскости. Русскость — не национальная (этническая) принадлежность, это другое: принадлежность к особому миру, из русского слова проистекающего, который несет в себе и такое свойство, как имперскость. Быть русским — быть имперским! И нет здесь никакого изначального и фактического превосходства русских над нерусскими, что, собственно, и подтверждается реальной историей.

Русская имперскость — не прихоть и не выгода, это — необходимость! Не обойти русскому человеку имперскости, разве лишь сбежать от нее — и бегут, надо заметить, хорошо бегут. Но что из того? Русский мир требует имперскости, но… и тут, пожалуй, главное… особой имперскости, которая не от силы как таковой, а от слова, а потом уже от силы — силы слова, а слово, если под этим понимать суть и смысл бытия, а не всего лишь средство общения, т. е. русское слово выводит из себя имперскость, разумеется, особую, когда русский мир, из русского слова проистекающий, не может образоваться иначе, как через имперскую организацию, равным образом и имперскую телеологию и даже имперскую эсхатологию, ибо русский мир — мир не выгоды, тем более личной, а служения — всему сразу: Богу, природе, миру, человеку, но и Чуду тоже.

И не надо упрекать русских в ретроградности и консервативности, не к тому вовсе у нас речь, мы говорим всего лишь о корневом свойстве, которого русским никак не избежать, да и избегать не надо, ибо свойство это вне времени, а потому если есть вообще будущее, то свойство это как раз в будущее и устремлено. Будущее русского мира в имперскости!


(обратно)


"КОЛЫБЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА" Представляем древнюю Танганьику

14 октября 2003 0

"КОЛЫБЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА" Представляем древнюю Танганьику

Многие страны мира большинство из нас видело долгие годы лишь глазами телевизионных обозревателей. Одной из таких стран и по сию пору остается Танзания — государство, расположенное в Восточной Африке на берегу Индийского океана (материковая часть — Танганьика) и на островах Занзибар и Пемба.

Что происходит там, на далекой и загадочной земле, где находятся знаменитая гора Килиманджаро и ничуть не менее знаменитый заповедник Серенгети? Сегодня, пожалуй, мало кто знает и скажет. Именно поэтому, чтобы получить информацию из первых рук, наш корреспондент Валентин Пруссаков встретился на днях с Чрезвычайным и Полномочным послом Танзании в РФ г-ном Патриком Чокала и попросил его ответить на ряд вопросов.

Валентин ПРУССАКОВ. В последнее время даже упоминание о вашей стране трудно отыскать в российской печати. Существует известное американское выражение "нет новостей — наилучшая новость". Иными словами, означает ли отсутствие каких-либо сообщений из Танзании в СМИ то, что у вас все хорошо, как говорится, сплошная "тишь да благодать"?

Патрик Чокала. В приведенном вами популярном выражении, на мой взгляд, содержится изрядная доля истины, по крайней мере с нашей, танзанийской стороны. Со дня образования Объединенной Танзанийской Республики (1964 г.), в отличие от очень большого числа стран, в том числе и на африканском континенте, у нас никогда не было никаких политических или социальных потрясений. А передача власти всегда осуществлялась законным и мирным путем. Самыми же характерными чертами танзанийской жизни являются мир и стабильность. Об этом, между прочим, свидетельствует уже название нашей столицы Дар-эс-Салам — "земля мира".

В.П. В Танзании, как известно, проживают люди разных религиозных конфессий, в частности, практически поровну мусульман и христиан. У некоторых ваших соседей подобный мультирелигиозный и мультикультурный состав приводит к периодическим всплескам враждебности и даже кровопролитию. К тому же, ваше население далеко не однородно и в этническом плане. Как вам удается сглаживать противоречия, добиваться того, что сегодня модно именовать "консенсусом"?

П.Ч. Действительно, у нас около 45% исповедуют ислам и примерно столько же — христианство, а остальные придерживаются традиционных местных верований, и основное население состоит из представителей 39 племен. Однако такая разнородность не приводит к конфликтам. Так, довольно часто встречаются и межконфессиональные браки. Например, я — католик, а моя жена — мусульманка, и у нас не возникает никаких проблем, связанных с верой. Многие мусульмане у нас справляют христианский Новый год, а христиане, в свою очередь, нередко посещают мусульман во время их некоторых торжеств и праздников. Можно сказать, вероятно, что Танзания являет собой наглядный пример того, что в наши дни приверженцы разных религий и взглядов вполне могут ладить и находить общий язык. Кстати говоря, и в прямом смысле у танзанийцев один общий язык — суахили, на котором все говорят независимо от веры или происхождения. Очевидно, и это — отсутствие языкового барьера, снимает напряжение и способствует царящему у нас духу умиротворения и согласия, приятно поражающему порой зарубежных гостей и туристов.

В.П. В связи с наблюдающейся в России заметной скудостью информации относительно вашей страны не могли бы Вы, хоть вкратце, рассказать о существующей в Танзании политической системе, ее особенностях?

П.Ч. Танзания — республика, и у нас во многом, по понятным причинам, была скопирована британская система. При этом, разумеется, учитывались и национальные особенности. Будет нелишним, по-видимому, напомнить, что до 1961 года мы находились под британским управлением.

Глава государства и правительства — президент, избираемый на всеобщих выборах сроком на 5 лет. В данное время наш президент Вильям Мкапа, находящийся на своем посту уже второй срок. Есть у нас, как и в любой другой республике, свой парламент, избираемый также каждые 5 лет.

Островная часть страны (Занзибар) обладает определенной автономией и имеет своего президента и свой парламент.

С 90-х годов прошлого столетия установилась многопартийная система. Всего зарегистрировано 13 политических партий. В парламенте представлена как правящая партия, председателем которой является президент Мкапа, так и основные оппозиционные партии.

В.П. А что происходит в Танзании в сфере экономики? Какие у вас имеются природные ресурсы? Уделяется ли внимание развитию промышленности?

П.Ч. Благодаря тому, что в стране создалась атмосфера мира и стабильности, отмечен регулярный экономический рост. Так, в 2002 году он равнялся 6, 3 %. Танзания, конечно же, всегда была и остается аграрной страной. Основные сельскохозяйственные культуры — чай, кофе, табак, кукуруза, рис. Что же касается промышленности, то у нас имеются текстильные фабрики, а также предприятия, специализирующиеся на переработке сельскохозяйственной и рыбной продукции. В последнее время стали производить и запасные части для автомобилей. Мы продаем за рубеж, в частности в Западную Европу, свежую рыбу, которую вылавливаем не только у нашего океанского побережья, но и в озере Виктория. Говорят, что у нее какой-то особенный вкус, способный удовлетворить даже самых утонченных гурманов. Большинство промышленных предприятий находится в Дар-эс-Саламе, где проживает 3 миллиона человек (численность всего населения — около 35 миллионов).

Танзания, несомненно, одна из богатейших стран Африки в плане природных богатств. По запасам золота мы занимаем третье место на нашем континенте. Есть у нас и алмазы. Только у нас имеется драгоценный камень, называющийся танзанит. В Танзании обнаружены запасы урана, свинца, вольфрама и других металлов. Были найдены и месторождения нефти и газа, которые, по оценке западных специалистов, в будущем могут стать весьма важным источником дохода для нашей экономики. Пока же наибольший доход нам приносит туристическая индустрия.

Когда-то Танзанию называли "колыбелью человечества", ибо здесь удалось отыскать следы пребывания древнейшего человека на земле. Более того, как считают некоторые ученые, именно здесь находился библейский рай, в котором обитали Адам и Ева. Не знаю, так ли это, но вряд ли где-нибудь еще есть место, которое было бы более привлекательным для ценителей первозданной природы. Красивейшие заповедники Нгоронгоро и Серенгети, высочайшая гора континента — Килиманджаро, необычные возможности для сафари и охоты на диких животных неудержимо притягивают к себе любителей приключений и острых ощущений со всего света, а нам обеспечивают солидные валютные поступления. Ежегодно приезжает по 700-800 тысяч человек только из Западной Европы. Все больше становится туристов из Японии и других стран...

В.П. Что ж, в современном мире и куда более развитые государства взирают на туризм как на важную статью своей прибыли. Беседуя с вами, не могу, естественно, не спросить и о том, в каком состоянии находятся ныне танзанийско-российские отношения? В чем вы видите свою основную задачу, являясь послом Танзании в России?

П.Ч. Дипломатические отношения между нашими странами были установлены в 1961 году, и, пожалуй, особенно тесные и разнообразные связи существовали несколько десятилетий тому назад, когда у власти в Танзании находилась Социалистическая партия, проводившая курс на построение социализма с африканской спецификой. Однако в середине 80-х годов из-за экономических провалов мы изменили курс и сделали выбор в пользу рыночной экономики. Впрочем, примерно то же самое случилось и в России, хотя, разумеется, положение наших стран настолько различно, что любые сравнения будут абсолютно неуместны.

На протяжении долгих лет танзанийское правительство посылало своих студентов учиться в СССР. В данный момент у нас нет подобных возможностей, и наши молодые люди должны сами изыскивать возможности для оплаты своего обучения за границей, в том числе и в России. Тем не менее, в российских учебных заведениях в настоящее время учится примерно 150 студентов из Танзании, изучающих главным образом медицину, компьютерное программирование и инженерные науки.

Относительно же второй части вашего вопроса, отвечу со всей откровенностью, что свою главную задачу я вижу в содействии увеличению числа российских туристов, отправляющихся в нашу страну. В 2002 году в Танзании побывало лишь 5000 российских граждан, причем не только туристов, а участников разных конференций, съездов, симпозиумов и т.п. мероприятий. А, на мой взгляд, российский туристический потенциал значительно больше, и основная проблема состоит в том, что в России нет достаточной информации о жизни в Танзании, и многие черпают сведения из слухов и просто боятся ехать в далекую африканскую страну. Но надеюсь, что в скором времени положение изменится к лучшему, в октябре в Москве пройдет очередная Международная туристическая выставка, в которой впервые примет участие танзанийская делегация, составленная из тех, кто имеет непосредственное отношение к турбизнесу.

В заключение же мне хотелось бы отметить тот факт, что в июне текущего года в нашей стране побывала группа из 200 российских бизнесменов и туроператоров. Всем им настолько понравилось у нас, что практически каждый из них заявил о своем намерении в самом ближайшем будущем приехать в Танзанию еще раз! Так что, как видите, мое мнение о перспективах увеличения российского туризма в Танзанию основывается вовсе не на пустом месте. Вполне возможно также, что рост туризма приведет в дальнейшем и к расширению торговой, деловой и культурной активности в отношениях между нашими странами. Нам нужно лучше знать и понимать друг друга, и здесь, я убежден, туризм может и должен сыграть свою уникальную роль.


(обратно)


ТРУБНЫЙ ГЛАС ИЗ ПХЕНЬЯНА Он вот-вот прозвучит!

14 октября 2003 0

ТРУБНЫЙ ГЛАС ИЗ ПХЕНЬЯНА Он вот-вот прозвучит!

Недавний визит российского премьера в Китай показал, что у России довольно много принципиальных проблем на Дальнем Востоке. Переговоры Касьянова в Пекине не только обнажили невнятную позицию Москвы по поводу стратегического нефтепровода. Проблема ориентации российской нефтянки на Китай через строительство Дацинского нефтепровода или на регион Юго-Восточной Азии и Японии через Находку, конечно, принципиальна экономически. Но неспособность в Москве четко сориентироваться по важному долгосрочному коммерческому проекту и внятно ответить о своем решении Токио или Пекину говорит и о другом. В Кремле отсутствует стратегическое видение политики России на Дальнем Востоке на десятилетия вперед. Москва продолжает метания ельцинской поры. Президент и МИД так и не могут однозначно определиться: то ли Россия становится одним из независимых полюсов будущего многополярного мира, то ли будет младшим братом США в их противостоянии с Китаем. Нет четко выраженного курса в отношениях с важнейшими нашими дальневосточными соседями.

Это тем более пагубно, что именно на этом направлении международные события развиваются особенно быстро и решительно. Азиатско-тихоокеанский регион развивается год от года. Это развитие не может не приводить к конфликтам по осям разломов, возникшим еще много веков назад. Хотя эти конфликты и не выставляются напоказ, можно уже сейчас ощутить конкурентное напряжение между Китаем, Японией и США. В этих конфликтных узлах совершенно особое место занимает Корейский полуостров, издавна бывший ареной противоборства самых разных сил и дипломатий.

Сегодняшнее положение вокруг Кореи и взрывоопасно, и вселяет надежды. Обостряется противостояние Вашингтона и Пхеньяна. Но проявляются и пути примирения Северной Кореи с южным собратом и с Японией. Противоборство северокорейского руководства с администрацией Буша-мл. в последние месяцы в очередной раз достигло апогея. Из Вашингтона несутся все новые военные кличи. В США не намерены мириться с существованием независимого режима в КНДР, не намерены ослаблять свои войсковые и флотские группировки на северо-западе Тихого океана. Провалившиеся шестисторонние переговоры в Пекине по большому счету закупорили мирный процесс. Становится ясно, что мирный разговор если и можно вести, то в каком-то другом формате. Итогом переговоров стала готовность мирового сообщества к сообщению из КНДР о создании в республике ядерного оружия. Действительно, атомная бомба в арсеналах Ким Чен Ира полностью бы изменила расклад сил вокруг многострадального Корейского полуострова. По мнению многих аналитиков, именно фактическое отсутствие оружия массового поражения в Ираке привело к последней войне в заливе. Сегодня многие в мире убеждены, что если бы "бомба" у Багдада была, то на Ирак никто бы не осмелился напасть. В Северной Корее вопрос предохранения от глобальной войны с США сейчас стоит остро, как никогда. Буш и его приспешники не раз говорили, что КНДР стоит в "оси зла" сразу после Ирака. Так же твердо в Вашингтоне говорят и о готовности первыми нанести по Корее ядерный удар. Ясно, что в таких условиях соблазн для Пхеньяна обзавестись атомным фактором сдерживания американских ястребов очень велик. Мир ждал вестей об удачных испытаниях бомбы из Кореи уже сразу после провала пекинской встречи. Ждали, что бомбу предъявят в дни празднования корейского Дня Победы в Отечественной войне с Америкой. Тем не менее, Пхеньян пока сохраняет молчание, громогласно заявляя о своем праве на обладание оружием массового уничтожения, но ожидая пока лучшего повода для "легализации" подобного оружия.

Так или иначе, Ким Чен Ир, не форсируя создание собственного ядерного оружия, дает возможность сохранения маневра для международной дипломатии. Пока официальный Пхеньян не предъявил мировой общественности атомную боеголовку, дипломаты заинтересованных стран еще могут искать компромиссы в старом формате.

Тем более шансов к миру невольно дает и сама Америка. Степень увязания США в войнах в Ираке и Афганистане, как оказалось, довольно велика. Президентские выборы в Америке слишком скоро, чтоб команда Буша-мл. так просто бросилась в широкомасштабную и очень рискованную авантюру на Тихом океане. Последние штабные маневры в Корейском регионе сил США, прошедшие несколько лет назад, показали, что США, при самом серьезном напряжении своих сил и вложении в войну восьмидесяти семи миллиардов долларов, не смогут добиться решительного разгрома северокорейского государства в течение двух недель. Итоги компьютерных расчетов показали, что уже через две недели после начала войны американцам потребуются пополнение до восьмидесяти процентов от первоначального комплекта войск и флота и вложения новых десятков миллиардов долларов. Расчет проводился самими американцами, правда, при условиях неприменения оружия массового поражения какой-либо из сторон — потенциальных участниц войны. Довольно странным кажется пристрастие американцев при военных расчетах отталкиваться от цифры восемьдесят семь миллиардов долларов. Но в Корее испытывают определенный оптимизм, что свои "заговоренные" восемьдесят семь миллиардов Америка уже вбухивает в иракскую войну…

Буксующая на Ближнем Востоке и в Средней Азии предвыборная Америка позволяет снова наращивать дипломатические усилия стран, в первую очередь заинтересованных в мирном исходе дела. Россия, Китай, Южная Корея и Япония могут попробовать вести консультации без участия США, а потом выступить с консолидированным мнением. России в этом случае крайне важно иметь собственную стратегию на Тихом океане. Участие Москвы в корейских делах требует от Кремля подлинной независимости от американского Белого дома и свободы политического маневра.

Конечно, больше всех в регионе в мирном разрешении корейской проблемы заинтересованы сами корейские республики. В Северной Корее, тем не менее, не собираются идти на уступки США. В КНДР с особенным вниманием и уважением относятся к самым разным датам из своей истории. Только что в Северной Корее широко праздновали годовщину создания правящей партии — ТПК. На этой неделе 17 октября в торжественной обстановке пройдут массовые собрания, посвященные годовщине создания Союза Свержения империалистов. 77 лет назад подросток Ким Ир Сен со своими друзьями создал этот Союз. Через несколько лет из этого Союза выросли и Трудовая партия Кореи, и Народно-освободительная армия. Никогда не знаешь, из какого маленького ручейка вырастет полноводная река, говорят на Востоке. Так и весь мир сегодня не знает точно, к какой из многочисленных исторических дат северокорейского календаря может быть приурочено заявление Пхеньяна о создании атомного оружия или о готовности пойти на уступки в спорах с США.

Александр БРЕЖНЕВ


(обратно)


ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ЗОЛОТОГО ТЕЛЬЦА Наблюдения парковщика

14 октября 2003 0

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ЗОЛОТОГО ТЕЛЬЦА Наблюдения парковщика

"Когда стадо бизонов бежит через пампасы, мустанги, испугавшись, ржут и брыкаются, — мечтал вслух об Америке юный персонаж Чехова, начитавшийся Майн-Рида. — А также индейцы нападают на поезда. Но хуже всего это москиты и термиты. …Это вроде муравчиков, только с крыльями. Очень сильно кусаются". Бизонов, пампасов и муравчиков с крыльями у нас в Оттаве нет, а вот москитов хватает, особенно здесь, у берега озера Даус Лэйк.

На берегу стоит павильон с двумя ресторанами. Через дорогу автостоянка, где я работаю парковщиком. У меня двое коллег — франко-канадец Рене и иранец Мохаммед, мы работаем в разные смены. Начальников тоже двое. Это бухгалтерша Сэра, безобразно толстая девка ирландских кровей, с ярко-рыжей шевелюрой и веснушками. Вторая начальница, менеджер павильона Дженифер — стройная девушка лет тридцати. В ее ближайших предках китайцы, потому что на вид Дженифер вылитая казашка. У казашки 7-летний сын, и видно, что нет ни мужа, ни бойфрэнда. Последнее просто бросается в глаза, я даже хотел протянуть ей руку помощи (работаем вместе все-таки), но отсоветовал Мохаммед.

— Она подумает, что ты это затеял из-за карьеры. Например, хочешь вместо Рене работать в утреннюю смену. Поверь моему опыту, я уже пробовал...

Сегодня Дженифер устроила мне легкую взбучку.

— Стэз! Ты вчера ушел с работы в половине первого, а надо было самое позднее в одиннадцать, я проверяла билеты. Мы с тобой договаривались: если на паркинге меньше десяти машин, ты закрываешься.

— Дженни, но я был уверен, что их больше...

— Считай внимательнее. Компания не обязана тебе платить за простое сидение в будке.

Она права. Но я все равно люблю свою работу. В моем распоряжении будка, кассовый аппарат и "таймер". Заезжая на паркинг, водитель нажимает кнопку на столбике. Открывается виадук, из щели выскакивает билет, на котором указано время въезда. На выезде этот ваучер предъявляют мне. В зависимости от того, сколько времени машина простояла на подведомственной мне территории, я беру с водителя от доллара до пяти. Потом сую ваучер в "таймер", он с пронзительным скрипом печатает время выезда машины, и пишу на ваучере сумму, взятую с клиента — для отчетности. Когда пробиваю сумму на кассе, автоматически открывается выездной виадук, и вы свободны, сэр, имейте приятный вечер.

Ближе к полуночи отношу выручку и ваучеры в офис компании Даус Лэйк Павилион. Аппарат фиксирует время начала и конца трудовой смены — для бухгалтерии. Вот и все.

Когда машин мало, можно читать, мечтать и звонить по телефону. В Канаде я уже много лет, и знаю, какой кровью дается в этой стране трудовая копейка, как профессионально жмут соки из здешнего пролетария, как тяжело, работая с канадцами, поддерживать их темп. А тут сидишь в экзистенциальном одиночестве в будке, берешь деньги и даешь сдачу — разве плохая работа?

А зимние вечера!.. К ночи мороз доходит до минус сорока, машин почти нет, ты один среди снега, звезд и лунного света, надо льдом озера вьется легкая поземка... День рождения тоже на рабочем месте справил. Снаружи бушует снежный океан, видимость меньше метра, от порывов ветра будка ходит ходуном. А внутри — мощный обогреватель, бутылочка виски, косяк и кассета Pink Floyd. Нет, я определенно люблю эту работу. И мне не нравится то, что рано или поздно меня с нее выгонят. А выгонят обязательно.

— Добрый вечер, с вас доллар, please.

— Какой доллар? Я была в ресторане!

— Вы видите надпись "бесплатная парковка 2 часа"? Теперь посмотрите время на ваучере. Машина находилась на паркинге 2 часа 6 минут.

— Я стояла 8 минут в очереди на выезд! Почему я должна платить за то, что вы медленно двигаетесь?!

Таких людей здесь много, каждую смену со мной скандалят человек пять. Они "ведутся" за доллар, за два, за три… Не хочу наговаривать на канадцев — большинство из них платят без боя. Нет проблем с китайцами. Молодежь, студенты — те вообще не "ведутся", они для этого слишком пьяные и обкуренные. Проблемы начинаются тогда, когда на выезде с паркинга появляется существо средних лет в дорогой машине и в бранзулетках.

Это госслужащие. В пореформенной России слова "учитель", "врач", "медсестра" и т.д. стали синонимами слова "нищий". В социалистической Канаде бюджетники покупают прогулочные самолеты и совершают кругосветные туры. "Американская мечта" известна: стать миллионером. "Канадская мечта" — стать полицейским, водителем автобуса, пожарным, военным, преподавателем, правительственным клерком. Эти люди — социальный авангард Канады, дворяне постиндустриальной эпохи. Они прекрасно работают, гордятся своей страной, своим стилем жизни, не курят, правильно питаются, не мыслят себя без занятий фитнесом и ежевечерних пробежек вдоль канала. Канадские бюджетники светятся оптимизмом, достатком и уверенностью в себе. С этими людьми приятно общаться, они и добры, и милы, и беспредельно вежливы — до тех пор, пока на паркинге у них не спросишь законный доллар, два, или, страшно подумать, пять. Что тут начинается…

— Добрый вечер, два доллара, please.

— Why?!! Мы были в ресторане!

— Благодарю вас, мадам, я вижу штамп на ваучере. Но вы пробыли там на полтора часа больше срока, покрываемого ресторанным штампом.

Богатая старуха близка к припадку. Вокруг ее головы пляшут синие искры, воздух наполняется запахом озона. Будь у нее сабля, она зарубила бы меня, как собаку.

— Fucking shit!!! Телефон вашего босса!

— Я напишу его на вашем чеке, мадам. Имейте приятный вечер.

Пусть звонит. Начальство знает специфику моей службы и относится с пониманием. Дженифер извинится, пообещает принять меры и ничего не сделает. Но если письменная жалоба, тогда скорее всего выгонят. А жалобы здесь писать любят…

Пожалуй, я напрасно выделяю канадских клерков в особую группу, они дети своего народа. Но их крохоборство бросается в глаза, во-первых, потому что они уж точно, стопроцентно, не бедствуют. Во-вторых, это национальная элита, на которую положено равняться всем остальным.

Они и равняются. Практически все здешние цены оканчиваются девяткой. Машина, которую продают за 4 тысячи, будет стоить $3.999. Шоколадка — 99 центов. Литровая бутылка сока V8 — не "объективные" 4 бакса, а догадались? Правильно, 3.99. Почему? Что меняет сэкономленный цент, если, скажем, несчастный телефонный звонок из автомата стоит "целых" 25?

…Помню, снимал я комнату в двухэтажном "таун-хаузе" на паях с еще четырьмя соседями. В первых числах месяца каждый из нас переводил на счет домовладельца 350 долларов. В контракте отдельным параграфом оговаривалось: в случае, если к 3-му числу оплата не произведена, сумма ее возрастает на 2 доллара. С каждым из жильцов такое теоретически может случиться, ну, скажем, раз в год. 10 долларов… Стоит ли эта сумма того, чтобы в контракте был отдельнй пункт? Наверно, стоит. Как-никак лишняя пачка сигарет ежегодно.

В преддверии отопительного сезона соседи устроили собрание с повесткой "как нам сэкономить на отоплении и горячей воде". Собрание постановило: купание под душем — три минуты, стирка — в холодной воде, одеваемся теплее, электробатареи включаем не больше чем на треть мощности. Основные претензии были ко мне — ну не люблю я мерзнуть. Посоветовали не выключать компьютер и свет в комнате, ведь и то и другое тоже греет воздух. Откуда эта солдатская смекалка? Они что, блокаду пережили здесь, в самой благополучной стране мира? Нет, просто "деньги, которые ты сэкономил, это деньги, которые ты заработал", помни это, Russian.

Стреляют у друга сигарету — платят другу 25 центов. В театре зимой сидят с шубами и пуховиками на коленях — экономят на услугах гардероба. А гараж-сэйлы! Расклеивать объявления по всему району, целый выходной сидеть на крыльце, улыбаться и торговаться — и все для того, чтобы в итоге загнать за трояк старую настольную лампу и колесо от велосипеда...

Хочу быть правильно понятым: в российской реальности есть вещи, к которым после долгих лет жизни на диком Западе я не привыкну никогда. Наши смердящие подъезды, раздолбанные дороги, вечно лопающиеся трубы, наши вымогатели-менты, коррумпированная бюрократия… В 1998 году то ли Черномырдин, то ли Кириенко, то ли Фантомас обчистил карманы большинства жителей страны, и что жители? Жители утерлись. И не надо говорить, что такое отношение к жизни — "мрачное наследие Советской эпохи", как раз Советская власть на своем излете подобных подвигов не совершала. Здесь в другом дело. В чем? Не знаю… Но чувствую себя отрезанным ломтем.

Да и не назову я канадцев "просто" жадными. Они, например, активно участвуют в благотворительных акциях. В 90-х годах сотни детей Чернобыля гостили в здешних семьях, наслаждаясь идеальной канадской экологией. Парадокс вот в чем: добрый канадец, способный выложить тысячу долларов за отдых чернобыльского ребенка, на паркинге бросается в бой за пару баксов. Почему?

…Пророк Моисей обличал соплеменников за то, что, отвернувшись от Бога, они поклонились языческому Золотому Тельцу. Я не могу отделаться от ощущения, что того Золотого Тельца "реанимировали" здесь, в Новом Свете, в краю тотального атеизма. Реанимировали, переплавив объект поклонения на центы. Ведь невозможно так радоваться горсти сэкономленной мелочи, если это всего лишь деньги, а не объект мистического поклонения.

— Хай, с вас два доллара, please.

— Два доллара! How come?!!

Грабеж среди бела дня, согласен. Выгонят меня…

"Мисс Сэре Катрэй,

менеджеру по финансам

Даус Лэйк Павилион

Дорогая мисс Катрэй! 20 апреля я была приглашена на банкет в вашем заведении. Мне было сказано, что оплата за услуги паркинга включена в расходы по организации банкета. Я предъявила ваучер парковщику — блондину с акцентом, похожим на русский. Он попросил у меня 2 доллара. Я сказала, что не обязана платить. Он сказал, что бесплатная парковка — только на два часа. Я проинформировала его, что стоимость парковки включена в стоимость ужина. Во время того, как я произносила эту фразу, он выпучил на меня глаза и сказал, что согласно правилу, штамп ресторана обеспечивает только два часа бесплатной парковки. Я попросила его еще раз взглянуть на штамп "бесплатная парковка". Он опять выпучил на меня глаза и продолжал настаивать. К счастью, у женщины, которую я отвозила домой, имелись деньги, и она заняла мне требуемую сумму. …Подобное обращение с клиентами недопустимо и ваш работник заслуживает серьезных воспитательных мер. Искренне ваша, Эйлин Б. Типпинг".

Стас ВАРЫХАНОВ


(обратно)


УМЕР ПИСАТЕЛЬ Светлой памяти Анатолия Афанасьева

14 октября 2003 0

УМЕР ПИСАТЕЛЬ Светлой памяти Анатолия Афанасьева

ПЕВЕЦ ЛЮБВИ И НЕНАВИСТИ Ты помнишь, как мы с тобой хохотали, безудержно, счастливо и легкомысленно? И смех наш был беззлобный, сверкающий, как молодой летний дождь. Среди этого смеха, любви, красоты, среди очаровательных женщин, стихов, наших первых наивных и верящих книг сложилась наша дружба, образовался талантливый и страстный кружок литераторов, начинавших свое исследование бесконечной, стомерной русской жизни. Мы приносили свои открытия на общий суд, любовались один в другом проникновенной прозорливостью, уменьем любить, сострадать, обожать. Мы предчувствовали возможность беды. В нас вонзались ледяные сквозняки истории. Мы добывали свои знания, кто в деревенской глухомани, кто в грохоте сибирских строек, кто в тесноте московских квартирок. И знания эти были порой неутешительны и печальны, но мы веровали в божественное предначертание Родины.

Когда случилась беда, и на нас напали бесы, закружили той ужасной осенью, подняли к мутной, жуткой, осенней луне, затмили очи, а потом опустили на землю, мы увидели страну захваченной, веру попранной, а наш тесный кружок навсегда рассеянным и разбросанным. Одни из нас пошли в услужение к бесам. Другие навек замолчали, словно их рты зашили сапожной дратвой. Третьи кинулись сражаться. Ты был из тех, кто сражался.

Я не предполагал, что в твоем прозрачном, нежном, насмешливом даре вдруг откроется такой жгучий ключ ненависти. Так монах ненавидит демона. Партизан — оккупанта. Георгий Победоносец — кольчатого дракона. Знаток куртуазных отношений, забавных московских историй, мастер смешных коллизий, ты вдруг оказался в аду. Стал исследовать ад, чтобы в его лабиринтах найти комнату, где запечатана смерть ада. Исследовал кольчатое броненосное тулово дракона, чтобы отыскать в нем уязвимую точку и вонзить копье. Ты исследовал ад, как спасатели Чернобыля исследовали Четвертый взорванный блок, получая ожоги, смертельные дозы радиации, чтобы замуровать в саркофаг адское чудище.

Твои романы были об адских полчищах, нетопырях, вурдалаках, отвратительных ведьмах, гадких кровососах. Круг за кругом ты шел этим адом, выписывая его жуткую архитектуру, гибнущих в нем грешников, толпы ликующих исчадий. И ты всегда рисовал Героя. Всегда зачитывал приговор аду. Ты заколдовывал его. Посылал навстречу адским духам Зла богоносных духов Добра. Ты боролся с адом мистикой своей любви и веры, поворачивая вспять летящие на Родину полчища. Ты и был Георгием Победоносцем, не слезающим с седла, без устали вонзающим копье своего таланта в черный зев змея. У ворот Града неизменно стояла Царевна, которую ты защищал. Твоя Дама Сердца. Твоя Невеста Неневестная. Любимая тобой, ненаглядная Россия.

Ты погиб, искусанный и истерзанный змеем. Ты пал в борьбе с адом. Ты из тех, кто ценою жизни отодвинул ад от родного порога. Ты умер как мученик за веру, за красоту, за Родину.

"Такой любви и ненависти люди не выносят, какую я в себе ношу..." — написал любимый тобою Блок. "И ты опять пройдешь передо мною в девятый день и в день сороковой..." -— вспоминал я, стоя над твоим гробом в тесном московском храме. "Та, кого любил ты много, поведет рукой любимой в Елисейские поля..." — повторял я, сидя на твоих поминках, не пьянея, глядя на твою фотографию с черной перевязью, на твое прекрасное, дорогое лицо.

Когда-то, на один счастливый мой юбилей, ты подарил мне фарфоровую вазу с фарфоровой, трогательной и милой птицей, что присела на выступ сосуда. Придя домой после печальных похорон, я потянулся к вазе, повернул к себе птицу. Теперь стану глядеть на нее. Покуда мне попущено жить на земле, все буду любоваться твоим подарком. Буду думать, что это ты, мой друг, поселился в фарфоровом теле милой молчаливой птицы и смотришь на меня с тихой любовью.

Александр Проханов

ОН ШЕЛ НАВСТРЕЧУ СМЕРТИ Анатолий Афанасьев был одним из самых тонких лириков в нашем поколении "сорокалетних" прозаиков. Его талантливые романтичные младшие научные сотрудники влюблялись, творили, и вокруг них порхали воздушные создания, полные любви и надежды...

И вдруг всё оборвалось. Перестройка оборвала все планы и самих молодых инженеров, и ученых, и их возлюбленных. Одни пошли на панель, другие или нищенствовали, или ушли в разбой. Оборвались планы и самой науки и инженерии. Все кончилось.

Кончилось и Толино восхищение свободами, цивилизацией, правами человека. Ведь в своем первом воплощении прозаика Анатолий Афанасьев был, как никто другой из нас, близок Руслану Кирееву, Анатолию Курчаткину, Владимиру Маканину — нашим восторженным демократам.

Новый Анатолий Афанасьев возник как-то сразу. Ему настолько чуждо по духу было потребительство, чужд весь этот новый уклад безудержного воровства, предательства, отмены вечных человеческих ценностей, что он просто не мог спокойно вписывать своих былых лирических героев в новую реальность, как , к примеру, это делал его друг Юрий Поляков. Из тонкого лирика вырос беспощадный разгребатель грязи, социальный сатирик, мастер антиутопий.

То, что, к примеру, Татьяна Толстая писала десять лет — свою "Кысь", Анатолий Афанасьев с неистовством народного мстителя писал за полгода. И художественно его антиутопии были гораздо более убедительными. Но не те антиутопии он писал, чтобы быть замеченным прессой, и тем более телевидением.

Пока писатели его поколения на своих пленумах спорили: надо ли писателю идти в политику, Анатолий Афанасьев росчерком пера уже давно расстреливал всех чубайсов и гайдаров, всех ельциных и черномырдиных. Думаю, по накалу ненависти к зарождающемуся у нас в стране криминально -феодальному строю с ним не может сравниться никто из ныне живущих писателей. Его побаивались и сторонились даже патриоты. С трудом, пригрозив выходом из редколлегии, мы — трое (Проханов, Личутин и Бондаренко) вынудили "Наш современник" опубликовать один из лучших его гротескно-сатирических романов. И хотя на этот роман положительной почты в адрес журнала пришло больше, чем на все остальные вместе взятые, хотя те же самые старики-пенсионеры, потенциальные подписчики журнала, явно одобрили бичующую прозу Анатолия Афанасьева, повторить эксперимент с прозой Афанасьева этот журнал не решился, даже в отсутствие сильной журнальной прозы. Не получилось долгого сотрудничества и с журналом "Москва".

Соединение афанасьевской лютой ненависти к существующему режиму с литературной формой социальной антиутопии или с фантастическим триллером, со сказовой формой письма, где один благородный рыцарь или же богатырь сражается со всем кощеевым войском, спасая свою возлюбленную и своих друзей, — оказалось не по зубам современному литературному процессу.

Коллеги-реалисты от Афанасьева отвернулись, не признавая его погружения в атмосферу зла, его горьких откровений о сегодняшней повседневной реальности, его неприкрытой чувственности. Коллеги-фантасты не приняли в свой круг Анатолия Афанасьева из-за явной социальности книг, из-за погружения в сегодняшнюю политику, когда за злодеями легко угадывались сегодняшние политические прототипы. В роль традиционного мастера триллеров он тоже явно не вписывался.

Ему на самом деле был в чем-то близок тот же Григорий Климов, которого он знал и ценил за его лучшие работы, был близок его ближайший друг Александр Проханов и его яркие политические романы, была близка сатира Платонова и Булгакова. Думаю, какие-то приемы поздний Проханов в своих романах "Господин Гексоген" или же "Крейсерова соната", не стесняясь, позаимствовал у Анатолия Афанасьева. Думаю, даже Владимир Личутин, постоянно споря и спотыкаясь об обнаженную эротику Афанасьева, тоже испытал некое влияние своего друга в том же романе "Миледи Ротман"...

Поразительно, об Афанасьеве, кроме газет "Завтра" и "День литературы", никто и никогда за эти годы не писал, а тиражи его сатирических антиутопий росли, издатели начинали бороться за право на издание его собрания сочинений.

Помню, в "Новом мире" какой-то изощренный эрудит и эстет, академик, уставший от окружающей его ненавистной ему действительности, написал, мол, в современной прозе я ничего не читаю, кроме романов Анатолия Афанасьева и Сергея Алексеева (кстати, на самом деле близкого ему и по позициям и по жанру русского писателя, тоже резко ушедшего от психологического реализма в мир фантастических сказок на современную тему). И он был прав, этот утомленный жизнью читатель, не случайно сегодня культовыми писателями стали Александр Проханов и Эдуард Лимонов, не случайно такой шум идет вокруг романов Михаила Елизарова "Раsnernak" и Дмитрия Нестерова "Скины". Читателя уже достало до печенок, и он уже не меньше Анатолия Афанасьева ненавидит всю окружающую его действительность. Если даже Валентин Распутин взялся за оружие и сделал расчетливым убийцей кавказского злодея свою положительную героиню в последней повести " Дочь Ивана, мать Ивана", значит, на самом деле, иначе уже жить нельзя…

В нашем достаточно узком кругу друзей (Проханов, Личутин, Афанасьев, Бондаренко...) Анатолий, пожалуй, наиболее непримиримо относился ко всему новому мироустройству в России. Нельзя сказать, чтобы он был шибко красным или настроенным чересчур просоветски. Очевидно, какие-то спокойные пластичные перемены в обществе он бы принял со всей душой. Но он оказался не в Китае, где и происходят такие динамичные созидательные перемены, а в России, где после партократов к власти пришли воры и насильники. Не случайно все его злодеи, это или депутаты и олигархи, бывшие до перестройки простыми уголовниками, или же бывшие партийные чиновники, советские вельможи, превратившиеся в системе безнаказанности в мафиозных деятелей. Временами мне казалось, что Анатолий сам готов был достать какую-нибудь бомбу и взорвать какого-нибудь Гайдара или же Немцова, не пожалев и собственной жизни. Но, я думаю, заряд ненависти в его книгах по отношению к подобным личностям таков, что когда придет время , его читатели полностью исполнят его наказы...

Я уже писал, что от него отказались многие друзья-реалисты, его не приняли в свой круг друзья-фантасты. Да он ни к кому и не рвался. Ему хватало нескольких верных друзей, хватало верных читателей, хватало семьи и двух детей. Больше ему ничего не надо было.

Расширять свой мир дальше, ходить на какие-то литературные тусовки он упорно не желал. Даже всегда приходя на наши вечера газет "Завтра" и "День литературы", он никогда не рвался на сцену, в президиумы, в число выступающих. Он не желал быть публичным человеком, но цену себе и своим книгам всегда знал. И потому был неуступчив со своими издателями, отказывался отдавать права на инсценировки для кино и телевидения. Он не был скупым, скорее, наоборот, но когда киномафия сама желала писать сценарии по его книгам и запускать их в теле- и киносериалы, они нарывались на резкий отказ. Он понимал, что истина — зло нынешнего режима — будет безнадежно искажена.

Последнее время он был особенно мрачен и первичен. Да и в книге последней он уже не надеется на победу земную. Уже его новый герой, Дмитрий Климов, победитель зла, приходит откуда-то из другого мира, то ли из будущего, то ли из мира ангелов. Он способен выручать людей, но что же так беспомощны сами люди? Вот вопрос — мучающий Анатолия Афанасьева. Люди были согласны на Ельцина, на нищету, на закрытие всех предприятий, их же кормящих. Люди сами ликвидировали свою могучую страну. Ему были непонятны такие люди. Может быть, это непонимание пассивности людей, целого народа и вело Афанасьева к тем или иным срывам, к одиночеству , к смерти ?

Он шел сам навстречу смерти, загоняя, может быть, себя в тупик своими демоническими книгами. Скопище монстров со всех сторон , со страниц его последних произведений наваливалось на него по ночам . Ведь победитель-то его был романтически выдуман, как принц из сказки, как витязь из народной былины, а монстры были живые, из нашей криминальной повседневности... И смерть нашла его, пожалуй, самого молодого из той былой когорты сорокалетних прозаиков. Смерть его победила...

Хотя о его смерти почти нигде и не было сообщено, может быть, все перестроечные монстры, от какого-нибудь Сванидзе до какого-нибудь Бендукидзе, дружно праздновали в тот день свою победу, ибо ощущали некую неловкость от присутствия живого Анатолия Афанасьева и его новых книг на прилавках книжных магазинов.

А мы, его друзья, 9 октября 2003 года отпевали его в Храме Бориса и Глеба, провожали в последний путь на кладбище, а потом поминали его в его квартире на Ленинском проспекте. Увы, многих не было. Не пришел никто из бывших либеральных друзей, даже из тех, кто клялся в своем приходе. Не пришел никто из Союза писателей России, видно не по нутру им была чересчур непримиримая проза Афанасьева.

А вот Александр Проханов , будучи на Франкфуртской книжной ярмарке одним из главных героев, отменил все свои пресс-конференции, все предполагаемые переговоры с переводчиками из западных издательств, отменил для себя этот книжный балаган, где Россия выглядела как нищая сиротка рядом с богатым заморским хозяином, подобным монстру из книг Афанасьева, и прилетел на похороны друга. Подумайте про себя, каждый ли из вас может так поступить?

Вот они передо мной на полке, книги Анатолия Афанасьева, выстроенные в один ряд. Они уже обрели свою собственную значимость и живут отдельно от своего автора.

Может быть, книги его, выстроенные в один ряд, помогут другим победить зло?. Все-таки, звонит же колокол в душе у каждого, даже самого заблудшего, и это колокол добра и веры, веры и надежды, надежды и любви.

Я задумался, а может быть, именно такая непримиримая ко всяческому злу проза — и есть настоящая православная проза? Может быть, такую непримиримость и ждет от нас Господь?

Владимир БОНДАРЕНКО

Полностью статья будет опубликована в “Дне литературы” № 10

ОДИНОЧЕСТВО ГЕРОЯ Смерть всегда внезапна, как удар молнии из ясного безмятежного неба. Смерть уводит с собою человека, но и заставляет, может быть, впервые в жизни, особенно проницательно вглядеться в ушедшего, в его тускнеющие черты, чтобы запечатлеть тот образ, который был постоянно возле, и к которому мы из-за житейской шелухи были поверхностны и часто невнимательны. Мы судили-рядили о нем зрением обычным, и только в эти трагические часы вдруг открывается в нас подспудно таящееся, внутреннее сердечное зрение, и мы видим покинувшего нас совсем иным…

Мне никогда не забыть особое, густо исчерканное страстями благородное лицо Афанасьева, удивительное по особенному рисунку, его участливый глуховатый голос с иронической интонацией, его дробный хрипловатый смех, его привычку исчезать внезапно, покидать беседу иль застолье, словно бы окружающие люди были в тягость ему; он постоянно тосковал по друзьям, близким по духу, но и не мог оставаться долго возле, будто что-то тяготило, томило, раздирало его.Афанасьев жил всё время в состоянии "ухода", " побега", и это чувство ожидания грядущего пути тяготило, надламывало, вносило трагизм в общем-то устойчивую упорядоченную и счастливо сложившуюся жизнь; он был домашним, городским человеком , а манили постоянно иные, воображаемые миры. Анатолий не был обделен судьбою ни в житье, ни в творчестве, успех рано и прочно навестил его. Когда Анатолий жаловался на болячки, я уверял, что это-де всё пустое, лишь игра тонкого художественного подсознания,повод для усовершенствования; дескать,всё пройдет и схлынет, как с гуся вода:только у мертвого ничего не болит. Но ведь был же повод относиться с доброй усмешкою к его капризам? Конечно, был… Бабушка, которую он любил, жила под сто лет, и я отчего-то был совершенно уверен, что Афанасьеву уготована жизнь долгая, со всеми радостями и неминуемым унынием старости. Дети выросли, вот и внуки пойдут, и он будет хлопотать сердечно возле них, выстраивая свое поколение. И вообще, бытует поверие, что человек, который вечно кряхтит, как старое дерево в бору, живет долго. А Толя надорвался вот в своем непокорном противостоянии,в каких-то неистовых трудах, словно бы чуял свои пределы; он, внешне мягкий, поклончивый, оказывается, как всякий гордый натурою человек, скрытный по существу и одинокий, не умел сгибаться, и этот ветровал, что бушует над Россией уже десять лет, подломил и его.Он катится по вершинам и сламывает болючих душою людей.

Как всякого совестного человека, Афанасьева угнетало наступившее "царство лжи"; он пристрастно вглядывался вокруг себя и, увы, не находил державы, за которую бы можно ухватиться.Его пригнетало, что люди так отчаянно разобщены, что даже писательское общество как бы исключило из себя писателя с большим дарованием и умом, писателя, энергетического, с талантом, близким к провидческому, и это вызывало недоумение и скепсис. Нет, он не обижался ни на кого, не жаловался, но этот недоуменный вопрос "почему?", как бы висел в воздухе.И чем больше Афанасьев выпадал из сообщества, никем не отмеченный, тем более погружался в себя, в свое одиночество, и оно становилось уже вызовом всем — дескать, живите, как хотите,а я покидаю вас навсегда, и ни звука мольбы вы не услышите от меня.Есть древнее присловье: "не приближайся слишком близко к властям — возненавидят, и не отстраняйся слишком далеко — позабудут". Гордый русский человек не знает золотой середины: уж если и рвать, то сразу и со всеми, ибо одиночество тоже таит в себе обманчивую сладость.

Русский мир раскололся на две части, и господа, похитив нашу волю, по-барски уселись за столом, по-свински забросив на государский стол свои копыта. Афанасьев мог бы легко вписаться в новую систему, его книги нарасхват, но он остался по эту сторону непроходимого оврага в толще русского народа-простеца, ни разу не изменив ему даже в мыслях, и никакие бы калачи и пышки не смогли бы переманить писателя в "царство лжи".

Я помню, как Афанасьев писал меланхолические повести о любви, в них не было ни крохи глума и блуда, и в них, думается , было много личного, потому что уж слишком тонко запутывалась и распутывалась бархатная паутина человеческих страстей. Он был по натуре своей любовный человек, несмотря на ироничность и подтрунивание, он поклонялся человеческой доброте и совестности, но вот дикое время заставило не только сменить стиль, но и содрало с души созерцательную печаль, с какою создавались его прежние романы и рассказы, и обожгло до кровоточащих язв.

Он боялся сатаны, приход которого предвидел;Афанасьев рассмотрел его в кишении человечьих масс и поразился его мерзости. Но не отступил в испуге, не отвел взгляда. Афанасьев стал в подробностях описывать портрет дьявола в его многоликости, лукавые образы его подельников и попутчиков, не боясь сам опачкаться о "не наших", он как бы готовил стратегию грядущей битвы, помещал русский народ в вымышленные вроде бы фантастические , гротескные обстоятельства.И вдруг, читая романы Афанасьева, ловишь себя на мысли,что его предсказания уже сбылись на наших глазах; они, когда-то очерченные лишь в подсознании,наполнились тварной плотью и уже живут, как фантомы ,властвуя над нами, а мы,аки покорное быдло, прячем голову в песок, стараясь не заметить тех перемен в России, что уже случились.

Афанасьев от природы был наделен неповторимой мягкостью, ироничностью письма,порою жутковатым юмором, от которого коробило поверхностного человека: так интеллигентного человека пугает изнанка войны.Он обладал теми особенностями художественного стиля, что делает писателя неповторимым.Он выпадал из всех обойм , потому что порою обдавал стужею низкой земной правды, которою не всем хочется знать.

Афанасьев был печальным писателем. Писателем пессимистом и трагиком (на поверхностный взгляд); но подавляя уныние перед неистребимостью мирового зла, он не давал безысходности победить окончательно.И потому во всех его последних романах русский герой остается победителем во всех злоключениях.Это была правда его души, не могущей позволить, чтобы время лжи одолело родину.

Афанасьева читают на Руси миллионы, а либеральная критика, уткнувшись в свою квашню, делает вид, что нет такого литератора; и русская критика, по-кошачьи брезгливо отряхивая лапки, чтобы якобы не замараться, нарочито перечеркивает это направление ,в котором и наберется-то всего лишь три-четыре замечательных писателя, но зато всячески привечает, прижимает в объятия порою беллетристов крохотных, укутанных с головою" в серые макинтоши".Афанасьев создал бунтарскую литературу, воинственную, насыщенную разорванным в клочья временем, вызывающую в человеческой душе чувство грозящей опасности, к которой надо стоически приготовиться.

Почти все люди удивительно холодноваты, скупы на искренние чувства, словно бы скапливают их в себе для трагического дня, когда приходит черед раскланяться и проститься.Девять дней летать душе по-над просторами, прощаться с родными и близкими, трепетно слушать наши голоса, оплакивать нас ,страдающих на бренной земле, и радоваться веселящимся.Друг наш ещё так близко от нас, что закроешь глаза, а он вот тут, рядом...

Владимир ЛИЧУТИН

"НЕИСПОВЕДИМЫ ПУТИ..." Анатолий Афанасьев был прекрасным беллетристом, его весело и легко читать. Та чёрная фактура, на которой он работал часто, тот момент и глубинного, и внешнего одиночества, который заметен в его лучших романах, сочетаются с артистизмом — свойством, которое традиционно не ценится нашей критикой и "общественным мнением", и которое вообще-то составляет суть дела. Трудность тут в том, что это свойство очень плохо определяется через "категории". Легко говорить (или болтать) об идейности, о духовности, о социальности, о либерализме, даже о "художественных особенностях", но трудно "определить" самую энергию творчества. Она есть и чувствуется, или её нет. Когда наивные читатели говорят "он хорошо пишет", они имеют в виду и духовность, и сюжетный интерес и всё прочее, а в общем имеют в виду то ощущение гармонии и светлого порядка мира, которое встаёт "из текста" талантливого человека, поэта в широком смысле.

Такой человек часто хорохорится, беспокоен, нервен, защищается от окружающего мира иронией, выходками, смехом (каков и был Афанасьев), но в сущности беззащитен перед этим миром, потому и пытается защищаться; умное общество само защищает подобного человека, что и у нас порою имело место; но что сказать о таком обществе, где господствуют ловкачи и разбойники и втягивают в свою орбиту, в свою атмосферу и нас всех, грешных, хотя среди нас есть и менее, и более стойкие по отношению к этой атмосфере?

Стойкие в каком смысле?

В физическом?

В моральном?

Одни в физическом, другие в моральном (стойкие или не стойкие), другие и так и эдак, но чаще это не совпадает...

Да и не обязан он, художник, во всем "совпадать" перед агрессивным обывателем, это обыватель, если он умный, повторим, должен бы защитить художника: хотя бы ради своих, обывателя, интересов.

Но мы сейчас, да, имеем не общество, а "общество". Оно противодействует художнику и убивает его.

Я думаю, ожидают, сейчас последует: "Вот и Афанасьева убило оно". Нет, всё не так просто. Не будем вторгаться в сферу высших сил, а у нас теперь очень любят это. Кто только не говорит ныне от лица господа Бога... Но " неисповедимы пути Господни". "Мы полагаем, а Бог располагает". Конечно, "наше" "общество" стремится убить таких, как Афанасьев.

Но в этот процесс вмешиваются и сами высшие силы, и когда чёрная немочь думает, что она победила, она, может быть, иногда как раз терпит поражение.

Афанасьев был беспокоен — тонкая нервная система, как говорим в таких случаях; а сейчас он, быть может, обрёл покой.

Афанасьев путался в тисках несвободы житейской, а сейчас, может быть, обрёл свободу.

Афанасьев, как все мы, думал, что он одинок — но в "час Ч" с разных сторон слетелись его друзья и ценители, чтобы почтить его.

Отметить его присутствие (а не отсутствие) в этом мире.

Земля пухом, вечная память.

....И не будем говорить долго о том, чего мы не ведаем.

Владимир ГУСЕВ

УХОДЯ НА РОДНЫЕ ПОГОСТЫ... Умер Анатолий Афанасьев...

Нынче смерть на Руси немотствующей собирает обильную жатву...

В полях русских нищих пустынно, почти не слышно, не видно пахарей да жнецов... Одна смерть бродит в сорняках победных, и коса её притупилась от страшных урожаев её...

Господь наделил Анатолия Афанасьева редким даром — даром Сатирика.

Среди бесконечных, пыльных, унылых стад юмористов-глумословов — а их в аду будут вешать за язык — высятся редкие пастухи-сатирики...

Таковыми в русской Святой Литературе были Гоголь, Салтыков-Щедрин и Булгаков…

Толя Афанасьев и был таким Пастухом...

Ныне власть на Руси — от трона до притона — захватили юмористы-оборотни, лицедеи-имитаторы... Не зря сказано: "Дьявол — обезьяна Бога ..."

Овцы возненавидели Пастухов.

Поэтому о блистательных сатирических творениях Афанасьева знали только многочисленные читатели, а обезьянья элита, которую яростно высмеял, — молчала и молчит.

Но Русская Литература навек приняла в свой Вечный Пантеон писателя Анатолия Афанасьева...

Он блаженно испепелил себя ради Слова Истины и обрел бессмертие. Один из его героев говорит: "Брат, пойдем на родные погосты..."

Толя Афанасьев ушел на родные русские погосты... А оттуда вечный путь его пролегает в Царствие небесное...

...Упокой, Господи, душу раба Твоего Анатолия...

И помилуй нас, склонившихся над гробом друга...

Тимур ЗУЛЬФИКАРОВ

НА СТОРОНЕ ДОБРА И СВЕТА В церкви Бориса и Глеба перед его отпеванием крестили детишек; к родному его дому, куда мы вернулись с кладбища на поминки, подъехал в тот же час свадебный белый экипаж. Жизнь не кончилась, а обрамила его похороны двумя этими Божьими действами, будто показала живым верные знаки жизни не в унынии.

Мы простились с его прахом, и остались с его духом. Теперь, может, по-другому прочтем его книги, может быть, сможем раскрыть его коды, смысл его послания.

Что он написал нам?

После ухода его должны наконец стихнуть досужие споры, согреться былые охлаждения, соединиться полярные по отношению к нему позиции, до выстраивания которых охочи писатели необыкновенно, а движимы бывают, увы, либо незрячестью, либо прикладной гражданственностью. Читатели о нём знают побольше нашего, и они его числят по законному праву в больших мастерах верного русского слова. Это слово не боялось быть горьким, не боялось быть громким, не боялось быть отчаянным до боли за эту нашу жизнь. Он её не "фотографировал", не умрачал до гротеска, не подслащивал, не подкрашивал. Он её знал, любил, он помогал этой пёстрой жизни, этому бурлящему котлу страстей и мук, радости и гнева самоосознать себя.

Совершенно духовно свободно и, значит, ответственно он писал ужас жизни, и может показаться живописал его, будто бы своеобразно очаровываясь им. Последнего — не было. Он знал и написал, что пришедшее, грянувшее на землю Зло принимает яркие обличья, с тем, чтобы прикрыть черное свое, гнилое бессильное сердце, взбодрить его запредельным ужасом, обмануть живую, доверчивую жизнь дикими воплями и хрипом, напугать до смерти. Афанасьев принимал этот вызов зла, и победил.

Он писал Сказки, в которых упыри норовили сгубить заколдованную красоту, но на помощь ей и на победу приходили всегда светлые воины. Добро в его книгах, не усмехнусь тут, побеждало зло. Так и должно быть и в жизни, и в литературе, если мы люди с совестью.

Читать его было... радостно, потому что он писал о нашей победной нравственной силе. Антигерои этого времени узнавали себя на его страницах, перечитывая их тайно, как предсказание своего неминучего исчезновения.

Читать его было иной раз страшно, потому что за разлётом мастерского пера видна была непереносимая по тяжести работа проникновения в суть Зла. Не узнав инфернальной сути — не обличишь её, а он это сделал.

Для нас, для живых, он прошел свой путь.

Поклонимся же мужественному светлому воину Добра.

Виктор ПЕРЕГУДОВ


(обратно)


НЕ НАДО УМИРАТЬ Отрывок из неоконченного романа

Анатолий Афанасьев

14 октября 2003 0

42(517)

Date: 15-10-2003

Author: Анатолий Афанасьев

НЕ НАДО УМИРАТЬ Отрывок из неоконченного романа

Кузнечик просыпается в траве, птичка в гнездышке, а я очнулся на больничной койке. Пробуждение было легким, невесомым, как в детстве. Нигде ничего не болело. В палате солнце, напротив меня еще одна кровать, на которой кто-то лежал, укутавшись в серое больничное одеяло, выставив на обозрение лишь седоватый, стриженый затылок. По тумбочке у каждой кровати, пластиковый стол у окна. Я потянулся, пошевелил ногами, руками, обследовал себя: бинтов нет, ран нет, все в порядке, если не считать довольно большой хрящевидной припухлости за правым ухом, которой раньше не было. Но все же, наверное, должно было произойти что-то серьезное, раз я угодил в больницу и не помнил, как и при каких обстоятельствах. Кроме того, никак не мог сообразить, кто я такой. Это встревожило меня, но не слишком. И прежде случалось, особенно с сильного похмелья или после чрезмерной дозы снотворного,что память возвращалась не сразу. Однако на сей раз самоидентификация явно затягивалась: минута проходила за минутой, я делал усилия, пытаясь восстановить сознание, но продолжал плавать в блаженном неведении о себе. Невольно пришло сравнение с "американскими горками": летишь вверх, вниз, в груди истома, голова пустая и чуть раздутая, как пузырь газом, и детский приятный страх, что каждый качок, каждый обрыв может оказаться последним. Постепенно палата начала раскачиваться вместе со мной, нырять и взмывать, скорость все увеличивалась, и наконец я снова уснул, не успев испугаться по-настоящему.

Второе пробуждение было более осмысленным, я уже знал, кто я такой, хотя по-прежнему не имел понятия, как очутился в больнице. Соседняя кровать пустовала, зато рядом со мной на стуле сидел румяный мужчина лет пятидесяти в белой шапочке и в белом халате, по всей видимости, врач. Мы улыбнулись друг другу и познакомились. Точнее, он назвал себя, а я нет. Иван Иванович Ойстрах, лечащий врач травматологического отделения 36-й городской больницы, где я имел несчастье (или удачу?) очутиться.

— Простите меня, пожалуйста, доктор, что произошло?

— Вы разве не помните?

— Честно говоря, нет.

— Совсем ничего?

— Полный провал, — я попытался сесть повыше, но доктор предостерегающе поднял руку.

— Не стоит делать резках движений, Олег Григорьевич, пока не получим результаты кое-каких анализов.

Меня удивило не то, что он назвал меня каким-то незнакомым именем, а странный блеск в его глазах — взгляд человека, который не очень доверяет своему зрению…

— Почему вы называете меня каким-то Олегом Григорьевичем? — Я не хотел задавать этот вопрос, он вырвался сам собой.

— Как? — голубенькие глазки на румяном лице забавно округлились. — Но вы и есть Олег Григорьевич Боченков, так написано в паспорте.

Милейший доктор сказал, что я попал в аварию, во всяком случае меня доставили из какого-то переулка в Сокольниках в бессознательном состоянии... Ой ли? Авария ли? Преступник скрылся с места наезда, а свидетели, если они были, наверняка молчат в тряпочку. Как я мог оказаться ночью в незнакомом месте, далеком от всех обычных мест пребывания, которые я помнил? Без сопровождения? Кто поверит по нынешним временам, что такого человека, как я, успешного политика, яростного борца за экономические свободы, последовательного защитника униженных и оскорбленный, миллионера в конце концов, могла сбить случайная машина, умчавшаяся в ночь? Но если не случайный наезд, то что же? Заказное убийство? Попытка запугать? И что делать дальше? С одной стороны, логика подсказывала, что следует объявиться, связаться со своим штабом в Думе, с охраной, с газетами, с телевидением, иными словами, придать происшествию публичность и постараться извлечь из него максимальные выгоды, но с другой стороны, если мое предположение верно и за мной началась охота, то не разумнее ли некоторое время побыть инкогнито, отсидеться, выздороветь, обиняком выяснить, что происходит, какова реакция на мое исчезновение с политического горизонта... и так далее... Если бы еще знать, кто такой Олег Григорьевич Боченков и каким образом ко мне попали его документы?

Так и задремал перед рассветом, не ответив ни на один из вопросов...


(обратно)

Оглавление

  • МОР В ЗАКОНЕ
  • ТАБЛО
  • ТЕЛЕШОУ "УДАРЬ ЗЮГАНОВА!"
  • "БУМАЖНЫЙ ТИГР" ПРОТИВ "КРАСНОГО ДРАКОНА"
  • "ЗАСТОЙ БУДЕТ НЕДОЛГИМ..." С бывшим советником премьер-министра М.Касьянова беседует политолог Александр Нагорный
  • ВЕРТОЛЕТ
  • ИМПЕРАТИВЫ
  • НЕ ПУТАЙ РОДИНУ С НАЧАЛЬСТВОМ!
  • О СТРИЖЕНОМ ФИЛЕ В ПРЕДВЫБОРНОМ СТИЛЕ...
  • КРАСНЫЕ, ВПЕРЁД!
  • ПРЕДКИ ПОДВЕЛИ...
  • ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ УКРАИНЫ В РОССИЮ
  • КОСМОС СЕВЕРА ЕВРАЗИИ – И РОССИЯ КАК ИМПЕРИЯ
  • ЭЙДОС РУССКОЙ ИМПЕРИИ
  • ДУХ ИМПЕРИИ НАД РОССИЕЙ
  • РУССКАЯ ИМПЕРСКОСТЬ
  • "КОЛЫБЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА" Представляем древнюю Танганьику
  • ТРУБНЫЙ ГЛАС ИЗ ПХЕНЬЯНА Он вот-вот прозвучит!
  • ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ ЗОЛОТОГО ТЕЛЬЦА Наблюдения парковщика
  • УМЕР ПИСАТЕЛЬ Светлой памяти Анатолия Афанасьева
  • НЕ НАДО УМИРАТЬ Отрывок из неоконченного романа